КулЛиб электронная библиотека 

Хранитель рода (СИ) [Полина Краншевская] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Хранитель рода

Хранитель рода

— Мама, у меня не было выбора, — устало проговорил темноволосый, статный мужчина средних лет, прикрывая рукой карие глаза, в тщетной попытке защититься от негодования пожилой женщины. — Император бы просто уничтожил меня и всю мою семью, расскажи я о ней хоть кому-то.

— На что ты рассчитывал? — не унималась седовласая хрупкая женщина, расхаживая по кабинету сына с идеально прямой спиной. — Она же вылитая Лайонель! А ведь ей всего десять. Что будет, когда ей исполнится восемнадцать и тебе придется отвезти ее во дворец на бал дебютанток? Думаешь, Император не узнает ее?

— Ты же знаешь, что после того, как Лайонель не стало, правитель не допускает наш род ко двору, — упавшим голосом отозвался Седрик, сидя в кресле за письменным столом. — Поэтому дебютанткой ей не быть. И Император не должен узнать о ее существовании. Иначе пощады нам можно не ждать. Почему ты сегодня пришла в мой дом, мама? Ты же поклялась больше никогда не видеться со мной.

— Седрик, хоть я и отказалась от общения со своим единственным сыном, — с затаенной болью ответила она, — но я никогда не переставала следить за твоей жизнью. Доверенные лица доложили мне о том, что твоя старшая дочь слишком отличается от вас всех. И я решила, что должна лично убедиться в своих подозрениях. И оказалась в очередной раз права. Я забираю девочку к себе. Никогда дочь Лайонель не будет расти в одном доме с армейской потаскухой, считая ее родной матерью.

— Не смей оскорблять мою жену в моем собственном доме! — вскричал мужчина, вскакивая на ноги и нависая над своим письменным столом.

— Это счастье, что твой отец погиб, когда ты был еще адептом Магической Академии, и не увидел, как его наследник женился на плебейке, — непримиримо ответила графиня, игнорируя вспышку гнева своего сына. — Запомни мои слова, Седрик. Наступит время, и ты пожалеешь о том, что ввел в наш род недостойную женщину. Дурная кровь еще даст о себе знать. А теперь позови девочку, я покидаю это место и забираю ее с собой.

— Не уже ли? — язвительно вопросила графиня, холодно глядя на сына. — Ты сам-то веришь в то, что говоришь? Тебя вечно нет дома из-за службы. Про твою жену я вообще говорить не хочу, иначе не сдержусь и выскажу в полной мере, что думаю о ней. Вы используете девочку, чтобы присматривать за младшей сестрой. И это ты называешь быть частью вашей семьи? Дочь Лайонель заслуживает того, чтобы ее воспитали настоящей леди. А видя перед глазами пример твоей никчемной супруги, этого уж точно не случится. Поэтому либо я заберу ребенка сейчас же, либо я не буду больше церемониться с тобой, Седрик.

Мужчина сокрушенно упал в свое кресло за письменным столом и утомленно прикрыл глаза. Он молчал добрых десять минут, обдумывая слова матери. Наконец он заговорил:

— Я позволю забрать ее только при соблюдении тобой нескольких условий. Ты поклянешься, что пока я жив, она никогда не узнает от тебя правду. Так же ты должна будешь отпускать ее к нам на все главные праздники, которые я всегда провожу с семьей. Чтобы ты обо мне не думала, я хочу, чтобы мои дочери любили друг друга. Я не позволю сеять вражду и ненависть между моими детьми. И так, магическая клятва немедленно, или можешь покинуть мой дом и делать все, что душе угодно.

Быстро произнеся требуемое и закрепив слова магически, графиня вздохнула с явным облегчением. Как бы она не стремилась показать сыну свое превосходство, в душе она понимала, что преимущество на его стороне. Но дело сделано. Девочка отныне будет жить у нее. Теперь Лайонель может покоиться с миром. Беатрис Хашинская сделает все возможное и невозможное, чтобы малышка выросла достойной представительницей древнего рода своей матери.


Это самый счастливый день в моей жизни! Сегодня мне исполнилось двадцать три! Я, наконец, достигла брачного возраста и стала полностью самостоятельной. И самый замечательный мужчина в целом свете вечером на торжественном приеме сделает мне официальное предложение, и о нашей помолвке узнают все вокруг. Моему восторгу нет предела!

Я родилась в семье боевых магов. У моего отца был высший уровень огненного дара, а у матери — средний. Они никогда не расставались друг с другом и во всех боевых операциях участвовали вместе. Моя младшая сестренка, Ангелика, унаследовала дар от отца и в свои неполные двадцать два уже закончила боевой факультет Магической Академии. Я так горжусь своей семьей! Но, несмотря на это, я всегда чувствовала себя чужой в родном доме.

С самого раннего детства родители пытались привить нам с сестрой любовь к физическим упражнениям и боевым тренировкам. Они считали, что мы должны уметь постоять за себя. Сестре все давалось с легкостью. Она была вылитая мать! Такая же рыжеволосая, кареглазая, ловкая и смелая. Яркий огонек — так ее прозвали родители, любуясь на свое обожаемое дитя.

А я была неуклюжей и худощавой девочкой, которая всего боялась. Удивительно, но внешне я совсем не напоминала родных. Русые волосы, серые глаза, белоснежная кожа и хрупкое телосложение не были характерны ни отцу, ни матери. На тренировках мне было до ужаса страшно исполнять те вещи, которые сестра проделывала играючи. Да и не получалось у меня ничего путного. Здесь неудачно упаду, там быстро устану. Отец смотрел на меня с тоской, а мать вообще старалась игнорировать. Я стала для родных сплошным разочарованием.

Единственное, что у меня хорошо получалось так это ладить с неугомонной сестренкой. Родители обожали младшенькую и во всем ей потакали! Да и как можно было не любить такую прелесть. Ангелика с самых малых лет была прехорошенькая. Все любили ее и баловали. Но из-за этого малышка росла своенравной и довольно упрямой. А мне удавалось найти с ней общий язык в самых, казалось бы, сложных ситуациях, когда даже у родителей опускались руки. Поэтому с определенного возраста мне стали доверять присмотр за сестрой. Родители часто уезжали в командировки по спецзаданиям, и всегда поручали мне нести ответственность за сестру. Конечно, у нас была гувернантка, но она не всегда могла справиться с шумной и вздорной малышкой. И я была рада тому, что хотя бы так могу доказать родным, что тоже на что-то способна, что и от меня может быть польза.

Но все изменилось, когда мне исполнилось десять лет. Однажды к нам домой приехала пожилая дама. Несмотря на свой возраст, она была шикарно и модно одета, ее прическа была идеальной, а осанка лучше, чем у любой молодой девушки, что мне доводилось видеть. Двигалась леди плавно и грациозно, и смотреть на нее было одно сплошное удовольствие. Но родители почему-то очень расстроились из-за ее приезда. Мать тут же ушла в свою комнату и не выходила оттуда, пока леди была у нас. Отец представил, как оказалось, своей матери нас с сестрой. Но бабушка не удостоила Ангелику и мимолетного взгляда, полностью сосредоточившись на мне. Это было просто удивительно!

Обычно все гости сразу бросались нахваливать сестру, а на меня особого внимания не обращали, так как на фоне яркой и необычной девочки я была практически незаметна. Однако бабушка уделила все внимание именно мне, дотошно расспрашивая о том, чем я люблю заниматься, и что мне больше всего нравится. Я все ей рассказала, не таясь. Почему-то эта женщина сразу вызвала у меня доверие и симпатию, хотя обычно я очень тяжело сходилась с новыми людьми и жутко стеснялась. Пожилая женщина сосредоточенно меня слушала, пристально разглядывая, а сестру отец отправил наверх к матери, за что та жутко обиделась на него. А потом они ушли в кабинет, обсуждать какие-то дела.

Когда взрослые вернулись в гостиную, отец внезапно объявил, что я теперь буду жить с бабушкой, потому что они с мамой уезжают в длительную командировку и сестренку забирают с собой, а меня взять не могут, поскольку мне будет слишком тяжело в тех условиях жить. Слезы брызнули из глаз, когда я осознала, что даже сопровождать родителей не способна. Не уже ли я настолько никчемная, что даже малышка выдержит то, что мне не под силу?

Но бабушка не дала мне долго пребывать в унынии. Она тут же меня обняла и утешила. От этого так хорошо и светло стало на душе, как будто я обрела близкого и родного человека. А может, так оно и было. Ведь мама никогда не обнимала меня и не утешала, считая, что мне нужно вырабатывать характер. Отец, как мужчина, редко расщедривался на ласку. А мне подчас так хотелось хоть у кого-то найти поддержку и любовь.

После переезда в дом бабушки моя жизнь полностью изменилась. Из-за того, что мне теперь не нужно было тратить все свое время на то, чтобы следить за юркой и активной сестренкой, у меня появилась возможность осознать, чем же мне самой нравится заниматься на самом деле. По утрам больше не было изнуряющих тренировок, и я с удовольствием завтракала с бабушкой в спокойной обстановке, а потом отправлялась на занятия к многочисленным учителям, которых она для меня наняла. Оказалось, что я просто обожаю учиться! Педагоги так интересно и красочно описывали свои предметы, что я с упоением погружалась в каждую науку.

У пожилой графини была обширнейшая библиотека. Она показала мне все разделы и рассказала, как искать все самое нужное и интересное. С этого момента меня всегда можно было найти именно в этой части дома, поскольку если я не занималась с наставниками, то проводила время за чтением книг, которые открыли для меня новый удивительный мир.


Когда сестренке исполнилось шестнадцать, у нее проснулся огненный дар высшего уровня. Это был уникальный случай, когда дар самопроизвольно открывался в таком возрасте без каких-либо предпосылок для этого. Счастью родителей не было предела. Они видели в Ангелике свое продолжение и лелеяли надежду на то, что она пойдет по их стопам и станет боевым магом.

К моим семнадцати годам дар так и не проснулся, и все решили, что Пресветлая Богиня не осенила меня своим благословением. Это было редкостью для знатных родов, чтобы в ребенке вообще никакой дар не пробудился. Но такое случалось. И это стало еще одним разочарованием для моих родителей. Я долго переживала по этому поводу, но бабушка тогда посоветовала не отчаиваться и еще немного подождать. Казалось, что она знает что-то обо мне такое, что позволяет ей с уверенностью убеждать меня в том, что дар еще может открыться. Я тогда успокоилась и сосредоточилась на учебе. И бабушка оказалась права! У меня действительно в итоге все-таки пробудился дар. Пусть он не был высшего уровня, но огненный дар примерно среднего уровня у меня точно был.

Как на крыльях, я летела в родной дом на очередной праздник, чтобы поделиться с родителями этой потрясающей новостью. Но как только я начала говорить об этом, сестра по привычке меня перебила и начала рассказывать о своей знакомой, у которой открылся дар среднего уровня или чуть ниже, и как это было жутко смешно, что ей уже исполнилось восемнадцать, а дар только дал о себе знать. И какая эта знакомая была неопытная и забавная по сравнению с сестрой, которая с шестнадцати лет тренировалась пользоваться силой под надзором родителей.

А мне вдруг так обидно стало, что над такими вещами кто-то потешается. Какая разница, как и когда проснулся дар, главное что он есть, а так же как именно человек его использует в будущем. И я не стала ничего говорить родным. Только с бабушкой поделилась. А она засияла самой доброй и понимающей улыбкой и поздравила меня с этим знаменательным событием, сказав, что никогда во мне не сомневалась и всегда была уверена, что меня ждет удивительное будущее. И я ей была безумно благодарна за эту любовь и поддержку.

После пробуждения дара встал вопрос о моем дальнейшем образовании уже с магической точки зрения. Сестренка в семнадцать лет поступила на боевой факультет Магической Академии Флавии — столицы Эдира, где мы все и проживали. Но бабушка наотрез отказалась, отпускать меня на обучение именно в это учебное заведение, сказав, что там слишком разнузданные нравы, и мне там не место.

Еще занимаясь со мной до поступления в школу, наставники смогли определить, что основная склонность у меня к зельеварению, танцам и пению. Именно в этих областях мой дар проявлял себя в высшей степени своих возможностей на данный момент. Поэтому уже после поступления в учебное заведение по этим направлениям я занималась более широко и углубленно, параллельно осваивая всю остальную программу.

В школе у меня впервые в жизни появились подруги. Нужно отметить, что здесь учились в основном девушки из мелких дворянских родов или из обеспеченных семей среднего сословия. Раньше, говорят, все было иначе, и заведение пользовалось широкой популярностью у высшей знати. Но времена изменились, и, подчиняясь прогрессивным веяниям, высшие аристократы ратовали за современные тенденции и совместное обучение юношей и девушек в главной столичной Академии. В нашей же школе учились те девушки, родные которых остались верны старым традициям, а таких было не так уж и много.

Моими верными соратницами и компаньонками во всем стали соседки по общежитию, где мы занимали совместный блок. Наше жилье на время обучения представляло собой трехкомнатное помещение. В двух спальнях жили девушки по двое, а гостиная у нас была общая на четверых. Так же имелось две ванных комнаты. Это и называлось блоком.

Я делила спальню с Авророй Бельвидер, серьезной и неразговорчивой кареглазой шатенкой, среднего роста и хрупкого телосложения. Девушка была младшей дочерью графа. Род ее был не особенно богат, но бабушка по материнской линии благоволила не в меру умной внучке и оплатила образование. Дар у Авроры был среднего уровня, а специализировалась она на артефактах. Мы сразу хорошо поладили, поскольку обе обожали учиться, а не тратить время на пустую болтовню.


В какой-то степени, наши две спальни представляли собой два лагеря. Мы с Рори посвящали себя учебе, изучая кроме основной программы еще и дополнительные курсы, а Несси и Габи с трудом осиливали самые банальные предметы, любили вкусно поесть и весело провести время. Казалось бы, мы должны были невзлюбить друг друга с первого взгляда. Но это оказалось совсем не так. Нам нравилось общаться и дружить, и мы отлично дополняли друг друга. «Заучки», как нас прозвали соседки, помогали «болтушкам», не остались мы в долгу, с учебой, а они, в свою очередь, развлекали нас, чтобы мхом не поросли над книжками. Так и прошли самые беззаботные и милые сердцу годы моей учебы в школе Магических Искусств.

Полгода назад я закончила это чудесное учебное заведение и теперь имела диплом, позволяющий применять мои магические способности в выбранной сфере деятельности. Моему восторгу не было предела, поскольку я стала на один шаг ближе к осуществлению своей мечты, иметь собственное дело и реализовать себя.

Правда, тот год не был абсолютно безоблачным для моей семьи. На очередном боевом задании погиб мой отец. Это случилось практически перед самым выпуском из школы. Все были убиты горем. Бабушка, которая все эти годы хоть и болела, но ради меня стойко держалась, слегла окончательно. Мама, которая жизни своей не представляла без обожаемого супруга, погрузилась в себя и на внешние раздражители реагировала неохотно. Сестра стала жесткой и властной, полностью приняв на себя управлением домом и всем нашим имуществом. Я же была шокирована и растеряна. С отцом мы не были особенно близки, но он был неотъемлемой частью моей жизни, и, конечно же, я любила его, хоть и не рассказывала о своем отношении открыто, считая, что ему это не сильно-то и нужно.

Полгода после трагедии мы приходили в себя, не в силах справиться со свалившимся на нас горем. Ангелика вникала во все финансовые и другие дела семьи, а я занималась больной бабушкой и удрученной мамой. Постепенно наша жизнь стала налаживаться, и строиться уже по-новому. Состояние бабушки стабилизировалось, и она чувствовала себя получше. Мама стала понемногу интересоваться происходящими вокруг нее событиями. А сестра решила, что нам нужна хорошая встряска, и устроила в нашем доме грандиозный прием по случаю своего дня рождения.

Именно на этом торжественном мероприятии она и познакомила меня с лордом Двэйном Паринсом. Когда я впервые увидела этого умопомрачительного мужчину, входящим в бальный зал, то просто дар речи потеряла, таким нереально красивым он был. Высокий, широкоплечий, зеленоглазый брюнет с идеальными чертами лица, одетый по последнему слову столичной моды, приковывал к себе взгляды всех девушек и молодых женщин, собравшихся в тот вечер у нас в доме.

Галантно поцеловав руку сестре и поздравив ее с праздником, он растворился в толпе гостей. Но я следила за каждым его шагом, как завороженная. Этот мужчина казался мне земным воплощением божественной красоты и мужественности, от которого невозможно оторвать глаз. Ангелика, заметив мое состояние, лукаво улыбнулась и, найдя среди приглашенных удивительного мужчину, подвела его прямо ко мне.

— Лорд Паринс, позвольте представить вам мою обожаемую старшую сестру Элеонору, — проговорила она, сверкая белозубой улыбкой. — Дорогая, многоуважаемый лорд — мой давний знакомый. Мы когда-то вместе учились в Магической Академии. Правда, я была на первом курсе, а Двэйн уже заканчивал обучение. Но мы оба боевые маги и за эти годы периодически пересекались и поддерживали добрые отношения.

Пока Ангелика рассказывала подоплеку их знакомства, мужчина не сводил с меня своих потрясающих зеленых глаз. А когда сестра, наконец, взяла паузу в своем повествовании, он протянул руку и глубоким обволакивающим голосом проговорил:

— Позвольте пригласить вас на танец, леди.

Я, как в тумане, вложила свою хрупкую ладошку в его широкую ладонь и проследовала за ним в центр зала. Все происходящее казалось мне чудесным сном. Ведь этого просто не могло быть в действительности, чтобы самый привлекательный мужчина на свете пригласил танцевать меня, а не мою блистательную сестру, например.

Все-таки мы с Ангеликой были разные, как день и ночь. Сестренка была настоящей красавицей. Ярко-рыжие волосы, огромные карие глаза в обрамлении длинных густых ресниц, пухлые губы, пышная грудь, узкая талия и широкие бедра — все в ней было полно женственности и какой-то удивительной чувственности. На сегодняшнем торжестве она была одета в темно-бордовое платье с глубоким декольте, практически не скрывающем ее выдающиеся достоинства. Волосы были собраны в высокую прическу, которая позволяла любоваться изгибом ее идеальной шеи. Фамильные драгоценности, как нельзя лучше дополняли этот богатый наряд. Мимо такой женщины невозможно пройти, не оглянувшись и не полюбовавшись на нее.



Сестра с улыбкой смотрела на ухаживания лорда и не препятствовала нашему общению. Мама все еще была довольно замкнутой и отстраненной, поэтому до меня ей дела не было. А бабушке я ничего про лорда не говорила, считая, что серьезных отношений между нами нет, поскольку он ни разу не заговорил о своих чувствах ко мне.

И вот, примерно, за неделю до моего дня рождения Двэйн признался, что любит меня и попросил стать его женой. Это был самый удивительный и чудесный момент в моей жизни! В то утро мужчина нашел меня в саду и, встав на одно колено, объяснился в любви и надел мне на палец обручальное кольцо. Я была на седьмом небе от переполнявшего меня счастья. Ведь любимый человек, наконец, решился соединить наши жизни воедино. Когда мы объявили сестре и маме, что хотим пожениться, они искренне обрадовались и предложили заключить официальную помолвку на торжестве в честь моего дня рождения, и мы согласились.

Но для меня стала неприятным потрясением реакция бабушки на эту новость. Услышав от меня о помолвке с лордом Паринсом, она вдруг заплакала. Я бросилась ее утешать, не понимая причины такой реакции. Ведь лорд был богатым и знатным молодым мужчиной, младшим братом маркиза Максимира Паринса, боевым магом с высшим уровнем дара. Во всех отношениях он являлся завидным женихом. Но бабушка наотрез отказалась принимать его в своем доме, сказав, что это совершенно не подходящая для меня партия. Я была шокирована и, чего скрывать, разгневана, ведь графиня отказалась пояснить причину своего отказа. Это был первый случай на моей памяти, когда мы с бабушкой разругались и поссорились. И я уехала в дом родителей, готовиться к празднованию дня рождения и помолвки. Естественно, я не собиралась отказываться от своих планов в угоду причудам пожилой женщины.

И вот этот долгожданный день настал! С самого утра я не находила себе места. Все давно было готово, и теперь мне решительно нечего было делать. Вчера мои подруги поздравили меня с наступающим праздником и подарили свои подарки. Ванесса преподнесла потрясающее платье ярко-бирюзового цвета, на бретельках, с расшитым серебряной нитью лифом, ленточкой под грудью и длинной струящейся юбкой. Этот шедевр был абсолютно не похож на мои обычные наряды, но удивительно мне шел.

Габриэлла подарила коллекционное вино многолетней выдержки из погребов одного из ресторанов ее семьи, намекнув, что оно предназначено для уединенного отмечания помолвки женихом и невестой. Но больше всего мне пришелся по душе подарок Рори. Это был записывающий кристалл! Новый артефакт, который она изобрела перед самым получением диплома. До нее, конечно, уже были разработаны записывающие кристаллы, но они могли фиксировать и воспроизводить лишь звук, да и энергии в них было довольно мало, записи хватало на небольшой промежуток времени. Обычно такими пользовались обеспеченные студенты на лекциях, записывая начитываемый материал. Кристаллы стоили больших денег. Но подруга сделала свой артефакт из более дешевого материала и вложила в него возможность записывать не только звук, но и изображение. И даря кристалл мне, она надеялась, что я запишу все события этого исторического для моей семьи дня на добрую память.

Чтобы хоть чем-то заняться и отвлечься от все нарастающего волнения, я решила отправиться в библиотеку. Все же обитель знаний всегда меня успокаивала и настраивала на рабочий лад. Войдя в помещение, заполненное огромными до самого потолка шкафами с книгами, я положила кристалл на стол и начала запись.

Договорить я не успела, так как за дверью послышались чьи-то шаги и голоса. Испугавшись неизвестно чего, я быстро юркнула за ближайший шкаф и притаилась. В библиотеку ввалилась Ангелика в сопровождении лорда Паринса.

— Библиотека? Ты серьезно? — удивленно спросил он, бегло оглядывая помещение.

— Это единственное место в доме сейчас, где никого не может быть. И никто сюда не придет нас искать, — пояснила сестра выбор места рандеву, быстро устанавливая полог тишины. — Ну, вот и все. Теперь точно нас не услышат.

— Прекрасно, — жестко усмехнулся мужчина, рывком привлекая к себе девушку. — Я наконец-то получу обещанную плату за весь этот фарс. А то я уже устал слышать от тебя лишь пустые обещания.

— Я же уже говорила, что твоя женитьба на моей сестре откроет перед тобой совершенно новые горизонты, — страстно выдохнула она, позволяя лорду расстегнуть свою блузку и оголить тяжелые полушария пышной груди с призывно торчащими светло-шоколадного цвета сосками. — Она баснословно богата. От тебя и требовалось-то всего лишь изобразить пылкого влюбленного, очаровать глупышку и жениться на ней, предварительно подписав брачный контракт на совместное владение имуществом после брака. Ей и в голову не придет, что это она окажется в самом незавидном положении, а ты наоборот получишь все ее богатство в свое единовластное управление. У тебя-то самого ни гроша за душой. Всем имуществом владеет твой старший брат, а тебе достаются лишь жалкие подачки.


— Ох… — простонала она, когда лорд развернул ее спиной к себе, и, не переставая одной рукой ласкать грудь, второй проник под юбку, задирая подол и добираясь до трусиков. — Ты должен будешь найти хранителя и провести ритуал отделения от рода. Когда сделаешь это, доставишь сосуд с духом ко мне. После этого с женой можешь делать, что захочешь. Можешь развестись, а можешь и потихоньку устранить. Я знаю рецепт прекрасного зелья, подливая которое в еду ежедневно, можно незаметно уморить кого угодно, никто даже понять ничего не сможет. Все-таки при разводе еще имущество делить придется, а если молодая жена вдруг заболеет, а потом скоропостижно скончается, деньги по брачному договору достанутся целиком и полностью тебе. Ну, а хранитель станет, наконец, моим!

Какой еще хранитель? Что за баснословное богатство? О чем они вообще? Я стояла за шкафом и через небольшую щель между книгами смотрела на свою младшую сестренку и своего жениха, и не могла поверить, что это все происходит на самом деле. Как они могли так со мной поступить? Что я такого сделала Ангелике, что она желает мне смерти? Кто этот незнакомец, который лишь внешне похож на моего обожаемого Двэйна?

Пока я предавалась тягостным думам, мужчина уже притиснул Ангелику к столу и нетерпеливо сорвал с нее трусики. Хлестко ударив девушку по ягодицам, от чего на белоснежной коже тут же проступил красный след, властно приказал:

— А ну прогнись!

Сестра взвизгнула от боли, но покорно изогнулась в пояснице, предоставляя мужчине более удобный доступ к ее телу. Одним махом войдя на всю длину лорд блаженно прикрыл глаза и начал исступленно вбиваться все глубже и глубже.

— Что ты творишь! — зашипела Ангелика, стискивая зубы от неприятных ощущений. — Я же еще не готова!

— Ничего, — через силу выдавил он, не прекращая наращивать темп и совершенно не обращая внимания на дискомфорт партнерши. — Потерпишь или в процессе подготовишься. Давай-ка, поласкай себя!

И снова сестра послушалась его, обхватив ладонями тяжелую грудь и остервенело теребя ноющие соски. Все это действо, видимо, доставляло им обоим неимоверное удовольствие, поскольку Ангелика постанывала при каждом новом толчке, а Двэйн, прикрыв глаза, с силой вцепился с ягодицы девушки и буквально нанизывал ее на себя.

— Да!!! — наконец ликующе воскликнул он, выдернув естество из сестры и активно изливаясь ей на поясницу.

— Не смог устоять перед твоей очаровательной задницей, моя рыжеволосая шлюшка, — мерзко усмехнувшись, прокомментировал мужчина свои действия, одной рукой удерживая сестру все в том же положении, а второй размазывая семя по ее ягодицам и проникая указательным пальцем в анальное отверстие. — Слишком долго я из себя изображал влюбленного в эту невзрачную курицу идиота. Теперь тебе придется отработать мои мучения. Воздержание, знаешь ли, плохо сказывается на моем характере.

Пока лорд все это говорил, его пальцы все настойчивее проникали в облюбованное отверстие, растягивая и готовя к чему-то. У меня просто волосы дыбом поднялись, когда я осознала, что Двэйн снова возбуждается и собирается опять взять Ангелику. Я не могла поверить, что он сделает это туда.

Сестра еще хотела что-то ответить, но мужчина уже с напором вторгался в ее задний проход, что совершенно не способствовало ведению какой-либо беседы. Девушка закусила нижнюю губу в попытке не кричать от болезненных ощущений, но мужчине было абсолютно плевать на ее переживания. Он, не сдерживаясь, толкался вперед заходя так глубоко, как ему хотелось и тут же выходя обратно, чтобы сразу же устремиться снова вперед. Ангелика вцепилась руками в столешницу, тщетно пытаясь найти хоть какую-то опору и облегчить свое незавидное положение.

В конце концов, лорд совершил серию быстрых резких движений и замер, плотно прижимаясь к сестре.

— Все-таки твоя задница во много раз лучше, чем все остальное, — блаженно выдохнул он, отстраняясь. — Видимо, в нее тебя не так часто имеют, как в другие места.

Громкий злой смех огласил библиотеку. Мужчина смотрел на свою партнершу с кривой презрительной усмешкой, явно замышляя что-то еще. А я стояла не в силах даже пошевелиться от происходящего. На секунду представив себя на месте сестры, я пришла в такой неописуемый ужас, что меня затрясло, и слезы нескончаемым потоком полились из глаз. Я не хочу, чтобы со мной так обращались. Я, наверное, вообще не хочу иметь подобные отношения с каким-либо мужчиной. Все это выглядит чудовищно.

— Ты просто урод, Вэй, — устало проговорила Ангелика, прикрывая глаза.

— Ну, ну, — язвительно проговорил он. — Ты ведь когда-то была в меня влюблена. Но, как видишь, мое истинное лицо мало кого оставляет равнодушным. Даже ты поумерила свой пыл, после того, как мы втроем с моими друзьями удовлетворили тебя по полной. У тебя ведь есть одна маленькая проблемка, моя обожаемая потаскушка. Ты не можешь кончить, как бы мужик на тебе ни скакал. Но если нас будет несколько одновременно, тогда ты сможешь получить свою долю кайфа. Милая моему сердцу особенность! Честное слово, если бы не деньги, я бы женился на тебе! И с упоением предавался бы разврату всю оставшуюся жизнь! Мечта!


— Не говори ерунды, — отрезал мужчина, хищно ухмыляясь. — Ты и сама заводишься не на шутку от всего того, что я могу творить с твоим телом. Просто сейчас у нас мало времени, и я не могу в полной мере поразвлечься с тобой. Я бы все-таки осуществил свою давнюю задумку и удовлетворил бы тебя в одиночку. Должен же я, в конце концов, выиграть это многолетнее пари, заключенное на тебя в Академии. Столько смельчаков было за эти годы, а так ни один и не справился. Какое разочарование для тебя, милашка, вечно заводить от двух и более любовников, чтобы чувствовать себя настоящей женщиной, а не фригидной шлюхой.

Сестра молча сносила все эти оскорбления, ничего не говоря в ответ, только пытаясь трясущимися пальцами застегнуть мелкие пуговички на блузке.

— Что это ты делаешь? — вдруг резко произнес лорд, от чего девушка вздрогнула. — Мы еще не закончили. На колени, дрянь!

Ангелика неверяще подняла глаза на Двэйна, но он уже положил руки ей на плечи и с силой надавил на них, вынуждая опуститься на пол перед ним.

Девушка закрыла глаза и потянулась к половым органам мужчины, покорно открывая рот.

— Энергичнее, дорогая! — насмешливо поторопил ее Паринс. — У нас сегодня еще масса дел. Ты же хочешь побыстрее избавиться от меня. Ну, же, мой ангелочек, поработай так, как только ты умеешь. Да! Вот так! Еще! Быстрее! Я все-таки тебя обожаю. Давай, после того, как разделаемся с твоей сестрой, сбежим на край света вдвоем. Я знаю один ритуал, он поможет избавиться от клейма присяги Императору. О, да! Что же ты со мной делаешь, детка?!

Мужчина схватил за волосы девушку и, не давая ей и толики свободы, вторгался все дальше и дальше в распахнутый рот. Этого зрелища я уже вынести не могла. Тщетно борясь с приступом тошноты и омерзения от увиденного, я попятилась назад. Но меня била нервная дрожь, и я с трудом разбирала, что конкретно находится вокруг от застилающих глаза слез. В какой-то момент ноги отказались меня держать, и я сползла на пол. Боясь, что любовники могут ненароком обнаружить невольную свидетельницу своих утех, я поползла вглубь библиотеки и забилась в самый ее дальний и темный угол.

Не знаю, сколько я так просидела, закрыв руками уши и не открывая глаз. Но все когда-нибудь проходит. Вот и мне нестерпимо захотелось оказаться, как можно дальше от этого дома и этих людей. От долгого сидения ноги стали непослушными, и мне пришлось зацепиться рукой за одну из полок шкафа, чтобы подняться. Внезапно я почувствовала, что сдвинула с места какую-то книгу. Взглянув на эту полку, с изумлением увидела, как шкаф отъезжает в сторону, открывая темный проход в неизвестность.


Я зажгла на руке маленький огонек и устремилась в темную глубину прохода, и за моей спиной тут же шкаф вернулся на свое законное место. Узкий коридор уходил куда-то вниз. Здесь не было грязно или пыльно. Видимо, этим ходом действительно пользовались. Совсем скоро я оказалась перед массивной резной дверью с увесистым магическим замком. Дотронувшись до него в попытке изучить устройство, я внезапно почувствовала укол чего-то острого и отдернула руку. Дверь же медленно отворилась.

Войдя внутрь расположенного за ней помещения, я с удивлением обнаружила, что это чей-то кабинет. И, скорее всего, он принадлежал моему отцу, так как на одной из стен висел огромный в полный рост портрет моей мамы в пору ее юности. Оглядевшись вокруг, я села за письменный стол и начала бесцельно перебирать разложенные на нем бумаги. Интересно, зачем отцу понадобился тайный кабинет? Ведь у него и без того было свое рабочее пространство на первом этаже фамильной резиденции, где он проводил массу времени, когда возвращался домой после очередного задания.

Внезапно мой рассеянный взгляд зацепился за документ, где размашистым витиеватым почерком было выведено мое имя. Я вчиталась в бумаги и просто глазам своим не поверила. Это было завещание! Некая маркиза Лайонель Фарнас оставляла мне все свое имущество и наследный титул. Если верить документам, в права наследства я могла вступить по достижении мной полного совершеннолетия. То есть сегодня. Это что, то самое неземное богатство, о котором говорила Ангелика? Но кто такая эта маркиза? Я никогда не слышала, чтобы у нас была такая родственница. И почему наследство только для меня, ведь есть же еще и сестра, ей тоже, что-нибудь должно причитаться. И отчего отец никогда не говорил мне о том, что я являюсь наследницей такого большого состояния? Одна вопросы и никаких ответов.

После смерти отца нотариус огласил завещание графа Хашинского, по которому все его имущество переходило в руки супруги. Нам же с сестрой выделялась определенная сумма в качестве приданного, которая переходила в наше непосредственное распоряжение при заключении брака. Но там и слова не было о дополнительном наследстве для меня. И теперь остался только один человек, который действительно смог бы пролить свет на все эти странности. Это была моя бабушка.

Мысль о пожилой графине кольнула сердце раскаянием. Моя дорогая бабушка, наверное, была в курсе истинного характера лорда Паринса и не хотела, чтобы такой человек стал моим мужем. Но почему же она мне ничего не объяснила? И тут же пришло осознание, что я бы никогда ей не поверила. Я была полностью уверена в том, что это мужчина моей мечты, любящий, нежный, добрый и искренний. И готова была защищать свою любовь до конца.

Я начала дальше перебирать бумаги, лежащие на столе, уже внимательнее вчитываясь в каждый документ. Оказалось, что большинство из них относилось к имуществу именно маркизы Фарнас. Здраво посчитав, что теперь это уже моя собственность, аккуратно сложила их все в стопку, собираясь забрать с собой. Обыскав все ящики стола в поисках и других похожих документов, обнаружила в одном из них портальный амулет. Зажав в руке этот благословенный предмет, вздохнула с облегчением. Теперь вопрос с моим незаметным исчезновением из резиденции рода Хашинских решен.

Собрав все, что приготовила на вынос, я устремилась к выходу, намереваясь вернуться в библиотеку, поскольку не была уверена в успехе переноса из подвального помещения особняка. Дверь с магическим замком защелкнулась за моей спиной, а я поспешила на выход. Но проход окончился тупиком. Стена, которая с другой стороны представляла собой книжный шкаф, не двигалась с места, не смотря на все мои усилия.

Тогда я начала обшаривать стены прохода, в надежде отыскать хоть что-нибудь, позволяющее покинуть это место. В конечном итоге, мои поиски все же увенчались успехом. Я смогла нащупать какой-то камень в стене, при нажатии на который книжный шкаф вновь отъехал в сторону, выпуская меня наружу.

Быстро подхватив бумаги и портальный амулет, рванула в библиотеку. В помещении было тихо и пустынно, как, в общем-то, и всегда, за исключением сегодняшнего утра. Подойдя к злосчастному столу, возле которого совсем недавно творилось нечто невообразимое, пересилила себя и отогнала не прошеные воспоминания. Внезапно мой взгляд зацепился за упавший на пол записывающий кристалл, подаренный Рори. Не уже ли я случайно смахнула его, когда решила спрятаться за шкафом? Или это уже в пылу безудержной страсти его смахнули скрывающиеся здесь любовники? Не столь важно. Сейчас главное побыстрее покинуть это место. Схватив кристалл, убрала его в карман. Затем, положив прихваченные бумаги на стол, начала активацию портального амулета. По памяти ввела координаты переноса в столичный особняк бабушки, и через несколько томительных мгновений рядом со мной вспыхнул красноватый провал портала. Собрав документы, устремилась прочь из родительского дома.


— Светлого дня, — поприветствовала я ее, получив разрешение войти. — Как ты себя чувствуешь сегодня, бабушка?

— Светлого, Нори, — устало откликнулась она, лежа в постели. — С днем рождения тебя, родная. Что ты здесь делаешь? Мне казалось, что ты собиралась праздновать свое совершеннолетие в доме отца.

— Бабушка, прости меня, пожалуйста, за то, что наговорила тебе недавно! — воскликнула я, бросаясь к ней и обнимая старушку. — Я не должна была так поступать. Ты единственный человек в мире, который всегда был на моей стороне и ни разу ни чем не обидел. Прости меня!

— Что случилось, дорогая? — удивленно воскликнула она, с тревогой глядя на меня.

— Ты была права на счет лорда Паринса! — воскликнула я, заливаясь слезами. — Он мне совершенно не подходит. Я не выйду за него. Ты можешь быть спокойна.

— О, Нори! — облегченно выдохнула она, обнимая меня в ответ. — Я так рада, что ты сама смогла это понять. Не буду спрашивать, что между вами произошло. Если захочешь, сама потом расскажешь. Я ведь специально ничего не стала тебе объяснять, так как видела, что ты по-настоящему любишь этого молодого человека. А первая любовь всегда самая яркая и страстная, она возводит предмет обожания в ранг идеала, и никакие доводы рассудка, как правило, не приемлет. Мои слова ничего бы не смогли изменить, только бы озлобили тебя. Но я так счастлива, что ты не повторишь судьбу своей матери, и со временем, я в это верю, найдешь другого достойного твоей любви человека.

— Время покажет, — уклончиво ответила, сомневаясь, что вообще когда-нибудь соберусь кого-то искать. — Но я хотела поговорить с тобой о другом. Я сегодня узнала, что являюсь наследницей некой маркизы Лайонель Фарнас. Но я не знаю, кто это и почему только я указана в ее завещании. Ты не могла бы мне рассказать, если ты в курсе этой информации?

— Погоди, — остановила я ее. — А при чем здесь мой отец и какая-то клятва. Бабушка, это все так запутано. Начни, пожалуйста, с самого начала.

— Хорошо, моя дорогая, — кивнула она, устраиваясь поудобнее на высоких подушках. — Это будет долгий разговор. Займи, пожалуйста, кресло рядом с моей кроватью. Так тебе будет гораздо комфортнее меня слушать.

Последовав совету пожилой женщины, расположилась в удобном кресле подле ее постели.

— Эта история произошла примерно двадцать шесть лет назад, — начала графиня, рассеянно глядя мимо меня. — Твоему отцу тогда было около тридцати лет, и он был известным боевым магом на службе у Императора. Род Хашинских всегда был верен короне и из него из поколения в поколение выходили боевые маги с высшим уровнем огненного дара. Правитель всегда благоволил нам. На одном из светских приемов во дворце Седрик познакомился с юной маркизой Лайонель Фарнас. Она была племянницей Императора, которую тот вырастил после трагической гибели ее семьи. Мой сын был уже взрослым мужчиной, а ей тогда только исполнилось двадцать три. Девушка влюбилась в него без памяти, но боевой маг остался глух к ее чувствам. Ему казалось, что это всего лишь мимолетное увлечение для нее, блажь избалованной девчонки. Но маркиза была удивительной девушкой, чуткой и ранимой. Ее чувства были слишком сильны, чтобы просто выбросить упрямого мужчину из головы. Она не докучала ему своей любовью, просто издали любовалась им. В какой-то момент Император начал всерьез переживать о том, что его племянница может заболеть от этих непомерных переживаний. И правитель вызвал моего сына на откровенный разговор. Властитель Эдира объяснил ему свою позицию, сказав, что Седрику давно пора жениться, и что Лайонель отличная кандидатура на роль его супруги. Мой сын и сам понимал, что в его возрасте почти все боевые маги имеют детей, поскольку служба у них крайне опасная и никогда не знаешь, сколько проживешь на свете, а наследники всегда должны быть, чтобы династия не прерывалась. Поэтому он не стал возражать и заключил брак с юной маркизой.

Я с изумлением слушала рассказ бабушки, и поверить не могла, что все это было в прошлом моего отца. Он никогда даже словом не обмолвился о том, что был женат до того, как встретил маму.

— Я очень любила Лайонель, — продолжала повествование пожилая женщина, — за ее добрый и кроткий нрав, за ее любовь к окружающим людям. Она стала мне настоящей дочерью, которой у меня никогда не было. Но Седрик так и не смог ответить ей взаимностью. Он уважал свою жену, хорошо к ней относился и был нежен, но пылких чувств никогда не питал. Лайонель это понимала, но надеялась, что со временем он сможет полюбить ее также сильно, как и она его. Через год после свадьбы мой сын получил повышение по службе и был отправлен в одну из провинций Эдира. На место своего распределения он прибыл с молодой женой. Через некоторое время чета Хашинских порадовала меня новостью о скором прибавлении семейства. Я так была рада, что у меня появится долгожданный внук или внучка, что завела себе за правило ежедневно посылать Лайонель письма. И она с удовольствием делилась со мной всеми перипетиями их жизни в провинции. Но когда до рождения ребенка оставалось всего пара месяцев, от нее стали поступать странные послания, в которых она все чаще писала, что муж часто задерживается на службе или вообще не приходит ночевать домой. И я испугалась не на шутку. Это было совершенно не похоже на моего сына, вести себя подобным образом, да еще и со своей женой, которая носит под сердцем его ребенка. Подняв все связи своего мужа, я добыла необходимую мне информацию о том, что творилось в это время в той провинции. И по-настоящему ужаснулась.


— Оказалось, что Седрик связался с одной из боевых магинь в том гарнизоне, где проходил службу. Но самое страшное было в том, что он был действительно увлечен этой страшной женщиной. Из полученной информации я выяснила, что любовница моего сына являлась бастардом известного боевого мага того времени и элитной столичной проститутки. Девочка все детство провела в борделе, а когда открылся достаточно выраженный дар, объявился ее отец и забрал ребенка к себе, признав своей дочерью. Получив положенное образование, девушка стала боевой магиней и отправилась служить в армию. Но дурную кровь невозможно исцелить деньгами и образованием. На службе ее знали, как самую страстную и доступную женщину гарнизона. У нее было неимоверное количество любовников, одним из которых и стал мой сын. В отчетах я мельком видела данные о том, что эта ситуация была связана с какими-то ее физиологическими особенностями, но у меня не было возможности разбираться в этом подробно. Уже понимая, что брак Седрика под угрозой, я пыталась как-то повлиять на происходящее. Но что может мать взрослого самостоятельного воина, против безудержной страсти к распутной женщине? Естественно у меня ничего не вышло. Он все глубже увязал в болоте этих отношений, уже практически в открытую появляясь в общественных местах с любовницей. Лайонель писала мне о своих переживаниях, но я ничем не могла ей помочь, от чего приходила в еще большее отчаяние. В какой-то момент ее трепетной чуткое сердечко не выдержало всего этого кошмара, и она тяжело заболела. От нее перестали приходить письма, и я решилась на поездку в гарнизон, чтобы самой во всем разобраться и помочь своей невестке, если это вообще было возможно. Но я опоздала. Оказалось, что пока я добиралась, у Лайонель начались роды. Но что-то пошло не так, и она погибла вместе с ребенком. Император, узнав о гибели своей воспитанницы и ее ребенка, удалил наш род от двора и разжаловал твоего отца в звании. Но боевые маги всегда были слишком ценны для короны, поэтому более суровому наказанию Седрика никто не подверг.

Бабушка вновь замолчала, погрузившись в давние переживания, а я была просто потрясена этой историей, искренне сочувствуя несчастной девушке, с которой так жестоко обошлась судьба.

— Я была убита горем и винила во всем произошедшем своего сына, — снова глухо заговорила она. — А он буквально через месяц после похорон Лайонель женился на Магде, и через семь месяцев он сообщил мне, что у них родилась дочь. Я ни как не могла смириться с гибелью первой жены Седрика и уж тем более не собиралась принимать в род армейскую потаскуху. Поэтому я наотрез отказалась общаться с сыном и его новой семьей. Еще через год с небольшим у него родилась вторая дочь. Хоть я и не поддерживала отношения с сыном, но я не переставала следить за его жизнью через сторонних наблюдателей. В глубине души надеясь, что он одумается и поймет, кто именно стал его женой и матерью его детей. Однако годы шли, а все в жизни Седрика оставалось по-прежнему.

— Бабушка, но этого просто не может быть! — вскричала я. — Не уже ли мама и есть та самая жуткая женщина, которая разрушила первый брак отца?

— Слушай, что было дальше, родная моя, и ты все поймешь, — печально улыбнулась она, возобновляя повествование. — Однажды мне принесли отчет о том, что старшая дочь Седрика совершенно не похожа на него самого или его жену. И тут же прилагался портрет девочки. Светлые волосы и серые глаза слишком разительно выделяли ребенка на фоне кареглазых родственников. И у меня в душе поселилась надежда на то, что дочь Лайонель осталась, каким-то чудом жива. Я, не мешкая, отправилась в дом моего единственного сына и воочию увидела тебя, моя девочка. В свои десять лет ты уже была, как две капли воды похожа на покойную матушку. Я не могла позволить, чтобы дочь моей обожаемой невестки росла в одном доме с Магдой и считала ее родной матерь, и потребовала отдать тебя мне на воспитание. Седрик по началу отказался, но потом мне удалось его переубедить, и он позволил забрать тебя ко мне в дом, потребовав клятву о том, что пока он жив, я не поведаю тебе правду.

— Этого просто не может быть, — убито проговорила я, бледнея на глазах. По сравнению с тем, что я считала мамой женщину, виновную в гибели моей родной матери, даже предательство и измена жениха с моей сестрой померкли. Этот день рождения я однозначно запомню на всю жизнь.

— К сожалению, все это правда, — проговорила бабушка, сочувственно глядя на меня.

— Но как отцу удалось скрыть факт моего рождения? — вдруг спросила я, поймав за хвост ускользавшую до этого мысль. — Получается, что мне вовсе не двадцать три? И мой день рождения не сегодня?

— Когда Лайонель серьезно заболела, — ответила графиня, — она поняла, что скорее всего не переживет предстоящие роды. И тогда она составила завещание, по которому по достижении полного совершеннолетия все ее имущество и наследный титул переходил ее ребенку, который вот-вот должен был появиться на свет. Она вынудила Седрика дать ей кровную клятву, что он лично будет растить ребенка и управлять ее имуществом, до обозначенного в завещании срока. После смерти жены мой сын понял, что если Император узнает о рождении малышки, то обязательно отнимет у него ребенка, и кровная клятва, данная умирающей женщине, будет нарушена и сам Седрик в этом случае лишится жизни. Он не мог этого допустить, поэтому скрыл ото всех информацию о тебе, и подделал документы так, что по ним Лайонель умерла вместе с новорожденным ребенком. А тебе растила кормилица. После женитьбы на Магде мой сын, спустя какое-то время, смог заявить о том, что у него родился ребенок, и ты стала частью их семьи. Даже я точно не знаю, когда ты родилась. Но могу примерно сказать, что это случилось в начале весны, почти двадцать четыре года назад.


— Нори, — твердо проговорила она, глядя в мои полные слез глаза, — ты, конечно, внешне вылитая мать. Но ты не она. У тебя совсем другой характер. Да, ты утонченная и чуткая девочка, однако в тебе чувствуется сила духа, которая всегда была присуща всем Хашинским. Поэтому ты должна быть стойкой и сильной. Тебе необходимо принять наследство матери, как можно скорее. Ведь завещание вступает в силу по исполнении тебе двадцати трех лет, а по закону на вступление в права наследства государством выделяется всего один год. Этот год почти прошел. В этом есть и моя вина. Я совсем потеряла голову из-за гибели Седрика, и не отследила этот момент с переменой даты твоего рождения. Прости меня, девочка моя, я так виновата перед тобой, что раньше не смогла заговорить о тех давних событиях.

— Девочка моя! — заливаясь слезами, проговорила она. — Если бы ты только знала, как я устала от всего этого. Ты одна у меня осталась. Все остальные близкие давно меня покинули, даже Седрик ушел раньше меня. Но теперь моя душа спокойна. Ты знаешь правду, и все у тебя будет в порядке. Я уверена, что ты сможешь преодолеть все преграды и стать счастливой. А теперь в срочном порядке отправляйся к нотариусу и предъяви свои права на наследство. Беги, моя милая. А я немного отдохну, что-то я со всеми этими переживаниями совсем притомилась.


Седовласый, невысокий, сухощавый мужчина встретил меня на пороге своей конторы в центре Флавии лично. Ответив на мое приветствие, он предложил пройти в свой кабинет. Удобно устроившись в кресле перед письменным столом поверенного, я приступила к цели своего визита:

— Уважаемый сэр Нориш, я прошу прощения за беспокойство, но дело не терпит отлагательств. Сегодня я узнала, что являюсь наследницей некой маркизы Лайонель Фарнас, и хотела бы заявить свои права на наследство.

— Не стоит беспокоиться, — задумчиво откликнулся мужчина, погружаясь в изучение протянутых мною бумаг. — Графиня Хашинская является моей клиенткой долгие годы, поэтому для ее внучки двери моей конторы всегда открыты. Удивительно, этому экземпляру уже почти двадцать четыре года. Сейчас проведем стандартную процедуру проверки подлинности документа, затем я постараюсь найти его в реестре, а в конце определим подлинность вашей личности, как наследницы.

Я молча кивнула, готовясь провести в кабинете поверенного не один час. Но все прошло довольно быстро. Сэр Нориш извлек из недр своего рабочего стола необходимые артефакты и приступил к проверке. Завещание маркизы оказалось подлинным, в реестре оно также было зарегистрировано по всем правилам.

— Теперь положите свою правую руку на вот этот артефакт, леди Элеонора, — проинструктировал меня поверенный. — Сейчас понадобится капля вашей крови, будет немного больно. Ну, вот и все, можете убирать.

Я поспешно отдернула от артефакта саднящую ладонь. Сэр Нориш сверился с какими-то данными в своих объемных учетных книгах и сделал записи. Затем подняв на меня взгляд, удивленно проговорил:

— Очень странно. Артефакт подтверждает, что вы именно та, кому завещано имущество и титул маркизы. Но вам не двадцать три года, как указано в вашем удостоверении личности, а уже почти двадцать четыре. Если бы вы пришли хоть на несколько месяцев позднее, то уже не имели бы права вступить в наследство. Все имущество маркизы перешло бы государству. Но сейчас вам не о чем беспокоиться. Я возьму на себя все необходимые обязанности по оформлению ваших новых документов, а так же вызову сюда управляющих вашими многочисленными владениями. Уже завтра утром вы сможете получить ключи от фамильного замка, расположенного недалеко от столицы.

— Благодарю, сэр Нориш! — со вздохом облегчения ответила поверенному. — Я бы очень хотела, чтобы именно вы стали моим личным поверенным, уже как будущей маркизы Элеоноры Фарнас. Я вам полностью доверяю, и буду прислушиваться ко всем вашим советам.

— Большое спасибо и всего доброго, сэр Нориш, — откликнулась, вставая. — До завтра.

— До завтра, леди.

Вернувшись домой, я, прежде всего, навестила бабушку и все ей рассказала. Графиня порадовалась тому, что все удачно разрешилось, и отпустила меня отдыхать. В своей комнате я обнаружила несколько магических вестников от сестры и лорда Паринса. Все они содержали вопросы о том, что произошло, и почему я отменила праздник. Отвечать этим лицемерам у меня не было ни сил, ни желания, поэтому я отправилась принимать ванную.

Лежа в горячей воде, я, наконец, позволила себе от души расплакаться, вместе со слезами выплескивая душевную боль, разочарование и горечь от осознания того, что моя прежняя жизнь полностью разрушена, а впереди пока неизвестность. Но усталость брала свое, поэтому я вышла из ванной и, убрав все следы истерики заклинанием, улеглась спать, приняв сонное зелье.

Следующим утром, как мы и договаривались, я прибыла в контору сэра Нориша для встречи с управляющими. Как оказалось у маркизы были во владении огромные угодья земли. Фамильным замком, расположенным в предместье Флавии, управлял сэр Уотерби, живой и деятельный худощавый пожилой мужчина с добрыми синими глазами. Он с женой проживал все эти годы на территории замка и занимался всеми необходимыми делами. Так же этот человек был главным над остальными управляющими и был в курсе всего, что касалось остальных владений. Сэр Фанси и сэр Гаридир занимались отдаленными территориями, находящимися в разных концах Эдира. Первый управлял поместьем, которое занималось в основном сельскохозяйственной деятельностью. Второй руководил землями, где добывали полезные ископаемые. Так же еще был сэр Мирид — управляющий резиденцией маркизы Фарнас на побережье океана, где было налажено разведение и заготовка морепродуктов.

Когда поверенный представил меня собравшимся, слово взял сэр Уотерби:

— Мы рады приветствовать вас, леди Элеонора! Все, кто здесь присутствуют, занимали свои должности еще при вашей матушке. Нашу работу обычно проверял граф Хашинский, и мы исправно переводили часть доходов на его счет в столичном банке. После его гибели я взял на себя смелость лично следить за деятельностью других управляющих, но суммы, причитающиеся семье Хашинских, мы так же переводили на их счет в банке.


— Теперь вы полноправная хозяйка всего, что принадлежало леди Лайонель, поэтому вопрос с отчислениями роду Хашинских можно считать закрытым. Если у вас есть какие-то вопросы, то мы с удовольствием на них ответим.

— Я бы хотела получить от вас отчеты о проделанной работе за последние пять лет, — задумчиво проговорила, пытаясь осознать ту меру ответственности, которая свалилась на мои плечи вместе с наследством. — Мне нужно вникнуть в состояние дел на сегодня. Кроме того, я бы в ближайшее время посетить фамильный замок. Визиты в отдаленные владения оставим на потом. Сейчас не совсем подходящее время для этого.

— Как пожелаете, леди, — вежливо ответил сэр Уотерби за всех. — Мы можем отправиться туда прямо сейчас. Моя жена очень ждет этой встречи.

— Отлично, — обрадовалась я, сгорая от нетерпения увидеть дом моей матери, может быть, там сохранились ее портреты. — Тогда сейчас отправляемся в фамильный замок.

Мужчины засобирались, а я решила еще кое о чем их попросить:

— Давайте договоримся так. Раз в неделю вы отправляете мне в замок отчеты о состоянии дел на подвластной вам территории, а раз в месяц мы все вместе будем встречаться здесь, у сэра Нориша в конторе, для решения всех необходимых вопросов. Чуть позже, когда все понемногу войдет в свою колею, я обязательно лично приеду для осмотра поместий. А пока договоримся таким образом.

Мужчины заверили меня в том, что это наиболее удобный на данный момент вариант, и мы распрощались довольные друг другом.

Я предложила сэру Уотерби доехать до замка в моем экипаже, и он не стал возражать. Пока мы двигались в нужном направлении, пожилой человек рассказывал мне историю постройки замка, связанные с ним занимательные факты и многое другое. А потом вдруг сказал:

— Я ведь не покривил душой, сказав, что рад вашему появлению, леди. Мы с женой поступили на службу в семью Фарнас, когда были еще молодыми, и застали самого маркиза живым. Мы видели рождение малышки Лайонель. Но девочка рано осиротела из-за трагической гибели родителей. Тогда-то я и принял управление делами в свои руки. Император забрал восьмилетнюю Лайонель к себе, а все имущество поручил мне до ее совершеннолетия. Но она выросла такой хрупкой и совсем не приспособленной к жизни, что я только диву давался. А потом появился граф Хашинский. И имуществом управлял уже он. Мы с ним хорошо поладили, это был честный и прямолинейный человек. Под его руководством мы с моими коллегами отлично справлялись со своими обязанностями. Мы с женой мечтали о том, как будем нянчить их детей. Известие о гибели молодой маркизы стало для нас большим ударом. По брачному договору у графа и маркизы было совместное владение имуществом. После ее гибели мы и не думали, что существуют другие наследники. Лорд Хашинский и словом не обмолвился о вас.

— Отец по определенным причинам не хотел распространяться на этот счет, — откликнулась я, испытывая острый приступ смущения от того, что мне теперь приходится оправдываться за то, о чем я пару дней назад даже не подозревала.

Мужчина замолчал, разглядывая меня сияющим взглядом. Я же почувствовала себя неуютно от подобного внимания.

— Вот мы и на месте! — наконец, воскликнул мой сопровождающий, и я вздохнула с облегчением. — Моя жена с нетерпением ждет нас.

Сэр Уотерби помог мне выбраться из экипажа, и, предложив локоть, который я тут же приняла, проводил к дому. Хотя возвышающееся рядом с нами строение так можно было назвать лишь условно. Это был поистине настоящий замок. Огромное монументальное трех этажное строение с округлыми башнями по углам, балконами, балюстрадами и колоннами с первого взгляда внушало трепет перед шедеврами архитектурного искусства прошлых столетий. Как здесь можно жить, я не знала.

Управляющий увлек меня к широкой каменной лестнице, ведущей к массивным резным входным дверям. Схватившись за железное кольцо, он с силой несколько раз постучал, и тут же на пороге возникла милая седовласая пухленькая женщина с добрыми карими глазами, восторженно поприветствовавшая меня:

— О, госпожа, светлого дня! Проходите, пожалуйста, внутрь, у меня уже все давно готово!

Оказавшись в просторном холле, я огляделась вокруг и подивилась тому, насколько здесь все было гармонично и красиво отделано. Яркая мраморная мозаика с преобладанием красного, коричневого и белого цветов на полу. Светло-желтые стены, белоснежные колонны, чудесные пейзажи в массивных позолоченных рамах — все говорило о том, что хозяева этого места вложили душу в обустройство своего жилища.

— Леди Элеонора, позвольте представить вам мою жену, Клариссу, — обратился ко мне сэр Уотерби, и я сосредоточилась на миловидной старушке. — Она многие годы занимает пост экономки в замке. Все хозяйственные вопросы можно обсудить именно с ней.

— Рада знакомству, мадам Уотерби, — доброжелательно улыбнулась я.

— Ой, ну что вы, леди, — всплеснула она руками. — Зовите меня просто по имени. Мне так удобнее, да и привычнее как-то. Я очень рада, что у нашей Лайонель обнаружилась дочь! Пусть мы и не имели счастья вас вырастить, но это ничего не меняет в нашем отношении. Род Фарнас не прервался, и это огромная радость для нас! А теперь давайте пройдем в малую гостиную, я позволила себе приготовить для вас чай и закуски.


Мадам Уотерби проводила нас в довольно внушительных размеров комнату. Если это малая гостиная, то какой же тогда должна быть большая? Но, несмотря на размеры, комната была на удивление уютной. Темно-бордовые гардины на окнах, мягкие ковры с тон на полу, удобные кресла и диваны делали это помещение приятным глазу. Здесь хотелось расположиться и отдохнуть после поездки в транспорте.

— Присаживайтесь, леди, — пригласила меня экономка. — Давайте я за вами поухаживаю.

Не успела я и слово сказать, как она уже споро мне налила чашку чая и положила на небольшую тарелочку массу всяких закусок, начиная с мизерных бутербродов и заканчивая аккуратными корзиночками с воздушным кремом.

— Большое спасибо, — удивленно взглянула на пожилую женщину, — но я, наверное, столько не съем.

— Вам нужно хорошо питаться, — тоном не терпящим возражений заявила она. — Глядя на вас, создается впечатление, что вас и не кормили вовсе все эти годы.

Мда, видимо, шансов отвертеться от угощения у меня нет. Скрепя сердце, принялась за еду. Но все оказалось настолько вкусным, что я получала удовольствие от каждого кусочка.

— Все, больше не смогу съесть ни грамма! — воскликнула, отставляя тарелку в сторону. — Большое спасибо! Вы просто удивительно талантливый повар. Ничего вкуснее в жизни не ела.

Женщина зарделась от похвалы, и счастливо улыбнулась.

— Это она для вас расстаралась, — заметил, посмеиваясь, сэр Уотерби. — Мне такие изыски не достаются.

— Не говори всякий вздор, Юстав, — гневно заметила мадам. — Я кормлю тебя лучше, чем самого Императора.

— Я в этом даже не сомневаюсь! — воскликнула, рассмеявшись. — Вы настоящий мастер этого дела! Мадам Кларисса, может быть, вы мне все здесь покажете? А с сэром Уотреби мы поговорим о делах чуть позже?

— Конечно, леди! — с готовностью ответила женщина. — Я с удовольствием проведу для вас экскурсию по замку. Ведь тут масса удивительных вещей.

Экономка совершенно не покривила душой, сказав, что в замке есть на что посмотреть. Я словно попала в иной, отличный от современного, мир. Весь первый этаж был, скорее всего, предназначен для проведения масштабных мероприятий и приема огромного количества гостей. Необъятного размера залы, гостиные, столовые, холлы, сплошь украшенные картинами, статуэтками, вазами и другими предметами роскоши, потрясали своей помпезностью и, в то же время, изысканностью. Создавалось впечатление, что когда-то, очень давно, основатели рода Фарнас занимали видное положение в обществе и устраивали в своем доме пышные торжества. Нужно будет как-нибудь найти время и прочитать историю моего рода.

Второй этаж предназначался в основном для размещения и развлечения гостей. Здесь располагались в большом количестве гостевые покои, малые гостиные, библиотека с книгами развлекательного характера, комната со всевозможными настольными играми, начиная с карт и заканчивая красочными мозаиками. Поскольку в замке давно никто не жил, большинство помещений содержалось в стазисе. Раз в несколько месяцев моя экономка убирала здесь все с помощью бытовых заклинаний, дар низшего уровня позволял ей это делать, а потом вновь погружала в стазис.

Третий этаж был предназначен для проживания непосредственно хозяев этой резиденции. Мадам Уотерби показала мне покои маркизы и ее родителей, а так же еще несколько изначально запланированных архитектором для других членов семьи. Правда, в комнатах практически не было вещей, принадлежащих бывшим хозяевам. Так что, ничто мне не поведало о том, какими людьми были мои предки.

Так же мадам Кларисса рассказала о том, что здесь есть огромная библиотека, в которой собраны в основном редкие фолианты по различным направлениям магической науки, истории, культуре, экономике, политике и другим важным областям жизни представителей древнего рода. А потом она отвела меня в кабинет хозяина замка.

— Тут все осталось так, как было еще при маркизе, — поделилась со мной женщина, убирая стазис. — Леди Лайонель практически не пользовалась этим помещением, но не хотела, чтобы вещи ее отца убирали в другое место. Поэтому после ее гибели мы все оставили, как и было.

С замиранием сердца я осматривала кабинет моего деда, в котором, даже спустя много лет, ощущалось присутствие властного и волевого человека. В интерьере преобладали желтый и коричневый цвета, так любимые огненными магами. Мадам Уотерби раздвинула гардины на окнах, и теперь комнату заливал яркий солнечный свет, озаряя все вокруг своим сиянием. Мягкие, удобные кресла и диван создавали в рабочем помещении уютную атмосферу. Большой, добротный письменный стол красного дерева с высоким креслом за ним так и манили меня прикоснуться и изучить их поближе.

— Мадам Кларисса, — обратилась я к экономке. — У меня к вам просьба. Вы не могли бы подождать меня внизу? Я бы хотела побыть здесь немного и все осмотреть.

— Конечно, леди, — с готовностью откликнулась она. — Как закончите, приходите в столовую, будем обедать.

Когда дверь за пожилой женщиной закрылась, я с упоением позволила себе опуститься в кресло за письменным столом и снова все оглядела. Внезапно мой взгляд упал на большой портрет, висящий на боковой стене. На нем была изображена семья моей родной мамы. Высокий, кареглазый, широкоплечий шатен с массивным волевым подбородком нежно обнимал хрупкую, светловолосую, голубоглазую женщину, а между ними стояла маленькая девочка вся в задорных кудряшках, с маленьким вздернутым носиком и удивительно солнечной улыбкой.


Встав из-за стола, бесцельно пошла вдоль стен кабинета, разглядывая и прикасаясь к различным предметам, книгам, статуэткам, каким-то коробкам. Вдруг я увидела на одной из полок за стеклянной дверцей шкафа большую, украшенную полудрагоценными камнями шкатулку. Она так и манила меня, рождая в душе непреодолимое желание, заглянуть внутрь. Не став противиться этому, я извлекла загадочную вещицу из шкафа и поставила на письменный стол.

Ощупывая со всех сторон шкатулку на предмет защелки, которая позволит мне открыть ее, почувствовала укол и отдернула руку. Видимо, она была снабжена магическим замком, который открывался только при получении капли родовой крови. Шкатулка распахнулась, и я с упоением зарылась в предметы, лежащие внутри.

Здесь была стопка каких-то документов, которые я извлекла и переложила на стол, золотая брошь в форме остроконечной многолучевой звезды, украшенная россыпью бриллиантов, а под ней виднелся портрет молодой девушки на обложке толстой тетради. Не обращая больше ни на что внимания, я с замиранием сердца потянулась к тетрадке с изображением, но внезапно отдернула руку, оцарапав палец об один из лучей брошки. Да что ж такое? Так я тут все своей кровью закапаю.

— Явилась, наконец! — произнес кто-то язвительным мужским голосом, от чего у меня сердце ушло в пятки, а руки затряслись в приступе неконтролируемой паники. Я здесь совсем одна, на третьем этаже старинного замка, даже если закричу, никто меня не услышит.


— Не туда смотришь, девочка, — издевательски протянул все тот же голос, наслаждаясь моей реакцией. — Взгляни наверх!

Я с ужасом подняла глаза к потолку и увидела его! Это был полупрозрачный призрак, который переливался всеми оттенками красного цвета и злорадно ухмылялся, глядя на меня сверху вниз. Я, конечно, читала в сказках о привидениях, которые обитают в замках, но никак не рассчитывала встретить одно из них в реальности. Почувствовав острый приступ головокружения, я буквально рухнула в ближайшее кресло и прикрыла глаза.

— Эй, ты чего? — возмутился призрак, которого явно не устраивало мое состояние. — Я ведь пошутил! Не смей терять сознание! Кто тут тебя в чувства приводить будет? Я все-таки бестелесное создание, поэтому от меня в этом отношении толка не будет.

Решив, что приведение совершенно право, постаралась взять себя в руки и снова открыла глаза. Полупрозрачный мужчина уже спустился с потолка и теперь парил прямо передо мной, от чего у меня потемнело в глазах. И я устало откинулась на спинку кресла.

— Ну, надо же какая впечатлительная, — снова заговорил он, облетая меня по кругу. — Вся в мать. Ну, что за невезение?! Второй раз уже девчонка становится наследницей. Это просто невыносимо. Что за женщины пошли? Рожают одних девиц. Где парни, я вас спрашиваю? Где наследники?

Вопрос явно был из разряда риторических, поскольку я при всем своем желании не могла бы сказать, где взять наследника, так необходимого призраку.

— Ладно, — смилостивился он, махнув на меня своей прозрачной рукой. — Будем работать с тем, что имеем. Вернее с той. Давай-ка, милочка, приходи в себя, и начнем ритуал. Я не для того, тут который год ожидаю твоего явления, чтобы зря время тратить.

— Какой еще ритуал? — в ужасе вскричала я, рывком выпрямляясь в кресле. — Я ничего делать не буду!

— Я ничего делать не буду, — упрямо повторила, непримиримо глядя на полупрозрачного мужчину, — пока не услышу внятные объяснения происходящего.

— А характер-то, оказывается, у тебя имеется, — довольно протянул он. — Это уже радует. Может еще и сработаемся. Что касается объяснений, то все очень просто. Я основатель и первый в этом роду. Мое имя Регард Фарнас. Много лет назад, на заре становления Эдира, было несколько самых богатых и влиятельных персон. Именно мы сплотили разрозненные земли континента в единое государство, поставив во главе объединенной страны Алиндера Шаридальского. Род Шаридальских занял престол, а все остальные стали его ближайшими советниками. Но каждый из нас понимал, что созданное государство еще очень и очень молодо и нестойко. Поэтому мы приняли решение, что после смерти не оставим наших потомков без поддержки. Нами был открыт ритуал отделения магической сущности от физического тела, который можно было провести только в момент смерти человека, обладающего даром. Тогда его душа получала магические способности и оставалась на земле в виде бестелесного духа. Нас было двенадцать человек, включая правителя. И мы поклялись в том, что проведем этот ритуал и пожертвуем бессмертием своих душ, чтобы сохранить и укрепить созданный нами Эдир.

Я слушала откровения своего предка с глухо колотящимся сердцем. Мне никак не верилось в то, что такое вообще возможно, взять и отказаться от вечной жизни в чертогах Пресветлой Богини ради высшей цели сохранения государства. Звучит совершенно не реалистично.

— Каждый из нас в свое время провел необходимый ритуал, — меж тем продолжал дух. — А последний представитель древнего совета уничтожил все данные по проведению этого опасного мероприятия, чтобы больше никто в мире не смог бы наделить своих потомков такой властью, как мы. Так появилось двенадцать древнейших родов Эдира и двенадцать духов-хранителей, которые способны сливаться с наследниками и за счет этого использовать свои магические способности. Для этого каждый новый наследник должен провести ритуал привязки хранителя к себе. Тебе понадобится нож и формула заклинания. Все это ты сможешь найти в шкатулке.

Встав, я подошла к письменному столу и обнаружила искомое. Нож был совсем небольшим и лежал под толстой тетрадью, до которой мне так хотелось добраться. А формула заклинания была выгравирована на оборотной стороне броши.

— Отлично! — с предвкушением воскликнул дух. — Теперь нужно порезать ладонь этим ножом, окровавленную руку расположить на артефакте-хранилище, и произнести формулу. Давай, девочка, ты справишься.

Мда, приятного мало, если честно. Но делать нечего. Я не могла позволить развеяться столь древнему существу, да еще и моему предку. Теперь я и он — единственные, кто остался в этом мире из рода Фарнас. Не давая себе возможности передумать, быстро полоснула ножом по ладони и схватила артефакт. На одном дыхании с бешено колотящимся сердцем прочла формулу и замерла.


Я с непередаваемым ужасом смотрела, как призрак на полной скорости врезался мне в грудь и исчез внутри. Все мое тело сковало действие ритуала, не позволяющее мне сдвинуться с места хоть на сантиметр. На физическом уровне своего бытия я не почувствовала никакого дискомфорта, но моя магическая составляющая неотвратимо менялась. Я ощущала это, как всколыхнувшуюся магическую энергию внутри моего резерва, которая вот-вот готова была вырваться в окружающее пространство. Это грозило непредсказуемыми разрушительными последствиями, а мне меньше всего хотелось уничтожать единственное место в замке, где сохранились хоть какие-то вещи, напоминающие о моих родных. Поэтому неимоверным усилием воли я собрала эту бурлящую энергию в единый поток и выплеснула ее единственным доступным мне не разрушительным способом.

