КулЛиб электронная библиотека 

Секс, любовь и ипотека [Владимир Владимирович Германов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Владимир Германов Секс, любовь и ипотека


Ветер поднял пыль и развеял семена диких кустарников вдоль склона. У подножья горы на длинных стеблях росли одуванчики, они выглядели гораздо больше чем городские, так казалось Семёну.

– Ну же, давай, сука!

После третьего удара он падает на землю. К нему подходит человек. Перед глазами все расплывается, но он видит, что у человека в руках нож. Человек присел на корточки и наклонил над лицом Семёна свою голову. Лицо раздвоилось, и Семён не может понять какое настоящее. Губы человека вытягиваются в улыбке, а изо рта несет перегаром и табаком.

Семёна вздрогнул и открыл глаза. Этот кошмар преследует его с тех пор, как он сбежал из того ада, и всегда заканчивается пробуждением и пересохшими губами. Напротив сидит молодая пара и как-то странно поглядывает на него. Может он опять кричал во сне? Автобус останавливается, и парень с девушкой выходят, оставив Семёна в одиночестве.


***


Корунины вышли из автобуса и пошли к своему долгожданному дому. В некоторых местах брусчатку еще не проложили, и им приходиться перепрыгивать грязные комья снега. Вплотную к тротуару тянется забор, за которым видно монолитные сооружения. Стройка перекрыла вид на набережную и любоваться замерзшей рекой могли только гастарбайтеры живущие в синих вагончиках. Дома в сумерках были похоже на брошенные, бетонные глыбы.

– Да что ты бежишь постоянно, я не могу идти так как ты. – Настя умудрилась вступить во всю строительную грязь на их пути.

– Да я не бегу, что тебя там все не устраивает? – Женя остановился. – И, пожалуйста, не кричи, помимо Лёхи тут ещё несколько охранников.

Незадолго до этого дня, Женя, вместе с соседом по комнате, которого звали Егор, выпивал в спортбаре. Оба они были любители хоккея и бывало выбирались посмотреть матч за кружкой пива.

В тот вечер бар гудел, шел полуфинал серии КХЛ:

– Слышь, да кто так кидает-то! – крикнул лысый парень. Он сидел рядом с Женей за барной стойкой.

– Да ты чё, это нормальный игрок, легионер, – сказал Женя.

– Я бы так не сказал, совсем что-то он косой, – ответил лысый.

Ребята стали спорить на тему, кто из игроков точно не заслуживает места в команде. Оказалось, что лысого звали Лёха и работал он охранником на стройплощадке ЖК Лучик, как раз там, где строили дом Коруниных. После нескольких бокалов в голову Жени пришла идея посетить их будущую квартиру. Лёха работал в ночную смену и мог провести их посмотреть дом.

За три года в браке Корунины успели пожить в трёх съемных комнатах. Комната, в которой они жили сейчас, была крошечная, в ней даже не было полноценного шкафа. Часть вещей висела на стульях и гладильной доске. Совместный быт уже порядком надоел, и Настя стала часто жаловаться на соседа: «Опять он там свои пельмени варит. Ну не могу я чувствовать себя хозяйкой на этой кухне».

Нельзя сказать, что они жили бедно, Женя работал сантехником в управляющей компании и часто брал заказы на шару. Они могли снять однокомнатную квартиру, да вот только все свободные деньги Женя откладывал. Накопить на первоначальный взнос по ипотеке дело нешуточное. И когда женский голос по телефону сообщил что ипотека одобрена, Настя сразу начала думать, где она поставит туалетный столик и какого цвета будут стены на кухне.

Эйфория от собственного жилья быстро угасла. Настя работала в детском саду воспитателем и её зарплаты хватало только заплатить за комнату. Женя стал брать любые подработки, ведь помимо платежа за ипотеку, он ежемесячно отдавал долг Настиному брату, который добавил им на первоначальный взнос. Из-за большого объема работы, Женя стал возвращался домой поздно и часто ужинал в одиночестве. Идея забраться в дом и посмотреть голые стены будущей квартиры оживила их обоих.


***


– Насть, прикол будет, да, когда мы въедем, а на стене будет надпись, здесь были Корунины? – Женя подал руку Насте и помог ей перепрыгнуть через строительный мусор.

– Ага, или нарисовать какую-нибудь рожицу, а строители будут гадать, кто же это сделал? А ты спрей не забыл?

– Всё здесь, – он похлопал по карману куртке, – Лёха сказал набрать его как у ворот будем.

Они остановились возле металлической ограды:

– Аллё. Да, мы тут. Ворота и дверь небольшая сбоку. Ещё дальше?

Под щелью забора замелькал луч фонаря:

– Лёха, ты что ли?!

– Да не ори ты, залезайте, – Лёха отодвинул сетчатую решетку, – напарник пока на обходе, поэтому сразу двигаемся к дому. Давайте, без лишних слов, быстрым темпом.

У Жени появилось ощущение, как будто они делают, что-то противозаконное. Он смог расслабиться только когда они зашли в подъезд.

– Знаете то хоть какая ваша?

– Думаю, найдем, я схему взял.

– Ну ладно, развлекайтесь. Я на связи. – Лёша оставил их в подъезде и вышел.

– Ну что, пойдем, – Женя включил фонарик на телефоне и взял Настю за руку.

– Как-то неловко, а если нас поймают?

– Да не бойся, ну поймают и что? Мы вроде не наркоманы, да и на похитителей бетона не похожи.

– Если что, это ты меня сюда притащил.

– Вот ты какая, – Женя шлёпнул ладонью по Настиной заднице.

Квартира под номером 142 была на шестом этаже. Женя посветил фонариком в черный проем, – Так, по схеме наша следующая.

– Иди первый, – Настя спряталась Жене за спину.

Повсюду витал едкий, кислый запах, – Чем так воняет, Жень?

– Нашей квартирой, малыш. Строительные смеси всякие.

– А она что, и когда мы въедем так будет вонять? – Настя провела рукой по бетонной стене. – Шершавая, как твоя борода.

– Вряд ли. Да и, тем более, тут соц. ремонт будет. – Женя посветил на окно. – Смотри, окна вроде хорошие поставили. Давай я тебя сфоткаю на фоне окна. Выставишь в инсту, типа смотрите какая квартира.

– Да ну, не хочу. – Настя подошла к стене. – Это, как я понимаю спальня будет.

– Ага, здесь мы будем заниматься жестким сексом.

– Ээй, полегче, парень. Предлагаю здесь оставить памятную надпись.

Женя подошел и обнял Настю:

– Без проблем, – сказал он и просунул руку ей под джинсы.

– Ээй, ты чё. Неудобно тут. – она попыталась его оттолкнуть.

– Да, расслабься, все хорошо, – Он засунул руку ей в трусики. Она повернулась и уперлась руками в стену.

Женя спустил ей джинсы и вошел в неё сзади. Настя больше не сопротивлялась. В комнату пробрался бледно-желтый луч. Он прошел через окно и остановился полосой на стене. Над районом повисла ярко-желтая луна, она выглядела как кусок сыра на черном полотне. Лунный свет осветил строительный кран, брошенную тележку со строительным мусором во дворе и силуэт занимающихся любовью Коруниных, в окне шестого этажа.

– Ты что, всё?! – эхо прокатилось по комнате.

– Да, тихо тебе, ты чё так кричишь? – прошептал Женя.

– Капец, ты. Можно было бы и не начинать.

– А чё капец? Работаю сутками. Видимо, уже подустал организм.

– Ну-ну. Давай спрей, щас напишу «Женя», тридцать секунд.

Женя молча подошел к окну.

– Ладно тебе, я же шучу, малыш. – Настя подошла к нему и обняла, – Смотри какая красивая луна.

– Осталось еще немного потерпеть. Потом проще будет. Съедем с комнаты, уже будет экономия. А там глядишь и на себя начну работать. Открою сервис коммунальных услуг. Буду типа прорабом.

– Я даже знаю, как называть сервис, – сказала Настя.

– Как?

– Тридцать секунд. – Настя закрыла рот рукой давясь от смеха.

– Да ну тебя.

Целый час они ходили по пустым комнатам, светили телефонами по всем углам и планировали, что где будет стоять, где повесят телевизор, и какие будут шторы в спальне. Как говорила Женина мама, семья проверяется ремонтом. Каждый думал о том, что как это все-таки здорово иметь своё жилье, пусть и в ипотеку.

Уже перед выходом мысли поменялись, Женя думал о том, как побыстрее отдать долг Настиному брату: «Зря вообще спешили, нужно было подождать, подкопить. Ладно еще человек был бы нормальный». Настя думала о ребенке: «Надо уже, года идут все-таки. Проблемы всегда будут, а ребенок будет хорошей мотивацией для Жени».

Лёха ждал их возле подъезда:

– Ну как экскурсия? Я уже подумал вы решили заселиться.

– Ага, там ремонта еще на пару лет, – ответил Женя.

– Да не бзди, за пару месяцев сделаешь – сказала Настя и ущипнула Женю за нос.

Лёха проводил счастливую пару к выходу:

– Рад был видеть, и вам спокойной ночи, – сказал он и задвинул решетку за выбравшимся наружу Коруниными.

Небо затянули облака, словно кто-то разлил на них черную краску и оставил кляксу на луне. «Наверно будет снег», – подумал Лёша и помочился на решетку, откуда минуту назад вышли Корунины. Закурив сигарету, он не спеша пошел на обход, напевая по пути: «А снег идёт, а снег идёт».

В квартире под номером сто сорок два после ухода Коруниных осталась надпись: «Здесь будем мы». Под надписью были нарисованы улыбающийся смайл и сердечко.


***


После двухнедельного снегопада в город пришла оттепель. Дело шло к весне. Женя стал подрабатывать больше чем прежде и возвращался домой к полуночи. Настя обычно спала в это время, но сегодня свет в комнате был включен. Он зашел в комнату и увидел, что Настя сидит на кровати и смотрит в выключенный телевизор.

– Ты чего залипаешь? – Женя скинул рабочею робу на гладильную доску и прилег рядом с ней.

– В чате говорят, что компания разорилась. Месяц ничего не делают. А директор пропал.

– В каком чате, ты о чём вообще? – Женя приобнял Настю.

– В домовом, каком ещё! – она вырвалась из его объятий.

– Эй, хорош. Ты чё паникуешь? Какие-то бабки в чате что-то сказали, так сразу верить.

– Не знаю я, – Настя посмотрела на Женю, а затем вышла из комнаты.

Женя взял телефон и набрал Лёшу:

– Алле, здорово Лёха, как сам? Тоже ничего. Слушай, ты не знаешь чё там со стройкой? Работаешь еще там? – Женя сосредоточил взгляд на выключенном телевизоре. Под конец разговора его брови практически сомкнулись на переносице, – Даа, вот так дела. Ладно Лёх, будем думать. Спасибо. Да, нужно выбраться как-нибудь, до связи.

Настя стояла в проёме двери и держала кружку с чаем. Она смотрела на Женю в ожидании новостей.

– Что-то неясно толком. – прервал молчание Женя.

– Я сегодня звонила в компанию, никаких комментариев. Пожалуйста, съезди на стройку, узнай, что там.

– Конечно, малыш, завтра после работы сгоняю. Да всё нормально там, может какие-то временные трудности. Вон у Сашки с работы на год затянули, но достроили ведь.

– А что Лёша сказал?

– Сократили их, на другом объекте сейчас трудится. Там говорит один сторож на весь район остался. Да не переживай ты, все хорошо будет. – он поцеловал Настю в щёчку и пошел на кухню.


***


На следующий день Женя закончил работу пораньше и поехал на строительную площадку. В законсервированной запахом перегара сторожевой будке спал старенький сторож. Разбудив сторожа, Женя узнал, что зовут его дядя Сережа и сидит он в будке уже второй месяц. На вопрос, как дела с строительством дома, дядя Сережа ответил: «А строители? Да где уже тут, за два месяца приходили пару раз. Один раз мешки выносили, сказали мусор строительный забирают, а второй плитку, вроде бы, – дядя Сережа почесал щетину на подбородке и добавил, – списанную. Так эти суки еще и зарплату не платят толком. Аванс дали за первый месяц, вот жду остальное. Если бы не пенсия, так сосал бы хуй сидел».

Следующая неделя прошла в раздумьях: Женя думал на работе, когда менял смеситель тете Люде, думал в автобусе, когда проезжал мимо новостроек, думал вечером за ужином, думал ночью. Всю неделю он думал, что не спит и минуты. Про Настю сложно было сказать, думала ли она вообще? Когда Женя возвращался домой, она уже лежала в кровати и разговаривать не хотела. Но оба они ждали субботу. В субботу состоится собрание жильцов на котором будут поднимать вопрос и решать, что делать дальше. Инициативная группа создала чат в вотцап. До заморозки строительства разговоры в чате только и были о том, будет ли детский сад на районе, поставят ли шлагбаум на въезд и будет ли у них забор вокруг дома.

Теперь чат пестрил сообщениями о возможном банкротстве строительной фирмы «СтройПритир»:

– Да, в субботу, в два часа дня.

– Да уроды, чё сказать…

– Ребята всем привет, а где собрание будет проходить?

– Я, ё.ла им поразбиваю завтра поеду.

– Собрание будет возле 37 дома.

– На площадке ведь охрана, как мы туда попадём?

– Да там дед алкоголик какой-то спит постоянно, думаю проблем не будет.

– Ребята, заканчивайте спамить. Давайте общаться только по делу.

– Кто-нибудь дозвонился до «СтройПритира»?

Булькающие звуки сообщений раздавались по всей комнате:

– Настя, выключи, пожалуйста, звук. У меня башка уже кругом, не могу сосредоточиться! – Женя сидел за маленьким столом в углу комнаты и читал книгу по саморазвитию.

– Знаешь, что?! Ты бы лучше думал, что теперь делать! – Настя сидела на диване скрестив ноги и не отрываясь смотрела в телефон.

– В субботу всё узнаем. Я только и делаю что думаю, хотел бы знать, что делаешь ты?

– Да? Я по крайней мере не читаю этих тупых книжек, а пытаюсь выяснить, что нужно делать в подобных ситуациях.

– Короче, знаешь, что! – Женя посмотрел на Настю. – В субботу послушаем что скажут.

– Ты просто хочешь прийти и послушать? А сам что-нибудь скажешь хоть? Целыми сутками тебя нет дома, хоть бы спросил, как я? – она подняла голову и посмотрела на Женю. Уголки губ были сморщены, словно она укусила лимон.

– Что?! Давай-ка потише, я вкалываю на двух работах, чтобы нам было чем платить за ипотеку и отдавать долг твоему брату, – Женя подскочил со стула и отшвырнул книгу в сторону.

– Знаешь, что?! Я тебе уже сто раз говорила, что Коле можно потом отдать.

– Ну уж, извините. У него вообще не надо было ничего брать. Ты видела с кем он общается? – Женя подошел к окну.

– Да ты всегда всё преувеличиваешь.

– А мама твоя нормально ведёт себя? Постоянно намекает на то, что я якобы мало зарабатываю, -Женя стал ходить по комнате.

– Она хорошо относится к тебе, – Настя сжала руками одеяло.

– Да хрен там плавал. Я батрачу как конь, а вы только и ждёте чего-то, то то вам не так, то это. Задолбали!

Слёзы покатились из глаз Насти. В дверь комнаты постучали: «Ребята, у вас все хорошо»?

– Да, Егор, все нормально, – ответил Женя.

– Может пойдем, покурим.

– Да, щас подойду.

Женя, сделал пару кругов по комнате, и подошел к Насте:

– Прости малыш. Что-то я в последнее время из-за этой ситуации сам не свой. Всё хорошо будет. В субботу коллективно всё решим. Не плачь, – он попытался её обнять, но тут же убрал руку.

Настя вытерла слёзы рукавом халата. Тушь растеклась по лицу и выглядела, как маскировочный камуфляж. Она встала с кровати и вышла из комнаты.


***


До субботы они почти не разговаривали, обменивались короткими фразами, а ночью спали отвернувшись друг от друга. Женя перестал выходить на подработки. Вечерами он только и делал, что читал книгу по саморазвитию или играл на телефоне в игры. Дождливая погода способствовала настроению. Напряжение росло вместе с его небритостью. Настя всё чаще пропадала из дому, когда у мамы в гостях, когда на фитнесе.

