КулЛиб электронная библиотека 

Бард 2 [Сергей Витальевич Карелин] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Бард 2

Глава 1 «Ожидаемая встреча»

Ну что я могу сказать? Пустошь — она, как это говорится в моем прошлом мире, и в Африке пустошь. Конец августа. Казалось, палящее солнце поставило перед собой задачу сжечь и расплавить все вокруг. Раскаленный воздух и вечное марево, висящее в небе. Желтая трава, которую треплет ветер. Повезло, что вихрь был достаточно сильным и, как ни странно, немного прохладным. А еще лучше, что в нашей карете жары-то и не чувствовалось. Как мне объяснила Уна, в ней применялось какое-то хитрое заклинание вроде кондиционера. Позволить его себе могли только дворяне и зажиточные купцы. Сергей Игнатьич вовремя позаботился, за что я был ему безмерно благодарен. Без этого магического кондиционера мы бы вообще никуда не доехали.

Зато во время выходов из кареты, чтобы отлить или перекусить на свежем воздухе, я ощущал себя словно в Египте. Ездил туда, помнится, по молодости… Тогда меня все устраивало, но жара хороша вместе с морем, пляжем и знойными цыпочками. А когда степь или пустыня — хоть вешайся. Зато пара выбранных Велемиром охранников не испытывали проблем с жарой, сказывалась привычка постоянной работы в полях. Носители исконных русских имен Семен и Тимофей имели тридцатые уровни и были высокими богатырями с косой саженью в плечах. Лучшие мечники Неряхино и отличные стрелки. А Степка — еще и маг воздуха.

Дорога должна была занять шесть дней. На пути к Москве лежал еще один город, где мы должны были заночевать — Владимир. Я даже был там несколько раз в прежнем мире во время тура по Золотому кольцу… Хорошо раньше было! Много путешествовал, мечтал, а теперь… а теперь будет еще лучше! Вот и сейчас сравню старый и новый города.

В пути я в основном читал учебники из поместья, а Уна откровенно скучала. Не удовлетворившись моими бесконечными «угу» и «ммм» на свою болтовню, она переключила все внимание на Мин. Не знаю как, но у китаянки куда лучше получалось глубокомысленно кивать в ответ на монологи феи и вовремя всплескивать руками. Я даже начал немного завидовать.

Еще один наш сопутешествователь — Марфа. Служанка то и дело выскакивала из кареты. На ее хрупких плечах лежало обеспечение нашего отряда завтраком, обедом и ужином, а также уход за лошадьми.

Сама поездка протекала спокойно. Еще бы, караван охраняли две сотни отборных воинов и магов. Пара офицеров, проезжающих мимо нашей кареты, перешли рубеж в сорок уровней, а среди наемников не было никого ниже тридцатки.

На обеденный привал мы остановились у небольшого оазиса. По какой-то причуде природы, место нашей стоянки представляло собой огромную поляну, окруженную редким лесом. В ее центре вырыли искусственный водоем, вдоль берегов которого расположился десяток колодцев. Судя по многочисленным кострищам и разбросанному всюду мусору, место пользовалось популярностью. Единственным запретом была рубка деревьев, чуть ли не под страхом смертной казни.

Для «голубой крови» — аристократов, к которым относился и я — соорудили отдельную VIP-стоянку. Ее огородили небольшим бортиком, а от солнца поставили специальные навесы. Мы выбрали место с краю, ведь в центре уже устроились сестра и брат Бутурлины. Ирина явно обрадовалась, увидев меня живым и здоровым, и мы обменялись кивками. Ее же братец сразу нахмурился. Понятно, сволочь. Думал, что я копыта отброшу? Посмотрим еще, кто кого! Ира бросала на меня украдкой какие-то нечитаемые взгляды, но я решил не обращать на нее внимания. Остальные аристократы, которых я и не знал, думаю, были свитой Бутурлиных. Они устроились рядом с ними и вели себя настолько подобострастно, что мне стало противно за ними наблюдать.

Тем временем Марфа накрыла стоявший здесь же сбитый из бревен небольшой стол, за которым мы разместились с большим комфортом..

Казалось бы, мы находимся в походе, и еда должна быть простой, без изысков, но Марфа сотворила настоящее кулинарное чудо. Никакой копченой курицы, поникших огурцов и воняющих яиц — мы отобедали перепелами на миниатюрных вертелах с запеченной картошкой и свежим салатом в хрустальной посуде, на вкус напоминающий крабовый, только из настоящих членистоногих. А на десерт нас ожидал меренговый рулет с вишневой начинкой.

Марфа немного засмущалась, но после моих уговоров присоединилась к трапезе и, зардевшись, принимала заслуженные похвалы от всего нашего небольшого отряда. Наверное, мы нарушили какие-то аристократические правила, иначе как еще истолковать удивленные взгляды наших соседей и удивление Мин, но мне было откровенно наплевать. Я всегда искренне полагал, что заводить со слугами близкие отношения и в критический момент не получить удар в спину куда лучше, чем немного чешить свое эго разницей в происхождении и богатстве. Тем более мы делили одну постель!

Как поведала смущенная служанка, Сергей Игнатьич выдал ей целое состояние на дорожные расходы и заказал специальный продуктовый караван для снаряжения кареты перед нашим отъездом, чтобы барин «не ударил в грязь лицом». И, похоже, у него получилось: те же прихлебатели Бутурлиных кидали на нас завистливые взгляды. У них, конечно, тоже не солонина с пшеном была, но до нашего стола им было далеко.

Под конец трапезы чета Бутурлиных все-таки созрела до того, чтобы уделить нам внимание. Подошли они оба. А за их спинами встала вся остальная аристократическая тусовка.

— Приветствую, Александр, — даже на удивление вежливо произнес Всеслав Бутурлин, хотя разочарование в его голосе чувствовалось за милю.

«Он прямо-таки расстроен, что тебя не отравили», — съязвила в моей голове Уна.

«Знаю, — ответил ей я, — это и так понятно».

«А твоя новая рабыня явно рада, — не унималась фея, — улыбнись ей, что ли, подмигни… Или воздушный поцелуй пошли! Измаялась ведь, бедняжка».

«Уна, помолчи!» — строго приказал я, но сидевшая рядом со мной фея лишь загадочно улыбнулась и продолжала спокойно смотреть на стоявших перед нами аристократов.

— И тебе привет, — кивнул я, улыбнувшись в ответ робко смотревшей на меня Ирине.

— Поздравляю. Далеко не все могут учиться в Московской академии, так что ты должен благодарить своих родителей за это! — тем временем произнес Всеслав, и только после этого до него дошло, где мои родители и благодаря кому я их лишился. Надо отдать должное наследнику Бутурлиных: он лишь слегка побледнел, но внешне уверенности не растерял.

Откровенно говоря, родителями они были не мне, а моему реципиенту. Я вообще их не знал и не переживал за них. Но со злобой, поднявшейся во мне после этих слов, я ничего поделать не мог. Для прошлого Александра это была тяжелая травма, и она перешла по наследству ко мне. Оставалось только последовать велению остаточных чувств.

— Что ты сказал, сволочь? — тихо прошипел я. — Расстроился, что я жив? Прокололась твоя шавка. Не плачь, могу тебя обрадовать по-другому.

Не знаю, что такого было в моем голосе, но Ирина испуганно уставилась на меня, нервно сжимая кулаки, а Всеслав явно пожалел, что коснулся моих родителей. Он явно побаивался меня, хоть и старался не подавать вида.

— Как вы обращаетесь ко мне, князь? И о чем вы вообще говорите? Вы пытаетесь меня в чем то обвинить? — тем не менее, несмотря на свой испуг, Всеслав пытался держать марку. Даже сейчас он старался показать себе хозяином положения… к тому же, за его спиной была поддержка… Только я точно знал по их уровням, что они мне не соперники. Хрен тебе, отродье.

— Как мне еще обращаться к тому, кто уничтожил мою семью и еще смеет оскорблять мертвых?! — заявил я, вставая с места и нависая над парнем.

Мой оппонент набрал в легкие воздух, решив что-то ответить, но сестра остановила его, что-то прошептав на ухо. Стоявшие за спиной Бутурлиных аристократы сверлили меня злобными взглядами, но связываться со мной явно никто не решился.

Померившись друг с другом взглядами, мы разошлись.

После того, как остальные, развернувшись, отправились на свои места, Бутурлина шагнула мне навстречу.

— Извините моего брата, Александр, он слишком горяч, — мягко улыбнулась она и быстро протянула руку для поцелуя, которую я инстинктивно пожал и ощутил в своей ладони кусочек бумаги. Довольная девушка быстро удалилась к смотревшему на нее с раздражением брату.

А спустя пятнадцать минут караван вновь пришел в движение.

— Надо было ему задницу надрать, — тихо посоветовала мне Уна, когда мы устроились в карете.

Я посмотрел на Мин, но та только пожала плечами, отказываясь комментировать произошедшее.

— Успею еще, — вздохнул я, успокоив своего фамильяра, — никуда он не денется…

На этой ноте разговоры о Бутурлиных завершились. А я неожиданно задремал под очередной монолог феи. Самое удивительное, что проспал я до вечера… За окнами кареты — невыносимая жара, а внутри прохладно. Да и болтовня Уны действовала весьма убаюкивающе. На ночевку мы остановились в очередном оазисе, который был как две капли воды похож на предыдущий. Буквально за двадцать минут поляна покрылась множеством палаток. И опять аристократы находились отдельно от основной массы путешественников-простолюдинов. Стражники рассредоточились по периметру, стойко неся первую смену.

На мой взгляд, у нас была достаточно серьезная охрана, можно было спать спокойно. Да и мы не лыком шиты. Инвентарь составлял полный набор огнестрельного оружия, смазанный, начищенный и готовый к бою. Несколько пистолетов, дробовик и штурмовая винтовка, свалившая бидрила пятидесятого уровня. Жаль только, что патронов осталось не так много… Вот бы наткнуться по дороге на свежие руины!

Семен и Тимофей быстро развернули два шатра. В одном разместились трое: охранники и Мин. Второй заполнили мы с Уной и Марфой. К моему удивлению, после ужина один из моих трех телохранителей остался около костра на улице. Что ж, дополнительная охрана не помешает. Особенно если рядом расположен шатер Бутурлиных.

Уна вместе с Марфой покинули шатер, оставив меня одного. А я тем временем вспомнил о записке, которую мне так неожиданно сунула Ирина Бутурлина.

«Буду ждать в полночь в моей палатке. Она синяя, не ошибешься»

Как интересно. А не слишком ли девушка обнаглела? Вызывает, словно королева. В конце концов, кто из нас хозяин, а кто рабыня? Надо будет — сама придет. Усмехнувшись, я устроился на мягком матрасе и, облокотившись спиной на подушку, открыл книгу. Вскоре появилась Уна и, покосившись на меня, безапелляционно заявила, что устала, и чтобы я к ней не приставал. Хотя сказано это было тоном, говорившем об обратном. Марфа пожелала всем спокойной ночи и скромно устроилась на матрасе в углу, вскоре к ней присоединилась и Уна. Девушки решили не дождаться меня да и, честно признаюсь, не было у меня никакого настроения заниматься сексом. В результате они сладко заснули, а я продолжал бодрствовать, изучая учебник истории. Когда строчки начали сливаться в расплывчатые пятна, а сон так и не пришел, я решил прогуляться.

Прохладная ночь приятно сменила собой наполненный зноем день. На небе раскинулись россыпи бесчисленных звезд, а между ними величественно плыла луна. У костра сидела Мин, задумчиво глядя на постепенно гаснущий огонь.

— Тихо? — поинтересовался я, присаживаясь рядом с ней.

— Тихо, — ответила китаянка, — охрана у каравана серьезная. Не думаю, что кто-то из тварей пустоши рискнет напасть.

— Понятно, — улыбнулся я. — Слушай, Мин…

Договорить мне не дали. Девушка вскочила, и в ее руках сразу появился арбалет.

— Что? — встал я рядом с ней, вытащив из-за пояса пистолет.

— Здесь кто-то есть… — тихо произнесла она и вскинула арбалет. — Стой! — коротко приказала моя телохранительница.

— Не стреляйте! — раздался уже хорошо знакомый мне голос, и я опустил рукой уже готовый к стрельбе арбалет в руках Мин.

Перед нами появилась Ирина Бутурлина, одетая в походную одежду, состоящую из рубашки, куртки и брюк. Даже такой простой наряд не мог скрыть аппетитных форм девушки.

— Что ты тут делаешь? — поинтересовался я у нее.

— Нам нужно поговорить! — решительно заявила та, опасливо косясь на Мин, которая с невозмутимым видом вновь уселась около костра.

— Пойдем поговорим, — пожал я плечами.

— Далеко не отходите в лес, господин, — предупредила меня телохранительница, — там патрулируют охранники каравана.

— Мы быстро, — заверил ее я, и вскоре мы вместе с Ириной уже входили в лес. На мой взгляд он выглядел жутковато. Учитывая жару, стоявшую в пустоши, ожидать сочную зелень было бы просто глупо. Пожелтевшие деревья и пожухлая трава доносили о бедственном лесном положении и невольно навевали на мрачные мысли. Едва наш лагерь скрылся из глаз, Ирина повернулась ко мне.

— Я так рада, что ты жив! — заверила она. — Ты получил мое предупреждение?

— Да, уже после отравления, — хмыкнул я, — если бы не моя телохранительница, сейчас бы тут не стоял.

— Ой, — как-то виновато посмотрела на меня девушка, — извини…

Я ничего не ответил, так что мы стояли в тишине. Ее смущения хватило ненадолго. Буквально на пару минут.

— Зачем злишь Всеслава? — вдруг выпалила она. — Тебе жизнь надоела? И почему ты не пришел? Я оставила записку…

— А ты думаешь, что я должен был бежать по первому зову? — прищурился я

— Да… но…

— Ты забыла, кто тут хозяин? Наверное, страх потеряла, — прошипел я и, подойдя вплотную к девушке, положил руки на ее плечи. Встретившись с моим тяжелым взглядом, она сразу обмякла и подалась навстречу.

— Простите, хозяин, я действительно забыла свое место, — томно прошептала девушка, предвкушая свое наказание.

Она сама стянула с себя куртку, а я уже дернул за рубашку. С треском посыпались пуговицы, открывая объемной груди путь на свободу. М-м-м, мягкие и теплые. Как раз то, что нужно в вечернюю прохладу. Пока я с силой сжимал их и думал, как получше овладеть своей рабыней, она терпеливо ждала, умоляюще смотря мне в глаза и прикусив нижнюю губу.

— За непослушание и нарушение субординации тебя ожидает наказание, но в более подходящем месте. На завтрашнем привале жду тебя в своей палатке в красивом нижнем белье, поняла? — от груди я переместил ладонь к ее изящной шее и слегка придушил. Дышать сможет, но с трудом.

— Да, хозяин, — с истомой прошептала Ира, вздрогнув всем телом. — Все, что вы пожелаете. Прошу, только будьте нежнее…

— Это уже мне решать, — усмехнулся я, разворачивая девушку к себе задом. Ремень ее штанов был расстегнут заранее, хитрая стерва! Думает, все предусмотрела? Посмотрим, как она отреагирует на это…

Звонкий шлепок с приглушенным женским вскриком разнесся по всему крохотному леску. Я с удовольствием полюбовался на отпечаток своей ладони на аристократическом бледном заду.

— Сначала тебя нужно как следует подготовить, — глубокомысленно произнес я, занося ладонь для нового шлепка. — Взбить как подушку.

— М-м-м… — Ире идея явно не понравилась, но она промолчала, покорно виляя своей шикарной задницей.

Член у меня в штанах налился кровью. Эх, все же развели сегодня на секс, девки шаловливые! Так тому и быть… Княгиня каким-то женским чутьем уловила перемену в моем настроении и сама стянула с меня ремень, позволяя моему другу вырваться на свободу. Там у нее было мокро, как в Ниагаре, и вошел я как по маслу. М-м-м… Все же нравится мне эта жизнь. Нравится мне в этом мире. Спасибо тебе, кто бы ты там ни был, за то, что я попал сюда. Перерождение так перерождение! Надеюсь, что и с Мин у нас тоже все сладится. Думаю, темперамент у неё ого-го! Девушка явно опаснее остальных членов моего импровизированного гарема. А ведь он очень неплохой…

Впрочем, я быстро забыл о молчаливой азиатке. Женщина подо мной требовала внимания к себе. Я исследовал ее тело, с удовольствием принимая похвалу в виде жарких стонов и активных подмахиваний. Стало очень жарко, но я не хотел останавливаться ни на миг, чтобы избавиться от мешающей одежды, приходилось страдать. Пика мы достигли одновременно. Навалившись на девушку, я грубо вжал ее в ствол дерева, но та не обратила никакого внимания на это неудобство. Наоборот, еще больше застонала от почти звериного наслаждения. Извернувшись, Ира обняла меня и вцепилась зубами в рубаху, блаженно постанывая с закатившимися глазами. Смилостивившись, я приподнял ее над землей и опустил на себя, вызвав у нее очередной оглушительный стон и отправив на второй пик, едва она слезла с первого. Затем мы просто стояли, обнявшись, не в силах оторваться друг от друга.

— Что ты делаешь?! — возмущенный голос раздался откуда-то из-за спины.

Глава 2 «Семейные разборки»

Обернувшись, я увидел красного от гнева Всеслава, который с ужасом смотрел на обнаженную сестру. Ира не растерялась. Бросив на брата надменно-презрительный взгляд, она демонстративно поцеловала меня и спокойно оделась, после чего молча ушла, продефилировав мимо Всеслава и напоследок вильнув упругой попкой, еще минуту назад блестевшей при свете луны.

— Ты…. Ты… да как ты смел?! … ты… — выпалил тот, глядя на меня, когда к нему наконец вернулся дар речи.

— Чего-то тебя, князь, заклинило, — хмыкнул я, приводя себя в порядок. — Подумаешь, поимел твою сестру. И что? Ты здесь причем? Она совершеннолетняя. Или тоже хочешь? Сразу скажу, пас, я только по девушкам.

— Ты ответишь за это! — выпалил Всеслав и бросился на меня с кулаками.

Ого! Предо мной теперь был не испуганный юноша, а пышущий праведной злобой разъяренный аристократ. Кровь, наверное, взыграла. М-да. Думаю, он погорячился. Все-таки мои старые рефлексы от увлечения единоборствами никуда не делись. А учитывая, что мое новое тело оказалось более натренированным, чем прошлое, я легко уклонился от прыжка отпрыска Бутурлиных. Судя по его сноровке, какие-то боевые искусства он точно изучал. После того как его удар попал в «молоко», Бутурлин ловко кувыркнулся и, вскочив, вновь напал.

Удары были резкими, но бесхитростными. Несколько раз уклонившись от картинных выпадов а-ля Джеки Чан, я подкараулил момент, когда новоявленный кунгфуист раскрылся и провел классическую «двойку» — удар с двух рук попеременно. Неготовый к такому повороту Всеслав, словно подрубленный, рухнул на траву. Чистый нокдаун. Я уже хотел уйти, убедившись, что поверженный противник скоро придет в себя. Покидая поляну, услышал за спиной его злой шепот: «Я поговорю с сестрой. Жди вызова на дуэль…»

Развернувшись, я увидел, что тот уже встал и, пошатываясь, прожигал меня яростным взглядом. Дуэль взглядов продолжалась несколько минут, после чего он развернулся и поковылял в сторону своей палатки.

— Какой уже раз он грозится вызвать меня на дуэль? — пробормотал я. — Устал ждать, надо бы поторопить его прилюдно. А заодно выяснить, как они вообще проходят. Надо уточнить у Уны.

Когда я вернулся в свою палатку, меня встретила проснувшаяся и взволнованная фея. Мин по-прежнему сидела у костра, провожав меня равнодушным взглядом. А если бы меня в лесу грохнули? Или она тайно следила за нами? Вот зрелище, наверное, было.

Я же успокоил Уну и задал ей вопрос по поводу дуэли. Как оказалось, она все знала о них. О дуэлях в этом мире…

— Оружие, применяемое в дуэлях на усмотрение того, кому бросили вызов. Обычно выбирает мечи, арбалеты или, в конце концов, магию, — сообщила мне фея. — И если с обычным оружием все просто, то с магией гораздо сложнее. Магический бой устанавливает собственные правила. Тем не менее, принцип тот же самый. Вышел и обменивайся магическими ударами! Давно стоит уделать этого козла!

Я промолчал и демонстративно улегся на матрас.

— Спи уже, боевая ты моя… — сообщил я Уне, но та уже не могла успокоиться и перебралась на мой матрас. Пришлось успокаивать девушку другим способом. Хотя этот способ, чего кривить душой, мне весьма нравился. От прежнего желания спокойно полежать с книжкой не осталось и следа, тело наполнилось силой. Престиж-класс инкуба накачивал меня энергией и жаждой действий после каждого соития, вдобавок обостряя ощущения. Спать мы легли еще очень нескоро…

***

Всеслав вошел в палатку и с гневом посмотрел на сестру, сидевшую на подушках рядом с походным столиком и потягивавшую вино из кубка. Она напустила на себя гордый и независимый вид и с вызовом смотрела на брата. Юноша понял, что эта шлюха не испытывала никакого раскаяния или смущения за виденный им позор. Хмурый Всеслав подошел к столицу, опустился на подушки напротив сестры и сам наполнил второй кубок вином из стоявшего здесь же кувшина. А после одарил девушку презрительным взглядом.

— Как ты могла?! — зло выпалил он. — Что ты делаешь? Так бесстыдно… с нашим врагом… вот, подожди, узнает отец…

— И что он мне сделает? Подожди… — девушка пригляделась. На подбородке у брата наливался фиолетовым цветом синяк. — Он что, тебя уделал?

— Эта деревенщина только на кулаках может драться, — проворчал в ответ Всеслав. — Я его научу, как на шпагах сражаться. Я ему кишки выпущу! Я…

— Ты бы свой пыл-то поумерил, брат, — спокойно произнесла она, с каким-то издевательским ехидством глядя на него. — Кишки скорее тебе Морозов выпустит. Забыл, кто тебя в городе спас совсем недавно? Ты как всегда, хорохоришься. Языком-то болтать ты горазд. А…

— Заткнись, — зарычав, вскочил Всеслав, еле сдерживаясь от того, чтобы не наброситься на стерву, спокойно сидевшую в двух шагах от него, — ты договоришься, Ирина. Тебя лишат наследства и отправят к нашим дальним родственникам в Сибирь. Туда тебе дорога…

— Нет уж, братец, — так же вскочила девушка, и ее глаза блеснули злобой, никак не меньшей, чем у ее оппонента. — Никуда меня не отправят! Это навлечет позор на наш род! А по поводу Морозова я сама с батюшкой разберусь. А то, что ты от него по морде получил, это твоя вина. Язык не надо свой распускать! А я буду крутить Морозовым, как захочу. Скоро он под мой каблук попадет! Если ты, дурак, этого не понимаешь…

— Да что ты врешь?! — возмутился ее собеседник. — Ты бы видела, какими глазами ты на него смотришь!

— Какими? — прищурилась девушка.

— Кошки влюбленной! Драной влюбленной кошки!

— Знаешь что, братец? — прошипела разъяренная Ирина. — Как был ты сволочью необразованной и трусливой, так и остался. Даже отпор не можешь дать! Небось, без магии на кулаках дрались? И облажался? Между прочим, с тобой занимались лучшие наставники. Так что, убогий, коль ты ничего не понимаешь, убирайся из моей палатки! И только вздумай мне еще угрожать!

Ирина стала наступать на попятившегося Всеслава, который, несмотря на всю свою гордость и злость, явно побаивался сестры. Плюнув и выругавшись длинной матерной тирадой, Всеслав Бутурлин развернулся и вышел быстрым шагом из палатки.

Ирина же, проводив его презрительным взглядом и тяжело вздохнув, налила себе еще вина. И на ее лице появилась довольная улыбка.

Всеслав же, отойдя от шатра сестры, некоторое время стоял, успокаиваясь. Эта сучка драная его изрядно выбесила. Понятно, что она легла под Морозова не из-за хитрого плана. Уж кого-кого, а свою сестру он изучил хорошо. Может, сама Ирина не замечала, но выглядела она действительно влюбленной. Всеслав жалел, что они уже покинули Нижний Новгород. Сейчас только отец мог вправить мозг этой девчонке. Брат, увы, не являлся для нее авторитетом. Ничего, все еще можно исправить. Главное — избавиться от этого ублюдка Морозова. Осталось еще целых три дня пути. Нужно сделать это до прибытия в Академию. И у него уже созрел план.

Палатку наследника рода Бутурлиных окружало пять шатров, жителями которых были аристократы из сопровождающей его свиты. И сейчас его путь лежал в один из них. Он точно знал, к кому обратиться. Этот козел Морозов не переживет завтрашний день!

***

Второй день нашего путешествия прошел практически так же, как первый. Вкусный завтрак лишь немного скрасил однообразный путь по унылой степи без деревьев и холмов. Всеслав не появлялся, зато Ирина подъехала ко мне, когда солнце уже стояло в зените, и, насколько я понимал, скоро должна была пройзоти остановка на обед.

Пришлось выбираться из прохладной кареты в эту несусветную жару под равнодушным взглядом Мин и веселым — Уны, которая не преминула поехидствовать в моей голове по поводу Ирины Бутурлиной.

А вот княгине, судя по всему, жара была совершенно безразлична. Проблем от палящего солнца она не испытывала.

— Будь осторожен, — предупредила она меня, — Всеслав собрался тебе отомстить. Думаю, на стоянке он попытается убить тебя.

Девушка явно переживала за меня, а я… честно признаюсь, почему-то всерьез не воспринимал этого отпрыска Бутурлиных. Бой на стенах Нижнего Новгорода сильно повлиял на меня. И не только тем, что я наконец по-настоящему понял, что это не игра. В этом мире я останусь навсегда и вернуться назад не получится. Бой сделал меня немного самонадеянным, хотя попытка отравления и опустила меня с небес на землю, но в чем тут личная заслуга отпрыска Бутурлиных? Папа его постарался, вот он действительно опасен. Слабака Всеслава же я всерьез не воспринимал. Но кто его знает... Видимо, парень сильно завелся после вчерашнего. А от стрелы или кинжала в спину никто не застрахован. Поэтому я поблагодарил Ирину, заверив, что буду осторожен. Успокоенная девушка, послав мне воздушный поцелуй, уехала, а я вернулся в карету.

— Ну? — вопросительно уставилась на меня фея, а с ней и Мин с Марфой. Пришлось рассказать о предупреждении. Как я и предполагал, мои спутницы весьма серьезно отнеслись к нему. Даже легкомысленная Уна. Пришлось выслушать наставления о том, что я должен быть осторожен, и немного успокоить разволновавшуюся служанку.

До вечера никаких поползновений в мою сторону так и не случилось. А вот вечером…

Остановились мы на стоянке, похожей один в один на первую. Такое чувство, что их просто скопировали и расставили вдоль тракта. После ужина мы уже собирались отправиться в нашу палатку, как Мин внезапно напряглась и толкнула меня на землю. В следующий миг раздался свист стрелы. К сожалению, мое эффектное падение оказалось слегка запоздалым.

Да, оно избавило меня от попадания в сердце, но задеть плечо стрела сумела. Был и второй выстрел, ушедший в «молоко», но он стал последним для незадачливого убийцы. К тому метнулась гибкая фигура моей азиатской телохранительницы, и я стал свидетелем того, как легко человеческая голова отделяется от тела, если это уметь делать. Несчастный несостоявшийся киллер даже вскрикнуть не успел. Самое странное, что это происшествие осталось совершенно незамеченным. Уна опустилась рядом со мной. Только сейчас я почувствовал боль в плече и увидел, что стрела нанесла глубокий порез. Я хотел было сказать фее, это царапина, нечего переживать, как по глазам девушки понял, что все куда серьезнее. Опять отрава, наверное.

Уна мысленно подтвердила мои предположения, и с ее ладоней на рану полился молочно-белый свет. Боль резко усилилась, и только мягкое тепло от ладоней моей девушки немного успокаивало. Я сжал зубы, стараясь не стонать. Нечто похожее я испытывал, когда мне вырезали вросший ноготь без анестезии, словно в меня вливали саму лаву и никакие мысли не могли помочь отвлечься от этой боли… Воистину, бойтесь сельских поликлиник.

Рядом со мной опустилась вернувшаяся Мин. Она мягко отстранила Уну и вытащила из своей сумки миниатюрные пузырьки. Содержимым одного из них наполнился мой рот. Лекарство оказалось терпким и горьким, но после этого я почувствовал себя совершенно здоровым. Мало того, рана на моих глазах практически затянулась.

— Я избавилась от тела, — тем временем сообщила Мин, убирая лекарства обратно в сумку.

— И кто это был? — мрачно поинтересовался я.

— Куда ты спрятала тело? — озабоченно спросила фея.

— Отвечу по порядку, — хмыкнула Мин, — какой-то аристократ из свиты Бутурлиных, имени не знаю. Тело растворила.

— Растворила? — удивленно переспросил я.

— Алхимия — очень полезная штука, — менторским тоном ответила девушка.

— Если до Москвы все покушения будут такими топорными, мы сильно сократим свиту Всеслава, — ехидно заметила Уна. — Вообще, надо его грохнуть, — вслух произнесла фея. — Мин, справишься?

— Как прикажет господин, — спокойно ответила моя телохранительница, — тем не менее я бы пока не рекомендовала этого делать из-за возможной мести со стороны отца Всеслава.

— Согласен, — тяжело вздохнул я, — мы пока не готовы к такому. Надо подождать.

— Мудрое решение, господин — вежливо согласилась Мин.

— Подождать, подождать, — проворчала фея, — вот умеешь ты испортить все веселье…

— Не пытайся казаться кровожадной, — рассмеялся я, — ты не такая.

— А ты откуда знаешь? — нахмурилась фея. — Я вообще, как любая женщина, переменчивая и загадочная!

Спорить со своим фамильяром я не стал. Воспользовавшись тем, что никто не заметил исчезновения моего несостоявшегося киллера, мы отправились спать.

***

Несмотря на поздний час, Всеслав отправился к знакомой палатке, расположенной рядом с его. Он только что узнал, что организованное им покушение провалилось. И Пашка Сватеев, который вызвался выполнить приказ своего господина, испарился как не бывало. Всеслав прекрасно понимал, куда исчез его слуга. Что ж, туда ему и дорога. Одним больше, другим меньше, пусть телохранители переживают. Это ведь им головы отрубят за пропажу нанимателя. Зато стало ясно, что сопровождавшие Всеслава прихлебатели не в силах выполнить задачу, поэтому сейчас он направлялся к палатке главы охраны каравана. Сергей Иванович Воронов был преданным слугой рода Бутурлиных.

Именно благодаря Петру Ивановичу Бутурлину Воронов из обычного десятника дослужился до доверенного лица рода — одного из высших офицеров клана, которому доверили весьма престижную работу сопровождения караванов. И отец сразу предупредил юношу о том, что в случае проблем он может обращаться к Сергею Ивановичу. Сейчас, по мнению Всеслава, настал именно такой момент. Нужно было раз и навсегда устранить с дороги Александра Морозова, пока он не под защитой Академии. Врага, который странным образом из ничего не представляющего собой забитого и побежденного слабака вдруг превратился в весьма серьезного противника.

Сергей Иванович находился в своей палатке один. Представительный, крепкий невысокий мужчина с суровым, обветренным степными ветрами лицом, словно высеченным из камня, и с коротким ежиком рано поседевших волос, смотрел своими холодными бесцветными глазами прямо в гостя.

— Рад вас видеть, князь, — он приподнялся с подушек, обозначая вежливое приветствие, но Всеслава такое почтение не обмануло. Весь вид Воронова показывал его снисходительное отношение к наследнику рода Бутурлиных. — У вас ко мне какое-то дело? — уточнил сразу он, намекая таким образом, что час все-таки поздний, и его появление в палатке главы охраны каравана явно должно иметь под собой серьезную причину.

— Да, конечно, — заверил его Всеслав. — Вопрос жизни и смерти.

— Что ж садитесь, — явно недовольно вздохнул хозяин палатки, — садитесь. Вина?

— Не откажусь.

После того как они выпили, Всеслав в ответ на вопросительный взгляд Воронова начал свою речь.

— Сергей Иванович, мой отец советовал обратиться к вам, если появиться серьезная проблема… она появилась.

— Вот как? — заинтересованно посмотрел на него тот. — Продолжайте.

— В нашем караване путешествует князь Александр Морозов. Наш враг… его следует немедленно устранить.

— Насколько я помню, война между родами официально завершилась много лет назад, — уточнил Воронов задумчивым тоном.

— Да, но сейчас этот… человек, — удержался от употребления более крепкого слова Всеслав, — начинает набирать авторитет и может стать опасным врагом для нашего рода, поэтому вам придется поверить мне на слово, что все очень серьезно!

— Не надо убеждать меня, молодой человек, — покачал головой Воронов, — Петр Иванович предупреждал меня о том, что вы подойдете. И дал советующие распоряжения. Но эти распоряжения были не настолько… экстремальными. Я должен услышать причину.

Всеслав замялся.

— Есть несколько моментов, которые заставили меня говорить об этом, но они личные, касающиеся семьи Бутурлиных!

— Если это причина ваша стычка, — улыбнувшись, Воронов кивнул на расплывшийся синяк на подбородке у его гостя, — то…

— Нет, есть куда более серьезные основания для убийства, но, повторяю, я не могу их открыть.

— Так вызовите его на дуэль? — предложил Воронов.

— Я не хочу пачкать свое имя… скажут, что я просто избавился от уже поверженного врага после официального окончания войны! — поспешно ответил Всеслав, ничуть не обманув своего собеседника.

— Значит, вы хотите избавиться от Морозова? — задумчиво посмотрел на него Воронов. — Навсегда?

— Да, и чем раньше мы это сделаем, тем лучше! И вам лучше не медлить! — горячо заявил Всеслав.

— Не торопитесь, князь, — позволил себе саркастически улыбнуться его собеседник, — я не подчиняюсь вам. Мой хозяин — ваш отец, а не вы. Так что будьте любезны не разговаривать со мной подобным тоном!

В голосе Воронова звякнули металлические нотки, и юный Бутурлин невольно вздрогнул.

— Я и не думал выказывать неуважения, — поспешил заверить он.

— Просто помните об этом, — хмыкнул Воронов. — Насчет вашего задания ничего обещать не могу. Если подвернется случай, то я все организую… молчите, князь, — остановил он пытавшегося возмутиться Всеслава.

— Нам нужно сделать все незаметно. Никому не нужны сплетни, что в охраняемом нашим родом караване произошла внезапная смерть, тем более отпрыска Морозовых. Война официально закончена. Будет проведено расследование имперской канцелярии. Негоже бросать тень на славное имя Бутурлиных. Не должно быть никаких сомнений. Время у нас есть. Я уверен, что еще выпадет удачный момент для того, чтобы отправить Морозова к праотцам. Еще ни одно подобное путешествие не обходилось без нападения монстров. А во время боя может произойти что угодно! И предупреждаю, я свяжусь с вашим отцом…

— Связывайтесь на здоровье! И не забудьте передать, что тут страдает честь Ирины… Я надеюсь на вас, Сергей Иванович, — кивнул младший Бутурлин и, встретившись с взглядом своего собеседника, вдруг понял, что ему пора уходить. Покидал эту палатку юноша с чувством глубокого удовлетворения. А ее хозяин, дождавшись, пока гость покинет его личное пространство, негромко произнес.

— Выходи…

Перед ним из темного угла палатки вышел незамеченный Всеславом смуглый человек с восточными чертами лица.

— Слышал, Маруф? — спросил его Воронов.

— Да, господин, — кивнул тот. — Хотите приказать устранить князя Морозова?

— Не я хочу, — поморщился Воронов. — Всеслав хочет. Не думаю, что его отец расстроится от смерти своего врага, если все сделать очень аккуратно. Прямой приказ наследника проигнорировать я не могу… Вот в кого он, а? Порой меня охватывает сомнение в том, что он справится, когда станет во главе рода.

— Не знаю... — хмыкнул его собеседник. — Если вспомнить вчерашний вечер… сколько времени с ним занимались единоборствами? Лет семь. Учителя настоящие профессионалы… и вроде он надежды подавал. А Морозов его как младенца сделал.

— Тьфу, я и забыл, что ты следишь за ним. Ну и расскажи. Почему тогда не вмешался?

— Не было угрозы жизни. Зато был хороший урок для Всеслава.

— Расскажи мне про Морозова. Подробно. Уверен, что ты многое выяснил.

— Не многое. По поводу его боевых способностей кое-что точно знаю. Он явно опытный мастер, — задумчиво произнес Маруф, — не знаю, кто его учил, но это какой-то неизвестный мне стиль, чем-то похожий на древний бокс. Всеслав ему не противник. Да и повел наследник Бутурлиных себя некрасиво…

— Да не тяни ты, рассказывай.

— В общем, он заметил, как… — слегка замялся тот. — Ирина Бутурлина и Александр Морозов… ну, вы понимаете…

— Ого, — присвистнул удивленный Воронов, — теперь понятна злость парня. А Морозов-то хват. Нужно доложить Петру Ивановичу…

— Мне кажется, он знает, — осторожно заметил Маруф, — но еще раз это сделать не помешает.

— Сегодня же свяжусь с ним, — кивнул Воронов.

— По поводу устранения Морозова? — вопросительно посмотрел на него Маруф.

— Готовься. Завтра утром сообщу тебе. Как думаешь, завтра нападут?

— Нападут, не сомневайтесь, — кивнул Маруф, — мы мимо Адского урочища пойдем. Миновать его не получится, времени много потеряем, а около него завсегда нападают. Сами знаете.

— Знаю… никак не могут Вяземские навести порядок в своем Владимире. Ну, это лирика… Если согласие Петр Иванович даст, завтра и выполнишь задание!

Поклонившись, Маруф исчез из палатки. А глава охраны каравана стал готовить сеанс связи с Нижним Новгородом.

Глава 3 «Муравьи-мутанты»

Подготовить магофон к связи с главой рода Бутурлиных много времени не заняло, и вскоре Воронов услышал голос Петра Ивановича Бутурлина. Очень недовольный голос.

— Что стряслось, Сергей? Это должно быть очень важным, если ты связываешься со мной ночью, — в тоне главы рода появились тревожные нотки. — Что-то с моими детьми? На караван напали?

— Нет, господин, — поспешил успокоить его Воронов, — они целы, наш путь спокоен. Ко мне приходил Всеслав. Он хочет, чтобы я устроил покушение на юного князя Морозова…

Наступила небольшая пауза, после чего Бутурлин ответил уже спокойным голосом.

— Правильно, что связался, — похвалил он своего офицера, — а он рассказывал, почему это хотел сделать? Вроде мы с ним этого не обсуждали. Да и смерть нашего, пусть прошлого, но тем не менее, врага в караване может бросить на род Бутурлиных совершенно ненужную тень.

— Я понимаю, господин, — согласился его собеседник.

— Что-то произошло, что заставило Всеслава обратиться к тебе. И он должен был рассказать об этом. Что?

— Он говорит, что это личное, и не рассказал мне.

— Личное… — задумчиво пробормотал Бутурлин. — А ты что сам думаешь об этом? Возможно устроить данное покушение так, чтобы никто ничего не заметил?

— Возможно, господин, — нисколько не сомневаясь ответил Воронов, — завтра, скорее всего, произойдет нападение чудовищ. У меня есть верный человек, который сделает без шума и пыли. Никто и не подумает на нас. А потери при передвижении караванов, вы сами знаете, допустимы. До определенного процента.

— Знаю, — согласился с ним Бутурлин, — я свяжусь с Всеславом. Странно, что он пошел к тебе, а не уведомил меня… у него есть магофон. Мог бы сообщить самостоятельно.

— Вы знаете, молодежь… — усмехнулся Воронов. — Хочет показать власть, самоутвердиться…

— Точно, прямо как я в молодости… Ладно, Сергей. Я свяжусь с сыном, а ты готовь покушение. Как бы то ни было, не думаю, что Всеслав просто так поднял эту бучу. После разговора с сыном я пришлю тебе свой ответ. Если же завтра никто не нападет и удобный случай не представится, то забудь об этом. Мне бы не хотелось устраивать провокаций во Владимире… Вяземские нейтральны, и нам их нейтралитет нужен и дальше.

— Разумеется, господин!

На этом магофон погас. Воронов же, тяжело вздохнув, отправился спать.

***

Третий день пути отличался от предыдущих. Охрану каравана и раньше нельзя было назвать расслабленной, но теперь они буквально преобразились, максимально усилив периметр, окружающий движущиеся повозки и кареты.

Как пояснил один из наемников, мы проезжали опасную зону с многообещающим названием «Адское урочище». Редко кому удавалось пройти мимо без потерь. И, к сожалению, другого пути не существовало.

Единственную безопасную объездную дорогу контролировал враждебный Бутурлиным род Комаровых. До Владимира, единственного города на нашем пути, путь шел через весьма опасные места. Я аж воодушевился: нужно будет обязательно разузнать о них. Союзники — это хорошо. К сожалению, Уна, которая была, моей «ходячей энциклопедией», ничего не знала об этом роде, но пообещала выяснить.

Мин же, пожав плечами, ответила, что слышала о Комаровых. Они владеют Муромом. Этот город, конечно, несравним с Нижним Новгородом. Зато если учитывать крупные деревни вокруг него, род Комаровых вполне мог бы противостоять Бутурлиным.

Насчет Адского урочища я сильно не парился. Нападут и нападут, не впервой.

Всеслав и его прихлебатели держались в стороне от сестры, даже личные телохранители следовали поодаль. Ирина ехала в гордом одиночестве, подчеркнуто не смотря на брата. Вопреки внешнему спокойствию девушки, я чувствовал ее волнение и, когда мы пересеклись взглядами, подмигнул ей из окна кареты. Она сразу расцвела и гордо выпрямилась в седле. Дизмораль нам не нужна! Моя рабыня должна быть счастлива и в форме, чтобы служить мне на все сто. Сам себя не узнаю. Где прежний Александр? Ау!

— Барин, что желаете на обед? — поинтересовалась зардевшаяся Марфа.

Последнюю ночь она притворялась спящей, пока мы с Уной развлекались. Не хотела излишне меня утомлять, глупышка, а теперь жалела. Ничего, вечером ее ждет большой сюрприз!

— У нас тут отличная свининка есть, я могу…

Что именно может сотворить с мясом наш кулинарный гений, я так и не узнал. Тревожный рев сигнального рога слился с мощным взрывом откуда-то спереди. Земля под нами заходила ходуном, и по всему каравану прокатилась волна суматохи. Лошади вставали на дыбы, сбрасывая замешкавшихся всадников.

— Не могли подождать, пока мы не пообедаем! — громко возмутилась Уна.

Кто о чем, а фея о любимой еде. Мой фамильяр выглядел абсолютно спокойной, да и остальные девушки в телеге не выказывали тревоги. Мин вообще никогда не проявляла свои чувства открыто, а Марфа верила в своего хозяина.

— Выходим! — Лира ярко засияла у меня в руках. — Марфа, ты тоже. Не думаю, что в фургоне тебе будет безопаснее.

Служанка не задала ни одного вопроса, хотя я чувствовал, что ей страшно. Молодец. Если повезет, Всеслава сожрут. Хрен я еще раз брошусь ему на помощь!

Караван застрял в очень неудачном месте. Справа и слева нас окружали высокие холмы с густым лесом. Вдобавок дорога сильно извивалась, и мы банально не видели, что происходило спереди и сзади. Дружинники из Неряхино сразу же встали рядом, прикрывая меня круглыми щитами, пока Мин прохаживалась неподалеку, поигрывая парой коротких катан.

Рядом я увидел десятерых наемников из охраны каравана, которые вопросительно смотрели на меня.

— Господин, — обратился ко мне один из них.

Маруф

Десятник

Воин-наемник

Уровень 30

— Да? — удивленно посмотрел я на него.

— Вы — Александр Морозов? Это вы сражались в Нижнем?

— Я, — не стал возражать.

— Мы с вами, господин. Ваша магия нам поможет! Приказывайте!

Я даже не нашел слов для ответа. Наемники ходят под Бутурлиными, возможно провокация. К сожалению, времени размышлять не было вообще и я коротко кивнул.

— Что прикажете, барин? — осведомился Тимофей.

Значит, я главный! Аристократ, мать его. В груди шевельнулось полузабытое чувство, которое помогало мне на стене в Нижнем Новгороде. Как бард я получал силу от своих сторонников, отлично! В первую очередь нужно увеличить свой отряд. Приспешников Бутурлиных не берем, кроме стремящихся присоединиться. Как эта десятка, другие купцы и их свита.

— Уна, поднимись повыше! На тебе разведка и координация!

У моего фамильяра была одна великолепная особенность — в критических ситуациях она не спорила, а послушно исполняла приказы. Вот и сейчас Уна взмыла в небо, обозревая поле битвы и передавая мне всю информацию по мыслесвязи.

Ситуация оказалась хуже, чем я думал. Караван подвергся организованной атаке, причем били одновременно по голове, хвосту и центру. Мы находились между двумя последними, и в любой момент монстры могли выскочить и на нас. По сбивчивому описанию от девушки было тяжело понять, кто на нас напал.

— Двигаемся в хвост! Собираем выживших, тяжелораненых забрасываем в фургоны.

— Барин, обычно в хвосте путешествует люд попроще, аристократы собираются в голове, — возразил Семен, второй дружинник.

— Вот именно! Они сами о себе позаботятся, на нас лежит помощь простому народу.

Наемники переглянулись, но Маруф ничего не сказал.

Ого! Сразу по два очка отношений с жителями Неряхино! По одному от наемников… что вообще странно. Им же должно быть все равно. Да и от Мин я заслужил бонусный балл.

Наш путь лежал между выстроившихся в три ряда фургонов. Все «нонкомбатанты» вроде Марфы, спрятались именно в них и теперь надеялись только на охранников.

Не успели мы пройти и сотни метров, как земля задрожала прямо под нашими ногами. Из разверзшихся щелей полезли гигантские муравьи 30-40-ых уровней. Мы сразу атаковали. Закованные в хитин тела наших врагов оказались хорошо защищены от холодного оружия: ломались копья, болты просто отскакивали от природной брони, мечи и топоры бессильно скользили. Мурашки же отлично пользовались четырьмя мощными жвалами, разорвав пару несчастливых наемников на куски. Так дело не пойдет! Лира в моих руках полыхнула золотым свечением. «Небесная буря» сожгла ближайших чудовищ, одновременно исцеляя раны наших воинов. Выжившие мураши отпрянули назад.

— Отлично! Так их! За господина! — дружинники и охранники каравана рванули вперед, атакуя растерявшихся муравьев. У наших противников все же были слабые места — потеряв антенны, они застывали как вкопанные. Да и без глаз особо не повоюешь.

Я слегка отстал, внезапно оставшись в одиночестве позади всех, и гады поспешили этим воспользоваться. Еще мгновение назад твердая и надежная опора поплыла у меня ногами, превратившись в причудливую смесь болота и зыбучих песков. Стараясь не паниковать, я постарался найти муравьиного шамана, чтобы огненным заклинанием отправить его на встречу с предками. А что, у пидрил был, значит, и у мурашек должен?

К сожалению, в поле зрения не было никого, кроме какого-то застывшего в ужасе смуглого мужика у одного из фургонов. Судя по богатой одежде, он явно не был прислугой. А между тем, засосало меня уже наполовину. Скоро до пояса дойдет, нужно что-то делать. Заклинания ушли в землю, как вода, не вызвав никакого эффекта. Дружинников и оставшихся охранников во главе с Маруфом зажали муравьи, не давая прийти мне на помощь, а мои заклинания до них не долетали. По спине пробежал ледяной холодок, сердце пропустило несколько ударов. Руки задрожали, случайно выронив Лиру. А она тем временем сразу переместилась в инвентарь. Неужели я вот так глупо умру?! На меня стала накатывать паника.

От мыслей о безвременной кончине меня отвлекла Мин. Азиатка, словно обезьяна, пробралась на край зыбучих песков с откуда-то взятой длинной доской. Откуда она умудрилась ее вытащить, я не знал, но обрадовался этому куску дерева, как спасательному кругу. Я схватился за его край, как за спасительную соломинку. Хватка у телохранительницы оказалась что надо, несколько мощных рывков едва не вырвали мне руку из плеча. Ее силы хватило, чтобы остановить мое погружение, но не вытащить. Так мы и замерли, не проронив ни слова, покуда сверху не спустилась недовольная Уна и не подняла меня за подмышки.

— Вот ни на секунду нельзя тебя оставить! — фамильяр безнадежным взглядом окинула мои покрытые толстым слоем грязи ноги. — А ведь отличные штаны были!

— Нашла из-за чего горевать, я себе новые куплю! — я быстро расцеловал фею и побежал в сторону битвы. — Быстрее, наших бьют!

Мин оказалась рядом, ненавязчиво оттеснив меня за спину. Ничего, я и отсюда могу колдовать! Пой, Лира, пой!

Как же хорош класс барда! Несмотря на малый уровень, мои атакующие заклинания с легкостью разили разбегающихся муравьев. Не пришлось даже доставать пистолет. Лечение спасло нескольких воинов, а «Небесное благословение» позволяло им сражаться с монстрами на равных. Обретя неведомую ранее силу, они выносили их пачками, окончательно переломив ход битвы. Мы прорвались к хвосту, больше не потеряв ни одного человека!

Обороняющимся там купцам приходилось туго. Дружинник был прав: в хвост определяли самых слабых. Рабочие муравьи тащили тела убитых в подземные норы, пока воины занимались последними очагами сопротивления. Из нескольких поваленных телег и ящиков купцы соорудили импровизированную баррикаду, с которой сталкивали гигантских насекомых длинными пиками. У защитников не осталось магов, болты и стрелы давно закончились, и без нас у них не было бы ни единого шанса.

Ох, и оторвался я там! Вера солдат под моим командованием, которых становилось все больше и больше, так как наш отряд рос как на дрожжах, и горячая любовь Уны позволяли вызывать молнии почти без перерыва. Они исцеляли друзей и разили врагов, наполняли силой людей и безжалостно испепеляли муравьев. Кто бы ни руководил нападением, он быстро смекнул, что им здесь больше нечего ловить. Через пару минут выжившие монстры одновременно развернулись и отступили, скрывшись в своих подземных норах, откуда и явились.

— Славься, князь Морозов! — внезапно во все горло закричала Уна.

— Славься! — с готовностью подхватили дружинники, охранники каравана, спасенные мной купцы с обслугой и даже холодная Мин.

— Мы еще не закончили! — осадил я излишне горячие головы. Хотя, надо признать, было очень приятно. Да и почти треть потраченной энергии сразу восстановилась! — Пора спасать остальных!

Сборный отряд под моим мудрым руководством проследовал в обратную сторону. К сожалению, не обошлось без потерь. Муравьи провели работу над ошибками и сменили тактику, атакуя прямо из-под земли. На первых порах мы не успевали вовремя реагировать, и люди лишались ног, рук, яиц, или их вовсе разрезало на куски. Мои заклинания оказались бессильны перед толстым слоем земли, и, казалось, нашла коса на камень, как в игру вступила Мин.

Азиатка первой пошла вперед, и при первых признаках дрожи она приседала, чтобы высоко подпрыгнуть и снести появившуюся муравьиную голову мощным ударом катаны. Самые ловкие воины переняли тактику моей телохранительницы, отскакивая в стороны и разя ничего не понимающих монстров. Благо с моими бафами им хватало сил, чтобы пробить хитин. Те, кто не мог или не умел сражаться, двигались сильно позади под моей защитой — я научился эффективно встречать муравьев выстрелом дробовика в упор.

