КулЛиб электронная библиотека 

Чародейка для кота (СИ) [Полина Краншевская] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Чародейка для кота

Глава 1

Глава 1

— Ася, вставай немедленно! — строго проговорила Валентина Петровна, моя суровая на вид, но удивительно отзывчивая в душе бабушка. — Опоздаешь на встречу выпускников.

— Ба, ну какая встреча? — сонно промямлила, переворачиваясь на другой бок. — Мы только в июне расстались, окончив училище. А сейчас середина августа. Я даже соскучиться не успела. Это все дурацкая Нинкина затея. Делать нечего, вот и собирает всех у себя в квартире. Родители, видите ли, у нее уехали. Если так подумать, я ее родителей в глаза ни разу не видела. Даже на выпускной не пришли.

— Ты все лето сидишь сиднем дома, — принялась увещевать меня бабуля, присаживаясь на край кровати. — Никуда не ходишь, ни с кем не общаешься. Так нельзя. Тебе ведь двадцать один вчера исполнилось. Самый возраст, чтобы познавать мир и других людей. А у тебя даже ни одной подруги нет.

— Ба, не начинай, — я открыла глаза и повернулась к ней лицом. — Мне нравится тебе помогать. Я не бездельничаю. Да и музыка меня не отпускает. Что я там не видела на этой тусовке однокурсников? Опять какую-то чушь обсуждать будут. К тому же Витек так на меня вечно пялится, что я сбежать готова куда подальше. И чего ему только от меня нужно?

— Известно чего, — тягостно вздохнула Валентина Петровна. — Но это ты уж сама решай. Я тебе в подобном не советчик. Мы с твоим дедом знали друг друга практически с пеленок. Так что на других я и не думала никогда смотреть. Вместе выросли, повзрослели, поженились, потом мама твоя родилась, работали. Все как-то раньше проще было и понятнее. А сейчас молодежь все куда-то рвется. Боится не успеть отведать чего-нибудь этакого. Парни то с одной девчонкой общаются, то, глядишь, через пару недель он уже с другой идет. Как будто прям велика разница между девками-то.

— Конечно, велика! — заверила ее, рассмеявшись. — Одна блондинка, а другая брюнетка. Вдруг у них все по-разному устроено? Вот и липнут ко всем подряд. Изучают.

— Не болтай ерунды! — спохватилась бабуля, подскакивая на ноги. — У меня вон завтрак на плите, наверное, подгорел, а ты не встаешь никак.

— Да я уже бодрячком, ба, — успокоила ее, откидывая одеяло в сторону и надевая тапочки. — Чем тебе помочь, пока я еще дома?

— Все-таки решила пойти на встречу? — заулыбалась старушка, отчего в уголках ее сияющих добротой глаз мгновенно собрались лучики морщинок. — Вот и правильно. Нечего такой красавице возле старой клячи сидеть, молодость свою попусту тратить.

— Ба, ты не кляча! — возмутилась, проходя в ванную. — И мне всегда очень интересно с тобой. Как в лес пойдем, так вообще дух захватывает. Все-то ты про разные растения знаешь, к любому животному можешь найти подход. Каждая наша прогулка — как удивительное путешествие. Так что ты это брось! Тоже мне, клячу нашла.

— Ладно уж, — отмахнулась от меня она. — Умывайся и завтракать приходи.

— Конечно! — обняла ее. — Я мигом!

Наспех привела себя в порядок и взглянула на свое отражение в зеркале. И где тут она красавицу увидела? Нос мизерный и весь в противных веснушках, черты лица невыразительные, и вид какой-то вечно всклокоченный. Одна радость — глаза голубые от мамы достались да волосы густые от папы.

Взяла расческу и принялась приводить свою гриву в божеский вид. Волосами я гордилась по праву. Темно-русого оттенка пряди летом приобретали слегка рыжеватый отлив, выгорая на солнце. Мне всегда хотелось иметь длинные волосы. Но все детство из-за частых болезней и постоянных госпитализаций меня стригли довольно коротко. Поэтому ближе к старшим классам я решила отрастить волосы, мечтая на школьном выпускном блеснуть шикарной прической. Терпеливо ухаживая за непослушными кудрями, я смогла воплотить мечту в реальность и сейчас обладала шевелюрой, которая доходила почти до поясницы. Правда, кудри распрямились, и теперь волосы были просто слегка волнистыми. Но меня все устраивало.

Вернулась в свою комнату, нацепила первые подвернувшиеся под руку шорты с футболкой и помчалась на кухню. Заняла свое излюбленное место у окна и выглянула на улицу. Солнце уже нещадно палило.

— Приятного аппетита, — пожелала мне бабушка, ставя передо мной тарелку с кашей.

— Спасибо, бабуль, — улыбнулась ей в ответ, уплетая обожаемую овсянку. — А ты уже кушала?

— Рано встала, — нехотя призналась она. — Вот и перекусила без тебя.

— Опять плохо спала? — встревожилась.

— Не то чтобы, — скомкано отозвалась Валентина Петровна и отвернулась в сторону. — Сны нехорошие мучают в последнее время. Чувствую, не к добру это.

— Может, к доктору сходишь? — предложила, не зная, чем помочь. — Лекарство какое-нибудь попьешь?

— Я сама кому хочешь лекарства назначу, — отмахнулась она, поджав губы. — Сны от этого не пройдут. Ты что? Так и пойдешь на встречу?

— Не, — успокоила ее. — Сейчас сбегаю помогу тебе по хозяйству, а потом только в город поеду.

— Делать тебе нечего, — нахмурилась пожилая женщина. — Я и сама со всем управлюсь. Лучше бы прихорошилась, что ли. Вон Нинка твоя, как королевна, всегда разряжена. А ты у меня вечно как падчерица при ненавистной мачехе.

Расхохоталась от души такому меткому сравнению, на которые моя бабуля была мастак.

— Глупости, — весело заявила, подскакивая и выбегая в коридор. — Нинка, во-первых, не моя. А во-вторых, она вон Владика приворожить мечтает. Мне же наши парни безразличны. Для кого наряжаться-то? Для долговязого Витьки? Нет уж. Еще решится не просто на меня глазеть, а что-нибудь предпринять. Я пас.

— Ох, Ася, вся ты в этом, — покачала головой Валентина Петровна. — Никто-то тебе не люб.

— Не моя вина, — пожала плечами и вышла во двор.

Мы с бабушкой жили в небольшом одноэтажном доме на окраине провинциального городка. Когда мне было восемь лет, родители уехали в круиз по морю. На самом деле я должна была отправиться вместе с ними. Но в очередной раз тяжело заболела, и меня оставили на попечении бабушки. Через месяц отец с матерью так и не вернулись. Их долго искали, но в итоге объявили без вести пропавшими. Бабушка продала нашу квартиру в Москве и приобрела дом со всеми удобствами в глуши.

Я целый год после гибели родных не могла прийти в себя и постоянно болела. Бабушка выхаживала меня и всеми силами старалась, чтобы я не запускала учебу, оформив на домашнее обучение. Она наняла работников, и нам привели в порядок двор, огород и хлев с сараем. Бабуля развела целое хозяйство и стала постепенно приобщать меня к уходу за животными и птицами. Наверное, именно это и помогло мне вернуться к жизни. Ухаживать за живыми существами и наблюдать за их повадками и взаимоотношениями друг с другом было столь увлекательно, что я буквально забывала обо всем на свете.

Да и некогда мне было горевать. Утром требовалось покормить кур, уток и кроликов, отвести козу и овечку пастись на ближайший лужок, потом полить огород. Конечно, бабушка все делала вместе со мной. Но постепенно я втянулась в эту сельскую жизнь и она мне несказанно понравилась. Было во всех этих хлопотах что-то живое и настоящее. Что-то совсем иное, отличное от пустой городской суеты и людской отчужденности.

А еще бабушка отдала меня на занятия танцами и музыкой. И я открыла для себя иной мир. Танцы мне давались с трудом из-за вечной слабости и быстрой утомляемости. Но я радовалась тому, что преподавательница меня хвалила за усердие и природную пластичность. Зато музыка завладела моим сердцем раз и навсегда. Единожды услышав игру выпускника музыкальной школы на флейте во время отчетного концерта, я загорелась идеей освоить именно этот инструмент.

И вот, в этом году я окончила музыкальное училище и поступила в консерваторию. Совсем скоро мне предстояло переехать в Новосибирск, чтобы продолжить свое образование.

— Ну, что, мои хорошие? — обратилась я к многочисленным домашним птицам. — Проголодались?

Прихватила ведро с кормом, оставленное бабушкой, и наполнила кормушки. Затем навестила клетки с кроликами и нарвала для них свежей травы. Огород полила напоследок. Я всегда хорошо ладила с животными. Даже наша жутко бодучая и упрямая коза Ветка слушалась меня безоговорочно. Но был среди наших питомцев один представитель семейства кошачьих, который меня на дух не выносил.

— Что смотришь, Васька? — обратилась я к бабушкиному черному пушистому коту, который внимательно следил за моими действиями, как будто не надеялся, что справлюсь без его высочайшего пригляда. — Не переживай, тут полный порядок.

Кот только фыркнул на мои слова и отвернулся, давая понять, что я не заслужила ни похвалы, ни одобрения.

— Ладно, — пожала плечами, направляясь в дом, — и без твоего презрительного взгляда знаю, что ты меня недолюбливаешь.

Быстро ополоснулась в душе, собрала волосы в пучок и надела легкое кремовое платье в мелкий цветочек.

— Ба! — крикнула из коридора, обувая сандалии и хватая сумочку. — Я ушла. Буду вечером. Звони, если что.

— Удачи тебе, милая, — вышла она меня проводить. — Будь осторожна и не задерживайся.

— Конечно, бабуль, — кивнула. — Пока.

Стремглав пробежала по двору под недовольное гавканье Вихря, очутилась за воротами и поспешила на остановку. Автобус вот-вот должен был подойти.

До Нинкиного дома я добралась только спустя час, взмокшая и голодная. И зачем устраивать встречу в такую жару в городе? Лучше бы купаться пошли всей группой.

— Ну наконец-то! — встретила меня хозяйка квартиры на пороге. — Ты, как всегда, последняя. Неужели хоть сегодня нельзя было обойтись без опозданий?

— А что, сегодня самый важный день в истории человечества и я пропустила Армагеддон? — недовольно буркнула, разуваясь и проходя в гостиную, где работал кондиционер и гости распивали спиртное.

— Эй, народ! — привлекла к нам внимание Нинка. — Яна пришла. Теперь мы все в сборе и можем начать веселиться по полной!

Толпа одобрительно зашумела, кто-то засвистел, а я сразу же пожалела, что вообще сюда притащилась. И чего мне дома не сиделось, спрашивается?

Яной, кстати, меня называли посторонние, а дома я была только Асей. Родители были людьми с нестандартным подходом ко всему, в том числе и к выбору имени для своей дочери, поэтому назвали меня Асияной. Когда люди впервые слышали мое полное имя, то автоматически сокращали его до Яны. Но и мать с отцом, и бабушка всегда обращались ко мне исключительно как к Асе. Так и пошло.

— Ян, привет! — подлетел ко мне Витек в весьма поддатом виде. — Отлично выглядишь! Как лето провела? Что нового?

— Здорово, — кивнула в ответ. — Из города никуда не выезжала. Так что все по-старому. Как сам?

— А я был с новыми друзьями в Турции! — принялся воодушевленно делиться он, придвигаясь ко мне вплотную. — Отдохнули супер! Отель пять звезд! Все включено! Бухали не просыхая. А я…

— Очень занимательно, — перебила однокурсника, обшаривая глазами собравшихся. — Не знаешь, где тут еду можно раздобыть?

— На кухне, наверное, — отозвался он. — В гостиной одна выпивка. А закуску каждый сам себе, какую хочет, приносит оттуда. Так вот…

— Ясно, — снова не дослушала. — Тогда я за едой. Увидимся.

Витька еще что-то хотел мне сказать, но есть хотелось гораздо больше, чем слушать про пьянки и гулянки за границей. Прошла на кухню, где девчонки строгали колбасу, сыр и хлеб. Салаты, заказанные из какого-то кафе, громоздились в упаковках на столе. Коробки с пиццей ждали своего звездного часа на широком подоконнике.

— Всем привет! — улыбнулась сокурсницам. — Готова помочь, если покормите.

— Ой, Ян, привет! — поздоровалась Вера, староста нашей группы. — Сто лет не виделись. Ты бери себе, что понравится. Ладно? Помощь особенно не нужна. Мы уже все основное сделали. Ты слегка припозднилась. Но это ничего. Витя тебя нашел? Он всех уже достал, расспрашивая о тебе.

— Да, — отозвалась, доставая тарелку из кухонного шкафа и накладывая себе всего понемногу. — Перекинулась с ним парой слов. О, как вкусно! А что это за салат?

— Это по моему спецзаказу в «Фонаре» сделали, — горделиво заявила Нинка, заходя на кухню. — Ну что, девчонки? Где еда? Парни уже все выпить успели, а закуски до сих пор нет!

— Зови кого-нибудь из них сюда! — распорядилась Вера, способная организовать даже меланхоличных и несобранных музыкантов, певцов и дирижеров. — Пусть несут все это на столы!

Я устроилась на высокой табуретке у окна и с аппетитом уплетала всякую всячину, наблюдая, как ребята и девчонки снуют туда-сюда с тарелками, блюдами, вазочками и коробками.

— Привет, Ася, — вдруг услышала глубокий проникновенный голос Влада, единственного человека, с которым я водила дружбу в училище. — Как всегда одна, наедине с едой. И куда только все девается у тебя? Одна кожа да кости.

— Ой, привет! — радостно подскочила и чмокнула друга в щеку. — Ты уже вернулся? Как отец? Как Лондон?

— Отец в порядке, — сдержанно ответил он, придвигая стул и садясь на него верхом, — опять убеждал переехать к нему и продолжить образование в Англии. Говорит, что я загублю и себя, и свой талант здесь.

— И он тысячу раз прав! — вступила в наш единственный спор, который длился уже не первый год. — Ты прекрасный дирижер! Зачем тебе Новосибирск? Мог бы на худой конец в Москву поступить. Там возможностей больше!

— А сама чего в столицу не подалась? — нахмурился Влад. — Ты ведь лучшая флейтистка из всех, кого я когда-либо слышал. Вон и в консерваторию прошла без экзаменов.

— Ты же знаешь, что я не могу бросить бабушку, — надулась, вспоминая, как нелегко мне далось решение о поступлении в консерваторию именно нашего региона.

— Ну а я не могу бросить мать, — усмехнулся он, разводя руками. — Так что будем вместе и в Новосибе учиться. А дальше видно будет. Может, Москва еще услышит о нас в будущем.

— Обязательно услышит! — заверила его, смеясь. — Вот станем звездами мировой величины, и твой папа прилетит на наш концерт.

— Это вряд ли, — отрезал друг. — От него подобного порыва не дождешься.

— Владик! Вот ты где! Пойдем скорее, тебя уже все обыскались, — капризно надула подкрашенные губки Нинка, заходя на кухню.

— Я вообще-то занят, — недовольно отозвался парень.

— Чем это? — бросила первая вокалистка нашего курса на меня уничижительный взгляд. — Яне и без тебя здесь хорошо. Вон Витек ее уже потерял. А нас народ ждет. Сейчас в мафию резаться будем.

— Ты с нами? — с надеждой взглянул на меня друг, молча прося помощи в его сложных взаимоотношениях с красивой и обеспеченной певицей.

— Не, — тут же открестилась, усиленно замотав головой, — я и карты — вещи несовместимые.

— Вот видишь, — победно оскалилась хозяйка вечера. — Ты зря беспокоишься. Ну, пойдем.

Влад со вздохом поднялся и пошел за ней. Вообще-то смотрелись они вместе классно. И я не раз бесила друга этим утверждением. Высокий, русоволосый и синеглазый Владислав Становой идеально подходил маленькой стройной сероглазой блондинке Нине Ровницкой. Она давно в него была влюблена, но он почему-то медлил с развитием отношений. Хотя все остальные парни всегда завидовали Владу, поскольку Нинка считалась главной красавицей среди наших девчонок. Наверное, только долговязый Витек был не восприимчив к женским чарам роковой блондинки всея музыкального училища.

— Яна, ты не хочешь присоединиться ко всем остальным? — появился в дверях Кощей, как я про себя давно окрестила Витьку. — Там весело.

— Не горю желанием орать за игрой в карты и пить пиво, — вяло отозвалась, доедая то, что еще осталось на моей тарелке. — Иди без меня.

— Ну что ты, — возмутился парень, плюхаясь на стул. — Я тогда лучше с тобой здесь посижу. Уже все собрала для переезда в общежитие? Может, я помогу тебе с вещами? У друзей машина есть, они с удовольствием отвезут нас в Новосиб.

— Я пока даже не начинала, — ответила со вздохом, тут же вспомнив, что дома меня ждет бабушка, с которой мне совсем скоро предстоит расстаться на целых полгода впервые в жизни. — И еще не думала о том, как доберусь до общежития.

— Не волнуйся, — начал успокаивать меня Витек. — Я уже все продумал. Могу забрать тебя от дома на машине часов в шесть утра, и рванем в Новосибирск. Там нас встретят мои знакомые и помогут заселиться.

— Обсудим, — кивнула чисто формально, не собираясь никуда с ним ехать. — Слушай, я тут подумала, что уезжать так скоро, а я чемодан еще не нашла. Пойду-ка я домой. Вещи как раз соберу.

— Я тебя провожу, — выпалил Витька, резко вскочив на ноги и пошатнувшись.

— Что-то мне подсказывает, — весело протянула, — что это тебя сегодня нужно провожать. А я на автобусе без проблем доеду.

— Нет-нет, — засуетился парень, выходя вслед за мной в коридор. — Давай хоть до остановки пройдемся.

— Ладно, — ухватилась за возможность быстро от него отделаться. — Всем пока. Я ушла. Удачно потусоваться. Была рада нашей встрече!

— Пока! — грянул нестройный хор голосов.

— Уже уходишь? — перекрикивая всех, спросил Влад. — Может, останешься? Ты ведь совсем недавно пришла.

— Не могу, — отказалась, глазами указывая на Витьку за моей спиной. — Дома дела ждут. Еще увидимся.

Помахала всем на прощание и покинула Нинкину квартиру вместе с Кощеем.

Глава 2

Глава 2

На улице уже успело стемнеть, хотя время еще было не позднее. Осень приближалась, и это чувствовалось и по прохладному ветерку, и по желтеющим макушкам тополей, и по виду сухой травы на выжженных за лето газонах.

— Яна, — обратился ко мне Витька, плетясь сбоку, — я хотел с тобой серьезно поговорить.

У меня прямо зубы заныли от нехорошего предчувствия.

— Вить, — прервала его излияния, прибавляя шаг, — может, в другой раз? Сегодня я спешу. Ты нетрезв. Да и вообще, погода не предрасполагает к серьезным беседам.

— Понимаешь, — не унимался он, силясь меня нагнать, — я давно хотел тебе сказать об этом. Только все не решался. А сегодня выпил исключительно для храбрости.

Ага, как же! А кто, интересно, на выпускном напился так, что потом всей группой откачивали? Я, видимо.

— Ой, вон мой автобус вдалеке едет! — воскликнула, дойдя наконец до остановки. — Мне пора. Спасибо, что проводил!

— Нет, Яна, — взмолился парень, хватая меня за руку. — Погоди. Езжай на следующем.

— Вообще-то они редко ходят, — нахмурилась, удивляясь стальной хватке этого щуплого типа. — Меня бабушка ждет. Пусти.

— Яна, я…

— Кто это с тобой здесь, Витек? — услышали мы басовитый мужской голос за спиной и обернулись. — О, вот это удача! Как тебя зовут, симпатяга?

— Здорово, Слава, — удивленно промямлил однокурсник. — Это Яна. Я про нее тебе рассказывал.

— А! Твоя ненаглядная любовь, что ли? — ухмыльнулся здоровенный темноволосый бугай в кожаной куртке с бутылкой пива в руке. — Смазливая. Дай-ка я с ней сам познакомлюсь поближе.

Брюнет отпихнул Витьку от меня и придвинулся так близко, что я мгновенно уловила непередаваемое амбре из смеси запахов сигаретного дыма, алкоголя, лука и еще чего-то, что сложно было идентифицировать.

— Нет, Славка! — завопил Витек. — Не смей к ней приставать! Она не такая, как эти твои шалавы!

— Ну, это еще проверить нужно, — загоготал детина, окидывая меня оценивающим взглядом с головы до ног. — Эй, пацаны! Зацените, кого я тут нашел!

Из-за угла ближайшего дома вышли еще трое качков в косухах. Вид у всех был совершенно не обезображенный интеллектом. И где только Витька таких откопал? А главное, как мне унести теперь отсюда ноги?

— Эй, детка, — обратился ко мне брюнет, — чего молчишь? Немая, что ли? Как тебе наша компания? Хочешь, в тачке прокатим по городу?

— Мечтаю, чтобы ты убрался со своими шавками подальше и перестал уже вонять перегаром на весь район, — огрызнулась, отталкивая Славика от себя и подлетая к обочине дороги.

Мимо мчались автомобили, но никто, конечно же, не собирался останавливаться и вмешиваться в разборки пьяной молодежи. Автобус, про который я так бодро соврала Витьке, оказался не моим и свернул на соседнюю улицу, так и не доехав до остановки.

— Ты куда это собралась? — схватил меня за плечо пьяный Витькин знакомый и рывком развернул к себе. — Мы еще не закончили разговор!

Парень не рассчитал силы, и я врезалась в его мускулистую грудь, получив застежкой куртки по лбу.

— Ай! — вскрикнула, потирая ушибленное место. — Отвяжись, придурок!

— Слав! Отстань от нее! — заорал на всю улицу Витька, подлетая к бугаю со спины и усиленно молотя его руками. — Помогите! Полиция!

— Заткните этого олуха! — гаркнул брюнет своим подпевалам, швыряя Кощея прямо им в лапы. — А ты иди ко мне.

Парень притянул меня к себе и уткнулся лицом в мои изрядно растрепавшиеся волосы. Вдохнул полной грудью и ошарашено выдал:

— Ведьма! Только вошедшая в полную силу! Вот это сюрприз! И как я тебя проглядел в этом никчемном городишке? Вот отец обрадуется, когда я тебя ему доставлю. Только мы для начала развлечемся немного. Правда, правитель запрещает трогать чародеек. Якобы это плохо отражается на накоплении магии впоследствии. Но мы ведь ему ничего не скажем, верно? Всего разок! Обещаю. А потом сразу тебя передам, куда следует.

Безотчетный ужас парализовал меня, не давая связно мыслить. Какая ведьма? Что еще за отец? Магия? Передо мной псих, который явно собирается меня украсть и неизвестно что и где делать. Нужно хотя бы попытаться что-то предпринять. Я не могу погибнуть. Бабушка не переживет еще и мое исчезновение.

Вырвав бутылку пива из его руки, выплеснула вонючее содержимое здоровяку в лицо, и, пока он инстинктивно ослабил хватку и потянулся, чтобы утереться, помчалась вдоль улицы.

— Ах ты дрянь! — взревел Славик, словно тигр, упустивший добычу. — Хватайте ее, уроды! Сбежит, сами будете перед правителем оправдываться!

Оглядываться и смотреть, что там происходит за моей спиной, было некогда. Я бежала изо всех сил и не представляла, куда бегу и что сделать, чтобы спастись. Внезапно слух резанула полицейская сирена, неминуемо надвигающаяся на меня. Обернулась, чтобы понять, могу ли попросить о помощи. Но мигалки видно не было.

— Быстро в машину! — услышала голос Влада из открытого окошка резко затормозившего авто.

Рывком открыв машину, плюхнулась на переднее сидение и захлопнула дверь уже на полном ходу.

Я сидела и бездумно смотрела прямо перед собой. Сердце грохотало где-то в районе горла, не позволяя ни говорить, ни даже дышать нормально. Странное оцепенение навалилось, как неподъемный ватный матрас, оглушив и лишив желания шевелиться.

— Отомри уже, — усмехнулся Влад, вдавливая педаль газа в пол и пролетая все светофоры на красный свет. — Вроде оторвались.

— Кажется, ты спас мне жизнь, — еле выдавила непослушными губами.

— Ну ты умеешь найти неприятности на ровном месте, — попытался улыбнуться он, но тут же нахмурился. — Случайно встретить охотников — это нужно постараться.

— Кого? — удивленно переспросила. — Что за охотники? Это были какие-то приятели Витьки. Не знаю, где он с ними познакомился, но типы просто жуть. А их главарь, Славик, вообще чокнутый. Назвал меня ведьмой и хотел тащить к какому-то отцу, который не позволяет ему развлекаться с девушками. Думала, умом тронусь. Повезло, что мимо полиция проезжала.

— Это я динамик врубил на полную мощность, чтобы спугнуть придурков, — сдержано отозвался друг, выруливая на окраину города. — Пару недель назад закачал на телефон звук полицейской сирены чисто ради прикола. А сегодня, как видишь, пригодилось.

— Влад, спасибо! — запоздало поблагодарила, заливаясь слезами.

— Ну вот, — вздохнул он, — отходняк начался. В бардачке упаковка влажных салфеток есть. Возьми, если нужно.

— Спасибо, — отозвалась, всхлипывая.

Вскоре подъехали к моему дому и остановились на обочине.

— Тебе лучше? — с тревогой уточнил Влад, заглядывая в мои опухшие глаза.

— Нормально, — вяло отозвалась, сморкаясь. — Откуда у тебя машина?

— Отец в честь окончания училища денег подарил на приличную тачку, — пожал плечами друг. — Эту, конечно, приличной не назовешь, но она вполне надежная. Оставшиеся средства после ее покупки отдал матери на лечение. Ей они нужнее, а машина, как говорится, не роскошь.

— Как ты оказался рядом так вовремя? — задала терзавший меня всю дорогу вопрос.

— Когда вы ушли, вышел на балкон подышать, — начал рассказывать Влад. — Смотрю, за вами какой-то тип увязался. Показалось странным. Пошел на улицу, сел в машину и объехал по кругу, чтобы увидеть происходящее на остановке. А там уже все было совсем запущено. Пришлось быстро придумывать что-нибудь. Но ты и сама молодец. Не растерялась.

— Не знаю, что на меня нашло, — вздохнула. — Я ведь обычно приветливая и вежливая. А тут просто как невменяемая себя вела. Нагрубила этому Славику. Пивом его облила. Мерзейший тип.

— Обычная реакция ведьмы на охотника, — тепло улыбнулся друг, погладив меня по голове.

— И ты туда же?! — возмутилась. — Какая еще ведьма? Что за бред?

— Тебе Валентина Петровна ничего не рассказала, что ли? — удивился в свою очередь Влад.

— Что не рассказала? — спросила с подозрением.

— Ясно, — нахмурился парень. — Очень опрометчиво с ее стороны. Я сейчас объяснять тебе ничего не буду, поскольку всегда лучше, чтобы о таком поведал близкий человек. Но тебе нужно исчезнуть из города на какое-то время. Иначе охотники все равно тебя выследят. Они чувствуют силу и тянутся к ней. Иди домой и поговори с бабушкой.

— Ладно, — опешила от его слов, снова впадая в ступор. — Тогда пока.

— Пока, Ася, — встревожено отозвался он, внимательно следя за тем, как я прошла через калитку своего дома. — И почему вечно все не вовремя? Мать не бросишь сейчас одну. Что же делать?

Так и не придумав ничего подходящего, молодой человек поехал вдоль по улице и скоро скрылся за поворотом.

— Ба, я дома, — устало ввалилась в прихожую, бросила сумочку и сняла сандалии. — Как ты тут без меня?

— В порядке, — отозвалась Валентина Петровна, выходя мне навстречу. — Что случилось? Ты плакала?

— Пойдем на кухню, — предложила, рассматривая перепуганное лицо бабушки. — Там все обсудим. Тебе ведь есть что мне сказать? Правда?

— Ася, я… — виновато опустила она глаза.

— Ты не могла бы сделать чай, пока я руки помою? — попросила, мечтая спокойно посидеть и прийти в себя.

— Конечно, — с готовностью откликнулась она и ушла вперед.

Когда я опустошила две чашки своего любимого черного чая с бергамотом и заела тяжелый вечер булочками, бабушка почувствовала, что пора поговорить.

— Ася, расскажи, что произошло?

— Меня сегодня чуть не поймали охотники, — безразлично выдала, глядя в одну точку. — А ведь я даже не в курсе, что они вообще в природе существуют. Бабушка, как такое может быть? Он назвал меня ведьмой. Твердил про какого-то отца и магию. Чудом удалось убежать. Влад помог.

— Ох, девочка моя, — поменялась в лице Валентина Петровна. — Не думала, что они в такую глушь доберутся. Да, видно, чему быть, того не миновать. Значит, навел кто-то из своих. Давно нужно было тебе все рассказать. Но я надеялась, что сила в тебе будет слабая, незаметная. Такое редко случается, но все-таки бывает. Ты ведь выросла здесь. Мне хотелось верить, что это помогло избежать становления дара. Но, как видишь, все мои чаяния были напрасны. Как минуло тебе двадцать один, так дар полностью и раскрылся.

— О чем ты? — утомленно спросила, уже устав удивляться. — Мой день рождения только вчера был. И никаких изменений я не чувствую.

— Так ты и не поймешь ничего, — вздохнула бабушка. — Опыта у тебя нет. Да и в этом мире работать с магической энергией очень сложно. Только те, кто уже обучен, способны понять такие тонкие вещи.

— Ба, давай по порядку, — перебила ее обескуражено. — Я с трудом понимаю, о чем речь. Объясни по-человечески, что все это значит?

— Я и твой покойный дед родились совсем не на планете Земля, — начала делиться она. — Здесь в ходу теория о существовании параллельных реальностей или миров. Так вот, мы жители иной Вселенной. В нашем мире тоже много людей, но у нас другая природа, климат, традиции. А главное, среди нас периодически рождаются люди с особыми способностями. Они могут черпать силу из мирового источника магической энергии и управлять ею. Их все называют по-разному, кто чародеями, кто волшебниками, колдунами или магами, а иные — ведьмами и ведьмаками. Когда-то давно маги властвовали в нашем мире, справедливо управляя государствами. Но в определенный момент к власти пришли несколько могущественных волшебников, которые возомнили себя выше и лучше других, собрали вокруг армию магов, угнетали обычных людей и более слабых волшебников, безнаказанно чинили расправу над невинными. Тогда обычные люди объединились с некоторыми чародеями, которых не устраивал подобный расклад, и восстали против тирании всесильных магов, создав целую систему, позволяющую бороться с властителями.

Я слушала бабушку, боясь пропустить хоть слово, и не верила, что все это где-то существует на самом деле.

— Среди мятежников выделился целый клан тех, кто занимался исключительно борьбой с волшебниками, — продолжала Валентина Петровна. — Их назвали охотниками. По сути, охотники — те же чародеи, только очень слабые. Колдовство как таковое им не подвластно. Но зато они могут чувствовать магию. У них есть способность определять магов по запаху, особому аромату магической энергии, исходящему от волшебников. Охотники уничтожили наиболее сильных колдунов, выследив и убив исподтишка. К власти пришли люди и издали указ о запрете свободного использования магии. Тех чародеев, которые не принадлежали к клану охотников, начали отлавливать и заточать в специальные тюрьмы для того, чтобы они работали на людей, создавали различные артефакты, варили зелья, накладывали заклинания. Ведь из-за большого количества магической энергии в моем мире технический прогресс минимален. Никому и в голову не приходит развивать науку, поскольку применение магии позволяет решить большинство проблем.

— Бабушка, но я-то здесь причем? — возмутилась. — Я не владею никакой магией, ничего не знаю о твоем мире, живу и никого не трогаю. Почему охотники захотели меня забрать?

— Когда волшебники поняли, что ничего хорошего их в том мире не ждет, — пояснила пожилая женщина, — они нашли способ избежать незавидной доли и открыли перемещение между мирами. Чародеи массово сбегали из моего мира, стремясь спасти если не себя, то хотя бы своих детей. Дар передается по наследству. В разной степени, не обязательно всем потомкам, но всегда есть шанс рождения детей со способностями к магии. Никто не желал, чтобы их дети прожили всю свою жизнь в заточении. Я выросла в том мире, научилась колдовать у наставницы, чудом избежала тюрьмы. Дед твой любил меня с самого детства и предложил вместе сбежать на Землю. И я согласилась. Мы перенеслись сюда, поженились, и у нас родилась твоя мама. Тоже одаренная. Нам хотелось, чтобы она никогда не узнала о существовании параллельных миров и прожила нормальную жизнь здесь. Но новые правители и охотники тоже осознали, что в моем мире скоро чародеев не останется. Они просто разбегутся по разным мирам, и магией некому будет пользоваться. Как тогда жить обычным людям? Самим все делать? Это же неудобно и сложно! Гораздо проще заставлять магов работать и пользоваться плодами их трудов, продавая волшебные творения обывателям за баснословные деньги. И охотники тоже изыскали способ перемещения в иные реальности, чтобы уже здесь отлавливать необученных молодых чародеев и переправлять их обратно в тот мир, откуда удалось сбежать их предкам. Конечно, с таких несмышленых магов проку мало. Ведь использование магической энергии — трудоемкий и довольно опасный процесс, здесь одних природных способностей мало. Зато таких одаренных можно использовать как природный аккумулятор энергии и выкачивать из них силы для нужд уже обученных магов. Так что охотникам даже выгодно поставлять именно молодых и ничего не подозревающих о магии чародеев.

— Звучит жутко, — шокировано откликнулась я, борясь с приступом надвигающейся истерики.

— Твоя мама познакомилась с твоим отцом в пионерлагере, — снова заговорила бабушка. — Она была отличницей и ей дали бесплатную путевку на море. Там Лиза и встретила Николая. Он тоже оказался одаренным. Ребята сдружились и по возвращении начали переписываться. А когда пришла пора поступать в институт, пошли в один ВУЗ. На последнем курсе поженились. Потом ты родилась. Дед твой к тому времени сильно занемог. Я пыталась ему чем-то помочь, но его сердце с возрастом ослабло, и он умер. В ту пору мне казалось, что никакие тени из прошлого уже не настигнут нас. Но когда твои родители не вернулись из поездки, я точно знала, что искать бесполезно. Охотники забрали их в мой мир. Я все продала и увезла тебя в глухомань, чтобы избежать этого кошмара. Но все снова повторяется. Тебе нужно спрятаться, Ася. Иначе они не отвяжутся, пока не выследят тебя и не заберут.

— Но где же я могу скрыться? — проговорила сквозь слезы. — Даже если уеду в другую страну, это не гарантирует того, что охотники и там меня не поймают. Как я понимаю, они повсюду.

— Есть у меня одно место, — сосредоточенно отозвалась Валентина Петровна, поднимаясь из-за стола, — там поживешь какое-то время. Познакомишься с моей подругой, может, чему дельному научишься. А там видно будет.

— А как же ты? — испугалась. — Тебя эти выродки не схватят?

— Я им не интересна, — отмахнулась бабушка. — Старая уже. Энергию из меня не выкачать, дряхлое тело не позволит. Им самим силы сейчас позарез нужны, чтобы прожить подольше. Так что они ищут молодых или на худой конец среднего возраста, когда есть еще возможность что-нибудь с такого волшебника получить.

Мы прошли в гостиную, где бабушка тут же принялась раздвигать в стороны всю мебель, освобождая центр комнаты.

— Ба, что ты делаешь? — изумилась.

— Ты пойди собери самое необходимое, — распорядилась она, не останавливаясь. — А я подготовлю все, чтобы отправить тебя в другой мир.

— Что?! — остолбенела. — Как в другой мир? А как же консерватория? Да и что я буду в другом мире делать-то? Я ничего не знаю. Кроме игры на флейте, ничего не умею.

— Послушай меня, Ася, — строго проговорила Валентина Петровна. — Сейчас речь идет о том, чтобы сохранить тебе жизнь и свободу. Понимаешь? Ты усердная и смышленая. Разберешься, что к чему. Да и моя подруга тебе поможет. Соберись с мыслями и иди уже вещи складывать. Время дорого.

Молча развернулась и пошла в свою комнату. Зайдя внутрь, села на кровать и оглядела все вокруг. Что можно взять с собой в другой мир? Да я понятия не имею, что может там понадобиться! Но бабушка права. Если это поможет избежать очередной встречи со Славиком и ему подобными, то можно сбежать вообще куда угодно, а не только в иную реальность.

Схватила свой рюкзак и принялась быстро туда бросать необходимые в первую очередь, по моим соображениям, вещи. Расческа, нитки, иголки, крем, ручка, тетрадка, фонарик, белье, еще какие-то мелочи. Сбегала на кухню, прихватила спички и складной ножик. Когда перестала метаться по комнате, взгляд сам собой упал на футляр с флейтой. Боже! Как я буду без музыки? А вдруг я оттуда никогда больше не вернусь? Будь что будет, но с инструментом я не расстанусь!

Вернулась в гостиную с рюкзаком за плечами и футляром в руке.

— Собралась? — уточнила бабушка, рисуя мелом какие-то странные символы в идеально ровном круге на полу. — Молодец! Теперь надень на шею вот это. Запомни, Ася, в другом мире все несколько иначе. Даже ты сама там будешь отличаться от той себя, к которой привыкла. Ничему не удивляйся. Слушайся Рамину. Захочешь вернуться обратно, спроси у нее как, и она поможет. С учебой я вопрос улажу. Сейчас главное — исчезнуть. Охотники потеряют твой след и займутся поисками других магов.

— Ба, береги себя, — опустошенно проговорила, не веря, что все это происходит со мной.

— Девочка моя, не волнуйся! — бросилась мне на шею старушка. — Я со всем справлюсь. Ты только сама не делай глупостей. И мы обязательно встретимся когда-нибудь.

Обняла единственного родного человека в этом мире и горько заплакала. Ну, почему все случилось именно сейчас? Почему я должна все бросить и куда-то бежать? Отчего моя устоявшаяся и распланированная жизнь в одночасье превратилась в форменный бардак?

— Не горюй, Ася, — потрепала меня по волосам бабушка. — Все наладится.

В последний раз ее обняв, прошла в центр круга, на который указала пожилая женщина.

— Ложись на пол и закрой глаза, — проинструктировала она. — Я буду читать заклинания, а ты просто ничего не делай. Может возникнуть легкое головокружение. Когда все закончится, сама поймешь. Васька, помогай. Волшбу творить будем.

Глава 3

Глава 3

Я улеглась в центр круга, положила рюкзак под голову, а футляр с флейтой прижала к груди. Страх цепко держал сознание в своих когтистых лапах и терзал разум все новыми и новыми тревожными мыслями.

А потом я услышала странно изменившийся голос бабушки. Валентина Петровна монотонно бубнила одну фразу на непонятном языке за другой. С каждой секундой звучание становилось все громче и в то же время ниже по тембру. Бабушка воспроизводила только ей ведомый ритм, все быстрее и быстрее проговаривая слова. В определенный момент звуки слились в сплошной поток, взметнулись ввысь и, достигнув кульминации, резко оборвались. Голова моя закружилась, ощущение свободного падения обескуражило, и я перестала что-либо понимать.

— МЯУ!!! — раздался истошный вопль, видимо, кота где-то подо мной. — Куда прешь, дура! Не видишь что ли, я еще не успел отойти отсюда.

Открыла глаза и огляделась. Где это я? Вокруг стоял дремучий лес, солнечные лучи едва касались верхушек высоких деревьев. Я лежала на полянке, окруженной каменными, грубо высеченными столбами, а подо мной кто-то шевелился. Испугавшись, подскочила на ноги, но голова вновь закружилась и я опустилась на колени рядом со своими вещами.

— Ну что ты тут расселась! — принялся возмущаться громадный, абсолютно черный кот со светящимися в наступающих сумерках зелеными глазами. — Помоги мне выбраться! Не видишь? Я здесь запутался!

— Васька, тебя что, вместе со мной перенесло? — изумилась, во все глаза рассматривая это говорящее чудо.

— Сама ты Васька! — не на шутку разозлился кот. — Деревенщина! Да я… Да я… Да ты знаешь, кто я? МЯУ! Вот!

— Правда, что ли? — скептически хмыкнула, вглядываясь в темноту и пытаясь сообразить, куда мне теперь идти. — Ну Мяу, так Мяу. Мне, в общем-то, без разницы. Не Васька, и ладно.

Надела рюкзак на плечи, прихватила футляр и поднялась на ноги. За одним из столбов виднелась тропинка. Скорее всего, именно она выведет меня в нужном направлении.

— Эй, ты куда? — снова заверещал котяра. — А как же я? Ты обязана меня распутать и всячески содействовать моему комфортному размещению в этой глуши!

— Слушай, — бросила раздраженно, — ты только и делаешь, что обзываешься, приказываешь и требуешь! Я тебя знать не знаю, и мне совершенно все равно, что там тебе сию минуту приспичило. У меня своих проблем завались. Так что давай сразу договоримся, я тебя распутаю, а дальше ты уж как-нибудь сам. И не надейся, что я буду возиться с каким-то говорящим котом. У меня нет на это времени!

— С каким котом? — опешил кошак. — Здесь нет никаких котов!

— А ты, спрашивается, кто? — удивилась в свою очередь. — Кот и есть. Посмотри на свои лапы и хвост. Но если это для тебя не аргумент, то взгляни вот сюда.

Достав маленькое зеркальце, сунула прямо к морде животного, чтобы кот мог спокойно себя рассмотреть. Никогда не думала, что мимика у представителей семейства кошачьих такая выразительная! У бедолаги округлились и без того огромные глаза, он открывал и закрывал пасть, так и не произнося ни звука, и тяжело дышал.

— Вот видишь, — снисходительно произнесла, присаживаясь рядом с ним и светя карманным фонариком на его передние лапы, которые запутались в какой-то тонкой, но довольно прочной веревке, — кот — это ты. Ну вот и все. Ты свободен. Можешь дальше идти по своим делам, а мне пора. Счастливо.

— Этого не может быть, — потерянно пробубнил пушистый. — Этого просто не может быть. Эй, постой! Ты куда!

— Я же сказала, — со вздохом обернулась, — что тороплюсь.

— Возьми меня с собой! — забеспокоился кот, подбегая ко мне. — Я же один пропаду. А ты хоть покормишь меня.

— Ну ты и нахал! — изумилась. — Чем я тебя кормить-то буду? Мне самой есть нечего. Сейчас еще предстоит разбираться, смогу ли я где-то сегодня переночевать. Как я к людям чужим тебя притащу? Думаешь вообще, о чем говоришь?

— Ты должна обо мне позаботиться! — снова начал напирать этот начальник.

— Никому я ничего не должна, — отрезала. — Я тебя впервые живу. А ты уже надоел мне дальше некуда. Отвяжись и иди своей дорогой.

— Ах ты девка деревенская! — зашипел на меня этот паразит. — Как ты смеешь со мной так обращаться?! Да я тебя в порошок сотру!

— Интересно будет на это посмотреть, — буркнула в ответ, спеша по тропинке вперед. — Максимум на что тебя хватит, так это исцарапать меня. Неприятно, конечно, но я переживу. А на счет деревенщины — это ты зря. Я лауреат многочисленных музыкальных конкурсов. Меня даже в консерваторию приняли без экзаменов как победительницу главного музыкального фестиваля региона. Так что по степени своего образования и культуры я тебя в любом случае превосхожу.

На опушке леса, куда я скоро вышла, стоял маленький кирпичный домик с печной трубой на крыше, откуда поднимался уютный дымок. В душе что-то перевернулось от этого на первый взгляд простого зрелища. Как будто я долго путешествовала по дальним странам и только теперь вернулась домой. Непреодолимое чувство радости поднялось в душе, и я рассмеялась, устремляясь к крыльцу.

Мне навстречу вышла пожилая женщина в простом темно-сером длинном платье, белоснежном переднике и таком же чепце.

— О, прибыла, милая! — добродушно воскликнула старушка. — Как добралась? Не сильно трясло?

— Здравствуйте! — восторженно поприветствовала женщину. — Все в порядке. Только голова немного закружилась. Но это быстро прошло. Мое имя — Асияна, а вы Рамина?

— Проходи в дом, Ася, — тепло улыбнулась она. — Раминой меня только бабушка твоя теперь и зовет. Для остальных я «старая карга» или «ведьма».

— Ведьма и есть, — неприязненно буркнул кошак.

— Замолчи немедленно! — напустилась на него. — Как можно так себя вести с хозяйкой этого дома?

Кот с полным непримиримого достоинства видом отвернулся от нас в сторону.

— Ой, ты себе уже и котика завела?! — умилилась Рамина. — Прелесть какая! Хоть твой кот и непрост, но для наших целей вполне сгодится.

— Это и не мой вовсе, — сразу же открестилась от этакого счастья. — Прицепился по дороге и никак не отвяжется. Грубиян мохнатый.

— Сама простолюдинка бестолковая, — тут же огрызнулся кошак, окатив нас презрительным взглядом.

— Вот видите! — возмущенно показала на наглую черную морду. — Еще и обзывается! Тоже мне, аристократ невоспитанный.

— Раз говоришь с животным, — наставительно проговорила старушка, — значит, оно тебя признало хозяйкой и будет тебе верой и правдой служить. Понимать его речь сможешь только ты и больше никто. Волшебницам помощники испокон веков нужны были. Поэтому прекращай с ним ругаться и постарайся наладить контакт. Как его зовут, выяснила?

— Он все время «мяу» на свое имя отвечает, — пожала плечами, переваривая услышанное. — Может, его так и зовут?

— Это вряд ли, — покачала головой Рамина. — Скорее всего, не может назвать свое настоящее имя. И такое иногда бывает. Так что тебе придется самой ему дать новое. Ну и заботиться о бедняге. Он без тебя теперь пропадет.

— Вот не было печали, — расстроилась я такому никудышному приобретению.

— Сам не в восторге от тебя, рыжая, — процедил сквозь зубы кот. — И не вздумай меня Васькой каким назвать! Жизни тебе спокойной не дам.

— Можно подумать, ты вообще способен сделать кому-то что-то хорошее? — обиженно сложила руки на груди. — С твоими замашками только во дворце сидеть и командовать челядью. Принесите мне то, отнесите вот это. Я тебе не служанка. И не рыжая!

— Вы проходите внутрь, — крикнула из дома Рамина, — не стойте на пороге. А цвет волос у тебя действительно рыжий. Вот зеркало висит, взгляни.

Позабыв все на свете, влетела в крохотную прихожую и уставилась на зеркальную поверхность. О Боже! Кто это? Черты лица и фигура остались прежними, но ярко-рыжие кудри придали мне какой-то поистине колдовской вид. А значительно позеленевшие глаза тлели бесовским огоньком.

— В кого я превратилась? — потрясенно выдохнула.

— В настоящую чародейку, — с гордостью поведала хозяйка дома. — Вернее, в будущую. Жить будешь вместе с котом вот в этой комнате. Здесь у меня умывальник. Отхожее место на улице за домом. Приводи себя в порядок и приходи на кухню. Покормлю и тебя, и кота твоего.

Зашла в маленькое уютное помещение и положила на стул рюкзак и футляр с флейтой. Присела на кровать и вздохнула. Ну вот и начинается в моей жизни очередной этап. Только пока неясно, что он мне принесет.

— Чулан какой-то, а не комната, — фыркнул котяра, запрыгивая на кровать и принимаясь мять лапами подушку.

— А ну брысь отсюда! — завопила, хватая этого слона и чудом спихивая на пол. — Все тебе не так и не эдак. Спать будешь на коврике. Не нравится, можешь убираться куда подальше. Видеть тебя уже не могу.

— Ты должна уступить мне кровать, — высокомерно возвестил этот дворянин недобитый.

— А дом тебе не уступить, случаем? — спросила с иронией. — Коврик — это максимум того, на что ты можешь рассчитывать. Таких, как ты, и на порог приличного дома пускать не стоит. Я бы тебя на улице оставила, если бы Рамина не настояла на том, что ты полезен. Как по мне, более никчемное животное еще поискать. Одно недовольство от тебя и приказы.

— Хамка неотесанная, — бросил кот, запрыгивая на подоконник и выглядывая во двор. — Иди уже умываться. Я есть хочу.

От возмущения я даже не сразу нашлась с ответом, поэтому плюнула в душе на этого кошака и пошла приводить себя в порядок.

Кухня в домике была крохотная, но хозяйка умудрялась вертеться на ней и ничего не задевать. Присев на стул, выжидательно посмотрела на Рамину.

— Держи, — поставила она передо мной тарелку со странного вида блюдом, похожим на наше рагу. — Не смотри так подозрительно. Это мясо с овощами. Ешь спокойно. А это тебе, котик. Хоть ты и не привык к такой простой пище, но изысков тебе предложить не могу.

— А почему вы думаете, что он не привык к подобной еде? — поинтересовалась.

— Я вижу больше, чем ты, — пожала плечами старушка. — Поэтому знаю, что этот красавец раньше жил совсем по-другому. Но сейчас это неважно. Ты ему поможешь вернуться к привычному образу жизни, если, конечно, и он тебе помогать будет. Ведь волшебство — процесс увлекательный и добровольный. Хочешь — участвуешь, а хочешь — нет.

— Тоже мне, прорицательница, — буркнул кот и уткнулся в свою миску.

— Неблагодарный, — осуждающе покачала головой.

— Большое спасибо! Очень вкусно.

— На здоровье, милая, — довольно улыбнулась женщина. — Расскажи, как поживает Ванирина? Что нового на Земле? Почему она тебя сюда отправила?

— Как вы бабушку назвали? — переспросила. — Ее же Валентина зовут.

— Это там ее зовут так, — отмахнулась Рамина. — А здесь свои имена. Ванириной ее родители назвали.

— Понятно, — протянула. — Все у нас было в порядке до сегодняшнего дня. На меня охотники то ли наткнулись случайно, то ли специально выследили. Вот и пришлось бабушке меня спрятать временно. Я вас не сильно потревожила? Вы уж извините, что так внезапно на вашу голову свалилась.

— Ну не то чтобы внезапно, — задумчиво проговорила старушка. — Мы давно с Ванириной спорили на эту тему. Она категорически против была твоего обучения и вообще осведомления об этом мире и его особенностях. И вот к чему это привело. Мало ей было случая с твоими родителями. Ничему-то жизнь не научила. Я вот своего внука с малолетства приучала ко всему. А тебе вон двадцать один, и что? Дар в полную силу вошел, а ты и понятия не имеешь, что со всем этим делать. Охотники повсюду. От них защищаться нужно уметь.

— А они сюда не могут прийти? — испугалась.

— Нет, — беспечно отозвалась Рамина. — Чего им тут искать-то? Про меня они знают. Только толку для них от этого никакого. Старая больно да дряхлая. И волшебница из меня средненькая. В заточении много не наколдую, а силу через меня получить уже нереально. Раньше я долго на Земле жила, там и состарилась. Потом вот обратно вернулась. Теперь здесь время коротаю, помогаю добрым людям по возможности. Сейчас в Изгране правит Вонимир Третий, брат покойного Парфирия, да освятят духи его посмертие. Хороший был император. При нем волшебникам не так тяжко жилось, даже какая-то надежда появилась, что смогут маги и люди жить в нашей стране бок о бок, без неприязни. Но рано умер. Осталась наследная принцесса Мириам на попечении дяди-опекуна. А Вонимир как власть получил, так все наши надежды и рухнули. Законы ужесточил, молодых волшебников по другим мирам приказал отлавливать. Тех, кто уже в заточении был, заставил работать еще больше. В этом мире и нет ни одного волшебника, оставшегося на свободе. Все, кто мог, сбежали, детей попрятали, молодежь растет, ничего о магии не ведая. С каждым годом магический фон этого мира истощается, энергии все меньше. И это результат бестолковой борьбы с чародеями. А чего с ними бороться-то? Вонимир разве лучше, что ли, правителей-магов древности? Все то же самое делает. Нищих притесняет, волшебников угнетает, богачам благоволит. А все мнит себя спасителем мира от агрессоров. В общем, тоска одна.

— Подскажите, сколько всего государств в этом мире? — принялась расспрашивать. — И на каких языках люди разговаривают?

— Государств достаточно, — поделилась Рамина. — Вон у меня карта на стене висит. Можешь потом ознакомиться на досуге. Для внука приобрела, чтобы в курсе всего был. А язык у нас всеобщий. Чародеи древние его изобрели и обучили всех жителей этого мира постепенно, чтобы удобнее общаться было.

— Почему же я его понимаю и могу свободно говорить? — подивилась странности.

— Так на тебе же амулет Ванирины, — объяснила старушка. — Он разными свойствами обладает. Пока носишь его, речь для тебя не проблема.

— Понятно, — сосредоточенно кивнула. — И как скоро сменится этот Вонимир на престоле? Не может же он вечно опекуном быть. Принцесса когда-нибудь вырастет.

— Тут, видишь ли, какое дело, — принялась пояснять женщина. — Мириам в этом году двадцать один минуло. Как раз самый возраст, чтобы власть получить. Но она для этого должна быть замужем. Таков закон. Помолвка с принцем соседнего королевства уже состоялась. Свадьба на носу была. Народ ждал этого события как избавления. Но внезапно принцесса пропала. Жених приехал и все наше государство перерыл в поисках возлюбленной. Однако все оказалось тщетно. Ни следа, ни намека на ее местонахождение не нашли. При этом древо жизни ее рода показывает, что девушка жива. Люди все еще надеются, что объявится наша девочка. Но с каждым месяцем надежда угасает. Вонимир не тот человек, который просто так власть отдаст. У него и свой сын имеется. Такой же отвратный и мелочный, как папаша. Принц Славинас.

— Это, случаем, не Славик? — с подозрением уставилась на Рамину.

— Не знаю, — удивилась она в свою очередь. — Может, где его так и зовут, но точно не здесь.

— Ясно, — кивнула, обдумывая услышанное.

— Так как ты котика своего назвала? — сменила вдруг тему хозяйка домика.

— Я даже не думала еще над этим, — пожала плечами. — Ему нужно какое-то аристократическое, благородное имя. Уж больно надменный тип.

— Я все слышу, рыжая, — недовольно заворчал кошак из-под стола.

— Отвяжись, — отмахнулась от него. — А то точно Васькой будешь.

— В этом деле советчики ни к чему, — отозвалась Рамина. — Постепенно подружитесь, и имя само тебе на ум придет. Вон мой филин уж на что был несносным и противным поначалу, а теперь я без него никуда. Любое колдовство творю только вместе с ним. Ладно, поздно уже. Пойдем, девочка, отдыхать. Завтра встанем пораньше и приступим к твоему обучению. Нужно тебе хоть немного вникнуть в нашу магическую науку. Пока у меня жить будешь, все тебе и поведаю.

— Благодарю за ужин! — улыбнулась женщине. — Доброй ночи.

— Спи спокойно, — улыбнулась в ответ старушка.

Готовясь ко сну в своей комнате, все думала над тем, какое имя дать этому вредному и противному коту, который сейчас сидел на широком подоконнике и внимательно следил за тем, что я делаю.

— Знаешь, — решила обсудить с ним проблему выбора имени, — там, откуда я родом, есть теория, что от имени очень многое зависит и оно даже передает человеку определенные качества характера.

— Глупость какая, — фыркнул этот тип.

— Да, ты слушай, а не перебивай, — продолжила свою мысль. — Так вот, в Древней Греции жил один философ, который много размышлял о сути бытия, о человеке, о познании окружающего мира, о добре и зле. Его звали Сократ. Как тебе такое имя? Этот великий философ древности утверждал, что главная добродетель человека — это знание. Что скажешь, если я буду звать тебя «Сократ»? Вдруг, если я тебя так назову, ты станешь добрым, отзывчивым и с чувством юмора?

— Жуть, — отозвался кошак. — Ничего поумнее придумать нельзя?

— Тебе никогда ничего не нравится, — обиделась. — Тогда можешь сам предложить любое имя, которое тебе нравится. Обещаю, так и буду тебя звать.

— Зови меня Мяу, — опять мяукнул кот. — Вот демон волосатый! Когда это кончится, наконец?

— Как я понимаю, — усмехнулась, — никакого имени от тебя не дождешься. И, как ты понимаешь, выбор очевиден. Ты будешь Сократ.

— Мне не нравится это чужеземное имя, — надулся пушистик.

— Есть еще вариант, — тут же предложила. — Васька тебе отлично подходит.

Кот только зашипел в ответ.

— Не хочешь — как хочешь, — пожала плечами. — Тогда только Сократа тебе могу предложить. Или еще «зануда». Тоже тебе прекрасно соответствует.

— Грубиянка, — отвернулся от меня кот.

— На этом и остановимся, — кивнула. — Спокойной ночи.

Кот мне ничего не ответил, а я решила переодеться ко сну в майку и шортики, прихваченные из дома. Но только начала стягивать платье, как почувствовала чужой пристальный взгляд.

— Не смотри на меня! — возмутилась, не оборачиваясь, и так прекрасно понимая, кто тут на меня пялится. — Я же переодеваюсь! Как тебе не стыдно?

— И чего я там не видел-то, — нагло вопросил этот бесцеремонный тип. — Или у тебя есть что-то, чего нет у других девушек?

— Ты ужасно невоспитанный, — устало вздохнула. — Мнишь себя чуть ли не пупом земли, а банальной вежливости проявить не в состоянии. Мне не сложно, я и под одеялом переодеться могу. И не надейся, что я перед тобой раздеваться буду.

— Тоже мне, скромница в платье, как у продажной девки, — хмыкнул кошак.

— На себя посмотри, комок шерсти, — огрызнулась, залезая с головой под одеяло.

Проявив чудеса акробатики, все-таки надела свои любимые вещи и быстро уснула.

Глава 4

Глава 4

Утро началось с моего оглушительного чихания. Потерев лицо руками, огляделась и увидела поистине идиллическую картину. Здоровенный черный кот развалился на постели, оттеснив меня к самой стенке. А его пушистый хвост усиленно щекотал мне нос.

— Нет, — запыхтела взбешенным ежиком, — ты окончательно охамел! Я же сказала, твое место на коврике. Туда и отправляйся!

Столкнув спящего кота на пол, ощутила прилив бодрости и тут же вскочила на ноги.

— Ты мне за это ответишь, бестолочь малолетняя! — зашипел кошак, а я отскочила от него к выходу.

— Сам дурак! — бросила, хватая платье и распахивая дверь. — Нечего было в мою кровать лезть!

Оглушительно хлопнув дверью, отрезала коту путь наружу, а сама влетела на кухню.

— Доброе утро, — широко улыбнулась хозяйка домика, оглядывая меня с головы до ног. — Как спалось?

— Доброе утро! Отлично! — возвестила и только тут вспомнила, в каком я виде по чужому дому бегаю. — Ой, простите. Я сейчас оденусь.

— Не торопись, — остановила меня Рамина. — Пойдем-ка со мной. В нашем мире довольно строгие правила в отношении внешнего вида девушек и женщин. Я для тебя нашла подходящий наряд. Пока живешь здесь, придется приноровиться к местной моде. Ничего не поделаешь. В моем доме редко бывают посторонние, но иногда путники забредают. Если тебя увидят в привычной для тебя одежде, то могут неправильно понять.

— Я не против, — с готовностью отозвалась. — Если нужно, то, конечно, я буду одеваться так, как принято.

Рамина отвела меня в свою комнату, довольно просторную и светлую, с большой деревянной кроватью и двустворчатым шкафом. Хозяйка домика выложила на постель длинную белую рубаху с широкими рукавами, удлиненную жилетку, черную верхнюю юбку, белый передник и чепец ему под стать.

Обозрев предложенное, стушевалась, не зная, с чего начать.

— Давай я тебе помогу, — пришла мне на помощь старушка. — Бюстгальтеры у нас девушки не носят. Только панталончики, типа твоих шорт. Рубашку надевают на голое тело, затем поверх юбку, дальше передник, жилетку и чепец. С непокрытой головой только женщины легкого поведения могут ходить. Остальные волосы посторонним не показывают.

Проделав все необходимое, я почувствовала себя капустой.

— Слушайте, — раскраснелась с непривычки, — я все понимаю, но чепец — это уже слишком. Можно без него как-то обойтись?

— Ладно, — усмехнулась Рамина, глядя на мои потуги, — его можешь сейчас не надевать. Но только пока в лесу находишься. Если придется пойти в город, без чепца никак.

— И на том спасибо, — с облегчением выдохнула.

— Пойдем завтракать, — улыбнулась женщина. — Зови своего котика. Нужно хорошенько подкрепиться перед занятиями. Силы нам всем понадобятся.

— А может, вы сами его позовете? — замялась. — Мы немного повздорили с утра.

— Бывает, — кивнула Рамина. — Позову, не переживай.

Ходить в таком количестве одежды было сущей пыткой. Все время приходилось следить за тем, чтобы не наступить на длинный подол юбки и нижней рубашки. Как тут женщины бегают-то? Или они исключительно степенно передвигаются?

На кухню вплыл мой кот, а за ним Рамина. И я сразу же уверилась в правильности своего выбора имени для питомца. Сократ полным презрения и высокомерия взглядом оглядел меня и безразлично бросил:

— Наконец-то переоделась. Хоть на человека стала похожа. Дикарка.

— И тебе доброе утро и приятного аппетита, Сократ, — решила не обращать внимания на его извечное недовольство.

Хозяйка каждому положила на тарелку кашу из неизвестной мне крупы, и мы принялись за еду.

— Очень вкусно! — похвалила. — Спасибо!

— На здоровье, Ася, — улыбнулась старушка. — Если хочешь, я научу тебя готовить в печи и познакомлю с местными продуктами.

— Чтобы она нас всех отравила? — возмутился кошак, даже перестав жевать от негодования.

— С удовольствием! — сразу же согласилась. — Мой котик мечтает, чтобы я ему лично готовила. Сами понимаете, никому больше не доверяет.

— И это правильно! — с воодушевлением согласилась чародейка. — Связь ведьмочки со своим животным священна! И даже самое простое блюдо, приготовленное руками волшебницы, несет в себе особый смысл.

Если бы коты могли стонать, то кухню однозначно огласили бы его громкие стенания, до того у него было мученическое выражение морды.

— Ну, теперь пора делами заняться, — возвестила Рамина, поднимаясь, когда мы закончили с трапезой.

Мы друг за другом вышли на улицу и завернули за дом. Старушка вытянула руку, и на нее тут же приземлился крупный филин.

— Привет, Пико! — тепло заворковала с ним чародейка. — Как ты провел ночь? Как охота?

Птица что-то заклекотала в ответ. Но суть понять было невозможно.

— Сегодня будем Асю учить магии, — поделилась со своим помощником старушка. — Поможешь?

Филин только заухал.

— Зря отказываешься, — покачала головой Рамина. — Но я тебя заставлять не буду. Тогда пообщайся с ее котиком и введи в курс дела. Его тоже нужно еще многому научить. Вот и договорились.

Филин сорвался с руки и полетел к лесу, глухо ухнув.

— Иди за ним, Сократ, — обратилась к коту женщина. — Ты сможешь его понять. А у нас другие дела. Пойдем, Ася.

Мы отправились в лес и вскоре вышли к полянке с каменными столбами.

— Это место сосредоточения силы, — пояснила волшебница. — Отсюда можно осуществить перенос между мирами. Здесь в полнолуние самая мощная волшба идет. И именно тут я объясню тебе, что такое магическая энергия. Садись.

Мы сели друг напротив друга на траве. И Рамина начала урок:

— Закрой глаза. Весь наш мир пропитан магической энергией. Она повсюду. Но ее нельзя увидеть. Только одаренные способны ее почувствовать и управлять ею. Глубоко вдохни, а затем медленно выдохни. Вдох — выдох. Не торопись. Отрешись от того, что тебя сейчас окружает. Загляни внутрь себя и найди энергетический поток.

Я сидела и усиленно пыталась следовать инструкциям. Дышала, не открывала глаза, стремилась не отвлекаться на жужжание назойливой мухи над моим ухом, на припекающее все сильнее солнце, на стрекотание каких-то насекомых в траве. Но выходило скверно. Я ничего не чувствовала. Вернее, все было как обычно. Ничего из ряда вон выходящего, что я могла бы с уверенностью сказать: «Вот она, Магия!», и в помине не было. Спустя четверть часа бесплодных попыток Рамина объявила перерыв.

— Отдохни немного, — сочувственно улыбнулась она. — Первый опыт — дело непростое. Здесь торопиться нельзя. Постепенно все получится.

Мне было невыносимо стыдно перед этой доброй открытой женщиной, но поделать я ничего не могла. Не ощущала я никакой «энергии», и все тут. Расстроенная, поднялась на ноги и пошла по тропинке к домику. Старушка ушла внутрь заниматься своими делами. А я присела на бревнышко и бездумно посмотрела перед собой.

— Ну что, чародейка, — услышала я издевательский голос Сократа, — ничего не выходит?

— Тебя тут только не хватало, — расстроилась еще больше. — Ясное дело, ничего не выходит! Откуда оно выйдет, если я за все свои двадцать один год ни разу ничего подобного не делала. И если бы не этот мерзкий Славик, то сейчас не здесь с тобой сидела, а в общежитие бы заселялась и готовилась к началу занятий в консерватории. Будь оно все неладно!

Вскочив на ноги, побежала обратно в лес. Тропинка вела через поляну со столбами дальше. Не стала останавливаться и понеслась вперед. Хотелось побыть хоть немного в одиночестве и просто ни о чем не думать.

Извилистая стежка вывела меня к лесному озеру. Подошла к кромке воды и вгляделась в свое отражение. Рыжая, курносая, с зелеными глазами. Жуть. Зато веснушки куда-то пропали.

Села на землю и снова начала дышать с закрытыми глазами. Ну как? Как мне найти этот неведомый поток, когда даже не ясно, что именно нужно чувствовать? Слезы обиды и разочарования выступили на глазах. Хотелось упасть на траву и разреветься в голос от досады на несправедливость этой жизни. У меня все было так хорошо! А теперь я сижу в глуши на окраине параллельного мира и силюсь найти то, чего в принципе понять не в состоянии.