Утром в субботу в комнате появился солнечный луч. Он оттолкнулся от стены с желтым обоями, сполз на гладильную доску и остановился на Настином платье в белый горошек.

– Насть, смотри, – Женя потормошил её за плечо, – сегодня хороший день. Это точно знак.

Настя откинула одеяло и села. Сонные глаза смотрели в одну точку:

– Сколько времени? Какой знак?

– Луч надежды, – Женя улыбнулся и полез целоваться.

– Фу, я так не хочу, иди зубы чисти.

Женя спрыгнул с кровати:

– Я пойду готовить завтрак. Поднимайся, нам уже скоро выходить.

Подойдя к гладильной доске, он схватил платье и швырнул на кровать.

– Ты чё больной? – Её глаза были похоже на пуговицы. От утренней дрёмы не осталось и следа.

Женя раскидывал остальные вещи по доске, пока не нашел штаны: Штаны ищу, видишь? – он потряс домашними трениками, будто фокусник ширмой и вышел из комнаты.


***


После дождя дорогу возле нового района размыло и единственный кусочек твёрдой земли находился в метре от автобуса. Автобусная остановка была выкрашена в зеленый цвет и на фоне весенней слякоти, выглядела свежо.

Когда Настя с Женей подошли к дому, там уже во всю шло обсуждение. Громче всех говорил мужчина с огромными прыщами на лице, он предлагал после собрания поехать за город и пожарить шашлыки. Женщина в красной ветровке что-то шепнула ему на ухо, и активист притих. Мужчина с планшетом в руках отметил новоприбывших:

– Ну что, давайте начинать,– сказал он.

– Новости плохие. Как мы все видим, стройка уже давно остановилась. Компания никаких вразумительных комментариев не даёт, якобы временные трудности. Я думаю все уже знают, что «СтройПритир» судится с банками. В общем, мы посовещались с юристами, лучший выход будет признать компанию банкротом, тогда будет шанс, что кто-то выкупит строительство и достроит дом.

Женя посмотрел на мужика, который предлагал поехать на шашлыки и подумал, что не отказался бы сейчас от стопки водки. Стройка если и продолжиться, то бог его знает, когда. Банку-то всё равно, есть квартира или нет.

Собрание превратилось в звуковую какофонию. Настя вспомнила, как она в детстве ходила с мамой на китайский рынок, где со всех сторон суетливые китайцы зазывали на ломанном русском в свои павильоны. После таких вылазок, мама ложилась на кровать, поднимала ноги кверху и массировала пальцами виски. Сейчас она тоже хотела прилечь на кровать, уйти от всех этих проблем, и чтобы кто-нибудь помассировал ей виски, но только не Женя.

Когда они вернулись домой, Настя не стала снимать куртку, она покидала вещи в спортивную сумку и пошла на выход.

– Ты на фитнес? – спросил Женя.

– Я к маме, поживу у неё.

– В смысле?

– Ну, в прямом. Ты сам не видишь, что происходит?

Женя перегородил ей дорогу:

– Да ничего не происходит такого, чтобы ты так себя вела! – крикнул Женя и ударил кулаком по двери.

– Отойди от меня, псих. – Настя посмотрела на сумку, стоящую в ногах.

– Сука, – ответил Женя.

– Иди лечись, – спокойным голосом сказала Настя и вышла из квартиры.

Женя вышел следом за ней. Он не собирался ее догонять, его путь был к магазину за бутылкой.

Пока он стоял в очереди на кассе, его мысли разбегались в разные стороны: «Набухаться… Уехать… Развестись и пусть платит половину этой сранной ипотеки». Рядом с его бутылкой водки кто-то поставил на ленту еще одну. Это был их сосед по комнате.

– Чё, плохи дела? – спросил Егор.

– Как видишь.

Весь обратный путь они молчали. Женя гонял мысли, а Егор рассматривал малолеток в коротких юбках.

– Повылазили малышки. Вот как щас понять сколько им лет? Выглядит, как кобыла тридцатилетняя, а самой-то небось лет шестнадцать, – сказал Егор.

– Ты в одного собрался пить? – Женя проигнорировал рассуждения Егора о современной молодежи.

– Ну, видимо, как и ты. Собирался. Предлагаешь объединить усилия?

– Почему бы и нет.

Егор нарезал колбасу с сыром, а Женя разогрел картошку в мундирах, которой они с Настей собирались ужинать. Выпив по стопке, Женя рассказал про стройку:

– Думаешь всё, не достроят?

– Да, у них уже год суды с банками. Хрена лысого они достроят, – ответил Женя и налил по второй.

– Даа. И никак деньги не вернуть? – спросил Егор и с чавкающим звуком проглотил бутерброд.

– Нет. Один вариант: судиться и передать стройку другой компании. Но там много замутов. Короче, это всё может затянуться не на один год.

– Вот поэтому братан, я не доверяю этим ипотекам. Бывшая моя тоже всё нудила, ипотеку ей, ипотеку. Типа это лучше, чем платить за съёмную. Ну и чё? В итоге живёт с каким-то ипотечным хером и работает на двух работах.

Лестничную клетку заволокло сигаретным дымом, из-за которого наклейку «Не курить» практически не было видно. Женя сидел на ступеньках и дымил в сторону окна.

– К маме, говоришь, уехала. Я, конечно, не судья и не разу не хочу влезать в ваши отношения, но моё мнение, семья должна сплотиться в трудные времена, – разведя руками, сказал Егор.

– В этом ты прав, – из Жениного рта вылетело густое кольцо дыма. – Видишь, как нас сплотила ипотека.

Егор провел пальцем и испортил кольцо:

– Да всё наладится. Щас она успокоится, и вместе придумаете что-нибудь.

Женя промолчал и выпустил ещё одно кольцо. Он не хотел ничего придумывать.

Допив всё, что осталось, они разошлись по комнатам. Через пять минут из комнаты Егора стали доносится выстрелы и громкая брань.

«Опять свои вестерны запустил» – с этой мыслью Женя отключился.


***


Утром его голова болела так, будто на нее водрузили ведро и начали сжимать со всех сторон. Женя взял телефон. Он ожидал увидеть сообщение от Насти, но вместо этого было два пропущенных от её брата Коли. Подъем с кровати прервал звонок:

– Аллё, здорово! Наконец-то! Вы что там дрыхнете? Не до тебя, не до Насти не могу дозвониться.

– Привет. Да нет, встаю уже. Что звонил?

– Не по телефону. Я подъеду сейчас.

– Ээ…ну да, приезжай, конечно. А тебе Настя, случаем, не звонила?

– Звонила? А что должна была? Она не дома что ли?

– Не, не дома. Ты через сколько будешь?

– Минут через тридцать, нормально?

– Да, пойдет, – ответил Женя и поднялся с кровати.

Настин брат занимался всем, чем не попадя, лишь бы приносило деньги. Люди, которые его окружали сплошь и рядом были одни уголовники, которые уже отсидели, либо которым это ещё предстояло. Женя не любил его самоуверенную, наглую рожу, но приходилось терпеть и всё из-за денег, которые они одолжили у него на первоначальный взнос.

Во дворе ничего не менялось, на лавочке сидели всё те же бабушки и обсуждали политику, пенсионные реформы и другие, угнетающие их моменты:

– Я тебе уже говорю какой раз, будет другой так вообще всё отменят. Он хоть что-то делает.

– Да тише ты, чего раскричалась?

Женя поздоровался с старожилами подъезда и пошел на детскую площадку. Шум от весенней капели и щебет птиц приободрили Женю. На детской площадке никого не было. Женя присел на лавочку и решил позвонить Коле, но не успел. Комья талого снега разлетелись в разные стороны. Черный "бмв" подъехал к дому.

– Иш что делает, скотина!

– Ты чего творишь?!

Брызги окатили дворовых бабушек. Из машины вышел грузный мужчина в коротком чёрном пальто.

– Привет бабуси, чего раскричались? – произнес Коля.

Женя крикнул и помахал рукой. Перепрыгнув через несколько луж и пройдя по деревянным доскам, Коля подошел на детскую площадку.

– Ну и выхлоп от тебя. А Настя куда делась?

– К родителям уехала. Что у тебя случилось? – Женя не хотел обсуждать отношения с Настиным братом. Он вообще ничего с ним не хотел обсуждать. Всё его отношение к Коле сводилось к одной фразе: «Как отдать бабки этому козлу»?

– У меня, братец, случилась полная жопа, – сказал Коля.

Женя посмотрел на его лицо: «Действительно, мешки под глазами, как будто год бухал. Да и, вроде, пощекастей был».

Коля сложил руки на груди и начал рассказывать. Неделю назад он отдыхал в кальянной с друзьями. В ход шло всё: водка, виски, наркотики. Впрочем, это был стандартный Колин отдых. После всего этого, не менее стандартным для Коли было сесть за руль.

– Короче, я ничё не помню. Помню, у меня с собой несколько грамм кокоса было. И помню, как я бью в рожу этому дэпасу. Потом помню, подъехали ребята и уладили. В общем с меня, братан, лям и дело закроют. И срок две недели.

– Да уж, – на фоне похмелья и от этой новости у Жени поднялась температура. Он понимал к чему всё идёт.

– Я, короче, пошустрил, пол ляма собрал. Не откуда больше брать. Кредитов на мне по уши. Машину выставил на продажу, но пока ни звонка. Если с молотка скинуть, то тыщ триста выручу за неё, не больше.

– А занять у кого-нибудь? У тебя ведь друзья при бабках все.

– Да они сами все в долгах.

– А если не отдашь, что будет?

– Да, что-что? Дело о нападении на сотрудника, езда в нетрезвом виде и еще могут за наркоту впаять, сейчас это любят делать. Короче закроют меня, да и всё.

– Да, действительно жопа какая-то.

– Поэтому, я к тебе и приехал. Ты ведь мне ещё должен пятьсот кусков. Так что Женя-друг, спасай.

Женя смотрел на растекающиеся массы талого снега. Грязная смесь вперемешку с собачьим дерьмом, говорила о вступлении весны в свои права. Когда-то давно весенний запах пробуждал светлые чувства, призыв к действию, причём не важно какому. Сейчас запах перегара заглушал свежесть весны, а молоточки в висках отбивали свою дробь похлеще весенних пташек.

– А чем мне тебя спасать? Я думаю как пожрать купить, чтобы на неделю хватило, а ты говоришь пятьсот кусков, – сказал Женя и начал размазывать ботинком грязь по небольшому островку снега.

– Я не знаю Женя. Ты должен – будь добр отдай. Продай своё барахло, займи. Короче, я не знаю, – Колины щёки налились красным.

Женя встал с лавочки и поправил ворот куртки:

– На меня сильно не рассчитывай. Я поспрашиваю у знакомых. Но ты сам понимай, откуда у работяг деньги в нашей стране?

Коля подскочил с лавочки:

– Ты давай это, мне тут не гони! Не рассчитывай! – Колино лицо исказила агрессивная гримаса.

Выглядел он вдвое больше Жени, да и сантиметров на 10 был выше. Женя побаивался его. Настя как-то рассказывала, что многие пострадали от Колиных вспышек гнева, причём многие оказывались в больницах после этого.

– Я постараюсь, – произнёс Женя глядя под ноги.

– Ладно, ты всё-таки родственник, другому я бы разнес лицо, прямо на месте. Короче, докучать тебе не буду, ровно через пять дней жду деньги! – сказал Коля и пошёл к машине.

Женя проводил его взглядом и достал телефон.

– Егорыч, ты проснулся? Давай, подтягивайся на магазин, а то я щас подохну, – сказал Женя и сбросил вызов.

На улице потемнело. Чёрное облако по форме напоминающее корабль закрыло солнце. В пакете, который нёс Женя раздавался перезвон стеклянных бутылок.

– Я так, немного, завтра на работу чесать. А у тебя что выходной завтра? – спросил Егор.

– Да придётся устроить, что-то уж совсем вилы.

– Ты про Настю, что ли? Да померитесь, всё хорошо будет.

– Щас придём расскажу, – ответил Женя.

Бабушки, сидевшие на лавочке возле подъезда, как по команде повернули головы. Из-под лежавших на земле досок доносился чавкающий звук весенней грязи. Всю эту полифонию дополнял звон бутылок доносившиеся из пакета, который нёс Женя. «Надо же, солнце ещё не село, а они уже с бутылками идут», – подумала соседка с третьего этажа, да вот только вслух не произнесла. Вспомнила, как Женя чинил ей унитаз.

Присев на лестничных ступенях, ребята прикурили сигареты.

– Что он не понимает ни хера? Откуда тебе бабки то достать?

– Да у него голова отбитая, – клубы дыма закручивались в спираль и поднимались к окну.

– А ты Насте рассказал эту тему?

– Да, когда бы.

– Слушай, ну поговори с ней. Всё-таки её брат.

– Расскажу, конечно. Только смысла в этом нет. Они не общаются, да и ей всё равно.

– Да уж. Я бы помог Жека, но сам знаешь, от зарплаты до зарплаты.

– Да конечно знаю, – Женя поднялся с ступеней и подошел к окну. Затянутый в щель выбитого стекла, дым словно искал выход. Он плавно перетекал и кружился между двумя стёклами. Создавалось впечатление, что это и не окно вовсе, а аквариум, в котором вместо воды дым.

Женя развернулся и посмотрел на Егора:

– Помнишь, ты как-то приносил одну убойную вещь?

– О, да, – Егор обнажил свою улыбку с недостающими зубами на верхней челюсти.

– А сложно достать? Я если честно бы щас покурил, тошно уже от этой водки.

– Да без проблем, – затушив сигарету Егор поднялся со ступеней, – хоть сейчас.

Выкуренный косяк «Амнезии» полностью оправдал своё название. Егор запустил какой-то вестерн из восьмидесятых с безудержной пальбой и одноголосым переводом. Развалившись на диване, ребята пили коктейли из водки с соком и ржали с происходящих разборок на экране.


***


Женя открыл глаза. На шторах распласталось огромное, солнечное пятно. На мобильном было несколько пропущенных звонков. Звонили с работы и Коля, – «Этому ещё что надо»? Ответ был в сообщениях: Коля интересовался, как идут поиски денег.

Поднявшись с кровати, Женя ощутил боль в висках и тошноту, – «Пора завязывать с этим говном».

Звонок обрывался снова и снова. Открыв вотцап он понял в чём дело. Вместо фотографии Насти стоял белый фон. Она заблокировала его номер. Сука, – крикнул Женя и ударил кулаком в стену. Из рассеченного кулака потекла кровь. Кровь капала на рыжий линолеум пока он шел в ванную. Из зеркала на него смотрела небритая опухшая рожа. Залив кулак перекисью, он ещё раз посмотрел в зеркало и вышел из ванны.

На кухне его ждал сюрприз. Развернутая бумажка с травой лежала на обеденном столе. Рядом лежала записка: «Бро, я подумал это тебе пригодится».

Буквально с первой затяжкой по всему телу побежали мурашки. Мышцы стали расслабленными, приятное тепло растеклось по телу. В комнате заиграл телефон. Не вынимая косяк из руки, Женя пошёл в комнату. Из раны на кулаке стала сочится кровь, сбегая тонкой струйкой по пальцу. Стекая с пальца, она стала заливать бумажку, в которую был завернут косяк. Звонил Коля.

– Алё, да.

– Здорово, Женька. Я что-то не пойму. Ты игоноришь меня или что?

– Нет, с чего ты взял? – Женя затянулся, размазав кровь по подбородку и губам.

– Ты что, дурачок? Я тебе звонил, писал утром.

– Я только встал, Коля. С чего такой кипишь?

– С того, что машину у меня забрали. И пол ляма сказали еще сверху. Типа недооценили ущерб.

– Ясно.

– Ты чё там тупишь! Ты суетишь бабки?! – задребезжал динамик Жениного телефона.

– Конечно, стараюсь. – Женя стряхнул пепел в кружку, стоявшую на тумбе возле кровати.

– Я в среду заеду, чтобы половина суммы была готова, – сказал Коля и сбросил вызов.

