КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Любимая жена (fb2)


Настройки текста:



Линси Сэндс Любимая жена

Пролог

– О… – Печально вздохнув, леди Стротон остановилась на лестнице. Со слезами на глазах она смотрела, как Рунильда заканчивает подшивать подол платья ее дочери Эвелин.

В последнее время леди Марджери Стротон часто плакала – с тех пор как пришло письмо от Пэна де Джервилла о том, что он вернулся из похода и готов к свадьбе. Она не очень радовалась предстоящему событию, тем более отъезду Эвелин в Джервилл после торжества.

Эвелин знала, что, с одной стороны, мать счастлива за нее и с нетерпением ждет внуков, но с другой – не хочет отпускать, потому что они были очень близки. Марджери не отсылала дочь ни в какие школы, а всю жизнь с терпением и любовью обучала сама.

– О… – снова произнесла она, проходя по залу. Улыбнувшись Рунильде, Эвелин посмотрела на мать и с притворной обидой спросила:

– Мама, почему ты плачешь? Неужели я так ужасно выгляжу?

– Нет! – с жаром возразила леди Стротон. – Дорогая, ты прекрасна! Голубой цвет так подчеркивает твои глаза!

– Тогда почему ты грустишь? – тихо спросила Эвелин.

– О… потому что ты… стала такая большая… Ганнора, смотри! Моя крошка теперь совсем взрослая женщина! – воскликнула Марджери, обращаясь к служанке, стоявшей рядом.

– Да, миледи, – с улыбкой ответила Ганнора, – это правда. Пришло время ей выйти замуж и покинуть этот дом, чтобы построить свой собственный.

От этих слов глаза леди Стротон вновь наполнились слезами, грозившими ручьем политься по щекам, но тут лорд Уиллем Стротон, тихо сидевший у камина, встал с кожаного кресла, издавшего облегченный вздох.

– Дорогая, слезы ни к чему, – проворчал он, подходя к ним. – Эвелин и так прожила с нами дольше, чем я мог надеяться. Если бы не Ричард с его походами, мы потеряли бы нашу девочку еще в четырнадцать или чуть позже.

– Верно… – согласилась леди Стротон, прижимаясь к мужу. – Я так счастлива, что нам удалось удержать ее до двадцати лет. Но, как бы то ни было, я буду очень скучать по ней.

– Я тоже, – угрюмо отозвался лорд Стротон, обнимая жену и поворачиваясь к Эвелин. – Ты красавица, дочка, Выглядишь, точь-в-точь как твоя мама в день нашей свадьбы. Пэну сильно повезло, и мы гордимся тобой.

Эвелин в ужасе заметила, что отец тоже прослезился, но затем, откашлявшись, он улыбнулся жене:

– Все хорошо. Мы найдем, как отвлечься от нашей потери.

– Да я не могу думать ни о чем другом! – в сердцах воскликнула леди Стротон.

– Не-ет? – По губам Уиллема скользнула озорная улыбка, и Эвелин увидела, как его рука сползла с талии матери к ее ягодицам. – Возможно, я смогу тебе помочь… – Он повел ее к лестнице. – Пойдем в нашу комнату, обсудим разные способы…

– Но… – леди Стротон слабо пыталась протестовать, – но мы с Ганнорой собирались посчитать все запасы и…

– Можете потом этим заняться. Пускай Ганнора отдохнет пока, – распорядился лорд Стротон.

Улыбнувшись, служанка выскользнула из комнаты, несмотря на упорные возражения Марджери:

– Но как же Эвелин? Я бы хотела…

– Она еще никуда не уезжает, – сказал Уиллем, ведя ее наверх. – И будет еще здесь, когда мы вернемся.

– Если вообще уедет.

Эвелин вздрогнула, услышав за спиной злобное шипение. Она чуть не упала с возвышения, на котором стояла, но служанка удержала ее. Тихо поблагодарив ее, Эвелин повернулась.

Юнис. Кузина, как всегда, недобро посматривала на нее, скривившись в издевательской усмешке.

– А ты что думаешь, Стейси?

Эвелин перевела взгляд на двух молодых людей, братьев Юнис – Хьюго и Стейсиуса. На лицах близнецов, смахивающих на морды мопсов, застыла жестокая улыбка. Все трое, должно быть, вошли, пока Эвелин отвлеклась, разговаривая с родителями.

Замечательно, подумала она. Подарила же судьба прекрасных, любящих маму с папой, а вместе с ними – самых противных кузенов в мире. Казалось, единственной целью в жизни этой троицы было унижение Эвелин, они радовались любой возможности придраться к ней и делали это постоянно с тех самых пор, как лет десять назад переехали в Стротон из своего разоренного замка. Их отца убили, матери некуда было податься, и она привезла детей сюда, где они довольно быстро начали отравлять существование бедной Эвелин.

– Я полагаю, – начал Стейси, падая на скамейку и поворачивая толстый нос в сторону Эвелин, – как только Джервилл увидит, в какую корову превратилась его суженая, он тут же разорвет контракт и бросится бежать куда глаза глядят.

– Боюсь, он прав, Эви, – с наигранным сочувствием сказала Юнис Эвелин, содрогнувшейся от слов Стейсиуса. – В этом платье ты выглядишь как огромная черника. Нет, ты пойми, дело не в цвете, потому что в красном, к примеру, ты была бы похожа на гигантскую вишню, а в коричневом – на большой кусок…

– Я поняла тебя, – тихо прервала ее Эвелин. Юнис и Хьюго сели на скамейку к брату. Приятное возбуждение, оставшееся после родительских комплиментов, бесследно исчезло. Эвелин вновь перестала верить в свою красоту, чувствуя себя неуклюжей и толстой… какой на самом деле и была, но слепая родительская любовь и одобрение помогали ей ненадолго забывать об этом. Именно тогда Юнис, Хьюго и Стейсиус оказывались рядом, чтобы немедленно спустить девушку с небес на землю.

– А мне черника всегда казалась очень красивой и сладкой ягодой!

Эвелин повернулась и увидела своего брата Уэрина, стоявшего в дверях. Она не знала, когда он вошел, но, судя по его грозному взгляду, он все слышал. Медленно поднявшись со скамьи, троица направилась к дверям в кухню. Он посмотрел им вслед, затем повернулся к своей подавленной сестре:

– Эви, не разрешай им лезть к тебе. Ты очень красивая, выглядишь как принцесса! И никакая ты не черника.

В его глазах было беспокойство – он, видимо, понял, что говорит недостаточно убедительно. На какой-то момент Эвелин даже понадеялась, что Уэрин будет и дальше настаивать, но он лишь печально вздохнул.

– Ты не знаешь, где отец?

– Ушел наверх с мамой, – ответила Эвелин, затем, подмигнув, добавила: – Для обсуждения методов, которыми она сможет отвлечься от моего отъезда.

Уэрин вскинул брови и ухмыльнулся, поворачиваясь к двери.

– А, ну если они вернутся в ближайшее время, передай отцу, что мне надо поговорить с ним. Я буду на спортивной площадке.

– Хорошо. – Проводив его взглядом, Эвелин опустила глаза и посмотрела вниз, на служанку, стягивавшую подол ее платья. – Что ты думаешь, Рунильда?

– Мне кажется, нужно собрать еще немного на плечах, миледи. Там чуточку разболталось.

Выворачивая шею, Эвелин тщетно пыталась рассмотреть плечи. Ей гораздо проще было увидеть пышную грудь, округлый живот и бедра, казавшиеся слишком широкими в этом платье. Вспомнив слова Юнис о чернике, Эвелин вдруг заметила, что ткань, которую она так долго выбирала, утратила в ее глазах все очарование, и она представила себя действительно большой ягодой с торчащей, как черенок, головой.

Эвелин с грустью ощупала себя, понимая, что даже самый изящный материал не способен превратить страшную толстую курицу в лебедя.

– Миледи, позволите капельку поправить наверху? – спросила Рунильда.

– Да, конечно. – Выпустив ткань из рук, Эвелин расправила плечи. – И в талии собери, а лишнее отрежь.

– В талии? – удивленно переспросила служанка. – Но тут же все идеально подходит!

– Сейчас – да, – согласилась Эвелин. – Но к свадьбе, клянусь, я сброшу пятнадцать, а может быть, и тридцать фунтов. Тогда платье уже не будет так сидеть.

– О, миледи, – с беспокойством сказал Рунильда, – не думаю, что это хорошая идея…

– Делай, как я говорю, – твердо ответила Эвелин, спускаясь с возвышения на пол. – Ко дню свадьбы я похудею на тридцать фунтов, и это мое последнее слово. Хоть раз в жизни я стану красивой, стройной и… изящной. Пэн де Джервилл будет мной гордиться.

Глава 1

– Чертовски странно…

– А? – Леди Кристина Джервилл, встрепенувшись, подняла глаза от тарелки, но ее взгляд смягчился, когда она посмотрела на сидевшего между ней и мужем сына, Пэна Джервилла.

Его длинные темные волосы были собраны на затылке, лицо чисто выбрито. На нем была зеленая туника, специально сшитая Кристиной для такого важного события. Он сейчас очень походил на своего отца в день свадьбы: красивый, сильный, чуть раздражительный, отметила Кристина не без улыбки. Затем, вспомнив слова, которыми он привлек ее внимание, спросила:

– Что показалось тебе странным, сын?

– Вот это. – Пэн обвел рукой столики с гостями. За одним из них сидели лорд и леди Стротон, окруженные всеми родственниками… кроме одного, самого главного. – Где моя невеста? Странно, что ее здесь нет. И вчера не было, когда мы приехали. Что-то тут не так.

Леди Джервилл изумленно переглянулась с мужем, Уимарком, который, услышав последнюю фразу Пэна, отвлекся от разговора с лордом Стротоном.

– Все в порядке, не волнуйся, – заверил сына лорд Уимарк. – Она, должно быть, задержалась… ну… наводит красоту. Это же обычное дело для женщин! Почему, думаешь, они всегда приходят последними? – Уловив неодобрительный взгляд жены, он откашлялся и виновато улыбнулся, без слов принося извинения всей прекрасной половине человечества. – Э-э… в общем, не нервничай. Вот те самые предсвадебные беспокойства, о которых я предупреждал тебя. Ей-богу, они выжимают из организма все соки.

В завершение он «слегка» толкнул сына локтем так, что Пэн чуть не повалился назад со скамьи. Но, привыкший к мощным ударам отца, он вовремя схватился за стол, ловко избежав позорного падения.

Пэн поворчал сердито, усаживаясь на место, и попытался отвлечь себя кусочком сыра, но его взгляд не отрывался от лестницы, по которой с минуты на минуту, как он надеялся, должна спуститься его невеста. Отец был прав – Пэн действительно слишком нервничал. Им внезапно овладело чувство необъяснимой тревоги, хотя вроде и не было причин для беспокойства.

Пэн планировал жениться, провести несколько дней в Стротоне, затем отправиться обратно в Джервилл, забрав по дороге в Харгроуве нового оруженосца. Все просто! И незачем волноваться. По крайней мере, так он думал вчера. Этим утром Пэна посетили уже другие мысли. Ему неожиданно пришло в голову, что невеста и оруженосец существенно отличаются друг от друга. С последним не предстоит прожить бок о бок всю жизнь, его всегда можно уволить, чего, к сожалению, никак не сделаешь с женой, какой бы ужасной она ни была.

Но где же она? Невеста словно избегала его, что не могло служить добрым знаком.

– Вдохните еще, леди.

– Рунильда, не могу! Это уже предел… – Эвелин выговорила эти слова на последнем издыхании, затем снова вдохнула. – Как у нас… получается?

Ответ был ясен по мрачному взгляду служанки. Эвелин выпустила воздух из легких, признавая поражение.

– Бесполезно, Рунильда, мы обе знаем, что я не влезу в это платье. Стоит мне нагнуться – и швы треснут, ты не успеешь и крючки застегнуть.

– Простите меня, леди. Я не должна была отрезать так много. – Рунильда с виноватым лицом стояла перед хозяйкой.

– Не нужно извиняться – ты выполняла мой приказ. Опустившись на край постели, Эвелин судорожно обдумывала возможные варианты, коих нашлось чрезвычайно мало. За последние две недели, несмотря на все старания, она не сбросила намеченных тридцати фунтов и, кажется, набрала еще два, в любом случае красивое голубое платье, над которым они с Рунильдой так долго трудились, можно выбросить.

Итак! Угроза походить в день свадьбы на гигантскую чернику исчезла. Оставалось выбрать между большой вишней или куском…

– Возможно… мы могли бы вспороть некоторые швы… – неуверенно предложила Рунильда, но Эвелин знача, что все бесполезно. Она, дура, настояла на том, чтобы заранее ушить платье, чтобы убедиться в успешной потере веса. Нет бы пораньше примерить наряд! Но Эвелин этого не сделала – она была слишком занята приготовлениями к свадьбе. Как это глупо!

Эвелин встала с постели и начала выбираться из тесного платья.

– Что ж, тогда остается красное! Я его почти не надевала.

По какой причине – сейчас лучше не думать. Главное – избавиться от предательского румянца на щеках. Слава Богу, Рунильда была достаточно любезна, чтобы не сделать замечания вслух. Она лишь расстроенно пробормотала:

– О, миледи…

Услышав дрожь в голосе молодой служанки, Эвелин выпрямила спину.

– Так, никаких слез, Рунильда! – сказала она твердо. – Или я сейчас тоже заплачу.

Она отвернулась от трагического лица служанки и пообещала себе с уверенностью и выдержкой пройти через весь этот кошмар. И не плакать. Даже если лорд Пэн Джервилл отвергнет ее, она не потеряет головы и сохранит достоинство.

Перебрав в комоде его содержимое, Эвелин отыскала красное платье. Дотронувшись до него, она невольно скривилась. Помнится, когда торговец достал из фургончика ткань, Эвелин решила, что ничего прекраснее в жизни не видела. Она тут же представила свое будущее платье, скроенное с простотой и изяществом, порхающее вокруг тела нежными волнами. Эта картина сохранялась в ее воображении все время, и, пока шили наряд, Эвелин, надев его, почувствовала себя самой красивой, но потом… потом она спустилась вниз, к ужину, где Хьюго, Стейсиус и Юнис довольно быстро открыли ей глаза. Своими язвительными и злыми шутками они в пух и прах развеяли всю радость от обновки, заставив Эвелин чувствовать себя толстой и никчемной. Как раз тогда Юнис указала на цвет, выбранный не по комплекции, а Хьюго, рассмеявшись, сообщил, что сначала вообще не узнал Эвелин, подумав, что к ним пожаловала огромная вишня.

Эвелин больше ни разу не осмелилась надеть это платье, и сейчас оно выглядело как новое. Оставалось только надеяться, что Пэн Джервилл неравнодушен к вишне, с горькой усмешкой подумала девушка.

Большинство ее нарядов было уже тщательно упаковано для поездки в Джервилл. Как следует встряхнув платье, она поморщилась от его мятого вида, но затем пожала плечами: пара-тройка складочек ничего не изменят на полном теле.

Она постаралась забыть о ненависти, которую питала к этому разнесчастному платью. В тот момент, когда Рунильда закончила застегивать его, дверь в спальню распахнулась.

– Эвелин! – воскликнула мама, бросившись к ней. – В чем дело? Почему ты еще не одета? Пэну не терпится взглянуть на тебя перед свадьбой!

– А как он сейчас выглядит? – спросила Эвелин. Джервиллы должны были вчера утром приехать в Стротон, чтобы дать Эвелин и Пэну возможность познакомиться, но они так и не увидели друг друга. Почти все остальные гости были в сборе, когда примчался гонец, сообщив, что по дороге одна из карет сломалась и Джервиллы задерживаются. Они приехали поздно, Эвелин уже спала. Хотя, если честно, она была даже рада оттянуть момент встречи с женихом: последние две недели кузены потешались над ней, твердя, что Пэну хватит одного лишь взгляда, чтобы отвергнуть ее; и всякий раз, думая об этом, Эвелин дрожала от страха.

– Я нашла его очень милым, – сказала леди Марджери. – Он безумно похож на твоего отца в молодости… Так, все, мы должны поскорее нарядить тебя в голубое платье.

Эвелин натянуто улыбнулась.

– Я… передумала и захотела надеть вот это.

– Что? – Леди Стротон замерла, с ужасом оглядывая Эвелин. – Нет! Но почему… Голубое ведь так хорошо на тебе смотрится, а это – мятое! – Плотно сжав губы, она покачала головой. – Нет-нет, ты должна надеть голубое.

– Оно мне не подходит, – призналась Эвелин, когда мать взяла платье и подошла к ней.

– Что за ерунда! Я видела тебя в нем буквально пару недель назад – оно прекрасно сидело. Ты была такая красивая!

Видя в глазах матери сомнение, Эвелин с грустью сказала:

– Я попросила Рунильду ушить платье, надеялась похудеть до свадьбы, но…

– О, Эвелин! – Леди Стротон разочарованно опустила руки, и платье выскользнуло из ее пальцев на пол.

Сгорая от стыда, Эвелин хотела спрятать лицо, но леди Марджери ухватила ее за руку и крепко обняла.

– Эвелин, когда же ты перестанешь волноваться из-за своей фигуры! Ты и так красивая. Откуда столько переживаний?

– Мама, я корова и останусь такой навсегда.

Леди Стротон выпустила Эвелин из объятий и выругалась сквозь зубы. Ее глаза пылали гневом.

– Я должна была запереть где-нибудь Хьюго, Стейсиуса и Юнис! Уверена, это их рук дело! Трое паршивых… – Она замолчала, пытаясь успокоиться. Затем снова покачала головой. – В общем, не важно. Эвелин, ты привлекательная пышечка. Мужчины обожают таких!

Эвелин фыркнула, но мать проигнорировала ее скептицизм:

– Ты не можешь надеть красное, оно слишком мятое. – Она бросила взгляд на голубое платье. – У меня появилась идея. Но нам следует поторопиться. Все уже готовы идти в церковь, ждут только тебя. Снимай это, – распорядилась леди Стротон и повернулась к Рунильде. – Сходи за Ганнорой. Пусть она принесет белый лен, который мы недавно купили.

– Мама, что ты задумала? – заволновалась Эвелин, освобождаясь от красного платья.

– Мы обвяжем тебя! – торжественно объявила леди Стротон.

Глаза Эвелин расширились.

– Обвяжем?..

– Именно. Если платье не подходит по фигуре, мы сделаем так, чтобы фигура подходила платью.

– О Боже… – изумленно прошептала Эвелин.

Через несколько минут она уже не сомневалась в провале их затеи, стоя перед Рунильдой и сжимаясь изо всех сил, пока мама и Ганнора хлопотали сзади, затягивая и сшивая.

– Уже слишком туго!.. Мама, сколько осталось? – прохрипела Эвелин, хватая Рунильду за плечи. Ободряюще улыбнувшись ей, служанка наклонилась вперед посмотреть, что делали леди Стротон и Ганнора. Эвелин и видеть не надо было – она все чувствовала. Ей крепко обвязали талию полотном и начали затягивать… туже и туже…

– Понимаю, что неудобно, но это не надолго, – успокоила ее мама. – Ганнора, давай еще! У нас почти получилось!

Эвелин застонала от невыносимого напряжения в талии. Грудь поднялась в поисках свободного пространства, дыхание резко перехватило. Эвелин чуть не упала в обморок от облегчения, когда мать воскликнула:

– Все, готово! Теперь нужно развязать.

– Мы не можем этого сделать, леди, – возразила Ганнора. – Останется выпуклость.

– Ах, верно! Значит, придется зашить. – Она вздохнула. Так, я буду держать, а ты шей, но только быстро, очень прошу тебя, Ганнора. У меня руки трясутся. Не знаю, сколько вытерплю!

– Слушаюсь.

Их разговор доносился до Эвелин сквозь разраставшуюся пелену тумана. Теперь она могла за раз вдохнуть лишь капельку воздуха. Голова закружилась, и она уткнула лицо в плечо Рунильде, стараясь не упасть.

– Получилось! – Громкий голос Ганноры вывел Эвелин из полубессознательного состояния.

– Слава Богу! Ох, мои бедные руки, – пожаловалась леди Стротон. – Так, давайте-ка посмотрим… Все отлично!

Видимо, так она выражала радость от того, что платье удалось застегнуть, подумала Эвелин. Почувствовав, что ее поворачивают, она подняла голову и выдавила улыбку, стоя перед мамой и Ганнорой.

– О… – произнесла леди Стротон.

– Да, – согласилась Ганнора, и они обменялись торжествующими взглядами.

– Ты прелестно выглядишь, дорогая! Неотразимо. – Взяв Эвелин за руку, леди Стротон повела ее к двери. – Идем вниз, пока нас не хватились.

Эвелин смогла пройти полкомнаты, с каждым шагом двигаясь все медленнее, пока вовсе не остановилась перевести дыхание.

– Что случилось? – спросила леди Стротон.

– Я… ничего… просто… надо… от… дышаться, – с трудом ответила Эвелин, пытаясь вдохнуть воздух в стиснутые легкие. – Сейчас… одну секунду…

Леди Стротон тревожно переглянулась со служанкой, затем проворковала:

– Хорошо, милая, как скажешь. А потом мы спустимся вниз и представим тебя жениху, прежде чем пойти в церковь.

При одной лишь мысли о том, что надо двигаться не только вниз по лестнице, но и до самой часовни, из скованной груди Эвелин вырвался тяжелый хрип. Церковь находилась по соседству с домом, но сейчас до нее, казалось, было несколько миль, и ни о какой ходьбе не могло быть и речи – Эвелин еле дышала. Ослабевшие ноги подкашивались после нескольких шагов по комнате, ей ни за что не преодолеть путь до церкви.

– Боюсь, я не смогу пройти так много, – виновато сказала Эвелин, чувствуя, что всех подводит.

– Святые небеса! – Леди Стротон помогла ей удержаться на ногах. – Ты краснеешь, потом становишься бледной… Может, немного ослабим?

– Не получится, – сказала Ганнора. – Все крепко пришито.

Увидев, как мама огорчилась от этого напоминания, Эвелин заставила себя выпрямиться и сказала:

– Думаю, если мы пойдем медленно…

– Ах да, – с облегчением согласилась леди Стротон. – В конце концов, идти не торопясь, более женственно. Давай попробуем еще раз.

Эвелин сделала шаг, затем другой, чувствуя, как от усилий щеки сначала вспыхивают, затем холодеют. Стены вокруг завертелись.

– О нет, милая, стой. – Удерживая Эвелин на месте, леди Стротон задумалась о чем-то, затем решительно повернулась к служанке: – Ганнора, быстро приведи сюда Уэрина и моего мужа.

– Да, леди.

Служанка выбежала из комнаты, а леди Марджери вновь повернулась к дочери. Заметив, как Эвелин шатается, она осторожно отвела ее к комоду.

– Давай, тебе нужно присесть.

– Не могу, – прохрипела Эвелин, сопротивляясь. – Не могу сидеть! Будет только хуже… Пожалуйста! Мне нужен воздух!.. Мне нужен…

Глаза леди Стротон расширились от ужаса.

– Ты синеешь! Рунильда! Окно, скорее! – закричала она. Перекинув руку Эвелин через свое плечо, леди Марджери в панике потащила ее через всю комнату. Служанка, обогнав их, распахнула ставни.

Ворвавшись в окно, порывы ветра теребили занавес на кровати. Эвелин прислонилась к оконной раме, чувствуя, как бриз, вцепляясь в волосы, выбивает пряди из шиньона, тщательно скрепленного Рунильдой. Но Эвелин не волновала прическа: все, о чем она сейчас думала, – это живительная прохлада ветра, обдувавшего лицо. Открыв рот, девушка вдохнула, но легким не хватало места, чтобы за раз принять больше одного крошечного глотка воздуха.

Дверь в комнату резко отворилась.

– Какого черта здесь происходит?!

От звуков грозного голоса женщины замерли. Посмотрев через плечо, Эвелин увидела отца и Уэрина, влетевших в комнату.

– Марджери! Почему так задерживаемся? Сначала Эвелин не спускается, потом ты пропадаешь, Ганнора… – Лорд Уиллем запнулся, увидев дочь, и в ужасе подбежал к ней. – Эвелин? Боже, ты бледная как смерть! Что случилось?

– Все в порядке, просто… – начала леди Стротон, но Эвелин вцепилась пальцами ей в руку.

– Это лишь нервы, отец, – слабо сказала она, затем сделала паузу, ловя ртом воздух. От дикой боли в легких на глаза навернулись слезы. – Я выхожу замуж, покидаю дом. Буду скучать и…

Она застонала, оказавшись в крепких объятиях лорда Стротона.

– О, мы тоже! Милая, ты лучик света в нашей жизни. Мы будем часто навещать тебя, так что… Не могу понять – ты похудела? Тело будто уменьшилось.

Эвелин сдавленно хрипнула в ответ, ухватив отца за тунику и освобождая лицо из его плеча в поисках глотка жизни. Ни носа, ни рта вытащить наружу не удалось – только полные ужаса, огромные глаза, уставившиеся на мать.

– Уиллем, довольно! – вскрикнула леди Стротон. – Ты сейчас задушишь ее!

Отец тут же отпустил Эвелин, и она без сил прислонилась к стене у окна, подставляя лицо ветру.

– А вы уверены, что дело только в нервах? – спросил Уэрин. – Ей, кажется, совсем плохо.

– Да, уверены, – настойчиво повторила леди Стротон. Эвелин застонала. – Как бы то ни было, она не должна в таком состоянии идти пешком. Давай, Уиллем, веди всех туда, а ты, Уэрин, повезешь Эвелин в церковь на своей лошади.

– На лошади? – в один голос переспросили мужчины.

– Пока я заберу ее… Мы быстрее так дойдем! – запротестовал Уэрин.

– Да, – согласился лорд Стротон. – Джервиллы могут подумать, что Эвелин больна или…

– Тогда следует объяснить им, что при королевском дворе появилась мода привозить невест на коне. Это считается очень романтичным, – терпеливо втолковывала им леди Стротон. – И все девушки из лучших благородных семей так делают.

– Правда? – удивленно спросил лорд Стротон.

– Откуда мне знать, если я никогда там не была! – выпалила леди Стротон. – Ты же ненавидишь королевский двор.

– А-а… – Уиллем понимающе кивнул. – То есть ты хочешь, чтобы я солгал?

– Именно так.

– Что ж, отлично. – Ухмыльнувшись, лорд Стротон отправился к выходу.

– Чувствую, за мной должок будет, – пробормотала леди Марджери, но эта мысль, кажется, не особенно расстроила ее. На самом деле настроение Эвелин значительно улучшилось, когда она увидела предвкушение в глазах матери, смотревшей вслед отцу.

Леди Марджери повернулась к сыну:

– Ступай за лошадью, встретимся у входа. – Затем она снова сосредоточилась на Эвелин. – Так… О, ты выглядишь гораздо лучше! – воскликнула она.

Эвелин старательно улыбнулась.

– Мне кажется, я потихоньку привыкаю. Все будет хорошо… если двигаться не слишком быстро.

Она осторожно отошла от окна.

– Думаю, тебе лучше отдохнуть до возвращения Уэрина. – Мать протянула дрожащую руку, будто Эвелин вот-вот собиралась упасть замертво.

– Нет, мне надо удостовериться, что я смогу пройти от его лошади к церкви, – воспротивилась Эвелин, идя вперед, в то время как мать, Ганнора и Рунильда следовали по пятам, готовые поймать ее.

Не успела она сделать и нескольких шагов, как стены вокруг снова пошли волнами – возможно, потому, что в этот раз она потратила слишком много сил на разговоры. Похоже, теперь придется выбирать между речью и ходьбой, а поскольку последнее на данный момент было гораздо важнее, Эвелин лишь на пару секунд остановилась, приходя в себя, затем продолжила путь. Когда она добралась до двери, все облегченно вздохнули.

Эвелин прислонилась к стене и, слабо улыбнувшись трясущимся от волнения женщинам, потянула за ручку. Открыв дверь, она застыла на пороге.

Все в порядке, ничего сложного… Оставалось лишь преодолеть бесконечный коридор и затем лестницу. Плотно сжав губы, чтобы сдержать протяжный стон, рвавшийся наружу при мысли о каждой ступени, Эвелин распрямила плечи и двинулась вперед, чувствуя небывалое спокойствие, держась с одной стороны за мать, с другой – за Ганнору. Рунильда шла сзади, упираясь руками ей в спину. Несмотря на то, что они втроем почти несли ее, она была вынуждена часто останавливаться, чтобы не потерять сознание, и когда Эвелин в очередной раз жадно глотала воздух, на площадке появился Уэрин.

– Почему так долго? Я жду уже… – Он с тревогой посмотрел на них. – Нет, это точно не нервы. Взгляните на Эви! Она же в обморок сейчас упадет!

Он переводил взгляд с одной женщины на другую, безмолвно требуя объяснений, которых Эвелин мечтала не давать. Но, решив, что лучше сделать унизительное признание самой, она как можно быстрее все рассказала, стараясь не ежиться от смущения, не заикаться и не краснеть. Закончив, Эвелин в напряжении ждала ответа, но, к счастью, Уэрин лишь проворчал что-то, затем сказал:

– Ну, тебе точно нужна помощь, чтобы забраться на лошадь. Иначе мы никогда не доберемся до церкви.

Он подошел и сделал неудачную попытку взять Эвелин на руки, но ее тело не желало сгибаться, поэтому и нести ее было попросту невозможно. Эвелин перепугалась, что придется самой спускаться, но тут Уэрин присел, обхватил ее за ноги и, кряхтя, приподнял.

Испустив сдавленный писк, Эвелин вцепилась ему в плечи.

– Как ты…

– Не дергайся, – прорычал он. – Никто не обещал, что будет легко!

Эвелин повиновалась. Она бы и дыхание с радостью задержала, если бы могла проглотить хоть одну лишнюю каплю воздуха. Но на протяжении всего пути вниз ей не оставалось ничего, кроме как молиться, и она чуть не заревела от облегчения, когда они достигли нижней ступени. Уэрин вынес ее из замка, мать и две служанки шли следом. Дойдя до лошади, он остановился в нерешительности, все еще держа Эвелин на руках.

– А дальше что? Как она сядет верхом, не наклоняясь?

На секунду все притихли, затем леди Стротон решительно сказала:

– Уэрин, усади ее на землю и дай мне свой нож. А тебе надо повернуться спиной…

– Что?.. – не соображая, переспросила Эвелин.

– Поворачивайся же быстрее, – скомандовала мать. – Мы немного распорем ниже талии, чтобы ты могла сесть на лошадь.

– Но… – Эвелин прекратила возражать, как только почувствовала небольшое освобождение в нижней части бедер. Совсем крошечное, не давшее никакого спасения плененным легким, но все же блаженство. «Боже, какое будет счастье освободиться», – мечтательно подумала Эвелин.

Глава 2

Какой ужас, полотно рвется!

Эвелин сначала не поняла этого, почувствовав лишь некоторое ослабление на полпути к церкви. Неизвестно, как бы они двигались, если бы не гениальная идея матери: втроем с Рунильдой и Ганнорой, держа по корзине, идти перед лошадью и усыпать тропу цветами. Леди Стротон такой замысел показался чрезвычайно романтичным, и она охотно потратила несколько минут на расхищение собственного сада, отобрав лучшие бутоны.

Эвелин тоже радовалась поначалу, но сейчас, осознавая, что надрез у бедер, сделанный матерью, расползается, решила, что это была худшая из всех идей.

– Что с тобой? Ты будто окаменела, – сказал Уэрин, вглядываясь в лицо Эвелин. Выпрямившись в седле, пока они проезжали по двору церкви, она все больше выпрямляла спину. Затрудненное прерывистое дыхание остановилось при попытке сжаться и не дать ткани рваться дальше.

– Эви?

– Скорее… – сдавленно произнесла она.

– Скорее? Но… – Уэрин взглянул на шедших впереди мать и служанок, затем снова на сестру. Она видела, как растет беспокойство в его глазах. – Эви, что с твоим лицом? Оно все в пятнах и вздулось…

Эвелин выдохнула:

– Забудь про лицо, Уэрин, полотно рвется, мне надо слезть… сейчас же.

К счастью, он не медлил больше ни секунды и, подозвав мать, объяснил, что необходимо торопиться. Леди Стротон кивнула, быстро посовещалась в сторонке со служанками, и они втроем продолжили идти, ускоряя шаг, почти бегом, разбрасывая цветы, пока Уэрин направлял лошадь, следуя за ними по пятам.

Примерно через десять футов Эвелин уже не сомневалась в своей правоте, отчетливо слыша треск швов под платьем. Звук донесся и до Уэрина.

– Быстрее, – вежливо попросил он женщин. Затем, снова услышав, как рвется ткань, прорычал: – С дороги!

Испуганно обернувшись, леди Стротон отпрянула в сторону, пропуская Уэрина, погнавшего лошадь рысью. Теперь леди Марджери и служанки бежали позади, продолжая лихорадочно разбрасывать цветы. Нельзя точно сказать, кто был наиболее счастлив, когда Уэрин наконец завел лошадь в стойло. Неудивительно, что все гости, собравшиеся у входа в часовню, смотрели на происходящее с разинутыми ртами.

Соскочив с лошади, Уэрин повернулся и увидел, как Эвелин, окруженная ворохом юбок, поспешно и неуклюже спускается, всеми силами удерживая злополучный разрыв на ткани. Она стояла, не шевелясь и почти не дыша, в ожидании исхода: либо все останется на месте, либо она сейчас выскользнет из этого платья, как виноградина из шкурки.

– Ну как, держится? – тревожно спросил Уэрин.

– Да… вроде.

Эвелин по-прежнему не могла нормально дышать, следовательно, обвязке ничего пока не угрожало.

– Что у вас тут? – запыхавшись, спросила леди Стротон, подбежав к ним вместе со служанками.

– Все хорошо. Кажется, оно не успело сильно порваться. Как я выгляжу?

Мать окинула дочь критичным взглядом, затем мягко ущипнула за щеки.

– Бледновата… а в остальном – замечательно!

Пока мать пыталась вернуть ей легкий румянец, Эвелин вспомнила, как несколько лет назад Хьюго издевался над ее щеками, твердя, что она похожа на белку с полным ртом орехов. Целую неделю он преследовал ее со словами: «Толстые щеки! Жирная белка!» Вернувшись в реальность, Эвелин представила, насколько ужасно смотрится ее вынужденно стройное тело рядом с пухлыми щеками.

– Вот так. – Леди Стротон ободрительно улыбнулась. – Выглядишь волшебно! Пройдешь оставшийся путь?

Эвелин нервно взглянула через плечо на ступени церкви. Уэрин, конечно, проехал меньше, чем хотелось бы, но, измерив расстояние, она пришла к выводу, что это не так уж и далеко. Она сможет, если не торопиться.

– Да. – Повернувшись лицом к церкви, Эвелин втянула щеки, чтобы не очень походить на белку.

Расступаясь, как воды Красного моря перед Моисеем, гости образовали проход. Эвелин двинулась вперед. Медленно, едва передвигая ноги. Но, даже несмотря на это, буквально через несколько шагов она снова стала задыхаться и чувствовать сильное головокружение.

– Бог мой, она похожа на рыбу!.. – в изумлении прошептал Уимарк Джервилл. Жена резко толкнула его локтем. – Прошу прощения, но… это так! – сказал он огорченно, затем покачал головой. – Жена, разве щеки были такими вдавленными, а губы – в складку, когда мы видели ее ребенком и согласились на этот договор? По-моему, нет!

– Нет… – Леди Кристина Джервилл внимательно посмотрела на приближавшуюся к ним девушку. Крошка двигалась так медленно и вдумчиво, словно (прости, Господи!) навстречу смерти, а не к суженому. Прищурившись, Кристина стала всматриваться в наморщенное лицо Эвелин, затем с небольшим облегчением сказала: – Она, кажется, втягивает щеки.

– Это еще зачем? – встрял в разговор Пэн. Ответа он не расслышал. Леди Кристина, возможно, сказала что-то, но Пэн отвлекся, следя за невестой, вселявшей в него сильное беспокойство. Дело было не во внешности: несмотря на странноватое лицо, походившее на рыбье, он все же разглядел мягкие полные губы, прямой нос и голубые глаза. Волосы нежно-каштанового цвета были подобраны, и мелкие завитки, выбившись из прически, спадали на лицо. Вполне возможно, решил Пэн, что, если она расслабит щеки, то будет выглядеть даже более чем привлекательно.

Но в данный момент он и не думал об этом. Его настораживала походка Эвелин: она шла, не сгибаясь, будто солдат с поломанными ребрами, и медленно, как двигается лишь очень слабый или больной человек. Меньше всего Пэн мечтал о такой невесте. Ему нужна была сильная здоровая жена, которая будет помогать ему в преодолении любых препятствий, уготованных жизнью.

Однако беспокоился он сейчас впустую: если Эвелин и вправду чем-нибудь болела, придется смириться. Его имя вписали в брачный договор, когда он был совсем ребенком и не мог ни на что повлиять…

Пэн очнулся, почувствовав, как отец толкает его. Невеста, оказывается, уже стояла прямо перед ним. Не поворачиваясь к священнику, он с недовольством осматривал Эвелин и лишь после негромкого напоминания родителя пробормотал «здравствуй» и улыбнулся ей.

Потрясенно сморгнув, Эвелин произнесла про себя благодарственную молитву за улыбку, которой одарил ее Пэн де Джервилл. На одну долгую страшную секунду ей показалось, что эта ужасная утяжка и втягивание щек все испортят – сбудется предсказание Юнис и братьев, и Пэн, не раздумывая, отвергнет ее.

С дрожью в коленях, ослабевая от страха, Эвелин неотрывно смотрела на жениха. Мама не солгала, сказав про него «красивый и сильный», но, откровенно говоря, первыми в глаза бросались его неимоверно высокий рост и плечи – по ширине почти как входная дверь за его спиной. И… да, разумеется, он был красив. Но самое важное, что отметила Эвелин, – это доброта. Разочарованное выражение лица, с которым он встретил ее, сменилось теперь неподдельной улыбкой, совершенно точно означавшей, что свадьба не будет отменена. Он и вправду необычайно добр, с признательностью подумала Эвелин.

Священник откашлялся, и она, спохватившись, повернулась к нему. Очевидно, пока ее внимание было целиком обращено на жениха, началась церемония, и сейчас священник, судя по его взгляду, ждал от нее какого-то ответа.

– Я шоглашна… – проговорила Эвелин, краснея. Она прикусила щеки с внутренней стороны, пытаясь держать их втянутыми, и из-за этого шепелявила.

Никто, похоже, не обратил на это внимания, и она позволила себе немного расслабиться и вдохнуть. Только… воздуха совсем не осталось, напиравшая толпа поглотила его целиком. Пытаясь вдохнуть хоть капельку воздуха, Эвелин бессознательно вцепилась в руку жениха и приказала себе не паниковать, но тут лицо священника стало расплываться у нее перед глазами, его голос то усиливался, то утихал. «О, нет… – подумала она в отчаянии, – только не это…»

По мере того как шла церемония, беспокойство Пэна о состоянии здоровья невесты все возрастало. Несколько секунд назад она схватила его за руку. Ничего странного, казалось бы, но столько испуга и отчаяния было вложено в этот жест, что Пэн насторожился. Через некоторое время он явственно увидел, что она в предобморочном состоянии, а когда наступил ее черед произносить клятву, она отвечала очень тихо и невнятно.

Пэн с тревогой наблюдал за ней и так отвлекся, что сначала даже не понял, зачем отец снова толкает его локтем.

– Можете поцеловать невесту, – услышал он слова священника, выглядевшего удовлетворенным отлично выполненной работой.

Он повернулся лицом к Эвелин, хмурясь при виде того, как она дышит. И лицо у нее было ужасающе бледным. Подозревая, что праздник может очень скоро завершиться, «благодаря» очевидной болезни невесты, Пэн наклонился, прикасаясь к ее губам. Они оказались мягкими, теплыми, вкуса меда… и вдруг исчезли.

Собравшаяся толпа разом вздрогнула. Пэн вовремя успел подхватить падающее тело. Она потеряла сознание.

Пэн в изумлении уставился на лишившуюся чувств невесту. Разумеется, происходившее шокировало его, но в то же время он успел заметить, что девушка и вправду довольно привлекательна – тем более сейчас, когда обморок заставил ее прекратить издевательство над щеками. Да, она была очень красивая, только мертвенно-бледная…

– Что с ней такое? – раздался в тишине голос отца Пэна.

Его вопрос отрезвил присутствующих, и помещение наполнилось беспорядочным гулом. Семья Эвелин обступила Пэна, державшего девушку на руках.

– Что происходит?! – взревел лорд Стротон. «Звучит обнадеживающе», – подумал Пэн. Раз ее отец так потрясен, значит, есть чему удивляться. Стало быть, она вполне здорова и не страдает никакими припадками. Что ж, это радовало.

– С ней все хорошо, – заверила присутствующих леди Стротон. Вместе со служанками она вышла вперед и начала обмахивать лицо Эвелин.

– Может, мне лучше… – Уэрин Стротон попытался взять сестру из рук Пэна, но тот, моментально придя в себя, резко ответил, что теперь это его обязанность. Он оттолкнул Уэрина и попытался перехватить Эвелин поудобнее. Задача оказалась не из простых: его невеста была, мягко говоря, не очень гибкой – тело от бедер до шеи представляло собой бревно, распластавшееся у него на руках, а голова и ноги безвольно свисали с двух сторон. Сложившаяся картина не могла не расстраивать.

Ворча, Пэн начал пробираться к выходу. Оказавшись снаружи, он зашагал по двору церкви, время от времени вглядываясь в ее лицо. Конечно, радовал тот факт, что она хорошенькая – кому захочется спать с рыбоподобным страшилищем, – но никакой красоты, считал он, недостаточно, чтобы смириться с таким слабеньким организмом. Если честно, он предпочел бы скорее неказистую, но здоровую жену, чем красивую и больную.

За несколько лет, прошедших в военных походах, Пэн не раз мысленно возвращался к предстоящей свадьбе. Потеряв счет сражениям, засыпая каждую ночь под убогими навесами, протекавшими в дождь, он с нетерпением ждал, когда представится возможность вернуться домой.

Сначала все выглядело как потрясающее приключение. Потом многие товарищи погибли в боях, а он устал от крови и ожидания смерти. Пэн затосковал по уютной постели, по теплу женской груди, на которую мог бы положить свою тяжелую голову. От ухода с войны домой его удерживала только преданность королю и желание защищать младшего брата, Адама, также участвовавшего в этом походе. После гибели Адама от сарацинского меча, Пэн вновь пристрастился к битвам. Заметив это, король Ричард предложил ему все-таки вернуться домой, пережить потерю в родных стенах и начать готовиться к свадьбе. Пэн немедля уехал и через некоторое время, немного оправившись от горя, послал сообщение семье невесты о своем намерении жениться.

Он предвкушал, надеялся, что будущая жена окажется воплощением всех его желаний: пухленькая, сильная женщина, которую он не раздавит случайно в постели и чья полная грудь станет для него удобной подушкой в холодные зимние ночи.

– Ох-х…

Стон прервал мысли Пэна. Невеста приходила в себя – возможно, этому поспособствовал прохладный ветер. Когда она подняла голову и взглянула на него, чуть приоткрыв глаза, он решил чуть приподнять ее для удобства, но она по-прежнему не могла согнуться.

Разобраться, в чем причина, он не успел – Эвелин начала извиваться в его руках. Картина получилась довольно забавная: по одной руке бьется голова, по другой – нижняя часть ног. Середина как была каменной, так и осталась.

– Дайте мне встать, прошу вас! – взмолилась она, еле дыша и, похоже, чувствуя себя опозоренной.

Пэн, дабы успокоить, ободряюще улыбнулся ей и сказал:

– Отдыхай.

После тихого указания новоиспеченного супруга Эвелин перестала брыкаться. Точно определить его состояние она не могла, однако злости в его голосе не было слышно. Возможно, его озадачил хаос, в который она превратила венчание. Эвелин с ужасом сообразила, что не следит за лицом, и тут же снова втянула щеки. Она взглянула через плечо на Пэна и увидела, что свадебная процессия движется следом на значительном расстоянии. Несмотря на столь обременительный груз в руках, Пэн шел быстро, с каждым шагом отдаляясь от остальных. Эвелин печально вздохнула. Ей было так стыдно за все! Вдобавок мужу пришлось нести огромную тяжесть бог знает сколько, и путь явно был длиннее, чем тот лестничный пролет, по которому нес ее Уэрин.

– Прошу вас, милорд, – попросила Эвелин, рискнув расслабить щеки, – опустите меня, ради вашего здоровья! Я слишком тяжелая, чтобы… – Она запнулась.

Резко остановившись, Пэн уставился на нее с заметным удивлением в глазах и расхохотался. Затем, покачав головой, сказал:

– Что может случиться, если я несу такое перышко? Ух, женщины! – В последние слова была вложена особенная доля раздражения.

Он продолжил идти, не обращая, судя по всему, никакого внимания на то, что она еще гуще покраснела. Уж чем-чем, а перышком Эвелин точно не могла себя назвать, но, как бы то ни было, от протестов пришлось воздержаться.

Как же хорошо было вновь очутиться в главной башне замка, но еще лучше она себя почувствовала, когда ее усадили наконец на маленькую скамейку. Эвелин тут же принялась расправлять юбки, изо всех сил избегая взгляда супруга, севшего рядом с ней. Она жутко разволновалась, не знала, куда деться… Спасением для нее стал момент, когда распахнулась входная дверь и зал начал заполняться людьми.

Леди Стротон, державшаяся во главе толпы, быстрыми шагами направилась к Эвелин.

– Ах, дорогая, с тобой все в порядке? – обеспокоенно спросила она. – Пришла в себя?

– Да…

– Выглядишь гораздо лучше. – Слова принадлежали женщине, вставшей за спиной леди Марджери. Очевидно, это была мать Пэна.

– Да, действительно. – Подойдя к дочери, лорд Стротон в своей мужской манере потрепал ее по плечу.

Затем он покачал головой и обратился к человеку, очень похожему на Пэна, только лет на двадцать старше:

– Очень неприятная ситуация. Эвелин ни разу в жизни не падала в обморок! Должно быть, это все нервы.

Эвелин закрыла глаза, мечтая о том, чтобы все (пожалуйста!) сели за столы и забыли о происшедшем. Стыд и чувство неловкости грозили вызвать очередной обморок.

– А я совершенно уверена, что всему виной нервы. Эвелин открыла глаза и увидела женщину примерно того же возраста, что ее мать, со светлыми седеющими волосами и приятным лицом.

– Да, тетя Хелен права, – подхватила стройная белокурая девушка, пришедшая вместе с ней. – У моей кузины было то же самое: крепкая, сильная женщина, никаких обмороков… пока не забеременела. От малейшего шороха падала без чувств.

– Диаманда! – потрясенно воскликнула тетя Хелен.

– Нет, я не имела в виду, что леди Эвелин… Конечно, у нее сейчас не может быть ребенка, – забормотала Диаманда и, покрывшись густым румянцем, выглядела страшно напуганной оттого, что ее слова были так восприняты. – Я только хотела сказать, что это напряжение, когда вынашиваешь… похоже на свадебные переживания и… – Она притихла, беспомощно озираясь по сторонам, ловя на себе ошеломленные взгляды присутствующих. В ее глазах читалось непреодолимое желание побыстрее раствориться в воздухе.

Эвелин, как никому другому, было знакомо такое ощущение, и она почувствовала жалость к бедной девушке. Она знала, насколько тяжело неожиданно оказаться в центре внимания, совершив какую-либо оплошность. Эвелин слабо улыбнулась Диаманде.

– Конечно, я тебя поняла, – сказала она мягко. – Ты права, это все мелочи. Я действительно много работала, чтобы успеть подготовиться, сильно нервничала и почти не спала. Кроме того, пришло столько гостей, духота… верно?

– Да, безусловно, – немедленно согласилась леди Марджери, помогая разрядить обстановку. – Что ж, пора к столу! Кухарка несколько дней трудилась для этого пира, и ей, думаю, не терпится удивить нас.

К радости Эвелин, все тут же приняли приглашение и стали рассаживаться. Облегченно вздохнув и бросив быстрый взгляд в сторону, она увидела, что муж пристально смотрит на нее.

– Спасибо тебе, – нежно сказал он.

– За что, милорд? – удивленно спросила Эвелин.

– За то, что не обиделась на Диаманду и помогла ей выпутаться.

Зардевшись, Эвелин пожала плечами и начала рассеянно водить рукой по белой скатерти, которой, по настоянию матери, застелили главный стол.

– Она не со зла, я уверена.

– Диаманда – непосредственное дитя, кроме того, ее избаловали, – сказал он, криво усмехнувшись. – Моя мать, всегда мечтавшая о дочери, уделяет Диаманде почти все свое внимание, с тех пор как та приехала в Джервилл на подготовку. И ей трудно будет расставаться с девочкой.

– Значит, обучение Диаманды уже завершилось? – спросила Эвелин.

Пэн пожал плечами.

– Нет, дело в том, что она должна была выйти замуж за моего младшего брата Адама. Но он погиб, и отец Диаманды подыскивает для нее нового жениха. Он приказал ей вернуться домой, и тетя Хелен приехала сюда, чтобы помочь собрать вещи. А моя мать шлет ему письма с уговорами не забирать Диаманду, пока не наступит время свадьбы. Ждем его ответа, но мне кажется, это бесполезно.

– Вы думаете, отец не позволит ей остаться? – спросила Эвелин.

Пэн покачал головой.

– Диаманда – красивый ребенок, наверняка он уже нашел ей пару и зовет домой готовиться к свадьбе.

– Однако, милорд, ей на вид минимум шестнадцать лет. Едва ли ее можно назвать ребенком.

– Четырнадцать, – поправил он.

Эвелин с удивлением посмотрела на Диаманду. У девочки была очень гладкая кожа, нежные черты лица, и, несмотря на некоторую угловатость фигуры, прекрасно развитая грудь. Итак, четырнадцать – вполне пристойный возраст для замужества, и Диаманда точно не ребенок.

Эвелин позабыла о Диаманде, как только открылись двери кухни и в зал вошли слуги, неся тарелки с едой. Самая первая девушка из шеренги направилась к главному столу, остальные распределились среди гостей. Все блюда источали такой чудесный аромат, что Эвелин не могла без улыбки смотреть на служанку. Однако пока Пэн накладывал угощение на их общий поднос, она была вынуждена вновь отвлечься на унизительные размышления о своей участи – дышать по-прежнему не удавалось вне зависимости от положения.

Как проглотить хотя бы кусочек этой восхитительной еды, если места внутри не хватало даже для крошечной капли воздуха? Эти мысли стали настоящей пыткой для Эвелин, почувствовавшей сильный голод. Накануне, пока ждали приезда Джервиллов, она была слишком взволнованна, чтобы есть. Днем ранее она тоже нервничала и едва притронулась к пище. То есть прошло почти два дня с тех пор, как Эвелин вообще что-либо ела… и вот теперь она сидит, скрученная, как индейка, и очень голодная.

В довершение ко всему ей было жарко, она вспотела, ощущая в области, где заканчивалась обвязка, неприятное пощипывание. Ткань натирала нижнюю часть груди, раздражая нежную кожу. Эвелин попробовала выпрямиться, чтобы чуточку освободиться и вдохнуть, но ее попытка провалилась.

– Ешь.

– А-а?.. – Эвелин растерянно перевела взгляд на мужа.

Пэн, оказывается, уже закончил накладывать и охотно приступил к трапезе.

– Ешь, – повторил он, указывая на тарелку. Эвелин с тоской посмотрела на угощение, но ничего не стала брать, и он, вздохнув, сказал:

– А я надеялся, что у меня будет здоровая жена, с хорошим аппетитом.

Разочарования в его голосе вполне хватило, чтобы заставить Эвелин взять с подноса, заваленного яствами, куриную ножку и поднести ее ко рту. Не откусив, она провела ею перед носом и губами, понюхала… Дурманящий аромат сочного жареного мяса вскружил голову, вселяя наслаждение и печаль одновременно. Но Эвелин отчетливо сознавала – места для еды в ее стесненном желудке сейчас нет, и если поддаться соблазну, то эта самая ножка застрянет где-нибудь между грудей, причинив еще больше неудобства.

– Вкусно, попробуй, – уговаривал ее супруг.

Оказавшись в безвыходной ситуации, Эвелин откусила. Вопреки ее надеждам, он не повернулся к своей тарелке, а продолжил наблюдать за ней. Пересилив себя, она начала жевать. Господи, манна небесная!.. Но несмотря на восторг, оставалась опасность подавиться при глотании – поэтому она стала тщательно пережевывать мясо, затем еще и еще…

– Мне кажется, ты уже достаточно прожевала, – заметил Пэн в изумлении.

Эвелин ничего больше не оставалось, как проглотить этот кусок. К счастью, он свободно прошел в желудок, не застряв в горле. Она собралась было вздохнуть с облегчением, но тут почувствовала, что обвязка вновь ослабевает. Охваченная паникой, Эвелин замерла на месте, выпрямляясь все сильнее, в отчаянных попытках удержать ткань от разрыва, но это не помогло – опять раздался душераздирающий треск.

– Ты что-нибудь слышала? – спросил Пэн.

– Н-нет… – пропищала Эвелин. Кусок курицы заурчал в напрягшемся животе.

– Нет? Хм… – Пэн оглянулся вокруг. – А я уверен, что слышал, только не могу понять, что это за звук и откуда он.

Боясь пошевелиться и даже вздохнуть, Эвелин прижала локти к бокам, тщетно стараясь удержать себя в платье.

– Вот, опять!

Пэн резко повернулся, сначала посмотрев на нее, затем еще раз по сторонам. Эвелин никуда не смотрела – источник звука был ей хорошо известен. Она чувствовала, как легкие освобождаются, и если несколько секунд назад только боялась ухудшить ситуацию лишним вдохом, то теперь встала задача скорее выбраться из-за стола, пока не пришлось узнать, что такое настоящее унижение. Эвелин стала отчаянно думать над предлогом для ухода, но как только треск раздался вновь, ее уже не волновали никакие объяснения, и она вскочила на ноги… Очень не вовремя – как раз в этот момент сзади появился ничего не подозревающий слуга. Эвелин случайно задела его, и огромный окорок, который он держал на подносе, полетел на пол. Поддавшись инстинкту, девушка нагнулась, чтобы поймать кусок свинины. Раздался громкий треск. Эвелин замерла с окороком в руках.

– Эвелин? – позвала ее мать.

Она закрыла глаза и начала мысленно молиться. Пока что разъехалась только обвязка, само платье все еще держалось на ней, но слабые швы были не вечны.

«Господи, пожалуйста, помоги подняться по лестнице!» Но Богу, похоже, было не до нее – не успела Эвелин до конца выпрямиться, произнеся про себя молитву, как швы начали рваться. Она импульсивно прижала окорок к груди, прячась за ним, и в ту же секунду платье лопнуло, как шкурка перезрелой виноградины. Кусок свинины не помог – ее муж просто остолбенел от открывшегося ему зрелища.

– Эвелин! – в ужасе вскрикнула леди Марджери, нарушив внезапную тишину.

Глаза всех присутствующих смотрели только в одну сторону. По щекам Эвелин покатились слезы обиды, она прикусила губу и покачала головой, запрещая матери подходить к ней.

– Простите меня, милорд, – сказала она, держась из последних сил, – я так хотела хорошо выглядеть, но… платье не подошло… и… мама с Ганнорой обвязали меня, а потом… оно порвалось…

Ее дрожащий голос утонул во взрыве хохота Юнис, к которой сразу присоединились Хьюго и Стейсиус. Троица чуть со скамьи не попадала от веселья. Никто, кроме них, не смеялся – только Диаманда хихикнула, но тетя тут же одернула ее. Все гости и жители Стротона смотрели на Эвелин с жалостью и сочувствием, но это окончательно лишило девушку самообладания.

Сгорая от стыда, она бросила на пол кусок свинины и со всех ног ринулась прочь из зала, вверх по лестнице, в свою комнату. Теперь, когда дыхание вернулось к ней, она могла передвигаться быстрее.

Глава 3

Пэн пораженно смотрел вслед невесте, взбежавшей по ступеням довольно шустро для человека, упавшего на церемонии в обморок. Ее мать, оправившись от потрясения, пошла за ней вместе с двумя служанками. Затем лорд Стротон сказал что-то сыну и тоже встал со своего места. Пэн с радостью смотрел, как он задает взбучку троим смеявшимся грубиянам. Как только лорд Стротон направился к лестнице, Пэн начал озираться вокруг, немного успокоившись, но все еще удивляясь произошедшему. Невеста порвала платье из-за какой-то там… утяжки? Бессмыслица.

– Ты что-нибудь понимаешь? Я – нет, – сказал он матери.

– Да, тут все ясно. Бедная девочка. – Леди Джервилл поднялась и жестом подозвала свою горничную Сэли, и они вдвоем отправились следом за Стротонами.

Окончательно сбитый с толку, Пэн обменялся взглядом с отцом, который, очевидно, понимал не больше его. Откровенно говоря, он казался даже более ошеломленным, чем сын. Тем не менее Пэн спросил:

– Хоть ты можешь объяснить мне, что сейчас произошло? В чем дело?