Ладно, погоревали, и хватит. Рамина, наверное, меня обыскалась уже. Поднялась, умылась и пошла обратно.

— Давай лучше начнем с теории, — миролюбиво предложила старушка, встретив меня возле домика. — Раз практика тебе пока не дается, я постараюсь объяснить тебе основные теоретические понятия. А как придет ощущение энергетического потока, так и будем практиковать.

— Вы думаете, оно придет? — засомневалась. — У меня впечатление, что я вообще на подобные вещи не способна.

— Это временные трудности, — отмахнулась женщина, увлекая меня в дом. — Скорее всего, из-за того, что ты поздно начала учиться. Раньше нужно было осваивать азы. А теперь организм испытывает стресс и не понимает, что именно от него требуется.

— Видимо, вы правы, — понуро отозвалась.

Мы спустились на цокольный этаж и оказались в просторной комнате. Кругом все было уставлено диковинными предметами утвари: котлами, колбами, флаконами, половниками и еще тем, назначение чего я не знала. На стенах висели пучки сушеной травы, мешочки с неизвестным содержимым и даже шкуры мелких животных. Место было жутковатым, да и запах, пропитавший помещение, не будил во мне желание задержаться здесь подольше.

— Это моя мастерская, — с гордостью поделилась хозяйка домика. — Вот на этой жаровне я варю свои зелья. Здесь шкаф с самыми важными книгами заклинаний и других ценных сведений. Тут можно найти ингредиенты практически для всех основных магических составов. Я по большей части специализируюсь на зельях. Все-таки чародейки обычно имеют склонность именно к этому разделу магической науки. А вот волшебники чаще изготавливают амулеты, нежели возятся с котлами.

— И я их понимаю, — обескуражено огляделась.

Рамина от души расхохоталась.

— Это тебе с непривычки так кажется! — воскликнула она. — Варить зелья — прекрасное занятие для ведьмочки. У нас прямо душа поет, когда приготовленный состав приобретает новые, ранее не изученные свойства. А такое частенько случается в процессе работы. Всегда есть шанс открыть что-нибудь новое. Вот с этой книги тебе стоит начать. Здесь подробно описан сам процесс зельварения. Приведены простейшие составы. Дан список заклинаний, которые способен применить новичок.

— Прочту, — кивнула, принимая из рук волшебницы увесистый томик в кожаном переплете.

— Открой книгу на первой странице, — попросила Рамина. — Вот видишь, здесь показано все, что нам понадобится для первого опыта. Попробуй найти эти вещи. Они все есть в мастерской.

Я пристально все оглядела, выбрала те предметы, которые стояли на самых видных местах, а затем чародейка показала, где взять все остальное. Потом внимательно следила за тем, как нужно разводить огонь в жаровне, откуда набирать воду в котел, какие ингредиенты из списка и когда вводить в состав жутко пахучего зелья. Рамина никуда не торопилась и все делала медленно, сопровождая каждое действие массой пояснений и комментариев. Постепенно я втянулась и даже начала получать удовольствие от процесса.

К обеду наше первое совместное зелье было готово! Правда, старушка в самом конце произнесла какое-то заклинание, варево вспыхнуло зеленоватым светом, но сути происходящего я так и не поняла. Однако это были незначительные мелочи, которые не могли омрачить мое хорошее настроение.

Сократ где-то пропадал в компании Пико и на обед не явился. Я даже забеспокоилась. Но Рамина сказала, что ее филин не даст кота в обиду. А обучение помощника чародейки не требует суеты и спешки, так же как обучение самой волшебницы.

До позднего вечера я крутилась по хозяйству вместе со старушкой, как в эпицентре урагана. Бегала за водой, готовила из новых для меня продуктов, колола дрова и таскала их в дом, топила печь. Параллельно колдунья рассказывала мне все новые и новые истории о том, как сама когда-то училась, постепенно вводя меня в курс дела.

Когда пришло время ложиться спать, я уже ног не чувствовала от усталости. Доплелась до кровати, кое-как стянула с себя непривычное одеяние и буквально рухнула на постель. Сквозь сон почувствовала, как Сократ снова улегся рядом со мной, но сил гнать его на коврик уже не было.

Глава 5

Глава 5

Всю неделю, проведенную в маленьком домике на опушке леса, я только и делала, что приобщалась к таинственному миру магии. Помогала Рамине варить самые разные зелья, которые она хранила в подвале, собирала особые травы в лесу, сортировала сырье для будущих эликсиров, училась правильно обращаться с ингредиентами и утварью, изучала выданную мне книгу. Голова уже пухла от обилия непривычных знаний. Но я так и не смогла почувствовать никакого энергетического потока внутри себя. Сколько ни пыталась, ни вместе с Раминой, ни в одиночестве, ничего не выходило. Чародейка вида не подавала, но я периодически замечала, как она украдкой вздыхает и качает головой, глядя на мои бесплодные потуги.

Даже мой кот перестал меня третировать, не иначе как из жалости. Сократ постепенно прекратил делать мне замечания по поводу и без, ел то, что я готовила для всех, ходил рядом, если этого требовала Рамина, и вообще вел себя не в пример лучше, чем при первой нашей встрече. Я и сама к нему привязалась: периодически гладила по пушистой шерстке и чесала за ушком, отчего котяра млел и громогласно урчал. Единственное, к чему я никак не могла его приучить, так это ко сну на коврике. Сколько бы я ни перекладывала нахала с кровати на пол, утром неизменно просыпалась рядом с пушистым тираном. Но я не теряла надежду приобщить кота к дисциплине. Видимо, как и Рамина не теряла боевого запала в отношении моего обучения магии.

Когда пошла вторая неделя моего пребывания в ином мире, я окончательно впала в уныние и отчаялась освоить то, чего понять никак не могла. Все чаще в голову приходили тревожные мысли о бабушке. Как она там одна? Смогла ли справиться с ситуацией? Занятия в консерватории, наверное, уже начались. Смогу ли я когда-нибудь вернуться обратно и жить прежней жизнью? Не уверена.

Душу заволокла смрадная дымка сомнений и пустого беспокойства. Рамина видела, что со мной что-то не так, но помочь ничем не могла. Сократ старался держаться рядом, практически везде меня сопровождая. То ли связь, про которую говорила волшебница, действовала, то ли просто коту так легче было переносить мое плохое настроение. Не знаю. Но я его не одергивала. Меня охватило какое-то непонятное безразличие ко всему.

В один из дней облака с самого утра нависли над лесом серой непроглядной грудой, грозя обрушиться на землю моросящим дождем. Я сидела в своей комнате и ничего не хотела делать. Рамина звала меня за ягодами, но я отказалась с ней идти. Просто не было сил чем-либо заниматься в таком состоянии. И тут мой взгляд зацепился за футляр с флейтой. Сколько я уже не играла? Кажется, целую вечность.

Открыла крышку и с удивлением увидела, что даже моя любимая флейта в этом мире изменилась. Детали инструмента стали тоньше, изящнее, металл потемнел, и в некоторых местах появились витиеватые узоры. С трепетом прикоснулась к давно знакомым частям флейты и ощутила непреодолимое желание сыграть новую мелодию, которая тут же родилась в голове.

Собрав инструмент, помчалась к полянке с каменными столбами. Музыка, звучащая внутри, требовала выхода, а в маленькой комнатушке звучание было бы совсем не таким, как на открытом пространстве.

— Ты куда? — ринулся вслед за мной Сократ.

— Дело есть, — торопливо бросила, не оборачиваясь.

Достигнув цели, остановилась и поднесла инструмент к губам. Глубокий вдох, закрыть глаза и выпустить в мир все то, что скопилось в душе, мыслях и ощущениях. Звуки полились тягучей неспешной волной, разлетаясь по всей округе, сливаясь с щебетанием птиц по соседству, со стрекотанием насекомых, с шелестом ветерка в кронах деревьев. Единение, гармония, сама жизнь — все подвластно мне, и я могу этим управлять. Могу дарить радость, веселие и счастье, наращивая темп и укорачивая звуки, а могу навевать грусть, печаль и тоску по несбыточному, замедляя мелодию и удлиняя звучание. Я, флейта и окружающий мир — одно целое. Мы понимаем и чувствуем друг друга. Я принимаю жизнь такой, какая она есть, а мир принимает меня.

Полное безоговорочное счастье затопило меня с головой. Я словно парила над землей и была выше всего суетного и мелочного, что отягчает каждодневное существование людей. Полет, свобода и радость. Вот почему я играю на флейте, вот отчего нет для меня занятия лучше и интереснее этого.

В какой-то момент я почувствовала такой эмоциональный подъем, что показалось — бурлящая внутри энергия разорвет меня на части.

— Не сдерживай поток! — закричала Рамина, появления которой на поляне я даже не заметила. — Отпусти его! Позволь течь во Вселенную! Представь, как он выходит из тебя и устремляется вдаль.

Я совершенно не понимала, о чем речь и чего от меня хочет старушка. Но именно в этот момент ощутила бурный поток энергии внутри как что-то действительно реальное и даже осязаемое. В моем сознании он был как яркая светящаяся голубая лента. И я выпустила ее наружу. Лента закружилась вокруг меня, создавая защиту от всех печалей и тревог, а потом понеслась дальше, даря всем живым существам в округе чувство легкости и умиротворения.

Когда мелодия, заставившая меня выбежать из дома, закончилась, я устало опустила руки и села на траву. Сил двигаться больше не осталось.

— Ася, ты как? — потрясенно спросил Сократ.

— В роде в порядке, — через силу отозвалась. — Только слабость сильная и спать хочется.

— Немудрено, после такого-то выброса магической энергии, — встревожено проговорила Рамина, подходя ближе и помогая мне подняться на ноги. — Пойдем-ка в дом. Тебе нужно выпить укрепляющий отвар и поспать. Первый опыт применения магии у тебя прошел слишком уж интенсивно. Как бы не перегорела.

Говорить я больше не могла, глаза слипались, поэтому, дойдя до домика и выпив отвар, мгновенно уснула в своей комнате.

— Долго вы еще спать будете, сони?! — разбудил меня крик Рамины на следующий день. — Скоро обед! А вы еще не завтракали. Срочно вставайте!

— Идем, — вяло отозвалась, мечтая поспать еще хоть немного.

— Тебе надо, ты и иди, — недовольно буркнул кот рядом со мной.

— Ты опять залез на мою кровать, — сонно возмутилась. — Сколько это будет продолжаться? Ты не находишь, что тебе здесь не место?

— Предпочитаю спать в более или менее нормальных условиях, — отозвался этот аристократ, зевая во всю пасть, — а не пыль с пола подметать. Привыкай. От тебя не убудет. Места ты все равно немного занимаешь и мне особенно не мешаешь.

— Благодарю за оказанную мне честь, вашество, — язвительно протянула, примеряясь к боку мохнатого. — Но я хочу спать в одиночестве. Так спокойнее.

Резкий толчок, и кот с грохотом рухнул на пол.

— Ах ты рыжая зараза! — заорал кошак, подскакивая на все четыре лапы. — Сейчас я тебя проучу! Чтоб неповадно было спящего кота тревожить.

— Но-но! — забеспокоилась, все-таки котик был внушительного размера. — Не будешь же ты обижать беззащитную девушку?

— Кто тут беззащитная? — орал этот неврастеник. — Ты себя видела? Ты ж любого в могилу сведешь своими выходками! Вчера чуть нас обоих не угробила! Я с тобой связан, чувствую почти то же, что и ты. Думаешь, мне легко дались твои магические этюды? Да меня наизнанку всего вывернуло!

С этими словами Сократ запрыгнул на кровать и навалился своим немалым весом на меня.

— Ай, щекотно, пушистый балбес! — заверещала, пытаясь спихнуть его обратно. — Прекрати немедленно!

Я всю жизнь до ужаса боялась щекотки. И вот теперь этот невыносимый питомец развалился на мне своей тушей и тыкался усатой мордой в шею, видимо, мечтая вцепиться мне в глотку. А я отбивалась, размахивая руками. От нашей возни одеяло сползло и упало на пол. Я оказалась перед лицом опасности без малейшего прикрытия. Сократ вдруг замер и уставился на меня немигающим взглядом, от которого мне в момент неуютно стало. Я сразу же как-то вспомнила, что на мне та самая маечка на бретельках и коротенькие шортики. Пусть Сократ всего лишь кот, но он все же говорящий и разумный. Неприлично перед ним в таком виде щеголять.

— Пусти, — сдавлено попросила. — Я оденусь.

— Тебе и так хорошо, — внезапно проурчал котяра и лизнул меня в шею.

— Ай! — дернулась, прикрываясь руками. — Мне же щекотно! Прекрати!

— У меня, оказывается, есть против тебя грозное оружие! — ликующе заявил этот гад. — Будешь со мной спорить, буду тебя щекотать!

— Вот еще! — возмутилась, отбиваясь от настырного кошака. — Мы еще посмотрим кто кого!

Чудом извернувшись, снова спихнула наглеца на пол и рванула к двери. Вылетев в коридор, побежала умываться. А когда вернулась обратно, с опаской приоткрыв дверь, кота в комнате уже не было. Облегченно выдохнув, оделась и пошла на кухню.

— Встали, наконец? — усмехнулась Рамина. — Давайте кушайте и займемся делами. А где Сократ?

— Не знаю, — растерялась. — Он разве не сюда пошел? Я думала, что он уже ест.

— Наверное, отправился проветриться, — пожала плечами старушка. — Позже перекусит, а нам спешить нужно. Сегодня до заката особое время для сбора одной очень капризной травки. Не успеем ее найти, потом уже можно и не пытаться. Я одна не справлюсь, там вдвоем работать нужно.

— Что же вы раньше меня не разбудили? — расстроилась я. — Давно бы в лес пошли.

— Тебе восстановиться нужно было, — тепло улыбнулась женщина. — А змеевичку мы с тобой вместе быстро соберем. Не переживай. Кушай спокойно и пойдем.

В лес мы пошли через полчаса и бродили там довольно долго. Однако никакой змеевички так и не отыскали.

— Давай отдохнем немного, — предложила Рамина, усаживаясь на поваленное дерево. — Что-то в этом году прямо беда с этой капризулей. Спряталась паршивка и не выходит.

Я уже порядком устала и не знала, чем себя занять, чтобы отвлечься от поднимающегося в душе раздражения. И тут вспомнила, что прихватила из дома флейту перед самым выходом в расчете на то, что на обратной дороге загляну на полянку со столбами и поиграю там. Достала из сумки инструмент, завернутый в полотенце, и, сделав вдох, заиграла.

Сегодня мелодия лилась веселым ручейком, зовущим все вокруг в дружный хоровод. Солнышко в чащу леса не проникало, но освещало верхушки деревьев-исполинов, а птички вокруг радовались погожему деньку. Природа наслаждалась порой цветения и развития, полнотой силы всего живого.

Игра на инструменте быстро развеяла мое поникшее настроение, и я уже с воодушевлением выводила новые витки только что сочиненной композиции. Как и вчера, почувствовала душевный подъем и, уже наученная прошлым опытом, не стала сдерживать то, что скопилось внутри и требовало выхода. Моя воображаемая голубая лента устремилась в окружающее пространство и понеслась по округе. И мне вдруг так захотелось вернуться поскорее в домик на опушке и заняться чем-то более интересным, чем скитание по буеракам, что в голове родилась совершенно безумная идея о том, как было бы здорово, если бы эта змеевичка сама приползла к нашим ногам, а мы просто бы ее быстренько собрали.

— Ася! — восторженно воскликнула Рамина. — Ну ты даешь! Гляди! Травка наша нашлась!

Я перестала играть и открыла глаза. По земле в нашу сторону двигались короткие ростки серого цвета, и правда чем-то напоминающие маленьких змеек.

— Ой, не прекращай играть! — попросила старушка. — Кажется, ей нравится.

И я снова заиграла, стараясь подманить как можно больше ростков. Пожилая волшебница споро складывала в особый мешок из очень плотной ткани нашу добычу и уже вовсю мне подпевала.

— Ну вот и все! — довольно возвестила она, утирая пот со лба. — Теперь можно и домой. Знатный у нас сегодня улов. Вечером покажу тебе, как из змеевички зелья варить. Вот увидишь, это очень увлекательно!

Дома нас ждали Пико и Сократ. Кот был крайне чем-то недоволен и на мой вопрос о его самочувствии ничего не ответил. Решив, что у него очередной приступ личной ко мне неприязни, выкинула ворчуна из головы и пошла помогать Рамине с ужином. А после трапезы мы все вместе спустились в мастерскую.

— Змеевичка — особая травка, — воодушевленно вещала Рамина. — Из нее можно абсолютно любое зелье сделать.

— Как это? — поразилась. — Разве для каждого зелья не нужно свои ингредиенты подбирать?

— Нужно, конечно, — заверила меня старушка. — Но тем змеевичка и ценна, что из нее одной только посредством соединения ее и магии можно изготовить то, что тебе требуется. Например, хочешь ты сделать зелье от болотной лихорадки, но нет у тебя ни горицвета, ни белянки снеговой, ни поротши. Зато есть отросток змеевички. Ты спокойно в котел бросаешь то, что есть, читаешь необходимое для придания зелью целебных свойств заклинание, устремляешь поток магической энергии к жидкости, и все готово! Представляешь?

— Вот это да! — изумилась я. — Тогда, может, удобнее было бы все зелья из змеевички варить? Чего по лесу-то бегать за каждой травой, да в свое время, да только в определенное место.

— Оно-то, конечно, удобнее, — согласилась хозяйка домика. — Но змеевичка очень редкая травка, и ее только раз в год собрать можно. Нам вот сегодня повезло, что тебе все надоело и ты ее сама подманила. А так мы вполне могли бы и без змеевички остаться. Уж больно капризная она.

Рамина поставила на огонь котел и принялась объяснять:

— Вот смотри. Сначала отмываем росток от земли, затем аккуратно счищаем его кожицу. Срезать нужно медленно и не повреждая мякоть. Теперь мелко-мелко режем и бросаем в кипящую воду. А дальше самый ответственный момент. Выбираем нужное заклинание. Например, мне сегодня нужно сварить зелье, избавляющее от проклятия. Вот формула заклятия. Прочти ее, четко проговаривая каждое слово.

Я сосредоточилась и громко, нараспев, произнесла необходимое.

— Отлично, — напряженно отозвалась волшебница. — Осталось совсем чуть-чуть. Магический импульс к зелью — и полный порядок! Теперь нужно дать ему настояться и можно разливать по флаконам.

— Здорово! — восхитилась.

— Теперь попробуй ты, — ласково потрепала меня по волосам Рамина. — Сократ тебе поможет, если что.

— Чем он может помочь? — поразилась я, косясь на сидящего возле рабочего стола кота. — Он ведь не чародей.

— Зато он помощник твой, — улыбнулась старушка. — И в нужный момент поделится с тобой той энергией, которую накапливает благодаря вашей связи. Вам нужно чаще работать вместе. Тогда вы быстро ко всему привыкнете и волшба будет происходить сама собой, без сучка без задоринки.

Я бросила на недовольную морду Сократа скептический взгляд и только вздохнула. С этим котом вряд ли что-то в принципе может гладко пройти. Хотя и я не лучше. Мне до сих пор непонятно, как этот пресловутый магический импульс к зелью направлять. Я и чувствую-то магию, исключительно когда на флейте играю.

Но делать было нечего. Нужно ведь тренироваться и осваивать новые горизонты. Поставила на огонь свой котел, выделенный Раминой, выбрала небольшой росток, вымыла его, осторожно сняла кожицу, мелко порубила и бросила в кипяток. Нашла заклинание, изменяющее внешность. Старательно его проговорила. И на этом все. Никакой магический импульс я никуда устремить не могла. Закусив губу, чуть не расплакалась от бессилия. Что же делать?

— Не медли! — скомандовала женщина. — Момент будет упущен и зелье не получится!

От перспективы испортить настолько редкий росток своими неумелыми действиями расстроилась и растерялась еще больше.

— Тащи флейту! — приказал Сократ. — Может, хоть так сможешь что-то сделать.

Ринулась в свою комнату, выхватила инструмент из сумки и заиграла, даже не дойдя до цокольного этажа. Я вкладывала в свою мелодию жгучее желание сделать зелье как можно лучше. Мне хотелось, чтобы оно носило особые свойства и легко могло изменить даже самую невзрачную или, наоборот, яркую внешность.

Когда оказалась в мастерской, музыка уже лилась сплошным шквальным потоком и, казалось, готова была смести все на своем пути.

— Слишком интенсивный магический посыл! — взволнованно вскричала Рамина, преграждая мне путь к столу. — Уменьши напор! Осторожно! Сейчас рванет!

Раздался громкий хлопок. Зелье выплеснулось наружу. И все, кто был рядом, получили свою долю моего варева. Даже немного еще на дне осталось.

— Все живы? — с тревогой обвела взглядом помещение старушка. — Никто не обварился? Я вроде в последний момент успела защитное заклинание набросить.

— Кажется, без жертв, — промямлила, потупившись.

— Что б я еще хоть раз согласился с тобой вместе колдовать! — негодовал Сократ, еще не подозревая, что его внешность уже начала меняться. — Что ты за неумеха? Неужели так сложно отправить легонький магический импульс, не создавая катастрофу на пустом месте?

— Сам бы попробовал! — рассердилась. — А у меня не получается чувствовать магию без флейты. И все тут. Не хочешь мне помогать, не надо!

Слезы обиды брызнули из глаз, и я побежала наверх. Смотреть в глаза Рамине, Пико и даже этому пушистому балбесу решительно не хотелось. И почему я такая бестолковая? Даже банальные вещи сделать не могу!

Добежав до лесного озера, уселась на берегу и вытерла рукавом глаза. Ладно, чего реветь, раз сама виновата. Посижу немного и пойду мастерскую отмывать. Флейта все еще была у меня в руках. Сыграв простенькую веселую мелодию, немного успокоилась и поплелась обратно.

Но когда я вошла в дом и увидела Рамину, не смогла даже выговорить заранее приготовленное извинение. Передо мной стояла не седовласая полноватая старушка, а симпатичная женщина средних лет с русыми волосами и серыми глазами.

— Ну как тебе? — весело спросила Рамина, у которой даже голос помолодел. — Нравится? Зелье вышло сногсшибательное!

— Просто обалдеть! — потрясенно выдохнула.

— Ты на себя взгляни, — усмехнулась она.

Я с замиранием сердца бросилась к зеркалу и тут же отпрянула. На меня смотрела жгучая брюнетка с сапфировыми глазами.

— Мамочки, — прошептала. — Кто это?

— Миленькая такая молодая барышня, — прокомментировала волшебница. — В город если пойдешь, все кавалеры твои будут. Ты и рыженькой здорово смотрелась, но чернявенькой тебе все-таки больше идет.

— Похожа на цыганку, — убито выговорила.

— Не знаю, кто такая цыганка, — вышел в коридор Сократ, — но брюнеткой тебе однозначно лучше, чем рыжей.

Увидев кота, я расхохоталась от души. Просто не смогла сдержаться. Вместо черного пушистого котяры передо мной стоял рыжий, с белыми подпалинами, гладкошерстный котик.

— А ты как раз наоборот, — проговорила сквозь смех. — Стал во много раз симпатичнее, сменив хмурый окрас.

— Что?! — взревел он, запрыгивая на тумбочку перед зеркалом. — Что ты со мной сделала, ведьма?!

— Сделала из тебя человека! — снова захохотала оттого, с каким возмущенно-растерянным видом Сократ себя рассматривал.

— Нет, ты точно заслуживаешь самого строгого наказания, — прошипел кот, спрыгивая и с поистине королевским видом удаляясь в нашу комнату. — Спать сегодня на полу будешь.

— Ага, конечно! — крикнула ему вслед. — И не мечтай!

— М-да, вечерок удался на славу, — усмехнулась женщина. — Пора бы и отдохнуть.

— Рамина, простите меня, пожалуйста, — повинилась. — Я не хотела, чтобы так все вышло.

— Не волнуйся, — отмахнулась она. — Молодая ведьмочка в доме — это всегда очень весело и непредсказуемо. Постепенно всему научишься. Здесь только практика поможет. А зелье у тебя вышло прекрасное: сильное, забористое. Там даже на несколько флаконов еще хватило.

— Я пойду все за собой приберу, — заверила хозяйку домика.

— Не стоит, — улыбнулась она. — Иди спать. Мы уже все привели в порядок. Кстати, Пико очень доволен своими белоснежными перьями. Всегда мечтал иметь редкий благородный окрас.

— Ужас! — схватилась за голову. — И он пал жертвой моих экспериментов! А долго эффект сохранится? Не хочется всю жизнь брюнеткой ходить.

— Не знаю точно, — задумалась она. — Но несколько месяцев точно придется потерпеть. Слишком много магии выплеснула единовременно.

— Простите, — снова забормотала я.

— Я не в обиде, — рассмеялась Рамина. — Иногда хочется помолодеть, только свои силы на подобную ерунду жалко тратить. А тут такой подарок судьбы. Буду наслаждаться. Доброй ночи.

— И вам доброй ночи.

В комнате Сократ развалился на кровати и усиленно делал вид, что крепко спит. Видеть котика рыжим и без торчащей во все стороны шерсти было очень непривычно. Улыбнулась и не стала его выкидывать на пол. Переоделась и легла рядом. Котяра даже не пошевелился.

— Вечно тебе все не нравится, — вздохнула, гладя своего питомца по спине и наслаждаясь его мягкой короткой шерсткой. — Но ты и правда так гораздо менее угрюмый. Даже какой-то симпатичный и милый. Не сердись. Когда-нибудь у меня все получится. Только, видимо, еще не время.

Обняв кота, я быстро уснула, а Сократ еще долго лежал и урчал рядом.

Глава 6

Глава 6

Спустя пару недель я уже уверенно варила даже многокомпонентные сложные зелья, точно рассчитывая ту интенсивность, с которой нужно играть на флейте, чтобы магический импульс не взрывал все вокруг. Но я так и не научилась колдовать без своего инструмента. Это несколько омрачало мою радость от первых успехов, однако Рамина уверяла, что все еще придет, нужно только больше тренироваться.

Сократ в своем рыжем обличье стал гораздо спокойнее и добрее. Мы все делали вместе, и я часто делилась с ним своими мыслями, тревогами и переживаниями. А котяра с умным видом всезнайки делал критические замечания и раздавал советы.

Оказалось, он столько всего знает! Я с упоением слушала его рассказы об этом мире, о разных странах, о тех народах, которые их населяют, о политике и экономике. От него я узнала, что Изгран — самое большое государство, а остальные страны гораздо меньше по размеру и полностью зависят от главной державы по тем или иным причинам. Многих правителей не устраивала та ситуация, которая сложилась за истекшие столетия. Большинство людей уже давно поняли, что маги нужны, что с ними можно существовать бок о бок, не боясь быть порабощенными или покалеченными. Людям хронически не хватало различных магических приспособлений, зелий и артефактов. Все это продавалось за немыслимые деньги и в основном именно Изграном, поскольку большинство чародеев из других стран похищали и запирали в особой крепости в столице этой страны.

Получалось, что люди так или иначе зависели от Вонимира III и его политики. Правители других государств пытались договориться с ним о новых условиях жизни для чародеев. Но он и слышать ничего не хотел. Вся надежда была на брак принцессы Мириам и принца одной крупной прогрессивной державы. Этот союз позволил бы поменять власть в Изгране и изменить старые, закостенелые и дикие законы. Но с исчезновением принцессы все пошло прахом.

В один из дней мы все вместе сидели на кухне и собирались ужинать. Рамина весело рассказывала о былых временах, когда они с моей бабушкой были молодыми ведьмочками и прятались в самых разных местах от охотников. Оказывается, моя бабуля была та еще авантюристка!

Внезапно раздался оглушительный трезвон на весь дом.

— Что это? — испугалась.

— Кто-то к нам в гости пожаловал, — нахмурилась Рамина. — Пико, проверь.

Филин выпорхнул в растворенное окно и тут же вернулся обратно, заухав.

— Ой, внучок! — радостно вскочила на ноги женщина и ринулась к выходу. — Решил навестить бабушку! Вот молодец!

Я помчалась вслед за хозяйкой домика. Вылетев на крыльцо, мы уставились на тропинку. По ней быстрым шагом в нашу сторону шел молодой широкоплечий парень примерно моего возраста.

— Влад? — изумилась, узнав гостя. — Влад!!!

Я мгновенно слетела со ступенек и бросилась другу навстречу. Он широко улыбнулся и раскрыл объятья. Подбежав, повисла у него на шее, радостно целуя в щеку, а он схватил меня в охапку и закружил.

— Влад, привет! — счастливо рассмеялась. — Откуда ты здесь? Ты разве тоже знаешь об этом месте?

— Привет, Ася, — обнял он меня за плечи и повел к дому. — Тебе идет этот цвет волос. Рамина — моя бабушка. Я здесь бываю периодически, когда есть время. Как ты? Освоилась?

— С трудом, — улыбнулась, доверчиво прижимаясь к близкому и дорогому мне человеку. — Волосы и глаза — результат моих неумелых действий. Магия — явно не мое.

— Не может быть! — воскликнул он. — Ба, что с тобой? Я тебя чудом узнал. И то только оттого, что ты на маму в таком виде похожа.

— Это Ася постаралась, — горделиво выпятила грудь помолодевшая женщина. — Как сам? Как Ольга?

— Именно из-за этого я здесь, — серьезно проговорил друг, мигом растеряв всю веселость. — Давай в доме все обсудим.

— Что стряслось? — потеряно прошептала Рамина.

— Сейчас расскажу.

Мы расселись за кухонным столом, и Влад поделился новостями:

— Когда ты исчезла, я стал навещать Валентину Петровну каждый день, чтобы она одна не оставалась. Да и вообще нужно было проверить, что охотники дальше делать будут. Выяснилось, что Слава со своими прихвостнями в нашем городе искали ведьму, про которую ему кто-то сказал, а наткнулся на тебя. Естественно, они пришли к твоей бабушке, но она быстро им объяснила, что к чему. Еле ноги унесли. Однако ведьму они все-таки отловили. Ей оказалась мама.

— Не может быть! — заплакала Рамина. — Как же так? Оля ведь давно на Земле живет, не колдует. Кто мог про нее сказать? Никто даже и не знал, где я вас спрятала.

— Есть у меня одно подозрение, — процедил сквозь зубы Влад, сжимая кулаки. — Но это еще проверить нужно. Как только я понял, что произошло, тут же отправился к Валентине Петровне. Она посоветовала сюда переправиться и попробовать отыскать мать. Вдруг еще не все потеряно!

— Ты же знаешь, что из крепости Халим никто не возвращается, — убито прошептала женщина. — Если ее туда отвезли, она уже не вернется.

Влад побледнел, стиснул зубы и заиграл желваками.

— Не может быть, чтобы не было выхода! — с силой ударил по столу друг. — Я должен попробовать спасти мать! Она ведь болела последние годы. Держалась только ради меня. А как я в консерваторию поступил, так и слегла. Видимо, решила, что все уже сделала и сына вырастила. Ума не приложу, зачем она кому-то здесь понадобилась. Волшебница из нее не самая выдающаяся.

— Вполне возможно, что колдовать ее не заставят, — глухо отозвалась чародейка, — зато силу будут выкачивать. Для этого не нужно быть сильной ведьмой, достаточно просто энергию аккумулировать. Ольга еще молода по местным меркам и вполне способна накапливать магическую энергию.

— Уроды! — выругался Влад. — Вытащу мать и поквитаюсь с тем, кто охотников натравил.

— Даже не знаю, что и делать, — поникла Рамина. — Мне подумать нужно, посоветоваться. Вы тут кушайте и укладывайтесь без меня. Я всю ночь занята буду.

Хозяйка домика поднялась из-за стола и отправилась в мастерскую.

— Пойдем прогуляемся, — позвал Влад, когда закончили с ужином.

На улице вечерело, природа готовилась к заслуженному после полного хлопот дня отдыху. Мы вышли из домика и неспешно пошли по тропинке к лесному озеру. На берегу Влад остановился, бросил куртку на землю и усадил меня рядом с собой.

— Почему ты никогда не рассказывал о том, что наши бабушки знакомы? — нарушила гнетущую тишину.

— Смысла не было, — пожал он плечами, глядя на водную гладь. — Они хоть и дружны, но на Земле особенно не общались. Там важно хранить все в тайне. Я и понятия не имел, что в городе есть еще волшебники, пока ты в училище к нам не пришла. Спросил про тебя у матери, та рассказала о Валентине Петровне и твоих родителях. Стал приглядываться, думал, что ты почувствуешь во мне чародея. Но общаться с кем-то из однокурсников тебе не особенно нравилось. Так, разговаривала постольку поскольку, но не сближалась. Понял, что дар свой ты не ощущаешь и меня узнать не в состоянии. Решил оставить тебя в покое и не досаждать этими вещами. Все-таки это личный выбор каждого, иметь дело с магией или нет. Бабушка сказала, что Валентина Петровна против твоего обучения. А потом все как-то само собой сложилось, мы сдружились, но о магии я никогда не упоминал. Ни к чему это было.

— Ясно, — кивнула. — Как думаешь, кто такой этот Славик? И почему пришел в наш город?

— Кто он, не знаю, — напряженно отозвался Влад. — Да это и неважно. Охотников много по всем мирам рыщет. А вот в городке они появились неслучайно. Я подозреваю, что их отец навел.

— Что ты такое говоришь?! — возмутилась. — Не мог он предать сына и жену!

— Ну, они с матерью давно разошлись, — усмехнулся друг. — Когда мне еще пять лет было, перестали вместе жить. Кроме того, отец сильный колдун и переехал в Англию не просто так. Там большая группа волшебников живет. Своих вокруг себя собирает, всячески помогает и, ясное дело, извлекает свою определенную выгоду.

— Какая же польза от дара на Земле? — поразилась. — Там же магии почти нет.

— Так-то оно так, — согласился парень. — Но все чародеи — талантливые люди, выходящие за рамки обыденности. Нас дар таким образом меняет. И, естественно, любой талант можно выгодно применить в той или иной области. Мне кажется, отец разозлился из-за того, что я отказался оставить мать и переехать в Лондон. Он рассчитывал, что я продолжу обучение там и вольюсь в стройные ряды местной епархии магов, заняв там достойное место. А я все его планы нарушил. Вот он и нашел способ заставить меня это сделать. В России я жил только из-за матери.

— А почему он не захотел и ее забрать? — уточнила.

— Она изначально была против объединения волшебников в какие-то группы, — вздохнул Влад. — Считала, что это принесет только беды. Люди, обладающие даром, не должны наживаться на своих способностях, выделяясь на фоне других. Ведь подобные организации подспудно стремятся влиять на политику той страны, где живут, в свою пользу, конечно. Из-за этого они с отцом много лет назад разошлись. И сейчас она бы ни за что не переехала в Англию, и он об этом прекрасно знал.

— Я не верю, что люди могут быть такими жестокими! — запальчиво воскликнула. — Не он натравил охотников! Не он!

— Ася, Ася, — снова вздохнул Влад и, обняв меня за плечи, притянул к себе. — Ты всегда сильно отличалась ото всех остальных. Вечно в своих фантазиях, в музыке и где-то далеко от окружающей действительности. Это прекрасно, что к своим годам ты не лишилась веры в людей. Но реальность бывает подчас довольно неприглядной. Думаешь, нас случайно в древности взяли под контроль и заставили работать на благо людей? Мы опасны, Ася. Очень сложно оставаться добрым, отзывчивым, чистым сердцем и душой, когда ты более могущественный, чем многие другие. Чародеи не жертвы, каким бы жестоким это утверждение ни казалось. Мы сами виноваты в том, что происходит сейчас. Дар дает нам возможность пользоваться магической энергией. А куда ее направить, решает уже сам человек. И не все маги способны использовать свои способности во благо. Мой отец и его коалиция — яркий тому пример. Они не думают о том, чтобы с помощью своих талантов помочь тем, кто менее одарен. А просто гребут под себя, не обращая внимания на тех, кому, может быть, нужна их помощь. Магов нужно контролировать. И охотники, как ни странно, тоже нужны. Но они должны ловить не всех подряд, а только тех, кто применяет силу во зло. Остальным же чародеям нужно дать шанс жить нормальной жизнью и использовать свой дар на пользу окружающим. Так будет достигнут баланс. И это единственный путь выхода из той ситуации, в которую сейчас угодил этот мир.

— Наверное, ты прав, — подавленно прошептала я.

— Пойдем отдыхать, — тепло улыбнулся он, зажигая магический огонек. — Подумаем, что делать, завтра. Может, бабушка что-нибудь сможет подсказать.

Влад шел впереди и освещал тропинку, а я семенила за ним и все думала о словах друга. Безусловно, с теми, кто совершает преступления, пусть и магические, нужно бороться. Но тут еще разобраться нужно, что есть преступление, а что банальное нарушение техники безопасности или нелепое стечение обстоятельств. У меня самой такие сложные взаимоотношения с магией, что я не всегда могу ручаться за результат своих действий. Это же не повод меня наказывать.

Но в этом мире власти почему-то хотят поголовного искоренения магов. Хотя и без них они тут не протянут долго. Магический фон исчезнет окончательно, и мир погибнет. Волшебники изначально поддерживали энергетический баланс здесь. Кто-то это понимает, а кто-то все еще настаивает на своем. И чего им тут не хватает?

Дойдя до крыльца, Влад развернулся и пристально посмотрел на меня.

— Ася, у тебя самой какие планы на будущее? Ты подумала, как будешь жить дальше?

— Я… — растерялась, не зная, что ответить. — Я еще не задумывалась над этим. Все так внезапно произошло. А тут у меня ничего не получалось поначалу. Да и сейчас не особенно хорошо выходит. Я просто не знаю, когда смогу вернуться обратно и что для этого нужно.

— А ты хочешь жить на Земле? — уточнил Влад.

— Конечно, — удивилась такому вопросу. — Там мой дом, все, чем я дорожу и что люблю. Я еще надеюсь в консерватории продолжить учебу. А ты разве нет?

— Теперь я уже не уверен, что мне позволят это сделать, — нахмурился друг. — Отец способен на все. Сейчас пострадала мать, потом это может быть кто-то другой, столь же дорогой для меня. Не хочу никого подставлять. Возможно, мне будет лучше остаться здесь.

— А как же охотники? — шокировано спросила. — Они ведь могут тебя схватить и отправить в Халим!

— Если хорошо замаскироваться, здесь можно долго скрывать свой дар, — пожал плечами Влад.

— А твоя мечта стать всемирно известным дирижером? — поникла.

— Иногда чем-то приходится жертвовать ради более значимых вещей, — философски заметил он. — Ладно. Не грусти. У нас еще будет время со всем разобраться. Пойдем лучше спать.

— Пойдем, — кивнула.

Мы поднялись на крыльцо, я оступилась и чуть не упала. Влад меня поддержал, не дав растянуться на ступеньках.

— Осторожнее, — заботливо проговорил он, помогая мне пройти в дом. — Уже совсем стемнело.

В прихожей обняла друга и доверчиво прижалась к нему. Влад погладил меня по длинным распущенным волосам и поцеловал в лоб.

— Как думаешь, — спросила с тревогой, — мы сможем вернуться обратно?

— Думаю, да, — спокойно ответил он. — Мне нужно найти мать. И как только я решу эту проблему, обязательно помогу тебе переправиться домой. Не волнуйся. Все наладится.

Я еще хотела что-то спросить, как услышала грозное шипение за спиной.

— А это кто? — удивился Влад. — Кот? Рыжий? Откуда он здесь?

— Сам ты рыжий, демонов ведьмак! — рычал Сократ, грозно надвигаясь на нас.

Шерсть на его спине вздыбилась, а глаза сверкали непонятной злобой.

— Ты что творишь! — возмутилась. — Это же Влад! Он мой друг и внук Рамины. И лично тебе ничего плохого не сделал. Что за необоснованный приступ бешенства?

— Это твой, что ли? — еще больше поразился парень. — Вот это да! Ты тут всего ничего, а уже помощником обзавелась. Ну ты даешь! Я за все годы обучения магии так и не встретил животное, которое бы меня признало. Тебе несказанно повезло!

— Кто признает такого идиота, как ты? — выплюнул мой питомец, так и не сменив гнев на милость.

— Сократ, прекрати! — рассердилась. — Ты ведешь себя непозволительно!

— Ты назвала его, как моего любимого философа? — расхохотался Влад. — Ты удивительная! Разве это имя для обычного кота? Сократ был великим человеком.

— Мой кот такой и есть, — с гордостью указала на этого ворчуна. — Он просто сегодня не в себе.

— Ага, — весело кивнул друг. — И я даже знаю, почему. Видимо, он без ума от тебя. Вот и приревновал.

— Глупости, — отмахнулась. — Он своеобразный и несколько вредный. Но мы подружились и даже смогли найти общий язык.

— А давай проверим мою догадку, — вдруг предложил Влад, лукаво улыбаясь.

— Каким образом? — заинтересовалась.

— Пошли в мою комнату, — схватил он меня за руку и потащил по лестнице на чердак.

За все время пока я жила у Рамины, ни разу не ходила туда. Как-то повода не было. А наверху, оказывается, комната Влада была.

— Погоди, — остановилась перед дверью. — Мне кажется, это неправильно, так себя вести с Сократом. Он не заслужил подобных проверок. Да и нет, наверное, ничего страшного в том, что он себя так ведет. Иногда у меня создается впечатление, что он считает меня своей личной собственностью. А может, все помощники чародеев поступают так же.

— Эх, Ася, — закатил глаза друг. — Ладно уж, иди спать тогда. Но помяни мое слово, ты еще узнаешь, на что способен этот котяра ради тебя.

— Ерунда какая-то, — нахмурилась, поворачиваясь к лестнице. — Доброй ночи.

— До завтра, — улыбнулся Влад. — Кажется, у меня появился очередной соперник. Сократ. Поразительно.

— Что ты сказал? — обернулась, не расслышав.

— Ничего, — отмахнулся он. — Спи спокойно. Завтра все обсудим.

— Ага, — кивнула и спустилась на первый этаж.

Кота нигде не было видно. Вошла в комнату и, не обнаружив питомца, переоделась и улеглась в постель. Обиделся, наверное, на меня. Вздохнула и постаралась устроиться удобнее. Но ничего не выходило. Я так привыкла спать вместе с теплым мурчащим котиком, что теперь чувствовала себя брошенной. Ворочаясь с бока на бок, так и не смогла уснуть.

Когда дверь приоткрылась и в комнату вошел кот, сразу же его заметила, но вида не подала, притворяясь, что крепко сплю. Котяра подошел к постели, поднялся на задние лапы и заглянул мне в лицо. Потом тяжело вздохнул и запрыгнул на широкий подоконник. Сократ сидел там так долго, что я уже начала проваливаться в сон, когда почувствовала, что он все-таки залез на кровать и устраивался у меня под боком.

— И что с тобой делать, Ася? — подавлено спросил кот, замерев возле меня.

— Что, что? — сонно пробубнила в ответ. — Спи уже. Надоел сопеть и дергаться попусту.

Кот еле уловимо вздрогнул от моих слов, но потом вновь вздохнул и затих, а я, наконец, уснула.

Глава 7

Глава 7

Утром Сократа в комнате я не нашла. Оделась и пошла умываться. Рамины и Влада на кухне еще не было, поэтому я принялась готовить завтрак для всех. Сварила аппетитную кашу, пожарила яичницу, сделала бутерброды и поставила на огонь чайник.

— Доброе утро, — сонно проговорил Влад, заходя на кухню. — Как спалось?

— Привет! — задорно улыбнулась я, глядя на взлохмаченные после сна волосы друга. — Все отлично. Садись завтракать.

— Пойду, умоюсь и сразу сюда, — улыбнулся он в ответ. — Запахи здесь умопомрачительные!

— Давай, — кивнула.

Накрыла на стол, и скоро на кухне собрались все обитатели домика в лесу. Даже Сократ откуда-то незаметно появился, полностью всех игнорируя. Поставила перед ним миску с его обожаемой яичницей, слегка недожаренной, и сметану на блюдце выложила. Кот только фыркнул на меня.

— Зря дуешься, — шепнула, погладив его по спинке. — Влад хороший парень. Сам потом поймешь.

Котяра обдал меня презрительным взглядом и принялся за еду.

— Приятного аппетита, — пожелала домочадцам и села завтракать.

Когда пришло время чая, Рамина тягостно вздохнула и поделилась своими мыслями:

— Я вчера выяснила у знакомых: в Нироксе что-то назревает. Вонимир стягивает к столице войска. Через две недели объявлен большой бал в честь его дня рождения, на который приглашены правители всех государств мира. Народ хлынул в столицу, чтобы принять участие в гуляньях, а кто и подзаработать хочет. В общем, время неспокойное, но это самый лучший момент, чтобы незамеченными подобраться к Халиму. Все будут заняты праздником. Охрана в крепости будет уменьшена. Так что если идти искать Ольгу, лучшего момента не придумать.

— Прекрасно! — воодушевился Влад. — Сколько отсюда до Нирокса?

— Дней пять-шесть, — задумчиво отозвалась женщина. — Это если в ближайшем городе сесть на обоз и уже в его составе прибыть в столицу.

— В обозе документы потребуют, — задумался друг. — А у меня их никогда не было. Как-то ни к чему это казалось.

— С документами знакомый мой поможет, — отозвалась волшебница. — Дойдешь до ближайшего города, отдашь аптекарю кое-какие зелья, он сведет тебя с нужным человеком.

— Тогда сегодня же отправлюсь, — сосредоточенно кивнул парень.

— Нет, — внезапно оборвала его Рамина. — Подождать нужно. Сегодня или завтра гость к нам зайдет. Его необходимо с собой взять будет.

— Кто такой? — изумился Влад. — Мы его знаем?

— Сложно сказать, — покачала она головой. — Но гаданье не врет. Нужно ждать. А пока соберешься без спешки, как следует. Нужно все продумать. И костюм, и вещи, и защиту от охотников.

— Ты уверена? — нахмурился друг.

— Абсолютно, — отрезала женщина. — Спешить нельзя.

— Я с тобой пойду! — выпалила.

— Что?! — уставились на меня две пары глаз.

— Пойду, и точка, — решительно поднялась из-за стола. — Тебе помощь может понадобиться. Одному идти опасно.

— Ася, — начал увещевать меня друг, спокойно, без нажима, зная, что я не выношу, когда на меня кричат или давят, — ты ведь понимаешь, что молодой чародейке в столице еще опаснее, чем мне. Я хотя бы даром владею и, если что, смогу скрыться. А ты что делать будешь?

— Найду что, — бросила, выходя из кухни. — Один ты не пойдешь.

— Ася, не смей! — закричал друг мне вслед. — Я должен буду о тебе заботиться, а не мать искать. Ты себя в зеркало видела? К нам же каждый встречный-поперечный будет цепляться! Мы так далеко не уйдем.

— Не возьмешь с собой, — крикнула из прихожей в ответ, — сама пойду. Буду издалека приглядывать.

— Оставь ее, — махнула рукой Рамина. — Ей туда тоже нужно, как и Сократу. Пусть тебя сопровождают. Так правильно.

— Что тут правильного?! — в отчаянии вскричал Влад. — Она не обучена, физически не стойкая, да просто беззащитная девушка. Куда ей соваться в логово этих уродов?! Вдруг попадется в лапы охотников? Я с ума сойду, если с ней что-нибудь случится.

— Невозможно предотвратить то, что уже предрешено, — вздохнула чародейка. — Иди вещи собирай да костюм ищи под стать местным меркам. В джинсах и футболке тут не ходят.

Скрипнув зубами, молодой человек чеканным шагом вышел из кухни, а Рамина только горестно заохала и утерла одинокую слезинку со щеки.

В комнате я наткнулась на Сократа, который опять сидел на подоконнике и высматривал неизвестно что во дворе.

— И куда тебя несет, бестолковая? — недовольно буркнул он, не оборачиваясь.

— И ты туда же?! — возмутилась. — Не могу я его одного отпустить, понимаешь? Мы давно дружим. Вдруг с ним что-нибудь случится? Я потом всю жизнь себя винить буду, что не пошла и во время не помогла.

— Да, — протянул кот, — от тебя помощи просто море! Не боишься, что очередной своей выходкой все ему испортишь? Он мать идет спасать, а придется с неумехой в твоем лице возиться. И документов, кстати, у тебя тоже никаких. А запах у молоденьких ведьмочек гораздо сильнее, чем у ведьмаков. Охотники тебя в момент вычислят. Влад твой защищать начнет. А кроме как колдовать, он и не умеет ничего. Там вас двоих и схватят. И проведете вы всю жизнь в Халиме, служа на благо общества. Ты этого хочешь?

— Глупый ты, — проговорила сквозь слезы. — И ничего в дружбе не понимаешь. Пусть я и не умею ничего, зато точно знаю, что нельзя Влада одного отпускать. Может, он и лучше меня во всем магическом разбирается, но даже самому сильному человеку нужна иногда помощь или просто поддержка близких. А друзья для этого и существуют, чтобы поддержать в нужный момент. Тебя с собой не приглашаю. Можешь у Рамины остаться. Она не выгонит.

Расстроенная, выбежала из дома и помчалась к озеру. Там хоть в одиночестве посидеть можно, без кошачьих нотаций.

— Не приглашает она, — фыркнул рыжий кот, глядя, как девушка бежит по тропинке в лес. — Сам разберусь, что делать. Бестолочь малолетняя. Лезет, сама не зная куда. Не умер бы ее обожаемый Влад в столице один. Ну схватили бы пацана, зато быстрее бы в Халим попал. Нет, неймется ей все прелести местного колорита вкусить.

На озере, как всегда, было тихо и спокойно. Вид гладкой водной поверхности чудесным образом успокоил и придал сил. Нужно собраться с мыслями и придумать, что делать. Конечно, Сократ прав. Я для Влада обуза. Но внутри была какая-то железобетонная уверенность, что важно идти вместе. Вот чувствовала, что это необходимо, и все тут.

Но что делать с пресловутым запахом, по которому и находят охотники ведьм и ведьмаков? И снова кот прав. Меня быстро вычислят. Вон Славик в момент сориентировался, кто перед ним. А я и понятия не имела, что от меня неясные ароматы исходят.

А что, если изменить запах? Внешность же я поменяла. Меня теперь и бабушка не сразу признает. Вдруг есть зелье, способное убрать запах магов? Тогда, сварив его, мы бы получили самую надежную защиту, и колдовать бы не пришлось, чтобы охотников со следа сбить.

Осененная догадкой, бросилась в мастерскую. Перерыла все книги на полках и нашла ту, где было заклинание, призванное изменять внешность. Перечитала всю главу и все-таки отыскала нужную формулу! Действительно существовало заклятие, которое использовали, чтобы отбить запах. Правда, оно применялось в бытовых целях. Убрать неприятный запах в доме, например, или в определенном месте. Но я была рада и этому. Мое зелье для изменения внешности тоже вышло нестандартным, и вон какой результат. Залюбуешься! Так что… где там змеевичка у Рамины хранится? Будем творить и вытворять, пока меня тут никто не застукал.

Поставила котел с водой на огонь, в подвале отыскала мешок с ростками, выбрала экземпляр помясистее, очистила, порезала и бросила в кипяток. Заклинание прочитала одним махом и заиграла на флейте, с которой теперь не расставалась.

Я ужасно боялась переборщить с магическим посылом или, наоборот, влить в будущее зелье недостаточно энергии. Но внутри уже звучала мелодия, и ей было абсолютно все равно на мои тревоги и сомнения. Звуки лились сами собой, а одна необученная чародейка являлась лишь проводником для музыки и магии, рвущейся наружу. С замиранием сердца думала о том, чтобы будущее зелье подарило нам возможность надежно спрятать аромат волшебства, исходящий от любого чародея, спасло от поразительного обоняния охотников, позволило беспрепятственно везде перемещаться и не вызывать никаких подозрений.

В этот раз никаких взрывов не произошло, но я четко осознала момент, когда зелье было полностью готово. Да и мелодия подошла к концу. Убрав флейту, аккуратно сняла котелок с огня и дала спокойно остыть. Удивительно, но зелье ничем не пахло. Обычно все, что мы варили с Раминой, имело просто душераздирающие ароматы. Правда, позже во флаконах запах притуплялся. А здесь вообще ничего. Посчитав это добрым знаком, наполнила небольшой флакончик и задумалась. На ком бы испытать действие зелья?

Привела мастерскую в порядок, сваренное чудо-средство перелила из котелка в большую бутыль, все помыла и отправилась на поиски подопытного.

— Ты где пропадала? — недовольно заворчал Сократ, как только я поднялась и вошла на кухню. — Обедать давно пора, а никого нет. Рамина в лес ушла еще утром. Твой ведьмак со своего чердака не вылезает. Я есть хочу. Приготовь что-нибудь.

— Обязательно, — кивнула, раздумывая, подойдет кот для моего эксперимента или нет.

Сильного запаха от своего питомца я никогда не ощущала. Сократ был на редкость чистоплотным и совершенно не переносил грязи. Но животное есть животное. Некий запах у него все же присутствовал.

— Ты чего меня так пристально рассматриваешь? — почуял неладное котяра, когда я уже окончательно уверилась в том, что лучшего подопытного мне не найти. — Вид у тебя больно подозрительный. Чем ты полдня занималась?

— Сейчас я тебе все покажу и расскажу, — заверила котика, за спиной открывая флакон. — Я тут одну штуку придумала. Нужно как-то проверить ее в действии.

— Что еще за штука? — с подозрением покосился на меня Сократ.

— Вот эта! — возвестила и облила кота зельем.

— Ты что творишь!!! — зашипел взбешенный питомец, отпрыгивая от меня на другой конец кухни. — Ах ты ведьма безмозглая! Убить меня вздумала?!

— Делать мне больше нечего, убивать тебя, — обиделась. — Я, может, научное открытие делаю. А он недоволен. Тоже мне помощник. Мог бы и потерпеть ради меня немного.

— Ты в своем уме? — рычал Сократ, силясь отряхнуться от чужеродной жидкости, но она мгновенно впиталась и все его попытки были тщетны. — Наука и недоучка в твоем лице — вещи диаметрально противоположные, и пересечься им уж точно не суждено! Вредительница! Все, на что ты способна, — это устроить катастрофу или взрыв. Но уж никак не открыть что-то стоящее.

— Ах вот как! — рассердилась, гневно сложив руки на груди. — Чего тогда вечно уплетаешь все, что готовлю, раз я ни на что не гожусь? Шел бы мышей вон ловить. Ими бы и питался. А я больше кормить тебя не буду! Хватит! Ишь моду взял, мяско ему помягче, недожаренное, с кровью, творожок со сметаной, сливочки пожирнее. Шиш тебе, а не сливки!

— Вы чего шумите? — заглянул в кухню Влад.

— Ничего, — раздраженно бросила, отворачиваясь. — У нас личные разборки, которые никого не касаются.

— А, тогда ладно, — протянул друг. — Есть что-нибудь перекусить? Что-то я проголодался.

— И ты туда же?! — возмутилась. — Никаких вам обедов! Катитесь вы куда подальше!

— Что это с ней? — удивился Влад, глядя вслед убегающей девушке. — Слышь, кошак, ты, что ли, ее довел?

— Не твое дело, ведьмак недобитый! — зашипел Сократ в ответ. — Наши дела тебя вообще не касаются!

— Ясно, — кивнул молодой человек. — Хоть я тебя и не понимаю, но по наглой морде вижу, что ты во всем виноват. Вывел ее из себя. Теперь готовить мне придется. Бабушка вряд ли из леса в ближайшее время вернется. Пойди прощенья попроси. Она отходчивая, быстро забудет, что ты там ей наплел. Правда, я даже не знаю, как можно разозлить Асю. Она ведь всегда на позитиве.

— Без твоих советов обойдусь, молокосос, — прорычал кот, гордо пройдя к выходу.

— Балбес! — бросил ему вслед Влад. — Зря ее обижаешь. Ася настоящее чудо. А ты только себя и способен слушать.



Ответить Сократу было нечего, поэтому он сделал вид, что ничего не услышал, и вышел на улицу. Кот и сам прекрасно знал, что девушка не заслужила тех резких слов, которыми он так щедро ее одарил. Но почему-то рядом с ней Сократ мгновенно переставал себя контролировать и нес всякую ерунду. Вот что ему стоило сегодня сдержаться и досконально выяснить, что там наколдовала его чародейка? Так нет же! Начал орать и выказывать свое недовольство. Прав этот сопляк. Обидел ее кот. И от осознания этого Сократ чувствовал себя еще хуже.

Ася обнаружилась на берегу озера. Она стояла спиной к тропинке и играла на флейте. И как ей удается так играть? Ничего подобного коту в своей не самой короткой жизни слышать не приходилось. Девушка никогда не повторялась. Каждая мелодия, которую она исполняла, заставляла сердце сжиматься то от радости, когда музыка была веселой, то от печали, когда композиция заставляла грустить.

Почему он принял Асю за простолюдинку при первой встрече? Даже слепому было понятно, что она никак не может быть неотесанной деревенской девкой, у которой только наряды да местные парни на уме. Сколько таких видел кот во время бесконечных путешествий по миру? Великое множество. Редко деревенские, да и многие городские девушки отличались умом и чутким сердцем.



— Долго еще в кустах сидеть собираешься? — обратилась к коту, которого давно заметила. — С твоим окрасом бесполезно скрываться. Слишком яркий.

— Идешь есть? — хмуро спросил Сократ. — Ведьмак обед, наверное, уже приготовил.

— Заботишься обо мне? — весело улыбнулась, глядя на недовольную морду котяры. — Молодец! Пошли. Влад и тебя покормит.

Музыка подняла настроение, и теперь резкие слова питомца казались мне вздорными и ничего не значащими.

— Не пойду, — отозвался Сократ. — Сам пусть ест свое варево.

— Зря, — покачала головой. — Влад прекрасно готовит. Он как-то угощал меня. Объедение!

— Создается впечатление, что ты от него в восторге, — внезапно разозлился рыжий.

— Так и есть, — удивилась его реакции. — Иногда мне кажется, что Влад вообще все умеет и все знает. С ним очень весело и интересно. Кроме того, он замечательный дирижер! Уверена, его ждет блестящее будущее.

— Как же, — прошипел Сократ, — блестящее. Жди! Халим по нему плачет!

— Не смей такие вещи говорить! — прикрикнула я — Никому не место в заточении! Вину даже самых отъявленных преступников еще доказать нужно. А уж невинных людей держать под стражей просто бесчеловечно!

Кот фыркнул и скрылся за деревьями, а я побрела к дому. Пора было обедать.

Глава 8

Глава 8

Войдя на кухню, наткнулась на внимательный взгляд синих глаз. Мне тут же стало стыдно за свое поведение.

— Влад, — смущенно промямлила, — прости, пожалуйста. Я не должна была на тебя срываться. Мне жутко неудобно. Прости.

— Забудь, — отмахнулся друг, улыбаясь. — Твой кошак кого хочешь доведет. Скверный тип. Поражаюсь, как ты его терпишь.

— У него, конечно, сложный характер, — вспомнила, как только что на озере снова разругалась с рыжим, — но он не такой плохой, каким кажется.

— Ты святая, — горестно вздохнул друг. — Садись есть. С вашими спорами обед давно прошел. С голоду скоро помру такими темпами.

Влад быстро разложил по тарелкам жаркое, а я порезала хлеб и овощи. И мы с аппетитом принялись за еду.

— О, вы уже и обед приготовили! — восхитилась Рамина, заходя в дом. — Замечательно! Жутко проголодалась, пока по лесу бродила. Правда, Пико?

Филин коротко ухнул и уселся на свою жердочку под потолком.

— Садись, ба, — пригласил Влад, ставя еще одну тарелку.

— Ваш внук потрясающе готовит! — восхитилась. — Приятного аппетита.

— Да, Владик — на все руки мастер, — с гордостью проговорила чародейка.

— Не выдумывай, — нахмурился молодой человек. — Ешьте уже. Все остывает.

— Знаете, — неожиданно обратилась к нам Рамина, когда трапеза подошла к концу, — сегодня полнолуние. Это одновременно радостное и сложное для нас время. Радостное — поскольку именно сегодня мы ощущаем полное единение с магической составляющей мира и черпаем энергию в огромных количествах, а сложное — из-за того, что нас тянет колдовать, но не всегда это колдовство может быть безопасным для окружающих. Будьте внимательны. Не позволяйте магии увлечь себя туда, откуда вернуться будет непросто.

— О чем это вы? — поразилась. — Куда мы можем попасть?

Но волшебница ничего не ответила, поднялась и ушла к себе.

— Ты что-нибудь понял? — посмотрела на друга.

— Я переживал здесь полнолуние и не раз, — отозвался он. — Иногда и правда бывает трудно справиться и не позволить магии захватить себя полностью. Я же тебе говорил, что чародеи опасны. Помнишь? Так вот, сила, которой мы можем управлять, не безвредна. Она стихийна, если можно так сказать, и иногда способна подчинить волшебника. И он уже сам себе не принадлежит. Творит то, чего в обычном состоянии никогда бы не сделал. Мне кажется, что это нечто, похожее на сумасшествие. Сложнее всего пережить первый раз такого слияния с магическим фоном этого мира. Тут уж как повезет.

— Звучит устрашающе, — зябко поежилась.

— Наверное, — глухо отозвался Влад. — Мне кажется, что те маги древности, из-за которых сейчас всех чародеев заключают под стражу, когда-то не смогли справиться с огромным количеством магической энергии и просто свихнулись. Не может человек в адекватном состоянии творить такие страшные вещи, которыми древние волшебники упивались.

— Ты знаешь местную историю? — удивилась.

— Да, — кивнул он, — интересовался когда-то. Темные были времена. Только сейчас тоже не пойми что здесь творится. Иногда складывается впечатление, что у власти чокнутые маги находятся, а не вменяемые люди. Ладно, пойду к себе. Нужно вещи собирать. Еще хочу успеть закончить пару своих разработок, которые давно начал, но так и не довел до ума.

— Ты занимаешься созданием артефактов? — спросила с замиранием сердца.

— Да. Тебе же бабушка объяснила, что ведьмаки больше на амулетах специализируются?

— Ага, говорила.

— Так вот, — поведал друг, — учить меня этому было некому, поскольку магию я осваивал под надзором бабушки. Но природную тягу ничто не смогло победить. Я самоучка, поэтому мои творения несколько нестандартны. По крайней мере, мне так кажется. Но нужен взгляд профессионала.

— Уверена, — запальчиво проговорила, — у тебя выходят отличные артефакты!

Влад только рассмеялся на это.

— Посмотрим, насколько они хороши, когда придет время. Увидимся позже.

— Пока, — посмотрела ему вслед.

До самого вечера я занималась тем, что составляла список необходимых мне в дороге вещей и упаковывала их в свой рюкзак. Еще была проблема с одеждой. Отправляться в дальний путь разряженной, словно капуста, ужасно не хотелось. Хоть я чудом и привыкла к длинным юбкам, но с трудом представляла, как по лесу в таком виде дойду до ближайшего города.

— Рамина, — постучалась к хозяйке, — можно к вам?

— Да, заходи!

— Простите, что потревожила, — извинилась, проходя в просторную комнату. — Но я хотела посоветоваться. Нет ли более удобной одежды для путешествий? При всем уважении к местным традициям, в этих юбках невозможно далеко уйти.

— Ты права, — вздохнула женщина, подходя к большому шкафу и перерывая его содержимое. — У нас женщины редко пускаются в дальнюю дорогу, больше занимаясь домом и семьей. Но иногда приходится и им путешествовать. Вот взгляни. Есть рубашка, плащ и штаны. Это, конечно, нарушение всех правил приличия, но боюсь, в юбке ты быстро выбьешься из сил.

— Замечательно! — просияла, хватая предложенное. — То, что нужно!

— Но учти, — предупредила Рамина, — как будете к городу подходить, ты должна будешь переодеться. Длинная рубашка, юбка, передник, жилетка и чепец! Все по всем правилам. И в обозе так же придется ехать. Иначе накличешь беду на вас обоих.

— Постараюсь, — понурилась.

— Вот и умница, — улыбнулась женщина. — Беги к себе и уложи отдельную сумку с нарядом местной барышни.

В своей комнате переоделась в новые вещи. Какое же это счастье — ходить в брюках! Мне б еще сейчас любимые джинсы, и можно считать, что жизнь удалась. Но об этом оставалось только мечтать.

Костюм молодой горожанки аккуратно обработала специальным чистящим и восстанавливающим составом и убрала в сумку. В подвале взяла несколько флаконов зелья, изменяющего внешность, маскирующее зелье, а так же флакончики с новым средством от магического запаха. Кстати, куда это запропастился мой подопытный? Нужно срочно найти Сократа и посмотреть, сработало ли зелье.

Кот обнаружился на кухне. Сидел возле своей миски и тягостно вздыхал.

— Кушать хочешь? — заботливо поинтересовалась.

Сократ гордо отвернулся и промолчал.

— Будешь рагу? — не стала обращать внимания на его надутый вид.

И снова молчание в ответ. Вздохнув, положила в миску рагу, специально выбрав побольше кусочков мяса и поменьше овощей. Рядом поставила блюдце со сливками и вышла в коридор. Сделав вид, что ушла, украдкой заглянула на кухню. Сократ скрепя сердце повернулся и принялся за еду. Дождалась, когда он закончит и пойдет в сторону выхода из дома. Схватила питомца и потащила в нашу комнату.

— Ты что делаешь?! — зашипел мой котик. — Опять решила меня чем-то облить?

И отчего этот зануда такой тяжелый? Просто неподъемный. Чудом затолкала вырывающегося котяру в комнатушку и захлопнула дверь.

— Ух! — вытерла испарину со лба. — Ну ты и толстяк! Еле донесла. С виду такой худенький, а как на руки возьмешь, не сдвинешь.

— Нечего меня хватать! — огрызнулся кот, запрыгнув на подоконник от меня подальше. — Что тебе нужно?

— Хотела проверить результаты своего эксперимента, — широко улыбнулась и с азартом первооткрывателя двинулась в сторону питомца.

