КулЛиб электронная библиотека 

Академия «Cold» (СИ) [Olivia Mar] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Виктор Сменкин вздрогнул и резко подскочил на месте, стоило ему только услышать неожиданное и непонятно откуда взявшееся угуганье. С экрана компьютера, где был включён видеочат, на него уставились три удивлённые пары глаз. Его друзья тоже услышали этот звук.

— Я ведь не один это слышал? — ошарашенно поинтересовался Илья Муромов. Рыжеволосый парень, который всегда скептически относиться ко всему, по его мнению, паранормальному, в том числе, и к сумасшедшим идеям друзей. Илья — отличник, который, по непонятным для других людей причинам, влился в компанию ребят, ищущих приключения на пятую точку.

— Нет, конечно! — выкрикнул Филипп Черных. Очаровательный голубоглазый парень, который свёл с ума ни один десяток влюбчивых девчонок, но при этом всегда оставлял за собой статус холостяка. Фил питает особую любовь иронизировать неприятные, а порой и странные ситуации, это помогает ему расслабиться.

— Я тоже это слышу, — добавил Мещеряков Артём. Кто-кто, а вот зеленоглазый Арт — упрямый и решительный — был рождён, чтобы стать лидером. Он умеет принимать сложные решения и не боится последствий, а за своих друзей стоит горой.

— Пойду посмотрю, — пробормотал темноволосый Вик, мозг компании, который работает только до тех пор, пока эмоции заполонят всё его сознание.

Совиное угуганье не прекращалось и, казалось, что оно становилось только громче. Виктору даже на секунду показалось, что он начинает сходить с ума и ему было бы неплохо посетить психиатра.

В последнее время ему начали сниться странные сны, в которых он постоянно видел маленькую девочку, которой было не больше пяти лет. Она всегда появилась в летящем зелёном платьице и сжимала в руках плюшевого медведя. Сменкину постоянно хотелось увидеть её лицо или услышать голос, но он либо просыпался, когда малышка замечала его, либо он просто не мог ничего рассмотреть — перед глазами появлялась туманная пелена, не позволяющая ничего увидеть.

Это вызывало в нём непреодолимую досаду и разочарование. Весь свой пар он выпускал, когда ударял кулаками об стену, возле кровати. Костяшки сбивались в кровь, но уже через минут тридцать всё пропадало — боль, покраснения и, конечно же, садины.

Когда это случилось впервые Виктор испугался и не понимал, с чем это связано и как это произошло. Но спустя несколько дней он свыкнулся с этой мыслью и странная особенность его организма ему даже понравилась. Особенно, если брать в расчёт неуклюжесть Вика, из-за которой у него появлялись синяки — это стало для него абсолютным плюсом. Тридцатиминутное заживление и ты как новенький!

Зайдя на кухню, откуда доносился звук, Сменкин увидел своих сосредоточенных родителей, которые стояли возле открытого окна и тихо, что-то обсуждали.

— Мам, пап, а вы… — заговорил он, привлекая внимание семьи, но остановился, не договорив предложение до конца. Он увидел, как на широком подоконнике, прижав крылья, как можно ближе к телу, сидела белая сова. Животное совсем не боялось собравшихся людей и рассматривала всех умными золотистыми глазками.

Виктор пораженно открыл рот, в голове возникла глупая мысль, что это лишь коллекционная фигурка или что-нибудь в этом роде. Но когда она вновь стала издавать звуки и хлопать крыльями, он понял, что его предположение — ошибка. Слишком уже естественно ведёт себя эта «фигурка».

— Витя, нам нужно кое о чём поговорить, — заговорил его отец, Андрей. Его твёрдый голос звучал так, будто он не видит ничего странного в появлении совы в их доме, словно так и должно быть.

— Ага… — протянул сын, всё ещё смотря на «незваного гостя», который явно не собирался покидать их квартиру, — На пример, о ней.

— И о ней тоже, — улыбнулась Татьяна, мама Виктора, и добавила, — И о твоих друзьях, кстати тоже. Ты можешь пригласить их сегодня к нам?

— Хорошо, но в чём дело? — спросил Сменкин-младший, чуть придя в себя и смирившись с монотонным угуганьем.

— Всё вечером, — кратко ответил Андрей и повернулся к сыну спиной, давая понять, что этот разговор окончен и будет иметь продолжение вечером.

Пробормотав бессвязный ответ, Вик поспешил вернуться в свою комнату, где всё ещё работает видеочат с парнями.

Упав в компьютерное кресло, он тяжело вздохнул, чем привлёк внимание трёх спорящих к себе. Они выдали синхронное «Ну», на которое сразу же получили развёрнутый ответ.

— У тебя в квартире сова? Да, ладно! Я хочу её увидеть! — поразился Фил, восторженно хлопнув в ладоши. Широко распахнутые голубые глаза, показывали, что он не шутит — ему и вправду интересно.

— А вы не находите, что это, капец, как странно? — Илья отчаянно пытался призвать всех к здравому смыслу, который, к сожалению, уже давно покинул головы этой компании.

— Илья, перестань занудствовать! — упрекнул того Мещеряков, широко улыбаясь, эта ситуация начинала всё больше и больше вытягивать его, придавая огромный интерес.

— Вот именно! — согласно выкрикнул Черных, — Просто скажи, что боишься сов и всё, — посоветовал он, доводя друга до белого каленья.

— Не боюсь я! — горечь и злость перемешались в голосе Муромова, из-за этого он даже выпрыгнул из кресла, да так, что оно отъехало назад.

Тихие смешки, которые парни отчаянно пытались заглушить руками, закрывавшими рты, окончательно вывели Илью из себя. Но когда он стукнул кулаком по столешнице письменного стола, то вскрикнул и отскочил. А друзья, успокоившись, тихо и внимательно следили за кистью его руки. На чуть загоревшей коже пальцев были чётко видны чёрные следы от сажи.

— Ч-что это было? — спросил перепуганный рыжеволосый парень, тряся запачканной рукой.

— А я думал, что только со мной стали происходить странности, — ошарашенно прошептал Артём, переводя взгляд на свои руки, которые спокойно лежали на деревянной поверхности стола.

— И с тобой тоже? — переспросил Сменкин, пододвигаясь ближе к монитору.

— Что значит, тоже? — не понял зеленоглазый, делая тон своего голоса более спокойным, хотя после произошедшего сделать это было трудно.

— Ну, меня в последнее время стали затягиваться шрамы, — ответил Вик.

— А я на днях ударил парня. Я к нему даже не прикоснулся, — похвастался Черных, — А с тобой, Арт?

— Я когда завтрак готовил, долго ножи найти не мог. А потом они у меня перед лицом из неоткуда появились.

— По-моему, нам пора в психушку, — усмехнулся Муромов, отпирая черную копоть на коже.

— Согласен. Это коллективная шизофрения, — посмеялся Сменкин, — Так, вы придёте сегодня? — он резко перевёл тему в более понятное и реальное русло.

— Конечно! — воскликнул Филипп, — Кто, вообще, откажется от ночёвки?

— Любой человек, который узнает, что там будешь ты, — съязвил Илья.

— Тогда этот человек очень тупой, потому что не понимает, что шанс на общение со мной, выпадает только избранным, — ответил Фил, натягивая на лицо чеширскую улыбочку, из-за которой Илья заскрипел зубами.

— Если они сейчас не замолчат, то я их точно сегодня придушу, — пообещал Мещеряков, делая жест «рукалицо», что вызвало в Викторе волну нескончаемого смеха.

***

За обеденным столом, где собрались подростки и родители одного из них, висела тишина. Татьяна и Андрей не знали с чего начать разговор, перебирали в голове разные варианты диалогов. А Виктор с друзьями, не отводя глаз, наблюдали за белой совой. Даже Илья, который действительно боялся таких, как она, не упускал ни одного шороха и движения с её стороны.

Птица выглядела очень красивой — её округлое белоснежное тело делало её похожей на снежный шар с искрящимися золотыми глазками.

— Мам, пап, может уже скажите, что хотели? — попросил Вик. Ему надоело сидеть в тишине и гадать о причине своеобразного собрания.

Супруги Сменкины переглянулись и тяжело вздохнули, им явно было тяжело начинать эту беседу, но больше тянуть было нельзя.

— Вот, прочтите, — попросила Татьяна и протянула парням по конверту. Все четверо друзей с понимаем на лицах взяли письма и стали рассматривать их. Конверт был выполнен из плотной крафтовой бумаги, на нём не было марок и каких-либо почтовых пометок, лишь их имена и какой-то непонятный символ в углу. Этот знак представлял из себя что-то похоже на снежинку, заключённую в круг.

Никто не решался раскрыть конверт и взглянуть на содержимое, все с неуверенностью вертели его в руках. Но по итогу, любопытство взяло вверх над Артёмом, поэтому раскрыв конверт, он достал сложенный в двое лист крафтовой бумаги.

— Поздравляю, вы зачислены в Магическую Академию «Cold»… — начав читать написанное, глаза Мещерякова широко распахнулись и он остановился, не закончив предложение.

— В честь чего шутка? — спросил Сменкин-младший, сверля родителей взглядом.

— Это не шутка, — серьёзным голосом ответил Андрей, машинально сжимая кулак. Это заметила Таня, поэтому она положила на его руку свою тёплую ладонь, давая понять, что он может расслабиться.

— Ребята, эта Академия существует на самом деле, — проговорила женщина, подержав небольшую паузу, она добавила, — У нас есть причины верить.

— С вами в последнее время не происходило что-то странное? — спросил Сменкин-старший, смотря на сына таким взглядом, что тот нервно сглотнул.

— Ну… у меня почти не осталось шрамов, — признался Виктор, после чего толкнул сидящего рядом с ним Фила, желая, чтобы тот продолжил.

— А я оттолкнул одного парня, не касаясь его, — добавил Черных, потирая ушибленное плечо, в отместку наступая Вику на ногу. Тот дёрнулся и чуть слышно вскрикнул, из-за этого на лице блондина появилась самодовольная улыбка.

— У меня сегодня на руке появилась сажа, — продолжил Илья, делая вид, что совершенно не замечает маленькой потасовки друзей.

— А у меня перед лицом появились ножи, — закончил Артём, сохраняя серьёзный вид.

— Это магия, — кратко обобщила Татьяна, уголки её губ чуть дернулись в попытке улыбнуться, — Вы прибудете в академию через два дня, — добавила женщина.

— Магия? Академия? — в слух рассуждал Мещеряков, опираясь локтями о кухонный стол и подпирая голову руками, — Больше похоже на бред, но… но если это правда, что мы скажем родителям? — он посмотрел на Сменкиных, ожидая их ответа, — Не думаю, что они поверят в… волшебство, — он с трудом подобрал правильное слово, которое не исказило бы смысл сказанного.

— Что нас направляют на обучение в школу в другой стране? — предложил Муромов, переглянувшись с друзьями, а потом добавил, — Не поверят, скажем позвонить родителям Вика.

— Да, эта самая подходящая отговорка, — похвал Андрей, — В принципе, это всё, что от нас потребуется, — он улыбнулся, — Прочтите письма, — компания поднялась со своих мест и поспешила в комнату друга, где они проведут сегодняшний вечер, — Витя, подожди, — попросил он.

Вик обернулся на родителей, в ожидании ещё чего-то паранормального. Лица обоих супругов выглядели просто каменными, что ему не удавалось, хотя бы узнать хороший или плохой исход этой истории.

— Что ещё? — он приподнял вверх густые брови, а в голосе послышались уставшие нотки, — Кстати, вы так и не сказали, откуда знаете обо всем этом? — он помахал перед их глазами конвертом, а после этой же рукой указал на сову, которая так и осталась отдыхать на их подоконнике.

— У тебя есть сестра, — резко и без всяких предисловий сказал Сменкин-старший, внешне он был похож на скалу, ни одна эмоция не скользнула по лицу. Зато внутри он сильно волновался, не понимая, как сын примет эту новость.

Виктор же, немного потупив карими глазами, начал смеяться. Ничего больше, просто смех, который напугал родителей до ужаса. Но через некоторое время парень выпрямился, протёр глаза и запотевшие очки, и тяжело вздохнул, переводя дыхание.

— Что ж, я не против пополнения… — начал говорить он с улыбкой, но его перебила мама.

— Витя, ты не понял. У тебя уже есть сестра-двойняшка, — пояснила женщина, делая акцент на слове «двойняшка».

— В смысле? — спросил он, отчаянно надеясь, что ещё не до конца лишился рассудка.

— Кира — твоя сестра, — вновь заговорил Андрей, — Она тоже маг, но способности у неё появились раньше, чем у тебя. Поэтому в академию она попала очень рано и ты совсем её не помнишь.

— Так, вот откуда вы… знаете всё это, — сказать, что Вик был в шоке — ничего не сказать. Все мысли спутались в голове в огромный и непонятный клубок, который он всеми силами пытался распутать. Вот только получалось не очень. Ему определённо нужно сейчас же выспаться, иначе он просто сойдёт с ума, — Я пойду в комнату, — сообщил парень и пошёл в нужном направлении, не дожидаясь ответа.

***

Открыв глаза, Виктор внимательно осмотрелся вокруг. Большие и размашистые деревья прятали под собой людей, не желавших жариться на летнем знойном солнце. Мимо парня по дорожке пробегали дети, которые вместе с родителями направлялись в сторону качель, песочниц и миниатюрным домикам.

Рассматривая территорию парка, в котором он оказался, Вик и не заметил, как к нему подбежала черноволосая девочка, одетая в летящее зелёное платьице.