Я запела, вливая в звуки моего голоса мощный поток магической энергии, которая требовала немедленного выхода. Не знаю, как далеко распространилась посылаемая мной звуковая волна, но я ощущала себя стоящей в эпицентре огромного энергетического урагана, который готов был сметать все на своем пути. Но из-за того, что я твердо держала контроль над потоком и направляла его именно в звуки песни, вокруг ничего не происходило. И только если бы у всего этого был одаренный свидетель, он смог бы магическим зрением увидеть такое буйство энергии, которое было способно внушить ужас и панику любому понимающему мощь магии человеку.

Постепенно поток энергии мне подчинился, и я смогла изливать и вплетать энергию в звук равномерно, не прикладывая чрезмерных усилий для этого. Я как бы стала для нее своего рода проводником. Пение и музыка были одной из моих специализаций в школе Магических Искусств, поэтому я досконально знала, что нужно делать. Отрешившись от всего вокруг, я прикрыла глаза и просто наслаждалась процессом магического пения, как я его называла. Неосознанно я выбрала для исполнения длинную древнюю балладу о том, как одинокий воин долго мужественно сражался за Родину, как все его соратники и друзья погибли на его глазах, а он смог выжить, только благодаря вере в то, что дома его ждет возлюбленная. Баллада повествовала о том, как ратник после окончания войны устремился в обратный путь, но оказавшись на пороге родного дома, обнаружил, что возлюбленная уже забыла о нем и стала женой его давнего врага. Воин не смог перенести этой последней потери и умер в одиночестве в своем пустом доме.

Песня подошла к концу, энергия успокоилась, и теперь мой резерв был безмятежен, как поверхность лесного озера в безветренный день, а я все еще находилась под впечатлением событий древней баллады. Она напомнила мне о том, что я и сама, как и этот воин, была предана любимым человеком и осталась одна в своем пустом доме. Слезы застилали глаза, и я никак не могла успокоиться и прийти в себя.

— Ну, ты даешь! — услышала я потрясенный голос духа. — Первый раз вижу, чтобы кто-то из наследников усмирял поток песней! Но поешь ты так, что даже меня пробрало. Хотя я повидал слишком многое на своем веку, и меня трудно удивить и впечатлить.

— Что это было? — через силу выдавила я, утирая катящиеся по щекам слезы.

— Это испытание для наследника, — убийственно спокойно отозвался дух. — Если потомок способен усмирить магическую мощь, вырывающуюся на свободу при нашем слиянии, то, значит, он достоин столь редкого и ценного дара. Дух-хранитель будет верен ему, и дальше по жизни они пойдут уже вместе.

— Предупреждать нельзя, — отрезал мой предок. — Испытание должно пройти честно. Только сила духа и несгибаемая воля способны помочь наследнику выстоять до конца. И тебе это удалось! Мои поздравления, девочка! Ты достойная преемница нашего рода. Я буду рад служить тебе верой и правдой всю твою жизнь.

Я обессилено опустилась в кресло за письменным столом. Вот что делать теперь с этим духом? Характер у него точно не из легких. Не уже ли он теперь всюду будет со мной?

— Надеюсь, у меня хоть иногда будет возможность остаться наедине с самой собой? — обреченно уточнила. — Или ты теперь будешь повсюду меня сопровождать? И мне можно даже не рассчитывать на то, чтобы ванную принимать в одиночестве?

— Ну, об этом можешь не переживать! — отмахнулся полупрозрачный мужчина от меня. — Я теперь вполне могу существовать отдельно от тебя. Просто наша магическая составляющая навсегда связана. И я имею возможность быть всегда рядом. Но при желании способен и отделяться. Просто скажешь, что хочешь побыть одна, и я тут же тебя оставлю в покое.

— А что было бы, если бы я не справилась с энергетическим выбросом? — спросила с замиранием сердца.

— Та энергия, которая высвободилась при нашем соединении, просто бы рассеялась в окружающее пространство, неся с собой некоторую долю разрушения, — охотно откликнулся дух. — В этом случае я не смог бы применять свои способности в будущем, а просто бы тебя сопровождал по жизни. Мог бы давать советы или о чем-то предупредить. Но с точки зрения магии был бы для тебя бесполезен. Это, кстати, и произошло с твоей мамой. Она не усмирила поток, и я был рядом с ней, как советчик и наблюдатель. Поэтому когда она с горя заболела, я не смог для нее ничего сделать. Зато я настоял на том, чтобы она взяла клятву и со своего нерадивого мужа, и с его любовницы, что они вырастят тебя, и не причинят тебе никакого вреда. За это Лайонель пообещали им процент с дохода всего ее имущества до достижения тобой совершеннолетия. У нее с графом Хашинским было по брачному контракту совместное владение имуществом. Если бы ты умерла, то все досталось бы ему. А поскольку была несовершенно летняя наследница, Лайонель все завещала тебе, а твой отец становился просто опекуном и финансовым распорядителем до твоего взросления. Чтобы сохранить твою жизнь, пришлось пойти на сделку с ними. Только почему-то тебе минуло двадцать три восемь месяцев назад, а ты так и не появлялась. Я уже начал всерьез беспокоиться.


— Ох, уж эта рыжая стерва! — в сердцах выругался Регард. — Мало того, что мужа у Лайонель увела, так еще и дочку от него прижила. Да, видать породу не исправишь, девчонка Магды тоже выросла той еще дрянью.

— А разве можно сделать так, чтобы отделить тебя от рода Фарнас и присвоить себе? — с удивлением спросила.

— Нет, — отрезал он. — Это все выдумки. Есть ритуал отречения от духа-хранителя. Его проводят в том случае, если хотят передать меня, например, следующему наследнику. Но для этого нужно добровольное согласие предыдущего носителя. Лайонель провела этот ритуал перед своей гибелью, поместив меня снова в хранилище до твоего совершеннолетия. Только в этом возрасте можно безопасно пройти ритуал привязки духа. Седрик поклялся сохранить все в тайне. Не знаю, откуда девчонка Магды узнала об этом. Да, и невозможно привязать хранителя к другому роду. Как только для меня нарушатся магические связи с членами рода Фарнас, я тут же развеюсь без следа.

— Действительно, странно, — задумчиво протянула я, перебирая в уме варианты получения сестрой столь редких знаний. — Ладно. Теперь это уже неважно. Мы встретились, и теперь будем все время вместе. Так что, и голову ломать не зачем.

— Согласен, — кивнул призрак. — Давай лучше обсудим стратегию нашей дальнейшей жизни.

— А у нас что, есть какая-то определенная цель? — искренне подивилась я. — Честно говоря, я рассчитывала жить прежней жизнью, ничего особенно не меняя.

— Этого, к сожалению, не будет, — спокойно разрушил все мои чаяния бывший маркиз Фарнас. — Как только станет известно, что род Фарнас имеет наследницу. И она получила хранителя в полной мере. Жить спокойно тебе уже не придется. Во-первых, все наследники, окончательно соединенные с хранителями, принимают участие в управлении государством. Это непреложный закон. Во-вторых, многие захотят заполучить тебя в свой род, в качестве жены для кого-нибудь, так как кто-то из твоих детей впоследствии тоже сможет соединиться с хранителем. В-третьих…

— Можешь не продолжать, — шокировано перебила я его. — Первых двух пунктов вполне достаточно для того, чтобы я уже пожалела о том, что смогла справиться с потоком энергии. Ведь, оплошай я, так же как мама, ничего подобного бы не было.

— Не говори ерунды, — отчеканил дух. — У тебя бы все равно были проблемы, только не было бы возможностей с ними справиться. А так, я всегда приду тебе на помощь. Так что, хватит предаваться упадническим настроениям. Пора принимать за дело.

— А как скоро станет известно о том, что ты вернулся? — решила уточнить не маловажный факт.

— Точно сказать не могу, — задумался предок. — Но в течение этого года однозначно все другие активные на данный момент хранители будут в курсе. Мы способны общаться друг с другом в том случае, если наши носители сталкиваются. А всю жизнь просидеть дома ты не сможешь. Где-нибудь да пересечешься с кем-то из представителей древних родов.

— Можно уехать в другую страну и жить там припеваючи, — пробурчала я в ответ на эту тираду.

— Хочешь бросить все и отправиться, куда глаза глядят? — иронично вопросил дух. — И чем ты там заниматься будешь? На что жить? Имуществом, знаешь ли, нужно еще управлять, чтобы оно доход приносило. А без хозяина и четкого руководства все очень быстро пойдет под откос.

— А как ты себе представляешь меня в управляющем аппарате нашего государства? — разозлилась я. — Политика никогда не была моей сильной стороной. Да, я вообще ей не интересовалась до сегодняшнего дня! Кроме того, меня уже тошнит от людей, которые расценивают меня исключительно через призму моего богатства. Одного лживого жениха мне более чем достаточно. Еще кого-то с теми же намерениями я просто не выдержу. Так что если ты надеешься, что я буду слепо следовать всем твоим указаниям, то спешу тебя разочаровать. У меня своя жизнь! И я не собираюсь нарушать все свои планы только потому, что объявился дух-хранитель, и я теперь должна в совете Императора денно и нощно сидеть.

— Нет, мы однозначно поладим, — довольно проговорил Регард, не понятно чему радуясь. — Не переживай. Время у нас есть. Постепенно я введу тебя в курс дела. Мы сможем научиться использовать ту энергию, которая у нас теперь одна на двоих. А там и с политикой, и со всем остальным разберемся.

— Хорошо, — утомленно проговорила, порядком устав от этого всего. — Позже обсудим. Пошли, что ли поедим. Меня экономка в столовую приглашала. Да только я тут с тобой неизвестно насколько задержалась. Обед, наверное, уже десять раз успел остыть.

— Если должности управляющего и экономки все еще занимает чета Уотерби, — с энтузиазмом откликнулся дух, — то я с превеликим удовольствием. Мы знакомы давным-давно.

— Они самые, — заверила его, вставая из-за стола и направляясь на выход из кабинета.


— Что-то случилась, мадам Кларисса? — с тревогой уточнила у нее.

— Ох, леди! — всхлипывая, проговорила она. — Вы так задушевно пели, что я до сих пор под впечатлением. Такая грустная песня была! Удивительно, как это у вас получилось, так спеть.

— Извините, — потрясенно выдохнула. — Я никак не рассчитывала, что меня будет слышно здесь.

— Ну, что вы! — воскликнула экономка. — Вы потрясающе поете. Только бы репертуар вам не такой печальный выбрать и вообще будет замечательно.

— Я подумаю над этим, — заверила ее. — А теперь, может быть, пообедаем? Вы, кажется, обещали накрыть в столовой.

— Да, да, конечно! — с готовностью откликнулась она. — У меня уже все готово, проходите и располагайтесь.

— Большое спасибо! Надеюсь, сэр Уотерби и вы присоединитесь ко мне. Ужасно не хочется, есть в одиночестве.

— С удовольствием, леди, — благодарно улыбнулась пожилая женщина.

За обедом я поделилась с ними новостью, что теперь у меня есть дух-хранитель. А Регард показался чете Уотерби во всей красе. Экономка и управляющий очень обрадовались встрече, поскольку были с моим предком давними знакомыми. Сэр Уотерби тут же начал вводить духа в курс дела и рассказывать о событиях, произошедших за время его пребывания в хранилище. Регард внимательно все слушал и периодически вставлял свои едкие комментарии. Когда обед закончился, я начала собираться домой.

— Мне было очень приятно с вами познакомиться, — обратилась к супругам Уотерби. — Но мне пора возвращаться домой.

— А вы разве не будете жить здесь? — с надеждой уточнила мадам Кларисса.

— Не данный момент я живу в доме моей бабушки, графини Беатрис Хашинской. Она неважно себя чувствует, и я не могу покинуть ее в столь сложный момент. Но я обещаю, частенько здесь бывать. Тем более с сэром Уотерби у нас много общих дел. До скорой встречи.

— До свидания, леди, — откликнулись они. — Будем вас с нетерпением ждать.

— Куда это ты собралась? Нам совершенно нет смысла тратить время на передвижение в экипаже. Я могу открыть для тебя портал. Только координаты скажи, и я все сделаю.

— Портал? — неверяще уточнила. — Но я не владею портальной магией. Да и резерва моего на это никогда в жизни не хватит.

— Ты что? Забыла? — возмущенно воскликнул дух. — Мы теперь связаны. А я, как раз, всегда был крайне хорош в порталах. При жизни у меня был высший уровень огненного дара. Так что, портал открыть в пределах столицы для меня пара пустяков. Кроме того, ты должна уяснить. Мы неразрывно связаны, однако это не значит, что я буду пользоваться твоей энергией, а ты моей. Каждый из нас использует свою силу. Просто для того, чтобы я смог колдовать, мне нужна связь с наследником. Иначе никак. А теперь называй уже координаты места, куда мы сейчас направляемся. Мне до дрожи хочется снова ощутить свою мощь!

Попросив кучера, вернуться домой без меня, я отправилась на местную портальную площадку. Как только Регард получил необходимую информацию, тут же занялся выплетением портала. И совсем скоро передо мной возникла красноватая воронка перехода. Честно говоря, мне было очень страшно в нее входить. Все-таки портал открывал дух, а не реальный маг. Но пересилив себя, зажмурила глаза и устремилась вперед. Миг, и я уже стою перед столичным особняком моей бабушки.

— Спасибо, Регард! — восхищенно проговорила, ища взглядом духа.

«Тише ты! — услышала я голос в своей голове. — Меня не должны видеть непосвященные люди! Мысленно произнеси то, что хочешь мне сказать. И я тебя пойму».

«Извини, пожалуйста, — повинилась я. — Мне и в голову не пришло, что тебя нужно прятать ото всех».

«А кто-то еще собирался не участвовать в совете Императора и вообще всячески скрываться», — язвительно проговорил он.

«Ой, точно! — мысленно воскликнула я. — Совсем забыла об этом!»

Пройдя в свою комнату, снова обнаружила на письменном столе несколько магических вестников от сестры и бывшего жениха. Они опять наперебой забрасывали меня вопросами о моем самочувствии, а так же всячески выражали мне поддержку и участие. После прочтения лживых посланий на душе остался горький осадок с примесью омерзения. В сердцах сжав в кулак все вестники, с силой швырнула их в мусорное ведро, от чего они разлетелись по всей комнате.

— Что это ты делаешь? — изумленно проговорил, вновь явившийся мне полупрозрачный мужчина.

— Это послания от моей сестры и бывшего жениха, с которым она меня познакомила, в надежде добраться до тебя, — раздраженно проговорила, поясняя свои действия. — А ему соответственно было обещано мое имущество, как компенсация за ухаживания и женитьбу на такой невзрачной клуше, как я. Нужно что-то с этим делать. Мне претит их лицемерное внимание. Придется встретиться и все лично им сказать.


— Я воздержусь от описания того, что они вдвоем делали, — язвительно откликнулась. — Потом сможешь посмотреть запись на кристалле. Я вряд ли когда-либо еще раз захочу это увидеть.

— Ты меня заинтриговала! — с предвкушением откликнулся дух. — Ловлю тебя на слове. Как вернемся в замок, обязательно мне все покажешь.

— Зачем так долго ждать? — удивилась я. — Мне нужно сейчас проведать бабушку, а так же уладить дела в особняке. Пока меня не будет, ты вполне сможешь все просмотреть.

Достала записывающий кристалл и, активировав, положила на стол.

— Смотри на здоровье. Я ушла, — проговорила, быстро покидая комнату. Меньше всего мне хотелось, снова лицезреть развлечения сестры с лордом Паринсом.

Бабушка была очень слаба, и я просидела возле ее постели почти час, стараясь хоть немного развлечь ее и взбодрить. После этого встретилась с управляющим делами графини Хашинской и выслушала отчет о проделанной работе. Несмотря на то, что бабушка всегда стремилась вырастить меня истинной леди, с определенного возраста она заставляла меня вникать во все финансовые дела, касающиеся ее имущества. Пожилая женщина видела во мне преемницу и хотела, чтобы я была в состоянии самостоятельно разбираться в экономических вопросах, не прибегая к посторонней помощи для разъяснений. Поэтому теперь я с легкостью ориентировалась в ситуации и, дав указания управляющему в отношении дальнейших его действий, вызвала для беседы семейного лекаря. Доктор Маринс занимался здоровьем графини с давних пор и знал о ней буквально все.

— Доктор, — обратилась я к мужчине, — скажите, пожалуйста, каково состояние здоровья моей бабушки? Я очень обеспокоена. Она так слаба.

— Я не буду вас обнадеживать, юная леди, — проговорил пожилой мужчина, которого я знала с детства. — Графиня вряд ли уже поправится в полной мере. Более того, ей осталось не так уж и много времени на этой земле.

— Сколько? — еле вымолвила я, борясь с острым приступом отчаяния.

— Пара месяцев, не больше, — ответил лекарь, уничтожив последний лучик надежды в моей душе.

Этого я уже выдержать не могла и, закрыв лицо руками, беззвучно заплакала. Бабушка, моя любимая, дорогая бабушка умирает. Что же мне теперь делать?

Вернувшись в свою комнату, я обнаружила Регарда парящим над моей кроватью в лежачем положении. Зрелище было совершенно нереалистичное.

— Ты, я смотрю, отлично тут устроился, — иронично протянула я. — Надеюсь, ты уже закончил с просмотром кристалла? У меня масса дел.

— О, да! — воскликнул дух, выныривая из омута своих размышлений. — Честно скажу, дочка Магды вылитая мать. Горячая штучка! И проблемы с физиологией у них схожие. Именно из-за этого Магда много лет назад вцепилась в графа Хашинского мертвой хваткой. Только он и смог в одиночку доставить ей удовольствие. Поэтому у малышки Лайонель против этой рыжей стервы не было ни малейшего шанса. Ну, а мужчина на этой записи поистине вынослив и неутомим, как необузданный тарг в брачный период. За столь короткое время умудрился…

— Регард! — прорычала я. — Прекрати немедленно! Я сама при этом всем присутствовала, поэтому не нуждаюсь в подробном описании событий. Если ты все, то я буду разбираться с накопившимися делами.

— Извини, — виновато взглянул на меня мой предок. — Я так давно существую в этом мире, что периодически забываю о том, что мои наследники могут и не разделять мои взгляды на жизнь. Ты ведь совсем еще юная девушка. Для тебя это зрелище сродни шоку. Надеюсь, ты не сделала в своей хорошенькой головке глобальный вывод о том, что все мужики такие же, как этот красавчик? Поверь моему опыту, не все ведут себя с женщинами так по-хамски. Многие способны подарить тебе неземное блаженство.

— Мне не приятна эта тема разговора, — отрезала я. — Хоть ты и дух, но все-таки ты мужчина, и я не хочу такие вещи с тобой обсуждать.

— Все же они убили в тебе веру в радость плотской любви, — горестно вздохнул он. — Надеюсь, что скоро тебе встретится достойный мужчина, который сможет тебя переубедить.

Я представила себе как, какой-то мужчина будет делать со мной нечто подобное, происходящему в библиотеке и меня замутило.

— На скорое исполнение этого, я бы не рассчитывала, — скептически откликнулась, усаживаясь за свой письменный стол. — А теперь давай уже приступим к решению накопившихся проблем. Сестра и бывший жених заваливают меня посланиями. Нужно будет с ними встретиться и поставить во всей этой истории одну жирную точку. Только мне кажется, это будет сделать не так-то просто. Я стала свидетельницей их откровений, кроме того, нарушила все их планы. Скорее всего, они захотят меня уничтожить.

— Об этом можешь не переживать, — подбодрил меня хранитель. — Вопрос твоей безопасности я беру на себя. Чтобы они не предприняли, я смогу тебя защитить. Но я предлагаю поставить им парочку условий, и взять соответствующие клятвы, которые позволят тебе впоследствии не опасаться их нападения в самый неожиданный момент.


— Зря ты так думаешь, — уверенно возразил мой предок. — У тебя в руках кристалл с весьма компрометирующей их записью. Если им, например, все равно, что их в столь откровенном виде покажут по центральному каналу связи, то уж точно они заинтересованы в том, чтобы сохранить в тайне свои слова об устранении тебя или о возможности снятия печати присяги Императору. Так что, у тебя есть мощное оружие давления на них. Смело требуй магическую клятву о непричинении тебе вреда ни словом, ни делом, ни подстрекательством третьих лиц.

— Ладно, попробую, — в замешательстве промямлила я в ответ. — Как-то я себя слабо представляю в роли прожженной шантажистки.

— Все приходится когда-нибудь делать в первый раз, — философски заметил хранитель.

На том и договорились. Я отправила магических вестников сестре и лорду Паринсу, и назначила им встречу в доме моего отца сегодня вечером. До назначенного времени работала с документами, свалившимися на меня в связи с болезнью бабушки. Все-таки графиня Хашинская все дела вела самостоятельно вплоть до последнего периода. И теперь мне самой приходилось со всем разбираться.

В назначенное время я вышла из портала, любезно открытого для меня Регардом, перед резиденцией рода Хашинских и направилась к особняку. Сердце колотилось, как сумасшедшее. Сама я была бледнее некуда, но упрямо сжимала руки в кулаки и шла вперед. Совсем скоро мне предстояло столкнуться лицом к лицу с людьми, полностью разрушившими все мои надежды и мечты.

— Темного вечера, сестра, лорд Паринс, — поприветствовала я собравшихся, войдя в гостиную, где меня уже ожидали. — Думаю, нам есть, что обсудить, и это удобнее будет сделать в кабинете отца.

Не дожидаясь ответа, развернулась и прошла вдоль по коридору. Отворив нужную дверь, заняла место за письменным столом. Руки убрала вниз, чтобы никто не смог заметить, как они подрагивают от страха и волнения. Вслед за мной в кабинет зашла Ангелика и Двэйн Паринс. Сестра изумленно изогнула брови, предлагая мне пояснить происходящее, но я проигнорировала этот жест.

— И так, — начала, дождавшись, когда, наконец, все рассядутся, — прежде всего, я бы хотела, вернуть вам вот это, лорд.

Вынув из кармана платья обручальное кольцо, положила на стол перед ошарашенным бывшим женихом.

— Что происходит, Элеонора? — обескуражено выдохнул молодой человек, не сводя с меня своих потрясающих зеленых глаз.

Я смотрела на этого прекрасного, сильного и такого притягательного мужчину и в моей душе поднималась жгучая волна гнева, боли и разочарования. Как он мог так со мной поступить? Как он мог столь искусно притворяться, что любит и уважает меня? Как я могла быть настолько слепа, что совершенно не увидела его истинную суть?

— И в чем же причина твоего отказа? — требовательно спросил он, гневно сдвинув идеальные темные брови.

— Вы не любите меня, — начала перечислять я, стараясь, чтобы голос не дрожал от обуревавших меня эмоций. — Более того, вы презираете меня. Я вам до глубины души противна. И вы никогда не сможете проявить ко мне искреннюю симпатию, поскольку такая невзрачная курица, как я, по вашему мнению, не заслуживает вашего высочайшего внимания. А меня, как вы можете догадаться, подобная ситуация не устраивает.

— Да, с чего ты это взяла? — притворно возмутился лорд, вскакивая на ноги и начиная расхаживать по кабинету. — Мы ведь обо всем договорились! Все ведь было так хорошо. Откуда столь безрадостные мысли?

— Не стоит притворяться, лорд Паринс! — отрезала я, начиная выходить из себя. — Вы…

— Это все твои фантазии, дорогая! — защебетала Ангелика, как обычно перебив меня на полуслове. — Двэйн просто обожает тебя! Жизни своей не представляет вдали от своей ненаглядной невесты! Ты даже не представляешь…

— Довольно!!! — не сдержалась я, повысив голос и бессознательно выплеснув магический импульс, сплетенный со звуком моего голоса.

Лорд Паринс и моя младшая сестра потрясенно замерли, не в силах сдвинуться с места. Но я уже не могла остановиться, не замечая ничего вокруг.

— Вы двое просто отвратительны! Как можно быть настолько лживыми и лицемерными? Что вы вообще за люди такие? Хотите знать, почему я отменила помолвку? Пожалуйста!

В сердцах выхватила из кармана записывающий кристалл, активировала и включила на первом попавшемся месте в записи. И тут же перед нами на столе возникла голограмма, транслирующая всем присутствующим тот самый волнительный момент, когда мой бывший жених с упоением, схватив Ангелику за волосы, запихивал в ее распахнутый рот свое напряженное до предела достоинство. Меня передернуло от отвращения, и я деактивировала кристалл.

— Надеюсь, теперь вам все ясно? — буквально выплюнула им в лицо, а моя сестрица и ее любовник напряженно молчали, думая каждый о своем. — Ну, раз мы с этим разобрались, перейдем к более насущным проблемам. Сейчас вы оба принесете мне магическую клятву в том, что ни словом, ни делом, ни с помощью третьих лиц не станете в будущем каким-либо образом вредить мне. И на этой радостной ноте мы с вами расстанемся навсегда.


— Этого просто не может быть!!! — исступленно заорала сестра, бешено сверкая огромными карими глазами. — Ты же не владеешь магией!

Я же на эту тираду просто расхохоталась в голос. Мои истрепанные нервы сдали еще, когда лорд Паринс меня вывел из себя. Поэтому сейчас это уже была истерика.

— У меня, конечно, не высший уровень дара, — язвительно заметила ошеломленной парочке, — но магией я все-таки владею. Кроме того, я дипломированный специалист, имеющий возможность применять свои способности на практике на законных основаниях. Меня просто умиляет твой беспросветный эгоизм сестренка. За все эти годы ты ни разу не удосужилась проверить мою ауру на наличие дара. Тебе даже в голову не пришло, что я могу хоть в чем-то быть, как и все вы, мои горячо любимые родственники. Удивительное и абсолютно не обоснованное самомнение.

— Это ничего не меняет! — вновь заголосила она. — Ты слабая и никчемная магичка по сравнению с нами. Ты никогда бы не смогла поставить такой щит, который бы выдержал нашу двойную слаженную атаку. Как тебе это удалось?

— Это не имеет никакого значения, — отрезала, не собираясь больше тратить время на всякую ерунду. — Или вы сейчас же оба приносите необходимую мне магическую клятву, или завтра же по центральному каналу связи на всю страну покажут восторженным зрителям ваши совместные развлечения. Кроме того, уверена, Департаменту внутренней безопасности нашей необъятной Родины будет крайне интересно узнать о том, что это за ритуал, способный снять печать присяги Императору. Так что, не затягивайте этот волнительный момент, клянитесь и разойдемся уже.

Лорд Паринс быстро нарисовал в воздухе магический знак и ожесточенно проговорил требуемую мной клятву. Знак тут же вспыхнул красным светом, подтверждая истинность и нерушимость его слов.

— О чем? — в сердцах вопросила я, окидывая его презрительным взглядом. — О том, что не стала женой бесчестного, беспринципного типа со специфическими сексуальными предпочтениями? Это вряд ли! Всего хорошего, лорд Паринс. Держитесь от меня подальше в будущем. А сейчас вас никто более здесь не задерживает.

Мужчина, скрипнув зубами, покинул кабинет, громко хлопнув на прощание дверью.

— Теперь твоя очередь, Ангелика, — проговорила с нажимом, держась уже просто на чистом упрямстве.

Сестра последовала примеру своего любовника и принесла вожделенную для меня клятву, бросая в мою сторону ненавидящие взгляды, которые оставили меня совершенно равнодушной.

— Отлично, — прокомментировала я озарение комнаты красноватым светом от вспыхнувшего магического знака. — Теперь, что касается завещания отца. В ближайшее время я оформлю у поверенного отказ от своей доли в наследстве графа Хашинского. Мне ничего от вашего семейства не нужно. И больше вы меня в этом доме не увидите. Счастливо оставаться.

Сестра порывалась еще что-то мне сказать, но у меня просто не было больше моральных сил ее слушать. Поэтому практически на автомате метнула в ее сторону парализующее заклинание короткого действия, подивившись тому, как легко оно у меня получилось, и, забрав злосчастный кристалл, покинула родительский дом, чтобы больше никогда сюда не возвращаться.


Регард не мешал мне, не утешал и ничего не советовал. Я даже забыла о том, что он где-то рядом со мной. Но постепенно мало-помалу я начала успокаиваться. В душе царил полный сумбур и неразбериха. Тяжелый груз обиды и разочарования никуда не делся, всего лишь временно уступая место тревоге о насущных делах суетливого дня. Я встала с постели и обреченно поплелась в ванную. Приведя себя в порядок, осознала, что уже довольно поздно, и отправилась пожелать бабушке доброй ночи.

— Бабушка, темной ночи, — обратилась к пожилой графине, войдя в ее комнату и обнаружив, что она еще не спит. — Как ты себя чувствуешь?

— Сильная слабость не дает мне возможности вести привычный образ жизни, — откликнулась она, слегка улыбнувшись мне. — Как ты, моя дорогая? У тебя утомленный вид.

— Не обращай внимания, — нарочито бодро отмахнулась я. — Просто слишком много дел навалилось.

— Нори, — позвала меня бабушка, приглашая присесть на ее постель, — тебе ведь доктор Маринс сказал о моем состоянии? Правда?

— Да, — убито выдавила я, чувствуя, как слезы снова начинают бежать по щекам. — Бабушка, ты одна у меня осталась! Что я буду делать без тебя?

— Просто жить, моя девочка, — устало улыбнулась она. — Жизнь продолжается. Сейчас тебе кажется, что все разрушено и потеряно, что нет особого смысла в дальнейшем существовании. Но это не так. Мир никогда не стоит на месте. Постоянно что-то происходит, и действительность вокруг нас меняется, подчас самым для нас неожиданным образом. Живи, Нори! И за следующим поворотом судьбы ты сможешь найти для себя то, что порадует тебя и вернет смысл бытия. Пусть на данный момент у тебя никого не осталось, но ты сама-то никуда не делась. У тебя есть воля, характер, друзья и есть твой дар. Найди дело, которое тебе по душе. Воплощай свои и чужие мечты в реальность. И это принесет тебе ни с чем, ни сравнимое удовольствие. Вкладывай в свое дело душу, и Богиня тебя обязательно вознаградит. Будь счастлива, это самое лучшее, что ты можешь сделать в сложившейся ситуации.

— Не могу, Нори, — едва слышно проговорила она, нежно гладя меня по спине. — Я так устала за свою долгую и не всегда счастливую жизнь, что сейчас мне хочется обрести, наконец, покой. А еще я бы хотела увидеться в чертогах Богини с мужем и сыном. И хотя бы там побыть рядом с ними, раз уж на земле этому желанию не суждено было осуществиться. Я ведь держалась все эти годы, только из-за тебя, моя родная. Я не могла покинуть этот мир, пока ты не вырастешь и не узнаешь правду. Но теперь моя душа спокойна. Ты стала настоящей красавицей, утонченной и пленительной. Просто ты и сама пока не понимаешь всей своей привлекательности. Да и не умеешь толком преподнести свою красоту. Но это все временное. Совсем скоро ты всему научишься, и тогда ни один мужчина не сможет пройти спокойно мимо тебя. Я тоже тебя очень сильно люблю, Нори. И верю, что ты обязательно станешь счастливой. Ищи своего единственного мужчину, девочка моя. Только выбирай тщательно, не покупайся на красивую обложку. Смотри в самую суть. Старайся понять душу. А внешность это всего лишь оболочка, которая никогда не сможет в полной мере передать внутреннюю сущность. Тебе пора, Нори. Уже поздно, и нужно еще отдохнуть перед новым полным забот днем. Спи спокойно, моя хорошая. Все у нас теперь будет в порядке.

С тяжелым сердцем пожелала бабушке доброй ночи и ушла к себе. Приняв душ, упала на кровать и, раскинув руки в стороны, позвала хранителя:

— Регард, ты здесь?

— Конечно, — тут же откликнулся он, проявившись буквально в паре метров от меня, паря над полом. — Где ж мне еще быть, раз ты здесь?

— Бабушка умирает, — убитым, безжизненным голосом поделилась я своей болью. — Я не вынесу этого. У меня совсем нет ни сил, ни желания жить дальше. Я совершенно раздавлена и сломлена. Ощущаю себя никчемной и ни на что не способной клушей.

— А ну прекрати немедленно! — разозлился не на шутку дух, гневно сложив руки на груди и сверля меня своими полупрозрачными глазами. — Все с тобой в порядке. Пусть жизнь и преподнесла тебе довольно горький фрукт на завтрак, но это не значит, что теперь нужно лечь и помереть с расстройства. Может ты и не догадываешься, но я тебе точно могу сказать, что ты не из тех, кто сдается при возникновении первого же препятствия. Вон как сегодня уделала этого красавчика и его любовницу. Их аж перекосило. А все из себя всемогущих магов строили. Пусть знают, и на них найдется управа! Я горжусь тобой, девочка. Как твой давний предок, я бесконечно счастлив, что моя наследница сильна духом, и даже несмотря на весь свой страх и трепет перед этой парочка, смогла дать им достойный отпор. Ты большая молодец! Кстати, давай будем называть друг друга сокращенными именами. Меня можешь звать Рег. А к тебе как можно обращаться?


— Не стоит благодарности, Нори, — серьезно ответил дух. — Мы теперь неразрывно связаны на всю твою жизнь. И уж я постараюсь, чтобы она была у тебя долгой и по возможности счастливой. А теперь отдыхай.

— Ты прав, — согласно кивнула, отправляясь переодеваться в гардеробную. — Пора спать. Завтра будет еще один хлопотный день. Темной ночи, Рег.

— Темной ночи, девочка.

Со следующего дня для меня началась совсем иная страница моей жизни. Состояние здоровья бабушки ухудшилось, она впала в беспамятство и больше в себя не приходила. Доктор Маринс сказал, что надежды на улучшение нет, и что, скорее всего, графиня покинет этот мир через некоторое время. Эта ситуация просто убивала меня. Но на мои плечи свалилось такое большое количество организационных вопросов, что у меня просто не было возможности предаваться тягостным думам.

Каждый день, поднимаясь рано утром, я отправлялась улаживать дела, связанные с управлением имуществом моей бабушки. Несмотря на то, что основной частью богатства рода Хашинских владел отец, а теперь его вдова и моя младшая сестра, у пожилой графини было свое отдельное, принадлежащее только ей состояние. И мне приходилось вникать во все мелкие и не очень проблемы, возникающие у управляющих и других работников.

Кроме того, имелось еще и мое собственное наследство, которое так внезапно на меня свалилось. Нужно было как можно скорее разобраться в совершенно новых для меня отраслях экономики, с которыми я раньше никогда не сталкивалась. До недавнего времени я абсолютно ничего не знала ни о сельском хозяйстве, ни о добыче полезных ископаемых, ни о заготовке морепродуктов. Регард всеми силами помогал мне, но и он последние двадцать с лишним лет пробыл в хранилище и не был в курсе последних изменений в этих сферах. Поэтому все чаще я пропадала в библиотеке замка, поскольку именно там было собрано огромное количество книг по экономике, политике, магической науке и другим необходимым мне направлениям. Мне пришлось запросить в городском архиве подшивки всех газет и журналов за последние несколько лет по интересующим нас темам, а так же издания, освещающие светские и политические новости. Мой дух-хранитель считал, что мне нужно обязательно вникнуть еще и в это, чтобы быть готовой в нужный момент вступить в тонкую и опасную придворную жизнь.

Примерно через два месяца такой жизни умерла моя бабушка. Это случилось ночью. Еще вечером я заходила ее проведать, она, как и всегда в последнее время, неподвижно лежала, размеренно дыша, как будто просто спала. А утром, когда я зашла взглянуть на нее перед новым рабочим днем, бабушка уже лежала бледная и неподвижная. Это событие окончательно добило меня. Внутри глубоко в душе все, казалось, обледенело. Я перестала на что-либо реагировать и проявлять хоть какие-то эмоции.

Похороны графини Хашинской прошли в скромном кругу самых ближайших наших знакомых. Сестре и Магде я сообщать ничего не стала, посчитав, что бабушка меньше всего бы хотела видеть их на своих поминках. После тягостного, положенного случаю мероприятия я переехала жить в замок. Я просто физически не могла оставаться в доме бабушки, поскольку там все напоминало мне об этой невосполнимой потере.

Всем работникам, которые служили в столичном особняке графини Хашинской, я предложила либо перебраться вместе со мной в замок и уже там исполнять свои обязанности, либо взять расчет. Те служащие, которые пришли не так давно предпочли увольнение. Каждому их них я дала хорошие рекомендательные письма и щедрое выходное пособие. Эти люди не были виноваты в том, что нам больше не требовались их услуги. Со мной решили переехать экономка, которая работала у бабушки с самого моего детства, старый дворецкий, наш чудесный пожилой садовник, кучер и, что удивительно, недавно поступившая на службу к бабушке девушка, которая занимала должность секретаря.

Все свое состояние графиня завещала мне. Поэтому я приняла решение привести ее столичный особняк в порядок и погрузить в стазис. Пусть пока стоит нетронутым. Возможно, когда-нибудь я смогу что-то придумать на его счет, но пока с ним связано слишком много воспоминаний из детства.

Фамильный замок рода Фарнас теперь был уже более обжитым, поскольку с моим переездом в нем появились и те люди, которые не захотели со мной расставаться. Каждый вечер мы все вместе собирались в столовой, поскольку мне претило есть в одиночестве, и обсуждали произошедшее за день. Вернее мои служащие рассказывали о своих заботах и хлопотах, а я их слушала. Это позволяло мне отвлекаться на обыденные дела, не связанные с управлением большими капиталами, и не имеющие ничего общего с моими родственниками, мысли о которых причиняли лишь боль.


— Что с тобой происходит, Нори?! — вскричала Габриэлла, возмущенно тряхнув копной шикарных каштановых волос, и гневно сверкая зелеными глазами. — Ты с самого своего дня рождения с нами не виделась! Это переходит уже все границы. Так с подругами не поступают! Я, конечно, понимаю, смерть бабушки сильно на тебя повлияла. Но что у тебя с Двэйном Паринсом? Почему ничего не слышно о вашей помолвке? И от чего ты в таком виде? Краше только в гроб кладут!

И я не выдержала. Внутри как будто какую-то плотину прорвало, которая заковала все мои переживания в стальную броню, не выпуская их на волю. Я бросилась на шею подруге и горько заплакала. Сквозь рыдания делясь с Габи и остальными девочками всем тем, что со мной произошло. А мои верные подруги участливо вздыхали и гладили меня, молчаливо поддерживая и давая мне так необходимую возможность выговориться.

— Да, он просто конченный извращенец! — припечатала экспрессивная Габриэлла, когда мой рассказ подошел к концу. — А твоя сестра, ты уж извини, вообще мне никогда не нравилась. Вечно свой нос задирала так, будто мы с девчонками люди низшего сорта по сравнению с ней, великой и ужасной боевой магиней. То же мне, нашлась всемогущая!

— Хорошо, что ты все узнала до свадьбы и даже до официальной помолвки, — согласно кивнула черноглазая Ванесса, задумчиво накручивая на палец тугой темный локон. — Кроме того, ты теперь богатая и знатная дама. Так что, все произошедшее совсем не повод для того, что себя так запускать и выглядеть, как смерть ходячая. Наоборот, нужно искать во всем случившемся свои плюсы.

— Несси права, — отозвалась как обычно серьезная и сосредоточенная кареглазая шатенка, Аврора. — Честно говоря, мне этот красавчик, младший Паринс, всегда казался слишком смазливым. Эти его зеленые глаза с прищуром, так и тянут, вывести его на чистую воду. Но ты так его восхваляла, что я засомневалась в своем первоначальном впечатлении. Теперь ясно, что зря.

— Нори! — воодушевленно воскликнула Габи, и в глазах ее зажегся тот самый огонек, который всегда там появлялся, когда ее озаряла новая идея. — Ты просто обязана все бросить и уехать на какое-то время из столицы! Ничего тут без тебя не случится. Перемена обстановки пойдет тебе на пользу. Цвет лица как раз улучшится. А то на тебя же страшно смотреть!

— Точно! — поддержала ее тут же Несси, всегда принимавшая все идеи своей соседки по спальне на вооружение. — Нам всем нужно вместе поехать в твою резиденцию на побережье! Сейчас самое подходящее время. В столице слишком жарко и душно, все разъехались. Скука смертная. А возле океана мы сможем славно отдохнуть и набраться сил и новых впечатлений.

— Эта идея не лишена своего смысла, — откликнулась Рори, чем удивила меня сверх всякой меры. Обычно она скептически воспринимала спонтанные идеи Габи.

— Ты так думаешь? — с сомнением взглянула на Аврору. — Честно сказать, я даже не знаю.

— Соглашайся, Нори! — снова взялась за меня Габриэлла. — Все вместе побудем! Как в старые добрые времена. Я за то время, что мы не виделись после окончания школы Искусств, уже одурела дома от общения с братьями. И жутко соскучилась по нашей девчачьей болтовне.

— Хорошо, — неуверенно проговорила, борясь с соблазном, отказаться и оставить все как есть. — Попробую завтра вызвать всех управляющих и уладить дела. После этого еще раз поговорим о предстоящей поездке.

На следующий день, как и обещала, я срочно вызвала всех своих доверенных лиц и занялась решением самых насущных вопросов, требующих моего непосредственного участия. После этого раздала указания на ближайший месяц и, немного успокоившись, еще раз все обдумала. Идея с поездкой на отдых казалась мне все более привлекательной. Наконец, решившись окончательно, я отправила подругам магических вестников с точной датой нашего путешествия, и начала готовиться к отъезду. Регард, как ни странно, поддержал мое стремление покинуть столицу и пообещал все мне рассказать о том месте, куда мы собирались.

Резиденция рода Фарнас на побережье океана встретила нас палящим солнцем, приятным морским ветерком и упоительным шумом прибоя. В нашем распоряжении оказалась целая бухта, которая была на принадлежащей роду территории. Сам дом был словно картинка со страниц рекламного проспекта. Трехэтажный, с белыми стенами, весь увитый цветущими растениями, стоящий в тени огромного сада особняк потряс наше неискушенное путешествиями воображение. Мы с девчонками весело и шумно бегали по всему дому, рассматривая все вокруг. Нам было все ново и любопытно. Выбрав себе по комнате и распаковав вещи, мы устремились на пляж. Вдоволь нарезвившись в воде, приступили к обеду, организованному пожилой экономкой и несколькими слугами, которых специально пригласили к нашему приезду. Наш отдых набирал обороты.

Три недели, проведенные на берегу океана, словно бы стерли в моем сознании все те травмирующие и болезненные события, предшествующие поездке. Подруги всеми силами старались меня развлекать и делали все, чтобы я ощущала себя более счастливой. Всю первую неделю мы с упоением купались и загорали, наслаждаясь недоступными в столице благами приморского климата.

Но потом мой не занятый никакими делами разум начал заполняться новыми идеями и проектами. Я, наконец, вспомнила о том, что больше всего на свете я люблю заниматься зельеварением, не считая, конечно же, пения и танцев. А в этой местности было такое огромное количество нового и не опробованного мной ранее сырья для моих экспериментов, что я наскоро организовала себе небольшую лабораторию для изготовления зелий и стала там пропадать, работая над очередным средством. Сферой применения своих изысканий я выбрала косметологию. Мне до дрожи в руках хотелось сделать такие зелья, которые позволили бы даже из самой непривлекательной девушки сделать симпатичную и ухоженную прелестницу. Не знаю, с чем именно было связано такое мое стремление, то ли на меня повлияли высказывания бывшего жениха о моей невзрачности, то ли еще что-то, но эта идея настолько меня захватила, что я уже не могла остановиться, пробуя все новые и новые сочетания компонентов.


Вечером перед возвращением в столицу мы все вместе собрались на террасе и с упоением вдыхали морской воздух, слушали щебетание птиц и наслаждались приятным ветерком. Вдруг Габи решительно заявила:

— Вы как хотите, девочки, а я открываю свое заведение. Сил моих больше нет заниматься тем, что мне скажут под бдительным надзором братьев! Они же никого ко мне не подпускают! Представляете?!

Габриэлла была единственной из нас, кто влюблялся с завидной регулярностью, всеми силами стремился добиться взаимности, а потом так же внезапно терял интерес к объекту своего обожания. Поэтому на эту ее фразу мы лишь слаженно улыбнулись.

— Нет, я серьезно! — не унималась она, взбудоражено сверкая зеленью глаз. — Я действительно хочу открыть что-то свое. Но это будет не ресторан, а скорее закрытый элитный развлекательный клуб для высшей знати.

— А деньги ты, где собралась взять на его открытие? — посмеиваясь, уточнила Ванесса, поправляя свои роскошные черные волосы. — Или твои родители все-таки дали тебе доступ к финансовым потокам семьи?

— Нет, — вся поникла под ее взглядом Габи. — Но это ничего не значит! Я все равно добьюсь своего! Деньги, в конце концов, можно и занять.

— Можно подумать, в столице не хватает подобных мест, — отстраненно заметила скептически настроенная Аврора. — Да, таких клубов для высшей знати полным-полно. Чем твой будет выделяться из общей массы?

— Я уже думала об этом, — необычно серьезно проговорила Габи. — И я пришла к выводу, что мой клуб будет отличаться исключительно морскими деликатесами в основном меню, а так же увлекательной и необычной шоу-программой.

— Это не лишено смысла, — вставила я, обдумывая идею подруги. — Все-таки в столице мне часто доводилось слышать от знакомых бабушки или отца о том, что хорошие морские деликатесы попробовать особенно и негде. Хотя многие питают к ним слабость.

— А мне, например, хочется открыть свой модный салон, — вставила, неожиданно надувшись, Несси. — Но я тоже не знаю, где взять средства для осуществления этой идеи. К тому же, отец никогда не согласится на подобное занятие для меня. Он все еще лелеет надежду выдать меня удачно замуж за подобранного им кандидата. Хочет, чтобы мой муж стал его преемником, и я всю жизнь жила бы у него под боком.

— Раз уж мы заговорили о наших мечтах, — произнесла Рори, — то и у меня есть желание открыть свою мастерскую по производству артефактов. Но, как и у вас всех, у меня имеются финансовые затруднения. Однако я работаю в этом направлении, и уже собираю документы на предоставление ссуды в банке.

Слушая откровения своих подруг, я вдруг вспомнила последние наставления моей бабушки о том, что если я буду воплощать в реальность свои и чужие мечты, то обязательно стану счастливой. Самой мне хотелось открыть косметологический салон, в котором каждая девушка смогла бы по своим подчас скромным средствам найти для себя необходимое зелье, которое поможет ей стать привлекательнее. Еще в бытность учебы в школе Магических Искусств я думала о том, чтобы заняться зельеварением после получения диплома. Но тогда я еще не понимала в полной мере того, в каком именно направлении хотела бы развиваться. А сейчас я это знала точно. Решение пришло само собой.

— Девочки! — воодушевленно воскликнула, вставая от нетерпения на ноги. — У меня вполне достаточно средств, чтобы профинансировать все ваши проекты. Но я понимаю, что вам бы хотелось иметь именно собственное дело. Поэтому предлагаю вам сопартнерство. Я с каждой из вас заключу деловой договор, в котором буду выступать в качестве инвестора проекта. А вы уже будете прописаны, как владелицы ваших заведений. По истечении нескольких лет я уверена, вы сможете полностью покрыть вложенные мной деньги и рассчитаться со мной.

— А что? — просчитывая все в уме, отозвалась Габриэлла. — Я согласна! Мне уже не терпится приступить к осуществлению задуманного. Вот только родные совершенно точно будут недовольны.

— Ты уже совершеннолетняя, — отмахнулась я, — так что по закону сама можешь заключать договора. Кроме того, я всех вас приглашаю пожить в моем столичном замке. Мне там все равно очень одиноко. А вам, возможно, так будет легче договориться с родственниками. Все-таки имея крышу над головой, всегда проще оперировать аргументами, без угрозы остаться на улице.

— Я готова попробовать! — необычно бодро выпалила Аврора.

— И я, конечно же, не откажусь от твоей помощи, Нори! — не осталась в стороне Ванесса.

— Тогда решено! Вернемся в столицу и начнем!


Вернувшись из отпуска, мы с неиссякаемым энтузиазмом принялись воплощать задуманное в жизнь. Прежде всего, мы подобрали три небольших двухэтажных дома в торговом квартале Флавии. Первый этаж подобных домой обычно занимал сам магазин или салон, а второй отводился уже для склада товара или для других нужд владельцев. Все купленные нами дома стояли на одной улице недалеко друг от друга.

В одном из домов расположилась мастерская по изготовлению артефактов, которой управляла Аврора Бельвидер. На первом этаже был зал с витринами, в которых демонстрировались различные артефакты, а на втором — склад необходимых материалов и небольшая мастерская артефакторов. Рори наняла себе несколько помощников для более быстрого создания разработанных ею творений. Основная же лаборатория, где подруга проводила свои обширные изыскания, располагалась в одном из подвальных помещений замка. Для изготовления артефактов в мастерской стали использовать те полезные ископаемые, которые добывались на одной из территорий, принадлежащих роду Фарнас. Поэтому у Авроры было достаточно необходимого сырья при этом по доступным, а не завышенным ценам.

Другой купленный нами дом достался Ванессе Миланской. В нем она устроила шикарный модный салон. На первом этаже выставлялись готовые платья и были расположены примерочные, а весь второй этаж занимала ее личная мастерская по пошиву одежды. Несси также наняла несколько девушек, которые помогали шить те модели платьев, которые наша подруга придумывала и тщательно воплощала в жизнь. Для пошива своих нарядов Ванесса использовала только дорогостоящие высококачественные ткани. Но мы старались найти хороших поставщиков, которые смогли бы нам продать необходимый материал за адекватные деньги.

Оставшийся дом был куплен для моего собственного салона красоты. Первый этаж, как и у подруг, занимали витрины с продукцией, а так же отгороженные от торгового зала небольшие кабинеты, где посетительницы смогли бы получить необходимые консультации и попробовать выбранные средства. Я тоже наняла себе помощниц. Несколько девушек занимались непосредственно продажей зелий и снадобий. А еще две занимались уже непосредственно с клиентками, которые хотели получить консультации и процедуры. Выгодной особенностью моего салона, отличавшей его от всех тому подобных, стало использование для приготовления зелий сырья, специально для меня доставляемого с побережья океана. Для других зедьеваров это было дорогое удовольствие. Но имея собственную резиденцию с прилежащей к океану территорией, мне было проще и выгоднее организовать поставки редких для столицы ингредиентов.

Чего только не было в моем салоне! Большой выбор стойких средств для изменения цвета волос, которые не только окрашивали, но и укрепляли волосы, а также замедляли их рост. Подобного окрашивания хватало более чем на два месяца, и отросшие корни при этом не сильно бросались в глаза. Так же я разработала специальное средство для окрашивания и укрепления ресниц. Теперь каждая девушка, пользующаяся этим средством, могла получить свои собственные густые, длинные и темные ресницы, и у прелестниц больше не было нужды постоянно использовать специальную краску для макияжа. Кроме того, мое зелье для удаления волосяного покрова с тела отличалось от таких же более стойким эффектом и необходимостью реже им пользоваться. Но основную часть продаваемых товаров все-таки составляли средства по уходу за кожей. В салоне были представлены кремообразные зелья, способные даже самую грубую кожу сделать мягкой и бархатистой, средства для придания коже белизны, зелья, убирающие высыпания с жирной и проблемной кожи, кремоподобные основы под макияж и многое, многое другое. Сейчас я работала над своей собственной линейкой декоративной косметики, и была увлечена этим не на шутку.

Конечно, после открытия наших заведений мы не получили немедленно нереально большую выручку, способную компенсировать все наши затраты. Но понемногу клиенты стали о нас узнавать. И покупателей становилось день ото дня все больше. Этому способствовало и то, что мы не заламывали цены на определенную часть товаров, и их могли приобрести представители любых сословий. Так, например, у Ванессы была целая серия простых и удобных платьев за небольшую сумму. Их охотно покупали самые разные девушки, у которых не было возможности купить шикарные дорогие наряды, но им, как и всем остальным, хотелось хорошо выглядеть в повседневных платьях. У меня же в салоне в каждой линейке средств были свои малобюджетные варианты. Пусть простолюдинки не могли себе позволить купить дорогое средство для лечения кожи, но они вполне были способны приобрести что-то подешевле, но тоже эффективное.

Что касается, открытия развлекательного клуба Габриэллы Шарин, то это был самый масштабный и, естественно, самый дорогой из всех наших проектов. Мы работали над ним все вместе, и каждая из нас вкладывала в это общее детище частичку своих умений и своей души. Прежде всего, мы приобрели один старый разорившийся ресторан на окраине центральной части города. Само здание было большим и добротным, но внутри требовался капитальный ремонт, а главное современный и модный дизайн. Нанятая бригада бытовых магов и выбранный Габи дизайнер интерьеров сотворили с помещением поистине чудо. Здесь было все самое популярное в подобных местах: большой зал с ресторанной зоной и буфетом, где посетители могли спокойно поесть в приятной атмосфере, широкая танцевальная зона, предназначенная для тех, кто хотел покружиться с партнерами в ритмах известных и любимых танцев, отдельный зал для азартных и не очень игр, а так же огромная сцена для проведения шоу-программы.


Я организовала поставку продуктов из отдаленного имения с большими сельскохозяйственными угодьями, предоставила широкий выбор вин многолетней выдержки из погребов замка, а так же обеспечила поступление свежих и разнообразных морепродуктов. Повара для клуба мы выбирали все вместе и остановили свой выбор именно на жителе побережья океана, поскольку никто, так как он, не смог приготовить оригинальные блюда из морских деликатесов. Так же отдельным условием заведения стало полное отсутствие отдельных кабинетов. В клубе совершенно негде было уединиться. Нам претило то, что в нашем детище кто-то будет заниматься всяким непотребством. Для этого и других мест предостаточно, не обязательно именно к нам идти за подобными развлечениями. Кроме того, мы наняли первоклассную охрану, которая должна была пристально следить за поведением посетителей и не допускать, чтобы кто-то из гостей перешел границу дозволенного по отношению к другим гостям.

Мы назвали клуб «Феникс», и его открытие вызвало небывалый ажиотаж в столице. Все же не каждый день во Флавии открывали подобные заведения, а людям всегда хочется новизны. Заявки на посещение открытия развлекательного клуба каждый день приходили в очень большом количестве.

И вот, этот день настал! Сегодня мы должны были впервые открыть двери нового закрытого развлекательного клуба «Феникс» для представителей аристократии нашей столицы. Габриэлла была сама не своя, нервная и бледная. Ванесса и Аврора перепроверяли снова и снова свои творения. Никому не хотелось, чтобы произошло что-нибудь непредвиденное в самый последний момент. Я же занималась организацией банкета, тщательно следя за тем, чтобы все было готово, и гости остались довольны. А шоу-программу должна была обеспечить Габи. Она даже нам не сказала, что это будет, желая сделать сюрприз.

Вечером перед самым открытием мы все стояли в помпезно украшенном зале на взводе, взволнованно заламывая руки, в нарядных платьях и в масках, поскольку так же, как и все остальные, не собирались афишировать свои личности и следовали правилам клуба. На портальной площадке заведения портье встречал гостей и выдавал маски. Все было организовано так, чтобы гости не могли видеть других посетителей до того, как наденут артефакт. Зал начал постепенно наполнятся людьми, играла приятная музыка, официанты сновали туда-сюда, ухаживая за гостями и предоставляя меню. Я, Ванесса и Аврора находились пока в помещении для персонала, следя за происходящим через наблюдательное окно. Габриэлла, как хозяйка клуба, встречала каждого гостя лично и, представляясь, перекидывалась парой ничего не значащих фраз.

«Регард, — обратилась я к хранителю, — очень прошу тебя, следи за гостями. Если заметишь что-то подозрительное, сразу дай знать».

«Нет проблем, Нори, — азартно откликнулся он. — Ты же знаешь, что я в полном восторге от всего этого. Может еще и знакомых здесь встречу».

«Нет, — уверенно ответил Рег. — Каждый из нас защищает своего наследника. Мы не позволяем другим духам определять их личность, если подопечный сам того не хочет».

«Регард! — взволнованно проговорила. — Ты должен скрывать мою личность, как можно более тщательно. Я понимаю, что совсем скоро мне предстоит войти в совет Императора. И, наверное, сегодня тебя могут встретить твои знакомые. Но я не хочу, чтобы кто-то из представителей древних родов узнал меня под маской. Всему свое время».

«Как скажешь, — легко согласился тот. — Никто не расскажет о тебе своим подопечным. Гарантирую. У духов-хранителей свой кодекс, и мы его чтим».

«Отлично! — с облегчением выдохнула я. — Тогда я на тебя надеюсь. Развлекайся сам и заодно приглядывай за происходящим».

Меж тем банкет шел полным ходом, а общее веселье набирало обороты. Началась шоу-программа. Бдительно наблюдая за посетителями, я краем глаза улавливала смену актеров. Вот вышли огненные гимнасты, которые, проделывая головокружительные акробатические трюки, сопровождали почти каждое движение еще и формированием огненных шаров, колец, лент и тому подобных элементов, кружащих вокруг артистов в причудливом хороводе. Далее выступала столичная оперная знаменитость, исполняя всеми любимую арию из самой популярной в этом сезоне оперы, на которую было крайне сложно достать билеты. Не представляю, как Габриэлле удалось уговорить звезду выступить сегодня у нас, но я с упоением наслаждалась ее голосом. Это было поистине чудесно.


— Это катастрофа!!! — в ужасе воскликнула она, подлетая к нам и чуть ли не рыдая. — Это полный провал! Что же делать?!

— Габи, что случилось? — строго спросила всегда собранная и серьезная Аврора. — Говори четко, ясно и по существу. Так мы быстрее сможем что-то предпринять.

— Главного сюрприза и изюминки вечера и вообще клуба не будет! — сокрушенно воскликнула Габриэлла. — У нас должна была выступать профессиональная скандально известная танцовщица. Ее номер через один после оперной звезды. Но она только что прислала магический вестник с извинениями и оправданием, что не сможет прибыть по личным причинам. Но мне не кем ее заменить! На ее номере была построена вся программа. Все спланировано так, что именно ее выступление должно было стать гвоздем сегодняшнего вечера! Какой кошмар! Я не представляю, что можно сделать за столь короткое время.

— Спокойно! Еще не все потеряно! — собранно ответила Ванесса. — Если танец известный, то Элеонора вполне смогла бы его станцевать. Правда, Нори? Ты же изучала танцевальное направление в школе Магических Искусств. Я думаю, у тебя получится никак не хуже любой профессионалки в этой области, а может даже и лучше.

Я с ужасом смотрела на серьезные лица подруг и от шока не могла вымолвить и слова. В этот самый момент зеленые глаза Габи зажглись неугасимым огнем надежды, и это однозначно означало, что мое сопротивление бесполезно. Эта девушка всегда добивалась того, чего хотела, подчас идя к своей цели напролом. Но я не собиралась сдаваться без боя.

— Вы в своем уме?! — возмущенно воскликнула я. — Как вы себе это представляете? Маркиза Фарнас вот так возьмет и выйдет на сцену развлекательного столичного клуба, чтобы станцевать для высшего света. Да, меня потом ни в одном приличном доме не примут! О моей репутации вообще можно будет забыть. А уж если это дойдет до прессы, скандал будет на всю страну. Вы меня извините, но я этого делать не буду.

— Нори! — с энтузиазмом бросилась ко мне Габи. — Пожалуйста! Умоляю! Это ведь всего лишь танец. Ничего особенного. Зато сегодняшний вечер будет спасен.

— К тому же тебе совершенно не обязательно представляться гостям, — вставила свое веское слово благоразумная Аврора. — Ты можешь танцевать в маске. Никто не сможет доказать, что на сцене была именно ты. Да, такое даже в голову никому не приедет. А мы естественно никому ничего не скажем.

— И костюм тебе будет как раз в пору, — поддержала подруг Ванесса. — У вас с нанятой танцовщицей примерно одинаковая комплекция.

Я переводила ошарашенный взгляд с одной своей подруги на другую, но уже понимала, что они не отступят, и мне все-таки придется танцевать. Почувствовав мою нерешительность, а молчание восприняв за руководство к действиям, Габриэлла схватила меня за руку и поволокла за кулисы. Я только и успела свою маску надеть, выбегая из комнаты.

— А что хоть за танец? — обреченно уточнила я.

— Это должен был быть раджас, — бросила через плечо Габи, вогнав последний гвоздь в крышку гроба моей репутации.

— Что?! — завопила я, останавливаясь как вкопанная, так, что даже крепкая Габриэлла споткнулась и едва не упала. — Ты с ума сошла? Я не буду это танцевать! Это просто немыслимо!

— Да, что ты так суетишься? — подоспели к нам Аврора с Ванессой. — Ну, раджас, и что? Можно подумать, ты его танцевать не умеешь. Никто же ничего не узнает. Быстренько спляшешь, и шоу-программа будет спасена.

Девчонки подхватили меня под руки и устремились в костюмерную. При взгляде на наряд, в котором мне предстояло выйти на публику, меня чуть удар не хватил. Это был короткий топик, обтягивающий грудь, как вторая кожа, а так же невесомая струящаяся юбка с разрезами до середины бедра по бокам. К одежде прилагались многочисленные браслеты, а так же пояс со звенящими монетками. Волосы танцовщицы должны были быть распущенными.

Быстро затолкав меня в это нечто, подруги распустили мои ниспадающие ниже пояса волосы и оставили в таком виде, ждать за кулисами моего выхода.

— Габи, пусть везде погасят свет после объявления моего номера, — только и успела сказать я, а девчонок уже и след простыл.

Пока я в нервном ознобе дрожала перед выходом на сцену, в уме всплывало все, что я знала об этом специфическом направлении танцевального искусства. Раджас был исконным танцем женщин пустынь, которые занимали центральные территории нашего материка. Его обычно танцевали перед важными гостями или перед местным правителем — тархаром. Это был очень чувственный и страстный танец. Занимаясь по курсу танцевального искусства дополнительно в школе Магических искусств, я овладела и этим направлением тоже. Моя наставница всегда поражалась тому, как легко мне давались различные виды танцев и их комбинации. Сама она страстно любила раджас за ту искру огня, которая всегда сопутствовала этому танцу, и обучила ему и меня, хотя в учебную программу он не входил. И вот теперь мне предстояло исполнить этот шедевр перед всей высшей знатью. Хуже даже вообразить сложно!

На сцену вышел конферансье и объявил выход танцовщицы. В зале погас свет, и я, вдохнув поглубже, устремилась вперед, как в омут с головой. Быстро метнув по периметру сцены магические огоньки так, чтобы они озаряли меня со спины, и зрителям были видны лишь очертания моей фигуры, а не внешность, хоть и скрытая маской, я замерла в ожидании музыки. И она тут же полилась на сцену, оглашая все вокруг громким ритмичным боем барабанов.


Устремившись по узкому коридору от сцены к костюмерной, я вдруг услышала голос, искаженный маской, но однозначно принадлежащий мужчине:

— И что это за прелесть такая тут у нас? Впервые встречаю столь умелую танцовщицу.


Сердце ухнуло куда-то внизу и тут же подскочило обратно, забившись пойманной птицей где-то в районе горла, и встав там комом, не давало вымолвить и слова. Передо мной стоял Двэйн Паринс, мой бывший жених собственной подвыпившей персоной. Только он пользовался этой туалетной водой, которую заказывал в одном и том же месте, поскольку на все остальные ароматы у него была стойкая аллергия. Смесь мускуса и гвоздики, терпкий, пряный, будоражащий аромат ударил в ноздри, вызывая позабытый приступ омерзения от осознания близости этого человека.

Ни говоря ни слова, я рванула было вперед в тщетной надежде проскочить мимо него. Но не тут-то было. Он легко поймал меня и прижал к ближайшей стене, расположив свои руки по бокам от моего лица. Паринс был так близко, что мне приходилось задирать голову вверх, чтобы смотреть на него.

— Куда же ты так спешишь, сладкая девочка? — растягивал он слова, поглаживая меня по щеке одной рукой. — Мы ведь еще не познакомились. А мне так хочется узнать, кто же здесь спрятался под маской.

Понимая, что сейчас может произойти непоправимое, я решительно оттолкнула его и поднырнула под руку. Особого вреда он мне не причинит, поскольку связан клятвой, но вполне может узнать, кто я на самом деле, а это повлечет за собой массу проблем.

— Дайте пройти! — отрезала я, устремляясь в сторону выхода из злосчастного коридора. Что здесь вообще творится? Где охрана? Где все? Как Двэйн проник в клуб? Мы очень тщательно проверяли всех гостей, и его точно не было в числе приглашенных.

Но с моей стороны было слишком наивно думать, что он даст мне спокойно уйти. Догнав меня в два счет, мужчина резко схватил меня за руку и рванул на себя. Быстро зафиксировав мои руки над головой, он прижался ко мне вплотную и начал жадно шарить по телу свободной рукой.

— Ты слишком редкая птичка, чтобы я дал тебе сейчас уйти, — выдохнул он мне в губы, намереваясь поцеловать.

Я быстро отвернулась в сторону, и его губы заскользили по щеке, спускаясь к шее. Рука же продолжала изучать изгибы моего тела. Это было невыносимо. Отвращение и гнев смешались в ядовитый коктейль чувств отравляющих душу и разум. Магическая энергия взметнулась внутри, грозя немедленно выйти из-под контроля. Уже не понимая, что творю, я резко отпустила ее на свободу и ударила мужчину волной чистой силы. Он отлетел к противоположной стене, а я, обретя, наконец, вожделенную свободу, рванула со всех ног вперед, не разбирая дороги.

— А ты оказывается с характером, — жестко усмехнулся он, бросаясь за мной вслед. — Обожаю таких. Это крайне увлекательно, приручать новую дикую кошечку. Обещаю, в моих руках ты совсем иначе будешь себя вести.

Ага, конечно. Буду, как моя сестра, покорно сносить все оскорбления и грубое обращение с моим телом. Нет уж, спасибо. Мне и без этого всего прекрасно живется. Я бежала по нескончаемому коридору, размышляя подобным образом, а Паринс уже практически схватил меня вновь. Я обернулась и тут же налетела на кого-то впереди. Уставившись на этого человека, я обнаружила прямо перед собой еще одного высокого мужчину в маске. Хвала Пресветлой! Я спасена!

Быстро задвинув меня себе за спину, незнакомец преградил дорогу Паринсу.

— Леди ясно дала понять, что вы ей неприятны, — жестко отрезал он, набрасывая на нас щит.

— А ты кто такой? — взбешенно прорычал бывший жених. — Пошел вон отсюда! Эта женщина моя, и я не собираюсь ее никому уступать! Как ты вообще смог пробить мой щит? Хотя неважно, сейчас я с тобой разделаюсь и доберусь, наконец, до этой милашки.

Мгновенно сформировав на руке огненный шар, Двэйн с силой швырнул его в незнакомца. Однако тот не растерялся и отразил атаку, загасив снаряд ответным ударом. Не теряя ни секунды, мой спаситель послал мощное парализующее заклятие, которое тут же достигло цели, врезавшись в грудь не ожидавшего подобного Паринса. Бывший жених упал, а незнакомец быстро сформировал портал, и потянул меня в него.

— Уходим! — бросил мужчина. — Он скоро очнется, и если мы окажемся рядом, то здание может пострадать от сражения двух огненных магов.

— Я не могу, — запротестовала, дернувшись в сторону, но мужчина держал меня слишком крепко. Секунда, и нас поглотила красноватая воронка портала.

Оказавшись на балконе какого-то дома, быстро отскочила от незнакомца, который слегка ослабил хватку. Понимая, что меня только что банально похитили, я собралась бороться до конца. Сформировав в одной руке огненный шар, а в другой сонное заклятие, требовательно спросила:

— Где мы находимся? И кто вы такой?

— Успокойтесь, леди, — усмехнулся незнакомец, снисходительно улыбаясь, глядя на мои жалкие попытки защититься. — Мы в моем загородном доме. Здесь никого нет. Я не причиню вам вреда. Уберите пульсар и заклинание. У меня нет никакого желания сражаться с беззащитной женщиной.


— Клянусь, что не причиню вреда прекрасной незнакомке, скрытой под маской, — посмеиваясь, проговорил мужчина, нарисовав магический знак в воздухе, который тут же вспыхнул красным светом, подтверждая истинность его слов.

С огромным облегчением выдохнула и развеяла огненный шар и заклятие. Жуткая слабость внезапно накрыла меня мощной волной, и я, покачнувшись, схватилась за перила балкона. Мужчина подался вперед, видимо, желая помочь, но мне совершенно не хотелось оказаться от него в опасной близости.

— Не подходите, — отрезала, стараясь взять себя в руки и побороть приступ дурноты. — Я вас не знаю, и у меня нет причин доверять вам. Зачем вы забрали меня из Феникса?

— Я уже объяснил, что мой противник быстро бы пришел в себя, — начал убеждать меня незнакомец. — Он очень силен. И если бы мы оказались рядом с ним, то в клубе могли бы пострадать люди. Я посчитал, что исчезнуть оттуда наиболее удачный вариант. Поскольку этот мужчина не смог бы преследовать нас и атаковать.

— Хорошо, — с сомнением протянула я, все еще подозревая собеседника. — Почему мы в загородном доме? Отчего нельзя было перенестись в город?

— Честно говоря, это первое, что пришло мне в голову, — открыто улыбнулся он. — Координаты этого дома я смог бы назвать, даже если бы меня разбудили среди ночи. Я часто здесь бываю.

Я молча обдумывала слова моего спасителя и невольного похитителя. Мы находились на втором этаже дома, окруженного то ли лесом, то ли парком, в кромешной тьме, царящей вокруг, невозможно было точно определить местоположение строения. Мягкий свет от магического светильника на стене озарял пространство балкона. Прохладный ночной ветерок обдувал мое полуобнаженное тело, и я вдруг остро ощутила, что стоящий рядом мужчина пристально меня разглядывает, скользя жарким взглядом по моим плечам, рукам, открытому животу. Ощущения были настолько явными, что я вздрогнула, поежившись.

— Вы не могли бы дать мне какую-нибудь одежду? — борясь со смущением, попросила его. — Это сценический костюм, и он не предполагает личного общения с кем-либо. Мне не хотелось бы, вести диалог с незнакомым мужчиной в подобном виде.

— Давайте, зайдем в дом, — предложил он, не спуская с меня глаз. — Здесь становится прохладно. Внутри я поищу что-нибудь подходящее. Правда, никакой женской одежды в доме нет. Это, можно сказать, мое личное убежище, где, кроме меня, никто не бывает.

— Я вполне могу подождать вас здесь, — не согласилась я. Меньше всего мне сейчас хотелось оставаться в замкнутом пространстве с мужчиной, который столь внимательно меня разглядывает.

— Я же принес клятву, — укоризненно заметил он. — Вам нечего бояться. Как гостеприимный хозяин, я не могу оставить вас здесь скучать в одиночестве на продуваемом всеми ветрами балконе. Проходите в дом, располагайтесь, а я поищу что-то из одежды.

С трудом поборов в себе желание держаться, как можно дальше от незнакомца, я отправилась вслед за ним внутрь. Пройдя сквозь широкие стеклянные двери, мы очутились в небольшой, полутемной гостиной. Хозяин дома тут же зажег многочисленные светильники, послав к ним импульсы силы.