Женя присел и стал рассматривать кровавый косяк. «Может они сговорились? Суки. Как так? Она уходит и сразу этот козёл, бабки ему якобы давай», – кинув окурок в кружку, Женя прилёг на кровать. Мысли в голове крутились сменяя друг друга. Телефон вновь зазвонил. Это был начальник смены.

– Женя, аллё! Что, блядь, происходит?!

– Аллё, Алексей Борисович, здравствуйте. Я заболел сильно, лихорадит. Думаю, врача вызвать.

– Лихорадит? Ты что там совсем поехал? Какие лихорадит? У нас ЧП! Пришлось выдёргивать вместо тебя Саню.

– Да вот только хотел набрать вас, только отпустило немного.

– Ты на больничный идешь или что?

– Да, скорее всего.

– Ладно, услышал тебя Женька. Чтобы это в последний раз было. Предупреждай заранее о таких случаях.

– Спасибо, Алексей Борисович. Ещё хотел спросить у вас… – «Не займете ли вы мне пятьсот тысяч»? – мысленно произнёс Женя, едва успев прикрыть рот от нахлынувшего приступа смеха.

– А? Что? Женя ты тут?

– Да… Ничего, Алексей Борисович, так о своём, – закрыв рукой трубку, Женя расхохотался.

– Ладно, всё. Давай лечись. Если что нужно будет, звони.

– Хорошо, спасибо.

Женя положил трубку и продолжил ржать.

– «Не займёте ли мне пятьсот тысяч? У меня тут брат жены разбил рожу полицейскому. А? Да нет всё бы было хорошо, если бы он не был под кокосом. А жена, не знаю она ушла от меня, так как у нас ипотека, а стройку заморозили», – по пути на кухню, Женя смеялся и вёл диалог сам с собой.

На кухне Женя приготовил себе пару бутербродов и запил их стопкой водки. – «Что ж, нужно отоспаться, да решать вопросы», – подумал он.

Звуки выстрелов разбудили Женю. Тонкая полоска света из дверного проёма падала на стену, рассеивая полумрак комнаты.

– Подними руки! Быстро!

– А не пойти ли тебе…

Пара выстрелов помешала договорить человеку. Стереосистема 5.1 с хорошим сабом сотрясла пол съемной квартиры. Раздался гулкий звук падающего тела.

Размяв круговыми движениями затёкшую шею, Женя пошёл на кухню. Висевшие над небольшим кухонным столом часы показывали начало десятого. Настя не шибко любила готовить, её поварские навыки включали в себя пару рецептов: суп да борщ. Но какая разница, главное, что она делала это для него.

«Долбаная ипотека, ведь когда мы об этом не думали и просто жили в этих комнатушках, то и ссор не было», – подумал Женя и поставил в микроволновку картошку с позавчерашнего застолья.

– Женька, добрый вечер, – шаркая тапочками на кухню зашел Егор.

– Здорово. Я бы, наверное, так и спал, если бы не твой вестерн.

– Ну я так и понял, взял ответственность в свои руки. Подумал, что хватит тебе дрыхнуть и хандрить, – Егор подмигнул и улыбнулся своими двадцатью с небольшим зубами. – Тебе нужно прийти в форму дружище, – в руках Егора находился свернутый косяк.

– Не, не, щас поем, да поеду к Насте.

– Аа, договорились уже?

– Да нет, она меня заблокировала, походу. Просто поеду. Ситуация ни в какие ворота.

– Согласен. Ну давай немного, для продуктивного разговора.

Женя достал из микроволновки еду и присел за стол:

– Если только совсем чуть-чуть.


***


Вечерами на улице было прохладно и остатки талого снега покрылись льдом. Женя шёл к автобусной остановке. Тяжёлые выдохи сопровождались паром изо рта. В мыслях крутился предстоящий диалог с Настей. После ужина Женя сделал всего несколько затяжек, но «Амнезия» начинала действовать в полную силу. Расхохотавшись он пнул ледяной нарост снега. От удара ледяная корка разлетелась на сотни мелких кусочков, которые под светом от фонаря превратились в искристую пыль. Смех эхом прокатился по многоэтажным панелькам. Мяукающие черные комки пронеслись мимо Жени и скрылись в темноте двора.

Настины родители жили в центре города. В девяностых её отец наварился на недвижимости: купил принадлежавший местной администрации универмаг за копейки, а позже продал в двадцать раз дороже. На вырученные деньги он купил квартиру и сыграл свадьбу. Денег хватило даже на небольшой магазинчик спорттоваров. Потом родился Коля, а спустя пять лет Настя. И всё было хорошо, пока федеральные сети не разорили его бизнес. Денег стало не хватать и магазин пришлось продать. После этого Настин отец впал в депрессию и стал выпивать. Деньги с продажи магазина он прокутил за полгода и превратился в самого обычного алкоголика.

Автобус проезжал район, в котором Женя с Настей купили эту злополучную квартиру. Освещение на стройплощадке было отключено. Недостроенные дома выглядели, как черные кубики. Их дом был не достроен, но выглядел гигантом по сравнению с другими домами. Единственным оживленным местом в районе была сторожка. Тусклый огонёк мерцал в маленькой будке на въезде в район.

Дом Настиных родителей находился в пяти минутах ходьбы от остановки. Женя проверил телефон. В контакте висели непрочитанные сообщения. «Может Настя, всё-таки разблокировала меня»? – подумал он. В сообщениях были новые стикеры от Сберкота. «Сука», – выругался Женя и подошёл к дому. Набрав номер квартиры на домофоне, он стал ждать.

– Да, кто там? – раздался женский голос.

– Тамара Васильевна, здравствуйте. Это Женя. Я к Насте пришел поговорить.

– Кого там принесло? Совсем что ли ошалели? – где-то на заднем плане было слышно возмущение Настиного отца.

– Да замолчи ты там! Женя это я не тебе. А Насти нет дома. Она поехала с подругой встретиться.

– Да? А когда приедет, не знаете?

– Не знаю, но говорила ненадолго. Да ты заходи, чаю попьешь, посидишь, – на дисплее домофона появилась надпись «Open».

– Спасибо, Тамара Васильевна, но я пойду. Завтра на работу, надо успеть на автобус, – пробормотал Женя.

– Ну хорошо, я передам, что ты заходил.

– Спасибо, спокойной ночи.

«К какой подруге она могла поехать? К Светке что ли? У неё и подруг то толком нет, – достав телефон, Женя нашел контакт Светы. – Написать, типа, привет, я тут Настю жду, не подскажешь, когда она домой поедет? Да нет, бред какой-то. Ладно, подожду час. Если что на последний автобус успею как раз».

Простояв несколько минут, Женя стал жалеть о том, что отказался от приглашения, – «Надо было хотя бы в подъезд заскочить», – ступню свело так, что он не мог стоять на месте и принялся прыгать на одной ноге, в надежде, что боль отпустит. За полчаса температура упала на восемь градусов, а ветер стал такой силы, что его легкая куртка, казалось продувается насквозь. В очередной раз, когда кто-то шёл вдоль дома он думал, что вот сейчас человек завернёт к подъезду и откроет дверь. Но человек проходил мимо, окидывая взглядом Женю, и заходил в соседний подъезд.

Отморозив ноги в своих весенних кедах, Женя уже собирался уходить. Он начал давать себе пятиминутные отсчёты. На третьей пятиминутки угол дома осветили фары. Стал слышен шум мотора. Автомобиль повернул к дому. Это был чёрный "крайслер". Ксеноновые фары ослепили Женю. Разрезая шинами ледяную корку подмерзшего снега, машина медленно подъехала к подъезду. Силуэты водителя и пассажира постепенно проявлялись, как на фотокарточке из Polaroid. Желтые пятна в глазах прошли и Женя стал различать в силуэте пассажира женщину. Машина притормозила напротив подъезда и через несколько секунд тронулась с места. «Не может быть», – подумал Женя. Боковые стёкла были покрыты слабой тонировкой. За эти несколько секунд он успел разглядеть пучок светлых волос, затянутых в хвост. Автомобиль ускорился и повернул за дом. Женя побежал за автомобилем, но "крайслер" уже выехал на примыкающую к шоссе дорогу и набрал разгон.

«Может это всё-таки не она? – он ехал в последнем автобусе и смотрел на проезжающие машины, – А как же хвост? Она ведь любит делать такую причёску. И волосы…». Перед глазами раз за разом прокручивался кадр с автомобилем и женским силуэтом.

Дома стояла тишина. В кои-то веки Егор уснул без включенного фильма. Женя прошел на кухню и открыл шкаф. Среди пачек с крупой стояла бутылка водки. Он забрал бутылку и взял упаковку сока с холодильника. Ипотека, полумиллионный долг, который нужно отдать за неделю, все эти мысли, что донимали его последние дни ушли в сторону. «Это была она, это точно была она. Да даже профиль лица, её нос, – Женя отпил с горла, – Как она могла?» – все его мысли крутились вокруг Насти. Постепенно действие алкоголя погрузило его в сон. Ему снилось, что в их квартире образовалось дыра в углу. Он хотел позвать Настю, чтобы она посмотрела, но не мог вымолвить ни слова. Из дыры выползла длинная, жёлтая змея. Женя стоял и смотрел на неё. Змея подняла голову и начала перекатываться по полу. Следом из дыры выскочила крыса. «Змея должна её съесть… – подумал Женя. Присмотревшись он увидел, что крыса впилась змее в горло, – на чьей стороне перевес?» – произнёс Женя.


***


Первую половину дня Женя размышлял: «Может позвонить Тамаре Васильевне, объяснить ситуацию? Да откуда у них деньги, да и занимал ведь я. Но влип то её сын». В то время, когда он не гонял мысли, он ходил гонять ручку сливного бачка в туалете. Организм не справился с таким потрясением, сначала наркотики, потом "крайслер", а после алкоголь. Ближе к вечеру ему полегчало, и он решил сходить в банк. «Мало ли, может и дадут», – с этими мыслями Женя открыл дверь в Афта-Банк.

– Евгений Александрович, нужно подождать около пяти минут. Заявку обработают и пришлют ответ, – сказала миловидная девушка в больших круглых очках. Полупрозрачная блузка девушки открывала вид на внушительную грудь. В те моменты, когда девушка отрывала глаза от монитора и смотрела на него, Женя переключал взгляд с блузки на настольный календарь.

«Пришёл ответ», – произнесла девушка. Женя в этот момент рассматривал бюстгальтер. «Интересно, у неё всегда так соски торчат?» – подумал он.

– К сожалению, Вам отказано в кредите, – сказала девушка и поправила дужку очков.

– Да, очень жаль. А почему? – Женя посмотрел на настольный календарь.

– К сожалению, таких данных нет.

– Да у меня ипотека в вашем банке. Всегда вовремя плачу. Что за ерунда? – Женя и рад бы вспылить, да вот вчерашние события лишили его сил.

– Возможно это из-за долговой нагрузки по ипотеке. Попробуйте через месяц подать повторную заявку.

На улице потемнело. Женя шёл по проспекту к остановке и рассматривал проезжающие мимо машины. Сумерки рассеивали его внимание. Каждый, проезжающий мимо чёрный автомобиль напоминал ему "крайслер".

В час пик на остановках собирались очереди. Подъезжающие автобусы не вмещали в себя всех желающих и для того, чтобы уехать приходилось ждать по двадцать-тридцать минут. Женя протискивался по салону автобуса. Лица людей оказывались в непосредственной близости от его лица. Помятое лицо молодой девушки с черными кругами под глазами, громкий выдох мужчины с недельной небритостью – всё это напоминало сгусток бессилия в замкнутом пространстве автобуса. «Полегче нельзя там?» – раздался голос и тут же утонул в общем шуме переполненного автобуса. Жене досталось хорошее место с видом в окно. Зажатый со всех сторон пассажирами, он наблюдал за дорогой. На светофоре напротив автобуса остановился чёрный "крайслер". Женя подался вперёд и попытался пробраться поближе к окну.

– Молодой человек, куда Вы лезете? – женщина, сидевшая возле прохода, съежилась в кресле.

– Извините, мне нужно посмотреть машину, – ответил Женя. Что-либо рассмотреть было сложно, в окне отражался Женя и негодующие пассажиры. На светофоре загорелся зелёный свет и "крайслер" с визгом покрышек тронулся с места.


***


В комнате до сих пор стоял запах перегара с примесью пота. «Фух, надо бы проветрить», – Женя подошел к окну. На улице шёл снег. Единственный фонарь под их домом показывал, как ветер, подхватывал снежинки и уносил их куда-то за пределы видимости. Свет фар от приближающейся машины осветил детскую площадку, на которой кто-то из детей забыл игрушки. Черный "крайслер" остановился. Из кабины вышел мужчина

«Что он там делает?», – Женя пытался рассмотреть мужчину, но видимость была слабая. Судя по тому, что мужчина присел на корточки, он справлял нужду. «Что за пиздец?» – подумал Женя. Закончив, мужчина сел в автомобиль и уехал.

Женя взял телефон и написал сообщение Настиной маме.

«Тамара Васильевна, здравствуйте. Извините, что беспокою. Передайте, пожалуйста, Насте, что мне с ней срочно нужно поговорить. Дело очень серьёзное», – положив телефон на тумбу он посмотрел на тапочки, стоявшие возле кровати. На тапочках были вышиты инициалы Ж&Н. Настя подарила их ему ещё до свадьбы. Она заказала две пары, говорила будет прикольно, мало у кого есть такие именные. За два года тапочки изрядно истаскались и из бело-красных превратились в багрово-серые. Резкий писк сократил ушные нервы. Пришло сообщение: «Приезжай завтра к 21-00 к Молочному Улуну». Женя облокотился о кровать и улыбнулся.


***


Женя открыл глаза. Комната была окутана тусклым, дневным светом. Сквозь шторы просачивался цвет пасмурного дня. Лишенный каких-либо красок, но создававший особый, домашний уют. Глухие удары преобразовались в более отчетливый звук. Кто-то стучал в дверь. «Женя, открывай, я знаю, что ты дома!» – это был Коля.

Надев штаны и тапочки, Женя пошёл открывать.

– Когда вы звонок повесите?! Ты чё спишь до сих пор, время двенадцать! – Коля зашёл в дом.

– Да, как-то так. Привет.

Коля снял туфли и повесив пальто на крючок, – Чаю сделаешь?

– Конечно, какой будешь, зелёный, черный?

– Да без разницы. Я собственно пришел проведать тебя. Заезжал на работу, а там сказали, что ты на больничном. Ты вообще видел себя в зеркало, как чучело выглядишь, – Коля сдвинул Женю плечом и пошёл на кухню.

– Ну вот поэтому и на больничном, – Женя прошёл следом и включил чайник.

– Я не пойму, ты что тут траву покуриваешь, вместо того чтобы бабки мне искать? – на столе, возле грязных тарелок лежали бумажки для самокруток.

– Да это сосед покуривает, – Женя убрал тарелки в раковину.

– Я не услышал ответа. Сегодня среда, бабки ты должен отдать в пятницу. Как успехи-то, Женёк? – Коля потянул руки за голову и покрутил шеей.

– Ищу, – ответил Женя и присел за стол, – Не так просто найти пол ляма за пять дней. Он взял в руки упаковку с самокрутками и начал её рассматривать.

– Не так просто?! Слушай сюда, не так просто это замазать это дело, – сложенные за шеей руки опустились на стол уже кулаками. Стоявшая на столе солонка от удара упала и покатилась. Женя успел поднять её, когда она была на краю стола.

– Коля, я тебя понимаю. Вчера ходил в банк, отказали. Сегодня ещё буду пробивать варианты.

Колина ладонь была, как вратарская перчатка. Помимо уха она задела половину Жениной головы. Солонка вылетела из руки и с треском упала на пол. Резкий шум в ушах дезориентировал Женю. Он обхватил ухо рукой и застонал.

– Я сейчас тебе буду варианты пробивать! Ты что, совсем не врубаешься в ситуацию?! – вскочивший со стула Коля ещё несколько секунд двоился в Жениных глазах. В ушах звенело, будто кто-то включил дрель и поставил её около Жениного уха.