— Извините, — протянула она мягким голоском, обращаясь к Сменкину, — Вы не видели моего мишку?

— Нет, — удивлённо ответил он, понимая, что видит перед собой малышку из своих снов. Её длинные волосы были заплетены в мальвинку и перевязаны атласной лентой в тон платья, а большие карие глаза, бегающие в поисках игрушки, обрамлёны пышными ресничками. Весь её вид очаровал Виктора.

— Ну, ладно, — вздохнула она и улыбнулась, хотя и выглядела расстроенной. Девочка развернулась и уже сделала несколько шагов уходя от него, но Сменкин спохватился, понимая, что хочет узнать её.

— Подожди, — малышка развернулась и удивлено посмотрела него, сжимая края платья, — Как тебя зовут? — он дружелюбно улыбнулся, показывая, что не хочет обидеть её.

— Кира, а тебя? — она заинтересовано подбежала обратно и села к нему на скамейку, поджимая ноги под себя и расправляя ткань одежды.

— Виктор, — он протянул ей руку и она, на его удивление, пожала её.

— О, моего брата тоже зовут Виктор, — засмеялась Кира, не отпуская его большой руки, — Вик.

Глаза Сменкина увеличились в нескольких раз, потому что у него появился ответ на вопрос, почему он гонялся за девочкой. Это черноволосая девчонка с плюшевым медведем, который еле-как умещается в её руках — его сестра. Теперь он уверен в этом.

— Ух ты, — посмеялся парень, не отводя глаз от девочки, которая не могла спокойно сидеть на месте, поэтому начала скакать сначала на скамейке, а после и вокруг неё.

— Ты мне нравишься, — воскликнула она, подбежав и встав перед ним. Кира улыбнулась, так мило и по-детски, что всё внутри Виктора таяло.

Они не переставали смеяться и бегать друг за другом, не обращая внимания на прохожих, которые периодично бросали на них косые взгляды.

— У меня есть идея, — сказал Вик, тяжело дыша из-за бега, — Давай, перекусим и пойдём вместе искать твоего медведя.

— Я согласна, — Кира вновь начала прыгать, так как будто и не она вовсе мгновение назад была уставшей. Сменкин усмехнулся, не понимая откуда в ней столько энергии.

— Что тебе купить? — спросил он.

— Шоколад! — крикнула девочка, из-за чего на неё обернулись все взрослые, находившиеся рядом.

— Просто шоколадку? — уточнил парень, протягивая ей руку, за которую она тут же ухватилась. Кира с широкой улыбкой закивала головой и повела своего нового друга к магазину, который находился через дорогу.

Подойдя к тротуару, Виктор решил поднять малышку на руки, чтобы быть полностью уверенным в её безопасности. Да, Виктор всегда отличался чрезмерной осторожностью.

Кира же не была против, наоборот ей понравилось, что её носят на руках. Став повыше, она почувствовала себя, чуть ли не королевской особой. Кроме того, Вик не сжимал её сильно — он делал это в меру, чтобы держать её в безопасности, но не доставляя ей дискомфорта.

Он опустил её только возле дверей небольшого магазинчика, в которой они направлялись. Кира с кряхтением начала толкать дверь, которая оказалась слишком тяжёлой для маленькой девочки. Виктор тихо посмеялся, глядя на это, за что получил детский удар в живот от Киры, которая испепеляла его взглядом за смешок. Не придавая этому большого значения, он толкнул дверь и пропустил девочку в помещение.

Она сразу же побежала к прилавку, где были разложены сладости.

— Ну, что? Какую? — поинтересовался Витя, стоя за её спиной.

— Не знаю, — серьёзным голосом ответила Кира, — Может белый? Или орехами? Эх, трудно решить… — неопределённо вздохнула она, — Можно с орехами? — спросила она, оборачиваясь к парню.

— Конечно, — улыбнулся он. В мыслях он желал купить ей всё, что она только захочет. Кира была милой и серьёзной одновременно — это привлекло и цепляло.

«Интересно, а какая Кира сейчас?» — этот и ещё куча подобных вопросов появлялись в его голове, когда он смотрел, как малышка с блаженством поедает купленную шоколадку.

После этого они начали обходить всю территорию парка, в поисках плюшевого друга Киры, которого в итоге нашли лежащим под деревом. Увидев медвежонка, девочка быстро подбежала к нему и схватила на руки, крепко прижимая к себе.

— Спасибо, Вик, — проговорила девочка и обняла нового друга, который после этого растворился в воздухе.

Он проснулся.

========== Часть 2 ==========

Комментарий к Часть 2

Та-дам! Не прошло и года😁

Желаю вам приятного прочтения❤️

Два дня прошли незаметно, парни спокойно убедили своих родителей о переводе в зарубежную школу, те были в шоке, конечно, но от такой возможности не отказались.

Близился вечер и меньше, чем через час они поедут вглубь леса, где должен находиться волшебный купол, укрывающий Академию «Cold». Сова, которая принесла письма, сообщающие о начале обучения магии, все ещё находилась в квартире Сменкиных, ведь позже она будет гидом для новичков.

Виктор сидел в своей комнате и осматривал полупустое пространство. В чемодане была аккуратно сложена одежда, а также Вик электронные приборы, по типу, ноутбука и телефона, и необходимой для них гарнитуры.

Обдумывая сложившуюся ситуацию, Сменкин не надолго задумался о том, что же его ждёт в академии. Но эта мысль сменилась другой, более приятной. Через пару часов он может увидеть свою сестру Киру, чей пятилетний образ готовил его к неожиданному повороту. Когда он рассказал о ней друзьям, то те взглянули на него, как на психа, который от одиночества стал придумывать себе семью.

«Интересно, какая она сейчас?» — раздумывал Виктор. На его лице засияла улыбка, когда в голове вновь всплыл образ черноволосой малышки, уплетающей шоколад.

— Витя, — позвала его мама, приоткрывая дверь в его комнату, — Пойдём, мальчишки уже пришли.

— Да, иду, — ответил парень, вставая с кровати и беря ручку чемодана.

— Ничего не забыл? — спросила Татьяна, обнимая сына, который уже давно вырос и стал выше её самой чуть ли не на две головы.

— Нет, я всё перепроверил, — монотонно проговорил он.

— Ох, удачи, сынок, — она поцеловала его в лоб, из-за чего тот забавно усмехнулся, и добавила, — Передавай Кирочке «Привет».

Он вышел из квартиры, не говоря больше ни слова, дабы не задерживаться и начать сомневаться в принятом решении.

Вышел на улицу он быстро, что даже не успел понять, как преодолел лестницу в подъезде. Около их семейной машины стояли его друзья и отец, ожидавший только чемодан сына, который через силу протиснулся в багажник.

Парни не заговорили до тех пор, пока не сели в салон и автомобиль не сдвинулся с места.

— Ну, как, чуваки, готовы? — с лёгким и привычным пофигизмом поинтересовался Черных. Выглядел он, как всегда, дорого, но с типичной неряшливостью. Воротник белой рубашки, выглядывал лишь с одной стороны, когда второй край был полностью скрыт под синим свитером. Классические джинсы же были чуть подвернуты.

— Да, — уверенно ответил Мещеряков, который с самого начала убеждал команду в том, что их ждёт классное время. Ему хотелось поскорее заняться изучением магии, в частности, потому ему не хотелось бы получать ранения каждый раз, когда он думает о ножах.

— Не совсем. Я всё ещё думаю, что это всё просто сон, — проговорил Муромов, с которым Виктор мысленно согласился. В отличие от своих самоуверенных друзей, они немного сомневались в своём выборе и в правильности всего происходящего.

— Да, ладно! Будет весело! — воскликнул Фил, решивший приободрить парней, — Просто представьте сколько возможностей у нас появиться благодаря магии.

— Но не забывайте, что вы едете в школу, а там есть свои правила, — вступил в беседу Андрей, не отрываясь от ночной трассы, освещаемой тусклыми уличным фонарями и автомобильным фарами, — И будет очень хорошо, если вы не будете их нарушать.

— Пап, почему барьер находится в лесу? — спросил Вик, переводя разговор в другое русло. Ему хотелось узнать побольше, перед тем, как они окажутся в академии.

— Не знаю, но скорее всего это сделали для того, чтобы их было не так, просто найти, — предположил Сменкин-старший, удивлённый серьёзностью сына, ведь он считал, что Витя будет более расслабленным.

— Но он же находится посреди леса, неужели никто его не нашёл? — заинтересовано поинтересовался Илья, внимательно смотря на двух Сменкиных, сидящих на передних креслах.

— Когда мы с Таней провожали Киру, то не только не увидели барьера, мы его даже не почувствовали.

— То есть, она прошла и оказалась в академии, а вы так и остались на месте? — уточнил Артём.

— Именно.

— А сколько нам ещё ехать до этого барьера? — спросил Филипп, — Я бы не отказался поспать.

— Около двух часов, поэтому может вздремнуть, — ответил Андрей и усмехнулся, заметив, как четверо подростков синхронно отклонились на автомобильных креслах и прикрыли глаза.

***

— Подъём! — громко и радостно воскликнул Андрей, осматривая четырёх подростков, которые ради удобства старались выкрутиться на автомобильном кресле. Филипп положил руки и голову на колени рядом сидящего Ильи и тихо сопел, с другой же стороны — Артём опустил на его плечо голову, не давая тому пошевелиться, поэтому несчастному Муромову ничего не оставалось, кроме как, отклониться назад. Виктор же повернулся на кресле в сторону отца и, сложив руки под голову, спокойно спал.

— Что? — с просони Фил, как и все остальные, не понял, что происходит и почему он оказался в машине. С каждой секундой начинало приходить осознание и воспоминание, порождая недовольные стоны.

— Ладно, парни, пошли, — сказал Мещеряков, который старался придать друзьям пример, поэтому он первый открыл дверь и вышел в прохладном вечернем лесу. Неожиданный обвернувший его холод заставил поежиться и обнять себя за плечи, дабы хоть немного согреться. Кофта и, натянутая поверх неё, куртка не давала необходимого тепла.

Продолжая тяжело вздыхать и не довольствовать, за ним вышли и все остальные. Сжимаясь от осенней прохлады, парни стали доставать свои чемоданы из багажника. В это время Сменкин-старший говорил о том, чтобы они не ввязывались ни в какие потасовки так, как их исход поможет запросто обернуться не в их пользу.

Попрощавшись с Андреем и дождавшись, пока его автомобиль отъедет, друзья выжидающе посмотрели на белую сову, которая тихо сидела на ветке большого и размашистого дуба. Птица взглянула на них умными глазками, пару раз угугнула и резко сорвалась с места.

Не ожидавшие такого поворота, парни устремились за ней так, как она была их единственным проводником до барьера, который ко всему ещё и невидимый. Бежать по лесной тропе, усыпанной упавшими шишками и сухими ветками, с чемоданами в руках было ой-как непросто. Маленькие колёсики, то застревали в ямках, то запутались в высокой траве. Ощущение прохлады мгновенно пропало и его заменил зной, из-за которого по их спинам градом скатывался пот. Сейчас перед ними стояли такие задачи, как не упасть и не переломать себе все кости, а также не потерять из виду сову, которая видимо решила испытать их на прочность.

Спустя несколько минут пробежки парни заметили её вновь сидящей на том же самом дубе, где она была вначале. Раскрасневшиеся лица четвёрки выражали только не понимание и недовольство.

— Серьёзно? — резко всплеснул руками Филипп, — Эта глупая птица водила нас кругами! — крикнул он и по лесу со всех сторон стал разноситься его крик.

— Тише, Фил! — шикнул на него Илья, наблюдавший за белой совой, которая внимательно смотрела на них и как будто понимала, о чём они говорят.

— Да, не такая уж она и глупая, — проговорил Сменкин и вздрогнул так, как их «сопровождающий» вновь расправил белоснежные крылья и улетел вперёд. Чуть снизившись, сова пролетела между двумя рядом стоящими деревьями и исчезла.

Рты друзей одновременно открылись, до них ещё не дошёл смысл произошедшего, но через мгновение они уже рванули к этому месту. Проход не занял абсолютно никакого времени, это было так, будто они сделали обычный шаг, лишь сквозь тело, словно прошёл низкий заряд тока.

—Вау! — вырвалось у ребят, когда перед их глазами возвысился замок. Он состоял из четырёх башен, стоявших по четырём углам, с конусными крышами и основного прямоугольного строения, высотой в этажа четыре. Его белокаменные и стеклянные детали добавляли роскоши, а арочные окна и двери разбавляли фасад и придавали некой приземленности.

Даже несмотря на завывания вечернего ветра, компания продолжала стоять во внутреннем дворе Академии «Cold». Мимо них пробежало, от силы, человек пять, которые глядя на пропотевших, с красными лицами и колючками на краях джинс парней, громко фыркали и стремительно убегали прочь.

— Ну и куда нам идти? — задал вполне логичный вопрос Черных, который успел даже сделать селфи на фоне своей новой школы. Сооружение, конечно, впечатлило их, но вот куда конкретно им необходимо идти непонятно.

— Не знаю, — приуныл Мещеряков, продолжая осматриваться, — Тут нас явно никто не проводит.

— Фил, вот надо было тебе сказать, что эта сова глупая? — разозлился Виктор, складывая руки на груди. Из-под прямоугольных очков карие глаза глядели на друга с осуждением и лёгкой искрой злости. Тот же ничего не ответил, лишь виновато пожал плечами и вздохнул.

