КулЛиб электронная библиотека 

Милая пленница [Кристина Скай] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Кристина Скай Милая пленница

Посвящается моим родителям, с глубочайшей любовью

…С мягкой тишиной

Возникла вдруг передо мной;

И как прелестный призрак, ты

Несла мгновенье красоты;

И пышным облаком волос

Закрыла мир до самых звезд;

Подвижный, зыбкий образ твой

С рассвета до ночи со мной;

Влечет меня твой нежный лик,

Что из тумана вдругвозник.

Уильям Вордсворт

Пролог

Англия, Лондон

Апрель 1816 года

С самого утра туман все сгущался. Расползаясь по Лондону, затягивая и узкие проезды, и переулки, и широкие проспекты, он погружал город в неестественную темноту. Наиболее суеверные горожане чертыхались вполголоса, то и дело поднимая взгляд к небу; и даже самые деловые и практичные спешили закончить свои дела, чтобы поскорее отправиться домой.

Из-за приоткрытой двери одного из домов выглянул худенький мальчишка, одетый в слишком большие для него потрепанные штаны: он тревожно всматривался в клубы тумана, словно изучая их движение и плотность.

— Ну, это твой последний шанс, криволапая мартышка! — рявкнул появившийся за спиной мальчика коренастый мужчина. — Хватит с меня твоей болтовни! Или ты сегодня принесешь бабки, или утром тебя выловят под мостом. — Хмурый тип схватил мальчишку за ухо и резко дернул. — Я и так слишком долго терплю!

Мальчик не сделал ни малейшей попытки вырваться из рук мучителя; его юное личико исказил страх. Коренастый мужик икнул, и в его глазах мелькнуло нечто похожее на уважение.

— Ну-ну, малыш, у тебя шустрые лапки! Главное — не бойся! Ты у меня еще станешь первоклассным добытчиком, это уж точно. — Внезапно черты его лица напряглись, и он снова грубо рванул ухо мальчишки, подтягивая пленника поближе к себе и обдавая его запахом пота, джина и недавно съеденного бифштекса с капустой. — И кто бы тебе ни попался под руку — будь то хоть Бедфорд, Элванли или Хоуксворт, не упускай добычи, малыш! Нынче вечером легко будет скрыться в тумане, я так думаю. Ныряй в карман и удирай, делай, как я тебя учил. И не вздумай фокусничать, а то сам после пожалеешь!

С этим напутствием сумрачный тип, известный на улице под именем Диггер, дал своему пленнику хорошего пинка, отчего тот пулей вылетел на улицу.

Пенни — таково было прозвище мальчика — извернулся, сумев не растянуться на грязных булыжниках мостовой и проявив тем самым ловкость, окончательно убедившую Диггера, что в его полку прибыло. А через мгновение мальчик уже мчался к перекрестку, перед которым столпились экипажи, медленно продвигавшиеся к большому мраморному особняку, пылающему праздничными огнями.

Пенни нахмурился. Да, Диггер не даст ему еще одного шанса, так что сегодня он обязательно должен сделать то, что ему приказано. Или… или воспользоваться туманом, который поможет ему удрать. И уж это будет воистину единственным шансом спастись, решил Пенни. Потому что, если Диггер поймает его, он умрет еще до рассвета.

Глава 1

Туман медленно полз куда-то, все сильнее сгущаясь и окутывая Александру Мэйтланд, с трудом пробиравшуюся по неровным булыжникам лондонских мостовых и тротуаров. Неожиданно девушка очутилась на совершенно пустынной улице и замедлила шаг.

Чтоб ему пусто было, этому городу! Александра не имела уже ни малейшего представления, как ей добраться до той оживленной гостиницы, в которой она поселилась неделю назад, прибыв в Лондон.

Мышцы ее спины судорожно напряглись, когда она почувствовала приступ пульсирующей боли в ноге. Старая рана быстро отреагировала на сырой, холодный лондонский воздух… И каждый шаг по скользким булыжникам усиливал боль, терзающую лодыжку девушки.

Александра вздохнула и осторожно обошла глубокую выбоину. Да, Лондон оказался совсем не таким, каким она его себе представляла. Александра, выросшая в Индии, где ее отец был генерал-губернатором Мадраса, много слышала о великолепии и элегантности столицы метрополии. Но никто почему-то не говорил о грязи и отчаянной нищете. Или о тумане.

Александра поежилась под порывом резкого весеннего ветра. Она не привыкла к холоду. Поплотнее закутавшись в плащ, девушка всматривалась в желтые клубы тумана, окружавшие ее. И внезапно на нее нахлынули воспоминания об Индии — настолько же яркие и живые, насколько холодной и серой была окружавшая ее действительность. На мгновение она словно вновь окунулась в ослепительный свет, заливающий шумные восточные базары, ощутила порывы горячего ветра, увидела яркие краски и обжигающее солнце. Услышала, как ее индийская няня, айя, торгуется со старым смуглым торговцем из-за кардамона и имбиря.

Александра неподвижно застыла на холодной лондонской улице, захваченная видением тепла и веселья… видением мира, в который ей не суждено вернуться. Та жизнь ушла в прошлое, растаяла как туман. Восстание туземцев в городе Веллуру взорвало, уничтожило мир Александры. А следом за тем пришел отзыв ее отцу… отзыв назад, в Лондон, и разжалование…

Пальцы Александры судорожно сжали темную мантилью, бесполезную в английском холоде. Девушка вздрогнула, вспомнив отца, ее последнюю встречу с ним… его кровь, забрызгавшую белую комнату…

Охваченная болью, она подавила рыдание. Им бы следовало знать, что такой человек, как лорд Мэйтланд, никогда не признает разжалования — он предпочтет смерть.

Встряхнув головой, чтобы отогнать терзающие ее воспоминания, Александра, спотыкаясь, пошла вперед и вскоре натолкнулась на ограду мраморного особняка. Прутья решетки обжигали холодом. Туман прогнал с улицы не только людей, но и наемные экипажи. Она с горечью подумала, что ей все равно не по карману разъезжать в каретах.

Неожиданно из тумана вынырнул невысокий худой человек в надвинутой по самые уши шляпе; он торопливо шагал по тротуару.

— Простите, сэр, вы не могли бы подсказать мне… — начала Александра, но человек исчез в тумане прежде, чем она сумела закончить свой вопрос.

Неестественная тьма дня перешла постепенно в обычные сумерки. Близился вечер. Потом где-то впереди, в тумане, послышались смех и звуки медленного вальса.

Стоять на месте было совершенно бессмысленно. Вздохнув, Александра направилась на поиски доброй души, которая указала бы ей дорогу к Кондуит-стрит.

Когда она добралась до угла, туман на мгновение рассеялся, открыв ее взору ярко освещенную площадь. И прежде чем желтые клубы снова затянули все кругом, девушка заметила экипажи, медленно приближающиеся к ступеням сверкавшего огнями мраморного особняка.

«Великосветский бал, — подумала Александра, стараясь не обращать внимания на окатившую ее волну горечи. — Смех, музыка, драгоценности на переливчатых шелках…» Когда-то и она жила в этом мире, но вернуться в него ей не суждено. Смерть отца навсегда захлопнула перед ней все двери, обещая неясное и унылое будущее. Да уж, не многим выпадает сомнительная честь быть отвергнутой за один день сразу несколькими агентствами по найму, к тому же все отказы были сделаны в исключительно невежливой форме.

В это мгновение по спине девушки пробежала легкая дрожь: ей показалось, что кто-то пристально смотрит на нее. Оглядевшись, она заметила на другой стороне улицы маленькую фигурку, выскользнувшую из тумана. Но человечек тут же скрылся под узкой лесенкой, ведущей к служебной двери темного особняка, расположенного неподалеку.

Отступив в тень, Александра натянула капюшон на свои пылающие рыжие волосы — волосы, которые привлекали слишком много внимания. За прошедшую неделю не один раз совершенно незнакомые мужчины таращились на нее так, что она краснела от подобной бесцеремонности, а кое-кто из них был настолько нагл, что пытался заговорить с ней прямо на улице.

Пальцы Александры сжались на рукоятке тросточки красного дерева, прикрытой полами ее плаща. Тросточка могла сегодня сослужить двойную службу: при одном взгляде на толпу шумных гуляк, болтающихся по площади, становилось ясно, что это неподходящее место для леди без сопровождающего. «Но все же, — сказала себе девушка, — и здесь может найтись кто-то, кто укажет мне дорогу к Кондуит-стрит».

В минуты опасности лучше всего идти прямо вперед, учил ее отец. И Александра, на мгновение приложив ладонь к глазам, шагнула на заполненную толпой площадь.

Даже необычайно густой туман не мог сдержать безудержное лондонское веселье. Несмотря на повисшую над городом тьму, улицы к вечеру заполнились людской толпой, весьма характерной для столицы: здесь были надменные пэры, деревенские сквайры и остроглазые шлюхи. Принцы и карманники, попрошайки и набобы невольно сталкивались в этом блистающем огнями ночном мире, где можно было ненадолго забыть о своем положении в обществе.

В этом кипящем водовороте противоположностей один человек стоял как бы в стороне, и это сразу бросалось в глаза. Широкие плечи и небрежная грация мускулистого тела делали его заметным, он напоминал пантеру в стае суетящихся мартышек.

Да, в этот вечер герцог Хоуксворт, одетый, как всегда, безупречно, был в своем черном вечернем костюме и вправду похож на пантеру, выпрыгнувшую из тумана в поисках добычи. В нем ощущалась огромная, едва сдерживаемая энергия, заставлявшая многих мужчин делать невольный шаг назад при его приближении… а женщины вздрагивали и смотрели на него сквозь полуопущенные ресницы.

Не замечая производимого им впечатления, герцог Хоуксворт шагал к Бедфорд-сквер, с трудом сдерживая зевоту. Еще один вечер, наполненный скучными и глупыми разговорами, хитроумными намеками и кокетством блеклых дебютанток, лениво думал он. И зачем он продолжал посещать эти балы?.. Но ответ на свой вопрос он прекрасно знал: потому что именно этого ждут от наследника одного из крупнейших в Англии состояний. Потому что это необходимо в его собственных политических интересах. Потому что это помогает убить время.

И тут же герцог подумал, что он лжет самому себе и делает это давно. И что пора уже увидеть правду. Потому что истинной причиной его светских визитов была надежда отыскать ее. «Да, моя прекрасная неверная жена, я чувствую — ты где-то здесь, в тумане… Ты недостаточно сильна, чтобы долго оставаться вдали. Жадность и скука приведут тебя обратно, а я уже буду ждать…»

Герцог неторопливо шел сквозь туман, и на его худощавом загорелом лице не отражалось ни одной мысли. Лишь его немногие близкие друзья могли бы заметить необычно напряженные скулы и странный блеск серебристо-серых глаз под полуопущенными веками. Вблизи площади ему встретилось несколько знакомых. Он небрежно кивнул им, здороваясь, но не замедлил шага.

Хоуксворт был высоким и крупным мужчиной, но обладал грациозной походкой. Широкие плечи под великолепным черным смокингом выдавали в нем атлета; он и в самом деле искусно боксировал, и это искусство не раз спасало ему жизнь, когда он был офицером британской армии на Пиренейском полуострове. Белоснежная рубашка подчеркивала его загар, а единственным украшением строгого костюма служил крупный бриллиант, сверкавший в изысканных складках широкого галстука. И, несмотря на безупречное мастерство портного, одежда герцога не могла скрыть ни его мощной мускулатуры, ни его с трудом сдерживаемой грубой силы.

В этот вечер Хоуксворт особенно остро ощущал, как вся его бешеная энергия рвется наружу. Весь день его мучила тревога, змеей свернувшаяся в душе. Она была где-то неподалеку; герцог чувствовал ее присутствие, она проникала в его сознание, подобно желтым щупальцам проклятого тумана. Он не сомневался, что алчность приведет жену обратно. Но на этот раз он был готов к встрече. И видит Бог, ей не удастся вновь ускользнуть от него!


Туман весело резвился в Лондоне, окутывая и трущобы, и элегантные особняки одинаковой серой вуалью. Но его все проникающие клубы, похоже, не особенно беспокоили мальчугана, слонявшегося по улицам. Если он вообще и вспоминал о тумане, то лишь затем, чтобы порадоваться тому, что туман давал ему возможность скрыться.

Да, Пенни было о чем подумать и кроме какого-то тумана. Например, о том, как он замерз. К тому же он просто умирал от голода, и его желудок болезненно сжимался при одном лишь воспоминании о том, что он ел последний раз, — это была капуста с жалким кусочком картофеля. И когда перед глазами Пенни возникла широкая площадь, он на мгновение приостановился, а потом нырнул под узкую лесенку у боковой стены неосвещенного дома.

Затаившись в темном уголке, Пенни прицелился взглядом в высокого джентльмена, неторопливо идущего по улице. Это был неплохой объект — шел один и не слишком интересовался окружающим. Но, глядя на широкие плечи джентльмена, Пенни на мгновение засомневался, охваченный дурным предчувствием. А что, если джентльмен его поймает? «Ныогейта (Ньюгейт — тюрьма в Лондоне.) не миновать», — подумал Пенни, и его тощее тело задрожало.

А может быть, его ждет ссылка? Что сказал бы его старший брат, узнай он, чем сейчас занимается Пенни?..

Но Том уехал, и Пенни этим вечером был совершенно один на холодной лондонской улице, и возможностей для выбора у него было слишком мало, и одна из них — попытаться «позаимствовать» деньжат у какого-нибудь богатого типа, чтобы принести добычу менее удачливым приятелям. У джентльменов всегда есть отличные толстые кошельки — так говорил Диггер. Задача состоит в том, чтобы отвлечь внимание богатея и чтобы он не заметил, как исчезает его кошелек.

Пенни нахмурился, поймав себя на том, что мысленно вставляет в свою речь крепкие словечки. Похоже, он уже привык к этой странной новой жизни… Ну, в любом случае сегодня вечером он должен совершить свою первую кражу, а потом удрать подальше, чтобы Диггер не нашел его. Если у него будут деньги, он сможет добраться до Йоркшира и поискать Тома.

Стройная женская фигура на мгновение заслонила объект, за которым наблюдал Пенни. Мальчик нахмурился, придвигаясь к самому краю ступеней. О, да это настоящая красавица, тут уж не ошибешься! Она шла медленно, и Пенни отлично разглядел ее сверкающие из-под капюшона волосы цвета пламени. И тут Пенни заметил в ее руке тросточку. «Какая жалость, — подумал он, — красотка-то хромая…» Но зато у нее будет чем защищаться в случае чего, решил Пенни.

Глава 2

Туман сгущался с угрожающей быстротой. Встревоженная, Александра крепче стиснула в пальцах рукоятку трости. Девушка нуждалась хоть в каком-то утешении и поддержке, и трость давала ей это ощущение. На площади было слишком много разного люда, слишком много развязных юнцов, слишком громко звучал вызывающий смех. Туман прилипал к коже Александры, душил ее… Она неуверенно шагнула с тротуара, намереваясь перейти на противоположную сторону площади. Звук приближающихся шагов заставил девушку поспешить. Но в то же мгновение она споткнулась о вывернутый из мостовой булыжник, и лишь трость спасла ее от падения.

Чьи-то сильные руки подхватили ее под локти и грубо сжали. Девушка, охваченная слепым страхом, начала отбиваться, но это лишь приблизило ее к крупному мужскому телу. Без каких-либо усилий напавший на Александру мужчина прижал ее к себе, легко подавив беспомощное сопротивление, а потом поднял капюшон, закрывавший лицо девушки.

Он взглянул на Александру, и его глаза засверкали, как серебряные звезды в холодном ночном небе. Схваченная во тьме лондонской улицы, она испытала ужас при виде чужого лица.

— Бог мой, — задохнулся незнакомец, — это и вправду ты! Сначала я подумал, что ты мне просто пригрезилась, как обычно. Жадность все-таки привела тебя назад. — На его щеке дернулся мускул, глаза сузились. — Я отправил людей на твои поиски в тот самый день, когда ты сбежала… и они почти поймали тебя в прошлом году в Вене, да, почти. Ну, на этот раз тебе не удастся ускользнуть, любимая! — Последнее слово незнакомец произнес так, словно это было ругательство, и тут же разразился хриплым смехом.

Александра изо всех сил пыталась взять себя в руки и утихомирить бешено бьющееся сердце. Мужчина, схвативший ее, был очень интересен. В другое время и при других обстоятельствах она нашла бы его привлекательным, если бы не горечь и ненависть, исказившие его лицо. У него был высокий лоб и пышные черные волосы. «Он совсем не сумасшедший», — пыталась успокоить себя Александра, стараясь справиться со страхом.

— Вы меня с кем-то спутали, сэр! Я лишь недавно приехала из Индии, и у меня очень мало знакомых в Лондоне, а уж с вами я наверняка не встречалась. Отпустите меня сейчас же! Я вас не знаю!

Губы мужчины искривились в некоем подобии улыбки.

— Ну, не заходи так далеко, любимая. Ты отсутствовала не так долго, чтобы забыть наш замечательный особняк на Бедфорд-сквер? Поразительно… ведь в свое время ты ни о чем другом просто не могла говорить. — Его руки еще крепче сжали Александру, а пальцы впились в нежную кожу ее предплечий.

— Отпустите меня сию минуту, вам говорят! Неужели не понятно, что вы меня с кем-то спутали? И вообще, ни один джентльмен не стал бы удерживать леди вот так, против ее желания!

Незнакомец снова всмотрелся в ее лицо и язвительно усмехнулся.

— Ну, дорогая, ты могла бы придумать что-нибудь получше. Я скорее ожидал слез или нежной мольбы о прощении. — Его взгляд задержался на губах Александры. — Или интимных призывов к тем радостям, что мы испытали вместе. Да, это было бы гораздо больше похоже на тебя.

«Наверное, он все-таки сумасшедший, — со страхом подумала Александра. — Похоже, увещевания тут бесполезны». Дрожащие пальцы девушки вдруг ощутили рукоятку трости; Александра судорожно вздохнула и ударила тростью по голени держащего ее человека — это было единственное место, до которого она могла дотянуться.

Воздух прорезало грубое ругательство. Мужчина вырвал трость из руки Александры и швырнул ее на мостовую, не отрывая при этом взгляда от лица девушки.

— Что, выучила еще один фокус, моя малышка?

«Какие у него холодные и прозрачные глаза, как снега Гималаев в лунном свете», — подумала Александра, охваченная растущей паникой. Его красивое лицо пылало неумолимой ненавистью и злобой, но к ним примешивалось еще какое-то чувство, непонятное Александре.

— Ну же, Изабель, ты начинаешь меня утомлять. Неужели ты растеряла свое искусство убеждения — убеждения совсем другими методами? — Голос незнакомца зазвучал низко и хрипло. Он вдруг запустил пальцы в волосы Александры, потом сжал ее шею и приблизил свое лицо к лицу девушки. Ей показалось, что она увидела отражение собственной перепуганной физиономии в его серебристых глазах.

— Посмотрим, что еще изменилось между нами, моя неверная распутная супруга!

Протест Александры был безжалостно подавлен — незнакомец вдруг впился в ее губы. Жизнь совсем не подготовила Александру к тому, что она ощутила, когда его твердые губы закрыли ее рот. Он целовал ее, не спрашивая согласия, терзая требовательной, настойчивой лаской. В следующее мгновение он ослабил свою атаку и мягко раздвинул ей губы своим крепким языком.

Ошеломленная, Александра почувствовала, как он проник в глубину ее рта, действуя с невообразимой вольностью. Потрясенная и утратившая ощущение реальности, девушка резко отстранилась. Если бы незнакомец не обнял ее за талию своей сильной рукой, она бы просто упала.

— Я вижу, твоя память так же хороша, как и моя, дорогая. — У незнакомца вырвался низкий хохот. — Уверяю тебя, я ничего не забыл, хотя и старался это сделать в последние два года.

Его руки скользнули вниз, стиснув бедра Александры. Он еще крепче прижал девушку к своему телу… С гневным криком Александра уперлась кулаками в его грудь, пытаясь оттолкнуть наглеца, но это оказалось ей не по силам.

Насмешливо улыбаясь, он смотрел на нее сверху вниз.

— Да, ты всегда была дерзкой возлюбленной, дорогая, и отлично знала, как воспламенить меня. Очень жаль, что ты оказалась не способна ограничиться собственным мужем! Мужчин, видишь ли, слишком угнетает мысль о том, что им приходится делиться с другими.

— Да как вы смеете! — задыхаясь, воскликнула Александра. Она яростно замахнулась, пытаясь ударить его по лицу, но он легко поймал ее кулачок и зажал в своей огромной ладони. — Отпустите меня, говорят вам! Вы лишь усугубляете свою ошибку, сэр, своим нападением вы нарушаете все приличия!

Незнакомец раскатисто засмеялся.

— Какое волнующее представление, дорогая! Я готов аплодировать. Но странно слышать от тебя, именно от тебя, рассуждения о приличиях. Ты знаешь, я многое способен вынести, — медленно добавил он. — Но твоя последняя эскапада в Воксхолле была чрезмерной даже для меня. Впрочем, должен признать — зрелище было потрясающим… влажный шелк на подкрашенных сосках… Ты едва не вызвала массовые беспорядки. Если ты предполагала спровоцировать меня, красуясь в наряде киприотки, жрицы любви, то, безусловно, достигла цели, хотя, может быть, не той, на которую рассчитывала. — Его голос вдруг стал жестким. — Думаю, мне следовало избить тебя той ночью — да, избить, наслаждаясь каждой секундой этого процесса. Так что ты поступила предусмотрительно, удрав с Гранвилем.

Александра, прижатая к груди незнакомца, почувствовала, как он внезапно содрогнулся, но она не знала, что послужило тому причиной: то ли его воспоминания, то ли сделанное им признание… Его пальцы все крепче сжимали ее кулак. Она вскрикнула от боли. Как же ей заставить его опомниться?..

А незнакомец, похоже, погрузился в пучину болезненных воспоминаний.

— Интересно, сколько времени понадобилось Гранвилю, чтобы утомиться твоими выходками? И скольких «покровителей» ты переменила после того, как он бросил тебя? Может быть, было бы лучше, если бы ты просто умерла…

Голос незнакомца слегка дрогнул, и Александра заметила, что он изо всех сил старается совладать с собой. Едва дыша, девушка пыталась найти слова, способные убедить его в том, что он совершает ужасную ошибку. И когда она наконец смогла заговорить, то произносила каждое слово медленно и четко, словно обращалась к маленькому ребенку:

— Вы должны верить мне, сэр, когда я говорю, что я совсем не та, за кого вы меня принимаете. Я приехала в Лондон всего неделю назад. Я никогда в жизни не видела вас до этого момента. Я не ваша жена, хотя, судя по вашему описанию, я могу предположить…

Он нетерпеливо перебил ее:

— Ну зачем ты продолжаешь настаивать на этой нелепости? Дорогая, ты и в самом деле меня разочаровываешь! Да разве может существовать в мире такая женщина, как ты? Чтобы были две женщины с волосами, подобными яркому пламени, с глазами такого необыкновенного аквамаринового цвета? И с такой кожей… — Его большой палец погладил внутреннюю сторону запястья Александры, там, где бешено бился пульс. — С кожей, словно нежный шелк под голодными пальцами мужчины… — Он на мгновение умолк, а потом резко рассмеялся. — Ты можешь гордиться собой, дорогая. Твои волосы еще прекраснее, чем мне запомнились. Ты, похоже, чем-то усилила их оттенок. Твоя кожа по-прежнему безупречна. Думаю, твои чары могли бы поколебать и святого. Но я не должен поддаваться им слишком легко, потому что я твердо решил отбросить все сомнения и колебания и овладеть тобой. — Он бесцеремонно завернул руки Александры ей за спину. Его голос стал грубым и резким: — Сегодня я должен раз и навсегда разорвать цепи, которыми ты опутала меня. Ты яд, черт тебя побери, а теперь ты станешь противоядием. Я насыщусь тобой этой ночью и стану навеки свободен!

Александра видела холодную решимость в глазах незнакомца, неумолимую напряженность его лица… И поняла — доводы разума не будут услышаны этим безумцем…

— Вот так! — воскликнул он с язвительным смехом.

Мысли Александры метались и кружились, она оглядывалась по сторонам в поисках возможностей к бегству. Они стояли в тени, на углу площади, перед темным особняком. Краем глаза девушка вдруг заметила силуэт, вынырнувший из темноты под лестницей: кто-то крадучись приближался к ним. А потом Александра увидела руку, тянущуюся к карману ее насильника, — очевидно, в поисках кошелька.

Александра молчала, не в силах пошевелиться, крепко прижатая к твердому телу. Незнакомец снова потянулся к ее губам. Александра поняла, что должна действовать чрезвычайно быстро, иначе она погибнет. И она впилась зубами в нижнюю губу незнакомца.

От боли в его глазах вспыхнули бешеные огни, Александра отпустила его губу, и он отскочил назад, яростно выругавшись, и запустил руку в карман за платком… В следующее мгновение он резко обернулся, и на его лице отразилось глубочайшее изумление. Но было уже поздно. Маленький воришка, прихватив золото джентльмена, растаял в густом тумане.

Александра быстро наклонилась, схватила свою трость и, размахнувшись, изо всех сил ударила по голеням незнакомца, который продолжал озадаченно всматриваться в ту сторону, куда убежал вор.

Она не промахнулась. Ноги незнакомца подогнулись, но он устоял.

— Ах ты, сучка!..

Александра не стала выяснять, почему после энергичного ругательства незнакомец вдруг умолк. Ее сердце бешено колотилось, она бросилась бежать через площадь и лишь в самое последнее мгновение заметила упряжку, которая вырвалась из-за угла и неслась на огромной скорости.

Александра отчаянно прыгнула вперед, спеша убраться с пути лошадей. Вслед ей понеслись цветистые проклятия кучера, заржали кони… Но девушка не останавливалась. Она промчалась мимо компании нарядных щеголей, которые тоже что-то кричали ей вслед. Впрочем, когда бездельники заметили хромоту девушки, они мгновенно потеряли к ней всякий интерес.

Впереди темнело несколько проулков, уводящих с площади.

Александра бросилась вперед, в желанную, спасительную темноту ближайшего проулка, со страхом думая о том, что ее преследователь вот-вот очутится рядом…

Глава 3

Хоуксворт длинно и выразительно выругался. Сначала беспризорник стащил его кошелек, а теперь Изабель исчезла. Он в ужасе следил за тем, как ее легкая фигурка, закутанная в плащ, метнулась в сторону, спасаясь от вылетевшего на площадь экипажа.

Черт побери, да она же могла погибнуть! Должно быть, она и в самом деле в отчаянии. Прищурившись, Хоуксворт следил за удалявшейся женой. Он заметил, что она сильно прихрамывает и опирается на трость при каждом шаге.

Что означает этот новый ее фокус?..

— Ваша светлость, осторожно!..

Экипаж, едва не сбивший Александру, теперь несся на Хоуксворта. В окне кареты показалось бледное, перепуганное лицо мисс Фелисити Уоллингфорд, его суссекской знакомой. Хоуксворт резко крикнул кучеру:

— Отпусти вожжи, парень! Я справлюсь с коренником! — Он крепко схватился за уздечку коренного, и лошади остановились. Не выпуская уздечки, Хоуксворт принялся уговаривать животных успокаивающим, мягким голосом, поглаживая их по взмыленным бокам.

— Ну-ну, красавцы… Спокойно, спокойно…

От его ли тихого голоса или от усталости кони действительно успокоились, стояли смирно, хотя и продолжали еще пугливо вздрагивать. Кучер уже мог управиться с ними. Хоуксворт бросил взгляд на противоположную сторону площади. В этот момент его Изабель скрылась в темном проулке. И тут до Хоуксворта донесся из кареты негромкий стон, а потом — звук мягкого удара.

— Ваша светлость, прошу вас…

Лакей уже успел опустить складную лесенку кареты, и Хоуксворт с большой неохотой подошел к дверце; он предпочел бы направиться в другую сторону, но уйти сейчас значило проявить неслыханную невежливость. Губы герцога скривились, когда он увидел, что мисс Уоллингфорд лежит ничком на сиденье кареты, а ее мамаша испуганно обмахивает ее веером из страусовых перьев. И несмотря на то что Хоуксворт остро ощущал, как дорога ему каждая секунда, он вынужден был подняться в карету.

— Вы и представить себе не можете, как мы рады были увидеть вас, ваша светлость! — воскликнула пожилая леди, не в силах сдержать переполнявшие ее чувства. Она так размахивала веером, что одно из перьев задело нос герцога, и Хоуксворт едва сдержался, чтобы не чихнуть.

Быстрый взгляд на блестящие лакированные стенки кареты и стекла с гравировкой сказал герцогу, что Уоллингфорд не жалеет денег на удобства для своей семьи. Лучше бы он больше думал о безопасности жены и дочери, язвительно подумал Хоуксворт, и не проводил бы так много времени в Уайте, рассказывая приятелям избитые анекдоты.

Заметив, что мисс Уоллингфорд, лежавшая на сафьяновом сиденье, шевельнулась, Хоуксворт натянул на лицо вежливую маску, чтобы скрыть свое нетерпение.

— Можете не сомневаться в моей готовности помочь вам. Но теперь ваши лошади, похоже, окончательно успокоились, да и мисс Уоллингфорд, я вижу, приходит в себя, так что я, пожалуй, пойду. Мне кажется, наедине, без посторонних, вы будете чувствовать себя лучше.

Но едва он повернулся, чтобы уйти, как девица, лежавшая на сиденье, испустила слабый стон. Леди Уоллингфорд бросила на Хоуксворта встревоженный взгляд, и он, вздохнув, остановился. И был вознагражден: расслабленное тело мисс Уоллингфорд приподнялось, девушка попыталась сесть.

Любой, кто мог бы всего несколько мгновений назад наблюдать за мисс Уоллингфорд — внимательной, настороженной, сосредоточенной, — был бы искренне поражен ее теперешней вялой томностью. Но мисс отлично умела скрывать и свою хитрость, и свой дурной характер от всех, кроме самых близких людей. К тому же во всем, что касалось Хоуксворта, мисс Фелисити Уоллингфорд была особенно осторожна, потому герцог и не увидел ничего странного в ее поведении.

— О, простите, ваша светлость, — пробормотала она, с трудом усаживаясь. — Должно быть, вы подумали, что я — жалкое, слабое существо… Но мне стало плохо из-за того, что я увидела, как лошади несутся прямо на вас. Я так боялась, что они вас за… затопчут. Но вы такой храбрый, совсем не думаете о собственной безопасности. — Фелисити обессилено откинулась на спинку сиденья, словно произнесенная речь окончательно истощила ее силы.

Хоуксворт, окинув площадь быстрым внимательным взглядом, наклонился вперед и помог девушке сесть поудобнее.

— Боюсь, вы изрядно преувеличиваете мою храбрость, мисс Уоллингфорд.

— Могу поклясться, это не так… к тому же я просто не знаю, как благодарить вас, ваша светлость. Но я вижу, что вы куда-то спешите, а потому не смею вас больше задерживать. Боюсь, мне сегодня уже не захочется находиться в обществе… я надеюсь, что и мама не откажется вернуться домой.

Леди Уоллингфорд несколько секунд тупо таращилась на дочь, потом вдруг энергично закивала.

— Совершенно не за что меня благодарить, мисс Уоллингфорд. Я весьма рад, что оказался рядом и сумел немного помочь вам. И я умоляю вас не отказываться от поездки на бал к леди Шеррингхэм, потому что я уверен — вы очень скоро почувствуете себя гораздо лучше. К тому же мой опыт говорит, что бал — наилучшее средство для поднятия настроения у дам. Едва заметный оттенок насмешки в его голосе не был упущен внимательной мисс Уоллингфорд. Ресницы ее задрожали, светлые глазки наполнились слезами.

— Нет, герцог, я никогда не отличалась особой любовью к балам и празднествам. Видите ли, светские обязанности кажутся мне нестерпимо скучными… мне не нравится постоянно улыбаться и слушать глупые сплетни.

Брови герцога Хоуксворта иронически изогнулись, на полных губах мелькнула легкая улыбка.

— В таком случае вы обладаете весьма оригинальными взглядами, мисс Уоллингфорд, — сказал он, но глаза его искали кого-то на другой стороне площади. — А теперь мне нужно идти. Ваш кучер уже в состоянии справиться с лошадьми. — И, спохватившись, он добавил: — Передайте мои наилучшие пожелания леди Шеррингхэм.

С этими словами Хоуксворт мягко спрыгнул на мостовую. Мисс Уоллингфорд закусила губу, удерживая готовую сорваться резкость.

— Мама, ну почему от тебя никогда не бывает проку?! — взорвалась она, убедившись, что герцог Хоуксворт ушел достаточно далеко. Но тут же ее глаза сузились, впившись в широкую спину герцога. — Интересно, кто она такая?..

Хоуксворт с незаинтересованным видом, как бы прогуливаясь, но тем не менее достаточно быстро пересекал площадь. Ему удалось пройти незамеченным мимо хохочущей компании щеголей, с которыми он был знаком, хотя и поверхностно.

Когда герцог был еще мальчишкой, его за храбрость и силу прозвали Хоуком (Хоук — ястреб (англ.). Но и когда он стал взрослым, прозвище сохранилось, может быть, потому, что он был силен, умел ходить совершенно бесшумно и считался очень опасным врагом.

На Пиренейском полуострове он не раз дрался врукопашную и побеждал. Но после того как его покинула Изабель, Хоуксворт обрел новое имя — Черный Герцог. Его безрассудные разгулы, истории с женщинами и дуэли сделали его почти легендарной личностью. И лишь Господь мог спасти человека, упомянувшего в присутствии герцога имя его жены.

— Прелестная штучка, а, Торрингтон? Конечно, если не считать хромоты, — донеслись до герцога слова бледнолицего юнца, обращавшегося к своему плотному, коренастому приятелю.

Другой щеголь из компании — с обширным животом, обтянутым цветастым красновато-коричневым жилетом, — покачал головой и хрипло расхохотался.

— Я лично не испытываю склонности к калекам, Эплгейт. У каждого свои предпочтения, не так ли?

Хоук нахмурился. Для женщины, обладающей таким тщеславием, как его жена, хромота должна быть чрезвычайно мучительной… и отнюдь не в физическом смысле. Если, конечно, это настоящая хромота… а в это Хоук как раз и не мог поверить ни на секунду. Он слишком хорошо знал, что Изабель способна на все — даже на то, чтобы симулировать уродство, — лишь бы добиться того, что она задумала.

Герцог уже дошел до проулка, в котором скрылась Изабель, и шагнул в его черный зев. Холодные клубы тумана коснулись лица Хоуксворта. Чертовски трудно будет отыскать ее здесь, но и ей нелегко придется. А она так близко… и он просто не может упустить ее еще раз.

А может быть, лучше позволить ей уйти, забыть обо всем и заняться разводом, как не раз уже советовали ему друзья?.. Видит Бог, у него достаточно свидетельств, чтобы начать дело о разводе в парламенте. И премьер-министр, лорд Ливерпуль, однажды весьма деликатно и осторожно намекал Хоуксворту на это.

Тогда он мог бы начать все сначала и найти женщину, с которой создал бы большую семью — предмет его мечтаний… Робби уже почти пять лет, и он отчаянно нуждается в братьях и сестрах, которые принесут тепло в его жизнь. Конечно, развод приведет к неизбежному скандалу, но Хоук прекрасно понимал, что это не слишком высокая цена за то, чтобы навсегда избавиться от Изабель.

Настоящей помехой разводу был Робби. Мужественный малыш отлично скрывал свою боль, но Хоук знал, что мальчик тоскует по матери.

Изабель всегда умно вела себя с ребенком, умела завоевать его внимание и любовь, хотя привозила ему из Лондона пустячные подарки. Она там бывала слишком часто… И даже сейчас, хотя прошло уже много времени, Робби помнил ее неземную красоту и ласку… ведь он был слишком мал, чтобы тогда, два года назад, увидеть ее жестокость. А Хоуксворт так и не решился сказать сыну правду, он сообщил мальчику, что его мать уехала к больному родственнику и обязательно вернется. Сердце герцога болезненно сжалось, когда он вспомнил заплаканное лицо сына… Мальчик не мог успокоиться, когда понял, что мама уехала, не попрощавшись с ним. Он каждое утро спрашивал, не вернется ли мама сегодня. Но постепенно стал задавать этот вопрос все реже и реже, хотя Хоуксворт прекрасно знал, что сын ни на минуту не забывает о матери. Просто чувствительный Робби понял, что своими вопросами он слишком тревожит отца…

Когда прошло три месяца, мальчик перестал постоянно прислушиваться к шагам на лестнице. Когда прошло полгода, он превратился в замкнутого человечка, совсем не похожего на беззаботного, веселого ребенка, каким был прежде…

Хоуксворт насторожился, уловив тихий звук где-то в темноте. Туман наползал на него, просачиваясь сквозь металлическую решетку, отделяющую тротуар от мостовой. Замерев на месте, герцог ждал, но ни один шорох не нарушал тишину. Выждав еще мгновение-другое, Хоук медленно двинулся вперед, осторожно пробираясь вдоль решетки. Он смачно выругался, когда его нога угодила в скользкую кучу гнилых овощных очистков и он едва не растянулся в грязи; к тому же он чуть не задохнулся от вони открытого сточного колодца.

«Да, — желчно подумал Хоуксворт, — все это, безусловно, служит к вящей славе столицы великой метрополии! Черт бы побрал эту темноту, которая помогала сбежать бессердечной сучке». Герцог вспомнил, что, когда он впервые увидел Изабель, она показалась ему необычайно изысканной…

Ее волосы пылали огнем вокруг прекрасного лица, на котором ярко светились странные, неотразимые аквамариновые глаза. Она сплела густую чувственную паутину, и Хоук — дурак из дураков! — попался в нее, позволил Изабель очаровать себя, поддаться ее магии. До него доходили слухи о ее беспорядочном прошлом, но он ничему не верил, полагая, что все это лишь злословие отвергнутых соперников.

Но очень скоро после свадьбы чары развеялись. Не прошло и нескольких недель, как Хоуксворт получил массу свидетельств жестокости и продажности Изабель. А потом она и вовсе перестала осторожничать…

И хотя в последующие три года Хоуксворт служил предметом всеобщих насмешек, он все еще хранил надежду, не в силах выбраться из сетей, опутавших его. Изабель играла его чувствами, возвращалась и тут же предавала, а потом просто бросила и его, и их сына.

Да, Изабель посмеялась над его любовью, надеждой и верой. Она почти погубила и сожгла его душу, оставила его на пепелище, и сейчас его одержимость Изабель угрожала уничтожить его рассудок…

Но теперь настало время платить по счетам, теперь конец всему этому кошмару. Хоук поклялся, что сегодня ночью он отыщет интриганку жену и раз и навсегда избавится от ее власти над ним.

Не важно, какой ценой.

Не важно, чего это будет стоить им обоим.

Глава 4

Александра не знала, куда она шла, но это и не имело значения. Главное — ее не отпускал страх, толкавший девушку вперед, в темноту. Страх вцепился в ее сердце, заставляя кровь бешено стучать в висках. При каждом шаге ее больную лодыжку пронизывала боль, она отчаянно взывала об отдыхе, но Александра продолжала идти, не осмеливаясь остановиться. Тот человек был слишком близко. Она это чувствовала.

В нескольких шагах от площади улочка сужалась настолько, что можно было дотронуться до стен домов на противоположной стороне, если хорошенько вытянуть руку. Проезжая часть ограничивалась с одной стороны металлической решеткой, с другой — кирпичной стеной. Воздух был насыщен вонью гниющих овощей и открытых сточных колодцев. Неожиданно у Александры подвернулась нога, и девушка чуть не упала, но успела опереться рукой о землю.

Поднявшись, Александра постояла немного, чтобы перевести дыхание. Она прищурилась, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть впереди, но клубы тумана, кружащиеся и перемещающиеся с места на место, не давали такой возможности. Девушка снова двинулась вперед, теперь она шла медленно и осторожно. Больную ногу то и дело сводила острая судорога.

Неожиданно в тишине узкой улочки послышался приглушенный звук удара. Александра замерла, прижавшись спиной к стене. Затаив дыхание, она ждала, что из тумана вот-вот появится высокая фигура… но вокруг никого не было.

Потом Александра ощутила какое-то движение возле своих ног. Посмотрев вниз, она увидела маленькую гибкую тень, скользнувшую мимо. Девушка чуть не рассмеялась вслух, обнаружив, что ее преследователем на этот раз оказался всего лишь кот. Она молча выбранила себя и, стараясь скрыть поглубже в душе страх, застыла, ожидая, когда ее сердце немного успокоится.

И тут она увидела его — так близко, что могла бы, протянув руку, коснуться его одежды… Он двигался совершенно бесшумно, заставляя клубы тумана расползаться в стороны длинными извилистыми языками. Задохнувшись, Александра изо всех сил прижалась спиной к острым кирпичам, молясь о том, чтобы он прошел, не заметив ее. В какой-то момент он едва не упал, наткнувшись на ту же самую кучу грязи, и девушка услышала, как он крепко выругался вполголоса. А потом тихо рассмеялся, когда черный кот доверительно подошел к нему и, мурлыча, потерся о его ногу.

— Что, не везет тебе, приятель? Или ты сам приносишь неудачу? Если так, то Изабель где-то неподалеку.

Он стоял спиной к Александре, вглядываясь в туманную тьму, и девушке казалось, что его широкие плечи закрывают весь переулок.

Александра знала, что, стоит ему сейчас обернуться, он обязательно увидит ее. Но он не обернулся и через мгновение зашагал вперед и исчез в тумане.

Александре понадобилось немало времени, чтобы прийти в себя и восстановить дыхание. Она подумала, что черный кот, похоже, принес ей удачу…

А ей удача была очень нужна, очень.

— Эй, трудненько вам пришлось, а? Александра, вздрогнув, выронила трость, когда из тумана вынырнула маленькая фигурка.

— Похоже, вам здорово повезло, если вы не против, что я так говорю. Но я вам жутко благодарен: вы там, на площади, отвлекли его внимание от меня! — Чумазый мальчишка весело рассмеялся, поднимая упавшую тросточку Александры, и девушка увидела, что это тот самый беспризорник, который украл кошелек ее преследователя.

Нахальная улыбка мальчишки согрела ее, как не согрел бы никакой огонь.

— Ты и вправду утащил у него деньги?

— Ну, это уж не ваше дело, — настороженно бросил мальчишка.

— Да, ты прав, — согласилась Александра. — Но я очень рада тебя видеть. И я надеюсь, что тот сумасшедший больше не вернется.

— Да, этот богатей из тех, кто привык делать что ему вздумается, это уж точно. — Внезапно мальчик стал серьезным. — Мне, пожалуй, лучше исчезнуть отсюда. Не хватало только попасть в лапы Диггеру! Уж на этот-то раз он будет махать кулаками как чокнутый!

— Кто этот Диггер? — спросила Александра.

— Знаете, мисс… вы, может, и хороший человек, только я вам не отвечу, уж вы меня извините. Ну, понимаете, чем меньше знаете — тем меньше можете сказать, так? В общем, если вы хотите выбраться отсюда, пойдемте со мной, вот и все. Я тут как дома.

И, не дожидаясь ответа, мальчишка затопал прочь.

Александра с трудом поспевала за ним. А мальчик, похоже, и вправду знал окрестности, как собственный карман. Он уверенно вел девушку через путаницу улиц и переулков, и каждый из них казался ей еще грязнее предыдущего. Вскоре она совершенно утратила представление и о времени, и о длине пройденного пути. Александра изо всех сил боролась с усталостью и болью в лодыжке. Но зато, мрачно думала она, ее преследователю ни за что не найти их здесь.

Когда наконец парнишка замедлил резвый шаг, Александра увидела впереди огни, тускло светящиеся в тумане. Ее маленький гид внезапно обернулся:

— Вы ведь ищете местечко, где можно спрятаться? Правда? Ну, так уж вышло, что я могу вам помочь. Вид-то у вас очень приличный, так что не всякий трактир вам подойдет, но «Десять колокольчиков» — это то, что надо. Там хозяин правильный, да.

— У меня не слишком много денег, — неуверенно произнесла Александра. — Это не очень дорогая гостиница?

— Дешевле во всем Лондоне не найдете, мисс. Ну, я хочу сказать, из приличных. Что, у вас тоже тяжелые времена? — Он, склонив голову набок, с сочувствием посмотрел на Александру, и девушке на мгновение показалось, что она вот-вот разревется и опозорится перед малышом. Мальчишка оглядел ее и скептически покачал головой. — Да, мисс, ни одна хозяйка, если она в своем уме, не возьмет вас на службу, вы уж меня извините. С такими волосами, с такой кожей! — Внезапно мальчишка покраснел и, засунув руки глубоко в карманы, неловко затоптался на месте. — Но можно сделать волосы потемнее, если помыть их ореховым отваром, — добавил он смущенно. — А еще, я думаю, вам понадобятся рекомендации. Жена Диггера, между прочим, пишет отличные рекомендации слугам, которых погнали с места… ну, конечно, не бесплатно.

Ох, да, подумала Александра, о рекомендациях она уже наслышана. Их у нее спрашивали весь день, а когда она отвечала, что рекомендаций нет, с насмешками прогоняли…

Неужели это было всего лишь несколько часов назад? Ей казалось, что пронеслась целая вечность…

— Ну, мы пришли, мисс. Лучше вам сразу там устроиться, да и поесть уже не мешает, — деловито сказал Александре ее маленький защитник. — Надо же, как вышло — мы с вами помогли друг дружке.

— Значит, ты должен позволить мне заплатить за обед, — заявила Александра. — Хотя я и небогата, но это я могу сделать.

— Ладно, мисс, я ничуть не против, — весело улыбнулся беспризорник, протягивая Александре грязную ладошку. — Меня зовут Пенни, ну, по крайней мере так меня прозвали в этом городе. Сдается мне, нам обоим повезло, что мы встретились.

Александра тепло пожала руку мальчишке. — А я — Александра Мэйтланд, я только что приехала из Мадраса. Это в Индии, так что в Лондоне я совершенный новичок.

— Индия, вот это да! — с откровенным любопытством произнес Пенни. — Мне бы тоже очень хотелось повидать Восток! А кто там главный в Мадрасе? Губернатор или что-то вроде того, да? — Он подмигнул и добавил насмешливо: — Мэгги всегда говорит, что уж если врать — так по крупному!

Александра на мгновение застыла, не в состоянии выговорить ни слова. Наконец она без всякого выражения сказала:

— Корону в Мадрасе представляет его превосходительство генерал-губернатор.

Охваченный интересом, Пенни не заметил ее напряженности.

— Вот и ладно! Мы сочиним рекомендацию от самого генерал-губернатора. Кому какое дело?! Как зовут того вельможу?

— Лорд Персиваль Мэйтланд.

Мальчик поднял голову, удивленный и тем, как прозвучал голос Александры, и тем, какое имя она произнесла, и расширенными глазами уставился на Александру.

— Это ваш брат, мисс?

— Вообще-то мой отец. Но, боюсь, это слишком долгая история. — Александра вдруг снова почувствовала себя ужасно замерзшей, уставшей и напуганной.

Пенни энергично присвистнул.

— Ну, если бы я… — начал было он, но тут же запнулся. Взяв Александру за руку, Пенни повлек ее за собой к огням в конце узкой улочки. — Идемте-ка, мисс. Такую историю мне бы очень хотелось послушать. А если у вас уж очень нога болит, так можете на меня опереться.

Девушка вздохнула и положила руку на плечо мальчишки. Беспризорник был отчаянно тощим, и его плечо врезалось в ладонь девушки. Александра гадала, как он мог очутиться на улице — ведь этот мальчик совсем не был похож на закоренелого вора.

Может быть, думала Александра, ей и вправду стоит рассказать свою историю этому парнишке. В нем явно ощущалась странная смесь детской беззаботности и житейской мудрости. Может быть, это как раз то, что нужно Александре, чтобы воспрянуть духом…

Они шли сквозь туман, представляя собой странную пару — высокая, стройная женщина, тяжело опирающаяся на тощего маленького оборвыша… И оба они, поглощенные собственными мыслями, не заметили темную фигуру, притаившуюся в проходе между домами… фигуру человека, пристально следившего за ними.

Глава 5

— Выходит, они и не хотели слушать, что им говорил ваш отец? — сердито спросил Пенни, когда он и Александра уже сидели за обеденным столом как добрые приятели. — Он же спас целую губернию, вот что он сделал! И остановил кровопролитие! Они что, не поняли этого?

— Мне кажется, они просто искали, на кого бы свалить вину, — тихо ответила Александра. — И мой отец показался им наилучшей кандидатурой. Видишь ли… Он нажил себе немало врагов за те годы, что служил в Индии, потому что отказывался закрывать глаза на определенные… — Она чуть улыбнулась, ее голос зазвучал тише. Тыкая вилкой в кусок пережаренной баранины, лежавший на ее тарелке, Александра продолжала: — Ну, определенные нарушения, беспорядки, допускавшиеся его предшественниками. Так что, я думаю, они были рады избавиться от моего отца.

Пенни внимательно всмотрелся в бледное лицо девушки и сочувственно покачал головой:

— Да, значит, ему не повезло. Ну и что он потом сделал?

— Он пытался, конечно, опротестовать решение, но его рапорты возвращались назад нераспечатанными. И у него оставался только один выход, достойный джентльмена и солдата. Он мог ответить только своей жизнью.

Мальчик непонимающе уставился на Александру.

— Он застрелился.

— То есть, вы хотите сказать, он спас свою честь, а вас оставил расхлебывать всю эту кашу? — Мальчишка фыркнул. — Ну если бы меня спросили, я бы сказал, что глупее ничего не придумаешь.

— Может быть, ты и прав, — медленно произнесла Александра. — Но у него были свои, очень строгие понятия о чести. И в конце концов они оказались для него важнее жизни.

Громкий стук прервал их разговор, и мгновением позже дверь открылась, пропустив краснолицего, улыбающегося владельца «Десяти колокольчиков». Мистер Самуэльсон обращался с новыми гостями наилучшим образом, несмотря на невзрачный наряд Александры. Самуэльсон умел распознать породу и ошибался чрезвычайно редко. И даже если у него возникли сомнения относительно спутника леди, он оставил их при себе.

— Простите, что побеспокоил вас, мисс, но ваш багаж прибыл. Следует ли мне отправить все в вашу комнату?

— Да, пожалуйста, все, кроме маленькой плетеной корзинки. Ее пусть принесут прямо сюда.

Владелец гостиницы просиял улыбкой, и Александра ответила ему тем же. Несколькими мгновениями позже мистер Самуэльсон вернулся, держа в руках корзинку с крышкой.

— Вот она, мисс.

Неожиданно корзинка дернулась у него в руках, и, изумленный, хозяин чуть не выронил ее.

— Все в порядке. Это всего лишь моя кошка, — поспешила успокоить его Александра.

Снова расплывшись в улыбке, Самуэльсон водрузил корзинку на стол.

— Если вам что-нибудь понадобится, мисс, дайте мне знать. И, сочувственно посмотрев на трость, прислоненную к стулу девушки, Самуэльсон попятился и вышел, аккуратно закрыв за собой дверь.

Когда он исчез, Александра, бросив на Пенни заговорщический взгляд, подняла крышку корзины. Изнутри тут же послышалось тонкое то ли щебетание, то ли чириканье.

— Ну-ну, Раджа, не сердись! — ласково произнесла девушка, опуская руки в корзину и доставая оттуда гибкое коричневое существо, немедленно вспрыгнувшее ей на плечо. — Пенни, познакомься с Раджой, это мой мангуст и самый верный друг.

Восторженно вскрикнув, мальчик придвинулся ближе и протянул руку, чтобы погладить бархатистый мех зверька.

— Ну и ну, вот здорово!

Мангуст с любопытством обнюхал руку мальчика, а потом с достоинством позволил приласкать себя.

— Он такой же гордый, как его тезки, могу тебя уверить. Думаю, ты ему понравился. Хочешь его подержать?

Пенни восторженно таращил глаза, когда Александра осторожно посадила мангуста на раскрытые ладони мальчика. Бросив на девушку вопросительный взгляд, мангуст, изящно выгнув длинный хвост, принялся оглядываться по сторонам, изучая новую обстановку.

Владелец «Десяти колокольчиков» в этот вечер имел все основания чувствовать себя счастливым. В это же самое время другой путешественник, также, несомненно, высокородный, пьянствовал в отдельном кабинете. Впрочем, хотя джентльмен и заказал уже третью бутылку, он не выказывал никаких признаков опьянения… ну, разве что его лениво полуприкрытые серебристые глаза заблестели поярче.

Лишь близкие друзья этого джентльмена (а их у него было очень немного) могли бы объяснить Самуэльсону, что этот блеск означает: герцог задумал что-то, и количество поглощенного спиртного тут ни при чем.

С негромким смешком герцог Хоуксворт откинулся на спинку удобного, хотя и слегка потрепанного кресла, стоящего перед камином. Еще до наступления ночи Изабель будет в его руках, думал он, довольный собственными успехами.

И он, уверенным взглядом уставившись в огонь, поднял бокал в молчаливом тосте.

Часом позже Александра поднималась по лестнице наверх, в свою комнату, чувствуя себя гораздо лучше. Вместе с Пенни они сочинили ей рекомендацию от генерал-губернатора Мадраса. Конечно, мальчик прав: ни в одном агентстве по найму не станут слишком пристально изучать рекомендацию, написанную в Индии. И еще беспризорник дал ей весьма мудрый совет: искать место где-нибудь в деревне — там у нее будет меньше риска снова столкнуться со своим преследователем.

Александра вздрогнула, вспомнив, как жестоко впивались пальцы незнакомца в ее кожу. Конечно же, он безумен — иначе просто невозможно объяснить его действия.

Горько улыбнувшись, Александра подумала, что при взгляде на нее любому должно сразу стать ясно, что она не из тех, кого называют соблазнительницами: сейчас она всего лишь жительница колоний, без гроша за душой, да еще и хромая.

Незнакомца Александра старалась выбросить из головы, потому что ей и без него хватало поводов для размышлений. Как только она подыщет себе место, ей следует начать добиваться пересмотра дела ее отца, а также решения о лишении прав владения. После восстания туземцев клеветники возбудили против ее отца дело, обвинив его в коррупции. За этим последовало долгое, утомительное расследование всей его деятельности за время службы в качестве генерал-губернатора.

Разумеется, расследование ничего не обнаружило, поскольку все обвинения были нагромождением лжи. Но мелкие люди всегда ищут и находят свою выгоду в падении сильного человека, в особенности если этот человек имел много врагов, но не сдался. Пять долгих лет ее отец ждал, что Контрольный совет Ост-Индской компании реабилитирует его. Пять тяжелых лет, в течение которых Александра наблюдала, как муки уязвленной гордости терзают ее отца.

А когда совет вынес обвинительное решение, надежды последнего лорда Мэйтланда разлетелись в пух и прах. Эта бумага лишила его всего, в том числе и пенсии за долгую службу Британской короне.

Александра знала, что не деньги важны для отца; больнее всего было для него бесчестье. К тому же на этом его мучения не закончились.

Аквамариновые глаза Александры сузились, когда она вспомнила то официальное письмо из Лондона, в котором сообщалось о решении совета. Высокомерное и бесцеремонное послание гласило, что лорд Мэйтланд должен немедля явиться в Лондон, чтобы ответить на обвинения во взяточничестве, коррупции и безответственности.

В ту же ночь ее отец пустил пулю себе в висок.

Ступени на мгновение закачались под ногами Александры. «Неужели твоя честь была так дорога тебе, отец?»

Александра и теперь словно воочию видела три небрежные подписи людей, поставивших свои имена под отзывом. Они словно горели в ее памяти. Гнев нахлынул на Александру, ослепив ее, и она чуть не упала, споткнувшись о ступеньку.

Три подписи — три имени, которых она никогда не забудет. Да, Александра намеревалась заставить их дорого заплатить за то, что они сделали. Она пообещала это своему отцу. И лишь эта клятва помогла ей продержаться в те страшные месяцы, что последовали за самоубийством лорда Мэйтланда. После его смерти все дела пришли в полный упадок, и, что было хуже всего, человек, бывший доверенным лицом лорда, исчез, оставив Александру практически без средств к существованию.

Подобные события привели бы другую женщину в полное отчаяние, но Александра была покрепче. Она никогда не сожалела о том, что ей пришлось вырасти в Индии, хотя их жизнь с отцом была неприкаянной и неустроенной. Но зато это были богатые событиями, интересные годы, и Александра научилась полагаться только на саму себя…

Впервые это умение пригодилось ей после того, как случилось несчастье во время верховой прогулки. Она упала с лошади и покалечила себе ногу. «Плохи дела, — сказал тогда их полковой врач, состроив кислую физиономию. — Лодыжка никогда не станет уже по-настоящему здоровой. И чем больше девушка будет ходить, тем хуже будет себя чувствовать».

Но Александре и в голову не пришло признать себя инвалидом. Втайне от отца она попросила свою айю привести местного лекаря, чтобы узнать его мнение. «О да, — сказал тогда морщинистый темнокожий человек, — лодыжка уже не станет прежней, но есть много способов сделать ее крепче. Да, много, много способов».

Так начался долгий период непрестанных упражнений и массажа, в результате которых лодыжка Александры заметно окрепла. Девушка уже могла спокойно ходить, и хромота становилась заметной только при сильном переутомлении. К семнадцати годам Александра превратилась в прекрасную и своенравную женщину, уверенную в собственных силах. Она не боялась ничего.

Ничего, кроме дьявольского огня, подумала Александра, ощущая, как по спине пробежал легкий холодок. Кроме тех яростных сполохов огня, что проносились по горячим равнинам перед наступлением прохладного сезона дождей.

— Дьявольский огонь! — говорила айя при виде штормовых вспышек, пугавших ее юную подопечную. И тогда Александре было достаточно почувствовать объятия теплых рук старой няни, чтобы успокоиться. Но так было лишь до Веллуру.

До того, как пришел Ужас.

Удушающая жара. Тошнотворный запах крови…

Рассердившись на себя, Александра встряхнула головой, отгоняя страшные картины — те, что оставались в ее памяти, когда она с криком просыпалась от мучивших ее по ночам кошмаров. Но ей никогда не удавалось выиграть эту битву, потому что она не встречалась лицом к лицу со своим врагом; по утрам она могла вспомнить лишь обрывки снов…

Александра на мгновение прикрыла глаза рукой. «Соберись с мыслями, возьми себя в руки, — резко приказала она себе. — В Англии не дуют муссоны. Здесь не разразится ужасная буря… Здесь безопасно».

Добравшись почти до конца лестницы, Александра подняла свечу повыше, потому что проход здесь сильно сужался и ступени стали круче. Последние шаги дались девушке с трудом. «Лучше тебе заранее привыкнуть карабкаться по лестнице, девочка, — мрачно сказала себе Александра, — потому что в твоем новом положении тебе придется делать это постоянно».

Комната, которую хозяин предоставил Александре, была небольшой, но уютной. В ней стояли узкая кровать, два стула с прямыми спинками и слегка обшарпанный комод. Рядом с окном, за которым клубился густой туман, располагался небольшой чулан.

После четырех месяцев, проведенных в море, все это показалось Александре необыкновенной роскошью. Ведь на корабле ей приходилось делить крошечную каюту с тремя другими женщинами, как И она, добиравшимися из Калькутты в Англию.

Вздохнув, Александра поставила подсвечник на туалетный столик, бросила трость на пол и опустилась на кровать. Она устало наклонилась, чтобы снять полуботинки и растереть ноющую лодыжку.

Будь все проклято! Ей бы следовало хорошенько умыться и снять запылившееся серое кашемировое платье, но она слишком устала, чтобы думать о чем-либо, кроме сна.

Свеча на туалетном столе начала оплывать. Александра вздрогнула, охваченная внезапным холодом. Словно окаменев, девушка уставилась на дверь чулана, внезапно приоткрывшуюся…

И тут же все проблемы вылетели из ее головы. Она забыла и об отце, и о своих финансовых трудностях, и о больной лодыжке.

— Ну же, Изабель, — пробормотал ее преследователь, вышедший из чулана, — неужели ты и вправду думала, что так легко ускользнешь от меня?

Он выглядел безупречно в своем черном вечернем костюме и белоснежной рубашке. В мягком свете свечи Александра рассмотрела, что у него густые волосы цвета старого красного дерева, пролежавшего много дней под резкими лучами тропического солнца. Его серебристо-серые глаза светились ледяным холодом, когда он шел через комнату к кровати, на которой сидела Александра. Он возвышался над ней, он заполнял всю комнату своими широкими плечами, подавляя своей огромной фигурой…

— Нет… этого не может быть! — прошептала Александра. — Как вы нашли меня?

— Это было не слишком трудно, ведь в этом городе любой беспризорник знает наизусть все трущобы… и любой готов проводить тебя. К тому же вы шли не слишком быстро из-за твоей хромоты. — Глаза незнакомца уставились на подол платья Александры, из-под которого высовывалась разутая нога. — Должно быть, тебе мучительно сознавать, что твоя красота теперь небезупречна! Или это просто очередной из твоих фокусов? Нет, я вижу — шрамы настоящие. Что, несчастный случай на охоте? — Он говорил резко и насмешливо. — Странно… ты всегда была великолепной наездницей.

Александру охватил страх. За ней охотился безумец! Как ей убедить его, заставить спуститься на землю?

— Вы намерены упорствовать в своих преступных проделках? Но я позову хозяина гостиницы, заставлю его послать за людьми из магистратуры! Сейчас не средние века, сэр. Подобная выходка не может оставаться безнаказанной!

Александра изо всех сил вцепилась пальцами в покрывало кровати.

— Нет, дорогая, сегодня вечером никто не потрудится заметить ничего из того, что я собираюсь сделать. — И холодная победоносная улыбка скользнула по губам мужчины.

Александра невольно вздрогнула:

— Не смейте подходить ко мне, мерзавец! Вы что, вообще не имеете понятия о чести и приличиях?!

Мужчина несколько секунд бесстрастно рассматривал девушку.

— Не по отношению к тебе, — сказал он наконец. — Ты сама постаралась избавить меня от этих понятий.

— Я закричу! — задохнувшись, выговорила Александра. — Я буду кричать, пока все не переполошатся!

— Не трать понапрасну силы, Изабель. Самуэльсон получил достаточно, чтобы не заметить ничего и ничего не услышать этой ночью.

— Я вам не верю! — Александру душил неодолимый страх. Такого просто не могло быть. Наверное, ей снится кошмар! Это же Англия, в конце концов, а не первобытная Индия!

— Ну так начинай, кричи! — насмешливо предложил незнакомец. — Очень скоро ты убедишься, что я сказал правду.

Уверенность, светившаяся в его глазах, подействовала на Александру как удар. Она поняла, что ей никто не поможет. И преследователь тоже отлично это знал.

— Поганая дворняжка! Нет, вы скорее гончая самого сатаны! Оставьте меня, говорят вам! Никуда я с вами не пойду — ни сейчас, ни когда-нибудь еще!

Мужчина стоял, глядя на нее сверху вниз, и его полуприкрытые глаза, казалось, были лишены какого-либо выражения… впрочем, так могло казаться лишь в обманчивом свете свечи.

— Весьма впечатляет. Ты почти заставила меня задуматься, Изабель, — медленно произнес он. И тут же его голос стал жестче. — Почти… но не совсем. — Он сунул руку в карман жилета и достал оттуда маленькую коричневую бутылочку. — А теперь окажи мне любезность, выпей эту невкусную настойку. Уверяю тебя, благодаря ей все пойдет гораздо легче.

Александра во все глаза уставилась на флакон и скрестила руки на груди.

— Пейте это сами или пойдите к черту! Ее преследователь криво улыбнулся:

— Ну, я и так живу с чертом в душе с того самого дня, как мы с тобой встретились, так что этот напиток предназначен для тебя. Но предупреждаю, если мне придется заставить тебя выпить его — я тебя заставлю, но эта процедура покажется тебе весьма неприятной.

— Вы не посмеете… — Александра, увидев безжалостную решимость в его глазах, была готова расплакаться, и ее голос замер.

— Я вижу, вы начинаете понимать меня, мадам. Это хорошо. Ну, пей! — приказал он, неумолимо придвигая к ее губам коричневый флакон.

— Да скорее вы сдохнете!

— Что ж, дорогая, может и эго случиться. Но тебе все равно придется сделать то, что я велю.

Александра взмахнула рукой, чтобы выбить бутылочку из пальцев преследователя, но мужчина оказался проворнее. Он схватил Александру за запястье и сильно дернул, выворачивая руку девушки и прижимая Александру к своей груди.

— Пей, черт тебя побери! Хватит фокусов! — В его глазах пылало такое бешенство, что Александра почувствовала во рту кислый вкус страха. — Или ты хочешь, чтобы я отправил твоего юного приятеля-беспризорника в магистратуру? Ты ведь прекрасно знаешь, его повесят за то, что он украл у меня кошелек! — насмешливо сказал незнакомец. — Хотя мне сдается — наплевать тебе на его дела! Иначе это было бы не в твоем стиле, Изабель!

Его пальцы внезапно сжались, и Александра застонала от боли. Она увидела, как жестоко изогнулись губы мужчины, и поняла, что загнана в ловушку. И все же невольно подумала о том, что этот ужасный человек может сделать с мальчиком…

Ее губ коснулось холодное стекло.

— Нет! — гневно закричала она, но незнакомец тут же воспользовался шансом и, просунув горлышко флакона между ее зубами, заставил Александру глотнуть горькой жидкости. Спирт обжег горло девушки, она отчаянно закашлялась. Он отодвинул бутылочку от ее рта.

— Ну же, глотай, любимая, — ледяным тоном произнес мужчина. — Будь хорошей девочкой.

— Я вам этого никогда не прощу.

Глаза незнакомца не отрывались от глаз Александры. — На том и порешим, милая супруга.

— Вы… вы заплатите за это, обещаю!

— Я уже заплатил, Изабель! Куда больше, чем тебе может прийти в голову.

— Ну это мы еще посмотрим! — хрипло воскликнула Александра, пытаясь вырваться из его рук, но все ее усилия лишь приближали девушку к твердой мускулистой груди незнакомца.

Скривив губы в некоем подобии улыбки, он вдруг поставил одно колено на кровать и резким движением передвинул Александру так, что она оказалась зажатой между его ногами.

— Наконец-то я овладею тобой, Изабель, — и не один, а много раз! Я заставлю тебя испытать, что значит умолять о ласке, забыв о гордости и рассудке. Я укрощу тебя, видит Бог… а когда я буду сыт, ты станешь просить меня взять тебя еще раз!

Сквозь нарастающий ужас Александра вслушивалась в дикие, чудовищные угрозы, но голос безумца звучал теперь как-то глухо, словно издалека…

Бросив взгляд на окно, Александра увидела лица, плывущие в тумане. Сначала это была улыбающаяся старая айя, потом ее серьезный, мрачный отец… И последним показалось бледное лицо ее матери, умершей пятнадцать лет назад.

Неожиданно Александра вспомнила о мангусте, сидящем в корзине.

— Раджа! — позвала она в отчаянии. — Помоги! Раджа…

Но слова застряли в ее горле, а комната завертелась вокруг, и черно-серые тени замельтешили, спутываясь в клубок…

Она едва могла рассмотреть, как к ней приблизилось худощавое лицо, почти не ощутила сильных рук, сжимающих ее талию. Целую вечность смотрела она в мерцающие серебристые глаза, и их взгляд замораживал душу…

А потом она провалилась во тьму.

Бешено ругаясь, герцог Хоуксворт нахлестывал уставших, взмыленных лошадей, решив во что бы то ни стало добраться до Сифорда к рассвету. Перед ним высились Каулсдонские холмы, бледные и тихие в свете полной луны. С дикой, безрассудной силой Хоуксворт гнал упряжку через березовую рощу к дороге, не видя мерцающих серебром стволов.

«Раджа!» — выкрикнула она, прежде чем провалилась в забытье. Раджа. Хоук снова выругался. Когда-то это было их шуткой, она дразнила его, говоря, что он выглядит таким же диким и безжалостным, как индийские князья. Ну, это просто еще одно доказательство того, что вся ее история — ложь.

Как будто он нуждался в этом доказательстве…

Но, похоже, во всем, что касается этой женщины, он навсегда останется уязвимым. От этой мысли Хоуксворта пробрало холодом, и он снова стегнул лошадей.

Кучер, сидевший позади герцога, поморщился. Его светлость поймал сегодня редкостную птицу, и не Джефферсу было осуждать его… Она была порождением самого ада, эта женщина, и могла любого мужчину довести до безумия.

Но все равно это было слишком непохоже на герцога: вымещать злобу на бессловесных тварях. Да и на слугах тоже, если уж на то пошло, и именно за это Джефферс так уважал хозяина, хотя тот и был чересчур требовательным.

Дорога резко повернула на восток, и Джефферс задохнулся, когда экипаж угрожающе накренился. Но он промолчал. Он отлично знал, что лучше не высовываться в минуты, когда герцогом овладевает черная ярость.

Вздохнув, Джефферс покрепче ухватился за ремень на дверце и молча вознес к небесам молитву о том, чтобы ему довелось увидеть наступающий день.

Глава 6

Несколькими часами позже солнце, неторопливо поднявшись над серыми волнами моря, набросило светящуюся серебряную сеть на меловые холмы Сифорда и Бичи-Хед. Дальше к востоку спокойно продолжали спать Семь Сестер, и их серовато-белые обрывистые склоны окутывал мягкий предутренний туман.

У сифордского причала покачивался на волнах одинокий шлюп, на борту которого красовалось слово «Сильф». Почти одновременно с первым лучом солнца на палубе шлюпа появилась коренастая фигура человека, тут же принявшегося перебирать бухты каната в поисках потертых мест.

Конечно, это было не слишком подходящее или приятное занятие для капитана Августа Скотта. Он предпочел бы сняться с якоря и отправиться к Азорским островам или хотя бы пойти на юг, через канал, к Дьеппу.

Нахмурившись, бывалый моряк обозрел облака, клубящиеся на горизонте. Погода ухудшится, решил он, полагаясь на безошибочный инстинкт человека, тридцать лет проведшего в море. Да, и к утру ветер сменит направление, и заметно похолодает.

Пожав плечами, капитан вернулся к своему однообразному занятию. Без канатов далеко не уплывешь, это он знал слишком хорошо.

Вдали, на дороге, идущей вдоль Суссекского побережья к Брайтону, появились клубы пыли. «Какая-то карета несется во всю прыть», — подумал капитан, неодобрительно сдвинув брови. В сонной деревушке Сифорд редко появлялись гости, к тому же в такой ранний час. Ловкие пальцы капитана продолжали работу, перебирая кольца каната, нащупывая обтрепавшиеся места и заменяя их кусками новой веревки. При этом он не переставал бросать заинтересованный взгляд на северо-запад, наблюдая за все увеличивающимся облаком пыли.