– Послушай, – Коля присел обратно на стул, – Я рад, что ты понимаешь. Но этого мало. Какие гарантии, что ты отдашь в пятницу деньги? Сколько у тебя сейчас есть?

Из за звона в ухе, казалось, что Колин голос звучал где то далеко.

– Сейчас, тыщ пять на карте.

– Тыщ пять. Я херею. И как ты собрался отдавать бабки? Так дело не пойдет, – Коля поднялся со стула и пошёл в коридор, – Твоя комната? – он открыл дверь в комнату Егора.

– Нет, – Женя пошёл за ним.

– О, нефига какой телек, и колонки хорошие. Я, пожалуй, заберу их, будем считать авансом, – он подошёл к телевизору и начал снимать его с крепления.

– Коля, это Егора комната, – Женя встал на пороге.

– Ну, будешь ему должен. Я думаю, он поймет ситуацию и даст тебе больше времени, чтобы ты отдал долг, – сказал Коля и стал снимать телевизор со стены.

Женя пошёл за телефоном: «Позвонить в полицию или Егору?».

– Слышь, Женёк. Иди сюда. Куда ты там пошёл? – Коля вытащил телевизор в коридор, – Ты смотри там, если в полицию собрался звонить, то лучше этого тебе не делать. Поверь мне. Во-первых, ты тогда будешь не жилец, сам пойми, мне терять нечего. Во-вторых, что ты им скажешь, когда они найду у тебя спрятанные наркотики в особо крупном размере? А? Давай, поможешь мне дотащить всё в машину, – Коля начал выносить стереосистему, – В два захода управимся. Да ты не обижайся, разберёмся с этим делом и всё будет хорошо. Сам посуди, ты ведь брат моей жены. Если бы на твоём месте был кто-то другой, он бы лежал сейчас здесь с поломанным носом, – сказал Коля и поставил сабвуфер возле дверного коврика.

Загрузив технику в машину, Коля открыл пачку сигарет и предложил одну Жене.

– Жизнь такая штука, да Женька. Ты, наверное, думаешь, что всё так плохо. А на самом деле у тебя всё отлично. Пол ляма, это не тюрьма, друг, – Коля подкурил Жене сигарету. В этот момент Женя думал о том, что если разговор с Настей не получится, то как предложил Егор, ему придётся сваливать.

Они стояли возле машины и курили. На улице было тепло, но весенний ветер обжигал щёки. Пасмурное небо было непредсказуемо, никто не знал, что от него ожидать: то ли дождя, то ли снега. Город нехотя просыпался от зимней спячки. Редкие прохожие, с раскрасневшимися щеками спешили по своим делам. Они молча докурили и бросили бычки в лужицу от подтаявшего снега.

– Ладно, давай не глупи. В пятницу чтобы всё было готово. – сказал Коля и сел в автомобиль.

Вернувшись в квартиру, Женя посмотрел на открытую дверь в комнату Егора. Он знал Егора уже больше года, с тех пор как они въехали в квартиру. Егор работал на стройке электриком, а в свободное время был заядлым киноманом. Женя вспомнил, как Егор радовался, когда купил пятидесяти пяти дюймовый телевизор и хорошую систему домашнего кинотеатра. То, что это было в кредит, и то, что он платил за него почти пол зарплаты не играло роли. «Почему у нас в стране нет вестернов. Я считаю, что вестерн – это не только когда ковбои на лошадях. Это красочная пальба и выразительные герои. Выплачу кредит, да пойду на курсы по режиссуре. И в нашей стране появятся свои вестерны», – говорил Егор.


***


– Ублюдок вонючий! Когда он собирается приехать? – Егор ходил кругами по комнате, когда рядом с ним оказывалась стена, он бил в неё кулаком.

– В пятницу должен приехать, – Женя стоял на пороге и смотрел на лежащую в проводах приставку SmartTV.

– Я тебе говорю, у нас бита на работе валяется. Пускай подъезжает. Я ему дыню отобью, беспредельщик, сука, – Егор скинул куртку на диван, – ну его нах. Пойдём курнём.

– Не, Егор, я поехал. С Настей договаривался встретиться. Ты это, извини, я просто не мог остановить этого быка, – Женя приложил руку к уху, – До сих пор звенит.

– Да ладно тебе, всё нормально. Скоро у него в башке зазвенит. Я на пятницу возьму отгул.

– Может не стоит. Может всё-таки в полицию заявить.

– Да толку, он отмажется, по любому. Тем более он им должен. Наверняка позвонит кому надо. Даже если позвоним, то ни телика, ни системы мне не видать. Да это стоит всё двести кусков! Короче, в пятницу ждём его тут. Если пойдёт всё не по плану, тогда позвонишь в полицию.

– А какой план то?

– Я подумаю. Нужно забрать технику и объяснить, что ты деньги сейчас не можешь отдать.

– Ладно, я вечером приеду обсудим.

– Что этот боров о себе вообще возомнил?! По-хорошему ему объясню, если не поймет придется по-плохому. Ну а потом уже и сдадим полиции. Если сейчас позвонишь, то техники точно не видать.

– Ладно, Егорыч, может ты и прав. Просто он отбитый на всю голову.

– Ну вот и отобьём ему голову

– Может как-то мирным путем попробуем?

– Да попробуем, иди уже, опоздаешь.


***


Кафе «Молочный Улун» представляло собой одноэтажное придорожное здание с панорамными окнами. На крыше кафе была установлена неоновая вывеска с выгоревшей буквой У. На небольшой парковке стояло пару машин. Кафе не пользовалось спросом, даже несмотря на интимный антураж и лампы в красных бумажных абажурах. В основном сюда приезжали деловые партнеры и семейные пары. Женя остановился на входе и стал пытаться рассмотреть сидевших внутри людей.

Он пришел на полчаса раньше, но заходить в кафе не хотел. Достав телефон, он написал Насте сообщение: «Я на месте».

На улице потемнело и свет от фонарей осветил парковку и подъездную дорожку к кафе. На шоссе раздался скрип тормозов. Жёлтый автомобиль с шашечками на крыше подъехал ко входу. Из автомобиля вышла Настя. Лёгкая шерстяная накидка без рукавов и замшевые батальоны говорили о том, что мёрзнуть она не собирается.

– Привет, – она посмотрела на него своими большими накладными ресницами. Слегка подкрашенные красной помадой губы и легкий румянец на щеках говорили о том, что она готовилась к встрече или так, по крайней мере, думал Женя:

– Привет, ну что пойдем внутрь. Ты, смотрю, налегке.

– Что значит налегке?

– Ну легко оделась, холодно ведь.

– Ну так я не собираюсь ходить по улице, надеюсь у тебя таких планов нет. Я максимум на полчаса.

Женя открыл дверь и жестом пригласил её зайти: – Почему на полчаса?

– Потому что потом занята буду.

Женя промолчал. Подошедшая официантка приветливо улыбнулась: – Добрый вечер, верхнею одежду можете сдать в гардероб. Занимайте любой столик, я к вам подойду.

Занят был всего один столик за которым компания из четверых парней пили пиво и играли в карты.

– Вы что не в курсе что ли? Щас уже ничего не заработаешь. Если бы лет так пять назад начали, то ещё да, – громко говорил один из парней.

– Да с хера ли бы. Я смотрел видос недавно, там чел объяснял, как собрать ферму из десяти компьютеров, чтобы от штукаря баксов делать в месяц.

– Ты потратишь минимум десять штук только на компьютеры, потом они будут жрать электричество на двести баксов в месяц и в итоге спалят тебе хату.

– Ребят, давайте потише, – один из парней заметил Настю с Женей.

– Да не вопрос, ходи давай, – ответил самый громкоговорящий парень.

Ребята посмотрели на проходящую мимо Настю. Обтягивающие лосины подчёркивали стройные ноги, шерстяная накидка лишь слегка опускалась ниже талии. Все замолчали и стали внимательно смотреть на бёдра Насти. Парни переключились на игру только после того, как пара присела за столик.

– Ты что будешь?

– Я чай возьму. Слушай, я приехала сюда, только, чтобы сказать, что всё.

Женя оторвал взгляд от барной карты.

– Что всё?

– Я падаю на развод. И будет лучше, если всё пройдет без драм, – Настя не подняла взгляда. Было видно, что ей не по себе. Её телефон переходил из одной руки в другую. Глаза наполнились слезами.

– Да что случилось то?! С кем не бывает, ну повздорили, это ведь ни о чём не говорит, – Женя сжал барную карту.

– Понимаешь, я не люблю тебя. Давно уже. Я только недавно это поняла.

– У тебя что кто-то появился?! – Женя вспомнил чёрный "крайслер". От этих мыслей к горлу подошел ком. Он положил барную карту на стол. Помятые страницы топорщились в разные стороны.

– Прекрати орать! – маленькая слезинка выкатилась и капнула на шелковую водолазку оставив под глазом черную кляксу, – Почему ты постоянно давишь на меня?

– Я? Ты в своём уме? Я лишь задал вопрос. Что сложно ответить на него?

– Да ты постоянно давишь, – Настя достала из сумочки зеркало, – Зря красилась.

Забрав телефон со стола, она резко встала и пошла по направлению к выходу.

–Эй, ты куда? Настя! – Женя вскочил из-за стола.

– Успокойся, сейчас я приду.

Пока Настя была в туалете, Женя заказал чай. Чёрный, земляничный, всё как она любит. Компания парней допивала пятилитровую колбу пива и в кафе становилось шумно.

Сосредоточенное лицо и подкорректированный макияж говорили об умении собраться в трудные минуты. Настя села за стол.

– У меня десять минут, я вызвала такси.

– Настя, что происходит? Я ведь люблю тебя. Какой развод? Ты шутишь?

– Женя, пойми ты меня. Сколько можно терпеть твои выходки? Я для тебя пустое место. Почему ты мне уже год как не делаешь куни? Да и этим всё сказано. А твои запои недельные?

– Ты что совсем ебанулась?! – Женя сжал свисавший край скатерти. Глаза нервно бегали, смотря то на официанта, то на столик с шумными парнями.

– Вот видишь, ты псих. Как я могла вообще столько с тобой прожить. Как я так могла себя не уважать?

Слёзы снова навернулись на глаза. Настя отвернулась и стала смотреть в окно.

– Прости. Прости, Насть. Я просто на взводе эту неделю. Я ведь ещё хотел тебе кое-что важное рассказать. Это просто абзац какой-то. Твой брат требует с меня пятьсот тыщ. Он угодил в какую-то историю с полицейскими и его могут посадить. Я не знаю, он тебе что-нибудь говорил?

– Ты ведь знаешь, что я с ним не общаюсь. Это его дела. Чем я могу помочь ему? Пятьсот тысяч у меня нет. Он постоянно попадает в разные истории, – ответила Настя, продолжая смотреть в окно.

– Да, но он требует деньги, которые мы брали у него на первоначальный взнос. Мы ведь договаривались отдавать по чуть-чуть. У него будто снесло крышу, он вломился в дом, забрал телек Егора и сказал, что если к пятнице не будет денег, то мне крышка.

– Во-первых, ты брал деньги, а не мы. Во-вторых, что я могу сделать? Обратись в полицию. Зачем ты мне это рассказываешь? – Настя продолжала смотреть в окно.

Женины нервы сдали. Дёрнув скатерть, он подскочил.

– Ах ты сука гребанная! Что ты можешь сделать?! Что ты можешь сделать?! Да повернуть своё блядское лицо на меня, когда я с тобой разговариваю! Для тебя это так, пустяки? Заявляешь, что подаешь на развод и сидишь с каменным лицом? Да ты стерва бессердечная. Холодная пизда!

Женя махнул рукой и попал в лицо официантки, которая несла его заказ. Удар был не сильный, но от неожиданности официантка споткнулась и упала на соседний столик. Поднос вылетел из её рук и заварник с чаем полетел на стол, за которым сидели пока ещё однофамильцы Корунины. Брызги полетели в разные стороны, попадая в основном Насте на водолазку.

– Ах ты урод! – Настя схватила сумку и расплакавшись побежала на улицу.

Два парня из выпивающей компании подскочили и подбежали к Жене.

– Ээй, ты чё там охерел?! – один из них с разбегу толкнул Женю. Бедной официантке досталось ещё раз, Женя упал прямо на неё. Раздался хруст, то ли это были банковские карточки, лежавшие в кармане джинсов, то ли нога официантки. Судя по крику, переходящему в вопль, это была нога официантки.

– Да ты демон! – Крикнул второй парень и с разбегу пнул Женю в живот. Женя свернулся в калачик и прикрыл лицо и уши руками. Он видел это в фильмах, чтобы выжить нужно было прикрыть локтями корпус и закрыть лицо. Парни начали наносить удары. Один из них был в туфлях с острым носком. Несколько его ударов пробили Женину оборону и попали в щёку. Женя пытался уворачиваться. Перекатываясь по полу, он то и дело наваливался на ногу официантки, раскатывая её как ступа тесто. Официантка начала вопить, видимо повреждения были серьезные.

– Парни, парни, вы чё гоните?! – подбежавшие ребята начали оттаскивать разгорячившихся друзей.

– Валим! Бармен звонил куда-то, наверняка в полицию.

Бармен-кассир позвонил в полицию ещё в самом начале потасовки, а затем спрятался на кухне.

– Мадам, с вами все в порядке?

Один из парней наклонился к лежавшей официантке. Из-под фартука с логотипом «Молочный Улун» торчали ноги в обтягивающих джинсах. Голень одной ноги была вывернута под неестественным углом.

– Ох, блядь, у неё что-то с ногой.

– Этот пидор виноват, устроил тут. Пусть сами разбираются, погнали пока полиция не приехала.

Парни похватали одежду и побежали на выход. Женя обхватил руками стул и начал подниматься. Это оказалось не так легко. Прежде чем выпрямится он несколько раз сгибался от резкой боли в животе. Рот был наполнен солоноватой, с металлическим привкусом кровью.

Он наклонился над лежащей официанткой.

– Девушка, как вы? – судя по вывернутой ноге, ей было не очень. Её стоны и всхлипывания были единственным шумом, который остался в кафе после того, как его покинула буйная компания. Из каморки выбежал бармен, который услышал, что всё закончилось.

– Какой ужас! Я вызвал полицию, должны уже приехать. Снежана, как ты? – он наклонился над официанткой, – Кошмар! Не шевелись, я сейчас позвоню в скорую.

– Слышь, ты. У вас что нет в заведении охраны? Вы ведь работаете круглосуточно! – обратился Женя к бармену.

– Охранник приходит к десяти. И не нужно мне грубить, – ответил бармен. Достав мобильный, он начал звонить в скорую.

До того, как приехала скорая, полицейские успели опросить бармена и дать болеутоляющие официантке Снежане. Врач скорой помощи осмотрел Женины повреждения и признал их не опасными для жизни. Небольшой кусочек губы, Женя по всей видимости откусил самостоятельно. Промыв ранку перекисью водорода, врач наложил марлевую повязку и посоветовал купить гель для снятия отёка. На этом лечение закончилось, официантку увезли в больницу, а Женю в дежурную часть для дачи показаний.

Следователь был занят какими-то срочными делами и Жене пришлось три часа дожидаться на скамейке в коридоре. Женя представлял себе следователей, как здоровых, грубых мужиков, какими он видел их в сериалах. Но допрашивал его худой мужик с черными усами. Жене приходилось напрягать слух, чтобы понять о чём его спрашивает следователь, слишком тихо он говорил. Составив протокол, следователь взял Настины контакты, как важного свидетеля и отпустил Женю.

На часах было пол третьего ночи, и Женя решил пойти домой пешком вдоль шоссе. На его пути стоял круглосуточный магазинчик, в котором ночью торговали через окно. Основной спрос был на алкоголь, помимо пива там можно было купить и крепкоградусные напитки. Как-то они с Настей там покупали вино, прежде чем поехать в снятую на сутки квартиру. Это произошло спустя месяц отношений. В то время Настя жила у родителей, а он снимал комнату недалеко от этого района. Он не хотел тащить Настю к себе, к тому же его соседом был военный пенсионер, который ночами часто бодрствовал и пил литрами пиво, а когда напивался стучал Жене в комнату и звал покурить. Но в тот день всё было по-другому. Это была их первая проведённая ночь вместе. Они пили вино и целовались. Объятия и поцелуи, потом снова объятия и поцелуи. А когда вино кончилось она уселась на него сверху и это было незабываемо. Он не помнил, как одежда оказалась на полу и сколько раз они это делали. Её глаза закрылись, когда в комнату проникли первые солнечные лучи, а он ещё с час лежал и думал, как это кайфово, быть с ней.