— Ладно, что уж теперь, — проговорил Мещеряков, примирительно поднимая руки и вставая между друзьями, опасаясь того, что они могут сцепиться, — Давайте сходим…

— Ай! — его прервал резкий вскрик со стороны Муромова. Когда трое парней обернулись, то увидели, что Илья и ещё какой-то незнакомый им парень лежат на каменистой дорожке, чуть задевая аккуратно подстриженный газон. Оба кряхтели и, пытаясь подняться на ноги, высказывались друг о друге не самыми лестными словами.

Черных и Мещеряков подошли к ними и помогли двум бедолагам встать.

— Ты, вообще, смотришь куда, идёшь? — не прекращал возмущаться рыжеволосый. Если бы его не держал Фил, то он бы точно не удержался и хорошенько вмазал парню напротив.

— Воу, полегче, Илюха, — усмехнулся блондин, удивляюсь тому, что этот кареглазый незнакомец смог одним лишь столкновением вести из себя Илью, а ему, Филиппу, приходиться долго и усердно над этим трудиться.

— Я ещё и виноват? — возмутился паренёк. Хоть он и был недоволен, но из хватки Артёма не вырвался — вёл себя вполне спокойно, — А ничего что ты разложил свои вещи там, где этого делать не следует? — Муромов утихомирился и четверо парней переглянулись.

— А почему? — поинтересовался Виктор, подходя ближе к незнакомцу, который выручил глаза так, будто перед ним стояли сумасшедшие.

— Разве вы… — протянул он, выдергивая свои руки из хватки Мещерякова, — Стойте. Так вы новенькие, что ли? — спросил он, меняя тон своего возбужденного и раздраженного голоса на дружелюбный.

— Типо того, — ответил Филипп и, последовав примеру Артёма, отпустил Муромова.

— Меня зовут Саша. Саша Абрикосов, — представился парень, небрежно проводя ладонью по растрёпанными каштановым волосам.

— Я — Арт, а это Вик, Фил и Илья, — проговорил Артём, поочерёдно представляя друзей, — Приятно познакомиться.

— И мне, — улыбнулся Александр, — Пойдёмте отсюда, пока дежурные не поймали. Вы уже были у директора?

— Нет, — ответил Сменкин, — Мы, вообще, не знаем куда идти. Сова, которая передала нам письма, быстро улетела, — он бросил обидчивый взгляд на Фила.

— Значит, вам повезло столкнуться со мной, — усмехнулся Саша и пошёл в сторону арочной двери, по краю которой вилась лоза. Каменные перила небольшой лестницы, которая вела ко входу, также были обвиты растением.

— Кстати, почему там нельзя стоять? — переспросил Илья, стараясь подавлять обиду на Александра, который любезно стал их гидом.

— Это место подготавливают к какой-то церемонии, где выяснят твой главный магический талант.

— И какой у тебя… талант? — спросил Арт, глядя на нового знакомого.

— Ещё не знаю. Я сам приехал две недели назад, — с усмешкой пояснил он и они стали набирать скорость, чтобы не напороться на смотрителей и не заработать выговор. Поэтому, почти бегом, пятёрка спешила к кабинету директора.

***

Светлые и просторные коридоры Академии «Cold» были освещены ажурными лампами, которые находились чуть ли не на каждом шагу. Свет отражался от стеклянных деталей декора и сверкающего от чистаты паркета. А из больших панорамных окон открывался вид на парковую зону и академическое озеро.

До кабинета директора компания добралась довольно быстро, им не пришлось даже никуда сворачивать. Дойдя до конца коридора, они наткнулись на двустворчатые двери, над которыми висела белая табличка с серебряными калиграфическими буквами «Первый и единственный директор Академии «Cold». Школы для учеников с любым магическим талантом — Василиса Васильевна Премудрая».

Прочитав надпись, парни нервно сглотнули, впечатляющие заявление оказывало своё действие. Немного потупив под дверью, Артём, наконец, осмелился и постучал. С другой стороны сразу же послышался ответ. Поэтому решив не испытывать терпения директора, четверо парней вошли внутрь, а Абрикосов остался ждать в коридоре, решив лишний раз не показываться женщине на глаза.

Помещение, как и ожидалось, было просторным, светлым. Сразу же напротив входа за длинным столом сидела Василиса Васильевна Премудрая. Это была женщина средних лет со строгим и непроницаемым лицом, её синии глаза, как будто сканировали вошедших, которые не осмелились сделать больше одного шага. Строгий брючный костюм шёл в противовес расслабленной русой косе.

— З-здравствуйте, — увидев, что директор не говорит ни слова, Сменкин решил сам начать диалог, хотя внутри считал это ошибкой. Но несмотря, на все его сомнения, женщина по-доброму улыбнулась.

— Здравствуйте, ребята, — обратилась она ко всем мягким голосом, как будто говорила со своими собственными сыновьями, — Виктор, как ты вырос, — проговорила она, осматривая Вика. Тот не понимающие посмотрел на неё.

— Простите? — он не знал, как озвучить вопрос вертевшийся у него на языке, он очень хотел получить на него ответ.

— Я видела тебя лет тринадцать назад, — Василиса Васильевна встала из-за стола и подошла к окну, которое находилось позади неё, — Честно сказать, я долго ждала тебя. И надеюсь, что в изучении магии ты продвинешься так же, как и твоя сестра, — Сменкин сглотнул, ему не очень-то хотело, чтобы в первый же день прибытия на него вешали какие-то значки. Сейчас же ему прямо в лоб говорят, что он не должен отставать от Киры, которую долго не видел и, вообще, не знает.

За дверью послышалось шарканье ног, видимо Саше надоело стоять в пустынном коридоре одному. Вот только нарушить данное обещание он не мог, поэтому мучился.

— Александр, войдите, — неожиданно произнесла Василиса Васильевна.

Дверь вновь открылась и на пороге, в одной линии с новыми знакомыми, встал Абрикосов. Он опустил голову, боясь поднять карий взгляд на директора.

— Простите, Василиса Васильевна, я… — начал оправдываться парень, надеясь на то, что за нахождение в академическом коридоре после отбоя не получит наказания.

— Хочу сказать, что ты вовремя, Саша, — мягко сказала она, не заостряя внимания на жалкие попытки ученика оправдаться, — Ты ведь всё ещё живёшь один? — он кивнул, — Тогда, ребята будут твоими соседями. Надеюсь, ты расскажешь им об Академии и её правилах, которые успел усвоить, — закончила говорить Василиса Васильевна, Абрикосов нервно сглотнул.

— Хорошо, — ответил Саша.

— Вот и прекрасно, — проговорила женщина, — Если есть вопросы можете их задать. Но, а всё остальное вам покажет и расскажет Саша.

Парни немного задумались. Не так они представляли себе встречу с директором. Они думали, что будут долго слушать нудные лекции строго мужчины, который за любое не вовремя сказанное слово будет выписывать выговор.

— А куда улетела та сова? — поинтересовался Фил, которому было интересно узнать, могла ли птица и в правду обидеться на него за нелестно сказанную фразу.

— Ты о ней? — директор махнула рукой в направлении открытого стеллажа, стоявшего возле её рабочего стола. Там на самой верхней полке с закрытыми глазами и сложенными крыльями сидела беленькая птица, которая выглядела довольно безразлично, — Она прилетела довольно обиженной, но быстро забыла об этом, — добавила она, видя как Черных стало неловко.

— Мы можем идти? — спросил Илья, который был не против поспать ещё несколько часов. Бег по лесу давал о себе знать. Ноги устало подкашивались, а веки наливались медью.

— Да, конечно, — ответила Василиса Васильевна. Когда мальчики почти закрыли дверь, она продолжила, — Саша, — парень обернулся на голос, — Завтра последний выходной перед началом занятий, поэтому проведи ребятам экскурсию, — Абрикосов кивнул и захлопнул дверь.

Комментарий к Часть 2

Если заметили ошибки, то прошу вас указать на них🙏🏻

========== Часть 3 ==========

Парни проснулись только к обеду, каждый в своей собственной комнате без раздражительного звонка будильника и без привычных нотации родителей о том, что они зря провели половину дня.

Ученические комнаты располагались в Большой башне и включали в себе несколько спален, ванную и общую комнату. Обычно такие комнаты рассчитывались на пятерых. И редко, когда допускалось, чтобы в них жили и девушки, и парни, такое возможно только в самых крайних случаях. Сами спальни небольшие и однотипные, но ни один ученик никогда не оставляя её в первозданном виде и подстраивал её под себя. В помещения небольшие и вытянутые, в них был стандартный набор: кровать, прикроватная тумба, шкаф для одежды, небольшой письменный стол и стул — всё.

В общих комнатах соседи обычно совместно изучали практику, либо же проводили свободное время так, как им того хочется. В этом помещении стоял угловой серый диван, журнальный столик, открытый стеллаж и камин с постоянным набором для растопки рядом.

Одевшись, четверо друзей вышли в общую комнату. Все они выглядели заспано, но уже без вчерашней усталости.

— Где Саша? — без всяких предисловий и с ходу спросил Илья, ведь заглянув в спальню их нового друга, они никого не застали. В комнате с оранжевыми деталями уже была заправлена кровать.

— Я здесь, — раздался весёлый голос со стороны входной двери, позже в помещение вошёл и сам обладатель голоса — Абрикосов. Обеими руками он крепко держал поднос, на котором громоздилась гора разнообразной еды.

— О, вот это по-нашему! — обрадовался Черных и подошёл к Александру, дабы помочь донести всё содержимое до дивана в целости и сохранности. Чего там только не было — и обычная еда, к которой они привыкли в мире обычных людей, и какая-то непонятная, по типу шоколадных лягушек.

— И зачем? — поинтересовался Артём, ему было неловко и неудобно перед Абрикосовым, который, в то время пока они спали, нёс это богатство до их комнаты, — Мы бы и сами сходили и перекусили в столовой.

— С ума сошёл? Да, сейчас в столовку пойдёт только самоубийца! — Саша резко всплеснул руками и буквально упал на диван, — Создаётся впечатление, что все на каникулах сидели на диете, а перед учёбой резко срывались.

— Зачем же ты тогда пошёл туда? Если говоришь, что так сделает только самоубийца, — засмеялся Муромов, который уже начал разгребать кучу еды.

— А разве вы хотите ходить весь день голодными? — ответил Александр вопросом на вопрос, — Если да, то я готов есть в одиночестве.

— Нет-нет! Не сбрасывай меня со счетов! — воскликнул Фил, который уже начал собирать для себя бутерброд. Это вызывало со стороны парней смех. Кто уже начал есть, чуть ли не давились, поэтому всячески старались подавлять вырывающиеся смешинки.

— Кстати, Саш, — обратился вдруг Виктор, — А до академии с тобой происходило что-нибудь… ну, паранормальное? — спросил он, всё ещё пытаясь включить слово «магия» и его производные в свой лексикон. Правда, получается у него это с трудом.

— Ну, за несколько дней до приезда сюда, я работал в цирке, как и вся моя семья, — начал рассказывать Абрикосов, — У нас, что-то типа, династии иллюзионистов…

— Вау! Фокусник, круто! — восторженно протянул Черных, доедая бутерброд, который, если честно, еле залазил в рот.

— На днях должно было проходить большое шоу, — продолжил рассказывать Саша, не заостряя внимания на восклицаниях блондина, — Мне нужно было показать какой-то простой фокус, — проговорив это, парень как-то погрустнел и опустил голову, смотря на свою обувь, — Но у меня всё не получалось! Всё время, не пойми от куда, появлялись маленькие ножи.

— Это чем-то похоже на Арта, — перебил его Илья, немного задумавшись.

— Да, — заговорил Сменкин, вспомнив слова друга, — У него тоже ножи просто так появлялись.

— Тогда, скорее всего, у нас одинаковый талант, — подвёл итог Мещеряков, почему-то от этой новости ему стало легче. Возможно, потому что, изучать что-то новое вдвоём проще, нежели делать это в одиночку.

— Так! Меньше разговоров — больше дела! — громко сказал Абрикосов, вставая с места и оглядывая друзей, — Быстро жуём и валим академию смотреть!

***

— Ну, что? Куда пойдём? — спросил Абрикосов, когда друзья спускались по винтовой лестнице со своего этажа. Все задумались, им хотелось посмотреть всё и сразу, но за один день, да даже за два всю территорию академии им явно не обойти.

— Саш, а ты знаешь девушку по имени Кира Сменкина? — поинтересовался Виктор, подумав, что раз они не могут решить, так может он сначала может встретить сестру и познакомиться с ней.

По лицу Александра было видно, что он не очень доволен вопросом. Карие глаза странно сверкнули, кулаки сжались, а рот превратился в тонкую полоску.

— Её видел только один раз, зато с её подружкой слишком хорошо знаком, — выдохнул он, чуть ускоряя шаг, тем самым вставая к остальным спиной, дабы они не увидели, как он стал скрежетать зубами.

— О, так у тебя уже девушка появилась? — решил подколоть его Фил, не подозревая, как у Абрикосова внутри всё вспыхнуло и взорвалось.

— Эта ненормальная? Моя девушка? Чокнулся? — Саша повысил голос и резко обернулся к нему, да так, что Черных чуть со ступенек не навернулся от неожиданности, — Да, чтобы я с такой, как она? Не в жизнь!

— Саш, всё успокойся, — тихо проговорил Вик, которому стало не по себе от реакции друга на вопрос о Кире. «Какая она?», — опять пробежала мысль у него в голове. Он даже встряхнул головой, дабы вновь не подумать о ней.