— Не подходи ко мне! — забеспокоился кот, озираясь по сторонам и ища пути отхода.

— Я только посмотрю, — умоляюще взглянула на него. — Обещаю, ничего тебе не будет!

— Точно? — недоверчиво уточнил он.

— Честное слово! — клятвенно заверила.

— Ладно, — напряженно отозвался рыжик. — Только быстро.

Подбежала к нему и начала тщательно обнюхивать, вертя Сократа в разные стороны.

— Ты что вытворяешь?! — запротестовал он. — Сказала, посмотришь, а сама опять тискаешь!

— Не ворчи, — отмахнулась. — Мне нужно понять, сработало зелье или нет.

— Что за зелье хоть? — обреченно спросил он, перестав вырываться. — Опять решила меня перекрасить? В какой цвет на этот раз?

— Ты мне и таким нравишься, — сосредоточенно отозвалась. — Зелья призвано устранять запах.

— Какой еще запах? — взревел кошак, полный праведного гнева. — Я ничем не пахну!

— Теперь нет, — победно улыбнулась. — Зелье сработало отлично! Но ты сам подумай: ты кот, и даже если бы купался каждый день, все равно пах бы, как все животные. Это нормально. А мне нужно было срочно проверить, сможет ли мое новое зелье убрать запах. Пришлось тебя привлечь к испытанию. Ты уж извини.

— Извини? — возмутился Сократ. — Ты могла бы все объяснить и попросить меня добровольно поучаствовать в твоей задумке!

— Могла, — тут же согласилась. — Но зная тебя, можно было дать стопроцентную гарантию, что ты бы отказался, а потом прятался от меня целый день. А времени за тобой гоняться у меня нет. Скоро в дорогу. Нужно быть уверенной, что охотники не смогут нас учуять.

— Так ты хочешь отбить магический запах? — поразился кот.

— Именно! — воодушевленно поделилась. — Конечно, то, что твой запах исчез, еще не гарантирует успех моей идеи. Но шанс все-таки есть.

— Не думаю, что у тебя получится, — скептически заметил рыжий. — Если бы это было так просто, то давно бы все чародеи пользовались подобным зельем и жили спокойно.

— Во-первых, это было не просто, — отозвалась, снова принимаясь за сбор вещей. — А во-вторых, я верю в лучшее. И надеюсь, что у меня все получится. Иначе мы с Владом не сможем ничем помочь его матери, а только сами угодим за решетку.

— Об этом я тебе и твержу! — снова принялся за свое Сократ. — Останься здесь. В столице тебя легко поймают.

— Не могу, — отказалась. — Чувствую, что должна идти. Спасибо тебе большое за помощь в эксперименте! Завтра испробуем зелье на нас.

— Как будто у меня выбор был, участвовать или нет, — буркнул в ответ кот, выходя из комнаты. — Упрямая девчонка.

До ужина провозилась со сборами, потом запекла для всех рыбу и позвала домочадцев к столу. И Рамина, и Влад были заняты своими мыслями и особенно не разговаривали, отвечая односложно на мои вопросы. Поняв, что ничего от них сегодня не добьюсь, поела и ушла к себе.

Металась по маленькой комнатке, снедаемая беспочвенной тревогой. Что мне не давало покоя, понять я не могла. Попыталась уснуть, не вышло. Сократ, пришедший ближе к ночи, внимательно за мной следил, но ничего, к счастью, не говорил. Не уверена, что смогла бы адекватно воспринимать его критику.

Устав от навязчивых мыслей и непонятного тягостного состояния, взяла флейту и пошла на полянку в лесу. Кот молча шел рядом. Встала в самый центр и только приготовилась играть, как из-за облаков выглянула полная луна и осветила все вокруг своим нежным серебристым сиянием. В душе тут же всколыхнулась такая жгучая необоснованная радость, что я мигом забыла обо всех своих беспокойствах. Внутри зазвучала мелодия, и я, поднеся флейту к губам, с удовольствием явила ее миру.

Звуки лились нескончаемым потоком, оглашая все вокруг радостными ликующими трелями. Энергия внутри меня бурлила и просила выхода. Уже понимая, что нельзя ее сдерживать, позволила своей голубой сверкающей ленте взвиться ввысь и нестись по округе на бешеной скорости. Но сила внутреннего потока все нарастала, и, казалось, магии во мне не будет конца. Расширила ленту и устремила в нее еще больше силы. И тут же вокруг меня с такой интенсивностью закружился сияющий голубоватый водоворот, что я закрыла глаза, боясь потеряться в нем и исчезнуть навсегда.

Музыка вела меня вперед, я следовала за ней и испытывала глубокое чувство уверенности в правильности своих действий. Просто знала, что все делаю именно так, как должно. Эта волшебная ночь и полнолуние как будто перевернули что-то во мне. Позволили осознать ранее скрытое, соединиться с тем, что всегда было вокруг меня, но не могло достучаться до моего разума. Я четко поняла, что в дальнейшем смогу колдовать только с помощью своей музыки. Это мой личный путь соединения с мировым магическим фоном. И дело даже не во флейте. Я смогу использовать магию и просто напевая какую-нибудь мелодию. Для меня музыка и есть магия. И так было всегда, с самого детства. Только я раньше этого не понимала, а теперь все встало на свои места.

— Ты справилась, девочка, — с гордостью проговорила Рамина, появляясь из-за кустов. — Я так рада, что ты смогла это сделать!

— И я рада, — улыбнулась в ответ.

— Это было чудесно, Ася! — с восторгом воскликнул Влад, подлетая ко мне и заключая в крепкие объятия. — Ты будто сияла! Никогда раньше не видел, чтобы ты так играла. Потрясающе!

— Спасибо, — обняла друга в ответ, счастливо смеясь. — Устала только. Спать хочется.

— Пойдем, я тебя провожу, — взял меня Влад за руку и потянул в сторону домика. — Тебе нужно отдохнуть.

— Чудесная ночь, — услышали мы вдруг незнакомый мужской голос и резко обернулись, — и волшебная музыка. Как вас зовут, милая девушка?

— Асияна, — растеряно ответила.

— Кто вы такой? — требовательно спросил Влад, загораживая меня собой. — И что вам здесь нужно?

— Асияна? — удивился мужчина, не обратив никакого внимания на слова друга. — Никогда бы не подумал, что доживу до этого счастливого момента и смогу лично увидеть, как колдует моя дочь.

Глава 9

Глава 9

— Что? — потрясенно выдохнула, потеряв равновесие и хватаясь за руку Влада. — Что значит дочь?!

— Не подходите! — отрезал друг, формируя в руке сверкающий зеленый шар. — Иначе пожалеете.

— Я не собираюсь вам вредить! — ответил мужчина, выставляя перед собой ладони. — Ася действительно моя дочь! Мы никак не могли решить, как назовем свою девочку. Жена хотела Асей, а я — Яной. Так и не придя к согласию, мы вместе придумали новое имя, и оно нам очень понравилось. Так появилась Асияна. Не думаю, что в этом или каком-то другом мире может быть девушка с таким же именем. Сколько тебе лет, Асияна?

— Двадцать один в августе исполнилось, — пробормотала, пока не осознавая, что передо мной стоит отец, которого я давно считала погибшим.

— Все сходится! — воодушевленно воскликнул незнакомец. — Ты родилась четырнадцатого августа! Твою маму зовут Лиза, бабушку — Валентина Петровна. Ну, а я, соответственно, Николай.

— Но бабушка сказала, что охотники поймали вас, когда вы путешествовали, — взглянула на мужчину с подозрением. — Как ты оказался на свободе? И где мама?

— Так и есть, — подтвердил он, сжимая кулаки. — Охотники выследили нас на побережье. Улучили момент, когда мы на яхте отплыли от берега, настигли и переправили в этот мир. Я не видел Лизу уже тринадцать лет. В Халиме нас сразу же разделили. Там женщин и мужчин содержат в разных частях крепости. Совсем недавно мне удалось сбежать с помощью одного человека. Он направил меня сюда. Сказал, что Рамина поможет. Я чудом нашел этот дом в лесу и то только потому, что услышал музыку и решил посмотреть, кто так потрясающе играет.

— Ты Николас? — уточнила Рамина. — Дарий прислал вестника. Проходи в дом.

— Николасом меня зовут в этом мире, — пояснил мужчина, идя вслед за нами к крыльцу. — «Николай» для местных слишком непривычно.

Рамина прошла на кухню и начала собирать на стол.

— Влад, покажи гостю, где можно привести себя в порядок, — распорядилась она. — Ася, пойди возьми в моей комнате постельное белье, одеяло и подушку. На чердаке есть свободная кровать. Застели ее, пожалуйста.

Найдя все необходимое в огромном шкафу в спальне хозяйки, я поспешила наверх. Открыла дверь и вошла в комнату друга. Здесь царил идеальный порядок, такой же, как у Влада в квартире на Земле. Когда я впервые побывала у семьи Становых, меня поразила эта любовь однокурсника к чистоте. Он даже тарелки сразу же после еды мыл, чтобы в раковине не скапливались. Сама я подобной чистоплотностью похвастаться никогда не могла.

У небольшого окошка стоял широкий стол, на котором громоздились коробки, книги и диковинные инструменты. Влад спал на диванчике у дальней стены, а еще одна кровать стояла ближе к выходу. Я быстро перестелила ее и присела, бездумно глядя перед собой.

Мои родители живы. Отец сейчас внизу. А я даже не знаю, о чем с ним говорить. С восьми лет я считала родителей погибшими, и их образ в голове сложился в некий идеал. Они все эти годы были для меня самыми добрыми, хорошими, понимающими и мудрыми. В своих фантазиях я могла спокойно с ними разговаривать, делиться своими мыслями и проблемами, и они всегда меня понимали и отвечали именно так, как мне хотелось.

А теперь что? Этот статный незнакомец с почти полностью седыми волосами и глубокими морщинами на лице не имел ничего общего с портретом моего отца, который висел у меня в комнате в доме бабушки. Он не знает меня, а я его. Честно говоря, я даже не помню, какими были мои родители до своего исчезновения. Это все случилось так давно. Как мне себя с ним вести? Как называть?

— Ты чего тут сидишь? — удивился Влад, заходя внутрь. — Тебя все на кухне ждут. Николас отказался что-либо рассказывать, пока ты не спустишься.

— Да-да, — стушевалась, подскакивая на ноги. — Уже иду.

— Ты в порядке? — с тревогой взглянул на меня друг. — Выглядишь потерянной.

— Наверное, так и есть, — отпустила глаза. — Мне сложно принять тот факт, что этот странный мужчина — мой отец. А он, кажется, ждет от меня какой-то реакции на свои слова. Но я не уверена, что мое поведение ему понравится.

— Иди сюда, — позвал меня Влад, проходя вперед и усаживаясь на диван. — Послушай, ты ни в чем не виновата. Он появился внезапно. Сообщил то, чего ты никак не ждала. Это нормально, что ты не знаешь, как на такое реагировать. И даже если он много раз себе представлял эту вашу встречу совсем по-другому, ты не обязана воплощать в жизнь чьи-то фантазии.

— Скорее всего, ты прав, — кивнула, садясь рядом. — Просто я не представляю, что мне теперь делать и как к нему обращаться. Это все слишком неожиданно.

— Думаю, ты постепенно во всем разберешься, — улыбнулся друг, обнимая меня за плечи и притягивая ближе. — Дай себе немного времени, чтобы привыкнуть. Пока обращайся к нему по имени. А потом, если сочтешь возможным, будешь называть как-то иначе. Вам еще только предстоит узнать друг друга.

— Спасибо! — горячо поблагодарила, поднимая глаза на Влада. — Спасибо за поддержку! Мне стало гораздо легче.

— Вот и отлично, — потрепал он меня по волосам. — Пойдем. Послушаем, что там гость наш скажет.

Мы спустились и заняли свои места за кухонным столом.

— …вот так Ася и оказалась в этом мире, — как раз закончила Рамина рассказывать обо мне и принялась сама расспрашивать гостя, бросив на нас недовольный взгляд из-за задержки. — Так как тебе удалось сбежать?

— Дело в том, — начал мужчина, изредка бросая на меня внимательные взгляды, от которых я сразу же почувствовала себя неуютно, — что в этом мире большинство чародеев содержатся в крепости Халим на территории Изграна. Из-за этого другие государства попали практически в полную зависимость от Вонимира III и его прихотей. Конечно, никого это не устраивает, и правители многих стран стремятся переломить ситуацию в свою сторону, внедряя в Халим шпионов и оказывая содействие чародеям, переманивая их к себе. Сейчас противники Изграна активно работают над тем, чтобы освободить наиболее одаренных магов и с их помощью объединить тех волшебников, которые живут на свободе. Это мятежное движение возглавляет Дарий. Именно он через своих людей в Халиме помог мне пробраться через тайный лаз на свободу. Не знаю, кто он такой на самом деле. Но этот человек делает благое дело. Цель мятежников — свержение Вонимира и смена правительства Изграна. И маги, и граждане других стран рассчитывают на то, что это принесет перемены в этот мир. Людям нужна магия! Без нее никак. И нельзя сосредотачивать всех чародеев в одной стране, пусть и такой большой и развитой, как Изгран.

— А разве на свободе живет много магов? — удивилась.

— Сейчас уже достаточно, — сосредоточенно отозвался Николас. — У многих похитили в других мирах жен и детей. Они перенеслись сюда, чтобы освободить родных, и принимают самое деятельное участие в происходящем. Кроме того, охотники из других стран тоже заодно с чародеями. Сейчас все понимают, что нужно менять существующий порядок. Иначе дальше наш мир будет ждать крах.

— Изгран — сильный противник, — задумчиво проговорил Влад. — Как Вонимир проглядел заговор у себя под носом?

— Скорее всего, он осведомлен о том, что творится, — нехотя выдал гость. — Его охотники заполонили все, выискивая сбежавших магов или тех, кто им помогает. Но правители других стран поддерживают мятежников, и это сильно осложняет дело для Изграна. Скоро в столице будет большое торжество по случаю дня рождения Вонимира. Там соберутся представители всех стран мира. Дарий считает, что будет попытка устранения правителей других государств. Слишком уж все подозрительно. Главы стран обязаны явиться с женами и детьми. Ситуация просто неслыханная, но отказаться прибыть — значит дискредитировать себя в глазах центральной мировой державы.

— М-да, — протянула Рамина, — ситуация скверная. Что Дарий планирует предпринять в ответ?

— В день торжества будет организованно масштабное нападение на Халим. Мы постараемся освободить всех, кто там заточен, и по возможности предотвратить гибель правителей во дворце. Я добирался сюда, чтобы вы помогли мне получить легальные документы. В столицу сейчас не попасть без удостоверения. Дарий сказал, что у вас есть возможность помочь.

— Документы будут, — уверено ответила женщина. — Но для начала нужно поменять внешность. Сейчас закончим с едой и займемся.

— Я пойду в столицу с вами, — решительно проговорил Влад. — У меня мать в Халиме. Я должен ее освободить.

— Такие вещи лучше с Дарием обсуждать, — нахмурился Николас. — Он организует всех желающих поучаствовать в намечающейся заварушке.

— Я иду с Владом, — сразу озвучила свои планы.

— Ася, — растеряно вымолвил мужчина, — там будет слишком опасно. Лично я стремлюсь всеми силами в столицу, чтобы освободить Лизу. Но тебе-то что там делать?

— Неважно что, — упрямо тряхнула головой. — Влад — мой друг, и я его одного никуда не отпущу.

Николас шокировано уставился на молодого человека.

— Я и сам не в восторге от этой идеи, — развел руками парень. — Уговаривал ее остаться, но она уперлась. Ничего слушать не хочет.

— Ася, — принялся увещевать меня мужчина, — ты же взрослая девушка и понимаешь, что особо помочь ничем не сможешь. Только себя и нас подставишь. Это крайне опрометчивое решение.

— Может, оно и опрометчивое, — запальчиво выдала, — но оно мое, и я сама буду решать, что мне делать.

Резко встала и покинула кухню. У себя в комнате еще раз перепроверила все собранные вещи. Окропила рюкзак маскирующим зельем, делая его неприметным для обывателей. Кажется, ничего не забыла. Разделась и легла в кровать. Сон никак не шел.

Что, если Влад уйдет с Николасом без меня? Да и правильно ли я поступаю, навязываясь им в попутчики? Друг теперь присоединится к целому движению, где много разных магов и даже охотники есть. Ему будет не в пример проще пробраться в Халим и отыскать мать. Чем лично я смогу ему помочь?

В комнату вошел Сократ и запрыгнул на подоконник.

— И чего тебе приспичило с ними идти? — недовольно надулся он. — Сидела бы уж здесь. Теперь твоему Владу ничего не грозит. За ним вон Николас будет приглядывать. Как-никак лучший друг единственной дочери.

— Знаю, — подавленно отозвалась, — все знаю. Но что-то не дает поступить иначе. Чувствую, что должна идти. Ты сам-то что делать собираешься?

— С тобой пойду, — бросил кот и отвернулся. — Ведьмаки меня не волнуют. Но ты такая бестолковая, что точно куда-нибудь вляпаешься. Ищи тебя потом повсюду.

— Зачем тебе это? — удивилась. — Шел бы своей дорогой. Я ж тебя не держу.

— Нет, ты точно глупая гусыня! — разозлился рыжий. — Мы с тобой связаны. Не знаю как, но я никуда от тебя далеко уйти не могу. Магия не позволяет. Думаешь, я не пробовал? Мне вот вообще никаким образом неинтересно сидеть возле какой-то взбалмошной девчонки и терпеть ее выходки. Но Рамина сказала, что ты сможешь в будущем мне помочь. Приходится все делать, чтобы держаться рядом.

— Мученик! — закатила глаза. — Тебя посмертно причислят к лику святых за терпение и смирение. Не иначе! Найду способ тебя освободить от этой связи, и катись на все четыре стороны.

— Так и сделаю, — раздраженно бросил кот. — Даже не сомневайся.

Обиженно отвернулась от него лицом к стенке и скоро уснула.

Проснулась еще затемно, все боялась проспать и упустить Влада с Николасом. Быстро оделась, взяла рюкзак и пошла на кухню. Там уже Рамина завтрак готовила.

— Чего вскочила в такую рань? — подивилась она. — Без тебя никто никуда не пойдет, не переживай. Хоть Николас и предлагал так поступить, Владик отказался. Так что сейчас все покушают спокойно и двинетесь в город. Там мой знакомый поможет вам с документами. Да и обоз в столицу скоро должен отправиться.

— Скажите, — замялась, — а можно ли как-то убрать связь между чародейкой и ее помощником?

— Что, совсем котик тебя допек? — усмехнулась женщина. — Решила от него удрать?

— Нет, — покачала головой. — Просто Сократ меня с трудом терпит. А я не хочу никого насильно возле себя удерживать.

— Кто ж тебе сказал, что он еле терпит? — изумилась Рамина. — По-моему все совсем наоборот.

— Он сам сказал, — поделилась. — Да это и неважно. Главное, я хочу, чтобы у него был свободный выбор. Есть возможность нивелировать магию, удерживающую его рядом?

— Некоторые болтают сами не знают что, — пробормотала себе под нос волшебница. — Все можно сделать, если очень захотеть. Но тут есть некоторые тонкости. Помощник выбирает себе волшебника или волшебницу по родству магии. Он способен магическую энергию накапливать. А благодаря тому, что его собственная магическая составляющая схожа с составляющей чародея, помощник может отдать в нужный момент недостающую магу силу. Так вместе они и колдуют. Им обоим это необходимо. В мастерской на верхней полке есть книга о фамильярах, так в древности называли помощников ведьмы и ведьмаки. Почитай ее и, возможно, лучше сможешь понять своего Сократа. Не торопись рвать вашу связь. Особенно теперь, когда тебе предстоит участвовать в опасном и трудном деле.

— Спасибо, посмотрю, — благодарно улыбнулась и пошла искать названную книгу.

Увесистый том обнаружила в самом конце полки. Прочитать такой талмуд уже не успею. Нужно брать с собой. Только как тащить такую тяжесть?

Занятая размышлениями, вернулась на кухню. Там уже все были в сборе. Николас полностью преобразился и теперь был очень похож на себя прежнего. Темно-русые коротко стриженые волосы, острый взгляд серых глаз, прямой нос и только намек на морщинки на лице. Видимо, Рамина применила мое зелье.

— Доброе утро, — проговорила, присаживаясь на стул. — Приятного аппетита. Хорошо выглядишь, Николас.

— Спасибо, Ася, — довольно улыбнулся мужчина

— Ты чего такая задумчивая? — уточнил друг. — Что-то случилось?

— Нет, — отстраненно ответила, все еще обдумывая, как быть с книгой. — Мне Рамина посоветовала прочитать вот это. А я не знаю, как такую тяжесть с собой взять.

— Ну, это не проблема, — отозвался Николас, делая пару странных пассов руками, от которых моя неподъемная ноша уменьшилась на глазах. — Вот и все. Теперь ты сможешь спокойно взять ее с собой. А когда захочешь почитать, достаточно будет просто пожелать, чтобы книга увеличилась, послав к ней магический импульс. И все готово.

— Спасибо, — смущенно пробормотала. — Чуть позже попробую.

Говорить этому человеку о том, что понятия не имею, как посылать магический импульс, совершенно не хотелось. Еще начнет снова уговаривать остаться в лесном домике.

После завтрака поднялись и вышли все вместе на крыльцо.

— Берегите себя, — напутствовала нас Рамина. — Вот вам еда с собой для перекуса в дороге. А этот сверток нужно отдать аптекарю в городе. Он вас отведет к нужному человеку. Как получите документы, присоединяйтесь к обозу до столицы. Помните, одиноким путникам не пройти перевал. Не геройствуйте понапрасну. Буду ждать от вас вестей.

— Спасибо за все! — горячо поблагодарила женщину и обняла на прощание.

— Счастливо, ба, — улыбнулся Влад. — Обещаю, я найду маму.

— Благодарю за помощь, Рамина, — слегка поклонился Николас.

— Ступайте, — смахнула она выступившие слезы. — Время дорого. Ася, не забудь переодеться на подходе к городу.

— Обязательно! — крикнула с тропинки, следуя за своими спутниками.


Глава 10

Глава 10

Мы шли по лесу, не останавливаясь, уже несколько часов. Понятия не имею, как я успевала за мужчинами. Николас шел первым и периодически размахивал руками, видимо, магически расчищая нам дорогу. По крайней мере, именно так я истолковала его действия, поскольку нам на пути ни разу не попалось ни одно поваленное дерево или непролазные заросли какого-нибудь кустарника. Влад следовал сразу за главой нашего небольшого отряда. Я же плелась немного поодаль. Сократ все время был поблизости, мелькая своей ярко-рыжей шкуркой то тут, то там. Но ко мне не подходил. Все еще дулся. Ну и ладно. Как выдастся спокойная минутка, прочту книгу и найду способ избавить кота от своего присутствия в его жизни.

— Привал! — скомандовал Николас, когда мы вышли на очередную поляну. — До города недалеко. Нужно поесть и привести себя в порядок.

Сбросила рюкзак на землю и буквально рухнула рядом. Счастье-то какое! Наконец-то отдых!

Мои спутники развели костер и разогрели выданные Раминой припасы. Разделили все поровну и принялись за еду. Сократ тоже получил свою порцию, но к нам не присоединился, утащив причитающееся в кусты.

Перекусив, Николас решил обсудить дальнейшие планы:

— Сейчас переодеваемся в костюмы горожан. В городе ищем нужную нам аптеку, передаем сверток и встречаемся с человеком, который выдаст нам документы. Дальше узнаем насчет обоза до столицы. В зависимости от того, когда он отправится, спланируем все остальное.

— Хорошо бы продумать легенду, — вставил Влад. — Что мы людям скажем, если вдруг спросят, кто такие?

— Я буду вашим старшим братом, — тут же нашелся Николас. — Идем втроем в столицу к родне. Собираемся принять участие в народных гуляниях и заодно помочь родственнику с продажей дома. Что делать с именами будем?

— Я буду Владленом, — отозвался друг. — Всегда использую это имя, когда тут бываю.

— А я могу Асей остаться? — уточнила. — Или это имя не подойдет?

— Имя несколько своеобразное для местных реалий, — с сомнением заметил Николас. — Но тут в ходу Асмия. Давай на нем остановимся. Если кто-то из нас сначала назовет тебя Асмией, а потом в разговоре забудется и обратится как к Асе, это не будет подозрительным.

— Ладно, — кивнула. — И еще. Что будем делать с магическим запахом, исходящим от нас?

— Это проблема, — нахмурился мужчина. — Пока добирался до Рамины, старался идти все время вдали от основных дорог. А сейчас нам в городе нужно будет передвигаться. Там могут быть целые группы охотников.

— Я предлагаю попробовать использовать мое новое зелье, — смущенно проговорила, доставая флакончик.

— А что за зелье? — заинтересовался друг, забирая из моих рук образец.

— Попыталась создать раствор, полностью убирающий любой запах, — пояснила свою задумку. — Испробовала его на Сократе. Вроде сработало. Но не уверена, что на магов тоже подействует.

— Вот и проверим, — радостно улыбнулся Николас. — В любом случае, хуже не будет. А если все выгорит, то цены твоему зелью не будет. Любой чародей его с руками оторвет.

— Согласен, — усмехнулся Влад. — Обливаемся и вперед.

— Тогда пойду, переоденусь, а потом поможем друг другу окропиться, — улыбнулась в ответ.

За деревьями скинула свой брючный костюм для путешествий, облачилась в длинную рубаху, темно-синюю юбку, белоснежный передник, расшитую серебряной нитью жилетку и чудом натянула чепец. И как понять, что у меня за вид? В мое маленькое зеркальце ничего особенно не увидишь.

Вышла к мужчинам и тут же напоролась на смеющийся взгляд Влада. Покраснела и из-под нахмуренных бровей обиженно на него посмотрела:

— Давай, смейся. Тебе-то не надо разряжаться, как капуста. А я мучайся. И кто только придумал такие нелепые наряды для женщин?

Друг, не в силах больше сдерживаться, расхохотался. А я отвернулась от него, гордо вскинув голову.

— Ты неправильно чепец надела, — примирительно заметил он, подходя и принимаясь поправлять дурацкий головной убор. — Вот так гораздо лучше.

— На самом деле, — прокомментировал Николас, — это наряд молодой незамужней барышни. И тебе он очень идет. А женщинам положено особое платье с соответствующими узорами по подолу и рукавам. И головной убор у замужних сударынь в разы шире и приметнее. Так что тебе еще повезло.

— Повезло так повезло, — недовольно буркнула.

— Ася, доставай зелье, — попросил Влад. — Сколько его, кстати, у тебя?

— Целая бутыль, — показала другу сосуд, в который перелила зелье.

— Отлично! — обрадовался Николас. — Нужно расходовать экономно, чтобы хватило подольше. Интересно, сколько по времени будет сохраняться эффект?

— Для достоверности нужны охотники, — вздохнула. — Только они и смогут разобраться в этих тонкостях.

— Что правда, то правда, — согласился мужчина. — Но уж лучше нам с ними не встречаться.

Обрызгав друг друга экспериментальным составом, мы начали собирать вещи и через четверть часа уже снова шли вперед.

В небольшой городок прибыли к обеду. Нужную нам лавку аптекаря отыскали довольно быстро. Передали сверток коренастому старичку и уселись возле аптеки ждать вестей, которые тот обещал сообщить в самое ближайшее время.

Я с интересом разглядывала все вокруг. Улицы в городке были узкими и извилистыми, домики по большей части одно- или двухэтажными. Главная площадь, вымощенная брусчаткой, представляла собой самое широкое и красивое место во всем городе. Прохожие не обращали на нас никакого внимания, а мне было любопытно посмотреть, что здесь носят девушки и как себя ведут.

Николас сказал чистую правду. Взрослые женщины действительно спешили по своим делам в длинных платьях из плотной ткани, как правило, темных оттенков. А вот молоденькие девушки одевались более ярко и привлекательно. Рубашки могли быть самых разных цветов. У одной модницы даже видела красную. Чепцы и передники обычно шли в тон рубашке. А жилетка и верхняя юбка выгодно подчеркивали точеные фигурки.

Мужчины носили прямые узкие брюки, рубашки со шнуровкой на груди и короткие куртки. На голове у каждого имелась шляпа с пером. Именно перья были предметом роскоши и гордости в гардеробе представителей сильного пола. Некоторые франты доходили в своем стремлении выделиться до абсурда и прикрепляли к небольшим шляпам поистине гигантские перья неизвестных мне птиц.

— А почему мужчины так помешаны на перьях? — не удержалась я от вопроса.

— Считается, — пояснил Николас, — что на шляпу можно прикреплять только то перо, которое сударь лично добыл на охоте. И чем оно больше и красивее, тем сложнее его достать. Ведь крупных птиц с такими перьями очень мало, и они довольно агрессивные. Естественно, каждому хочется выставить себя отличным воином и следопытом. Поэтому неофициальная торговля перьями, добытыми браконьерами, процветает.

— И куда только власти смотрят? — возмутилась я.

— Местный комендант, конечно же, борется с незаконным истреблением птиц, — пожал плечами мужчина, — но не так успешно, как хотелось бы. И такие ситуации встречаются повсеместно. Традиции и мода вносят свои коррективы, с которыми очень сложно бороться.

— Да уж, — хмыкнула. — На месте правительства давно бы запретила эту бредовую традицию указом свыше.

— Властям не до того, — усмехнулся Влад. — У них и других проблем хватает.

— Вот вы где! — подошел к нам пожилой аптекарь. — Пойдемте, провожу вас в одно место.

Мы дружно поднялись и отправились за стариком в соседний квартал. Сократ шел немного поодаль, но из поля зрения нас не выпускал. Меня раздирали тревоги и сомнения. А вдруг это ловушка? Но мои спутники шли рядом с самым невозмутимым видом, и я понемногу успокоилась.

Хозяин аптеки привел нас к добротному двухэтажному дому, в котором на первом этаже располагалась контора местного нотариуса. Внутри секретарь при одном взгляде на аптекаря подскочил со своего места и поманил нас за собой. Спустились по лестнице вниз и оказались в просторном, ярко освещенном подвальном помещении. Старик же остался наверху и с нами не пошел.

— Приветствую, Николас, — услышали мы глубокий приятный мужской голос. — Рад, что ты благополучно добрался сюда.

— Дарий?! — удивленно воскликнул глава нашей группы, во все глаза разглядывая высокого мускулистого темноволосого мужчину с зелеными глазами. — А ты какими судьбами здесь? Мы же не так давно в столице виделись!

— Дела, друг, — усмехнулся незнакомец, вольготно развалившись в кресле. — Познакомься. Это Парис — местный нотариус, который нам помогает. А это моя правая рука — Тимар.

— Приятно познакомиться, — пожал Николас поданные руки и обернулся в нашу сторону. — А это Асмия — моя дочь, и ее друг — Владлен.

— У тебя есть дочь? — приподнял брови Дарий, одарив меня пронзительным взглядом. — Ты не говорил. Чародейка?

— Я не думал, что мы так скоро увидимся, — улыбнулся отец, с гордостью глядя на меня. — Тоже одаренная. Только пока не обученная.

— Молодая неопытная ведьмочка, — протянул мужчина, посмотрев на меня так, будто я тут в коротеньком полупрозрачном платье щеголяю, а не в жилетке под горло и юбке в пол стою. — Как занимательно. А парень?

— Тоже колдун, — кивнул Николас, как будто и не заметил неподобающего поведения мужчины. — У него мать похитили. Он хочет идти на приступ Халима вместе с нами.

— Вот как? — нахмурился Дарий и вперился в друга цепким взглядом. — Ладно, поглядим, на что ты способен, Владлен, и решим по обстоятельствам. Сейчас забирайте документы и отправляемся на постоялый двор. Мы с Тимаром сняли комнаты. Разместимся и подождем вместе обоз. Он отправляется завтра на рассвете. Вам еще нужно выкупить места в одном из дилижансов. И лучше с этим поторопиться. Желающих попасть в столицу на праздник множество.

Парис передал Николасу конверт с бумагами, которые отец сразу же тщательно изучил. Удовлетворенно кивнув, мужчина поманил нас за собой. Дарий и его товарищ, среднего роста статный сероглазый шатен, шли впереди, а мы все вместе за ними.

— На главной площади постоялый двор «Кариния», — бросил Дарий, когда мы оказались на улице. — Отправляйтесь туда. Мы позже подъедем. Нужно еще пару дел уладить. Назовете хозяину мое имя, он вас проводит в комнаты. Ближе к вечеру увидимся.

— Спасибо! — благоговейно крикнул отец вслед вскочившим на лошадей всадникам.

До главной площади шли молча. У меня после разговора с этим главой повстанцев, или как их там, осталось неприятное послевкусие. Слишком развязный тип, не люблю таких. Николас и Влад тоже не горели желанием общаться, думая каждый о своем. Сократ опять куда-то делся, но я была уверена, что он рядом.

На постоялом дворе нас проводили в одну из снятых Дарием комнат. В ней было только две кровати, небольшой круглый стол и пара стульев. Зато здесь имелась полноценная ванная комната!

— Чур, я первая мыться! — тут же решила отмокнуть сразу за все те дни, что мне приходилось ополаскиваться в небольшой баньке рядом с домиком в лесу.

— Давай, — улыбнулся Влад, прекрасно зная мою любовь к водным процедурам и купанию вообще. — А мы тогда обед закажем сюда из трактира внизу.

— Меня не ждите, — отозвалась, копаясь в рюкзаке и извлекая свою косметичку с кучей флакончиков со средствами по уходу за телом и волосами. — Поем позже.

Заперлась в ванной, набрала в специальную емкость горячей воды и сбросила, наконец, опостылевший наряд местной незамужней девы. Какое же это счастье — просто лежать и наслаждаться расслабляющей ванной! Тщательно промыла и высушила копну волос, намазала кожу самыми разными составами, которые научилась создавать под надзором Рамины, и опробовала духи собственного изготовления. Натянула свежее белье, а сверху костюм благообразной барышни. И довольная, счастливая и благоухающая вышла в комнату.

— Асмия, прекрасно выглядишь, — оценил мои старания Дарий, восседая за столом вместе с моими спутниками и Тимаром. — Такие красивые волосы грех прятать под чепцом.

Мое хорошее настроение мгновенно испарилось. Поджала губы и заняла свободный стул рядом с Владом.

— Угощайся, — положил мне на тарелку мясо с гарниром друг. — Мы уже успели перекусить.

— Спасибо, — благодарно улыбнулась ему.

— Вина? — усмехнулся Дарий, кивнув на бутылку, стоящую на столе.

— Не пью, — отозвалась, не поднимая глаз и ловко орудуя ножом и вилкой.

— Похвально, — прокомментировал мужчина. — Николас, ты договорился о местах в обозе? Мы с Тимаром едем на своих лошадях, поэтому нам отдельные места в дилижансе без надобности.

— Да, — ответил отец. — Хозяин постоялого двора послал слугу, и он выкупил для нас билеты. На рассвете выезд.

— Отлично! — удовлетворенно кивнул зеленоглазый брюнет. — Тогда сегодня отдыхаем. Позаботьтесь о провианте в дорогу. Обоз до перевала остановок в населенных пунктах делать не будет.

— Оружием мы вас обеспечим, — проговорил Тимар, глядя на отца и Влада. — Не волнуйтесь на этот счет.

— А зачем оружие? — встревожено спросила.

— В столицу не просто так все стремятся попасть в составе обозов, — усмехнулся сероглазый шатен. — Перевал через горный хребет Террас очень опасен. Там водятся жуткие твари, которые любят лакомиться одинокими путниками. На большие группы людей они стараются не нападать. Но нужно быть готовыми ко всему, поэтому атакующие артефакты жизненно необходимы всем, кто идет в Нирокс.

Я смотрела на Тимара во все глаза и просто ушам своим не верила. Николас и словом не обмолвился о том, что путь в столицу настолько опасен. Правда даже если бы он мне об этом сообщил заранее, я бы не отказалась от своей затеи.

— Не волнуйся, Асмия, — обратился ко мне Дарий, ухмыляясь, — ты под надежной защитой. Мы опытные войны, и перевал для нас не проблема.

— Не верю своему счастью, — буркнула в ответ, инстинктивно придвигаясь ближе к Владу.

Друг мой маневр заметил, но вида не подал, спокойно наливая мне чай и придвигая чашку.

— Спасибо, — смущенно улыбнулась ему, а Влад подмигнул в ответ, давая понять, что подыграет мне в любом случае.

— Ладно, отдыхайте, — поднялся из-за стола Тимар. — Завтра рано вставать. Увидимся.

— Всего доброго, — поспешил проводить гостей Николас.

Когда с едой было покончено, почувствовала, что меня клонит в сон.

— Вы устраивайтесь, — обратился к нам отец. — А я пойду все проверю и закажу провизию в дорогу. Спать буду на полу, мне так привычнее.

— Уверен, что это будет удобно? — сосредоточенно уточнил Влад. — Может, я лучше на полу лягу?

— Не стоит, — отмахнулся Николас. — Я отлично устроюсь.

— Ладно, как хочешь, — ответил друг, а отец вышел в коридор.

Я отправилась в ванную и переоделась в шорты и майку. Влада я не стеснялась, он меня и в купальнике не раз видел. Однако когда вышла из ванной, наткнулась на изучающий взгляд друга и тут же пожалела, что не взяла с Земли пижаму.

— Ты так смотришь, — нервно передернула плечами, — словно забыл, как мы вместе купались на речке этим летом.

— Такое, пожалуй, забудешь, — натянуто рассмеялся он. — Ты меня чуть не утопила!

— Не выдумывай! — возразила, засопев. — Ты близко подплыл, и я испугалась! Только и всего.

— Ага, — развеселился друг, лежа на своей кровати. — Вцепилась в меня мертвой хваткой и потянула ко дну.

— Ну, ты был молодцом, — хмыкнула, подходя к свободной постели, наклоняясь и принимаясь копаться в рюкзаке. — Спас девушку от неминуемой гибели.

— Хватит уже перед этим ведьмаком задом крутить! — сердито прорычал Сократ. — Он уже не знает, куда себя деть. Того и гляди набросится на одну бестолковую ведьму.

— А ты здесь откуда? — поразилась внезапному появлению кота, который полдня где-то пропадал. — Влад не такой. Не пори всякую чушь.

— Конечно, не такой, — фыркнул котяра, скаля острые зубы. — Он непогрешим и вообще лучше всех. Только почему-то глаз с тебя не сводит и дышит как после забега. А так все отлично.

Смутилась от слов питомца и бросила косой взгляд в сторону друга. Парень сидел на кровати, напряженно выпрямив спину, и сверлил меня пристальным взглядом.

— Влад! — вспыхнула, резко выпрямляясь. — Хватит!

— Что хватит? — не понял он, стушевавшись. — О чем ты там со своим извергом шепчешься?

— Хватит без толку время тратить, — буркнула, доставая из рюкзака уменьшенную книгу. — Помоги, пожалуйста. Увеличь ее. У меня проблема с посылом магического импульса. Могу, только играя на флейте, колдовать. А здесь не самое подходящее место и время для музицирования.

— Хорошо, давай ее сюда, — согласился он, беря в руки протянутую книжку. — О чем читать хоть собралась?

Влад быстро вернул увесистому тому изначальные габариты и протянул мне.

— Рамина сказала, что здесь можно найти информацию о том, как убрать связь между чародейкой и помощником, — поделилась планами. — Хочу изучить этот вопрос и освободить Сократа.

— Зачем? — поразился друг. — Ты вообще понимаешь, как важно магу иметь связанное с ним животное? Это позволяет колдовать гораздо эффективнее. В связке хозяин и питомец способны накладывать более мощные заклятия. И это я не говорю о дополнительном источнике энергии при острой необходимости. Рвать уже установившуюся связь очень опрометчиво. Еще неизвестно, к каким последствиям это приведет. Тебе несказанно повезло встретить существо со схожей магической составляющей. Это редкость. Нельзя так бездумно все портить.

— Вот я и хочу изучить для начала этот непростой вопрос, — объяснила свою позицию. — Мне претит вынужденное положение Сократа. Я не могу смириться с тем, что он как будто насильно связан со мной. Конечно, если разрыв связи будет опасен для его жизни, тогда делать ничего не буду. Но понять природу этого явления просто необходимо.

— Как знаешь, — недовольно отозвался Влад, направляясь в ванную. — Но мой тебе совет, не руби с плеча. Здесь нужно тщательно взвесить все за и против. Доброй ночи.

— И тебе, — отозвалась, забираясь под одеяло и устраиваясь с книгой удобнее.

Сократ и здесь уселся на подоконнике, изучая темноту за окном.

— Ты действительно решила это сделать? — не оборачиваясь, спросил он.

— Я же тебе еще в лесном домике сказала, что найду способ избавить тебя от моей такой неуместной и неприятной для твоей светлости персоны, — пожала плечами, открывая оглавление. — Не волнуйся. Постараюсь, чтобы все прошло гладко. Только сначала нужно понять, что именно нужно делать и вообще как это все работает.

— И ты не будешь жалеть о том, что я исчезну из твоей жизни? — через силу уточнил он.

— Сложно сказать, — отстраненно ответила, поглощенная изучением перечня глав. — Иногда ты меня бесишь своими высокомерными замашками, а иногда с тобой легко и приятно общаться. Хотя, наверное, я все-таки буду скучать по нашим перебранкам и твоим рассказам о мире, людях и жизни. Ты замечательный собеседник, когда не злишься и не унижаешь всех вокруг. Но если от этого освобождения тебе станет легче и ты перестанешь, наконец, вечно ворчать и стенать, я буду за тебя рада. Человек — странное существо, ко всему может привыкнуть, как к хорошему, так и к плохому. Все. Не мешай. А то я быстрее усну, чем прочту хоть что-нибудь.

Уткнулась в книгу и начала читать все с самого начала. По названиям глав сложно было понять, что важно, а что можно и пропустить.

А рыжий кот с белыми подпалинами на брюхе все смотрел и смотрел на лежащую в постели девушку, и невыносимая тоска сдавила его размеренно стучащее сердце. Правильно ли он поступает, вынуждая ее заниматься своими проблемами? Или лучше будет оставить все как есть? Но как быть с его собственной жизнью? Не может же он вечно при ней находиться. Это просто невозможно. Так и не придя к четким ответам на терзавшие его вопросы, кот тягостно вздохнул и перепрыгнул на кровать. Ася заснула за чтением, и Сократ с удовольствием устроился у нее под боком. Хоть ночью он мог спокойно находиться подле нее. А то днем его так и подмывало сказать ей какую-нибудь гадость. И что только с ним творится? Разве он раньше был таким?

Из ванной вернулся лучший друг Аси. Этот так не вовремя появившийся ведьмак. Сократ поднял голову и настороженно следил за действиями парня.

— Что, кот? — вздохнул Влад, подходя ближе. — Охраняешь ее? Правильно делаешь. Она слишком доверчивая и добрая. Жалко ей тебя стало, вот и будет теперь из кожи вон лезть, чтобы освободить несчастного котика. А заслужил ли ты освобождение? Бабушка отказалась на твой счет распространяться. Но я и сам вижу, что ты не магическое животное. И если попал в передрягу, значит, заслужил такую кару. Ничто просто так в жизни не происходит. Плохо только, что Ася в это все втянута оказалась. Обидишь ее, шкуру спущу.

Молодой человек вновь вздохнул и погладил спящую девушку по длинным черным волосам, разметавшимся по подушке. Кот не выдержал этого зрелища и резко ударил парня по ладони когтистой лапой. Влад отдернул руку и глухо хохотнул.

— Она не твоя, кошак, — четко проговорил он, глядя в сердитые зеленые глаза животного. — Такую девушку нужно еще заслужить. А ты только и делаешь, что о себе печешься и свои проблемы превыше всего ставишь.

Влад развернулся, прошел вперед и улегся на вторую постель. Повернулся набок и вскоре размеренно задышал.

— И не твоя тоже, — буркнул кот, но услышать и понять его слова было некому.

Глава 11

Глава 11

Проснулась, оттого что меня кто-то тряс за плечо.

— Ася, — услышала голос отца и открыла глаза, — пора собираться. Обоз скоро тронется. Нужно успеть занять свои места.

— Да, конечно, — сонно промямлила, отбрасывая одеяло и проходя в ванную.

Умылась и сразу же почувствовала себя бодрее. Быстро натянула костюм юной горожанки, нахлобучила чепец, с трудом запихав под него растрепавшиеся за ночь волосы, и вышла в комнату. Николас и Влад уже стояли возле двери с заплечными мешками в руках.

— Я готова, — объявила, хватая рюкзак и футляр с флейтой.

— Отлично, — улыбнулся отец, открывая дверь. — Тогда поспешим.

Мы спустились на первый этаж. В трактире уже были посетители. Николас о чем-то переговорил с хозяином постоялого двора и поманил нас за собой.

Выйдя на улицу, огляделась. Небо только-только начинало сереть. Воздух еще не успел прогреться, и ночная прохлада забиралась по одежду, заставляя ежиться и сожалеть о покинутой теплой постели.

На центральной площади города толпился народ возле длинной вереницы повозок, дилижансов и запряженных лошадей. Кругом стоял невообразимый гвалт, некоторые пассажиры возмущались, другие спорили, третьи просто обсуждали свои заботы со спутниками.

— Доброе утро, — подъехал к нам Дарий на огромном белоснежном жеребце. — У вас все в порядке? Ничего не забыли?

— Доброе, — улыбнулся ему отец. — Порядок. Вещи при нас. Продукты взяли.

— Отлично, — бодро ответил Тимар, восседая на пегой кобыле. — Мы будем перемещаться вдоль обоза в пути. Начальник попросил помочь с охраной. Так что на привале увидимся.

Всадники отъехали в сторону, а я вспомнила, что вчера уснула над книгой и где она теперь, не представляю.

— Я книгу забыла в комнате, — убито опустила голову. — Можно за ней вернуться?

— Не волнуйся, — положил мне руку на плечо Влад. — Я ее уменьшил и засунул в карман твоего рюкзака.

— Влад! Спасибо! — пискнула и бросилась ему на шею. — Ты меня так выручил!

Друг обнял меня в ответ и улыбнулся.

— Ерунда. Захочешь в дороге почитать, скажи. Я ее снова увеличу.

— Здорово! — восхитилась я. — Еще раз спасибо!

В толпе народа сновали туда-сюда одетые в одинаковую коричневую форму кучера, проверяя билеты у пассажиров своих дилижансов и повозок.

— Занимаем места! — услышали мы громкий бас огромного бородатого мужчины в темно-коричневой куртке и брюках в тон. — Отправление через четверть часа!

Поискав глазами Сократа, обнаружила питомца возле одной из повозок.

— Слушай, — обратилась к нему, присев на корточки и делая вид, что поправляю ботинки, — как планируешь перемещаться? Не уверена, что с животными можно в дорогу отправляться.

— Я найду выход, — зевнул во всю пасть кот, демонстрируя свое ко мне безразличие. — На привале разыщу тебя.

— Ладно, — кивнула, поднимаясь.

Мы залезли в дилижанс и заняли одну из лавок. Напротив расположилась женщина с двумя сыновьями примерно семи и двенадцати лет. Вещи в багажный отсек убирать не стала, посчитав, что мне в самый неподходящий момент может что-нибудь срочно понадобиться. Выглянула в окно и тут же отпрянула, прижавшись к Владу, который сидел рядом.

— Что стряслось? — шепотом уточнил он.

— Охотники, — еле шевеля губами, отозвалась. — Вон Славик на черном жеребце едет, а вокруг него те самые парни, что Витьку держали.

— Спокойно, — шепнул друг в ответ. — Пока к нам претензий не было. Подождем, что будет дальше. И будем надеяться, что твое зелье сработало. Иначе нам всем крышка.

Молча кивнула в ответ и опустила голову так, чтобы чепец прикрыл лицо сбоку. Хоть я и не похожа сейчас на себя прежнюю, но вдруг этот тип обладает феноменальной памятью на лица и способен узнать меня из тысячи.

Влад зашептал отцу на ухо, объясняя ситуацию. Николас бросил на меня тревожный взгляд и напряженно выпрямился. К счастью, наши попутчики были заняты своими хлопотами и разбором дорожной сумки, а не наблюдением за нашими подозрительными перешептываниями.

Вскоре услышали оглушительный звук горна. Наш кучер в последний раз проверил колеса, двери и запрыгнул на козлы. Удар плетью, и мы двинулись в путь, занимая свое место в нескончаемой веренице экипажей.

Дилижанс слегка покачивало, но жуткая тряска, которой я в глубине души опасалась, не беспокоила. Когда мы покинули черту города и покатились по проселочной грунтовой дороге, пролегающей среди обширных полей, спросила у Николаса:

— А почему не качает? Ведь дороги здесь так себе.

— Специальный артефакт устраняет все неприятные ощущения при езде, — пояснил отец. — Из-за этого билеты в дилижанс стоят дороже, чем в повозки. Но путь неблизкий, и тряска быстро бы нас вымотала, поэтому Дарий помог договориться именно об этих местах.

Быть чем-то обязанной этому Дарию мне совершенно не хотелось. Но отец его превозносил и считал чуть ли не небожителем. Спорить и препираться на эту тему я не имела никакого желания, поэтому отыскала книгу и попросила Влада незаметно ее увеличить, прикрыв от посторонних глаз курткой.

Николас вел непринужденную беседу с матерью мальчиков, Мартой, вежливо рассказывая выдуманную нами легенду. Мы с Владом в разговоре не участвовали, лишь изредка кивая в нужных местах. Сыновья молодой вдовы глазели в окна и не стремились вникать в суть взрослых разговоров. Постепенно однообразный мимо проплывающий пейзаж всем наскучил, разговор сошел на нет, и наши попутчики задремали.

Я открыла книгу и углубилась в чтение. Спать пока не хотелось. А вот разобраться во всех тонкостях, связанных с магическими животными, нужно было позарез. Если в домике Рамины кот вел себя вполне приемлемо и мне даже периодически казалось, что мы можем подружиться и спокойно общаться, то в последнее время он стал просто невыносим. Донимал едкими замечаниями по каждому поводу, выказывал недовольство на ровном месте и всячески демонстрировал свое ущемленное положение. Как будто это я виновата, что он выбрал меня своей хозяйкой. С другой стороны, будь я на его месте, мне бы тоже, наверное, было сложно находиться рядом с человеком, к которому меня привязала магия. Нужно отыскать способ освободить котяру. И покончить уже со всем этим.

Книга, которую посоветовала Рамина, неожиданно увлекла меня настолько, что я даже не заметила, как время в дороге пролетело. Текст был составлен очень лаконично и с немалой долей иронии, больше напоминая художественную литературу, чем научный трактат.

Оказывается, в этом мире существовало огромное количество самых разных магических животных. В лесах водились совершенно безобидные зверюшки, напоминающие наших котов, кроликов, белок, крупных ящериц, сов и воронов, которые имели способности к магии и вполне годились в помощники чародею. Конечно, местная фауна включала в себя и обычных зверей, которым магия была недоступна. Но были здесь и удивительные уникальные существа, никак не подходящие на роль фамильяров. Их называли химерами из-за того, что они обладали способностью принимать ту форму, которая была им выгодна в определенный момент.

Основным ареалом обитания химер был как раз горный хребет Террас, который нам предстояло преодолеть. Вгляделась в картинки с изображением этих милашек и просто содрогнулась. Твари в своей изначальной форме походили на крылатых обезьян, только вместо шерсти была кожа темно-серого цвета, а из пасти торчали острые клыки. Неудивительно, что Тимар и Дарий везут с собой оружие. Если мы столкнемся с химерами, то нам придется несладко. Эти животные отличались агрессивностью и страшной прожорливостью. Могли сожрать целую лошадь и им было бы все равно мало.

Но вот что странно. В книге автор указал интересное наблюдение, которое лично проверил на себе. Химеры были сверхчувствительны к мелодичным звукам. Однажды маг путешествовал по миру и забрел в предгорье Терраса. Ночью на него напала стая химер. Он отбивался до последнего, а когда понял, что тварей слишком много, от отчаяния дунул в свирель, усилив звуки магией, в надежде оглушить животных и скрыться. Химеры замерли и не двигались с места. Тогда автор книги, ободренный успехом, принялся играть простенькие мелодии, вплетая в них магические импульсы и заклинания, призванные успокоить и усыпить зверей. И каково же было его изумление, когда животные быстро уснули прямо там, где стояли!

Удивительное открытие спасло чародею жизнь, однако широкого распространения среди жителей этого мира не получило, поскольку свободных магов здесь практически не было. А обычные люди использовали против химер атакующие артефакты, либо уничтожая животных на месте, либо отпугивая.

Резкий пронзительный звук горна огласил округу, возвещая об остановке.

— Привал! — крикнул нам кучер через специальное окошко.

Длинная вереница экипажей выстроилась на дороге, перегородив движение. Люди спускались на землю, разминали затекшие в пути ноги и выискивали местечко на широком лугу справа от дороги, чтобы расположиться поудобнее и перекусить.

— А почему мы встали посреди проезжей части? — поразилась. — Разве мы не будем мешать другим людям?

— Милая Асмия, — подошел к нам Дарий, — по этой дороге ездят только обозы в столицу. Одинокие путники не рискуют отправляться по ней. А путь из Нирокса идет по равнине восточнее горного хребта. Так что мешать нам попросту некому.

— Странная какая-то ситуация, — удивилась еще больше. — А почему нельзя по равнине ездить в обе стороны? Так же безопаснее.

— Указ Вонимира четко регламентирует любые перемещения по Изграну, — пояснил Тимар. — Это связано с торговлей. Вдоль этого тракта торгуют одними товарами, а вдоль второго — другими. Так испокон веков повелось.

Ответить мне на это было нечего, поэтому молча пошла за своими спутниками. Дарий уже выбрал для нас место привала. Мы расположились на траве у самой кромки леса, в тени деревьев, и достали припасы. Николас быстро разделил хлеб, вяленое мясо и овощи. Дарий и Тимар предложили отведать пирогов из их запасов. В дороге голода практически не ощущала, но вид разнообразной снеди мгновенно пробудил зверский аппетит.

С удовольствием уплела все, что мне предложили, выпила воды из фляги, и только после этого вспомнила, что так и не видела Сократа. Нужно срочно разыскать кота!

— Асмия, — придержал меня за руку Дарий, когда поднялась на ноги и хотела уже бежать искать свою пропажу, — ты куда? Обоз тронется только через час. Молодой девушке одной лучше здесь не бродить.

— Я быстро, — отозвалась, скользя взглядом по округе. — Мне кое-кого найти нужно.

— Я тебя провожу, — тут же поднялся мужчина.

— Да не стоит, — отмахнулась, так и не увидев рыжего зануду поблизости. — У меня кот пропал. Сейчас его найду и сразу назад.

— Вместе сходим, — настоял на своем Дарий, беря меня под руку и уверенно ведя вперед.

Спорить с ним было некогда, поэтому я шла между сидящими то тут, то там людьми и все пыталась высмотреть своего питомца.

— Какой хоть кот? — спросил мужчина, когда мы вышли на дорогу.

— Рыжий такой, — описала Сократа. — Большой и ужасно вредный.

— Ну то, что вредный, вряд ли поможет в поисках, — рассмеялся Дарий. — Давай сядем на мою лошадь и проедемся вдоль обоза. Так, мне кажется, кота будет проще заметить.

— Ладно, — согласилась, идя вслед за брюнетом и судорожно соображая, каким образом осуществить поиски в этой толчее.

Мы подошли к белоснежному жеребцу, и Дарий сразу же погладил его по морде.

— Как ты тут, Туман? Соскучился? Покатаешь девушку?

Конь всхрапнул, а мужчина рассмеялся, легко вскакивая в седло.

— Давай руку, Асмия, — помог он мне устроиться перед собой на спине жеребца, усадив боком. — Я тебя придержу, чтобы ты не упала.

Только хотела сказать, что это ни к чему, как мужчина послал коня вперед, и я судорожно вцепилась в держащую меня руку Дария.

— Не волнуйся, — весело проговорил он, прижимая меня к себе еще крепче. — Я не допущу, чтобы ты пострадала.

— Это моя первая поездка на лошади, — смущенно призналась. — Я не рассчитывала, что будет так трясти.

— Ничего, — подбодрил меня брюнет, — к этому быстро привыкаешь. Взгляни, может, кот забился под какую-нибудь повозку?

Я вертела головой в разные стороны и никак не могла заметить рыжее недоразумение среди неподвижных экипажей и суетящихся людей. Мы проехали вдоль всего обоза, но Сократа я так и не нашла.

— Давай вон там остановимся и поищем его на лугу, — предложил Дарий, а когда я кивнула, свернул с дороги к лесу, разворачивая жеребца.

Встали под деревьями в тени, и я взволнованно заозиралась. Где носит этого кота? А вдруг он остался в городе или потерялся по дороге?

Вдруг почувствовала, как удерживающая меня рука Дария медленно поглаживает мой живот. Напряженно замерла и резко обернулась к сидящему сзади мужчине.

— Что такое? — как ни в чем не бывало, поднял брови брюнет, не прекращая свои поглаживания. — Заметила его?

— Руки от меня убери, — потребовала. — Пока кота не нашла, но дальше я и сама справлюсь. Спасибо за помощь.

— Я уже говорил, — лукаво усмехнулся мужчина, даже не собираясь выполнять мою просьбу, — здесь нельзя симпатичным девушкам бродить в одиночестве.

Только хотела послать этого навязчивого провожатого куда подальше, как услышала знакомый басовитый голос, от которого внутри все в страхе сжалось:

— Кто это с тобой, Дар? Познакомишь?

— Езжай своей дорогой, Слав, — процедил сквозь зубы мой спутник. — Не видишь, мы заняты.

— Конечно, вижу, — заржал упустивший меня охотник. — Вот и хотел присоединиться к вашему занимательному времяпрепровождению. Здесь скука смертная. А ты, как я погляжу, уже нашел развлечение.

Славик сидел на вороном жеребце и пристально меня рассматривал. Выглядел он не в пример лучше, чем на Земле. Высокие черные сапоги, темно-синие брюки, куртка в тон, белоснежная рубашка со шнуровкой на груди и шляпа с огромным пером. Ни запаха алкоголя или сигарет, ни развязного поведения, словно другой человек. Молоденькие девушки, сидящие поодаль в сопровождении нескольких мужчин, бросали на него заинтересованные взгляды.

У меня этот кареглазый темноволосый мужчина вызывал лишь безотчетный ужас. С силой вцепилась в руку Дария и просто оцепенела. Заметив неладное, мой спутник уже хотел что-то сказать, как прямо на Славика сверху рухнул, оглушительно мяукая, рыжий кот.

— Демоны!!! — испугано заорал охотник, отдирая от себя котяру. — Что это?!

— Ой, мой котик нашелся, — пролепетала, всплеснув руками. — Извините. Он у меня несколько нервный.

— Забери эту тварь, — с отвращением протянул он мне кота на вытянутых руках. — Терпеть не могу животных. Особенно мерзких котов.

Сократ злобно шипел и скалил зубы. А я так была рада его видеть, что тут же принялась усиленно наглаживать по вздыбленной шерсти.

— Он не мерзкий, — обиженно бросила, — а очень даже милый и добрый!

— Да-да, — отмахнулся охотник, разворачивая коня. — Увидимся, Дар. И найди себе игрушку поинтересней. Эта какая-то с придурью.

— Сам ты с придурью, — раздраженно отозвался Дарий, притягивая меня к себе вплотную. — Проваливай уже.

Я попыталась отстраниться, но мужчина меня крепко держал. И тут Сократ недолго думая вцепился Дарию в руку, утробно зарычав.

— Ай! — взвыл мужчина, тряся рукой и пытаясь отцепить от себя кота. — Что за чокнутый у тебя кошак? Угомони его! Иначе свалишься на землю.

— Сам виноват, — буркнула, поглаживая котика, — нечего руки распускать. Поехали уже обратно. Меня отец и Владлен, скорее всего, обыскались.

Мужчина только зубами скрипнул, направляя коня в другой конец обоза.

— Ты ж мой Сократик, — заворковала с питомцем, почесывая за ушком. — Какой молодец, отпугнул нахального охотника.

— Будь осторожна со Славом и его парнями, — предупредил Дарий, когда мы подъехал к нашему дилижансу. — Ты ему приглянулась, а это ничего хорошего не сулит.

— Ладно, — отозвалась, помахав рукой Владу, который тут же подошел к нам и помог мне спуститься на землю. — Спасибо, что помог найти кота. Увидимся.

Дарий дернул поводья и поехал дальше, а я попросила у подошедшего отца еды для Сократа и покормила питомца.

— Что там у вас произошло? — уточнил Влад. — И кто такой Слав?

— Пока кота искали, — пояснила, — на Славика напоролись. Вернее, он оказался знаком с Дарием и сам к нам подъехал. Сократ рухнул на охотника с дерева и тот быстро ретировался.

— М-да, — протянул друг, — тебя одну и на полчаса не оставишь. Этот Слав ничего не заподозрил?

— Не знаю, — развела руками. — По крайней мере, ничего такого он мне не сказал.

— Ясно, — кивнул Влад. — Будем надеяться, что зелье работает и мы спокойно доберемся до столицы.

Зазвучал горн, и все разом пришло в движение. Люди засуетились, стремясь скорее занять свои места. Кучера проверяли свои экипажи. Лошади нервничали.

— Сократ, — обратилась к коту, присев возле него на корточки, — может, поедешь в багажном отделении нашего дилижанса?

— Посмотрю, как лучше будет, — нехотя отозвался кот.

— На следующей стоянке я могу тебя и не найти, — покачала головой. — Держись, пожалуйста, поблизости.

Котяра молча развернулся и исчез. Вот что за животное? И чего ему только не хватает?

Влад помог мне забраться внутрь дилижанса, и совсем скоро мы уже двигались в составе обоза в сторону Нирокса.

Глава 12

Глава 12

На пути в столицу обоз сделал еще один короткий привал и дальше до вечера двигался без остановок. Влад с отцом негромко обсуждали какие-то заумные формулы создания артефактов, Марта с сыновьями дремали, а я по большей части читала книгу про животных, узнавая все новые и новые интересные данные.

В книге было приведено бессчетное количество самых разнообразных заклинаний, которые напрямую касались именно магических животных. Автор рассказывал, как усилить накопление магической энергии в организме помощника, как сделать своего фамильяра нечувствительным к холоду или жаре, как вылечить животное при различных заболеваниях и тому подобное. Чародей даже написал то заклинание, с помощью которого усыпил когда-то химер! Оно было совсем простенькое, и я быстро его запомнила. Мало ли что.

Но больше всего меня потрясла глава о том, как можно управлять связью между магом и фамильяром. Оказалось, что можно было как создать связь с тем животным, которое тебе по какой-либо причине понадобилось, так и разрушить ее при неудобном стечении обстоятельств. Значит, рассказ Рамины о родстве магии и добровольном выборе волшебника — всего лишь миф?

Однако в конце главы действительно говорилось о том, что существовал шанс встретить животное, полностью тебе подходящее по своей магической составляющей. Но это было скорее редкостью, чем повседневной практикой. И если уж фамильяр выбирал мага, то был с ним обходителен и полностью признавал его власть, чувствуя более сильную энергетику хозяина.

Мда, это точно не наш с Сократом случай. И вообще после прочтения книги у меня сложилось впечатление, что кот привязан ко мне насильно. Будто кто-то наложил на него то самое заклятие, которое маги применяли, чтобы присвоить себе полезное во всех смыслах живое существо.

Жуть. А вдруг так оно и есть? Вдруг кто-то хотел забрать себе кота, но я случайно помешала этому, и Сократ теперь меня терпеть не может именно из-за того, что не в состоянии никуда деться? Ведь он был связан, когда я на него свалилась. Раньше я об этом факте и не вспоминала, поскольку у меня своих проблем было навалом. А теперь вот как-то сами собой в памяти всплыли подробности нашей первой встречи. Нужно срочно провести ритуал разрушения магической привязки! Так, кажется, в книге был назван процесс устранения связи между магом и фамильяром. Только там определенные вещи подготовить нужно.

Хотела выяснить, какие именно, но звук горна нарушил мои планы. Обоз остановился, и кучер попросил всех покинуть дилижанс.

— Разбиваем лагерь на вот этом поле и ночуем здесь, — проинформировал он нас. — Пересекать Террас ночью очень опасно. Так что все обозы обычно проводят темное время суток на этой стоянке, а на рассвете возобновляют путь.

Кучер отошел, а мы остались стоять на месте.

— Что делать будем? — сосредоточенно спросил Влад. — У нас с собой ни палатки, ни спальников.

— Ой, это все мелочи! — с воодушевлением воскликнула Марта. — Начальник обоза обычно раздает палатки тем, кто ничего в дорогу не взял. Мы вот с мальчиками еще до отправления у него попросили одну, а еще одеяла. Хотите, можем вместе устроиться. Как правило, палатки очень вместительные и там несколько семей селятся.

— Было бы здорово, — улыбнулась женщине.

— Нужно узнать, что Дарий думает по этому поводу, — нахмурился Николас.

Кучер выдал Марте большущий баул со всем необходимым для ночлега. И мы с Владом помогли ее семейству установить палатку и распределить спальники. Места во временном убежище было действительно предостаточно.

— Дарий, — услышала я разговор отца с главой повстанцев, — у вас есть палатка для ночлега?

— Да, — кивнул мужчина, — но она походная и рассчитана только на троих. Если хотите, мы можем взять кого-нибудь из вас к себе. Думаю, Асмие не стоит ночевать под открытым небом.

Представив себе, как я буду лежать всю ночь бок о бок с этим нахальным типом, содрогнулась и быстро выпалила:

— Я ночую вместе с Мартой и ее сыновьями. Ты вполне можешь составить компанию Дарию и Тимару. Владу и у нас места хватит. Правда?

Бросила полный надежды взгляд на подошедшего к нам друга.

— Конечно, Николас, — заверил отца парень. — Иди спокойно. У нас все хорошо будет.

— Я бы не хотел разделяться, — с сомнением проговорил он.