Оставив воспоминания, Женя вернулся в холодную, зябкую реальность весенней ночи. Подойдя к магазину, он постучал в окошко:

– Доброй ночи. У вас есть виски?

– Доброй, да. Грант и Белая лошадь, – в окне появилось заспанное лицо продавщицы.

– Какая лошадь?

– Белая.

– Ладно, давайте Грант. А лимоны есть у вас? И стаканчики.

– Всё есть.

Выдав пакет с покупкой, продавщица закрыла окно.

Женя отпил виски из горла, а затем впился в лимон и с чавканьем откусил добрую половину фрукта. Сок брызнул в разные стороны и потёк по подбородку. Район жилищного комплекса «Лучик», где несколько месяцев назад в своём недостроенном доме, Женя занимался любовью с любимой женой, был в трёх километрах от магазина. Горячая волна от виски медленно обжигала горло и спускалась вниз. Женя вытер стекавший по рту лимонный сок рукавом куртки и отправился в путь.

На горизонте, прямо над дорогой повисла бледная луна. Она освещала все вокруг: деревья, которые тянули свои тени на дорогу, силуэты сломанных фонарей, недостроенный район ЖК «Лучик» и маленькую лису с светящимися глазами. Она замерла, стоя в канаве мимо которой проходил Женя. Он вспомнил тот день, когда привел Настю на стройку. Тогда тоже была луна, только не такая бледная, скорее напоминала цветом сыр. И если бы не этот сраный «СтройПритир», всё бы было хорошо. Возможно они бы уже закупались стройматериалами, ведь дом обещали сдать к маю. Да и с Колиным долгом что-нибудь придумали бы. «Да, это точно, «если бы», – открутив крышку с бутылки, Женя сделал несколько глотков виски. В этот раз он не стал закусывать лимоном.

За размышлениями о своей нелегкой доле и обжигающими глотками виски, Женя и не заметил, как подошел к забору стройплощадки ЖК «Лучик». В охранной будке не было света. «Значит уже и сторожа уволили», – подумал Женя, глядя на висевший замок. От дождевых подтеков, железный каркас сторожевой будки местами взяла ржавчина. В бледном свете луны это выглядело как разлитые чернила. Женя заглянул в окно. На небольшом столике, который стоял прямо перед окном, лежала книга. Судя по однотонной обложке и мелким буквам, книга была старая, возможно даже советская. Рядом лежала тетрадь, куда сторож, когда он ещё был здесь заносил время обхода территории. Около стены стоял старый диван. Женя задержал взгляд на обивке, из которой торчали куски поролона. В детстве они строили «штабики», куда притаскивали всякий хлам, найденный на помойках: старые стулья, кресла и диваны очень похожие на этот. Подняв взгляд Женя увидел, что на диване кто-то лежит. Он выронил пакет с бутылкой и сделал шаг назад, сердце увеличило ритм и начало стучать в такт учащенному дыханию: «Что за дичь? Будка ведь закрыта. Так не глупи. Это всё показалось. Сейчас я подойду и там ничего не будет».

Он начал медленно подходить к окну. Батарейка на сотовом села еще в дежурной части. «Фонарик бы не помешал», – подумал он. Окно становилось всё ближе. Женя представил, что сейчас в окне появится голова того беззубого старика, «Как его там звали, дядя Серёжа вроде», – от разыгравшиеся фантазии сердце стало стучать еще быстрее. Сделав последний шаг, Женя прислонил лицо вплотную к окну. Глаза нервно прищурились. Собравшись с духом, он посмотрел на диван. То, что его напугало оказалось строительным мешком. Из Жениного рта вылетел сдавленный смешок.

– Да уж, дядя Сережа… – произнёс вслух Женя и поднял пакет с бутылкой, лимоном и стаканчиками, которые не пригодились, и отправился к недостроенной высотке.

На стройке всё было по-прежнему. Работы уже давно не велись, и остатки стройматериалов разворовали ещё даже до того, как уволили сторожа. Их дом был около планируемого въезда в район, стоял ближе всех к дороге и был самым достроенным, если сравнивать с другими тремя домами. Целых пятнадцать этажей успели построить до банкротства фирмы, не хватило всего каких-то трёх. Женя подошел к подъезду. Зияющая дыра из-за отсутствия двери выглядела, как вход в пещеру. Отпив немного виски, он шагнул в темноту. Дать себе объяснения зачем он идёт в подъезд, зачем хочет подняться и увидеть бетонные стены своей квартиры он не мог.

На лестничных пролетах он то и дело наступал на раскиданный мусор. По всей видимости, дом превратился в место тусовок молодежи и ночлежки для бомжей. Глаза постепенно адаптировались к темноте, и он стал обходить раскиданные бутылки и шприцы. Стены были исписаны объявлениями интимных услуг, автографами и матерными словами.

Когда он поднялся на свой этаж, темнота рассеялась. Из тех квартир, где не было дверей, бледный свет луны падал на стены коридора. Женя подошел к своей квартире, если это можно было так назвать, и встал на пороге.

Он вспомнил отрывок разговора с Настей:

– Мама тут размышляла на днях, куда мы кроватку будем ставить. Говорит: «Обязательно подумайте», а то, якобы заставим всё и места не оставим.

– До этого ещё далеко. Нам только ремонт полгода минимум до въезда делать.

Он не хотел ребенка. Чем больше об этом говорили и делали намеков, тем больше ему хотелось убежать, спрятаться и не думать об этом. Быть может он и не любил Настю? Может это всё были навязанные обществом правила: жениться, завести ребенка, реализовать себя. Да что вообще это такое, реализовать себя? Почему он всегда что-то должен?

После напряженного разговора с Настей, побоев и трёхкилометровой прогулки ноги стали ватными. Он зашел в квартиру и присел, облокотившись об стену. Допив виски, он швырнул бутылку в темноту комнаты. С громким хлопком осколки разлетелась по полу. Он не знал, как отдать деньги, что делать с ипотекой, не знал, как вернуть Настю. «Что из этого сделать первым, если я вообще ничего не могу сделать?» – он рассмеялся. Смех был похож на старт двигателя с севшим аккумулятором. Из диафрагмы раздались булькающие звуки вперемешку с кашлем, которые эхом разнеслись по всему этажу. Опираясь о стену двумя руками, Женя медленно поднялся. От выпитого виски голова шла кругом. Поймав правильную координацию, он пошел в спальню. Луна, большой серебренной монетой повисла над оконным проемом и осветила надпись, которую Женя оставил в их предыдущее посещение с Настей. «Люблю тебя» сердечко и домик – квадрат с треугольной крышей. Он снял штаны и помочился на рисунок. Струя закрасила художество, будто кто-то провел черной кистью по стене. Полюбовавшись своим шедевром и сделав вывод, что так гораздо лучше, он пошел на балкон. Достав сигарету, он стал искать по всем карманам зажигалку. «Не хватало еще и без курева остаться», – найдя её в заднем кармане джинсов, он прикурил. В памяти всплыла картина из фильма, который он смотрел на большом телевизоре Егора. Это был вестерн, в котором у главного героя похитили и убили жену, а в конечном итоге взяли в плен и самого ковбоя. Усатый злодей спросил у ковбоя про его последнее желание и ковбой, вытащив ртом из кармана фланелевой рубашки сигарету сказал ему: «Прикури мне сигарету, чертов ты ублюдок!»

«Идём до конца», – проговорил про себя Женя и поднял руку. Нёбо и рот обволок противный, кислый привкус, а в ноздри попал пригорелый запах фильтра.

«Тьфу!» – он выплюнул сигарету и едва устоял на ногах. Действие алкоголя достигло своего апогея. Огоньки домов вдалеке и черные глыбы недостроенных высоток района сливались в одну картину. К ним подмешивались фонари дорожного освещения, а висевшая над домом луна виделась, как огромное белое пятно. Женя облокотился на перила. Прикурив новую сигарету, на этот раз правильно, он начал размышлять о своей жизни.

Он подумал о том, что совсем не понимает людей живущих в этом городе, что он будто инопланетянин. Люди ходят по магазинам, покупают одежду, бытовую технику и радуются жизни. Они заходят в кафе и пьют глинтвейн. Сидят друг напротив друга и смотрят в глаза. Находят в этом удовольствие, а что у него? Нарастающий шум в голове и давящая боль в висках. Огромные долги и жена, которая с легкостью наплевала на него, ведь он якобы псих по её мнению. А теперь и его сосед, который всё это время был единственным человеком, который его поддерживал, пострадал из-за его ошибок.

Женя бросил окурок через балкон. Красный уголек сделал несколько оборотов и упал на бетонную плиту, разбросав вокруг себя искры. Женя посмотрел вниз. Несколько месяцев здесь во всю кипела стройка, рабочие сновали, как муравьи, перенося мешки и регулируя работу крановщика. Каким образом под их балконом оказалось три бетонных плиты, Женя не знал. Зато он прекрасно понимал, что если упадет хотя бы на одну из них, то шансов у него не будет. Перекинув ногу через перила, он оседлал балконную перегородку. Жалко, что виски кончилось, подумал он. На улице похолодало и его начало знобить. Дрожь пробивала тело, а железные перила, в которые он вцепился изо всех сил, обжигали руки. Он был похож на героя из вестерна, который они смотрели с Егором. Только того ковбоя трясло от скачки на лошади, а Женя трясся от холода. Оставалось перенести вторую ногу и отпустить руки. Его лоб весь покрылся испариной, а зубы отбивали чечетку. Клац-клац-клац. Пот тёк по лбу смешиваясь с слезами и затекал ему в рот. Наконец, у него получилось отпустить одну руку.

– Эй! Ты чё там делаешь? – прозвучал голос из комнаты.

Женя отпустил руки и закричал. Не удержав равновесия, он полетел вниз.

– Ты кто такой? – спросил бородатый мужик. Он наклонился и стал пристально рассматривать Женю.

– Где я? Это что небеса? – Женя лежал на холодном бетоне и смотрел на бороду наклонившегося над ним мужика.

– Это балкон, мать твою за ногу. Ты что наркоман? – мужик просунул руку под вязанную шапку, и почесал голову, – Сразу говорю, денег у меня нет, наркотиков тоже. Есть только самогон и шмат сала.

До Жени дошло, что пролетел он чуть меньше метра и лежит сейчас на своем балконе, а мужик, по всей видимости, бомж, чудом забредший к нему в квартиру.

– Ты знаешь где сейчас находишься? – спросил он бомжа.

– Я-то знаю, а вот ты, похоже, что нет, – бомж отошел от него, боясь, как бы он чего не выкинул. Он уже имел опыт встреч с подобными персонажами и не к чему хорошему это не приводило.

– Да все в порядке со мной, – Женя вытер размазанный по лицу пот со слезами и поднялся с пола, – Ты на моем балконе, на моей собственности, представляешь?

От резкого подъема выпитый виски вперемешку с лимонной кислотой забурлил в желудке и взял быстрый старт, несясь на всех парах к его горлу. Согнувшись пополам он вырвал прямо на пол своей собственности и замшевые, жёлтые ботинки его гостя.

Гостя звали Саша, но он попросил называть себя Алехандро. К Жениному счастью у Алехандро нашлись складные походные стульчики. А на складном походном столе он расстелил газету, положил кусок сала с чесноком и поставил бутылку с самогоном. Для полного ощущения уютного застолья они сели на кухне. Там хоть не так сильно дуло с балкона, да и окно было поменьше. Ко всему прочему у Алехандро нашелся пауэрбанк, и Женя поставил свой телефон на зарядку. Завтра, а точнее уже сегодня, к ним должен приехать Коля за деньгами, которых нет. «Нужно позвонить Егору.

Он, наверное, подумал, что я трусливо сбежал и оставил его одного разбираться с этим беспредельщиком», – подумал Женя.

Женя молча выпил стопку ядрёного самогона и закусил салом:

– А я подумал это Витька тут лазает, мы с ним частенько встречались в соседней квартире. Там не так ветрено, да и наркоманов поменьше. Они обычно на первых этажах тусуются, – сказал Алехандро и поведал Жене свою историю о том, как десять лет назад его частный дом сожгли. Всё сгорело и документы тоже. Родственников у него не было, а сам он вырос в детдоме.

– Вот с тех пор и скитаюсь. Сам то я художник, худой и голодный, – рассмеялся Алехандро, – Да я не шучу, вот смотри, – Алехандро достал из рюкзака альбом для рисования. Все рисунки были сделаны простым карандашом.

– Вот это да, – Женя засмотрелся на рисунок голой женщины. Она лежала на огромной кровати, раскинув руки в разные стороны. Её взгляд томно смотрел вдаль, а ноги были согнуты и повернуты набок, словно она чувствовала, что на неё смотрят и боялась этого. На изголовье кровати накатывалась огромная волна. Еще миг и она накроет её, и возможно, даже унесёт в море.

– Так ты бы мог работать художником, продавать картины. Или устраивать выставки.

– Ты что смеешься? Кому я нужен со своими картинами? Я вон днём иногда рисую за сто рублей на площади. С этого и живу. У меня ведь нет картин, одни вот такие наброски в альбоме. Сейчас все рисуют в интернете, там и продают, – Алехандро задумался и после небольшой паузы произнес, – Ладно, расскажу тебе по секрету, я завел себе инстаграмм. Уже двадцать подписчиков, прикинь. Я так и написал: Бомж, который рисует. Как думаешь, прикольное название?

– Слушай, ну не знаю. Кому нужен бомж, который рисует?

– Вот именно, в реальном мире никому. Знаешь такого блогера, Монгол зовут?

– Не, не слышал.

– Алкаш, который снимает своих деградированных друзей. У него уже полмиллиона подписчиков! И я подумал, чем я хуже? Да, я пью самогон, но не так часто. А выкладываю я не пропитые рожи, а своё творчество, – Алехандро вздохнул и наполнил стопки, – Может быть мне повезет. Ладно, ты расскажи мне, за каким хером ты хотел с окна сигануть? Что такого могло случиться?

Они выпили и Женя начал рассказывать. Закончил он уже на рассвете, когда солнце окрасило бетонные стены. Было холодно, но солнечный свет создал ощущение тепла. Пусть это и была иллюзия, но темнота рассеялась, словно её и не было. Солнечный луч прошел по столу, на котором стояла пустая бутылка и лежали остатки сала. Алехандро уснул, положив руки и подбородок на маленьком столике, который по высоте был с табуретку, его тело было согнуто как у профессионального гимнаста. А Женя привалился к стене и каждые пять минут менял положение тела, пытаясь справиться с ноющей болью в спине, пока сон окончательно его не сморил.

Когда в дверь постучали, Егор подумал, что это Женя наконец-то вернулся после бурного ночного примирения с женой. Когда в дверь начали стучать настойчиво, Егор посмотрел на биту. Она стояла в углу комнаты, лакированная с надписью 215 USA. Он не знал, что значит эта надпись, но понимал, что скоро ему придется пустить биту в ход.


***


– Подъем, подъем, подъем! – Алехандро бегал из угла в угол и кричал.

Женя не сразу понял, что это за орущий человек и где он находится, пока не увидел стоящую на полу бутылку. Голова трещала так, словно по ней проехал каток.

– Эй, друг, прошу тебя не ори, – Женя махнул рукой в сторону бегающего человека, – как там тебя, Алехандро. У меня башка щас лопнет. Есть вода?

– Женя! Я не мог тебя добудиться! Поехали, поехали!

– Да что ты орешь? Куда поехали? Ты что совсем уже?

– Извини, я забыл тебя предупредить, у меня что-то наподобие маниакально-депрессивного психоза. Я утром становлюсь дерганым и бывает не могу усидеть на месте, приходится бегать. Но ты не переживай, это не опасно. Нам нужно ехать, ты ведь сказал, что этот козёл приедет утром к вам домой! – Алехандро встал на руки и прошел несколько метров, пока не свалился ногами в проход.