Лорд Джервилл растерянно покачал головой. Троица за дальним концом стола опять расхохоталась, что еще больше расстроило Пэна. Если ему не изменяла память, то это были кузены невесты, а женщина, безуспешно пытавшаяся их усмирить, – их мать и соответственно тетя Эвелин. Пэн в ярости чуть не набросился на них, но тут один, по имени Хьюго, сквозь смех объяснил:

– Эта дура приказала обмотать себя, но такой живот, знаете ли, ничем не удержишь. Вот и порвалось!

– Но зачем она вообще это сделала?! – в крайнем недоумении спросил Пэн.

– Да потому, что она корова, но для тебя хотела казаться привлекательной! – вставил второй, Стейсиус, и все трое снова покатились со смеху.

Пэн, однако, не видел повода для веселья. С грозным выражением лица он медленно потянулся к мечу, что моментально отрезвило эти ничтожества и заставило их заткнуться. Не отводя злобного взгляда, он думал, как поступить: с одной стороны, убить новоиспеченную родню в день свадьбы не самая удачная мысль, но с другой – им, несомненно, стоило преподать урок. Своим поведением они показывали отсутствие всякого уважения к кому бы то ни было, включая их измученную мать, двоюродную сестру, жену Пэна, и даже дядю, который помог им в трудную минуту! Да, проучить надо, но как-нибудь в другой раз. Сейчас они останутся в живых, и это будет его свадебный подарок невесте.

В оглушительной тишине, наполнившей комнату, Пэн смотрел на разнервничавшуюся троицу. Убрав руку с меча, он в нерешительности взглянул на лестницу, затем на отца и в следующую секунду на шурина. Тот молча наблюдал за ним, и в конце концов Пэн спросил:

– Что мне делать? Стоит подняться? Она же все-таки моя невеста.

– Оставь пока. Эви сильно опозорена.

– Еще бы. С такой-то семьей! – Пэн с отвращением посмотрел на кузенов. – Но я должен дать ей понять, что она не несет ответственности за этих идиотов.

К его великому удивлению, Уэрин вдруг улыбнулся и сказал:

– Вы то, что ей нужно, милорд.

Пораженный, Пэн уставился на Уэрина. Затем, покачав головой, перешагнул через скамью и отправился к ступеням. Он должен пойти к ней, и не важно, что при этом подумает ее брат. Она его невеста, он обязан быть рядом, когда ей плохо. Так что сейчас он пойдет и успокоит ее, черт возьми!

– Бедная моя девочка, – ворковала леди Стротон, гладя дочь по спине. Эвелин лежала на кровати, уткнувшись лицом в подушку.

– Какая я дура! – крикнула она.

– Нет, ни в коем случае! Ты прекрасна и очаровательна и так хорошо выглядела на свадьбе…

– Я упала в обморок! – Эвелин подняла заплаканное лицо в тот момент, когда в комнату тихо вошли Рунильда и Ганнора. Взглянув на их сочувствующие лица, она снова уткнулась в подушку.

– Ну… да, упала, – со вздохом согласилась мать и встала с постели. По шелесту платья было слышно, как она передвигается по комнате. – Давай мы тебя переоденем и вернемся на праздник.

– Переоденем?! – ужаснулась Эвелин и резко села на кровати. – Я не могу спуститься, мама! Я так унизила себя! – простонала она. – Боже, мне кажется, я умру со стыда!

– Вот именно, это только кажется, – подбодрила ее мать, встряхивая красное платье, отвергнутое ранее. – Неприятно, но таких случаев на твоем веку будет еще немало, поверь. Сейчас остается только идти вперед с гордо поднятой головой.

Она уверенно направилась к Эвелин. Две служанки следовали по пятам, очевидно, готовые насильно впихнуть ее в платье, если понадобится. Втроем они остановились у кровати и угрюмо уставились на Эвелин.

– Итак, дорогая. Это твой праздник, твоя свадьба. Одна-единственная… Дай Бог твоему супругу долгих лет жизни. И ты будешь на ней присутствовать.

Посмотрев на красное платье в руках матери, Эвелин собралась было возразить, но поняла, что это бесполезно. Все равно рано или поздно придется спуститься – так лучше уж покончить с этим прямо сейчас, чем откладывать. Тяжело вздохнув, она распрямила плечи и слезла с кровати, чтобы снять остатки порванного платья. В этот момент в комнату ворвался лорд Стротон.

– Папа! – взвизгнула Эвелин, закрывая руками тело в тонкой сорочке и поспешно прячась за матерью и служанками.

– С ней все в порядке? – требовательно спросил лорд Стротон.

– Папа! – снова воскликнула Эвелин, выглядывая из-за плеча Рунильды.

– Я, в конце концов, твой отец! – грозно высказался лорд Стротон, затем нахмурился. Вздохнув, он покачал головой, вытер слезы со щек Эвелин, насколько мог достать, затем обошел защитную «крепость» из трех женщин и похлопал дочь по плечам. Проигнорировав ее очевидное смущение, он сказал: – Эвелин, ты выглядела превосходно.

– О, папа! – Прикусив губу и всхлипывая, Эвелин прижалась к его груди.

– Полно, дочка. Поверь мне, жизнь на этом не заканчивается, – начал успокаивать он, похлопывая Эвелин по спине.

Она еще крепче прижалась к нему, чувствуя себя так же уютно, как в далеком детстве.

– Ну почему я не могу быть… изящнее?.. Платье порвалось у всех на глазах… такое могло случиться только со мной!

– Что ж, в этом я виноват, – с горечью ответил лорд Стротон и, увлекшись своими мыслями, хлопнул ее чуть сильнее, чем следовало.

– Ты? – Эвелин от удивления даже перестала хлюпать носом.

– Угу, – кивнул он. – Видишь этот шрам? Эвелин взглянула на его отметину у правого глаза, которая красовалась там, сколько она себя помнила.

– Да, это у тебя осталось после битвы при Белвилле.

– Вот именно… – печально подтвердил он, – Белвилл, но я никогда не рассказывал тебе, что именно произошло?

– Нет…

– Нет – потому что пережил страшный позор. А ситуация вышла почти как у тебя: я заказал новую пару шоссов, хотел произвести впечатление на твою маму. Но они, черт бы их побрал, оказались совсем не по размеру, а я был слишком горд, чтобы признаться и попросить портного переделать. Я твердо решил любой ценой впихнуть себя в них. – Он сморщился от воспоминания. – И вот, натянув шоссы, я отправился в Куормби свататься. По пути ввязался в ту самую битву – Белвилл был на нашей стороне, и я захотел помочь, а заодно немного размяться, поэтому присоединился к ним. Битва почти подходила к концу, как вдруг мои шоссы треснули по швам. Ну, я тут же инстинктивно прикрыл рукой свое хозяйство, а лорд Айверс, вовремя подоспев, нанес мне удар. – Отец с омерзением дотронулся до шрама. – Это было так унизительно, ты и представить себе не можешь! Чертов Айверс потом еще несколько месяцев потешался, всем рассказывал эту историю и хохотал как идиот до тех пор, пока я наконец не убил его в сражении при Ипсуиче. Эвелин содрогнулась.

– Кузены будут теперь всю жизнь смеяться надо мной.

– М-да… – сердито произнес Уиллем при упоминании о племянниках. – Жаль, мы не можем их убить.

– Уиллем! – не очень правдоподобно возмутилась леди Стротон.

Он лишь безразлично пожал плечами, и Эвелин еле удержалась от смеха. Отец любил эту троицу ничуть не больше, чем она, и всем своим видом показывал, как сильно его утомляет их присутствие и что только ради жены он терпит этот кошмар.

Послышались шаги, в комнату вошла леди Джервилл со служанкой. Взгляд свекрови был полон сочувствия, но в то же время в нем отразилась неуверенность в том, что ее присутствие сейчас уместно.

Высвободившись из отцовских объятий, Эвелин подошла к матери, державшей наготове платье, но… надо же было такому случиться – как раз в этот злополучный момент в комнату ворвался Пэн. Не успела Эвелин благодаря родительским стараниям успокоиться, как все испытанное унижение вновь накатило с удвоенной силой. Юркнув за отца, она прижалась к его спине, в то время как он грозно повернулся к зятю.

– Так! В чем дело, милорд? Вам не…

– С ней все в порядке? – нетерпеливо перебил его Пэн. Очевидно, заметив искреннее беспокойство на лице жениха, лорд Стротон смягчился:

– Да, в порядке.

– Эвелин? – позвал Пэн, которого, судя по всему, ничто не могло убедить, пока он сам не удостоверится.

Тяжело вздохнув, Эвелин натянула через голову платье, расправила его и вышла из укрытия. Рунильда, к счастью, незамедлительно принялась за шнуровку на спине. «Ничего не поделаешь, придется пройти через это», – подумала Эвелин и, надеясь, что лицо не очень сильно покраснело от слез, подняла голову и посмотрела на Пэна.

– Со мной все хорошо, милорд, – сказала она тихо, но с чувством собственного достоинства. – Опозорена, правда, но в целом – порядок.

– Что ж, такое случается, – поспешил он утешить ее. Затем прибавил: – И я бы очень попросил тебя не волноваться – это глупо. Я не стану судить тебя за поведение твоих кузенов.

Придя в полное смятение от последней фразы, Эвелин быстро взглянула на родителей и увидела, что они тоже удивлены.

– Моих кузенов, милорд?

– Да. Их выходки непростительны, но я не позволю им заставить тебя бежать с твоего же праздника.

– О… э-э… ну… вообще-то, милорд, я ушла из-за стола по другой причине… дело не в злых шутках – к ним я уже давно привыкла… – запинаясь, начала объяснять Эвелин. – Я хотела пойти исправить… переодеться… Ну, вы наверняка заметили, как порвалось платье?

– А, это… – Пэн пожал плечами. – Я ведь сказал уже: такое случается. Я-то боялся, что ты так долго расстраиваешься из-за кузенов.

Эвелин не сводила с него пораженного взгляда. Пэн настолько беззаботно говорил о вещах, которые всего несколько минут назад казались ей сущим концом света!

– Как вы сказали… «случается»? – переспросила она.

– Конечно! Вот у меня постоянно швы на туниках расходятся. Диаманда, с тех пор как приехала обучаться у моей матери, сшила мне две – на день рождения и Рождество. Но они у нее получаются слишком узкими в плечах. В общем, пока я ничего не делаю – все нормально, но стоит мне взять меч и напрячь мышцы, как туника тут же разрывается пополам. – Пэн снова пожал плечами. – Было бы из-за чего переживать!

Его взгляд скользнул по лицу Эвелин, затем по красному платью. Она прикусила губу, испугавшись, что теперь, когда фигура без обвязки, он останется недоволен, и даже вздрогнула, когда он объявил:

– Что ж, сейчас ты выглядишь намного лучше. Румяная и больше не похожа на рыбу.

– На рыбу?! – ужаснулась Эвелин. – Да.

Как только он поджал губы и втянул щеки, демонстрируя ей, как она выглядела, Эвелин густо покраснела: она и не подозревала, что это было так ужасно! Ей казалось, намного красивее… Тут она заметила, что Пэн нахмурился. Конечно, с печалью подумала Эвелин, он сожалеет о том, что у него такая невеста. Она уже приготовилась выслушать его строгий выговор, как вдруг он, дотянувшись до ее волос, выдернул ленту, которую Рунильда только начала вплетать.

– У тебя прекрасные волосы. Распущенными они мне нравятся гораздо больше – будешь так ходить ради меня.

Сказав это, он взял ее за руку и пошел к двери. Эвелин со счастливой улыбкой последовала за ним, спотыкаясь и оглядываясь через плечо на родителей, леди Джервилл, Ганнору и Рунильду.

– Ему нравятся мои волосы… я должна ходить с распущенными для него. Запомни, Рунильда! – выкрикнула Эвелин уже в коридоре, вынужденная перейти на бег, чтобы успевать за размашистыми шагами мужа.

К счастью, у лестницы Пэн остановился и, повернувшись, словно желая что-то сказать, сильно нахмурился при виде того, как она покраснела и запыхалась. Эвелин насилу смогла закрыть рот и начала дышать через нос. Обычно такая легкая пробежка не отняла бы у нее столько сил, но сейчас она, видимо, еще не до конца пришла в себя после мучительного плена обвязки.

– Прости, жена. Никак не могу привыкнуть к тому, что ты такая маленькая. Я должен научиться соизмерять свои шаги с тобой.

– Маленькая? – Эвелин чуть не расплакалась. Ей ни разу еще не приходилось слышать о себе ничего подобного.

– Ну да! В смысле, не тощая, слава Богу, как многие женщины: в этом случае мне пришлось бы опасаться за твое здоровье или слишком хрупкое тело. Ты, к счастью, кругленькая, на костях есть мясо – значит, я не раздавлю тебя и не потеряю среди простыней, это хорошо. Но ты все равно намного меньше меня, поэтому буду учиться ходить медленнее.

Говоря это, Пэн был занят продеванием ее руки через свою и не мог видеть, сколько эмоций отразилось на ее лице. Эвелин не знала, как нужно реагировать на его последнее высказывание: с одной стороны, кругленькая и мясистая не лучший на свете комплимент, но с другой – Пэн не выглядел огорченным. Прежде чем она успела понять, был ли он на самом деле доволен ею или же просто пытался смириться с ситуацией, Пэн начал спускаться по лестнице.

Первые несколько ступеней Эвелин прошла спокойно, но как только взору открылся большой праздничный зал с накрытыми столами и толпой гостей, она сбавила шаг. Естественно, Пэн сразу заметил это и обо всем догадался.

– Ты не должна бояться кузенов, – сказал он строго. – Они больше не причинят тебе вреда.

Эвелин с любопытством посмотрела в его суровые глаза, но задавать лишних вопросов не стала и, глубоко вдохнув, придвинулась поближе к нему. Вместе они вошли в зал. Тишина, которой было отмечено их возвращение, смутила Эвелин – у нее опять вспыхнули щеки, и она с ужасом представила, что и вправду похожа на огромную вишню в этом красном платье. Заняв свое место, она украдкой бросила взгляд на кузенов: те сидели молча, не поднимая глаз от тарелок. Похоже, они действительно отстали, подумала она, испуганно гадая, каким образом Пэну удалось этого добиться. Никакие угрозы или выволочки со стороны Уэрина и отца прежде не действовали, а Пэн смог заткнуть жестокую троицу всего за несколько минут до появления в ее спальне! Полностью осознав положение вещей, Эвелин посмотрела на мужа светящимися благодарностью глазами, но он, похоже, не заметил этого, сосредоточившись на новых блюдах.

С изумлением она наблюдала за тем, как он накладывает свежую еду, и на их общем подносе растет огромная гора: может быть, взглянув на ее размеры, он решил, что она ест, как свинья?.. Эвелин отвлекло возвращение родителей и леди Джервилл. Она напряженно улыбнулась им, затем перевела взгляд обратно на Пэна… который поглощал все с такой скоростью, будто другого шанса уже никогда не представится. Он один съел почти половину – значит, вовсе не собирался столь обильным набором яств комментировать ее пышное тело. Она по-новому, с уважением стала рассматривать его красивое мускулистое тело, и тут он, перестав есть, поднял на нее глаза.

– Ты не притронулась к еде. Ты не голодна? Эвелин оторвала взгляд от его ног и поспешно кивнула:

– По правде говоря, милорд, я умираю с голоду. Я два дня ничего не ела.

Он покачал головой.

– Тогда неудивительно, что ты упала в обморок.

Пэн огляделся вокруг и поднял руку, подзывая нескольких слуг, которые тут же подошли к их столу. Через несколько мгновений поднос вновь наполнился угощениями.

– Ешь, – приказал Пэн и даже поднес кусок сыра к ее губам.

Покраснев от смущения, но в то же время радуясь этому романтическому жесту, Эвелин открыла рот, чтобы откусить немножко, и чуть не подавилась, когда он целиком запихнул в нее весь сыр. Не успела она проглотить, как на очереди оказался уже следующий кусок, и вскоре ей стало ясно, что никакая это не романтика – муж просто начал кормить ее, словно боялся, что она сама не умеет. Он определенно ослеп или выжил из ума, ведь сейчас любой, кто взглянет на нее, решит, что она слишком много ест, а это не так! Эвелин зачастую даже пропускала приемы пищи, хотя и тщетно – на фигуру это все равно не влияло.

Пэн продолжал закармливать ее до тех пор, пока она не запротестовала, со смехом уверяя, что больше уже ни кусочка не влезет. Он улыбнулся и, кивнув, положил угощение обратно на поднос.

– Ты отлично справилась, – похвалил он ее, как ребенка.

Эвелин смущенно покачала головой. Кто-то дотронулся до ее руки, и, повернувшись, она увидела, что сзади стоят ее мать и леди Джервилл, а с ними Рунильда, Ганнора и Сэли.

– Пора в постель.

От слов матери улыбка в мгновение ока исчезла с лица Эвелин, и она судорожно сглотнула. В течение всей церемонии она была так занята то одной проблемой, то другой, что совершенно забыла про эту часть свадьбы. Чувствуя, как начинает гореть лицо, Эвелин отвела взгляд от Пэна и скрепя сердце встала, чтобы идти наверх.

Все дальнейшие приготовления прошли для нее как в тумане, с ощущением, будто идешь на собственное повешение, – зная, что будет плохо, но не в силах ничего исправить. Они все увидят ее голой… Для Эвелин это было самое ужасное.

– Дорогая, с тобой все в порядке? – послышался из-за окутавшей сознание плотной дымки обеспокоенный голос матери.

Зная, что не удастся вымолвить ни слова, Эвелин молча кивнула и, раздетая, скользнула под простыни, которые для нее приготовила леди Джервилл. Не успела она устроиться поудобнее, как через закрытую дверь послышались мужские голоса и смех, и Эвелин бессознательно прижала простыню к себе.

Дверь распахнулась, и в комнату весело ворвалась небольшая толпа. Пэн был в самой ее середине, уже полураздетый и окруженный несколькими парами рук, снимавшими с него оставшуюся одежду. Через несколько секунд простыню отодвинули, чтобы положить Пэна рядом. Ее тело было открыто совсем недолго, но Эвелин показалось, будто прошла целая вечность, она чуть заживо не сгорела от стыда, чувствуя на себе множество взглядов.

– О-о, да ты счастливчик! – воскликнул кто-то. – Она станет отличной подушкой для твоей рыцарской головы.

– И будет согревать тебя холодными зимними вечерами! – подхватил другой.

Когда Пэн улегся, Эвелин быстро притянула простыню обратно к шее. Всего пара мгновений – и комната опустела почти так же быстро, как и заполнилась. Женщины вышли следом за мужчинами, оставляя молодоженов наедине, но Эвелин даже не заметила, как это произошло. Она пребывала в прострации, поражаясь тому, что не раздалось ни одной грубой шутки относительно ее полноты. Наоборот, слова друзей прозвучали как искренние поздравления человеку, завоевавшему какую-то ценную награду. Эвелин радовалась, пока в голове у нее не промелькнула мысль, что, возможно, ее кузены были не единственными, кого Пэн заставил укоротить языки.

– Жена?

Эвелин отрешенно взглянула на Пэна. По всей видимости, она слишком увлеклась переживаниями. Наконец она вспомнила, что должно произойти. Эвелин хотела сглотнуть, но во рту пересохло; кроме того, опять появились проблемы с дыханием, хотя в данный момент на ней совершенно точно не было никакой обвязки.

Леди Стротон, как это и положено заботливой матери, заранее подробно объяснила ей все, что касалось этой ночи. Рассказ показался Эвелин не очень привлекательным, однако мама поспешила успокоить ее, что, мол, ничего страшного. Эвелин с недоверием вспомнила эти слова в ту секунду, когда муж придвинулся к ее съежившейся фигурке. Однако все мысли до одной вылетели из головы при поцелуе… Эвелин замерла, плотно сжав губы и не давая прохода странно двигавшемуся рту Пэна. Она решила немного поразмыслить над тем, нравится ли ей такая ласка, но принять должное решение не успела – его рука почему-то оказалась на ее груди. Почувствовав через простыню это странное прикосновение, Эвелин открыла было рот, дабы выказать протест, но неожиданно все пространство оказалось заполнено… вне всяких сомнений, это был его язык, только что ему понадобилось у нее во рту?.. Возможно, таким образом Пэн хотел проверить, все ли зубы на месте?

Эвелин ощутила довольно-таки приятный вкус вина, которое он пил за ужином, и решила спокойно подождать, пока не закончится исследование. Хоть этим она могла его порадовать, ведь у нее действительно нет проблем с зубами. Но осмотр почему-то затянулся и начал постепенно пробуждать в ней какие-то непонятные чувства… Эвелин овладело непреодолимое желание присосаться к его языку и, может быть, в свою очередь, начать изучение его зубов. Она осторожно скользнула языком вперед и для пробы сначала сделала им небольшой кружок во рту Пэна.

В ту же секунду его язык начал своеобразную борьбу. Окунувшись в новый бурный поток чувств и эмоций, вызванный этим столкновением, Эвелин не заметила, как Пэн стал стягивать простыню с ее груди все ниже и ниже… Она быстро попыталась ухватиться за краешек, но было уже слишком поздно. Конечно, думала она, совсем не нужно стыдиться быть голой в постели с мужем – в конце концов, он же видел ее, когда откинули простыню, чтобы положить его рядом. Но, с другой стороны, все произошло за пару крошечных мгновений, он ведь не успел много увидеть?.. Это никак не входило в ее планы!

Лишь только Эвелин пришла к такому выводу, как Пэн оторвался от ее губ. Сейчас ему захочется взглянуть на ее грудь… Жутко стыдясь своих размеров, Эвелин немедленно обхватила руками его шею и притянула к себе, целуя с не выраженной в первый раз искренностью, присасываясь к его языку, как хотела вначале… Все, что угодно, любые средства – лишь бы отвлечь от груди, ловко раскрытой его умелыми руками.

Эвелин почувствовала, что Пэн удивлен ее агрессивным поведением, однако его реакцией, чему она тоже в свою очередь поразилась, стал встречный, еще более страстный поцелуй. Рука снова оказалась на ее груди, только в этот раз Эвелин уже не замерла испуганно, а, наоборот, прогнулась, следуя приказам собственного тела. Действия Пэна оказывали необъяснимый, первобытный эффект: соски вдруг затвердели, стали очень чувствительными к ласкам и легкому пощипыванию – такого ей в жизни еще не приходилось испытывать… Она никогда и не думала, что возможны столь приятные ощущения! Эвелин всерьез полагала, что грудь – всего лишь данность от Бога, чтобы кормить младенца, но, как оказалось, прикосновение к груди может повлечь за собой невероятное удовольствие.

Через несколько секунд, в течение которых все тело Эвелин превратилось в сплошной комок блаженства, Пэн снова попытался прервать поцелуй. Поглощенная созданной им эйфорией, Эвелин почти позволила ему это, но страх не дал ей расслабиться. Безумно боясь, что он останется недоволен ее обширными формами и навсегда уйдет, она скрепила руки вокруг его шеи. Пэн сначала замер, но потом снова начал ласкать и целовать, очевидно, соглашаясь на небольшое продолжение.

Однако Эвелин понимала, что не сможет больше тянуть время. И тут ей в голову пришла гениальная идея потушить свет. Ну конечно! Если Пэн не увидит ее, то и не будет испытывать отвращения. Освободив одну руку, она на ощупь потянулась к комоду в изголовье кровати, куда леди Марджери поставила свечу.

Не найдя ее с первого раза, Эвелин настолько втянулась в слепые поиски, что не заметила, как рука мужа медленно переместилась вниз, к внутренней стороне ее бедер, и пальцы прижались к нежной области меж ее ног. Она вздрогнула, издав протяжный стон, – все удовольствие, которое он до сих пор пробуждал в ней, неожиданно сосредоточилось именно там. Ее рука быстрее, неистовее задвигалась по комоду, пока не нащупала и не толкнула подсвечник… слишком резко. Послышался глухой стук, не предвещавший ничего хорошего.

Тогда Эвелин сама оборвала поцелуй и в отчаянии посмотрела на комод: пусто – она действительно смахнула свечу. Но в комнате почему-то по-прежнему было светло. Эвелин хотела повернуться в кровати и убедиться, что свеча потухла, но неожиданно губы Пэна сомкнулись на одном из сосков. Лежа на спине, она застыла и посмотрела вниз на его темную макушку с наслаждением и в то же время чувствуя испуг: он видит ее голой?.. О Боже, какое приятное ощущение… а она-то думала, что ласки рукой – предел удовольствия! Однако… должен ли он так поступать? Ведь только младенцу положено сосать женскую грудь. И все-таки успел ли он что-либо увидеть, прежде чем опуститься к ее соскам? Он…

Мысли мигом разлетелись во все стороны, как только рука Пэна вновь скользнула под простыню, все еще прикрывавшую ее бедра, и добралась до мягких складок… По телу Эвелин пробежала мелкая дрожь. Ох… ни о чем подобном мама не упоминала в разговоре – Эвелин бы этого не забыла. Нет, она ей точно ничего не говорила…

Погрузившись в пучину новых необычных ощущений, Эвелин не успела уследить за тем, как он поднял голову и теперь мог видеть ее голой по крайней мере выше пояса. Какой ужас… он хмурится. Все удовольствие, которое она сейчас испытывала, тут же сменилось печалью. Ему не нравится, теперь он будет чувствовать отвращение, едва завидев ее!..

Не дав ей толком свыкнуться с этой страшной догадкой, Пэн вдруг вскочил с кровати, завернул Эвелин в простыню и потащил к двери.

«Что он делает? – испуганно думала она по дороге. – Неужели собирается отнести вниз и публично унизить?» Нет, к счастью, Пэн и не думал этого делать, а лишь вынес ее в коридор, как матрас, который надо почистить, и поставил на пол. Затем он перегнулся через перила, крикнул что-то вниз и бросился обратно в комнату.

Эвелин стояла одна в коридоре, сжимала простынку, потерянно смотря ему вслед и чувствуя, что вот-вот ее сердце разобьется. Она перевела пустой, уже ко всему безразличный взгляд на кроватные занавески в спальне, пожираемые яркими… языками пламени?..

– Пожар, – прошептала она.

Глаза расширились, а до замутненного сознания дошло, что именно это слово Пэн и кричал тем, кто находился внизу. Пожар… Значит, он не выставил ее в коридор, словно какой-то мусор, и, возможно, даже не ужаснулся ее фигуре. Он убрал ее из комнаты, чтобы уберечь от опасности, пока сам будет бороться с огнем, причиной которого, очевидно, стала та самая свеча… Ах, какой он смелый и галантный!

«Но он же обгорит!» – ужаснулась Эвелин, наблюдая за тем, как Пэн пытается потушить пламя своими шоссами. Крепко обмотавшись простыней, она поспешила ему на помощь.

Глава 4

Эвелин вбежала в комнату и схватила тунику мужа. Она едва начала сбивать огонь, как Пэн взял ее на руки и потащил обратно в коридор.

– Я хочу помочь… – запротестовала Эвелин, но получила сердитый отказ.

Пэн еще раз крикнул с лестницы вниз: «Пожар!» – затем побежал в комнату.

Эвелин беспомощно наблюдала за его борьбой, любуясь отблесками огня, игравшими на его обнаженном мускулистом теле. Она, конечно, и раньше знала, что он высокий и крепко сбитый, это было видно даже в одежде, но только сейчас, в наготе, она смогла оценить его истинные размеры. Пэну не нужно было специально стараться, к примеру, подкладывать что-то под рубашку, чтобы кого-либо впечатлить: крепкое телосложение, ноги сильные и мускулистые, как у породистого коня, широкая грудь, а руки по объему – как ее ляжки, только более упругие.

Эвелин хотела еще рассмотреть его ягодицы, но в эту секунду Пэн отвернулся, срывая с кровати горящие занавески и бросая их на пол. Тут Эвелин осенило – чаша с водой! Рунильда, предвидев исход эксперимента с обвязкой, заблаговременно принесла в спальню воды, чтобы Эвелин освежилась, прежде чем ложиться голой в постель. После этого быстрого омовения чашу не уносили, значит, она до сих пор стояла там же, у камина.

Игнорируя приказ оставаться на месте, Эвелин бросилась в комнату, взяла с комода чашу и поспешила с ней к Пэну. Она была уже почти у цели, как вдруг простыня на ней размоталась, начала сползать и, прежде чем Эвелин успела поймать ее, запуталась в ногах. Услышав сдавленный крик, Пэн резко повернулся и на лету схватил падающую Эвелин за руку. Только благодаря его молниеносной реакции она не ударилась головой, а приземлилась на колени. Чаша полетела на пол, вода разбрызгалась во все стороны. Только по прошествии нескольких секунд Эвелин осознала, что ее намокшее лицо находится в нескольких дюймах от… весьма внушительной части тела ее супруга. Во время подготовки к первой брачной ночи мать описала этот «отросток», который Эвелин в жизни до сих пор не доводилось видеть. Но вот сейчас она определенно смотрела на него, причем с весьма близкого расстояния.

Эвелин застыла на месте, уставившись на странную штуку, которую леди Марджери обрисовала довольно скудно, сказав только, что она похожа на палец. «Только шире, будем надеяться», – тихо пробормотала она, видимо, не желая, чтобы Эвелин услышала.

У Пэна это совершенно точно было шире пальца и не имело с ним ничего общего. Тут сорвавшаяся с него капля воды попала прямо в глаз Эвелин. Она моргнула и принялась рассматривать странное отверстие, которое как будто увеличилось в тот момент, когда Пэн откашлялся.

Эвелин подняла глаза. По груди у него стекала вода, он весь намок, но этим нельзя было объяснить появившееся на лице непонятное выражение, когда он посмотрел вниз. Проследив за его взглядом, Эвелин с удивлением обнаружила, что загадочный предмет расширился и теперь словно выходил из себя, как крот из своей норки… Не успела она сообразить, что к чему, как Пэн снова взял ее на руки и быстро вынес в коридор.

– Стой здесь, – грозно приказал он и опять убежал.

Эвелин прислонилась к дверному косяку и, дрожа от волнения, смотрела, как Пэн снова вступает в схватку с огнем. Сорванные с кровати занавески случайно налетели на комод, который теперь тоже поглощался жадными языками пламени, и Пэн изо всех сил пытался сбить их, держа в одной руке шоссы, в другой тунику. Наблюдая, Эвелин вспоминала, как отзывался об этом человеке ее отец, пока шла подготовка к свадьбе. По мере того как приближалось торжество, лорд Стротон все чаще заводил разговор о Пэне, будто хотел таким образом развеять любые страхи и беспокойства, которые могли возникнуть у нее.

Отец думал, что хорошо знает Пэна, в то время как Эвелин считала, что его осведомленность лишь обязательный набор самых важных фактов, которых лично для нее было недостаточно. По словам отца, Пэн обладал редкой способностью превосходно держать меч в любой руке, что делало его достаточно серьезным противником, а кроме того, безжалостным. Он, как и его отец в свое время, считался одним из самых неустрашимых воинов. Собственно, эта часть и стала самым убедительным доводом для лорда Стротона в разговоре с Джервиллом о заключении контракта. Две семьи жили недалеко друг от друга, и уже тогда, много лет назад, Стротон видел в Пэне – крупном, очень хорошо развитом для своих лет мальчишке – множество черт, перенятых от отца. Для дочери Уиллем искал именно такого мужа, который всегда заботился бы о ней и берег.

Эвелин начала понимать причины отцовского выбора только сейчас, видя, как Пэн яростно бьется один на один с пламенем: горячие языки, словно змеи, впивались ему в спину, но он и не дрогнул. Его сильные руки вращались в постоянном, неослабевающем движении, но, несмотря на это, она очень боялась, что даже такого упорства окажется недостаточно. Казалось, огонь пустился в пляс вокруг него, двигаясь то в одну, то в другую сторону, будто жил своей собственной жизнью и решил поиграть с Пэном.

Вздрогнув от неожиданной боли, Эвелин увидела, что от волнения прищемила дверью палец на ноге. Отведя дверь в сторону, Эвелин сделала шаг в комнату, но потом, замешкавшись, оглянулась на лестницу. Для нее было потрясением, что никто до сих пор не заметил пожара и не услышал криков о помощи. Дым по крайней мере сейчас уже должен был достигнуть большого зала! Хотя… нет, он ведь поднимался в башню, а что до возгласов Пэна – их и не могли слышать, потому что праздничные гуляния внизу с каждой минутой становились все веселее и громче. Если бы хоть кто-нибудь догадался, что происходит, то давно прибежал бы сюда с водой.

Эвелин бросилась к лестнице. Сначала попыталась сверху позвать на помощь, как делал Пэн, но безрезультатно. Тогда, приподняв край простыни, она быстро побежала по ступеням, крича во все горло. Лишь когда она уже почти спустилась, на нее обратили внимание, причем, похоже, все и сразу – разговоры мигом затихли, все головы повернулись к ней.

Она стояла в надежде увидеть реакцию – кто-то же должен был тронуться с места! Забегать в поисках воды, броситься наверх… но вместо этого вдруг наступила мертвая тишина, и все изумленно уставились на нее. Конечно, каждому из присутствующих открылся совершенно новый образ Эвелин: пышные формы и полная грудь, так и норовившая выпрыгнуть из мокрой, облепившей тело простыни; отдельные пряди волос спадали на милое зарумянившееся личико, а сзади спускались потрясающими каштановыми волнами почти до самых колен… Но Эвелин до всего этого не было никакого дела. Многие, привыкнув считать ее слишком полной в темных старомодных платьях и с вечно подобранными волосами, теперь, очевидно, меняли свое мнение, смотря на нее как на сладкий желанный пирог.

Замешательство дало волю нетерпению. Какой ужас – ее муж сейчас один наверху пытается спасти замок, а они расселись тут сложа руки!

– Вы что, оглохли?! – яростно закричала Эвелин. – Хотите, чтобы замок сгорел дотла? В спальне пожар!

Первым очнулся Уэрин. Вскочив на ноги, он поспешил к ней, на ходу взревев, чтобы принесли воды. Эвелин ждала, что он пробежит мимо нее и кинется сразу наверх, но Уэрин остановился перед ней, загородив собой от многочисленных взглядов.

– Ты бы лучше поднялась обратно, сестренка. А то здесь ты пробуждаешь аппетиты, которые не удовлетворить простым пиром.

Эвелин посмотрела на него в недоумении, но затем увидела, как его взгляд украдкой скользнул вниз и в сторону. Она опустила глаза и только сейчас вспомнила, что замотана в одну лишь простыню – мокрую, непристойно облепившую все тело… Эвелин с грустью вздохнула над тем, что в очередной раз выставила себя посмешищем. Хотя какая разница – одним унижением больше… Самое главное – у Пэна теперь появились помощники: она с облегчением наблюдала, как из распахнувшихся дверей кухни выбежали несколько слуг с ведрами воды, расплескивавшейся в спешке. Мужчины повскакали со своих мест и тоже побежали хватать ведра. Эвелин знала – не всем достанется, но по крайней мере каждый рвался помочь.

– Выстроиться в очередь к колодцу! – послышался раскатистый бас ее отца, пытавшегося остановить панику.

Покачав головой, Эвелин поспешила обратно наверх. Уэрин следовал за ней по пятам. Когда они добрались до спальни, всю комнату уже заволокло дымом. Пэна не было видно… С замиранием сердца Эвелин тщетно пыталась разглядеть его среди похожей на туман плотной завесы. В горящем комоде хранились какие-то вещи, из-за которых дым становился все чернее и гуще.

– Жди здесь. – Оттолкнув ее в сторону, Уэрин взял у первого подоспевшего ведро с водой и шагнул в комнату.

Чтобы не мешаться под ногами, Эвелин встала у двери, то и дело заглядывая внутрь и отчаянно пытаясь увидеть Пэна, убедиться, что он не упал, не потерял сознание… но каждый раз она вставала на пути у мужчин, подбегавших с водой, и каждый из них осторожно, с улыбкой отодвигал ее в сторону. Эвелин очень удивилась – ей никогда прежде так не улыбались. Были, конечно, друзья отца, которые всегда относились к ней доброжелательно, но сейчас она увидела нечто иное.

Долго раздумывать над этим не пришлось: словно из-под земли выросла мама, схватила ее за руку и потащила через толпу мужчин в комнату Уэрина. Там Эвелин подверглась тщательному досмотру на предмет ранений, затем пришлось объяснить, как начался пожар: сбросила свечу на пол. Случайно. Идиотской причины – что хотела скрыть в темноте свое тело – она называть не стала. Также Эвелин ничего не сказала про отвлекавшие поцелуи Пэна, надеясь, что густой румянец на ее щеках и здравый смысл матери помогут дорисовать остальное.

Леди Стротон начала успокаивающе гладить дочь по руке, приговаривая что-то вроде «всякое в жизни случается». Тут открылась дверь, и в комнату вошел лорд Стротон вместе с перемазанным сажей Уэрином. Эвелин набросилась на брата:

– Как Пэн? Он не поранился?! Скажи!

– Ты не поранился? – почти в эту же секунду спросила леди Стротон, подбегая к сыну и осматривая его еще внимательнее, чем до этого Эвелин.

– Мама, со мной все хорошо, – поспешно сказал Уэрин и повернулся к Эвелин, боровшейся с чувством вины за столь скудно выраженное беспокойство о брате, которого любила всем сердцем. – А Пэн, кажется, обжег руки… и дыма наглотался. Думаю, он…

– Куда это вы собрались, юная леди? – строго спросил отец, увидев, что Эвелин направляется к двери.

– Я… Уэрин говорит, что Пэн обжегся, и мне хотелось…

– За ним присмотрит леди Кристина, – сказала мама, мягко взяв Эвелин за плечи и уводя ее от двери.

– Да, но…

– Никаких «но», моя девочка, – перебил лорд Стротон. – Ты не можешь ходить по замку в таком виде. Мать Пэна уже пошла в его спальню, и он сам придет сюда, когда ему станет лучше. – Он повернулся к жене. – Комната в скверном состоянии, Эвелин и Пэну нельзя спать там этой ночью. Мы должны найти что-нибудь взамен хотя бы на сегодня. К завтрашнему дню, надеюсь, все уже наладится. Я…

– Пусть остаются в моей комнате, – вмешался Уэрин. – Я могу поспать в большом зале.

Лорд Стротон с беспокойством посмотрел на сына, но затем облегченно кивнул.

– Ну хорошо. А я тогда попрошу принести ванну в нашу комнату, чтобы ты помылся – объявил он, похлопав заляпанного гарью сына по плечу и направляясь вместе с ним к выходу.

– Дорогой, я думаю, понадобится еще одна в спальню Джервиллов – для Пэна, – с улыбкой напомнила леди Стротон.

Уиллем обернулся и с нежностью взглянул на жену и дочь.

– Конечно, – согласился он, – и для нашей девочки тоже.

Как только дверь за мужчинами закрылась, Эвелин осмотрела себя и с удивлением обнаружила, что простыня, в которой она бегала, превратилась в страшную черно-серую тряпку. Плечи и руки покрылись грязными пятнами. Лицо скорее всего тоже. Она была точно уверена, что, когда спускалась по лестнице в зал, простыня хоть и намокла, но все еще не утратила своей белизны. Видимо, Эвелин испачкалась в этой гадости, пока стояла в дверях задымленной спальни. Да, она определенно нуждалась в ванне.

– Я смотрю, ты неплохо украсил ручки.

В ответ на суровое замечание матери Пэн лишь злобно прорычал. Он старался как можно меньше думать о случившемся – руки болели так, словно он держал их в кипящем масле.

«Интересно, где сейчас жена?» – подумал он. Во время пожара она очень старательно помогала ему, но сначала больше мешала – по крайней мере до тех пор, пока не позвала остальных. Это, возможно, и спасло ему жизнь. Он мог еще справиться с дымом, когда горели только кроватные занавески, но как только огонь перекинулся на комод и что-то внутри вспыхнуло, дым стал более плотным, едким. Он проникал в легкие, и Пэн закашлялся до такой степени, что у него закружилась голова он упал на четвереньки, приземлившись на полыхавшую ткань.

Сильнейший ожог моментально привел его в чувство. Пэн вскочил на ноги – в этот момент прибежал Уэрин с водой. Первое ведро принесло мало пользы, но затем, с появлением других мужчин, удалось быстро потушить огонь и устранить задымление. Для Пэна было счастьем покинуть наконец комнату. Несколько минут он провел в полусогнутом положении, кашляя черной слизью. Он почти не помнил, как его привели в спальню и до сих пор не знал, что стало с его женой.

– А где…

– Полагаю, она наверху, – пробормотала Кристина Джервилл.

Пэн утомленно взглянул на мать. Похоже, она всегда могла без затруднений прочесть его мысли. Он твердо решил, что пора начать соблюдать осторожность и не думать в ее присутствии о чем попало.

– Да, она там, – подтвердил Уимарк, входя в комнату посреди их разговора. – Стротон говорит, мать сейчас помогает Эвелин привести себя в порядок. Тебе тоже готовят ванну. Ее брат даже уступил вам свою комнату, хотя… – Он сморщился, взглянув на руки сына. – Не думаю, что его великодушие сыграет сегодня большую роль – ты едва ли сможешь шелохнуться с такими ожогами. Полагаю, ты не успел, до того как…

– Нет! – обиженно прервал его Пэн. Он расстроился, потому что был всецело готов; потому что тело Эвелин оказалось таким теплым и мягким, как он и мечтал; потому что от нее сладко пахло летними цветами, и сама она преисполнилась ответным желанием – счастье любого мужчины! Если бы не вмешался этот глупый пожар… ох, Пэн сейчас с удовольствием погружался бы глубоко в ее тепло и влагу. Он печально вздохнул в унисон с отцом.

– Как начался пожар? – спросил лорд Джервилл, покручинившись об упущенной возможности.

– Сам не знаю, – растерянно ответил Пэн. – Свеча, кажется, упала на пол, но как… я и не заметил.

– Хм… О, а вот и твоя ванна, – сказал Уимарк, когда в дверь постучали. Через секунду в комнату вошли несколько слуг, неся все необходимое для купания.

– Я останусь и помогу тебе, – сказала леди Джервилл, вызвав нешуточную тревогу на лице Пэна.

Мама не купала его с тех пор как… Да он и случая такого не мог припомнить! В детстве им занимались только слуги да горничные, а повзрослев, он стал вполне самостоятельным и не нуждался в чьих-либо услугах.

– Не нужна мне помощь, сам справлюсь, – проворчал Пэн, но его жесткая интонация, кажется, не произвела на мать никакого впечатления. Она лишь улыбнулась. Весело ей, видите ли! В этом-то и заключалась трудность общения с родителями: на поле битвы у Пэна была такая репутация, что люди дрожали, заслышав его имя, а мама вот абсолютно не боялась.

– Сам, говоришь… – сухо сказала леди Джервилл, отвлекая Пэна от мысленного негодования.

Проследив за ее многозначительным взглядом, Пэн опустил глаза и чуть не подскочил, увидев свои руки. Боль прекратилась вскоре после того, как мать наложила на них успокаивающую повязку. Потом пришел отец, и Пэн, огорченный такой брачной ночью, уже ни на что не обращал внимания. Теперь он заметил, что, пока предавался горестным размышлениям, мать усердно перевязывала его. Боже милостивый, его руки были теперь как пеньки в тряпках! Ни одним пальцем не пошевелить, даже большим… Похоже, на помощь все-таки придется согласиться.

Разум яростно сопротивлялся, но тут Пэн понял еще кое-что: ванна – лишь полбеды. Хуже всего то, что с такими руками он не сможет заняться женой ни сегодня, ни даже завтра… Он с грустью взглянул на свои перевязанные «лапы», с которыми не был способен даже на простое объятие, не говоря уже о головокружительной ласке. Естественно, завершить обряд можно было в любую минуту: тогда ему придется усадить Эвелин верхом на себя или, заставив ее нагнуться, войти сзади. Но такой поступок без нежности и предварительной ласки будет унижением и болью для его молодой жены, а ему совсем не хотелось причинять ей вред. Так что продолжение брачной ночи, видимо, придется отложить… на неопределенный срок.

Эвелин открыла глаза и в замешательстве уставилась на кроватные занавески, гадая, когда они успели сменить цвет с голубого на темно-красный. Тут она поняла, что лежит не в своей кровати, и через пару секунд, проснувшись окончательно и все вспомнив, повернула голову. Рядом лежал мужчина. Ее муж, Пэн Джервилл.

Даже во сне его лицо было искажено болью. Вчера вечером, когда он вошел в комнату, она едва поверила глазам, увидев, в каком он состоянии, и поняла, что вероятность постельного обряда скорее всего отпадает. Догадки подтвердились. Когда Пэн вошел в комнату, она лежала голая, под простынями. Он встал у двери и долго смотрел на нее, пожирая взглядом, затем подошел ближе и печально посмотрел сначала на свои руки, затем на постель.

Догадавшись, что он не может справиться сам, Эвелин быстро отвернула простыню и, как только он улегся, заботливо накрыла, стараясь не обращать внимания на румянец, вспыхнувший на его щеках. Как только она закончила с простыней и легла на свою половину, Пэн тяжело вздохнул и погрузился в сон.

На этом и завершилась их первая брачная ночь. Эвелин ничего больше не оставалось, как отвернуться, но заставить себя уснуть оказалось крайне тяжело! Голова болела от мыслей о пожаре, причинившем ему боль, а ей – бескрайнее чувство вины. Также она безумно сожалела, что утратила возможность ощутить все то, что должно было последовать за теми удивительными поцелуями, которыми он возбудил ее.

Сейчас уже наступило утро нового дня. Посмотрев на мужа и увидев, что даже во сне на его лице отражалась боль, Эвелин не решилась будить его. Пусть спит сколько захочет, ибо отдых, как говорила ее мама, есть лучшее лекарство от любого недуга.

Она потихоньку выбралась из постели, обрадовавшись, что смогла сделать это бесшумно, и подбежала к сундуку, который отец притащил сюда из ее спальни.

Красное платье погибло при пожаре вместе с теми, что она планировала носить в ближайшие несколько дней. Что ж, надо покопаться и отыскать какое-нибудь другое, решила она. Сильно переживая из-за своей наготы, Эвелин схватила первое попавшееся платье – светло-коричневое, в котором она обычно занималась хозяйством. Эвелин быстро надела его и, как могла, расправила на себе, морщась от его непривлекательного вида, хотя, с другой стороны, какой бы наряд она сейчас ни взяла – все окажутся мятыми.

Махнув на это рукой, Эвелин еще раз взглянула в сторону постели и, убедившись, что муж спокойно спит, выскользнула из комнаты. Она спустилась в зал, но, пройдя полпути, остановилась на ступенях, видя, что весь замок уже, очевидно, на ногах. В зале не осталось ни одного спящего гостя или слуги. Там не было никого, кроме ее кузенов, сидевших за столом. Эвелин собиралась было повернуться и пойти обратно, но куда? В спальню нельзя – там Пэн спит, все остальные комнаты заняты. Понимая, что выход только один, Эвелин распрямила плечи и продолжила спускаться. Затем она пошла по залу, к столу, с гордо поднятой головой, надеясь, что такой вид скроет ее нежелание быть здесь.

– Что ж… – медленно произнесла Юнис. От этих слов Эвелин еще сильнее выпрямилась. – Ты совсем не изменилась.

– Не изменилась? – удивленно переспросила Эвелин.

– Угу, – сухо ответила Юнис. – Полагаю, муж твой так и не смог поваляться с тобой в постели… А мы уж испугались. В противном случае ты бы выглядела иначе.

– Юнис, ну, конечно, ничего не было, – вмешался Хьюго, пока Эвелин мысленно спрашивала себя: что должно было произойти с ее внешностью? – Иначе доказательство ее невинности свисало бы с перил.

Эвелин не нужно было объяснять, о чем идет речь. Она знала, что Хьюго имеет в виду окровавленную простыню – результат того, что муж лишает девственности свою невесту. Эвелин как-то раз была на свадьбе своей соседки и видела торжественную церемонию и все ритуалы.

– Мой муж обжег руки во время пожара, – объяснила она со всей твердостью, на какую была способна, – и пока не может завершить обряд.

– Это он тебе так сказал? – с наигранным сожалением спросила Юнис. Хьюго покатился со смеху. – Вообще-то руки здесь – отнюдь не главное.

– Точно, – весело подметил Стейсиус. – Или его «инструмент» тоже пострадал при пожаре?

Эвелин стиснула зубы, чувствуя вновь вернувшуюся беспомощность. Кузены, завидев, как изменилось выражение ее лица, подобно волкам, приметившим отбившегося от стада олененка, обступили ее и начали безжалостно унижать, выедая последние крохотные частички самоуважения.

Глава 5

Пэну снилось, что он борется с огнем. Вокруг не оказалось никаких подручных средств, и в порыве отчаяния он начал тушить пожар голыми руками, сопротивляясь языкам пламени, вонзавшимся в плоть, прожигая пальцы и ладони. Но боль росла и в конце концов заставила его проснуться.

Он в ужасе вскочил и, резко подняв перед собой руки, уставился на них. Увидев повязки и ощутив боль наяву, Пэн вспомнил, что действительно обжегся и плюхнулся обратно в постель. Лежа, Пэн в напряжении разглядывал кроватный полог, пытаясь отвлечься от мучительного жжения и одновременно вспомнить вчерашние события. Брачная ночь совершенно не оправдала его ожиданий. Он повернул голову: соседняя половина кровати пустовала, супруга уже куда-то ушла. Недовольно хмурясь, Пэн отпихнул простыню и снова сел. По всей видимости, решил он, придется кое-что ей объяснить при следующей же встрече. Злиться и давить на нее он не будет: в конце концов, Эвелин замужем впервые, но, чтобы стать хорошей женой, она должна будет усвоить несколько вещей: например, ей не положено покидать постель до тех пор, пока не проснется муж. Вдруг ему захотелось бы завершить вчерашнюю попытку? Конечно, с такими руками вряд ли что-нибудь получилось бы, но все же..

Размышлениям пришел конец, как только он встал и, оглядев комнату, понял, что ему нечего надеть. Абсолютно вся одежда, хранившаяся в комоде, и та, что с него сняли друзья, сгорела при пожаре. Осталась только простыня, которой мать вытирала его вчера после этого унизительного купания… Очень расстраивала мысль о том, что его, как ребенка, запихнули в ванну, хотя его матери, похоже, это понравилось. Ловко засучив рукава, она приступила к делу – точно так же, помнится, она мыла своих собак дома, в Джервилле. По завершении процедуры мама приказала ему вылезти, быстро вытерла его, обмотала простыней и отправила спать.

Прогнав из головы страшные воспоминания, Пэн посмотрел на пол, где мирно лежала простыня. Самому поднять ее и заново укутаться было невозможно – он сразу это понял, но решил все-таки попробовать и легонько поддел ее пальцем, надеясь, что она долетит до одной из перевязанных рук. Потом, конечно, придется изловчиться, каким-то образом обмотать ее вокруг талии… но Господи, кого он обманывает! Он срочно нуждался в помощи, как бы прискорбно это ни звучало. Нужно было не только одолжить у кого-нибудь одежду, но чтобы этот кто-то помог ее надеть. Будь сейчас жена рядом – она помогла бы ему. Но Эвелин нет – очередная причина, по которой он должен будет объяснить ей, что нельзя покидать спальню раньше мужа, черт возьми!

Все больше раздражаясь из-за отсутствия жены, Пэн подумал, что, может, хоть родители еще у себя и смогут помочь… Он подошел к двери и, справившись с задвижкой, выбрался в коридор.

Он был уже на полпути к спальне, отведенной его родителям, как вдруг дверь напротив нее открылась и ему навстречу вышли лорд и леди Стротон. Вздрогнув, они замерли на месте. Пэн опустил руки, судорожно пытаясь прикрыться, и тут из родительской комнаты показался Уимарк Джервилл. При его появлении Пэн издал низкий рычащий звук, сразу привлекший внимание отца.

– Сын! – взревел лорд Джервилл, переводя взгляд со Стротонов на Пэна. – Какого черта ты здесь стоишь голый?!

Пэн со вздохом посмотрел на распахнутую дверь в комнату Эвелин и обнаружил, что повреждения не такие серьезные, как казалось вчера вечером. Когда его уводили, повсюду было полно дыма, и он думал, что сгорела вся комната, но огонь, по всей видимости, дальше кровати не распространился.

Понадеявшись, что комод с вещами все-таки уцелел, Пэн бросился внутрь, слыша, как оставшийся в коридоре отец торопливо извиняется за него перед Стротонами.

Пэн обошел разрушенную кровать и, приблизившись к обугленным остаткам комода, понял, что ситуация безнадежна – верхняя часть полностью сгорела, внутренние стенки покрылись копотью, на дне лежала горка пепла. Отсюда ничего уже не спасти, печально подумал он, затем бросил взгляд на перепачканную одежду, которую носил вчера. Он использовал шоссы и тунику, сбивая пламя, и теперь они валялись на полу в безобразной куче.

Морщась, Пэн тронул ногой каждую из тряпок. Вчера их насквозь промочила вода из ведер, но теперь они высохли и, кажется, затвердели в том положении, в котором остались лежать.

– Боже правый! Что за ужас был здесь вчера!

Пэн оглянулся на вошедшего в спальню отца. Уимарк покачал головой и, закрыв дверь, прислонился к ней, тяжело вздыхая. Пэн ничего не ответил.


– Тебе, конечно, нужна одежда, – сказал лорд Джервилл, направляясь к сыну. – Мне стоило раньше об этом подумать. Ведь пока ты не вошел в эту комнату, я так и не понял, почему ты голый бегаешь по замку.

– Одежда здесь есть, – сказал Пэн, затем неохотно добавил: – Мне, правда, понадобится помощь, чтобы ее надеть.

– Естественно, я помогу тебе! Где… – Отец запнулся, в ужасе созерцая закаменевшие бесформенные кучки на полу, о которых, должно быть, и говорил Пэн. – Ты с ума сошел! Ты ведь не собираешься надевать это?!

Нагнувшись, он поднял искалеченную гарью и водой вещь, отдаленно напоминавшую тунику Пэна. Затрещав, она распрямилась, как доска.

– Нет, сын, ни в коем случае! Я принесу тебе одну из моих туник и…

– Твои мне не подойдут.

Уимарк, собравшийся было уходить, повернулся и хмуро оглядел сына.

– Да уж, ты меня перерос. – Он пожал плечами. – И когда ты успел так вымахать? – спросил он с досадой, затем покачал головой, все еще держа в руке затвердевшую ткань. – Но ты в любом случае не можешь это надеть. Я спрошу Уэрина…

– Я не собираюсь ни у кого просить одежду. Буду носить свою, пока мы не доберемся до дома, – жестко ответил Пэн. – Просто встряхни ее.

Лорд Джервилл открыл было рот, чтобы поспорить, но, поразмыслив, вновь подошел к сыну.

– Тут проси не проси, ты все равно на шесть дюймов выше любого из нас. Уэрин не поможет.

Потребовалось немало времени, чтобы привести одежду Пэна в божеский вид. Сначала отец растягивал каждую из скукожившихся вещей, потом усиленно встряхивал, доводя до подходящего состояния. Правда, если не считать огромного количества темных пятен и дыр, туника и шоссы все же прикрывали самые главные места, и Пэну этого было достаточно. Процесс одевания утомил его – сильно заболели руки, голова раскалывалась, и он решил, что пора позаботиться о скорейшем отъезде домой. У него не было никакого желания искать в этом замке чистую одежду, которая после пары движений треснет по швам. Сам Пэн, будучи равнодушным к моде, всегда имел при себе только два комплекта одежды: один носил, второй в это время находился в стирке. Адам же, его покойный брат, гораздо тщательнее следил за новшествами, и в его комнате по прибытии в Джервилл Пэн мог отыскать пару нарядов для себя – благо у них с Адамом был одинаковый размер.

Пэн сомневался, что мать обрадуется необходимости немедленно возвращаться домой. Ей хотелось побыть в Стротоне еще несколько дней, чтобы Эвелин смогла поближе со всеми познакомиться, прежде чем они отправятся в Джервилл. Пэну было совершенно непонятно, с чего мама решила, что девочке это вообще нужно? У нее вся жизнь впереди, успеет приобщиться к их семье. Однако мать настаивала, и Пэн с отцом в угоду ей согласились. Но теперь планы придется изменить, по крайней мере лично ему, решил Пэн, следуя за отцом в коридор. Пускай родители остаются, если им так хочется, а он вместе с женой уедет сразу после завтрака.

– О, вот и наша мама, – сказал Уимарк, посмотрев в конец коридора, и Пэн увидел мать, разговаривавшую с лордом и леди Стротон. – Спускайся, мы догоним.

Пэн кивнул и отправился вниз по лестнице.

Первой, кого он заметил, спустившись в большой зал, была Эвелин. Она сидела за столом в компании этих своих кузенов, и, судя по ее несчастному выражению лица, они опять грубили. Пэн инстинктивно потянулся к мечу, но, больно ударившись перевязанной рукой об эфес, понял, что сейчас это бесполезно.