— Мы установим палатку рядом, — тут же нашелся Тимар. — В случае чего сможем быстро сориентироваться и помочь.

— Тогда ладно, — улыбнулся Николас и пошел за мужчинами, а мы вернулись к Марте.

В ее палатке прибавилось людей, и еще одна молодая женщина с маленькой девочкой в нерешительности жались возле входа.

— Вы не против, если Доли с дочкой тоже переночуют с нами? — обратилась к нам Марта. — Кучер принес еще спальных мешков и попросил разместить их у нас. В других палатках мест не оказалось.

— Без проблем, — заверил женщину Влад. — Давайте помогу расстелить мешки.

Друг быстро распределил по палатке спальные места, и женщины принялись кормить детей и устраиваться на ночлег. Мы же заняли угол возле входа и перекусили бутербродами с мясом и овощами.

— Пойду найду Сократа, — вздохнула, поднимаясь. — И где его вечно носит? Просила же не теряться.

— Я с тобой, — присоединился ко мне Влад. — Уже темно. Нужно быть начеку.

Мы вышли на свежий воздух и оказались среди снующих туда-сюда людей. Над каждой палаткой был зажжен магический светильник, из-за чего лагерь в ночной темноте напоминал скопище светлячков на лесной полянке. Те, кто еще не успел устроиться на ночлег, спешили поскорее оказаться внутри временного пристанища. И как мне здесь искать кота?

— Кис-кис-кис, — громко принялась звать питомца, не придумав ничего более вразумительного. — Сократ, будь ты неладен, иди уже сюда!

Влад давился рядом смехом, но хохотать надо мной не стал. На нас и так мимо пробегающие люди настороженно косились.

— Чего орешь? — буркнул Сократ, выплывая из-за палатки Дария с самым неприступным и надменным видом. — Я давно здесь. Просто решил разведать обстановку. Между прочим, твой отец со своими приятелями обсуждает очередность ночного караула. Они лагерь охранять будут. А ведьмак твой у тебя под боком сидеть собрался? Гони его в шею. Нечего здоровенному парню без дела сидеть.

— Иди есть, — устало ответила, возвращаясь в палатку Марты. — Позже разберемся с караулами.

Внутри женщины и дети уже улеглись. Мы осторожно пробрались на свои места, и я быстро выдала коту его порцию еды.

— Ложись отдыхать, — обратился ко мне Влад. — А я пойду посмотрю, что там у Дария с Николасом творится.

— Хорошо, — согласилась, разбирая спальный мешок и снимая жилетку, передник и чепец. — Я тогда спать. Глаза слипаются.

— Давай, — кивнул друг и вышел.

Сократ внаглую залез ко мне в мешок и вытянулся рядом. Повернулась набок, давая питомцу больше места, и обняла рыжика.

— Доброй ночи, — сонно пожелала, поглаживая котика.

— Спи уже, неугомонная, — с совершенно несвойственной ему теплотой и заботой отозвался кот, урча от удовольствия.

Ночью проснулась от звенящего чувства тревоги. Странно. Никогда беспричинной бессонницей не страдала. Огляделась вокруг. Марта, Доли и дети спокойно спали. Сократа нигде видно не было. Мешок Влада так и остался не разобранным. Друг, скорее всего, до сих пор с Николасом и Дарием. Все вроде бы в порядке. Но с улицы шел какой-то неясный гул, как будто большая группа людей негромко переговаривалась. Удивилась еще больше и решила выяснить, в чем дело.

Полностью одеваться не стала, рассчитывая только на минутку выглянуть и сразу же вернуться обратно. Осторожно приоткрыла полог и выскользнула наружу. Огоньки над палатками светили едва-едва. Этого неясного света только и хватало на то, чтобы медленно передвигаться вдоль временных пристанищ людей. Вокруг никого видно не было, но гул доносился откуда-то справа. Туда и пошла.

Выглянув из-за очередной палатки, увидела целую толпу мужчин, вооруженных кто чем. Они стояли возле цепочки белесых микроскопических огоньков, разбросанных в траве, и тревожно переговаривались.

— Ты только глянь, Баронс, сколько их там! — с ужасом говорил начальник обоза. — Первый раз вижу такое полчище этих тварей. А я вожу обозы уже много лет.

— Сам удивляюсь, чего им приспичило к лагерю прийти, — испугано ответил, видимо, тот самый Баронс. — Обычно парочку в горах встретишь, приложишь взрывным артефактом и готово. А здесь целая стая! Что делать будем?

— Ума не приложу, — прогудел бородач в ответ. — Даже не знаю, сможет ли охранный контур выдержать атаку такого количества этих монстров.

— Если будет прорыв, — подавлено отозвался его собеседник, — первыми женщины и дети пострадают. Химеры их мясо больше всего любят. Я как-то шел с другим обозом, там не успели всех тварей обезвредить на подходе. Так те, которые прорвались к повозкам, мгновенно нескольких детей прикончили, а их матерью закусили.

— Типун тебе на язык! — выругался начальник. — Не болтай под руку. Нужно распределить оружие и держать оборону во что бы то ни стало. Основная часть стаи здесь. Значит, и атаковать тут будут.

От леденящих душу подробностей внутри все в страхе сжалось. Химеры жутко прожорливые. Если доберутся до беззащитных людей, будет масса жертв. Теперь вся надежда на охранный контур и мужчин, которые владеют местным оружием.

Вернулась в палатку и забралась в спальный мешок. Но ни о каком сне и речь теперь не могло быть. Я прислушивалась к каждому резкому звуку, который долетал до нашей палатки. Нет, так лежать вообще никакого смысла не имеет. Только себя изведу. Лучше уж спрячусь поблизости от контура и буду наблюдать за мужчинами. Хоть в курсе буду происходящего.

Поднялась, надела жилетку, а чепец и передник брать не стала. Не до них сейчас. Достала на всякий случай из рюкзака флейту и вышла снова на воздух. До места основного скопления химер добралась, так никого и не встретив. Женщины и дети спали, а все мужчины и юноши сейчас были здесь.

Спряталась за угол ближайшей палатки и стала приглядываться. Но совсем скоро мне стало ясно, что побоища не избежать. Огромные серые кожистые монстры, напоминающие наших догов, с устрашающими горящими красными глазами и раззявленными клыкастыми пастями, бросались на невидимую стену в одном и том же месте. При каждом таком столкновении раздавался глухой звук, взрезавший тишину ночи. Мужчины напряженно молчали, следили за тварями и держали наготове атакующие артефакты. Все ждали сигнала к действиям.

Монотонный звук ударов в невидимую преграду уже стал привычным, как вдруг раздался треск, а стая химер издала ликующий дружный вой. И мгновенно все пришло в движение.

— Внимание! — раздался громкий властный голос Дария. — Выстроиться в два ряда! Бросаем артефакты по сигналу. Сначала первый ряд, затем второй! Стоим неподвижно, что бы дальше ни происходило. Запас оружия у всех есть. Наша задача — уничтожить как можно больше тварей. Ни одна не должна прорваться в лагерь. Начали!!!

Я оцепенела от ужаса, глядя, как огромные псы рвутся в пролом и разлетаются на куски при столкновении с взрывными артефактами. Беспрестанный рев монстров и крики людей слились в сплошной нескончаемый поток диких звуков. Не знаю, сколько этот кошмар длился, но в определенный момент в рядах мужчин произошла какая-то сумятица. Твари напирали, но в них никто ничего не бросал.

Сердце в страхе затрепыхалось, когда я услышала обрывки фраз, которые поведали, что оружие закончилось. Химеры влетели в толпу мужчин и тут же вгрызлись в первое подвернувшееся тело. Полный боли и ужаса крик огласил лагерь. Заткнув уши руками, села на землю и сжалась в комок. Что же делать? Там, среди этой кровавой бойни, Влад и Николас, Дарий и Тимар, и еще чьи-то отцы, друзья, возлюбленные.

Как же быть? Эти кожистые монстры сначала прикончат мужчин, а потом тех, кто сейчас дрожит от страха в своих палатках и истово надеется на благополучный исход этой битвы. Перед глазами как живые встали образы Марты и ее сыновей, Доли с маленькой девочкой. Все они хотели жить. Нужно хоть что-то предпринять!

Рука сама собой опустилась на флейту, и я поднялась на ноги. Нужно испробовать способ, описанный автором книги о магических животных. Это хоть и призрачный, но все-таки шанс на спасение. Даже если у меня ничего не выйдет и я умру, то по крайней мере буду знать, что сделала все, что могла.

Четко проговорила формулу простенького заклинания, навевающего сон на животных, и заиграла на флейте, вплетая в структуру магической формулы энергию, мгновенно всколыхнувшуюся внутри. Возле пролома все замерли. Животные напряженно прислушивались к музыке, а мужчины во все глаза смотрели на меня и никак не могли поверить в то, что видят.

Но мне уже ни до кого не было дела. Я уверенно шла вперед к самой гуще химер и не переставала играть то, что меня полностью захватило и тянуло все дальше и дальше. Мелодия звучала негромко и умиротворяюще. Она напоминала колыбельную, которая способна была утихомирить даже самого капризного ребенка.

Дошла до разлома и вышла за охранный контур. Краем уха услышала полный отчаяния крик Влада:

— Ася! Стой! Не смей туда идти! Они разорвут тебя!

Но я никак не могла остановиться. Магия музыки цепко держала меня и понуждала играть и играть не прекращая. Окружающая действительность перестала существовать, а мелодия все длилась и длилась. Внезапно почувствовала непреодолимую слабость: пальцы с трудом зажимали нужные отверстия инструмента, а голова закружилась.

— Держись, Ася, — сквозь пелену странного тумана услышала голос Сократа. — Сейчас помогу.

И тут же ощутила нереальное облегчение. Энергия вновь полилась без перебоя, а с ней и мелодия. Слабость отступила, и я смогла все-таки закончить все то, что звучало внутри.

Когда опустила флейту и огляделась, вокруг лежали трупы обезглавленных псов, а толпа вооруженных мечами мужчин стояла поодаль и внимательно меня разглядывала. Вмиг смутилась и обняла себя за плечи, почувствовав приближение очередного приступа слабости.

— Браво! — вздрогнула от оглушительных хлопков в ладоши Славы, который шел прямо ко мне. — Какая талантливая девочка! Смогла усыпить целую стаю химер. И откуда у нас такие дарования?

Мужчина оказался рядом и схватил меня за руку. Предательская слабость дала о себе знать в самый неподходящий момент. Я пошатнулась и рухнула прямиком в его объятия.

— Попалась, ведьма, — торжествующе прошептал мне на ухо охотник, подхватывая на руки, прижимая к себе и резко вдыхая аромат моих распущенных волос.

— Отпусти девушку! — отчеканил Дарий, подскочив к нам. — Она спасла всех нас и тебя в том числе. Не видишь, что ли, ей плохо?

— Странно, — потрясенно прошептал Славик. — Никакого запаха. Я был уверен, что ты чародейка. Главный охотник Изграна не ошибается. Этого просто не может быть. Как тебе удалось справиться с химерами без магии?

— Они чувствительны к музыке, — через силу выдавила я, не отводя взгляда. — Вычитала в одной книге, как путешественник столкнулся со стаей химер и спасся, играя на свирели. Я неплохо играю на флейте. Вот и решила попробовать. Все равно другого выхода у нас не было.

— Дай сюда! — отрезал Дарий, буквально вырывая меня из рук Славика. — И отвяжись уже от нее со своей паранойей. Асмие отдых нужен.

— Асмия, — как завороженный повторил Слава, провожая взглядом уносящего удивительную девушку мужчину. — Загадка.

На руках у Дария я почувствовала себя в безопасности и тут же отключилась. Главное сделано, а все остальное подождет до утра.

Глава 13

Глава 13

Пришла в себя от того, что кто-то лижет мне руку. Дернулась и открыла глаза. Сократ лежал на моем спальном мешке и с упоением вылизывал мои пальчики.

— У тебя приступ нежности с утра? — уточнила, поднимаясь на локтях. — Никогда не замечала раньше за тобой таких порывов.

Кот смущенно отвернулся, поднялся и отошел в сторону, делая вид, что вылизывает свои идеально чистые лапы, а я просто под руку подвернулась.

— Вставай уже, — буркнул он, на мгновение прервав свое увлекательное занятие. — Все собрались и готовы к отправлению. Только тебя и ждут.

— Что?! — подскочила, спешно натягивая на себя все детали наряда. — А почему меня не разбудили?

— Дарий послал всех подальше и запретил к тебе подходить, — недовольно отозвался кот, наблюдая, как я мечусь по палатке, складывая вещи. — Сидит теперь возле входа и охраняет твой покой. Идиот.

— Зачем ты так про него? — покачала головой. — Он неплохой человек, и вчера меня выручил с этим Славиком.

— Нравится, значит, тебе? — с непонятным раздражением задал вопрос питомец.

— Не могу сказать, что прямо нравится, — отозвалась, укладывая в угол палатки сложенный спальный мешок. — Да мы и знакомы-то всего ничего. Но, возможно, если я его лучше узнаю, он окажется приятным в общении человеком.

Сократ только фыркнул в ответ и с царственным видом покинул наше временное жилье. Уже смирившись со странностями своего кота, тоже вышла наружу.

— Асмия, ты встала? — тут же оказался рядом Дарий и придержал меня за руку. — Как самочувствие?

— Все в порядке, — с подозрением посмотрела на него, аккуратно высвобождая руку. — Я готова ехать дальше.

— Ася! — подошел ко мне Влад, с тревогой заглядывая в глаза. — Как ты? Вчера ужасно нас всех перепугала! Думал, свихнусь, когда увидел, как ты к химерам вышла.

— Извини, что заставила нервничать, — смущенно опустила голову. — Не было времени ни посоветоваться, ни хотя бы дать знать о своей задумке.

— Ничего, — тепло улыбнулся друг, обнимая меня за плечи и увлекая за собой. — Главное, что с тобой все хорошо. Пойдем в дилижанс. Провожу тебя, а потом соберу палатку. Скоро отправление.

Пока шли до обоза, постоянно ловила на себе изучающие взгляды окружающих, отчего сразу же захотелось поскорее спрятаться. Влад шел рядом и старался защитить меня от повышенного внимания, и я была ему безмерно за это благодарна.

— Ася, девочка моя! — радостно воскликнул Николас, подбегая к нам. — Как ты?

— В порядке, — сдержано ответила. — Чувствую себя вполне приемлемо. Мы можем сесть в дилижанс?

— Да, да, конечно, — засуетился мужчина, открывая для меня дверцу экипажа. — Возьми сверток с едой. Тебе нужно подкрепиться. А мы пока уладим кое-какие вопросы. Скоро отправимся дальше.

Внутри наткнулась на Марту и ее сыновей. Пожелала доброго утра и заняла свое место.

— Ты нас всех спасла вчера! — восторженно проговорила женщина. — Это просто чудо какое-то! Я уже и с жизнью успела проститься. Такого страха натерпелась, страсть!

— Я всего лишь сделала, что могла, — смущенно ответила, тяготясь ее вниманием. — Большую часть работы выполнили мужчины. Мне просто повезло оказаться в нужном месте в нужное время. Вот и все.

— Ой, не скромничай! — отмахнулась она. — Весь лагерь только о тебе и говорил утром!

— Этого еще не хватало, — буркнула в ответ и уткнулась в сверток с едой.

Женщина еще что-то хотела сказать, но звук горна возвестил отправление и ей пришлось умолкнуть. Влад и Николас заняли свои места, и мы двинулись в путь.

Пока медленно двигались по узкой горной дороге, с тревогой всматривалась в окрестности, боясь новой встречи с химерами. Все-таки вид разрываемых на части взрывами тварей до сих пор стоял перед глазами. Друг заметил мое состояние и шепнул на ухо, что эти монстры очень редко показываются при свете дня. Да и вчерашний инцидент был чем-то из ряда вон выходящим, поскольку даже бывалый начальник обоза был потрясен произошедшим. Уверенный и спокойный голос Влада вселил в меня надежду на благополучный исход нашего путешествия.

Обоз беспрепятственно миновал перевал через горный хребет Террас, и, сделав единственную остановку на другой стороне массива, проследовал дальше. К вечеру мы подъехали к небольшому городку, расположенному в отдалении от гор. Все пассажиры значительно приободрились, чувствуя, что самая опасная и трудная часть путешествия осталась позади, и теперь повсюду были слышны радостные возгласы.

Дилижансы и повозки заполнили всю центральную площадь города, и начальник обоза объявил остановку до утра, предложив всем разместиться на ближайших постоялых дворах.

Когда мы вошли в одно их этих заведений, оказалось, что Дарий, как и в прошлый раз, уже успел снять две комнаты. Мне выдали ключ и отправили наверх, а мужчины остались заказывать ужин.

Номер нам достался небольшой, но зато с тремя узкими кроватями. Так что Николасу не придется спать на полу. Заняв одну из постелей своими вещами, поспешила в ванную. К счастью, и здесь имелась возможность с относительным комфортом помыться. Что я с превеликим удовольствием и сделала.

Выйдя из ванной, застала в комнате всех своих спутников разом.

— По какому поводу собрание? — уточнила, борясь с чувством неловкости от внимательных взглядов мужчин.

— Решаем, как лучше поступить, — объяснил Влад. — Мы хотели заказать ужин в номер, но народ требует твоего явления в трактир. Все хотят отметить удачное завершение дела.

— Мы еще не в столице, — нахмурилась. — И я не собираюсь никого развлекать.

— Тебе и не придется, — тут же заверил меня Дарий. — Мы просто посидим в общем зале. Люди на тебя посмотрят. Выпьют за твое здоровье, обсудят друг с другом ночное происшествие и разойдутся. Только и всего.

— Ты пойми, — вступил в беседу Тимар, — им нужно дать возможность наговориться и осознать, что все выжили и главная опасность позади.

Посмотрела вопросительно на Влада, а когда тот утвердительно кивнул, согласилась пойти вниз. Спустились и вошли в просторный зал с массивными деревянными столами, покрытыми полотняными скатертями. И тут же грянул общий торжествующий возглас вперемешку со звоном бокалов.

Мы заняли оставленный специально для нас столик, и Дарий, подняв руку вверх, призвал всех к тишине.

— Сегодня мы празднуем нашу общую победу над химерами! То, что мы сейчас спокойно здесь сидим, — заслуга каждого из нас. Но есть одна девушка, которая поразила всех без исключения своей самоотверженностью и находчивостью. Это Асмия!

Народ разразился громкими аплодисментами и радостными криками:

— За Асмию!

— За нас!

— За здоровье!

— Ура!!!

Я натянуто всем улыбалась и мечтала поскорее уйти обратно в номер. Под прицелом кучи взглядов кушать было невозможно, поэтому я слегка перекусила и стала ждать, когда всеобщее веселье достигнет такого градуса, после которого всем будет уже абсолютно все равно, присутствую я на этом празднике жизни или нет.

Мои спутники выпивали вместе со всеми и активно участвовали в обмене впечатлениями от ночной битвы. Я им не мешала и просто играла свою роль мнимой «спасительницы», как меня лихо окрестили подвыпившие мужчины.

Наконец люди изрядно набрались и я поднялась, чтобы уйти. Влад придержал меня за руку и спросил:

— Тебя проводить? Составить компанию?

— Не нужно, — улыбнулась ему. — Отдыхай. Думаю, мне ничего не грозит на постоялом дворе, битком забитом людьми из обоза.

— Ладно, — кивнул друг. — Я тогда чуть позже подойду. Посижу еще немного и поднимусь.

— Договорились.

Покинула шумный зал и по лестнице взошла на второй этаж. Наш номер был совсем рядом. Достала ключ и уже хотела открыть им дверь, как почувствовала резкий рывок за руку. И я оказалась в крепких объятиях громадного мужчины.

— Асмия, — прошептал Славик мне на ухо, вновь вдыхая мой запах, — куда так спешишь? Этот праздник устроен в твою честь.

— Отпусти меня, — потребовала, упираясь руками в широкую грудь охотника. — Я уже достаточно времени провела с жаждущим меня лицезреть народом. А теперь хочу просто отдохнуть.

Мужчина прижал меня к стене и сорвал чепец с моей головы. Волосы вырвались на свободу и рассыпались по плечам. А Слава принялся их перебирать и пропускать сквозь пальцы.

— Всегда терпеть не мог этот идиотский обычай прятать волосы, — выдохнул он, окидывая меня горящим взглядом. — Разве можно скрывать такую красоту?

— Да пусти ты меня! — дернулась, силясь отпихнуть этого бугая. — Чего прицепился? Длинных волос, что ли, никогда не видел? Отвяжись уже!

Но мужчина только рассмеялся, глядя на мои бесполезные попытки от него избавиться.

— Ты забавная, — усмехнулся он, даже не собираясь меня отпускать. — Давай проведем этот вечер вместе. Что тебе этот зануда Дарий? Со мной будет гораздо веселей.

— Да уж, — буркнула, не прекращая отталкивать от себя этот бугая, — обхохочешься.

И тут совсем рядом раздалось грозное шипение, которое перешло в утробное рычание. Опустила глаза и с облегчением увидела возле себя Сократа. Кот вздыбил шерсть и как раз примерялся к ноге Славика.

— Опять ты?! — ошарашено выдал мужчина, слегка ослабляя хватку. — Пошел вон, кошак драный!

— Не смей обижать моего котика! — возмутилась. — Он вовсе не драный! А очень даже симпатичный!

На лестнице послышались тяжелые шаги, и мы услышали голоса моих спутников. Слава напрягся, прислушиваясь к обрывкам фраз, а когда понял, что Дарий с остальным решил меня проведать, отступил на шаг, давая мне свободу. Я тут же подняла чепец и уже хотела бежать, но охотник удержал меня за руку.

— Здесь нам не дадут нормально пообщаться, — быстро бросил он. — Но в столице я буду рад уделить тебе больше внимания. На торжестве в честь дня рождения правителя будет много музыкантов. Ты отлично играешь. Приходи на конкурсный отбор. Там покажи вот это, и тебя проводят куда следует.

С этими словами мужчина надел мне на руку витой браслет и пошел вдоль по коридору.

— Слав? — удивленно бросил ему в след Дарий. — А ты что здесь делаешь?

— Спать иду, — отозвался тот не оборачиваясь. — Устал сегодня.

Мои спутники заметили меня и нахмурились. Влад оказался рядом и с тревогой заглянул в глаза.

— Он тебе что-нибудь сделал?

— Нет, — помотала головой. — Прицепился словно банный лист. А как услышал, что кто-то идет, дал вот это и сказал, что будет ждать нашей встречи в столице. Там, кажется, набор в музыканты проходит. Он хотел, чтобы я поучаствовала.

— Пойдемте в номер, — предложил отец, отпирая дверь. — Там все обсудим.

— Пропуск во дворец! — присвистнул Тимар, проходя вслед за всеми в комнату. — Какая удача! Хоть один человек из нас сможет беспрепятственно попасть на праздник. А там, глядишь, и найдем способ помочь правителям.

— Слав — не тот человек, который легко отказывается от своих планов, — сосредоточенно проговорил Дарий. — Нужно быть начеку. Как бы беды не случилось.

— Разберемся, — отмахнулся Тимар. — Главное, что легальный доступ теперь есть.

— Ладно, — примирительно вздохнул брюнет, — потом обсудим. Сейчас отдохнуть нужно. Доброй ночи.

Они попрощались и ушли к себе. Влад и Николас с беспокойством следили за мной, но мне совершенно не хотелось что-то обсуждать с ними. Устала.

Я умылась и легла в постель. Несмотря на общее утомление, никак не могла уснуть. Мои спутники уже улеглись и даже мирно посапывали, а я все бездумно пялилась в стену.

— Чего не спишь? — спросил Сократ, запрыгивая на постель и устраиваясь рядом. — Поклонники замучили?

— Сама не знаю, — отозвалась, подгребая питомца к себе поближе и принимаясь его гладить по мягкой шерстке. — Спасибо тебе. Если бы не ты, не знаю, до чего бы этот Славик еще додумался.

— Осторожнее с ним, — наставительно заметил кот, нежась в моих объятиях. — Слав опасен. Такие, как он, ни с кем не церемонятся.

— Наверное, — прошептала, утыкаясь в котика и чуть ли не мурча от удовольствия. — Только ты сам сегодня видел, что я никак не собиралась с ним общаться. А он все равно прицепился.

— Ася, Ася, — горестно вздохнул Сократ. — Ты еще совсем молоденькая. Тебе защита нужна. А ты все рвешься своего Влада везде сопровождать. Все о нем печешься. А о тебе кто подумает?

— Сама о себе подумаю, — зевнула. — Вот завтра и начну.

Кот ничего не ответил, а я вдруг вспомнила, что хотела с питомцем обсудить один важный вопрос, который никак не давал мне покоя.

— Слушай, — обратилась к нему, — а ты сам хотел бы разорвать нашу связь?

— В каком смысле? — сразу же напрягся кот.

— Ну, в прямом, — пожала плечами. — Ты ведь тяготишься тем, что везде вынужден за мной следовать?

— Допустим.

— Вот я и говорю, — постаралась объяснить, — ты хочешь стать свободным? Ведь, как я понимаю, тебя насильно ко мне привязали. Кто-то наложил подчиняющее заклятие. И ты свободно меня не выбирал.

— Я не могу об этом говорить, — через силу выдавил питомец.

— И имя свое из-за этого назвать не можешь? — уточнила.

Сократ только кивнул, стиснув зубы.

— Ясно, — кивнула. — Тогда на следующем привале, когда обоз остановится на более или менее продолжительный срок, попробую что-нибудь сделать.

— Звучит устрашающе, — поежился кот.

— Не дрейфь, — подмигнула ему. — Уничтожу связь в лучшем виде.

— Как бы ты и меня заодно не уничтожила, — буркнул питомец, скептически хмыкнув. — Пусть я сейчас и не в лучшем виде, зато живой. А после твоих экспромтов могут быть и иные варианты.

— Зря ты в меня не веришь, — широко улыбнулась, чувствуя, что приняла очень правильное решение. — Ты еще увидишь, на что я способна.

— Ага, — зевнул во всю пасть Сократ. — Чую, этот мир еще содрогнется от твоих талантов. И я вместе с ним.

— Спи уже, — потрепала его по голове. — Завтра для нас обоих непростой день.

Закрыла глаза и тотчас уснула.

— Что правда, то правда, — вздохнул кот и тоже задремал.

Глава 14

Глава 14

Обоз тронулся в путь с рассветом. Хотя когда садилась в дилижанс, мне показалось, что людей как будто стало меньше. Спросив об этом Николаса, узнала, что многие всадники, да и некоторые со своими повозками поехали дальше отдельно, поскольку самое тяжелое и опасное место на пути осталось позади. Славика и его приспешников я тоже не увидела среди отъезжающих. Видимо, они уехали вперед.

Делать в дороге было абсолютно нечего, поэтому я снова углубилась в чтение. Отыскала в книге то место, на котором остановилась в прошлый раз, и детально изучила ритуал разрушения привязки магического животного к чародею. Чтобы провести его, мне нужно было раздобыть острый нож, крепкую настойку скальника, шелковую ленту и металлическую миску или чашку, где можно смешать кровь с эликсиром, и все это благополучно подогреть. И где я возьму необходимые вещи, спрашивается?

Ладно, нож у меня лежал в кармане рюкзака. Прихваченный из дома складной был достаточно острым. Вполне сгодится, чтобы сделать небольшой надрез. Шелковая лента тоже имелась. Рамина сунула в последний момент перед уходом. Но как быть с настойкой и металлической посудой?

Пока размышляла над этой дилеммой, обоз сделал непродолжительную остановку в очередном городе. Выскочила из экипажа и уточнила у мимо проходящей старушки, где здесь аптека. Женщина указала на одну из лавок на площади и ушла. А я потянула Влада за собой.

— Пойдем в аптеку! Нужно кое-что прикупить.

— Тебе плохо? — забеспокоился он. — Что-то болит?

— Нет, я в порядке, — отозвалась, пересекая площадь. — Просто я тут одно дело должна сделать. Для него настойка скальника требуется. Хочу спросить, есть у них такая или нет.

— Все-таки решила кота отпустить? — нахмурился друг.

— Ты знаешь этот ритуал? — поразилась.

— Как-то читал упоминание о нем, — ушел от прямого ответа друг.

— Поможешь провести? — с надеждой взглянула на него.

— Нет, — решительно отказался он. — Я не одобряю эту твою затею. И вообще считаю, что Сократу будет лучше пока остаться при тебе. Он еще не исправил свой отвратный характер. А рядом с тобой у него есть все шансы стать лучше. Кроме того, маг и его помощник должны сделать это вместе, без постороннего вмешательства.

— Ясно, — растерялась, не зная, как реагировать на такое заявление. — Может, тогда я сама поищу аптеку? А ты Николасу поможешь.

— Не стоит. Мы уже пришли. Вот она.

Мы зашли в небольшую лавку, где властвовал густой запах самых разнообразных зелий. За прилавком стоял приветливый старичок.

— Добрый день, молодые люди. Чем могу помочь?

— Добрый день, — отозвалась, подходя ближе. — Мне нужны настойка скальника и какая-нибудь металлическая посудина, чтобы эту настойку при необходимости подогреть.

— Одну минутку, барышня, — улыбнулся мужчина и исчез за дверью, ведущей во внутреннее помещение.

Влад стоял молча рядом, а я почему-то чувствовала себя виноватой перед ним. Хотя что я такого сделала? Всего лишь решила со своим котом разобраться. Рассердилась на себя за эти глупые переживания и отвернулась в сторону. Это мой кот. И только мне решать, держать его возле себя или нет.

— Вот, пожалуйста, — вернулся аптекарь и выложил на прилавок склянку с темной жидкостью и небольшую железную мисочку. — Как просили.

— Замечательно! — обрадовалась, что все можно купить в одном месте. — Большое спасибо!

Влад расплатился, а я забрала сверток с покупками. Когда вернулись к обозу, нас тут же нашел Николас.

— Где вы пропадаете? Ешьте скорее! Обоз вот-вот тронется.

Мы быстро перекусили и заняли свои места. Я снова погрузилась в изучение ритуала, стараясь запомнить все детали и выучить заковыристое заклинание наизусть. Дело еще осложнялось тем, что магический импульс, который надлежало вплести в формулу, я могла сгенерировать только с помощью музыки. А играть на флейте, связав свою руку с лапой питомца лентой, представлялось малореальным.

И тут мне на ум пришло воспоминание о полнолунии и моем осознании, что я смогу колдовать, даже просто напевая мелодию. Мысль, конечно, дельная. Только как это проверить на практике? Да и вообще, когда лучше сам ритуал провести? Не на постоялом же дворе мне этим заниматься в черте очередного города. Там и на охотников недолго нарваться.

Спросила у Николаса и выяснила, что все оставшиеся в пути дни мы будем ночевать в разных городах, а обеденные стоянки будут на природе. С одной стороны это здорово, не придется больше в палатке трястись от страха. Не уверена, что смогу еще раз таким образом переночевать, даже будучи в полной безопасности. Но с другой — это осложняет для меня проведение ритуала. Ладно, посмотрю, где сегодня будет привал, и решу. Зазубрив заклятие, мысленно восстановила в памяти всю последовательность предстоящих действий и утомленно задремала.

— Ася, — растормошил меня друг, — просыпайся. Обоз остановился на обед. Привал на два часа.

— Почему так долго? — спросонья спросила я.

— Лошади выдохлись, — объяснил друг. — На предыдущей стоянке им задали некачественный корм. Начальник обоза хочет подлечить животных и дать им подольше отдохнуть. Надеется, что это поможет справиться с неприятными последствиями.

— Понятно, — кивнула, тут же сообразив, что другой возможности для проведения ритуала за все время будущего пути может и не представиться.

Вышла из дилижанса и направилась на поле, где пассажиры уже удобно устроились и начали обедать. Николас снова сел вместе с Дарием и Тимаром, и даже Сократ развалился в траве поодаль. Я присоединилась к ним и с аппетитом расправилась со своей порцией пирожков, мяса и овощей.

Мужчины вели неспешную беседу и отдыхали, растянувшись на солнышке. Улучив момент, когда на меня никто не смотрел, поднялась и поманила за собой кота. Наши подстилки для отдыха лежали у самой кромки леса. Так что я быстро скрылась за кустами и деревьями.

— Куда собралась? — с подозрением уточнил Сократ.

— Хочу попробовать один ритуал провести, — сосредоточенно ответила, высматривая подходящее место для моей задумки.

— Есть хоть какие-то гарантии, что в твоем исполнении это в высшей степени таинственное действо закончится благополучно? — напрягся кот.

— Ты сам-то понял, что спросил? — хмыкнула. — Где я и где гарантии? Магия для меня вообще — нечто странное и не особенно понятное. Но попробовать стоит. Или ты против и готов всю жизнь со мной рядом провести?

— Не то чтобы готов, — пошел на попятную Сократ. — Но…

— Ладно уж, — отмахнулась. — Пошли, жертва магического эксперимента. Наколдуем чего-нибудь стоящего.

Рыжий промолчал, следуя за мной по пятам.

В молчании дошли до небольшой полянки и остановились. Место мне показалось подходящим, и я начала извлекать из рюкзака заранее приготовленные вещи. Нож, настойка, лента, миска и спички. Собрала кучку хвороста и водрузила на нее железную посудину. Отмерила ровно тридцать капель темной густой жидкости и поманила к себе кота.

— Иди ближе. Не трусь. Если что случится, пострадаем оба.

— Это просто развеяло все мои сомнения, — буркнул в ответ Сократ, тем не менее подходя ко мне.

Резанула по ладони ножом и чуть не взвыла от боли.

— Черт! — прошипела, зажимая руку в кулак. — Кто вообще такие условия ставит? Какие-то мазохисты, не иначе! Больно-то как!

— Не тяни! — рявкнул кот. — Быстро капай кровь в миску! Иначе по новой резать придется.

Я испугалась, что еще раз нужно будет терпеть такую боль, и ринулась к посудине, сливая скопившуюся в ладони кровь. Настойка зашипела. Так, вроде пока все верно. Подожгла хворост и связала свою руку и лапу Сократа лентой. Теперь заклинание.

Быстро протараторила заученную формулу и прислушалась к себе. Раньше флейта всегда подсказывала, какую мелодию нужно исполнить, чтобы магический поток освободился. Но сейчас инструмент я взять не могла. Что же делать?

— Добавляй импульс! — скомандовал кот. — Быстрее!

— Пытаюсь! — взволнованно крикнула, борясь с приступом подступающей паники.

Нужно успокоиться и музыка придет. Закрыть глаза, вдох, выдох. У меня внутри есть сверкающая голубая лента. Она всегда со мной, стоит только позвать ее определенной мелодией.

В душе родилась грустная протяжная песня, которую я когда-то слышала в исполнении одной бабушкиной подруги. Вдохнула поглубже и затянула печальный мотив.

Исполнив почти половину, услышала треск, исходящий от моего варева. Но я точно знала, что останавливаться нельзя. Сократ что-то пытался мне сказать, но мне было не до него. Магический поток бурлил и кружился вокруг нас. Нужно было срочно его направить в нужное русло. Последний куплет, и я резко отпустила энергию.

Треск стих и я открыла глаза. На лесной полянке ничего не изменилось, но в миске густая субстанция теперь мерцала голубоватым светом. Потрогала край посудины, убедилась, что она негорячая, взяла ее в свободную руку и вылила на связывающую нас ленту. Раздалось шипение, и я быстро проговорила вторую часть заклинания. Лента осыпалась прахом, а у меня все внутренности жуткая боль скрутила.

— Асмия! — услышала сквозь пелену тумана перед глазами вопль Дария. — Ты что творишь! Разве можно колдовать сейчас?!

Но ответить ничего не успела. Туман сам собой перешел в темноту, и я провалилась в забытье.

В себя пришла оттого, что яркий солнечный луч светил прямо в лицо. Зажмурилась и приоткрыла один глаз. Рядом со мной стояли двое мужчин и о чем-то горячо спорили. Одним из них был Дарий, а второго я вообще впервые видела. Высокий, статный, в черной шелковой рубашке и кожаных брюках. Но что меня больше всего потрясло, так это его ярко-рыжие волосы, торчащие во все стороны.

— Отвяжись от моей ведьмы, я тебе говорю! — напирал на Дария незнакомец.

— С чего это вдруг она твоей стала? — и бровью не повел брюнет. — То, что ты возле нее отирался весь последний месяц в виде блохастого кота, еще ни о чем не говорит. Асмия тебе не принадлежит. Мне она, может, и самому нравится. К тому же ты ведьм всю жизнь терпеть не мог. С чего вдруг такие внезапные перемены?

— Не твое дело! — отрезал мужчина, сложив руки на груди. — Не подходи к ней, и точка.

— Ты, по-моему, забыл, дражайший братец, — ухмыльнулся Дарий, — наш давний уговор. Что касается внимания прелестниц, каждый сам за себя. И никак иначе. Кого Асмия выберет, тот ее и получит. И это точно будешь не ты. В таком виде на тебя страшно смотреть.

Глава мятежников расхохотался, а рыжеволосый только зубами скрипнул.

— Не боишься, что она тебе предпочтет пацана? — саркастически протянул незнакомец. — Заметил? Он от нее не отходит.

— Да, — тут же растерял всю веселость Дарий. — Этот сосунок — проблема. Да еще и ведьмак. Но впереди нас ждут непростые дела. Все еще может перемениться. Ты лучше расскажи, как докатился до жизни такой? Я был уверен, что ты колесишь по Изграну в поисках своей пропавшей невесты. А ты тут котом прикинулся и к ведьмочке прикипел, не отлепить.

— Это все фаворитка Вонимира, — зло выплюнул рыжий. — Сначала все было довольно весело. Мы развлеклись пару раз, а потом она потребовала, чтобы я ее с собой в Ральду забрал. А куда я ее заберу-то? У меня там, сам знаешь, постоянная любовница есть. Да и эта белобрысая Лоли так себе, если честно. В общем, когда она поняла, что я ее брать с собой не намерен, взбесилась и с помощью придворного чародея превратила меня в кота. На самом деле Лоли хотела, чтобы я был к ней привязан на всю жизнь. Она ведь тоже ведьма, только очень и очень слабая. Колдовать ей не под силу. Но если бы она заполучила такого кота, как я, то вполне смогла бы что-то сделать. Однако я вырвался в последний момент и прыгнул в круг переноса. Так я оказался в каком-то лесу. И тут на меня Ася свалилась. Я тогда еще не осознал, что котом стал. Начал требовать, чтобы она мне помогла. А она сама только из своего мира прибыла. В общем, у нас довольно непростые отношения поначалу сложились.

— И теперь ты требуешь от меня, чтобы я отказался от своих на нее притязаний? — скептически уточнил Дарий. — Думаешь, она тебя человеком увидит и падет ниц к твоим ногам?

— Может, и не падет, — отозвался мужчина, — но точно будет относиться по-другому. Я просто не могу понять, тебе-то она зачем? У тебя ведь Эльза есть.

— Не напоминай, — горестно вздохнул брюнет. — Мы сильно повздорили перед моим отъездом. Она требует невозможного. Ну не могу я жениться на ведьме! Это немыслимо для наследника престола. А она заладила, либо женишься, либо больше не суйся. Я, естественно, уехал, ничего ей не сказав. А здесь Асмию встретил. Ведьмочка — просто прелесть! И молоденькая. Хочу ее с собой в Ральду забрать, когда тут все закончится, и во дворце поселить.

— Фаворитку, значит, сменить решил, — кивнул своим мыслям рыжий. — Правильно, конечно. Эльза всегда была слишком требовательной. Но на Асю не рассчитывай. Она моя.

— Каждый сам за себя, — подмигнул ему брюнет. — К тому же у меня-то невесты нет. А ты почти женат.

— Эту сказку Эльзе рассказывай, — огрызнулся мужчина. — Ты женишься только на какой-нибудь принцессе. Притом в самое ближайшее время. Отец тебе престол следующим летом передаст. А до этого благословенного момента женит тебя на той, кого сам и выберет.

— Вот умеешь ты все веселье испортить, — обиделся брюнет. — В любом случае до этого еще далеко. А фаворитка мне нужна сейчас.

— Обойдешься.

— Посмотрим.

Внезапно оба мужчины замерли, прислушиваясь к хрусту веток под ногами того, кто шел в нашу сторону.

— Ася! Ася! — услышала голос Влада и тут же сделала вид, что пребываю без сознания.

— Быстрее! — скомандовал рыжий. — Бери ее на руки и пошли в его сторону. Нужно как-то объяснить, почему девчонка без сознания.

Дарий легко подхватил меня и понес.

— Вы не видели Асю? — спросил Влад, и тут он, видимо, заметил меня. — Что с ней?! Почему она без сознания?!

— Сами не знаем, — отозвался Дарий. — Я тут брата своего встретил. Пошли прогуляться и наткнулись на нее. Может, плохо стало? Или солнечный удар?

— Не припомню, чтобы с ней подобное случалось, — напряженно отозвался парень. — Неси ее в дилижанс. Скоро отправление.

Притворяться, что я без сознания, было все сложнее. Хотелось уже встать на ноги, а не болтаться безжизненным кулем на руках этого любителя молодых ведьм. Когда почувствовала, что меня погрузили в экипаж, даже вздохнула от облегчения.

— Что с ней?! — услышала испуганный голос Николаса. — И кто это с тобой?

— Асе плохо стало, — пояснил Влад. — Дарий ее в лесу нашел.

— Да, — подтвердил брюнет. — Случайно наткнулся. А это мой брат, Ранир.

— Николас.

— Владлен.

— Ладно. Увидимся на следующей остановке, — проговорил Дарий. — Пошли, братец. Нужно с Тимаром кое о чем поболтать.

Все пассажиры заняли свои места, и обоз тронулся в путь. Влад обтер мне лицо влажным платком, и я решила, что сейчас самое время очнуться. Открыла глаза и с благодарностью посмотрела на друга.

— Спасибо, — тихонько проговорила.

— Ты как? — взволнованно спросил он. — Все-таки сделала, что хотела?

— Да, — кивнула, и тут же слезы сами собой навернулись на глаза.

— И как? — нахмурился Влад, не понимая моей реакции. — Как все прошло?

— Нормально, — утерла рукавом лицо. — Кот теперь свободен. Пусть живет, как хочет.

— А как же… — хотел меня о чем-то спросить он, но я не дала ему договорить.

— Давай сейчас не будем об этом, — умоляюще взглянула на него. — Потом как-нибудь обсудим.

— Ладно, — нехотя согласился парень. — Смотри сама. Я тебя не заставляю.

— Ася! — заметил Николас наши перешептывания. — Как ты? Что произошло?

— На солнце перегрелась, — неуклюже соврала. — Хотела по лесу прогуляться. Но было слишком душно.

— Береги себя, — с подозрением покосился на меня отец. — В дороге все что угодно может случиться.

Я промолчала и отвернулась. Однообразный зеленый массив за окном порядком наскучил еще за предыдущие дни. Но сейчас я даже не замечала того, на что так пристально смотрела. Тягостные мысли полностью завладели мной.

Сократ оказался вовсе не котом, а взрослым мужчиной, которого какая-то женщина наказала за обманутые ожидания. И от осознания этого оглушающего факта на душе у меня было невыносимо муторно. Хотелось куда-нибудь забиться и выплакаться всласть. Наверное, в глубине души я надеялась, что когда кот станет свободным, он добровольно со мной останется. Я так привыкла к его вечному недовольству, едким замечаниям, философским размышлениям, дельным советам, мягкой шерстке и громкому урчанию, что мне больно было даже думать о том, что рядом все это время находился посторонний мужчина, а не питомец, к которому привязалась.

Я чувствовала себя преданной и обманутой, хотя оснований для этого у меня не было. Ведь кот не мог рассказать о том, кто он на самом деле. А от мысли, что он видел меня в нижнем белье и постоянно спал рядом, вообще плохо делалось. Кошмар!

Раздираемая противоречивыми думами и сожалениями, никак не могла найти себе место и успокоиться. Влад заметил мое состояние, но спрашивать ничего не стал.

— Иди сюда, — обнял меня друг и уложил мою бедовую голову себе на плечо. — Все наладится. Не терзай себя. Что сделано, то сделано. Значит, так суждено было. И твоей вины тут нет. Как только отыщу мать, вместе отправимся на Землю и обо всем забудем.

Я только молча кивнула, снова заливаясь предательскими слезами.

Глава 15

Глава 15

До вечера обоз двигался без остановок, стараясь наверстать потерянное на обеденной стоянке время. Делать мне было решительно нечего. Думать об одном и том же надоело. И я старалась прислушиваться к беседе Николаса и Марты.

Отец обсуждал с ней обстановку в стране, последние столичные новости, слухи, гуляющие среди жителей. Женщина с удовольствием делилась всем тем, что знала сама или слышала от знакомых.

Она поведала о том, что по случаю дня рождения Вонимира в центре Нирокса пройдут широкие народные гуляния. В восточной части города будет работать огромная ярмарка с товарами со всех стран мира. А в западной выступят артисты, музыканты, циркачи, певцы, прославленные на весь Изгран.

— Но главная новость совсем не эта! — торжествующе объявила Марта, собираясь сообщить нечто потрясающее.

— А что же? — решила подзадорить ее. — И так, кажется, впечатлений от этого праздника на целый год хватит.

— В последнем городе, где мы останавливались, — поведала она, — моя знакомая рассказала, что принцесса Мириам нашлась!

— Что?! — в один голос вскричали мы. — Как нашлась? Где?

— Подробностей не знаю, — с самым неприступным видом заявила женщина. — Но вся столица сейчас взбудоражена этой вестью. Люди передают ее друг другу, но точной информацией, как и что, никто не владеет. Может, кто из высокопоставленных лордов и в курсе. Но обыватели теряются в догадках. Да и какая, собственно, разница! Главное, наша девочка жива! Выйдет замуж и в стране все наладится.

— Будем надеяться, — задумчиво отозвался Николас.

— Вот это да! — поразилась. — Новость и впрямь ошеломляющая!

— Так и есть, — довольно улыбнулась Марта, будто лично была причастна к поиску принцессы и ее обнаружению.

— Нужно обсудить это с Дарием, — шепнул нам Николас. — Возможно, наши планы тоже из-за этого изменятся.

Когда начало темнеть, обоз въехал в очередной город. Покинув дилижанс, отправились на постоялый двор. Нас нашел Тимар и сообщил номер комнаты. Поднялись наверх и привели себя в порядок. Есть всем хотелось зверски, поэтому задерживаться не стали, а сразу спустились в трактир.

Зал ничем особенно не отличался от тех, где мы были раньше. Деревянные столы, сколоченные на века, неподъемные скамьи, выбеленные скатерти и подавальщицы — девушки с простецкими выражениями лиц. Николас заказал на всех то, что посоветовала ему местная дева, и бутылку вина. А я попросила себе травяной отвар. Как такового чая в этом мире не было, и приходилось пить то, что было в наличии.

Пока ждали свой заказ, обсуждали с соседями дорогу и запланированное по приезде в столицу. Большинство наших попутчиков стремились попасть в Нирокс на ярмарку или гуляния. Редко кто ехал туда по неотложным делам.

В зал вошел Дарий со своими спутниками и двинулся в нашу сторону. Сократ, тьфу ты, Ранир был все в той же черной рубашке и темных брюках, только волосы зачесал назад, и теперь можно было видеть его ярко-синие глаза, прямой нос, тонкие губы. Мужчина пристально смотрел на меня, а я отвернулась в сторону и сделала вид, что с ним незнакома. Почему-то видеть его было неприятно и неудобно. Как будто я виновата в том, что он вовсе не котом оказался.

Подавальщица принесла уйму тарелок и напитки, споро расставив все это на столе.

— Приятного аппетита, — улыбнулся Дарий, подойдя к нам и усаживаясь ко мне вплотную. — Что сегодня здесь дают съедобного?

— Запеченное мясо выглядит прилично, — порекомендовал Николас.

Отодвинулась от брюнета и села поближе к Владу. Друг даже не шелохнулся, притворяясь, что так и должно быть. Ранир и Тимар заняли места напротив.

— Отлично! — воскликнул Дарий. — Девушка! Нам все то же самое в двойном объеме и две бутылки лучшего вашего вина.

Мимо пробегающая особа стрельнула лукавым взглядом в мужчину и унеслась выполнять поручение.

— Кстати, Асмия, — обратился ко мне он, — познакомься. Это мой брат, Ранир. Он поедет в Нирокс с нами.

— Рада знакомству, — буркнула, не глядя на рыжего.

Отец неодобрительно поджал губы, видимо, считая, что мое воспитание оставляет желать лучшего. Плевать. Не собираюсь изображать из себя милашку. Кот хотел свободы, он ее получил. На этом все.

Скоро принесли еду и мужчинам. Бокалы наполнили горячительным и принялись за поздний ужин. За столом обсуждали каких-то общих знакомых. Мы с Владом никого не знали, поэтому молча ели и не вступали в беседу. Быстро расправилась со своей порцией, выпила неясный напиток и собралась идти наверх.

— Я отдыхать, — бросила, поднимаясь из-за стола. — Всем хорошего вечера.

И не оборачиваясь, пошла к лестнице. Когда я уже почти поднялась на второй этаж, меня окликнул Ранир.

— Ася, подожди. Я хотел с тобой поговорить. Давай прогуляемся?

Внимательно посмотрела в глаза мужчине, но ничего кроме упрямства и решимости идти до конца там не увидела. Из общего зала вышел Влад и с тревогой смотрел то на меня, то на рыжего.

— Ася, ты в порядке? — уточнил друг. — Тебя проводить?

Ранир метнул в парня злой взгляд и уже хотел сказать что-то резкое. Но я ему помешала:

— Не переживай. Все хорошо. Ранир предложил прогуляться. Я выйду ненадолго и сразу вернусь. Если меня не будет больше получаса, будь добр, найди меня.

— Ладно, — сосредоточенно кивнул Влад, быстро шевеля пальцами.

Я не знала, что именно он делает, но ощутила легкое прикосновение к своей руке, словно весенний прохладный ветерок пахнул. Вопросительно вскинула бровь, на что друг только подмигнул. Улыбнулась ему в ответ и спустилась вниз.

— Пошли, — бросила Раниру и вышла на улицу.

Снаружи ночь уже поглотила все на своем пути и властвовала полноправной хозяйкой. На постройках постоялого двора висели светильники, освещающие дорожки тусклым светом.

— Куда пойдем? — обернулась к своему спутнику. — Здесь так темно, что не уверена в безопасности каких-либо прогулок сейчас.

— За постоялым двором есть сад, — отозвался Ранир, проходя вперед и показывая дорогу. — Можно туда пройтись. Там нам ничего не грозит. Да и вряд ли тут найдется смельчак, желающий рискнуть своим здоровьем и напасть на умелого воина.

— А ты умелый? — весело спросила.

Вся эта прогулка и ситуация в целом вдруг показались мне донельзя глупой и комичной. По сути, мы с этим взрослым мужчиной были чужими друг другу людьми и обсуждать нам было нечего.

— Конечно, — охотно заверил меня он. — Тебе ничего не грозит.

Мы дошли до деревьев и остановились. Луна боязливо выползла из-за облаков и обрисовала наши силуэты, озаряя округу мягким сиянием.

— Следилку навесил, — недовольно пробормотал Ранир, беря меня за руку и поглаживая то место, где ощутила прикосновение ветерка. — Спасибо хоть не прослушку.

— Владу это ни к чему, — пожала плечами, забирая ладонь и пряча ее за спиной. — Все, что нужно, я всегда ему и сама расскажу. И он знает об этом.

— Вот как? — раздраженно бросил мужчина.

— Именно, — подтвердила свои слова и отошла к стволу старого дерева. — Что ты хотел обсудить?

— Ты же догадалась, что котом был я? — спросил Ранир, не делая попыток приблизиться.

— Да. Это было нетрудно. Твоя яркая шевелюра и глаза слишком схожи с внешностью Сократа.

— Ты так говоришь, словно Сократ — это какое-то постороннее существо, — удивленно отозвался он, — а не я.

— Для меня так и есть, — попыталась объяснить то, что чувствую. — У меня был кот, с которым мы подружились, и которого я назвала Сократом. Теперь его нет. И на этом все закончилось.

— Что значит «закончилось»? — не понял Ранир. — На меня наложили заклятие. Я временно принял облик кота. Теперь благодаря тебе вернулся к изначальной форме. Но я как был самим собой, так и остался.

— Я не могу воспринимать произошедшее в таком ключе, — мотнула головой. — Кот был со мной связан. Я в какой-то степени несла ответственность за него. И, уж прости, никак не в состоянии сейчас осознать и принять тот факт, что Сократ был вовсе не животным, а человеком в обличье кота. Ты для меня чужой и незнакомый мужчина. Я понятия не имею, что у тебя на уме.

— Ну, это легко исправить, — усмехнулся Ранир, подходя ближе и устраивая свои руки у меня на талии. — Нам ничто не мешает узнать друг друга поближе. Я с удовольствием поделюсь с тобой своими сокровенными мыслями.

С этими словами мужчина начал склоняться к моему лицу, а я растерялась.

Близость этого сильного волевого человека внезапно взволновала меня. Щеки обжег румянец, а сердце пустилось вскачь. Испугавшись, своей странной реакции на Ранира, вывернулась из его рук и побежала обратно.

— Ася! — непонимающе крикнул он вслед. — Ты куда? Постой!

Но я даже думать боялась о том, чтобы снова оказаться подле него. Нет уж. Хватит с меня ночных прогулок. Влетела на постоялый двор и мигом взбежала на второй этаж. Открыла ключом дверь номера и тут же ее захлопнула, заперев изнутри.

Прошла к окну и выглянула наружу, не зажигая свет. Чуть поодаль Ранир стоял, привалившись к раскидистому дереву, и смотрел, казалось, прямо на меня. Невольно вздрогнула и отошла вглубь комнаты. Умом я понимала, что увидеть меня он не может. Но внутри все равно все сжималось от непонятной тоски.

Решив не мучить себя бредовыми измышлениями, взяла сменную одежду и пошла мыться. Купание всегда меня успокаивало и прочищало разум. Так вышло и на этот раз.

В горячей благоухающей воде быстро расслабилась и успокоилась. Списав свое неадекватное поведение на нервное переутомление после всех последних треволнений, припомнила разговор между Дарием и Раниром в лесу.

И что этому рыжему от меня нужно? У него вроде невеста имеется. И любовница. Или фаворитка? А в чем собственно разница? Тогда вообще непонятно, каким боком я при всем этом. Так и не разобравшись в той куче фактов, о которых толковали мужчины, привела себя в порядок и пошла готовиться ко сну.

В комнату уже вернулись Влад с Николасом. Разобрав кровать, дождалась, когда мужчины оставят меня ненадолго одну, разделась и забралась под одеяло. Друг вернулся из ванной, а Николас принес сумку с припасами в дорогу.

— Скоро мы доберемся до столицы? — спросила.

— Еще два дня осталось, — отозвался отец. — В конце второго прибудем к городским воротам. Пройдем проверку и дальше уже обсудим, что будем делать.

— Влад, — обратилась к парню, — а Дарий уже решил насчет тебя?

— Да, — ответил тот. — Ему пришлось по душе то, как я себя проявил в битве с химерами, и он согласился взять на приступ Халима.

— Ясно, — задумчиво проговорила. — Ладно. Тогда доброй ночи.

— А ты решила свои вопросы с Раниром? — приглушенно уточнил Влад.

— Ага, — шепнула в ответ. — Не волнуйся. Все в порядке.

Друг ничего мне не ответил, но посмотрел так, что стало понятно, я его не убедила. Ну и ладно. Что-то еще и ему доказывать решительно не хотелось. Отвернулась к стенке и быстро уснула.

Глава 16

Глава 16

Следующие два дня тянулись томительно долго. Обоз въехал в предместье столицы и полз еле-еле, хотя дорога здесь была не в пример лучше и шире тех мест, откуда мы начали это путешествие. Нам постоянно попадались на пути встречные экипажи, повозки, группы всадников и патрули охотников, спешащие по своим делам. Наши попутчики, предвкушая прибытие на место, вели себя взбудоражено и нетрепливо. Всем хотелось наконец заняться своими делами в Нироксе, а не обсуждать то, о чем уже тысячу раз переговорили за время пути.

Книгу про животных я прочитала полностью еще до того, как провела ритуал. И теперь мучилась от безделья, совершенно мне не свойственного. Дома всегда было чем заняться. Я даже не помню, когда последний раз просто валялась в кровати без определенной цели. А тут я вынуждена была пребывать в подвешенном состоянии, когда истово ждешь перемен, которые никак не наступят.

Ситуация еще осложнялась повышенным вниманием ко мне братьев. На каждом привале Дарий и Ранир наперебой что-то мне предлагали или куда-то звали. Тимар только посмеивался над своими друзьями, наблюдая, как те хорохорятся друг перед другом.

Наверное, это и впрямь выглядело забавным. Но мне как непосредственной участнице этого спектакля было не до веселья. Я и раньше всегда тяготилась, когда кто-нибудь начинал вокруг меня круги наматывать, как тот же Витек. А теперь и подавно шарахалась от мужчин, как от нежити. Когда Влад прямо спросил, в чем дело, я нехотя поделилась тем, что услышала в лесу. Друг выслушал меня, не перебивая, но так ничего и не посоветовал. Сказал только, что в столице все угомонятся, поскольку там будет чем заняться и без ухаживаний за одной несмышленой ведьмочкой.

Я и сама все понимала, поэтому просто избегала братьев, насколько это в принципе было возможно в условиях совместного путешествия. Чтобы хоть как-то себя занять, в одном из городов, где мы останавливались, зашла в книжный магазин, ища развлекательное легкое чтиво. Перерыла массу местной литературы, но ничего подходящего не нашла. Все художественные опусы были посвящены примерно тому же, о чем у нас пишут в бульварных романах. Богатый и знатный господин встретил роковую селянку, полюбил без памяти, и жили они долго и счастливо. Признаться, я подобными книгами и на Земле-то не увлекалась, не то что в чужом мире, где все изначально мне некий вымысел напоминало.

Уже отчаялась отыскать стоящую книгу, как вдруг мой взгляд зацепился за стеллаж с изданиями для профессионалов. Здесь можно было увидеть и пособия для преподавателей, и пошаговое руководство для строителей, и земледельческие изыскания. Но я совершенно перестала осознавать происходящее, когда увидела ее.

Книга для музыкантов! Толстенный том в шикарном кожаном переплете умопомрачительно пах чем-то древним и таинственным. Дрожащими от волнения руками открыла это чудо на первой странице и вчиталась в оглавление. О Господи! Чего тут только не было. И песни древнейших времен, и мелодии современности, и произведения известных композиторов этого мира, и масса других, с моей точки зрения уникальных вещей. Я должна ее получить! Только сколько же стоит это сокровище?

Влад заметил мое замешательство и подошел ближе.

— Нашла что-то стоящее?

— Взгляни! — благоговейно прошептала, протягивая книгу, развернутую на нотах одной из композиций.

Друг понял меня как никто другой. Глаза его вспыхнули неподдельным интересом, и он уткнулся в увесистый том, перелистывая одну страницу за другой.

— У тебя точно нюх на редкости! — выдал он спустя какое-то время. — Впервые встречаю в этом мире подобное издание.

— Она шикарная! — закатила в экстазе глаза. — Но сможем ли мы себе ее позволить?

— Это, конечно, вопрос, — вздохнул Влад. — Любезный! Подскажите, сколько у вас стоит вот эта книга?

Хозяин лавки подошел к нам и взглянул на то, что мы держали в руках.

— Сто золотых, — с самым небрежным видом обронил он.

У меня мгновенно голова закружилась от услышанного.

— Сто золотых!!! — не смогла справиться с собой. — Да на эти деньги дом можно в центре Нирокса купить, и еще на житье-бытье останется! Она что, волшебная, что ли?!

— Как знать, как знать, — хитро ухмыльнулся продавец. — Все зависит от того, в чьих она будет руках.

Опешила от такого неожиданного ответа и совершенно стушевалась, не зная, что можно сделать.

— Я беру ее, — услышали уверенный голос Ранира за спиной и шокировано обернулись. — Вот деньги. Упакуйте в специальный тканевый заговоренный чехол, чтобы в дороге не повредилась.

— Будет исполнено, господин, — сразу же залебезил перед рыжим лавочник. — Сию секундочку.

Мужчина забрал у нас из рук книгу и поспешил ее завернуть так, как потребовал Ранир. У меня слезы на глазах выступили от обиды. Ну почему он влез? Вдруг у нас вышло бы сторговаться!

— Мы бы все равно ее не купили, — ободряюще шепнул Влад. — Вся наша наличность — два золотых. А еще в столице на что-то жить придется.

— Понимаю, — шепотом отозвала. — Но все равно обидно!

Мы с другом двинулись на выход, делая вид, что рыжего знать не знаем. Мужчина вышел на улицу следом за нами и окликнул меня:

— Ася, постой. Можно тебя на минутку?

— Чего тебе? — раздраженно бросила, обернувшись, но заметив, с какой надеждой он на меня смотрит, остановилась. — Влад, ты иди. Я догоню.

Парень не стал задерживаться и пошел дальше. А я дождалась Ранира.

— Это тебе, — протянул он мне сверток. — Подарок. Мне хочется сделать тебе приятное. И я буду рад, если он придется тебе по душе.

Словами не передать, как мне хотелось схватить эту книгу и больше никогда из своих рук не выпускать. Мне просто физически больно стало от желания ее заполучить. Но принимать настолько дорогостоящий подарок от человека, который проявляет ко мне совершенно определенный интерес, было неприемлемо. Бабушка всегда просила быть осторожной с мужчинами, которые пытаются влиять на девушек с помощью дорогих вещей, объясняя, что некоторые из представителей сильного пола могут потребовать за это то, чего я отдать никак не смогу.

— Не возьму, — отрезала, нахмурившись. — Она слишком больших денег стоит. И мне нечего предложить тебе взамен.

— Это просто подарок, — начал раздражаться мужчина, сжимая книгу в руке. — Он тебя ни к чему не обяжет.

— Нет, — упрямо мотнула головой и непримиримо сложила руки на груди.

— Нет, значит, — процедил сквозь зубы Ранир. — Ладно. Мне, как ты понимаешь, она не к чему. Пусть тогда здесь остается.

И он с силой размахнулся, намереваясь швырнуть бесценный том в огромную лужу неподалеку. В красках представив, как чудесные страницы удивительной книги промокают насквозь и безвозвратно портятся, пришла в ужас.

— Не смей! — заорала, хватая его за руку и повисая на ней всем своим весом. — Только попробуй! Никогда тебе этого не прощу!

— Вот как? — довольно ухмыльнулся он, притягивая меня к себе свободной рукой, а ту, что держала книгу, вытягивая вверх. — Забираешь ее себе? Или мне лучше это выбросить, раз тебе не нужно?

Я пыхтела, краснела и силилась дотянуться до свертка. Но мужчина был гораздо выше меня, поэтому все попытки были тщетны. К тому же все осложнялось еще и тем, что он все плотнее прижимал меня к себе, и кажется, даже удовольствие получал от этой возни. Внезапно Ранир замер и не мигая уставился на мои губы. От этого взгляда я вся вспыхнула и покраснела еще сильнее. Да чтоб его! Тоже мне, благодетель нашелся!

— Дай сюда, — прорычала, зло глядя в синие глаза. — Возьму ее на хранение. Такой вандал, как ты, точно испортит эту редкость.

— Либо берешь навсегда, — настойчиво потребовал Ранир, склоняясь все ближе к моему лицу, — либо я ее уничтожу.

Уперлась руками ему в грудь, пытаясь хоть немного отстраниться.

— Беру! — задыхаясь от напряга, выплюнула я. — Дай сюда, паразит несчастный!

Он тут же ослабил сватку, я потеряла равновесие, полетела вперед и распласталась у него на груди.

— Вот она, забирай, — ласково шепнул мужчина мне на ухо и впился в мою открытую шею губами.

От неожиданности вздрогнула и замерла, растерявшись. А Ранир с упоением продолжал целовать чувствительный нежный изгиб шеи. Странные, необычные и будоражащие ощущения завладели мной. И тут мы услышали громкое покашливание. Я опомнилась и только теперь сообразила, что мы стоим посреди улицы, средь бела дня, и невесть чем занимаемся.

— А что это вы тут делаете? — насмешливо уточнил Дарий.

Краска стыда и раскаяния затопила мое лицо. Оттолкнув от себя мужчину, выхватила из его рук книгу и, прижав ее к груди, гордо вскинула голову и пошла к обозу.

— Идиот! — гневно бросила не оборачиваясь.

Мужчины стояли и смотрели вслед уходящей девушке.

— М-да, братец, — протянул брюнет, — не припомню, чтобы ты кому-либо из своих женщин позволял с собой обращаться подобным образом.

— Асе можно все, — мечтательно улыбнулся Ранир, пребывая в своих мыслях совсем в ином месте и при иных обстоятельствах. — Я дурею от одного ее вида.

— То-то я смотрю, она тебя идиотом назвала, — загоготал Дарий. — Видимо, и впрямь есть за что.

— Но-но! — повернулся к нему рыжий, хмурясь. — Что позволено ей, тебе с рук не сойдет. Надеюсь, ты помнишь, чем наш последний поединок закончился?

— Уж и пошутить нельзя, — обиделся брюнет. — Чем она тебя так зацепила?

— Понятия не имею, — пожал плечами Ранир. — Она чудесная, ни на кого не похожа. Представляешь, увидела в лавке книгу и захотела купить. Но у них денег — сущие копейки остались. Я купил этот хлам и хотел подарить ей. А она отказалась! Сказала, что такую дорогую вещь не возьмет, так как ничем меня отблагодарить не сможет. Ты хоть раз слышал что-то подобное от женщин?

— Ну, все мои леди обожают дорогие подарки, — развел руками Дарий. — И чем дороже, тем лучше. Да и всегда знают, чем меня отблагодарить. И твоя Ирма такая же. Вечно ты ей что-то таскаешь.