Минут через десять щеголеватая карета, запряженная четверкой, свернула на пустынную дорогу, ведущую к уединенному сифордскому пирсу. Брови капитана резко взлетели вверх, когда он разглядел на дверце кареты герб герцога Хоуксворта.

«Как это похоже на герцога, — подумал капитан, — влететь в Сифорд так, словно за ним черти гонятся, и это после того, как он не был тут несколько лет… Этот человек слишком безрассуден, — так и до беды недалеко».

Отбросив старый канат, капитан пересек палубу и направился к концу причала. Что ж, у знатных людей свои причуды… но капитану Скотту заплатили достаточно хорошо, чтобы он не обращал ни малейшего внимания на выходки герцога Хоуксворта.

Карета еще не остановилась, а Джефферс уже спрыгнул на землю и бросился к лошадям, чтобы успокоить их и вообще заняться ими. Сам герцог выглядел усталым, почти изможденным, но это ничуть не помешало ему мгновенно соскочить на землю. Встретив тревожный и вопросительный взгляд Джефферса, герцог нахмурился.

— Тебе ни к чему задерживаться тут надолго, Джефферс… разгрузишься, и на этом все. Потом можешь вернуться в ту гостиницу, что мы видели за холмом. Займись лошадьми… да и сам устройся поудобнее.

Однако долгие годы службы давали Джефферсу кое-какие привилегии. И потому он продолжал вопросительно поглядывать на герцога, хотя и не решался заговорить вслух.

— Да не суетись ты, как наседка, Джефферс! — огрызнулся хмурый герцог. — Тебя все это не касается. А что до вопроса, который вертится у тебя на языке, так… ты дождешься меня в ту самую минуту, как меня увидишь, и ни одним чертовым мгновением раньше! — И после этого категорического заявления Хоуксворт повернулся, рывком распахнул дверцу кареты и исчез внутри.

Когда глаза герцога привыкли к полутьме, царившей внутри кареты, он внимательно всмотрелся в расслабленно лежащее на сафьяновых подушках тело. Ярко-рыжие волосы выскользнули из-под капюшона и беспорядочно разметались вокруг неестественно бледного лица. Одна рука, словно в жесте самозащиты, лежала поверх серой шерстяной шали, которую Хоук ночью набросил на женщину. Другая рука безвольно свисала с сиденья.

Хоук цинично подумал, что Изабель выглядит настолько невинной, что при виде ее просто невозможно поверить в развращенность этого существа. Чуть прищурившись, он наклонился и подхватил свою жену, крепко прижав ее к груди.

И в то же мгновение его окутал аромат жасмина, исходящий от ее волос и тела. Женщина негромко застонала и прижалась к Хоуку, отчего у него перехватило дыхание. Он почувствовал внезапное напряжение в паху и проклял собственную отзывчивость. «Еще одно доказательство ее власти надо мной», — гневно подумал он, борясь с охватившим его желанием.

Выругавшись себе под нос, он, держа Изабель на руках, выбрался из кареты. Увидя на пирсе ожидавшего его капитана, Хоук порадовался, что плащ, свисавший с неподвижного тела, надежно скрыл его возбуждение.

— Как видите, Скотт, неожиданный визит! — коротко сказал герцог. — Моя жена плохо себя чувствует, так что я сразу спущусь с ней в каюту. Джефферс поможет вам перенести наши вещи… впрочем, их совсем немного. Потом вы сможете заняться подготовкой запаса провизии — думаю, на неделю, не больше. А потом подготовьте расчет курса на… — Хоуксворт заколебался, но лишь на мгновение. — Пожалуй, на остров Уайт.

С этими словами он быстро прошагал мимо безучастного капитана по деревянным сходням на чуть покачивающуюся палубу шлюпа. Дойдя до спуска к каютам, обернулся и бросил на капитана жесткий, холодный взгляд.

— И вот еще что. Мы с женой не хотим, чтобы нас беспокоили — ни под каким предлогом, Скотт! Вы меня поняли? — Голос герцога был хриплым от усталости и напряжения.

Капитан молча кивнул, не меняя выражения лица, и мгновением позже башмаки Хоуксворта уже застучали по трапу, ведущему вниз. Капитан Скотт, поймав взгляд Джефферса, выразительно поднял брови, а потом подошел к кучеру, чтобы помочь тому спустить на землю корзины. И ни один из них не заметил маленькой фигурки, соскочившей с запяток и метнувшейся за груду бочонков, лежавших на берегу.

Хоуксворт, спустившись вниз, остановился перед дверью в конце узкого коридорчика. Это была, как он прекрасно знал, единственная дверь на судне, запиравшаяся на ключ. Мрачно улыбнувшись, герцог достал этот ключ из кармана и, открыв дверь, вошел внутрь.

Каюта оказалась меньше, чем ему помнилось. У одной из стен стояла узкая койка, по сторонам которой располагались маленький деревянный комод и простое кресло. Когда Хоук, будучи мальчишкой, отправлялся в различные экспедиции на этом шлюпе, каюта служила ему отличным пристанищем. А теперь, с горечью подумал герцог, он снова отправляется в плавание, но только с совершенно другими целями.

С холодной решимостью он пинком закрыл дверь и шагнул вперед, чтобы положить спящую женщину на кровать. Должно быть, подумал Хоук, он дал ей слишком много лауданума, потому что ей уже следовало проснуться. Но она все еще спала; ее густые ресницы бросали тень на бледное лицо… Она чуть повернулась и зарылась в подушку, словно ища тепла… И, не подозревая о том, какую соблазнительную картину она являет собой, женщина приоткрыла губы и слабо вздохнула.

Хоук смотрел на нее и думал о том, что сейчас он не хочет вспоминать о том, как она насмехалась над ним, как презирала его, — и еще труднее поверить в то, что она соблазнила одного из молодых конюхов, служащих в его поместье. Да, это была та самая женщина, что без стеснения рассказывала ошарашенному слуге о пикантных деталях анатомии собственного мужа и о его искусстве в любви!..

Что ж, холодно подумал герцог, теперь пришло его время. Его замысел был предельно прост. Он намеревался довести жену до крайнего возбуждения, дразнить и горячить ее до тех пор, пока она не начнет сходить с ума от желания и умолять его закончить то, что он начал. И тут он оставит ее, униженную и уязвленную, — точно так же, как она оставляла его. Но это будет лишь началом конца. Герцог почувствовал, как на лбу набухла вена; он смотрел на лежащую на кровати женщину и предвкушал грядущую схватку.

Да, за те два года, что прошли после бегства Изабель, он многому научился, возможно слишком многому, цинично подумал Хоуксворт, вспоминая некоторые из многих тел, побывавших в его объятиях. Да, он многое узнал от капризных кокеток, скучающих чужих жен, горячих киприоток — жриц любви. И ни к одной из женщин он не испытывал отвращения. Скорее наоборот. Так почему же, почему язвительный смех Изабель преследовал его бессонными ночами?..

Шлюп мерно покачивался на волнах, ветерок шевелил дамасковые занавески на распахнутом иллюминаторе. Неяркий свет падал на лицо Хоука. И глаза его были похожи на дым, когда он сбросил пропыленный сюртук и бесшумно шагнул к кровати.

Но почему-то теперь, когда час расплаты настал, герцог странным образом заколебался. Стиснув зубы, он осторожно взял руку жены, лежавшую на подушке. Но не решился дотронуться ни до золотых локонов, ни до бледной щеки… И даже смотреть боялся на пухлые алые губы, протестующе округлившиеся, когда он приподнял женщину.

Его крупные руки нащупали маленькие пуговки на спине ее платья, и Хоук в который уже раз удивленно подумал, что никак не может понять: почему она надела такое простое, даже некрасивое платье? Ведь она всегда гордилась тем, что идет нога в ногу с последними парижскими модами.

С тихим шорохом платье соскользнуло с плеч спящей женщины, и Хоук потянул его, спуская еще ниже, чтобы развязать ленты сорочки. Он отодвинул сборчатый белый лен, открывая нежную кожу. Он наслаждался зрелищем бледных безупречных плеч, а потом медленно перевел взгляд ниже, где из-под сорочки показались пышные выпуклости грудей, обещавшие ему несказанное наслаждение… Темные соски дразнили его… они чуть сжались от прикосновения прохладного влажного воздуха…

Женщина казалась более утонченной, чем Изабель, сохранившаяся в его памяти, и кожа ее была нежнее и прозрачнее, она походила на шелк, пронизанный бледно-голубыми нитями… Видимо, годы, проведенные вдали, изменили жену так же, как они изменили и его самого.

Но больше Хоуксворт не в состоянии был размышлять об этом, потому что в его чреслах снова вспыхнуло желание. Он снял платье и сорочку с расслабленного тела жены, и пальцы его двигались быстро и осторожно, словно он касался раскаленного металла. Полуприкрыв глаза, он наблюдал, как ее руки вцепились в покрывало, стискивая шерстяную ткань, а губы шевельнулись, беззвучно произнося что-то.

Когда же через несколько мгновений все ее тело открылось взгляду Хоука, он задохнулся при виде его совершенства. Да, женщина была много прекраснее, чем ему помнилось… ее талия была тоньше, бедра пышнее, а треугольник курчавых волос был чуть темнее, чем золото на голове. Хоук скривился, проклиная желание, заставившее закаменеть его мужское естество.

Она всегда отлично знала, как пробудить в нем желание… желание, которое сама она презирала, но использовала в своей вечной войне с мужем…

Теперь он намеревался пробудить желание в ней самой.

Но сейчас, когда он видел ее слабую улыбку и ее изумительное тело, решимость в нем опасно пошатнулась. Он колебался, охваченный неожиданным отвращением к тому, что намеревался сделать… но он сумел справиться с собой.

С этой мукой необходимо покончить, и поскорее, или он не сможет поручиться за себя, и кто знает тогда, какое насилие над ней он окажется способным совершить…

Или над собой.

Нет, теперь он просто не может повернуть назад.

Глаза Хоука мерцали, как замерзшая сталь, когда он наклонился над женщиной и снова уловил нежный аромат жасмина, исходящий от ее кожи. Не открывая глаз, она вдруг потянулась к нему, ища тепла. Ее пальцы скользнули в его ладонь, и она довольно вздохнула. «Хорошо, — подумал Хоук, — очень хорошо». Похоже, все будет легче, чем ему представлялось.

Но он не учел яростного желания, пробужденного ее прикосновением… Утратив способность думать, он наклонился и коснулся губами ее губ. Ее рот был мучительно сладостным, и через мгновение ее губы раскрылись навстречу его ищущему языку. Хоук медленно дразнил ее, сначала мягко, а потом более настойчиво, пока она наконец судорожно не изогнулась от его ласки. Он не давал ей пощады, безжалостно преследуя ее, показывая ей свою власть. И когда из глубины ее горла вырвался слабый стон, он резко вонзил язык в ее рот, начиная всерьез вечную игру мужчины и женщины.

Она всхлипнула и попыталась вывернуться из его объятий, но он сжал ладонями ее лицо и не прекращал неотступного вторжения. Наконец она ослабела и приняла его…

«Вот так, Изабель, — холодно подумал Хоуксворт. — Довольно лжи! Ты так же беззащитна передо мной, как и я перед тобой».

И схватка продолжалась. Скоро, твердил себе Хоук, очень скоро он заклеймит ее с помощью огня ее же собственной страсти…

И этот огонь навсегда выжжет ее яд из его крови.

Лежа под ним на узкой кровати, Александра мрачно улыбалась. Ею завладели туманные мечтания, унесшие девушку на далекий континент. Перед ней кружились тысячи огней и яркие цвета другого места и времени, она видела страну, где сияющие миражи колебались в сухом воздухе, пронизанном палящим ветром.

Александра нахмурилась, всматриваясь в высокогорную индийскую долину, раскинувшуюся перед ней. От миража отделились две фигуры, но она никак не могла понять, кто это. А потом до нее донеслось громкое конское ржание, и она с радостным криком побежала к своему вороному гунтеру, вскочила на его неоседланную спину и погрузила пальцы в густую угольно черную гриву…

«Ах, Фьюри, ты стоишь больше даже тех безумных денег, что потребовал за тебя бенгальский набоб! Ты черен и молчалив, как глубокая ночь, и мы с тобой охотились с соколом у подножия Гималаев и преследовали тигра в Бенгалии… А когда я застыла от страха при виде двух королевских кобр, поднявших над пыльной дорогой свои раздутые капюшоны, именно ты спас меня…»

Получив смертельную дозу яда, взбешенный конь сбросил девушку на землю и сам рухнул. Лодыжка Александры была сломана. Чувствуя во рту едкий вкус смерти, Александра на коленях и локтях подползла к огромному страдающему существу. И потекли мучительные минуты. Девушка гладила шею Фьюри, и ее слезы смешивались с испариной, покрывшей его черное тело.

И каждый удар гордого сердца продвигал смертельный яд кобр в глубину беспомощного тела коня. Смерть была неизбежной, и оставалось только ждать, и они оба знали это. Александра с ужасом наблюдала, как на Фьюри надвигалось небытие… и вот наконец ядовитая слюна добралась до сердца.

Глаза девушки расширились, когда Фьюри яростно вздрогнул в последний раз, а потом замер и уже больше не шевельнулся. Даже теперь эти воспоминания не оставляли Александру, причиняя боль…

Но вдруг в этом странном месте, где не было времени, в пространстве ее снов Фьюри вновь очутился рядом с ней, и Александра приняла его появление как нечто совершенно естественное, так же, как она принимала другие призраки, с которыми встречалась в этом царстве мертвых. И как это было хорошо — вновь почувствовать себя свободной и ощутить, как ветер треплет ее волосы, а Фьюри несет ее через белые равнины!..

— Ах, любимый! — чуть слышно прошептала она. — Где же ты был все эти годы?..

Ее губы изогнулись в слабой улыбке, когда она запустила пальцы в густую гриву Фьюри, целуя его крепкую шею. Она наслаждалась скоростью, с какой нес ее конь, его стремительными, плавными движениями, гибкостью мускулов под ее бедрами… Вся ее боль, все ее печали были забыты, и она отдалась полету к манящим белым вершинам на горизонте.

Но неясная тень сомнения омрачала ее счастье. Она беспокойно шевельнулась, встряхнув головой. Почему ее мысли так странно неустойчивы? Почему ее тело словно живет собственной, самостоятельной жизнью? Она начала смутно ощущать, что рядом кто-то есть. Это был незнакомец… человек из тумана. Александра вздрогнула, вглядевшись в его печальное лицо, на котором лежали глубокие тени. Как он сумел найти ее здесь, в гористой части Индии?..

Воздух, насыщенный зноем, загудел, когда перед ней материализовалось тело этого человека. Его руки медленно поднялись и обняли Александру. Он обхватил ее за талию и снял со спины Фьюри, прижав к своей широкой груди. Его глаза были темно-серыми, и в них мерцали серебристые точки, и когда Александра посмотрела на него, то увидела, что эти глаза туманятся желанием…

Она хотела оттолкнуть его, но он держал ее слишком крепко. Они смотрели друг на друга, и их дыхание смешивалось; и жертва и захватчик были неподвижны. А потом он медленно опустил ее на землю и накрыл своим твердым, мускулистым телом.

Она пыталась отвести глаза от его туманного взгляда, но он взял ее за подбородок и заставил смотреть на себя. Она долго и упорно сопротивлялась ему, как маленький зверек, в отчаянии прилагающий все свои силы, чтобы спастись от жестокого хищника.

Но хотя Александра и сражалась, не щадя себя, она с ужасающей ясностью понимала, что проигрывает борьбу. Потому что она вдруг почувствовала первый всплеск женского желания. Оно нахлынуло на Александру тяжелой волной, захлестнуло ее и унесло в безжалостные глубины.

Сильные руки сжались вокруг ее талии и прижали ее бедра к чреслам незнакомца. Он, ломая ее волю, давал ей понять, как стремится к ней его жуткое естество. А его губы, горячие и крепкие, прижались к ее губам, впиваясь прямо в душу…

«Сопротивляйся!» — требовал ее ум, но тело отказывалось повиноваться.

Она так долго блуждала в одиночестве после смерти отца, отвергнутая теми, кого знала и ценила… А теперь она ощутила, что рядом возникло нечто, способное уничтожить, стереть ее боль, заменить ее наслаждением, острым и необычайным, непохожим на все, что она испытала в жизни…

Неожиданно она нахмурилась, стараясь выбраться из теплых, соблазнительных волн. Нет! Она не может уступить. Ни за что! Только не этому человеку!

До герцога, как сквозь сон, донесся прерывистый вздох и тихое рыдание его жены. Опьяненный магическим ощущением ее губ, он все же справился с собой и отодвинулся, хрипло дыша. Ему вдруг показалось, что после того, что он уже готов был сделать, ему никогда не стать прежним человеком. Он должен преодолеть свое желание и немедленно выйти из каюты. «Нет, еще не время», — сказал он себе.

Охваченный ледяным чувством неизбежности, Хоук смотрел на собственную руку, скользнувшую к пышной груди жены и начавшую поглаживать ее сосок… А потом, заметив, как женщина беспокойно шевельнулась, он накрыл ладонями обе ее груди, чувствуя, как напрягшиеся темные точки щекочут его ладони.

Она что-то невнятно пробормотала и выгнулась от его прикосновения. У Хоука перехватило дыхание от этого недвусмысленного приглашения, и все его сомнения тут же развеялись.

Его широкие ладони, касавшиеся ее тела, горели огнем, его собственное прерывистое дыхание оглушало его. «Возьми себя в руки, дурак! — прозвучал отстраненный голос. — Ты заходишь слишком далеко, ты можешь потерять все ради минуты самозабвения!..»

Глаза герцога сузились, губы изогнулись в улыбке. На этот раз ей придется плясать под его музыку! Одурманенная лауданумом, она не сможет ничего скрыть.

Его сильные пальцы пробежались по ее безупречной белой коже, наслаждаясь изгибом бедер… Медленно, словно перед ним лежала вечность и некуда было спешить, Хоук коснулся огненного треугольника. Когда же он проник глубже, он ощутил под пальцами жидкий огонь, и понял, что его догадка подтвердилась. Она хотела его. И он начал победоносно дразнить ее плоть, побуждая ее тянуться к нему, добиваясь соития, и улыбнулся, когда она содрогнулась под его рукой. С дерзким смехом он зарылся лицом в изгиб ее шеи, а потом потянулся губами к гордым вершинам ее грудей, ведя жену к той точке страсти, до которой она никогда не позволяла ему доходить.

Ее приглушенный вскрик заполнил каюту.

— Нет! — прерывисто выдохнула она, изгибаясь под его искусными прикосновениями. Но каждое ее движение лишь сближало их тела.

Шлюп неожиданно накренился на сильной волне, и Хоуку показалось, что мир вокруг него сжался, съежился и не осталось ничего, кроме маленькой каюты и сладко-яростного, самозабвенного отклика женщины…

— Прошу… Нет, нет! — простонала она, и на этот раз Хоук услышал страх в ее голосе.

— Да, да! Черт побери! На этот раз тебе не остановить меня, Изабель! — Его дразнящие, ласкающие пальцы проникли чуть глубже в нее, и мгновением позже он услышал короткий стон, сорвавшийся с ее полураскрытых губ. И он возликовал из-за этого стона, охваченный самодовольной мужской радостью… Ее руки впились в его плечи, но он лишь придвинулся еще ближе к ней. Потом он почувствовал, как женщина содрогнулась, когда ее тело охватила судорога страсти. И вдруг ее глаза широко распахнулись, и Хоук увидел, как они затуманились страхом и удивлением.

— Нет! — выкрикнула она, изо всех сил стараясь отодвинуться от него. — Нет… — Крик вырвался из самой глубины ее души и заполнил маленькую каюту.


«Ну вот, дело сделано», — сказал себе Хоук.

На его лбу выступили капли пота, темные волосы повлажнели, когда он наблюдал, как его жена бьется в экстазе. Он пробудил в ней ту страсть, в которой она всегда с такой издевкой отказывала ему. И ее власть над ним теперь кончилась.

Но когда он смотрел на ее яркую красоту, на волосы цвета солнечного заката, пылающие на бледной коже, когда вслушивался в ее прерывистое дыхание, срывающееся с губ, чуть припухших от его поцелуев, — то вдруг понял, что это он одурманен, а не она.

Он просто не узнавал женщину, лежавшую под ним, женщину, так страстно откликавшуюся на прикосновения его рук. Но, охваченный глупой мужской гордостью, Хоук сказал себе, что это он изменил ее, заставив следовать за ним.

И в этот момент, безрассудно радуясь победе, он понял, что его страсть не угасла. Несмотря на то что он дошел уже до истощения, его продолжала грызть прежняя одержимость.

Но теперь он не стал сопротивляться голодному жару. Он мгновенно развязал и снял галстук, выдернул из-под брюк рубашку, обнажив широкую грудь, густо поросшую волосами цвета красного дерева. Потом Хоук наклонился, и его ботинки полетели вслед за рубашкой. Не успели они со стуком упасть на пол, как пальцы Хоука уже вцепились в пуговки брюк.

Полностью обнаженный, он бросился на кровать и лег рядом с женой, всем телом чувствуя ее нежную кожу. Он прижался лицом к ее шее, а потом со стоном приподнялся и лег на женщину. Тепло ее дыхания коснулось его груди и шеи. Голова его закружилась, но он сдерживал страсть, нежно целуя жену, подготавливая ее к слиянию…

Теперь она лежала под ним совершенно безвольно, все еще горя от пробужденной им страсти. И Хоук почувствовал, как погружается в мечту, витавшую вокруг него, — в ту мечту, что мучила его много лет. Но на этот раз все было на самом деле, и он не воображал ее тело — он чувствовал его, видел капельки испарины, выступившей на ее дивной коже, ощущал, как его жена поддается ему…

— Изабель, — хрипло скомандовал он, — открой глаза и посмотри на меня, слышишь? Ты должна видеть, как мы соединимся!

Сквозь туман страсти Хоук вглядывался в ее лицо. Кожа женщины казалась алебастровой, такой прозрачной, что на горле отчетливо виднелась тонкая венка. На мгновение прекрасные каштановые ресницы тревожно затрепетали, но женщина так и не проснулась.

Герцог приподнялся над ней, его мысли бешено метались, пока он пытался совладать с терзающим его желанием — его плоть яростно требовала освобождения, разрядки, она рвалась в сладкую глубину…

Крепко выругавшись, Хоук отскочил в сторону. Еще немного, и он бы окончательно потерял себя, понял он. Он зашел слишком далеко. Но он должен раз и навсегда доказать жене свою власть.

Видит Бог, он хотел, чтобы она проснулась и осознавала все, когда он доведет ее до пика страсти, когда он проникнет в ее глубину и будет пронзать ее снова и снова, пока она не закричит, требуя, чтобы он дал ей то, в чем она нуждается…

Едва владея собой, он с трудом выпрямился и посмотрел на беглянку-жену, и его лицо застыло в напряженной маске. «И все-таки она немыслимо прекрасна», — с горечью подумал Хоук, любуясь алебастровой кожей, порозовевшей от его горячих прикосновений. Ее огненные волосы рассыпались пылающим нимбом… Он вдруг понял, что его рука сама собой тянется к ее локонам, и резко отдернул пальцы, словно обжегшись. Уж он-то лучше кого бы то ни было знал, что перед ним лежит отнюдь не ангел.

Хоук неуверенно поднял с пола брюки, решительно затаптывая тлеющие угли желания. Он заставил себя отвести взгляд в сторону, потому что ее красота слишком терзала его. И, разгневанный на самого себя, быстро подошел к иллюминатору и выглянул наружу… но он не увидел ни меловых утесов на востоке, ни моря, сверкающего в лучах утреннего солнца.

А потом Хоук долго шагал взад и вперед по тесной каюте, и его гнев все нарастал в ожидании последней схватки с женой. Он шагал и шагал, и его лицо потемнело от злобы, как воды Ла-Манша перед бурей. Но он знал, что ему не освободиться — ни от страсти, ни от ярости.

Женщина, лежавшая на кровати, все не просыпалась.

Глава 7

Для Александры, унесенной волнами мечтаний, суета закончилась. Усталыми руками она вела свое суденышко, подставляя маленький парус ветру. И среди бешенства бури она ощущала лишь невыносимое одиночество и пустоту.

Ненадолго ее охватила струя обжигающего наслаждения, такого острого, что оно граничило с болью. Плохо понимая, что делает, она пыталась сопротивляться ему, но почувствовала вдруг, как стремительно летит во тьму.

И буря утихла. Все, что осталось вокруг, это слабое качание волн да солнечные лучи, сочащиеся, как теплый мед…

Устала. Почему она так устала?..

Беззвучно вздохнув, Александра отдалась на волю мерно вздымающихся волн, что мягко бились о борта ее суденышка. Где-то рядом требовательно попискивал Раджа, и она протянула руку, чтобы погладить его. Прижав зверька к себе, Александра закрыла глаза и снова погрузилась в манящую тишину.

«Спи, спи», — шептала ей тьма, и Александра заснула.

Хоуку казалось, что минуты текут с мучительной, издевательской медлительностью. Напряженный и молчаливый, он метался по каюте до самых сумерек. Капитан принес обед, но Хоук не стал есть. Зато он изрядно пил, один стакан кларета за другим, пока бутылка не опустела. Потом переоделся, сняв запылившийся в дороге костюм, и снова принялся шагать по каюте взад и вперед.

Прошло еще четверть часа, и он, не в силах больше сдерживать свое нетерпение, подошел к кровати, чтобы присмотреться к своей пленнице — может быть, она притворяется спящей? И тут он заметил, что ее бледная кожа совсем побелела. Дыхание женщины замедлилось и стало таким тихим, словно она не дышала вовсе. Ее руки вытянулись вдоль тела, и Хоуку вдруг показалось, что она скорее мертва, чем жива.

Он, испугавшись, что она уходит, ускользает от него, окликнул ее, похлопал по щекам, но она никак не реагировала. У Хоука мелькнула мысль, что это судьба и что следует оставить все как есть. Если его жене суждено умереть, то он должен позволить ей уйти без борьбы.

Но тут же герцог Хоуксворт ощутил, что убеждения и вера всей предыдущей жизни не могут быть так легко забыты. И, энергично выругавшись, он принялся трясти спящую женщину, выкрикивая ее имя и проклиная старого дурака-аптекаря, который уверил его, что две столовые ложки лауданума, разведенные в чашке бренди, помогут ему добиться того, чего он хочет. Хоук несколько раз шлепнул женщину по бледным щекам и даже попытался поставить ее на ноги, но она выскальзывала из его рук и падала снова и снова. А он опять поднимал ее и заставлял сделать хоть шаг.

— Проснись же, черт побери! — кричал он, желая пробиться сквозь ее наркотический сон. — Я не могу потерять тебя именно сейчас, Изабель!

Ее веки на мгновение приоткрылись, но тут же сжались снова. Герцог длинно и цветисто выругался: его охватило ужасное предчувствие… он подумал, что, если ему не удастся разбудить ее достаточно быстро, она уйдет навсегда.

В эту отчаянную минуту Хоук вспомнил молодую горничную, впавшую в подобную летаргию после большой дозы лауданума. Он нахмурился, припоминая, как его мать срывающимся голосом распорядилась принести ванну и наполнить ее холодной водой.

Через секунду он уже был у двери и ревел, как раненый буйвол, отдавая приказы:

— Ванну, капитан Скотт! Наполните ее морской водой!

Удивленное лицо моряка появилось в люке. Он сверху вниз уставился на хозяина.

— Да побыстрее! И пусть Джефферс сварит кофе, как можно крепче!

Капитан умел выполнять приказы, к тому же в глазах герцога он увидел нечто такое, что заставило его проглотить вопрос, рвущийся с языка.

— Слушаюсь, ваша светлость.

Через несколько минут в каюту была доставлена медная сидячая ванна, которую доверху наполнили холодной морской водой. А на комоде появилась большая кружка, полная горячего кофе. Коротко кивнув, Хоуксворт выставил за дверь капитана, изо всех сил старавшегося не смотреть на неподвижную фигуру под одеялом.

Как только дверь захлопнулась, Хоук поднял безжизненное тело жены и опустил его в ледяную воду. Она даже не вздрогнула, и Хоук почувствовал, как его душит отчаяние.

Закрыв глаза, Хоук прижался лицом к золотым кудрям и вдруг понял, что неумело пытается прочесть молитву… такого с ним не случалось с самого детства.

Он слышал, как снаружи шелестит ветер, как кричат чайки, кружащие над «Сильфом». Он вдыхал аромат жасмина, проклиная себя и горькую судьбу, вынудившую его прибегнуть к таким крайним мерам. Он ссутулился, поддерживая жену.

И тут вдруг Хоук заметил, как Изабель едва заметно шевельнулась. Это был лишь легкий трепет, пробежавший по ее плечам. Охваченный надеждой, Хоук резко вскинул голову.

Женщина снова пошевелилась. Он лихорадочно дрожащими руками захватил пригоршню воды и плеснул ей в лицо. Каштановые ресницы затрепетали, послышался слабый стон. Хоук снова плеснул водой ей в лицо и принялся бить жену по щекам.

— Ну же, просыпайся, черт побери! Борись, Изабель. Сопротивляйся мне! — Он еще и еще раз ударил ее по лицу и наконец был вознагражден тем, что слабая рука приподнялась, пытаясь остановить удары. Задохнувшись, герцог прижал ладонь жены к губам, шепча слова благодарности и ощущая, как теплеет ее влажная кожа. Он и сам был насквозь мокрым, и по его щекам стекали капли — но была ли это вода из ванны или слезы, Хоук не смог бы сказать.

Не обращая внимания на хлынувшие на его одежду и на пол потоки воды, Хоук поднял мокрую жену, перенес ее к креслу и усадил к себе на колени. Быстро набросив ей на плечи свою мягкую синюю куртку, он поднес к губам женщины кружку с горячим кофе, с нетерпением ожидая, когда же она откроет глаза.

— Ну-ка, открой рот и выпей кофе, черт побери. Это тебя согреет! — Он влил немного горячей жидкости сквозь ее сжатые губы, и она закашлялась, сделав глоток. — Обещаю, больше никакого лауданума не будет, — мрачно добавил он. когда ее кашель утих, он заставил женщину выпить еще кофе.

Медленно, постепенно краска возвращалась на ее щеки. Он почувствовал, как она обеспокоенно зашевелилась на его коленях, и новый всплеск желания пронзил его.

«Я заставлю погаснуть этот огонь», — поклялся он себе.

А Александра Мэйтланд, сидящая на его коленях, начала медленно возвращаться к реальности жизни. Она просыпалась, и ее чувства понемногу настраивались на окружающую действительность. Сначала она смутно ощутила покачивание шлюпа, острый запах морской воды, резкие крики чаек. Слишком холодно для Мадраса, рассеянно подумала она. И пахнет не так.

А потом девушка заметила кое-что еще. Почувствовала под собой напряженные мужские бедра, крупные руки, держащие ее… пальцы в своих спутанных, наполовину промокших волосах…

Нахмурившись, она попыталась освободиться от его объятий, встряхивала головой, чтобы избавиться от обрывков сна, плавающих в ее мозгу.

— Осторожнее, Изабель. Вряд ли ты сейчас сможешь идти. В низком голосе прозвучало что-то странное, затаенное…

и в то же время повелительное и холодное. Александра вспомнила этот голос, вспомнила и точеное лицо ее преследователя. И тут руки Александры натолкнулись на обнаженное тело, ее собственное тело! Она мгновенно открыла глаза — и увидела маленькую каюту, открытый иллюминатор, разобранную постель… И загорелое, мрачное лицо с задумчивыми серыми глазами.

— Бог мой, что вы сделали?! — вырвался у нее полный отчаяния крик.

На этот раз Хоук не стал удерживать ее, позволив женщине выскользнуть из его объятий. Сидя в кресле, он молча наблюдал, как она неуверенно дошла до стены и прислонилась к ней.

Александра чувствовала, что под его холодностью скрывается буря. И, вглядываясь в его бездонные глаза, молча молилась о том, чтобы он не сказал: случилось то, чего она боялась больше всего…

— Что я сделал? — Хоук мрачно рассмеялся. — Похоже, я спас тебе жизнь. Но вообще-то вопрос в том, — медленно продолжил он, — что сделала ты, Изабель.

Александра схватила что-то мягкое, шерстяное и прижала к себе, тщетно пытаясь соблюсти приличия и не осознавая, что у нее в руках его сюртук.

— Я? Я не сделала ничего, зато вы преследуете меня с того самого момента, как проклятая судьба столкнула нас. А теперь вы… — Ее голос надломился, Александра почувствовала, что не может больше выговорить ни слова. Ей казалось, что, если она выскажет свои опасения, они мгновенно станут реальностью.

— Я всего лишь стремлюсь доказать, что ты постоянно лжешь, дорогая. Должен признать, в ту минуту, когда ты была на волосок от смерти, меня охватило искушение позволить тебе умереть, но, к сожалению, я не смог преодолеть все то, что привито воспитанием. — Высокий человек, развалившийся в кресле, холодно и демонстративно оглядел ее ноги, не закрытые его сюртуком. — Наверное, меня удержала мысль о том, что, когда я отправлюсь в ад, ты уже будешь поджидать меня там, чтобы мучить весь остаток вечности.

— Так вы не…

Он перебил ее ледяным тоном:

— Что — «не»? Не переспал с тобой? Ну, дорогая, подобная сдержанность в высказываниях совсем не в твоем стиле. Ты выглядишь гораздо более правдоподобно, когда ведешь себя попроще.

— Так вы по-прежнему настаиваете на том, что я — ваша жена? Да вы сумасшедшее, тупое существо, вот кто вы!

Лицо герцога напряглось при этих словах, но он продолжал говорить, будто слова, произнесенные женщиной, его не касались:

— Мой ответ — «нет», я не спал с тобой, хотя я совершенно не понимаю, какая тебе разница. Одним мужиком больше, одним меньше — не все ли равно?

Мысли Александры путались, девушка была близка к истерике. Внезапно она почувствовала неудержимое желание расхохотаться. А и вправду, что значит его насилие после всего, что уже случилось с ней? Она и без того погибла окончательно и бесповоротно, горько и зло думала Александра.

Тем не менее ей стало легче, и надменный человек, сидевший перед ней, понял это и лениво, понимающе улыбнулся.

— Нет, дорогая, сегодня в главной роли была ты, и твоя игра была потрясающей. То, как ты изобразила страсть, превзошло самые мои дерзкие ожидания. — Он замолчал и прищуренными глазами всмотрелся в девушку, словно надеясь увидеть какой-то отклик.

Брови Александры удивленно поднялись, и она снова с трудом сдержала желание рассмеяться. Похоже, у этого ненормального нет вообще никаких признаков здравого смысла! Если он не изнасиловал ее, то о чем вообще он говорит?

Мужчина холодно, отстраненно улыбнулся.

— Я все спрашиваю себя, кто ты — нимфа или сирена-искусительница? Распутница от природы или несчастное, измученное существо, такое же, каким ты сделала меня? Но, в конце концов, это не имеет значения. — Его голос упал до шепота. — Потому что я обнаружил — ты до сих пор живешь в моем сердце, как паразит, что зарывается все глубже и глубже. — На мгновение он умолк, словно не в силах говорить. Ему очень хотелось коснуться женщины, но он не сделал этого. Он лишь напряженно выпрямился в кресле, сверля ее пылающими серыми глазами. — Хочешь, чтобы я объяснил поточнее? Изволь. Я, видишь ли, провел небольшое испытание, чтобы выяснить, была ли твоя вечная холодность лишь притворством, предназначенным для того, чтобы терзать меня. И твой ответ превзошел все мои ожидания. О да, дорогая, такие крики страсти не могут быть фальшивыми, тем более что ты молила меня закончить то, что я едва начал. И я уверен, теперь мы можем забыть о твоих выдумках… как это ты говорила? Да, ты утверждала, что я отталкивающе неуклюж и больше похож на огромное грубое животное, чем на настоящего мужчину.

Александра начала наконец смутно понимать, что он имел в виду. Он трогал ее, пока она спала, одурманенная наркотиком… Боже, и не просто трогал, видимо… А она… она, должно быть… Немыслимо!

Александра стояла перед ним, чуть покачиваясь от слабости, и вдруг из глубины ее памяти всплыли эротические скульптуры, украшавшие храмы Индии. Перед глазами возникли интимно переплетенные тела богов и богинь…

Мэм-сахибы, англичанки, при виде этих сцен отводили глаза, поджимали губы и осуждающе бормотали:

— Отвратительно! Деградация!

Александра как-то раз спросила, что значат эти странные скульптуры. Темнокожая женщина улыбнулась и рассказала Александре историю о том, как начинался мир, как он возник из страсти Шивы и его супруги.

Но девочка мало что поняла. Она совершенно не подозревала о сути отношений между мужчиной и женщиной, она могла лишь строить догадки, основанные на том, что ей доводилось услышать случайно — из перешептываний хихикающих индийских служанок, из болтовни девочек в колониальной школе…

Но если все это было правдой, тогда, значит, этот сумасшедший незнакомец… Лицо Александры запылало. Она чувствовала на себе неотступный взгляд мужчины и понимала, что его веселит ее страх. «Неужели такое происходит между всеми мужчинами и женщинами?» — в отчаянии думала она. Ее отец, разумеется, никогда не говорил с ней о чем-либо подобном, а ее мать умерла, когда Александра была еще слишком маленькой.

Странные, мерцающие серебром глаза мужчины смотрели на нее так, что кожа Александры горела, как будто он трогал ее своими длинными пальцами.

— Да что же вы за чудовище? — воскликнула она. — Вы что, не способны ничего слышать? Не понимаете доводов разума?

— Боюсь, разум давно оставил меня, — холодно ответил ее преследователь. — И если это действительно так, то виновата в этом лишь ты.

— Пожалуйста, — хрипло прошептала Александра, — отпустите меня! Вы похитили и унизили меня… что еще вам нужно?

— Только одно, дорогая Изабель, — медленно произнес он. — А потом ты будешь свободна. Более того, и я буду свободен от твоего проклятия.

Говоря это, он вдруг поднялся и направился к Александре. Слишком поздно девушка заметила пугающую решимость в его глазах. Слишком поздно повернулась и бросилась к двери.

Пальцы Александры натолкнулись на холодный металл, девушка яростно крутила дверную ручку, но мужчина был достаточно осторожен, он заранее запер дверь и спрятал ключ в карман. Холодея от ужаса, Александра изо всех сил толкала и дергала дверь, пока у нее вдруг не подвернулась нога и она не упала на пол.

Горячие слезы хлынули из ее глаз, и она в гневе ударила ладонями по доскам пола. Несколько мгновений герцог наблюдал за ней, позволяя излить чувства, а потом без труда захватил одной ладонью оба ее кулачка, а другой рукой обнял за талию и поднял.

— Вы отродье дьявола! — в бессильной злобе выкрикнула Александра, пытаясь вырваться. Она откинула голову, и герцог увидел слезы на лице, полузакрытом рассыпавшимися волосами цвета червонного золота.

Глаза ее преследователя горели серым огнем, когда он нес ее через каюту, срывал с ее дрожащего тела свой сюртук и укладывал обнаженную девушку на постель. А потом, прищурившись, он оглядел ее с головы до ног.

— А ты — его родная дочь, моя милая. Да, ты и в самом деле невероятно хороша, — холодно сказал он. — Но как это неучтиво с моей стороны — оставаться одетым, когда ты так соблазнительно обнажена!

Александра пыталась подавить рыдания, рвущиеся из ее груди, — рыдания, полные гнева и страха. Не в силах отвести взгляд, она потрясенно смотрела, как он расстегнул рубашку, открыв широкую мускулистую грудь, густо поросшую темными волосами. Александра видела, как под загорелой кожей бугрятся мускулы, и не могла оторвать глаз от крупного сильного тела.

— Но вы же не можете… вы не имеете в виду… — Голос Александры прервался, ее горло сжалось от ужаса.

— Именно это я. и имею в виду, Изабель! Я намерен выполнить супружескую обязанность и показать тебе, что значит хотеть того, чего никогда не получаешь. Я заставлю тебя страдать так, как страдал я сам!

Пуговки его брюк были уже расстегнуты, и мужчина нетерпеливым жестом сбросил штаны, отшвырнув мягкую замшу в сторону так же небрежно, как и остальную одежду.

Александра задохнулась, по-прежнему глядя на его тело. На руках, груди, на плечах мужчины перекатывались мощные мускулы…

Девушка безуспешно попыталась не позволить взгляду скользнуть вниз, где грозно возвышалось мужское естество… Боже, как оно огромно! Александра вся сжалась. На ее белых щеках выступили два розовых пятна, аквамариновые глаза расширились от ужаса.

«Замечательно, — подумал Хоуксворт, приближаясь к кровати. — Не часто увидишь такие глаза, похожие на море, ярящееся в весеннем шторме…» Он стиснул зубы, увидев, как женщина сжалась в тугой комок, обхватив руками колени.

— Я не ваша жена, черт бы вас побрал, и не намерена платить за ее грехи, — неровным голосом произнесла Александра. — Я вам глаза выцарапаю, прежде чем вы коснетесь меня!

— Ты все перепутала, Изабель. Я не собираюсь тебя насиловать. Ты сама будешь умолять, чтобы я взял тебя, — и это случится скоро, еще до утра.

— Никогда этого не будет! — яростно прошипела Александра.

Дымчатая глубина его глаз неудержимо притягивала девушку, и она подумала, что он похож на королевскую кобру, которая завораживает свою жертву, заставляя ее замереть в неподвижности перед смертельным ударом. И в этом человеке таилась сила, похожая на силу кобры; Александра почти физически ощущала, как он набрасывает на нее темные чары…

Прижавшись спиной к стене каюты, Александра пыталась одолеть эту темную силу.

Он заговорил, и в его голосе послышалось мрачное невысказанное обещание:

— Ты никогда не думала, как все произойдет между нами после долгих месяцев разлуки, а? Будет ли это стремительный натиск или сладкое долгое мучение? Чего тебе хочется, Изабель?

Александра почувствовала, как загорается ее кожа при мысли о его поросшей волосами груди и твердом естестве… Подавив нервный стон, она еще крепче обхватила себя руками.

— Ах, как же не подходит тебе роль невинной девицы! — насмешливо сказал он. — И не пытайся изображать ее, раз уж природа дала тебе тело и душу блудницы!

— А вас природа наделила моралью вонючей жабы! Я двадцать с лишним лет жила спокойно и безопасно среди людей, которых вы наверняка назвали бы язычниками и дикарями. Но только когда я приехала в Англию, я столкнулась с настоящей дикостью! — выкрикнула Александра. — И вы — подлейший из дикарей! — Она вскинула голову, ее глаза пылали. — Нет, вы хуже, чем дикарь, потому что вы росли в обществе, которое должно было хоть чему-то вас научить!

На его замкнутом лице не отразилось ничего, и Александра поняла, что он просто не слышит ее слов. И если бы даже она предъявила ему неопровержимые доказательства того, что она не его супруга, он бы не обратил на них никакого внимания. Александру с удушающей силой охватила паника, потому что девушка увидела — с этим человеком бесполезно говорить, бессмысленно взывать к его разуму…

— Отпустите м-меня! — закричала она вдруг, ненавидя себя за то, что от страха слова с трудом вырывались из ее горла.

— Не сейчас, я думаю… — Похоже, у него вдруг возникло какое-то новое соображение, потому что он остановился. — Хотя мне, чтобы добиться своей цели, следует заставить тебя помучиться как следует. Да, жди и страдай, как я. Это пойдет тебе на пользу, — со странным язвительным смехом добавил герцог.

— Я хромая! Калека, вы что, не видите? Я не та женщина, на которой вы женаты! Вы не можете желать меня!

— Но я тебя желаю, — безо всякого выражения произнес он. — Больше, чем чего-либо в своей жизни. — Голос его вдруг понизился, и сквозь сдержанную ярость прорвалась глубокая внутренняя мука. — И за это я тоже проклинаю тебя.

Он повернулся и, подняв с пола бриджи, рубашку и ботинки, вышел из каюты. Александра следила взглядом, как он исчезает, как закрывается за ним дверь; потом она услышала, как поворачивается в замке ключ.

— Неужели вы настолько безмозглы, что до сих пор не поняли своей ошибки? — закричала она ему вслед. — Да что же вы за высокомерный осел?!

В ответ лишь прозвучали шаги, удаляющиеся от каюты.

Оставшись одна, Александра медленно соскользнула на пол. Лишенная надежды, пылающая от гнева и стыда, она не могла удержать слез, горячим потоком льющихся по щекам. Неужели никак нельзя пробудить разум в этом сумасшедшем? Боже, да что же ей теперь делать?!

И вдруг ей послышался грубый, насмешливый голос, говорящий, что настоящие унижения — еще впереди…

Глава 8

Лишь глубокой ночью, после долгих мучительных часов раздумий, Александра заснула, но сон ее был неглубок и прерывист. А когда она открыла глаза, то увидела, что в открытый иллюминатор просачивается бледный серый свет. Все мышцы девушки окаменели от холода, и когда она попыталась подняться с жесткого пола, на котором лежала, то скривилась от боли.

Она не имела ни малейшего представления, когда вернется ее мучитель, но отлично понимала, что если ей и удастся сбежать, так только сейчас. Ее взгляд заметался по каюте в поисках выхода. Стуча зубами от холода, Александра подошла к иллюминатору и отодвинула в стороны трепещущие на ветру занавески. Перед ней расстилалась свинцово серая морская даль. Далеко впереди на воде подпрыгивали бочонки, выстроившиеся в неровный ряд. Чтоб им пусто было!..

Оглядевшись, Александра обнаружила, что шлюп стоит на якоре совсем недалеко от голых обрывов меловых утесов и что ярдах в пятидесяти от шлюпа начинается неширокий песчаный пляж.

Сердце девушки отчаянно заколотилось: она может это сделать, она знала, что может. Александра была отличной пловчихой, потому что плавание входило в ту систему упражнений, которой она строго придерживалась после несчастного случая, укрепляя сломанную ногу.

Охваченная надеждой, Александра повернулась и осмотрела каюту. Слава Богу, что сама она такая маленькая и худая, потому что иначе ей ни за что было бы не протиснуться в иллюминатор. Итак, нужно найти какую-нибудь одежду. Взгляд девушки остановился на небольшом комоде, стоявшем почти у двери, и она тут же бросилась к нему. Александра едва сдержала радостный крик, обнаружив в ящиках нужные ей вещи. Быстро схватила белую льняную рубашку, натянула ее на себя и подвернула рукава, свисавшие чуть ли не до колен. За рубашкой последовала пара коричневых домотканых штанов, тоже слишком больших для девушки. Порывшись в ящиках, Александра отыскала кусок веревки, изрядно запутавшейся. Быстро распутав ее, девушка подвязала штаны, заставив их держаться как следует вокруг ее тонкой талии. Последней вещью стала непритязательная мальчишеская бескозырка, которую Александра надела на голову, спрятав под нее растрепанные локоны.

Задумчиво посмотрев на ботинки, лежащие в нижнем ящике, Александра решила, что нет смысла их надевать — они были слишком большими. Придется ей остаться босой.

Руки Александры дрожали, когда она придвигала к иллюминатору кресло, чтобы взобраться на него. Выглянув в иллюминатор, она на мгновение заколебалась при виде гневно бурлящих внизу волн. Свинцовые глубины напомнили ей о глазах ее преследователя… но Александра знала, что у нее нет другого выхода. Она должна прыгнуть.

Но тут девушка услышала, как что-то бьется о борт шлюпа. Повернув голову, она увидела веревку, свисающую с палубы, и привязанную к ней бадью, которая плескалась в воде. Александра высунулась наружу как можно дальше, пытаясь дотянуться до веревки.

Корма шлюпа приподнялась на волне, и бадья на мгновение приблизилась к девушке, та почти достала веревку. Напряженно вытянувшись, с риском упасть и повиснуть над водой, она ждала следующей подходящей волны.

И дождалась! Пальцы Александры сжались на туго натянутой веревке, и девушка возблагодарила судьбу за то, что на веревке через равные промежутки были завязаны узлы — для того, чтобы легче было поднимать на палубу полную бадью.

Глубоко вздохнув, Александра протиснулась сквозь узкий иллюминатор и, оттолкнувшись, вырвалась на свободу. Однако ей пришлось еще испытать головокружительное мгновение, когда она висела, держась за веревку руками, но не могла найти опору для ног. Наконец она зацепилась босыми пальцами за веревку и начала медленно, с трудом подтягиваться от узла к узлу, стремясь к медным поручням палубы.

Ее силы были уже почти на исходе, и к тому же она сорвала два ногтя, когда ее пальцы ухватились за холодный металл. Александра перевалилась через выступающий край палубы.

Солнце еще не поднялось над горизонтом. На палубе никого не было, и Александра горячо поблагодарила за это и индийских богов, и английских святых.

Она ненадолго замерла, пригнувшись к доскам палубы, собираясь с силами, чтобы потом броситься к сходням, ведущим на узкий пирс; а за ним — суша…

На другом конце шлюпа послышались приглушенные голоса. Александра сразу узнала резкий, командный тон своего преследователя. Ее сердце затрепетало, она выпрямилась и неуверенным шагом направилась к неровным доскам сходней, что были перекинуты над неширокой полосой воды между шлюпом и причалом. Лодыжка Александры начала болеть, но девушка почти не заметила этого.

Пока что ей везло. Голоса звучали на прежнем расстоянии, не приближаясь. Когда Александра ступила на хрупкий деревянный мостик, ведущий на причал, ее больная нога внезапно подвернулась, и девушка чуть не упала; сходни громко, протестующе скрипнули.

Чуть слышно выругавшись, Александра направилась вперед, решительно отказываясь смотреть на бурлящую внизу воду. И вот наконец у нее под ногами крепкий, надежный пирс.

— Почти свободна, — сказала она себе. И сосредоточилась на дальнем конце пирса и на груде бочонков, сваленных неподалеку. Когда она, прихрамывая, зашагала вперед, из-за бочонков вдруг выскользнула маленькая фигурка, и Александра узнала щербатую улыбку беспризорника Пенни.

Мальчишка весело вскинул руку, приветствуя Александру, и из пересохшего горла девушки вырвался странный полубезумный смешок. Она попыталась заговорить, но Пенни тут же предостерегающе прижал палец к губам и показал на лошадей, пасущихся неподалеку, на склоне холма. Молча кивнув, Александра направилась следом за мальчиком к мирно спящей деревушке Сифорд, расположенной в зеленой долине у подножия холмов.

Они уже прошли половину пути до ближайшего коттеджа, когда услышали, как позади, на шлюпе, раздались гневные крики. Побег девушки был обнаружен!

В отчаянии Александра огляделась по сторонам, ища, где бы спрятаться, но вокруг расстилалась голая пустошь. Вперед, вперед — кричало все в ней. И она прибавила шагу, хотя боль в ноге сделала ее совсем неуклюжей. И когда Пенни протянул ей свою тощую, крепкую руку, Александра с радостью оперлась на нее.

Сердитые голоса разносились в сером предрассветном воздухе, донесся громкий топот ног по палубе шлюпа. Потом чьи-то башмаки прогрохотали по сходням, и Александре показалось, что этот грохот оглушил ее. Сердце бешено колотилось, и девушка старалась не обращать внимания ни на что, кроме коттеджа впереди.

Она слышала за спиной громкие проклятия, потом раздалось лошадиное ржание. А потом лошадиные копыта глухо застучали по белой меловой земле, и стук этот приближался с каждой секундой.

Но и коттедж был совсем близко! Александра уже почти могла рассмотреть тычинки цветков плюща, оплетавшего угол дома…

Но даже когда крупный гнедой затанцевал рядом с ней, Александра не замедлила безрассудного бега.

— Ну я тебе покажу, как от меня убегать, черт тебя побери!

Голос мужчины хлестнул ее, словно кнут, но она не остановилась, лишь ее бледное лицо искривила гримаса боли. А потом сильные руки подхватили ее за талию, оторвав от Пенни, и грубо бросили поперек спины неоседланной лошади. Александра упала лицом вниз, едва не задохнувшись. Сквозь застилавшую глаза боль она увидела, как крепкое колено резко прижалось к боку лошади. Приподняв голову, девушка взглянула в точеное лицо, искаженное злобой. Серые глаза пылали огнем ярости.

— Я тебя заставлю пожалеть об этом! — прошипел ее преследователь сквозь стиснутые зубы. — Нет, милая, на этот раз ты не сбежишь, пока я с тобой не разберусь!

Александра ничего не сказала на это, потому что задыхалась, была измучена и слаба, ее голова отчаянно кружилась. Неожиданно, когда лошадь развернулась, девушка увидела изумленного кучера и своего маленького друга.

— Прихвати этого побродяжку с собой, Джефферс! А если он наберется наглости и попытается сбежать, выпори его хорошенько! — Александре показалось, что голос ее преследователя звучит неестественно громко, вызывая звон у нее в ушах.

Пенни в ответ лишь фыркнул:

— Да не пугай ты меня! Я и не таких, как ты, видал, господинишка поганый! Что мне тебя бояться!

Внезапно все закружилось у Александры перед глазами. «Боже, Боже, — молила она, — только бы с парнишкой ничего не случилось!»

— Подлец! Сын шлюхи! Чтоб тебя пожрал адский огонь! — продолжал выкрикивать Пенни.

Слыша отчаянную браваду мальчишки, она почувствовала, как внутри у нее что-то щелкнуло и сломалось, лишая ее остатков сил. Словно издалека, до нее донесся хриплый смех. Потом грубоватый голос кучера Джефферса:

— Так что все-таки делать с этим паршивцем, ваша светлость?

Герцог Хоуксворт беспечно рассмеялся, он с удовольствием смотрел на беглянку-жену, лежавшую на спине лошади в унизительной позе, на ее стройные ягодицы и грязные босые ноги, болтающиеся в воздухе.

— Он поедет с нами, Джефферс! Я намерен научить это чучело хорошим манерам, черт побери!

И снова в ушах Александры загремел его смех, и она закрыла глаза, пытаясь справиться с приступом головокружения. Гнедой тронулся с места, потом пустился в галоп. А еще через мгновение грохот копыт вдруг умолк — Александра погрузилась во тьму.

Солнце поднималось все выше и выше, его сверкающие лучи отражались от белых склонов меловых холмов, убегающих к морю. Всадники мчались на восток по пастушеским и охотничьим тропам, не заезжая в какие-либо поселения. Их сопровождала лишь пара крикливых галок, перелетавших с одной вершины холма на другую.

Хоуксворт отлично знал эту дорогу. Но сегодня он получал особое, яростное наслаждение при виде волшебных ландшафтов, раскинувшихся перед ними. Скоро они минуют высокие утесы Бичи-Хед, а потом повернут на север, к Хоуксвишу.

Хоук чувствовал, как в нем бурлят первобытные силы. Он радовался, глядя с утесов вниз, на огромные океанские волны. Давным-давно он не скакал вот так, без седла, подставляя лицо ветру. Глаза Хоука мерцали серебром, когда он смотрел на свою жену, брошенную поперек лошадиной спины, — точно так же увозили женщин древние саксонские воины, безжалостно опустошавшие эту часть Суссекса.

«Неужели она сдалась так быстро?» — недоумевал Хоук. Он присмотрелся к ней. Глаза женщины все еще были закрыты, как и несколько минут назад. Он попытался усадить ее прямо, но она безвольно ссутулилась и упала ему на грудь. Потом вдруг открыла глаза и начала отбиваться.

Хоук мгновенно отпустил ее, и она чуть не свалилась с лошади, но удержалась. Она напряженно выпрямилась, стараясь не касаться его спиной, сжала бока лошади одетыми в домотканые штаны ногами и крепко вцепилась в гнедую гриву коня.

Гордая, как всегда, думал Хоук, и все такая же лихая наездница — может быть, даже лучше, чем ему запомнилось. Она сидела на лошади свободно, отзываясь на каждое движение животного… И такой же отличной любовницей она была в их первую ночь.

Воспоминания заставили крупные, крепкие пальцы Хоука непроизвольно сжаться на талии женщины, распластаться по ее плоскому животу… Она окаменела, напряглась, и Хоук почувствовал, как она резко дернулась, стремясь избавиться от его прикосновения. Он придвинул ее к себе, сжал ногами, крепче стиснул пальцами ее живот, а потом, передвинув руку, коснулся большим пальцем нижней части ее крепкой груди, так соблазнительно очерченной тканью рубашки. Он услышал, как она, потрясенная, задохнулась, и увидел, как ее сосок приподнял белую ткань. Глаза герцога сузились при мысли о том, какую находчивость проявила его жена, пытаясь сбежать от него в его же собственной старой одежде. Совершенно бесстыдна, но в то же время мужской костюм был ей явно к лицу, решил Хоук, наблюдая, как ветер отчаянно треплет ее волосы.

Он вдруг понял, что сейчас она находится в таком положении, что просто не сможет сопротивляться ему. И тут же его палец крепче прижался к ее груди, поднялся выше и принялся сквозь ткань рубахи дразнить сосок.

— Отстаньте от меня, надменный осел! — прошипела женщина, нарушая гордое молчание и гневно отшвыривая его руку.

— Как пожелаешь, — пробормотал он, отпуская ее так быстро, что она потеряла равновесие и резко пошатнулась. И упала бы, если бы не развернулась и не ухватилась рукой за его плечо.

Но это длилось лишь мгновение; она тут же убрала руку и выпрямилась. А минутой позже Хоук снова сжал ее талию и придвинул женщину к себе. Когда же она попыталась вырваться, то в результате оказалась лишь еще ближе к нему.

— Ну, хочешь еще, любимая? Тебе стоит только попросить. — С резким смехом герцог выдернул ее рубашку из штанов и просунул руку под нее, чтобы ощутить шелковистую кожу живота.

— Вы подлый, свиноголовый… — Гордая красавица гневно передернула плечами в тщетной попытке избежать его прикосновений, но она ничего не могла сделать, не рискуя при этом свалиться на землю. А Хоук безжалостно захватил огромной ладонью обе ее груди и терзал их, пока не почувствовал, как женщина содрогнулась.

Его пронзило желание. Он безрассудно бросил поводья, предоставив Аладдина самому себе, и обхватил женщину обеими руками, лаская ее груди. Она задохнулась и замолотила его по пальцам.

Они оба резко покачнулись, едва удержавшись на спине лошади. Тело Хоука горело огнем, он чувствовал безумное желание бросить женщину на мягкий торф у подножия холма и овладеть ею здесь, сейчас, под порывами соленого морского ветра…

Он настойчиво просунул руку под веревку, на которой держались ее штаны, отыскивая потаенные завитки.

— Отпустите меня, грязная свинья! — закричала она, беспомощно извиваясь в его руках.

В ответ он лишь зарычал, нащупав ее горячую женскую суть, и зарылся лицом в изгиб ее шеи, водя влажным языком по бархатной коже. Когда же он услышал ее прерывистый вздох, то впился в нее острым поцелуем, прикусив зубами шею. Хоуку отчаянно хотелось оставить на женщине свою метку, увидеть красную полосу укуса! Он хотел проникнуть в ее глубину, наполнить ее своим семенем и торжествовать, услышав, как она, задыхаясь, кричит от наслаждения…

Александра коротко всхлипнула. Хоук резко убрал руки.

— Извини, дорогая, но тебе придется подождать остального, — насмешливо прошептал он ей в ухо.

— Я ненавижу вас! — выкрикнула она и негромко добавила отнюдь не дамское ругательство.

— Да ты не бойся! Когда наша конная прогулка закончится, я тебе обещаю другую скачку, и уж тогда я отдамся тебе до конца… буду весь к твоим услугам! — закончил он.

— Вы можете оказать мне только одну услугу — отпустить меня, горластый болван! — прошипела она.

Хоук откинул голову и расхохотался. Он не видел ее лица, но улыбался ей в спину, прямую, как шомпол.

«Да, черт побери, — думал Хоук, — это будет наслаждение, которое укротит и взнуздает мою жену… и не важно, если на это понадобятся недели мучений». Герцог цинично улыбнулся. Ему почему-то стало казаться, что укрощение будет совсем не такой сложной задачей, как он предполагал прежде.

Глава 9

Александра испуганно вглядывалась в мягкие линии зеленых холмов и белую стену отвесных утесов впереди, но не видела ничего.

«Чтоб всему провалиться, — молча ругалась она. — Да почему же я всегда реагирую именно так, как он того хочет? Да что же он за дьявол?..»

Вопреки разуму она чувствовала, и очень остро, ласку его рук, и в какое-то мгновение ей даже хотелось, чтобы он продолжал… Поняв это, Александра вспыхнула от ярости и стыда. Но даже теперь ее бедра горели в тех местах, где их сжимали его крепкие ноги.

«Сделал ли он это на борту „Сильфа“?» — думала Александра, в ужасе пытаясь угадать, что она должна чувствовать… И насмешливый голос в ее мозгу твердил, что он сделал и это, и гораздо больше…

У Александры ныло в груди, она, пытаясь взять себя в руки, старалась сосредоточиться на дикой красоте склонов, бездумным взглядом следила за парой крикливых птиц, слетевших с вершины мелового холма к бушующим внизу волнам. Соленый воздух пронизывали ароматы тимьяна и вербены. Александра вдруг по-настоящему увидела мощную, волнующую красоту этих мест.

Это был резкий, незабываемый ландшафт, ничуть не похожий на то, что она видела в Индии. Даже самые крутые склоны были испещрены крошечными пятнышками желтых и пурпурных диких цветов. А отвесные обрывы высоких утесов, казалось, несли какую-то тайну, и тайна эта пряталась там, где камни встречались с морскими волнами…

«Они как мужчина и женщина, — подумала вдруг Александра, — они противостоят друг другу, борются, но всегда остаются связанными друг с другом. Может быть, именно это пыталась объяснить мне айя…»

Но она сама никогда не уступит, никогда не будет привязана к какому-либо мужчине, поклялась Александра. Она не сдастся до тех пор, пока имя ее отца не будет отмыто от грязи, а может быть, и потом тоже.

Они скакали вперед, вздымая облачка белой пыли там, где на поверхность земли выступал мел. Все выше и выше… и вдруг вылетели на самый край обрыва, и Александра задохнулась, увидев под собой пропасть глубиной в сотни футов и грозное море далеко внизу.

И тут же часть утеса обрушилась с тяжелым грохотом. Лишь мгновенная реакция мужчины спасла их обоих — он хлестнул гнедого, и тот перескочил через расширявшуюся перед ними бездну. А мгновением позже белые камни уже с громким плеском падали в воду.

— Вы могли убить нас обоих! — закричала Александра, чувствуя, что от пережитого страха губы плохо повинуются ей. — Вы что, совсем ничего не соображаете?!

— Но это возбуждает, не правда ли, Изабель? Или ты утратила выдержку вместе с добродетелью?

— Последний раз вам повторяю — меня зовут Александра! И если бы вы не страдали одержимостью, вы бы давным-давно поняли, что я говорю правду!

— Я не стану тебе рассказывать, как трогательно все это звучит — я имею в виду твои заботливые слова. Но моя цель как раз в том и состоит, чтобы избавиться от одержимости тобой.

Александра только собралась презрительно фыркнуть, как почувствовала — руки мужчины крепче стиснули поводья.

— Потише, Аладдин, — сказал он мягко, но в его голосе послышалось прежнее напряжение. — А теперь остановись.

Что-то в его голосе заставило Александру удивленно обернуться. Она увидела, что мужчина, чуть прищурившись, смотрит вдаль, туда, где склоны холмов переходили в лесистую долину. Александра тоже посмотрела туда. Из низины словно сами собой вырастали стены густого серого цвета, окруженные древними березами и платанами. Сложный узор елизаветинских башенок и парапетов венчал самое необычайное и впечатляющее здание, какое когда-либо приходилось видеть Александре.

Да, девушка впервые видела большой дом поместья, эту основу, оплот жизни английских аристократов, о котором ей так много и с таким чувством рассказывал в Индии отец. И теперь, глядя на прохладные зеленые газоны и старые каменные стены, Александра впервые начала понимать ту печаль, которая время от времени овладевала лордом Мэйтлан-дом в знойные мадрасские дни.

И ландшафт, и дом представляли собой безупречное соединение человеческой изобретательности и природной красотой! Все это было результатом немалых трудов, но таких хитроумных, что дом казался частью окружающего, он был неотделим даже от серебристой ленты воды, стекающей по пологим зеленым склонам.

На лугу, простиравшемся до самого горизонта, белыми комочками паслись овцы, наполняя долину мягким блеянием. Как здесь прохладно, подумала Александра, как мирно… Видела ли она когда-нибудь столько оттенков зелени?

В лучах полуденного солнца окна с вертикальными рамами сверкали, как тысячи зеркал, и красота дома тронула Александру до глубины души.

— Разве может быть что-нибудь прекраснее? — выдохнула она, не замечая, что говорит вслух.

— Хоуксвиш, — сказал ее спутник, обращаясь скорее к самому себе, чем к ней. — Я и забыл, как здесь хорошо.

Александра, стремясь скрыть свои чувства, коротко засмеялась:

— Хоуксвиш? Что за глупое название!

— Ты ведь никогда не отличалась ни способностью, ни склонностью к языкам, верно? «Виш» староанглийское слово, означающее «сырое место», и я тебе об этом говорил несчетное число раз.

— Вы говорили не мне, а Изабель, — огрызнулась Александра. — И меня уже тошнит от имени вашей жены. — Нервно передернув плечами, она повернулась в сторону сильно обожженного с одной стороны старого дуба. — Почему вы не выкорчуете этого урода? Торчит, как бельмо на глазу! — резко произнесла она, желая хоть чем-то задеть своего обидчика.

— Бельмо! — прорычал он за ее спиной. — Суссекский дуб, растущий здесь с елизаветинских времен! Бог мой, да это дерево куда ценнее тебя!

Он внезапно пустил лошадь с места, и они помчались вниз по склону, сквозь редкую ивовую поросль к тенистой роще берез и платанов. Когда они уже очутились в полутьме под густыми ветвями, Александра краем глаза заметила какое-то движение в стороне. И тут же почувствовала, как Хоук напрягся и повернул коня.

В первое мгновение Александра была не в состоянии понять что-либо в путанице бледных рук и ног среди зеленой травы. Но постепенно, когда ее глаза приспособились к слабому свету, она сообразила… Сплошная масса белой кожи разделилась перед ней на тела мужчины и женщины, на которых было надето не больше, чем в момент рождения на свет.

Александра, словно зачарованная, следила за тем, как мужчина выгнулся и начал энергично двигаться между раздвинутыми ногами женщины, а та стонала и беспокойно вертелась под ним. А потом, вскрикнув, мужчина в последний раз погрузился в подругу и тут же упал без сил. И женщина замерла, обхватив его ногами.

В небольшой роще стояла полная тишина, которую нарушило тихое ржание Аладдина; этот мягкий звук показался невероятно громким в окружающем их покое. Через мгновение-другое любовники уже достаточно пришли в себя, чтобы приподнять головы и оглядеться. На лице молодого человека отразились удивление и страх, и он неловко поднялся на ноги.

— Ваша светлость… — смущенно пробормотал он, резко склоняясь — то ли из уважения к герцогу, то ли для того, чтобы скрыть свою наготу.

— Неужели тебе совершенно нечем заняться, Бриггс, кроме подобных дел? — небрежно поинтересовался Хоук. — Мне, пожалуй, следует поискать для тебя лекарство от лени.

Александра изумленно наблюдала за тем, как покрасневший слуга, бормоча что-то себе под нос, неловко, боком отошел к кустам, возле которых бросил свою одежду. Между тем его оставшаяся в одиночестве подруга не проявляла никаких признаков смущения; она лишь рассерженно фыркнула и потянулась к сорочке и платью, лежавшим рядом с ней.

Александра понимала, что ей бы полагалось прийти в ужас от того, что она только что увидела, но почему-то никакого ужаса она не испытывала. Может быть, после всего случившегося с ней она постоянно была на грани истерики… но совокуплявшаяся пара показалась ей скорее комичной, чем шокирующей.

Конь фыркал, принюхиваясь к траве, вокруг царила тишина, лесные любовники удрали, и слышно было лишь дыхание лошади… Александра вопреки самой себе обернулась, чтобы посмотреть, как надменный владелец Хоуксвиша отреагировал на развернувшуюся перед ним маленькую драму.

— Тебе это кажется забавным, да, дорогая? — Губы Хоука скривила улыбка, на щеке дергался мускул. Выражение полузакрытых глаз невозможно было прочесть. — Похоже, я смогу сейчас предложить тебе и другое развлечение.

Прежде чем Александра успела вздохнуть или пошевелиться, он спрыгнул на землю и, повернувшись к девушке, резко дернул ее, так что она упала прямо ему в руки. И тут же герцог злобно повлек ее к тому месту, где совсем недавно занималась любовью молодая пара.

— Это место тебе подойдет? Ну конечно, у него есть свои преимущества, оно ведь уже проверено временем!

Сердце Александры бешено заколотилось, когда она снова, как наяву, увидела перед собой лесных любовников, их обнаженные, настойчиво стремящиеся друг к другу тела… Так это и есть союз мужчины и женщины? И именно так этот сумасшедший намерен поступить и с ней?..

Александра представила себя лежащей под мускулистым телом своего захватчика, вонзающегося в нее, а она принимает его удары, заклейменная навсегда огнем его страсти… Страх и гнев охватили ее при виде этой воображаемой картины.

— Да, — мрачно пробормотал герцог, — давай вернемся немного назад. Сначала позволь мне показать тебе, что такое страдание.

Александра яростно пыталась вырваться из его железных объятий.

— Негодяй! Если бы у меня был нож, я бы уж точно показала вам, что такое страдание, что значит медленная пытка!

Снова и снова она колотила кулаками по его груди, но это ни к чему не приводило.

— Ну, значит, мне очень повезло, что у меня в каюте не было ножа, который ты могла бы украсть! Зато у меня есть другое лезвие — то, которое я с удовольствием использую сейчас в нашей схватке!

Его лицо все приближалось к лицу Александры. Его дыхание обожгло девушку еще до того, как его губы впились в ее рот; ладони мужчины крепко сжали голову Александры, его требовательный язык раздвинул ее зубы…

Он не отпускал ее долго, очень долго — пока у нее не закружилась голова от недостатка воздуха. Когда же он разжал пальцы, Александра метнулась в сторону, спеша наполнить саднящую грудь живительным кислородом.

Хоуксворт небрежно поймал ее, запустил пальцы в ее волосы и заставил девушку посмотреть себе в лицо.