Так мы дошли до центра каравана, встретив еще одну импровизированную баррикаду. Эта была составлена грамотнее: защитники выстроили телеги в круг, забравшись на них и сражаясь алебардами. Мощные удары отправили на тот свет немало муравьев, хотя и здесь не обошлось без потерь.

Обороной командовал некий Сергей Воронов, которого система обозначила главой каравана. Он не чурался битвы, проламывая муравьиные черепа огромным кистенем. При виде нашего отряда он удивленно замер, а отношение улучшилось аж на десять единиц, стоило моим молниям пройтись целительной цепью по его воинам, а муравьев хорошенько прожарить. Похоже, я ему что-то вылечил, наверное, геморрой.

— Господин Морозов, рад вас видеть, — не покривил мужчина душой, подарив мне крепкое рукопожатие. — Приношу извинения за доставленные неудобства. Впервые за всю службу я сталкиваюсь со столь мощным и хорошо организованным нападением. Обычно это бесконтрольные набеги нескольких тварей…

— Не нужно передо мной оправдываться, — я полюбовался огорошенным лицом Воронова, явно не понимавшим, чего это он вообще начал мне докладывать. Высокая харизма решала! — В головной части каравана нужна наша помощь? Я не слышу боя.

— Там Бутурлины ехали, — нахмурился он. — Нужно проверить.

Волновался я в основном за Иру, но, как оказалось, напрасно. Кучка аристократов и их телохранители устроили муравьям настоящую бойню и теперь развлекались прохладительными напитками. Никому из них и в голову не пришло отправиться на помощь остальному каравану. Не нужно было никаких талантов барда, чтобы понять, как это покоробило многих охранников и купцов. Отлично! Чем больше недовольства Бутурлиными, тем проще мне будет их скинуть и вернуть свое.

— Рад, что вы в порядке, князь, — слегка поклонился Всеславу Воронов.

Точно, он же прислуживает ему, жаль. Только стал мне нравиться.

Наследник рода Бутурлиных ничего не ответил, бросив на меня странный взгляд и тут же отвернувшись. Ну и хрен с тобой, золотая рыбка! В Москве разберемся. Стоило заняться более важными делами — разбором пачки уведомлений от системы и планами на вечер. Хотя вечером мы уже будем во Владимире. Судя по взгляду Ирины, у нее явно были планы на сегодняшнюю ночь. Я в общем-то не против. Зная характер девушки, думаю, она найдет способ пробраться ко мне. Только еще о Марфе нужно не забыть…

А дальше началась суматоха. Слетавшая на разведку Уна, вернувшись, доложила, что погибло пятнадцать охранников и тридцать пассажиров каравана, из которых оказалось шесть купцов.

«Это фиаско и позор для Бутурлиных!» — сообщила мне мысленно фея. «Они всегда хвалились тем, что путешествия их караванами самые безопасные. Пусть теперь компенсации выплачивают!»

Глава 4 «Владимир»

Дальнейший путь после нашего эпичного сражения прошел спокойно. Когда мы наконец приехали к городу, солнце уже преодолело половину своего пути по небесному склону. Дорогу я провел в карете, делая вид, что дремлю, а на самом деле занимался своими характеристиками. За битву система наградила меня четырьмя уровнями и сразу подкинула дегтя в мою бочку меда — предупреждение, что после тридцатого уровня требования к левел апам значительно возрастут. Ну, это если говорить на понятном языке.

Ладно, не будем думать о плохом, пока оно не наступило. Основные характеристики раскидала сама система, руководствуясь понятным только ей одной алгоритмом. А вот боевые, честно заработанные четыре очка навыков за повышение уровней, я распределил сам. На этот раз я увеличил свой новый «Шар огня» на два очка. Остальные припас для «Небесной бури» и «Атаки души». Затем полюбовался на свои новые характеристики.

Александр Морозов

19 лет

Класс: Бард

Уровень: 29

Глава рода Морозовых

Характеристики

Сила: 19

Восприятие: 16

Выносливость: 26

Харизма: 20

Ловкость: 16

Интеллект: 26

Устрашение: 3

Актерское мастерство: 4

Красноречие: 5

Торговля: 13

Удача: 2

Боевые навыки

Небесная буря: ур. 7

Атака души: ур. 7

Небесное благословение: ур. 6

Шар огня: 3

Пассивные навыки

Оружие предтеч: 2

Основное оружие

Лира: ур. 2

Инкуб-обольститель

Думаю, развиваюсь я неплохо. Также неплохо раскачивалась вместе со мной и Уна, которая достигла уже шестнадцатого уровня, подняв свой навык исцеления до 4. Жалко, что я не видел полные характеристики феи и не мог их оценить самостоятельно. Сама Уна явно не понимала, чего я хочу от нее, когда попросил показать их. Несколько раз попытавшись объяснить своему фамильяру, что такое система и с чем ее едят, я понял, что все попытки напрасны.

Вскоре я задремал по-настоящему и проснулся только от того, что меня мягко тормошила Уна.

— Приехали! — сообщила она мне, и выглянув в окно кареты, я увидел приближающиеся стены Владимира. Со стороны город выглядел поменьше Нижнего Новгорода, но даже по состоянию стен, давал тому огромную фору. Было заметно, что за ними ухаживали и поддерживали в идеальном состоянии. Мощный частокол из кольев перед ними так же впечатлял. Караван остановился в паре сотен метров от распахнутых въездных ворот в город. И на моих глазах перед ними стал разворачиваться лагерь.

— А что, в город мы не пойдем? — вырвалось у меня.

— В город пойдут аристократы, да кое-какие богатые купцы, — пояснила мне Мин. — Основная масса путников останется ночевать здесь. С прибытием каравана цены во всех гостиницах взлетают до небес. Не переживайте, господин Александр, есть одно заведение, где уважают господина Эста. Нас устроят по приемлемой цене…

Ее слова прервал деликатный стук в окно. Открыв дверь кареты, я увидел Ирину Бутурлину собственной персоной.

— Надо поговорить, — сообщила мне девушка, и я вылез из кареты, оставив остальных наблюдать за нами через окно.

— Александр, — официально начала свою речь Ирина, — вы приглашены на прием в честь прибытия во Владимир каравана. Приглашены все аристократы, следующие в академию. Прием во дворце князей Вяземских, хозяев Владимира.

— Интересно, — хмыкнул я, — думаю, мне там делать нечего. Лучше высплюсь.

— Это очень неразумное решение, — растерянно и удивленно посмотрела на меня девушка. — Если ты не придешь, то тем самым не только оскорбишь Вяземских, но и бросишь тень на свой авторитет. К тому же младший Вяземский, Алексей, отправится в Академию с нашим караваном. И так как он нейтрально относится к моему роду, — Ирина замялась, — он не будет враждебен и тебе. Он своеобразный человек, вы можете подружиться.

Честно говоря, я немного замешкался. На чьей вообще стороне Бутурлина? Одно дело трахаться и совсем другое помогать мне в политических интригах… Неужели я добился настоящего успеха с приобретением союзника в стане врага? Неожиданно, но приятно. Тем не менее, я не удержался от вопроса.

— А почему ты мне это советуешь? — посмотрел я на смущенную девушку. — Ты же должна блюсти интересы своего рода?

— Не знаю, — судя по всему, честно призналась девушка, — после того, как Всеслав станет главой рода Бутурлиных, он превратит мою жизнь в ад. Я в этом не сомневаюсь. Поэтому я… я…

— То есть ты готова пойти со мной против своего рода? — удивленно уставился я на нее. Нет, я, конечно, все понимаю… любовь-морковь, легкие извращения, но идти против своего рода вместе с врагом…

— Готова, — твердо произнесла девушка. — Даже не сомневайся!

— Допустим… — я покачал головой. Сердце и разум советовали мне разные вещи, стоило обдумать все в спокойной обстановке. В первую очередь решить, можно ли ей доверять. А вдруг это все хитроумная ловушка? — Тогда обращайся ко мне в соответствии со своим статусом, хватит панибратства. И ты так уверена, что мне нужно тащиться на этот прием?

— Да, Александр… хозяин. Жизненно важно. Поверь…те мне.

Я неохотно кивнул.

— Официальное приглашение доставит гонец. Начало приема в девять вечера. Советую остановится в «Веселом аристократе». Это недалеко от дворца Вяземского. Скажете, что на одну ночь и приглашены на прием к Вяземским. Вам там скидку сделают.

— А завтра?

— Завтра выезжаем в одиннадцать утра. Времени много. До встречи…

С этими словами девушка пришпорила лошадь и ускакала. Я, задумчиво проводив ее взглядом, вернулся в карету, где поведал своим спутницам о предложении Ирины остановиться в «Веселом аристократе».

— Надо же, какое совпадение… — загадочно улыбнулась Мин. — Я имела в виду именно эту гостиницу. В любом случае получим скидку.

Куноичи показывала дорогу, и через полчаса наш небольшой отряд подъехал к «Веселому аристократу». Гостиница как гостиница. Пятиэтажное здание из серого камня с узкими окнами, со стороны выглядящее весьма минималистично. Единственное украшение — бронзовые львы на входе да массивные, щедро усыпанные золотом двустворчатые двери. Справа к гостинице примыкала приземистая деревянная пристройка. Судя по звукам и запахам, конюшня. Едва мы остановились напротив нее, как перед нами появилась пара крепких парней. Увидев Мин, они широко заулыбались, наглядно демонстрируя необходимость выставлять блоки в кабацких драках.

— Госпожа, рады вас видеть! — выпалили оба.

— И я, ребята, и я, — улыбнулась Мин, — знакомьтесь, князь Александр Морозов, — представила она меня, когда я вылез следом за своей телохранительницей.

— Ваше сиятельство, — поклонились мне оба, — желаете остановиться в нашей гостинице?

— Да, — кивнул я.

— Мы конюхи, работаем с постояльцами «Веселого аристократа». Проходите, мы позаботимся о лошадях и карете.

Я покосился на Мин, и та кивнула. Оставив наше средство передвижения вместе со всеми лошадьми на попечение конюхов, мы отправились в гостиницу. Внутри — таверна с номерами наверху. На первом этаже располагался обеденный зал с деревянными столами и длинной барной стойкой, за которой стоял… гном. Вот же. Здесь что, таверны только гномы держат? К тому же, местный хозяин — а то, что это был хозяин, я нисколько не сомневался — подозрительно смахивал на моего хорошего знакомого Олафа Рыжего.

— Госпожа Ми Цу, счастлив видеть вас, — выскользнул из-за стойки гном, а потом вопросительно посмотрел на меня.

— Я тоже рада видеть тебя, Торин. Мой спутник, князь Александр Морозов.

— Князь, — поклонился гном.

— Нам нужно три номера. Один для князя, два для его свиты. Надеюсь, это не проблема?

— Конечно! — выпалил гном, мне показалось, даже немного обидевшись. — Для друзей уважаемой госпожи Ми Цу у Торина всегда найдется местечко. Выделим лучшие номера. Малявка, Черныш, быстро ко мне.

Появившиеся два молодых невысоких гнома со столь странными для моего слуха именами подхватили наши вещи, и спустя двадцать минут мы разместились в трех номерах. В одном устроились двое мужчин-телохранителей, во втором Мин вместе с Марфой, а в третьем, самом шикарном, я и Уна. Стоило все это удовольствие за одну ночь пятьсот рублей, что, как сообщила мне Уна, довольно дешево.

После того, как мы разместились, я под руководством Уны и Марфы стал готовиться к приему. Как выяснилось, мои заботливые спутницы взяли с собой все мои вещи. И повседневные, и парадные. Оказалось, что сундуки, в которых лежало все это добро, имели наложенное пространственное заклинание, которое позволяло запихнуть в них намного больше вещей. К семи я был полностью готов к приему, как и мой фамильяр. На этот раз Уна вырядилась в длинное платье, скромно открывающее плечи и прекрасно подчеркивающее стройную фигурку феи. Выглядела она не менее сексуально, чем в более откровенных нарядах. Особенно мне понравились туфли на высоких каблуках. Ходить в таких было не слишком удобно, зато смотрелось просто потрясно. К тому же Ирина оказалась права. Дворец Вяземских находился всего в двух кварталах от гостиницы, вполне можно долететь.

Мы с Уной и тремя телохранителями подошли ко дворцу за двадцать минут до начала приема. К моему удивлению, карет перед входом в него было немного, и мы оказались не единственными, кто добрался пешком. Другие гости косились на нас с любопытством, но к нам никто не обращался. Едва мы вошли во дворец, как очутились в просторном коридоре, где нас встречала Бутурлина вместе с пожилым, пышно разодетым камердинером.

— Князь Морозов, — сообщила она ему, едва завидев нас, а потом, подхватив меня под руку, потащила вперед.

— Эй, — уперся я, — остановись… а мои спутники?

— Телохранителей сейчас проводят в комнату ожидания, — сообщила Бутурлина, — фамильяр будет с тобой. Извини, — виновато посмотрела она на меня, — такие правила…

— Раз такие правила, что же делать, — пожал я плечами и посмотрел на Мин. Та кивнула.

— Не переживайте, князь. Мы рядом.

Да я и не переживал… В компании Иры и Уны мы вошли в большой зал, где проходил прием. Все напомнило мне прием у Бутурлиных. Словно под копирку. Столы вдоль стен, заставленные закусками и бутылками, и дефилирующий между ними пышно разодетый народ.

— Пойдем, я познакомлю вас с Вяземскими, — предложила Ирина, на что я возражать не стал. И мы втроем направились к центру зала, где я сразу увидел пышно разодетую пару. Представительный мужчина лет шестидесяти с коротким ежиком черных волос и каким-то пронизывающим взглядом холодных голубых глаз. Спутница мужчины была, наверное, такого же возраста, но выглядела шикарно. Оба маги сорок пятого уровня.

«Косметическая магия», — сообщила Уна, словно прочитав мои мысли.

— Сергей Иванович, Марфа Васильевна, — поклонилась хозяевам дворца Ирина, а затем это сделали мы с Уной под любопытными взглядами Вяземских. — Позвольте вам представить Александра Морозова.

Вяземские переглянулись.

— Рады познакомиться, молодой человек, — кивнул мне Вяземский. — Вы тоже едете в Академию, как Ирина?

— Да, — кивнул я, — кстати, позвольте представить — мой фамильяр, Уна!

— Фамильяр? — Вяземские вдвоем уставились на фею, как на какое-то чудо. Та слегка подбоченилась и задрала нос, изобразив из себя невероятно важную особу, сразу напомнив мне моделей на показах высокой моды из моего прошлого мира.

— Да, — спокойно ответил я.

— Поздравляю, великое событие! — наконец отмер Сергей Иванович, — познакомьтесь с моим сыном. Алексей! — позвал он.

Передо мной появился пышно разодетый, немного полноватый парень с живым взглядом карих глаз и коротким ежиком русых волос.

Алексей Вяземский

Уровень 24

Маг

— О, Ириш, привет!

— Здравствуйте, Алексей.

Странно, но ответила ему Бутурлина очень холодно. Я же пожал оказавшуюся на удивление крепкой ладонь отпрыска Вяземских. После этого семейная чета хозяев Владимира оставила нас, а Ирина, как-то скептически покосившись на Алексея, предупредила, что ей надо кое-кого найти, и умчалась.

— Ты хорошо ее знаешь? — уточнил я, кивнув в сторону ушедшей Бутурлиной.

— Ну да, — кивнул мой собеседник, — та еще стерва, — он вопросительно посмотрел на меня, видимо, оценивая, какое впечатление произвели его слова, не соответствующие этикету.

— Стерва еще та, — согласился я, — не буду спорить. Но у любой стервы есть свои слабости.

— О, — с интересом посмотрел на меня Алексей, — и какие слабости у Бутурлиной?

— Мужчины о таком не говорят, — улыбнулся я.

— Понятно, — фыркнул тот, — значит, в Академию?

— В Академию.

— Какая твоя стихия? Моя — огненная.

— Аналогично.

— Значит, будем вместе, — довольно заявил Вяземский. — Кстати, а как ты умудрился фамильяра заиметь? — он кивнул в сторону Уны, которая, отойдя от нас, встала у одного из столов, налегая на сладости. Я уже понял, что моя фея — сладкоежка, и все эти калории никак на нее не влияют.

— Повезло, — коротко ответил я.

— Мне бы так повезло, — с завистью произнес Вяземский. — А что ты вообще собрался делать на этом вечере? Только не говори, что собираешься киснуть на этом скучном приеме. Здесь девчонок-то нормальных нет.

— Но…

— Да не переживай ты. Свое почтение ты моим родителям высказал, так что обязательная программа закончена.

— Ты что-то хочешь предложить? — прищурился я.

— Ну, можно….

— Алексей, — раздался холодный женский голос и, развернувшись, я узрел невероятно красивую девушку с длинными вьющимися светлыми волосами, смотревшую на Вяземского таким взглядом, которым, наверное, можно было легко превратить человека в ледяную статую. — Тебя отец зовет, — взгляд девушки безразлично мазнул по мне.

Амалия Вяземская

Уровень 34

Маг огня

— А, иду, — как-то сразу сдулся мой собеседник. — Ах да, Александр, познакомься. Моя старшая сестра — Амалия.

С этими словами он ушел, а я тем временем представился, чем вызвал у этой снежной королевы презрительный хмык.

— Ты из тех Морозовых, которых Бутурлины нагнули и выкинули из Нижнего? — девушка смотрела на меня как на… кучу дерьма.

Я с трудом подавил поднимающееся в душе раздражение.

— А ты всегда хамишь малознакомым аристократам?

— Да какой ты аристократ? Пустое место. Настоящий аристократ давно бы отомстил тем, кто извел твой род. А ты — тряпка!

— Слушай, девочка, — на этот раз я уже не мог сдерживать свою злость, — а ты не слишком много на себя берешь? Закрой свой рот и вали отсюда! Твоё счастье, что я девок не бью!

— Отговорка трусливой шавки! — отрезала девушка, которая, судя по раздувающимся ноздрям, тоже сдерживала гнев. Вот что эта бешеная сука на меня наехала? Но отступать уже было поздно.

— Хозяин, — появилась рядом со мной Уна, — что происходит?

— Это твой фамильяр? — усмехнулась Амалия. — Слышала. Куда тебе, слабаку, фамильяра иметь, ты…

Раздался громкий звук пощечины, и ошеломленная Амалия схватилась за щеку.

— Не смей оскорблять хозяина, — нахмурилась Уна, — нарываешься на дуэль? Предлагай, а не веди себя, как озабоченная стерва.

— Да как ты… как ты… как ты смеешь! — взвизгнула Амалия и, развернувшись, скрылась в толпе.

— Ничего не понял, — удивленно посмотрел я на Уну, — что это было?

— Не знаю, хозяин. Да не обращайте внимания! Пойдем вкусняшек попробуем. Их здесь много.

Но подойти к столу мы не успели. Передо мной выросла чета Вяземских. Из-за них выглядывала с довольным видом Амалия.

— Молодой человек, — коротко отрезал Сергей Иванович, холодно глядя на меня, — вы не можете оставаться здесь. Будьте любезны покинуть прием. Вы не умеете вести себя в обществе, если позволяете себе оскорблять девушку!

— Да, — добавила его жена. — Вы нежелательный гость во дворце. Надеемся, вы больше здесь не появитесь. Вы должны принести извинения моей дочери!

— Только после того, как ваша дочь принесет извинения мне! — раздраженно произнес я, почему-то ощущая себя облитым грязью. — Сначала она оскорбила меня и моих родителей…

— Не надо врать, юноша! — голос Вяземского был полон арктического холода. — Мы верим своей девочке. Убирайтесь из дворца!

Я уже хотел высказать, что я думаю о сумасбродной стерве, которая вполне заслужила пощечину от Уны, но, посмотрев на Сергея Ивановича, понял, что это бесполезно. Поэтому я покачал головой и, развернувшись, молча отправился к выходу среди замерших присутствующих. В зале повисла мертвая тишина.

Я услышал только фразу Уны.

— Примите мои соболезнования с такой дочерью!

После чего она оказалась рядом со мной. Покинули мы дворец в полном молчании под удивленными взглядами охранников, до которых, видимо, пока не донеслось то, что произошло во дворце. На улице к нам присоединилась Мин с телохранителями.

Уна возмущенно поведала им о приключившемся на приеме. Получив свою долю сочувствующих взглядов, я только махнул рукой и сообщил, что нам пора в гостиницу. Мне уже ничего не хотелось — только спать. Правда, этой ночью мой любимый фамильяр постаралась меня утешить, и у нее это получилось. Я окончательно выбросил из головы гребанных аристократов. Ничего, верну себе Нижний, покажу всем, что такое раскулачивание и экспроприация.

На следующий день я коротко поговорил с Ирой, которая была полностью на моей стороне и заявила, что Амалия всегда была избалованной стервой, в которой родители души не чают. Самым удивительным было то, что ко мне подъехал и Алексей Вяземский, который принес извинения за свою сестру и заверил меня, что пытался убедить родителей обо лжи Амалии, но его не послушали. Я успокоил парня и заверил, что свое она получит. Алексею ответ неожиданно понравился и дальнейший путь до Москвы мы провели в одной компании.

Глава 5 «Академия. Первый день»

Наконец-то мы добрались до Москвы… После всех приключений и неприятностей мне хотелось хотя бы несколько спокойных деньков. Просто завалиться в удобную постель, чтобы с каждого бока оказалось по девушке, уткнуться лицом в подушку и спать, спать, спать…

Правда, со словами «добрались до Москвы» я слегка погорячился. Не доехали мы до нее добрых десять километров. Будущие студенты в составе десяти карет и стольких же фургонов, отделившись от основного каравана, свернули на второстепенную дорогу. Перед этим я тепло попрощался с Вороновым и Маруфом. Надеюсь, им хватит ума стать моими союзниками в нелегком деле по возвращению Нижнего Новгорода.

Через десять минут пути по проселочной дороге, которая по внешнему виду смотрелась лучше и качественнее, чем тот тракт, по которому мы путешествовали раньше, мы уперлись в натуральный блокпост. Это была укрепленная большая застава с деревянными стенами трехметровой вышины из мощных неструганных бревен и сторожевыми вышками, и она полностью блокировала дорогу. Объехать ее было никак нельзя. По обе стороны от заставы тянулись естественные препятствия в виде плотно заросшего векового леса, который выглядел как крепостная стена. Может, рискнуть пробраться через это сплетение причудливо изогнутых деревьев одному человеку и можно было, но я, прежде чем это сделать, сначала хорошо бы подумал. Наверняка вредные пограничники напичкали заросли ловушками и сигналками.

Как мысленно сообщила мне Уна, гарнизон состоял, по меньшей мере, из сотни высокоуровневых воинов и магов. Когда мы въехали через массивные ворота и оказались на большой площади, щедро вымощенной серым камнем, нам устроили конкретный досмотр. Зачем-то методично проверили все кареты и фургоны и тщательно расспросили каждого о цели прибытия в достопочтенную Московскую академию чародейства и волшебства, которую я сразу окрестил Хогвартсом.

Всеслав с прихлебателями сразу умчался вперед. Немного поколебавшись, Ира отправилась за ним, оставив нас с девчонками и дворянами других родов в гордом одиночестве. Я не жаловался, ехали мы не спеша и любовались видами. А что? Было чем любоваться! Идеально ровная асфальтированная дорога, вдоль которой ровными рядами тянулись деревья. Казалось, их раскидистые кроны достают до самых небес. А какой здесь стоял запах! Хвоя и дикие цветы наполняли грудь потрясающими ароматами. Хотелось закрыть глаза и просто дышать и дышать… Чем я, собственно, и занимался, пока мы не доехали до Академии.

Хогвартс впечатлял. Это была не одна постройка, как можно было подумать, а целый город… Главный корпус располагался в древнем замке в готическом стиле — весь такой черный, грозный и резкий. На шпилях его башен всюду возвышались статуи воронов с распахнутыми и закрытыми клювами. Фигуры казались настолько живыми, что вполне могли бы ожить и взлететь. Над самим замком распростерлись два прозрачных гигантских крыла, словно заключая его в объятия.

«Защитный барьер», — сообщила мне всезнающая Уна. Фея явно хорошо подготовилась и изучила будущее место учебы, в котором нам предстояло провести четыре года.

Помимо замка я увидел несколько типовых многоэтажных домов, там же находились несколько спортивных площадок и чуть в стороне — большая арена, напоминающая со стороны обычный, хорошо знакомый мне футбольный стадион. Еще в глаза бросился огромный сад, быстро слетавшая на разведку Уна доложила, что там стоят какие-то коттеджи.

Перед замком нас встретили. Честно говоря, я даже немного растерялся торжественности момента. Разобрали всех новоприбывших будущих абитуриентов практически персонально. Провожатых хватило каждому. Студенткам достались в сопровождении серьезные парни в строгих костюмах, студентам — красивые девушки в строгих юбках, блузках и черных бантах под шеями.

Первая партия во главе со Всеславом, что вырвалась вперед, отсутствовала. Настала наша очередь. Постепенно народ расходился со своими проводниками. К нам подошла Светлана, ведьма 35-го уровня, обозначенная системой как помощница декана. Высокая эффектная блондинка с каре и зелеными глазами. Учитывая ее стройную фигуру и грудь как минимум третьего размера, в моем прошлом мире она бы пользовалась бешеной популярностью. В своей строгой одежде, да еще и с очками, она выглядела очень серьезно. Сразу видно преподавателя! Пусть и очень симпатичного. Остальным достались провожатые попроще.

— Александр Морозов, приветствую вас в Московской академии чародейства и волшебства. Меня зовут Светлана, и на сегодня я ваш экскурсовод. Я расскажу вам правила и покажу, где и что расположено, — она с уважением поклонилась и уставилась на мою фею. — До нас дошли слухи о появлении у вас разумного фамильяра. Вы позволите?

— У меня, вообще-то, имя есть — Уна. — Фея гордо расправила крылья и выпятила вперед грудь.

— Для меня настоящая честь познакомиться с вами, Уна. На текущий момент вы единственный фамильяр во всех российских академиях. Обращайтесь к нам по любому вопросу.

Е-мое, сразу пять очков отношений! Задетая во Владимире гордость восстанавливалась с бешеной скоростью. А что, мы же уникальны!

— Александр, прошу следовать за мной. Подыщем жилье, достойное вашего статуса, — заверила меня заместитель декана, и мы отправились на экскурсию.

Как пояснила по дороге Светлана, студентов-первокурсников, не относящихся к правящему роду, селили в общежитии. Ими оказались те самые многоэтажные здания, на которые я обратил внимание. Дворяне оставались дворянами. Каждому присваивалась отдельная двухкомнатная квартира со специально отведенным кубриком для прислуги и телохранителей, в то время как талантливые простолюдины жили по двое или по трое. Тем более, у простолюдинов не предусматривалось наличие слуг и телохранителей. Те, кто мог позволить себе швыряться деньгами, платили Академии за отдельные коттеджи. К примеру, в таких жили все отпрыски Рюриковичей и Меньшиковых. Первые правили Россией и жили за счет государства, вторые были неприлично богаты. И как я понял, неприлично богатыми было родов пятнадцать, не меньше. Этакие местные олигархи. Всю эту информацию мысленно доставляла мне фея.

— «Моя ходячая Википедия», — нежно подумал я, ловко увернувшись от оплеухи.

А Светлана меж тем продолжала экскурсию. Она сказала, что администрация награждает отдельным жильем лучших студентов, по одному на курс. Я видел богато украшенные виллы, расположенные за рядом коттеджей. Они были куда круче стандартных типовых коттеджей, и, как мне объяснили, их нельзя было снять ни за какие деньги, так что рубилово в учебе шло нешуточное. Дело было не только в комфорте, но и в статусе, который давало проживание в подобной вилле.

Погуляв по окрестностям и впечатлившись видами Академии, мы пришли в небольшое административное здание, примыкающее с правой стороны к замку. Там, как оказалось, выдавали ключи от комнат. Телохранителей и слуг просили остаться снаружи, внутрь допускались только студенты. Светлана провела нас с Уной мимо недовольной очереди и что-то шепнула девочке за стойкой, которая… надо же, как раз говорила со Всеславом. Никуда от этого Бутурлина не спрячешься!

— Это Александр Морозов и Уна, его фамильяр, — наш экскурсовод особенно подчеркнула последнее слово. — Ректор оставлял указания на их счет.

— Разумеется, — улыбнулась администратор за стойкой. — Вот ваши ключи, господин, можете заселяться в первую виллу, ее как раз уже подготовили.

— Вилла?! Этому оборванцу? — удивленно повысил голос Всеслав, возмущенно посмотрев сначала на меня, потом на заместителя декана, а потом уже на администратора. В ответ он удостоился только насмешливо-удивленных взглядов. — Мне, наследнику великого рода, владеющего городом, вы даете комнату, а этому смерду — виллу?!

— Как я уже говорила, всего за полмиллиона за год обучения вы можете арендовать комфортабельный коттедж, — спокойно ответила администратор, в голосе которой уже появились презрительные нотки.

— Мне не нужен коттедж, я хочу виллу! Лучшую! Я сейчас с отцом свяжусь! Он заплатит хоть миллион!

— Виллу нельзя арендовать, за их распределение отвечает лично ректор. Вы можете подать письменную жалобу или обратиться к нему в часы приема в пятницу тринадцатого числа каждого месяца. По внутренним правилам все обладатели фамильяров имеют право на полную поддержку нашей Академии.

— Я не сдвинусь с места, пока…

— Не позорься, отец ведь четко сказал, что не будет платить за коттедж, — насмешливо произнесла внезапно появившаяся сзади Ирина.

— Очередь не задерживай! Не один здесь! — раздался голос сзади, и, обернувшись, я увидел, что к администратору действительно образовалась небольшая очередь из новых студентов, а их сопровождающие стояли в стороне и с любопытством наблюдали за разворачивающимся перед ними представлением.

Я бы сам еще понаблюдал за цирком, но к нам у толпы вдруг вспыхнул какой-то нездоровый интерес, так что я принял предложение Светланы ретироваться. Ключи я отдал Марфе и приказал ей с телохранителями заносить в мое новое место жительства вещи. Рядом с Марфой появился служащий в форме академии, именуемый системой как лакей Семен 15-го уровня. Он сообщил, что с удовольствием покажет, где находится отведенная нам вилла. Так что двое телохранителей вместе с моей служанкой отбыли, и остались мы вчетвером: я, Светлана, Уна и Мин. Заместитель декана предложила прогуляться, пока наши слуги разместят вещи и подготовят виллу к моему заезду.

Во время нашей прогулки выяснилось, что Московская академия была настоящим городом. Помимо главного замка, здесь находились еще несколько крупных учебных корпусов, арены для тренировок и дуэлей, лаборатории, столовые, кафе, рестораны, магазины и почта. Для культурного просвещения имелись небольшой зоопарк, музей и театр. Была у академии и своя больница, которой заведовала какая-то прославленная целительница. Обслуживали все это богатство многочисленные и в то же время незаметные слуги, чьи общежития находились за лесом у дальней стены. Да, огромная территория Академии была окружена высокой деревянной стеной. На которую, как сообщила Светлана, были наложены специальные заклинания магии земли, делавшие это дерево крепче камня.

Мне особенно понравились местные парки, которых оказалось здесь несколько. И каждый был сделан в стиле какой-то части света — загадочный восток, жаркие пустыни юга, европейская строгость запада и скандинавский минимализм севера. Светлана с удовольствием походила с нами по растительному лабиринту, где за каждой стеной нас поджидали приятные сюрпризы вроде античных статуй и небольших фонтанов. Нашему гиду точно нравилась прогулка, глазками она стреляла только так. Больше внимания, к моему удивлению, доставалось Уне, а не мне. Я даже ощутил секундную ревность и обиду, но быстро их прогнал. Моя фея уникальна, пусть греется в лучах славы, заслужила. И если эта помощница декана захочет погреть ей постель, я только «за». Уна не жадная, поделится и со мной. Очко харизмы лишним не будет.

Пора начинать разрабатывать план, как заманивать к себе побольше девушек. Нужно раскачиваться! После Владимира мне очень хотелось стать сильнее. Пожалуй, начну со служанок или учителей, заведу полезный роман с какой-нибудь симпатичной преподавательницей ради индивидуальных занятий и более внимательного подхода. Несмотря на всю лень, от учебы отлынивать я не планировал, от нее буквально зависело мое будущее в этом жестоком мире.

— О, настала пора обеда. — Светлана каким-то неуловимым образом посмотрела на солнце через зелень листвы и определила время. — Проводить вас в бесплатную столовую? Или предпочитаете ресторан?

— У меня есть идея получше, — улыбнулся я, успокаивая возбудившуюся от одного упоминания еды фею. — Моя служанка, Марфа, наверняка готовит лучше повара в столовой, а в ресторан нужно ходить романтическими вечерами. Сейчас для них рановато, поэтому приглашаю вас на свою виллу.

— С удовольствием, князь, всегда хотела попробовать кухню других городов. Всю жизнь в Москве провела, так нигде и не побывала…

По пути мы встретили Алексея Вяземского с незнакомой мне девушкой, которую Система обозначала Алиной Вяземской 33 уровня. Юноша выглядел, как объевшийся сметаной кот. При нашей встрече он радостно махнул нам рукой.

— Познакомьтесь, это Алина, мой гид, сестра, лучшая ученица второго курса. Сестра договорилась с ректором, и в качестве исключения я переезжаю к ней! Мы будем жить вместе на ее вилле, так что выданную мне Академией комнату собираюсь использовать по-другому, — парнишка хитро подмигнул мне, мол, сам все понимаешь.

— Приятно познакомиться, — в ледяном тоне Алины не чувствовалось ни капли удовольствия от знакомства.

Она смотрела на меня, как на червяка. Сама же девушка была, несомненно, красивой, но напомнила мне ледяную королеву. Стройная брюнетка с шикарной грудью — фигуру девушки совсем не скрывал длинный плащ, наброшенный поверх платья. Красивое, словно высеченное из мрамора лицо оставалось холодным, и черные глаза смотрели на меня с хорошо заметным презрением. Еще немного, и я замерзну.

Все ясно, яблоко от яблоньки недалеко падает… Странно, что Алексей отличался от своих сестер.

Полное дворянство головного мозга! Негоже разговаривать с кем-то из младшего рода. К тому же, семья навязала ей младшего братца, а ведь наверняка хотела жить одна и водить к себе фаворитов. Готов спорить, за ее упругой попкой волочится половина курса, к которым с начала учебы присоединятся и новички. В подобных престижных местах успешные ученики всегда популярны, это вам не американские школы восьмидесятых.

— Отлично, значит, будем соседями, — тем не менее доброжелательно улыбнулся я, игнорируя откровенную неприязнь девушки. Кстати, Уна сразу ее почувствовала и смотрела на Алину с явным интересом.

Ого, а что это мы так заинтересовались? После моего ответа лицо сестры Алексея немного изменилось. Ее холодная невозмутимость дала трещину.

— Вы не поняли, мы живем на вилле, а не в коттедже, — на всякий случай уточнила она. — Первокурснику ее никак не получить.

— Ошибаетесь, уважаемая Вяземская, — деликатно заметила Светлана, которую вся эта ситуация, судя по всему, забавляла. — Ректор лично выписал господину Морозову первую виллу. Вы — во второй, действительно близкие соседи.

— Мы как раз собирались пойти на осмотр и заодно пообедать, присоединитесь? — нравился мне этот паренек, что сказать. Простой, веселый, располагающий к себе, без излишнего чванства. Дурному влиянию высокомерных сестер не поддается. Идеальный союзник и соратник. То, что он не является наследником рода — только в плюс.

— С удовольствием. Пошли, Лин! — повернулся тот к явно выбитой из колеи растерянной сестре. Но Алина все-таки быстро пришла в себя и, вновь приняв вид «ледяной королевы», милостиво кивнула головой, вызвав у Уны веселой смешок.

Вилла и впрямь оказалась знатной. Из сверкающего в солнечных лучах белого камня, два этажа, на втором три спальни, одна из которых, судя по размерам, явно хозяйская, еще несколько поменьше — гостевые. Небольшая гостиная. На первом этаже просторная столовая, огромная гостиная с мягкой мебелью и камином, пара комнат непонятного для меня назначения — в каждой стол, диван и несколько мягких кресел; большая кухня и мой кабинет. Помимо этого, чуть в стороне от основного здания расположился длинный и приземистый дом аж на шесть комнат для прислуги и телохранителей. Интересно, если предполагалось, что вилла рассчитана на одного ученика… или максимум на двух, как у Вяземских, зачем столько жилых комнат? Успешные студенты сдают лишние комнаты за хорошую плату?

За глухой железной оградой, окружавшей виллу, скрывался собственный небольшой бассейн, аккуратно подстриженный газон и небольшой сад с чем-то вроде тандыра, имелся массивный мангал. Последний пришелся как нельзя кстати. Вчера душа требовала шашлыков, так что я заранее приказал Марфе замариновать мясо, и сейчас оно как раз успело подойти!

Я всегда любил заниматься шашлыками. Мне нравился сам процесс, когда мясо постепенно превращается в невероятно вкусное блюдо кавказской кухни. В студенчестве мы с друзьями часто выбирались на природу. До того момента, когда я практически заперся в четырех стенах.

А дальше я мягко отказал Семену в его желании разжечь мангал и стал колдовать над углями, отправив Уну за Марфой и мясом. Не удержался и использовал свою новую огненную магию. Благо уже научился контролировать ее силу, так что вскоре над углями занялся синий огонь, разогревая их. Наконец, оторвавшись от своего занятия, я непонимающе посмотрел на замерших зрителей, которые, буквально открыв рот, изумленно следили за моим священнодействием с углями.

— А зачем ты это делаешь? — первым нарушил тишину Алексей, задавая мне явно интересующий всех присутствующих вопрос.

Глава 6 «Академия. Первый день. Вечеринка»

— Что делаю? — не понял я.

— Готовишь угли… Разве это не работа слуг?

— Да, Александр, — неожиданно подала голос его сестра, — не пристало дворянину заниматься таким делом. Это недостойно…

Вот почему в такой красивой женщине столько дерьма? Кто его знает… Может, я действительно какие-то местные правила нарушил? Хрен знает эти аристократические заморочки!

«Нарушил, — раздался в моей голове голос Уны, — не принято тут аристократам готовить. Да еще и мясо на огне. Это удел холопов… и считается слишком простой для дворян пищей».

— Недостойно… — протянул я, ехидно посмотрев на Алину, — если мне что-то нравится, я просто делаю это, как настоящий аристократ.

После моих слов наступила долгая пауза, во время которой Светлана откровенно веселилась. Уне все было безразлично, она даже не обращала внимания на такие мелочи, как и Мин, а вот Вяземские оказались в недоумении. Больше всех была раздражена Алина. Алексей же первым ассимилировался и оказался рядом со мной, предложив свою помощь. Под презрительным взглядом своей сестры и заинтересованными остальных присутствующих на этом импровизированным пикнике, мы с Вяземским быстро нанизали мясо на шампуры, принесенные Семеном, и приступили к жарке.

Вскоре интерес к моим кулинарным действиям слегка упал. Народу, видимо, наскучило наблюдать за процессом разжигания углей, поэтому все разбрелись по креслам и шезлонгам. Этому поспособствовали Семен и Марфа, которые вместе принесли во двор несколько небольших столов, на которые поставили овощные салаты, сыр, зелень и свежий хлеб. Один столик разместили рядом с мангалом. На нем заботливая Марфа, помимо кастрюли с мясом, поставила несколько бутылок с вином. Вяземские с удивлением посмотрели на богатства моих подвалов и послали слуг в свою виллу и скоро в нашем распоряжении оказалась целая батарея.. Вечеринка намечалась нешуточная, да еще и с заместителем декана.

Однако какие тут в Академии свободные нравы. Я представил, как в моем институте из прошлой жизни заместитель декана запросто квасит с первокурсниками. Это могло привидеться только в совершенно фантастическом сне. Признаюсь: пока мне все нравилось. Но если бы со мной рядом не было Уны, сидел бы я сейчас в комнате общаги. И никаких шашлыков и легкодоступных девушек.

Все гости разбились на этакие кружки по интересам. Телохранители и слуги двух родов кучковались вдали, обсуждая свои дела. Семен разлил вино по бокалам и предложил его девушкам, а после наполнил еще два и отнес их нам с Алексеем. Девушки же — Уна, Света и слегка оттаявшая Алина — обсуждали последние светские новости. Краем уха я слышал их разговор. Лучшая ученица второго курса, как оказалось, не ездила на каникулы домой. Как и большинство студентов младших курсов, она предпочитала разные Московские тусовки, пока старшие курсы ходили на вылазки в Пустошь.

— А где ты научился этому? Мясо готовить? — тем временем поинтересовался у меня Алексей, когда мы чокнулись бокалами и выпили.

Ого, очень недурственное вино. Закусил местным сыром из запасов Вяземских, бе. Не шел он ни в какое сравнение даже с тем, что подавали на приеме в Нижнем Новгороде. Этому миру бы нормальный пармезан…

— В деревне научился, — честно признался я. — Тоже считаешь, что это не барское дело?

— Нет, не считаю, — улыбнулся тот, — это здорово. Если ты делаешь то, что тебе нравится, это всегда здорово! Кстати, ты не обижайся на Лин. В отличие от Амалии, она адекватная девушка. Всегда обо мне заботилась, пока не уехала. Просто учеба в Академии и давление родителей на нее сильно повлияли. Они ожидают золотой звезды на выпуске, не меньше… Ничего, как только вы познакомитесь поближе, сразу поймешь, что она своя в доску!

— Не буду спорить, — дипломатично заметил я.

Думаю, что последняя девушка, к которой я вообще подойду, будет Алина Вяземская. Даже сейчас ее снисходительный вид, с которым она общалась с другими, меня почему-то реально злил.

Мы еще раз выпили, и пришло время ставить мясо. Мы вместе с Алексеем под удивленным и укоризненным взглядом его сестры ловко распределили шампуры. Как только на пышущие жаром угли закапал мясной сок, все разговоры стихли. Около меня внезапно образовался круг любопытствующих, даже «ледяная королева» не удержалась. Фея же нетерпеливо вопрошала каждые пять секунд, когда уже будет готово, и в конце концов, не утерпев, схватила один из шампуров и вгрызлась в полусырое мясо.

— Да подожди ты еще немного! — возмущенно воскликнул я. — Продукт переводишь!

— Нифего страфного, мне ифак хорофо! — она довольно улыбалась под завистливыми взглядами остальных.

От первой порции шашлыка мне, ожидаемо, не досталось ничего. Пришлось поскорее жарить вторую. И едва мы выпили за первый день в Академии, и я наконец нормально закусил сочным и вкусным мясом (все-таки Марфа молодец), как в нашем саду появилась новая гостья — и сделала это максимально эффектно.

Ирина Бутурлина собственной персоной! В сопровождении двух крепких парней-телохранителей, каждый из которых нес кучу баулов, и служанки. По ее команде они опустили вещи на землю, а девушка решительно направилась ко мне, остановившись в пяти метрах от мангала. Окинув нечитаемым взглядом изумленных таким неожиданным появлением гостей, она остановила свой взгляд на шампурах. В глазах Ирины мне почудился голодный блеск.

— Ой, извините, я, кажется, не вовремя? — произнесла она явно не извиняющимся тоном. — Можно с вами поговорить, князь?

Я покосился на участников импровизированного пикника, но те сделали вид, что их вообще не интересует какая-там Бутурлина. Мы отошли в сторону, но даже на расстоянии я чувствовал, как мою спину прожигали любопытные взгляды.

— Что это за цирк? — осведомился я. — Поясни-ка, что тут происходит? И с какой стати слуги притащили свои вещи сюда?

— Дорогой князь, жизнь в предоставленных нам академией апартаментах совершенно невыносима. И не потому, что они слишком скромные. Поверьте, это не столь важно! Просто я… — она замялась. — Я серьезно поссорилась со Всеславом. Мой брат совсем с цепи сорвался. Я опасаюсь за свою жизнь. Вы ведь приютите бедняжку, которой некуда идти? — И так «хлоп-хлоп» ресничками.

Если бы не класс инкуба, ясно говоривший, что девушка пришла бы ко мне даже связанной и с кандалами на ногах, я бы купился. Хотя насчет ссоры с братом девушка не врала. Тем не менее, мне сейчас лишние проблемы совершенно ни к чему. Понятно, что ее отец это узнает… а то и припрется лично. Всеслав додумается очередного убийцу нанять. У меня, конечно, есть и Мин, и телохранители, и Уна, но от случайностей никто не застрахован.

— Александр, не переживайте, — улыбнулась Ирина, словно прочитав мои мысли — Всеслав трус, и он в любом случае не станет ничего предпринимать до приезда отца. Насколько мне известно, покушений в Академии не было за всю ее двухсотлетнюю историю, а с отцом я договорюсь! — последние слова девушка произнесла с похвальной уверенностью. — Прошу, не прогоняйте меня, хозяин…

Последние слова были сказаны очень тихо, чтобы расслышал их только я. От искренней мольбы девушки сердце защемило. И что мне делать?!

«Оставлять, однозначно!» — зазвучал в голове голос феи.

«Сам разберусь», — мысленно проворчал я и решился.

— Хорошо, княгиня, но только до приезда вашего отца. А там уже все будет зависеть от вас.

— Спасибо, спасибо, спасибо! — радостно затараторила девушка и поцеловала меня в щеку. К ждущим моих комментариев студентам и заместителю декана мы вернулись, взявшись за руки.

— Семен, будь так любезен, покажи слугам княгини, куда отнести вещи. Мы выделим госпоже Бутурлиной одну из комнат на втором этаже. А вы, княгиня, присоединяйтесь к нашей трапезе. Если кто не знает, моя хорошая знакомая княгиня Ирина Бутурлина из Нижнего Новгорода. Прошу любить и жаловать!

И тут Бутурлина меня сильно удивила. Она как-то легко влилась в компанию, и я просто не узнавал обычно капризную и заносчивую девушку. Чего-чего, а таких артистических способностей я от нее вообще не ожидал.

Вечер прошел весело и ненапряжно. Поведение заместителя декана ничем не отличалось от поведения обычных студентов, что в очередной раз меня приятно удивило. Очень душевно посидели с ребятами. Под конец Алина совсем оттаяла и посмеивалась над моими шутками. В этом мире шутки, конечно, существовали, но они были настолько беззубыми и несмешными, что я перефразированными анекдотами из своего мира изрядно повеселил народ. Когда все было съедено и выпито, а время приближалось к полуночи, мы распрощались с гостями на теплой ноте. Семен взвалил перебравшего Алексея на плечо и отправился за его сестрой на соседнюю виллу. А Алина подарила мне на прощание воздушный поцелуй! Вот что значит — аура!

Алексей перебрал, но и остальные, чего таить, надрались знатно. Когда закончились запасы Морозовых и Вяземских, Светлана подключила свои запасы. Ее вино оказалось на порядок вкуснее и пилось как компот. Оно продемонстрировало все свое коварство, только когда мне понадобилось отлить. Приходилось качаться в такт с гуляющей под ногами землей, чтобы удержать равновесие и не пасть позорно на четвереньки. Трезвыми были только мои телохранители, которые вместе с Мин под конец вечеринки куда-то исчезли. Бутурлина тоже отправилась в выделенную ей комнату. Так что остались я, Уна и Светлана. Марфа ушла еще раньше, забрав грязную посуду.

А вот Уна держалась молодцом и вообще не теряла времени напрасно. Она казалась самой трезвой, в отличие от Светланы. Моя фея надежно зафиксировала заместителя декана на своих коленках, милостиво позволяя восхищенной девушке гладить свои крылья, заостренные уши и нежную кожу на открытых плечах. Постепенно распалившаяся девушка опускала ладонь все ниже, пока не коснулась груди. В следующий миг Света обнаружила себя лежащей на спине в шезлонге, пока мой устроившийся сверху фамильяр деловито стягивал с нее рубашку. Решив не мешать им, я тихо, насколько мог, отправился в дом. Шатало меня знатно, но я держался. Вдруг от стены отделилась тень. Не успел я испугаться, как мне подставили изящное, но твердое плечо и помогли зайти в виллу, которая станет нашим пристанищем на ближайшие годы. От Мин приятно пахло какими-то цветами…

— Господин, вам лучше отдохнуть. Завтра начнутся вступительные тесты, — заботливо сообщила мне моя азиатская телохранительница.

Я бы с радостью с ней согласился, однако напряжение между ног не давало покоя. Еще бы, вокруг столько женщин… и каких женщин! По своему печальному опыту я знал, что если не унять его, сон постепенно сойдет на нет, и я встречу утро невыспавшимся и злым. Раньше в этом вопросе мне помогало многочисленное порно и редкие вызовы проституток, но теперь у меня будет отличный выбор девушек. Пожалуй, сегодня это будет Бутурлина — с ней я еще не наигрался.

— Где княгиня? — пока я раздумывал, Мин дотащила меня до широкой кровати и теперь стягивала сапоги с моих ног.

— Она уже спит, князь, — сообщила мне Мин, — вы распорядились выделить ей комнату, и я устроила ее рядом с вашими покоями. Думаю, не стоит ее тревожить, у нее был тяжелый день.

— Ладно, не буду будить, ты права, — согласился я, — тогда позови мне Марфу.

— Она тоже спит без задних ног, весь день занималась обустройством, готовила, убиралась.

Засада! Что ж, тогда придется помочь себе самому. Не очень хотелось возвращаться к мастурбации, но раз уж нет другого выхода… К удивлению, моя рука вместо привычного агрегата встретилась с теплой ладонью моей телохранительницы.

Мин слегка улыбнулась, взявшись за ремень моих штанов, и ловко стащила их с меня. Честно говоря, я растерялся от такой заботы.

— Господин, почему вы не хотите воспользоваться мной для удовлетворения своих нужд? С начала службы это делали все мои хозяева, как и с другими куноити.

— Мне казалось, ты не хотела, а я не насильник, — признался ей. — Можешь идти, дальше я сам справлюсь.

Девушка не спешила убирать руку. Ее сверкающие карие глаза с узким разрезом медленно приближались к моему ничем не прикрытому достоинству.

— Если бы я не хотела, господин, не поднимала бы эту тему. Признаюсь, я и сама отведала немного вашего вина и, возможно, пожалею об этом завтра, но сейчас я призываю вас вести себя, как настоящий дворянин. И не отказывать даме в ее желании.

Ее мягкие губы скользнули по моей разгоряченной коже, а следом и прохладный язычок. Ох… как хорошо… Я невольно вцепился в простынь, откинувшись на спину. Мин была настоящим мастером своего дела… Во всех смыслах. Насколько я помнил, такие, как она, всю жизнь служили своему истинному хозяину, полностью утоляя все его нужды. Ух… Да… Какое у нее податливое узкое горло… Думать о чем-то отстраненном, чтобы не закончить слишком быстро. Да… О чем это я? Пожизненная служба… Да… Надеюсь, Уна справится с переманиванием… Я определенно хотел видеть Мин в своем гареме… И сражается она отлично… И в ядах разбирается… И ртом работает лучше всех…

Тьма пришла вместе с ярким оргазмом, заботливо укутав меня покрывалом и отправив в мир сновидений без снов.

Мин тепло улыбнулась похрапывающему юноше, заботливо укрыла его одеялом, а сама устроилась на стоявшем в углу мягком кресле. Как хорошая куноити, она охраняла покой хозяина, готовая отразить любую угрозу его жизни.

***

Всеслава трясло. Он никак не мог успокоиться после недавнего разговора со своей сестрой. Это неблагодарная стерва чуть не ударила его. Наследника рода Бутурлиных! А потом просто оскорбила…. Всеслав только и мог, что удивляться оборотам, которые применяла Ирина, объясняя, что он за ничтожество, а после этого она ушла, хлопнув дверью, забрав своих телохранителей и служанку. И юноша догадывался, куда направилась эта шлюха. Наконец, он с трудом взял себя в руки и постарался успокоиться. Магофоном лучше пользоваться со спокойной головой.