— Присаживайтесь, — предложил он. — А я сейчас вернусь.

Оставшись одна, начала озираться по сторонам. Гостиная была отделана в приглушенных светло-желтых тонах, с красивыми красного цвета драпировками в некоторых местах. Ковер на полу и удобная мягкая мебель создавали уют и пробуждали желание про все забыть и отдохнуть. Я тут же расположилась в одном из кресел, блаженно прикрыв глаза. Наконец-то, я смогу хотя бы посидеть спокойно. Этот вечер оказался слишком переполнен событиями и впечатлениями. И снова на меня накатила неимоверная слабость. Хотелось просто сидеть с закрытыми глазами и ничего не делать, а еще лучше оказаться в своей постели и просто уснуть. Внезапно я вновь ощутила на себе чей-то взгляд. Вздрогнув, я распахнула глаза и тут же наткнулась на стоящего в дверном проеме мужчину, который молча на меня смотрел. Резко вскочив на ноги, я оправила юбку так, чтобы не было слишком заметно моих голых ног в высоких разрезах.

— Извините, — произнес без тени раскаяния незнакомец, слегка хрипловатым голосом. — Я вас напугал. Вы с таким упоением отдыхали в кресле, что я не решился сразу дать знать о своем присутствии. Вот, первое что нашел. Давайте я вам помогу.

Мужчина подошел ко мне вплотную, держа в руках белую рубашку, и собираясь мне помочь ее надеть.

— Не стоит, — откликнулась, делая пару шагов в сторону. — Я и сама прекрасно справлюсь.

Протянув руку, забрала рубашку у явно раздосадованного собеседника и быстро облачилась в нее, споро застегнув все пуговицы. Из-за того, что незнакомец был довольно высоким и широкоплечим, я буквально утонула в этом предмете гардероба. Но зато рубашка скрыла оголенные части моего тела, от чего я почувствовала себя гораздо комфортнее и перевела дух.

— Может быть, вы согласитесь со мной поужинать или перекусить? — вдруг предложил он. — Уже поздно, а вы явно не ели перед выступлением. Я не могу позволить моей гостье умереть от голода в моем присутствии.


— Хорошо, — через силу согласилась. — Я выпью с вами чай. Но вы должны пообещать, что непременно после этого сразу же откроете портал в город. Меня, скорее всего, уже ищут. И я должна, как можно скорее, оказаться дома.

— Как пожелаете, — легко согласился он, разворачиваясь и отправляясь куда-то по коридору и вниз по лестнице.

Я следовала за ним, не отставая и поражаясь всему, что со мной сегодня творится. Как до такого могло дойти, что я в полуголом виде собираюсь ужинаться в доме совершенно незнакомого мужчины в абсолютно неизвестном месте? Ладно, не стоит терзаться по поводу того, что невозможно изменить. Рубашка есть, и уже хорошо.

— Давайте поедим на кухне, — предложил незнакомец, проходя в небольшую симпатичную кухоньку. — Здесь мало места, но нам двоим хватит. Не хочется, чтобы вы ждали одна еду в гостиной.

— Я могу вам помочь что-нибудь приготовить, — из вежливости предложила ему. — Я, конечно, не профессионал в этом деле, но, наверное, тоже на что-нибудь сгожусь.

— Вы никогда не готовили? — удивленно отозвался он, доставая продукты из холодильника и начиная резать овощи и запеченное мясо, укладывая их на тарелки.

— Честно говоря, не было нужды в овладении этим искусством, — откровенно промямлила я.

— Значит, с вашим благородным происхождением я не ошибся, — лукаво усмехнулся мужчина, а у меня сердце сжалось от страха.

— Вы что пытаетесь выведать мои тайны? — спросила упавшим голосом.

— Не расстраивайтесь так! — воскликнул он. — Вы меня заинтересовали. Поэтому совершенно логично с моей стороны пытаться узнать о вас побольше. Предлагаю снять маски и познакомиться официально. Как вы на это смотрите?

— Отрицательно! — холодея, выпалила я. — В мои планы совершенно не входит раскрывать свою личность. Пусть вы мне сегодня очень помогли, но это не делает вас человеком, которому я могу доверять.

— Очень жаль, — снова улыбнулся он, накрывая на стол. — Прошу к столу. Это естественно не ресторанные изыски, но для позднего перекуса вполне подойдет. Угощайтесь.

— Благодарю, — улыбнулась в ответ, присаживаясь на стул и приступая к вожделенной трапезе. — Все очень вкусно. Спасибо.

— Не за что, — отозвался мужчина, с аппетитом поглощаю еду.

Когда первый голод был утолен, незнакомец решил возобновить нашу беседу.

— Вы очень привлекательная женщина и потрясающе танцуете, — вот так запросто заявил он, от чего я вся вспыхнула до корней волос, счастье, что маска все скрывала. — Боюсь, я теперь стану завсегдатаем Феникса в надежде увидеть ваше следующее выступление.

— Вряд ли вы можете оценить мою привлекательность, — скептически заметила я. — Вы меня совершенно не знаете. Да и маска не дает что-либо понять. Кроме того, я не профессиональная танцовщица. Это был первый и последний раз, когда я выступала. Близкий человек попросил об одолжении, и я не смогла отказаться.

— Не обязательно видеть лицо женщины, чтобы понять влечет тебя к ней или нет, — снова убийственно откровенно заявил он. — Вы танцуете раджас так, как женщинам пустынь даже и не снилось. Общественность будет убита известием о том, что вы больше не почтите нас своим явлением. А кто вас попросил? Возлюбленный? У вас кто-то есть?

— Это совершенно бестактный вопрос! — ужаснулась я такой простоте нашей беседы. — Мы с вами вообще незнакомы. Как вы можете спрашивать такие вещи?

— Что же я могу сделать, если вы отказываетесь со мной знакомиться? — притворно возмутился он. — А я, знаете ли, хочу быть точно уверен в том, есть у меня серьезный соперник в борьбе за ваше внимание или нет.

Я просто опешила от такого заявления.

— Какой еще борьбе? — еле выдавила я. — Мы видимся с вами последний раз. И думаю, больше не встретимся. Да и нет у меня никого. Поэтому ни о каком соперничестве речи быть не может.

— Вы только что убили в моей душе надежду на новую встречу и тут же воскресили ее вновь, — лучезарно улыбаясь, заявил этот тип. — Раз вы свободны, то, поверьте, больше я к вам никого не подпущу. И чтобы вы себе не напридумывали, мы обязательно встретимся вновь. Я не могу позволить, чтобы такая удивительная женщина досталась кому-то другому.

— О чем вы вообще? — все больше запутываясь, спросила я. — Я же не вещь, чтобы кому-то доставаться. Люди все-таки с обоюдного согласия принимают решение общаться им или нет.

— Конечно, — не понятно с чем конкретно согласился он. — Но вы, видимо, не догадываетесь, какой эффект произвели своим выступлением. В зале буквально все мужчины были потрясены до глубины души. И каждый из них, в независимости от того, свободен он был или нет, захотел с вами познакомиться поближе. Поэтому борьба за ваше внимание уже началась. И тот тип за кулисами прямое тому подтверждение. Просто он оказался более проворным и, надо сказать, наглым, чем все остальные.


— Извините, — встревожено проговорил он. — Этот наглец ведь ничего вам не сделал?

— Ничего непоправимого не произошло, — подавленно ответила я. — Но все, что вы говорите, звучит абсолютно нереально. Это был всего лишь танец. Ничего сверхъестественного.

— Удивительно, — откликнулся он, задумчиво меня разглядывая. — Вы, похоже, даже не догадываетесь о том, насколько фантастически танцуете, и как это действует на мужчин. Могу вам точно сказать, уже завтра Феникс начнут осаждать толпы ваших поклонников.

— Ужас! — в сердцах вскричала я, хватаясь за голову. — Это просто какой-то кошмар. Только этого мне и не хватало.

— Впервые вижу женщину, которая так негативно относится к своей популярности у противоположного пола, — посмеиваясь, прокомментировал мужчина мои слова. — В любом случае, сегодня я оказался самым удачливым из всех желающих с вами познакомиться. Но, к моему огромному сожалению, вы отказываетесь назвать свое имя. Как же мне тогда к вам обращаться?

— Как вам больше нравится, — отрезала я, начиная все больше раздражаться от этого не понятного мне разговора. Может все и не так плохо, как он тут расписывает. Вернусь домой, и все вытрясу из девчонок.

— Тогда я буду звать вас «моя фея», — абсолютно серьезно заявил этот непрошибаемый тип. — Вы как две капли воды похожи на этих удивительных созданий.

— Что?! — шокировано вскричала я. — Какая я вам фея? Нет, я явно брежу. Этого просто не может быть на самом деле.

— А что вас не устраивает? — развеселился незнакомец. — Настоящее имя вы называть не хотите. Вот я и выбрал то наименование, которое вам больше всего подходит.

— Хорошо, — прорычала в ответ. — Тогда я вас буду звать «мой рыцарь». Вам тоже очень идет это название.

— Почему рыцарь? — удивился он.

— Ну, как же? — язвительно заявила, желая ему досадить хоть чем-нибудь. — Вы так благородно спасли меня из лап злодея, прямо как в древних легендах, где обычно храбрый рыцарь побеждает мировое зло и получает поцелуй от прекрасной девы в награду.

— А вы оказывается романтичная натура, моя милая! — расхохотался он. — Признаюсь честно, я подобные литературные опусы не читал. Но они мне уже нравятся! И раз я ваш рыцарь, то где же обещанный поцелуй за спасение?

— Обойдетесь, — отрезала, вставая из-за стола. — Мы с вами не в древние времена живем. Теперь уже никто не благодарит за помощь поцелуями. Банального спасибо вполне достаточно.

— Это уже переходит всякие границы! — гневно воскликнула я. — Немедленно прекратите!

— Простите, — повинился он, открыто улыбаясь. — Вы так очаровательно злитесь, что я просто не удержался. Обещаю, большее не буду вести себя неподобающе в вашем присутствии. Пока, по крайней мере.

— Спасибо за спасение и за поздний ужин, — решила перевести тему и сворачивать уже эти посиделки. — Но мне пора. Боюсь, мои близкие меня уже потеряли.

— Я очень рад нашему знакомству, — тепло проговорил мой собеседник. — И надеюсь, мы скоро с вами увидимся. Я постараюсь чаще бывать в Фениксе. И, возможно, смогу вас там найти.

— Возможно, — откликнулась, сосредоточенно думая, как мне сейчас попасть домой так, чтобы этот мужчина не узнал, где я живу. — У вас, случайно, нет портального амулета?

— Зачем он вам? — неподдельно удивился тот. — Я открою вам портал в любое необходимое место.

— У меня нет желания называть вам координаты своего дома, — честно ответила я. — Амулет бы сейчас подошел, как нельзя лучше.

— Моя прекрасная фея оказывается еще и ужасно скрытная, — весело протянул он, направляясь на выход из кухни. — Ну, хорошо. Сейчас я посмотрю в кабинете. Может быть, что-нибудь и смогу отыскать.

— Спасибо! — благодарно улыбнулась я. — Я вас в гостиной тогда подожду.

Пока хозяин дома отправился искать портальный амулет, я быстро поднялась в гостиную на втором этаже и принялась расхаживать в ожидании по комнате.

— Вам неимоверно повезло, — проговорил мужчина. — У меня действительно завалялся подобный амулет. Что странно. Я такими никогда не пользовался. Видимо, со службы принес и совсем забыл о нем. В любом случае, теперь он ваш.

— Еще раз, большое спасибо за все! — искренне улыбнулась ему, забирая так необходимую мне вещь и вводя координаты замка рода Фарнас. — Доброй ночи!

— Я буду с нетерпением ждать нашей новой встречи, моя фея, — лукаво улыбнулся он, неожиданно беря меня за руку и галантно целуя ее.

— Прощайте, мой рыцарь, — ошарашено откликнулась, устремляясь к воронке портала.


— А ничего так свидание вышло.

— Регард!!! — прорычала, с силой сжимая кулаки. — Какое еще свидание? Ты что был там со мной?!

— Конечно, — убийственно спокойно отозвался этот невыносимый дух, паря неподалеку от меня. — Я везде следую за тобой. Поэтому зря ты так распереживалась.

— Ты что? И за кулисами был, когда Двэйн начал ко мне приставать?

— А это он был? — неподдельно удивился хранитель. — Силен гад. Не зря он меня еще на записи впечатлил. Нет, за кулисами не был. Этот паршивец заблокировал туда вход мощнейшим щитом. А я не успел к тебе добраться, когда понял, что ты вступила в борьбу. Но тут появился твой спаситель, взломал щит, и я устремился за ним. Так что, я почти все время был рядом.

— А сказать нельзя было, что ты близко? — возмущенно воскликнула.

— Так я же не предполагал, что тебя умыкнет в свое убежище отважный «рыцарь», — пожал полупрозрачными плечами мой предок. — А то бы обязательно успокоил тебя, сказав, что тебе ничего не грозит.

— Не называй его так!

— А как мне его звать? — удивился хранитель. — Имя-то его ты отказалась узнать.

— Почему не сказал, что переместился из Феникса вместе со мной? — обиженно спросила. — Ты же видел, что я испугалась.

— Видел, — виновато вздохнул дух. — Но я решил дать шанс этому спасителю, проявить себя. И он меня не разочаровал. Отличный мужик! Сразу взял тебя в оборот.

— О чем ты? — начала злиться я.

— Как это о чем? — отозвался Регард. — Рубашку тебе дал, ужином накормил, познакомиться предлагал, ручку целовал. Прекрасный кандидат в твои возлюбленные.

— Ты с ума сошел?! — оторопело выпалила я. — Какие еще возлюбленные? Я его впервые вижу. Да и вряд ли мы еще встретимся. Не нужны мне никакие кавалеры.

— Вот именно поэтому я и не стал говорить, что нахожусь рядом с тобой, — надулся мой предок. — С таким настроем я наследников от тебя вообще никогда не дождусь. А тут такой шанс! Будь этот «рыцарь» хоть в половину таким же наглым, как тип из клуба, то уже бы целовал тебя, держа в пылких объятиях. А не миндальничал с тобой, уговаривая покушать.

— Все! — не выдержала я, устремляясь к дому. — Не показывайся мне на глаза! Сводник! Наследников ему, понимаешь, подавай от первого встречного. И не надейся!

Вбежав в холл фамильного замка, рванула было в свою комнату, но тут же услышала быстро приближающиеся шаги.

— Нори!!! — заголосили Ванесса и Аврора, подлетая ко мне. — Ты вернулась! Хвала Пресветлой! Ты дома! Мы уже хотели обратиться в Департамент внутренней безопасности Флавии, когда поняли, что ты пропала. Где ты была? Габриэлла осталась в Фениксе на случай, если ты там появишься. Сейчас же отправляем ей вестника, что ты нашлась. Так, что случилось?

— Девочки, — устало улыбнулась им, — я вам все обязательно расскажу, только завтра. Сейчас я жутко устала и хотела бы, наконец, помыться и лечь спать. Главное, что со мной все хорошо. Остальное подождет до завтра.

— А во что это ты одета? — с подозрением протянула Несси. — Это что? Мужская рубашка?

— Все завтра, — отрезала я, поднимаясь по лестнице к себе в комнату.

Девчонки еще что-то мне говорили, но я уже ничего не могла слушать. Добравшись в итоге до вожделенной ванной, быстро сбросила с себя злосчастный костюм, приняла душ и рухнула на кровать, мгновенно уснув.

Утром еле разлепила глаза от того, что кто-то весьма настойчиво стучался ко мне в спальню.

— Кто там? — охрипшим после сна голосом простонала, не поднимая головы с подушки.

— Нори! — разнесся громогласный призыв Габриэллы. — Немедленно открывай! Иначе мы все умрем у твоего порога от любопытства.

Обреченно застонав, сползла с кровати и поплелась открывать дверь. На пороге моей спальни собрались все мои подруги в ночных сорочках и легких халатиках, накинутых поверх.

— Вы что? Только с постелей встали? — изумленно вытаращилась на них.

— Естественно! — отмахнулась от меня Габи, по-хозяйски проходя внутрь и располагаясь в кресле. — Мы тоже вчера, знаешь ли, не отдыхали, а работали. Поэтому сегодня проспали до обеда. Но ты переплюнула нас всех. Так что, тебе в любом случае давно пора было вставать.

— Что? Какой обед?

— Тот самый, — отозвалась Ванесса, падая на ближайший стул. — Мадам Кларисса сама нас недавно будила. Сказала, что через полтора часа накроет нам уже обед, а не завтрак. Поэтому хватит тут рассиживаться без дела. Быстренько все выкладывай, и побежали кушать.

— Точно! — проговорила Рори, располагаясь в еще одном кресле. — У нас еще масса дел. Но твои вчерашние приключения все равно вне всякой конкуренции. Вещай, подруга.


Рассказав девчонкам в подробностях все перипетии вчерашнего вечера, я откинулась на спинку кровати, на которой сидела.

— Да уж, дела, — протянула Габи. — Но твой рыцарь однозначно прав. Вчера твое выступление произвело в клубе настоящий фурор. Ко мне чуть ли не каждый гость мужского пола подошел и попросил, познакомить его с тобой лично. Я, конечно, отнекивалась, как могла. Но публика уже жаждет твоего нового явления. Все места на ближайший месяц забронированы.

— Габриэлла Шарин! — прорычала я, приходя в бешенство. — Я сделала это только ради тебя, девочек и нашего Феникса. Я не собираюсь танцевать там на постоянной основе. У меня других дел по горло! Кроме того, мои танцы почему-то будят в людях не самые здоровые эмоции. Поэтому даже не мечтай, что я когда-нибудь там выступлю вновь. Уговаривай свою звезду раджаса как хочешь, но чтобы меня ты больше не трогала.

— Нори! — взмолилась хозяйка нового развлекательного клуба столицы. — Ну, пожалуйста! Меня же гости порвут на части, если не увидят тебя вновь.

— Это не мои проблемы! — отрезала, все еще злясь. — Я сразу сказала, что это была идиотская идея. А вы настояли. Так что, теперь как хотите, так и разбирайтесь с неадекватной толпой.

— Почему же неадекватной? — удивилась Несси. — Твой танец был настолько будоражащим, что даже благородные леди сидели рты, раскрыв от увиденного. Видимо, не предполагали, что так можно танцевать. Да и эмоции в мужчинах подобные пляски будят, как раз, самые, что ни на есть здоровые. Кто ж знал, что твой женишок тайком проникнет в клуб, да еще и устремится за кулисы с тобой лично общаться и проявлять те самые эмоции. А у него они оказались здоровее некуда.

— Ванесса! — предупреждающе, вскричала я.

— А что я? — пожала плечами дочка графа Миланского. — На меня мужчины с домогательствами не бросаются. Да, и интересно было бы увидеть выражение лица этого красавчика, если бы он узнал, что это та самая невеста, которой он пренебрег, так умопомрачительно танцевала.

— Никогда! — в ужасе запротестовала я.

— Ладно, — урезонила всех Аврора, — вопрос с твоими выступлениями решим позже. Сейчас нужно поесть и отправляться по делам. А то ночная клубная жизнь все расписание сбила.

— Здесь нечего решать, — упрямо проговорила. — Я не буду больше танцевать. Хоть убейте.

— Разберемся позже, — отозвалась Рори с порога спальни. — Приводим себя в порядок и встречаемся в столовой.

Пообедав с подругами, я отправилась в свой кабинет, заниматься накопившимися делами. Последнее время я была занята открытием Феникса, поэтому сейчас мне срочно необходимо было разобрать накопившуюся корреспонденцию и просмотреть все отчеты, присланные моими управляющими.

— Регард!!! Где ты?!

— В чем дело? — недовольно поинтересовался дух, проявляясь передо мной. — Уже передумала на меня дуться? Что-то ты быстро.

— Нет, я все еще злюсь на тебя, — отозвалась, сосредоточенно всматриваясь в большой конверт с символикой правящего рода. — Но на мое имя пришло послание из канцелярии Императора.

— Так чего же ты ждешь! — взволнованно воскликнул хранитель. — Вскрывай его скорее!

— Странно, — протянула, вчитываясь в бумаги. — Здесь написано, что они рассмотрели мое прошение, которое я отправила по твоему настоянию пару месяцев назад. И теперь готовы встретиться со мной и обсудить все вопросы.

— А что тут странного? Они обязаны это сделать по закону.

— Странно то, что они так долго рассматривали мой запрос, — пояснила то, что меня насторожило. — Завтра я должна прибыть во дворец одна или с сопровождающими лицами для аудиенции у Императора. Вот артефакт допуска.

— В этом нет ничего удивительного, — пояснил мой предок. — Вчера в Фениксе я встретил нескольких духов-хранителей. Они интересовались тобой и мной соответственно. И я высказал все, что думаю по поводу того, что на твой запрос до сих пор нет ответа. А мне объяснили, что тебя все это время проверяли. Все-таки ты появилась слишком внезапно, а до этого считалось, что род Фарнас прервался. Тайной разведке понадобилось время, чтобы выяснить все о тебе.

— За мной что, следили? — шокировано выдохнула я.

— И сейчас продолжают следить, — уверенно заявил дух.

— Ты хочешь сказать, что теперь все представители древних родов в курсе, что новоиспеченная маркиза Фарнас вчера танцевала раджас для почтенной публики? — в раз помертвевшими губами еле выдавила я.

— На этот счет можешь не переживать, — отмахнулся хранитель. — Я же обещал, что никто не поймет, кто ты на самом деле. Так что, в этом отношении полный порядок. Другие хранители просто знали, что ты присутствовала на вчерашнем банкете. А уж чем ты там занималась, им не ведомо.


— А на счет слежки, тут тоже все понятно, — продолжал Регард. — Наследники должны были убедиться, что ты действительно представительница древнего рода и смогла пройти ритуал до конца. А для этого нужно было увидеть меня. Вчера эта встреча состоялась, другие хранители убедились лично в том, что ритуал полной привязки пройден. Теперь мы получим доступ к участию в совете Императора.

— Не очень-то и хотелось, — пробурчала я. — А почему меня просто не вызвали сразу же во дворец и не потребовали пройти проверку там?

— За каждым наследником всегда оставляли право самому решать, принимать ему участие в управлении государственными делами или нет, — неохотно признался дух. — Поэтому в принудительном порядке тебя никто и ничего делать заставить не может.

— Да что ж ты раньше-то не сказал об этом?! — воскликнула я, уставившись на предка в изумлении. — Я бы сразу отказалась, и больше бы не забивала себе голову этим.

— Вот поэтому и не сказал, — обиделся дух. — Ты бы сразу дров наломала, а мне потом разгребай. Сейчас же ты уже не та несмышленая и ничего не знающая девчонка, какой была почти год назад. Ты очень много работала, перелопатила массу информации, разобралась в политических и экономических нюансах ситуации сегодняшнего дня. Изучила всех придворных и их сильные и слабые стороны. Открыла свой салон и выгодно инвестировала часть своих капиталов. Ты большая молодец и тебе есть, чем гордиться. Ты стала более уверенной в себе и своих силах. Поэтому сейчас самое время принять решение. Безусловно, ты можешь отказаться от участия в совете и жить своей жизнью. Но подумай хорошенько! Отказаться можно и позже, если возникнет такая необходимость. Ты должна понимать, что участие в совете Императора — это реальный шанс изменить обстановку в стране. Ведь богатство и власть — это не только веселье и удовольствие, это еще и колоссальная ответственность перед людьми, которые от тебя зависят. Менее обеспеченные напрямую зависят от более обеспеченных. Тебе выпадает редкий шанс помочь простым людям, принимая участие в совете и соглашаясь или опровергая какие-либо новые проекты и решения властьимущих. Подумай над этим.

Регард во многом прав. На мне лежит большая ответственность. Побывав только в своих отдаленных имениях, я насмотрелась на то, как живут обычные люди вдали от столицы. Подчас у них возникают самые разные затруднения, о которых во Флавии и понятия не имеют. На подвластной мне территории я старалась организовать все так, чтобы населяющий ее народ имел возможность решить свои вопросы, получив помощь у управляющих. И эти меры дали самые неожиданные плоды. Людям стало проще жить, и они стали лучше работать в тех областях, которыми занимались в моих владениях. Народ охотнее устраивался на работу именно к нам, понимая, что хозяйка земель о них заботится.

Наверное, я действительно изменилась за прошедшее с моего двадцать третьего дня рождения время. Новые знания, новые знакомые, новые дела и заботы — все внесло огромный вклад в становление меня, как личности. Теперь мне приходилось рассчитывать только на себя. Да, у меня были мои подруги и доверенные лица. Но не было старшего человека в семье, к которому я могла бы обратиться, и он бы меня поддержал в трудный момент, взяв всю ответственность за решение проблемы на себя. Поэтому я, каждый раз преодолевая природную скромность и застенчивость, вела переговоры, подписывала необходимые документы, решала внеочередные вопросы, и постепенно становилась другой. Не знаю, хуже я стала или лучше. Но однозначно меня прежней уже не было.

Мое магическое мастерство так же за истекший период претерпело свое развитие. Мне легче давались заклинания, на которые раньше приходилось тратить много времени. Я быстрее и лучше управлялась со стихией огня. Пусть мой уровень дара так и остался прежним, поскольку он определяется раз и навсегда. Но глубину владения магией можно было развивать бесконечно. И я с упоением этим занималась. Создавала новые зелья, разрабатывала уникальные снадобья, пела, когда никто не мог меня слышать, и периодически танцевала только для себя. Магическая энергия внутри меня нуждалась в выходе и применении, и я никогда не отказывала ей в этом.

Даже моя внешность претерпела изменения. Кардинально ничего не поменялось, но каким-то чудесным образом я стала более привлекательной и начала нравиться самой себе. Разрабатывая косметологические средства, я, как истинный ученый, пробовала их на себе. Конечно, всегда существовал риск нанести себе вред, но Регард любезно согласился все контролировать и всегда был на стороже. Таким образом, применяя свои же зелья и снадобья, я незаметно даже для самой себя похорошела. Моя кожа стала ровной, гладкой, бархатистой и без единого высыпания. Волосы стали гораздо гуще и еще светлее. Глаза теперь обрамляли темные, длинные, пышные ресницы. На щеках играл здоровый нежный румянец. Губы были яркими и сочными. На теле не осталось ни единого ненужного волоска. А ногти были ухоженными и крепкими. Кроме того, как только Ванесса открыла свой модный салон, тут же обязала нас всех одеваться только у нее. Поэтому каждой из нас она подобрала свой индивидуальный стиль, и мы с удовольствием носили сшитые ей вещи. Теперь у меня был целый гардероб нарядов, выгодно подчеркивающих достоинства моей внешности и скрывающих недостатки.


— Договорились! — радостно согласился хранитель.

Немного подумав, я решила обсудить с духом тревожащую меня проблему:

— Регард, я еще хотела поговорить с тобой о вчерашнем. Мне не дает покоя ситуация, возникшая за кулисами. Двэйн Паринс связан со мной клятвой, и он не смог бы нанести мне ощутимый вред. Но, видимо, домогательства не расцениваются клятвой, как нанесение вреда. Возможно, если бы он перешел определенную грань, клятва и сработала бы. Но мне крайне не хочется проверять эту грань на себе. Скажи, тебя действительно можно изолировать от меня мощным щитом? И ты не сможешь мне ничем помочь в подобной ситуации?

— Понимаешь, Нори, — начал хранитель, старательно подбирая слова. — Как бы тебе подоходчивее объяснить? Я не могу находиться вдали от тебя. Я всегда поблизости. Я могу отдаляться от тебя на расстояние до одного километра и все. Когда я в отдалении, я не могу точно знать, что ты делаешь в данный момент. Но если тебе будет грозить именно смертельная опасность, я всегда, несмотря, ни на что, окажусь подле тебя, и никакие щиты мне будут не преграда. Вчера я был в общем зале, когда ты закончила выступление. И, естественно, не мог знать, что творится за кулисами. Я почувствовал неладное только, когда ты применила магию. Тогда я устремился к тебе. Но в том месте был выставлен щит. Я бы его взломал, однако там уже находился маг, который именно этим и занимался. Смертельной опасности для твоей жизни я не ощущал, поэтому просто дождался, когда тот мужчина устранит барьер и влетел в коридор вслед за ним.

Слова хранителя меня успокоили, и я почувствовала себя более защищенной.

— Ладно, — улыбнулась я. — Будем надеяться, подобная ситуация больше не повторится.

— Ты должна помнить, — наставительно заявил дух, — что всегда можешь мысленно позвать меня, и я тут же отвечу. Вчера ты этого не сделала, поэтому все так и сложилась. Так что, в произошедшем есть наша обоюдная вина. Но мы только привыкаем друг к другу и изучаем наше совместное существование. Все рассказать или учесть невозможно. Но я уверен, мы постепенно станем по-настоящему едины.

Кивнув в ответ, снова приступила к разбору остальной корреспонденции. Провозившись с делами до вечера, отправилась ужинать с домочадцами. Все были необычайно взволнованы. Подруги с упоением делились новостями, бродящими в городе. После основной трапезы мы переместились в малую гостиную и продолжили разговор.

— Ты даже не представляешь, что за слухи ходят по столице, — восторженно закатила сияющие зеленые глаза Габриэлла.

— Избавь меня от выслушивания чужих досужих вымыслов, — откликнулась я, порядком устав еще за ужином слушать разговоры на эту тему.

— Нет, ты должна знать! — воскликнула девушка, подсаживаясь ближе ко мне. — Все только и говорят о нашем клубе! Представляешь, гости решили, что это какая-то иностранка или очень известная личность скрылась вчера под маской и выступила со столь провокационным номером. И высшее общество теперь мечтает лишь о том, чтобы разгадать эту загадку и узреть истинное лицо прекрасной танцовщицы.

— Пусть даже не надеются на это, — пробурчала себе под нос, все больше тяготясь подобной беседой, уже понимая, к чему клонит Габи.

— Ну, Нори! — заканючила она. — Ты не можешь так поступить со своими поклонниками!

— Запросто, — отрезала я. — Танцев больше не будет. Хватит с меня вчерашних приключений. Не ровен час, кто-нибудь окажется еще шустрее Двэйна, и умудрится сорвать с меня маску в пылу излияния своих восторгов.

— Мы обеспечим тебе наилучшую охрану! — вновь начала осаждать меня подруга. — Мы сделаем все, чтобы к тебе вообще никто не смог подойти.

— Не хочешь танцевать, — вмешалась в разговор Несси, — тогда спой для публики. Ты потрясающе поешь. И это, заметь, вполне приличное занятие для знатной девушки.

— Точно! — согласилась с ней Аврора. — Пение испокон веков считалось прекрасным занятием для леди. Твоей репутации ничто не будет угрожать. Зато публика получит возможность тебя лицезреть.

— И как ты себе это представляешь? — неподдельно удивилась я. — Все придут смотреть на раджас, а я тут такая красивая выйду и спою для них. Так что ли?

— Ну, мы вполне можем сказать, что теперь ты будешь только петь, — зацепилась за призрачный шанс снова затащить меня на сцену Габриэлла. — А раждас объявим эксклюзивным номером только по случаю празднования открытия клуба.

— Не думаю, что из этого, что-то путное получится, — с сомнением протянула я.

— Даже не сомневайся, — заверила меня Несси, — если Габи берется за дело, то зрители будут и от этой идеи в восторге. А я тебе новый сценический костюм сошью. Есть у меня пара идей на этот счет.

— Даже не мечтайте, что я на себя напялю еще хоть раз нечто подобное танцевальному кошмару для раджаса!

— Это был не кошмар! — обиделась Несси. — Это шедевр! И все его, заметь, оценили. Тебя буквально пожирали взглядом.


«Нори! — прозвучал в моей голове встревоженный голос Регард. — Тревога!»

«В чем дело?» — тут же откликнулась я, напряженно замерев.

«Несанкционированное открытие портала на территории замка», — тут же отчитался хранитель.

«Кто к нам проник, можешь определить?» — уточнила с замиранием сердца.

«Двое водных магов высшего уровня дара, мужчина и женщина».

Что происходит? Откуда водные маги здесь? Учитывая то, что Эдир по большей части населяют именно огненные маги, а водные здесь бывают либо проездом, либо это эмигранты, либо отпрыски от смешанных браков, то высший уровень дара может быть только у высшей знати из Тальзии или Айдарии. Значит, это какие-то аристократы неизвестно зачем пожаловали ко мне.

«Еще что-то можешь определить?»

«Мужчина сильно ранен, у женщины магическое истощение», — сообщил дух.

Быстро вскочив на ноги, я рванула к парадной двери замка.

— Я скоро вернусь, — бросила подругам с порога гостиной.


— Срочно созовите всех мужчин в доме! Нужна помощь. На территории замка раненные.

— Что случилось, леди? — встревожено воскликнула она.

— Нет времени объяснять, — отрезала, устремляясь дальше по коридору. — Скорее собирайте всех и выходите к парадной двери.

Более не задерживаясь, побежала к выходу. Рывком распахнув входную дверь, обнаружила на пороге хрупкую девушку в измазанном грязью платье и высокого статного мужчину, придерживающего окровавленный и обожженный бок рукой. Девушка поддерживала своего спутника под руку и старалась сделать так, чтобы он не упал.

— Темной ночи, леди, лорд, — быстро проговорила, шире отворяя дверь. — Быстрее проходите в дом, сейчас вам помогут.

— Темной ночи, — сквозь плотно стиснутые зубы еле выдавил мужчина. — Это резиденция рода Фарнас?

— Да, — отозвалась я, знаком подзывая застывших невдалеке слуг и помогая девушке передать мужчину на руки сэра Уотерби, садовника и нашего кучера. — Я маркиза Элеонора Фарнас. Здесь вы в полной безопасности. Сейчас вам помогут дойти до гостевых покоев, а я пока свяжусь с семейным доктором.

— Благодарю! — еле сдерживая слезы, прошептала девушка.

— Мадам Кларисса, срочно приготовьте гостевые покои для леди и лорда, — отдала распоряжения, строча на ближайшем столике магического вестника со срочным вызовом для доктора Маринса.

Моя экономка устремилась на второй этаж, увлекая за собой мужчин, поддерживающих нежданного гостя. А я обратилась к девушке:

— Не переживайте, доктор скоро прибудет и окажет необходимую помощь вашему спутнику. А вам я предлагаю пока пройти в гостевые покои и привести себя в порядок. Когда врач освободится, он осмотрит и вас.

— Я вам очень признательна! — измученно проговорила она, следуя за мной на второй этаж к гостевым комнатам. — На нас напали. Герцога ранили. Мне тоже пришлось нелегко. Весь багаж пришлось оставить. Рейнальд из последних сил смог открыть портал до ближайшего, по его мнению, безопасного места. Так мы оказались у вас. Простите за внезапное вторжение. Но нам просто не к кому больше обратиться. А герцог сказал, что когда-то был знаком с хозяевами замка.

— Все в порядке, — постаралась успокоить ее, открывая двери в выбранные для девушки покои. — Я бы сделала для вас все, что в моих силах, даже если бы вы не знали никого из моей семьи. Проходите сразу в ванную.

Проводив гостью в ванную комнату, включила воду и начала готовить для нее купальню.

Оставив девушку в одиночестве, побежала к себе в комнату и, найдя то, что требовалось, сразу же вернулась назад. Гостья уже лежала в горячей воде, все еще дрожа то ли от пережитого ужаса, то ли от контраста температур между прохладой улицы и горячим теплом воды. Быстро добавив различных средств в воду, начала помогать ей вымыться самой и промыть испачканные волосы. Когда мы закончили, подала полотенце и, закутав в него гостью, проводила в кровать.

— Отдыхайте, — проговорила, сосредоточенно обдумывая свои дальнейшие действия. — Я пришлю к вам моих подруг. Они живут вместе со мной в этом замке. Девушки помогут вам подобрать ночную сорочку и белье. А я пока отправлюсь встречать доктора и заниматься вашим спутником.

— Большое вам спасибо, — едва улыбнулась она, откидываясь на подушку и прикрывая глаза.

Спустившись на первый этаж, сразу устремилась в гостиную.

— Девочки! — обратилась к подругам. — Мне срочно нужна ваша помощь. В замок обратились лорд и леди. На них напали. Они иностранцы и нуждаются в нашем участии. Девушку уже разместили, она приняла ванную, и теперь ей нужно подобрать одежду для сна.

— Можешь на нас рассчитывать, — сосредоточенно отозвалась Аврора, вставая вместе с другими девчонками и устремляясь за мной.

— Сейчас посмотрю, что есть в моих закромах из подобных вещей, — задумала Несси.

— Спасибо, девочки! — улыбнулась подругам. — Вы тогда занимайтесь девушкой, а я пойду встречу доктора и займусь раненым лордом.

— Тебе может понадобиться помощь в уходе за раненым, — с готовностью откликнулась Габи. — Я отправлюсь с тобой, и если что, помогу. Ты же знаешь, с моими тремя братьями чего только не случалось за всю их жизнь. Поэтому мать с детства меня обучала перевязывать и лечить всякие порезы и ссадины.

— Замечательно! — воскликнула, устремляясь к портальной площадке особняка. — Я-то не очень сильна в подобных вопросах, но смогу тебе подать или принести необходимое. Главное, чтобы доктор быстрее прибыл.

Когда мы подошли, доктор Маринс, как раз, выходил из портала.

— Темного вечера, доктор! — взволнованно поприветствовала его. — Скорее, пожалуйста. У меня в замке раненый мужчина. И девушка в магическом истощении. На них напали. Подробностей не знаю, но нужно им по возможности помочь.

— Темного вечера, маркиза, — сосредоточено ответил лекарь, быстро следуя за мной в дом. — Сейчас осмотрим раненного и определимся, что делать.


Когда необходимые процедуры были проведены, доктор устало отер пот со лба и обратился к нам:

— И так, я сделал все, что было нужно. Мужчина получил серьезное ранение огненным пульсаром с довольно близкого расстояния. Вся правая половина туловища сильно обожжена. Кроме того, имелось внутреннее кровотечение от разрыва одной из долей печени. Внутренности я привел в порядок, кожные покровы также подлечил. Но теперь ему нужен строжайший постельный режим и основательный уход. От того, как будут на первых порах обрабатывать кожу и наполнять пострадавшего магической энергией, будет зависеть, как быстро он восстановится и в каком состоянии будет его кожные покровы в дальнейшем. Если вы хотите, маркиза, я заберу пациента в свой госпиталь, и там за ним будет надлежащий уход.

— Спасибо огромное, доктор Маринс! — благодарно сжала его руку. — Но я не уверена, что этот лорд и леди, с которой он прибыл, хотели бы этого. Поэтому пока он останется здесь. А мы постараемся ухаживать за ним по всем правилам.

— Хорошо, — не стал спорить доктор. — Тогда вот вам необходимое зелье. Обрабатывайте им кожу три раза в день во время перевязок. Я буду приходить к вам утром и вечером для проведения необходимых магических процедур. А теперь давайте осмотрим девушку.

— Габриэлла, — обратилась я к подруге, — присмотри, пожалуйста, за герцогом. А я покажу доктору девушку.

— Конечно, Нори, не волнуйся. Я побуду здесь, и с помощью мадам Клариссы сделаю все, что порекомендовал сэр Маринс.

Теперь я была спокойна. Габи всегда была волевой и целеустремленной, поэтому на нее можно было легко положиться. Выйдя из покоев герцога, проводила доктора в комнату девушки. Там были Аврора и Ванесса. Они уже помогли гостье облачиться в ночную сорочку, и девушка на данный момент пребывала в забытьи или просто спала, я сразу не смогла определиться.

— Темного вечера, леди, — поприветствовал собравшихся сэр Маринс. — Пожалуйста, посторонитесь. Я осмотрю пострадавшую.

Мы послушно отошли в сторону, а доктор провел осмотр.

— Теперь все будет в порядке, — отчитался он. — Внутренних повреждений нет. Имеет место только магическое истощение и то, не самой тяжелой степени. Энергией я ее наполнил. Теперь только покой, хорошее питание и положительные эмоции. Завтра она сможет уже вставать и заниматься несложными бытовыми делами. Но определенные ограничения все же есть. Ей нужно будет больше отдыхать.

— Огромное спасибо, доктор! — искренне поблагодарила я. — Девочки, присмотрите, пожалуйста, за леди, а я провожу сэра Маринса.

Рори и Несси остались возле нашей гостьи. Я же проводила семейного лекаря до портальной площадки и, получив последние наставления, распрощалась. Спустя какое-то время, мы все вместе с моими подругами снова собрались в малой гостиной на первом этаже замка.

— Сейчас сложно сказать что-то конкретное, — задумчиво отозвалась я. — Завтра, как только девушка придет в себя, можно будет уточнить всю интересующую нас информацию. Заодно узнаем, кто они такие.

— Какой план действий на завтра? — сосредоточенно уточнила Аврора. — Давайте обсудим, что нам теперь делать. Пострадавших нельзя оставлять одних надолго. Но у каждой из нас есть свои дела. Какие есть предложения?

— Меня вызывают во дворец на аудиенцию к Императору, — упавшим голосом поделилась. — Поэтому я в назначенное время в любом случае должна буду уехать. Но утро я могу взять на себя. Встреча назначена на час дня. До этого времени я смогу позаботиться о гостях.

— Тогда я буду присматривать за ними после обеда, — сориентировалась Ванесса. — Улажу дела в мастерской утром и сразу назад.

— Отлично, — согласилась Рори. — Я тогда вернусь к вечеру и сменю тебя.

И мы все вместе взглянули на Габриэллу, которая почему-то была на редкость молчалива и задумчива, что совсем на нее было не похоже.

— Габи! — позвала ее Ванесса. — В чем дело? Ты будешь принимать участие в уходе за пострадавшими? В какое время тебе удобнее?

— Я буду ухаживать за герцогом, — тоном не терпящим возражений ответила она. — До вечера я займусь этим. Вечером меня сменит Нори, а я отправлюсь в Фениск и улажу накопившиеся дела.

Мы переглянулись, но не стали допытываться и расспрашивать о причине такого странного поведения нашей подруги.

— Раз все решено, — произнесла, поднимаясь Рори, — предлагаю всем лечь немедленно спать. Завтра будет сложный день.

— Согласна, — кивнула в ответ, направляясь к экономке. — Я сейчас попрошу мадам Клариссу организовать кого-нибудь дежурить у постели герцога на всякий случай. А утром уже будем действовать по намеченному плану.


К моему удивлению она уже проснулась, и, как только я зашла в ее спальню, проговорила:

— Светлого утра, маркиза Фарнас. Я безмерно благодарна вам за помощь и заботу. Если бы не вы, я даже не знаю, что бы с нами было. Скажите, пожалуйста, как себя чувствует мой спутник?

— Не стоит благодарности, леди, — тепло улыбнулась ей, почему-то девушка вызывала у меня не объяснимую симпатию. — Вчера герцога осмотрел мой семейный врач. Он остановил внутреннее кровотечение и залечил поврежденную печень. Так же ваш спутник получил массивный ожог. Лекарь оставил рекомендации и зелье от ожогов. Сейчас герцог без сознания, но его жизни ничто не угрожает. Как только вы будете чувствовать себя достаточно хорошо, мы обязательно навестим его. Как вы сегодня?

— Гораздо лучше, — открыто улыбнулась она в ответ, облегченно выдыхая, услышав, что ее спутник вне опасности. — И мне кажется, нападавшие не хотели ранить меня. Я зачем-то нужна была не невредимой.

— Давайте поступим так, — предложила ей. — Я сейчас пришлю к вам горничную. Она поможет привести себя в порядок. А так же принесет завтрак. И если у вас будут силы, то мы сможем обо всем поговорить в моем кабинете. Согласны?

— Я с радостью поделюсь с вами произошедшим, — кивнула она.

— Договорились. Буду вас ждать.

Выйдя от девушки, отправилась в покои графа. Войдя внутрь, увидела Габриэллу, задумчиво стоящую у окна и увлеченно смотрящую в сад.

— Габи? — обратилась к ней, взглянув на мужчину и удостоверившись, что он по-прежнему без сознания. — Как герцог? Провели перевязку?

— Знаешь, Нори, — необычно серьезно заявила она, — я сделаю все, что от меня зависит, чтобы он поправился. Я думаю, это судьба.

— О чем ты? — шокировано уставилась на нее.

— Я потом все объясню, — отмахнулась она. — Перевязку сделали, но зелье доктора Маринса недостаточно эффективно, кожа с трудом заживает. Может быть, ты смогла бы попробовать сделать другое? С более выраженным эффектом?

— У меня в роде бы было что-то из этой области, — все еще не понимая, что нашло на всегда веселую и жизнелюбивую Габи, ответила. — Но я поищу необходимое уже вечером, когда улажу все вопросы во дворце.

— Конечно! — легко согласилась она. — Как будет время.

На этом мы распрощались, и я поднялась к себе в кабинет, чтобы уделить внимание тем делам, которые не терпели отлагательств. Примерно спустя час, ко мне постучалась и вошла гостья.

— Проходите, пожалуйста, леди, — пригласила ее, занять место перед моим письменным столом. — Вам не тяжело будет сейчас со мной побеседовать?

— Не беспокойтесь, — более уверенно ответила она. — Я уже практически в норме. Только общая слабость немного еще беспокоит.

Пока девушка говорила, я отметила черты ее внешности, которые вчера не было возможности и времени рассмотреть. Девушка была среднего роста и довольно хрупкого телосложения. Ее волосы были русыми, а глаза — зелеными. Черты лица гостьи были миловидными, но ее нельзя было назвать необыкновенной красавицей. Скорее, симпатичной. Манера держаться и говорить выдавала ее принадлежность к высшей аристократии. Девушка свободно говорила на эдирском, но было видно, что это не ее родной язык.

— Вы не могли бы рассказать мне немного о себе и своем спутнике? — попросила ее. — Конечно, если вы можете это сделать. И давайте перейдем с вами на «ты». Мне кажется, мы примерно одного возраста.

— Я с благодарностью принимаю ваше предложение о неформальном общении, — улыбнулась она. — И раз уж у нас откровенный разговор, то мне лучше начать с самого начала. Меня зовут Луиза Монтийская.

При этих словах я просто дар речи потеряла, совершенно неприлично уставившись на девушку. Луиза Монтийская! Ненаследная принцесса Тальзии! Что могло произойти такого, от чего она подверглась нападению и оказалась в моем замке? Всему Эдиру было известно о предстоящей помолвке самого младшего принца, Стефана Шаридальского, с принцессой Тальзии. Но никому и в голову бы не пришло, что на нее могут совершить нападение. Это просто катастрофа! Если в Тальзии узнают о том, как обошлись в нашей стране с сестрой Императрицы, Железный Император нас в порошок сотрет, только бы его ненаглядная супруга не была расстроена. Нам конец! Все эти мысли молниеносно промелькнули в моей голове, а принцесса меж тем продолжала:

— Мне двадцать три года не так давно исполнилось, поэтому смею надеяться, что мы подружимся.

— Мне почти двадцать пять, — постаралась взять себя в руки и хоть как-то улучшить впечатление иностранной принцессы об Эдире. — Я с радостью буду общаться с тобой и дальше.

— Отлично! — обрадовалась девушка. — Так вот, если начать совсем с истоков всего этого, то нужно упомянуть, что я люблю принца Стефана с десяти лет.

— Что?! — совершенно неприлично перебила гостью. — Как такое возможно? Вы же жили в совершенно разных странах?


Я слушала молча откровения иностранной принцессы и не могла поверить, что такое бывает. Я, конечно, и сама совсем недавно жила в вымышленном мире, где мой жених был самым чутким и нежным, но даже не предполагала, что можно сохранить детскую привязанность через долгие годы взросления.

Слушая рассказ принцессы, я вспоминала, что сама знаю на эту тему. Несколько лет назад бразды правления в Эдире пожилой Император Церций передал своему старшему сыну и наследнику престола Раминиру Шаридальскому. Это было связано с болезнью супруги старого Императора. Передав власть сыну, Церций отошел от дел и проводил все время теперь в резиденции правящего рода в отдаленной провинции, ухаживая за своей ненаглядной Императрицей. Молодой Император, приняв престол, вынужден был столкнуться с массой проблем. Эдир всегда населяли огненные маги, отличающиеся взрывным темпераментом и значительной агрессивностью. Стихия огня накладывала свой отпечаток на поведение магов. В первый год после коронации случился большой вооруженный конфликт с одной из провинций, и Императору пришлось взять в жены единственную дочь местного властителя, чтобы быстро урегулировать столкновение мирным путем. Особой привязанности между супругами не возникло, но к настоящему моменту у них уже был наследник. В последние годы Эдир все чаще раздирали местные распри. И Императору Раминиру, как никогда сейчас нужна была поддержка других государств, чтобы хотя бы с внешней политикой был полный порядок, раз уж в самой стране царил беспросветный бардак. Поэтому предложение о помолвке принцессы Луизы с младшим принцем Стефаном от Императрицы Тальзии было воспринято, как благословение Пресветлой Богини, и тут же принято с огромной благодарностью. Вся страна возлагала на этот брак большие надежды. Ведь Тальзия последние пять лет был мировым лидером в поставке продовольствия по всему миру, а Эдир из-за большого количества пустынь на территории континента нуждался в продуктах, как ни одна другая страна.


— Песчаники! — гневно процедила сквозь зубы. — Как они посмели напасть на представителей соседнего государства? А главное, откуда им стало известно о том, куду будет осуществлен переход?

— Честно говоря, — растеряно откликнулась девушка, — я слабо ориентируюсь в местных реалиях. Но у меня сложилось впечатление, что эти люди хотели отбить меня живой и по возможности невредимой. Они атаковали так, чтобы не задевать меня. Сестра, конечно, всегда ратовала за то, чтобы я обучалась самообороне и минимальным боевым навыкам. Но мне эта наука плохо поддавалась. Однако у меня отлично выходит защитная магия, и я старалась, как могла, помочь герцогу. Но силы были не равны. Нападавших было слишком много. Герцога в ожесточенной схватке сильно ранили, и он принял решение покинуть место боя вместе со мной. Открыв портал, мы отказались у вас. Герцог Штольм не пожелал переноситься во дворец, здраво рассудив, что там может быть предатель, который заманил нас в ловушку, раз мы перешли по координатам, указанным в официальном послании из императорской канцелярии, а попали в засаду. И вот теперь мы здесь, и я совершенно не знаю, что мне делать.

— Луиза, — обратилась к принцессе, — прежде всего, нужно сообщить о вашем местонахождении правящей чете Тальзии. Необходимо понимать, что если вы отправились в другое государство и внезапно перестали выходить на связь, у вас дома могут решить, что случилось непоправимое. Да и герцог в ближайшее время не вернется в Тальзию и ничего не расскажет. Я даже не знаю, сколько он пробудет без сознания.

— Если я заикнусь сестре о нападении, — подавлено заметила девушка, — она тут же расторгнет договоренности с Императором Раминиром и потребует моего немедленного возвращения домой. И тогда я уже никогда не смогу быть вместе со Стефаном.

— Как ты понимаешь, — постаралась, как можно мягче объяснить ей ситуацию, — я в свою очередь, как представитель верхушки аристократии Эдира, тоже не горю желанием вкусить гнев Железного Императора и его блистательной супруги. Добрые отношения с Тальзией для Эдира сейчас крайне важны. Но я могу попробовать открыть тебе портал в Лаизат, через который ты сможешь отправить послание семье. Если ты не хочешь сейчас сообщать о случившемся, то написать о том, что ты жива и здорова, просто обязана. Вернуться домой ты всегда успеешь, если вдруг здесь все сложится не так, как тебе бы хотелось. Кроме того, нужно сообщить о том, что герцог задержится вместе с тобой, чтобы лично проконтролировать, как пройдет помолвка. И рассказать, что вы остановились у старинных знакомых герцога, поскольку он не сильно одобряет сложившуюся внутриполитическую обстановку в стране, и хочет сам все разузнать. Оставь семье координаты моего замка для отправки посланий. Так ты успокоишь взволнованных родственников и сможешь пока оставаться во Флавии.

— Я так и сделаю! — восторженно откликнулась она.

— Вот все необходимое для создания магического вестника, — протянула ей писчие принадлежности. — Как закончишь, отправимся на портальную площадку. Кроме того, мне сегодня назначили аудиенцию у Императора Раминира. Я являюсь представительницей одного из древних родов и должна принимать участие в совете Императора. По этому вопросу Император меня вызывает во дворец. Я должна буду рассказать ему о случившемся с вами, поскольку во дворце, скорее всего, о вас тоже все волнуются. Ты должна решить, что именно мне говорить. Прежде всего, я буду ориентироваться именно на это.

— Думаю, нужно сообщить самому Императору без свидетелей то, что я рассказала, — проговорила принцесса, заканчивая сообщение. — Неизвестно где произошла утечка информации и как нам передали неверные координаты. Кроме того, скажи, пожалуйста, Раминиру, что я с герцогом буду жить здесь, если ты, конечно, не против. Не хочу появляться во дворце, где не понятно, что творится. Вестник готов.

— Я совершенно не против вашего присутствия в замке, — тепло улыбнулась принцессе, она мне все больше и больше нравилась. — Я все передам. А сейчас пойдем, отправим сообщение.

Мы вышли в прилежащий парк и быстро добрались до портальной площадки.

«Регард, — позвала хранителя, — ты не мог бы открыть портал в Лаизат для передачи магического вестника?»

«Без проблем», — отозвался он, формируя портал.

Когда с посланием было покончено, мы вернулись обратно. И я проводила принцессу в ее покои, поскольку она все еще была довольно слаба. Оставив гостью отдыхать, я унеслась к себе собираться во дворец.


Ровно в час дня я зашла в канцелярию императорского дворца и попросила секретаря сообщить Его Величеству о моем появлении. Выполнив мою просьбу, секретарь тут же предложил мне пройти в личный кабинет Императора Раминира.

— Светлого дня, Ваше Величество, — вежливо поприветствовала статного кареглазого брюнета со слегка вьющимися волосами до плеч, сидящего за письменным столом.

— Маркиза Элеонора Фарнас, — медленно протянул он с предвкушающей улыбкой, как бы пробуя мое имя на вкус. — Рад нашей личной встрече. Проходите и присаживайтесь. Нам есть, что обсудить.

— Благодарю, — спокойно откликнулась и заняла кресло перед столом правителя.

Нужно отметить, что Император был довольно привлекательным мужчиной слегка за сорок. Из-за того, что он женился по политической необходимости, его брак не был безоблачно счастливым, как у его родителей, но и каких-то явных скандалов и ссор между супругами не водилось. Император всегда имел по несколько фавориток, а Императрица закрывала на это глаза, предпочитая заниматься своими делами и развлекаться так, как ей больше нравилось. И вот теперь этот представитель правящего рода в упор разглядывал меня, скользя сверкающим взглядом по моей фигуре, и молчал. Я старалась игнорировать подобное к себе неуважение, и сосредоточилась на обдумывании тех дел, которые предстояло переделать, когда я вернусь в замок. Я так увлеклась своими мыслями, что совсем забыла, зачем я здесь.

— Вы весьма привлекательная женщина, — нарушил мои размышления глубокий бархатный голос сидящего напротив мужчины, от чего я вздрогнула и посмотрела ему в глаза.

— Вы вызвали меня на аудиенцию, чтобы сообщить мне эту информацию? — уточнила, начиная раздражаться.

— Ну, что вы! — деланно воскликнул правитель, явно наслаждаясь тем цирком, который сам же и устроил. — Я вас не вызвал, а пригласил. Всегда приятно провести время в компании красивой женщины. Но давайте обсудим ваше участие в совете Императора. Вы планируете появляться на этом весьма скучном для молодой леди сборище?

Наверное, до того, как я увидела Императора лично, я еще колебалась в своем решении, но сейчас, взглянув на то, как он демонстрирует ко мне явное пренебрежение, мне захотелось из кожи вон вылезти, но заставить этого человека себя уважать.

— Да, — четко проговорила, не отводя взгляд. — Я буду участвовать в совете Императора. Будьте любезны, сообщите, когда состоится ближайшее заседание.

Император тут же выпрямился в своем кресле, поскольку до этого сидел там, непозволительно развалившись, и начал сверлить меня пристальным взглядом.

— Вы осознаете, что обычно заседания длятся по несколько часов, — начал перечислять он причины, по которым мне не нужно стремиться получить должность в совете, — и я могу вызвать своих советников на внеочередное собрание в любое время дня и ночи?

— Я являюсь наследницей древнего рода, прошедшей полное слияние с духом-хранителем, — твердо проговорила, не собираясь сдавать свои позиции. — И я в полной мере осознаю меру своей ответственности, как перед моими предками, так и перед обычными людьми, которые напрямую зависят от принятых на совете решений.

Император с силой сжал челюсти и нахмурился. Видимо, он не рассчитывал на то, что я буду рваться в совет. Тогда вообще не понятно на что он надеялся, вызывая меня к себе.

— Хорошо, — буквально прорычал он, — вы будете допущены на совет в том случае, если немедленно продемонстрируете мне своего хранителя. Я должен лично убедиться в том, что внезапно появившаяся наследница знатного рода, который считался прерванным, не самозванка.

«Регард! — позвала своего предка. — Проявись, пожалуйста, и объясни этому напыщенному индюку, что он не имеет права говорить со мной в подобном тоне».

И мой дух-хранитель не заставил просить себя дважды. Он появился прямо перед носом Императора Раминира и тут же на него напустился, как всегда в своей ироничной манере:

— О, а наследник рода Шаридальских у нас не блещет ни умом, ни манерами. Какая трагедия для хранителя рода! Твой батюшка, однозначно, был прозорливее и сообразительнее тебя, мальчишка.

Император вскочил на ноги и, сжав кулаки, процедил сквозь зубы:

— Довольно! Мне все ясно. Отец предупреждал, что хранитель рода Фарнас еще тот тип. Но такого я не ожидал.

— Да не уже ли?! — язвительно заметил дух. — Решили обвести вокруг пальца юную малышку Элеонору и таким образом удалить меня от участия в совете? Ничего у вас не выйдет! Девочка справилась с испытанием, и теперь имеет полное право быть в совете. А от меня вам не так-то и просто будет избавиться. Передай папаше, что я вернулся, и теперь о спокойной жизни вам всем придется только мечтать. Эта девочка вам не Лайонель, которой и дела не было до того, что в стране творится. Род Фарнас еще себя проявит. Помяни мое слово, щенок!


С этими словами хранитель рода Шаридальских подлетел ко мне и начал разглядывать своими призрачными глазами. Зрелище было жутковатым, но поскольку я уже привыкла к выходкам Регарда, меня это не испугало.

— Приветствую, Ваше Величество Алиндер, — склонила голову, поскольку сидя, по-другому почтение проявить довольно сложно. — Рада нашему знакомству. Читая о ваших славных делах в исторических книгах, мне будет неимоверно приятно понять, что вы за человек при нашем дальнейшем личном общении.

— Эх, хороша! — бесцеремонно воскликнул дух. — Слышишь, Раминир. Девчонка-то не промах. Вон как тебя уела. Учись, как нужно себя вести. А то прямо стыдно перед давним другом и соратником.

Император только зубами скрипнул и демонстративно сложил руки на груди, усевшись обратно в кресло.

— Ладно, — примирительно проговорила я. — Если вопрос с моим участием в совете решен. То я хотела еще кое-что обсудить с вами, Ваше Величество.

— Слушаю вас, маркиза, — угрюмо отозвался правитель.

— Вчера вечером ко мне в замок обратились двое пострадавших, — начала излагать я недавние события. — Мужчина и женщина, водные маги высшего уровня дара. Мужчина был сильно ранен, а женщина находилась в магическом истощении. Как выяснилось позднее, это были принцесса Луиза Монтийская и герцог Рейнальд Штольм.

— Этого не может быть! — воскликнул Император, снова вскакивая на ноги. — Мы уже весь Эдир перерыли в поисках пропавшей принцессы. А она у вас оказывается. Что произошло?

— Со слов Луизы, им передали с посланием из императорской канцелярии Эдира координаты для перемещения и обещали встретить на месте. Однако по выходе из портала их атаковали люди в грязно-желтых комбинезонах и масках. Герцога сильно ранили, принцесса физически не пострадала. Рейнальду Штольму удалось совершить перенос, и он предпочел отвести свою подопечную в мой замок, поскольку знал кого-то из моих предков. А дворец Императора расценил, как небезопасное место, поскольку здесь, скорее всего, есть предатель, который заманил их в ловушку, передав искаженные координаты от вашего имени.

— Песчаники! — гневно воскликнул Император. — Эти выродки и здесь успели мне насолить! И как только узнали о планируемой встрече принцессы? Но теперь это уже неважно. Она, скорее всего, уже оповестила свою сестру о произошедшем, и нас теперь ждут более серьезные проблемы, чем местные разборки с кучкой подонков.

— Извините, маркиза, — повинился Император. — Я безмерно вам благодарен за ваше участие в этом вопросе. И я прощу прощения за свое поведение в начале нашего знакомства. Я вас недооценил и теперь уже, скорее всего, не смогу исправить негативное впечатление, произведенное на вас.

— Это все мелочи, Ваше Величество, — искренне улыбнулась ему. — Нам предстоят годы совместной работы. Давайте не будем сейчас пытаться враждовать, а постараемся наладить добрые отношения.

— Спасибо, — улыбнулся он мне в ответ. — Вы удивительная девушка. И я предлагаю вам перейти на «ты». В совете мы так друг к другу и обращаемся. Сложно сохранять официоз в присутствии наших хранителей, которые тыкают всем подряд без разбора, и вообще крайне непосредственно себя ведут. Вы и сами скоро в этом убедитесь.

— Договорились, Раминир. Я не против. Это сэкономит всем нам время.

— Молодец, девочка! — от души похвалил меня Алиндер. — Заставила этого прожженного ловеласа себя уважать. А то понимаешь, развел тут бардак во дворце. Потом еще удивляется, куда это принцесса пропала. Да тут полным-полно завистливых бездарей болтается. Любой мог бы слить важную информацию песчаникам.

— Угомонись, наконец, — пробурчал Раминир, сосредоточенно что-то обдумывая. — Элеонора, я сейчас же отправлюсь с тобой в фамильную резиденцию рода Фарнас и лично пообщаюсь с принцессой.

— Я думаю, это абсолютно правильное решение, — кивнула в ответ. — Только, если это возможно, хорошо было бы взять с собой и принца Стефана. Он все-таки будущий жених, и это именно его вина, что невеста не добралась в целости и сохранности. Императрица Тальзии именно его будет расценивать, как недостойного будущего зятя, если до нее дойдет вся эта ситуация. Так что, он должен в первую очередь приложить все усилия, чтобы сгладить негативное впечатление у принцессы о нашей стране.

— Ты права, — согласился правитель. — Алиндер, найди, пожалуйста, Стефана и попроси срочно явиться сюда.

Пока дух разыскивал принца, Император попросил меня снова рассказать все в подробностях о нападении на иностранных гостей. Я поведала ему то, что знала сама. А так же то, что смогла сделать для раненного герцога и принцессы. Я уже заканчивала свой рассказ, когда на пороге кабинета без стука появился Его Высочество.


— Что ты хочешь, брат? — с порога спросил принц, не собираясь заходить в кабинет.

— Закрой дверь и сядь, — безапелляционно приказал Раминир.

— Но ты здесь с дамой! — деланно возвел он очи к потолку. — Я не хочу вам мешать. Или, может быть, ты стал, наконец, предпочитать развлечения на троих?

Краска стыда бросилась мне в лицо от подобного оскорбления, и я отвернулась, закусив губу. Смотреть на принца было неприятно. Как такая чудесная девушка, как Луиза могла полюбить это нечто? Просто уму непостижимо! Хотя чему я удивляюсь? Я и сама буквально в прошлом году была слепа и глуха к доводам рассудка, видя в Двэйне только то, чего бы мне самой хотелось.

Император заметил мое состояние и, не говоря ни слова, подошел к брату и от души врезал тому по физиономии. Молодой человек рухнул на колени, как подкошенный. А Раминир одной рукой его поднял на ноги и швырнул в ближайшее кресло.

— Утрись, сопляк, — бросил он, вытирая белоснежной салфеткой окровавленную ладонь. — Мне стыдно за твое поведение перед маркизой. Приведи себя в порядок, мы выдвигаемся на встречу с ненаследной принцессой Тальзии. И если ты хоть слово не так вякнешь, я тебя в порошок сотру.

— Плевать мне на твои угрозы! — зло бросил принц, утирая рукавом разбитую губу. — Я не хотел этой свадьбы! Я хочу жениться на Шарлин. А ты настоял на помолвке с принцессой. Сам бы на ней и женился!

— Я и женился на той, на ком следовало, идиот! — вспылил Раминир. — Думаешь, я хотел, брать в жены женщину, которая мне безразлична? Но я это сделал, не задумываясь. И именно поэтому сейчас ты не воюешь с кочевниками с запада, а кувыркаешься в постели со своей шлюхой. Подбери сопли, и вперед. Принцесса чудесная девушка, в отличие от этой дряни, на которой ты помешался. И твоя свадьба спасет тысячи жителей страны от голода. А ты думаешь только о том, как прожить жизнь, предаваясь утехам в своей кровати. Что мы будем делать, когда Тальзия откажется продавать так необходимые нам продукты из-за разрыва помолвки? Ты об этом подумал? Что будут есть люди в отдаленных селениях, где нет достаточного количества воды? Ты мне противен, брат. Умойся и отправляемся.

Принц вскочил на ноги и вылетел из кабинета, не разбирая дороги.

— Раминир, — обратилась к нему, серьезно глядя в глаза, — принцесса не заслуживает подобного отношения. Она по-настоящему увлечена Стефаном. А он ведется себя абсолютно недостойно отпрыска знатного рода. Я не буду ничего говорить Луизе. Но не от того, что готова, покрывать подобное поведение, а только потому, что она мне не поверить. Однако если она сама спросит мое мнение по этому вопросу, я ничего скрывать не намерена.

— Я тебя понял, — со вздохом проговорил Император, снова усаживаясь за свой стол.

— Жду вас у портальной площадки, — бросила, покидая кабинет.

«Горжусь тобой, Нори, — обратился ко мне Регард, пока я добиралась до нужного места. — Пусть эти снобы знают, что в роду Фарснас еще не перевелись достойные представители».

«Не очень приятное начало моей политической карьеры, — философски заметила я. — Хотя если так подумать, политика вообще никогда не относилась к приятным занятиям».

Ждать возле портальной площадки мне пришлось недолго. Уже через четверть часа Император и принц появились там во всей красе. Оба были одеты по последнему слову столичной моды, аккуратно причесаны и имели свежий и приятный глазу вид. А я в очередной раз подивилась тому, как притягательная внешность может разительно отличаться от совершенно неприглядного внутреннего содержимого. Или это я стала слишком строга к представителям сильного пола, и мне следует дать и Императору, и принцу второй шанс и узнать их получше?

Пока мужчин не было, я отправила магический вестник принцессе и моим подругам, чтобы они были готовы к приему высоких гостей в нашем доме. Теперь же пришло время перемещения.

«Регард, активируй, пожалуйста, портал в замок», — попросила духа.

Хранитель тут же приступил к делу, и уже через несколько мгновений перед нами вспыхнула воронка перехода. Я шагнула в нее первой, Император и принц последовали моему примеру.


— Прошу, господа. Будьте гостями в моем доме.

Будь моя воля, я бы ни за что не захотела их здесь принимать, но на данный момент обстоятельства были сильнее моих предпочтений.

«Регард, — обратилась к хранителю, — найду мадам Клариссу и убедись, что к приему гостей все готово, пожалуйста».

«Сделаю», — откликнулся он.

На пороге замка нас встретил пожилой дворецкий, служивший еще в доме моей бабушки.

— Светлого дня, Ваше Величество, Ваше Высочество, прошу, проходите, — поприветствовал гостей он.

Мы оказались в холле, и я тут же позвала хранителя:

«Рег, где девочки и принцесса?»

«Все уже собрались в малой гостиной», — мгновенно пришел ответ.

— Господа, прошу за мной, — пригласила моих спутников, уверенно проходя в указанном направлении.

Войдя в гостиную, увидела перепуганную Ванессу, задумчивую Габриэллу и взволнованную Луизу. Быстро оценив обстановку, представила собравшихся друг другу:

— Девушки, Его Величество Раминир и Его Высочество Стефан почтили сегодня нас своим визитом.

Девушки практически синхронно встали и присели в положенном реверансе.

— Господа, представляю вам моих близких подруг, — указала я на девчонок. — Ванесса Миланская и Габриэлла Шарин. Ее Высочество Луизу Монтийскую вы оба прекрасно знаете, поэтому проходите и располагайтесь, как вам удобнее.

— Светлого дня, леди, — поприветствовал всех в ответ Император, загадочно улыбаясь и источая просто море обаяния.

— Светлого дня, — сдержано проговорил принц.

— Светлого дня, — опять чуть ли не хором откликнулись изрядно нервничающие девчонки.

Когда все расселись, Император взял слово.

— Дорогая Луиза, — начал он заверять принцессу в своем почтении, — мне бесконечно жаль, что ваше прибытие в Эдир обернулось такой катастрофой! Это полностью наша вина. Я лично сделаю все возможное, чтобы виновник этой страшной ошибки был найден и наказан. Как ваше самочувствие? Как герцог Штольм?

— Мне уже гораздо лучше, Ваше Величество, — искренне и тепло улыбнулась девушка, сияющими глазами глядя на принца и Императора. — Элеонора буквально спасла нас вчера, хотя мы совершенно бесцеремонно вторглись в ее владения. Ничего у нас не спрашивая, маркиза лично занималась мной, а герцогу вызвала семейного врача. И это при том, что мы даже не представились ей, поскольку на это просто не было сил. Жизни герцога сейчас нечего не угрожает, но он пока без сознания. Я надеюсь, что в ближайшие дни ему станет лучше.

Пока принцесса меня расхваливала, я сидела в кресле и не знала, что делать, чувствуя себя совершенно неуютно под пристальным, пронизывающим взглядом карих глаз Императора.

— Еще раз прощу прощения за тот ужас, что вам пришлось пережить, — снова извинился правитель. — Если вас не затруднит, то я бы хотел услышать от вас о произошедшем. Элеонора уже рассказала мне то, что знала. Но вы были там и, возможно, вспомните какие-то детали, которые помогут нам впоследствии отыскать виновных.

Луиза принялась снова рассказывать все в мельчайших подробностях, а я обратила внимание на то, что принц изрядно нервничал. Он сидел напряженный, как натянутая струна, хмурил брови и стискивал зубы. И в его глазах плескался страх. Что это с ним? Чего он так испугался? Прислушавшись к беседе, уловила, что в этот момент принцесса вещала о том, где именно их поймали, и как нападавшие пытались, не повредив ей, отбить у сопровождения в целости и сохранности. Странно. Складывалось впечатление, что принц что-то знает о нападении, и очень боится, что это станет известно.