Пэн зашагал к столу, не сводя с троицы грозного взгляда. К их собственному счастью, они оказались достаточно трусливы, чтобы мгновенно испариться – в этот раз даже меч не понадобился. Довольно ухмыльнувшись, Пэн сел рядом с женой на скамейку. Она с удивлением посмотрела на него:

– Супруг, вы уже встали…

Пэн не ответил, кроме того, пересилив себя, сдержался и не стал упрекать ее в том, что она самовольно ушла из спальни и оставила его на произвол судьбы. Он лишь спросил.

– О чем говорили твои кузены? Ты сильно расстроена. Эвелин почему-то смутилась, покраснела, отвела взгляд и, уставившись на свой кубок с медовым напитком, ответила:

– Ничего, что стоило бы повторять, милорд. Да я уже и не помню их слов… – Она откашлялась. – Вы голодны, мой супруг? Не желаете ли позавтракать со мной?

Пэн видел, что она лжет, и намеревался объяснить ей, что жены не должны ничего скрывать от своих мужей, даже если это какая-нибудь мелочь вроде ядовитой болтовни глупых кузенов. Но она с такой ослепительной улыбкой сейчас задала ему свой вопрос, и так красиво из ее уст прозвучало «мой супруг»… Когда Эвелин подала ему ломтик хлеба, он забыл про весь свой гнев и потянулся было за предложенной едой, но снова препятствием стала замотанная рука, похожая на огромную лапу. Тяжело вздохнув, Пэн опустил ее и отвернулся, чувствуя себя опозоренным.

– Я могу покормить вас, милорд, – мягко сказала Эвелин.

– Я не голоден, – отрезал Пэн. Он солгал, категорически отказываясь унижаться и давать жене кормить его с ложечки, как немощного ребенка. Увидев, как жалостливо Эвелин смотрит на него, он буркнул: – Ешь.

Она замешкалась, и он собрался повторить приказ, но тут появился слуга, принесший и ему напиток из меда. Пэн обеими руками взял кубок и поднес его к губам, радуясь, что хоть это он может осилить. Эвелин наконец-то перестала обращать на него внимание, и Пэн, сделав глоток и опустив кубок, начал наблюдать за ней. Он смотрел, неожиданно почувствовав сухость на губах, как она откусывает и медленно пережевывает сыр. Этот процесс возбудил в нем новый голод, утолить который также было невозможно, отчего Пэн почувствовал, как все внутри сжимается от отчаяния: он не мог ни есть самостоятельно, ни одеваться, ни даже уложить жену в постель! Прекрасное начало супружеской жизни! Ничего, успокаивал себя Пэн, глядя на Эвелин, как только появится оруженосец, ситуация пойдет на лад – по крайней мере появится человек, который будет помогать ему одеваться и есть. Это, правда, не решит проблему постели…

Пэн судорожно сглотнул, увидев, как Эвелин, высунув маленький розовый язычок, аккуратно облизывает губки – нижнюю и верхнюю, – убирая с них крошечные остатки пищи. В своем воображении Пэн почти физически ощутил эти нежные прикосновения на своих губах и… на другой части тела, расположенной немного южнее. Она не пострадала от огня, и ей, так уж получилось, было все равно, что там происходит с руками.

Неожиданный удар кубка о стол и холодные брызги, отлетевшие в грудь, отрезвили Пэна. Он с воплем вскочил на ноги и, оглядев устроенный беспорядок, почувствовал, что густо краснеет. Эвелин собралась что-то сказать, но тут сзади послышался обеспокоенный голос:

– Сын, с тобой все в порядке? Повернувшись, Пэн окончательно поник при виде родителей и Стротонов, спешивших через весь зал к нему на помощь. Он закрыл глаза и покачал головой. Через секунду, придя в себя, Пэн объявил:

– Через час мы с Эвелин уезжаем в Харгроув за моим оруженосцем. Затем в Джервилл. Можете остаться здесь или ехать с нами, как пожелаете.

Игнорируя изумленные вздохи, вызванные этим заявлением, он развернулся и пошел на конюшню, чтобы приготовить лошадь – единственное, что осталось неповрежденным после его первой брачной ночи, которая, как он надеялся, не станет дурным предзнаменованием.

– О, дорогая, мне очень жаль! Изначально мы хотели побыть здесь немного после свадьбы, чтобы ты успела привыкнуть к нам. Однако боюсь, что Пэн… – Леди Джервилл вздохнула. – Понимаешь, у него здесь нет другой одежды, кроме той, что сейчас на нем. Все остальное сгорело. Кроме того, с такими сильными ожогами он не может ни есть, ни одеваться… А новый оруженосец, я уверена, прекрасно поможет и…

– Конечно, миледи, я все понимаю, – мягко перебила свекровь Эвелин, – и ничуть не расстраиваюсь.

Взглянув после этого на маму, Эвелин поняла, что та не разделяет ее чувств. Огорченная тем фактом, что дочь должна уехать так скоро, Марджери Стротон изо всех сил старалась не выдавать себя, но мать Пэна все понимала без слов.

– Я, пожалуй, пойду проверю, все ли готово к отъезду, – сказала Эвелин. – Мама?

– Да, дорогая, конечно. – Марджери Стротон взяла Эвелин за руку и крепко, отчаянно сжимала, пока они шли к лестнице. Казалось, она не могла найти сил, чтобы отпустить ее…

Эвелин тоже было нелегко. Она чувствовала, что ближайший час станет сложнейшим в ее жизни. Вскоре она покинет мать, отца, брата – всех и все, что когда-либо знала и любила. Она отправится со своим мужем, с которым была едва знакома, в новый дом, полный неизвестных ей людей. Эвелин никогда и в голову не приходило, что взрослеть так тяжело и болезненно. Мужчинам, возможно, это давалось гораздо легче. К примеру, Уэрин, когда женится, привезет свою жену сюда, в Стротон, и ему не надо будет привыкать к новому месту. Где же справедливость?

Глава 6

– Пэн, прошу тебя, езжай в экипаже! Ты ведь еще больше повредишь руки, если…

– И не подумаю. Я что, старушка или маленький ребенок? Тем более там должны будут уместиться горничные, служанки… Моя жена решила взять с собой пол-Стротона!

Остановившись у подножия парадной лестницы, Эвелин и ее мать тревожно переглянулись. Спускаясь, они видели, как Пэн, невзирая на повязки, карабкается в седло. Результаты его усилий были налицо: Пэн сильно побледнел, на лбу и над верхней губой проступил пот. Одно только лицо сильнее любого крика передавало все его мучения.

И все же, несмотря ни на что, этот гордец прямо сидел на лошади, пытаясь намотать вожжи на исстрадавшиеся руки. Уставшая от борьбы с сыном, леди Джервилл подошла к лестнице, где стояли Эвелин и ее мать. – Глупость навредит ему больше, чем пожар, – сказала она огорченно.

Эвелин прикусила губу и кивнула. Взглянув на упрямое выражение лица мужа, она начала думать, как ей лучше поступить. Ведь недаром ее мама, невероятно умная женщина, потратила столько времени на обучение дочери – Эвелин крайне внимательно прислушивалась к каждому ее наставлению. Леди Стротон сочла необходимым не только обучить дочь домоводству и общению с прислугой, но также премудростям отношений с мужчиной. Так, перво-наперво, она объяснила Эвелин, что эти создания – самые гордые и упертые, каких только свет видывал, поэтому женщина должна обладать блестящей смекалкой для того, чтобы спасти неразумного от погибели.

Должно быть, решила Эвелин, сейчас и наступил тот самый опасный момент, о котором предупреждала мама. Пэн рискует, вне всяких сомнений, занести грязь в раны и даже умереть, лишь бы до последнего не признаваться в своей слабости. Эвелин прожила достаточно долго в окружении отца и брата, поэтому прекрасно понимала, насколько неразумны мужчины бывают в подобных ситуациях.

– Отец… ты… не мог бы мне помочь? – тихо спросил Пэн, мусоля в руках вожжи.

Услышав, что он просит отца обмотать ему руки так, чтобы можно было контролировать лошадь, Эвелин поняла, что настал ее черед. Мудрая жена должна спасти гордость мужа.

– О Боже! – громко воскликнула она и подбежала к свекру, отвлекая его от просьбы Пэна.

– О Боже? – повторил ее слова Уимарк Джервилл с глазами, полными, как показалось, надежды. Пэн лишь смерил жену подозрительным взглядом.

Эвелин посмотрела на него, растерянно хлопнула ресницами и с нерешительной улыбкой сказала:

– Кажется… я не умею ездить верхом…

– Что? – в один голос изумленно переспросили отец и сын.

– Понимаете, мне это никогда не требовалось, – ответила Эвелин, невинно пожимая плечами. – За пределы Стротона я не выезжала… а сейчас думала, что поеду в экипаже, но не рассчитала количество багажа, который мама дала мне в дорогу.

Вытаращив глаза, Пэн смотрел на свою молодую жену. У нее было посвежевшее лицо, розовые щеки, и она ослепительно улыбалась ему. Она была прекрасна, как ясный весенний день, но в то же время казалась самым беспомощным созданием на земле. Эвелин упала в обморок на церемонии венчания, была достаточно неуклюжа, чтобы устроить пожар в спальне, а теперь утверждает, что не умеет ездить на лошади. Эвелин явно не представляла собой сильную и умелую жену, которую он надеялся получить.

Пэн взглянул на отца, но тот смотрел в сторону лестницы. На лице его матери отразилось беспокойство. Мать невесты тоже выглядела обескураженной. Прежде чем Пэн смог хоть в чем-то разобраться, Эвелин снова привлекла его внимание:

– Может быть, вы научите меня?

Пэн заметил, что после этой реплики лицо леди Стротон моментально прояснилось, но у него не было времени обдумать эту странность, так как в следующую же секунду с лучезарной улыбкой подбежала его мать.

– О! Какая чудная идея! Ты поедешь с Пэном, и он научит тебя всему! Это займет не больше двух дней, полагаю. А к тому времени, как мы вернемся в Джервилл, ты уже полностью освоишься в этом деле, дорогая. Прелестно!

Пэн заерзал в седле. Он понимал, что его дурачат, – слишком уж все радовались. Что-то здесь было не так, но вот что… Нахмурив брови, он принялся размышлять, но тут его жена схватила брата за руку и сказала:

– Уэрин, помоги мне, пожалуйста, забраться на лошадь.

– Я мог бы… – Голос Пэна пресекся. Слишком поздно было предлагать свои услуги – Уэрин успел раньше него подсадить Эвелин.

Сев перед Пэном, она повернула голову и ласково улыбнулась ему через плечо, вызывая в нем еще больше подозрений. Стараясь избавиться от неприятного чувства, Пэн сквозь зубы пробурчал что-то о женах и женщинах в целом, затем потянулся за вожжами, но Эвелин, уже взяв их в свои руки, застенчиво спросила:

– Если вы хотите научить меня, разве не я должна держать их?

Пэн сначала заколебался, недовольный тем, что придется отдать вожжи, но через секунду, сдавшись, ответил:

– Что ж, ладно!

Эвелин вновь поблагодарила его лучезарной улыбкой, но легче ему от этого не стало. Пэн неохотно обнял ее за талию, подозревая, что эта поездка в Джервилл станет самой долгой в его жизни.

Эвелин была необычайно довольна собой: наконец-то, будучи замужем, она смогла хоть что-то сделать правильно. Как ловко она перехитрила мужа и тем самым спасла его бедные руки от дальнейших повреждений! Но радовалась она недолго. Какой ужас – выходит, она гордилась тем, что обманула мужа, заставив его думать, что не умеет управлять лошадью, и все ради того, чтобы появился повод самой взять вожжи. Плохой выдался день, с грустью подумала она и тяжело вздохнула. Тут подошла леди Марджери и положила руку на колено Эвелин.

– Дочка, ты отлично справишься, – одобрительно сказала она, будто прочитав мысли дочери. – Мы очень любим тебя и очень скоро навестим.

Эвелин почувствовала, как на глазах проступают слезы, и усиленно заморгала, чтобы остановить их, но тщетно. Она покидала родной любимый Стротон и ехала в чужие земли с мужем, которого едва знала.

– Я люблю тебя, мама, – прошептала она. В этот момент Пэн, буркнув что-то вроде «до свидания», пришпорил лошадь. Немного успокоившись, Эвелин натянула поводья и направилась к воротам Стротона.

Убеждая мужа поехать вместе на одной лошади, Эвелин была вынуждена солгать, но только наполовину: ездить верхом она, по правде говоря, хорошо умела, причем с раннего детства. Однако длительных поездок ей действительно не приходилось совершать – не было надобности покидать Стротон.

Когда тронулись в путь, она представляла, что они проедут около часа, потом остановятся, отдохнут, затем еще немного проедут, пообедают, опять отдохнут, затем снова в дорогу… Она очень скоро обнаружила, как сильно ошиблась в своих предположениях. Обед они ели прямо в седле: это были фрукты, сыр и хлеб, которые муж велел ей достать из седельной сумки. Правда, если говорить точно, ела только Эвелин. У Пэна с перевязанными руками ничего не вышло. Он, конечно, сделал попытку удержать сыр в одной из рук, но укусил только два раза, прежде чем кусок упал на землю. Эвелин предложила покормить его, но Пэн покачал головой и сердито сказал, что больше не хочет есть.

Она сильно переживала за него. Из-за дурацкой гордости этот человек ни за что не согласится принять ее помощь и останется голодным. Можно было бы назвать его полным идиотом, вот только выходка Эвелин со свадебным платьем была ничуть не лучше. Похоже, гордость способна побудить любого человека на глупейшие поступки…

Целый день они ехали в тишине. Ближе к вечеру достигли небольшой полянки, и, к всеобщей радости, Пэн объявил, что здесь они остановятся на ночь. Эвелин спрыгнула с седла проворно, даже слишком, и, чтобы не упасть, схватилась одной рукой за ногу Пэна, другой – за седло.

– Эвелин, ты не ушиблась? – Лорд Джервилл мигом бросился на помощь и, подхватив ее, помог обрести равновесие.

Эвелин улыбнулась и кивнула. Она была очень смущена и, отпуская ногу мужа, старалась не смотреть наверх, чтобы не встретиться с ним взглядом. Свекор отвел ее на край поляны и, оставив отдыхать на поваленном дереве, вернулся за женой. К счастью, не одна Эвелин была вымотана поездкой – леди Джервилл, спустившись с лошади, утомленно облокотилась на руку мужа и с его помощью добрела до дерева.

– Так, вы, леди, отдыхайте, пока мы будем разбивать здесь лагерь, – сказал лорд Джервилл и пошел к остальным мужчинам, распрягавшим своих лошадей.

Наблюдая за ним, Эвелин и леди Джервилл одновременно вздохнули, затем обменялись кислыми улыбками.

– Скажи, ты так же сильно устала от этого похода, как и я? – улыбаясь, спросила леди Джервилл.

Эвелин кивнула, отвечая:

– Да уж… слава Богу, не только я… то есть я не хочу сказать, что рада вашей усталости, – спохватилась она.

– Конечно, я понимаю, дорогая, – мягко успокоила ее леди Джервилл. – Мне только жаль, что ситуация вынудила тебя покинуть Стротон раньше, чем планировалось. Я-то надеялась, что ты сможешь ближе с нами познакомиться, прежде чем покинешь семью.

Отведя взгляд, Эвелин сглотнула, затем как можно простодушнее пожала плечами.

– Ну… мы лучше узнаем друг друга во время поездки и потом, в Джервилле…

– Да, и я надеюсь, что подружимся. Видишь ли, мне всегда было очень грустно, что нет девочек в семье. Я, конечно, люблю своих сыновей, но все же немножко завидую твоей маме, что у нее есть дочка. Поэтому для меня большая радость принять тебя в нашу семью.

Эвелин улыбнулась и мягко сжала ей руку. Тут к ним подошли остальные женщины – леди Хелен и Диаманда тоже ехали верхом, и неудивительно было видеть их такими же уставшими. Но служанки, шедшие за ними, тоже почему-то еле передвигались – должно быть, долгое путешествие в экипаже переносится ничуть не легче.

– Лорд Джервилл приказал ставить палатки, которые мы потом подготовим к ночлегу. А мужчины тем временем сделают все остальное, что требуется для лагеря, – объявила Диаманда, присаживаясь на бревно рядом с леди Джервилл.

Мать Пэна пробормотала что-то утвердительное. Леди Хелен присела вместе с девочкой, и они вчетвером молча смотрели, как мужчины устанавливают палатки и разматывают толстую навесную ткань. Палаток было две – одна чуть больше другой. Эвелин знала, что иметь такие в путешествии – неслыханная роскошь. Стало быть, семья ее мужа очень богата, раз может позволить это себе. Мысль, конечно, приятная, но Эвелин сейчас занимало совсем другое – ей срочно требовалось справить естественные надобности, но она стыдилась заговорить об этом. Девушкам не полагалось обсуждать потребности организма, и Эвелин постаралась вовсе отвлечься, но терпеть становилось невмоготу.

Эвелин чувствовала, что вот-вот взорвется. Тут перед ее глазами возникла пара ног. Подняв голову, она увидела супруга и посмотрела на него со спокойно-вопросительным выражением лица.

– Палатка готова, – сказал он и протянул ей руку. Эвелин сначала заколебалась, но затем сама встала на ноги, отклоняя его предложение помочь. К сожалению, этот отказ в пользу его больных рук привел только к тому, что Пэн сердито нахмурился. Он-то усиленно делал вид, что все в порядке, и, очевидно, злился, что она не подыгрывает ему. Эвелин покачала головой и взяла его под руку. Вместе они пошли через поляну к большой палатке.

– Здесь будет наше место, – сказал он, приводя Эвелин в изумление. – Я распорядился, чтобы из багажа сюда принесли все, что ты захочешь. Они уже начали заниматься постелью, но если еще что-то нужно – ты должна им сообщить.

– Да, супруг, – пробормотала Эвелин. Посмотрев через плечо, она с радостью заметила, что Рунильда идет следом. Эвелин понятия не имела, как надо обставлять палатку, и сомневалась, что служанка сможет дать ей какой-нибудь совет, но, быть может, вдвоем у них получится…

– Куда бы вы хотели поставить постель? – спросила Эвелин у мужа, когда он приподнял перед ней полог палатки.

Она отпустила его руку и вошла внутрь после него.

– Ну, можно в дальний правый угол, – пожав плечами, ответил Пэн. – У тебя есть еще какие-нибудь вопросы, пока я не ушел помогать остальным?

– Да… – Щеки Эвелин ярко вспыхнули, и она уставилась на угол, о котором говорил Пэн. – Мне очень нужно в уборную, милорд. И, честно говоря, не помешала бы ванна после пыльной дороги. – Справившись с этим нелегким признанием, она продолжила, поворачиваясь обратно к нему: – Я понимаю – ни то ни другое здесь невозможно, но… – Эвелин замолчала, увидев, что, кроме нее, в палатке никого нет.

Она подошла к входу и выглянула наружу. Ее муж был на голову выше всех остальных, поэтому она довольно быстро высмотрела его, поразившись тому, что он уже стоял на другом конце лагеря, ведя оживленную беседу с родителями.

– Уборная? Она что, действительно запросила уборную и ванну? – Уимарк Джервилл разделял ужас и смятение сына.

– Да! И что мне делать? Может, приказать, чтобы вырыли в земле и…

– А дальше что? Положишь туда навес от палатки? Боже правый! – Лишь представив эту картину, отец содрогнулся.

– Знаешь, Пэн, я сомневаюсь, что она ждет, чтобы ты рыл для нее землю, – недовольно вмешалась леди Джервилл. – Если девочке нужно именно сейчас, вряд ли она захочет – да и скорее всего не сможет – терпеть несколько часов, пока слуги соорудят ей уборную. Скорее всего она желала знать, как вообще с этим справляться во время путешествий.

– О… да, возможно, так и есть, – согласился Пэн, заметно успокоившись. – Но ей ведь еще ванна нужна – мол, чтобы смыть с себя дорожную пыль. Должна же она понимать, что я не могу ей сейчас в этом помочь?

– Хм, почему? Найди какое-нибудь укромное место у реки, где она смогла бы решить обе проблемы, – предложила леди Кристина.

– Понял, – радостно кивнул Пэн.

Леди Джервилл смотрела ему вслед, пока он шел к палатке, и качала головой.

– Он слишком много времени провел в походах.

– М-да. – Уимарк кивнул, но с усмешкой. – Она точно нравится ему. Наш мальчик так и рвется угодить ей.

– Да, верно, – сказала леди Джервилл, тоже улыбаясь. – Верно. Мы сделали правильный выбор.

– Ты сделала правильный выбор, любимая. Хотя я до сих пор не могу понять, как ты еще тогда поняла, что из этого карапуза вырастет идеальная жена для Пэна?

– Все просто. Я лишь представила тебя с ее матерью.

– Что?! – набросился Уимарк Джервилл на жену. – Что ты сделала?..

– Дорогой, мне с самого начала было понятно, что Пэн, повзрослев, станет твоей копией. Эвелин, в свою очередь, сильно походила на мать. Тогда я просто попыталась вообразить тебя вместе с леди Стротон в том случае, если бы не было меня и ее мужа. И мне показалось, что вы бы отлично подошли друг другу.

– Ну, мы… я… Она милая женщина, но… я люблю только тебя, мое сокровище!

Смущение мужа позабавило леди Джервилл.

– Разумеется, но тебя не затруднило бы любить и ее тоже. Так я и приняла решение, что Эвелин станет невестой нашего сына.

Уимарк собрался было поспорить, но понял, что гораздо умнее с его стороны остановиться и помолчать. Будучи женатым, любой мужчина ради собственного же блага должен усвоить, какие разговоры можно вести с женой, а какие представляют большую опасность. Этот случай явно относился ко второй категории.

– Жена! – окликнул Пэн, заглядывая в свою палатку. Он был рад обнаружить Эвелин, вместе со служанкой готовившую постель. Рад, потому что до этого она сказала «очень нужно в уборную», и ему пришло в голову, что она может не дождаться, пока он поговорит с родителями. Но нет, Эвелин не оказалась настолько импульсивна и глупа, чтобы уйти самостоятельно. Как считал Пэн, послушная жена – умная жена, а умная жена – хорошая жена.

– Да, милорд? – оставив Рунильду, Эвелин немедленно подошла к нему.

– Пошли, – сказал он.

Только после того, как они покинули пределы лагеря, он взял ее под руку, чтобы поддержать на неровной лесной дороге. Пэн был чрезвычайно доволен тем, что она не утомляет его вопросами о том, куда они направляются. Вот, подумал он, еще одно доказательство примерного послушания!

Бесконечно радуясь родительскому выбору невесты и всей жизнью в целом, Пэн начал насвистывать веселый мотив. Спустившись с Эвелин к реке, он повел ее вдоль берега. Они шли долго до тех пор, пока он не удостоверился, что выбранное место было незаметно для чужих глаз. Пэн остановился и посмотрел на жену, не зная, что делать дальше. Они ведь уже законно поженились? Да, но свадебный обряд не был завершен. Как же поступить – должен ли он остаться и наблюдать за ее купанием или по-рыцарски предоставить ей полное уединение? Хм… основная часть его тела, то есть нижняя, убеждала никуда не уходить. Верхняя же вела проповедь об этих самых рыцарях и им подобных. Тут Пэн вспомнил, что его невеста была очень стеснительна в их брачную ночь. Ему потребовалось немало усилий, чтобы снять простыню, которую она необычайно крепко прижимала к себе. Потом начался пожар, и он уже ничего не видел, хотя, если честно, ему вообще не удалось что-либо разглядеть… Но в данный момент это к делу не относилось. Главное – совершенно ясно, что она все еще стесняется его, а значит, нужно дать ей искупаться в одиночестве.

Пэн был не очень доволен такими велениями совести, но поспешил найти слова утешения для нижней части тела – мол, не надо расстраиваться, скоро все будет хорошо. А точнее – когда заживут руки.

– Милорд супруг?

Супруг! Вновь прозвучало это слово, и Пэн заулыбался. Супруг. Ее муж. Он, конечно, и сам понимал, кем является, но лишь ее обращение к нему помогало до конца осознать всю реальность происходящего. Теперь он тоже принадлежал кому-то, равно как его собственные родители друг другу. У него есть своя жена, и это вызывало самые… самые теплые, радостные чувства. А еще в голове проскользнула удивительная мысль – он сильно повзрослел. Да, он действительно наконец-то чувствовал себя взрослым!

– Супруг?

Отметая все мысли, Пэн повернулся к своей маленькой жене. – Да?

– Что мы здесь делаем?

– Ты сказала, что тебе нужно принять ванну и… сделать кое-что еще. Вот, кажется, вполне подходящее место.

Получив объяснение, Эвелин по-новому огляделась вокруг и вздохнула:

– О Боже… Пэн нахмурился:

– Здесь, конечно, не те условия, но это все, что я могу предложить тебе, пока мы в дороге. Ты ведь понимаешь, тут невозможно раздобыть ванну и…

– О да, конечно, супруг! Я вполне довольна имеющимся. Чудесное место! – поспешно заверила его Эвелин.

– Тогда к чему эти восклицания?

– А, это… понимаете, вам стоило сначала сказать мне, куда мы идем, тогда бы я взяла с собой что-нибудь, чтобы вытереться и… – Она замолчала на полуслове и расстроенно прикусила губу, услышав, как он ругнулся. Через секунду Пэн развернул ее и, придерживая за спину одной рукой, повел обратно той же дорогой.

К тому времени, как они пробрались через деревья к лагерю, Эвелин вспотела и совсем выдохлась. Поторапливая, Пэн вел ее к палатке.

– Возьми все, что требуется, я здесь подожду. – Дав указание, он занял позицию у входа, встав прямо и скрестив руки на груди.

Эвелин смотрела на него, пытаясь понять, раздражен ли он тем, что она причиняет ему столько хлопот, или нет, но потом подумала, что он еще больше выйдет из себя, если она станет тянуть время. Поэтому она быстро юркнула в палатку и через несколько минут вернулась с наполненной сумкой. Ноша была тут же отобрана у нее. Пэн подвесил сумку на руку и поспешил обратно к реке, предоставив Эвелин бежать следом. Угнаться за ним было не так-то просто, но она ни слова не обронила, хоть он, похоже, и забыл, что надо приноравливаться к ее шагу. Однако сама она не собиралась об этом напоминать.

Пэн привел ее обратно к выбранному месту, но на подступах к опушке неожиданно резко остановился. От неожиданности Эвелин врезалась в него, наступив ему на пятки и чуть не повалив на землю. Держась за его спину, она пробормотала «простите» и выпрямилась. Когда на ее извинения не последовало никакой реакции, она вышла вперед посмотреть, что привлекло внимание мужа, и с удивлением увидела целовавшихся на поляне лорда и леди Джервилл. До этого момента Эвелин считала, что чувства ее родителей друг к другу были величайшей редкостью, но, похоже, она ошибалась.

Буркнув: «Украли наше место», – Пэн развернулся и пошел дальше. Эвелин снова пришлось догонять его, но в этот раз, к счастью, чуть медленнее. Уже через пару минут он нашел новый, пригодный для нее участок берега.

– Если тебе что-нибудь понадобится, я буду вон за тем кустом, – сказал он, положил ее сумку на землю и ушел.

Наблюдая за местом среди деревьев, куда он исчез, Эвелин почувствовала, как трепещет ее сердце от благодарности за то, что он позволил ей остаться в одиночестве. Он, кажется, и не намеревался оставаться смотреть, но у него все же было на это полное право, поэтому она так сильно благодарила его за подаренное уединение… Пока ей не пришла в голову мысль, что ему просто не хотелось на нее смотреть.

Конечно! Кому вообще захочется видеть ее голой! Окончательно расстроив себя противоречивыми мыслями, Эвелин огорченно вздохнула и начала раздеваться, ничуть не стесняясь Пэна, находившегося всего лишь по ту сторону куста от нее. Она не боялась, что он станет смотреть, и чувствовала себя так же комфортно, как в своей спальне дома, с закрытой дверью. Пэн никогда и не подумает взглянуть на нее.

Он посмотрит. Нет, не надо. Да, давай… Нет, нельзя!

Пэн яростно спорил с самим собой, прислушиваясь к шелесту юбок раздевавшейся неподалеку жены. Черт возьми, он действительно хотел посмотреть! И собирался. Она, в конце концов, его жена. Его собственность. И он имел на это полное право!

Да, но поступить так глупо, неблагородно… Это напоминало ему о том, как они с братом совсем мальчишками прибегали на реку и подглядывали из-за кустов за деревенскими девочками. Повторить сейчас эту детскую шалость с собственной женой определенно было ниже его достоинства.

Нечто мягкое упало на землю. Ее платье, быть может? Или же белье? И она стояла там, и заходящее солнце ласкало ее молочную кожу… Он представил, как ее каштановые волосы спадают на полную мягкую грудь и щекочут круглые бедра. Почти явственно увидев эту картину, Пэн облизал пересохшие губы. Нет, он должен был посмотреть, просто обязан! Ох, он ничуть не лучше озорного юнца, и эта мысль убивала его. Он…

Должен охранять ее. Следить, чтобы ее никто не похитил, не причинил вреда, чтобы она не утонула. До ушей его донесся всплеск, и Пэн замер на месте. Что это было? Она смывает дорожную пыль или уже тонет? Возможно, и то, и другое, подумал он, поворачиваясь лицом к кусту, отделявшему его от обнаженной мокрой жены.

Обнаженной и мокрой. Мысли вихрем пронеслись в его голове, и Пэн решил, что надо обязательно… только проверить, одним глазком взглянуть, убедиться, что с ней все в порядке. Ну, конечно, вмешалась совесть, а просто позвать, не глядя, и спросить, как у нее дела, нельзя? «Заткнись», – огрызнулся Пэн на вещавшего внутри противного человечка.

Осторожно раздвинув ветви, он просунул голову вперед.

– Ай-ай-ай… подсматриваешь, как шаловливое дитя. Услышав эти слова, Пэн настолько резко отпустил ветви, что ударил одной себя по лицу. Ругаясь, он выпрямился и повернулся. Перед ним стоял отец. С напускным возмущением Пэн проговорил:

– Что! Я просто хотел убедиться, что с ней все в порядке.

От такого заявления Уимарк Джервилл приподнял бровь и, усмехнувшись, присел рядом с сыном.

– И если это правда, значит, я неправильно тебя воспитал. Окажись на ее месте твоя мать, я обязательно посмотрел бы. Черт побери, да я бы уже вместе с ней там плескался!

Его недовольный тон вызвал улыбку на лице Пэна, затем – очевидный вопрос:

– Тогда почему же ты не в реке с мамой?

– Так вы же пришли! Я уже собирался, но вы нас прервали, и твоя мать решила, что, пока вы рядом, мы должны вести себя благопристойно. – Он чуть не кипел от негодования.

– Прости, – сказал Пэн, тщетно пытаясь быть искренним. Ему нравилось осознавать, что у него есть товарищ по несчастью. – Я и не знал, что ты нас заметил.

– Я – нет, это все мама. Ты же знаешь, у нее глаза на затылке вырастают, когда дело касается тебя или Адама. – Стоило лорду Джервиллу произнести это имя, как в его глазах тут же отразилась глубокая печаль.

Всякий раз при любом упоминании о покойном брате Пэна терзало сильнейшее чувство вины. Он считал себя виновным в том, что не смог спасти его, не сберег, а сам при этом выжил. Погрузившись в тяжелые раздумья, Пэн долго молчал, прежде чем его отец, откашлявшись, сменил тему:

– Так, и что там?

– Что? Где? – переспросил Пэн.

– Все ли в порядке с юной Эвелин?

– А… да, конечно. – Пэн вздохнул. – Она там, зашла в воду по шею.

Услышав печальный голос Пэна, Уимарк рассмеялся, понимая, что отнюдь не такую картину сын надеялся увидеть, выглядывая из-за кустов.

– Может быть, ты еще раз проверишь? А то там как-то подозрительно тихо.

Помедлив, Пэн все же опустился на колени и, раздвинув кустарник, вновь посмотрел и увидел свою жену… бледную, недвижно лежавшую на воде.

– Черт!

– Что случилось? – тревожно спросил Уимарк, но у Пэна не было времени объяснять – он уже бросился на помощь Эвелин.

Глава 7

Вода поначалу казалось прохладной, но Эвелин довольно быстро привыкла. Ей всегда нравилось плавать. В детстве они часто всей семьей отправлялись к реке на пикник, и Эвелин с нетерпением ждала каждой новой поездки… до тех пор, пока не появилась тетя Исидора со своими детьми. Их, конечно, теперь тоже приходилось брать с собой, и они портили Эвелин все удовольствие, обзывая ее неуклюжим китом, барахтающимся в воде. Шуточки произносились на безопасном расстоянии от взрослых так, чтобы никто не мог услышать и наказать кузенов. Эвелин же испытывала все меньше и меньше радости от воды, пока в конце концов совсем не отказалась плавать. Но по крайней мере она все еще помнила, как это делается.

И вот сейчас, поплавав немного и чувствуя себя совершенно счастливой, она улеглась на воду и расслабилась, так как знала, что муж никому не даст потревожить ее.

Не успела она даже подумать об этом, как вдруг кто-то схватил ее под руки и вытащил из воды. Она чуть не закричала, но, разглядев под мышками пару перевязанных рук, поняла, что это муж. Через долю секунды он подхватил ее, и она оказалась прижатой к его груди. Пытаясь понять, что происходит, она лишь слышала, как он, быстро вынося ее на руках из воды, неразборчиво кричит про каких-то чертей, про потопление…

Эвелин никак не могла разобрать, что он хотел сообщить ей. Утонул кто-то из его родителей? Или на них напали неизвестные черти, пока она с удовольствием отдыхала на воде?

С ужасом осознав, что с ее новыми любимыми родственниками могло произойти любое из этих несчастий, Эвелин тихо лежала на руках мужа, прижавшись к его груди. Он выскочил из воды и начал бешено продираться через деревья. Она чувствовала, как напряженно он держит ее – очевидно, им овладела сильнейшая паника. Зная, что Пэн Джервилл никогда не станет волноваться попусту, Эвелин была уверена, что произошло нечто совершенно ужасное.

Он даже не остановился, не дал ей забрать платье – еще одно свидетельство того, что ситуация куда более чем серьезная. Скорее всего они подверглись неожиданному нападению, ведь, если бы тонули его родители, вряд ли он бросился бы напролом через лес с толстой голой женой на руках.

Эвелин хотела спросить его, что же случилось, но Пэн молчал, с тех пор как вытащил ее из воды, и она решила, что, возможно, если это и вправду нападение, он не хочет, чтобы их обнаружили… Тогда ни в коем случае нельзя на ходу отвлекать его, пустыми разговорами. А посему Эвелин приказала себе лежать спокойно и не дергаться.

Только когда они добрались до лагеря, она с ужасом вспомнила про свою наготу. Замечая пораженные лица мужчин, видевших, как Пэн мчится с тяжелым грузом на руках, Эвелин поняла, что они ничего не знают о происходящем. Когда он наконец замедлил ход, она решила все-таки узнать, что же случилось, но не успела даже рта открыть. Пэн быстро поднял ее, и она плюхнулась животом поперек лошадиной спины, тяжело выдохнув. Через секунду ее муж сам вскочил на лошадь и, пришпоривая животное, одним коленом задел ягодицы Эвелин, вторым чуть не попал ей в лицо.

Лошадь понеслась галопом, и никакой надежды восстановить дыхание уже не было – Эвелин постоянно ударялась и подскакивала от сильной тряски. Тут что-то твердое прижало ее к спине лошади – это была рука Пэна, помогавшая ей удержаться, пока они не добрались до укрытия.

Вскоре Эвелин застонала, понимая, что муж возит ее кругами, а она лежит на лошади голым задом кверху, и все это видят. Что ж, подумала она, если их люди не успели перебить загадочных нападавших, то сейчас они сами скончаются, увидев ее.

Через несколько минут Пэн снова что-то заговорил. Хотя голова Эвелин находилась ближе к копытам лошади, нежели к его губам, некоторые слова можно было разобрать. Они звучали как нечто среднее между ругательством, мольбой и требованием. Упоминая какого-то Адама, Пэн в своем обращении к неизвестному лицу говорил, что тот не имеет права отобрать и Эвелин. Он начал угрожать ему страшными последствиями, и она уже подумала, что ее муж сходит с ума, как вдруг расслышала слово «Бог» и поняла, что Пэн общается не с кем иным, как с Создателем.

Тут мозаика начала медленно складываться. Она вспомнила, что возить кого-то кругами на лошади, положив человека поперек седла, – общепринятый метод приведения в чувство утопленника. Возможно, Эвелин что-то перепутала?.. Что, если Пэн, вытащив ее из воды, кричал не о своих родителях, а думал, что она…

Боже правый! Муж решил, что она тонет! И хотел спасти ей жизнь… О, как это мило! Тут мысль оборвалась – лошадь перепрыгнула через что-то, и Эвелин сильно ударилась животом об ее спину. Пэн, очевидно, услышал, как из ее легких вырвался целый поток воздуха. Он сильнее надавил ей на крестец, другой рукой похлопал по щеке и начал замедлять ход.

Пока лошадь останавливалась, у Эвелин было всего несколько секунд на принятие решения. Итак, если муж действительно пытался спасти ей жизнь, вряд ли ему захочется выглядеть полным идиотом, если она объяснит ему, что никто не тонул. Вместе с этим она оказалась в самой унизительной ситуации, какую себе только можно представить: абсолютно голая, на лошади мужа задом кверху. В какой-то момент Эвелин даже захотелось, чтобы ее на самом деле спасали от гибели. Она так и не придумала, что делать. Тем временем лошадь остановилась, и Пэн перевернул Эвелин на спину, держа на своих коленях, – как же тяжко приходилось его бедным рукам…

Эвелин лежала с закрытыми глазами, успев, однако, прикрыть руками обнаженную грудь и клочок кудрявых волос между ног.

– Эвелин!

Еще секунду она судорожно соображала, как же поступить, затем решила все-таки притвориться спасенной жертвой или по крайней мере не отрицать этого. Она слабо моргнула и вновь закрыла глаза, играя роль «чуть не утонувшей и совершенно не замечающей своей наготы» девушки. Эвелин очень надеялась, что, если вообразить себя одетой, Пэн может быть, и вовсе не заметит ее голого тела.

– Эвелин!

– Пэн… – произнесла она, приоткрыв один глаз и гордясь напущенной в голос дрожью, которая должна была создать эффект невероятной слабости.

– Слава Богу, – облегченно вздохнул Пэн.

Открыв глаза, Эвелин поняла, что теперь, когда худшее, по ее мнению, было позади, он обратил внимание на ее тело. Чувствуя на себе его взгляд, Эвелин вздрогнула, покраснела и непроизвольно попыталась, лежа у Пэна на коленях, сжаться в комок.

Ей было очень неловко, и Пэн, заметив это, поспешил перевести взгляд на ее лицо. Он откашлялся, выпрямился и буквально через секунду спрыгнул с лошади, не выпуская Эвелин из рук. Затем он осторожно посадил ее на траву. Эвелин поджала колени к груди, стараясь как можно сильнее прикрыться и одновременно надеясь, что ни один жучок или червяк не заползет под ее голое седалище. Она подняла глаза и, увидев, что Пэн снимает с себя тунику, ужаснулась! Господи, он ведь не собирается сейчас завершить свадебный обряд!.. Неужели, увидев голую жену, он так возбудился, что ему захотелось прямо здесь?

Однако Пэн только надел тунику на Эвелин. Она почему-то расстроилась. Естественно, разве можно было надеяться на что-то большее с такой фигурой…

Пэн тем временем сам вдел ее руки в рукава и расправил тунику, заботясь о ней, как о ребенке.

– Как ты себя чувствуешь? – тревожно спросил он.

– Э-э… хорошо… спасибо, – пробормотала Эвелин, затем увидела, что он опустил глаза, и на его лице появилось странное выражение.

Проследив за его взглядом, она заметила, что туника была в гораздо худшем состоянии, чем ей казалось. После пожара Пэну нечего было надеть, кроме той одежды, которой он сбивал пламя, но до настоящего момента Эвелин не осознавала, насколько сильны повреждения. Одна из многочисленных дыр, которыми была усеяна прокоптившаяся туника, открывала ее голую грудь.

О Боже, подумала Эвелин и густо покраснела, когда Пэн без успеха, впрочем, попытался замаскировать столь откровенное зрелище.

Мягко отодвинув его перевязанную руку, Эвелин повернула тунику так, чтобы в дырке просматривался другой участок кожи. Слишком стыдясь встретить его взгляд, она опустила голову и с ужасом обнаружила, что сквозь повязки на руках Пэна проступила свежая кровь.

– Милорд! – Эвелин схватилась за его руки, но Пэн резко втянул ртом воздух, и ей пришлось отпустить его. Она посмотрела ему в глаза и покачала головой, поражаясь тому, как он мог нести ее с такой болью. – Мы срочно должны вернуться, вам нужна перевязка.

Пэн презрительно фыркнул в ответ, но все же поднялся. Когда он предложил ей помощь, Эвелин взяла его руку выше запястья и тоже встала. Ее уже не волновало, как она выглядит в одной тунике, с мокрыми, змеевидными локонами, спускавшимися по спине. Сейчас она полностью сосредоточилась на здоровье мужа. Подведя Пэна к лошади, Эвелин чуть помедлила, затем посмотрела на него.

– Разрешите помочь вам? – спросила она с беспокойством.

От этого возмутительного предложения Пэн лишь снова фыркнул и, подхватив Эвелин, посадил ее на лошадь. Это произошло довольно быстро, но она все же успела заметить, как его лицо исказилось от боли. Несмотря на сильное желание побранить его за такое спесивое поведение. Эвелин сидела тихо и ждала, пока Пэн заберется в седло сам. Усевшись сзади нее, он схватил поводья и направил лошадь обратно в лагерь.

Когда они приехали, Пэн остановился прямо у входа в их палатку, и Эвелин обрадовалась, что ей не придется идти через всю поляну в столь скудном одеянии. К ним тут же поспешили лорд и леди Джервилл с расспросами о самочувствии, но Эвелин, не желая больше стоять у всех на виду в рваной тунике мужа, быстро нырнула в палатку, оставив Пэна объясняться.

– О, миледи! – Взволнованная Рунильда тут же бросилась навстречу Эвелин, схватила ее за руки, начала осматривать. – С вами все в порядке?

– Да, Рунильда, я цела и невредима. Честно, – заверила Эвелин, видя, что горничная все также напугана.

– Боже, спасибо тебе! – с облегчением воскликнула Рунильда. – Я чуть не умерла, когда леди Джервилл сказала, что ты утонула. Слава Богу, Пэн спас тебя!

Рунильда торопливо вела ее к постели, сооруженной из овчины и простыней. Оглядевшись вокруг, Эвелин заметила, что горничная хорошо постаралась, и теперь в палатке было тепло и уютно. На сундуке даже стояла свеча, которая будет красиво светить, когда на улице стемнеет.

– Так, теперь живо снимай эту мокрую тунику! Мы должны тебя высушить, вытереть, а иначе воспаление легких…

– Не будет никакого воспаления, – успокоила ее Эвелин, однако поторопилась сбросить с себя тунику, пока Рунильда ставила свечу на пол, чтобы можно было открыть сундук.

Увидев, что горничная подает простыню. Эвелин отмахнулась. Недавно пережитой поездки на лошади вполне хватило, чтобы высушиться. Волосы тоже были сухими. Теперь нужно было побыстрее одеться, пока не вернулся Пэн.

– Рунильда, найди сумку с травами и свежими повязками, которые мы брали в дорогу, – распорядилась Эвелин, натягивая чистую сорочку, затем черное платье, поданное горничной.

– Вы ранены? – спросила Рунильда, начиная поиски.

– Нет, но милорд супруг сильно повредил руки, пока таскал и возил меня.

– Ах да! Сэли, служанка леди Джервилл, сказала, что ожоги очень тяжелые, миледи, – бормотала Рунильда, роясь в одном из ящиков. – Она считает, что они заживут не раньше, чем через две недели. Если он только еще больше не навредит себе этой поездкой.

Эвелин нахмурилась. Ей не было известно, насколько плохо обстоит дело, но по сильнейшему беспокойству матери Пэна она догадалась, что травмы серьезные. Скорее бы он вернулся в палатку – Эвелин не терпелось осмотреть его руки.

Ждать пришлось долго. Она уже хотела сама за ним отправиться, но тут полог приподнялся, и Эвелин лучезарно улыбнулась, готовая принять мужа. Однако через мгновение она увидела, что это всего лишь леди Джервилл.

– О… – смутилась Эвелин. – Я просто ждала Пэна. Его надо заново перевязать.

– Я уже позаботилась об этом, – ответила леди Джервилл, входя в палатку. – Слава Богу, ему несильно досталось, и если он будет хоть чуточку осмотрительнее, то уже через пару недель поправится окончательно.

– Понимаю… – опечаленно сказала Эвелин.

Ее обуревало разочарование, она чувствовала себя совершенно лишней здесь. Она еще ни разу не успела понадобиться как настоящая жена: ее выдали замуж, но постельный обряд так и не совершился. Она даже не видела своего нового дома, не выполнила ни одного важного, ответственного поручения!.. Эвелин сильно сомневалась, что ей вообще дадут это сделать, так как мать Пэна была жива и в добром здравии и, судя по всему, сама заправляла всем Джервиллом. А сейчас Эвелин, как хорошей жене, не позволили даже обработать раны мужа… Ей начинало казаться, что она вообще не нужна.

– Эвелин, прости меня, – сказала леди Джервилл. – Конечно, теперь твоя очередь ухаживать за Пэном. Видимо, мне понадобится некоторое время, чтобы привыкнуть к тому, что теперь у моего сына есть жена.

– Все хорошо, миледи, – ответила Эвелин и, вздохнув, села на постель. – Просто мне кажется, что я никчемная жена.

– О, дорогая, ну что ты! – Леди Джервилл подошла ближе. На ее лице отразилось изумление. – Ты прекрасная жена и отлично подходишь для нашего Пэна.

– Скорее, подхожу для травм вашего Пэна, – уныло проговорила Эвелин. – Я уже натворила столько бед – устроила пожар в родительском доме, из-за которого Пэн обжегся, пытаясь потушить огонь, потом усугубила его травму, когда он подумал, что я тону, и должен был…

– Подумал? – изумленно прервала ее леди Джервилл. – Ты притворялась?

– Нет, конечно, просто он все не так понял. Я лишь плавала на спине, а потом он вдруг вытащил меня из воды, понес куда-то и абсолютно голой положил на лошадь…

Леди Джервилл в ужасе смотрела на Эвелин.

– Но почему ты ничего ему не сказала?!

– Я… ну, сначала я была слишком напугана, затем подумала, что, может быть, на нас нападают… Он кричал про каких-то чертей и потопление, и я не могла понять, что же произошло. Возможно, кто-то набросился, утопил вас или лорда Джервилла… – Эвелин беспомощно пожала плечами. – Когда все прояснилось, я уже лежала поперек лошади голым задом кверху. – Она покачала головой. – Я не могла сказать ему об ошибке и тем самым опозорить, поэтому решила сделать вид, будто он меня и вправду спас.

Эвелин замолчала, уверенная в том, что ее тупость шокирует леди Джервилл. Женщина действительно была настолько поражена, что на несколько минут потеряла дар речи.

Сгорая от стыда, Эвелин опустила голову. Она радовалась, что Рунильда была сейчас у костра вместе с Сэли и не слышала этого унизительного признания о новой глупой ошибке.

Послышался сдавленный звук. Выпрямившись, Эвелин с недоверием взглянула на свекровь – леди Джервилл прикрывала рот рукой. Через секунду она уже оставила всякие попытки сдержаться и расхохоталась. Эвелин непонимающе улыбнулась и ждала, пока она успокоится.

– Ах, Эвелин, – отсмеявшись, сказала леди Джервилл. Затем она села рядом с девушкой и, приобняв ее за плечи, на секунду прижала к себе. – Дорогая, я не над тобой смеюсь, просто… тут дело во всех нас. Последние два дня сопровождались сплошными несчастьями, одно за другим: сначала твой обморок на церемонии, затем пожар, теперь эта история с рекой…

– Вот именно, я как неуклюжий ребенок.

– Ты? Нет! Милая, ни в коем случае. Твоя мама сказала, что затянуть тебя под свадебное платье была ее идея А что до пожара – ты могла случайно столкнуть свечу, но Пэна никто не заставлял тушить огонь руками. И хорошо, что ты позвала на помощь, иначе бы этот гордец задохнулся в дыму. Наконец сегодня Пэн неверно истолковал ситуацию, приняв твое купание за трагедию, и бросился возить тебя кругами, как сумасшедший. Но ты ни в чем не виновата! Это, видимо… ну… судьба. Которая, похоже, на какое-то время отвернулась от тебя.

– От меня? – удивленно переспросила Эвелин. – Но ведь страдаю не я, а Пэн!

– Да, но… – Леди Джервилл заколебалась, но затем с грустью признала: – Понимаешь, все время, пока я его перевязывала, он печально говорил, что, возможно, ты не та невеста, которую он надеялся получить. Что ты очень хрупкая, неумелая, ходячее несчастье…

Интересные новости, хмурясь, подумала Эвелин. Ее можно было назвать какой угодно, только не хрупкой. Кроме того, она была всему обучена и хорошо справлялась… обычно. И она не ходячее несчастье!

– Что же мне делать?

– Что ж… Думаю, нужно сказать ему, что он ошибся и ты вовсе не тонула, – предложила леди Джервилл.

Эвелин покачала головой:

– Тогда он окажется в глупейшей ситуации… Нет, я не могу – жена должна оберегать гордость мужа.

– Да. Хм… – Леди Кристина снова задумалась. – Ну, тогда ты могла бы признаться, что умеешь ездить верхом.

– Вы знали? – изумилась Эвелин.

– Во время праздничного ужина леди Стротон рассказывала мне о твоих навыках. Верховая езда занимала среди них отнюдь не последнее место, поэтому, когда ты заявила, что не умеешь ездить верхом, я сразу догадалась о твоем намерении не дать Пэну взяться за поводья больными руками.

– Да, но если я сейчас скажу ему правду, он настоит на том, чтобы управлять самостоятельно до конца поездки, – с грустью рассуждала Эвелин. – И сильно навредит себе.

– Очень возможно. Гордость делает мужчин глупцами. – Леди Джервилл вздохнула. – Что ж, значит, единственный выход – оставить все как есть, а в будущем доказать, что ты вовсе не промах. И я обещаю, что больше не буду лезть в твои обязанности, – смущенно проговорила она. – Просто я так привыкла сама во всем помогать сыну… так что, если я вдруг снова забудусь, ты мне обязательно скажи, и я отойду в сторону.

Эвелин кивнула, хоть и не собиралась ничего говорить. Достаточно было и того, что свекровь не желала ей зла и учитывала ее место в жизни Пэна. Эвелин не испытывала ни малейшего желания упрекать эту женщину в том, что она оказывает собственному сыну материнскую помощь.

– Знаю, ты переживаешь от того, что оказалась голой у всех на виду, но когда тебе станет полегче, приходи к костру. Ужин скоро будет готов.

Похлопав Эвелин по плечу, леди Джервилл вышла из палатки.

Глава 8

Эвелин уже достаточно расхрабрилась, чтобы выйти и поужинать со всеми, как вдруг у входа в палатку кто-то тихонько откашлялся и позвал:

– Эвелин?

– Да. – Она с любопытством посмотрела на полог. Через секунду он поднялся, и в палатку заглянула Диаманда.

– Можно войти? – спросила девочка.

– Конечно. – Эвелин улыбнулась ей, затем удивленно взглянула на мясо, которое та держала на подносе из листьев.

– Мужчины поймали и зажарили несколько кроликов на ужин. Когда ты не пришла есть, я подумала, что тебе слишком стыдно после случившегося и ты не откажешься, если я принесу тебе поесть.

Эвелин посмотрела на протянутое ей мясо, затем подняла глаза на девочку. Щеки Диаманды пылали, и Эвелин почувствовала, что ее собственное лицо тоже залилось краской. Господи, она так осрамилась перед всеми мужчинами в лагере, что совсем забыла про Диаманду и служанок, которые все видели… Унижение раздавило ее, стоило лишь представить эту жуткую картину, развернувшуюся на поляне.

Не желая быть грубой, Эвелин натянуто улыбнулась и приняла поднос.

– Спасибо большое за заботу, Диаманда. Девочка просияла.

– Просто я вас понимаю. Вот если бы меня так протащили по всему лагерю в чем мать родила, я бы заживо сгорела от стыда. Хоть я и не такая большая, как вы. – Она ободряюще улыбнулась. – Я знаю, ваши кузены шутили над вами из-за этого, но вы не волнуйтесь – в Джервилле все будет по-другому. Пэн и его родители никогда не станут смеяться над вашей внешностью. Джервиллы – чудесные люди, они примут любого, каким бы толстым или уродливым он ни был…

Сообразив, что сказала грубость, Диаманда запнулась.

– Я не хочу сказать, что вы уродливая… Я лишь имела в виду, что если бы это было так, то они сказали бы… то есть наоборот…

Смущенная бессмыслицей, в которую превратилась попытка поддержать Эвелин, Диаманда заторопилась:

– Я лучше вернусь, пока леди Джервилл не хватилась меня.

Диаманда исчезла прежде, чем Эвелин успела открыть рот, хоть она и не знала, что тут можно сказать. Кажется, девочку следовало поблагодарить за помощь, но своей речью Диаманда почему-то внушила Эвелин еще больше ненависти к самой себе.

Уныло вздохнув, Эвелин села на постель и окинула взглядом еду. Диаманда принесла ей целую ножку, которая, по правде говоря, восхитительно пахла, но Эвелин совсем не хотела есть. Она и до прихода девочки не была голодна – жуткие удары животом о спину лошади отбили всякое желание что-либо делать, в особенности принимать пищу. Но она должна была поесть: целый день в седле не шутка, да и завтра предстояло то же самое. Кроме того, раз Пэн жаловался на ее слабость и плохую подготовку, надо было срочно доказать обратное, а для этого укрепить силы.

С недовольным лицом Эвелин положила в рот кусочек мяса, но, пережевывая, нечаянно прикусила язык. Взвизгнув, она выплюнула недоеденное и принялась водить языком по прикушенному месту, пытаясь избавиться от боли. Ранка была неглубокая, но щипало сильно. Мрачно размышляя над своими неудачами, Эвелин через силу взяла новый кусок, но уже не могла заставить себя отправить его внутрь. Язык болел, а желудок сразу выразил протест. Ему так не понравилось бесцеремонное отношение к себе, что сейчас он устроил настоящее восстание, отказываясь принимать какую-либо нагрузку.

После двух кусочков Эвелин оставила глупую затею с едой и легла на постель. Она закрыла глаза и попыталась расслабиться, надеясь, что станет полегче, но, наоборот, только сильнее ощутила боль на языке и в желудке. Вдобавок ее зазнобило, по телу побежали мурашки.

Нахмурившись, она начала тереть руки и лицо, затем резко встала, чувствуя, что желудок начал серьезную атаку. Прикрыв рот рукой, Эвелин вскочила на ноги, выбежала из палатки, и едва успела обойти ее и упасть на колени, как тут же все, что она съела, катапультировало наружу.

По окончании взрыва Эвелин выпрямилась, сидя на коленях, и прижала руку к животу, не желая вставать до тех пор, пока не удостоверится, что повторения не последует. К счастью, много она съесть не успела, и уже после первого раза желудок успокоился, радуясь опустошению. Похоже, на сегодня прием пищи был окончен.

Эвелин поводила пальцами по животу, вздрагивая при нажиме на болевшую часть. Неушедшие покалывания на языке, чувствительный живот… Кошмар, а не человек – размазня какая-то. Судьба явно отвернулась от нее.

Горько усмехнувшись этим глупым мыслям, Эвелин осторожно встала и подождала еще минуту, чтобы убедиться, что тошноты больше не будет. Огибая палатку, она смотрела на сидевших у костра. Никто, кажется, и не заметил ее неожиданного побега и возвращения обратно. Слава Богу, не хватало еще, чтобы муж увидел, как ее вырвало, и лишний раз подтвердил бы свои предположения.

При виде подноса с едой, лежавшего у постели, Эвелин содрогнулась, а ее желудок угрожающе заурчал, словно предупреждая, как он поступит, если она еще раз причинит ему беспокойство. Эвелин и сама не собиралась больше мучить себя едой, но знала, что будут неприятности, если муж, вернувшись, увидит, что она ничего не съела. Тогда, взяв мясо, Эвелин выскользнула из палатки, когда никто не смотрел, обошла ее и выбросила эту злосчастную ножку в кусты.

Вернувшись, она подняла с пола изуродованную тунику Пэна. Должно быть, Рунильда, обычно сама подбиравшая все, что валялось в беспорядке, на этот раз просто не знала, как поступить с этой тряпкой. Несмотря на то что у туники был законный хозяин, ею осталось теперь только вымыть пол, хоть Пэн и не согласился бы, так как больше ему нечего было надеть. А сейчас он сидел на улице и вовсе без нее. Правда, тут уже все равно, подумала Эвелин, разглядывая дырявые лохмотья. Согреться в ней уже точно не получится.