— Да, сын, слушаю, — раздался в нем голос отца, который ответил практически сразу, что Всеслав посчитал хорошим знаком. Обычно так просто до отца он дозвониться не мог.

— Отец, у нас проблемы, — признался наследник.

— Рассказывай, — в голосе Петра Ивановича Бутурлина зазвучали металлические нотки.

— Ирина совсем обнаглела! Она ведет себя неподобающе. Не прошло и двух дней, как она убежала на виллу к Морозову. И мне кажется, что она в него влюбилась. И не она им крутит, а он ей!

— Что? — в голосе его собеседника было заметно неприкрытое изумление. — Как убежала?

— Так, взяла и ушла.

— Просто так? — в голосе появились раздраженные нотки, заставившие Всеслава вздрогнуть.

— Ну…. — замялся он. — Немного поспорили… но убегать — это уже из рук вон!

— Понятно, поссорились, — хмыкнул отец, — как поссоритесь, так и помиритесь. Подожди! Вилла?

— Ну да. Морозову дали виллу. Говорят, из-за фамильяра.

— Виллу… надо же, — задумчиво заметил Бутурлин-старший, — это интересно. Ире есть куда бежать… Пожить на вилле академии. Ни одна девушка не откажется от такого… Их ведь всего шесть.

— Ты о чем, отец? — вырвалось у Всеслава. — Ты ей веришь?

— Верю или нет, выяснится на торжественной линейке.

— Ты там будешь? — удивленно уточнил Всеслав. — Но ты не успеешь добраться…

— Я уже на полпути к Москве, — весело усмехнулся его отец, — не переживай. Разберусь. А ты пока не трогай девушку. Женщины, сын, они хитрые и непредсказуемые создания. Недооценивать их главная ошибка!

Всеслав вздохнул, понимая, что спорить с отцом бесполезно. Приедет, и то хорошо. На месте он сразу поймет, какую игру ведет Ирина. А в том, что сестра явно играет на стороне Морозова, он не сомневался. И как же это его раздражало…

Еще раз тяжело вздохнув, Всеслав отправился спать в обнимку с бутылкой.

Глава 7 «Тесты… тесты… тесты!»

Очередное прекрасное утро. Приподняв одеяло, я улыбнулся смущенной Уне. Фея состроила жалобное личико, не отрываясь от своих обязанностей по пробуждению хозяина. Она старательно изображала раскаяние, пока ее язычок приносил мне заряд утренней бодрости и хорошего настроения… М-м-м… Прижав голову феи к своему паху, я окончательно расслабился и лениво подумал, что жизнь, в общем-то, хороша.

— Меньше, чем раньше. Тебе кто-то помогал перед сном? — Уна с довольной улыбкой прижалась ко мне обнаженным телом, по-хозяйски закинув ногу. От былого раскаяния феи не осталось и следа.

— Да, Мин наконец-то перестала изображать из себя недотрогу. — Кроме нас двоих в спальне никого не было, и я не опасался говорить, как есть. — Как тебе это удалось?

— Девичьи секреты, — хихикнула девушка.

— И что ты сегодня ночью делала? — шутливо нахмурился я. — Как-то с заместителем декана ты быстро контакт нашла.

— Я же не виновата, что она неровно к фамильярам дышит! Особенно таким красивым и обаятельным, как я… Вот и увлеклась немного и забыла тебя позвать… Прости… Только на рассвете об этом подумала, но она уже была никакая — до сих пор спит.

— Ничего, я не сержусь, успеется, — я погладил Уну по голове, как домашнюю кошечку; на лице моего фамильяра моментально расцвела улыбка. — Она ведь еще к нам заглянет?

— Конечно! Я с нее слово взяла! Ух и сладкая она на вкус! А кожа такая нежная! Но не очень опытная и немного зажатая, для гарема не подойдет. Ай! — Уна обиженно запищала, когда я схватил ее за заостренное ухо и потащил с постели.

— Кто войдет в мой гарем, буду решать я. Ты, конечно, можешь давать советы и выражать мнение, но не забывайся. К тому же она заместитель декана. Тебе слово «субординация» известно?

— Да-да, прости, прости, — она состроила такую жалобную мордашку, что я сам собой вздохнул и прижал ее к себе. — Слово мне неизвестно, но о его смысле я догадываюсь… а то, что она заместитель декана, ни о чем не говорит. Она все равно женщина, — прошептала мне на ухо фея. — Кстати, пора вставать! Испытания начнутся через час!

Быстро приняв душ, мы с Уной и присоединившейся к нам Мин спустились вниз. Там уже нас ожидали телохранители, Марфа, Ирина и ее служанка, которую, как выяснилось, звали Аглая. Легкий завтрак оказался весьма демократическим. Я пригласил на него телохранителей и служанок, ко всеобщему их изумлению и к явному неудовольствию Бутурлиной. Эта цаца явно не привыкла к такому неформальному общению с прислугой, однако высказывать недовольство в открытую побоялась, встретившись с моим весьма красноречивым взглядом. Если мои слуги уже привыкли к нестандартному поведению барина и просто приняли это как данность, то ее свите пришлось несколько раз повторить, что госпожа не имеет ничего против. И лишь только после легкого кивка хмурой Ирины они сели за стол.

После трапезы мы всей большой компанией вывалились на улицу и направились к главному корпусу. Бутурлина сразу же отвела меня чуть в сторону.

— Ты что там устроил? — возмущенно прошептала она мне на ухо.

— А что? — удивился я даже не вопросу, а тону, каким он был задан.

— Это же слуги! Простолюдины! — возмущенно заявила девушка. — Как они могут садиться за стол вместе с аристократами? Для нид выделена отдельная часть столовой! Которая за ширмой…

— Пока они живут с нами, в Академии, где, кстати, простолюдины тоже учатся и сидят на соседних партах, у нас не будет сословных ограничений. По крайней мере во время трапез. Не люблю, знаешь ли, когда мне в еду плюют или чего похуже. Это мое решение. А если тебе не нравится… — прищурясь, я внимательно посмотрел на нее, приблизившись на шаг. — Можешь отправляться к Всеславу и соблюдать с ним все правила.

— Но я… — сразу сдулась девушка.

— И вообще, как ты со мной разговариваешь? — решил я окончательно подавить «бунт на корабле». — Забыла, кто я?

— Извините, хозяин, — совсем тихо прошептала Бутурлина. — Я… забылась.

— На первый раз прощаю, — великодушно заметил я, — а теперь пошли догонять наших.

По пути к нам присоединились Алексей и Алина со своими телохранителями. Мой новый друг выглядел изрядно помятым и немного зеленоватым, но в целом держался молодцом. По виду его более опытной в студенческой жизни сестры вообще нельзя было сказать, что она активно принимала участие во вчерашней пьянке.

Выйдя на центральную улицу, мы влились в общий поток студентов. От общежития к месту проведения испытания тянулась вереница первокурсников и их телохранителей. Поначалу я вообще не понимал, для чего самым могущественным людям в Империи нужна охрана. Хорошо хоть Уна быстро объяснила, что в Академии учатся неоперившиеся юнцы, и их смерть может стать серьезным ударом по роду, вплоть до его вымирания. За нашу безопасность отвечала Академия, и делала это просто превосходно, однако в качестве уступки заботливым родственникам они согласились предоставить каждому ученику до трех личных охранников.

Формированием и поддержанием порядка в очереди занимались помощницы декана, вроде Светланы, которой, кстати, нигде не было видно. Как шепнула Уна, она покинула девушку ранним утром и видимо она до сих пор отсыпалась. На мое законное волнение фея сказала расслабиться, мол, на подобные связи работников со студентами закрывали глаза. Большинство здесь были представителями могущественных родов и привыкли получать все, что хотели. Или кого хотели. Вдобавок счастливцы и счастливицы иногда становились частью гаремов будущих глав родов, неизменно плативших Академии щедрые откупные за потерянного работника, да и сами «предметы торга» и их родственники не оставались в «накладе».

Я не хотел слишком выделяться, но стоять в очереди было как-то не по-бардовски. В конце концов, моя задача — быть в центре внимания и управлять толпой. Нужно сразу поставить себя среди будущих сокурсников. Больших земель и капиталов у меня не было, а значит, придется давить харизмой! С важным видом я взял Иру за руку и прошел в начало очереди, потащив за собой Алексея с Алиной.

Мин с телохранителями отошла чуть в сторону, внимательно следя за толпой. По приезде в Академию она принарядилась: невзрачную походную одежду сменил синий костюм в азиатском стиле из облегающей ткани, а вместо укороченных катан на поясе красовались сложенные вееры. Залюбовавшись ей, я едва не забыл, зачем вообще шел.

— Встаньте в конец очереди, — строго произнесла Катерина, девушка с каштановыми волосами, маг 25-го уровня и такого же возраста на вид. — Не нарушайте порядок!

— Меня зовут Александр Морозов. Это Уна, мой фамильяр, — властно заявил я, стараясь изобразить из себя холодного и надменного аристократа.

Я указал на лучезарно улыбнувшуюся фею, затем на последовавших за мной Алексея и Алину, которые, видимо, хотели насладиться шоу, не ожидая, что станут его частью.

— А это Алина Вяземская, лучшая ученица второго курса, и ее брат. Мы приехали совсем недавно и не хотели бы терять время. И да, не забудьте про Ирину Бутурлину. Ее род владеет Нижним Новгородом, и она под моим покровительством.

Казалось бы, пять единиц красноречия — это не так много, но их хватило, чтобы Катерина почтительно поклонилась и придержала недовольную очередь, не обращая внимания на злобные шепотки и сдавленные проклятия. Особенно приятно было наблюдать за Всеславом, находившимся в середине очереди и прожигающего меня взглядом, полным ненависти. Досталось и Ирине, но та с невозмутимо презрительным видом демонстративно отвернулась.

Холл начинался с солидной белокаменной лестницы и нескольких огромных коридоров первого этажа, идущих по обе стороны от нее. Большую часть помещений огородили алыми лентами, оставив нам единственный путь.

— Я сразу пойду на малую арену, — сообщила нам Алина, — там встретимся.

С этими словами она шмыгнула в правый коридор, проскользнув под лентой и заработав подозрительный взгляд двух скучающих на ступеньках лестницы охранников. Странно, но они никак не прокомментировали поведение девушки.

Тем временем из ближайшей к нам двери вышел очередной студент, и я, переглянувшись с своими спутниками, смело шагнул вперед, в неизвестность.

Не знаю, чего я ожидал. Наверное, что-то вроде профосмотра в военкомате или собеседования в вузе, а попал в комнату гадалки на базаре. Нас разделял стол, в центре которого находилась огромная стеклянная сфера с клубящимся внутри непроглядным туманом. Окна закрывали плотные шторы, погружая помещение в полумрак. На стенах блестели самодельные звездочки.

— Проходите, присаживайтесь, — меня встретил патлатый мужик лет сорока с красными белками глаз. Вместо имени, уровня и класса — сплошные знаки вопроса. — Обе ладони положите на шар.

Пожав плечами, я выполнил указания и коснулся сферы, однако вместо ожидаемой прохлады стекла ладони обожгло жаром. Рефлекторно попытавшись оторвать их, я с неприятным удивлением обнаружил, что они намертво приклеились к поверхности!

Мужик тем временем спокойно посмотрел в шар со своей стороны и достал очень длинную стеклянную трубку. Почему-то она напомнила мне градусник, который используют для проверки температуры мяса.

Он подошел ко мне с таким видом, словно моей заднице откроется много новых ощущений. Руки прилипли к этой херне, вид у местного экстрасенса очень подозрительный, да еще этот агрегат… Я даже магией шибануть не могу! От крика и всеакадемического позора меня удержал только здравый смысл. Не могли насиловать школьников в первом же кабинете… И тот пацан выглядел нормально… Хотя, может, это как в анекдоте — все молчат, чтобы и другим досталось?

— Постарайтесь успокоиться, хаос в мыслях и сумасбродность — обычное явление при проверке, — равнодушно сказал мужчина, поднося свой «градусник» к моему уху. Не мог сообщить об этом раньше?!

Краем глаза я видел, как стеклянная трубка сначала вспыхнула алым, а затем синим. Мужик удовлетворенно кивнул и постучал по сфере.

— Попытайтесь сконцентрировать свою магическую энергию в ладонях и направьте ее в шар. Не сдерживайтесь, он способен выдержать атаку архимага.

Это он меня на слабо берет? Сейчас покажу ему силу барда!

Мой небольшой резерв магической энергии моментально опустел. Молочный туман в стеклянном шаре стал таким же синим, как и в градуснике. А вот почему-то мана, которая уходила на заклинания барда, отказывалась следовать по тому же пути. Ее словно останавливал какой-то незримый барьер в моих запястьях, тем самым вызывая нестерпимый зуд.

Неожиданно сфера похолодела и отпустила мои ладони.

— Это все. Голова не кружится? Хотите прилечь? — мужик протянул мне завернутую в бумагу шоколадку, на его лице впервые промелькнули какие-то эмоции.

— Все в порядке, — теперь мне вспомнилась сдача крови, особенно впечатлительным тоже предлагали конфетки и полежать. — Вы замеряли мой уровень магии?

— И предрасположенность. Все результаты получите в финальном листе. Выйдите и позовите следующего.

Подождав, пока Ира и Алексей пройдут те же тесты, и отдельно полюбовавшись их огорошенными лицами, мы веселым квартетом пошли дальше. Следующий тест проходил на миниатюрной арене в греческом стиле: яма с песком, судейская трибуна и скамейки на разошедшихся полукругом широких ступенях. В качестве зрителей выступали студенты старших курсов. Весело хрустя печеньками, они свысока смотрели на одиноких новичков. Появление нашей дружной компании слегка выбило их из колеи. К тому же, среди нас была фея потрясающей неземной красоты в весьма фривольном наряде, да и Ира не слишком уступала Уне во внешних данных.

— Смирно! — на нас надвигалась настоящая амазонка по имени Мария Громова. Мускулистые руки, мощные ноги и перекатывающиеся на животе кубики пресса совершенно не вредили ее женственности, а наоборот, внушали искреннее восхищение, как и сорок пятый уровень над головой.

Мария Громова

Декан Воинского факультета

Уровень 45

Факультет воинов? Сюда наверное отправляют тех, у кого слишком слабый дар.

— Империи не нужны слабаки! Вы — ее будущая гордость и опора! — громогласно заявила она, сразу подтверждая свое право на звучную фамилию. — Окажитесь достойны почетного звания студентов столичной академии чародейства и волшебства или валите назад под мамину юбку! В шеренгу становись!

Харизма у нее тоже оказалась на уровне. Я и не заметил, как оказался в середине разношерстного строя, вытянувшись в струну. Уна встала справа, а Ира застыла слева. Интересно, что нас заставят делать? Дадут в руки трезубец с сетью и отправят ловить льва?

Реальность оказалась куда скучнее и банальнее. Отжимания, подтягивания на турнике, лазанье по канату, бег по арене. Уне было необязательно все это делать, она же мой фамильяр, однако фея решила не отставать от нас с Бутурлиной, заявив, что ей это интересно! Для нас физические испытания не представляли ничего сложного. Та же Ира выкладывалась наравне со мной и Уной. Зато некоторые неженки, в жизни не державшие ничего тяжелее ложки, испытывали реальные трудности. Особенно тяжело было пухлому парнише из какой-то отдаленной провинции с талантом к магии природы, который он продемонстрировал всем, выращивая себе табуретку в виде пня через каждые десять шагов.

— Слабак! Тряпка! И ты называешь себя бароном?!

— Я всего лишь баронет, тетенька! — захныкал он. — Отстаньте от меня!

— А ну, марш бежать вокруг главного корпуса. Два часа бегаешь, иначе я лично вышвырну тебя назад в дыру, откуда ты выполз, на радость папаше! Что он скажет о просранных на твое обучение деньгах?! Первое правило академии — никаких возвратов!

Неизвестно, какой там у баронета был папаша, но угроза сработала. Под гогот зрителей он выбежал из зала в сопровождении одного из помощников наматывать круги вокруг Академии.

— Остальные сдали нормативы, но очень паршиво! Случись у нас завтра война, вы сгодитесь лишь на смазку для клинков! Не расстраивайтесь! Я сделаю из вас настоящих мужиков и баб!

Мария Громова вышла в центр арены, продемонстрировав всем сжатый кулак.

— Проверим, есть ли среди вас хлюпиков смельчаки! Я поставлю максимальный балл любому, кто сможет одолеть меня без магии! И зачту экзамен за первый курс. Можете втроем на одну, хлюпики! Ха! Да я и десятерых порву!

Е-мае, сколько у нас на курсе идиотов! Первую тройку самоуверенных смельчаков она вынесла секунд за десять. Силуэт гром-бабы размылся, и на пол упали бессознательные мешки. С трибун раздались овации и крики восхищения. Сразу стало понятно, чего ждали зрители.

«Наверное, это ее студенты выслуживаются перед экзаменом», — предположила Уна.

«Или неудачники прошлых курсов лечат душевные раны».

Поверженных кандидатов в студенты быстро оттащили, и на песок вышла вторая тройка, чтобы улететь еще быстрее первой.

— Тьфу, вырождается Россия матушка! Мне что, одной рукой биться?!

Следующая троица оказалась куда серьезнее. На арену ступила группа светлых эльфов, две прекраснейшие девушки и жилистый паренек. «Студенты по обмену», — шепнула Ирина, непонятно как узнавшая последние сплетни. Ушастые действовали без слов, грамотно окружая Марию с трех сторон. Судя по расслабленным позам и странно выставленным вперед рукам, они владели каким-то боевым искусством.

Атаковали всегда девушки, причем со спины. Короткими тычками, используя сложенные, как пики, ладони. Парень пытался отвлечь противника, но декан была не лыком шита. Еще бы, почти двадцать уровней разницы. Я понимал, что Мария играет с эльфами, якобы в последний момент успевая блокировать атаку или уйти в сторону. И ушастые купились! Паренек внезапно подался вперед и попытался одним ударом ноги заработать себе «индульгенцию», как его перехватили и, используя в качестве оглобли, смели обеих девиц.

— Неплохо, неплохо, я хотя бы размялась. Тьфу, — она смачно сплюнула на землю и обвела оставшихся тяжелым взором. — Есть еще смелые или переходим к тысяче отжиманий? Те, кого я отправила полежать от них, освобождены! Ну? Я только вошла во вкус!

«Хозяин, думаю, у меня получится, главное — отвлеките ее!» — не слушая моих предостережений, Уна вышла вперед, спрятав крылья. Пришлось встать рядом, челюсть заранее заныла в предвкушении мощного хука.

— Учти, краля, я сдерживаться не буду! — усмехнулась декан.

— Я на иное и не рассчитываю! — смело ответила моя фея. — Кто-нибудь еще хочет заработать освобождение от физры до конца года?

Люди-студенты только отводили глаза. Я уже было решил, что нам придется работать в двойке, как вперед неожиданно вышла темная эльфийка. Высокая и стройная. Одежда — спортивные штаны и короткий топик, позволявший любоваться весьма впечатляющей грудью. Длинные белые волосы были собраны в косу, на щеках нарисованы две черные полосы. Ее смуглая кожа пахла молочным шоколадом. У меня моментально перехватило дыхание, а рот наполнился слюной. В штанах зашевелилось. Отпугивало только мрачное выражение лица и взгляд затравленной овцы. Не понравились мне и хорошо заметные, плохо зажившие шрамы на руках. Депрессивная суицидница или объект травли?

— Мужчины, вперед! — Уна толкнула меня в спину, вызвав настоящий взрыв хохота на трибунах.

Назвался груздем — полезай в кузов. Я встал в стойку, заслужив уважительный взгляд Марии. Атаковать казалось безумием, поэтому я медленно обходил гром-бабу по кругу, надеясь подловить ее на контратаке. Время словно замедлилось, гулко билось сердце. Я словно слышал тягучий ход времени, а затем…

Ко мне метнулся размытый силуэт. Каким-то чудом я успел выставить блок. Однако это было все равно, что пытаться остановить поезд. Руки обожгло, ноги заскользили по арене, зарываясь глубоко в песок. Было очень, просто охренительно больно, однако я смог устоять, как раз чтобы получить добивающий удар… Признаюсь, я не выдержал и зажмурился. Секунды все шли, а второго удара не было, зато я услышал удивленные возгласы. Открыв глаза, я увидел занимательное зрелище — гром-баба лежала на животе, а в ее ноги намертво вцепилась темная эльфийка. Уна упиралась обеими руками в спину, не давая ей подняться.

— Руки держи, быстрее! — закричала фамильяр. Ее нечеловеческих сил едва хватало, чтобы сдерживать разъяренную воительницу.

По взгляду декана факультета воинов я видел, что еще секунда, и нашу троицу ожидала незавидная участь. Повезет, если отделаемся всего лишь переломами. И все же я успел. Перехватив руку Марии, я взял ее на болевой, навалившись всем весом. В нормальных условиях я бы переломил ее пополам, но, как я и думал, кости воительницы оказались прочнее камня. Повезло, что это никак не помогало от боли.

— Хорошо, хватит! — закричала уязвленная гром-баба. — Вы победили.

Ух… Мы втроем одновременно выдохнули и рухнули на песок. Победа стоила нам кучи сил, и физических, и моральных, но оно того стоило! Я буквально впитывал восхищение, недоверие и ярость от зрителей на трибунах и будущих однокурсников. Особенно мне нравились взгляды девчонок, в частности светлых эльфиек. Да и темная выпрямила спину, перестав выглядеть забитой, и смотрела с какой-то гордостью. С каждым днем класс барда нравился мне все больше и больше. Умение ощущать чужие эмоции это просто нечто!

— Ты кто такая?! Как смогла обмануть меня?! — Мария скалой надвигалась на безмятежно улыбающуюся Уну.

— Обмануть? Я честная фея, не применяла никакой магии! Можете проверить любым артефактом! — она так мило хлопала ресницами и искренне смотрела в глаза, что становилось совершенно очевидно — врет, но на лжи ее не поймать.

Наверное, декан могла бы отменить пари, сославшись, что испытание было только для людей, но как же тогда светлые эльфы? Дешевле для нее было поставить нам пятерки и не видеть нашу троицу до конца года. Так она и решила поступить.

— Вы трое катитесь отсюда, остальные — принять упор лежа! — закричала она с таким выражением, что мне и самому захотелось опуститься на колючий песок. — Вступительный тест только начинается! Тысяча отжиманий! Раз-два! Раз-два-три!

Глава 8 «Москва»

Мы с Уной и незнакомой темной эльфийкой поспешили исполнить указание Марии Громовой под завистливыми взглядами будущих однокурсников. Почему-то Система отказывалась сообщать мне информацию о смуглокожей красавице, да и сама она не желала распространяться о себе. Мы стояли втроем у входа на арену и любовались залитым солнцем парком.

— Чем займемся? — с зевком поинтересовалась Уна, потягиваясь так сладко, что даже встала на носочки. — Тестов у нас больше нет, как и дел.

— Надо бы бумажку получить с результатами, интересно посмотреть, как нас оценила Академия.

— Ее выдадут на торжественной линейке после церемонии принятия, — неожиданно включилась в разговор темная эльфийка. А голос у нее приятный. — Чтобы обиженные низкими оценками влиятельные родители не пытались повлиять на ректора.

Я не совсем понимал логику, однако решил не уточнять. Оценки вообще перестали меня интересовать. Все внимание теперь занимала прекрасная девушка, и она просто обязана стать моей хотя бы на одну ночь.

— Александр Морозов, можно просто Саша, — я протянул эльфийке открытую ладонь, которую она, немного поколебавшись, все же пожала.

— Белкариэль… без титулов, — она выжидающе уставилась на меня исподлобья. Наверняка, пыталась уловить хотя бы малейшие нотки презрения. Само собой, тщетно.

— Очень приятно познакомиться. Не хочешь прогуляться? Погода отличная!

— Я живу здесь уже несколько недель, мы прибыли на корабле. — Белка слегка поморщилась. Очевидно, путешествие выдалось нелегким. — Все уже видела, не хочу никуда идти.

— А я и не про Академию. За четыре года она по-любому нам надоест до зубовного скрежета, — я подмигнул удивленной девушке и легонько потянул за собой. — Посмотрим Москву, до нее ведь рукой подать!

— Нам ведь нельзя покидать территорию…

— Это студентам, — важно добавила Уна, пристраиваясь к эльфийке с другой стороны. — Мы еще не приняли присягу, так что ограничения не распространяются.

— Только прихватим телохранителей, мало ли что. Твои далеко живут?

— У меня их нет, — мрачно ответила девушка, тут же повеселев. Ей явно нравилась перспектива покинуть Академию хотя бы ненадолго. Не нужно быть провидцем, чтобы понять, как ее достало это место, раз она была готова довериться первому встречному. Нас сплотили не только моя высокая харизма и престиж-класс инкуба, но и победа над сильным врагом.

— Я тоже не люблю большие кортежи. Ограничимся одной Мин, а Ира пускай отжимается, раз побоялась выйти на песок.

Моя азиатская воительница и будущая остроухая прислужница окинули друг друга оценивающими взглядами и остались довольны, негласно заключив нейтралитет. Какое-то время ушло на то, чтобы предупредить остальных не ждать нас к ужину, выслушать недовольные комментарии парней и взять напрокат лошадей. Путешествие по идеально пустому шоссе прошло весьма комфортно. К тому же я более-менее приспособился к местному четвероногому средству передвижения.

Путь до пограничной заставы пролетел в одно мгновение. На ней возникли небольшие проблемы, так как желающие официально выехать из Академии будущие студенты были большой редкостью и стражники банально не знали, что с нами делать. Высокая харизма и небольшая взятка сыграли свою роль, нас пропустили без дальнейших проволочек. Увы, недолго музыка играла. Оказавшись на «свободе» и добравшись до главной дороги, мы застряли в натуральной пробке. Всю дорогу занимали нагруженные телеги, пассажирские омнибусы и просто пешеходы. Путь в десять километров мы преодолели за два часа! И нестись вперед не разбирая дороги, как провинциальные дворяне, мы тоже не могли. Постоянно встречались жандармские конные патрули, безбоязненно останавливающие подобных молодчиков. С тремя такими мы сталкивались по дороге.

Да, московская полиция всегда была рада постричь провинциалов, не имевших влияния в столице. А местных они наверняка игнорировали. Я счел за лучшее не лезть на рожон, так что мы медленно двигались вперед, пристроившись за набитой выпечкой телегой. Из-за доносящихся оттуда изумительных ароматов у меня разыгрался нешуточный аппетит, что в общем-то неудивительно, учитывая потраченные на арене силы. Первым же делом отыщем трактир!

По обе стороны дороги постоянно появлялись деревни, и они были не чета нижегородским. Сразу видно, принадлежали богатым людям. Добротные каменные двух-трехэтажные крестьянские дома гармонично соседствовали с роскошными особняками аристократов и богатых мещан. А когда мы накоенц добралсь до самой столицы, у меня перехватило дыхание. Круто! Ничего не скажешь. Высоченные белокаменные стены, не меньше десяти метров, охватывали город огромны кольцом. Из-за оборонительных сооружений выглядывали изящные башенки, по видимому местная Рублевка.

Всей толпой мы проехали через огромные распахнутые ворота и очутились в столице. Меня сразу оглушили шум и крики. Эх, отвык я в своей деревне от нормальных городов! Сразу чувствовался бешеный ритм жизни! По сравнению с Москвой и Нижний Новгород, и Владимир были невероятно тихими и спокойными городками.

Вдали, словно невозмутимый великан, над городской суетой возвышался знакомый мне Кремль. Даже та башня, которую я смог разглядеть, один в один походила на Боровицкую башню Кремля моего мира. Только в этой Москве сам Кремль был еще монументальнее. Поскольку он располагался на высоком холме, я с трудом представлял, какой высоты его алые стены.

Мы буквально проталкивались на лошадях через толпу. Она была невероятно разношерстной. Кого в ней только не было! Я видел и эльфов, и гномов, и несколько незнакомых мне рас. Тут мне помогла Белка, пояснив, что трое звероподобных великанов в набедренных повязках с бугрящимися мышцами ручищами, ростом на голову выше меня — орки. Маленькая девочка с треугольными пушистыми ушами, приведшая меня в полнейший восторг, принадлежала к зверолюдам. А мелкие худые смуглые коротышки с ушами-лопухами были гоблинами. Именно гоблины продавали газеты, добавляя в общий шум свои визгливые выкрики, обещавшие сплошные сенсации. Я прикупил одну газету и сразу отдал ее Уне. Пусть изучает на лету, потом обо всем расскажет.

По обе стороны улицы тянулись пятиэтажные кирпичные дома, чередующиеся с небольшими магазинами и тавернами. Мне запомнились вывески «Боевые искусства. Опытный тренер — недорого» и «Дом любви». Понятно, что меня заинтересовал тот самый дом, выглядевший как симпатичный двухэтажный особнячок с эффектной девушкой у входной двери. Однако желание быстро пропало, достаточно было посмотреть на моих спутницу. Зачем довольствоваться фастфудом, когда прямо под рукой такой роскошный пир? Кстати о еде, как я говорил — голод не тетка. Мое решение о поиске хорошего тактика вызвало всеобщее одобрение.

Приютило нас приятное местечко со странным названием «Вкусная нора». Мы оказались в небольшом уютном подвале, освещенном множеством свечей. Как выяснилось, кормили здесь просто, вкусно и сытно. Главное блюдо — огромный каравай с вырезанной сердцевиной, щедро наполненной густым мясным супом. Есть предполагалось, отрывая куски хлеба от нее же и используя их вместо ложки. Холодное темное пиво с легкой горчинкой идеально дополняло суп в хлебе, и на улицу мы вышли сытые, веселые и довольные.

Белкариэль заметно расслабилась, хоть и предпочитала молчать под нашу с Уной болтовню. О себе она почти ничего не рассказывала и вопросов не задавала. На попытку заплатить за нее эльфийка сверкнула глазами, потребовав отдельный счет и расплатившись странной треугольной монетой. Не так уж проста наша спутница. Но я знаю отличный способ, как угодить любой женщине. Шоппинг! И не верьте, если говорит, что ей не нравится ходить по магазинам. Главное — правильно выбрать товар.

Рыночные ряды с одеждой она проводила равнодушным взглядом. Зато стоило нам пройти мимо огромной витрины с несколькими манекенами в кожаной и кольчужной броне, как ее глаза загорелись интересом. На приятный звон колокольчика никто не вышел, и какое-то время мы просто торчали в зале, пожирая взглядом искусно расписанные комплекты защиты. Несмотря на обилие украшений, было заметно, что доспехи ладные и хорошо справляются со своей основной функцией — защитой от чудовищ и людей. Даже Система пометила экипировку как редкую и эпическую.

Здесь продавали и оружие. Стены были сплошь увешаны мечами, топорами и копьями всех форм и размером. Отдельное помещение отвели для луков и арбалетов. Ножи продавались в витрине у пустующего прилавка, и цены на них весьма кусались.

— Прошу прощения за задержку… — из подсобки наконец выполз… непонятно кто. Продавца полностью закрывала гора коробок, чуть не достающая до потолка.

— Ничего страшного, мы просто посмотреть, — любезно ответил я широкоплечему гному с белой бородой.

— Здесь вам не музей, — сварливо ответил Ульрих, чье имя любезно подсказала Система. — Или покупайте, или уматывайте, пока не сломали мне чего-нибудь.

— Ты как с покупателями разговариваешь, коротышка?! — тут же возмутился я. От возмущения аж дворянская кровь вскипела! — Как ты вообще по миру с протянутой рукой не пошел?! Мы тут первые покупатели за хрен знает сколько времени, и ты нас гонишь?

— Да какие вы покупатели, голытьба провинциальная. Ты, дворянчик сельского пошиба, и доспех себе нормальный позволить не можешь. И девки твои, воительницы, в обносках ходят. — он подошел к Мин и бесцеремонно дернул ее за набедренную повязку. — Тьфу, смех один, а не бро…

Гном неожиданно захрипел и выпучил глаза. Моя телохранительница ловко выпуталась из захвата, «блинком» оказавшись за его спиной. Девушка схватила карлика за руки и потянула на себя, ногой давя на спину. Застыл он в нескольких сантиметрах от пола, чувствуя напряжение во всех мышцах, да наслаждаясь потрескиванием костей.

— Хорошей куноити не нужны доспехи. Они лишь сковывают движения и привлекают ненужное внимание. И пока чужак смотрит на мою грудь, он пропустит движение рук. А тебе стоит поучиться манерам, если не хочешь лишиться своих.

— Прошу прощения, сударыня, — прохрипел гном, неспособный нормально сделать вдох. — Не признал, думал, вас просто для утех держат…

— То-то же, — Мин отпустила Ульриха и поддала ему пинка. — Хозяин, пойдем в другое место?

— Погодите! — отдышавшись, гном с важным видом поправил бороду и посмотрел на девушку-азиатку с большим интересом. — Я целую вечность не встречал никого из вашего клана! И давно хотел получить одну для опытов…

— Я не рабыня! — вот теперь Мин по-настоящему разозлилась, а в ее руках развернулись усыпанные лезвиями вееры. — И не шлюха!

— Вы неправильно меня поняли! — этот гад спрятался за меня! И ловко перемещался так, чтобы я всегда был между ним и разъяренной куноити. — Я хочу доказать вашу неправоту насчет брони! Я давно создал доспехи для таких, как вы, но мне не на ком было их испытать! Они абсолютно бесшумны и выдерживают попадание из арбалета, клянусь! Просто примерьте!

— Меня полностью устраивает мое облачение, — Мин зависла над упавшим гномом — Уна поставила ему предательскую подножку, и он остался один на один с азиаткой. — И что вы можете знать о работе куноити…

— Я улучшу его, как только скажете! Бесплатно! Просто попробуйте!

— Мин, да посмотри ты на его броню, да пойдем. Или добей уже! Там неподалеку кондитерская была. — Уна, которая недавно съела двойную порцию, жалобно шмыгнула носом. — Хочу десерт! Вишневые эклеры! И мороженое!

Пока мы с феей спорили, является мороженое десертом или повседневным блюдом, Ульрих вынес из подсобки хваленую броню. Выглядела она странно и походила на черный лыжный комбинезон. Повертев ее на свету, Ульрих продемонстрировал почти незаметную сеточку из серебряных нитей.

— Мифрил! — с гордостью заявил он. — Гнется во все стороны, бесшумный, не ломается, удар секиры держит! Основа — драконья шкура, подстраивается под своего владельца. Я умру, вы умрете, а он все как новенький будет! Мой шедевр!

Система была склонна согласиться с Ульрихом, пометив доспех легендарным статусом. Судя по характеристикам, в нем можно было спокойно залезть в пасть дракона и вылезти без повреждений, лишь бы обувь и шлем не подвели. Внутри имелось несколько слотов для защитных артефактов. Можно и магов на бой вызывать!

Мин тоже впечатлилась. Ни капли не стесняясь чужака, она сбросила свои тряпки и с помощью Уны влезла в комбинезон. Тонкая облегающая кожа сразу же очертила все прелести куноити. Она стояла перед нами одетая, но в то же время казалась голой. Особенно меня впечатлила парочка торчащих сосков.

— Очень удобно, — девушка подвигала рукой, резко вскинула ногу к носу даже не дрогнувшей Белки и ушла в перекат. Пыль и грязь с пола не прилипали к костюму, оставляя его все таким же девственно чистым. — Комфортно, тепло. Он помогает мне… и не стесняет движений. Я будто сражаюсь без одежды и в то же время в коконе.

— Рад слышать! — Ульрих лучился гордостью. Гном шустро закрыл дверь перед каким-то мужиком в шляпе-цилиндре и перевернул табличку на «Закрыто». — Позвольте испытать на прочность?

— Оставишь на ней хоть царапину — прибью! — я забрался прямо на стойку, болтая ногами и предвкушая шоу. Уна сразу устроилась у меня на коленках, а Белка, немного поколебавшись, села рядом.

— Вашей прекрасной куноити ничего не угрожает! — гном излучал энтузиазм. И куда делся ворчливый дед, встретивший нас пятнадцать минут назад?

Е-мае, а он основательно подготовился! Несколько ножей и топоров, пика и арбалет. Остановить спятившего деда мне помешала Мин. Она слегка покачала головой и смело взяла первый предложенный нож, вонзив его себе в живот. На всякий случай я проверил, осталось ли исцеляющее заклинание на панели быстрого доступа.

Острое, как бритва, лезвие с приятной мелодичностью скользнуло по костюму, не оставив и царапины. Гном с восторгом следил, как девушка всячески пыталась убить себя различными смертельными игрушками. А когда они стали слишком большими, сам стал тыкать в нее инструментами. Заминка вышла только на пике — Мин дождалась, когда она соскользнет вниз, и резко дернула вверх, подбросив Ульриха. Не ожидал от хрупкой на вид девушки подобной силы!

— Прекрасно, просто прекрасно! — он не уставал утирать слезы счастья. — Осталось испытать только молот и арбалет! И потом то, ради чего я так долго ждал появления в нашем городе настоящей куноити. Вы же можете исчезнуть?

Довольная Мин мгновенно заледенела и враждебно посмотрела на Ульриха.

— С чего ты взял?

— Не поймите меня превратно… В Москве сотни самозванцев, выдающих себя за такую, как вы. Я испытывал свой шедевр на них, но все зря. Я ведь не просто вплел мифриловую сеть в драконью шкуру. Он носит отпечаток моей души, уникальные чары. По задумке он должен исчезать вместе с вами.

— Почему же вы сделали доспех на столь редкий талант? — поинтересовалась Белка, открывшая рот впервые за посещение магазина. — Почему не сковать обычные для людей и гномов латы?

— Сердцу не прикажешь. Когда вами овладевает вдохновение, руки работают сами, без веления головы. Половину жизни я прожил на Востоке, пока нужда не заставила меня уехать… Видимо, слишком часто ностальгировал по своей семье… Если бы у моей сакуры была такая защита… — скупая мужская слеза прокатилась по алой щеке Ульриха. Неожиданно он встряхнулся и потряс бородой. — Получилось, что получилось. Этот доспех должна носить настоящая куноити. Я прошу вас исчезнуть.

Мин смерила Ульриха долгим взглядом. Мой класс подсказывал, что девушка была ошеломлена, удивлена, встревожена и чего-то опасалась. Но еще в ее сердце расцвела жалость. Она понимала его положение больше меня.

«Кажется, сакурой на Востоке зовут своих жен. Возможно, он женился на куноити, и ее убили», — предположила Уна.

«Если они настолько редкие, что их нет в Москве, шансы минимальные».

«К чему гадать? Спросим потом у Мин».

Куноити тем временем решилась. Миг — и на ее месте остался только быстро развеявшийся серый дымок. Еще через секунду она появилась за спиной у гнома, приставив к его горлу раскрытый веер.

— Доволен? — строго спросила она, нажав слегка сильнее, чем нужно.

— Более чем. У меня все получилось, — он вытер новую слезу, развернулся и крепко прижал Мин к себе. — Спасибо, девочка. Я как увидел тебя, сразу смекнул…

Я тихо покашлял, дабы разогнать повисшую неловкость. К счастью, гном не пытался облапать девушку, держа ладони-лопаты в районе ее спины. Шумно высморкавшись, Ульрих снова потряс головой и пришел в себя.

— Спасибо вам за помощь! Теперь я точно знаю, что мой шедевр работает. Можете выбрать по одному предмету с витрины.

Система оповестила о завершении скрытого квеста и предложила следующее задание — заполучить себе легендарный доспех «Путь Тысячи Кинжалов». Ну и название! Надеюсь, его можно сменить.

— Спасибо за вашу щедрость, дорогой Ульрих. Но я бы хотел приобрести этот доспех для моей телохранительницы.

Гном застыл соляным столпом, открывая и закрывая рот. Он выглядел так, словно я только что сказал огромную мерзость. Глаза коротышки наливались кровью.

— Откуда тебе известно мое настоящее имя?! — взревел он, а имя над головой окрасилось красным. Да что такое! Дед тысячи настроений! — Как вы меня нашли?!

В руках Ульриха появилась огромная двухлезвийная секира размером с него. Угрожающе подняв ее над собой, он пошел прямо на меня.

Глава 9 «Москва, часть 2»

— Успокойтесь! — Лира возникла сама собой.

Яркая вспышка света ослепила гнома, и, пока он протирал глаза, мы дружно спрятались за стойкой. Мин отошла к противоположной стене, почему-то не спеша снова хватать его.

— Я не тот, за кого вы меня приняли!

— А кто тогда?! Тебя охраняет куноити, и ты знаешь мое имя!

— Меня зовут Александр Морозов, я дворянин из Нижнего Новгорода. Хотите верьте, хотите — нет.

— Как ты узнал мое имя?!

— Не собираюсь раскрывать своих секретов, — я моментально поднял Лиру над головой, приготовившись кастовать «Удар души». Ульрих еще немного постоял с занесенной секирой и со вздохом опустил тяжелое оружие.

— Извините, — он забрался на табуретку у стойки и потряс головой. — Вместе со старостью приходит паранойя. Мое поведение недостойно. Предлагаю забыть о существовании друг друга. Берите обещанную награду и уходите.

Нет, так просто он от нас не отделается!

— Как я уже сказал, я хочу купить ваш шедевр.

— Он не продается, — твердо заявил гном. — Будете упрямиться, я вызову жандармов. У меня магическая сигнализация стоит.

Неужели здесь настолько крутая полиция, что он доверил редкий дорогой костюм первым встречным?

«Хозяин, я только заметила… на стенах и окнах мощное охранное заклинание. Стекло выдержит удар тарана, просто так отсюда не уйти».

Система словно решила подыграть Уне, обозначив уровень над побелевшим именем Ульриха — 50-й.

Вашу мать… Этот гном был сильнее моего злейшего врага, главы знатного рода Бутурлиных, в чьих владениях был целый город! Да кто он вообще такой?! И как он позволил Мин себя обездвижить? Какой же я осел! Это была проверка с его стороны на способности куноити…

— В вашем творении живет душа, — тем временем Мин полностью разоблачилась. Она надевала свой старый наряд, не стесняясь собственной наготы и заодно даруя мне возможность как следует рассмотреть каждый дюйм ее прекрасного тренированного тела. Даже с мысли сбился. — Нельзя оставлять его висеть на стене до конца жизни.

— Ты, разумеется, права, но… — Ульрих тяжело вздохнул. — Я вложил в свое Творение душу… Многое связано с этим костюмом… Я не могу расстаться с ним просто так.

— Я понимаю, почему вы держите воспоминания. Но они тянут вас на дно, как тлеющая внутри боль… Отпустите их и живите дальше. Если ваши чувства искренни, им не нужны материальные якоря, и вы воссоединитесь в следующей жизни…

— Возможно, ты и права… — гном уставился в одну точку, жуя губы. Наконец он посмотрел на меня и твердо сказал: «Шедевр все еще остается шедевром, я не отдам его вам просто так. Хотите купить? Что ж, пожалуйста. Моя цена — миллион рублей».

Понятия не имею, как я не прибил жадного гнома прямо на месте. Миллион рублей! Как бюджет целого государства! Однако вспомнив, как Бутурлин-старший легко отгрузил мне сто тысяч, пришлось задуматься. Возможно, я погорячился. Твою мать! Я ведь считал, что у меня много денег. Я буквально мог швыряться ими направо и налево, и тут какой-то гном требует с меня миллион! За доспех! Для телохранительницы, которая даже не мне служит!

Тем не менее, я очень хотел обзавестись легендарным предметом. Видимо, сказывался живущий в каждом любителе РПГ хомяк. Я еще не встречал игроков, которые не носили бы ненужную легу или мощный эликсир в инвентаре до конца игры, хотя бы потому что вещь может пригодиться или стать ценным экземпляром в виртуальной коллекции.

Навыки торговли и красноречия никак нам не помогли. Ульрих был прожженным торгашом и не поддавался на провокации. Забирать костюм силой прямо в центре Москвы, с учетом магической сигнализации, возможных ловушек и огромного уровня гнома было бы самоубийством. Единственной поблажкой, которую он выдавил из себя, было условие: добыть редкий камень из московских катакомб. И тогда мы получим злосчастную скидку. Надеюсь, вредный гном не сделает ее равной одному проценту.

На карте появилась отметка с нужным нам входом. По утверждениям Ульриха, камень охраняло какое-то древнее заклинание, которое ему не по зубам. И, судя по мрачному тону, в наш успех он тоже не слишком верил и выдал задание, только чтобы отвязаться. Однако из-за системы я воспринял все всерьез, поэтому засыпал гнома вопросами. Выяснилось, что искомая вещь представляет собой небольшой овальный предмет из неизвестного металла с волшебными свойствами. Больше ничего вытянуть не удалось, гном уперся как еврей на распродаже. По поводу скидки мы спорили минут двадцать, да и то как-то вяло. Наверняка он уже считал нас мертвыми и старался чисто для вида. Моя настойчивость наконец принесла плоды, Ульрих явно пожалел о том, что вообще заикнулся о походе за камнем.

— Ладно! — проворчал он. — Если вернетесь и принесете мне искомое, так уж и быть. Двести тысяч рублей — и броня ваша. Все. Выметайтесь! Надоели мне до зубовной боли!

Мы покинули лавку. Нужно было найти какое-то место, чтобы не обсуждать планы посреди улицы. Темнело, так что мы не мудрствуя лукаво отправились в местный аналог ночного клуба, арендовав себе VIP-зал. В Москве было больше всего ищущих развлечений молодых дворян с кучей денег, так что подобных заведений здесь было как грязи.

Чем-то наше временное прибежище напоминало смесь японских караоке из аниме и приватных стриптиз-залов. В центре находилась небольшая сцена с блестящим шестом. Вдоль стен расположились огромные диваны, на которых можно было устроить оргию, а около входа поставили стол с закусками и десертами. Уна тут же набросилась на вкусняшки, пока мы с Мин и Белкой развалились на диванах. Услуги танцовщицы я решил не оплачивать — лишние уши ни к чему. Через стены нас вряд ли услышат. Из артефакта в виде деревянной коробки громко играла простенькая музыка. Вскоре к нам присоединилась что-то сосредоточенно жующая фея.

— Шоколадные пирожные у них во, никогда таких не пробовала! — она показала большой палец. — Утром прямо в катакомбы или успеем позавтракать?

— С чего ты взяла, что мы вообще туда полезем?

— Что я, взгляда твоего не видела? Ты хочешь эту штуку, — Уна пожала плечами, забрасывая в рот очередное пирожное. — К тому же, нам не впервой. Помнишь те развалины?

— Через три дня пройдет церемония приема и торжественная линейка, опаздывать на них нельзя ни в коем случае.

— Да там, как я поняла, делов на двадцать минут — зашли и вышли, — легкомысленно махнула рукой моя фея.

— Если бы это было действительно так, он бы давно забрал камень. И вообще, мы ведь сюда развлекаться приехали! Вряд ли Белкариэль горит желанием отправиться с нами в смертельно опасное приключение, а оставить ее одну мы не можем.

— Вообще-то, я с удовольствием отправлюсь с вами в смертельно опасное приключение, — неожиданно улыбнулась эльфийка. — Куда интереснее, чем тухнуть у себя в комнате.

— И ты вот так просто нам доверяешь? А вдруг… это все хитрый план, чтобы зажать тебя в подворотне и изнасиловать?

— Я достаточно разбираюсь в эль… людях. Ты не причинишь мне никакого вреда, — на лицо Белки словно опустилась туча. — Если я вам просто не нужна, так и скажите…

— Почему не нужна? Конечно, нужна! — рейнджером-магом 34-го уровня просто так не разбрасываются. Она была первой обладательницей мультикласса на моей памяти — одна из причин, почему я позвал ее с нами, не считая неземной красоты и будоражащего запаха. — Просто хотел тебя предостеречь…

— Я могу о себе позаботиться, — жестко ответила она. — Хочу вернуть долг за годовую пятерку. Хорошие оценки для меня жизненно важны.

«А еще ей очень одиноко, я чувствую, — добавила Уна, внешне никак не выдавая произнесенную мысленную реплику. — И я не забываюсь, просто хочу заметить, что цвет ее кожи отлично подходит к дивану на первом этаже! Мы будем отлично на нем смотреться! Возьми ее в гарем! Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!»

«Теперь у меня точно нет выбора, развратница моя», — усмехнулся я, вслух сказав:

— Хорошо, теперь ты, Мин. Расскажи, что думаешь.

— Я не объективна, хозяин, — под моим недовольным взглядом куноити вздохнула и добавила:

— Этот доспех как вторая кожа… Мы с ним сроднились. Я готова ради него на все.

— Даже принести мне ту самую клятву? — полюбопытствовал я.

— Да, — не колеблясь ответила она. — Мой контракт с Эстом подходит к концу. Я откажусь его продлевать. И плевать, если из-за этого от меня отрекутся дома.

— Вряд ли до такого дойдет…

— Вы просто не знаете мою семью, — она странно сверкнула глазами и отвернулась. — Я готова принести вам пожизненную клятву верности…

— А если я приму ее и потом отберу костюм? — странное у меня было настроение, так и тянуло задавать вопросы с подвохом.

— Вы слишком честны для этого, — улыбнулась куноити, как взрослый глупому ребенку. — В любом случае, вы не обязаны этого делать. Я слишком неважна для вас…

— Больше не хочу слышать подобных глупостей, — поддавшись порыву, я приблизился к Мин и нежно поцеловал ее в припухшие губы. — Завтра посмотрим на эти катакомбы, а пока отдыхаем. Белкариэль… Можно называть тебя просто Белкой?

Эльфийка колебалась недолго, коротко кивнув.

— Отлично! Устраивайся поудобнее, зал арендован на сутки. Поспим прямо здесь, — я стянул с себя сапоги, выключил музыку и с удобством развалился на отдельном диване. — Лень искать гостиницу, а это место как раз недалеко от входа в катакомбы. И пирожные вкусные.

Уна тут же устроилась у меня под боком, по-хозяйски закинув ногу. Мин переместилась ко входу, впав в подобие транса, в котором она отдыхала не хуже полноценного сна. Явно не ожидавшая подобного резкого перехода, эльфийка настороженно следила за нами, но вскоре сдалась и свернулась калачиком в углу, не забыв положить под подушку длинный кинжал с изогнутым лезвием. Как говорится: «доверяй, но проверяй».

Быстрый завтрак. Впечатленный тишиной в нашем зале, администратор вдобавок собрал нам бутербродов в дорогу, осторожно спросив, чем мы там занимались. Он-то привык, что в VIP-залах дворяне устраивают дикие оргии, которые часто заканчиваются кровавым исходом под истошные крики попавшихся в ловушку жертв. Кажется, он так и не поверил, что мы просто переночевали в VIP-зале их клуба стоимостью в пятьсот рублей за ночь. Не говорить же ему, что мне захотелось немного пошвыряться деньгами после унижений от Ульриха. Тоже мне, нашел бедняга, гоблин паршивый!

Мы быстро пришли к нужному месту. Располагалось оно в одном из безлюдных переулков, вдали от центральных улиц. В играх и фильмах входы в данжи, то бишь подземелья, выглядят как огромные украшенные ворота. Их часто охраняют магические замки, ожившие каменные головы, хитроумные загадки и могучие стражи. Нам же достался обычный канализационный люк с проржавевшими ступенями-скобами. Вдобавок оттуда доносился мерзкий запашок.

— Нам точно сюда? — Белка переоделась в зеленый походный костюм с кожаной броней и вооружилась эпическим луком вдобавок к висевшему на поясе артефактному кинжалу. Эльфийке явно не хотелось лезть в канализацию.

— Да, карта не врет, — я хотел было подать пример и пойти первым, как меня потеснила Мин. Куноити спрыгнула вниз, притормаживая конечностями о каменные стены, и скрылась в глубокой темноте.

— Здесь безопасно, хозяин! — донеслось до нас отдаленное гулкое эхо.