В гостиную вошла мадам Кларисса и предложила всем чай с закусками. Я ей благодарно улыбнулась и с радостью приняла свою чашку. Есть хотелось до ужаса. С этим визитом во дворец я пропустила обед и теперь была готова съесть целого тарга.

За чаем беседа потекла неспешно и менее напряженно. Обсуждали светские новости Эдира, а так же Тальзии. Затем Император предложил принцессе перебраться во дворец, но она наотрез отказалась, считая, что герцога лучше не изнурять перемещением в другое место. А ей самой в моем замке было гораздо комфортнее, чем в любом дворце.

Почувствовав, что Император собирается откланяться, я вмешалась в беседу:

— Ваше Величество, я бы хотела вас попросить, позволить Его Высочеству Стефану остаться в моем замке на ужин. До него совсем немного времени, а нам с девочками будет неимоверно приятно, если такой видный молодой человек составит нам компанию за трапезой.

— Конечно, маркиза, — лучезарно улыбнулся правитель. — Стефан, будь любезен, развлеки девушек до вечера. Заодно обсудишь с принцессой планы на ближайшее время. Церемония обручения у нас запланирована через две недели. До этого события Луизе будет не лишним узнать побольше о нашей столице и вообще о стране. А мне уже пора возвращаться во дворец, дела требуют моего непосредственного участия.

— Хорошо, — еле выдавил из себя принц.


Пока шли по коридорам замка, я молчала, сосредоточенно обдумывая свои наблюдения. Нужно ли ими делиться с Императором? И как он к ним отнесется? Все-таки принц его родной младший брат. Хоть я со своей младшей сестрой сейчас и не общаюсь, но раньше я ее очень любила, несмотря, ни на что, и не дала бы ее в обиду, ни при каких обстоятельствах.

Оказавшись на улице, Император слегка придержал меня за локоть и, когда я обернулась, проникновенно проговорил:

— Ты так сосредоточенно молчишь, что я невольно начал волноваться. Что тебя тревожит, Элеонора?

И я решила все ему рассказать, даже если правитель скептически отнесется к моим словам. Остановившись, не стала убирать его руку с моего локтя, а просто, не отводя взгляда, поделилась своими наблюдениями и соображениями. Когда я закончила, Раминир напряженно молчал.

— Я ни в чем не подозреваю принца, — уточнила свою позицию. — Он не похож на подлеца, который способен нанять свору бандитов, чтобы избавиться от навязанной невесты. Да и вряд ли Императрица Тальзии позволила бы сестре выйти замуж за такого человека. Но, возможно, он знает кого-то, кто может быть причастен к этому нападению. Или подозревает. В любом случае, желательно это выяснить. Принцесса находится в моем доме, и я несу ответственность за ее безопасность. Если вдруг нападавшие не угомоняться, потерпев неудачу, то вполне возможно, что они захотят добраться до девушки вновь. Меньше всего мне хочется, чтобы кто-то из моих домочадцев или гостей пострадал.

— Я тебя понял, — сосредоточенно нахмурившись, проговорил Раминир. И вдруг он тепло и открыто мне улыбнулся. Контраст был настолько разительным, что я просто замерла не в силах поверить в увиденное. Эта улыбка до неузнаваемости преобразила Императора.

— Я искренне благодарен тебе за участие в этом деле, — тихо проговорил он, не спуская с меня восхищенного взгляда, придвигаясь ближе, и беря за руку. — И я счастлив, что познакомился с тобой и теперь смогу чаще видеть тебя во дворце. Ближайшее заседание совета через неделю. Буду ждать нашей новой встречи с нетерпением.

И с этими словами он поднес мою руку к губам и запечатлел властный поцелуй, как будто ставя клеймо принадлежности на моей узкой ладошке. Вздрогнув от этих странных ощущений и мыслей, постаралась побыстрее забрать руку и хоть немного отстраниться. Бросив на меня насмешливый, понимающий взгляд, Император Эдира Раминир Шаридальский вошел в портал и исчез, оставив в моей душе сумбур и неразбериху.

— Вот наглец! — восхищенно протянул Регард. — Сам же не хотел тебя в совет допускать, а теперь ручки целует. Прав Алиндер. Сто раз прав. Его наследник конченый ловелас. Хотя, как любовник, он, наверное, будет очень даже неплох. Что думаешь по этому поводу, Нори?

— Мне вот интересно, — задумчиво проговорила, глядя в глубину парка, — есть ли способ прибить одного слишком много болтающего духа-хранителя?

— Нет! — ехидно заверил меня предок.

— Тогда исчезни и не лезь ко мне с подобными предложениями! — вызверилась на него я. — Как ты вообще мог такое сказать? Он же женат, и у него есть сын.

— Ну и что? — непонимающе уставился на меня дух. — Я ж не предлагаю тебе замуж за него выходить. Просто немного с пользой провести время. Тебе нужен умелый любовник, который смог бы тебе показать, что нет ничего страшного в близости между мужчиной и женщиной. И тогда бы ты смогла немного раскрепоститься и уже по-другому бы отнеслась к идее замужества и обзаведения наследниками.

— О, Пресветлая! — воскликнула я, хватаясь за голову. — Ты не выносим! Исчезни! Ничего не хочу слышать на эту тему!

И я бросилась бежать. Обсуждать такие вещи с многовековым духом мужского пола было просто ужасно.

Войдя в малую гостиную, обнаружила там принца Стефана и принцессу Луизу. Ванесса и Гарбиэлла куда-то подевались. Мешать общаться этим двоим я не собиралась, как и избавлять Его Высочество от почетной обязанности развлекать будущую невесту, поэтому выяснив, что девочки ушли по какому-то срочному делу, отправилась выяснять на счет ужина, а так же искать подруг.

Мадам Кларисс заверила меня, что у нее уже все готово, поэтому я поспешила отыскать девчонок, чтобы пригасить всех к столу. Как ни странно, они обнаружились в столовой.

— А вы почему здесь? — удивленно спросила. — Так хотите есть, что сразу сюда направились, не дожидаясь пока на стол накроют?

— Да, нет, конечно! — отозвалась Несси. — Просто Луиза так смотрит на это Высочество, что нам даже неудобно стало им мешать. Вот мы и пристроились здесь. Все равно ужин скоро будет. А тебя почему так долго не было?

— Обсуждала с Императором кое-какие вопросы, — промямлила, отводя взгляд.

— Тогда чего так застеснялась? — спросила Габи, наконец, вернувшись в реальность из своего неимоверно странного состояния постоянной задумчивости.

— Вовсе я не стесняюсь! — воскликнула, заливаясь румянцем.

— И это так теперь называется? — весело начали подтрунивать надо мной девочки. — Колись, что произошло на твоей аудиенции во дворце, что ты теперь краснеешь при одном упоминании о нашем несравненном правителе?


— Ого! — воскликнула Ванесса. — Да ты самого Императора на место поставила? Не удивлена, честное слово. Небось, пристыдила его? Так и вижу, как ты его отчитываешь за несоответствующее его статусу поведение.

И эти заразы дружно рассмеялись.

— Вредины вы, — надулась я. — Пойду лучше попрошу накрыть нам стол к ужину. И позову нашу влюбленную парочку.

Ужин прошел в дружественной обстановке. Даже Его Высочество слегка оттаял, пребывая во вполне благодушном расположении духа. Когда трапеза подошла к концу, Луиза отправилась провожать Стефана до портальной площадки. Ванесса унеслась по своим делам. А мы с Габи поднялись проверить состояние здоровья герцога вместе с доктором Маринсом, который как раз в это время прибыл для осмотра пациента.

— Состояние герцога стабильное, — уведомил нас лекарь, после того, как провел все необходимые процедуры. — Еще пара дней и он придет в себя. Пока что я каждый раз накладываю медицинский сон, поэтому не удивляйтесь, что он до сих пор не возвращается в сознание. Перевязки проводите в том режиме, что я вам изначально рекомендовал. Завтра утором я снова вас навещу.

— Огромное спасибо! — поблагодарили мы сэра Маринса.

Когда доктор ушел, мы еще немного посидели молча, а потом я все-таки решила выяснить то, что не давало мне покоя весь день:

— Габи? Что с тобой происходит в последнее время? Ты какая-то непривычно задумчивая с самого вторжения нежданных гостей в нашу размеренную жизнь. Что тебя тревожит?

— Ох, Нори! — взволнованно проговорила она. — Наверное, ты единственная из всех девчонок способна меня понять. Аврора слишком серьезная и материалистичная натура. Ванесса чрезмерно погружена в свои идеи, ей не до чего. А ты всегда была самая чуткая и наблюдательная. Даже теперь, когда у тебя самой проблем более чем достаточно, сумела обратить внимание, что со мной что-то не так.

Она вдруг замолчала и снова задумалась. Было удивительно и странно видеть всегда живую, веселую и задорную подругу такой. Я подошла к ней и обняла.

— Габи, — обратилась к ней, — ты можешь мне все рассказать. Я всегда поддержу и тебя, и любую из своих подруг, чтобы вы ни сделали.

— Спасибо, Нори, — благодарно улыбнулась она. — Присаживайся поближе. Это длинная история.

Расположившись рядом с ней, приготовилась слушать.

— Как ты знаешь, — начала она, рассеянно глядя перед собой, — все дети в семье Шарин имеют магический дар. Мы все унаследовали его от нашей бабушки по материнской линии. Правда, братья сильнее меня и дар у них более выражен. Но мне досталась не только магическая сила, но и особенность бабушкиного дара. Я могу видеть будущее. Однако из-за того, что дар слабый, мои видения случаются редко и носят скорее спонтанный характер. Это тяжелое бремя знать грядущее и не иметь возможности хоть как-то повлиять на события. Из-за этого я всегда боялась своей силы и делала все, чтобы видения меня посещали как можно реже. Мне казалось, что если я не буду развивать свои способности, то и дар не сможет мучить меня этими предсказаниями. Поэтому в школе Магических Искусств я училась из рук вон плохо, боясь, не выдержать, если видения будут появляться чаще. И все было в порядке.

Я слушала откровения моей давней подруги и не верила в то, что она говорила. Мы ведь даже не подозревали о такой своеобразной грани дара нашей всегда оптимистичной и жизнерадостной Габи.

— Но моя бабушка перед своей смертью вызвала меня к себе и сделала предсказание, — продолжала подруга. — Она поведала мне о том, что однажды мне на пути встретится мужчина, который станет моим суженым. Бабушка рассказала, что я сразу пойму, что это именно он. Я влюблюсь в него с первого взгляда и уже не смогу представить свою жизнь вдали от этого человека. Но он не полюбит меня в ответ. Его сердце будет изранено и разбито другой женщиной из его прошлого. Осознание этого будет медленно убивать меня, и однажды я не выдержу и наложу на себя руки.

Габриэлла замолчала, а я заплакала. Я просто не могла представить, что когда-нибудь наша дорогая и любимая подруга решится на такой страшный поступок.

— Когда я вчера впервые увидела раненного герцога, — снова заговорила она, — как и предрекала бабушка, я сразу поняла, что это именно он. Просто в моей душе родилась такая щемящая нежность к этому совершенно незнакомому мужчине, что я осознала, бабушка была полностью права. Я больше не смогу жить вдали от него. Буду медленно умирать, зная, что он меня не любит, но не оставлю его. Это ужасно, Нори! Я так боялась этого всю свою жизнь! Именно из-за этого предсказания я всегда стремилась вызвать к себе любовь и интерес окружающих меня мужчин. И они отвечали мне взаимностью. Все, кто был рядом рано или поздно увлекались мной. Они горели желанием быть рядом, любить меня и всячески угождать. Но мое сердце оставалось глухо к их чувствам. Я так отчаянно надеялась избежать этой страшной участи безответной любви, что совсем потеряла голову от бесконечных ухаживаний других кавалеров. Но видимо от судьбы не уйдешь. Герцог здесь, и я не могу представить, как буду жить, когда он уедет в свою страну.

Мы сидели, обнявшись, и горько плакали. Габи с такой болью предавалась рыданиям, что я не выдержала.


— Но, Нори, — запричитала Габриэлла, — что мы можем сделать? Мне и самой уже было видение в ночь, когда герцога ранили, о том, как я лежу на полу ванной комнаты с перерезанными венами.

— Замолчи немедленно! — грозно шикнула на нее, от чего подруга просто опешила. — Мы можем сделать все что угодно, чтобы избежать этого. Зови наших! Устроим экстренное совещание в моей комнате.

Когда все мои подруги были в сборе, и мы с Габи ввели Аврору и Ванессу в курс дела, наступила тягостная тишина. Каждая из нас пыталась придумать хоть какой-то выход из сложившейся ситуации.

— Знаете, — решительно проговорила Аврора, — я буду не я, если не изобрету любовный амулет для тебя, Габи! Правда, я никогда подобного не делала, но нет ничего невозможного для современной магической науки.

— Точно! — воскликнула Ванесса. — Я слышала, что есть специальный ритуал обращения к Пресветлой Богине, который помогает отчаявшимся девам найти свою любовь. Что-то в этом роде. Возможно, нам это хоть чем-то поможет.

— Отлично! — воодушевленно заявила я. — Две идеи уже есть. Я тоже поищу что-нибудь на эту тему в зельеварении. Да и про всевозможные ритуалы тоже постараюсь найти информацию.

— Не вешай нос, Габи! — приободрила подругу Несси. — Мы еще повоюем! Ни один герцог не устоит перед натиском нашей маленькой армии!

Составив план действий, мы разошлись, наконец, отдыхать.


Все эти дни мы с подругами судорожно пытались найти решение, которое поможет Габриэлле избежать жуткой участи в будущем. Приворотные зелья, амулеты и ритуалы девушка категорически отвергла, заявив, что лучше умрет, чем будет принуждать к любви другого человека. Поэтому вся наша надежда была возложена на ритуал обращения к Богине, о котором упоминала Несси. Так что, теперь все вечера напролет после трудовых будней мы проводили в библиотеке, перерывая старинные фолианты в поисках нужной информации.

Принцесса Луиза была занята исключительно общением со своим будущим женихом. Принц Стефан бывал в замке каждый день и развлекал девушку всеми доступными способами. То устраивал для нее в нашем же парке пикник, то показывал столицу, то возил на загородную прогулку. Исподтишка наблюдая за ними, я пришла к выводу, что Его Высочеству по-настоящему приятно общаться с принцессой. Он увлеченно что-то ей рассказывал. Весело смеялся ее шуткам. С удовольствием делился какими-то мыслями и идеями. Тепло улыбался, глядя в ее сияющие от счастья глаза. И никогда не позволял себе грубого или неуважительного поведения в адрес будущей невесты.

Но мне не давало покоя его странное поведение в кабинете Императора, невольной свидетельницей которого я стала. Что это было? Как один и тот же человек мог вести себя так по-разному? Сейчас принц не вызывал у меня чувство отвращения при общении с ним. Он был приятным собеседником, и мы все с радостью принимали его в своем доме.

Луиза отлично вписалась в нашу женскую компанию и с благодарностью участвовала во всех наших посиделках. Когда, спустя трое суток, герцог Рейнальд Штольм пришел в себя, мы все вместе пришли к нему и постарались успокоить и заверить, что и он, и принцесса в полной безопасности. Герцог был еще очень слаб, но сердечно поблагодарил нас за заботу. Луиза объяснила ему, что домой уже отправила послание и что отношения с принцем постепенно развиваются. Я же рассказала, что Император делает все возможное, чтобы обнаружить злоумышленников. Герцог согласился остаться в замке до полного восстановления. А наша бедная Габи молча стояла и не могла и слова вымолвить. Пришлось самой представить нашему гостю всех моих подруг, а также поведать о том, что Габриэлла взяла на себя все обязанности по уходу за тяжело раненым. При этих словах мужчина явно смутился, но быстро взял себя в руки. Сдержанно улыбнулся девушке и выразил благодарность за ее старания. Габи собрала волю в кулак и тоже начала отвечать что-то внятное. Мы оставили их одних и удалились.

Когда Луиза поинтересовалась тем, что у нас тут происходит, я ввела ее в курс дела, посчитав, что если она будет на нашей стороне, то мы получим больше так необходимой нам информации о неприступном герцоге. Принцесса посочувствовала проблеме Габриэллы и заверила нас, что будет помогать всеми силами, поскольку давно знает Рейнальда и очень хочет, чтобы и он обрел свое счастье и перестал уже вздыхать по утраченной в прошлом любви. Так в нашем полку прибыло, и в библиотеку мы уже наведывались впятером.

Пришли долгожданные выходные, которые я планировала провести за изучением старинных магических трактатов в обители знаний замка рода Фарнас. С самого утра мы с подругами взялись за дело и не собирались отступать от немеченой цели до тех пор, пока не найдем нужный нам ритуал. Габриэллы с нами не было. Кроме обожаемого герцога, в ее жизни был еще и Феникс, а все заведения подобного рода открывали свои гостеприимные двери для посетителей именно в выходные. К обеду мы поумерили свой пыл, поскольку у нас уже буквы перед глазами расплывались, а вожделенная информация так и не была найдена. Но мы были настроены решительно и не собирались сдаваться.

За трапезой к нам присоединилась Габи, которая была на удивление измученной и подавленной.

— Что случилось, — встревожено спросила Несси, когда наша подруга ввалилась в столовую, где мы только приступили к приему пищи. — На тебе же лица нет!

— Девчонки, я в отчаянии! — обреченно воскликнула она, падая на ближайший свободный стул за столом. — Посетители требуют явления таинственной танцовщицы пред их светлые очи. И никакие уговоры на них не действуют. Многие грозятся отказаться от брони столиков на сегодняшний вечер, если звезда нашего клуба не будет участвовать в шоу-программе. Я просто не знаю, что мне делать!

— А что за звезда? — проявила любопытство Луиза.

И мы быстро рассказали ей краткую историю того, что случилось неделю назад на открытии заведения.

— Да, уж, — протянула принцесса. — Дилемма.

— Мы уже предлагали Нори спеть для гостей клуба, — попеняла мне Аврора. — Она наотрез отказывается вообще выступать, беспокоясь о своей репутации.

— Репутация, конечно, важна, — задумчиво проговорила наша гостья. — Но если спеть, то, наверное, это будет более приемлемо, чем исполнение раджаса. Хотя я в этом ничего не понимаю. В Тальзии нет такого направления танцевального искусства. Да и по части пения Богиня обделила меня талантом.

— Нори, соглашайся, — начали меня уговаривать подруги. — Мы обеспечим тебе охрану. Никто и близко к тебе не подберется.


— Хорошо, — махнув на все доводы рассудка рукой, решительно проговорила. — Я выступлю перед гостями. Но танцевать не буду, даже не просите.

— Отлично! — просияла самой светлой и вдохновенной улыбкой Габи. — Сейчас же разошлю всем магических вестников.

— А нам нужно собираться, — хищно улыбнувшись, протянула с предвкушением Ванесса. — Ну, что, девочки? Вы готовы поразить сегодня все столичное общество своим явлением в нарядах моей новой эпатажной коллекции одежды, предназначенной именно для подобных выходов?

Все оживились, а у меня сердце сжалось от нехорошего предчувствия. Это посещение развлекательного клуба еще выйдет всем нам боком.

Луиза отправила магический вестник во дворец и уведомила Стефана о том, что сегодня вечером будет занята вместе с нами. Принц был явно шокирован подобным пренебрежением к своей сиятельной персоне и потребовал отчет о том, где будет проводить вечер его будущая невеста. Но Луиза сказала, что это не ее тайна, и делиться ей она не собирается. Так, что Стефан остался во дворце негодовать дальше, а мы в назначенное время стояли в умопомрачительных нарядах от Ванессы Миланской в наблюдательном пункте Феникса и смотрели, как гости заполняют зал.

Как повелось у нас в клубе, вечер начинался с тематического банкета. Если на открытие коронным блюдом и вообще приоритетом в меню были морепродукты, то сегодня это были деликатесы с далекого острова Карилас, расположенного у самой южной границы Эдира. Этот остров славился очень необычным сортом рыбы, который можно было попробовать только там. Наш повар сотворил поистине чудо с этим редким изыском, и гости с наслаждением вкушали подаваемые блюда.

Чуть позже началась шоу-программа, и Габриэлла не заставила себя долго ждать. Влетев в комнату, она тут же подскочила ко мне:

— Нори! Скоро твой выход. Гости уже в нетерпении! Меня буквально каждый присутствующий мужчина спросил о том, будешь ли ты сегодня выступать.

— А что ты будешь исполнять? — поинтересовалась Лиуза.

— Еще не решила, — откликнулась я, надевая маску и отправляясь в костюмерную. — Обычно на меня снисходит озарение в последний момент, и я следую его велению.

Габриэлла потащила меня переодеваться, а Ванесса обещала помочь сделать финальную подгонку сценического костюма. На этот раз, к моему огромному облегчению, одежда для выступления была не в пример приличнее, чем наряд для раджаса. Легкое, длинное, серебристое платье из дорогой переливающейся ткани не было слишком облегающим, а делало легкий намек на то, что под ним гибкая и стройная фигурка. Спереди наряд был закрытым, зато сзади спина была полностью обнажена. Подруги помогли мне облачиться и поправили слегка растрепавшуюся от переодевания прическу. И вот я уже стою за кулисами в нервном ознобе, предвкушая свое выступление.

Пока облачалась и ждала выхода на сцену, не переставала думать о том, какую бы песню исполнить. В голове, как назло, без конца звучала бешеная мелодия злосчастного раджаса. И тут, как вспышка, мне в голову пришла не совсем приличная идея исполнить одну очень заводную и довольно страстную песню, которую я однажды нашла в одном старинном песеннике в библиотеке замка. С оркестром мы заранее договорились, что музыканты будут стараться подыграть мне по мере того, как я начну петь, поскольку я до самого конца так и не определилась с произведением.

В зале, как и в прошлый мой выход, полностью погас свет. Уверенно пройдя на сцену, быстро зажгла магические огоньки по периметру, и, усилив голос магией, обратилась к публике:

— Дорогие гости этого уютного и приятного заведения. На открытии Феникса я танцевала для вас раджас, что вызвало небывалый резонанс в кругах собравшихся. Однако некоторые гости перешли грань установленных приличий, впечатлившись моим выступлением, и в связи с этим было принято решение об удалении подобных танцев из шоу-программы. Поэтому сегодня я спою для вас. Смею надеяться, мое пение так же придется вам по вкусу.

Ну, вот и все. Пути назад нет. Отключив у маски-артефакта функцию искажения голоса, я запела необычную песню на древнем всеобщем языке. Оркестр тут же подстроился под нужный ритм и, уловив мелодию, начал мне подыгрывать. Исполняемая мной история повествовала о том, как у одной молодой женщины было сразу несколько кавалеров, каждый из которых ей чем-то нравился. Красавица встречалась то с одним, то другим, предаваясь радостям плотской любви, даже не думая о том, чтобы выбрать кого-то одного. Однажды любовники случайно столкнулись у прелестницы дома и уже хотели вступить в борьбу за право быть с ней, чтобы, в конечном итоге, остался только один, как вдруг она предложила им испить хмельного вина. Мужчины желая доказать своей возлюбленной, что ради нее готовы на все, решительно выпили свои кубки и хотели уже завершить начатое. Но тут почувствовали, что непреодолимо хотят заняться чем-то совсем другим. Лукавая дама их сердец чем-то опоила своих кавалеров и теперь с призывной улыбкой поманила за собой. Дальше они все вместе вкушали запретный плод совместной страсти и так увлеклись, что напрочь забыли о каких-либо претензиях друг к другу. Дама стала впоследствии женой нескольких мужчин, что нужно сказать вполне допускалось в древние времени, и они жили долго и счастливо.


Быстро вернув настройки маски в прежний режим и покинув сцену, я устремилась в памятный коридор, ведущий к костюмерной, в глубине души надеясь, что сегодня он будет пуст. Но судьбе в очередной раз было угодно преподнести мне сюрприз. Как только я оказалась на пути к костюмерной, из темноты бокового прохода вышел высокий мужчина. Сердце опять забилось пойманной птичкой в груди, но я решила на этот раз быть умнее. Замерев на месте, я в панике позвала хранителя:

«Регард! Где ты?»

«Да, здесь я, здесь, — откликнулся недовольный дух. — Где мне еще быть, после прошлых событий. Вместо того, чтобы самому развлекаться, приходится вот тебя охранять».

Услышав его бурчание, я вздохнула с облегчением. Все-таки осознание того, что я под защитой древнего и могущественного мага, дарило уверенность, что все будет хорошо.

— Темного вечера, моя фея, — галантно поклонился мужчина, подходя ближе ко мне. — Прошу прощения, что напугал. Но памятуя события нашей прошлой встречи, мне хотелось быть уверенным, что больше никто не посмеет вам докучать своим назойливым вниманием. А то толпа ваших поклонников все увеличивается и увеличивается, ставя под угрозу мою задумку, быть единственным, кому позволено проводить с вами время.

— Мой рыцарь? — удивленно проговорила, внимательно оглядывая подошедшего мужчину, стараясь, несмотря на эффект маски, узнать своего прошлого спасителя. — Вы снова пришли в Феникс?

— Не мог же я пропустить ваше выступление, — загадочно улыбнулся он. — Ведь я был одним из тех, кто особенно рьяно настаивал на вашем участии в шоу-программе и угрожал хозяйке заведения тем, что больше не буду сюда ходить, если не увижу вас сегодня.

— Подобное поведение совершенно вас не красит, — попеняла я ему. — Из-за всего этого мне пришлось поступиться своими принципами и снова выйти на сцену.

— Я готов долго и усердно просить у вас прощения, — проговорил он, беря меня за руку и нежно целуя ладонь.

В этот самый момент коридор содрогнулся от мощного магического импульса посланного извне.

— Что происходит? — испугано пролепетала я.

— А это, как я вас и предупреждал, толпа ваших настойчивых поклонников, — жестко усмехнулся мой собеседник, — жаждет увидеться со своей обожаемой звездой и прямо сейчас пытается взломать щит, которым я заблокировал проход.

— Что? — испугалась я не на шутку. — Где же охрана? Куда они только смотрят?

— Признаться честно, я нейтрализовал ваших охранников, когда пытался пробраться сюда.

— Этого просто не может быть! — в ужасе вскричала я. — Что же теперь делать?

— Предлагаю, как и в прошлый раз, уйти порталом, — спокойно ответил мужчина, начиная формировать воронку перехода.

— У меня нет никакого желания вновь сбегать, — решительно произнесла, отходя в сторону.

— Вы хотите пообщаться с толпой разгоряченных вашим пением мужчин? — ехидно спросил этот «рыцарь». — Они, хочу заметить, практически все огненные маги с сильным даром. Все-таки это клуб для высшей знати. Мой щит долго не протянет. Через несколько минут весь этот коридор заполнят страстные поклонники вашего таланта. Не уверен в позитивном исходе этой встречи.

— Пресветлая Богиня! — в ужасе вскричала, затравленно оглядываясь вокруг в тщетной попытке отыскать убежище. — Что же мне делать?

— Я спасу вас, моя фея! — рассмеялся мужчина и, заключив меня в стальные объятия, увлек в портал.


— Где мы? — встревожено спросила, высвобождаясь из рук своего спутника. — Это что? Оранжерея?

— Именно, моя прекрасная незнакомка, — предвкушающе улыбнулся мужчина. — Узнав, что вы все же появитесь сегодня в клубе, я надеялся, урвать кусочек вашего драгоценного времени и подготовил нечто особенное.

С этими словами он взял меня за руку и повел вдоль центрального прохода в этом буйстве тропической растительности куда-то вглубь помещения. Я во все глаза смотрела на чудеса природы вокруг. Никогда в жизни я не была ни в одной стране мира, поэтому кроме ландшафтов своей Родины ничего не видела. А здесь, создавалось впечатление, были собраны редкие и удивительные растения со всех континентов. Было очень увлекательно рассматривать их с такого близкого расстояния. Ни в доме родителей, ни у бабушки оранжерей не было. Это вообще считалось крайне дорогим удовольствием. Ведь подобные растения требовали обильного полива. А вода на Эдире — большая ценность.

Пройдя вперед, мы оказались на просторной площадке. Потолок и стены в этом месте были стеклянными. Мягкий свет магических светильников остался позади, и теперь мы стояли в полумраке, а за стеклом было бескрайнее чернильно-черное небо, усыпанное мириадами звезд.

— Волшебно! — заворожено проговорила я, подходя вплотную к стеклу. — Ничего подобного раньше не видела! Где это место?

— Всему свое время, — мягко проговорил мой спутник, приближаясь сзади и кладя свои ладони мне на плечи. — Я не могу сейчас раскрыть вам эту маленькую тайну. Но обещаю, что обязательно расскажу об этом месте чуть позже.

От близости этого мужчины мне было и неловко, и уютно одновременно. Место было действительно чудесным. Находясь здесь, хотелось позабыть обо всем на свете и просто наслаждаться великолепным видом, мечтая когда-нибудь познать тайны вселенной и разгадать загадочный свет далеких звезд.

— Спасибо! — проникновенно прошептала, слегка обернувшись. — Это самый удивительный вечер в моей жизни.

— Не стоит благодарности, — как будто смутившись, пробормотал мой спутник. — Мне действительно хотелось сделать для вас что-нибудь приятное. И я рад, что вам это место пришлось по душе.

— Здесь потрясающе! — искренне заверила его. — Ощущаешь себя микроскопической частичкой в бескрайнем пространстве бытия. Как будто кроме нас никого больше нет в мире, и мы парим в ночном небе меж звезд.

— Вы удивительно неординарная девушка, — с улыбкой проговорил он. — Никогда бы не подумал, что оранжерея может так кем-либо восприниматься.

Я смутилась и покраснела. Почувствовав мою неловкость, мужчина развернул меня к себе лицом и, мягко взяв за подбородок, слегка приподнял мое лицо.

С этими словами он медленно потянулся к моим губам, а я внезапно ужасно испугалась. Это не был мой первый поцелуй. Двэйн не раз целовал меня в бытность своих ухаживаний за мной. Но этого человека я едва знала. А вернее сказать не знала даже его имени. Поэтому я резко отвернулась и шагнула в сторону.

— Это лишнее, — сконфужено заметила я. — Мы не знакомы. Я не представляю, что вы за человек. Я вижу вас второй раз в жизни. На мой взгляд, поцелуй — это уже слишком.

Мужчина не стал настаивать, а отстранившись, легко и весело рассмеялся.

— Простите, леди, — проговорил он. — Не смог удержаться от соблазна. К тому же мне довольно сложно привыкнуть к тому, что у вас столь железные принципы. Не смотря на то, что ваши выступления носят весьма будоражащий характер.

Я смутилась еще больше, и уже просто не знала, куда себя деть. Словно уловив мои эмоции, мужчина развернулся и, указав на стоящий в темноте столик, произнес:

— Давайте поужинаем. Сегодня я подготовился, поэтому мы будем вкушать приличную еду, а не мою сомнительную стряпню. Прошу.

Повинуясь взмаху его руки, на столе зажглись три свечи в изысканном старинном канделябре, озарив пространство вокруг приглушенным светом. Мы подошли к столу, и мой спутник помог мне устроиться. Затем, убрав стазис и разогрев блюда заклинанием, он занял место напротив.

— Предлагаю выпить за нас, — торжественно произнес он, наполнив наши бокалы вином. — Судьбе было угодно, чтобы мы встретились. И я приложу все усилия, чтобы мы и дальше продолжали общаться.

Быстро проверив содержимое бокала на предмет посторонних примесей, и не обнаружив таковых, сделала небольшой глоток.

— Приятный букет, — оценила я. — Вино урожая столетней давности? Вы что, решили разориться ради произведения впечатления?

— Вы неподражаемы! — рассмеялся вновь мой собеседник. — Поверьте, я не разорюсь, даже если буду каждый день поить вас подобными напитками. Я хорошо зарабатываю.


— А вы имеете что-то против боевиков? — неподдельно удивился он. — Обычно девушки просто в восторге от боевых огненных магов. Досужие сплетни наперебой заверяют всех и вся, что у них бешеный темперамент.

— Был неприятный опыт в прошлом, — обтекаемо заметила, передернув плечами и стараясь не думать сейчас о своих родственниках и бывшем женихе. — Про темперамент я вообще молчу.

— Вас кто-то обидел? — требовательно уточнил он.

— Со своими обидчиками я уже разобралась, — решила не вдаваться в подробности. — Это неприятная мне тема разговора.

— Тогда спешу вас заверить, что не являюсь военнослужащим, — переменил тему он. — Хотя в бытность своей учебы в Академии занимался именно на боевом факультете. Однако это связано по большей части с особенностями моего дара. А вот у вас совсем иная стезя. Где вы обучались?

— Название учебного заведения не имеет никакого значения, — отстраненно заметила, не собираясь выдавать сведения о свое жизни.

— Ваша скрытность пробуждает во мне желание быть более настойчивым в своих попытках выяснить хоть что-то о вас, — протянул мужчина, продолжая расправляться с ужином. — В любом случае, у вас, по всей видимости, уникальные способности. Никогда ничего подобного не встречал.

— Не знаю, насколько подобные особенности дара уникальны, — ответила, тоже не обделяя яства вниманием. — На мой взгляд, нет ничего необычного в том, чтобы соединять музыку и магию. Для меня это естественная потребность внутренней магической составляющей. Я просто не могу иначе, когда слышу какую-либо композицию.

— Опять вы недооцениваете себя! — возмутился мой собеседник. — Ваши выступления никого не оставляют равнодушным. Вы настолько тонко улавливаете особенности той музыки, под которую танцуете, или которую поете, что зрители невольно заражаются теми эмоциями, которые вы им сообщаете. Сегодня в зале публику чуть не разорвало от вашей песни, до того, каждому слушателю захотелось испытать тоже самое, что и женщина, описанная в старинном тексте. Боюсь, в столице начнется повальное увлечение групповыми любовными изысканиями, с вашей легкой руки. Где вы нашли настолько откровенную композицию?

— Это первое, что пришло мне в голову, — заливаясь жарким румянцем, пробормотала я. — Эта песня лучше всего подходила к сегодняшнему вечеру. Я никогда не планирую заранее, что именно буду исполнять. Сама атмосфера обычно подсказывает мне, что нужно выбрать. Текст песни есть в старинном песеннике, поэтому исполнять ее нужно на древнем всеобщем.

— Честно говоря, мне очень сложно привыкнуть к тому, насколько волнующе у вас получается выступать, и при этом насколько скромны вы сами, — искренне улыбнулся мужчина. — Это очень разительный контраст, который каждый раз требует от меня приложения не малых усилий для того, чтобы держать себя в руках.

— Вы не похожи на человека, способного на безумный поступок, — напряженно ответила.

— Наверное, вы правы, — задумчиво откликнулся он. — До встречи с вами я не замечал за собой склонности к импульсивному поведению и авантюризму. Но, видимо, вы затронули какие-то доселе неизведанные струны моей души. Могу я обращаться к вам на «ты»? Ваши принципы позволяют на втором свидании перейти к неформальному общению?

— А у нас что, свидание? — изумилась я, вспоминая, что мой дух-хранитель рядом и, скорее всего, просто в восторге от происходящего.

— Конечно! — заверил меня собеседник. — Вечер наедине с мужчиной в романтической обстановке иначе как свиданием сложно назвать. К тому же я уже говорил вам, что собираюсь добиться вашей благосклонности, поэтому будьте готовы к тому, что я постараюсь, как можно чаще вас куда-то приглашать.

— Я не против неформального общения, если оно не будет переходить рамки дозволенного, — серьезно ответила. — Только мне совершенно не понятно, на какую благосклонность вы рассчитываете?

— Я хочу, чтобы ты принадлежала мне, моя пленительная фея — убийственно откровенно заявил этот бесцеремонный тип с легкой хрипотцой в голосе. — Чтобы ты сама получала удовольствие от моих прикосновений. Чтобы огонь страсти, влечения и желания полыхал в нас обоих. Именно это я подразумеваю под благосклонностью.

От слов этого мужчины сердце застучало, как сумасшедшее, во рту пересохло, а внизу живота появилось странное томление. Что со мной? Нужно срочно все это прекратить.

— Мне пора, — сконфужено бросила я, вскакивая на ноги. — У вас не найдется еще одного портального амулета?

— Куда же ты так спешишь? — лукаво улыбаясь, проговорил мужчина, тоже вставая из-за стола. — У нас вся ночь впереди. Кроме того, мы уже договорились о непринужденном общении.

— Мне действительно пора, — твердо проговорила, не собираясь отступать. — Меня ждут дома.

— Хорошо, — кивнул он в ответ, направляясь в мою сторону, от чего я тут же попятилась назад. — Не стоит меня бояться, я никогда не причиню тебе вреда. Обещаю, предоставить заранее приготовленный мною амулет, если начнешь, наконец, обращаться ко мне на «ты».

— Буду тебе очень признательна, — пролепетала я, стараясь не смотреть на собеседника. Отступать мне было уже некуда, поскольку я уперлась спиной в угол площадки, а передо мной возвышался таинственный рыцарь.


Этого я уже перенести не могла и крепко зажмурилась, вся сжавшись. Мужчина не стал настаивать и что-либо предпринимать, а просто весело рассмеялся и погладил меня по щеке.

— Успокойся, недотрога, — улыбнулся он мне. — Я не собираюсь тебя ни к чему принуждать. Мне гораздо приятнее будет, если ты сама этого захочешь.

С этими словами мой визави протянул портальный амулет и отступил в сторону. Аккуратно забрав вещицу, ввела координаты замка и активировала артефакт. Через несколько мгновений рядом со мной вспыхнула воронка перехода. Обернулась к мужчине, чтобы попрощаться, и тут же попала в его крепкие объятия. Он властно притянул меня к себе и жарко прошептал на ухо:

— До новой встречи, моя фея. Я обязательно появлюсь на твоем следующем выступлении, и буду ждать тебя за кулисами.

Не дожидаясь от меня ответа, он поймал мои губы в сладкий плен и сорвал невесомый поцелуй, впрочем, не стремясь его углублять. Уже хотела отстраниться, как он выпустил меня из объятий, и я тут же устремилась в портал.

Миг, и я уже стою перед замком с глухо колотящимся сердцем и кружащейся головой. Что вообще все это значит? Этот настойчивый мужчина слишком странно и волнующе действовал на меня. Нужно как-то перестать с ним видеться.

— Вот это я понимаю, — довольно проговорил Регард, появляясь рядом со мной, — мужик! Свидание устроил, ужином накормил, на прощание поцеловал. Соглашайся, девочка, не прогадаешь!

— О чем ты? — начала злиться я. — На что мне тут соглашаться?

— Благосклонность проявлять к твоему рыцарю, — ответил дух и загоготал. — Отличный кандидат!

— Да ты что? — ехидно отозвалась. — Какая тут может быть благосклонность, если я его не знаю. Кроме того, я так понимаю, он видит меня своей любовницей. А меня этот вариант не устраивает.

— И чем же позволь спросить? — удивился дух. — Ты и сама от этого типа в восторге. Я же вижу. Вон как раскраснелась, хотя он всего лишь слегка к тебе прикоснулся. А от себя не убежишь. Твой организм требует близости, а ты его подавляешь.

— Мало ли кто и что требует, — отрезала, собираясь уйти в дом. — Я не буду из-за этого спать с мужчиной, который меня воспринимает исключительно как постельную игрушку. Не думаю, что он еще что-то может мне предложить. Да и что собственно предлагать, если он и лица-то моего ни разу не видел. А я не смогу быть с мужчиной, который видит во мне только вожделенное тело и больше ничего. Поиграется, и ему это надоест. А мне что прикажешь делать? Другого такого же искать? Нет уж, спасибо. Я хочу, чтобы со мной был рядом любящий меня человек. А не любовник, который сегодня есть, а завтра его и след простыл.

— Отстань, — бросила я, устремляясь к порогу замка. — Слушать даже ничего не хочу.

Дома меня уже ждали все мои подруги, вместе с принцессой. Я вошла в малую гостиную, и меня тут же принялись пытать.

— Рассказывай немедленно! — воскликнула Ванесса, как только я порог комнаты переступила. — Ты опять была с ним?

— Звучит нереалистично, — проговорила, внутренне готовясь к тому, что из меня сейчас вытянут все подробности, — но, да. Он снова встретил меня в коридоре по пути к костюмерной. Сказал, что заблокировал от поклонников проход. А когда те начали применять магию, перенес нас в удивительное место.

— Мы жаждем знать все в мельчайших деталях! — завопила Габриэлла, хватая меня за руку и усаживая между собой и Луизой на диван.

Следующие полчаса я вещала девчонкам обо всем, что со мной случилось, пока мы не виделись.

— И что ты по поводу него думаешь? — уточнила Аврора. — Он тебе нравится? Будешь еще с ним встречаться?

— А что тут думать? — отозвалась, устало откидываясь на спинку дивана. — Он, скорее всего, взрослый, умудренный жизненным опытом мужчина, у которого своя собственная построенная жизнь. Что он может предложить мне в этой своей жизни? Периодические тайные встречи для слияния в буйной страсти? Нет уж спасибо. Я хочу нормальные отношения. Хотя на данный момент я вообще не уверена, что хочу каких-то отношений.

— Ну, быть любовницей такого импозантного мужчины, наверное, очень приятно, — закатила глаза Ванесса. Мы тут же все посмотрели на нее с немым укором, от чего девушка покраснела и обиделась на нас: — А что я такого сказала? Уж и помечтать нельзя? Из-за того, что мы знатного происхождения, да еще и учились в женской магической школе, у нас совсем нет опыта в этом вопросе. А вот многие мои клиентки такое рассказывают, пока я им наряды подбираю. Вы бы слышали!

— Знаешь, — задумчиво проговорила, — после того, как я воочию увидела, что Двэйн вытворял с Ангеликой, мне все меньше хочется испытать нечто подобное на своей шкуре. Как представлю, что какой-то мужчина будет так вот меня брать, жутко становится.

— Ну, ты сравнила! — возразила Габриэлла. — Твой Двэйн просто больной. Чего на него всех остальных-то ровнять. У меня трое взрослых братьев, и поверь, они себе никогда не отказывали в близости с девушками. В том числе и в закоулках родного дома. Так что я насмотрелась на их любовные утехи более, чем достаточно. И их дамы сердца никогда не жаловались, даже наоборот, потом еще хотели и сами за братьями бегали.


— Да, ладно, вам! — урезонила нас Аврора. — Весь этот ажиотаж вокруг близости просто преувеличен. И это совсем не значит, что каждый раз женщина будет испытывать неземное блаженство. Давайте лучше обсудим, что теперь делать с Фениксом.

— А что с ним делать? — изумилась Габи.

— Как что? — нахмурилась Рори. — Ты же сама видела, что было после выступления Нори. Во-первых, поклонники все настойчивее требуют личного знакомства со своей звездой. Во-вторых, гости так были взволнованы ее пением, что потом весь вечер танцевали зажигательные танцы друг с другом, во всю обнимаясь и чуть ли не публично ласкаясь. Надо что-то с этим делать.

— Нори, ты же будешь теперь регулярно выступать в клубе? — с затаенной надеждой спросила Габи. — Ты теперь наша визитная карточка, уж извини за такое определение. Народ валом к нам валит только бы иметь возможность тебя узреть. Если ты перестанешь появляться, то, боюсь, у клуба будут очень и очень большие проблемы.

— Нори, твое пение действительно, было потрясающим! — восторженно воскликнула Луиза. — Меня так взволновала эта песня, что я даже танцевать отправилась.

— Даже не напоминай! — в ужасе вскричала Несси. — Ты бы видела, Нори, как мы потом от нее какого-то сверхнастойчивого кавалера оттаскивали! Если Его Высочество узнает о том, где и как его будущая невеста этот вечер провела, нам конец.

— Будем надеяться, он останется в благословенном неведении, — пробормотала, искренне сочувствуя в первую очередь себе, поскольку именно я была ответственной за пребывание принцессы в нашей стране. — А теперь пошли отдыхать. На счет выступлений подумаем позже. Сейчас и так все порядком устали.

Мы, не сговариваясь, все вместе поднялись и отправились по своим комнатам.


И вот первый день новой рабочей недели настал. Я прибыла во дворец утром в назначенное время. На мне снова было строгое графитового оттенка платье с минимальными украшениями. Высокая прическа, неброский макияж и туфли на небольшом каблучке дополняли мой образ. На портальной площадке императорского дворца меня встретил молодой человек из канцелярии Его Величества и сопроводил в кабинет Императора.

— Светлого утра, Раминир, — поприветствовала правителя, заходя в его кабинет. — Совещание будет здесь?

— Светлого, Элеонора, — лучезарно улыбнулся мужчина, поднимаясь из-за стола, и подходя ко мне вплотную. — Нет, совещание будет в отдельном зале. Я просто хотел тебя увидеть до заседания. И сопроводить лично на это мероприятие.

С этими словами он взял мою руку и нежно поцеловал, не сводя с меня пристального взгляда карих глаз. От подобного внимания к моей ни чем не примечательной персоне я вся вспыхнула до корней волос и постаралась убрать руку за спину. Но Император мягко, но непреклонно ее удержал.

— Ты так очаровательно смущаешься, — развеселился он, — что так и тянет сделать еще что-нибудь, чтобы вновь увидеть этот пленительный румянец на твоих щеках.

— Это совершенно ни к чему, — серьезно проговорила, беря себя в руки. — Я здесь исключительно из-за предстоящего совета. Не стоит стараться задать нашему общению неподобающий тон.

Правитель нахмурился, но быстро справился с собой и тут же увлек меня на выход.

— Как пожелаешь, — ответил он, ведя меня по коридору до нужного помещения. — Я очень рад, что ты сегодня будешь присутствовать на этом собрании. Ты станешь поистине украшением нашей мужской компании. Прошу.

С этими словами он распахнул передо мной дверь и пропустил вперед. Войдя в большой зал, я остановилась, как вкопанная. За массивным круглым столом сидели десять мужчин самого разного возраста, и все, как один, сверлили меня изучающими взглядами. О, Пресветлая Богиня! Почему у меня совершенно вылетело из головы, кто входит в совет? Мало того, что я была единственной женщиной в этом помещении, так я еще являлась самой молодой из всех собравшихся!

Император, заметив мое замешательство, одной рукой подхватил меня под локоток, а второй слегка приобнял за талию, и таким нетривиальным образом провел прямиком к одному из свободных мест за столом. Собравшиеся понимающе переглянулись, и тут же их лица исказили весьма ехидные ухмылки.

Под перекрестными изучающе-раздевающими взглядами присутствующих мужчин волна жгучего непреодолимого гнева захлестнула меня. Они с легкой подачи Императора приняли меня за его очередную фаворитку, которая находится на совете только из милости, известно каким образом заработанной. Ну, ничего. Я буду не я, если не покажу этим напыщенным индюкам, чего стоит женщина из рода Фарнас. С силой сжав кулаки, я решительно заняла свое место за столом, вежливо кивнув на приветствия членов совета.

— Теперь все, наконец, в сборе, — сказал правитель. — Прошу призвать хранителей и начнем.

В тоже мгновение в зале появились одиннадцать духов-хранителей, каждый перед своим наследником.

«Регард, — обратилась к своему предку, — покажись, пожалуйста, общественности».

Мой хранитель с язвительно усмешкой проявился передо мной.

— Приветствуем тебя, Регард Фарнас! — торжественно объявил Алиндер Шаридальский. — Это первый совет за последние почти пятьдесят лет, на котором присутствуют наследники и хранители в полном составе. Верю, это добрый знак.

Остальные духи присоединились к древнему Императору, тепло приветствуя моего предка. Нужно отметить, что среди хранителей была одна женщина, что неимоверно меня удивило, но я не успела заметить, кто именно был ее наследником.

— И так, приступим к цели нашего собрания, — сосредоточенно начал Император, буквально на глазах преобразившись из коварного соблазнителя в жесткого и властного главу государства. — Как вам всем известно, песчаники бросили нам вызов, совершив дерзкое нападение на ненаследную принцессу Тальзии и ее сопровождающего. Хвала Пресветлой, Луиза Монтийская не пострадала, но герцог Штольм получил серьезное ранение. Сотрудники Департамента внутренней безопасности так ничего и не выяснили. Следов нападения не обнаружено. Улик в этом деле нет. Официально мы ничего не можем предъявить тархару песчаников. Но мы просто не имеем права оставить это безнаказанным. Какие будут предложения по решению этого вопроса?

Большинство мужчин старшего поколения предлагали организовать новые поиски улик и свидетелей, снова прочесать местность, описанную принцессой, побеседовать с герцогом и выяснить уже у него, что именно произошло и в каком точно месте. А уже потом, найдя хоть что-то, судить тархара.


— Максимир, что скажешь? Ведь именно ты с принцем Стефаном курируешь эти территории, — обратился Император к одному из мужчин. Мельком взглянув на того, кто будет сейчас говорить, у меня сердце ухнуло куда-то вниз. За столом сидел маркиз Максимир Паринс, старший брат и глава рода моего бывшего жениха. Как я могла забыть о том, что и он входит в состав совета? От событий последнего времени у меня словно какое-то помутнение рассудка.

— Я считаю, — разнесся уверенный басовитый голос по всему помещению, — что мы должны раз и навсегда решить вопрос с претензиями тархара в честной битве. Он, как последний шакал, постоянно увиливает и нападет исподтишка. Мы должны заманить его в ловушку и принудить вступить в открытое сражение. Наши боевые маги во много раз превосходят по численности и своим навыкам его никчемных каикаров. Победа будет за нами и на территориях, подвластных тархару, наконец, воцарится мир и покой.

Я внимательно слушала речь маркиза и невольно сравнивала его с Двэйном. Максимир был тоже высоким и широкоплечим, как и младший брат. Его волосы так же были черными, а глаза зелеными. Но все черты лица, складываясь воедино, создавали картину не идеальной красоты, как у брата, а какой-то чисто мужской привлекательности. Маркиз не был красив в классическом понятии этого слова. Он не был даже просто симпатичным. На такого человека невозможно было бы обратить внимание, если бы рядом стоял Двэйн. Но в этом мужчине чувствовалась сила, энергия, запал и безграничное мужество. Странное впечатление. Было не очень-то приятно созерцать человека, напоминающего о той боли, которую мне причинил бывший жених. Поэтому я с трудом дослушала его и отвела взгляд, внутренне поморщившись.

— Элеонора, — вдруг обратился ко мне Император, — а ты что скажешь на этот счет?

— Что она может сказать? — не дал мне высказаться маркиз. — Она впервые на совете, да и понятия не имеет о том, что творится в центральных районах страны, практически не выезжая из столицы. Рамин, давай уже что-то решать. Время дорого!

— Маркиз, — громко и четко проговорила, глядя этому нахалу в глаза, — как ни странно, мне есть, что сказать по данному вопросу. А поскольку я являюсь таким же членом совета, как и вы, потрудитесь дождаться моего ответа прежде, чем перебивать.

— Молодец, девочка! — воскликнула призрачная дама, которая совершенно неожиданно оказалась хранителем именно старшего Паринса. — Так их всех! Вечно эти мужики нас женщин недооценивают. Я в свое время тоже немало натерпелась. Зато именно благодаря мне, эти высокомерные снобы смогли пройти ритуал. Я его открыла и адаптировала лично для нас. Так что, теперь им целую вечность придется со мной считаться.

— Клотильда, ты всегда была бессменной дамой моего сердца! — восторженно заявил мой предок. — И поверь, с годами это не изменилось.

— Рег, ты всю жизнь был развратником, — досадливо поморщилась леди. — Поэтому не плети всякий вздор. Чудо, что у тебя вообще появились законные наследники.

— Другие женщины для меня все равно ничего не значили! — запальчиво заявил мой хранитель. — Любил-то я только тебя.

— Ага, конечно, — мадам Клотильда скептически поджала губы, — до первой встречной молодой и симпатичной девицы. А потом твою любовь, как ветром уносило.

— Уважаемые хранители! — повысив голос, призвал их Император к порядку. — У нас важное совещание. Вопрос нужно решить сегодня. Давайте уже дадим леди Элеоноре высказаться. Слушаем тебя.

— Прежде всего, хочу сказать, что одна из подвластных моему роду территорий граничит непосредственно с владениями тархара, — начала я, стараясь как можно более обстоятельно и понятно объяснить свою точку зрения. — В той местности добывают некоторые полезные ископаемые, и мне не раз приходилось там бывать в связи с производственной необходимостью. И вот что я заметила. Каикары крайне воинственны, более того они умелые воины, среди них много магов. Их с детства воспитывают именно как солдат, подчас подвергая достаточно суровым испытаниям. Но они соблюдают только им понятный кодекс чести. В один из моих приездов каикары совершили набег на поселение рабочих, которые служили у меня. Охранники некоторых из них поймали, и я захотела лично разобраться в причине их поведения. А побеседовав с пленными воинами на эту тему, обнаружила, что им совершенно не нужны ни ценности, ни бесполезные смерти мирных работников, целью набега был поиск продуктов и воды. Из нашей беседы я поняла, что на территории тархара на данный момент существует крайняя нужда во всем этом. Тогда я предложила воинам помощь, в обмен на их охрану границ моей территории, а так же поставку тех материалов, которые можно достать только во владениях тархара. Отпущенные мной воины передали мои слова своему правителю, и он заочно заключил со мной негласное соглашения о взаимовыгодной помощи. С этого дня мои земли больше не подвергались набегам ни песчаников, ни каких-либо других племен.

— И что нам это дает? — вновь встрял маркиз. — Как нам этот увлекательный рассказ поможет решить вопрос с песчаниками раз и навсегда? Что мы принцессе должны сказать? Как накажем ее обидчиков?

— Вы опять проявляете удивительное для вашего возраста нетерпение, — парировала я, собираясь продолжить. — Напавшие на принцессу песчаники пытались отбить ее у герцога, по возможности, не причинив вреда. Если бы они просто хотели досадить Императору и подорвать его авторитет в глазах мировой общественности, но вполне могли бы убить Луизу и герцога. У них было значительное численное превосходство. Но они пытались именно выкрасть принцессу. Тогда возникает вопрос, зачем тархару ненаследная принцесса Тальзии? Если оставить в стороне версию о неземной страсти и получении девушки просто в свое пользование, то вывод здесь только один. Принцесса водный маг с высшим уровнем дара. Скорее всего, песчаники рассчитывали получить от нее помощь в решение своих проблем.


— Вы совершенно не правы в отношении этих людей! — не выдержала я такой несправедливой оценки этого удивительного народа. — У них своя культура, свои знания и реалии жизни. Да, они отличаются от привычных для нас, но это не может быть поводом для оскорбления их, и уж тем более для уничтожения. Любой мир во много раз лучше, чем самая беспроигрышная, на первый взгляд, война. Я предлагаю отправить тархару сообщение с предложением о переговорах. Так мы сможем выяснить подоплеку нападения на принцессу, и решить вопрос мирным путем.

— И кто же будет вести переговоры? — ехидно усмехнулся Паринс. — Я не выношу рожу этого демонова тархара. Он мне за годы конфликта уже всю кровь выпил. Единственное, что я могу ему предложить, это отрубание его наглой рыжей башки в моем личном исполнении.

— Я готова лично отправиться на переговоры к песчаникам, — запальчиво ответила уже просто взбесившему меня своим поведением маркизу. — Уж если вы не готовы этим заниматься, придется слабой женщине взять на себя подобные обязанности.

— Маркиза, это отличная идея! — восторженно воскликнул голубоглазый стройный блондин лет тридцати с небольшим, внимательнее взглянув на которого, я вспомнила, что это герцог Ферар Урийский. — Песчаники практически боготворят женщин. Тархар никогда не позволит причинить вам вред на своей территории. И, возможно, именно вы сможете, наконец, урегулировать этот конфликт.

Я благодарно улыбнулась мужчине, так во время поддержавшему меня. И он ответил мне открытой улыбкой, которая сопровождалась появлением очаровательных ямочек на его щеках.

— Исключено! — вдруг вскричал Император, вскакивая на ноги, и все члены совета в изумлении на него уставились. — Ты никуда не поедешь! Это немыслимо отправлять в те места женщину, в качестве нашего представителя. Тархар способен на все. Ты рискуешь оказаться в полной его власти!

— Это все решаемо, — мягко проговорила, желая успокоить правителя. — Можно взять с него клятву о непричинении вреда. Кроме того, он знаком со мной заочно через своих каикаров. Думаю, тархар не откажет мне во встрече. И я более чем уверена, мне удастся его убедить в мирном урегулировании конфликта.

— Девочка, права! — наперебой заголосили хранители. — Сейчас не время воевать. Да и песчаники не тот противник, который легко сдастся. С нашей стороны будут масштабные потери. Этого нельзя допустить. У нас и других проблем хватает.

— Проведем голосование, — твердо сказал Император.

Члены совета почти в полном составе поддержали мою идею. «Против» высказался только Раминир и маркиз. Так, большинством голосов моя кандидатура была утверждена в качестве представителя дипломатической миссии на территории тархара песчаников.

Дальше совет довольно быстро и слажено решал другие, не столь значимые текущие вопросы, и, наконец, Император, поблагодарив всех, отпустил нас. Встав из-за стола, я уже направилась на выход, обдумывая список своих дел на сегодня, как вдруг услышала голос Раминира:

— Хорошо, — кивнула в ответ, не сдержав удивления.

Правитель снова попытался приобнять меня, но я демонстративно отодвинулась в сторону. И он, нахмурившись, не стал настаивать. Войдя в кабинет Его Величества, расположилась в предложенном кресле.

— Что ты хотел обсудить? — не утерпела от вопроса.

— Я против твоего участия в переговорах, — категорично заявил мужчина, устроившись за столом и сверля меня недовольным взглядом. — Это действительно опасно. Ты можешь не вернуться из этой поездки. Песчаники не из тех, кто будет с нами церемониться.

— Ладно, — легко согласилась я. — Если ты обещаешь отправить послание тархару с предложением о переговорах, а так же найдешь человека, который согласится выступить главой дипломатической миссии, я никуда не поеду. У меня, знаешь ли, своих дел и забот вполне хватает. И я не рвусь невесть куда с целью урегулирования каких-то неразрешимых конфликтов. Но если, кроме меня, некому будет поехать, я буду участвовать в переговорах. Еще раз повторяю, песчаники — не те люди, которые заслуживают уничтожения. Они могут быть полезны короне, если к ним найти подход и договориться о сотрудничестве.

— Я тебя понял, — сосредоточенно проговорил Император. — Сделаю все, что в моих силах, чтобы тебе не пришлось этим заниматься.

— Хорошо, — откликнулась я. — Это все, о чем ты хотел переговорить?

— Торопишься покинуть мое общество? — усмехнулся Раминир, поднимаясь и подходя ко мне.

Я тут же вскочила на ноги, не совсем понимая, чего он добивается. Император вновь взял меня за руку и проникновенно заглянул в глаза.

— Ты удивительно привлекательная женщина, Элеонора, — проговорил он, поглаживая мои пальцы. — Но сегодня ты проявила себя еще и мудрым советником. Я ценю твою идею, и она мне импонирует. Единственное, я не готов тобой рисковать. Когда мы вновь увидимся?


— Слишком долго ждать, — отрезал правитель, пожирая меня взглядом. — Лучше я сам решу этот вопрос.

— Мне пора, — твердо проговорила, тяготясь его вниманием и не понятными намеками.

— До встречи, Элеонора, — прошептал он, снова целуя и поглаживая мою руку. — До скорой встречи.

— Всего доброго, — быстро бросила я, устремляясь на выход.

Оказавшись за дверью, вздохнула с облегчением. Что здесь только что произошло? Император заинтересовался мной, как женщиной? Не самое приятное известие за день. Раминир, конечно, привлекательный и харизматичный мужчина, но он женат и имеет наследника. Становиться его любовницей мне было тошнотворно. Это совсем не та участь, о которой может мечтать молодая женщина. Или это просто лично мне подобное не подходит? Ведь фаворитками Императора были сплошь леди из высшего общества. Дочери баронов, графов и маркизов всеми силами стремились обратить на себя внимание молодого правителя, как только стало понятно, что он не придерживается столь консервативных взглядов на семью и брак, как его отец, который кроме своей жены вообще никого вокруг не замечал. По слухам, Раминир был страстным любовником, у которого никогда не было только одной женщины во временных избранницах. На данный момент его одинокие ночи скрашивали сразу три красавицы из высшего света. Совершенно не понятно, зачем я-то ему при таком букете женщин. У меня ни опыта в любовных делах, ни желания этими самыми делами заниматься.

Занятая подобными размышлениями я побрела к портальной площадке. Как вдруг позади меня раздался уже знакомый мне по сегодняшнему совету басовитый голос маркиза:

— Маркиза Фарнас, решили, что постель Императора предпочтительнее для вас, чем законный брак с моим братом? Или все дело в том, что правитель будет к вам более щедр, чем не столь состоятельный Двэйн?

От слов лорда Паринса у меня потемнело в глазах. Счастье, что я стояла к нему спиной, и он не мог насладиться той болью, которая исказила мое лицо. Незаслуженное оскорбление, нанесенное умышленно, вскрыло затянувшиеся было раны в моей душе. Мне непреодолимо захотелось оказаться дома, вдали от всех этих мужчин, и перестать уже, наконец, кому-то что-то доказывать, а просто побыть самой собой. И тут мне в голову пришла мысль, что на мои страдания этим людям совершенно наплевать. Двэйн давно и думать обо мне забыл. Маркиз же просто бесится от того, что не удалось сплавить проблемного брата за выгодную партию. А лично я, как никого не интересовала, так и не интересую. Всем им занимательна лишь внешняя мишура, внешность, лоск, манеры и прочие атрибуты женщин. Подумав так, я вдруг успокоилась. Зачем мне тратить свои нервы, и проявлять ненужные эмоции к людям, которые ничего дальше своего носа не видят? Я зрелая, состоявшаяся личность, и даже если этого ни один мужчина не понимает, сама-то я это знаю совершенно точно.

— Лорд Паринс, — спокойно обернувшись, обратилась к нему, — вы совсем недавно на совете назвали песчаников шакалами, нападающими исподтишка. А вы знаете, что по их кодексу чести обидевший женщину достоин смерти? Подумайте над этим на досуге. Лично мне нет нужды препираться с вами и что-то доказывать. Но чтобы ваша душа была спокойна, я пришлю вам с курьером одну вещицу, которая поможет вам понять, почему я не заключила с вашим братом официальной помолвки. Все-таки нам с вами предстоят годы совместной работы впереди, не хотелось бы, чтобы ваши претензии на мой счет мешали решению насущных вопросов в совете Императора.

— Да я… — начал было маркиз.

Но я уже порядком устала от этого мужчины сегодня, а его в сердцах брошенная фраза окончательно добила робкие ростки моего к нему нейтрального отношения.

— У меня нет времени выслушивать ваши извинения и оправдания, — отрезала я, понимая, что он даже не собирался их приносить. — Всего доброго. Курьер вечером будет у вас.

Не торопясь, развернулась и проследовала в намеченную ранее сторону. Отчетливый скрип зубов маркиза и его удаляющийся тяжелый чеканный шаг пролились целительным бальзамом на мою ущемленную гордость.

«Регард, — позвала хранителя, дойдя, наконец, до портальной площадки, — перенеси меня, пожалуйста, домой. Сил уже больше нет находиться здесь».

«Конечно, Нори», — покладисто отозвался он, без тени так свойственного ему ехидства.

Вспышка портала, переход и вот я уже перед фамильным замком рода Фарнас.


«Не сейчас, Рег», — устало откликнулась я.

Быстро дойдя до своей комнаты, отправилась принимать ванную и смывать с себя неприятные впечатления от посещения императорского дворца. Расслабившись в горячей воде, дала волю слезам, выплескивая ту боль и обиду, что взметнулись в душе от слов маркиза. Как ни странно, это принесло облегчение.

Выбравшись из воды, привела себя в порядок и устремилась в свой рабочий кабинет. Обед в замке уже прошел, а до ужина еще оставалось два часа. Поэтому, попросив у мадам Клариссы что-нибудь перекусить, решила заняться накопившимися делами.

Прежде всего, нашла кристалл с записью уединенного, волнующего рандеву моей сестры и младшего Паринса. Оригинал отдавать маркизу я не собиралась, поэтому, взяв чистый кристалл, сделала копию записи. За истекший период записывающие изображение кристаллы Авроры плотно вошли в обиход и были доступны даже не очень состоятельным людям. Поэтому я ничего не теряла, посылая лорду Паринсу артефакт.

Уложив кристалл в конверт, приложила к нему сопроводительную записку: «Искренне надеюсь, что вы получите удовольствие от просмотра. Это копия. Возвращать кристалл не нужно. Оригинал храню, как напоминание об утраченном. С уважением, маркиза Фарнас». Запечатав послание, вызвала курьера и отправила его к маркизу. Вздохнув с облегчением, как будто я поставила жирную точку во всей этой неприглядной истории, со спокойной душей занялась делами.

Следующие несколько дней пролетели совсем незаметно. Рабочая неделя была в разгаре, мне приходилось решать массу вопросов, при этом еще и, успевая, уделять внимание гостям. Маркиз пару раз присылал вестников с просьбой о личной встрече, но я каждый раз отвечала отказом. Я не планировала видеться с этим человеком после того, как он себя повел.

Мои подруги также много работали, но находили время помогать мне в заботе о выздоравливающем герцоге и принцессе. Луиза снова проводила все дни напролет в компании принца, который все чаще бросал на нее задумчивые взгляды, когда она не могла этого видеть, и, к моей огромной радости, в этих взглядах читалась зарождающаяся нежность. Хотя я улавливала в них какую-то затаенную грусть, причин которой я понять не могла.

Совсем скоро должна была состояться официальная помолвка, на которой будут присутствовать гости не только со всего Эдира, но и из других государств. Ванесса обещала Луизе сшить для этого мероприятия самое сногсшибательное платье. А поскольку и мы все тоже собирались присутствовать во дворце, как приглашенные со стороны невесты, наряды были обещаны и нам.

Герцог Штольм шел на поправку семимильными шагами. И к торжеству должен был уже полностью прийти в себя. Габриэлла проводила возле него все свое свободное время, когда не была занята делами Феникса. И мне даже казалось, что они неплохо ладят, и герцог вполне доброжелательно к ней относится.

Вопрос с моими выступлениями в клубе решился как-то сам собой. Гости клуба в большинстве своем просто хотели меня лицезреть на сцене, и для них не имело большого значения петь я буду, или танцевать. Поэтому я обещала Габи выступать в Фениксе, по возможности, каждые выходные. Счастью подруги не было предела, ведь именно ее клуб обзавелся новой столичной звездой, которую теперь уже мечтали заманить к себе и другие хозяева подобных заведений.

Ближе к выходным мне вдруг пришел вестник из дворца со срочным вызовом к Императору, почему-то в вечернее время. Я решила, что правитель созывает внеочередной совет для обсуждения какого-то нетерпящего отлагательств вопроса. Бросив все дела, я спешно собралась и отправилась во дворец.

Внезапно одна из дверей, ведущих в смежные помещения, отворилась, и в гостиную вошел Император.

— Темного вечера, Элеонора, — доброжелательно приветствовал он, усаживаясь на диван. — Располагайся.

— Где мы находимся? — напряженно спросила, совершенно не разделяя благодушного настроения правителя.

— Это мои личные покои во дворце, — отозвался Раминир, нахмурившись и уже понимая, что я не очень-то рада нашей встрече.

— Ты позвал меня в отдельные покои? — неверяще переспросила, сжимая от гнева кулаки и искренне желая залепить пощечину этому мужчине, чтобы он поумнел и перестал вести себя подобным образом.

— Да, — спокойно ответил Император, откидываясь на спинку дивана и закидывая ногу на ногу. — Ты что-то имеешь против?

— Всего доброго, — отрезала я, разворачиваясь и устремляясь на выход.

— Элеонора, постой! — вскочил правитель на ноги, бросаясь за мной. — Да, постой же.

Я уже взялась за ручку двери, когда он меня настиг, и резко схватив за локоть, притянул к себе. Я оказалась практически вплотную прижата к сильному мужскому телу. Император одной рукой удерживал меня за руку, а второй заключил в объятия.

— Немедленно отпусти! — потребовала, гневно сдвинув брови. — Ты не имел права меня сюда вызывать! Я не собираюсь встречаться наедине с женатым мужчиной в его личных комнатах. Как ты вообще до такого додумался?!


— Я не останусь здесь, — твердо проговорила, все еще злясь. — Если хочешь говорить о делах, давай перейдем в твой кабинет. Поесть можно и там.

— Хорошо, — кивнул он, нехотя выпуская меня из объятий и направляясь на выход. — Сейчас отдам соответствующие распоряжения.

Идя вслед за Императором по коридору, отметила, как нелегко дается ему маска холодного и жесткого правителя. Все-таки был уже вечер, да и рабочая неделя подходила к концу. Не знаю, есть ли у глав государств выходные, но отдохнуть Его Величеству явно не помешает. Но, несмотря на все это, я не могла спустить ему эту выходку с рук и согласиться остаться в его комнатах наедине. В наших отношениях необходимо было сразу установить границы дозволенного. Иначе потом уже никакими силами невозможно было бы ему объяснить, что подобные вещи в отношении меня не позволительны.

Войдя в свой рабочий кабинет, Раминир расположился на диване, я же заняла близь стоящее кресло. Скоро лакеи принесли небольшой столик и поднос с едой. Накрыв ужин на две персоны, они удалились.

— Прошу, угощайся, — гостеприимно предложил мужчина.

Видя то, как сложно ему все это дается, я не стала спорить, а просто приступила к трапезе, предварительно проверив еду на наличие каких-либо зелий или других посторонних веществ. Все же Императора я практически не знала, а его явный ко мне интерес напрягал все больше и больше.

— Приятного аппетита, — вежливо откликнулась, аккуратно поглощая пищу. Еда действительно была вкусной.

— Спасибо, — улыбнулся он в ответ. — Я рад, что ты все-таки осталась. Мне приятно твое общество, и я бы хотел чаще тебя видеть и больше времени проводить вместе.

— Это исключено, — спокойно парировала. — Я не буду поддерживать с женатым мужчиной никаких отношений, кроме деловых. Поэтому я собираюсь появляться во дворце исключительно по долгу службы в совете, либо в качестве представительницы древнего рода на торжественных мероприятиях, которые не смогут обойтись без моего присутствия.

— Я надеюсь, что узнав меня получше, ты изменишь свое мнение, — уверенно проговорил он.

— И соглашусь бывать в твоих покоях? — с вызовом спросила, снова начиная злиться. — Не выйдет.

— Что ты хотел обсудить? — решила сменить тему и узнать, наконец, зачем я здесь понадобилась.

— Как мы и договаривались, — начал делиться Раминир, когда первый голод был утолен, — я отправил тархару песчаников послание с предложением о переговорах. И каково же было мое удивление, когда в ответном письме он изъявил желание вести переговоры только в том случае, если дипломатическую миссию будешь возглавлять именно ты.