— Извини, — прошептал Абрикосов, тяжело вздохнув, — В женское крыло нам запрещено заходить, а где она может пропадать — я без понятия. Но она по любому будет на церемонии, про которую я вчера говорил, — ответил он, неловко потирая затылок.

— Интересно, какие у нас таланты, — заговорил Илья, ловко переводя тему разговора в другое русло, чтобы больше не случилось неприятностей, затрагивающих тему о девчонках.

— Поживём — узнаем, — улыбчиво произнёс Мещеряков и, быстро скатившись по перилам вниз, добавил, — Быстрей, слабаки, осмотрим главное здание!

***

Внутренняя отделка основного здания ничем не отличалась от Большой Башни, где располагались ученические комнаты. Те же белые стены, сверкающий паркет, панорамные окна и большие двустворчатые двери.

По коридору среднего этажа, где шли парни, рассматривая различные информационные стенды, бегали студенты. В руках они переносили необходимые предметы для завтрашней церемонии — это были изящные, вырезанные из белого дерева стулья, в таком же стиле стол и небольшой и по виду довольно старый чан. Он был весь в потертостях, золотое напыление большей частью отсутствовало, тем не менее выглядел он роскошно.

— Зачем это? — произнёс Артём, наблюдая, как два парня тащат на себе этот котёл.

— Не знаю. Не забывай, я здесь не учился раньше, — напомнил ему Абрикосов, чуть усмехаясь и продолжая читать информацию о предстоящем торжестве.

Как оказалось, это мероприятие закрытое и присутствовать на нём могут только педагоги, первоклассники и ученики, которые проводят показательное выступление, дабы продемонстрировать, как проявляется магия в чистом виде.

— Да, ладно! — протянул Черных, — Вик, а твоя сестрица-то будет завтра проводить шоу, — добавил он, обращаясь к другу, стоявшему на другом конце стенда.

Услышав обращение Фила, Сменкин подошёл к нему и сам лично прочёл список студентов, которые были выбраны самим директором для показательного выступления.

— Сменкина Кира — магия тьмы… — пробормотал он, после чего перевёл взгляд на фото рядом. На нём была изображена черноволосая девушка с, такими же как у него самого, большими карими глазами. На бледном лице не было ни одной эмоции, губы плотно сомкнуты, тонкие брови чуть приподняты.

«Какая красивая…», — подумал Виктор и удовлетворено улыбнулся, в памяти вновь всплыл образ пятилетней девочки в зелёном платьице и атласной лентой в волосах. Кира выросла. Сейчас ей ровно столько же, сколько и ему самому. Семнадцать лет.

— Хм, а по виду и не скажешь, что она тёмный маг, — произнёс Артём, который подошёл к друзьям, дабы взглянуть на неё.

— Внешность обманчива, — скептически ответил Александр. Пока тройка рассматривала сестру друга, он сам перевёл взгляд на несколько строк выше. «Рыжова Алёна — магия огня… Пф, выскочка!», — недовольно фыркнул парень, не отводя глаз от яркой рыжеволосой девчонки, на лице которой светилась широченная улыбка.

— Ребят, — позвал всех Илья, мявшийся у напротив стоящего стенда. Когда все обернулись на него, то он продолжил, — Я, кажется, понял, как будут определять магию, — он, довольный собой, улыбался и, сложив руки на груди, стал ожидать вопросов.

— Ну, и? — поинтересовался Мещеряков. Муромов усмехнулся на нетерпение друга, — Илья, не томи. Говори, интересно же!

— Ладно, — решив не мучить своих нетерпеливых друзей, он стал рассказывать свою версию завтрашнего мероприятия, — Короче, если я правильно понял, то мы будем опускать руки в эту кастрюлю и доставать оттуда подвески с разными камнями. Видов магии десять и подвесок тоже десять.

— А что, вполне, логично, — согласно протянул Сменкин, вглядываясь в цветное полотно стенда. Там в самом углу, как раз, следовало описание нескольких драгоценных и полудрагоценных камней.

— Слушайте, эта церемония будет завтра — скоро всё узнаем, а теперь пойдёмте ещё куда-нибудь сходим, — предложил Черных, устало опуская руки вдоль тела, — Мне надоело уже читать, — не дожидаясь ответа компании, он пошёл дальше по коридору, не обращая внимания, что друзья пытаются скорее догнать и обогнать его.

========== Часть 4 ==========

Утренняя прохлада заботливо окутывала всех присутствующих, сидящих на при академической территории, где всего сутки назад потеряно стояли четверо подростков.

За длинным деревянным столом сидели несколько пришедших педагогов, в числе них была и Василиса Васильевна Премудрая, которая с непроницаемым лицом рассматривала первокурсников. Они сидели прямо напротив мест приготовленный для студентов, которые должны были продемонстрировать новичкам действия волшебства.

Пятеро парней сидели рядом, возбуждённые предстоящим шоу. Их всех интересовал единственный вопрос: «Какой у них магический талант?». Но пока друзья мирно вели беседу, Виктор взволновано вертел головой в поисках предполагаемой сестры. Он твёрдо решил не упускать её из обзора, дабы после мероприятия быстро догнать её и поговорить.

Резко наступила тишина. Директор поднялась со своего стула и, дождавшись когда всё стихнет, начала говорить свою речь. В начале это было очень скучно и даже нудно. Женщина представилась, рассказала немного об истории Академии, о магии и её видах, а после, наконец-то стала представлять отличившихся ребят. Каждый названый выходил в центр и показывал любое заклинание из своего арсенала, это могло быть как одно из самых сложных, так и лёгкое. Продемонстрировав свой тип волшебства, студент садился на приготовленные места.

— Сменкина Кира — магия тьмы! — громко объявила Василиса Васильевна и в центр, перед сидевшими новичками, которые открывали рты, видя цветные искры летящие из ладоней, вышла невысокая и хрупкая девушка. Несмотря на то, что мероприятие считалось торжественным, на ней были одеты простые и лаконичные вещи — чёрная кофта с овальным вырезом и джинсы с кроссовками на высокой подошве. Тёмные волосы, среди которых была яркая фиолетовая прядь, были заплетены в два низких хвоста. Она легко щёлкнула пальцами и исчезла. Тёмная пелена с фиолетовыми искрами, которая обвернула её тело, стала потихоньку растворяется, демонстрируя всем отсутствие человека.

Не увидев Сменкиной, Виктор даже приподнялся, дабы высмотреть её в толпе оставшихся студентов, но её там не было.

— Исчезновение, — удовлетворено протянула директор, позволяя себе лёгкую улыбку, — Похвально, Кира.

— Спасибо, Василиса Васильевна, — ответила девушка, силуэт которой стал проявляться на свободном стуле, рядом с ученицей по имени Варвара, она демонстрировала магию ветра, вернее её подспособность — телепортацию. Когда тело Киры полностью обрело телесносность и осязаемость, она протянула руку и дала пять довольно ухмыляющийся Варе.

После Сменкиной выступило ещё пять учеников, которые показали такую магию, как огонь, вода, земля, метаморфоз и света. По итогу, парни совсем растерялись, не зная, какой магический талант всё-таки достался им.

— Итак, ребята продемонстрировали вам свои умения. Это лишь самая малость чему вы можете научиться, но для начала мы узнаем вашу магическую предрасположенность, — Василиса Васильевна махнула рукой своему заму, миловидной светловолосой женщине по имени Новикова Елена Викторовна. Та по указанию директора вышла в центр и, подойдя к небольшому столику, накрытому белой тканью, сбросила её. На нём стоял тот самый чан, который пятёрка уже видела вчера.

— Я буду называть ваши имена, а вы будете по очереди подходить ко мне и опускать руку в сосуд. После вы должны продемонстрировать доставшийся вам камень, — ознакомив новеньких учеников с инструкцией, Елена Викторовна стала читать написанные на крафтовом листе имена. Список был составлен по мере пребывания учеников в Академию, поэтому очередь до парней дошла только минут через десять-пятнадцать.

Саша, который уже достал свой камень — опал, сопровождающий волшебников оружия, теперь спокойно сидел и рассматривал остальных ребят. Сжимая в кулаке надетую подвеску, парень довольно улыбался.

— Сменкин Виктор, — прочитала Елена Викторовна. Все присутствующе зашептались.

Кира, которая сидела в обществе своих подруг и до этого игнорировавшая всё происходящие, еле заметно вздрогнула. Она повернула голову в направлении чана и стала внимательно наблюдать за парнем, который зажмурившись, шарил ладонью по дну котла в поисках камня. Секунда. И вот Вик уже вытягивает маленький малахит, камень целителей.

— Кир? — протягивает зеленоглазая девушка, сидящая рядом. От происходящего она переодично поправляла соскальзывающие с переносицы очки.

— Маш, поговорим об этом в комнате, хорошо? — попросила Сменкина, пропуская мимо ушей все фразы, которые расходились, в частности, по их трибуне. Выбранные для выступления студенты просто сгорали от нетерпения и желания узнать подробности этого нюанса.

***

— Кира! Подожди! — крикнул незнакомый голос за спинами группы подруг.

Церемония уже была завершена и каждый из первокурсников получил свой камень, который обязан хранить, как зеницу ока. Мещеряков, как и предполагал, получил опал — камень магов оружия или как их ещё боевых магов. Филипп достал бирюзу, камень защитников, а Илья — рубин, камень огня.

Никак не отзываясь, девушки синхронно обернулись и наткнулись на запыхавшихся парней, которые согнувшись пополам, пытались отдышаться и перевести дыхание. Лица подруг были ни проницаемы, ни понятно, то ли они приветливые и милые, то ли они готовы без сожаления убить их прямо на месте.

— Что вам нужно? — заговорила Варвара, откидывая длинную каштановую косу за спину. Она уже понимала какой будет исход этой беседы, поэтому не желала её даже начинать. Но всё-таки её подруга Сменкина всё ещё была заинтересована, из-за этого она и не продолжила дорогу.

— Кир, я хотел п-поговорить с тобой… — Сменкин начал маяться, не зная, как и что ему сказать девушке, которая по предположению являлась его сестрой. Кроме того, на него давил её тяжёлый взгляд из-под пышных ресниц.

— Представляться не имеет необходимости, — проговорила Кира, придавая своему голосу твёрдости, — Я и так, знаю кто ты, — на лице Вика стала появляться мягкая улыбка, которая в то же мгновение пропала, когда девушка закончила свою фразу, — Но на разговор не надейся, я не хочу говорить с тобой.

— Эй, а повежливей нельзя? — резко сказал Арт, вставая рядом с расстроенным другом, — Ты хоть знаешь, как он хотел просто поговорить с тобой?!

— Не мои проблемы, — нейтрально ответила Сменкина, которая по непонятным причинам сдерживала эмоции, дабы не выпустить их все.

— Наоборот, твои! Он — твой брат! — в небольшой перепалке, которая грозила разрастись, подключился и Фил, вставший рядом с друзьями.

— То, что он — её брат, не имеет никакого значения, — вступилась за подругу рыжеволосая девушка, лицо которой украшали яркие веснушки, придавая всему её образу задорный вид.

— А опять, Рыжова, со своим мнением выступает? — притворно любезно поинтересовался Саша, подступая ближе к ссорящимся.

— А опять, Абрикосов, строит из себя не-пойми-кого, — усмехнулась Алёна, чуть обнажив зубы, что заставило парня сжать кулаки.

— Парни, пошли отсюда! — крикнул позади них Илья, решив, что лучше не ввязываться в эту ссору, начавшуюся, по факту, на пустом месте.

— Хоть кто-то в вашей компании умеет здраво мыслить, — заметила Варвара, тихо посмеявшись, что тут же заставило парней зарычать.

— Девочки, мы опаздываем, — проговорила милая и, казалось бы, самая младшая в группе Снежана. Голубоглазая блондинка достала из кармана телефон и продемонстрировала подругам время, светящиеся на экране. Половина двенадцатого.

— Варь, телепортируй нас, — сказала Маша, та самая девушка, которая ещё во время церемонии поинтересовалась у Киры насчёт Виктора.

Громова, улыбнувшись уголками губ, кивнула. Дождавшись, когда все подруги возьмутся за руки, она ловко щёлкнула пальцами. Две яркие малиновые молнии, казалось бы, прошли девушек насквозь и расщепили их в воздухе.

А парни стояли на месте, пиля взглядом пространство, где секунду назад были пятеро несносных девчонок. Арт, Фил и Саша до сих пор, как будто, рычали от недовольства, Илья тяжело дышал, радуясь, что ссора прекращена, а Вик не двигаясь стоял и смотрел вперёд.

— Мне жаль, что всё так вышло, — проговорил Муромов, подходя к растроеному другу и кладя ладонь на его плечо. Ему стало неловко от того, что Сменкин так и не поговорил сестрой. Но мало то, что он с ней не поговорил, так они ещё и разругались с её подругами, которые защищали её.

— Да и мне… — с тяжёлым вздохом протянул Виктор, не поворачиваясь головы.

— Ну, вы даёте! — воскликнул мальчишеский голос за их спинам. Из-за рядом стоящей башни выбежал плотный, невысокий паренёк. Круглое лицо светилось от восторга.

— Ты кто? — с недоверием спросил Абрикосов, сводя брови на переносице.

— Васька Сидоров, я на втором курсе учусь, — представился парень, поправляя бледно-голубую кепку на блондинистых волосах, — Вы, вообще, понимаете, что сделали?