Лестница, в которой не хватало ступенек, привела нас в огромный тоннель, по центру которого текла зловонная река. Отлично, в Москве хотя бы существовала полноценная канализация. И почему мне достался отсталый Нижний Новгород, а не белокаменная столица?!

Внезапно заработала система: под ногами пробежала только видимая мне световая змейка, призывая повернуть в один из разветвляющихся коридоров.

— За мной! — свет извлеченной Лиры освещал нам путь лучше любых факелов.

Система прекрасно работала в качестве навигатора. Вскоре относительно чистые тоннели сменились заброшенными. Судя по толстенным слоям пыли и заброшенной паутине, нога человека не ступала здесь веками. Пару раз мы проходили через проломы в стенах, образовавшиеся из-за течения времени, и один из них был совсем свежий. Данные явно новые, неужели она все здесь просканировала? Откуда свежие карты городов? Походило на работу спутника или дрона, но дело было в чем-то еще.

В конце концов мы уперлись в железную дверь, которая открывалась до боли знакомым круглым вентилем красного цвета. Он насквозь заржавел и отказывался поворачиваться — не хватило даже нечеловеческой силы Уны. Весь следующий час пришлось использовать заклинания Школы Огня и барда в качестве горелки, прожигая себе путь. Пока я работал сталеваром, девочки сидели в отдалении и обсуждали шмотки и будущее студенчество. Белка легко пошла на контакт с Уной и делилась тем немногим, что успела повидать за время пребывания в Академии. Я тоже слушал ее рассказ краем уха.

Как выяснилось, она и еще пара десятков светлых эльфов прибыли из Америки в качестве иностранных студентов по обмену. Еще столько же отпрысков наших знатных родов отправились за океан. Чтобы избежать обвинений в расизме среди оппозиции, правящая партия включила Белку в список, избрав ее лучшей среди темных студентов. Эльфийке очень хотелось вырваться из резервации, поэтому жилы она рвала на все сто и всегда была лучшей ученицей, выигрывающей даже соревнования для светлых. Само собой, она столкнулась с жесткой дискриминацией и опасалась лишний раз выходить из комнаты, поэтому в основном читала выданные в библиотеки любовные романы, заучив учебники нашего курса в первую же неделю. Эльфийка как раз с восторгом рассказывала сюжет очередной женской жвачки, когда вырезанный мной кусок железа с грохотом упал на каменный пол, возвестив о моем успехе всем обитателям канализации на мили вокруг.

— Издеваешься? — Уна критически осмотрела сделанный мной лаз. — Я-то уменьшусь, а остальным?

— Придется ползти, — пожал я плечами и первым лег на живот. — Вырезать дверь полностью получится только к следующему дню. Подумаешь, замараемся немного.

Черная пыль напрочь испортила мою одежду, зато я неожиданно завоевал очки отношения и с Мин, и с Белкой. Давно не видел уведомлений Системы, неужели достиг потолка в уровне? Нет, они перестали высвечиваться, уходя в отдельное окошко. Нужно будет их разобрать, когда лень перестанет одолевать…

Стоило нам перебраться, как с оставившей нас стороны послышался жуткий грохот. В дверь словно врезался грузовик. Затем мы услышали странное булькание, которое донеслось одновременно с удушающей вонью. В вырезанное мной отверстие чудовище не пролезало, зато умудрилось выстрелить в него длинным мощным языком. Обвив ногу Белки, оно потащило на себя потерявшую равновесие эльфийку.

— Держись! — закричали мы все.

Уна намертво вцепилась в Белку, упершись каблуками в пол и бешено работая крыльями. Силы феи хватило, чтобы визжащая эльфийка застыла на одном месте — ни туда, ни сюда.

«Атака души» и «Небесная буря», примененные мной, к огромному разочарованию, оказались бесполезны. Что ж там за тварь такая? Хоть в одном «Небесная буря» сработала как надо — она лечила Белку. Та перестала кричать и потянулась к кинжалу на поясе, пока вдруг снова не вздрогнула и не завизжала с удвоенной силой. Монстр оказался ядовитым, и яд у него, судя по всему, был очень болезненным. Мне не оставалось ничего иного, кроме как постоянно лечить эльфийку, иначе она рисковала сойти с ума от боли. И Уна не могла помочь: все силы феи уходили на удержание эльфийки.

Вся надежда оставалась на Мин. Куноити работала веерами, как мясорубкой, нанося по языку монстра сотни ударов. Однако лезвия не могли повредить хрупкую на вид плоть. Бросив на меня полный сомнения взгляд, она вскинула руку. Короткий черный клинок соткался из дыма и лег в ее ладонь, а затем она с размаху опустила его вниз. Сработало! Уна упала на спину, увлекая за собой притихшую Белку. Мин рухнула на колени.

Монстр потерю языка не оценил, с ревом и бульканьем долбя в дверь с утроенной силой. Хлещущая в отверстие темно-зеленая кровь с шипением и кислотным туманом разъедала камень. Железо не выдерживало, прогибаясь под сокрушительными ударами. Еще немного — и мы познакомимся с этим хреном лично!

— Ну уж нет, урод! — я аккуратно положил Лиру на пол, перед этим немного подлечив Белку, и вызвал дробовик. Эффектно зарядив его, я несколько раз выстрелил в дыру, с наслаждением слушая, как яростный рев сменился жалобным визгом. Постепенно он затихал, пока не послышался громкий всплеск, и наступила тишина. Кто бы нас ни атаковал, он предпочел бежать.

— Спасибо… Я у вас в долгу. И простите. В следующий раз я буду начеку.

— Ничего, с каждым может случиться, — я помог Мин встать. После применения способности куноити обессилела и едва могла стоять на ногах. — Уна, лети на разведку, предупреждай нас об опасности.

— Поняла, — фея кивнула с серьезным видом и уменьшилась до размеров воробья.

Что-то мне подсказывало, что наши приключения только начались.

Глава 10 «Вниз, под землю»

Теперь мы шли более осознанным построением. Уна разведывала обстановку, Белка прикрывала тылы, а я выступал в роли основной огневой мощи с заряженным дробовиком, пока Мин несла мою драгоценную Лиру, освещая нам путь. Артефактному оружию не слишком нравилось находиться в чужих руках. По крайней мере, серебряные струны периодически издавали недовольную трель.

Не знаю, кто отвечал в Системе за составление маршрутов, но путь она выбрала весьма окольный. Мы попали в лабиринт узких технических коридоров, где было много пыли, сажи и каких-то железок. По ржавым трубам давно уже ничего не текло, да и не могло. Всюду были дыры. А еще нам попадались следы человеческого присутствия. Иногда мы встречали импровизированные убежища из набросанных на пол тряпок, прогнивших деревянных ящиков и сундуков без крышек — и никаких следов их хозяев. Часто мы натыкались на дверь, однако там тоже не было ничего, кроме пустых труб, вентилей и ржавых железок. Пару раз попадались непонятные машины с потухшими экранами и навсегда замершими стрелками на измерительных приборах.

Гнетущая атмосфера заброшенности и разрухи давила все сильнее. Однообразные депрессивные пейзажи откровенно надоели, и я всерьез начал подумывать, чтобы свернуть назад, как очередной поворот привел нас к разрушенным гермоворотам, ведущим в длинный тоннель. Увидев его, я ощутил острейшее дежавю. Потемневшие рельсы и шпалы уходили в непроглядную тьму. Мы находились в натуральном метро! Не хватало только контактного рельса.

Куда я попал? Может, я и не уходил никуда, а переместился во времени, и это земля будущего? После апокалипсиса… так себе у нас будущее в таком случае… Человечество все же угробило наш уютный шарик из-за вечной гонки за богатством.

«Успокойтесь, хозяин, ваше волнение передается остальным», — спокойный мысленный голосок Уны слегка охладил мое мозговыносительство. Просто оставлю себе заметку на будущее потолковать с кем-то разбирающимся в истории — должен ведь кто-то рассказать мне о предтечах и их местонахождении. Слишком много совпадений. Вдруг предтечи устроили ядерную войну, после чего осталась вся эта техника и бесчисленные мутанты. А что? Вполне логичная версия. Но сейчас фея была права. Надо брать себя в руки.

Приняв бравый, лихой и слегка придурковатый вид, я указал в сторону видимой только мне светящейся змейки и смело повел отряд вперед. На всякий случай я вернул Лиру в левую руку, а в правую вместо дробовка поместил заряженный пистолет.

В этот раз идти пришлось недолго, впереди забрезжил неверный свет. Мы вышли на длинную платформу, на которой раскинулся полноценный палаточный лагерь. Сводчатые потолки, каменные колонны… Я уверен — это станция метро. Правда, стены покрывал толстый слой копоти, так что прочитать или увидеть что-то на них не представлялось возможным. Тем не менее меня не покидало чувство дежавю… Словно я был на этой станции раньшем.

На платформе кипела жизнь. Люди жгли костры в железных бочках и готовили еду на решетках в закопченных казанах или прямо на шампурах. Не брезговали ни крысами, ни странного вида грибочками, ни плесневелым хлебом. Жили они в хаотично разбросанных серых палатках разных размеров…

На нас сразу уставились десятки настороженных агрессивных взоров. Пришлось быстренько тушить Лиру, убирать ее в инвентарь и, напустив на себя максимально независимый вид, взойти на платформу.

Собравшийся здесь люд нельзя было назвать иначе, чем отребьем. Почти все носили класс разбойников или были бесклассовыми из-за низких уровней, никого выше 25-ого. Одежда — не что иное, как лохмотья. Вместо обуви — грязные повязки на почерневших ногах. Да и профессии те еще — карманник, вор, попрошайка, нищий, шулер. Путаны группировались отдельно в нескольких шатрах на другом краю, огороженном ржавой проволокой.

— Вы кто такие? — прохрипел мужчина по имени Владис, разбойник 26-го уровня, обозначенный системой как «Смотрящий».

— Никто, мимо проходили, — светящаяся змейка вела нас через весь лагерь вверх по лестнице. — Не трогайте нас, и не будете тронуты.

— Сначала заплати за проход, ты на территории Бурого. И раз вышел со стороны тоннельных крыс, двойная цена.

— Не знаю ни о каких тоннельных крысах, — я спокойно смотрел на медленно смыкающийся враждебный круг. Подумаешь, пара десятков бродяг, я и не таких побеждал. — Прочь с моего пути, не то хуже будет.

Система радостно сообщила, что я провалил попытку устрашения. Имена всех находящихся на платформе окрасились в алый.

— Вали их, ребята! — что есть мочи закричал Владис. — Пожрем нормально!

— Оставьте хотя бы одну кралю. Чур, я первый! — взвизгнул противный с виду коротышка, его лицо сплошь покрывали чирьи. Представив его со своими девушками, я не на шутку разозлился. Лиру в руки — и началось веселье…

Вызванные «Небесной бурей» молнии собирали богатую жатву. Воодушевленные «Благословением» девушки смело бросились в бой.

Мин скрылась в тенях и появилась снаружи людского круга, заработав веерами со скоростью пропеллеров. Ее лезвия с легкостью прорезали хлипкую пародию на броню и оставляли в их телах глубокие раны, часто несовместимые с жизнью.

Белка, напротив, отпрыгнула назад, как заведенная, натягивая и отпуская тетиву своего лука. Эльфийка стреляла с поражающей скоростью, в одиночку зачистив весь левый фланг.

Уна взмыла под потолок, осыпая врагов насмешками, колкостями и оскорблениями. Метнувшему в нее нож бандиту фея показала язык и ответила алой молнией, отправив его, дергающегося, лежать на холодном грязном полу.

Я решил не тратить драгоценные патроны, всецело положившись на магию. Заклинаний барда вполне хватило, чтобы положить всех смельчаков. Удирающих одиночек я пытался добивать огненными шарами, однако их взрывы скорее напоминали хлопки и всего лишь поджигали одежду. Красиво, эффектно, но бесполезно в настоящем бою. И это третий уровень… До какого же уровня это заклинание надо качать, чтобы оно стало действительно боевым?

Все закончилось меньше чем за минуту. У наших ног лежали стонущие, вопящие и плачущие бандиты. Удивительно, но мы никого не убили. Правда, большинство должны были вскоре отправиться в загробный мир из-за обильных кровотечений. Не хватало мне еще преследователей, попробую спустить инцидент на тормозах. Я исцелил самые страшные раны, неожиданно потеряв очко отношений с Белкой.

Эльфийка смотрела на меня, поджав губы.

— Зачем щадить это отребье? Они первыми на нас напали.

— Сама ответь на свой же вопрос. Как я вижу, твои стрелы торчат из их колен, рук и пахов, ни одной смертельной раны.

— Я чужестранка из презираемого народа, убийство человека может обернуться серьезными неприятностями. Ты же дворянин, тебе все сойдет с рук.

Судя по реакции Уны и Мин, они полностью разделяли мнение эльфийки. Тем не менее, свалили всю ответственность выбора на меня.

Я с сомнением посмотрел на Владиса. Мужчина выставил перед собой ладонь, что-то бессвязно бормоча и пытаясь отползти. Уж он бы точно меня не пощадил.

— Уна, слетай к тем шатрам и посмотри, кто внутри. Узнай, по своей ли они здесь воле.

Фея как-то странно на меня посмотрела, но послушно выполнила приказ. В принципе, я знал ответ заранее, но лучше получить железные доказательства перед вынесением приговора.

— Пахнет в рабских загонах просто отвратительно. Большинство тут по своей воле, они меняют себя на еду и кров, — сообщила она, вернувшись обратно, — однако нескольких девушек совсем недавно пригнали с каких-то дальних деревень в большом караване. — Уна недовольно хмурилась. — Их признали негодными для продажи и оставили здесь умирать.

«Вот тебе и столица».

— Говоришь, мы на территории Бурого? — обратился я к Владису, предварительно наступив ему ногой на грудь.

— Да, он тебя порешит, урод! — на мгновение бандит показал свою истинную сущность. Впрочем, сразу же вспомнив, с кем он говорит, сразу смягчился. — Пощадите, добрый господин! Я расскажу вам, где спрятан наш общак!

Все же существуют вещи куда важнее, чем осмотрительность. В конце концов, одним врагом больше, одним меньше, какая разница?

— Не нужен мне ваш общак. — один патрон все же пришлось потратить для эффектности. Во лбу Владиса появилась крохотная дырочка, а на месте его затылка расцвело кровавое месиво. — Кончайте всех.

По три очка отношений с Белкой и Мин. Интересно, а почему с Уной давно ничего не обновлялось?

Пока девочки собирали кровавую жатву — одна веерами, а другая кривым ножом, — я открыл окно характеристик своего фамильяра и довольно кивнул. Ответ оказался прост и банален — наши отношения достигли максимальной отметки.

— Готово, господин, — с легким поклоном ответила Мин. — Что делать с остальными?

На платформе осталось еще достаточно людей. Они не осмелились напасть на нас и не догадались бежать. Из-за колонн, самодельных хибар и ящиков на нас смотрели множество испуганных глаз.

— Кто теперь здесь главный? — громко спросил я.

— Вы, господин, — робко ответил мне побитый жизнью мужчина лет пятидесяти с забавным именем Владислейв. 19-й уровень и никакого класса. Видок у него был тот еще, но глаза почему-то внушали доверие.

— Я не собираюсь оставаться в этой дыре, мы просто проходили мимо, — из темноты раздалось несколько смешков. Ну да, пришел какой-то черт с несколькими красотками и мимоходом сверг местную власть, Действительно, смешно. — Меня зовут Александр Морозов, я дворянин. Если хотите, можете стать моими крепостными. Построим вам общий дом, будете хорошо работать. Со временем каждый обзаведется своим жильем.

— Да мы тут все от дворян бежали, — со вздохом ответил мужчина, и несколько смельчаков согласно закивали. — Не по силам нам их поборы оказались… и другие развлечения… Лучше мы здесь останемся. Нищие и свободные.

— Хозяин своих не обижает, можете сами съездить в нашу деревню и посмотреть! — возмущенно крикнула Уна.

— Я никого не заставляю, — пожал я плечами и, отвернувшись, невзначай добавил, — На первый год освобожу от налогов.

О, а вот и вспышка интереса! Всех я, само собой, брать не собирался. Ни к чему мне расцвет преступности в Неряхино, но почему бы не припахать здоровых честных мужиков? Что-то мне подсказывало, что местные нечистоты мы уже осушили.

— А еще выдам подъемные на инструменты, оброк и пропитание. Работать будет тяжело, но это честный труд на свежем воздухе.

— Заберите нас к себе, барин! — закричала русоволосая девушка лет двадцати, вся одежда которой состояла из драного мешка с проделанными отверстиями для рук и ног. По всему ее бедру расцвел ужасающий кровоподтек. — Мы с сестрой согласны на любую работу!

Вторая оказалась еще младше. Внешность у сестер была на любителя. Впечатление портило огромное количество веснушек, обсыпавших их лица. Видимо, поэтому их и не взяли на невольничий рынок, но это не помешало нацепить на них рабские ошейники. Последние я с удовольствием сорвал, поздравив их со вступлением ко мне на службу. Рядом с именами девушек сразу же появилась приписка «Крепостная рода Морозовых».

Не знаю, насколько другие роды лютовали с налогами, но пожить годик без них захотели почти все. Пришлось задержаться и устроить настоящий кастинг. Я не брал разбойников, слишком старых и увечных. Все же я дворянин, а не благотворитель, и в первую очередь должен думать о своем кошельке. В итоге набралось почти полсотни будущих крестьян и еще несколько детей. Выдав им деньги на новую одежду, еду и плату для каравана, я отправил их в светлое будущее в Неряхино. И нужно будет не забыть связаться с Сергеем Игнатьичем и рассказать ему про пополнение. Глядя на уходящий в тоннель отряд «нищих», я надеялся, что они доберутся до каравана. По крайней мере, под чутким командованием того самого Владислейва. Как мне показалось, мужик он оборотистый и хваткий. Но больше, увы, помочь своим будущим крестьянам я не мог. А если не доберутся и разбегутся, хрен с ними. Я за одну ночью в ночном клубе больше отдал, чем им сейчас… Блин, да что со мной?! Зачем вся эта благотворительность? Опять захотелось деньгами пошвыряться? Так лучше бы в казино сходил.

В конце концов я тяжело вздохнул и пожал плечами. Не догонять же их теперь, лучше просто пойду дальше выполнять квест.

Не прошедшие отбор и не пожелавшие поступать ко мне на службу разбрелись по темным углам, и мы, наконец, смогли продолжить путь по заданию гнома. Знать бы еще, сколько идти… Может, все же стоит повернуть назад?

Система любезно показала светящиеся цифры у стрелки — стоило сделать шаг, как число уменьшилось на единицу. Нам осталось около тысячи шагов. Не так уж и много…

Линия повела нас на другой конец платформы, а дальше пришлось очень долго спускаться по лестнице. Шли мы минут десять по замершему эскалатору. Я с содроганием представил себе обратный путь. Что-то не помню я в Московском метро таких длинных эскалаторов. Значит, все-таки это не мое будущее.

Путь заканчивался у поднятых гермоворот, которые охраняли два широких мордоворота. Воины 34-го и 35-го уровней смотрелись очень серьезно. Особое уважение внушали шипастые шары на их кистенях.

— Пропуск! — если наша компания и выбивалась из тех, кто обычно спускался по этой лестнице, бугаи вида не подали.

— У нас его нет, — я смело посмотрел ближайшему воину в глаза.

Они переглянулись, потянулись к оружию и вздохнули с такой усталостью, словно им постоянно приходилось давить самозванцев. Ни минуты покоя, так сказать.

— Нам не нужны конфликты. Сколько стоит пропуск? — вмешалась в беседу Мин. — Мы заплатим вдвое.

— Пятьдесят рублей за каждого, — получив плату, они выдали нам кожаные браслеты с неразборчивым рисунком и пожелали больше не терять пропуска. Система любезно сообщила срок действия — сутки. Также охранники предупредили, что на территории Бурого действует один закон. Закон Бурого. Содержание которого так и осталось неизвестным…

За гермоворотами нас ожидали длинный коридор и звуки оглушительных ударов. По ощущениям, кто-то от всей души лупил по листам железа. Его бы энтузиазм, да в мирное русло…

Сложно описать место, в которое мы попали. Несколько галерей простирались над платформой внизу: в каждой разместилась куча мелких помещений размером с небольшую студию, а также огромный общий коридор. Всюду были люди. Здесь жили, умирали, торговали, размножались и сражались. Платформу внизу приспособили под арену, где прямо сейчас несколько бойцов бились за свои жизни с ящерицей-переростком. Или, правильнее сказать, крокодилом-мутантом. Самодельные копья из прикрепленных к палкам кухонных ножей лишь оттягивали неизбежное. Мне даже как-то стало жаль обреченных на смерть людей.

— Что мы здесь забыли? — Белка с отвращением посмотрела на бордель неподалеку, где связанных девушек прижали грудью к непонятно как уцелевшей витрине.

— Почти пришли. Возьмем, что нам нужно, и уходим, — Система и впрямь показывала, что мы у цели, но я никак не мог взять в толк, что здесь могло понадобиться гному. В конце концов, ей надоела моя тупость, и она подсветила искомый предмет.

Потолки Бурый украсил со вкусом: там висели сразу десятки клетей с телами разной степени разложения. Хватало и скелетов, и нескольких еще живых узников. Добавьте гирлянды из костей, ржавые цепи и артефакты старого мира, чтобы понять всю сюрреалистичность картины. И среди доморощенных украшений висела наша цель — гребаный эксфон! А говорил: камень… Поди туда, не знаю куда! Принеси то, не знаю что!

«Уна, аккуратно подлети туда и забери ту стекляшку».

«Фу, нет, там отвратительно воняет!»

«Это наша цель! Благодаря этой штуке Мин полностью окажется в нашей власти! Предлагаешь мне самому туда лезть?»

«Какой ты скучный, даже минутку повредничать не даешь», — Фея распахнула крылья и забрала искомое. Не считая инцидента, когда обезумевший пленник в клети попытался схватить ее за плечо, все прошло без сучка, без задоринки. Проблемы начались сразу по ее возвращении.

Стоило мне положить цель наших поисков в инвентарь, как задание разделилось на два варианта:

«Отнесите эксфон Ульриху Двуглавому Топору» и «Вскройте хранилище Древних лично».

Не успел я переварить полученную информацию, как в мою шею уперлось холодное лезвие. От зловещего голоса по спине побежали тысячи мурашек.

— Эй, дворянчик! Бурый желает с тобой говорить.

Глава 11 «Арена»

Стоило только на мгновение ослабить бдительность, как судьба тут же подкинула тухлых лимонов. Окружили нас капитально. Все выходы закрывали группы разбойников 30-40-х уровней. С противоположных террас на нас недобро смотрели рейнджеры с арбалетами, мелькнул даже маг в темном балахоне. Вряд ли мы прорвемся, никого не потеряв. Мин, возможно, и выживет, а вот Белке гарантированно придет конец, и повезет, если она просто умрет… Интересно, если у этого Бурого такие силы, зачем ему оставлять всякую шантрапу у входа?

Главарем у бандитов был мутный типчик 36-го уровня, причем его так и звали — Мутный. Бегающие глазки, трясущиеся губы, руки в карманах… Кликуха ему весьма подходила. Впечатление он, конечно, производил дурное. Возможно, нам это было только в плюс.

— С чего ты взял, что я желаю с ним говорить? — нагло поинтересовался я, так же засунув руки в карманы. Не выражая явный отказ, я не давал ему формального повода применить силу. Пускай попробует переубедить харизматичного барда!

— Чего?! Твои желания нас не парят, быстро пошел со мной! — смелый попался… Видать, маловато у меня еще очков устрашения. Придется идти ва-банк, иначе меня не будут уважать. Мягко скажем, не хотелось вести переговоры с низких позиций.

— Я-то может и пойду, а ты вот уже вряд ли сдвинешься с места, — вдруг показался пистолет, спрятанный под моей курткой. Оглушительный выстрел заставил всех отпрянуть, а Мутного упасть на пол и свернуться калачиком, схватившись за простреленное колено. — Скажи спасибо за урок хороших манер. Окажись на моем месте кто-то менее добрый, отправил бы всех вас на встречу с Богами.

Бандиты угрожающе подались вперед, схватившись за оружие. Мин подняла и распахнула веера, Белка положила стрелу на тетиву. Уна расправила крылья, а по ее пальцам побежали алые молнии. Молодцы, девочки, не испугались! Но сражаться в мои планы не входило. В последний момент я наступил на его горло, оставив крохотную щель для воздуха.

— Не слышу ответа, — давай, харизма, выручай! Есть! Система заявила об успешном прохождении проверки устрашения благодаря дополнительным модификаторам. Несработавший амулет магической защиты, страшная боль и непонятное заклинание кого угодно напугают.

— Спасибо за урок, добрый господин! Простите за оказанное неуважение! Пожалуйста, не убивайте!

— Ты, Бритый! — посмотрел я на ближайшего типчика. — Веди нас к Бурому, пока я не передумал.

Разбойник 38-го уровне слегка взбледнул и послушно поплелся на негнущихся ногах в обозначенном направлении, постоянно озираясь. Никак не мог понять, болезный, откуда мне известна его кликуха. Остальные держались на почтительном расстоянии или вовсе растворились в тенях.

Бурый не смог скрыть удивления. Еще бы! Наверняка, ожидал побледневшего мальца с трясущимися руками, а получил уверенного меня. Я нагло уселся в гостевом кресле, забросив ноги на стол. На мгновение даже пожалел, что не курю, — пошло бы в плюс образу, да и бороду отпустить не помешает…

«Не надо! Будешь колоться, фу!» — Уна живо напомнила мне, ради кого меня бреют каждый день… В отношениях каждый чем-то поступается, вот и я лишился своей прекрасной бороды.

— Ты еще кто? — Бурый, широкоплечий разбойник 47-го уровня с гладко выбритой, блестящей лысиной, смотрел на меня так, словно размышлял, чем бы прибить, чтобы не приходилось далеко тянуться.

— Александр Морозов, сам ведь меня позвал, — я шутливо поклонился и сделал вид, что встаю. — Если накладочка произошла, все вопросы к Мутному, а я пойду.

— Сидеть, — стальной голос, такого тремя жалкими очками устрашения не взять. Нужно срочно прокачивать жутко полезный навык! Может, устроиться в парк аттракционов и пугать крестьянских детишек в лабиринте? — От смерти тебя спасает только твой титул, шавки из первого отделения мне здесь совершенно ни к чему.

— Согласен! Да и раскаленный кол в жопе мало кому здоровья добавляет, — о как, проняло! Меня конкретно он не боялся, но дворян опасался, хотя с его-то уровнем было бы чего. — Так я пошел?

— Тем не менее, я не могу отпустить тебя просто так. Ты появился из ниоткуда, убил кучу моих людей, украл собственность и…

— Минуточку, уважаемый. Официально в нашей Империи запрещено рабство. Вы ведь русский, я не ошибаюсь?

Бурый усмехнулся и вместо кинжала взялся за небольшую бутылку с мутной жидкостью. Разлив по давно немытым стопкам, он выжидающе уставился на меня. Мы тоже не лыком шиты! Я сделал вид, что пью, переправив жидкость в инвентарь, мельком посмотрев на характеристики. Семьдесят процентов? Недурно! Сам он выпил, даже не поморщившись.

— Ты парень четкий, буду говорить как есть. Просто так отпустить тебя нельзя. Выкуп брать — тоже не вариант. Все же ты смотрящего грохнул.

— Они первые напали. Да и о Владисе я бы сильно не горевал. С него толку-то чуть было.

— Оно, конечно, так, только мое правительство никто не отменял. Поэтому у нас два варианта. Или я прямо сейчас тебя порешаю, а девок попользую и продам, или… — Бурый явно не сомневался, что сможет осуществить угрозу, да и я, если честно, тоже. Их было слишком много, и класс худший среди возможных. Воинов я расстреляю сколько угодно, магический щит пробью винтовкой, а вот какой-нибудь разбойник наверняка блинканет за спину и прикончит восходящую звезду среди аристократов.

— Какой второй вариант? — я невзначай поменял позу, наведя скрытый под курткой пистолет на голову Бурого. Возможно, мы с девчонками не выживем, но он этого не увидит. Странно, я даже не боялся.

— Искупаешь вину кровью. Бьешься сегодня на Арене, побеждаешь, — уходите целые и невредимые.

— Один? — приподнял я бровь. — Мы сражаемся вместе.

— Один, — жестко отрезал главарь. — Тебя все равно порешают, а будущий товар портить не хочу. Мы договорились?

Идущие от девчонок железное спокойствие и уверенность во мне вдохновляли круче любого коуча. Даже Белка ни капли не сомневалась, что я найду выход. С такой-то поддержкой я и медведя голыми руками порешу!

— Приз будет или мне просто так руки марать? — спросил я с таким видом, словно прикидывал, что будет проще — порешать все поселение или выйти на Арену. — У меня, между прочим, планы на вечер были.

— Выдадим приз, отчего нет. Если всех положишь, выберешь какой хочешь.

Мы пожали руки одновременно с уведомлением Системы, поздравившей меня с изучением нового навыка «Блеф». Отлично, еще один трехуровневый навык! Вот бы их можно было складывать.

Вечернего боя мы дожидались в относительном комфорте в довольно неожиданном месте — борделе. Судя по всему, Бурый решил дать мне поразвлечься перед смертью. По крайней мере, огромная кровать в виде сердца, невесть как спущенная под землю, к этому весьма располагала. И если бы не присутствие Белки, я бы обязательно воспользовался возможностью подкрепить силы, но не хотелось смущать эльфийку лишний раз. Вот и приходилось сидеть как идиоту под стоны из соседних комнат.

Белка наверняка заметила неловкость, исходящую от меня, но только делала вид, что ничего не происходит. Когда настала пора выходить на Арену, она ободряюще кивнула и отвернулась.

— Удачи, хозяин, — Мин низко поклонилась, коснувшись лба ладонями. — Пусть Боги направляют вашу руку.

— Покажи им всем! — Уна осыпала меня сверкающей пыльцой и хитро подмигнула. — И дай денег, я поищу букмекера.

— Думаешь, у тебя примут ставку?

— Конечно! Все думают, что ты уже труп! Денег поднимем — во! — довольная фея получила от меня десять тысяч и первой выпорхнула из борделя. А чего жалеть? Если умру, то тем более будет плевать, а победа пусть дополнительный гешефт приносит. Я бы и сотню дал, да она в банке лежала.

Арена была забита зрителями. Ого! И где прятались все эти люди и гномы? Даже несколько светлых эльфов мелькнуло! Народ заполнил галереи, облепив края. Все с нетерпением смотрели на пустующую Арену. Играла заводная музыка, ходили полуголые девушки с привязанными к ними подносами, продавая самокрутки, легкие закуски и спиртное. Как я понял, за дополнительную плату можно было уединиться с ними в борделе, где мы и находились. Но пока что всех интересовала предстоящая битва.

Когда в центр платформы вышел ведущий в ужасном кислотно-фиолетовом костюме, сплошь усыпанном блестками, толпа восторженно взревела. Похоже, Смеркл, маг 27-го уровня, пользовался большой популярностью. И вскоре я понял причину этого.

— Дамы и господа! Приветствую вас на наших еженедельных Кровавых Играх! — он взмахнул рукой, и во все стороны брызнули искры алого света, фейерверками взорвавшиеся под потолком. — Сегодня наш великодушный и всемогущий покровитель Бурый приготовил для нас особый сюрприз! Впервые на нашей Арене выступит дворянин по праву рождения!

— Е-е-е-е-е-е! — толпа забилась в экстазе.

— Сегодня мы узнаем, правда ли у него голубая кровь! Сражение не на жизнь, а на смерть пройдет в три раунда! Делайте ставки, сколько он продержится! — хренов маг иллюзий весьма убедительно изобразил разорванного меня, лежавшего в луже собственной крови.

— Не больше одного! Они только пить и трахаться умеют!

— Два, пятикратный кэф! У него наверняка есть родовая фишка! Ставьте на два, сорвем куш!

— Семикратный коэффициент на три раунда! Сегодня Вендиго выступает, он от него и пятна не оставит!

— Десять на победу! Ставишь рубль, получаешь десять! Кто рискнет?! Кто хочет уйти отсюда богатым?!

Зазывалы отрабатывали что надо, букмекеры едва успевали записывать ставки. Жаль, что не было сотни с собой! Сразу бы собрали миллион для гребаного гнома и оставили себе ключ. Во что я вообще ввязался? Ради легендарного доспеха для, по сути, чужой девки? Конечно, не совсем чужой… все же она спасла мне жизнь… дважды… Пусть это ее обязанность, но отблагодарить-то нужно. Придется немного замарать руки.

Софитов не было. Смеркл прекрасно справлялся и без них. Яркий луч солнечного света ударил прямо в глаза, стоило мне выйти на край Арены.

— В левом углу ринга выступает князь А-а-а-а-алекса-а-а-а-андр Моро-о-о-озов! Девятнадцать лет, кандидат на поступление в нашу Академию, ничем больше не отметился! Управляет деревней Неряхино!

— У-у-у-у-у-у-у-у-у! — неодобрительно загудели зрители, швыряя в меня камнями и огрызками. На всякий случай я запомнил самых активных: если доведется встретиться, обязательно отомщу им!

— В правом углу любитель публики, буквально прогрызший себе путь к славе с самого дна нашей клоаки! — лучи зеленого света на стене собрались в карикатурное изображение крокодила с очень большими зубами. — Встречайте, ло-о-орд Крок!

С грохотом поднялась решетка на другом конце платформы. Из-за темноты я ничего не видел, но благодаря показанному изображению примерно представлял, кто там находится. Ко мне медленно приближалась та самая ящерица, которую я видел на Арене, когда оказался в этом месте. Ну, пусть тем ребятам с копьями земля будет пухом. Система подсказала, что передо мной мутант 39-го уровня. Лорд Крок оказался быстрой тварью в стиле ящера из любимого мультика моего детства. Чешуйчатую морду украшали многочисленные шрамы, один его глаз заплыл и ничего не видел, но он все равно оставался смертельно опасен. На платформе был разбросан всякий хлам, включая огромные валуны, на один из которых он и забрался, чтобы наброситься на меня прыжком, распахнув широкую пасть.

Ух, еле успел благословить самого себя. Мир немного замедлился вместе с проворной тварью, но я все равно чуть было не стал его ужином, в последний момент спасшись перекатом. Оглушительно щелкнула клыкастая пасть под вой разочарованной толпы. Хотите, чтобы меня сожрали? Хрен вам! Лира в руках. «Атака души». «Небесная буря».

К моему изумлению, столь эффективные и имбовые заклятья оказались бесполезны. Они даже шкуру этого чертового крокодила не подпалили. Что это вообще такое? Оставалось, конечно, оружие древних, но мне не хотелось светить им в первой же схватке. Черт знает, что будет дальше. Сюрприз лучше оставить на потом. У меня мелькнула сумасшедшая мысль. А если спросить об этом Систему?

«Система, как победить Крока без использования оружия древних?»

Внимание! Вы обратились напрямую к Системе.

Вы можете воспользоваться ее экстренной помощью, но в дальнейшем она сама будет определять, необходимо ли ее вмешательство. Вы хотите подать запрос на экстренную помощь?

Да/Нет

— Да! — выкрикнул я, вновь использовав «Благословение», еще раз уворачиваясь от зубастой пасти.

Ваш запрос обработан. Ответ положительный.

И почему я раньше не знал о таком? Система меня послушала! Перед глазами возникли несколько цветных линий и короткая инструкция. Выглядело все очень даже интересно… Послушно следуя указаниям Системы, я бегал, прыгал, перекатывался, уклонялся, разок прополз под рухнувшей колонной, заставив ящерицу врезаться. Неодобрительное «у-у-у» становилось все громче, а броски отходами превратились в настоящий дождь. Кажется, пора! Встав в центр видимого только мне круга, я широко раскинул руки, закричав с радостью идиота, сующего голову в пасть льва ради крутого селфи: «Иди ко мне, пусечка!»

Кажется, «пусечка» меня поняла. По крайней мере, в новой порции рева проскользнули обиженные нотки. Или мне показалось из-за недостатка свежего воздуха? Плевать.

Перед глазами возник таймер обратного отсчета. Три, два, один… Пора! Огненный шар высосал из меня всю ману, зато получился на славу. Быстрый, мощный, он достиг цели в нужный момент и взорвался под потолком, перерубив цепь, что удерживала клетку с мертвым узником. Она со страшным грохотом рухнула точно на макушку мутанта. Все заволокло пылью и обломками. Глаза страшно слезились, в горле першило, нос забило соплями. В эту минуту меня смог бы одолеть даже ребенок. К счастью, расчет оказался точным. Проморгавшись, я с удовлетворением смотрел на размозженную голову лорда Крока. Тушка мутанта-переростка светилась фиолетовым. Интересно, мне дадут его залутать?

— Але-е-е-екса-а-а-а-андр Мо-о-о-о-орозов! — вспышки фейерверков Смеркла высветили огорошенные лица зрителей. Они молча слушали восторженного конферансье. — Князь уверенно врывается в претенденты на победу, положив нашего звериного чемпиона всего одним ударом! Аплодисменты!

Я широко улыбнулся и вскинул руки в победном жесте, понадеявшись на свою харизму. Сработало!

Овации и восторженные крики буквально обрушились на меня. Громче всех, по-моему, кричала моя несравненная фея, повисшая прямо над VIP-ложей Бурого. Мин и Белка были более сдержанны, ограничившись обычными аплодисментами.

«Мы двести тысяч заработали!» — раздался в моей голове торжествующий крик Уны.

«С десяти тысяч? Но как?»

«Я вложила и свои деньги!»

«А у тебя деньги есть?» — удивился я.

«Это даже обидно! Раз я фамильяр, мне что, деньги не нужны? Я с той деревни собрала вещи, которые тебе не нужны были. Вилочки там, тарелочки, и продала их пока, мы по магазинам ходили. Хотела сюрприз устроить. Но я тебя прощаю. Ты еще два боя выиграй, и мы миллион наберем на доспехи».

Миллион… Я уже начал размышлять, так ли мне нужна эта самая Мин с ее клятвой. Миллион! Но здраво поразмыслив, решил, что негоже менять свои решения. Денег я еще заработаю, не сомневаюсь. Оставшиеся артефакты древних можно загнать, или поискать похожую деревню и обчистить ее до последней вилки. Жаль раньше такая идея в голову не пришла, сейчас там поди рассыпалось все. А вот преданные люди — это штучный товар. От разудмий меня вновь отвлек местный конферансье.

— А теперь, без излишних проволочек, второй бой! Дерзкий новичок против ветерана сотен сражений! Он свиреп! Он могуч! Он не ведает пощады к своему ужину! Встречайте! Прямиком из джунглей Южной Америки! Невероятный Балк!

Глава 12 «Арена. Часть 2»

Вот так совпадение! В этот раз клетку никто не поднимал. Громадная мускулистая зеленая тварь отжала ржавые решетки и вышла под прожектор Смеркла. Реву Балка было далеко до клича скоропостижно почившего лорда Крока, но он все равно впечатлял. Зеленая мартышка била себя в мощную грудь, выкрикивая что-то невнятное. Вся одежда моего противника состояла из куска шкуры мерзкого коричневого цвета. Несло от него так хреново, что мне захотелось вернуться в канализацию. Очень не хотелось затягивать сражение. Что скажет Система? Нужно победить его как можно быстрее и по возможности сбросить бездыханную тушу на рельсы.

Невероятный Балк

Орк-гладиатор

Варвар

Уровень 47

Я вновь запросил подсказку от Системы, но на этот раз получил отказ. Интересно, почему с Кроком сработало? В чем между ними разница?!

Орк не дал мне времени на размышления. Замахнувшись выточенной из огромной кости дубиной, он с ревом побежал на меня с твердым намерением вбить в песок Арены. Естественно, позволить ему этого я не мог. Несмотря на свои впечатляющие габариты, орк оказался весьма проворным. Молния «Небесной бури» попала точно в корпус, рассыпавшись на мириады крохотных разрядов. Они очень эффектно прошлись по вздутым мышцам, не принеся другого эффекта. Хорошо хоть небесное благословение почти уравняло нашу скорость. Иначе валяться мне на этом песке с размозженной головой.

Пока благодаря своим солидным габаритам и законам физики Балк проносился мимо меня и тратил время на разворот, мне как раз хватало времени, чтобы кастануть очередную молнию или фаербол. Еще несколько заклинаний все так же не принесли эффекта, а орк тем временем сменил тактику. Он закончил беготню по Арене и теперь неторопливо наступал, презрительно скаля клыкастую пасть. Костяная дубина волочилась по платформе, с противным скрежетом царапая камень.

— Казни его, отгрызи голову, раздави… разорви…убей! — в экстазе кричали зрители своему зеленокожему кумиру. М-да… поклонников у меня явно было мало. Точнее сказать, не было вообще. С другой стороны, это просто отлично! Такая поддержка говорила о том, что мало кто делал ставки на меня. Значит, денег мы можем заработать больше.

— Тшебе кофец, фалкий чшелофек! — несмотря на грозный вид, шепелявенье Балка вызывало бурный смех.

— Тебе б клыки подточить, болезный! — крикнул я в ответ, посылая очередную молнию. И снова неудача. Да что ж такое! Я уже начинал комплексовать по поводу магических способностей.

Все это время молчавшая Система любезно подсказала, что у моего противника просто космические показатели выносливости и расовая способность к регенерации. Проще говоря, он лечил весь наносимый моей магией урон! Нечего было и думать, чтобы одолеть его магией, по крайней мере, доступной мне.

Тем временем Невероятный Балк все так же неспешно наступал, пока я пятился спиной. Обернувшись в очередной раз, я с ужасом констатировал, что меня загоняли в угол. Попытка обойти орка ничего не дала. Рывками он блокировал мне пути к отступлению. Вдобавок до образины дошло, что разбросанные по импровизированной Арене снаряды отлично подходят для швыряния! К счастью, подбирал он в основном накиданные зрителями яблоки и прочие сгнившие фрукты. Однако каждый бросок каменного обломка или протухшего фрукта доставлял мне немало неприятностей. Вспышка боли и левая рука повисла плетью, и это гад всего яблоком попал! Иконки заклинаний на панели быстрого доступа потемнели, не оставляя мне иного выбора. Пришло время моего самого лучшего оружия.

«Уна, подлечи меня!»

«На таком расстоянии вряд ли смогу!» — мысленный голос феи звучал весьма расстроенно.

«Мне нужна моя рука! Иначе последним, что ты увидишь, будет поедание моих костей!»

Тем временем Балк остановился всего в паре десятков шагов от меня. Орк полез в свою уродливую повязку и достал, мать его, скатерть, которую повязал на шею, как салфетку! Он еще и издевается!

От моего фамильяра в плечо потек прохладный ручеек живительной энергии. Через страшную боль и очень неприятный скрип я смог согнуть руку, как раз для того, чтобы на нее лег мой безотказный дробовик. Наведя ствол на самодовольно ухмыляющуюся морду, я с наслаждением потянул за спусковой крючок.

Система не обманула, описывая противника. Череп у орка оказался крепким. Заряд дроби изуродовал ему лицо, но не более того. Он не смог пробить кость. От следующего выстрела он спешно закрылся рукой. Выстрел превратил ее в кровавый фарш, однако это не помешало орку рывком броситься прямо на меня. Тяжелый выбор между третьим выстрелом и попыткой уйти с траектории я сделал в пользу первого варианта. В этот раз я разворотил Балку живот, но лично мне это никак помогло. Этот сумасшедший берсеркер даже не остановился. Похоже, он уже летел по инерции, и уйти с его пути я не успевал.

Признаюсь, что раньше меня никогда не впечатывали спиной в каменную колонну, и теперь я сполна смог познать весь букет неописуемых ощущений, начиная с ужасающей парализующей боли, отдающейся прямо в мозг, и заканчивая леденящим душу ужасом из-за невозможности пошевелиться.

От добивания меня спасло чудо — ослепленный Балк окончательно перешел в состояние берсерка и, ослепленный ненавистью, крушил все вокруг, не замечая никого, постепенно уходя в другую сторону. Со зрительских рядов летели подсказки, где я нахожусь, но мой противник их просто не слышал. Как бы те, кто ставил на мою кончину, ни пытались направить его ярость в мою сторону, Балк не замечал вокруг себя ничего.

Постепенно к моим членам возвращалась чувствительность. Дробовик улетел куда-то далеко, оказавшись вне зоны досягаемости инвентаря. Хорошо хоть Лира откликнулась на зов. Целительные молнии прошлись по телу живительным теплом, изгоняя боль, сращивая кости и придавая уверенности. Как же хорошо дышать полной грудью без сломанных ребер!

Не успел я найти дробовик, чтобы добить супостата, как он крайне не вовремя восстановился после выстрела! Единственное, что выдавало недавнюю рану на свежей морде, были налитые кровью глаза, в которых я четко прочитал свой приговор.

Невероятный Балк больше не играл на публику с загнанным в угол слабаком, теперь он хотел только одного — убивать. Брошенная костяная дубина пролетела над моей головой и с грохотом врезалась в зрителей, и на Арену брызнула уже не бойцовская кровь. Вопли раненых утонули в криках беснующегося народа. Я оценил закрученные фразы обсценной лексики, обрушившиеся на нас с Балком. Теперь больше всего доставалось именно моему противнику. Следом на Арену хлынул поток разнообразных предметов, в котором теперь преобладали камни… Я еле успел спрятаться за колонной, судорожно пытаясь отыскать взглядом дробовик.

«Он лежит справа от тебя в двадцати шагах, — с готовностью «обрадовала» меня Уна, тут же добавив, — осторожнее, орк приближается к тебе на цыпочках! Выскочит справа через три, две, одну…»

Несравненный фамильяр в очередной раз спасла мою жизнь. Орк применил свой новый козырь, причем, судя по всему, даже режим берсеркера ему совершенно не помешал. И благодаря его бесшумным шагам, у него все бы получилось, если бы не Уна. Вместо удивленного меня он наткнулся на дуло пистолета. Как я уже говорил, его красные глаза отлично выделялись на фоне зеленой морды, делая моего противника идеальной мишенью. Получай!

Я стрелял в упор, пока не опустел магазин, и хлопки сменились на сухие щелчки. Я не тешил себя иллюзиями, пистолетной пуле ни за что не пробить толстенный орочий череп. Единственный шанс на успех — попасть в мозг через глаза. И у меня получилось! Уставившись на меня пустыми окровавленными глазницами, Невероятный Балк покачнулся и рухнул к моим ногам, отправившись в страну вечной охоты.

Не удержавшись, я по-быстрому лутанул его через инвентарь, само собой побрезговав повязкой и исподним. Единственным трофеем стал какой-то Родовой Амулет, отнесенный в разряд квестовых предметов.

Внимание! Вы получили задание:

Вернуть родовой амулет Невероятного Балка в племя Каменных топоров

Награда: вариативна

Внимание! Вы повысили уровень.

Текущий уровень: 30

Характеристики повышены автоматически.

Дополнительная награда за достижение 30-го уровня.

Очки навыков + 5

У вас появился дополнительный бонус в Древе Навыков.

Ух ты! А вот это приятно! Только непонятно, где этих топоров искать, на карте новых отметок не появилось…

— Алее-е-е-е-е-екса-а-а-а-андр Морозов совершил невероятное — отправил Невероятного Балка на покой! — Смеркл выскочил как черт из табакерки и схватил меня за руку, воздевая ее вверх. — Поприветствуйте нового любимчика публики!

Да-да-да! Как мне этого не хватало! Волна народного обожания захлестывала, наполняя мою бардовскую душу силой. За два боя я набрал немало фанатов. Даже тот факт, что большинство проиграли свои деньги, не повлиял на них. И пусть их любовь была мимолетной и непостоянной, мне вполне ее хватало. Спина выпрямилась сама собой, руки и ноги налились силой, в измученном теле открылось второе дыхание. Нужно успеть подлечиться, пока не явился новый противник…

— И-и-и-и… без лишних промедлений — третий бой! Встречайте нашего бессменного чемпиона, неуязвимую, непобедимую, неприступную принцессу Зинтариэль!

Дал бы хоть минуту дух перевести! Смеркл ловко уклонился от попытки схватить его за одежду и поспешно скрылся. Луч алого света навелся на обломок колонны высотой в три человеческих роста, на вершине которого находилась моя новая противница. Как быстренько пояснила Уна, она переместилась туда, как только я грохнул орка.

Принцесса Зинтариэль, которую я сразу стал называть Зиной, оказалась светлой эльфийкой. Она носила классический наряд следопыта из азиатских игр: расшитая золотом белая куртка, короткая юбочка, кожаные сапоги до колен и тиара с сияющим рубином. Попросту говоря — ни капли практичности в пользу максимальной зрелищности. Казалось бы, время восхищаться и умиляться ее идеальной внешностью, только вот лук со светящейся стрелой в руках этой милейшей девушки отбивал все желание улыбаться. А еще небольшой железный ошейник на тонкой шее никак не вязался с ее образом.

— Да когда это закончится?! — «Небесное благословение», ускорение и прыгнуть за знакомую колонну. Где-то за спиной раздался взрыв. Яркая вспышка на мгновение осветила всю станцию, ослепив зрителей.

— У-у-у-у-у! — отовсюду раздавались крики возмущения и обожания. Зинтариэль пользовалась популярностью, ее хейтеры мигом стали моими фанатами.

«Сам виноват. Пообещал Мин доспехи! Никто за язык тебя не тянул, — Уна усиленно делала вид, словно не уговаривала меня пойти на это. — Любишь медок, люби и холодок!»

«Откуда ты вообще знаешь это выражение?!» — искренне удивился я. Шансов, что она смотрела «Брата», ноль целых хрен десятых.

«У тебя в голове попалось, очень понравилось! Правда, мужик его говорит какой-то противный… Берегись! Сверху!».

Уходя в очередной перекат, я успел подумать, как несправедлива жизнь. Почему в моем классическом наборе заклинаний нет никакой защиты? Кастанул себе непроницаемый купол и играй себе на Лире… Чем-то я не тем занимаюсь… Нужно грохнуть эту остроухую сучку и убираться отсюда побыстрее!

Сказать было куда легче, чем сделать. Зинтариэль была очень быстрой, а пистолет попался не слишком точный. Весь магазин я высадил «в молоко» по скачущей цели, а она, наоборот, попала в меня трижды! Приходилось спешно прятаться за очередную колонну, выдергивать стрелу и быстро лечить себя. Лишь на третьей я понял, что она играет со мной! Хотела бы убить, давно бы прострелила горло, а не по рукам палила. Нехорошую догадку подтвердила сама эльфийка, внезапно выросшая из-под земли и нависшая прямо надо мной. Ее изумрудные глаза словно смотрели мне прямо в душу.

— И это все, что ты можешь? — скучающе поинтересовалась она, откровенно сдерживая зевоту. — Выдохся на ящерице и орке, что ли?

— У меня еще остались козыри в рукаве, — догадка была безумной, но выбора не оставалось. Оружие древних не поможет. Моя противница слишком быстра для пистолета, а применить винтовку мне не дадут. И что-то мне подсказывало, что молнии с огненными шарами следопыту 60-го уровня будут как комариный укус. Значит, идем ва-банк!

Пальцы нежно прошлись по светящимся струнам Лиры. Мелодия из моей головы разлилась по всей платформе. Стихли крики спорщиков, стоны неудачников, павших в драке, и наигранные вопли бордельных шлюх. Всего один аккорд, и я завладел всеобщим вниманием. Искра вдохновения внутри разгорелась лесным пожаром. Посмотрев Зинтариэль прямо в глаза, я запел. У меня был только один шанс, и я собирался использовать его сполна:


«Закрой глаза, коснись меня!
Ты пахнешь соблазном и медом.
Исчезнет грязь осколков дня,
Ударит в гонг природа.
Крадется ночь, как черный зверь,
Вибрирует в лунном свечении.
Скребется в дверь, стучит в окно,
Ей холодно одной, холодно одной.
Лаская ночь, коснись меня!
Имя тебе — искушение».