Тут она взглянула на сундук, стоявший у одной из стен. Там лежала ткань, которую мама дала ей с собой для новых платьев взамен тех двух, что погибли в день свадьбы. А если… конечно! Можно сшить Пэну новую одежду! Во-первых, он сейчас очень нуждался в ней, а во-вторых, Эвелин наконец сможет сделать хоть что-нибудь полезное.

Бросив его тунику на постель, она осторожно убрала свечу, открыла сундук и заглянула внутрь. Там хранились полотна трех цветов: красного, ярче и красивее, чем ее сгоревшее платье; ткань цвета слоновой кости и светло-голубая, похожая на ту, из которой шился свадебный наряд. Красную и голубую Эвелин решила не трогать и, отложив оставшуюся, цвета слоновой кости, взяла также из ящика свое черное платье – почти такое же, как было сейчас на ней.

Посмотрев сначала на платье, потом на ткань, она живо представила себе мужа, одетого в новые черные шоссы и светлую тунику. Как только эта картина развернулась в воображении, Эвелин поняла, что замысел должен быть воплощен в жизнь. Теперь у нее появилось достаточно материала, правда, придется распороть платье для шоссов… Ну и что? Зачем ей второе черное, когда одно уже есть.

Приняв решение, Эвелин уселась на постель и приступила к работе. Она распорола швы, затем ровно распределила юбку по поверхности и начала кроить. За свою жизнь она успела сшить довольно много одежды как отцу, так и брату, и хорошее знание их размеров сейчас пришлось очень кстати. Пэн был крупнее их обоих. В соответствии со своими подсчетами Эвелин разрезала ткань и начала шить, предвкушая, как супруг обрадуется обновке.

Эвелин трудилась не покладая рук до тех пор, пока свеча не начала стекать с деревянной подставки на сундуке. Морщась, она потерла уставшие глаза и посмотрела на свечу как раз в тот момент, когда та потухла. Однако в полной темноте Эвелин не осталась: из-под открытого полога палатки пробивался лунный свет.

Отложив незаконченные шоссы в сторону, она встала и тихо застонала, чувствуя, как все тело ноет от долгого сидения в одной позе. Потерев больную спину, Эвелин доковыляла до входа, выглянула наружу и в изумлении уставилась на светло-серое предрассветное небо. Она работала всю ночь…

Не успела она подумать об этом, как вдруг поняла, что ее муж так и не вернулся. Посмотрев в центр поляны, она окинула взглядом темные фигуры спящих мужчин и увидела, что он среди них. Вместо того чтобы лечь с ней в палатке, он спал на твердой земле.

В ее горле неожиданно образовался комок. Эвелин судорожно сглотнула и повернулась, смотря на постель. Она понимала, что если ляжет прямо сейчас, то тут же уснет, но, проснувшись, будет ужасно себя чувствовать. Все остальные скоро поднимутся, и получасовой сон определенно не имел никакого смысла.

Эвелин со вздохом подошла к сундуку, отставила потушенную свечу и вытащила коричневое платье и ленту для волос. Затем она тихонько вышла из палатки и, покинув лагерь, с легкостью отыскала тропу к реке. Пэн вчера так бешено несся по ней, что оставил довольно глубокий след.

Добравшись до берега, она огляделась по сторонам и глубоко вдохнула свежий воздух, наполненный утренними ароматами. Деревья только-только начали просыпаться, вокруг царила тишина и покой. С довольной улыбкой Эвелин разделась и пошла к реке.

Вода была холодная, поэтому она искупалась довольно быстро и еще живее вытерлась и надела чистое коричневое платье. Подняв с земли черное, Эвелин уже отправилась по дороге в лагерь, но остановилась, увидев на краю поляны перепелку.

Представив, как приятно муж удивится при виде завтрака из свежих яиц, приготовленных на углях от вчерашнего костра, Эвелин бросила черное платье и двинулась вслед за птицей, переваливавшейся по тропе. Далеко идти не пришлось – она почти сразу заметила гнездо. Лежавшие в нем крошечные яйца выглядели так соблазнительно, что Эвелин, причмокнув губами, прогнала птицу и встала на колени, чтобы подобраться ближе. Ее совершенно не волновало, что волосы путались в ветвях, а платье пачкалось. Позже она сможет постирать его. Сейчас надо было достать яйца. Для мужа. И точка.

Пэн перевернулся на спину, морщась от боли в каждом суставе. Ему никогда не нравилось спать на земле под открытым небом, но вчера этот выбор показался ему меньшим из двух зол. Он бросил сердитый взгляд на палатку, в которой изначально должен был провести ночь. До этого в течение всего вечера он тщетно выбрасывал из головы воспоминания о голой жене, прижимавшейся к нему. В результате мысль оказаться вместе в этой мягкой постели показалась ему очень привлекательной. Чересчур привлекательной! Пэн без труда представил ее теплое, мягкое обнаженное тело рядом со своим в темноте; ягодицы, прижимающиеся к его фаллосу; полная нежная грудь под лаской его рук… Одна лишь картина, заполонившая все воображение, возбудила его до крайности – а что бы он, интересно, делал там, лежа рядом с ней и понимая, что ни черта не может?! Пришлось держать дистанцию.

Отбросив овчинную шкуру, которой он укрывался ночью, Пэн почувствовал дрожь от прохладного утреннего воздуха, напомнившую ему о том, что он был по пояс раздет. Даже эта его туника, вся в дырках и провонявшая дымом, хоть как-то защищает тело. Взять бы ее… Но нет, он не станет рисковать и не пойдет в палатку, пока в голове еще сохранялось воспоминание об обнаженной Эвелин… Боже правый! Неужели он так чувствителен? Никогда бы не подумал. Обычно все происходило довольно просто – у него возникали обычные мужские потребности, и он их удовлетворял. Но чтобы углубиться в чувства… такое Пэн переживал впервые. Он решил не возвращаться за туникой до тех пор, пока не окунется в холодную воду. И пробудет там долго. Очень долго.

Пэн встал и поплелся к тропе, ведущей на реку. Да, освежающее купание – именно то, чего ему сейчас не хватало, думал он, потирая сонное лицо и пытаясь взбодриться. По утрам он бывал не в лучшей форме, и обычно, чтобы ожить, ему требовалась сильная встряска.

Широко зевая, прикрыв рот рукой, Пэн мысленно планировал день. Итак, перво-наперво нужно было справить нужду, искупаться, затем начать будить остальных и готовиться к отъезду. Он надеялся уже сегодня добраться до лорда Харгроува и поприветствовать его сына, своего нового оруженосца. Узнав, что предыдущий отстал где-то по дороге, лорд Харгроув предложил Пэну своего мальчика. Встретиться условились, как только Пэн вернется из военного похода.

Двигаясь по дороге, Пэн замедлил шаг, увидев кустик с ягодами земляники. Спелые, крупные, сочные, они выглядели так соблазнительно, что его рот моментально наполнился слюной от сладостного предвкушения. В основном Пэн питался мясом, хлебом и сыром, но сейчас он ведь напрочь отказывался от всякой помощи, а значит, уже давно не ел по-человечески. Ну ничего, это не так уж и плохо, тем более что ему и раньше приходилось голодать. За один день мир не перевернется. К счастью, он мог хотя бы пить самостоятельно, держа кубок двумя руками. Но голод все же давал о себе знать, накатывая с новой силой, и эти ягоды казались сейчас такими же аппетитными, как его любимое жаркое из баранины.

Пэн с опаской оглянулся – никого. Довольно облизнувшись, он снова сосредоточился на кусте, встал на колени и потянулся вперед, чтобы достать губами до заветной ягодки. Он сорвал ее с куста, чуть не застонав от блаженства, когда она взорвалась у него во рту, разбрызгивая свой чудесный сок по языку… вкус рая, чудесный нектар! Не успев даже проглотить первую, Пэн полез за следующей ягодой. Он довольно долго простоял там на коленях, срывая все больше ягод и чувствуя себя счастливой пчелкой, собирающей лакомое угощение с цветов… Вдруг в кустах справа послышалось шевеление.

Замерев, Пэн прищурился и посмотрел в сторону, откуда доносился шум. Ничего не было видно, но он продолжал слышать, как что-то двигается в густых зарослях. Что-то большое… какое-то животное? Забыв пока про ягоды, он начал всматриваться и скоро заметил среди ветвей птицу. Маленькое тело, особенный коричневый окрас – вне сомнений, это перепелка. Через секунду она скрылась из виду.

Не вставая с колен, Пэн последовал за ней. Ему захотелось поймать ее для сегодняшнего обеда или найти гнездо и посмотреть, есть ли там яйца. Из них можно было бы приготовить завтрак и порадовать жену, когда она проснется.

Пэн тихо и медленно полз на звук ломающихся веток. Увидев в зарослях что-то коричневое, он решил, что уже достаточно близко подобрался к птице и сможет поймать ее. Он бросился вперед, надеясь с первой же попытки зажать птицу в руках. Однако… цель оказалась намного крупнее, чем он ожидал, и это выяснилось лишь тогда, когда он прорвался через ветки, закрывавшие обзор. Но было уже слишком поздно – Пэн приземлился на чью-то спину и зад, укрытый длинной коричневой шерстяной юбкой.

Столкновение произошло быстро, и из тела, на которое он упал, вырвался сдавленный крик. Пэн молниеносно откатился в сторону от пострадавшей, но и она, не медля, отскочила и лишь после этого повернулась к нему лицом.

– Супруг?! – воскликнула она в изумлении.

– Жена?.. – Пэн ошарашенно смотрел на Эвелин, гадая, что она тут забыла в такое время. Он заметил ее влажные волосы и злобно прищурился. – Ты плавала?

Эвелин испуганно вздохнула, затем кивнула:

– Да… я купалась в реке.

– Вчера ты чуть не утонула, а сегодня тебе вздумалось прийти сюда одной?!

Пэн был вне себя от гнева. Да как она могла так рисковать собственной жизнью после того, как он чуть не потерял ее? О чем она вообще думала? И как его только угораздило жениться на такой красивой, но невероятно тупой женщине?!

– Я…

– Эвелин, – резко перебил он. – Ты могла опять утонуть, и в этот раз меня бы не было рядом, чтобы спасти тебя!

Пэн поднялся на ноги, затем, наклонившись, протянул ей руку. Эвелин взяла его за запястье и тоже встала.

– Но я не тонула…

– И слава Богу, – снова перебил ее Пэн. – Поскольку Всевышний не удосужился наградить тебя умом вдобавок к красоте, отныне ты шагу не ступишь без моего разрешения.

Сказав это, он еще больше нахмурился при виде переда ее платья. Юбка испачкалась в грязи, но верхняя часть была покрыта какой-то массой – местами желтой, местами прозрачной. На лице и шее тоже красовалось это склизкое нечто.

– Что это с твоим лицом и платьем?

– Перепелиные яйца, – со вздохом призналась Эвелин. – По дороге с реки я увидела перепелку и захотела сделать вам завтрак. Я как раз собирала яйца, когда вы на меня налетели.

Почти вся злость, кипевшая в Пэне, испарилась от такого объяснения. Может быть, потому, что их мысли сошлись, и она тоже хотела преподнести ему вкусный подарок; или же причина заключалась в его собственной вине за безобразный вид платья Эвелин? Большая часть гнева исчезла сразу же, остаток Пэн смог проглотить, как только увидел, насколько она растерянна.

– М-да, яйца – это прекрасно. Я и сам подумал о них, когда заметил перепелку, поэтому и свалился на тебя. А теперь идем, – сказал Пэн, угрюмо подавая ей руку. Он даже не сразу вспомнил о повязке.

Эвелин это не смутило, и она просто ухватилась за его руку возле локтя. Мысленно радуясь тому, что она не придавала особого значения его инвалидности, Пэн повел ее обратно к реке. Она зашла в воду, взяла немного ила и мелкой гальки, чтобы отмыть лицо, шею и платье. Пэн, конечно, хотел, чтобы она оставила одежду на берегу и еще раз пошла купаться, но… тогда было бы сложнее отскоблить засохшие пятна.

По мере того как развивались события, его расстройство сменилось заинтересованностью. Заметив, как намокшее платье облепляет изгибы ее тела, Пэн приблизился к воде и начал внимательнее наблюдать за Эвелин. Она наклонялась, поливала себя, и брызги каскадом летели на коричневое платье, превращаясь во вторую кожу. Пэн вдруг захотел увидеть ее сейчас в том красном платье, которое она надела на праздничный ужин. Этот яркий шелковый наряд подходил ей куда больше, чем скучное коричневое платье. Хотя… он совершенно не жаловался. Плевать на цвет – ткань так изящно очерчивала тело, что он сразу начал мечтать о том, чтобы оказаться сейчас в воде вместе с ней, сорвать с нее платье или по крайней мере провести руками по соблазнительным изгибам… Несмотря на толщину шерсти, Пэн мог поклясться, что видел очертания затвердевших от воды сосков. Ему так хотелось заменить это платье собой, обхватить губами сладкие уплотнения на груди, провести языком по…

– Черт возьми!

– Милорд?

Эвелин удивленно повернулась, и Пэн сию же секунду бросился к воде.

– Супруг… что вы?..

– Э-э… я тоже, оказывается, испачкался в яйцах, – быстро соврал он.

На самом деле по вине его непокорных мыслей кое-что имело наглость в самый неподходящий момент возбудиться, испытывая тяжелейшую форму любопытства. В перерыве между грезами Пэн обнаружил, что ничего не может с этим поделать.

Признаться Эвелин он никак не мог, поэтому ему пришлось под выдуманным предлогом зайти в воду по пояс, дабы скрыть свое отчаянное состояние. Холодная вода почти сразу укротила неуместное возбуждение. Однако Пэн тут же вспомнил, что изначально отправлялся на реку, чтобы справить нужду, но как снять штаны без посторонней помощи, черт возьми? Просить жену он не станет.

– Все, помылись достаточно. Идем, – приказал Пэн, выбираясь на берег.

Отвернувшись, он нетерпеливо ждал, пока Эвелин переоденется из мокрого коричневого платья в черное, которое он заметил на берегу, когда они пришли.

Как только Эвелин привела себя в порядок, Пэн поторопил ее обратно в лагерь. Оставив ее в палатке, он отправился на поиски отца, чтобы тот помог ему очистить организм. Боже, какой позор, думал он, но радовался, что процесс быстро завершился. Он уже молился на тот день, когда можно будет наконец снять эти чертовы повязки! Мама сказала, что окончательно руки заживут не раньше, чем через две недели. Ужас! Этот период станет самым унизительным в его жизни.

Размышляя над сим прискорбным фактом, Пэн вернулся с отцом обратно в лагерь и увидел, что одна из палаток стоит, покосившись, и двое мужчин уходят зачем-то в лес. Окликнув их, Пэн подошел ближе, чтобы узнать, что происходит.

– Один колышек был слишком крепко вкопан. Когда Хобу удалось выдернуть его, он выскочил из его руки и перелетел через плечо. Мы не видели, куда он делся, и сейчас идем искать.

Пэн был крайне раздосадован незапланированной задержкой.

– Возвращайтесь и разбирайте палатку. Я сам поищу колышек.

Один из мужчин с сомнением посмотрел на руки Пэна, что обозлило его еще сильнее.

– Я позову, когда найду, – процедил он сквозь зубы. – Один из вас придет и возьмет его. Идите уже, наконец. Когда закончите, поможете мне с поисками.

Пожав плечами, мужчины пошли обратно к палатке, а Пэн направился в лес. Он понятия не имел, как далеко и в каком направлении мог улететь проклятый колышек, который он даже поднять не сможет, если найдет. Ладно, у него по крайней мере были глаза, и хоть они работали нормально.

Едва начав прочесывать местность, Пэн наткнулся на мертвую лису. С жалостью осмотрев бедную зверюшку, он обнаружил лежавший рядом с ней кусок крольчатины и наклонился, чтобы разглядеть все повнимательнее. Это была едва надкусанная кроличья ножка и совершенно очевидно, что жареная. Поскольку Пэн сильно сомневался в кулинарных способностях лисы, оставалось только предположить, что почившая, найдя остатки чьей-то еды, откусила пару раз и скончалась. Или, возможно, кто-то специально оставлял в этом лесу отравленную пищу, чтобы морить ни в чем не повинных животных.

Откуда-то слева донесся крик, и Пэн, отвлекшись, поднял голову. Один из слуг сообщал, что колышек нашелся. Должно быть, они успели быстро разобрать палатку и пойти в лес помогать Пэну. Вот и хорошо – можно было отправляться дальше. Еще один день в пути – и до Харгроува останутся считанные мили.

Забыв про лису, Пэн выпрямился и пошел обратно, но не успел пройти и нескольких шагов, как угодил ногой во что-то липкое и, поскользнувшись, чуть не свалился. Он посмотрел вниз и увидел, что кому-то явно было очень плохо. Фу… Скривившись от омерзения, Пэн вытер сапог о траву и поспешил в лагерь.

Господи, молился он, пусть все, что уже успело произойти этим утром, не станет дурным предзнаменованием… пожалуйста! Пусть сегодняшний день пройдет лучше вчерашнего… и позавчерашнего тоже.

С прибытием в Стротон все пошло наперекосяк. Он думал, что свадьба проходит вполне удачно, пока невеста не потеряла сознание. С тех пор, одно за другим, его преследовали сплошные несчастья. Может быть, дело в проклятии?..

Глава 9

В течение всего последнего часа поездки Эвелин трещала без умолку. Как и вчера, она заняла место на коне впереди мужа и взяла поводья, дабы «продолжить обучение верховой езде». Пэн считал, что она больше не нуждается в инструкциях, но Эвелин категорически возразила, соврав, что пока не готова управлять самостоятельно. Тогда он уступил, соглашаясь возобновить уроки.

Но, к ее великой досаде, спустя полчаса после начала поездки, усталость после ночного шитья вместе с монотонным покачиванием на лошади убаюкали Эвелин, и она незаметно для себя уснула, прислонившись спиной к груди Пэна. Он тут же взял поводья из ее ослабевших рук и, каким-то чудом не разбудив ее, дальше правил сам.

Проснувшись уже под вечер, Эвелин ужаснулась от того, как долго она спала. Чтобы оставаться бодрой до конца поездки, она принялась болтать без остановки обо всем, что только приходило ей в голову. У нее получилось не уснуть… но уже через час Пэн объявил привал.

Эвелин не только расстроилась из-за того, что в очередной раз продемонстрировала Пэну свою слабость, но и из-за того, что мужу пришлось править лошадью самому, а ведь жена обязана холить и лелеять своего супруга. Теперь оставалось лишь надеяться, что Пэн не перетрудил обожженные руки. Эвелин торжественно поклялась себе, что вечером ляжет спать пораньше, а на следующий день в прекрасном настроении будет готова управлять лошадью.

Однако после долгого сна Эвелин совершенно не хотелось спать. Наоборот, она чувствовала прилив сил, но у мужа, к сожалению, были свои мысли по поводу нее.

Эвелин с грустью наблюдала, как все вокруг суетятся, готовят стоянку на ночь. Она так хотела помочь, но Пэн приказал ей сидеть и не вмешиваться. Возражения не принимались. Сначала, когда к ней присоединилась леди Джервилл, было не так тоскливо, но потом слуги установили палатки, и свекровь исчезла в одной из них. Когда Эвелин попыталась сделать то же самое у себя, Пэн твердо повторил приказ отдыхать, сказав, что Рунильда прекрасно справится без нее.

По прошествии некоторого времени Пэн подошел к ней. Эвелин поприветствовала его с натянутой улыбкой.

– Твоя горничная все сделала, – объявил он. – Я хочу, чтобы ты пошла и отдохнула до ужина.

– Но я…

– Сейчас же, – твердо настоял он.

Помедлив, Эвелин покорилась и со вздохом встала. Муж отказывался ее слушать, а между тем она была очень голодна, так как проспала весь день и ничего не ела. К тому же ей требовалось в уборную. Решив повременить, Эвелин направилась к палатке.

– Я приготовила постель на случай, если вы устанете., миледи, – сказала Рунильда, как только Эвелин вошла.

– Нет, Ру, спасибо. Я и так целый день спала, – сухо ответила она.

– О да, мне об этом известно! Лорд Пэн очень беспокоился о вас. Вы себя плохо чувствуете?

– Отнюдь, просто я шила всю ночь. Я совершенно не собиралась, – добавила Эвелин, когда горничная удивленно посмотрела на нее. – Я хотела отложить работу, как только вернется муж, но он так и не пришел. Я опомнилась только на рассвете.

– Ну… – Девушка, похоже, растерялась, но затем ободряюще сказала: – Зато я уверена, что он очень обрадуется, когда увидит новую одежду.

– Да.

Эвелин даже просияла от этой мысли… Ну конечно, обрадуется! Кроме того, преподнеся ему обновки, она объяснит причину своей слабости и, воспользовавшись моментом, постарается убедить его, что она не такая слабая, как он думает. Эвелин быстро направилась к сундуку, намереваясь продолжить шитье.

– Пока вы спали во время поездки, леди Джервилл раздавала всем хлеб с сыром. Там осталось еще немного. Вам принести поесть?

– Да, Рунильда, спасибо, это было бы неплохо, – пробормотала Эвелин, доставая начатые накануне шоссы и садясь на постель. Приблизительно через час она их дошьет, затем, перед отходом ко сну, можно будет приступить к тунике. По ее подсчетам, все вместе будет готово через одну-две ночи.

Углубившись в работу, Эвелин лишь отметила, как вошла горничная, раздобыв для нее сыр, хлеб и яблоко. Девушка положила еду на постель, потом спросила что-то о багаже… может ли она помочь Сэли сделать то, это… Одобрительно кивнув, Эвелин сделала Рунильде знак удалиться и продолжила шить, каждые несколько минут откусывая понемножку от принесенной еды. Она увлеченно трудилась, когда через несколько часов пришла Диаманда с кубком.

– Бульон? – удивленно спросила Эвелин, взяв у девочки кубок.

– Да. Тетя Хелен воспользовалась большим черным чайником, который дала ваша мама. – Она замялась. – Но она велела Рунильде спросить у вас, не будете ли вы против.

– Ах да… – тихо ответила Эвелин, припоминая, о чем говорила горничная, принеся еду.

– Тетя Хелен решила помочь Пэну, чтобы он мог хотя бы пить из кубка.

Эвелин медленно кивнула, жалея, что эта мысль не пришла в голову именно ей. Она даже не удосужилась поинтересоваться, каким образом Пэн вообще ест! Она самая безответственная в мире жена.

– Рунильде также велели спросить, можно ли воспользоваться кубками, – сказала Диаманда, прерывая мысли Эвелин.

– Да, конечно, – моментально ответила она. Мама дала ей с собой шесть сделанных на заказ кубков, на каждом из которых были выгравированы инициалы ее и Пэна. Правда, их на всех не хватит – людей в лагере было гораздо больше. – А из чего едят остальные?

– Ну, слуги опять едят жареного кролика. Тетя Хелен приготовила бульон только для семьи, потому что на всех кубков не хватило бы, – объяснила Диаманда. – А Пэн предложил принести еду сюда, чтобы вам не пришлось вставать. Вы так устали сегодня…

– Я почти не спала прошлой ночью, – уклончиво ответила Эвелин, только чтобы удовлетворить любопытство девочки.

– А вы сможете выдержать завтрашнюю поездку? – с сомнением спросила Диаманда. – Просто Пэн все твердил, что вас тошнит и…

– Со мной все будет хорошо. Я и сейчас в полном порядке, просто чувствовала слабость от недосыпания. Сегодня я буду спать.

Диаманда вежливо кивнула, хотя, судя по взгляду, не очень верила ей.

– А что вы шьете? – спросила она, увидев черную ткань.

Эвелин посмотрела на постель и улыбнулась:

– Новые шоссы и тунику для Пэна. Его собственные в ужасном состоянии после пожара, поэтому-то я и ослабела сегодня. Мой желудок устроил вчера настоящее восстание, и я не смогла заснуть. Вот и занялась шитьем. Даже не заметила, как наступило утро. – Она взяла шоссы и показала их Диаманде. – Как думаешь, ему понравится?

– О… – восхищенно произнесла девочка и потрогала ткань. – Конечно, он просто влюбится в них!

Радуясь этим словам, Эвелин положила шоссы на колени.

– Надеюсь скоро их закончить.

– Да, но это очень вредно для зрения – вам нужно больше света для работы.

Эвелин бросила взгляд на свечу, стоявшую на сундуке. Она смутно припоминала, как Рунильда, зайдя в очередной раз, зажигала ее. Только вот как давно это было?..

– Ничего, мне хватит одной, – сказала Эвелин, тронутая заботой девочки.

– Что ж… тогда давайте хотя бы поставим ее ближе, чтобы не портить глаза. – Сказав это, Диаманда подошла к сундуку, сняла свечу и аккуратно переместила ее на пол, рядом с постелью. – Вот, так уже лучше. – Она выпрямилась, улыбаясь. – Мне пора ужинать. Я вернусь, когда допью бульон, и заберу ваш кубок помыть вместе со своим.

Затем она строго добавила:

– И я жду, чтобы вы съели все до последней капли. Диаманда вышла из палатки, и Эвелин с улыбкой смотрела ей вслед. Все-таки, несмотря на некоторую косноязычность в речи, она была очень милой девочкой, с которой хотелось бы подружиться.

Эвелин взглянула на бульон в кубке и понюхала его. Пахло очень аппетитно, но она не была голодна, так как уже успела перекусить. Эвелин не хотелось обижать свекровь и Диаманду, так что, когда девочка вернется за кубком, надо будет хотя бы сделать вид, что бульон выпит.

Она посмотрела в сторону выхода. Полог не был закрыт до конца, и Эвелин могла видеть всех людей, собравшихся у костра в центре поляны. Отложив шитье, она взяла кубок и поднялась с постели.

За все это время Пэн так и не подошел к ней. Ладно, она сама способна дойти до кустиков, хоть он и велел ей всякий раз спрашивать разрешения. Слишком уж унизительно подходить сейчас и при всех просить его отправиться с ней в лес.

Эвелин вспомнила, как неловко ей было вчера, когда она «орошала» кусты, а Пэн стоял всего лишь в одном футе и все слышал. Нет, он не мог заставить ее отпрашиваться по такому поводу. Кроме того, какая разница – он все равно не узнает. Уж она наверняка сможет расположиться поблизости, не навредив своему здоровью.

Взяв кубок, Эвелин вышла и быстро обогнула палатку. Здесь, вдали от костра, было темно, и она – так как муж не счел должным проводить ее – понятия не имела, как добраться до реки. Поэтому она углубилась в лес, продираясь через цепкие ветви до тех пор, пока не отыскала достаточно отдаленное от палатки место. Там она перевернула кубок и хорошенько вытряхнула его, чтобы внутри не осталось ни одного кусочка. Поставив кубок на землю, Эвелин подняла юбку с обеих сторон и присела на корточки, но, взвизгнув, тут же вскочила. Крапива… надо же было сесть именно в эти кусты!

Морщась, она отошла чуть подальше, осторожно пощупала место, прежде чем садиться, затем продолжила начатое. На этот раз обошлось без осложнений.

Радуясь, Эвелин направилась к палатке, но на полпути остановилась. Она забыла кубок! Вокруг было так темно, что она подумала сначала вернуться утром, но побоялась, что не вспомнит, где искать. Вдобавок ко всему Диаманда обязательно вернется, и как тогда Эвелин объяснит пропажу кубка? Девочка все поймет и расстроится.

Смиренно вздохнув, Эвелин пошла туда, где, по предположению, остановилась изначально, и, опустившись на колени, начала ощупывать землю. Ворча, Эвелин вытерла руку о траву и, возобновив поиски, напоролась на крапиву. Определенно судьба испытывала ее на прочность, подумала она, потирая обожженные пальцы. К счастью, следующая попытка найти кубок увенчалась успехом.

Эвелин вернулась в палатку, даже не веря, что все получилось более или менее удачно. Остановившись за углом, она сначала выглянула и, убедившись, что никто не смотрит, быстро прошмыгнула внутрь.

Поставив кубок у постели, Эвелин снова взялась за шитье и только тогда вспомнила про сыпь на пальцах. Вздрогнув от неприятного покалывания, она переложила работу в другую руку и села… Этот опрометчивый поступок послужил хорошим напоминанием о том, что не только руки пострадали от крапивы.

Эвелин задрала сзади юбку, пытаясь рассмотреть размеры нанесенного ей крапивой ущерба. Но, естественно, как она ни крутилась, увидеть ничего толком не удалось. Потрогав кожу пальцами, она все же нащупала мелкие рубцы.

С горестным вздохом Эвелин опустила юбку. Муж, по всей видимости, прав – ее нельзя оставлять одну. О, еще и бульон разлила. Эвелин легла на постель. Сыпь от крапивы исчезнет не раньше, чем через час, так что про шитье можно было пока забыть. Хотя это и к лучшему – она все равно собиралась поспать немного.

– Ну? – спросил Пэн, когда Диаманда вернулась.

– Она спит, – ответила девочка извиняющимся тоном. – Я не знала, стоит ли будить ее, но…

– Нет. – Он вздохнул.

Пэн просил Диаманду пригласить Эвелин к костру, если ей уже лучше, но этого, похоже, не произойдет. Покачав головой, он подтолкнул ногой полено в огонь.

– Она что-нибудь съела? – послышался голос его матери, и Пэн взглянул на кубок, принесенный Диамандой.

– Да, выпила бульон.

– Что ж, я уверена, это всего лишь усталость от дороги, – сказала леди Джервилл.

– Она проспала весь день и сейчас опять спит, – недовольно отметил Пэн. – Мне кажется, она больна.

– А я считаю, что с ней все в порядке, – возразила его мать. Но Пэна трудно было провести – он отчетливо видел беспокойство на ее лице.

Тем не менее он решил пока оставить все как есть, вернее, сделать вид. Сам он, не переставая, думал о том, что у него невероятно слабая и беспомощная жена, и ему придется с особым усердием заботиться о ней, чтобы в целости и сохранности довезти до дома. А там уже в приличных условиях ей, дай Бог, станет лучше!

До Харгроува они должны добраться завтра вечером. Там Пэн заберет оруженосца, затем еще два дня – и они будут дома. На самом деле дорога от Стротона до Джервилла в целом занимала два дня, но крюк к Харгроуву удлинил путь в два раза. Пэн, конечно, предлагал родителям поехать сразу домой и оставить им с Эвелин только пару слуг для сопровождения, но мама и слышать об этом не хотела, сказав, что должна быть рядом – перевязывать ему руки и следить, чтобы он ничего больше себе не повредил.

Посмотрев в сторону палатки, Пэн решил, что весь остаток пути Эвелин проделает с ним, на его лошади, чтобы сберечь хотя бы имеющиеся силы.

Снаружи послышалось пение птиц, и Эвелин, выпрямившись, выглянула на улицу. Рассвет – она опять работала всю ночь.

После встречи с крапивой она ненадолго прилегла. Достаточно для того, чтобы обожженные места перестали болеть. Проспав до этого целый день и совершенно не чувствуя усталости, она снова взялась за шитье, обещая себе, что поработает немного, потом будет спать. Не тут-то было: работа пошла так хорошо, что Эвелин увлеклась и снова засиделась до утра.

Она понимала, что позже пожалеет об этом, но на данный момент была слишком довольна своими трудами. Эвелин успела закончить шоссы, затем весьма удачно начала тунику, которая, возможно, будет готова уже через одну ночь.

Предвкушая радость мужа от такого подарка, Эвелин распрямила спину, затем медленно и болезненно поднялась на ноги. Стоило бы устраивать перерывы и разминаться в течение ночи, но Эвелин об этом не подумала и теперь расплачивалась за многочасовое сидение в одной позе.

Эвелин аккуратно складывала вещи в сундук, говоря себе, что ничуть не расстроена тем, что муж опять оставил ее одну на ночь. Но, к сожалению, убедительно лгать она не умела. Эвелин всегда представляла себе супружескую жизнь не такой одинокой. Хотя, может быть, это только ей так повезло…

Она подошла к пологу и с надеждой выглянула наружу. Ее организм срочно требовал освобождения от лишнего груза, но, к сожалению, все до единого, как показал беглый осмотр, еще спали.

Тогда Эвелин посмотрела в сторону леса и увидела тропу на противоположной стороне лагеря. Видимо, это и была дорога к реке. Она еще раз в нерешительности взглянула на тела, лежавшие вокруг костра.

Вчера ночью, выбравшись в лес, она столкнулась с небольшими трудностями, но это было в полной темноте. Сейчас гораздо светлее, подумала Эвелин, и все должно получиться. Но как же приказ мужа не уходить никуда без его ведома?..

Эвелин принялась размышлять над последствиями неповиновения супругу, но организм настойчиво напоминал о себе.

Бормоча ругательства, Эвелин вышла из палатки и, крадучись, направилась к тропе. Пройдя по ней несколько футов, она вышла на маленькую поляну и растерянно огляделась. Реки нигде не было видно, однако дорога здесь не заканчивалась. Пожав плечами, Эвелин пошла дальше, но тропа лишь сужалась и в конце концов совсем пропала.

После недолгих раздумий она, не сходя с места, справила нужду, затем пошла обратно. Дойдя до полянки, попавшейся ей ранее на пути, Эвелин остановилась на распутье – перед ней лежали две дороги. Но она не помнила, по какой из них пришла сюда. Более того, они лежали довольно близко друг к другу, поэтому принять решение было трудно. Выбрав все-таки правую, Эвелин пошла, рассуждая так, что если это неверный путь, то она просто через несколько минут вернется и пойдет по левой. Позднее она действительно повернула, но шла почему-то очень долго, прежде чем вышла на поляну… которая оказалась уже меньше той, что была в начале.

Внушая себе, что это лишь игра воображения, Эвелин пошла по левой тропе и… через десять минут наконец признала, что заблудилась. Вдобавок солнце уже поднялось высоко – значит, ей не удастся проскользнуть в палатку незамеченной.

Эвелин уже готова была сесть и хорошенько выплакаться, согласившись с тем, что эта свадьба проклята. Однако судьбы она не очень боялась и считала ее совсем глупой, раз та бросается знаками не до женитьбы, а после.

Смахнув несвоевременные слезы, Эвелин глубоко вдохнула, оглядела поляну и, выбрав тропу наугад, решила снова попытать счастья.

Не успела она пройти и ста футов, как вдруг натолкнулась на кого-то. Радость от встречи с другим человеком длилась недолго – пока Эвелин не поняла, кого она толкнула и чем он в этот момент занимался. Мужчиной, выругавшимся за то, что его прервали, оказался лорд Джервилл.

– О… – Мигом отскочив, Эвелин попятилась, стремясь скорее оставить его в одиночестве. Однако далеко она не ушла – достаточно было вспомнить, что лорд Джервилл – ее единственный шанс вернуться в лагерь сейчас, а не к закату. Пока Эвелин собиралась с мыслями, лорд Джервилл уже закончил свои дела и подошел к ней.

– Извини, если напугал тебя, девочка, – пробасил он. – Мне казалось, что только я уже поднялся. Иначе отошел бы подальше от лагеря.

Проплутав около получаса, Эвелин с трудом представляла, в какую же глушь он собирался забраться. Говорить она ничего не стала, а только улыбнулась, надеясь, что тени от деревьев достаточно скрывали ее побагровевшее от стыда лицо.

– То есть мой муж еще спит? – спросила она в отчаянии, последовав за ним.

– Спал, когда я вышел из лагеря, но… – Они оба услышали, как кто-то торопливо пробирается между деревьями. Покачав головой, лорд Джервилл закончил: – Но полагаю, что это он идет.

– Эвелин! – Пэн появился прямо перед ними на тропе и замер на месте. – Вот ты где! Я боялся, что ты заблудилась. Разве я не говорил тебе, что нельзя ходить одной?

– Я… – заговорила Эвелин, но умолкла, как только Пэн схватил ее за руку и потащил за собой.

Они прошли примерно десять шагов и оказались на поляне.

– Но я же была совсем недалеко от лагеря, – сказала она, поражаясь обретенному дару речи.

– То есть ты действительно заблудилась, – обвинительным тоном прервал ее Пэн. Эвелин состроила гримаску – в следующий раз она обязательно должна подумать, прежде чем говорить.

– Ну… да, немножко, – призналась она. – Но потом я встретила вашего отца, и все уладилось. Кроме того, я же не ходила к реке, а всего лишь хотела… э-э… сделать другие вещи… очень важные и срочные, а вы меня вчера так и не проводили, когда мы остановились на ночлег.

– Ты не просила меня об этом, – отрезал Пэн, явно раздражаясь от ее обвинения. – И я знаю, что ты не ходила к реке. Ее здесь просто-напросто нет.

– Как это? – удивленно спросила Эвелин. – А как же мы будем сегодня мыться?

– Никак. Надеюсь, к вечеру доедем до Харгроува – там и помоемся.

– Ясно…

Эвелин это не очень понравилось. Она терпеть не могла ощущение грязи на теле после дороги и с нетерпением ждала возможности освежиться. Хотя, возможно, будет даже безопаснее искупаться в Харгроуве.

Как всегда, со вздохом она повернулась и пошла к палатке. Тут из-за спины донесся голос мужа:

– Жена?

– Да? – осторожно отозвалась Эвелин, поворачиваясь к нему.

– Если тебе нужно будет помочь… то есть… воспользоваться уборной… в общем, тебе нужно лишь сказать мне, понятно? Я же не могу читать твои мысли.

– О… – только и смогла произнести Эвелин.

«Я же не могу читать твои мысли…» Конечно, не может, раз не сходил вчера с ней! Видимо, пока она ждала, что он сам догадается, он считал, что она скажет, если ей понадобится. Эвелин кивнула:

– Да, супруг.

Довольный ее ответом, Пэн повернулся к отцу и сказал:

– Я собираюсь прогуляться в лесу.

Услышав, как нерешительно он произнес эту фразу. Эвелин нахмурилась, но тут лорд Джервилл таким же голосом ответил:

– Да, сын, я с тобой.

Проводив их взглядом, она в недоумении покачала головой, затем поторопилась в палатку собирать вещи; после завтрака времени не будет – мужу наверняка захочется скорее уехать. Кроме того, ей нужно было побольше двигаться – она уже начинала чувствовать усталость. Впереди намечался долгий день, но Эвелин решила, что, если снова завести разговор, поездка будет не такой скучной, и возможно, получится не уснуть.

Глава 10

– Миледи!

Эвелин подняла глаза и с улыбкой посмотрела на стройного темноволосого мальчика, бежавшего к ней через весь лагерь. Дэвид Харгроув, новый оруженосец Пэна. Для своих десяти лет он был уже довольно высоким. Кроме того, он обладал изящной фигурой и кукольным личиком. Повзрослев, он определенно разобьет множество сердец.

Торопясь к ней, Дэвид споткнулся о камень и упал. Эвелин очень хотелось тут же подбежать к нему и помочь встать, но она знала, что Пэн все видит и не одобрит ее порывов. Стоя на другом конце поляны, он лишь покачал головой, отметив неуклюжесть мальчика. Урок она выучила еще вчера, когда они прибыли в Харгроув. Дэвид вышел им навстречу, но, спускаясь по лестнице, оступился и полетел вниз, приземлившись прямо перед новыми хозяевами. Эвелин бросилась было вперед, но Пэн остановил ее рукой и, когда она вопросительно посмотрела на него, знаком приказал не двигаться.

Как и тогда, Дэвид быстро поднялся на ноги и пошел дальше, будто ничего не произошло. Улыбаясь, он остановился перед Эвелин.

– Его светлость говорит, вы можете начать готовить палатку для ночлега, миледи. Слуги ее установили, овчина и ящики уже внутри.

– Спасибо, Дэвид, – ответила Эвелин, не в силах проигнорировать его заразительную улыбку.

Кивнув, он поспешил обратно к Пэну, но вдруг остановился и снова подбежал к Эвелин, собравшейся было уходить.

– Да, и еще он сказал, что отведет вас к реке, как только закончит наблюдение за… наблюдение… в общем, как только освободится, – сказал мальчик, очевидно, забыв слова Пэна.

– Спасибо, Дэвид, – еще раз поблагодарила его Эвелин.

Мальчик снова кивнул и пошел обратно, ухитрившись дойти до Пэна, ни разу больше не упав.

Направляясь к палатке, Эвелин думала о нем. Дэвид был очень энергичным и жизнерадостным, правда, немножко неловким… но это скорее всего от волнения. Освоившись, он привыкнет и, несомненно, станет увереннее в себе.

В палатке работы для нее почти не было. Слуги уже сложили овчину в углу, как обычно. Когда Эвелин вошла, Рунильда заканчивала расстилать простыни. В общем, это и составляло большую часть приготовлений – оставалось только разве что поставить свечу на сундук и зажечь ее, когда зайдет солнце.

Поблагодарив Рунильду за помощь, Эвелин отпустила девушку помогать Сэли. Служанки, очевидно, очень подружились.

Оставшись одна, Эвелин вытащила из сундука тунику и шоссы. Она не знала точно, долго ли Пэн будет отсутствовать, но конец работы приближался так стремительно, что она не могла устоять перед парой стежков, пока его нет. Сначала она решила проверить все швы на шоссах и убедиться, что они идеальны.

Эвелин могла бы и вчера, в Харгроуве, дошить тунику, но неожиданно появился Пэн и, что самое удивительное, лег спать вместе с ней. Хотя, если быть честной, она бы и без него не доделала работу вчера. В момент, когда Пэн вошел, она шила, изо всех сил стараясь не уснуть. Но, проведя до этого бессонную ночь, затем целый день в седле, она совершенно вымоталась.

В Харгроув они приехали сразу после ужина. Лорд и леди Харгроув радушно приветствовали их и предложили перекусить, пока для них готовились спальни и ванны. К тому времени Эвелин уже настолько ослабела, что чуть не уснула прямо за столом, и страшно обрадовалась, когда можно было наконец пойти наверх и помыться.

Никогда прежде она не испытывала такого счастья при виде ванны. Она нежилась в душистой воде дольше, чем когда-либо, смывая с себя всю грязь двухдневной поездки. После этого она высушила волосы у камина и, расположившись в удобной постели, продолжила шить. Проработав недолго, Эвелин начала клевать носом. Глаза сами закрывались, желая остаться в таком положении, поэтому приход Пэна стал для нее избавлением.

Он вошел вместе с Дэвидом, следовавшим за ним по пятам. Мальчик тут же улыбнулся Эвелин. Пэн лишь буркнул что-то вроде приветствия в ее сторону, затем подошел к лохани, где мальчик помог ему раздеться.

Эвелин неотрывно смотрела на мускулистую обнаженную спину до тех пор, пока он не залез в воду. Когда наконец большая часть его тела исчезла за стенками лохани и Эвелин вновь смогла здраво мыслить, она скомкала свое шитье и запихнула его под кровать. Затем она легла, натянула на себя простыни и решила сделать вид, что спит, пока Пэн не примет ванну и не выйдет из комнаты. Тогда она сможет продолжить работу. Однако стоило Эвелин сомкнуть глаза, как она провалилась в сон.

Спала она крепко, а когда проснулась, обнаружила рядом с собой Пэна. Он, оказывается, не пошел вниз, к слугам, а остался здесь, буквально в дюйме от нее… Такое грандиозное событие, а она проспала его!

Эвелин вздохнула, продолжая шить. Эх, если бы Пэн не пришел в спальню и если бы она не уснула, то уже вчера закончила бы тунику и сегодня утром преподнесла бы ему. Да, она впервые за всю поездку выспалась, но… туника-то была недоделана!

Хотя, решила Эвелин, это не так уж и страшно. В любом случае она сможет закончить ее в ближайшие часа два и отдать Пэну. Тогда он по крайней мере появится в родных краях, выглядя шикарно, как сын лорда, а не как несчастный погорелец.

– Эвелин!

В палатку вбежала Диаманда и резко остановилась, взглянув на ее шитье.

– Да? – отозвалась Эвелин, но все внимание Диаманды было приковано к тунике, лежавшей у нее на коленях.

– О, ты почти закончила! – удивленно воскликнула девушка и подошла ближе, чтобы посмотреть. – Так красиво… У тебя прекрасно получаются швы, а вот мне они никогда не удаются, – сухо призналась она. – Но здесь опять становится слишком темно для такой тонкой работы!

Эвелин огляделась и в изумлении заметила, что солнце опустилось гораздо ниже с тех пор, как она смотрела в последний раз.

– Боже, ты сильно испортишь глаза! – не отставала Диаманда. Она подошла к сундуку, сняла с него свечу и бережно поставила ее рядом с постелью.

Эвелин с удивлением заметила, что свеча уже была зажжена. По всей видимости, она снова так увлеклась работой, что не заметила, как приходила Рунильда. Эвелин считала, что ей безумно повезло с этой девочкой: горничная всегда выполняла не только то, чего от нее ждали, но и мигом разрешала всевозможные мелкие проблемы, что и делало ее незаменимой.

– Так-то лучше, – сказала Диаманда с довольной улыбкой. – По крайней мере не ослепнешь – это очень хорошо.

Она дружески похлопала Эвелин по плечу и вышла. Провожая ее взглядом, Эвелин поняла, что девочка скорее всего так увлеклась проблемой зрения, что забыла сказать то, зачем изначально пришла к ней в палатку. Она продолжила работу, гадая, что бы это могло быть.

Через пару минут в палатку ворвался раздраженный Пэн, бормоча что-то про глупых, пустоголовых девчонок. Быстро спрятав тунику за спину, Эвелин вопросительно улыбнулась ему.

– Диаманда должна была передать, что я могу отвести тебя на реку сейчас, если хочешь, – объявил он и нахмурился, увидев свечу, поставленную слишком близко к постели. – Ты рискуешь опять устроить пожар, жена.

– Я… – Эвелин замолчала, не собираясь объяснять, что это Диаманда переставила свечу.

– Задувай свечу, бери все, что необходимо, и пойдем, – сказал Пэн и быстро вышел из палатки.

Облегченно выдохнув, Эвелин сделала, как он велел, взяла из сундука белье и поспешила вслед за ним.

* * *

– Я не слышу тебя! – крикнул Пэн и повернулся к ней лицом.

– Я не знаю, что говорить, – сразу ответила Эвелин, плескаясь в воде.

Немного успокоившись, Пэн снова встал к ней спиной. Он впервые взял Эвелин на реку с тех пор, как она чуть не утонула. Когда они подошли к берегу, он сначала заявил, что глаз не спустит с нее, потому что не хочет повторения того несчастного случая, но ему пришлось уступить, так как она тут же опустила плечи и сказала, что обойдется этим вечером без купания. Похоже, его жена до сих пор стеснялась, однако он не мог позволить ей из-за этого лишиться возможности смыть с себя усталость после долгой дороги. Тогда он согласился повернуться спиной, но взамен она должна была все время что-нибудь говорить, чтобы он не волновался. Поначалу Эвелин просто докладывала ему о своих действиях: «Я еще не в воде, раздеваюсь», – объявляла она, когда он отвернулся. «Мне просто сообщить вам, когда я уже войду?» «Да», – отрезал Пэн, не желая знать подробностей. Воображение и так изводило его всякими картинками – худшей пытки не придумаешь. Несмотря на неуклюжесть, слабость и, по всей вероятности, плохое здоровье, его жена была довольно-таки лакомым кусочком. Немало мучений ему приходилось переживать в течение дня, когда она часами сидела перед ним на лошади, прижимаясь к нему ягодицами и бедрами, а грудь соприкасалась с его рукой, которой он обхватывал ее.

Последние три дня Пэн прикладывал немало стараний, чтобы сидеть спокойно в седле и не тереться об ее тело или не дотронуться случайно до груди. Поскольку лошадью управляла она, ему больше ничего не оставалось, кроме как предаваться фантазиям. Он подолгу воображал, как его горячие руки снимают платье с ее плеч, обнажая полную мягкую грудь, и он ласкает, массирует ее, нежно пощипывая каждый сосок. Он целует ее в шею, в то время как его рука опускается от груди к кругленькому животику, затем скользит ниже, и над его ухом раздаются сладкие, нежные звуки от небывалого удовольствия, которое он доставляет ей, лишь только его пальцы прокрадываются меж ее ног. Ласки порождают в ней столь сильное возбуждение, что она поворачивается к нему лицом, снимает с него шоссы, с его помощью приподнимается, затем садится верхом…

Естественно, в реальной жизни лошадь Пэна не выдержит такого поворота событий и, взбрыкнув, сбросит обоих завершать свои дела где-нибудь в грязной луже. Но проблема не только в этом. С такими руками он не способен на воплощение даже самой крошечной фантазии – вот что по-настоящему угнетало.

Пожар не только обжег Пэну руки и забрал всю одежду – он еще и украл у него брачную ночь… и все последующие тоже. При других обстоятельствах Пэн совершенно точно «заботился» бы о своей жене при каждой возможности. Его нижняя часть тела сгорала от жуткого интереса, стоило ему лишь приблизиться к Эвелин. И похоже, больше не было никакого толку от того, что он избегал ее по ночам, уходя спать к слугам. Но уж лучше так, чем ложиться в палатке рядом с обнаженной женой, до которой даже дотронуться нельзя. И все из-за ожогов.

Если бы он мог, то давно пересадил бы Эвелин на отдельную лошадь, но его долгом было подучить ее. Несмотря на очевидное присутствие навыков, она заявляла, что боится пока ездить одна. Тогда Пэн решил, что обязан посадить ее вместе с собой и пусть учится, пока не обретет должную уверенность в себе. Зная по собственному скорбному опыту, насколько не приспособлена к жизни в глуши его жена, он решил больше не рисковать и идти на уступки.

– О чем я должна говорить? – спросила Эвелин, выведя Пэна из глубоких раздумий.

– Не важно, я просто должен тебя слышать, – ответил он. – Ну… расскажи, как ты росла в Стротоне.

Задав этот вопрос, Пэн надеялся узнать, чему же все-таки она успела обучиться. Тогда он будет знать, чего недостает, и поможет ей сориентироваться.

– А, ну тогда… – заговорила Эвелин и пустилась в долгий бессвязный рассказ.

Пэн вскоре понял, что стоило, наверное, задать конкретный вопрос о ее навыках, ибо Эвелин, похоже, была просто в восторге от собственного голоса. Несмотря на очевидную усталость, она трещала без умолку вчера, в последний день перед Харгроувом, и сейчас. Хотя он вовсе не возражал, так как с помощью этих монологов смог ближе узнать свою жену, составить весьма четкое представление о ее семье и детстве.

Эвелин даже не подозревала, насколько хорошо он разобрался в ее характере. Пэн заметил, что Эвелин ни одним дурным словом не обмолвилась о своих кузенах, которые всячески изводили ее, заставляли чувствовать себя ничтожеством и нанесли тяжкий удар по ее счастливой жизни с любящими родителями и братом в уютном доме. Она ему ничего про них не рассказывала, и все же Пэн сам быстро раскусил эту жестокую задиристую троицу и с огромным трудом переносил их существование. Он понимал, они были обижены, что у них отобрали отца, дом и все наследство, но зачем же свою злость срывать на Эвелин?

Пэн полагал, что причиной всему – зависть и инстинкт нападения на самого слабого. Естественно, они не могли бы таким же образом атаковать дядю с тетей или тем более Уэрина, который, не церемонясь, расправился бы с ними. Также он повел бы себя, увидев, что они досаждают Эвелин, но Пэн был уверен – кузены нападали на нее без свидетелей и знали, что она не станет ябедничать.

К тому времени, как она закончила мыться и целая-невредимая вышла на берег одеваться, Пэн пришел к выводу, что надо срочно заняться повышением ее самооценки. Кроме того, он понял, что скорее всего заблуждался, считая ее неумелой. Такие любящие родители, как лорд и леди Стротон, не могли отправить свою дочь во взрослую жизнь, не дав необходимых знаний.

Пэн заподозрил, что неуклюжесть и постоянные ошибки Эвелин – последствия травли ее кузенами… Точно так же и Дэвид мог споткнуться о собственную ногу, потому что нервничал и слишком страстно желал угодить.

Ничего, необходимо лишь время и терпение – и у него будет идеальная жена. – Супруг, я готова.

Посмотрев на нее, Пэн не смог сдержать улыбки. Она была одета в очередное безразмерное темное непривлекательное платье, влажные волосы прядями спадали на лицо. Но ничто не могло скрыть ее красоты: огромных глаз, сияющих добротой и искренностью, легкой улыбки на губах.

Что ж, его родители неплохо постарались, подумал Пэн. Он был очень доволен их выбором. В один прекрасный день он, возможно, даже влюбится в нее… Пока же она ему просто нравилась, но Пэн считал, что этого вполне достаточно. Хорошо, когда жена тебе нравится – так гораздо проще жить с ней.

Сообразив, что он стоит и улыбается как идиот, Пэн сделал над собой усилие, посерьезнел и жестом показал Эвелин идти впереди него. Итак, если бы она была его лошадью, он кормил бы ее яблоками и похлопывал по крупу; будь она его оруженосцем, наградил бы рукопожатием, похлопал бы по спине, хваля: «Молодец!» Тут Пэн в ужасе понял, что совершенно не знает, как поступить в этой ситуации с женой.

– О нет! Что…

Крик Эвелин отвлек его. Пэн хотел спросить, что ее так расстроило, но она в этот момент уже бежала к лагерю. Бросившись следом, он увидел, что из их палатки идет дым и вокруг собралась целая толпа.

Эвелин начала расталкивать людей.

– Жена! – Он схватил ее за руку, не давая войти в палатку, но из-за повязки не смог удержать, и Эвелин ворвалась внутрь.

Ругаясь, он последовал за ней.

– Все в порядке, – сказала его мать, закончив осматривать повреждения. – Никто не пострадал – это самое главное.

– Это точно, – согласился лорд Джервилл, подходя к Пэну.

Судя по жалобному стону, который издала Эвелин, взглянув на обуглившуюся постель, она не была с этим согласна.

– Что здесь произошло? – угрюмо спросил Пэн.

– Похоже, огонь от свечи перекинулся на овчину, – нехотя констатировал отец.

– Я же говорил тебе, слишком близко стоит! И велел, между прочим, задуть ее, прежде чем идти со мной.

– Я задула! – крикнула Эвелин. – Честно!

– Очевидно, нет, – прорычал Пэн. – Лично я не сомневаюсь, что ты так спешила, что просто дунула и вышла, не посмотрев, исчезло ли пламя.

Эвелин поджала плечи, чувствуя, что он прав.

– Да, супруг, должно быть, все именно так и было. Это я во всем виновата.

От такой реакции Пэн нахмурился. В ее голосе слышалась нечеловеческая подавленность, по щекам катились крупные слезы, и было невероятно тяжело наказывать ее за оплошность, когда она и так выглядела совершенно уничтоженной.

Вздохнув, он сказал:

– Что ж, в конце концов, это всего лишь стопка шкур. Никто не пострадал, и ничего сверхважного не сгорело.

– Ничего сверхважного… – эхом пролепетала Эвелин, упала на колени и, к его изумлению, разразилась громкими рыданиями.

Для Пэна было настоящим облегчением, когда мать выставила его вместе с отцом из палатки, сказав, что сама позаботится об Эвелин. Он-то и понятия не имел, как помочь ей. Единственной возможной причиной ее расстройств, как он понял, могла быть только постель, к которой она успела привыкнуть за это время. Сундук стоял в противоположном углу палатки, огонь до него не добрался. Пострадали только овечьи шкуры – очевидно, кто-то заметил пожар, когда он только начался, ведь даже сам навес не был тронут.

Точно, она заплакала из-за разрушенной постели. По приезде в замок Джервиллов Пэн раздобудет для нее целую стопку таких же овечьих шкур, лишь бы не расстраивалась. Он распорядится, чтобы их разложили у камина, и Эвелин сможет лежать на них, когда ей захочется.

Хотя… он с удовольствием присоединится к ней. Мысль была довольно заманчива – холодными зимними вечерами греться у огня вместе и пить сидр…

Нет, никакого сидра, подумал он. Эвелин наверняка прольет его на платье и снова будет думать, что неуклюжести ее нет предела. Но есть и другой способ: сначала раздеть ее, а потом уже дать сидр в руки. Да, это определенно выход из ситуации, решил Пэн, улыбаясь воображаемой картине. Эвелин голая, у камина, с сидром… даже если прольет – ничего страшного, тогда он просто слижет его с нее. Шикарная идея! Слизывать капельки с ее полной груди, ласкать языком затвердевшие соски, затем…

– Какого черта ты улыбаешься? Твоя жена только что спалила вашу постель! – заорал на него отец.

– Ага, спалила. – Улыбка Пэна стала еще шире. Опомнившись, он заставил себя выглядеть серьезным.

– Извини, сынок, что я вот так говорю, но… да, Эвелин очень милая девушка, но несчастья будто сами идут к ней. Если бы я знал…

– С ней все хорошо, пап, не нужно извиняться. Я вполне доволен ею.

– Что? – Уимарк ошарашенно уставился на него. – Она что, толкнула тебя, когда вы были на реке, и ты ударился головой?!

– Нет, конечно! – сердито ответил Пэн.