— К Ирме можно вообще не подходить, — отозвался рыжий, — если не принес что-нибудь стоящее. Правда, книги ее не интересуют. Все больше побрякушки, которые стоят столько, что весь этот городишко скупить можно.

— Так все дело в бескорыстии? — снова взялся подтрунивать над братом Дарий. — Молоденькая неопытная ведьмочка пленила сердце главного охотника Ральды своими чистыми помыслами?

— Не вздумай при ней сказать, чем я занимаюсь, — встревожился Ранир. — Она и так от меня бегает. Да и дело тут вовсе не в чистоте ее души, хотя и этого нельзя отрицать. Просто как вижу ее, теряю голову.

— Ты так и про Ирму говорил, — не сдавался брюнет. — И про… Как там ее? А вспомнил! Рина! И про Рину тоже. И еще про массу прелестниц. Так что, по-моему, это у тебя временное помешательство. Получишь свое и успокоишься.

— Возможно, — задумчиво отозвался Ранир. — Возможно.

Дойдя до нашего дилижанса, я быстро забралась внутрь. Скоро подошли Влад и Николас, а за ними и все остальные. Горн возвестил отправление, и обоз пришел в движение.

Снова бездумно смотрела в окно и ничего не видела. Все мои мысли были сосредоточены на том, что случилось возле книжной лавки. Впервые я столкнулась с человеком, который точно знает, чего хочет, и идет к намеченному напролом. На Земле в основном общалась с парнями своего возраста. Взрослых мужчин в моем окружении никогда не было. Да и откуда им взяться, если я либо в училище пропадала, либо из дома не вылезала? И теперь просто не знала ни что мне делать, ни как себя вести.

Все-таки, когда Ранир был котом, с ним было несоизмеримо проще. Временами нам было даже весело вместе. А теперь он только и делает, что смущает меня или ставит в неловкое положение. И чего, спрашивается, прицепился? Хотел ведь избавиться от моего общества. Так нет! Лезет целоваться. Разве может себя так вести человек, связанный обязательствами с другой девушкой? И кто, интересно, его невеста?

Осознав, что размышления мои зашли совсем не в то русло, решительно тряхнула головой и начала распаковывать сверток.

— Ты все же взяла ее? — удивился Влад с непонятными нотками сожаления в голосе.

— Пришлось, — буркнула в ответ. — Этот ненормальный хотел ее выкинуть. Я испугалась, что она будет испорчена, и забрала себе. На хранение. Прочту в дороге, а в Нироксе верну владельцу.

— Понятно, — кивнул друг и замолчал.

— Хочешь, вместе почитаем? — предложила, чувствуя неодобрение с его стороны.

— Не стоит, — отказался он. — Ран тебе ее подарил. Не думаю, что ему понравится, если и я буду пользоваться его подарком.

— Да ты что? — поразилась. — Глупости какие! Он ее вообще чуть в лужу не швырнул, когда я брать подарок отказалась. Ему на нее вообще плевать. Мужлан! Не понимает всей ценности этого сокровища!

— Может, и так, — глухо отозвался парень. — Ты читай. А я подремлю. Потом лучше расскажешь, что интересного нашла.

— Ладно, — насупилась, не понимая поведения друга.

Открыла издание на первой странице, намереваясь прочитать от корки до корки, и мгновенно потерялась. Я словно попала в иное измерение. В этом мире была своя собственная музыка. Вместо давно знакомых мне мелодий здесь царили совсем другие ритмы песен, сложные структуры и принципы написания музыкальных произведений.

Я будто наяву слышала удивительное звучание и с трудом сдерживала себя, чтобы не достать флейту прямо в дилижансе и не начать играть. Но я прекрасно отдавала себе отчет, что магия не заставит себя ждать, как только поднесу к губам инструмент. Поэтому приходилось сдерживаться. Однако я дала себе клятвенное обещание: как только прибуду в столицу и смогу хоть ненадолго уединиться, обязательно сыграю самые трогательные и пленительные мелодии из фантастической книги.

Глава 17

Глава 17

Как и предполагал Николас, по истечении двух дней пути обоз остановился перед восточными воротами города. Нас всех попросили оставаться на своих местах и приготовить документы для проверки. Я вся извертелась, не в силах успокоиться. Экипажи один за другим медленно подъезжали к стражам. Один воин осматривал само транспортное средство, второй изучал предъявленные документы, а третий рьяно принюхивался к пассажирам, стараясь уловить особый магический запах.

Когда очередь дошла и до нас, я так перенервничала, что с трудом могла держать себя в руках и отвечать на банальные вопросы о том, где остановлюсь и что собираюсь делать в столице. Но больше всего меня естественно, страшил охотник. Мужчина держался особняком и все кружил вокруг дилижанса. Как будто что-то заподозрил.

— В чем дело, Нис? — с подозрением уставился на него воин, проверяющий документы. — Нашел что-нибудь интересное?

— Никак не могу разобраться, — раздраженно бросил охотник. — Запаха нет. Но нутром чую, здесь есть над чем подумать.

— Сам понимаешь, — со вздохом отозвался первый, — это не аргумент для задержания. Даже артефакт-определитель ориентируется именно на запах.

— Знаю, — зло выдохнул мужчина. — Но тут что-то нечисто.

Я вся сжалась и даже дышала через раз. Все-таки запах ведьмы гораздо сильнее, чем ведьмаков. И если из-за меня Влад и Николас попадут в беду, никогда себя не прощу.

— Господа, — услышали мы уверенный, слегка небрежный голос Дария. — В чем проблема? Эти люди со мной. Мы вместе путешествуем. Они едут к моему старому приятелю, и я клятвенно обещал ему доставить его родных в целости и сохранности. Если у вас возникли обоснованные претензии, говорите прямо. Я готов все вам объяснить.

— Нет, сударь, — замялся воин, видимо, главный в этой тройке. — Наш охотник ничего конкретного не учуял. Только легкие подозрения и тревожат его. А документы у ваших спутников в полном порядке.

— Тогда не вижу причин для этой в высшей степени досадной задержки, — отчеканил Дарий, свысока глядя на стражей. — Поставьте соответствующие отметки в их удостоверениях и откройте для нас ворота, наконец.

— Будет исполнено, сударь, — склонился страж в поклоне.

Дверца нашего дилижанса захлопнулась, и вскоре мы уже въезжали в столицу Изграна. После пережитого страха быть узнанной и всех подвести я никак не могла прийти в себя. Влад и Николас тоже были напряжены, но старались это открыто не демонстрировать. Зато сыновья Марты непринужденно и от души радовались прибытию. Вот кто действительно по достоинству оценил и широкие, мощеные светлым камнем улицы, и нарядные малоэтажные домики, и фонтаны в наиболее людных местах, и многочисленные лавки с призывно украшенными витринами, и местных жителей в красивой и дорогой одежде.

Дилижанс остановился на стоянке возле очередного постоялого двора, и кучер, пожелав нам удачи в Нироксе, попросил покинуть экипаж. Мы тепло распрощались с молодой вдовой и ее детьми и отошли в сторону в ожидании Дария и его спутников.

— Куда теперь? — с тревогой спросил мужчин Николас, затравленно озираясь.

— Спокойно, не привлекай внимание, — бросил Дарий. — И так на заставе еле отвязались от охотников. Сейчас следуйте по этому адресу. Там вас встретят и разместят. Позже мы тоже туда прибудем. А сейчас нам пора. До встречи.

— До встречи, — кивнул Николас, зажимая в кулаке записку с адресом.

Всадники давно уехали, а мы все стояли на том же месте.

— Мы сегодня вообще куда-нибудь пойдем или нет? — раздраженно бросила. — Не хотите заселяться, давайте хоть поедим вот в этом трактире.

Отец словно очнулся от моих слов и сразу же засуетился.

— Сейчас, сейчас. Нужно вспомнить, где именно находится указанный дом.

— Николас, — обратился к нему Влад. — Ася права. Давай спокойно поедим. А заодно уточним, в какую сторону идти. Необязательно называть точный адрес. Достаточно будет выяснить, где эта улица находится. В трактире нам с радостью помогут. У них ужинает почти весь обоз. Может, карту города прикупим.

— Скоро совсем стемнеет, — недовольно отозвался мужчина. — Уверен, что мы потом впотьмах сможем нормально добраться?

— Нужно восполнить силы, — настоял на своем Влад. — Бродить по незнакомому городу на голодный желудок — не самая хорошая идея.

— Ладно, — нехотя буркнул Николас.

Зашли на постоялый двор и попросили столик на троих в трактире. Упитанная краснощекая подавальщица проводила нас в общий зал и нашла свободное место. Заказали плотный ужин и принялись ждать еду, разглядывая разношерстную публику.

Наши попутчики из обоза тоже здесь присутствовали, но много было и незнакомых лиц. Зал гудел монотонным шумом многочисленных бесед, периодически взрываясь громким хохотом кого-то из посетителей. До нас долетали обрывки фраз и даже целые диалоги, которые велись на повышенных тонах. Все, что сейчас могло занимать местных жителей и приезжих, сводилось к предстоящему торжеству, а также к внезапному появлению пропавшей принцессы. Никто ее еще не видел воочию, но слухи ползли и множились, как назойливые насекомые. И люди верили, что все это истинная правда, и надеялись на перемены к лучшему в их жизни.

С аппетитом проглотив ужин, уточнили у подавальщицы насчет той улицы, куда нас направил Дарий. Девушка предложила нам в провожатые шустрого мальчишку-посыльного, на что мы с радостью согласились.

Выйдя наружу, сразу поняли, как нам повезло. Темнота окончательно поглотила большой город, и только редкие светильники на домах освещали наш путь. Даже будь у нас самая подробная карта Нирокса, мы бы не смогли сориентироваться в местных особенностях градостроения.

Вихрастый мальчуган бодро мчался по улицам, точно зная, где свернуть. А мы старались не отставать. Хотя мне в моих длинных юбках было довольно сложно поддерживать такой темп вечернего променада.

— Вот она, господин! — возвестил наш провожатый, достигнув узенькой улочки в южной части города. — Если пойти прямо, то как раз увидите нумерацию домов, начиная с первого.

— Спасибо, — поблагодарил мальчика Николас и дал мелкую монетку.

— Всего доброго, господин, — поклонился тот и тут же испарился.

Мы двинулись в указанном направлении, внимательно всматриваясь в номера на домах. Вскоре достигли высоченного каменного забора, за которым едва-едва угадывалась крыша здания. Никаких опознавательных знаков на воротах и калитке не было, но номера соседних домов говорили о том, что мы нашли нужный адрес.

Николас громко постучал, и небольшое окошечко в калитке сразу отворилось.

— Что вам угодно? — требовательно спросил крепкий вооруженный мужчина.

— Нас прислал Дарий, — ответил за всех Николас.

— Далеко ли до Халима? — внезапно задал воин странный, ни к чему не относящийся вопрос.

— Халим всегда рядом, — ответил в тон ему Николас.

Окошко закрылось, и мы услышали, как охранник отпер тяжелый засов. Калитка распахнулась. Мы быстро прошли во двор, а за нашими спинами с грохотом лязгнул замок.

— Добро пожаловать в убежище, — улыбнулся нам воин. — Ступайте прямо по дорожке. Как дойдете до дома, обойдите его справа и поднимитесь на крыльцо. Там вас Мирна встретит.

— Спасибо, — пожал ему руку Николас.

Отец прошел вперед, а мы последовали за ним. Мощенная камнем дорожка пролегала через небольшой парк. Зелёные газоны были аккуратно подстрижены. Деревья составляли живописные группы, а кустарник рос только в специально отведенном для него месте.

Обойдя высокий трехэтажный особняк, оказались перед широким крыльцом. Николас постучал в дверь, и на пороге появилась милая доброжелательная старушка в светло-зеленом платье, белом переднике и таком же чепце.

— Добрый вечер, — обратился к ней отец, — мы от Дария. Он сказал, что нас могут разместить в этом доме.

— Добрый вечер, — приветливо улыбнулась женщина. — Проходите в прихожую, не стойте на пороге. Меня зовут Мирна. Я здесь исполняю обязанности экономки. Дария еще нет, но он должен появиться с минуты на минуту. Если хотите, можете подождать его в гостиной на первом этаже. Или я позову ответственных за размещение и вас проводят в комнаты.

— Мы лучше подождем, — решил за всех Николас, хотя мне гораздо больше хотелось помыться и уснуть где предложат.

Из прихожей попали в просторный холл с мраморным полом и светло-бежевыми стенами, на которых красовались небольшие пейзажи в скромных рамках. В глубине широкая лестница с балюстрадой уходила вверх, а по бокам двустворчатые белые двери вели в другие помещения.

— Проходите тогда вот сюда, — распахнула перед нами правую дверь Мирна. — Я распоряжусь насчет напитков для вас.

Мы оказались в гостиной, отделанной в приятных темно-зеленых тонах, с охрового цвета мягкой мебелью в центре, узорчатым ковром на полу, гардинами в тон мебели на окнах и массой небольших картин с природной тематикой на стенах. И кто тут у нас такой любитель живописи?

Подошла к дивану и устало опустилась на него. Сил стоять совсем не осталось, ноги гудели от быстрой ходьбы по городу, а позднее время давало о себе знать непреодолимой сонливостью. Влад сел подле меня, а отец — в кресле напротив.

— Можно я хоть здесь этот несчастный чепец сниму? — заканючила я. — До того неудобный предмет гардероба, что просто сил уже нет его носить.

— Пока не стоит, — покачал головой Николас. — Мы не знаем, кто живет в этом доме и какую нам роль отведет Дарий. Сейчас дождемся его и все выясним.

Недовольно поджала губы и ничего отвечать не стала. Когда уже притащится этот глава местной мятежной организации? Спать хочу, не могу.

Скоро в гостиную вошла симпатичная молоденькая девушка в таком же платье, как у Мирны, переднике и чепце.

— Добрый вечер, — улыбнулась нам она, ставя на низкий столик поднос с напитками. — Меня зовут Лора. Я отвечаю за распределение девушек и женщин в этом доме. Так что, когда побеседуете с Дарием, я вернусь и мы определимся, куда тебя поселить.

Я вымученно улыбнулась ей в ответ и взяла чашку с травяным отваром. А мои спутники пригубили бокалы с темной жидкостью.

— Не смотри с таким осуждением, — отреагировал Влад на мой нахмуренный вид. — Это всего лишь местный аналог нашего пива. К тому же практически безалкогольный. Этот напиток принято подавать мужчинам в приличных домах к ужину.

— Буду знать, — вяло отозвалась.

Горячий отвар совсем меня расслабил, и я украдкой зевнула. Входная дверь гулко хлопнула, и уверенные тяжелые шаги раздались совсем рядом. В гостиную прошли Дарий, Ранир и Тимар.

— Как добрались? — с порога уточнил брюнет, занимая первое попавшееся кресло и устало откидываясь на его спинку. — Быстро сориентировались в городе?

Тимар с Раниром сели на еще один диван.

— Да, все в порядке, — кивнул Николас. — Какие планы? Расскажешь, что нам делать?

— Сегодня отдыхаем, — отозвался мужчина, вытягивая длинные ноги. — Завтра еще люди прибудут после обеда, тогда и обсудим наши планы.

— А что с размещением? — уточнил Влад. — Лора сказала, что отвечает за распределение девушек. Здесь какой-то особый порядок есть?

— Ах да, — спохватился Дарий. — Совсем забыл вас предупредить. Поскольку этот особняк имеет статус общего убежища для всех, кому это действительно нужно, мы установили здесь четкие правила, чтобы создать маломальский порядок среди большого количества незнакомых друг с другом людей. Девушки и женщины занимают весь третий этаж. Мужчины — второй. На первом этаже находятся библиотека, столовая, гостиная, кухня и зал для совещаний. На цокольном этаже — лаборатории, мастерские и подсобные складские помещения.

— Понятно, — отозвался друг, хмурясь.

— Если вы не против, — обратилась ко всем сразу, — я бы хотела отправиться отдыхать.

— Без проблем, — согласился Дарий. — Сейчас вызову Лору. Она тебе все покажет.

— Не стоит, — перебил его Ранир, поднимаясь. — Я провожу Асю наверх и сам разыщу Лору. Пойдем.

Мужчина направился прямиком к двери, и мне ничего не оставалось, как пожелать всем спокойной ночи и пойти следом за ним. До третьего этажа поднялись в молчании. Внезапно Ранир остановился и развернулся ко мне лицом. Не ожидая от него такого маневра, отшатнулась и чуть не рухнула с лестницы вниз. Он успел ухватить меня за руку и с силой потянул на себя. Я мгновенно оказалась в его объятиях.

— Пусти, — нахмурилась, силясь прийти в себя после испуга. — Ищи уже Лору. Я хочу отдохнуть.

— Сначала мы переговорим кое о чем, — настойчиво отозвался мужчина, осторожно удерживая меня в своих руках.

— О чем речь? — начала раздражаться. — Неужели завтра нельзя все обсудить? С ног валюсь от усталости.

— Это касается твоего участия в запланированном приступе Халима, — сосредоточенно проговорил Ранир, следя за моей реакцией.

— Говори, — взволнованно ответила, подозревая, что для меня этот разговор будет не из приятных.

— Дарий считает, что тебе будет лучше не участвовать в штурме, — тут же подтвердил мои опасения мужчина. — И я полностью с ним согласен. Женщинам не место в рядах воинов. Ты только осложнишь нам задачу.

Рыжий ослабил хватку, и я отступила на шаг от него. Как ни горько было слышать слова Ранира, я понимала, что он совершенно прав. Отправляясь в путь вместе с Владом, я переживала за успех его затеи и хотела помочь при необходимости. Сейчас друг меньше всего нуждался в моей помощи. Он стал частью организованной группы мятежников, у которых было грамотное руководство и хорошая подготовка.

Что я смогу сделать, если настою на своем и пойду вместе с ними? Скорее всего, ничего. Я не владею местным оружием, у меня отсутствует должная физическая подготовка, я даже недостаточно теоретически подкована, чтобы разить врагов меткими заклятиями направо и налево. Какой от меня прок?

Видя, что я не собираюсь ему возражать или соглашаться с его утверждением, Ранир подозрительно на меня покосился и продолжил:

— Тебе лучше будет остаться в городе. И еще: мы размышляли над полученным тобой браслетом от Слава. Возможно, мы используем этот козырь, когда придет время. Что скажешь?

Говорить что-либо людям, которые хотят втянуть меня в только им ведомые игры, абсолютно не хотелось. Почувствовала непреодолимое раздражение, досаду и гнев. Одно дело добровольно помогать другу, близкому и родному для меня человеку, и совсем другое — выполнять поручение, явно с риском для моей жизни, тех, кого я по сути и не знаю.

— Ася? — встревожено заглянул мне в глаза Ранир. — Ты меня услышала? Что думаешь по поводу всего этого?

Уже хотела послать и его, и Дария, и всех мятежников куда подальше, как услышала голос Лоры с лестницы:

— А! Вот вы где, — улыбнулась она, поднимаясь к нам. — Пришла тебя искать в гостиной, а мне Дарий сказал, что ты уже наверх пошла за мной. Пойдем, размещу тебя на ночлег и познакомлю с теми, кто еще не спит.

— Спасибо, — с облегчением улыбнулась ей в ответ, радуясь возможности удрать от неприятного и сложного для меня разговора. — Пойдем.

Лора подошла к двери и приоткрыла ее.

— Ася, погоди! — попытался остановить меня Ранир. — Мы еще не закончили наш разговор.

— Завтра закончим, — безразлично отозвалась, не глядя на него. — Сегодня я слишком устала, чтобы адекватно соображать.

Быстро прошмыгнула за девушкой на третий этаж. Тяжелая дверь захлопнулась за нашими спинами, отрезая от рыжего, который уже готов был излить на меня свое негодование.

Лора дошла до конца коридора и отворила одну из дверей. Мы оказались внутри спальни, рассчитанной на четверых.

— Вот эта постель свободна, — указала она на кровать в углу слева. — Занимай ее спокойно. Ванная комната и туалет на этаже, чуть дальше по коридору. Доброй ночи. Утром тебя девушки к завтраку разбудят, не волнуйся.

Оказалось, мои соседки по новому обиталищу мирно спали. Я взяла свои вещи и отправилась в ванную. Приняв подобие душа, переоделась и вернулась в комнату. Быстро юркнула под одеяло и моментально уснула. Обо всех проблемах буду думать завтра, на свежую голову.

Глава 18

Глава 18

Девушки, с которыми я теперь жила в одной комнате, действительно разбудили меня утром. Ничего особенного в их внешности или поведении не заметила. Обычные девчонки моего возраста или немного постарше. Ко мне они отнеслись доброжелательно, поинтересовались, что я делаю в убежище, а узнав, что хочу помочь другу вызволить его мать, а отцу — найти мою собственную, поделились своими историями.

Лита, высокая брюнетка, совсем недавно сама сбежала из Халима и была в нашей комнате главной. Другие девушки слушались ее безоговорочно. Лита показалась мне довольно замкнутой и серьезной. Она попросила нас не болтать попусту и собираться на завтрак.

Две другие соседки были светловолосыми сестрами-двойняшками. Вальда и Бони имели схожую внешность, но не идентичную. Обе девушки мне понравились гораздо больше, чем брюнетка, поскольку имели легкий и веселый нрав. Они попали в этот дом после того, как охотники выследили их мать и забрали ее. В тот роковой день девочки ушли в соседнее селение на праздник к подруге, а когда вернулись, даже в дом не стали заходить, сразу поняв, в чем дело. Мятежники их приютили и потом переправили сюда. У обеих девушек был слабый дар, и колдовать они особенно не умели.

Девчонки рассказали мне о местных правилах, царящих в стенах убежища. На женском этаже мы могли ходить, как нам вздумается, поскольку никто из мужчин сюда не заходил. Но выходить на лестницу следовало одетой в полный наряд молодой барышни. Это известие так расстроило меня, что я уже вполуха слушала всю остальную информацию. Но кое-что все же запомнила.

Завтрак, обед и ужин проходил здесь в общей столовой в один и тот же час и для мужчин, и для женщин. Все остальное время обитатели дома трудились на благо мятежной организации. Ведьмы варили зелья. Колдуны делали артефакты или отрабатывали боевые навыки. Неодаренные выполняли различные поручения и помогали по дому.

К назначенному времени мы спустились в столовую вместе с другими девушками и женщинами, живущими на третьем этаже. В просторном зале стояли длинные накрытые столы. Женщины сидели отдельно от мужчин, но вполне свободно с ними общались. Я нашла среди мужской половины Влада и Николаса и помахала им рукой. Друг тепло мне улыбнулся и как будто расслабился.

Когда почти все были в сборе, в зал вошел Дарий в сопровождении Тимара и Ранира. Встав посередине, глава мятежников обратился к собравшимся:

— Всем доброе утро! Рад, что нас здесь уже так много. Сегодня еще прибудут люди. Близится тот день, которого мы все с нетерпением ждем. Надеюсь, всё у нас получится. Вечером мужчины приглашаются в зал совещаний для обсуждения дальнейших планов. Всем приятного аппетита.

Дарий и его спутники заняли свои места, и все приступили к завтраку.

— А почему только мужчины приглашены на совещание? — шепотом спросила у Вальды, рядом с которой сидела.

— Ты что! — поразилась она моему вопросу. — Женщины не участвуют в боевых вылазках. Что мы там делать-то будем? Только под ногами мешаться и проблемы создавать. Да и скука смертная — все эти заседания их.

Я подавленно промолчала. Значит, не только в отношении меня Дарий принял такое решение. Это общее правило для всех. Женщины сидят дома и трудятся на благо мятежников, ожидая мужчин. Не могу сказать, что сильно обрадовалась подобному известию, но мне однозначно было над чем подумать.

После завтрака не стала задерживаться в столовой, хотя краем глаза заметила, как Ранир дернулся в мою сторону, когда проходила мимо, но Дарий его остановил. Двойняшки отвели меня в лабораторию, где сами помогали опытным ведьмам варить разные зелья. Я представилась главной чародейке и рассказала о том, что умею, скрыв странный способ, с помощью которого могла добиться посыла магического импульса. Пожилая женщина доверила мне подбор компонентов для будущих зелий, и я весь день провела за этим занятием. В обеденный перерыв своих спутников я не видела, видимо, они были заняты другими делами.

Перед уходом из лаборатории показала главной чародейке бутыль своего зелья, отбивающего запах, рассказав, как оно помогло нам избежать проблем с охотниками в пути. Женщина очень заинтересовалась и попросила оставить ей бутыль для изучения. Я была рада помочь, отлила себе в отдельный флакон часть зелья, а остальное отдала колдунье.

За час до ужина рабочий день подошел к концу, и я поднялась вместе с сестрами в нашу комнату. Лита куда-то делась, а Вальда и Бони принялись с воодушевлением обсуждать мужчин, которые сегодня приехали. Это была большая группа воинов, которые в глазах девушек выглядели просто рыцарями из сказки. Двойняшки начали прихорашиваться, мечтая охмурить какого-нибудь бравого вояку, а я решила, что с меня хватит. Достала свою флейту, подаренную книгу и, предупредив соседок, что иду прогуляться в парк, спустилась на первый этаж.

Внизу было пустынно. Все отдыхали после хлопотного дня и готовились к ужину. Выскользнув из дома через неприметную заднюю дверь, поспешила по тропинке вглубь парка. Даже удивительно, что в черте города у особняка такая большая территория. В самом глухом углу нашла деревянную беседку, окруженную зарослями неизвестного мне кустарника. Более уединенное место трудно было здесь отыскать.

Мысли мои путались и перескакивали с одной проблемы на другую. Совсем скоро Влад и Николас отправятся на штурм Халима. Я им там ничем помочь не смогу. Дарий задумал некий план с моим участием. Но будет ли он лично меня ставить в известность, каких именно целей намеревается добиться с моей помощью? Неизвестно. Мне все меньше нравилось происходящее и обстановка в этом убежище в целом.

Конечно, с точки зрения чародеев этого мира, мятежниками двигали благие намерения. Но я принадлежала другой культуре, другой реальности и совершенно не стремилась заниматься всем этим. Не хотела помогать варить зелья для воинов, не хотела жить бок о бок с кучей народа, не хотела рисковать жизнью по приказу Дария. Все, что я действительно мечтала сделать, — это помочь Владу и вернуться вместе с ним и его матерью на Землю. Николас найдет мою мать, я даже не сомневалась. Он человек слова. Но как сложатся мои отношения с ними обоими в будущем, трудно представить. Захотят ли родители вернуться к бабушке и жить вместе с нами, или им больше придется по душе жизнь в этом магическом мире? Понятия не имею. Одно знала точно: не хочу быть бесправной пешкой в чужой игре. А Дарий со своими дружками вряд ли посвятят меня во все тонкости своих планов.

Невыразимая тоска и бессилие что-либо изменить сдавили душу, не давая вдохнуть полной грудью. Любовно погладила книгу и открыла ее на первом попавшемся месте. Многочисленные ряды нот покрывали плотные белоснежные страницы. Как странно. Я видела, что ноты в этом мире иные, но все понимала так, будто это мои родные и любимые закорючки.

Поднесла флейту к губам, сделала глубокий вдох и растворилась в чудесной мелодии неизвестного мне композитора. Магия мгновенно взметнулась внутри, прося дать ей выход. Я так давно не чувствовала свою блестящую голубую ленту, что новая встреча с ней принесла мне нереальную всепоглощающую радость. Мы как будто понимали друг друга без слов. Магическая энергия и я были одним целым. Той единой составляющей окружающего пространства, которая могла несоизмеримо больше, чем о нас думали другие.

Волшебная музыка подарила мне покой, уверенность в своих силах и невероятный эмоциональный подъем. Когда мелодия закончилась, усталая, но довольная опустила флейту и огляделась. Что это?! Ошарашено завертела головой во все стороны.

Деревья и кустарники вокруг беседки на расстоянии нескольких метров были усыпаны цветами, ягодами и плодами. В чем же дело? Этого всего не было, когда я пришла сюда. Неужели все из-за моей музыки? Но я ведь не произносила никаких заклинаний и не посылала магический импульс к растениям. Тогда отчего все так переменилось?

Схватила книгу и с глухо колотящимся сердцем вгляделась в название мелодии, которую только что исполняла. «Плодородие». О Боже! Плодородие? Этого не может быть! Хозяин книжной лавки был прав. Книга действительно волшебная. Только заключенными в ней знаниями воспользоваться сможет далеко не каждый.

Это открытие настолько потрясло меня, что я опустилась на ступеньки беседки и прислонилась головой к ее столбу. Некоторое время сидела в прострации. А потом во что бы то ни стало решила выяснить, какие еще музыкальные произведения содержались в фолианте.

Открыла оглавление и жадно хватала одну строчку за другой. Дождь. Ветер. Любовь. Покой. Сон. Мир. Оцепенение. Страх. Боль. И так далее и тому подобное. Я просто за голову схватилась от обилия новой информации, которая на меня свалилась. Книга была целым кладезем ценнейших магических действий. Здесь можно было найти все что душе угодно, начиная с целительства и земледелия и заканчивая причинением телесного вреда неугодному человеку.

Осознав, насколько опасна книга, постаралась успокоиться и разобраться в ситуации спокойно. Сейчас она у меня. Я никогда не применю полученные знания во вред живому существу, это просто немыслимо. Никто другой доподлинно не знает о том, что это магический фолиант, а не просто книжка с нотами. Значит, нужно сохранить все в тайне и в дальнейшем позаботиться о том, чтобы никто не смог воспользоваться написанным здесь со злым умыслом.

Приняв это решение, забрала свои вещи и пошла обратно. Пока была в парке, изрядно стемнело. Сколько сейчас времени? Судя по тому, что я жутко голодная, ужин благополучно прошел без меня.

Раздосадованная этим унылым фактом, ускорила шаг и поспешила к дому. Но, не доходя буквально нескольких метров, услышала громкие голоса из распахнутых окон ярко освещенной комнаты на первом этаже. Насторожилась и стала прислушиваться. Через несколько мгновений по обрывкам фраз осознала, что в этом помещении полным ходом идет собрание, касающееся штурма Халима.

Еще не понимая, зачем я это делаю, прокралась под самые окна и притаилась в кустах. Чего я хотела этим добиться, в тот момент не смогла бы и под прицелом объяснить. Но дело сделано. Отступать смысла уже не имело. Нужно постараться выяснить как можно больше.

Мужчины горячо спорили. Каждый стремился высказать свое мнение, внести личные дополнения и показать, что знает о Халиме больше других. Как я поняла, в начале собрания Дарий представил воинам и чародеям на рассмотрение свой собственный план действий, исходя из которого все сейчас и голосили, бесплодно сотрясая воздух.

— Довольно! — раздался властный голос главаря, принеся с собой гробовую тишину. — Мы достаточно уже обсуждаем эту тему. Подведем итоги. Торжество в честь дня рождения Вонимира состоится через шесть дней. В назначенный срок с наступлением темноты отправляемся в Халим. Разведчики еще утром выяснят численность охраны и по возможности добавят в их еду или воду усыпляющее зелье. К тому времени, как мы ворвемся внутрь крепости, сопротивляться нам будет особенно некому. Каждый из вас получил индивидуальное задание. Вы должны сейчас осознать, что, только неукоснительно следуя этим инструкциям, мы сможем осуществить наш замысел. Нам нельзя превращаться в неорганизованную толпу, которая просто численностью возьмет крепость. Нас не так много, как воинов у Вонимира. У нас каждый человек на счету. Часть из вас будет прорываться в женскую половину крепости и займется эвакуацией женщин, другая часть отправится в мужскую часть Халима. Наша главная задача — все сделать быстро и избежать подъема тревоги охранниками. У всех будут с собой амулеты, которые позволят вам открыть круг переноса. Но, как вы сами знаете, любому кругу нужно хоть немного времени, чтобы сформироваться и напитаться энергией. Вам необходимо будет продержаться до его открытия и успеть убраться из крепости вовремя. Всем все ясно?

Сидящие в зале мужчины перешептывались друг с другом, но прямых вопросов Дарию никто так не задал.

— Отлично! — бодро возвестил глава мятежников. — Оставшиеся дни продолжаем готовиться к штурму. Тренировки и работа в мастерских по расписанию. Все свободны.

Зал огласил гул голосов и отодвигаемых стульев. Скоро помещение опустело, и в нем остались только Дарий, Ранир и Тимар. Я уже собралась отправиться на женский этаж, рассудив, что ничего интересного больше не услышу, как уловила свое имя и задержалась.

— Что будем делать с ситуацией во дворце? — спросил Тимар. — Король Ральды прибудет на торжество один. Вонимир будет в бешенстве.

— Плевать, — устало отозвался Дарий. — Ему придется это проглотить. Другого пути нет.

— Что насчет Аси? — напряженно уточнил Ранир.

— Она пойдет вместе с тобой, — тут же проинструктировал брата главарь. — Ваша задача — пронести во дворец атакующие артефакты. Ася будет отвлекать публику, ты прикроешь глав государств при непосредственной угрозе их жизням. Не забудь взять с собой достаточное количество активаторов кругов переноса. При малейшем намеке на опасность без лишних объяснений эвакуируй как можно больше людей. Будущее этого мира решится на дне рождения Вонимира. Будь он неладен!

— Как считаешь, нужно Асю посвящать в наши планы? — с сомнением задал вопрос Ранир.

— Нет, — отрезал Дарий. — Ни к чему девчонку тревожить. Пусть думает, что помогает отцу и своему дружку. От нее ничего особенного и не потребуется. Пройдет отбор в музыканты, прихватив тебя как своего напарника. Ты обеспечишь все остальное. Ей и делать ничего не придется. Только в нужный момент на торжестве отвлечь на себя внимание стражей, если начнется заварушка.

— Она может пострадать, — не унимался рыжий. — Я против того, чтобы она вообще была в этом замешана.

— Да с чего ты взял, что она пострадает?! — разозлился брюнет. — Просто проведет тебя во дворец под видом музыканта, чтобы тебя никто не узнал, и все. Ну, поиграет на своей флейте немного. Может, усыпит кого-то музыкой, как у нее вышло с химерами. Не более. Даже в самой непредвиденной ситуации ты всегда сможешь перекинуть ее сюда через круг переноса. Так что прекращай дурью маяться. План уже утвержден. Нужно готовиться. Все равно другой возможности попасть во дворец, не раскрывая нашего инкогнито, у нас нет. Вонимир неспроста обнародовал, что Мириам нашлась. У него есть план относительно нее. Тебя-то считают нейтрализованным. Поэтому жизненно важно, чтобы ты попал во дворец хоть под каким-то прикрытием.

— Сам ей все объясняй и проси помочь, — недовольно буркнул Ранир, хмурясь.

— Даже не собираюсь, — рассмеялся Дарий. — Я уже дал нужные инструкции на этот счет ее отцу и этому назойливому парню. Пусть сами как хотят, так и уговаривают ее. Мне не до этого.

— Ася не тот человек, который будет слепо выполнять твои приказы, — отрезал рыжий.

— Не моя забота, — поднялся из-за стола, за которым все это время сидел, мужчина. — К тому же я наплел им, что там она будет в полной безопасности и они ее увидят сразу же, как все закончится.

— А это не так? — удивился Ранир.

— У меня есть одна задумка, — мечтательно ухмыльнулся брюнет, — которую я осуществлю сразу после того, как разберемся с Вонимиром.

— Что ты замышляешь?! — схватил его за рубашку рыжий и с силой тряхнул.

— Убери руки, братец, — с угрозой проговорил Дарий. — Мы с тобой в одной лодке. Не забывай об этом. Ничего плохого с твоей ведьмой не случится. Даю слово.

— Тронешь ее, — и бровью не повел Ранир, — и ты пожалеешь об этом. Клянусь!

Дарий только рассмеялся в ответ и вышел из комнаты вместе с Тимаром. Ранир остался один, гневно сжимая и разжимая кулаки, не в силах что-то изменить.

Украдкой наблюдая за этим разговором, я была бесконечно счастлива, что пропустила ужин и задержалась в саду. Теперь стало ясно, что рассчитывать мне не на кого. Влад и отец слепо будут следовать воле Дария. Николас вообще боготворит своего спасителя и никогда не поверит, что он может задумать нечто за его спиной. Друг в этом отношении более надежен. Он всегда примет мою сторону. Но если я ему все расскажу, то он не сможет участвовать в штурме крепости из-за тревоги за меня. Неизвестно, чем все закончится. Вдруг Влад останется со мной, а его мать не освободят по той или иной причине? Никогда себе этого не прощу. Значит, я должна сама во всем разобраться и подготовиться к торжеству по-своему.

Приняв это во всех отношениях сложное для меня решение, прокралась к задней двери, зашла в дом и быстро взбежала на третий этаж. В нашей комнате все девчонки уже лежали в своих кроватях, засыпая.

— Асмия? — сонно удивилась Вальда. — Ты где была? Мы волновались.

— Гуляла в парке и замечталась, — прошептала в ответ. — Все в порядке. Не волнуйся. Спокойной ночи.

Девушка повернулась на другой бок и скоро крепко заснула. Я наведалась в ванную и улеглась в постель. Сна долго не было, но мне все же удалось заснуть ближе к полуночи.

Глава 19

Глава 19

Как и в предыдущий день, девчонки меня разбудили с утра и мы вместе спустились в столовую. Я исподтишка внимательно наблюдала за Дарием и его окружением, стараясь уловить самые мимолетные изменения в их поведении или внешности. Но все было как обычно. Только Ранир был серьезнее и молчаливее, чем обычно.

Когда наши взгляды случайно встретились, в его глазах застыла такая тревога, что я невольно отвернулась и сделала вид, что ничего не заметила. Влад и Николас обменялись со мной приветствиями, и друг попросил меня задержаться возле столовой после завтрака. Кивнула ему и заняла свое место за женским столом.

Сегодня Дарий не выступал перед нами ни с какими заявлениями и речами. Все быстро поели и начали расходиться по своим повседневным делам. Покинула столовую и остановилась в коридоре в ожидании отца и друга. Девчонки пошли в лабораторию, а я пообещала им, что подойду туда чуть позже.

— Давай в гостиной переговорим? — предложил Влад, подходя ко мне. — Тут слишком людно.

— Давай, — согласилась, притворившись, что не понимаю, о чем речь. — А в чем дело?

— Сейчас все объясню, — отозвался Влад.

Мы вошли в гостиную и расположились на диване. Через пару минут и Николас подошел.

— Как вы тут? — решила начать разговор издалека. — Освоились?

— Все замечательно! — воодушевленно заявил Николас. — Дарий просто гений! Вчера такой четкий и понятный план всем представил, что никто не решился его оспаривать. Верю, нас ждет успех!

— Очень рада, — слегка улыбнулась, получив прямое подтверждение тому, что вчера правильно оценила ситуацию и не стала искать поддержки у своих спутников. — Могу я вам чем-то помочь? Как я понимаю, женщин на штурм не возьмут?

— Я как раз хотел с тобой об этом поговорить, — встрепенулся друг. — Женщины действительно не участвуют во всей этой истории. Они останутся здесь и будут обеспечивать прием освобожденных людей, которых мы собираемся переправлять из Халима. Но мятежникам нужен свой человек во дворце, чтобы подстраховаться от нападения Вонимира на правителей мировых держав. Тебе Слав дал допуск во дворец, предложив пройти конкурс и поработать музыкантом на празднике. Дарий просил, чтобы ты сделала это вместе с Раниром, представив его своим напарником. А когда вы окажетесь на торжестве, Ран сам сделает все, что потребуется. Ты будешь только играть на флейте в составе оркестра. Тебе ничего не грозит, поскольку твое непосредственное участие только исполнением музыки и ограничится. Что скажешь? Сможешь помочь?

Внимательно посмотрела другу в глаза, пытаясь найти там ответы на свои собственные вопросы. Но Влад был так сосредоточен на решении поставленной перед собой задачи, что говорить ему сейчас о моих сомнениях и тревогах не имело никакого смысла.

— Я сделаю это, только если ты в этом нуждаешься, — четко проговорила. — Ни Дарий, ни мятежники как таковые меня не волнуют. Я здесь из-за тебя. Если мое участие в планах Дария поможет лично тебе вытащить из Халима мать, я все сделаю. Но я и пальцем не пошевелю, если ты сейчас скажешь, что моя помощь не требуется.

Друг подавлено молчал. А Николас вскочил на ноги и шокировано выпалил:

— Ася! Что ты такое говоришь?! Мы все делаем одно дело. И оно очень важно! Неужели ты не хочешь, чтобы сотни ни в чем неповинных людей оказались на свободе?

— Я этого не говорила, — спокойно возразила. — И буду рада, если вы справитесь и чародеи, наконец, освободятся. Но мое участие в штурме ни к чему. Я лично никак не смогу повлиять на освобождение из заточения несчастных страдальцев. По плану Дария мне предстоит отправиться во дворец и там изображать из себя непонятно кого и обманывать нанимающих меня людей. И вот интересно, какое имеет отношение данное действие к миссии освобождения волшебников? Как по мне, никакого. Какое я имею отношение к политическим интригам чужого мне мира? Опять-таки никакого. И если бы не ты, Влад, ноги бы моей не было в этом доме. Я здесь ради тебя. Мне важно знать, тебе нужна моя помощь? Ты считаешь важным мое проникновение во дворец?

Друг снова промолчал, глубоко задумавшись.

— Ты не понимаешь, что говоришь! — снова вскричал Николас. — День рождения Вонимира станет поворотным днем в истории этого мира. Каждый, кто хоть чем-то может помочь, обязан это сделать. Ради будущего! Ради того, чтобы в этом мире все переменилось к лучшему. Чтобы и в других мирах никто не пытался преследовать магов.

— Если ты попросишь, — снова повторила другу, — я сделаю это.

— Я прошу тебя помочь, — через силу выдавил Влад и отвел глаза в сторону.

— Хорошо, — кивнула, поняв больше, чем он хотел бы мне сказать.

Влад никогда никому не врал, а мне особенно. Но как я поняла из подслушанного разговора, Дарий пригрозил отстранить его от участия в операции. Мне было невыносимо больно за друга. И я поднялась, чтобы поскорее уйти.

— Ради нашей дружбы я буду участвовать в этом конкурсе, — проговорила, не оборачиваясь. — И надеюсь, действительно помогу тебе этим.

Больше мне добавить было нечего, и я вышла.

Как только оказалась в коридоре, направилась в лабораторию, но и нескольких метров не успела пройти.

— Сделаешь это ради него? — раздался глухой голос Ранира из темного угла, и мужчина вышел на свет.

— Сделаю, — кивнула.

— Любишь его? — с непонятным отчаянием спросил мужчина.

— Влад мой друг, — отозвалась со вздохом. — Нас многое связывает. Он мне бесконечно дорог. Но между нами нет романтической привязанности. Или по крайней мере сейчас ее нет. Просто я хочу предпринять все возможное, чтобы выручить его в сложной жизненной ситуации, не загадывая на будущее.

— Сегодня нам нужно явиться во дворец и подать заявки на конкурс, — внезапно сменил тему Ран. — У тебя есть час, чтобы собраться. Не задерживайся. Встречаемся в холле.

— Ладно, — пожала плечами и пошла предупредить, что работать с девчонками сегодня не буду.

— Значит, пока еще не все потеряно, — пробормотал мужчина, провожая фигурку девушки взглядом. — Если их разлучить, то ситуация еще может перемениться.

— Ты что-то сказал? — обернулась.

— Ничего, — покачал он головой. — Увидимся.

И, обогнав меня, поспешил на второй этаж.

Спустилась в лабораторию и рассказала, что по заданию Дария отправляюсь в город. Девчонки пожелали мне удачи и снова углубились в свои занятия. А я пошла наверх, переоделась в чистую одежду, собрала волосы в пучок, нахлобучила чепец, окропилась зельем, отбивающим запах, сложила в сумку документы и приготовила футляр с флейтой. До назначенного времени еще было двадцать минут. Решила подождать Ранира внизу и спустилась на первый этаж.

В холле увидела Дария, который спешил на выход. Завидев меня, мужчина резко остановился и подождал, пока я окажусь подле него.

— Асмия? — деланно удивился он. — Куда-то собралась?

— Мы с Раном идем во дворец, — доложила о своих планах. — Влад попросил помочь.

— Замечательно! — усмехнулся мужчина. — Рад, что ты дала свое согласие на эту затею. Все-таки мы делаем общее дело.

— Верю, что штурм пройдет успешно, — безмятежно улыбнулась в ответ. — Ведь от того, будет с Владом все в порядке или нет, зависит то, чем обернется наше задание во дворце.

Дарий мгновенно поменялся в лице, впившись в меня цепким взглядом.

— Что ты имеешь в виду? — строго спросил он.

— Только то, что сказала, — отозвалась, все так же улыбаясь. — В обмен на мою помощь ты гарантируешь, что мой друг вернется из Халима живой и невредимый.

— Я не могу ручаться за это, — вскипел мужчина. — У меня в подчинении масса народа. Как я услежу за сопляком?

— Как-нибудь уследишь, — отрезала. — Иначе я тоже могу что-нибудь напутать в самый неподходящий момент.

— А ты, я смотрю, знаешь себе цену, — довольно протянул Дарий, окидывая меня изучающим взглядом с головы до ног. — Знал, что в тебе не ошибся. Уверен, мы поладим. За пацаном присмотрю.

— Ася, — услышали мы суровый голос бесшумно подошедшего Ранира, — ты готова?

— Да, — тут же отошла от Дария. — Мы можем идти.

— Отлично, — кивнул Ран, исподлобья посмотрев на брата. — Тогда в путь. Время дорого.

Мужчина взял меня под руку и увлек к двери. Когда он открыл ее передо мной, до нас долетели слова Дария, брошенные на прощание:

— Удачи! Береги Асмию, Ран. У нас впереди большие совместные планы.

Я вздрогнула от этой двусмысленной фразы, а Ранир, скрипнув зубами, поскорее вышел на улицу.

Рыжий удивительным образом преобразился, пока мы не виделись. Теперь его волосы были повязаны ярким бирюзовым шелковым платком, а на лице красовалась аккуратная рыжая бородка.

— Ты мне пирата напоминаешь, — хмыкнула, оценив его прикид.

— Понятия не имею, кто такие пираты, — отозвался он. — Но я выгляжу, как странствующий музыкант этого мира. Они примерно в таком виде щеголяют.

Обойдя особняк, мы вышли к конюшне. Конюх уже вел под уздцы лошадь.

— Мы что, поедем верхом? — изумилась я. — Это невозможно! Я не езжу на лошадях. Не умею.

— До дворца отсюда очень далеко, — пояснил Ранир, убирая мои вещи в свой заплечный мешок. — Так будет быстрее. И тебе совсем необязательно ехать отдельно. Я вполне способен доставить нас куда требуется.

— Тебе не кажется, что будет подозрительно, если музыканты приедут на одной лошади наниматься на работу? — не оставляла надежду оттянуть злополучный момент близкого общения с животным.

— Наоборот, — отозвался Ран, забирая лошадь. — Если бы мы приехали в наемном экипаже, это было бы подозрительно, поскольку таким образом чаще всего состоятельные люди перемещаются. А я выбрал выносливого непородистого жеребца, который вполне соответствует нашей задумке выдать себя за странствующих музыкантов.

— Ты вроде как мой напарник, — призадумалась. — Но мы же не в охрану нанимаемся. А флейта, как ни крути, индивидуальный инструмент. Что ты на конкурсе делать будешь?

— Разберусь, — подмигнул мне Ранир, запрыгивая в седло. — У меня обширное образование и масса самых разнообразных умений.

— Ага, — кивнула, примериваясь, как бы удобнее устроиться перед ним. — Особенно по части обманов и перевоплощений. Ты просто ас.

Конюх помог мне взгромоздиться на лошадь, а Ранир надежно зафиксировал.

— Именно, — шепнул он мне на ухо, заключая в осторожные объятия. — И не только. Если захочешь, я тебе потом все покажу. Наглядно.

— Спасибо, обойдусь, — насупилась.

— Зря отказываешься, — весело проговорил он, пуская лошадь вперед. — Тебе бы понравилось.

Странное настроение этого непостижимого мужчины и еще более непонятные разговоры проигнорировала. Сейчас на другом сосредоточиться нужно, а он тут болтает неизвестно о чем.

Когда выехали за ворота, я впервые смогла со всем вниманием и беспристрастностью оценить удивительный город, в котором мы оказались. Нирокс поражал воображение любого приезжего тем великолепием банальной архитектуры, которая присуща любой столице. А я, как жительница совсем иного мира, была тронута до глубины души.

Жилые дома тех кварталов, по которым мы неспешно ехали, отличались каждый своим неповторимым убранством. Вся улица в целом представляла собой некий ансамбль различных построек, образующих в едином порыве отдельную достопримечательность. Наверное, было бы очень увлекательно просто побродить по этому огромному городу и полюбоваться его домами.

Попав в центральную часть Нирокса, я заметила те черты, которые характерны для абсолютно любого крупного города. Большие толпы людей, спешащих быстрее оказаться в месте своего назначения, яркие, богато украшенные витрины дорогих магазинов, фешенебельные отели и рестораны и исторические памятники, прославляющие героев прошлого.

Если бы кто-то спросил мое мнение, я бы предпочла изучать этот город, гуляя в его отдаленных от центра переулках, по которым мы проехали верхом. Там Нирокс действительно напоминал сказочное волшебное место. А помпезные центральные проспекты не вызвали у меня никакого, даже самого слабого отклика.

Дворец правящей династии находился не в историческом центре, а в отдельном квартале. Этот район был самым зеленым из всех, что мы проехали. И, скорее всего, самым дорогим. Дворец окружала гигантская огороженная территория. А вокруг этой надежной ограды были частные владения других представителей знати, каждый из которых соревновался с соседом в утонченности своих художественных вкусов, воплощая их с оглушающей вульгарностью и вычурностью.

Территория дворцового комплекса была поделена на две части. Ухоженный парк и элегантное двухэтажное здание в его середине предлагались к осмотру и посещению всех желающих совершенно бесплатно. Неудивительно, что именно сюда рвалось большинство туристов и праздных зевак, которые не могли позволить себе посетить другие достопримечательности, где требовали плату. А закрытая территория и сам дворец находились поодаль, за высокой зеленой изгородью. Скорее всего, кроме растительной преграды, существовала и более серьезная защита частных владений местных монархов, о чем свидетельствовали несколько проходных и ворот, охраняемых караулом. Но за буйством кустарника видно ничего не было.

Мы оставили свою лошадь на одном из постоялых дворов еще до того, как очутились в этом отдельном городе в черте столицы. Я могла воспринимать настолько выделяющийся район только так. Далее проследовали до дворцового комплекса пешком, составляя компанию большому количеству других людей, как и мы, идущих в ту сторону. На территории дворцового парка не стали любоваться местными красотами, а сразу прошли к двухэтажному особняку.

Я совершенно не ориентировалась здесь, поэтому просто следовала за Раном, который был спокоен и уверен в каждом своем шаге. Дойдя до здания, он постучал в добротную дверь и стал ждать ответа. Вскоре нам отворили, а на пороге появился лакей в белоснежной форме с золотистой отделкой.

— Добрый день. Чем могу вам помочь?

— Добрый день, — небрежно поздоровался Ран, мгновенно перевоплощаясь из себя самого в развязного типа, страдающего недостатком манер, — мы хотели бы подать заявки на конкурс. Мы музыканты. Право слово, известнейшие в стране. Специально бросили все свои дела, поклонников, концерты, гастроли и примчались, чтобы порадовать гостей столицы своей чарующей музыкой.

— Сожалею, — без тени эмоций выдал лакей, — но прием заявок закончился вчера. Сегодня уже идет прослушивание. Те, кто его пройдут, будут играть на торжественном приеме во дворце.

— Ах, какая роковая случайность! — заломил руки Ранир. — Мои истерзанные долгой изнурительной дорогой нервы не выдержат этого! Просто не выдержат! Асмия! Дай руку! Ты одна можешь мне помочь! Твоя забота и поддержка смогут хоть немного притупить те душевные страдания, которые мне только что причинил этот глубокоуважаемый господин.

Я стояла рядом и с трудом соображала, что вообще происходит. Оказывается, мой спутник был знатным лицедеем. Мне театральное искусство было не по зубам, так что я помалкивала и по мере возможностей подыгрывала. Вытянула руку и подала ее страдальцу.

Ран, как ни странно, сам бросился ко мне и схватил совсем другую ладонь, трепетно прижимая ее к груди и покрывая мелкими быстрыми поцелуями мои пальцы и запястье.

— О дорогая! Ты прекрасна! Только ты и утешаешь своего верного друга в эту трагическую минуту, — он сделал драматическую паузу, застыв в неестественной позе возле меня так, чтобы лакей видел все происходящее прямо перед своими глазами.

— Погодите, — внезапно проговорил мужчина. — У вас на руке браслет его высочества Славинаса? Вы та самая девушка, которую мы все здесь дожидаемся?

— Не понимаю, о чем вы, — растерялась.

— Это она! — возопил Ран, бросаясь теперь уже к лакею и закрывая мое потерянное лицо своей широкой спиной. — А кто же еще? Думаете, его высочество всем подряд свои браслеты раздает? Конечно же, нет! Только моя несравненная сестра и удостоилась этой высокой чести за свою фантастическую игру на флейте.

— Замечательно! — просиял лакей, радуясь мне, как родной. — Пожалуйста, проходите! Вас ожидают члены комиссии. Я извещу их о вашем прибытии.

— Одну минутку, любезный, — властно оборвал его Ранир, тут же становясь похожим на себя прежнего. — Моя драгоценная сестра никуда без меня не пойдет. Я старший мужчина в роду и не позволю, чтобы честь и достоинство моей младшей сестры хоть в малейшей степени подверглись угрозе.

— Ей совершенно ничего здесь не грозит, — опешил от такой тирады лакей. — Это же всего лишь музыкальное прослушивание. При чем здесь угроза чести и достоинству?

— Это вы мне заявляете, что здесь проходит прослушивание! — завопил на весь парк Ран, размахивая руками. — А что там, за закрытыми дверями, творится, еще неизвестно! Я никуда сестру одну не отпущу! И точка!!!

Я стояла красная, как обгоревший славянский турист под палящим солнцем Турции в жаркий июльский полдень, и мечтала провалиться сквозь землю, чтобы не видеть этого позора. Праздные зеваки, которых в парке было великое множество, столпились вокруг нас и наслаждались зрелищем. Ранир в своем платке был как яркая звезда на тусклом небосклоне унылых будней неискушенной публики, и люди просто пожирали его глазами. Кто-то уже начал выкрикивать подбадривания в его адрес, чтобы он не посрамил честь простых граждан и не позволил злодеям запятнать безупречную репутацию его невинной сестры.

Лакей смекнул, что лучше уступить, чем связываться с психом, и быстро проговорил:

— Ладно. Заходите вместе. Но если возникнут проблемы с комиссией, разбираться будете самостоятельно.

— Не извольте волноваться, — беззаботно взмахнул рукой Ранир, посылая публике воздушный поцелуй, который был встречен возгласом ликования от победы этого народного героя над дворцовыми бюрократами. — Все сделаем в лучшем виде.

Лакей только тягостно вздохнул и впустил нас внутрь.

Глава 20

Глава 20

Лакей вел нас по просторному проходу к лестнице на второй этаж. Ранир молча обнимал меня за плечи и изображал из себя заботливого старшего брата, который стоит недвижимым монументом на страже нравственного облика своей сестры.

— В тебе, оказывается, талант комика пропадает, — язвительно заметила, борясь с непреодолимым желанием скинуть его руку с себя и врезать ему по физиономии за эту выходку. — Чарли Чаплин отдыхает.

— Ты опять говоришь о том, что мне неизвестно, — шепнул мужчина, не обращая внимания на мой праведный гнев и бордовую от возмущения физиономию. — Роль оскорбленного достоинства как раз для тебя. Не выходи из этого образа, и успех нам обеспечен.

— Напомни мне, — никак не могла справиться с раздиравшим меня раздражением, — чтобы я больше никогда не соглашалась на подобные авантюры в твоей компании. Иначе я рискую прикончить тебя собственными руками в порыве необузданного обожания твоих многосторонних талантов, мой одаренный сверх всякой меры старший брат.

— Ты такая очаровательная, когда злишься, — как ни в чем не бывало заявил этот паяц. — Просто зацеловал бы на месте, если бы тут не было такой толпы народа.

Мы поднялись на второй этаж и оказались в огромном холле, до отказа забитом музыкантами и исполнителями самых разных направлений. Нас тут же все стали ревностно оглядывать, взвешивая в уме, насколько мы можем быть талантливее, чем они сами.

Лакей, ни на кого не глядя, довел нас до самых дверей, из-за которых раздавались душераздирающие рулады какого-то певца, и попросил подождать.

Ненавидящие взгляды окружающих буквально прожигали нас насквозь, но Ранир встал так, чтобы загородить меня от толпы, и я смогла слегка перевести дух и настроиться на выступление, которое нам сейчас предстояло.

— Проходите, — позвал нас лакей, когда воцарилась благословенная тишина. — Вас ждут.

— Но позвольте! — вознегодовал какой-то молодой человек, добавляя визгливых ноток в свое возмущение. — Сейчас моя очередь!

— Обождите, — отрезал лакей, и мы вошли в просторный зал.

Напротив двери высокие окна впускали в помещение яркий солнечный свет, возле них стоял длинный стол, за которым сидели члены комиссии, серьезные мужчины в строгих костюмах. В центре зала был установлен стол со всевозможными инструментами, как мне хорошо знакомыми, так и диковинными, каких на Земле и не встретишь. Возле стола красовался изысканный клавесин, так я окрестила про себя клавишный инструмент, который, вполне возможно, здесь именовался иначе.

— Господа, — обратился лакей к уважаемым лордам, — это она.

— Добрый день, — обратился ко мне седовласый, но отнюдь не старый мужчина. — Представьтесь, будьте любезны. И расскажите немного о себе, о том, где учились игре на флейте и что хотели бы исполнить.

Я готова была к выступлению, но никак не могла предположить, что меня будут расспрашивать на такие темы. Почувствовала, что сейчас позорно развернусь и выбегу из комнаты. Но Ранир сжал мою ладошку в своей руке и шепнул еле слышно:

— Училась у маэстро Фосси в Ральде, двадцати одного года от роду, родители умерли, ты на попечении старшего брата до своего замужества, исполнять будем дуэт флейта и клавесин. Играй что угодно, я присоединюсь.

Ухватилась за малейшую возможность хоть что-то сообщить комиссии и повторила слово в слово все перечисленные факты.

— У маэстро Фосси? — изумился мужчина из комиссии. — Удивительно! Он же лучший из лучших! Мы с удовольствием послушаем то, что вы для нас подготовили.

Дрожащими руками собрала на столе с инструментами флейту и уже хотела развернуться лицом к мужчинам, как услышала шепот Рана:

— Никакой магии. Что хочешь делай, но дар не проявляй. Иначе нас тут же в Халим отправят вместо дворца.

Едва уловимо кивнула и вышла на середину зала. Ранир сел за клавесин и стал ждать начала моего выступления.

Это был не первый и, надеюсь, не последний мой конкурс, который мне нужно было выиграть. Раньше каждую свою победу посвящала умершим родителям, в душе убеждая себя, что они где-то радуются моим успехам так же как я сама, а может, и больше. Но теперь родители мои, как выяснилось, живы, и эта победа будет посвящена Владу. Пусть у него все получится! А я помогу ему так, как умею.

Глубокий вдох, и звуки понеслись ввысь. Легкость, радость, веселье, счастье. Вот что была призвана подарить слушателям эта мелодия. И тут же клавесин подхватил ее и соединился с флейтой в единое целое, чтобы вместе подарить людям эту пленительную музыку. Я играла и чувствовала, что внутри меня бурлит магия. Но мне нельзя было отпускать на волю мою дорогую родную сверкающую ленту. Было ужасно страшно, что не смогу ее удержать, магия прорвется наружу и нас схватят охотники. Но Ранир так уверенно играл рядом со мной, что это поддерживало и помогало мне справиться с ревущим внутренним потоком энергии.

Мелодия подошла к концу. Отзвучали последние аккорды, и зал наполнился звенящей тишиной.

— Браво! — зааплодировал седовласый мужчина. — Я не сомневался, что ученица маэстро Фосси нас не разочарует. Вы, безусловно, приняты на все время проведения торжества на службу во дворец в качестве музыканта. О подробностях своей службы узнаете у маэстро Трави уже на месте. Сейчас вам предоставляется время до вечера, чтобы собрать необходимые вам вещи и прибыть во дворец для временного проживания. Вы свободны.

— Благодарю за оказанную честь, — поспешила выяснить важную деталь, пока нас не вытолкали отсюда. — А что насчет моего брата? Я никак не смогу без него поселиться во дворце. Это невозможно с этической точки зрения.

— Полностью согласен с сестрой, — кивнул Ранир. — Она никуда не пойдет без сопровождения.

Мужчины начали шептаться. Краем уха услышала, что они упоминали Славинаса.

— Мы уже набрали достаточное количество музыкантов, владеющих игрой на клавесине, — попытался отказать нам глава комиссии. — И сожалеем, что ничем не можем вам помочь.

— Тогда и нам не о чем с вами разговаривать, — отрезал Ран и поднялся со стула. — Пойдем, Асмия. Нам тут больше делать нечего.

Забрала футляр, и мы двинулись к выходу. У самых дверей нас остановил все тот же седовласый мужчина:

— Погодите. Раз дело обстоит таким образом, то мы примем на службу и вашего брата. Но с его высочеством сами будете объясняться. Он ходатайствовал исключительно за вас. Речи ни о каком вашем спутнике не было.

— Я все понимаю, — тут же повернулась и широко улыбнулась комиссии. — Мы вас не подведем!

— Всего доброго, — махнул рукой мужчина, и мы покинули зал через другой выход.

Там уже ждал тот самый лакей, который встретил нас внизу. Он поклонился нам и поманил за собой. Пока шли к выходу, мужчина объяснил, куда именно мы должны к вечеру прибыть с вещами. Поблагодарив его за помощь, покинули особняк.

До постоялого двора шли той же дорогой. Ранир сосредоточенно что-то обдумывал, а я прокручивала в голове своей выступление. Точнее наше выступление. Ничего сверхъестественного в нашей игре не было. Нет, мы исполнили вполне приличную мелодию. Но выступление было совсем не того уровня, чтобы до такой степени восхвалять нас и мгновенно принимать на работу, не сравнив нашу игру с другими участниками.

— Тебе не кажется, что они слишком легко согласились взять нас на работу? — не выдержала и поделилась своими соображениями с Раном.

— Не нас, — серьезно отозвался он. — Тебя. И мне это совсем не нравится. Возможно, зря мы тебя во все это втянули.

— Выходит, — не обратила внимания на его сомнения, — Славинас изначально приказал, чтобы меня взяли в любом случае?

— Получается, что так, — согласился мужчина. — И нам это грозит большими неприятностями. У Слава сложный нрав. Боюсь, во дворце придется быть постоянно настороже. Нам конфликты ни к чему. До торжества еще несколько дней. За это время все что угодно может произойти. Нужно обсудить с Дарием сложившуюся ситуацию. Может, он сможет что-нибудь подсказать.

— А кто этот маэстро Фосси? — задала терзавший меня вопрос.

— Мой учитель музыки, — тягостно вздохнул Ранир. — Лучший из лучших в Ральде.

— Вот как, — удивленно на него покосилась. — Ты и правда хорошо играешь. Не ожидала.

— Моя игра не идет ни в какое сравнение с тем, как играет Дарий, — глухо отозвался он. — Музыка — не моя стезя. Но мать требовала, чтобы ее дети были всесторонне развитыми личностями, и не принимала никаких отговорок.

— А Дарий старше тебя? — заинтересовалась, поскольку никак не могла определиться, кто же главный в этой паре.

— Я старший, — отозвался Ранир. — Всего на полтора года, но факт остается фактом.

— Старший, — потрясенно повторила.

Как же так? Ведь в лесу Дарий сказал, что он наследник престола Ральды. Разве младший брат может быть наследником в обход живого старшего брата? Или в этом мире какой-то другой порядок передачи власти, не основанный на очередности рождения? Странно.

Ранир не делал попыток возобновить разговор. А я, глядя на него украдкой, заметила, что он полностью погрузился в свои мысли, и не стала ему мешать. Было что-то тягостное для него в этих воспоминания о семье, детстве и родственных связях.

Через четверть часа забрали лошадь и отправились в обратный путь. До убежища добрались в полном молчании. Я даже почувствовала облегчение, когда рассталась с Раниром, чтобы собрать свой рюкзак. До того с ним было тяжело рядом находиться.

Девчонки встретили меня радостными возгласами, и я поделилась с ними новостями. Вальда и Бони были в восторге от того, что мне предстоит побывать во дворце. А Лита только хмуро на нас взглянула и в свойственной ей угрюмой манере объяснила девушкам, что я туда не развлекаться иду, а выполнять крайне ответственное задание Дария. Сестры сразу притихли, а я подумала, что ей известно больше, чем другим, о планах главы мятежников. Возможно, это было связано с тем, что она работала не в лаборатории, как мы, а в мастерской вместе с чародеями.

К ужину я спустилась сразу с вещами и оставила их в гостиной, намереваясь забрать рюкзак и флейту перед уходом. В столовой столкнулась с взволнованным взглядом Влада, который шепнул мне, что хотел бы переговорить после еды. Кивнув ему, заняла свое место и быстро съела все яства, которыми нас сегодня угощали.

Закончив с ужином, попрощалась с девчонками и поспешила на выход. Друг уже дожидался меня в коридоре.

— Пойдем в парк, пройдемся, — предложил он, хмуря брови.

— Давай лучше в гостиной все обсудим. У меня там вещи остались. Да и выходить скоро нужно.

— Ладно, — нехотя согласился он.

Мы прошли в гостиную и устроились на диване. Влад выглядел непривычно подавленным и бледным.

— Что с тобой? — встревожилась. — У тебя что-то случилось? Выглядишь скверно.