Сработало! По взгляду вижу — сработало! Не зря мне так нравилась Ария! «Искушение», конечно, не лучшая баллада о любви, но выбирать не приходилось. Золотистые глаза заволокло туманной дымкой. Медленно, колеблясь, Зинтариэль опустила лук и спрыгнула, невесомо приземлившись прямо около меня. Ее ледяная ладонь несмело легла в мою горячую руку. Словно осознав мое положение, Лира заиграла сама. Мне оставалось только петь и вести эльфийку за собой.


«Ты знаешь все, что надо знать.
Я знаю чуть больше, чем надо.
За мной иди в тот древний край,
Что был Библейским Садом.
Забудь о тех, кто говорит,
Что путь твой — разврат и паденье.
Пускай твой смех в ночи звучит.
И спелый плод горит, дьявольски горит.
Лаская ночь, коснись меня!
Имя тебе — искушение».

Мы сошлись в причудливом танце. Лира повисла прямо над нами, играя русский рок! Эльфийка никак не выпускала лук, но он нам совершенно не мешал. Шаг, шаг, поворот, откинуться назад, крутануть вокруг оси. Вот так, отдайся танцу со всей душой! Погрузись в него! Отрешись от всего!


«Дай мне
Больше, чем просто любовь,
Дай мне больше, чем страсть,
Что проходит, словно боль.
Я сгорю в огне, сгорю в тебе, пускай…
Я хочу стать пеплом, лишь познав твой рай.
Рай, рай, рай, рай».

Последняя строчка утонула в нашем жарком поцелуе. Ее ладони скользнули ко мне под рубашку, да и я не отказал себе в удовольствии пройтись по ее нежной спине. Ее волосы красиво развевались над черной пропастью. Сияние Лиры гасло, погружая платформу в темноту… Мой великолепный инструмент неведомым образом погасил все огни на Арене. Оставшегося света хватило, чтобы увидеть расширившиеся глаза Зинтариэль. С эльфийки спал транс, и она поняла, что целуется с грязным хуманом! Кажется, она потянулась к висевшему на поясе кинжалу, но было слишком поздно. Я толкнул ее в мягкую грудь, полюбовался коротким, но весьма эффектным полетом своего противника.

Девушка не пострадала, не считая ее гордости. Она тут же вскочила на ноги и попыталась сдернуть с плеча лук, чтобы послать стрелу в мое незащищенное горло. Да вот незадача — я держал ее оружие в руках!

— Невероятно! Не нанеся ни одного удара, Александр Морозов побеждает и становится нашим новым абсолю-ю-ютным чемпио-о-о-оном!!! — вне себя от радости закричал появившийся Смекрл. На мне скрестилось не меньше десятка прожекторов.

На галереях творилось нечто невероятное. Полное сумасшествие. Зрители кричали, ругались, дрались, срывали с себя одежду, танцевали, занимались бешеным сексом, плакали и многое-многое другое. Не ожидал такого мощного эффекта от песни, но тем лучше! Бурый ни за что не посмеет обмануть меня, его свои же загрызут.

Появилась подсказка Системы, что эффект народного обожания недолгий, и нам лучше поспешить. Отлично! Я и сам не собирался задерживаться в этой дыре. В конце концов, нам ведь никак нельзя пропускать линейку.

Смеркл вывел меня с Арены по незаметной лестнице мимо кучи вооруженных амбалов. В галерее, с которой все началось, меня встречали девчонки. Раскрасневшиеся Мин и Белка ограничились сдержанными поклонами. И не сказать, что десять минут назад они прыгали, отчаянно болея за меня. А вот Уна не стала стесняться и набросилась на меня, чуть не сбив с ног. Фея смеялась и плакала одновременно, покрывая мое лицо поцелуями и сдавленно бормоча, что мы теперь богаты и можем никогда не работать. Система подтвердила ее слова — неведомым образом моя несравненная фея смогла облапошить местных букмекеров на полтора миллиона! У них вообще есть такие деньги?! Нужно немедленно выяснить у Бурого.

Бандитский главарь пребывал не в лучшем настроении. Он был одним из немногих, кто устоял перед моей аурой барда, и сейчас, наверное, прикидывал, что будет дешевле — убить меня и быть растерзанным разъяренной толпой или отпустить. И все же ему удалось меня удивить.

— Отличный бой, князь, просто отличный, — искреннее уважение в голосе бандита грело лучше солнышка полуденным летним зноем. — К сожалению, у нас возникла проблема.

— Какая же? — черт! Я оставил дробовик на платформе! Слишком был увлечен всеобщим обожанием. И как я теперь спущусь туда? Попроситься на минутку, мол, оружие Древних забыл?

«Я слетаю. Тоже мне, развел трагедию, — на мгновение передо мной появился образ закатившей глаза Уны, — и не слушай его, все было честно!»

— Мои букмекеры излишне увлеклись и приняли очень невыгодную ставку от вашего… фамильяра, — замогильный тон и мертвый взгляд не оставляли сомнений, какая судьба ожидает потерявших берега букмекеров в ближайшем будущем. — У меня просто нет таких денег.

— Это действительно проблема. У меня нет времени оставаться и ждать, пока вы соберете необходимую сумму, — на всякий случай я не убирал руку с пистолета, и, судя по выражению лица Бурого, он прекрасно понимал, что это не просто игрушка. — У вас есть предложения?

— Миллион могу выплатить сразу. Остальное отдать чем-то другим… — он странно посмотрел на Мин. — Я тут успел навести о вас справки… У нас есть общий друг. Его имя — Эст.

— Я бы не назвал Эста своим другом. Скорее, мы полноправные партнеры.

— В любом случае, я не ищу ссоры ни с ним, ни с покровителями этой девушки. Договоримся полюбовно? И разойдемся без претензий.

«Уна, ты точно полтора миллиона выиграла? Что-то он слишком дрожит из-за каких-то пятисот тысяч, раз готов выдать нам в два раза больше прямо сейчас».

«Миллионом больше, миллионом меньше. Подумаешь, немного напутала, — удрученно ответила фея, поспешно сменив тему. — Не могу найти твое оружие!»

«Забей! С такими деньгами мы у местного артефактора лучше купим. И базуку заодно! Вроде что-то еще завалялось», — мысленно успокоив фею, вслух я ответил уже Бурому.

— Мне нравится ваше предложение, и я склонен его принять. Что вы предложите мне вместо денег?

— О, вы не пожалеете! — он быстро хлопнул в ладоши, не оставляя мне времени на раздумья. А мне очень захотелось!

Обернувшись, я увидел ту самую светлую эльфийку, что совсем недавно была моей соперницей. Ее руки были стянуты за спиной цепью со светящимися рунами. Такой же сковали ноги, давая ей делать совсем маленькие шаги.

— Она действительно принцесса… Не буду описывать, как она попала ко мне в руки, но гарантию качества я даю лично. Если рискнете выставить ее на черный рынок, можете заработать несколько миллионов.

«А также пожизненную ненависть со стороны всех светлых эльфов, — добавила вернувшаяся Уна. — А твой дробовик вон у этого жирного хрена».

— Я приму ее в качестве долга, — сказал я, поежившись от полного ледяной ненависти взгляда Зинтариэль. Зато Белкариэль, темная эльфийка, выглядела так, словно на ее улице перевернулось сразу три грузовика: с шоколадным мороженым, котятами и пандами. — И пусть вон тот амбал вернет мою вещь, она дорога мне как память.

— Разумеется, — Бурый вытер выступивший на лбу пот и крепко пожал мне руку. Было немного противно. — Рад нашему знакомству, князь. О своем следующем визите сообщите заранее, чтобы я собрал состоятельную публику и подобрал вам действительно достойных противников.

— Всенепременно, — с легким сердцем солгал я, пообещав себе больше никогда сюда не возвращаться. Убрав в инвентарь дробовик и выданный мне миллион рублей в огромном мешке (бандиты в этот момент недовольно вздохнули), я взял Зинтариэль за поводок на ошейнике и повел за собой к выходу. И если бы я знал, какие неудобства она доставит мне позже, оставил бы прямо там…

Глава 13 «Гномы, они такие… гномы!»

Назад возвращались тем же путем, которым пришли. Система вела нас по заброшенным тоннелям, которыми местная публика банально не пользовалась. Места вокруг и так было полно, а выход наружу до недавнего времени был закрыт. Так к чему рисковать встречей с монстром? Люди всегда предпочитали селиться ближе друг к другу.

Будь у меня больше времени и сил, я бы заварил ту дверь обратно, но увы… Оставалось надеяться, что ее и так никто не найдет. Не хватало еще, чтобы местные контрабандисты так просто получили новую лазейку. Учитывая, какие здесь развернулись подземные города, московской полиции было глубоко плевать на их существование. Не верю, что они не знают про регулярные подпольные бои, торговлю рабами и оружием. Скорее всего, имеют свой лакомый кусок пирога.

Светлая эльфийка молчала всю дорогу до лестницы наружу. Разумеется, я освободил ее от цепей, едва мы скрылись от посторонних взглядов, однако на ее шее по-прежнему красовался ошейник. Мне не нужны никакие дипломатические скандалы, да и держать могущественную личность в неволе ради неясных целей казалось смертельно опасным для здоровья. У меня и так есть те, кто греет мне постель. Готов поспорить — сражаться она нормально не будет и при первой же возможности воткнет нож в спину. Но и просто так ее отпускать я не собирался.

«Правильно, — согласилась со мной фея, — только клятву пусть даст».

— Что ты собираешься со мной делать? — задав вопрос, внешне спокойная Зинтариэль явно напряглась и слегка присела.

— Ты действительно принцесса? — вырвалось у меня.

— Да, — коротко ответила она.

Я окинул ее критическим взглядом. Меня, конечно, всегда окружают красавицы, а с Уной вообще никто не сравнится, но… Светлая эльфийка воплощала в себе все женские идеалы. Идеальная фигура, идеальные размеры, кожа, волосы, рост… Неволя никак не сказалась на ее красоте. Все желание отбивал упрямый, полный ненависти взгляд. Так смотрят на непримиримого врага. Никак не на того, с кем хочешь разделить ложе. Да и ее отношение к презренным человечкам было очень неприятным. Не вопрос, как вы к нам — так и мы к вам.

— Вообще... ты стоишь пятьсот тысяч, — спокойно ответил я, заставив эльфийку вздрогнуть, — я не планировал брать тебя с собой. Но также я не альтруист. Там сверху, — показал я пальцем вверх, — Москва. Можем разойтись в разные стороны и забыть друг о друге. Однако тебе придется предложить мне что-нибудь в обмен на щедрое предложение.

— У меня ничего нет, человек, — твердо ответила эльфийка.

— Жаль, — изобразил я на своем лице равнодушие, — тогда….

— Подожди. Если ты меня отпустишь, — было видно, что слова даются ей с трудом, как же… приходилось переступать через собственную гордость, — то я буду должна тебе одну… любую услугу. Иметь должницей светлую эльфийку — такого на моей памяти в нашем народе не было.

— Да что ты ее слушаешь? — проворчала Белка, — продай ее…

— Так, — хмуро посмотрел я на нее, — продавать мы никого не будем…пока.

«Соглашайся! — раздался в голове голос феи. — Для гарема она слишком строптива, а как боец может помочь. Я тут кое-что прочла... Клятва для эльфов священна! Пусть Лесом клянется».

— Хорошо, — кивнул я, — поклянись Лесом. Клянись Лесом, что никогда не станешь причинять Александру Морозову и его слугам вреда. И не способствовать этому через третьих лиц.

Зинтариэль поморщилась, но в брошенном на меня взгляде появилось удивление.

— Клянусь не причинять вреда князю Александру Морозову и его слугам. За исключением самозащиты, — глаза эльфийки вспыхнули зеленым огнем. Интересная магия. Наверняка, иллюзия, но как эффектно смотрится! — И беру на себя долг чести, заключающийся в выполнении любой услуги… — она немного сбилась, опустив глаза, и тихо закончила. — Клянусь Лесом.

«Вот!» — удовлетворенно заметила в моей голове Уна. Белка же хмуро смотрела на все происходящее. Но надо отдать ей должное: от комментариев она воздержалась.

Тем временем я снял ошейник с шеи эльфийки, и та блаженно застонала. По ее телу пробежали искры.

— Как же хорошо вновь почувствовать себя свободной, — тихо произнесла она и вновь посмотрела на меня. На этот раз в ее взгляде не было презрения. Лишь усталость.

— Вот! Возьми, Александр Морозов, — она вложила мне в руку небольшой круглый амулет. — Захочешь стребовать долг… просто активируй амулет нажатием. Это возвратный портал. Где бы ты ни был, я приду. И… — она вновь замялась. — Мои вещи… верни… пожалуйста!

— Держи, — никогда не надоест смотреть на удивление других от появляющихся из инвентаря вещей — для них они образовывались из воздуха. — Было приятно познакомиться.

Забросив лук за плечо и сжав кинжал зубами, она стремительно полезла по лестнице, предоставив мне возможность полюбоваться ее исподним, а точнее, его отсутствием. Где-то на середине пути Зинтариэль осознала допущенную ошибку, и остаток пути эльфийка преодолела большим прыжком.

— Пора и нам подниматься, — с улыбкой произнес я, как следует отсмеявшись.

Как только мы оказались на поверхности, нас встретила ослепительная атмосфера. Солнечный свет приятно ласкал кожу. На минуту мы, не сговариваясь, остановились и наслаждались теплом светила. Краем глаза я заметил расположившуюся на крыше Зинтариэль, занимавшуюся тем же самым. Логично… Под землей она провела куда больше, чем мы…

Видок после путешествия по злачным подземным местам Москвы был еще тот. Прохожие косились на нашу компанию и разбегались при попытках поговорить. Пришлось ловить какого-то пропойцу, с трудом вспомнившего, что сегодня 30-е августа. Твою мать! Торжественная линейка уже завтра! Мы провели под землей несколько дней! На вилле, наверное, все с ума сходят… Нужно быстрее закрывать злосчастный квест и возвращаться. Только сначала переодеться, помыться и сытно поесть. Походные рационы Мин, конечно, были не так уж и плохи, но все же сушеное мясо и непонятные галеты значительно уступали горячей еде.

Отельеры оказались менее склонны судить по одежде. Администратор перестал кривить нос, как только перед ним оказалась пачка наличных. Всего минута, и портье повел нас в императорский люкс. Большую часть выигрыша Бурый выдал нам горой монет и мелкими купюрами, видимо пытался нам подгадить, или же действительно выгреб все запасы. К счастью, система легко переработала все в более крупные номиналы и предлагала выбрать, как мы можем обналичить деньги. Настоящий банкомат!

Переместившись в номер, мы первым делом рванули в ванную комнату. Купальня была размером с бассейн. Очень удачно, ведь никто не хотел ждать своей очереди. И если к Уне я привык, то Белки немного стеснялся. Темная эльфийка вела себя очень отвязно, словно мы дружили уже лет двадцать, прошли через огонь и воду и вознеслись над нашими животными чувствами… В процессе купания приходилось прятать стояк, и в этом мне сильно помогала пышная мыльная пена. Белкариэль была очень спортивной девушкой. На ее рельефном животе виднелись кубики, и они просто сводили с ума. Формами природа ее тоже не обделила. И этот прекрасный оттенок кожи…

Сил на сложный разговор или попытку подката у меня совершенно не осталось. Из воды я вышел, только когда она ушла в спальню сушить волосы, вызвав тихий смешок у Мин и откровенный ржач Уны.

— Со мной ты не был таким стеснительным, неужели, влюбился? — проворковала фея.

— Нет, немного не до этого, — мрачно ответил я, притянув девушку к себе. Она с радостью помогла мне немного ослабить скопившееся за многодневное воздержание напряжение.

Оставшись в ванной, я лениво гладил Уну по волосам, а Мин терла мне спинку. Было время немного подумать и я решил заняться анализом характеристик, все же 30 уровень был важной вехой моего развития.

Первым делом обратил внимание на дополнительный бонус в Древе навыков.

Внимание! Вам доступны для изучения Заклинания Магии Огня:

«Огненный щит»

«Огненные лезвия»

Внимание! Вы можете выбрать дополнительную ветку развития магии.

Магия Воздуха

Магия Земли

Магия Воды

Магия Смерти (неактивно, нужен ритуал активации)

Предупреждение! Навык на вновь выбранные ветви можно будет открыть только при повышении уровня. В дальнейшем каждые десять уровней можно открывать дополнительную ветку магии.

Однозначно, мой выбор пал на Магию Воздуха. Мало того, что смогу усиливать основную стихию, так еще и молниями швыряться! Любимая школа во всех играх.

Поздравляем! Вы открыли ветвь Магии Воздуха. Достигните 31 уровня, чтобы получить первый навык.

Целых 5 очков навыка. И вкладывать их я могу только в заклинания. Первым делом открою «Огненный щит». Защитных заклинаний у меня нет, а это будет очень кстати. И сразу 2 очка навыка на прокачку. Еще одно — в «Огненный шар». Я же маг огня… Оставшихся два — в умения барда. «Небесная буря» и «Атака души» — самые полезные, на мой взгляд. Достигаем шестого уровня и анализируем дальше.

Небесная Буря: 8

Наносит урон стоящим вокруг вас врагам молниями. Поражает до 8 врагов. Урон: +3. Одновременно с нанесением урона лечит до 8 союзников. Сила лечения: +3.

Атака Души: 8

Наносит урон стоящим вокруг вас врагам огнем. Поражает до 8 врагов. Урон: +3.

А теперь оцениваем полную картину!

Александр Морозов

19 лет

Класс: Бард

Уровень: 30

Глава рода Морозовых

Характеристики

Сила: 22

Восприятие: 18

Выносливость: 28

Харизма: 20

Ловкость: 17

Интеллект: 27

Устрашение: 3

Актерское мастерство: 4

Красноречие: 5

Торговля: 13

Удача: 2

Боевые навыки

Небесная буря: ур. 8

Атака души: ур. 8

Небесное благословение: ур. 6

Шар огня: 3

Огненный щит: 2

Пассивные навыки

Оружие предтеч: 2

Основное оружие

Лира: ур. 2

Инкуб-обольститель

Все уже идет как надо. И это только начало!

Поданный в номер поздний завтрак из пышущих жаром блинов с разнообразными начинками вместе с доставленной из ближайшего ателье чистой одеждой вернули мне благодушный настрой. И мы отправились к нашему квестодателю. Опасный и сумасбродный поход в подземелье позади, время получить заслуженную награду! Уна настояла на подстраховке, мол жадный гном может забрать свои слова назад, лучше держать ушки на макушке, еще одно выражение из моей головы. Фея коротко изложила мне свой план и мне оставалось только покачать головой. Все-таки мой фамильяр был полон талантов!

Когда мы завалились в лавку, особенно меня повеселило изумленное выражение лица Ульриха. Гном думал, что распрощался с нами навсегда. Но когда он увидел выложенный перед ним миллион рублей… Все верно, я не собирался отдавать ему ключ. Содержимое того бункера куда важнее. Если в лагере беженцев я нашел эпическую винтовку, то сейчас я хотел получить как минимум танк!

— Невероятно! — гном провел пальцем по пачке хрустящих купюр, наслаждаясь их шелестом. — Не думал, что вы вернетесь.

— Получилось немного подзаработать, — усмехнулся я. — Выносите костюм.

— Понимаете… — он с сожалением покачал головой, — я ведь это несерьезно говорил. Продать Шедевр… не могу. Сумму назвал побольше и задание выдал невозможное, чтобы вы отступились.

— Не понимаю. Мы заключили сделку, я исполнил свою часть обязательств, — мое напряжение передалось Мин и Белке. Девушки не знали, насколько силен гном, поэтому без колебаний взялись за оружие. — Не думайте, что у вас получится меня обмануть.

— Не стоит недооценивать меня, князь, — с угрозой произнес Ульрих. — Я многое повидал.

— Я ни в коем случае не угрожаю вам нападением, — моя улыбка стала еще шире. — Закон на моей стороне. Посмотрите в окно.

Гном послушно перевел взгляд. Сейчас бы по шее рубануть со спины и бери тепленького! Но мы не такие. Будь он уровней на тридцать ниже, я бы еще подумал…

— Я вижу жандармов, и что? — тем временем спросил торговец.

— А рядом с ним моего фамильяра. Если вы не выполните условия договора, я обращусь в полицию, и вас арестуют.

— Абсурд! Нет никаких доказательств! Ваше слово против моего.

— Слово дворянина, хочу заметить. И одного из четырех в России обладателей фамильяров, — я начал загибать пальцы, — к тому же, даже если я проиграю судебные тяжбы, они будут очень долгими и сложными для вас. Мой счет в банке гарантирует это. И все это время ваш магазин будет опечатан, а товары переданы на склад улик. Вы не сможете торговать.

— Я тоже далеко не беден и обладаю большими связями…

— Для дворянства ваше сопротивление будет выглядеть вызовом нашей власти, — я свысока посмотрел на коротышку и с сожалением вздохнул, повернувшись к двери. — Посмотрим, у кого из нас кошелек толще и знакомств больше.

— Погодите! — гном с раздражением опустил кулак на стол. Наверное, обычные люди вздрагивали от грохота, но я и бровью не повел. — Хорошо! Ваша взяла! Но чтобы я вас тут больше не видел!

— Я и сам не планировал возвращаться после нанесенного оскорбления.

Я поставил личную метку на небрежно брошенный мне костюм и передал его задрожавшей Мин. Система сразу же поздравила меня с получением достижения «Легендарный» и приобретением новой рабыни. Теперь я мог изучать ее характеристики и инвентарь вместе с Уной, Марфой и Светланой. Эта опция открылась вместе с 30 уровнем, нужно обязательно проверить на досуге, сколько денег у моей феи и какие еще секреты она хранит.

— Чуть не забыл, — месть — это блюдо, которое стоит подавать холодным. Если бы гном сразу отдал костюм, я бы не вспоминал о его обещании, но, как говорится, слово — не воробей. — Вы обещали нам по предмету с витрины. Мои спутницы выберут сами. А мне приглянулся вон тот меч. Для отсутствующей здесь феи подойдет арбалет с верхней полки.

Все же Система — это настоящий чит. Я сознательно выбрал самое дорогое оружие эпического качества с магическими свойствами.

На Ульриха было страшно смотреть. Гном весь покраснел. Казалось, из ушей пойдет пар, и мы услышим паровозный гудок. Наверное, он прикидывал, не будет ли проще убить меня сразу на месте, но все же уступил. Во многом этому помогла Мин, мгновенно облачившаяся в легендарный доспех «Путь Тысячи Кинжалов». В такой одежке победить обученную куноити было гораздо сложнее даже с его гигантским уровнем…

Мин взяла себе пару длинных кинжалов, которые я, на свой дилетантский взгляд, отнес бы к коротким мечам эпического качества. Белка не стала отнекиваться и забрала артефактный колчан, в который можно было поместить несколько связок стрел, эдакая магическая обойма. Прибарахлившись, мы в отличном настроении вернулись на улицы Москвы. Ульрих проворчал, что мы его практически разорили, но эти слова сложно было воспринимать всерьез из-за оставшегося на столе миллиона рублей. Огромное состояние, между прочим! Подавляющее большинство людей в этом мире за всю жизнь и половины не заработают.

— Зачем он мне? — Уна с недоумением крутила выданный ей арбалет с бесконечной прочностью. Магическую тетиву в нем мог натянуть даже ребенок, а сила выстрела позволяла пробить полный латный доспех.

— Раз ты не можешь пользоваться моим оружием, тебе пора обзавестись своим, — я вдруг вспомнил попытки обучить фею стрелять из пистолета. Как мы ни старались, в ее руках он так и остался бесполезной железкой.

— Вот еще! Я же фамильяр! Магическое существо! Создана для красоты и танцев! — с обидой в голосе сказала она. — И вообще, он большой и некрасивый!

— Будем считать последним средством, просто спрячь в инвентарь и используй, когда будет не до магии, — под моим твердым взглядом она картинно вздохнула и послушно спрятала арбалет, заодно спалив, что у нее тоже есть инвентарь. Дождусь, когда уснет, и посмотрю, сколько там рублей!

То, как легко она превратила десять тысяч в полтора миллиона, все никак не выходило из головы.

— Что ж, дела в Москве выполнены, пора и честь знать, — преувеличенно бодро сказал я. Сердце отчего-то сжалось в плохом предчувствии. — Интересно, наше отсутствие заметили?

— В деканате нам точно головомойку устроят, — со странной легкостью ответила Белка. Темная эльфийка не переставала улыбаться, временами поглаживая висевший на поясе колчан.

— Почему ты так радостно об этом говоришь? — Уне все тоже было нипочем. Это же не ее могли исключить из Академии еще до поступления.

— Эти дни были лучшими в моей жизни. Настоящие приключения! — Эльфийка радостно рассмеялась и покрутилась, раскинув руки. — До этого я читала о них только в книгах. Мне понравилось! Хочу еще!

Все ясно — любительница приключенческих романов. Спасибо, что не женских… Хотя кто знает…

— Будут тебе приключения! — многозначительным тоном пообещала Уна. Вот чертовка! Лично мне что-то совсем приключений не хотелось. Недельку покоя бы… Хотя я произносил эти слова перед прибытием в Академию и на следующий же день свинтил в Москву. И что мне дома не сиделось? Такую виллу приобрел!

Впрочем, исходящая от Мин сдержанная радость сполна окупила все перенесенные тяготы и лишения. Как только куноити стала моей, я ощущал все ее эмоции, совсем как с Уной. Странно, с другими девушками такая связь проявлялась только в постели… Может, она меня сейчас мысленно раздевает? Было бы неплохо!

«Дурак ты, хозяин. Белка разве что открытым текстом к тебе не просится, а ты молчишь, как дуб. Пользуйся моментом!»

«Ваши женские намеки я никогда не умел понимать», — вздохнул я.

Когда мы сели на лошадей и покинули город, я как бы невзначай обратился к темной эльфийке.

— Белкариэль, мне тут ректор выделил личную виллу, там много свободных комнат. Не хочешь пожить с нами? Там, наверняка, удобнее, чем в твоей комнате.

Она странно посмотрела на меня, застыв в седле и неестественно выпрямив в спину.

— В качестве кого ты хочешь видеть меня в своем дворце, князь? Экзотичной шлюхи? — она наклонила голову, пряча глаза в белых волосах и демонстрируя чуть покрасневшее заостренное ухо.

— Послушай, Белкариэль… Я понимаю, что мы еще плохо знакомы, но ведь за проведенное время вместе я не давал никаких поводов! — вот так, добавить в голос побольше укоризны, пусть почувствует вину. — Я никого не принуждаю греть мне постель, все девушки приходят в нее исключительно добровольно. Ты нравишься мне как человек… то есть личность! И в первую очередь интересуешь меня как товарищ и подруга, а не очередная любовная победа… Мне нужны те, кому я смогу доверить спину, и кто сможет доверять мне.

Я тяжело вздохнул и послал лошадь немного вперед, бросив напоследок: «Приношу извинения, если чем-то обидел».

Остаток дороги до Академии мы провели в молчании. Я не стал останавливаться и сразу направил лошадь к своим хоромам, где меня уже встречали…

Глава 14 «Торжественная линейка»

— Александр Морозов, что вы себе позволяете?! — Светлана с ходу взяла быка за рога. Она со всех сил изображала праведный гнев, но один лишь покровительственный взгляд Уны и быстрое движение заостренного язычка по алым губам заставили помощницу декана покраснеть с головы до пят. — Вас не было три дня!

Мы медленно подошли к возмущенной девушке, которая старалась не встречаться с глазами моего фамильяра.

— Признаю, моя прогулка по Москве несколько затянулась, — разговор в подобном тоне мне совсем не нравился. Требовалось поставить Светлану на место, и плевать на ее положение. Особенно с учетом, что Академия по сути сама пыталась продать ее мне подороже в качестве члена гарема. К тому же я до сих пор не получил очко харизмы благодаря ей, так что в любом случае переходим в наступление. — А в чем, собственно, проблема?

— Студентам запрещено покидать территорию на долгий срок без предварительного уведомления…

— Ай-ай-ай, Светлана. Вроде не первый год здесь работаете, а элементарных вещей не знаете, — Я с превосходством посмотрел на запнувшуюся ведьму, а моя несравненная фея неожиданно отвесила ей звонкий шлепок по заднице, заставивший ту вскрикнуть от неожиданности, окончательно переведя встречу в неформальную. — Я ведь еще не давал никаких клятв и официально не являюсь студентом Академии. Вот подпишем все бумаги, тогда правила начнут работать. Еще какие-то претензии?

— Но… Я… Нет… Простите! — спрятавшись за длинными густыми волосами, она сунула мне скомканный лист и, звонко цокая каблучками, поспешила прочь. — Церемония принятия завтра в полдень! Не опаздывать!

— Жду тебя ночью! Расскажу о поездке! — крикнула ей вслед смеющаяся Уна.

Как хорошо дома! Жаль, что место моего обитания постоянно менялось, и я не успевал привыкнуть. В любом случае меня удовлетворяла возможность завалиться на диван и ни о чем не думать… Мин что-то разъясняла остальным телохранителем во дворе, Марфа хлопотала об ужине, а Ира смотрела на меня так, будто хочет убить… Идиллия…

— С возвращением, — с теплотой айсберга в тоне поприветствовала меня княжна Бутурлина. — Как прошла ваша поездка с чернокожей шлёндрой?

Ничего не ответив, я загадочно улыбнулся и поманил девушку к себе. Поколебавшись, она медленно подошла ближе, оказавшись в досягаемости моих рук. Смертельная ошибка! Со скоростью кобры и грацией страуса я схватил княжну за руки и перекинул через колени так, чтобы ее аппетитный зад оказался прямо передо мной, а искаженное гневом лицо уперлось в диван.

— Я не понял, ты как с хозяином разговариваешь? — ее попытки протестовать я пресек очень просто — мощным звонким шлепком прямо через платье.

— Я… Как вы… Ах! — она изогнулась, получив второй, а затем сразу и третий удар. Пока я наказывал зарвавшуюся рабыню, Уна улетела из дома, ненавязчиво не пуская никого из прислуги внутрь. Так открыто демонстрировать свои отношения пока рано. Вот захвачу Новгород, наряжу ее в красивый ошейник на обнаженное тело…

— Почему я не слышу счета? Хочешь, чтобы начал заново? — бил я безболезненно, но очень чувствительно. От искренних стонов девушки и ее движений по моему паху в штанах снова стало тесно. Покажите мне того глупца, которому надоедает секс! Лично ему в лицо посмеюсь! Похоть наполняла меня энергией, силой и хорошим настроением.

— Семнадцать, ай! Восемнадцать, ой! Девятнадцать! Хватит! Простите! Я… Двадцать! Раскаиваюсь! Пощадите!

— Ну, раз вежливо попросила… — с усмешкой я прекратил экзекуцию и, не давая черноволосой красавице прийти в себя, резко потянул ее к себе.

Наши губы слились в жарком поцелуе, послышался треск разрываемого платья. Она варварски порвала его пополам, чтобы раздвинуть ноги! А затем то же проделала с моей рубашкой. У меня их всего несколько, и стоит она… Вот же! Пока Ира возилась с ремнем на моих штанах, я невольно задумался, откуда взялось такое ханжество. Я только что заработал полтора миллиона, а жалею о какой-то тряпке. Нужно срочно выбивать из себя мышление бедняка, иначе я здесь долго не продерж… Ух…

Настала моя очередь бессвязно стонать. Оседлавшая меня княжна скакала с бешенством голодной волчицы, разом выбив все мысли из головы. Вместо них остались чистые инстинкты: вцепиться в прекрасные молочные груди и выкрутить соски, заставив ее вскрикнуть во все горло. Во дворе и на кухне нас наверняка услышали, но мне стало глубоко плевать. Мы наслаждались друг другом с животной страстью, разодрав одежду на клочки и постоянно меняя позы. Лишь на третьей разрядке я осознал себя лежавшим верхом на умиротворенно сопевшей девушке, и при этом я так и не отпустил ее посиневшую грудь!

— Я так скучала… — промурлыкала княжна. Извернувшись, она потянулась ко мне за поцелуем.

— Я сегодня добрый, так что обойдемся без строгого наказания, — быстро поцеловав ее, я внезапно прижал голову девушки к ковру, на котором мы возлежали, и укусил за ухо, жарко прошептав:

— Но если еще раз позволишь себе говорить со мной в таком тоне, пойдешь на все четыре стороны. Поняла?

— Да, хозяин. Простите, я забыла свое место… Спасибо, что направляете меня… — с готовностью зашептала она, шмыгнув носом. — Тем вечером я вернулась домой, измученная этой стервой Громовой, а вас не было… Я испугалась, что вы не вернетесь! Думала, мой отец постарался!

— Глупости, всего лишь неожиданная прогулка за одним артефактом. Потом расскажу, — я лениво перевернулся на спину, уставившись на резной потолок. — Хочу принять ванну. Но сначала есть. И сходи мне за новой одеждой.

Получив шлепок для ускорения, Ира счастливо улыбнулась и побежала наверх. Буквально через минуту мимо проскользнула Марфа, старательно смотревшая в пол. Вышло неловко, ведь она вновь заметила знакомое ей мужское достоинство.

— Барин, горячая ванна уже ждет вас! Ужин я подам в вашу опочивальню, — потупилась служанка, явно не зная, как себя вести.

— Отлично, спасибо! Через час и сама приходи, я соскучился, — подмигнув зардевшейся от смущения девушке. Я неспеша пошел по лестнице, перехватив спускающуюся княжну. Действительно, зачем мне куда-то идти, когда слуги принесут еду прямо в кровать? А заодно — немного ласки…

Остаток дня прошел, как в Раю. В этот раз Уна не стала уединяться со Светланой и привела ведьму, как раз когда я закончил с Марфой. Сил после нескольких дней воздержания у меня было хоть отбавляй. Обаяние плескало через край, так что убедить ее отдаться мне не составило труда. Фея и так распалила ее дальше некуда.

Характеристика «Харизма» повышена на 1, текущее значение: 21

Не девственница, но так даже лучше! Не зря говорят «ржавый чердак — влажный подвал»! Ведьмочка оказалась весьма опытной и развязной, лишь первую минуту изображая из себя недотрогу. Оторваться друг от друга мы смогли ближе к рассвету, когда она на негнущихся ногах ушла готовиться к церемонии. Чувствую, будет клевать носом. Да и мне бы поспать не помешало! Сознание отключилось раньше, чем я коснулся подушки…

Будила меня Уна, и снова самым приятным способом. Испив утреннего молочка, фея со смехом уклонилась от объятий и швырнула мне в лицо чистую рубашку.

— У нас мало времени! Я и так дала вам лишний часик поспать.

Она пощекотала спавшую рядом Иру за пятку. Княжна попыталась лягнуть фею, но попала мизинцем по корпусу кровати. Полившийся из девушки поток брани и проклятий совершенно не вязался с образом утонченной аристократки. Впрочем, я давно перестал питать иллюзии касательно аристократических сословий. Успокоив обеих девушек и быстро сполоснувшись, я спустился вниз.

— Света мне говорила, что на церемонию по принятию лучше приходить голодным. Этот факт как-то связан с магическими воздействиями. Я, конечно, не запрещаю, просто советую, — сообщила мне по пути фея.

С сожалением пришлось расстроить Марфу и отказаться от целой тарелки с любимыми пышными блинами. Клятвенно пообещав съесть блюдо вечером, я поспешил выйти на улицу. Мин тут же возникла рядом в прежнем синем наряде воинствующей принцессы.

— А где «Путь Тысячи Кинжалов»? Тьфу, язык сломаешь! Придумай какое-нибудь название поприятнее.

— Он на мне. Хозяин, присмотритесь! — лицо Мин скрывала маска, но я точно знал, что она смущенно улыбнулась. — Воистину у господина Ульриха получилось создать шедевр. Его доспех изменяется согласно моим желаниям.

Ого! Я и впрямь заметил тончайшие серебряные нити на ее бикини. Получается, Мин не стала переиначивать свой внешний вид, и теперь ее возможного противника ожидает большой сюрприз. Одобряю!

Перед главным корпусом выстраивалась толпа студентов. В отличие от меня, нежданно-негаданно получившего в свое полное распоряжение виллу, за несколько проведенных в общаге дней большинство будущих первокурсников успели перезнакомиться и разбиться на небольшие группы по интересам. Аристократы отдельно, плебс отдельно, угрюмые одиночки — в стороне. Внимание привлекала группа светлых эльфов. Они пустили в свой круг только нескольких княжеских детей, а остальным многочисленным поклонникам оставалось только стоять в отдалении и вздыхать. Белки нигде не было видно. Наверное, решила затеряться в толпе.

Явка для старших курсов была не обязательна, поэтому пришли только те, кто хотел посмотреть на свежее мясо или имел родственников. Последних, кстати, приехала целая куча. Судя по обстановке, большие делегации сюда не пускали, но места для зрителей все равно оказались заполнены. Я успел заметить Бутурлина-старшего, и адресованный лично мне взгляд не сулил ничего хорошего.

— Александр, сюда! — замахал мне Алексей Вяземский. Поприветствовав нового друга, я встал рядом с Ирой и Уной. Мин ушла в сторону к остальным телохранителям, которые выстроились цепью за спинами будущих студентов.

Ровно в полдень над крышей главного корпуса Московской Академии возник гигантский красный дракон. Он выпустил в небо многометровую струю пламени и махнул крыльями. Ударная волна трепетала полы плащей и сбивала шляпы, а от могущественного рыка закладывало уши. Через мгновение дракон исчез, а возникший на его месте алый свет ударил в трибуну неподалеку. Яркая вспышка и перед нами предстал старик по имени Вопросительный Знак. Никогда не видел, чтобы система показывала столько «???». Благообразный старичок невысокого роста с длинными седыми волосами, спадающими на плечи. Морщинистое лицо, карие глаза — обычный пенсионер. Встретишь такого на улице и никогда не подумаешь, что это — могучий маг.

«Это ректор, балда! Наверняка, он всех здешних дворян в бараний рог сможет скрутить!», — Уна, как всегда, являла саму вежливость.

— Разрешите представиться. Я — Иван Сергеевич Романов, ректор Московской Академии Магии. Обойдемся без долгих речей, я постараюсь быть краток! — после этой фразы я сразу поменял свое мнение о ректоре. Один голос этого старикана заставлял поджилки трястись. Сколько силы в нем было! Какой же он все-таки имеет уровень?! — Всех прошедших вступительные экзамены поздравляю с зачислением. Остальным желаю не расстраиваться и попробовать свои силы в месте попроще, например, в Петербурге.

Со стороны сидевших за ректором преподавателей послышалось несколько смешков. Даже в другом мире Москва и Питер никак не могут перестать соревноваться…

— Вы поступили в лучшую Академию Российской Империи. Она также является одной из лучших в мире. Гордитесь этим! И хотел бы еще раз напомнить, — ректор сделал многозначительную паузу, — в Академии все студенты равны. Живущие в коттеджах и в общежитии имеют равные права. Никаких поблажек в учебе, кем бы ты ни был… пусть отпрыском правящего рода! Это незыблемое правило. Теперь поговорим об учебе. Для тех, кто предпочитал пить, а не читать учебники повторюсь — у нас существует шесть факультетов — «Огненный», «Воздушный», «Земляной», «Водный», «Жизни» и «Воинский». В последнем студентов с небольшими магическими способностями делают опытными воинами. Жизнь объединяет всех магов, у которых имеются способности к лечебной магии. Про остальные четыре факультета все и так очевидно. Напоминаю, магия Смерти запрещена во всех цивилизованных государствах. Если мы поймаем кого-то на ее изучении, вышвырнем в момент! Каждый, согласно результатам тестов, распределен на соответствующий факультет. Вы будете развивать дар под руководством опытных наставников. И еще, поскольку мы поощряем соревновательный дух, на протяжении всего времени обучения будут проводиться турниры между факультетами. Особо выдающиеся студенты получат существенные награды. А сейчас деканы факультетов зачитают списки поступивших, и каждый из вас получит документ с оценками. После чего вы все принесете присягу студента.

На этом ректор закончил свою речь и сел среди преподавателей.

Деканы факультетов выходили на сцену по очереди. Три женщины и трое мужчин. Все они казались могучими магами. Ни над одним из них не высветился уровень — лишь вопросительные знаки. Женщины возглавляли не только факультет Жизни, но еще Огненный и Воинский. Деканом последнего была известная всем Мария Громова. Самой младшей из девушек была целительница 40-го уровня, на вид ничуть не старше студентов. Остроконечные уши и спадающие волнами белые волосы выдавали в ней нечеловека. Ее черты лица были близки к идеальным, однако в них не было присущей эльфам мраморной холодности. Ее легко можно было бы спутать со студентами по обмену, если бы не строгая одежда и не менее строгий взгляд.

«Елена Сергеевна Мерцкова. Когда-то носила имя «Эланиэль». Полуэльфийка. одна из самых опытных целителей Российской Империи», — сообщила мне всезнающая Уна.

Первой на площадку вышла женщина, возглавлявшая Огненный факультет. Анастасия Скуратова, 44-й уровень. Я бы дал ей лет сорок, но с огненными волосами и яркой внешностью выглядела она весьма эффектно. Она зачитала списки поступивших на ее факультет. Как оказалось, помимо меня на Огненный факультет зачислили и Алексея Вяземского. В моих руках появился лист с результатами тестов. Как я и ожидал, потенциальный уровень владения огненной магией был оценен как «средний». У того же самого Вяземского он был чуть выше. К моему удивлению, вместе с нами поступила Белка и три эльфийки с труднопроизносимыми именами. Темной нигде не было видно, ну и черт с ней. Как оказалось, последнюю фразу я произнес вслух. Фея с любопытством покосилась на меня, но промолчала. Следующим зачитывал список декан «воздушников», представившийся Иваном Алексеевичем Лопухиным. Сорок шестой уровень. Коренастый мужик с каким-то деревенским лицом. Именно к нему попала Ирина.

Выступающих деканов остальных факультетов я толком не слушал. Лишь для себя зафиксировал имена и внешность. Декан Земляного факультета — Аркадий Иванович Извольский. Сорок седьмой уровень. Высокий и сгорбленный мужик с абсолютно седыми волосами, хотя на вид ему было лишь лет пятьдесят. И он мне сразу не понравился: лицо у него было каким-то неприятным, смахивающим на крысиное. Добавить еще и бегающие глаза… Сразу ясно, почему он не вызывает у меня симпатий. Возможно, я слишком предвзят: внешность может не соответствовать характеру.

Декан Водного факультета — Александр Ильич Булатов. Сорок третий уровень. Этакий невысокий маленький толстячок с какой-то непонятной копной волос на голове, которая явно очень редко встречалась с цирюльником. Ну и конечно, я очень внимательно наблюдал за заключительным выступлением декана факультета Жизни. Понравилась мне эта Елена, чего там говорить.

После оглашения поступивших слово вновь взял ректор.

— Занятия начнутся с завтрашнего дня, ровно в 9. Первый урок — вводный, вести его буду я. На нем оглашу расписание. Опаздывать категорически не рекомендуется. Обо всех технических деталях вам растолкуют наши прекрасные дамы, — он махнул рукой в сторону помощниц деканов, среди которых я заметил и покрасневшую Свету. Ха, забавно! Она выглядела бодрячком на фоне большинства девушек. Они что, академический генофонд улучшают? — На этом все. Вечеринка начала учебного года состоится в 20:00 на главной площади. Увидимся вечером!

После этих слов преподаватели быстро покинули свои места, а студенты, подняв невероятный галдеж, отправились к ожидающим их родителям.

«Ха! Тот жирный тоже поступил! Да еще и на воинский! Нужно будет познакомиться, воля у него неплохая». — Уна помахала пухлому баронету, которого заставили бежать вокруг Академии, но тот был слишком увлечен общением с бабушкой.

— Прошу простить, я к Алине и родителям. Увидимся на банкете! — попрощался с нами Александр.

Ко мне по совершенно логичной причине никто не поехал, поэтому я решил организовать прогулку, как заметил быстро приближающиеся неприятности. И как я не подумал, что демарш Иры аукнется так быстро? Одного Всеслава я легко мог игнорировать, но ее отца…

— Здравствуй, дочь. Здравствуйте, князь Морозов, — его ледяной тон способен заморозить всю планету. — Идем, Ирина. Нам надо поговорить без лишних ушей.

Остались только мы с Уной. На всякий случай мы не отходили далеко, вдруг Ире понадобится помощь. Девушка что-то горячо доказывала своему отцу. Ее искренность отлично бы смотрелась в театре, а взгляд мог бы разжалобить даже черствого сухаря. Всеслав что-то пытался вякать, но быстро успокоился, получив каблуком по колену.

Разговор быстро закончился, и князь со Всеславом ушли, а девушка подошла к нам.

— Спасибо, что подождали, князь… — устало улыбнулась девушка. Выглядела она, мягко говоря, так себе. Видимо, разговор с отцом дался ей непросто.

— Распоряжусь насчет обеда, — сообщила мне фея и, бросив ехидный взгляд на Бутурлину, улетела, оставив нас вдвоем.

— Тяжелый разговор? — сочувственно уточнил я.

— Не то слово, — тяжело вздохнула она, — у меня есть просьба…

— Какая? — полюбопытствовал я, уже догадываясь об ответе.

— Мой отец крайне недоволен тем, что мы живем вместе. Я как могла пыталась убедить его, что манипулирую тобой… вами… И что жизнь на вилле повышает статус нашего рода… Он вроде бы поверил, но…

— Хочет убедиться лично? — почему-то с трудом сдерживаемый страх Иры передо мной веселил и возбуждал. Она боялась, что я разозлюсь на нее и публично унижу на глазах у всех. И понимала, что не посмеет сопротивляться. — Не вопрос, устроим представление. Что от меня требуется?

— Ничего особенного… Прислуживайте мне на вечере. Носите сумочку, помогите снять шаль — обычное поведение влюбленного дурака. — она извиняюще улыбнулась. — Завтра отец вернется домой, и мы приступим к учебе… И все станет по-прежнему.

— А почему ты так этого хочешь? Я не то, чтобы с тобой хорошо обращаюсь… — стоять посреди пустой площади не хотелось, так что мы отправились к вилле. — Не обманывай себя. Ты не возвысишься вместе со мной, не станешь женой, так и оставшись у моих ног.

Ира молчала почти всю дорогу. Лишь когда мы скрылись за оградой, она резко прижалась ко мне и приникла к губам, укусив нижнюю до крови. Уставившись на меня взглядом побитой собаки, княжна шаркнула ножкой и тихо произнесла:

— Я всю жизнь ждала появления настоящего мужчины… С вами, хозяин, я согласна на любую дарованную вами роль.

Глава 15 «Вечеринка»

На площадь мы пришли за пятнадцать минут до назначенного времени. К вечеринкам в Академии подходили весьма серьезно и народу собралось весьма прилично. Вечернее мероприятие проводили прямо под открытым небом на самой большой площади, иначе такая толпа не влезла бы ни в одно здание. Раскинувшееся над Академией темное небо без единого облачка, усыпанное бесчисленными гроздьями сверкающих огней и с плывущей по темному звездному морю огромной, ярко-сияющей полной луной, было невероятно красивым. Я, конечно, не был докой в астрономии, но полярную звезды и ковши Медведиц мог опознать. Я даже остановился на несколько минут, пытаясь найти хоть одно знакомое созвездие, но тщетно. На миг меня охватила ностальгия по покинутому навсегда миру… Давно не испытывал этого чувства. На мое плечо опустилась рука. Повернувшись, я встретился с понимающим взглядом Уны, и меня отпустило. Ну его, потерянный мир, здесь стократ лучше.

Мы вошли на площадь. На этот раз телохранителей не отсылали, что мне очень понравилось, ведь мы могли спокойно тусить с Мин и парнями. Тем не менее они не забывали о своих обязанностях и с моего молчаливого согласия старались держаться за спиной. Воздух наполняли аппетитные аромат, не мешало попробовать разнообразные угощения, которыми потчевала своих новоиспеченных студентов Академия.

Основные блюда и закуски разносили сотни слуг и служанок. За каждый стол отвечали как минимум трое. Столов было очень много, и они располагались на некотором расстоянии друг от друга. Видимо, чтобы враждующие роды могли отдыхать и не пересекаться. На мой взгляд, весьма разумная идея. Еще я заметил невзрачных людей с классами разбойников, одетых в униформу слуг, которые внимательно наблюдали за происходящим, стараясь оставаться в тенях. Уна сообщила мне, что это — местная служба безопасности, которая следит за студентами. Благородных аристократов хлебом не корми, а дай померяться «письками», и дуэлей на торжественном приеме местному начальству никак не хотелось. Все, можно сказать, было чинно и спокойно.

В качестве наряда я выбрал форму с личной нашивкой. В Москве не было времени купить дорогой костюм, а выделяться провинциальной одеждой не хотелось. Я сразу различал приехавших из столицы и регионов, москвичи были одеты по последней моде. Простолюдины разделились на несколько групп, не понимая, что сила в единстве. Московские дворяне, впрочем, тоже стояли особняком. А вот Ира разоделась по максимуму. И при этом, к моему удивлению, выглядела не вульгарно, а стильно и эффектно. Алое платье с открытым верхом стекало по плечам вместе с сияющими локонами, украшенными нефритовой заколкой. Из-за туфель на высоком каблуке она то и дело теряла равновесие, и приходилось мне, как истинному джентльмену, придерживать даму. Обнаружив незанятый стол на несколько человек, я посадил Иру, забрал ее шаль и присел только после нее. Мин и Уна остались на ногах, изображая наших слуг. Остальных телохранителей, в том числе и Бутурлины, я отпустил с согласия Мин, но они пообещали всегда находиться рядом.

Едва мы сели, Уна вдруг метнулась куда-то в сторону и вернулась со смущенной Белкой, которая даже как-то виновато смотрела на меня.

— Садись! — практически силой усадила ее за стол Уна, — чего как неродная? Хозяин не против.

— Конечно, нет, — улыбнулся я, стараясь держаться вежливо, но отстраненно. Все равно темная эльфийка никуда не денется — рано или поздно будет моей.

–– Спасибо, — тихо произнесла она и, вдруг посмотрев на меня, почти прошептала, — извините меня, князь, за те слова…. я была неправа.

— Я уже забыл, — спокойно ответил я, и, видимо, с нужной интонацией. Из-за спины фея показывала мне большой палец.

На вечеринке мы лакомились бутербродами с красной и черной икрой, запивая все это весьма неплохим сухим белом вином, ожидая появления Петра Ивановича Бутурлина. Я даже не сомневался, что он где-то рядом и скоро навестит нас. Однако первая встреча все же оказалась полной неожиданностью.

Темноту разгоняли костры в жаровнях, они же давали тепло. Первая осенняя ночь выдалась довольно прохладной, так что они оказались весьма кстати. В неверном свете показались белые, как мел, бестелесные фигуры. На первый взгляд — натуральные призраки. Они неслышно приближались к нам, не издавая никаких звуках. Тем не менее не только я заметил незваных гостей. Мин взялась за вееры, а Уна расправила крылья и взмыла в небо. Я, не мудрствуя, лукаво извлек Лиру, и ее яркое сияние открыло нам группу светлых эльфов, поступивших в Академию по обмену, которые, видимо, решили напугать нас призрачной маскировкой. Их было всего семеро, четверо девушек и трое парней, одетых в какие-то причудливые одежды. Возможно, национальные наряды. Несмотря на прохладу, девушки демонстрировали свои прекрасные формы в весьма откровенных нарядах, в которых полностью оголенные плечи и наполовину открытая сверху грудь были самой приличной частью.