— Что?! — не смогла сдержать возглас изумления. — Откуда ему стало известно о том, что я в этом замешана? Да и лично мы не знакомы. Договор между мной и каикарами был заключен без непосредственного участия тархара. Как-то все это очень странно.

— Я тоже так считаю, — согласился Император. — Кроме того, он выдвинул требование, чтобы на вашей встрече присутствовала и принцесса Луиза.

— Это уже переходит всякие границы! — снова не сдержалась я. — Мы не имеем права рисковать жизнью ненаследной принцессы Тальзии. О чем только думает этот тархар?!

— Примерно то же самое я ему и высказал в ответном послании, — продолжил делиться со мной мужчина новостями. — На что он заверил меня, что вам двоим не будет угрожать никакая опасность в его владениях. А в случае нашего отказа от его требований, тархар обещает массивные нападения самых разных племен центральных пустынь на соседние регионы, а так же срыв помолвки принцессы со Стефаном.

— Как такое возможно? — неверяще выдохнула я. — Тархар смог объединить под своей властью все враждующие племена пустынь? Как ему это удалось? Они же не выносят друг друга!

Не знаю, что он сделал, — задумчиво откликнулся Император, — но военные присылают донесения с подтверждением его слов.

Сказать мне было нечего, и я задумалась. Если предположить, что моя теория верна, и принцесса нужна песчаникам, чтобы помочь решить вопрос с добычей воды, то ей действительно ничего не угрожает. Главное, чтобы тархар не решил ее оставить у себя навечно. Но это решаемый вопрос с помощью клятв. Тогда возникает следующая дилемма: зачем властителю песчаников понадобилась именно я? Ведь принцессу мог сопровождать любой. Да тот же маркиз Паринс, который и курирует эти территории, вполне бы подошел на роль дипломата. Представив себе, как этот лорд несет какую-нибудь оскорбительную чушь на встрече с тархаром, я сделала вывод о том, что они, скорее всего, ни раз уже общались, но к соглашению так и не пришли. Значит, тархар надеется с моей помощью решить те проблемы, которые его волнуют.

Быстро изложив Императору свои мысли, уточнила у него:


— Твоя версия не лишена смысла, — серьезно проговорил он. — Но согласится ли принцесса помочь нам в решение этого конфликта? Мы же не можем заставить ее отправиться в пустыню на встречу с ее же похитителями. Да и тобой я рисковать, не намерен.

— Допустим, если принц Стефан будет назначен главой этой миссии, — начала рассуждать вслух, — и попросит свою будущую невесту оказать ему помощь и поддержку, то, я больше, чем уверена, Луиза с радостью согласится помочь. Она удивительно добрая и открытая личность. Только стоит рассказать ей, все как есть, иначе мы рискуем проколоться впоследствии на обмане, а это не повысит наши шансы на успех. Что же касается меня, то хранитель в состоянии позаботиться о моей безопасности. Да и клятвы с тархара всегда можно взять.

— Тогда придется отложить помолвку, — сосредоточенно проговорил Раминир. — Тархар назначил встречу через три дня.

— Значит, принцу придется быть крайне убедительным в разговоре со своей будущей невестой, — настойчиво ответила. — Но вот что во всей этой ситуации не дает мне покоя. Как тархар так быстро узнал о том, что моя кандидатура рассматривалась на совете в качестве представителя Императора на переговорах? Получается, у него есть во дворце свой осведомитель? Ты кого-нибудь подозреваешь?

— К сожалению, да, — напряженно ответил Император. — У Стефана есть фаворитка. Он просто помешался на ней. И я не исключаю того, что он вполне может рассказывать ей то, что не должно покидать пределы дворца.

— Тогда почему нельзя просто прекратить их встречи, отослав куда-нибудь девушку? — опешила я.

Известие о наличии у принца фаворитки несколько дезориентировало меня. Или это та самая Шарлин и есть, на которой так жаждет жениться принц? Тогда почему он так ладит с Луизой и буквально преображается рядом с ней? Я не раз наблюдала за ними исподтишка, принц не казался мне притворщиком.

— Стефан угрожает наложить на себя руки, если я хоть близко подойду к этой шлюхе, — зло процедил Император. — Прости, не сдержался. Но эта ситуация сложилась не сегодня и даже не вчера. Я уже полгода не могу ничего изменить в этих абсолютно нездоровых отношениях.

— Можешь подробнее рассказать, как до такого дошло? — попросила его.

— Примерно шесть месяцев назад на одном из приемов во дворце к Стефану подошел младший Паринс, — начал объяснять Раминир. — Они вместе учились в Академии на боевом факультете, но близкими друзьями никогда не были. Но в этот раз Двэйн обратился к брату с просьбой помочь ему в каком-то пустяковом деле. Стефан согласился, не видя для себя больших затруднений с решением необходимого вопроса. Они стали общаться и в какой-то момент Паринс познакомил принца с Ангеликой Хашинской и ее подругой Шарлин Ирингел. Девушки так же закончили боевой факультет Академии и начали принимать непосредственное участие во всех встречах, на которых присутствовал Стефан. Когда до меня дошли слухи о странном поведении брата, было уже слишком поздно. Он и шагу не мог ступить без своей ненаглядной Шарлин. Стал агрессивным и совершенно неуправляемым. Я отправил Младшего Паринса, Хашинскую и Ирингел в отдаленный военный гарнизон, благо присяга боевых магов обязывала их подчиняться приказам. Тогда Стефан настоял, чтобы я назначил его куратором тех территорий, где располагался гарнизон, и начал регулярно туда наведываться. И вот только с приездом в Эдир тальзийской принцессы брат хоть как-то стал напоминать себя прежнего. Поэтому я бы очень хотел, чтобы помолвка состоялась, как можно скорее. А затем уже устроим срочную свадьбу. Может быть, это поможет вернуть брата к нормальному существованию.

Рассказ Императора подошел к концу, но я так и сидела молча. Мне было над чем поразмыслить. То, что принц подвергся какому-то воздействию, было очевидным. Но если бы это было что-то типа приворота или зелья усиливающего внушаемость, то Император бы давно смог снять этот эффект. И я больше чем уверена, принца не раз уже проверяли самые знающие доктора и маги. А раз ситуация существовала до сих пор, значит решение так и не найдено. И что с принцем не понятно. Больше всего в этой ситуации я сочувствовала Луизе. Я даже рассказать ей ничего не могла, все это было просто жутко.

— Ты в роде бы собиралась заключить помолвку с младшим Паринсом? — внезапно спросил Император. — Но я не помню, чтобы видел официальное объявление об этом.

— Он предпочел мне мою сестру, — быстро ответила, чтобы не вдаваться в подробности. — Поэтому официального объявления не было.

— Ясно, — удовлетворенно кивнул правитель, довольно улыбаясь, не совсем понятно чему. — Я рад, что ты осталась свободна. Предпочитаю ни с кем не делить интересующую меня женщину.

Я буквально воздухом поперхнулась от такого заявления.

— Иными словами, то, что ты женат, тебя не волнует, — раздраженно проговорила я, — а дама сердца должна обязательно быть свободна?

— Давай проясним этот вопрос раз и навсегда, — жестко ответил он. — Я поддерживал со своей женой положенные супругам отношения, только пока не стало ясно, что она ждет ребенка. На этом все. Мы неприятны друг другу. Поэтому мы приняли обоюдное решение не разделять постель. Каждый из нас устраивает свою личную жизнь так, как считает нужным. Наши покои находятся во дворце на максимальном расстоянии друг от друга, и мы живем в мире и согласии, не обременяя наш быт излишними претензиями. Поэтому я не вижу для себя проблемы в том, чтобы иметь близкие отношения с другой женщиной. Я, как и все, нуждаюсь в женской любви и ласке. И моей вины нет в том, что Богиня дала мне в супруги ту женщину, которая меня не привлекает.


— Мне пора, — ответила то единственное, что могла. — Если у тебя больше нет ко мне дел, то я бы хотела отправиться домой. Уже поздно.

— Элеонора, — решительно обратился ко мне Император, — я хочу, чтобы ты стала моей. Хочу засыпать и просыпаться рядом с тобой. Разделить с тобой не только постель, но все, чем сам живу. Ты красивая и умная женщина. Именно такую я хочу видеть рядом с собой.

— Раминир, — серьезно проговорила, не отводя взгляд, — у тебя и без меня вполне достаточно женщин, которые счастливы будут разделить с тобой, что угодно. Лично меня подобное не устраивает. Я хочу своего собственного мужа и законнорожденных детей. Поэтому больше не вызывай меня вечером во дворец, если не собираешься говорить о делах. Я не приду. А теперь мне пора.

Встав из кресла, направилась на выход.

— Ты будешь либо со мной, либо вообще ни с кем, — непреклонно произнес Император, нетерпящим возражений тоном. — Я не подпущу к тебе ни одного мужчину, так и знай.

От слов этого властного человека стало муторно на душе, навалилась какая-то беспросветная апатия.

— Я не буду с тобой, даже если не буду с кем-то другим, — ответила едва слышно, держась за ручку двери.

Но Император меня услышал:

Больше не говоря ни слова, вышла из кабинета. А оказавшись в просторной приемной, тут же призвала хранителя:

«Портал в замок, Регард».

«Нори, — откликнулся дух, — не обращай ты на этого типа внимания! Тоже мне раскомандовался».

«Сможешь, осуществить перенос прямо отсюда? — с надеждой спросила я. — Нет моральных сил тащиться до портальной площадки».

«Попробую, — сосредоточенно ответил Рег. — Обычно это можно было сделать, только имея соответствующий допуск. Не уверен, что у тебя он есть».

Через пару мгновений в канцелярии вспыхнула воронка перехода.

«Ну, надо же, — удивленно протянул хранитель, — допуск уже успел оформил, ловелас недобитый. Хоть в чем-то есть от него польза».

Быстро прошла в портал и оказалась перед замком. Как гора с плеч! Нужно срочно лечь спать. Возможно, утром сложившаяся ситуация не будет казаться мне настолько безвыходной.


К обеду в замок прибыл принц Стефан и, бледнея и запинаясь почти на каждом слове, стал излагать Луизе ситуация с песчаниками. Не выдержав его мычания, решила сама все рассказать девушке:

— Понимаешь, Луиза, ситуация с песчаниками давно не дает правительству покоя. Центральные территории нашей страны занимают пустыни. Это область с суровым, засушливым и подчас опасным климатом. Она населена различными довольно воинственными племенами. Самое крупное из них — песчаники. Ими управляет тархар. Как нам стало совсем недавно известно, ему удалось объединить враждовавшие ранее племена в единое целое. И теперь они угрожают короне. Попытка твоего похищения была организована именно ими. Но я имела положительный опыт общения с их представителями. Песчаники никогда не причинят вреда женщине, это против их кодекса чести. Как мы поняли, они пытались забрать тебя, чтобы обратиться с просьбой о помощи с водой. Ты, как сильный водный маг, способна помочь решить вопрос с недостатком воды в тех регионах. Поскольку проблема с песчаниками стоит сейчас очень остро, Император и все члены совета хотели обратиться к тебе с просьбой, помочь в решение этой ситуации. Тархар выделил нам три дня на обсуждение. Через три дня он ждет в своих владениях меня, в качестве главы дипломатической миссии, а также тебя для обсуждения интересующих его вопросов.

— А разве это не опасно, вступать в открытые переговоры с подобными людьми? — удивленно уточнила Луиза.

— Песчаники действительно очень опасный народ, — кивнула в ответ. — Но к женщинам у них особое отношение. Кроме того, мы собираемся взять с тархара клятву о ненанесении вреда. Поэтому даже если ты не поедешь, я, в любом случае, отправлюсь на эти переговоры. Члены совета предлагали вообще решить проблему с этими людьми в открытом сражении. Я выступила с идеей мирных переговоров. На мой взгляд, никто не заслуживает смерти. Нужно для начала разобраться в том, почему они так настойчиво хотят встретиться с тобой. Возможно, в наших силах решить этот конфликт мирным путем.

— Я согласна, — сосредоточенно кивнула принцесса. — Если есть шанс договориться, то лучше его использовать. Я готова отправиться к песчаникам вместе с тобой, Нори.

— Спасибо огромное! — выдохнула с облегчением. — Но из-за этого путешествия придется отложить помолвку. Иначе мы не успеем вернуться к торжеству.

— Ничего страшного, — улыбнулась принцесса. — Если перенесем дату обряда не несколько дней. Зато и сестра с супругом, и герцог гарантированно будут присутствовать на этом торжестве.

— Тогда решено! — поднялась на ноги, собираясь написать соответствующее послание во дворец. — В первый день новой недели выдвигаемся в центральные территории.

Луиза тепло улыбнулась мне, а у принца было до того измученное и несчастное лицо, что я посочувствовала его проблеме. Не знаю как, но нужно будет избавить его от влияния этой его неведомой фаворитки.

Отобедав с нами, принц откланялся. А я передала с ним послание для Императора с описанием разговора с принцессой. Правитель должен быть в курсе того, что мы обе готовы отправиться на встречу с тархаром. Ему еще предстоит организовать наш быт в тех далеких землях.

Вечером, уже по традиции, мы с девчонками собрались все вместе и оправились в Феникс. Мне предстояло выступать, а подруги с принцессой будут развлекаться и по мере необходимости помогать Габи.

Уже стоя за кулисами и готовясь выйти на сцену, никак не могла решить, что же исполнить сегодня. Настроения развлекать публику не было совершенно. Неделя выдалась сложной, и хотелось просто отвлечься от всего и забыть, хотя бы на время о своих тревогах. Как и бывало всегда в подобных случаях, песня на ум пришла сама собой.

Свет в зале погас, извещая всех о моем появлении. Огоньки по периметру сцены были зажжены, и я уверенно прошла в центр и, усилив магией голос, обратилась к собравшимся:

— Дорогие гости Феникса, приветствую вас! Сегодня у меня нет возможности порадовать вас задорной или веселой мелодией. Но обещаю, песня, которую я исполню, никого не оставит равнодушным.

С этими словами я отключила искажение голоса на маске-артефакте и запела, а музыканты вновь подхватили спокойную и несколько грустную мелодию. Это была старинная баллада об одиноком путнике, который совершил путешествие через весь Эдир к своей заветной мечте. В тексе описывались самые разные области и регионы нашей Родины. Эдир по-своему был удивительной страной, где находились многие чудеса света. Вплетая магическую энергию в звуки голоса, я увлекала слушателей в таинственное путешествие героя баллады по далеким и прекрасным местам. Мы все вместе переживали его испытания и трудности, возникающие на пути. Словно наяву мы вдыхали соленый воздух на побережье океана, преодолевали горные переходы, отдыхали в сени деревьев немногочисленных лесов, совершали долгий и опасный путь сквозь пустыню, и вот вместе с героем мы достигли цели долгого и изнуряющего путешествия. Мы вернулись в отчий дом путника, куда он так стремился, чтобы попросить у своих престарелых родителей прощения за то, что ушел от них в молодости. Долгие скитания по чужой земле изменили странника, и он осознал, что нет в жизни ничего важнее и дороже семьи и родных. И вот мы уже вместе с нашим героем обнимаем старика-отца и целуем натруженные руки матери. Наш путник обрел покой, и мы чувствуем тоже самое.


— Темного вечера, моя фея, — приветливо улыбнулся он. — Уделишь немного времени своему самому рьяному поклоннику?

— Какая причина для рандеву сегодня? — уточнила, подходя ближе.

— Ничего конкретного придумать так сразу не могу, — пожал плечами он. — Но очень надеюсь, что и без надуманных причин ты согласишься немного пообщаться со мной.

— Хорошо, — кивнула я. — Но только недолго.

Активировав портал, мужчина обнял меня за плечи и увлек в неизвестность. Совершив переход, я замерла, зажмурив глаза, так как прямо в лицо ударил порыв прохладного ветра.

— Не пугайся, — мягко рассмеялся мужчина, все еще держа меня в объятиях. — Мы проведем сегодняшний вечер в еще одном удивительном месте. Обещаю, тебе понравится.

Робко приоткрыв глаза, буквально задохнулась от охватившего меня восторга. Мы были на самом верху какой-то башни, возвышавшейся над остальными постройками города монументальным исполином. Что это было за место, я так сразу определить не смогла, поскольку постройки внизу казались крошечными, что мешало сориентироваться. Кроме того, уже стемнело, и город у подножья башни расстилался тысячами горящих огоньков, создавая причудливую картину горящего океана далеко внизу.

— Великолепно! — заворожено проговорила, глядя вдаль. — Ты рискуешь приучить меня к оригинальному времяпрепровождению. Что же будешь делать, когда все интересные места закончатся?

— Такого не случится никогда, — довольно ответил он, крепко обнимая меня со спины. — Просто потому, что любое место в твоем присутствии преображается. Ты сама своей реакцией на почти обыденные вещи, делаешь все вокруг тебя волшебным.

Я не стала отвечать на этот комплимент, на мой взгляд, переоценивающий мои скромные способности. В объятиях этого мужчины мне было уютно и комфортно, совершенно не хотелось вырываться или отстраняться от него. Или это просто навалившаяся тоска последних дней сделала меня более восприимчивой к простому человеческому теплу?

— Ты сегодня грустишь, — уловил мое настроение мой спутник. — Что-то случилось?

— Мне поставили довольно неприятный ультиматум, — вдруг решила поделиться своими горестями я. — Это несколько подорвало мое душевное равновесие. Кроме того, мне предстоит сложное дело впереди, которое на данный момент неизвестно чем для меня обернется. Это все в некоторой степени угнетает меня.

— Не думаю, что это в твоей власти, — печально отозвалась я, нежась в его сильных и таких, на первый взгляд, надежных объятиях. — Я все-таки надеюсь, что ситуация как-то разрешится. Спасибо за поддержку и заботу. Мне стало гораздо легче.

— Давай тогда я снова тебя покормлю, — предложил он, улыбаясь. — Нужно же как-то бороться с твоей хандрой. Еда и хорошее вино будут способствовать этому самым наилучшим образом.

— Хорошо, — легко согласилась я.

Мужчина немного отстранился от меня, а потом, обняв за талию, проводил к приготовленному столику. Сегодня мы ужинали на продуваемой всеми ветрами смотровой площадке высокой башни. Но нам не было холодно или неудобно, поскольку мой спутник выставил щит, охранявший наш покой от капризов погоды.

— Предлагаю выпить за тебя, моя прекрасная незнакомка, — произнес мой рыцарь, разливая очередной шедевр по бокалам. — Пусть все твои проблемы разрешатся в самый кратчайший срок.

— Спасибо, — искренне поблагодарила его, наслаждаясь хорошим вином, вкусной едой и приятным общением.

— Это я должен благодарить тебя за то, что ты предпочитаешь мою скромную персону, толпе своих поклонников, — тут же откликнулся он. — В столице уже которую неделю идут разговоры о том, чтобы изыскать способ узнать, кто ты такая и заполучить твое внимание. Благородные лорды заключают пари на нереальные суммы денег лишь бы обставить соперников в гонке за звездой в маске. Я, каждый раз слыша подобные разговоры, сгораю от ревности, моя фея. Надеюсь, ты осознаешь, что я не собираюсь тебя уступать кому-то другому?

— Благородные лорды ведут себя не слишком-то благородно, — горько усмехнулась я. — Как часто богатство и знатность делают людей жестокими, алчными и бессовестными. Хотя, казалось бы, чего уж проще, живи и заботься о тех людях, которым меньше повезло в жизни, чем тебе. Мой рыцарь, не стоит ревновать на пустом месте. Ты не знаком со мной, не знаешь, чем я живу, не видел моего окружения. Меня меньше всего в жизни интересует пристальное внимание толпы людей, жадных лишь до скандалов и сплетен. И мне претит мужская заинтересованность, основанная лишь на желании получить новые впечатления и легкую победу.

— Ты можешь открыть мне, кто ты? — напряженно спросил он, глядя на меня с затаенной надеждой.

— Нет, — покачала головой в ответ. — У меня нет причин делать это, зато есть веские аргументы в пользу того, чтобы избегать раскрытия моей личности.

— Ты же понимаешь, что так вечно продолжаться не может? — серьезно уточнил мужчина. — Когда-нибудь я выясню, кто ты.


— Я не участвую в подобных забавах, — отрезал мой визави. — Я уже говорил, что хочу быть рядом. Если я узнаю, кто ты, то смогу и в обычной жизни общаться с тобой. А не только урывками под покровом ночи на краткий миг видеть тебя.

— Мой рыцарь, — устало вздохнула я, — не настаивай, прошу. На данный момент в моей жизни слишком многое поменялось, и впереди только неизвестность. Давай обсудим этот вопрос в другой раз?

— Хорошо, моя леди, — смягчился он, вставая и направляясь ко мне. — Потанцуешь со мной? Я давно хотел осуществить эту задумку, но получилось только сейчас.

Удивленно взглянув на него, вложила свою руку в протянутую им ладонь и поднялась из-за стола. Мой спутник активировал звукозаписывающий кристалл, и тут же все пространство смотровой площадки наполнилось упоительной мелодией.

Мужчина настойчиво притянул меня к себе и закружил в прекрасном танце. Происходящее было больше похоже на волшебный сон. Вокруг царила непроглядная ночная тьма, площадка была освещена мягким светом магических светильников, а мы двигались в унисон, забыв обо всем на свете и просто наслаждаясь музыкой, движениями, близостью друг друга и этим кратким мигом единения наших душ.

Музыка стихла, а мы все также стояли, обнявшись, не в силах сделать и шага в сторону. В этот момент мужчина решительно наклонился и накрыл мои губы властным поцелуем. Он мягко и настойчиво ласкал мои губы, уговаривая разомкнуться и впустить его в такую манящую глубину. Я совсем потерялась в этих головокружительных ощущениях, и робко приоткрыла уста ему навстречу, чем мужчина тут же воспользовался. Его жадный язык проник внутрь и стал нежно, но непреклонно изучать мой рот. Прошелся в легком касании по губам, устремился вперед в поисках моего языка, а обнаружив искомое, начал свой чувственный, волнующий танец, кружа, поглаживая и завлекая, ответить. Меня захватила не познанная ранее волна желания. И я начала страстно отвечать на поцелуй, стремясь ласкать и изучать его рот в ответ.

Не знаю, сколько мы так стояли, даря друг другу часть себя и своей нежности, но в какой-то момент я почувствовала, что руки этого умопомрачительного мужчины принялись изучать изгибы моего тела, сначала осторожно, не спеша, но, не ощутив моего протеста, все более и более настойчиво. Мне неимоверно хотелось быть ближе к нему, и я прижалась к напряженному мужскому телу, так явно откликающемуся на мои ласки. Мне хотелось гладить и изучать его в ответ, почувствовать гладкость его обнаженной кожи под моими ладонями. Словно угадав мои мысли, мужчина с силой рванул ворот своей белоснежной рубашки, пуговицы отлетели прочь, открывая вожделенный доступ к его широкой груди. Не выдержав, тут же прильнула к ней губами, легко целуя.

Рыкнув сквозь зубы что-то неразборчивое, мужчина резко развернул меня к себе спиной, и с силой прижался сзади, давая ощутить всю степень своего желания. Одной рукой принялся ласкать грудь сквозь тонкую ткань платья, а второй начал задирать подол моего вечернего наряда. И тут мое сознание, словно молния, пронзило воспоминание: библиотека, стол, моя сестра стоит, прогнувшись в пояснице, и позволяет моему жениху творить с ней все, что ему вздумается. На секунду представив, что сейчас со мной может произойти то же самое, я пришла в ужас.

— Нет! — закричала, рванув, что было мочи, прочь.

Подлетев к ограждению смотровой площадки, вжалась в него спиной и развернулась лицом к этому человеку.

— В чем дело? — через силу выдавил он, явно не понимая, что происходит, и все еще находясь во власти сладостного дурмана.

Как объяснить мужчине, которого сама минуту назад ласкала, что я не вынесу близости с ним, что я просто не могу на это согласиться и до ужаса боюсь того, что может между нами произойти? Ответ на этот вопрос я не знала, поэтому предпочла самый просто выход из ситуации.

— Не приближайся! — отрезала я.

Конечно же, он меня и слушать не стал, медленно начав продвигаться в мою сторону. Испугавшись еще больше, вскочила на ограждение и четко проговорила:

— Еще шаг, и я спрыгну!

— Успокойся, — ошарашено проговорил он. — Я не сделаю тебе ничего плохого. Прости, что был столь настойчив. От твоей близости я совершенно потерял голову и перестал себя контролировать. Но я не сделаю ничего против твоей воли.

— Портальный амулет, живо! — скомандовала я.

Мужчина быстро извлек из кармана брюк требуемое и протянул мне.

— Бросай.

Легко подбросив амулет, мужчина напрягся, готовясь сделать рывок. Каким чудом я поймала артефакт, было мне не ведомо. Но видя, что этот человек отступать не намерен, я осознала, что он меня не отпустит.

«Регард! Портал в замок! Быстрее!»

Для вида начала копаться с амулетом, а мужчина уже был готов ринуться ко мне. Воронка вспыхнула прямо под моими ногами, и я прыгнула в нее, как в омут с головой, только и услышав:

— Нет!!!

Оказавшись перед замком, тут же обратилась к хранителю:

— Рег, блокируй портал! Он не должен здесь оказаться. Умоляю, делай, что хочешь, но замаскируй координаты перехода.


— Плевать, — зло выдохнула, направляясь к дому. — Я не буду больше с ним видеться.

— Знаешь, — задумчиво отозвался предок, — даже я уже подустал от мужчин, претендующих на твое внимание. Видимо, перерыв нужен нам обоим.

— Регард, — снова обратилась к нему, взлетая по лестнице в свою комнату, — найди, пожалуйста, мадам Клариссу и попроси ее передать девочкам, что я вернулась и со мной все в порядке. Но я сильно устала и пообщаюсь с ними утром.

— Сделаю, — кивнул он. — Отдыхай.

Войдя в свои покои, устремилась в ванную. А сорвав с себя вечерний наряд, залезла под душ. Меня все еще колотила нервная дрожь от пережитого волнения. Что на меня нашло? Как могло все зайти так далеко?

Воспоминания о мужчине в маске отозвались неудовлетворенным спазмом внизу живота. Да что ж такое? Не припомню, чтобы на поцелуи Двэйна я реагировала подобным образом. Или это от того, что бывший жених всегда целовал меня довольно отстраненно и чаще всего быстро это прекращал?

Ладно, что толку гадать. Факт остается фактом, этот мужчина действительно меня волнует, и мне нравятся его близость и прикосновения. Только что дальше? Я по-прежнему ничего о нем не знаю. А раскрыть свою личность не могу. Да и Император маячит где-то поблизости со своими угрозами.

От терзаний у меня разболелась голова. И выйдя из душа, я приняла сонное зелье и едва легла в кровать, тут же уснула.


— Нори! — валилась ко мне Ванесса, расталкивая в кровати. — А ну вставай! Мы же хотим знать, что произошло! А ты даже не удосужилась вчера зайти в гостиную и поделиться с нами.

— Точно, — кивнула, входящая в спальню Аврора. — Сама невесть чем занималась, а подругам рассказать сил у нее уже не было.

— Ты была опять с ним?! — восторгу Габи не было предела.

— Нори! — протянула Луиза. — Не молчи! Мы все равно все узнаем. Будем пытать тебя!

— А давайте пощекочем эту молчунью? — предложила Несси, прекрасно зная, что я этого не выношу.

— Не смейте! — вскричала я, тут же подскакивая в постели. — Я все скажу, только не трогайте!

— Вот так бы сразу, — снисходительно улыбнулась Рори. — Девочки, рассаживаемся. Сейчас нам поведают историю о рыцаре. Ты же с ним опять ушла вчера?

— Да, — еле слышно выдавила я.

Дальше я рассказывала вчерашние события, стараясь как можно обтекаемее изложить события, которые у меня самой до сих пор дрожь вызывали.

— Ну, честно говоря, — бесцеремонно заявила Несси, — я вообще удивляюсь, как он столько времени продержался рядом с тобой и не попытался соблазнить. Ты ведь чудо, как хороша. Мужчины таких обожают. Скромных и симпатичных.

— Тебе-то откуда знать, кто кого предпочитает? — пробурчала в ответ. — Что-то я не припомню, чтобы у тебя был большой опыт в общении с противоположным полом.

— Ну, может, личного опыта у меня и нет, — загадочно улыбнулась Несси, — зато у меня широкий круг общения. Я от клиентов чего только не наслушалась.

— Вот мои братья, — вставила Габи, — самых разных девушек любят, лишь бы долго не ломались.

— Габриэлла Шарин! — вскричала я. — Думай, что говоришь!

— Вот это в тебе его, наверное, и заводит, — добила меня Рори. — Отчитываешь его на каждом свидании. Вот он и решил тебе показать, чего ты лишаешься со своей строгостью.

Я уже не в силах была что-либо говорить, а только за голову схватилась.

Все сосредоточенно нахмурили свои ухоженные брови, размышляя над трудностью возникшей ситуации.

— Ладно, девчонки, — отмахнулась я от неприятных размышлений. — Нам с принцессой сейчас о поездке нужно думать. И если за Лу и Император, и вся ее семья убьет любого тархара, то мне особенно рассчитывать не на что. Поэтому мне нужно более тщательно подготовиться к путешествию.

Остаток последнего дня перед отъездом я улаживала свои дела, а так же побывала у своего поверенного, сэра Нориша. Он был крайне изумлен, когда я срочно попросила его составить мое завещание. Наследников у меня не было, зато были подруги и мои верные работники, поэтому завещание получилось очень объемным. Но это нужно было сделать, поскольку я совершенно не знала, что же будет со мной дальше.

Утром следующего дня я стояла вместе с принцессой Луизой на портальной площадке замка в ожидании наших сопровождающих. С собой каждая из нас постаралась взять как можно меньше, но так, чтобы прихватить все самое необходимое. Поэтому рядом с нами стояли наши дорожные саквояжи небольшого размера.

В назначенное время из вспыхнувшей воронки портала вышел принц Стефан, маркиз Паринс и герцог Урийский. Состав сопровождающих меня несколько удивил. Если на счет принца и маркиза я не сомневалась, поскольку именно они курировали территории тархара, то зачем с нами отправлялся герцог, было совершенно не ясно.

— Светлого утра, господа, — поприветствовала собравшихся.

— Светлого, леди, — откликнулись они.

— Луиза, — обратился принц к будущей невесте, — позволь представить тебе маркиза Максимира Паринса и герцога Ферара Урийского. Эти уважаемые лорды являются представителями древних родов, как и Элеонора, и входят в состав совета Императора.

— Рада знакомству, — улыбнулась принцесса в ответ.

Что удивительно, каждый из мужчин пребывал в совершенно разном настроении. Принц был напряжен и испуган, маркиз был мрачнее тучи, а герцог слишком пристально нас разглядывал. Решив, не обращать внимания на чужие проблемы, спросила:

— Какой у нас план действий?

— Сейчас переносимся в гарнизон вооруженных сил Эдира, расположенный в непосредственной близости от территорий, подвластных тархару, — пояснил герцог. — Размещаемся там. Отправляем песчаникам сообщение о том, что вы прибыли для переговоров. А дальше ждем уже ответа от них. Приблизительно так должны развиваться события. Однако точнее сможем определиться уже на месте.

— Отлично, — кивнула в ответ. — Тогда выдвигаемся?

Ни говоря ни слова, маркиз активировал портал и прошел в него первым. За ним последовал принц, затем мы с Луизой, а последним отправился герцог.

В лицо ударил обжигающий ветер, а глаза ослепило палящее солнце. Климат центральных пустынь всегда разительно отличался от всей остальной территории Эдира. Быстро взяв себя в руки, подхватила дезориентированную принцессу под локоть и отвела в сторону от воронки перехода.


— Приветствую высокопоставленных гостей на территории вверенного мне военного гарнизона! — гаркнул на одном дыхании высоченный седовласый мужчина. — Командующий Корин Марц к вашим услугам!

— Светлого утра, командующий, — ответил за всех принц. — Спасибо за встречу. Вы не могли бы проводить нас в здание гарнизона. С нами женщины, и мы хотели бы разместить их с максимальным для военной базы комфортом. А затем мы ждем ваш доклад об обстановке в пустынях.

— Как пожелаете, Ваше Высочество, — склонился в почтительном поклоне начальник гарнизона. — Сейчас закончим с положенным приветствием, и я лично провожу вас в предназначенные комнаты.

— Отлично, — откликнулся Стефан. — Будем вам благодарны.

— Смирно! — уже командовал начальник. — Равнение на высочайших гостей! Приветственный клич!

И тут же все вокруг огласил стройный хор мощных голосов: «Слава Императору Эдира! Ура! Ура! Ура!»

— Вольно! Разойтись на выполнение заданий! Марш!

Я во все глаза разглядывала толпу военнослужащих и думала о том, что мои родные, наверное, когда-то так же служили в армии. А сестра, скорее всего, продолжает эту традицию. Ведь в рядах вооруженных сил Эдира служили, как женщины, так и мужчины, в независимости от наличия дара. Здесь можно было встретить и солдат без дара, которые занимались специальными боевыми искусствами или владели редкими и опасными видами оружия. Однако боевые маги всегда считались элитой среди военных.

Размышляя подобным образом, я вдруг почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. В поисках человека, которого я могла настолько заинтересовать, стала оглядывать военных, которые еще не успели покинуть плац. И тут сердце в груди оборвалось. Среди прочих стоял мой бывший жених, Двэйн Паринс, и бросал на меня крайне заинтересованные и оценивающие взгляды, осматривая с головы до ног. А рядом с ним, нахмурив брови и высокомерно вздернув подбородок, была моя сестра, с ненавистью взирающая на меня. Мда, дипломатическая миссия обещает быть еще труднее, чем изначально планировалось. От этой парочки, однозначно, ничего хорошего ждать не приходится.

— Прошу за мной, — обратился к нам командующий, и мы дружно устремились вперед.

Принц Стефан предложил локоть принцессе. А ко мне вдруг обратился герцог:

— Вы позволите проводить вас в здание гарнизона, маркиза?

— Конечно, — несколько удивленно ответила я, кладя свою руку на предложенный локоть. — Почему вы здесь, герцог? Я точно не знаю, какую роль вам отвел Император в этой поездке. Не могли бы вы рассказать мне немного об этом?

— Я… — начал было Урийский, но был тут же перебит маркизом.

— А он назначен на роль молчаливого наблюдателя за вами, уважаемая маркиза, — язвительно вставил Паринс. — Император так переживает о том, чтобы никто не покусился на его новую пассию, что заставил герцога отправиться с нами и глаз с вас не спускать. Не приведи Пресветлая, кто-то из мужчин на вас обратит внимание, герцог сразу объяснит нахалу, где его место.

— Максимир!!! — прорычал мой спутник, с силой сжимая кулаки. — Ты переходишь всякие границы! Немедленно извинись перед маркизой! И перестань нести всякий вздор. Император попросил меня охранять вас, леди. Я бы никогда не опустился до того, о чем говорит этот невежа! Здесь действительно опасно, и хрупкой женщине нужна опора и защита.

Маркиз демонстративно нас проигнорировал и направился чеканным шагом вслед за начальником гарнизона.

— Я благодарна вам, герцог, — тепло улыбнулась ему, — за то, что вы согласились взять бремя заботы обо мне на себя. Я и в самом деле не очень-то приспособлена к подобным путешествиям. И буду вам очень признательна, если вы введете меня в курс дела и будете рядом.

— С удовольствием, леди, — немного остыл Урийский. — Я обязательно расскажу вам все, что знаю об этих местах. А доклад с последними сведениями командующий нам предоставит чуть позже.

За непринужденной беседой мы достигли здания гарнизона и поднялись на третий этаж. Как объяснил командующий, именно здесь располагались комнаты на случай визита гостей. Показав все имеющиеся, командующий предложил выбрать те, которые больше нам подойдут. Мы с принцессой предпочли покои для супругов, которые имели две спальни, сообщающиеся между собой через дверь, а так же общую ванную. Нам показалось, что так будет удобнее общаться друг с другом и попросить о чем-нибудь, если понадобится. Мужчины расселились недалеко от нас, каждый в отдельной комнате. Как только мы с Луизой разобрали вещи и привели себя в порядок, за нами зашел герцог и сопроводил в кабинет командующего гарнизоном.

— Проходите, присаживайтесь, — пригласил нас лорд Марц.


— Начну с того, — приступил к докладу начальник гарнизона, — что тархар действительно собрал под своим началом все племена центральных пустынь. Теперь это уже очевидно. Совсем недавно у нас была стычка с песчаниками, и когда победа уже была практически у нас в руках, неизвестно откуда налетели горные, и численный перевес оказался не на нашей стороне. Нам пришлось отступать, неся потери. Если так пойдет и дальше, мы вынуждены будем просить подкрепления и увеличения численности этого гарнизона. Тархар с объединенными силами всех племен представляет реальную угрозу для владетелей сопредельных с ним территорий. Мы не сможем защитить всех.

— Командующий Марц, — обратился к нему принц, — мы прибыли сюда для проведения переговоров с тархаром. Сейчас нужно будет отправить ему сообщение с информацией о том, что мы на базе, и нас сопровождают принцесса и маркиза Фарнас.

— Сделаю, — сосредоточенно ответил начальник гарнизона.

— Как только придет ответ, — продолжал принц, — тут же дайте мне или любому из моих спутников знать. Это очень важно.

— Все будет исполнено в точности, — заверил военный.

Дальше разговор перешел на обсуждение других вопросов, связанных с бытом на базе и обстановкой в окрестностях. Близилось время обеда, и командующий предложил нам прерваться.

Обед для нашей компании накрыли в отдельной гостиной на третьем этаже гарнизона. Лорд Марц составил нам компанию.

— Простите за нескромный вопрос, Ваше Высочество, — несколько смутился он, но тут же взял себя в руки, — но зачем извещать тархара о прибытии на базу принцессы и маркизы?

— Император предложил главе песчаников провести переговоры, — скрипнув зубами, ответил принц. — Но этот тип согласился говорить только с маркизой, и потребовал личной встречи с Ее Высочеством. Именно поэтому мы вынуждены были взять девушек с собой.

— Но это же полнейшее безрассудство! — вскричал военный. — Тархар не тот человек, которому можно доверять! К тому же по части женщин, сами знаете, каков он мастак. Недопустимо позволять леди приближаться к нему!

— Полностью с вами согласен, — кивнул принц. — Но тархар угрожает массивным нападением на своих соседей во всех направлениях. Нам пришлось пойти на уступки. Хотя это решение далось Императору с большим трудом. Сами понимаете, мы не в состоянии сейчас обеспечить абсолютно всем соседям тархата безопасность. Эдир и так раздирают многочисленные конфликты между местными владетелями территорий.

Наши спутники подавлено молчали, а я с принцессой благоразумно не вмешивалась в эту перепалку.

После обеда мы попросили командующего провести инструктаж по технике безопасности поведения в открытой пустыне. Из рассказов отца я помнила, что неподготовленный человек может там и погибнуть.

Начальник гарнизона проводил нас на склад обмундирования и обязал служащего подобрать нам костюмы для путешествия среди песков. Выделенная нам одежда представляла собой комбинезон светло-желтого цвета с капюшоном и маской для лица, позволяющей дышать без опасения наглотаться пыли, а так же перчатки на руки. Костюм дополняли высокие ботинки. Как объяснил лорд Марц, именно в таком виде опасность получения ожогов и повреждения открытых участков кожи сводилась к минимуму.

Вечером пришел ответ от тархара. Он сообщал координаты места, куда просил нас прибыть завтра на рассвете. Герцог объяснил нам с Луизой, что мы отправимся к месту встречи на таргах, огромных ездовых ящерах, поскольку портал открывать слишком опасно. Тархар выбрал для встречи слишком не стабильную зону. Причин подобного поведения мы понять не могли, но выбора у нас не было. Как оказалось, и я, и принцесса умели хорошо держаться в седле. Меня этому обучили в школе Магических Искусств, а Луиза была родом из Тальзии, где тарги гораздо более распространены, чем в Эдире. Поскольку у нас их разводят искусственно или закупают за границей. В естественной среде они не водятся. После ужина мы еще немного пообщались в общей гостиной, и разошлись по своим комнатам.

Я приняла душ и, облачившись в ночную сорочку и легкий халатик, из тончайшей кружевной ткани, собралась уже ложиться отдыхать, поскольку завтра предстоял сложный день, а подъем планировался до рассвета. Как вдруг дверь в мою комнату резко дернули, и внутрь уверенной походкой прошел Двэйн. Я мгновенно вскочила на ноги с постели, на которой до этого сидела, и затравленно заозиралась по сторонам. Но бежать мне было особенно некуда, поскольку мужчина стоял в непосредственной близости от обеих дверей и в коридор, и в комнату принцессы.

— Темной ночи, Элеонора, — довольно промурлыкал он, медленно направляясь в мою сторону и устанавливая полог тишины. — Как ты поживаешь, моя дорогая несостоявшаяся невеста?

Я метнулась в сторону и вжалась в стену.

— Как ты сюда попал? — через силу выдавила я, этот человек до дрожи пугал меня.

— С трудом, — мерзко ухмыльнулся он, — но чего только не сделаешь, ради встречи с бывшей возлюбленной.

— Не лги!!! — не на шутку разозлилась я. — Ты никогда меня не любил! Убирайся немедленно!


Я просто дар речи потеряла от подобной наглости. А Двэйн, не тратя времени понапрасну, уже почти подошел ко мне. Резко рванув в сторону, устремилась к двери. Но он меня перехватил.

— Куда же ты так спешишь, моя ненаглядная? — прохрипел этот тип мне на ухо, крепко держа в своих натренированных руках. — Ты же не можешь выйти в таком виде в коридор. Я не позволю больше ни одному мужчине лицезреть такое чудо. Ведь ты будешь теперь моей, а свое я никому не отдам. Я совершил ошибку, Нори. Но я сделаю, все, что от меня зависит, чтобы ты вернулась ко мне.

— Ты не в себе! — забилась я в его руках. — Ты меня не выносишь. Я тебе противна. Прекрати нести всякую чушь, и отпусти меня. Или у тебя настолько все плохо с деньгами, что ты решил вновь попытать счастье со мной?

— Дело не в деньгах, — напряженно проговорил он. — Ты и правда сильно изменилась. Тебя трудно не заметить. Даже принцесса меркнет на твоем фоне. Нори, прошу, дай мне шанс. Я докажу тебе, что могу измениться ради тебя.

— Придя ко мне и принуждая уделять тебе внимание? — зло выдохнула я, все еще пытаясь вырваться. — Такие, как ты, не способны измениться. Ты же просто садист в душе. Ты мне противен. Пусти!

— Я смогу показать тебе, что нам может быть хорошо вместе, — не унимался Паринс. — И ты поймешь, что мы созданы друг для друга.

— Ты свихнулся! — завопила я, уже полностью потеряв самообладание. — Мы чужие люди, у нас ничего общего. И ты последний человек на земле, с которым бы я хотела быть вместе. Отпусти меня сейчас же. Ты связан со мной клятвой, поэтому не можешь причинить вред.

— Вред? — удивленно приподнял брови он. — Даже не собирался этого делать. Ты так одуряюще пахнешь, твоя кожа нежная, как шелк, а губы так и манят попробовать их на вкус.

«Регард! — мысленно вскричала я. — Умоляю, сделай хоть что-нибудь!»

А Двэйн уже с упоением исследовал губами мою шею, спускаясь все ниже, держа при этом мои руки за спиной.

«Хочешь, чтобы я его убил?» — флегматично отозвался дух.

«С ума сошел? — возмутилась я, пытаясь избежать поцелуя в губы, отворачиваясь. — Чтобы потом меня во всем обвинили? Ломай его щит и полог тишины. И зови, наконец, кого-нибудь на помощь. И герцог, и маркиз имеют хранителей. Свяжись хоть с ними».

«Готово! — довольно объявил дух. — Полога тишины больше нет».

— На помощь!!! — заорала я, что было мочи.

— Ну, зачем так кричать, — шептал мне на ухо Паринс, с упоением его облизывая. — Тебя никто не услышит, моя сладкая девочка. Как я раньше мог не замечать, какая ты потрясающая? Нори, я буду очень нежным и аккуратным. Позволь мне ласкать тебя. Я доставлю тебе море удовольствия, обещаю.

— Пусти! — задыхаясь в его стальной хватке, кричала я. — Ты мне омерзителен! Я никогда не буду с тобой.

— Ничего, — отозвался он, продолжая одной рукой удерживаться мои запястья за спиной, а второй оглаживая все, до чего только мог дотянуться. — У нас будет время. Ты сможешь привыкнуть ко мне, и потом сама будешь наслаждаться каждым моим прикосновением, каждым движением внутри тебя, каждым поцелуем.

Я уже не знала, что предпринять. Сосредоточиться и применить магию не получалось. Слезы застилали глаза, а голос охрип от криков и ругани. Внезапно дверь моей комнаты отлетела в сторону, и на пороге появились герцог и маркиз в полной боевой готовности, удерживающие атакующие заклинания в руках.

— О, дорогая, — жестко усмехнулся Двэйн, задвигая меня себе за спину, — да у нас гости! Чем обязаны, господа?

— Прекрати паясничать и отпусти девушку! — проревел маркиз, направляясь в нашу сторону.

— Стой на месте, братец, — отрезал младший Паринс. — Элеонора, моя невеста, так что ваше здесь присутствие нежелательно. Потрудитесь покинуть комнату, уважаемые лорды.

Маркиз зло расхохотался, и двинулся снова на нас.

— Она была твоей невестой, — издевательски отозвался он. — Но ты повел себя, как последняя скотина. Поэтому сейчас эта девушка тебя не выносит. Нужно было раньше думать головой, а не тем, что у тебя между ног болтается. Хотя я до сих пор понять не могу, как ты мог предпочесть маркизе эту рыжую дрянь. Отпусти Элеонору и разберемся по-мужски.

— Так вот в чем дело! — процедил сквозь зубы Двэйн. — Ты и сам не прочь заполучить эту пленительную малышку! И не мечтай. Я понял, что был неправ, и теперь ее никуда не отпущу. А тебе следует о своей невесте задуматься, год уже, как помолвлен, а свадьбы все нет. Мари уже вся извелась!

— Мои отношения с Марианной тебя не касаются!

— Тогда и ты не лезь в мои дела с Элеонорой!

— Двэйн, — вмешался в этот диалог герцог, — оставь девушку в покое. Она здесь по поручению Императора. Раминир тебя в порошок сотрет, если узнает, что здесь произошло.


К этому моменту маркиз уже подошел достаточно близко, чтобы совершить обманный маневр. Сделав вид, что собирается атаковать брата заклинанием, сформированным в руке, он с силой ударил мужчину ребром ладони по шее, от чего не ожидавший такого подвоха Двэйн рухнул, как подкошенный.

Получив долгожданную свободу, я рванула в сторону герцога и спряталась за его спиной.

— Вы в порядке, маркиза? — с тревогой уточнил он, обернувшись ко мне. — Он ничего вам не сделал?

— Нет, — еле слышно проговорила. — Я не думала, что может до такого дойти. Мы расстались чуть больше года назад. А сегодня он зачем-то пришел ко мне с требованием возобновить отношения.

— Успокойтесь, — ответил герцог, заботливо закутывая меня в свой камзол. — Все уже позади. Ваша комната несколько пострадала. Я с удовольствием уступлю вам мою.

— И составишь компанию? — язвительно бросил маркиз, выволакивая бессознательное тело Двэйна в коридор.

— Не уподобляйся брату, Макс, — отрезал герцог. — Тебе не идет. Маркизе нужно прийти в себя и хоть немного отдохнуть. Где она, по-твоему, должна это сделать?

Маркиз только сильнее сжал челюсти и, нахмурившись, ничего не ответил.

— Спасибо за заботу, Ферар, — благодарно улыбнулась Урийскому. — Но я потревожу принцессу и попрошу ее об одолжении. Думаю, она мне не откажет. А вдвоем нам тесно не будет, да и как-то спокойнее мне будет разместиться таким образом.

— Как пожелаете, Элеонора, — ответил тот. — Тогда давайте обратимся к принцессе с просьбой. А я дождусь, когда вы устроитесь. Я бы вообще предпочел остаться в этой комнате, чтобы охранять ваш покой и быть уверенным в вашей безопасности.

— Спасибо, — снова улыбнулась ему.

Постучав к Луизе, получила разрешение войти и, приоткрыв дверь, шокировано уставилась на заплаканную принцессу, сидящую в обнимку с подушкой на кровати. Так, видимо, не только у меня был бурный вечерок в стенах военного гарнизона. Обернувшись к герцогу, быстро проговорила:

— Еще раз большое спасибо за заботу, Ферар! Дальше мы с принцессой разберемся сами. Темной ночи.

Мужчина открыто улыбнулся в ответ и кивнул. А я плотно закрыла дверь между нашими комнатами и устремилась к Луизе.


— Нори! — зарыдала она еще сильнее, а я набросила полог тишины, ни к чему волновать герцога. — Это ужасно! Он мне изменил! Как он мог?! Я же люблю его больше жизни!!!

— Так, — проговорила, подавая принцессе стакан воды, — давай ты сейчас мне все спокойно расскажешь, и мы вместе решим, что и как.

Луиза нервно сделала глоток и поставила дрожащей рукой стакан на стол.

— Ты закричала, — начала она сбивчивый рассказ, — я открыла дверь и увидела, что тебя удерживает здоровенный детина, по ауре сильнейший маг. Я испугалась, что сама ничем не смогу помочь и побежала за Стефаном. Но только я открыла дверь в его комнату, как увидела его на какой-то девице. Он так исступленно в нее вдалбливался, а она так громко стонала, что я пришла в ужас и со слезами убежала. Я даже не знаю, заметили они меня или нет. Это конец, Нори! Я не смогу выйти замуж за такого человека. Это совершенно бесчестный поступок с его стороны.

Принцесса замолчала, снова начиная заливаться слезами. А я задумалась, Император мне говорил, что принц помешался на какой-то Шарлин Ирингел. И судя по тому, как он себя периодически ведет, он находится в полной власти этой женщины. И видимо, сейчас занимаясь с ней любовью, даже не осознает, что творит. Или осознает, но ничего сделать не может. Что хуже, даже не знаю.

«Регард, — обратилась к хранителю, — ты не мог бы отправиться в комнату принца и выяснить, что там творится. Меня по большей части волнуют магические эманации, которые ты сможешь уловить, находясь рядом с любовниками».

«Сделаю», — сосредоточенно согласился он.

— Послушай, что я тебе скажу, Луиза, — начала я, тщательно подбирая каждое слово. — Ты прекрасно знаешь, что я тоже была в подобной ситуации совсем недавно. Поэтому понимаю тебя и твои чувства, как никто другой. Но ты должна кое о чем узнать, и только потом принимать окончательное решение.

Дальше я поведала принцессе все, что узнала от Императора, а она слушала меня, не перебивая.

— И только рядом с тобой он становится прежним, — закончила свое повествование. — Я и сама замечала, что он по-настоящему тобой увлечен. Трепетно относится, и когда ты не видишь, смотрит так, что внутри все переворачивается. Ты, конечно, можешь сейчас все бросить и перенестись в Тальзию, и больше не вспоминать про принца. Но ты должна учитывать, что, возможно, все происходящее только действие какого-нибудь ритуала, и принц на самом деле любит тебя. Решение принимать только тебе. Я в свою очередь помогу тебе при любом раскладе. Если решишь вернуться домой, завтра же утром открою тебе портал в Лаизат. Если захочешь бороться, буду тебя поддерживать всеми силами.

— Нори, спасибо! — заливаясь слезами, прошептала она. — Не смотря ни на что, я счастлива, что приехала в Эдир. Здесь я обрела настоящих друзей, которых у меня никогда не было в Тальзии. Мне сейчас очень сложно что-то конкретное решить. Но я пока не буду возвращаться. Хочу помочь тебе в переговорах с тархаром. И если он действительно хочет от меня только помощи, обязательно сделаю, что смогу. А вопрос со Стефаном решу чуть позже. Сейчас просто нет сил об этом думать. Слишком больно и тяжело.

— Давай спать, Лу, — предложила ей. — Нас разбудят до рассвета. Нужно хоть чуть-чуть вздремнуть.

Мы, не сговариваясь, набросили друг на друга сонные заклятия и, обнявшись, заснули.

Утром герцог Урийский разбудил нас, и рассказал, что дверь в моей комнате уже починили. Я его поблагодарила и убежала к себе переодеваться. Завтракали в напряженном молчании все в той же гостиной. Маркиз был еще мрачнее, чем вчера. Принц имел вид побитой собаки, все время бросая на Луизу виноватые взгляды, которые девушка усиленно игнорировала, отворачиваясь в сторону и ни с кем не разговаривая. Нам же с герцогом просто не хотелось в такой обстановке что-либо обсуждать.

Покончив с завтраком, отправились к загонам таргов. Командующий выделил каждому из нас персонального ящера, а так же отряд боевых магов в качестве сопровождения к месту встречи с тархаром. Принцесса отвергла помощь Стефана и сноровисто взлетела в седло. Мне же пришлось не изображать из себя всемогущую воительницу, которой я ни в коем разе не являлась, а просто благодарно принять помощь герцога. Когда все были готовы, ворота военной базы распахнулись, выпуская нас в открытую пустыню.

Наш отряд растянулся на несколько десятков метров. Впереди ехал маркиз вместе с принцем, мы с Лу в середине, а замыкал нашу колонну герцог. Боевые маги рассредоточились вдоль нашей цепочки, прикрывая нас с флангов. Выданные командующим костюмы были просто бесценны. Я это смогла понять сразу, как только мы покинули базу. Над гарнизоном был установлен специальный силовой щит, не позволяющий песку и пыли проникать не его территорию. Но в условиях открытой пустыни в лицо дул сильный ветер, неся на своих крыльях пыль и бесчисленные песчинки.

Счастье, что тархар назначил встречу на рассвете. Солнце еще не взошло, а только-только собиралось показать свой сиятельный лик бескрайнему песчаному морю. Поэтому мы были лишены сомнительного удовольствия жариться на солнцепеке живьем.

«Нори, — обратился ко мне Регард, — я выполнил твою просьбу».

«Что скажешь?» — с затаенной надеждой уточнила у него.


«Пока этим кем-то может быть только тархар, — задумчиво откликнулась. — Только он и использовал добытые Шарлин сведения против Императора в только ему понятной игре».

«Согласен. Совсем скоро все прояснится».

Мы двигались среди песков уже в течение часа, а места встречи так и не достигли. Спрашивать что-либо не хотелось совершенно, поскольку угрюмый маркиз не вызывал никакого желания к нему лишний раз обращаться. Наконец, колонна остановилась. Мужчины спешились, мы тоже спрыгнули вниз. Правда, меня поймал в свои крепкие объятия герцог, за что я была ему искренне благодарна, поскольку никогда не отличалась особой ловкостью.

— И так, девушки, — подошел к нам старший Паринс, — вы четко должны уяснить одну единственную вещь, тархару нельзя доверять. Он хитер, как самый коварный змей. Обведет вас вокруг пальца, а вы и не поймете, что произошло. У песчаников тысячи традиций, которые они тщательно соблюдают. Он может надавить на вас под предлогом этих самых традиций. Запомните, вы ему ничего не должны. Выяснили, что он так хотел, и сразу возвращайтесь. Мы будем здесь, и еще…

Договорить маркиз не успел, поскольку в этот самый момент, словно из-под земли, вокруг нас появились многочисленные люди в масках и грязно-желтых комбинезонах. Они значительно превосходили наш отряд по численности, и выглядели довольно жутко.

— Макс, — протянул лидер песчаников, отличающийся от своих воинов лишь коричневым цветом комбинезона, — как тебе не стыдно очернять меня в глазах прекрасных леди? Разве я так уж плох, как ты обо мне говоришь?

— Ты еще хуже, — отрезал маркиз, не поддержав непринужденный тон собеседника. — Леди, представляю вам тархара Люциуса Варгелиса. Будьте с ним крайне осторожны. У него море наложниц, не стоит пополнять их ряды.

— Ты мне льстишь, маркиз, — расхохотался мужчина. — Не так уж у меня и много женщин. И они все, заметь, счастливы, быть рядом со мной. Никого силой я не удерживаю.

— Ближе к делу, — отчеканил Паринс. — Что ты хотел от маркизы и принцессы?

— Это я буду обсуждать только с ними наедине, — жестко отрубил тархар, тут же растеряв всю свою непринужденность. — Я забираю девушек в свои владения. Там в спокойной обстановке мы сможем обо всем переговорить.

— Какие могут быть риски? — возмущенно уточнил мужчина. — Женщина — для воина пустыни священна. Ты и сам это прекрасно знаешь. Мы даже боевых магинь не трогаем во время сражения. Наш кодекс чести этого просто не позволяет. Но если ты не в состоянии сам этого понять, я готов принести все необходимые клятвы.

— Клянись, что девушки вернутся сюда в целости и сохранности к обеду, — потребовал Паринс.

— Клянусь, что не сделаю ничего, чего бы красавицы сами не захотели, — лукаво улыбаясь, проговорил тархар, изобразив магический знак в воздухе, который тут же вспыхнул красным цветом. — Уходим!

— Так не пойдет! — проревел маркиз. — Произноси стандартную клятву!

Но было уже поздно, песок под нашими ногами разверзся, и мы с принцессой полетели куда-то вниз, в темноту и неизвестность. Зажмурив глаза от страха, ощутила себя парящей в полной пустоте. Но через пару мгновений почувствовала твердую поверхность под ногами и, пошатнувшись, распахнула глаза. Меня придержал за руку один из каикаров, но увидев, что я уже пришла в себя, тут же отстранился. Рядом со мной стояла слегка дезориентированная принцесса.

— Благородные леди, — весело обратился к нам тархар, снимая маску и капюшон, — прошу, будьте гостьями в моем доме. Здесь вы в полной безопасности, и никто не посмеет вам докучать.

Мы напряженно молчали, внимательно всматриваясь в этого во всех смыслах неординарного человека. Высокий, широкоплечий мужчина был примерно одного возраста с нашим Императором. Его волосы были темно-каштанового цвета, ниже плеч, и сейчас собраны в хвост. Ярко-зеленые глаза лукаво блестели, и в тоже время взгляд был цепким, и не упускал ни единой детали происходящего. Видимо, тархар опасался, что леди могут впасть в истерику. Черты лица мужчины не были красивыми в классическом понимании этого слова, а имели какой-то хищный вид. Глядя на него, сразу можно было понять, этот человек очень силен и опасен.

— Мы с благодарностью принимаем ваше приглашение, — ответила положенные случаю слова. — Да осенит Богиня чертоги вашего дома. Да пребудет ее благословение над всеми вашими домочадцами. Мы готовы вкушать с ваши пищу и вести беседу. Да будут слова наши правдивы, а действия благородны.

— Маркиза Элеонора Фарнас, — протянул тархар, и в его глазах зажегся неподдельный интерес, — я рад, что не ошибся в вас. Мои воины говорили чистую правду, описывая вас честной и смелой женщиной. Но вы еще и умны сверх всякой меры. Гремучая смесь для любого мужчины. Однако об этом мы поговорим позже. Прошу, леди, проходите. Каикары проводят вас в комнату, где я обычно принимаю гостей. Располагайтесь, как вам удобно, а я приведу себя в порядок и присоединюсь буквально через пару мгновений.


«Регард, — позвала хранителя, — искренне надеюсь, что ты здесь».

«Я рядом, Нори, — тепло улыбнулся он. — Ты молодец! Отлично держишься. Продолжай в том же духе».

«Главное, смотри, чтобы он не подверг нас магическому воздействию. Мы с тобой за принцессу головой отвечаем».

«Понял. Сделаю».

— Вот здесь вы можете привести себя в порядок, леди, — предложил нам каикар, указав на уютную ванную комнату, за небольшой дверью в стене. — Тархар скоро подойдет.

Мы по очереди воспользовались ванной, и теперь сидели на диване, стараясь быть, как можно ближе друг к другу. Капюшоны, перчатки и маски сняли, и дышать сразу стало легче. Тархар не заставил себя долго ждать, появившись буквально через несколько минут, после того, как мы сели.

— Простите, за задержку, леди, — лучезарно улыбаясь, проговорил он, входя в помещение. — Сейчас я предлагаю вам перекусить, а потом уже обсудим наши дела.

Тархар грациозно опустился на свое кресло, и, скрестив ноги, громко хлопнул в ладоши. Нужно отметить, что он за время отсутствия успел переодеться и, скорее всего, принять душ. На нем теперь красовалась ярко-красного цвета шелковая рубаха с распахнутым воротом, позволяющим видеть гладкую, без единого волоска мускулистую грудь. Темно-синие брюки, плотно обтягивающие узкие бедра, также были шелковыми, а пояс представлял собой кусок светло-голубой материи, обернутой вокруг талии несколько раз. Волосы тархар оставил распущенными, и они спускались густой волной до самых лопаток, придавая этому мужчине какую-то дикую, необузданную привлекательность. Неудивительно, что у него сто пятьдесят наложниц в гареме. Такой мужчина вполне был способен околдовать кого угодно.

На призыв своего лидера в помещение вошли каикары, уже переодетые в простые тканевые рубахи и широкие домотканые штаны. Их одежда была простой и неказистой, ноги оставались босыми, в то время как тархар был обут в легкие кожаные мокасины. Каикары внесли низенький столик, разместив его прямо между нами и владетелем. Затем внесли несколько подносов с едой и напитками, быстро сервировав столик на три персоны. Нам с Луизой вручили по увесистому серебряному кубку, инкрустированному драгоценными камнями, и наполнили их вином.

Тархар поднял свой кубок и предложил тост:

— За прекрасных дам, скрасивших сегодня мое одинокое существование в пустынях!

Я чуть не рассмеялась в голос от пафосности подобного изречения. Тоже мне одинокий нашелся. Да, я больше чем уверена, его каждый день толпа девушек развлекает.

«Регард, — позвала своего предка, — проверь, пожалуйста, еду и напитки. Мы должны быть крайне бдительными».

«Все чисто», — тут же откликнулся он.

Быстро кивнув Луизе, в знак того, что можно пить и есть спокойно, сделала небольшой глоток вина. И оно оказалось поистине шикарным.

— Благодарим за оказанную нам честь вкушать с вами вино пустынь многолетней выдержки, — искренне произнесла я, поскольку точно знала, что именно мы пьем, так как, составляя меню для Феникса, мы и это вино включили в винную карту, как огромную редкость и ценность.

— Маркиза, — довольно ответил тархар, — вы не перестаете меня удивлять. Не каждый гость, который побывал здесь, был способен оценить этот чудесный напиток. Но вы сразу его узнали. Получается, вы уже пробовали его ранее?

— У меня очень многообразные интересы и сферы деятельности, тархар Люциус, — спокойно ответила ему. — Поэтому да, я уже пробовала его ранее.

— Могу я узнать где?

— Нет, — откликнулась в тон ему. — Для вас это значения иметь не будет, а мне важно сохранить это место в секрете.

— Вы интригуете меня все больше и больше, леди, — усмехнулся он. — Боюсь, как бы вам не пожалеть об этом в будущем. Заинтригованный мужчина способен на многое, чтобы раскрыть тайны интересной ему женщины.

— Мы живем в разных регионах Эдира, — отмахнулась от его завуалированной угрозы. — Так что, смею надеяться, наши пути за пределами пустынь не пересекутся.

— Как знать, леди, — понизив голос, зловеще протянул он, — как знать.

А у меня мурашки по спине поползли от этого его тона. Жуть просто. Но времени и возможности бояться, у меня не было. Нужно было скорее все решить и возвращаться, а то перепуганная принцесса была уже, казалось, на грани обморока. — Тархар Люциус, мы бы хотели обсудить те вопросы, ради которых нам пришлось совершить это далекое путешествие.

— Конечно, маркиза, — тут же заговорил он, переходя на деловой тон. — Прежде всего, я хотел поблагодарить вас, что вы не побоялись моего общества, хоть и были, скорее всего, многократно запуганы маркизом Паринсом и его прихвостнями. Я это ценю и чуть позже обязательно поблагодарю вас подарком. А сейчас я бы хотел попросить вас, принцесса, о помощи.


— Мне бесконечно жаль, что мои воины ранили вашего спутника, когда пытались пригласить вас к нам в гости, — продолжал владетель центральных пустынь, — но обстоятельства вынудили нас пойти на эти крайние меры. И так, я немного расскажу вам о том, как обстоят дела в нашем регионе, и вы поймете, как важна для нас ваша помощь и участие.

Луиза молча кивнула и приготовилась слушать, и я вместе с ней.

— Центральные пустыни — самая засушливая территория на всем континенте. Здесь испокон веков вода ценнее золота. Но в последнее время ситуация стала просто катастрофической. Мы связываем это с тем, что около десяти лет назад на Эдире было мощное землетрясение. Именно после этого вода начала медленно уходить. И теперь даже те немногие источники, что как-то питали племена, неотвратимо иссыхают. Из-за этого детям пустыни пришлось объединиться и, помогая друг другу, как-то выживать. Но этот вопрос требует другого решения. Иначе многие жители этого уникального региона пострадают.

— Я понимаю всю сложность этой ситуации, — серьезно ответила Луиза. — Но чем же я могу вам помочь?

— Вы сильный водный маг, что на Эдире большая редкость, — пояснил тархар. — Я слышал, что водные маги способны связываться с источником воды, даже если он где-то очень далеко. А так же они способны поднимать его на поверхность. Я бы хотел попросить вас отыскать для нас такой источник. В идеале несколько, так как территория пустынь очень обширна, и вода нужна всем.

Принцесса задумалась, а я не спускала глаз с тархара. Все-таки он был необычайно привлекателен. Перехватив этот мой заинтересованный взгляд, лидер пустынных племен понимающе улыбнулся, и чтоб мне провалиться, улыбка была снисходительной. Вот же гад! Уверен, что любая будет его. Ну ничего, у меня еще будет шанс его в этом разуверить.

— Я попробую, — наконец, ответила Луиза. — С источником я работать умею. Но не могу точно сказать, на какое расстояние сможет распространиться мой призыв. Там где я жила вода практически повсюду. Поэтому у меня нет опыта призыва источника издалека.

— Отлично! — искренне обрадовался тархар. — Чуть позже каикары проводят вас туда, где можно будет попробовать найти воду. А сейчас, маркиза, я бы хотел обговорить с вами условия нашего дальнейшего существования с нашими ближайшими соседями.

— Слушаю ваши предложения, тархар Люциус, — сосредоточенно кивнула я.

— Я объединил все племена детей пустынь, как вы знаете, — жестко начал он. — И теперь мы представляем собой мощную силу, с которой Императору придется считаться, а не как раньше потихоньку истреблять то одних, то других. Целью нашего союза служит выживание. И так, либо Император будет помогать жителям центральных пустынь с провизией, также как многим другим в остальных регионах страны, либо мы сами добудем необходимое нам у ближайших соседей. Что, как вы догадываетесь, подорвет и без того шаткий авторитет нашего славного правителя. Мы нуждаемся в еде, и ради выживания наших детей готовы на все.

— Я вас поняла, тархар Люциус, — задумчиво проговорила в ответ.

Вопрос с водой и провиантом во многих регионах страны действительно стоял очень остро. Но территории центральных пустынь лидировали в этом списке. Здесь невозможно было вести сельскохозяйственную деятельность, из-за климата и природного ландшафта. Но племена, населяющие эти территории, всегда отличались особой воинственностью. С ними сложно было договориться. И они чаще всего сами добывали себе еду разбоем и грабежом. Именно по этой причине Император давным-давно перестал заботиться об этой категории жителей Эдира и скорее старался их изничтожить, нежели вникнуть в суть их затруднений.

— Я готова представлять ваши интересы в совете Императора, — наконец, решительно заявила я. — На мой взгляд, вопрос с провизией можно решить путем обмена товарам и услугами, а не локальными вооруженными конфликтами. Племена центральных пустынь всегда славились своими богатствами, уникальными умениями и смелыми воинами. Я готова вести переговоры от вашего имени с правящей четой Тальзии или с любым другим поставщиком о покупке продуктов питания за золото, которое добывают сыны пустыни, по чистоте равного которому нет в целом мире, за ковры дивной красоты, которые делают дочери песков, а так же за службу телохранителями важных персон лучших каикаров великого тархара. И могу вас заверить, скоро вопрос с провизией в центральных пустынях не будет стоять столь остро. Обо всем можно договориться с выгодой для себя. Уже сейчас я могу предложить заключение договора о поставках еды лично со мной, как с хозяйкой больших сельскохозяйственных угодий в плодородных районах Эдира. В качестве платы меня устроят редкие минералы, которые можно добыть только на территории горных племен, которые теперь вам подвластны.

— Маркиза, — довольно ответил тархар, не спуская с меня восхищенного взгляда, — почему раньше Император не мог прислать вас для переговоров? Мы могли бы избежать многих жертв в этой кровавой и подчас бессмысленной борьбе.

— Я вошла в совет совсем недавно, — спокойно пояснила. — До этого там были лишь мужчины. А, как вам и самому прекрасно известно, огненные маги отличаются вспыльчивостью и агрессивностью. Путь мира, переговоров и взаимовыгодных соглашений больше присущ женщинам, хоть и не всем. Кроме того, я не боевая магиня, и песчаники не убивали на моих глазах боевых товарищей. Поэтому мне проще относиться к вам непредвзято.


— Но у меня есть одно условие, — непреклонно возразила ему.

Тархар напрягся, а глаза его опасно сузились, выдавая готовность воина к атаке.


— Вы немедленно прикажете своей шпионке, Шарлин Ирингей, снять магическое воздействие с принца Стефана, — с нажимом проговорила, глядя тархару в глаза. — Мне совершенно все равно есть у вас еще осведомители в окружении Императора или нет. Но помолвка принца и Луизы состоится только в том случае, если Его Высочество будет свободен от чар этой женщины. Это низко и отвратительно принуждать другого человека доставлять удовольствие под действием магии. Никто не заслуживает подобной участи. Принц ненавидит Ирингел, но делает все, что она скажет.

— Так, так, — задумчиво откликнулся тархар. — Малышка Шарлин заигралась во всевластие и перешла черту?

— О чем вы? — требовательно уточнила.

— Ирингел — дочь моего племени, — пояснил он. — У нее сильный дар, и нами было принято решение внедрить ее в окружение Императора с целью добывания для нас ценных сведений. Она должна была сблизиться с высокопоставленным человеком и, привязав его к себе ритуалом, выведывать нужную информацию. Но никто не просил ее издеваться над принцем, с учетом того, что он должен был заключить помолвку с принцессой.

— Сейчас не стоит вопрос о том, каков был изначальный план, — горько проговорила я. — Нужно исправлять то, что уже произошло. Луиза увидела их вчера вместе. Это ужасная боль для любящей девушки. Но я надеюсь на то, что сняв воздействие, принц станет сам собой, и их отношения будут развиваться так, как они сами того захотят в дальнейшем.