— Ты о чём? — уточнил Артём, присоединяясь к беседе.

— Если ты об этих девчонках, то извиняться мы не собираемся. Сами нарвались, — добавил Филипп, ещё не отошедший от ссоры с незнакомками.

— Ты знаешь хоть что-нибудь о них? — Сидоров скептически поднял светлую бровь и посмотрел на Черных так, будто видит перед собой самоубийцу, — Они — лучшие во всей Академии…

— Ну, об этом мы, как не странно, и сами догадались, — усмехнулся Муромов, когда он вместе со Сменкиным подошёл к остальным.

— Их основные способности проявились очень рано, —начал рассказывать Вася, пропуская мимо ушей замечание Ильи, — Они заклинания щелкают, как орешки. Их все уважают, а большинство даже хочет быть похожими на них.

— Хм, интересненько, — коварно протянул Мещеряков, — Васька, а что ты ещё можешь о них рассказать?

— Немногое, они довольно скрытные.

— Арт, что ты задумал? — заговорил, наконец, Виктор, которому не очень понравился хитрый прищур друга.

— Да, так…

***

Две малиновые молнии столкнулись и из-за этого столкновения образовался клубок яркого белого света, который в то же мгновение рассеялся и на его месте появились фигуры пяти подруг.

— Фух, Снеж, ты молодец! — удовлетворено протянула Маша, присаживаясь на край серого дивана, накрытого яркими пледами голубого и зелёного цветов.

На самом деле, девочки совершенно никуда не опаздывали, да и вообще у них сегодня был свободный день, за исключением выступления. Снежана придумала эту отговорку, дабы скорее закончить ссору с неизвестными, не давая ей разрастись ещё больше.

Сама Морозова легонько улыбнулась и, сев ряд, взяла в руки одну из пушистых подушек и обняла её. Рядом с ней расположилась и Варвара, которая обеспокоено поглядывала на Сменкину, стоявшую у окна.

— Кир? Как ты? — спросила Громова, замечая, как плечи подруги грустно опустились. Брюнетка слабо кивнула, не говоря ни слова.

— Так, что это всё было? — поинтересовалась Рыжова, присаживаясь на пол, поближе к горящему камину.

— Мой братец приехал в академию, — выдохнула Сменкина, повернувшись к остальным и сложив руки на груди.

— Ты не очень, то рада, — заметила Руднёва, вновь поправляя очки.

— С ним я была бы и не против поговорить, может обида не позволяет, — предположила она, осматривая подруг, — В любом случае, мне кажется, его друзья теперь не оставят нас в покое.

— Это точно! Абрикосов точно будет искать повод напакостить, — возбуждённым голосом воскликнула Алёна.

— Как-то слишком часто ты вспоминаешь своего Абрикосова, — посмеялась Варя, смотря, как лицо подруги приобретает алый оттенок.

— Да, ладно вам, девочки, — заговорила Снежана тоненьким голоском, — Может, Алёночка просто влюбилась. С кем не бывает?

— Что? Я влюбилась? В этого выпендрёжника? — рыжеволосая даже подскочила на месте, карие глаза раздражённо расширились и, казалось, пускали искры, — Да никогда!

После продолжительного смеха четвёрки и гневных нотаций Алёнки, Маша подвела итог:

— Так, девочки, если Кира права и они действительно не оставят нас в покое, то давайте просто наблюдать за ними? — проговорила Руднёва.

— Согласна, — заговорила Варвара, — Если они что-нибудь сделают против нас, то сразу же получат сдачи.

Комментарий к Часть 4

Наконец-то, девочки появились😂

Как вам глава? Что думаете над произошедшим?

P. S.: Если заметили ошибки, то прошу вас указывать на них🙏🏻

========== Часть 5 ==========

Комментарий к Часть 5

Главу закончила раньше, чем ожидала. Плюс, мне сегодня очень подняли настроение ваши комментарии, поэтому захотелось порадовать вас поскорее🤗

Приятно прочтения❤️

Начало первого учебного дня и трёхдневного вводного курса вызывало в первокурсниках непреодолимый мандраж — стоя под дверью необходимой аудитории, ребята боязливо осматривались, по несколько раз подряд проверяли, полученные вчера, подвески и пытались найти себе друзей с курса.

Для пятёрки парней начало этого дня ничем не отличалось от обычных школьных будней: тот же ранний подъём, то же сидение за партой и будущие домашние задания, даже школьная форма присутствовала. С огромным трудом они оторвали головы от мягких подушек и стали быстро натягивать строгий тёмно-синий костюм, пряча камни под белую рубашку.

Из-за того, что парни уже осмотрели аудитории и примерно понимали их расположение, то до нужного кабинета они добрались за несколько минут. Сама дверь была закрыта, так как педагог ещё не пришёл. Поэтому весь первый курс маялся в коридоре. Проходившие мимо новичков, старшекурсники дружелюбно желали им удачи в первый день. В одной из компаний пятёрка заметила неуклюжего Сидорова.

— Васька! — громко, через весь коридор, позвал его Абрикосов.

Тот, услышав обращение в свой адрес, обернулся и весело улыбнулся, а после стал протискиваться через небольшую группу людей вставших на пути.

— Фух, привет, ребята, — поздоровался Сидоров, вставая рядом с новыми знакомыми, — Как настрой?

— Боевой, — усмехнулся Черных, показательно сжимая кулак.

— Не думаю, что сейчас тебе это пригодится, — посмеялся Василий, — Первые три дня скучные, но потом у вас будет полное расписание и начнётся веселье, — он воодушевлёно потёр ладони.

— Вась, а когда мы будем пересекаться с теми девчонками? — сказал Илья, вспоминая вчерашнее происшествие.

— Ну, пока, наверное, только в столовой и коридоре, — ответил Сидоров, ненадолго задумываясь над вопросом, — А позже на совместных занятиях.

— Хм, понятно, — вздохнул Мещеряков, — Спасибо, Васька.

— Да, не за что, — он небрежно махнул рукой, а после взглянул на своих друзей, которые ожидали его, чтобы вместе пойти на свои уроки, — Ладно, мне пора. Удачи, — крикнул он и убежал.

Компания осталась стоять в коридоре и ожидать первого педагога, который будет вводить их в курс магического дела.

***

Кабинет, где происходило первое занятие парней, соответствовал всему остальному стилю академии. В помещении в большом количестве стояли парты, предназначенные для одного ученика. Они были выстроены в пять рядов, поэтому друзья заняли столы ровно посередине каждого ряда. Впереди на стене висела классическая чёрная доска, на которой летающий кусочек мела конспектировал лекцию педагога.

Их учителя, точнее учительницу, звали Ядвига Петровна. Помимо вводного курса она помогала осваивать также и магию огня, свою магию. Сейчас яркая рыжеволосая женщина очень увлечённо рассказывала первокурсникам основы магии. По всему её виду было понятно, что она любит волшебство и готова любезно поделиться своими знаниями с учениками.

Ядвига Петровна пояснила ребятам, что полученные камни нельзя ни в коем случае терять, они указывают на основную силу волшебника. Кроме того, перед тем, как необходимое заклинание заработает в первую очередь засветиться подвеска, а потом уже руки.

— Ядвига Петровна, — Вик поднял руку, женщина кивнула ему, давая понять, что может продолжить, — Вы говорите основная сила, то есть можно, ну, научиться управлять другими типами?

Педагог удовлетворено улыбнулась, удивляясь внимательности новичка.

— Ты верно заметил, Виктор, — начала отвечать Ядвига Петровна, — В каждом волшебнике есть предрасположенность к какой-либо силе, но это совершенно не означает, что он ограничен этим волшебством.

— То есть, к примеру, если ты — маг огня, то можешь научиться управлять и землёй? — уточнил Илья, проходившее занятие ему определённо нравилось. Поэтому он совершенно не понимал, почему Сидоров сказал, что первый урок скучный.

— Да, тем не менее, он так и остаётся магом огня, — проговорила Ядвига Петровна.

— А возможно ли изучить все типы магии? — поинтересовалась девочка, сидевшая на первой парте.

— Вполне, — улыбнулась учительница, — Помните вчерашнюю церемонию? — все присутствующие синхронно кивнули, — Мария, Варвара, Снежана, Кира и Алёна — эти девочки освоили уже, как минимум, три вида магии. Сейчас же они начинают изучение четвёртого.

Услышав, что даже педагог восхищенно говорит о пятёрке несносных девчонок, парни инстинктивно сжали кулаки, а Сменкин просто опустил голову. Он не держал на девушек обиду потому, что считал, что у Киры свои причины отказать ему в беседе.

Лекция продлилась ещё около двадцати минут, после чего ребята получили аккуратно написанный список предметов первого курса с номерами аудиторий и именами учителей, ведущих эти уроки.

1) Заклинания:

Магия тьмы — Моргарт

Магия света — Елена Викторовна

Магия метаморфоза — Сирин

Магия исцеления — Мария Степановна

Магия оружия — Ларсен

Магия защиты — Кощей

Магия огня — Ядвига Петровна

Магия воды — Василиса Васильевна

Магия воздуха — Сказочник

Магия земли — Баквит2) Зельеварение — Сказочник;

3) История магии — Ларсен;

4) Волшебные языки — Мария Степановна;

5) Уход за магическими существами — Елена Викторовна;

6) Астрономия — Звездочёт;

7) Литература — Василиса Васильевна;

8) Нумералогия — Баквит;

9) Прорицание — Моргарт

***

Тот факт, что парни отказались от завтрака дал о себе знать. Пустые животы громко урчали и голосили, требуя еды. Поэтому решив не дожидаться обеда и голодной толпы, друзья пошли в столовую.

Придя на первый этаж и открыв тяжёлую дверь, над которой висела табличка с одними единственным словом «Столовая», парни вошли в комнату и застыли на пороге. За самым дальним столом у окна сидели те самые девчонки. Перед ними стояли подносы с перекусом, а они сами разговаривали, не обращая внимания на громко хлопнувшую дверь.

— Какие люди! — громко заговорил Мещеряков, заставляя тоном своего голоса обернуться на него.

Девушки вздрогнули и оскалились, когда к их столику подошли нежеланные гости. Парни высокомерно сложили руки на груди, и не отводили взгляд от пятёрки напротив.

— Что вам от нас нужно? — стараясь сохранять спокойствие, поинтересовалась Маша. Она быстро оглянулась на своих подруг — они плотно сжали губы, лишь бы грязно не выругаться, лишь Снежка с небольшим испугом перебирала рукава голубого свитера.

— Ничего, абсолютно ничего, — усмехнулся Черных.

— Лучше убери эту улыбочку, она тебе не идёт, — съязвила Варвара, которая довольная собой приподняла подбородок.

— Мы вам не грубили, — заметил Муромов, выразительно приподняв брови и не отводя взгляда от Громовой, — Может быть мы хотели с вами познакомиться.

— Ага, конечно, — фыркнула Алёнка.

— Почему бы вам не оставить нас и уйти обедать? — поинтересовалась Сменкина, лицо продолжало сохранять нейтральное выражение.

— Может потому, что хочется увидеть хоть одну эмоцию на твоём лице? — притворно любезным голосом проговорил Артём, опираясь руками о столешницу и в упор смотря на девушку.

— Не дождёшься, — лаконично ответила Кира, которая через силу сдерживалась, дабы не залепить ему смачную пощёчину.

— Ладно, Арт, пошли, — произнёс Вик, потянув друга за руку к прилавку, чтобы, наконец-то, взять себе обед и утолить голод.

Поддавшись силе Сменкина, Мещеряков вместе со всеми друзьями направился за едой. Взяв подносы, парни положили на них мягкие булочке, а также малиновое варенье и чёрный чай.

Заняв стол на противоположенном конце помещения, парни с угрюмыми лицами занялись перекусом, не переставая наблюдать за девушками.

Тем было не по себе, ощущая пилящие взгляды на своих спинах.

— Девочки, может пойдём отсюда? — предложила Морозова, неосознанно сжимаясь, даже её ангельскому терпению приходит конец. Казалось, что ещё чуть-чуть и она готова будет заморозить всех присутствующих в этом помещении.

— Согласна, — проговорила Руднёва. После этого подруги кивнули и Маша, быстро щёлкнув пальцами, в одно мгновение заставила всю посуду с их стола исчезнуть и оказаться в раковине.

Проходя мимо стола, за которым обедали парни, Кира остановилась, а с ней и подруги. Они не понимающие взглянули на неё, ожидая, что же она скажет.

— Братец, — Вик чуть не поперхнулся от неожиданного обращения в свой адрес, — Сегодня вечером будет проходить вечеринка в честь начала учебного года. Приходи, — парень удивлённо открыл рот, — Можешь и друзей своих захватить.

— Хорошо, — выслушав краткий ответ, Сменкина развернулась и пошла вместе с подругами.

— И зачем ты позвала их? — ошарашенно спросила Громова, — Их всё равно туда не пустят.

— Просто я не хочу ждать, когда они подложат нам свинью, — пояснила Кира, — Думаю, нам самим стоит сделать первый шаг.

— Ты хочешь пранкануть их? — карие глаза Рыжовой загорелись от предстоящего шоу.

— Кир, может не стоит? — с сомнением в голосе проговорила Руднёва, пытаясь призвать подруг к здравому смыслу.

— Не парься, Маш, — улыбчиво ответила Сменкина, — Будем считать, что это их наказание за грубость.

— Я в деле! — улыбались Варя и Алёнка.