– Что за пиздец, – Женя взялся руками за голову, – Слыш, Алехандро, может у тебя есть парацетамол или еще что-нибудь от головы? С тобой точно всё в порядке?

Алехандро пытался подняться с пола, как в старых боевиках с Джеки Чаном. Он отталкивался руками от пола и пытался вскочить на ноги, но каждый раз сила притяжения роняла его на пол. Наконец это у него удалось.

– Да, все хорошо. Не переживай. Сейчас пройдет, – пробежав пару кругов по комнате он наклонился и начал делать дыхательную гимнастику, – Фух, фух. Выдох сопровождался мощным шипением. Сделав несколько таких выдохов, он выпрямился и сказал:

– Всё, я спокоен. Да. У меня есть парацетамол и вода.

Женя принял сразу три таблетки.

– В общем скручиваем его, вызываем полицию. Так сказать, ловим с поличным, – рассказал свой план Алехандро.

– Послушай, Алехандро. Ты понятия не имеешь, что это за человек и на что он способен. Он в два счета сделает так, что следующим скрутят меня. Тебе то всё равно, собрал рюкзак и пошел дальше, а мне что делать?

Алехандро сложил руки на груди и посмотрел на Женю. В его взгляде чувствовалась обида.

– А что ты предлагаешь? Сидеть тут и ждать пока он приедет и выпустит свой гнев на твоего друга?

Женя задумался. Коля мог уже приехать к нему домой. А если Егор действительно решил исполнить свой план и принёс биту? Кто знает, чем это может закончится. Если бы можно было ему позвонить, так этот сраный телефон. Так стоп. Пауэрбанк Алехандро!

– ФАК! Я ведь заряжал телефон! Где он?

– Вон он, я его на подоконник положил.

Женя подбежал к подоконнику и включил телефон: Ну, давай же, давай включайся, китайская шняга! – гудки шли, но Егор не поднимал трубку.

Пока он звонил, к нему пришли сообщения о пропущенных звонках. Коля звонил два раза, последний раз тридцать минут назад.

– Бежим, Алехандро!

Надев рюкзак на плечи и натянув вязанную шапку, так что она практически перекрыла обзор, он прокричал: «Я готов!»

Женя зашел в приложение «Яндекс Такси» и поставил геолокацию на остановку. Пока они бежали на остановку, Женя звонил Коле и Егору. Никто не отвечал.


***


-Привет! А ты кто? Видимо сосед Жени, – не дождавшись ответа Коля зашел в квартиру, – Так-так, а где Женёк? Спит что ли?

Ладонь Егора сжалась в кулак. Он не знал, что сказать. Больше всего ему хотелось двинуть апперкотом в челюсть этого мерзкого типа, но силы были слишком неравны. «Без биты точно не обойтись. Вряд ли я свалю этого кабана одним ударом», – подумал Егор и подошел ближе к двери, за углом которой стояла бита.

– Жени нет дома. Но у меня есть к тебе вопрос по поводу моего телевизора.

– Твой вопрос мы обсудим позже, ты ведь должен понимать, кто в этом виноват. Если Женя отдаст бабки, то и телевизор встанет на место. Тут без обид, дружище.

– В смысле, ты просто пришел в наглую, когда меня не было дома и каким-то хером забрал мой телевизор. При чем тут долг Жени и мой телевизор? – Егор отступил на шаг назад.

– Слышишь, друг, обороты сбавь, – Коля не стал разуваться и прямиком в обуви пошел на кухню, оставляя отпечатки весенней слякоти на линолеуме, – Давай лучше чайка попьем.

Егор зашел в комнату и посмотрел на биту. Последний раз он бил человека, когда работал машинистом электропоезда. В то время он курил дурь гораздо больше, чем сейчас. Он до сих пор помнил крики младшего машиниста, который решил обчистить коллег в день выдачи зарплаты. Егор перебил ему сухожилия на ногах деревянной палкой. Парень плакал и умолял остановиться. И кто знает, что бы было дальше если бы его не скрутили подбежавшие вовремя коллеги, в тот момент он целился палкой прямо в голову бедолаги. После этого случая, он еще год ходил по судам и чуть было не получил срок, если бы парень не пошел на мировую.

– Слышь, а где Женёк то? – прокричал Коля. Он уже во всю хозяйничал на кухне. Дверца старого шкафа заскрипела и стал слышен перезвон ложек.

Егор взял биту и провел ладонью по лакированному покрытию. Глаза налились кровью. Он обхватил биту двумя руками и несколько раз ударил по воображаемой мишени, затем сделал пару глубоких вдохов-выдохов и пошел на кухню.


***


Таксист что есть силы давил на педаль, как только Женя сказал, что дело жизни или смерти. Но даже за эти пятнадцать минут пути он успел рассказать свою жизненную историю о том, как он подвозил Гуфа в аэропорт. «Нормальный парняга. Тоже очень спешил, но со мной никто никуда не опаздывает», – рассказывал таксист, повернув голову на ребят, которые сели на заднее сидение. Он умудрялся обгонять попутные автомобили, не смотря на дорогу и даже успел найти общий язык с Алехандро, который на удивление сидел спокойно и не проявлял гиперактивность. Они обсудили современное искусство и новую школу рэпа сойдясь во мнении, что все это безвкусица и полный шлак.

Женя достал деньги и протянул водителю: «Спасибо, сдачи не надо. Мы тут выпрыгнем», – сказал он и вышел из машины.

На улице Алехандро снова вернулся в свое возбужденное состояние. Он побежал к подъезду: «Давай, давай, Женя, давай быстрее!» – кричал он и размахивал руками в разные стороны.

Дверь была не заперта. Запыхавшись, они ввалились в квартиру. Из-под массивной задней части Коли торчали ноги Егора. Футболка Коли была задрана и открывала вид на волосатую спину в кровоподтеках. По всей видимости кровь была от глубоких царапин. Лежавший под ним Егор хрипел, его ноги мотались в разные стороны и стучали по полу. Коля выпрямился, а затем резко опустился с силой вдавливая биту в кадык Егора. Правый глаз Егора стал больше в полтора раза и был похож на косточку от сливы, казалось, что он сейчас выпадет из глазницы, а левый глаз был похож на саму сливу. Егор успел подставить руки под биту и пытался отжать её от горла, но силы были на исходе. Сидевший на нем Коля весил на двадцать килограммов больше.

–Мразь, щас ты подохнешь! – Коля не слышал звук открываемой двери. Адреналин захлестнул его, он не чувствовал боли, не ощущал свои сломанные пальцы.


***


Коля не ожидал, что получит сопротивление от такого дрыща, как Егор. Услышав топот, он даже не успел развернуться. От резкой боли его нога подвернулась, и он упал на колени. Следующий удар мог лишить его сознания, а то и убить, если бы он инстинктивно не выкинул руку, защищая голову. Бита попала по пальцам. Раздался хлопок и треск костей. Коля взвыл, отбитая нога не дала ему подняться. Оттолкнувшись с колен, он бросился в ноги Егору, обхватил их медвежьим хватом и резко потянул на себя. Егор упал на спину.

От падения Егор ударился головой об пол. Желтые точки, которые суматошно кружились в его глазах, исчезли в тот момент, когда Коля занес над ним свою уцелевшую руку и начал бить. Не зря Егора в школе называли деревянная башка, он держал удары и был в сознании, даже когда его левый глаз полностью закрылся.

Ему оставалось жить меньше минуты, если бы Алехандро не торопил Женю. И если бы им попался другой таксист, да и ещё много если. Казалось, Алехандро был послан самой судьбой, ведь и самому Жене прошлой ночью оставалось жить меньше минуты.

Из коридора были видны торчащие ноги Егора. Женя повернул голову и посмотрел на Алехандро. Пока они бежали по лестнице его лицо стало красным, вчерашний алкоголь дал о себе знать, но сейчас, стоя на пороге и слыша хрипы и мычание, он стал белым как лист из упаковки «Снегурочка». Женя достал телефон и стал звонить в полицию.

Алехандро скинул рюкзак на пол и побежал на кухню. Коля приподнялся и ослабил давление на кадык Егора, затем развернулся и открыл рот, но не успел задать вопрос. Алехандро прыгнул двумя ногами вперед, целясь в голову. Протектор одного ботинка впечатался Коле в лоб, другой ботинок попал в грудь. Большого урона Алехандро не нанес, больше пострадал сам, ударившись копчиком об пол при падении. Коля опешил и отпустил биту.

– Ты кто такой?

– Ты урод, отпусти его! – Алехандро исполнил свой коронный подъем с подскоком на ноги. На этот раз получилось с первого раза. Подбежав к Коле, он нанёс удар ногой. Каблук ботинка попал точно в нос. Кровь брызнула в разные стороны. Коля сполз с издававшего стоны Егора. Колина нога до сих пор плохо шевелилась, видимо удар битой повредил связки, и вряд ли в ближайшее время он сможет нормально ходить. Он поднес руку к лицу и вытер кровь сломанными пальцами:

– Ты хоть знаешь, кто я? – Коля отползал в сторону к кухонным шкафам. До того, как Егор напал на него, он искал чайную ложку и заметил большой, разделочный нож в отделе со столовыми приборами.

– Положи биту! Быстро! – крикнул Алехандро.

Коля держал биту на вытянутой правой руке, как держит шпагу фехтовальщик, так как сломанные пальцы левой руки дали о себе знать резкой болью: «Остановись, слышишь, давай поговорим. Ты, по ходу, ошибся адресом, – сказал он идущему на него Алехандро.

– Женя, ты где там?! Вызывай полицию!

– Женя? Так это он тебя позвал разобраться со мной? – Коля улыбнулся. Кровавая гримаса напомнила Алехандро боевой раскрас, которые он видел в детстве на рисунках в книжках про индейцев Майя.

–Я вызвал, вызвал! – Женя подошел к порогу кухни. Трясущимися руками он показал телефон Алехандро, – Сказали будут через десять минут.

Пройти дальше он не решился. Недалеко от прохода лежал Егор который изредка дергал ногами, словно в конвульсиях и издавал хрипящие звуки.

– Что ттты ннаделал? – заикаясь спросил Женя.

– Что я наделал?! Скажи это себе, дрозд ты тупой. Слышь ты, рэмбо, – Коля обратился к Алехандро, – Ты, по ходу, не знаешь всей сути. Вот это чучело – Коля указал битой на стоящего в дверях Женю, – должен мне пятьсот кусков и сегодня он должен был их отдать. Ты ввязался не в ту тему, я тебе так скажу.

– Я третий раз не буду повторять. Положи биту на пол и подними руки. – Алехандро встал в боевую стойку. Он выставил левую ногу вперед и поднял руки, как заправский боксер.

– Ладно, ладно, брюс ли, не кипятись. – Коля положил биту и поднял руки.

– Женя, неси веревки.

– Какие вверевки, у нннас нет.

– Бельевые сними – прохрипел лежавший на полу Егор. Он приподнялся и посмотрел на Женю. Его лицо раздулось и выглядело как физиономия законченного алкоголика, – Вызови скорую, – произнес он и прилёг обратно.

Алехандро развернулся и посмотрел на Егора. Этого момента хватило, для того, чтобы Коля развернулся и открыл кухонный шкаф. Нож лежал среди столовых приборов. Двадцати сантиметровый тесак. Егор точил его на прошлой неделе, определяя уровень заточки на листе А4. Нож резал бумагу с бритвенной остротой, на него не нужно было даже давить. Хрустящий звук и лист разрезан надвое.

"Хорошо, что правая целая", – подумал Коля и схватил тесак.

Все повернули головы на раздавшийся звон кухонной посуды. Коля оттолкнулся уцелевшей ногой от пола и сделал выпад. Острое лезвие прорезало джинсы и вошло в мышцу ноги Алехандро, как в сливочное масло. На светло синих джинсах стало расплываться темное пятно. Алехандро смотрел на Колю не понимая, что происходит, боль еще не проявилось, но всё тело стало скованным. Он продолжал смотреть на Колю, сверху вниз. Следующий выпад ножа вошел Алехандро в бедро.

Женя закричал и побежал к входной двери. Полицейские, услышав крик решили действовать быстро. Увидев, что дверь приоткрыта, капитан Костреченко пнул ее ногой. Инерция движения двери угасла, столкнувшись с Жениным лицом. Полицейский повторно пнул дверь вдавливая Женю в стену.

Вбежав на кухню капитан Анатолий Костреченко увидел жуткую картину. Лежавший на полу человек орал и бил руками по полу. В его паху торчала рукоять ножа. Рядом с потерпевшим сидел человек с измазанным кровью лицом.

– Руки вверх! – Костриченко пытался открыть кобуру, – Саша сюда! – позвал он на помощь напарника.

Вместе с Костреченко на вызов приехало трое полицейских. Один остался на улице, а двое других скручивали Женю в коридоре.

– Я оборонялся, командир. Вон тот додик напал на меня с битой. Спроси у него. А этот Брюс Ли хренов начал пинать, пришлось отбиваться, – сказал Коля.

Подбежавший напарник достал наручники и стал скручивать Колины руки. В это время Колина голова находилась под прицелом табельного Макарова Костреченко.

С улицы доносился вой сирены скорой помощи. Возле входной двери лежал Женя. Его сломанный нос уткнулся в половую тряпку, которая заменяла входной коврик, а руки, застегнутые в наручники лежали за спиной.

– Лежи, не дергайся! – крикнул полицейский.

– Ребята, д-да это я вызвал вас. Я х-х-хозяин квартиры. – В последний раз Женя заикался перед церемонией бракосочетания. В тот раз он так переволновался, что не смог выговорить стандартную фразу церемонии «готова ли ты стать моей женой?».

– Щас разберемся, кто кого вызвал, – ответил рядовой Еремкин. Похоже он сам был напуган не меньше Жени.

В квартиру вбежали санитары. В первую очередь они погрузили на носилки Егора. Главный санитар занялся Алехандро, у которого оставался торчать в паху нож. Ручка ножа торчала вертикально под ровным углом, со стороны казалось, что нож пригвоздил достоинство Алехандро к полу. У Алехандро были закатаны глаза, и он произносил что-то нечленораздельное: "Кисть… Да… знаю. Возьми там… Почему нет, там и лежит. Я хорошо прорисовал её жопу. Ммм. Нет, так не пойдет".

Врач открыл оранжевый чемодан с красным крестом и достал жгут. Левая штанина Алехандро из светло-голубой джинсовой ткани стала тёмно-красной. Первый порез был довольно глубокий, нож прошел по верхней мышце бедра и разрезал связки, задев артерии. Под ногой скопилась кровавая лужица, которая постепенно расползалась по линолеуму. Санитар вколол обезболивающее, и принялся накладывать жгут. Костреченко позвонил четвертому бойцу, который остался на улице и позвал его подняться для сопровождения Николая в уазик.

– Командир, слышишь. У меня рука сломана, – пробасил Николай.

– В отделении будем разбираться, поднимайся.

Костреченко хотел как можно скорее уйти с кухни и подождать пока медики разберутся с членом Алехандро. "Такого я еще не видел, – подумал Анатолий, – и видеть не хочу".

– Можно вас на минуту? Пройдемте в комнату, нужно осмотреть этого гражданина. – сказал Костреченко стоявшему без дела медику.

Молодой парень лет двадцати. Его губы были сжаты в тонкую трубочку, а нижняя губа кровоточила и выглядела будто ее накрасили красной помадой. Все это время пока он стоял на кухне, он не отрывал взгляд от торчащего ножа в паху Алехандро. Судя по его возрасту, он не так давно бывал в моргах, видел анатомию человека в разрезе, так сказать. Если бы он не справился с этим страхом, то вряд ли он бы сейчас стоял здесь. Но там было все по-другому, он был другой. Обмороки молодых студенток в морге на практике, выкуренные косяки перед занятиями и постоянный смех. Здесь была реальная жизнь. И член Алехандро из которого торчала рукоять огромного тесака было этому подтверждением.

Костреченко ткнул дубинкой в спину Николая и повел его в комнату. Студент практик пошел за ними, шурша обтрепанными зимними ботинками по полу.

Осмотр длился не долго.

– Так, ну что там? – Костреченко нужно было идти на кухню, узнать все ли в порядке и решить, что делать дальше.

– Пальцы сломаны. Два. Нос просто разбит. С ногой не ясно, скорее всего просто отбита. Остальное все в порядке, вроде бы. В любом случае нужно везти в больницу. – вынес вердикт медик-студент.

Костреченко дал распоряжение бойцам отвезти Колю в больницу, а после доставить в дежурную часть.

– Так, а этот какого хрена, всё еще тут лежит? Подними его, – приказал Костреченко.

– Так точно товарищ капитан.

– Я тут живу! Я вас вызвал! – начал протестовать Женя.

– Да не брыкайся ты! Сейчас разберемся, – боец, охранявший Женю в коридоре был рад тому, что он пропустил весь замес на кухне.

– Проведи его в комнату, я сейчас подойду, – сказал капитан и пошел на кухню.

Санитары закончили с первой помощью и теперь грузили Алехандро на носилки.

– Ну что там? – капитан Костреченко обратился к санитарам, стараясь не смотреть на лежавшего Алехнадро.

– Все нормально. Кровотечение остановлено, жить будет.

– А с этим что? – он махнул рукой, указывая на нижнюю половину туловища Алехандро.

– Вы имеете ввиду задет ли половой орган?

– Ну да.

– Аа, да все в порядке. Задета только мошонка, – улыбнулся санитар, – Дети будут.

– Мошонка? – рот Костреченко приоткрылся.

– Да и то, лишь чуть-чуть задета мошоночная ткань. Яички не пострадали.

– Охренеть! Да ну его! Нож ведь прям в елдаке торчал! – Костреченко подошел к Алехандро, – Парняга, ты в рубашке родился!

Санитары подняли носилки. Алехандро улыбался. Видимо ему уже сообщили эту новость.

– Товарищ командир, ты с Женькой поаккуратней, он хороший парень. Он мне рассказал про свою жену, та ещё стерва. Если бы я лишился яиц, то не простил бы её.

– Гражданин, прилягте пожалуйста, – санитар успокоил распереживавшегося Алехандро, – Понесли!

Третий персонаж кухонной баталии покинул помещение. В квартире остался только Женя и капитан Костриченко.

– Ну что, перекурим это дело, да поедем в участок разбираться, – капитан подошел к окну и открыл его. На ветках березы, которая росла под окном, чирикали воробьи. Все радовались весне. Через пару часов капель начнет стучать по жестяным скатам, а сосульки будут разбиваться о козырьки и подъездные лавочки. "Надеюсь, не о чьи-то головы", – подумал Костреченко.

– Евгений, подойди сюда, наручники тебе сниму.

Женя зашел на кухню. От открытого окна тянуло свежестью. Запах страха выветрился, но на полу осталась лужа крови, в которую уже успели вступить пара чьих-то ботинок, и нож с окровавленным лезвием.

– Нормально все? – спросил Костреченко и снял наручники

– Да. Я просто еще не могу сообразить, что произошло.

– Дикий беспредел, и не такое видали. Курить будешь?

– Да, не откажусь.

– Что будешь? Вон ту хрень или сигареты? – Костреченко посмотрел на стол, на котором лежал развёрнутый сверток с травой.

– Это не моё. Я не увлекаюсь, может к Егору в гости кто приходил. Я даже не знаю. – Женя посмотрел на пол.

– Да расслабься, все это мелочи, по сравнению с этим замесом. Ну конечно если у вас тут не хранится что-то больше. Не хранится? – улыбнулся Анатолий.

– Да нет, вы чего? Конечно нет.

– Ну смотри. Я имею право осмотреть помещение на предмет запрещенных веществ, – сказал Костреченко и передал сигарету Жене.

– Что теперь делать? Мне надо будет в участок поехать? Дать показания? – Женя подошел к окну, стараясь не выдавать волнения. Капитан какой-то странный: "Почему он не вызвал следователя? Почему мы вообще стоим тут и курим?" – подумал Женя и выглянул в окно.

Прекрасный день. Даже при всём что случилось. Хорошо стоять, курить в окно и думать, что все позади. Черный "крайслер" с тонированными стеклами повернул направо и въехал во двор. Брызги весенней слякоти разлетелись в разные стороны. Автомобиль подъехал к подъезду и остановился.

Женя открыл рот и стал тыкать пальцем в окно.

–М-м-м. Эта та машина. Слышите. Это та машина.

– Какая машина, ты о чём?

В этот момент в кармане Костреченко заиграл телефон. Он выкинул окурок с окна и отошел к коридору.

– Да, да, без проблем. Как договаривались. Поднимайтесь, – он сбросил звонок и вернулся на кухню.

– А кто должен подняться? – Женя повернул голову и посмотрел вниз на автомобиль. Двери "крайслера" открылись с двух сторон. Кто из них выходил Женя увидеть не успел. Увесистый кулак Анатолия прилетел ему прямо в висок.


***


Водитель лениво крутил рулём. Зажатая в зубах сигарета сыпала пепел на его пальто. Машину раскачивало в разные стороны, колеса то и дело попадали в ямы, но хорошие амортизаторы смягчали толчки.

– Сань, давай поаккуратнее, – сказал человек сидевший на переднем сидении рядом с водителем.

– Так пусть асфальт проложат.

– Задолбала эта трясучка. Сколько нам еще ехать?

– Километров десять.

Женя очнулся от легкого постукивания по голове. Он открыл глаза и ничего не увидел. Кругом была полная темнота. Время от времени его потряхивало, как будто он находился в стиральной машине. Он не мог пошевелить ни руками, ни ногами, они были крепко стянуты веревками. Последнее, что он помнил было открытое окно на кухне и "крайслер", подъезжающий к дому.

– Лёш, а чё они этого дебила сюда не привезут? – спросил водитель.

– Этот дебил должен кучу денег. Не рентабелен он тут будет.

– Ну это понятно. А мусор то каким боком?

– Саня, я с тебя херею. Ты что первый раз видишь его?

– Пару раз видел. Просто я не особо то и в курсе.

– Ну вот и не надо тебе знать, веди давай.

"Крайслер"с пробуксовкой взобрался на гору. Из кабины автомобиля открылся вид на поле. Снег здесь ещё не сошел, и извилистая дорога была единственным грязным пятном, тянувшимся к постройкам, которые стояли под горой. В сумрачном свете были видны деревянные загоны для скота. С вершины горы они казались чёрными пятнышками. Рядом с загонами стоял двухэтажный, деревянный барак в котором было по два окна на первом и втором этаже. Каждое окно было зарешечено. За ним виднелось несколько конструкции покрашенных в синий цвет. К каждой конструкции была пристройка, по виду напоминавшая конвейерную ленту.

– Это че, новые машины? Раньше ведь по одному человеку работали? – спросил водитель.

– Кирпичи говняные получались. Это новые аппараты. Быстрее работают и лучше, – пробурчал пассажир.

Возле каждой машины суетились по два человека. Один с тележкой стоял возле ленты, по которой перемещались кирпичи, второй нагружал в тележку продукцию. Рядом с производственными машинами стояла беседка с навесом из шифера. Из беседки вышел человек и посмотрел на "крайслер", спускающийся с горы. На плече человека, дулом вниз, свисало ружье.

Трение щеки об обшивку из войлока прекратилось. Машина остановилась. Кто-то открыл багажник и лучи от заходящего солнца ослепили Женю. Два силуэта наклонились над ним и подхватив под руки вытащили наружу.

На вершине горы, в паре километров от дороги, по которой спустился крайслер, среди зимних кустарников лежал человек и наблюдал за происходящим в бинокль.

– Давай пока сюда его положим. Пусть старший им занимается.

К мужикам подошел человек в черной, тряпичной маске с отверстиями для глаз и рта.

– Хули вы его тут положили?

– А куда его деть? Принимайте, разбирайтесь.

Мужик в маске достал нож и перерезал веревки на Жениных ногах, затем он просунул руки Жене подмышки и резко дернул, поставив тем самым его на ноги.

– Придержите его немного.

Водитель Саня и его напарник Лёша взяли Женю под руки. Человек в маске встал напротив Жени и начал говорить:

– Значит так. Как меня зовут тебе не обязательно знать. Я старший этого райского места. Если тебе повезет увидеть меня еще раз, то значит в следующее мгновение в твоей башке окажется пуля. Что тебе нужно знать об этом месте. Здесь находится производство кирпича и ферма с коровами, свиньями и другими парнокопытными. Я произвел кое какие расчеты, чтобы отработать долг ты должен трудится здесь пять лет. Жить будешь в бараке вместе с другими работниками.

Женя смотрел на лицо в маске и трясся от страха.

Старший продолжал монолог:

– Поверь мне на слово, что человека, которому ты должен бабки ждет куда печальнее участь. Просто помни об этом, когда будешь трудиться. Через пять лет мы тебя отпустим, можешь не переживать. Дам тебе небольшой расклад, на случай если надумаешь бежать: у ребят хорошая оптика, готовые к выезду машины и жестокие нравы. До ближайшего поселения двести пятьдесят километров. Как думаешь, выживешь?

Женя молчал.

– Я так тебе скажу: не глупи, и все будет хорошо. Кормят отлично, выполняешь работу, и никто к тебе не докапывается. Круче чем в офисе, – старший рассмеялся, – Считай, что на оздоровительном курорте.

Из барака вышли два человека и подошли к автомобилю. Их лица также были в масках, у каждого сбоку висело ружье.

– Принимайте работника. Проведите инструктаж и зайдите потом ко мне, – распорядился старший, – А вы ребята, чего стоите. Пойдемте чаю попьем.

Люди в масках подхватили Женю под руки и повели к бараку.

– Только чай и в путь. Времени мало, – сказал Лёша старшему.

– Да че, мало, быстро домчим, – сказал водитель Саша.

– Ишь ты какой гуманный. А ходовку тебе не жалко?

– Да отвали ты уже от меня, задолбал.

Старший рассмеялся:

– Милые бранятся только тешатся. Лёха, как кстати твоя новая пассия?

– Какая? Настя что ли?

– Ну про какую ты рассказывал на той неделе?

– У меня еще там одна есть. Но Настя огонь. Сосет как пылесос. Муж ее лох какой-то. Чё то у них там с ипотекой напряги возникли, короче разводится вроде как.

– Ай ты ловелас! Учись Санек, а то и твоя свинтит куда-нибудь.

– Да хорош уже гнать, ловеласы долбанные, – буркнул Саня.

Женя повернул голову и посмотрел на Старшего и людей, которые его привезли. Они шли к кирпичному одноэтажному зданию, стоявшему возле барака.

– Че интересного нашел?!

Один из сопровождающих взял его за плечи и ударил коленом в живот. Женя согнулся и закашлял, пуская слюни на берцы охранника.

– Тебе ясно сказали, придерживайся правил и всё будет хорошо, – сказал сопровождающий и подтолкнул Женю вперед.

Солнце почти зашло за горизонт. Багряно-красный свет осветил барак и кузов крайслера. Семён убрал бинокль в чехол. Он наблюдал за лагерем уже второй день. Его серая Нива стояла в низине и была прикрыта камуфляжным, зимним брезентом. В багажнике Нивы лежал целый арсенал: винтовка Драгунова с запасным магазином, автомат Калашникова с тремя запасными рожками и граната. Целый год он провел на различных стрельбищах, тирах, и природе, где учился меткости стреляя по банкам и птицам. Думали я сдох? Думали я не вывезу двести пятьдесят километров в январский мороз? Суки! Это было почти правдой, если бы не тот заплутавший дед на жигулях, который его спас.

Семён провёл в лагере почти два года. Сколько кирпичей он погрузил в Камаз, который приезжал раз в неделю и сколько свиней зарезал пока работал на ферме, он не помнил. Зато он прекрасно помнил, как семь дней в неделю по тринадцать часов он работал не покладая рук. Ещё он помнил, как охранники издевались над ним, заставляли жрать свиную похлебку и танцевать твёрк. Он почти не помнил, как попал туда. В то время он висел на лсд и играл в покер на деньги. Была игра по-крупному, после большой проигрыш, а потом выбитый зуб и постановка на счётчик. После багажник и рабовладельческий лагерь, умело замаскированный так, что никакие проверки и облавы его не касались.

Весь год он строил планы по зачистке лагеря. Два дня он собирался духом, прикидывал время, когда большинство охранников на улице и попадают в его прицел. Когда он увидел подъезжающий к лагерю крайслер, то решил перенести месть на завтра. Но после того как из багажника достали бедолагу, такого же каким был и он, когда попал сюда, то уверенность мочить их всех сегодня только укрепилась. Может быть это были те уроды, что привозили его, кто знает? Его перевозили под тяжелыми наркотиками, и лиц он не помнил, но одна только мысль, что это могли быть они не давала покоя.

Сегодня всё закончится, – бубнил себе под нос Семён, вставляя магазин в СВД. Кобуру с Макаровым и запасные рожки он разместил на специальном поясном ремне, а автомат Калашникова перекинул через спину.

Первым из административной постройки вышел водитель крайслера. Он подошел к машине и присел на корточки возле заднего колеса. Через оптический прицел четко были видны ролексы на руке Саши и зажигалка зиппа. Водитель прикурил сигарету.

– Санек че там? Спустило?

На пороге появился Лёша и старший. На этот раз старший был без маски. Семён навел прицел на его лицо. Исполосованные шрамами щеки выглядели как выпирающие швы на трубах после сварки. Интересно, он носит маску, потому что на его рожу невозможно смотреть или все-таки боится, что его кто-нибудь узнает? Скорее первое, решил Семён. Лёшу шатало из стороны в сторону: «Похоже что-то приняли», – подумал Семён, глядя в прицел.

– Саня, друг, давай заводи, – Лёша подошел к машине и оперся на нее рукой. Рука соскользнула, и сила гравитации притянула его прямо в ту грязь, где недавно лежал Женя. Он упал набок и так остался лежать, смотря снизу-верх на Сашу.

Старший захохотал. В перекрестье прицела его лицо выглядело как гротескная маска, уголки рта слились с шрамами на щеках и превратились в безобразную, кривую дугу.

Ну, что сука, готов умереть? – произнес Семён. Учитывая склон и расстояние, он навел прицел чуть выше головы и нажал курок.

Кровь вместе с серым веществом брызнула на синюю дверь административной пристройки. Голова старшего разлетелась как спелый арбуз. Водитель Саша посмотрел на безголового старшего. Пока он соображал, что к чему, Семён навёл прицел на его голову. Хлопок и раскат эха пролетел над крышей барака. Пуля пробила шею. Хлещущая кровь из шейной артерии била во все стороны, заливая стекло крайслера и лицо лежавшего Алексея.

– Ты слышал?! Эй! – охранник бежал к курительной беседке, где сидел его товарищ, присматривающий за работниками кирпичного производства, – похоже кто-то стреляет с горы!

– С горы? С чего это там стреляют?

Во дворе раздался крик. До замутненного от наркотиков сознания Алексея начало доходить, что из идущего вперед Сани хлещет кровь. Саня прошел пару метров и упал плашмя, как картонная фигурка на слабой подставке.

Семён перевел прицел на Алексея. Хорошая мишень, рот открыл и лежит. Гребанный наркоман, – раздался очередной хлопок. Погасив отдачу, Семён посмотрел в прицел, – Готов, – Ну что, я жду вас суки.

По его подсчётам, которые он сделал во время наблюдения, на территории в это время должно было находится трое человек. Двое на охране кирпичного производства, где Семён отпахал два года. Он до сих пор помнил их дегенератские рожи и насмешки. Именно они заставляли его танцевать твёрк с лежавшими кирпичами на жопе. Сначала клали два кирпича и делали ставки, упадут или нет, после повышали ставки и увеличивали кирпичи до четырех. Если кирпичи падали, Семён получал болючий пендаль.