– Но что-то ведь случилось? – настаивал отец. – Сначала ты несколько дней подряд с первой же вашей встречи ругался и жаловался на ее слабость и отсутствие опыта, а теперь, когда она дотла спалила вашу постель, заявляешь вдруг: «Я вполне доволен ею»!

Пэн раздраженно взглянул на отца, но спорить дальше не стал. Вместо этого он позвал оруженосца и отправился вместе с ним на реку помыться и заодно обдумать дальнейшую жизнь Эвелин.

– Эвелин, милая. Ну, не надо, прошу тебя, – говорила леди Джервилл, опустившись на колени и обнимая девушку.

Эвелин изо всех сил пыталась остановиться, но не могла и, прижавшись к матери Пэна, продолжала рыдать. Она безумно устала, ей уже ничего не хотелось – только спать. С самого дня свадьбы одни беды, сплошные неудачи, одна за другой! А то, что произошло сейчас с постелью, было уже последней каплей, переполнившей чашу ее унижений.

Она рассчитывала, что туника и шоссы помогут изменить ошибочное мнение мужа о ней. Она не могла признаться ему, что умеет ездить верхом и что на самом деле никогда не была неуклюжа, что этим подарком надеялась продемонстрировать свое умение шить. Также появилась бы возможность доказать свою выдержку. Она объяснила бы, что засыпала днем, потому что ночами трудилась над его нарядом… Она приложила столько стараний, которые пропали в один миг из-за ее же собственной невнимательности. Эвелин думала, что затушила свечу, даже смутно припоминала легкий дымок, но, как видно, ошиблась.

– Дорогая!.. – чуть сама не застонала леди Джервилл, крепче прижимая к себе Эвелин. – Что случилось? Я уверена, это не из-за шкур. Ведь их легко заменить.

Эвелин покачала головой, уткнувшись в плечо женщины. Слезы почти остановились, но она все равно пока не могла говорить.

– Тогда в чем же дело? Ты боишься, что Пэн сочтет случившееся новым признаком твоей неловкости?

Помолчав секунду, Эвелин вновь разразилась рыданиями.

Леди Джервилл оставила пока попытки успокоить ее и просто начала укачивать, как ребенка, терпеливо ожидая, пока Эвелин сама успокоится. Постепенно рыдания перешли в стоны, затем во всхлипы и икоту. Наконец Эвелин села прямо. Леди Джервилл начала гладить ее по руке.

– Теперь ты можешь поделиться со мной? – тихо спросила она.

Эвелин слабо кивнула, но, так и не начав говорить, в унынии перевела взгляд на обуглившиеся остатки постели.

– Может, тебе дать попить? – предложила леди Джервилл. – Я могу попросить Рунильду принести что-нибудь.

Эвелин покачала головой.

Они обе молчали еще пару минут, и леди Джервилл открыла рот, чтобы снова заговорить, но тут Эвелин выпалила:

– Я шила Пэну тунику и шоссы.

Заметно успокоившись, леди Джервилл сказала:

– Ах да, я знаю, милая. Дело в том, что я очень волновалась из-за того, что ты так устаешь, и Сэли сказала об этом твоей служанке. Тогда Рунильда просила ее передать мне, что не нужно беспокоиться, и поведала о твоих ночных трудах. – Леди Джервилл снова похлопала Эвелин по руке. – Сегодня вечером Рунильда сказала, что ты почти закончила.

– Да, но теперь… – произнесла Эвелин и с ужасом осознала, что по ее щекам потекли новые слезы.

– Что? – испуганно спросила леди Джервилл.

– Я работала, когда Пэн пришел, чтобы забрать меня на реку… Я отложила шитье на постель, задула свечу и поспешила за ним… – Голос Эвелин становился все печальнее. – Я думала, что огонь погас… не стала ждать, чтобы убедиться, просто решила…

– То есть одежда сгорела вместе с постелью?! – воскликнула леди Джервилл с нескрываемым ужасом.

Эвелин кивнула.

– О, бедная моя! – Женщина снова притянула ее к себе, но Эвелин, похоже, не могла больше плакать. У нее вырвался тихий всхлип – и все. Слезы кончились.

Несколько минут они сидели молча. Леди Джервилл выглядела совершенно растерянной, не зная, что сказать, чтобы как-то облегчить боль Эвелин. Она лишь снова и снова повторяла «бедное дитя», но Эвелин и сама понимала – нет таких слов, которые могли бы сейчас успокоить ее. Она была совершенно вымотана, подавлена и разбита. Ей хотелось только спать.

Тут в палатку заглянула Сэли. В руках она держала пару овечьих шкур.

– Лорд Джервилл велел мне принести их сюда, – сказала она, затем, обернувшись, отошла в сторону, уступая дорогу Рунильде. Горничная Эвелин привела с собой еще четверых слуг.

– Лорд Джервилл прислал их, чтобы убрать отсюда сгоревшие шкуры, – сказала Рунильда.

Эвелин знала, что в то время как Сэли говорила «лорд Джервилл» про Уимарка, Рунильда так же называла самого Пэна. И по какой-то необъяснимой причине тот факт, что «лорд Джервилл» относилось к ним обоим, вызывал в Эвелин чуть ли не истерический смех.

Леди Джервилл с беспокойством посмотрела на нее.

– Давай отойдем, не будем мешать им работать.

С ее помощью Эвелин встала на ноги, и вместе они отошли в угол палатки. Мужчины принялись выносить сгоревшие шкуры. Рунильда принесла ветвь с листьями и вымела наружу остатки пепла. Затем Сэли помогла ей соорудить постель и накрыть ее простынями, взятыми из сундука Эвелин.

– Вот, все готово. – Леди Джервилл подвела Эвелин к вновь созданному гнездышку. – Тебе нужно немного отдохнуть. Я пришлю за тобой Рунильду, как только ужин будет готов.

– Я не хочу есть, – угрюмо ответила Эвелин, позволяя уложить себя в постель.

Она заметила беспокойные взгляды, которыми обменялись женщины, но была слишком слаба, чтобы как-то реагировать на это.

– Ладно, сейчас ты просто поспи, – сказала леди Джервилл. – Вот увидишь, тебе станет гораздо лучше.

Эвелин послушно закрыла глаза и тут же уснула.

Глава 11

Вернувшись после обучения новых слуг, Пэн уселся за столик на козлах и приготовился уже расслабиться и выпить, как вдруг раздались негромкие женские шаги. Он испуганно посмотрел на лестницу, но сразу же успокоился, увидев, что идет его мать. Меньше всего ему сейчас хотелось видеть жену – он был не в том настроении, чтобы созерцать ее печальное лицо.

– А, Пэн! – Заметив его, мать ускорила шаг. – Хорошо, что ты здесь – надо поговорить. Где твой отец?

– Уже идет сюда из конюшен. Будет с минуты на минуту, – ответил Пэн и приподнял бровь. – А где моя жена?

– Наверху, шьет.

– Ну, естественно, – сухо заметил Пэн.

Это, видимо, было ее любимым занятием. Только ему пока не доводилось увидеть результатов. Пэн решил, что сейчас она трудится над платьем, ибо те, что она носила, были темными, тусклыми и слишком велики ей. Поэтому Пэн питал большие надежды, что сейчас в спальне она создает новое, более яркое и по размеру. Но на одно платье невозможно потратить так много времени, а шить она начала еще во время поездки, и он видел это, временами заглядывая к ней в палатку. Приехав в Джервилл, Эвелин продолжила работу, и вот уже три дня занималась только шитьем. Или спала. Или плакала – иногда даже во сне.

Все время, пока они ехали за оруженосцем, Эвелин пребывала в образе этакой счастливой болтушки, но в последний день поездки в Джервилл все изменилось. С тех пор как произошел пожар в их палатке, она ходила как привидение. Пэн даже соскучился по ее жизнерадостным разговорам, и для него невыносимо было видеть, какой слабой и печальной она стала. И что хуже всего – он не имел ни малейшего представления, как ей помочь. Поначалу он надеялся, что это лишь тоска по дому, которая скоро должна пройти, но вместо того чтобы вновь начать радоваться жизни, Эвелин лишь все глубже уходила в себя.

– Зря ты так говоришь. Она шьет тебе новые шоссы и тунику. Заново. – Леди Джервилл раздраженно отчеканила каждое слово. В этот момент вошел лорд Джервилл.

– Шоссы и тунику? Мне? – поразился Пэн. – Но зачем? Это ей нужна новая одежда!

– Да, – подтвердил лорд Джервилл, приблизившись к столику. – У девочки ведь нет ни одного подходящего платья. А те, что имеются, мрачные какие-то, страшные. – Он поцеловал жену в щеку и присел рядом с сыном. – Полагаю, что голубое, порвавшееся на свадьбе, и красное, которое сгорело, были единственными цветными в ее гардеробе.

Леди Джервилл хмуро посмотрела на мужа, затем гневно обратилась к Пэну:

– Твоя жена, позволь сообщить, ночами не спала, шила тебе новую одежду взамен изуродованной при пожаре в Стротоне. Именно по этой причине она по вечерам безвылазно сидела в палатке, а днем валилась с ног. Она шила одежду для тебя.

Пэн даже растерялся, услышав эти новости. Первым заговорил его отец:

– Ну, значит, она чертовски медленно работает, раз до сих пор не закончила.

– Уимарк, – не на шутку разозлившись, сказала леди Кристина, – Эвелин уже тогда почти дошила их, но они сгорели в палатке. Она была чудовищно расстроена, однако, приехав сюда, начала работу заново. Думаю, новый комплект скоро будет готов.

– Хм… – При упоминании о пожаре лорд Джервилл нахмурился. – Так вот почему она так грустила? Из-за каких-то тряпок?

– Да, частично, но мне кажется, она и по дому очень скучает. – Леди Джервилл перевела недовольный взгляд на Пэна. – А ты ей совсем не помогаешь!

– Я? – удивленно переспросил Пэн. – А что я могу сделать? Я-то ей ничем не досаждал!

– Да, но и не сделал ничего, чтобы поддержать ее, – возразила его мать. – Ты нашим собакам уделяешь больше внимания, чем Эвелин. Им ты хотя бы кость кидаешь. Время от времени.

– Я вообще-то и не могу уделять ей внимание, – возмутился Пэн. – Ты забыла, что с моими руками?

– Пэн, я сейчас говорю не про постель! Ты хоть раз говорил с ней дольше одной минуты?

– Говорил с ней? – Пэн взглянул на мать с явным непониманием, что еще больше разозлило леди Джервилл.

– Ты что, был слеп все эти годы? Или долгий поход так повлиял на тебя? Ты, случайно, не замечал, что твой отец постоянно разговаривает со мной?!

– Я не это имел в виду, – огрызнулся Пэн. – Я хотел сказать, что она… в общем, обычно она сама… была такая…

– Он пытается донести до тебя, что ему прежде не удавалось и слова сказать, – встрял отец. – По крайней мере, когда она болтала во время поездки верхом.

– А, ну так это она боролась со сном, – сказала леди Джервилл.

– Да уж, я заметил – эта девочка любит подольше поспать, – сухо ответил лорд Джервилл. – Однажды она заснула прямо в седле, хотя должна была учиться управлять.

– Только один раз, – отпарировала леди Джервилл в защиту Эвелин. – Да и то потому, что до этого всю ночь шила.

Она помолчала секунду, затем, вздохнув, продолжила:

– Я обещала ей хранить тайну, но поскольку вы оба упорно считаете ее никчемной, а она очень расстраивается из-за этого, позвольте вам кое-что рассказать.

Пэн с отцом переглянулись.

– То есть она все-таки что-то может? – недоверчиво спросил лорд Джервилл.

– Да, – твердо ответила леди Кристина.

– Дорогая, я понимаю, что Эвелин тебе нравится, но она даже верхом ездить не умеет, – напомнил ей Уимарк.

– Умеет.

– Нет, она…

– Мама права, – вмешался Пэн, не дав отцу спорить дальше. – Эвелин не умела, когда мы уезжали из Стротона, но у нее есть способности, и она хорошо выучилась к тому времени, как мы прибыли сюда. Уже по дороге из Харгроува я хотел дать ей своего коня, но она сказала, что пока не уверена в своих силах, и я разрешил ей и дальше ехать вместе со мной.

– Вы не понимаете, – сказала леди Джервилл. – Она умела ездить верхом еще до того, как покинула Стротон.

– Не смеши, Кристина, – отмахнулся Уимарк. – Зачем ей понадобилось лгать и заставлять нас думать, что она не обучена?

– Чтобы спасти руки Пэна.

– Что?! – в ужасе воскликнул Пэн.

– Ты настаивал на том, чтобы самому управлять лошадью. Эвелин – собственно, как и я – боялась, что ты поранишься еще больше. Тогда она выдумала этот предлог, чтобы взять поводья в свои руки, чтобы ты думал, будто обучаешь ее.

– Хороша ученица. Весь следующий день проспала, – фыркнув, заметил лорд Джервилл.

– Она шила всю ночь, – напомнила леди Джервилл. – Но заметь, она и потом все время работала и тем не менее ухитрялась оставаться бодрой.

Уимарк призадумался.

– Значит, говоришь, эта девочка знает достаточно?

– Да. Во время праздничного ужина ее мать рассказала мне обо всем, чему она учила дочь. Эвелин подготовлена к замужней жизни, пожалуй, лучше любой своей сверстницы.

– Вести домашнее хозяйство? Распознавать и лечить болезни? Распоряжаться слугами? – начал допытываться лорд Джервилл.

– Да. Все это и многое другое.

– Тогда почему она не следила за повязками Пэна? Я смотрю, им занимаешься только ты.

Леди Джервилл замялась.

– Да, но… я уже извинялась перед Эвелин… просто я объяснила ей, что Пэн – мой сын.

– Угу, а этот дом – твои владения, – мягко сказал лорд Джервилл.

– О чем ты? – поморщившись, спросила Кристина.

– Ты говоришь, что Эвелин грустит, потому что Пэн не считается с ней, а еще она скучает по семье, верно?

– Да, конечно.

– Но возможно, дело не только в этом.

– А в чем еще?

– Кристина, пойми, Эвелин не только попрощалась со своим домом и семьей. Она приехала к нам. Если твои наблюдения верны и ее действительно хорошо обучили – подразумевалось, что, выйдя замуж, она переселится в новый дом и будет сама следить за ним. Но здесь наш дом, твоя личная территория. Хозяйка здесь ты, знаешь, где что лежит, а ей тут просто нечего делать, нет возможности показать себя. Она как гость.

Леди Джервилл утомленно опустилась на скамейку между мужем и сыном.

– Об этом я даже не подумала…

– Понимаю, – мягко ответил лорд Джервилл. Он помолчал секунду, затем сказал:

– Мне по приезде сообщили, что умер старик Леджер.

– Да, я знаю, – в некотором замешательстве ответила леди Джервилл. – Ты мне уже говорил.

– А он был кастеляном в Рамсфелде, – продолжил Уимарк. Он говорил про отчий дом жены. После женитьбы они объединили две земли, но жить остались в Джервилле.

– Да, помню. – Голос леди Джервилл звучал теперь раздраженно.

– А я вот как раз думал, кто же теперь будет вместо него смотреть за замком…

Пэн выпрямился, понимая, к чему клонит отец. Мать, очевидно, тоже сообразила – он видел, как изменилось ее лицо. Но довольной она не выглядела.

– Уимарк… – начала она, но лорд Джервилл прервал ее:

– Может быть, Пэн вместе с Эвелин отправится туда?.. – Но…

– А что, хорошая возможность узнать друг друга лучше, без посторонних, – сказал он, предупреждая все ее протесты. – Кроме того, у нее появится свой собственный дом, которым она сможет распоряжаться, и не будет больше чувствовать себя гостьей, принятой из милости.

– О… – уступая, вздохнула леди Джервилл.

– Милая, у тебя все хорошо?

– А?.. – Эвелин с отсутствующим взглядом посмотрела на леди Хелен.

Они ужинали за большим столом. Эвелин сидела между леди Джервилл и леди Хелен. Пэна, как обычно, не было. Точнее, сначала он был – беседовал с отцом, но как только Эвелин спустилась, поспешил уйти.

Она считала, что это из-за нее. Пэн, казалось, постоянно избегал ее… до такой степени, что даже ужинать не хотел за одним столом с ней. Где он спал – тоже оставалось загадкой. Эвелин же каждую ночь оставалась одна.

– Ты сейчас печально вздохнула, – сказала леди Хелен. – Ты чем-то огорчена?

Эвелин натянуто улыбнулась. Леди была доброй женщиной, как и мать Пэна. Вообще с тех пор, как она приехала в Джервилл, все обращались с ней ласково, были такими душевными и отзывчивыми, что Эвелин иногда забывала, что ее собственный муж не принимает в этом никакого участия. Эвелин снова вздохнула, но, теперь заметив это, покачала головой, злясь на себя.

– Простите, миледи.

– Не нужно извиняться, Эвелин, – вступила в разговор леди Джервилл, погладив девушку по руке. – Ты ни в чем не виновата.

Эвелин нахмурилась.

– Но ведь это из-за меня Пэн никогда не ужинает вместе с нами. За это стоит попросить прощения.

– Что? – Это заявление удивило леди Джервилл. Сглотнув, Эвелин признала:

– Ваш сын явно не доволен мною как женой. С того времени, как мы здесь, он постоянно избегает меня и даже не ест со всеми, потому что я тут сижу. Стоит ли говорить о том, что он не приходит спать в собственную комнату.

– О, Эвелин! – Леди Джервилл посмотрела на нее в изумлении. – И ты действительно считаешь, что все это из-за тебя?

– Какая же еще может быть причина? – беспомощно спросила Эвелин. – Я говорила с Диамандой – она сказала, что до моего появления Пэн и ужинал в зале, и спал в своей кровати. Она считает, что я тут не виновата, но в то же время других объяснений найти не может.

– Потому что он не знает… – начала леди Джервилл, но прикусила губу.

Эвелин хотела уже спросить, что имеется в виду, но тут женщина скривилась и с отвращением сказала:

– Господи, столько глупых секретов… «не говори ему то, не рассказывай ей это…» Мне стоило предвидеть, что он ничего сам не объяснит. В этом он копия отца. Ладно, давай, чтобы поберечь твои нервы и сердце, скажу тебе одну вещь – сама я додумалась до нее лишь спустя долгие годы совместной жизни с Уимарком: если ты чего-то не понимаешь – спрашивай! И ни в коем случае не бойся показаться глупой – потому что еще глупее строить догадки, не задавая ни одного вопроса.

Сделав глоток из кубка, она продолжила:

– Сейчас ступай наверх и войди в спальню, не постучавшись – имеешь на это право. Молча выслушай реакцию, а затем спроси мужа, почему это он не спит с тобой. Ответ, возможно, очень удивит тебя.

Эвелин уставилась на нее в недоумении. Она мало поняла из того, что сказала леди Джервилл. Так много секретов? Каких? Ей казалось, что она сама доверила этой женщине пару своих. Или здесь еще у кого-то есть тайны?

– Иди, – резко прервала ее мысли леди Джервилл. Эвелин взглянула на леди Хелен, но та, видимо, тоже была сбита с толку.

Неохотно поднявшись, Эвелин перешагнула через скамейку и не спеша направилась к лестнице. С одной стороны, было любопытно, что же за ответ ждет ее там, наверху; с другой – совершенно не хотелось его слышать. Достаточно было предположить, что муж не выносит ее присутствия. Еще хуже убедиться в этом.

Какая же она трусиха! Даже противно стало. Родители растили ее не такой, но все же… столько всего успело произойти за последнюю неделю, что Эвелин начинала чувствовать себя верблюдом, спина которого вот-вот сломается, если на нее положат еще хотя бы одну соломинку.

Не все, конечно, было так плохо. По прибытии в Джервилл многое наладилось: ей даже казалось, что она снова дома. Леди Джервилл очень напоминала ее мать, которая вела хозяйство с видимой легкостью и непринужденностью. Эвелин, правда, ничего, кроме шитья, не оставалось, но она не очень возражала. С ее «достижениями» за прошедшие несколько дней она была только рада, что ей не поручали никакой работы по дому – не хотелось открывать в себе новые черты непригодности, о которых она, быть может, и не подозревала вовсе.

Эвелин чувствовала себя гораздо комфортнее, занимаясь пошивом новой одежды для Пэна. Пока что он носил шоссы и тунику покойного брата Адама – благо у них был один размер. Но она считала, что ему все-таки нужно иметь свою собственную одежду. А шила она по крайней мере хорошо.

Итак, Эвелин трудилась, одновременно наслаждаясь общением с Диамандой, леди Хелен и леди Джервилл. Они все были такие хорошие, добрые, а Диаманда – очень жизнерадостная девочка – похоже, целиком взяла на себя задачу развлекать Эвелин и не давать ей грустить.

Единственной проблемой были очевидное безразличие со стороны мужа. А как же еще это можно назвать? Он постоянно избегал ее, а они даже в постели еще не были. Это не могло не расстраивать после тех надежд, что переполняли ее в первую брачную ночь, когда он с таким рвением прикасался к ней и ласкал.

Мысли Эвелин прервались, как только она дошла до комнаты рядом с той, в которой должна была жить вместе с мужем.

Глубоко вдохнув, Эвелин приложила ухо к двери, чтобы хоть приготовиться к тому, что ее ждет, но ничего не услышала, даже шепота. Распрямив плечи, Эвелин приготовилась постучать, но, вспомнив о настоянии леди Джервилл, опустила руку, постояла еще секунду, затем открыла дверь.

Дэвид отправил ему в рот очередную ложку гуляша, и тут Пэн услышал, как открылась дверь. Он думал, что вошел отец, но, повернувшись, чуть не подавился, увидев на пороге жену.

Удивление в ее глазах подсказывало, что она скорее всего не ожидала его здесь застать или же просто не знала, чем он занимается.

Пэн перевел взгляд на оруженосца. Он был несказанно рад появлению этого мальчика. Первые дни после пожара стали в жизни Пэна, пожалуй, худшими. Травма рук лишила его возможности самому справляться с простейшими повседневными задачами – накормить себя, одеть, помыть… Даже сходить по личным надобностям не получалось без унижения. Он мог своими лапами спустить шоссы с бедер, а вот надеть обратно не получалось. Отец помогал ему, как мог, но для Пэна существование превратилось в кошмарный сон.

Действительно, приезд в Харгроув стал спасением – наконец появился верный помощник. Но, несмотря на это, Пэн был слишком горд, чтобы позволить другим видеть, насколько он беспомощен, – не важно, как часто приходилось это скрывать. Поэтому с тех пор, как появился Дэвид, Пэн с его помощью ел вдали от всех. В первую ночь мальчик кормил его на поляне у реки. Когда они добрались до Джервилла, Пэн велел ему приносить еду наверх, в комнату Адама. Затем мальчик помогал ему раздеться перед ванной, и на этом очерчивалась граница. Дэвид предлагал – конечно, с большой неохотой – помыть его, но Пэн, не желая позорить ни себя, ни его, просто обходился недолгим лежанием в воде.

По такой схеме они и жили. Каждое утро Дэвид одевал Пэна, затем всюду следовал за ним, исполняя свои обязанности. Когда подходило время обеда, Пэн отправлялся наверх и ждал, пока Дэвид принесет из кухни еду. Так же проходил и ужин. Позднее мальчик помогал Пэну лечь, затем отправлялся спать на соломенной подстилке в углу.

– Так, Дэвид, спасибо, я закончил. Можешь отнести это обратно в кухню.

Оруженосец помедлил, очевидно, сомневаясь, что Пэн решил остановиться, съев только половину. Тем не менее он кивнул, забрал оставшееся и, пройдя мимо Эвелин, вышел из комнаты.

Пэн перевел взгляд на жену. Сначала она в нерешительности стояла у порога, затем, подняв голову и расправив плечи, вошла и закрыла за собой дверь. Он настороженно ждал, что же последует за этим.

– Так значит, вы едите здесь не потому, что избегаете меня?

Пэн был так шокирован ее словами, что даже рот открыл. Опомнившись, он изумленно воскликнул:

– А с чего ты вообще так подумала?! Эвелин тяжело вздохнула.

– Потому что вы, похоже, постоянно сторонитесь меня. Покидаете комнату почти сразу, после того как я войду в нее, – так было и сегодня, стоило мне только спуститься. Со дня приезда вы ни разу не сели со мной за стол. И несмотря на то что мы вместе спали в Харгроуве, вы никогда не ночевали в палатке и, более того, в своей собственной кровати, здесь, в Джервилле.

Последнее предложение она протараторила, чувствуя, как вспыхнуло ее лицо.

Пэн пребывал в замешательстве.

– Сегодня вечером я ушел из зала, потому что пришло время ужина, и, как тебе теперь известно, ел здесь.

– Да, теперь я понимаю… – тихо сказала Эвелин. – Но это не объясняет вашего отказа спать вместе со мной… Я пойму, если вы меня не хотите… я знаю, что не очень привлекательна…

Пэн фыркнул, но Эвелин подняла глаза и нахмурилась.

– Не нужно грубить, милорд муж. Понимаю, я слишком толстая и…

Пэн не удержался и, снова фыркнув, покачал головой:

– Ты красивая, жена.

Заметив гнев в ее глазах, он подумал: «Неужели она и вправду не понимает, что нравится мне?» Господи, ну конечно, не понимает, неожиданно осознал он. Кузены хорошо постарались и за много лет убедили ее в том, что она неказистая. Жаль, Пэн не понял этого сразу, еще в Стротоне, – тогда они бы не отделались одной угрозой.

– Ах да, – сухо ответила Эвелин, – я такая красивая, что вы до сих пор даже не осуществили наш брак, хотя прошла уже целая неделя.

Пэн посмотрел на нее, затем поднял перебинтованные руки.

– Видишь ли, жена, в деле появились кое-какие осложнения.

– А Хьюго сказал, что здесь важны не руки, и раз вы смогли оседлать лошадь, то и меня сможете без проблем, – выпалила Эвелин, но, сообразив, что за пошлость она сейчас произнесла, густо покраснела.

– Хьюго? – с отвращением переспросил Пэн. – Почему ты ему поверила?

– Потому что он мужчина и имеет больше опыта в таких вещах, – пролепетала Эвелин, склонив голову. – А что, он сказал мне неправду?

– Да, он ска… – Пэн вдруг осекся, понимая, что такой ответ будет ложью.

Конечно, он мог совершить брачный обряд. Это было бы трудновато, правда, но вполне возможно. Бесполезны-то были руки, а не мужское достоинство, которое пребывало в полной готовности, как он уже успел заметить за время поездки. Пэн не мог даже спокойно сидеть за ней на лошади, не говоря уже о тех страшных минутах, когда водил ее на реку… Боже правый, ему и смотреть на нее не надо было – хватало лишь звука снимаемого платья и всплесков воды, чтобы потом долго успокаивать восставшего «друга».

Пэн избегал ее по ночам, потому что одна только мысль о том, что он будет лежать рядом с ней, вдыхать ее аромат, прикасаться, но не иметь больше никаких возможностей, казалась невыносимой. В Харгроуве у него просто-напросто не было выбора, он не мог унизить Эвелин, попросив при ней отдельную комнату для себя. Но несмотря на то что они спали тогда в одной кровати, он старался лечь как можно дальше от нее и впредь так делать, пока не заживут раны и он не сможет воплотить в жизнь все свои фантазии.

Но, приняв такое эгоистичное решение, Пэн даже не подумал, как это воспримет Эвелин. Естественно, подвергнувшись тщательной обработке со стороны кузенов, она решила, что он избегает ее.

Вздохнув, Пэн попытался объяснить:

– Если ты хочешь знать, то да, оформить брак возможно, но пойми, без моих рук тебе будет неудобно. Не получилось бы сделать это… обычным способом. Тебе пришлось бы сесть на подоконник или опереться на что-нибудь…

Речь Пэна замедлилась, как только в воображении всплыли картины возможных вариантов. Эвелин сидит на подоконнике, он своим телом разводит ее ноги, прислоняется к ней, целует, затем входит в нее… Или нет, она держится за тот же подоконник, а он входит в нее сзади…

– То есть вы хотите сказать, что отказываетесь из-за того, что мне это будет неудобно?

Голос Эвелин вывел Пэна из забытья, и он сердито нахмурился. К его сильнейшей досаде, она говорила так словно не верила ему.

– Ну… да, конечно, и поэтому я не спал вместе с тобой. Неужели ты думаешь, что я просто так предпочел бы теплым подстилкам из овчины твердую холодную землю?

– Нет, конечно, – ответила Эвелин не без злости в голосе. – Поэтому я и решила, что вы предпочли твердую холодную землю моему присутствию.

Пэн открыл было рот, но промолчал. Странно, он, конечно, мог понять, как здорово над ней поиздевались кузены, но ему казалось, что его желание в первую брачную ночь, до пожара, было весьма очевидным. Орган его выпрямился и затвердел, словно меч, а рвение было как у неопытного мальчишки. Как она могла не заметить этого?! Тут ему в голову пришла одна догадка:

– Ты была пьяна в нашу первую ночь?

– Нет! – воскликнула Эвелин, шокированная подобным вопросом.

– Тогда ты точно должна была заметить мое… – Пэн призадумался, отчаянно подыскивая замену неприличному слову, возникшему в голове, чтобы описать свое тогдашнее состояние. – Э-э… рвение.

Эвелин молча уставилась на него. Тогда он, раздраженно выдохнув, попробовал зайти с другой стороны:

– Поверь мне, жена, если бы не мои руки, я бы занимался подтверждением нашего союза при любой возможности. Но я не стану причинять тебе ненужную боль.

Прикусив губу, Эвелин заколебалась, но потом ответила:

– Ну, мама говорила мне, чего стоит ожидать, и предупреждала, что в первый раз может быть очень неудобно и даже больно. Я ценю вашу заботу, но если вы хотите, то…

– Эвелин, – прервал ее Пэн, – ты не понимаешь, чего просишь. Первый раз для женщины отнюдь не всегда приятный. А если я еще и без рук займусь этим – будет еще хуже. Для тебя.

– Понимаю, – пролепетала Эвелин и чуть не подпрыгнула от неожиданности, услышав стук в дверь.

На пороге появился Дэвид, в нерешительности переводя взгляд с Эвелин на Пэна.

– Вы еще собираетесь мыться, милорд? Или мне стоит…

– Не буду вам мешать, – тихо сказала Эвелин и поспешила прочь из комнаты.

Пэн с печалью смотрел ей вслед. Прежде чем она отвернулась, он увидел и понял, что не смог полностью убедить жену. Но и как поступить в данной ситуации, он не знал.

Вспомнив про Дэвида, в ожидании стоявшего у двери, Пэн знаком пригласил его войти. Сегодня, отдавая распоряжения на тренировочной площадке, он столкнулся с одним из слуг и упал. А так как поле было покрыто грязью после вчерашнего дождя, то Пэн с головы до ног перепачкался. Дэвид, тут же вооружившись тряпкой, вытер его, но лишь частично, поэтому ванна была очень кстати. Однако Пэн, не желая тревожить работников кухни с нагревом воды, решил подождать, пока не закончится ужин.

Пока слуги готовили ванну, он раздумывал над решением сложившейся проблемы, лишь вполуха слушая болтовню Дэвида. Он уже заметил, что между мальчиком и его женой есть немало общего: кроме предрасположенности к неуклюжим поступкам, они оба могли самостоятельно вести разговор, прекрасно обходясь без собеседников.

Как ни странно, Пэну такая манера нравилась и даже успокаивала. Дэвид обычно заводил беседы про битвы, оружие и лошадей. В тот вечер, когда Пэн только познакомился с ним, мальчик, естественно, спросил: не в сражении ли с драконом пострадали руки хозяина? Однако услышав отрицательный ответ, он, похоже, не на шутку расстроился, но затем начал читать лекцию о том, какие драконы бывают опасные, вредные и так далее. В своем сообщении он весьма авторитетно указал на то, что из драконьей пасти жутко воняет, а также эти твари любят есть женщин и доводить их до слез.

Лохань наполнилась водой, слуги покинули комнату. Дэвид помог Пэну раздеться, а затем сказал то, на что уже следовало обратить внимание и ответить:

– А что такое брачный обряд?

Пэн изумленно вытаращился на парня, затем, немного придя в себя, спросил:

– А почему тебя это вдруг заинтересовало?

– Ну, просто я слышал, как леди Хелен говорила одной служанке, будто Эвелин считает, что вы недовольны ею, раз до сих пор не… Она что-то говорила про постель, – пояснил Дэвид. – Вы не подоткнули Эвелин одеяло? Поэтому она так расстроена?

– Боже мой, весь замок знает, – проворчал Пэн, забираясь в лохань, но тут же сообразил, что удивляться нечему – в замке любая тайна довольно быстро становится предметом всеобщих обсуждений.

Он велел мальчику оставить его и сходить пока на кухню, попросить у повара какое-нибудь сладкое угощение. Как только мальчик ушел, Пэн улегся в воду и, закрыв глаза, начал думать об Эвелин. Понятно, что нельзя было оставлять все как есть, но решения проблемы он пока тоже не находил. Убедить простыми аргументами не получится, можно было даже не пробовать. Пэну вообще всегда было проще от слов сразу же переходить к делу. Поэтому он не имел ни малейшего представления о том, как же заставить Эвелин понять, что она действительно симпатична ему и он очень хочет ее. Однако Пэн мог распинаться об этом хоть до посинения, все равно она не поверит. Тогда, возможно, единственный выход – приступить к делу?.. Желание росло с каждой секундой, но Пэн знал, что спасибо она ему не скажет, что бы ни утверждала во время их последней встречи.

Эвелин определенно не отдавала себе отчета в том, о чем просит. Пэн не сможет достаточно подготовить ее без рук, которыми мог бы ласкать и затем держать ее. У него был только рот…

Он резко сел в лохани. Брызги полетели во все стороны, а его мысли с бешеной скоростью наполнялись яркими картинами: Эвелин, обнаженная, перед ним… он целует и ласкает ее губами и языком до тех пор, пока она не закричит от блаженства… Он встает и входит в нее…

– Черт, как же я раньше об этом не подумал! – укорил себя Пэн и громко позвал Дэвида.

Глава 12

Вернувшись в свою комнату, Эвелин обнаружила, что Рунильда разжигает огонь в камине, рядом стояла наполненная водой лохань. Эвелин поразилась, насколько быстро слуги нагрели воду для двух ванн, и даже подумала, что им не стоило так утруждаться – она сейчас хотела только лечь спать.

После разговора с Пэном Эвелин была обескуражена, однако не так сильно, как раньше. Она не поверила, что он воздерживался лишь потому, что думал в первую очередь о ней. Ведь даже он сам признал, что совершить обряд возможно, несмотря на травму, – значит, как она и полагала, ему просто было все равно. Тем не менее она обрадовалась, узнав, что не из-за нее он ужинает в одиночестве.

Поспешно приняв ванну, Эвелин замоталась в простыню и села у камина сушить волосы. Через несколько минут дверь спальни неожиданно распахнулась, и вошел Пэн.

– Муж? – Эвелин повернулась и в изумлении посмотрела на него.

На Пэне тоже была только простыня, правда, намного меньше, и обвивалась она вокруг талии.

– Я придумал! – объявил он вместо приветствия и расплылся в широкой улыбке.

Эвелин смотрела, не очень понимая, какие нужно сделать выводы. Муж, сколько она его знала, улыбался крайне редко, поэтому такое выражение лица даже несколько настораживало ее.

– Что вы придумали? – смущенно переспросила она. Пэн бодро прошагал к окну.

– Иди сюда, жена.

Тут же смутно припомнив, как он говорил что-то про подоконник, Эвелин с подозрением взглянула на него. Он же не собирается…

«Не-ет…» – подумала она, неохотно поднимаясь на ноги. И это после того, как он буквально заполонил ее мысли страшными картинами о том, как будет больно? А потом еще и про неудобства заговорил – не важно, с руками или без. Мама, конечно, не оставила ее в неведении и подробно все объяснила, что и как случится в брачную ночь. Она сказала также, что в первый раз может быть больно, зато потом – море удовольствия, если супруг окажется деликатным.

Слушая, затаив дыхание, мамин рассказ о том, что именно должно произойти, Эвелин с ужасом представляла себе эту картину и не понимала, чему здесь вообще можно радоваться. Но мать сумела-таки убедить ее и пообещала, что все будет в порядке. Она ни за что не стала бы лгать ей. Когда же наступила брачная ночь, хоть они и не завершили акт, Эвелин переживала нечто большее, чем просто удовольствие, под его ласками и поцелуями… до тех пор, пока в комнате не вспыхнул пожар.

Эвелин встала у окна и с любопытством посмотрела на мужа. Ослепительно улыбнувшись, Пэн дернул перевязанной рукой за обвивавшую его простыню, и она свалилась на пол. Эвелин потрясенно смотрела на его мужское достоинство, твердое, как скала, и прямое, как торчащий из земли столб. На долю секунды ей удалось переметнуть взгляд на его лицо, но затем глаза вновь непроизвольно опустились.

Она, конечно, уже видела его в брачную ночь, только тогда он не казался ей таким большим, или… как это сказать… крепким. И почему-то ей в голову стали приходить странные мысли: может быть, и вправду стоило подождать, пока его руки заживут?.. Она даже не расстроится, если он действительно испытывает отвращение к ней… И что плохого, если у него заведется любовница? А почему бы мужчине просто не вонзать в женщину свой меч? Все равно, ничего хуже, чем эта огромная штука внутри тебя, придумать невозможно.

Понимая, что у нее начинается паника, когда бояться еще нечего, Эвелин заставила себя посмотреть на мужа и выдавить вежливую улыбку.

– Почему ты гримасничаешь? – спросил Пэн.

– Я… – Она замялась, придумывая отговорку. Однако ни одной путной мысли в голову не пришло, и Эвелин, махнув на это рукой, спросила:

– Так вы сказали, у вас какая-то идея…

– Ах да!

Повернувшись, Пэн отдернул штору, и комнату залил лунный свет. Эвелин с любопытством посмотрела на улицу, но толком ничего увидеть не могла: от подоконника до пола было около трех футов, поэтому оставалось лишь разглядывать стекло, изображая на лице необычайную заинтересованность. О да, это было дорогое стекло, такая редкость… Окна, еще и со стеклами – поразительно. Если бы Эвелин не знала, что выходит замуж за человека из богатой семьи, то ей это в полной мере открылось бы именно сейчас.

– Что ж, очень хорошее окно, милорд супруг. Спасибо, что показа… ой! – Эвелин взвизгнула от неожиданности и схватила Пэна за плечи, когда он, вдруг развернув ее лицом к себе, взял ее под мышками и ловко усадил на подоконник. – Что вы де…

Вопрос был тут же пресечен. Широко разведя ее колени, Пэн встал между ними и впился ей в губы. Поначалу она была в таком оцепенении, что даже не пыталась оттолкнуть его и вымолвить хоть слово, а через несколько мгновений, когда его язык пробрался внутрь и они слились в глубоком поцелуе, она и вовсе забыла, что собиралась сказать.

К тому времени, как Пэн закончил, Эвелин почувствовала, что тает, и ее разум не способен удержать ни одной мысли.

– Я все обдумал, – прошептал он, передвинувшись губами к ее уху и пытаясь тем временем убрать ее руки с простыни, которую она прижимала к груди.

– Это хорошо, – ответила она и мягко потерлась щекой о его губы, словно кошка, просящая ласки.

– Раз я не могу подготовить тебя руками, буду использовать рот, – объяснил Пэн. – Но сначала отпусти простыню.

– Хм… – Эвелин улыбнулась. – А вы не могли бы еще раз меня поцеловать?

Увидев выражение ее лица, он расплылся в медленной, истинно мужской улыбке и спросил:

– А тебе нравится, как я целую?..

Несмотря на заданный вопрос, он выглядел так, словно ответ был ему заранее известен. Что ж, Эвелин совершенно не возражала.

Убрав одну руку с простыни, она погрузила пальцы ему в волосы и притянула его к себе для нового поцелуя. Пэн ответил, начав на этот раз медленно, нежно, затем пробираясь все глубже, до тех пор пока это не переросло в страстную борьбу. Когда он наконец отстранился, они оба тяжело дышали, и он снова проследовал мелкими поцелуями от ее щеки к уху.

По всему ее телу пробежала дрожь от легкого прикосновения языка к чувствительной коже. Эвелин склонила голову, поддаваясь ласке, затем неожиданно повернулась к нему лицом и впилась в его губы. Пэн снова ответил на поцелуй. Ощущения, которые он пробуждал в ней, заставляли ее непроизвольно прогибаться перед ним, реагируя на желания тела. Ей хотелось быть ближе, насколько это возможно… Как только она подвинулась вперед, сидя на подоконнике, и тесно прижалась к нему, Пэн закончил поцелуй и повел губами вниз по ее горлу, заставив Эвелин откинуть голову, чтобы он смог нащупать и легонько ущипнуть нежную ложбинку в ключице.

Эвелин со стоном ухватилась за его плечи, ослабив руки. Простыня, которую она держала, опустилась на бедра, и Пэн, не останавливаясь, продолжил движение вниз.

Как только его губы приблизились к затвердевшему соску и обхватили его, Эвелин вздрогнула и, упершись ногами в стену, приподнялась и еще теснее прижалась к нему, чувствуя, как его жезл трется об нее сквозь простыню, до сих пор прикрывавшую нижнюю часть ее тела. Ощущения были настолько приятны, что она не могла заставить себя остановиться.

Едва слышно Пэн издал рычащий звук, снова прильнул к ней, и она со стоном откинула голову. Прохладный ветерок коснулся ее влажного соска. Эвелин содрогнулась и опустила глаза, смотря, как Пэн продвигается губами все ниже по животу, заставляя каждую внутреннюю мышцу сжиматься под этими прикосновениями. Ловя ртом воздух и потеряв равновесие, когда до его плеч уже нельзя было дотянуться, Эвелин ухватилась за овечью шкуру, прикрывавшую окно. Когда Пэн, встав на колени, убрал одной рукой простыню с ее бедер, сил на протест не оставалось.

Как только самый ее центр открылся ему, Эвелин собралась возразить, но чуть не задохнулась от изумления, когда его язык и губы тесно соприкоснулись с этим местом. – О Боже!

Эвелин снова непроизвольно приподнялась, овладеваемая вихрем замешательства и восторга. В наставлениях перед брачной ночью мама ничего подобного не упоминала и ни словом не обмолвилась о разраставшемся внутри жгучем напряжении.

Эвелин подумала, что сойдет с ума, если Пэн не прекратит эту волшебную пытку. Но она также была уверена, что умрет, если он сейчас остановится. Ей хотелось свести ноги, чтобы прервать его, но в то же время ее терзало желание прижать его лицо еще ближе, двигаться в одном ритме с ним. Пэн не останавливался, и она, вытащив руку из его волос, схватилась за овчину, висевшую на окне, и, подтянувшись, начала приподниматься, как вдруг ее тело взорвалось от созданного им блаженства. Крича, Эвелин сильнее потянула за край овчины и откинула голову… как раз в тот момент, когда шкура оторвалась и накрыла их обоих. – Жена?..

Эвелин почти не помнила, как Пэн, быстро убрав перемотанными руками шкуру, вновь оказался меж ее ног. Она обняла его, обхватила ногами и, притянув к себе, уткнулась лицом ему в шею, дрожа и тихо постанывая. Ей казалось, будто она разорвалась на части, и он был единственной в мире опорой для ее беспомощного тела.

Она почувствовала, как он медленно обнимает ее за спину, и тяжело вдохнула, когда его твердость прижалась к невозможно чувствительной области меж ее ног. Издав стон, Пэн неожиданно приподнял ее подбородок и впился ей в губы. Она ответила на этот страстный поцелуй, прогнувшись. Плотное столкновение их тел вызвало бурю наслаждения, и Эвелин подумала, что это, возможно, еще не все. Тут Пэн чуть отступил и подтолкнул ее к себе.

– Держись, – прошептал он и погрузился в нее. Эвелин вскрикнула и инстинктивно поднялась, отскакивая от неминуемой боли, о которой была предупреждена заранее.

Замерев, Пэн силой заставлял себя оставаться в таком положении. Ему хотелось двигаться. Очень. Оказавшись внутри, в ее тепле, он безумно жаждал продолжения, но знал, что пока нельзя ради Эвелин. Надо было дать ей возможность привыкнуть.

– Хм… а это совсем не больно, – сказала она. Пэн отклонился и посмотрел в ее удивленные глаза. – Я ожидала настоящей боли, но почувствовала только легкий щипок. – Она широко улыбнулась и осторожно поерзала. – Правда, ощущения странные.

Стиснув зубы, Пэн прислонился лбом к ее голове и попытался размеренно дышать, собираясь с последними силами, чтобы удержаться на месте вопреки категорическим требованиям организма.

– Супруг? – неожиданно спросила Эвелин.

– Н-да?.. – выдавил он сквозь зубы.

– Это все? Мы уже закончили?

Издав короткий смешок, Пэн выпрямился, вышел из нее и ответил:

– Нет, не все.

– О… – на выдохе произнесла Эвелин. – Это… хорошо…

Она выглядела сначала растерянной, затем снова удивленной, когда он опять углубился внутрь.

– О, это… – Она прервалась, когда он вышел. – О… Вспомнив о непрерывной болтовне жены во время поездки сюда, Пэн испугался, что сейчас ей может прийти в голову заняться тем же, пока она верхом на нем. Он поспешил возобновить поцелуй.

Чертов мужской инстинкт побуждал его поторопиться, но он по-прежнему сдерживал себя ради Эвелин. Однако ей это, кажется, не очень нравилось. Она сидела, обхватив его руками и ногами. Он же мог контролировать процесс только своими перевязанными руками, и то осторожно, чтобы случайно не удариться и не повредить их еще больше.

Через секунду все его благородные намерения растворились, как только жена вдруг впилась ногтями ему в спину. Тут он всецело поддался желаниям и, движимый сладкими стонами Эвелин и тем, как она прогибалась, начал входить в нее быстрыми сильными толчками. Затем она, неожиданно прекратив поцелуй, запрокинула голову и закричала. Он почувствовал, как ее тело сжимается, заставляя его входить глубже и глубже… Через секунду Пэн застонал от собственного долгожданного освобождения.

Ему потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя и, перестав опираться на жену, взглянуть через ее плечо в окно. Оно было приоткрыто. Кто-то, возможно, проветривал помещение перед их приездом и забыл закрыть. Пэн тут же заинтересовался, слышал ли их кто-нибудь. Бросив взгляд вниз, на двор, он застыл при виде собравшихся зрителей. Казалось, там стояла половина отцовской прислуги, и он мысленно обрадовался горевшему в комнате камину – пожалуй, все, что они могли разглядеть благодаря свету пламени, были тени их фигур. Вскоре один из мужчин вышел вперед. Пэн содрогнулся, узнав его по силуэту. Тот поднял большой палец в знак одобрения, и уже не стоило сомневаться, что это его отец.

Тяжело вздохнув, Пэн опустил голову на плечо жены, но его тотчас охватил страх, что она может в любую секунду оглянуться и понять, в чем дело. Зная, какой страшный позор переживет Эвелин, обнаружив, что их первый раз был выставлен на публичное обозрение, он схватил ее за талию и снял с подоконника.

– Супруг! Вы повредите руки! – закричала она, вцепившись ему в плечи и обняв ногами за спину, боясь, что он уронит ее.

Ничего не ответив, Пэн продолжил отступать от окна до тех пор, пока его икры не уперлись в кровать. Он упал назад вместе с Эвелин, и она взвизгнула, затем надрывно засмеялась, когда он перевернул ее на бок, лицом к себе. Посмотрев на нее, Пэн увидел, как зарделись ее щеки, а глаза излучали радость и умиротворение. Неожиданно она нахмурилась.

– Что такое? – спросил Пэн, отвлекаясь от любования ее красотой.

– Мы не сделали… простыня… – Она покраснела от смущения, но затем собралась с силами и продолжила: – Ее обычно вывешивают как доказательство невинности невесты, и тогда все знают, что брак заключен, но мы не…

Не договорив, Эвелин взглянула в сторону окна.

– А-а… – произнес Пэн. – Что ж… ты не волнуйся, не думаю, что кому-то понадобится доказательство. Они поверят мне на слово.

– Да, но… – попыталась возразить Эвелин, но он прервал ее поцелуем, затем лег на спину и, устроившись поудобнее, протянул к ней руки.

– Давай сейчас укроемся и будем спать.

Поколебавшись, Эвелин подобралась к нему поближе, натянула на него и на себя простыни, потом, подумав еще секунду, положила голову ему на грудь. Пэн обнял ее одной рукой, и Эвелин сделала то же самое с некоторой неуверенностью.

Он почти уснул, когда она, приподнявшись, начала о чем-то болтать. Пэн свободной рукой опустил ее голову обратно к себе на грудь и сказал:

– Спи.

Закрыв глаза, он сам притворился спящим и наблюдал. Через несколько секунд она наконец расслабилась, утихла, дыхание выровнялось. Пэн улыбнулся, прислушиваясь. Жена храпит, как моряк, подумал он, однако это его даже умилило. Он поцеловал ее в макушку и начал довольно разглядывать кроватные занавески над головой. Надо же, ему удалось совершить брачный обряд и доставить жене удовольствие, совершенно не пользуясь руками… «А все-таки я молодец, черт возьми», – радостно подумал Пэн.

Эвелин проснулась, чувствуя легкое покалывание на правой груди. Улыбнувшись, она в полудреме издала тихий сладостный стон и прогнулась под приятным ощущением. Открыв глаза, она увидела переливавшуюся в лучах утреннего солнца темную макушку мужа, нежно ласкавшего губами и языком ее сосок.

Лепеча от удовольствия, Эвелин погрузила пальцы ему в волосы, мягко провела ногтями по голове, затем опустилась ниже, к спине. Пэн посмотрел вверх и, увидев, что она проснулась, приподнялся и поцеловал ее.

Эвелин подумала, что, может быть, не стоит сейчас – у нее было не очень приятное дыхание с утра, но потом решила, что раз он не против, то и она не возражает. Это было волшебное пробуждение, и блаженство усилилось, как только Пэн просунул колено меж ее ног и прижал его к ней. Эвелин снова застонала, прогибаясь и чувствуя сильное желание.

– Может, нам перейти к подоконнику? – на выдохе спросила она, когда Пэн приподнялся над ней, стараясь держаться только на локтях и не давить на руки.

Он замер, потом почему-то улыбнулся и, тихо посмеявшись, покачал головой:

– Нет. Этим утром, я думаю, окно поживет без нас.

– Но… – попыталась возразить Эвелин, прежде чем в дверь постучали.

– Ну, кто еще там? – ворчливо спросил Пэн.

– Это Дэвид, милорд, – послышался голос из-за двери. – Ваш отец прислал меня узнать, проснулись ли вы. Он сказал, что вам сегодня надо ехать в Рамсфелд смотреть замок.

Вздохнув, Пэн слез с Эвелин.

– Да-да. Уже встал.

– Вам помочь одеться, милорд? – спросил мальчик. Пэн сел на кровати и потянулся к простыням, но, в очередной раз вспомнив про руки, бросил эту затею. Тогда Эвелин, быстро схватив простыни и овчину, накрыла себя и его, но Пэн выскользнул из кровати и встал.

– Ты принес мою одежду? – громко спросил он, подходя к двери. Эвелин с трепетом смотрела на его явное свидетельство возбуждения.

– Да, милорд.

– Тогда входи.

Дверь открылась. С трудом отведя взгляд от мужа, Эвелин натянула простыни до подбородка и смотрела, как вошел Дэвид, неся Пэну одежду, обувь и кольчугу. По всей видимости, Рамсфелд находился достаточно далеко, и могла возникнуть необходимость обороняться от бандитов. Эвелин принялась вспоминать, где же она раньше слышала это слово, и через несколько секунд ее осенило. Она посмотрела на мужа и, стараясь не опускать глаза ниже его пояса, спросила:

– Ваша мать жила в Рамсфелде, верно?

– Да. А как ты узнала?

Обернувшись, Пэн удивленно посмотрел на нее. Дэвид тем временем захлопнул дверь одной ногой и направился с поклажей к креслу у камина.

– Ваша мама говорила об этом на следующий день после того, как мы приехали сюда, – пробормотала Эвелин. – Она сказала, что там умер кастелян.

– Да, Леджер. Он был уже очень стар.

– Так вы едете в Рамсфелд, чтобы назначить нового кастеляна?

Пэн остановился у кресла с одеждой и повернулся к Эвелин с досадой в глазах.

– Ой, я же забыл тебе сказать…

– Что сказать? – спросила Эвелин.

Дэвид развернул шоссы, чтобы Пэн мог залезть в них. Как только с этой частью туалета было покончено, он ответил:

– Отец хочет, чтобы я стал там кастеляном.

– Что? – пораженно воскликнула она. Дэвид в это время забрался на табуретку и через голову надел на Пэна тунику. Затем Пэн взглянул на Эвелин с улыбкой, очевидно, ожидая, что она обрадуется.

– Да. Ему нужен кто-то, кому он доверяет. Кроме того, отец думает, что там я наберусь опыта.

Эвелин в непонимании смотрела на него, и он пояснил:

– Последние несколько лет я почти не вылезал из военных походов. Мне нет равных в бою, но теперь я должен научиться управлять поместьем. – Пэн встал на колени, помогая Дэвиду с кольчугой, затем снова поднялся. – Также отец полагает, что ты сама почувствуешь себя счастливее, если у тебя появится свой собственный дом которым ты сможешь распоряжаться.

Эвелин продолжала безмолвно смотреть на него. Тем временем Пэн спросил у оруженосца, где пояс и меч. Они остались в другой комнате, вспомнил мальчик, и, извинившись, побежал забрать их.

Пэн подошел к кровати, наклонился и, наградив Эвелин недолгим страстным поцелуем, вышел из спальни. Она проводила его взглядом, не произнеся ни звука.

Так. Пэн собирается стать управляющим Рамсфелда. Они переезжают туда. У нее будет свое хозяйство.

Эвелин содрогнулась от ужаса. Неделю назад она бы обрадовалась, узнав, что станет владелицей собственного дома. Однако потом над Эвелин начали сгущаться тучи неудач, и теперь она безумно боялась опростоволоситься. Она уничтожит этот замок.

– Рамсфелд – родной дом леди Кристины, там она выросла. Когда ее родители умерли несколько лет назад, замок перешел к ней по наследству.

– Она единственный ребенок в семье, – вставила леди Хелен, и Диаманда кивнула.

Эвелин шла молча и только слушала, пока они втроем поднимались наверх.

Они только что закончили завтракать и покинули зал. К тому времени, как Эвелин утром спустилась вниз после умывания, Пэн с отцом уже уехали, поэтому за столами сидели только четыре женщины в окружении нескольких сотен слуг и солдат.

Естественно, первое, о чем заговорила леди Джервилл, был Рамсфелд. Судя по тому, как живо Диаманда и леди Хелен вступили в разговор, Эвелин обо всем узнала последней.

Во время завтрака она выяснила, что было принято решение отложить поездку на неделю: у Пэна появится возможность окончательно вылечиться, а Эвелин успеет собрать вещи. Ну, на это много времени не понадобится, подумала она. Нужно было только упаковать одежду, а поскольку ей тут больше ничего не пригодилось, другие ящики стояли нераспакованными.

Леди Джервилл говорила об этом переезде с напускной радостью, и Эвелин показалось, что она тоже чувствовала себя не очень счастливой. Даже Диаманда и леди Хелен приуныли.

Надо было срочно поднять настроение. Эвелин была рада вернуться после завтрака наверх, в гостиную, где она собиралась завершить очередную попытку сшить Пэну шоссы и тунику. К работе она приступила на следующий день после прибытия в Джервилл. Тогда, почти все утро бесцельно прослонявшись по замку, Эвелин решила, что самое время заняться делом и изготовить мужу новый комплект одежды. Несмотря на то что он отыскал замену в комнате покойного брата, наряд Адама сидел на нем не очень хорошо.

– Рамсфелд – замечательное место, тебе понравится, – весело говорила Диаманда по пути в гостиную. – Ты была там? – удивилась Эвелин.

Шедшая перед ними леди Хелен открыла дверь в комнату.

– Да. Мы с семьей были там проездом, когда они в первый раз везли меня сюда заниматься с леди Крис…

Натолкнувшись на тетину спину, Диаманда прервала свою речь и огляделась по сторонам. Леди Хелен почему-то неожиданно остановилась у входа в гостиную, заслонив собой проход и не давая ни одной из девушек войти.

– Тетя Хелен! Что-то случилось? – взволнованно спросила Диаманда.

Не дожидаясь ответа, она протиснулась и заглянула в комнату. Леди Хелен тем временем безуспешно пыталась увести Эвелин.

– Ах, дорогая, почему бы нам не прогуляться во дворе?

– Но там дождь идет, – напомнила ей Эвелин. Увидев в глазах леди Хелен сожаление, она нахмурилась и решительно направилась в комнату, желая посмотреть, что там происходит.

– Милая, я не думаю, что… – Леди Хелен дотронулась до плеча Эвелин, пытаясь остановить ее, но замолчала и с печальным вздохом опустила руку.