Маша и Снежка не уверенно переглянулись и, тяжело вздохнув, согласились.

Позже девочки под чётким руководством главной модницы компании — Громовой Варвары телепортировались в Большую Башню, в свою комнату, дабы подобрать наряды на предстоящую вечеринку и продумать план, который, по их мнению, должен поставить самоуверенных первокурсников на место.

***

— Отлично, сначала займёмся планом, а после нарядами, — сев на диван, Варя чётко намечая дальнейший ход действий.

— Хм, может просто надуть их с приглашением, а? — предложила Алёнка, хотя понимая, что это не принесёт абсолютно никакого веселья и результата.

— Может разделим их? И каждая сама придумает, как проучить их? — тихо заговорила Снежана.

— Снежечка, я не перестаю тебе удивляться, — протянула милым голосом Громова, крепко обнимая сидящую подругу.

— Тогда, делаем, как сказала Снежка, — уточнила Руднёва, все кивнули, — Ну, давайте делиться.

— Мне кажется, Алёнка не упустит возможности проучить своего Абрикосова, — с коварной улыбкой предположила Варвара.

— Сколько можно повторять? Он не мой! — крикнула Рыжова, подскакивая на месте.

— Кир, ты возьмёшь своего брата? — спросила Маша, взглянув на Сменкину, на лице которой растянулась довольная улыбка.

— Нет, я займусь его самоуверенным дружком, — ответила девушка, — Мне ещё за столом хотелось залепить ему пощёчину, — она сжала кулак, но тут же расслабилась, — Девочки, только можно Вика не сильно жёстко пранковать? — неожиданно тихо попросила она, отводя взгляд. Подруги быстро переглянулись.

— Я возьмусь за него, обещаю ничего жёсткого, — Руднёва ободряюще улыбнулась. Эту лёгкую улыбку подхватила и Кира.

— Так, остались всего двое, — проговорила Громова, — Блондин и рыжий.

— О, у меня идея! — заговорила Алёна. Она доставала из стеллажа припасённые на чёрный день конфеты, — Давайте, так, кто угадает в какой руке конфета, та и пранкует блондина? — предложила девушка и начала шуршать за спиной фантиком, — Всё готово.

— В левой, — проговорила Морозова, которой было предоставленной право первого выбора.

— Ну, я тогда говорю, что в правой, — нейтрально ответила Варвара.

Не говоря ни слова, Рыжова вытянула вперёд руки и одновременно раскрыла ладони. Правая оказалась пустой, а вот в левой, как раз, и лежала конфета.

— Надеюсь, ты с ним справишься, — проговорила рыжеволосая, кидая победительнице конфету.

— Справлюсь, — улыбчиво ответила Снежана, которая, на всеобщее удивление, была переполнена боевой готовностью и решимостью.

— Ладно, девчонки, время идёт, — напомнила Громова, — Поэтому быстро переодеваться!

Подруги стали недовольно бурчать, поэтому Варе пришлось прибегнуть к магии воздуха и с помощью элементарной левитации загнать всех в спальни.

***

— Ну, что будем делать с этой вечеринкой? — с подозрением поинтересовался Илья, осматривая всех друзей, сидящих на диване в общей комнате. До назначенного мероприятия оставалось несколько часов, поэтому парни собрались вместе, дабы обсудить дальнейшие действия.

— Не знаю, как вы, но я точно иду, — уверенно ответил Сменкин, его настроение было приподнятым, хотя бы потому, что Кира назвала его «Братец». Ему это польстило, ведь в её голосе он не услышал никакого подвоха.

— Я тоже! — громко заявил Филипп. На него уставились три непонимающие пары глаз, — Что вы на меня так смотрите? Что плохо в вечеринке? Сходим, отдохнём, а после придумаем, что делать, — добавил парень, сев в расслабленную и непринуждённую позу, показывая, что он не собирается менять своё решение.

— Эх, ладно, — вздохнул Артём, легонько хлопнув себя по коленям, с трудом соглашаясь с двумя друзьями, — Я тоже пойду.

— Ну, тогда и мы с Ильёй тоже, — продолжил Саша.

— Не уверен, что это хорошая идея, — протянул Муромов.

— А есть то, в чём ты уверен? — колко поинтересовался Черных, натягивая на лицо ухмылку. Из-за этого лицо рыжеволосого стало сливаться с цветом его волос, а из ушей чуть ли не шёл пар. Эта картина позабавила Фила, поэтому он не удержался и стал закатываться от смеха.

— Всё парни хватит, пошли собираться, — проговорил Мещеряков, вставая с дивана и направляясь в ванную, — Нам ещё нужно найти зал, где вечеринка проходит.

Комментарий к Часть 5

Итак, поясню слова Ядвиги Петровны о девочках. Их силы появились в пять лет — это очень раний возраст для проявления магии. Но оставлять не опытных, маленьких волшебниц в мире людей небезопасно, так как они могут раскрыть тайну существования магии. Их забрали в академию и они стали учиться индивидуально. К 18 годам они уже освоили свои основные способности и две побочные. Сейчас они начинают учить ещё один вид магии, поэтому считаются первокурсницами и будут учиться вместе с мальчиками.

Фух, надеюсь, что не запутала вас, но это важно.

P. S.: Если хотите, то можете попытаться угадать какие виды магии они изучили и какие будут изучать сейчас. Поделитесь догадками в комментариях👇🏻

========== Часть 6 ==========

Продолжительное время парни ходили по академии, пытаясь найти зал, в котором должна была пройти вечеринка. Но по итогу, как ни странно, они наткнулись на торжественный зал, неподалёку от помещения, где должны проходить тренировки для магов оружия.

На входе их встретил высокий черноволосый парень. Выглядел он на пару лет старше них самих. На бледном лице ярко выделялись голубые глаза, что ослепительно сверкали в полумраке коридора, чёрная одежда со множеством заклепок, цепей и шипов демонстрировали его суровость. На кофте, которая выглядывала из-под кожаной куртки, переливалась подвеска с бирюзой. Он строго смотрел на пятёрку и чётко бормотал, как будто заученную фразу:

— Для первокурсников вход закрыт, — повторил он в очередной раз, когда парни пытались всё объяснить, — Идите спать, ребята. Придёте в следующем году, — добавил он с усмешкой.

— Пропусти их, Морок, — проговорил непреклонный женский голос позади. Обернувшись на него, друзья увидели девушек, которые и позвали их на эту вечеринку. Каждая выглядела потрясающе, индивидуально и в то же время дополняя остальных.

— Колючка, правила для всех, — проговорил Морок, придавая всему своему виду серьёзности, — Я не могу их пропустить.

— Да, ладно тебе, Владик, — отмахнулась Алёна и, подойдя к парням, ударила их в спины, чтобы сдвинуть тех с места.

— Я же просил — не называть меня так, — зарычал Владислав, пиля спины ушедших вперёд ребят, — Это в последний раз! — выдохнул он, не понимая, как он вообще связался с этими девчонками.

Когда недо-компания отошла на приличное расстояние от входа, то молча шли вперёд. Девушки, что крутили в руках и оглядывались на присутствующих, которые уже вовсю веселились. Парни же внимательно осматривали огромный зал, что был шикарно украшен. Что-то непонятное, напоминающие звёзды парило прямо под потолком, даря тусклый свет в темноте. Несколько длинных столов, ломившихся от количества закусок и напитков. И музыка. Оглушающая и ритмичная.

— Что это за парень? — поинтересовался Илья, повышая голос, дабы перекричать музыку.

— Влад Звягинцев, — посмеялась Варвара.

— Вы встречаетесь? — с шиперской улыбкой спросил Филипп. На это девочки удивлённо выпучили глаза, а парни сделали синхронное «рукалицо».

— Нет, он нам скорее, как старший брат, — пояснила Маша, пытаясь сдержать смех от немного странной ситуации, — Пойдёмте отойдем в более тихое место, — добавила она и, выйдя вперёд, показала всем следовать за ней. Спорить никто не стал, все вместе они направились к просторному балкону.

Артём шёл почти самым последним, наблюдая за подозрительно любезными девушками. В один момент он неожиданно ощутил, как его руку обхватила чья-то маленькая и холодная ладонь. Он не успел обернулся, чтобы рассмотреть кто это, так как перед глазами заискрились переливы розовых искр.

***

Тяжёлые биты музыки плавно исчезли и их заменила тишина. Сквозивший ветер с лёгким намёком на осень проникал под тонкую ткань футболки, вызывая на коже мурашки. Это напомнило Артёму летние походы с отцом в лес, где между палаток сновал такой же ветер. Из-за приятных воспоминаний на его лице расцвела улыбка. Так атмосферно, не хватает только запаха костра.

— Так и будешь стоять с закрытыми глазами? — послышался голос, сочетающий в себе интерес и иронию. Даже не видя обладателя голоса, Мещеряков понял кто сейчас находится рядом с ним.

Раскрыв глаза, парень сразу же встретился с карим взглядом, сверкающий золотом. Слишком правильное лицо Киры вновь не давало ему понять её истинные намерения, лишь на подсознательном уровне он понимал, что она что-то задумала. Слабые потоки ветра едва касались тёмных волос, которые были туго заплетены в низкий хвост.

— Где мы? — Арт старательно пытался придать своему тону стальные нотки.

— Башня Астрономии, — как ни в чём не бывало ответила девушка.

— И зачем?

— Может сначала представишься? И уже потом будешь задавать вопросы, — произнесла Сменкина. Повернувшись к нему спиной, она направилась к распахнутому настежь окну.

— Ты же говорила, что представления ни к чему.

— Именно, но всё-таки мне будет проще общаться к тебе по имени, нежели продолжать называть тебя — самоуверенным дружком брата.

— Артём Мещеряков, просто Арт, — ответил он, подходя ближе к ней и всматриваясь в ночной вид школьной территории.

— Так-то лучше, Арт, — произнесла Кира, улыбнувшись уголками губ, — А теперь, я отвечу на твой вопрос — мы здесь, чтобы поговорить.

— Мало общения со своими подружками? — съязвил Мещеряков.

— Хочу узнать, что-нибудь о Вике.

— Если ты хочешь узнать о нём, то почему отказалась говорить? — не понимающие спросил Артём, переведя на неё взгляд. Её золотистые глаза с одной стороны смотрели вперёд, а с другой — в пустоту. Она прикусила губы, будто каря себя за сказанное.

— Во-первых: как бы ты отреагировал на появление брата спустя десять лет? И, во-вторых: у меня есть свои причины не говорить с ним, — проговорила она, — Я не испытываю к Вику ненависти, — шёпотом добавила девушка.

Парень стал бессмысленно пилить взглядом тёмное пространство за окном, пытаясь переварить крупицы появившийся информации.

— Почему ты захотела поговорить об этом со мной? — поинтересовался Мещеряков.

— Не знаю. Ты показываешь себя уверенным и сильным, меня это зацепило, — ухмыльнулась Кира.

Заметив её усмешку, он не особенно отразил такую же и на своём лице. Парень расслабился, из-за чего слишком просто подался неожиданному удару в грудь. Он отшатнулся назад и поднял на Сменкину непонимающий взгляд.

— Что ты делаешь? — Арт резко всплеснул руками.

Кира промолчала и щелкнула пальцами. Яркие красные искры осветили её ладонь и момент появления арбалета. Изящный с гладкой чёрной рукояткой, заряженный крюком. Тонкие пальцы резко нажали на курок и вылетел трос. Обвив тело парня, канат утянул его на стоящий позади него стул. Затяжка была не сильной, но достаточной для того, чтобы Артём не смог сразу выбраться.

— Не следует доверять сопернику, он может просто усыплять твою бдительность, — посоветовала Сменкина, не заостряя внимания на нелестные высказывания в свой адрес.

— То есть всё твои слова — это ложь? — громко и гневно воскликнул Мещеряков, пытаясь высвободиться из ловушки.

— Нет, это правда, — ответила Кира, — Хорошо провести время, — с улыбкой добавила она, после чего оглушительно хлопнула огромной дверью.

***

Остальные девочки также решили не медлить и, последовав примеру Киры, телепортировали парней в заготовленные места.

Так, Маша решила совместить приятное с полезным и переместилась в огромную академическую библиотеку. От произошедшего глаза Виктора широко распахнулись, в восторге осматривая представшее перед ним пространство. Вокруг стояли высоченные стеллажи, полностью забитые книгами, которые были рассортированы по разным тематикам и жанрам. На читательских столах, рассчитанных на четырёх человек, стояли лампы и вазы с полевыми цветами.

— Ч-что мы здесь делаем? — спросил парень, с настороженностью наблюдая за девушкой, которая взяла ближайшей полки книгу по магии исцеления и присела за ближайший читательский стол.

— Эх, сначала, сядь — не стой столбом, — произнесла она и указала на место напротив. Когда он выполнил её просьбу, то она продолжила, — В общем, девчонки хотели вас разделить и пранкануть.

— И в чём суть твоего пранка? — поинтересовался Сменкин.

— Ни в чём, — ответила Мария, заметив, как округлились его глаза, пояснила, — Кира попросила не делать тебе ничего жёсткого, а я была против всего этого. Поэтому я решила просто, для вида, переместить тебя.

— Кира попросила, — про себя повторил Вик, — Не понимаю, почему она не хочет говорить со мной.

— Ты не безразличен, — Маша по-доброму и ободряюще улыбнулась, из-за чего парня стало тепло на душе.

— Слушай, а кого выбирали остальные? — вдруг поинтересовался он, рассматривая обложку книги, которую листала девушка.

— Кира — того с рассечённой бровью, — когда Руднёва начала рассказывать, то неожиданно поняла, что совсем не знает их имён. Всех, кроме, Виктора, — Варя — рыжего, Алёнка — своего Абрикосова, конечно, а Снежка — блондина.

— Снежка — это та блондинка? — Маша кивнула, — Вам не страшно оставлять её наедине с Филом? Он хоть и строит из себя придурка, тем не менее он довольно сообразительный. Да и явно сильнее неё.

— Сразу видно, что ты не знаком со Снежкой, — рассмеялась девушка, — Знаешь, в тихом омуте черти водятся.

В тихой библиотеке разразился громкий смех. Такой искренний, что его вполне можно назвать дружеским. На удивление, между Руднёвой и Сменкиным не было какой-то тяжести или неловкости. Им хорошо друг с другом настолько, будто они нашли самого себя. Появилось приятное ощущение комфорта и спокойствия.

— Только не рассказывай своим друзьям, что я ничего тебе не сделала, хорошо? — попросила Маша.

— Хорошо, — улыбнулся Вик, впервые взглянув в её глаза. Хоть они и были скрыты за линзами очков, но он всё равно увидел в них скользящую доброту и разумность.

Ощущая на себя изучающий взгляд, девушка со смущённой улыбкой прикрылась книгой. Понимание написанных строк не шло, зато её щеки яро загорели.

***

Варвара и Илья оказались в музыкальном классе. Парень испуганно озирался по сторонам, не понимая, как они попали сюда. Девушка же с довольной ухмылкой посматривала на него, сидя на невысоком подиуме.

— Испугался? — не убирая улыбки, поинтересовалась Громова. Муромов продолжал молчать, чем забавлял волшебницу ветра.

Так продолжалось на протяжении нескольких минут, после чего Варя рывком поднялась на ноги и двинулась в сторону Ильи. Он не ожидал такого поворота событий и неосознанно стал пятиться назад.

— Что тебе нужно? — спросил он, стараясь показаться стойким, дабы не доставлять ей удовольствия.

— Как бы тебе помягче сказать? — она картинно задумалась, — Ты и твои друзья ведёте себя не очень-то вежливо, — с каждым словом она усиливала твердость голоса и ширину шага, пока в конечном итоге не прижала его к стене.

— Кто бы говорил, — буркнул Муромов, не зацикливаясь на своём не самом лучшем положении.

— Острый язык?

— Возможно. Так, ты ответишь, что тебе нужно от меня?

— Ничего особенного, — она мягко улыбнулась, щелкая за спиной пальцами, вызывая розовые искры. Они взмыли в воздух, где на несколько секунд задержались над головой Муромова, а после дождём посыпались на него.

Парень начал зевать, с непониманием смотря на девушку.

— Что эт… — не договорив до конца, Илья без сил повалился на пол и тихо засопел.

— Что ж, сладких снов, — посмеялась Варя и вышла из музыкального кабинета, не закрывая дверь плотно, чтобы не быть совсем уж жестокой.

***

Густой розовый туман медленно рассеялся и открыл двух молодых людей. Лицо рыжеволосой девушки излучало азарт и самоуверенность, когда у парня оно было раздраженный и злым.

— Что за шутки, Рыжова? — пробурчал Саша, складывая руки на груди и наблюдая, как соперница идёт к деревянной стойке, — И где мы, вообще? — добавил он, осматриваясь вокруг.

Огромный тренировочный зал, вот где они. Здесь и проходят занятия боевых магов. В помещении было около пяти арен для одновременных поединков. Пол на аренах был чуть смягчен, чтобы ученики не получили сильных травм. Возле дверей стояла деревянная стойка с обширным выбором оружия: ножи, луки со стрелами, мечи — металлические и деревянные, для новичков. Никто из первокурсников сразу не возьмётся за остро заточённый меч.

— Я вызываю тебя на поединок, Абрикосов, — по лицу Алёны пробежала лёгкая ухмылка, а в руках зажат деревянный меч, — Или ты струсил?

— Кто струсил? Я? — разозлился Александр, — Я принимаю вызов, — его голос стал стальным, хотя внутри что-то дрогнуло. Подойдя к стойке, его карие глаза нашли первоуровневое оружие.

— Знаешь, а мы ведь могли стать друзьями, — Абрикосов ошарашенно перевёл на Рыжову взгляд, — Если бы ты не стал тогда выпендриваться и спокойно извинился, — добавила девушка.

— Не дождёшься, — фыркнул Саша, — Сама виновата, налетела на меня, как бешеная. А потом ещё и накричала за того, что я якобы облил тебя соком.

— А разве не так? Ты вылил на меня целый стакан яблочного сока, а после стал говорить, что ты не причём и назвал меня: «Неуравновешенной»!

Александр промолчал, издав лишь звук похожий на рычание, далее же взял деревянный меч, похожи на тот, что держала Алёна, и пошёл к ближайшей арене.

— Ты хоть раз сражался? — насмешливо произнесла Алёнка, вставая напротив него и сразу же принимая оборонительную стойку.

— Какая разница? — ответил он вопросом на вопрос, стараясь не выдавать свою неуверенность перед предстоящим поединком.

— Большая, — сосредоточенно проговорила Рыжова, — Ведь согласись, намного интереснее сражаться с сильным противником, чем со слабым и неумелым.

Парень промолчал, ведь не мог не согласиться с этим высказыванием. Когда твой соперник имеет хороший опыт и приличный объём знаний, то ты не можешь позволить себе расслабиться. Ты будешь чувствовать себя в опасности и из-за этого в тебе начинает играть азарт.

Стоя напротив друг друга, ожидали первого шага с другой стороны. Алёнка была спокойная и даже не пыталась убрать с лица ухмылку, которую Саше хотелось скорее стереть. Она выводила его из себя.

Секунды превратились в минуты. Минуты же казались часами. По итогу, первый рывок сделала девушка. Она сделала выпад вперёд, он получился лёгким и разогревочным, но неожиданным. По крайней мере, для Саши. Парень едва успел отскочить в сторону, чтобы вражеский меч не задел его руку.

Решив действовать по тактике копирования действий опытного соперника, Абрикосов повторил выпад. Его меч мгновенно столкнулся с вражеским ребром. Рыжова не стала уворачиваться, лишь выставила перед собой оружие. Подарила парню новую самодовольную ухмылку. И заведя одну ногу к лодыжке парня, рывком дернула и уложила того на лопатки.

— Хм, слишком просто, — фыркнула Алёна. Уходя, она пнула лежащего на полу парня по ногам. Девушка подошла к стойке и бережно уложила меч на место, — Чао! — махнув рукой, Рыжова покинула зал.

— Чёрт! — крикнул проигравший, со всей силы ударя по полу арены.

***

Туманная пелена стала медленно проходить. А Черных начал инстинктивно тереть глаза ладонями, из-за чего они заслезились. Когда же всё прошло, то он увидел у дверей недавнюю знакомую.

Девушка стояла, опираясь на дверной косяк, внимательно следя за действиями Филиппа. Она помнила какой камень парень достал из чана на церемонии. Сапфир — камень защитников. Значит, ей необходимо помнить об особенностях этого вида волшебства.

— Куда ты меня привела, красавица? — игриво поинтересовался парень, делая шаг в сторону Морозовой. Она, на его удивление, даже не отступила в сторону, а всё также смотрела на него в упор.

— Художественный класс, — ответила девушка мягким голосом, — Если бы ты осмотрелся вокруг, то заметил это.

На стене напротив входа висели несколько картин в золотых узорчатых рамах, не понятно сколько им лет, но все цвета на полотнах были яркими, как будто написали её всего несколько часов назад. На окнах были тяжёлые винного цвета шторы, которые сейчас дарили полумрак. Между двумя соседними оконными проемами стоял стеллаж со всем необходимым для работы художника. Это было сделано на случай, если ученик случайно забывал что-то из оборудования.

— Язвишь? Я думал, ты не такая, как твои подруги, — самоуверенно говорил Филипп. Он напрочь забыл о том, что Снежка хоть и тихая, но в то же время она — одна из лучших учениц Академии. Которая, в отличии, от ещё ничего не умеющего новичка, знает обширное количество заклинаний.

— Ты плохо меня знаешь… э… — ей хотелось назвать его по имени, но она его не знала и это вызвало в Черных новую улыбку.

— Филипп, для тебя просто Фил, — представился он, — А как зовут тебя?

— Снежка, — ответила она, щелкая пальцами и вызывая ослепляющие синие искры, которые в мгновение обратились в небольшую сосульку. Девушка махнула указательным пальцем и лёд стукнул парня по затылку, из-за чего тот потерял сознание. Морозова прихватила его за руки и, корчась от тяжести Филиппа, аккуратно опустила его тело на пол, дабы он больше не покалечился.

После чего покинула помещение, не закрывая дверь, как бы делая намёк друзьям, где он находиться, если они будут искать.

========== Часть 7 ==========

Комментарий к Часть 7

Самолёт летит, колёса тёрлися, вы не ждали нас, а мы припёрлися😂

Что ж шутки шутками. Но привет, всем кто ждал главу. Приношу свои искренние извинения за задержку.

Приятного чтения❤️

Пожалуйста, указывайте на ошибки — это очень помогает в написании😇

Девушки появились в общей комнате почти одновременно с интервалом примерно в минут пять, используя пыль, которую Варя старательно делала по учебнику зельеварения за четвёртый курс. На их лицах читались смешанные чувства: они были довольны, что проучили грубиянов и вместе с тем, разочарованы, ведь из-за этих шалостей пропустили ежегодную вечеринку.

Удобно расположившись на просторном диване, пятеро подруг осматрели друг друга, как будто спрашивая кто начнёт первым.

— Ну? — протянула Алёна, начиная сгорать от нетерпения рассказать, как она ловко обыграла Абрикосова.

— Вик в библиотеке, — не задумываясь пробормотала Маша. Её слова пролетели настолько быстро, что никто не стал упрашивать рассказывать подробности. Это как раз играло ей на руку.

— Рыжий храпит в музыкальном классе, — усмехнулась Громова, сгладывая руки на груди. Прикрыв глаза, она вновь представила себе ту картину. Илья удобно расположился на паркете, обняв себя одной рукой, а другую используя, как подушку. Он действительно тихо похрапывал и чуть присвиствовал, из-за чего еле заметно двигались некоторые пряди его ярких волос.

— Ха! А я лишила Абрикосова чести и достоинства во время поединка! К слову, бой был супер-пупер лёгкий и быстрый, — Рыжова небрежно махнула рукой, а после прикрыла ею же рот, который раскрылся в смехе. Видимо, задевать Сашу у неё войдёт в привычку. Хотя та фраза, которую она бросила в зале была чистейшей правдой. Встать на путь дружбы с ним ей мешает обида.

— А Филипп без сознания в классе искусств, — тихо сказала Морозова, неловко опуская глаза. Если быть честной, Снежка беспоилась на его счёт. Боялась, что слишком сильно ударила его или что парни не станут его искать. Да и много ещё чего негативного приходило ей на ум, но она, как могла, подавлять это.

— Что ж ты с ним сделала? — ошарашенно протянули девочки, которые, конечно, знали, что Снежана способна на многое. Но то, что парень, который раза в два больше неё самой, будет валяться без сознания — стало для них шоком.

— Ударила сосулькой по голове. Я не сильно, правда, — она неловко улыбнулась, а подруги издали протяжное: «Вау», — Кир, осталась ты, — напомнила блондинка, отводя от себя внимание.

— А у меня не так весело, как у вас. Арт связан на Астрономической башне, — ответила Сменкина, думая над тем, как скоро он освободиться и что решит сделать в ответ. Она не сомневалась, что их «маленькие шалости» не останутся без внимания, по крайней мере её, и в ближайшее время стоит ждать «ответочку».

— Филипп? Арт? — Варя удивлённо подняла вверх изящные брови, — Когда вы уже успели познакомиться?

— Он сам сказал, — быстро ответила Морозова.

— И мне, — в таком же темпе проговорила Кира. Она почему-то решила умолчать, что это она поинтересовалась его именем.

— Ладно, девочки, повеселись, а теперь пойдёмте спать, — Руднёва встала и немного потянулась на месте, — У нас осталось всего два выходных и я намерена хорошо выспаться.

От подобной новости подруги недовольно застонали. Что ж от этого есть хотя бы один плюс: ближайшие два дня они не увидят тех парней.

***

— О, Саш! Наконец, хоть кто-то пришёл, — воскликнул Сменкин, когда двери в их комнату с грохотом открылись и на пороге показался озлобленый Абрикосов, — Что случилось? — аккуратно поинтересовался он, дабы не попасть под горячую руку.

— Эта Рыжова! Унизила меня, — сквозь зубы процедил парень, тяжело падая на диван рядом с другом, который сидел там и читал книгу до его прихода.

— Всё хотел спросить, что между вами произошло? — спросил Вик, но после поспешил добавить, — Если не хочешь, то не говори.

— Ничего особенного-то и не произошло, — Александр выразительно всплеснул руками, — Случайно столкнулись в столовой, это было примерно за неделю до вашего приезда. У неё какое-то важное событие было, вот она и была разодета. А у меня в руках стакан с соком, который на неё нечаянно пролил. Рыжова начала на меня кричать на меня, а я отвечал. Теперь война.

— Всё из-за этого? — удивился Витя, представля перед собой эту самую картину, как Алёна в красивом, но мокром наряде кричит на Сашу, который в свою очередь тоже не молчит.