Я покосился на Белку. Та напряглась и сжала кулаки. Я буквально чувствовал ненависть и страх темной эльфийки.

— Чуешь, чем пахнет, Натаниэль? — равнодушно спросила высокая девушка с волосами цвета солнца.

— Разумеется. Негритянский смрад ни с чем не перепутать, — в тон ей ответил парень с высокомерным выражением лица.

— Я надеялась, что не буду чуять нигеров хотя бы на другом конце мира, — жалобно надула губы третья заводила. — Тем более, это место претендует на звание Высшего Учебного Заведения.

— От хумана тоже несет. От этих темных зараза моментально передается, — а вот и лидер подал голос. Он был немного ниже и крепче остальных.

Главарь подошел к нашему столику и без приглашения сел на свободное место.

— Вот скажи мне, хуман, тебе не противно было совать свой стручок в нигершу? Это ж как глину месить, или чего похуже.

Его подпевалы с готовностью заржали, живо напомнив мне гопников из подворотни. Вот тебе и высшая раса… «изящные красавцы»! В душе — быдло быдлом. Что-то я начинаю разочаровываться в моем некогда любимом народе и их идеалах. Придется подискутировать.

— А чего это ты моим членом интересуешься? Если так хочется понюхать — скажи прямо, а не неси всякую чушь. — Ох и приятно было видеть, как его идеальное лицо пошло пятнами. — Хотя нет… я по девушкам, а не парням. Вот ей могу показать, а она перескажет запах и вкус — я указал на девушку, что заговорила первой. Выдержка изменила светлой эльфийке. Она скривилась так, словно съела лимон целиком.

— Ну что, красавица? Уединимся в кустах? — насмешливо поинтересовался я.

Не было никакого страха. Собственно, с чего бы? Только двое из них перешли за тридцатый уровень, остальные — сплошные двадцатки. Ни чета той же Зинтариэль или дикому лякушу. Все же Система — тот еще чит. Сразу показывает, на кого лучше не нарываться, а с кем можно и морду кирпичом сделать.

— Как ты смеешь?! Я Ментариэль! Герцогиня Шелвудского леса!

— А я князь Российской Империи! — я резко вскочил со своего места и навис над сидевшим эльфом. Устрашение сработало как надо. Кажется, он обмочился. — Что за цирк вы устроили? Что вам от меня надо? Говорите!

А тут еще и харизма подключилась! Не ожидавший отпора эльф выложил все, как на духу:

— Ты увез нигершу в Москву на три дня, а нас даже с территории не выпускают! Мы завидуем и решили тебя проучить!

— Вот тебе и высшая раса, — хохотнула Уна откуда-то сверху. Она неожиданно появилась за спинами остроухих девушек и громко крикнула:

— Бу!

Фея упала на землю и заливисто расхохоталась, дергая ногами. Больно смешно подскочили пугливые барышни.

— С кем я провожу время — не ваше дело. Белкариэль куда лучше всей вашей компашки. Валите подобру-поздорову и не загораживайте мне вид на звезды.

Старший эльф Владиасэль уже собирался последовать моему ценному совету, как раздался капризный голос, по-видимому, его подружки:

— Ты не можешь спустить оскорбление человеческой обезьяне!

Зашибись. Как они вообще учиться собрались с таким отношением к сокурсникам? Наши ведь долго думать не станут, побьют и назад за океан отправят.

— Я вызываю тебя на дуэль! — излишне громко крикнул эльф, привлекая внимание собравшихся за соседними столиками. — Немедленно! Здесь и сейчас!

Я уже собирался послать его на все четыре стороны, как Система сообщила неприятную новость: мне брошен вызов, и его отклонение приведет к потере отношения со всеми дворянами Академии, включая Иру, Алексея и Алину. Хрен с ним! Одну ушастую завалил, а этот проблем вообще не доставит на ее фоне.

— До смерти, надеюсь? — с маниакальной улыбкой поинтересовался я, нарочито радостно потирая ладонями.

— Фу, какое варварство! — эльф держался молодцом, даже не пискнув. — Я не собираюсь пачкать шпагу о ваши внутренности! До первой крови!

— Раз ты бросил мне вызов, оружие выбираю я. Значит никаких шпаг, луков и прочей дребедени. Деремся на кулаках, ноги использовать запрещено.

Зря я что ли боксом занимался? По наблюдениям местные дворяне ничего тяжелее ложки не держали. Наверняка, эльфы еще хуже.

Владиасэль взбледнул, но покорно согласился. Закон был на моей стороне, как и свидетели. Вокруг нас стремительно образовывалась толпа праздных зрителей. Еще бы! Не каждый день увидишь дуэль с участием эльфа. Вдобавок прибилось трое местных охранников из тех невзрачных официантов. Поняв, что миром разрулить ситуацию не получится, они просто наблюдали за нами, не вмешиваясь.

Рукава рубашки мешали бою, и поэтому я сбросил ее, оголив рельефный торс. Несколько приглушенных вздохов восхищения приятно ласкали слух. Владик остался в чем был. Ну и зря! В таких просторных штанах нереально нормально двигаться.

Нам освободили достаточно места. Секундантами выступали Уна и девица, что заговорила первой. Судьей сам себя назначил непонятно откуда появившийся Петр Бутурлин. Наверняка же подсуживать будет! Хотя я поймал на себе одобрительный взгляд новоиспеченного судьи. Надо же. А он, похоже, на моей стороне. Неприязнь к эльфам? Или не хочет позорить дочь?

— Герцог Свободных Эльфийских Штатов Владиасэль бросил вызов Князю Российской Империи Александру Морозову. Поединок за честь дамы проходит на кулаках до первой крови! Начинайте!

Голос Бутурлина звучал торжественно. Хотя в брошенном им взгляде на Белку, ошеломленно наблюдающей за происходящим, плескало такое же презрение, как и у светлых.

Я не хотел затягивать. В конце концов, пустой желудок требовал немедленно его наполнить, ведь я поглотил лишь пару бутербродов и бокал вина. Жаль только противник мне попался верткий, никак не хотел становиться грушей для битья! Как я ни пытался пробить ему в челюсть, он постоянно отпрыгивал назад. Его атаки тоже результата не приносили: их и ударами сложно было назвать. Скорее, он пытался надавать мне пощечин, неизменно натыкаясь на жесткий блок. Скакали мы минут пять, и крики из толпы становились все более издевательскими:

— Да оторви ты ему уже уши!

— В угол, в угол загоняй! С разворота бей!

— Скука! Лучше за шпаги беритесь!

— Холодно, заканчивайте быстрее!

Владиасэль не выдержал первым. Он в несколько прыжков разорвал расстояние и скороговоркой зачитал заклинание. Руки эльфа объял золотой свет, и сам он стал гораздо быстрее. Раздались возмущенные выкрики зрителей, но судья на мой укоризненный взгляд лишь еле заметно пожал плечами. А мне казалось, что он на моей стороне…

«Не вздумай брать Лиру, это автоматическое поражение!» — предостерегла меня Уна. — «Вы сражаетесь без оружия!»

«И что мне тогда делать? Под бафами он мне нос разобьет и выиграет!»

Я ушел в глухой блок, прикрывая физиономию. Повезло, что удары эльфа не стали сильнее. Тем не менее рано или поздно точно достанет, гад!

«Я… Я сама попробую! Дай мне разрешение!»

Перед глазами появилось новое уведомление Системы, и я не раздумывая нажал на вариант «да». Уна уменьшилась и спряталась в кроне дерева подальше от чужих глаз. Лира появилась в руках феи, и по моему телу потекла чужая сила. Мир замедлился, как и соперник. Не знаю, каким образом Владиасэль улучшил свои способности, но мой баф оказался круче!

Я перехватил его руку и сжал хрупкое запястье, с наслаждением услышав хруст ломаемой кости. А теперь — получай в солнечное сплетение!

Эльф с широко раскрытым ртом упал на колени, уставившись на меня выпученными глазами. Я неспешно взял его за здоровую руку и так же сжал. Ну вот, теперь не сможет сам в туалет сходить! Заодно проверит, насколько он ценен для своей подружки.

— Что вы делаете?! — наперебой закричали эльфы.

— Оставаться на местах! Крови нет, бой не закончен! — неожиданно поддержал меня Петр Бутурлин, все еще остававшийся судьей. Значит, он все-таки на моей стороне…

— Спасибо за подсказку, — я коротко поклонился старику и от души вмазал Владиасэлю по носу. Кровь так и хлынула, возвестив о моей победе. Эльф мешком повалился на землю, закатив глаза. Совсем он хилый. Один удар — и сразу сознание терять. Я обратился к оставшимся эльфам. Теперь в их взглядах читалось не презрение, а страх.

— Итак, вы уяснили урок или теперь я вызываю на дуэль каждого из вас за оскорбление чести моей дамы, уважаемой Белкариэль?

— Усвоили, князь. Мы приносим наши самые искренние извинения. Завтра наш слуга принесет к вашему дому компенсацию.

Я милостиво позволил им унести павшего товарища.

— Я горжусь вами, господин, — произнесла Мин, одобрительно глядя на меня.

В ответ я благодарно хлопнул ее по плечу и, кивнув задумчиво наблюдающему за мной Бутурлину, сел за стол, и сразу наткнулся на взгляд Белки.

–– Спасибо, — тихо произнесла темная эльфийка и, протянув руку, сжала мою. — Я этого никогда не забуду… Александр.

Я кивнул и хотел было ответить, но вдруг на мое плечо легла чья-то рука. Повернувшись, я увидел стоящего рядом со мной Бутурлина-старшего. Он молча указал на беседку неподалеку. Интересно, если я незаметно грохну его там и быстро смоюсь, обвинят ли?

— Вам ничего не угрожает, князь, — неверно он истолковал мои сомнения.

Мин незаметно последовала за нами. Где-то в тенях наверняка скрывались и его телохранители. Грохнуть моего врага прямо сейчас — слишком рискованно. Послушаем, что дед хочет донести до меня.

— Моя дочь теперь живет с вами. Я не в восторге, — он уставился на меня, ожидая ответа, только я понятия не имел, какого именно. Скажем правду! Вдруг у него и детектор есть?

— Ее появление на моей вилле оказалось полнейшим сюрпризом, я ни в коем случае не принуждал ее к этому.

Пара морщин на лбу разгладилась. Неужели он что-то подозревает? Наверняка. Но не хочет верить, что дочь связалась с таким, как я.

— У меня много комнат, так что я рад помочь менее везучим сокурсникам, — идеально! Он поверил! Наверное, решил, что это все делается для того, чтобы подколоть его. Мол, мое жилье круче, чем они могут себе позволить. Всеслав пускай в комнате ютится, а Ира выбила себе условия получше. В его глазах проблеснула гордость.

— Я рад, что вы сохраняете благоразумие, в отличие от вашего отца, — слова Бутурлина-старшего вызвали в моем сердце позабытую ненависть. Не мою, хозяина этого тела. Но она давно уже стала по-настоящему моей. Мне захотелось разорвать старика на мелкие куски и втоптать их в сырую землю. Кажется, я перестал себя контролировать, потому что следующие слова он произнес куда жестче:

— Не забывайте свое место, князь, и проживете долгую и счастливую жизнь.

Не знаю, сколько я просидел в беседке. Где-то там продолжалось веселье, вовсю играла музыка. Оправившись от позора, светлые эльфы пели со сцены, завоевывая немалую популярность. Наверняка, у меня еще будут с ними столкновения, но сейчас мне было откровенно плевать. Ненависть никак не стихала. Я невольно почувствовал, что начинаю испытывать ненависть и к Бутурлиной…

— Но она ведь ни в чем не виновата, — проснулась моя совесть, почему-то заговорившая, совсем как Уна.

Да… Не виновата. Я глубоко вдохнул и медленно выдохнул, постепенно возвращаясь в привычное состояние. Выбросил из головы бредовые мысли. Ирина — мой союзник, и она сделала выбор. Сомневаться в этом было глупо. Живот все еще был пустым. Следовало его наполнить до отвала и, вероятно, выпить.

Стоило мне встать, как у входа появилась новая гостья. Ее скрывала тень, только желтые глаза ярко сверкали в темноте.

— Я все слышала, — нейтрально-дружелюбным тоном заявила Белкариэль. — И видела.

Глава 16 «Вечеринка, часть 2»

— Надеюсь, тебе понравилось шоу, — я стоял на месте и ждал, что же мне скажет темная эльфийка.

— Извини. Ко мне никогда не относились… хорошо. Не привыкла, — она опустила голову, скрывая блеснувшие слезы. — И сегодня ты сражался за меня… за мою честь. И победил.

Отношения с Белкариэль увеличены на 10. Текущее отношение: 25. Обновление статуса — влюбленность.

Я и без Системы понял, что произошло — сказывался богатый опыт общения с девушками за последнее время. Они все были такими разными и в то же время такими одинаковыми. Я точно знал, что нужно делать.

Я прижал к себе темную эльфийку и крепко обнял. Возможно, это было первое искреннее объятие в ее жизни. По крайней мере, сжала она меня до хруста в ребрах, вдобавок обхватив ногами. Горячие слезы насквозь промочили рубашку. Я еле мог дышать, но мужественно терпел, пока Белка не успокоится.

— Если… — всхлип — … если твое предложение еще в силе…

— Разумеется, у меня много свободных комнат. Выбирай любую. Будем держаться вместе. Только ты должна знать, что у меня есть любвеобильный гарем… Мы постараемся тебе не мешать…

— Какой же ты дурак… — она еще раз всхлипнула и провела ладонью по моим волосам. — Все вы, аристократы, собираете гаремы… Зачем?

— Потому что можем… И потому что моя единственная и неповторимая меня заставляет, — честно признался я, вызвав полувсхлип-полусмешок. — Ей нравится разнообразие.

— А остальные… Они для тебя кто? Игрушки?

— Конечно, нет! Я всех люблю. Но по-разному. Все мои девушки неповторимы по- своему. И ради всех я в лепешку расшибусь.

— Меня устраивает такой ответ, — она поднялась чуть выше и прижалась ко мне, засасывая многострадальную нижнюю губу. Ай! Опять до крови! Да что с ними всеми сегодня такое?! — Если ты примешь меня, я готова…

— Тебе придется беспрекословно подчиняться мне. Можешь свободно озвучивать свое мнение, но финальное решение всегда за мной.

— Клянусь, — ее глаза вспыхнули одновременно с уведомлением Системы, поздравившей меня с приобретением нового вассала.

Первый мультикласс в моей пати, отлично! Насколько я помнил, они всегда превосходили одинарников. А это значит, что у меня появилось настоящее сокровище, во всех смыслах. Ее кожа так маняще пахла шоколадом, что я мигом забыл о желании поесть.

«Уна, за нами никто не наблюдает?»

«Полно зрителей во главе с Алексеем. Собирает ставки, чпокнетесь вы или нет. Если уговоришь ее дать тебе пощечину, я выиграю сотню!»

«Нашла на что ставить!» — искренне возмутился я.

«Коэффициент был классный! Тебе жалко что ли?!»

Решив не баловать фею-игроманку, вслух я сказал:

— Что-то мне надоел этот праздник, а тебе?

— Мне он и не начинал нравиться, — усмехнулась эльфийка, наконец перестав сжимать меня ногами.

— Тогда предлагаю сходить за твоими вещами. Перенесем их к нам домой и познакомимся с остальными. Вон там кстати Ира сидит. Уверен, она тоже захочет с нами пойти.

— Княгиня Бутурлина? Разве вы не враги? — удивленно уточнила она.

— Все сложно, — туманно заявил я. Не кричать же во всеуслышание, что княгиня — моя рабыня. Белка и так все узнает в спальне. — Скоро расскажу. Пойдем к остальным.

Когда мы вышли из беседки, оказалось, что около нее полукругом собралось не меньше трех десятков человек. Нас встретили одобрительными криками напополам с разочарованным гулом — те, кто ставили на наше с Белкой чпоканье поделились примерно пополам с противниками. Рядом терпеливо ожидали Уна и Ира вместе с телохранителями во главе с Мин. От их внимательных взглядов стало немного не по себе, но я решил не подавать виду и сделал невозмутимое лицо.

Взяв под руку растерявшуюся от такого подхода Белку, я пошел вперед, буквально рассекая толпу. Вскоре мы остановились около одного из скрытого за кустами столиков, возле которого толкались несколько человек. Увидев наш представительный отряд, они сразу исчезли, оставив только официанта. Пареньку пришлось как следует поработать. Раз нам никто не мешал, мы отдали должное закускам и обильной выпивке. Ирина, придвинувшись ближе, жарко зашептала на ухо.

— Что тебе сказал отец?

— Отец… — нахмурился я. Настроение, которое вроде начало подниматься, сразу упало, когда я вспомнил самодовольную рожу Бутурлина-старшего. — Сказал, чтобы я свое место знал. И чтобы не шел по пути своего отца…

Последние слова я просто прорычал, заставив Ирину вздрогнуть и отшатнуться. Она смотрела на меня со страхом, а я с трудом боролся с желанием выместить свою злость на ни в чем не повинной девушке. Помогла Уна, как всегда тонко прочувствовавшая мое настроение. Резко подскочив сзади, фея прижалась к спине, обхватив меня руками. После такого откровенного жеста наступила тишина, и все взгляды за столом обратились на меня. Бутурлина смотрела на меня, как мышь на удава.

Белка осторожно подошла и тоже обняла меня. Злость понемногу уходила, оставляя чувство глубокого опустошения и привкус пепла на языке.

Налив себе в стакан из стоявшей рядом бутылки водки, я моментально вылил содержимое в рот и закусил каким-то микроскопическим канапе. И надо сказать, помогло.

— Отпустило? — прошептала мне в ухо Уна.

— Отпустило, — кивнул я и посмотрел на испуганную Ирину. — Извини, бывает. Вывел меня твой отец своей бесцеремонностью и наглостью.

— Он такой, — кивнула Ирина, осторожно подходя ближе. Она не осмелилась обниматься у всех на виду и просто взяла за руку. Таким образом, я оказался в настоящем женском треугольнике.

— Давайте выпьем мировую! — Уна отпустила меня и практически жестом фокусника разлила в три бокала красное вино, а мне, после недолгих раздумий, плеснула водки. — Родителей не выбирают! И мы за них не в ответе!

Я тяжело вздохнул и, взяв протянутый бокал, сам приобнял уже расслабившуюся Бутурлину. Чокнувшись с девушками, принял жидкость внутрь, после чего поспешил хорошо закусить, так как алкоголь уже начал оказывать пагубное воздействие. Тем временем зазвучала бодрая музыка, и народ потянулся на импровизированную танцевальную площадку, само собой образовавшуюся в центре мероприятия. Местные пляски не сильно отличались от танцев моего прежнего мира.

Первый раз я услышал не классическую музыку, что играла на бале у Бутурлиных и у Вяземских, а что-то новенькое. И надо сказать, чем-то она напомнила мне диско восьмидесятых годов. Весело, простенько и весьма бодро. В основном на танцполе звучали англоязычные хиты.

Я даже не узнал, насколько тут распространён английский язык. Те же американские эльфы прекрасно разговаривали на великом и могучем. Внезапно мне захотелось сыграть что-то танцевальное. Думаю, Лира бы выдержала… А почему бы и нет? Тем более, всю эту танцевальную музыку выдавало четверо музыкантов с какими-то странными инструментами, из которых единственным знакомым был висевший через плечо одного из музыкантов синтезатор.

— Ща я им покажу, как надо играть! — чуть пошатнувшись на нетвердых ногах, я направился к танцевальной площадке. Но через пару шагов вынужденно остановился, восстанавливая равновесие и заодно прислушиваясь к разговорам за своей спиной.

— Куда он? — вырвалось у Ирины.

— Думаю, будет концерт, — улыбнулась Уна. — Пойдем, это стоит послушать. А заодно и проконтролировать. А то хозяин человек увлекающийся. Так что тебе, Мин, следует глядеть в оба! Тут такое может начаться…

Улыбнувшись, я продолжил свой путь. Душа просила музыки.

Протолкавшись через толпу, я обошел ее по периметру площадки и подошел к музыкантам. Надо сказать, мне даже их уговаривать не пришлось. Когда наступил перерыв между песнями, я объяснил им, что с помощью магии покажу настоящую музыку, и сильно заинтриговал их. Разве после этого они могли отказать?

Сначала я решил исполнить старый, но, по-моему, вечный хит группы Shoсking Blue под названием «Venus». В свое время я исполнял его под гитару в тесной студенческой компании. Хорошо тогда было… пьянящая свобода и популярность. Очень хотелось снова вспомнить прекрасные времена! Достаточно открыться Лире и в очередной раз пустить ее в мою память, остальное волшебный инструмент сделает сам. Как же мне с ней повезло!

И вот я встал перед музыкантами, наблюдающими за мной с нескрываемым любопытством, и вытащил сияющую Лиру, которая сразу превратилась в уже привычную мне золотую гитару с серебряными струнами. Над танцевальной площадкой зазвучали заводные аккорды. Пусть в оригинальном исполнении звучит женский вокал, это мне никак не помешало. Лира дополняла мужской голос мелодичным звучанием.


A goddess on a mountain top
Was burning like a silver flame,
The summit of beauty and love,
And Venus was her name.
She's got it
Yeah, baby, she's got it.
Well, I'm your Venus, I'm your fire,
At your desire,
Well, I'm your Venus, I'm your fire,
At your desire

На танцевальной площадке явно прибавилось народу. И отжигали отдыхающие по полной программе. Под такую музыку, да еще и с магией Лиры, на месте усидеть практически невозможно. Спустя несколько минут я уже чувствовал, как мое тело поглощает эмоции толпы студентов и персонала Академии. После того, как отзвучал последний аккорд, я предпочел быстренько смыться. Душу я удовлетворил, а играть всю ночь не хотелось. Приведенный в экстаз народ стал искать исполнителя, а растерянные и ошеломленные музыканты явно не были готовы присваивать себе подобные лавры.

В результате я буквально выскочил с площади, где проходила вечеринка. Чуть позже меня догнали остальные жители моей виллы. Ну и Белка.

— Это было здорово! — не скрывала своего восторга прижавшаяся ко мне Ирина. — Это лучшая танцевальная музыка, которую я слышала.

«Да хозяин. Вы сегодня превзошли себя!»

— Я не ожидала что у вас такие разнообразные таланты, — честно призналась тем временем мне Белка, — это действительно было великолепно. А сейчас предлагаю идти спать, мои вещи завтра заберем.

По пути до коттеджа я выслушал достаточно много комплиментов. Даже в таком эйфорийном состоянии мой организм потребовал продолжения банкета, но уже в приятном женском обществе… Немного огорчило, что Мин решила не принимать участие в оргии, решив заняться обеспечением моей безопасности. Я, конечно, мог настоять, но в итоге решил, что мне хватит и троих…

В результате мы остались в гостиной вчетвером. Ирина, Уна, Белка и я… После небольшой прелюдии и нескольких фужеров шампанского мы долго и нежно целовались, а после переместились прямиком в спальню.

Белка на правах новенькой получила право первой доставить мне удовольствие. Эльфийка жутко стеснялась и, оказавшись перед шикарной кроватью, замерла, прикрывая грудь руками.

— Не бойся, все свои. Мы одна большая дружная семья, — ласково зашептала Уна, приобнимая эльфийку за плечи. Нежные поглаживания феи слегка расслабили девушку. По крайней мере, она перестала прикрываться. — Раздевайся. Покажи хозяину свое прекрасное тело, что будет служить ему остаток вечности.

Белке подобная перспектива показалась не слишком заманчивой, но она все же подчинилась, сбросив с себя платье и оставшись в короткой ночной тунике. Эльфийка посмотрела на меня с неожиданным вызовом и выставила грудь вперед, позволяя сполна насладиться видом ее небольших, упругих и от этого не менее прекрасных холмиков.

— Она права, мы теперь семья, — харизма барда, чутье инкуба и алкоголь в крови подсказывали верные слова. Прожив всю жизнь во враждебном окружении, темная эльфийка более всего жаждала обрести любящую семью и была готова ради этого на все. И я собирался ей ее дать. — Добро пожаловать.

Белка ахнула одновременно с тем, как мои пальцы проникли под шелковую ткань и вцепились в ее грудь. Как я и думал, она была мягкой, упругой и идеально помещалась в ладонь. Неспешно наслаждаясь лучшим антистрессом из возможных, я кивнул Уне. Фея, как полагалось фамильяру и любимой девушке, понимала меня без слов. Пока я осторожно ласкал соски постанывающей эльфийки, она споро освободила ее от одежды, не оставив даже сапог. Отчего-то вид ее аккуратных миниатюрных пальчиков ног особенно умилял. На шоколадной коже часто попадались крохотные белые полосы, незажившие шрамы от плетей. Белка казалась такой нежной и беззащитной. Хотелось утешить ее, обнять и никогда не отпускать.

«В первый раз лучше с ней понежнее», — мысленно высказала и так очевидную вещь Уна. — «Может, сначала мне?»

«Ну уж нет, хватит с тебя Светланы, право первой ночи мое, а вы — помогайте».

Я подхватил эльфийку за спину и осторожно положил ее на кровать, легонько пощекотав ступни. Она смешно поморщилась и, не издав ни звука, отодвинулась подальше, идеально следуя моему плану. Повинуясь беззвучной команде, Ира и Уна залезли на постель, устроившись справа и слева от загнанной в угол Белкариэль.

— Девочки, поприветствуйте новую сестру, — банально, да, но как хорошо звучит! Большой гарем, где все друг другу сестры, живущие ради ублажения меня. Не жизнь, а сказка! Скажете, я извращенец? А вот и нет! Конечно, я тот еще собственник, но я точно сделаю все, чтобы они были счастливы.

Иру и Уну не пришлось просить дважды. Сноровисто избавившись от оков одежды, в чем помогла немалая практика, они приникли к покрасневшей эльфийке и принялись методично покрывать ее поцелуями с двух сторон, начиная с щек. Румянец так мило смотрелся на ее шоколадной коже… Кажется, шампанское было лишним. Не помню, когда в последний раз мое сердце так щемило от нежности.

Пока девчонки исследовали языками шею и острые ключицы стонущей эльфийки, я взял ее аккуратные ножки и осторожно надавил пальцами. Она боялась щекотки! Возможно, в будущем я свяжу ее и немного помучаю пером, но пока что это не входило в планы. Меньше всего мне хотелось отпугнуть Белку… Так что я аккуратно массировал ступни и пальчики эльфийки, пока она окончательно не расслабится. И у меня получилось!

Белка стонала во весь голос, вздрагивая всем телом. Ее темную кожу покрывали блестящие капельки пота, которые с удовольствием слизывали княгиня и фея. Зрелище двух красавиц, ласкающих острыми язычками грудь эльфийки, возбуждало просто неимоверно. Мой «окаменевший» боец уже был полностью готов и в нетерпении жаждал ворваться в манящую цель, что призывно поблескивала обильно выделяющейся смазкой. И я не преминул воспользоваться приглашением, потянув Белку на себя.

Эльфийка шумно вздохнула и прикусила губу, крепко зажмурившись, чем вызвала у меня некоторые подозрения. Легкое нажатие, толчок, преодоление приятного сопротивления влажных узких стен и засветившаяся перед глазами надпись подтвердила мою догадку.

Характеристика «Харизма» повышена на 2, текущее значение: 23.

Очередная девственница в моем победном списке! Да еще какая! Несмотря на то, что это был ее первый раз, Белка живо помогала мне бедрами, не прекращая стонать. Через пару минут быстрого жаркого соития она вскрикнула на всю виллу и резко села, обхватив меня ногами и прижавшись влажной грудью. Эльфийка фактически оседлала меня, отдавшись полностью захватившей ее страсти. Мне оставалось только придерживать ее за спину и наслаждаться сумасшедшим неповторимым запахом ее волос, жаром и нежностью палисандровой кожи.

Ира и Уна недолго оставались не у дел. Фея притянула княгиню к себе и, подарив ей страстный поцелуй, запустила пальчики в сокровенное место. Быстро доведя возбужденную девушку до оргазма, она, не давая той отдохнуть, зажала ее лицо между ног и блаженно застонала, стоило прохладному языку коснуться ее сокровенного места.

Получаемое феей наслаждение передавалось мне по ментальной связи, что стало последней каплей. Я со всей силы обнял захрипевшую Белку, прижимая ее к себе в момент, когда она полностью опустилась на мой пульсирующий член. Мощная раскаленная струя семени ударила прямо в сокращающееся лоно эльфийки, и наши стоны слились в один полный чувственного наслаждения крик. Настоящее чудо, что у меня получилось удержаться на дрожащих ногах и не уронить Белку. Сей факт не только дал мне дополнительный повод для гордости, но и улучшил наши отношения до тридцати очков.

Обессиленные мы повалились на постель. Я никак не мог отдышаться, а Белка едва оставалась в сознании. Сейчас бы прикрыть глаза и забыться блаженным сном, но кто ж мне даст… Уна как раз оправилась от оргазма и, отодвинув Иру, которая уже приноравливалась взобраться на меня, быстро заняла вакантное место. Впрочем, Бутурлиной скучать не пришлось. Пришедшая в себя Белка повалила девушку на спину и принялась жадно вылизывать ее, мигом доведя до серии жестких оргазмов.

Благодаря силе инкуба я словно наблюдал за всем со стороны, тем не менее сполна наслаждаясь прекрасным телом моей феи, упругостью ее груди и узостью лона. Уна взяла идеальный темп и сжимала меня так, как я любил. Ее глаза были полны обожания и преданности, а запах… Продержался я недолго, но этого как раз хватило, чтобы мы разом достигли ярчайшего оргазма. На какое-то время я лишился зрения — все застилали разноцветные фейерверки. Из головы исчезли все мысли, остались только звенящая пустота и ощущение полнейшего счастья.

В себя я пришел лишь когда мной занялась Ира. Оральный секс в ее исполнении и манящий взгляд исподлобья, который девушка не сводила с меня, ясно давали понять, что наша ночь только начинается.

Глава 17 «Учеба. Начало»

Раннее пробуждение выдалось поистине волшебным. Как может быть иначе, если ты просыпаешься в сплетении рук и ног трех без преувеличения сказочных красавиц? И речь не только об их расах. Та же Ира не уступала Уне и Белкариэль. Не портила ее и утренняя помятость. Возможно, дело было в «особом утреннем ритуале»… Увы, как не прискорбно, любая сказка когда-нибудь заканчивается. В моем случае — полным опустошением прямо в послушно глотающую княгиню... Хорошо, что продолжать не было времени, а то бы точно вымотался. Нам предстоял первый учебный день в Московской Академии чародейства и волшебства.

Несмотря на то, что спал я сегодня совсем недолго, сил было хоть отбавляй. Дав девушкам еще немного подремать, я первым отправился в душ, после чего оделся и спустился вниз, где уже суетилась Марфа со своим фирменным завтраком.

— Доброе утро, барин, — лукаво посмотрела на меня девушка. — Как спалось?

— Спасибо, и тебе, — улыбнулся я, — прекрасно, просто прекрасно.

— Присаживайтесь, сейчас вам накрою… Устали небось, ночка выдалась бурной. Хотите, я помогу расслабиться?

Предложение любимой служанки было очень заманчивым, но мне пришлось отказаться из-за общего опустошения. Будь у меня пара спокойных часов на восстановление, я бы показал смеющейся девице.

Завтракал я в спокойствии и умиротворении. Посвежевшие девушки спустились, когда я уже допивал чал. Признаю, меня изрядно удивило отсутствие какого-либо смущения. Красавицы по очереди поприветствовали меня поцелуем. М-да… И чего я переживаю? Чем быстрее ассимиляция, тем лучше. Гарем подбирается просто на загляденье. Пожелав всем приятного аппетита, я вышел на улицу. На небе начинали собираться тучи, и, судя по сильному холодному ветру и чувствующейся в воздухе влаге, над Академией собирался дождь. Интересно, в нашу форму входит плащ? Если подумать, я еще ни разу не попадал под дождь в этом мире.

В Нижнем стояла жара, в Неряхино стояла жара… Большую часть пути до Москвы стояла жара… Но стоило только наступить осени, как кто-то наверху дернул рубильник, открывая дорогу холодам. Интересно, как здесь выглядит зима?

Я невольно вспомнил тот мир, что покинул. Грязные улицы с лежалым черным или желтым снегом… Противную слякоть и соль, что разъедала любую обувь… Надо же… Первый раз за месяц вспомнил о нем. И никакого желания вернуться не было. Скажи мне кто: «Давай, Санек, вернем тебя обратно», я бы послал его по известному адресу…

Погруженный в мысли, я не заметил появившуюся передо мной Мин с плащом через руку.

— Возьмите, господин, ожидается дождь.

— Спасибо, — поблагодарил я, набросив плащ, — ты прочитала мои мысли.

— Это моя работа, — слегка улыбнулась куноити. — С нами вчера разговаривала Светлана. Тот самый заместитель декана, что очень мило стонет.

— О чем? — удивленно посмотрел я на нее. — Назначала следующий визит?

— Нет, господин. О правилах для телохранителей. Нас не пускают в учебный корпус. Там может находиться только охрана Академии. Так что мы будем провожать вас до корпуса и обратно, а во время занятий охранять периметр…

— Ты думаешь, со мной что-то может случиться? — скептически осведомился я, — Бутурлин-старший меня, конечно, не любит, но, судя по его разговорам, убивать меня не собирается.

— Бутурлин — хитрый лис, не стоит его недооценивать, — покачала головой Мин. — И не забывайте о его сыне. Он скоро сойдет с ума от ненависти к вам, — вполне может решиться на какую-нибудь глупость. Да и светлые эльфы, которых вы вчера унизили, вам этого никогда не простят.

— М-да, — устало хмыкнул я, — только появился, а уже врагов себе нашел…

— Поэтому мы будем рядом с вами, господин, — серьезно заверила меня Мин, — вот вам магофон. Купила его, пока вы сражались на арене, — она протянула мне уже хорошо знакомый артефакт. — Связывайтесь со мной по любой мелочи. Лучше опозориться на ложном вызове, зато спастись во время настоящего.

— Хм, спасибо, конечно, — привычным жестом я спрятал магофон в карман штанов. — И все же ты сгущаешь краски. Я могу о себе позаботиться. К тому же, со мной всегда будет Уна.

— Надеюсь, вы правы, господин. Очень надеюсь.

Тем временем появились Ира, Уна и Белка. В такой солидной компании мы и отправились на учебу. На главной улице столкнулись с заспанным Алексеем Вяземским. Его сестры нигде не было, отправилась в Академию в самую рань решать какие-то дела с подругами.

Процессия выстроилась следующим образом: первой шла наша пятерка, а за нами на небольшом отдалении следовали телохранители. У Вяземского, кстати, их было двое. Суровые мужики сорокового уровня. Но я не завидую: Мин тоже набралась опыта за время наших приключений, а с легендарным доспехом вообще их за пояс заткнет.

Мы обогнали троих юношей важного вида в сопровождении серьезных телохранителей. Все тридцатого-тридцать первого уровня. Судя по всему, тоже жители соседней виллы… Они смерили меня равнодушно-презрительными взглядами, и словно забыли о нашем существовании. Охарактеризовал я их для себя надменными хлыщами. И все же решил выяснить, что это за такие «столпы общества». Тем более, рядом находился Алексей Вяземский, который, как оказалось, прекрасно знал их. Он и объяснил кто есть кто!

Выяснилось, что эти трое относились к богатым и влиятельным родам. Не то, что голытьба разоренная, вроде рода Морозовых. Фамилии этих аристократов мне были знакомы из истории моего старого мира, — я немного увлекался ей. Когда выяснилось, что одного из троицы звали Петр Потемкин, второго — Иван Демидов, а третьего — Илья Трубецкой, быстро провел параллели со своим миром. В той России XVIII — XIX веков представители этих родов были весьма влиятельными людьми. Каждого из заносчивых снобов сопровождала не только кучка телохранителей, но и еще три-четыре прихлебателя. Еще больше народа встречали своих господ у начала территории учебного корпуса. И да, трое юнцов были наследниками, а их отцы заседали в тайном совете Российской Империи.

Мне было совершенно наплевать на презрение этих надменных снобов, главное, чтобы сами не лезли. Вот водить дружбу с этими «сливками общества» я точно не собирался.

Вот и учебный корпус. Надо сказать, внутри он оказался весьма скромным. Ни блестящих полов, ни мраморных лестниц и прочего дворцового блеска. Нарядный роскошный фасад кардинально отличался от того, что я видел внутри. Я легко мог спутать его с институтом в прошлом мире… Только турникета со злой бабкой не хватало. Та же раздевалка, большой холл с несколькими лестницами с крашенными перилами, старые двери в аудиториях. И запах совпадал! Не говоря уже о толпе студентов в одинаковой форме. Разительное отличие было только одно: некоторые искатели знаний не принадлежали к человеческой расе.

Мимо как раз проходила знакомая мне компания светлых эльфов. Владиасэль бросил на меня взгляд, полный ненависти. Отлично! Помимо Всеслава я заработал себе еще одного врага, не успев посетить первый урок. А вот его подружка Ментариэль проводила меня каким-то странным взором. То ли неприязненным, то ли заинтересованным… Остальные члены этой небольшой эльфийской «банды» не обратили на меня никакого внимания. А вот Белке досталось гораздо больше презрительных взглядов и обидных фырканий. Темная эльфийка проигнорировала их с поистине равнодушным видом, чем, по-моему, сильно разозлила светлых мудаков. Хорошо, что им хватило ума промолчать. Надеюсь, они надолго запомнят вчерашний урок.

Повесив плащи в раздевалку и оставив телохранителей в холле, мы отправились на первый урок.

Занятие проходило в большом актовом зале Академии. По привычке окрестил его актовым, заодно забыв его настоящее название — Центральный зал собраний. Его размеры весьма впечатляли. Он располагался на первом этаже в отдельном крыле-пристройке в виде огромной полукруглой аудитории. Навскидку здесь могло поместиться две-три тысячи студентов.

С задних рядов можно было увидеть крохотную фигурку ректора у кафедры, но рассмотреть его лицо не представлялось возможным. Сейчас здесь присутствовали только студенты первого курса, так что занятой оказалась лишь четверть зала.

Вид у народа был изрядно помятый. Вчерашняя вечеринка явно не прошла ни для кого бесследно. У меня создалось впечатление, что только мы с девчонками выглядели бодро. Хотя… Те самые напыщенные аристократы из знатных родов тоже были вполне свежими. Интересно, почему здесь столько народу мается похмельем? Уна меня за один раз от проблем избавила! Неужели целители — такая редкая профессия?

«Просто их услуги весьма дороги, и тратить деньги на то, чтобы снять похмелье — это глупо. Все равно что микроскопом гвозди забивать… А что такое микроскоп?» — раздался в голове голос Уны. — «Не важно. Это я у тебя одна такая вот добренькая бессребреница».

Фея тяжело и показательно вздохнула.

«За что я тебя люблю и уважаю», — ответил я, мысленно улыбнувшись и решив не напоминать ей, что она вообще-то мой фамильяр. Да еще и с тайными сбережениями, на которые можно купить деревню. Да, я не забыл проверить ее инвентарь, пока она спала, и еле удержал удивленный свист. Интересно, зачем ей столько?

Тем временем ректор заговорил. Его речь мало чем отличалась от произнесенной на линейке, за исключением небольшого дополнения. Мол, студенты Московской Академии чародейства и волшебства, одной из самых престижных в мире, должны поддерживать ее авторитет, соблюдать правила, прилежно учиться и тому подобное.

Закончил он на весьма интересном моменте.

— И помните, студенты! — его голос, и так прекрасно слышимый, значительно усилился… Еще немного, и он просто превратился бы в рев. — В моей Академии равны все. У нас учатся талантливые простолюдины, пусть их и немного, и аристократы из бедных родов. Недопустимо унижение богатыми и знатными бедных и простолюдинов! За подобные инциденты последует немедленное исключение, невзирая на чины и род виновника!

Клянусь, его пронзительный взгляд пробирал до мурашек. Казалось, стоит ему нагрубить, и моя черепушка встретится с копчиком, собрав по дороге позвоночник.

— Я знаю, что все вы горячие и гордые и готовы отстаивать свою честь где угодно. Это разрешено только на аренах. Любые стычки на территории Академии повлекут суровое наказание, вплоть до отчисления. Не пытайтесь обмануть наших сыщиков. Я не зря плачу деньги лучшим ищейкам империи. Многие работали в Первом отделении!

Он сделал многозначительную паузу, подняв палец вверх, и продолжил будничным тоном:

–– Вам озвучат расписание и раздадут списки литературы. До конца сегодняшнего дня всем необходимо будет получить учебники вдобавок к тем, что вам уже выдали. В бумагах указан номер вашей группы и номер аудитории. Найдите время в течении дня подойти в эту аудиторию и отметиться у руководителя группы. Именно к нему вы будете обращаться в первую очередь при возникновении каких-то проблем. На этом все свободны.

— Что, действительно наказывают, невзирая на род и знатность? — не удержался я от вопроса, адресованного моим более опытным спутникам. Больше всего хотелось услышать ответ Вяземского.

— Да, как же! — презрительно фыркнул тот. Ты попробуй Потемкина накажи! У него отец — Министр финансов. Тут таких звездюлей вставят, что ого-го!

— Зачем же он все это тогда говорил? — удивилась Уна.

— Ну а что он должен сказать? — рассмеялся Алексей, — мол, знатные господа из великих родов могут делать все, что их душеньке угодно, а вы терпите, смерды? Он-то, конечно, мог, да это плохо скажется на нашем международном рейтинге. Академия, совсем как учебный корпус, роскошна снаружи и гнила изнутри.

— Все так запущено? — уточнила Ирина. Княгиня чувствовала себя не очень уютно. Хоть ее род и владел целым городом, он считался довольно слабым…

— Может, я немного перегибаю палку, — неохотно признал Вяземский. — Насколько я слышал, нынешний ректор Иван Романов весьма принципиальный. Были прецеденты с наказаниями дворян. Но даже не представляю, что нужно сотворить Потемкину или, например, Трубецкому, чтобы их исключили. У последнего отец вообще Глава тайной канцелярии.

— А у Демидова? — поинтересовался я.

— У Демидова просто очень много денег. Это первые заводчики в Российской Империи, — хорошо, что Алексей не стал спрашивать, откуда я знаю имя третьего паренька.

— Значит, к этому говну лучше не подходить, — фыркнул я, — ты у нас все знаешь, веди уже в библиотеку!

— Ага, — Вяземский достал магофон и что-то написал. Прочитав ответ, улыбнулся и посмотрел на меня.

— Там очередь, но сестра для уже приготовила для нас комплекты учебников.

Мы удивленно уставились на него.

— А что? — весело подмигнул мне Вяземский. — У Алины с помощницами библиотекаря прекрасные отношения. Цени мои связи!

— Спасибо, — искренне поблагодарил я. Весь смысл оказанной парнем услуги стал понятен, когда мы подошли к библиотеке, которая оказалась по правую сторону от учебного корпуса. Четырехэтажное здание выглядело очень скромно по сравнению со стоявшим рядом дворцом Академии. Очередь в библиотеку начиналась аж на улице.

— У меня ноги устанут здесь стоять… — заметила Ирина, оценив длину человеческой многоножки.

— Сейчас!

Алексей исчез, а спустя несколько минут появился вместе с Алиной. Форма Академии ей очень подходила, в ней она выглядела просто отпадно! Женский вариант не выглядел столь строго, как мужской. Юбка — вполне себе мини, белая блузка с тремя из шести расстегнутыми пуговицами, приталенный пиджачок и уже знакомый мне плащ, наброшенный на всю эту красоту. В моих штанах наметилось движение. Сестра у моего товарища была что надо! Совратить ее? И я еще спрашиваю? Конечно, да! Очко харизмы лишним не бывает, как и вторая вилла. Можно устраивать в ней вечеринки, чтобы не громить свою…

«Прекращай думать членом. Как думаешь, обрадуется твой друг, что ты с его сестрой кувыркаешься? А если залетит?» — Уна привычно выступила голосом разума… весьма занудным, надо заметить.

— Так, мелюзга! — деловито распорядилась Алина. — Быстро за мной. Не оборачиваемся, ни на кого не смотрим. На вопросы не отвечаем. Телохранители остаются здесь и контролируют, чтобы за нами никто не увязался.

В ответ на вопросительный взгляд Мин я кивнул. Ирина сделала то же самое для своих.

И сестра Алексея потащила нас в обход библиотеки. Наше перемещение не оказалось незамеченным. Вслед нам раздались какие-то крики вроде: «А куда это они?», «Чего это там?», «Подождите меня». Но мы, как и говорила Алина, не обращали внимания на неудачников. Судя по возмущенным крикам, телохранители свою задачу честно выполняли.

Вскоре, скрывшись от глаз желающих получить источники знаний студентов, мы вошли в незаметную дверь на торце здания. Пройдя два пролета по изрядно обветшалой деревянной лестнице, мы очутились в царстве книг.

В своем мире по библиотекам я не ходил, только в институте… Книги там выдавала библиотекарша через крохотное окошко, а в святую святых — туда, где стояли стеллажи с книгами, — студентов не пускали. Я сразу заностальгировал… Немного затхлый запах пыльных переплетов и пожелтевших страниц вызывал приятные воспоминания.

Нас встретила невзрачная женщина лет сорока, одетая в форму Академии. В отличие от той же самой Алины, она выглядела серой мышью…

— Кто это, Алина? — строго спросила она, оглядев нас и остановив удивленный взгляд на Уне.

— Мои друзья, Агата, — спокойно ответила девушка. — Я ведь предупреждала…

— Так вот они какие, — вдруг улыбнулась женщина и, словно по волшебству, из строгой библиотекарши превратилась в приятную женщину с обаятельной улыбкой. — Проходите, господа и дамы, забирайте ваши учебники…

Через два стеллажа мы наткнулись на стол, на котором лежало четыре пакета с книгами.

— Вы и мне взяли? — недоверчиво уточнила Белка, которая все это время скромно молчала. Она благодарно посмотрела на Вяземских, — спасибо! А то я предварительно выданные уже до дыр зачитала!

— Ты же подруга моего друга… Значит, и мы друзья…

Да уж, весьма оригинальную трактовку смысла друзей выдала Алина, но я был не против подобного определения.

Загрузившись учебниками и сердечно поблагодарив Агату, которая заверила нас, что мы можем заглядывать к ней в любое время, как только схлынет ажиотаж первых дней, мы покинули библиотеку. Она была здесь главной и спокойно пила чай, пока ее младшие сотрудницы пытались справиться со студенческой ордой.

После мы вновь отправились в учебный корпус — надо было отметиться у декана Огненного факультета. Ирина с телохранителями отправилась в Воздушный, где учился и ее брат Его счастье, что он не на Огненном!

Правда до сих пор я не понимал одного. А как быть с фамильяром? Учебниками-то я поделюсь, а как же проверка на магию? Тоже будет огонь изучать? А если она к нему не расположена? Лучше бы учили целительству…

«Успокойся, хозяин, — рассмеялась в моей голове Уна. — В любом случае часть твоего базового таланта передается мне. Да и экзамены мне не сдавать… Фамильяры редко попадают в стены Академии, и обычно они не совсем разумны и не похожи на людей. Я принадлежу тебе. Как дорогая игрушка».

«Ты просто мастер успокаивать», — вздохнул я, отчего-то расстроившись. Сложившаяся ситуация казалась мне несправедливой.

Мы вновь вошли в здание корпуса. На этот раз я был вынужден уточнить у стоявшего в сторонке охранника расположение аудитории №234. Получив указания, мы повернули к одной из лестниц и поднялись на второй этаж. Далее двинулись по нарисованным на стенах стрелкам, которые довольно толково описывали местонахождение того или иного кабинета. Честно говоря, я бы реально запутался в этой сумасшедшей планировке корпуса и точно не нашел бы эту треклятую аудиторию без подсказок. У дверей находились пять девушек и двое парней в форме Академии. В красоте местных дам я не сомневался, а вот парни показались мне какими-то невзрачными и бледным… Похмелье, что сказать. В отличие от девочек, мальчики не привыкли скрывать внешний вид за косметикой.

Оказавшись восьмыми в очереди, я молча раскланялся с будущими одногруппниками. Парни, отчаянно косящиеся на Уну и Белку, кивнули в ответ. Девушки же только смерили презрительными взглядами и одновременно задрали носы. Мы уселись на одну из неудобных деревянных лавок, что тянулись вдоль всех стен по обе стороны коридора, и стали ждать своей очереди.

Глава 18. «Учеба. Начало. Часть 2»

Очередь продвигалась на удивление быстро. Через двадцать минут мы с Уной уже сидели в кабинете. Небольшая аудитория и сидящий за столом декан. Несмотря на ее строгую одежду, рыжие волосы и грудь примерно четвертого размера, ладная фигурка смотрелась очень аппетитно. Взгляд ее сразу остановился на моей несравненной фее.

— А вот и тот самый князь Морозов с фамильяром! — улыбнулась нам декан, переведя взгляд на меня. — Присаживайтесь.

Мы сели напротив.

— Представлюсь еще раз. Меня зовут Анастасия Евгеньевна Скуратова, и я декан Огненного факультета. Сразу скажу: меня обрадовала новость, что первый за последние семь лет студент с фамильяром будет учиться на моем факультете, — она вновь улыбнулась и на миг, несмотря на свой возраст, напомнила мне озорную рыжую девчонку. — Я правильно понимаю, Александр Морозов и Уна?

Система выдала мне еще немного информации — наше учебное начальство являлось ведьмой 44 уровня, перевалившей полувековой рубеж. Весьма неплохо!

— Именно так, — кивнул я, покосившись на своего фамильяра. Фея бесцеремонно рассматривала декана, но та, слава Богу, не обращала на это никакого внимания.

«Старовата, конечно, для гарема», — раздался в моей голове голос Уны, — «С другой стороны, она — ведьма, они умеют следить за своими телами… Да еще рыжая… А они такие непредсказуемые в постели…»

«Когда ты уже успокоишься?» — недовольно заметил я, — «Я, конечно, не против гаремов, очень даже «за», но хватит смотреть на любую женщину, как на потенциального кандидата!».

«А как мне еще смотреть?» — с искренним удивлением спросила та, — «Если бы не я, до сих пор бобылем бы ходил!»

М-да. Спорить с Уной мне не хотелось. Не говорить же, что скоро перестану справляться со вздорными девицами. Еще чего доброго — позовет всех доказывать обратное… Может, для разнообразия провести ночь одному, в тишине и покое?

Тем временем Анастасия Евгеньевна записала нас в какой-то приличных размеров «талмуд» и вопросительно посмотрела на меня.

— Теперь немного организационных вопросов. Расписание у вас есть, ознакомьтесь с ним. Учебники получили?

— Да, — кивнул я, оторвавшись от мысленной беседы.

— Вот и отлично. Часть занятий по общеобразовательным дисциплинам проходит в общих аудиториях, на них ходят все студенты первого курса. Семинары, практические занятия и лекции по профильной для факультета магии проводятся на нашей территории.

— А какой предмет вы преподаете? — поинтересовался я, оторвавшись от созерцания ее немаленькой груди, которой явно было тесновато в строгой одежде. Мое внимание к ее бюсту не осталось незамеченным, однако совершенно не разозлило ее. Напротив, я почувствовал идущее от женщины удовлетворение!

— Я веду теорию и практику огненной магии. В небольшом объеме на первом курсе преподаются и остальные виды магии. Если хотите всестороннего развития, никто не мешает посещать факультативы, но не в ущерб основному предмету. Именно по нему вы будете сдавать экзамены. И еще вопрос… Я наводила о вас справки. Говорят, у вас есть какое-то особое фамильное заклинание или артефакт?

— Вы правы, — ответил я вежливо, стараясь скрыть настороженность.

— Как интересно! Расскажите скорее, в чем заключается ваша способность?

Голос у декана стал каким-то мурлыкающим, и она даже чуть подалась вперед. Мне показалось, температура в аудитории сразу поднялась на несколько градусов.

«Караул! Держись!» — раздался в моей голове панический крик фамильяра.

Но я же не столь озабоченный, чтобы вестись на такой банальный подкат со стороны декана…

— К сожалению, не могу сказать, — все так же вежливо сообщил ей я. — Это тайна рода, сами понимаете.

— Понимаю… понимаю, — улыбнувшись, Анастасия Евгеньевна вернулась к своей скромной строгой позе. — Но вы подумайте, Александр. Я обладаю огромным опытом и другими достоинствами и смогу помочь вам с раскрытием возможностей, о которых вы даже не подозреваете…

— Обязательно подумаю, Анастасия Евгеньевна, — заверил я, медленно подымаясь со стула.

Нарочито тепло распрощавшись с начальством, я вышел из кабинета, пропустив Алексея вперед. Опустившись на лавку рядом с Белкой, я тяжело вздохнул и вытер проступивший на лбу пот.

— Что-то случилось? — эльфийка внимательно посмотрела на меня, а после ее слов обратила внимание и Мин.

— Пока что ничего, — тихо сообщил ей я, покосившись на увеличившуюся очередь. Не хватало еще любопытных глаз и ушей. — Продуктивно пообщался с нашим деканом. У нее манящие рыжие волосы.

— Все понятно, — с каким-то превосходством улыбнулась темная эльфийка. — Я слышала рассказы о Скуратовой. Говорят, она пользуется большой популярностью среди мужской части Академии, и не только у студентов.

«Какая горячая штучка,» — раздался тем временем мечтательный голос Уны в моей голове. — «Все же стоит подумать о ее включении в гарем…»

На этот раз я никак не стал комментировать высказывания своей феи.

Вяземский не задержался у декана. Следом отправилась Белка, которая так же быстро освободилась. Впятером мы проследовали к нашей вилле. Однако наш путь преградили все те же светлые эльфы во главе с Владиасэлем. Весь их вчерашний отряд встал у нас на пути, причем он сильно увеличился. Наверное, этот Владик собрал всех эльфов из Академии. Я насчитал аж пятнадцать ушастых, среди которых выделялись шестеро телохранителей. В отличие от мелких студентов они обладали уровнями повыше, да и вид у них бывалых воинов.

— Ты зачем мне солнце загораживаешь? — поинтересовался я у главаря эльфийской шайки, прикидывая, что мне делать с ним — сразу валить или подождать.

— Я требую, чтобы ты принес публичные извинения. Тогда, возможно, мы подумаем о том, как поступить с тобой помягче, — заявил этот мерзкий эльфеныш. Честно говоря, я даже немного растерялся от подобной наглости. Но ненадолго, чему весьма помогли следующие слова остроухого пидора. — И ты должен прекратить защищать эту грязную нигершу. Она заслуживает отдельного наказания за то, что осмелилась открыть рот.

— Слушай, ушастый, ты вообще берега попутал? Или мало получил в тот раз? Белка со мной, и каждый кто оскорбляет ее, оскорбляет меня. Так что выдохни и вали своей дорогой, пока все зубы на месте…

— Да как ты разговариваешь со мной?! — голос Владиасэля подрос на несколько октав, зазвучав откровенно смешно. — Ты кто вообще такой? Представитель вшивого, забытого Богами рода? Нищеброд! Неудачник! Или думаешь, твои девки тебя защитят? За юбку спрячешься?

Учитывая, что за его спиной стояла солидная группа поддержки, понятно, почему этот козел внезапно стал таким смелым. Я посмотрел на своих спутников. На их решительных лицах не было ни капли сомнения. На данный момент силы все же не были равны. Судя по всему, придется применить Лиру, иначе нас задавят массой. Только вот мне сразу вспомнились слова ректора о драках на территории Академии. Не то чтобы я всерьез воспринимал его предупреждение. Думаю, что «разбор полетов» все же проведут и легко удастся выяснять, кто стал инициатором драки. С другой стороны, все-таки это эльфы. По ним текут всякие недоумки… Другая страна… Дипломатия, мать его… Меня легко сделают козлом отпущения — слабый род, никакой власти…

Значит, нужно не допустить обострения ситуации. В словесной дуэли мы тоже кое-что можем. Самомнение у этих американцев слишком завышено. Придется немного опустить.

— Слышь, ты, чепушила ушастая, ты чего тут разговорился? Кто тебе вообще разрешал пасть открыть? Под кем ходишь? Кабанчиком метнулся и живо мне ответил! — Не реверансы же выписывать перед этим ушастым гоп-стопом.

Мои враги явно не ожидали настолько наглый ответ. Эльфы немного подзависли, пытаясь перевести незнакомые фразы, вот только я не собирался давать им передышки.

— Не знаю, как вас там в ваших ушастых школах воспитывают, но вот со слухом у вас явно проблемы, да и с памятью неважно. Забыл правила Академии и кодекс аристократов? Во-первых, у нас вчера уже была дуэль, и ты в ней честно проиграл, что подтвердил могущественный князь Бутурлин. А сейчас ты здесь стоишь, свет мне загораживаешь и чего-то мелешь. Еще одну дуэль хочешь? Милости просим! Раз ты начал, я выбираю оружие. Как раз захотелось кулаки почесать об чье-нибудь лицо. Ну что, не зассышь схлестнуться? Или ты такой смелый только с кучей пидорасов за спиной? А вы хоть помните, что последует за драку на территории Академии? Хотите вернуться в Америку опозоренными?

Моя проникновенная речь дошла до остроконечных ушей этих смазливых говнюков. Владик нахмурился и сплюнул на землю.

— Хорошо, человек, — если бы взглядами могли убивать, то мой путь в этом бренном мире давно бы уже закончился. — Мы пришлем тебе официальный вызов. Готовься!

— Всегда готов, — улыбнулся я. — Только не забудь, оружие выбираю я!

Владик, не удостоив меня ответом и бросив очередной презрительный взгляд, развернулся и отправился к учебному корпусу. За ним последовала вся его группа поддержки, каждый из которых явно счел своей обязанностью повторить взгляд своего вожака. Кроме одной. Странно, но в глазах герцогини я заметил любопытство и какую-то неизведанную эмоцию.

— Фух, — выдохнул Вяземский, с облегчением разжимая кулаки. — Думал, без драки не обойдется.

— Силы были слишком неравны, — покачала головой Мин. — В таких раскладах лучше избегать битв.

— А я бы показала этим гадам пару сюрпризов, — недовольно проворчала Белка. — Так хотелось их надменные морды разукрасить. И… спасибо тебе, Александр. За защиту и прочее…

— Просто Саша, — улыбнулся я.

— Саша, — словно пробуя на зуб произнесла темная эльфийка. — Спасибо, Саша.

— Так, — вмешалась Уна, — давайте заканчивать с телячьими нежностями. Пойдем уже на виллу, или вам приключений на сегодня не хватило?

— Ого, это с каких пор ты такой рациональной стала? — удивился я.

— С кем поведешься... — показала мне язык Уна. — Тем более, я есть хочу!

Остаток пути до нашего места жительства мы преодолели без приключений. По пути от нас отделился Вяземский, с которым мы распрощались до следующего утра, а во дворе виллы нас уже встречала Ира, вернувшаяся с Воздушного факультета.

— Ну как прошло? — первым делом поинтересовалась она. — Как тебе декан? Я о ней много интересного сегодня услышала…

— Симпатичная, — не стал скрывать я. К тому же, реакцию на мои слова легко было просчитать. Немного взбодрим мою рабыню, чтобы не расслаблялась.

— Она ведь старуха уже… — Ирина ожидаемо нахмурилась.

— Да какая она старуха?! — возмутилась Уна. Заметьте, не я, а фея. — Выглядит отпадно! И опытные женщины — это хорошо!

От подобного пассажа со стороны моего фамильяра Бутурлина растерялась и больше не нашлась, что сказать.

Дальнейший день пролетел практически незаметно. Я успел полистать выданные нам учебники и посмотреть расписание. Честно говоря, поначалу оно меня напрягло. Еще бы… Математика, история, химия, биология... Твою мать! Это магическая Академия или обычная общеобразовательная школа? Добавьте еще к этим скучным дисциплинам географию, фехтование, физкультуру и танцы… Магия разделилась на всего два предмета — огненная и общая магия. Хорошо хоть часов на них отводилось немало. К моему огромному облегчению, меньше всего в расписании нашлось места для математики, химии и биологии. С детства не любил точные науки. Иначе чего я вообще в художники пошел? Если подумать, давно я ничего не рисовал… Примерно со своей смерти. Поискать что ли какие-нибудь краски?

Немного полистав учебники, я конкретно расслабился. Даже я, прочно забывший институт, мог свободно «курить бамбук» на занятиях. Сильно упрощенная школьная программа, скорее, для галочки. Ну и правильно. Как подсказала Уна, помимо магических Академий существуют аналоги институтов моего мира. Пусть там дроби и зубрят. По мне, в магических учебных заведениях нужно учить магию, а не заниматься всякой ерундой…

Ирина удалилась в свою комнату и больше не появлялась. Уна шепнула, что в первый учебный день знатная девушка должна подать себя во всей красе! А это значит, что она не обиделась, а просто ушла готовиться. Уна тоже решила заняться своим гардеробом. Как фамильяр она имела право не носить форму Академии, так что ей хотелось затмить всех студентов, облаченных в одинаковые наряды!

— Мне нужно выбрать образ… Очень непростое дело, — добавила она и тоже отправилась выбирать наряд, перед этим взяв с собой Мин в качестве помощницы в выборе и доставке нарядов из гардеробной первого этажа. Слава всем Богам, меня на этот показ не пригласили!

От захватывающего изучения учебников меня отвлекла Светлана. Честно говоря, не ожидал я подобного визита. Но выглядела заместитель декана Огненного факультета весьма эффектно. Макияж, все дела… Словно на званый прием собралась. Для полноты картины не хватало вечернего платья. Но даже обычный наряд, состоящий из юбки чуть выше колен и блузки, смотрелся на девушке вполне достойно.

Она было хотела начать разговор чуть ли не в дверях, но тут я показал себя гостеприимным хозяином, предложив немного смутившийся девушке выпить вина и пообщаться в приятной расслабляющей обстановке. Отказать она не сумела. Или не захотела.

— Александр, — немного смущенно начала она, когда мы устроились в креслах у камина за бутылкой вина. Марфа извлекла ее из наших личных запасов, заодно притащив блюдо с фруктами и сыром. Помимо привычных яблок и винограда, было много незнакомых. Решив не экспериментировать без веской причины, я вгрызся в сочную мякоть.

— Я знаю, кто был автором той танцевальной песни вчера на вечеринке. И наслышана о твоих музыкальных талантах…

— Интересно, откуда? — удивился я.

— Уна рассказала, пока мы отдыхали, — призналась покрасневшая девушка.

— Понятно, — хмыкнул я. — На самом деле я не считаю себя уж таким музыкальным талантом… но моему фамильяру, наверное, виднее… так что ты хотела?

— Понимаешь, — задумчиво произнесла девушка. — Твои таланты оценили не только студенты, но и руководство Академии. Поэтому я здесь по поручению декана Огненного факультета. У нас организован небольшой театр, который ранее отвечал за представления. У нас так давно не было концертов! Анастасия Евгеньевна приглашает тебя выступить в этом зале. Понятно, что не за бесплатно, — любой труд должен быть оплачен. Руководство Академии выделит три тысячи рублей на твой гонорар. Организацию музыкального сопровождения она тоже берет на себя…

Перед глазами появилась надпись с предложением принять новое задание. Очередная вариативная награда без какой-либо конкретики. Честно говоря, раньше мне больше нравилось, когда очки навыков и деньги давали.

— Не нужно оркестра, — моя улыбка становилась все шире и шире. Концерт — лучше способа завоевать популярность не придумать. — Без него обойдемся.

— Ты уверен? — удивленно уставилась на меня девушка. — Так ведь не принято… А как же…

— Сама увидишь, — отмахнулся я. — Когда планируется концерт?

— В следующую субботу. Сможешь?

— Конечно. День ведь выходной, других планов нет…

— Какие гости! — в гостиной появилась Уна, весело рассматривающая помощницу декана. — Чем занимаетесь?

— Да вот, с твоей подачи меня на концерт позвали, — сообщил я укоризненно фее. — Ты, оказывается, обо мне много что рассказала.

— Потом выразишь благодарность, — нисколько не смутилась Уна. — ты ведь выступишь?

— Разумеется! Нужно ведь поразить местную публику своими невообразимыми талантами.

— Отлично! Мне пора, — Светлана поспешно встала с кресла, отложив пустой бокал.

— Неужели? — прищурилась Уна. — ты уверена?

— Да… У меня есть планы на сегодня, — покрасневшая Светлана уставилась в пол, словно надеялась отыскать там сокровище нации.

— Потом поговорим, — многообещающе улыбнулась Уна. — Приходи, как освободишься.

— Конечно…

Ушла Света слишком поспешно. И чего это она? Мы с Уной остались вдвоем.

— Зачем ты рассказала ей о моих талантах? Я не планировал привлекать к себе внимание лишний раз, — после ухода помощницы декана с меня словно спало наваждение. Пять минут назад для меня было немыслимым отказать в просьбе девушки, а сейчас хотелось ухватиться за голову.

— Наоборот, — горячо возразила Уна. — Именно здесь ты можешь поднять свой авторитет. И не просто получить энергию у благодарных слушателей, но еще и заработать себе верных союзников. Я-то знаю силу твоей Лиры.

— Это сильно преувеличено, — покачал я головой. — Одно дело — простолюдины в таверне у гнома, они свои в доску, другое дело — надменные аристократы…

— Не бойся, хозяин! Как твой фамильяр, я точно знаю, что все получится. Все люди одинаковы, просто подбери правильные песни и отыщешь путь к их сердцам…

— Знать бы еще правильные песни, — вздохнул я.

— Слушай свою душу, — Уна улыбнулась и внезапно прижалась ко мне. — А я помогу тебе поймать правильный настрой…

Глава 19 «Первые занятия»

— Вы это видели? Нет, вы это видели? — Владиасэль никак не мог успокоиться. Он мерил гостиную коттеджа широкими шагами. Остальные эльфы сидели на диване и в креслах и наблюдали за своим лидером с чувством легкого беспокойства.

— Заканчивай уже бегать, а? — недовольно заметила Ментариэль, которой явно надоели переживания главаря.

— Я так думаю! — остановившись, тот хмуро посмотрел на девушку. — Может, у тебя появились идеи, что нам делать?

В голосе Владиасэля зазвучали ехидные нотки. Остроухие зрители внимательно следили за разворачивающимся перед ними представлением.

— Может, и подскажу, — хмыкнула эльфийка. Для начала успокойся и сядь. Не веди себя, как человек…

— Да как ты смеешь?! — выпалил он.

— Смею, — спокойно ответила эльфийка, — и не надо глазами сверкать! Ты прекрасно знаешь, кто мой отец, и что он сделал для того, чтобы мы отправились в эту поганую страну, — глаза девушки вспыхнули гневом, и Владиасэль сразу сдулся. — Я бы спокойно училась в Вашингтонском университете, где нет этих темных ублюдков и людишек…

— Да, а я что? Я ничего? — сразу сдулся ее оппонент.

Эльф опустился в свободное кресло.

— Наконец-то ты ведешь себя соразмерно статусу, — удовлетворенно кивнула эльфийка. — Александр Морозов опозорил не только тебя, Владиасэль, но и всех нас!

— Это понятно, — кивнул Натаниэль, — что ты предлагаешь?

— Лично соваться к этому человеку нам не с руки. Не забывайте, что здесь учатся дети весьма состоятельных и авторитетных чиновников Российской Империи. И все они любят деньги. И конечно, эльфиек…

— О чем ты говоришь?! — взвился Владиасэль.

— Да, Ментариэль! — возмущенным хором поддержали его три присутствующие эльфийки. — Ты совсем из ума выжила?!

— Прекращайте думать, у вас все равно не получается, — презрительно фыркнула герцогиня, — подсунем им нигерш из наших служанок. Они вполне сойдут для расплаты за кое-какие оказанные нам услуги. Особенно если разрешить действовать с ними пожестче…

— А.. — эльфийки разом выдохнули с явным облегчением. — Без проблем, у нас как раз есть пара фигуристых и крепких, выдержат любые пытки.

— Начнем с Ильи Трубецкого.

— С ума сошла? — Владисаэль с изумлением посмотрел на говорившую, — это сын Главы тайной канцелярии.

— Именно, — кивнула герцогиня, — тебя что-то смущает?

— Да он ненавидит эльфов!

— А здесь ты не прав, милый, — на этот раз улыбка Ментариэль стала ласковой, — перед нашим отъездом я получила от отца характеристики на всех важных для нас студентов. Среди них был и Трубецкой. Судя по его тайным, тщательно скрываемым пристрастиям, он точно не откажется от темной эльфийки! Она должна обслужить его по полной программе. Пусть захочет включить ее в свой гарем.

— Легко, эти шлюхи прекрасно умеют подобное, — с презрением фыркнул Владиасэль, не далее как этим утром сам воспользовавшийся личной служанкой.

— Еще и заплатим ему. Отец выделил приличный фонд на подкуп людишек, — добавила герцогиня.

— Допустим, у нас есть что ему предложить, — согласился ее собеседник, — а от него ты что хочешь?

— Как что? — с удивлением пожала плечиками эльфийка. — Он спровоцирует его на дуэль. А там, если ты помнишь, высший аристократ имеет право заменить себя. У Трубецкого есть кого выставить, а вот у Морозова — нет! Вокруг него одни шлюхи. Этот фамильяр… как ее …Уна? Княжна Бутурлина. Об этой Белкариэль, которая и рада стать подстилкой Морозова, я вообще не говорю.

— Как насчет узкоглазой? — подал голос Натаниэль. — И телохранителей хуманов.

— Не смеши меня, — весело рассмеялась герцогиня, — Карманный гладиатор Трубецкого расправится с ними тремя одной левой.

— Хорошо, я даю свое согласие — кивнул Владиасэль после некоторого раздумья. — Кто поведет нигершу к Трубецкому?

— Вам подобные дела доверять только все испортить. — презрительно фыркнула герцогиня. — Сама схожу.

***

Насладившись приготовленным Марфой завтраком из жареной картошечки с луком и грибами, яичницы с сальцем, свиных колбасок, еще теплого хлеба и запив все ледяным компотом (следовало отдать девушке должное — ее кулинарные таланты не переставали меня впечатлять), мы с Ириной, Белкой и Мин отправились в учебный корпус. Двух оставшихся телохранителей я решил с собой не брать. Если что случится, то девушка их вызовет. Мне почему-то не нравилось, когда за мной всюду таскалась пара здоровенных лбов. Тем более они все равно не смогут сделать больше, чем Мин в легендарном доспехе.

По пути традиционно встретились с Вяземскими. Алина поздоровалась со мной весьма доброжелательно, после чего убежала вперед, а мы отправились дальше.

Мой приятель оказался весьма информирован об учителях, которых нам предстояло увидеть. И первые два занятия сегодня были посвящены магии.

— В Академии преподает самая отмороженная тетка, — заявил Вяземский, — Бестужева Ираида Евгеньевна. Ее прозвище — «Баба-Яга»! Орет на всех студентов, «колы» раздает налево и направо. Получить у нее «пять» практически невозможно. Цепляется ко всем: и к девушкам, и к парням. Мегера… Это мне Алина рассказала. Студенты боятся ее, как огня. На уроках этой женщины постоянно стоит мертвая тишина. Не дай Бог кто-то ее нарушит! А семинары — вообще жесть! И возражать ей не вздумайте, гиблое дело. Единственный плюс — хорошо объясняет. Она очень опытный маг и хороший учитель.

Мы переглянулись с Уной и Белкой.

— Это ты чего тут страха-то нагнал? — хмыкнул я. — Думаю, что если она хороший преподаватель, то и спрашивает строго!

— Ты не понял, Александр, — покачал головой мой собеседник, — там все сильно запущено. Преподаватель она хороший, но вот человек ужасный. Ей пятьдесят лет, выглядит на шестьдесят, а ведет себя, как злая семидесятилетняя карга!

Во время своей учебы я несколько раз сталкивался с предвзятым отношением к преподавателям. Учителя бывают разные, и тут вопрос в том, могут ли к ним приспособиться другие студенты. В то время я был еще более-менее общительным человеком и легко подстраивался под любого преподавателя. И куда оно все делось… Последние годы перед смертью мне было удобнее и проще в своей небольшой квартирке. За компьютером, занимаясь своим любимым делом. Мангой…

В голову полезли разные неприятные мысли. Даже как-то грустно стало. Я дал себе зарок не вспоминать о прошлом мире. К тому же, вернуться в него я не мог, да и не хотел. Что меня там ждет? Серая жизнь… даже если вновь буду заниматься любимым делом. Здесь мне нравилось куда больше

— Саша, — ткнула меня в бок Уна, как всегда уловившая изменения в настроении — ты с нами?

— Тут я, — успокоил своего фамильяра, — задумался просто.

Фея подозрительно посмотрела на меня, но промолчала.

Студенты ручейками стекались к учебному корпусу, превращаясь в полноценный людской поток. В холле он становился немного упорядоченным, но все равно оставался достаточно плотным.

Первым делом Вяземский повел нас к огромной доске, висевшей на стене в холле. Странно, что я не заметил ее в первый раз.

— Это информационная доска, — сообщил нам Алексей, — здесь должны быть вывешены списки студентов, распределенных по группам.

— По группам? — удивился я.

— Ну да… разве вы не знаете? Весь курс разбит на группы по тридцать человек. В расписании это тоже учитывается.

— Тогда зачем смотреть? — уточнила Белка.

— Ты не хочешь посмотреть, с кем ты в группе?

— Лично я — нет, — хмыкнула Уна. — Все равно с хозяином, — она приобняла меня. — А кто еще будет в группе — все равно.

«Разве что гарем пополнить!» — раздался в моей голове голос феи.

Вот же неугомонный у меня фамильяр!

— А мне вот действительно интересно, — сказал я вслух, укоризненно посмотрев на Уну, которая приняла невозмутимый вид.

— И мне, — добавила Бутурлина.

К моему удивлению, эльфов не зачислили в одну группу, как я предполагал, а разбросали по разным. В нашу, например, попали самые одиозные. Герцогиня и Владиасэль. И еще одна не так хорошо знакомая — Натаниэль. Из плюсов, к нам же попали и Вяземский с Белкой. У Бутурлиной в группе ожидаемо оказался Всеслав. В ее коллективе имелось несколько дворянских фамилий, которые я помнил по истории своего мира. Например, Орлов и Голицын. Почему-то больше всех в глаза мне бросилась фамилия «Демидов». Точно, Вяземский же рассказывал! Местный миллиардер.

— Светка — молодец, — прошептала мне на ухо фея, — я поручила ей дело, и она выполнила!

— Какое еще дело? — не понял я.

— Зачислить нас всех в одну группу!

— Только вот личности к нам попали… самые одиозные, — пожаловался я.

— Так ведь наоборот веселее! Относись к ним не как к проблеме, а как к задаче,, — философски заметила фея, — Не переживай, хозяин, обломаем мы их. И уши оторвем!

— Потемкина тоже обломаешь? — ехидно уточнил у нее, увидев в списках нашей группы еще одну знакомую фамилию.

— Нет, Потемкина пока рано обламывать, — не стала спорить со мной девушка, — Потемкина измором возьмем!

Я только покачал головой. Как там в моем мире прошлом говорили? «Горбатого могила исправит».

Указанная в расписании двести первая аудитория располагалась на втором этаже. Мин осталась в коридоре, а мы вошли в кабинет. Пройдя в помещение, я словно вернулся в родной институт, который закончил в своем мире. Та же самая аудитория, расходящаяся полукругом вверх рядами узких полированных парт. Внизу расположилась классического вида кафедра, рядом с ней стол с тремя стульями, а на стене — не менее классическая черная доска.

Но самое главное — это запах. Непередаваемый запах студенческой аудитории. Не знаю, почему он был тут таким же, как и в моем мире, но я буквально наслаждался им. Как же часто я вспоминал прошлую жизнь в последние дни! Все, Саша. Заканчивай уже с этим.

Аудитория оказалась наполовину заполненной… Сейчас на занятии должно было присутствовать около девяноста человек — три группы первого курса Огненного факультета. Наша небольшая компания устроилась с краю, на некотором отдалении от остальных студентов. На нас не обращали особого внимания. Только Белка удостаивалась любопытных взглядов… В форме Академии, которая, на мой взгляд, выглядела немного фривольной, темная эльфийка смотрелась просто великолепно.

Даже странно, что Уне доставалось меньше внимания. Так и не выбрав наряд, фея тоже нацепила на себя форму академии и выглядела в ней куда скромнее обычного. В сравнению с ее любимыми минималистичными одеждами она вообще представляла собой образец целомудрия.

Заметил я и эльфов. Их троица сидела не так далеко от нас и периодически бросала на меня многообещающие взгляды. Та самая герцогиня Ментаниэль выглядела весьма шикарно. Не отметить это нельзя. Я с трудом заставил себя не пялиться на блистательную эльфийку. Жалко, что на деле подобные девушки были еще теми стервами. Мое пристальное внимание к американской гостье явно не укрылось от вездесущей Уны.

«В гарем присматриваешь?» — раздался ее в голос в моей голове. — «Крепкий орешек… но… мы что-нибудь придумаем. Самой интересно ее попробовать…»

«Уна!» — мысленно остановил я ее, — «заканчивай со своими влажными фантазиями!».

«Я думала, тебе они нравятся», — возразила фея.

«Учиться надо!» — сообщил ей я, и тут в аудиторию вошла преподаватель Общей магии. При ее появлении в аудитории вмиг наступила мертвая тишина.

Ираида Евгеньевна Бестужева

Маг

46 уровень

Впечатляющий уровень, однако. Прозвище «Баба Яга» ей очень подходило. Надо сказать, студенты всегда точны в кличках что дают преподавателям. Хотя сгорбленной женщина не была, но в остальном… Невысокая, крючковатый нос, морщинистое неприятное лицо и какой-то инфернальный взгляд. От нее словно исходила какая-то неприятная, давящая аура, распространявшаяся на всю аудиторию.

Я невольно замотал головой, отгоняя бредовые мысли.

— Здравствуйте, студенты, — проскрипела Бестужева мерзким незвучным голосом, — меня зовут Ираида Евгеньевна, и я буду вести у вас Общую магию. Сразу предупреждаю: я знаю, что меня называют «Баба Яга». И знаю, какие сплетни ходят обо мне между вами. Заверяю, что все они исключительно правдивы. Характер у меня не подарок, и вы все это скоро узнаете на своих шкурах…

«Это что, такая методика преподавания?» — раздался в голове удивленный голос Уны. — «Весьма откровенно!»

— Что я и говорил, — прошептал мне на ухо Вяземский, — Баба Яга!

— И зарубите себе на носу или на других частях тела, — Ираида Евгеньевна обвела притихшую аудиторию многозначительным взглядом, — магия не терпит небрежности! Магия — это тяжелый каждодневный нудный труд… И если кто-то думает иначе, я приложу все усилия, чтобы эти люди или нелюди… — она уставилась на эльфов, которые, по-моему, пребывали в полнейшем шоке. Они выглядели как мыши, которых готовилась разорвать наигравшаяся кошка. — ... не доучились до конца первого курса. На моих уроках говорю только я. Хотите задать вопрос — поднимайте руку. Но прежде четко сформулируйте его, ибо блеяние и заикание я не терплю, и вместо ответа вы получить от меня «кол». Теперь перейдем к уроку. Откройте учебники. Глава первая, абзац четырнадцатый…

Весьма многообещающее начало. Несмотря на ауру Ираиды Евгеньевны и ее грозную и пламенную речь, мне казалось, что все это всего лишь игра на публику. И судя по лицам всех присутствующих, так считал, только я.

— Магия дарована вам Богами! — начала свою лекцию Бестужева. — А еще это материальная составляющая, которую можно описать. Этим мы с вами и займемся. Мы должны будем научиться применять ее не просто по наитию, а целенаправленно и осознанно. Структура заклинаний сложна, но мы научимся ее разбирать и воплощать. Возможно кто-то из вас сможет придумать новое заклинание…

Она остановилась и обвела аудиторию пристальным взглядом.

— Но в этом я сильно сомневаюсь! — неожиданно рявкнула она, и голос ее из скрипучего превратился в достаточно мощный и зычный бас. — Вы! — ее крючковатый палец ткнул куда-то вверх аудитории, — Соболев вроде?

— Да, Ираида Евгеньевна, — поднялся из-за парты бледный парень.

— Предупреждаю первый и последний раз: на моих уроках слушают только меня и смотрят только на меня. Ясно?

— Да, Ираида Евгеньевна, — нервно сглотнул парень.

— Садись! В следующий раз пойдешь к декану за допуском!

Парень сел и его облегченный выдох услышал даже я. После такой явной демонстрации методов воздействия на студентов больше никто не рисковал отвлекаться от лицезрения сморщенного лица Ираиды Евгеньевны.

Мы погрузились в магическую науку. На этом занятии я уже с большим трудом понимал, о чем она вещает. Этакая магическая математика. Нет, пока она не давала нам формул. Чистая теория. Но я понял, что мне необходим репетитор. Покосившись на внимательно слушающего Бестужеву и деловито записывающего что-то в своей тетради Алексея, я сразу понял, кто им станет.

Глава 20 «Первые занятия. Часть 2»

Итак: два урока Общей магии оказались серьезным испытанием для моего мозга. На перемену отвели всего пятнадцать минут, и она никак не помогла мне хоть немного расслабиться. Уна пыталась меня растрясти, но тщетно. Хорошо ей, фея вообще не чувствовала усталости! Пусть и слушала внимательно, но по глазам я сразу догадался, что девушка тоже ничего не понимала. Но ведь и не ей сдавать экзамены… К концу второго урока я практически перестал воспринимать действительность, механически записывая слова лекции.

Например вот у меня имеется Система в абсолютно уникальном виде. Это понятно. На лекции я узнал, что у каждого мага существует резерв энергии. Его определяют тем самым прибором, который когда-то применял ко мне Велемир. Считается, что резерв расширить невозможно. Учитывая, что у меня изначально его не было, я считаюсь заваленным роялями.

Оказывается, все заклинания переведены в текст… точнее, в так называемый магический алфавит. Мне он напомнил китайские иероглифы. Конечно, можно колдовать интуитивно, тем более набор стандартных чар из обычных учебников был известен во всей империи. Тем не менее этого было недостаточно.

Для того, чтобы комбинировать и усиливать заклинания, необходимо использовать магический алфавит. Почему об этом не рассказывали мне ни Сергей Игнатьич, ни мой так называемый будущий эльф-учитель, оставалось для меня загадкой. Более того, в присланных Весемииром книгах не было ни слова об Общей магии.

Так что придется мне учить всю эту лабуду с нуля. И не сказать, что я горел желанием… Мне просто нужно сдать экзамен, чтобы успешно закончить академию. Странно кстати, что мне не выдали никаких заданий, связанных с учебой, ну и хрен с ними.

Единственный плюс, общая магия сдавалась устно, никаких формул писать не нужно, хотя и так удовольствие ниже среднего. Неожиданно мне вспомнилась «Буря столетий». Я ведь уже комбинировал заклинания! Только тогда все это произошло совершенно случайно, а потом я и забыл об этом, поскольку оно не добавилось в Древо Навыков. Вот и найдена еще одна причина изучать этот треклятый алфавит.

Между вторым и третьим уроком перерыв составил целых двадцать минут. Во время него я немного пришел в себя. Все занятия проходили в одной аудитории, и мы решили не покидать ее. Мне сильно помогла прижавшаяся к боку Уна. Тепло ее тела успокаивало и возвращало утраченные силы.

— Алексей, как я вижу, ты понял все сказанное Бабой Ягой?

— Да, — кивнул Вяземский, — это не сложно. На первом курсе она особо не отличается от той, что проходишь в старшей школе. Особенно в первом семестре. Ну ты и сам должен знать…

— Как-то не попадалась мне общая магия на занятиях… — честно признался я.

Совершенно не помню, ходил ли я в старшую школу.

— Как это? — уставился на меня Вяземский. Белка с интересом следила за нашим разговором.

— У меня были разные проблемы… Не до учебы…

Учитывая историю жизни моего носителя, вполне можно было выдать такое предположение.

— Хотел тебя попросить о помощи, — опередил я очередной вопрос Алексея.

— Конечно, — с любопытством посмотрел тот на меня, — и чем же я могу тебе помочь?

— Стать моим репетитором…

— Конечно, Александр! — улыбнулся мой собеседник.

— Вот и договорились, — удовлетворенно кивнул я.

— Кстати… ты видел, как на тебя эта ушастая компания смотрит? — вдруг уточнила у меня Уна, кивнув в сторону Владиасэля и его прихлебателей. Те действительно сверлили меня взглядами. Но как только я поворачивался к ним, они сразу отводили глаза.

— Пусть смотрят, что им еще остается. Готов спорить, официальный вызов зассут присылать, я ведь челюсть так сломать могу, ни один целитель не восстановит.

— И не только он… вон еще щегол какой-то, — кивнула фея в сторону сидевшего в нескольких рядах от нас высокого смазливого парня. Из тех, что очень нравятся девушкам. Этакий ловелас. Весь прилизанный и рафинированный. Красавчик. И система любезно сообщила мне его имя.

— Как ты там говорил? — посмотрела на Алексея Уна, — Петр Потемкин, сын министра финансов Российской Империи?

— Да…

— Он тоже глаз не сводит. И, по-моему, с меня…

— Ты ему явно понравилась, — рассмеялся я.

— Фи… — задрала носик фея, — вот кто совершенно не в моем вкусе, так это он. Не люблю таких напыщенных снобов. У меня итак хозяин имеется… — она снова прильнула ко мне и нежно погладила по тыльной стороне ладони.

Приятно, черт тебя возьми.

Перерыв быстро кончился, и в аудитории появился уже знакомый мне декан Огненного факультета. Рыжеволосая милфа оперлась руками на кафедру и, оглядев сидевших перед ней студентов, улыбнулась.

— Прежде чем мы начнем урок, нам необходимо решить несколько организационных вопросов, так как я назначена куратором вашей группы. Начнем с главного — назначение старосты.

— Старосты? — прошептал я, удивленно посмотрев на Вяземского, — а зачем?

— Ну ты даешь! — тоже шепотом ответил он. — Как это зачем? Это обычай во всех Академиях. Должность старосты — это серьезно. У него, конечно, есть обязанности: разруливать проблемы учеников своей группы с преподавателями, быть этаким посредником. Но он также имеет права. Например, та же Баба Яга старосту так просто не заткнет, как сегодня Соболева. Да и над студентами реальная власть! При желании можно раздуть скандал из-за какого-то проступка и добиться исключения, а можно и замять его. К старостам прислушиваются все учителя.

— Князь Вяземский, — раздался мелодичный голос декана вперемешку с ехидными нотками, — вы хотите нам что-то рассказать? Может, мы вас послушаем?

— Нет, нет, — поспешил отодвинуться от меня сосед, верноподданнически уставившись на внимательно смотревшую на него Скуратову.

— В Московской Академии чародейства и волшебства старосту первого курса выбирает куратор, поскольку вы только взялись за учебу и еще не знаете друг о друге практически ничего. Назначаю старостой нашей группы… — декан сделала длинную театральную паузу… — Александра Морозова! Похлопаем ему…

Раздались сначала жидкие хлопки, но под многообещающим взглядом декана они быстро переросли в овации. Вся аудитория встала, пришлось сделать это и мне. Но вот сразу заметил, что и Потемкин, и эльфы, лишь делали вид, что хлопают, займусь им как только представится возможность… Стоп! О чем это я вообще думаю? Зачем мне быть старостой? Я обыкновенный попаданец! Мне девушек надо собирать и тихонько учиться! Для чего мне весь этот геморрой?

«Успокойся, хозяин… Все отлично. Теперь все девушки будут твоими! Ты же начальник! А начальников всегда любят!»

Фея в своем репертуаре.

— Я не хочу быть старостой, — проворчал я, чем вызвал удивление у Белки и Вяземского. Белка, не переставая хлопать, смотрела на меня с каким-то неподдельным изумлением

— Это же честь такая! — прошептала она. — Александр, ты не можешь отказаться!

— Назад дороги нет, — добавил Вяземский.

Вот же засада! Я тяжело вздохнул.

Аплодисменты закончились, и все опустились на места, кроме меня.

— Князь Морозов, — торжественно провозгласила Скуратова, — садитесь. Я понимаю, что вы немного не в себе от этого радостного события. Подойдите ко мне после занятий в 307 аудиторию, получите инструкции. Я обрисую круг ваших обязанностей…

Я кивнул и сел на место. После посмотрел на эльфов. Вид у них был краше, чем в гроб кладут. Да и Потемкин выглядел чересчур расстроенным. Мне вдруг показалось, что именно он хотел готовился старостой. Подсуропила рыжая…

Скуратова, закончив с информационными делами, перешла к предмету. В отличие от Бабы Яги, она рассказывала более импульсивно и увлеченно. Как я понял, большая часть занятий будет практической. По сравнению с той же самой Общей магией, которая состояла только из теории. Как объяснил мне потом Вяземский, все очень даже логично выстроено. Изучать теорию на Общей магии, затем применять ее в Огненной… Жаль только, остальным видам волшебства нас учить не спешили.

Через неделю можно будет записаться на факультативные занятия, но их проводили только по утрам субботы и воскресенья, да еще за большие деньги. Вставать в такую рань по выходным — настоящая мука! Все выглядело как большое издевательство над любознательными студентами. Почему нельзя проводить факультативы в будние дни? На этот вопрос даже Вяземский не нашел ответа.

На занятии Скуратова провела письменный опрос, в котором просила рассказать о своих магических способностях. Я честно написал, что владею «Огненным щитом» и «Шаром огня». Вяземский хорошо знал «Шар огня» и «Огненные лезвия», а Белка — «Шар огня» и «Огненный щит». Судя по их словам, они долго возились, чтобы познать эти заклинания.

А после объяснений Анастасии Евгеньевны, я узнал, что известные базовые заклинания мы можем выучить сами… Правда, все это будет длиться долго и муторно. Первые три простых заклинания — «Огненный щит», «Шар Огня» и «Огненные лезвия». А вот чтобы получить оставшихся три — «Огненная стена», «Огненный град» и «Огненная буря», — по словам нашего рыжеволосого преподавателя, требовалось приложить серьезные усилия.

— К концу первого курса, — заявила она, — вы должны с легкостью оперировать первыми тремя заклинаниями. К концу второго — выучить хотя бы одно дополнительное. На выпускном экзамене необходимо показать знание пяти из шести заклинаний и продемонстрировать их. Сила заклинания не так важна. У всех разные способности и разные резервы. Тем не менее сотворить его должны уметь все, иначе вам не место на моем факультете. Лучшие студенты второго курса смогут попробовать использовать комбинированные заклинания.

— Можно ли комбинировать заклинания разных стихий? — задала вопрос сидевшая на первом ряду невысокая девушка в очках, внешне напомнившая мне классическую зубрилу из школы моего прошлого мира. И как это ни странно, в ней я увидел себя в юности. После старшей школы я начал заниматься спортом и кардинально поменял стиль поведения. Жаль, надолго меня не хватило… Но надо признать, это до сих пор мне помогает. Особенно в этом мире. Я уже настолько привык к яркой внешности встречающихся на моем пути девушек, что был удивлен банальным внешним видом заучки. Я вдруг испытал к ней какое-то щемящее чувство жалости…

Интересно… значит, еще не забронзовел я со своими роялями. И это хорошо. Становиться подобием Потемкина мне совершенно не хотелось. И я надеялся, что этого никогда не случится.

— Если вы сумеете скомбинировать заклинания разных стихий, то станете величайшим магом на Земле! — немного пафосно, с долей иронии ответила Скуратова. — Пока этого ни у кого не получилось. Может, вы будете первой, Евгения?

— Может, и буду! — уверенно ответила заучка, поправив очки.

Судя по всему, многие проблемы здесь решались с помощью целительной магии. Наверное, поэтому смысла носить очки не было…

«Ты прав», — подтвердила мое предположение фея, — «у этой девчонки просто нет денег на целительниц. Она, кстати, из простолюдинок. И поступила по квоте. Евгения Симонова. Мелкий род, так и не заслуживший дворянства».

«Ты-то откуда знаешь это?»

«Секрет. Должны у меня свои секретики быть!»

Даже странно, что фея не повернулась и не показала мне язык. Как раз жест идеально подходил к интонации, с которой она произнесла эти слова.

Больше всего знаний мне принес урок со Скуратовой.

— Уважаемые студенты! — произнесла она, когда лекция закончилась, — завтра у нас практическое занятие. Первый месяц мы будем заниматься все вместе. У меня будут помощницы. А через месяц мы прикрепим персонального преподавателя к каждой группе. Я же буду вести лекции и периодически контролировать практические занятия. А теперь вы свободны.

— Пошли в столовую! — заявил Вяземский, когда нас с толпой студентов буквально вынесло из аудитории. — Быка бы сожрал! Со сметаной!

— Пошли, — выдохнул я, когда мы, благодаря бросившейся нам на помощь Мин, в целости и сохранности влились в более спокойный, но тем не менее полноводный поток студентов, текущий по коридорам Академии.

Мы следовали за Вяземским. Столовая находилась в примыкающем к учебному корпусу здании и не отличалась таким же изяществом. На первом этаже, судя по всему, располагалась кухня. Странно, но я совершенно не чувствовал запах еды, пока, мы не очутились в обеденном зале, поднявшись по лестнице на второй этаж. Какая-то магия, не иначе!

Сам зал напомнил мне обычную столовую нашего мира, только в разы больше. Та же самая раздача… За ними те же самые повара, накладывавшие еду в тарелки. И на первый взгляд еда тоже не сильно отличалась от еды в столовой какого-нибудь института или школы. Народа в зале было много. И несмотря на большое количество столиков, практически все были заняты.

— Здесь все рассчитано, — пояснил Вяземский, — Присмотритесь.

Я присмотрелся и сосредоточился на этой большой «комнате». Действительно, зал был визуально поделен на четыре части. На каждой части стояло несколько длинных столов, за которыми располагались студенты. Только сейчас заметил, что форма факультетов отличалась друг от друга гербом. На правой стороне груди у меня была нашивка в виде стилизованного изображения огня с цифрой один. Единица, как я понимаю, номер группы. И если верить словам Вяземского, он не меняется до конца обучения в Академии. У «водников», например, на гербе была изображена капля, у «воздушников» — изломанная молния, а у обучающихся Земной стихии самое оригинальное изображение — лопата! Я с трудом сдержался, чтобы не взорваться со смеху.

— А почему факультета жизни здесь нет? — поинтересовался я. — Какой у них знак?

— Красный крест, — ответила Белка, — у них вроде отдельная столовая… — она вопросительно посмотрела на Вяземского.

— Ну да, — подтвердил тот. Четыре факультета — это, грубо говоря, четыре на девяносто — триста шестьдесят человек! Учеников с даром Жизни обычно гораздо меньше, всего около тридцати, они едят вместе с воинами на первом этаже, которых наоборот дофига.

— А третий этаж для кого предназначен? — поинтересовался я.

— Для второго и третьего курсов, — сообщил Алексей, — их меньше… после первого курса народ отсеивается. Кто экзамены не сдал, у кого деньги закончились… всякое бывает.

— А эта Симонова учится бесплатно? — спросил я у него, решив уточнить слова Уны.

— Да, есть квота для простолюдинов, которые не могут оплатить себе учебу. Их спонсирует лично император из казны в обмен на государственную службу, — кивнул Вяземский, — Алина говорила, что сейчас таких учеников около десяти.

— А сколько вообще стоит обучение?

— Ты и этого не знаешь? Такое чувство, что вообще попал сюда с экскурсией, — хмыкнул Вяземский, — тридцать тысяч рублей за курс. Сам понимаешь, для аристократов это не такие уж и большие деньги, а вот для простолюдинов — огромная сумма… Если только ты не сын заводчика. Кстати, кормят нас только обедами. Завтраками и ужинами студенты сами себя обеспечивают. Большинство предпочитает есть на территории Академии в студенческом городке, там полно харчевен и трактиров на любой вкус.

Тем временем мы подошли к раздаче. Первое, второе и компот — бессмертная классика. Особого выбора здесь не было. Это вам не три-четыре вида гарнира или мяса. Сегодня, например, на первое было что-то напоминающее по виду борщ, на второе — обычная картошка с такой же обычной котлетой. И похоже, клюквенный компот. Неплохо!

Получив свой обед, мы отошли от раздачи и отправились к присмотренному зорким Вяземским столику. Усевшись за него, я уже собирался приступить к еде, как вдруг увидел нелицеприятную картину.

Глава 21 «Урок истории и не только»

Героем картины была та самая простолюдинка Евгения Симонова, на которую я обратил внимание на уроке Огненной магии. На моих глазах она попыталась сесть на свободное место за столом, но из-под нее выбили стул, и она оказалась на полу. При этом каким-то чудом она успела поставить поднос на стол.

— Смотри, а чмошница-то ловкая! — заржал сидевший рядом здоровенный лысый парень с фамилией Строганов, который и совершил эту «шалость». — Смотри, куда лезешь! — развязно посоветовал он поднимавшейся девушке, на глазах которой уже начали наворачиваться слезы. — Это наша территория, и грязным простолюдинам здесь не место!

Я быстро оценил ситуацию. Судя по всему, четверо наглых дебилов считали это место своим. Все 22-го уровня, если верить Системе. И судя по цифре на гербе огненного факультета, учились они во второй группе.

— Алина рассказывала мне про них, — проворчал Вяземский в ответ на мой вопросительный взгляд. — Четверо дебилов с Сибири. Я даже фамилий не запомнил. У себя в тмутаракани, наверное, влиятельные, вот и никак не могут привыкнуть. Деньги накопили на учебу, а вести себя не научились. К концу года их наверняка выгонят из академии, тогда и огребут от папаш. Может мозги на место встанут…

— Только за это время они знатно попортят всем жизнь, — возразил я, и в следующую минуту Строганов еще раз толкнул Симонову, на этот раз словно случайно. Девушка вновь оказалась на полу под веселый смех сибирских отморозков. Мое терпение на этом закончилось и я направился к столу, где уже готовая разрыдаться девушка безуспешно пыталась встать. Мин хотела опередить меня и придержать, но я просто задвинул ее себе за спину и коротко попросил подождать.

Не люблю, когда издеваются над слабыми…. Интересно, чьи чувства сейчас ведут меня к чужому столу? Обычного парня из России или изначального князя Александра Морозова? Наверное первый вариант… Забавно, а ведь я считал себя ленивым пофигистом..

Я помог девушке встать и внимательно посмотрел на немного удивленного от моего появления молодчика. Его товарищи, чем-то внешне похожие на Строганова, шокированно уставили на меня.

— Чего вылупились, дебилы? — миролюбиво поинтересовался я у них. — Тоже мне, нашли жертву! Вчетвером на одну! А может со мной попробуете поговорить? Или стул выбить?

— Не понял, — решительно поднялся со стула Строганов, — ты че, Морозов, берега попутал, или вы так в своем голимом Нижнем Новгороде привыкли разговаривать? Ах, да… Ты же уже Нижним не владеешь! В твоем управлении лишь грязная мелкая деревенька. Я вообще с таким как ты разговаривать не должен, вали отсюда, пока не отправился следом за своими предками…

Зря он это сказал, ох, зря. Я, конечно, не знал родителей того парня, в тело которого попал, но остатки чувств и эмоций прежнего Александра Морозова у меня явно сохранились. Поэтому я, даже не думая, что есть силы, провел прямой апперкот в подбородок этого дворянчика. Удар вышел на загляденье. Я даже не ожидал подобного эффекта от обычного удара: Строганов буквально взлетел в воздух и перелетев стол (умудрившись каким-то чудом не задеть его), прокатился по полу, да там и остался лежать без единого движения. В столовой наступила мертвая тишина.

Остальные придурки бросились к поверженному другу, а я подхватил поднос и, повернувшись, буквально всучил его Симоновой, которая смотрела на меня, как на Деда Мороза, принесшего дорогущий подарок.

— Иди вон туда, — кивнул я в сторону, где сидела Уна и Белка. — Мин, проводи ее!

Куноити бросила на меня оценивающий взгляд.

— Хороший удар, — улыбнувшись, прокомментировала она, аккуратно придерживая девушку за спину.

— Спасибо. — Убедившись, что Симонова пошла вместе с Мин, я повернулся к уже поднявшим с пола своего товарища сибирякам. Строганов покачивался, и взгляд у него был немного расфокусированным, но на ногах держался крепко . Его друзья смотрели на меня, как мышь на кошку.

— Еще раз тронете ее, пожалеете! Ясно?

Судя по отсутствию возражений, они поняли, что я пытался донести. Четверка предпочла сделать вид, что ничего не произошло и они уже наелись. И тут столовая вновь взорвалась шумом голосов. Причем я даже расслышал аплодисменты. Мое сольное выступление много кому пришлось по вкусу. По пути к своему столу я невольно бросил взгляд на эльфов, которые собрались своей «могучей кучкой» отдельно от всех. По-прежнему злобные взгляды, полные неприязни. Главные мажоры факультета, как оказалось, тоже сидели вместе.

— Ну ты выдал! — хлопнул меня по плечу Вяземский, когда я вернулся на свое место, — я бы помог, но решил не вмешиваться. Знал, что ты сам прекрасно справишься.

— Правильно сделал, — успокоил я его, — там не с кем справляться.

— Спасибо, — тихо поблагодарила меня Симонова, — я…

— Да ладно, — махнул я рукой, — дебилов надо учить. Ты для чего ты туда полезла? Там вторая группа сидит…

— Не заметила, — призналась девушка. — Не думала, что это важно.

— Да что ты пристал к человеку?! — возмутилась Уна, — ешь давай! А то время идет, а нам, между прочим, еще после обеда историю учить, заниматься физкультурой и фехтованием. А то тебя вообще ветром унесет!

— Чего это ветром? — обиженно посмотрела на нее та, — и вовсе я не худая.

— Я не говорила, что ты худая! — парировала ее слова фея, — я говорила, что тебя ветром унести может. Ешь давай.

До конца обеденного перерыва больше никаких непредвиденных событий не случилось. Зато мы выслушали рассказ Евгении Симоновой о себе, который полностью подтвердил слова Уны.

«Надо взять ее под покровительство», — раздался в моей голове голос феи, когда мы, отнесся поддоны, направились к выходу из столовой.

«Зачем?» — не понял я.

«Хозяин… она отличницей будет! Нам репетитор пригодится, ты сам говорил. Хорошая девочка, я вижу. Для гарема не подойдет, так пригодится в другом качестве!».

— Хорошо, хорошо, — ответил я ей.

На самом деле мой фамильяр была права. Неплохая компания у меня подбирается. Друга нашел, гарем хоть куда. Еще и заучка-отличница в качестве репетитора. Не хватает только громилы-вышибалы. Но почему-то мне кажется, что и за этим не заржавеет. Предложить что ли Громовой подработку?

Мы вернулись в аудиторию. Теперь нам предстояло погрузиться в историю. Сергей Иванович Брюс — так звали преподавателя этого весьма полезного для меня предмета. Хотя в поместье я уже читал учебники и примерно знал, о чем пойдет разговор, послушать было интересно.

Из этого мелкого мужичка с какой-то птичьей внешностью и бесцветными глазами рассказчик оказался так себе. Дикция оставляла желать лучшего. Приходилось напрягать слух, чтобы разобрать его речь. А вот рассказ был весьма интересным, — он начинался с появления людей в этом мире.