Миновав ее и Диаманду, Эвелин прошла внутрь. Поначалу она не заметила ничего необычного. Все вроде осталось на прежних местах. В комнате не было никого, кроме Боудикки и Джуно. Борзые леди Кристины, свернувшись, спали на старых кусках сукна, которые хозяйка специально положила для их удобства.

Эвелин повернулась обратно к тете Хелен и Диаманде, но вдруг резко обернулась к собакам, увидев маленький клочок ткани, видневшийся из-под их лап. Он был такого же зеленого цвета, как и та ткань, которую леди Джервилл дала Эвелин, чтобы она могла сшить одежду для Пэна. Это были остатки от материала для его свадебного наряда.

– Эви?.. – тихо произнесла леди Хелен.

Эвелин осторожно двинулась по комнате мелкими шажками, будто пересекая реку по узкому бревнышку, и неотрывно смотрела на ткань.

Дойдя до собак, она тихо опустилась на колени и медленно стала вытаскивать из-под них сукно. Джуно и Боудикка проснулись, вскочили и приветственно завиляли хвостами. Эвелин подняла с пола почти законченную тунику Пэна – исцарапанную и сжеванную.

– О-о… – болезненно простонала леди Хелен. – И это после стольких трудов. О, Эвелин…

– Я схожу за леди Джервилл, – сказала Диаманда и выбежала из комнаты.

Эвелин слышала удалявшиеся шаги девочки, но сама недвижно сидела на месте, уставившись на остатки туники. Она с трудом верила в происходящее. Нет, ее потрясенное сознание отказывалось воспринимать случившееся.

Где-то далеко раздался скулеж, и вверх по ее щеке прошелся язык Боудикки. Эвелин моргнула и посмотрела на животное. Джуно в этот момент тоже подошла ближе и лизнула ее. Что это? Извинения? Попытка поддержать?

Боудикка снова взвыла и еще раз лизнула Эвелин, будто прося не наказывать их. Глупые вы создания, как вас вообще можно обидеть, подумала она, слабо улыбаясь. Затем она выдохнула, избавляясь от всего напряжения в теле, бросила бывшую тунику на пол и похлопала собак по спинам.

– Ничего страшного, – приговаривала она, чувствуя, как успокаивается, трогая их за шерсть.

– Но ты же так много работала… – сказала леди Хелен.

– Ладно, это всего лишь туника, – ответила Эвелин.

Вспомнив слова леди Джервилл про капризы судьбы, она поняла, что сама начинает верить в это. Но если положение вещей действительно такое, у нее есть выбор: либо бросить все и сдаться, либо продолжать усердно работать, пока судьбе не надоедят эти глупые игры.

Сдаваться Эвелин не собиралась.

– Эвелин?

Она подняла голову. Войдя в комнату, леди Джервилл встала рядом с леди Хелен. Судя по тяжелому дыханию, она торопилась, но теперь двигалась очень медленно, почти осторожно, с неуверенным выражением на лице. Очевидно, Диаманда уже рассказала ей, что произошло, и леди Джервилл бросилась наверх, боясь реакции Эвелин на проказы собак.

– Я… – начала она.

– Нет-нет, все хорошо, – перебила ее Эвелин. Еще раз потрепав Джуно и Боудикку, она подобрала с пола лохмотья прелестной туники и встала. – Только боюсь, понадобится еще ткань. Надеюсь, торговец скоро появится в этих краях.

– Я пошлю человека, который быстро отыщет его, – сказала леди Джервилл, с тревогой вглядываясь в лицо Эвелин, скорее всего не зная, чего ожидать.

В первый раз, когда вся работа была уничтожена пожаром в палатке, Эвелин, казалось, вот-вот лишится рассудка, но такая странная реакция была вызвана скорее всего недосыпанием. До того как случилось это несчастье, Эвелин очень мало спала, и, кроме того, ее выбило тогда из колеи огромное количество происшествий за короткое время. А сейчас, за три дня пребывания здесь, это была только первая неудача. Не было никаких причин падать духом.

Проходя мимо леди Джервилл, Эвелин похлопала ее по руке и сказала:

– Пойду посмотрю, осталась ли ткань цвета слоновой кости.

Выйдя из комнаты, она отправилась к себе. Можно будет использовать уничтоженную тунику для измерения нового куска ткани, подумала Эвелин, и, перекинув тряпку через плечо, встала на колени перед сундуком, чтобы достать… Тут она замерла и стала принюхиваться. В воздухе пахло. Она внимательнее вдохнула и повернулась к тунике, висевшей у нее на плече. Свинина. Чтобы убедиться, Эвелин прижала тунику к носу. Да, так и есть!

Она села на пол и в недоумении уставилась на ткань. Вчера вечером они действительно ели на ужин свинину, только вот каким образом запах перешел на тунику?.. После еды Эвелин вчера не шила. Она пошла поговорить с Пэном, а затем… ну, естественно, когда он пришел к ней в комнату, нашлись другие занятия.

Она пощупала материал. Неудивительно, что собаки заинтересовались – дело именно в запахе. Но как такое могло случиться? Это мог сделать только кто-нибудь другой, но кто… Дело нетрудное – достаточно было помусолить ткань жирными пальцами, и она запахла так, будто на ней разложено мясо.

Итак, уже вторая попытка сшить Пэну одежду закончилась неудачей. Сначала пожар, теперь это. Тут Эвелин покачала головой, пытаясь отбросить страшную догадку: нет, не может быть… неужели кто-то нарочно мешает ей? Она не хотела верить в это. Хоть и точно знала, что затушила свечу перед выходом из палатки. А сейчас случилась эта история со свининой… С другой стороны, в последнее время от нее были одни только беды, и вполне возможно, что и со свечой она тогда недоглядела.

Нет, глупые мысли, подумала Эвелин. Запах свинины мог совершенно случайно попасть на тунику… правда, она не могла понять, каким образом. Но в любом случае никто не мог сделать этого специально! Все же были так добры к ней…

Эвелин аккуратно положила пострадавшую тунику в ящик сверху на другую ткань, мысленно даже радуясь их с Пэном переезду в Рамсфелд. Она решила, что не начнет шить заново до тех пор, пока не окажется в новом доме. Так безопаснее.

Глава 13

– Диаманда, у меня что-то с памятью стало, или ты действительно говорила, что Рамсфелд – очень красивое место, – сказала Эвелин, когда они подъехали к полуразрушенным стенам.

– Говорила… – Девочка беспомощно покачала головой, разглядывая замок. – Он таким и был, когда я его видела.

– Сколько тебе было лет?

– Шесть, – призналась она.

– Тогда понятно.

Тяжело вздохнув, Эвелин попыталась изобразить на лице безмятежность, когда ее муж остановил лошадь, и поравнялся с ними.

Прошла неделя с тех пор, как она обнаружила собак леди Джервилл спящими на сшитой ею тунике. Все последующие дни были довольно спокойными, без происшествий, и Эвелин пришла к выводу, что ее внезапное подозрение – всего лишь полет буйной фантазии. Ведь ничего больше не произошло.

А точнее говоря, совершенно ничего. Прошедшая неделя была чередой невыносимо скучных дней и вечеров Каждое утро Пэн с отцом ехал в Рамсфелд, замок наполовину пустовал. Возвращались они совсем поздно, и Эвелин чаще всего в это время уже спала. А если нет, то засыпала почти сразу после того, как Пэн утомленно валился на кровать и начинал храпеть.

К ее величайшему огорчению, между ними ничего не было с той самой ночи, когда они занимались «укреплением» брака, и Эвелин снова поймала себя на мысли, что у мужа просто нет желания. Она упорно твердила себе, что дело лишь в усталости Пэна, но кузены основательно потрудились! Она постоянно слышала их голоса, говорившие, что в первый раз он приблизился к ее пухлому телу только по необходимости – больше он не выдержит. Как только появлялись эти мысли и голоса становились громче, Эвелин прогоняла их и говорила себе, что нужно подождать до приезда в Рамсфелд, а там видно будет.

Она узнала от леди Джервилл, что за последние несколько лет Рамсфелд часто страдал от разбойников. Шотландцы пересекали близлежащую границу, воровали животных и нападали на местных жителей. Пару раз они добрались и до самого замка. Этот факт, говорила леди Джервилл, приводил ее мужа в ярость, потому что кастелян Леджер ничего не рассказывал им о происшествиях, а наоборот, сам решил договариваться с бандитами, что причиняло большой вред как замку, так и его обитателям. Естественно, сейчас пришлось многое поправлять, и целую неделю Пэн с отцом трудились, делая замок пригодным жилищем.

Эвелин с тревогой смотрела на дыры во внешних стенах Рамсфелда, очевидно, появившиеся после нападений. В основном маленькие, но она заметила и большие, уже заделанные. В некоторых местах были целиком восстановлены целые куски стен. Ни один муж не повезет свою жену в незащищенный замок.

– Рамсфелд уже не тот, каким был раньше, – сказал Пэн, как только его конь встал рядом с ней.

Эвелин кивнула, ничего не говоря.

– Это был мамин дом.

Она взглянула на леди Джервилл, ехавшую рядом с Пэном. Его мать решила составить им компанию. Леди Хелен с Диамандой, конечно, тоже присоединились.

Сообразив, что муж ждет от нее какой-то реакции, Эвелин снова кивнула.

– Мама очень огорчится, увидев, что с ним сотворило время и беды.

Когда Эвелин опять кивнула, Пэн что-то удовлетворенно буркнул и направил лошадь назад, к отцу. Она смотрела ему вслед, не понимая смысла этого короткого разговора. Сначала она решила, что он таким образом собирался успокоить или предупредить ее, но, возможно, Пэн хотел, чтобы Эвелин поддержала его мать, если та падет духом по приезде.

Она была бы очень рада прийти на помощь свекрови – этой замечательной женщине, которая столько для нее сделала. Однако если Пэну действительно хотелось именно этого, почему он не сказал прямо? Какие же все-таки скрытные существа эти мужчины!

Эвелин покачала головой и остаток пути ехала молча, обращая больше внимания на леди Джервилл, нежели на двор замка. Пока они подъезжали к парадной лестнице, мать Пэна держалась молодцом, но с каждым шагом лошади все сильнее выпрямляла спину, вытягивала шею и так задрала голову, что казалось, она у нее сейчас отвалится. И все же это были только внешние признаки ее расстройства.

Они спешились у входа в замок, и Пэн с отцом повели лошадей к… Должно быть, это и есть конюшня, решила Эвелин. Здание было настолько ветхим, что было непонятно, как оно вообще держится.

О том, что поблизости не оказалось никого, кто принял бы лошадей, не заговаривали, но Эвелин заметила, как напряглись руки леди Джервилл. Однако через секунду мать Пэна распрямила плечи и повела всех в башню.

Они вошли в распахнутые двойные двери, и вот тут-то, когда им открылось внутреннее убранство, леди Джервилл наконец начала терять самообладание. Она застыла, не в силах вымолвить ни слова.

Эвелин быстро схватила ее за руку, чтобы она не упала в обморок. Тут леди Джервилл немного опомнилась.

– Это… – произнесла она, – это…

– Легко поправимо, если приложить немного усилий, – твердо закончила Эвелин, надеясь, что Диаманда перестанет так недоверчиво смотреть.

К счастью, леди Хелен пришла на подмогу и усердно начала соглашаться со словами Эвелин, когда они все вместе двинулись в центр зала.

– О, Эвелин! – Леди Джервилл вздохнула и повернулась к ней. – Если честно, я и не подозревала… Ты не можешь здесь остаться – тут слишком…

– Все хорошо, – поспешно заверила ее Эвелин, изо всех сил стараясь не показывать собственного ужаса от состояния, в котором пребывала сама. Пол был таким старым, что на нем даже появилась какая-то растительность и, еще хуже, плесень. Стены покрывало множество пятен, будто их никогда не мыли, хотя Эвелин была точно уверена, что этим занимались, но давно, когда леди Джервилл еще жила здесь. Лестницы на второй этаж нуждались в реставрации – в некоторых местах не хватало ступеней. В довершение этой картины, подняв голову, она увидела в потолке огромные дыры – некоторые из них были размером с кровать.

– Мой бедный дом, – скорбно проговорила леди Джервилл и, вопреки возражениям Эвелин, устало опустилась на скамью, которая тут же сломалась под ней. Она упала на пол.

– Вы не ушиблись? – испуганно спросила Эвелин, бросившись вместе с леди Хелен ей на помощь.

– Нет, я в порядке, спасибо, – пробормотала леди Джервилл.

Женщины стали усиленно отряхивать ее.

– Пустяки, юбка отстирается, – сказала она, вздыхая, когда стало очевидно, что лучше даже не пытаться. Затем она тоскливо оглянулась вокруг и, вдруг замерев, спросила: – Это что, свинья?

Эвелин проследила за ее взглядом и увидела огромную свинью, копавшуюся в куче грязи в углу. Пока они в изумлении смотрели, животное несколько раз поскребло ногой мусор, после чего, кряхтя, повалилось на бок, очевидно, собираясь поспать в укрытии от знойного солнца.

– Кажется… да, – слабо ответила Эвелин, не понимая, как реагировать. Она знала, конечно, что иногда люди держат своих животных по ночам в замке, чтобы те не замерзли, но ее мама такого никогда не делала. И леди Джервилл – не считая собак – тоже. Что делать с этим зверем, Эвелин и понятия не имела.

– Знаешь, а твоя мать неплохо держится, лучше, чем я думал. Я-то вообще пытался сначала отговорить ее от этой поездки, – сказал Уимарк Джервилл, когда они с Пэном закончили возиться с лошадьми и направились к замку.

– Неужели?

– Угу. Я не хотел, чтобы она видела свой родной дом в таком состоянии, но ты же знаешь – она такая упрямая. Ничто не помешает ей проследить за тем, как вы с Эвелин вселяетесь. – Он скривился. – Теперь же, боюсь, она захочет остаться до тех пор, пока здесь не наведут порядок, или вовсе запретит вам переезжать, пока дом не будет подготовлен.

Пэн чуть не взвыл от негодования. Эта неделя с каждодневными поездками туда-обратно и ремонтом стен для безопасности Эвелин вымотала его. Он совершенно не собирался задерживаться здесь в одиночестве – каждый вечер его призывала соблазнительная брачная постель, но он слишком уставал и, вернувшись, сразу падал на нее и засыпал. Никакой радости!

Пэн посмотрел на свои руки и сжал их. Этим утром мать сняла последние повязки, и, несмотря на то что кожу пока стягивало при сжатии в кулак, Пэн был вполне доволен их состоянием. Хоть и чувствительные, как у младенца, и не до конца зажившие, а все-таки руки. Ему не терпелось поскорее дотронуться ими до Эвелин, и он планировал сделать это сегодня же ночью. Поскольку назад ехать не придется, как всю эту неделю, он не сильно устанет и сможет наконец сполна насладиться своей сладкой нежной женой.

– Какого черта! – вдруг взревел его отец.

Пэн повернулся в сторону замка, и они вдвоем бросились к входу, где его сладкая нежная жена со служанкой и его матерью, обычно такой невозмутимой, кричали и пытались выгнать огромную свинью на улицу. Упираясь руками в массивный зад животного, очевидно, беременного, три женщины изо всех сил выпихивали ее из парадной двери.

Диаманда с тетей тоже были там, но так как места рядом со свиньей не хватило, тетя Хелен просто встала поодаль, заторможенно глядя на происходящее. Диаманда прыгала и хлопала в ладоши, вопя «кыш!» во все горло, будто думала, что чем громче орать, тем лучше животное расслышит и поймет ее.

Отдышавшись, Пэн направился вперед.

– По-моему, нам лучше вмешаться, пока она кого-нибудь не укусила. Они не знают, что у свиней есть зубы?

– Вопрос в другом: знает ли свинья, что они есть у твоей мамы? – весело сказал Уимарк Джервилл, следуя за сыном.

К счастью, свинья не успела еще вконец разозлиться, когда они подошли. Используя яблоко как приманку, Пэн спустил свинью вниз по ступеням, в то время как лорд Джервилл завел перевозбужденных женщин в дом. Когда Пэн вернулся, все стояли у маленького столика в зале, и леди Джервилл настойчиво убеждала мужа:

– Уимарк, они не могут здесь остаться. Лорд Джервилл лишь печально качал головой.

– Ничего, миледи, здесь хорошо, – сказала Эвелин. Леди Хелен охотно поддержала леди Джервилл.

– Ваша жена права, милорд. Эвелин – хорошо воспитанная аристократка. И вы никак не можете разрешить этому бедному чаду остаться жить в таком беспорядке.

– Мы остаемся, – твердо сказал Пэн, приближаясь к ним.

Мать недовольно посмотрела на него, но понимала: Пэн, хоть и был беспомощен эти две недели, остался самим собой и не подумает отступать.

– Мы быстро приведем этот дом в порядок – теперь здесь Эвелин, и она будет распоряжаться прислугой. На ней внутренняя часть замка, а я возьму на себя внешнюю. К тому времени, как вы приедете навестить нас, тут уже все будет убрано.

– Я согласен с мальчиком, Кристина, – сказал лорд Джервилл. – Это теперь их собственный дом, и ремонт пройдет гораздо быстрее, если они будут здесь находиться постоянно, а не тратить каждый день по нескольку часов на поездки в Джервилл и обратно.

– Хорошо, – расстроенно уступила леди Джервилл. – Но тогда я тоже останусь и помогу.

– Кристина, не надо, – пожурил ее Уимарк, – потому что тогда ты возьмешься за всю ту работу, что выполняешь дома. Но это жилье принадлежит нашей девочке. Пускай она сама все сделает так, как посчитает нужным.

– Но я… – Леди Джервилл огляделась вокруг. – Здесь нужно так много сделать, чтобы стало хоть чуточку уютнее… А с моей помощью работа пошла бы гораздо быстрее.

– Давайте я останусь! – предложила Диаманда.

– О, хорошая идея, – согласился Пэн. Все, недоумевая, повернулись к нему, и он пожал плечами. – А что, пускай помогает, да и Эвелин с ней не будет скучно. Если только леди Хелен позволит.

Тетя Диаманды поморщилась, но затем кивнула:

– Что ж, конечно, мы могли бы остаться. Диаманде это пойдет на пользу. Получив такой опыт здесь, в будущем она справится с любой непредвиденной трудностью, какая только может возникнуть на пути аристократки, – сухо сказала она.

– Но… – снова начала леди Джервилл.

– Это вовсе не обязательно… – попыталась возразить Эвелин.

Лорд Джервилл прервал обеих:

– Прекрасное решение! Мы пришлем вам вещи из Джервилла, как только вернемся туда, а через неделю сами приедем и заберем вас. Однако если захотите уехать раньше – пожалуйста. Пэн организует вам сопровождение. – Он подождал, пока они обе кивнут, затем радостно хлопнул в ладоши. – Отлично! Что ж, мы тогда будем собираться в обратный путь – дорога неблизкая, а вы уже можете собирать слуг для первых распоряжений.

– Но, Уимарк, мы ведь только что приехали, – возразила леди Джервилл.

– Я же говорил, что еду сюда ненадолго, потому и предлагал тебе остаться дома, – сказал он. – Мне лишь надо было убедиться, что ремонт последнего участка стены закончен, как я и велел. Они должны были доделать его перед приездом Эвелин и Пэна.

– Да, но…

– Сэли собрала нам еду для обратной дороги. Давай пойдем и дадим детям начать уборку. Им придется сделать очень многое до наступления ночи, чтобы хоть спать было удобно.

Пэн затаил дыхание, ожидая от матери дальнейших протестов, но она, наконец вздохнув, уступила.

– Вот и славно! – Лорд Джервилл похлопал ее по руке. – Узнай пока у Эвелин, что им прислать из Джервилла, попрощайся, а я быстро переговорю с Пэном.

Пэн вышел на улицу вместе с отцом, слушая его советы по укреплению и ремонту замка. Несмотря на то что лорд Джервилл не разрешал жене давать Эвелин указания относительно домашнего хозяйства, он считал, что с сыном все-таки стоит провести беседу. Пэн, в свою очередь, не имел ничего против этого.

Они как раз завершали разговор, когда женщины наконец начали выходить из замка. Пэн понятия не имел, о чем они там переговаривались, но был уверен, что леди Хелен и Диаманда предоставили его матери длиннющий список того, что им привезти, и скорее всего мама не удержалась от того, чтобы дать Эвелин хоть пару советов. Это, можно сказать, стало ее второй натурой после столь длительного обучения Диаманды. Единственное, чего он не понял, – почему они сейчас все выходили с покрасневшими глазами и всхлипывали по очереди.

– Эх… женщины, – со вздохом произнес лорд Джервилл, ожидая их приближения. – Господи, можно подумать, до Рамсфелда не несколько часов, а три дня езды.

– Да уж, – согласился Пэн.

– Пойдем, дорогая. Они совсем недалеко от нас, – сказал лорд Джервилл, когда женщины остановились у подножия лестницы и, чуть не плача, стали обниматься.

Неохотно отступив, леди Джервилл подошла обнять Пэна и так крепко сжала его, что он всерьез испугался за свои ребра.

– Сынок, береги ее. Она замечательная девушка.

Пэн кивнул, хоть и не очень понял, о ком она. Первой в мыслях, конечно, возникла Эвелин, но какая же она девушка? Вот Диаманда – девушка, а его жена – настоящая женщина.

– Кристина, – многострадальным тоном позвал лорд Джервилл.

– Ох, эти мужчины, – пробормотала леди Джервилл, но все-таки нашла в себе силы отпустить сына и подойти к лошади.

– Мы приедем через неделю посмотреть, как идут дела, – сказал отец, забираясь в седло. – Возникнут проблемы – шли гонца.

С этими словами родители, их работники и горничная леди Джервилл выехали со двора. Как только они приблизились к холму, Пэн повернулся к женщинам, стоявшим у ступеней. Они провожали эту небольшую группу таким взглядом, будто самый последний в мире друг покинул их навеки.

Покачав головой, Пэн откашлялся, привлекая их внимание:

– Оставляю на ваше попечение замок и прислугу. Сам буду здесь. Зовите меня, если понадоблюсь.

– Да, супруг, – сказала Эвелин и даже улыбнулась. Удовлетворившись этим ответом, Пэн повернулся и пошел к стене, у которой трудились несколько мужчин, заделывая маленькие дыры. Когда Пэн с отцом приехали сюда неделю назад, замок был в плачевном состоянии.

Леджер присматривал за ним, с тех пор как умер дедушка Пэна, вскоре после свадьбы его родителей. Они приезжали в Рамсфелд, когда Пэн был маленьким, но он не помнил, чтобы за последние лет десять они хоть раз посетили замок. Увидев неделю назад, что с ним теперь стало, отец очень пожалел о своей доверчивости. Приняв на себя обязанности кастеляна, Леджер уже был немолод, а умер совсем стариком – очевидно, у него и сил не хватало, чтобы как следует следить за имением, но из-за упрямства он никогда в этом не признавался.

Отец Пэна, судя по всему, был единственным человеком в округе, не знавшим до какого-то времени, что Леджер больше не является управляющим Рамсфелда. А вот шотландцам, укравшим весь скот и периодически нападавшим на замок, это наверняка было известно. Они утащили все ценное, что не было к полу прибито, включая даже куски стен.

Все, что осталось к приезду Пэна и отца, – это поломанные стены, оболочка замка с гнилыми деревянными полами, жалкая кучка прислуги, пятьдесят бедно одетых солдат, пара свиней и куры.

Первая проблема, с которой столкнулся Пэн, были солдаты, угрюмые и рассерженные на своего лорда за то, что он оставил их на поруки несведущему кастеляну, а сам даже не подумал хоть раз приехать и проверить, как идут дела.

Пэну потребовалось два дня, чтобы убедить их, что отныне все переменится. Только после этого он смог заручиться их поддержкой. Они стали усердно работать, и дела потихоньку налаживались. Также отец привез на помощь нескольких людей из Джервилла. Если так и дальше пойдет, решил Пэн, то Рамсфелд вернется в первоначальное состояние уже к осени. По крайней мере его наружная часть. Надо было срочно заканчивать ремонт стен, построить новые конюшни, кузницу, мастерскую для сапожника и еще несколько необходимых помещений. Кроме того, нужны были и умелые люди, чтобы там работать. Те, что обитали здесь ранее, давным-давно разбежались, забрав свои знания туда, где их лучше поощряли.

Пэн надеялся, что Эвелин задолго до этого удастся привести внутреннюю часть замка в порядок. Ее работа очень проста по сравнению с этим, подумал он, направляясь помогать мужчинам, работавшим у стен. Замку требовалась в основном уборка, и вряд ли прислуга окажется такой же обиженной и непокорной, как эти солдаты.

К слову сказать, он очень гордился ее реакцией на столь жалкое состояние нового жилища. Отец был уверен, что Эвелин расстроится, но Пэн думал иначе. Он знал по личному опыту – ничто не радует женщину сильнее, чем возможность все красиво расставить по местам, а уж в этом замке таких возможностей было предостаточно.

Да, подумал Пэн, Эвелин мигом наведет порядок. Наверняка именно в эту минуту армия прислуги вовсю трудится под ее руководством…

– Супруг?

Пэн повернулся и увидел, что к нему направляется жена. Он непроизвольно облизал губы, глядя на ее круглые бедра и грудь, покачивавшуюся при ходьбе. Он очень надеялся, что сегодня же ночью удастся обласкать ее соблазнительное тело. Утомительной поездки домой не намечалось, поэтому скорее всего он сможет не заснуть сразу после того, как очутится в постели.

– Супруг! Вы меня слышали? – спросила Эвелин.

Пэн нахмурился, понимая, что она все это время говорила, но он так увлекся мыслями о вечере, что ее слова не достигли его разума.

– Нет, – признался он. – Что ты сказала?

– Я потеряла прислугу.

Он вытаращил глаза. И просто смотрел. Долго. Затем, будучи уверенным, что ослышался, переспросил:

– Прости… что?

– Ну, не совсем потеряла. Просто не могу никого найти, – сказала Эвелин. – Их нет ни в зале, ни на кухне, а где еще посмотреть – ума не приложу.

– А наверху не пробовала? – спросил он осторожно. Эвелин взглянула на него как на дурака.

– Они не могли там оказаться, супруг. Лестница поломана.

– Только три-четыре ступени, – напомнил Пэн. – Остальные в полном порядке. Мы с отцом поднимались по ним в первый день. А слуги, должно быть, наверху, готовят постели.

– О… – произнесла Эвелин, переминаясь с ноги на ногу. Вздохнув, она смущенно пробормотала: – Пойду тогда, поищу их там…

Оставив его работать дальше, Эвелин поплелась обратно. По пути она видела Рунильду, которая копалась в вещах, оставленных в повозке, разыскивая среди них оборудование для мойки, которого в замке оказалось не так уж много.

Эвелин поднялась по ступеням и вошла в большой зал.

– Где леди Хелен? – спросила она у Диаманды. Девочка стояла на месте, сосредоточив взгляд на обломках скамьи, развалившейся под леди Джервилл.

– Она пошла узнать, есть ли за кухней сад с травами. Она сказала, он может быть очень запущен, но надеется, что это поправимо.

Эвелин кивнула. Она даже не подумала об этом. Сад, где растут травы для еды и лечения, так же необходим, как и вода.

– Интересно, где здесь родник? Должен же быть. Если он и загрязнен, Пэн с отцом наверняка уже выкопали другой, – сказала она.

– Да, нам ведь еще понадобится вода для умывания. – Диаманда оглянулась не дверь. – Я могу спросить у него.

– О, спасибо! А я пока схожу наверх за прислугой.

– Это же опасно, – с тревогой сказала Диаманда. – Я сомневаюсь, что они там.

– Ну, я тоже так думаю, но Пэн сказал, что они могут быть наверху, готовят спальни.

Диаманда недовольно фыркнула, но Эвелин лишь улыбнулась и сказала:

– Пожалуйста, узнай у Пэна, где достать воду, а я – на поиски прислуги.

Девочка заколебалась.

– Хорошо… только будь осторожна. Я не доверяю этим ступеням.

– Да, как и полу наверху, – признала Эвелин. – Я постараюсь быть поаккуратнее.

Подождав, пока Диаманда выйдет, она осторожно пошла наверх, хватаясь за перила там, где они были. В памяти все время мелькала картина падения леди Джервилл; кроме того, после недавних провалов и неудач Эвелин не была уверена, что сможет преодолеть эту лестницу, обойдясь даже без ссадины на коленке.

Она поморщилась от этой мысли, не понимая, зачем вообще взялась за такое глупое задание. Да, с одной стороны, так сказал Пэн – прислуга может быть наверху, готовит постели. Но с другой – как они могут сейчас заниматься этим, если еще и пальцем не пошевелили, чтобы начать уборку в зале или хотя бы на кухне, при виде которой хотелось плакать: полы, шкафы и столы были в таком же заброшенном состоянии, как и зал, но вдобавок покрыты слоями жира и копоти. Туфли Эвелин прилипли к полу, и она побоялась идти дальше.

Она почти дошла до конца лестницы, когда ступень под ней зловеще затрещала. Эвелин дернулась назад, чуть не провалившись в пустое пространство, через которое только что перешагнула. Она приземлилась одним коленом на край сломанной ступени; вторая нога повисла над пропастью. Эвелин судорожно схватилась по обеим сторонам за перила.

– «В полном порядке», – сердито повторила она слова мужа, вытаскивая ногу и уже заранее зная, что сильно поцарапалась. Голень полыхала от боли, и Эвелин, вставая, крепко стиснула зубы.

Прислонившись к стене, она подумала, что, может быть, стоит вернуться, но после недостающей ступени оставалось всего лишь две. Эвелин решила все-таки дойти до конца, но на этот раз, преодолевая пустое пространство, старалась держаться как можно ближе к стене – дерево с краю с наибольшей вероятностью выдержит ее.

Оказавшись наконец на площадке, Эвелин вздохнула с облегчением и подняла юбку, чтобы рассмотреть ноги. Да уж, голени прилично досталось, озлобленно подумала она. Оставалось только надеяться, что обратный путь станет менее драматичным.

Оказавшись наверху, Эвелин пожалела, что не взяла с собой факел: в то время как большой зал освещался через распахнутые двери, здесь, в коридорах, было гораздо темнее. Она осторожно двинулась вперед, нащупывая пол при каждом шаге. У нее не было никакого желания провалиться в одну из тех огромных дыр в деревянном полу, которые она видела с нижнего этажа.

Она проверила каждую из трех комнат. Первая, самая большая, очевидно, когда-то принадлежала Леджеру. Если да, то либо у него было немного вещей, либо все украли после его смерти. Там не осталось ничего, кроме старой шаткой кровати. Остальные две спальни и вовсе пустовали. В них не было даже мебели, только дыры в полу – минимум по две в каждой комнате. Зайдя в последнюю, Эвелин обнаружила, что здесь самая большая дыра, хоть и поменьше, чем ей казалось, – кровать вряд ли прошла бы.

Остановившись в нескольких футах от края, Эвелин чуть наклонилась, чтобы посмотреть вниз. Отсюда зал выглядел ничуть не лучше – пол действительно был в жутком состоянии. Как и весь замок.

Эвелин покачала головой и вдруг услышала за спиной какой-то скрип. Она повернулась, и в этот момент ей в лицо ударил кусок дерева. Пошатнувшись, Эвелин начала заваливаться в сторону. Это, возможно, и спасло ее. Она инстинктивно начала искать, за что ухватиться, но правая рука больно ударилась о пол, а левая нащупала лишь воздух… В следующую секунду Эвелин стукнулась головой о деревянный обломок. В глазах потемнело. Эвелин поняла, что летит в дыру, через которую только что смотрела вниз.

Глава 14

Эвелин очнулась, чувствуя, что голова сейчас расколется пополам. От такой сильной боли, которую никогда раньше не переживала, она зажмурилась, но это лишь усугубило ее мучения.

– Эви?

Узнав голос Диаманды, она с трудом открыла глаза и потерянно посмотрела на нее. Затем, отведя взгляд от встревоженного лица девочки, увидела плотную ткань над головой и вокруг себя.

– Палатка… – прохрипела Эвелин, облизала губы, затем снова попыталась заговорить: – Зачем?..

– Пэн велел собрать, чтобы было куда положить тебя. Ты очень сильно ударилась головой, когда упала.

– Упала… – тихим эхом повторила Эвелин. Но тут у нее дрогнуло сердце от всплывших воспоминаний: она стояла в комнате на втором этаже… Удар – и она падает вперед, пытается нащупать опору, но левая рука проходит в дыру. Также Эвелин вспомнила, как обо что-то ушиблась головой. Тогда она приняла это за край дыры, но в следующий же момент осознала, что летит далеко вниз. – Меня кто-то ударил, – сказала она. – И я провалилась в дыру.

– Ударил? Не может быть. – Диаманда покачала головой. – Пэн говорит, что ты скорее всего сама упала – у тебя лицо исцарапано, а на досках наверху осталась кровь.

– Нет, меня ударили, толкнули… – слабым голосом настаивала Эвелин. Она повернула голову набок и посмотрела на леди Хелен. Та, похлопав ее по руке, наклонилась вперед.

– Дорогая, тебе померещилось. Ты была одна наверху. – Она с укоризной посмотрела на Эвелин. – Зачем ты вообще туда полезла? Тебе, между прочим, сильно повезло, что ты не упала на ступени и не сломала шею. Хотя ты и так могла погибнуть, если бы не юбка…

– Юбка?..

– Все верно, миледи. – Рунильда подошла ближе к постели, смотря на Эвелин через плечо леди Хелен. – Я как раз вошла в зал с ведрами и швабрами, когда вы провалились. – Горничная прижала руку к груди, словно ее сердце разрывалось от одного лишь воспоминания. – Вы пролетели несколько футов, а потом ваша юбка зацепилась за что-то и удержала вас. Вы просто болтались там, как тряпичная кукла. – Рунильда горестно покачала головой. – А я начала кричать…

– Да, я тут же прибежала, – сказала Диаманда.

– И я, – подхватила леди Хелен, чуть содрогнувшись. – Надеюсь, такого крика я больше не услышу. У меня чуть сердце не остановилось от испуга.

– Да, ужас, – согласилась Диаманда. – Я сначала подумала, что с Рунильдой случилась беда, а потом увидела, как ты там висишь… Тогда я быстро послала ее за Пэном, а сама поспешила наверх помочь.

– Да, там-то мы с ней и встретились, – сказала леди Хелен, сжимая руку Эвелин. – Глупый ребенок – пыталась придумать, как бы снять тебя с этого крюка и затащить обратно, но я сказала, что лучше нам дождаться Пэна. Боюсь, у Диаманды не хватило бы сил помочь тебе.

– Ткань сильно натянулась, – раздраженно сказала Диаманда, обращаясь к тете. – Я боялась, что платье вот-вот порвется и Эвелин полетит вниз.

– Очень заботливо с твоей стороны, – вздохнув, сказала леди Хелен. – Но если бы ты кинулась снимать ее так, как представляла себе, вы бы вместе и упали:

Диаманда презрительно фыркнула.

– Я гораздо сильнее, чем ты думаешь.

– Дитя мое, зато Эвелин во много раз тяжелее тебя. Ты бы не удержала ее.

– Так, значит, Пэн спустил меня? Или поднял… Как это получилось? – прервала Эвелин их спор.

– Ах да! – воскликнула Диаманда с горящими от восторга глазами. – Он такой сильный – поднял тебя одной рукой. Встал на колени у края дыры, наклонился, схватил тебя за юбку и спокойно вытащил. Потом он отнес тебя вниз и начал выкрикивать приказания мужчинам.

– Мужчинам? – слабо переспросила Эвелин.

– Да, рабочим. Ну, когда Рунильда прибежала за Пэном, они вместе с ним бросились в замок. Увидев, что с тобой, все, даже Пэн, сначала замерли на месте в диком ужасе. Мгновенно придя в себя, Пэн велел им хватать скорее навес и растянуть его под тобой на случай, если ты сорвешься раньше, чем он успеет подняться к тебе.

– Ну, естественно, к тому времени, как они выполнили приказание, Пэн уже был наверху и вытаскивал тебя, – подхватила рассказ леди Хелен. – Отнеся тебя вниз, он велел им раскинуть палатку напротив замка, чтобы ты лежала там, пока не поправишься.

– О да, миледи! Ваш муж так беспокоился, что держал вас на руках все время, пока ставили палатку, – сказала Рунильда, улыбаясь.

Сердце Эвелин затрепетало от необычайной заботы, которую муж публично проявил к ней. Но тут снова заговорила Диаманда:

– Конечно, держал! Куда еще ему было деть ее, пока не поставят палатку, а мы не приготовим постель, – здраво рассудила она.

– Мы должны дать Эвелин отдохнуть, – сказала леди Хелен, хмуро поглядев на Диаманду, после чьих слов улыбка на лице Эвелин померкла. – Пойдем лучше смотреть, как там остальные справляются.

– С чем? – спросила Эвелин, когда леди Хелен встала.

– Пэн отправил несколько человек на починку лестницы и пола на втором этаже, – объяснила Диаманда. – Остальные убирают мусор с пола в зале, чтобы его можно было чистить дальше.

– А… ясно, – прошептала Эвелин.

– Не волнуйся, – сказала девочка, поднимаясь. – Тебе не придется сегодня смотреть за ними. Отдыхай, а мы сами справимся.

– Но почему я должна не хотеть их видеть? – спросила Эвелин в недоумении.

– Ну… – Девочка сначала растерялась, но затем сказала: – Я просто подумала, тебе может быть очень стыдно после всего.

– Всего? – переспросила Эвелин дрогнувшим от ужаса голосом. – Чего всего?

– Мне показалось, тебя смутит, что они все видели… – Диаманда замолчала, видимо, лишь сейчас догадавшись, что Эвелин не понимает, о чем речь.

– Идем, пусть отдыхает. Ей не нужно этого знать. – Леди Хелен потянула Диаманду за руку, и они вдвоем вышли из палатки.

Эвелин перевела взгляд на Рунильду.

– Чего мне не нужно знать? Что видели? Горничная печально вздохнула, но выхода не было.

Она знала свою хозяйку – Эвелин не успокоится, пока не услышит ответа.

– Вы висели, зацепившись задней частью юбки, – растолковала Рунильда.

Эвелин смотрела на нее с нараставшим испугом.

– И… что, все было открыто?

– Нет-нет, – поспешила заверить ее служанка. – Юбка задралась к подмышкам и… В общем, было видно то, что выше колен, намного выше…

– И сзади? – спросила Эвелин. Выражение лица Рунильды вполне сошло за ответ. Похоже, прямо как в тот день, когда Пэн думал, что она утонула, – все мужчины опять видели ее голый зад. – Мой муж наверняка считает меня страшной обузой.

– Нет, миледи, что вы! – Рунильда опустилась рядом с ней на колени и сжала ее руку. – Если честно, он даже побелел от ужаса, когда увидел, что вы в такой смертельной опасности, а когда взял вас на руки, долго стоял не двигаясь и тревожно вглядывался в ваше лицо. Мне кажется, он к вам неравнодушен.

Эвелин с трудом верилось в это. Она превратила жизнь Пэна в кошмар. Слишком устав, чтобы еще раз в уме пересчитывать все неудачи и катастрофы, в которые она попадала со дня свадьбы, Эвелин спросила:

– Где мой муж?

– Убедившись, что вы целы, он дал мужчинам задания, а сам поехал в деревню. Возможно, за новой прислугой.

Эвелин эти новости огорчили. Ведь сначала договаривались, что Пэн займется внешней частью замка, а Эвелин – внутренней. И вот опять из-за ее неуклюжести на него легли и ее обязанности. Хоть в этот раз он и не пострадал в отличие от пожара в брачную ночь, который она же и устроила!

Нет, этого она точно не позволит! Догонять его, чтобы не ехал в деревню за слугами, было поздно, но по крайней мере она присмотрит за рабочими, пока его нет. Эвелин привстала, но голова тут же снова разболелась, и ее затошнило.

– Миледи, прошу вас, – взмолилась Рунильда, надавив ей на плечи в попытках уложить обратно. – Отдыхайте! Вы очень сильно ушиблись.

Стиснув зубы, Эвелин убрала руки горничной и насилу поднялась.

– Я хочу встать, Рунильда. Голова у меня будет болеть в любом положении – хоть лежа, хоть стоя.

Горничная раздраженно вздохнула, однако, прекратив бессмысленную борьбу с хозяйкой, взяла ее под руку и тихонько начала поднимать.

С помощью Рунильды Эвелин встала и, тяжело опираясь на горничную, направилась к выходу. Тут начался новый приступ тошноты. Она начала глубоко вдыхать, стоя на месте и уверяя себя, что чем больше будет ходить, тем лучше себя почувствует. Такая ситуация не очень походила на правду, но Эвелин было все равно: если ее мужу удавалось все делать с обожженными перебинтованными руками, то и она со своей разбитой головой уж наверняка сможет распорядиться парочкой человек.

Как только Рунильда привела ее в замок, Эвелин первым делом посмотрела на потолок. Сосредоточив взгляд на дыре, в которую она предположительно провалилась, Эвелин начала вспоминать последние моменты перед падением. Несмотря на все убеждения Диаманды и леди Хелен, Эвелин была уверена – ее толкнули. В голове сейчас, конечно, творился полный хаос, но все же… она до сих пор будто чувствовала этот оглушительный удар и острейшую мучительную боль, от которой потеряла равновесие. Она помнила, как падает, затем понимает, что под левой рукой пустота… потом вновь удар головой уже о другой конец дыры.

Эвелин не сомневалась в том, что ее падение подстроено. Комнаты выглядели пустыми, но…

Нет, невозможно. Она даже еще ни с кем из прислуги здесь не познакомилась, у них нет причин причинять ей вред.

В памяти снова возникла погибшая туника. Эвелин вспомнила про запах свинины на ткани и свой ужас от сознания того, что кто-то препятствует ей… Однако эти происшествия никак не связаны. Порча туники и нападение – совершенно разные случаи.

– Эви? Почему ты встала?

К ней подбежала перепуганная Диаманда, и Эвелин заставила себя сосредоточиться. Впереди было много работы.

* * *

Луна была уже полной и высоко поднялась, когда Пэн въехал во двор. Вечер выдался длинным, поездка – бесплодной. Если в деревне и обитали слуги из замка, никто в этом не признавался, и никто не желал работать в Рамсфелде. Будь они крепостными, Пэн бы просто приказал им ехать, но ему заранее сообщили, что все крепостные бежали из Рамсфелда еще задолго до смерти Леджера. Жители деревни объявили себя свободными крестьянами, которые вправе жить как им хочется, пока они трудятся на полях замка. Пэну ничего больше не оставалось, кроме как повернуть назад в Джервилл. Но слуги в любом случае необходимы, чтобы убирать в замке и следить за порядком. Хоть из-под земли, но он их достанет.

Пэн успел совершить долгую поездку в родительский дом, объяснить отцу ситуацию и вернуться обратно, держа в голове его обещание помочь. Слуги в Рамсфелде будут нужны к завтрашнему вечеру. Сейчас он возвращался домой позднее, чем в какой-либо другой день на прошедшей неделе.

Подъехав прямо к полуразрушенной конюшне, Пэн оставил коня отдыхать, дал ему побольше еды после утомительной поездки, затем устало побрел в замок. Во дворе было совершенно тихо и пустынно. Если бы у стены не дежурила охрана, Пэн подумал бы, что замок заброшен. Никогда в жизни он не наблюдал здесь такой картины – это очень настораживало.

Еще тревожнее было увидеть, что палатки больше нет на том месте, где ее поставили. Пэн забеспокоился, но утешил себя мыслью, что Эвелин, возможно, проснулась и, убрав палатку, пошла отдыхать внутрь замка.

Лучше бы именно так и было, с замиранием сердца подумал он, вспомнив, как она висела над залом. Зрелище совершенно точно сократило его жизнь лет на десять. Вытащив Эвелин, он еще сильнее испугался, когда увидел ее лицо. Очевидно, она падая, ударилась головой, и из раны на лбу по щеке текла кровь, разделяясь на тонкие ручейки, напоминавшие следы лапы очень большой птицы. Сначала Пэн решил, что Эвелин мертва, но, достав ее из дыры, с величайшим облегчением увидел, как вздымается и опускается ее грудь. Пэн держал ее на руках, понимая, что не хочет отпускать ни на секунду, даже когда палатка была собрана и приготовили постель.

Из всех женщин в мире Эвелин была то ли самой неудачливой, то ли, наоборот, везучей. За краткий период их знакомства она чуть не сгорела заживо, почти утонула и едва не разбилась насмерть. Ладно, пожар не считается – Эвелин находилась на безопасном расстоянии. Но все же…

Пэн покачал головой. Мать говорила, что после свадьбы судьба отвернулась от ее невестки, – это были ее первые слова, когда она услышала про несчастье, случившееся сегодня. Затем она рассказала, как собаки растерзали сшитую для него Эвелин одежду, и Пэну почему-то начало казаться, что здесь играет роль нечто большее, нежели роковые совпадения. Основывать подозрения было не на чем, кроме ощущения того, что уж слишком много случайностей произошло с Эвелин.

Каждая история содержала в себе какую-то загадку. К примеру, собаки – его мать очень любила их, но вместе с этим требовала послушания и должным образом воспитывала. Боудикка и Джуно всегда хорошо себя вели и ни на кого не нападали, но тунику, по словам матери, разодрали в клочья.

До этого был пожар в палатке. Пэн до сих пор помнил честные глаза Эвелин, когда она клялась, что задула свечу. Ее уверенность, правда, чуть поколебалась при его предположении, что она торопилась и не проследила за огнем до конца.

Последний случай заставил его всерьез задуматься. На вопрос отца о том, как все произошло, Пэн просто не нашелся, что ответить. Они побывали в этой комнате наверху, когда вдвоем в первый раз осматривали замок. Дыры в полу нельзя было не заметить, просто невозможно. Если Эвелин снизу не обратила на них внимания, то, очутившись на втором этаже, уж точно увидела бы.

Нет, решил Пэн, ни на одного человека не может сваливаться столько несчастий. Что-то здесь было не так, и он намеревался подробно расспросить жену о последнем происшествии. Теперь надо будет получше за ней присматривать.

Двери замка были торжественно распахнуты, когда Пэн вошел внутрь. Он остановился, осматривая большой зал. Работники спали, развалившись на полу и громко храпя. Это был сон изнуренных людей, и Пэн довольно быстро понял причину. Они хорошо поработали в его отсутствие – пол был устлан свежим покрытием; лестницу при тусклом свете камина он не мог разглядеть, но подумал, что скорее всего ступени починены и снова безопасны для ходьбы.

Пэн был уверен, что в доме произошло много изменений, но было уже поздно, и он решил дождаться утра, чтобы все осмотреть. Сейчас ему только хотелось знать, где его жена. Он не успокоится, пока не будет уверен, что с ней все в порядке. Тут он увидел палатку, стоявшую в центре зала. Пэн так устал, что сначала даже не заметил ее. Так вот куда ее переместили… Наверняка это была идея жены, и он очень надеялся отыскать Эвелин внутри.

Будь у него силы, он бы от души рассмеялся при виде палатки, обложенной по кругу спящими мужчинами. Мысленно хваля ее за изобретение убежища, «охраняемое» работниками, Пэн начал осторожно пробираться через тела к входу.

Ни один человек даже не пошевельнулся во сне, что служило явным подтверждением чрезвычайной усталости. Еще бы, целое утро таскать камни для наружной стены, затем весь день и, возможно, вечер мыть и чинить замок… Такая работа любого погрузит в беспробудный сон.

Добравшись до палатки без приключений, Пэн тихо вошел внутрь. Здесь было еще темнее, чем снаружи, и он понял, что не сможет сейчас осмотреть ушибы Эвелин. Он медленно двинулся в дальний угол палатки, где скорее всего была постель из шкур, уложенных так же, как во время поездки в Джервилл. Тут он обо что-то споткнулся и, потеряв равновесие, подпрыгнул и чуть не повалился в угол. Но как только его ноги задели постель, Пэн, уже не в состоянии удержаться, полетел на пол, проклиная все на свете. Однако стоило радоваться хотя бы тому, что он упал не на постель, иначе раздавил бы Эвелин. И Пэн понял, что был близок к трагедии, когда услышал, как она повернулась совсем рядом с ним.

– Милорд?..

Пэн застыл, услышав эти слова, донесшиеся до него из темноты.

– Рунильда? – спросил он, точно зная, что говорит с горничной, находившейся где-то совсем рядом.

– Да, милорд. Но почему вы не наверху, с леди Эвелин? Он уставился на фигуру, около которой лежал.

– Пэн? – послышался сонный голос Диаманды. Девочка провела рукой по его ногам, будто не верила, что он настоящий.

Тут откуда-то из другого утла воскликнула леди Хелен:

– Боже мой, что здесь происходит?

Ругаясь, Пэн вскочил на ноги и заковылял к выходу. Он был так выбит из колеи своей ошибкой, что даже забыл извиниться, прежде чем снова оказался в зале, на свободе.

Очень быстро пробравшись через спящие тела, он бросился дальше и, не заметив, чуть не сбил с ног жену.

– Муж? – Эвелин схватилась за него, чтобы не упасть.

– Да. Почему ты встала?

– Я слышала, как вы приехали. Вы долго не поднимались, и я поняла, что вы, должно быть, не знаете, где наша постель. Вот и спустилась найти вас.

– О… – тихо произнес Пэн.

Нащупав в темноте его руку, она повела его вверх по лестнице. Всю дорогу, пока они поднимались, затем шли по темному коридору, Пэн молчал, надеясь лишь, что Эвелин точно знает, куда идти. К счастью, войдя в комнату, он снова мог видеть, но сильно нахмурился, заметив при слабом свечении от камина повязку на голове Эвелин.

– Как ты себя чувствуешь?

– Спасибо, хорошо, – пробормотала Эвелин и поспешно сменила тему: – Рунильда сказала, вы ездили в деревню.

– Да.

Он огляделся вокруг и увидел, что в комнате не только убрали и настелили новый пол, но и перенесли в нее их сундуки из повозки. Эвелин также велела выбросить старую кровать Леджера, которая была в плачевном состоянии. Пэн, правда, думал как-нибудь потерпеть пару ночей, а потом заменить ее на новую, однако его жена уже успела позаботиться об уютном гнездышке из овчины.

– Я думал, ты в палатке, – выпалил он.

– Нет, что вы, – удивленно ответила она. – У нас просто не было времени приготовить вторую комнату для Диаманды и леди Хелен, поэтому я попросила поставить в зале палатку, чтобы они могли спать отдельно от мужчин. Рунильда там же, с ними. – Эвелин улыбнулась. – Значит, хорошо, что я пошла за вами, а то вы бы там споткнулись обо что-нибудь в темноте, всех разбудили бы…

Пэн поморщился.

– Да, я уже споткнулся и разбудил. Я даже не знал, что ошибся, пока Рунильда не проснулась и не спросила, почему я не с вами.

Эвелин тихо рассмеялась и пожала плечами.

– Ладно, милорд, они наверняка уже обо всем забыли и спят. Сегодня был очень трудный день. А… вам удалось уговорить кого-нибудь из деревни работать в замке? Вы ведь за этим туда ездили?

– Да, но безрезультатно. Никто из жителей не согласился работать на нас. Деревня бедствует и выглядит ничуть не лучше, чем этот замок. В течение многих лет их постоянно грабили и всячески притесняли. Они очень озлоблены на моего отца за то, что он ни разу не побеспокоился об их благосостоянии. – Пэн вздохнул. – Я так долго отсутствовал, потому что ездил домой. Отец пообещал, что завтра же с утра отправится в нашу деревню Джервилл, найдет прислугу там и сразу пошлет ее сюда. К вечеру они должны появиться.

– О, это очень хорошо, – сказала Эвелин. – Наши мужчины сделали сегодня многое, но работы здесь еще предостаточно. Слуги окажутся весьма кстати.

Она помолчала, затем спросила:

– Есть или пить хотите?

– Нет, ужинал в Джервилле.

Кивнув, Эвелин повернулась к постели из овчины.

– Уже поздно, вы выглядите очень уставшим. Хватит вопросов – вам нужно отдыхать.

Пэн лег вместе с ней, тихо вздыхая. Да, он очень устал, а она сегодня пережила страшное падение – ни один из них не был в подходящей форме, однако его желание от этого не уменьшалось. Завтра, пообещал он себе. Завтра он обязательно займется любовью со своей женой.

Глава 15

Эвелин проснулась от яркого солнечного света, залившего комнату. Пэна уже не было. Протерев глаза, она посмотрела на проем для окна: пока она спала, кто-то убрал шкуры, которыми Рунильда завесила его на ночь. Либо это сделал Пэн, либо сама горничная, которая, возможно, уже встала.

Словно в ответ на ее мысли дверь открылась, и в комнату вошла Рунильда с кувшином.

– О, вы уже проснулись, – с улыбкой сказала она. – Как самочувствие?

– Лучше, – призналась Эвелин после секундного раздумья. Действительно, боль, мучившая ее весь вчерашний день и вечер, сейчас, к счастью, ушла. Это не могло не радовать, и она, улыбаясь, выпрямилась в постели. – Да, гораздо лучше, Рунильда, спасибо. А где мой муж?

– Он с рассвета работает у стены с мужчинами, – ответила служанка, поставив кувшин на сундук.

Отправившись умываться, Эвелин принялась мысленно планировать начинавшийся лень Принесенные сундуки были единственной мебелью в замке, и вчера служили как сиденья и столы. Вот, подумала Эвелин, первая проблема, которую надо решить.

Необходимо съездить в деревню, прежде чем здесь начнут собираться слуги из Джервилла. Пэн говорил, что деревня пострадала не меньше, чем сам Рамсфелд, и Эвелин намеревалась облегчить жизнь ее жителям. Она прикажет им изготовить необходимые предметы обихода для замка.

Но требуется купить не только мебель, подумала она, чувствуя урчание в желудке. На данный момент в Рамсфелде не было повара. Хоть они и привезли с собой еду, надолго запасов не хватит. Похоже, сейчас и подходящего человека не найти, так как единственным животным, попавшимся ей на глаза, была та самая свинья, пожелавшая устроить себе спальню в зале, когда они приехали. Кажется, кроме нее, никакого скота больше не было.

– Я пойду скажу мужчинам, что они могут начать работу с полами в других комнатах, – сказала Рунильда, оставляя на сундуке чистое платье. – Лорд Пэн запретил им колотить молотками, пока вы не проснетесь.

Эвелин пораженно посмотрела на нее.

– И сколько же они ждали? – спросила она, хмурясь.

– Пол-утра, – весело ответила служанка. – Но скучать им не пришлось: леди Хелен велела им отчищать кухню.

– Пол-утра! – в ужасе воскликнула Эвелин. Она и не подозревала, что проспала так долго. – Почему ты не разбудила меня?

– Лорд Пэн сказал, чтобы вы спали сколько захотите – это поможет вам скорее поправиться.

Эвелин не знала, что и сказать. С одной стороны, хорошо, что Пэн так заботится о ней, но с другой – у нее на сегодня была уйма планов, а утро уже наполовину прошло.

– Тогда я быстро схожу к рабочим, велю им начать, а потом вернусь и помогу вам одеться, – быстро сказала Рунильда и выбежала из комнаты.

Эвелин поспешила заняться привычными утренними ритуалами, используя воду с ароматом роз и кусочек льна. Через несколько минут Рунильда открыла дверь, но она не стала поворачиваться и продолжила, поставив одну ногу на сундук и проводя по ней смоченным лоскутом. Вдруг кто-то взял ее за плечи. Чуть не подпрыгнув от неожиданности, Эвелин резко повернулась и увидела перед собой Пэна.

– О, супруг, вы напугали меня, – пробормотала она, вспомнив, что стоит перед ним голая.

Выставив перед собой тряпочку, которой мылась, Эвелин отчаянно пыталась прикрыться, но попытка оказалась тщетной, даже хуже чем просто бесполезной, и Пэн, естественно, не обратил на нее абсолютно никакого внимания. Проигнорировав жалкий влажный кусочек, он взял Эвелин под мышки и притянул к себе. Затем опустил голову и жадно впился в ее губы.

Сначала Эвелин замерла, слишком волнуясь, чтобы ответить, но очень скоро Пэн заставил ее забыть о стыдливости: когда его язык нежно прошелся по ее губам, она немедля раскрыла их, тихо вздыхая, и навстречу ей полилось знакомое тепло. Через секунду, отбросив тряпку на пол, Эвелин обвила руками шею Пэна. Он был полностью одет, ткань его туники и шоссов начала грубо тереться о ее нежную кожу, когда он, взяв ее за ягодицы, притянул к себе. Чувствительные соски Эвелин соприкасались с туникой, и по спине от этого пробегала мелкая дрожь.

Пэн закончил поцелуй, его губы опустились вниз, к шее, и Эвелин запрокинула голову, погрузив пальцы в его волосы. Она думала, что он продолжит путь к ее груди, как сделал это в тот раз, когда они наконец совершили брачный обряд, но Пэн отклонился. Она вздрогнула, когда он взял одну ее грудь и нежно сжал. Затем, схватив сосок большим и указательным пальцами, массировал его, пока ей не стало даже больно. Тут он обхватил его губами.

– О… – выдохнула Эвелин, чувствуя на соске его зубы.