— Не обращай внимания, — отмахнулся он. — Это от недосыпа. Я работаю по ночам в мастерской над своим собственным проектом, который так и не успел закончить перед уходом из бабушкиного дома. Я вот о чем хотел с тобой поговорить. Ася, откажись от всего! Прошу тебя. Это слишком опасно!

От удивления даже рот раскрыла.

— Как это? — поразилась. — Мы же только утром обо всем условились. Ты был не против. Я и конкурс уже прошла. Меня во дворце ждут. Что произошло?

— Ничего конкретного, — отозвался он, беря меня за руки. — Но у меня нехорошее предчувствие. Такое ощущение, что если я тебя сейчас отпущу, то больше наши отношения уже не будут прежними. Прошу тебя, не ходи!

Я смотрела на своего друга и совершенно не узнавала его. Всегда спокойный, сосредоточенный, деловитый, сейчас он был взлохмачен, с лихорадочным блеском в глазах и выражением непередаваемой муки на лице. Мне стало не по себе, и я сжала его ладони в своих.

— Влад, — твердо проговорила, — хоть ты и не говорил, но я догадалась, что Дарий тебе поставил условие: твое участие в штурме в обмен на мое — в конкурсе. Если я сейчас никуда не пойду, тебя отстранят от предстоящей вылазки. Ты не сможешь спасти мать и потом никогда себе этого не простишь.

— Плевать на них, — зло процедил он сквозь зубы. — Я изначально собирался сделать это в одиночку. И они мне ни к чему. Оставайся здесь, Ася. А я со своими проблемами как-нибудь сам разберусь. Не хочу, чтобы из-за меня ты попала в беду!

В ужасе похолодела. Если я сейчас пойду на поводу у своего малодушия и соглашусь на предложение друга, он неминуемо наделает глупостей. Судя по тому, что я узнала за последние дни о Халиме, одному там ничего нельзя будет сделать. Слишком большое количество охраны, слишком сложно найти ту часть крепости, где содержатся женщины, слишком много будет препятствий на пути к выходу.

Нельзя так рисковать. Прислушалась к себе. У меня всегда была отлично развитая интуиция, которая никогда еще меня не подводила. Вот и сейчас мгновенно пришел ответ. Я должна идти во дворец. Не знаю как, но именно там я смогу помочь Владу гораздо больше, чем если останусь здесь или увяжусь за ним в крепость.

— Обещаю, — клятвенно заверила его, — со мной все будет в порядке! И наши отношения никогда не изменятся. Ты всегда будешь для меня самым лучшим другом.

Необъяснимая гримаса боли исказила его лицо, и он тут же поднялся на ноги и отошел к окну.

— Ты правда думаешь, что я хочу именно этого? — с невыразимой тоской и обреченностью спросил он. — Мы дружим уже несколько лет, Ася. И все эти годы я не переставал надеяться, что когда-нибудь все изменится. Я никогда тебе не говорил этого, но я…

— Вот вы где! — резко распахнулась дверь, и в гостиную стремительно вошел Ранир. — А я уже весь дом обыскал в поисках пропажи. Ася, пойдем. Мы опаздываем.

Влад хотел что-то сказать, но я уже вскочила на ноги, подхватила свои вещи и пошла к выходу. Перед тем как покинуть комнату, обернулась и со всей преданностью, которую питала к этому замечательному парню, проговорила:

— Все обязательно будет хорошо! Ты освободишь мать, а я вернусь в целости и сохранности. Мы еще вместе отправимся на Землю. Обещаю!

Видеть Влада таким убитым горем было невыносимо, и я вышла в коридор.

— Ранир, — твердо проговорил друг, — задержись.

— Жди меня на крыльце, — бросил через плечо мужчина и закрыл дверь гостиной.

Решив, что мне лучше последовать его указанию, уныло поплелась наружу.

Глава 21

Глава 21

— Что ты хотел? — спросил Ранир, пройдя в центр комнаты и сложив руки на груди.

— Я беспокоюсь за Асю, — сосредоточенно ответил парень, подходя ближе. — Во дворце вы будете вдвоем. Обещай, что защитишь ее.

— Раньше нужно было думать о ее безопасности! — с неожиданной горячностью выпалил рыжий. — Какого демона ты не настоял на своем и взял ее с собой в это путешествие?! Мало ли что она там себе вообразила. Ты должен был убедить ее остаться. Или хотя бы сбежать втайне от нее. А теперь ей придется во дворце отдуваться за твою нерешительность и мягкотелость.

Влад угрюмо молчал, не находя нужного ответа.

— Нам пора, — снова заговорил Ран, намереваясь уйти. — Я не меньше тебя заинтересован в благополучии Аси. Постараюсь быть все время поблизости и оградить ее от неприятностей. Но с ней никогда ни в чем нельзя быть уверенным на сто процентов.

— Будь осторожен, — бросил парень в спину уходящему мужчине. — Дарий замышляет что-то в отношении Аси. Сегодня слышал, как он давал соответствующие инструкции Тимару. Если она тебе действительно дорога, сделай так, чтобы твой брат держался от нее подальше.

Ранир замер, так и не дойдя до двери.

— Сделаю все, что в моих силах, — с трудом выговорил он, с силой сжимая кулаки. — Но Дар бывает подчас слишком упрям и настойчив в достижении своих целей. Вернешься из Халима, и вместе им займемся. Поддержка надежного человека мне не помешает.

— Договорились, — кивнул Влад.

Ранир вышел, а молодой человек еще долго стоял возле окна, невидяще всматриваясь в сумерки и обдумывая сложное положение, в котором оказался.

До дворца добрались уже в темноте. Лошадь на этот раз оставлять на постоялом дворе не стали, а прибыли верхом. Я совершенно не ориентировалась на местности, но Ранир, кажется, прекрасно знал, что нам нужно делать.

Подойдя к закрытой части парка, обратились к стражам на проходной. Воины сверились со списками, внимательно изучили наши документы, обыскали нас, проверили артефактами и наконец пропустили на территорию дворца. По ярко освещенной узкой дорожке мы дошли до одного из строений и отдали конюху лошадь. Затем поспешили к боковой двери в самой дальней части огромного монументального строения с колоннами, лепниной, барельефами и бордюрами.

— Куда мы идем? — уточнила у Ранира. — Ты хоть немного представляешь?

— Это крыло выделено для слуг, наемных работников, секретарей и другого обслуживающего персонала, — пояснил он. — Нас, скорее всего, поселят здесь. В парадную часть дворца мы попадем в лучшем случае на репетиции. И то, только если местный маэстро сочтет нас достаточно компетентными.

— Но мы же прошли конкурс, — подивилась. — Разве это не доказывает наш профессионализм?

— А тебе не приходило в голову, — усмехнулся Ран, — зачем вообще вдруг понадобилось проводить этот конкурс? Можно подумать, во дворце нет постоянного оркестра.

— И зачем? — насторожилась.

— Это связано с непревзойденным талантом самого маэстро Трави, — патетично воскликнул мужчина, кого-то пародируя. — У этого типа настолько же невыносимый характер, насколько велик его музыкальный талант. Завтра ты сама во всем убедишься. Он выгоняет музыкантов так же часто, как и устраивает отборы в королевский оркестр.

— Мда, — призадумалась. — Видимо, просто не будет. Ведь для того, чтобы оркестр виртуозно играл, нужно достаточно много времени, чтобы все его участники сыгрались и привыкли друг к другу.

— У маэстро на все своя точка зрения, — вздохнул Ран. — Но ты не переживай. Нас вряд ли допустят до главного оркестра. Максимум, что доверят, — это игру во второстепенных залах, для фона.

— Но нам ведь непринципиально, где играть? — спросила.

— Я вообще играть не собираюсь, — улыбнулся в ответ мужчина. — За тобой буду приглядывать и за всеми остальными тоже.

— Ладно, — не совсем поняла задумку Ранира, но настаивать на объяснениях не стала.

Постучали в дверь и дождались, пока нам откроют. Высокий худой седоволосый мужчина в черной форменной одежде окатил нас взглядом, полным презрения и недовольства.

— Чем могу помочь?

— Добрый вечер, — приветливо заговорил Ран. — Мы музыканты. Комиссия по отбору исполнителей сегодня обязала нас явиться во дворец.

— Кого только не набирают эти бездари! — поджал губы в негодовании мужчина. — Что за сброд сюда лезет целый день? Вы хотя бы на часы смотрели? Приходите завтра. Сегодня уже поздно.

Мужчина уже хотел захлопнуть перед нашими носами дверь, но Ранир мгновенно оказался возле него и с угрозой проговорил:

— Хотите завтра с маэстро Трави лично объясняться и рассказывать о том, почему он не досчитается нескольких так необходимых ему исполнителей?

При упоминании таинственного маэстро неприятный тип побледнел и передумал.

— Так и быть, — нехотя буркнул он, — проходите. Найду для вас комнату. Но на апартаменты не рассчитывайте. Маэстро все равно завтра выгонит половину из вас.

Мы прошли внутрь здания и оказались в узком коридоре. Седовласый мужчина шел впереди, показывая дорогу. Скоро мы поднялись по деревянной лестнице этажом выше и оказались среди бессчетного количества дверей. Наш провожатый свернул к ближайшей из них и отпер ее ключом.

— Проходите, располагайтесь, — пропустил он нас в комнату, зажигая тусклый магический светильник. — Удобства в конце коридора. Утром подъем в шесть часов. За вами придут и проводят куда следует.

С этими словами мужчина развернулся и, не прощаясь, захлопнул дверь. Мы оказались в маленькой квадратной комнатушке с одной узкой кроватью, тумбочкой, стулом и небольшим окошком на улицу.

— Хоромы, — потрясенно выдала, оглядывая наше новое жилище. — Похоже на келью монаха.

— Чем-то напоминает каморку в домике Рамины, — прокомментировал Ран наше положение.

— Не выдумывай, — отрезала. — У Рамины было уютно, чисто и по-домашнему. А здесь такое ощущение, что мы в заточении. Неприятное место.

— В чем-то ты права, — пожал плечами мужчина, скидывая с плеч мешок. — Любой дворец — некое подобие тюрьмы. Только условия несколько отличаются от темницы. Но общественные условности и нормы поведения делают каждого человека здесь пленником. Свобода и богатство несовместимы.

— Давай обойдемся без высоко философских размышлений на ночь глядя, — раздраженно предложила. — Ты не мог бы проводить меня в ванную и обратно?

— Боишься потеряться? — пошутил мужчина.

— Мне неприятно находиться в этом враждебном и чужом месте, — не стала признаваться в своих детских страхах. — Так ты поможешь? Или мне одной идти?

— Пойдем вместе, — вздохнул Ран, открывая дверь. — Мне тоже нужно умыться.

Вышли в коридор, и пошли направо. Вскоре мы уперлись в две двери, за которыми были две ванные комнаты и туалеты.

— Ты как будто точно знал, куда идти, — с подозрением на него покосилась.

— Все дворцы в чем-то похожи, — пожал плечами мужчина и зашел в одну из комнат.

Поспешила последовать его примеру и отложила посторонние размышления на потом. Привела себя в порядок, надела свой спальный костюм, а сверху рубашку и юбку. Остальные вещи аккуратно сложила и взяла в руки. Вышла в коридор и тут же наткнулась на Ранира, который стоял у стены в ожидании меня.

— Извини, что заставила ждать, — промямлила, опустив глаза в пол под его изучающим взглядом.

— Ты быстро, — глухо отозвался он, устремляясь обратно. — Не переживай по пустякам.

Мы вернулись в комнату, и только тут я подумала о том, как мы сегодня будем спать. Положила свои вещи на тумбочку и затравлено обернулась к Раниру, ища ответ на этот непростой вопрос.

— Ложись отдыхать, — как ни в чем не бывало проговорил он, стягивая с себя куртку и поворачиваясь ко мне спиной. — Я устроюсь на полу. Не впервой.

Быстро разоблачилась и юркнула под тонкое одеяло, натянув его по самые уши. Постель была холодной, и я мгновенно начала дрожать. Кое-как свернулась калачиком, немного согрелась и пробормотала:

— Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — отозвался мужчина, стоя у окна.

Волнения долгого дня взяли свое, и я быстро уснула.

Ранир долго смотрел в глубину темного дворцового парка и размышлял над тем, что произошло в течение дня. Ася в очередной раз удивила его. Согласилась участвовать в задумке Дария, как только поняла, что иначе ее ведьмак не попадет на штурм. Как далеко простирается ее непостижимая преданность этой дружбе? И дружба ли все это на самом деле? Или девушка просто еще не поняла, что влюблена в парня? Ответов он не знал, а скорее боялся придумать удобную для себя трактовку и ошибиться.

Сегодня сопляк чуть не признался ей в любви. От одной мысли об этом в душе мгновенно поднималась волна протеста. Если бы Ранир не услышал их разговор и не вмешался, неизвестно, как бы отреагировала Ася. Она и так слишком привязана к парню. Вдруг это признание открыло бы ей глаза и она скорее разобралась в своих собственных чувствах? Этого Ранир допустить никак не мог. Хорошо, что у него теперь есть возможность постоянно быть с ней рядом. Может, хоть так он сможет изменить ее к нему предвзятое отношение.

Но что же замышляет Дарий? Этот вечно сующий свой длинный нос куда не следует младший брат. Глухое раздражение затопило мужчину с головой. И чего привязался? Мало, что ли, ведьм на свете? Почему именно она?

Понимая, что гадать бесполезно, Ранир вздохнул и, не раздеваясь, лег подле Аси на постель поверх одеяла.

— Хотя бы так побыть рядом с тобой, — прошептал он, заключая в надежные объятия упрямую девчонку. — Никогда бы не подумал, что скажу это, но котом мне было гораздо проще. Ты по крайней мере меня не отталкивала, ласкала и обнимала. А теперь смотришь так, будто только и ждешь от меня какой-нибудь гадости. Сможешь ли ты когда-нибудь доверять мне?

Ответ и на этот вопрос Ранир не знал. Ася в его руках согрелась, расслабилась и доверчиво прижалась. Необъяснимое чувство радости от осознания ее близости заставило мужчину улыбнуться.

— Спи спокойно, милая, — еле слышно прошептал он. — Я твой сон не потревожу.

Глава 22

Глава 22

Мне снился волшебный сон о том, что Сократ снова был со мной. Сначала о чем-то ворчал перед тем, как забраться на постель, а потом растянулся подле меня и долго урчал от удовольствия, согревая меня своим теплым боком и мягкой шерсткой.

— Ася, просыпайся, — сквозь пелену сновидения услышала голос Рана. — Скоро подъем. Нужно еще успеть умыться до того, как все побегут в ванную.

— Еще минутку, — сонно пробормотала, не желая расставаться с таким замечательным сном, где мой кот так и остался котом, а не превратился в сурового мужчину.

— Ну, ты и соня, — ласково проговорил Ранир и погладил меня по голове.

Мысль о том, что я сейчас как раз нахожусь рядом с этим самым мужчиной, резко поубавила во мне желание спать. Села на постели и протерла глаза. Солнце только-только пробивалось из-за горизонта, слегка озаряя комнату своим несмелым сиянием.

— И чего ради вставать в такую рань? — недовольно проворчала, ежась от холода.

— Маэстро Трави — ранняя пташка, — усмехнулся Ран, разглядывая мою заспанную физиономию. — В семь утра начнется экзекуция. И мы должны быть к ней готовы.

— А ты откуда знаешь? — поразилась.

— Да так, — уклонился от ответа он. — Был как-то прецедент в моей жизни с его участием.

Прикрылась одеялом и начала натягивать на себя рубашку. Ран только головой покачал на мои неуклюжие действия и отошел к окну, давая мне возможность спокойно одеться.

— Надевай весь наряд целиком, — посоветовал он не оборачиваясь. — Только чепец оставь здесь. Маэстро ненавидит этот «атрибут невежественных простолюдинок», как он изволит выражаться.

— Я уже в восторге от маэстро! — радостно воскликнула. — Наконец-то этот кошмар закончился и можно волосы уложить так, как хочется.

— Как по мне, — пробурчал мужчина, — это скорее осложнит нашу задачу, чем ее облегчит.

— С чего ты взял? — поинтересовалась, с воодушевлением расчесывая свою гриву и заплетая ее в сложную косу.

— Предчувствие, — нехотя отозвался он. — Ты готова?

— Да, пойдем.

Мы вышли в коридор и быстро дошли до ванных комнат. Привели себя в порядок и уже собирались идти обратно, как услышали душераздирающий звон, призванный сообщить всем о том, что пора вставать. В многочисленных комнатах послышался шум, и вскоре коридор наполнился взлохмаченными и бегающими туда-сюда людьми.

Вернулись обратно, я заправила кровать, взяла футляр с флейтой и хотела уже выйти.

— Не торопись, — остановил меня Ран. — Давай здесь подождем. Скоро придет вчерашний неотесанный управляющий и возвестит волю маэстро.

— Ладно, — послушалась и уселась на постель.

Делать было особенно нечего, и я отыскала книгу с мелодиями и углубилась в чтение. Каждая новая глава заветного издания знакомила меня с разными эпохами становления музыки в этом мире. Было безумно увлекательно изучать все это. Раздумывая над тем, что исполнить сегодня, если вдруг маэстро приспичит нас экзаменовать лично, подобрала мелодию «Радость». Надеюсь, если я не дам воли магии, мелодия не сработает как заклинание.

— Взгляни, — обратилась к Раниру. — Что думаешь, если мы сыграем вот это для маэстро?

— Думаю, — спокойно отозвался он, — даже если мы сыграем нечто грандиозное, он будет орать и поливать нас грязью. Такой уж он человек. Иначе не может. Только унижая других, и способен чувствовать себя звездой. Так что играй то, что тебе нравится, я подстроюсь, как и вчера.

— Не хочешь заранее ознакомиться с нотами? — удивилась. — Так будет удобнее.

— Видеть это все не могу, — поморщился мужчина. — Я с трудом дотянул до того счастливого дня, когда занятия музыкой остались в прошлом, уступив место более фундаментальным наукам. И возвращаться к этому не намерен. Только крайняя необходимость вынуждает меня сейчас притворяться музыкантом. Но сегодня маэстро скажет свое веское слово, я с позором буду изгнан, и смогу наконец заняться тем, ради чего сюда проник таким нетривиальным образом.

— То есть ты не будешь выступать на торжестве? — поразилась. — А где ты будешь жить? Ведь если тебя выгонят, комнату ты занимать не сможешь.

— Не волнуйся за меня, — подмигнул Ран. — Во дворце масса никому не нужных помещений. Найду, где голову преклонить. К тому же это всего на несколько дней.

— Тебе видней, — пробормотала, не представляя, что у него в голове.

Раз Ранир изучать ноты не хочет, займусь этим сама. Кто-то из нас должен хотя бы делать вид, что работает здесь.

Шум в коридоре не прекращался ни на минуту, и я даже внимание перестала обращать на этот неприятный фоновый звук. Внезапно весь этаж огласил недовольный голос вчерашнего управляющего:

— Всем покинуть свои комнаты, взять инструменты и следовать за мной!

Мы поспешили на выход, влились в стройные ряды взволнованных музыкантов и двинулись вслед за седовласым мужчиной. Выйдя на ту самую лестницу, по которой вчера попали в жилые помещения, мы поднялись на пару этажей и оказались в схожем коридоре. Только дверей здесь по обеим сторонам было гораздо меньше. Управляющий распахнул перед нами одну из них и жестом пригласил войти.

Юноши и девушки мгновенно побледнели и попятились назад. Мужчина нахмурился и уже готов был прочитать нам гневную отповедь, как Ранир внезапно рванул вперед, всех расталкивая на своем пути. Мне же ничего не оставалось, как устремиться за ним.

Уверенно войдя в огромный светлый пустой зал, Ран прошел в центр и громогласно возвестил:

— Маэстро Трави! Безмерно рад нашей встрече! Позвольте выразить вам свое восхищение! Я и моя сестра всегда в своем творчестве руководствовались вашим бессменным примером. Вы гений! Истинный гений музыки!

— Кто вы такой!!! — взвизгнул светловолосый мужчина поразительно маленького роста с практически детскими ручками. — Как вы посмели сюда заявиться, мужлан?! Деревенщина! Неотесанный болван! Гастон!!! Немедленно всех вон!!!

— Маэстро Трави, — абсолютно бесстрастно заявил управляющий, — вы прекрасно знаете, что я сразу сказал, что вся эта затея с конкурсом — полнейший абсурд. Но вы настояли. Захотели отыскать юные дарования. И вот печальный итог. Кучка жалкого отребья во дворце его величества. И теперь вы просите всех выгнать. Я с превеликим удовольствием сделаю это для вас, только если вы возьмете всю ответственность за отсутствие оркестра на торжестве на себя, а не будете, как обычно, меня обвинять.

— Пусть все пройдут, — величественно махнул в нашу сторону маэстро, утомленно прикрывая глаза и строя из себя великомученика.

Исполнители боязливо протиснулись в зал и столпились у самого выхода, плотно прижимаясь друг к другу. Только мы с Раном остались стоять в центре огромного помещения.

— Итак, — начал самый выдающийся музыкант в Изгране, — вам сейчас предстоит поразить мое воображение своей игрой. Учтите, посредственности мне не нужны. Только лучшие из лучших достойны права играть в составе моего оркестра. Начнем с вас.

Маэстро вперил полный пренебрежения взгляд в нашу пару. Ран ухмыльнулся так дерзко, что Трави пошел красными пятнами от злости, но было уже поздно. Мой напарник чеканным шагом прошел за клавесин, устроился с комфортом, развалившись на стуле, и небрежно обронил:

— Начинай, Асмия. Пусть маэстро узнает, что не только в Изгране есть талантливые исполнители.

Мне было невыносимо стыдно за все происходящее. За ужасное поведение маэстро, позорящего высокое звание выдающегося музыканта, за напускную наглость и развязность Ранира, за трусость моих иномирных коллег. Чувство досады жгло душу. В таком состоянии я не смогу сосредоточиться на игре.

Прошла к небольшому столику, собрала флейту, закрыла глаза и глубоко вдохнула, а затем медленно выдохнула. У меня все получится. Музыка не должна зависеть от настроения, не должна быть подвластна чьим-то личным особенностям. Она призвана изменить мир и людей к лучшему.

Вспомнив замечательное произведение, я развернулась к маэстро, взглянула поверх него, чтобы не встречаться с этим противным мужчиной взглядами, и отпустила все проблемы и заботы. Музыка полилась ярко, бодро, красиво, возвещая всем и каждому весть о том, что вокруг нас всегда есть чему порадоваться. Ранир мгновенно подхватил мелодию и играл в унисон со мной. Внутри меня магия ревела и требовала выхода, но я боролась и не позволяла ей проявить себя, уговаривая потерпеть немного.

Когда наше выступление подошло к концу, в зале наступила поистине гробовая тишина. Оглянулась по сторонам и наткнулась на ошарашенное лицо маэстро.

— Где вы нашли эту мелодию? — прошептал он, не сводя с меня потрясенного взгляда.

— По дороге в столицу в книжной лавке купили одну книгу с нотами, — постаралась обтекаемо объяснить ситуацию. — В одном из разделов было помещено это произведение. Мне оно очень понравилось, и я выучила его наизусть, чтобы исполнить сегодня для вас.

— Поразительно, — выдохнул он, пребывая в состоянии тихого шока. — Вы приняты. Будете играть в основном составе оркестра. Сейчас у вас завтрак. В девять часов собираемся в главном бальном зале на репетицию. Гастон вас проводит. Вы свободны.

Беспомощно обернулась к Раниру, ища поддержки. Он уверенно мне кивнул, и я, убрав флейту в футляр, поспешила вместе с ним на выход.

— Столовая для служащих на первом этаже, по коридору направо, — безучастно проинструктировал нас управляющий. — После завтрака я спущусь и провожу на репетицию всех, кого отберет маэстро.

Молча покинули этаж и оказались на лестнице. Я удержала Ранира и решила обсудить с ним сложившуюся ситуацию:

— Ты вроде не хотел хорошо играть и входить в состав оркестра. Что изменилось?

— Кто же знал, что этот идиот так выведет меня из себя, — беззаботно пожал плечами мужчина, — что я превзойду самого себя и чисто исполню эту непростую мелодию? Кстати, ее автором как раз и является маэстро. Ты с выбором не ошиблась.

Внимательно всмотрелась в его глаза, стараясь угадать, что же было скрыто за этой наигранной бравадой. Но ничего рассмотреть не смогла. Мужчина весело улыбался и делал вид, что все у него отлично. Я скорее почувствовала, чем увидела его застарелую боль и разочарование в самом себе и своих надеждах.

Взяла его за руку и сжала ее в своих ладонях в знак поддержки:

— Не знаю, кто внушил тебе, что музыка — не твое. Этот человек настоящий слепец и болван. Ты прекрасно играешь, и мне очень приятно выступать с тобой вдвоем.

Глаза Рана округлились от удивления. Кажется, он даже растерялся от моих слов. А потом рывком притянул меня к себе и крепко обнял, уткнувшись в мои волосы.

— Ну что ты за человек, Ася? — ласково зашептал он мне на ухо. — Я годами работал над тем, чтобы никто не мог угадать моих мыслей. А ты неизвестно как с легкостью все понимаешь. Так нельзя. Ты меня пугаешь и волнуешь одновременно. Не уверен, что смогу долго сдерживаться в твоем присутствии. Это просто изысканная пытка — находиться подле тебя постоянно и не иметь возможности прикоснуться.

Подняла голову и посмотрела ему в глаза. И столько нежности, теплоты и скрытой печали было в этом подернутом синевой взгляде, что внутри все сжалось. Я застыла, не отрываясь глядя на Рана. Он улыбнулся и склонился к моему лицу. Инстинктивно закрыла глаза и потянулась ему навстречу.

В этот момент дверь в коридор с грохотом распахнулась и на лестницу вылетела какая-то девушка, громко оглашая все вокруг истошными рыданиями. Я отшатнулась от Ранира, уступая ей дорогу. Жертва злого языка маэстро умчалась вниз. А мы так и остались стоять на лестнице.

— Ася… — хотел что-то сказать мужчина.

— Нам завтракать пора, — тут же перебила его. — До репетиции совсем мало времени.

И, не оборачиваясь, побежала вслед за обиженной девушкой.

Влетев в столовую, схватила поднос, быстро получила у буфетчицы тарелку с кашей, вазочку с джемом и травяной отвар. Плюхнулась за первый попавшийся стол и начала кушать. Мысли стремительным хороводом мелькали в голове, мешая сосредоточиться на главном. Мне сейчас на репетицию идти, а я тут шуры-муры решила крутить с обрученным мужчиной. Что на меня нашло?

Снова вспомнила этот будоражащий взгляд синих глаз, в душе опять защемило, и я тряхнула головой, чтобы хоть как-то прийти в себя и перестать уже думать о Ране. Столовая постепенно заполнялась музыкантами и другими служащими, спешащими поскорее перекусить и умчаться по своим делам. Ранир, хмурый и сосредоточенный, зашел в зал в числе последних. Взял свою порцию и сел за мой стол. Я уже закончила с завтраком, поэтому просто сидела и ждала явления управляющего. И он не заставил себя долго ждать.

— Завтрак окончен! — возвестил Гастон. — Следуйте за мной. Если потеряетесь в коридорах дворца, никто вас ждать или искать не будет.

Исполнители вскочили со своих мест и поспешили вслед за седовласым мужчиной. Я тоже поплелась вместе со всеми. Ранир не шелохнулся и продолжал все так же спокойно сидеть и есть свой завтрак. Обернулась к нему и хотела уже позвать с нами, но наткнулась на его сердитый взгляд и сразу же отвернулась. Не маленький, сам разберется, что ему делать. У него во дворце индивидуальное задание от Дария имеется. А тут я со своей музыкой и детской верой в то, что разбираюсь в людях и их душевных переживаниях. Разозлилась на свою глупость и наивность. Он старше меня лет на десять как минимум. Что я вообще себе навыдумывала?

Мы все шли и шли через бесконечные коридоры, анфилады комнат и залов и наконец оказались в гигантском помещении с высоченными потолками, мраморными колоннами, паркетным полом и специальным возвышением, на котором стояло несколько кресел с высокими спинками, инкрустированными драгоценными камнями.

— Поднимайтесь вот по этой лестнице на балкон, — распорядился Гастон и указал на неприметную небольшую дверь сбоку.

Дверь открыли, и мы начали восхождение по узким ступенькам. Наверху очутились на широком балконе, заполненном стульями и пюпитрами с какими-то нотами. Часть мест уже была занята, видимо, постоянным составом дворцового оркестра.

— Быстро садимся на свободные места и начинаем! — влетел вслед за нами маэстро и прошел на подиум. — Шустрее! У нас масса работы!

Мы расселись, подготовили инструменты и настроились внимать нашему мучителю.

Далее несколько часов кряду мы терпели издевательства этого маленького человека, который, казалось, поставил перед собой цель довести всех и каждого до белого каления. Единственное, что мне помогло не сорваться и не послать все к чертям собачьим, так это магия. Никогда бы не подумала, что буду искать утешение и успокоение именно в этом.

Однако после очередной порции издевок, придирок и нападок закрыла глаза, представила свою голубую блестящую ленту и позвала ее к себе. В тот момент мне даже явление охотников за мной было безразлично, до того меня достал маэстро-садист. Окружила себя мягким голубоватым сиянием и полностью отрешилась от окружающей действительности. Только я, флейта, ноты и взмахи палочки.

Время репетиции подошло к концу, и нас отпустили с изрядной долей гадостей вдогонку. Мы спускались по узкой лестнице, еле переставляя ноги, не в силах даже говорить. Когда прошли половину громадного зала вслед за Гастоном, маэстро Трави решил нас взбодрить:

— После обеда в четыре часа чтобы все были на своих местах в полной боевой готовности! Никаких опозданий! Никаких отлучек! Я сделаю из вас первоклассных исполнителей, а не это стадо сонных коров, которые словно впервые в руки инструменты взяли!

По моему незыблемому мнению, единственных кого из нас можно было сделать, так это группу неупокоенных зомби. И маэстро был близок к этому, как никто другой.

Глава 23

Глава 23

Обед прошел для меня словно в пелене. Мы, будто сонные мухи, еле ковырялись в том, что нам выдали. Кое-как перекусив, поплелась в свою комнату. Дойдя до кровати, буквально рухнула на нее и мгновенно вырубилась.

Оглушающий звон заставил подскочить с постели и ринуться к выходу. На минутку забежала в ванную освежиться и помчалась за Гастоном вновь в парадный зал. Репетиция, а вернее экзекуция, продолжалась до самого вечера. Маэстро был неутомим и, видимо, рассчитывал, что и мы обладаем такой же кипучей энергией и силой воли, как у него.

Нескончаемый поток ругательств и оскорблений в исполнении нашего виртуозного руководителя, по его мнению, служил высшей цели — сделать из нас профессионалов. Все старались как могли, на пределе своих возможностей, но маэстро Трави все равно был недоволен. Теперь я на собственной шкуре убедилась, что в таких условиях не сможет работать ни один здравомыслящий человек. Неудивительно, что здесь жуткая текучка кадров. Будет странно, если в назначенный день оркестр вообще будет в состоянии что-либо играть.

Когда нас наконец отпустили, нашему счастью не было предела. Управляющий проводил всех на ужин. В столовой музыканты несколько оживились, радуясь, что остаток дня и ночь нам не придется видеть и слышать маэстро. Все с упоением делились друг с другом впечатлениями сегодняшнего дня и обливали Трави за глаза грязью. Мне было не до бесед, поэтому быстро поела и ушла к себе.

В комнате взяла смену белья и отправилась в душ. Под струями горячей воды почувствовала, что могу наконец расслабиться и дать себе волю. Жгучие слезы обиды от пережитых унижений полились по щекам. Я вспомнила о том, как на Земле решила заниматься музыкой профессионально. Тогда бабушка только вздохнула и сказала, что путь любого артиста, который посвящает себя сцене, очень сложен и не каждому по плечу. Я запальчиво ответила, что со всеми трудностями справлюсь, потому что жизни своей не представляю без игры на флейте. Бабуля только головой на это покачала и не стала со мной спорить и переубеждать, позволив сделать собственный выбор.

В училище у нас были и сольные выступления, и работа в составе оркестра, но никто и никогда с нами не обращался так, как позволял себе разговаривать с музыкантами маэстро Трави. Но я прекрасно понимала, что во взрослой жизни, в которую я должна была окунуться, поступив в консерваторию, мне вполне могли повстречаться такие руководители, как этот маленький тиран. Неужели я все брошу из-за такого человека? Смогу ли я отказаться от музыки из-за грубого поведения кого-либо?

Слезы высохли, и я задумалась. Каким будет мое будущее? Как я хочу устроить свою жизнь? Не знаю, чем закончится все это приключение в магическом мире, но я совершенно точно хочу вернуться на Землю. И как бы дальше ни складывалась моя судьба, буду играть на флейте и никому больше не позволю обращаться с собой так, как это делает сейчас маэстро. В течение этих нескольких дней я смогу вытерпеть его выходки, но постоянно работать с подобным человеком ни за что не буду. Приняв это решение, выключила воду, вытерлась, оделась и пошла к себе.

В комнате было пусто, но раздумывать над тем, где с самого утра пропадает Ран, мне не хотелось. Сняла с себя одежду и сложила в тумбочку. Нам еще в обед выдали форму, в которой мы должны будем ходить по дворцу. Завтра ее надену. Забралась под одеяло и дала себе зарок, что с завтрашнего дня буду иначе воспринимать истерики Трави. С этой светлой мыслью и уснула.

В определенный момент сон стал поверхностным и до меня донесся какой-то шум. Открыла глаза и увидела в дверном проеме силуэт высокого плечистого мужчины, подсвеченный сиянием магических светильников из коридора. В комнате царил кромешный мрак, и визитер меня увидеть никак не мог. Не разобравшись в том, кто именно ко мне пожаловал и с какой целью, сползла с постели и юркнула под кровать.

Ран выглядел иначе. Значит, это кто-то другой. Зачем чужому человеку лезть в мою комнату? Брать тут нечего. Единственными моими ценностями были флейта и книга. Может, кто-то просто ошибся?

Мужчина закрыл за собой дверь и тихонько меня позвал:

— Асмия? Ты спишь? Демон! Ничего не видно! Где тут светильник хоть?

Узнав в незваном госте Славика, оцепенела от страха. Что ему здесь нужно? Если бы хотел со мной просто пообщаться, пришел бы на репетицию и при свете дня все обсудил. Но раз он дождался темноты и прокрался в мою комнату без приглашения, ничего хорошего от него ждать не приходится. И Ранира, как назло, нет. И где его только носит, когда он так нужен?

— Асмия, девочка моя, — снова заговорил мужчина, осторожно ступая по комнате, — наконец-то ты здесь. Я так ждал, когда же ты приедешь в Нирокс и придешь во дворец. Здесь нам никто не помешает. Ты околдовала меня с первой нашей встречи. Тебе ведь сказали, кто я такой, правда? Оставайся во дворце, прошу тебя. Я распоряжусь выделить тебе лучшие апартаменты. Ты ни в чем не будешь нуждаться. Ты слышишь меня? Да где тут свет зажечь?!

Я боялась пошевелиться и с ужасом представляла, как он сейчас доберется до светильника и отыщет меня. Что я буду делать? Вряд ли с ним можно будет спокойно договориться. Он скорее настоит на своем, чем уйдет по моей просьбе. Отползла в самый дальний угол и в страхе сжалась в комок. Сердце стучало, как сумасшедшее. А на глаза от отчаяния навернулись слезы.

Славик разобрался все-таки, где светильник, и комната озарилась тусклым светом.

— Демоны! Где она? — выругался мужчина и подошел к кровати. — Постель еще теплая. Значит, только недавно здесь была. Но куда она могла исчезнуть посреди ночи?

Я тряслась и молилась, чтобы он не догадался, где меня искать. Внезапно дверь распахнулась и врезалась в стену. Грохот раздался, кажется, на весь этаж.

— Ваше высочество?! — услышала я уверенный зычный голос Ранира и тут же беззвучно заплакала от облегчения. — Какая честь видеть вас здесь! Чем обязаны?

— А ты кто такой? — взревел Славик, разворачиваясь лицом к Рану. — И где Асмия?

— Как?! — вскричал еще громче Ранир. — Ее нет? Что вы с ней сделали? На помощь!!! Помогите!!! Где моя сестра?!

— Какая еще сестра?! — озверел принц и двинулся на моего «брата».

Тут в комнату ворвалась целая толпа народа во главе с Гастоном.

— Что здесь происходит? — ледяным тоном осведомился этот поистине самый хладнокровный мужчина на свете.

— Вы только посмотрите, господин Гастон! — возмущенно завопил Ран. — Этот нечестивец опозорил мою сестру! Я требую справедливого наказания! Немедленно! По всей строгости закона!

— Я ее в глаза не видел! — зарычал Славик и устремился на выход.

— Не пущу! — вопил Ранир. — Не позволю никому покинуть место преступления, пока не выясним все, что здесь произошло!

— Всем оставаться на местах, — отрезал Гастон. — Я как лицо, ответственное за расселение и безопасность музыкантов, обязан разобраться в ситуации. Ваше высочество, объясните, что здесь произошло.

— Совершенно ничего тут не случилось, — недовольно буркнул тот. — Я услышал какой-то шум, проходя мимо. Зашел проверить, все ли в порядке. Тут влетел в комнату вот этот тип и заорал про какую-то сестру. Понятия не имею, в чем тут дело.

— Он все врет!!! — снова заголосил Ранир. — Что принц забыл на жилом этаже служащих посерди ночи? И какой мог быть шум из пустой комнаты? Он назвал мою сестру по имени! Откуда он его узнал? Нет! Он пришел именно за ней! Как можно?! Ночью! К невинной девице! Я так и знал, что здесь небезопасно! Где те хваленые гарантии, которые нам так расписывали, принимая на работу?!

— Мне все ясно, — угрюмо проговорил Гастон. — Прошу всех разойтись. Ваше высочество и вы. Как вас там? Следуйте за мной. В моем кабинете обсудим происходящее и уладим все разногласия.

Комната мгновенно опустела, дверь закрыли, и я перевела дыхание. Вскоре в коридоре воцарилась прежняя тишина. Но я так и осталась под кроватью. Мне было слишком страшно. Вдруг я вылезу, а Славик снова сюда заявится?

Не знаю, сколько прошло времени, но дверь в комнату снова открылась и вошел Ранир.

— Вылезай, Ася, — вздохнул он, наклоняясь и подавая мне руку. — Я все уладил. Славинас больше тебя не потревожит.

С трудом выползла из-под кровати и, дрожа от холода и пережитого страха, присела на постель.

— Да ты вся продрогла! — с тревогой уставился на меня мужчина, хватая одеяло и закутывая меня в него с головой. — Нужно поскорее тебя согреть.

Ран опустился на корточки и принялся растирать мои руки и ноги. Говорить я не могла. Только тряслась, как в лихорадке, и заливалась слезами, сама не зная почему. То ли от радости, что все позади, то ли просто от стресса.

— Давай-ка ложись в постель, — мягко проговорил Ранир, поднимаясь. — А я схожу принесу тебе горячий травяной отвар.

— Нет! — испугалась. — Не оставляй меня одну!

— Хорошо, — кивнул он. — Я никуда не пойду. Только не волнуйся. Ложись. Я буду рядом. Дверь закроем. Никто сюда больше не войдет.

Плохо соображая, что от меня требуется, с мольбой взглянула на Ранира. Он терпеливо помог мне устроиться на постели, завернув в одеяло, как ребенка. Сам лег рядом, обнял и прижал к себе.

— Все хорошо, — утешал он меня, гладя по голове. — Все в порядке. Я рядом. Никто тебе не причинит вреда.

Понемногу успокоилась, перестала всхлипывать, согрелась и провалилась в тревожный сон.

— Ася, Ася, — тягостно вздохнул мужчина, — прости меня, пожалуйста. Если бы этого можно было избежать, я бы никогда не подверг тебя опасности. Но Слав слишком упертый. Положил на тебя глаз и хотел воспользоваться ситуацией с конкурсом музыкантов. Ведь каждый исполнитель мечтает играть в оркестре маэстро Трави. Он действительно самый выдающийся дирижер и композитор современности. Мне пришлось дождаться снаружи, пока Слав не проникнет к тебе, чтобы поднять всех на уши и устроить скандал. Только так я смог настоять на письменных обязательствах с его стороны, что он и близко к тебе не подойдет. Но, несмотря на все ухищрения, нам нужно быть все время начеку. Слав не так прост. Он мстительный и вполне способен на необдуманные поступки из собственной прихоти. Если бы только можно было оставить тебя в убежище и не втягивать во все это. Кругом одни преграды.

Девушка во сне вздрогнула и завозилась, что-то бормоча.

— Тише, тише, хорошая моя, — снова принялся он гладить ее, успокаивая. — Я постараюсь все преодолеть. Только бы как-то решить вопрос с Мириам. Отец скорее убьет меня, чем позволит отказаться от этого брака. Как же! Престол Изграна достанется его сыну. Ради этого можно поступиться чем угодно, в том числе и мнением этого самого сына. Будь все это проклято! И почему мы не встретились хотя бы год назад, когда я еще не был обручен?

Вопрос был, конечно же, из числа риторических. Ранир и сам прекрасно понимал, что им просто не суждено было вообще встретиться. Как могли бы пересечься пути главного охотника Ральды и необученной ведьмы из другого мира? Только по чистой случайности. Ведь Ральда никогда не вела активного поиска чародеев в других мирах. Этим по большей части только Изгран и занимался. А все остальные государства довольствовались тем, что имели.

Ранир поцеловал в лоб спящую девушку и устало прикрыл глаза. Ночь так коротка. А утром она снова будет сторониться его и с подозрением искоса смотреть в ожидании подвоха. Изменятся ли их отношения когда-нибудь? И как поступить, чтобы она перестала от него бегать?

Не найдя ответа ни на один из мучивших его вопросов, мужчина уснул, вдыхая чудесный аромат ее волос и наслаждаясь мимолетной невинной близостью.

Глава 24

Глава 24

Оглушительный звон пробудил меня ото сна. Открыла глаза и тут же начала озираться в поисках Рана. Мужчина стоял у окна и смотрел в глубину дворцового парка. Поняв, что он рядом, с облегчением выдохнула и легла снова на подушку.

— Доброе утро, — подошел ко мне Ранир и присел на кровать. — Пора собираться. Иначе в ванную не пробиться будет.

— Пойду после всех, — отозвалась, не желая выбираться из теплой постели. — Аппетита нет. Пока народ будет завтракать, успею умыться.

— А на репетиции ты как собираешься полдня голодной сидеть? — нахмурился он. — Не выдумывай, иди бегом в ванную, а потом на завтрак.

— Ладно, — не стала спорить и завозилась под одеялом.

Мужчина снова отошел к окну, давай мне возможность спокойно одеться. Быстро облачилась в выделенную форму и поплелась приводить себя в порядок. Возле ванной уже была небольшая очередь, которая довольно быстро двигалась. Когда пришел мой черед воспользоваться благами цивилизации, наскоро все сделала и оглядела себя оценивающим взглядом в единственное большое зеркало, которое теперь было мне доступно.

Темно-синее строгое платье с целомудренным белоснежным воротничком у самой шеи, длинными рукавами и прямой юбкой до пола подчеркивало мою стройность, но не выдавало излишней худобы. А синие глаза делало ярче и выразительней. Собрала волосы в пучок и вышла в коридор.

Ранир уже ждал меня снаружи, и мы вместе пошли в столовую. Получив свои порции, уселись за стол и приступили к завтраку.

— Ты сегодня опять не пойдешь на репетицию? — уточнила.

— Незачем, — сосредоточенно отозвался он. — Трави уже набрал оркестр и теперь будет вас дрессировать до победного. Я там лишний. К тому же сомневаюсь, что смогу вытерпеть его манеру работы с исполнителями. А моя несдержанность в отношении маэстро может стать серьезной проблемой для нас. Так что я лучше займусь Славом и устрою ему развеселую жизнь, чтобы некогда было к симпатичным девушкам по ночам бегать.

Упоминание о Славинасе пробудило воспоминания о вчерашнем, и я подавленно уткнулась в свою тарелку, не желая обсуждать эту тему.

— Извини, — повинился Ран. — Не хотел тебя расстраивать. Не волнуйся. Я прослежу, чтобы он тебе не досаждал.

Накрыла его широкую руку своей ладошкой и слегка сжала в знак признательности.

— Спасибо! — тепло ему улыбнулась. — Я тебе очень благодарна за все, что ты для меня сделал. Даже не знаю, чем бы все закончилось, если бы ты вчера не вмешался.

Ранир напрягся и отвел взгляд.

— Если бы не мы, тебя бы тут не было, — сурово ответил он. — И вообще не пришлось бы терпеть Слава и его притязания. Поэтому твоя благодарность абсолютно мной не заслужена.

— Что толку сейчас об этом сожалеть, — пожала плечами. — Что сделано, то сделано. И не будем больше об этом. Я на репетицию. Увидимся в обед. Буду рада, если ты составишь мне компанию в столовой.

— До встречи, — бросил Ран, не глядя на меня.

Гастон собрал музыкантов вокруг себя и повел на утреннюю тренировку нашей выдержки и голосовых связок маэстро. Трави пребывал в приподнятом настроении и крайне возбужденном состоянии. Когда мы явились на балкон, он уже находился там и с упоением принялся всем раздавать указания и словесные пинки. Я дала себе зарок, что не буду обращать внимания на его поведение, и старалась пропускать все его едкие фразочки мимо ушей.

Во многом мой настрой на серьезную работу и спокойное отношение к руководителю поддерживались моей магией. И мне было гораздо легче, чем остальным. Я просто создавала себе подобие кокона из своей ленты, которая теперь отзывалась, как только я думала о ней и внутренне призывала, и вся репетиция для меня проходила через призму этой защиты. Возмущенные вопли маэстро и его бесконечная критика на уровне грубости не действовали на меня. Я сидела и просто делала свою работу. Играла то, что требовалось, и старалась делать это максимально чисто и грамотно.

День рождения Вонимира III неотвратимо приближался. Наши репетиции вошли в свою колею, и даже маэстро перестал нас третировать так, как в первый день. Или это мы привыкли к манере его общения с окружающим миром и нами в том числе. Не знаю точно, что послужило этому, но каким-то чудом я втянулась.

Ранира я практически не видела. Утром он обычно меня будил и мы вместе шли на завтрак. В течение дня его нигде не было видно, и спать я ложилась в одиночестве. На мои вопросы относительно того, где он пропадает, Ран либо отмалчивался, либо говорил, что выполняет свою часть задания и мне не о чем беспокоиться. Я в его дела не лезла и просто делала то, ради чего меня приняли во дворец на работу.

Известий от Влада или Николаса я не получала и тревожилась за них все сильнее. Ран, как мне казалось, был в курсе того, что происходит в убежище, но ничего на этот счет не рассказывал. И на мои вопросы о друге не отвечал, отговариваясь тем, что сам ничего не знает.

Славинас больше не искал со мной встреч и никак себя не проявлял, чему я была бесконечно рада. Поговаривали, что ему пришлось уехать из дворца в связи с возникшими проблемами в предместье столицы, но к торжеству его ожидали вместе с остальными гостями.

Вечером перед судьбоносным для нас днем маэстро отпустил своих рабов в нашем лице необычно рано, сказав, что ему требуется время, чтобы настроиться, и финальная репетиция будет завтра рано утром. Музыканты воодушевились этой новостью и помчались в столовую. Каждый хотел неспешно поужинать и отдохнуть перед сложным выступлением. Нам предстояло играть всю ночь напролет, развлекая именитых гостей. Честно говоря, я с трудом представляла, как это возможно. Но особого выбора у нас не было.

Спустилась на ужин вместе со всеми и не торопясь съела вкуснейшее запеченное мясо с овощами, выпила травяной отвар и отведала воздушное пирожное на десерт. В самом благодушном настроении вернулась в комнату, намереваясь принять душ и лечь отдохнуть. Ранира, как всегда, еще не было. Собрала необходимое и отправилась в ванную.

Стоя под струями воды, размышляла о том, что же будет завтра. Штурм крепости Халим изначально был запланирован за час до полуночи. Не знаю, как сейчас. Но вряд ли это время поменяли, если только что-то непредвиденное не произошло. Во дворце в это время торжество будет в самом разгаре. Гости обязаны прибыть на праздник к девяти вечера.

Будь я Вонимиром, когда бы мне приспичило напасть на правителей других государств? Скорее всего, в полночь. Поскольку до этого времени все будут собираться, поздравлять именинника, опаздывать и с подозрением поглядывать по сторонам. За три часа праздничного действа даже самые недоверчивые успеют выпить и хоть немного расслабиться. Таково было мое мнение, но что у самого короля в голове, сложно сказать.

Если принять мою идею за аксиому, то что лично я могу сделать в этой ситуации? Предположим, Ранир собирается атаковать кого-то, а потом эвакуировать беззащитных людей. А если его схватят? Или что-то ему помешает? Что мне тогда делать?

Поразмыслив над тем положением, в котором оказалась, я сделала вывод, что не смогу остаться в стороне, если рядом со мной будут гибнуть люди, а помешать этому будет некому. Значит, нужно придумать способ, с помощью которого смогу хоть как-то увеличить шансы гостей праздника на спасение.

Единственное, что мне может в этом помочь, — волшебная книга. Вернулась в комнату, отыскала в своем рюкзаке фолиант и стала перелистывать страницу за страницей. Большинство мелодий были довольно длинными. В экстренной ситуации я не смогу играть на флейте беспрепятственно так долго. Меня скорее воины убьют, чем я закончу начатое. Получается, нужна композиция короткая и емкая.

Перерыв весь том, отыскала, как мне показалось, несколько подходящих вариантов: «Оцепенение», «Сон», «Страх». Это были одни из самых кратких произведений. Выучила их наизусть и, посчитав, что совесть моя чиста, улеглась в постель.

Сон никак не шел. Ворочаясь из стороны в сторону, перебирала в голове ноты, предстоящие завтра дела, свои задачи. Неизвестность пугала и не давала уснуть.

Ближе к полуночи пришел Ранир. Я не стала оповещать его о том, что не сплю. Просто тихонько лежала и наблюдала за ним. Мужчина, не зажигая светильник, прошел к окну, немного постоял возле него, вглядываясь в темноту, а потом тяжело вздохнул и подошел к моей постели.

Опустился подле нее на колени и погладил меня по волосам.

— Я знаю, что ты не спишь, Ася, — мягко заговорил он, а я вздрогнула. — Тише, тише. Позволь мне тебе кое-что сказать, не перебивая. Ты обычно дышишь вообще неслышно, когда пребываешь во сне. А сейчас я улавливаю твое дыхание.

Он замолчал, как будто собирался с мыслями.

— Но я хотел поговорить о другом, — сосредоточенно продолжил Ран, не переставая перебирать мои волосы. — Я обручен с одной девушкой. Наша помолвка носит исключительно политический характер. Примерно восемь месяцев назад мой отец — король Ральды — договорился с Вонимиром, что именно я стану мужем Мириам. Ему пришлось на многое пойти, чтобы эта сделка состоялась. Я приехал в Изгран, переговорил с невестой, не встретил с ее стороны никаких решительных возражений, и мы прошли обряд. Мне показалось, она не была в восторге от перспективы брака со мной. Но, как и я, понимала необходимость этого шага. Около трех месяцев назад она внезапно пропала, когда подготовка к свадьбе уже шла полным ходом. Я приехал в Нирокс, чтобы провести собственное расследование, и попал в переплет, итог которого тебе прекрасно известен. Меня превратили в кота. Что было дальше, ты знаешь.

Ранир замолчал. А я лежала, боясь, пошевелиться и спугнуть его странное настроение.

— Ася, — с мольбой обратился он ко мне, — обещай, что бы завтра ни произошло, ты не будешь лезть на рожон.

— Я… — замялась, вспоминая тот план, который уже выстроила в голове. — Не уверена…

— Обещай! — с нажимом проговорил он, сжимая мою ладонь. — Пойми. Все очень серьезно. Вонимир считает, что я нейтрализован и больше не являюсь преградой для его планов. Скорее всего, он изначально просто для успокоения граждан и всех остальных позволил заключить эту помолвку. Но на самом деле у него давно есть свое собственное мнение на счет того, кто именно станет мужем Мириам и будущим правителем Изграна. Завтра я собираюсь на торжестве раскрыть свое инкогнито и посмотреть, что он сделает в ответ. Ничем хорошим, как ты понимаешь, это обернуться не может. Конечно, я готовился к предстоящему действу. Только все предусмотреть невозможно. Если со мной что-нибудь случится, я ничем не смогу тебе помочь. Ты останешься совершенно беззащитной. Прошу. Я просто умоляю тебя ничего не предпринимать! Сделай вид, что тебя это не касается. Ты нанятый музыкант и к политическим разборкам никакого отношения не имеешь.

— Постараюсь, — промямлила, не зная, что и думать.

— Умница, — грустно улыбнулся он, гладя меня по щеке. — Если завтра я справлюсь и Вонимир будет прижат к стенке, мне придется жениться на Мириам в самое ближайшее время. Ася, я хочу, чтобы ты знала. Мне невероятно жаль, что все складывается именно так. За то время, что мы провели вместе, ты стала для меня дороже всех. Мне бы хотелось, чтобы ты осталась рядом со мной. Но я никогда не попрошу тебя об этом. Не оттого что я такой весь из себя благородный и возвышенный. Будь на твоем месте любая другая девушка, я бы все сделал, чтобы уговорить ее стать моей любовницей. Применил бы все свое влияние и богатство, но добился своего. Однако зная тебя, я ничего этого делать не буду. Просто оттого что ты слишком честная, слишком открытая, слишком душевная и ранимая. Береги себя.

С этими словами он поцеловал меня в губы, а я почему-то не стала отстраняться. И столько боли и отчаяния было в этом совершенно безобидном целомудренном поцелуе, что внутри все сжалось и слезы выступили на глазах. Было такое ощущение, что мы прощаемся и вряд ли когда-нибудь сможем общаться, как раньше.

— Возьми вот это, — нехотя оторвался от меня Ран и вложил в мою руку какой-то предмет, напоминающий округлую брошку. — Это активатор круга переноса. Но не обычный, а предназначенный для экстренной эвакуации. Тебе достаточно с силой бросить артефакт об пол и произнести четко название того места, в котором ты хочешь оказаться. Большинство городов этого мира заложено в карту амулета. Воронка сформируется за пару минут, и ты сможешь оказаться там, где тебе необходимо, прыгнув в нее.

— Спасибо, — прошептала, утирая непрошеные слезы.

— Носи его с собой постоянно, — попросил Ранир. — Завтра спрячь под одеждой так, чтобы ни одна живая душа не догадалась, что он у тебя есть. Это очень важно, Ася. Я никому не могу доверять. Мне кажется, что даже от моего родного брата исходит некая угроза. Прошу, будь осторожна.

— Обещаю, — заверила его.

— Мне пора, — с тоской ответил он. — Если я по милости Богов останусь свободным, я найду тебя.

Мужчина развернулся и стремительно вышел из комнаты. А я так и осталась лежать в постели, сжимая в ладони оставленный Раном артефакт.

Глава 25

Глава 25

За ночь спала всего пару часов, но утром встала, как только отзвучал сигнал. Быстро умылась и поспешила на завтрак. Репетиция сегодня обещала быть напряженной.

Маэстро Трави встретил нас такой тирадой ругательств и издевок, что даже самые непробиваемые представители музыкальной братии сникли. Но мне было плевать и на самого мужчину, и на все, что он хотел мне предъявить. Вчерашний разговор с Раниром полностью выбил меня из колеи, и я никак не могла не то что сосредоточиться на игре, а вообще осознать, что вокруг меня происходит.

Кое-как отыграв положенные композиции и получив гневное напутствие от руководителя, я наконец смогла покинуть ненавистный балкон.

Нас всех обязали облачиться в парадные форменные наряды и явиться к парикмахерских дел мастерам в назначенный срок. Мы должны были выглядеть строго, но представительно. Девушкам предстояло надеть одинаковые шелковые платья.

Верхняя часть наряда была молочного цвета, с длинными рукавами, узкими манжетами и скромным округлым вырезом. Нижняя же представляла собой струящуюся по ногам темную юбку по щиколотку. К платью прилагались туфли на низком удобном каблуке в тон юбке. Наряд дополнял широкий пояс с массивной пряжкой, которая по факту не так уж много и весила.

В комнате задержалась до последнего. Мне хотелось как можно тщательнее подготовиться к предстоящему мероприятию. И дело тут было во все не в наряде, который я нацепила не глядя.

Перед выходом я снова и снова повторяла те мелодии, которые учила накануне. Ранир своими словами заронил в моей душе такую тревогу, что я никак не могла взять себя в руки.

Активатор круга переноса, который оказался действительно имитацией серебряной броши, прикрепила к задней части пряжки и истово надеялась, что он мне не понадобится.

Девчонки, которые уже испробовали на себе мастерство местных парикмахеров, прибежали за мной, сообщив, что я чуть ли не одна осталась неохваченной этим поветрием. Пришлось собраться с духом и покинуть свою комнату, чтобы больше туда уже не возвращаться.

В специально выделенном помещении дворцовые служащие делали прически сразу нескольким девушкам. Я заняла свободный стул и приготовилась терпеть чужие руки в моих не самых послушных волосах. Но к моей вящей радости молодая приятная женщина сноровисто расчесала мою гриву, разделила ее на несколько частей, споро завила в тугие локоны, а потом уложила их в аккуратную высокую ракушку, заколов массой шпилек. Макияж нам не полагался, поскольку мы были не гостями на предстоящем празднике, а работниками. Поэтому на этом мои приготовления к торжеству были окончены. Я поднялась, поблагодарила женщину и вышла в коридор, где уже собрались почти все музыканты.

Гастон выступил перед нами с напутственной речью на тему того, что мы обязаны быть образцом культуры, сдержанности и высокого профессионализма, поскольку от нас зависит мнение знатных гостей о дворце вообще и Вонимире III в частности. После этого трогательного выступления управляющий отвел нас в парадный зал, и мы заняли свои места на балконе.

До девяти вечера было еще достаточно времени, но мы не имели права прибыть вместе с гостями. К слову, маэстро себя подобной щепетильностью не утруждал и на балконе не присутствовал. Поэтому я с чистой совестью скучала, рассматривала убранство зала, снующих туда-сюда лакеев с подносами и прислушивалась к последним указаниям распорядителя.

Все происходящее казалось мне каким-то нелепым и искусственным. Наверное, оттого что я никогда не была на настоящем балу, в глаза не видела коронованных особ и понятия не имела о том, как нужно себя здесь вести. Чистейший зеркальный паркет, высокие белоснежные мраморные колонны, тяжелые бордовые с золотом портьеры на окнах, многоярусная громоздкая сверкающая люстра, помпезные кресла, инкрустированные крупными драгоценными камнями, — все было слишком вычурным с моей точки зрения и кричащим о роскоши и богатстве.

С восьми часов вечера зал постепенно стал заполняться не самыми знатными гостями. Наряды их были скромны, движения зажаты, а разговоры на уровне шепота. Ровно в девять часов церемониймейстер объявил явление его величества короля Изграна Вонимира III и его высочества Славинаса. Гости склонились в приветственном поклоне, а хозяева вечера заняли свои места под наш аккомпанемент.

Я во все глаза рассматривала правителя и пыталась по его чертам лица понять, что он за человек и почему же его так все ненавидят. Однако внешне этот высокий стройный русоволосый мужчина в белоснежном мундире ничем не отличался от большинства представителей сильного пола в свои пятьдесят лет. Может быть, только выглядел он моложе, чем его ровесники с Земли. Но ни зверского выражения лица, ни угрюмо нахмуренных бровей и в помине не было.

Славинас, чисто выбритый, в парадной бордовой форме войск Изграна, разительно отличался от своего отца и широким разворотом плеч, и смоляными волосами, и нахальным взглядом карих глаз. Презрительная усмешка не покидала его лица. И если бы меня спросили, кто мне больше неприятен, то я однозначно указала бы именно на принца. Вонимир на его фоне производил вполне благоприятное впечатление.

Как только правитель с комфортом устроился на троне, потянулась скучнейшая часть этого мероприятия, когда церемониймейстер объявлял каждого знатного гостя, перечисляя все его регалии, регалии его спутников и место, откуда они все прибыли. Затем этот самый гость в окружении жены, детей и иже с ними подходил к возвышению, поздравлял монарха, вручал подарок, заверял в своем сердечном отношении, склонялся в поклоне вместе со всеми родными и только после этого уступал место следующим. Нам полагалось играть легкую приглушенную музыку, услаждая слух собравшихся, чем мы, собственно, и занимались под недовольным взглядом маэстро Трави.

Когда объявили прибытие короля Ральды в полном одиночестве, Вонимир нахмурился и поджал губы, тут же подозвав одного из военачальников, которые стояли неподалеку от трона. Шепнув что-то подошедшему к нему мужчине, правитель Изграна сделал вид, что счастлив лицезреть короля крупнейшего соседнего государства и отсутствие его детей не составляет для него никакой проблемы.

Правитель Ральды внешне очень напоминал Дария. Та же статная фигура бывалого воина, те же черные волосы, только с проседью на висках, те же зеленые глаза. Но были и отличия. Массивный подбородок выдавал властного и сластолюбивого человека, нахмуренные кустистые брови и глубокие морщины на лбу говорили о бесконечных заботах и напряженной мыслительной деятельности, без которой он и дня не проводил. Тяжелая поступь, горделивая осанка, огромные кулаки — весь его вид словно кричал, что он хозяин положения и привык именно так себя и чувствовать всегда и везде.

Наконец с положенными расшаркиваниями было покончено и мне стало не до разглядывания толпы, поскольку начался бал. Маэстро требовал полной самоотдачи, и я старалась ни на что не отвлекаться, иначе могла сбиться, и тогда не сносить мне головы.

Мы играли мелодию за мелодией, гости кружились в танцах, молодые кавалеры ухлестывали за дамами, представительные мужчины что-то друг с другом обсуждали, официанты сбивались с ног, только и успевая разносить фужеры с шампанским. Торжество шло своим чередом, когда внезапно в зал ворвались стражи и поспешили к возвышению, на котором сидел правитель.

Гости в страхе расступились. Маэстро знаком призвал к тишине. Все в напряжении следили за происходящим. Воины припали на одно колено перед Вонимиром, и главный из них объявил:

— Халим подвергся дерзкому нападению мятежников! Часть чародеев сбежала. Некоторых удалось задержать. Охрана крепости выведена из строя. Столичный гарнизон приведен в боевую готовность. Ждем дальнейших указаний.

— Наконец-то! — зловеще проговорил в тишине Вонимир. — Поймали мальчишку?

— Ваше приказание исполнено в точности, — отрапортовал страж. — И парень, и ведьма доставлены во дворец.

— Приведите их сюда, — распорядился правитель. — Все силы бросить на подавление мятежа. Чародеев вернуть, пойманных мятежников заключить под стражу. С ними позже будем разбираться. Сейчас главное — не дать вырваться на свободу магам.

— Будет исполнено, — поднялись воины и поклонились.

Их чеканный шаг звучал как предвестник беды и глашатай страшного приговора для тех, кто посмел бросить вызов правителю Изграна. Гости в недоумении и страхе перешептывались, силясь понять происходящее.

Двери в зал распахнулись, и четверо стражей ввели русоволосого молодого человека и белокурую истощенную женщину. Оба были в потрепанной одежде и со связанными за спиной руками. Я еле сдержала крик ужаса, когда узнала Влада и его мать. Только осознание того, что нельзя себя выдавать раньше времени, помогло мне вернуть самообладание.

Пленников подвели к возвышению и заставили опуститься на колени. Вонимир смотрел на них с нескрываемым торжеством на холеном лице.

— Приветствую в моем дворце, Владлен, Ольга, — усмехнулся он. — Надеюсь, с вами хорошо обращались мои воины?

— Что ты задумал? — прорычал Влад, удерживаемый воинами. — Отпусти мать! Я сделаю все, что ты скажешь.

Громкий, продирающий до костей хохот огласил все вокруг.

— Раньше нужно было думать, от чего ты отказываешься, сопляк! — рявкнул в гневе Вонимир так, что, кажется, даже бокалы с шампанским вздрогнули. — Сколько раз я тебе предлагал все, о чем только может мечтать парень твоего возраста? Сколько раз просил послушать моего совета и переехать жить ко мне? Но ты ведь упрямый, благородный, честный. Весь в свою никчемную мамашу!

— Не смей оскорблять мать! — выпалил Влад, рванув из рук стражей, которые и шага ему ступить не дали. — Ты и ногтя ее не стоишь! Сам бросил нас, а теперь тебе приспичило свои порядки устанавливать!

Вонимир снова расхохотался в лицо пленникам.

— А знаешь, почему я это сделал? — зло прорычал он. — Ты хоть раз задумался над тем, почему ты столько лет жил в глуши, когда я мог бы перевезти вас обоих в Лондон и там иметь возможность постоянно с тобой видеться? Нет! Ты дальше своего носа и не видел никогда! Я для тебя всегда был предатель, который бросил твою ненаглядную, всеми покинутую и несчастную мать. А ты спрашивал у нее о том, почему я так поступил?

Влад сверлил, видимо, своего отца ненавидящим взглядом, ничего не говоря. Я потрясенно переводила взгляд с одного на другого и никак не могла поверить в происходящее.

— Молчишь?! — заорал на него Вонимир. — Так я тебе сам скажу! Много лет назад я тайно женился на ведьме. Не потому что любил эту бесхребетную дуру, а потому что мне нужен был одаренный ребенок, сын, который бы унаследовал мой дар. Обычная женщина смогла родить мне всего лишь мальчика с даром охотника. Никчемным, никому не нужным даром охотника! Но мне нужен был настоящий преемник. Тот, кому я мог бы передать не только свой дар мага, но и все, чего я добился. Трон, власть, мировое господство. И я нашел чародейку, на которую мне указала прорицательница. Ведьма была такой жалкой и слабой, что смотреть было тошно. Но ради своей цели я готов был на все. Предложив ей пожизненную защиту, покровительство, деньги и защиту для нее и ее матери, я добился согласия на брак. И она действительно родила мне здорового крепкого мальчика, который в будущем обещал стать сильнейшим магом. Мой план сработал, и я получил то, чего хотел. Оставалось только спрятать ото всех сына, пока он не войдет в полную силу.