— Я рад видеть, что неверность юного Бриггса тебя не огорчила. Возможно, мне следовало выгнать его в тот день, когда я застал вас двоих на этом самом месте. Но, наверное, даже тогда я понимал, что он тут ни при чем, что это твоих рук дело. — Почувствовав, как замерла пленница, Хоуксворт сжал ее крепче и с силой откинул назад ее голову. — Когда-то ты пообещала мне, что заставишь понять значение слова «мучение». Теперь моя очередь оказать тебе ту же услугу.

Он видел, как бледность залила лицо женщины, и, прищурившись, вспоминал, как застал здесь свою жену, соблазнившую молодого конюха, — это было три года назад… И так же, как в ту минуту, Хоука окатила волна безумного гнева… Кровь отлила от его лица, и он потянулся к шее жены…

В глазах у него помутилось, и он с трудом преодолел желание стиснуть пальцы на ее горле и сжимать их до тех пор, пока она не станет молить о прощении и о том, чтобы он оставил ей жизнь.

Но женщина в его руках ни о чем не молила, она лишь размахивала кулаками, тщетно пытаясь достать до его лица.

— Ох… отпустите меня, чертов придурок!

На лбу Хоука вздулась вена. Так она по-прежнему не сдается?

— Черт бы тебя побрал, Изабель… или Александра, или как ты там еще вздумаешь себя величать! — Его пальцы погрузились в червонное золото ее волос, и сквозь нахлынувшее на него бешенство он услышал, как она негромко застонала от боли.

На долю мгновения в глазах Александры вспыхнул страх, но она тут же крепко сжала губы.

— Быстро же вы опустились до уровня вашей жены! — закричала она, и ее аквамариновые глаза запылали. — Но если вас так легко поставить на колени, то вы такая же дрянь, как и она.

Хоук моргнул, изумившись яростному огню ее глаз, обезумев от ее презрительной насмешки. Его длинные пальцы сомкнулись на ее шее.

Она намерена поставить его на колени, вот как?!

С диким ревом он швырнул ее на мягкий мох. Черт бы ее побрал, посмотрим, кто сдастся первым!

Но Александра оказалась проворнее. Коротко всхлипнув, она тут же вскочила и бросилась бежать сломя голову, не обращая внимания на хлещущие по лицу ветви. Но он настиг ее, догнал там, где густой навес зелени спускался к серебристому ручью; его сильные руки схватили ее, и Александра забилась, как экзотическая золотая форель.

Девушка снова и снова пыталась вырваться, пока тонкая ткань рубахи не треснула сверху донизу и не осталась в руках преследователя, а Александра сделала несколько шагов, но тут ее ногу пронзила невыносимая боль, и девушка упала лицом в грязную лужицу.

— Дикарь! — отплевываясь, шипела Александра. — Ни один джентльмен в мире не стал бы удерживать женщину вот так, против ее воли!

— Да откуда тебе знать, как обращаются с леди? — Пальцы Хоука при этих словах скользнули вдоль ее извивающегося тела. Александра снова попыталась ударить его, но ее кулачки лишь мелькали в воздухе, а из-за своих яростных движений она еще сильнее измазывалась в жидкой глине.

— А вам в жизни не понять, что перед вами леди, даже если вы столкнетесь с ней нос к носу! — Ей удалось подняться на колени, но она не смогла вырваться из его железных рук.

— Ну, так кто из нас сейчас на коленях, любимая? Но, может быть, тебе именно это и нравится? — Хоук крепко прижал ее живот к своему паху. — Мне лично это по душе.

Александру передернуло, когда она ощутила его напряженное мужское естество. Неужели это унижение никогда не кончится?..

— Ну, так что, именно это доставляет тебе удовольствие? — прорычал он, сжимая испачканными в глине пальцами ее грудь.

— Грязная крыса! — выкрикнула она, продолжая отбиваться. — Вы никогда не сможете сделать ничего такого, что доставило бы мне удовольствие!

Хоук коротко, насмешливо хихикнул:

— Вот теперь ты ближе к своему обычному стилю. Жаль… я-то думал, ты научишь меня чему-нибудь новенькому. — Его дыхание обожгло шею Александры, когда он начал неумолимо клонить ее тело вниз, наваливаясь на нее всем своим весом.

Да чтоб ему пусто было! Ей не вырваться! Александра вертелась в бессильном бешенстве. Но может быть, еще не все кончено…

В отчаянии девушка рванулась вбок, чтобы получить свободу для удара — удара в ту точку, где любой мужчина, даже самый сильный, уязвим… — так говорил ей отец. Но ей не удалось этого сделать, так как ее противник подставил ногу под ее колено.

— Э нет, второй раз тебе не удастся этот фокус, любимая. — Последнее слово он выплюнул, как грязное ругательство. — Я ведь предупреждал тебя, когда ты уже пыталась проделать подобное. — Он безжалостно стиснул ее извивающееся тело. — А знаешь, что я сейчас подумал? Похоже, сама по себе борьба доставляет тебе наслаждение?

— Дайте мне пистолет, и на этом борьба закончится, черт вас побери!

— Сначала нож, теперь пистолет! Ты стала весьма кровожадной сучкой, Изабель. Но сегодня моя кровь не прольется — да и твоя тоже, хотя о такой возможности я немало размышлял в последние месяцы. — Его большая грязная рука грубо прижала девушку к влажному берегу ручья, его глаза неотрывно смотрели на нее, темные, мрачные… — Видишь ли, в Испании я узнал, что это такое — убить близкого человека… это куда труднее, чем ты можешь себе представить, и в то же время невероятно легко… — Его губы скривились в холодной улыбке. — Помни об этом, дорогая. И будь счастлива, что сегодня день не для убийства, а лишь для маленькой смерти… для освобождения, которое придет, когда мои желания перегорят.

— Вы дьявольский выродок! Нет, вы просто дьявол собственной персоной! — завизжала Александра, брыкаясь что есть сил под его тяжелым телом.

— Прекрасные слова, дорогая, — напряженно произнес он, ловя ее кулаки и прижимая их к земле по обе стороны от ее головы; он наклонился, и его лицо очутилось лишь в нескольких дюймах от лица Александры. — Прекрасные слова, особенно если учесть, что произносит их женщина, сделавшая меня таким, какой я есть сейчас. Хотел бы я знать, сохранишь ли ты свою самонадеянность после того, как я овладею тобой сотни раз, сотней способов, а после того выброшу тебя, как ненужный хлам, и даже не посмотрю вслед.

— Нужно кое-что побольше, чем такая жалкая свинья, чтобы сломить меня, ваша светлость! — огрызнулась Александра в безрассудной злобе.

Темные брови оценивающе изогнулись.

— «Ваша светлость»… вот как? Ты умеешь быть изысканной, как всегда. Но не слишком обольщай себя надеждами. Я не намерен выбрасывать тебя прямо сейчас. А уж когда до этого дойдет — обещаю, я дам тебе наилучшие рекомендации, чтобы ты могла предъявить их своему следующему содержателю.

Неожиданно его пальцы вцепились в веревку, завязанную на талии девушки, и, развязав узел, он отшвырнул веревку прочь.

«Боже милостивый, — подумала Александра, — он не может этого сделать! Да как же мне докричаться до него?!»

Герцог, чье лицо стало похоже на деревянную маску, рывком приподнял девушку, и она почувствовала, как ее спина прижалась к стволу дерева. Не говоря ни слова, он схватил ее руки, завел их за дерево и, не обращая внимания на то, что причинял ей боль, связал ее запястья веревкой.

И Александра почувствовала, что, несмотря на гнев и злобу, в ее глазах собираются слезы, готовые вот-вот пролиться…

Но Хоук не заметил этого. Он вдруг отвернулся от нее и быстро зашагал вверх по склону, и до Александры донеслись его замысловатые ругательства:

— Будь проклята эта чертова лошадь! Куда ее унесло, долбанную заразу?

Пронзительный свист прорезал воздух, потом еще раз, еще…

Александра, привязанная к дереву, задрожала, когда холодный ветер коснулся ее груди, и она осознала свою наготу. Покраснев от стыда, девушка пыталась разорвать удерживающие ее путы, но они были завязаны надежно. Ее унижение было тем полнее, что мешковатые штаны, лишенные самодельного пояса, сползали с бедер. И как Александра ни изворачивалась, она не могла ввинтиться в них обратно.

«Что еще задумал эта проклятая свинья?..» Ответ последовал вскоре после того, как девушка услышала вопросительное конское ржание и приглушенный топот копыт.

— Черт бы тебя побрал, Аладдин, вовремя же ты вернулся!

Перед ошеломленной Александрой мелькнула отливающая бронзой гнедая грива, развевающаяся на ветру. И почти одновременно с этим она почувствовала, как с ее запястий соскальзывает веревка. Она неловко отодвинулась от дерева, потирая натертые руки. Серебристо-серые глаза ее преследователя внимательно изучали ее, не упуская ни одной детали.

Белый ком пронесся в воздухе, и Александра машинально схватила рубашку. Но, когда она увидела, что, собственно, от той осталось, брови девушки удивленно поднялись.

— Ну, какая еще блажь пришла в ваш больной мозг? — резко спросила она, прижимая рубашку к обнаженной груди.

— В настоящий момент мне будет приятно посмотреть, как ты одеваешься. Мне что-то не хочется ощущать слой грязи между нами, когда я оседлаю тебя, — грубо бросил он.

Александра задохнулась от его хамского тона и принялась дрожащими руками натягивать на себя изодранную рубаху, в то время как мысли ее бешено кружились, радуясь неожиданной отсрочке. Герцог резко бросил ей веревку, и Александра торопливо схватила ее, боясь, что он передумает. Дрожащими руками она завязала узел на талии и заправила в штаны обрывки рубахи. Потом утомленно выпрямилась и отбросила с лица спутанные волосы.

— Раньше ты не стремилась так быстро прикрыть свою наготу, — произнес Хоук угрожающим тоном.

И прежде чем Александра успела понять, что он намерен сделать, герцог схватил ее за руку и потащил к небольшому скоплению камней на склоне холма, возле которого терпеливо ждал Аладдин. Швырнув Александру на спину коня, герцог вскочил следом за ней. И она тут же почувствовала, как ее крепко стиснули его ноги.

— К-куда вы меня везете? — спросила она, едва шевеля пересохшими губами.

— Ты задаешь чертовски много вопросов. Впрочем, если подумать, ты всегда этим отличалась. Ты что, до сих пор не выучила, что избыток знаний вреден для женского мозга?

Александра фыркнула:

— Ну, за подобную идею вас едва ли можно винить. Вы сами думаете отнюдь не головой, а… — Девушка запнулась, испуганная тем, что едва не сорвалось с ее языка.

— Ну же… продолжай, Изабель! — мягким как шелк голосом сказал Хоуксворт. — Это становится интересным. Так какую же деталь моей анатомии ты намеревалась упомянуть? Мой желудок? Ну да, я люблю хорошо поесть, но не слишком уж этим увлекаюсь. Мой рот? Положим, я многовато пью, и мне это нравится. Но, может быть, ты собралась сказать о…

— Хватит! — взвизгнула Александра, зажимая уши ладонями.

— Копье? Корешок? — Он произносил эти слова прямо ей в ухо. — Или мой…

— Грязная грубая тварь! — закричала она, отворачивая голову и стараясь не слышать его насмешливого хохота.

— Какой ты стала смешной, дорогая! Я даже почти поверил, что ты меня боишься! — Его руки, как железные кольца, обхватили талию Александры, когда герцог пустил Аладдина галопом по зеленому лугу. — Ну конечно, мы оба знаем, что это просто невозможно.

Александра была слишком обозлена, чтобы говорить. К тому же это было совершенно бесполезно, потому что герцог мгновенно выворачивал наизнанку все ее слова. Девушка, напряженно выпрямившись, сидела перед ним на спине коня, с раздражением ощущая его ноги, прижатые к ее бедрам, ненавидя его длинные пальцы, стиснувшие ее талию и живот. Но еще больше она ненавидела себя за то, что так остро чувствовала его прикосновение…

Она найдет способ бежать, убеждала себя Александра. Но прежде она должна дать этому самовлюбленному олуху урок, который он не скоро сможет забыть!

Они скакали вдоль извилистого ручья, и полуденное солнце обливало их горячими лучами. Миновали еще одну березовую рощу и пологий склон, и тут Хоуксвиш предстал пред ними во всем своем великолепии. Серые камни обветрились за столетия. В одном месте башенки на крыше и парапет обрушились. Но это странным образом лишь увеличивало впечатление мощи, производимое огромным зданием. Казалось, камни говорят: «Мы сильны и горды, мы можем поддаться разрушительному воздействию времени, но мы никогда не рухнем».

«Точь-в-точь как их владелец, — с горечью подумала Александра. — Ну конечно, герцог Хоуксворт был рожден для роскошной жизни. Почему же ему не быть сильным и удачливым?»

Безупречно выровненная галька полукруглого подъездного пути зашуршала под копытами Аладдина. Какие ухоженные здесь были газоны и дорожки! Даже в Мадрасе, имея в своем распоряжении целую армию индийских слуг, Александра не могла добиться, чтобы сады генерал-губернатора выглядели так же красиво.

Да, неохотно признала Александра, безупречность — это единственно подходящее слово для Хоуксвиша; но, возможно, герцог добился этого, держа слуг в постоянном страхе…

Когда до дома оставалось лишь несколько ярдов, резная дубовая дверь распахнулась, и на пороге появилась фигура человека в черном костюме. На мгновение лицо вышедшего отразило изумление, но он тут же справился с собой. Сердце Александры заколотилось.

— Помогите мне, Бога ради! — взмолилась она, обращаясь к человеку, неподвижно стоявшему на верхней ступени лестницы, ведущей к парадному входу. — Вы должны мне помочь! Я не его жена! Я только недавно приехала из Индии! Мой отец… — Александра внезапно умолкла. Имя ее отца едва ли было кому-нибудь известно в Англии.

— Боюсь, твой отец был подлецом, двоеженцем и игроком, — сухо закончил за нее герцог.

Александра бешено вцепилась в пальцы, сжимавшие ее талию, и сумела-таки оторвать их от себя. Спрыгнув с лошади, она, спотыкаясь, бросилась к слуге.

— Помогите мне, прошу вас! Умоляю! — закричала она, бросаясь на колени перед ошеломленным человеком и в отчаянии хватая его за руку. — Если в вас есть хоть капля христианского милосердия…

Черные глаза дворецкого, сверкнув, уставились на нее, и выражение неприкрытой неприязни мелькнуло на его лице.

— Вашей светлости не к лицу устраивать сцены, — произнес он ледяным тоном, с отвращением поглядывая на ее пальцы, вцепившиеся в его рукав. — Может быть, ваша светлость окажет мне любезность и отпустит меня…

Он выпрямился и посмотрел на герцога, стараясь не замечать женщины, стоявшей перед ним на коленях.

— Могу ли я сказать, что весьма рад вашему возвращению, ваша светлость? — несколько напряженным голосом произнес дворецкий. Он явно изо всех сил старался забыть, что кто-то держится за его рукав. — Я сейчас же пошлю за Бриггсом.

— Мне что-то кажется, что Бриггса вам сейчас не найти.

— Ваша светлость?.. — И снова вышколенный слуга не смог сдержать удивления.

— Не важно. Позовите любого грума. — Хоук спрыгнул на землю, и дворецкий тут же направился к Аладдину, как только смог вырваться из пальцев Александры. — Пусть приготовят венецианскую гостиную.

— Слушаюсь, ваша светлость. Я сейчас же сообщу Шедвеллу. Джефферс прибыл с вами?

— Нет, вряд ли он приедет сегодня.

— Вы что, оба сумасшедшие? — яростно закричала Александра, все еще стоявшая на коленях на мраморной лестнице. — Я что, приехала в страну дураков?!

Дворецкий стоял совершенно неподвижно, его взгляд блуждал в пространстве над головой герцога.

Неожиданно длинные пальцы герцога схватили руку Александры, сжав ее, как стальные кандалы, и Хоуксворт рывком поставил девушку на ноги. Посмотрев на него, Александра увидела, как предостерегающе сузились его холодные серебристые глаза.

— Шли бы вы ко всем чертям, ваша светлость! — резко бросила она, и ее глаза запылали сине-зеленым огнем.

— Должно быть, ты слишком устала, дорогая. Боюсь, ты просто переутомилась. Позволь, я помогу тебе. — И Хоуксворт поволок ее вверх по ступеням. — Дэвис, мы будем в большой галерее.

— Слушаюсь, ваша светлость.

Влекомая герцогом, Александра спотыкалась, ничего не понимая, не видя, не слыша. «Все это кошмарный сон, — твердила она себе. — Я скоро проснусь…»

Но лестница была длинной, а боль в лодыжке слишком реальной — такой же реальной, как железные пальцы, сжавшиеся на ее руке…

И вдруг Александру пронзила страшная мысль: а ведь может случиться и так, что ей не удастся сбежать…

Глава 10

Но гордый дух Александры не желал признавать поражения. Она никогда не сдастся — никогда! Уж как-нибудь она отыщет способ удрать от этого ненормального.

А он безжалостно тащил ее через порог в огромный дом. Александра едва успела разглядеть высокий сводчатый потолок, массивную дубовую лестницу, полированные деревянные стены, увешанные старинными гобеленами, переливающимися в лучах послеполуденного солнца.

Александра кривилась от боли, терзавшей ногу. Эта тварь тащила ее почти волоком!

— Ну поскорее! У тебя будет предостаточно времени, чтобы созерцать сокровища нашего дома, Изабель! — резко произнес Хоук.

Александра промолчала, сберегая силы для подъема по лестнице. Как она того и боялась, к концу подъема она уже просто задыхалась от боли. А ненавистный герцог заставлял ее идти вперед по устланному ковром коридору к длинной комнате с высокими окнами.

Он протащил ее через всю эту комнату. Герцог остановился лишь у дальней стены, перед огромным портретом.

— Вот! — холодно произнес он, подталкивая ее к сверкающему красками полотну. — Можешь высказать свое мнение об этой моей покупке. Неплохо, правда?

Измученная, Александра подняла голову и посмотрела на портрет.

И увидела свое собственное лицо.

Ее нервный, прерывистый вздох громом отдался у нее в ушах.

Этого просто не может быть!..

И все же…

Пышные локоны червонного золота обрамляли бледное лицо с чуть прищуренными аквамариновыми глазами. Чувственные губы изогнулись в соблазнительной улыбке. И все же это не ее лицо, поняла Александра. У женщины на портрете более широко вырезанные ноздри и более низкий, чем у нее, лоб…

Глядя на портрет испуганными и зачарованными глазами, девушка увидела и другие различия. Волосы герцогини были чуть темнее, не такого солнечного оттенка. Глаза посажены довольно близко, что подчеркивало ее холодную надменность.

И тем не менее Александра словно смотрелась в зеркало. И что-то в этих холодных, гордых глазах притягивало девушку, не позволяя отвести взгляд. Вдруг Александре показалось, что она чувствует холод, исходящий от женщины на портрете. Она вздрогнула.

Наконец она с трудом оторвалась от лица и посмотрела ниже, где от шеи до пупка открывалось сплошное пространство безупречной белой кожи. Боже милостивый, это и вправду было изображение Александры, но обнаженной, с бесстыдно обнаженными изгибами тела…

— «Нагая вакханка» — так это назвал художник Лоренс. Он здесь воистину превзошел самого себя и очень не хотел расставаться с этим портретом, но и не хотел заканчивать его, хотя тот, кто заказал портрет, предлагал за готовую работу целое состояние. — Резкий голос герцога безжалостно грохотал в ушах Александры. — В конце концов я дал такие деньги, что художник просто не смог устоять. И добавил к этому кое-какие условия. — Угроза, прозвучавшая в голосе герцога, не оставила у Александры сомнений относительно того, каковы были эти условия. — А потом и Принни попытался вступить в торг, ему захотелось иметь это полотно в Карлтон-Хаусе. Но он оказался не слишком проворен. Ну так как, ты по-прежнему станешь утверждать, что на земле может существовать вторая такая женщина, как ты? Давай, — лишенным выражения голосом произнес герцог, — убеди меня! Попробуй доказать, что глаза меня обманывают.

Но Александра просто не находила слов. Да и как ей спорить с таким неопровержимым доказательством — с портретом, который почти в точности повторяет все ее черты?

За ее спиной прозвучал издевательский смех герцога.

— Думаю, тебе это не удастся, даже при всей твоей наглости.

И лишь теперь Александра заметила темное пятно на пышной, роскошной груди. Нахмурившись, девушка приблизилась, чтобы повнимательнее рассмотреть, что же испортило работу Лоренса. И, к собственному ужасу, поняла, что отнюдь не клякса красовалась на коже цвета слоновой кости… из холста торчала украшенная драгоценными камнями рукоятка кинжала.

— Боже!.. — выдохнула Александра, и ее взгляд в отчаянии метнулся к натянутому лицу герцога.

— Боюсь, художник здесь ни при чем, да и Бог тоже, — проговорил Хоук с хриплым смехом. — Я в тот вечер был изрядно пьян, но вообще-то на меня слишком подействовали слезы Робби. — Лицо герцога исказила болезненная гримаса, и прошло несколько секунд, прежде чем он, взяв себя в руки, смог заговорить снова. — Но можешь не радоваться, дорогая, такое больше не повторится.

— И кто такой этот Робби? — резко спросила Александра.

— Кто такой Робби?! — недоверчиво переспросил Хоук. И тут, похоже, его железная выдержка изменила ему. Он громко скрипнул зубами и прыгнул к Александре, пылая от ярости. — Черт побери, да неужели твоя извращенность вообще не имеет границ?! — проревел он, хватая ее за плечи и тряся так, что у девушки все поплыло перед глазами. — Робби наш сын, черт бы побрал твое черное сердце, лишенное материнских чувств!

Наконец он отступил и вскинул руку, словно желая ударить ее. Его пальцы сжались, лицо исказилось от злобы, когда он смотрел на нее сверху вниз… но тут что-то в нем надломилось, и он опустил кулак.

— Ты оскверняешь все, к чему прикасаешься, не так ли? И ты не можешь угомониться, пока разрушение не доведено до конца. Ну, на этот раз у тебя ничего не выйдет. Теперь ты будешь играть в мою игру, по моим правилам. — Он вдруг схватил ее и, прежде чем Александра поняла, что он собирается сделать, перекинул ее через плечо. — Да, черт побери! Этот урок следовало преподать тебе давным-давно.

— Отпустите меня! — закричала Александра, придя в ужас от его слов.

— Только тогда, когда мне вздумается, — бросил Хоук, широко шагая вдоль галереи. Его пальцы причиняли Александре боль, принуждая к покорности. Его башмаки громко стучали по паркетному полу. Добравшись до лестницы, герцог помчался наверх, перескакивая через три ступеньки сразу.

Сердце девушки, казалось, готово было выскочить из груди.

— Я требую, чтобы вы меня немедленно отпустили!

— Как пожелаете, мадам, — пробормотал Хоук через мгновение, врываясь в комнату, расположенную почти в самом конце коридора.

Александра была грубо брошена на широкую кровать под роскошным бархатным балдахином. У девушки перехватило дыхание, когда она сквозь упавшие на лицо волосы посмотрела на своего преследователя.

— Вы… вы не можете этого сделать! — выкрикнула она запинаясь.

— Я могу сделать все, что мне захочется. И помни, что в этом доме тебе не найти друзей… или каких-либо союзников. — Он возвышался над Александрой, его лицо прорезали морщины, откровенно говорящие о бесконечной ненависти.

— Что вы хотите от меня? — нервно проговорила она.

— Хочу, дорогая супруга? Я хочу сломать тебя, разорвать на мелкие кусочки. Чтобы ты взмолилась о милосердии. И я намерен начать прямо здесь и сейчас. — Его руки метнулись к ней, разорвали сначала тонкую ткань рубашки, а потом содрали с ее тела большие мешковатые штаны.

Хоук посмотрел на Александру, и на его виске забилась голубая вена. И вдруг герцог резко развернулся и, громко топая, направился к двери. Дойдя до нее, он остановился и заговорил через плечо:

— Мы можем выбрать тяжелый путь или легкий. Это зависит от тебя. Но результат будет все тем же. Ты лишь тогда покинешь Хоуксвиш, когда я подчиню тебя своей воле и заставлю ходить под моим седлом.

— Ну, вы об этом еще пожалеете! — крикнула она.

— Не больше, чем придется пожалеть тебе, — ответил он. — И можешь визжать сколько тебе вздумается, — вся прислуга в Лондоне. А что до тех, которые здесь остались, — могу сказать, эти люди полностью преданы мне. И после всего, что им пришлось повидать в этом доме, ты вряд ли сможешь их чем-нибудь удивить. Видишь ли, все они ненавидят тебя. — Он хрипло рассмеялся и добавил: — Хотя и не с такой силой, как я.

Его слова все еще звенели в ушах Александры, когда дверь за ним захлопнулась и в замке повернулся ключ.

Глава 11

«Заперли, как зверя в клетке», — взбешенно думала Александра. Она огляделась. Лучи солнца падали сквозь высокие окна, ложась золотыми лужицами на стены, затянутые шелком цвета морской волны, на картины в золоченых рамах, на кресла, обтянутые зеленоватым генуэзским бархатом.

Даже пребывая в крайне возбужденном, лихорадочном состоянии, Александра отметила, что обстановка свидетельствует и о хорошем вкусе, и о хороших деньгах, позволивших реализовать этот вкус.

Она обошла кровать, на которую Хоук бросил ее. Балдахин явно из дорогого, изысканного тонкого бархата все того же цвета морской волны свисал с самого потолка. В другом конце комнаты главенствовал дубовый шкаф, покрытый затейливой резьбой. Обстановку дополняли высокий комод на ножках эпохи королевы Анны и стулья в том же стиле. Александра подошла к огромному зеркалу в подвижной раме, из которого на нее взглянуло ее собственное отражение.

Девушка бессознательным жестом подняла руку к шее, где присохла грязь, вызывавшая зуд. И с отвращением посмотрела на такую же грязь под своими ногтями.

Она устала, была грязной, ей было тяжело, она проголодалась… Но, видит Бог, она не была сломлена! И скоро герцог это поймет.

Гневно фыркнув, Александра подошла к окну, за которым увидела зеленые склоны холмов и блеск воды вдалеке. Вдруг се глаза прищурились, и она, задумчиво глядя на зеленоватую занавеску, погладила ее рукой.

Мгновением позже она сорвала одну из занавесок. Ловко оторвав от нее кусок, девушка обернула его вокруг талии на манер кушака. Оставшуюся ткань она обернула вокруг своего стройного тела, как это много раз делала у нее на глазах айя — там, в Индии, — и, подоткнув края ткани под полосу на талии, соорудила нечто вроде сборчатой юбки. Оставалось еще около двух ярдов свободного полотна; Александра перекинула его через левое плечо и закрепила сзади кушаком.

«Вот так», — торжествующе произнесла она, изучая себя в зеркале. Лишь ее руки виднелись из-под плотной ткани, окутавшей Александру от плеч до лодыжек зеленоватыми складками. «Пожалуй, айя могла бы гордиться мной», — подумала Александра.

Следующую проблему решить было не так просто, это Александра прекрасно понимала. Она еще раз выглянула из окна, обозревая окрестности и оценивая расстояние до земли. Футов тридцать, не меньше, разочарованно прикинула она, а значит, ее первоначальный план невыполним. Даже если бы она связала вместе всю, до последнего лоскутка, ткань, находившуюся в этой комнате, ей не спуститься вниз.

Чтоб им всем провалиться! Ну, раз уж она не может оказаться внизу, так почему бы ей не забраться наверх? Александра пошире распахнула окно и высунулась наружу, чтобы посмотреть на крышу. Примерно в шести футах над окном она увидела выступающий парапет резного камня.

«Да, — взволнованно сказала себе Александра, — да!» И ее сердце забилось быстрее. Она отошла в глубь комнаты и стала двигать к окну высокий комод.

Сумерки едва начали сгущаться над холмами, когда герцог Хоуксворт распахнул высокое французское окно своего кабинета и вышел на террасу. Это было его любимое время дня, драгоценный момент между дневной жарой и унылым одиночеством ночи.

Держа в руке стакан, Хоук прошагал по вымощенной плитняком террасе, чтобы посмотреть на запад, где небо уже заиграло нежными красками. Что-то в этих полупрозрачных тонах заставило его подумать об изумленных, высокомерных глазах, тех самых, что постоянно посещали его сны.

С крыши скатился камешек и звонко ударился о пол террасы. «Опять на крыше поселились эти чертовы совы», — подумал Хоук и тихонько выругался. Нахмурившись, он поднял голову, чтобы сквозь сумерки всмотреться в парапет.

Второй камешек просвистел мимо его лба, и на этот раз ругательство герцога разнеслось далеко вокруг. Но в следующую секунду герцог онемел, увидев тонкую фигурку, повисшую в воздухе. Бледные ноги отчаянно брыкались, пока женщина карабкалась по занавеске, перекинутой через выступ зубчатого парапета.

Черт бы ее побрал, она же может разбиться!..

Хоук не заметил, как стакан выскользнул из его руки и со звоном разбился вдребезги. Похолодев от ужаса, он следил за женщиной, которая повернула голову и посмотрела прямо на него огромными безумными глазами. Даже отсюда Хоук видел, что она изо всех сил борется со страхом.

— Чертова дурочка! — бросил герцог и тут же умолк.

Женщина отвернулась от него и продолжила отчаянный подъем. Она всхлипывала, невольно поворачиваясь из стороны в сторону вслед за вертящейся тканью, и герцог чувствовал ее боль и страдание так, словно они были его собственными.

Высоко наверху Александра дюйм за дюймом взбиралась по трещащему бархату. Она молилась, чтобы старая ткань не лопнула прежде, чем она доберется до крыши.

Но в любом случае девушка отказывалась признать поражение. И старалась не думать об окаменевшем лице человека, глядящего на нее с террасы внизу. Ткань под ее пальцами туго натянулась, и Александра сообразила, что достигла того места, где занавеска плотно прилегала к камням, цепляясь за зубец парапета. И спустя еще одно пугающее мгновение Александра почувствовала под руками грубую поверхность… Все ее тело дрожало от напряжения, но она сумела одолеть выступающий карниз и без сил свалилась на гальку, устилавшую крышу дома.

Хоук замер, парализованный страхом, и затаил дыхание, когда она едва избежала падения, переваливаясь через парапет на крышу. И лишь когда убедился, что она крепко стоит на твердой поверхности, глубоко вздохнул. И тут же в два прыжка выскочил с террасы. Ну нет, он не позволит своей жене разбиться при попытке убежать… во всяком случае, не сейчас, когда им нужно еще во многом разобраться.

Александра посмотрела вверх, на темнеющее небо, на глубокий кобальт теней, пересекающих крышу, потом с трудом поднялась на ноги и пошла вперед, как загнанный зверек, знающий, что его жестокий преследователь неподалеку. Девушка шла к южному углу дома, то и дело прикасаясь к дымовым трубам, все еще хранящим солнечное тепло.

Позади нее в полутьме послышался резкий звук, и Александра обернулась, чтобы увидеть, что ее страхи воплотились в реальность.

— Неужели ты ненавидишь меня так сильно, что готова рисковать своей жизнью, пытаясь сбежать? — спросил герцог Хоуксворт ровным голосом, угрожающе выходя из-за каменного рычащего льва. — А может быть, мне просто удалось проломить твою мраморную скорлупу и ты ощутила вкус страха?

— Н-не подходите! — запинаясь, прошипела Александра, отступая назад и не отводя глаз от его разъяренного лица.

— Почему? Потому, что ты можешь сломать шею, налетев на камни у южного парапета? Он ведь разрушен… Или потому, что слева от тебя каминная труба, которая может вот-вот рухнуть? Ну нет, дорогая. Я не позволю тебе уйти так легко. Эта буря началась давно, и она продолжает бушевать между нами. — Говоря это, Хоук подходил все ближе, и его голос волнами разносился в темноте. — Похоже, ты наполовину сумасшедшая, а это значит, что у нас много общего. Но я никогда не считал тебя трусихой. Однако сейчас ты боишься…

Александра приблизилась к маленькой башенке с куполом, расположенной на южном углу крыши. Она с вызовом рассмеялась:

— Вам легко говорить о трусости, ваша светлость, — вы ведь у себя дома, и к вашим услугам целый штат… Но давайте уйдем на нейтральную территорию, и я очень быстро научу вас бояться. — Ее нога наткнулась на кирпич, отвалившийся от дымовой трубы, и Александра чуть не упала, но сумела сохранить равновесие.

— А разве здесь тебе что-то не нравится? — бархатным голосом поинтересовался Хоук. — У нас в распоряжении вся крыша! И почему бы тебе не остановиться и не встретиться со мной лицом к лицу? — Он медленно, незаметно продвигался вперед, упорно сокращая расстояние между ними.

— Потому что ни к чему хорошему это не приведет, и вы это прекрасно знаете! Так что не подходите, предупреждаю! С меня уже довольно ваших издевательств! — Александра почувствовала, как ее спина коснулась теплых камней круглой башенки. Видя, как близко от нее герцог, она бросила взгляд вбок — туда, где над крышей виднелись ветви старого дуба.

Хоуку оставалось до девушки меньше ярда. Его глаза в синих сумерках светились серебряными точками.

Александра стояла, прижавшись к башенке, боясь хоть на мгновение отвести взгляд от герцога. Ее дрожащие пальцы ощупывали камни, пытаясь отыскать щель, но находили только ровные ряды кирпича и известку.

«Но должны же быть в башенке дверь или окно», — в отчаянии думала Александра.

— Опять тебе не повезло, дорогая. Мы заложили выход из южной башни три года назад, после того как Дэвис чуть не сломал себе ногу на ее лестнице. Наверное, ты об этом забыла, — с легкой насмешкой в голосе произнес герцог.

«Нет, — мысленно закричала Александра. — Нет, ведь свобода уже так близка!» Один из камней под ее рукой качнулся, и она тут же вцепилась в него, изо всех сил пытаясь вытащить из кладки.

— Назад! — вскрикнула она, поднимая камень и замахиваясь на Хоука.

Хоук остановился, сдерживая ярость, но не потому, что испугался камня, а потому, что видел: женщина находится в опасной близости к краю крыши.

— Очень хорошо, — произнес он, складывая руки на груди. — И что дальше?

До Александры донесся мягкий шорох дубовых листьев, колеблемых ветром.

— Отойдите назад, — хрипло сказала она, молясь, чтобы он повиновался. «Он должен, должен», — повторяла она. Ей нужно было несколько секунд, чтобы подумать и найти место для маневра.

— А если не отойду, что будет?

— Я швырну этот камень в вашу безмозглую башку!

В темнеющем воздухе разнесся его негромкий смешок.

— Ты этого не сделаешь, дорогая. Это великолепный блеф, тебя можно поздравить, но, похоже, пришла все-таки пора тебе признать поражение.

— Ну нет, черт бы вас побрал, пока я дышу, я не сдамся! — И Александра мгновенно подняла камень повыше и изо всех сил запустила его туда, откуда доносился язвительный голос, хотя и видела в темноте лишь белое пятно рубашки герцога. Она услышала грохот камня по крыше, а потом, после небольшой паузы, удар внизу, на земле.

И тогда девушка повернулась и бросилась туда, где трепетали на ветру зеленые ветви дуба.

— Стой!.. — Хриплый рев Хоука разорвал воздух, эхом заметался между каминными трубами…

Но в ушах Александры грохотало ее собственное сердце, да еще шум ветра… и ничего больше она не слышала.

Ей в лицо бросилась зеленая путаница ветвей и листьев, она ударилась плечом о толстый сук, вскрикнула от боли… в нее вцепились тысячи деревянных пальцев, и она полетела вниз.

Она сильно стукнулась боком о ствол, отлетела в сторону, ее хлестали ветви, и она отчаянно размахивала руками, пытаясь уцепиться за что-нибудь достаточно крепкое.

И наконец ее пальцы схватились за грубую кору, и Александра изо всех сил стиснула ветвь и тут же, раскачиваясь на ней вверх и вниз, почувствовала, что ее ноги касаются более основательного сука, и, решительно спрыгнув на него, поползла к стволу, отпихивая в стороны тонкие ветки и выплевывая попадавшие в рот листья. Продвигаться в темноте было нелегко, и в какой-то момент девушка чуть не свалилась вниз, но удержалась и продолжала на ощупь ползти вперед, а когда ее руки обхватили мощный ствол дуба, она прижалась к нему и облегченно вздохнула.

Но времени для передышки у нее не было. Она покрепче обмотала вокруг себя свое самодельное сари и стала спускаться вниз по стволу, от ветви к ветви, пока не очутилась футах в пяти над землей. Чуть помедлив, она спрыгнула на землю и тут же задохнулась от острой боли в лодыжке.

И за это тоже она отплатит вонючей жабе, поклялась Александра, выпрямляясь и оглядываясь по сторонам. Спотыкаясь и прихрамывая, она направилась к подножию холма, где раскинулась березовая роща; белые стволы деревьев светились серебром в лучах восходящей луны.

Над широким лугом пел ветер; луна, едва поднявшаяся над вершинами деревьев, смутно освещала путь. Александра знала, что далеко ей не уйти, потому что нога отчаянно ныла. До сих пор, охваченная азартом, девушка просто не обращала на это внимания, но теперь она едва ступала на больную ногу.

Ей необходимо было найти укрытие, потому что герцог, безусловно, станет ее искать, а может быть, еще и призовет на помощь слуг… Но где, где ей спрятаться? Александра внимательно вглядывалась в открытое пространство, пересеченное бледными дорожками лунного света. Взобравшись на гребень холма, она остановилась и прислушалась, ожидая, что вот-вот до нее донесутся звуки погони.

Но вокруг было тихо, лишь мягко шелестела под порывами ветра трава да шуршали листья деревьев. Устало вздохнув, Александра направилась к дубу и прислонилась к его толстому стволу; постояв так минуту-другую, она пошла дальше, чтобы обследовать лежавшую впереди долинку.

И тут на середине склона она увидела старую искривленную березу, корни которой выпирали из земли перекрученными жгутами. Боясь поверить собственным глазам, она бросилась вниз по склону. Да, толстый ствол дерева когда-то, много десятилетий назад, треснул, но его скрепили, и теперь в березе, у самых ее корней, образовалось огромное дупло.

Измученная девушка забралась в него, свернулась клубочком — и тут же заснула.

Двумя часами позже Хоуксворт, бесшумно шагая по травянистому склону, отыскал свою ускользнувшую добычу. Она спала, как лесной зверек, и у ее ног из травы выглядывали дикие орхидеи и примулы. Герцог отправился на поиски один, не желая, чтобы кто-либо из прислуги стал свидетелем того, что должно последовать, когда он отыщет беглянку.

Удача сопутствовала ему, без нее он вполне мог не заметить женщину. Лунный луч просочился между березовыми ветвями и освещал бледные руки и стройную лодыжку…

При виде этой картины у герцога перехватило дыхание. Женщина казалась серебристой нимфой, приютившейся в темном убежище дупла. Она не выглядит ни гордой, ни продажной, подумал Хоук, она кажется таинственной и необычайно хрупкой. Она — неотрывная часть чарующей ночи… И сердце Хоука болезненно сжалось.

Но он, собравшись с силами, яростно растоптал ростки нежности, пробившиеся в его душе. «Нет, — сказал себе Хоук, — сейчас полночь — тот час, когда пробуждается злобная Титания, королева эльфов…»

Глава 12

Что-то гладкое и плотное раздражающе коснулось вытянутой ноги Александры. Она беспокойно шевельнулась, забормотав во сне. И почти в то же мгновение ее глаза широко раскрылись.

Хоук, глядя на нее, вынужден был признать, что она неплохо скрывает страх. Лишь тонкие пальцы, вцепившиеся в перекинутую через плечо ткань, выдавали девушку.

— Вставай! — приказал он.

Александра, стряхнув остатки сна, справилась со своим испугом.

— Пошел к черту!

Хоук не стал тратить лишних слов. Потянувшись вперед, он ухватился за ткань на груди женщины и, рванув ее к себе, вынудил Александру упасть перед ним на колени. Взгляд его горящих серебром глаз прожигал насквозь, и он безжалостно нависал над ней, все приближаясь…

— Змеиное отродье! — хрипло выкрикнула она, стараясь удержать сползающую с плеча ткань. — Я еще увижу, как вас повесят за это!

А потом она бешено заколотила кулаками по его каменной груди, в то время как его пальцы впивались в нее… Александра отчаянно сражалась; повернув голову, она вцепилась зубами в его пальцы и укусила изо всех сил.

Злобно выругавшись, Хоук отпустил ее. Александра тут же бросилась прочь, спотыкаясь о корни. Вскрикивая от боли, она все равно продолжала карабкаться вверх по склону.

Но ей не удалось уйти далеко. Тяжелый башмак Хоука ударил ее по ноге, заставив девушку, задохнувшуюся от боли, растянуться на траве. Расширившимися глазами она смотрела, как черный полированный ботинок опускается над ее лицом. Когда же Александра попыталась встать, башмак опустился на ее волосы, крепко прижав огненные пряди к траве. И пока девушка беспомощно извивалась, ботинок приближался к ее голове, и даже легкое движение стало причинять Александре безумную боль.

— Прекратите! — завизжала она, видя, как натянулась ткань его бриджей, как перед ее полным ужаса взглядом наливается его мужское естество…

Хоук медленно опустился на колено рядом с ней. Его ботинок все еще прижимал ее локоны к земле, и Александра не могла отвернуть голову.

— Ты дорого заплатишь за это, Изабель, — пообещал он, поднимая окровавленную руку к вороту своей белой рубашки. С холодной решимостью он развязал галстук.

Прежде чем Александра успела понять его намерения, крепкие пальцы герцога уже схватили ее запястья и привязали к корню дерева, торчащему из земли за ее головой. Сердце Александры стучало так, что в ушах девушки стоял оглушающий звон, и волна страха свела судорогой ее тело.

— Прошу вас, — задыхаясь, проговорила она, — не делайте этого, это ужасно! Вы ошибаетесь относительно меня… страшно ошибаетесь! Остановитесь, пока вы не погубили нас обоих своим безрассудством!

— Слишком поздно, — хрипло бросил Хоук, чувствуя в чреслах обжигающее пламя. — Впрочем, поздно было уже тогда, когда я впервые тебя увидел.

Александра поняла, что остатки ее гордости разлетаются вдребезги при виде его дымчатых серых глаз, наполненных безумием.

— Послушайте меня… пожалуйста…

Хоук нетерпеливо сорвал с Александры ее самодельный кушак и мгновенно сделал из него кляп, заставивший девушку замолчать.

— Хватит болтовни, — холодно произнес он.

Онемев от страха, она билась в его руках, и по ее щекам неудержимо текли слезы. Его тяжелые бедра намертво прижали ее к траве…

— Прекрати сопротивляться, — угрожающе сказал Хоук. — Себе же делаешь хуже!

Она ничего не могла ответить, потому что ее рот был забит бархатом, но она упорно пыталась освободить руки. И была беспомощна перед его необузданной яростью, и они оба знали это. Александра задрожала всем телом, когда Хоук начал разматывать бархат, обернутый вокруг нее.

— Да ты и в самом деле боишься? — недоверчиво прошептал он. — И как это я не заметил раньше? — Его безжалостные пальцы отшвырнули тяжелую ткань, обнажив нежную красоту ее кожи. — Тебе бы следовало поблагодарить меня за услугу, Изабель, ведь мы оба станем свободны этой ночью.

Александра при этих словах закрыла глаза, охваченная чудовищным ожиданием. Она знала, что будет… И она едва дышала, чувствуя, что близка к истерике…

Его серебристые глаза обшарили пылающее лицо и вздымающуюся грудь девушки.

— Да, черт побери, ты даже в занавеске умудряешься выглядеть изумительно, — пробормотал он. — Но без нее еще лучше. — Выругавшись, он погладил ее дрожащее тело. А потом, резко раздвинув коленом ее ноги, наклонился и прижался губами к ее шее. — Однако твое сердце бьется так же сильно, как и мое! — хрипло проговорил он. Его горячее дыхание обожгло ухо Александры, его язык коснулся бешено пульсирующей вены на ее горле. — Что ж, пылай для меня! — мрачно сказал он. — Поскольку именно ты низвергла меня в этот ад, будет совершенно справедливо, если я прихвачу тебя с собой.

Черная волна паники прокатилась по всему существу Александры, ей показалось, что разум покидает ее. Губы Хоука обжигали ее обнаженную кожу… Внезапно девушку охватило какое-то новое ощущение, странное напряжение сковало тело, заглушая страх…

Она содрогнулась, когда зубы Хоука коснулись ее шеи, а губы скользнули вниз по ее плечу, оставляя влажный след.

И вопреки ее воле где-то в глубине души и тела вспыхнуло ответное волнение, незнакомое ей прежде чувство биения крови, и нервов, и мускулов…

В это горькое и яростное мгновение остатки детства улетели прочь. И невинность Александры уступила место пониманию, и ее молодое тело откликнулось на зов природы.

И там, где губы Хоука касались ее кожи, вспыхивали огни, оставлявшие неизгладимый след. Александра была свечой, тающей под его жаром, и она, испуганно рыдая и задыхаясь, поняла, что слабеет…

Руки Хоука задержались на ее талии, на синяке, темневшем на бедре. А потом он встал на колени и окинул взглядом всю ее, обнаженную и хрупкую, освещенную луной…

«Боже милостивый, — подумал Хоук, — она выглядит такой невинной… это она, являвшая собой саму развращенность!» Он почувствовал, что теряет голову от безумного желания.

Он обшаривал взглядом ее кожу цвета слоновой кости, пышную грудь с персиковыми сосками, волосы червонного золота, разметавшиеся по зеленому ковру травы. Нечего удивляться, что ее образ преследовал его все эти годы! Она может свести с ума любого мужчину.

В роще стояла полная тишина. Над склоном холма негромко вздыхал ветерок, донося иной раз блеяние овец или звон колокольчика… но вокруг не было ни души, и никто не мог увидеть того, что происходило под старой березой.

— Да, любимая, — резко сказал Хоук, — это и есть начало. И сегодня я сломаю тебя. Этой ночью ты будешь лежать подо мной, и ты дашь мне все, что я хочу.

«Ни за что!» — в отчаянии думала Александра… но его рука уже накрыла ее грудь, а потом и его губы впились в сосок, и зубы сжали чувствительный бутон… Хоук искусно ласкал ее, его руки и губы доставляли ей сладостную муку, и наконец ее охватило безрассудное желание, и кровь превратилась в жидкий огонь. Глаза Александры закрылись, ее голова беспомощно покачивалась, и волны наслаждения катились по ее телу. И она почувствовала, как содрогнулся ее мучитель в ответ на темный призыв страсти…

Хоука охватила радость победы, когда он услышал приглушенный стон. И, охваченный нетерпением, он мгновенно сорвал с себя куртку, рубашку и бриджи, царапавшие его пылающее тело.

Охваченная ужасом, Александра ощутила густые волосы на его груди и прикосновение его напряженной плоти. Мягкие пучки мха покалывали ее нежную спину и ягодицы, а Хоук все крепче прижимал ее к земле… Маленькие руки Александры дергались, пытаясь вырваться из держащих их уз, девушка уже отчаялась, она понимала, что ей не оттолкнуть это тяжелое тело, что скоро твердая плоть, прижимавшаяся сейчас к ее бедрам, проникнет в нее…

Хоук дышал тяжело, с трудом, его лицо окаменело, когда он исследовал ртом изгибы ее груди, плоский живот… его небритый подбородок царапал прозрачную кожу девушки.

— Наконец-то твое тело передо мной, наконец-то оно не лжет… И оно говорит мне о том, что я хотел знать, — прошептал Хоук. Когда он горячо дохнул в темные завитки в самом низу живота, Александра яростно дернулась, пытаясь избежать его прикосновений. Но избежать их было невозможно.

А Хоук раздвинул ее бедра, отыскивая тайную горячую влагу. И он слышал при этом, как колотится сердце женщины…

— Вот он, ответ, — прерывисто пробормотал Хоук.

И с мучительной, невыносимой медлительностью его пальцы проникли в бархатистую темноту.

Александра стремительно выгнулась, дернулась, тщетно пытаясь оттолкнуть его напряженное мускулистое тело. Путы врезались в ее запястья, и в ярости она пыталась закричать, давясь кляпом…

— А теперь ты ответишь на второй вопрос. — И он снова погладил ее опытной рукой, разжигая огонь в глубине ее напряженной плоти. — Ты пылаешь… отдай мне свое тепло! — грубо произнес он, бесцеремонно прижимая ее к себе. — И все кончится. Тебя сжигает дьявольское пламя, но сегодня проклятие растает, и разорвутся черные чары, что связывают нас!

Всхлипывая, Александра неловко ворочалась под ним, ее сознание сопротивлялось безумной атаке, но ее тело в то же время вышло из-под контроля. И, словно издалека, она услышала странный стон… и слишком поздно поняла, что вырвался он из ее собственного горла.

И тут она забыла и о гордости, и о борьбе. Как ни сопротивлялась ее девственность, пробудившаяся женская природа победила, и весь прежний мир Александры рассыпался в серебряном водовороте.

— Боже милостивый… — пробормотал Хоук. И с хриплым стоном, приподнявшись на локтях, вошел в нее. Как сквозь сон слышал он ее прерывистый вздох. Почувствовал, что ее бедра стремятся ему навстречу. Его ум и его тело горели безумным огнем, и он, не сознавая ничего, рвался в горячую сладкую глубину.

Кровь шумела в его ушах, тело требовало освобождения, и, встретив на своем пути хрупкую преграду, он яростно проломил ее. К этому мгновению он уже не способен был остановиться, не способен был ни о чем думать…

Острая боль пронзила Александру. Широко раскрыв глаза, она кричала от потрясения и муки, но кляп, закрывавший ее рот, глушил звуки. Девушка металась и брыкалась, выгибая спину, чтобы сбросить с себя чудовищную тяжесть…

Она готова была на все, лишь бы избавиться от боли и стыда, от этого безумного вторжения… Но ее яростные движения причиняли боль, сдирая кожу на ее запястьях, хотя в конце концов ускорили финал…

С самозабвенным криком Хоук вонзился в нее в последний раз, проникая в самую глубь тесного тайника, наполняя лежащую под ним женщину своим теплым семенем. И лишь гораздо позже, когда он уже без сил лежал на ее содрогающемся теле, он услышал сухие, сдавленные рыдания.

Хоук медленно поднял голову. И увидел слезы, текущие по ее щекам.

И глубокие морщины на белоснежном лбу.

И струйку крови, стекающую с губ.

И только в это мгновение герцог Хоуксворт понял, что не от бешеной страсти, а от сильной боли извивалось под ним тело женщины. Что не пышная плоть развратницы по имени Изабель была под ним, а сопротивляющееся тело девственницы, до сих пор не знавшей прикосновения мужчины. Перед ним было распростерто безжизненное, подвергшееся насилию тело незнакомки по имени Александра.

Глава 13

Сквозь хаос бешено бурлящих мыслей в памяти Хоука настойчиво, тревожно зазвучали слова и испуганный крик:

«Вы ошибаетесь относительно меня… Остановитесь, пока вы не погубили нас обоих своим безрассудством!»

«Слишком поздно, — пронеслось в его мозгу, — слишком поздно…» И эти слова проникли в кровь, усилив дрожь, все еще сотрясавшую его тело.

«Впрочем, поздно было уже тогда, когда я впервые тебя увидел…»

В листве над ними тревожно шелестел ветер, где-то вдалеке заунывно вскрикивала птица…

Что же он наделал, думал Хоук, потрясенный до глубины души… Как он мог совершить такую чудовищную ошибку?

Конечно, во всем было виновато его колоссальное самомнение. И, само собой, его безумная одержимость Изабель.

Тонкое тело, лежавшее под ним, напряженно застыло, и Хоук подумал, что его тяжесть, должно быть, еще добавляет девушке боли. Он медленно приподнялся на локтях, с ужасом глядя на капли крови, выступившие на ее губах.

И на ее бедрах тоже сейчас кровь, подумал он, и ему стало плохо от осознания последствий собственных деяний. «Я должен заплатить ей за это, — клятвенно подумал Хоук. — Как угодно. Чем угодно».

Дрожащими пальцами Хоук развязал узел за головой девушки и вытащил кляп из ее рта. Но она не шевельнулась и не посмотрела на него; она смотрела куда-то вдаль, и ее лицо напоминало мертвенно-бледную маску. Все ее тело было напряженным и застывшим. И лишь огромные потемневшие глаза выдавали невыносимую душевную муку.

Герцог протянул руку и с бесконечной осторожностью отвел с лица девушки золотой локон.

Его пленница отпрянула, словно он ударил ее, и прерывистое рыдание сорвалось с ее губ. Хоук вздрогнул, увидев на ее коже темные пятна синяков — там, где зубы девушки впивались в нижнюю губу… Выругавшись, Хоук скатился на траву и неуверенно взял лицо девушки в ладони, заставляя ее посмотреть на него. Милостивый Боже, да как же он мог совершить подобное?..

— Бога ради, скажи, кто ты такая? — прошептал он, все еще не опомнившись; его ум категорически отказывался осознавать чудовищность содеянного.

Внезапно Александра начала хохотать, но смех вырывался из ее горла, перемежаясь с рыданиями, сотрясавшими тело. Она пыталась сдержаться, ей самой были противны звуки этого безумного хохота, но она не могла ничего поделать — и продолжала рыдать и хохотать на глазах человека, так жестоко изнасиловавшего ее. Мысли Александры стремились уйти во тьму, она боялась увидеть ужасающую правду случившегося. И даже когда соль слез стала больно щипать ее окровавленные губы, Александра не шевельнулась, чтобы смахнуть обжигающие капли.

— Уй… уйдите… — прерывисто прошептала она. — Оставьте меня одну… чего вы еще хотите?..

Она сжалась в комок, крепко обхватив руками колени, словно пыталась защититься… но защищаться было уже поздно. Прекрасные голубовато-зеленые глаза девушки истерически расширились, когда она попыталась стряхнуть руки Хоука, державшие ее лицо.

Но ей это не удалось. Пальцы Хоука скользнули вдоль струек крови, стекавших из прокушенных губ. И тут он заметил, как напряглась от отвращения девушка, и его руки бессильно упали. Что он мог сказать или сделать теперь, он, заставивший ее так страдать, причинивший ей такую боль?..

— Т-теперь вы у-удовлетворены? — прорыдала она. — Боже праведный, да что же вы за человек, если способны на такое?

На щеке Хоука сильно дернулся мускул. В самом деле, что же он за монстр? Неужели он и вправду окончательно лишился рассудка! Ведь она предостерегала его снова и снова, пытаясь остановить, но он ее не слушал.

Его лицо исказилось от отвращения к самому себе, когда он сверху вниз посмотрел на Александру.

— Похоже, я последний из дураков.

Александра, чувствуя, как на нее наплывает мрак, невольно содрогнулась, молясь, чтобы хоть теперь Хоук отпустил ее. Молилась, чтобы Бог помог ей уйти в тупое оцепенение и забыть ужас последних дней…

Хоук, нахмурившись, коснулся заледеневшими пальцами ее запястий — там, где на них остались темные полосы… Он опустился рядом с девушкой на колени, низко склонив голову, все еще не в состоянии осознать непоправимость зла, причиненного им.

— Боже, что я натворил? — выдохнул он.

Его хриплый вскрик словно пробудил Александру, вытолкнув из темного туннеля боли. В ней вспыхнул гнев, яростный и острый, как меч Великого Могола, и гордая кровь Мэйтландов вскипела, взывая к отмщению.

— Вы погубили меня, вот что вы сделали! Разрушили мою жизнь из-за своей чертовой мании! Что ж, надеюсь, вы получили то удовольствие, которое искали! — с трудом выговорила она, пытаясь дрожащими руками прикрыть наготу.

— Уверяю тебя, твоя боль не доставляет мне удовольствия, — резко сказал Хоук. — Боже, я ведь даже не знаю твоего имени.

— Да какая теперь разница, — с горечью откликнулась Александра.

— Разве? Но ведь возникли проблемы, которые нужно как-то решить, уладить… Бог мой, да тут тысяча проблем!

Но, когда Хоук произносил эти слова, в его мозгу вдруг зазвучал грубый, насмешливый голос… «Не будь таким дураком! — предостерег его этот голос. — Все женщины одинаковы. Ведь эта особа сама налетела на тебя в лондонском тумане. Это она ввергла тебя в безумие, глумилась над тобой, дразнила тебя каждым своим вздохом!»

Однако Хоук понимал, что подобное истолкование событии лживо, что ошибку совершил лишь он один, сам…

— Ах да, — воскликнула его бледная до синевы пленница, — я и забыла! Вы же великий герцог Хоуксворт! Ну конечно, вы можете все решить… и следа не останется от каких-то там проблем, стоит вам лишь шевельнуть пальцем! «Дэвис, присмотри, чтобы с этой девицей все было в порядке, и отправь ее куда-нибудь!» — насмешливо сказала она. — «Да, Дэвис, дай ей несколько шиллингов и что-нибудь из старых платьев моей жены… Она будет просто счастлива!» Ну так знайте, ваше сволочное высочество, я от вас не приму ничего! Ничего, будьте вы прокляты за то, что погубили меня! Это вы настоящий калека, а не я!

Оскорбление попало в цель. Герцог взъярился, его лицо потемнело от бешенства.

— Ты очень рискуешь! Не можешь ли ты объяснить, почему болталась одна по лондонским улицам? Порядочная женщина не появится одна, без сопровождающего, тем более ночью. Ты ничего другого и не могла ожидать!

— И я сама во всем виновата, не так ли?

Глаза Хоука засверкали серебром в лунном свете.

— Ты шлялась одна и удивляешься теперь, что с тобой обошлись, как с девкой? Черт побери, женщина, да ты должна считать, что тебе повезло! Ты могла натолкнуться не на меня, а на типа совсем иного рода!

— Вы меня оскорбили, угрожали мне, похитили меня, ваша светлость. И вы меня из… изнасиловали! — закричала Александра полным боли и гнева голосом. — И теперь вы хотите доказать мне, что это я виновата в вашем безумном поведении?! Наверное, вы считаете любую одинокую женщину своей законной добычей!

Хоук постарался обуздать свою ярость, его серебристые глаза внезапно прищурились.

— Погоди-ка, — пробормотал он, обращаясь скорее к самому себе, чем к Александре. Он крепко взял девушку за подбородок и повернул к себе ее лицо. — Да, такое сходство наводит на размышления. Возможно, это ты охотилась за мной, рассчитывая с выгодой использовать свою внешность? Ну, в любом случае такое совпадение — это уж слишком.

— Ошибаетесь, у меня никаких намерений не было. Я вас никогда не видела и о вас не слышала никогда! И сейчас я хочу только одного — оказаться как можно дальше от этого проклятого места и больше никогда не встречаться с вашей подлой особой!

— Не уверен, что я могу это позволить, — медленно произнес герцог. — Видишь ли, я еще не решил, что мне с тобой делать.

— Делать со мной?! — гневно повторила Александра. — Я не ваша собственность, чтобы подчиняться вашим прихотям!

— Поосторожнее, мадам! Я пытаюсь найти компромиссное решение, чтобы выбраться из этой путаницы. Так что не спеши искать выгоды.

— Вы… выгоды?! — захлебнулась Александра, и в ее голосе послышались истерические нотки.

— Да помолчи ты, черт тебя побери! Сейчас не время для пустой болтовни.

— А почему же нет? — в бешенстве закричала она. — Разве можно найти более подходящую минутку?!

И, не успев договорить, Александра начала хохотать — низкие, хриплые звуки вырывались из ее груди, она чувствовала, что разум вот-вот покинет ее…

Пальцы Хоука впились в ее плечо.

— Прекрати! — хрипло приказал он.

— Вы делаете мне больно! — завизжала Александра, и в ее пылающих глазах сверкнула лютая ненависть. — Вам что, нравится причинять боль? — кричала она, не замечая, как сжались его зубы при этих ее словах, как смертельная бледность залила его лицо.

Громко всхлипнув, Александра принялась молотить кулаками по его рукам, груди и шее. Но вскоре ее дыхание прервалось, ушибленные пальцы заболели… и все же она продолжала наносить удары. И, как ни странно, человек, стоявший рядом с ней на коленях, не сделал попытки уклониться, он терпел ее удары, глядя на девушку немигающими глазами, пока боль и стыд, истощившие ее, не заставили Александру наконец остановиться. Она уткнулась лицом в колени и прижала к щекам ладони.

— Боже праведный, что же теперь будет со мной? — надломлено прошептала она. — У меня теперь ничего не осталось… совсем ничего. Даже моей чести… — Говоря это, Александра чуть покачивалась вперед и назад, невольно содрогаясь.

Хоук молча встал и, подняв свою куртку, набросил ее на вздрагивающие плечи девушки, а потом обнял Александру.

— Тише, тише, — в отчаянии пробормотал он в пылающую путаницу ее волос. И тут же его легкие наполнил аромат жасмина, он ощутил мягкие выпуклости ее груди…

И на него внезапно нахлынула новая волна желания, кипящего, бешеного. «Чертов похотливый зверь», — обругал себя Хоук, едва не произнеся это вслух.

— Ты не одна, — грубовато сказал он, чувствуя, как в его голосе прорывается страсть. — Я это сотворил с тобой, я и постараюсь все уладить. — Он коснулся губами теплых ароматных локонов так легко, что Александра не почувствовала этого. И молча поклялся самому себе: «Я улажу это, я должен уладить!»

Замерев в его сильных руках, Александра отчаянно цеплялась за остатки своей гордости.

— Нет, вы этого не сделаете! Я ничего не приму от вас, слышите? — воскликнула она, призывая на помощь тот гневный огонь, что помог ей преодолеть так много трагедий, случившихся в ее короткой жизни. — К тому же вы просто ничего не можете сделать, — всхлипнула она. — Даже вы, великий герцог Хоуксворт, не в состоянии ничего исправить! Так что убирайтесь! Катитесь к черту, в ад!

Хоук промолчал. Да и что он мог сказать, если все законы — и Божеские и человеческие — были на ее стороне? Он лишь крепче стиснул зубы.

Он внес ее в дом, по широкой полукруглой лестнице поднял наверх, в спальню, примыкающую к его собственной, радуясь, что его прислуга научена не высовываться, пока ее не позовут. Женщина на его руках так и не расслабилась ни на мгновение, хотя Хоук видел, что она на грани обморока. Когда он уложил ее на кровать своей жены, она тут же отвернулась от него.

— Если тебя это хоть немного утешит, Александра, — сказал он, впервые называя ее по имени, — то могу тебе посоветовать не тратить на меня проклятия. Я и без того слишком хорошо знаком с муками ада. Мы с ними, можно сказать, старые друзья.

— Меня это не утешит, — едва слышным шепотом ответила Александра. — Я утешусь только тогда, когда увижу вас на виселице. — И по ее напряженной спине пробежала дрожь.

Хоук долго смотрел на Александру, но она так и не обернулась к нему. Он постоял еще какое-то время. Затем, крепко сжав губы от напряжения, придвинул к окну массивный гардероб, пресекая тем самым попытки ее возможного побега.

В последовавшие за тем часы Хоук беспрерывно шагал по своей спальне, прислушиваясь к негромким, приглушенным рыданиям, доносившимся из соседней комнаты. В какой-то момент он даже подошел к двери и взялся за ручку, но сумел остановить себя. Хоук понимал, что он был тем человеком, которого не хотела бы сейчас видеть девушка. Он медленно подошел к креслу и сел лицом к двери, соединяющей спальни.

Благостный Иисус, да кто же она такая? Уже в тысячный раз Хоук задавал себе этот вопрос. Как она очутилась одна на лондонской улице? Неужели у нее нет ни родителей, ни брата, способных ее защитить? Или она все же принадлежит к тому сорту женщин, что ищут друзей на темных углах и в узких переулках?

Но он тут же, хотя и неохотно, вынужден был признать, что ее невинность исключает подобное предположение. Но почему, почему она бродила по улице ночью, одна? Ни одна порядочная женщина не поступила бы так. И пока Хоук обдумывал обстоятельства их встречи, его подозрения все росли.

Возможно, так и было задумано — чтобы они встретились в тумане? Возможно, вся эта сцена была тщательно подготовлена кем-то, кто совершенно точно знал, как можно сломить его защиту?

Лицо Хоука потемнело, когда он подумал о тех, кто был способен на такую рассчитанную подлость… да, этих людей было двое.

И если это так, то какова роль Александры в их замысле? Ее боль и страх выглядели очень натурально, но, может быть, она просто опытная актриса? В Хеймаркете и Холборне полным-полно таких женщин — женщин, которые за деньги изобразят любые чувства.

И почему-то эта мысль не слишком поразила его… может быть, потому, что герцог давно утратил последние капли доверия к женщинам. Уже многочисленных измен его отца хватило бы, чтобы убить любой романтизм… да к тому добавлялось еще и скандальное поведение многих его знакомых из высшего света.

Пять лет назад герцог Хоуксворт был вожделенной целью всех мамаш, ищущих пару для своих дочерей. Вдовы и молодые девицы, дебютантки в свете, взирали на него с надеждой, пытаясь обнаружить хоть слабый проблеск интереса с его стороны, но он со всеми был лишь холодно-вежлив.

И даже сейчас, когда он был скован узами брака, толпа женщин с жадным интересом ловила любую новость о его распутной супруге, надеясь, что она покинет этот мир. Хуже всего были юные девы, едва начавшие выезжать; их жеманность, хихиканье и фальшивая застенчивость раздражали его. Впрочем, некоторые из них вообще могли только глупо хлопать глазами, не в состоянии связать и двух слов. Но Хоук со всеми обращался одинаково — вежливо и безразлично.

И то, что Изабель отличалась от них, сразу привлекло его внимание куда больше, чем ее красота и самоуверенность, — в конце концов, он повидал немало прекрасных и уверенных в себе женщин. Может быть, Изабель как раз на это и рассчитывала… Она на все была способна, в этом Хоук убедился за те три года, что они провели под одной крышей. На все, что могло ее позабавить, на все, что доставляло ей удовольствие. И, как он узнал в конце концов, на все, что могло причинить боль другим.

Так что Хоук учился хитрости и интригам у отличного мастера, а когда Изабель покинула его, продолжил учебу сам. Но он ограничил себя вдовами и расчетливыми супругами, осторожно ищущими любовных развлечений, — опытными женщинами, отлично знавшими правила игры. Он был беззаботным любовником, не скупясь, одаривал женщин дорогими безделушками, но никогда не допускал ни малейших признаков нежности или привязанности. И если партнерша обнаруживала желание привязать его надолго, Хоук мгновенно откланивался.

Так как же он принял незнакомую женщину за свою жену? И ночь напролет он, засунув руки в карманы халата, все шагал и шагал по спальне, задавая себе этот вопрос.

Хоук находил только один ответ: именно так было кем-то задумано. Весь эпизод в тумане был с самого начала тщательно спланирован, и простофиля-герцог снова был обманут своей женой и ее предателем-братом.

Герцог подошел к двери между спальнями, прислушался, мрачно отметил, что рыданий больше не слышно. Может быть, эта Александра теперь поздравляет себя с тем, как отлично все сыграла! Хоук вспомнил, какая горечь и стыд охватили его, когда он понял, что перед ним девственница, и в нем с новой силой вскипел гнев. Должно быть, теперь-то она наслаждается…

Но не только Изабель и ее братец умеют расставлять ловушки, подумал герцог, и его глаза блеснули льдом. Скоро особа из соседней комнаты узнает, что и другие умеют играть в такие игры.

Глава 14

Александра проспала почти сутки. А когда наконец она пошевельнулась, просыпаясь, сквозь тяжелые шторы пробивались лучи полуденного солнца. Девушка открыла глаза, пытаясь понять, где она.

Она осторожно потянулась и поморщилась, ощутив боль в лодыжке и странное напряжение между бедрами. Там, где лежал мужчина, вторгаясь в нее… И тут на нее нахлынули гнев и невыносимый стыд. Неужели это случилось с ней… с ней, управлявшейся с сотнями слуг в Индии, с ней, кого уважали и кем восхищались все, кто ее знал… Ее грубо изнасиловали. С ней обошлись, как с дешевой портовой шлюхой. Александра, охваченная холодной яростью, отбросила одеяло, села в кровати и с отвращением увидела на своих бедрах следы крови. И все это лишь потому, что какой-то сумасшедший принял ее за другую женщину!

Погублена!.. В ушах Александры словно загремел похоронный звон. На глазах показались слезы. Девушка встала и подошла к тяжелому шкафу, закрывавшему окно. Из-за него был виден лишь кусочек оконного стекла. Краешком глаза Александра разглядела регулярный сад с затейливо подстриженными деревьями и кустами. За подъездной дорогой, ведущей с тракта, высились каменные строения, похожие на конюшни.

Ей вдруг подумалось, что со времени ее отъезда из Мадраса прошла целая вечность.

И тут же послышался негромкий стук в дверь. Александра метнулась назад, к кровати, и до самой шеи укрылась одеялом.

— Оставьте меня в покое! — закричала она, и из ее глаз хлынули слезы.

Дверь с тихим скрипом приоткрылась.

— Прошу прощения, ваша светлость. Это я, Лили.

К огромному облегчению Александры, в дверь вошла молоденькая горничная, которая несла в руках полотенце, мыло и черную лакированную коробку. За ней два ливрейных лакея втащили латунную ванну, полную воды.

— Его светлость сказал, что вы, наверное, захотите принять ванну, ваша светлость, — застенчиво произнесла девушка, глядя на Александру расширенными глазами. Присев в реверансе, горничная с коробкой в руках подошла к кровати.

Когда девушка подняла крышку коробки, до Александры донесся нежный цветочный аромат. В коробке лежали яркие пакетики с ароматическими порошками для ванны.

— Ваша светлость, их приготовила миссис Бэрроуз, экономка. Она их делала из оранжерейных роз, но тут и жасмин, магнолия, ландыш… они так замечательно пахнут! Но вы ведь и сами все знаете, ваша светлость. — Горничная вдруг смутилась, покраснела и, сделав реверанс, боком вышла из комнаты.

Ну и пусть уходит, подумала Александра, у которой не было ни желания, ни сил объяснять, что она не герцогиня Хоуксворт. Да девушка бы ей и не поверила, мрачно решила Александра. Нет, чем заниматься объяснениями, лучше окунуться в горячую воду, чтобы она смыла болезненные воспоминания… Александра, двигаясь как во сне, взяла маленький желтый пакетик, от которого исходил аромат ландышей. Она медленно развернула бумагу и высыпала содержимое в ванну.