Она снова вздохнула и приподнялась на цыпочки, когда его рука вдруг скользнула вниз, меж ее ног. Его пальцы проникли внутрь складок. Эвелин отчаянно вцепилась ему в плечи, чувствуя, как его пальцы двигаются внутри ее.

– Супруг… – неуверенно произнесла Эвелин, ощутив, как внутри все сжимается от знакомого возбуждения.

Подняв голову, Пэн снова поцеловал ее, на этот раз более агрессивно, почти насильно вталкивая язык ей в рот. Одновременно с этим она почувствовала, как его палец оказался внутри ее. Эвелин вскрикнула, ее ягодицы инстинктивно сжались в ответ на ласку и сделали это еще раз, когда он вытащил палец, затем снова ввел глубже… Она впилась ногтями в его кожу, но не могла остановить себя, растворяясь в том блаженстве, которое он доставлял ей.

И почему Хьюго говорил, что мужские руки не нужны для этого? Возможно, нет – Пэн прекрасно обошелся без них в запоздалую брачную ночь, – но Боже, они дарили столько удовольствия!.. Одно только его прикосновение породило в ней целый взрыв, вырвавшийся наружу криком, и она прогнулась, испытывая неимоверное наслаждение.

К тому времени, как Пэн подхватил ее на руки и понес к постели, Эвелин чувствовала себя оторванной от действительности, расслабленной, дрожащей массой. Теперь ей было все равно, что она, голая, полностью открыта ему. Он уложил ее, и она помутневшими от страсти глазами смотрела, как он снимает с себя тунику и шоссы. В этот раз Эвелин уже не боялась его размеров, а, наоборот, с удовольствием разглядывала красивое тело, когда он выпрямился, затем опустился на колени.

Смотря ей в глаза, Пэн взял ее за одну лодыжку и положил к себе на плечо; затем вторую, на другое плечо. После этого, обхватив ее за ягодицы, медленно начал притягивать к себе. Эвелин смотрела на него в замешательстве, не понимая, что происходит. Этого мама точно не рассказывала. Тут Пэн вошел в нее. Она удивленно застонала, прогибаясь от чувства полноты внутри.

Не имея возможности дотянуться до Пэна, она резко схватилась за простыню в изголовье, когда он извлек, затем снова, глубже, ввел в нее свой жезл. Между двумя толчками он протянул руку и мягко погладил ее чувствительный бугорок. У Эвелин вырвался новый крик, она извивалась на простыне, всем телом отвечая на ласку. Она прижала пятки к его плечам, дрогнув, когда одна нога соскользнула, но Пэн не стал заново поднимать ее, а, опустив вторую, наклонился вперед, держа вес тела на руках и продолжая входить в нее до тех пор, пока они оба не закричали от удовольствия и блаженства.

Когда он закончил, Эвелин совершенно обессилела Он лег рядом с ней, обнял, положил ее голову к себе на грудь. Она улыбнулась, находя этот жест восхитительным. Неожиданно на нее навалилась усталость, и уже не осталось сил думать о чем-либо. Она просто сомкнула отяжелевшие веки, позволив сердцебиению Пэна убаюкать ее.

Когда Эвелин снова проснулась, близился полдень. Муж опять покинул постель раньше ее, но она не возражала, радуясь возможности в одиночестве помыться и привести себя в порядок. Ее даже не расстраивало то, что она проспала целое утро. Она шла вниз по лестнице, улыбаясь… пока не увидела странное оживление у камина в зале.

Эвелин остановилась и, держась за новые перила, в изумлении наблюдала за происходящим: свинья вернулась. Рунильда с Диамандой пытались поднять ее и выгнать из замка, но у животного, похоже, был неуживчивый характер. Во всяком случае, повиноваться она точно не собиралась.

Эвелин быстро сбежала вниз и подошла к леди Хелен, стоявшей в стороне, ломая руки, пока Диаманда отчаянно толкала свинью, чтобы та наконец соизволила подняться.

– О, Диаманда, будь осторожна, – с беспокойством сказала ей тетя. – А ты не можешь позвать кого-нибудь из мужчин, чтобы ее выпроводили отсюда?

– Пэн вчера выманил свинью яблоком, – сказала Эвелин, подходя к леди Хелен.

– О, Эвелин, дорогая, ты проснулась! Как ты себя чувствуешь? Отдых пошел на пользу голове? Я знаю, вчера тебя мучила жуткая боль… – На секунду леди Хелен забыла о волнении и лучезарно улыбнулась.

– Спасибо, мне гораздо лучше, – ответила Эвелин.

– Я пробовала с яблоком, но оно ее не заинтересовало, – объявила Диаманда, продолжая трясти фруктом перед свиньей, но на этот раз уловка не сработала.

– А, ну возможно… – Поразмыслив, Эвелин начала обходить свинью, но на втором же шаге остановилась и поняла, в чем проблема. – О Боже…

– Что? Что такое? – Диаманда с любопытством подошла к ней.

– Думаю, пока ее никуда не надо двигать.

– Что? Почему? – спросила девочка, затем, остановившись рядом с Эвелин, посмотрела на свинью и тоже все поняла. – О…

– Что там такое? – не выдержала леди Хелен, но ближе не подошла. Эвелин решила, что женщина боится свиньи.

– Она рожает! – с радостью сообщила Рунильда, присоединившись к Эвелин и Диаманде.

– О нет! – в ужасе закричала леди Хелен. – Только не здесь… только не сейчас… Боже!

– Миледи!

Повернувшись к двери, Эвелин увидела оруженосца Пэна. Дэвид так спешил к ней, что несколько раз споткнулся, но сумел добежать, не упав.

– Лорд Пэн отправил меня сказать вам, – тяжело дыша, сказал он, – что лорд Джервилл и его жена уже въезжают в ворота.

Новости удивили Эвелин. Вчера ночью Пэн говорил, что его отец пришлет слуг, но он ни словом не обмолвился о приезде родителей. Хотя, наверное, этого стоило ожидать.

Она вышла, поздоровалась с ними, а уже через несколько мгновений мать Пэна устроила целую трагедию из травмы головы Эвелин, сказав, что волноваться не нужно: она останется на пару дней и позаботится обо всем, пока Эвелин не станет лучше. Услышав это, лорд Джервилл лишь покорно вздохнул и отправился искать сына.

– Так, тебе надо лежать. Иди отдыхай, – заботливо тараторила леди Джервилл, уводя Эвелин в замок. – Я велю слугам разбирать вещи и… О! – воскликнула она, осматривая большой зал. – Ты отлично начала, несмотря на столь сильный ушиб. – Ее взгляд скользнул по новому чистому полу и лестнице. – Все выглядит намного лучше!

– Пэн приказал своим рабочим починить ступени и пол на втором этаже сразу после падения Эвелин, – сообщила Диаманда.

– Верно, – подтвердила леди Хелен. – Еще перед своим отъездом в деревню он велел им везде мыть и убирать. Мы распоряжались ими, пока Эвелин приходила в себя.

– Ясно. – Леди Джервилл мрачно посмотрела на лоб Эвелин. – Дорогая, тебе действительно надо отдыхать. Травма головы – это такая коварная вещь, что… – Продолжая осматривать зал, она прервалась, когда увидела в углу свинью. – Боже правый, она опять здесь?

– Да. Похоже, она воспринимает открытые двери как приглашение войти. – Эвелин пошла к животному вслед за леди Джервилл. – Двери нужно чинить. Сами они не закроются. Я собиралась сегодня же сказать об этом рабочим, но не успела. К сожалению, пока мы не сможем ее сдвинуть – она рожает.

– О, и вправду, – сказала леди Джервилл, обойдя свинью. – Что ж, придется пока разрешить ей остаться… – Она снова повернулась к Эвелин. – Так, почему ты все еще здесь, а не в постели? С нами приехали несколько слуг, остальные пока в пути. Мне просто не терпелось поскорее очутиться здесь, и я не могла ехать так же медленно, как они.

Эвелин воспротивилась попыткам леди Джервилл отправить ее наверх – она и так проспала почти полдня, а дел еще было невпроворот.

– Я только что проснулась, – сказала она, когда леди Джервилл нахмурилась. – А на улице сейчас так тепло, светит солнышко, и я надумала совершить небольшую прогулку… чтобы проветриться.

– О… – Леди Джервилл тут же сменила выражение лица и улыбнулась. – Полагаю, именно это тебе сейчас и нужно, дорогая. Может, возьмешь тогда с собой Диаманду? Как я уже говорила, травма головы – это серьезно.

Эвелин заколебалась, не очень радуясь такому предложению. Против Диаманды она ничего не имела, но сегодня ей хотелось поехать в одиночестве, чтобы тайком посетить деревню и…

– Да, это было бы неплохо! Я с удовольствием отправлюсь вместе с тобой, – весело сказала Диаманда, очевидно, порываясь ускользнуть от надвигавшейся уборки в доме.

Надо было отмыть стены зала, потом заняться двумя маленькими комнатами на втором этаже, кухней… не говоря уж о травяном саде. Эвелин не могла винить девочку в желании избежать такой работы.

Понимая, что ситуация безвыходная, она кивнула:

– Конечно, идем.

– Ну, тогда возьмите с собой Рунильду, чтобы присматривала за вами, а мы с леди Хелен похлопочем здесь. Удачной прогулки!

С этими словами леди Джервилл шутливо погнала их из замка.

Рунильда с Диамандой шли в ногу, по обе стороны от Эвелин.

– А куда мы направляемся? – спросила девочка, когда они, пройдя двор, вышли за ворота.

Эвелин молчала, придумывая, что сказать.

– Эви? – не отставала Диаманда, замедляя шаг, когда Эвелин повела их к лесной тропе.

Вздохнув, Эвелин остановилась и посмотрела назад. Убедившись, что стража замка осталась далеко позади и никто не подслушивает, Эвелин призналась:

– Я хотела сходить в деревню.

– Что? – испуганно переспросила Диаманда. – Но мы ведь не можем…

– Это не очень далеко, – успокоила ее Эвелин. – Мы проезжали ее вчера по дороге в Рамсфелд.

– Но сегодня во время завтрака Пэн сказал, что жители деревни злятся на лорда Джервилла, потому что он забыл про них, и они теперь ненавидят всех нас. Думаю, нам не стоит…

– Вот я и хочу наладить с ними отношения, – заявила Эвелин.

– Но как?

– У нас в замке нет никакой мебели, Диаманда.

– Да уж, я заметила, – сухо сказала она. – Не на чем сидеть, есть…

– Именно, – согласилась Эвелин. – Я собираюсь нанять жителей деревни, чтобы они сделали нам мебель. Это даст им заработок.

Когда во взгляде девочки промелькнуло недоверие, Эвелин добавила:

– Еще мы могли бы купить продуктов, выпечку, если у них есть пекарь, и пиво. У нас пока нет возможности самим все это готовить.

– Пиво и хлеб… – сказала Диаманда, приложив руку к животу. – Сейчас уже полдень.

– А вы еще даже не завтракали, миледи, – напомнила Рунильда.

– Вот именно, – сказала Эвелин. – Я взяла с собой деньги. Там мы сможем поесть и купить что-то в замок, а кроме этого, узнать по поводу мебели и других вещей. Если деревня так бедна, как говорит Пэн, они будут только рады торговать.

– А вдруг у них и товаров нет? – возразила Диаманда.

– Это можно выяснить только одним способом, – со вздохом ответила Эвелин. – Ты хочешь пойти со мной?

Диаманда в нерешительности оглянулась на замок, затем кивнула:

– Да… боюсь, это будет ошибкой, но посмотреть можно…

Услышав ее ответ, Эвелин двинулась дальше по тропе. Стоял теплый солнечный день, и она бы очень радовалась прогулке, если бы не переживала из-за визита в деревню. Пэн говорил, что местные жители презирают их, и на теплый прием можно не рассчитывать, но она надеялась, что хоть деньги помогут.

– Может, нам стоило на лошадях отправиться?.. Голос Диаманды отвлек Эвелин от размышлений, и она посмотрела по сторонам. Действительно, верхом до деревни, казалось, рукой подать; пешком – чуть дальше, но все равно разница была невелика. Скорее всего причиной недовольства Диаманды стала избалованность от жизни в Джервилле, где слуги готовы были мгновенно исполнить любое пожелание.

– Идти осталось немного, Диаманда. Я уверена, надо лишь обогнуть этот склон.

Девочка что-то недоверчиво буркнула в ответ, но через несколько секунд выяснилось, что Эвелин была права. Они вошли в деревню.

Она была маленькой и, честно говоря, не очень процветающей. Эвелин даже не ожидала, что люди живут в таких жалких условиях. Деревня и ее жители явно пострадали от набегов шотландцев. Похоже, воплотить ее затею в жизнь будет не так просто, как казалось.

– Они выглядят не очень-то приветливыми. – Диаманда начала жаться ближе к Эвелин, когда они приблизились к группе женщин, судачивших у полуразрушенных хижин на окраине деревни. Женщины повернулись к ним, смотря со злостью и подозрением. – Мы же не собираемся говорить с ними?..

Расслышав испуг в голосе девочки, Эвелин поддалась панике и покачала головой:

– Нет. Мы пойдем в центр деревни. Надеюсь, хоть там нам кто-нибудь поможет.

– Ты уверена, что это хорошая идея? – спросила Диаманда.

– Да, – твердо ответила Эвелин, стараясь выглядеть уверенной. Люди смотрели с такой ненавистью, что она начала сомневаться, что план сработает. К тому времени как они достигли центральной площади, Эвелин потеряла всякую надежду уйти отсюда невредимыми.

Глава 16

– Нас преследуют, – пробормотала Диаманда, нервно оглядываясь через плечо.

Эвелин не оборачивалась. Она и так знала, что, пока они шли, у них за спиной росла толпа, поэтому отчасти ее уверенность в успехе сильно пошатнулась. Боясь остановиться и побудить преследователей к неожиданным действиям, Эвелин продолжила шагать, с беспокойством оглядываясь вокруг. В отличие от окраины деревни, где стояли только бедные хижины, здесь было несколько глинобитных зданий. На самом большом из них висела табличка, настолько потертая, что понятно было лишь слово «трактир».

Эвелин с надеждой направилась туда, стараясь не убыстрять шаг. Войдя в слабоосвещенный дом и закрыв за собой дверь, все трое вздохнули с облегчением. Но радость длилась недолго, только пока их глаза привыкали к полумраку. Они оказались в освещенной парой факелов небольшой комнате с двумя широкими столами. Напротив была еще одна дверь – скорее всего она вела на кухню. Кроме них, тут находилось шесть мужчин. Пятеро сидели за столами, шестой – очевидно, хозяин трактира – стоял рядом с кухонной дверью, скрестив руки на груди. Каждый из присутствующих взирал на них с явным подозрением и неприязнью.

Эвелин печально вздохнула. Тут не от кого было скрывать, что они из замка: пришли пешком, не говоря уже об одежде… ну по крайней мере судя по дорогому платью Диаманды. Платье Эвелин скорее сливалось с нарядами жителей этой деревни. Несмотря на добротный материал, оно было очень темное и не по фигуре – в таком виде здесь ходило большинство женщин.

Расправив плечи и перестав обращать внимание на пронизывающие взгляды со всех сторон, Эвелин повела Диаманду и Рунильду к свободным местам за столом справа. Сама она не села, подозревая, что, если просто ждать, их никто не обслужит. Она спросила, хотят ли они есть или пить, но Диаманда, несмотря на жалобы по дороге сюда, покачала головой. Рунильда, как ни странно, тоже отказалась. Тогда Эвелин кивнула и, приветливо улыбаясь, подошла к хозяину.

Приближаясь, она лишь заметила удивление в его глазах, но ничего более. Он даже не спросил, чего она хочет. Да, этим людям действительно было ненавистно их присутствие, еще раз убедилась Эвелин и, улыбнувшись еще шире, сказала:

– Мне три… – Она заколебалась и посмотрела на других посетителей. Большинство ели что-то вроде мясного пирога. Полагая, что это лучшее из всего, что здесь могут приготовить, Эвелин указала на сидевшего рядом человека: – Три того, что он ест, эль и три пива, пожалуйста.

Закончив говорить, Эвелин снова лучезарно улыбнулась ему, будто не замечая повисшего в воздухе напряжения, затем повернулась и пошла обратно к Диаманде и Рунильде, боясь, что, если даст хозяину подумать, он откажется обслуживать их. Затаив дыхание, Эвелин ждала его реакции. Мужчина все еще стоял молча на том же месте, когда Эвелин втиснулась в узкое пространство между Рунильдой и Диамандой. Однако через пару секунд, злобно фыркнув, он отправился на кухню.

Эвелин тихо выдохнула, радуясь, что он хотя бы не вышвырнул их на улицу. Пока готовилась еда, они втроем сидели молча. Спустя некоторое время хозяин вернулся и с грохотом поставил перед ними напитки.

– Почему ты заказала четыре? – спросила Диаманда.

– Хочу попробовать и эль, и пиво, – ответила Эвелин, но дальше объяснять не стала.

Сделав маленький глоточек эля, она с облегчением отметила, что он не был прокисшим. До этого ее терзал страх, что хозяин может намеренно испортить их еду или напитки. Хотя еда еще не готова, напомнила себе Эвелин, пробуя пиво. Глотнув, она призадумалась: эль по вкусу был так себе, но пиво действительно хорошее. Даже очень.

– Кто готовит пиво? – спросила Эвелин, когда хозяин вернулся из кухни с пирогами.

– Ну я. И что дальше?

Глянув ему за спину, Эвелин увидела женщину, стоявшую в дверях кухни. Видимо, это была его жена. Она смотрела на гостей так же холодно, как и остальные, но, расслышав вопрос, вышла вперед.

– Примите мои комплименты, – восторженно сказала Эвелин. – Это превосходное пиво – одно из лучших, что я когда-либо пробовала.

Выражение лица женщины стало более напряженным, словно она ждала какого-то подвоха, но тут Эвелин добавила:

– Эль мне тоже пришелся по вкусу, но не так, как пиво.

Ее голос звучал так искренне, что женщина, похоже, поняла, что это не грубая лесть, и, расслабившись, перестала хмуриться и сказала:

– Эль сегодня получился не очень. Обычно я готовлю еще лучше.

Эвелин приветливо кивнула.

– Могу я узнать ваше имя?

– Эвис, – отрезала женщина после секундного колебания.

– Очень приятно. Я Эвелин. – Она улыбнулась. – А вы можете делать и то, и другое в большом количестве?

– Думаю, да… – осторожно ответила Эвис.

– Тогда я бы попросила вас приготовить как можно больше и прислать в замок.

Женщина молчала, очевидно, думая, стоит ли отправить Эвелин ко всем чертям. Но ее глаза резко расширились, на лице появилось изумление, как только Эвелин назвала цену, которую готова платить за один бочонок каждого напитка.

Наступила мертвая тишина. Эвелин ждала какого-нибудь ответа, но Эвис, кажется, была так шокирована, что потеряла дар речи. Конечно, живя в такой бедности, никто из жителей деревни не мог платить много за товары. Должно быть, ее предложение прозвучало как нечто сверхъестественное, но это была честная цена, и Эвелин так и сказала женщине, чтобы та не подумала, что она пытается деньгами завоевать их симпатию. Мать Эвелин платила ровно столько же, когда в редких случаях делала подобные покупки. В Стротоне была своя пивоварня, и докупать что-то приходилось только перед какими-то особенными событиями вроде праздников.

– Так вы сможете сделать это? – спросила наконец Эвелин, когда молчание слишком затянулось.

– Конечно, сможет, – поспешно ответил за жену хозяин трактира. Он даже начал улыбаться. Эвис кивнула.

– Большое спасибо, – поблагодарила Эвелин. Женщина почему-то продолжала топтаться у двери, словно готова была немедленно начать работу, но в чем-то сомневалась.

– Вам понадобится регулярно? – неуверенно спросила она. – Или у вас какой-то праздник?..

– Регулярно, – заверила ее Эвелин. – У нас пока нет своей пивоварни.

С неубывающим потрясением в глазах Эвис несколько раз кивнула и бросилась обратно на кухню. Хозяин поспешил за ней. Эвелин взяла свой пирог и осторожно откусила.

– М-м, этот тоже вполне хорош, – ободряюще сказала она своим спутницам, прожевывая и глотая.

Рунильда с Диамандой неохотно принялись за еду, очевидно, смущаясь пристальных взглядов мужчин вокруг. В то время как хозяин и его жена вроде бы оттаяли немного, остальные продолжали смотреть на них с прежней неприязнью. Есть при таком напряжении было не очень комфортно, но Эвелин твердо решила, что не позволит им запугать себя. И все же она была рада закончить трапезу и покинуть трактир без единого признака страха в глазах.

Выйдя на улицу, они увидели, что толпа увеличилась. Эвелин почувствовала, как Диаманда с Рунильдой жмутся к ней, но, не подавая виду, спокойно повела их к дому, похожему на пекарню. Войдя в лавку, она не испытала и доли облегчения, так как жители деревни проследовали за ними. Все, кто мог уместиться в помещении, вошли, остальные толпились у входа.

Пекаря нигде не было видно, и Эвелин уже начала думать, как ей поступить, как вдруг у двери послышалось какое-то волнение, и кто-то грозно зарычал:

– А ну с дороги, это моя лавка!

Она смотрела, как маленький толстенький мужчина, толкаясь, со злостью протискивается сквозь толпу. Она не удивилась, когда он, войдя наконец в комнату, поправил на себе одежду и продолжил ворчать:

– Я не Эвис, и не думайте, что у вас получится умаслить меня так же, как ее! А теперь убирайтесь!

По толпе пронесся тихий гул одобрения. Эвелин молча кивнула:

– Очень хорошо, сэр.

Диаманда и Рунильда направились было к двери, но остановились, заметив, что Эвелин осталась на месте Тогда они нехотя повернули обратно.

– Однако позвольте сообщить, что меня совершенно не волнует, что вы обо мне думаете, – добавила Эвелин. – Все, что я купила у Эвис, – это пиво и эль в достаточном количестве для двух сотен слуг и солдат, а вас я хотела попросить лишь о выпечке на столько же человек.

Она была очень довольна эффектом, произведенным на пекаря этой речью.

– Двести человек? – слабым голосом переспросил он.

– Именно. Я понимаю, это много, но я подумала, вы могли бы привлечь деревенских женщин, лучших в мире поварих, чтобы они готовили у себя дома. Это в помощь вам, да и у них будет возможность заработать, – отметила она, понимая, что пекарю в одиночку не справиться с таким заказом. – Должна признаться, – продолжила Эвелин, – я не понимаю вашего отношения, сэр. Я не Леджер, не лорд Джервилл, а новая хозяйка замка, и мне нужны товары, которые я хочу купить в своей же деревне, у людей, нуждающихся в торговле, нежели отсылать деньги в какой-нибудь другой город. Однако если вы такой дурак, что готовы отказаться от хороших денег из-за гордости…

Пожав плечами, Эвелин подошла к Диаманде с Рунильдой, делая вид, что собирается уходить. Они и двух шагов не прошли, как мужчина заговорил:

– Подождите.

Эвелин чуть не подпрыгнула от радости, но, вспомнив, что на нее смотрит куча народу, сдержала свое торжество и вернулась к пекарю, чтобы обсудить с ним сделку. Через несколько минут в карманах пекаря позвякивали монеты, а сам он светился от счастья.

Эвелин повела Рунильду и Диаманду к выходу. Заметно притихнув, толпа начала расступаться перед ними.

Остановившись в проходе, Эвелин окинула взглядом толпу, стоявшую на улице. Людей было так много, что она не могла разглядеть отсюда другие лавки и не знала, куда идти дальше. Подумав секунду, она громко спросила:

– Здесь есть плотники?

Несколько человек подняли руки. Один из них, не подавая никаких знаков, просто вышел вперед.

– Я главный плотник.

– Это вы делали столы для трактира? – задала Эвелин новый вопрос. Ей понравились те, за которыми они сейчас обедали: столы были хорошие, довольно прочные и, судя по виду, могли легко складываться.

– Да, я, – ответил он с оттенком удивления. Эвелин одобрительно кивнула.

– Тогда вам понадобится помощь в том, что я попрошу вас сделать.

– Если надо, она у меня всегда есть, – спокойно ответил он, будто не доверял ее словам.

– Отлично, – сказала Эвелин. – Мне нужны столы на козлах – достаточно, чтобы усадить за них двести солдат и слуг. К ним, естественно, скамейки и четыре стула для большого стола. Еще четыре для камина, нет… лучше шесть.

В гости будут приезжать лорд и леди Джервилл, кроме того, неизвестно, надолго ли задержатся Диаманда с леди Хелен, поэтому, решила Эвелин, шесть стульев – то, что нужно.

– Еще понадобятся три широкие кровати… – Она снова призадумалась, считая, хватит ли денег на кресла каждому в спальню. Приятно будет, сидя у камина, сушить волосы, да и потом вместе с мужем греться холодными зимними вечерами. Да, кресла необходимы, тем более что у нее были на это собственные деньги – родители всегда баловали ее и после свадьбы хорошо обеспечили. – Ещё шесть кресел для спален и несколько маленьких столиков.

Когда она закончила перечислять, наступила молчаливая пауза. Затем плотник, откашлявшись, с грустью признал:

– Понимаете… даже с помощью всех здешних умельцев я не смогу изготовить так много мебели в короткий срок…

– Да, конечно, понимаю, – заверила Эвелин, пораженная его честностью. Другой на его месте принялся бы уже подсчитывать свой доход и давать пустые обещания, что работа будет мигом выполнена.

Стараясь говорить так, чтобы все расслышали, она добавила:

– Несмотря на то что мне хотелось бы, чтобы вы сделали все как можно быстрее, я согласна подождать. Зато я знаю, что могу положиться на свою родную деревню.

Плотник кивнул.

– С чего начать в первую очередь, миледи?

– Столы, сначала большие, потом кровати, стулья, а затем маленькие столы, – ответила Эвелин и, осмотрев толпу, заметила, что обстановка меняется. Всех она, конечно, еще не победила, но толпа постепенно оттаивала. Она подняла голову и объявила: – Теперь мне нужен бакалейщик с травами!

– О, Эви, ты была восхитительна! – воскликнула Диаманда, когда они вышли из деревни поздно вечером.

– Неплохо получилось, да? – с улыбкой до ушей сказала Эвелин, безумно довольная своим успехом. Началось все не очень хорошо, и какое-то время она даже думала, что совершила огромную ошибку, но результат оказался весьма успешным. Она чувствовала себя счастливой.

– Я в восторге! – продолжила хвалить ее Диаманда. – И как у тебя нашлось столько смелости противостоять пекарю, когда он был так зол на нас! А ты накричала на него и даже назвала дураком. – Глаза девочки расширились от восхищения. – Я бы никогда не смогла так сделать.

– Накричала? – в недоумении переспросила Эвелин.

– О да-а! – Диаманда крепко обняла ее за плечи.

– Нет, – возразила Эвелин, качая головой. Она была уверена, что это недоразумение, но все-таки вопросительно посмотрела на служанку. – Я ведь не кричала, верно?..

– Как торговка рыбой, – с гордостью заверила ее Рунильда.

Эвелин в ужасе посмотрела на нее, и Диаманда с Рунильдой расхохотались.

– Ты была блистательна! – отсмеявшись, сказала Диаманда. – Мне очень хочется быть похожей на тебя, когда я выйду замуж.

Эвелин криво улыбнулась. Так странно после долгих лет ощущения своей непригодности и желания заново родиться слышать такие слова в свой адрес. И все же сегодня она была довольна собой. По крайней мере хоть теперь ее не будут считать плохой женой.

Окрыленная собственным успехом и обожанием со стороны Диаманды, Эвелин с радостью продолжила путь к замку. Однако при входе все радостные эмоции резко испарились.

– А, вот и вы! – Леди Джервилл с ослепительной улыбкой поспешила им навстречу, указывая рукой на произошедшие в их отсутствие изменения. – Как вам это? Намного лучше, чем было, верно?

– Вы… – Эвелин медленно обвела взглядом столы и скамейки, стоявшие теперь в центре зала. Затем, увидев у камина несколько стульев, она беспомощно покачала головой, чувствуя, как все накопившееся внутри ее счастье утекает, как вода из ведра. – Вы привезли мебель…

– Да, в повозках вместе со слугами. Я ничего не сказала вам, хотела сделать сюрприз. – Леди Джервилл поникла, увидев выражение лица Эвелин. – Тебе не нравится? Мне казалось, так станет удобнее, ведь… здесь не было вообще никакой мебели.

– Ода, – быстро ответила Эвелин, боясь показаться грубой. – Все это очень мило, гораздо уютнее.

– Но мы только что вернулись из деревни, где заказали мебель и все остальное! – выпалила Диаманда.

– Из деревни?

Повернув голову при этих словах, Эвелин увидела лорда Джервилла и Пэна, только что вошедших в замок. Оба хмурились.

– Ты ходила в деревню? – спросил Пэн. – Ты же могла попасть в беду, я говорил тебе – они недовольны нашим присутствием здесь.

– Миледи превосходно справилась. Ее мать гордилась бы ею, – твердо вступилась за Эвелин Рунильда.

– Да, – подтвердила Диаманда. – Когда пекарь нагрубил нам, она достойно ответила ему и даже накричала на него прямо как торговка!

Эвелин закрыла глаза, готовая провалиться сквозь землю, лишь бы не присутствовать при рассказах Рунильды и Диаманды об их приключении. Через секунду в воздухе повисла долгая тишина, и когда Эвелин, вздохнув, решилась открыть глаза, она увидела, что все смотрят только на нее.

– Конечно, я могу отменить мебель и…

– Ни в коем случае, – резко прервал ее лорд Джервилл. – За один сегодняшний день ты сделала больше, чем я, пытаясь мирно поговорить с этими людьми. Пока плотник не изготовит новую мебель, эту мы оставим здесь, а потом увезем обратно в Джервилл. А то замок как-то опустел без нее.

– Да, и нам очень пригодятся хлеб и травы, которые ты заказала, – продолжила леди Джервилл. – Продукты пекаря облегчат бремя новой кухарки, пока она все только готовит, а здешний сад и вовсе запущен. – Она ослепительно улыбнулась. – Дорогая, ты прекрасно поработала!

Эвелин вновь воспряла духом. В конце концов, она ведь и вправду хорошо постаралась! Она стеснительно посмотрела на мужа и, как ей показалось, увидела гордость и восхищение на его лице. Сейчас он тоже похвалит ее… после всех неудач и бед, что она приносила, должен же Пэн обрадоваться и сказать ей что-нибудь приятное, верно?

Но вместо этого он дал ей яблоко, которое держал в руке, когда они с отцом вошли в замок. Сначала он в нерешительности посмотрел на него, затем протянул ей. Эвелин смущенно приняла подарок и вздрогнула от неожиданности, когда Пэн в следующую секунду шлепнул ее пониже спины.

– Молодец, – твердо сказал он, ударил еще раз и вместе с отцом отправился в сторону столов.

Эвелин и остальные женщины изумленно смотрели ему вслед. Через секунду леди Джервилл повернулась к Эвелин.

– Я… дорогая, вы, должно быть, проголодались. Пойдите лучше познакомьтесь с новой кухаркой, пусть угостит вас чем-нибудь. А мне нужно поговорить с сыном.

Она пошла к Пэну и лорду Джервиллу, а Эвелин на кухню. Диаманда и Рунильда следовали за ней по пятам. На полпути до них донеслось странное шуршание, и тут Эвелин вспомнила про свинью. Молодая мамаша все еще лежала в углу, а оруженосец Пэна, Дэвид, стоял рядом и наблюдал за ней, не отводя удивленного взгляда.

Заинтересовавшись, Эвелин решила сменить направление, и они втроем подошли к мальчику.

– Ой, смотри-ите, – проворковала Диаманда, когда они подошли и увидели, что мальчика привлекли новорожденные поросята.

– Она родила, – спокойно объявил Дэвид.

– Да-а. – Диаманда расплылась в широкой улыбке. – Какие миленькие!

Эвелин тоже улыбнулась, наблюдая за совсем еще слабыми малышами, взбиравшимися друг на друга в борьбе за место у материнского соска. У этих очаровательных крошек были огромные глаза и болтающиеся уши. Наблюдая за их кривляньями, она заметила одного, которому никак не удавалось пробиться сквозь толпу братьев и сестер.

– Должно быть, самый маленький в помете, – сказала Диаманда.

– М-да, – задумчиво согласилась Эвелин, смотря на поросенка. Бедняга боролся что было мочи, но, несмотря на все усилия, не мог прорваться к материнскому молоку. – Настоящий воин.

– Верно, – с грустью сказала Диаманда, понимая, что невероятное упорство поросеночка никак не поможет – молока ему все равно не достанется.

– Может, у леди Джервилл есть с собой что-нибудь, чем можно покормить его? – взволнованно предположила Эвелин.

Диаманда тут же приободрилась.

– Надо посмотреть!

Кивнув, Эвелин встала на колени, взяла малютку на руки и прижала его к груди. Чувствуя, как крошечное тельце сворачивается клубочком у нее на руках, она улыбнулась и проворковала:

– Все хорошо, мой маленький. Я знаю, ты голоден. Сейчас мы найдем что-нибудь поесть. – Она почесала его за ушком. – А назовем тебя… Самсон, чтобы ты вырос большим и сильным.

– Только стрижек ему не делай, – весело сказала Диаманда и протянула руку, чтобы погладить его. Тут, посмотрев через плечо Эвелин, она состроила недовольную гримасу. – Ой-ой… тетя Хелен идет. Сейчас как увидит, что мы взяли поросенка на руки и хотим его кормить, – устроит переполох.

– Тогда нам лучше отнести его в кухню, – сказала Эвелин и направилась туда, прижимая Самсона к себе так, чтобы его не было видно. Рунильда, Диаманда и Дэвид пошли следом.

Почти у порога кухни Эвелин спросила:

– А за что леди Хелен так недолюбливает свиней?

– Не недолюбливает – она боится их. В детстве одна свинья укусила ее, и с тех самых пор тетя бегает от них, как от чумы, – объяснила Диаманда. – Она прочитает тебе нотацию, если увидит, что ты несешь поросенка в кухню.

Эвелин это сначала встревожило, но через секунду она вспомнила, что Рамсфелд – вообще-то ее дом. Она здесь хозяйка и может делать что захочет, и никто не имеет права отчитывать ее, кроме Пэна… Ну и его родителей, разумеется. Тем не менее, если леди Хелен все-таки начнет шуметь, Эвелин решила, что просто вежливо объяснит ей что к чему.

– Что… это… было?

Пэн сидел за столом и пил с отцом пиво, когда подошла леди Джервилл. Подняв голову, он увидел, что она раздраженно смотрит на него.

– Ты о чем?

– О яблоке и шлепке пониже спины, – с нарастающим гневом пояснила леди Джервилл.

– Я хвалил свою жену, – в небольшом замешательстве от ее тона ответил Пэн.

– Так это была похвала?! Пэн пожал плечами.

– Ну да. Я так всегда поощряю Миднайт.

– Миднайт – лошадь! – злобно выпалила его мать. Лорд Джервилл прыснул, и пивные брызги полетели у него изо рта во все стороны.

Пэн заерзал на месте. Он понимал, что нужны другие способы для поощрения Эвелин, но это была отнюдь не легкая задача, и он пока ничего больше не придумал. Жены у него никогда не было, хвалить прежде приходилось только оруженосца словами «хорошо», «молодец» или лошадь, угостив ее яблоком и хлопнув по крупу. Он объяснил это матери, и она смягчилась.

– То есть ты понял, что эти кузены сильно испортили ее мнение о себе, – сказала она с облегчением.

– Да, но я не знаю, как это исправить. Кроме похвалы за доброе дело, мне ничего не приходит в голову.

– Что ж, значит, тебе нужно поговорить с ней! Пэн закатил глаза.

– Поговорить… Вечно женщинам кажется, что разговорами можно все уладить. Острый меч – вот что нужно! Быстро и эффективно.

– Да, но ты же не можешь клинком вырезать эту жалкую картину из сознания Эвелин. А поскольку она женщина, как и я, то стоит все-таки прислушаться к моему совету, – сухо заметила леди Джервилл. – Она годами выслушивала плохие, грубые слова, которые в результате разрушили ее представление о самой себе. Поэтому я и предлагаю тебе начать с комплиментов и постоянного поощрения – со временем это залечит ей раны. Да, и проводи с ней больше времени: гуляйте вместе, играйте вечером в шахматы… Так, а сейчас мне нужно поговорить с кухаркой про товары, которые нам доставят из деревни. Они нам сейчас очень помогут. Эвелин молодец, что сходила туда сегодня.

Пэн посмотрел вслед матери, затем рассерженно вздохнул.

– Со временем, говорит. А я не хочу, чтобы жуткая картина, созданная подлыми кузенами, исчезла только через десять лет! Хочу, чтобы Эвелин прямо сейчас осознала, что она умная, красивая и все умеет.

– Хм… – Отец задумчиво кивнул, затем его осенило. – Я помогу тебе. Давай вдвоем хвалить ее – это значительно ускорит процесс. – Он неожиданно вскочил. – Знаешь, а я прямо сейчас пойду и еще раз отмечу, как удачно она сходила в деревню.

Лорд Джервилл отправился на кухню искать Эвелин, а Пэн остался обдумывать его слова. Тут ему пришла в голову интересная мысль: если они с отцом на пару будут осыпать Эвелин комплиментами, то почему бы и другим не начать… Так дело пойдет еще быстрее. Предположим, если целый гарнизон солдат и все слуги…

Пэн быстро встал – надо срочно поговорить с ними.

Глава 17

– Можно мне подержать Самсона? Я не уроню его. Обещаю.

Эвелин посмотрела на Дэвида и улыбнулась его восторгу. Она очень привязалась к мальчику за то время, что он прислуживал ей и Пэну.

Сейчас они уже второй раз возвращались из деревни. Ровно неделю назад произошла первая вылазка, на следующий день после которой Дэвид стал постоянным помощником Эвелин, когда по неуклюжести чуть не убился огромным валуном, следуя за Пэном вокруг стены, где работали мужчины. В тот вечер муж попросил ее на время взять Дэвида себе, пока он не закончит стену и не приступит к чему-нибудь более безопасному. Эвелин немедленно согласилась, счастливая быть полезной мужу в любой мелочи. С тех пор мальчик всюду ходил за ней.

Обдумывая прошедшую неделю, Эвелин сделала вывод, что в целом все было очень хорошо. Родители Пэна пробыли здесь только пару дней. Леди Джервилл признала, что травма Эвелин действительно не так уж серьезна, с ней можно заниматься домашним хозяйством и… что она отлично справилась. Эвелин чуть не расплакалась, услышав в свой адрес такие ободряющие слова. Даже если она сама была не очень уверена в своих способностях, леди Джервилл считала иначе и всегда подбадривала ее. Эвелин начала замечать, что с каждым днем она все тверже стоит на ногах и совсем перестает бояться.

Работы шли полным ходом, и за эту неделю было сделано многое: полностью вымыт замок, починены парадные двери, свинья перемещена вместе со всеми поросятами, кроме Самсона. Твердо решив спасти маленького непоседу, Эвелин оставила его в замке, когда другим указали на дверь, и делала все возможное, чтобы увеличить его шансы на выживание. В результате Самсон стал постоянным обитателем замка, а точнее говоря, личным сопроводителем Эвелин. Когда она не носила его на руках, он всюду ходил за ней, насколько позволяли еще не окрепшие ножки, и радостно вилял розовым хвостиком. Видимо, он считал Эвелин своей мамой, что приводило Пэна в изумление и вместе с этим раздражало.

Также на этой неделе свершилось чудо – муж неожиданно вспомнил о ее присутствии. Не то чтобы он раньше игнорировал ее – просто теперь они даже проводили какое-то время вместе: играли в шахматы по вечерам, Пэн ходил с ней гулять… но разговаривал он по-прежнему мало. Эвелин начинала осознавать, что ее муж по натуре не очень общительный человек. Он больше слушал и что-то ворчал себе под нос, но иногда у них все-таки получалось беседовать. Эвелин была счастлива снова и снова убеждаться в доброте и честности Пэна.

– Ну пожалуйста! – упрашивал Дэвид, напоминая Эвелин о его просьбе подержать поросенка. Она заколебалась, но в конце концов отдала его мальчику.

– Только осторожно, Дэвид. Он стал тяжелее, – предупредила она.

За прошедшую неделю Самсон прибавил в весе благодаря совету Эвис, жены трактирщика. Она приехала из деревни вместе с первой порцией пива и эля, и как раз в этот момент Эвелин пыталась придумать, чем накормить поросенка. Эвис рассказала, что однажды у ее отца была такая же проблема – только с жеребенком. Тогда он решил смастерить из промасленной ткани сосуд: зашил его, сделал кончик в форме соска и наполнил емкость козьим молоком. Получилась хорошая замена материнской груди, жеребенок был очень доволен.

Эвис предложила свою помощь, и Эвелин с благодарностью согласилась. Женщина нравилась ей, они довольно быстро нашли общий язык. Сегодня, отправляясь в деревню за новыми товарами и узнать, как продвигаются дела у плотника, Эвелин взяла Самсона с собой, чтобы с радостью продемонстрировать Эвис результат: поросенок выглядел пухленьким, здоровым и счастливым.

Сейчас они уже возвращались в замок, и Эвелин не терпелось поделиться с Диамандой впечатлениями об этом путешествии. Она и раньше была в хороших отношениях с девочкой, но после первой прогулки в деревню они сблизились еще сильнее, проводили много времени вместе, а работая по дому, постоянно переговаривались и шутили. Диаманда, конечно, хотела сегодня пойти с Эвелин, но тетя Хелен запретила, велев ей сидеть и упражняться в шитье, потому что у нее до сих пор не получались ровные стежки.

Эвелин подозревала, что к моменту их возвращения Диаманде уже страшно наскучило это занятие, и она, возможно, просто сидела у окна, смотря на ворота замка в томительном ожидании.

– Изворотливый какой.

Улыбнувшись словам Дэвида, Эвелин увидела, что Самсон действительно изо всех сил вырывается из рук мальчика. Шлепнувшись на землю, поросенок побежал вдоль стены. Вскрикнув, Дэвид припустил за ним, но это лишь подстрекнуло Самсона двигаться быстрее. Эвелин тоже ускорила шаг, боясь, как бы Дэвид снова не споткнулся о собственные ноги.

Естественно, предсказание сбылось, и буквально через пару шагов мальчик упал. Покачав головой, Эвелин подошла к нему, но, зная, что муж не одобрит ее желание помочь, просто встала рядом, удивленно наблюдая за Самсоном, который повернул назад, подбежал к Дэвиду и начал обнюхивать его. Он забрался на него, быстро исследовал пятачком его руки, спустился к коленям, затем обратно. Мальчик засмеялся.

Умиляясь этой парочке, Эвелин наконец нагнулась и взяла поросенка на руки.

– У тебя пыль на шоссах, – сказала она, когда Дэвид встал.

Эвелин терпеливо ждала, пока он отряхнется. Неожиданно сверху донесся какой-то скрежещущий звук, и, подняв голову, она с ужасом увидела, как на них со стены летит огромный каменный блок. На долю секунды сердце будто остановилось. Крикнув, Эвелин бросилась к Дэвиду, отпихивая его и себя с дороги.

С ее губ сорвался короткий стон от боли – камень задел ей плечо. Они втроем полетели на землю. Эвелин выпустила Самсона, чтобы не раздавить его, вместе с тем пытаясь не упасть на Дэвида. Она приземлилась, так сильно ударившись, что по всему телу пробежала судорога.

– Миледи, как вы? – Дэвид первым вскочил на ноги и с беспокойством разглядывал Эвелин.

Ей потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя. Она села, потерла ушибленное плечо и слабо улыбнулась при виде Самсона, суетившегося вокруг них.

– Да… со мной все хорошо. Спасибо, Дэвид. А ты не ушибся?

– Нет. – Он протянул ей руку. Эвелин взялась за нее, но встала, в основном обойдясь своими силами. Мальчик был недостаточно большой, чтобы всецело помочь, но она ни за что не стала бы отвергать его благородный жест.

– Лорд Пэн будет винить меня, – горестно сказал Дэвид.

Эвелин удивилась:

– Почему это?

Задав вопрос, она посмотрела наверх, откуда свалился камень, и… застыла на месте, увидев Диаманду, спускавшуюся со стены. Совершенно очевидно, что девочка перегнулась через край и наблюдала за ними с того самого места, откуда свалился камень. Но она отклонилась назад именно в тот момент, когда Эвелин подняла голову. Еще секунда – и Эвелин вовсе не заметила бы ее.

– Ну, после того как на меня чуть не упал валун, он запретил мне ходить с ним к стене каждый день. Сказал, что я могу погибнуть, а одного мертвого оруженосца ему уже достаточно, – объяснил Дэвид, отвлекая Эвелин.

Опомнившись, она посмотрела на мальчика. Его глаза наполнились тревогой.

– Как вы думаете, он… он ведь не запретит мне теперь проводить время с вами и с Самсоном, верно?..

Эвелин продолжала смотреть на него остекленевшим взглядом, пытаясь отвлечься от только что увиденного. Что Диаманда там делала? И упал ли камень случайно?

– Запретит! – горестно воскликнул Дэвид. Эвелин молчала. – О, миледи, прошу вас, не рассказывайте ему! Он не даст мне больше ходить с вами и Самсо-оном! Пожалуйста, не…

– Я не расскажу, – быстро заверила его Эвелин, но имела и свои причины молчать. Здесь что-то не так, и надо было все обдумать. Она считала Диаманду своим другом, но в голове сейчас вертелось столько вопросов…

Она неожиданно вспомнила про испорченную тунику, пропитанную свиным жиром, затем удар, из-за которого она провалилась в дыру, теперь этот камень, чуть не раздавивший ее и Дэвида… А Диаманда почему-то оказалась именно в этот момент на этом месте.

Но они же были друзьями, спорила сама с собой Эвелин. Ей нравилась Диаманда. Правда, это не значило, что девочка на самом деле питала ответные чувства. Как бы то ни было, дружба есть дружба, и Эвелин должна будет поговорить с Диамандой, прежде чем скажет Пэну о случившемся.

Конечно, Эвелин понимала также, что если девочка действительно желала ей зла, то будет очень глупо встречаться с ней наедине. Лучше сделать это на виду у людей, но так, чтобы никто не подслушивал.

– Спасибо, миледи.

Эвелин похлопала Дэвида по плечу и, взяв на руки Самсона, поторопилась к воротам. Когда они вошли во двор, она вдруг вспомнила про охранников. Если Диаманда действительно столкнула камень, то солдат, стоявший у этой части стены, должен был закричать или по крайней мере заметить ее. Эвелин посмотрела туда, где обычно стояла охрана, но там было пусто. Бросив взгляд чуть дальше, она увидела человека, забиравшегося по ступеням к стене. Чуть позже он вернулся на свой пост.

– Добрый день, миледи. Вы сегодня прекрасно выглядите.

Обернувшись, Эвелин смущенно покраснела и кивнула двум солдатам, шедшим ей навстречу.

– Да, прекрасно, – сказал второй, когда они проходили мимо нее.

Она покачала головой, удивляясь неожиданной склонности окружающих одаривать ее комплиментами. Но тут она услышала, как первый солдат сказал:

– «Прекрасно» – это был мой комплимент! Ты не мог что-нибудь свое придумать?

– Лорд Пэн говорил: «Хвалите», – но он не велел нам творчеством заниматься, – отметил второй, пожимая плечами. – А что мне надо было сказать? «Миленькая свинка, миледи»? Когда уже назвал женщину красивой – других вариантов почти не остается.

Эвелин медленно повернулась, смотря в спины солдатам.

– Если ты действительно так считаешь, я не удивлен, что у тебя проблемы с женщинами!

Очевидно, они не знали, что их слышат. Эвелин перевела взгляд на оруженосца.

– Дэвид?

– Да, миледи.

– Пэн велел солдатам любезничать со мной?

– О да, миледи, – ответил мальчик. – Он сказал, что из-за мерзких ублюдков-кузенов, которые годами, черти такие, тиранили вас, надо теперь повысить вашу сценку и чтобы мы все помогли… э-э… расправить ситуацию.

Эвелин еле удержалась, чтобы не рассмеяться. Она поняла, что под «сценкой» он имел в виду самооценку, а под «расправить» – исправить. Но Дэвид очень хорошо запомнил ругательства, ни одного не перепутал.

Усмехнувшись, она пошла дальше по двору, сказав Дэвиду не отставать, и углубилась в мысли о только что полученных новостях. В последнее время ее буквально заваливали комплиментами, и это так смущало и настораживало, что в конце концов Эвелин начала избегать встреч с прислугой. Теперь она поняла, почему они так себя вели: Пэн сказал. Боже, она сейчас расплачется: ее муж забеспокоился и решил попытаться устранить вред, нанесенный «ублюдками-кузенами»…

Чем больше она узнавала о своем муже, тем сильнее начинала любить его. Сообразив, что за мысль только что пронеслась в ее голове, Эвелин резко остановилась. Любить? Пэна?! Ну, естественно, она испытывала обязательную любовь, как и положено любой жене. Да, именно так. Но она не любила его именно любовью… правда ведь?..

– Вот ты где.

Эвелин отвлеклась от размышлений и улыбнулась при вопросе, заданном мужским голосом. Она подняла глаза и увидела Пэна.

– Дэвид, иди в замок и почисть мою кольчугу – она на столе, – приказал он. – И не ходи никуда, не спросив разрешения у леди Хелен.

– Да, милорд.

Эвелин удивленно смотрела Дэвиду вслед.

– Леди Хелен согласилась присмотреть за ним, пока нас не будет, – объяснил Пэн и, взяв ее за руку, повел обратно дорогой, которой она пришла. Эвелин до сих пор держала Самсона другой рукой.

– А куда мы идем, супруг? – Эвелин с любопытством посмотрела на мешок и свернутую шкуру у него в руке.

– Есть наш обед, – ответил Пэн. Эвелин изумленно посмотрела на него.

– Обед? Вы имеете в виду пикник? Мы отправляемся на пикник? – взволнованно и радостно спросила она.

– Да, – проворчал Пэн, но Эвелин заметила, что ему почему-то стыдно признаться в этом. Скорее всего, решила она, предложение поступило от его матери, пока она была здесь. Леди Джервилл объяснила ей, что похлопыванием и яблоком Пэн выражал свою похвалу. Она очень боялась, что Эвелин обидится, и поспешила либо предотвратить, либо как-то загладить это объяснением его странных действий. Леди Джервилл также сказала, что посоветовала Пэну другие варианты – шахматы, прогулки и прочее. Эвелин радовалась и с удовольствием проводила время в компании мужа.

Ее не сильно расстроило, что инициатива принадлежала его матери, – важно, что он сам захотел ее хвалить и охотно последовал всем советам.

Они вышли за ворота, и Пэн повел ее в лес по тропе, которую, очевидно, знал. Вскоре они очутились на поляне, через которую бежал тонкий ручеек.

– О, здесь так красиво! – воскликнула Эвелин, оглядываясь вокруг, пока Пэн начал разворачивать шкуру. – Откуда вам известно это место?

– Я выезжал вчера на лошади, вот и нашел.

– И так близко от дома, – пробормотала Эвелин, чувствуя, как сердце сжимается от радости: он заранее искал уютное место для двоих… Да, сам пикник предложила леди Джервилл, но Пэн позаботился обо всем остальном. Это давало Эвелин надежду на то, что она начинает нравиться мужу хоть немного…

– Садись, – приказал Пэн, разложив на траве подстилку.

Эвелин села, улыбаясь, затем отпустила Самсона. Поросенок немедленно приступил к исследованию поляны. Она понаблюдала за ним, но недолго – ей не стоило волноваться, что он уйдет далеко. Самсон всегда был поблизости, а удалялся только в случае, если хотел что-то показать. Дэвид мог и не бежать за ним сегодня – Самсон остановился бы и сам пошел обратно.

Увидев его, Пэн усмехнулся:

– Надо было сказать Дэвиду, чтобы забрал этого маленького паразита, но я даже не заметил, что он с тобой.

Эвелин удивленно вздернула брови.

– Мне с трудом верится, что вы не заметили, как я несла его, милорд.

– Я отвлекся, – сказал Пэн, гримасничая.

– Чем, милорд супруг?

– Думал, не забыл ли чего.

Это признание вызвало улыбку на ее губах. Пэн, правда, не заметил – он был в тот момент занят выкладыванием еды из мешка на одеяло. На его лице отразилась глубокая сосредоточенность, и, наблюдая за ним, Эвелин чувствовала, как трепещет ее сердце. Она любила… да, она любила этого человека. Пускай он был не очень общителен, но за него ясно говорили поступки. Пэн беспокоился о вещах, имевших для него значение – о замке, о лошади и… о ней. То» что он заранее отправился на поиски места для пикника, служило лучшим примером его забот. Он согласился стать управляющим Рамсфелда, решив, что она будет несчастна, чувствуя себя гостьей и не имея собственного дома. Он приказал всем солдатам хвалить ее, потому что хотел помочь ей снова полюбить себя. Он начал играть с ней в шахматы и ходить на прогулки по той простой причине, что его мать сказала, что это сделает Эвелин счастливой.

Под жесткой оболочкой скрывался замечательный человек. Заботливый. Тот, кого она любила и которому очень надеялась понравиться. Хоть немного.

Пэн поднял глаза и открыл рот, чтобы что-то сказать, но замер, увидев выражение ее лица. Он с минуту так сидел, затем наконец смог закрыть рот и облизнул губы.

– Ты выглядишь сейчас такой нежной и ослепительной…

– Правда, милорд? – тихо спросила Эвелин.

– Да. Ты выглядишь восхитительно. Эвелин улыбнулась и сказала:

– Я себя и чувствую восхитительно, когда вы так на меня смотрите.

– Как? – спросил Пэн, нахмурившись. Усмехнувшись этой защитной реакции, Эвелин сказала:

– Как на сладкий десерт, который хочется побыстрее съесть.

– Я бы… – Пэн потянулся к ней.

– Что, милорд? – прошептала она.

– Хотел съесть тебя…

Они слились в поцелуе. Он прикасался к ней только губами – водя ими мягко и осторожно, как перышком. Эвелин закрыла глаза и секунду сидела спокойно, но затем приоткрыла рот, и ее тело само потянулось к нему, желая ощутить больше, чем этот дразнящий поцелуй. Она хотела поцеловать его по-настоящему, хотела прикоснуться к нему, и чтобы он прикоснулся к ней…

Но чем сильнее Эвелин нагибалась, тем дальше отклонялся Пэн, молчаливо настаивая, чтобы поцелуй продолжался именно таким легким.

В тот момент, когда ей показалось, что такие «шутки» сведут ее с ума, она почувствовала на губах его язык. Удовольствие от этой ласки вырвалось наружу стоном. Пэн тут же наклонил голову и подался вперед, глубоко целуя ее.

Чуть вздрогнув, Эвелин ответила, затем положила руки ему на плечи, но Пэн схватил их, удерживая. Кажется, он на самом деле решил свести ее с ума, расстроенно подумала Эвелин. Неожиданно прервав поцелуй, Пэн выпрямился.

– Сними платье, – хрипло попросил он.

Оцепенев от этой просьбы, Эвелин смущенно посмотрела на него. Заколебавшись, она поерзала, сидя на коленях.

– Пожалуйста, – добавил Пэн.

У него был голодный взгляд и очень серьезное выражение лица. Сделав глубокий вдох, Эвелин медленно встала. Прошло еще несколько секунд, прежде чем она набралась смелости, нагнулась к подолу платья и, подняв его, сняла через голову. По инерции ей захотелось немедленно прикрыться им, но она заставила себя выпустить его из пальцев и бросить на одеяло. Эвелин очень пожалела об этом решении, когда Пэн, сидя на месте, начал внимательно разглядывать ее тело, каждый дюйм. В момент, когда Эвелин решила, что больше не выдержит и надо срочно схватить платье, Пэн потянулся и провел кончиком большого пальца по одному из сосков.

Эвелин прикусила губу и судорожно сглотнула от покалывания, вызванного лаской. Затем он подвинулся еще ближе и осторожно укусил напрягшийся бугорок. Ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. И еще раз – когда она ощутила на соске кончик его языка. Потом он вдруг обхватил рукой ее грудь и начал страстно сосать ее, повторяя движения кончика языка вокруг соска.

Она застонала и погрузила одну руку ему в волосы, водя пальцами меж шелковистых прядей. Пэн продолжил облизывать одну ее грудь, затем вторую, пока Эвелин не задрожала в его руках. Тогда он опустился ниже, осыпая поцелуями ее живот.

– Муж?.. – пролепетала Эвелин, когда он продолжил спускаться, лаская чувствительную кожу, покрывавшую бедро. В течение всего пути его зубы надкусывали и пощипывали плоть, и Эвелин поняла, что больше не сможет терпеть эту муку. Она дернула бедрами, чуть не увернувшись от его ласк.

Когда Пэн схватил ее за лодыжки, вынудив стоять прямо и чуть дальше разведя ее ноги, она почувствовала, что дышит часто и прерывисто. Ситуация значительно усложнилась, когда его губы перешли на внутреннюю часть бедер. Эвелин даже задержала дыхание, боясь, что ноги вот-вот ослабеют и она рухнет на него.