Гости, слуги, стражники, музыканты и даже Славинас шокировано молчали и внимали речам правителя, не веря в то, что слышат.

— Я не мог допустить, чтобы хоть одна живая душа узнала о моей тайне, — продолжал свои откровения Вонимир. — Поэтому ты остался жить в другом мире, куда я вас переправил. Все сложилось наилучшим образом. Все считали моим наследником Славинаса. Никто и предположить не мог, что у меня есть другой сын. Но я не учел одного. Влияния воспитания твоей малохольной матери на детское сознание. Ты рос вдумчивым, добрым, правдивым. Разве это те качества, которые должны быть у будущего властелина мира?! Кому нужен честный и добросердечный правитель? Мой всеми обожаемый кузен был таким! И что с ним стало? Я прикончил его при первой же возможности и захватил власть. Мне следовало раньше отнять тебя у матери и самому вырастить. Но я боялся, что враги узнают о моей тайне и разрушат все, что я смог заполучить с таким трудом.

— Отец! — не выдержал принц, бросаясь к Вонимиру. — Что ты несешь?! Какой еще наследник? Я твой старший сын! Трон должен достаться мне, а не этому молокососу!

— Заткнись! — проревел правитель Изграна. — Ты — незаконнорожденный ублюдок с паршивым мизерным даром! Я бы никогда не доверил свое детище, свое государство такому ничтожеству, как ты. Я выдал твою мать за свою законную жену, чтобы никто не мог заподозрить меня в связи с ведьмой. А когда родился Владлен, я просто избавился от нее, как от досадной помехи. Но ты нужен был мне для прикрытия. Все в этом мире должны были свято верить, что я непогрешим и к чародеям никакого отношения не имею.

— Позвольте! — подал голос король Ральды. — Если опустить все несоответствия с законом и вообще ваше признание в убийстве кузена главный вопрос остается так и не решен. С какой стати ваш сын должен стать правителем Изграна? При всем уважении к вашим гениальным далеко идущим планам, королем станет только муж Мириам и никто другой.

— Отличная речь, Вардан! — обрадовался Вонимир. — Хорошо, что ты напомнил об этой маленькой, но крайне досадной детали. Привести сюда принцессу!

Стражники бросились исполнять приказание, и вскоре в зал вошла ослепительная хрупкая девушка в серебристом пышном платье, высокой прической из светлых волос и огромными голубыми глазами. Она медленно с достоинством прошла вперед и встала перед возвышением.

Я просто глазам своим не поверила. Это была не кто иная, как наша сокурсница Нинка! Лучшая певица музыкального училища! Самая популярная девушка среди выпускниц! А она-то что здесь забыла?

— Мириам, — промурлыкал правитель, — моя обожаемая племянница. Рад видеть тебя в добром здравии и отличном настроении. Сегодня в нашем доме гости. Будь добра, поприветствуй собравшихся, чтобы каждый мог убедиться, что принцесса Изграна жива и здорова.

Нинка развернулась и откатила гостей таким презрительным взглядом, что мне даже не по себе стало. Что это с ней?

— Благородные лорды, леди, рада, что вы почтили нас своим визитом, — надменно произнесла она и сделала книксен.

Не знаю, насколько ее действия соответствовали местному этикету, но кажется, толпа была в шоке. То ли от ее слов, то ли от пренебрежительного тона и оскорбительного книксена.

— Умница, моя дорогая, — чарующе улыбнулся ей Вонимир. — Займи положенное тебе место. Скоро дело дойдет и до тебя.

Нинка молча поднялась на возвышение и величественно уселась на трон подле правителя.

— Мы все очень рады, что наша обожаемая Мириам жива, — снова заговорил король Ральды. — Но этот факт никак не объясняет ваши притязания на трон Изграна. Мой сын Раниран является законным женихом принцессы, ее будущим мужем и, соответственно, будущим королем Изграна.

— Действительно! — услышала я ироничный голос Рана и обернулась, увидев, как от толпы отделился высокий темноволосый зеленоглазый мужчина в расшитом мелкими драгоценными камнями черном сюртуке, белоснежной рубашке с жабо и узких брюках. — Что-то вы слишком спешите, многоуважаемый Вонимир. Чужую невесту своему сыну прочите. А как же брачный договор, скрепленный кровью? Хотите нарушить обязательства и навлечь на себя гнев Богов?

— Выкрутился все-таки, щенок! — прорычал Вонимир, вскакивая на ноги. — Не знаю, как тебе удалось избавиться от мощнейшего заклятия, но ты еще пожалеешь, что лезешь в мои дела. Плевать я хотел на Богов и всех тут собравшихся людишек. Мой план безукоризнен. Мириам, девочка моя, как ты относишься к идее своей свадьбы с принцем Ранираном?

— Ненавижу его! — вдруг выпалила Нинка с такой злостью, что я даже поежилась. — Он мне противен! Никогда не выйду за него. Я люблю Владлена, и только он будет мне супругом!

Гости молчали, в ужасе глядя на принцессу. Горе-жених напряженно следил за тем, что еще собирается выкинуть Вонимир. Но король Ральды никак не мог угомониться.

— При всем уважении к вам, ваше высочество, — вышел он вперед, слегка поклонившись Нинке, — ваше личное отношение к моему сыну не имеет никакого значения. Вы дали свое согласие, подписали брачный договор и прошли обряд совершенно добровольно. Пути назад нет. Вам придется выйти замуж за Ранирана, иначе все главы государств восстанут против нарушения незыблемых законов этого мира и не потерпят на троне самозванца в виде какого-то мальчишки!

— Ошибаетесь, мой ненавистный сосед, — прервал его тираду Вонимир. — Вы все с радостью будете присутствовать сегодня на свадьбе Владлена и принцессы Мириам. Каждый из вас принесет клятву верности новому королю и подпишет договор вассального подданства ваших государств Изграну, тем самым признав его полнейшее мировое господство.

— Не бывать этому! — заорал Вардан в гневе. — Это рабский договор! Я лучше воевать буду с Изграном, чем соглашусь на такие условия! Только попробуйте разорвать помолвку! Завтра же мои войска пересекут ваши границы!

— Вот всегда от тебя одни проблемы, — вздохнул Вонимир. — Вечно тебе всего мало. Сидел бы в своей Ральде и не лез куда не просят. Так нет же. Приспичило старшего бестолкового сынка сделать мужем принцессы. Скольких ты подкупил, чтобы добиться своего? Скольких изничтожил ради этого? И что толку? Я только для вида и позволил провести этот обряд. Кстати сказать, совершенно незаконный, поскольку служитель Храма всех Богов был подложным. Но это все абсолютно не имеет никакого значения. Быть чародеем — большой плюс, хочу я вам сказать. А уж держать в подчинении целую крепость подобных мне — просто нереальное везение. Я годами выкачивал силу из неопытных молодых магов, пользовался творениями искусных колдунов и, конечно же, позаботился о том, чтобы сегодня мой план никто и ничто не могло нарушить.

Люди замерли в напряжении, боясь пошевелиться и навлечь на себя гнев свихнувшегося правителя.

— Каждый из вас сегодня пил чудесное шампанское из погребов дворца, — объявил Вонимир. — Даже не сомневайтесь, за этим четко следили ответственные лица. С радостью вам сообщаю, вы все приняли замечательное зелье, которое дает мне в руки прекрасную возможность управлять вашими ничего не стоящими жизнями. Одно кодовое слово — и вы все умрете на месте в страшных муках. Зелье просто разъест ваши внутренности после активации своего разрушительного действия. Так что поумерьте уже свой пыл, если хотите жить долго и счастливо, в достатке и взаимопонимании со своим будущим правителем. План действий на сегодня таков: сейчас прибудет настоящий Верховный жрец, обвенчает принцессу Мириам и Владлена, затем коронует их, дальше вы принесете положенные клятвы и подпишете договора. После этого все смогут вернуться в свои дома и забыть о страшном приключении, которое выпало на вашу долю. Учтите, действие зелья продлится в течение недели. Кодовое слово я могу произнести хоть за тысячи километров от вас, вам это ничем не поможет. Вы все равно умрете. Не провоцируйте меня, и будет вам счастье.

Гости замерли, боясь шевельнуться. А я четко осознала, если именно сейчас что-нибудь не сделать, дальше будет поздно. Схватила флейту и понеслась вниз. Всем остальным было, ясное дело, не до меня. И маэстро, и музыканты жадно ловили каждое слово, сказанное правителем, и не обращали внимания на то, что творится на балконе.

Ворвалась в зал и с порога заиграла ту самую мелодию, которую учила накануне. Выбор мой пал на «Оцепенение». Но я понятия не имела, сколько нужно времени, чтобы волшебная музыка подействовала. А главное, сколько нужно магии, чтобы охватить всех собравшихся? Ведь в парке плоды появились только на ближайших ко мне деревьях.

— Ася! Нет! — заорал Влад, вырываясь из рук воинов и силясь подбежать ко мне, но его снова удержали на месте.

— Это еще что такое? — нахмурился Вонимир. — Музыка нам сейчас ни к чему. Вышвырните отсюда девчонку!

Кажется, ко мне кто-то бежал, но я уже погрузилась в чарующий мир музыки и магии, закрыла глаза и ни на что не реагировала. Мой внутренний поток энергии бурлил и готов был излиться в любую секунду. Отпустила сияющую ленту, закрутила ее вокруг себя, расширила до максимума и устремила к Вонимиру и его приспешникам. Пусть колдовская мелодия и моя магия заставят этих людей оцепенеть, не позволят им причинить зло невинным, уберегут от страшной участи.

Мелодия закончилась, а я все вливала и вливала энергию в свою ленту, боясь остановиться и обнаружить, что все пошло прахом и моя задумка не удалась. Жуткая слабость обрушилась на меня и погребла под собой, как стена ветхого полуразрушенного дома. Голова закружилась, во рту пересохло, и я начала заваливаться назад. Сильные руки поддержали меня и знакомый голос шепнул:

— Умница, Асмия. Я знал, что твои таланты нам помогут.

Дарий подхватил меня на руки и передал Тимару.

— Позаботься о ней. Ее, скорее всего, сейчас вырубит от такого мощного выброса энергии. Ты знаешь, что делать.

Больше я уже ничего не слышала и не видела. Густая вязкая темнота поглотила мое сознание.

Глава 26

Глава 26

Мне невыносимо хотелось пить. Просто все бы отдала за стакан воды. С трудом разлепила глаза и осмотрелась. Я лежала на громадной мягкой постели, застеленной красным шелковым покрывалом. Что за безвкусица? Где это я? Судя по этому ложу любви, в чьей-то спальне. Только вот в чьей?

Приподнялась на локтях и внимательнее оглядела комнату. Кроме кровати здесь стояли еще большой шкаф для одежды, милый туалетный столик с небольшим креслом перед ним и уютный диванчик между двумя окнами, занавешенными плотными гардинами. Создавалось впечатление, что это спальня какой-то женщины.

Сбитая с толку этим открытием, спустила ноги на пол и попыталась подняться. Голова закружилась, а желание пить стало буквально непреодолимым. На прикроватной тумбочке стоял графин с водой и стаканы. Молниеносно наполнила один из них водой, и уже хотела было насладиться свежестью живительной жидкости, как вспомнила недавние события.

А вдруг с этой водой что-нибудь не так? Шампанское тоже было на вид самым обычным, а на деле оказалось смешано с зельем. Кажется, я стала пожизненным параноиком. Поставила стакан с водой обратно и подошла к шкафу. Заглянув внутрь, увидела бессчетное количество вешалок с самыми разнообразными платьями и нарядами. Выдвинула пару ящиков и тут же закрыла их. Там лежало нижнее белье, довольно фривольного вида, по большей части шелковое и кружевное. Да чья же это комната? И почему меня именно сюда отнести?

Решив отложить раздумья на потом, отправилась в ванную, дверь в которую была рядом со шкафом. Привела себя в порядок и, плюнув на все, напилась воды из-под крана. Отравить целую водопроводную систему не под силу ни одному чародею, надеюсь.

Оглядела себя в зеркало и с облегчением отметила, что я одета все в то же форменное платье. Значит, не так уж и много времени прошло с моего сольного выступления во дворце. У кого бы узнать, что там случилось после того, как я впала в забытье?

Вернулась в комнату и с удивлением обнаружила там Дария. Мужчина вольготно устроился на диване и в упор меня разглядывал.

— Привет, — поздоровалась, настороженно глядя на него. — Где это мы? Что-то не припомню в убежище подобных апартаментов.

— Асмия, приветствую! — довольно отозвался он, улыбаясь. — Отлично выглядишь. А мы и не в убежище. Это тайное логово Ранира. Он приказал тебя сюда доставить.

— Зачем? — опешила от этой новости. — И чем дело во дворце кончилось?

— Присаживайся, — милостиво махнул он на место рядом с собой. — Это долгая история.

Я его приглашение проигнорировала и заняла кресло возле туалетного столика.

— Мы вроде никуда не спешим, — насторожилась.

— Так и есть, — согласился он. — Времени у нас теперь предостаточно. Так вот. Когда ты так искусно всех заколдовала, я как раз прорвался со своими войнами и освобожденными чародеями во дворец. Мы обезвредили стражей и схватили Вонимира и всех его прихлебателей. Еле усмирили свихнувшуюся толпу. Все же людям непросто далось известие о том, что они могут умереть в любую минуту. Но нам постепенно удалось навести порядок. Гостей отправили под медицинское наблюдение, а главы государств собрались для того, чтобы решить вопрос с престолом Изграна.

— Что ты имеешь в виду? — уточнила. — Ведь принцесса нашлась. Теперь она должна занять трон.

— Так-то оно так, — вздохнул мужчина. — Но она наотрез отказалась выходить замуж за Ранира. Заявила, что подписала брачный договор под влиянием дяди и он не может считаться основанием, чтобы принудить ее выйти замуж. А обряд, как ты, наверное, слышала, недействителен, поскольку его проводил не священнослужитель. Сейчас все ломают голову над этой непростой задачей.

— А что с Владом и его матерью? — с тревогой спросила.

— С ними все в порядке, — успокоил меня Дарий. — Они во дворце пока. Вдова Вонимира тяжело больна, ей требуется уход. А Владлен…

— Как вдова? — перебила. — Разве Вонимир мертв?

— Ах, да, забыл сказать, — спохватился он. — Когда бывшего правителя Изграна бросили в тюрьму вместе со всей верхушкой государственного аппарата, Славинас свихнулся от осознания, что он остался не у дел и даже собственный отец плевать на него хотел. Каким-то чудом открыл свою камеру, пробрался в антимагический карцер, где заперли Вонимира, и прикончил папашу. Правда, потом принц сбежал. Но его ищут и долго он на свободе не останется.

— Какой-то кошмар, — передернула плечами от подробностей этой истории. — А Влад?

— Владлен остался на данный момент единственным совершеннолетним мужчиной в королевском роду, — развел руками Дарий. — Временно все обязанности по управлению государством легли на его плечи до замужества Мириам. Главы государств сейчас обсуждают с ним сложившуюся ситуацию и пытаются найти выход.

— Поразительные новости! — выдохнула, переваривая услышанное. — Но я так и не поняла, зачем меня-то сюда переправили? Не проще было бы в убежище оставить. Я бы там дождалась, пока Влад свои проблемы уладит.

— Ранир настоял на том, чтобы ты находилась здесь, — возразил мужчина.

— Зачем? — удивилась.

— Мне он всего не сказал, — пожал плечами Дарий. — Просто попросил об одолжении, а я не смог ему отказать. Вот и все. Но учитывая то, что творится сейчас в Нироксе, Мириам придется выйти за него замуж. Других кандидатов в ее мужья нет. И он законный жених, чтобы там ни выдумывала девчонка. Поэтому я думаю, Ранир хочет, чтобы ты стала его фавориткой, когда он женится. Вот и устроил все так, чтобы тебе некуда было деться до его свадьбы.

Я смотрела в глаза Дария и решительно не верила в то, что слышу. Этого всего просто не может быть! Как же так?

— Я здесь пленница? — тихо спросила помертвевшими губами.

— Ну что ты! — деланно возмутился он. — Ты вполне можешь передвигаться по дому, гулять в саду, заниматься тем, что тебе нравится. Вся резиденция к твоим услугам.

— Но покинуть это место я не могу, — подвела итог выше сказанного.

— К сожалению, нет, — развел руками Дарий. — Слуги проинструктированы на этот счет. Можешь не пытаться с ними разговаривать о побеге. Тебе никто не станет помогать.

— Ясно, — кивнула, сосредоточенно обдумывая свое положение. — Есть еще какие-то варианты моего будущего? Или это все, что вы двое можете мне предложить?

— Не стоит меня равнять с Раном! — зло выпалил Дарий, вскочив с места и заходив по комнате, сжимая кулаки. — Я могу помочь тебе. Ты мне симпатична. Я могу переправить тебя в Ральду. Там ты будешь далеко от Ранира. Я обеспечу твою безопасность, и ты ни в чем не будешь нуждаться. Согласна?

Я молчала и сверлила свои руки невидящим взглядом. Предложение Дария звучало слишком заманчиво. Получить свободу с его помощью и попробовать потом сбежать на Землю. Влад, скорее всего, не сможет отправиться со мной. Здесь его мать. Да и престол пока не бросишь. Но я уверена, он со всем справится. Однако что-то меня останавливало от того, чтобы немедленно согласиться и отправиться вместе с Дарием.

— Здесь так жарко, — неожиданно проговорил мужчина. — Не хочешь воды?

Он подошел к прикроватной тумбочке и взял стакан, который я там оставила.

— Тебе, наверное, ужасно хочется пить, — протянул он мне его.

Я удивленно посмотрела на мужчину, и такое нетерпение отразилось на его лице, что мне сразу все стало ясно.

— Большое спасибо! — мило улыбнулась ему, принимая воду. — Я как раз об этом подумала. Благодарю!

Поднесла стакан к губам и резко выронила.

— Ой, какая я растяпа! — вскочила с кресла, отряхивая мокрое платье. — Наверное, еще слабость и головокружение после выступления во дворце дают о себе знать. Прости, пожалуйста. Как неудобно!

— Ничего страшного, — заверил меня мужчина. — Я сейчас еще тебе принесу.

— Не нужно, — беззаботно отмахнулась. — Мне бы переодеться. Позже сама себе налью. Я тебе очень признательна за помощь и желание предоставить мне свободу.

Дарий хотел что-то сказать, но я не дала ему и слово вставить.

— Мне безмерно приятно, что ты оказался таким добрым другом. Но сейчас я недостаточно хорошо себя чувствую для побега. Голова раскалывается, и все время слабость мучает. Давай вернемся к этому вопросу чуть позже. Ранир ведь не сегодня сюда заявится, чтобы сообщить мне радостное известие о своей свадьбе?

— Конечно, нет, — расслабился Дарий и улыбнулся. — Он сейчас слишком занят. И просил тебя не тревожить. Но я просто не мог оставить все как есть. Ты должна была узнать правду.

— Спасибо, Дар! — засияла самой обворожительной улыбкой, на которую только была способна. — Ты такой благородный! Спасибо!

Подлетела к нему и чмокнула в щеку.

— Я немного приду в себя, и мы снова обсудим, что делать дальше. Ладно?

— Хорошо, — кивнул он, успокоенный моим поведением. — Я приду завтра. А сегодня отдыхай. И пей больше воды, говорят, это помогает после магического истощения.

— Обязательно, — заверила его. — А ты, случайно, не знаешь, как там мой отец? Он освободил мать?

— Николас сейчас во дворце, помогает Владлену, — вдруг нахмурился Дарий. — Парень сам его об этом попросил. Но вот твоя мать…

— Что с ней?

— Она давно умерла, — глухо проговорил Дарий и подошел ближе. — Когда Николас не нашел ее во время штурма, он подумал, что ее освободил кто-то другой и она уже в убежище. Ведь женщин мы переправили в первую очередь. Но после того как все более или менее улеглось, стали проверять списки тех, кто содержался под стражей в Халиме, и нашли запись о дате смерти твоей матери. Это произошло пять лет назад во время эпидемии в крепости.

— Как Николас? — подавлено спросила.

— Ему сложно, но бесконечные дела отвлекают, — отозвался Дарий, — и он держится.

— Ясно, — устало опустилась на кровать.

— Отдыхай, — посоветовал мне мужчина. — Завтра навещу тебя.

— Хорошо, — кивнула.

Дарий ушел, а я все так же сидела и не двигалась с места. Моя мать мертва. Умерла несколько лет назад. Наверное, если бы я все эти годы жила с родителями, то для меня это известие стало бы трагедией. Но моя мама умерла для меня давным-давно, в далеком детстве. Ее светлый образ навсегда остался со мной, в моей памяти, в моей душе.

Отец вновь вошел в мою жизнь, и теперь у нас сложные отношения. Ему не нравится, что я делаю и как себя веду. Он не одобряет мое мировоззрение, считая его несоответствующим высоким моральным принципам. А вдруг, если бы мама была жива, то же самое произошло и с ней? Ей бы тоже было неприятно увидеть свою дочь взрослой и осознать, что она выросла не такой, как она мечтала.

Теперь я уже никогда этого не узнаю. Николаса в этой ситуации ужасно жалко. Он так рвался спасать свою жену. Но смогли бы они снова быть вместе? Ведь столько лет прошло. Они оба сильно изменились и внешне и, скорее всего, внутренне. Хорошо, что Влад привлек его к работе во дворце. Новые занятия и новое окружение должны помочь отцу справиться с крушением всех его надежд.

Встала и подошла к окну. Серое низкое небо внезапно прорезал яркий солнечный луч и осветил полузасохшее дерево в саду под окном. Как странно. Почему это погибающее растение не срубили? Блики света играли в зеленой листве, как будто избегая веток с сухими скорчившимися листьями. Вот так и в жизни. Что-то отмирает и навсегда исчезает, а что-то продолжает жить и развиваться.

Тряхнула головой, отгоняя тоскливые мысли. Нужно решить, что делать дальше. Ни Влад, ни Николас не в силах сейчас мне помочь. Как же поступить?

Дарий ведет себя слишком подозрительно. Зачем он хотел напоить меня водой из графина с такой настойчивостью? Да и его рассказ о том, что я по приказу Ранира очутилась здесь, вызывает большие сомнения.

Ран сам мне сказал, что не будет просить стать его любовницей. Если бы он изначально планировал мое похищение, то вряд ли вел бы со мной откровенные разговоры. Бред какой-то. Кроме того, он вручил мне активатор круга переноса. Стал бы Ранир это делать, если бы хотел меня запереть в неизвестном месте? Конечно, нет.

Вспомнив о подарке Рана, с тревогой расстегнула пряжку и сняла пояс. Серебряная брошь была на месте. Слава Богу! Она никуда не делась!

Получается, Ранир совершенно не причем. Это именно Дарий распорядился, чтобы Тимар доставил меня сюда. Но зачем? Как-то он упоминал, что хотел бы забрать меня в Ральду и поселить во дворце, сменив старую фаворитку. Неужели он рассчитывает, что я пойду на это?

Перебрала в памяти все, что когда-либо слышала из уст Дария, и пришла к выводу, что так оно и есть. И зная то, что добровольно я на подобное не соглашусь, Дарий разыграл весь этот фарс, представив своего брата злодеем, от которого меня срочно нужно спасти. А я в благодарность моему спасителю растаю и пойду на уступки. Так, что ли?

Может, и не совсем так, но точно что-то близкое к этому сценарию. Неважно. Нужно придумать, как выбраться отсюда, до возвращения мужчины. Даже если я воспользуюсь артефактом и перемещусь в другое место, мне стоит подготовиться. У меня нет с собой ни местных денег, ни одежды для путешествий, ни даже моей флейты, которая могла бы помочь в непредвиденной ситуации.

Да и куда я могу пойти? Влад и Николас во дворце. Вряд ли туда пустят просто так. К тому же вполне возможно, что у Дария там свои люди, которые предупреждены о том, что делать, если я объявлюсь. Лучше выбрать другой вариант.

Еще одним человеком, к которому я могла обратиться за помощью, была Рамина. Но на месте ли она? Вдруг Влад забрал свою бабушку во дворец, чтобы та помогала ухаживать за его матерью? Интересно, сколько вообще времени прошло со злополучного дня рождения Вонимира?

Осознав, что я страшно проголодалась, пошла искать кухню. Спустилась на первый этаж и, побродив по пустым коридорам и комнатам, по запаху вышла к кухне. Войдя в уютное помещение, увидела за столом пожилую женщину, коренастого мужчину примерно того же возраста и молоденькую девушку.

— Добрый день, — приветливо улыбнулась. — Приятного аппетита. Вы не могли бы подсказать, какой сегодня день?

— Ой, что же вы сами-то на кухню пришли, госпожа! — всплеснула руками женщина. — Позвонили бы. И Рози сразу бы к вам поднялась! Простите нас! Господин сказал, что вы отдыхаете и нельзя вас тревожить.

— Не волнуйтесь, — обескуражено отозвалась. — Все в порядке. Я передумала отдыхать.

— Тогда, может быть, вы хотели бы поужинать? — с надеждой взглянула на меня она. — Я приготовила нежнейшее рагу из кролика. Рози в момент накроет в столовой.

— Если можно, — попросила, — я бы хотела покушать здесь с вами. В пустом доме как-то слишком мрачно. Не хочется есть в одиночестве.

— Как прикажете, госпожа, — удивленно покосилась на меня повариха. — Рози, поставь для леди тарелку и достань серебряные приборы.

Девушка подскочила и быстро все сделала. А я заняла свободное место за столом и с аппетитом отведала рагу.

Слуги Дария рассказали мне, что день рождения Вонимира был только вчера. Меня без сознания ночью принес Тимар и оставил в спальне. Так господин распорядился. На вопрос, кто хозяин особняка, меня заверили, что дом принадлежит Раниру.

Оказалось, что я проспала полдня. Когда спросила, где именно находится это место, мне сообщили, что мы в предместье Нирокса. Еще поговорили об испортившейся в последнее время погоде, о том, что урожая яблок в этом году не будет, и других посторонних предметах.

Муж поварихи оказался конюхом и садовником в одном лице. Я попросила его обрезать сухие ветки с дерева под моими окнами, а он повинился, что давно пора было этим заняться. Но хозяин бывает в доме редко и прямых распоряжений не дает, а сам мужчина все время забывает, поскольку дерево находится за домом.

Поблагодарила радушных людей за совместный ужин и отправилась бродить по дому. Мне срочно требовалось найти рабочий кабинет хозяина особняка. Просить помощи в этом вопросе у слуг не хотелось. Я прекрасно понимала, что все будет сразу же передано Дарию, как только тот появится. А я свои действия стремилась сохранить в тайне.

Открыв очередную дверь, с радостью обнаружила искомое. Кабинет, если верить слугам, Ранира ничем примечательным не выделялся. Ни портретов самого хозяина или его родни, ни личных вещей, указывающих, что это именно его помещение, здесь не было. Но мне это было и ни к чему.

Прошла вперед и стала поочередно открывать все ящики стола. В большинстве из них лежали какие-то бумаги. Просматривать их не стала. Незачем. Когда со столом было покончено, приступила к осмотру книжного шкафа. Здесь на полках все-таки обнаружила географический атлас с подробной картой Изграна и прилежащих к нему государств.

К моему удивлению, Ральда была всего на треть меньше Изграна. Остальные соседи не достигали и половины размеров этого мирового монстра. Да уж, лакомый кусочек хочет прибрать к рукам отец Дария и Ранира. Сомневаюсь, что несчастной Нинке удастся избежать навязанного брака. Этот Вардан явно изворотливый и хитрый тип. Найдет, как заставить принцессу согласиться на венчание.

По атласу проследила весь наш путь до Нирокса. Названия здешних городов были мне чужды, поэтому за время пути я особенно не запоминала их. А чтобы воспользоваться активатором круга переноса, нужно было назвать то место, куда хочешь перенестись. Непростая задача для девушки из другого мира со слабыми познаниями в области местной географии.

Населенный пункт, из которого мы начали свое путешествие в составе обоза, назывался Фотий. Это был ближайший город к домику Рамины. Но если я перенесусь в него, то вряд ли смогу сама отыскать в лесу бабушкину подругу. Так что этот вариант оставим на крайний случай. Мы пришли с юга, значит, нужно посмотреть, есть ли еще поселения рядом с Фотием в этом направлении.

С огромным облегчением обнаружила небольшую деревню, в которую мы заходить не стали, обойдя ее стороной. Решила попробовать перенестись туда. Если портал не откроется, тогда уже переправлюсь в Фотий. Только бы артефакт использовать правильно.

Перерыла все остальные полки в поисках денег, но их нигде не было. Видимо, здесь есть скрытый сейф, или принцы хранят свои сбережения в других надежных местах.

С чувством выполненного долга поднялась к себе в спальню. На улице уже стемнело. Зажгла магические светильники и открыла шкаф с одеждой. Тщательно просмотрев все, что там было, с сожалением осознала всю сложность ситуации. На вешалках были только наряды светской леди. В таком виде являться в провинциальный городишко или деревню немыслимо. Ко мне сразу же будут относиться как к высокородной. Помощи от простого люда в этом случае ждать не приходится.

В дверь постучали, и в комнату вошла Рози.

— Госпожа, могу я вам чем-нибудь помочь? Приготовить для вас ванную? Или, может быть, хотите чего-нибудь перед сном?

— Рози, — пристально посмотрела на девушку, мысленно прикидывая, насколько у нас схожее телосложение, — присядь на минутку. Я хотела поговорить с тобой.

Девушка сконфуженно опустилась в кресло и в ожидании взглянула на меня.

— Как давно ты работаешь в этом доме? — начала издалека, стараясь наладить контакт.

— Всего неделю, госпожа, — вдруг испугалась она. — Очень прощу, не выгоняйте меня. Опыта работы у меня немного, но я очень стараюсь. У меня скоро должна быть свадьба. Но денег не хватает даже на подвенечное платье. Мы с женихом вынуждены вдвоем зарабатывать, чтобы пожениться.

— Я даже не думала над тем, чтобы тебя прогонять, — изумилась такой реакции. — Наоборот, буду рада, если у тебя все получится. А пока, может быть, посмотришь вот эти платья и выберешь себе что-нибудь подходящее для свадьбы?

— Как это? — еще больше испугалась она. — Это же все новые наряды, госпожа! Я сама видела, как их привезли за неделю до вашего появления, еще не распакованными, из магазинов. Они стоят целое состояние. Мне даже заплатить за них нечем.

— Давай договоримся так, — принялась ее увещевать и уговаривать, — ты выберешь то платье, которое сочтешь приемлемым для своих целей. А взамен подаришь мне свой наряд молодой барышни. Мы просто совершим обмен. Вот и все.

— Да зачем вам это старье? — рассмеялась девушка. — Его только выбросить. Вон у вас сколько тут всего.

— Скажем так, — попыталась подобрать наилучшее оправдание для своей просьбы, — я люблю перевоплощаться в разных личностей. Это как увлекательная игра. Сегодня я в костюме музыканта из оркестра. Завтра вот планирую появиться в костюме простолюдинки. Ты же видела, какой господин Дарий красивый и видный. Думаешь, так просто удержать подобного мужчину? Поверь мне, нет. Приходится прикладывать массу усилий для этого. И твой наряд нужен, чтобы сделать ему сюрприз. Он обожает эти игры.

— Поразительно! — потрясенно выдохнула девушка, во все глаза меня рассматривая. — А я думала, мне тяжело. Но вижу, что у богатых леди жизнь еще сложнее.

— Ты даже не представляешь, насколько, — вздохнула, хоть и не была настоящей леди. — Так ты мне поможешь?

— С радостью! — заверила меня Рози.

— Замечательно, — улыбнулась ей. — Тогда вот этот шкаф полностью в твоем распоряжении. Выбирай, что тебе понравится. Белье тоже можешь взять. Оно новое и неиспользованное. Как закончишь, принеси мне свои вещи. Только так, чтобы никто об этом не узнал. Не хочу, чтобы слухи по дому поползли.

— Спасибо, госпожа! — засияла девушка счастливой улыбкой. — Я мигом!

— Не торопись, — подбодрила ее, отходя к окну и всматриваясь в темноту ночи.

Рози перерыла все наряды довольно быстро и выбрала для себя скромное светло-кремовое платье — без лишней отделки, но по фигуре и с симпатичной накидкой.

— Можно вот это? — с горящими глазами спросила она.

— Конечно, забирай, — кивнула. — Только принеси мне свой наряд сейчас. И чепец не забудь.

— Одну минутку! — заверила меня девушка. — Я быстро сбегаю.

Она умчалась вниз и вскоре вернулась обратно с вещами в руках.

— Вот, госпожа, — разложила она одежду на постели. — Простите. Я никак не рассчитывала, что это кому-то понадобится. Юбка совсем износилась, а рубашка потемнела. Я пойму, если вы передумаете.

— Ни в коем случае, — успокоила поникшую горничную. — Меня все устраивает. И я считаю нашу сделку состоявшейся. Ты спокойно можешь забирать то платье, которое выбрала. А я возьму вот это. Спасибо тебе за помощь. Можешь идти.

— Не за что, госпожа! — обрадовалась Рози. — Вам спасибо! Доброй ночи!

Девушка побежала к себе, а я внимательно осмотрела ее наряд и осталась им полностью довольна. Даже хорошо, что поношенный. Меньше будет вопросов и подозрений.

Повесила одежду на вешалку в шкаф. Приняла душ и улеглась в постель. Дарий явится только завтра днем. А побег я попробую осуществить еще до рассвета. Нужно выспаться и набраться сил.

Глава 27

Глава 27

Ночью спала плохо, постоянно просыпаясь и проверяя, не рассвело ли еще. Больше всего боялась проспать и пропустить рассвет. Мне нужно было подняться и уйти из дома раньше, чем слуги займутся своими обязанностями.

Когда небо за окном только начало сереть, встала с постели, умылась и облачилась в наряд сельской девушки. Волосы закрутила в пучок и надела на голову чепец. Отстегнула от пояса активатор круга переноса и вышла в коридор.

Дом был погружен в полумрак. Редкие светильники озаряли тусклым светом лестницу и проход на первом этаже. Неслышно прокралась на кухню, прислушиваясь к каждому шороху. Нашла вчерашние пирожки в холодовом шкафу и бутыль с молоком. Сложила и то, и другое в небольшую корзинку и вышла в сад через заднюю дверь.

Солнце уже показалось из-за горизонта. Скоро слуги проснутся. Нужно спешить. Быстро прошла по дорожке вглубь сада. Свернула к беседке, возле которой было свободное пространство, и остановилась.

Теперь необходимо сосредоточиться и вспомнить, что Ран говорил про артефакт. Бросить об землю, произнести название населенного пункта, и воронка перехода откроется. Только бы эта деревня была внесена в карту активатора!

Было неимоверно страшно что-нибудь напутать и испортить артефакт, упустив последнюю возможность сбежать отсюда. Руки у меня тряслись, и я никак не могла собраться с мыслями. Чтобы хоть как-то успокоиться, принялась напевать детскую песенку, которой бабушка меня всегда веселила. Мелодия подняла настроение, а магия внутри меня пробудилась. Осознав, что даже если я совсем одна мой дар всегда меня поддержит, выпустила голубую ленту на волю и закрутила ее вокруг. От этого сразу почувствовала себя увереннее.

Зажала в руке артефакт, размахнулась и с силой бросила его об землю, произнеся название деревни. В этот момент отвлеклась, не удержала магию, и она ринулась мощным потоком к активатору. Испугалась, что я все испортила, но было уже поздно. Магический поток достиг артефакта. В ужасе зажмурилась и про себя, как мантру, стала повторять свое самое истовое желание. Пусть активатор круга переноса откроет портал в деревню рядом с домиком Рамины!

Я стояла с закрытыми глазами и боялась пошевелиться. Но вокруг ничего не происходило. Приоткрыла один глаз и с замиранием сердца осмотрелась. Прямо передо мной зиял провал, уходящий темнотой вглубь неизвестности. Вдохнула поглубже, снова зажмурилась и прыгнула в него, надеясь на благополучный исход этой авантюры.

Чувство свободного падения напугало. До смерти хотелось обрести опору под ногами. Но парение длилось всего несколько секунд. И тут я почувствовала под собой опору, упав на что-то твердое.

— Ай! — взвыла от боли, потирая ушибленное мягкое место. — Да чтоб вас всех с вашей магией и артефактами!

— О! Гари, глянь! — пробасил рядом мужской голос. — Девка! С неба свалилась! Тощая, правда. Но мордашка ничего.

— Точно, девка! — обрадовался неведомый мне Гари. — Тащи ее сюда! Повеселимся!

— Я вам сейчас повеселюсь! — разозлилась и от боли, и от досады, что даже побег в моем исполнении не может гладко пройти. — Я вам сейчас так повеселюсь! Мало не покажется!

Развернулась и поправила чепец, упавший на глаза.

— Где здесь домик Рамины?! — закричала на двух здоровых парней с граблями в руках. — Чего застыли, как истуканы?! Отвечайте!

— Ведьма! — заорал тот самый Гари, тыкая в меня пальцем. — Это ведьма! Точно тебе говорю! Она ищет старуху! У них шабаш будет!

— Чего раскричались, бездари? — недовольно проворчала пожилая женщина, которая как раз в этот момент вышла из-за стога сена. — А ты кто такая?

— Матушка! — пробасил первый, указывая на меня. — На нас ведьма с неба свалилась, не иначе как на метле не удержалась. Ищет старуху из лесного домика. Надо срочно старосте про нее сказать.

— Идиоты! — прикрикнула на них женщина. — Рамина всю деревню лечит. Как что, сразу к ней все бегут. А вы тут тревогу подняли. Разобраться еще нужно, что к чему. Тебя как зовут?

— Асмия, — ответила. — Моя бабушка — подруга Рамины. Послала меня проведать одинокую женщину. Вдруг с ней беда какая, а она совсем одна живет. Но я с дороги сбилась. От Фотия сюда путь неблизкий. Увидела вас, решила дорогу спросить.

— Врет она все, матушка! — снова влез Гари. — С неба она свалилась. Как пить дать, ведьма.

— Вот послали Боги детей бестолковых! — запричитала женщина. — Хватит чушь пороть! Ты, Жан, бери грабли и продолжай работать, а ты, Гари, бегом проводи девочку к Рамине. И чтоб одна нога здесь, другая там. Нам еще полполя тут обрабатывать. Не волнуйся, деточка. Сейчас мой сынок тебя отведет, куда нужно. Рамине поклон передавай. От Сары, скажи. Ее мазь мне радикулит в момент вылечила, до сих пор как молодуха бегаю.

— Благодарю, — поклонилась женщине, подхватила корзинку со снедью, которая лежала под ногами, и пошла за настороженно озирающимся парнем. — Обязательно передам!

Мы пересекли поле и углубились в лес. Гари шел впереди и периодически боязливо оглядывался, проверяя, не навлекла ли я на него беду. Я же топала за ним с самым отстраненным видом. На мнение каких-то деревенских парней мне было совершенно наплевать, и без этого проблем хватало.

Спустя примерно полчаса мы вышли к полянке с каменными столбами. Я обрадовалась ей, как родной. Пробежала вперед парня и рассмеялась, встав в центр. Кажется, я тут сто лет не была! А прошло-то всего ничего.

— Дальше не пойду, — буркнул Гари, насупившись. — По тропинке вперед иди, там дом старухи и увидишь.

— Знаю, спасибо, — беззаботно улыбнулась. — Теперь я не заблужусь.

— Тогда я пошел, — отозвался он, пятясь к деревьям. — Мне домой пора.

— Спасибо, что проводил! — крикнула ему вслед, когда парень уже скрылся из вида.

Постояла еще немного на такой знакомой, дорогой сердцу полянке и побежала к домику. Рамина с Пико на плече вышла на крыльцо и помахала мне рукой.

— Вернулась, милая! Как дела? Как все в столице прошло? Где Влад и Николас?

— Доброе утро! — счастливо улыбнулась, подбегая и обнимая женщину. — Сейчас все расскажу! Пойдемте в дом. У меня даже гостинцы с собой есть. Надеюсь, съедобные.

— Проходи скорее! — пригласила меня она. — Сейчас аккурат позавтракаем. Каша только сварилась.

— Я с удовольствием! Жутко проголодалась, пока сюда шла.

Мы уселись на крошечной кухне, как бывало раньше, покушали, а потом я рассказала Рамине все в подробностях с того самого момента, когда мы покинули ее дом и ушли в Фотий.

— Да уж, дела, — задумчиво протянула женщина. — Даже не знаю, что и сказать. Дарий удивил. Может, влюбился и голову потерял?

— Знаете, — сосредоточенно ответила, — мне кажется, если кого-то любишь, то готов совершить благородный поступок для любимого человека. Поступиться своими эгоистичными интересами ради счастья возлюбленной или возлюбленного, неважно. Но никак не устраивать подлость, очерняя своего собственного брата. Это очень низкий поступок.

— Так-то оно так, — вздохнула чародейка. — Да только и любовь разная бывает.

— Я так не думаю, — мотнула головой. — Любовь — светлое доброе чувство, которое все преображает в жизни человека. Она не может заставить сделать что-то коварное и злое. Это уже не любовь будет, а чистой воды эгоизм и желание получить в собственность того, кто тебе не принадлежит.

— Сложно сказать, — пожала плечами Рамина. — Говорят, любовь у каждого своя, в зависимости от того, что у человека внутри, в душе творится. В любом случае, жизнь все на свои места расставит. Об этом не переживай. Лучше расскажи, что планируешь делать дальше?

— Я бы хотела отправиться домой, — с надеждой взглянула на нее. — На Землю. Сможете открыть проход между мирами?

— Все-таки решила вернуться? — с непонятной горечью отозвалась женщина. — Не хочешь задержаться и Владу помочь во дворце? Ему сейчас ой как поддержка надежного друга требуется.

— Влад добился того, чего хотел, — пояснила свою позицию. — Он освободил мать. У них все будет в порядке. А я там только мешать буду. В местной политике ничего не понимаю, этикет не знаю, да и вообще, придворная жизнь — не мое. Кроме того, там Дарий где-то ошивается. Не хочу с ним сталкиваться и выяснять отношения. Ни к чему все это.

— Может, ты и права, — снова вздохнула Рамина. — Конечно, я тебе помогу. Всему, чему могла, я тебя научила. Охотники теперь вряд ли будут по другим мирам бегать и ловить кого-то. Не до этого сейчас. Ты можешь спокойно вернуться домой.

— Спасибо огромное! — просияла. — А когда лучше перенестись?

— Да хоть сейчас, — улыбнулась чародейка, глядя на мое нетерпение. — Только возьму все необходимое, и начнем.

— Здорово! — подскочила от радости на месте.

Мы спустились на цокольный этаж в мастерскую. Рамина что-то высматривала на полках, а я присела на стул и с щемящим чувством невосполнимой потери оглядела все вокруг. Здесь началось мое познание магии, в этом маленьком уютном домике в лесу мы подружились с Сократом, на полянке с каменными столбами я впервые почувствовала свое единение с магическим фоном этого мира и открыла свой собственный внутренний поток энергии. Столько всего пережито за такой небольшой срок. Как все изменилось с моего внезапного появления в этом мире. Как изменилась я сама. Видимо, моя жизнь уже никогда не будет прежней. И от осознания этого на душе было тоскливо и сумрачно.

— Пойдем, — позвала меня чародейка, и мы отправились на полянку.

Рамина нарисовала большой круг толстой палкой, окропила рисунок каким-то зельем и указала мне в центр.

— Ложись и закрой глаза, — скомандовала она. — Рада была с тобой познакомиться, Ася. Но я не прощаюсь. Надеюсь, с приходом нового правителя на трон Изграна в этом мире все переменится, и ты уже не одна, а вместе со своей бабушкой навестишь меня в следующий раз. Удачи тебе, девочка!

— Большое вам спасибо за все! Буду вспоминать вас с теплотой и благодарностью! — обняла ее на прощание и заняла положенное место.

— Ну, Пико, поколдуем с тобой? — спросила Рамина филина, а он спланировал ей на плечо и глухо ухнул. — Вот и молодец! Мой помощник!

Чародейка сосредоточилась и начала читать длинное заклинание. Слова слетали с ее губ в определенном ритме. Я закрыла глаза и не стала прислушиваться. Просто лежала и вспоминала все, что со мной произошло, прощаясь и с этим волшебным миром, и с теми людьми, которых я здесь встретила.

Головокружение настигло меня внезапно, унесло куда-то вдаль и дезориентировало. Но неприятные ощущения быстро прекратились, и я почувствовала, что лежу на холодной горизонтальной поверхности. Открыла глаза и увидела гостиную в нашем с бабушкой доме. Мебель все так же оставалась раздвинутой в разные стороны, а я лежала посреди комнаты.

Аккуратно поднялась, постепенно пришла в себя и пошла искать бабушку. Она обнаружилась на кухне. Я неслышно подошла и остановилась в дверном проеме. Как же я соскучилась по ней! Бабуля сидела возле окна и с грустью смотрела во двор, где моросил мелкий осенний дождь, и дул стылый ветер. Седые волосы были убраны в аккуратный пучок, брюки и свитер — в идеальном состоянии, натруженные руки лежали на коленях, а лицо в морщинках оставалось сосредоточенным.

— Ба, — тихонько позвала ее, чтобы не напугать, — я вернулась.

Она резко обернулась, вытаращила на меня глаза и заплакала, не в силах справиться с собой.

— Жива! — только и смогла она проговорить сквозь слезы. — Ася!

Я подлетела к ней и заключила в объятия.

— Ба, ну не плачь, пожалуйста! — уговаривала ее, как маленькую, гладя по голове. — Все хорошо. Все в порядке. Я дома. Опасности больше нет.

— Да, да, прости меня, дуру старую, — силилась она прийти в себя и никак не могла. — Просто без тебя совсем тоскливо стало. Всё мысли о прошлом одолевали. А это никогда ничего хорошего не приносит. Зачем былое поминать, когда уже ничего не вернешь. Лучше расскажи, как ты! Как там Рамина? Влад тебя нашел?

— Давай я чай нам сделаю, — предложила, улыбаясь. — И все тебе подробно опишу. Только мне бы переодеться. А то этот наряд иномирной барышни порядком поднадоел.

— Конечно, — кивнула бабуля, утирая заплаканное лицо. — Беги. Я подожду.

Прошла в свою комнату. Здесь всё было так же, как перед моим уходом. Только вещи были на своих местах, а не разбросаны. Как же давно я здесь не была! Кажется, целая жизнь промелькнула, а моя комната все та же.

Скинула с себя опостылевшие вещи и с непередаваемым блаженством влезла в простую белую футболку и узкие джинсы. Вот это кайф! Мои любимые вещи! Счастье-то какое! Полюбовалась на себя в зеркало и замерла в изумлении. У меня снова были мои родные русые волосы с рыжеватым отливом и голубые глаза. Задорно себе подмигнула и пошла обратно.

Вернулась на кухню и обнаружила бабушку у плиты.

— Ты чего, ба? — удивилась. — Я вроде сама хотела тебе чай сделать.

— Да ты садись, — отмахнулась она, — устала небось с дороги. Сейчас я тебя накормлю.

— Я только из-за стола, — заняла свое любимое место у окна. — У Рамины завтракала. Но чай с тобой с удовольствием попью. Там ведь нет этого напитка. Представляешь! Только какой-то горький травяной отвар.

Бабушка рассмеялась и заварила мой любимый черный чай с бергамотом.

— Держи, — поставила на стол мою чашку с котятами. — И конфеты твои любимые есть.

— Спасибо, ба, — от души поблагодарила ее, наслаждаясь домашним уютом и давно привычными вещами. — Ты садись. Не стоит из-за меня беспокоиться и суету наводить.

Мы сидели и пили чай, и это самое простое, казалось бы, действие возвращало меня к жизни, стирало из моей памяти все те неприятные события, которые со мной случились, делая их размытыми, оставляя лишь хорошее и светлое, что хотелось сохранить в душе на долгие годы.

— Как ты после всего этого? — с тревогой спросила Валентина Петровна, когда я закончила свой рассказ, избегая чрезмерных подробностей.

— Сносно, — ушла от прямого ответа. — Ты лучше скажи, что там с моей учебой? Меня отчислили?

— Нет, что ты! — воодушевилась она. — Я через знакомых оформила тебе больничный. Причину указали — перелом голени. С этим пару месяцев точно можно на учебе не появляться. Так что никто не сможет тебе ничего предъявить, если, конечно, ты нагонишь пропущенный материал и все вовремя сдашь.

— Попробую, — задумчиво ответила. — Нужно будет еще разобраться, что там творится. Завтра поеду в Новосибирск и все выясню.

— Так скоро, — расстроилась бабушка. — Может, хоть пару дней дома побудешь?

— Я бы хотела сначала все дела уладить и определиться с планами на будущее, — мягко отказалась, — а потом уже отдыхать, если это будет возможным.

— Да, конечно, — снова опечалилась она. — Я понимаю.

Мы еще посидели немного, и я пошла проведать нашу живность, чтобы хоть чем-то себя занять. До вечера помогала бабушке по хозяйству, убиралась в доме и наводила кругом порядок. Перед сном приняла ванную, а потом отправилась отдыхать.

Уже лежа в постели, все никак не могла уснуть. Мысли о будущем не давали покоя. Нужно купить новую флейту. Старую, скорее всего, никогда больше не увижу. Завтра утром необходимо разобраться с больничным, получить справку и мчаться в Новосибирск. Что там меня ждет?

Постепенно мысли перескочили на наш разговор с бабушкой. Правильно ли я сделала, что не сказала ей о смерти мамы? Или нужно было все-таки сделать это? Так и не решив этот вопрос, заснула.

Глава 28

Глава 28

С утра бабушка сама пришла ко мне в комнату. Сонно на нее взглянула и улыбнулась. Я уже отвыкла от того, что кто-то родной и любимый может вот так меня заботливо будить по утрам.

— Доброе утро, ба! Спасибо! Мне очень приятно, что ты обо мне подумала.

— Ты какая-то странная, — с подозрением покосилась на меня бабуля. — Вставай давай. Мария Павловна с восьми сегодня работает. Позавтракаем и вместе пойдем закроем твой больничный. Нужно ей хоть подарок какой отнести. Так нам помогла с тобой.

— Конечно, — кивнула, подскакивая. — Я мигом. Только умоюсь.

Быстро позавтракали и вышли из дома. На дворе стоял октябрь. Дождь моросил со вчерашнего дня. Но ветра не было. Поежилась, накидывая капюшон куртки, и раскрыла зонт. Удивительно. Когда покидала дом в последний раз, царила августовская жара, а теперь совсем холодно стало. Скоро снег выпадет. Все меняется и не стоит на месте, и природа не устает из года в год напоминать нам об этом.

В поликлинику пришли к самому открытию. Доктора еще не было на месте, но вскоре она прибежала, отряхиваясь от забрызгавших одежду капель дождя.

— Валентина Петровна? — удивленно узнала бабушку. — Что-то случилось?

— Здравствуй, Маша, — улыбнулась бабушка. — Нет. Все в порядке. Внучке моей лучше. Ты не могла бы закрыть ее больничный?

— Конечно, — кивнула она. — Только переоденусь и вызову вас.

Возле двери в кабинет начал собираться народ, выясняя, кто последний. Мы сидели в ожидании вызова. Лампочка мигнула, и бабушка уверенно прошла внутрь, а я за ней.

Мария Павловна указала нам на кушетку, быстро пролистывая медицинскую карту. Мы заняли предложенные места. Доктор что-то размашисто написала в карте, оформила справку, поставила свою подпись и печать.

— Вот, держите, — улыбнулась она, протягивая листок. — Не забудьте поставить еще печати в регистратуре. Не болейте.

— Спасибо тебе, Машенька, — улыбнулась бабушка, протягивая небольшую коробочку. — Это тебе. Используй утром и вечером. И все будет в порядке.

— Рамина делала? — лукаво улыбнулась врач.

— Она, конечно, — заверила ее бабуля. — Кто же еще? Сама знаешь, тут ничего подобного не найдешь.

— Передавайте ей привет и благодарность, при случае, — попросила Мария Павловна.

— Обязательно, — заверила ее бабушка. — Еще раз спасибо. И до встречи.

— Всего доброго.

— До свидания, — попрощалась и я.

Когда мы оказались на улице, спросила:

— Ба, а она что, тоже из наших?

— Из наших, из наших, — заулыбалась бабушка. — Ведьмы вместе должны держаться. А то как нам тут выжить, когда кругом одни проблемы?

— Да уж, — задумчиво отозвалась.

Бабуля проводила меня до остановки, но автобуса все не было.

— Ба, — обратилась к ней, решив все-таки во всем признаться, — я тебе вчера не сказала, но в другом мире мне удалось узнать кое-что о маме.

— Эх, Ася, Ася, — тягостно вздохнула она, потрепав меня по волосам. — Спасибо, конечно, что ты такая добрая и чуткая, не стала тревожить старуху горестной вестью. Но я давно в курсе, что Лизы больше нет. Родовой амулет сообщил о ее кончине пять лет назад. Тебе говорить ничего не стала, ты и так считала родителей погибшими. Но с тех пор я скорблю о ней. Ты одна у меня осталась. Только надолго ли? Сейчас в Новосибирск уезжаешь, а потом выйдешь замуж и переедешь, куда муж позовет. Не уверена, что смогу ужиться с еще одним зятем. Твой отец неплохой человек, но родным он мне так и не стал.

— Ба, — бросилась ей на шею, — прошу, не говори так! Я тебя очень люблю и никогда не брошу. В Новосибирске разведаю обстановку и подумаю, как лучше все устроить. Договорились? Только не грусти! Это вредно для сердца.

— Ладно уж, — улыбнулась она сквозь слезы. — Беги. Вон автобус твой идет.

— Не скучай! — крикнула со ступенек подошедшего автобуса. — Скоро вернусь!

До Новосибирска добралась только к двум часам дня. Деканат был закрыт на перерыв. И мне пришлось забежать в ближайшее кафе, чтобы перекусить и дождаться открытия. Заказала себе салатик, чай и пирожное тирамису. Официант быстро принес заказ и умчался к другим посетителям.

С аппетитом проглотила салат и уже хотела приняться за свой любимый десерт, как мое внимание привлекла группа молодежи, которая, что-то громко обсуждая, ввалилась в зал. Среди них был мой однокурсник Витька. Встречаться с кем-либо из знакомых мне не хотелось, поскольку неминуемо пришлось бы врать о несуществующей болезни, объясняя мое длительное отсутствие на учебе. Быстро отвернулась к окну и сделала вид, что ничего вокруг не замечаю. Авось пронесет и Кощей меня не заметит. Но не тут-то было.

— Яна! — закричал на все кафе парень и ринулся ко мне. — Ты здесь?! Вот здорово! Выздоровела? Я так рад!

— Привет, — сдержано поздоровалась. — В деканат приехала справку отдать и расписание выяснить.

— Значит, ты скоро появишься на учебе? — с надеждой заглянул он мне в глаза.

— Собираюсь, — кивнула.

— Это замечательно! — затараторил парень, хватая меня за руку. — Я специально перевелся в твою группу. Будем вместе учиться, как раньше. Правда, классно? Ты прости, что так вышло со Славкой. Вроде нормальным парнем казался. Я не думал, что он так по-скотски себя с тобой поведет. А вон как вышло. Это ты когда убегала, ногу сломала?

— Угу, — промычала, силясь уловить суть разговора и поскорее отделаться от парня.

— Я так и подумал, — расстроено отозвался он, и тут же сменил тему. — Но ты теперь в порядке. Это главное. Знаешь, куратор нашего курса такой забавный старикан, Вениамин Германович. Мы все над ним прикалываемся. Тебе он точно понравится. Добряк. Кстати, Влад тоже на занятиях не появлялся. Мы его обыскались. Был у него дома, но там никого нет. Соседи сказали, они с матерью куда-то уехали. Странно, правда?

Упоминание о друге больно кольнуло душу.

— Ты же знаешь, что у него отец в Лондоне живет, — нехотя отозвалась. — Может, туда переехал.

— А он разве тебе не сказал об отъезде? — поразился Витька. — Вы же так дружили!

— Я пока от него сообщений не получала, — ушла от неприятной мне темы.

— Ясно, — кивнул парень, пожирая меня обожающим взглядом. — Хочешь, помогу нагнать пропущенный материал и сдать хвосты? У меня все конспекты в порядке. С удовольствием с тобой позанимаюсь.

Конечно, мне хотелось, как можно быстрее наверстать упущенное. Особенно теперь, когда голова была забита мыслями о том, что случилось со мной в другом мире. Хотелось с головой окунуться в учебу, новую среду и музыку, чтобы все забыть как тревожный сон. Но пользоваться бескорыстной помощью человека, который надеется, что я отвечу взаимностью на его теплые чувства, было низко.

— Витя, — прямо посмотрела ему в глаза, — спасибо тебе за желание помочь. Но это лишнее. Ты прекрасный скрипач и вообще отличный парень, только я не подхожу на роль твоей возлюбленной. Мне жаль, что я раньше не поговорила с тобой на эту тему. Как-то казалось, что со временем ты и сам догадаешься, что я не питаю к тебе тех чувств, на которые ты рассчитываешь. Видимо, я ошиблась. Прости меня за это. Мне пора. Пока.

Поднялась и поспешила на выход. Дождусь открытия деканата под дверью.

— Яна, погоди! — окликнул меня Витька, но я уже выбежала на улицу, сунув официанту деньги за обед.

Настроение было сродни хмурому тусклому небу. Дождь так и не перестал. Тирамису остался нетронутым на столе. А я шла по улице, дрожа от холода, и думала о том, что вряд ли скоро увижу Влада. Он, наверное, сейчас решает какие-то сверхважные проблемы во дворце, и ему явно некогда вспомнить о том, что есть где-то его подруга, которая переживает за него.

Перерыв уже закончился. Я отдала секретарю справку. Выяснила расписание и другие подробности. Неприятным открытием для меня стало то, что мое место в общежитии уже отдали другому человеку. Этого следовало ожидать, но я совсем не была готова к такому повороту. Значит, теперь придется позаботиться еще и о проживании в чужом городе. Ладно, разберусь. Хорошо хоть отчислить прямо сейчас меня никто не может.

Домой вернулась уже ближе к ночи, уставшая и голодная. Впереди были два выходных дня, за которые мне предстояло найти жилье, перебраться в Новосибирск, купить новую флейту и хоть приблизительно выяснить, что меня ждет на занятиях в понедельник. Мда, работы непочатый край.

— Что-то ты вся замученная, — встревожилась бабушка, когда встретила меня в прихожей. — Как все прошло?

— Да, нормально, в общем-то, — вздохнула, раздеваясь и проходя в ванную. — Меня из общаги выперли. Представляешь? Теперь даже и не знаю, что делать. Разве это мыслимо — за два дня жилье найти?

— Да уж, — покивала бабушка. — Ты переодевайся и есть приходи. Я сейчас курицу с картошкой разогрею.

Стянула джинсы и свитер, влезла в любимую пижаму с мишками и прошлепала на кухню.

Бабуля уже накрыла на стол, и я с энтузиазмом набросилась на еду.

— Спасибо, ба! — проговорила с набитым ртом. — Очень вкусно!

— Ты хоть прожуй, — укорила меня бабуля. — А насчет жилья не переживай. Я уже думала над этим. С самого начала было понятно, что если ты не явишься вовремя, место другому отдадут. Поэтому я поспрашивала у знакомых, кто сможет тебя временно приютить. Будешь жить у моей подруги, Тамары Васильевны. У нее как раз внук в Питер уехал учиться в военно-медицинской академии. Так что комната свободная есть. А дальше видно будет.

— Ба, ты просто чудо! — радостно воскликнула. — Вот что бы я без тебя делала?! Спасительница!

— Ой, перестань, — отмахнулась она. — Вещи нужно уложить, а завтра вместе поедем в Новосибирск. Я подругу навещу, тебя с ней познакомлю. Быт ваш наладим.

— Бабуль, — вдруг пришла мне в голову гениальная идея, — а может, переедем с тобой в Новосибирск? Какая разница, где нам жить? Мы с тобой, как говорится, женщины свободные, ничем не обремененные. Соберем твое хозяйство, и только нас тут и видели.

— Ты мне тут женщину из себя не строй, — одернула меня Валентина Петровна. — Дело это непростое. Подумать нужно, все взвесить. Сама понимаешь, не в хозяйстве суть. Я и без него проживу. Пока поживешь у Тамары, а там видно будет. Может, тебе и учеба не понравится. Захочешь все бросить и в столицу податься, счастья искать.

— Ладно, — вздохнула, признавая ее правоту. — Потом тогда обсудим этот вопрос еще раз. Спасибо за ужин. Я к себе пойду. Поищу, может, кто флейту старую продает за ненадобностью.

— Давай, — кивнула бабушка. — Отдыхай. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — поцеловала ее в щеку и улыбнулась.

Приняла душ, улеглась в постель и залезла в интернет. Просмотрела разные форумы и группы в соцсетях. Объявлений о продаже именно флейты нигде не было. Тогда решила сама написать знакомым. В первую очередь связалась с нашей старостой, Верой. Круг общения у собранной и ответственной виолончелистки был немереный. Возможно, она поможет. Затем составила объявление о покупке инструмента и выложила его везде, где могла. Завтра еще попробую позвонить своей преподавательнице из училища. Она всегда ко мне хорошо относилась.

Глаза слипались, поэтому я отключила планшет и мгновенно уснула.

Глава 29

Глава 29

Прошло около четырех месяцев после моего возвращения домой.

За это время мы с бабушкой смогли более-менее наладить нашу жизнь. Я поселилась у тети Тамары в квартире на окраине Новосибирска. Бабушкина подруга оказалась довольно доброй пожилой женщиной. Мы поладили, но таких теплых отношений, как с Раминой, между нами не сложилось. Я старалась помогать по дому и не мешать хозяйке квартиры, задерживаясь в консерватории допоздна, чтобы репетировать там, а не над ухом старушки. Каждую пятницу я уезжала на последнем автобусе к бабушке и все выходные проводила с ней.

Бабуля обдумала мое предложение насчет переезда и начала к нему готовиться. Дом она отказалась продавать категорически, заявив, что его купят за бесценок и никому он не нужен, а она к нему привыкла и жизни своей без него не представляет. Бабушка рассказала, что после исчезновения моих родителей и продажи нашей квартиры в Москве выгодно вложила деньги, и теперь мы вполне можем себе позволить снять жилье.

Сразу после празднования Нового года мы перебрались в однокомнатную квартиру, которую сняли у одной женщины, уезжающей на работу в другой город. Это был самый лучший подарок к празднику! Бабуля жила со мной несколько дней в неделю, а потом уезжала в наш дом. Соседи приглядывали за хозяйством в ее отсутствие, и бабушке даже нравилось то, как мы все организовали. Я же дала себе зарок, что найду подработку сразу после первой сессии, чтобы помогать с деньгами.

На учебе поначалу было трудно. Новая группа, новые преподаватели, масса пропущенных занятий и несданных зачетов. Но я старалась изо всех сил, чтобы наверстать упущенное. Зубрила день и ночь теорию, репетировала каждую свободную минуту и постепенно закрывала хвосты. Допуск к своей первой сессии я получила последней, но экзамены должна была сдавать вместе со всеми.

Отношения с одногруппниками у меня были довольно прохладные. Наверное, из-за моей не самой общительной натуры. Кроме того, я была для них новенькой, незнакомой студенткой, которая долго болела и которую уже никто не ждал в сложившемся коллективе. Но на меня навалилось такое количество проблем, что я и не стремилась ни с кем общаться и вместе весело проводить время, поскольку у меня просто-напросто его не было.

Витька после нашего разговора в кафе больше ко мне не цеплялся. Он очень здорово продвинулся в игре на скрипке и преподаватели его хвалили, ставя нам всем в пример. Девчонки из группы осыпали его комплиментами и стремились к более близкому общению. Он начал встречаться с виолончелисткой Светой и, кажется, был полностью доволен своей жизнью. И я была за него очень рада. Надеюсь, те его долгие взгляды, которые я все еще периодически на себе ловила, со временем пройдут окончательно.

Но несмотря на всю ту загруженность делами и заботами, которая забирала у меня все силы, по ночам я видела сны о волшебном мире. Мой кот снова был со мной. Мы вместе колдовали, а потом он превращался в мужчину и мы играли дуэтом, исполняя очередную удивительную композицию. Утром я просыпалась с чувством невосполнимой потери и подавлено брела умываться, стремясь быстрее окунуться в тревоги нового дня, чтобы не думать о том, что я больше никогда не буду пользоваться магией и вряд ли еще в своей жизни встречу Ранира.

Первая сессия осталась позади. Сдала я ее не блестяще, но вполне приемлемо. Каникулы мы с бабушкой провели в нашем доме, наслаждаясь покоем и тишиной. И вот сегодня первый день нового семестра, а я дико проспала и нещадно опаздывала на первую пару. А все из-за того, что вчера очень поздно вернулась в Новосибирск и утром не услышала будильник.

Взлетев по лестнице на второй этаж, ринулась к двери в аудиторию. Быстро постучала и, рванув ручку, заскочила внутрь.

— Доброе утро, Вениамин Германович! Простите за опоздание. Можно войти? — выпалила на одном дыхании, устремляясь к ближайшему свободному месту.

— Асияна Николаевна Мирошина? Правильно я понимаю? — услышала совершенно незнакомый суровый мужской голос и замерла на полпути, метнув в преподавателя испуганный взгляд.

— Да, — еле слышно выдавила в гробовой тишине зала. — Это я.

За преподавательским столом сидел худощавый светловолосый гладковыбритый мужчина примерно сорока лет в модных очках и темно-сером костюме и сверлил меня пронзительным взглядом стальных глаз.