Третий охранник находился в загоне со скотом, присматривал за работниками фермы. Всего охранников было шесть, включая старшего, чьи мозги разлетелись по входной двери пристройки. В самой пристройке должен был находится дежурный и арсенал с оружием. Семён точно это знал, потому что во время двухдневного наблюдения видел, как заходившие без оружия надзиратели, выходили оттуда с ружьями и автоматами. В бараке должен был находится последний охранник, единственный нормальный человек из всей шайки. Он частенько приносил заключенным нормальной еды и лекарства в тайне от других надзирателей. Семён не хотел его убивать.


***


Солнце почти ушло за горизонт, оставив от себя маленький полукруг. Семёну стало тяжело контролировать всю территорию. Выходить никто не собирался, а глаза резал полумрак. Ещё чуть-чуть и совсем стемнеет.

Семён навел прицел на деревянные ставни загона и выстрелил. Пуля выбила из двери щепки и покачнула ставни. Следующим выстрелом он разбил стекло в административном корпусе и пустил туда еще одну пулю. «На ещё, ещё сука!» – он всадил в окно оставшиеся четыре патрона. Заменив магазин, он принял решение потихоньку спускаться.

В то время пока Семён спускался с горы, попутно останавливаясь и стреляя по дверям и окнам, «добрый» надзиратель уложил Женю лицом в пол и велел не «отсвечивать». Бойня началась, когда «добрый» охранник выдавал Жене робу. Первый этаж барака представлял собой пыльное, захламленное помещение. Перегородок нигде не было, отчего создавалось ощущение, что это заброшенный спортзал в школе времен перестройки. Повсюду лежали мешки с комбикормом для скота, а вдоль стен был расставлен садовый инвентарь. Нашлось место даже для мини трактора, который почетно занимал центр барака. Лежа на полу, Женя наблюдал как охранник пытался аккуратно высунуться и посмотреть в окно. "Наверное, это единственный шанс", – подумал Женя.

Кобура в которой находился пистолет была закрыта. "Он не успеет дотянуться, если грамотно все сделать", – думал Женя, глядя на блестящую ручку ножа, который был закреплен в ножнах на правом боку «доброго» охранника.

На улице протрещала автоматная очередь. В ответ раздалось несколько аналогичных очередей.

Семён добежал до "крайслера" и прислонился к кузову. Он выглянул и посмотрел на административный корпус. Автоматное дуло торчащее из разбитого окна выплюнуло опасную очередь, едва не разорвав Семёну щеку. Семён снял с пояса гранату и положил под ноги. Он высунул из-за угла машины автомат и, не целясь, разрядил магазин в сторону окна. Потом подобрал гранату, выдернул чеку и прицельно кинул её в окно. Граната ловко проскочила между прутьями оконной решетки. В корпусе раздался крик. Надзиратель хотел выбежать из здания, но успел только приоткрыть дверь. Взрывная волна припечатала его к деревянной облицовке двери и наружу уже выпало мертвое тело с дымящейся, порванной спиной.

Егорыч! – Крикнул Семён, – Егорыч! Это я Сёма, помнишь меня?! Ты помогал мне с лекарствами, когда я болел. Слышишь?! Я не трону тебя, не выходи из здания!

– Семён?! Конечно узнал! Какого хуя?! Сюда наверняка уже мчатся ребята из офиса. Они не будут церемонится, слышишь?! Лучше вали отсюда пока цел!

– Да срать я хотел на этих ребят. Положу их всех! Пусть приезжают!

Последние лучи солнца исчезли и лагерь погрузился во тьму. Освещение запускалось из административного корпуса, но тот, кто мог это сделать лежал с разорванной спиной под искореженной дверью.


***

Женины глаза привыкли к темноте, и он увидел, как человек по имени Егорыч крадется под окнами в противоположенную сторону барака к ящику похожему на сейф.

В это время у надзирателей, которые стояли за бараком созрел план. Они решили обойти барак и напасть с двух сторон. Первый должен был стрелять по машине отвлекая внимание, а второй подбежать сзади и пристрелить ублюдка. В такой темноте он точно ничего не увидит.

Первым погиб надзиратель, который должен был обойти машину и пристрелить Семёна. Хруст гравия под армейскими бутсами выдали его ещё когда он поворачивал за угол барака. Семён действовал интуитивно. Он понимал, что сидеть возле машины, значит оказаться в ловушке и поэтому сменил дислокацию. На углу барака стоял поддон с кирпичами, за которыми он и спрятался. Для того, чтобы не шуметь Семён снял угги и остался в одних махровых носках.

Задержав дыхание, он беззвучно приблизился к силуэту крадущегося человека. Накрыв рукой рот, он быстро полоснул ножом надзирателя по горлу и положил тело на землю. Издав предсмертные хрипы, тело несколько раз дернулось в конвульсиях и успокоилось.

Он не стал возвращаться за уггами. Действовать нужно было бесшумно и на опережение. Когда во дворе стали слышны выстрелы из ружья и звон вылетающих окон припаркованного автомобиля, Семён уже добежал до противоположенного угла барака и зашел за спину наемнику. Махровые носки идеально поглощали шум, хотя вряд ли его мог услышать напарник убитого Семёном надзирателя. Автомобиль уже превратился в решето, но наемник не останавливался, когда его сознания коснулась мысль, что патроны заканчиваются, и в ответ никто не стреляет, Семён нажал на курок.


***


Женя слишком долго пролежал на полу, сначала у себя дома на кухне, теперь здесь. Он вспомнил, как когда-то в детстве он расквасил нос обидчику, на это его сподвигли друзья, мол, давай «завали его, он про тебя такое говорит, а ты стоишь, молчишь». И к чему он пришел? Если бы не Алехандро, возможно его отскребали бы сейчас с бетона.

Женя подскочил с пола в тот момент, когда на улице прозвучала короткая автоматная очередь, а Егорыч открыл дверь сейфа.

«Судьба дает шансы», – подумал Женя и схватил приваленные к стене грабли.

На улице снова раздалась автоматная очередь, в этот раз выстрелы смешались с коровьим мычанием. Семён стрелял по загону для скота, в котором находился еще один наемник, последний, если не считать Егорыча, который в этот момент заряжал дробовик и не слышал шума за спиной. Металл чирком прошел по затылку Егорыча и пробил шею. Лунный свет проник через грязное окно и осветил действие: пыль, белыми точками летающую в воздухе, лицо Егорыча, грабли, торчащие из его шеи, словно когтистая лапа невесть откуда взявшегося зверя и машинальный выстрел из дробовика. От неожиданности палец Егорыча нажал на курок и дуло выплюнуло сотни мелких дробин внутрь сейфа. Дробовик выпал из рук, сотни мелких дробин рикошетом впились в тело Егорыча. Женя стоял прямо за спиной наемника и ни одна дробина в него не попала. Он отпустил грабли и отошел. Лицо Егорыча напоминало прыщавого подростка, дробинки торчали из щек, бровей и лба. В полумраке его глаза напоминали черные стекляшки из которых сочилась жидкость. Егорыч упал на спину и когтистые лезвия граблей вошли еще глубже в шею.

Егорыч! – дверь в барак открылась и лунный свет бросил свой прямоугольник на мешки с комбикормом, – Это я! Не бойся, я не буду стрелять! Ты где?

Семён зашел в барак, – Все ништяк, Егорыч! Эти твари валяются во дворе, а ребята не могут прийти в себя, совсем перепуганные. Прикинь, они меня не узнают!

Семён включил фонарь на подствольнике. Луч от фонаря осветил лежавшее возле открытого сейфа тело. Семён поставил приклад к плечу и сделал оборот вокруг себя, затем перевел прицел на тело. Он решил передвигаться вдоль стены, где мешков было больше, в случае чего можно было спрятаться. Семён шел, дергая прицелом по разным сторонам пока луч от его подствольного фонаря не осветил лицо Егорыча.

Это что за нахер? – произнес Семён, глядя на точки из которых сочилась кровь. Подняв дуло с фонарем, он посветил на трактор, ему показалось что там промелькнула тень. Он нажал на курок, и короткая очередь наполнила барак грохотом. Пули пробили лобовое стекло и осколки со звенящим звоном посыпались по кузову трактора.

– Слышь ты! Давай выходи! Тебе пизда, слышишь!

Следующая автоматная очередь прошила мешки с комбикормом за которыми в полуприсяде, с дробовиком в руках прятался Женя. Дрожащими руками он навел дуло дробовика на угол откуда должен был выйти Семён. Женя наблюдал за светом от фонаря, который то появлялся, то исчезал. Пот каплями скатывался по лбу и попадал на ресницы мешая сконцентрироваться. Женя слышал свое сердцебиение, но не слышал шагов противника.

Семен действовал осторожно, шагая в махровых носках по грязному полу барака. Дуло его автомата исследовало каждый угол, где мог прятаться противник. Он прошел открытый сейф и почти подошел к мешкам с комбикормом, когда за спиной что-то стукнуло и закряхтело. Развернувшись он нажал на курок и стал водить автоматом в разные стороны, пытаясь расширить зону поражения.

Женя приподнялся и выглянул из-за своей баррикады. «Куда он палит?» – подумал он и на цыпочках побежал вдоль мешков. Где-то в голове прозвучала команда «действуй, другого шанса может не быть».

Когда Семён понял, что шум, который он принял за опасность исходит от Егорыча, дуло Жениного дробовика было наведено ему на спину.

– Егорыч, держись! – крикнул Семён и стал перезаряжать автомат. В этот момент прозвучал первый выстрел. Дробь разорвала поясницу и опрокинула Семёна на пол. Женя стрелял на ходу. Дробь попадала в ноги, заднюю часть и спину Семёна, разрывала кожу и проходила все глубже и глубже, пока все восемь патронов не кончились. Женя остановился перед телом и продолжил нажимать на курок. Когда до него дошло, что патронов больше нет, он бросил карабин и побежал. Тактический фонарь, лежавшего на полу автомата, освещал его бегство и обезображенное лицо Егорыча.

Он выбежал на улицу, но добежать смог только до изрешеченного пулями ленд ровера. Положив руки на кузов автомобиля Женя начал блевать. Рвотная масса облила лежащего возле колеса Алексея. В ушах звенело от выстрелов, а голова казалась сейчас взорвется от давящего напряжения. Женя сел на землю и облокотился спиной об автомобиль.

– Эй, мужик. Мы видели, как тебя привезли. Что там произошло, все закончилось? -рядом с Женей присел на корточки худой мужчина в коричневой вязанной шапке. Поодаль стояло еще несколько худощавых мужчин в синих робах. Их лица были до такой степени измождены, что впавшие щеки можно было заделать толстым слоем шпатлевки и никто этого бы не заметил. В руках они держали ружья, которые подняли с убитых наемников.

– Мужики, проверьте барак, только осторожнее там. А ты тут останься, – сказал мужчина в коричневой шапке, – Вась! Тут говорю останься. Будем думать, что с колесом делать. Запаска только одна, а на той стороне еще одно пробито.

– Пробито, как старое корыто, – произнес Женя.

– Что? Дружище, с тобой все в порядке? Что произошло в бараке?

Женя молчал и смотрел на свои ботинки. В его мыслях мелькали замедленные кадры расстрела Семёна: «Махровые носки, точь-в-точь такие же, как ему дарила мама, чтобы ноги не мерзли. Почему он был в носках, и кто он?» – мысли кружились в его голове и отдавали стуком в висках.

– Ладно, приходи в себя. Нужно выбираться отсюда, кто знает сколько еще у нас есть времени, пока сюда не приехало подкрепление из таких же пидоров. Нужно добраться до холма и позвонить в полицию, тут походу глушилки сигнала стоят.

Мужик в вязанной шапке встал и пошел помогать своему другу разбираться с колесом. Женя все также смотрел на свои ботинки и думал о махровых носках. Мысли парализовали его так, что он не заметил, как рука лежавшего возле его ног Алексея шевельнулась. Действие принятого героина закачивалось, и Алексей открыл глаза. Он потерял сознание вовсе не от выпущенной из СВД пули, которая всего-навсего пробила навылет его плечо. Приподняв голову, он посмотрел на сидевшего перед ним Женю, который что-то бормотал себе под нос. Он вспомнил как мозги Старшего разлетелись по синей двери. Потом вспомнил, что этот хныкающий ублюдок должен быть сейчас в бараке на перевоспитании. Рука полезла к поясу, где на подвязке в кобуре лежал американский Глок, подарок Старшего на день рождения. Алексей расстегнул кобуру и плавным движением достал Глок.

Пуля вошла Жене в лоб, его голова стукнулась об автомобиль оставив небольшую вмятину на кузове и упала на грудь. Темнота. Поток света, льющегося откуда-то сверху освещает детскую кровать. На ней лежат махровые носки, которые положила его мама, чтобы у него не мерзли ноги. Сейчас прозвенит будильник, она зайдет в комнату и начнет его будить, чтобы он не проспал школу. Темнота.


***


Сначала идет набросок, форма, четко прорисованные линии, тени. После этого он приступит к детальной прорисовке. Пожалуй, начну с груди, думает Алехандро, эта часть тела ему нравится больше всего. И это то, что мешает сконцентрироваться на работе. Раньше он никогда не рисовал с натурщиц, всех голых девушек на его холстах порождало воображение и воспоминания. А сейчас она абсолютно голая, лежит на новом диване, на котором после его наброска они займутся сексом. Хотя он хочет её уже сейчас, но творчество превыше всего. В комнате пахнет новыми обоями и клеем. Люстру они ещё не купили, ждут черную пятницу.

Иногда Алехандро кажется, что он был здесь раньше. Стоял на балконе и смотрел на замерзший город, а может даже ночевал здесь. С ним был еще кто-то, но он не помнил. Последние два года стерлись с его памяти после аварии на мотоцикле. Порой в его голове появлялись смутные воспоминания, но он не всегда понимал их.

С Настей он познакомился на городской площади, когда все было в желтых листьях и наступали первые заморозки. Он тогда целыми днями сидел на маленьком стульчике и рисовал портреты за сто рублей. Её он нарисовал бесплатно, а затем пригласил на свидание в кафе, где потратил единственную, заработную тысячу за три дня. Через месяц он съехал со съемной комнаты и заехал к ней в новую квартиру. Настя разрешила ему жить за ремонт и качественный секс, чему он был рад. Она сказала, что поможет ему найти работу, у её брата есть влиятельные друзья. Бывало, по вечерам её лицо становилось грустным, но она не любила про это говорить. Дело было в ее бывшем муже, который сбежал и бросил её с ипотекой в недостроенном доме.

«Представляешь, его нигде не могут найти, объявили без вести пропавшим и теперь плачу за все я сама. Хорошо, что дом достроили, а то я не знаю бы что делала. А так мы ведь разводиться хотели. Странно это все, всякие мысли в голову лезут, может он мертв, может еще чего», – рассказывала Настя.

– В любом случае этого никто не знает, не изводи себя. Теперь у тебя есть я, потихоньку все выплатим. А с ним, я думаю, все хорошо, развлекается себе где-нибудь, может и вообще за границу куда свалил. У меня есть такие знакомые, бабок дернули и свалили, ни слуху, ни духу, – отвечал Алехандро.


***


В этом году зима была щедра и перед новым годом одарила город метровым, снежным покровом. Дороги замело и люди побросали машины во дворах. Деревья превратились в огромных снеговиков с торчащими, снежными ветвями. На детской площадке папа с сыном бегали с лабрадором, а во дворе детвора играла в снежки и смеялась во весь голос. Все предавались зимним забавам и не обращали внимания на человека в сером тулупе. Он стоял возле дома и подняв голову смотрел вверх, на украшенные мигающими гирляндами окна. Его глаза были стеклянными и бесцветными, словно выгорели на солнце, а на лбу красной полосой тянулся шрам.

– Настен, ты идешь? – Прокричал с кухни Алехандро.

– Да, милый, погоди немного. Мне тут Анька в инсту скинула прикол про своего пупса.

– Да иди сюда, остынет скоро. Что ты как маленькая.

Она вбежала на кухню давясь от смеха:

– Не, ну ты сам посмотри. Капец, у нее пупс смешной, – сказала она и протянула телефон Алехандро.

В коридоре запиликал дверной звонок.

– Ты кого-то ждешь? – Он посмотрел на Настю.

– Да нет. Может соседи.

– Пойду посмотрю. Достань пока печеньки, пожалуйста.