Словно узнав об этом, Пэн обхватил ее ягодицы и продолжил целовать, поднимаясь все выше. Эвелин изо всех сил старалась держаться, но даже с его поддержкой ноги окончательно подкосились, как только он прикоснулся губами к ее самой чувствительной точке. Эвелин упала, издав надрывистый крик, но Пэн поймал ее и аккуратно уложил на одеяло. Затем он встал на колени меж ее разведенных ног и, наклонившись вперед, снова припал ртом к ее промежности.

Эвелин схватилась за одеяло. Ее тело и сознание были наполнены возбуждением, желанием и необходимостью дотронуться до него. Она тоже хотела доставить ему удовольствие всякий раз с тех пор, как у них это случилось впервые, но она не знала, что нужно делать. Сейчас потребность стала почти невыносимой. Его руки сжимали внутреннюю сторону ее бедер, в то время как язык и губы, не останавливаясь, погружали ее в пучину блаженства, все сильнее и глубже, пока она, вскрикнув, не содрогнулась под ним.

Первые несколько секунд она была слишком слаба и потрясена, чтобы двигаться; затем увидела, как Пэн, сев обратно, снимает тунику.

Когда он поднялся и взялся за пояс шоссов, Эвелин встала на колени, скопировав ту позу, в которой он ранее стоял перед ней.

– Я тоже хочу сделать вам приятно, – проговорила она сиплым голосом.

Помедлив, Пэн снял шоссы, затем выпрямился, и его жезл оказался на уровне ее глаз. Возбужденный, прямо у ее лица… Но Эвелин была не очень уверена в своих действиях.

Пэн не стал давать ей никаких указаний, и тогда она решила попробовать повторить то, что делал он. Наклонившись вперед, Эвелин поцеловала его в бедро, затем проследовала губами да самой внутренней части и, наконец, набравшись смелости, прикоснулась к фаллосу, изумившись мягкому, бархатному ощущению кончика в сравнении с твердостью стержня. Она проследовала губами по всей длине, но, вернувшись к началу, остановилась, не зная, что делать дальше.

– Возьми его в рот, – произнес Пэн, тяжело дыша и с болью в голосе.

Подняв глаза, она тревожно посмотрела на его лицо и еще больше забеспокоилась, увидев, как он скривился, – было похоже на агонию.

– Я правильно делаю?..

Пэн из последних сил кивнул и сделал прерывистый вдох, когда она взяла его в рот, как он и велел. Откинув голову, он стоял недвижно, как скала. Эвелин делала неуверенные движения, обхватив губами верхнюю часть, затем подняла одну руку и ухватилась за жезл. Держа его примерно так же, как Пэн делал это с ее грудью, она сосала до тех пор, пока он вдруг не отскочил и не опустился перед ней на колени.

– Я делала непра…

Он оборвал ее вопрос страстным поцелуем, что скорее всего значило, что она не так уж плохо справилась. Немного погодя он уложил ее на спину. Эвелин обняла его за плечи и развела ноги, ожидая, что он сразу войдет в нее, но Пэн сначала лишь тесно прижался к ней и продолжил поцелуй, вонзаясь глубоко ей в рот. Затем его язык переместился к ее уху, кончик залез внутрь, пуская дрожь по всему ее телу.

Застонав, Эвелин резко повернула голову и впилась своими губами в его, страстно целуя и мысленно моля наполнить ее. К счастью, Пэн быстро ответил на просьбу, войдя в нее медленно и глубоко… У нее вырвался протяжный стон. Тут он ускорил движение, толкая все быстрее и быстрее. Она, крича, извивалась под ним. Вонзив ногти ему в спину, Эвелин побуждала его не останавливаться и страстно боролась с ним языками.

Когда он оборвал поцелуй, Эвелин прижалась губами к его плечу, всасывая кожу и чувствуя нарастающее напряжение во всем теле. Было такое чувство, что внутри ее натянулось нечто очень тугое. Еще одно движение – и оно точно порвется… Неожиданно так и произошло, и она сильно дернулась, крича от ощущения того, как тело сжимается от пульсирующего блаженства. И она уже почти не помнила, как Пэн, сделав последний удар, вскрикнул от собственного удовольствия.

Глава 18

Эвелин открыла глаза и в замешательстве уставилась на мужскую грудь, на которой лежала. Пикник… ах да. Тут она вспомнила, чем все обернулось. Они даже не притронулись к еде. На ее губах заиграла улыбка. Только вот каким образом она очутилась на груди Пэна? Последнее, что сохранилось в памяти, – он полулежал сверху, пока они оба переводили дыхание. Должно быть, потом она уснула. А Пэн, очевидно, уложил ее рядом с собой, даже не разбудив.

– Жена?

Эвелин подняла голову и смущенно посмотрела на мужа. Как ни удивительно, но она чувствовала неловкость всякий раз после того, что они делали. Не так давно она стояла перед ним совсем голая, а сейчас почему – то вдруг застеснялась.

Пэн сонно улыбнулся:

– Есть хочешь?

Она моргнула, удивившись вдвойне как вопросу, так и тому, что совершенно забыла про голод, который тем временем напомнил о себе. Кивнув, Эвелин соскользнула с него, выпрямилась и потянулась к платью, чтобы наконец прикрыться.

Пэн тоже сел и, одевшись, приступил к еде, которую выложил из мешка. Каким-то чудом – за что Эвелин была очень благодарна – все запасы остались целыми и нераздавленными: она действительно очень проголодалась.

Сначала они ели молча. Затем Эвелин спросила, как идут дела со стеной. Она знала, что Пэн привлек много мужчин, чтобы те обеспечили достаточно безопасные условия для ее переезда; но потом многие отправились выполнять другие задания, и у стены остался работать только он сам и еще несколько человек. Они заделывали оставшиеся небольшие дыры и опасные участки.

Пэн сказал, что все в порядке, но такой ответ не очень устраивал Эвелин. Ей необходимо было узнать, мог ли оттуда сам по себе свалиться камень. Она до последнего отказывалась верить в злые намерения Диаманды.

Наступила очередная молчаливая пауза, в течение которой Эвелин придумывала, как добыть нужную информацию, ничего при этом не рассказывая. Наконец она просто спросила:

– А что с участком стены справа от ворот?

– В каком смысле?

– Он безопасен? То есть… я хочу спросить, остались ли там части, которые надо ремонтировать?

– Некоторые места внутреннего парапета требуют замены, а внешний в полном порядке.

– И нет никаких камней, которые могут просто так выпасть?

Должно быть, что-то в ее голосе насторожило Пэна.

– Да, не должно быть, – задумчиво ответил он. – А почему ты спрашиваешь?

Опустив глаза, Эвелин пожала плечами и перевела внимание на Самсона. Поросенок вернулся на одеяло и плюхнулся рядом с ней, видимо, радуясь, что хозяева наконец прекратили ерзать и занялись полезным делом, едой. Эвелин положила перед ним несколько кусочков яблока и сливу, но он лишь безразлично обнюхал все это и отправился смотреть, что еще есть вкусненького.

– Почему ты спрашиваешь?

Эвелин подняла глаза, но медлила с ответом. Ее волновало не то, что Пэн обвинит Дэвида и запретит ему гулять с ней и с Самсоном, – она просто не хотела упоминать Диаманду до тех пор, пока сама во всем не разберется. Хотя, решила Эвелин, можно рассказать ему про камень и так, без имен.

– Жена, что произошло? – допытывался Пэн. – Я заметил, что у тебя на платье порван рукав, а под ним на плече ссадина.

Эвелин только теперь обратила внимание на свою руку. Сразу после случившегося она была взволнована появлением Диаманды. Правда, сейчас вспомнила, что, двигая рукой в определенную сторону, все время чувствовала слабую боль.

– Один из камней свалился и чуть не придавил меня и Дэвида, когда мы возвращались из деревни, – наконец призналась она.

– Еще одно происшествие, – пробормотал Пэн и побледнел, гневно поджав губы.

Эвелин вдруг почувствовала себя виноватой.

– Когда вернемся, покажешь мне место, откуда свалился камень.

Она кивнула. Радостная атмосфера прогулки в один миг растаяла как туман. Пэн, кажется, тоже это заметил, потому что через несколько молчаливых минут вздохнул и начал собирать вещи.

– Бери свою свинью. Идем обратно.

Эвелин тихо встала и пошла за Самсоном, рывшимся в кустах неподалеку. Вернувшись, она увидела, что Пэн стоит на одеяле и смотрит на нее в упор. Она испуганно прижала Самсона к груди. Пэн сделал пару шагов ей навстречу, но затем как будто споткнулся… Ноги неожиданно подкосились, и он повалился вперед, ударившись головой о бревно.

– Муж… – Эвелин в страхе бросилась к нему, по дороге отпустив поросенка. Пэн лежал недвижно. – Пэн!

Она с большим усилием перевернула его на спину. Он был смертельно бледен, на лбу виднелся шрам от удара. Под царапиной уже наливалась большая шишка.

Чувствуя себя на грани истерики, Эвелин наклонилась и, приложив ухо к его груди, немного успокоилась, когда расслышала ровное сердцебиение.

Горестно вздохнув, Эвелин села и огляделась по сторонам, отчаянно пытаясь хоть что-нибудь придумать. Травмы головы коварны, и никогда не знаешь, сколько времени человек будет без сознания. Одно точно – голова будет сильно болеть, когда он проснется… но когда? Вот в чем вопрос. Пэн мог очнуться через несколько минут, или часов, или…

Она беспомощно озиралась вокруг, поглядывая на деревья, окружавшие поляну. У нее не было никакого желания оставаться здесь на ночь одной, с лежавшим без сознания мужем, который не мог защитить себя. Несмотря на то что у замка разъезжали верхом патрульные и он считал, что это отпугнет грабителей, Эвелин не хотела рисковать.

К сожалению, оставить его здесь и побежать за помощью она тоже не могла. Они зашли не очень далеко от дома, но мало ли что могло случиться за тот промежуток времени, который потребуется для дороги в замок и обратно? Это был один из самых важных уроков, усвоенных Эвелин со дня женитьбы. Всего секунда – и она провалилась сквозь дыру в полу; камень летел со стены еще быстрее. Сколько же всего может произойти, пока она будет искать подмогу! Нет, решила она, бросать нельзя, а значит… придется справляться своими силами.

Брат постоянно твердил, что она слишком оптимистична. Да, это было действительно так, но не в этой ситуации: она не сможет сама доставить мужа в замок или хотя бы до выхода из леса, где их увидели бы солдаты. Нести его было невозможно, а тащить за руки или за ноги по траве и грязи – только во вред ему. Тут она бросила взгляд на одеяло, на котором он лежал, и у нее появилась идея.

Окликнув Самсона, Эвелин поднялась, внимательно осмотрела шкуру и позу, в которой лежал Пэн, и начала действовать. Она закатала его, положив сверху сумку с остатками еды. Вдруг она увидела раздавленные кусочки яблока и сливу, тут же вспомнив, что пыталась угостить ими Самсона. А поросенок отказался есть… Конечно, ей стоило выбросить фрукты в лес или положить обратно в сумку, а она, не подумав, оставила их на подстилке. Скорее всего на них-то Пэн и поскользнулся…

Это она во всем виновата! Эвелин сильно огорчилась, но в следующую же секунду решительно взялась за концы шкуры – по уголку в каждую руку. Отступив немного, она потянула один раз для пробы и облегченно вздохнула, когда обнаружила, что удается без особых усилий тащить сверток по гладкой траве.

«Да, я смогу», – твердо сказала себе Эвелин. Повернувшись к Пэну спиной, она поменяла руки и потащила его. Место, которое он выбрал для пикника, было расположено не очень далеко от начала леса, но дорога обратно показалась ей вечностью. Однако Эвелин не собиралась сдаваться и в конце концов выбралась.

Выйдя из-за деревьев, она помахала в сторону ворот, но со слабой надеждой, что ее заметят: никого из охранявших стену видно не было. Эвелин вздохнула и, повернувшись к Пэну, улыбнулась при виде Самсона, расположившегося на груди ее мужа. Не иначе как прокатиться решил.

Усмехнувшись этому зрелищу, Эвелин снова взялась за концы шкуры и продолжила идти вперед. Буквально через пару секунд из ворот замка галопом выехали несколько человек и поспешили к ней. Уставшая после долгого пути, Эвелин дала максимально краткое объяснение, прежде чем ее и Пэна отвезли верхом обратно в замок.

Во дворе их встретил Дэвид. Мальчик уже пробежал полпути к воротам, но, увидев прибывающую группу, повернулся и бросился обратно к парадным ступеням. Дэвид оказался достаточно умен, чтобы не задавать лишних вопросов и молча подойти к хозяйке, приказавшей слугам немедленно отнести мужа наверх, в спальню.

Диаманда и леди Хелен, сидевшие в это время в зале у погашенного камина, тут же встали и поспешили навстречу вошедшим. Отмахиваясь от всех вопросов, Эвелин повела мужчин наверх и открыла перед ними дверь спальни.

– Миледи! – воскликнула Рунильда, встретив ее у порога. – Что случилось?

– Он упал и ударился головой, Рунильда. Быстро принеси мои лекарства, – резко приказала Эвелин, затем добавила: – И иглу с ниткой. Кровь еще идет, и я боюсь, ему нужно будет наложить швы.

– Как же он упал? – спросила Диаманда, хмурясь. Она вошла в комнату следом за мужчинами и слышала разговор Эвелин с Рунильдой.

– Наступил на сливу, она выскользнула из-под подошвы, он полетел на землю и тогда ударился головой о бревно, – объясняла Эвелин, пока Пэна укладывали на постель из шкур, которую вскоре должна была заменить кровать, изготовленная в деревне. Говоря, она ни разу не посмотрела в глаза девочке. В памяти четко держалась ее светловолосая голова, исчезнувшая за стеной.

– Вот, миледи. – Рунильда протянула ей небольшую сумку с лекарствами, иглой и нитью.

– Спасибо, – тихо поблагодарила Эвелин и присела у постели.

Пэн все еще был бледен, без сознания, а из раны до сих пор текла кровь. Единственным изменением стало то, что шишка на лбу увеличилась почти вдвое. Он довольно-таки сильно ударился.

Найти и иглу и нить удалось, только вывалив все содержимое сумки на постель. Затем Эвелин попыталась вставить нить в ушко, но руки так тряслись, что задача стала казаться невыполнимой.

– Моя горничная – хороший лекарь, – вежливо сказала леди Хелен, когда Эвелин, сделав третью попытку, снова промахнулась. – Думаю, мне следует послать за ней, дитя мое.

Расстроенно опустив плечи, Эвелин кивнула и все время в ожидании горничной сидела молча. Мысли бешено вертелись в голове. Она часто укоряла себя в том, что была неправильной женой, но… точно не сейчас. В данный момент она была полезна и проявляла себя с лучшей стороны. Да, у нее тряслись руки – но оттого, что она сильно переживала и беспокоилась за здоровье Пэна. Это не могло считаться ошибкой – так же как и помощь человеку, если он в ней действительно нуждается.

Эвелин сначала почувствовала облегчение, когда дверь открылась и в комнату вошла горничная леди Хелен, Джоан. Это была высокая худая женщина. Настолько тихая, что зачастую можно было вовсе не заметить ее присутствия, но, придя сейчас лечить Пэна, она двигалась вполне уверенно, что свидетельствовало о большом опыте.

Эвелин с радостью доверила лечение мужа этой женщине и была спокойна до тех пор, пока Джоан, осмотрев его, не выпрямилась со словами:

– Мне нужны мои пиявки.

– Что?! – потрясенно спросила Эвелин. Обучая ее пользоваться медицинскими средствами, мама говорила, что не жалует применение пиявок, так как считает нелепостью пускать кровь из тела, которое и так уже кровоточит. – Нет! – грозно выпалила она. – Никаких пиявок!

– Но из него должна идти кровь, – заверяла ее Джоан, – чтобы вытекли все загрязнения. Я сейчас вернусь.

– Нет, вы не вернетесь и вообще не тронете его, – прошипела Эвелин и перевела взгляд на мужчин, столпившихся у постели. – Этой женщине вход сюда запрещен.

– Эвелин, милая, – нежным голосом проговорила леди Хелен. – Пожалуйста, успокойся. Джоан знает, что делает. Ее мать была одной из лучших знахарок, и она всему ее научила.

Эвелин грозно посмотрела на тетю Диаманды:

– Что ж, а моя мама – лучший врач, с которым я знакома. И она всегда считала пиявок способом для дураков! Я сама буду за ним ухаживать.

– Ну, как хочешь – холодно ответила леди Хелен и вместе с Джоан вышла из комнаты.

На секунду Эвелин пожалела, что набросилась на нее за попытку помочь. Глубоко вдохнув, она снова взяла иглу и сосредоточилась на том, чтобы вставить в нее нитку. В этот раз, слава Богу, руки были спокойны, и у нее все получилось. Казалось, страх и злость, выплеснутые на Джоан и ее пиявок, помогли избавиться от нервной энергии, не дававшей Эвелин сосредоточиться.

Она быстро промыла рану и, наклонившись, начала зашивать. Порез был маленьким, потребовалось всего три стежка, но она выполняла работу медленно и очень старательно, чтобы по возможности уменьшить шрам, который наверняка останется. Конечно, она любила мужа вне зависимости от каких-либо отметин на нем, больших или маленьких, – она просто заботилась о нем, хотя знала, что ему, вероятно, тоже будет все равно.

Пэн по-прежнему был без сознания, и Эвелин, закончив, чуть расслабилась и вздохнула. С одной стороны, хорошо, что он не очнулся в то время, когда она протыкала иглой его кожу, но с другой – ей хотелось обратного, чтобы убедиться, что с ним все будет в порядке. Она видела в своей жизни много случаев и похуже этого, и кто-то даже умирал у нее на глазах от травм менее серьезных, чем у Пэна. Поэтому повреждения головы и считались коварными – никогда не знаешь, чем все обернется.

– Он поправится? – спросила Диаманда, когда Эвелин начала перевязывать ему голову.

– Не знаю, – честно ответила она, затем взглянула на Рунильду. – Принеси мне, пожалуйста, какую-нибудь посуду, чтобы смешать в ней лекарства. У него будет сильно болеть голова, когда он очнется. Я приготовлю ему средство, которое он выпьет и сможет спокойно заснуть.

Кивнув, горничная вышла. Через пару минут солдаты, столпившиеся у кровати, тоже начали покидать комнату, оставляя Эвелин и Диаманду рядом с Пэном.

Некоторое время они сидели молча, но девочке, похоже, стало неловко от этой паузы, и она, откашлявшись, сказала:

– Знаешь, я поразилась тому, как ты справилась с Джоан! Она меня всегда нервировала, но я бы не смогла вот так прямо выступить перед ней или тетей, как это получилось у тебя.

– Я нагрубила твоей тете и должна буду извиниться, – пробормотала Эвелин. – Но пиявки в любом случае признак невежества врача.

– Ой, мне они тоже не нравятся, – согласилась девочка.

Эвелин промолчала, и Диаманда, чуть нахмурившись, спросила:

– Ты за что-то злишься на меня?

Посмотрев на бывшую подругу, Эвелин больше не смогла сдерживаться:

– Я видела тебя, Диаманда. И знаю, что ты сделала Девочка разинула рот, и они молча смотрели друг на друга в напряжении и не двигаясь. Немного погодя Диаманда поникла, как цветок, который слишком давно не поливали.

– Я… – Она покачала головой, затем выпалила: – Прости меня, Эвелин! Мне правда очень жаль. Это было так зло и глупо с моей стороны, и единственным оправданием может быть только то, что я тебя тогда не знала, мы еще не подружились. Ты не представляешь, как сильно я теперь жалею!

Эвелин моргнула в замешательстве. Да, действительно, в день, когда ее толкнули в дыру, они еще не были так близки, но камень упал со стены сегодня. За период между двумя событиями они очень сблизились. В чем же она сейчас признавалась?

Эвелин начала быстро придумывать, как заставить Диаманду рассказывать дальше, но не показать виду при этом, что сама она не очень понимает, о чем идет речь.

– Я лишь хочу понять… О чем ты думала? Расскажи мне все с самого начала.

С этими словами Эвелин задержала дыхание, надеясь, что уловка сработает. В комнате повисла тишина, длившаяся так долго, что ей начало казаться, что Диаманда вообще ничего не станет говорить. Но девочка, похоже, просто собиралась с мыслями. Поколебавшись, она вздохнула и начала:

– Приехав в Джервилл, я знала, что должна выйти замуж за Адама, но с самого первого дня влюбилась в Пэна.

Эвелин молча слушала, ничего пока не понимая.

– Когда в Джервилл пришли вести о смерти Адама, – продолжила Диаманда, – я была уверена, что это судьба и мы с Пэном будем вместе. Я не знача о тебе, мне никто никогда не рассказывал, и я считала, что раз Пэн, который гораздо старше Адама, до сих пор не женат, то он ни с кем и не помолвлен или его суженая умерла. Ко когда он вернулся из похода, нам велели собираться и готовиться к поездке в Стротон, где произойдет окончательное скрепление его брачного договора. – Диаманда скривилась. – Мне кажется, я возненавидела тебя с самого начала, еще даже не познакомившись.

– Почему? – удивленно спросила Эвелин.

– Потому что ты такая красивая, милая и… Девочка резко остановилась и хмуро посмотрела на Эвелин, у которой вырвался короткий смешок.

– О, Диаманда, вряд ли меня можно назвать красивой.

– Да, можно! – сухо заверила ее девочка. – Ты не худая, конечно, но красивая.

Эвелин изумленно уставилась на нее.

– Так вот, – быстро продолжила Диаманда, – по дороге в Харгроув ты показала мне шоссы и тунику, которые шила для Пэна. Я так расстроилась! Они были очень красивые, и ты так заботливо вела себя, что мне стало обидно, что я сама не додумалась до этого… Правда, я не умею шить так же хорошо, как ты, поэтому у меня в любом случае не получилось бы. Узнав, что ты почти доделала их и вот-вот подаришь Пэну, я запаниковала…

Сделав глубокий вдох, она призналась: – Когда он повел тебя к реке, я тайком пробралась в палатку и подожгла постель вместе с одеждой.

– Я действительно задула свечу, – тихо сказала Эвелин.

Девочка кивнула.

Вспомнив про гибель второй туники, она спросила:

– Получается, ты вымазала тунику свининой и дала ее собакам?

Диаманда скривилась.

– Да, план был таков, но они слишком хорошо дрессированы и не поддались на уловку. Мне пришлось самой разорвать и порезать тунику, а потом подложить им, чтобы свалить на них вину. – Она печально вздохнула. – Эви, мне так жаль теперь! Я сама не заметила, как ты мне начала нравиться, с тех пор как мы приехали сюда. Я увидела, что ты искренне заботишься о Пэне, а он – о тебе… Вы превосходная пара! Я знаю, что плохо поступила, и очень жалею, что причинила тебе боль. Надеюсь, ты простишь меня…

Эвелин смотрела на нее, снова мучаясь сомнениями.

– А как же стена, Диаманда?..

– Стена? – Теперь была ее очередь удивляться.

– Я видела тебя на стене, – твердо заявила Эвелин.

– Когда? Сегодня? – Девочка, похоже, и вправду не понимала, в чем смысл вопроса. – Да, я ходила туда, чтобы подумать. Перед этим я случайно встретила Пэна, видела, как он готовит еду к вашему пикнику – так старательно, заботливо… Вот еще одно доказательство его любви. А ты знала, что он приказал всем хвалить тебя, чтобы скорее забылась травма, нанесенная кузенами? Эвелин, он любит тебя, это правда! И всего лишь через пару недель… В то время как меня он знает много лет, а до сих пор относится как к младшей сестре, не более того. – Диаманда покачала головой. – Мне захотелось побыть одной, подумать… Я шла, потом, услышав голоса, перегнулась, чтобы посмотреть. Увидела тебя и Дэвида, но не знала, что вы меня тоже заметили.

Эвелин молчала. Она была уверена, что Диаманда говорит правду, – разыграть такую невинность и удивление было невозможно. Девочка явно не понимала, что особенного в ее прогулке по парапету, потому что ничего не знала про камень, чуть не расплющивший Эвелин и Дэвида буквально за несколько секунд до ее прихода. Это мог быть несчастный случай, предположила Эвелин. Но кто-то же столкнул ее в дыру?..

– Ты, наверно, теперь ненавидишь меня, – униженно сказала Диаманда. Эвелин нахмурилась.

– Нет, конечно! – Она взяла руку девочки и мягко сжала, радуясь, что та по крайней мере не хотела убивать ее.

Да, Диаманда уничтожила сшитую ею для Пэна одежду, но это было простительно. Эвелин, возможно, рассердилась бы, если бы узнала сразу, кто виноват, но сейчас, спустя столько времени, и говорить было не о чем. Кроме того, она верила, что Диаманда сожалеет о содеянном.

– Если не хочешь меня видеть, я уеду в Джервилл.

Совершенно очевидно, Диаманде было крайне трудно и больно пойти на такое предложение. Эвелин покачала головой.

– Нет, Диаманда, вовсе не нужно. Мы друзья. Друзьям положено прощать друг друга за глупое поведение. Ну, сделала ошибку, призналась, извинилась… Этого вполне достаточно для меня.

– Правда?.. – Диаманда подняла на нее глаза, полные надежды.

– Да.

– И ты согласишься и дальше дружить со мной?

– Конечно. Диаманда, мне очень нравится общаться с тобой.

– О, Эви! – Неожиданно подскочив к Эвелин, она крепко обняла ее. – Ты такая замечательная, честно! Спасибо тебе! Обещаю, ты не пожалеешь, и отныне я буду лучшей подругой в мире. – Она отклонилась и взяла Эвелин за руки. – Поверить не могу, но я так счастлива, что ты есть у Пэна! Честно, мне кажется, нам всем очень повезло, что он женился на тебе.

При виде того, как девочка расцвела, Эвелин улыбнулась и ощутила тепло на душе от ее слов.

– Но я должна и Пэну рассказать.

– Не думаю, что это необходимо, – возразила Эвелин.

– Ты будешь держать это в тайне от него? – Приподняв брови, Диаманда покачала головой. – Нет, не удастся. В один прекрасный день ты обронишь случайную фразу, она повлечет за собой все подробности, и Пэн рассердится, что ему так долго ничего не рассказывали. И потом, имеет же он право знать, что ты не такое бедствие, как ему казалось.

– Я вообще не бедствие, – заверила ее Эвелин. Диаманда взглянула на нее с недоверием. Через секунду Эвелин быстро спросила:

– Ты не могла бы с Пэном посидеть недолго? Мне нужно сходить и кое-что проверить.

– Да, конечно, иди. Если он проснется, мне будет гораздо удобнее рассказать ему все наедине. После этого я сразу схожу за тобой.

Эвелин хотела снова попросить ее обойтись без покаяния Пэну, но потом решила, что пускай будет как будет. В конце концов, Диаманда была права – однажды все выяснится, и это повлечет за собой ненужные обиды. Кроме того, Пэн совершенно точно будет мягко с ней разговаривать.

– Хорошо. Я не сильно задержусь – нужно посмотреть кое-что на стене. Если Пэн очнется, пришли кого-нибудь за мной, когда закончишь говорить с ним.

Очутившись на парапете, Эвелин осторожно провела пальцами по месту, на котором находился упавший камень, затем перегнулась и посмотрела на землю, где он теперь лежал. После разговора с Диамандой она поверила в несчастный случай, но решила, что проведет осмотр. Она снова потрогала поверхность, но не нашла никаких признаков того, что кто-то намеренно перекинул камень.

С другой стороны, казалось невероятным, что камень без посторонней помощи упал именно в момент, когда Эвелин проходила мимо. Вдруг ее палец наткнулся на маленький выступ. Наклонившись и проведя еще раз, она увидела, что на внешней границе поверхность чуть приподнята. Камень мог вывалиться наружу, только перекатившись через этот бугорок; если бы этот каменный блок на самом деле ослаб, то он повалился бы в другую сторону – туда, где она стояла сейчас…

Эвелин медленно выпрямилась. Никакого несчастного случая не было – камень сбросили на нее. Намеренно. Таким же было падение сквозь пол – ее толкнули в дыру, и от гибели спасла только зацепившаяся за край юбка.

Уставившись вниз, на двор, Эвелин начала лихорадочно соображать. Когда она упомянула в разговоре упавший камень, Диаманда выглядела настолько растерянной, что в ее искренности можно было не сомневаться. Но если не она, то кто?..

Лорд и леди Джервилл не могли желать ей смерти… Эвелин перебрала в уме другие возможные варианты, но ни на ком так и не остановилась. Истинный повод был только у Диаманды, но Эвелин отказывалась признать ее вину.

Справа послышались шаркающие шаги. Выпрямившись, Эвелин увидела перед собой тетю девочки. Леди Хелен.

Глава 19

Пэн открыл глаза и, пошевельнувшись, издал шипящий звук от боли, пронзившей голову. Он вспомнил, как споткнулся о сливу, и злобно нахмурился, укоряя себя за неуклюжесть. Со стороны окна раздалось тихое всхлипывание, и, повернув голову, он увидел Диаманду. Девочка сидела на подоконнике и плакала, закрыв лицо платком.

Первой реакцией при виде ее было раздражение – очевидно, от нытья он и проснулся. С такой головной болью он предпочел бы спать, нежели терпеть это безобразие. Затем возник вопрос: что случилось, почему девочка плачет? Не из-за него же – он ранен, но поправится. Умирать пока не собирался.

А что с Эвелин… У него чуть сердце не остановилось при мысли о том, что Диаманда плачет, потому что его жена снова в беде… или на этот раз даже убита. Эвелин пережила ряд несчастий, из которых смогла выйти целой и относительно невредимой, но судьба могла в конце концов и отвернуться от нее.

– Где Эвелин? – обеспокоенно спросил Пэн.

Прекратив плакать, Диаманда изумленно посмотрела на него и, соскочив с подоконника, пошла к постели.

– Ты проснулся…

– Я спрашиваю, где Эвелин? Она ранена? Ты поэтому плачешь?

– О… – Глаза девочки расширились от осознания того, какие мысли пришли на ум Пэну из-за ее слез. – Нет! Пэн, с ней все в порядке. Правда.

Он успокоился и лег обратно, только сейчас сообразив, что, разнервничавшись, даже привстал. Скорчившись от ощущения боли, вызванной движением, он вздохнул и утомленно спросил:

– Тогда чего ты плачешь? – Диаманда присела на краешек кровати.

– Из-за… того, что должна тебе рассказать.

Пэн принялся ждать, но она снова начала всхлипывать, и тогда он нетерпеливо сказал:

– Ну, что это?

Опустив глаза, Диаманда пробормотала:

– Ты возненавидишь меня…

Пэн понял, что она хочет, чтобы ее заставили говорить, но он сейчас был не в том настроении.

– Диаманда, давай ты мне просто все расскажешь.

– Это я погубила тунику и шоссы, которые Эвелин шила тебе, – грустно призналась она.

– Э-э… которые?

– Оба комплекта. – Диаманда перешла на полушепот. Когда Пэн открыл рот, чтобы ответить, она затараторила: – Эвелин потушила свечу в палатке. Это я нарочно снова зажгла ее, чтобы постель сгорела вместе с недошитой одеждой. Потом, уже в Джервилле, когда она почти закончила вторую пару, я стащила с ужина немного свинины и вымазала ею всю тунику. Затем изрезала ее, сделала дырки и оставила у собак, зная, что их обвинят. – Девочка начала нервно мусолить и рвать платок в руках. – Эвелин я уже рассказала и попросила прощения. Обещала, что и тебе скажу. Она говорила, не надо, мол, каждый ошибается, и она меня простила…

– Простила?!

– Да. Она оказалась очень понимающей.

Пэн пораженно уставился на девочку. Он, конечно, радовался, что жена у него такая хорошая, только ему самому пока ничего не было ясно.

– Но почему ты это сделала? Зачем подожгла первый комплект одежды, почти не зная Эвелин? Более того, она была так добра к тебе, несмотря на то что в день свадьбы ты якобы не со зла говорила всякие гадости про беременную кузину…

Диаманда скривилась и призналась:

– На самом деле со зла. Я нарочно оскорбляла ее, только она этого не знает. Я забыла сказать ей сейчас.

– Почему ты так поступала с ней? – резко спросил Пэн. Его замешательство постепенно сменилось гневом.

– Я завидовала. – Она подняла голову, смотря на него полными мольбы глазами. – Пэн, я люблю тебя. И всегда любила. Приехав в Джервилл, я знала, что должна выйти за Адама, но ты… ты всегда был сильнее, умнее и… – Диаманда беспомощно покачала головой. – Я люблю тебя. И эта зависть от того, что ты достался ей… – Она вздохнула. – Наверно, мне хотелось, чтобы она чувствовала себя таким же ничтожеством, как и я. Или я заставляла тебя увидеть, какая она неуклюжая, ничего не умеет…

– И то, и другое неправда, – угрюмо сказал Пэн.

– Я знаю! Но ее кузены сказали мне другое, поэтому я еще больше разозлилась, решив, что она недостойна тебя. Потом, через какое-то время, я узнала Эвелин поближе, поняла, какая она на самом деле умная, добрая, веселая… Я так надеюсь, выйдя замуж, стать хоть немного похожей на нее! Она понравилась мне… И после приезда сюда я перестала делать плохие вещи, очернившие ее в твоих глазах. – Диаманда поморщилась. – Хм, конечно, с этой чередой несчастий мне и стараться не пришлось бы, но я в любом случае не хотела. Пэн, она правда нравится мне. И я очень сожалею обо всем, что натворила.

Пэн медленно и тяжело выдохнул. Голос девочки звучал вполне искренне – по крайней мере в последнем предложении. Сначала он даже не поверил, что она на самом деле любит его. Всего лишь детская влюбленность – это проходит. Однако ее поведение с Эвелин было ужасным, и Пэн не знал, как ему следует поступить.

– Так. Эвелин обо всем узнала и простила тебя?

– Да. Она была очень добра ко мне.

– Я удивлен, что ты вообще призналась.

– Она заставила меня, – сказала Диаманда. – Что?

– Да, произошла очень странная вещь. Эвелин разозлилась и сказала, что видела меня и все знает. Думая, что она имеет в виду пожар или как я резала вторую тунику, я все рассказала, но это еще больше озадачило ее. Тогда она спросила меня, зачем я сегодня ходила на парапет. Будто это имело какое-то значение.

– Сегодня? Сегодня днем? – переспросил Пэн. – Ты была на парапете?

– Да. Я хотела побыть одна и подумать… Мне было плохо от осознания всего, что я натворила, и становилось еще хуже, когда я видела, что ты действительно полюбил Эвелин.

Пэн с бешено бьющимся сердцем смотрел на нее. Она… видела… что он… Не-ет, он не любит свою жену!

Привязанность небольшая – да, возможно, но любовь… Сглотнув, он потерянно посмотрел на окно. Перед мысленным взором пронеслись мириады воспоминаний: Эвелин без умолку болтает, сидя с ним на лошади… стоит на поляне, перепачканная перепелиными яйцами, на которые он случайно толкнул ее… злобным голосом говорит, что, естественно, ему больше по нраву жесткая земля, чем оказаться с ней в постели – иначе он спал бы в палатке… ее радостный смех, когда она обыгрывала его в шахматы… важный взгляд, с которым твердила, что Самсон – очень-очень умный поросенок… как твердо отрицала боль, несмотря на ссадину от упавшего камня… наполненные страстью глаза, когда он занимался с ней любовью… она отчаянно хватается за простыню, будто хочет прикрыть свою наготу…

Да, он готов был признать. Он любит ее. Любит. Вплоть до мельчайшей частички. Эвелин такая добрая, слишком стеснительная, чересчур уступчивая… идеальная. Для него. И он ее любит… Черт возьми, когда он успел?!

– Я думала, кроме меня, на парапете никого не будет, – продолжила Диаманда, отвлекая Пэна от мыслей о любви к его жене. – Я уже собиралась подняться, но вдруг увидела тетю Хелен – она в спешке спускалась. Тогда я спряталась под лестницей, подождала, пока она пройдет, и только после этого поднялась. Вот… Иду по парапету и вдруг слышу голоса. Я посмотрела вниз и увидела, как Дэвид помогает Эвелин встать. Она, должно быть, упала или еще что-то. – Диаманда с улыбкой покачала головой. – Понимаешь, как бы сильно мне ни нравилась Эвелин, она и вправду неуклюжая. Это ее падение сквозь пол просто убило меня: ужас, я так испугалась… а она до сих пор отказывается признать свою незадачливость.

Ладно, не важно. В общем, она заметила меня. Когда мы разговаривали, Эвелин очень злилась вначале, а потом ее взгляд почему-то стал таким загадочным, потерянным, после того как я объяснила, зачем поднималась на парапет. – Диаманда встала. – Пэн, пожалуйста, я уеду, если хочешь. Эвелин, конечно, сказала, что в этом нет необходимости, ничего страшного не произошло, но…

– Нет-нет, – возразил Пэн. – Не надо никуда уезжать.

Девочка облегченно выдохнула:

– О, спасибо тебе!

Пэн удивленно моргнул, когда Диаманда вдруг наклонилась и поцеловала его в щеку. Затем она направилась к двери.

– Диаманда, – позвал он. Девочка оглянулась.

– А где Эвелин?

– Она зачем-то на парапет пошла, хотя сейчас, возможно, уже вернулась. Тетя Хелен разыскивала ее здесь, а когда я сказала, где Эвелин, она пошла за ней. Думаю, сейчас они должны вместе вернуться. Я спущусь и сообщу, что ты очнулся. Эвелин очень обрадуется. Ты не представляешь, как она волновалась. Она любит тебя так же сильно, как и ты ее.

С этими словами девочка вышла и тихо закрыла за собой дверь. Пэн смотрел ей вслед, чувствуя, что сердце сейчас выпрыгнет из груди по нескольким причинам: первая – до него только что дошло, что он любит свою жену; вторая – Диаманда считает, что это взаимное чувство; третья… Эвелин сейчас может быть в опасности.

Он быстро начал думать, мысленно складывать мозаику. Так, он считал жену неуклюжей из-за всех этих бед, что сваливались на нее, но некоторые, похоже, не были случайными. Пожар в палатке – не пожар, тонуть она даже не собиралась… Что еще ему показалось? Снова размышляя над падением со второго этажа, Пэн пришел к выходу, что Эвелин не могла не заметить дыру в полу. Но это лишь его рассуждения – ее он никогда не спрашивал.

Дверь спальни открылась, на пороге стояла Рунильда. Пэн взглянул на нее, и она лучезарно улыбнулась, видя, что он проснулся.

– Леди Эвелин будет счастлива узнать, что с вами все в порядке. Она очень волновалась.

– Подожди, – быстро сказал Пэн, когда горничная собралась уходить. – Подойди сюда, – приказал он, не желая, чтобы кто-то из коридора подслушал. Рунильда закрыла за дверь и подошла к его постели.

– Да, милорд?

– Эвелин когда-нибудь говорила с тобой о случившемся в первый день? Ну, как она упала в дыру.

– Нет… милорд, – помедлив, ответила Рунильда. Пэн нахмурился, и она добавила:

– Хотя, когда леди Эвелин только очнулась, она сказала что-то про удар, из-за которого и сорвалась.

– Про удар? – Пэн резко выпрямился. – Ты можешь точно вспомнить ее слова?

Горничная призадумалась, затем сказала:

– «Меня кто-то толкнул, и я упала».

– Интересно. А почему я только сейчас об этом узнаю? – спросил он изумленно.

– Ну… потому что она была наверху одна. Кто мог ей навредить? Леди Хелен предположила, что Эвелин все это почудилось, пока она была без сознания, – извиняющимся тоном пояснила Рунильда.

– Леди Хелен? Точно?

Он вспомнил, как Диаманда говорила, что спряталась, увидев тетю, торопливо спускавшуюся по лестнице. Это значило, что та была на стене в момент, когда упал камень и чуть не раздавил его жену. Получается, леди Хелен пыталась убить Эвелин? Но зачем? И почему именно сейчас? Столь серьезных нападений не было до того, как они приехали в Рамсфелд. Хотя, возможно, он чего-то и не знает…

Быстро припомнив все происшествия от Стротона до поездки в Джервилл, Пэн остановился, внезапно вспомнив одно странное событие, о котором совсем забыл: мертвая лиса рядом с лагерем, затем кусок крольчатины и следы того, что кого-то стошнило в лесу, прямо за их палаткой. В тот момент он думал о логике, но если сейчас сложить все детали… выходит, что мясо было отравлено, и лиса, съев немного, умерла.

– Эвелин выбрасывала кроличью ножку в траву в первый день нашей поездки? – спросил Пэн, удивив Рунильду таким неожиданным выпадом после долгого молчания.

– Не знаю. Хм… может быть. Мне лишь известно, что леди Хелен передала Эвелин это мясо через Диаманду. – Она неопределенно пожала плечами. – Понятия не имею, ела она или нет, но ее мог беспокоить желудок после того, как вы ее прокатили вокруг лагеря на своей лошади. Так что она вполне могла выбросить эту ножку, чтобы ей вдруг не стало плохо или…

Или, подумал Пэн, ее действительно стошнило. Таким образом, проехав столько, лежа поперек седла, она спаслась от отравления – желудок выбросил еду вместе с ядом… додумав мысль до конца, Пэн вскочил.

– Милорд, вы куда? Вам же нельзя вставать! – воскликнула Рунильда.

– На стену. Эвелин в опасности.

– Добрый день, леди Хелен, – тихо поздоровалась Эвелин.

Когда она повернулась, женщина замерла, и в ее глазах отразилась ненависть, повергнувшая Эвелин в ужас. Однако через секунду выражение лица вновь стало таким же, как всегда – улыбчивым, приветливым. Но Эвелин заметила страшный взгляд и не могла уже притворяться, будто ничего не произошло. Леди Хелен медленно двинулась вперед.

– Здравствуй, дорогая. Я так и знала, что ты здесь, и пришла предупредить тебя: не нужно вот так перевешиваться через край, как ты сделала минуту назад. Может произойти несчастье.

– Да, – согласилась Эвелин, отступая назад вдоль стены. – Мне, похоже, везет на них.

– Ты и вправду редкостная неудачница, – пробормотала леди Хелен, продолжая наступать.

– Но… почему? – спросила Эвелин, не пытаясь разыгрывать заблуждение. В первое мгновение встречи, увидев лицо леди Хелен, она поняла, кто виновен во всех происшествиях. Только не могла понять причину – вряд ли из-за Диаманды, питавшей нежные чувства к Пэну.

Леди Хелен остановилась, покачивая головой. Эвелин видела, что женщина осознает свои действия, но думает, как поступить. Наконец, вздохнув, она сделала новый шаг вперед.

– Я не желаю тебе зла, Эвелин.

– Судя по выражению лица, с которым вы меня встретили, в это сложно поверить.

Леди Хелен скривилась.

– Да, конечно, оно меня выдало. Извини, я, видимо, слишком сильно расстраиваюсь из-за гнева, который к тебе испытываю. Почему бы тебе не умереть наконец?

Не зная, что ответить на такой вопрос, Эвелин промолчала.

Хелен продолжила:

– У тебя четырежды была такая возможность, но ты везде увильнула. Я…

– Четыре раза? – пораженно перебила Эвелин. Ей были известны только два.

– Да, два отравления, дыра в полу и камень.

– Отравления? Когда?..

– На пути из Стротона в Джервилл, – раздраженно ответила леди Хелен. – Я насыпала яду в кроличье мясо и велела Диаманде отнести его тебе. Яд очень сильный, он должен был быстро убить тебя, но… вместо того чтобы следующим утром проснуться от чьих-нибудь воплей, что ты умерла, я увидела, как ты бредешь обратно в лагерь после купания в реке.

При этих словах Эвелин мысленно вернулась к событиям первой ночи поездки: она пыталась съесть кролика, и после одного кусочка у нее во рту защипало. Но тогда же она прикусила язык и подумала, что причина в этом. Сейчас ей вспомнилось и странное покалывание – будто по коже ползали муравьи, – но она была отвлечена восстанием желудка, поспешившего избавиться от мяса. Тогда она еще решила, что, возможно, виной всему тяжелое катание на лошади Пэна поперек седла… да, теперь она точно убедилась в своей правоте. Как и в том, что это приключение спасло ей жизнь той ночью.

– Когда это не сработало, – снова заговорила леди Хелен, приблизившись к ней еще на шаг, – я приготовила гуляш, использовав печальное положение Пэна с его руками как хороший предлог. На самом деле я хотела удвоить дозу, но боялась, что в жареном мясе будет слишком заметно. Но даже с такой порцией ты выжила! – сказала она в недоумении. – Тебе от этого яда только спать хотелось – вот и весь результат.

Что было неправдой – Эвелин уставала от ночной работы. Отрава не подействовала, потому что она вовсе не ела этот гуляш – ей вполне хватило сыра, хлеба и яблока, принесенных Рунильдой. Судьба снова защитила ее, однако Эвелин не торопилась сообщать об этом леди Хелен. Она лишь сказала:

– И вы толкнули меня в дыру?

– Да. Я пошла осматривать сад и вернулась в тот момент, когда ты сказала Диаманде, что должна поискать слуг наверху. Тогда я подождала на кухне, пока она уйдет к колодцу, затем последовала за тобой. Мудреные оказались ступени, – сказала она сухо. – Но мне удалось быстро с ними справиться и не поцарапать ногу, как ты.

Проигнорировав эту язвительную фразу, Эвелин молча ждала продолжения.

– В одной из комнат я нашла доску и прихватила ее с собой. Тебя я застала, когда ты смотрела вниз. Прежде чем я успела подбежать и толкнуть тебя, ты отступила назад, поэтому я воспользовалась этой деревяшкой. – Она сжала губы. – Но ты опять увильнула от смерти, зацепившись юбкой о поломанные края дыры. Я уже хотела подойти и отцепить ее, чтобы ты наконец разбилась, но тут Рунильда заорала на весь дом, Я знала, что помощь подоспеет скоро, и, боясь, что служанка заметит меня, спряталась в одной из комнат. Когда Диаманда послала ее за Пэном, а сама поднялась наверх, я вошла в комнату следом за ней, будто только что там очутилась.

– Теперь я понимаю, почему вы не запретили ей пытаться вытащить меня – якобы боялись, что уронит, – пробормотала Эвелин.

– Нет. Диаманда сильная, кроме того, она настояла бы на том, чтобы я ей помогла. Вдвоем мы легко спасли бы тебя. Но я надеялась, что твоя юбка все-таки порвется до того, как на помощь придет Пэн. Естественно, этого не случилось!

– И… потом вы сбросили на меня камень.

Лицо женщины исказилось от гнева. Она сделала глубокий вдох.

– Ты довольно везучая тварь…

– И вас это очень злит, – договорила за нее Эвелин, вспоминая ненависть в глазах леди Хелен, когда они только встретились.

– Я сильно рисковала всякий раз, – с упреком сказала она. – Когда же ты умрешь, а?

Эвелин с опаской наблюдала за ней – женщина, судя по взгляду, готова была наброситься на нее в любую секунду. Перед ней стояла не та добрая, приветливая леди Хелен, с которой она так хорошо общалась со дня свадьбы, и Эвелин до сих пор не могла понять, почему та так страстно желает ее смерти.

– Почему?.. – повторила она ранее заданный вопрос.

– Почему? – переспросила леди Хелен, смотря на нее как на круглую дуру, которой давно стоило все понять. – Из-за Диаманды.

– Что? – Теперь настал черед Эвелин изумляться.

– Не смотри так на меня! – прошипела леди Хелен и сделала два быстрых шага вперед.

– Так – это как? – переспросила Эвелин, отодвигаясь.

– Как на сумасшедшую, я вполне здорова. Спорить в данном случае было неразумно, и Эвелин вместо этого сказала:

– Вы собирались убить меня, потому что Диаманда влюблена в Пэна…

– Не говори ерунды, – нетерпеливо прервала ее леди Хелен. – Я хочу тебя убить, потому что умер Адам.

Тут Эвелин совсем растерялась.

– Но я не понимаю…

– Адам был помолвлен с Диамандой, а этот замок, согласно брачному договору, должен был стать их жилищем.

Эвелин удивленно огляделась вокруг. Она ничего не знала и даже почувствовала неловкость от того, что жила в доме, предназначенном для Диаманды и Адама. Также она увидела, что леди Хелен, наступая, подталкивает ее к той части стены, где внутренний парапет, на котором во время битвы стоят солдаты, чтобы не упасть назад и не разбиться, отсутствовал. Если леди Хелен нападет прямо сейчас, то Эвелин сорвется вниз и погибнет. Она продолжила пятиться, надеясь добраться до места, где стена была с обеих сторон целой.

– Но этот дурак пошел в поход и попрощался с жизнью, – продолжила леди Хелен. – Пэн стал бы ему прекрасной заменой, но он уже был помолвлен с тобой. А если бы ты умерла, мы заставили бы Джервиллов переоформить контракт в пользу Диаманды.

– Но зачем вообще вам это нужно? – быстро спросила Эвелин, заговаривая ей зубы, пока сама перемещалась на безопасную территорию. – Диаманда такая красивая – вы обязательно нашли бы ей подходящего мужа. Она…

– Красота без богатства ничто, – процедила леди Хелен. – Мой брат, к сожалению, оказался не таким успешным лордом, как ваш отец. Ко дню заключения контракта о свадьбе Диаманды он потерял почти все, кроме самого замка, хоть ему и удалось не предать это огласке. Деньги, выделенные им для благополучия Диаманды, должны были перейти ко мне и моему суженому, но он умер совсем молодым, и брат больше не занимался моим замужеством. Денег ему тратить не хотелось. В итоге я заменила Диаманде мать, умершую при родах. Мужа у меня не было, но она все равно стала мне дочерью – Леди Хелен тяжело вздохнула. – Я растила ее как родную; ухаживала за ней и помогала справиться с любой проблемой. С этой тоже помогу. Она слишком хороша, чтобы стать женой какого-нибудь второсортного барона или лежать в постели с полумертвым богатым стариком. Она заслуживает такого сильного, красивого и успешного человека, как Пэн… и она получит его!

С этими словами женщина бросилась на нее. Эвелин отпрянула в надежде добраться до безопасного участка. Леди Хелен, атаковав с яростью валькирии, сильно толкнула ее: отступив, Эвелин испугалась, что не успела вовремя и сейчас провалится в пустоту, где не было парапета… Но тут она резко прижалась плечами к стене и быстро поблагодарила высшие силы за спасение. Но, конечно, леди Хелен не остановится, так как Эвелин слишком много знала.

С гневным визгом женщина схватила ее, пытаясь, очевидно, сбросить со стены. Эвелин ввязалась в борьбу, почти не замечая странного трения о ногу. Посмотрев вниз, она, к своему величайшему удивлению, обнаружила Самсона, суетившегося между ними.

Она испугалась было, что малыша раздавят, но в этот момент голову опустила леди Хелен. Через секунду Эвелин неожиданно освободилась от мертвой хватки женщины и прижалась спиной к стене, изумленно наблюдая за тем, как леди Хелен в ужасе отскочила. Самсон тут же последовал за ней, хрюкая и ворча, отчего она еще больше запаниковала и с испуганным воплем бросилась спасаться от невинного создания.

Увидев, что леди Хелен, пятясь, приближается к поломанной части стены, Эвелин крикнула ей, чтобы предупредить, но женщина слишком испугалась, чтобы слушать. Эвелин в ужасе смотрела, как та делает еще один шаг, в пустоту… Беспомощно раскинув руки, леди Хелен сорвалась со стены.

Наступила тишина. Ноги Эвелин подкосились, и она упала на колени. Она была бы счастлива просидеть на этом парапете как можно дольше. У нее совершенно не было желания уходить, честно говоря, она вообще не чувствовала необходимости покидать стену.

У ее ног послышалось сопение. Эвелин посмотрела вниз, на Самсона, затем взяла его на руки и прижала к груди.

– Ты спас мне жизнь, малыш.

– Да, действительно.

Вздрогнув от неожиданности, Эвелин подняла глаза и увидела Пэна, медленно шедшего к ней по парапету. Остановившись возле нее, он протянул ей руку, помог встать и крепко обнял. Отступив через несколько секунд, он перевел взгляд на Самсона, улыбаясь и мягко гладя его по спинке.

– Молодец, мальчик, – похвалил он, потом снова серьезно посмотрел на Эвелин. – Я думал, что потерял тебя. Когда я бежал по двору к лестнице, ты уже пятилась от Хелен; а к тому времени, как я почти поднялся, она набросилась на тебя, и я в ужасе подумал, что, может быть, уже поздно и ты упадешь прежде, чем я доберусь туда. Я очень испугался, дорогая…

– Да уж, она неплохо постаралась, – признала Эвелин. – Ей нужно было вынудить вас оформить брачный контракт с Диамандой вместо Адама.

– Что?! Эвелин кивнула.

– У семьи Диаманды, похоже, начались тяжелые времена, и Хелен боялась, что не найдет девочке достойного мужа, если у них не получится заставить вас жениться. Но чтобы это сделать, надо было убрать меня. – Она мягко похлопала Пэна по груди, видя, как его лицо искажается от гнева. – У нее ничего не вышло, Самсон спас меня.

– Да… – сказал Пэн. – За такое дело он проживет до глубокой старости и может не бояться, что его съедят, – хрипло проговорил он. На его щеках вновь появился румянец, и только теперь Эвелин осознала, как он был бледен, когда подошел к ней.

– С вами все в порядке, милорд? – тревожно спросила она. – Вы сильно ударились головой. Может быть, не стоит пока много ходить и…

Проигнорировав эти слова, Пэн взял Самсона у нее из рук и, осторожно поставив его на землю, приказал:

– Иди домой.

К изумлению Эвелин, поросенок тут же засеменил по направлению к лестнице. Перегнувшись через край стены, она наблюдала, как он ловко спускается.

– Я и не думала, что он умеет уже преодолевать ступени. – Удивленно сказала она.

– А как, ты думаешь, он забрался сюда? – спросил Пэн.

– О… – произнесла она, и ее губы на секунду замерли в таком положении.

Пэн усмехнулся:

– Не нужно так удивляться – ведь это ты говорила мне, какой он умница.

– Ах да… – Эвелин с улыбкой повернулась к мужу. – Получается, я не приношу несчастья, и судьба никогда не отворачивалась от меня.

– Согласен. Из разговоров с Диамандой и Рунильдой я понял, что ты пережила по крайней мере три покушения на свою жизнь.

– Четыре, – поправила Эвелин. – Два отравления, падение в дыру и камень.

– Отравлений было два? Эвелин кивнула.

– И вот сейчас была ее последняя попытка. – Пэн покачал головой. – Судьба очень даже внимательно присматривала за тобой. Тебе очень-очень повезло.

– М-да, – улыбнувшись ответила Эвелин.

– И мне тоже.

– Вам? – удивленно перепросила Эвелин.

– Да, мне, потому что у меня замечательная жена.

– Не такая уж я замечательная.

– Эвелин, для меня ты совершенство. Ты умная, красивая и все умеешь. Я мечтал именно о такой.

Пэн поцеловал ее, затем сказал:

– Мне лишь хочется, чтобы ты знала себе цену.

– Возможно, все уже наладилось, милорд.

– Что ж, я рад. – Наклонившись, Пэн поцеловал ее в губы и, обняв за плечи, повернул в сторону лестницы. – Эвелин, я считаю, что в будущем нам стоит побольше разговаривать.

– Нам?..

– Да. О том, что тебя, по всей вероятности, ударили и поэтому ты свалилась в дыру, я узнал только от Рунильды. Если бы ты сама рассказала мне, я бы намного раньше сообразил, что здесь происходит. Также ты не сообщила мне, что видела Диаманду на стене сегодня, после того как упал камень. Посему я попросил бы тебя впредь больше доверять своему мужу.

– Хм… – произнесла Эвелин.

Она не знала, что и сказать – ведь он был прав, хотя сам не проявлял особого интереса к общению. Но с другой стороны, и она тоже. Он сказал, что счастлив иметь такую жену, а она даже никак не отреагировала. Кстати, в любви она ему тоже еще не призналась. Эвелин откашлялась.

– Муж?

– Да.

– Вы говорите, стоит быть откровеннее друг с другом… Тогда я должна вам кое-что сказать.

– Слушаю.

– Я люблю тебя.

Пэн остановился и посмотрел ей в глаза.

– Что?..

– Я люблю тебя. – Смело повторила Эвелин. – И не просто так, как должна любить жена своего мужа… Я люблю тебя по-другому, так сильно, что мое сердце трепещет при одной только мысли о тебе.

Пэн неотрывно смотрел на нее. Несколько минут он просто стоял молча и смотрел в ее глаза так, словно больше никогда не увидит. Затем он наклонил голову и поцеловал жену… Таких ощущений она никогда не испытывала! Прежде все его поцелуи были страстными, голодными, а этот получился нежным и необычайно мягким. Когда Пэн снова поднял голову, Эвелин с трудом открыла глаза.

– Я тоже люблю тебя, жена. – С улыбкой ответил он, прижимая ее к себе.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики