КулЛиб электронная библиотека 

Старенький Принц [Илья Александрович Шумей Lopyx] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Илья Шумей Старенький Принц

Суетливое солнце просунуло свои лучи сквозь щели в жалюзи, щекоча нос и пытаясь забраться под закрытые веки. Винсент чихнул и проснулся.

Да, он снова не выспался, но сложно кого-то в этом обвинять, когда сутки на твоей планете длятся всего шестнадцать часов. Торможение ее вращения до привычных значений займет, по словам специалистов, еще около двух лет, а за такой срок он и сам вполне может привыкнуть к новому ритму жизни. Хотя, если признаться, он бы предпочел, чтобы его каменюка крутился даже чуть медленней обычного — на старости лет спешить уже некуда и хочется сполна насладиться каждым отпущенным тебе мгновением.

В соответствии с климатической программой, погода на сегодня планировалась замечательная, и грех растрачивать такие чудесные часы попусту. Винсент откинул одеяло в сторону и спустил босые ноги на теплый, уже прогретый солнечными лучами пол. Список дел на сегодня занимал у него в голове почти пару воображаемых страниц, поэтому времени на раскачку не оставалось, и действовать следовало быстро. В гробу отдохнем, как говорится.

С кухни уже доносился запах аппетитных свежевыпеченных булочек, вкупе с будоражащим ароматом кофе, а потому старик не стал мешкать, накинув на плечи халат и направившись в ванную…

Уютно устроившись на веранде с дымящейся чашечкой кофе и блюдом душистых пирожков, Винсент вытянул ноги, подставив старые кости под солнечное тепло. После отъезда неделю гостивших у него внуков в доме и вокруг воцарилась непривычная тишина, нарушаемая только стрекотом кузнечиков и щебетом порхающих в темно-синей выси птах. Он запрокинул голову, пытаясь их рассмотреть, но среди заполонивших небосклон звезд это оказалось совершенно нереально.

К настоящему моменту жаворонки уже усвоили горький урок, состоявший в том, что в здешних краях взлетать слишком высоко может быть опасно для жизни, и на дорожках уже давно не попадалось бездыханных тушек тех из них, кто опрометчиво возомнил себя Икарами. Когда космический вакуум начинается на высоте уже полутора сотен метров, то волей-неволей очень скоро научишься быть осторожным.

Покончив с завтраком, Винсент вернулся в дом, где переоделся и подхватил стоявшую в углу у двери черную лакированную трость. Пора отправляться на осмотр владений. Сегодня надо бы составить список «разрушений», оставленных неугомонной детворой, чтобы озадачить сервисных ботов. Да и просто немного проветриться не помешает.

Размеренно постукивая тростью по вымощенной белым камнем дорожке, петляющей среди изумрудной травы и цветущих розовых кустов, Винсент в очередной раз вернулся к мысли, что выглядит точь-в-точь, как прогуливающийся по Эдемскому саду бог с картинок в детских книжках. Белые одежды, разметавшиеся по плечам длинные седые волосы, окладистая серебристая борода — ну чем не всевышний? Только нимба не хватает.

По ходу он заносил в свой планшет замеченные повреждения — сломанные кусты в живой изгороди, осыпавшийся берег ручья, зачем-то выкопанная посреди газона яма… Ничего не скажешь, детвора порезвилась на славу. Собственно именно за этим они к нему и прилетают, поскольку в лабиринтах городских улиц и коридорах космических баз о подобной вольготности можно только мечтать. То ли дело — собственная планета, пускай и маленькая!

Винсент остановился, наблюдая за прыгающим в траве кроликом. Услужливый планшет сразу же подсказал, что за прошедший месяц их популяция выросла еще на пять процентов. Если дело пойдет так и дальше, то стоит заказать еще пару лисиц для выравнивания баланса, надо отметить на будущее. Сделав соответствующую запись, старик зашагал дальше, любуясь раскинувшимся вокруг лугом и журчащим меж камней ручейком.

В прошлый раз он подобным образом регулировал популяцию карпов в главном озере, подселяя им голодных щук. Иначе они, лишенные привычных угроз со стороны других хищников, начали слишком уж активно плодиться, грозя сперва истребить всю водную растительность, чтобы потом сдохнуть от голода. Тут за всеми обитателями глаз да глаз нужен!

Строго говоря, все подобные хлопоты совершенно спокойно можно было бы перепоручить автоматической системе управления биосферой, которая отвлекала бы его исключительно для визирования соответствующих счетов на оплату услуг и расходных материалов. Однако Винсенту нравилось чувствовать свою причастность к происходящему в его персональном мире. Его самолюбие тешил образ Заботливого Хозяина, неустанно пекущегося о благе всех тварей и гадов, обитающих в его владениях. Ведь в каком-то смысле он, действительно, их Бог. Может и приголубить, а может и наказать особо зарвавшихся…

Планшет внезапно разразился тревожной трелью. Винсент бросил взгляд на экран и удивленно вскинул брови. «Приближается неопознанный корабль»?! Это что еще за новости?! Судя по приложенной схеме, незнакомец находился уже совсем недалеко, заходя на посадку чуть ли не прямо ему на голову. Старик поднял взгляд к небу, где по россыпи звезд расплывалось бесформенное темное пятно. Солнце стояло почти в зените, поэтому была видна только тонкая освещенная кромка корабля, но и этого оказалось достаточно, чтобы понять, насколько он огромен! На подобных транспортах несколько лет назад сюда завозили почву и воду, но какого черта он делает здесь сейчас?!

Возможно, на борту произошла нештатная ситуация, и кораблю понадобилась экстренная посадка, но почему с Винсентом никто не связался? И почему молчит система метеоритной обороны? Уж она-то должна была засечь такого крупного гостя еще загодя!

Охваченный нехорошим предчувствием, Винсент сверился с планшетом и очень быстро выяснил, что все каналы связи с внешним миром отключились, а работа радаров заблокирована. То есть речь шла не об аварии, а о нападении, и теперь безымянный грузовик черным коршуном пикировал на ничего не подозревающую маленькую зеленую планетку.

В воздухе разнесся глухой гул, быстро перешедший в оглушающий рев. Корабль вошел в атмосферу, опускаясь на раскинувшийся перед домом большой луг. Вырывающиеся из его двигателей столбы огня вспороли землю, разбрасывая в стороны комья грунта, листья, ветки и даже отдельные деревья. Вал горячего воздуха ударил старика в грудь, отбросив назад, на траву. Земля под его спиной вздрогнула, словно от боли, когда в нее вонзились массивные посадочные опоры, превратившие в щепки пару гектаров дальнего леса. Со стороны дома послышался звон бьющегося стекла.

Одна из опор опустилась всего в паре десятков метров от Винсента. Облупленная ржавая лапа размером с теннисный корт глубоко ушла в податливую землю, в один миг превратив траву, кусты, ручейки и кроликов в бурую мешанину из грязи и камней. Двигатели еще пару раз чихнули и заглохли, оставив после себя только заполонивший все вокруг едкий сизый дым и резкий запах гари.

Отплевываясь и ругаясь на чем свет стоит, Винсент подобрал свою трость и, прихрамывая, поскакал навстречу открывающемуся в брюхе стального монстра люку. Его белоснежный костюм весь перепачкался, а в волосы набилась трава, но все эти мелочи с лихвой компенсировал пылающий гневом и яростью взгляд.

Он уже был готов испепелить непрошенных гостей, или, на худой конец, хорошенько отделать их своей тяжелой полированной клюкой, как вдруг обнаружил, что ему прямо в лоб наставлен ствол штурмовой винтовки.

— Смотри-ка, — заметил насмешливый голос, — настоящий живой абориген!..


— Чего ты ждешь, Кори?! Особого приглашения?! — в хриплом голосе капитана сквозило легкое раздражение. — Запускай откачку!

Молодой парень, еще не до конца избавившийся от юношеских прыщей, подпрыгнул в ободранном кресле и застучал по клавиатуре.

— Все под парами, кэп! Можем начинать в любой момент!

— Так начинай уже! Федя, конечно, клянется, что любые каналы связи он надежно перекрыл, но я все равно хотел бы закончить тут поскорее, до появления Службы Безопасности, — капитан махнул рукой в сторону пульта управления. — Так что давай, качай уже! Времени у нас в обрез.

Несколько нажатых клавиш — и в недрах корабля начали набирать обороты турбины, отзывающиеся по всему корпусу нетерпеливыми вибрациями. Словно пылкий любовник, трепещущий в ожидании близости со своей возлюбленной.

— Концентрация кислорода — почти 30 процентов, — отчитался Кори. — Если сбросить лишний азот, то мы можем…

— Вот и отлично! — капитан хлопнул в ладоши. — Лишнего нам не надо. Загружай о-два под крышечку — и мы сразу же отчаливаем.

— Это займет пару часов, не меньше.

— Ничего, мы подождем, — капитан кивнул на входную дверь. — Но ты пока можешь прогуляться, полюбоваться пейзажем, так сказать. Оно того стоит, знаешь ли.

Кори отстегнул ремни и выкарабкался из кресла. Компрессоры не нуждались в его контроле и вполне успешно справлялись со своей задачей даже без дополнительного присмотра. А вот частная планета — не тот случай, чтобы отсидеться в операторской и не взглянуть на нее хотя бы одним глазком.

Проверив показания закрепленного на запястье терминала и убедившись, что процесс откачки идет своим чередом, Кори потрусил за капитаном к трапу.

К этому времени гарь уже более-менее рассеялась, и с порога распахнутого люка открывался фантастический вид на окружающий пейзаж. Хотя точнее было бы сказать пейзажик.

После тесных обшарпанных коридоров корабля сочная изумрудная зелень луговой травы буквально резала глаза. В нос ударила смесь запахов разнотравья, особенно остро ощущаемая после затхлой искусственной атмосферы на борту транспорта. Примерно в сотне метров от места посадки виднелся небольшой аккуратный домик, от которого в стороны разбегалась паутина белоснежных садовых дорожек. Сразу за домом начинался лес, слева поблескивала гладь озера, ну а сверху над этой пасторалью раскинулось бездонное звездное небо.

Однако самым невероятным оказывался тот факт, что все описанное умещалось на крохотном пятачке, окруженном столь близкой линией горизонта, что, казалось, до нее можно дотянуться рукой. Метров двести, не более! Отсюда, с трапа корабля выпуклость водной глади озера была заметна невооруженным глазом. Все выглядело как воплотившийся в реальности детский рисунок, изображающий крохотную планетку, на которую с разных сторон прилеплены домики, деревья, горы и отдельные человечки.

— Ты что там застрял? — окликнул парня капитан.

— Потрясающе! — тот обвел рукой вокруг. — Словно игрушка какая-то!

— Ничего себе игрушечка! Почти десять километров в диаметре!

— Да, но… — Кори нахмурился. — Но откуда тогда здесь такая сила тяжести?

— Так она же искусственная! — капитан фыркнул. — Ты что, только вчера родился? Давай, пошли уже!

Он махнул технику рукой, и они, спустившись по трапу, направились к дому.

— Технология изготовления таких вот частных мини-планет давно отработана, — разъяснял он на ходу. — Подбирается подходящий булыжник, бурится шахта до центра, куда помещается гравигенератор. После его включения формируется гравитационное поле, обеспечивающее на поверхности привычное тяготение. Его даже регулировать можно при необходимости. Ну а потом прокладывается экваториальная обмотка для создания искусственной магнитосферы, накачивается воздух, завозится вода, грунт нормальный, флора, фауна… Существуют даже специализированные дизайн-бюро, которые такими проектами занимаются. Любой каприз реализуют — только плати.

— И дорого? — Кори наклонился и подобрал из травы черную трость, оброненную хозяином здешних мест.

— Ха! Думаю, ты и чисел-то таких не знаешь! Это, друг мой, совершенно иная вселенная, вселенная очень, очень богатых людей.

— Зато как же это, наверное, здорово — собственная планета, где ты сам себе хозяин и можешь все обустроить на свой вкус!

— Не забивай голову, нам с тобой на такую «игрушку» все равно никогда не заработать. Лучше за давлением следи, а то откачаешь все до донышка, и мы сами же тут задохнемся. Дай знать, когда маски одевать.

— Да, конечно, — Кори нажал несколько кнопок на своем терминале.

— Ну, что тут у нас? — они поднялись на крыльцо, и капитан толкнул входную дверь. — Как наш боженька поживает? Ай-яй-яй!

Они оказались в просторной гостиной, из огромных, в пол окон которой открывался великолепный вид на залитый солнцем луг, поблескивающее за ним озеро и россыпи звезд на небосклоне. За столом, устроившись в большом мягком кресле, колдовал с планшетом длинноволосый парень в пестрой футболке. На коленях у него лежала штурмовая винтовка, ствол которой смотрел в противоположный угол комнаты, где на полу сидел сам хозяин.

Выглядел Винсент откровенно непрезентабельно. Бывшие когда-то белоснежными рубашка и брюки теперь все перемазались в грязи, а седые волосы перепутались и свисали слипшимися космами. Тем не менее, старик отнюдь не казался растерянным или испуганным. Весь его вид демонстрировал нешуточную ярость, словно он не был прикован наручниками к ножке старомодного деревянного книжного шкафа, а просто выдерживал паузу, прежде чем объяснить своим обидчикам всю тяжесть их необдуманного проступка.

Вытащив из бороды застрявшую в ней травинку, он раздраженно отбросил ее в сторону и ощупал свою разбитую губу.

— Ай-яй-яй! — повторил капитан. — Что за непорядок, Федя? Рукоприкладством-то зачем заниматься?

— Он не хотел сотрудничать со следствием, — пояснил длинноволосый, не отрываясь от планшета, — отказывался пальчик прикладывать. Пусть еще скажет спасибо, что я ему руку не сломал.

— И как там наши дела?

— Отправку аварийного сообщения я отменил, связь переключил на автоответчик, — Федя бросил планшет на стол. — Так что нас никто не побеспокоит, можно особо не спешить.

— То есть коды оказались верны?

— Да, все сработало как надо. Фибо не подкачал.

— Вот и славно! — капитан с хрустом потянулся. — Давайте тогда немного здесь осмотримся, раз уж в гости заглянули. Вдруг что полезное подвернется.

Остальная команда разбрелась по дому, а Кори остался стоять посреди гостиной, не зная как ему поступить с тростью, которую он подобрал на улице. Возможно, следовало вернуть ее владельцу, но, во-первых, это выглядело бы нелепо, а, во-вторых, он не хотел давать старику в руки даже такое оружие. Капитан уж точно не одобрил бы.

Выбрав компромиссный вариант, Кори подошел к сидевшему на полу Винсенту и поставил трость у стены в паре метров от него. После чего отступил назад и уже более внимательно окинул взглядом окружающий интерьер.

Значительную часть комнаты занимали шкафы с бесчисленными бумажными книгами, к ножке одного из которых и был прикован старик. Насколько Кори мог судить по надписям на корешках, основную часть библиотеки составляли научные труды, причем среди их авторов то и дело мелькало одно и то же имя — Винсент Чеборски.

Парень осторожно покосился на пленника, прикованного, некоторым образом, к багажу собственных заслуг и демонстрировавшего полнейшее равнодушие к происходящему. Судя по всему, он действительно являлся выдающимся человеком, заслужившим и почет, и уважение, и неплохое состояние, позволившее на старости лет обзавестись личной планетой.

В дверях показался кряхтящий капитан, волочивший за собой по полу пухлый тюк.

— Что это? — полюбопытствовал Кори.

— Постельное белье.

— В смысле? — искренне удивился парень. — Зачем оно тебе? Кому ты его надеешься продать?

— Эх, молодежь! — капитан вытер пот со лба. — Или ты ждал, что мы здесь набитые золотом сундуки найдем?

— Но… белье!

— Это нормальное белье. С годами, знаешь ли, начинаешь больше ценить не дорогие бесполезные игрушки, годные лишь на то, чтобы ими хвастаться, а простые и понятные вещи, вроде качественных и комфортных простыней и наволочек или мягкой туалетной бумаги… да, кстати!

Капитан бодро потрусил в ванную, а Кори продолжил изучать обстановку в гостиной.

Все свободные стены здесь оказались плотно оккупированы десятками фотографий самых разных размеров, перемежаемых разного рода дипломами и грамотами, добавлявшими солидности всей экспозиции. На некоторых фото Винсент был запечатлен в компании других людей, среди которых Кори не попалось ни одного знакомого лица. Да и неудивительно, капитан ведь верно сказал — совсем другая вселенная! Кроме того встречались и совсем другие изображения, запечатлевшие определенно неземные пейзажи, и где их пленник, куда более молодой и облаченный в полевую экипировку, позировал рядом с самыми невероятными зверюгами и тварями.

То ли он увлекался инопланетной охотой, то ли его деятельность носила сугубо научный характер, но чувствовалось, что старик прожил богатую и насыщенную приключениями жизнь, после которой, возможно, ему захотелось, наконец, отойти от дел и немного отдохнуть в окружении умиротворяющих пасторальных пейзажей… или пейзажиков.

Кори отступил немного назад, чтобы окинуть взглядом всю панораму свершений и славы. Его внимание привлекла одна небольшая картинка, расположенная в самом центре экспозиции. Бледная и невзрачная, она, тем не менее, выступала в роли некоего якоря, вокруг которого группировались остальные рамки.

Парень подошел ближе, всматриваясь в простенький карандашный рисунок. Он изображал крохотную планету с несколькими горами, из одной из которых поднимался дымок. А на самом ее верху стоял светловолосый мальчик в рубашке и широких брюках. Картина удивительно точно передавала его собственные ощущения в тот момент, когда он вышел на трап и увидел окружающую миниатюрную панораму. Кори показалось, что он уже когда-то ее видел, но никак не мог вспомнить, когда и где.

Сзади послышался металлический лязг — на пороге показался Федя с грудой вынесенных с кухни блестящих кастрюль. И действительно, те грязные и измятые посудины, которыми они пользовались у себя на корабле, уже давно просились на свалку.

— Слышь, — поманил его Кори, — я никак не могу вспомнить, что это за картинка. Не знаешь такую?

— А, знаю-знаю! — закивал его приятель. — Это же этот, как его…

— Маленький Принц, — подсказал подошедший к ним капитан, державший под мышкой большую упаковку туалетной бумаги, — Из сказки Экзюпери, если не ошибаюсь.

— Ну да, точно! — Федя хлопнул себя по лбу. — Он самый!

— От скромности наш дедуля точно не помрет, — заметил капитан, оглянувшись на Винсента.

— Скорее уж от удушья, — буркнул Кори, изучая показания терминала.

— Маски не пора одевать?

— Пока нет, давление еще достаточное.

— И как твое хозяйство, принц, поживает? — развеселился Федя, присев перед насупившимся пленником. — Вулкан с утра не забыл прочистить? Розу полил?

— Как то староват он для Маленького Принца, — с сомнением прищурился капитан.

— Ну уж какой есть. Такой вот, получается, у нас старый… то есть старенький… Старенький Принц! Ха-ха!

Довольный Федя хлопнул себя по коленям, а следом за ним рассмеялись и остальные. Каламбур и впрямь получился метким и удачным.

— Будь у меня своя собственная планета, я бы тоже зазнался, — признал Кори. — Леса, реки, горы — и все твое. Тут себя не только принцем, но и королем почувствуешь.

— Бери выше! — капитан указал на Винсента. — Ты только посмотри, как он вырядился! Все белое, чистенькое, борода солидная опять же. Я нисколько не сомневаюсь, что здесь, у себя дома, где все целиком и полностью зависит от его воли или желания, он на полном серьезе полагал себя настоящим Богом!

— Что загрустил, боженька? — не унимался Федя. — Отчего не обрушишь на нас свой гнев небесный? Почему молнией не шарахнешь? Али ручонки коротковаты?

— Ну хватит уже с ума сходить! — поморщился капитан. — Мы же не в цирке, в конце концов.

— Думаю, нам все же стоит надеть маски, — предложил Кори, сверившись с терминалом. — Иначе у нас реально мозги поплывут.

— М-да, действительно. Федя! Кончай паясничать и одень маску!

Тот с явной неохотой поднялся и, вытащив из рюкзака кислородную маску, натянул ее на лицо. То же самое проделали и остальные. Несколько глубоких вдохов — и туман в голове слегка рассеялся.

— Надо было сделать это раньше, — глухо проворчал капитан и обернулся к Кори. — Я же велел тебе следить за давлением!

— Так я и следил, — развел руками тот, — но беда в том, что концентрация кислорода падала быстрее, чем давление. Мы же весь азот обратно выбрасываем!

— Ладно, на сей раз обошлось. Но впредь будь внимательней. Ты как, Федя, в порядке?

— Да, все в норме, — длинноволосый парень покрутил головой, проверяя вестибулярный аппарат. — Но, согласитесь, «Старенький Принц» звучит действительно забавно.

— Забавно, да, — кивнул капитан, — но ровно до того момента, пока ты не вспомнишь, что пока он тут царствует, люди на дальних колониях задыхаются и умирают от нехватки кислорода. А он тут хлебает его в одно рыло, ни в чем себе не отказывая. Ну да ничего, мы это дело поправим.

— То есть вы хотите восстановить справедливость, — прохрипел Винсент, открыв рот впервые за все это время, — и спасти одних людей за счет убийства других?

— А еще нам платят за эту работу хорошие деньги.

— Надо же! Какие меркантильные нынче Робин Гуды пошли!

— Добро, знаете ли, тоже кушать хочет. И поспать на нормальных простынях не откажется, — капитан пнул тюк с бельем.

— Баки почти заполнены, — прервал их диспут Кори. — Осталось еще минут десять, и можно сворачиваться.

— Тогда пошли отсюда. Здесь делать больше нечего.

— А с нашим Принцем что делать? — Федя положил руку на рукоять винтовки.

— Оставь его, не марайся без надобности. Он и так скоро задохнется. Пусть напоследок немного в нашей шкуре побудет.

Капитан схватил свой тюк, уже собираясь взвалить его на спину, но вдруг замер, что-то вспомнив.

— Федя, ты можешь отсюда управлять гравигенератором?

— Не знаю, надо глянуть, — парень взял со стола планшет и потыкал в него пальцем. — Да, могу. Вот соответствующий раздел.

— Тогда скрути граву процентов до десяти от номинала, — капитан подергал свой мешок, — так нести полегче будет. Да и горючки на старте сэкономим изрядно.

— Кстати да, отличная мысль! — согласился Федя. — Вы это, держитесь там за что-нибудь, чтобы не упорхнуть раньше времени.

Он и сам ухватился одной рукой за край стола, после чего осторожно сдвинул соответствующий регулятор почти до конца влево.

Весь дом заскрипел, заскрежетал, освобождаясь от многотонного груза, а у Кори возникло ощущение, словно его желудок и прочие внутренние органы сперва заторопились вверх, на выход, но потом передумали.

— Ну вот, совсем другое дело! — капитан небрежным взмахом руки закинул свой пухлый тюк за спину. — Теперь потопали. Только осторожно, лбы себе не расшибите!

— Счастливо оставаться! — Федя шутливо отдал честь сидящему на полу Винсенту и, громыхая своей коллекцией кастрюль, вышел следом за капитаном.

Кори так и не нашелся, что сказать, чувствуя себя так же нелепо, как и в случае с тростью. В конечном итоге, он просто молча развернулся и осторожно зашагал к выходу, опасаясь ненароком подпрыгнуть слишком высоко и треснуться головой о потолок.

Оставшийся позади старик также не стал разоряться на напутствия, провожая их молчаливым угрюмым взглядом из-под седых бровей. Даже находясь в шаге от неминуемой смерти, он по-прежнему не выказывал даже малейших признаков страха. Он не умолял их о пощаде, не попытался торговаться, предлагая заплатить в разы больше, чем их заказчики. Даже в том безнадежном положении, в котором он оказался, Винсент все равно сохранял чувство собственного достоинства и гордость, не позволявшие ему унижаться и лебезить. Быть может, он и в самом деле настолько зазнался и вжился в образ местного божества, что попросту не осознавал, что происходит, не верил в реальность того, что с ним случилось? Кто знает…

Оказавшись на улице, Кори ускорил шаг, перемещаясь мягкими пологими прыжками. Впереди аналогичным образом скакали его напарники. По сторонам от них из травы то и дело вылетали ошалевшие кролики, которые описывали в воздухе плавные параболы, потешно перебирая лапками. Федя то и дело пытался их наподдать, но постоянно промахивался, будучи не в силах совладать с непривычной силой тяжести и опасаясь за сохранность своих кастрюль.

— Эх! — мечтательно воскликнул он. — Была бы у меня сейчас теннисная ракетка!

— Разгрузимся — отдельный теннисный корт тебе купим! — рассмеялся капитан. — Даже с кроликами, если хочешь. Но это потом, а сейчас нам лучше поторопиться. Я буду полностью спокоен, только когда мы свалим с этого умильного зеленого шарика куда подальше. Шевелите ногами, не отвлекайтесь!


— Фибо, значит? — Винсент придвинулся ближе к шкафу и ухватился за его нижний край. — Кое-кто из Службы Безопасности теперь очень дорого заплатит за проделки этого самого Фибо! За такое, знаете ли, можно и в вакуум без скафандра прогуляться!

Он попробовал приподнять стеллаж, но в итоге только чуть не потерял сознание. Ему пришлось снова сесть рядом, ожидая, пока рассосется чернота перед глазами. Угораздило же его в свое время понаписать столько монографий!

Памятуя о своем прошлом опыте работы при пониженном давлении, далее Винсент действовал уже осторожней, не забывая качать разреженный воздух во всю мощь своих легких. Он не питал иллюзий, в такой бедной кислородом атмосфере долго не протянуть, но оставшееся время следовало использовать по максимуму.

Осмотревшись по сторонам, он лег на пол и до предела вытянул ногу, чтобы подцепить стоящую неподалеку трость. Та, медленно кувыркаясь, поплыла в его сторону, и Винсент подхватил ее прямо в воздухе.

— Ну, родимая, не подведи старичка!

Подсунув лакированную палку под шкаф и используя в качестве рычага, Винсент все же смог оторвать тяжелый набитый книгами стеллаж от пола и высвободить свою прикованную руку.

— Погодите, ребята! Мы еще посмотрим, кто кого!

Ему потребовалось время, чтобы немного отдышаться и решить, что же делать дальше.

Через окно он видел, как корабль медленно втягивает стальной язык трапа — до старта оставались считанные секунды. Да, в подвале за потайной дверью скрывался целый арсенал, вполне достаточный для развязывания небольшой межпланетной войны, но Винсент прекрасно понимал, что воспользоваться им он не успеет.

Главное — не забывать дышать! Из-за пониженной гравитации и без того бедная атмосфера ускоренными темпами устремилась в космос, но несколько минут у него все же еще есть!

Кстати, насчет гравитации!

Винсент взглянул на стол, где на самом краю все еще лежал его планшет, и недобро ухмыльнулся. «Боженька», говорите? Ну-ну…

Подобравшись и стиснув в руке верную трость, Винсент на секунду застыл, а потом в один прыжок приземлился рядом со своим рабочим столом. Уже немолодое тело все еще помнило былые навыки! Ну что ж, пришло время расплаты!

Он ухватился за подлокотники и опустился в кресло. С улицы донесся гул запущенных двигателей пиратского корабля. Давайте, давайте, бегите, бездарные клоуны! Папочкин карающий ремень уже наготове! Я вам покажу, как надо вулканы прочищать!

Транспорт, расшвыривая в стороны комья земли и обломанные ветки, оторвался от земли и начал подниматься. Облепленные грязью посадочные опоры со скрежетом втянулись в корпус.

— «Вонючий Голландец», «Старенький Принц»! — продолжал ворчать Винсент. — Да вы там все сговорились, что ли?!

Перед его глазами снова поплыли темные круги, и он сделал еще несколько глубоких вдохов.

— Ну ладно, хватит! Баловство закончилось!

Он приложил палец к планшету и резким движением сдвинул регулятор гравигенератора до упора вправо…

Его мощность изначально закладывалась с некоторым запасом, чтобы перед началом работ иметь возможность обжать планетоид и придать ему более сферическую форму. Никому не хотелось потом вместе с техникой провалиться в оставшиеся полости и каверны. Так что на максимальной мощности генератор создавал гравитацию примерно вдвое против привычной земной.

Винсент невольно захрипел, когда перегрузка вдавила его в кресло, но даже изрядно затуманенным взглядом он все еще видел, как бандитский корабль, на миг застыв, все ускоряясь устремился обратно к земле…

От мощного удара дом содрогнулся, брызнув в стороны россыпью стеклянных осколков. С полок посыпались книги, несколько фотографий сорвались с креплений и вонзились в дощатый пол, с кухни донесся грохот упавшей полки с посудой.

Из проломов в корпусе рухнувшего транспорта хлынули охваченные туманной дымкой голубоватые потоки жидкого кислорода. По траве и окрестным деревьям словно прошлась огромная кисть, одним взмахом покрывшая их белесой пеленой инея. Туманный вал, прокатившись по лугу, ворвался в разбитые окна, окатив Винсента давно забытой морозной свежестью.

— Вот так-то! — с трудом оторвав руку от подлокотника, он вернул регулятор в штатное положение и сделал глубокий вдох.

Подхватив с пола упавшую трость, Винсент подошел к окну, любуясь панорамой учиненного им разгрома. Понадобится изрядное время, чтобы убрать с его газона эту кучу металлолома, но кое-кому в Службе Безопасности придется изрядно раскошелиться, чтобы замять столь нелицеприятный инцидент. Если все сделать правильно, то можно даже в плюс выйти! А по такому случаю, быть может, стоит действительно, небольшой вулкан себе завести? Декоративный, конечно, но все же?

— «Старенький Принц», говорите? — ухмыльнулся он. — Ну уж нет, ребятки! Здесь, у себя дома, я и в самом деле — Царь и Бог!