— Полностью с вами согласен, маркиза, — кивнул тархар. — Ирингел понесет наказание. Но есть одна проблема. Ритуал можно провести только один раз. Снять его воздействие почти невозможно. Даже если просто убить Шарлин, принц, скорее всего, последует за ней, слишком сильна привязка.

— Что это за магия такая? — возмущенно вскричала я. — Как такое вообще возможно?

— Древний ритуал дочерей пустынь, — пожал плечами мужчина. — Даже я вам не объясню законов, по которым он работает.

— Я не верю, что выхода нет! — отрезала, гневно сложив руки на груди.

— Знаете, — вдруг лукаво улыбнулся владетель, а у меня сердце перевернулось в груди от нехорошего предчувствия, — я хочу сделать вам подарок.

Громко хлопнув в ладоши, тархар отдал распоряжение появившемуся каикару на древнем диалекте пустынь, который я знала лишь поверхностно. Но суть была в том, что он просил принести какую-то книгу. Мы с принцессой ошарашено переглядывались. Какие еще подарки, если речь идет о жизни Стефана?

Когда каикар принес требуемое, тархар взял в руки увесистый фолиант, и обратился к нам довольно улыбаясь:

— Это древняя книга, в которой долгие годы собирались различные ритуалы обращения к Пресветлой Богине. Аналогов ей нет во всем мире, поскольку она содержит давно утраченные другими народами знания. Книга принадлежала моей матери. Умирая, она оставила для меня пророчество: «Отдай книгу тем, кто больше всего в ней будет нуждаться. Но ты должен будешь получить ответный подарок, как только вручишь ее». Мать уточнила, что я подарю ее женщине. Увидев вас, я почувствовал, что сегодня пророчество исполнится. Поэтому я думаю, что вы сможете найти ответы на мучающие вас вопросы именно здесь.

— Даже при всем своем добром к вам отношении, — спокойно ответил мужчина, — я не смогу нарушить предсмертный завет матери.

Глядя на то, как Луиза убивается из-за безвыходной ситуации, в которую попала, я не выдержала и, с силой сжав кулаки, решительно произнесла:

— Я сделаю вам ответный подарок! Я вас так отблагодарю, что вы потеряете покой и ночью спать спокойно больше не сможете.

Вскочив на ноги, под ошарашенными взглядами тархара и принцессы, я обратилась к Луизе:

— Лу, будь добра, отправляйся с каикарами искать водный источник. Для моей задумки мы с тархаром должны остаться наедине.

— Нори! — перепугано вскричала она. — Не смей! Никакие безвыходные ситуации не стоят таких жертв!

— Успокойся, — мягко проговорила, кладя руки ей на плечи. — Я не сделаю ничего предосудительного. Или того, о чем потом мне будет стыдно вспоминать. Просто такой подарок нужно получать именно так. Иди, и сделай то, что сможешь. А обо всем остальном не переживай. Я знаю, что делаю.

Луиза все еще не верила мне, но, скрепя сердце, выполнила просьбу. Тархар вызвал каикаров, которые увели девушку из комнаты.

— Ну, что ж, — обратилась к владетелю, — теперь можно приступить к вручению подарка. Мне понадобится барабан и парадная одежда женщин пустынь, подходящая мне по размеру.

— Вы просто вводите меня в ступор своей решимостью, леди, — оторопело проговорил тархар. — Но я прикажу доставить сюда все, что вам нужно.

Буквально через пару минут верные каикары принесли то, о чем я попросила.

— Надеюсь, вы, как любой воин пустыни, умеете играть на барабане? — иронично уточнила у слегка растерянного мужчины.


— Прекрасно! — воскликнула, чувствуя, что у меня в крови бурлит адреналин, и мне горы по плечо. — Тогда я переодеваться, а вы пока вспомните самую быструю мелодию, которую знаете.

Более не обращая на мужчину внимания, я решительно прошла в ванную, и, плотно закрыв дверь, быстро облачилась в выделенный костюм. Нужно отметить, что он был во много раз скромнее, чем тот, в котором я выступала первый раз на сцене Феникса. Шелковые шаровары ярко-бирюзового цвета, полностью скрывали ноги. Короткий топ в тон брюкам имел длинные полупрозрачные рукава, а так же многочисленные висюльки из бусинок, почти полностью скрывавшие оголенный живот. Белый пояс с монетками создавал иллюзию наличия очень короткой юбки. А браслеты на руки и ноги дополняли мой колоритный образ. Волосы до этого собранные в пучок я распустила, позволив упасть волнистым водопадом на плечи. Только маски и не хватало. Но сегодня придется обойтись без нее.

«Нори, — в замешательстве позвал меня хранитель, — надеюсь, ты соображаешь, что и перед кем ты собираешься сделать?»

«Не волнуйся за меня, Рег, — я была уверена в себе, как никогда ранее. — Именно это и нужно сделать сейчас. Но ты должен быть на стороже. Не дай тархару перейти грань. Делай что хочешь, но чтобы он не смел ко мне прикасаться».

«Попробую», — как-то неуверенно ответил дух.

Но мне уже было некогда по этому поводу переживать. Резко распахнув дверь, я уверенно прошла на центр комнаты, где мы совсем недавно сидели все вместе.

— От одного вашего вида в этой одежде, — с трудом проговорил тархар странно охрипшим голосом, — я готов потерять не только сон, но и голову.

— То ли еще будет, тархар Люциус, — спокойно ответила ему, глядя сверху вниз на сидящего в кресле мужчину, с чувством только мне понятного превосходства. Сейчас ты мне за все ответишь, и за снисходительные улыбочки, и за пророчество, и за слезы принцессы. — Меньше слов, больше дела. Маэстро, музыку!

— Потрясен до глубины души, — абсолютно неузнаваемым глухим голосом тархар вырвал меня из мира грез, в котором я пребывала все время своего танца.

От его слов я вздрогнула, и сосредоточила взгляд на мужчине, который, к моему изумлению, был возбужден до предела, и совершенно не стремился как-то это скрыть. Он сидел на своем кресле, широко расставив ноги, и топорщащиеся спереди брюки, однозначно мне говорили о крайней степени заинтересованности тархара моей персоной. Поняв, что мой танец взбудоражил не только душу этого человека, я залилась жарким румянцем, и попыталась прикрыться, сложив руки на груди.

— Мне нужно переодеться, — скомкано пробормотала я, делая шаг в сторону ванной.

— Не стоит так спешить, — отрезал он, мгновенно оказавшись рядом со мной, и даже если бы я захотела, то не смогла бы сказать, как ему удалось так быстро подняться на ноги и преодолеть разделявшее нас расстояние.

— Я уже вручила свой подарок, — в замешательстве проговорила, все-таки близость этого сверх всякой меры притягательного мужчины не на шутку волновала меня. — Надеюсь, вы довольны, и принцесса сможет получить обещанную вами книгу?

— Я более, чем доволен, — серьезно проговорил он. — Наконец-то я нашел тебя. Столько лет бесплодных поисков, и вот ты здесь. И моя жизнь теперь наполнена новым смыслом. Осталось только финальное испытание, но уверен ты справишься и с ним.

— О чем вы? Я… — испугано пролепетала, но сказать больше ничего не успела, поскольку почувствовала мощнейший магический импульс, исходящий от тархара, и в тот же миг все мое тело скрутило от сильнейшего желания. Я буквально с ума сходила от вожделения, от влечения, от болезненной необходимости прямо здесь и сейчас ощутить этого человека внутри себя. Слиться с ним в единое целое и унестись в изначальном ритме в мир страсти и удовольствия.


От нахлынувших ощущений я стояла, раскрыв рот и жадно глотая воздух, тщетно пытаясь прийти в себя и унять разбушевавшееся тело. Но это было совершенно бесполезно. Новый магический импульс, и я хватаюсь руками за голову, уже просто дрожа, как в лихорадке. Широко распахнутыми глазами я наблюдаю, как тархар разворачивает меня к себе лицом и слегка приподнимает мою голову за подбородок, вынуждая смотреть ему прямо в глаза.

— Звезда пустыни! — выдыхает он прямо мне в губы, которые изнывают от бешеного желания ощутить вкус этого мужчины во рту. — Ты теперь все для меня. Мой мир и моя вселенная. Как же долго я ждал! Но теперь не намерен терять ни минуты.

И накрыв мои губы таким долгожданным поцелуем, он с упоением и какой-то щемящей нежностью стал ласкать мой рот, заполняя его полностью и в тоже время, давая мне возможность ласкать его в ответ. Каким терпким и в тоже время сладким он был на вкус! Мне хотелось, чтобы это не прекращалось, а наоборот получило самое деятельное продолжение. Я с наслаждением сплеталась с ним в этом упоительном поцелуе, и не хотела думать больше ни о чем. Его руки осторожно поглаживали открытые участки кожи, скользя по ним самыми кончиками подушечек пальцев. Это будоражило сильнее самых откровенных ласк. Хотелось, чтобы он уже перестал мучить меня, а дотронулся, наконец, до ноющей груди и поласкал затвердевшие соски. Глухо застонав и выгнувшись ему навстречу, я пыталась передать всю необходимость в его прикосновениях. И мужчина безошибочно понял меня! Накрыв широкой ладонью мою аккуратную упругую грудь, он начал медленно и неспешно поглаживать сосок, второй рукой крепко обнимая меня за талию, поддерживая и даря так необходимую опору. Я откинулась на его руку, подставляя грудь для более активных ласк. И тархар тут же накрыл второй сосок губами, мягко втягивая его в рот и слегка посасывая. Застонав уже в голос, я запустила ладони в его шикарные распущенные волосы и притянула еще ближе к себе, хотя казалось, куда же еще ближе. Но мне хотелось чувствовать его всем телом, каждой клеточкой кожи. Одежда вдруг показалась совершено излишней. Хотелось избавиться от всего и просто отдаться во власть внезапно вспыхнувшей страсти.

Тархар вдруг подхватил меня на руки и мягко опустил на пушистый ковер, устилающий пол. И не давая мне опомниться, одним рывком накрыл меня своим мощным телом, расположившись между моими широко разведенными бедрами. Явственно ощутив промежностью всю силу его желания, я вдруг не на шутку испугалась. Что я делаю? Как я оказалась под этим совершенно чужим мне человеком на полу в абсолютно неизвестном месте? И главное, как я буду жить дальше с осознанием того, что отдалась первому встречному под магическим воздействием, даже не попытавшись с ним справиться?

Все эти мысли молниеносно промелькнули в моей голове, оставляя в душе лишь желание что-то сделать, чтобы изменить сложившуюся ситуацию. Собрав последние крупицы затуманенного желанием разума в кулак, с силой уперлась в грудь нависающего надо мной тархара.

— Не смей! — зло выдохнула я. — Не смей, прикасаться ко мне! У тебя нет на это никакого права.

Мужчина тут же вернул мне свободу, встав на ноги. Затем протянул руку и помог подняться. Мне было до того плохо, что я даже позволила ему это сделать. Между ног все ныло, требуя завершения начатого. Голова кружилась, а во рту пересохло. Демонов тархар! Как он мог применить ко мне магию? И что это вообще за магия такая, что даже мой хранитель оказался бессилен?

— Прости, звезда моя, — мягко улыбнулся он, с нежностью глядя на мое раскрасневшееся лицо и растрепанные волосы. — Этого больше никогда не повторится. Мне пришлось применить к тебе дар, чтобы быть точно уверенным, что ты та, кого подарила мне судьба.

— Если бы у меня были сейчас силы, — устало проговорила в ответ, — ты бы живым отсюда не ушел. Ненавижу принуждение, каким бы оно ни было, физическим или магическим. Это отвратительно. Не приближайся ко мне.

— Я не смогу выполнить эту просьбу, — честно ответил он, с тоской разглядывая меня. — Все что угодно, только не проси быть вдали от тебя.

— Я вообще не понимаю о чем речь, — выдавила, едва держась на ногах. — Но меня это не волнует. Сейчас я отправляюсь в душ, а потом, будь любезен, перенеси нас с принцессой к нашим спутникам. Оставаться здесь дальше я не намерена. Надеюсь, Луиза уже закончила с источником.

И более не обращая внимания на мужчину, развернулась и на негнущихся ногах поплелась в ванную. Закрывшись, скинула с себя одежду и включила прохладную воду. Мне срочно нужно было охладиться. Вот сволочь! Распалил меня так, что я теперь вообще не знаю, куда себя деть. И что было бы, если бы я не остановила все это действо? Организм однозначно говорил мне, что было бы хорошо и очень. А разум твердил, что так поступать нельзя. Да, чтоб вас всех! Демонов Император со своим советом, демонов тархар со своей магией, демонов маркиз, который не вытребовал с лидера песчаников клятву о неприменении к нам магии. Горите вы все синим пламенем!

Быстро обтеревшись полотенцем, натянула свой комбинезон на еще влажное тело, убрала волосы в пучок, прихватила маску и перчатки и вышла в злосчастную комнату. Тархар сидел, как ни в чем не бывало в своем коричневом комбинезоне для путешествий все в том же кресле. Луиза напряженно вглядывалась в мое лицо, пытаясь определить все ли со мной в порядке. Но главное, в ее руках была вожделенная книга, ради которой мне пришлось пережить самые волнительные минуты в своей жизни. Так, не думать! Самое главное не думать о том, что произошло.


Тархар легко поднялся и вышел в коридор. Мы следовали, не отставая за ним. В комнате, куда нас перенесли песчаники из пустыни, уже собрался целый отряд каикаров, который ждал распоряжений своего лидера.

— Переносим девушек к месту встречи, — скомандовал тархар.

К нам тут же подскочили воины, аккуратно взяв под руки. Миг, и перед нами уже расстилается бескрайняя пустыня, над головой необъятное звездное небо, а в лицо дует прохладный ветерок, к счастью без примеси пыли. Вдохнула полной грудью этот упоительный аромат ночи, открытого пространства и чудесной природы пустыни. И ко мне тут же пришло ощущение, что я дома. Как будто всю свою жизнь я была где-то далеко, и вот только сейчас вернулась домой. Бред какой-то. Я и в пустыню-то открытую первый раз только сегодня попала.

— Ну, наконец-то, — зло прорычал маркиз у нас за спиной. — Мы уже хотели перерывать все пески в округе в поисках наших пропавших дам. Что это у вас в руках, Ваше Высочество?

— Это подарок от тархара Люциуса, — сконфужено пробормотала Луиза.

— Подарок?! — озверел еще больше Паринс. — Какой еще подарок? А в ответ вы, что ему отдали, любезная? Песчаники никогда не дарят ничего женщинам без ответного дара.

— Ну, его благодарила Элеонора, — совсем стушевавшись и покраснев, промямлила Лу.

Маркиз метнул в мою сторону полный презрения взгляд и, явно перестроив зрение на магическое, начал изучать мою ауру. Я вся вспыхнула от этого вопиющего оскорбления. Он что решил, что я невинностью с тархаром за подарок расплачивалась? И я сделала то, о чем мечтала с самого знакомства со старшим Паринсом. Подошла к нему в плотную и залепила хлесткую пощечину, от чего маркиз дернулся, но стойко постарался перенести мой больше унизительный, чем физически сильный удар.

— Не судите других по себе, маркиз, — отрезала я. — Не у всех с моралью так же плохо, как у вашей семейки. Герцог, прошу, давайте отправимся уже на военную базу. Принцессе давно пора отдыхать.

И тут на многие километры вокруг разнесся громкий веселый смех тархара.

— Звезда пустыни? — шокировано переспросил маркиз. — Ты дал ей имя? Как ты посмел?! Это женщина Императора! Он тебя уничтожит!

— Ты еще больший идиот, чем я всегда думал, — покачал головой тархар. — Звезда не принадлежит никому. Она не вещь. Только самый достойный сможет добиться ее внимания. И только она сама будет решать с кем быть и как долго. Император не получит ее даже если бросит к ногам маркизы все свои сокровища. Он женат, а это неприемлемо для звезды.

— И это говорит мужчина, у которого целая толпа наложниц, — процедил уязвленный маркиз.

— Это в прошлом, — спокойно ответил тархар. — Отныне в моей жизни будет только одна женщина. Но мне еще только предстоит завоевать ее благосклонность.

С этими словами тархар мгновенно оказался возле меня, так внезапно и незаметно для окружающих, как мог только он, закрыл ото всех своей широкой спиной и, проникновенно заглянув в глаза, проговорил:

— Элеонора, я вынужден сейчас расстаться с тобой, поскольку мы принадлежим разным культурам на данный момент. Но я не вынесу долго вдали от тебя. Если ты захочешь увидеться со мной, просто позови, и, где бы ни был, я обязательно откликнусь. Однако я оставляю за собой право самому искать встречи с тобой. Это единственное, что я могу позволить себе в отношении тебя. Прочти книгу, она подарена тебе, а не принцессе. Там ответы на все вопросы. И учти, моя родовая магия теперь будет тебя защищать. Ни один мужчина не сможет подойти к тебе, без твоего позволения и искреннего желания.

С этими словами он склонился и галантно поцеловал мне руку. Я же просто дара речи лишилась. Что вообще здесь происходит?

Но тархар уже распрямился и властно скомандовал своим воинам:

— Уходим!

Миг, и мы уже стоим среди песков в том составе, в котором покинули сегодня утром военный гарнизон.


Путь до гарнизона, как мне показалось, был короче, чем утром, поскольку мы очень быстро оказались перед воротами военной базы. Командующий Марц встретил нас, а убедившись, что с нами все в порядке, быстро проводил в здание гарнизона. Как только я оказалась в своей комнате, тут же заперлась на все замки, а приняв душ, улеглась спать. Мне срочно требовался отдых.

А ночью мне приснился тархар. Он снова сидел в своем кресле, в темной шелковой рубашке и таких же шароварах. Лицо его было задумчиво и сосредоточено. А перед ним танцевали раджас сразу несколько пленительно красивых, гибких и стройных девушек. Но он, казалось, совершенно их не замечал, полностью уйдя в свои размышления. Когда музыка стихла, а танец закончился, красавицы расположились возле его ног, и стали наперебой ласкать владетеля. Однако он не позволил им этого сделать. Властно произнеся непонятную мне фразу, тархар встал и вышел из комнаты. Пройдя длинными коридорами, он оказался в том самом помещении, из которого песчаники осуществляли перенос. Миг, и он уже стоит среди песков под открытым звездным небом, и прохладный ночной ветерок треплет его распущенные темно-каштановые волосы, широкую рубашку и брюки.

— Мое сердце болит вдали от тебя, моя звезда, — вдруг проговорил он. — Но мне предстоит очень долгий путь, прежде чем я смогу хоть как-то рассчитывать на твое внимание. Еще раз прости, что мне пришлось сегодня применить к тебе мой дар. Но иначе не было возможности поступить. И, что бы ты ни думала, я бы не стал завершать начатое, даже если бы ты не справилась с испытанием. Я не овладеваю женщинами под магическим воздействием. И ты совершенно права, нет ничего хуже принуждения и лишения человека свободы воли и выбора. А теперь отдыхай, тебе нужно набраться сил. Я же должен, наконец, принять свою судьбу, исправить ошибки предков и познать то, что уготовила для меня Богиня. Сладких снов, Звезда пустыни.

И благословенная тьма тут же поглотила мое сознание. До утра я спала без сновидений.

Утром меня разбудил настойчивый стук в смежную с комнатой принцессы дверь. Еле заставив себя сползти с кровати, поплелась открывать.

— Лу, в чем дело? — сонно пробурчала я. — Нас что, срочно отправляют в столицу и даже выспаться не дадут?

— Прости, Нори, — виновато вздохнула она, проходя внутрь. — Но мне трудно спокойно спать, когда совершенно неясно, получится у нас найти решение вопроса со снятием воздействия на Стефана или нет.

— Так ведь книга у тебя, — неподдельно изумилась. — Прочитала бы ее. Тархар сказал, там все ответы.

— Потрясающе, — устало вздохнула я, снова падая на кровать и собираясь проваляться в ней до обеда. — Если это действительно так, то давай отложим чтение до того чудесного момента, когда мы окажемся в замке. Сейчас я не в состоянии изучать старинные фолианты. Чувствую себя выжатым лимоном.

— Ладно, — грустно вздохнула Луиза. — Наверное, так будет правильнее.

— Все равно здесь мы ничего не сможем сделать, — успокоила ее. — Любой ритуал, как правило, требует подготовки. Да и нам скоро выдвигаться во Флавию. А дома спокойно все изучим. Только у меня к тебе большая просьба, ничего не говори девочкам о том, что с нами произошло. Скажем в общих чертах, что были в гостях у тархара, получили старинную книгу в подарок, я заключила с ним договор о сотрудничестве, а ты работала с источником. Кстати, у тебя что-нибудь получилось?

— Я, как раз хотела, об этом с тобой поговорить, — задумчиво ответила она. — Источник я обнаружила, хоть и с большим трудом. Как и говорил тархар, после землетрясения пласты породы сдвинулись, и вода ушла очень глубоко. Не знаю, как людям в тех краях удавалось до сих пор выживать. Но ты бы только видела лица женщин и детей, когда я подвела воду к внутреннему колодцу поселения, в котором мы были. Они относятся к обычной воде, как к величайшему сокровищу. Это просто ужасно, что люди в пустыне лишены настолько ценного ресурса, как вода. Я обещала, что обязательно приведу помощь. Здесь требуется сильный природный маг, поскольку работать придется больше с пластами почвы, чем с водой. Жидкость слишком текуча, она вполне может уйти в глубинные слои вновь. Заставить ее быть в одном и том же месте очень сложно. Хотя пока я наложила закрепляющее заклинание. Но не уверена, что этой меры надолго хватит.

— Ты думаешь, сил одного природного мага будет достаточно? — с сомнением уточнила.

— Не знаю, — растеряно откликнулась принцесса. — Мне нужно посоветоваться. Здесь ни в чем нельзя быть точно уверенной. Но я очень хочу помочь этим людям. Никто не заслуживает подобной участи.

— Давай так, — предложила Луизе, — мы вернемся домой, и уже там еще раз все обдумаем. Из замка можно будет отправить послание к тебе на Родину. В Тальзии много природных магов, может быть, кто-нибудь сможет за вознаграждение прибыть в Эдир и помочь людям пустыни.


— Про ритуал тоже все подробно изучим и постараемся снять воздействие, — подбодрила ее. — Здесь просто не совсем подходящее место для подобных вещей. Да и книга требует самого пристального внимания.

— Ты права, Нори, — ответила девушка. — Прости, что разбудила. Я повела себя неблагоразумно.

— Не переживай, — отмахнулась я. — Нас все равно, скорее всего, придут будить с минуты на минуту.

И тут же раздался стук в дверь. Я спросила, в чем дело, а герцог прокричал, что завтрак будет через полчаса. Заверив его, что мы собираемся, обратилась к принцессе:

— Лу, давай я книгу упакую в свои вещи. Так, наверное, будет удобнее. А в замке уже со всем разберемся.

— Конечно, — быстро согласилась она. — Честно говоря, я и сама тебя хотела об этом попросить. Мне тяжело рядом с ней. Не могу объяснить почему, но я просто чувствую, что возле меня она не на своем месте.

Вручив мне увесистый том, Луиза ушла к себе одеваться. А я вдруг ощутила, что книга буквально манит меня с непреодолимой силой. Быстро спрятав ее в свой саквояж, решила изучить ее позже, как и планировала изначально. Сейчас нет на это времени. Приведя себя в порядок, быстро оделась и, прихватив уже упакованные вещи, вышла в общую гостиную.

— Светлого утра, господа, — поприветствовала собравшихся. — Приятного аппетита.

— Светлого утра, леди, — откликнулись герцог и принц, а маркиз снова был мрачен и молчалив.

Заняв выделенное мне место, приступила к завтраку. Сразу за мной в гостиной появилась принцесса. Стефан тут же подлетел к ней и помог расположиться за столом. Но Луиза едва ли взглядом его одарила. Видимо, несмотря на понимание ситуации, она была сильно обижена на принца. И он это понимал.

— Маркиза, — обратился ко мне герцог, — мы так вчера и не поговорили. Вам удалось, что-то решить с тархаром?

— Да, Ферар, — кивнула в ответ. — Песчаники больше не будут нападать на своих соседей. Однако Император должен будет снабжать их продуктами питания так же, как и другие регионы. Принцесса Луиза любезно согласилась помочь людям пустыни с водой. Но это займет довольно много времени.

— Раминир не согласится на такие условия, — угрюмо заметил маркиз.

— На что конкретно он не согласится? — спокойно уточнила. — На заботу о жителях своей же страны? Поставка продуктов обычная практика для любых регионов Эдира. Песчаники не милостыню просят. Они будут покупать еду, как и все остальные.

— Они изначально избрали другой путь, — непримиримо ответил маркиз. — Никто не заставлял их грабить и убивать. Они сами сочли подобное для себя приемлемым. А сейчас хотят к себе такого же отношения, как и к другим людям. Не выйдет. Нужно было раньше думать, что делают.

— Маркиз, — ответила, начиная раздражаться, — времена меняются. Людям нужна еда. Да, раньше они не смогли ни с кем договориться. Но сейчас я буду вести все переговоры от лица тархара. Поэтому продукты племена получат на оговоренных с ними условиях.

— Вы что перешли на сторону песчаников? — гневно вопросил он.

— А мы что в состоянии войны с ними? — неподдельно удивилась я. — Вообще-то они такие же граждане Эдира, как и мы с вами. Просто им сложнее найти общий язык с соседями из-за некоторых культурных особенностей.

— Тархар промыл вам мозги! — зло выдохнул Паринс. — Император этого так не оставит.

— Максимир! — вмешался герцог. — Прекрати говорить с маркизой в подобном тоне! Что с тобой творится? Если Элеонора решит вопрос с песчаниками мирным путем, все от этого вздохнут с облегчением. Не важно, что нам придется для этого сделать. Нужны им продукты, на здоровье. Главное, что вообще удалось с ними договориться. Ведь ты годами курируешь этот регион, но так и не смог сладить с тархаром и его воинами. А сейчас и подавно все зашло слишком далеко. Племена объединились, ими управляет сильный и очень умный лидер. Мы не можем затевать здесь вооруженный конфликт. Это будет компания огромного масштаба. Эдир сейчас не в состоянии развязывать подобные военные действия. Нет ни ресурсов, ни достаточного количества военнослужащих. Ведь кроме центральных пустынь есть масса других территорий, нуждающихся в пристальном внимании. Элеонора, я преклоняюсь перед вашей смелостью и талантом находить общий язык с людьми. Нам безмерно повезло, что вы вошли в совет и смогли по-новому взглянуть на проблему, которая считалась неразрешимой.

— Благодарю, Ферар, — открыто улыбнулась герцогу. — Когда мы возвращаемся в столицу?

— Через час, я думаю, — сосредоточено ответил он. — Мне нужно еще кое-что обговорить с командующим.

— Отлично, — кивнула в ответ. — Тогда мы сможем спокойно позавтракать. Встречаемся на портальной площадке.

— Договорились, — улыбнулся герцог и, поднявшись из-за стола, отправился по своим делам.

Маркиз и принц ушли следом за герцогом, а мы с Луизой не спеша закончили с трапезой, немного поболтали, и направились к портальной площадке. Уже на выходе из здания гарнизона я вдруг увидела Ангелику. Сестра стояла, привалившись плечом к стене, и внимательно смотрела на нас.


— Светлого, Ангелика, — напряженно отозвалась. — У меня мало времени.

— Не переживай, — бросила она, подходя к нам. — Мы быстро.

— Луиза, подожди меня, пожалуйста, на площадке, — обратилась к своей спутнице. — Я скоро приду.

Принцесса кивнула в ответ, и покинула здание. Я же пошла следом за сестрой в боковой коридор.

«Регард, — позвала хранителя, — держи самый мощный щит. От нее можно ждать чего угодно».

«Сделаю», — отозвался он.

Мы добрались до какой-то двери, и, пройдя внутрь, оказались в уединенном закутке, который использовался, как склад инвентаря.

— Что ты хотела? — строго спросила, начиная нервничать, находиться рядом с сестрой было неприятно.

— Я хотела помириться, Нори, — миролюбиво заявила она. — Я сожалею о случившемся. Я осознала всю низость своего поступка. И хотела бы попросить прощения.

— Я не верю ни единому твоему слову, — отрезала. — Что ты хочешь? Так просто ты не стала бы передо мной распинаться.

— А ты изменилась, сестра, — задумчиво протянула она.

— Вы мне преподали хороший урок. Говори в чем дело, Ангелика.

— Ладно, — зло выдохнула она. — Хочешь правду, пожалуйста. Я люблю Двэйна Паринса! Он все для меня! Но этот идиот считает меня безмозглой шлюхой. Однако попав сюда, мы снова сблизились. Сейчас мы любовники. И я хочу, чтобы все так и оставалось. Но увидев тебя, он как с ума сошел. Что ты с ним сделала? Ты использовала приворот? Отвечай!!!

Я шокировано смотрела на сестру и думала, что это было самое счастливое событие в моей жизни, когда я увидела этих двоих в библиотеке. Что было бы со мной, если бы я вышла замуж за Двэйна? Наверное, меня бы уже не было в живых. Сестра и бывший жених идеально подходят друг другу. Оба гнилые и извращенные натуры.

— Я на дух не выношу Двэйна, — отчеканила в ответ. — Он мне противен. Будь он даже последним мужчиной на земле, я не связалась бы с ним. Поэтому использовать приворот мне не было никакого смысла. Он сам пришел ко мне с непонятными претензиями на тему того, что мы обязаны снова быть вместе. Естественно, я ему отказала. Но он был столь настойчив, что пришлось вмешаться моим спутникам. Так что, тебе не о чем переживать. Твой Двэйн останется при тебе. Я не претендую на этакое сокровище.

— Его заключили под стражу, — убито проговорила она и заплакала.

Я просто дара речи лишилась. Ангелика никогда не плакала, даже будучи маленькой девочкой, она стойко переносила все свои падения и детские травмы.

— А я-то здесь при чем? — удивленно спросила.

— Умоляю, — с надеждой взглянула она на меня, — попроси начальника гарнизона его выпустить! Он наказан за вторжение в твою комнату. Если ты скажешь, что прощаешь его и не держишь зла, командующий выпустит его.

— На мой взгляд, Двэйна нужно изолировать от общества, — буркнула в ответ. — Он совершенно неадекватен.

— Обещаю, — начала заверять меня сестра с фанатичным блеском в глазах, — я сделаю все, чтобы он больше тебе не досаждал.

— Знаешь, — задумалась я, — а у меня есть идея. Я сейчас же иду к командующему и настаиваю на том, чтобы Паринса выпустили. А ты, в свою очередь, идешь к своей подружке Ирингел, и заставляешь ее прекратить издеваться над принцем.

Ангелика побледнела и закусила губу.

— Откуда ты знаешь про Шарлин?

— Ты просто полная дура, если рассчитывала скрыть от Императора ваше с Двэйном участие в этом деле, — зло выдохнула я. — Раминир в курсе того, что именно вы познакомили Стефана с этой стервой. Если бы не угроза одурманенного принца, наложить на себя руки, правитель давно бы вас в тюрьме сгноил. Но пока этого сделать не может. Однако помяни мое слово, совсем скоро принцесса найдет способ освободить своего жениха от внушения, и тогда полетят головы. И ваши в первую очередь. Так что, мой тебе совет, хватай своего Двэйна и удирай так далеко, как только сможешь. А Ирингел можешь передать, что тархар в курсе ее проделок и недоволен. Если она мечтает вкусить гнев владетеля пустыни, пусть рискнет продолжать и дальше принуждать принца к близости и добыче информации. Но как только тархар до нее доберется, ей не поздоровится.

— Я все поняла, — еле выдавила пересохшими губами сестра. — Сделаю, что смогу.

— Это в твоих интересах, — усмехнулась в ответ. — И если младшего Паринса маркиз, возможно, и сможет спасти. То за тебя заступиться перед Императором некому. Подумай над этим, Ангелика. А теперь мне пора.

Развернувшись, я вышла в коридор, оставив сестру бледную и подавленную. Быстро пройдя до кабинета командующего, постучалась и, получив разрешение войти, оказалась внутри.

— Светлого утра, лорд Марц, — приветливо улыбнулась ему.

— Светлого, маркиза, — удивился он. — А вы разве еще не отбыли в столицу? Я только что попрощался с вашими спутниками.

— Они ждут меня на портальной площадке, — пояснила. — Но я здесь по другому поводу. Мне стало известно, что боевой маг, который вломился в мою комнату, сейчас заключен под стражу. Это так?


— Я понимаю, — снова улыбнулась ему. — Но мне бы не хотелось, чтобы этот молодой человек из-за меня пострадал. Мы были когда-то помолвлены, но обстоятельства оказались сильнее, и нам пришлось расстаться. Я думаю, что его чувства еще не до конца исчезли, поэтому он повел себя подобным, не самым красивым образом. В память о былом я очень прошу вас не наказывать его столь строго и просто назначить взыскание. В такое неспокойное время боевые маги на вес золота. Нельзя допустить, чтобы способный сражаться воин прозябал в темнице, пока его товарищи сражаются и нуждаются в его поддержке.

— Благодарю, маркиза! — с облегчением выдохнул лорд Марц. — Я и сам готов был просить вас простить оболтуса. Но герцог был непреклонен, поэтому я даже не стал вас тревожить по этому поводу. Обстановка в пустыне неспокойная, у меня каждый боец на счету. А Паринс один из сильнейших магов. Было бы жалко оставлять его в стороне от военных действий.

— Я полностью с вами согласна, — заверила его. — И не держу зла на Двэйна. А теперь прошу меня извинить. Мне пора. Была рада познакомиться с вами, командующий. Надеюсь, нас ждет впереди плодотворное сотрудничество.

— Всего доброго, леди, — тепло попрощался со мной он.

На портальной площадке все уже были в сборе. Как только я подошла, маркиз тут же на меня напустился:

— Где вас носит? Мы ждем вас уже целый час!

— Макс! Мы от силы тут четверть часа, — урезонил его Урийский. — У вас все в порядке, Элеонора?

— Да, все хорошо, — бодро отозвалась. — Маркиз, я была занята поиском возможности освобождения вашего брата. Но если вам кажется, что это не самая благовидная причина для небольшой задержки, то я готова пересмотреть свое решение, и попросить командующего не освобождать Двэйна, а так и оставить на весь назначенный срок в камере.

— Вы просили за младшего Паринса? — удивился герцог. — Я считаю, что он должен понести заслуженное наказание. Он не имел права себя так с вами вести!

— Ферар, обстановка в окрестностях гарнизона не позволяет лишиться сильного бойца из-за недопонимания между нами, — объяснила ему. — К тому же мы сейчас отправимся в столицу, так что у Двэйна больше не будет повода ко мне цепляться.

— Вы слишком добры, — нахмурился Ферар. — Я бы потребовал для этого наглеца еще более суровое наказание.

— Давайте уже активируем портал, — предложила ему. — У каждого из нас масса своих дел.

— Нет, — неожиданно ответил маркиз. — Я сам доставлю девушек в замок. А ты со Стефаном отправляйся к Рамину.

Мы все изумленно уставились на Паринса, но он сделал вид, что не замечает наших ошеломленных взглядов, приступив к выплетению портала. Что это с ним? Мне казалось, он тяготится нашим обществом, вернее сказать, моим. Зачем тогда решил провожать?

Герцог не стал спорить, а лишь сосредоточено кивнул и начал формировать воронку перехода во дворец. Через пару мгновений на площадке вспыхнули два портала. Мы с Луизой устремились вслед за исчезнувшим маркизом, оставив герцога и принца позади.

Миг, и мы уже стоим перед моим родовым замком. Как же хорошо возвращаться домой после опасного путешествия. У меня даже настроение поднялось от ощущения покоя и теплоты, которые царили здесь.

— Спасибо за помощь, маркиз, — улыбнулась мужчине. — Дальше провожать не нужно. Всего доброго.

— До свидания, лорд Паринс, — попрощалась принцесса.

— Ваше Высочество, всего хорошего, — учтиво поклонился он. — Рад был знакомству. Маркиза, я прошу вас уделить мне пару минут.

— Луиза, я немного задержусь, — обратилась к принцессе. — Не жди меня, иди отдыхать.

Девушка кивнула и ушла по направлению к дому.

— Слушаю вас, — нахмурилась, стараясь понять, чего от меня хочет этот мужчина.

— Элеонора, — с трудом начал говорить он. — Я хотел бы перед вами извиниться. Я не заслуженно оскорбил вас во дворце. Брат не объяснил мне причину вашего разрыва, а мне очень хотелось, чтобы он, наконец, остепенился и завел семью. У нас разные матери, и я значительно старше него. Родители рано умерли, и мне пришлось самому воспитывать Двэйна. Но я постоянно был занят, поскольку участие в совете накладывало на меня массу обязательств. Не знаю, когда брат из милого мальчишки превратился в заносчивого и жестокого юнца. Но я надеялся, что с годами это пройдет. К сожалению, Двэйн не поменялся. А с возрастом становился только хуже. И когда я уже потерял надежду на то, что он возьмется за ум. Брат вдруг объявил, что намерен жениться. Честно говоря, мне было абсолютно все равно, на ком именно он женится, лишь бы угомонился. А потом внезапно помолвка расстроилась. Вместе с этим известием рухнула моя последняя надежда на то, что брат исправится. И когда я увидел вас во дворце рядом с Императором, то, не задумываясь, сделал неверные выводы, продиктованные скорее гневом, чем доводами рассудка.


— Не совсем, — снова заговорил он. — Так же я признаю, что вел себя не самым достойным образом все это время. Я не имел права грубить вам и подозревать в неподобающем поведении. Просто за годы участия в совете я не раз видел фавориток Императора, и все они вели себя, на мой взгляд, отвратительно. Когда Раминир вызвал меня и герцога перед путешествием в пустыню, то дал четкие указания, беречь вас, как зеницу ока. Он словно с цепи сорвался, потребовал, чтобы мы поклялись, что и пальцем к вам не притронемся, пока будем вместе путешествовать. И я решил, что вы очередная пассия Рамина. Другого объяснения происходящего я просто не нашел. Вас что-то связывает с Императором?

— Я отвечу только потому, что нам с вами предстоят годы совместной работы, — строго проговорила в ответ. — Я не являюсь фавориткой Императора. Более того, я не собираюсь становиться ею в будущем. Раминир поставил мне ультиматум: либо он, либо вообще ни один мужчина ко мне не подойдет. Поэтому сказать, что нас что-то связывает, кроме его навязчивого ко мне внимания, нельзя.

— Ясно, — гневно сдвинув брови, откликнулся он. — Вы удивительная, Элеонора. Я впервые встречаю настолько красивую женщину, которая отличается столь гибким умом и безграничным достоинством. Еще раз простите меня. Впредь я постараюсь заслужить ваше уважение. Если есть что-то, что я могу для вас сделать, знайте, я с радостью выполню любую вашу просьбу.

— А знаете, маркиз, — вдруг осенила меня одна идея, — вы мне очень поможете, если будете присылать мне магического вестника с извещением о назначенном сборе совета.

— Зачем вам это? — неподдельно удивился он. — Ведь Император и сам всегда присылает эти сообщения.

— Я вас понял, — сосредоточенно кивнул он. — Договорились. Я буду присылать вам весточку.

— Вот и отлично, — улыбнулась ему. — Тогда до встречи в совете, Максимир.

— До встречи, Элеонора, — кивнул он.

Девушка быстро развернулась и легкой походкой направилась к дому. А маркиз Максимир Паринс неподвижно стоял на портальной площадке замка рода Фарнас и не мог отвести взгляда от гибкой и стройной фигуры девушки. Она была, как глоток чистого пьянящего свежего воздуха в прогнившей и фальшивой среде придворных. Мужчина с силой сжал челюсти. Почему он раньше не познакомился с Элеонорой? От чего вел себя с ней, как последний дурак, все время споря и грубя? Что вообще с ним творится в последнее время?

Ответов на эти вопросы маркиз не знал, а стоять и дальше возле чужого дома было уже неприлично. Поэтому ему пришлось взять себя в руки и активировать портал во дворец. Раминир ждет отчет о поезде. Миг, и на площадке уже не осталось никого.


Наскоро утолив голод, принялась сортировать почту по степени важности и срочности. Именно за этим занятием меня и застал герцог Рейнальд Штольм. Постучав в дверь, он уверенной походкой прошел внутрь, когда я разрешила ему войти.

— Светлого дня, герцог, — поприветствовала его. — Как ваше самочувствие?

— Светлого, Элеонора, — откликнулся он, занимая предложенное мной кресло. — Спасибо, я чувствую себя гораздо лучше. Как прошла ваша поездка? Удалось что-то выяснить по поводу нападения на нас с принцессой?

— Рейнальд, — обратилась к нему, стараясь аккуратно подобрать нужные слова, — дело в том, что нападение на вас было организовано песчаниками. Это одно из племен центральных пустынь. В этом регионе страны сложилась в последнее время очень тяжелая ситуация с водоснабжением. Эти люди хотели попросить принцессу помочь им с источником воды. Ваше ранение скорее трагическая случайность, чем преднамеренное действие. Луизе же вообще ничего не угрожало, кроме путешествия в пустыни. Я, безусловно, понимаю, что для вас это не оправдание. И от лица правительства нашей страны приношу вам самые искренние извинения за доставленные неудобства и нанесение вреда вашему здоровью. Переговоры с песчаниками прошли успешно. Вопрос с водой пока остается открытым. Но Луиза согласилась им помочь. Я готова выслушать ваши претензии по этому вопросу, и если это будет в моих силах, постараюсь нивелировать последствия действий граждан нашей страны в отношении вас.

— Элеонора, — расхохотался мужчина, — вам бы дипломатом быть. Раминир и его советник по внешней политике вам и в подметки не годятся. Много красивых слов, а смысл один: виновные найдены, но наказаны не будут. Вы мне все доходчиво объяснили. И я понимаю, что просто угодил не в то место, и не в то время. Но главное, что Луизе ничего не угрожает. Это была моя основная задача, доставить принцессу в целости и сохранности, и убедиться, что ее хорошо приняли, и она будет здесь счастлива. Благодаря вам, Луиза обрела подруг, которых у нее никогда не было, стала более уверенной в себе и своих силах, научилась принимать самостоятельные решения, и теперь ей уже не нужна нянька в моем лице, чтобы дальше строить свою судьбу. Я вам очень признателен за все, что вы для нас сделали и продолжаете делать. Редко встретишь такого открытого, доброго и честного человека. Императору повезло, что вы входите в его совет. Иначе все закончилось бы совсем по-другому для Эдира. Ведь пока вас не было, я успел побывать во дворце на аудиенции у Раминира.

— Вот был для правителя сюрприз, — вставила я, понимая, что герцог был последним человеком, которого бы хотел видеть Император, поскольку ему нечего было сказать в свое оправдание.

— Именно, — жестко усмехнулся он. — Я знал еще Императора Церция, и не раз вел с ним дела. Но Раминир гораздо жестче и непреклоннее своего отца. С ним сложно договориться, и вообще сложно общаться. Итогом нашего разговора стало то, что я уже хотел отправиться срочно в Тальзию и доложить обо всем правящей чете. Но благоразумно передумал, решив, что с моей стороны будет вопиющей неблагодарностью уехать, не дождавшись вашего возвращения. Все-таки вы спасли мне жизнь, даже не зная, кто я такой. Я преклоняюсь перед вашей чуткостью и широтой души. Еще раз большое спасибо.

— Благодарю, — улыбнулся он в ответ. — В свою очередь вы тоже всегда сможете найти в моем лице поддержку во взаимоотношениях с Тальзией. Я отбываю в Лаизат завтра утром. Как я понимаю, в самое ближайшее время помолвки не будет. Луиза мне только что сказала, что собирается немного подождать и еще приглядеться к принцу. Естественно я торопить ее не намерен. Это ее жизнь, и чем обстоятельнее она подойдет к столь серьезному вопросу, тем взвешеннее будет ее решение.

— Не волнуйтесь, герцог, — успокоила его, — я возьму все заботы о Лу на себя, до того момента, пока она не решит, что готова к решительному шагу. Я тоже не сторонница поспешных решений в вопросе выбора будущего супруга. Принцу Стефану нужно еще проявить себя достойным любви и доверия такой чудесной девушки, как принцесса.

— Рад, что мы солидарны в этом вопросе, — с облегчением вздохнул мужчина.

— Рейнальд, — обратилась к нему, — пока вы не уехали, я хотела обсудить еще несколько вопросов с вами, которые не касаются принцессы на прямую.

— Слушаю вас, — сосредоточенно кивнул он.

— В первую очередь, — начала излагать свои идеи, — я бы хотела заключить с Тальзией договора на поставку продуктов. Масштабы закупок оговорим чуть позже. Но думаю, они будут значительными. Я собираюсь курировать вопрос снабжения продуктами питания жителей центральных пустынь Эдира. Это огромные территории. И люди там крайне ограничены в еде. В свою очередь в уплату за продовольствие я собираюсь предложить Тальзии золото высшей пробы, уникальные ковры ручной работы, редкие минералы и другие ценности, равных которым нет во всем мире. Если правящую чету устроят условия сделки, то я буду выступать посредником между нашими странами. К вашему отъезду я подготовлю смету и варианты контрактов.


— Это скорее вынужденная необходимость, — рассмеялась в ответ, — чем мое личное предпочтение.

— Я все передам чете Монтийских, — заверил меня он. — Можете ни о чем не волноваться.

— И еще, — с надеждой взглянула на него, — можно я потеряю уже всякий стыд, и задам вам личный вопрос?

— Попробуйте, — удивленно отозвался мужчина.

— Как вы относитесь к Габриэлле? — быстро протараторила я, чтобы не передумать.

— Честно говоря, — серьезно ответил он, — я давно ждал, что вы придете ко мне с этим вопросом. Но, видимо, из-за своей природной тактичности вам сложно напролом лезть людям в душу.

— Простите, если затронула неприятную для вас тему, — сконфужено покраснела.

— Мне слишком много лет, леди, — грустно усмехнулся герцог, — поэтому в мире осталось очень мало тем, которые могут по-настоящему быть мне неприятны. Поэтому я отвечу на этот вопрос, и не буду расценивать его как не допустимый.

Мужчина замолчал, а я стала его разглядывать. Герцог был статным шатеном с серыми глазами, смотрящими сквозь меня острым, как бритва, пронизывающим взглядом. Ему сейчас было почти пятьдесят, но, как сильный маг, выглядел он гораздо моложе.

— Габриэлла, — начал задумчиво он, — приятная и открытая девушка. Она веселая, местами забавная и неунывающая особа. В то же время, в ней чувствуется сила духа и характера. Я совру, если скажу, что она меня вообще не волнует. Как любому нормальному взрослому мужчине, мне приятно находиться в обществе молодой и красивой девушки. Но я не испытываю по отношению к ней бешеной страсти и непреодолимого влечения.

— Я вас поняла, — задумавшись в свою очередь, ответила ему. — Знаете, герцог, как вы сказали, вам уже много лет. Но вы не были женаты, и у вас нет наследников. Я осознаю, что Габи не та женщина, ради которой вы смогли бы совершить безумный поступок. Но есть же семьи, где супруги просто уважают друг друга и живут вместе долгие годы, растя детей и вместе преодолевая возникающие трудности. Я не прошу вас, сию минуту давать ответ или принимать неприемлемое для вас решение. Но я прошу вас, подумать. Габи действительно любит вас, как бы вы скептически к этому не относились. Она станет прекрасной женой и матерью, ведь она четвертый ребенок в большой семье, и забота о близких у нее в крови. Да, она не аристократического происхождения. Но ее семья баснословно богата. А образование она получила в закрытой женской магической школе для высшей знати. Вам никогда не будет стыдно представить ее в обществе, и будет, что обсудить, вечером придя со службы. Ничего сейчас не отвечайте. Просто подумайте, хотите ли вы провести остаток своих дней в одиночестве и ожидании неизвестно чего, или вы тоже хотите получить свое личное, пусть и не умопомрачительное, но тоже счастье. Я буду ждать вашего решения, Рейнальд. Думаю, на помолвке Луизы вы в любом случае будете присутствовать. Так что, надеюсь вас там увидеть, и услышать от вас ответ, каким бы он ни был.

Герцог встал и в задумчивости вышел из кабинета. А я, бросив все дела, срочно принялась составлять смету и разрабатывать контракты для отправки в Тальзию. Нужно было еще успеть до вечера съездить к своему поверенному, сэру Норишу, и показать ему эти документы.

За ужином мы, по своему обыкновению, собрались с подругами в столовой. Герцог быстро покушал и оставил нас одних, отговорившись тем, что ему нужно готовиться к путешествию в Тальзию, хотя по факту, он просто не хотел нам мешать обсуждать наши девичьи проблемы.

— Девчонки, как прошла поездка? — приступила к расспросам Ванесса. — Мы тут без вас только и делали, что работали, как проклятые. Габи от своего герцога ни на шаг не отходила. А нам с Рори ничего другого и не оставалось, как работать и еще раз работать. Поэтому сейчас мы жаждем подробностей.

— В пустыне мы встретились с лидером песчаников, — как можно обтекаемее пересказала я события. — Мне удалось договориться с ним о поставке продуктов. А Луиза согласилась помогать им с поиском и подведением воды. В том регионе очень сложная ситуация со всем этим. Но это не главное.

— А что же тогда главное? — удивилась Аврора. — В роде вы именно за этим туда и отправились.

— Да, это так, — кивнула. — Но в гарнизоне кое-что произошло. Лу, можно с девочками поделиться случившимся?

Принцесса молча кивнула, а глаза ее наполнились слезами.

— Что у вас там случилось? — встревожено проговорила Габи, оторвавшись, наконец, от своих тягостных дум перед предстоящей разлукой с герцогом.

— В общем, история такая…

И я вкратце пересказала подругам и разговор с Императором, и свои наблюдения, и то, что творилось на военной базе. Упомянула и о Двэйне, а так же о разговоре с сестрой. Луиза благодарно мне улыбнулась, понимая, что я просила за бывшего жениха только ради ее спокойствия. А девчонки задумались.


— Пока мы были у песчаников в гостях, — пояснила я, — уточнили у тархара этот вопрос, поскольку именно ему было выгодно получение информации. Он признал, что Ирингел его шпионка. Но сказал, что действие какого-то ритуала теперь не снять. Мы уже пришли в отчаяние, но он подарил нам книгу, в знак дружбы и будущего тесного сотрудничества, и сказал, что, вполне возможно, именно в ней мы сможем найти ответы на интересующие нас вопросы.

— Так за чем дело стало? — решительно воскликнула Рори. — Давайте изучим книгу и хоть что-нибудь уже сделаем. Ведь нельзя все так оставлять. О какой помолвке может идти речь, если принц не в себе?

— Помолвки в ближайшее время не будет, — отрезала принцесса. — Пока не снимем воздействие со Стефана, я к нему и близко не подойду. Просто не могу видеть его в подобном состоянии. Сразу же перед глазами встает картина из его спальни в гарнизоне. Сейчас я не в состоянии даже думать спокойно о нем.

— Девчонки, — обратилась к ним, — мы обязательно найдем решение. Книга в моем дорожном саквояже. Я еще не успела разобрать вещи, поскольку целый день занималась делами, связанными с отъездом герцога. Так что, думаю, в ближайшие выходные мы соберемся все вместе и устроим мозговой штурм. И я верю, обязательно найдем решение. А теперь давайте отдыхать. Нам с принцессой нужно еще войти в рабочий ритм.

— Согласна, — кивнула Луиза. — Я теперь меньше буду проводить времени с принцем. И все свои усилия направлю на решение проблем людей пустыни. Завтра же составлю необходимые письма, и попрошу совета у сестры. Герцог, как раз все передаст ей. Мне нужно будет еще поискать в библиотеке информацию о подобной работе с водным источником. Возможно, в разделе по древним ритуалам и магическим действиям можно будет что-нибудь отыскать на эту тему.

Приняв такое решение, подруги отправились в свои комнаты, а я поплелась снова в кабинет. Нужно было все-таки хоть немного разобрать почту, раз за целый день не нашлось времени это сделать.

Усевшись за свой рабочий стол, я уже собиралась заняться делами, как вдруг увидела магический вестник из канцелярии Императора. Вестник содержал приказ срочно явиться во дворец. Сердце сжалось от нехорошего предчувствия, и я порадовалась тому, что помирилась с маркизом и решила все недоразумения между нами. Теперь я точно была уверена, что это не вызов на внеочередной совет, а личное желание Раминира меня видеть. Поэтому силой заставила себя перестать думать на эту тему, и занялась теми делами, которые действительно требовали моего участия, а не беготней по дворцам с целью развлечения заскучавшего правителя.

Через пару часов напряженной работы я уже ничего не соображала, поэтому решила отправиться отдыхать. Но в это самый момент пришел еще один вестник уже от самого Императора: «Элеонора, я хочу тебя видеть. Пожалуйста, переместись во дворец. Жду тебя в кабинете».

Понимая, что Раминир будет в бешенстве, я все-таки отправила ему вестник только с одной фразой: «Я не приду».

Уже открыв дверь, чтобы уйти в свои покои, остановилась, так как пришел еще один вестник. Распечатав его, прочла: «Тогда я сам перемещусь к тебе. Хочу видеть тебя немедленно».

— Регард! — призвала хранителя. — Император настаивает на встрече! Он сможет переместиться на территорию замка, не взирая на нашу охранную систему?

— Вообще-то он сильнейший маг, — напряженно откликнулся предок. — Поэтому вполне возможно, что сделать это ему пара пустяков.

— Блокируй доступ!!! — в панике вскричала. — Он не должен попасть на территорию!

— Поздно, — виновато взглянул на меня хранитель. — Он уже здесь.

— Вот демонов упрямец! — в сердцах выругалась я. — Срочно отправляйся к мадам Клариссе. Пусть встретит его и проводит сюда. Я не собираюсь говорить с ним в каком-либо другом месте.

— Нори, он опасен, — с тревогой проговорил дух. — Будь осторожна.

— Знаю, Рег, знаю, — тоскливо вздохнула в ответ. — Только пока ничего не могу ему противопоставить.

Подойдя к окну, я, как часто бывало в затруднительной ситуации, всмотрелась вдаль. Во тьме ночи парка не было видно. Только чернота повсюду. Настойчивое внимание Императора показалось мне в этот момент вот таким же темным, удушливым и беспросветным. Внезапно все вокруг озарила своим молочно белым светом, вышедшая из-за облаков, царица ночи. И передо мной открылось невероятно красивое и захватывающее зрелище. Деревья и кусты стояли, словно посеребренные мягким лунным светом. И я осознала, что и в этой сложной ситуации, где все, мне представляется, беспросветным, тоже есть выход. И здесь, возможно, будет момент, когда свет нового правильного решения поможет мне со всем справиться.

Приняв решение, бороться до последнего и не сдаваться, я с новыми силами заняла свое кресло за письменным столом и принялась ждать правителя.

Раздался стук в дверь и, не дожидаясь ответа, в кабинет уверенной походкой прошел разгневанный Император Эдира собственной грозной и неумолимой персоной.

— Темной ночи, Риминир, — спокойно приветствовала его. — Присаживайся. Чем обязана твоему столь позднему визиту?


— Сегодня нет совета, — пояснила свои действия, — поэтому я не пришла. Мне нечего делать во дворце вне заседаний наследников.

— А моя просьба для тебя ничего не значит?! — все еще на повышенных тонах уточнил он, сверкая гневным взглядом.

— Я тебя предупредила еще в прошлую нашу встречу, что не стоит меня вызывать в вечернее время, поскольку я не считаю для себя приемлемым встречаться с тобой вне общих мероприятий и наедине, — продолжила говорить все также спокойно, не позволяя втянуть меня в неприглядное выяснение несуществующих отношений.

Императору нечего было мне возразить, поэтому он просто рассматривал меня в упор и, казалось, стремился что-то такое увидеть, чего и вовсе не было.

— Что у тебя с тархаром? — вдруг резко спросил он.

— Мне казалось, что тебе уже должны были все доложить в мельчайших подробностях твои доверенные лица, — иронично усмехнулась в ответ. — Что ты хочешь, чтобы я тебе рассказала? Мне даже суть твоего вопроса не понятна.

— Герцог и маркиз в один голос рассказывали о том, как ты великолепно проявила себя в переговорах, и что теперь вопрос с песчаниками решен мирным путем и без каких-либо значительных потерь, — усмехнулся он, начав, наконец, разговаривать нормально. — Честно, я не ожидал, что у тебя получится. Ведь маркиз годами с ними препирался. Как ты этого добилась?

— Маркиз слишком вспыльчив и, кроме того, считает, что все лучше решать в доброй драке, — задумчиво откликнулась я. — Мне же больше импонирует путь изначального выяснения проблемы и поиск мирного ее решения. У песчаников на данный момент серьезные затруднения, и они сами заинтересованы не в войне, а в помощи. Поэтому между нами заключены соответствующие договоренности. Я буду представлять интересы этого региона в совете некоторое время. Пока тархар не решит иначе.

— Ясно, — улыбнулся Раминир, но тут же нахмурился. — Но это не объясняет поведения Люциуса. Что он от тебя хотел? И почему дал такое странное имя? Что это вообще значит «Звезда пустыни»?

— Я не могу отвечать за действия другого человека, — устало откинулась на спинку кресла. — Почему, например, ты позволяешь себе вторгаться поздно вечером в чужой дом без приглашения и считаешь, что это нормально?

— Я правитель этого государства!!! — рявкнул он, гневно сжимая кулаки.

— И что? — флегматично откликнулась я. — Теперь для тебя все двери открыты? У нас, хочу тебе напомнить, правовое государство. И даже если у нас конституциональная монархия, это не значит, что тебе позволено являться в мой дом, когда вздумается.

— Элеонора, — примирительно заговорил он, тут же сменив тон, — скажи, что я должен сделать, чтобы ты согласилась со мной видеться?

— Я уже сказала, что этого не будет, — отрезала, начиная выходить из себя. — Лучше скажи, что я должна сделать, чтобы ты прекратил настаивать на невозможном?!

Скрипнув зубами, Император вскочил на ноги и быстро преодолел расстояние, разделявшее нас, схватил меня за руку и дернул на себя, заключая в объятия.

— Я хочу тебя, слышишь! — цедил он, склоняясь все ближе ко мне. — Хочу так, что мне больно каждый раз, когда я вижу тебя. Ты понимаешь, что испытываешь мое терпение? Я взрослый мужчина и привык брать то, что хочу. Мне неимоверно сложно подстраиваться под твои капризы. Скажи, на каких условиях ты готова быть со мной, и я все сделаю, лишь бы заполучить тебя!

С этими словами он преодолел последние сантиметры, отделявшие его от моих губ, и впился в них властным поцелуем. И в тоже мгновение вокруг меня взметнулся мощный магический импульс, отшвырнувший мужчину в сторону. Я получила вожделенную свободу, и впервые в обществе этого человека вздохнула с облегчением. Если встречу тархара, обязательно поблагодарю за его дар. Ведь это именно его магия сейчас избавила меня от домогательств Императора. Моих личных сил и возможностей вряд ли бы хватило на то, чтобы не подпускать его к себе. А на что способен Регард в этом вопросе, я не знала.

— Что это было? — неверяще уставился на меня правитель.

— Ты забываешь, с кем говоришь, — гневно ответила. — Я тебе ни какая-нибудь девка, которая только и ждет, чтобы ее поманили, и за подарки и деньги она готова на все. Я представитель одного из древних родов. И если ты забыл, каждый человек, основавший Эдир, имел равные шансы на власть. То есть, ты ничем не выше по положению в обществе и по благосостоянию, чем я или кто-то из совета. Уясни, наконец, ты не всесилен. Ты не можешь наплевать на чужое мнение и настаивать на своем, только от того, что тебе так хочется. Я сказала тебе, что мой ответ «НЕТ». Прекрати преследовать меня. И дай, наконец, спокойно работать. Еще одна подобная выходка с твоей стороны, и я отзову свое прошение о предоставлении места в совете. В конце концов, мир не ограничен только Эдиром. В нем есть и другие страны. А я не пропаду, даже если останусь в полном одиночестве и без гроша в кармане. У меня есть я сама и этого более чем достаточно, теперь я это точно знаю. Поэтому сейчас прошу тебя, покинуть мой дом. Мы уже обсудили все, что нужно. Я прибуду во дворец только на ближайший совет. Не вызывай меня по другому не относящемуся к работе поводу. Я не приду.


— Я услышал тебя, Элеонора. Больше этого не повторится. Но это не значит, что я готов сдаться и спокойно наблюдать, как ты будешь встречаться с кем-то другим. Я готов подождать, сколько потребуется. Но ты будешь моей. И это мое последнее слово.

Правитель быстро создал портал и исчез в нем, не дав сказать мне и слова в ответ. Потрясающе! И что я теперь должна делать?

— Регард, — обратилась к своему предку, — что думаешь? Тебе понравится жить в той же Тальзии, например? Говорят, там отличный климат, природа и вообще люди добрее, и солнце ярче.

— Нори, — восхищенно отозвался он, — ты еще находишь в себе силы шутить? Ты совсем взрослой стала, моя девочка. И я рад, что даже в такой ситуации ты не теряешь присутствие духа. А на счет переезда пока не думай. Шаридальский слишком властен. Правитель не должен быть таким. Совсем скоро и сама жизнь, и его окружение преподадут ему хороший урок. Государство не строится на деспотии, это путь в никуда. Невозможно, построить счастливые отношения, вынуждая угрозами кого-то быть рядом с тобой. Этому мальчишке еще предстоит понять, что значит любить. А это сложно и подчас очень больно. Иди отдыхать, моя милая. Как-нибудь выпутаемся. Главное, что мы вместе, а дальше Богиня подскажет нам путь.

— Ты прав, Рег, — кивнула, вставая и отправляясь к себе. — Ты тысячу раз прав.

Быстро приняв душ, облачилась в первую попавшуюся сорочку и тут же уснула, как только моя голова коснулась подушки.


— Темной ночи, звезда моя, — с улыбкой приветствовал меня мужчина, вольготно расположившись на постели. — Я соскучился по тебе. Расскажи, как прошел твой день? Ты благополучно добралась до дома?

— Мне вот интересно, — задумчиво откликнулась, разглядывая убранство комнаты, — это своеобразный бред моего уставшего от работы разума или ты намеренно что-то делаешь, чтобы мне сниться?

— При расставании, — напомнил он, — я предупредил, что оставляю за собой право искать с тобой встречи. На данный момент я слишком далеко от тебя, поэтому просто призываю твое астральное тело к себе, когда ты спишь. Ты воспринимаешь все происходящее, как сон. Я же получаю возможность общаться с тобой практически в живую на расстоянии. Прости, если тебя это чем-то не устраивает. Но по-другому я пока не имею возможности присутствовать в твоей жизни.

— А вчера зачем позвал в комнату для приема гостей? — удивилась я. — Ты же был не один. Зачем нужно было мне это показывать?

— Прости меня за то, что ты это увидела, — вздохнул он. — Вчера я слишком долго думал о тебе, и ты оказалась из-за этого рядом, когда я не ожидал. Но это не значит, что я позволяю другим женщинам прикасаться к себе, пока ты не можешь этого видеть. Я уже уведомил всех претендующих на мое внимание девушек, что нашел свою звезду и больше не буду ни с кем, кроме тебя.

— Звучит все-таки, как бред, — отозвалась я, занимая кресло напротив кровати, даже во сне стоять, было не очень удобно.

— Ты так и не прочла книгу, — улыбнулся правитель пустынь.

— Не было времени, — честно ответила. — День выдался на редкость суматошным, да еще и закончился крайне неприятно. Поэтому, уж извини, было не до чтения на досуге.

— Расскажи все с самого начала, — мягко попросил он. — Мне интересно все, что с тобой происходит.

— Утром поругалась с маркизом, поскольку его не устроила договоренность с тобой о поставке продуктов, — начала не понятно с чего делиться я. — Потом сестра решила выяснить со мной отношения и предъявить претензии относительно излишнего ко мне внимания младшего Паринса, которого она считает своей безраздельной собственностью. Пришлось заключить с ней сделку, по которой мне пришлось просить, чтобы бывшего жениха выпустили из-под стражи. Маркиз был недоволен тем, что я опоздала к отправке в столицу. Но, видимо, впечатлился моим поступком в отношении его брата и лично проводил нас с принцессой до замка. Потом неизвестно почему стал просить у меня прощения, и мы даже смогли нормально пообщаться. Что для нас совершенно не характерно, поскольку с нашей первой встречи он меня не выносит. Дальше герцог Штольм изъявил желание отправиться домой, и мне пришлось спешно готовить документы для заключения контрактов о поставке продуктов. Кстати, пришли мне завтра список самого необходимого на первое время. Я передам управляющему подвластными мне сельскохозяйственными угодьями. Он организует доставку груза в пустыню. Потом с моими подругами, которые живут в моем доме, решали вопрос, как помочь принцессе. Дальше работала с накопившимися делами, а под вечер Император потребовал меня к себе. Отказалась прийти, тогда он заявился ко мне сам. Устроил скандал в стиле, что от тебя хотел этот человек?! Предъявил претензии, на тему хочу то, что получить не могу. И ушел, поставив очередной ультиматум. Пошла спать. Вот и все.

— У тебя крайне насыщенная жизнь, — задумчиво откликнулся мужчина.

Сегодня на нем были легкие шаровары и рубашка без рукавов. Он сидел, облокотившись на спинку кровати и вытянув свои длинные ноги. Темно-каштановые волосы снова были распущены. Пока он сосредоточенно обдумывал полученную информацию, я разглядывала его. Удивительно, как ему удавалось быть настолько притягательным. Или это тоже бред моего измученного за день сознания? Но мне действительно очень хотелось подойти и просто потрогать длинные пряди его волос, почувствовать гладкость кожи сильных рук, уловить биение сердца в широкой груди под моими ладонями. Перехватив мой изучающий взгляд, тархар тепло мне улыбнулся, совсем не так, как в начале нашего знакомства, а с какой-то непонятной мне нежностью и надеждой.

— Мне приятно, что ты находишь меня для себя привлекательным, — лукаво блестя зеленью глаз, проговорил он. — Честно говоря, мне трудно сдерживать себя в твоем присутствии, особенно если учесть, что у тебя великолепный вкус и тои наряды для сна будоражат мою фантазию.

— Что?! — изумленно выдохнула я, бросив взгляд на себя.

Я, оказывается, сидела в кресле в той самой ночной сорочке, которую натянула, не глядя перед сном. Белый, кружевной, полупрозрачный, обтягивающий верх без рукавов, талия под грудью и легкая тончайшая шелковая юбочка чуть ниже колена. Ванесса была верна себе во всем, и, даже придумывая обычную сорочку, создавала шедевр, в котором и людям было не стыдно показаться. Только, конечно, если это не один сверх привлекательный тархар.

Покраснев до корней волос, быстро поговорила:

— Неужели мне придется теперь спать в рабочих платьях из-за опасения попасть во сне к тебе на рандеву? Брось-ка мне покрывало, как-то я не привыкла вести беседы с малознакомым мужчиной в неглиже.


Сделав пару пассов рукой, он отправил в мою сторону магический импульс. И я с облегчением увидела на себе простое синее платье, похожее на те наряды, в которых я совершала свои поездки по делам подвластных мне территорий.

— Постой, — уточнила вдруг осененная догадкой. — Ты что видел меня раньше, до того, как я прибыла в пустыню на переговоры?!

— Я должен был убедиться в истинности слов моих каикаров, — кивнул он. — А увидев строгую и деловую девушку, понял, что обязательно заключу с тобой договор. Но наше первое личное общение решил отложить на потом, поскольку именно в тот момент я не смог бы уделить тебе все свое внимание. Когда же Император прислал предложение о переговорах, я уже знал, что это была именно твоя идея. Поэтому настоял на том, чтобы именно ты приехала к нам в поселение.

— Вот так живешь и не знаешь, что вокруг тебя другие люди уже что-то затевают, — пробурчала в ответ.

— Ты слишком неординарная личность, — улыбнулся он, — поэтому вокруг тебя столько мужчин пытаются, обратить на себя твое внимание. Я знал, что мне придется нелегко. Но теперь вижу, что я должен спешить. А то не ровен час или Император, или Макс добьются своего.

— А при чем тут маркиз? — изумилась я. — Он в роде не выносит меня. Да и, кажется, у него есть невеста.

— Ты просто очаровательна в своем неведении, моя звезда, — добродушно откликнулся тархар. — Макс глаз с тебя не сводит, а грубит и хамит только от того, что Император уже заявил на тебя права. Паринс чувствует себя не удел и бесится из-за этого. Но он уже на верному пути. Попросил прощения, наладил отношения, получил твое доброе к нему расположение и это только за первую половину дня. Если так пойдет и дальше, я смогу вступить в борьбу только к тому времени, когда все уже будет решено. А меня такой расклад не устраивает. Поэтому я отправляюсь работать, а тебе пора отдыхать. Иначе я могу всю ночь напролет с упоением наслаждаться твоим обществом, а утром ты будешь чувствовать себя разбитой. Сладких снов, моя звезда. До скорой встречи.

— Всего доброго, тархар Люциус, — откликнулась, вставая.

— Зови меня Люис, — мягко попросил он. — Это имя только для тебя.

— Ладно, Люис, — улыбнулась в ответ. — Не забудь прислать документы. Мне нужно многое решить и подготовить.

— Как скажешь, моя прекрасная, деловая леди, — кивнул тархар. — Сделаю все, что нужно.

Утром проснулась со стойким ощущением, что я схожу с ума. Всю ночь я общалась с тархаром. Какое-то астральное тело, иллюзия, обсуждение маркиза и Императора. Нет, мне, видимо, срочно пора переключиться и отдохнуть. Не ровен час свихнусь от бесконечных дел и забот, и кто тогда будет мои мозги спасать?

Быстро приведя себя в порядок, отправилась завтракать. За столом уже все были в сборе. Герцог сегодня планировал отбыть в Лаизат, поэтому мы хотели с ним попрощаться до того, как уйти по своим делам.

— Светлого утра, девочки, герцог, — улыбнулась всем, занимая свое место за столом. — Приятного аппетита. Рейнальд, когда вы планируете осуществить перенос?

— Примерно через час-полтора, — задумчиво откликнулся он. — Сейчас закончим с завтраком, соберу, странным образом, появившиеся здесь у меня вещи, и буду отправляться.

— Отлично, — кивнула в ответ. — Тогда я соберу пакет документов, о которых мы вчера говорили. Кстати, вы не хотите оставить послание Императору? Я могла бы его передать на ближайшем совете или отправить вестником во дворец. Все-таки правитель, наверное, должен быть в курсе, что вы отбыли в Тальзию.

— Вы правы, — согласился он. — Я ему оставлю письмо.

Быстро расправившись со своей порцией, я умчалась в кабинет, оставив девчонок развлекать герцога и наслаждаться его обществом перед отъездом. На Габи лица не было, но именно сейчас я не могла ей ничем помочь. Даже то, что я взяла на себя смелость и поговорила о ней с Рейнальдом, я предпочитала скрывать. Ни к чему бередить душу влюбленной девушки.

Добравшись, наконец-то, до своего рабочего пространства стала спешно собирать подготовленные вчера договора и сметы. И тут мой взгляд упал на новое послание. Мельком глянув от кого они, замерла как вкопанная, выронив из ослабевших рук все документы, которые тут же разлетелись по комнате.

Послание было от тархара Люциуса Варгелиса. Трясущимися руками вскрыла пакет и обнаружила в нем список тех продуктов, которые нужны были в поселениях в первую очередь, а так же перечень тех вещей и ресурсов, которые песчаники готовы были отдавать за еду. Кроме того, там был отдельный список того, что тархар хотел бы заказывать в Тальзии. А так же стоимость ценностей, которые люди пустыни могли добывать и поставлять, на нашем континенте и на мировом рынке.

В пакете еще была записка лично для меня: «Светлого утра, звезда моя. Все что ты просила, я подготовил. Надеюсь, это облегчит твою работу. Я уже понял, что ты человек слова, поэтому впредь постараюсь и сам быть достойным тебя во всем. С безграничной нежностью думаю о тебе и жду нашей новой встречи. Всегда твой, Люис».


Что происходит? Это что, был не сон? Тогда, как так получается, что тархар имеет подобную власть надо мной? Или точнее над моим астральным телом, чтобы это выражение, демоны побери, не значило.

— Регард! — позвала хранителя.

— Чего всполошилась-то с самого утра? — недовольно пробурчал он, появляясь рядом. — Что у тебя тут творится? Ты решила уборкой что ли заняться?

— Ты что-нибудь знаешь просто астральное тело? — напряженно уточнила, не обращая внимания на его трескотню.

— Ну, это наша внутренняя составляющая, неотъемлемая часть души и тела, — начал перечислять, что знал, дух. — А тебе-то зачем?

— Мне вторую ночь подряд снится тархар, — поделилась своими тревогами. — Сегодня ночью он сказал, что это не сон, а просто он призывает мое астральное тело к себе на беседу, а я это воспринимаю, как сновидение. Как такое возможно?

— Не знаю, что за магию он использует, — задумчиво проговорил предок, — но учитывая, что я ничего не смог ему противопоставить в пустыне, я не удивлен его способностям. Он, видимо, еще и не такое может выкинуть.

— Мне-то от этого не легче! — вскричала, нервно вскочив на ноги. — Я не могу шастать каждую ночь на встречи с этим мужчиной. При том, что я даже из дома не ухожу. Но во сне все оказывается, как в реальности. Сегодня он прислал те документы, о которых мы договорились во сне. Я так точно свихнусь! Надо как-то это прекратить.

— Я тебе в этом вопросе не помощник, — сразу самоустранился хранитель. — Пока что с тобой все хорошо. Ну, снится тебе какой-то мужик, и что? Не помрешь, чай. А может еще и удовольствие получишь от таких-то снов. Это вообще нормальное явление для физиологии человека.

— Что ты несешь? — разозлилась я. — Какое еще удовольствие? Все, исчезни! Только голову ерундой забиваешь.

— То появись, то исчезни, — ворчал дух. — Ты уж определись. Все, я улетел к мадам Клариссе. С ней хоть пообщаться нормально можно. Не то, что с тобой.

И так, что мы имеем? Сон — это вовсе не сон, а реальность, только в другом не понятном для обывателя формате. Опасно ли для меня подобное общение? В роде бы нет. По крайней мере, я не чувствую себя плохо или некомфортно. Да и тархар не переходит рамки приличий и ничем себя не компрометирует. По большому счету это даже удобно. Поскольку нам предстоит плотное сотрудничество в дальнейшем. Поболтали ночью, обсудили дела, а утром быстро все оформили документально, и я могу уже не думать над этой частью своих многочисленных обязанностей. Но все-таки нужно выяснить, как такое вообще возможно.

Успокоив себя подобными размышлениями, быстро собрала разлетевшиеся документы, сложила в объемную папку, приложила то, что подготовил тархар, и отправилась провожать герцога в Тальзию.

Все мои подруги и принцесса стояли на портальной площадке замка в ожидании герцога. Я присоединилась к ним, и тут же подошел Рейнальд.

— Девушки, — обратился он к нам, сдержанно улыбаясь, — большое вам спасибо за заботу. Эти две недели моего пребывания здесь стали настоящим отдыхом от забот и проблем рутинной обыденности моего существования. Берегите себя. Я обязательно прибуду на торжество в честь помолвки. Жду от тебя, Луиза, приглашения с указанием точной даты.

Все наперебой стали заверять герцога в своей симпатии и попросили обязательно поддерживать связь. Только Габриэлла подавленно молчала.

— Габи, — вдруг обратился к ней Штольм, — я скоро вернусь, и мы обязательно обо всем поговорим.

Габриэлла неверяще подняла на него заплаканные глаза, и не выдержав, бросилась к герцогу на шею. Он мягко обнял ее в ответ и поцеловал в макушку.

— Ну, ну, милая, — тепло улыбнулся он, — я буду отсутствовать совсем недолго.

Немного успокоившись, подруга отстранилась, и герцог, попрощавшись со всеми нами, исчез в воронке портала.

— Девочки! — зарыдала в голос Габи. — Как я буду без него? А если он не вернется? Или вернется и скажет, что мы не можем быть вместе? Да, о чем я вообще? Конечно, он скажет, что не хочет быть со мной! Я же видела свое будущее.

Мы наперебой стали обнимать ее и утешать, заверяя, что все сложится наилучшим образом, и выход обязательно будет найден. Договорившись с девчонками в выходные вплотную заняться проблемой поиска ритуалов для Габи и принцессы, мы разошлись по своим делам.

Время пролетело не заметно, и вот уже наступили долгожданные выходные. Завтра мне предстояло снова выступать в Фениксе. Специально закончив все свои заботы пораньше, я сразу после ужина отправилась в свою комнату, отговорившись тем, что хочу, наконец, выспаться. Спать я на самом деле не планировала. Сегодня я дала себе слово, что все-таки изучу подаренную тархаром книгу и узнаю все о его странной способности общаться со мной во сне.


С замиранием сердца я устроилась поудобнее на кровати и, наконец, открыла фолиант на первой странице. Не знаю, чего именно я ждала, наверное, чего-то удивительного и волшебного. Но там был просто текст, при том на каком-то диалекте, отдаленно похожем на древний всеобщий. Я понимала едва ли через слово, а то и меньше. Кое-как вчитавшись в слова, уловила только общий смысл, это была какая-то древняя легенда. Она повествовала о том, что давным-давно был один человек, который поступил недостойно, пострадали люди, и его наказали. На него наложили какое-то проклятие. И этот человек, а так же его потомки должны были познать, что такое настоящая любовь. Им предстояло научиться ценить и уважать женщин. И только в этом случае им дарована будет свобода и прощение.

Легенда мне ничего не объяснила, или я просто не справилась с переводом. Но пока я читала, мне непреодолимо захотелось спать. Кажется, я уснула прямо над открытой книгой.

На этот раз я оказалась в просторной гостиной. Комната утопала в полумраке. Свет исходил только от зажженного камина. Странно. Камины на Эдире не были распространены, поскольку в нашей стране было довольно таки жарко. Возможно, конечно, в каких-то отдаленных регионах их и устанавливали в домах, но там, где я бывала, этот атрибут точно не встречался.

Тархар сидел в кресле напротив камина и задумчиво смотрел на огонь.

— Темной ночи, звезда моя, — поприветствовал он, посмотрев мне в глаза. — Располагайся. Я не видел тебя два дня, и уже измучился. Не представляю, как я смогу выдержать вдали от тебя необходимый срок. Расскажи, как ты?

— Темной ночи, Люис, — улыбнулась в ответ, усаживаясь в соседнее кресло. — Я в порядке. Начала читать книгу, но, видимо, я не достаточно хорошо образована, поскольку с трудом смогла разобрать, что там написано. Какой это вообще язык? Похож на древний всеобщий, но только отдельными элементами.

— Я не читал ее, — вот так запросто ответил он. — Эта книга передается из поколения в поколение в моем роду. Наследник обязан подарить ее своей избраннице, когда точно будет уверен, что нашел ее. Она предназначена для чтения только одной женщины. Я, наконец, встретил тебя и вручил свой дар.

— Что-то я не совсем понимаю, о чем речь, — честно призналась, пребывая в замешательстве. — С чего такая уверенность, что избранница именно я? И что за избранница? Для чего ты ее выбираешь?

— Я сам никого не могу выбрать, — улыбнулся тархар в ответ. — Избранница для каждого наследника моего рода своя, одна единственная, предназначенная судьбой. Найти ее очень сложно. У некоторых моих предков уходили целые десятилетия на поиски. Мне несказанно повезло, что я встретил тебя, в свои сорок пять. И у меня еще есть время проявить себя и добиться твоего внимания.

— Это что? Какая-то магия? — удивленно уточнила. — Мне кажется, это ужасно, не иметь возможности самому решить, с кем ты хочешь быть. А вдруг ты встретишь избранницу, а она тебе не понравится? Что тогда? Все равно, как хочешь, так и выкручивайся?

— Ты не совсем понимаешь ситуацию, — рассмеялся мужчина, с нежностью глядя на меня. — Избранницу невозможно не любить. Она идеал. Встретив ее, ты понимаешь, что все, с кем ты был раньше, меркнут на ее фоне. И только рядом с этой женщиной ты чувствуешь себя живым. В моем роду все браки заключенные таким образом были счастливыми.

— Ты что жениться на мне собираешься?! — шокировано уставилась на него.

— Конечно, — спокойно заверил он меня. — Я бы сделал это сразу же, как только встретил и узнал тебя. Но, к сожалению, ты не знаешь меня и не можешь ответить взаимностью на мои чувства. Поэтому я должен покорить твое сердце. Чем я и займусь, как только смогу организовать свою жизнь так, чтобы войти в твое окружение.

— Хм, — промычала в ответ. — Как-то я не планировала скорого замужества. А какие еще есть варианты развития событий?

— Ты имеешь в виду, если я не добьюсь твоей любви, и ты выйдешь замуж за другого? — уточнил он. И, дождавшись моего кивка, продолжил: — Тогда я уже не смогу ни с кем создать семью. Буду жить такой же бессмысленной жизнью, как и раньше. Встречаясь с женщинами, не буду ощущать единения с любимой, а только физическое удовольствие и пустоту внутри. И в финале меня ждет смерть в одиночестве. Но ты не должна переживать по этому поводу. Ты мне ничем не обязана. И я никогда не буду ни к чему тебя принуждать. Для меня твое счастье на первом месте. Только так я и сам смогу быть счастлив.

— Люис, это все звучит жутко, — передернула плечами, поежившись. — Не знаю, как твой род угораздило до такого дойти, но надеюсь, что есть какой-то другой выход. Дрогой сценарий развития событий. Меньше всего мне хочется становить причиной чьих-либо мучений. Это все неправильно. Никто не заслуживает такой судьбы.

— Ты любишь сказки, моя звезда? — вдруг ни с того, ни с сего спросил он. — Давай я тебе расскажу одну. Правда, она довольно страшная. Но я постараюсь изложить все без подробностей. Так вот, когда-то давно, на заре веков, был один очень сильный маг. Он получил от своего предка дар — духа-хранителя, который должен был ему помогать по мере своих возможностей. Но мага такой расклад чем-то не устроил, и он сделал так, чтобы слиться с хранителем полностью, забрав себе его магию и способности. Маг стал практически всемогущ и, как часто бывает в таких случаях, возгордился и посчитал, что ему позволено все. Однажды чародей встретил женщину, которая пленила его сердце. Он потерял покой и захотел заполучить ее любой ценой. Но женщина была уже замужем и любила своего супруга, и совершенно не горела желанием отвечать взаимностью магу. Что он только ни делал лишь бы добиться ее внимания, однако сердце красавицы было глухо к его стараниям. Когда очередная его попытка завершилась провалом, он обезумел от злобы и неудовлетворенной страсти. Маг выследил эту женщину, похитил из родного дома и, заперев в своем замке, принуждал к близости снова и снова. Ей пришлось немало вынести от него, и она возненавидела чародея. Умирая от отчаяния и бессилия, она прокляла мага и его потомков. Суть проклятия была проста: «Маг и каждый его потомок мужского пола никогда не будет знать покоя, пока не встретит одну единственную женщину, которая получит над ним безграничную власть. Встретив избранницу, он не сможет больше жить вдали от нее. Но чтобы женщина была с ним, ему нужно будет добиться ее любви. Никогда он не сможет к чему-либо ее принуждать. Женщина сама должна будет ответить взаимностью. И так будет продолжаться до тех пор, пока не появится избранница, которая захочет лично освободить проклятого от этих чар. Только светлая и чистая душа сможет пренебречь действием проклятия, вручающего в ее власть жизнь, магию и сердце могущественного чародея». Вот такая история.


— Спи, моя пленительная звезда, — тихо проговорил Люис, усаживая меня себе на колени и кладя мою голову на свое плечо. — Если бы ты только знала, какое это счастье для меня ощущать твою близость, хотя бы так. Я всегда считал это проклятие чем-то постыдным для своего рода. И искренне хотел избежать встречи с женщиной, которая будет иметь безграничную власть надо мной. Но шли годы, меня любили многие девушки, и я позволял им быть со мной. Я упивался своей силой и властью над чужими чувствами. Не знаю, что они во мне находили, но мне никогда и никто не отказывал. В какой-то момент я понял, что меня все это совершенно не волнует. Да, я испытывал физическое удовольствие от близости с женщинами, но мои чувства оставались глухи. Во мне не было страсти, желания быть именно с этой женщиной и ни с какой другой, во мне ни разу не проснулась нежность. С годами эта пустота в душе стала преследовать меня, изматывая и медленно убивая. И тогда я решил искать избранницу. Решил, что мне следует покориться судьбе, и найти свою женщину. Но время шло, а сердце так никого и не признавало. И тогда я вспомнил пророчество своей матери. И у меня появилась надежда, что я смогу благодаря книге узнать свою избранницу. Однажды мои каикары вернулись из набега с опозданием, поведав мне о том, что с ними говорила удивительная девушка, добрая и понимающая. Я отправился лично убедиться в их словах, и, увидев тебя, подумал, что ты прекрасна. Но я еще не понимал, что ты и есть та, кого я так долго искал. Мое требование твоего участия в переговорах было продиктовано скорее личным интересом. Мне хотелось понять, что скрывается за пленительной внешностью. И ты удивила меня сверх всякой меры. Красивая, умная, смелая. Ты была идеальна во всем. Но когда ты отважилась ради своей подруги одеть откровенный наряд и станцевать для меня, я понял, что пропал. Твоя магия околдовала меня. И я осознал, что ты и есть моя избранница. Та единственная, кто будет иметь безграничную власть над самым сильным мужчиной пустыни. Проклятие требовало подвергнуть тебя магическому воздействию. Только истинная избранница смогла бы противостоять любовной магии, принуждающей отдаться мне. И ты справилась. Я был и рад, и опечален одновременно. Рад, что нашел тебя, и опечален тем, что я не смогу познать близость с тобой еще долгое время. Если это вообще будет возможно. Ты действительно теперь все для меня. Я не смогу нормально жить, не видя тебя регулярно.

Тархар стал покрывать мое лицо невесомыми поцелуями, едва касаясь. Это было до того приятно, что я подалась ему на встречу, и уткнулась носом в изгиб шеи. У его кожи был удивительно приятный запах. И мне сквозь сковавший меня сон захотелось узнать ее вкус. Я приникла губами к чувствительному местечку, где в бешеном ритме билась жилка, и с упоением лизнула его. Мужчина напряженно замер, не смея пошевелиться. А меня непреодолимо потянуло к нему. Обвив его шею руками, я потянулась к его губам. И он с жадностью стал отвечать мне. Он целовал меня так, как будто от этого зависела его жизнь. А я наслаждалась его ласками, его вкусом, его близостью. Его руки ласкали мою грудь, живот, бедра. Трепетно поглаживали, жадно сминали, будя ураган ощущений и невероятного желания. Но когда я почувствовала, что он задирает подол моей сорочки, мне снова стало страшно.

Что я творю? Этот человек находится во власти древнего и сильного проклятия. Не знаю, почему оно именно меня выбрало для него. Но это не повод так себя с ним вести. Каждый человек должен сам выбирать свою судьбу и свою любимую. Никакая магия не должна заставлять одного подчиняться другому, или заставлять любить кого-то определенного. Как я буду чувствовать себя от осознания того, что у Люиса просто нет выбора, что он трясется надо мной, как над величайшей ценностью и жизни своей без меня не представляет? Хотя он меня и не знает толком. Да он старается выяснить обо мне, как можно больше. Но это не значит, что кого-то можно так сильно полюбить, общаясь всего несколько раз. Я ведь не люблю его, хотя он мне действительно очень приятен, и меня тянет к нему. Но я могу жить без него, и я смогла бы быть с кем-то другим. А он нет. Это несправедливо и просто чудовищно. Пусть его предок провинился. Но сам-то Люис ничего подобного не делал, а страдать теперь должен он и его дети. Я никак не могла с этим смириться.

— Прости, Люис, — выдохнула, отстраняясь от него. — Я не должна была так себя вести.

— Звезда моя, — с неимоверной болью проговорил он. — Не стоит извиняться. Я схожу с ума рядом с тобой, поэтому поспешил и напугал тебя. Прости, этого больше не повторится. Только не покидай меня! Просто побудь рядом. Обещаю, я не буду переходить границ дозволенного!

— Люис, мне больно видеть то, как на тебя действует проклятие! — сквозь слезы проговорила, глядя ему в глаза. — Так не должно быть! Каждый должен любить по доброй воле!

— Нори, это мое самое заветное желание, любить тебя, — тепло улыбнулся он. — Ни что не сравнится с этим удивительным чувством.

Я не стала спорить с ним, просто закрыла глаза и устроилась в таких теплых и надежных объятиях удобнее. Если ему так легче, буду рядом. Но я сделаю все, чтобы найти способ дать этому мужчине свободу. Книгу он не читал, значит, вполне возможно, что именно там скрыта информация о том, что нужно делать. С этими мыслями я провалилась в темноту, и больше ничего уже не видела.


К тому времени, как я, наконец, выяснила, что книга была написана на древнем диалекте народов пустыни, был уже почти полдень. Из библиотеки меня вытащили подруги, которые оказывается, за это время успели весь замок перерыть в поисках меня.

— Нори! — воскликнула Габриэлла. — Что ты здесь делаешь? Давно пора завтракать, а мы тебя отыскать не в состоянии. Мы же договаривались вместе изучать книгу и искать необходимый ритуал.

— Я вчера открыла перед сном фолиант, — пояснила свои действия, отправляясь вместе с ними в столовую, — и выяснила, что он написан на непонятном языке. Поэтому пришлось срочно искать информацию о том, что это может быть за язык. Чудом нашла.

— Ну, это совсем грустно, — опечалилась Ванесса. — Ты же знаешь, что кроме тебя, только Рори увлекалась языками в магической школе.

— Меня интересовал только язык древних рун, — тут же отозвалась Аврора. — И то исключительно с целью изучениях их значения и нанесения нужных на готовые изделия для усиления необходимых эффектов.

— Да, ситуация осложнилась, — задумчиво проговорила Луиза. — Я знаю только современные языки основных мировых держав. Поэтому я тоже в этом деле не помощник. Так что, Нори, к сожалению, сей труд ложится на твои плечи.

— Тогда давайте мы возьмем на себя всю остальную работу, — предложила Габи. — Пока Нори изучает книгу, мы занимаемся всем бытом и по возможности делами в салоне. С управлением подвластными территориями нам, конечно, не справиться, но будем стараться помогать всем, чем сможем.

— Договорились, — кивнули девчонки.

— Давайте, решать по обстоятельствам, — предложила им. — Вдруг я смогу перевести данные и найду нужную информацию где-то в начале книги? Тогда и переживать особого повода не будет. Лу, что у тебя с принцем? Ты что-то будешь ему говорить?

— Так действительно, наверное, будет лучше, — сосредоточенно кивнула. — Ладно. Тогда я после завтрака в кабинет работать над книгой.

— Девочки, — обратилась к нам Габи, — только не забудьте, что сегодня мы все вместе идем в Феникс. Нори, я надеюсь, ты помнишь, про свое выступление?

— Точно! — воскликнула я. — Совсем из головы вылетело. Не волнуйся, выступлю.

Оказавшись в своем кабинете, расположилась за рабочим столом и приступила к методичному переводу каждой фразы. Мне важно было точно понять смысл написанного так, чтобы не пропустить ничего важного.

К обеду я уже приноровилась до такой степени, что мне не нужно было лазить за каждым словом в словарь. Легенда на первой странице была именно такой, как мне рассказал вчера тархар. Дальше в книге были собраны многочисленные ритуалы, которыми пользовались женщины пустынь. Как я поняла, сама книга представляла собой некий дневник, который вели избранницы проклятых магов. Они долгие годы собирали по крупицам знания, которыми сами пользовались или о которых узнавали от других. Здесь были собраны сведения и о быте народов пустынь, и об их культуре, и о всевозможных ритуалах на все случаи жизни.

Пообедав на скорую руку прямо в кабинете, снова погрузилась в изучение фолианта. Больше всего меня интересовали ритуалы. Поэтому я целенаправленно стала изучать именно эти разделы. И в одном из них, о счастье, нашла ритуал обращения юных девушек к Богине с просьбой о даровании им истинной любви. К ритуалу допускались только невинные девы. Суть заключалась в том, что желающие получить благословение Пресветлой на счастливое супружество должны были ночью явиться в храм Богини и, прочтя положенное молитвенное правило, узреть ее волю. Обычно к этому ритуалу прибегали те, кто отчаялся найти свою любовь. Но участвующих в ритуале девушек должно было быть несколько, так как во время молитв высвобождалась магическая энергия, которая и осуществляла призыв Богини. А если обращались неодаренные девушки, то им должны были помогать подруги, владеющие даром. В общем, ритуал был не так просто, как нам бы хотелось. То есть, как я поняла, отклик Пресветлой напрямую зависел от того, сколько магической энергии высвободится во время сего действа.

Рассказав подругам о своей находке, я предложила сегодня же ночью отправиться в храм Пресветлой, расположенный в подвале нашего замка. Участвовать задумали все вместе, чтобы уж точно энергии хватило.

А вечером мы снова были в Фениксе. Габриэлла была занята делами, поэтому прибыла в клуб раньше нас. Я же с подругами оказалась на месте почти перед самым выступлением. Памятуя то, чем закончилось мое прошлое посещение Феникса, сегодня я прихватила с собой портальный амулет заранее, намереваясь прямо со сцены удалиться домой. Девчонки обещали тоже вернуться пораньше.


Свет в зале погас, и я устремилась на сцену. Множество огоньков вспыхнуло по периметру, я же обратилась к публике:

— Рада приветствовать вас, уважаемые гости, в этом гостеприимном заведении. Странный ажиотаж вокруг моей личности не дает мне покоя. Поэтому, чтобы избежать каких-либо прецедентов в стенах клуба я буду покидать вас сразу после выступления. А теперь приглашаю всех отправиться вместе со мной в волшебный мир музыки.

С этими словами я переключила настройки маски и запела. В этот раз мне на ум пришла песня девы пустынного народа, которая ждала своего возлюбленного. Смелый воин ушел на войну и долго не возвращался. Дева уже потеряла всякую надежду увидеть его живым, когда к ней приехал его друг и сказал, что ее любимый погиб. Девушка была безутешна. Но друг ее возлюбленного был к ней неравнодушен и стал осаждать ее и всячески ухаживать. Однако красавица все никак не могла забыть своего суженного, и отважилась провести ритуал обращения к Богини. Она хотела попросить, чтобы Пресветлая забрала ее к себе. И чтобы в чертогах Богини она была, наконец, с любимым. И каково же было ее удивление, когда Пресветлая откликнулась на ее обращение и поведала о том, что суженный этой девушки жив и скоро будет дома. Влюбленные встретились и поженились, а коварный друг жениха погиб в пустыне от укуса ядовитой змеи.

Магическая энергия, которую я вплетала в звуки своего голоса, уносила нас в мир переживаний героини. Мы вместе с ней испытывали надежду, отчаяние, боль утраты, веру и безграничную любовь. Эту песню я нашла на страницах подаренной тархаром книги, и она мне запала в душу. И вот сейчас пришла на ум сама собой. У нее была чудесная мелодия, местами лирическая и романтичная, а местами грозная и мощная. И вот, последний аккорд прозвучал. Зал взорвался аплодисментами, а я быстро активировала портальный амулет и уже собиралась пройти в портал, как увидела рыцаря, стремящегося прямо ко мне через всю сцену.

«Регард! — завопила я. — Быстрее! Прикрой наш переход!»

«Пытаюсь, Нори, пытаюсь, — пропыхтел дух. — Вот шустрый гад. Он тут щитов понавертел. Но мы тоже не лыком шиты. Скорее! Прыгай! Я долго не продержусь».

Со всех ног ринулась в портал, краем уха услышав вопли возмущенной действиями мужчины толпы. Миг, и я уже стою, тяжело дыша, перед замком.

— Рег! Блокируй воронку!!!

— Чтоб твоим поклонникам пусто было, — ругался сквозь зубы предок. — Никакого покоя от них. И часа в клубе не провели, а они уже лезут прямо за нами. А вот вам, чтоб неповадно было.

— Что ты сделал? — со страхом спросила я, точно зная, что хранитель со своим вздорным характером способен на все.

— Запутал след так, что этого настырного типа выкинет сейчас на окраине нашего материка, — проворчал он. — А то ишь чего удумал, бодаться со мной в тонких плетениях порталов. Да я еще тыщу лет назад изобрел свой собственный способ построения переходов. А тут какой-то мальчишка мне дорогу решил перейти. Не выйдет!

— Рег, я тебя обожаю! — с облегчением выдохнула я. — Надеюсь, это не опасно, и он останется жив.

— Да куда он денется? — беспечно отмахнулся дух. — Чай не маленький, справится.

— А чего ты так его прижал? — удивилась я. — В роде ты все ратовал за свидания с ним.

— Так ты с ним хотела уйти? — в свою очередь удивился предок. — Надо было сразу об этом сказать.

— Нет, конечно, — запротестовала я. — Просто интересно стало, с чего ты переменился.

— Он тебя в любовницах своих видит, — нехотя пробурчал хранитель. — А мне законные наследники нужны. Вон тархар жениться на тебе хочет. Вот это я понимаю, честный ухажер. Выходи за него и рожай скорее пацана. И будет мне счастье.

— У тебя только одно на уме, — обиделась я. — Тархар проклят. Я не выйду за него, поскольку его чувства ко мне навеяны магией. Ни к чему мне такое счастье.

— Ты жуткая зануда, — припечатал Регард. — И что только они все в тебе находят?

— Рег, отстань, — отмахнулась я. — Мне сегодня еще в храм Пресветлой идти. Дай хоть в себя прийти немного после выступления.

— На меня не рассчитывай, — тут же напрягся он. — После того, как я стал хранителем, можно сказать, проигнорировав волю Богини, у меня с ней сложные отношения. Еще утянет меня в свои чертоги, что ты тут тогда без меня делать будешь?

— Действительно, — кивнула я. — Кто ж меня замуж-то отдаст горемычную?

— Смейся, смейся, — обиделся дух. — А я, между прочим, старший родственник в роду. Именно у меня должны просить твоей руки.


— Я тебя предупредил, — ответил он, — а там, как хочешь. В храме тебя спасать будет некому.

— Надеюсь, что все пройдет гладко, — напряженно проговорила.

Я как раз успела переодеться, принять душ и даже перекусить, когда вернулись девчонки.

— Ух, еле успокоились все после твоего фееричного ухода, — с порога заявила Габи, заходя в малую гостиную на первом этаже замка, где я и ждала подруг. — Ты знаешь, кто был тем нахалом, который посмел погнаться за тобой?

— Это рыцарь и был, — убито ответила.

— Видимо, совсем мужик обезумел от страсти, — высказалась Ванесса, — что решился прилюдно к тебе кинуться.

— Он вообще-то рассчитывал меня поймать на выходе из портала, — недовольно проворчала я. — А мне это, сами понимаете, ни к чему.

— И как тебе удалось скрыться? — заинтересовалась Рори. — Он ведь тебя не догнал?

— Ясное дело, нет. Чудом спаслась.

— Не очень красивый поступок с его стороны, — заметила Луиза. — Он должен уважать твое решение, не раскрывать тайну твоей личности. Разве это благородно вот так вот себя вести по отношению к интересующей женщине?

— Я вообще не уверена в его благородстве, — отрезала Габи. — Вот Рейнальд никогда бы себе подобного не позволил.

— Ну, Рейнальд у нас идеал, — покивала я в ответ. — Куда ж всем остальным до него? Кстати об этом. Давайте-ка, быстро приводите себя в порядок, кушайте и отправляемся. Совершенно не ясно, сколько времени у нас займет намеченное мероприятие.

Когда все были в сборе, двинулись в подвал. Храм Пресветлой был в замке совсем маленьким, исключительно для религиозных нужд домочадцев. Наверное, в бытность моей матери и ее родителей здесь проводили посвящение новорожденного или помолвки, а может быть, использовали только для личной молитвы. В любом случае, мы с подругами были здесь не частыми гостями. Так, по большим праздникам спускались зажечь свечи и принести свои дары.

И вот теперь на меня напал необъяснимый священный трепет, когда мы прошли в небольшой слабоосвещенный зал с алтарем в центре. Но отступать было некуда. Этот ритуал был последней надеждой нашей Габи избежать страшной участи. Поэтому собрав волю в кулак, решительно проговорила:

— Так, девочки. Становимся вокруг алтаря и беремся за руки. Я буду читать молитвы наизусть, вы должны будете говорить вместе со мной. Если что-то забыли, старайтесь, хотя бы не ляпнуть нечто другое. Лучше просто промолчите, если не будете знать, что именно произносить. Присоединитесь, когда будет знакомая вам часть текста. В книге указано, что мы сами все поймем по ходу событий. Так что, Пресветлая нам в помощь. Начали!

Мы быстро заняли места вокруг алтаря и взялись за руки. Глубоко вздохнув и прикрыв глаза, начала четко проговаривать слова молитв, девчонки старались не отставать и не путаться. Не знаю, что именно мы говорили, поскольку смысла текста я не понимала, но в какой-то момент почувствовала просто жизненную необходимость выплеснуть магическую энергию, заключенную внутри меня. Было страшно кому-нибудь навредить чистой силой, поэтому я начала вплетать волны энергии в звуки голоса, как делала всегда, когда пела. И тут же ощутила, что это самое правильное, что я могла сделать. Усилив магический поток, стала тянуть слова нараспев и сразу ощутила странную вибрацию вокруг. Приоткрыв глаза, с удивлением увидела, что вокруг каждой из нас возникло странное серебристое сияние. Но отвлекаться было нельзя. Поэтому я снова закрыла глаза и сосредоточилась. Последнее четверостишие произносила уже на пределе сил, снова и снова выплескивая энергию почти без остатка.

В какой-то момент напряжение настолько усилилось, что уже просто не было сил стоять. Яркая вспышка света прямо в центре алтаря ослепила даже через закрытые веки. Зажмурившись, тут же почувствовала, что голова жутко кружится, и я проваливаюсь в темную бездну, а сознание ускользает.

Я стояла на поляне в лесу. Это был настоящий густой лес! Такого нигде на Эдире не найдешь. Удивившись, я стала оглядываться по сторонам, пытаясь понять, где нахожусь. И вдруг услышала звонкий женский голос:

— Ну, здравствуй, Элеонора. Какими судьбами ты здесь?

Слегка опешив от происходящего, я никак не могла понять, кто же это говорит.

— Кто здесь? — решила уточнить.

— А кого ты только что столь настойчиво звала? — рассмеялась в ответ невидимая собеседница. — Вот я и пришла. Только, конечно же, не так, как вы себе представляли.

— Ммм, — глубокомысленно протянула я. — Прошу прощения, Пресветлая, что потревожили ваш покой своим призывом. Мы…


— А что, — изумилась я, — его разве редко проводят?

— Ну, мало кто хочет получить мою помощь в любовных делах, — вздохнула Богиня. — Моя воля подчас бывает совсем не такой, на которую рассчитывают юные девы. Вот и не все горят желанием ее узнать.

— Честно говоря, мы все это затеяли только ради Габи, — повинилась я. — Она видела свое будущее. Если герцог Рейнальд Штольм ее не полюбит, она убьет себя от тоски.

— Ты про себя говори, — отмахнулась от меня Пресветлая. — С Габриэллой я и сама как-нибудь разберусь.

— А что я? — смутилась от слов Богини.

— Как что? — возмутилась она. — Раз участвовала в ритуале, то должна знать, чего просить хотела.

— Я вообще-то про себя не собиралась спрашивать, — замялась, и тут же вспомнила, что мне все-таки есть, за кого попросить. — Но есть один человек, он проклят и, на мой взгляд, страдает несправедливо. Я бы очень хотела ему помочь и освободить от этого проклятия.

— Ох, Нори, Нори, — вздохнула Пресветлая. — Все-то ты о других переживаешь. Попросила бы лучше за себя. А я бы тебе послала самого любящего мужа. Зачем тебе ввязываться в это дело с проклятием?

— Люис влюблен в меня, — упавшим голосом призналась. — Но это не истинные его чувства. Проклятие почему-то выбрало меня для него. И теперь он привязан ко мне на всю жизнь. Это просто чудавищно.

Я подавленно молчала и не находила ответа. Единственное что точно знала так это то, что я не хочу быть сдерживающим фактором. И не хочу видеть в глазах тархара ненормальное обожание меня не известно за что. Это все не здоровая ситуация. И я просто не имею никакого желания в ней участвовать.

— Хорошо, — кивнула в ответ, — пусть проклятие сдерживает силу. Но не уже ли нельзя сделать так, чтобы лишить наследника тех способностей, которые приобрел родоначальник нечестным путем? Вернуть магию хранителю. Разделить способности самого мага и его предка. Тогда и проклятие будет не нужно.

— Да, ты права, — согласилась Богиня. — Есть и такой вариант. Но кто согласится пожертвовать частью себя, чтобы освободить наследника от этого бремени? И захочет ли сам наследник избавиться от проклятия, а, за одно, и от своей силы?

— О какой жертве идет речь? — настороженно уточнила.

— Правильный вопрос, Нори, — похвалила она. — Если ты действительно хочешь вернуть все в изначальное состояние, то тебе придется расстаться со своим хранителем. Чтобы там не плел тебе твой предок, но духи-хранители — это души тех магов, которые жили в древности. И эти души должны уйти в иной мир после смерти тела. А их нахождение вместе с наследниками вызывает дисбаланс в магическом поле мира. Поэтому они не показываются в моих Храмах, зная, что я разгневана на них и могу попытаться их забрать туда, где им самое место. Так вот, если ты решишь провести ритуал снятия проклятия, то тебе придется сделать так, чтобы тринадцатый хранитель отделился от проклятого и получил свободу. Но твой хранитель тоже попадет в зону действия нужного заклинания, и тогда оба духа будут отделены от своих наследников и устремятся в мои чертоги. Ты готова расстаться с Регардом?

Что я могла ответить на этот вопрос? Конечно же, нет. За то время, что мы вместе, я привязалась к нему всех душой. Кроме того, он был моим единственным, хоть и призрачным, родственником. Без него я буду еще более одинока, чем теперь. Да, я живу с подругами, и на данный момент они моя семья. Но как долго будет это продолжаться? Девушки молоды и привлекательны. Они рано или поздно выйдут замуж и уедут жить к своим избранникам. А что буду делать я? Снова останусь одна в своем огромном замке? Чувство одиночества и беспросветного отчаяния захватило меня.

— Подумай над моими словами, Нори, — мягко проговорила Пресветлая. — Если решишь оставить все, как есть, то тархар всегда будет рядом с тобой, даже если ты не выйдешь за него. Он не сможет жить вдали от тебя. Если же решишься расстаться с духом, то нужный ритуал обнаружишь в последней главе подаренной книги.

— Скажите, — с надеждой обратилась к Богине, — а духам будет хорошо в ваших чертогах? Как они себя чувствуют в нашем мире? Я очень переживаю, что Регард возненавидит меня, если я лишу его мирского существования.


— Вы собираетесь как-то наказать эти души, нарушившие законы бытия? — с замиранием сердца задала главный для меня вопрос.

— Обещаю, что буду к ним благосклонна, — тепло проговорила Пресветлая. — Они и так уже понесли свое наказание, пребывая в мире живых столь длительное время. Я не буду усугублять их бытие еще и здесь.

— Спасибо, — искренне поблагодарила, заливаясь слезами. — Я не знаю пока, что делать. Но я думаю, жизнь сама мне подскажет правильное решение.

— Нори, — ласково обратилась она ко мне, — ты удивительная. Всегда помни об этом и не давай обстоятельствам тебя сломить. Я позабочусь о Регарде. Он, возможно, уже и не помнит, но здесь есть люди, которые его любят и очень ждут встречи. А теперь прощай. Мы слишком долго беседуем. Девочки начинают волноваться. Удачи тебе, дорогая. Верю, что твое решение будет верным.

Голос затих, а моя голова снова закружилась, сознание померкло, и темнота накрыла меня.

Пришла в себя от ощущения, что меня кто-то трясет за плечо.

— Нори! Нори! — взволнованно звала меня Ванесса. — Да что ж такое? Все уже в полном порядке, одна ты без сознания. Ну, же очнись! Иначе нам придется вызвать доктора!

— Не надо доктора, — через силу прохрипела.

— Нори! — заверещала Габи. — Ты очнулась! Хвала Пресветлой! Девчонки, помогите поднять ее. Сейчас все вместе поможем тебе добраться до комнаты.

Подруги подхватили меня под руки и помогли подняться на ноги. Затем мы, опираясь и помогая друг другу, добрались до жилого этажа замка. К этому времени мне слегка полегчало, так что я уже могла сама потихоньку передвигаться. Дойдя до своей спальни, я, не раздеваясь, рухнула в кровать и тут же уснула.


— Регард, — проныла я. — Регард!

— Ну, что еще? — недовольно откликнулся он. — Набегалась по храмам, а теперь встать не можешь, еле шевелясь от магического истощения?

— Ты так говоришь, как будто я всю ночь по ресторанам с любовником бегала, а утром в себя прийти не могу! — возмутилась я. — У меня было важное дело. Не моя вина, что ритуал всю энергию выкачал.

— Не ее вина, — передразнил он. — А мне что теперь прикажешь делать?

— Зови мадам Клариссу, — распорядилась я. — Она поможет.

— Ладно, — нехотя согласился он. — Потерпи немного, я скоро.

Через несколько минут в мою спальню влетела экономка и, всплеснув руками, запричитала:

— Девочка моя! Да что ж такое? Совсем заработалась. Себя не щадишь, все о других заботишься. А о тебе кто побеспокоится?

— Светлого утра, мадам, — вяло отозвалась я, понимая, что она теперь еще неделю будет меня обихаживать, найдя, наконец, повод уложить меня в кровать и как следует откормить. — Не могли бы вы помочь мне переодеться и принести укрепляющие зелья из моей личной аптечки. У меня легкое магическое истощение. Отосплюсь и буду как новенькая.

— Конечно, моя милая, — засуетилась она, помогая мне облачиться в сорочку. — Сейчас все сделаю.

— И если можно, — попросила ее, — девочкам тоже зелья отнесите. Что-то мне подсказывает, что и они себя чувствуют не лучше.

Проспав весь день, только к вечеру смогла самостоятельно подняться с постели и добрести до ванной. Умывшись, улеглась обратно, а поев приготовленное заботливой мадам Уотерби, быстро уснула вновь.

Я опять оказалась в той самой гостиной, где стояли два кресла перед камином. И в одном из них расположился тархар.

— Звезда моя, что с тобой случилось? — встревожено спросил он, поднимаясь навстречу и оглядывая меня с головы до ног в поисках повреждений. — Как ты? Я не смог вчера тебя дозваться, и уже не знал, что и думать.

— Я в порядке, Люис, — тепло улыбнулась ему, поскольку была по-настоящему рада его видеть. — У меня магическое истощение, поэтому у тебя не получилось выйти со мной на связь. Не переживай, завтра буду в норме.

— Расскажешь, чем ты занималась, что дошла до такого состояния? — попросил он, все еще хмурясь и не спуская с меня глаз.

— Я читаю твою книгу, — начала рассказывать, усаживаясь во второе кресло, когда он снова занял свое. — Там очень много самой разной информации. И я отыскала в ней один ритуал, который мы с девчонками решили провести. Он забрал слишком много сил, и после него мне пришлось проспать весь день. Но раз тебе удалось меня призвать, значит, магия постепенно возвращается. Как только резерв наполнится, я смогу опять вести привычный образ жизни. А как прошел твой день? Или лучше спросить дни?

— Не пугай больше меня так, Нори, — попросил он, с нежностью глядя на меня. — Мне сложно находиться далеко от тебя и не знать, что с тобой происходит. Я сейчас стараюсь решить вопрос с наследством моей матери. Если мой отец был тархаром, то моя мать была дочерью герцога. У моего деда больше не было детей. Поэтому сейчас я единственный его наследник. Как только я смогу все узаконить, мы встретимся в столице, и я уже не расстанусь с тобой.

— Расскажи о своем роде, Люис, — попросила его, намереваясь выяснить, как можно больше о проклятии и неимоверной силе магов. — Проклятый предок был в роду твоего отца или матери? И какой магией он обладал? Что за удивительная сила у него была, из-за которой он впал в искушение и натворил дел.

— Проклятие передается в роду моего отца, — поведал он. — Родоначальник династии обладал уникальной способностью внушать людям все, что ему вздумается. Но этой его магии смогла противостоять женщина, та самая, которую он потом украл. Он был богатым и знатным человеком. Но после того, как нарушил закон, его лишили всего и сослали в пустыню. Здесь он смог влиться в племя пустынников и возглавил его. И его потомки становятся правителями племени, поскольку дар переходит им, и наследник является очень сильным магом.

— Но каким образом с ним смогли справиться, если он был настолько силен? — удивилась я.

— Силы дюжины наследников с хранителями вполне достаточно, чтобы справиться с кем угодно, — усмехнулся тархар. — Мой предок в конечном итоге встретил женщину, к ногам которой положил все, чего он добился за годы жизни. Она ответила ему взаимностью, и он назвал ее «Звездой пустыни». Так все наследники зовут своих избранниц. Так назвал и я тебя, когда осознал, кто ты для меня.

— Люис, скажи, — попросила его с замиранием сердца, — а ты бы хотел избавиться от проклятия? Хотел бы, чтобы твои дети не были подвержены этой магии?

— Если для меня это будет означать, что я потеряю тебя, — решительно заявил он, — то нет. Я нашел тебя и хочу прожить остаток жизни рядом с тобой. Для меня нет ничего важнее этого.

— Но ты ведь должен понимать, что тебя ко мне тянет только из-за того, что ты проклят? — изумилась я. — Возможно, что если бы ты был, как все остальные, ты бы и не посмотрел в мою сторону.


— Ты дорожишь той силой, которая досталась тебе от проклятого мага? — вновь уточнила я. — То есть, если бы ты ее потерял по какой-либо причине, ты бы смог жить дальше или ты существования своего без этих способностей не представляешь?

— Это часть меня, Нори, — мягко улыбнулся он. — И я не могу сказать, что бы чувствовал, если бы лишился этого. Я знаю, что опасен для окружающих. Но пока мне удается контролировать себя и не переходить черту. Я ни разу в жизни не применил полученные способности во зло. А что будет без них, не могу предположить. Скорее всего, мне придется познавать себя заново.

— Ясно, — отстраненно произнесла я, уйдя в свои думы.

— Ты сегодня на удивление любопытна, — посмотрел он на меня. — Тебя что-то тревожит?

— Проклятие не дает мне покоя, — призналась я. — Мне сложно поверить в чувства навеянные магией. И совершенно не нравится осознание того, что ты относишься ко мне таким образом только от того, что проклятие заставляет тебя нуждаться во мне.

— Звезда моя, — спросил тархар, — ты думаешь, что я бы тебя не полюбил, если бы не был проклят?

— Да, — честно ответила. — Ты и сам не уверен в том, что было бы, будь ты обычным человеком.

Тархар молчал довольно долго, и я опять задремала. Он снова забрал меня к себе на колени, и стал нежно поглаживать по волосам, шее, плечам.

— Я не знаю, Нори, — прошептал он мне на ухо. — Просто не знаю, как бы все сложилось в ином случае. Но сейчас для меня нет ничего и никого дороже тебя. И это такое счастье, что мне сложно передать словами. Отдыхай, моя звезда. Набирайся сил. Мы встретимся завтра ночью. И я буду с нетерпением ждать твоего явления.

Утром проснулась с головной болью и слабостью. Когда мне, наконец, станет легче? Через силу поднялась и отправилась умываться. Приведя себя в порядок, почувствовала облегчение. Слабость и головная боль постепенно отступали. Скоро пришла мадам Кларисса и помогла мне одеться.

— Нори, — обратилась ко мне экономка, — ты вчера так плохо себя чувствовала, что я не стала тебя тревожить. Но сегодня я обязана сказать, вчера пришел вестник из дворца с вызовом на совет. А когда ты не явилась, прибыл Император. Я сказала ему, что ты заболела. Он обещал навестить тебя сегодня. Но кроме него, еще приходил маркиз Паринс. Он тоже беспокоился о тебе. И так же обещал зайти сегодня.

— Потрясающе! — шокировано выдохнула я. — Стоит день проваляться в постели, и тут же все считают тебя смертельно больной и собираются дежурить у твоей постели. Спасибо за заботу, мадам Кларисса. Но мне гораздо легче сегодня, поэтому я бы хотела выпить укрепляющего зелья и отправиться в рабочий кабинет.

— Никакой работы, пока не позавтракаете, — безапелляционно заявила она.

И мне ничего не оставалось, как покориться ее железной воле. Пришлось съесть все, что мне приготовили без остатка.

— Вот так-то лучше, — улыбнулась она. — Я вас мигом на ноги поставлю.

— Даже не сомневаюсь, — покивала я. — Все. Если что, то я в кабинете.

Расположившись за рабочим столом, начала разбирать почту. Вестник из дворца действительно приходил. И совет прошел без меня. Но это ничего. Если будет что-то важное, меня из-под земли достанут. И чтобы не лицезреть сегодня в своем доме ни Императора, ни маркиза быстро написала каждому из них магического вестника с сообщением о том, что чувствую себя гораздо лучше и явлюсь на следующий совет обязательно.

Маркиз тут же ответил, что беспокоился и рад, что я в порядке. А так же заверил, что надеется скоро увидеться. Император ничего не ответил, и я поняла, что он прибудет лично со мной разобраться. Но еще оставалась слабая надежда, что он будет слишком занят для того, чтобы еще и ко мне таскаться. Выкинув все лишнее из головы, занялась делами. До вечера успела переделать массу всего, а к ужину мы с девчонками собрались все вместе в столовой.

— Нори, — обратилась ко мне Ванесса, — ты вчера нас сильно напугала. Можешь рассказать, что произошло? Что тебе Богиня сказала?

— А что, — удивилась, — она разве всем что-то сказала?

— Конечно! — воскликнула Габи. — Я так счастлива! Мне Пресветлая поведала, что когда герцог сделает мне предложение, я должна буду настоять на обряде истинного обручения. И тогда Богиня обещала помочь излечить душевные раны Рейнальда.

— Мне вот, например, — вставила Несси, — она сказала, слушаться отца. Дескать, он дочери плохого не пожелает. И если я смерю гордыню и помирюсь со стариком, то достойный и любящий муж мне обеспечен.

— Даже мне дала совет, — поделилась Рори. — Объяснила, что меня с будущим мужем познакомишь ты, Нори. Так что, я от тебя теперь никуда.

— А мне Пресветлая дала задание помогать людям пустыни, — рассказала Луиза. — И если я буду вкладывать в работу душу, то Богиня поможет мне решить проблемы со Стефаном. А тебе что поведала Пресветлая, Нори?

— У меня был с ней трудный разговор, — задумчиво откликнулась я. — По большей части не о счастливом будущем, а о помощь некоторым людям. Но решение она оставила за мной. Так что, теперь я не представляю, что мне делать.


— Так только в сказках описывают, — пробурчала в ответ. — А в жизни все и сразу не бывает. Чтобы получить счастье, нужно еще его найти, а потом приложить усилия, чтобы сохранить и преумножить. Само собой ничего не случается.

— Это просто ты такая зануда, — обиделась Несси. — А вот другие рассказывают …

Но договорить она не успела. В столовую вошла мадам Кларисса и объявила, что к нам гости. Вслед за ней в комнату вошли маркиз Паринс и герцог Урийский.

— Темного вечера, леди, — поприветствовали они нас.

— Темного вечера, господа, — удивленно ответила я. — Прошу, если вы голодны, присоединяйтесь к нашей трапезе.

— Спасибо, маркиза, но мы сыты, — ответил за двоих Паринс. — Мы беспокоились о вас, поэтому решили лично навестить.

— Раз вы уже ужинали, — решила перенести беседу в более удобное место, — давайте перейдем все вместе в гостиную. Там будет удобнее расположиться.

Быстро поднялась и проводила всех в малую гостиную первого этажа фамильного замка. Когда девушки и лорды заняли удобные для них места, возобновила беседу:

— Господа, я хотела бы представить вам моих подруг. Ванесса Миланская — дизайнер одежды, у нее свой модный салон во Флавии. Рекомендую, она шьет чудесные наряды, как женские, так и мужские. Габриэлла Шарин — дочь общеизвестных во всей столице рестораторов, сейчас с удовольствием идет по стопам своих родных. Аврора Бельвидер — талантливый артефактор, имеет свою мастерскую в центре столицы. С ее кристаллами, записывающими изображение, вы, наверняка, знакомы. А Луизу вы и так хорошо знаете. Мы рады видеть вас у нас в гостях.

— Приятно познакомиться, леди, — галантно поклонился маркиз. — Если бы я раньше знал, что в этом доме такое количество незамужних молодых девушек, то давно бы напросился к вам в гости, маркиза.

— Сомневаюсь, что вы бы это сделали, — легко рассмеялась в ответ. — Наше знакомство началось не самым лучшим образом. Но я думаю, в дальнейшем, мы будем общаться больше, и все недоразумения у нас останутся в прошлом.

— Конечно, — заверил меня Паринс, сияя лукавой улыбкой. Удивительно, когда он не злился, то становится очень обаятельным и приятным мужчиной.

— А на каких еще артефактах вы специализируетесь, Аврора, — обратился герцог к подруге.

И дальше беседа потекла в обычном для светского общества русле. Все что-то обсуждали и делились своими впечатлениями и наблюдениями.

— Безусловно, — кивнула, удивленно приподняв брови. — Пройдемте в мой кабинет. Мы вас оставим ненадолго. Нам нужно решить некоторые вопросы.

Выйдя из гостиной, начала подниматься на третий этаж, где собственно и был расположен кабинет. Идя впереди маркиза, буквально кожей чувствовала его скользящий по моей фигуре взгляд. Что это с ним? Зачем решил говорить со мной отдельно от всех?

— Проходите, располагайтесь, — пригласила его, занимая место за своим письменным столом. — Что-нибудь случилось? На совете было что-то сверх важное?

— Не волнуйтесь, — заверил меня маркиз, — ничего такого, чего нельзя было бы пропустить, не случилось. Но я беспокоился о вас. Как вы себя чувствуете, Элеонора?

— Уже гораздо лучше, — улыбнулась ему. — Просто я слегка переборщила с расходом магической энергии, вот и получила легкое истощение. День сна и отдыха поднял меня на ноги.

— Будьте, пожалуйста, аккуратнее впредь, — мягко попросил меня Максимир, чем снова несказанно удивил. — Мы волновались.

— Простите за доставленное беспокойство, — вежливо откликнулась я, уже просто переставая понимать, к чему клонит маркиз.

— Элеонора, — взглянул на меня с надеждой Паринс, — вы не могли бы оказать мне честь и сходить со мной куда-нибудь в выходные вечером?

— Что вы имеете в виду? — ошарашено уточнила я. — Куда бы мы могли, по-вашему, пойти?

— Например, в ресторан, — тут же предложил маркиз, чем шокировал меня еще больше. — Или в развлекательный клуб. Или в оперу. Что вам больше нравится?

— Я ко всем заведениям отношусь довольно спокойно, — нейтрально заметила, — но, мне казалось, у вас есть невеста. И я не думаю, что она одобрит ваш поход в увеселительное заведение в выходные вечером с другой женщиной. Вы не находите, что это недопустимо для обрученного человека?

— Если я решу вопрос с невестой, вы согласитесь со мной встретиться? — сосредоточенно спросил он.

— Я вас совершенно не понимаю, — честно призналась ему. — Мы с вами не так давно знакомы, это во-первых. Во-вторых, я не буду проводить вечер в компании обрученного мужчины, и мне не важно, что именно вы собрались сказать своей невесте по этому поводу. И в-третьих …


— Что здесь происходит? — требовательно спросил он.

— Темного вечера, Раминир, — спокойно поприветствовала его. — Как видишь, мы с маркизом обсуждаем некоторые вопросы в моем рабочем кабинете.

— Что у тебя за дела с Максом? — задал он следующий вопрос, закрывая дверь и проходя внутрь.

— Как ты знаешь, я не была на совете, — пояснила то, что сама понимала. — Маркиз беспокоился обо мне. Они с герцогом Урийским пришли проведать нас с принцессой.

— И почему же герцог остался внизу, а вы с Максом уединились? — раздраженно спросил он.

— Раминир, — вышла я из себя, — прежде всего мне неприятно, когда со мной говорят в подобном тоне, словно я в чем-то провинилась. Ничего предосудительного здесь не происходит и не происходило. Я не обязана докладывать тебе о каждом своем шаге или сказанном слове. Хочешь со мной что-то обсудить, давай поговорим. А если ты пришел предъявлять странные претензии, не понятно каким образом возникшие, будь любезен, покинь мой дом.

— Ты выгоняешь меня?! — рассвирепел он, нависая над моим письменным столом.

— Никто тебя никуда не выгоняет, — отрезала я. — Просто твое поведение не приемлемо. Это мой дом и только я решаю, как здесь можно себя вести, и как нет. Хочешь мне что-то сказать, говори. Я не настолько хорошо себя чувствую, чтобы заниматься бесполезными выяснениями несуществующих отношений.

— Макс, оставь нас, — заявил он непреклонно. — Я хочу побеседовать с маркизой наедине.

— Я уйду, только если Элеонора сама этого захочет, — отчеканил Паринс, а я только за голову схватилась, поскольку не представляла, что нужно сделать, чтобы два огненных мага не разнесли мой кабинет в пух и прах, а просто ушли спокойно из моего дома.

— Ты имеешь виды на нее? — прямо спросил Император, сверля маркиза пронзительным взглядом карих глаз.

— А даже если и так, то что? — с вызовом уставился на него Максимир.

— Сейчас я объясню тебе, что бывает с теми, кто претендует на мою женщину, — угрожающе прорычал Император, вскакивая на ноги.

— Я весь внимание, — усмехнулся маркиз, тоже поднимаясь.

— А ну прекратите оба!!! — вскричала я, не осознанно добавив магическую энергию в голос, и мужчины тут же замерли на месте. — Как вам не стыдно, так себя вести? Вы хоть слышите, что вы оба несете? Вы взрослые люди, а позволяете себе какие-то детские разборки в моем присутствии. Немедленно оба извинитесь и покиньте мой дом!

Всплеск магии и сильных эмоций добил мой слегка восстановившийся резерв, и я, покачнувшись, рухнула в обморок прямо там, где стояла.


— Лу? — еле слышно проговорила. — Что ты здесь делаешь?

— Нори! — вскочила она, подбегая ко мне. — Ты очнулась! Хвала Пресветлой! Ты нас так напугала.

— Дай, пожалуйста, попить, — попросила, еле ворочая языком.

Принцесса тут же налила в стакан воды и накапала какое-то средство.

— Доктор велел принимать, — строго заявила она. — Поэтому выпей все без остатка.

— Доктор Маринс меня осматривал? — упавшим голосом спросила, осушив бокал с мерзкой на вкус жидкостью.

— Естественно, — отозвалась она, снова занимая кресло возле моей постели. — Вчера ты ушла с маркизом в кабинет. Потом пришел Император, услышав, что ты разговариваешь с Паринсом наедине, пришел в бешенство. Отправился вас искать. А потом они вдвоем прибежали в гостиную. Император нес тебя на руках, а маркиз срочно потребовал, чтобы вызвали доктора. Мадам Кларисса отчитала обоих и показала, где твоя комната. Его Величество лично тебя сюда принес и отказался покидать дом, пока не услышит от врача, что с тобой происходит. Маркиз и герцог так же остались. Сэр Маринс прибыл к нам буквально через четверть часа и провел осмотр. Сказал, что у тебя магическое и физическое истощение, и тебе нужен покой, сон, хорошее питание и никаких волнений. Мадам Кларисса одарила Императора таким взглядом, что ему аж не по себе стало. Она-то сразу поняла, кто стал причиной ухудшения твоего состояния. Нори, что происходит? У тебя роман с Его Величеством?

— Я и сама не против того, чтобы узнать, что же вокруг меня творится, — со вздохом откликнулась. — Раминир дал понять, что считает меня своей безраздельной собственностью, которая просто упрямится и не хочет признавать очевидного. То есть того, что быть его фавориткой — мечта всей моей жизни. А вчера еще и маркиз масла в огонь подлил своим странным поведением. Пришел и стал звать на свидание. Вообще не понятно, что на него нашло. Ты же сама видела, как мы с ним общались. Император воспринял его присутствие рядом со мной, как личное оскорбление, они повздорили. Я занервничала, потеряла контроль над магией и свалилась без сознания.

— Мда, — протянула Луиза. — Ситуация не из приятных.

— Не то слово, — кивнула соглашаясь. — Доктор сказал, через сколько я приду в себя?

— Ладно, — через силу согласилась я. — Может и правда, нужно немного отдохнуть. Поможешь добраться до ванной?

Луиза проводила меня и помогла привести себя в порядок. Когда я снова улеглась в кровать, сон сморил меня мгновенно.

На этот раз я приходила в себя три дня. Доктор сказал, что физическая усталость и истощение нервной системы наложились на магическое истощение, и организм не выдержал. Прописал строгий постельный режим и массу зелий. Все три дня я по большей части спала. Император порывался ко мне прийти, но я отдала строгие распоряжения, чтобы ни его, ни маркиза в дом не пускали. И Луиза взяла на себя обязанности по охране нашей территории от проникновения лордов. Так что, к исходу третьего дня я смогла, наконец, самостоятельно вставать и передвигаться по дому. Организм шел на поправку. Доктор обещал, что за неделю все пройдет.

А ночью мне снова приснился тархар. Он был в своей спальне в поселении песчаников. Увидев меня, вскочил на ноги, подлетел ко мне и заключил в объятия.

— Звезда моя, — с облегчением выдохнул он, крепко прижимая меня к себе, — ты пришла. Нори, не пугай меня так! Я уже порывался отправиться в столицу, чтобы найти тебя. Что случилось? Почему ты не откликалась?

— Я заболела, Люис, — грустно вздохнула, нежась в его таких приятных и надежных объятиях. — Три дня не могла с постели встать.

— Сейчас ты мне все подробно расскажешь, — строго проговорил он, подхватывая меня на руки и усаживая к себе на колени в кровати.

Наверное, если бы это был не сон, я бы не смогла так вот запросто позволить ему обнимать меня и гладить, ласково трепать мои распущенные волосы и целовать лицо. Но мне до того было хорошо рядом с ним, что не хотелось думать о приличиях, о том, что он чужой по сути мне человек, что он взрослый мужчина, который держит меня в объятиях и думает, скорее всего, о совсем уж волнительных вещах. Я просто наслаждала его прикосновениями, его близостью, его умопомрачительным запахом и чувством безграничной нежности, которым были пронизаны все его действия. И я делилась с Люисом своими проблемами, мыслями, чувствами. Мне хотелось, чтобы у нас не было секретов друг от друга. Мы полночи болтали ни о чем конкретно, и обо всем на свете. Было удивительно приятно сознавать, что многие вещи мы воспринимаем одинаково, что нам нравятся одни и те же мелочи, что наши вкусы во многом совпадают. В какой-то момент я снова уснула во сне, а Люис не переставал гладить меня и шептать какие-то нежности на ушко. Там во сне я впервые была по-настоящему счастлива с того самого момента, когда поняла, что моя жизнь изменилась безвозвратно.

Утром проснулась с четким осознанием того, что я влюбилась в человека из своих снов. Поняв, что все зашло уже слишком далеко, решила, что мне срочно необходимо действовать. Иначе я рисковала и дальше пребывать в иллюзии счастливого сна, и однажды могла проснуться в реальности и осознать, что моя жизнь совсем не такая, как мне бы хотелось.


Быстро перекусив, приступила к изучению фолианта. Мне просто жизненно необходимо было разобраться в этом не дававшем покоя проклятии. Отыскав последнюю главу, на которую указала мне Богиня, начала методично штудировать страницу за страницей. К моему огромному счастью, здесь содержалась информация о том, что это было за проклятие, как оно работало, и что ощущал проклятый.

Оказалось, что проклятие черной тенью вплеталось в ауру наследника, передаваясь от отца к сыну. Оно сопровождало мужчину по жизни так же, как и сила, полученная от первого мага. Поэтому в семье тархара всегда рождался только один ребенок, и это обязательно был мальчик. Магия просто не давала возможности зачать еще одного ребенка.

Сам проклятый всегда ощущал давление полученной от предка силы. Отец передавал ее сыну в момент своей смерти. И, как правило, смерть настигала проклятого в момент наступления полного совершеннолетия его наследника, то есть в двадцать три года. Прочтя это, у меня волосы от ужаса встали дыбом. Тархар явно был неадекватен под действием проклятия. Как можно не хотеть от него избавиться, когда ты точно знаешь, что умрешь на совершеннолетие твоего единственного сына? А что прикажешь делать твоей безутешной вдове?

В книге повествовалось о том, что избранницы проклятых были настолько тесно связаны со своими мужьями с помощью магии проклятия, что, чаще всего, умирали вскоре вслед за мужем. И не смотря на все это, все мои предшественницы, как одна, писали о том, что прожили самые счастливые годы в своей жизни рядом с любящим их до беспамятства мужчиной, который был готов выполнять все их прихоти и никогда слова против не говорил.

Четко осознав, что я не хочу получить в мужья человека, который даже сам себе не принадлежит, начала с удвоенным усердием читать дальше. В тексте содержалась информация о том, что ни одна избранница никогда не помышляла о снятии проклятия, поскольку их все устраивало. Но давным-давно, еще когда прокляли первого в роду мага, его «Звезде пустыни» во сне явилась Богиня и приказала записать в этот дневник ритуал снятия проклятия.

Сам ритуал был несколько своеобразным. Нужно было спеть проклятому определенную песню, в книге приводился ее текст, которая, по сути, и была своего рода заклинанием. Дальше нужно было порезать запястья себе и мужчине, соединить руки, смешивая кровь, и в конце высвободить магическую энергию с целью очищения его ауры от вплетенного в нее проклятия. Представив себе, что мне скажет тархар на предложение порезать наши руки, пришла в замешательство. Как я все это сделаю? И главное, Богиня сказала, что во время снятия проклятия должно произойти отделение тринадцатого хранителя от мага-носителя. Но в ритуале об этом не было ни единого слова.

Заново все перечитав и найдя приписку мелким шрифтом, выяснила, что только искреннее желание избранницы и будет гарантией того, что хранитель будет отделен, и маг лишится той самой жуткой силы, из-за которой все и случилось много лет назад. Потрясающе! Очень информативно.

Но делать нечего. Я готова была рискнуть, потому что мне действительно тархар стал дорог. И ради того, чтобы этот удивительный мужчина стал самим собой и обрел свободу лично вершить свою судьбу, я готова была принести положенную жертву.

— Регард, — обратилась я к хранителю.

— Что нужно? — как всегда недовольно буркнул он.

— А у тебя в жизни были люди, которых ты любил и хотел бы встретиться вновь? — спросила то, что меня беспокоило больше всего.

— Честно говоря, — задумался он, — у меня когда-то была жена. Я ее искренне любил. Она была против того, что я задумал, и хотела, чтобы после смерти мы были вместе в чертогах Богини. Но я не мог нарушить клятву, данную членам первого совета, и в положенное время провел ритуал, разработанный Клотильдой Паринс. Жена умерла раньше меня, и мне не пришлось видеть разочарование в ее глазах от того, что я сделал. А еще у меня был сын, которому я и стал хранителем. Ему было очень сложно принять это. Но время шло, и он смирился, хотя до конца своих дней уговаривал меня отказаться от этой затеи и вымолить у Богини прощение. Ведь его мать ждала меня в чертогах. А я так и остался здесь. Просто не смог заставить себя уйти.

Я молчала и думала о том, что спокойствие ни одного государства мира не стоит того, чтобы отказаться от вечной жизни в чертогах Богини с любящими и любимыми людьми.

И так, на одной чаше весов была свободная жизнь дорогого мне человека без неимоверной магической силы и без меня, а так же уход Регарда в мир духов, на другой же — моя жизнь с проклятым магом, его ранняя смерть и существование хранителя в мире живых вдали от жены и сына. Решение для меня было однозначным. Я проведу ритуал снятия проклятия и отправлю наших хранителей в чертоги Пресветлой.

Придя к такому выводу, я почувствовала истинное облегчение. Рег должен обрести покой. Он и так тут намучился, но сам не в состоянии уйти в иной мир. А тархар останется для меня чудесным сном. Тем мужчиной, который всегда будет казаться мне недостижимым идеалом. Ведь в жизни нет ничего идеального. Значит, избавившись от проклятия, он станет другим. И скорее всего, возненавидит меня за то, что я лишу его части способностей. Но лучше так, чем быть вместе с ним и потом видеть, как ему придется умереть. Знать, что мой сын должен будет прожить точно такую же жизнь, и даже не иметь права выбрать любимую женщину. Ни за что.


И тут я вспомнила странную особенность, которая периодически проявлялась у меня в моменты сильного эмоционального волнения. Я начинала волноваться и не могла удержать магическую энергию внутри, она вырывалась наружу, самопроизвольно вплетаясь в звуки моего голоса, и получалась, как правило, какая-то команда, а люди ее слушались безоговорочно.

— Регард, — снова обратилась к хранителю. — Ты, случайно, не обратил внимания на то, что произошло недавно в кабинете?

— Это когда маркиз и Император тебя делить собрались? — иронично уточнил он. — Я все видел собственными глазами. Если ты об этом.

— Не совсем, — задумалась я. — Ты не почувствовал, что перед тем, как упасть в обморок, я потеряла контроль над магией и неосознанно отдала приказ мужчинам «прекратить», и они исполнили все в точности?

— Я и раньше замечал за тобой такие всплески магии, — сосредоточенно отозвался он. — Например, когда ты выясняла отношения с сестрой и бывшим женихом. Они тоже в какой-то момент застыли от твоего окрика. Вполне возможно, что у тебя есть способность управлять людьми с помощью голоса и магии. Нужно будет проверить это. Представляешь, какие такая особенность откроет для тебя перспективы?

— Перспективы меня не интересуют, — отрезала я. — А вот овладение своим даром очень. Как думаешь, с чего можно начать?

— Нужно попробовать отдавать небольшие бытовые распоряжения, вплетая магический импульс в голос, — посоветовал дух. — Это позволит нам проверить, как на самом деле работает эта твоя особенность.

— На служащих замка это бесполезно проверять, — вздохнула. — Они и так все мои распоряжения исполняют в точности.

— Давай тогда в салоне потренируемся? — предложил хранитель.

— И каким образом? — с подозрением уточнила у него.

— Ну, например, — задумался он, — ты будешь проводить консультации по подбору косметических средств и отдашь клиентке какое-нибудь распоряжение, которое она легко исполнить прямо при тебе.

— Что-то это не очень хорошо с этической точки зрения, — засомневалась я.

— Тебя же никто не заставляет требовать чего-то невыполнимого, аморального или как-то нарушающего права женщин, — скептически заметил дух. — Попроси крем нанести на лицо именно так, как ты, например, только что показала. Как раз убедишься, что тебя правильно поняли.

— Ну, если так, — улыбнулась с облегчением, — тогда ладно.

Бросив все дела, я отправилась в свой салон красоты, расположенный в торговом квартале Флавии. Мое заведение стало довольно популярным, поэтому в разгар рабочего дня клиенток было более, чем достаточно. Быстро переговорив со своими помощницами, попросила, чтобы они сделали объявление среди покупательниц, что я провожу личную бесплатную консультацию по уходу за кожей и волосами. Девушки распространили эту информацию, и ко мне выстроилась целая очередь желающих получить заветные советы от самой хозяйки салона.

Я старалась, чтобы то, что я говорила и советовала действительно принесло в будущем положительный эффект клиенткам. Поэтому подобрав индивидуальный уход, я отдавала четкое конкретное и короткое распоряжение, вплетая в голос магический импульс, призванный внушить девушкам, что именно они должны сделать. В какой-то момент я подумала, что кроме распоряжения можно сделать внушение чего-то позитивного на будущее. Ведь самооценка влияет на внешний вид женщины во много раз больше, чем любые косметические средства. Так я убеждала девушек, что они по-своему привлекательны, нужно только немного поработать с кожей, волосами, осанкой и, конечно, улыбкой. Именно счастливое выражение на лице может преобразить кого угодно.

Помня о том, что я совсем недавно с постели встать не могла из-за истощения, долго применять магию не стала. Всех, кто не смог ко мне попасть за советом, попросила прийти завтра. А девушек, получивших магический посыл, пригласила в салон через неделю для обсуждения результатов. И с чувством выполненного долга переместилась в замок.

Пообедав, снова засела в своем кабинете. Мне необходимо было найти способ осуществить задуманное.

— Регард, — позвала духа, — что думаешь о нашем эксперименте?

— Ты действительно с помощью своего голоса и магии можешь внушать людям какие-то вещи, — серьезно заявил он. — Только пока не ясно, есть ли различия во влиянии на неодаренных и одаренных, а так же есть ли разница по степеням одаренности. Все-таки повлиять на человека без дара это не то же самое, что сделать внушение магу с высшим уровнем дара.

— Согласна, — кивнула в ответ. — Нужно больше времени и больше испытуемых. Попробую сделать какую-нибудь акцию, чтобы привлечь больше посетителей из разных сословий.

— Давай, — отозвался он. — Я прикрою тебя, если что.

Составив предложение для клиентов, суть которого заключалась в том, что каждому купившему товар со скидкой предлагалось воспользоваться бесплатной консультацией специалиста, то есть меня. Скидки решила сделать как на дорогие средства, так и на бюджетные варианты. Распродажи и акции всегда привлекают клиентов. Кроме того, можно было разослать магических вестников постоянным покупательницам и сделать для них особенно выгодное предложение.