— Замечательно, — довольно протянул этот отвратный тип, от которого так и пробирал мороз по коже. — Я ваш новый куратор, Олег Петрович Вяземский.

— А где Вениамин Германович? — растеряно спросила и тут же спохватилась.

— Моего предшественника перевели на другую должность, — несмотря на дерзость моего вопроса, ответил мужчина. — Теперь вы будете заниматься под моим чутким руководством. Присаживайтесь, Мирошина. Начнем.

Я быстро прошмыгнула за стол, достала из сумки тетрадь и уткнулась в конспект, строча со скоростью звука и боясь пропустить хоть слово из сказанного преподавателем.

— Итак, — вещал пижон, — мы с вами начинаем новый семестр с…

Я усиленно выводила все, что он говорил, не сильно вникая в суть. Меня больше волновало то, что мой обожаемый Вениамин Германович у нас больше не преподает. Это было просто катастрофой. Забавный и добрый старичок помог мне подтянуть хвосты после выхода на учебу. Мы подружились, и я с удовольствием помогала ему с оформлением бумаг или еще какими-то мелочами, которые пожилому человеку давались не так легко, как мне. В этом полугодии я планировала найти подработку и надеялась, что куратор снова поможет мне с учебой в случае непредвиденных обстоятельств. А теперь его сменили на этого жуткого типа, и еще неизвестно, чем это нам всем грозит.

Во время пары Олега Петровича тишина в аудитории стояла просто оглушительная, не то что при нашем «старичке», как мы именовали за глаза Вениамина Германовича. Теперь мы боялись лишнее движение сделать, чтобы не привлечь к себе внимание этих ледяных глаз, интуитивно чувствуя исходящую от этого человека угрозу.

— Все свободны, — объявил, наконец, преподаватель, когда занятие закончилось. — Работайте над тем, что мы обсуждали. Всего доброго.

Сложила вещи и поспешила вместе со всеми на выход.

— Ах, да, — вспомнил что-то мужчина, а мы в страхе застыли, не двигаясь с места. — Мирошина, задержитесь.

Мои одногруппники с облегчением выдохнули и рванули к двери. А я осталась стоять возле своего стола.

Когда зал опустел, Олег Петрович вновь заговорил:

— Асияна Николаевна, я хотел обсудить вашу успеваемость.

Я молча ждала, что он скажет дальше, и смотрела в пол. Почему-то встречаться с ним взглядом не хотелось.

— Подойдите сюда, — вдруг попросил он, и мне ничего больше не оставалось, как приблизиться к его столу. — Я просмотрел ведомость за прошлый семестр. Взгляните. Вы позже всех сдали все зачеты и с трудом вышли на сессию. Это неприемлемо.

Свои оценки я и сама прекрасно знала. Но учитывая то, что мне пришлось много нагонять, я справилась отлично. Волна жгучего гнева всколыхнулась в душе, и я с силой сжала ручку сумки.

— Я долго болела, — холодно заметила. — И даже если вас мои оценки не устраивают, сессию я сдала вовремя. Поэтому никаких претензий ко мне быть не может.

— Никто и не говорит о претензиях, — вдруг обезоруживающе улыбнулся мужчина, совершенно сбив меня с толку. — Я хотел сказать, что если так пойдут дела и в этом семестре, вам будет очень сложно сдать следующую сессию. Занятия в этом полугодии будут интенсивнее, чем в прошлом. Поэтому я как ваш куратор беспокоюсь, чтобы у вас в будущем не было схожих проблем. Я готов позаниматься с вами дополнительно, если это поможет вам сдавать все вовремя.

Я уставилась на преподавателя в немом изумлении, силясь понять то, что он только что сказал, ища подвох и скрытый смысл. Но Олег Петрович смотрел мне в глаза прямо и открыто, спокойно улыбаясь.

— Я думаю, — скомкано ответила, так и не найдя скрытых мотивов его поведения, — в этом семестре у меня таких проблем не будет. Я собираюсь усиленно заниматься и ничего не пропускать.

— Я вас понял, Мирошина, — кивнул мужчина. — Будем надеяться, что все так и будет. В любом случае, вы можете рассчитывать на мою помощь.

— Спасибо, — ошарашено выдала, пятясь к двери. — Я могу идти?

— Идите, — милостиво махнул он рукой, и я пулей вылетела в коридор, даже забыв попрощаться.

В коридоре стояла вся моя группа в полном составе. Ребята окружили меня и засыпали вопросами:

— Ну как?!

— Что он сказал?

— Зачем оставил тебя?

Звучало со всех сторон. Только я хотела всех успокоить и прояснить ситуацию, как услышала ехидный голос Светки, Витькиной девушки:

— Да что тут непонятного-то? Глаз он на нее положил, на нашу утонченную флейтистку! Вон как пялился всю пару. А она — ноль внимания. И что только мужики находят в некоторых. Кожа да кости.

Мне стало невыносимо противно от этого несправедливого замечания, и я молча прошла сквозь толпу к лестнице, чтобы подняться в другую аудиторию на следующую пару.

— Яна, — окликнул меня Витька, — постой. Извини. Света не хотела тебя обидеть. Так что хотел этот ледяной дракон?

— Спросил, почему такие оценки низкие за прошлый семестр, — отозвалась со вздохом. — Сказал, что это полугодие сложнее предыдущего, и что я должна больше стараться. Вот и все.

Ребята снова загалдели, обсуждая услышанное, а я пошла дальше. Светка неплохая девчонка, но она не слепая. Эти Витькины долгие взгляды в мою сторону ей были заметны, так же как и всем остальным. Только ребята старались не вмешиваться, не желая портить отношения в группе. А Светка ревновала и боялась, что я вдруг решу отбить ее ненаглядное сокровище. Как будто оно мне надо. Выкинув всю эту ерунду из головы, отправилась готовиться к следующему занятию.

Примерно через месяц вся группа мало-мальски привыкла к нашему новому куратору, но меткое прозвище «Ледяной дракон» приклеилась к нему намертво. Каждый студент буквально цепенел под его суровым взглядом и боялся шелохнуться. Но, несмотря на все это, Олег Петрович был отличным преподавателем и ответственным куратором. Все, что он рассказывал, мы слушали, раскрыв рты, даже если это был скучнейший материал.

Промежуточные зачеты группа старалась сдавать вовремя, чтобы не навлекать на свою голову гнев Дракона. Наши девчонки томно вздыхали и пытались привлечь внимание импозантного преподавателя, то наряжаясь, как в ночной клуб, то открыто с ним заигрывая. Я в этом фарсе не участвовала. Олег Петрович вызывал у меня какой-то первобытный ужас этим своим пронизывающим взглядом, будто видел все мои мысли и переживания насквозь.

Да и некогда мне было думать о любовных делах. Я нашла работу в кафе официанткой. Подрабатывала два раза в неделю. Один раз в будни вечером, а второй — целый выходной день. Бабушка ругалась, что я себя так совсем вымотаю. Но мне хотелось хоть чем-то ей помочь. Все-таки и снимать квартиру, и содержать дом было дорогим удовольствием.

Как я и боялась, моя трудовая деятельность не могла не сказаться на учебе. Успеваемость у меня была не самая высокая. Еще и несколько раз пришлось пары пропустить из-за того, что на работе попросили подменить заболевшую девушку. И, конечно же, куратор не оставил это без внимания.

После очередной его пары я услышала ледяной голос:

— Мирошина, задержитесь.

Ребята бросали на меня сочувственные взгляды и торопливо покидали аудиторию. Когда никого не осталось, обреченно поплелась к преподавательскому столу, предчувствуя нагоняй.

— Я вас слушаю, Олег Петрович, — смущенно промямлила.

— Это я вас слушаю, Асияна, — сложил он руки на груди и уставился на меня сквозь свои модные очки. — Вы мне что обещали в начале семестра?

— Что? — сделала вид, что понятия не имею, о чем речь.

— Не помните, значит? — едко усмехнулся он, поднимаясь и подходя ко мне вплотную. — Так я вам напомню. Вы обещали, что проблем с учебой у вас не будет. И что же мы видим? Семестр в разгаре. Заданий столько, что только и успевай делать, а вы семинары пропускаете. Преподаватели жалуются.

Я затравленно молчала. Да и что я могла бы возразить? Он был прав. Но это ничего для меня не меняло.

— В чем дело, Мирошина? — сосредоточенно спросил он, заглядывая мне в глаза. — У вас какие-то проблемы?

— Нет, — нерешительно ответила, растеряв последние связные мысли под этим гипнотическим взглядом. — Просто в этом месяце на работе попросили выйти в дневную смену. Надеюсь, больше этого не повторится. Я постараюсь заниматься усерднее и не пропускать пары.

— Вы работаете? — строго спросил он, сведя брови к переносице.

— Да, — удивилась такой его странной реакции. — Подрабатываю официанткой в кафе.

— Вы отдаете себе отчет в том, что учеба на очном отделении не предполагает работы еще где-то? — раздраженно бросил он.

— Я это прекрасно понимаю, — с негодованием ответила. — Но жизненные обстоятельства, знаете ли, вынуждают, думать не только о себе, но и о близких мне людях. Не волнуйтесь, я выйду на сессию вовремя. И все у меня будет в порядке.

— Только какой ценой? — с горечью проговорил он и неожиданно положил мне руки на плечи. — Асияна, как вы смотрите на то, чтобы в пятницу вечером пойти в одно место?

— В каком смысле? — опешила. — Мне некогда развлекаться. Я либо учусь и репетирую, либо работаю и бабушке помогаю.

— Вы меня не совсем правильно поняли, — мягко проговорил он. — Я по пятницам играю в одном ресторане. И хотел бы, чтобы вы пришли и посмотрели мое выступление. Возможно, вам понравится и вы тоже захотите там работать. Это все же лучше, чем труд официантки. Отработка навыков опять-таки. И платят неплохо. Согласны?

— Вы играете в ресторане? — поразилась.

— А что вас так удивляет? — развеселился он.

— Ну, — протянула, не зная, как корректнее выразить свою мысль. — Вы производите впечатление честолюбивого человека, который вряд ли стал бы заниматься подобными вещами.

— Вы просто меня плохо знаете, — легко рассмеялся мужчина. — Но, уверен, если мы познакомимся поближе, вы измените свое мнение обо мне.

— Наверное, — покивала, теряясь от его странного поведения.

— Тогда договорились, — мгновенно сделал свои выводы Олег Петрович и вернулся за свой стол. — Жду вас в пятницу в восемь вечера на центральной площади.

— Я… — хотела сказать, что не приду и буду занята.

Но он мне и слова не дал вставить.

— Всего доброго, Асияна, — властно проговорил мужчина и уткнулся в свои бумаги, давая понять, что разговор окончен.

И мне ничего не оставалось, как попрощаться и выйти из кабинета.

Глава 30

Глава 30

До конца рабочей недели проклинала себя за нерешительность. И почему я не настояла на своем и не отказалась идти куда-то с преподавателем? Это вообще нормально — общаться со своим куратором вне стен учебного заведения?

Я уже раздумывала над тем, чтобы пойти к Олегу Петровичу в четверг и прямо сказать, что не приду на встречу. Но он как сквозь землю провалился! На кафедре его не было, а на семинаре заменял другой педагог. Может, он и на встречу не придет, и я зря волнуюсь?

Для успокоения своей совести в пятницу вечером собралась, нацепила скромное платье, подходящее для похода в ресторан, подкрасилась и отправилась на центральную площадь города. В душе я истово надеялась, что Олег Петрович не придет и мне не нужно будет решать сложную моральную дилемму о внеурочном общении с преподавателем.

Когда пришла на место встречи, с облегчением увидела, что куратора еще нет. Прекрасно! Жду еще десять минут и со спокойной душой бегу домой. Делать было нечего, а промозглая мартовская погода не предрасполагала к долгому бездействию под напором мокрого снега с небес. Поглубже закуталась в объемный капюшон пуховика и теплый снуд, бодро расхаживая из стороны в сторону. Еще пять минут, и я окажусь в теплой маршрутке, мчащейся на окраину города.

— Ася? — услышала удивленный мужской голос позади и обернулась. — Ася! Неужели это ты?! Я так рад встрече!

Прямиком ко мне, уверенно лавируя между прохожими, шел Влад!

— Влад!!! — радостно закричала и бросилась другу на шею.

Он поймал меня в крепкие объятия и закружил. Мы весело рассмеялись и взялись за руки.

— Откуда ты здесь? Как мама? Рамина в порядке? — засыпала его вопросами. — Господи! Поверить не могу, что встретила тебя!

Друг вдруг стал серьезным, нахмурился и отстранился.

— Я здесь по личному делу, — ушел он от прямого ответа. — Маме гораздо лучше. Бабушка выходила ее. Николас очень помог нам всем. Кажется, они с мамой нашли общий язык.

— Я очень рада, — заверила его, не понимая причины такой резкой перемены в его настроении. — Передавай им привет.

Друг молча рассматривал меня, а я — его. Он так переменился за то время, что мы не виделись. И дело было даже не в отросших волосах, которые он теперь зачесывал назад, и не в окрепшей фигуре и раздавшихся плечах. Что-то совсем иное, чужое было во всем его облике, а скорее даже в самой сути этого повзрослевшего молодого мужчины.

Грусть и тоска по утраченному безвозвратно другу пронзила душу. Видимо, я не смогла скрыть те чувства, которые меня обуревали, и Влад обо всем догадался. Он горько усмехнулся и резко обронил:

— А я женился.

— Что?! — ушам своим не поверила. — Как это? Разве ты с кем-то встречался?

— На Мириам, — глухо ответил он, отведя взгляд в сторону.

— На Нинке? — ошарашено выдохнула, совсем перестав соображать, как такое вообще возможно. — Разве она не вышла замуж за своего жениха из Ральды?

— За Ранирана? — язвительно спросил Влад. — О, нет! Ему удалось избежать этой участи. Везучий гад. И здесь смог выкрутиться.

Я смотрела на друга во все глаза и не понимала, как за такой короткий период в нем могло скопиться столько злобы. Влад, которого я знала в течение нескольких лет, никогда бы себе не позволил подобных высказываний ни в чей адрес. А этот мужчина был полон боли и разочарования.

— Влад, — растеряно взглянула на него и взяла за руку, — что произошло?

Я хотела знать, что с ним случилось, и он это прекрасно понял. Но почему-то начал рассказывать совсем не об это.

— Вонимир был поистине гением, — скорбно усмехнулся друг. — Помнишь, на последнем курсе к нам в училище перевелась Нинка?

— Конечно, — заверила его. — Тогда еще все парни от нее без ума были. Каждый мечтал с ней встречаться. Но она только на тебя и смотрела.

— Именно, — зло выдохнул друг. — Не знаю, что отец с ней сделал, но она совсем помешалась на мне. Здесь, на Земле, это еще не так сильно заметно было. Просто бегала за мной и навязывалась. А я старался ее избегать. Но когда мы оказались бок о бок во дворце, ситуация полностью вышла из-под контроля. Она как зомби за мной везде таскалась и умоляла ее не оставлять. Совет глав государств обязал ее выйти замуж за Ранира, как и планировалось изначально. Но она чуть с собой не покончила, когда об этом услышала. Я чудом ее спас. И мне пришлось заверить принцессу, что мы поженимся, если она больше не будет пытаться свести счеты с жизнью. Королю Ральды пришлось это проглотить и оставить свои притязания на трон Изграна. Мы женаты с Мириам уже несколько месяцев.

Я шокировано смотрела на друга и не знала, что сказать.

— Нас короновали сразу после венчания, — продолжил он, полностью уйдя в воспоминания. — И ей тут же стало легче. Она успокоилась, но до сих пор смотрит на меня, как на высшее существо. Огромное количество нерешенных вопросов кое-как помогает мне свыкнуться с ситуацией. Но я периодически просто ненавижу все это.

— Влад, — бросилась к нему, обнимая и стараясь хоть как-то поддержать, — мне так жаль!

— Ася, Ася, — вздохнул друг, обнимая меня в ответ и гладя по спине. — Прости, что вывалил на твою голову всю эту грязь. Но мне даже обсудить свои проблемы не с кем. Прости, что так долго не появлялся и не связывался с тобой. Я боялся, что не сдержусь и втяну тебя в этот водоворот политических интриг, а ты, как всегда, придешь на помощь, не задумываясь, чем тебе самой это будет грозить. До сих пор с ужасом вспоминаю, как ты пропала в тот страшный день. Счастье, что ты смогла сбежать от Дария и добраться до бабушки. Она все мне рассказала тогда. Ася, я…

— Добрый вечер, — услышала язвительный голос куратора и обернулась. — Не помешал?

Олег Петрович в черной кожаной куртке на меху, джинсах, без шапки и с убранной в чехол гитарой за спиной стоял и смотрел на нас исподлобья. Его светлые волосы были идеально причесаны. И даже мокрый снег не в силах был испортить его прическу. Очки он сегодня почему-то не надел, и холодных взгляд серых глаз от этого становился просто невыносимым.

Мгновенно почувствовала себя преступницей, пойманной с поличным. Отстранилась от Влада и быстро промямлила:

— Добрый вечер. Познакомьтесь, это мой друг, Владислав Становой. Влад, это Олег Петрович Вяземский, куратор нашей группы.

— Приветствую, — усмехнулся мужчина и подал Владу руку.

— Куратор, значит, — процедил сквозь зубы друг и руку не пожал. — Не думал, что ты до такого дойдешь, Ася.

— Что? — изумилась. — О чем ты?

— Начала встречаться с взрослым мужиком! — выпалил друг. — Он же в отцы тебе годится! Сколько ему лет? О чем ты думаешь? Наиграется с тобой и бросит.

— Влад, ты что? — прошептала. — Ты все не так понял. Мы не встречаемся. Я просто иду на его выступление. Вот и все.

Слезы несправедливой обиды брызнули из глаз. Кто этот человек? Мой друг никогда бы так не сказал. Никогда бы не сделал намеренно мне больно.

— Да ты посмотри, как он на тебя смотрит! — заорал Влад. — Как на свою собственность! А ты, наивная дуреха, веришь во всякую чушь, которую он тебе внушает. Как же, выступление!

— Молодой человек, — отчеканил Олег Петрович. — Вы забываетесь. Асияна ничем не заслужила ваших несправедливых обвинений. Если у вас есть претензии лично ко мне, готов встретиться с вами в удобное время. А сейчас мы спешим. У меня действительно сегодня выступление. К тому же, вас, кажется, жена дома ждет.

Куратор кивнул на руку Влад, где красовалось толстое золотое обручальное кольцо. Друг скрипнул зубами и спрятал руку за спину.

— Мне пора, — бросил он. — Прощай, Ася.

Влад с невыразимой болью и отчаянием посмотрел мне в глаза и ушел. А я так и стояла, молча глядя ему вслед. Слезы все бежали по щекам, но они никак не могли облегчить того, что творилось у меня в душе. Мой обожаемый, самый близкий друг исчез из моей жизни безвозвратно. И даже если мы когда-нибудь снова встретимся, наши отношения вряд ли будут прежними. Той теплоты, доверия и близости не будет уже никогда.

— Ася, — мягко обратился ко мне Олег Петрович, а я вздрогнула, до того интимно в его устах звучало это имя, — хочешь, я отвезу тебя домой? Можно отменить выступление. Ничего страшного не случится, если зрители сегодня не увидят мою ничем не выдающуюся персону на сцене.

Обернулась к мужчине и внимательно посмотрела в глаза. Но ничего, кроме теплоты и участия, там не увидела.

— Это имя только для родных и друзей, — строго проговорила. — И я не припомню, чтобы мы с вами переходили на «ты».

— Но мы ведь и не враги? — лукаво улыбнулся куратор. — И вполне можем перейти к неформальному общению. Обещаю, что на учебе буду строго следовать профессиональной этике и ни в коем разе не буду тыкать своей талантливой студентке. Ну так как? Отвезти тебя домой?

От его обезоруживающих доводов растерялась и не нашлась с ответом. С одной стороны — нельзя с преподавателем сближаться, сокурсники могут про меня такого наплести, что потом век не отмоешься. А с другой — мы ведь просто общаемся. Он предложил помощь, я собираюсь оценить, подойдет мне новая работа или нет. Вот и все. Глупо отказываться от новых возможностей, если я смогу и любимым делом заниматься, и деньги в семью приносить. Что бы Влад ни думал, у меня нет времени заниматься всякими глупостями. Нужно определиться с работой и держать дистанцию с Олегом Петровичем.

— Нет, спасибо, — отказалась. — Я пришла сюда, чтобы разобраться с работой. Если меня все устроит, перейду в ресторан. Но сначала нужно все посмотреть и определиться. Я специально для этой цели вечер освободила. В другой день вряд ли смогу прийти.

— Отлично! — обрадовался мужчина. — Тогда поспешим. Скоро все начнется.

Мы пересекли площадь, углубились в переулки и вышли на одну из широких улиц города. Ресторан, в котором выступал Олег Петрович, не был шикарным или главным в городе. Но и забегаловкой его нельзя было назвать. Приличное место для приличной публики со средним достатком.

— Олег! Ну наконец-то! — подскочил к нам молодой темноволосый мужчина в отглаженном костюме и белой рубашке с галстуком. — Думал, гости меня порвут на части, если ты не появишься. Давай быстрее! Все уже заждались!

— Здорово, Леонид, — улыбнулся куратор. — Познакомься, это Асияна. Я тебе о ней рассказывал. Талантливая флейтистка.

— Добрый вечер, — кивнул мне менеджер ресторана, должность которого была указана на его бейджике. — Рад знакомству. Ну, ты идешь?

— Проводи, пожалуйста, Асияну за столик, — попросил Олег Петрович. — А я пойду готовиться к выступлению.

— Пойдемте, — нехотя обронил Леонид и устремился в зал.

Мой спутник на это улыбнулся и кивнул. И я пошла за менеджером. Он показал мне столик на двоих в углу, оставил меню и растворился в зале. Изучив предложенное, попросила официанта принести черный чай с пирожным и пошла в туалетную комнату.

Увидев себя в зеркало, отшатнулась. На кого я похожа! От слез и мокрого снега тушь потекла и размазалась, придавая мне поистине впечатляющий вид. Волосы растрепались и торчали во все стороны. Нос покраснел. Жуть!

Быстро достала влажные салфетки из сумочки и убрала следы катастрофы. Расчесала шевелюру и заколола заколками заново. Ну, вот. Так гораздо лучше. Вернулась за столик и приготовилась наблюдать и слушать.

Олег Петрович уже сидел на специальном возвышении в свете яркого прожектора и настраивал гитару. В ожидании выступления я воспоминала нашу встречу с Владом и прокручивала в голове все, что между нами произошло. Могла ли наша встреча окончиться иначе, если бы не появился мой преподаватель? Даже не знаю. В том состоянии, в котором пребывал друг, любое неверно сказанное мной слово могло спровоцировать неадекватную и агрессивную реакцию. Когда мы все вместе учились на одном курсе, мне казалось, что Нинка его искренне любит. Неужели это все было из-за неизвестных действий Вонимира? Или это потом он с ней что-то сделал? Теперь и не разберешься во всем этом.

— Добрый вечер, — услышала бархатистый глубокий голос Олега Петровича и сосредоточила взгляд на нем. — Рад видеть всех вас в этом зале. Мое выступление будет не совсем обычным и начнется с одной песни, которую вы вряд ли слышали раньше. Сегодня в зале присутствует одна талантливая, неординарная и милая девушка. Эту песню я посвящаю ей.

Гости замерли в предвкушении, а я почувствовала себя не в своей тарелке от тех дифирамбов в мою честь, которые прозвучали из уст куратора. Но тут зал огласили первые аккорды потрясающей мелодии, и все лишние мысли мгновенно испарились из моей головы. Музыка лилась неспешно, плавно, уводя зрителей в иной созданный ею мир. Мужчина на сцене запел, и внутри все сжалось от этого проникновенного голоса. Я закрыла глаза и позволила себе полностью погрузиться в иную реальность, ту, куда так настойчиво приглашал меня певец.

Размеренное звучание укачивало и убаюкивало, словно рассказывая некую сказку о былых временах, о сильных и отважных рыцарях и прекрасных дамах. Главный герой песни — бесстрашный воин, отправился в долгое и опасное путешествие, выполняя свой священный долг перед Родиной. А дома его ждала любимая женщина, которой он поклялся в верности. Мужчина бессчетное количество раз был на грани гибели, но любовь и надежда помогли ему все преодолеть. Он вернулся обратно, но его возлюбленной уже не было в живых. Коварные враги, решив его уничтожить, убили всех родных и близких этого воина. Герой не смог смириться с потерей и отправился к злому колдуну, заключил с ним сделку, отдав свою душу и силу в уплату за воскрешение любимой. Песня заканчивалась тем, что ожившая женщина оплакивает навсегда покинувшего ее мужчину.

Отзвучали последние аккорды, гитара умолкла, а люди все так же сидели в тишине и молчании.

— Благодарю за внимание к моему творчеству, — услышала я голос куратора и открыла глаза. — Сейчас будет небольшая пауза. После чего обещаю исполнить более современные и узнаваемые мелодии.

Люди в зале оживились и зааплодировали. Ди-джей включил легкую ритмичную музыку. А Олег Петрович спустился с возвышения и подошел к моему столику.

— Тебе не понравилось? — с какой-то детской растерянностью и грустью спросил он, присаживаясь рядом.

— Нет, что ты! — тут же заверила его в обратном. — Это было волшебно!

— Тогда почему ты плачешь? — поинтересовался он, осторожно утирая слезинки с моего лица.

— Плачу? — удивилась и прикоснулась к влажной щеке. — Действительно. Прости. Просто песня грустная, и рыцаря очень жалко.

— Какого рыцаря? — непонимающе переспросил он.

— Как какого? Который отдал жизнь за возлюбленную.

— А, ты про стража! — рассмеялся мужчина. — Это песня про стража границ. Я написал ее когда-то очень давно. Но ни разу не исполнял на публике.

— Зря, — решительно проговорила. — Она чудесная! Ничего лучше в жизни не слышала.

— Спасибо, — мягко проговорил он, беря меня за руку. — Я рад, что подарок пришелся тебе по душе. Как вообще впечатление? Нравится обстановка?

— Здесь уютно, — искренне улыбнулась в ответ. — И публика приличная.

— Я могу договориться, чтобы ты тоже подрабатывала в этом месте, — предложил Олег. — Поверь мне, платят тут однозначно больше, чем ты зарабатываешь за смену в кафе.

— Честно сказать, даже не знаю, — замялась в нерешительности. — Да и что я буду играть? В консерватории изучаем только классику. Вряд ли здесь кому-то это придется по душе.

— А давай прямо сейчас попробуешь? — неожиданно предложил он.

— Как это? — поразилась. — Я не готовилась, да и флейты у меня с собой нет.

— Если проблема только в инструменте, — хитро усмехнулся куратор, — то считай, что я обо всем позаботился. Прихватил флейту с кафедры, когда сюда собирался. Ну как? Согласна сыграть дуэтом? Или боишься?

Я уставилась в серые глаза преподавателя, не зная, что и думать. Но его взгляд был таким веселым и беззаботным, что я рассмеялась в ответ и кивнула.

— Отлично! — воодушевился он. — Как думаешь? Сможешь мне подыграть, если я буду играть что-то тебе незнакомое?

— Постараюсь, — весело улыбнулась, испытывая небывалый азарт.

— Тогда вперед, — скомандовал мужчина и вывел меня на сцену.

Олег вручил мне футляр с инструментом. Я быстро собрала флейту и попробовала ее в действии, настраиваясь на выступление. Куратор занял свое место и обратился к зрителям:

— С удовольствием представляю вам удивительную девушку с еще более удивительным именем. Асияна — виртуозная флейтистка, лауреат многих музыкальных конкурсов. Начнем.

А дальше творилось что-то запредельное! Олег играл мелодию за мелодией, ни разу не повторяясь и не скатываясь до ширпотребной банальщины. Я играла с ним в унисон и словно очутилась на необитаемом острове со своим куратором вдвоем. Ни громкие аплодисменты, ни выкрики кого-то из гостей, ни снующие туда-сюда официанты, — ничто не могло вырвать меня из плена музыки и этих так изменившихся серых глаз.

Олег уже не казался мне чужим, холодным и далеким. Мне чудилось, будто я знаю его давным-давно, а он знает меня. И так радостно на душе было от этого осознания. Я и не помышляла больше о том, чтобы сторониться его или настаивать на формальном общении и официальном, отчужденном «вы».

Даже не заметила, как вечер подошел к концу. Мы собрали наши вещи и вышли на улицу. И только когда мороз пробрался под пуховик, а редкие снежинки, парящие в свете уличных фонарей, приземлились мне на нос, очнулась.

— Спасибо! — от души поблагодарила своего спутника. — Это было чудесно! Просто замечательно! Давно не чувствовала себя настолько живой и счастливой.

— Тебе очень идет улыбка, Ася, — вдруг проговорил он, и погладил меня по щеке. — Я готов радовать тебя хоть каждый день, лишь бы ты не грустила.

Я смутилась и покраснела, опустив голову. От его слов было и приятно, и неловко одновременно.

— Давай провожу — предложил Олег. — Какой у тебя адрес?

Быстро назвала улицу и дом, а он вызвал такси. Мы сели на заднее сидение и всю дорогу весело обсуждали наше выступление. Олег проводил меня до подъезда, тепло попрощался и уехал к себе. А я этой ночью впервые за долго время засыпала с улыбкой на губах.

Глава 31

Глава 31

Несколько месяцев промелькнули, словно во сне. Дела с учебой у меня полностью наладились. Я больше не пропускала занятия и все сдавала вовремя. Работу официанткой оставила и теперь каждые выходные выступала вместе с Олегом в ресторане. У нас появились поклонники и постоянные слушатели, которым нравилось наше творчество.

Олег постоянно был рядом. Мы часто созванивались, болтали о всякой ерунде, вечерами встречались где-нибудь и вместе сочиняли музыку. На учебе разговаривали как преподаватель и студентка, но это с каждым днем нам давалось все труднее. Одногруппники, естественно, заметили перемены в нашем общении и со смаком обсуждали выдуманные ими же подробности наших отношений, которых на самом деле не было. Но я не особенно на это обращала внимание. Учеба, работа и дружба с удивительным чутким человеком занимали все мое время.

В один из приездов бабушки в Новосибирск я познакомила ее с Олегом. Специально ради этого пригласила его к нам в квартиру, чтобы моя наблюдательная и мудрая бабуля сама могла оценить того, с кем я теперь почти не расставалась. Было жутко страшно, что он ей не понравится, или бабушка сочтет его не подходящей для меня компанией. Но к моему огромному удивлению и радости они быстро нашли общий язык и теперь, когда бабушка приезжала или мы созванивались, она всегда спрашивала про Олега и отзывалась о нем с большой теплотой и уважением.

Летняя сессия промелькнула, как метеор, и началась практика. К этому времени мы с Олегом уже около месяца встречались, но до сих пор так и не зашли дальше поцелуев и объятий. Мне это казалось странным. Девчонки в училище, да и в консерватории всегда в красках расписывали свои отношения с парнями. И там целомудрием и не пахло. Неясная тревога все чаще закрадывалась в душу, и я решила пригласить Олега в наш с бабушкой дом, провести неделю или больше, как только начнутся каникулы.

В первых числах августа мы собрались и поехали вместе в мой родной городок. Я с удовольствием рассказывала Олегу о своем детстве и тех годах, что провела здесь. Показывала все памятные мне места и делилась своими мыслями и воспоминаниями.

Бабушка была бесконечно рада увидеть нас и беспрестанно хлопотала на кухне, закармливая Олега всякими вкусностями. Мы вдвоем много гуляли, веселились и наслаждались летом, солнцем и обществом друг друга. В один из дней мы отправились на озеро и до вечера купались и загорали. Когда солнце стало клониться к закату, а жара хоть немного спала, мы, уставшие и довольные, улеглись на покрывало и просто лежали, глядя в небо.

— Ася, — вдруг позвал меня Олег, — скажи, что для тебя счастье?

— Счастье? — удивленно на него покосилась. — Наверное, это мгновение, которое переживаешь, когда тебе хорошо и душа поет. Мне кажется, счастье не может быть бесконечным и непрерывным. У человека слишком изменчивая натура и слишком много требований и к себе, и к окружающим, чтобы быть счастливым все время. Поэтому так ценны и памятны те моменты, когда чувствуешь, что все прекрасно. И ты стремишься снова и снова их пережить и испытать это щемящее чувство радости.

Олег повернулся ко мне и молча скользил взглядом по моему лицу, плечам, фигуре. И столько нежности было в его взгляде, что у меня все внутри сжалось в предвкушении.

— Сейчас я счастлива, — весело рассмеялась, обнимая его за шею. — Так здорово лежать здесь с тобой и ни о чем не беспокоиться. Правда?

— Правда, — кивнул он и поцеловал меня.

Но этот поцелуй не был похож на все предыдущие. Что-то неуловимо изменилось. Олег словно отпустил себя и перестал сдерживать. Он целовал и ласкал меня так неистово, что я совершенно потерялась и растворилась в вихре новых ощущений. Я задыхалась в его руках и стремилась стать еще ближе, отдавая себя без остатка.

Но в какой-то момент Олег вдруг резко поднялся на ноги и быстро натянул на себя шорты и футболку. Я молча смотрела на него и никак не могла осознать, что происходит. Он опустился возле меня на покрывало и помог надеть платье. Мне почему-то стало неимоверно стыдно в этот момент и за себя, и за свое поведение. Я не смела взглянуть ему в глаза. Слезы горечи, обиды и разочарования сдавили горло мертвой хваткой. Но я не хотела при нем плакать.

Олег вызвал такси, и мы вернулись домой. В этот же вечер он собрал вещи и уехал, отговорившись какими-то срочными делами. Я прорыдала всю ночь. Мне казалось, что я сделала что-то не так и все испортила. Отчаяние погребло меня под собой, раздавив полностью. Что я теперь буду делать? Олег мне бесконечно дорог. Да я просто жизни своей без него не представляю!

Утром попробовала ему позвонить, но мобильник был вырублен. И мне стало до того больно, что я просто легла в постель и несколько дней не поднималась.

Бабушка только вздыхала, глядя на меня. Но ничего не говорила, не упрекала и не учила жизни. И я была ей благодарна за это молчание. Если бы еще и она начала мораль читать, я бы точно наделала глупостей. А так просто лежала и страдала, не зная, что и думать.

Через неделю, когда я уже постепенно начала приходить в себя и считать, что молодого человека у меня больше нет, Олег вдруг позвонил и попросил с ним встретиться в Новосибирске. Мне хотелось послать его к черту за такое поведение. Но я согласилась, и мы условились о встрече. Несмотря ни на что, мне хотелось расставить все по своим местам. Если я в чем-то виновата, то пусть уж в лицо скажет, в чем конкретно. Все лучше, чем мучиться от идиотских мыслей и неизвестности.

На встречу собиралась, как на битву. Только для меня это была битва не за жизнь, а за свои чувства и, наверное, за наши отношения. Как бы я себя ни убеждала, что смогу легко расстаться с Олегом, в глубине души знала, что это невозможно. Невозможно взять и вырвать из сердца, из самой сути, близкого и родного человека.

Утром отправилась в салон красоты и провела там массу времени. Но из меня сделали красотку. Волосы укоротили, профилировали и уложили послушной волной, укрывающей плечи. Маска и уходовые процедуры освежили цвет лица и убрали синяки под глазами. А неброский макияж выделил глаза и губы. Вернулась домой, надела свое самое шикарное летнее платье, несмотря на то, что погода испортилась и было прохладно, и отправилась на встречу.

В кафе, где мы условились встретиться, пришла первой и заняла столик в углу. Если он скажет, что между нами все кончено, врежу ему по физиономии и сбегу куда подальше.

Олег опаздывал уже на десять минут. Я нервничала все сильнее и уже просто места себе не находила. Как вдруг увидела идущего по прохожу между столиками прямо ко мне Ранира! На нем был строгий черный костюм, идеально отглаженная белая рубашка и бабочка. Его темные волосы были разделены на косой пробор и аккуратно уложены. Зеленые глаза настороженно следили за каждым моим движением, словно ища подтверждение чего-то. В таком виде он до ужаса напоминал своих отца и брата. Сердце сжалось от нехорошего предчувствия. Что ему здесь нужно?

— Здравствуй, Ася, — услышала я давно забытый голос. — Можно с тобой переговорить?

Внимательно посмотрела в его глаза и поняла, что посылать его лесом бесполезно. Если он притащился сюда из другого мира, то не уйдет, пока не скажет все, что хотел.

— Привет, — кивнула. — Садись, раз пришел. Чем обязана?

Он быстро занял стул напротив и своей широкой спиной загородил весь обзор. Вот блин! И как я увижу, когда придет Олег? Ладно, позже разберемся.

— Я хотел пригласить тебя в гости, — вот так запросто заявил Ран, сосредоточенно меня рассматривая. — Когда мы виделись в последний раз, я пообещал, что если не женюсь, то разыщу тебя. Мириам вышла замуж за другого. Я остался холост и хотел бы, чтобы мы возобновили наше общение.

Я с подозрением смотрела на него и не могла осознать, к чему он клонит.

— Ты отправишься со мной в путешествие? — с надеждой взглянул Ранир на меня.

— В какое путешествие? — опешила.

— В другой мир, — уточнил он, беря меня за руку.

— Это невозможно! — выпалила, вырывая ладонь. — Нас с тобой ничего не связывает. Да, мы общались некоторое время назад. Но это было скорее вынужденное общение. Тебя не устраивало мое общество, потом ты почему-то переменился. Да это и неважно. У меня своя жизнь, и она здесь.

— Вот как, — нахмурился он. — У тебя кто-то есть?

— Да! — с облегчением выдохнула, радуясь, что теперь он отвяжется. — У меня есть молодой человек. Мы встречаемся. И он скоро придет. Мне бы не хотелось, чтобы он увидел нас вместе. Ему будет это неприятно. Ты не мог бы уйти?

— Ну, молодой человек — не муж, — жестко усмехнулся Ранир, а я вся похолодела. — Ты погостишь у меня пару недель. Ничего с твоим парнем не случится за это время. А я буду иметь возможность доказать тебе, что ты в отношении меня ошибалась и до сих пор ошибаешься.

— Да ни за что! — вскипела. — Я с тобой никуда не пойду. Я люблю Олега и больше ни с кем не буду, кроме него. Тебе лучше уйти. Немедленно!

— Значит, ты отказываешься от светлого будущего с принцем крови и богатейшим человеком в Ральде, а может, и во всем магическом мире, ради какого-то никчемного музыканта? — зло выдохнул он.

— Как ты узнал, что он музыкант? — прошептала, в ужасе понимая, что с этим человеком будет договориться очень и очень сложно. — Не смей к нему подходить! Он ни в чем не виноват!

— Как же не виноват? — прорычал Ран. — А кто девушку у меня отбил, спрашивается? Если бы не он, ты была бы моей.

— Ага, сейчас! — закричала. — Прям бросилась! Нужен ты мне сто лет. Я люблю его, понимаешь? Люблю! И никто другой мне не нужен!

— И я тебя люблю, моя хорошая, — счастливо и радостно улыбнулся он, сияя восторженным взглядом.

— А это здесь при чем? — поразилась такой невероятной перемене в нем. — Твои чувства не имеют на данный момент никакого значения.

— Правда? — усмехнулся он и сделал пару пассов руками. — А если так?

Передо мной сидел вовсе не Ранир, а Олег! Олег, которого я так хорошо знала. Худощавый, светловолосый, с серыми глазами, только костюм на нем теперь болтался, как на вешалке. Он смотрел на мое обескураженное лицо и весело улыбался.

— ТЫ!!! — заорала на весь зал, вскакивая на ноги. — Это был ты! Ах, ты сволочь! Ах ты кошак блохастый! Как ты посмел! Ты меня обманул! Паразит! Сволочь!

— Ты повторяешься, моя дорогая, — нагло ухмыльнулся он мне в лицо, снова возвращая себе свою истинную внешность. — Знаешь, после твоего признания я, наконец, и сам могу тебе все рассказать. Неделю назад, на озере, я практически потерял над собой контроль и чуть не сделал тебя своей в облике этого склизкого Олега. Когда я это понял, чуть не прикончил себя самого, до того мне противно стало. И я решил, что тянуть больше нельзя.

— Как ты смог изменить внешность и проникнуть в консерваторию? — напряженно спросила и снова заняла свое место, решив все выяснить до конца.

— Тебе, наверное, приходил в голову интересный вопрос о том, почему Дарий является наследником престола, хотя он младше меня? — я кивнула. А Ранир продолжал: — Все из-за того, что я родился с даром чародея. Представляешь, какой позор для всесильного могущественного Вардана I, непревзойденного короля Ральды? Он чуть не убил и свою жену, и меня, когда понял, что его репутация и власть находятся под угрозой. Как же так? Наследник престола, и маг! Это немыслимо! Но мать быстро его в чувство привела, сказав, что если он что-то сделает ей или мне, ее семья уничтожит и его самого, и все королевство. Она происходила из очень богатой и знатной семьи, которая имела такие же права на престол, как и род отца. Только семья матери предпочитала держаться в тени и не светиться на троне. Вардан женился на единственной дочери главы этого семейства ради огромного приданного, и мать не преминула ему об этом напомнить в критическую минуту. Отцу ничего не оставалось, как смириться и вынудить жену родить ему неодаренного ребенка. Так появился Дарий, сразу следом за мной. Счастью отца не было предела. Он сразу же провозгласил его наследником, объяснив свой выбор советом королевской прорицательницы, которая якобы увидела мою скорую гибель в молодом возрасте. Все приняли эту ситуацию как данность.

Я слушала рассказ о политических интригах чужой мне страны в ином мире и не понимала, каким боком это меня касается. Но перебивать Рана не стала. Пусть скажет все до конца.

— Чтобы скрыть постыдный факт наличия у своего старшего сына дара, отец заставил меня стать охотником, — погрузился в воспоминания он. — Для этой службы тоже нужен дар, но совсем слабый. Так я смог бы хоть всю жизнь скрывать свои способности, и ни у кого бы не возникло никаких подозрений. Однако неодаренному никогда не понять того, что творится внутри мага. Энергия сама подчас диктует носителю, что ему делать и как. У меня с детства были недюжинные способности к музыке. Но я мог играть, только применяя магию. А это было строжайше мне запрещено. Поэтому несчастному маэстро Фосси приходилось меня переучивать и биться над каждым этюдом с поистине вселенским терпением, смирением и скорбным выражением на лице. Я возненавидел музыку и все что с ней было связано, полностью уйдя в военное дело. Мне казалось, что там я смогу найти себя и свое предназначение. Займу достойное место и добьюсь, наконец, одобрения родителей. Но должность главного охотника оказалась для меня непосильной ношей. Я должен был преследовать и ловить таких же, как я сам. Это каждый раз выворачивало меня наизнанку. Но я тупо следовал тому, чего от меня требовали, чтобы хоть как-то вписаться в свое окружение.

Представив, каково было Раниру расти и жить в семье властного и надменного Вардана содрогнулась. Сколько боли могут причинить родители собственным детям, если чего-то не понимают, не одобряют или не могут принять.

— Когда отец объявил, что я должен жениться на Мириам и стать королем Изграна, — вновь заговорил мужчина после паузы, — я даже обрадовался. Этот союз избавил бы меня от невыносимой должности и тупика, в который я сам себя загнал. Но судьбе было угодно, чтобы все пошло кувырком и принц превратился в фамильяра одной молоденькой ведьмочки. Это было испытание похлеще обязанностей охотника. Ты вела себя так непосредственно, наивно и открыто, что я просто терялся рядом с тобой и понятия не имел, как себя вести. Твои первые попытки отыскать внутренний поток энергии были такими неуклюжими, что жалко было смотреть. Но ты не сдавалась, пробовала снова и снова и все-таки нашла свой собственный способ взаимодействия с магическим фоном. Мне было невыносимо стыдно из-за того, что несмышленая девчонка оказалась во много раз мужественнее и настойчивее меня. Ты смогла подчинить себе свой дар, несмотря на неудачи, а я даже не попробовал это сделать. Дурацкие предубеждения и желание получить любовь и уважение тех, кому я безразличен, сделали из меня раба собственных страхов.

Ранир с нежностью посмотрел на меня и погладил по щеке.

— Ты стала той, кто открыл мне глаза, Ася, — улыбнулся он. — И я понял, что должен сделать все, чтобы изменить свою жизнь. Но помолвка с Мириам уже состоялась и мне предстояло выполнить те обязательства, которые я на себя принял. Когда я тебя увидел на торжественном приеме в честь дня рождения Вонимира, думал, свихнусь. Ты даже не прислушалась к тому, о чем я тебя просил, и бросилась всех спасать! Поразительная смелость и отвага, граничащая с безрассудством. Но твоя помощь была неоценимой. Дарий смог схватить и обезвредить Вонимира только благодаря твоему вмешательству. Если бы не твоя магия, мы все были бы мертвы по одному слову свихнувшегося мага. И чем тебе отплатил мой брат? Похитил и удерживал в особняке.

— Как ты узнал? — сдавлено вымолвила.

— Влад поднял тревогу, — скрипнул зубами Ран. — Требовал, чтобы тебя искали. А Дарий заверил его, что ты в убежище, преспокойно ждешь своего друга там. Не найдя тебя, я припер братца к стенке и ему пришлось во всем признаться. Не ожидал от него такой подлости, но он словно с цепи сорвался. Орал на меня, что я и сам бы так поступил, если бы не был занят возникшими проблемами с невестой. Пришлось слегка вправить ему мозги. Когда добрался до особняка, тебя там уже не было. Как ты смогла перенестись в ту деревню, до сих пор гадаю. Это поселение слишком мелкое, чтобы вносить подобное в карту артефакта.

— Магия, наверное, помогла, — растеряно отозвалась, вспоминая, как мой собственный магический поток вырвался из-под контроля.

— Ты не изменяешь себе даже в мелочах, — улыбнулся он, с теплотой глядя на меня. — Рамина рассказала, что ты была у нее, а потом переместилась в свой мир. Мне было сложно с этим смириться, но выбора особого не было. Вопрос со свадьбой оставался открытым. Я ничего не мог тебе предложить. Кроме того, на Земле ты была в безопасности. Дарий бы туда не сунулся. Однако Мириам наотрез отказалась выходить за меня замуж, и их свадьба с Владом стала делом решенным. Парня было жаль, но я получил вожделенную свободу и мог по собственному желанию распоряжаться своей жизнью. Отец мои взгляды не разделял. Изгран для него был потерян, и он в срочном порядке подыскал нам с Дарием невест в других странах, чтобы укрепить положение Ральды на изменившейся мировой арене. В это время умер мой дед по материнской линии, оставив все наследство мне и назначив главой рода. Это помогло получить независимость от короля и разговаривать с ним на равных. Отец больше не имел на меня влияния, и я со спокойной душой послал всех подальше. А Дарию пришлось внять воле короля и жениться на выбранной невесте. Эльза, его фаворитка, правда, устроила ему веселую жизнь. Но это уже их личные проблемы.

— Но как тебе удалось переместиться на Землю? — потрясенно спросила.

— Когда я освободился от своей родни, единственное чего я хотел, — это вернуть тебя, — решительно посмотрел мне в глаза Ран, а я напряглась. — Нашел учителя и занялся магией и музыкой. Учитывая то, что Дарий тебе обо мне наплел, я не знал, как ты отреагируешь на мое появление на Земле. Поэтому мне пришлось потратить какое-то время, чтобы тщательно подготовиться к этому путешествию. Я следил за тобой и все выяснил. Где ты живешь, где учишься, чем занимаешься в свободное время. Единственным вариантом войти в твое окружение для меня оказалась консерватория.

— Как ты получил должность? — с тревогой уточнила. — Надеюсь, Вениамин Германович не пострадал?

— Магия и деньги могут очень и очень многое, — жестко усмехнулся он. — Добродушного старичка перевели на более простую работу, не волнуйся, с ним все хорошо, и он полностью доволен ситуацией. А я стал куратором твоей группы. Ты бы знала, каких усилий мне стоило держать между нами дистанцию, делать вид, что мы не знакомы. Я из кожи вон лез, чтобы увлечь тебя, заинтересовать, сблизиться. Но ты ничего вокруг не замечала: ни моего интереса, ни внимания своих сокурсников, которые не меньше меня хотели твоей благосклонности. Все девчонки группы пали жертвами моего обаяния, а ты нет. Я уже отчаялся и хотел прямо тебе все рассказать, надеясь, что так ты переменишься. Но тут у тебя начались проблемы с учебой, и случай сам все решил. Мы стали общаться, я боялся поверить в свою удачу и все испортить. Каждый день обещал себе признаться в своем обмане и не находил мужества. Ты была такая открытая со мной, доверчивая, как никогда раньше. Но теперь ты все знаешь и, я надеюсь, простишь меня за этот маскарад. Поверь, все, что я говорил и делал, было от чистого сердца. Я нигде не покривил душой. Просто выглядел иначе, вот и все.

Я смотрела на Ранира и пыталась сопоставить в своей голове все то, что знала о нем, как о коте, как о принце, как о преподавателе, и никак не могла собрать все воедино.

— Мне нужно подумать, — отрезала, поднимаясь. — Увидимся позже.

Схватила свою сумочку и помчалась к выходу. Нужно быстрее отсюда убираться. Неизвестно что еще придет в голову этому изобретательному типу.

— Знаешь, дорогая, — услышала за спиной его голос с изрядной долей иронии, — я ожидал, что ты поступишь именно так. Поэтому подготовился.

Не успела я добежать до двери, как он меня догнал, подхватил на руки и вынес из кафе на улицу.

— Куда ты меня тащишь?! — заверещала, вырываясь.

— Нас давно ждут в одном месте, — хитро прищурился он, не обращая никакого внимания на мои вопли.

Распахнул дверцу рядом стоящей машины и впихнул меня внутрь. Сам сел следом и резко бросил:

— Гони. Заплачу вдвойне, если на месте будем через десять минут.

Водитель кивнул и рванул с места. Я попыталась открыть дверь со своей стороны, но она была заблокирована.

— И куда ты собралась на полном ходу автомобиля? — нагло усмехнулся он, придвигаясь ко мне вплотную. — Разбиться хочешь? Не получится.

— Куда мы едем? — процедила сквозь зубы. — Ты что? Решил меня похитить?

— Я бы с удовольствием это сделал, — честно признался Ран. — Только, боюсь, Валентина Петровна мне этого никогда не простит. А я не намерен ссориться с будущей тещей.

— Какой еще тещей?! — возмутилась. — Ты нам никто! Останови машину сейчас же!

— Как это никто? — деланно изумился он, придвигаясь еще ближе и нависая надо мной. — Я вообще-то твой возлюбленный. Молодой человек, которого ты так рьяно любишь, что на все готова. И в ближайшее время я намерен узаконить наши отношения. Пока ты не решила со мной порвать.

— Что ты несешь?! — разозлилась, силясь отпихнуть его от себя. — Ты обманщик! Проходимец! Сволочь! Ни о каких отношениях между нами и речи быть не может!

— Я исправлюсь, — беззаботно заявил он и, схватив меня в охапку, принялся целовать.

Я усиленно вырывалась и цапнула его за губу. А Ран расхохотался в голос и, подхватив меня, усадил себе на колени.

— Я самый счастливый жених на свете, — ласково зашептал он мне на ухо, перехватывая мои запястья. — У меня такая темпераментная невеста.

От ощущения его горячего дыхания на чувствительной коже мгновенно покрылась мурашками и замерла.

— Моя нежная муза, — шептал он, целуя изгиб шеи, гладя свободной рукой плечи и спину. Тонкая ткань платья никак не могла меня защитить, и я тут же вспыхнула от этих нежных влекущих прикосновений, выгнулась в его руках и прижалась теснее.

— Сколько ты еще будешь от меня бегать? — выдохнул он мне в губы. — Я люблю тебя, Ася. С ума схожу от одного взгляда на тебя, от твоего манящего запаха, от твоего заливистого смеха и задорной улыбки. Внутри все сжимается, когда ты доверчиво обнимаешь меня и делишься своими тревогами. Я хочу быть рядом с тобой, защищать, оберегать, любить. Позволь мне это. Просто дай мне шанс.

В его зеленых глазах было столько нежности, обожания и надежды, что сердце защемило и я перестала вырываться. Ран тут же притянул меня к себе и стремительно поцеловал. И это было так сладко, томительно и свободно. Я, наконец, ощутила то, чего мне так не хватало в нашим с «Олегом» отношениях. Полное и безоговорочное доверие и искренность, без всякой задней мысли и оглядки на что-то мне непонятное и неведомое.

— Приехали! — вдруг подал голос водитель, и я стыдливо отпрянула от Рана, густо покраснев.

— Отлично! Держи, — Ранир отдал водителю деньги, выпрыгнул из машины, подхватил меня на руки и помчался по ступенькам какого-то здания наверх.

— Где это мы? — удивилась. — Что это за место?

— Это ЗАГС, моя дорогая, — открыто улыбнулся он, распахивая дверь и внося меня внутрь.

— Какой еще ЗАГС? — опешила, испугавшись. — Ты в своем уме? Немедленно поставь меня на ноги! Что мы тут забыли?

— Как это что? — возмутился Ран. — У нас сейчас церемония бракосочетания. И мы на нее нещадно опаздываем.

— Что? — еле выдавила, перепугано озираясь. — Я не могу выйти за тебя.

— Отчего же? — смеясь, покосился он на меня. — Ты свободна, и я тоже. Перед нами все двери открыты. Вообще нет никаких препятствий для нашей свадьбы.

— Но не сегодня же! — начала злиться. — Без подготовки. Без платья. Без прически. Ты ненормальный! Пусти меня!

— Поверь, для меня ты гораздо привлекательнее без платья и прически, — подмигнул он мне. — До сих пор перед глазами твой образ под палящим солнцем, на берегу лесного озера на покрывале с разметавшимися волосами. Каждый раз, как только закрываю глаза, так и вижу тебя обнаженную в образе лесной нимфы.

— Еще одно слово, и я прикончу тебя на месте! — прорычала, заливаясь жарким румянцем. — Отпусти меня, чудовище!

— Как скажешь, моя дорогая, — покладисто согласился он и поставил меня подле себя.

И только я хотела высказать ему все, что думаю по поводу его необузданной фантазии, как услышала громкий торжественный женский голос:

— Дорогие Олег и Асияна! В судьбе каждого человека случаются памятные дни, которые оставляют глубочайшее впечатление. И именно сегодняшний день сохранится в вашей памяти на всю жизнь. Ведь это день создания вашего семейного очага! Создание семьи является добровольным действием. Поэтому для того, чтобы зарегистрировать ваши отношения, я должна спросить вас, является ли ваша готовность создать семью подлинной, откровенной и свободной. Олег?

— Да! — разнесся по пустому залу уверенный голос Ранира.

— Асияна?

Я стояла не в силах вымолвить ни слова. Ранир смотрел мне в глаза, и столько мольбы было в этом взгляде, столько безграничной нежности и надежды, что слезы невольно выступили на глазах.

— Да, — тихо вымолвила.

И тут же лицо Рана осветила самая счастливая, беззаботная улыбка, глаза засияли радостью. Он подхватил меня на руки и закружил по залу.

— Ты согласилась, любовь моя! Ты сказала «да»!

А я рассмеялась такой его реакции сквозь слезы радости и облегчения.

— Принимая данное вами согласие в присутствии свидетелей, я регистрирую ваш брак. Прошу вас подойти к столу и скрепить ваш союз подписями.

Ран донес меня до регистратора, поставил на ноги, и мы быстро подписали документы.

— Многоуважаемые новобрачные, в соответствии с Российским законодательством отныне ваш союз узаконен. Объявляю вас мужем и женой! В знак любви и верности прошу вас обменяться кольцами.

Ранир надел мне на палец изящное золотое кольцо с россыпью сверкающих камней, а я ему — более массивное с одним камнем.

— Можете поздравить друг друга поцелуем!

Мой теперь уже супруг заключил меня в осторожные объятия и нежно поцеловал. Он с трудом оторвался от меня и удержал возле себя, когда я хотела отстраниться.

— Дорогие супруги, в настоящий момент я вручаю вам ваш первый общий семейный документ, свидетельство о заключении брака. Примите мои поздравления.

Ран забрал бумагу и поцеловал меня в макушку.

А регистратор продолжала:

— Достопочтенные супруги, этот особенный день запомнится вам навсегда. Сегодня вы создали семью. Теперь вы — муж и жена. В супружеской жизни заботьтесь друг о друге, дарите тепло и доброту. Я хочу пожелать вам счастья, благополучия и удачи. А сейчас гости могут поздравить молодых супругов.

Я удивленно обернулась, уверенная в том, что мы в зале были совершенно один, и с щемящей радостью увидела бабушку.

— Ба! Ты пришла!

— Поздравляю, родные мои! — воскликнула бабушка, обнимая и целуя сначала меня, а потом Рана. — Я так рада за вас! Будьте счастливы!

— Спасибо, бабуль! — рассмеялась. — Как здорово, что ты здесь!

— Конечно, моя милая! — прослезилась она. — Я бы ни за что не пропустила твою свадьбу. Передаю тебя, Ася, в надежные руки. Смотри, Раниран, обидишь мою внучку, узнаешь, что такое гнев старой ведьмы.

— Ну, что вы, Валентина Петровна, — улыбнулся мой супруг. — Она для меня дороже жизни. Мы вас покидаем. Вернемся к сентябрю.

— Счастливо, мои хорошие! Счастливо!

Я и слова не успела сказать, как Ран подхватил меня и бегом помчался на выход.

— Куда мы так спешим? — надулась. — Я хотела с бабушкой все обсудить. Объяснить, в конце концов.

— Не переживай, — усмехнулся он. — Я давно ей все объяснил. А как вернемся из свадебного путешествия, так еще сто раз успеешь наговориться.

— Как это давно? — изумилась.

— Как только ты подпустила меня к себе и позволила увидеться с твоей бабушкой, — выдал Ран, — так я ей все сразу и выложил. Не мог же я обманывать самого близкого тебе человека. Будущая теща, как-никак. Нужно было сразу себя показать с самой выгодной стороны.

— Что?! — возмущенно на него уставилась. — Меня, значит, можно обманывать, а ее нет! Ты негодяй! Отпусти меня немедленно!

— Ни за что, — наотрез отказался Ран. — Ты дала свое согласие на долгую и счастливую жизнь рядом со мной. Я просто обязан оправдать твое безграничное доверие!

— Куда мы сейчас? — обреченно вздохнула.

— В одно замечательное место, — подмигнул он мне.

— Что за место? — насторожилась.

— Мое тайное логово, — зловеще прошептал он мне на ухо, а я вздрогнула. — У каждого чудовища должна быть своя берлога, и я не исключение. Заполучил, наконец, свое сокровище и должен незамедлительно его ото всех спрятать.

На улице нас уже ждал другой автомобиль. Ран усадил меня на заднее сидение и запрыгнул следом.

— Гони, дружище, — распорядился он. — Самолет ждет.

Эпилог

Эпилог

Десять лет спустя

— Кис-кис-кис, — нежно звала я, обыскивая все углы и заглядывая под столы в своей мастерской. — Ну где же ты, мой пушистик? Кис-кис-кис.

Огромный черный кот с громким мяуканьем спрыгнул прямиком мне на руки с верхней полки массивного книжного шкафа.

— Сфинкс! — заворковала я, поглаживая питомца по мягкой лоснящейся шерстке. — Нашелся! Мальчик мой! Мой ненаглядный! Ведьмочкино счастье!

— Брось ты этого проходимца, — недовольно буркнул Ран, заходя в комнату. — Омерзительное наглое животное.

Я рассмеялась, целуя вернувшегося со службы мужа, а кот зашипел.

— Ну что ты такое говоришь? Как я могу бросить это чудо? Посмотри, какой он славный!

— Гаденыш с отвратным характером, — припечатал Ранир, притягивая меня в себе и спихивая кота на пол. — Вот посмотри! Он меня укусил! Избавься от него!

Я расхохоталась уже в голос, глядя на то, как Ран пытается отцепить от себя моего фамильяра, который в отместку за неподобающее с ним обращение вцепился в ногу обидчика.

— И почему вы никак не можете поладить? — вздохнула, наблюдая полную и безоговорочную победу супруга над ненавистным ему котом.

— Потому что ты его любишь больше, чем меня, — безапелляционно заявил Ран, выкинув кота в коридор и захлопнув перед его мордой дверь.

— Не говори ерунды, — отмахнулась, убирая следы своей экспериментальной деятельности со стола. — Вечно выдумываешь всякие глупости.

— Я соскучился, — прошептал Ран мне на ушко, прижимаясь со спины и заключая в могучие объятия. — И до ужаса ревную к этому демонову коту. Вдруг он возьмет и превратится в принца, который украдет мою жену прямо у меня из-под носа?

— Надеюсь, ты был, есть и будешь единственным заколдованным принцем в моей жизнь, — с трудом проговорила, задыхаясь от нескромных прикосновений и жарких поцелуев.

— Ты на верном пути, моя дорогая, — промурлыкал Ран, целуя мою шею и расстегивая платье. — Еще немного, и я даже поверю в то, что ты говоришь.

— Ох, — выдохнула, когда муж стянул с меня остатки гардероба и удобно устроил на столе. — Что ты творишь? Я работала над этим составом целый месяц! Испортишь опытный образец!

— Человечество как-нибудь проживет и без волшебных зелий моей талантливой супруги, — не обратил он никакого внимания на мои тревоги, продолжая меня ласкать. — А я без ее любви и ласки — нет.

А дальше мне стало совсем не до разговоров и недовольства, поскольку я и сама ужасно соскучилась по своему обожаемому мужу и с упоением наслаждалась нашей близостью.

— Я совсем забыл тебе сказать, — повинился Ран, когда мы поднимались из мастерской в спальню, чтобы принять душ. — К нам сегодня придут Влад и Мира.

— Здорово! — обрадовалась. — Я как раз хотела ей отдать новое зелье.

— Ты столько сделала для их семьи, — тепло улыбнулся он мне. — Король с королевой в неоплатном долгу перед тобой.

— Вздор, — отмахнулась. — Я всего лишь помогла Мириам избавиться от воздействия Вонимира и стать собой. А все остальное ты сделал. Инсценировал похищение, заставил Влада перерыть все королевство, устроил его сражение с «заговорщиками», вернул ему супругу. И теперь у них любовь и взаимопонимание.

— Да, а я главный герой и лучший друг короля, — гордо расправил плечи Ран. — Правая рука правителя. Он без меня никуда.

— Конечно, — рассмеялась. — Что бы он делал без главы Службы контроля незаконного применения колдовских чар и по совместительству лучшего композитора современности? Уже с ног бы сбился, вылавливая нарушителей. А на королевских балах просто нечего было бы исполнять. Одно старье!

— И все равно, — притянул он меня к себе, обнимая, — ты волшебница! И смогла подарить правящей чете семейное счастье.

— Мы же никому не скажем об этом, — лукаво усмехнулась. — Правда?

— Эта тайна умрет вместе со мной, — клятвенно заверил меня муж.

Мы зашли в нашу спальню, и я поспешила в ванную.

— Кстати, — крикнула оттуда, раздеваясь. — У меня в воскресенье выступление. Надеюсь, ты помнишь?

— Как я могу забыть, — снова начал ворчать Ран, заходя следом. — В семь вечера в Концертном зале Чайковского в Москве. Может, не пойдешь?

— Как это? — удивленно приподняла брови. — Я не могу подвести людей. Мы репетировали в этом составе все последнее время. Дирижер с ума сойдет, если я не явлюсь.

— Я бы с радостью увидел, как его перекосит от этого известия, — мечтательно закатил глаза муж, раздеваясь.

— И его ты тоже терпеть не можешь, — со вздохом подытожила я.

— Он слишком пристально на тебя смотрит, — надулся Ран, как обиженный ребенок.

— Точно! — подначила его. — А еще целует руку после каждого выступления!

— Что?! Когда это было?!

— И мне, и первой скрипке, и второй, и пианисту, и даже бородатому барабанщику, — начала перечислять с самым серьезным видом.

— Ах ты хулиганка! — прорычал муж, хватая меня в охапку и затаскивая в душ. — Сейчас ты поплатишься за мои истерзанные нервы!

Он начал меня щекотать, а я принялась истошно визжать.

— Тише ты, — улыбнулся Ран, закрывая мне рот поцелуем. — Камиллу напугаешь. Прибежит еще сюда выяснять, что случилось.

— Бабушка ее не отпустит, — отмахнулась, прильнув к мужу и намыливая его широкие плечи. — Знает, что когда ты домой возвращаешься, нас лучше не трогать.

— У меня не теща, а просто сокровище, — хитро прищурился он, резко разворачивая меня к стенке. — У нас есть еще полчаса до прихода гостей.

— Мало, — простонала, выгибаясь под его руками.

— Мы вполне можем задержаться, — еле выдавил он.

— Действительно, — прохрипела. — Пусть венценосная чета подождет. Не все же их вечно дожидаться. Ах! Ран! Пожалуйста!

— Что? — усмехнулся он, разворачивая меня к себе и впиваясь в мои губы.

— Не заставляй меня ждать! — выдохнула, царапая его плечи.

— Как скажешь, моя хорошая, — тут же отреагировал он. — Для тебя все, что угодно.

Я рассмеялась глубоким грудным смехом, упиваясь каждым движением Рана, а он глухо застонал и прижал меня к себе, не в силах больше сдерживаться.

Вниз мы спустились только спустя час. Влад и Мириам уже пришли. Они расположились в гостиной и наблюдали за игрой Камиллы и Роберта. Наследник престола Изграна с важным видом учил нашу рыженькую малышку играть в шахматы.

— Если он не даст ей выиграть, — шепнул мне Ран, — я на порог его больше не пущу.

— Не волнуйся, — прошептала в ответ. — Он обожает свою маленькую подружку и никогда не обидит.

Мы поздоровались с гостями и заняли свободные места. Вечер обещал пройти в теплой и дружеской атмосфере, в общем-то, как и всегда, когда наши две семьи собирались вместе.



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Эпилог