— Существуют разные версия этого события, — вещал Сергей Иванович, — все они не подвергают сомнению один факт. До нас на Земле существовала высокоразвитая цивилизация, которые сейчас именуются Древними или Предтечами. Мы можем лицезреть лишь остатки их деятельности в виде разбросанных по всем пустошам артефактов. Данная цивилизация прекратила существование тысячи лет тому назад. А вот в чем дальше версии начинают расходится, так это в том, как погибла цивилизация.

К моему удивлению, постепенно его речь менялась. Исчезла проблема с дикцией: голос вдруг стал громким и теперь все его слова можно было расслышать в любом месте аудитории. К тому же, он начал жестикулировать, помогая своему рассказу. И теперь Брюс не выглядел смешным… Скорее, наоборот — убийственно серьезным.

— Мы с вами будем придерживаться официальной версии, одобренной имперской канцелярией и первым отделением, — продолжал он, — об остальных вы можете сами прочитать отдельно. Я всецело согласен с нашим императором — официальная версия самая адекватная и логичная. Прошла война, но при каких обстоятельствах — неизвестно. Те крохи информации, которые мы можем добыть благодаря находкам в Пустошах, не проливают на это свет. Зато мы можем связать появление бесчисленных мутантов в Пустошах с вымершей цивилизацией. Вероятно, бессмертные твари появились в результате применения какого-то страшного оружия. И это — урок всем нам… Мы не должны повторить ошибок прошлого. Единственное, что не поддается объяснению на нынешний момент — почему до сих пор искатели приключений и археологические экспедиции находят только вещи. За все время не было обнаружено ни одной кости, изображения, одежды, книги, хоть чего-нибудь, что могло бы продемонстрировать, как выглядели наши предшественники. Надеюсь, рано или поздно нам повезет и мы разгадаем эту тайну, но пока что займемся тем, что имеем. Помните, история важна. Ведь народ, который не знает истории, не имеет права на существование…

Я невольно вздрогнул от последней фразы. Однозначно, я слышал ее в своем мире, но автора не знал. Лекция дала мне пищу для ума. На самом деле, весьма стройная версия… Что это была развитая цивилизация — сомнений не было. Но насколько развита? Никаких бластеров или оружия из всяких фантастических фильмов и книг я в этих бункерах не встречал. Все что я видел вполне вписывалось в период конца XX — начала XXI века. Правда, есть еще силовые поля, которые укрывают поселения. Наверное, единственный атрибут, несоответствующий остальным вещам по уровню технологий. Это явно являлось чем-то из будущего. Что я находился где-то в параллельной реальности моего мира, сомнений не было. Слишком много совпадений, начиная от названий городов, заканчивая фамилиями знакомых мне людей из Российской Истории. Интересно, а моя система тоже происходит из древнего мира? Спрошу ка у нее… Молчит, странно. Вообще я уже несколько раз пытался с ней связаться, но после боя в канализации она упорно молчала, ограничиваясь уведомлениями.

Брюс продолжал многословно распространяться о Древних. Окинув беглым взглядом аудиторию, я увидел, что все студенты слушают его очень внимательно. Сейчас перед нами был другой человек, кардинально отличавшийся от того, что я видел в начале. Мне вдруг вспомнилась одна пословица. Только в ней надо было поменять слова местами, и тогда она точно могла бы описать происходящее: «Начал за упокой, кончил за здравие».

Занятие пролетело незаметно. Мы отправились на физкультуру, ведомые все тем же Вяземским. Благодаря тому самому «могучему» преподавателю по имени Мария Громова, у меня уже стоял зачет, и, по идее, я мог не ходить на ее занятия. Однако посчитал, что мне действительно не помешает улучшить свои физические показатели. С силой у меня все было в порядке, но зарастать жирком это не дело, можно и потренироваться.

Занятия физкультурой проходили на свежем воздухе. В километре от учебного корпуса расположилось приземистое двухэтажное здание, представлявшее собой этакий «Дворец спорта». Внутри расположились два просторных зала, раздевалки, душевые… И снова ощущение, что я вернулся в прежний мир. Форму для занятий нам выдали при входе в раздевалку местные служители. До этого я их толком не замечал: все они были молчаливыми и невзрачными. Переодевшись, я выпал в осадок.

Местная физкультурная форма представляла собой хлопковый костюм, состоящий из штанов и короткой кофты. Казалось бы обычная одежда, только почему-то была она очень обтягивающей! Причем усиленно, подчеркивая всякие интересные места, особенно у особ женского пола, у которых вместо штанов были короткие юбки. Это сразу стало понятно, когда мы толпой вывалили на большую спортивную площадку перед местным Дворцом спорта. Глаза парней оказались прикованы к девушкам, среди которых хватало обладательниц весьма привлекательных фигур и прочих достоинств.

Особенно смущались эльфийки. Они были крайне недовольны такой одеждой. О чем, например, та самая герцогиня весьма громко высказывалась, жалуясь своему Владику на «несправедливую жизнь».

С появлением Марии Громовой все разговоры сразу стихли. Я вдруг заметил, что она пусть и не была красавицей, но что-то симпатичное в ее суровом и волевом лице имелось…

«Ну…» — раздался в голове голос Уны, — «я бы не рисковала».

Вот же озабоченная! Кстати, моя фея не стала переодеваться, а выступала в роли зрителя, примостившись на какой-то деревянной лавочке среди бесчисленных спортивных снарядов, в хаотичном порядке размещенных на этой спортивной площадке. Как она заявила, на ее физическую силу не влияют такие банальности, как еда и упражнения. Благодаря магии она могла хоть каждый день объедаться тортами и оставаться все такой же стройной и гибкой. Представляю, как ей завидовали другие девушки…

— Ну что, задохлики! — хорошо поставленным голосом объявила Громова. — Сейчас мы с вами займемся вашим воспитанием. А вы здесь что забыли? — вдруг ее взгляд остановился на нас с Белкой, — Морозов? Я поставила вам зачет…

— Но это же не мешает мне посещать занятия, — парировал я, глядя ей в глаза, в которых увидел явное одобрение.

— Хорошо, — скупо улыбнулась она, — но учти, никаких поблажек! А теперь — на пробежку!

Последующие полтора часа превратились в какой-то треш. Я уже успел пожалеть о том, что согласился ходить на занятия по физкультуре. Столько нагрузок у меня не было даже на самых интенсивных тренировках. Вскоре мужской части первого курса стало не до рассматривания женских прелестей. Когда же занятие закончилось, я вместе со всеми буквально дополз до душа. Стоило мне встать под струи воды, как система внезапно сообщила об увеличении моей силы на один пункт. Я сразу почувствовал себя заново родившимся. Усталость куда-то ушла, и я вышел из душевой бодрым и свежим, поймав удивленные и завистливые взгляды своих однокурсников. Пропитанную потом одежду мы отдали все тем же служителям. От нашего всезнайки Вяземского я узнал, что перед каждым занятием их будут выдавать и после каждого забирать. Ученики Академии даже не думали стирать собственные вещи, так что решили устроить все следующим образом. Весьма удобно!

На фехтовании нам выдали такие же костюмы. Вел занятие Джон Ирвинг. Оказалось, в Академии преподавали и иностранцы. Точнее, если верить Вяземскому, всего один иностранец. Не знаю, чем так отличился этот самый англичанин Джон Ирвинг, но ректору наверное, было виднее. Сам же урок представлял собой нудную отработку стандартных позиций: «ангад», «кварт», «терс», «ангаже» и прочие смутно знакомые мне термины. Этим мы и занимались почти полтора часа. Учитывая мой невысокий уровень фехтования, нужно было сильно стараться. Во время занятия эльфы бросали на меня ехидные взгляды, словно подтверждающие недостаток опыта. Пусть хоть в чем-то почувствуют себя круче меня! И то ненадолго, уверен, система подкинет какой-нибудь полезный навык по насаживанию ушастого мяса на шампуры. В целом фехтование мне понравилось. Непонятно, почему прошлый носитель тела был в нем таким «лохом». И я даже поставил себе задачу — взяться за этот предмет как следует.

Но все имеет свойство заканчиваться. После такого насыщенного учебного дня я добрался до коттеджа, где съел предложенное Марфой в двойном размере, несмотря на обед. Возможно, истекающие жирным соком голубцы со сметаной не слишком подходили для вечерней трапезы, но мне было как-то наплевать. Сыто отдуваясь и поблагодарив зардевшуюся служанку, я завалился на диван вместе с учебником по Общей магии. Через несколько страниц глаза сами собой стали слипаться, кажется, я немного переборщил с учебой. Несмотря на весьма недвусмысленные подкаты моего гарема, я не испытывал никакого желания и перебрался в спальню, где вырубился, едва голова коснулась подушки.

Глава 22 «Эпичнейший межгалактический концерт!»

Первая учебная неделя выдалась тяжелой и весьма насыщенной. Хорошо хоть урок танцев отменили, а то я бы точно не дожил до выходных. Преподаватель по какой-то причине отсутствовал, подарив полтора часа блаженного ничегонеделанья. В основном нас выматывали физрой и магическими практиками и когда наконец наступила суббота мне больше всего хотелось полежать под теплым одеялом в обнимку сразу с несколькими горячими девушками, а не вот это вот все… Но, как говорится, «Поздно пить «Боржоми»»...

Светлана со скоростью метеорита организовала концерт и даже проконтролировала, чтобы заказанные декорации были сделаны в срок. С рекламой тоже все было в порядке — декан Огненного факультета лично раздала приглашения всем курсам, настоятельно порекомендовав появиться на представлении.

Слухи распространялись по Академии со скоростью лесного пожара, и вот, у нас аншлаг! Я осторожно выглянул из-за кулис и страдальчески вздохнул. Наверное, местный театр еще ни разу не видел столько зрителей. Были заполнены не только все сидячие места, но и проходы. Особенно выделялась толпа перед сценой. Суровые, повидавшие жизнь воины; какая-то компания странно одетых парней, напоминающая мне панков из моего мира. Кто это вообще? И откуда они в Академии? Может, слэмеры? Только через пару минут до меня дошло, что это — телохранители.

— Да хватит уже нервничать! — раздраженно высказалась Уна, поправляя мой плащ. Мы решили не мудрствовать с моим нарядом, оставив школьную форму. Фея, правда, предлагала мне выйти голым. Думала, что все девчонки сразу станут моими, и харизма возрастет до сотни всего за одну оргию. Но мне что-то не хотелось разбираться с мужской частью зрителей. — Мы всех порвем!

— Мы? — до мандражирующего меня не сразу дошел смысл слов фамильяра.

— Разумеется! Сюрприз! — Уна окутала себя разноцветными искрами и после короткой вспышки предстала в новом образе. Наготу моей несравненной феи прикрывала полупрозрачная нагрудная повязка с блестками и очень короткая юбка, не доходящая даже до бедер. — Мы будем твоей подтанцовкой! Отвлекать мужланов, пока ты уводишь от них цыпочек!

Нужно что-то делать с ее похотливостью. Чую, будь ее воля, она бы ко мне в гарем всю Россию запихала и немного Польши. Погодите… Мы?

Обернувшись, я увидел одновременно занимательное и немного пугающее зрелище. Мин, Марфа и Белкариэль были одеты в похожие с Уной наряды, которые только подчеркивали их тела. В штанах у меня сразу зашевелилось, а от сердца по всему организму прошла теплая волна. Какой все-таки шикарный у меня гарем! Очень понимающий и красивый. Следом за умилением пришла ревность. Это, получается, их будут мысленно раздевать и лапать сотни студентов, наемников и преподавателей?! Впрочем, негатив быстро схлынул. Ни за что не поверю, что девчонки меня предадут, а значит и волноваться не о чем. Пускай любуются и завидуют, а если кто-то перейдет к активным поползновениям, отделается как минимум сломанной рукой и оторванными яйцами. Девчонки-то у меня боевые!

Страх сцены исчез, как и не бывало. Осталась только гордость, поэтому запыхавшуюся Светлану я встретил широкой улыбкой и сиянием Лиры.

— Уф, ну и блаженный дом! — помощница декана вытерла льющийся пот и с мольбой посмотрела на меня. — Твой выход через три минуты! Ты готов?

— Более чем! — почти не покривил душой я.

Песни я не выбирал заранее, полностью положившись на чутье Барда. Будем работать с публикой и удовлетворять ее запросы.

— Помни, ты должен исполнить семь песен! Анастасия Евгеньевна немного суеверна и считает, что только с таким числом все пройдет, как задумано!

И это «немного»?! Да тут колокол в набат бьет! Впрочем, мне же проще. С семью песнями я быстро разберусь, — это не многочасовые концерты играть. Светлана кратко объявила мой выход. Пора разорвать сцену!

Встречали меня с непонятными чувствами. Почти для всех собравшихся я был никем, пришли они по большей части из любопытства или страха перед деканом. А вот девчонок встречали куда живее! Свистки, хлопки, крики и недовольное фырчание женской части аудитории были самыми безобидными из реакций зрителей.

Фея, эльфийка и еще две девушки выстроились в шеренгу за моей спиной. Ира по понятной причине не рискнула к ним присоединиться, хотя я четко ощущал ее сожаление. В своем вечернем платье она держалась в стороне и заведовала спецэффектами. Благо, магия Воздуха отлично подходила для этой задачи.

— Это он что, своим гаремом хвастается? — услышал я недовольный с нотками зависти голос Владиасэля.

Светлые эльфы сидели особняком от остальных. Им выделили небольшой балкончик над сценой. Они не скрывали кислых мин. Зачем вообще приперлись? Зато я прекрасно слышал их разговоры. К тому же, они, видимо, считали ниже своего достоинства разговаривать шепотом.

— Тыкать в нигершу… как это вульгарно! — с готовностью поддакнул своему лидеру безымянный подпевала.

Вот же лицемерные хрены, я успел заметить в их ложе несколько темных служанок, все как на подбор фигуристые, с большими грудями и упругими задницами. Вот ни за что не поверю, что они с ними не спят!

— Нормальные девушки ему не дают, вот и приходится довольствоваться суррогатом, — мерзко хихикнула какая-то эльфийка и остальные ее поддержали. Лишь Ментариэль не присоединилась к этому веселью.

Пора прекращать этот балаган! Несмотря на отрешенный вид Белки, я прекрасно понимал, как ей неприятно слышать все это дерьмо.

— Привет, поклонники! — усиленный магией голос мигом перекрыл все шепотки. Я поднял сияющую Лиру над головой, вызвав несколько восхищенных вздохов. Еще бы, попробуйте не впечатлиться настоящим произведением искусства!

— Меня зовут Александр Морозов, и сегодня мы взорвем танцпол! Первую песню я посвящаю нашим студентам по обмену.

Как я и думал, кураж и интуиция барда не подвели. Нужная мелодия вспыхнула в голове. Золотая Лира взмыла вверх, серебряные струны двигались сами, выдавая обманчиво спокойное начало эпичнейшей поэмы. Не самая моя любимая песня из репертуара «Эпидемии», но подходила под ситуацию как нельзя лучше. Я запахнулся в плащ, оставив только глаза. Для зрителей с стоял в облаке тьмы. Все, на кого падал мой взгляд, как-то съеживались и спешили вжаться в кресло или скрыться в толпе. Я смотрел на публику ужасающим взглядом, — игра света сделала свое дело. Нужно будет не забыть похвалить Иру после концерта и как-то поощрить.


Мой мир погузился во мрак –
Мертвый ландшафт и холодная мгла.
И я поневоле твой враг
И эта роль мне, поверь, не мила!
Прими предложение мое
Страсть к тебе громко во мне говорит.
Меня твой ответ не убьет,
А тебя к смерти приговорит!
Мир меняется,
Жизнь кончается
Ты обречена
И твоя страна!
Вариантов нет
Сфера Эль-Гилэт
В мир, где тьма и лед
Приоткроет вход!
Кровь Эльфов на талисман
В Ночь Совмещения Деймос прольет.
Зло, зависть, страх и обман
Он за собой в этот мир принесет.

Теперь я смотрел только на эльфов. Сложно было петь разными голосами, особенно изображать из себя могущественного Деймоса, но у меня получалось! Главное — поверить в себя и войти в образ. Казалось, у меня за спиной раскрылись сотканные из Вечной Ночи крылья, готовые вот-вот накрыть весь мир.


Кровь Эльфов на талисман
В Ночь Совмещения Деймос прольет.
Зло, зависть, страх и обман
Он за собой в этот мир принесет.
Ваш мир — он мой
Ключ от него у меня под рукой!
Я обеспечу вам вечный покой!

Кто там среди ушастых сучек главная? Герцогиня Ментариэль, кажется? Переведу взгляд на нее! Не можешь выдержать его? Закрылась веером! Но я-то вижу твою дрожь. Вкладываем побольше сил в слова, чтобы она понимала, что это про нее.


На что уповает твой дух?
Дезмонд тебя не успеет спасти.
Там, где мой дом — свет потух
Ваш теплый край мой народ приютит.
Тебе я открою секрет:
В ночь Совмещенья эльфийская кровь
Должна обагрить амулет
И распахнутся двери миров.

Мои девушки выкладывались на полную. Боевые вееры Мин превратились в сверкающие дуги. Так быстро она разрезала ими воздух, шинкуя неведомых врагов. Белка жонглировала огненными шарами, разом сливая их в распахнувшуюся пасть призрачного дракона. Уну окутали яркие молнии, делая фею со вставшими дыбом белыми волосами похожей на принявшего человеческий облик элементаля. Марфу нежно обнимал настоящий ураган, приподнимая ее над землей. Почему-то казалось, что она — джинн.

Я благоразумно решил не петь ответ Алафиэль Деймосу. Нечего давать остроухим надежду. Пусть знают, что обречены. По крайней мере, пока длится песня. Число припевов сократил, а то я уже начал выдыхаться. Все же музыкальная магия быстро истощала мои силы.

Эффект был странным. Всех мое пение явно впечатлило, но большинство смотрели на меня с явной опаской, осознанно приняв за могущественного темного мага. Того и гляди, нацепят ошейник и посадят в клетку, а я туда не хочу. Место занято Ирой, вдвоем будет тесно. На эльфах и вовсе не было лиц, смотрели они как-то отрешенно. Впрочем, их мне не удалось разглядеть детальнее из-за воздвигнутых ими многослойных магических барьеров. Теперь я уже не слышал разговоров. Наверняка на мою долю пришлось немало нелестных эпитетов

— Следующая песня будет посвящена… — я прямо кожей почувствовал, как испугалась толпа. Никто не хотел быть следующим. — Большей части присутствующих! В конце концов, все мы пришли сюда за знаниями!

«Леприконсы», не подведите! «Студенты», может, не самая известная ваша композиция, но подходит для ситуации как нельзя лучше.


Голова трещит по швам
В ритме знанья поглощая.
И уже не разобрать –
Точка где, где запятая!
Комната три на четыре,
Сосед громче оркестра.
Хвосты пораздавать,
как никак, конец семестра!
Марш броском заполучить диплом!
Самые, самые, яркие, яркие,
В жизни фрагменты.
Самые, самые, жаркие, жаркие,
Вслух комплименты.
Ошибаемся — есть моменты,
Поддаемся на эксперименты.
Ну а как иначе? На то мы и студенты!

Работает! Лица студентов разгладились, преподаватели улыбались, вспоминая себя в молодости. Поднажмем! Пой моя Лира, пой!


Протяну зачетку к небу,
В раскрытое окно.
Или спрячу под подушку,
Ведь способов полно!
Всю стипендию профукал,
Я погулял на славу!
Извините, что так поздно.
Можно попросить халяву?
Прес ду уна, не подведи, фортуна!
Самые, самые, яркие, яркие,
В жизнеи фрагменты.
Самые, самые, жаркие, жаркие,
Вслух комплименты.
Ошибаемся — есть моменты,
Поддаемся на эксперименты.
Ну а как иначе....?

Часть песни с профессиями пришлось опустить. Последний припев мы пели уже хором, а завершающую фразу «на то мы и студенты!» прокричали всем залом. Так держать! Над толпой возникло свечение, которое было заметно только моему глазу. Энергия вдохновения проходила через мое тело, наполняя ничем не повторимым счастьем. Жаль никак не могу разобрать, куда она уходит после. На резерв и силу заклинаний никак не влияла, и система не показывала никаких данных. А, ладно, хрен с ней! Сейчас я должен петь!

«Уна, передай, пожалуйста, остальным, чтобы начали махать зажигалками. Попробуем ввести традицию!»

«Махать чем?!» — получив мысленный образ, фея быстро кивнула и о чем-то затараторила Белке.

Эльфийка как-то странно на меня посмотрела, но согласилась зажечь огоньки на ладонях остальных. Ее заклинание было разработано специально для теплого освещения и не обжигало. Отлично! То, что нужно! Девушки за моей спиной в восемь рук медленно размахивали огоньками. Да здравствует рок! Как не вспомнить бессмертную классику?! Вперед, пусть «Король и Шут» покоряют мир, и поможет им в этом «Кукла колдуна»!


Темный, мрачный коридор,
Я на цыпочках, как вор.
Пробираюсь, чуть дыша
Чтобы не спугнуть
Тех, кто спит уже давно,
Тех, кому не все равно,
В чью я комнату тайком
Желаю заглянуть,
Чтобы увидеть…
Как бессонница в час ночной
Меняет, нелюдимая, облик твой.
Чьих невольница ты идей?
Зачем тебе охотиться на людей?

Да, да, да! В этот раз я не пугал их, а увлекал за собой и вдохновлял! Каждый, буквально каждый в зале затаил дыхание, с нетерпением ожидая, что же произойдет дальше. Кого увидел странник из истории? Сможет ли он спастись? Я и сам задавался этим вопросами в далеком детстве, символом которого как раз и стал «Король и Шут»… Как же хорошо там было…


Крестик на моей груди,
На него ты погляди,
Что в тебе способен он
Резко изменить?
Много книжек я читал,
Много фокусов видал,
Свою тайну от меня
Ты не пытайся скрыть!
Я это видел!
Как бессонница в час ночной
Меняет, нелюдимая, облик твой,
Чьих невольница ты идей?
Зачем тебе охотиться на людей?

Сработало! Сначала один, потом десять, и вот я смотрю уже на сотню магических огоньков! Слушатели завороженно размахивали ими в такт с моими девушками, вовсю развесившими ушки! Нужно будет для них почаще петь, а то реагируют как все. Мой гарем должен быть выше остальных!


Очень жаль, что ты тогда
Мне поверить не смогла,
В то, что новый твой приятель
Не такой, как все!
Ты осталась с ним вдвоем,
Не зная ничего о нем.
Что для всех опасен он,
Наплевать тебе!
И ты попала!
К настоящему колдуну,
Он загубил таких, как ты, не одну!
Словно куклой и в час ночной
Теперь он может управлять тобой!
Все происходит, будто в страшном сне.
И находиться здесь опасно мне!

В конце я спрятал голову под плащом и картинно на цыпочках убежал за кулисы. Смех и аплодисменты были для меня лучшей наградой, как и кувшин воды, заботливо поданный мне Светланой. Передышка вышла очень короткой, буквально через минуту зрители начали свистеть и требовать меня назад. Да я только «за»! Попробуем провести интерактив.

— Хотите больше эпика, Академия?! — не уверен, что они вообще знали значение этого слова, но ответом мне стало дружное «да!!!». Даже несколько эльфов не удержались от кивков.

«Уна, передай Ире, чтобы сделала воздух в зале холоднее!»

Ее способности как нельзя лучше подойдут для «Знахаря» одного из моих любимых коллективов «Ангел-Хранитель».


Дар!
Все живое вокруг исцелять,
Стал причиной угрозой считать:
«Эй, колдун, для тебя есть в петле
Место!»
Нам!
Оставалось подальше бежать,
Где я мог свой талант развивать,
Мы укрылись с женой на краю
Леса!
Но!
Вот однажды вернувшись домой,
Там нашел я ее, чуть живой.
Самый страшный кошмар — наяву
Сбылся!
«Здесь!
Они снова искали тебя»
— Умирая сказала она —
«Бог однажды осудит за все,
Милый!»

Мне показалось, что учителя, сидящие в центре зала, переглянулись. Интересно… Представили, что могло быть раньше, во времена Предтеч? Кто знает, как те относились к магии… Никаких ее следов, если верить тому же Брюсу, в схронах Древних так и не нашли…


Навсегда!
Связаны одной судьбою,
Он берег все, что на Земле
Живое!
Благом пусть!
Драгоценный дар послужит,
Лютым злом, так легко себя
Разрушить!
Жизнь!
Что ушла, я не мог возвратить,
Умоляя все это простить,
Что не в силах вернуть я с того
Света!
Дождь!
Показалось, меня понимал
И сейчас эти слезы скрывал,
И бежал по щекам он огнем
Гнева!

Как и было приказано, Ира устроила настоящее шоу. Она не только значительно понизила температуру, но и наколдовала настоящий снег! Метель грозно завывала над головами находящихся в экстазе зрителей.


Злость!
Свою черную власть обрела,
Кожа, с треском, на мне порвалась,
Шерсть густая покрыл мое
Тело!
Зверь!
В эту ночь на деревню напал,
Местью был переполнен оскал,
Он ушел в их крови навсегда
В дебри!
Никогда!
Мне не обрести покоя.
Жизнь людей!
Больше ничего не стоит!
Лютым злом!
Темный дар теперь послужит.
Колдовством
Знахаря медведь пробужден.

Силуэт грозного медведя восстал над завихряющимся снегом во вспышке молнии. Его лапы сминали призрачных людей, как кукол. Вздыбленную шерсть щедро оросила свежая кровь, глаза горели дьявольским огнем. Встреть я такого в реальности, в штаны бы наложил, прежде чем убить. Ей Богу, что говорить про зрителей! Впечатлительные дамы визжали, а мужчины одобрительно выбрасывали вверх кулаки, пребывая в самозабвении.

«Лучше разряди обстановку, а то еще пара таких песен, и мы окажемся посреди боя», — мудро посоветовала Уна.

Разрядить? Да не вопрос! Как раз вспомнил подходящую песню группы «Нагарт» про отличного русского парня. И название отличное — «Тролль»! Петь я начал практически без перехода, резко сменив мелодию.


Глубокой ночью перед сном
Я вам поведаю о том,
Что без напрягов и усилий
Живет на свете тролль Василий
Бездельем славится своим,
Но ест — ну фора семерым
Умеет Вася танцевать,
Умеет песни напевать.
И любит каждый день веселье,
Хмельную брагу и похмелье.
Пей пиво, с гномами дерись –
По нраву троллю эта жизнь.
Хэй-хэй!

Не знаю, что сказал бы Олаф, услышь он призыв к драке. Скорее всего сорвал бы любимый топор и бросился в самую гущу сражения. В любом случае, люди оценили! Напряжение ушло, над толпой снова зажглись сотни огоньков. Более того, многие взялись за руки и качались в такт заводной мелодии!


Еще скажу, как на духу,
Приходят вечером к нему,
Ну а точнее прибегают
Две нимфы и в трактир ведут.
Бочонок пива пьют втроем,
Берут покрепче и потом,
Как право, градус повышают,
И лапами полы качают.
И любит каждый день веселье,
Хмельную брагу и похмелье.
Пей пиво, с гномами дерись –
По нраву троллю эта жизнь.

Повинуясь команде Уны, мои девушки танцевали весьма вызывающе, еще сильнее распаляя и мужчин, и женщин. Температура в театре ощутимо повысилась. К моему изумлению, десяток самых смелых студенток вскочили на стену и присоединились к моей «подтанцовке» под одобрительные крики. Парни тоже пытались, но наши с Ирой телохранители их не пустили. Связываться сразу с четырьмя мощными мужиками отчего-то никому не захотелось.


Ползут втроем к нему домой
И тут цензура текст долой,
Но можно почерпнуть из книг
Что происходит там у них.
Мораль одна у этой басни —
Живет, не тужит тролль Вася.
У этой басни есть мораль —
Васе ни к чему печаль.
И любит каждый день веселье,
Хмельную брагу и похмелье.
Пей пиво, с гномами дерись –
По нраву троллю эта жизнь.
Хэй! Ла-лай. Ла-лай-лай-ла-лай-лай
Хэй! Ла-лай. Ла-лай-лай-ла-лай-лай (хэй-хэй)
Хэй! Ла-лай. Ла-лай-лай-ла-лай-лай
Хэй! Ла-ла-а-а-а-а-а-ай. Ла-лай
Ля-ля-ля-лю-ляй. Ик!

Короткая заминка пришлась как нельзя кстати. Я осушил новый кувшин, в котором оказалась не вода, а вино. Кажется, в глазах стало троиться… А нет, неугомонная фея заманивала к нам все больше студенток, выбирая самых смелых и красивых.

Неожиданно мой взгляд упал на стоявших перед сценой наемников и телохранителей. Я спел песню про студентов, а чем солдаты хуже? Тем более, существует отличная композиция. «Дом Ветров» — далеко не самая известная группа в моем мире, зато их «Сага о наемниках» войдет в хит-парад этого вечера!


Налейте наемникам полные чаши —
Им завтра снова в поход.
Привыкший сражаться не жнет и не пашет,
Иных хватает забот.
Он щедро сулил, этот вождь иноземный,
Купивший наши мечи.
Он клятвы давал нерушимее кремня,
Сильнее чем солнца лучи.
Сказал он, что под крики вороньи
Взовьется стрел хоровод,
И город нам свалится прямо в ладони,
Как спелый вызревший плод.
Мы там по трактирам оглохнем от здравниц,
Устанем от грабежей,
И смело утешим белогрудых красавиц,
Оставшихся без мужей.

В яблочко! Телохранители явно не ожидали, что я посвящу им песню, но быстро влились! Все пространство перед сценой окончательно заняли агрессивно танцующие вояки. Студенты с опаской отодвигались все дальше, причем как простолюдины, так и высшие дворяне. Забавно, как одной песней я устранил классовые различие, сплотив их перед лицом общей опасности!


Когда перед нами ворота раскрыли,
Мы ждали — вынесут ключ,
Но копья взлетели из облака пыли,
Как молнии из-за туч.
Смеялись на небе веселые боги,
Кровавой тешась игрой —
Мы все полегли не дождавшись подмоги,
Но каждый пал как герой.
Давно не держали мы трусов в отряде
На том зеленом лугу.
Из нас ни один не просил о пощаде,
Никто не сдался врагу.
Другие утешили вдов белогрудых,
Собрали в мешки казну,
А мы за воротами сном беспробудным
Которую спим весну.
Жестокую мудрость, подобную нашей,
Постигнут в свой смертный час.
Так налейте наемникам полные чаши —
Пусть выпьют в память о нас.

Грустная концовка ничуть не испортила впечатление слушателей. В конце концов, жизнь наемников была суровой, и до старости доживало абсолютное меньшинство. В этом мире к смерти относились куда спокойнее.

Демоны его знает, где они достали пиво, но буквально через минуту в театр вкатили несколько огромных бочонков, и пенная жидкость полилась рекой в глиняные и деревянные кружки. Особняком держались только преподаватели и эльфы, впрочем, не отказываясь от угощений. Первые блюли собственный авторитет, вторые — были попросту мудаками.

«Ох и устала я», — мысленно пожаловалась Уна.

Быстрый взгляд назад подтвердил слова феи. С девочек пот лился ручьем, под глазами пролегли тени. Их тела заманчиво блестели, но и сам я едва переставлял ноги. Слишком много энергии отдал выступлению, а ведь впереди финальная песня… Следовало выбрать что-то особенное, чтобы поставить жирную точку. Кем бы закончить? Раз сегодня получился день русского рока, нужен кто-то не менее монументальный, чем Горшок… Выбор был так велик… Любимая «Ария», «ДДТ», «Наутилус», «Агата»…

Неожиданно ответ пришел сам собой. «Легенды». Настало время почтить память одного кочегара…


Белый снег, серый лед
На растрескавшейся земле.
Одеялом лоскутным на ней
Город в дорожной петле.
А над городом плывут облака,
Закрывая небесный свет.
А над городом желтый дым,
Городу две тысячи лет,
Прожитых под светом Звезды по имени Солнце.

Спокойная музыка резко контрастировала с прошлыми заводными мелодиями и поначалу вызвала недоумение, но с каждым словом легендарной песни злость слушателей уходила, открывая дорогу «вечности».


И две тысячи лет война,
Война без особых причин.
Война — дело молодых,
Лекарство против морщин.
Красная-красная кровь
Через час — уже просто земля.
Через два — на ней цветы и трава.
Через три — она снова жива
И согрета лучами звезды по имени Солнце.

Стар и млад, студенты и их телохранители, даже преподаватели — все спокойно стояли и слушали. Выключились все магические софиты. Зал скрылся в полумраке, разгоняемым пламенем тысяч магических огоньков, качающихся в такт своим хозяевам.


И мы знаем, что так было всегда,
Что Судьбою больше любим,
Кто живёт по законам другим
И кому умирать молодым.
Он не помнит слово «да» и слово «нет»,
Он не помнит ни чинов, ни имён.
И способен дотянуться до звёзд,
Не считая, что это сон,
И упасть, опаленным Звездой по имени Солнце...

Издав последнюю ноту, Лира погасла и плавно опустилась в мои ладони. Магический инструмент гудел от собранной энергии. Теперь я понимал. Вся любовь, страсть, вдохновение и прочие эмоции аккумулировались внутри… Но у меня уже не оставалось сил, чтобы думать о том, к чему это приведет — к хорошему или плохому.

Как и мои девушки, я был абсолютно выжат. Я молча поклонился свету тысяч огоньков и направился прочь. Всеобщие овации сотрясали зал, провожая меня за сцену.

Глава 23 «Практический урок огненной магии»

Вечер после концерта навсегда врезался в мою память. Во-первых, народ категорически отказывался расходиться. Во-вторых, когда нам все же удалось выбраться с концертного зала, я с какой-то тоской уставился на собравшуюся перед ним толпу. Студенты не реагировали на попытки учителей и местных охранников разогнать их, требуя продолжения банкета. Наше с гаремом появление приветствовали дружным ревом из сотен глоток.

— Вот это популярность, вот это я понимаю! — восхищенно произнесла Уна. Она такая была одна, Ира, Белка, Марфа и Мин не смогли скрыть растерянности, особенно моя куноити. С точки зрения телохранителя обеспечить безопасность перед толпой в сотни человек очень сложная задача.

К счастью, нам повезло. В московскую академию чародейства и волшебства не брали кого попало и местные не вели себя, как оголтелые фанаты, вроде корейских. Стоило нам сойти по лестнице у главного входа в концертный зал на вымощенную плиткой дорожку, как толпа послушно расступила.

— Молодец! Красава! Давай про эльфов! Не слушай ее, «Куклу» еще раз, я хочу от тебя детей… — неслись со всех сторон восхищенные крики.

На неокрепшие умы местных аборигенов моя музыка действовала просто сногсшибательно. Так мы и прошли через расступившуюся перед нами толпу под восхищенный гомон и овации. Я чувствовал себя настоящей рок-звездой, так и хотелось расписаться маркером на какой-нибудь спелой груди. Жаль, подобное в этих краях было не принято.

Толпа пыталась следовать за нами, однако появившаяся рядом Светлана пресекла хаос. С моего одобрения она громко заявила, что концерт не последний, и князю надо отдохнуть. Поклонники сильно расстроились, но никто не стал спорить. Люди расходились, оживленно обсуждая прошедший концерт.

До коттеджа мы добрались без проблем. Марфа быстро сообразила нам все легкий ужин, однако впихнул я его в себя с трудом. Затем быстрый душ и сразу спать. Сил больше ни на что не осталось, даже секса не хотелось.

Воскресенье я провел в блаженном ничегонеделании в окружении своих девушек. Восстанавливал, так сказать, пошатнувшееся душевное спокойствие и упивался славо. К вечеру появился Алексей Вяземский, причем не один, а с Алиной.

— Это было классно, Александр! — призналась мне она, и взгляд у девушки был весьма благосклонный. Я бы сказал, ласковый. Вот она — великая сила искусства!

— Просто Саша, — закинул я пробный камешек для проверки своих ощущений, и надо сказать, не промахнулся.

— Хорошо, Саша, — улыбнулась девушка. — Мне очень понравилось! Устроишь для нас мини-концерт? Для тесного дружеского круга…

А Алина времени зря не теряет… Напористая… Отлично! Мне нравится.

К сожалению, дальнейший разговор не задался. Мы буквально перекинулись парой слов, после чего брат отправил ее к остальным девушкам, которые собрались в гостинице и обсуждали концерт. Мне только и оставалось, что с осуждением посмотреть на Вяземского, возможно лишившего меня очка харизма.

— Она будет нам мешать, — ответил тот на мой незаданный вопрос, — ты же хотел заняться Общей магией?

Точно! Я мысленно стукнул себя по голове. Совсем забыл. Действительно, отношения между мной и Общей магией, (в частности, между мной и Бабой-Ягой) не складывались. Пока шли лекции и она не обращала на меня внимания, но я точно знал, что со сдачей экзамена у меня возникнут серьезные проблемы. Об этом буквально кричала интуиция, которой поддакивал прошлый студенческий опыт.

На занятия ушло несколько часов. У Алексея обнаружился настоящий дар прирожденного репетитора и его старания не пропали даром. Под конец треклятые иероглифы магического алфавита уже не казались такими страшными, я даже выучил несколько штук! Когда вконец стемнело, я предложил закончить и поужинать, тем более девчонки только нас и ждали. Ира наконец привыкла к присутствию Марфы за столом и больше не сидела с мрачной миной. Моя верная рабыня освоилась, и сейчас я имел счастье любоваться ее довольной мордашкой. В разгар нашей трапезы появилась Светлана, которую Уна буквально насильно затащила за стол.

Помощница декана принесла гонорар за выступление. Мелочь, а приятно. В инвентаре и так лежало несколько десятков тысяч рублей, не говоря уже об артефактах, которые могли потянуть на сотни. Оставим на черный день, в ближайшее время никаких трат не предвиделось. Родители моего предшественника оплатили обучение на все курсы вперед, словно что-то предчувствовали… Вообще система у них тут была грабительская. Если я вылечу с первого курса, верну только половину за следующие годы. И чем дальше я продвинусь, тем меньше получу назад, если решу прервать обучение. Можно было конечно подумать о вкладе, но у местных банков был такой мизерный процент, что проще было оставить все как есть. Тем более никогда не знаешь, когда тебе пригодится гора налички. Стал бы Ульрих ждать, пока из банка придет одобрение на выписанный чек? То-то же.

Светлана весело рассказывала, какой фурор произвело мое выступление. Деканат завалили просьбами о билетах на новый концерт, причем мажорчики требовали непременно лучшие места. Скуратова аж задумалась о постройке нескольких дополнительных лож или переносе выступлений на большую арену, где проходили главный турниры.

Я слушал довольную девушку с улыбкой и потягивал весьма недурственный сидр из местного магазина. Вообще хорошо у них тут устроено, можно купить не только сидр, но и другие напитки. Выбор очень хорош — помимо традиционной водки, в наличии имелись виски, ром и самогон, а для дам всевозможные фруктовые наливки, джин и вино. Жаль только никто до тоника и колы в этом мире никто не додумался.

Иногда мне не хватало обыденных в прошлой жизни вещей. Например гаджетов. Музыкального плеера, телевизора, компьютера… интернета с играми! С музыкой было попроще, лира могла сыграть что угодно из моей памяти, правда с новинками проблемы… По сериалам я тоже особо не скучал, некогда было. Зачем следть за чужими сюжетами, когда свой постоянно меняется? Зато остро не хватало машин, самолетов и поездов! Хоть передвижение в карете было достаточно комфортным, как же медленно мы плелись на фоне самого обычного дизельного бюджетника! И ведь не изобретешь, понятия не имею, как двигатель устроен.

Если так подумать, развлечений здесь было немного. Потрахаться, напиться, книгу или газету почитать. Может поэтому мой концерт произвел такой фурор? Хоть что-то новенькое, как говорится. Ах да! Еще театр есть, нужно будет сходить на представление. Ира говорила в Нижнем их целых три… Интересно, какие здесь пьесы? В прошлой жизни ни разу в театр сам н выбирался, даже когда на свидания ходил. Девушке больше цирки и зоопарки нравились… И на тот мюзикл нас мои предки потащили…

Честно говоря я старался никогда не вспоминать страшное событие, разделившее мою жизнь на «до» и «после». До него существовал один Саша, с любящими родителями, друзьями, девушкой… После появился другой.

Мы с родителями и девушкой в театре, все такое огромное, торжественное, красивое… Затем пришли темнота, пыль и страшная боль в груди от упавшей колонны. Врачи все как один говорили — повезло. Спасли другие тела. В телевизоре это назвали терактом. Кто-то чего-то от кого-то требовал… мне не до того было. Тогда я потерял всех — и родных, и себя. Не нашлось во мне силы вылезти из той ямы отчаяния, в которую сам же себя и вогнал. Друзья раздражали, и в конце концов, я сам оттолкнул их от себя и погрузился в выдуманный мир кошкодевочек и манги, в котором все было просто и понятно. Да и не пытались они особо помочь… Нет, пожалуй, не пойду в театр. Что-то у меня с ними не складывается.

— Эй… хозяин, все нормально? — кто-то сильно тряс меня за плечо.

Некстати накатившие воспоминания покидали меня с большим трудом. Я не сразу понял, что смотрю на полупустой стакан с сидром в руке, а тормошит меня встревоженная Уна. Остальные смотрели на меня взволнованными взглядами, полными искренней заботы. Приятно, черт возьми.

— Извините, что-то задумался об учебе. Все хорошо, — поспешил успокоить я народ, сбрасывая последние обрывки неприятных воспоминаний. — Ну ее, эту Бабу Ягу! Давайте лучше выпьем за нас!

Все дружно поддержали тост и вернулись к обсуждению будущих концертов и модных шмотов, только Уна продолжала сверлить меня озадаченным взглядом. Мой фамильяр мне ни капли не поверила.

Когда все разошлись, мы остались в спальне с феей один на один. Ирина ушла готовиться к понедельнику вместе с Белкой, Марфа, как всегда, шуршала на кухне. Мин проводила «политинформацию» с двумя моими телохранителями, которые давно практически ее подчиненными.

— Саша, — непривычно серьезная Уна села рядом со мной на кровать и прижалась со спины, крепко обнимая. — Что на самом деле произошло на ужине?

Я даже немного растерялся, никогда еще не видел своего фамильяра настолько серьезной. Вообще не знал, что она так умеет.

— Вспомнил старое, — честно признался я, — не знаю, нахлынуло неожиданно. Я уже много лет не вспоминал, а тут внезапно так… Все хорошо, я справлюсь.

— Мы справимся, — поправила меня фея, продолжая обнимать и гладить меня. В кои-то веки ее ласка несла в себе утешение, а не являлась прелюдией…

Через несколько минут дверь спальни распахнулась и к нам присоединилась Мин. Видимо, судьба решила устроить мне вечер неожиданных откровений.

— Я отправила весть в Нижний Новгород и получила ответ. — Она внезапно скинула с себя легендарный доспех, оставшись в чем мать родила, и встала на колени, заведя руки за спину.. — Отныне я принадлежу вам и телом и душой, хозяин Александр. Вы вольны делать с недостойной куноити все, что пожелаете.

У меня сначала дар речи пропал, а вот Уна быстро сориентировалась. Вытерев слезы, фея быстро переместилась за спину Мин и потащила ее к кровати, заявив, что следует закрепить договор не словом, а делом. Я уж собирался возразить, но интуиция инкуба подсказала мне, что куноити не то что не против, а очень даже за, и более того, уже давно ждет!

Отбросив сомнения, я с готовностью притянул азиатку к себе. И глазом моргнуть не успел, как она оказалась сверху, а ее горло опоясал черный кожаный ошейник. Блин, им всем что, нравится изображать из себя рабынь?

Характеристика «Харизма» повышена на 1, текущее значение: 24.

Вскоре я понял, в чем было дело. Мин всю жизнь привыкла полностью отдавать себя хозяевам, угождая им любым способом. Девушка оказалась очень опытной и умелой, раз за разом доставляя мне незабываемое наслаждение необычными способами. При этом даже когда куноити работала ртом или грудью, она и сама получала удовольствие от одной только мысли, что находится на своем месте и доставляет хозяину удовольствие. И, в целом, у меня вообще не было желания разубеждать ее в неправильности выбранного подхода.

***

Утро понедельника выдалось солнечным и теплым. Мы направились на занятия уже традиционным составом вместе с присоединившимся по дороге Вяземским. Мин осталась в коридоре перед аудиторией, а мы отправились на урок Общей магии. Для разнообразия я со всех сил старался понять, о чем вещает Баба–Яга. Иногда у меня это даже получалось, и по крайней мере конспект я вел очень подробно. Учебному процессу весьма помогали короткие пояснения Вяземского по ходу лекции.

Следующей шла огненная магия, в которой у нас случился первый практикум. Анастасия Скуратова вывела все три группы на полигон. Поле размером с футбольное расположилось в десяти минутах ходьбы от учебного корпуса. Мне оно чем-то напоминало обычное стрельбище из исторических фильмов. Метрах в пятидесяти слуги установили круглые мишени с алыми кругами в центре, а чуть в стороне несколько рядов деревянных фигур, отдаленно похожих на людей.

— Студенты! Сегодня мы проверим ваши навыки в обращении с заклинаниями. Начнем с базового заклинания «шар огня». Надеюсь, все умеют им пользоваться? Иначе что вы вообще забыли на моем факультете? — Скуратова тепло улыбнулась ошеломленным ученикам и властно указала на начерченную на земле линию.

Да, огненным шаром действительно владели все, только по-разному. Народу собралось много, поэтому сдача первого теста затянулась. Результаты каждого испытуемого декан вносил в свой блокнот, периодически сверяясь с каким-то хитрым предметом в левой руке. По лицу Скуратовой невозможно было определить реакцию на действия учащегося — всем она улыбалась с одинаковой теплотой. Мишень меняла троица шустрых местных. Каждый раз, когда в нее приходился точный удар, они словно выскакивали из-под земли. Впрочем, бегать им особенно не приходилось.

Большая часть учеников просто-напросто даже в мишень не попадала. Тем круче было, когда наши виллы не ударили в грязь лицом. Белка и Вяземский успешно попали прямо в яблочко, оставив от мишени тлеющие обломки. Среди ушастых отличились Ментариэль с Владиком, а вот остальные то мазали, то задевали только края.

Когда наступила моя очередь я сотворил небольшой огненный шар, стараясь не вкладывать в него много энергии, чтобы не расходовать попусту слабый резерв. Благодаря системе попал я в самый центр мишени, оставив в ней сквозную дырку, на что получил вскинутый вверх кулак с большим пальцем в знак одобрения от моей феи. А вот Скуратова впервые проявила недовольство.

— Александр, согласно результатам вступительных тестов, вы вложили не так много энергии, как могли бы, — сообщила мне хмурая рыжая ведьма.

— Да, Анастасия Евгеньевна, — я не стал отрицать очевидного, — берегу резерв…

Что-то не хотелось мне демонстрировать, что мой огненный шар достиг третьего уровня.

— Слабачок, — раздался из-за спины презрительный мелодичный голос.

Мне даже оглядываться не пришлось, и так понятно, кто там вякает. Владик наверняка буравил меня полным злобы взглядом. Хочет взять меня на понт? Зря старается!

— Александр, попробуйте вложить в шар больше энергии. Максимальное ее количество. — Скуратова все никак не унималась.

— Зачем? — спросил я скорее для проформы. В ее глазах горел огонек азарта и любопытства. Она хотела гордиться студентом с фамильяром, попавшим на ее факультет. Утереть нос коллегам и купаться в лучах славы следующие лет десять. О, женщины!

— Разве вам самому не хочется понять предел ваших возможностей? За резерв не беспокойтесь, с нами присутствует опытная целительница.

Поначалу я и не заметил девушку, одетую в форму факультета жизни. Она стояла за нашими спинами и равнодушно любовалась своими ногтями. Ну да, ее помощь никому не нужна, вот и скучает.

Осознав, что Скуратова не отстанет, я тяжело вздохнул и снова создал огненный шар. Лицо обдало жаром, послышался запах горелого дыма, народ ахнул и как-то стремительно попятился назад. Я посмотрел на свою руку и похолодел. Огненный шар получился размером с футбольный мяч, и в нем буквально ревело пламя, заключенное в тонкие оранжевые стенки.

— Бросай! — сорвалась на крик Скуратова, пожалевшая о своем любопытстве. И я бросил.

Взрыв моего шара уничтожил сразу три мишени. Прибиравшие на полигоне служащие в последний момент успели залечь и отделались грязевыми ванными, ну и возможно пару дней в ушах позвенит. Их ошеломленные физиономие были отлично видны даже с такого расстояния.

— Вот кому нужна целительница, — ехидно кивнул я в их сторону.

— Ты… ты… — с восхищением выдохнула декан, — ну ты и показал! Честно скажу, не ожидала! Откуда такая сила?

Я только пожал плечами, сохраняя гордый независимый вид, и покосился на эльфов. Не нравился мне их издевательски-торжествующий вид. Словно они только что сотворили какую-то гадость и сильно были этому рады. А ведь должны быть хотя бы смущены. Впрочем, у Ментариэль в глазах сидела тень страха, а не обычной ненависти, истончаемой Владиком и подпевалами. Странные они эти пиндосы. Ладно, не будем заморачиваться раньше времени.

Вернулся я после своего яркого выступления в компанию Вяземского, Белки и Уны и получил свою долю заслуженного восхищения. После доклада целительницы, что служащие в порядке, Скуратова быстро прогнала через тест оставшийся народ. Нас отпустили с урока, а она осталась что-то обсуждать со Светланой.

— Погнали в столовую! Что-то я проголодался! — поделился я с друзьями, осматривая место у полигона, где должна была ждать Мин, но ее не было. Оставшиеся телохранители уже следовали за своими хозяевами и вскоре мы остались в одиночестве.

— Где она? — растерянно поинтересовался я. Проснувшаяся интуиция буквально вопила

— Отошла наверное — предположил Вяземский. Сам он никогда не парился из-за телохранителей, часто разрешая им отойти «по делам» в ближайший паб.

— Это точно происки банды светлых уродов! — уверенно заявила Белка.

— С чего ты взяла? — удивилась Уна.

— Просто предположила, — неожиданно смутилась темная.

Теперь у Белки во всех грехах будут виноваты светлые эльфы. И я ее прекрасно понимал. Чувствую, скоро сам так буду думать.

— Александр, Александр!

Мы все вместе обернулись, и я увидел перед собой запыхавшуюся Симонову.

— Что случилось? — вырвалось у меня .

— Ваша телохранительница! Я все видела и проследила! Скорее! Я видела, куда они побежали!

— Побежали? — мое сердце залило обжигающим холодом.

— Воины господ эльфов! Они внезапно напали, скрутили ее и понесли в лес! Я слышала, что они хотят ее убить!


Оглавление

  • Глава 1 «Ожидаемая встреча»
  • Глава 2 «Семейные разборки»
  • Глава 3 «Муравьи-мутанты»
  • Глава 4 «Владимир»
  • Глава 5 «Академия. Первый день»
  • Глава 6 «Академия. Первый день. Вечеринка»
  • Глава 7 «Тесты… тесты… тесты!»
  • Глава 8 «Москва»
  • Глава 9 «Москва, часть 2»
  • Глава 10 «Вниз, под землю»
  • Глава 11 «Арена»
  • Глава 12 «Арена. Часть 2»
  • Глава 13 «Гномы, они такие… гномы!»
  • Глава 14 «Торжественная линейка»
  • Глава 15 «Вечеринка»
  • Глава 16 «Вечеринка, часть 2»
  • Глава 17 «Учеба. Начало»
  • Глава 18. «Учеба. Начало. Часть 2»
  • Глава 19 «Первые занятия»
  • Глава 20 «Первые занятия. Часть 2»
  • Глава 21 «Урок истории и не только»
  • Глава 22 «Эпичнейший межгалактический концерт!»
  • Глава 23 «Практический урок огненной магии»