Со вздохом посмотрев на зеленую ленту, которой был перевязан пакет, Александра собрала в пучок свои пышные волосы и завязала их на макушке. Мгновением позже она уже забралась в ванну и взяла в руки маленькую щетку, чтобы отмыть грязь, присохшую к ее ногам.

«Если бы и другие пятна можно было отмыть так же легко», — с горечью думала она, чувствуя, как согревает вода ее уставшее тело. Она откинулась назад, вытянулась и глубоко вдохнула теплый ароматный пар.

Александра уже почти забыла о подобной роскоши. В последний раз она принимала такую ванну почти два года назад, в доме отца, генерал-губернатора Мадраса… «Ах, как приятно, — подумала девушка, но тут же одернула себя: — Не забывай, кто предоставил тебя эту роскошь».

Щеки Александры разрумянились от горячей воды, пылающий золотом локон выскользнул из небрежно завязанного узла и упал на плечо, коснувшись воды.

Из коридора донесся негромкий голос Лили, о чем-то разговаривавшей с другой женщиной. Потом из-за стены послышался тихий скребущий звук.

Неужели в Хоуксвише водятся грызуны? Эта мысль почему-то доставила Александре несказанное удовольствие: хотя бы с этими маленькими зверьками важному владельцу не совладать…

Где-то резко захлопнулась дверь, по коридору прозвучали шаги… Глубоко вздохнув, Александра на мгновение отодвинула от себя суету и тревоги и погрузилась в воспоминания…

Она представила, как мерно покачивается опахало в руках мальчика-индуса, как колышется вокруг нее влажный воздух, наполненный густым запахом имбиря. Она почти всерьез ожидала, что сейчас откроется дверь и войдет ее айя, улыбающаяся, нагруженная щетками для мытья спины, полотенцами… а еще няня принесет чайник и массу забавных сплетен о том, кого с кем видели, кто что сделал…

— Вам нужно что-нибудь, ваша светлость? Александра резко открыла глаза. Застенчивая горничная вернулась, чтобы выполнить свои обязанности.

— Только одно: не называй меня светлостью.

— Прошу прощения?.. — не поняла горничная.

— Я не ее светлость, — яростно выкрикнула Александра, взмахнув рукой, отчего вода из ванны выплеснулась на пол.

— А как же мне к вам обращаться, ваша светлость? То есть я…

— Да, вот именно, как же девочке тебя называть? Александра застыла, увидев, что в дверях, перекрыв своими плечами весь проем, стоит герцог. И тут же она опустилась поглубже в воду.

— Мисс М… — начала было она, но тут же сдержалась. — Как угодно, только не светлостью, — огрызнулась Александра. — Потому что я не ваша чертова жена, как вам прекрасно известно.

— Оставь нас, — приказал Хоук ошеломленной горничной.

— Не уходи, Лили! — в отчаянии закричала Александра. На несколько мучительных мгновений девушка замерла между двумя врагами, вытаращив глаза. Но победила сила привычки.

— Д-да, ваша светлость, — пробормотала она, неуверенно присела в реверансе перед Хоуксвортом и выскочила из комнаты.

— Да чтоб вас черти взяли! — обозленно бросила Александра. — Вы что, всегда получаете то, что хотите?

Он по-прежнему стоял в дверях.

— Безусловно. Всегда и во всех отношениях. — В его голосе на мгновение зазвучала угроза, но тут же исчезла. Он коротко вздохнул. — Я вижу, ты выбрала ландыши. Изабель предпочла бы более насыщенный аромат, к сожалению. Розы, например.

Разгневанная Александра почти забыла, что она сидит в ванне совершенно обнаженная. Но тут она спохватилась и, нахмурившись, прикрыла руками грудь.

— Я не намерена делать выбор по вашему вкусу. А теперь оставьте меня!

«Да, она хороша, — холодно подумал Хоук. — Очень хороша».

— А если не оставлю?

— Я позвоню Лили! — сказала Александра. — Не думаю, что при всей вашей распущенности вы захотели бы, чтобы прислуга узнала о том, что произошло прошлой ночью. Как бы ни была замарана ваша репутация, вам несладко придется, если о вашей подлости станет широко известно. К тому же от подобных поступков могут пострадать и близкие… ваш сын, например. Похищение и изнасилование — неприятные слова. Не думаю, чтобы вам понравилось, если их свяжут с вашим именем.

Глаза Хоуксворта застыли.

— Неужели это угроза, моя дорогая? — Голос его прозвучал тихо и резко. — Если так, позволь дать тебе один совет. Никогда не угрожай мне. Иначе тебе придется узнать, что я весьма неприятный противник, когда дело касается моего сына.

Александра чуть съежилась под его взглядом, полным холодного бешенства. Он может быть серьезным врагом, вот как? Ну так он узнает, что то же самое можно сказать и о ней, молча поклялась она, с презрением глядя в лицо герцога.

— Как видите, я умираю от страха, ваша светлость.

— Я вижу только, что к тебе очень быстро вернулась сила духа. Это удивительно, если вспомнить, как ты была угнетена прошедшей ночью, — насмешливо сказал Хоук. — А может быть, все это было лишь отличным представлением? И сейчас, видя тебя обнаженной, я убеждаюсь, что ты даже соблазнительнее, чем мне запомнилось, мисс… кстати, как же тебя зовут? За всеми ночными событиями мы так и не познакомились по-настоящему.

Глаза Александры вспыхнули гневом.

— Не ваше свинячье дело!

— Может, мне следует подойти и встряхнуть тебя как следует, чтобы ты ответила? Я могу, ты это знаешь.

И герцог медленно, как хищник, подкрадывающийся к жертве, пересек комнату.

Александру охватили страх и ярость.

— М-мэйфилд, — солгала она. — Когда вы собираетесь отпустить меня?

— Странно, эта фамилия почему-то тебе совсем не подходит, — шелковым голосом проговорил он.

Александра застыла, почувствовав, как его пальцы коснулись выбившегося локона, вынули его из воды и закрутили вокруг пучка на ее затылке.

— А что касается того, когда я отпущу тебя… ну, отвечу: не сейчас.

— Вы чертов…

— Да, мисс Мэйфилд, — сказал он. — Весьма соблазнительно…

Увидев, что герцог уставился на ее грудь, Александра мгновенно погрузилась в воду.

— Но почему не сейчас, чертов ублюдок? Вам что, мало того, что вы со мной сделали?!

— Просто потому, что за всем этим я чувствую прелестную ручку моей жены, — безо всякого выражения ответил Хоук. Все его подозрения окрепли при ее угрозе шантажа. Так значит, это все-таки затея Телфорда?.. — Пока я не выясню точно, какую роль ты исполняешь в этой подлой игре, я намерен держать тебя здесь, в Хоуксвише. И перестань разыгрывать оскорбленную невинность… давай-ка лучше перейдем к делу. Сколько заплатил тебе Телфорд — пятьдесят фунтов? Сто? Ну, как бы то ни было, я готов удвоить сумму, если ты расскажешь мне без утайки, что именно он задумал.

— Вы не имеете права удерживать меня здесь, вы, чванливый сатир! — прошипела Александра. В своем гневе она просто не обратила внимания на его последние слова.

— Ну посмотрим, имею или не имею… — И он внезапно положил руку на ее плечо, у самого основания шеи.

И там, где их кожа соприкоснулась, Александра вдруг ощутила нечто…

— Убирайтесь! — яростно закричала она, ища глазами полотенце, но оно лежало на низеньком табурете, вне пределов, досягаемости. Она не могла выбраться из ванны, и герцог прекрасно знал: она его боялась.

— Я могу предложить и другую форму оплаты, ты же понимаешь, — сказал он, и его дыхание коснулось уха Александры, в то время как его руки скользили по ее плечам и спине.

— Вы… вы… — Александра возмущенно сжалась, прикрывая руками грудь и глядя на герцога пылающими глазами. — Я просто не нахожу слов!..

— Ну, это с тобой в первый раз случилось, дорогая… ночью ты находила слова. Ну, а я в первый раз выступаю в роли горничной. — От его дыхания тонкие волоски за ухом девушки шевельнулись. — Принимай мое предложение… ты скоро поймешь, что я куда более приятный компаньон, чем Телфорд, ведь он радуется боли, а я ищу наслаждений. — И, словно желая подтвердить свои слова, он опустил руку в воду и коснулся поясницы Александры.

— Да подавитесь вы своими наслаждениями, своей драгоценной Изабель и этим вашим Телфордом, и катитесь вы к дьяволу! — закричала Александра. — Чего вам не хватает? Святой, чтобы ее соблазнить и изгадить? Чужой души, чтобы ее терзать?

Хоук откинул голову и расхохотался, и его пальцы, вернувшись к плечам Александры, погладили их мягко и требовательно.

— Как знать? Может быть, я сейчас именно этим и занимаюсь? Но, впрочем, ты ведь не святая, а?

Разозленная, Александра щедро плеснула водой ему в лицо и победоносно вскрикнула, увидев, что сумела окатить его так, что он промок до самых бедер.

— Весьма неудачная мысль, мисс Мэйфилд, — сказал он тихо и одним движением извлек ее из воды. Секундой позже влажные губы герцога впились в Александру терзающим поцелуем, заставляя девушку почувствовать его ярость и обжигая ее… Пальцы Хоука крепко сжали ее ягодицы, и он прижал бедра Александры к своему телу.

Александра вскрикнула. Она задыхалась, она утратила ясность мысли… Ей казалось, что она вот-вот потеряет сознание. Но герцог вдруг прервал поцелуй.

— Подонок! — выкрикнула она, как только к ней вернулась способность соображать. — Вы не порядочнее змеи!

— Но мое предложение остается в силе. Мы можем решить все как цивилизованные люди, моя дорогая, или можем вести себя как дикари. Если ты предпочитаешь дикарские методы, то не жди ничего другого в ответ. Ну так что будем делать?

— Никаких методов, — выдохнула Александра, ненавидя себя за то, что в ее голосе отчетливо слышался панический страх. — Я не стану играть в ваши грязные игры!

— Ох нет, будешь, — ледяным тоном произнес Хоуксворт. — Теперь уже слишком поздно что-либо менять. И начнем мы с того, что ты пообедаешь со мной. Шедвелл придет через сорок пять минут, чтобы проводить тебя. Мы здесь живем по-деревенски, но я надеюсь, что ты будешь точна.

— Да я скорее сяду за стол со скорпионом!

— Выбирай сама, дорогая. Но если ты не захочешь присоединиться ко мне, тебе придется посидеть взаперти в этой комнате.

— С удовольствием, если придется выбирать между заточением и вашим обществом!

Хоук направился к двери, но остановился и обернулся, присматриваясь к девушке.

— Даже если ты выиграла одну битву, дорогая, не думай, что ты выиграешь всю войну.

Взгляд Александры скользнул по лицу Хоука, и девушка задохнулась, увидев выражение мучительного желания и грубой мужской силы. И все ее тело внезапно напряглось от осознания этой силы…

Словно прочитав ее мысли, Хоук насмешливо приподнял брови. Закрывая за собой дверь и поворачивая ключ, он все еще слегка улыбался.

А мгновением позже щетка для мытья спины с треском врезалась в дерево филенки. «Да пусть он подавится своим титулом, своим богатством и своими подлыми предложениями и пусть катится прямиком в ад», — обозленно думала Александра, заворачиваясь в махровую простыню. Очень скоро она докажет этому подонку, что не ему с ней равняться.

Во всех отношениях.

Глава 15

В точном соответствии со словами ее тюремщика Александра осталась в спальне одна, за запертой дверью. Ее яростное хождение взад-вперед было прервано лишь много позже, когда явилась Лили с обедом; кроме подноса, горничная несла перекинутый через руку изысканный кружевной пеньюар. Сначала Александру охватило искушение отослать все это обратно с соответствующим пожеланием герцогу, но потом здравый смысл взял верх. Она понимала, что должна поесть. Да и кружевной пеньюар был все же лучше, чем ничего.

Маленькая горничная с испуганными глазами ушла, пообещав вернуться через полчаса.

Полчаса.

Александра посмотрела на гороховый суп, нарезанный тонкими ломтиками окорок и лимонный творог, стоявшие на подносе.

Полчаса.

Внезапно она ощутила зверский голод.

Хоук резко захлопнул за собой дверь кабинета и прошел к массивному письменному столу, стоявшему в противоположном конце комнаты.

«Все женщины — закоренелые лгуньи», — злобно думал он.

Он налил немного бренди в широкий хрустальный стакан, потом, подумав, добавил еще столько же.

Какого черта она ведет себя как младенец, раздраженно думал он, и как ей удается пробить броню его самообладания?

Он опустошил стакан и тут же плеснул в него новую порцию.

Этой особе следует многому поучиться, и он как раз тот мужчина, который научит ее всему. Но кто она такая? Она утверждает, что приехала из Индии, и ее высокомерие действительно заставляет предположить, что ее отец был там важным чиновником.

Что ж, тут же подумал Хоук, это обычное явление в колониях… Возможно, она дочь всего-навсего какого-нибудь мелкого служащего Вест-Индской компании. Впрочем, выяснить правду будет совсем нетрудно. Но остается другой вопрос: каким образом она оказалась связанной с Телфордом, и сколько тот ей платит.

Хоук цинично улыбнулся. Ведь есть способ заставить ее забыть о Телфорде. Способ, который лично Хоук находил весьма приятным. Его глаза сузились, когда он вспомнил ее короткий стон в ответ на его терзающие поцелуи… Определенно, мисс Мэйфилд совсем не такая бесчувственная, какой хочет казаться. И он может заставить ее загореться желанием — да, Хоук это знал, как знал и то, что сам хочет эту женщину. Так с какой стати ему отказываться от нее?

Хоук прищурил серебристые глаза, глядя на янтарную жидкость в хрустальном стакане. И кто она такая, чтобы рассуждать о морали? Что вообще могут знать женщины о морали и чести? Они слишком заняты тем, что тратят деньги своих мужей, изучают последние моды и ловят в свои сети очередного любовника, не заботясь о чести.

«Но может быть, эта женщина не такая, как все», — звучал в его мозгу надоедливый голос… Но Хоук безжалостно отбросил эту мысль.

Все женщины одинаковы. Изабель дала ему наглядный урок.

Между тем Лили вернулась в спальню и постучала в дверь.

— Входи, Лили, — откликнулась Александра приглушенным голосом.

Переступив порог, горничная обнаружила, что занавеси на окне задернуты, и в комнате царит полутьма. Герцогиня лежала на кровати, с головой укрывшись одеялом.

— Вам нездоровится, ваша светлость? — встревоженно спросила Лили.

Но ответа не последовало.

Обеспокоенная девушка подошла немного ближе.

— Ваша светлость?..

Фигура на кровати не шевельнулась, и Лили пошла через спальню к изножию кровати.

Внезапно распахнулась дверца шкафа, и Александра выскочила из своего укрытия. Ее сердце бешено колотилось. Она выбежала из спальни и заперла дверь снаружи на ключ. Помчалась по длинному коридору, и полы кружевного пеньюара развевались над лазурным ковром. В конце коридора крики Лили стали уже почти не слышными. У лестницы Александра резко остановилась, прислушиваясь.

Должно быть, герцог сейчас обедает, сообразила Александра, а это значит, что прислуга занята. Затаив дыхание, девушка стала осторожно, крадучись, спускаться по ступеням полукруглой лестницы в парадный холл.

Ее нога только что коснулась мраморного пола, как до Александры донеслись приближающиеся голоса. С громко бьющимся сердцем она нырнула под лестницу и замерла.

— Да, и не ест почти ничего, вот как. Ну, кусочек окорока, и все, пожалуй. Он таким не был с тех пор, как его жена… ну, ты не хуже меня знаешь. Странно, если подумать — ну, я про эту, что он привез из Лондона. Он с ней разговаривает так, как будто она герцогиня. Но Лили считает, она здорово переменилась. Не такая холодная и важная. Если бы я не знала, я бы подумала…

Щебечущий голосок перебил ее:

— Ты бы подумала? А кто ты такая, чтобы рассуждать о делах герцога?

Молодые женщины шли через холл; они несли большие стопки только что проглаженного постельного белья и слишком увлеклись разговором, чтобы заметить фигуру, скрючившуюся под лестницей.

— Нет такого закона, который запрещал бы каждому иметь собственное мнение, ведь так? — запальчиво возразил первый голос. — По крайней мере насколько я знаю. — Неожиданно горничная остановилась и, уперев свободную руку в бедро, вызывающе посмотрела на приятельницу. — Уж позволь мне сказать, я отлично помню ее могущественную светлость! Она меня рубанула ножом для мяса, вот как! Заявила, что я болтаюсь без дела! Ты можешь в такое поверить? Ну, вот я теперь и говорю тебе — герцог всегда был ко мне добр, и мне было жаль, что он постоянно в таком виде. И пьяный. Мне лакей говорил.

— Пьяный? — прощебетал второй голосок. — Он, может быть, и много пьет, но не напивается. У него крепкая голова, у герцога. Он кого угодно может перепить. Вообще-то, — добавила дерзкая горничная, — Бриггс говорил, что герцог не становится опасным до тех пор, пока не прикончит четвертую бутылку.

— Ну, сейчас он как раз к тому и подбирается. И нам с тобой лучше поторопиться. Скоро лакеи выйдут из столовой, и если нас с тобой тут застукают, а постельное белье мы еще не сменили… Миссис Бэрроуз нас уж точно выгонит!

Горничные торопливо ушли к узкой лестнице для прислуги. Лишь тогда Александра перевела дыхание. Так он еще и пьяница! Боже! Но может быть, он допьется до полного одурения? Хотя ей, конечно, хотелось бы, чтобы он упился до смерти!

Мгновение-другое Александра всматривалась в коридоры, ведущие из холла. Чтоб им пусто было! Какой же выбрать? Этот чертов дом — настоящий лабиринт!

Откуда-то справа донесся звук открывшейся двери, и это решило выбор Александры. Она скользнула в противоположный коридор. Он скоро сузился и резко повернул вправо, и девушка обнаружила, что находится в задней части дома. Она уловила запахи свежеиспеченного хлеба, жарящегося мяса — значит, где-то неподалеку была кухня.

Впереди открылась дверь, перед Александрой мелькнула аккуратная, одетая в черное фигура Дэвиса, и девушка бросилась в ближайший закуток, в котором тоже была дверь. Она легко открылась. Спрятавшись за ней, Александра вслушивалась в шаркающие шаги Дэвиса. Потом повернулась и увидела, что находится в кладовой, где стоят ящики с картофелем, турнепсом и луком. А в глубине помещения девушка обнаружила другую дверь — большую, тяжелую, с металлической решеткой в верхней части.

«Может быть, отсюда я выберусь к конюшням», — с надеждой подумала Александра. Она толкнула тяжелую створку и вздрогнула от охватившего ее холода. Каменные ступени за дверью вели в темную глубину подвала.

Черт побери! Она услышала, как возвращается Дэвис, причем на этот раз он шел настолько быстро, насколько вообще может себе позволить благовоспитанный лакей… собственно, он почти бежал. И с ним была Лили, что-то быстро, испуганно говорившая.

Александра бросилась вперед и захлопнула за собой дверь — как раз в то мгновение, когда в коридоре за кладовой зазвучало множество возбужденных голосов.

Охваченная паникой, Александра поспешила вниз по грубо высеченным гранитным ступеням, ежась от холода и сырости. Путь ей освещали факелы, укрепленные на стенах; их пламя непрестанно колебалось в потоках воздуха. Добравшись до конца лестницы, Александра остановилась, внимательно разглядывая обширный подвал. Все здесь было каменным — пол, стены, потолок. Под высокими арочными сводами рядами стояли тяжелые дубовые бочонки. «Пивоварня, — сообразила Александра, — здесь варят пиво и приготовляют сидр».

Девушка направилась дальше; ее босые ноги ступали совершенно бесшумно. Впереди находилось другое, более узкое помещение, в котором через каждые три фута возвышались деревянные стеллажи. На этих стеллажах, достигавших потолка, громоздились сотни бутылок.

Винный погреб. Отсюда нет выхода. Она в ловушке!

Александра содрогнулась; влажный холодный воздух почти без задержек проникал сквозь пеньюар. Позади нее открылась дверь… послышались тяжелые шаги.

— Осмотрите все комнаты и оранжерею. Я загляну в погреб.

Он шел сюда! Прижав к губам ладонь, Александра скользнула в тень, чтобы спрятаться между каменной стеной подвала и стеллажом с бутылками. Гневные шаги прогремели по тому месту, где она стояла минуту назад, и их звуки эхом отдались от высокого сводчатого потолка.

Александра изо всех сил сдерживала дыхание, стараясь не производить никаких звуков. Шаги замерли. В дальнем конце подвала Александра вдруг увидела еще одну дверь и решила, что та скорее всего ведет в какую-нибудь дополнительную кладовую или подсобное помещение. И стала медленно, осторожно продвигаться в ту сторону.

Но длинный кружевной рукав ее пеньюара зацепился за металлическое крепление стеллажа. Александра дернулась, разорвав рукав, но тут же почувствовала, что и пола пеньюара тоже натянулась… Наплевав на осторожность, девушка яростно рванулась, потому что до нее уже доносилось тяжелое дыхание преследователя. Но она добилась лишь того, что крепление сорвалось, и стеллаж закачался.

— Да где ты там, черт тебя побери?!

В ответ послышался оглушительный грохот — деревянный стеллаж рухнул на каменный пол, и десятки бутылок разлетелись вдребезги.

Александра, в ушах которой звучали яростные проклятия, бросилась бежать между стеллажами, содрогаясь, когда ее лица касались липкие нити паутины. В дальнем конце подвала на полу лежал толстый слой пыли, и Александра, вздымавшая эту пыль босыми ногами, время от времени начинала кашлять. Но ее цель была уже рядом. Девушка вцепилась в ручку маленькой двери, но дверь не поддалась. С расширенными от страха глазами Александра повернулась и прижалась спиной к деревянной створке. Она слышала, как под башмаками герцога хрустело разбитое стекло; она ощутила сладкий запах пролитого вина…

— Ну, черт побери, когда я до тебя доберусь…

Сердце Александры отчаянно заколотилось, когда она увидела напряженное лицо Хоука. Его глаза горели серебряным пламенем.

— Сначала ты атаковала мою крышу, а теперь надумала уничтожить винный погреб? Ну, я тебя заставлю заплатить за каждую разбитую бутылку, черт побери!

— Не подходите! — закричала Александра неестественно высоким голосом.

Но Хоук не остановился. Впрочем, Александра на это и не рассчитывала. Она повернулась и в отчаянии дернула стойку ближайшего стеллажа, заполненного пыльными бутылками. Деревянная конструкция угрожающе покачнулась.

— Прекрати! Этим бутылкам сорок лет!

Стеллаж наклонился, и Хоук едва успел отскочить назад до того, как бутылки обрушились на пол. Стоя по другую сторону горы осколков и обломков, Хоук, сжав губы, смотрел на Александру.

— Ах ты, маленькая сучка, — мягко проговорил он, и эта мягкость показалась ей страшнее любых гневных криков.

Медленно, осторожно герцог перешагнул через груду стекла. Александра вжалась спиной в стену, снова пойманная в ловушку. Сильные руки обхватили ее талию и оторвали от стены.

— Да что же ты за чертова кошка? Да, Александра, я тебя заставлю заплатить за все, — хрипло сказал Хоук, и его огненный взгляд скользнул по узким плечам и тяжело вздымающейся груди девушки. — И это доставит мне почти такое же наслаждение, как хорошее вино.

Он грубо притиснул ее к камням стены, навалившись своей мускулистой грудью. Не отводя глаз от лица девушки, Хоук протянул руку и взял бутылку с одного из ближайших уцелевших стеллажей. Бросив короткий взгляд на этикетку, он сказал:

— 1776 год… плохой год для английского суверенитета, отличный год для бренди. — Прижав Александру бедрами к стене, он поднял бутылку и зубами выдернул пробку. — Попробуйте-ка, мисс Мэйфилд!

Когда он приблизил горлышко бутылки к ее губам, Александра смертельно побледнела.

— Да пей же, черт побери!

— И не подумаю, вы, самонадеянный… — Она задохнулась, потому что в ее рот хлынул обжигающий спирт. Девушка отчаянно закашлялась и схватилась за грудь. В ее ноздри проник острый запах, она покачнулась…

Неожиданно герцог убрал бутылку.

— Ну-ну, не так жадно! Оставь и мне немножко. — Хоук с легкостью захватил обе руки Александры и зажал между их телами. Потом осторожно поднес бутылку к своему рту и начал пить, остановившись лишь тогда, когда на дне осталось жидкости не более чем на дюйм.

— Напрасно тратите отличный бренди, сэр, — прошипела Александра, беспомощно вертясь в попытках освободиться. Но ей не оттолкнуть было его массивное тело.

Да еще в этой борьбе пеньюар соскользнул с плеча девушки, обнажив бледную выпуклость ее груди.

Глаза Хоука засветились при виде нежной плоти цвета слоновой кости.

— Ничего подобного, прелестная чертовка. — С холодной решимостью он наклонил бутылку и вылил остатки бренди на кожу девушки. И хихикнул, низко и хрипло. — Пожалуй, остатки лучше выпить из другого сосуда.

От проглоченного бренди у Александры закружилась голова, подвал поплыл перед ее глазами. Фонари, подвешенные к потолку через равные интервалы, заплясали безумный танец. И тут Александра ощутила на груди горячие губы Хоука — он впивался в нее, слизывая капли бренди.

— Прекратите! — задыхаясь, выкрикнула она. Но губы герцога двинулись вниз, нащупывая сквозь тонкое кружево темный бутон. — Прошу… — простонала она. Но он в ответ впился в ее сосок, и Александра на мгновение забыла обо всем, захваченная изысканной, сладостной пыткой…

«Я не должна сдаваться, — бешено думала Александра. — Только не этому гнусному самонадеянному дьяволу!» Он мог вынудить ее, но никогда она не уступит по собственной воле…

— Вам не удастся ничего, вы не заставите меня… Все ваши деньги вам не помогут!

Его пальцы крепче сжали ее плечи. А зубы Хоука захватили край глубокого выреза пеньюара и спустили его еще ниже…

— Не поговорить ли нам об этом, дорогая? Так сколько тебе предложил Телфорд? Сотню фунтов… две сотни?

Он втягивал губами напряженный сосок, и Александре казалось, что сквозь эту точку в ее тело влетают сверкающие молнии…

— Нисколько… — прорыдала она. — Я не знаю никакого Тел форда!

Она содрогнулась, услышав его хриплый хохот.

— Ну, значит, три сотни… а может быть, заодно он попользуется твоим нежным тельцем? — Ответ Хоука не интересовал, он снова прижался к Александре губами, продолжая мучительную ласку.

Огонь сжигал ее разум, но она все же сумела осторожно освободить одну руку и протянула дрожащие пальцы к стеллажу.

— Мне не нужны ваши деньги! А свои удовольствия можете получать…

Он поднял голову, и Александра умолкла, испугавшись, что он заметит ускользнувшую руку. Хоук скривил губы.

— Лгунья! Я же слышу, как бьется твое сердце. Ты чувствуешь то же самое, что и я! — В его циничном взгляде не таилось и тени сомнений относительно исхода их стычки. — Ну, что скажешь, мисс Мэйфилд? Предпочтешь брата моей жены или доверишься мне?

В это мгновение пальцы Александры сжались на горлышке густо покрытой пылью бутылки. Александра глубоко вздохнула, в ней вспыхнула надежда.

— Что скажу, ваша светлость? — повторила она высоким дрожащим голосом. — Скажу, что даже хищникам нужно иногда отдыхать!

Мужчина, тискающий ее грудь, едва успел вопросительно поднять брови, как на его череп обрушилась тяжелая большая бутылка. Он изумленно уставился на девушку, и Александра перепуганно застыла, решив, что ударила недостаточно сильно. Ей бы следовало догадаться, что у этого придурка черепные кости куда толще, чем у нормального человека!

Однако герцог начал медленно сползать вниз. Он навалился на нее все своим весом, опускаясь на колени, голова его уперлась ей в живот, руки бессильно повисли. Он хрипло пробормотал что-то невразумительное…

Александра ликовала: она это сделала! И нельзя сказать, что это было так уж трудно. Мгновение-другое девушка просто не в силах была двинуться с места. Чтоб ему пусто было! Что же ей теперь делать с этим здоровенным болваном?

Девушка собрала все свои силы, пытаясь отпихнуть от себя громадное тело. Оно оказалось даже тяжелее, чем ей показалось сначала, и к тому времени, когда она оттащила герцога в угол и прислонила к стене, она уже отчаянно задыхалась.

Облегченно вздохнув, девушка отступила назад и вытерла пот, покрывавший ее лоб. Она чувствовала легкое покалывание на коже груди — там, где остались липкие следы пролитого бренди. Осторожно перебравшись через гору разбитых бутылок и досок стеллажа, она очутилась на чистом участке пола.

Лохмотья, в которые превратился ее пеньюар, развевались по воздуху, когда Александра со всех ног бежала по подвалу к узкой лестнице, и в голове у нее звенело от радости победы и от невольно выпитого бренди.

Она одним духом взлетела по ступеням и пронеслась по коридору, ведущему в центральный холл, и наконец оказалась перед массивной дубовой парадной дверью.

Едва сдержав радостный вопль, Александра метнулась к двери и схватилась за ручку. Дверь отворилась с громким металлическим лязганьем, и девушка забыла обо всем. Она стремительно спустилась по широким ступеням, в тихую прохладную ночь.

Впереди, в темноте, смутно вырисовывались конюшни; над их распахнутыми воротами горел один-единственный неяркий фонарь. Александра осторожно вошла внутрь.

По загородкам пустых стойл метались тени. Из глубины конюшни доносилось тихое фырканье и ответное ржание. Александра медленно направилась вперед.

— Могу я вам чем-то помочь, ваша светлость?

Александра подпрыгнула на месте и обернулась. Она увидела удивленно смотрящего на нее темноволосого конюха. Александра мгновенно выпрямилась во весь рост и окатила его надменным взглядом. В первый раз ее сходство с чертовой герцогиней могло сослужить ей добрую службу.

— Мне нужна моя лошадь, — коротко бросила она.

Глаза конюха невольно скользнули по ее изодранному пеньюару, но тут же, густо покраснев, молодой человек повернул голову в сторону.

— Блубелл? — нервно спросил он. — Не знаю, должен ли я… ну, то есть герцог ничего такого не говорил…

Александра властным тоном перебила его:

— Если не хочешь, чтобы тебя выгнали отсюда, приведи мою лошадь, да поскорее!

— Слушаюсь, ваша светлость… — пробормотал конюх и направился в дальний конец конюшни. Александра не отставала от него ни на шаг. Они остановились перед открытым стойлом, где благодушно жевала овес чалая кобыла. Ее большие карие глаза с интересом посмотрели на Александру.

— Оставь меня! — ледяным тоном бросила Александра конюху, страстно желая поскорее убраться отсюда — ведь Хоук мог появиться в любой момент.

Конюх исчез, и Александра подошла к лошади и принялась гладить шелковистую гриву, ласково обращаясь к животному. Кобыла на мгновение пугливо отпрянула, но тут же успокоилась и довольно фыркнула в ответ на мягкое прикосновение рук Александры.

— Хорошо, — сказала себе девушка. — Теперь нужно найти уздечку.

Она огляделась. Чуть поодаль на стене, на деревянных колышках, были развешаны уздечки, хлысты и попоны. Пальцы Александры дрожали, когда она снимала нужные ей вещи, и какое-то внутреннее чувство заставило ее прихватить и хлыст с крепким кнутовищем.

— Спокойнее, Блубелл, — прошептала девушка. — Давай немного прогуляемся, не возражаешь?

Она подняла седло и накинула его на спину лошади. Ловко затянула подпругу, чувствуя, как утекают драгоценные минуты…

— Куда-то собрались, мисс Мэйфилд? На моей лошади?

Александра задохнулась, услышав за спиной вкрадчивый голос герцога. Что делать? Лошадь — ее последний шанс на спасение. Силы Александры удвоились от отчаяния; она мгновенно вскочила в седло и направила удивленную кобылу к темному проходу между стойлами. Герцог едва успел отскочить в сторону.

— Ну, нет, только не на моей кобыле! Стоять! — рявкнул Хоук, опомнившись от секундного замешательства. Блубелл, уловив угрозу в голосе хозяина, замедлила шаг, и пальцы Хоука тут же впились в лодыжку Александры и сбросили девушку с лошади.

— Ну, по крайней мере теперь я знаю, как с тобой обращаться — как со шлюхой! Потому что ты и есть шлюха! — Он обхватил ее за тонкую талию и резко прижал к себе, одновременно заворачивая руки ей за спину. — Мне следовало поставить охрану у твоей двери. Так я и сделаю теперь. А несколько дней без воды и пищи сделают тебя куда более любезной подружкой!

— Отпустите меня, подонок! — выкрикнула Александра, тщетно пытаясь вырваться из его железных рук. — Вы что, боитесь настоящих слов? Я вам не подружка! Я ваша пленница. А вы — тюремщик.

— Тюрьма — неприятное слово, мисс Мэйфилд. А вы имеете хоть какое-нибудь представление о том, каково приходится узникам Ньюгейта? Но у тебя есть выбор… Более того, живя со мной, ты даже получишь некоторую… компенсацию. Но сначала… — Он оценивающе оглядел ее, потом перекинул через свое широкое плечо и шагнул к пустому стойлу.

— Чтоб вам лопнуть, урод! Отпустите меня! — бешено завопила Александра. Боже, ведь она была так близка к свободе!..

— Нет, пока мне самому того не захочется. У нас с тобой еще не все дела закончены, и сейчас можно их уладить точно так же, как в любое другое время.

— Да скорее я умру! — кричала Александра, выгибая спину и колотя его кулаками. — Вы никогда меня не получите! Это Англия, а не какой-нибудь дикий калифат! Здесь есть законы против подобного варварства!

— Ну, ты скоро поймешь, что в моих владениях я и закон, и раджа, моя дорогая. Никто не посмеет оспаривать мои приказы. Только ты еще не сообразила этого. Но я намерен сейчас же все тебе объяснить.

И Хоук бросил девушку на толстый слой соломы, постеленной в тщательно вычищенном стойле. Она посмотрела на него снизу вверх, и на ее лице отразились и презрение, и смущение, и страх.

Губы Хоука сжались в тонкую линию. Он медленно протянул руку в сторону и снял со стены висевший там кожаный ремень.

Александра почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица.

— Вы не посмеете! — хрипло прошептала она.

— Еще как посмею, Александра. Вообще-то в данном случае это просто необходимо. Я окажу собственному штату слишком плохую услугу, если позволю тебе болтаться где попало и причинять неприятности ничего не подозревающим простакам. — Говоря это, Хоук резко хлестнул ремнем по собственной ладони.

Негромко вскрикнув, Александра вскочила на ноги и попыталась взобраться на стенку стойла. Но ее больная лодыжка внезапно подвернулась, и девушка упала обратно на солому.

И тут ее пальцы нащупали рукоятку хлыста, засунутого за пояс и скрывшегося в складках рваной юбки. Замерев, она ждала, когда Хоук подойдет достаточно близко. И когда он наклонился, потянувшись к ней, Александра яростно хлестнула его по лицу, сама ужаснувшись тому, что на его коже мгновенно возникла алая полоса…

Зарычав, Хоук вырвал хлыст из ее пальцев, схватил ее за талию и швырнул на солому в глубину стойла. В следующее мгновение Александра уже лежала лицом вниз на его коленях и изо всех сил брыкалась, пытаясь не позволить Хоуку задрать юбку. Но все ее усилия оказались тщетными.

— Отпустите меня, подлец!

Хоук на секунду замер. Ее дыхание обожгло его бедра, и он почувствовал твердые соски ее грудей… Ее напряженные ягодицы были круглыми и шелковистыми, кожа цвета слоновой кости мягко поддавалась под его пальцами… И Хоук почувствовал, как дикое желание обожгло его чресла при виде этой наготы.

Несмотря ни на что, он хотел эту женщину. Он хотел овладеть ею прямо здесь, на соломе, хотел лечь на нее и почувствовать, как ее ноги обхватывают его талию… Заставить ее дрожать и задыхаться от наслаждения, когда он проникнет в нее. Снова и снова…

— Вы настоящий калека, да! — кричала она, и ее голос звучал приглушенно из-за того, что она лежала уткнувшись лицом в солому. — За это вы тоже вините свою жену?

Лицо Хоука потемнело от гнева, и он забыл о желании. И через секунду остатки тонкого кружева разлетелись под его пальцами.

Девушка, вне себя от стыда и гнева, почувствовала дуновение ветерка на обнаженных ягодицах. Хлоп!.. Ремень опустился на ее нежную кожу. Александра резко закусила губы, чтобы сдержать готовый вырваться крик боли, по ее щекам потекли горячие слезы.

— Я быстро научу тебя повиноваться, чертова кошка, — прорычал Хоук.

До нее вдруг дошло, что не ремень, а ладонь герцога обожгла ее кожу. От этого девушка почувствовала еще более сильное унижение.

— Никогда! Ублюдок! — хрипло выкрикнула она, брыкаясь. Шлеп! Хоук нанес еще удар.

— Можете убираться в ад, ваша светлость! — задохнувшись, крикнула девушка.

Полуослепшая от слез, гнева и боли, Александра тщетно пыталась вырваться из рук Хоука.

— Вам, похоже, это просто необходимо, чтобы почувствовать себя мужчиной! — кричала она. — Вы наслаждаетесь, причиняя боль, не правда ли? Может быть, именно поэтому жена сбежала от вас?

И тут она почувствовала, как ноги герцога напряглись под ее грудью. Александра попыталась извернуться, чтобы избежать следующего удара, но Хоуксворт бесцеремонно толкнул ее, не давая сдвинуться с места. Приглушенные рыдания девушки разносились в тишине конюшни. Шли минуты, но Хоук больше не поднимал руку. Наконец он спросил резким тоном:

— Кто это вам наговорил такого? Телфорд? Александра уже рыдала, не сдерживая слез:

— Да пошли вы к черту с вашим проклятым родственничком! Не нужно обладать сверхмощным умом, чтобы понять — вы лишь оболочка мужчины!

— Кто ? — яростно повторил Хоук. Его подозрения стократно возросли. Он грубо схватил Александру и перевернул, чтобы увидеть ее пылающее, залитое слезами лицо. — Впрочем, мы оба слишком хорошо знаем, что существует лишь один человек, способный до такой степени извратить правду! — прорычал он. — И это, разумеется, Телфорд! Но не ему со мной состязаться! Однажды он уже получил по заслугам, когда я поймал его на том, что он продает наши секреты французам… ну, и этот раунд он проиграет! А к чему это привело тебя? — Пальцы Хоука впились в плечи Александры. — К тому, что ты здесь, со мной! И очень скоро ты узнаешь, что я мужчина, Александра, настоящий мужчина — насквозь, до мозга костей!

Девушка дико, неестественно расхохоталась:

— Мне бы хотелось стереть эти кости в пыль!

— Что ж, милая, это был бы весьма интересный эксперимент… — Его глаза сверкнули, остановившись на ее залитых слезами щеках. — Только не забывай, что я уже переспал с тобой. И вполне может быть, что ты уже носишь моего ребенка, — сказал он, твердо чеканя слова.

Лицо Александры странно скривилось, когда до нее дошел смысл сказанных Хоуком слов. Глаза под влажными ресницами потемнели, как Ла-Манш перед бурей. Она была в ярости и не могла говорить, лишь невнятно пискнула. И ее пальцы бессознательно скользнули к животу.

— Это невозможно! — прошептала она.

— Возможно, — откликнулся герцог. — Не слишком вероятно, скажем, но более чем возможно.

Александра до сих пор просто не думала об этом. Неужели она могла понести дитя… дитя герцога Хоуксворта?! Точнее, его ублюдка.

— Вам не дождаться от меня незаконнорожденного, ваша дерьмовая светлость! — закричала она, когда к ней вернулся дар речи.

На виске Хоука набухла тяжелая вена, он крепко сжал руку Александры… А потом вдруг обхватил за талию и поднял; их лица оказались в нескольких дюймах друг от друга.

— А может быть, таково намерение Телфорда? И он рассчитывает использовать ребенка в борьбе со мной?

Аквамариновые глаза Александры недоверчиво расширились.

— Вы думаете… вы верите… — пробормотала она и вдруг, совладав с собой, закончила твердо и жестко: — Ну так знайте. Если у меня будет ребенок, так это будет мой ребенок — мой, и ничей больше! Ни вам, ни кому-либо еще не удастся отобрать его у меня, и он не будет частью ваших грязных интриг!

Хоук, зачарованный сине-зеленым светом ее глаз, чувствовал, что девушка говорит искренне.

— Надеюсь, что ты не врешь, — сказал он. — Потому что, если это не так, тебе придется плохо. — И его руки, сжимавшие ее талию, ослабили захват.

— Советую и вам не забывать того, что я сказала. Мой ребенок — если он уже есть, — это мой, и только мой ребенок, ему никогда не быть вашей собственностью!

— Наш ребенок, Александра. Твой и мой. — Странный свет вспыхнул в глубине переменчивых серебристых глаз Хоука, и его голос упал до низкого шепота. — Мужчина должен наполнить женщину, оставить свое семя в ее глубине, а женщина удержит его и даст ему созреть. Для создания новой жизни нужны двое, ты ведь знаешь об этом? Ты не забыла?

— Уж этого-то мне не забыть, ваша светлость! Даже если я очень постараюсь, — горько сказала Александра.

И тут она почувствовала, что руки герцога больше не удерживают ее. В то же мгновение она резко выпрямилась, пытаясь натянуть на плечи разорванный пеньюар, хотела встать на ноги, но кружева были зажаты между коленями герцога.

— Отпустите меня, негодяй! Я вернусь в вашу проклятую тюрьму.

— Чтобы остаться в ней или чтобы начать замышлять новый план побега?

Ягодицы Александры горели от ударов. И сейчас девушке хотелось лишь одного — спрятаться от испытующего взгляда Хоука и отдохнуть… но что-то заставило ее ответить с гневным вызовом:

— Вам все равно не удержать меня силой! Я не успокоюсь, пока не вырвусь на свободу!

Глаза Хоука чуть прищурились, губы изогнулись в ленивой улыбке.

— Что, очень неловко?..

«Черт бы его побрал, — подумала Александра, — неужели мне ничего не скрыть от него?»

— Надеюсь, не более неловко, чем вам… если учесть след на вашей физиономии!

Хоук поднял руку и медленно ощупал красный рубец, пересекший его лицо от виска до подбородка. Александра увидела, как засверкали серебряные вспышки в его глазах, как на шее запульсировала вена…

— Ты могла убиться, — грубовато сказал он. — Вокруг меловые холмы. В темноте, не зная дороги, легко сорваться в пропасть.

— Вас бы это только порадовало!

— Напротив. Я могу найти тебе куда лучшее применение. — Хоук резко отпустил край пеньюара, и Александра отлетела в сторону. А герцог неторопливо встал и протянул ей руку. — Ну, а теперь идем обратно, пока у слуг не появился более основательный повод для сплетен. Прошу!

— Разве у меня есть выбор?

— Нет, конечно. Идет опасная игра, Александра, и ты даже не догадываешься, как глубоко в ней увязла. Не знаю, что обещал тебе Телфорд, но скоро ты поймешь, что заключила неудачную сделку. Мое предложение куда лучше!

Уже не в первый раз девушке показалось, что она погружается в кошмарный сон…

— Подите вы со своим предложением! Вы опять перевираете все, чтобы потешить свое больное воображение! Я не желаю иметь с вами дела, я не хочу ничего знать о ваших чертовых играх!

Хоук крепко сжал ее талию.

— Тогда скажи, как тебя зовут?

— Я… я уже говорила! — Какое-то внутреннее чувство предостерегло девушку. — Александра Мэйфилд!

— Что ж, значит, мы вернулись к тому, с чего начали, — уныло произнес Хоук.

Глава 16

В эту ночь под дверью комнаты Александры дежурил лакей. Сквозь щель она видела, как мелькает его тусклая тень. И от этого в ее душе нарастала ярость, и она снова и снова проклинала судьбу за то, что та сделала ее пешкой в жестокой игре двух сумасшедших.

Наконец Александра задремала. Сон ее был неглубок, и проснулась она, чувствуя себя еще более уставшей, чем вечером. Из соседней комнаты не доносилось ни звука; бледный свет, просачивавшийся в не закрытую гардеробом узкую полоску окна, дал ей понять, что солнце лишь показалось над горизонтом.

Александра, с отвращением оглядев изорванный, перепачканный пеньюар, подошла к туалетному столику, на котором стояли таз и кувшин с водой.

Утро медленно разгоралось. Чуть позже пришла Лили, принесла завтрак и элегантное платье из муслина цвета сапфира, присланное герцогом.

Александра неторопливо оделась; минуты едва ползли, и это раздражало ее. Потом явился лакей с ленчем, и девушка машинально съела то, что стояло перед ней. Потом снова зашла горничная, на этот раз чтобы сменить постельное белье.

Еще через какое-то время донесся стук копыт. Выглянув в щель окна, она увидела внизу, на подъездной дороге, герцога, встречавшего двоих верховых. Это были высокий мужчина с нездоровым лицом и изумительно красивая женщина, явно старавшаяся произвести впечатление на хозяина Хоуксвиша.

«Наверное, кто-нибудь из соседей, прослышавших, что великий сахиб вернулся в свое имение», — сердито подумала Александра.

Потом в коридоре раздались голоса.

— Тут, похоже, спальня, — грубо, по-деревенски произнес какой-то мужчина. — Ну, все равно, как-то нам надо ведь добраться до парапета. Чертовски пора там все поправить, это уж я точно говорю.

Удивленная Александра услышала, как в замке поворачивается ключ. Дверь распахнулась, и следом за лакеем вошли двое коренастых мужчин в тяжелой рабочей одежде.

— Прошу прощения, ваша светлость, — заговорил лакей с едва заметным презрением в голосе, — но эти два… э-э… джентльмена пришли, чтобы починить парапет. Возможно, вас не затруднит побыть немного в спальне его светлости?

Александра молча повернулась и следом за лакеем пошла в соседнюю комнату. В этой спальне главенствующее положение занимала необъятная кровать под коричневым с золотом балдахином. «Похожа на самого герцога, — сердито подумала Александра, — напыщенная и подавляющая».

Комната была большой и светлой; она занимала юго-восточный угол дома. Одна из стен почти полностью состояла из окон, выходивших на зеленые холмы, и Александре даже показалось, что ей удалось заметить воды Ла-Манша далеко на горизонте.

Зачарованная пейзажем, девушка едва слышала шум за стеной, где рабочие стучали молотками. Лакей закрыл дверь между спальнями. Из коридора донесся тихий голосок Лили, топот чьих-то ног…

Несколько минут спустя дверь, ведущая в спальню герцогини, открылась. Решив, что вошел лакей, Александра не спешила отворачиваться от окна.

— Прошу прощения, ваша светлость…

Александра повернула голову и увидела одного из рабочих, стоящего на пороге с деревянным молотком в руках.

— Вы уже закончили ремонт? — удивленно спросила она.

— Нет, ваша светлость, — ответил рабочий. Он сделал шаг вперед, потом еще один… С неожиданной наглостью он уставился на низкий вырез сапфирового платья Александры, и его близко сидящие глаза засветились любопытством.

Что-то в его взгляде заставило Александру содрогнуться.

— В таком случае, полагаю, вам лучше вернуться к вашему делу, — холодно произнесла она.

— Именно из-за дела я сюда и вошел, ваша светлость. Мне нужны вы, — ответил рабочий.

Александра вздернула брови.

— Я?

— Вы хотите выбраться из этой заварушки, так я слыхал, ну, вот я за этим и пришел. — И его глаза снова уставились на нежные выпуклости.

— Выбраться? Но как?..

— Только вопросов не надо. У нас совсем мало времени, того и гляди, этот чертов лакей вернется. — Рабочий быстро пересек комнату, схватил Александру за руку и потащил ее в спальню герцогини, где стояла большая упаковочная корзина с поднятой крышкой, которую придерживал второй мужчина.

— Это вам билет на выезд, — сказал рабочий в спину Александре, подталкивая ее вперед.

Мысли девушки бешено закружились.

— Но… но кто вас прислал?

— Я же сказал, никаких лишних вопросов! — Близко сидящие глаза рабочего потемнели. — Вы хотите отсюда убраться или не хотите?

— Хочу, конечно, только скажите мне…

— Тогда заткнитесь и лезьте в корзину. Спрашивать будете, когда мы уберемся отсюда подальше.

По спине Александры пробежал холодок, ее охватило тяжелое чувство неуверенности… Она отступила на шаг, заметив при этом, что у рабочего гнилые зубы, к тому же от него плохо пахло. И тут же его тяжелая рука упала на ее плечо, и девушка ощутила, как к ее боку прижался ствол пистолета.

Выругавшись под нос, мужчина толкнул Александру к корзине. Девушка оступилась и пошатнулась.

— Помогите!.. — пискнула она, пытаясь оторвать от плеча чужую руку.

Но рабочий безжалостно поволок ее вперед. У самой корзины Александра извернулась и вышибла пистолет из руки мужчины. Оружие упало на пол, и Александра ловким ударом ноги зашвырнула его под кровать. Но крепкие грязные руки тут же схватили девушку и затолкали в корзину. Приглушенно вскрикнув, Александра попыталась встать. Однако грязная ладонь зажала ей рот, грубо толкая вниз. Александра, недолго думая, вцепилась зубами в вонючий палец.

«Чертова сука!» — Рабочий ударил ее ладонью по щеке, и Александра стукнулась спиной о стенку корзины. На мгновение у нее потемнело в глазах, в ушах тонко зазвенело.

— Дай-ка кляп! — услышала она.

И вот уже пыльная тряпка торчит во рту Александры.

— Шевельнись еще, и я тебе так врежу, что неделю не очухаешься! — Злобное лицо рабочего расплылось перед глазами девушки, когда она снова сделала слабую попытку подняться. И холодная жестокая улыбка еще стояла перед ней, когда Александру поглотила тьма.

Хоук, уединившись в кабинете, занимался делами. Наконец он отодвинул бумаги и повернулся к большому глобусу, стоявшему рядом со столом. Бросив косой взгляд на два запечатанных конверта, Хоуксворт задумчиво повернул глобус, отыскивая зеленый треугольник Индии.

«Так что же собой представляет эта Александра? — думал он. — Что? Та ли она женщина, какой кажется, или она лишь деталь хитроумных замыслов Телфорда?» Что ж, на его письма скоро придут ответы, и он узнает все, что ему нужно знать о его прекрасной пленнице, включая и ее настоящее имя, разумеется. Конечно, Хоук ни на минуту не поверил всем ее выдумкам…

В дверь осторожно постучали; вошел Дэвис.

— Ленч подан, ваша светлость. Надеюсь, вас не слишком потревожил шум. Каменщики уже закончили ремонт.

Хоук лениво повернул глобус: ему почему-то не хотелось отводить взгляд от Индийского океана.

— Каменщики? — с отсутствующим видом переспросил он. — Я не вызывал каменщиков. Когда они явились?

— Минут двадцать назад, ваша светлость.

Внезапно серебристые глаза герцога потемнели, и он, вскочив, метнулся к висевшему на стене ружью.

— Сколько их там? — резко спросил он.

— Двое, ваша светлость, — ответил сбитый с толку Дэвис. — Но я думал…

— Иди отыщи Харди, — перебил его герцог, прихватывая пару великолепных швейцарских пистолетов. — Пусть подойдет к служебной лестнице.

Голова Александры раскалывалась от боли, девушку тошнило… пол под ней ходил ходуном. Что-то тяжелое и острое впилось в ее плечи. Она попыталась закричать, но в ее распухших губах торчал кляп…

Корзина накренивалась снова и снова, и каждый раз Александра болезненно ударялась о шершавые деревянные планки. Девушка попыталась удержаться за что-нибудь, но обнаружила, что ее руки связаны за спиной.

«Черт побери, — в отчаянии думала она, — я же тут совершенно беспомощна… меня связали, как цыпленка, перед тем как зарезать…» Она заколотила в стенку корзины ногами, но эти звуки потонули в оглушающем грохоте, с которым корзину волокли по ступеням лестницы.

Потом она услышала, как скрипит гравий под тяжелыми башмаками, и поняла, что ее несут по подъездной дороге.

Да где же этот чертов герцог? Вот сейчас-то он был бы очень кстати…

Корзина резко поднялась. Послышался громкий треск дерева, Александру еще раз хорошенько тряхнуло. Где-то рядом заржала лошадь.

— Давай поскорее, надо удирать! — услышала девушка.

И тут же сильный рывок дал ей понять, что лошадь тронулась с места, что ее куда-то увозят. Должно быть, на какой-то телеге… судя по скрипу колес, это была простая деревенская подвода. Она подпрыгивала на каждой кочке, и девушку швыряло из стороны в сторону.

Александра задыхалась; воздух в корзине был влажным и плотным. На лбу девушки выступила испарина. Капли медленно поползли по щекам, но она не могла смахнуть их.

— Погоняй же!..

Просвистел в воздухе хлыст, и телега угрожающе накренилась, захрустев колесами по гравию.

Александре вдруг захотелось расхохотаться во все горло. Что скажет надменный Хоук, узнав, что его драгоценная добыча украдена прямо у него из-под носа?

А потом она почувствовала на губах горячие соленые капельки и поняла, что плачет…

— Стой!

Кто-то выбежал на дорогу, чуть слева раздался пистолетный выстрел. Снова выстрелили из пистолета, на этот раз ближе.

— Стоять, или следующая пуля войдет тебе прямо в сердце!

Сердце ее упало, когда она услышала затейливое ругательство возницы, а еще через мгновение телега остановилась, протестующе заскрежетав. До Александры донеслись тошнотворные звуки… плоть врезалась в плоть, один человек избивал другого…

— Ну, если с женщиной что-нибудь случилось…

Сильные руки рывком подняли крышку корзины. Александра зажмурилась, ослепленная ярким солнечным светом; ее окатила волна чистого, прохладного воздуха. Сначала девушка просто ничего не видела; но вот ее зрение прояснилось, и она взглянула прямо в испытующие серебристые глаза. Эти глаза впились в ее лицо, в ее скрюченное тело, словно их владелец желал убедиться в том, что она цела и невредима.

И в этих глазах светилось страдание… Герцог вынул тряпку у нее изо рта. Она попыталась заговорить, но ее горло судорожно сжалось, и она закашлялась.

— Молчите! — сказал герцог Хоуксворт, разрезая веревку, стягивавшую ее запястья. — Дэвис, свяжи их и запри в леднике до приезда полиции. Пусть они там немножко охладятся, ублюдки.

Сильные руки подняли Александру, и она прижалась к широкой груди. Ее щека коснулась теплого тела, и девушка услышала тяжелое биение сердца Хоука. И негромко всхлипнула сквозь стиснутые зубы.

Не говоря ни слова, герцог пронес ее по дороге к дому — так легко, словно она была малым ребенком. Она чувствовала себя невесомой и безгласной, как это бывает в краткие мгновения между сном и явью…

Хоук пинком открыл дверь ее спальни и усадил Александру в кресло, К себе на колени. Его длинные пальцы отвели с лица девушки спутавшиеся волосы, коснулись синяка на скуле.

— Ну-ка… выпей вот это.

Холодный край стакана коснулся губ Александры, и тут же в ней что-то словно дернулось. Что-то прогнавшее оцепенение и страх, что-то пробудившее способность сопротивляться.

— Нет! — вскрикнула она, отворачиваясь, и, сжав руки в кулаки, тут же принялась отбиваться. — Меня тошнит от ваших приказов! Слышите? Тошнит! Меня тошнит от того, что меня то запирают, то заставляют что-то глотать! — Она уже срывалась на визг, по ее лицу потоком текли слезы, она изо всех сил колотила по груди, рукам, голове Хоука… — И меня просто выворачивает от того, что меня сделали пешкой в играх двух шизофреников!

Она снова и снова наносила ему удары, а Хоук не шевелился под этим градом. Он не сделал ни малейшей попытки уклониться. Наконец гнев Александры иссяк, она утихла. Ее уставшие, ушибленные кулачки бессильно упали. А сердце отчаянно колотилось: Александра ждала, что герцог сейчас завернет ей руки за спину и заставит проглотить то, что было в стакане. Но, к ее удивлению, он этого не сделал.

— Я просто предлагаю немного выпить, чтобы тебе стало легче… — Ей послышалось странное напряжение в его голосе. — Ты уже в безопасности. Я не намерен заставлять тебя делать что-либо. — Его слова утешали, утихомиривали бешено мечущиеся мысли Александры.

Она с вялым безразличием положила руки на колени. И повернула голову, чтобы посмотреть ему в глаза, в которых мелькали серебряные искры. Сейчас эти глаза казались почти нежными… Углы его губ опустились, и она вдруг представила, как его рот прижимается к ее саднящим, распухшим губам…

Хоук чуть качнул головой, и Александре на мгновение показалось, что он хочет поцеловать ее. И, к собственному безграничному негодованию, она испытала нечто весьма похожее на разочарование, когда он этого не сделал.

Боже милостивый, она что, тоже сходит с ума?..

Неожиданно Хоук встал, подхватив Александру, и тут же усадил ее на мягкие подушки кресла.

— Пойду взгляну на ту парочку, — сказал он. — А ты отдыхай. Я пришлю Лили, чтобы она побыла с тобой до моего возвращения.

«Но мне не нужна Лили!..»

Измученные глаза Александры следили за Хоуком, пока он шел через спальню. Ее охватил безотчетный страх. «Прекрати, — яростно приказала она себе, — ты же сама доводишь себя до безумия!»

— Мне не нужна Лили, — хрипло бросила она вслед Хоуку. — Мне ничего не нужно: ни ваш чертов дом, ни ваша сволочная безопасность! Мне нужна только свобода!

— Боюсь, что как раз это и невозможно, Александра, — резко повернулся к ней Хоук. — Прежде всего потому, что Телфорд знает: ты здесь. — Он указал на окно, за которым виднелись зеленые лужайки и деревья вдали. — Не исключено, что и сейчас кто-то наблюдает за домом, ожидая приказов Телфорда. Не исключено, что и в моем доме есть его шпион, что кто-то из прислуги продался ему. Он страшный человек, Александра, и он ни перед чем не остановится, лишь бы погубить меня. Тебе бы следовало уже это понять. Я-то могу тебя отпустить, но он этого не сделает и очень быстро сломает тебя, подчинит своей воле, превратит в орудие своей мести. Пойми наконец, он будет использовать тебя в борьбе со мной, а его жестокость не имеет границ. Тебе нельзя уходить отсюда.

— Нет! — вскрикнула Александра, напуганная предвидением еще большего зла, еще большей опасности и жестокости… — Вы не сможете сторожить меня ежесекундно! Когда-нибудь вы ошибетесь, и я убегу!

— Но это значит, дорогая, — безо всякого выражения сказал ее тюремщик, — что ты еще глупее, чем я предполагал.

Пребывая в самом отвратительном настроении, Хоук спустился вниз. К тому времени, как он закончил допрос двух головорезов, он уже раскалился добела.

Как он того и боялся, эти типы понятия не имели, кто заплатил за их услуги. Снова Телфорд обошел его, весьма умно не дав возможности связать себя с похищением. Он действовал через посредников.

Хоук не стал сразу возвращаться наверх; ему почему-то не хотелось сейчас видеть женщину, оставшуюся в спальне герцогини. Он все еще не совсем был уверен в том, что Александра не нанята Телфордом… в конце концов, и похищение могло быть частью заранее разработанного ими плана. Может быть, Телфорд послал своих наемников за ней, чтобы вернуть ее обратно, не возбудив при этом подозрений герцога… Может быть, этот ублюдок хотел использовать Александру в качестве приманки, чтобы заманить Хоука в ловушку…

Но вообще-то Хоук не слишком верил в подобное. Теперь уже не верил. Боль и страх Александры были слишком неподдельными, и синяк на ее щеке тоже был настоящим.

И надменному герцогу Хоуксворту пришлось признать: лишь чистая случайность поставила на его пути Александру Мэйфилд. С самого начала она была невинной жертвой, жалкой мышкой, попавшей в лапы двух сражающихся котов — его самого и Телфорда.

Но теперь противостояние шло к концу. Деньги Телфорда тают, и это вынудит его к осторожности… Но все же Хоук знал, что старый враг, уже дважды пытавшийся убить его, вряд ли остановится тогда, когда, как ему кажется, он уже почти добился успеха.

Ну, разве что Хоук убьет его первым…

Александра сидела в кресле-качалке, когда несколько минут спустя в дверь постучала Лили. Рыжеволосая красавица нахмурилась, увидя волны зеленого шелка и белых кружев в руках горничной.

— Его светлость объяснил нам, что вышла ошибка, — неуверенно заговорила Лили. — Ну, я хочу сказать, что вы так похожи на герцогиню… Просто не по себе становится, когда подумаешь, что люди могут быть так похожи, ваша… прошу прощения, мисс Мэйфилд. — Говоря это, Лили подняла платье бутылочно-зеленого шелка, показывая его Александре.

Александра не шевельнулась, все еще ошеломленная последними событиями, ужасными и жестокими. Если бы Хоук пришел минутой позже, если бы Дэвис не доложил ему о незваных гостях…

Александру пробрала дрожь, но девушка тут же вызывающе вздернула подбородок. Да пропади они все пропадом! Нужно нечто большее, чем парочка деревенских хулиганов, чтобы по-настоящему напугать ее. Что же касается герцога Хоуксворта, то Александра еще докажет ему, что страх вообще чужд ее натуре.

Лучи солнца пробились сквозь южные окна и упали на шелковый туалет в руках Лили. Александра задумчиво потянулась к платью, приложила его к себе. Ткань была нежной и трепещущей, как крылья бабочки. Длинные рукава от запястья до локтя переплетены изумрудными лентами. Да, платье потрясающее, подумала Александра, но слишком уж открытое. Квадратное декольте должно было, похоже, открывать все, что только вообще можно открыть. Нечего было и спрашивать, кому принадлежит это платье. Александра медленно погладила тонкую ткань.

— А что, герцогиня часто надевала платья, такие… ну…

— Которые ничего не закрывают? Ну, вообще-то это одно из самых скромных, вы уж меня извините… То есть по ее представлениям. Если бы вы видели… — Лили внезапно умолкла, зажав рот ладонью: ее же могут уволить за сплетни…

— А нельзя найти какое-нибудь другое для меня? Горничная фыркнула.

— Ну, на другие пошло еще меньше материи, мисс. Александра неохотно взяла сорочку — изящное изделие из белого батиста со многими рядами кружев внизу. Тесный лиф сжал талию Александры, заставив грудь подняться неестественно высоко. Задержав дыхание, девушка через голову натянула зеленое платье, слыша шорох шелка, мягко скользящего по коже.

В большом зеркале отразилась женщина неземной красоты, женщина, созданная для радости мужчин.

Александра покраснела, оглядев обширное пространство кремовой кожи, открывшееся в низком вырезе. При малейшем неосторожном движении она просто вывалится из этого платья, в ужасе подумала девушка. Нахмурившись, она наклонилась и пощупала кружева сорочки.

И через минуту длинная полоса белых пенных кружев уже лежала на кровати. А еще через десять минут благодаря ловкости Лили, отлично управлявшейся с иглой, декольте было отчасти прикрыто кружевной оборкой. И еще Лили раздобыла кусок расшитой ленты, которой ловко перевязала волосы Александры, робко признавшись, что ей впервые приходится причесывать леди. Но тем не менее ей удалась прическа в греческом стиле, придавшая внешности Александры безупречное совершенство. Аккуратные локоны падали ей на плечи, сияя теплым огнем…

— Ох, мисс, вы так выглядите… так мило, — не сдержавшись, сказала горничная и тут же застенчиво покраснела.

— Тебе действительно нравится, Лили? — Александра улыбнулась. — Да, должна признать — эти кружева придают мне уверенности.

— Но как-то странно… вы так похожи на ее портрет, только вы совсем другая… элегантная…

Из холла донесся приглушенный бой часов. Лили испуганно вскрикнула.

— Ох, мисс, часы уже бьют… Миссис Бэрроуз ужасно рассердится, если вы из-за меня опоздаете! — И она метнулась к двери.

Бесстрастный Шедвелл, дворецкий, ждал Александру в коридоре, чтобы проводить к герцогу. Александре показалось, что его губы неодобрительно сжались, когда она вышла из комнаты. Но он тут же повернулся и неторопливо зашагал по устланному ковром коридору.

Солнце врывалось в высокие окна парадного холла, заставляя сиять полированный мрамор и прекрасное старое дерево. Шедвелл важно шествовал в самый конец северного крыла, не оглядываясь на Александру. Наконец он остановился перед последней дверью в коридоре. Негромко стукнув и услышав ответ, Шедвелл распахнул дверь.

Широкоплечий силуэт вырисовывался на фоне высокого французского окна в дальнем конце комнаты. Герцог Хоуксворт медленно повернулся. Кожаные бриджи туго обтягивали его бедра. Элегантный темно-синий сюртук безупречно сидел на его мощной фигуре, говоря о немалом искусстве портного. Рубашка была белоснежной; единственным украшением герцогу служил небольшой бриллиант.

Даже стоя вдалеке от него, у самой двери, Александра ощутила огромную мужскую силу, едва прикрытую изысканным костюмом. Герцог не двинулся с места, и Александра не могла разглядеть выражение его лица, потому что в спину Хоуку били лучи солнца. Но она услышала его голос, и это заставило ее затрепетать.

— Бог мой, — хрипло произнес Хоук, — какое счастье, что здесь нет Изабель. Она бы просто выцарапала тебе глаза от ревности, мисс Мэйфилд!

Глава 17

«Бог мой, до чего же хороша эта женщина», — думал ошеломленный Хоуксворт. Ее волосы светились на солнце, как горячая бронза, проливаясь на сочную зелень платья. Александра в этом туалете выглядела во сто крат прекраснее, чем его жена.

Герцог нахмурился, пытаясь найти различия между этими двумя женщинами. Может быть, все дело было в естественной грации Александры и ее оживленности? Изабель всегда была холодной и сдержанной, и ее гордость уступала разве что ее самомнению. Но пылкость натуры Александры не имела никакого отношения к ее состоянию или общественному, положению, решил Хоук; все дело в силе ума и самообладании.

Да, они являли собой полную противоположность, как огонь и лед, подумал он, не в силах оторвать глаз от представшего перед ним зрелища. Он жадно всматривался в нежные плечи и лиф. И чуть заметно улыбнулся при виде полоски кружев, скромно прикрывших грудь. «Очаровательно, — подумал Хоук, — невероятно очаровательно. И какая жизненная сила горит в ее аквамариновых глазах…»

Внезапно вернувшись к действительности, Хоук кивнул, отпуская дворецкого.

— Спасибо, Шедвелл. Я позвоню, если нам что-нибудь понадобится.

Хоук заметил, что взгляд Александры пробежал по книжным полкам и письменному столу, заваленному бумагами.

Легкий ветерок проникал в тихий кабинет; зеленокрылая бабочка влетела в раскрытое окно, сверкнув в косом луче солнца. Она бесцельно кружилась по комнате, а потом вдруг села на протянутую руку Александры. Изящные крылышки, потрепетав мгновение, сложились.

У Хоука перехватило дыхание. Неужели он ошибается, задерживая девушку в Хоуксвише? Ведь он погубил ее своей безрассудностью, и этого уже не изменить… Но без него, без его защиты она станет легкой добычей для Телфорда.

«А здесь, — спросил вдруг насмешливый голос, — здесь она разве не находится в еще большей опасности?»

Снаружи, с лужайки, послышался резкий крик, и на пол кабинета легла круглая тень. Александра подошла поближе к окну, но остановилась достаточно далеко от неподвижного мужчины, внимательно смотрящего на нее. Она даже ощущала легкое покалывание кожи от его испытующего взгляда. Она и не догадывалась прежде, что есть такие мужчины — такие сильные и тревожащие… Он раздражал ее. Он смущал ее… «Помни, что он с тобой сделал, — с горечью подумала Александра. — Помни, что он изнасиловал тебя и готов это повторить…»

На лужайке она увидела павлина, распустившего сверкающий яркими красками хвост.

— Мне бы следовало догадаться, что у вас есть павлины, — натянутым голосом произнесла она, следя за бабочкой, слетевшей с ее руки и выскользнувшей на свободу.

— Боюсь, ты возлагаешь на меня чужую вину. Эти чертовы твари — единственный вклад Изабель в Хоуксвиш, и они дьявольски шумят днем и ночью. Я пытался от них избавиться, но они никому не нужны.

Его глаза светились, когда он оценивающе разглядывал Александру. Девушка почувствовала, что ее щеки начинают розоветь под его пристальным взглядом.

— Вы, как я вижу, переделали платье. Очень жаль.

«Держи себя в руках», — приказала себе Александра, отворачиваясь от окна. Она принялась рассматривать золотистую комнату, играющую мягкими оттенками старого дерева и блестящей кожи. На полу лежал огромный абиссинский ковер, его узоры переливались цветами спелого абрикоса и дымчатой малины, перемежавшимися с золотом. Александра подошла к огромному деревянному глобусу, потом — к письменному столу красного дерева на когтистых лапах и взяла тонкий томик в кожаном переплете, лежавший между бумагами.

Едва она открыла книгу, как ее глаза потемнели, и она резко захлопнула том.

— Вы интересуетесь восстанием в Веллуру? — резко спросила Александра. — Почему?

Хоук чуть насмешливо изогнул брови.

— Я интересуюсь многим, в том числе и индийскими делами. Не знал, что это преступление. — Он подошел к столу, взял книгу из ее онемевших пальцев. — «Следствие по делу о мятеже в Веллуру, с дополнением о странных обычаях индийских сипаев», — медленно прочел он. — Но, возможно, ты расскажешь мне больше, чем эта книга? Лицо Александры окаменело.

— Возможно, только вас это не заинтересует.

— И почему же?

— Потому что грубая, неприукрашенная правда редко доставляет такое же удовольствие, как сказки, рассказанные лупоглазыми путешественниками.

— Вы меня интригуете, мисс Мэйфилд. А какое положение твой отец занимает в этой стране?

— Занимал, — с горечью уточнила Александра. — Он умер. — Волна воспоминаний накатилась на нее, и девушка отвернулась, не желая, чтобы герцог видел ее чувства. — И я не желаю об этом говорить. — Пытаясь успокоиться, она вытащила толстый том с ближайшей к письменному столу полки.

— О, я был бы рад услышать твое мнение об этой книге, — шелковым тоном произнес Хоук.

Александра открыла книгу, и через несколько секунд ее лицо густо залилось краской.

— Но это… здесь нарисовано… — пробормотала она.

— Грешки одного из моих дедов. Это работа неизвестного итальянского гения, так мне говорили. Очень редкая вещь. И стоит теперь целого состояния. — Серебристые глаза герцога весело следили за Александрой, запихивавшей книгу на место. — Да, за эти гравюры мне предлагали кучу денег, — задумчиво добавил он. — Но я никогда их не продам. Кто знает, возможно, они когда-то окажутся… полезными.

— У вас что, совсем нет стыда, ваша светлость?

— Мой отец говорил, что стыд — это для простых смертных, мисс Мэйфилд, — сказал Хоук негромко и неожиданно серьезно. — А герцоги могут считать себя свободными от подобных условностей.

— Я вижу, вы поставили себе целью быть невыносимым. Наверное, было бы лучше, если бы я пообедала в спальне.

— Ну, неужели мне нельзя говорить правду? — сказал Хоук, и его глаза сверкнули странным светом. — Без вас вечер показался бы мне слишком длинным. В компании всегда веселее. А сейчас, пожалуй, я предложу вам выпить что-нибудь. — Он подошел к небольшому шкафчику, в котором выстроились хрустальные графины. — Чего бы вам хотелось перед обедом? Может быть, херес? Жаль, что бренди осталось слишком мало, так что я не могу предложить его вам, — сухо добавил он.

— Все это вас ужасно развлекает, не так ли?

Герцог резко обернулся, в его глазах вспыхнул гнев.

— Напротив, мисс Мэйфилд, я просто стараюсь хоть как-то улучшить эту чертову ситуацию. И полагаю, тебе тоже стоит приложить к этому усилия.

Александра напряженно выпрямилась.

— Я, пожалуй, поостерегусь пить, ваша светлость. Боюсь, как бы снова не оказаться одурманенной.

— Даю тебе слово джентльмена, в спиртном ничего нет.

— Слово вельможи, пожалуй. Но джентльмена?.. — Ее голос вопросительно замер.

— Я вызывал мужчин на дуэль и за меньшие оскорбления, — сказал Хоуксворт. — И если бы я подумал, что ты… но тебе незачем меня бояться, — чуть насмешливо закончил он.

— А я вас и не боюсь!

— Тогда, должно быть, ты боишься самой себя. — Он налил в хрустальный стакан янтарной жидкости. И с вызывающим видом демонстративно отпил несколько глотков.

Как он и предполагал, Александра попалась на удочку. На ее щеках выступили розовые пятна.

— Пожалуй, я не отказалась бы от глотка хереса, ваша светлость, — дерзко бросила она, протягивая руку.

Хоук приподнял брови.

— Но лучше тебе пить не спеша. Старые вина весьма коварны.

Он наполнил стакан и подал его Александре. Она тут же выпила все до дна.

— Итак, мисс Мэйфилд, будем стреляться на рассвете? — спросил Хоук, снова наполняя ее стакан.

— Я бы предпочла мечи, ваша светлость. Очень острые мечи.

— Однако ты знаешь, что мы можем поискать и другой путь, чтобы уладить наши разногласия.

— Сомневаюсь. — Показалось ли Александре, что серебристые глаза прищурились на мгновение? Черт бы побрал этого человека! Пропади он пропадом, думала она, во второй раз осушая стакан.

— Лгунья, — мягко произнес Хоук.

— Отпустите меня, — потребовала она. — И все разногласия исчезнут.

— Это невозможно.

— Я уеду туда, где этот ваш Телфорд меня не найдет, — на север, может быть, в Шотландию.

— У тебя есть там родные? — небрежно поинтересовался Хоук.

— Нет, но…

— Тогда на что ты будешь жить?

— А вам-то какое дело? — спросила Александра, вертя в руках пустой стакан.

— Ну, ты поневоле стала моим делом, нравится тебе это или нет. Так как же ты намерена содержать себя? Или ты предпочитаешь не говорить вслух о своих замыслах? — цинично произнес он.

— Я стану гувернанткой! Это вполне достойное занятие… впрочем, что вы можете знать о таких вещах?

— Вот этим-то ты как раз и не сможешь заняться, дорогая! Во всяком случае, сейчас.

— Это почему же не смогу? — вспыхнула Александра. — Я дочь джентльмена, получила хорошее образование. Я могу стать отличной гувернанткой, потому что я гораздо взрослее, чем большинство женщин в моем возрасте, и я повидала мир.

Хоук лениво и многозначительно оглядел ее.

— К несчастью, твои знания и умения никого не будут интересовать. А вот твоя красота — и то, что твое имя свяжут со мной, — это помешает тебе найти место гувернантки или компаньонки. Я хочу сказать, в приличном доме.

Александра удивленно моргнула.

— А почему мое имя должны связывать с вашим? Никто, кроме Пенни и вашей прислуги… — Она умолкла.

— Так что же, мисс Мэйфилд? Прошу, продолжай. Никто — что? Не знает, что я похитил тебя, опоив наркотиком, — он вдруг заговорил жестко и резко, — что я с тобой переспал, будучи уверен, что ты моя вероломная супруга?

— Но ведь они не станут рассказывать об этом, — прошептала Александра.

— Ты забыла, что есть еще некто, владеющий этой тайной. Джеймс Телфорд, человек, который ничего не упускает. Единственное существо в мире, которое отличается еще большей подлостью, чем моя жена.

— Но зачем…

— Я никому не рассказывал о тех годах… — Серебристые глаза Хоука всмотрелись в лицо Александры, и герцог, похоже, на что-то решился. Он вдруг повернулся и беспокойно зашагал по комнате, держа в руке наполовину полный стакан. — Вообще-то это длинная история, но я постараюсь изложить ее коротко. Это было в Испании, в Ла-Корунье, в 1808 году… тебе не приходилось об этом слышать? Это был кошмар. Мы застряли высоко в горах, на перевале, в снегах. И между Асторгой и морем погибло шесть тысяч человек. Думаю, воспоминания об этом будут мучить меня всю жизнь. И наверное, лишь из-за этого я согласился стать неофициальным советчиком для военного министерства, когда мы вернулись с Пиренейского полуострова. И в этом качестве я нередко получал сообщения чрезвычайно важные, о нашей стратегии… К сожалению, в то время мои мысли были заняты еще одним предметом, и я оказался не так бдителен, как мне бы следовало, — добавил герцог, и в его голосе прозвучало горькое самоосуждение.

— Этим «другим предметом», я полагаю, была Изабель…

И тут вдруг Александре стало очень многое понятно в душе Хоука… даже его одержимость Изабель… Хоук иронично изогнул бровь.

— Поздравляю, дорогая. Ты весьма проницательна. Да, меня в тот момент медленно затягивало в ее паутину, а Телфорд воспользовался тем, что получил доступ в мой дом, и украл кое-какие бумаги военного министерства, которые продал французам. — Лицо Хоука потемнело, на нем резко обозначились морщины, и он бессознательно то и дело сжимал кулаки. — Когда я понял, что он сделал, я чуть не убил его. В общем, он, наверное, чувствовал себя не слишком хорошо в последующие шесть месяцев… я избил его так, что он очень долго поправлялся. — При этом воспоминании глаза Хоука удовлетворенно блеснули. — Но, похоже, ты до сих пор не поняла? Вижу по твоим глазам. Джеймс Телфорд — брат Изабель. Он уже дважды пытался меня убить, и он не остановится, пока не добьется своего. Видишь ли, я стал его манией. — Губы Хоука изогнулись в насмешливой улыбке, и он поднял свой стакан. — Так что давай-ка выпьем, мисс Мэйфилд, за перемирие и за то, чтобы начать все сначала. За то, чтобы ты долго и счастливо жила в моем доме. И, возможно, за то, чтобы в свое время вмешательство Телфорда в нашу жизнь прекратилось.

— Да, я выпью, — сказала Александра после долгой паузы, смущенная услышанной историей, — но только никаких перемирий. — Чуть дрожащей рукой она подняла свой стакан и выпила херес, с опаской поглядывая на Хоука.

— Ну, а теперь давай сядем, и ты расскажешь мне об Индии. Насколько я понимаю, это стоит немалого — увидеть хоть раз, как солнце встает над Гималаями. — За долю секунды настроение Хоука переменилось, и он уже снова был вежливым, любезным хозяином дома.

Насторожившись, Александра пристроилась в золоченом кресле, обтянутом спитфилдским шелком абрикосового цвета. Она рассеянно вертела в пальцах стакан, разглядывая его содержимое.

— Индия — это сочные краски. Яркий свет. Да, это захватывает дух, — заговорила она наконец. — Все это нелегко забыть — так же, как зрелище голода и нищеты на улицах городов. Но люди там всегда сохраняют достоинство, они спокойно принимают свою судьбу.

— А твои родители?

— Они оба умерли, — ровным голосом ответила Александра, продолжая всматриваться в стакан.

— Мне очень жаль.

Александра боялась поднять глаза, потому что герцог мог увидеть ее боль… Пальцы девушки яростно сжались на тонком хрустале, и вдруг раздался серебристый звон — и стакан разлетелся у нее в руках.

Александра молча смотрела на капли крови, падающие на золотистые цветы ковра. Осколки хрусталя сверкали в косых лучах послеполуденного солнца.

Потом она почувствовала, как герцог забирает остатки стакана из ее руки. Его дыхание коснулось ее волос, длинные пальцы приподняли ее ладонь, губы герцога коснулись капель крови…

«Какие теплые губы», — с горечью подумала она. Губы ее врага…

Она вдруг коротко, приглушенно вскрикнула и попыталась отскочить в сторону, но Хоук задержал ее и через мгновение, достав из кармана белоснежный носовой платок, приложил к пораненному пальцу.

— К счастью, ты не слишком сильно поранилась.

«Как же ты мало знаешь, — подумала Александра. — Вся моя жизнь — сплошная рана, и ее никогда не залечить… Потеряв отца, я потеряла все самое дорогое в мире, он был моим лучшим другом…»

Она выдернула руку.

— Почему бы вам не предложить мне еще немножко хереса, ваша светлость? — Да, алкоголь может прояснить ее путаные мысли и поможет ей воспрянуть духом для предстоящей схватки. Потому что им предстоит схватка, в этом Александра не сомневалась. Он не отпустит ее без борьбы.

Мгновение-другое Хоук не трогался с места. «Понимает ли эта маленькая дурочка, что делает?» — гадал он. Но, встретив ее настойчивый взгляд, подал ей новый стакан. Александра одним глотком выпила половину, наслаждаясь приятным теплом, разлившимся внутри.

— А где ты жила в Индии?

— Везде… и нигде, — ответила Александра, не желая слишком много говорить о себе. — Мы часто переезжали с места на место. Потом осели на юге, там жили долго. Я и сейчас иной раз просыпаюсь по ночам и прислушиваюсь — не закричат ли попугаи в саду… Но их не слышно, и я… — Александра резко умолкла, рассердившись на себя за то, что слишком разговорилась.

Хоук стоял перед холодным камином, одной ногой опершись о решетку, и задумчиво смотрел на девушку.

— Тебе всего этого отчаянно не хватает. — Это не было вопросом, это было утверждение.

Александра покачала головой с досадой на него: он слишком много видит и понимает.

— Все это было давно. Теперь кажется — то совсем другая жизнь, другое рождение. Вы, наверное, знаете, что индийцы верят: мы рождаемся много раз, совершенствуя наши души. Может быть, это и правда, может быть, для того, чтобы достичь совершенства, нужно прожить не одну жизнь…

Проницательные глаза герцога скользнули по лицу Александры.

— Да, я слышал об этом. И мне это кажется странной верой. Но я полагаю, все мы должны искать собственные пути…

Александра невольно почувствовала интерес к своему врагу. Он слишком быстро менялся… то был холодным хищником, то любезным хозяином дома, то остроумным собеседником. Он задавал точные вопросы, пробуждая воспоминания… Его внимание было лестным и даже казалось искренним, недоуменно думала Александра. И может быть, именно поэтому она продолжала говорить куда больше, чем намеревалась.

Александра, не успев осознать, что делает, осушила третий стакан, и комната засветилась перед ней туманным золотом.

— Ваш кабинет неплох, — заявила она, — хотя в нем и не хватает мальчиков с опахалами, веранды… да и попугаи были бы не лишними. Да, тут вполне прилично, — решила Александра, наслаждаясь окутавшим ее теплом и стараясь не думать о том, что находится здесь не по своей воле.

Неожиданно Хоук пересек комнату и, забрав у нее пустой стакан, поставил его на поднос. Его лицо прорезали морщины, когда он сверху вниз посмотрел на девушку.

— И ты более чем неплоха, — сказал он с прежним напряжением в голосе.

— Зато вы, как мы оба слишком хорошо знаем, негодяй без стыда и совести, — заметила Александра, которую сидевший в ней чертик подбивал подразнить герцога, помучить его, как он мучил ее. Сказав это, Александра вдруг поняла, что у нее нет никакого оружия для сражения в той странной молчаливой войне, что разразилась между ними. Она видела, как стиснул зубы ее тюремщик, как огонь сверкнул в его дымчатых глазах.

— Ваши глаза вас выдают, — насмешливо произнесла она, в упор глядя на его крепко сжатые губы. — И ваш рот тоже, хотя верхняя губа у вас неплоха. Все дело в нижней губе, она выдает ваш подлинный характер — высокомерный и чувственный, — да еще и эта непокорная прядь волос, что все время падает на лоб… Да, сразу виден дурной характер, — закончила она язвительно.

На щеке Хоука отчетливо дернулся мускул.

— Ну, раз уж я негодяй, так я и раскаиваться не стану в том, что намерен сделать, мисс Мэйфилд.

Александра застыла на месте, потерявшись в его пылающих глазах, полных неприкрытой страсти, и осознавая, что линия фронта слегка переместилась…

От двери донеслось деликатное покашливание. Там стоял Шедвелл. А давно ли он там стоял, — Александра понятия не имела.

— Обед подан, ваша светлость.

Этот обед был долгим, неторопливым. Миссис Бэрроуз явно превзошла саму себя — так хороши были и фазан, и седло барашка, и рагу с трюфелями, и воздушное суфле… Но в какой-то момент блюда начали расплываться перед глазами Александры, и ей пришлось отчаянно сосредоточиться, чтобы отвечать на вопросы герцога. И она едва прикасалась к роскошным блюдам.

Десерт был под стать всему остальному и самому герцогу. На столе появились меренги с клубникой, груши, плавающие в красном вине и политые густыми сливками. Александра как-то рассеянно удивилась, не понимая, откуда все это взялось в такое время года.

И все блюда орошались винами — здесь были бургундское, рейнвейн и кларет. А потом появились сладкие, с насыщенным ароматом десертные напитки — бренди, портвейн и мускат. Герцог ничуть не возражал, когда Александра пила бокал за бокалом. А когда его темные брови вопросительно изгибались, Александру это лишь подстегивало — она хотела доказать ему, что не боится… ни его, ни себя.

«Нет, — мысленно убеждала себя Александра, — ему не выиграть эту войну!» Ей нередко случалось пить вина и послеобеденные ликеры в компании отца, которому доставляло удовольствие обсуждать со своей сообразительной дочерью правительственные дела. Вот только на этот раз она не учла, что почти не притронулась к изысканному обеду, что уже проглотила спиртного больше, чем когда-либо в жизни, и что она находится в обществе не своего отца, а чужого мужчины и даже врага.

Хоуксворт, глядя на нее через стол, хмурился. Что с ней происходит? Весь вечер пьет стакан за стаканом, и все в ответ на его вызов. Неужели она всерьез думает, что алкоголь на нее не подействует?

Его глаза сузились, когда Александра одарила сияющей улыбкой ливрейного лакея, предложившего ей меренги. Хоук, развеселившись, смотрел, как бедняга залился краской.

Да и кто бы не смутился, видя такую ослепительную красоту, такую прозрачную кожу?.. Да, думал Хоук, эта девушка — редкостный цветок, и ни один мужчина не смог бы устоять перед ее очарованием. На свой лад она так же опасна, как Изабель.

— И что же вы сделали с тем медведем, ваша светлость? — спросила Александра, прерывая размышления герцога и возвращая его к начатому рассказу.

— Привел его в класс, само собой. Он был ничуть не глупее многих школьников. Но, к несчастью, учитель посмотрел на дело иначе, и меня исключили до конца семестра.

— Уверена, ваш отец предостерегал вас от многих ошибок в жизни.

— Я не слишком вслушивался в его предостережения. Но он использовал тот перерыв, чтобы ввести меня в курс дел по имению, так что не слишком рассердился на мою выходку. Однако мне кажется, я уже наскучил тебе своей болтовней. Идем-ка, я тебе кое-что покажу.

Александра, продолжая улыбаться, поднялась из-за стола. Но тут же обнаружила, что ноги ей почему-то не повинуются. Сильно покачнувшись, девушка нахмурилась, когда стоявший за ее стулом лакей поддержал ее.

Герцог мгновенно очутился рядом, обхватил ее за талию и взял за локоть.

— Ну, чтоб ей! — сказала Александра. — Меня это просто бесит. Почему эта лодыжка подворачивается не вовремя?

Хоук обеспокоенно посмотрел на нее.

— Что, очень болит?

— Да нет, просто не слушается. Но все равно, спасибо за помощь. — Говоря это, Александра попыталась отодвинуться от герцога. И ее сердце тревожно заколотилось, когда Хоук не сразу отпустил ее. — Я вообще-то не уверена, что просила вас мне помогать, — холодно произнесла девушка.

Хоук лишь крепче сжал ее руку.

— Вы пьяны, мисс Мэйфилд, — мягко сказал он.

— Не говорите редунды! — огрызнулась она. — Вы, сэр, лжец! И полдец! Отпустите сейчас же!

— А иначе ты меня снова двинешь по черепу? Или на этот раз просто разгромишь мою столовую?

— Как быстро вы вернулись к своей истинной сущности!

— А чего еще ты ожидала от подлеца?

— Ничего. Вообще-то я даже предпочитаю, чтобы вы оставались самим собой — бездушным и невоспитанным; так легче разговаривать с вами в том тоне, которого вы заслуживаете.

Почти все слуги к этому времени уже покинули столовую, кроме одного или двух лакеев.

— Что за тон, Александра? — тихо спросил Хоук.

— Тот, которым говорят с преступниками!

— Должен быть повешен на потеху толпы? Ты бы такому порадовалась, да, маленькая разбойница?

— Черв… чвер… чрезвычайно!

— Могу предложить тебе другой источник радости.

— Нет, пока я жива! — резко бросила Александра. Она лишь теперь сообразила, что герцог притягивает ее все ближе к себе, и завертелась, изо всех сил отталкиваясь от его груди. Но перед глазами у нее все как-то странно расплывалось, и внезапно она увидела перед собой два ухмыляющихся лица вместо одного.

Хоук без малейших усилий поймал ее за руки.

— Ты еще только начинаешь жить, прелестная Александра. И я мог бы научить тебя вещам, от которых у тебя просто захватит дух!

— Отпустите меня! — неуверенно произнесла девушка, зачарованная серебристым светом его глаз и тенями, игравшими на его точеном лице…

Но он по-прежнему удерживал ее возле себя.

— А с кем ты тогда будешь цапаться?

— Отличный вопрос! Трудновато будет найти такого же отвратительного человека, как вы.

— Ты всегда так груба?

— А вы всегда так боитесь правды? — поинтересовалась она. — Да, вообще-то я давно заметила: мужчины не любят прямоты. И это стоило мне многих поклонников в Индии, но я была только рада от них избавиться. Их интересовало лишь мое… — Внезапно она умолкла и раздраженно скривила губы. — Чтоб им пусто было!

— Так что же их интересовало, дорогая? Твое изумительное тело? Твоя пылкость? — Хоуксворт не мог отвести глаз от ее прелестного лица. И, сам того не сознавая, крепче сжал пальцами ее руку. — Если не это, то они просто дураки! — пробормотал он низким, хрипловатым голосом.

В его глазах безумно плясали серебряные огоньки… Александра, видя их, гадала, в самом ли деле она выпила слишком много. Сердце ее билось сильно и неровно, но она подумала об этом с непонятной ей самой отстраненностью.

— Не глупее вас! — возразила она и вдруг забыла, о чем, собственно, они говорили.

— Возможно, я и дурак. — Его пальцы неожиданно ослабели; он мягко подтолкнул Александру к двери. — Идем, я же собирался тебе кое-что показать.

— Еще какие-нибудь непристойные картинки? Спасибо, не хочется.

Хоук окинул ее серьезным взглядом.

— Ты увидишь красоту… красоту, почти равную твоей собственной.

— Я вам не верю, ваша светлость.

— Хоук, — прошептал он. — Зови меня Хоуком.

— Очень подходящее имя для такого, как вы… короткое и жесткое. Хищник.

Александра заметила, что темная прядь волос снова упала на его лоб. И что-то было в исходящем от него запахе… Александра нахмурилась, пытаясь сосредоточиться. Что это такое? Пряное мыло и старая кожа. Свежий запах сена. Смутная сладость вина. Александра бессознательно вздохнула поглубже, наполняя легкие этим необычным ароматом…

— Ну так что же, мисс Мэйфилд? Похоже, ты боишься, что под воздействием спиртного вырвутся наружу твои истинные чувства?

— А вам бы понравилось, если бы я разорвала вас в клочья?

Он усмехнулся.

— Сварливая баба!

— Куда вы меня тащите? — резко спросила Александра, встревоженная интимностью его тона. Он вел ее по длинному узкому коридору в ту часть дома, где она еще ни разу не бывала.

— Сама увидишь!

Хоук толчком распахнул дверь и увлек девушку в темный двор. Она ничего не видела вокруг. Потом в темноте скрипнула дверь, и на Александру хлынула волна теплого, влажного воздуха, насыщенного ароматом цветов.

А через мгновение у нее захватило дух… Она увидела высокий стеклянный свод, освещенный сотнями свечей. Вокруг все было зеленым — это была безумная путаница, буйство деревьев, кустов, цветов…

— Оранжерея, — пояснил Хоук. — Мы здесь выращиваем овощи, цветы, деревья, так что почти круглый год у меня есть свежая зелень. И ландыши для твоей ванны тоже выросли здесь. — И он провел девушку вдоль длинного ряда деревьев к большой скамье, уставленной кадками с ландышами.

— Какая прелесть! — воскликнула Александра, наклоняясь к цветам и вдыхая их аромат. Но внезапно у нее закружилась голова. А когда она выпрямилась, Хоук стоял совсем рядом, и его взгляд, казалось, проникал сквозь ее шелковое платье… Александра медленно, как во сне, повернулась. Свечи начали качаться и множиться, сотни превратились в тысячи… у девушки пересохло в горле.

— Что… что вы делаете?..

— То, что мне весь вечер хотелось сделать, — ответил Хоук низким, настойчивым шепотом. Он очень осторожно положил ладони на ее пылающие щеки и большими пальцами погладил нежную кожу.

Александра искренне хотела сопротивляться… она даже сжала руки в кулачки и подняла их к груди Хоука… Но почему-то они перестали ее слушаться, почему-то все плыло перед ее глазами и в голове тоже. Она как бы раздвоилась и стала двумя женщинами: одна была гордой и отстраненной, а другая тянулась к губам герцога, страстно желая ощутить их прикосновение…

С бесконечной нежностью Хоук привлек ее к себе, прижал к мускулистому телу, давая девушке почувствовать свое возбуждение.

— Боже, как я хочу тебя! — проговорил он, осторожно проводя пальцем по ее дрожащим губам. — Мне не забыть вкуса этих губ. Мне не забыть теплой тяжести твоей груди в моих ладонях…

Глаза Хоука сверкали, когда он наклонился и поцеловал Александру, не скрывая ни своей силы, ни своего еле сдерживаемого желания.

«Он подлец! — предостерегал Александру неясно слышимый голос. — Ударь его!» Но Александра не обратила на это внимания. Все ее существо сосредоточилось на ласкающем бархате губ Хоука… он дразнил ее языком, пока она не застонала тихонько.

Но тут мир резко повернулся вокруг своей оси, и Александра упала бы, если бы Хоук не поддержал ее твердой рукой.

— Ты постоянно твердишь о своей честности, — сказал он. — Так признайся же честно, что ты сейчас чувствуешь?

Огромные глаза Александры светились, отражая пламя свечей. А когда она заговорила, ее голос прозвучал едва слышно.

— Похоже, я и вправду пьяна. — Она облизнула пересохшие губы и тут же увидела, как вспыхнули его глаза от невольной соблазнительности ее жеста. — Ну, может быть, не то чтобы пьяна… Боюсь, я слишком мало ела за обедом. Наверное, если бы я…

Хоук медленно провел пальцем по ее пухлой нижней губе, наслаждаясь ее изгибом.

— Только скажи, и я заставлю тебя забыть о голоде.

Вокруг плясали и кружили свечи, густые ароматы наполняли легкие Александры… Взволнованная, ослабевшая, томная, она закрыла глаза.

— А если я не скажу? — неуверенно поинтересовалась она, боясь и его ответа, и самой себя.

— Ты ведь уже говорила, что я подлец. А подлец не станет колебаться, если ему хочется погрузиться в сладостные глубины.

У Александры перехватило дыхание. И она сама не заметила, как ее руки скользнули к шее Хоука и запутались в темных густых волосах, падающих на воротник.

И через мгновение она уже была в его сокрушающих объятиях. Хоук выругался, споткнувшись обо что-то, и губы Александры изогнулись в чувственной улыбке — ее радовало его безрассудное желание, она прекрасно понимала, что сама вызвала его…

Знойная, душная ночь, насыщенная роскошными запахами цветов и зелени, стояла вокруг… а герцог нес Александру в дальний конец оранжереи. Сквозь стеклянную стену она мельком увидела серебряный полумесяц, повисший над самым горизонтом, а потом заметила плетеное кресло, окруженное апельсиновыми деревьями в кадках…

Хоук осторожно опустил девушку на мягкие подушки и встал перед ней на колени; глаза его, отражая лунный свет, сверкали серебром.

Девушка чуть прищурилась; у нее кружилась голова. Она чувствовала проникающую откуда-то прохладную струйку воздуха, ощущала теплое дыхание Хоука на своей груди…

— И об этом тоже я думал весь вечер, — пробормотал Хоук, зубами отрывая кружевную полоску, прикрывавшую глубокий вырез платья. Ее пышная грудь, посеребренная луной, вздымалась и опадала…

— Как ты прекрасна! — тихо сказал он, гладя ее атласную кожу, сквозь платье касаясь сосков… а потом он потянул пальцами за край декольте, выпуская на свободу безупречные округлости, и его губы оказались там, где только что была рука, и Александра застонала от яростного желания, охватившего все ее тело.

— Перестаньте, пожалуйста! — прохныкала она. — У меня голова кружится! Я в обморок упаду!

Хоук расхохотался и придвинул ее ближе к себе, дразня зубами напряженный сосок. Александра вздохнула и откинулась на спинку кресла.

Хоук вскочил и принялся нетерпеливо стягивать сюртук. В оранжерее постоянно топили печи, даже весной, — чтобы защитить от холода особо чувствительные растения, и Хоуку было ужасно жарко. Выругавшись, он вытер со лба пот и швырнул сюртук на пол.

— Я и вправду заставлю тебя потерять сознание, вот увидишь!

Ответом ему было молчание.

— Александра?..

Она прерывисто вздохнула. Ее бронзовые ресницы затрепетали и плотно закрылись.

— Александра! — резко повторил он. На этот раз ресницы не шелохнулись.

— Черт побери! — пробормотал Хоуксворт в крайнем изумлении, не в силах поверить собственным глазам.

Но вино отлично сделало свое дело. Его нахальная пленница спала крепким сном!

Глава 18

В маленькой таверне было шумно и накурено. В воздухе плотно набитого людьми помещения стояла вонь дешевого джина и немытых тел. Краснолицая женщина с мускулистыми руками ловко пробиралась между столами, раздавая большие кружки мужчинам, женщинам и детям, принимала деньги и, прежде чем спрятать их в карман широкого грязного платья, внимательно изучала каждую, даже самую мелкую, монетку.

— Еще эля, Роза! — послышался в полутьме пьяный голос.

— Куда ты гонишь, Джоко! Смотри, не захлебнись! — проревела она в ответ, к немалому веселью грубой публики, собравшейся за столами ее заведения.

Но тут же внимание женщины сосредоточилось на богато одетом джентльмене, сидевшем в одиночестве за небольшим столиком рядом с лестницей, ведущей на второй этаж. «Надо поскорее обслужить его, — решила Роза Уоткинс, — от него здорово попахивает деньжатами».

— Вам тут записку передали, милорд, — сказала она, подходя к гостю. И, поскольку мужчина не шевельнулся, она положила извлеченный из кармана листок бумаги на грубо обтесанный стол.

Он развернул смятый листок и пробежал глазами по неуклюжим буквам. И тут же грубо выругался.

— Ну, ленивые ублюдки! — хрипло прошептал Джеймс Телфорд. Что ж, ему остается лишь предпринять что-нибудь еще более рискованное. Что-нибудь… но сначала…

Коренастая владелица «Льва» нахмурилась, заподозрив, что ее надежды на хорошую прибыль не оправдаются.

— Может, еще чего-нибудь хотите, ваша милость? — торопливо спросила она. — Только скажите, Роза Уоткинс все для вас сделает!

Холодные бесцветные глаза несколько секунд пристально изучали женщину, и Роза, несмотря на весь свой опыт и грубость натуры, содрогнулась.

— Я буду иметь это в виду, — сказал мужчина, и его мягкий голос явил собой странный контраст острым, но лишенным выражения глазам. — Может быть, ты расскажешь мне побольше о человеке, которого зовут Диггер. А кстати, где девочка?

— Ждет наверху, ваша милость, как вы и велели. Мужчина встал и небрежно швырнул на грязный стол несколько золотых гиней.

— Проследи, чтобы нас не беспокоили… ни под каким предлогом.

И снова краснолицая женщина содрогнулась, радуясь тому, что сама она уже слишком стара и изношена, чтобы кому-то захотелось воспользоваться ее телом. Она просто побоялась бы очутиться в постели с этим человеком…

Джентльмен разгладил темно-алый шелковый жилет и медленно начал подниматься по лестнице. Дойдя до двери в конце коридора, он осторожно, бесшумно повернул ручку и вошел.

Молодая женщина, находившаяся в комнате, не сразу заметила его, но, заслышав легкие шаги, резко повернулась, прижав ладонь ко рту.

Бесцветные глаза прищурились и с ног до головы осмотрели худое тело девушки, едва прикрытое грязным платьем. «Что ж, достаточно молода и напугана, — решил Телфорд. — И достаточно худая, чтобы можно было представить ее мальчиком». Настроение Джеймса Телфорда немного улучшилось.

Девушка не шевельнулась, потому что Роза Уоткинс доходчиво объяснила, что с ней будет, если она выйдет из комнаты против воли джентльмена. И она продолжала стоять неподвижно, когда джентльмен засунул руку в карман. Но когда она увидела, что он держит в пальцах, она начала всхлипывать. А через несколько минут ее тихие всхлипывания переросли в громкий визг, полный ужаса.

И вдруг на ее мольбы последовал чудесный ответ. Дверь открылась, пропустив в комнату прекрасного ангела с разгневанным лицом…

— Что здесь происходит? — резко спросила женщина, и ее синевато-зеленые глаза засверкали при виде открывшейся ей сцены.

Мужчина безразлично пожал плечами.

— Какой ты нехороший, Джеймс! — шелковым голосом произнесла рыжеволосая красавица по имени Изабель, захлопывая дверь и направляясь к кровати. — Ты начал без меня!


Где-то вдали грохотал гром. Жара оглушала. Гремели выстрелы.

Александра резко села в кровати, таращась в темноту, в собственный сон… В прежний, давний Ужас… Ее сердце отчаянно колотилось; она слышала отдаленный треск и ждала, когда сквозь тучи снова прорвутся светящиеся голубоватые стрелы… «Огонь Дьявола», — стучало в ее голове. Он снова вернулся… вернулась завывающая ярость бури, низвергшейся на долины Индии…

И тут же, как это и прежде бывало, один кошмар сменился другим: отдаленные раскаты грома повлекли за собой чудовищные картины той ночи десять лет назад, когда Веллуру был затоплен английской кровью.

Окаменев от страха, не будучи в состоянии ни кричать, ни двигаться, она ждала, когда же раздадутся громкий топот и хриплые крики…

В небе гремел гром, заглушая завывания ветра.

Она слышала вопли домашних слуг, гневное шипение запальных фитилей, выстрелы… Ее глаза расширились от ужаса, когда она заметила клубы дыма, поднимающиеся над домами.

И кровь, милостивый Боже, везде была кровь, она проливалась на белое постельное белье, разбрызгивалась по белым стенам…

— Нет! — яростно кричала девушка, погружаясь в темные глубины памяти, отворачиваясь от призраков, возникавших перед ней при каждой вспышке молнии…

На лестничной площадке лежал, скрючившись, мальчик-слуга, такой маленький и хрупкий, и его шея была сломана… Молодой солдат все еще усмехался, падая в холле с простреленной грудью… Капитан стражи неподвижно лежал в пыли, а на его спине расплывалось влажное пятно…

Вокруг царил тошнотворный запах смерти.

Она визжала и колотилась, раздирая одеяло, в котором запутались ее ноги, отбиваясь от невидимых рук, что схватили ее и безжалостно поволокли вниз по ступеням… А над головой гневно гремел гром, заставляя Александру вспоминать день мятежа так, словно он был лишь вчера. И с каждым раскатом ее страх все возрастал, он душил ее, лишая не только гордости, но и разума…

Где-то неподалеку, в темноте, раздался дикий, неестественный вопль, и этот звук окончательно наполнил ее душу безрассудной паникой.

Ледяные пальцы впились в ее кожу. Она закричала, безумно отбиваясь от них в темноте.

А потом вдруг она оказалась прижатой к мускулистому телу, и не могла шевельнуться, и сотрясалась от рыданий, которые не в силах была сдержать…

— Айя? — в страхе всхлипывала она. — Ты лгала! Огонь Дьявола снова вернулся! Отец! Где ты? Ружья… Боже, это кровь!..

— Всего лишь гроза, — донесся откуда-то издалека незнакомый голос.

В ее ноздрях стояла вонь смерти, смешанная с запахом гари…

— Надо бежать, — пробормотала она. — Везде огонь… — Но железные когти не отпускали ее. — Дай мне уйти! — завизжала она, вдруг замечая, что кошмар странным образом изменился и звучащий рядом голос не принадлежит ни одной из пугающих теней прошлого. — Пожалуйста… — простонала она. — Мы же сгорим здесь…

— Тише, тише, — прошептал новый голос в темноте. — Гроза скоро кончится. Это просто весенняя буря над Ла-Маншем. Тише… тише, успокойся.

Серебристые глаза на мгновение сузились и блеснули в свете молнии. «Что это на нее нашло?» — пытался понять герцог, видя, как дрожащие пальцы девушки хватают пустоту.

Яркая молния сверкнула прямо над ними, наполнив комнату голубоватым сиянием. И в то же мгновение женщина, сидевшая на кровати, вывернулась из его рук, глядя прямо перед собой расширившимися от ужаса глазами.

И ее вновь охватило безумие; она, задыхаясь, кричала так, словно за ней гнались все демоны ада…

Глава 19

На следующее утро Александра проснулась в пять часов оттого, что в ее голове громко грохотали барабаны. С глухим стоном она перевернулась на бок и покрепче прижалась к подушке. Но грохот продолжался, он стал даже громче и настойчивее.

«Что там делают проклятые слуги? — думала она, кривясь от боли, пронзающей ее виски. — Чинят крышу, что ли…» Она чуть приоткрыла заплывший глаз, чтобы посмотреть на часы. Чинят крышу, когда едва начинается рассвет?..

Язык Александры распух и саднил, и ей казалось, что ее рот забит старым вонючим тряпьем. Она закрыла покрасневшие глаза и снова натянула на себя одеяло.

Но тут ее желудок сжался от приступа тошноты.

Потом она почувствовала, как тяжело ноют ее руки и плечи. Кошмар!.. Он снова вернулся ночью, во время грозы, бросив ее в страшные дни прошлого. В темноту. В Ужас.

Но сначала была молния, всегда сначала бывает молния. Индусы в деревнях называли это «Колимин», но ее айя говорила — огонь Дьявола, дикое буйство природы, сжигающей равнины…

Александра никогда не могла вспомнить своих кошмаров. На следующий день у нее оставалась лишь боль во всем теле и смутные ощущения того, что она сражалась с чем-то невероятно страшным… И каждый раз проигрывала сражение.

Но в эту ночь было и что-то другое — она это чувствовала, хотя и не могла вспомнить. Чем же последний кошмар отличался от предыдущих? Растерянная, она рылась в собственной памяти, но, как всегда, все ускользало от нее.

Александра резко села в постели — и тут же пожалела об этом: ее виски пронзила такая боль, что она забыла о ночных ужасах.

Ну конечно, во всем виновато спиртное. Какой же она была дурочкой! Да еще и не ела почти ничего!

Охваченная растущей неуверенностью, Александра пыталась припомнить, что же все-таки произошло вчера вечером. Но перед ней лишь мелькали разрозненные картины. Уютный кабинет. Теплый смех. Ландыши. Танцующее пламя свечей. И требовательные губы Хоука на ее губах, и его зубы, отрывающие кружево, и его рука на ее груди…

Александра услышала, как тихо отворилась дверь, но, погруженная в собственные горести, даже не повернулась.

— Кто бы там ни был, убирайтесь, — прошептала она.

— Ох, мисс, это всего лишь я, Лили. Прошу прощения за то, что врываюсь так рано, только его светлость сказал, что вы, может быть, захотите поехать на прогулку, верхом. Но сначала, он сказал, вы, пожалуй, захотите выпить кофе и умыться холодной водой. Хотя откуда ему знать, я просто… — Девушка умолкла, увидя, как Александра схватилась за голову. — Вы плохо себя чувствуете, мисс?

— Милая Лили, — медленно, осторожно произнесла Александра, — не плохо, нет… я просто умираю. Пожалуйста, уйди, дай мне упокоиться в мире.

Горничная замерла на месте, встревоженно глядя на Александру.

— Я найду Шедвелла… в Альфристоне есть доктор. Он доберется сюда за час. — Она повернулась и бросилась к двери.

Но ее остановил слабый стон:

— Ох, пожалуйста! Не надо доктора…

— Но, мисс…

— Ох, моя проклятая голова! Все, что мне нужно, — это покой и тишина… благословенная тишина и темнота. — Александра отчаянно боролась с ощущением, что плывет в волнах черных чернил.

Горничная воскликнула:

— Так вот в чем дело! Вы вчера немножко перебрали, да? Ну тогда его светлость знал, что говорил. Все, что вам сейчас нужно, — это умыться холодной водой и выпить кофе, и вам станет гораздо легче.

Из-под подушки донесся приглушенный стон, больше похожий на рычание, и следом — отчетливое ругательство.

— Аи, ну да, сейчас-то вам очень плохо, но это скоро пройдет. Вам нужно выпить кофе. Если бы вы сели…

Александра горестно вздохнула. Похоже, ей не избавиться от Лили, пока она не выполнит просьбу.

— Хорошо. Но только один глоток. — Садясь в постели, Александра поморщилась от боли. — А потом оставь меня в покое.

Лили сочувствующе улыбнулась, протягивая ей тяжелую керамическую чашку. Горький запах проник в ноздри Александры, и она скривилась от отвращения. Но горничная была непреклонна:

— Ну, всего два-три глоточка. Это вам поможет, уж поверьте. Мой отец мог бы в этом поклясться, а уж ему ли не знать, если он напивается вдрызг по три раза в неделю.

Не открывая глаз, Александра нащупала чашку, схватила ее дрожащими пальцами и заставила себя сделать глоток.

— Еще капельку, мисс.

Александра глотнула еще. Горячая жидкость обожгла ее горло, и желудок тут же протестующе сжался.

— Боже мой!.. Лили, дай таз…

Затем тошнота неожиданно прошла. Александра медленно открыла глаза. Голова у нее все еще болела, но уже не так сильно.

Допив кофе, Александра почувствовала, что пришла в состояние, немного похожее на нормальное. Она подошла к окну, открыла его и глубоко вдохнула прохладный чистый воздух. На востоке по небу плыли розовые и пурпурные облака, над склонами холмов клубился легкий туман…

Действительно, отличное утро для верховой прогулки, решила девушка.

Лили развернула перед Александрой костюм для верховой езды — из красновато-коричневого бархата, с перчатками и ботинками того же цвета. Таких амазонок Александра еще не видела — платье было в архаичном стиле, у него был очень узкий лиф и сшитая из двух не соединенных между собой кусков юбка. Но Лили уверила Александру, что на ней амазонка будет выглядеть просто чудесно. Спустя двадцать минут Александра, чувствуя себя заново родившейся, спустилась по широкой лестнице и приветливо улыбнулась лакею, распахнувшему перед ней дверь.

Герцог ждал ее возле конюшен. Сердце Александры чуть подпрыгнуло, когда она увидела, с какой веселой внимательностью рассматривает ее Хоук. Она бы очень хотела вспомнить все, что происходило накануне вечером…

— Вы знали! — сердито воскликнула она. — Вы знали, что будет потом!

Серебристые глаза оглядели ее лицо, чуть задержавшись на бледных щеках, на синяке, темневшем на виске.

— Разумеется, я знал, но ты вела себя так храбро!

— Да, вам такое состояние должно быть хорошо знакомо, — негодующе сказала Александра. — Могли бы и предупредить меня!

— А ты бы меня послушалась? — На долю мгновения в воздухе между ними повисло напряжение.

— Нет, — признала Александра. И расширившимися глазами неуверенно посмотрела на герцога. — А… а что вообще было вчера вечером?

Хоук лениво улыбнулся:

— Ты ничего не помнишь?

— Разумеется, нет, иначе бы я не спрашивала, черт побери!

— Какой удар по моему самолюбию! Для меня это самое настоящее потрясение! — И Хоук печально покачал головой.

— Лжец! — прошептала Александра, охваченная ужасом.

— Вот как? Разве ты не помнишь мои руки, мои губы…

Александра стиснула зубы: кое-что она вспомнила… Но только до того момента, как герцог усадил ее в кресло. А дальше следовал полный провал.

— Нет, вы не… — выдохнула она потрясенно. — Я не могла! Это невозможно!

— Ты так уверена? — В его глазах дразняще прыгали серебристые точки.

— Нет, черт побери! Потому что вы подлец, да, подлец, и вы вполне могли…

— Грубо воспользоваться твоим опьянением? Нет, кусачка, этого я не сделал, просто потому, что мне нравится, когда женщина в постели не просто храпит. Ты заснула, и я отнес тебя наверх, где скромно и целомудренно уложил в постель. И запомни вот что, — проворчал Хоук, — когда я надумаю переспать с тобой, ты будешь отлично сознавать, что я делаю, уверяю тебя!

— Никогда!..

— Это лишь вопрос времени. И мы оба это знаем.

— Ничего такого я не знаю, а вы подлец!

— Ты повторяешься, дорогая, — небрежно бросил Хоук. И, насмешливо посмотрев на разъяренную Александру, изысканнейшим образом склонился перед ней в поклоне, предлагая войти в конюшню.

Она не двинулась с места.

— Почему бы вам не оставить меня и не дать покататься спокойно?

— Тебе незачем меня бояться, мисс Мэйфилд. Я просто хочу того же самого, чего хочешь и ты, — если только ты достаточно честна, чтобы это признать.

— Вздор! — Александра гордо вскинула голову, ее синевато-зеленые глаза потемнели. — Один очень мудрый человек когда-то предостерегал меня против мужчин, которые заявляют, что их не надо бояться, ваша светлость. — И как же ей теперь не хватает этого человека, подумала Александра.

— Хоук, — поправил ее герцог, беря под руку и шагая рядом с ней. — И кто же это был?

Александра выдернула руку, направляясь к стойлам.

— Я бы предпочла не говорить этого, — напряженным голосом ответила она. Она знала, что настанет день — и ей придется отвечать на вопросы об отце, но пока его смерть была открытой раной… А может, она никогда не смирится с этой потерей…

Сильная рука обхватила ее талию, заставив замереть на месте.

— Кто? — холодно повторил Хоук.

— Ну хорошо, черт бы вас побрал… мой отец! — огрызнулась она, пытаясь вырваться.

— Расскажи мне о нем.

— С какой стати человеку вроде вас интересоваться моим отцом?

— Человеку вроде меня? — повторил Хоук, еще крепче сжимая ее талию. — Боюсь, ты просто ничего обо мне не знаешь, дорогая. Но это скоро изменится, потому что я хочу знать о тебе все. — И, к собственному удивлению, он понял, что говорит чистую правду. А ведь до сих пор он не испытывал ни малейшего интереса к жизни женщин, с которыми делил постель… — И как бы хитро ты ни уходила от ответа, я намерен его услышать.

Александра надменно вздернула подбородок.

— Что ж, извольте. Он был замечательным человеком. Он научил меня ездить верхом, охотиться, читать на санскрите. Он научил меня разбираться в лошадях… и в людях. Он знал все и обо всем. — Она говорила вызывающим тоном, словно ожидая, что герцог начнет возражать. — Индийцы любили его, и англичане тоже, все, кроме… — Она внезапно умолкла.

— Кроме кого?

— Кроме кала наг, черной змеи. Всегда находится черная змея, — безжизненным голосом произнесла Александра. — Но теперь это не важно. — Ее вдруг охватило странное чувство: будто она сказала куда больше, чем следовало.

— Замечательно, — спокойно заговорил Хоук. — Но ты забыла о французском, рисовании и хороших манерах. Боюсь, тебя выйдет никудышная гувернантка.

— О, этими предметами со мной занималась целая армия гувернанток, — отмахнулась Александра. — Отец учил меня по-настоящему важным вещам.

— Удивительно… — Хоук, прищурившись, всмотрелся в ее лицо.

Они подошли к стойлам. Из темного бокового прохода выскочил конюх в куртке с прилипшими к ней соломинками. Хоук убрал руку с талии Александры.

— Оседлай Аладдина и выведи его. Потом приведешь Блубелл для мисс Мэйфилд.

Тут послышался высокий веселый голос, и из глубины конюшни выскочила маленькая худенькая фигурка. Александра нахмурилась, потому что ей все не удавалось рассмотреть лицо мальчика.

— Да это же я, Пенни! Мы только что из Лондона вернулись, я и мистер Джефферс!

Александра радостно рассмеялась, весело глядя на озорную рожицу беспризорника. Она подумала, что мальчик стал выглядеть немножко старше, его личико округлилось и не было уже таким бледным. Похоже, дела у него шли хорошо. Она отметила и нотку уважения, с которой он упомянул о кучере герцога.

— Я рада тебя видеть. Ты неплохо выглядишь. Значит, мистер Джефферс добр к тебе?

— Ой, ну конечно! Он меня учит управлять упряжкой и как запрягать, да многому учит. Вот только пока не дает держать вожжи… — Но сожаление, промелькнувшее в его тоне, мгновенно растаяло. — Говорит, у меня легкая рука, да! И говорит, если я буду стараться, из меня выйдет хороший кучер!

— Я рада видеть тебя, Пенни, и рада, что у тебя все отлично.

— Так хорошо, что я о таком и не мечтал, — честно признался мальчик. — Я только надеюсь, что и у вас дела пойдут хоть вполовину так замечательно, мисс Мэй…

В это мгновение Александра вдруг отчаянно закашлялась. Пенни бросил быстрый живой взгляд сначала на нее, а потом на герцога, стоявшего прислонясь к косяку открытой двери.

— И мы привезли ваши вещи, мисс. Наверное, вам кое-чего не хватало. — Взглянув на Джефферса и увидев подтверждающий кивок, мальчик умчался в глубь конюшни и через минуту вернулся, держа в руках нечто объемистое.

Александра замерла, вглядываясь в потрепанную плетеную корзинку.

— Раджа! — вскрикнула она, бросившись навстречу Пенни.

Герцог Хоуксворт нахмурился. С острым любопытством он следил, как девушка опустилась на корточки рядом с поставленной на землю корзиной. И он нахмурился еще сильнее, услышав отчаянный писк, скрип и шорох…

— Да, мой милый малыш, — приговаривала Александра, не замечая, что на ней сосредоточены взгляды Пенни и двух мужчин. — Не думай, что я о тебе забыла! Сейчас, милый, сейчас я тебя выпущу! — Дрожащими пальцами она расстегнула ремни, стягивающие корзинку, и откинула крышку.

Изнутри с громким писком выскочил гибкий коричневый зверек, очень пушистый, и бросился в протянутые руки Александры, заключившей его в нежные объятия.

— Я знаю, мой любимый, я знаю, — шептала она. — Мне тебя тоже не хватало.

— Я о нем заботился хорошо, я старался, — встревоженно сказал Пенни. — Ну, все равно, не скажу, что я ему очень уж нравился. Он и ел плохо, и плакал в корзинке так, что просто сердце разрывалось. Думаю, по вам скучал.

Так это и есть ее Раджа, удивленно думал Хоук, вглядываясь в счастливое лицо Александры, нежно гладящей пушистого зверька.

И внезапно Ричард Децимус Соммертон, герцог Хоуксворт, пэр Англии, наследник ста тысяч акров земли, имеющий древние поместья в Суссексе, Дербишире и Шотландии, почувствовал острый, жалящий укол ревности.

Он ревновал к крошечному пискливому мангусту.

— Полагаю, он у тебя вроде домашнего любимца? — холодно поинтересовался герцог.

Александра поверх спины мангуста посмотрела на герцога.

— О, это бесконечно больше, чем просто любимец, ваша светлость. Он мой друг. Да, лучший друг за всю мою жизнь.

— Ну, мои друзья имеют, как правило, две ноги, — бросил Хоук, раздраженный и все еще чувствовавший странную, ему самому непонятную ревность.

— Возможно, в этом и есть ваша беда.

Раджа, ощутив напряжение в ее голосе, поднял голову. Его розоватые глаза внимательно всмотрелись в высокого человека, стоявшего рядом с хозяйкой. Раджа пронзительно пискнул.

— Что, не терпится осмотреться вокруг, а, Раджа? — спросила Александра, и в ответ ей мгновенно прозвучала затейливая трель.

Девушка осторожно опустила мангуста на землю. Он тут же склонил голову и распушил хвост, подбираясь к ногам Хоука. Осторожно подойдя к герцогу, он как следует обнюхал его ботинки.

Четыре пары глаз — с самым разным выражением, но все одинаково внимательно — следили за тем, как маленький зверек исследует полированную кожу неизвестных ему тварей. Но изучение закончилось очень быстро. Фыркнув, любопытный мангуст отвернулся от ботинок и помчался в сторону лошадиных стойл. Похоже, герцог Хоуксворт был мгновенно забыт.

Александра, больше не в силах сдерживаться, от всей души расхохоталась. А через мгновение к ней присоединился Пенни; Джефферс же внезапно достал из кармана тряпку, заменявшую ему носовой платок, и, уткнувшись в нее, зашелся отчаянным кашлем. Один лишь герцог не участвовал в общем веселье.

— Значит, Раджа? Что ж, это имя, похоже, ему очень подходит, — сухо заметил он.

— Он очень придирчив в выборе друзей, — вкрадчивым тоном сообщила Александра.

— Ну, я надеюсь, мы с Раджой найдем общий язык. — Хоук остановил взгляд на внезапно смутившемся конюхе. — Что, Джефферс, простуду схватили? — Старый слуга что-то невразумительно пробормотал. — Лучше бы тебе пойти и присмотреть за зверем. И этого чертенка с собой прихвати, — добавил герцог, резко кивая в сторону Пенни.

Александра осталась с Хоуком наедине: даже Раджа покинул ее ради исследования новых земель.

— Раджа останется со мной… — начал она. Однако герцог ее перебил:

— Даже во время верховой прогулки?

В это мгновение из конюшни вывели Блубелл, лошадь герцогини, и Александра тут же забыла о раздражении. Чалая лошадка была чудо как хороша, она игриво пританцовывала на месте и весело косилась на Александру. Что ж, подумала девушка, почему бы и не прокатиться, все равно Раджа не скоро осмотрит все вокруг.

Она позволила груму подсадить себя в седло и, бросив на Хоука вызывающий взгляд, поскакала вперед.

Небо затянули низко висящие серые облака. Александра мчалась сквозь лежащий на земле туман, и ей казалось, что мир вокруг нее исчез, растворился. Она словно находилась в огромном белом помещении, и невероятная тишина царила вокруг… Но этому скоро пришел конец…

Они почти час скакали на восток; уже поднялось солнце, прогнав и облака, и туман, и мир чудесным образом возник из белизны, сверкая утренними красками. Александра демонстративно не замечала скакавшего рядом с ней всадника, наслаждаясь прекрасным утром.

Хоук пришпорил Аладдина, указывая Александре новое направление. Повернув следом за ним, она увидела впереди узкую долинку, поросшую елями и густым низким кустарником. По центру долины змеилась серебристая лента ручья.

— Твой отец учил тебя рыбачить? — задумчиво спросил Хоук.

— Мы часто вместе ловили рыбу. А что?

— А то, что я намерен предложить тебе пари. — Потом, как бы спохватившись, покачал головой. — Нет, ерунда. Ты всего лишь женщина… да еще с хорошего похмелья.

— Ни с какого я не с похмелья! — негодующе воскликнула Александра. — И при чем тут женщина?

— При всем, насколько я понимаю, — сказал Хоук, нагло обшаривая взглядом ее грудь и бедра. — И с моей стороны было бы просто нечестно…

— Предлагайте ваше пари, черт бы вас взял!

— Ладно. Ты постоянно твердишь, что умеешь и то, и это. Так давай посмотрим, может ли быть практическая польза от твоих умений, — другими словами, выясним, кто первым поймает себе завтрак. Если ты осмелишься, конечно.

Как и предполагал Хоук, Александра тут же развернула Блубелл и помчалась к ручью. Хоук не спеша последовал за ней. Спешившись, он привязал Аладдина к березе. И, обернувшись к Александре, выжидающе посмотрел на нее.

Она уже соскочила с лошади.

Брови Хоука насмешливо изогнулись, и Александра почувствовала, что краснеет.

— Мне казалось, вы что-то говорили о том, чтобы изловить завтрак, ваша светлость?

— Ну, тогда пошли, и будь готова к тому, чтобы взять назад свои слова.

— Ни за что! Скорее вы подавитесь своей гордостью!

Хоук лишь фыркнул, направляясь к травянистому пологому берегу ручья. У самой воды он остановился, вглядываясь в прозрачные струи. В это время из-за поворота ручья выплыли три лебедя, с горделиво изогнутыми длинными шеями. Когда Александра подошла поближе к герцогу, он, показав на прекрасных белых птиц, сказал:

— Перед тобой — лебеди Хоуксвиша, дар королей… они живут здесь с елизаветинской эпохи. Мы платим налог за каждого из них. Понадобилось много времени и усилий… собственно, ушло несколько веков на то, чтобы обзавестись чистокровной, отборной стаей. Все владельцы лебедей имеют личные клейма, так что моих лебедей нельзя перепутать с чужими.

— И каково же клеймо Хоуксвиша, ваша светлость?

— Маленький полумесяц на левой лапе. Да ты сама увидишь церемонию клеймения птиц.

— Церемонию клеймения?..

— Да, это знаменательный день. Лебедей ловят, чтобы заклеймить. Древний ритуал… и один из тех, которых я не видел слишком давно, — добавил Хоук, обращаясь как бы к самому себе.

— Уверена, лебедям это совсем не так нравится, как вам, — мрачным тоном произнесла Александра.

— Если бы ты знала, как мудры эти существа! Они понимают, что это делается для их защиты. Ну, а теперь, мисс Мэйфилд, постарайтесь найти свой завтрак. — Палец герцога указал на тень, длинную и гибкую, скользнувшую в чистых водах быстрого ручья, — крупная рыбина метнулась из-за камня и унеслась вниз по течению.

— Вы имеете в виду рыбу, ваша светлость?

— Хоук, — резко поправил ее герцог, следя взглядом за другой стремительной тенью. — И не просто рыба, циничная малышка. Пятнистая форель — жирная, вкусная форель Хоуксвиша. — Хоук принялся расстегивать куртку. — Знаешь, она прекрасно размножается в этих чистых водах — выше по течению, где у ручьев каменистое дно… На зиму форель уходит вниз, где глубина гораздо больше, а летом возвращается вот сюда, ближе к середине ручья.

Александра удивленно наблюдала за тем, как элегантный герцог сбрасывает дорогую одежду. Куртка, а за ней галстук и жилет полетели на траву, за ними последовали сверкающие ботинки.

— Вы это серьезно? — крайне недоверчиво поинтересовалась она.

Хоук в ответ только хмыкнул. Закатав брюки, он осторожно вошел в воду и повернулся лицом навстречу течению. От противоположного берега проплыла сначала одна покрытая красными пятнышками рыбина, потом другая… Хоук ждал, замерев в полной неподвижности. Мимо него промчалась стайка рыбьей мелочи, потом неторопливо проплыл угорь. Прошло еще несколько секунд, и на середину ручья выплыла очень большая рыба. Ее пестрое красноватое туловище четко обрисовалось на фоне серых камешков, устилавших дно.

Рука герцога со скоростью молнии пронзила воду и в то же мгновение вынырнула на поверхность, крепко сжимая бьющуюся форель. Герцог издал победоносный вопль.

— Как вы сумели! — Александра и не пыталась скрыть изумления.

— Да, черт побери! Я не потерял хватки! Старина Хэверс может мной гордиться!

— Хэверс?

— Он лесничий… или, скорее, управляющий угодьями Хоуксвиша. Он знает все, что только можно знать о каждом ручье. Да, пожалуй, и вообще о всех ручьях в Суссексе. Он учил меня ловить рыбу без сети и удочки. И повторял все время, что это иной раз может оказаться весьма полезным. И, как видишь, был прав.

Александра с отвращением уставилась на бьющуюся в руках герцога рыбину. Рыбы — то есть невычищенные и неподжаренные, — отнюдь не принадлежали к ее любимым живым существам.

— И что вы намерены с ней делать?

— Зажарить ее, само собой. А тебе придется ее почистить и выпотрошить.

Александра в ответ издала изумленный звук, очень похожий на кваканье, и Хоук, не в силах сдержаться, расхохотался во все горло.

— Вы… вы… — едва сумела выговорить Александра.

— Наглый тип, да? — насмешливо предположил Хоук. — Ну-ну, мисс Мэйфилд, чистить рыбу — женское занятие. А к тому же ты сможешь доказать, что и в самом деле умеешь все на свете.

К собственному негодованию, Александра поняла, что улыбается. Но решила, что все дело в том, как выглядел сейчас герцог. Он стоял по колено в воде, его брюки промокли, завернутые рукава рубашки отсырели, волосы растрепал ветер… И он, собственно говоря, ничем не напоминал того холодного незнакомца, которого Александра встретила на окутанной туманом лондонской улице.

Но он по-прежнему чрезвычайно опасен, и Александра не должна забывать, что он сделал с ней…

— Ну, какие еще дьявольские планы ты сейчас замышляешь, а, чертовка? Когда ты двинула меня бутылкой по черепу, у тебя было точно такое же лицо, как сейчас.

— Этого вы более чем заслужили. А сейчас я просто думаю о том, что рыбина, как и все, кто от вас зависит, приучена повиноваться малейшему капризу хозяина.

— Значит, тебе хочется свести на нет мою победу! Ты слишком жестока, мисс Мэйфилд. — Серебристые глаза герцога сузились. — Ты вызываешь во мне желание научить и тебя повиноваться малейшему моему капризу.

Александра только передернула плечами в ответ и посмотрела на рыбину, все еще бьющуюся в пальцах Хоука, — девушке почему-то хотелось избежать взгляда дымчатых, странно глубоких глаз…

— Хорошо. Я допускаю, что и от вас может быть польза. Я даже готова уважать ваше умение обойтись без удочки и сети. Надеюсь, это вас утешит.

— О, я жду совсем не утешения… В данном случае. Можешь не сомневаться. — Хоук посмотрел на рыбину. И внезапно, крикнув: «Лови!» — бросил ее Александре.

Девушка совершенно автоматически схватила летящий к ней предмет — и задохнулась от отвращения, коснувшись влажной, скользкой кожи рыбы. А через мгновение она уже швырнула форель в серебристые струи ручья… и рыбина метнулась вниз по течению.

Хоук приподнял темные брови.

— Однако ты слишком небрежно обошлась с нашим завтраком, мисс Мэйфилд. Мне было бы интересно посмотреть, как ты изловишь новый!

Его ленивое высокомерие привело Александру в ярость.

— С удовольствием! В конце концов, если вы это сделали, то почему бы не сделать и мне?!

Она быстро наклонилась, расстегнула и сбросила полуботинки, а потом подоткнула юбку, старательно избегая при этом взгляда герцога. Подойдя к большому валуну, край которого выступал чуть ли не к середине ручья, она осторожно наклонилась и опустила руки в прозрачную воду.

Со дна, покрытого песком и галькой, поднялся к поверхности воды карп, но умчался прежде, чем Александра успела шевельнуть пальцем. Тогда девушка, подобравшись ближе к краю валуна, опустила руки в ручей гораздо глубже, почти до самых плеч.

И тут Александра увидела ее… жирную, с черными пятнышками на спине… форель неторопливо плыла, окруженная рыбьей молодью. Александра неторопливо ждала, прищурив глаза, и вот… Мальки шарахнулись от ее пальцев, а девушка схватила холодную сильную рыбину.

Александра победоносно выпрямилась, показывая свою добычу ошеломленному Хоуку и радуясь явному удивлению герцога.

— Ну, что теперь скажете, мошенник? Он хитро скосил глаза.

— Я скажу: «Браво, мисс Мэйфилд»… и добавлю: надеюсь, вы умеете плавать!

И в следующее мгновение во все стороны полетели брызги — Александра свалилась в ледяную прозрачную воду.

Глава 20

Девушка задохнулась, когда холодные струи сомкнулись над ее головой. Ее руки уперлись в дно, подняв облако песка. Она извернулась и пулей выскочила на поверхность, и тут же сильная рука Хоука обхватила ее талию. И смех герцога навязчиво звучал в ушах Александры, когда он вытаскивал ее из ручья.

Он прямо-таки сотрясался от смеха… Очутившись на поросшем папоротником берегу, Александра гневно встряхнула головой, отбрасывая с лица мокрые волосы.

— А, чтоб вам! — огрызнулась она, слегка задрожав под порывом ветра, донесшегося из узкой долины. — Я же ее поймала! Вы сами видели!

— Да, жаль, что именно в это время тебе вздумалось поплавать. Но, конечно, для начинающей ты действовала весьма неплохо, — признал в конце концов Хоук. — Но сейчас тебе лучше снять мокрое платье, чтобы не простудиться.

Под возмущенным взглядом Александры Хоук поднял с травы свою элегантную куртку и протянул ее девушке.

— Накинь, пока твое платье не просохнет. — Он посмотрел на лазурное безоблачное небо. — Вряд ли это займет много времени.

— Но у меня все мокрое, — натянуто произнесла Александра. — Не лучше ли нам просто вернуться?

— И ты будешь целый час сидеть на лошади, насквозь промокшая? Нет, тут и говорить не о чем!

— Хорошо, — процедила она сквозь стиснутые зубы. — Но вы могли бы отойти в сторонку, пока я переодеваюсь.

— Не поздновато ли для подобной церемонности?

— Тогда я сама уйду вон туда, к лошадям! — И тут нос Александры невольно сморщился — девушке ужасно захотелось чихнуть.

— Хорошо, черт тебя побери! — рявкнул Хоук. — Должен же хоть один из нас вести себя разумно! Иначе так мы проспорим весь день. Бог мой, да у тебя уже зуб на зуб не попадает! — Негромко выругавшись, герцог повернулся и, широко шагая, ушел вверх по берегу, туда, где были привязаны лошади.

Удостоверившись, что он отошел достаточно далеко, Александра принялась торопливо расстегивать крошечные пуговки жакета, проклиная портниху, придумавшую такую тесную одежду с немыслимым количеством пуговиц. Хотя, конечно, туалет не был предназначен для того, чтобы в нем нырять, уныло подумала Александра. Справившись с застежками, она бросила опасливый взгляд в сторону герцога.

Но Хоук был занят тем, что рылся в седельных сумках, и совершенно не обращал внимания на девушку. Александра быстро сбросила жакет и сорочку и закуталась в темно-коричневую куртку Хоука. Застегнувшись, она обхватила себя руками, чтобы согреться. Подумав, она уселась на большой плоский камень, прогретый солнцем, и разложила вокруг себя мокрую юбку, чтобы та поскорее просохла.

Александра вдохнула запах, исходящий от куртки, — пахло лошадьми, старой кожей, душистым мылом, сеном и еще чем-то, неуловимым и непонятным… это был запах мужчины, заставивший Александру пожалеть о том, что она вообще дотронулась до этой вещи. Это все равно что очутиться в его объятиях.

— Ну, все в порядке? — Голос Хоука, раздавшийся над самым ухом, заставил Александру подскочить на месте.

— Да, вполне. — Чтобы скрыть свою нервозность, девушка принялась поправлять юбку, чтобы как следует прикрыть ноги.

— Я отыскал для тебя полотенце. Повернись-ка, я вытру тебе волосы. — Александра не шевельнулась. Хоук открыл седельную сумку, которую принес с собой, и достал оттуда изрядно помятое полотенце. Александра чихнула. — Ну, поспеши, черт бы тебя побрал! Тебе что, хочется схватить воспаление легких? Нам целый час добираться обратно, не забыла?

Александра бросила неуверенный взгляд на полотенце. От него сильно пахло лошадьми. Она снова чихнула и наконец неохотно наклонила голову.

Сильные, уверенные руки Хоука стали энергично вытирать полотенцем золотые кудри. Руки твердые и нежные. Руки явно опытные в подобном деле…

Александру вдруг охватило напряжение.

— Ну, что случилось?

— Ничего, — огрызнулась она.

Его пальцы на мгновение замерли, но тут же продолжили дело.

— Тебя тревожит то, что мне уже приходилось делать это прежде… ведь так?

Александра фыркнула и попыталась вывернуться, но он крепко держал бронзовые пряди, не позволяя девушке даже шевельнуться. Немного помолчав, герцог заговорил очень тихим и низким голосом:

— Действительно, я это не раз делал, но другой женщиной была моя мать. У нее сильно болели суставы, и иной раз, особенно в дождливую погоду, она просто не в состоянии была шевелить ни руками, ни ногами. Ей немного помогали горячие ванны, уменьшали боль… и ей очень нравилось, когда после купания я вот так вытирал ей волосы. Теперь я убежден, что она страдала куда сильнее, чем все мы тогда полагали…

— Похоже, она была храброй женщиной, — ядовито заметила Александра. — Ее волосы вы так же дергали?

— Она была редкой женщиной. Зато мой отец… — Внезапно голос Хоука изменился. — Ну, с твоими волосами покончено, а как обстоит дело с остальным? — И прежде чем Александра успела хоть как-то выразить протест, он опустился на колени и принялся вытирать ее ноги. — Похоже, ты предпочитаешь оставаться босой, мисс Мэйфилд. Тебе не нравятся именно эти ботинки или вообще обувь?

— Просто это вы, ваша светлость, пробуждаете во мне все самое худшее, потому что вообще-то я ходила босиком в последний раз очень много лет назад.

— Значит, ты должна меня поблагодарить. Ну, согрелись ноги?

Александра бессознательно вытянула ногу, изогнув ее в подъеме. И Хоук тут же погладил ее чувствительную подошву, а глаза девушки закрылись от удовольствия, доставленного его прикосновением. Но тут Александра вспомнила, кто она и с кем. Она вздрогнула и попыталась выдернуть ногу из его ладони. Однако Хоук лишь крепче сжал пальцы.

— Не брыкайся, Александра, или я быстро вспомню, что мы могли бы провести здесь время куда приятнее.

Она отпрянула, уловив в его тоне мрачную властность. А его пальцы снова зашевелились, пробуждая огонь в ее крови, заставляя вспоминать, как эти сильные и нежные пальцы касались других точек ее тела…

— Как это случилось? — спросил он вдруг.

— Случилось?.. — недоуменно повторила Александра. Хоук приподнял ее юбку и осторожно провел рукой по рваному шраму на лодыжке.

— Вот это.

— Н-несчастный случай… — пробормотала девушка, внезапно охрипнув. Ощущение его пальцев на коже ноги заставило сердце Александры забиться быстрее. Откашлявшись, девушка заговорила снова: — Несчастный случай в горах, во время верховой прогулки. Откуда-то вдруг появились две кобры, и Фьюри был мгновенно убит… — Она умолкла, содрогнувшись от нахлынувших воспоминаний. Отвернувшись, чтобы не видеть глубоких глаз Хоука, она нервно теребила юбку. — Я до сих пор слышу этот звук… когда он упал… Боже, эта пыль, и пот, и запах страха! — И внезапно все навалилось на нее вновь… — Фьюри… — прошептала она.

Пальцы Хоука сильнее сжали ее лодыжку, продолжая поглаживать, успокаивать…

— И ты упала?

— Это были две королевские кобры — черные тела в пыли… Я их не заметила… а потом уже было поздно. Но Фьюри их увидел. Он встал на дыбы, начал топтать черную смерть, их капюшоны… но они успели влить в него свой яд…

Взгляд Александры затуманился. Она снова слышала, как бьется страдающий конь. Она чувствовала под руками испарину, покрывшую его большое тело. И ее голос бессознательно изменился, она заговорила монотонным речитативом:

— Да, милый, теперь уже скоро… ты отдохнешь, Фьюри… Тебе приснится Симле и прохладные зеленые луга…

Крупная слеза сползла по щеке девушки. И от этого она словно проснулась. Моргнув, она смахнула слезу рукой.

— Это часть твоих ночных кошмаров?

— А вы откуда знаете? — резко спросила Александра.

— Оттуда, что прошлой ночью тебе снилось что-то страшное. Ты кричала во сне, сражалась с кем-то… или с чем-то, что существовало лишь в твоем мозгу.

— Я не желаю об этом говорить, — выразительно бросила Александра. Она вдруг заметила, что пальцы Хоука уже забрались по ноге гораздо выше и касаются икры… Девушка попыталась отодвинуться, но Хоук не позволил ей этого.

— Да что…

— Не шевелись! — Он произнес это едва слышным шепотом, но так властно и резко, что Александра тут же умолкла. Она изумленно вздернула брови, увидев, как Хоук осторожно убрал руку с ее ноги и медленно потянулся к седельной сумке, лежавшей рядом с ним на траве.

И тут позади нее послышался тихий шорох в траве… это было дыхание самого зла. Александра содрогнулась, и пальцы Хоука тут же крепко сжали ее лодыжку. Шорох стал громче, и Александре показалось, что на нее налетел порыв ледяного ветра. Все ее нервы натянулись до предела.

Ее охватило неодолимое желание повернуть голову и посмотреть… Пальцы Хоука глубже впились в ее кожу; она посмотрела на него и увидела, что его лицо превратилось в белую маску. Она больше не отрывала от него глаз, боясь увидеть смерть, что шелестела в траве.

Она искала защиты у Хоука, такого крепкого, широкоплечего… вот если бы только в его серебристых глазах не светился страх… Александра беспомощно следила за тем, как его пальцы исчезли в сумке и тут же появились вновь, но теперь уже они сжимали пистолет с инкрустированной перламутровой рукояткой.

Краем глаза Александра заметила тень, раздвинувшую высокую траву. Легкий ветерок коснулся щеки девушки, она почувствовала холодный поцелуй смерти… и в отчаянии впилась взглядом в лицо Хоука.

«Не двигайся, — приказывали его глаза, — доверься мне…» Хоук медленно, осторожно поднял руку — и так же медленно, осторожно взвел курок…

Пистолет выстрелил, и в то же мгновение совсем рядом с Александрой раздалось резкое громкое шипение. Девушка услышала, как бьется в траве змеиное тело. Потом все стихло, и ничто, кроме журчания ручья, не нарушало мирной тишины.

Александра вопросительно посмотрела на Хоука. Он медленно выпрямился. Девушка еще несколько мгновений всматривалась в него, не в силах двинуться с места. И скорее услышала, чем увидела, как его ботинок перевернул что-то лежащее в траве. И лишь теперь герцог с шумом перевел дыхание.

— Боже, как близко… слишком близко. Яд черной гадюки может… — Он оборвал себя на полуслове, увидев, как побледнела Александра. Потом он заметил, что девушка так сжала руки, что суставы на них побелели. — Все уже в порядке, — грубовато сказал он. — Уж этой-то точно не придется больше ползать здесь.

Видя, что Александра по-прежнему сидит не шевелясь, он попробовал другой подход.

— Ну вот же она, посмотри! — Он осторожно поднял мертвую змею, чтобы показать ее девушке.

Ничего хуже он не мог бы придумать. Александра задохнулась.

— Нет! Нет! Неужели они водятся и здесь, эти черные твари? — Девушка побелела от ужаса и вдруг хрипло забормотала: — О, кобра, я приносила тебе под большой баньян и мышей, и буйволовое масло… а ты забрала у меня Фьюри! Ты забрала первенца Раджи! Уйди, оставь меня!..

Выругавшись, Хоук зашвырнул мертвую змею в ручей и упал на колени рядом с Александрой.

— Прекрати! — приказал он, и голос его прозвучал одновременно и резко, и успокаивающе. — Это не кобра, это суссекская черная гадюка, и ее больше нет! Ты в безопасности, Александра, — грубовато говорил Хоук, обнимая девушку и прижимая ее к себе. — В безопасности, слышишь? Тебе ничто не грозит, тебе никто не причинит вреда. Клянусь! Ты слышишь меня?

Очень нескоро окаменевшие мускулы Александры почувствовали тепло его тела.

— Да? — прошептала она. — А кто спасет меня от вас? Снова отпустив крепкое ругательство, герцог Хоуксворт крепче прижал девушку к своей груди.

— Никто, — выдохнул он. Его глаза были беспокойными, как штормовое море, и в них разразилась буря, когда дыхание Александры проникло в расстегнутый ворот его рубашки.

Он понял, что ему нужно от нее очень многое… Его пальцы скользнули к золотым локонам и запутались в них. Его глаза посмотрели в глубину аквамариновых глаз, и Хоуку на мгновение почудилось, что он тонет… Он смутно припоминал, что видел похожие глаза, но, глядя в них, он никогда не испытывал ничего подобного…

— Никто в целом мире! — Хоук чуть наклонил голову, чтобы языком слизнуть теплые соленые капли с ее щек. Он теперь твердо знал, что хочет ее всю, но должен добиться ее согласия.

Александра слышала его хриплый шепот, слышала неприкрытую ноту страсти, звучавшую в его голосе, но слышала и что-то еще, ускользающее от ее понимания…

— Отпустите меня! — воскликнула она.

— Даже теперь ты хочешь этого?

— И теперь, и всегда! Я не успокоюсь, пока не избавлюсь от вас!

— А я не успокоюсь, пока ты не станешь моей. Пока я не наложу на тебя свое клеймо. — Хоук обхватил лицо девушки длинными бронзовыми пальцами. — Пока ты не признаешь, что тоже пылаешь страстью…

— Ни за что! — закричала Александра, яростно вырываясь из его рук.

— А не провести ли нам небольшую проверку? — Говоря это, Хоук погладил шею Александры, изысканно очерченные ключицы… — Докажи, что ты безразлична ко мне, и я тебя отпущу, — пообещал он.

В сердце девушки вспыхнула надежда — ей предлагали путь к свободе!

— И вы сдержите слово, когда я это докажу?

— Если ты докажешь, — поправил ее Хоук. В его глазах вспыхнули серебряные искры, такие же текучие и переменчивые, как струи ручья. — Да, в таком случае я сдержу слово и отпущу тебя. Но и ты дай слово: если проиграешь, то отбросишь притворство и отдашься мне сама, станешь моей женщиной.

— Ну, проиграете-то наверняка вы, ваша светлость! — вызывающе бросила Александра.

— Так дай же слово! — потребовал герцог.

— Даю! — нетерпеливо огрызнулась она. — Ну, начинайте! Чем скорее вы начнете, тем скорее закончится весь этот фарс.

Хоук улыбнулся, продолжая ласкать ее кожу, добираясь до расщелинки между ее грудями.

— А куда спешить, дорогая? Или ты боишься проиграть?

— Ублюдок! — прошипела она сквозь стиснутые зубы. — Мне нечего вас бояться!

Его улыбка стала шире, а пальцы коснулись чувствительного бутона в центре прекрасного полушария. И, к бешенству Александры, бутон этот мгновенно откликнулся на прикосновение и затвердел, напрягся…

— Ты проиграешь, маленькая чертовка. И твой проигрыш принесет нам обоим несказанное наслаждение.

— Никогда!

Его пальцы стали более требовательно ласкать ее…

— Признайся, Александра. Признайся, что ты чувствуешь такой же жар в крови, как и я.

— Нет! — гневно закричала она, извиваясь под его руками; ее дыхание стало тяжелым и прерывистым.

Рука Хоука вдруг обхватила все полушарие груди целиком, а большой палец продолжал гладить сосок…

— Лгунья, — сказал он, поддразнивая девушку; его серебристые глаза приблизились к ее лицу…

— Ничего! Я ничего не чувствую! Вы не можете силой вызвать желание!

— Да, но в данном случае в этом нет необходимости. — Другая рука Хоука сжала вторую грудь, и острая волна наслаждения пронеслась по телу Александры. — Ну же, признайся, разбойница… — прошептал он. — Признайся, что тебе это нравится. — Он медленно и очень осторожно опрокинул ее спиной на траву и положил ногу на ее бедра.

Александре показалось, что его голос прозвучал как-то неровно… Она напряглась, стараясь отодвинуться от него, напуганная тем, как загоралась ее кожа, как закипала ее кровь от его прикосновений. И смутно, как во сне, она поняла, что их тела начали битву, древнюю, как мир.

Он пытался оседлать ее, и каждый дюйм его мускулистого тела дрожал… но его настойчивость лишь пробудила к жизни упрямую гордость Александры, и ярость, и желание сопротивляться…

Она закрыла глаза, чтобы Хоук не заметил зажженного им огня. Но все равно она продолжала ощущать его… и ощущать теплый мускусный запах, принадлежавший только Хоуку и никому больше, и горячее дыхание, шевелившее ее локоны, и темную силу желания, исходившую от мужского тела…

Это было мукой и пыткой. И, словно поняв это, Хоук замер, обнимая ее за талию и прижимая ее бедра к траве своей ногой. Она еще раз попыталась вырваться, но это было бессмысленно, и они оба это знали. Александра чувствовала себя маленьким ночным зверьком, попавшимся в когти безжалостного хищника.

Неожиданно Хоук чуть передвинулся, и Александра почувствовала его теплое дыхание на своей груди. И ее затопило горячее наслаждение, когда язык Хоука коснулся ее жаждущего соска. Александра вскрикнула, ошеломленная тем, что происходило в ее теле.

— Нет!.. — простонала она, но ее протест потерял смысл, потому что в ту же секунду Александра страстно выгнулась в руках Хоука. А он продолжал искусно ласкать ее языком, влажным и твердым, обжигающим кожу…

— Ты скажешь мне это, — шептал Хоук. — Я добьюсь твоего признания, видит Бог.

Она содрогалась и извивалась под ним, но сама не знала, почему это делает: то ли чтобы избежать его прикосновений, то ли чтобы ощутить их острее… Юное тело Александры пылало и снаружи, и изнутри, пробужденное к чувственности искусными ласками.

А Хоук снова и снова заставлял ее тело изменять своей хозяйке, предавать ее, пока она наконец не закусила изо всех сил губы, чтобы подавить готовый вырваться наружу стон. Губы Хоука доставляли ей изумительное наслаждение, такое острое, что оно граничило с болью. И Александра чувствовала, что все ее внутренние баррикады готовы рухнуть перед напором бушевавшей страсти.

— Ты моя пытка, и ты мой восторг, — прошептал Хоук, не отрывая губ от горячей кожи девушки. — Отдайся мне, лебедушка! Даруй мне свое пламя!.. Обещаю, я верну его тебе вдвойне!..

— Никогда… — прошептала она, содрогаясь всем телом. — Прекратите…

— Признайся, Александра, — хрипло приказал Хоук. — Я все равно добьюсь от тебя признания, увидишь.

Она резко метнулась в сторону, пытаясь уклониться от его огня и от его силы, отчаянно желая уйти от его дразнящих прикосновений. Но его железные пальцы сжались сильнее, и Александра не понимала, хочет ли она оттолкнуть Хоука или прижаться к нему крепче.

— Скажи, скажи мне, — произнес он прерывистым голосом, и вдруг она поняла, что ему приходится так же тяжело, как и ей.

Она громко застонала.

— Я не могу. После того, что вы со мной сделали, я всегда буду сопротивляться вам!

— Посмотри на меня, лебедушка!

Александра против собственной воли повиновалась призыву, звучащему в его голосе, и увидела затуманенные страстью, измученные глаза Хоука.

— Ведь это неразумно, милая. Нет ничего больше, кроме той силы, что влечет нас друг к другу, кроме того редкого и прекрасного пламени, что сжигает нас обоих. Оно старо, как сама земля, и так же естественно. И ты чувствуешь это, как и я.

— Отпустите меня, — запинаясь, прошептала она. — Не делайте этого…

— Я должен, моя нежная лебедушка. Ты будешь моей. — С мучительной медлительностью он взял ее руку, повернул вверх ладонью и прижался губами к той точке на запястье, где безумно колотился пульс, — В тебе сочетаются огонь и лед. — Он осыпал поцелуями ее руку до внутренней стороны локтя, дразня чувства Александры. — То сплошная проклятая гордость, то пугающая уязвимость. — Он приподнял голову и оглядел ее пылающее лицо, не в силах скрыть победоносную улыбку, игравшую на его губах. — Моя женщина.

Александра задрожала, увидя безжалостный приказ в его глубоких дымчатых глазах.

— Я никому не принадлежу! — выкрикнула она.

— Нет, моя прекрасная лебедушка, признайся, теперь ты принадлежишь мне. — Его взгляд обволакивал ее, и кожа ее пылала от разбуженной чувственности. Александре показалось, что она тонет… Но ведь душу нельзя взять в плен, в отчаянии твердила себе девушка. И всегда остаются еще какие-то силы и немного воли, пусть даже совсем немного… Душа не может принадлежать никому, ее можно лишь отдать свободно, по любви…

Любовь?! Да разве подобное грубое насилие может иметь отношение к любви? Да и есть ли место для такого чувства в сердце этого человека с холодными серебристыми глазами?

Когда Александра наконец заговорила, она сама не узнала собственного голоса — яростного, хриплого, рвущегося, казалось, из самой глубины души.

— Вы лжец и обманщик, вы — грязная пена лондонских гостиных! Я ни в чем не признаюсь, слышите, ни в чем, кроме того, что вы мне отвратительны донельзя!

Длинные пальцы скользнули по ее телу, сжались на ее плечах, прижимая Александру к мягкому мху. Бездонные серые глаза пристально смотрели на нее. Они ничего не упускали — ни ее потемневшего взора, ни хрипоты голоса, ни яркого румянца, залившего нежную кожу.

— Ты признаешь это, — резко произнес Хоук. — Я услышу твое слово, даже если мне придется вырвать его из твоего чудесного горлышка.

Он медленно опустился на Александру всем телом. Она вздрогнула, ощутив, как к ее бедрам прижалось напряженное до предела мужское естество. И ее губы бессознательно смягчились, ожидая прикосновения его губ, но он лишь провел языком по ее рту, и ей страстно захотелось поцелуя… А он почему-то замер и не шевелился. Она чувствовала его жаркое дыхание, слышала удары его сердца… и вот наконец он яростно, голодно впился в ее рот.

И Александра превратилась в текучий огонь, а Хоук то проникал языком в глубь ее рта, то уходил снова, имитируя другое соединение, великое и интимное. Александра стонала и задыхалась, изгибаясь под его твердым телом…

Рука Хоука скользнула к коленям девушки, приподнимая почти уже просохшую юбку. И длинные, искусные пальцы погладили внутреннюю сторону бедер…

— Богиня, ты настоящая богиня. Королева моих лебедей, — шептал он, а его рука поднималась все выше и выше. — Я должен поставить на тебе мое клеймо. Вот здесь. И здесь. Чтобы никто и никогда больше не попробовал тебя. — Он передвинулся и, откинув юбку, прижался губами к нежной коже бедра. — Мое клеймо для лебедей, вот здесь. Ты не будешь принадлежать другому мужчине. — Он резко захватил губами кожу, втянул ее в рот, прикусил зубами…

Александра застонала — его губы вызвали прилив темной эротической волны. Она подумала о клейме на ее коже, и все ее чувства воспламенились.

А Хоук, разжав зубы, чуть отодвинулся, чтобы полюбоваться на содеянное им.

— Полумесяц. Это твое лебединое клеймо. И только я буду знать, где оно стоит, — низким голосом проговорил Хоук. — Посмотри на него, Александра.

Александра, трепеща, опустила взгляд и увидела маленький полумесяц винно-красного цвета на внутренней стороне бледного бедра. Она задохнулась от эротической силы этого знака и почувствовала силу требования Хоука… Она заклеймена его страстью. Помечена навеки. Она его женщина.

Но это безумие! Это немыслимо!..

Александра посмотрела в лицо Хоуку, и в ее глазах светилась мука.

— Да, — выдохнул он, — мы все начнем сначала. Забудь прошлое, забудь все, что было до этого мгновения. Отдайся мне, — шептал он. — Позволь мне научить тебя любви, провести по ее дорогам. Я буду бережным и нежным с тобой… и тебе будет хорошо. — Сильные руки все гладили и гладили бедра девушки, добираясь до заветной лощинки, прикрытой шелком курчавых волос. — Ах, любимая, наконец-то! Так сладко. Так горячо… Дай же мне испить твоей сладости!

И снова его бархатный язык умолял ее, мучил ее, прогоняя остатки разума.

— Отпустите меня! — умоляюще выговорила она. Но больше она не могла ни говорить, ни думать, потому что все ее существо сосредоточилось там, где заканчивались все до единого ее нервы, в одной чувствительной точке, и она, приглушенно вскрикнув, одолела последний барьер своей гордости…

И Хоук поставил на ней свое клеймо — невидимое и незыблемое. Навечно.

Глава 21

Хлипкая деревянная дверь «Льва» вылетела под ударом ноги; щепки разлетелись по помещению, битком набитому посетителями.

— Где тут он? Где этот чертов ублюдок? — проревел злобный голос. Обладатель голоса появился в поле зрения публики секундой позже. Это был коренастый мужчина, одетый во все черное; он являл собой гору мощных мускулов. Выразительно выругавшись, он отшвырнул с дороги обломки двери и вошел в таверну.

Сидевшие за ближайшими столиками посетители рассыпались под его пылающим взглядом в разные стороны, как перепуганные мыши. В таверне стало очень тихо.

— Где этот охвостыш?!

Роза Уоткинс, находившаяся в соседней комнате, слышала и треск разбитой двери, и грозный голос, но не стала отвлекаться от своего крайне важного дела: она разбавляла водой джин в бочонке. Закончив работу, она быстро вышла в зал, уперев руки в бока.

— Какого черта ты тут вытворяешь, Том Тэйлор?

— Ты, красотка, лучше подумай, где ты будешь прятаться, если сейчас же не скажешь мне, где Телфорд! — огрызнулся в ответ мужчина в черном.

И в этот момент в зал вошли еще двое.

— Заткнулся бы ты лучше, — рявкнула Роза, быстро опуская руку в карман и нащупывая рукоятку спрятанного там пистолета. — Идем-ка со мной в заднюю комнату, поговорим!

В последовавшей за словами Розы тишине раздался новый голос — мягкий и невыразительный; он донесся со стороны лестницы. Там за отдельным столиком сидел джентльмен.

— Мне почему-то кажется, миссис Уоткинс, что этот человек ищет меня. Что ж, принесите еще бренди — только на этот раз не доливайте в него воды, сделайте одолжение.

Занервничавшие посетители стали пробираться к выходу, освобождая центральную часть зала.

Человек за дальним столиком поправил кружевные манжеты, потом повернулся и изучающе посмотрел на троих остановившихся перед ним мужчин.

— Я Джеймс Телфорд, и я совершенно не представляю, какое у вас может быть ко мне дело.

Мужчина в черном подошел поближе к столу и стукнул громадным кулаком, покрытым рубцами и шрамами.

— А такое, охвостыш, что мы для тебя делали кое-какую работенку. Ну, наверное, не надо объяснять, что деньжат за нее мы не получили. Похоже, кое-кто просто воображал, что нам не удастся вернуться за платой. А мы вот вернулись. Так что лучше бы тебе с нами рассчитаться. Прямо здесь и сейчас, если ты сам себе зла не желаешь.

Пустые, невыразительные глаза Телфорда обозрели коренастого мужика.

— Но я вас ни разу не видел, милейший. Должно быть, вы меня с кем-то перепутали. — Он безразлично пожал плечами, постукивая кончиками пальцев по подлокотникам кресла.

— Это я-то, черт бы тебя побрал! Ты, козел, нанял нас, чтобы провернуть кое-что около Альфристона… И я двух моих лучших людей потерял на этой сделке! И ты мне теперь заплатишь, или я…

— Или ты — что?

Коренастый заморгал и отступил на полшага при звуке странно прозвучавшего холодного голоса, лишенного какого-либо выражения.

— Ну, для начала я пообдеру с тебя эти чертовы кружева, а потом…

Звонкий смех перебил гневную тираду типа в черном. Он разъяренно обернулся — и увидел лицо, прекраснее которого на свете и быть не могло.

Том Тэйлор смутно подумал, что глаза у этой женщины похожи на утреннее море, а волосы пылают всеми красками заката. Он просто не в силах был отвести от нее глаз, а женщина тем временем изящной походкой приблизилась к Телфорду и положила руку с кроваво-красными ногтями ему на плечо.

— Милый Джеймс, неужели ты водишь знакомство с такими странными типами? И чем же тебе угрожает этот человек?

Том Тейлор моргнул, вспомнив наконец, зачем он сюда пришел. Он тряхнул головой, грубо выругался и снова сосредоточил свое внимание на джентльмене в темно-алом жилете.

— Пять сотен фунтов, ублюдок! Выкладывай! Да поскорее! Телфорд вежливо улыбнулся, изогнув тонкие губы.

— Очень хорошо. Я вижу, у меня нет выбора, придется заплатить тебе сполна.

Человек в черном молча ждал. Два его приятеля придвинулись поближе, глаза их светились алчным блеском.

И вдруг в таверне прогремели три выстрела. Стол треснул, а с того места, где только что стояли три жадных и глупых человека, во все стороны полетели брызги крови.

Несколько долгих мгновений стояла тишина, и никто не двигался с места. Потом джентльмен в темно-красном жилете медленно вытащил руки из-под стола. И осторожно положил на расколовшуюся доску два пистолета с серебряными рукоятками.

А женщина, стоявшая позади него, добавила к ним третий пистолет.

— Отличный выстрел, Джеймс, — нежно сказала она. — Думаю, мы оба неплохо сработали.

Роза Уоткинс наконец опомнилась и, перешагнув через лужу крови, разлившуюся по полу ее таверны, подошла ближе к столу, за которым сидел джентльмен.

— Жаль, что приходится отменять заказ, миссис Уоткинс, — сказал Телфорд с едва заметной улыбкой, — но, боюсь, мистер Тэйлор и его друзья уже не присоединятся к нам.

— Ну вы и сукин сын, — сказала хозяйка «Льва» с невольным восхищением.

Тупые глаза человека, сидевшего перед ней, никак не откликнулись на комплимент.

— Ну, миссис Уоткинс, — сказал он мягко, — перейдем к другому делу. Вы как-то раз говорили, что можете отыскать в Лондоне все, что угодно. — Бесцветные глаза прищурились, став неожиданно очень внимательными. — Все, что угодно…

Глава 22

На несколько долгих минут двое на берегу ручья замерли, не двигаясь. Мягкий ветерок шевелил высокую траву; вода, бегущая по камням, тихонько бормотала что-то. В кустах неподалеку заливисто щебетала птаха. Крупная рыбина выскочила на мгновение из ручья и с шумом плюхнулась обратно.

Александра открыла глаза.

Ее юбка сбилась в ком у самой талии… на ней лежало тяжелое мужское тело, прижимая ее к земле. Серебристые глаза заглядывали в самую глубину ее души.

Александра вспомнила, где она и с кем. И мгновенно краска отхлынула от ее лица.

— Что вы делаете со мной? — закричала она, и в ее голосе послышалось горькое страдание.

Хоук не шевельнулся. Мгновение-другое можно было думать, что он просто не слышал. Его руки замер ли и взгляд оставался неподвижным, и Александра ощущала лишь сильные удары его сердца… Но вот на щеке Хоука заметно дернулся мускул.

— Я выиграл наш спор, Александра, — заговорил герцог непривычно мягким голосом. — Теперь ты моя, ты помечена огнем нашей страсти, и ты будешь снова и снова пылать в моих руках…

Косой луч солнца упал на непокорные локоны Александры, превратив их в расплавленное золото. «Как же она хороша, невероятно хороша, — думал Хоук, — и как отзывчива…» В его руках было живое пламя вместо льда Изабель. Он всмотрелся в аквамариновые глаза Александры, затуманенные страстью. Он знал, что нашел именно то, о чем так долго мечтал, и что он должен завладеть этой женщиной.

Навсегда.

С высоты склона над их головами вдруг скатился камешек и гулко шлепнулся в воду. Беспокойно заржали стоявшие неподалеку лошади, и еще один камешек покатился вниз. Но ни Хоук, ни Александра не заметили этого сразу; они находились в своем мире, слишком тесном, чтобы в нем нашлось место кому-то еще.

А потом на них упала тень. Хоук поднял голову и, прищурившись, посмотрел вверх.

— Какого черта вы тут делаете? — послышался со склона грозный голос.

Герцог выругался сквозь зубы. Ему бы следовало опомниться раньше, подумал он. Да он бы и опомнился, и услышал, что кто-то подходит, если бы не поддался ее чарам… да, и если бы его не терзала так боль желания. Он торопливо набросил на Александру свою куртку и повернулся так, чтобы своим телом прикрыть наготу девушки.

Она задохнулась, испугавшись, а он снова выругался, на этот раз куда громче и выразительнее. Кто мог осмелиться явиться сюда? Ведь он же передал через Дэвиса строжайший приказ всем — его не беспокоить! В это утро к ручью не имел права подойти даже наследный принц, черт побери!

Хоук всмотрелся в темную фигуру, вырисовывающуюся на фоне светлого неба. Он был настолько разозлен, что ему пришлось откашляться, прежде чем он смог заговорить:

— Какого черта вам надо?

Тот, кто осмелился нарушить приказ герцога Хоуксворта, должен был весьма и весьма пожалеть об этом…

— Я управляющий водными имениями Хоуксвиша… а вам придется ответить перед его светлостью за вторжение!

Грубые слова замерли в горле Хоука, бешеный гнев мгновенно уступил место мрачному веселью. Он откинул голову и расхохотался.

— Хэверс, так это ты, старый брюзга! Ты-то что здесь делаешь? Тебе бы следовало лежать в постели, во всяком случае, по утверждению Дэвиса!

Голос наверху зазвучал крайне неуверенно.

— Так это вы, ваша светлость? Мне никто не сказал… — За этим последовало приглушенное проклятие. — Простите меня, ваша светлость! Я подумал… — Управляющий откашлялся. — Я, пожалуй, пойду, посмотрю, как там… — Он умолк, потом, скрывая неловкость, продолжал ворчливым тоном: — Ниже по течению шлюзы ремонтировать надо, и поскорее.

— В самом деле?

— Да, ваша светлость.

— Что ж, это блестящая идея, Хэверс, и главное — очень своевременная, — насмешливо сказал герцог.

Тень внезапно исчезла, и Александру снова облили солнечные лучи. Хоук наклонился к ней, и она почувствовала, как сильно бьется его сердце.

— Это всего лишь Хэверс — я говорил тебе о нем. Он учил меня ловить рыбу в этом ручье. Редкий человек, надо сказать. Он чрезвычайно педантичен во всем, что касается его обязанностей, вот только Шедвелл говорил, что он едва не умер на прошлой неделе…

Но его слова падали в пустоту. Александра приподнялась на локте, пытаясь оттолкнуть Хоука.

— Вы ничего не выиграли, слышите? — воскликнула она. — То, что было, было не добровольным, а вынужденным. Я никогда не стану вашей!

И тут же рука герцога легла на ее плечо и прижала девушку к траве.

— Я выиграл, Александра. Не пытайся этого отрицать. Я выиграл, и ты останешься со мной.

— Нет, черт побери! Ничего вы не выиграли! Я вас ненавижу, страшно ненавижу! И всегда буду ненавидеть — и за то, каков вы есть, и за то, что вы сделали со мной!

Она вцепилась ногтями в его щеку, разодрав ее до крови. С яростным проклятием Хоук поймал ее руку и завернул наверх, за голову девушки.

— Так вот как ты держишь слово?

— Я не совершаю сделок с дьяволом! — выплюнула Александра, бешено вертясь под ним.

— Хладнокровная маленькая сучка, — с ледяной угрозой произнес Хоук. — Наверное, ты все-таки похожа на Изабель. Наверное, мне следует взять тебя так, как я намеревался взять ее. Что ж, если ты считаешь меня дьяволом, так позволь мне действовать в его манере.

Его лицо неуловимо изменилось, и эта перемена заставила Александру испытать приступ панического страха.

— Нет, вы не сделаете этого… — прошептала она.

Усмешка, исказившая его точеные черты, была жестокой и чрезвычайно уродливой. Пальцы Хоука скользнули к пуговкам брюк.

Александра застонала, стыдясь горячих слез, хлынувших по ее щекам.

— Да неужели ты боишься, маленькая лживая шлюха? Неужели это страх заставляет тебя пылать и стремиться к моему дрожащему копью? — прорычал он. — Ну, так скоро ты до него доберешься, обещаю!

Отчаянное рыдание сорвалось с губ Александры:

— Сумасшедший! Чудовище! Отпустите меня!

— Ты заключила сделку с дьяволом, женщина! А он никогда не берет назад своего слова!

Хоук выпустил на свободу свое мужское естество и прижал Александру к земле, навалившись на нее своим телом и снова заставив ее ощутить силу своей ярости.

— Вот я, весь к твоим услугам! Раздвинь ноги, блудница! Свободной рукой он рванул юбку девушки, добираясь до горячей путаницы волос у слияния ее бедер.

— Прошу… — умоляюще стонала она, забыв о стыде и гордости.

— Просишь продолжить? Ну, могу тебя заверить — и без твоих просьб меня ничто не остановит!

— Остановитесь, Хоук! Не делайте этого! Только не снова!..

И в ее голосе прозвучало нечто такое, что герцог услышал даже сквозь свой бешеный гнев. Он застыл, вглядываясь в ее лицо, в слезы, льющиеся по щекам, — все было точно так же, как там, в лесу, где он в первый раз овладел ею.

Лицо Хоука исказилось, он злобно выругался. И Александра почувствовала, как он перекатился вбок, услышала, как он встает…

— Ладно, я остановлюсь. Ты не стоишь таких усилий. С какой стати мне бороться с холодной сучкой, когда сотни горячих женщин готовы разделить со мной постель? Опытных женщин, знающих, как доставить мужчине удовольствие! И достаточно честных, чтобы не скрывать свою страсть! Мне незачем тратить силы на увертливых штучек вроде тебя! — Ботинки герцога прохлюпали по влажному берегу, с шумом сминая папоротники.

Александра осталась одна. Она медленно приподнялась и села, разглаживая юбку онемевшими пальцами.

«Черт бы тебя побрал, Хоуксворт, — думала она, — и черт бы побрал меня за то, что я снова попалась в твою ловушку! Снова!..»

Она встала и, преодолевая сильную дрожь в ногах, спустилась к воде, чтобы охладить горящие щеки. И увидела свое отражение в ручье. Увидела потемневшие, затуманенные глаза, распухшие от терзающих поцелуев губы… Как это было непохоже на невинную юность, светившуюся в ней лишь несколько часов назад, когда она ловила форель…

А потом она вспомнила о метке, оставленной Хоуком на ее коже, и почувствовала легкое покалывание на бедре. И с ужасом подумала о том, что должно было последовать чуть позже… Гневные слезы снова хлынули по щекам, падая в серебристые струи ручья — струи, напоминавшие ей о холодных глазах герцога.

Она стыдилась себя, думая о том, что предает человека, за которого когда-нибудь выйдет замуж. При этой мысли все внутри Александры взбунтовалось. Это вина ее тюремщика, черт бы его побрал! Все случилось из-за его безрассудства и колоссальной самоуверенности!

Охваченная горечью, она принялась натягивать свой влажный жакет, и тут ее взгляд упал на куртку Хоука, еще недавно прикрывавшую ее. Она порывисто схватила мягкую шерстяную ткань, швырнула ее в ручей, подумав при этом: если бы она могла так же легко избавиться и от владельца этой куртки!..

Минут через пять Александра уже стояла на гребне холма. Перед ней раскинулись зеленые долинки, пологие склоны…

Как она и предполагала, лошади исчезли.

Чтоб ему пусто было! Этот дьявол делает все, чтобы лишить ее шанса на побег.

Крепко сжав губы, Александра изучающе всмотрелась в ручей, бегущий на юг, в его берега… Сначала она видела лишь заросли кустарника и густую траву, но потом заметила красновато-коричневую шкуру Аладдина в тени старого дуба. Рядом с конем стояли, оживленно разговаривая, два человека.

«Ну ладно, ваша дерьмовая светлость, — подумала Александра, — с этой подлой пьесой покончено». Решительно подобрав юбку, девушка повернулась и быстро зашагала вниз по холму в противоположном направлении, удаляясь от ручья.

При других обстоятельствах она нашла бы окружающий пейзаж восхитительным. Свежий ветерок трепал траву, воздух был наполнен пьянящими ароматами; пахло вербеной, морской соленой водой… Над головой Александры грациозно кружила пара крупных птиц. Но девушка не замечала ничего, даже хрупких голубых горечавок, красовавшихся прямо у нее под ногами.

Она не прошла и пятидесяти шагов, когда позади раздался топот лошадиных копыт. Александра бросилась бежать.

— Ваша светлость! Стойте! Вы не должны… — донесся дрожащий голос. — Герцог ждет вас ниже по течению. — Лишь явное смущение и беспокойство старого управляющего заставили Александру замедлить шаг.

Старик, догнавший девушку верхом на Блубелл, дышал тяжело, с трудом. Его открытое лицо светилось искренним беспокойством.

— Вы идете не в ту сторону! К тому же до большого дома девять миль, это его светлость просил вам напомнить. Вам нечего и пытаться дойти пешком!

Александра, гневно скривив губы, резко обернулась.

— Вы не по адресу обращаетесь, сэр! Я не герцогиня Хоуксворт! И я не намерена возвращаться в тот дом!

Она решительно повернулась и зашагала дальше. Позади нее раздался глубокий нервный вздох.

— Но, ваша светлость… мадам… мисс… — неуверенно пробормотал Хэверс.

Александра продолжала молча идти. Через несколько минут она увидела узкую тропинку — возможно, это была пастушья тропа — и направилась по ней к холмам. Очевидно, она шла на север, так как запах моря стал гораздо слабее. Платье Александры почти уже просохло, но все равно холод пробирал ее до костей, — организм ее еще не отвык от мадрасской жары. Больная лодыжка совсем онемела; девушка чувствовала, что очень скоро ей придется несладко.

Александра остановилась и внимательно огляделась. Она увидела то, что искала, — длинный неровный сук, который можно было превратить в некое подобие трости. Конечно, это не бог весть какая подмога, но все же можно опереться…

Сзади снова донесся стук копыт. «Старик уж чересчур прилежен», — подумала Александра. Но на этот раз она не остановилась, даже когда лошадь очутилась уже совсем рядом.

— Вернись и скажи своему хозяину, что лебедушка уплыла! — бросила она через плечо.

— И куда же, черт побери, она направилась? — ледяным голосом прорычал Хоук.

Он обогнал девушку и развернул коня, перегораживая дорогу. Александра дерзко подбоченилась.

— А, так значит, на этот раз вы соблаговолили отправиться за мной сами, а не посылать уставшего прислужника? Может быть, вы намерены снова швырнуть меня поперек седла? Ну так предупреждаю: и не пытайтесь этого сделать, потому что теперь мне терять уже нечего, а ногти у меня очень острые!

Аладдин пританцовывал на месте, поднимая облачка белой меловой пыли, но Александра не отступила ни на шаг. Она предпочла бы оказаться растоптанной лошадиными копытами, нежели хоть как-то проявить свою слабость перед этим грубым животным, именуемым герцогом.

— Мне бы следовало догадаться, что ты ничем не отличаешься от других представительниц своего пола… что ты такая же закоренелая лгунья! Но от этого ничего не изменится. Ты останешься здесь.

— Да лучше я буду жить в грязи лондонских доков, чем задержусь еще на минуту в вашем обществе! — прошипела Александра.

— Черт бы тебя побрал, женщина! Как заставить тебя понять, что ты бежишь навстречу опасности? Только я могу защитить тебя! Телфорд ждет, он где-то неподалеку! И пока я не выгоню его из засады и не уничтожу, тебе не остается ничего другого, кроме как жить у меня!

— Ну да, в качестве вашей пленницы! — в бешенстве закричала Александра, топая ногой. И тут же острая боль пронзила ее лодыжку, и девушка пошатнулась, выронив самодельную трость.

— Ну, настоящая тюрьма — куда более неприятное место, — язвительно произнес Хоук. — Ты же просто понятия не имеешь, каково приходится узникам Ньюгейта.

— Я бы предпочла очутиться в Ньюгейте — это лучше, чем ваше общество.

— Не тебе это решать, черт побери! И вообще, можешь ты хоть на минуту перестать думать только о самой себе? До Хоуксвиша почти десять миль. При других обстоятельствах я бы с восторгом понаблюдал за твоей дурацкой прогулкой, она наверняка охладила бы тебя. Но Хэверс еще слишком слаб после болезни. Ему твои фокусы могут дорого стоить!

— А какое он имеет отношение ко мне? У него есть Блубелл, — огрызнулась Александра, демонстративно скрестив руки на груди.

— Он не сядет на лошадь, пока ты идешь пешком, это само собой разумеется, — нетерпеливо пояснил Хоук, словно говоря с маленьким ребенком. — Если ты идешь, он тоже пойдет пешком. Иное для него немыслимо.

— Ну, из всех нелепостей… Вы что, и ему внушили, что я ваша жена?

Глаза Хоука раздраженно вспыхнули.

— Нет, этого я не делал, но у Хэверса твердые понятия о приличиях. Он никогда не допустит, чтобы женщина — любая женщина — тащилась по холмам на своих двоих, в то время как он едет верхом.

— Прекрасно! В таком случае я сяду на Блубелл, а вы вдвоем поедете на Аладдине.

— Это невозможно, — спокойно произнес Хоук.

— Почему же нет? Ах, ну да, потому что великому сахибу хочется другого.

— Потому, дурочка, что старик скорее умрет, чем согласится на это.

Тогда Александру осенила новая идея.

— Что ж, пусть он едет со мной.

— И говорить не о чем! — сурово бросил Хоук. — Что с тобой, что со мной — это не для него. Ты сядешь впереди меня, черт побери, и хватит об этом. Я не желаю видеть, как старик доводит себя до изнеможения из-за твоей дурости.

Аквамариновые глаза Александры вспыхнули гневом; девушка присела перед Хоуком в насмешливом реверансе.

— О, разумеется! Я всего лишь бесправная рабыня, и я склоняюсь к вашим ногам, хозяин!

— Если Хэверсу станет хуже из-за того, что он гонялся тут за тобой, я тебя перекину через колено, и…

— Только попробуйте, дерьмо! Неожиданно Хоук прищурился, глядя на нее.

— Как моя куртка очутилась в ручье? Или я не смею спрашивать об этом?

Александра уставилась на хвост Аладдина. Конь, ловко взмахнув им, прихлопнул шершня, севшего на его зад.

— Я ее туда бросила, — огрызнулась девушка. Хоук с презрением покачал головой.

— Мне бы следовало догадаться. — «Каким же я был дураком», — подумал Хоук, решив, что такая сорвиголова может оказаться в опасности! — Что ж, можешь себя поздравить. Хэверс полез в ручей за курткой и чуть не утонул. Ты что, задумала истребить весь мой штат?

— Из всех омерзительных, тупоголовых, злобных…

— Садись на лошадь, черт побери!

Александра метнула на него уничтожающий взгляд. У нее мелькнула было мысль о том, чтобы побежать, но открытое пространство впереди не давало ей никакой возможности скрыться.

— Забудь и думать, — грубо предостерег ее Хоук. — Я же все равно тебя догоню, куда ты денешься? — В его голосе послышалось крайнее нетерпение. — Неужели ты не можешь ни на минуту забыть о своей идиотской гордости? Хотя бы ради человека, который тебе в дедушки годится?

— Ну, это уже слишком! — разозлилась она. — Какого черта вы все выворачиваете наизнанку?

Но Хоуку уже надоело ждать. Он тронул Аладдина с места, протянул руку и, подхватив девушку, усадил ее боком впереди себя.

Аладдин нервно загарцевал на месте, когда Александра, обернувшись, принялась колотить кулаками по груди Хоука.

— Отпустите меня, подлая тварь! Хватит этих дурацких игр!

— Так ты считаешь это игрой, да? Нет, Телфорд не играет, да и я тоже, и ты это очень скоро поймешь. — Хоук выругался, когда ногти Александры впились в его щеку, и тут же завернул ей руки за спину. — А ну, прекрати вертеться, черт бы тебя побрал, пока Аладдин не сбросил нас обоих!

— Я не верчусь, — яростно закричала Александра в ту секунду, когда Хоук пустил коня в галоп. И при каждом движении животного Александра ощущала спиной крепкие мускулы Хоука…

— Ну, значит, прекрати делать то, что ты делаешь! — Хоук чуть наклонился вперед, перехватывая поводья, и его губы на долю секунды коснулись уха Александры. — Во всяком случае, лучше подожди, пока мы не очутимся в постели, уж там ты сможешь полностью выплеснуть свою страсть! Впрочем, я даже сам буду на этом настаивать.

Александра от гнева залилась краской. Она скользила по спине лошади, оказываясь все ближе к широкой груди и крепким бедрам Хоука. Но что было хуже всего, так это то, что она не знала, куда девать руки. Она пыталась просто положить их на колени, но Аладдин скакал слишком быстро, и она часто теряла равновесие. Но воспользоваться другими возможностями удержаться она не желала.

Неожиданно Хоук придержал Аладдина.

— Моя дорогая мисс Мэйфилд, — заговорил он, четко и ясно выговаривая слова, будто обращался к глупому или нестерпимо избалованному ребенку, — тебе бы следовало держаться за меня: обхвати за плечи или за талию… ну, в конце концов, вцепись мне в волосы. Но все-таки держись хоть за что-то! Обещаю, я не усмотрю в твоем жесте ничего, кроме желания усидеть на лошади.

Александра, пылая презрением, посмотрела в его тревожные серые глаза. «Проклятый тип, он, как всегда, прав», — рассерженно подумала она и неохотно положила руку на плечо Хоука, стараясь при этом держаться как можно дальше от герцога.

— Ну же, ну! Покрепче!

Александра внутренне кипела, вспоминая, как в последний раз вместе с ним ехала на лошади. Но в это мгновение Аладдин, повинуясь руке герцога, поднялся на дыбы, и Александра чуть не свалилась. Она поневоле изо всех сил вцепилась в Хоука, обхватив его за шею и запутавшись пальцами в спадавших на воротник волосах. И услышала его раскатистый смех.

— Ох, если бы при мне была моя трость! — выкрикнула она в бессильной ярости.

— Да зачем она тебе, ты же сегодня больше не будешь гулять пешком!

Когда они миновали изгиб ручья ниже по течению, до них донеслось ржание Блубелл. А через мгновение увидели Хэверса в мокрой одежде, прилипшей к его тощему телу.

— Э, вот и вы, мисс… Садитесь на Блубелл, и скоро будете в Хоуксвише. А я проверю запруды, а потом отправлюсь домой, — сказал Хэверс и слез с лошади.

— Взбирайся обратно на чалую, да побыстрее, — приказал Хоук, — а запруды оставь на завтра. Тебе нужно поскорее просохнуть и согреться.

— Но, ваша светлость, весь день еще впереди! — протестующе заговорил старик. Его лицо потемнело. — Если вы думаете, что я уже не в силах работать, так…

— Я намерен разобраться с гадюками, и ты мне по дороге расскажешь, как обстоят дела, — быстро перебил его Хоук.

— Ну, если так… — неуверенно нахмурился Хэверс. Хоук решил прекратить дискуссию:

— Именно так. Поехали скорее, я просто умираю от голода, да и ты, должно быть, промерз до костей.

Старик неохотно взгромоздился на Блубелл и последовал за Хоуком вверх по склону холма. Неожиданно он широко улыбнулся.

— Ох, до чего же хороши у нас форели в верхнем течении! Во всем Суссексе таких не найти!

— Мисс Мэйфилд сегодня поймала одну. Управляющий нахмурился и почесал затылок.

— Я что-то не заметил удочек. Как же она… — И тут он, изумленно вытаращив глаза, уставился на герцога. — Не хотите же вы сказать, ваша светлость, что учили молодую мисс хватать форель руками? Хотя это, конечно, отличный способ, и мне он нравится. Но для дамы…

Александра скосила глаза на высокомерного герцога, чтобы посмотреть, как он отнесется к выговору, полученному от слуги, пусть даже и уважаемого.

Но герцог, похоже, ничуть не был раздражен.

— Видел бы ты, Хэверс, у нее отлично получилось. После небольшой практики она вполне может стать лучшей из всех твоих учеников.

— Видать, вы ее уже научили — ваша похвала многого стоит. Александра, не сдержавшись, презрительно фыркнула при этих словах старого слуги.

— Да, давненько это было, ваша светлость… — тихо и задумчиво произнес старик, и в его голосе послышалась искренняя печаль.

— Восемь лет прошло, — откликнулся Хоук. И они надолго умолкли, а девушке показалось, что оба они ушли в воспоминания… и, судя по выражению их лиц, не слишком приятные.

Наконец Хэверс откашлялся и заговорил:

— Может, сейчас и не время… но я должен сказать, ваша светлость, что есть тут кое-какие дела, требующие вашего внимания. Плотины в нижней части ручья нуждаются в ремонте, мелководье внизу заиливается, а лебеди… — Голос его замер.

— Что с лебедями? — резко спросил герцог.

— Они вымирают, ваша светлость. Там, где много ила, молодняк застревает и частенько гибнет, это для них вроде ловушек. — Хэверс горестно покачал головой. — Королевские лебеди уже восемь поколений живут в Хоуксвише, — более твердо продолжил он, — и мне бы хотелось думать, что они и дальше будут здесь жить и украшать имение своей чистотой и красотой… — Внезапно старик умолк, явно смутившись оттого, что слишком разговорился.

— Почему мне не доложили обо всем раньше?

— Не потому, что не старались, ваша светлость. Дэвис постоянно слышит мои предостережения, и он обещал, что напишет вам в Лондон. Может быть, он так и не написал. А может быть, вы были слишком заняты другими делами, — с легким укором в голосе ответил Хэверс.

Хоук, нахмурившись, припомнил глупую суету двух последних лет. Два года после побега Изабель. Два года, в течение которых он забыл обо всем на свете, кроме отчаянного желания отыскать жену и сбросить с себя бремя своей одержимости ею.

Он совершенно не помнил, чтобы ему доводилось слышать о проблемах Хоуксвиша, но он не мог бы поклясться, что ему о них не докладывали. Просто в эти годы он лишь краем глаза просматривал доклады управляющего.

Хоуксворта охватил стыд, когда он понял, как запущенны дела имения. И лебеди были всего лишь примером общего положения вещей…

— Да еще с гадюками трудности, — грубовато продолжил седовласый слуга. — Непонятно, где у них гнезда. Я уж и так, и эдак их выслеживал — нет, не найти. А их сейчас расплодилось столько, сколько я в жизни не видал! И если зима будет теплой, их станет еще больше. Честно говоря, меня это до смерти беспокоит, ваша светлость, и я их боюсь… хотя вообще-то я не многого боюсь в этом мире.

На этот раз укор в голосе старого слуги прозвучал весьма отчетливо. Хоук, конечно же, знал, что змеи всегда представляли собой немалую угрозу… и если их число начнет быстро расти…

— А пещеры в нижнем течении осматривали?

— Те, где вы поймали гадюку в день своего рождения, когда вам исполнилось десять лет? Да, там я обнаружил одну семейку, но и только. Остальные, должно быть, нашли местечко понадежнее. Если бы только мне дали побольше людей…

— Так почему ты не потребуешь дюжину-другую? — нетерпеливо перебил его герцог.

Хэверс задержался с ответом, явно чем-то смущенный.

— Ну?..

— Да ведь не дело Дэвиса нарушать ваши приказы, ваша светлость. «Лакеи работают в доме, конюхи в конюшнях, садовники в парке, егеря в лесных угодьях…» Так вы распорядились.

Хоуксворт ощутил холодный ком в желудке, когда вспомнил, почему произнес эти слова. Слова, сказанные в горечи и гневе. Слова, сказанные сразу после того, как он наткнулся на Изабель и юного конюха, скрывавшихся в густом кустарнике…

— Все теперь изменится, — коротко сказал Хоук, пылая гневом на самого себя за то, что так грубо пренебрегал делами своих владений в последние годы. — Ты скоро получишь нужную тебе помощь. Мы найдем змеиные гнезда и избавим Хоуксвиш от черной угрозы. А чуть позднее у тебя будет разрешение делать для защиты лебедей все, что ты посчитаешь нужным. Наймем в Альфристоне сотню человек, поставим новые плотины. Я не намерен терять лебедей, — добавил он резко, и похоже было, что последние его слова прозвучали скорее для женщины, сидевшей впереди него на лошади, чем для старого управляющего.

Александра насторожилась. «Ну, это мы еще посмотрим», — подумала она.

— Я все сделаю, что надо, ваша светлость! Так хорошо, что вы вернулись! И вы уж извините меня, но я все-таки скажу — ведь теперь Хоуксвиш принадлежит вам, и вы должны заботиться о нем. Вы уже не маркиз Дервент. Два года прошло с тех пор, как ваш отец скончался. Вы теперь глава дома. И Хоуксвиш в вас нуждается.

«И мне нужен Хоуксвиш», — подумал герцог. Да, старик не произнес этих слов, но они подразумевались.

Ветер донес до них резкий крик пустельги… и умчался к утесам на юге. Хоук невидящими глазами смотрел вперед, ощущая тяжесть вины, понимая, как близок он был к тому, чтобы разрушить красоту и порядок имения предков. Нет, он никогда больше не забросит Хоуксвиш!

— И вот еще что, Хэверс…

Старик обеспокоенно посмотрел на герцога, но выражение лица Хоука было непроницаемым.

— Все твои грандиозные проекты придется отложить до завтра. А сегодня ты должен посидеть дома, у огня.

— Слушаюсь, ваша светлость, — просветлев, воскликнул старик.

Хоук, погруженный в собственные мысли, совсем не заметил, как напряглась вдруг женщина, сидевшая впереди него.

— Маркиз Дервент? — резко спросила Александра.

— Да, это мой прежний титул. Тебе это имя знакомо? Уж и не знаю, гордиться мне или обижаться на то, что слава обо мне летит впереди меня. Могу я поинтересоваться, какие сказки ты обо мне слышала?

Александра промолчала. Перед ее расширившимися глазами вдруг закружились и поплыли зеленые склоны холмов, а потом все потемнело от нахлынувшей на нее слепой ненависти…

— Неужели все так плохо?

Она стиснула зубы, пытаясь совладать с приступом ярости. Чтоб он подавился своей репутацией! Неужели это он, неужели это его небрежная подпись стояла под документом об отзыве с должности ее отца?.. Маркиз Дервент? А теперь — герцог Хоуксворт?.. Убийца ее отца!

Застыв в напряженном молчании, Александра поглубже упрятала свою горечь и принялась обдумывать ближайшее будущее. И обжигающую ярость сменили холодный расчет и жажда мести.

Герцог не мог видеть, как в аквамариновых глазах девушки засветилась твердая решимость. Да, сказала себе Александра, это будет сладко, так сладко — увидеть страдания мерзавца… Она заставит его испытать те же муки, что испытывал ее отец в последние дни жизни…

Вдали показался большой дом, и на губах Александры заиграла недобрая улыбка. Да, ей следует остаться здесь… и она останется, потому что ей нужно узнать об этом человеке все… А когда настанет час, она погубит его, так же безжалостно и решительно, как он погубил ее отца. И это доставит ей несказанное наслаждение. Ведь только мысль о мести позволила ей продержаться в те горькие дни и недели после самоубийства отца… Похоже, судьба не напрасно вела ее извилистыми тропами и бросила наконец в руки ее злейшего врага… судьба дает ей возможность свершить правосудие. «Может быть, — мрачно подумала Александра, — в мире все-таки есть справедливость…»

Глава 23

Тени за окном комнаты Александры стали длиннее. За лесистыми холмами угасало солнце, и в долинах сгущались сумерки.

Ночь — время темных замыслов, время мести.

Луна давно уже поднялась над деревьями, а Александра все еще неподвижно стояла у окна, видя перед собой не мягкий пейзаж Англии, а выжженные солнцем индийские равнины. Перед ее задумчивым взором одна за другой сменялись такие знакомые с детства картины. Сверкал кроваво-красный Закат… на якоре в Бенгальском заливе — большая шхуна. Девушка видела белые оштукатуренные дома, затихшие под жарким полуденным солнцем… Мерно покачивались опахала… пахло мятой и имбирем… шумели базары, клубилась под ногами белая пыль…

Она видела лица — знакомые и незнакомые… смутно вспоминала хрупкую красоту матери… гладкое лицо айи с кожей орехового цвета. Видела отца в последние дни его жизни — сдержанного, полного достоинства, лишь в его глазах застыла боль, говорящая о страшных душевных муках.

Александра потянулась к нему, но он посмотрел сквозь нее и ушел, сложив руки за спиной, как делал это всегда в те моменты, когда обдумывал сложные вопросы государственной политики.

«Отец!» — позвала Александра, но он не обернулся. Да он и не мог ей помочь. Теперь она стала женщиной и должна была отомстить сама…

За ее спиной послышался звук открываемой двери.

— Почему ты стоишь в темноте?

Роскошный голос, отстраненно подумала Александра, богатый тонами, голос темной, неодолимой страсти, голос господина, привыкшего повелевать. Голос человека, который всегда получает то, чего он хочет.

Но на этот раз все будет иначе.

Она услышала, как он высекает огонь и зажигает свечу. Его запах заполнил комнату — запах свежего воздуха, кожи и дерева, чуть пряного мыла…

Хоук подошел к ней, постоял, в задумчивости намотал на палец золотой локон, упавший на плечо Александры.

— Оставьте меня, — холодно сказала она. — Прежде чем… — Она вовремя остановилась.

Лицо герцога мгновенно изменилось, застыло, превратилось в ледяную маску. Но Александра успела заметить, как в серых глазах мелькнуло острое любопытство.

— Прежде чем что? — И рука Хоука сильнее дернула локон.

— Вы делаете мне больно. Похоже, вы из тех, кто постоянно причиняет боль другим.

— Утром ты думала иначе. Утром твое тело содрогалось от других ощущений, хотя ты и не желаешь признать этого. Почему ты сопротивляешься мне, маленькая чертовка? — резко спросил он. — Я обещаю тебе защиту и тысячи радостей, все, что может дать богатство. Я обещаю тебе наслаждение. И не сомневаюсь: тысячи женщин были бы рады очутиться на твоем месте.

— Вот и предлагайте все это им, а я не намерена пополнять ваш гарем.

Александра отошла в другой конец комнаты. Посмотрев на пол, она вдруг заметила некий предмет, чуть высунувшийся из-под кровати. Она задумчиво прищурилась, потом судорожно вздохнула… Когда же мгновением позже Александра сделала шаг в сторону герцога, на ее губах играла чуть заметная улыбка.

— Впрочем, я, может быть, немного поспешила, — мягко сказала она. — Мне следует подумать над вашим предложением. Что вы скажете насчет того, чтобы завтра показать мне ваши земли? Какие-нибудь отдаленные и уединенные уголки с прекрасными пейзажами? — Она полуприкрыла глаза, изучая Хоука сквозь густые ресницы.

— Да что с тобой происходит? — прорычал Хоук, в два шага одолевая расстояние между ними и хватая Александру за плечи. — То ты ведешь себя, как сварливая баба, то… — Он грубо притянул ее к себе и прижал к груди; серебристые глаза обшарили ее лицо. — То вдруг выкидываешь фокус, достойный профессиональной шлюхи. Так кто же ты?

— Поедем завтра кататься верхом, и, возможно, вы это узнаете, — с вызовом произнесла Александра, нервно облизывая кончиком языка нижнюю губу.

У Хоука перехватило дыхание. Он зачарованно уставился на этот розовый язычок, скользнувший по пухлой губе… и его чресла пронзила внезапная боль желания. Боже, как он хотел ее! Прямо сейчас, на покрытом ковром полу… чтобы ощутить ее длинные ноги на своей талии… Прямо сейчас.

Насмешливый голос Александры прервал его лихорадочные мысли:

— Завтра, ваша светлость. Если, конечно, вы не заявите, что не можете подождать до утра. В общем, мы даже можем заключить нечто вроде пари…

— Ах ты, сучка! — прорычал Хоук. Неожиданно он выпустил ее плечи, и его руки сжались в кулаки. — Я могу подождать, Александра. Уж поверь — то, что я сделаю с тобой завтра, стоит ожидания.

Хоук давным-давно ушел, а Александра все лежала в постели без сна, следя за его тенью, мелькавшей туда-сюда под смежной дверью. Но он не пытался войти в спальню к девушке, и Александра знала, что он даже не думает об этом. Ему не позволит его болезненно раздутая гордость. Он подождет до утра.

Да, он не придет до утра, и у нее будет нужное ей время. Она осторожно выскользнула из постели и опустилась на колени рядом с кроватью, пошарив рукой, ощутила тяжелый холодный металл. Дрожащие пальцы девушки нежно погладили рукоятку пистолета, которым угрожал ей наемник Телфорда. В общей суматохе о пистолете никто не вспомнил…

Александра бесшумно подошла к окну. В слабом свете луны она рассмотрела оружие. У пистолета был длинный нарезной ствол. Когда же она увидела современный ударный капсюль, покрытый медью, ее брови удивленно приподнялись. Оружие было отнюдь не из тех, что можно ожидать увидеть в руках грубой скотины, подобной тем мужикам, что напали на Александру.

Но тут же девушка догадалась, что пистолет вовсе и не принадлежал тому мужику. Это было оружие Телфорда, смертельного врага Хоуксворта.

Что ж, оружие попало в нужные руки. Александра осторожно оторвала полоску от подола ночной рубашки и обмотала курок. Ей вовсе не хотелось, чтобы эта чертова штука выстрелила сама и не вовремя. Заткнув другим обрывком ствол, Александра мрачно усмехнулась. Теперь осталось лишь привязать пистолет к ноге под коленом — там он будет надежно укрыт…

Александра была преисполнена холодной решимости. Она не сожалела о том, что у нее есть всего один выстрел. Отец не зря учил ее. Одного выстрела будет достаточно.

Рассвет едва начинался, когда Хоук распахнул дверь между спальнями. К его удивлению, Александра была уже одета и готова к выходу, но Хоук никак не проявил своего недоумения. Он обратил внимание, что девушка очень бледна и у нее под глазами появились темные круги… Она казалась крайне рассеянной, ушедшей в свои мысли, что привело Хоука в ярость.

Они не обменялись ни словом, пока завтракали, а потом спускались по широкой лестнице к парадной двери, у которой их ждали оседланные лошади.

Александра отметила, что на спине Аладдина были навьючены набитые седельные сумки; она вопросительно посмотрела на Хоука.

— Мы вернемся только завтра. — Его серые глаза одарили девушку насмешливым взглядом.

Она в ответ лишь пожала плечами и больше уже не смотрела на него, чтобы он не заметил ее внутреннего напряжения, которое она старательно прятала под маской холодной безмятежности.

А Хоук намеревался отправиться в дешевую гостиницу на побережье — такую, в которой останавливались матросы, контрабандисты и проститутки, — и там выставить Александру напоказ, и дать ей понять, что он думает о ней… Дальнейшего он пока не планировал, хотя где-то в глубине его души маячила идея отвезти ее снова на «Сильф». Но это он решит в свое время, сказал себе Хоук.

Они двинулись в путь быстрым шагом, но не настолько быстрым, чтобы лошади устали задолго до конца длинного пути.

Но вот Хоук увидел впереди меловой утес, за которым поблескивали воды Ла-Манша. Солнце к этому времени поднялось уже достаточно высоко.

— Остановимся здесь, — коротко сказал герцог, расправляя плечи и наслаждаясь солнечным теплом.

— Где мы?

— В достаточно отдаленном месте, — насмешливо ответил он. — Вон за той вершиной — пролив. В очень ясные дни отсюда можно разглядеть берега Франции. — Он нахмурился, прищурил глаза, всмотрелся в гряду облаков, плывущих от берега к проливу. — Но не сегодня. — Он бросил поводья. — Отдохнем немного.

Несмотря на всю свою решимость, Александра вдруг почувствовала страх. Но она взяла себя в руки, сосредоточившись на прекрасном мгновении, которое ожидает ее: мгновении возмездия… Тяжесть пистолета сладко давила на ее колено… Она посмотрела на Хоука:

— Вы так добры ко мне, сахиб! — И соскочила на землю. Хоук тоже спешился и снял со спины Аладдина сумки.

Потом он отпустил лошадей пастись.

— Они не сбегут? — спросила Александра.

— Аладдин никогда не уходит далеко, а Блубелл, насколько я ее знаю, его не оставит.

Достав из сумки одеяло, Хоук расстелил его на траве. Улегшись на бок и оперевшись локтем о землю, он спокойно оглядел девушку.

— Иди сюда, Александра, — приказал он.

Девушка вздрогнула, встретившись с ним взглядом. Она все еще стояла возле своей лошади, сжимая в пальцах поводья. Она чувствовала спиной лошадиный бок, и ей отчаянно не хотелось уходить от этого успокаивающего тепла. Кобыла тихонько заржала, уловив напряжение, возникшее между людьми. Несколько долгих мгновений девушка не шевелилась.

— Тебе нужно быть гораздо ближе ко мне, чем сейчас, дорогая… чтобы я мог сделать то, что намереваюсь. Или ты вдруг утратила самообладание?

Александра, увидев хищные искры в глазах Хоука, задышала вдруг быстро и прерывисто. Вызывающе вздернув подбородок, подошла к одеялу и уселась на самый его краешек, подальше от Хоука. Но он мгновенно выбросил вперед руку и, схватив Александру, резко подтянул ее к себе.

— Вот так-то лучше, — прошептал Хоук, гладя девушку по спине. — А почему у тебя такой испуганный вид, дорогая? Насколько я помню, ты сама предложила эту прогулку.

Александра стиснула зубы, собирая силы для того, что должно было произойти. Глаза Хоука сузились.

— Я намерен получить ответ, что ты собой представляешь, милая? Шлюха ты или сварливая мегера? — Он медленно провел пальцами по ее спине, положил ладонь на ягодицы девушки и крепко притиснул ее тело к своему паху.

У Александры перехватило дыхание, когда она ощутила его твердое мужское естество, горячо и настойчиво прижимающееся к ее животу…

Хоук засмеялся, и в его жестком, насмешливом взгляде не было ни капли тепла.

— Место далекое и уединенное, как ты просила, — напомнил он. — Ведь ты именно это имела в виду?

Мысли Александры бешено метались. Она осторожно передвинула колено, приближая пистолет к руке.

— Меня устраивает любое место, где нас не потревожат, ваша светлость, — сказала она, глядя ему в лицо и отчаянно боясь, что он заметит ее растерянность. — Любое, где мы смогли бы получше узнать друг друга, не боясь, что нас прервут. — Говоря, она пыталась нащупать узел, удерживающий пистолет на месте.

— А потом?

Александра чуть шевельнулась.

— Потом? — повторила она с легкой неуверенностью в голосе.

— Ну да, потом. Или это еще один из твоих фокусов, женщина? Ты знаешь, как называют таких, как ты, правда? — язвительно произнес Хоук.

В этот момент Александра нащупала узел. Ее пальцы задрожали, осталось одолеть последнее препятствие, а затем — сладкая месть…

Но когда она почувствовала, что пистолет вот-вот освободится, Хоук внезапно перевернулся и лег на нее. Александра лихорадочно вцепилась в оружие, едва успев удержать его… еще мгновение, и пистолет свалился бы прямо под ноги Хоуку. Ее сердце отчаянно колотилось, и девушка молилась о том, чтобы герцог не заметил странных движений ее руки.

— Не знаю, к чему ты клонишь, Александра, но пойми вот что: не будет больше никаких побегов и никаких помех. — Глаза Хоука, похожие на зимнее море, изучали девушку. — Сегодня я намерен научить тебя многому. И уверен, ты окажешься способной ученицей.

Да забери его, дьявол, вместе с его наукой, думала Александра. Лучше бы он убрал подальше свое колено и дал ей возможность закончить дело! Ведь пистолет почти уже на свободе!

Неожиданно Хоук схватил ее руки и завел их наверх, прижав к траве над ее головой.

— Теперь будет то, что должно было быть с самого начала, моя лебедушка. Я буду обладать тобой долго и страстно, до тех пор, пока ты не начнешь умолять меня закончить сладкую муку и довести нас обоих до высшего наслаждения. А потом ты уже не будешь думать ни о побеге, ни о свободе.

Ветер, сорвавшийся с вершины холма, растрепал золотые локоны Александры, бросил их в лицо Хоуку. И между двумя телами словно пронеслась испепеляющая молния. На мгновение оба замерли. И тут крупная капля упала на лицо Хоука, за ней другая, третья…

Нахмурившись, Хоук поднял голову и, посмотрев наверх, увидел низкие темные облака, стремительно несущиеся к морю. Черт бы их побрал, подумал Хоук. Теперь придется искать укрытие. Выругавшись длинно и цветисто, он встал и рывком поднял на ноги девушку. Свистом подозвал Аладдина, бродившего у подножия холма.

— Ч-то вы делаете? Что вы!.. — хрипло выкрикнула Александра. Ведь месть была так близка!

— Ты что, не видишь? Гроза начинается! Или твои ночные кошмары всего лишь игра?

Александра посмотрела на юг — и чуть заметно содрогнулась, увидя черные клубы туч, несущихся над проливом.

— Идем! — скомандовал Хоук, таща ее вверх по склону. Ветер быстро набирал силу, швыряя в лицо капли дождя.

Когда Александра и Хоук добежали до вершины холма, она увидела по другую его сторону старый сарай, окруженный полуразвалившейся редкой изгородью. Неожиданно Хоук отпустил руку девушки и схватил обеих лошадей за поводья. Над Ла-Маншем сверкнул огненный зигзаг молнии. Лошади, вскинув головы, нервно загарцевали, и Хоуку стоило немалого труда удержать их.

— Беги в сарай, я привяжу лошадей! — крикнул он, и его голос был едва слышен за раскатом грома.

Александра рывком распахнула тяжелую дверь и бросилась в темную глубь сарая. Но тут же вернулась к двери и налегла на нее плечом; ветер не давал ей захлопнуть дверь, но наконец Александре удалось это сделать. А потом девушка быстро приподняла юбку и дрожащими пальцами схватила пистолет. Теперь ей оставалось лишь размотать лоскут, удерживающий спусковой крючок.

Ну, вот и пробил час, яростно думала она. Пусть теперь этот дьявол приходит, она готова.

Скрипнула, открываясь, дверь… потом громко захлопнулась. На одно мгновение внутренность сарая осветилась молнией, и Александра увидела насквозь промокшего герцога. Его темные волосы прилипли ко лбу. Быстро сбросив куртку, Хоук подошел к большой куче сена, сваленного возле стены, и стал что-то искать.

Наконец, мрачно рассмеявшись, он отодвинул щит, прикрывавший тайник в стене у самого пола.

— Отлично! Все на месте. — И он извлек из тайника старый фонарь без стекол и огниво. За ними последовал маленький деревянный бочонок.

— Контрабандисты прячут здесь шелк и бренди, — пояснил Хоук. — Когда за ними гонятся акцизные чиновники, они отсиживаются тут денек-другой, а уж потом, глубокой ночью, отправляются дальше. — Он говорил, не оборачиваясь, поскольку одновременно пытался зажечь вставленную в фонарь свечу. Наконец ему удалось это сделать, и Хоук поставил фонарь на бочонок.

После этого он снова сунул руку в тайник. На этот раз на свет появились две попоны, большой кусок французских кружев и пара изумительных хрустальных стаканов.

— Неплохо… это, без сомнения, особый заказ, для невесты. Как видишь, у нас есть все, чтобы переждать непогоду, включая и бренди прямо из Парижа.

Холодные пальцы Александры стиснули пистолет, спрятанный в складках юбки.

— Пожалуй, мне не следует удивляться тому, что вы так много знаете о делах контрабандистов, — язвительно сказала она.

— Об их делах знают все живущие на побережье, — ответил Хоук, пожав плечами.

— Ну да, а убийце в особенности нужно это знать.

— Убийце? — Он нахмурился, когда до него дошел смысл ее слов. — О чем это ты?

— О вас, маркиз Дервент. Вы убийца! — Александра заговорила громко, высоким голосом, наконец-то позволив себе произнести слова, давным-давно сжигавшие ее душу. — «Настоящим письмом мы приказываем вам немедленно вернуться в Лондон, где вы ответите на обвинения во взяточничестве, коррупции и грубой безответственности, приведшей к восстанию сипаев и стоившей двухсот жизней». Вам эти слова не кажутся знакомыми, ваша светлость? Вы помните, как поставили свою подпись под этим документом? Хоук наморщил лоб, соображая.

— Я полагаю, речь идет об отзыве генерал-губернатора после подавления беспорядков в Веллуру? Да, я имел отношение к этому документу. А почему это тебя интересует?

— Вам, похоже, нравится спихивать людей в сточную канаву? — воскликнула Александра, когда герцог умолк. — Вам было приятно погубить человека, отдавшего двадцать пять лет безупречной службе короне Англии, и вы это сделали одним росчерком пера! И это вы, за всю свою жизнь ни дня не занимавшийся честным трудом!

— Но в письме просто излагалось решение Контрольного совета, — медленно произнес Хоук. — И это решение было принято после двухмесячных обсуждений. Ведь кто-то совершил ошибку — и кто-то должен был за нее ответить. Да, обвинили Мэйтланда, он нес ответственность за все.

— Так просто? Свалили все на одного человека — и довольны? — Александра горько рассмеялась. — Но на деле все не так-то и просто, ваша светлость. Потому что оклеветанный генерал-губернатор был моим отцом, и вы ответите за ту боль, что ему пришлось испытать, за ту пулю, что оборвала его жизнь!

Александра медленно выпростала руку из складок юбки, подняла пистолет и прицелилась прямо в лоб Хоука.

— Ну, хорошо, я виноват, — мягко сказал он.

— В этом нет сомнений.

— Ты что, сумасшедшая?

— Возможно, — со смехом выкрикнула Александра. — Но это радостное безумие, ведь вы наконец у меня на мушке! Как приятно будет видеть ваши страдания!

Хоук шагнул вперед. «Боже праведный, — подумал он, — так это дочь лорда Персиваля Мэйтланда?!»

— Не двигайтесь! — предостерегла его Александра. — Я с десяти шагов попадаю в глаз щуки!

— И этому тебя научил отец?

— Да, мой отец… человек, чье имя вы недостойны даже произносить!

— Человек, который чуть не погубил свой гарнизон. Человек, который отказался отвечать за неправильные решения в момент кризиса.

— Нет! — пронзительно выкрикнула Александра, и громкий вой ветра поддержал ее. — Это была не его вина! Это вина тех людей, которые приказывали ему делать невозможное! Людей, которые ни малейшего представления не имеют о жизни Индии! Людей вроде вас, будь проклята ваша низкая душонка!

Хоук осторожно придвинулся ближе к ней.

— Так ты задумала все это ради мести? Для этого ты в ту ночь искала меня в тумане?

— Разумеется! — солгала Александра. — Я приехала сюда, чтобы уничтожить вас. Заставить заплатить за ту бесстыдную несправедливость, которую вы совершили в отношении достойного человека!

Снаружи раздался удар грома, и рука Александры слегка дрогнула.

— Но я не хочу быть уничтоженным. — Он продвинулся еще на шаг. — Впрочем, да, ты на это способна. Вот только… прислушайся, Александра! Бушует буря… ты слышишь гром? — Его глаза сверкали в полутьме. — Это огонь Дьявола!

— Стойте! — яростно закричала она, чувствуя, как дрожат ее руки. — Буря или нет, я всажу пулю в вашу голову! Будьте уверены, я не промахнусь… тем более из такого пистолета!

— Неужели и это дело рук Телфорда? — с холодным бесстрастием спросил Хоук.

— Это моя месть! — выкрикнула Александра. — Мне не нужна ничья помощь! Я задумала ее в ту ночь, когда нашла тело отца!

— А ты когда-нибудь стреляла в человека, Александра? — мягко спросил Хоук, делая еще один осторожный шаг. — Тебе приходилось слышать последний вздох, оказаться достаточно близко, чтобы увидеть, как становятся пустыми и мертвыми глаза, когда жизнь покидает тело?

— Я это увижу скоро! И буду смеяться!

— Не думаю. Ты не представляешь, что это такое.

Свет яркой молнии прорезал щели стен, и Александра увидела, что губы герцога сжались в тонкую линию.

В темноте, последовавшей затем, ей представилось другое помещение — белая комната, залитая кровью, полная удушающего запаха смерти. И ее отец, лежащий среди аккуратных стопок бумаг на письменном столе…

Рука Александры дрогнула.

— Нет! — простонала она. — Вы умрете за то, что сделали с ним! И вы, и те двое, что вместе с вами подписали его смертный приговор!

— Гроза прямо над нами. Ты слышишь, как воет ветер?..

— Заткнитесь, ублюдок! Это вам не поможет!

— Ты уверена? — спросил он, приближаясь еще немного. Теперь между ними оставалось не больше четырех футов. — Прислушайся, Александра! — с мягкой настойчивостью произнес он. — Они зовут тебя. Как демоны ада, скребутся в дверь… — И, словно подтверждая его слова, ветер взвыл и на стены и крышу сарая обрушились потоки дождя.

— Стойте!

— Они идут, Александра. Ты слышишь?

— Убийца! — закричала она, перекрывая шум бури. И содрогнулась, потому что Ужас подкрался к ней сзади. — То, что вы сделали, — все равно что выстрел в спину! Но я увижу ваше лицо, когда вы будете умирать!

Молния полыхнула прямо над их головами, и тут же загремел гром, и старое строение задрожало под напором разбушевавшейся стихии. А потом послышался чей-то вопль…

— Я должна это сделать! — беспомощно выкрикнула Александра, но ее палец не мог шевельнуться…

— Так давай же, — прорычал Хоук. — Сделай это! Ну!

И внезапно раздался выстрел, полыхнул огонь, и пуля просвистела у самого уха Хоука… и срезала огонек свечи, стоявшей в старом фонаре без стекол.

— Прости меня, отец! — надломившимся голосом простонала Александра, отшвыривая пистолет.

В следующее мгновение руки Хоука схватили ее за плечи и яростно встряхнули.

— Так ты хотела пустить эту пулю мне в сердце, да, Александра Мэйтланд? Да, лучше бы тебе и вправду это сделать! — угрожающе произнес он, швыряя ее на кучу сена.

Она упала — и замерла, смертельно побледнев, сжав руки на груди… Гроза бушевала вовсю, в сарае царила полутьма…

Александра изо всех сил пыталась справиться с дрожью в теле. Ее прекрасные глаза расширились.

— Нет, — простонала она, — не надо больше…

— Надо, и гораздо больше, — прорычал Хоук, склоняясь над ней. — Но на этот раз буду я, а не страшный сон.

— Айя! — еле слышно пробормотала девушка и затихла.

— Проснись! — закричал Хоук, накрывая ее своим телом. — Это не сон! Ты здесь, в Англии, это не Индия! Проснись, черт побери! Сопротивляйся мне!

Еще один удар грома сотряс воздух. И тут Хоук услышал ржание лошадей, а затем глухой топот копыт. Черт побери! Они ускакали, хотя он и привязывал их!

Оставив свою пленницу, Хоук вскочил, бросился к двери и распахнул ее как раз вовремя, чтобы увидеть, как Аладдин и Блубелл исчезают за серой пеленой дождя. Хоук выругался длинно и затейливо.

А когда он услышал шорох сена за своей спиной, было уже поздно: его пленница, глядя перед собой невидящими глазами, выскочила прямо под удары бури.

Крошечные острые когти разрывали ее плоть, тысячи твердых пальцев толкали ее… голодные зубы щелкали у ее ног…

Она отчаянно боролась, но все больше и больше злых лап вцеплялось в ее волосы и шею. Но Александра не сдавалась, потому что смутно осознавала: уступить — значит умереть.

— Отец, где ты?! — кричала она, но ей отвечал лишь ветер, визгливо завывающий в вышине, несущий к ней прежний Ужас.

Огонь Дьявола полыхнул в небе, рассыпав по земле свои искры. Длинные пальцы обвились вокруг шеи девушки и безжалостно сжимались. Задыхаясь, она пыталась схватить их, но ловила руками лишь воздух.

Черные волны страха снова и снова обрушивались на нее, в ушах все громче звучал чей-то странный тонкий вопль…

Тысячи голосов выкрикивали ее имя, и над всем этим безумным грохотом звучал голос ее страха. Она в отчаянии глотала воздух, она упала на колени и размахивала руками…

Но железные узы все стягивались и стягивались вокруг нее, и наконец ее сознание поглотила тьма. И налетевший порыв ветра унес рыдание, сорвавшееся с ее губ.

Ругаясь на чем свет стоит, Хоук, пригибаясь под бьющим лицо дождем, поднимался на холм, почти ничего не видя перед собой. Он спешил в ту сторону, где исчезла Александра, доля судьбу о том, чтобы найти девушку прежде, чем она доберется до обрывистых утесов. На вершине холма он остановился, согнувшись под порывами ветра и стирая ладонью с лица потоки дождя, пытаясь вглядеться в противоположный склон.

И тут он услышал ее крик. Хоук бросился вперед, спотыкаясь и едва не падая. Он чуть было не проскочил мимо девушки. Она зацепилась за кует карликового боярышника и отчаянно сражалась с ним; ее золотые волосы запутались в колючих ветвях. И чем сильнее билась Александра, тем крепче держали ее тысячи колючек. По щекам девушки текли слезы, глаза затуманились от боли… Неожиданно она упала на колени и отчаянно закричала, охваченная слепым ужасом.

— Не шевелись! — приказал Хоук, но ветер заглушил его слова и унес их вместе с ее истерическим хохотом.

Хоук схватил ее за волосы, потом быстро сунул руку в ботинок, где был спрятан нож. Через пять минут он уже искромсал куст, освободив Александру, и перекинул девушку через плечо. Как ни странно, она не пыталась сопротивляться, только дрожала с головы до ног. Хоук заскочил в сарай, уложил ее на сено, и она замерла, вытянувшись, глядя прямо перед собой невидящими глазами. Хоук мрачно сорвал с нее платье и изодранную сорочку и завернул Александру в попону. Потом он принялся растирать ее заледеневшую кожу, но она, похоже, ничего не замечала.

Яростно выругавшись, Хоук подошел к бочонку с бренди, доверху наполнил спиртным хрустальный стакан и заставил Александру сделать несколько глотков. Она покорно проглотила бренди, безвольно обвиснув в руках Хоука. Он снова поднес стакан к ее губам, влив ей в рот еще бренди. Она закашлялась: огненный спирт обжег ей горло. Вяло подняв руку, она попыталась оттолкнуть пальцы Хоука, державшие стакан у ее лица.

— Н-не надо… — с трудом пробормотала она. — Слишком много смертей… Прости меня, отец…

Хоук мрачно улыбнулся. Сняв мокрую одежду, он забрался под попону рядом с Александрой. Скоро она будет просить не прощения, а пощады, видит Бог!

Просунув руку между их влажными телами, Хоук принялся растирать ее кожу, возвращая тепло застывшим мышцам. Дождь колотил по крыше сарая, перекликаясь с глухими ударами его сердца, и Хоук задал вопрос, по-прежнему не дававший ему покоя:

— Кто послал тебя, Александра? Телфорд? Это была его идея?

Она что-то пробормотала между неглубокими, прерывистыми вздохами, и Хоук наклонился поближе к ней, прислушиваясь.

— Кто? — резко повторил он.

— Никто… я сама. Моя месть… Всем им… отомстить… Хоука охватило острое, глубокое чувство облегчения. Сейчас она не лгала, он это знал, — потому что была во власти безумия, потому что не в состоянии была солгать.

— Так, значит, все это касается только нас двоих, — прошептал он. Его пальцы сильно массировали спину и ягодицы девушки, он прижимал ее к своему горячему телу, не прекращая растирать ее. — Проснись, очнись, Александра! Гроза уже кончается. Но начнется новая буря, клянусь…

Он чуть отодвинулся, положив ладони на холодные, напряженные соски, дразняще касавшиеся его груди. Он безжалостно ласкал их… потом его пальцы спустились к животу девушки. Когда она вдруг протестующе вскрикнула, Хоук резким движением раздвинул ее ноги и положил ладонь на пушистый треугольник…

Он не пропустил тот момент, когда испуганные всхлипывания превратились в стон наслаждения. Им руководили инстинкт и богатый опыт… да, ей было хорошо, хотя сама она и осознавала этого.

Он понимал, что должен остановиться, оставить ее в покое, но его самого уже охватило безумие. Его горячие руки стискивали бедра Александры. Внезапно она широко открыла глаза, и страшный бред уступил место не менее страшной реальности. Громко всхлипнув, она заколотила кулаками по груди Хоука.

— Отпустите меня, убийца! — закричала она. — Неужели вам мало того, что вы уже сделали?!

С горькой улыбкой Хоук одним движением завел ее руки за голову. Его окаменевшее мужское естество неудержимо стремилось к ее телу…

— Мало, конечно, мало! — Он нашел то, что искал, и коснулся края заветной щели. — Тебе мало, а обо мне и говорить нечего.

Она бешено извернулась, но он прижал ее ногой, проникая пальцем внутрь, выскальзывая и проникая вновь… пока она не выгнулась в слепом экстазе.

— Да, пока что мне мало… — пробормотал он. Александра чувствовала, как ее тело пронзают огненные молнии, как ее обнаженные нервы обливает серебряным огнем… Ее тело как бы отделилось от ее души, оно существовало само по себе, оно уступало ласке опытных рук, и все ее мышцы напряглись в ожидании освобождения…

Она этого жаждала, но продолжала сопротивляться. Пальцы Хоука кружили возле чувствительной точки, проникали вглубь, быстро отступали…

— Сейчас? — хрипло спросил он.

— Никог-гда!

— Ну, скажи! — потребовал он.

— О Боже… прекратите! — Это была мольба, полная крайнего отчаяния.

— Скажи, Александра! Довольно лжи!

Она почти теряла сознание. Это было безумие, это было дикое, ослепляющее наслаждение… и Александра больше не в силах была бороться.

— О, прошу… — выкрикнула она голосом, полным мольбы, и ей показалось, что это был голос незнакомой ей женщины.

Хоук поднялся на колени и сжал ладонями ее ягодицы. Проникая в Александру и наполняя ее живым огнем, он смотрел на нее, не отрывая внимательного взгляда от ее лица…

С губ Александры сорвался громкий стон.

— Будьте вы прокляты! — выкрикнула она. — Я ненавижу вас!

Но он лишь расхохотался и вышел из нее, а она беспомощно извивалась, охваченная желанием.

— Да, Александра, вот так-то лучше… лучше, когда ты стонешь от наслаждения… вот так… — Он широко раздвинул ее ноги, и их тела встретились с дикой, ошеломляющей силой. — Почувствуй его! Почувствуй мой огонь!

Александра ощущала, что сознание вот-вот покинет ее. Она хрипло стонала, Хоук продолжал играть с ней, не давая того, чего сам же научил желать.

— Ты уже не противишься мне, лебедушка… Ты стремишься приблизиться… — Он просунул руку между их телами и нащупал чувствительный бутон, крошечный центр ее желания, и нежно погладил его, нежно и осторожно, не позволяя Александре дойти до края и безжалостно продлевая сладкую муку… пока она не стала задыхаться.

— Вот так, — прошептал Хоук. — Вот так будет у нас всегда! Всегда! Где бы я ни любил тебя. — И он снова и снова подводил ее к порогу страсти, разрушая все стоящие между ними барьеры, обучая ее, заставляя ее стонать и выгибаться под ним. Продлевая взаимное наслаждение.

Никаких сожалений, повторял себе Хоук, утопая в черной ярости. Никакой жалости! Лишь гложущая потребность мужчины, которому нужна женщина и который использует ее так, как положено использовать женщину, ища лишь собственного удовольствия.

До Александры словно издалека донесся его хриплый вскрик, она почувствовала, как он напрягся… — Теперь, лебедушка! — простонал он.

И земля покачнулась под Александрой, и она закричала и почувствовала его силу… Она перестала дышать, она содрогалась, она разлетелась мелкими облачками… и с небес увидела Хоука и сверкающие серебряные молнии в его глазах… И стала грозой и бурей, и лишь Хоук мог ее укротить.

А потом Александру закружил водоворот, и она умерла в его черно-серебряных глубинах, но знала, что возродится вновь из пепла насыщенного желания.

Глава 24

А потом они уснули, убаюканные стуком дождевых капель по крыше сарая. Ветер утих, и густые клубы тумана проникли сквозь щелястые стены, скапливаясь в углах. Сырой, прохладный воздух в сарае пропитался запахом сена. Хоук проснулся первым. Он долго лежал, не открывая глаз, наслаждаясь темнотой, полусном, воспоминаниями о пылкой страсти… Он не был еще готов увидеть резкий свет дня, думать об обязанностях и ответственности. Он расслабил плечи, его насытившееся тело отказывалось шевелиться… и Хоук чуть улыбался, прислушиваясь к шуму дождя снаружи.

Он зевнул и лениво вытянул руку и тут же наткнулся на шелковистую кожу. Эффект прикосновения оказался мгновенным и оглушающим. Хоук вздрогнул, словно сунул руку в огонь, и его чресла стиснуло желанием. Хоуку показалось, что он разбух при мысли об обладании этой женщиной… этой гордой, непокорной пленницей, спящей рядом с ним.

Боже праведный, она — дочь лорда Персиваля Мэйтланда! Богатая, избалованная, благородная… Своевольная красавица, с ошеломляющей силой отозвавшаяся на его страсть… Женщина, которая чуть не убила его, пытаясь отомстить за отца!

Мрачная усмешка заиграла на точеном лице герцога, когда он припомнил, как близка была к нему смерть… но выстрел Александры лишь загасил свечу. Чертовски хороший выстрел! Хоук прекрасно знал, что девушка с такой же легкостью могла всадить эту пулю в его сердце.

Но она не сделала этого.

«Осторожнее», — сказал себе Хоук. Женщина — это Господне проклятие, наложенное на мужчину, она создана для того, чтобы одурманивать и предавать. Ни одной женщине нельзя доверять. Он не должен забывать о том, в каком яростном плену держана его Изабель…

И незачем повторять ошибку.

На его щеке дернулся мускул, когда он посмотрел на своевольное существо, спящее рядом с ним на сене. Чудесные волосы Александры разметались, как закатные облака, по коже цвета слоновой кости. Она не была похожа на женщин, которых до сих пор знал Хоук…

Может быть, все дело в том, как она отзывается на его страсть, думал Хоук… А может быть, дело в ее дерзком, горячем духе, опалившем его после ледяных лет с Изабель…

Он этого не знал, да и не хотел знать. Он боялся слишком глубоко заглядывать в собственную душу, исследовать собственные чувства. Ему достаточно было того, что он хотел обладать ею, мог обладать и обладал и намеревался быть с ней снова и снова, пока не угаснет его желание.

И не важно, нравится это ей или нет.

И его совершенно не интересовало то, что эта девушка приехала в Лондон затем, чтобы отыскать и убить его! Хоук нахмурился, ощутив прилив крови к пульсирующему паху. Подавив готовое вырваться проклятие, он приподнялся, опершись на локоть, чтобы видеть ее лицо в тот момент, когда она проснется. И стал ждать.

Что-то защекотало нос Александры, и она отмахнулась, не просыпаясь.

Тепло. Мягко. Так устала…

Что-то снова коснулось ее лица, но она лишь перевернулась на бок, не желая выбираться из уютного кокона сна.

Потом она вдруг сморщила нос. Ее легкие наполнил запах сена, влаги, моря. Кожа и лошади. Она чуть шевельнулась, обеспокоенная… запах мужчины?

Она медленно улыбнулась, охваченная сладкой истомой. И тут ее пальцы наткнулись на широкую грудь, густо поросшую вьющимися волосами. Ее глаза резко распахнулись, и она мгновенно села, и от ее движения разлетелись в разные стороны легкие соломинки. На ее щеках вспыхнули пятна румянца.

— Титания проснулась, — холодно сказал лежавший рядом с ней мужчина. — Я вижу, ты отлично выспалась. Что ж, забавы в сене частенько служат хорошим снотворным. Примите мои поздравления, мисс Мэйтланд. Вы просто великолепны в сексе.

— Вы… вы… — пробормотала Александра. И в то же мгновение на нее нахлынули воспоминания — постыдные воспоминания, заставившие ее задохнуться в ужасе. Воспоминания об изысканной муке, о яростном и свободном наслаждении. Отпрянув от Хоука, она закрыла глаза ладонями, словно пытаясь скрыть от самой себя причиняющие стыд и боль мысли…

Потом она вдруг осознала, что совершенно раздета, и, упав назад, попыталась зарыться в сено. Ее лицо залилось краской.

— Дикарь! — прошипела она. — Грубый, безжалостный дикарь!

Она попыталась отодвинуться от него как можно дальше, но тщетно — он мгновенно перекатился и прижал ее крепким бедром.

— Пусть я дикарь, но я тот самый дикарь, который держит в своих руках репутацию твоего отца. И позволь тебе напомнить, что это ты искала меня, ты сама. Это ты жаждала моей крови, ты желала отомстить и исправить то, что в твоем представлении выглядит как жестокая несправедливость. — В его глазах светилась насмешка. — Но я могу лишь гадать, что ты готова предложить мне в обмен на мою помощь.

— Я готова предложить вам унижение и страдание такие, какие пришлось испытать моему отцу! А если вы сделаете то, о чем я прошу, и очистите имя моего отца от грязи, я смогу предложить вам убраться восвояси вместе с вашей никому не нужной жизнью!

— Но ты уже потеряла этот шанс — когда увидела, что я не намерен унижаться, а у тебя не хватило духу на убийство. Так что же тебе остается? — язвительно спросил Хоук, наклоняясь ней так близко, что их лица почти соприкоснулись.

Александра обожгла его взглядом, сжав кулаки. Ох, если бы сейчас у нее был пистолет, чтобы выстрелить в эти насмешливые глаза!..

— Ты не отвечаешь? — прорычал Хоук, хватая ее за руки и гадая на нее всем телом. — Может быть, вот это? — С холодным вниманием он оглядел кремовую кожу ее шеи и плеч, на которых остались розовые следы его поцелуев.

— Прекратите, презренный змей!

— Прекратить? — Он издевательски приподнял брови. — Но мы еще только начинаем, мисс Мэйтланд! И теперь твоя очередь умолять. Ведь за то, чтобы выполнить твою просьбу, я захочу получить высокую плату. И если это будет не твое тело, то что ты предлагаешь?

Александра беспомощно дернулась. Стиснув зубы, она быстро и прерывисто дышала, проклиная в душе негодяя. Она уже была сыта по горло и его насмешками, и его холодной подлостью… Да, на несколько часов он подчинил ее своей воле, грубо и нагло воспользовавшись тем, что она была парализована страхом перед грозой… но больше этого не повторится! Она поклялась себе в этом, стараясь выгнать из памяти безумные сцены их соединения.

— Вам мало того, что вы исправите несправедливость, допущенную по отношению к невинному человеку? — воскликнула она, отгоняя от себя бесстыдные картины.

— Боюсь, это совершенно неприемлемо. Все свидетельствует о виновности твоего отца.

— Свидетельства были представлены лжецами, людьми, ненавидевшими его, завидовавшими ему! Людьми, которых он наказал за продажность, искавшими возможности отомстить.

— Весьма волнующе, дорогая, — мягко сказал Хоук, прищурив серебристые глаза. — Но я спрашиваю себя — почему? Почему богатая и для многих желанная молодая женщина посвящает свою жизнь тяжкой задаче, желая отмыть имя отца и отомстить? Почему бы ей не предоставить это родным и близким? Что-то во всем этом есть нездоровое.

— Это любовь! — огрызнулась Александра. — Это преданность! Это то, о чем вы не имеете ни малейшего представления, ваша дерьмовая светлость!

— Любовь? — циничным тоном повторил Хоук. — А еще что?

— И еще честь! Но я забыла… негодяи вроде вас не знают значения этого слова.

— А ты знаешь? — фыркнул он. — Ну нет, ты можешь лгать другим, даже себе, но не мне. Ты что-то скрываешь, мисс Мэйтланд, но я намерен это выяснить, попомни мои слова. Ну а пока я этим занимаюсь, нам следует обо всем договориться. Что ты предложишь в обмен на мою помощь, что дашь мне, если я сумею снять обвинение с твоего отца?

Александра хотела вырваться из его железных рук.

— Ч-черт бы побрал вашу развращенную душу! — прошипела она, с ненавистью глядя в его смеющиеся глаза. Гнев бешено закипел в ней, и она попыталась, быстро повернув голову, впиться зубами в его запястье.

Но Хоук лишь рассмеялся и убрал руку.

— Вижу, вижу — мне придется самому за тебя ответить, — ворчливо произнес он. — Но у тебя есть лишь одна вещь, интересующая меня, — это твое изумительное отзывчивое тело… тело, способное и святого заставить нарушить свои обеты. И лишь так, моя прелестная и преданная Александра, ты можешь расплатиться со мной — своим телом!

— Никогда, ублюдок! Вы не можете заставить меня…

— О, но я и не намерен заставлять. Я требую твоего согласия — твоей страсти, добровольно отдаваемой мне в постели! Ты придешь ко мне сама, или ничего не будет, дорогая. Если ты хочешь, чтобы дело твоего отца было пересмотрено, ты заплатишь мою цену, — закончил он резко.

— Нет, дьявол! Я никогда не соглашусь на такое!

— Так значит, дочь лорда Мэйтланда не так уж и предана своему отцу? Она не хочет преодолеть небольшое препятствие, мешающее восстановлению его репутации? Так значит, все эти рассуждения о дочерней любви — пустая болтовня? — продолжал издеваться Хоук.

Александра яростно напряглась, но так и не сумела вырваться из его рук.

— Нет, я не стану этого слушать! Вы и белое превратите в гнуснейшее черное! — Она попыталась зажать ладонями уши, но Хоук грубо отбросил ее руки.

— Ну да, и еще я негодяй и дворняжка, — безжалостно продолжал он. — Ты просто боишься посмотреть в лицо собственным страстям. Ты ведь знаешь, что такой договор доставит удовольствие тебе не меньше, чем мне, потому что ты обладаешь огненной чувственностью прирожденной куртизанки. Это проявляется во всем — и в том, как ты опускаешь ресницы, и в том, как облизываешь губки… Каждый раз, когда я встречаю твой взгляд, я вижу в нем твою истинную натуру, моя дорогая Александра. И ведь совсем недавно ты бранила меня за недостаток честности. Так почему ты сама боишься честно посмотреть на себя? Или самообман вошел у тебя в привычку?

— Я испытываю к вам одну лишь страсть — страстную ненависть! — злобно выплюнула Александра. — И еще — безмерное желание содрать с вашего лица эту наглую улыбку!

— Лгунья! — проревел он. — Такая же, как все женщины! Я был дураком, когда предполагал, что ты окажешься иной! Но больше ты меня не одурачишь, — добавил он ожесточенно. — Сегодня я получил первый взнос, но ты будешь платить снова и снова за репутацию своего отца!

Александра содрогнулась от жестокой силы этих слов, холодных и неумолимых…

— Запомни как следует — я буду получать плату так долго, как мне вздумается, где вздумается и когда вздумается. Я получу все, что мне захочется получить. А тебе, мисс Мэйтланд, остается молиться о том, чтобы мое желание не угасло до тех пор, пока дело твоего отца не будет закончено.

— М-молить о… — задохнулась от бешеной злобы Александра. — Да что же вы за вонючее насекомое такое? Неужели ваша низость не имеет границ?

— Оставь свои таланты для более снисходительной публики, прибереги их, не растрачивай зря! — язвительно сказал он. — Это ведь ты задумала убийство, не я. И если тебе так хочется рассуждать о низости, с этого и начни.

— Но я… — Внезапно Александра умолкла. Она не желала оправдываться перед этим наглецом. И она не хотела признаваться в том, что их встреча в Лондоне произошла по воле судьбы, а не по ее желанию. И что в ее планы мести убийство вообще не входило.

— Ну, так на чем порешим? — безжалостно продолжил Хоук. — Пусть лорд Персиваль Мэйтланд останется в истории в роли подлеца или постараемся восславить его как героя, прошедшего над пропастью и справившегося с опаснейшей ситуацией? Все зависит только от тебя, Александра, — от того, насколько мягкой и уступчивой ты будешь в моей постели. Так что ответь мне. Я приму твое слово как задаток в нашей сделке, потому что я верю — ты не станешь нарушать обещания.

— Да неужели в вас нет ни капли мужского достоинства? Как вы можете требовать подобного? — Глаза Александры на побледневшем лице были похожи на штормовое море.

— О, ты же сама заявила, что я дьявол, так чего же ты от меня ждешь? Ну, дай слово, или я не стану связываться с твоим делом.

Александра стиснула зубы в бессильном гневе, но она очутилась в ловушке, и оба они это понимали. Она посмотрела в его замкнутое лицо, горя ненавистью к человеку, не оставившему ей выхода. И долго-долго всматривалась, изучая, чувствуя отвращение к его холодному высокомерию, к его наглой самонадеянности, с которыми он распоряжался ее жизнью.

Она была беспомощна перед ним и теряла желание мстить… хуже того, была готова вот-вот уступить, сдаться своему злейшему врагу ради того, чтобы невиновность ее отца была доказана… И вдруг до нее дошла ирония ситуации: она могла обменять собственную невинность на доказательство невиновности отца! И могла ли она сделать что-то другое? Разве эта цена была слишком высокой, разве не стоило заплатить ее, чтобы отец покоился в мире?

— Вы неописуемо подлы! — воскликнула она. — Но, впрочем, вы и сами это знаете. — Она пыталась быть такой же холодной и безжалостной, как герцог. — Хорошо, негодяй, можете делать со мной что захотите. Но примите к сведению, что в остальные моменты я вас знать не желаю. Просто я люблю своего отца сильнее, чем ненавижу вас. И к вам я всегда буду испытывать только одно чувство — ненависть, — пообещала она, едва шевеля побелевшими губами.

Глаза Хоука сверкнули, по губам проскользнула едва заметная улыбка. Александра ни о чем не догадывалась… но он совсем не был холоден в своем отношении к ней. И его ленивое безразличие было всего лишь привычной маской, приобретенной годами практики.

— Ты бросаешь мне вызов, мисс Мэйтланд. Что ж, мне будет приятно доказать тебе, что ты ошибаешься.

— Не ждите ничего приятного!

Его взгляд опустился чуть ниже и затуманился… и Александра увидела, что ее розовый сосок выглядывает из разворошенного сена, укрывавшего ее тело. Выругавшись, она поспешила глубже спрятаться от насмешливо-изучающего взгляда герцога.

Хоук расхохотался — мрачно и угрожающе.

— Поосторожнее в высказываниях, дорогая! Ведь от моих удовольствий зависят твои радости. Ну, на твое счастье, мне сейчас не хочется обсуждать этот вопрос. Темнеет, и еще нужно отыскать этих чертовых лошадей. Так что одевайся и не принимай таких соблазнительных поз, а то я могу потерять голову.

— Да будьте вы прокляты! — злобно выкрикнула Александра. — Мне бы хотелось как следует соблазнить вас хлыстом!

Хоук, цинично улыбнувшись, покачал головой.

— Такие слова — на губах леди!

Еще раз окинув девушку взглядом, он встал и начал одеваться. Потом бросил Александре ее сорочку и платье и вышел из сарая, со стуком захлопнув за собой тяжелую дверь.

Александра, кипя гневом, схватила лежавшую неподалеку кожаную сумку и запустила ему вслед. Да хоть бы этого урода поразило молнией!

Но герцога, похоже, не пугали никакие проклятия. Во всяком случае, раскатов грома над его головой Александра не услышала, зато до нее донесся его издевательский смех. Она быстро натянула на себя одежду и взялась за ботинки.

«Грязная жаба, — ругала она Хоука, — последняя из рептилий! Если бы только нашелся другой путь…»

Но он не оставил ей выхода. А потому, мрачно решила Александра, она будет делать то, чего он требует. Она ляжет в его постель и позволит терзать себя, но больше он ничего от нее не получит. Только ее тело. И может быть, это скоро ему надоест, и он оставит ее в покое.

Она как раз принялась воображать себе Хоуксворта, подвергающегося изощренным восточным пыткам, когда снаружи донесся незнакомый голос:

— Руки вверх, ублюдок!

Потом Александра услышала глухой удар, потом — выстрел… Она подскочила к двери и приоткрыла ее. Она увидела, как пошатнулась высокая фигура Хоука. На гребне холма рядом с ним стоял коренастый мужик с рябым лицом; он держал в руке пистолет, направив его прямо в грудь герцогу. Хоук выпрямился и бросился на рябого, сбив его с ног и вышибив из его руки пистолет. Александра как зачарованная смотрела на сцепившихся мужчин, на их напряженные тела, перекатывающиеся по мокрой траве…

Какой-то звук в противоположной стороне привлек ее внимание, и, обернувшись, Александра увидела другого мужчину, тоже с пистолетом, огибавшего дальний угол сарая и направлявшегося прямиком к дерущимся.

В отчаянии она озиралась по сторонам, прикидывая, велики ли ее шансы скрыться. Но тут же поняла, что шансы эти без Хоука равны нулю. Она невольно повернулась и осмотрела внутренность сарая в поисках какого-нибудь оружия, но она прекрасно знала, что уже использовала свой единственный выстрел. Шаги за стеной стали громче. И тут взгляд девушки упал на открытую седельную сумку — из нее торчал ствол пистолета… «Пистолет, — радостно подумала она, — отлично! Так, значит, Хоук все же не решился забираться в такую глушь безоружным».

Девушка бесшумно отошла от двери и осмотрела пистолет. Он был великолепен — с серебряным прикладом и казенником. Но что было куда более важно — он был заряжен, и, кроме того, в сумке лежал небольшой ящичек с пулями и капсюлями — выстрелов на тридцать, не меньше, прикинула Александра.

— А ну, оставь его! — приказал хриплый голос возле сарая. Александра осторожно направилась обратно к двери.

— Нам, ваша светлость, велено доставить вас в любом виде, хоть живым, хоть мертвым. Так что лучше не дергайтесь, — сказал вновь появившийся бандит.

Александра оглядела открывшуюся ей сцену. Второй бандит, высокий и тощий, стоял в каких-нибудь трех футах от нее; он нервно сжимал пистолет, требуя, чтобы Хоук отпустил его сообщника. — Ну же, черт побери! Я повторять не стану!

Хоук весьма неохотно отпустил рябого, который тут же, вскочив на ноги, постарался оказаться вне пределов досягаемости герцога.

— Ну, связывай его да давай убираться отсюда, пока отлив не начался!

Хоук тут же снова бросился вперед и свалил рябого на землю.

Тощий, стоявший неподалеку от Александры, злобно выругался и приготовился стрелять. Но через мгновение пистолет из его руки вышибло выстрелом Александры. Он резко обернулся, и на его лице отразились страх и удивление. А потом он бросился бежать к утесу над берегом, и его рябой компаньон лишь на несколько шагов отставал от него.

Хоук, злой и мрачный, пытался приподняться. Его лоб избороздили глубокие морщины, он явно страдал от сильной боли. Наконец он встал, покачиваясь, и Александра увидела сбоку на его белой рубашке расплывающееся красное пятно.

Хоук медленно направился вниз по склону, прижимая ладонь к раненому боку. Лишь гордость заставляла его держаться на ногах. Когда он вошел в сарай, лицо его было чрезвычайно бледным и напряженным. Захлопнув ногой дверь, он неуверенно нащупал засов и, едва успев задвинуть его, свалился на кучу сена. Потом поискал глазами Александру и сказал спокойным голосом:

— У тебя твердая рука, мисс Мэйтланд… и, хотя мне не кажется слишком приятной эта мысль, я все же вынужден признать, что ты спасла мне жизнь. Я только не понимаю, почему ты это сделала.

В полутьме Александра не могла рассмотреть выражения его глаз.

— Уверяю вас, это всего лишь самозащита. Не стань вас — и мои собственные шансы спастись исчезли бы полностью. Но не ломайте над этим голову, ваша светлость, — с горечью добавила Александра. — И не обольщайтесь. Ваша смерть доставила бы мне глубочайшее наслаждение.

— Что ж, придется мне как-то возместить тебе это, поискать другой способ порадовать тебя…

Он попытался улыбнуться, но его лицо тут же скривилось в гримасе боли.

— Что нам теперь делать?

— Сначала дай мне пистолет. — Хоук протянул слегка дрожащую руку.

Александра взглянула на пистолет. Ей отчаянно не хотелось расставаться с этим прекрасным оружием, хотя оно и не было сейчас заряжено. Но тут она случайно бросила взгляд на Хоука и увидела, что красное пятно на его рубашке стало гораздо больше.

— Да вы же истекаете кровью! — задохнувшись, воскликнула она. — Как зарезанная свинья!

— Боюсь, что хотя и грубо, но верно сказано. Но не беспокойся обо мне, я продержусь… Давай пистолет. Эти двое скоро вернутся и, конечно, приведут с собой еще кого-то. На берегу их должна ждать лодка… К их возвращению мы должны быть готовы.

— Вы уверены, что…

— Они обязательно вернутся, можешь не сомневаться. Телфорд должен был на этот раз пообещать им богатую добычу. Он, похоже, дошел до предела.

— Но почему бы нам не поискать помощи? — нетерпеливо воскликнула Александра.

— Черт побери, женщина, нам некуда деваться! Ближайшая деревня в пяти милях отсюда, и без лошадей нам туда не добраться. — Его глаза потемнели. — Во всяком случае, не добраться вовремя.

Александра поняла, что он прав. В таком состоянии ему не уйти далеко. И девушке стало ясно, что в ближайшие часы решится и судьба ее тюремщика, и ее собственная. Он может просто истечь кровью у нее на глазах…

Опять кровь, опять смерть… после многих и многих смертей…

Очень неохотно она протянула пистолет Хоуку.

Сморщившись от боли, он неловко перезарядил его.

— Ты, похоже, счастливица, Александра. Ты можешь очень скоро избавиться от меня — навсегда, — мрачно произнес он. А потом уселся, прислонясь к стене, приготовясь к ожиданию. Положив пистолет на колено, он левой рукой ощупал рану в боку.

— Если вы уснете, я заберу пистолет и брошу вас здесь, — с вызовом сказала Александра.

Пальцы Хоука на мгновение замерли.

— Да, ты можешь это сделать. Но сделаешь ли? Он был очень бледен.

— Ну, честно говоря, не знаю.

— В таком случае, — пальцы Хоука коснулись края раны, и он с трудом подавил стон, — в таком случае у меня еще остается шанс.

В это мгновение кто-то мягко коснулся дощатой двери сарая. Хоук насторожился и приподнял пистолет, направив его ствол в сторону звука.

Снаружи снова послышался шорох, а потом раздался резкий пронзительный писк.

— Ваша светлость! Вы здесь?..

Это был голос Джефферса, хриплый от волнения и тревоги.

— Слава Богу! — выдохнула Александра. А в следующее мгновение Хоук, застонав, без чувств боком свалился в сено.

Глава 25

— Черт побери, милейший, неужели тебе обязательно наезжать на каждый камень, что валяется на дороге?

— Прошу прощения, ваша светлость, — напряженным голосом откликнулся старый кучер, — но я как-то не привык возить людей на фермерских телегах.

Они раздобыли эту старую подводу на ферме неподалеку от Альфристона, и она оказалась наинеприятнейшим видом транспорта. На каждой кочке и колдобине деревянные колеса подпрыгивали и угрожающе скрипели, заставляя Хоука стискивать зубы от боли.

— Так постарайся научиться! — Подавив проклятие, Хоук бессильно откинулся на солому, которой было выстлано дно подводы. — Извини, Джефферс, — произнес он чуть позже. — Я знаю, что ты чертовски стараешься…

Лихорадочно горящими глазами он уставился на сидевшую рядом с ним Александру.

— Похоже, мисс Мэйтланд, я скоро отправлюсь туда, куда тебе так хочется меня отправить.

— В общем, похоже, — ломким голосом ответила она, глядя на широкую повязку на его груди. Герцог потерял очень много крови, и рана начинала воспаляться. Однако Александра, несмотря на всю его наглость и грубость, не хотела, чтобы он умирал. «Во всяком случае, не сегодня», — мрачно сказала она себе. Лучше ему умереть от ее руки.

Через минуту-другую глаза Хоука вдруг закрылись. Он потерял сознание, но Александра подумала, что это лишь к лучшему. От тряски солома то и дело выскальзывала из-под его тела и головы, и Александра молча поправляла ложе герцога.

— Далеко еще до Хоуксвиша? — спросила она, глядя в спину сидевшего впереди кучера.

— Часа два, надо полагать. Если его светлость…

— Боюсь, он без сознания.

— Ну, когда мы приедем, Харди уже привезет доктора. А что, кровь остановилась?

— Я не уверена. — Александра не переставала удивляться, как это герцогу удалось добиться такой преданности со стороны слуг? Рядом с ней в соломе уютно свернулся клубочком Раджа. Девушка погладила его мягкую шерстку. — Нам повезло, что вы вовремя явились…

— Ну, я бы отдал свое жалованье за год, лишь бы достать тех уб… — Джефферс закашлялся. — Хорошо, что Раджа был с нами. Харди отличный парень, но из-за грозы он потерял ваш след. А если бы мы добрались часом позже… — Чуть слышно выругавшись, Джефферс резко повернул лошадь, чтобы объехать глубокую рытвину на дороге.

Маленький мангуст тихо чирикал, выгибая от удовольствия хвост — он наслаждался лаской Александры.

— Герцог — человек крепкий, — твердо произнес старый слуга. — И честный.

«Только не со мной», — захотелось сказать Александре, но она знала, что нет смысла рассуждать на подобные темы со слугами Хоука.

— Телфорд не в первый раз подсылает к нему убийц, да? — спросила она.

— Не первый… Этот подлец не остановится, пока не захватит все, что принадлежит его светлости герцогу. А что касается той женщины, так это именно она направляет каждый шаг своего братца.

Сообразив вдруг, что сказал, пожалуй, лишнее и это вряд ли могло бы понравиться герцогу, Джефферс впал в унылое молчание. Александре стало ясно, что сегодня ей больше ничего не узнать.

Перед ними расстилались пологие склоны холмов, их зеленые волны тянулись до самого горизонта. Вздохнув, Александра устроилась поудобнее. Ей предстояло ждать… Но вот чего именно — она толком не знала.

Когда они добрались до Хоуксвиша, их уже ждал врач, окруженный толпой встревоженных слуг. Герцог все еще был без сознания, и его ресницы лишь слегка затрепетали, когда четверо дюжих лакеев понесли его вверх по лестнице под бдительным присмотром доктора.

Видя, что всеобщее внимание сосредоточено на раненом хозяине, Александра решила, что у нее есть шанс удрать. Она сделала несколько осторожных шагов назад — и натолкнулась на чье-то крепкое тело.

— Герцог, когда придет в себя, будет очень разочарован, если узнает, что вы исчезли, мисс. — Это был мускулистый Харди.

— Отпусти меня, — умоляюще произнесла Александра. — Поверь, так будет лучше для всех. Если бы только ты знал…

— Я знаю достаточно, чтобы понимать — его светлость меня в момент четвертует, если узнает, что я позволил вам сбежать. — Он говорил вполне добродушным тоном, но в его карих глазах светилось недвусмысленное предостережение.

Александра неохотно повернулась и направилась к дому. Вообще-то ей и не было смысла убегать, пока имя ее отца оставалось запятнанным. Нахмурившись, она наблюдала за тем, как слуги несли вверх по лестнице тяжелое неподвижное тело герцога Хоуксворта. Да, она знала: пока условия сделки не выполнены, ей следует оставаться пленницей Хоука.

Лондонские улицы были заполнены людьми, спешащими куда-то под низким сереньким небом. Маленький мальчик, держащий в руке стаканчик с полурастаявшим мороженым от Гюнтера, вприпрыжку несся по шумной Оксфорд-стрит, а его престарелая няня изо всех сил старалась не отставать. Ни мальчик, ни женщина не замечали кареты с опущенными занавесками на окнах, которая осторожно следовала за ними.

«Куда же направляется это безмозглое отродье?» — раздраженно думала сидящая в карете женщина. Она сердито морщила лоб. Ей надоело таскаться за мальчишкой по всему Лондону, от ботанического сада к цирку Астлея, потом за мороженым к Гюнтеру… Ее злило, что «щенок» так же энергичен, как в самом начале прогулки, но няня, которой перевалило за шестьдесят, явно теряет силы, да и два лакея, сопровождавшие их, время от времени замедляли шаг.

Кроваво-красным ногтем женщина провела по стволу пистолета, лежавшего в ее сумочке. Да, ее проклятый муженек отлично охранял своего отпрыска! Но сеть постепенно затягивается, и очень скоро у нее будет все, о чем она непрестанно мечтает, — невообразимое богатство и сладкая, безграничная свобода.

Она провела ладонью по своей пышной груди и плоскому животу. Да, уж она-то знает, как наслаждаться жизнью. Ее тело и сейчас такое же гибкое и гладкое, как в тот день, когда она отдалась своему первому любовнику.

Потемневшие аквамариновые глаза женщины сверкнули, когда она припомнила своего опекуна… его опытные руки и восхитительную склонность к насилию. О да, она вышла замуж девственницей, все было в порядке… но только в физическом смысле, потому что к тому времени она познала множество других способов наслаждаться, не нарушая своей девственности. Боже, каким же дураком был Ричард, думала женщина, самодовольно улыбаясь при мысли о множестве мужчин и множестве ночей, наполненных удовольствиями.

Мальчик на тротуаре после строгого выговора няни замедлил шаг.

«Что там задумала эта старая сука? Если они еще подзадержатся…» Прекрасные глаза Изабель прищурились. Все было отлично подготовлено и рассчитано; Джеймс позаботился об этом. Да, ее брат воистину мастер деталей. Но даже он не мог учесть последнюю остановку у Гюнтера или то, что гуляющим придется сбавить скорость из-за артрита старой няни.

Мальчик и сопровождающие продолжали прогулку. Еще один квартал, возбужденно думала Изабель. Еще один квартал, и ее муж никогда больше не встанет у нее на пути!

Юный маркиз отстал от няни, чтобы как следует рассмотреть гранитную горгулью, чья отталкивающая морда выглядела неодолимо притягательной для пятилетнего мальчишки.

И Изабель получила наконец нужную ей минутку.

— Робби, любимый, это ты!..

Мальчик стремительно обернулся, и его личико осветилось недоверчивой радостью при звуке ее голоса.

— Мама!..

Это слово еще не успело слететь с его губ, как он уже бросился вперед, забыв о горгулье, няне, вообще обо всем на свете…

— Мистер Робби, куда вы?! — испуганно закричала няня, давая лакеям знак следовать за подопечным.

Няня слишком поздно заметила, что дверь подъехавшей совсем близко кареты распахнулась. И оттуда вышла стройная рыжеволосая женщина, протянувшая руки навстречу мальчику. Робби едва успел ступить на мостовую, когда из узкой боковой улочки вдруг бешеным галопом выбежала чья-то сбежавшая лошадь. Упряжка кареты рванулась в сторону, прогрохотали копыта — и застывший от ужаса мальчик беспомощно наблюдал, как лошади сбили с ног прекрасную женщину…

Визг Изабель прорезал воздух, и на него эхом откликнулся отчаянный крик ее сына… Когда лошадей с большим трудом успокоили и отвели в сторону, на мостовой осталось лежать стройное тело женщины с чрезвычайно бледным лицом и разметавшимися золотыми волосами.

Онемевший мальчик опустился на землю, протягивая руки к матери…

В течение долгой ночи герцог Хоуксворт то приходил в себя, то снова впадал в забытье, и весь огромный дом замер, ожидая, когда же он справится с тяжелой лихорадкой. Доктор не отходил от герцога ни на шаг, но по его лицу никто не мог угадать, каково же на самом деле состояние раненого. В таком же напряжении прошли еще два дня и две ночи.

На утро четвертого дня Александра, подойдя к окну, отодвинула тяжелую занавеску и взглянула на зеленые лужайки. После дождя они сверкали сочной зеленью, и солнце отражалось в каплях воды, повисших на травинках, как крошечные бриллианты.

«Это Англия, — сказала себе Александра. — Страна, которая так не похожа на Индию…» Здесь другие запахи, другой климат. И люди тоже другие… они совсем не похожи на тех, среди которых она росла там, на другом конце мира; здесь не умеют так легко смотреть на повороты судьбы, не умеют жить не спеша…

Теперь девушка понимала, что ее отец и сам не догадывался, как близок он был Индии. А те истории, что он рассказывал ей об Англии, были скорее идеализированными воспоминаниями юности, чем представлением о реальной жизни.

Вглядываясь в пронзительную зелень газонов, Александра думала о том, что ей самой придется сильно измениться, чтобы приспособиться к жизни в этой стране. Она провела в Англии всего несколько недель, и так уж вышло, что все вокруг нее само собой превращалось в сплошные неприятности. И возможно, пришло время начать все сначала, посмотреть на этот мир новым взглядом…

Утро было прохладным, и Александра взяла с кресла голубую шелковую шаль. Мимоходом она бесстрастно взглянула в зеркало и набросила шаль на плечи, чтобы прикрыть скандально-глубокое декольте платья. Но она совсем не заметила при этом, как насыщенный лазурный цвет шали подчеркнул яркость ее волос и живая голубизна платья сделала еще соблазнительнее ее нежную кожу…

Когда явилась Лили, чтобы причесать Александру перед обедом, на простеньком круглом лице горничной светилась откровенная тревога.

— Знаете, мисс, я так беспокоюсь, я уж вам прямо скажу. Шедвелл ходит мрачный-премрачный, да и доктор тоже. — Она вдруг нечаянно дернула за локон. — Ох, простите, мисс, это все из-за того, что мне страшно. Знаю, что не должна с вами об этом говорить, — добавила она порывисто, — но, понимаете, из Лондона приехал лакей, вчера… Прямо среди ночи, представьте! И он все утро проговорил о чем-то с Дэвисом, а потом они и доктора позвали. Это все очень странно. Я только надеюсь, что у герцога не будет еще каких-то неприятностей.

— Ну, возможно, это просто финансовые дела, требующие решения, — успокаивающе сказала Александра. — Да, я уверена, герцог очень скоро поправится.

— Хотелось бы мне в это верить, — пробормотала горничная, качая головой.

Когда Александра вышла в коридор, до нее донеслись сердитые голоса, звучавшие за соседней дверью. А через мгновение в коридор вышел, покачиваясь, герцог Хоуксворт, которому тщетно пытался преградить путь взъерошенный Шедвелл.

— Хватит с меня этого знахарства и шарлатанства! — рассерженно сказал Хоук. — Рана уже затянулась, и все, что мне грозит, — это опасность умереть от скуки! Прочь с дороги, Шедвелл!

Он выглядел куда лучше, чем ожидала Александра. Бледность почти сошла с его лица, глаза утратили лихорадочный блеск. Но все же в его теле ощущалось еще сильное напряжение, к тому же он был чем-то обеспокоен.

— Я вижу, вы уже встали, — вежливо сказала Александра. — Ваш друг Телфорд будет в восторге, узнав об этом.

— К чертям собачьим Телфорда! — прорычал Хоук. — Дай-ка мне руку, помоги сойти вниз.

Александра вздернула брови.

— Ладно, ладно… прошу вас, дайте мне руку, черт побери! Хоук слегка покачнулся, и Александра с неохотой выполнила его просьбу.

— Знаете, вы так же нетерпеливы и непослушны, как избалованный школяр!

— Думаю, я еще хуже. А ты, похоже, удивлена тем, что я вообще поднялся, а? — резко спросил он, впившись взглядом в ее лицо.

Александру на мгновение охватило чувство неловкости.

— Ничего подобного. Я была уверена, что какой-то пули для вас явно недостаточно.

— Что, разочарована?

Но, как ни странно, Александра не чувствовала разочарования, хотя ей и следовало бы. Но, само собой, она не собиралась сообщать об этом Хоуку.

— Это зависит от того, как вы будете себя вести. Спросите еще раз после обеда.

Они медленно спустились по ступеням, и Хоук опирался на руку Александры; наконец они добрались до уютной гостиной в южном крыле.

Не обращая внимания на пристальный взгляд Александры, Хоук налил себе выпить; он предложил и Александре, но она отказалась. Потом он устало опустился на элегантную кушетку красного дерева, обтянутую желтым шелком.

Александра подошла к комоду в китайском стиле, со множеством бронзовых фигурных накладок. На его крышке стояли миниатюры в золоченых рамках. Она взяла одну наугад и поднесла поближе к глазам.

На миниатюре был изображен мальчик со спаниелем у его ног. Нетрудно было узнать глянцевитые темные волосы герцога, его пронзительные глаза, напряженную позу — несмотря на то что на портрете ему было лет восемь или девять. Композиция в целом была прелестной, и все же Александре показалось, что портрет выглядит слишком напряженным и неестественным.

— Мое изображение, как ты уже поняла. Матери невероятно нравился этот портрет. Только не спрашивай меня почему. Я не знаю.

— Портрет хороший, — сказала Александра, но Хоук уловил неуверенность в ее голосе.

— И все же?..

— И все же в нем есть что-то странное. Слишком напряженная поза, мне кажется, она не соответствует пейзажу.

— Мы, Соммертоны, никогда не признавали непринужденности. Мой отец вообще считал непринужденность чем-то постыдным — ну по крайней мере для Соммертонов — и даже, пожалуй, в чем-то родственной ереси либерализма и пустословию революционеров. — Хоук задумчиво оглядел свой пустой стакан. — Нет, непринужденность отсутствовала в моем воспитании.

— Понимаю.

Хоук насмешливо вздернул брови:

— Но какое это может иметь значение, мисс Мэйтланд?

Александра молча поставила миниатюру на место и взяла другую. Бледный мальчик лет четырех-пяти с худеньким умным личиком смотрел ей прямо в глаза. Он стоял, прислонившись к толстому дубовому стволу — к суссекскому дубу в парке Хоука, поняла Александра. Но ее внимание привлекли глаза мальчика — они были дерзкими и внимательными, хотя в них и виделась давняя печаль.

— Это, похоже…

— Мой сын Робби. Бедный малыш… эта дрянь и подумать не захотела, как все отразится на нем, будь она проклята!

— Это недавний портрет?

— Написан в прошлом году, в день его рождения. Лоренс неплохо уловил его характер. — Голос Хоука стал жестче. — И печаль в его глазах.

Лицо мальчика встревожило Александру куда больше, чем она готова была признать, и она постаралась поскорее вспомнить, чьим он был сыном.

— Он кажется очень умным и весьма своенравным. Но, полагаю, от вашего отпрыска другого и ожидать не приходится.

Глаза Хоука полыхнули серебряным огнем.

— Теперь тебе следовало бы признаться, что в тебе есть цыганская кровь, — насмешливо произнес он. — Что ж, когда мне понадобится гадалка или предсказательница, я буду знать, к кому обратиться.

Пальцы Александры, державшие миниатюру, сжались.

— Не делай этого! — предостерег ее Хоук. — Я не настолько слаб, чтобы не заставить тебя пожалеть об этом.

— Вы, как всегда, грубы. Мне надоели ваши бесконечные насмешки и сарказм, слышите? — Нервно вздохнув, она бросила на него яростный взгляд, и между ними словно проскочила молния.

— Тогда оставь в покое моего сына. Он вынес достаточно страданий и боли. И наши с тобой дела его не касаются!

В это время из-за двери донесся шум голосов, потом кто-то настойчиво постучал. Появился Шедвелл, невероятно бледный и в кое-как застегнутой ливрее.

— Ну? — резко произнес Хоук.

— Прибыл посыльный из Лондона, ваша светлость, — запинаясь, ответил Шедвелл. — Новости… плохие новости, кажется… — Дворецкий протянул Хоуку розовый конверт. — Он привез вот это.

Хоук одним движением разорвал конверт и впился глазами в строчки письма. Несколько долгих секунд он не отводил взгляда от листа бумаги, и на его лице все явственнее вырисовывалось недоверие. Наконец он поднял глаза и посмотрел на Шедвелла. Письмо упало на пол.

— Рассказывай остальное.

— Ну, вы знаете, ваша светлость… о том, что случилось вчера. Мальчик после этого был совсем не в себе. Посыльный говорит, что днем он сбежал из дома и несколько часов бродил под дождем, пока его не нашли. Он начал кашлять, его лихорадило, и он все время звал вас. Потом стало еще хуже. Доктор напуган и просит вас приехать как можно скорее.

Длинные пальцы Хоука сжались в кулаки. В его глазах промелькнула боль, и он стал очень похож на портрет своего сына…

После слов дворецкого в комнате повисло тяжелое молчание. Хоук посмотрел на миниатюру, которую Александра все еще держала в руках, и боль исказила его лицо.

«Меня это не касается», — напомнила себе Александра. Она ненавидит этого человека. И всегда будет его ненавидеть.

— Робби… — прошептал герцог. — Что же мы делаем с тобой, малыш…

В следующие несколько часов дом Хоука являл собой ад кромешный. Нервные лакеи метались вверх-вниз по лестницам, между кабинетом и спальней герцога; они укладывали вещи и одновременно выполняли то и дело поступающие приказы. Испуганные горничные таращили глаза, не решаясь задать ни одного из мучивших их вопросов.

Джефферс и Пенни приготовили для поездки в Лондон лучшую карету. Хоук решил было избавить старого кучера от тягот длительного пути и взять с собой кого-нибудь помоложе, но преданный слуга искренне вознегодовал, когда герцог сказал ему об этом.

— Ну да, ваша светлость, вы это можете сделать… только лучше бы уж тогда вам меня просто выгнать. Наплевать, что я вам служил тридцать пять лет и что меня уж никто не возьмет к себе.

На мрачном лице Хоука, в его полных отчаяния глазах на мгновение показалась благодарность.

— Ладно, Джефферс, спасибо, ты едешь со мной, все равно замену тебе нелегко найти.

— Карета будет у дверей через полчаса, — пробурчал Джефферс. — А все остальное уже готово, как вы и приказали.

— Ты отличный человек, — сказал Хоук и вернулся в кабинет, чтобы закончить письмо своему адвокату.

Стук в дверь заставил его нахмуриться и поднять голову.

— А, это ты, — бросил он, увидя Александру, явившуюся по его просьбе. Жестом пригласив ее сесть возле письменного стола, он сообщил: — Ты поедешь со мной в Лондон. Даю тебе час на сборы. — Он говорил холодно и отстраненно.

Александра задохнулась от его надменности.

— Ни через час, ни через день, ни через год я никуда не поеду! — огрызнулась она.

Герцог скривил губы.

— Разве я говорил о том, что ты можешь выбирать, мисс Мэйтланд?

— О, разумеется, нет! Было бы совсем не похоже на вас, если бы вы проявили хоть малейшую вежливость!

— Черт побери, женщина, неужели тебе просто необходимо всегда спорить?

— А вам просто необходимо всегда быть наглецом? — бешено выкрикнула она.

Хоук отложил перо и уставился на нее, но лицо его было совершенно непроницаемым.

— Ты едешь со мной, — с легкой язвительностью в голосе сказал он. — Я не могу рисковать, не могу допустить, чтобы Телфорд наложил на тебя лапу.

— Или что я сбегу от вас, — уточнила Александра, глядя ему прямо в глаза. — Ладно, — добавила она, — все равно вы будете слишком заняты своим сыном. В особенности если у него начнется воспаление легких.

Да, подумала Александра, она порадуется, видя страдания Хоука!

Герцог нахмурился, сжав губы в тонкую линию.

— Ты, похоже, знакома с этой болезнью?

— Жизнь в Индии — это постоянные болезни. Я видела и пневмонию, и многое похуже, — мрачно ответила Александра. — Если у мальчика действительно воспаление легких, самыми тяжелыми будут первые дни. Видите ли, лихорадка усиливается с каждым часом и полностью истощает силы больного. — Она говорила отчетливо, с безжалостным удовольствием описывая течение болезни.

— Боже праведный! — Хоук на мгновение закрыл ладонями покрывшееся испариной лицо. Потом ледяным взглядом посмотрел на Александру. — Что еще? Ты хочешь причинить мне боль, но чем больше я буду знать, тем лучше смогу подготовиться к борьбе за моего ребенка.

— Если это пневмония, мальчик будет очень страдать от боли. Он не сможет ни есть, ни пить, но он должен будет это делать, чтобы выжить. Если лихорадка усилится, он не будет узнавать никого, даже вас.

Каждое слово вонзалось в сердце Хоука, как острый шип.

— Я постараюсь запомнить все это.

Александра резко встала; в это мгновение она нравилась самой себе даже меньше, чем нравился ей сидевший перед ней человек, изучавший ее холодным взглядом.

— Но, разумеется, если мальчик хоть вполовину так же толстокож, как его отец, он непременно выживет. — С этими словами Александра вышла за дверь, оставив за собой легкий аромат ландышей.

Герцог несколько минут неподвижно сидел за столом, глядя на дверь, за которой исчезла Александра. Он был чрезвычайно бледен, его лоб прорезали морщины.

Он внезапно вернулся мыслями в Ла-Корунью, в Испанию… услышал скрип телег, мычание волов, стоны умирающих английских солдат… Его обжигал лютый холод, и надо всем вокруг витал отвратительный запах смерти…

Хоук закрыл глаза и опустил голову на судорожно сжатые кулаки.

Глава 26

Первые часы путешествия были сплошным кошмаром. Двое, сидевшие в карете, молчали, не говоря ни слова. Рана Хоука давала о себе знать при каждом толчке, и он пытался справиться с болью.

Когда они выехали из имения Хоуксворта, солнце уже садилось, и вскоре сумерки укрыли окружающий пейзаж серой пеленой. С приближением темноты ехать становилось все труднее. Джефферс, сидевший на козлах, изо всех сил вглядывался вперед, чтобы рассмотреть дорогу в слабом свете двух фонарей, подвешенных к карете. До Александры время от времени доносилось ворчание старого кучера, рассуждавшего об опасностях ночных поездок, и она вполне соглашалась с ним. Она попыталась заснуть, но безуспешно и с разочарованным вздохом стала смотреть в темное окно.

В какой-то момент дорога стала лучше, но было это через час или через несколько минут после их отъезда из Хоуксвиша, Александра не могла бы сказать. Появилась луна, она поднималась все выше и выше; время от времени ее затягивала дымка облаков. Теперь дорога напоминала серебряную ленту, тянувшуюся на запад. Карета, управляемая опытной рукой Джефферса, покатила быстрее, поднимая столбы пыли над меловым трактом.

Хоук не издавал ни звука. Александра то впадала в дремоту, то снова просыпалась, пока наконец не заснула по-настоящему. Ее разбудили грубые голоса и ржание лошадей. Хоук поднялся, и на его сумрачное лицо упал серебристый лунный луч. Александра испугалась. Глаза герцога были светлыми и бездонными, побелевшее лицо прорезали морщины боли и усталости. Кучер распахнул дверцу кареты.

— Окфилд, ваша светлость.

Александра неуверенно встала на затекшие ноги и с помощью Джефферса вышла наружу. Хоук молча, с каменным выражением лица, последовал за ней. У входа в гостиницу их встретил ее жирный владелец, торопливо вытиравший короткопалые руки о засаленный фартук. Ему хватило одного единственного властного взгляда Хоука, чтобы суетливо броситься к лестнице, ведущей на второй этаж, указывая дорогу герцогу. Наверху, в лучшей гостиной постоялого двора, для них накрыли стол.

Пока они ели, в Хоуке все нарастало нетерпение, хотя он ничем не показывал этого. Он встал и подошел к окну, выходящему во двор. Александра молча доложила еды на его тарелку. Себя она с трудом заставляла глотать пищу.

— Что, мисс Мэйтланд, неужели ты обойдешься без истерики? — спросил Хоук, снова садясь за стол и с некоторым удивлением поглядывая на девушку. — Неужели не станешь жаловаться на ужасную еду, на отвратительную гостиницу?

— А В этом есть какой-то смысл?

— Разумный вопрос. Но разум не в состоянии удержать женщин от жалоб. — Хоук попытался протолкнуть в горло кусок, но тут же отодвинул тарелку и протянул руку к бутылке отличного бургундского, которое выставил для них хозяин.

— Выпьешь со мной?

— Пожалуй, нет.

— Похоже, ты думаешь, что и мне лучше не пить?

— Вряд ли вино пойдет на пользу вашей ране, — холодно произнесла Александра.

Герцог стукнул стаканом об стол, и вино выплеснулось на обшарпанное дерево.

— А тебе какое дело, черт побери?!

— Абсолютно никакого, — зло бросила она.

Хоук, резко выбросив через стол руку, схватил Александру за пальцы. Она нахмурилась, глядя на их руки, лежащие на залитом вином столе, — большую и маленькую, бронзовую и светлую. Одну твердую, как камень, другую мягкую и нежную.

— Прости меня, — грубовато сказал Хоук.

— За что именно? — с горечью поинтересовалась Александра. — Не слишком ли много поводов?..

— А ты всегда невинна, так? Твое воспевание собственных добродетелей начинает мне надоедать. — Хоук грубо оттолкнул ее руку и встал из-за стола. Он быстро подошел к окну и злобно дернул занавеску в сторону. — Какого черта Джефферс там медлит? Давно уже должен был сменить лошадей. Я сказал ему, чтобы справился за полчаса, и ни минутой больше. — Выразительно выругавшись, он вернул занавеску на прежнее место и обернулся к Александре; на его лице виднелась явная угроза. — Кстати, в Лондоне ты будешь называть себя Мэйфилд.

Александра едва не подавилась крошечным кусочком ростбифа, который как раз пыталась проглотить.

— Вы что, с ума сошли? Я не намерена больше скрывать свое имя.

Хоук сложил руки на груди; на его губах заиграла циничная улыбка.

— Не так давно ты весьма упорно скрывала свою личность — ну по крайней мере от меня. Или это было тебе нужно лишь потому, что ты замышляла убить меня?

— А если и так? Вы ничего лучшего и не заслужили. А мне незачем стыдиться фамилии Мэйтланд!

— Если ты хочешь, чтобы я помог восстановить репутацию твоего отца, делай то, что я говорю, женщина! Мне вообще-то наплевать и на честь твоего отца, и на твое раздутое самомнение, но мы заключили договор, и я намерен выполнить его условия. А если твое настоящее имя станет известно, все мои усилия пойдут прахом.

Глаза цвета морской волны сузились.

— И заодно у Телфорда появится новое оружие против вас, — язвительно предположила Александра.

Хоук отвесил ей насмешливый поклон.

— Да, и это тоже.

Александра швырнула вилку на стол.

— Чертов ублюдок! — прошипела она. — Оба вы ублюдки!

— А разве это для тебя новость? — холодно поинтересовался Хоук, забирая со стула свой плащ. Неловко набросив его на плечи, он, широко шагая, вышел из комнаты.

Когда на востоке небосклон начал светлеть перед восходом солнца, карета подъехала к лондонским окраинам. Александру разбудили хриплые крики точильщиков и трубочистов, предлагавших свои услуги. Несмотря на ранний час, по улицам уже катили экипажи и сновали прохожие. Не обращая внимания на герцога, Александра расчесала спутанные волосы и старательно расправила смявшуюся юбку, понимая, что после ночного путешествия выглядит не лучшим образом.

На Бедфорд-сквер карета остановилась, и девушка с некоторым испугом подумала о том, что ее ждет. Как ни старалась она держаться холодно и отстранение, ее, конечно, интересовал мальчик, ставший невинной жертвой войны между родителями.

Джефферс, бледный от усталости, опустил ступеньки кареты. Хоук, несмотря на ноющую рану, был полон энергии. Он выскочил из кареты, в два шага пересек тротуар и чуть ли не бегом бросился к элегантному особняку.

Александра, не торопясь, выбралась из кареты и сразу взяла из рук Джефферса корзинку, которую он снял с козел. Услышав недовольный писк под крышкой, девушка улыбнулась.

Хоук нетерпеливо ждал ее на площадке перед парадным входом в дом.

— Ну, что ты там застряла, черт побери!

— Застряла, и все! — огрызнулась Александра. — Я к вам в гости не напрашивалась, забыли?

Глаза Хоука сверкнули бешеной яростью, и Александру на мгновение охватил страх. «Никогда не загоняй дикого зверя в угол», — учил ее отец, когда они собирались на тигриную охоту… Эти слова вспыхнули в памяти девушки при виде злобного оскала Хоука.

— Ну, поднимайся! — прорычал он. — Пока я сам не втащил тебя! А уж тогда пострадает не только твоя гордыня!

Александра вызывающе вздернула подбородок и пошла вверх по ступеням, каждым своим жестом и шагом демонстрируя надменный гнев.

Когда герцог и Александра проходили мимо заспанных лакеев, те обалдело таращили глаза, а один неуверенно пробормотал:

— Но… но… Ваша светлость…

— Мисс Мэйфилд, — громко, с вызовом поправила Александра.

Особняк производил весьма сильное впечатление — это она должна была признать сразу. Роскошная мраморная лестница расходилась наверху в две стороны. Александра презрительно поджала губы: этот дом такой же огромный и напыщенный, как и его владелец.

Хоук быстро поднимался по лестнице наверх. Александра едва поспевала за ним.

— Скорее! — процедил он сквозь зубы. — Ты можешь идти поскорее?!

Хоук уже шагал по коридору.

— Я хочу, чтобы ты посмотрела мальчика, — напряженно бросил он через плечо, направляясь к одной из дальних дверей.

У двери спальни Робби уже стояла ожидавшая их сиделка. Бросив быстрый взгляд на подозрительно блестевшие глаза и раскрасневшиеся щеки женщины, Александра подошла к кровати. Мальчик был в полузабытьи, он тяжело и быстро дышал. Да, это был тот самый малыш, портрет которого она видела в Хоуксвише.

Дыхание Хоука прервалось, когда он склонился над мечущимся на подушках тельцем, сотрясаемым приступами кашля.

— Сейчас ему куда лучше, — елейным тоном произнесла сиделка, покачивая головой, на которой красовался белый чепец. — Мне даже кажется, он сейчас не такой горячий.

— Вы уволены, — коротко бросил герцог. От его взгляда тоже не ускользнули бегающие глазки сиделки и неестественный румянец. — Подите к дворецкому, он с вами рассчитается.

Женщина раскрыла было рот, чтобы высказать свое возмущение, но Хоук усмирил ее выразительным ругательством.

— Скажите только слово, — раздраженно добавил он, — и очутитесь на улице без гроша.

Сиделка, что-то гневно пробормотав под нос, пулей вылетела из спальни.

Хоук нежно погладил пылающие щеки сына, но мальчик даже не приоткрыл глаз. Он не слышал или не узнавал голоса отца. Хоук повернулся к Александре и посмотрел на нее потухшим взглядом.

— Ты видела такое прежде?

Александра коснулась пылающего лба мальчика и отметила, что на восковой бледности кожи выступили яркие пятна.

— Боюсь, это и в самом деле пневмония, — тихо сказала она. — Как это случилось?

Хоук, громко скрипнув зубами, процедил грубое проклятие.

— Я тебе потом расскажу, — пробурчал он, направляясь к двери. — Идем!

Доктор ожидал Хоука в кабинете, сидя за письменным столом герцога. Лицо Хоука окаменело, когда он увидел наполовину пустой стакан с бренди и одну из своих лучших китайских фарфоровых табакерок на столе перед врачом.

— Доктор Садбери, мисс Мэйфилд, — в одно мгновение покончил с формальностями герцог. Сев за стол, он впился взглядом в медика. — Как вы лечили мальчика, доктор Садбери? Он сгорает от лихорадки, он так слаб, что не может шевельнуть пальцем!

— Ничего другого и не следует ожидать при такой болезни, — ответил доктор, явно чувствуя себя не в своей тарелке под жестким взглядом герцога. — Без сомне ния, лихорадка через несколько дней утихнет. А мы тем временем будем продолжать регулярные кровопускания.

— Как часто? — резко спросил Хоук.

— Трижды в день, — холодно ответил лекарь.

— Так значит, за прошедшие два дня вы шесть раз делали кровопускания, черт побери! И это все? Чтоб больше этого не было, слышите? Мальчик и так совсем без сил!

— Извините, что вынужден возразить вам, ваша светлость, — начал Садбери, раздувшись от самоуверенности, — но было бы преступлением не провести полный курс кровопусканий. Мальчик юн, относительно крепок, и, по моему мнению, это лучший метод снять фебрильное состояние…

— Говорите по-английски, вы! — фыркнув, перебил его Хоук. — Давайте-ка посмотрим в лицо фактам: вы не знаете, что делать, но боитесь признаться в этом.

— У меня огромный опыт, — возмущенно заговорил медик, — и мне не раз приходилось лечить воспаление легких…

Александра, до этого момента молча сидевшая в углу кабинета, прервала его:

— Температура продолжает подниматься, доктор? Садбери изумленно оглянулся.

— Разумеется, иначе и быть не может! — Всем своим видом он демонстрировал, что не желает обсуждать вопросы лечения с какой-то женщиной. Кивнув Александре, он снова переключил свое внимание на Хоуксворта.

Но Александра задала новый вопрос:

— Когда началась лихорадка?

— Два дня назад. — На этот раз доктор ответил кратко и не оборачиваясь. — Почему вас это интересует?

Александра не обратила внимания на его последние слова.

— Когда в последний раз делали кровопускание?

— Ваша светлость, я просто обязан возразить против вмешательства этой женщины…

— Оставьте возражения при себе и отвечайте на вопрос! — Хоук метнул в лекаря взгляд такой жесткий, что тот отпрянул.

— Вчера вечером. Поскольку в самочувствии мальчика по-прежнему нет изменений, я настаиваю на продолжении процедур.

— Ледяные компрессы применялись?

— Ледяные компрессы? Ну, знаете, мисс, я не намерен обращать внимание на мимолетные модные причуды…

— Отвечайте на вопрос, черт побери! — прогремел Хоук.

— Нет.

— Так начните их делать! — приказал Хоук тоном, не допускающим возражений.

— Но я не стал бы рекомендовать ледяные примочки, ваша светлость, — надменно произнес густо покрасневший лекарь. — А если вы намерены нарушать мои предписания, я буду вынужден отказаться от пациента.

Хоук, затейливо выругавшись, схватил колокольчик и яростно затряс его. В дверях моментально появился лакей.

— Доктор Садбери уходит. Пожалуйста, проводите его. Возмущенный медик, гордо расправив плечи, покинул комнату.

— Ты можешь помочь? — Хоук уже стоял возле Александры.

Александра промолчала; она побледнела, в ее мыслях царила полная путаница.

— Ради сына я готов встать перед тобой на колени и умолять тебя, — сказал Хоук с едва сдерживаемой яростью.

Александра только моргнула, ошеломленная отчаянием, светившимся в его глазах. Позже она лишь удивленно гадала — почему же она не потребовала отмены чудовищной, бесчестной сделки?.. Но в то мгновение все ее мысли были сосредоточены на ни в чем не повинном мальчике, страдающем в спальне верхнего этажа… И еще она думала об острой боли в глазах Хоука.

— Я встречалась с этой болезнью в Индии, — медленно заговорила Александра. — От нее вообще-то нет лекарств, это я могу сказать с уверенностью, но ледяные компрессы, хотя и не лечат, все же помогают снять боль, облегчить страдания, и это дает возможность поправиться быстрее. И еще нужно постоянно держать наготове сладкое питье и бульоны, тоже холодные. Ну и, конечно, никаких кровопусканий.

— Согласен. С чего начнем?

— Нужно много охлажденной кипяченой воды, постоянно держать ее наготове, и мелко наколотый лед, лучше завернуть его в промасленную ткань… плотный твил подойдет лучше всего. Для питья мальчику должна быть использована только кипяченая вода, потому что сырая вода сама по себе может стать источником болезни.

Хоук уже был у двери:

— Ты поднимись к нему, а я отдам распоряжения. Очень скоро Александре принесли и прохладную воду, и чистые салфетки, чтобы обтирать горячее тельце, и завязанный в узелок лед. Александра расположилась с левой стороны кровати, потому что мальчик постоянно хватался в бреду именно за левый бок.

— Сначала тебе это покажется неприятным, Робби, но потом ты почувствуешь себя гораздо лучше, — мягко сказала она, отводя его руку. — Ты же сильный мальчик. — Она осторожно приложила ледяной компресс к его груди. — Ну, а теперь мы должны подержать его здесь… Тебе станет легче, вот увидишь.

Под глазами мальчика темнели круги, он явно сильно страдал от боли и утомления, но тут он внезапно поднял веки, и Александру потряс пронзительный взгляд его серых глаз.

— Мама? Это ты? Ты в самом деле вернулась? — Его голос прервался. — Но я думал, ты… я видел, как лошади…

За спиной Александры послышался сдавленный вздох герцога.

Но тут на малыша напал приступ жесточайшего кашля, и он сбросил бы ледяной компресс, если бы Александра не поспешила удержать его на месте.

— Он мешает, так мешает, мама! — задыхаясь, пробормотал мальчик.

— Я знаю, что он мешает, но он тебе поможет, — ласково сказала Александра. — Мы очень скоро поставим тебя на ноги. Но без твоей помощи не обойтись. — Она подсунула ладонь под затылок мальчика и приподняла его голову. И в это мгновение она поймала напряженный взгляд Хоука. — Твой отец хочет, чтобы ты попил немножко.

— Отец? Он тоже здесь?

— Да, Робби, я здесь. — Хоук поднес к губам сына стакан с лимонадом. — Выпей это.

Мальчик отпил глоток, поперхнулся и отвернул голову. На мгновение Александра испугалась, думая, что он наотрез откажется пить, но тут Хоук наклонился и что-то прошептал на ухо сыну — что-то, заставившее мальчика чуть заметно улыбнуться и выпить лимонад.

Едва он успел сделать последний глоток, как начался новый приступ жестокого кашля. Александра обнимала и поддерживала мальчика, помогая ему справиться с болью. Измученный и бледный Робби откинулся на подушки.

Немного спустя он открыл глаза и лихорадочно уставился на Александру.

— Ведь ты не уйдешь, пока я буду спать, да, мама? Обещай мне… обещай, что не уйдешь опять! — И его маленькая рука упала на руку Александры.

— Нет, я не уйду, — пообещала Александра, сжимая его тревожно шевелящиеся пальцы. — Я буду здесь. Постарайся поспать. А когда проснешься, тебя будет ждать сюрприз.

Вслушиваясь в ее слова, мальчик заметно расслабился и очень скоро задремал; приступы кашля стали немного реже.

— Храбрый малыш, — прошептала Александра, укладывая его поудобнее на подушках. Ей бы хотелось испытывать к мальчику такую же неприязнь, какую она испытывала к его отцу, но у нее ничего не выходило.

Хоук с предельной осторожностью приложил ладонь к пылающей щеке сына.

— Да, он очень храбрый, — прерывистым голосом произнес герцог. — И я бы отдал все на свете, чтобы облегчить его страдания. Когда я думаю, что он заболел здесь, без меня… я бы ни за что не оставил его, если бы не эта мания, если бы не моя одержимость… — Он умолк на мгновение, стараясь справиться с чувствами. — Да, конечно, он принял тебя за нее… но ведь даже я ошибся… Спасибо, что позволила ему верить, что она… вернулась. — Хоук устало прижал руку ко лбу, словно желая отогнать неприятные мысли. — Хотя скоро он поймет… — Он снова замолчал.

— Ну, сейчас все равно ничего нельзя изменить. Подите-ка лучше отдохните, — холодно сказала Александра. — Я посижу с Робби. — Видя, что Хоук нахмурился, она добавила: — Вы и сами прекрасно знаете, что мы можем только ждать.

И начались тяжелые, мучительные дни и ночи. Хоук и Александра сменяли друг друга у постели больного. Они беспомощно наблюдали за тем, как маленький мальчик мучается от боли, и ничем не могли помочь ему, кроме прохладных компрессов и утешающих слов. Но наконец из Хоуксвиша приехал старый, надежный семейный врач. Все теперь зависело только от самого Робби, от силы его юного тела и от его желания выжить.

Пять дней подряд двое по очереди сидели у кровати мальчика, обтирая его прохладной водой, утешая, когда его отпускали на время демоны лихорадки. Александра хорошо понимала, что такое кошмары, и ее руки становились особенно нежными, когда она старалась отогнать черные образы, мучающие мальчика в бреду.

Да, она не раз сталкивалась в Индии с лихорадкой и видела, что жертвы пневмонии слишком часто погибали просто оттого, что силы организма истощались задолго до спада лихорадки. Но она не могла сказать об этом и без того пребывавшему в отчаянии отцу Робби. Александра вдруг обнаружила, что не может быть настолько жестокой с человеком, едва оправившимся от раны. Она говорила себе, что может и отложить свою месть, что воспользоваться подобными обстоятельствами было бы просто бесчестно…

А для Хоука часы, проведенные в спальне больного, были еще и часами мучительных воспоминаний о войне, которую он так старался забыть. Его вновь посещали видения той опустошительной зимы восьмого года, когда английская армия, униженная и разгромленная, отступала, как в кошмаре, от Ла-Коруньи к морю. Стояли январские морозы, и больных и раненых тащили через горы на примитивных носилках, везли на грубых телегах, запряженных быками…

Хоук словно наяву слышал стоны раненых солдат. Выходит, как он ни старался, он так и не забыл запаха смерти и страха. И теперь, сидя рядом с больным сыном в полутемной спальне, он снова мучился воспоминаниями, никогда, по сути, не оставлявшими его, лишь на время ушедшими куда-то в глубину…

Глядя на измученное личико Робби, Хоук видел еще и другие лица — лица деревенских парнишек из Суссекса и Йоркшира. Эти ребята были слишком молодыми, чтобы умирать в снегах, среди мрачной испанской зимы, далеко от дома…

Оглушенный нестерпимыми воспоминаниями, Хоук в конце концов понял, что есть лишь один способ избавиться от постоянного самокопания — это сосредоточиться на сыне, целиком и полностью. За тяжкие дни болезни Робби герцог превратился в упорную тень с иссеченным глубокими морщинами лицом…

На пятый день после их приезда, к вечеру, лихорадка у Робби внезапно резко усилилась. Встревоженная Александра трясущимися руками постоянно обтирала его лицо и грудь, без конца говоря что-то — не особенно осознавая, что именно она говорит, просто желая подбодрить и себя, и мальчика.

— Ну, малыш, вот так-то лучше… А тут у нас отличный лимонный лед, это твой отец принес от Гунтера. Какой ты счастливый мальчик! Ты не должен пролить ни капли этого замечательного лимонада! — Она прижала стакан с холодным напитком к пересохшим губам Робби, по капле вливая жидкость в рот малышу. Прошло несколько томительных секунд, потом мальчик сделал глоток и тут же отвернулся.

Александру все сильнее и сильнее тревожила его вялость. Она отставила стакан. Кризис близился, она чувствовала это.

— Ну же, Робби! Ты не хочешь бороться! Но я знаю, ты храбрый, мужественный мальчик!

Она подняла Робби с кровати и уложила к себе на колени, обнимая, пытаясь пробудить его дух, но мальчик не откликался.

— Ну же, Робби! Хэверс собирается сделать для тебя отличные удочки и сеть! Он мне говорил, что тебя очень ждут в Хоуксвише! Подумай, как будет горд твой папа, когда ты сам поймаешь отличную форель!

На мгновение ей показалось, что ресницы мальчика затрепетали.

— И еще твой отец твердо обещал, что в этом году у тебя будет собственный пони, — в отчаянии продолжала девушка. — И красивая красная тележка, и ты сможешь сам кататься по долине. Миссис Бэрроуз приготовит нам корзинку с едой, и мы будем путешествовать, ты и я. Разве тебе не хочется этого?

Показалось ли ей, или его рука действительно шевельнулась?..

— Послушай, Робби… я ведь с тобой. Я никогда больше тебя не покину. — Может быть, Господь простит ей эту ложь, думала Александра… — Мы будем отлично проводить время вместе. Пойдем в цирк Астлея, посмотрим на чучела зверей в Британском музее… Мы… мы… — Она проглотила тяжелый ком, застрявший в горле. — Послушай, Робби, ты сам придумаешь, чем нам заняться! Ты должен составить список мест, где тебе хочется побывать, и мы посетим их одно за другим! Ты меня слышишь, Робби?

Душа Александры обливалась слезами, девушка уже отчаялась пробудить хоть искру жизни в этом маленьком усталом тельце.

— Постарайся, Робби, скажи мне что-нибудь! Скажи, куда бы ты хотел пойти с отцом и со мной? Скажи, мальчик! Если сейчас же не скажешь, я не смогу выполнить свое обещание!

Личико, залитое восковой бледностью, чуть повернулось, прижавшись к груди Александры. С трудом ворочая пересохшим языком, Робби выговорил чуть слышным шепотом:

— Мы поднимемся на воздушном шаре… Джефферс говорил мне, это так здорово! Можно и мне будет, мама?

Дрожащими пальцами Александра отвела с бледного лба влажный черный локон.

— Да, мое милое дитя, конечно, и ты поднимешься на воздушном шаре. Если папа не станет возражать, мы все вместе поднимемся, это будет необычайно интересно! О, я уверена — твой отец до Луны долетит, если будет знать, что это тебе поможет!

— Не надо так далеко, — серьезно сказал мальчик. Александра почувствовала, как повлажнели ее руки, и тут же увидела, что все лицо и тело мальчика покрылись сильной испариной.

— Слава Богу! — прошептала она. — Это перелом!

Робби сильно закашлялся, и она принялась покачивать его на руках.

— Ну-ну, Робби… теперь все будет хорошо.

В окна уже просачивались бледные лучи восходящего солнца. Александра стала напевать йоркширскую колыбельную, которую она слышала давным-давно, когда еще была жива ее мать…


Голуби заснули в гнездах,

И коровы спят в хлеву,

Спят щенята и котята,

И огонь в печи заснул.

Кончен день, и все заботы

Позабыты до утра,

Спи, малыш, свернись клубочком,

Ночь пришла…

Совы ухают на елях,

На охоту вышел лис,

Барсуки под старым дубом

Посудачить собрались.

Золотым костром волшебным

Разгорается луна.

И под звездным небосклоном

Феям нежным не до сна…


Колыбельная была длинной. Когда Александра допела ее до конца, Робби вдруг едва заметно шевельнулся.

— Да, — прошептал он, — я, пожалуй, посплю… я так устал… И спасибо тебе, кем бы ты ни была… потому что я знаю — ты не настоящая моя мама. — И, помолчав, он добавил совсем уже сонно: — Только я думаю, ты даже лучше, чем она…

За полуоткрытой дверью, в темном коридоре, неподвижно стоял герцог, наблюдая за женщиной и мальчиком. Это зрелище — его измученный болезнью сын на ее руках, ее нежная песенка… все вместе поколебало ту каменную стену, которой Хоук много лет подряд окружал свое сердце, наученный горьким опытом. И герцог Хоуксворт, глядя на Александру и спящего Робби, чувствовал, как рушится стена его самозащиты… Он вдруг стал беспомощным и ранимым и понимал, что его жизнь меняется, в нее входит что-то новое… И такие мысли отчаянно пугали его.

Хоук бесшумно отступил назад, словно пытаясь уйти от самого себя. Не в силах совладать с охватившими его чувствами, он просто сбежал, боясь, что Александра увидит слезы на его лице…

Глава 27

Как только миновал кризис, Робби начал очень быстро поправляться. Жар спал в одну ночь, к утру температура стала нормальной, и одновременно к Робби вернулась его прежняя энергия. И удержать его в постели еще на несколько дней оказалось нелегко.

Хоук, посмеиваясь над собой, взял на себя эту заботу. Отыскав на чердаке коробку с оловянными солдатиками, он принес их в спальню сына. И дни напролет их темноволосые головы склонялись над пестрыми игрушками — отец и сын разыгрывали сражения, которым не хватало места на одеяле, а потому они выплескивались на пол. И весь дом радовался, слыша заливистый смех, доносящийся из комнаты больного малыша. А Хоук был вне себя от счастья, видя, что мальчик теперь не так робок и застенчив с ним… хотя прежняя печаль иной раз и мелькала еще в глазах Робби.

Едва лишь дело пошло на поправку, старая няня вновь приступила к своим обязанностям. А приехавший из Альфристона семейный врач радостно сообщил, что никакой опасности ждать больше не следует.

Но как только утихла суета, связанная с болезнью, началась иная суматоха. Известие о возвращении Хоука разлетелось по светским гостиным. Впрочем, такую новость и невозможно было надолго удержать в секрете, несмотря на то что герцог в последние дни совсем не выходил из дома.

Хедли, безупречный лондонский дворецкий Хоуксворта, едва успевал принимать визитные карточки и приглашения на балы и обеды.

Как-то дождливым вечером, через неделю после приезда в Лондон, Хоук небрежно поворошил груду корреспонденции, скопившейся на его письменном столе, и среди визитных карточек и приглашений он увидел толстый конверт с сургучной печатью. Узнав четкий почерк своего адвоката, Хоук прищурился.

Нетерпеливо схватив плотный веленевый конверт, герцог небрежно разорвал его и вынул пять исписанных листков. Это было подробное сообщение от его доверенного лица.

«Ваша светлость!

Прошло уже несколько недель с того дня, как я получил Ваше распоряжение, но, поскольку мое собственное расследование ни к чему не привело, мне пришлось отложить написание этого письма до настоящего времени. Достойная внимания информация получена мною лишь две недели назад, и я пересылаю ее Вам. Ваша светлость поймет, почему мне не хочется открывать источник этой информации — если я раскрою его тайну, он будет для меня потерян.

В своем письме Вы выразили особый интерес к делам бывшего генерал-губернатора Мадраса и его ближайших родственников. Не стану рассказывать, каких трудов стоило выяснение этих подробностей; достаточно сообщить, что там возникли весьма необычные обстоятельства. Дела в Мадрасе и по сей день находятся далеко не в порядке, что усугубило сложности поиска. Кроме того, я в своих действиях был крайне ограничен Вашим предписанием проводить расследование в полной тайне, и это замедлило дело.

Генерал-губернатор, лорд Персиваль Мэйтланд, четвертый виконт Мэйтланд, давно уже проживавший в Индии, находился на этом посту в течение девяти лет к моменту, когда разразились беспорядки в Веллуру. Лорд Мэйтланд неоднократно предостерегал Лондон, сообщая о том, что сипаи могут проявить недовольство, если Корона будет продолжать в отношении них прежнюю политику без учета индийских обычаев и религиозных верований. Но даже лорд Мэйтланд не смог предвидеть ярости бунта, и когда бунт вспыхнул, лорд Мэйтланд признал, что именно из-за его ошибки было потеряно немало жизней. Несмотря на поддержку друзей и сторонников — а их было немало как среди индийцев, так и среди англичан, — лорд Мэйтланд был сломлен последующими событиями. В тот день, когда он получил сообщение от Контрольного совета Ост-Индской компании о том, что и третье его прошение о восстановлении в правах отвергнуто, он приложил к виску пистолет и свел счеты с жизнью.

Его тело было обнаружено дочерью, досточтимой Александрой Мэйтланд, его единственной наследницей. Нетрудно вообразить ее чувства при этом. При других обстоятельствах молодая леди могла бы иметь неплохое состояние, поскольку лорд Мэйтланд имел не менее 200 000 фунтов стерлингов, не считая жалованья, не выплаченного ему правительством. Но мисс Мэйтланд очень скоро узнала, что ее положение чрезвычайно трудно, поскольку деловой поверенный ее отца исчез сразу после самоубийства лорда».

Пальцы Хоука смяли плотный лист, и на лбу герцога набухла и заколотилась вена.

«Кое-кто утверждает, что этого поверенного убили; другие считают, что он воспользовался случаем и сбежал вместе с деньгами лорда Мэйтланда. В любом случае результат остается прежним: мисс Мэйтланд очутилась практически в нищете. Что касается других родственников, мне не удалось обнаружить таковых. Похоже, отец лорда Мэйтланда был в крупной ссоре со своим младшим братом, и потому всякие отношения между их семьями были прерваны. О каких-либо еще родственных связях мне ничего не удалось выяснить.

Следующая часть этой истории воистину удивительна. В это трудно поверить, но создается такое впечатление, что молодая леди просто исчезла с лица земли. Несколько дней она пробыла у своих друзей в Калькутте, ожидая корабля, отплывающего в Лондон, но после ухода этого корабля ее больше никто нигде не видел. Капитан припоминает, что мисс Мэйтланд никто не встречал. Он пытался предложить ей свою помощь, но в общей суматохе прибытия она куда-то ускользнула. И я не сумел обнаружить хоть каких-то ее следов. Находится ли она по-прежнему в Англии или вернулась в Индию, не знаю».

Хоук оторвал взгляд от страницы. «Надо же, — подумал он, — какая ирония!» Ведь с того самого дня, когда было принято решение по Веллуру, он постоянно ощущал смутное подозрение, что Контрольный совет совершил ошибку по отношению к лорду Мэйтланду. Новости из Индии доходили до Лондона медленно, и Хоук в конце концов поручил своему доверенному лицу разобраться в этом деле, потому что хотел знать, что стало с генерал-губернатором и его семьей после решения совета.

А потом вдруг, однажды вечером, Александра Мэйтланд выбежала из тумана прямо ему в руки…

Помрачнев, Хоук снова вернулся к письму.

«Возможно, Вас заинтересует то, что не я один пытался узнать что-либо о судьбе молодой леди. У нее осталось немало друзей в Калькутте, и они чрезвычайно обеспокоены ее исчезновением. И в Лондоне тоже есть люди, ищущие ее, — не знаю, правда, что ими руководит: праздное любопытство или какой-то расчет. Но среди тех, кто знал мисс Мэйтланд, нет людей, не проявлявших бы к ней искренней симпатии.

В том же, что касается Вашей супруги, есть только одна новость. Шесть недель назад некая леди, по описанию весьма похожая на Вашу жену, находилась на борту корабля, направлявшегося из Вест-Индии в Лондон. Я пытался проверить эти сведения у капитана корабля, но безуспешно, поскольку как раз после этого рейса беднягу разбил апоплексический удар.

О Телфорде ничего нового я не узнал. Он очень осторожен.

Ваша светлость, надеюсь, поймет меня, если я выскажу свои подозрения. Если герцогиня вернулась в Лондон, то не следует ли предположить, что и Телфорд не отстал от нее? Боюсь, когда будет обнародован новый закон о разводе, а это случится уже скоро, эта пара может совершить какое-нибудь безрассудство.

Между прочим, я весьма признателен Вашей светлости за то, что Вы сочли возможным принять на службу рекомендованного мною человека. Джон Харди, возможно, и не сумеет стать безупречным лакеем, но в том, что касается охраны дома, Вы можете на него положиться. Он храбро сражался в Бадахосе и обучен многому. Пусть он постоянно будет рядом с Вами. Телфорд уже на грани отчаяния.

Остаюсь уважающим Вашу светлость преданным и готовым к услугам.

Бартоломью Додд».

Губы Хоука стянулись в прямую линию, когда он начал читать постскриптум, торопливо начертанный в нижней части последнего листа. Под ним стояла дата недельной давности.

«Надеюсь, Ваша светлость простит мне небрежность этого дополнения, но я только что узнал о трагическом случае и болезни Вашего сына. Уверен, мальчик скоро поправится.

Чиновник магистрата посетил меня по Вашему указанию и изложил все подробности происшествия с Вашей супругой. Позвольте сообщить Вам некоторые детали. Кучер кареты, из упряжки которой сбежала лошадь, был пьян, когда его арестовали, и сейчас он содержится под стражей. Я расспросил его, и он рассказал в основном ту же самую историю, что и вначале.

Пожалуй, важнее всего здесь то, что этот человек не знает Джеймса Телфорда или кого-то, похожего на него по описанию.

Мне очень жаль, что приходится говорить об этом и причинять Вам боль, но это неизбежно. Поскольку лицо и тело жертвы были сильно изуродованы копытами лошадей, магистрату пришлось провести опознание. Но чиновник, узнав, что Ваше присутствие затруднительно из-за болезни Вашего сына, удовлетворился опросом свидетелей инцидента — нескольких человек из штата Вашей прислуги, и они подтвердили, что погибшая женщина — без сомнения, Ваша жена.

Ее тело захоронено в соответствии с Вашими указаниями. Чтобы не причинять лишних страданий Вашему сыну, я постараюсь, чтобы история не получила излишней огласки, но, боюсь, мне не удастся слишком долго удержать все в тайне.

В том, что касается Телфорда, я продолжаю расследование. И все новые сведения, разумеется, буду сразу же сообщать Вам.

Прошу принять мои искренние соболезнования. Жаль, что события приняли такой трагический оборот.

Жду Ваших новых указаний.

Б. Д.».

Хоук медленно опустил лист. В кабинете было очень тихо; слышалось лишь тиканье золоченых часов на каминной полке.

Несколько минут Хоук сидел, вертя в бесчувственных пальцах плотную бумагу. На улице время от времени слышались шум проезжающих экипажей и голоса припозднившихся торговцев и мастеровых, предлагавших свои услуги.

Жизнь продолжалась, стремительная и бурная. Но герцогу Хоуксворту казалось, что все замерло и земной шар перестал вращаться вокруг своей оси.

«Так значит, все и вправду кончено», — думал он, и на его лице отразилось странное оцепенение, когда он понял, что пришла свобода, о которой он так долго мечтал.

Изабель умерла. Телфорд лишен возможности действовать активно. Давняя проблема решилась. И он больше никогда не ощутит той мучительной тревоги, которая всегда сообщала ему о присутствии Изабель.

И что же теперь? Не пора ли ему оставить лондонскую бездушную суету, сменив ее на тихую жизнь в поместье? Он слишком долго откладывал это, а ведь Робби уже достаточно большой, чтобы наслаждаться верховой ездой, рыбалкой, охотой. Хоук знал, что мальчик принадлежит Хоуксвишу…

«А что ты будешь делать с Александрой Мэйтланд?» — поинтересовался циничный голос в его мозгу. Да, Хоук понимал, что нелегко будет дать обратный ход делу ее отца. Для этого нужно было иметь немалое влияние на членов совета — ведь их следовало убедить в том, что Мэйтланд осужден несправедливо. «Да, — бесстрастно думал Хоук, — это будет очень трудно… однако возможно».

«А что потом?» — настаивал внутренний голос. Неужели Хоук выполнит свою угрозу и потребует той самой платы?.. В конце концов, Александра ведь спасла ему жизнь, и в большой степени именно ей он обязан также и жизнью сына… Может ли он отплатить ей подобной жестокостью?..

Но… разве он сумеет просто отпустить ее? Она взволновала его кровь; она доводила его до бешенства тем, что он постоянно ощущал в ней скрытую чувственность. Она была похожа на тлеющий янтарный уголек, на который стоит лишь подуть — и он взорвется пламенем страсти…

Даже сейчас, все еще страдая болью от незажившей раны, Хоук мучился желанием, ему хотелось ощутить ее стройные ноги, ее трепещущее тело под своим телом… и при одной лишь этой мысли его мужское естество начинало болезненно пульсировать.

Длинно и энергично выругавшись, герцог отшвырнул письмо адвоката и принялся нервно шагать взад-вперед по кабинету. Часы на камине пробили девять.

Он гадал, что может делать сейчас Александра. А если и она мучается воспоминаниями об их страстном слиянии во время грозы? Ох, как ему хотелось этого, как он надеялся на это! Ну а если нет, он сделает все, что в его силах, чтобы заставить ее вспомнить…

Внезапно что-то подтолкнуло его к окну. Хоук отодвинул парчовую занавесь и посмотрел на улицу. Сначала он ничего не увидел в темноте, но потом его глаза стали кое-что различать. Ему показалось, что чья-то тень сначала отпрянула в сторону, а потом растаяла во тьме. Хоук прищурился. Но, решив, что это всего лишь игра воображения, он опустил тяжелую занавеску.

Налив себе стакан бренди, он устало опустился в кожаное кресло возле письменного стола. Снова и снова его мысли возвращались к храброй женщине, находившейся сейчас на верхнем этаже его дома, — женщине, которой пришлось вынести так много трагического за такую короткую жизнь…

Он пока не знал, что ему делать с Александрой Мэйтланд, но в одном был уверен: он не сможет отпустить ее. Во всяком случае, сейчас.

А может быть, и никогда.

Дождь громко колотился в окна гостиной. Александра беспокойно шевельнулась, пытаясь сосредоточиться на последнем сочинении мисс Остин. Наконец, с раздраженным вздохом захлопнув книгу, она встала и подошла к окну.

Отодвинув белую шелковую занавеску, она принялась всматриваться в залитую дождем улицу.

Там можно было увидеть лишь тех, кому поневоле приходилось мокнуть под дождем: забрызганную грязью продавщицу цветов да нескольких ливрейных лакеев, спешащих по неотложным поручениям их господ. На другой стороне остановился какой-то человек: плечи его были сгорблены, мокрая шляпа натянута до самых ушей. Видя, как резкий ветер треплет полы его грязного плаща, Александра ощутила мгновенный укол жалости, — но именно в это мгновение человек поднял голову и посмотрел на окно, у которого она стояла, и в его глазах сверкнула такая неприязнь, что Александра и думать забыла о сочувствии.

Все еще держа в руке роман, она вернулась к диванчику, обтянутому темно-красным шелком. На нем валялось с полдюжины томов, которые Александра взяла наугад в библиотеке герцога. Ее тонкие пальцы нервно перебирали длинные ленты, которыми было отделано спереди ее изумрудно-зеленое муслиновое платье. С разочарованным вздохом она снова открыла «Эмму» на той самой странице, с которой начала чтение два часа назад.

— Я тебе не помешал?..

Александра вздрогнула и выронила книгу и тут же молча выбранила себя за отсутствие самообладания.

Хоук остановился на пороге; он был неотразим в красновато-коричневых брюках и бутылочно-зеленом сюртуке, безупречно сидевшем на его широких плечах. Ощущение исходящей от него силы проникло в самую глубь ее существа. Ей достаточно было посмотреть на него, чтобы ее кровь тут же забурлила самым раздражающим образом. Его серебристо-серые глаза поблескивали так, словно он прочитал ее мысли…

Чтобы хоть отчасти скрыть свою слабость, Александра ограничилась холодным кивком, а потом подняла упавшую книгу и демонстративно раскрыла ее.

— Неужели это так интересно? — насмешливо поинтересовался Хоук.

Александра откинулась на спинку дивана.

— Вы бы, ваша светлость, безусловно, предпочли, чтобы женщины ничего не читали, чтобы они всегда были простодушны, наивны, необразованны и абсолютно не умели думать.

Хоук подошел к креслу, стоявшему рядом с диваном, и уселся в него с ленивой грацией, приведшей в окончательное расстройство все чувства Александры. Рассердившись, она уставилась в пол, но тут же ее взгляд наткнулся на ноги Хоука, на четко обрисованные плотно облегающими брюками мускулы…

А Хоук, казалось, с полным безразличием вытянул ноги так, что они почти коснулись туфелек Александры.

— О нет, простодушие мне не нравится. Во всяком случае, в определенных вопросах.

Александра резко отодвинула ноги, проклиная себя за то, что к ее лицу мгновенно прилила кровь. Разъярившись, она твердо решила не дать Хоуку заметить, насколько удачны его провокации. Раскрыв книгу, она невидящими глазами уставилась в нее.

Тут же послышалось легкое покашливание, и сильные пальцы Хоука забрали у нее томик. Он посмотрел на обложку.

— Это просто очаровательно! «Практическое эссе о научно обоснованном ремонте и поддержании дорог», — вслух прочитал он. — Автор — Джон Макадам. Похоже, мисс Мэйфилд, тебя очень интересуют гравий и щебенка?

Александра готова была завизжать от ярости.

— Я читала последнее сочинение мисс Остин, если хотите знать, и сейчас случайно взяла эту книгу, когда вы так грубо меня прервали.

— Прервал? Грубо? Но ведь это, в конце-то концов, мой дом. Впрочем, сегодня мне не хочется спорить. Вот твой роман, — лениво произнес он и протянул Александре книгу, держа ее так, что девушка не могла забрать томик, не коснувшись его пальцев.

Она колебалась, проклиная себя за то, что дрожит, как дебютантка перед первым балом. С ледяным выражением лица она взялась за книгу и выдернула ее из пальцев Хоука, но тут же снова уронила на ковер.

— Ты сегодня слишком небрежна. Александра не удостоила его ответом.

— Ну, я все-таки уверен, что ты способна сдерживать свое раздражение. Потому что иначе из тебя не выйдет хорошей гувернантки. — Герцог наклонился, чтобы поднять книгу, и при этом сумел задеть рукой ногу Александры.

От его прикосновения по всем мышцам Александры словно проскочила искра, и она внутренне сжалась… Сердце забилось сильнее, она вдруг вспомнила их яростную страсть во время грозы… Она лишилась дара речи, и в ответ на слова Хоука смогла лишь что-то невнятно пискнуть.

Хоук прищурился и насмешливо вздернул брови, внимательно наблюдая за ее реакцией.

— Я от твоего имени принял несколько приглашений, — вдруг резко сказал он. — Но сначала мы отправимся в цирк Астлея, через три дня. Робби уже вконец извел меня своими планами относительно тех мест, которые мы должны посетить. А в субботу мы отправляемся на бал к леди Рокингтон. — Это прозвучало не как приглашение или предложение, а как приказ.

Александра уставилась на него, и в ее глазах запылал опасный огонь.

— В самом деле?

И она мгновенно забрала у него книгу.

— Да. А завтра вечером поедем в Воксхолл.

Это было уже слишком. Сжав в пальцах книгу, Александра яростно сузила глаза.

— А не пошли бы вы ко всем чертям! Насколько я припоминаю, ваша бесчестная сделка касается только… только…

— Только твоего согласия делить со мной постель? — Хоук смотрел на стиснутые на обложке пальцы Александры. — Я вполне понимаю, что ты сейчас испытываешь искушение швырнуть в меня этой книгой, моя дорогая, но лучше бы тебе этого не делать. Как-то не принято, чтобы гувернантки швырялись чем-либо в доме нанимателя.

— Какого черта, о чем вы?

Хоук окинул ее небрежным взглядом.

— Ты же говорила, что хочешь наняться гувернанткой, разве не так?

— Вы прекрасно знаете, что это действительно так. Но что…

— Я просто решил помочь тебе в этом.

Александра гневно сжала губы. Что еще задумал этот негодяй?..

— Я вас предупреждаю, вам не удастся выставить меня на всеобщее обозрение как одну из ваших распутниц. С меня довольно и того, что мне приходится вообще делить вашу компанию!

— Вот-вот, я так и думал… Вся эта болтовня насчет поиска места была именно болтовней. — Хоук отвернулся и смахнул с рукава невидимую пылинку, чтобы спрятать от Александры довольную улыбку.

— Черт побери! Я действительно хочу найти место, но я вам…

— Может быть, ты ожидаешь, что наниматель сам к тебе явится?

Хоук говорил холодным и рассудительным тоном, и это лишь еще сильнее разозлило Александру, потому что вообще-то она еще и не думала по-настоящему об этом. Слишком многое случилось за те две недели, что прошли после печального дня, когда она ходила от одного агентства по найму к другому и везде получала отказ.

— Я предлагаю вот какую историю для тебя, — безмятежно продолжил Хоук. — Ты — родственница моей жены, что вполне объяснит ваше сходство. Скрыть его невозможно, но в наших силах повернуть все к твоей же выгоде. А поскольку ты только что приехала из Индии, что может быть естественнее того, что я покажу тебе Лондон?

— Но я не родня вашей жене! — И роман мисс Остин снова упал на ковер.

— Но ведь Изабель не будет рядом, чтобы опровергнуть эту выдумку, — внезапно помрачнев, сказал герцог.

— Найдется кто-нибудь другой. Да и в любом случае это ложь!

— Вот как? — бесстрастно произнес Хоук. — А ты в этом уверена? Мне что-то кажется, что между вами должна быть связь… что ваше сходство не случайно. Выпьешь хересу? — ровным тоном спросил он.

Наглая самонадеянность, с которой он распоряжался ее жизнью, окончательно вывела Александру из равновесия. Ей казалось, что она превратилась в марионетку и Хоук безжалостно дергает за ниточки, на которых она подвешена.

— Нет, подонок, меня не интересует херес! И меня не интересует тот маскарад, который вы затеяли! Я не намерена становиться вашей игрушкой!

— Какой цинизм, дорогая! Он совершенно неуместен в столь юном существе. Или ты просто научилась чуду продления молодости у индийских факиров?

— Мне двадцать три года, — ледяным тоном произнесла Александра. — И вам легче было бы задать прямой вопрос, нежели подбираться к этому окольными путями.

Хоук с легкой улыбкой кивнул.

— Отличный возраст для гувернантки. Ты уверена, что действительно стремишься к этой работе?

— Вы и сами прекрасно все знаете, негодяй!

— Рад это слышать, — спокойно откликнулся он. — Потому что если ты на самом деле задумала подыскать богатого мужа, я не в силах буду тебе помочь.

Александра задохнулась от возмущения.

— Мужа?! — взорвалась она, когда наконец снова обрела дар речи. — Да что это еще за омерзительная шутка?!

— Это не шутка, моя дорогая. Я просто хочу дать тебе несколько практических советов на тот случай, если твои запросы окажутся слишком высоки. Да, устроить для тебя место гувернантки, и очень приличное место, — это в моих силах, во всяком случае, если нам удастся скрыть твое прошлое. Но если ты решила использовать меня, чтобы выйти замуж, — ну, это не выйдет.

Кипя от гнева, Александра с трудом могла найти слова, чтобы ответить наглецу.

— Я н-не намерена выходить замуж, слышите, подонок? Ни за богатого, ни за бедного! Я хочу работать в приличной семье, и все! Можете вы это вбить в свою тупую башку?

— Великолепно! Именно таким тоном тебе и придется разговаривать с непокорными питомцами, чтобы поставить их на место. Но давай вернемся к более насущным проблемам. Тебе, само собой, понадобится одежда. Я пошлю за мадам Грез. Потом мы решим, как лучше ввести тебя в свет.

— О чем вы говорите, черт побери? — рыкнула Александра.

— Я говорю, моя прелестная дурочка, о том, чтобы подыскать тебе место. Мы должны привлечь к тебе внимание тех, кто мог бы тебя нанять. Словечко там, намек здесь — и, уверен, ты быстро получишь не одно предложение.

— Я ни в каком смысле не ваша, — огрызнулась девушка, нахмурившись. Она не верила ему — ни в малейшей степени. — Значит ли это, что наша сделка расторгнута? — резко спросила она, боясь даже надеяться, что он вскоре отпустит ее.

Хоук насмешливо вздернул брови.

— Разумеется, нет! Ну разве что ты решила оставить в покое дело твоего отца.

— Никогда!

— Тогда, мисс Мэйфилд, наш договор остается в силе. Но поскольку после того, как мы расстанемся, тебе придется самой заботиться о себе, то можно и заранее побеспокоиться о подходящем месте.

— Как вы подлы! Мне бы следовало догадаться…

— Да, — холодно согласился Хоук. — Тебе бы следовало.

— Отлично, раз уж вы настаиваете на том, чтобы всегда быть выродком, — прошипела Александра. — Но незачем при этом играть в кошки-мышки.

— Чудесная идея. Так, дай-ка подумать… Что можно вспомнить вот так сразу? Например, Криплгейт с его выводком. Правда, этот человек славится распутством, но плата, безусловно, будет высокой. Есть еще леди Седжвик, — безжалостно продолжал он. — Насколько я знаю, ей нужна компаньонка. Она немножко эксцентричная старушка, но совершенно безвредная. Правда, ее сынок — это уже другое дело. — Хоук задумчиво поджал губы. — Я слышал, он с удивительной скоростью делает детишек горничным, так что нечего удивляться трудностям леди Седжвик… ей вечно недостает женской прислуги.

Александре стало не по себе, но она не хотела, чтобы Хоук заметил ее смущение.

— Если вы надеетесь запугать меня, то напрасно стараетесь. Я не из пугливых. И уж вам-то следовало бы это знать! — Но, произнося эти храбрые слова, Александра побледнела, а ее пальцы нервно крутили ленты на поясе платья.

Хоук, храня непроницаемое выражение лица, наблюдал за ее доблестной внутренней борьбой, прекрасно понимая, что сумел-таки огорчить девушку. Но, как ни странно, это не доставило ему удовольствия… и даже наоборот. В его серых глазах вдруг полыхнуло пламя, и он резко встал.

— Черт побери, Александра! Выходи за меня замуж!

Сначала она вообще не шевельнулась, не веря тому, что услышала. Но ее сердце забилось вдруг неровно и неуверенно, и она всмотрелась в его лицо, удивляясь неприкрытой страсти, горящей в его серебристых глазах.

В оглушительной тишине Хоук опустился перед ней на колени и грубо схватил ее за руки.

— Выходи за меня, Александра! — настойчиво произнес он. — Ты сплошной огонь и страсть! Тебе нечего делать в гувернантках! Позволь мне заботиться о тебе. Позволь делить с тобой дни и ночи. Тебе не придется никогда ни о чем сожалеть.

Слишком потрясенная, чтобы говорить, Александра лишь молча смотрела на него расширившимися глазами, и ей не хватало воздуха…

— З-замуж?.. — пробормотала она наконец.

Хоук до боли сжал ее пальцы.

— Неужели тебя это удивляет? В конце концов, ты спасла мне жизнь… и жизнь Робби тоже. Ты должна испытывать к нам хоть какие-то чувства!

На одно мгновение, на одно самое короткое мгновение, Александра задумалась над предложением Хоука, потрясшим ее куда сильнее, чем грубое требование делить с ним постель. Холодная незатейливая похоть — этого естественно было ожидать от подобного человека. Но предложение руки и сердца?.. От великого герцога Хоуксворта?..

Да, будучи герцогиней Хоуксворт, она может ничего не бояться… ни о чем не тревожиться… Слегка содрогнувшись, Александра вернулась к реальности. «Холодная жестокая реальность, — в отчаянии напомнила себе Александра. — Такая же, как серебряные вспышки в глазах герцога…

Черт бы побрал этого человека! Он ведь уже состоит в браке, напомнила себе Александра, испуганная тем, что едва не ответила согласием.

— Вы что, окончательно сошли с ума? — крикнула она. — Вам мало нанесенных мне оскорблений, вы придумали еще одно?!

Лицо Хоука мгновенно потемнело.

— Ты видишь что-то оскорбительное в том, что я прошу тебя стать моей женой?

— Вы решили добавить к вашим преступлениям против меня еще и двоеженство? — в бешеной, немыслимой ярости закричала Александра. В это мгновение она ненавидела его каждой клеточкой своего дрожащего тела.

И точно так же она ненавидела себя за то, что пусть на одно мгновение, но всерьез отнеслась к его словам.

Хоук, отпустив замысловатое ругательство, мгновенно встал и рывком поднял Александру, прижав ее к своей широкой груди.

— Моя жена умерла, Александра! — хрипло выговорил он. — Умерла, слышишь? Она погибла десять дней назад, когда пыталась похитить Робби!

— Изабель умерла? — Александра всхлипнула от потрясения, перестав даже вырываться из железных объятий Хоука. Ее нежный лоб пересекла морщинка. Она моргнула, почувствовав, как комната закружилась у нее перед глазами.

С низким рычанием Хоук сжал ее лицо ладонями и заставил Александру посмотреть в его голодные, пылающие глаза.

— Ты понимаешь, женщина? Я люблю тебя! Я полюбил тебя в ту самую секунду, когда ты вышла навстречу мне из тумана. Мне уже тогда следовало понять… — Но он тут же забыл все, что собирался сказать, потому что впился в ее губы. — Выходи за меня! — снова прошептал он, не отрываясь от ее горящего рта. — Соглашайся поскорее!

Александра трепетала, ее неодолимо тянуло к нему — как мошку к огню… И тщетно пыталась она справиться с этим притяжением. Выйти за ее похитителя и безжалостного тюремщика? За убийцу ее отца? «Нет, — кричала ее душа, — это невозможно!» Честь запрещала даже думать о подобном! Но его жар опалял ее дрожащее тело, и она колебалась, не в силах шевельнуться, не в силах разомкнуть его объятия…

— Скажи же что-нибудь, Александра! — хрипло потребовал Хоук. — Скажи что-нибудь, кроме «нет». — Казалось, в нем и следа не осталось от вечного его безразличия и беззаботности.

Именно эта искренность и ошеломила Александру, зачаровала ее, заставила медлить. Но наконец она осознала его слабость и поняла, что может отомстить.

— Отпустите меня! — закричала она, упираясь руками в его грудь. — Ваша жена всего неделю как в могиле, а вы уже задумали свататься? — Собравшись с силами, Александра заставила себя холодно расхохотаться. — Да вы оскверняете саму идею брака!

Лицо Хоука исказилось от боли и ярости.

— Так вот как ты отвечаешь на мое предложение? Неужели ты так сильно ненавидишь меня? — Он уронил руки ей на плечи, и его пальцы впились в тело Александры, словно когти. — Что ж, хорошо, я предложу тебе самый простой выбор. Или ты венчаешься со мной, или спишь со мной без венца, — прорычал он. — Тебе не сбежать от меня, женщина, потому что я намерен обладать тобой, и, когда ты очутишься в моей постели, твое желание разгорится не слабее моего!

— Никогда, гнусный пройдоха! — взвизгнула она, пытаясь вывернуться из его рук, чувствуя, как его восставшее естество прижимается к ее животу, словно прожигая насквозь легкое муслиновое платье. И с неожиданной силой, порожденной отчаянием, она сумела освободиться и бросилась к двери. Но Хоук в один прыжок нагнал ее и схватил за юбку.

— Отпустите меня, черт побери!

Он обхватил ее за талию и развернул лицом к себе. Завернув ей руки за спину, он снова притиснул ее к своей груди.

— Не вздумай больше убегать, когда я говорю с тобой! — прогремел он. — Если, конечно, не хочешь, чтобы я поучил тебя хорошим манерам!

— Нечего мне угрожать, вы, жалкий, презренный…

— Это не угроза, это обещание! Ты ждешь подтверждений, женщина? — язвительно поинтересовался он. — Хочешь, чтобы я оседлал тебя прямо сейчас? Что ты предпочтешь — ковер или диван? — в бешенстве продолжал он. — Моя рана почти зажила, так что мне пойдет на пользу распутная ночка! И не все ли равно, с кем совокупиться — с тобой или с кем-то еще! — Ошалев от боли, причиненной ему отказом Александры, Хоук говорил с намеренной жестокостью, надеясь задеть ее так же сильно, как она задела его. — А если ты будешь немножко бояться, это лишь усилит вожделение, вот увидишь! Может быть, мне даже придется связать тебя!

— Прекратите! — завизжала Александра, ужаснувшись тому, как быстро его нежность превратилась в безумное скотство. Она рвалась изо всех сил, но это привело лишь к тому, что одна из ее лент намертво зацепилась за пуговицы его брюк.

Хоук, видя затруднительность ее положения, нагло улыбнулся. Его длинные пальцы медленно скользнули по ленте, поднимаясь к груди. И глаза его смотрели твердо и уверенно, когда он почувствовал, как от его прикосновения напрягся ее сосок…

У Александры сжалось горло, ей не хватало дыхания… ее чудесные глаза блестели от готовых пролиться слез.

— Прекратите, Хоук, прошу вас! — с трудом произнесла она.

— Скажи, почему ты не хочешь выйти за меня замуж? — хриплым голосом потребовал он, безжалостно терзая ее затвердевший сосок.

Александра не ответила. Что-то темное, мрачное промелькнуло в ее полных боли сине-зеленых глазах, и она начала вырываться яростно, как дикая кошка.

«Что это, — гадал Хоук, недоуменно хмурясь, — чувство вины? Но чего ей стыдиться?»

— Черт побери, только не говори, что ты уже замужем! — прорычал он.

— Нет! — огрызнулась Александра. — И никогда не выйду замуж! Я не стану рабыней мужчины!

— Похоже, я потерял Изабель только для того, чтобы найти ее снова — в тебе!

У двери послышался какой-то шум.

— Отец? — Это был голос Робби, сонный и неуверенный. — Я слышал что-то… — Мальчик остановился на пороге, потирая заспанные глаза. — Что ты делаешь с мисс Мэйфилд? Почему она плачет?

Хоук проглотил готовое сорваться проклятие и быстро отцепил ленту от своих брюк, мгновенно отпустив Александру.

— Для мальчика, которому давным-давно положено спать в своей постели, ты задаешь слишком много вопросов! — Хоук быстро пересек комнату, подхватил сына на руки и из-за плеча сына бросил на Александру яростный взгляд.

— Если тебе так хочется знать, мы с мисс Мэйфилд говорили об исполнении обещаний, о том, как важно держать данное слово. — Потемневшие глаза Хоука предостерегающе глянули на Александру. — Если ты что-то пообещал, ты должен это сделать, нравится тебе это или нет. Всегда помни об этом, Робби. Я уверен, и мисс Мэйфилд этого не забудет.

И, еще раз окинув девушку ледяным взглядом, грозящим возмездием, он вышел из гостиной, унося сына.

— Черта с два! — прошипела Александра, спотыкаясь о забытую на полу книгу. И через мгновение томик с громким стуком врезался в дверь, закрывшуюся за Хоуком.

Глава 28

Утром следующего дня, чуть свет, Хоук отослал торопливо нацарапанную записку мадам Грез, знаменитой лондонской портнихе. Он улыбнулся, представив удивление и любопытство, которые должно было вызвать его приглашение. Мадам Грез высоко поднялась под протекцией герцога, одолев множество нелегких ступеней, и Хоуксворт, большой знаток и ценитель женской красоты и нарядов, был для нее желанным заказчиком — и весьма щедрым.

Но мадам Грез не сумела бы стать модной портнихой, не имеющей себе равных, будь у нее за душой лишь помощь герцога и ничего больше. Нет, мадам Грез — или мисс Грэй, как ее звали, когда Хоук нашел ее в маленьком прибрежном городке возле Брайтона и увез в Лондон, — была по-настоящему талантлива.

И никаких признаков вульгарного любопытства нельзя было обнаружить в ее ответе, присланном на Бедфорд-сквер менее чем через час: «Мадам Грез будет счастлива встретиться с герцогом Хоуксвортом в одиннадцать часов».

«Да, мисс Грэй многому научилась», — подумал Хоук, пробежав записку глазами. И на его губах проскользнула улыбка.

Ровно в одиннадцать Хедли проводил в роскошную дневную гостиную маленькую стройную женщину с гладкой кожей и черными как смоль волосами. Александра неохотно спустилась вниз, чтобы встретиться с портнихой.

Мадам Грез в скромном платье из серого кашемира с брошью у ворота выглядела совсем не так, как ожидала Александра.

— Так вы и есть моя клиентка, oui? — улыбаясь, спросила маленькая женщина. В ее речи слышался легкий французский акцент. — Но вы так похожи на… — Она смущенно умолкла и порозовела.

«Опять эта чертова Изабель», — подумала Александра, а потом вдруг вспомнила, что Изабель умерла, и чуть заметно содрогнулась.

— Я Александра Мэйфилд… э-э… родственница герцогини Хоуксворт. — При этом Александра подумала, что ей бы следовало научиться врать как следует. — Герцог весьма высоко ценит ваше искусство, — добавила она, приглашая портниху сесть у окна.

— Месье герцог очень добр. Для меня будет большой честью шить наряды для такой прекрасной женщины, как вы. — Маленькая головка портнихи по-птичьи склонилась набок, и мастерица внимательно оглядела Александру с головы до ног. — У вас очень яркая внешность, так что мы должны отказаться от пастельных тонов, принятых для дебютанток. Ваши огненные волосы требуют красок сочных и дерзких — для вечерних туалетов это может быть цвет ляпис-лазури или, например, изумрудно-зеленый.

— Боюсь, тут какое-то недоразумение, — встревожилась Александра. — Мне вообще-то не нужны туалеты, о которых вы говорите. Я…

Дверь гостиной распахнулась, и на пороге появился герцог Хоуксворт. Он благодушно оглядел сидевших рядышком женщин.

— О, мисс Мэйфилд, мадам Грез, — боюсь, я опоздал. Битва при Гастингсе заняла куда больше времени, чем я предполагал. Но я вижу, вы уже познакомились.

Хоук подошел к холодному камину, прислонился плечом к золоченой полке и оперся ногой о решетку. Он заметил раздражение Александры, и его глаза насмешливо блеснули.

— Вы понимаете, мадам, ничего слишком эффектного, вызывающего. Мисс Мэйфилд не хочет привлекать к себе лишнего внимания. Несколько платьев для улицы, костюм для верховой езды, два-три вечерних туалета — ну, я думаю, для начала этого достаточно.

Глаза маленькой женщины удивленно расширились, но она мгновенно совладала с собой.

— Mais oui, мсье герцог, — как говорится, соответственно обстоятельствам, но не выходя за рамки, так? Однако при внешности мадемуазель она, я думаю, будет иметь успех в любом наряде. Я понимаю, все должно быть comme il faut.

— Совершенно верно, — согласился герцог. — При ее волосах и цвете кожи о пастельных тонах не может быть речи, само собой. Богатые краски — это то, что нужно. Лазурь, нефрит… Даже красновато-коричневый, я думаю. Вы принесли образцы?

Чтоб им обоим! Они говорили о ней так, словно она была безмозглой куклой! Александра кипела гневом, а мадам Грез, кивнув герцогу, вышла на секунду, чтобы позвать двух своих помощниц. Они появились, нагруженные тканями, куклами, одетыми в образцы платьев, с различными отделками… И вскоре вокруг Александры все сверкало и переливалось разными оттенками атласа, бархата и тафты.

Александра обнаружила, что герцог Хоуксворт отлично разбирается в тайнах дамских туалетов. Он с искренним интересом вникал в каждую деталь будущих туалетов Александры, вплоть до белья.

Пока Александра молча сидела в стороне, кипя бешенством, герцог и портниха оживленно обсуждали цвета и качество тканей. Но Александра держалась крайне отчужденно даже тогда, когда мадам Грез накидывала на ее плечи шелка.

— Ничего красного, мне кажется, — холодно заметил герцог.

Портниха бросила на него быстрый внимательный взгляд и тут же убрала в короб темно-алый бархат.

— Да, вы правы… это не подойдет. Но темный нефрит, пожалуй, годится — цвет богатый и теплый, и в нем есть некая нежность…

Серые глаза Хоука остро глянули из-под лениво прикрытых век.

— Отлично. Для начала подготовьте три костюма для прогулок и два вечерних платья. Нам они понадобятся через два дня.

Портниха изумленно разинула рот.

— C'est une plaisanterie, non? — Герцог промолчал, и женщина твердо сжала губы. — Bien. Это будет трудно, однако… — Мадам Грез повернулась к Александре. — Если мадемуазель не против, мы могли бы, чтобы сэкономить время, сделать нечто вроде примерки прямо сейчас. Иначе просто невозможно будет закончить все в срок.

Две пары глаз смотрели на Александру, а она по-прежнему ощущала себя куклой, которую вертели руки помощниц портнихи.

— Против? — ледяным тоном произнесла она. — А почему? Кто я такая, чтобы отказывать двум таким специалистам? — Вздернув подбородок, с пылающими щеками она вышла из гостиной, старательно избегая взгляда Хоука.

Уже на следующий день мадам Грез явилась с двумя костюмами для улицы и вечерним платьем. Мрачная Александра молча выполняла все просьбы маленькой портнихи, заявившей в конце концов, что все сидит безупречно. И Александра, оглядев себя в большом зеркале, поневоле вынуждена была признать, что шерстяное платье бутылочно-зеленого цвета великолепно. Оно мягко облегало тело, подчеркивало красоту волос и кожи; оно было отделано лентами рубинового и изумрудно-зеленого цветов.

Александра подумала, что эти ленты, украшающие платье по рукавам, подолу и талии, слишком эффектны для девушки, подыскивающей место гувернантки, но портниха убедила ее, что в платье ничего нельзя изменить.

— Mais non! — в крайнем волнении воскликнула она. — Тут все соответствует одно другому! Без лент платье станет… о, конечно… скучным, неэлегантным.

Видя искреннее огорчение портнихи, Александра невольно рассмеялась.

— Хорошо, мадам, я согласна. Не думаю, что мне следует спорить с вами на подобные темы.

Маленькая женщина умолкла на несколько секунд. Она рассматривала Йоркские лайковые перчатки рыжевато-коричневого цвета и черные полуботинки, дополнявшие наряд. Когда она наконец посмотрела на Александру, выражение ее лица было чрезвычайно серьезным.

— Я просто доверяю своим глазам, мадемуазель. Вы не должны думать, что с моей стороны это лесть.

Александра, тронутая ее искренностью, внезапно обняла женщину за талию.

— Честно говоря, я, наверное, кажусь ужасно неблагодарной, а вы так добры! Извините меня, мадам!

— О, что вы! — Портниха с философским видом пожала плечами. — Что тут извинять? Это вы должны меня простить, если я вас чем-то обидела. — Она взяла широкий плащ из темно-зеленой шерстяной ткани и набросила его на плечи Александры, а потом отступила назад, изучая общую картину. — Regardez! Такие плащи — последний крик моды. Надеюсь, вы не сомневаетесь в этом?

Александра, глядя на себя в зеркало, вынуждена была признать, что портниха добилась ошеломляющего эффекта. Платье выглядело богатым, но не слишком броским, и оно изумительно подходило к ярким волосам и нежной коже Александры. И в этот момент девушка поняла, почему туалеты мадам Грез стоят таких безумных денег.

Александре пришлось надеть новый наряд куда скорее, чем она предполагала. Хоук, видя, что силы Робби полностью восстановились и мальчик рвется на подвиги, объявил, что сегодня их ждет сюрприз.

— Какой сюрприз, отец? Мы полетим на воздушном шаре?

— Если я скажу тебе заранее, юный нахал, это уже не будет сюрпризом, — ответил герцог, ероша темные волосы мальчика. — Ты должен сегодня вести себя очень хорошо, и если ты как следует отдохнешь днем, то попозже мы кое-куда отправимся. Вместе с мисс Мэйфилд.

Александра, сидевшая в кресле-качалке в другом конце комнаты Робби и поглаживавшая задремавшего на ее коленях Раджу, насторожилась, заметив насмешливую улыбку Хоука. И заставила себя удержаться от вопроса, готового сорваться с ее губ. Нет, она не доставит Хоуку такого удовольствия, решила Александра. Он может приказывать, но он не дождется того, чтобы она проявила любопытство.

Как ни приставал Робби к отцу, тот оставался непреклонен, и мальчику так и не удалось выяснить, в чем заключается сюрприз. Вскоре после ленча Хоук потеплее укутал сына и отправил на улицу. У парадной двери уже ожидал улыбающийся Джефферс, возле которого болтался Пенни.

— О, Джефферс, ты как всегда точен, — сказал герцог, выходя из дома.

— Само собой, ваша светлость. Думаю, мы быстро доберемся.

Кивнув, Хоуксворт усадил сына в закрытую карету, закутал его ноги, а потом повернулся к Александре, чтобы помочь ей. На мгновение его жесткий взгляд задержался на новом туалете.

— Я просто обязан выразить свое восхищение мадам Грез.

— Ах, вы меня смущаете, ваша светлость! — язвительно откликнулась Александра.

— Ну, чтобы смутить вас, мисс Мэйфилд, недостаточно пары пустых фраз. — Неожиданно Хоук обхватил ее за талию и, подсаживая в карету, на мгновение прижал к себе. А когда он отпустил Александру, она и в самом деле была отчаянно смущена, потому что ощутила его желание и свой отклик на него…

Они ехали почти два часа. Робби, прижавшись к оконному стеклу, забрасывал отца вопросами. Герцог благодушно отвечал, и Александра с искренним интересом слушала его объяснения относительно тех мест, которые они проезжали.

— Ну, похоже, мы почти добрались, — сказал Хоук, когда карета, миновав заставу, повернула на извилистую дорогу, вьющуюся между зелеными изгородями, вдоль которых цвела яркая голубая пролеска. Близились сумерки, и Александра, всматриваясь в сгущающиеся тени, сгорала от любопытства, ожидая обещанного Хоуком сюрприза.

Но не одна лишь их карета направлялась в ту же сторону по узкой дороге. Когда они поднялись на вершину холма, Александра увидела внизу широкий луг, пестрящий яркими тентами и ларьками. Там же в беспорядке стояло множество запряженных быками телег и фургонов, и повсюду толпились веселые люди.

— Вот здорово, отец! — закричал Робби, блестящими глазами оглядывая представшую перед ними картину. — Ярмарка! Вот это будет весело! Может, мы увидим борцов, и Панча и Джуди, и глотателей огня, и…

— Увидим, если ты на несколько минут сдержишь свое нетерпение, маленький пустомеля.

При этих словах Хоука Робби отвернулся от окна; на его юном личике отразилась неуверенность.

— Извините меня, отец, мисс Мэйфилд, — тоненьким голосом пробормотал он.

Хоук протянул к нему руки и обхватил ладонями лицо сына.

— Это я должен просить извинения. Ты меня простишь? Робби улыбнулся дрожащими губами и кивнул.

— А ты купишь мне деревянную обезьянку, которая взбирается по шесту?

— Ну вот, теперь начинается шантаж, да? — Хоук легонько ущипнул Робби за подбородок. Мальчик вспыхнул, но не отвел глаз. Он слишком хорошо знал своего отца… — Ладно, куплю, бездельник!

Карета, спустившись с холма, медленно пробиралась сквозь плотную толпу веселящихся гуляк. Темнело, и над лугом один за другим вспыхивали подвешенные на высоких шестах фонари. Наконец Хоук постучал стеком в крышу кареты, и они остановились.

— Ну, сын, готов?

— О да, отец!

Герцог взял Робби за руку, неожиданно став серьезным.

— Здесь могут оказаться и не слишком приятные люди, так что ты должен держаться рядом со мной и не отходить далеко.

— Да, отец, — послушно ответил Робби, уносясь мыслями к ожидающим впереди чудесам.

Хоук перевел испытующий взгляд на Александру.

— То же самое относится и к вам, мисс Мэйфилд. Прохладный ветерок коснулся лица и волос Александры, и ее вдруг охватило странное предчувствие. Но она лишь пожала плечами и подняла лежавшего на ее коленях Раджу.

— Если Раджа со мной, чего мне бояться?

Когда Робби и Александра вышли из кареты, Хоук обратился к кучеру.

— Ты знаешь, где нас искать, Джефферс, — загадочно произнес он.

Почти в это самое мгновение двое изрядно подвыпивших мужчин, пошатываясь, приблизились к карете. Робби прижался к отцу. Хоук, не говоря ни слова, обнял его за плечи, бросив предостерегающий взгляд на Александру.

— Не отставай, — резко сказал он.

— Умоляю, сахиб, будьте ко мне снисходительны! — язвительно произнесла она в ответ. И, не обращая внимания на нахмурившегося Хоука, Александра пошла рядом с Робби, чьи округлившиеся глаза смотрели сразу во все стороны.

Сначала они остановились посмотреть на канатоходца; он осторожно шел по туго натянутому канату, и ему аплодировала задравшая головы толпа. А неподалеку в палатке краснолицый, пестро одетый человек приглашал взглянуть на маленькую коричневую обезьянку, одетую в крошечный жилет и бархатные панталончики. Одежда не мешала зверьку ловко прыгать, раскланиваться и важно вышагивать, держа в лапах шляпу, в которую зрители бросали монетки. Раджа заинтересованно чирикнул и потянулся вперед, чтобы как следует рассмотреть обезьяну.

Да, зрелищ вокруг хватало. Тут были фокусники, и маги, и заклинатели змей, и бродячие актеры, представлявшие «Укрощение строптивой». Александра, ошеломленная шумом, разнообразными запахами и плотной толпой, чувствовала себя так, будто очутилась на ожившем полотне голландца Босха.

Потом ее вдруг грубо схватили за руку, и чья-то грязная ладонь зажала ей рот. Тощий рябой тип зашипел ей в ухо:

— Не стоит дрыгаться, мисс! Дайте нам гинею, и мы пойдем своей дорогой, только и всего! — Из-под злобно скривившихся губ рябого выглядывали гнилые зубы. — Вы такая важная леди, и в таком красивом платье — так почему бы вам не поделиться денежками с теми, у кого их мало? — Рябой вцепился в талию Александры, ловко отводя девушку в сторону от толпы, к пустому фургону.

— А ну, отпусти ее! — Голос Хоука прозвучал, как удар хлыста, и грязная лапа тут же убралась с лица Александры. Замерев от страха, девушка увидела, как от удара Хоука напавший на нее тип мгновенно растянулся на земле. — И держись отсюда подальше, скотина, если не хочешь сдохнуть!

Лежа в грязи, рябой потер мгновенно распухшую челюсть и затравленным взглядом впился в широкие плечи Хоука. Потом он с трудом поднялся на ноги и смачно плюнул на землю.

Хоук затейливо выругался вполголоса и сделал было шаг в сторону наглеца, но Александра схватила его за руку.

— Прошу, оставьте его! Мне бы не хотелось испортить Робби настроение. Он так радуется всему!

Хоук, нахмурившись, проводил взглядом рябого, скрывшегося за фургоном.

— Ладно, черт с ним…

Теперь, после этого происшествия, Александра не стала спорить с Хоуком и послушно взяла Робби за руку, с удовольствием ощутив тепло маленьких пальцев.

— Ой, отец, ты только посмотри! Это мистер Панч! Александра посмотрела туда, куда показывал мальчик. Там стояла старая деревенская телега, а перед ней был натянут большой белый экран, сделанный, похоже, из обычной льняной простыни. Сзади на экран падали лучи фонаря, и на белой ткани плясали черные фигурки. Старый морщинистый музыкант, похожий на турка, прислонился к телеге и бесстрастным взглядом изучал зрителей.

— Нет, Робби, это не мистер Панч. Эти фигурки явились из далеких краев, из самого Китая. Их так и называют — «китайские тени».

Пока герцог говорил это, на белом экране верховой воин с длинными фазаньими перьями на шлеме яростно сражался с драконом, а зрители восторженно аплодировали. Зрелище сопровождалось грохотом барабана и звоном литавр.

От масляных фонарей, стоявших за экраном, поднималась в воздух густая копоть. Александра как зачарованная следила за тенями, думая, что никогда не видела ничего столь жизнеподобного. Наконец битва закончилась, и представление завершила какофония странной музыки.

Мигающие фонари отбрасывали гротескные тени на лица толпы. Внезапно земля покачнулась под ногами Александры — у девушки закружилась голова от удушающего запаха копоти, от непонятной грохочущей музыки. Она содрогнулась, ощутив на себе чей-то взгляд. За стоявшим неподалеку фургоном притаился высокий человек, наполовину скрытый тенью… И он смотрел на нее — Александра была уверена в этом!

— Это просто удивительно, правда, отец? — сказал Робби. — А можно нам заглянуть за сцену? Можно? Ну пожалуйста!

Хоук улыбнулся, глядя на взволнованное лицо сына.

— Что ж, пожалуй. Я спрошу этого странного типа, можно ли тебе увидеть то, что спрятано позади.

Александра снова испытала ужасающий приступ головокружения и замерла, не в силах сделать хоть один шаг.

— Что с тобой происходит? — Хоук мрачно уставился на нее. — Похоже, мой сын во многом куда умнее тебя. — Но, поскольку Александра по-прежнему не двигалась с места, он грубо схватил ее за руку. — Ладно. Если ты не желаешь обращать внимание на мои предостережения, ты вернешься в карету.

Александра, пытавшаяся справиться с головокружением, лишь вздрогнула, когда герцог потащил ее в ту сторону, где осталась карета.

— Неужели мы должны уехать так быстро, отец? — спросил побледневший Робби.

— Нет, просто мисс Мэйфилд плохо себя чувствует, и ей лучше посидеть в карете, — резко ответил Хоук, увлекая за собой обоих.

Александра и не сопротивлялась. Ей хотелось одного: не чувствовать запаха копоти, не слышать грубого смеха толпы, не ощущать рядом с собой немытые тела…

Джефферс, внимательно разглядывавший копыто коренника, удивленно поднялся им навстречу. Пенни спрятался за его спиной.

— Мисс Мэйфилд останется с тобой, Джефферс, — повелительно бросил герцог. — Присматривай за ней, да получше. А мы с Робби собираемся заглянуть за сцену театра теней. — Герцог посмотрел на юного помощника кучера. — Хочешь пойти с нами?

Смущенный Пенни оглянулся назад, чтобы выяснить, к кому обращается герцог. Но когда он понял, что хозяин говорит с ним, на его лице расплылась широкая улыбка и он так подпрыгнул на месте, что лошади чуть не рванули в сторону. Пенни тут же бросился к ним, чтобы успокоить, а потом, справившись со своим волнением, серьезно посмотрел на герцога.

— Спасибо, ваша светлость, но лучше уж я тут останусь, помогу мистеру Джефферсу.

— Иди, иди, мошенник, — проворчал старый кучер. — Не заставляй его светлость ждать. Уж как-нибудь я и сам знаю, что мне делать, и обойдусь без тебя!

Пенни в ответ лишь радостно пискнул. Хоук, не обращая больше внимания на Александру, зашагал к театру теней, а мальчики помчались за ним. Александра забралась в карету и утомленно откинулась на сафьяновые подушки. Через несколько минут она почувствовала себя немного лучше, хотя головокружение еще не совсем прошло.

Она услышала слабый шорох у дверцы кареты и повернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как Раджа выскочил наружу и умчался к вершине холма.

Чтоб ему! Куда этот разбойник отправился? Если Хоук вернется раньше, он, пожалуй, не станет дожидаться мангуста, и прикажет отправляться без него.

Вздохнув, Александра поплотнее завернулась в широкий плащ. Если она будет осторожна, то, пожалуй, сможет уйти на поиски Раджи так, что Джефферс этого не заметит. По крайней мере одно было безусловно хорошо: за всю неделю болезни Робби она почти не ходила, и ее лодыжка чувствовала себя отлично.

Джефферс, занятый копытами коренника, совсем не обращал внимания на сидящую в карете Александру. Она выбрала момент, когда кучер, стоя на коленях перед лошадью, наклонился пониже, разглядывая что-то, и выскользнула из кареты.

Света фонарей было недостаточно, чтобы рассмотреть дорогу, и девушка очень осторожно пробиралась между глубокими колеями. По небу неслись облака, и луна лишь изредка выглядывала в бреши между ними, бросая бледные лучи на рощу старых тисов, темнеющую на вершине холма.

— Раджа! — негромко позвала Александра, но ничего не услышала в ответ. Из стоящего неподалеку фургона донесся сильный запах сидра и жареной колбасы. Желудок Александры протестующе сжался.

Она молча шла по высокой траве; над ее головой шептал что-то весенний ветерок. Слева, на краю тисовой рощи, вдруг запел соловей. И что-то в его трелях заставило Александру ускорить шаг. В спешке она не заметила под ногами вылезший на поверхность толстый кривой корень дерева. Вскрикнув от боли, она прижала ладони к лицу.

Последнее, что она увидела, была бросившаяся ей навстречу земля.

Глава 29

К тому времени, как Хоук со своими подопечными вернулся к театру теней, толпа перед белым экраном поредела. Морщинистый турок оказался владельцем театра. Поначалу в ответ на просьбу Хоука позволить детям посмотреть на затейливые кожаные фигурки он лишь выразительно качал головой. Но несколько монет, которые Хоук сунул ему в ладонь, быстро изменили выражение его лица.

Пока мальчики восторженно наблюдали за турком, показывавшим им, как управляются фигурки, мысли Хоука вернулись к его пленнице, доводившей его до бешенства и в то же время слишком интересующей его. «Черт бы побрал эту женщину», — думал Хоук. И черт бы побрал его самого за то, что он так легко утратил контроль над собой! Ведь его предложение Александре выйти за него замуж было для Хоука такой же неожиданностью, как и для девушки. Что ж, мрачно подумал Хоук, Александра была права, когда отказала, — она поняла, что намерение жениться на ней совсем не входит в его планы. Но почему, почему он стал просить ее об этом? Неужели он подпал под ее чары точно так же, как в свое время — под чары Изабель?

— Черт бы ее побрал!

— Что, отец?

Хоук сообразил, что выругался вслух. Он вернул сына к его забавам и всерьез задумался: а не удалось ли Александре Мэйтланд довести его до полного безумия?.. Ну нет, он завтра же отправится к своей последней любовнице и избавится наконец от тягучей боли в чреслах! Ведь если подумать, Франсуаза по-прежнему остается его любовницей — он ведь оплачивает ее роскошный особняк на Оксфорд-стрит…

Хоук нахмурился. Почему-то идея провести ночь с чувственной француженкой совсем не казалась ему привлекательной. Нет, женщина, которой он хочет обладать, была другой — выше ростом, с длинными стройными ногами, с огненными волосами… Женщина с полными тоски глазами цвета весенн