— Рег, — снова обратилась к предку, — а где описан ритуал передачи хранителя наследнику?

— А тебе зачем? — с подозрением уставился на меня дух. — У тебя-то никаких наследников нет и, как я погляжу, пока не предвидятся.

— Хочу заранее быть готовой к разным неожиданностям, — нейтрально отозвалась я. — У меня какая-то странная жизнь пошла, все время что-то происходит. И не всегда приятное.

— Хорошо, — кивнула в ответ. — Буду знать.

Еще немного позанимавшись делами, не утерпела, достала шкатулку и заглянула внутрь в поисках нужного описания. Перерыв все содержимое так ничего и не нашла. Но сдаваться я не собиралась. Простучав все стенки, обнаружила двойное дно и, вскрыв его писчим ножом, нашла искомое. На оборотной стороне дна было выгравировано заклинание. Его действие отделяло хранителя от носителя. Затем нужно было окропить брошь-хранилище кровью и духа туда автоматически засасывало. А следующий наследник должен был уже читать формулу на оборотной стороне броши и снова кропить ее уже своей кровью. Так и происходила смена носителя.

Переписав себе на отдельный листок заклинание отделения хранителя, убрала все на место и спрятала шкатулку в сейф. И так, ритуал по снятию проклятия я нашла, заклинание отделения хранителя у меня, осталось только придумать, как провернуть все это с минимальным сопротивлением тархара моим действиям. Думать о том, что будет после того, как я осуществлю задуманное, не хотелось. Скорее всего, я тархара больше не увижу. Но зато он сможет сам распоряжаться своей жизнью, а я как-нибудь справлюсь, не впервой собирать себя по частям. И сейчас я точно знала, что справлюсь, и обрету свое счастье. Пусть даже и без того, кто стал мне дорог.


С Императором и маркизом в эти дни я принципиально не встречалась, хотя и один, и другой регулярно присылали букеты, подарки и приглашения на различные мероприятия. Все присланное я возвращала, приглашения отклоняла. А на совете не появлялась, ссылаясь на свое дурное самочувствие.

Мои подруги полностью погрязли в своих делах и заботах. Аврора не вылезала из мастерской, создавая все новые и новые артефакты. Ванесса сделала целую коллекцию нарядов для высшей знати специально для выхода в свет, которая пользовалась бешеной популярностью в этом сезоне. Поэтому дома ее застать было невозможно. Габриэлла крутилась с клубом, как могла. Из-за болезни и сложностей с публикой, требующей раскрытия моей личности, я временно перестала выступать в Фениксе. Поэтому Габи всеми силами пыталась что-то придумать, чтобы удержать капризных титулованных завсегдатаев в своем заведении. Луиза постоянно перемещалась вместе с герцогом Урийским в пустыни и обратно, помогая людям получить вожделенную воду. Принц Стефан совсем отчаялся завладеть ее вниманием. Но пока сделать ничего по этому поводу не мог.

Памятуя свое обещание принцессе, найти ритуал снятия с принца магического воздействия, я штудировала книгу избранниц каждый день. И однажды все-таки смогла найти упоминание о ритуале, который проводили в древности, когда еще было распространено рабство. С помощью него из людей делали идеальных рабов. В книге так же был описан способ снятия действия этого ритуала. В полнолуние нужно было смешать кровь «раба» и его «хозяина», произнести определенное заклинание и «раб» обретал свободу.

Найдя в замке принцессу, решила с ней обсудить, что делать:

— Лу, я нашла необходимое заклинание для снятия воздействия с принца. Но нужно спешить. Все нужно будет сделать в ночь полной луны. А до нее осталось всего неделя.

— Расскажи подробнее, что требуется, — с замиранием сердца попросила она.

Описав ритуал во всех деталях, в ожидании уставилась на принцессу.

— Здесь нужно подумать, — отстраненно откликнулась она. — Принц находится в столице, его не составит труда уговорить прийти в определенное место. А вот Ирингел? Как мы ее вытащим из гарнизона в пустыне?

— А может, прямо там в гарнизоне все и провернем? — предложила я. — Сделаем вид, что прибыли на очередные переговоры с тархаром. Возьмем с собой, как и в прошлый раз принца, маркиза и герцога. В нужный момент объясним маркизу и герцогу, что требуется, они нам помогут Ирингел привести в нужное место. Да и принца нужно будет тоже, скорее всего, держать. Он же рядом с Шарлин в конец теряет рассудок.

— Можно попробовать, — улыбнулась Луиза, окрыленная надеждой. — Давай так и сделаем.

— Только к Императору с просьбой ты уж сама обратись, — попросила ее. — Тебе он не откажет. А я у него вызываю нездоровую реакцию. Еще вздумает нам помешать.

— Договорились, — кивнула она.

Обдумав все тысячу раз, я решила, кроме того, чтобы снять воздействие с принца, еще и встретиться с тархаром в живую. Вопрос с проклятием требовал скорейшего разрешения. Люис снился мне каждую ночь. Я уже настолько привязалась к нему, что сама каждый вечер с нетерпением ждала нашей очередной встречи. Тархар был неизменно нежен, заботлив и ласков. Ни разу он не попытался перевести наши встречи в иную плоскость общения. С каждым новым свиданием мне все труднее и труднее становиться переносить близость этого мужчины. Мне хотелось быть с ним целиком и полностью, принадлежать ему и никогда больше не расставаться. А утром я с оглушающей отчетливостью понимала, что так быть не должно. Я не могу завязать отношения с человеком, находящимся во власти действия древней магии.

Наше путешествие на военную базу в пустыне было отличным поводом, чтобы попросить тархара о личной встрече наедине. Надеюсь, он не расценит мою просьбу превратно. Иначе мне трудно будет справиться с последствиями. Это мое решение требовало тщательно подготовки. Если все пройдет успешно, то я останусь среди пустыни без защиты хранителя и возможности пользоваться порталами. Значит, я должна буду сделать запас артефактов и зелий на все случаи жизни. Скоро мне предстоит остаться в этом мире в одиночестве, и последний мой родственник, пусть и призрачный, канет в небытие. И впредь я буду рассчитывать только на себя.

Как мы договаривались, Луиза попросила Императора об одолжении, и тот на все с готовностью согласился. Хотя когда она заговорила обо мне, он напрягся, но не смог отказать будущей жене брата. Герцога и маркиза накануне путешествия мы вызвали в замок и ввели в курс дела. Они оба подошли к решению вопроса крайне серьезно и дали свое согласие на участие в нашей задумке. Я боялась, что маркиз будет неадекватно себя вести со мной, но он, на удивление, был совершенно спокоен и ничем не выказал свой повышенный интерес к моей персоне. Вздохнув с облегчением, я понадеялась на то, что его странное ко мне влечение прошло.


Местом проведения ритуала выбрали подвальное помещение гарнизона, предназначенное для тренировок бойцов в ненастную погоду. Попросив командующего выделить нам пару солдат, с их помощью разобрали комнату от различных гимнастических снарядов и освободили побольше места для своих нужд. Герцога и маркиза предупредили, чтобы во время ритуала они заткнули чем-нибудь уши, объяснив это тем, что действие заклятия может повредить им. А на самом деле я собиралась использовать голос, чтобы управлять принцем и Ирингел в самый ответственный момент. И мне совершенно не хотелось, чтобы о моих возможностях стало известно третьим лицам.

Заблаговременно я отправила тархару магического вестника с просьбой о личной встрече, объяснив ее своим пребыванием на военной базе в пустыне по неотложным делам. В записке попросила сообщить координаты для прямого перемещения. Он сразу же прислал ответ, что будет меня с нетерпением ждать и указал нужные данные.

Как только на небе взошла полная луна, Луиза отправилась к Стефану и попросила его сходить с ней в одно место. Он с легкостью согласился и последовал за ней в подвал. Я уже в это время стояла в помещении для тренировок в полной готовности с бешено колотящимся сердцем. По моей задумке после освобождения принца я собиралась забрать Ирингел с собой и передать тархару, таким образом, объяснив мой поздний визит к лидеру песчаников. Поэтому на мне сейчас было платье с тысячью карманов, да еще и легкий плащ в придачу. В карманах же лежали зелья и артефакты самого различного направления действия. Маркиз и герцог отвечали за доставку Шарлин в подвал. Они первыми явились на встречу, крепко держа под руки упирающуюся девушку с кляпом во рту. Подведя ее к столу, перед которым я стояла, лорды расположились по бокам от нее в ожидании принца.

Вскоре дверь отворилась и в комнату зашла Луиза, остановилась на пороге, пропуская Стефана вперед, и мгновенно закрыла за ним дверь, как только он оказался внутри.

— Что здесь происходит? — требовательно спросил он, быстро оглядев представившуюся ему картину.

— Подойди сюда, — четко проговорила я, закрепляя команду магией голоса.

Принц шокировано распахнул глаза, но сделать уже ничего не смог, пройдя к столу и встав рядом с Ирингел.

— Стойте спокойно и выполняйте все, что я вам скажу, — отдала новый приказ, направив его на этот раз на принца и девушку.

Шарлин стояла, заливаясь слезами. Она была среднего роста, с миловидным лицом, карими глазами и темными длинными волосами. Зная, во что превратился Стефан, благодаря ее стараниям, мне совсем не было ее жаль.

Отбросив все лишние мысли, приступила к ритуалу.

— Стефан возьми нож и порежь свою ладонь и ладонь Шарлин, — отдала четкую команду.

Принц выполнил все в точности.

Его Высочество и Ирингел стояли передо мной рука в руке. Я отрешилась от всего происходящего вокруг и полностью отдалась звукам голоса, нараспев читая необходимое заклинание и наполняя его магической энергией. С последним словом принц и девушка содрогнулись и потеряли сознание.

Луиза бросилась приводить Стефана в чувства, а герцог и маркиз занялись Ирингел. Я же быстро выпила укрепляющее и восстанавливающее магический резерв зелья. И позвала Регарда:

«Рег, нужно доставить девушку к песчаникам. Активирую, пожалуйста, портал по этим координатам».

«Сделаю», — сосредоточенно отозвался он.

— Я забираю Шарлин Ирингел к песчаникам, — объявила маркизу и герцогу.

— Так не пойдет, — отрезал маркиз. — Она совершила преступление против правящего рода. Ее прилюдно казнят в столице.

— Если мы предадим позорной смерти дочь пустыни, — пояснила свое требование, — все договоренности с тархаром будут аннулированы. Песчаники никогда не простят Императору смерти своей женщины. Они будут за это мстить, пока правящий род не искупит вину своей кровью. Желаете увидеть смерть кого-то из женщин правящего рода?

Скрипнув зубами, маркиз нехотя подчинился, отойдя от девушки в сторону. Ирингел уже пришла в себя, но была слаба и не твердо стояла на ногах. Подхватив ее под локоть, позволила на себя облокотиться и увлекла в воронку портала. Миг, и мы уже стоим в той самой комнате, куда попали, впервые оказавшись у песчаников.

— Звезда моя! — удивленно воскликнул тархар. — Я ждал только тебя, но ты же не можешь просто прийти в гости. Тебе видимо понадобился специальный повод. Шарлин, ты ли это?

Девушка в страхе уставилась на тархара и отшатнулась.

— Вижу, что ты мне не рада, — жестко усмехнулся он. — Но это временно. Добро пожаловать домой, заигравшаяся во вседозволенность пташка.


— Я ценю то, что Император не стал вершить собственный суд, — сосредоточенно кивнул он. — Наказание будет соответствовать преступлению. Правителю не о чем беспокоиться. Увести ее!

К Ирингел тут же подлетели двое каикаров и, подхватив под руки, куда-то увели.

— Нори, — мягко позвал меня тархар, подходя ближе и заключая в объятия, — ты опять все сделала за никчемный совет и бестолкового Императора?

— Не понимаю о чем ты? — промямлила в ответ, не поднимая глаз.

— Ты нашла способ освободить принца, — тепло улыбнулся он, аккуратно приподнимая мое лицо за подбородок и вынуждая смотреть ему в глаза. — Хотя по сути это была задача именно правителя, как главного в роду, кто несет ответственность за всех остальных.

— Я отыскала нужный ритуал в твоей книге, — тихо проговорила в ответ, утопая в колдовской зелени глаз родного мне человека.

— И заставила Макса отдать Шарлин нам, — кивнул в ответ тархар, склоняясь все ниже к моим губам. — Он ведь хотел ее казнить в столице? Хотел. А ты не позволила. Как же им всем повезло, что ты вмешалась в это дело. Я ведь должен был бы отомстить за смерть дочери моего племени. И Император бы на себе все волосы вырвал, а не смог бы мне помешать. Звезда моя, я счастлив, что ты пришла. Пусть и только ради важного дела. А не ради меня лично. Видеть тебя и держать в своих руках истинное наслаждение.

С этими словами он преодолел последнее расстояние, разделявшее нас, и захватил мои губы в сладкий плен волнительного поцелуя. И у меня тут же все вылетело из головы. Я с жадностью отвечала ему, наслаждаясь упоительным ощущением его близости. Казалось, что это именно то, чего мне так давно не хватало, и вот, наконец, мне позволили получить желаемое. Тархар ласкал мой рот и не мог оторваться. Он прижал меня к себе еще крепче, и я ощутила силу его желания. Это ощущение быстро привело меня в чувство. Если так пойдет и дальше я ничего не смогу сделать, зато встану на прямой путь обзаведения наследниками, которых столь настойчиво требует мой хранитель.

С трудом оторвавшись от него, слегка отстранилась и быстро проговорила охрипшим голосом:

— Мы можем кое-что обсудить в другом месте?

Тархар, не отрываясь, смотрел на меня и, казалось, был готов наброситься прямо здесь и сейчас. О чем я думала, отправляясь к нему на встречу? Он взрослый мужчина и испытывает ко мне совершенно определенные чувства и желания, и я при этом отвечаю ему тем же. Как я смогу провести ритуал, если не способна вообще ни о чем думать рядом с ним?

— Ты права, — через силу выдавил он. — Здесь не место для нашего общения. Пойдем.

Следуя за тархаром по коридорам поселения, я молилась Пресветлой, чтобы она даровала мне силы осуществить задуманное. Мужчина свернул в один из боковых проходов и, распахнув передо мной дверь, пропустил вперед. Мы оказались в просторной комнате, больше всего похожей на гостиную. Пол устилал пушистый ковер, кругом стояли низкие диваны и небольшие столики, у дальней стены все пространство занимали массивные книжные шкафы, забитые какими-то старинными фолиантами.

— Это мои покои, — пояснил тархар, закрывая дверь и отрезая мне путь назад. — Надеюсь, ты не сочтешь за оскорбление, мое решение переговорит здесь?

Молча помотав головой, я во все глаза смотрела на человека из моих снов. В живую он был во много раз притягательнее и опаснее. Я буквально кожей ощущала невероятное напряжение между нами. Сердце колотилось, как бешеное, а во рту стал сухо. Быстро облизнув пересохшие губы, заметила, как тархар, не отрываясь, следит за этим моим движением. Незримый рывок, и он уже сжимает меня в объятиях. И снова головокружительный поцелуй уносит меня далеко от реальности на волнах всепоглощающего желания. Мой неукротимый тархар нежно гладит изгибы моего тела и страстно притягивает к себе. И я хочу быть еще ближе к нему. Одним ловким движением он снял с меня плащ, и я неимоверно рада, что теперь еще явственнее ощущаю этого мужчину. Но когда дело дошло до застежек моего платья, я поняла, что дальше уже отступать будет не куда. Если позволю себя раздеть, сказать нет в последний момент, вряд ли найду силы.

— Отпусти, — из последних сил прошептала ему в губы, упираясь руками в грудь.

— Звезда моя, — чужим глухим голосом выдохнул он, прислоняясь своим лбом к моему, тяжело дыша и пытаясь справиться с тем ураганом, который бушевал в нас обоих, — видеть тебя так близко и не прикасаться, выше моих сил. Прости, что не сдержался. Но твоего благоразумия с лихвой хватит на нас двоих. Правда, моя стойкая, принципиальная леди?

Сказать мне на это было однозначно нечего, поскольку я и сама с трудом верила в свое благоразумие и стойкость. Хотелось наплевать на все и отдаться уже во власть этой сводящей с ума страсти. Но понимание того, что мои чувства истинные, а его лишь навеяны магией проклятия, не давало мне сделать этот последний решительный шаг.

— Ты станешь моей женой? — вдруг спросил он, с надеждой заглядывая мне в глаза. — Я не смогу долго быть вдали от тебя. С каждым днем мне все труднее переносить разлуку. Мне осталось совсем немного, чтобы я смог уехать в столицу со спокойно душой. Ты выйдешь за меня, Нори?


Что я несу? Я же не собираюсь выходить за него. У меня точно помутнение рассудка от близости этого человека.

Но было уже поздно. Тархар так счастливо рассмеялся и, подхватив меня на руки, закружил по комнате, поэтому сказать, что я совсем другое имела в виду, у меня не получилось. Просто не хватило смелости и сил.

— Ты сегодня сделала меня самым счастливым человеком на земле, — сияя искренней, какой-то мальчишеской улыбкой, заявил он, а у меня сердце сжалось от боли. — Погоди минутку, сейчас я отдам распоряжения, чтобы нам все подготовили.

Мне было совершенно все равно, что он там собрался готовить. Но я была безмерно рада предоставленной передышке. Подняв с пола плащ, свернула его и убрала на ближайший диван. В его карманах были необходимые мне вещи. Для своей задумки выбрала самый большой диван и расположилась на нем в ожидании тархара.

Совсем скоро он вернулся в комнату в сопровождении своих верных каикаров, которые несли несколько подносов. Они сноровисто установили два небольших столика в центре гостиной и, опустив на них свою ношу, скрылись за дверью.

— Я бы хотела для тебя спеть, — решительно заявила, понимая, что мне срочно нужно сделать то, ради чего я здесь. — Ты не против?

— Давай я сначала сам спою для тебя, — мягко попросил он. — А потом с удовольствием послушаю то, что ты для меня приготовила.

Я ошарашено уставилась на него, но тархар был доволен и безмятежен, как самый погожий и ясный день на побережье. Поэтому мне ничего не оставалось, как только молча кивнуть и ждать развития событий.

— Эту песню нужно слушать стоя, моя звезда, — подошел он ко мне и, подав руку, помог подняться. — Давай возьмемся за руки и насладимся вместе ее звучанием.

Мы стояли посреди гостиной в поселении песчаников и держались за руки. Я смотрела на Люиса и не могла оторвать взгляд от его мужественного одухотворенного лица, собранных в хвост длинных волос, массивной мускулистой фигуры. И тут тархар прикрыл глаза и запел. А у меня все внутри перевернулось от звука его удивительного чистого баритона, заполнившего все вокруг потрясающей мелодией. Как всегда бывало в подобные минуты, магия взметнулась внутри меня, требуя выхода. И я позволила течь ей сплошным потоком, вплетаясь в звуки моего голоса. Слов песни я не понимала абсолютно, то мелодию уловила точно, да и некоторые слова могла повторять вместе с тархаром, поскольку у них было несложное и повторяющееся звучание. Это было поистине волшебство. Два голоса выводили одну мелодию и, как бы, дополняли друг друга. Когда песня закончилась, у меня слезы на глаза навернулись от переполнявших меня чувств.

— Я бесконечно счастлив, — тепло улыбнулся мне тархар, — что ты откликнулась на мой призыв и присоединилась к этой мелодии. А теперь я хотел бы тебя покормить.

Возражать совершенно не хотелось, поэтому я позволила усадить себя на диван подле тархара. Он же споро положил в тарелку какое-то незнакомое мне блюдо и повернулся в мою сторону.

— Ну, же, звезда моя, — ласково посмотрел он на меня, — будь добра открой свой манящий ротик. Я должен накормить тебя. Иначе, что я за хозяин такой, если оставлю гостью голодной?

Я изумленно округлила глаза, но Люис был таким счастливым от всего происходящего, что я не стала возражать. Слегка приоткрыв рот, потянулась ему навстречу. А он аккуратно вложил мне в уста это странное блюдо, представлявшее собой смесь какой-то крупы, мелких фруктов и, по-моему, меда. Было жутко сладко, я с трудом смогла проглотить пару ложек.

— Это особенное блюдо, моя нежная леди, — улыбнулся он, глядя на мои мучения. — Оно имеет свой определенный вкус, заметь, для каждого свой. Я должен напоить тебя, чтобы тебе легче было вкушать его.

С этими словами он наполнил кубок вином и поднес его к моим губам. Хотела забрать кубок из его рук, но он не позволил. Наплевав на все, стала жадно пить содержимое кубка, испытывая острое вкусовое наслаждение терпким вкусом вина после приторного вкуса блюда.

— Теперь остался последний штрих, — с предвкушением промурлыкал тархар, склоняясь к моим губам, — и я смогу считать себя абсолютно счастливым человеком.

Понимая, что он сейчас снова примется меня целовать, и я уже никогда не закончу то, к чему так долго готовилась, быстро приложила палец к его губам и строго проговорила:

— Ты обещал меня послушать.

— Прости, я слегка увлекся, — повинился он, улыбаясь. — Последний штрих подождет. Я с удовольствием послушаю, как ты поешь.

Быстро вскочив на ноги, я вышла на середину комнаты и, собрав волю в кулак, властно приказала, вплетая в голос мощный магический импульс:

— Сиди спокойно, Люис. И не шевелись.

Тархар замер с удивленно распахнутыми глазами. Но мне нельзя было отвлекаться. Я закрыла глаза, призвала свою силу и выплеснула ее в звуки и слова древнего заклинания. Песня длилась и длилась, сплетаясь в причудливый узор, и вот, наконец, последнее четверостишие, и я обессилено опускаюсь на пол посреди гостиной. Подняла глаза и с ужасом увидела бледного как полотно тархара, который тяжело дышал, как после длительного изнуряющего бега. Нельзя было медлить ни минуты. Выхватив спрятанный карманный ножик, быстро полоснула себя по запястью и устремилась к мужчине. Вытянув его руку, порезала и его запястье. Соединила их и ударила магическим импульсом место соединения, устремляя магию прямо внутрь. Я ощущала, как кровь бежит по венам тархара все быстрее и быстрее, очищая все на своем пути от древнего заклинания, от магической отравляющей силы проклятия. Когда его аура вспыхнула чистым ярким обновленным светом, я рассоединила наши запястья и опустилась перед тархаром на колени.


На последних словах влила в голос магический импульс, и тархар тут же закрыл глаза и обмяк на диване, где сидел. Я же быстро произнесла заклинание, призванное отделить духа-хранителя от его наследника. И тут же передо мной появились два призрачных мужчины.

— Что ты наделала, бестолочь! — завопил Регард.

— Кто ты, освободившая меня дева? — спросил хранитель тархара.

— Регард, — обратилась к предку, — я очень сильно люблю тебя, мой далекий, далекий дедушка. Ты был моей защитой, поддержкой, советчиком и утешителем. Я благодарна тебе за все, что со мной случилось, пока мы были вместе. Но теперь ты должен обрести покой. Твоя семья ждет тебя в чертогах Богини. А в мире живых духам не место. В свое время я обязательно присоединюсь к тебе в ином мире. И ты выскажешь мне все, что у тебя накопится за период моего отсутствия возле тебя. А теперь прощай.

— Нори! — с мукой в голосе произнес предок. — Ты моя самая удивительная наследница. Как ты тут без меня? Что с тобой будет? Как ты защитишься от притязания всех своих поклонников?

Мой обожаемый, вздорный, ироничный и вредный хранитель тяжело вздохнул и растаял без следа. Сердце сдавила боль утраты, и я зарыдала в голос.

— Не печалься, юная дева, — мягко проговорил хранитель тархара. — Ты приняла единственно верное решение. Ритуал Клотильды был ошибкой. Страшной ошибкой, которая стоила тринадцати людям вечной жизни в мире духов. Мы нарушили само мироустройство. И вот печальный исход. Созданный нами Эдир раздирают междоусобные войны. Наследники не в состоянии решить самостоятельно свои проблемы. А мой собственный сын прельстился могуществом, перешел черту и обратил силу во зло, снискав этим лишь сильнейшее проклятие для всего нашего рода. Я благодарен тебе за твои чистые помыслы и благородные поступки. Ты оказалась единственной из всех наследников, кто смог отказаться от дарованной силы ради того, чтобы помочь другому человеку, а за одно и своему предку. Роду Фарнас есть чем гордиться. Будь счастлива девочка. А мне пора. Я, наконец, обрел долгожданную свободу.

Дух-хранитель Люиса исчез, а я поняла, что моя жизнь снова сделала неожиданный поворот. И что меня ждет за ним, совершенно не ведомо. Быстро смазав заживляющим зельем порезанные запястья себе и тархару, наложила повязки и, собрав свои вещи, вышла из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь. Снаружи стояли верные владетелю пустыни каикары. И я строго произнесла:

— Проводите меня в комнату для переноса. Тархар устал, и будет отдыхать до утра. Его не стоит беспокоить.

Каикары посмотрели на меня с подозрением, а потом их глаза удивленно расширились. Не знаю, что они там увидели в моей внешности, но я молилась Пресветлой только о том, чтобы мне унести отсюда ноги до того, как тархар очнется и захочет собственноручно меня прикончить. К счастью, никто не стал меня удерживать. Воины проводили меня в портальную комнату. А я, активировав заранее подготовленный амулет, открыла портал на военную базу. Вспыхнула воронка перехода, шаг, и я уже стою в предрассветных сумерках на портальной площадке военного гарнизона.


— Маркиза, — взволнованно обратился ко мне герцог Урийский, — наконец-то вы вернулись! Что вас так задержало?

Вздрогнув от звука его голоса, я слегка обернулась, чтобы он не заметил моего зареванного лица и произнесла:

— Переговоры затянулись, герцог. Но все в порядке. Ирингел получит суровое наказание. Император будет об этом уведомлен отдельно. Вам не о чем волноваться. Как принц?

— Пришел в себя, хвала Пресветлой, — с облегчением выдохнул мужчина, устремляясь вслед за мной к зданию гарнизона. — Заверил принцессу, что любит ее без памяти и попросил провести помолвку, как можно скорее. Луиза сказала, что ее устроит только обряд истинного обручения. Стефан впал в полнейшее замешательство, но принцесса непреклонна. Поэтому пока вопрос остается открытым.

— Ясно, — ответила я, добравшись, наконец, до своей комнаты. — Завтра все еще раз обсудим, герцог. Спасибо, что дождались меня. Ваша забота очень важна для меня. Темной ночи.

И не дожидаясь ответа, быстро юркнула в свою спальню и заперла дверь. Сил ни на что не осталось. Поэтому сбросив одежду там, где стояла, прошла в ванную, наскоро умылась и упала в кровать. Сон сморил мгновенно. Кажется у меня снова истощение.

Утро началось с настойчивого стука в дверь, соединяющую наши с принцессой комнаты. Со стойким ощущением дежавю, поплелась открывать.

— Лу, — еле ворочая языком, проскрипела я, — теперь-то что стряслось? В роде, принца спасли. Можно и поспать до обеда.

— Ой, Нори, — виновато закусила она губу, — прости! Я опять тебя разбудила. Но уже почти одиннадцать. Герцог не смог до тебя достучаться. Поэтому попросил меня, тебя поднять. Мы скоро должны выдвигаться в столицу. А почему у тебя такой странный вид? И что с твоими волосами?

— Понятия не имею, какой у меня вид, — пробурчала в ответ, падая на постель и закрывая глаза. — Я полночи разбиралась с песчаниками. Вернулась на рассвете. И хоть прибей, хочу спать. Умоляю, налей в стакан с водой укрепляющего и восстанавливающего зелий. Иначе я вообще не уверена, что доберусь до дома сегодня.

Принцесса быстро сделала все, о чем я ее попросила, и протянула стакан с вожделенной жидкостью. Жадно осушив все до дна, почувствовала небывалое облегчение.

— Нори, — назидательно проговорила она, — не знаю, что с тобой произошло у песчаников, но вид у тебя довольно своеобразный. Приводи себя в порядок. Завтрак я тебе сюда принесу. Отправление в столицу в полдень.

Вставать с кровати не хотелось совершенно. Но принцесса права. Нужно хотя бы умыться и одеться. Усилием воли подняла себя в вертикальное положение и прошлепала в ванную. Залезла под прохладные струи воды и сразу почувствовала себя бодрее. Тщательно вымывшись, насухо вытерлась и взглянула на себя в зеркало. И чуть не завизжала от увиденного. Лицо после вчерашних рыданий опухло и выглядело из рук вон плохо. Но это только полбеды. Мои светлые волосы неизвестно с чего обзавелись широкой прядкой ярко-каштанового цвета на левой половине головы. Вид у меня действительно был крайне своеобразный, если не сказать большего. Так, нужно срочно что-то с этим делать. Выскочив из ванной комнаты в одном полотенце, бросилась к своему саквояжу и начала перерывать все имеющиеся у меня в наличии зелья и средства. Как на зло, ничего подходящего данному случаю не было. Кошмар! Как я выйду к нашим спутникам в таком виде?

— Лу!!! Лу!!! — завопила я, что было мочи.

Принцесса тут же оказалась возле меня, уже полностью собранная и, по-моему, даже позавтракавшая.

— В чем дело? — встревожено уточнила она.

— Лу! — в отчаянии попросила ее. — Умоляю! Сделай что-нибудь. Я не могу выйти так из комнаты. Не знаю, с чего вдруг мои волосы поменяли цвет. Но это просто жуть какая-то. Прошу, помоги!

— Спокойно! — решительно заявила она. — Сначала давай я поработаю с лицом. Понятия не имею, из-за чего ты так рыдала вчера. Но последствия выглядят действительно ужасно.

Я закрыла глаза, а принцесса послала в мою сторону легкий магический импульс, который ощущался мной, как прохладное прикосновение к моему опухшему лицу.

— Ну, вот, — довольно протянула она. — Так гораздо лучше. С волосами я помочь не смогу. Дома будем разбираться. Но я могу прикрыть их иллюзией твоего истинного цвета волос. Еще можно шляпку какую-нибудь одеть.

— Шляпы у меня нет, — сосредоточенно произнесла, обдумывая сложившуюся ситуацию. — Но у меня есть плащ с капюшоном. Этого я думаю, будет достаточно. Спасибо, Лу! Ты меня спасла!

— Не стоит благодарности, — отмахнулась она. — Это я перед тобой в неоплатном долгу. Стефан все мне рассказал. Его действительно силой заставили пройти ритуал привязки к Ирингел. Он столько от нее натерпелся. Ты правильно сделала, что сразу забрала ее к песчаникам. Мне кажется, принц бы просто убил ее голыми руками, окажись она рядом с ним после того, как он пришел в себя. И главное, Стефан любит меня! Давно любит! Просто ждал, когда мне исполнится двадцать три, чтобы заключить законный брак.

— Тогда с чего ты настояла на истинном обручении? — непонимающе уставилась на нее. — Ты же знаешь, что Богиня не так уж и часто соединяет пары при прохождении этого обряда. У нее своеобразное видение ситуации.


— Ну, тебе виднее, конечно, — кивнула, соглашаясь. — Ладно. Давай я перекушу, оденусь, и вернемся, наконец, домой.

— Конечно, — улыбнулась она мне. — Сейчас принесу завтрак.

Ровно в полдень герцог открыл портал в замок, и на этот раз нас провожал принц. А Паринс и Урийский отправились во дворец с докладом об исходе нашей операции. До отъезда я еще успела забежать к начальнику гарнизона, чтобы разузнать о своей сестре и бывшем женихе. Оказалось, что они бесследно пропали с военной базы еще после нашего первого визита сюда. Услышав об этом, я вздохнула с облегчением. Все-таки, как бы я не относилась к Ангелике и Двэйну, видеть их казнь или какое-то другое суровое наказание мне не хотелось.

Выйдя из портала перед замком, попрощалась с принцем и отправилась в дом. Ни к чему мешать влюбленным общаться. Войдя в холл, закрыла за собой дверь и с тоской оглядела все вокруг. Регарда больше нет рядом. Я снова осталась одна в этом полном тревог и забот мире. И мне вновь предстоит изменить свою жизнь. Но я справлюсь. В душе у меня была стойкая уверенность в том, что у меня все получится.

Поднялась в свою комнату и разобрала вещи. Хранителя у меня больше не было, поэтому мне нужно было носить с собой хотя бы минимальный набор защитных артефактов. Нужно будет переговорить с Авророй и попросить ее сделать для меня специальный амулет. Иначе я стану параноиком и буду от всех шарахаться. А так, с амулетом будет хоть какая-то уверенность. И как я жила все эти годы без духа-хранителя, и не боялась из дома выходить?

Переодевшись, поднялась в свой кабинет и первое что сделала, это отправила Императору письмо с просьбой удалить мою знатную персону из списка членов совета, приписав, что делаю это по личным причинам. Говорить о том, что Регарда больше нет, я не собиралась. Пусть думают, что хотят. Плевать. Силой меня никто не имеет права заставить, во всем этом участвовать. А сама я до тошноты уже устала бороться, командовать и бодаться с кучей мужчин, которые считают, что всегда и во всем правы.

Поднявшись из-за стола, подошла к окну и взглянула вдаль. Где-то очень далеко сейчас тархар рвет и мечет в своем поселении. И скорее всего, ненавидит и презирает одну наглую маркизу, которая возомнила себя тем человеком, который может принимать решения за всемогущего тархара. Было неимоверно больно думать о Люисе, который для меня теперь вовсе не Люис, а тархар Люциус Варгелис и никак иначе. Дорогой моему сердцу человек из моих снов, наверное, совсем другой без действия проклятия. И мне нет смысл горевать о том, что я сделала. Все равно я бы не смогла быть с ним и изо дня в день сомневаться в истинности его чувств ко мне, и ждать когда он умрет, передавая нашему сыну дар и проклятие. Все что ни делается, все приводит к чему-то новому. И пусть этот поворот в моей жизни принесет с собой что-то хорошее. Верю, что все наладится.

С этими мыслями я приступила к своим повседневным обязанностям. И, честно говоря, вздохнула с огромным облегчением. Моя жизнь, наконец-то, входила в более или менее спокойное русло. Ни участия в совете, ни переговоров, ни бури страстей и эмоций.

Вечером девчонки вернулись из своих заведений, и мы все вместе сели ужинать. Подруги наперебой делились впечатлениями прошедшего дня. Но главной звездой вечера была Луиза. Она с упоением рассказывала о том, как мы избавляли принца от магического воздействия, а потом как он клялся ей в любви. Я с улыбкой наблюдала за тем, как девушки сияющими глазами смотрят на принцессу и радуются за нее. Все-таки за прошедшее время мы стали по-настоящему близки друг другу. И Луиза теперь была одной из нас, полноправным членом нашей дружной компании.

— А что на счет помолвки? — уточнила Ванесса. — Вы определились с датой?

— И Рейнальд будет на торжестве? — с затаенной надеждой спросила Габриэлла.

— Конечно, — кивнула Луиза. — Он ведь обещал появиться на помолвке. А раз обещал, то обязательно сдержит слово.

— Тогда нужно срочно сделать финальную примерку ваших нарядов, девочки! — воскликнула Несси. — Из-за переноса даты торжества у меня давно все готово. Но нужно, чтобы все было идеально. Поэтому жду вас в самое ближайшее время у себя в салоне. Там и подгоним, если будет нужно.

— У меня уже почти закончен подарок для вас по этому знаменательному случаю, — улыбнулась Аврора. — Совсем чуть-чуть осталось доделать.

А я задумалась, что же мне подарить этой потрясающе гармоничной паре так, чтобы доставить им радость? Но мои размышления прервал приход Императора.

— Темного вечера, леди, — уверенно проговорил он, заходя в столовую, как обычно без предупреждения.

— Темного вечера, Ваше Величество, — встали мы со своих мест, приветствуя монарха.

— Желаешь присоединиться к нашей трапезе, Раминир? — поинтересовалась, исключительно в целях соблюдения этикета, будь он неладен.

— Нет, спасибо, — ответил он. — Я бы хотел переговорить с тобой наедине, Элеонора.


Войдя внутрь, заняла место за письменным столом и пригласила правителя располагаться. Раминир, нахмурив брови, сел в ближайшее кресло.

— Что происходит, Элеонора? — строго проговорил он. — Почему ты подала прощение об отставке? Ты же только недавно вошла в совет, и уже отлично проявила себя.

— Я поняла, что это не мое, — спокойно заявила, глядя в карие глаза мужчины напротив.

— И каким образом, позволь спросить?

— Поучаствовав в делах совета, осознала, что это не то, на что я хочу тратить свою жизнь, — объяснила, не вдаваясь в подробности. — Официальное прошение о снятии меня с должности у тебя. По закону я, как наследница древнего рода, имею полное право отказаться от участия в совете в любой момент. Сейчас в моей жизни настал именно такой момент. На этом все. Мне больше нечего сказать, по этому вопросу.

— Это как-то связано с тархаром и тем, что ты после посещения его поселения заявилась в гарнизон на рассвете? — требовательно вопросил Император.

— Тархар не имеет к моему решению никакого отношения, — без тени эмоций откликнулась я. — Это моя жизнь, и только я в ней решаю, что мне и когда делать.

— Элеонора, — примирительно проговорил правитель, — давай ты возьмешь небольшой отпуск. Отдохнешь, сколько нужно, а потом мы снова все еще раз обсудим. Мне бы не хотелось, лишаться такого толкового советника, как ты.

— Это не изменит моего решения, — отрезала, не отводя взгляд. — Оно окончательное. Нравится тебе это или нет.

— Ты не оставляешь мне выбора, Элеонора, — вздохнул он, принимая только ему известное решение.

— Запрешь непокорную в башню, и будешь периодически навещать для разнообразия своей унылой жизни? — язвительно уточнила у него.

— Если понадобится, я так и сделаю, — спокойно ответил Император. — Только от тебя будет зависеть, каким станет твое будущее.

— В этом ты прав, — задумчиво кивнула. — Даже в запертой башне можно найти выход. Тебе пора, Раминир. У меня много дел.

— Темной ночи, Элеонора, — отозвался он, поднимаясь и выплетая портал. — Увидимся на торжестве в честь помолвки.

Вспышка воронки перехода, и я уже сижу в своем кабинете в полном одиночестве. Император себе не изменяет. Вновь пришел в мой дом и опять закончил наш разговор угрозой. Интересно, когда-нибудь ему это надоест? Ладно, время покажет. А мне и самой есть, над чем подумать. Хранителя у меня больше нет. Зато есть настойчивый поклонник в лице властного правителя государства. И еще маркиза нельзя списывать со счетов. Точно неизвестно, угомонился он или нет. Но Паринс хотя бы до банальных угроз не опускается. Нужно срочно поговорить с Авророй. Приняв такое решение, отправилась в комнату подруги.

— Рори, можно к тебе? — уточнила, постучавшись.

— Конечно, — откликнулась она, открывая, — проходи. Что-то случилось?

— Да, — устало вздохнула, занимая кресло в ее гостиной. — Император в покое никак не оставит. Опять угрожал всякой ерундой. Но учитывая его характер, он вполне способен осуществить озвученное.

— Мда, — сосредоточенно ответила подруга, усаживаясь напротив. — Тебе не позавидуешь. Что намеренна делать с этой проблемой?

— Скажи, ты не могла бы мне сделать защитный артефакт? — с надеждой взглянула на нее. — Желательно, до торжества помолвки. И от всего и сразу. На все случаи жизни, так сказать. Наверное, я прошу невозможного?

— Ну, почему же? — ушла подруга в свои размышления. — Варианты всегда можно найти. Давай так. Я посмотрю, что у меня есть из готовых вариантов подобного назначения. И принесу тебе. А дальше мы уже вместе решим, что нужно будет добавить или убрать, и как доработать артефакт. Не волнуйся, мы что-нибудь обязательно придумаем.

— Спасибо, Рори! — растроганно улыбнулась ей. — Меньше всего мне хочется провести остаток своих дней в тайной башне в качестве персональной наложницы Императора.

— Он что, так и сказал? — шокировано уставилась она на меня.

— Не совсем этими же словами, — уточнила я, — но смысл был именно такой.

— Тогда дело еще серьезнее, чем я думала, — ошарашено проговорила девушка. — Я завтра же возьмусь за работу. К вечеру принесу варианты.

— Еще раз спасибо! Доброй ночи!

— Доброй ночи.

В своей комнате я приняла расслабляющую ванную и, одев свою самую красивую сорочку, улеглась в постель. Не знаю, на что я рассчитывала. Наверное, на то, что все-таки увижу сегодня тархара, пусть разгневанного и злого на меня, но увижу. Однако моим надеждам не суждено было сбыться, я спала без единого сновидения.


Осознание этого терзало душу, но поделать я ничего не могла, поэтому искала для себя все новые и новые занятия, чтобы загрузить разум иными размышлениями. В этот период я снова погрузилась в свои эксперименты в лаборатории зельеварения. Итогом напряженной работы, стала новая линейка декоративной косметики, которую я уже полгода не могла закончить. И вот, наконец, она была готова к широкой продаже. Ощущение удовлетворения от удачного завершения долгого труда было потрясающим. И даже мое подавленное в последнее время настроение изрядно поднялось.

По традиции я испробовала все наименования на себе, и осталась результатом, более чем довольна. Однако мои волосы, странным образом изменившие свой естественный окрас на военной базе, так и остались светлыми с широкой прядкой ярко-каштанового цвета в левой половине головы. Вид мне это предавало крайне своеобразный, поэтому утром перед выходом из комнаты я накладывала иллюзию, маскирующую волосы, чтобы не пугать домочадцев и тех, с кем работаю. Сколько я не пыталась, перекрасить эту злосчастную прядку оказалось невозможно. Перепробовав самые стойкие краски из всех имеющихся не только в моем салоне, но и во многих других, я оставила эти бесполезные попытки, испугавшись в конец испортить волосы. Пусть будет напоминанием о моих бурных приключениях в пустыне.

Вопрос с поставками продовольствия для песчаников и других племен я полностью переложила на плечи моего управляющего имением с плодородными землями, попросив его вести все переговоры от моего имени. Сама же я не хотела лишний раз контактировать с кем-то из людей пустыни. Наверное, это было малодушно. Но я боялась увидеть тархара в реальной жизни. Боялась обнаружить в его глазах не нежность, а гнев и злобу. Поэтому делала все, чтобы меня было сложно найти и почти невозможно связаться. Заблокировала поступление магических вестников на мое имя, оставив только официальный канал связи. Послания, приходящие по нему, должна была разбирать и сортировать для меня девушка-секретарь, которая работала еще с моей бабушкой. Так мне было проще и спокойнее жить, а вернее, прятаться ото всех и вся.

Аврора сдержала свое обещание и сделала для меня защитный артефакт. Чего в нем только не было: и щиты, защищающие от прямой магической атаки, и щиты от нанесения физического вреда, и определитель ядов и сильнодействующих веществ, и даже маячок, чтобы в случае чего, можно было вычислить мое местонахождение. Артефакт был сделан в виде бриллиантового колье, которое могло подойти под абсолютно любой наряд. Моей благодарности не было предела!

Накануне торжественного приема во дворце Луиза прошла обряд истинного обручения с принцем Стефаном. Они вдвоем отправились в старинный храм Пресветлой Богини на окраине Флавии. Принцесса лично выбрала именно его для обряда, поскольку в таком уединенном месте им никто не смог бы помешать. Закрыв двери храма на замок, влюбленные приступили к ритуалу, и Богиня осенила их союз своим благословением, даровав прекрасные белоснежные обручальные узоры на запястьях рук. Счастью принцессы и принца не было предела. Вечером в этот день Лу делилась с нами своими впечатлениями и переживаниями, а мы охали и вздыхали, слушая рассказ об этом сказочном действе.

Ведь Пресветлая действительно очень редко благословляла союзы двух влюбленных, только если считала, что пара идеально подходит друг другу магически, физически и эмоционально. Именно поэтому обряд истинного обручения проводился довольно редко. Как правило, пары просто проходили обычный обряд у служителя храма, и на этом все ограничивалось. Никто не хотел рисковать, прося милости у Богини лично.

Но Луиза была уверена, что у их пары все будет в порядке. Так и вышло. И теперь мы сидели все вместе в малой гостиной и обсуждали свои наряды и украшения на завтрашний прием. Счастливая невеста не умолкала весь вечер.

И вот, наконец, этот долгожданный день настал. С самого утра в замке был жуткий переполох. Девчонки носились из комнаты в комнату, переживая, болтая, смеясь и постепенно собираясь во дворец. Я не очень-то разделяла их воодушевление. Была бы моя воля, я бы на этот прием и носа не показала. Последняя угроза Императора никак не давала мне покоя. Он был способен на все. Поэтому утро я провела в своей лаборатории, а собираться начала только после обеда.

Ванесса для меня создала удивительный наряд — длинное невесомое платье насыщенно-аквамаринового цвета. Лиф был из плотного кружева сложного плетения, обтягивающего грудь, как вторая кожа. Рукава были длинными и широкими, но при этом полностью прозрачными. К запястью они сужались, при ходьбе создавая впечатление, будто я парю на крыльях. Талия была обозначена широкой лентой под грудью, а шелковая юбка струилась по ногам, переходя в небольшой шлейф. Бриллиантовое колье-артефакт от Авроры подходило к этому наряду, как нельзя лучше. Волосы решила завить в тугие локоны и оставить распущенными. Яркую прядку прятать или прикрывать иллюзией не стала. Просто подумала, что на приеме будет большое количество сильных магов, которым моя иллюзия не преграда. Поэтому пустила из нее сложную косу вокруг головы от одного виска к другому, вплетая алые цветы и светлые пряди остальных волос. Мой образ получился весьма колоритным. Девчонки, когда меня увидела, просто дар речи потеряли.


— Все претензии к Ванессе, — тут же указала я виновницу всего. — Ее сногсшибательное платье сделает красавицей кого угодно.

— Вы все у меня красотки, — довольно отозвался наш модный дизайнер.

И она была совершенно права. По задумке Несси Луизе полагалось быть в серебристом длинном платье по фигуре со слегка расклешенной от колен юбкой. Мы же, как подружки невесты, были одеты во все возможные оттенки синего. На мне — аквамарин, на Габриэлле — ярко-синее платье с глубоким декольте, на Ванессе — платье цвета грозового неба, а на Авроре — небесно-голубой наряд. Все девушки были безмерно привлекательны, каждая по-своему.

— Нори, — обратилась ко мне Габи, — а что ты сделала со своими волосами?

— Это новое веяние моды, — не моргнув глазом, выдала я удобную мне версию. — Одна прядка контрастирует со всеми остальными волосами. Собираюсь ввести новый тренд в этом сезоне.

— Несколько неожиданно, — напряженно заметила Рори.

— Ну, нашей звезде можно все, — лукаво улыбнулась Несси.

— Правильно, — согласилась Габи. — Такая яркая девушка должна выделяться из общей массы. Молодец, Нори! Выглядишь здорово!

Так переговариваясь и шутя, мы достигли портальной площадки замка, где нас уже ждали принц Стефан и герцог Урийский. Жених тут же подхватил Луизу на руки и, счастливо рассмеявшись, закружил.

— Пусти! — весело вырывалась она. — Ты мне платье помнешь!

— Темного вечера, леди, — поприветствовал нас герцог. — Прошу. Я сегодня буду вашим спутником. И мне точно весь дворец обзавидуется. Ведь больше ни у кого не будет такого количества прекрасных леди в окружении.

— Темного вечера, Ферар, — улыбнулась ему. — Вы ведь понимаете, какая большая ответственность возложена на ваши широкие плечи? Приглядывать за таким количеством красавиц сложное дело. Берегите девушке. А то мало ли, кто-то захочет умыкнуть кого-нибудь из ваших спутниц.

— Не переживайте, маркиза, — улыбнулся он в ответ. — Глаз с вас не спущу.

Герцог активировал портал, и мы веселой гурьбой переместились во дворец. От портальной площадки был хорошо виден парадный вход, залитый светом множества огней. Сиятельная публика прибывала и стекалась к нему. Мы влились в толпу гостей. Луизе и принцу герцог открыл портал прямо во дворец, чтобы главным виновникам праздника не пришлось в очередях толкаться. А мы могли себе позволить неспешно двигаться вместе со всеми и вдоволь обсудить всех присутствующих.

Огромный бальный зал был изыскано украшен и ярко освещен. Здесь собрались аристократы со всего Эдира, а так же правители соседних государств. Вскоре правящая чета нашей страны в сопровождении принца Стефана и принцессы Луизы заняла положенное место на возвышении в конце зала под громкие приветственные аплодисменты и торжественную музыку. Император, встав, обратился к гостям:

— Приветствую вас уважаемые подданные, а так же гости нашего государства! Сегодня знаменательный день для правящего рода, а так же для всего Эдира в целом. Ненаследная принцесса Тальзии Луиза Монтийская прошла обряд истинного обручения с принцем Стефаном. И вскоре состоится их свадьба. Это событие огромная радость для всех нас. Сердечно поздравляем жениха и невесту! Да начнется бал!

С этими словами правитель подал руку своей Императрице и вывел ее в центр зала. К ним тут же по традиции присоединились Стефан и Луиза. Больше первый танец никому танцевать не позволялось. Грянула музыка, и пары закружились по залу. Император держал свою супругу в довольно отстраненных объятиях, но приличий не нарушал. Сама же Императрица была среднего роста, слегка полная. Ее черного цвета волосы были собраны в высокую прическу, а темно-бордовый наряд был богато украшен драгоценными камнями. Сказать, что эта женщина красива, было сложно. Но она вела себя с достоинством, и ни у кого и тени сомнения не вызывало то, что супруга правителя заслуживает уважения.

Первый танец закончился, и к постаменту потянулись многочисленные гости с поздравлениями и подарками. Герцог Урийский не отходил от нас ни на шаг, знакомя со всеми лордами и леди, которые подходили поприветствовать его. Мне особенно никто не запомнился. Наверное, потому что мне не покидало странное чувство нарастающей тревоги.

Когда первая толпа желающая поздравить обрученных схлынула, Луиза нашла нас и повела знакомить с родственниками. Правящая чета Тальзии оказалась на удивление гармоничной парой. Высокий светловолосый Император и его миниатюрная зеленоглазая жена с роскошными шоколадного цвета волосами явно души не чаяли друг в друге. Познакомиться с ними было действительно приятно. Они выразили мне благодарность за заботу о герцоге Штольме и Луизе, а так же пригласили в Тальзию для обсуждения дальнейшего сотрудничества. Я в свою очередь заверила их, что обязательно найду время и прибуду к ним. Герцог Рейнальд Штольм был вместе с ними. Но в нашей беседе участия не принимал. Он сразу же нашел Габриэллу, и они отправились танцевать.


Танцуя с очередным кавалером, я внезапно почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. А быстро оглядев толпу гостей, увидела тархара, стоящего поодаль возле одной из колон. Сердце пропустило удар, а потом забилось с утроенной силой. Люис был одет в темно-зеленый камзол, расшитый золотой нитью, и узкие брюки в тон. Его волосы были переплетены в сложную косу, а одна прядка выделялась на фоне темно-каштановой шевелюры своим светлым окрасом. Что это с ним? Не уже ли ритуал так на него повлиял?

Сейчас тархар совершенно не напоминал чуткого и такого родного мужчину из моих снов. Одежда по последнему слову столичной моды, необычная для знатных лордов прическа, хищное выражение лица и нахмуренные брови — весь его вид говорил, что он чем-то крайне недоволен, а точнее сказать, просто в бешенстве. С трудом оторвав от него взгляд, решила, что мне срочно пора вручать свой подарок и ретироваться в замок. Ничего хорошего для меня наша личная встреча не принесет.

Попросив своего партнера по танцам, проводить меня к возвышению, на котором расположился оркестр, я постаралась скрыться от пронизывающего насквозь взгляда зеленых глаз тархара. Но он, видимо, даже не собирался прекращать на меня взирать с немым укором во взгляде. Плевать. Сейчас поздравлю жениха и невесту, и быстро уйду отсюда.

Обратившись к дирижеру, попросила его подыграть мне. Маэстро согласился и помог мне подняться на возвышение. Усилив голос магией, обратилась к жениху и невесте:

— Дорогие Луиза и Стефан! Рада поздравить вас с таким чудесным событием в вашей жизни, как помолвка. Искренне желаю вам счастья и взаимопонимания! Мой подарок будет несколько нестандартным, но от этого, надеюсь, не менее приятным для вас. Я исполню в вашу честь песню, которая была написана в далекой Тальзии. Мне будет очень приятно, если вы согласитесь танцевать под эту удивительную мелодию.

Принц и принцесса вышли на середину бального зала. А я, по обыкновению, отрешившись от всего, запела на тальзийском языке прекрасную балладу о двух влюбленных, которые были разлучены из-за странного стечения обстоятельств и не могли быть вместе. Жених и невеста кружились по залу под чарующую музыку. А я вплетала в звуки своего голоса магическую энергию и дарила всем вокруг, и в первую очередь виновникам торжества, ощущение любви между описанными в песне девушкой и юношей, боль утраты и разбитых надежд, и радость от новой встречи и благополучного решения недоразумений между ними. В последнем куплете описывалась свадьба двух влюбленных, и я выплеснула в окружающее пространство мощный магическим импульс, неразрывно связанный с моим голосом, заполняющий все вокруг чувством безграничного счастья и беззаботного веселья. Песня закончилась, зал взорвался аплодисментами, а счастливые лица жениха и невесты стали для меня самой лучшей наградой.

Уже собираясь спускаться с возвышения, на котором исполняла балладу, внезапно заметила, что прямо ко мне с одного конца зала продвигается Император, а с противоположного — тархар. Вид у обоих мужчин был крайне решительный, и я поняла, что самое время уносить ноги. Быстро преодолев несколько ступенек, оказалась в толпе танцующих пар. Устремившись к боковому проходу, уже хотела ускользнуть никем незамеченной, как вдруг почувствовала, что меня кто-то схватил за руку. Резко обернувшись, наткнулась на сосредоточенно меня разглядывающего маркиза.

— В чем дело, маркиз? — раздраженно бросила я, пытаясь высвободиться из его стальной хватки.

— Элеонора, — тягуче проговорил он, властно притягивая меня к себе, — будьте так любезны, подарите мне танец.

— Я спешу, лорд Паринс, — четко проговорила, не собираясь двигаться с места. — Я сейчас же отправляюсь домой.

— Снова ускользаете сразу после выступления? — жестко усмехнулся он, не отпуская меня, а наоборот увлекая в круг танцующих.

— О чем вы? — изумилась я, стиснутая в его сильных объятиях. — Вы слишком настойчиво меня прижимаете, маркиз. Это не позволительно.

— Вот ты и попалась, моя ненаглядная, принципиальная фея, — прошептал он мне на ухо, притесняя к себе еще ближе.

Ужас накрыл меня удушливой волной. Не уже ли он меня узнал? Этого просто не может быть!

— Не понимаю, о чем вы, — выдохнула, стараясь сохранить последние крупицы самообладания.

— Значит, не понимаешь? — насмешливо проговорил он, кружа меня в танце. — Ничего, я сейчас все тебе объясню, моя певчая птичка. У меня идеальный слух, моя дорогая. И даже если бы ты пела на жутком архалонском со страшным акцентом, я бы все равно ни с кем не смог спутать твой великолепный голос. Наконец-то, я нашел тебя, моя фея. Я ведь уже отчаялся тебя встретить. Перерыл всю Флавию в поисках чаровницы в маске с удивительным голосом и способностями к портальном магии. А оказывается, ты все время была рядом!

— Это просто невозможно, — еле выдавила, пересохшими губами.

Не уже ли рыцарем был Максимир Паринс? Я целовалась и нежилась в объятиях старшего Паринс? Даже не хочу думать об этом. Демоновы маски!

— Я с ума по тебе схожу, Элеонора! — выдохнул, каким-то хриплым голосом маркиз. — Ты буквально не выходишь из головы. Все мысли только о тебе. Я уже подумал, что схожу с ума, увлекшись двумя разными женщинами сразу. А оказывается, это всегда была ты! Мне ночами снится, как я держу тебя в объятиях, а ты ласкаешь меня в ответ на смотровой площадке башни. Но теперь я тебя нашел, и не собираюсь уступать никакому Императору.


— Ошибкой? — зло прорычал он. — О, нет, моя милая. Это было чудесно. И я намерен доказать тебе, что мы идеально подходим друг другу. Ты и сама скоро в этом убедишься.

— Подходим для чего? — шокировано уточнила у него. — Ты ведь помолвлен. И в ближайшее время собирался жениться. Я-то здесь при чем?

— Ни на ком, кроме тебя, я жениться не собираюсь, — решительно отрезал он, а у меня волосы встали дыбом от ужаса. — Но мне нужно время, чтобы все подготовить. Однако ты слишком привлекательна для окружающих тебя мужчин, поэтому я забираю тебя в такое место, где никто не сможет на тебя претендовать.

— Что? — перепугано пролепетала, глядя в его сосредоточенное лицо.

— Сейчас все сама узнаешь, — снисходительно пояснил он.

Я попыталась вырваться, но маркиз был к этому готов, и лишь сильнее прижал меня к себе. Оглядевшись по сторонам, в поисках помощи, с ужасом обнаружила, что мы находимся в дальней части зала, где не так уж и много народа, а за нами быстрым шагом идут тархар и Император. Маркиз тоже уловил ситуацию, и, не выпуская меня из объятий, сформировал портал и увлек за собой.

Миг, и мы уже стоим на том самом балконе, где впервые познакомились. Паринс быстро убрал воронку перехода, а я отскочила от него в сторону.

— Что ты творишь? — процедила сквозь зубы. — Немедленно верни меня в столицу!

— Ну, уж нет! — расхохотался маркиз. — Я только-только тебя отыскал и не собираюсь расставаться так скоро. Мне слишком многое нужно тебе сказать.

— Максимир, — попыталась взять себя в руки и уговорить мужчину передумать, — давай все обсудим в спокойно обстановке. Ты вернешь меня домой, и завтра мы встретимся и обо всем поговорим.

— Не могу, Элеонора, — вздохнул он. — Если я тебя сейчас отпущу, Император или тархар доберутся до тебя. И тогда я уже, скорее всего, тебя никогда не увижу.

— При чем здесь они? — удивилась. — Я все-таки не вещь, чтобы кто-то мог просто взять и забрать меня себе.

— Я это понимаю, — мягко проговорил маркиз. — А вот Император нет. Раминир собирался сегодня выкрасть тебя и отвезти в только ему известное место. Я случайно услышал об этом. А когда ты пела, осознал, что если не заберу тебя с этого приема, то буду потом всю свою жизнь жалеть об этом.

— И чем ты лучше него? — раздраженно уточнила, уже понимая, что с маркизом по-хорошему договориться не удастся.

— Я в отличие от правителя действительно хочу быть рядом с тобой, — уверенно проговорил он. — Но давай поговорим об этом чуть позже. Проходи в дом. Нам есть что обсудить.

— Я прошу тебя, Максимир, — с надеждой взглянула на него, — открой портал в мой замок. Я не могу здесь оставаться. Меня будут искать мои домочадцы. Они, скорее всего, волнуются за меня.

— Прости, но ты останешься здесь, — непреклонно отозвался маркиз. — Я не могу рисковать. Пойдем, здесь становится прохладно, а ты в легком платье.

— Я никуда не пойду, — в отчаянии проговорила со слезами на глазах.

— Элеонора, — принялся он увещевать меня, — ты здравомыслящая девушка и должна понимать, что я не отпущу тебя. Я просто не могу этого сделать. К тому же я не дам тебе портальный амулет. С меня хватит твоих внезапных исчезновений. Обещаю, я не причиню тебе вреда. Мы просто обсудим сложившуюся ситуацию. И вместе поищем выход. Тебя здесь может подуть, давай пройдем в гостиную.

Закусив губу, с трудом поборола желание разрыдаться от бессилия. Но выбора большого у меня не было. Магически я никогда не справлюсь с маркизом, с учетом того, что он сам по себе сильный маг, да еще и где-то рядом его хранитель обитает. Про неравенство наших физических сил я вообще молчу. И портальным амулетом нет возможности воспользоваться, он тут же его отберет.

— Пожалуйста, проходи, — снова позвал меня Паринс, открывая дверь в комнату и зажигая магические светильники.

Скрепя сердце, прошла вслед за ним. Гостиная совсем не изменилась с моего последнего посещения этого места. Обстановка была все такой же уютно умиротворяющей.

— Если ты голодна, то я готов тебя накормить, — улыбнулся он, усаживаясь на диван и, предлагая мне располагаться, как удобно.

— Спасибо, не стоит, — напряженно откликнулась, чувствуя себя не в своей тарелке наедине с маркизом в Богиней забытом месте. — Максимир, прошу тебя, объясни, что ты задумал.

— Все очень просто, моя фея, — мечтательно улыбнулся он. — В сложившихся обстоятельствах я вижу только один выход. Завтра же мы поженимся, и тогда Император не посмеет на тебя претендовать.

— Я не могу выйти за тебя, — в ужасе проговорила, еле сдерживая рвущиеся наружу рыдания. — Я не люблю тебя. Я даже не знаю, что ты за человек.

— Мы поженимся и у нас будет масса времени, чтобы узнать друг друга, — не обращая внимания на мои возражения, заявил маркиз.


— И с чего такая категоричность? — иронично уточнил он. — Не так давно ты сама была не против общения со мной. Даже с упоением отвечала на мои поцелуи. Что изменилось?

— Всё! — не выдержала я, вскакивая на ноги и заливаясь слезами. — С тех пор изменилось всё! Я люблю другого человека, понимаешь? И не буду ни с кем, кроме него.

— И кто же он, позволь спросить? — напрягся маркиз, выпрямляясь, как перед броском. — Императора ты не выносишь, значит это не он. Тогда кто?! Не уже ли тархар? Ты влюбилась в рыжего выродка?!

— Кто он не имеет никакого значения, — убито проговорила, осознав, что зря выдала себя. — Я просто не выйду за тебя. И всё.

— Значит, песчаник похитил твое нежное сердечко, моя фея, — задумчиво протянул маркиз. — И когда только успел, демонов бабник. Но это ничего не меняет в моем к тебе отношении. Тархару я тебя не отдам. Он еще хуже Императора. Запрет тебя в своем гареме и будешь там всю жизнь сидеть в надежде на его благосклонность и внимание. Мы поженимся и точка.

— Как ты себе это представляешь? — устало спросила, обессилено опускаясь в кресло. — Я никогда не соглашусь стать твоей женой. Это не законно принуждать кого-то насильно заключать брак.

— Поверь, у меня есть способ сделать так, чтобы ты была сама покладистость у алтаря, — жестко усмехнулся он, а у меня все похолодело внутри от страха. — Клотильда!

— Чего тебе? — недовольно отозвалась хранительница Паринса.

— Объясни прекрасной маркизе, что ты сделаешь, когда мы окажемся завтра в храме Богини, — приказал он, не сводя с меня взгляда.

— Ты совсем одурел, — разозлилась Клотильда. — Я не собираюсь ничего делать.

— Будешь делать, я сказал! — гневно вскричал мужчина. — Ты подчиняешься мне, чтобы ты там не воображала. Завтра в храме ты повлияешь на Элеонору своей силой, и она с превеликой радостью согласится стать моей женой. Ясно?

— Уговорил, — бросила хранительница, как мне показалось, через силу. — Сделаю.

— Так-то лучше, — удовлетворенно произнес он. — А теперь пора отдыхать. Завтра нужно рано встать и все подготовить. Пойдем, Элеонора, я провожу тебя в твою комнату. Сегодня мы еще спим в разных спальнях, но завтра после обряда это досадное недоразумение будет, наконец, исправлено. Ты станешь моей.

Я молчала. Мне почему-то никак не верилось, что моя жизнь могла превратиться в этот кошмар. Как так могло произойти? Когда в моей жизни появились люди, которые считают, что в праве что-то за меня решать и к чему-то принуждать?

Маркиз проводил меня в одну из комнат, впустил внутрь и, пожелав доброй ночи, запер дверь снаружи. Оставшись одна, я опустилась на пол там, где стояла и горько заплакала. Что мне делать? Что же мне делать со всем этим?

Выплеснув со слезами боль и отчаяние, которые меня раздирали, я отправилась в ванную, приводить себя в порядок. Умывшись, смыла следы слез и размазанной косметики, разобрала прическу и, убрав волосы в простую косу, вернулась в спальню. Платье я снимать не собиралась, поэтому, как была, упала на кровать и раскинула руки в стороны. Плакать сил больше не было. Даже думать ни о чем сейчас я была не в состоянии. Меня охватила странная апатия. Хотелось просто лечь и уснуть. А завтра проснуться в своей комнате в замке, и вспоминать об этих событиях, как о дурном сне.


— Где Регард? Куда ты его дела?

— А тебе какое дело? — огрызнулась в ответ, не собираясь церемониться с Клотильдой.

— Я не чувствую его рядом с тобой, — задумчиво проговорила она. — Мы все неразрывно связаны. Я хочу знать, что произошло.

— И почему я должна тебе что-то объяснять? — раздраженно откликнулась. — Ты нарушаешь кодекс хранителей, собираясь применить ко мне свою силу. Так что, разговаривать я с тобой не собираюсь.

— Да, не хочу я к тебе ничего применять, — начала злиться она. — Макс совсем помешался на тебе, как и Император. Сама виновата. Нечего было перед ними хвостом крутить.

— Ага, конечно, — усмехнулась в ответ. — Я еще и виновата, что кто-то там с головой не дружит, и творит неизвестно что. Все, отстань от меня. Если нечего сказать, исчезни.

— Прошу, скажи, что с Регардом? — сменила она тон. — Это важно.

— Я отпустила его в чертоги Богини, — все-таки ответила. — Пресветлая ждет там всех вас. Я говорила с ней. Она сказала, что ваше пребывание среди живых нарушает магический фон мира. И Богиня винит во всем тебя. Сама понимаешь, если бы не твой ритуал, не было бы и неприкаянных духов-хранителей на земле. А, кроме того, я еще и тринадцатого хранителя отправила к ней.

— Как тебе это удалось?! — потрясенно воскликнула она. — Прошло столько лет! Я думала, что он уже никогда не выберется.

— Все можно сделать, если действительного этого хотеть, — флегматично отозвалась я.

— Рада, что ты помогла им обрести покой, — тяжело вздохнула Клотильда. — Я ведь давно поняла, что нам не место в этом мире. Идея с созданием духов-хранителей была моим детищем. И мне казалось, что это гениальное и очень перспективное решение. Представь, каждый наследник получает могущественного помощника. Эдир стал бы самой процветающей страной. Но в реальности все оказалось совсем не так, как мне бы хотелось. Наши наследники не всегда оправдывали наши же ожидания. Один вообще обратил все во зло. А многие другие принуждали хранителей делать то, что не стоило бы. Власть и сила тяжкое бремя, которое не каждый может нести с достоинством. Вот и Макс перешел грань. Я при всем желании не смогу применить к тебе свои способности. Все хранители связаны единой клятвой. Мы не можем навредить другому наследнику. Применение к нему силы возможно только в том случае, если он угрожает другим людям или государству в целом. Это было сделано, чтобы не было других претендентов на трон, кроме рода Шаридальских. Дележ престола — кровавое и неблагодарное дело. Мы всеми силами хотели этого избежать.

— Тогда зачем ты ему сказала, что завтра повлияешь на меня? — удивилась в ответ.

— Надо было его как-то угомонить, — отмахнулась хранительница. — Но сейчас речь не об этом. Раз ты отпустила тринадцатого хранителя, то теперь я могу со спокойной душой покинуть этот мир. Весь разработанный мной ритуал был построен таким образом, что тринадцать человек соединялись в одно целое и создавали как бы единым организм. Я давно уже хотела бросить все и уйти в мир духов. Но поглощенный проклятым магом хранитель не дал бы мне этого сделать, так как он стал своего рода якорем, удерживающим всех нас здесь. Теперь он свободен. Значит, мы все можем отправиться на встречу к Пресветлой и попробовать вымолить у нее прощение.

— Но как ты собираешься это сделать? Ведь ты привязана к Максимиру. Привязка не позволит тебе уйти.

— Знаю, — горько усмехнулась она. — Но я буду искать выход. Главное, что это вообще возможно осуществить.

— У меня есть идея, — решительно заявила я. — Завтра в храме я попробую заставить маркиза произнести освобождающее тебя заклинание, а ты пообещаешь мне ни при каких условиях не помогать своему наследнику. Таким образом, я не выйду за него замуж. А ты отправишься в мир духов. Идет?

— Не совсем понимаю, что ты хочешь сделать, — с подозрением проговорила она, — но если это даст мне шанс на свободу, то я согласна. Сделаю вид, что повлияла на тебя. А дальше ты сама решишь, как добиться от Макса произнесения заклинания.

— Вот и отлично, — с облегчением улыбнулась я, окрыленная появившейся надеждой на благоприятный исход происходящего. — Тогда я спать. Завтра сложный день.

— Отдыхай, девочка, — проговорила она, растворяясь в воздухе.

Как только я закрыла глаза, тут же провалилась в глубокий сон.

Утро началось с явления Паринса в мою комнату.

— Элеонора, — ласково прошептал он, склоняясь к моему лицу, — доброе утро. Ты такая хрупкая и доверчивая, когда спишь. Так и хочется тебя ото всех спрятать и защитить.

Открыв глаза и увидев, как маркиз собирается меня поцеловать, отпрянула от него, подтягивая одеяло к подбородку.

— Светлого утра, Максимир, — напряженно ответила, отодвигаясь от него еще дальше.

— Зря ты меня боишься, — раздраженно отозвался он. — Я не собираюсь брать тебя силой. Это просто омерзительно. Ты обязательно со временем поймешь, что нам будет хорошо вместе. Я приложу для этого все усилия. А сейчас собирайся, нам пора выдвигаться в храм.


Когда он вышел в коридор, поднялась с постели и отправилась в ванную. Наскоро привела себя в порядок, собрала волосы в пучок, а платье разгладила бытовым заклинанием. Счастливой невестой меня, конечно, не назовешь, но это не повод, чтобы выходить из дома всклокоченной и в мятом после сна платье.

В комнате меня уже ждал Паринс. Вот он как раз выглядел, как самый настоящий жених. Шикарный костюм черного цвета, белоснежная рубашка, аккуратно уложенные волосы и белозубая улыбка. Завидев его, скривилась от досады.

— Моя фея, — пророкотал он, — ты чудесно выглядишь. Верю, что сегодняшний день станет самым счастливым в нашей жизни.

— Это вряд ли, — буркнула в ответ, держась на расстоянии от маркиза.

— Не волнуйся, — отмахнулся Паринс, — совсем скоро ты изменишь свое мнение.

Молчание, как говорится, наше все. Общаться с помешанным вообще не благодарное дело. А маркиза, кроме как помешанным, я назвать никак не могла. Не обращая внимания на мой кислый вид и полное отсутствие энтузиазма, мужчина подхватил ме