— Мда, глупо немного, — цыкая, протянул Абрикосов, — Рыжова меня теперь на дух не переносит, как и я её, — он обвел взглядом общую комнату, — Кстати, а где остальные?

— Не знаю, — задумался Виктор, — Может им тоже досталось от девчонок?

Парень умеет держать язык за зубами, поэтому о том, что он на самом деле уже в курсе всех событий — умолчал. Это останется только между ним и Машей.

— Надо проверить, — одобрил Абрикосов, — Где они могут быть? — он замолчал, а после вскрикнул, — Точно! Васька же говорил, что кто-то из них посещает художественный и музыкальный классы.

— А мы их сегодня уже видели, — подхватил Сменкин, — Так, давай я в художку, а ты в музыкалку, — Саша кивнул и они оба сорвались с места.

***

Вик достаточно хорошо заполнил расположение кабинетов и помнил, что кафедра художественных искусств находилась в конце коридора, неподалёку от торжественного зала. Дойдя до необходимой точки, парень заметил нарастопашку открытую дверь. Это явно не просто так, ведь сразу же после занятий помещения закрываются.

Зайдя внутрь, Сменкин опешил, а в голове поплыла фраза: «Сразу видно, что Снежку ты не знаешь». Он настолько не поверил в увиденное, что даже снял очки и хорошенько протёр глаза. Он старался успокоиться и не рассмеяться от ситуации, ведь Филиппа переиграла маленькая девочка. И не просто переиграла, она ещё и оставила за собой преимущество.

Опустившись на колени рядом с другом, Виктор начал легонько трясти того за плечи, дабы он пришёл в себя. Видимо, Снежана была здесь недавно, потому что сосулька, которой был нанесён удар, ещё не стаяла.

— Фил. Фил, очнись же.

Веки с трудом поддались, как всё тело. Взгляд долго не мог сфокусироваться — картинка была мутной.

— Вик? А куда делась Снежка? — спросил Черных, с помощью друга принимая силящее положение и осматриваясь вокруг. Никаких следов прибывания девушки не было, — Я надеюсь, что она не была глюком, — сухо добавил он.

— Ушла уже твоя Снежка, предварительно огрев тебя по голове, — усмехнулся Сменкин.

— Не смейся! В том, что меня ударила девчонка — нет ничего смешного, — возмутился Филипп, складывая руки на груди.

— Нет. Конечно, нет, — с трудом пробормотал Вик и залился нескончаемым хохотом, чуть ли не валяясь на полу от смеха. Фил же недовольно надулся, не убирая сложенных рук.

— Ладно, — вздохнул Вик, после нескольких минут смеха. Осмотревшись, ему на глаза попалась та самая сосулька, которая ещё была целой, — Держи, приложи к шишке. И пойдём, надо ещё подумать, где остальных искать.

***

Саша в ускоренном темпе, широким шагом шёл в направлении музыкального класса. В голове, словно появилась карта, по которой он чётко передвигаться, дабы не заплутать в академических коридорах.

Через несколько минут, что парень провёл в полупустом помещении, да ещё и в полумраке, он заметил впереди приоткрытую дверь, из-за которой тянулся яркая полоска света. Не задумываясь, Абрикосов влетел туда, так и не прочитав на двери табличку «Кафедра музыкального искусства».

Парень был переполнен волнения за друзей, но вот, когда он увидел, что он один из них не заботясь ни о чём спит на полу. Рычание, как-то непроизвольно вырвалось из груди.

— Рота, подъём! — крикнул он над самым ухом Муромова.

Илья не открывал глаз, лишь кратко зевнул и, потягиваясь, перевернулся на другую сторону. Вся его праздничная одежда помялась и была в пыли. Эх, а он ведь говорил им. От говаривал. Может, хотя бы немного нужно прислушиваться к нему?

— Поднимайся! — Саша продолжал говорить на повышенных тонах, продолжал трясти друга за плечи.

И вскоре, это всё же это сработало. Ведь после нескольких таких криков Муромов резко подскочил на месте. Заспаные глаза смотрели на друга с лёгкой и даже забавной ненавистью, что появилась из-за прерваного, хоть и зачарованного, сна.

— Ты чокнулся? — возмутился Илья, после ударил друга в плечо, и с надутыми губами поднялся на ноги.

— Да нет, это ты чокнулся, — ответил Боевой маг, также поднимаясь на ноги, — Через пятнадцать минут отбой. Нас не должны видеть в коридоре, а ты тут храпишь в музыкалке, — он вновь взглянул на друга, который зазевал, — Илья, прекрати. Идём, надо ещё Фила с Артом найти, — и схватив его за воротник рубашки, потащил к выходу.

***

В это время, которое парни тратили на поиск друг друга, сидящий на крыше Астрономической башни, Арт мучился с узлом на руках. Восхищаться романтическим видом, что открывался с крыши, у него не было времени, хотя очень хотелось взглянуть на звёздное небо. Это ему очень нравилось, вот только не в подобной обстановке — когда обиженная сестра твоего друга привязала тебя к стулу.

— Вот же угораздило меня связаться с тобой, Кира! — воскликнул он, заканчивая со своим освобождением.

Парень, всё это время, кричал в пустоту её имя, будто она была рядом, стояла где-то в тени и тихо смеялась, зажимая рот ладонью.

Когда он расправился с оковами и уже бежал к Большой башне, то понял, что девушка ещё пощадила его. Ведь узлы были едва затянуты на его запястьях. Что ж выходит она хотела припугнуть его или проучить за первую встречу.

«Надо завязывать с этим. Мало ли, что она и её подружки могут придумать в гневе, а парнями я жертвовать не намерен. Кроме того, как сказала мама? Если сделаешь первый шаг к примерению, то будешь умнее, так? Хорошо, Кира, я закрою глаза на твою шалость, но только после маленькой взбучки», — раздумывал Артём, не задумываясь направляясь к побочной лестнице, которая вела в общежитие. Там он чуть ли в лоб не столкнулся с друзьями. Так, как они все были на место, то выходит, что искали лишь его.

— О, Артас, наконец-то! — Фил подошёл и приобнял его одной рукой, другой же он продолжал придерживать таявшую сосульку у затылка.

— Чуваки, время уходит, — напомнил Саша, — Пойдёмте в комнату, по дороге поговорим, — кивая, все согласились и уже спокойным и размереным шагом стали идти к своей комнате.

— Арт, так где ты был? — поинтересовался Вик у друга, что шёл рядом.

— Твоя сестрёнка связала меня на башне Астрономии, — отстранёно ответил Мещеряков, махнув рукой. В его голове сейчас металась мысль о том, как бы проучить Сменкину и при этом предложить ей мировую.

Артём считал себя настоящим лидером, тем кто ради своих прихотей не будет жертвовать близкими людьми. Как лидер, он должен принимать взрослые и взвешенные решения. И вот, сейчас он принял одно такое. Именно поэтому он сейчас переступает через себя и своё желание отомстить в полной мере. Он прекрасно понимал, что если кто-то из них не сделает обдуманого шага, то эта «детская» обида, сопровождаемая пранками, вряд ли может ни с того, ни с сего прекратиться. Для этого кто-то должен пойти наперекор всему и себе, в том числе.

Пока Арт думал об этом, его друзья бессовестно смеялись над ним.

— Эх, жаль я этого не видел, — мямлил в перерывах между смешками Филипп, держась за живот, что грозился лопнуть.

— А сам-то? Снежка тебя по голове огрела, — напомнил Сменкин, а Черных сразу же стал серьёзным.

Эта ситуация уже заставила и Мещерякова присоединиться к общему хохоту, с которым они добрались до комнаты.

========== Часть 8 ==========

Два дня пролетели незаметно и вот для девочек наступило первое учебное утро. Пасмурная погода с сильными и холодными порывами ветра лучше всего отражала Кирино настроение, вернее его отсутствие.

Девушка с трудом заставила себя подняться с кровати и хотя бы принять утренний душ, который мог взбодрить её. Под струями воды Сменкина простояла от силы минут пять и то, лишь потому, что чуть не заснула.

— Ощущение будто просто под дождём промокла, — буркнула Кира, выходя из ванной комнаты и растирая короткие волосы полотенцем. Подруги всё ещё не выходили из своих спален, поэтому не видели её угнетенного состояния.

Переступив порог комнаты, девушка мгновенно бросила полотенце на стул, а сама присела на край кровати. Взгляд, по привычке переместился на прикроватную тумбу, где все первонеобходимые вещи находились в «творческом» беспорядке. Телефон, который Маша подарила ей на прошлый день рождения, лежал на самом краю. Кира положила его туда, после того, как выключила заведённый на нём будильник. Также рядом был очередной роман, наполовину целая шоколадка, пустой стакан и плюшевый медведь. Кремового цвета тело, большие чёрные глазки-бусинки, носик и вышитая улыбка, а на шее зелёная атласная ленточка. Это единственная вещь, которая напоминает ей о доме. Из-за одного взгляда на игрушку внутри Сменкиной происходит противоречие — она начинает очень скучать и одновременно с этим ненавидеть.

«К Вику я не испываю ненависти».

— Вик же ни в чём не виноват? — спрашивала Кира саму себя, обнимая медвежонока, — Может мне… поговорить с ним? — глубоко вздохнув, она шутливо добавляет, — Как считаете, мистер Тедди? — посмеявшись, она вернула игрушку на место и начала переодеваться в академическую форму.

Белая хлопковая рубашка свободно сидела на хрупком теле, а растегнутые две верхнии пуговицы открывали вид на острые ключицы. Чёрная юбка, что на ладонь выше колен, была в большую складку и, помимо тугой резинки на поясе, держалась ещё и на подтяжках с серебряной фурнитурой. Наверх голубой пиджак с вышитой эмблемой академии, а на ногах длинные чёрные гольфы и такого же цвета кроссовки. Волосы, уставшие от тугих причёсок, лишь рассчесаны и легонько касались плеч. Всё готово. Остался рюкзак, такой же мрачный, как и все образы Сменкиной.

— О, Кир, доброе утро, — приветливо проговорила Снежка, сидевшая одна в общей комнате.

— Доброе, — ответила девушка, стараясь улыбнуться, чтобы не испортить настроение и Морозовой, — А где остальные? — поинтересовалась она, присаживаясь рядом.

— Передеваются, — кратко ответила она и опустила глаза в пол. Это было немного странно, так как блондинка всегда доброжелательная и открытая, и это действие совсем не вязалось с ней.

— Что случилось? — прямо спросила Кира.

— Мне стыдно.

— Что? Перед кем? За что? — удивлённо уточнила Сменкина.

— Перед Филом. За то, что произошло, — Снежка взглянула на подругу, — Он ничего мне не сделал, а его…

— Вырубила, — закончила за неё Кира, после чего Снежана тяжело вздохнула, — Слушай, Снеж, просто поступай так, как считаешь нужным.

— А если я извинюсь перед ним? — тихо проговорила блондинка.

— Делай, как знаешь. Я в любом случае поддержу тебя, — улыбчиво ответила Сменкина. Обнимая подругу, она услышал искреннюю благодарность с её стороны.

— Девочки, мы опаздываем, — быстро протараторила Маша, которая, как и остальные подруги выскочила в общую комнату.

После её фразы все подскачили к Варе и, взявшись за руки, приготовились к телепортация, которая совершилась в тоже мгновение.

***

Время занятий пролетело незаметно. На лекциях, которые девочки почти не слушали, потому что большую часть материала уже знали, ловили внимательные и заинтересованые взгляды. Ещё бы учиться вместе с теми, кто считается лучшим во всей академии. Кроме того, в отличие от новичков, они начинают изучать уже четвёртый вид магии.

Кира и Снежка, которые с самого утра были не в лучшем состоянии, чувствовали огромную усталость. Желание переговорить с двумя парнями — никуда не исчезло, а наоборот лишь усилилось.

Сказав подругам, что они немного задержаться, Морозова и Сменкина направились в столовую, где они стопроцентно должны были встретить Фила и Вика.

Зайдя в помещение, они внимательно осмотрелись и, заметив мужскую компанию, несговариваясь, направились к ним.

— Какие люди! — встретил их голос Артёма, который начал сверлить подошедших девушек взглядом. Парень выглядел расслаблено, в его движениях не чувствовалось того напряжения, что было несколько дней назад. Он даже попробовал приветливо улыбнуться.

— Уймись, Арт, — ухмыльнулась Сменкина, — Вик, нужно поговорить, — сказала она, повернувшись к брату.

Тот услышав просьбу, закашлился, но быстро пришёл в себя и встал из-за стола.

— Эм, хорошо, — ответил Виктор, — Пойдём, — предложил он, указав на выход кивком головы. И первым пошёл вперёд.

Перед тем, как уйти Кира ободряюще сжала плечо Снежаны и легонько, одними уголками губ улыбнулась, показывая, что в любом случае, поддержит её и поможет если, что.

Морозова глубоко вздохнула и, повернувшись к парнями, которые с непонимание смотрели вслед двойняшкам-Сменкиным, заговорила:

— Филипп, — позвала она блондина.

Когда он обратил на неё внимание, то Снежка почувствовала неловкость и скованость, будто её примагнители к полу. Все заранее заготовленые слова мгновенно испарились, оставляя лишь пустоту и боязнь. Ей было страшно представить, как он может отреагировать на её извинения. С одной стороны он показался милым и очаровательным, с другой же — грубым и непредсказуемым.

«Так, Снежка, успокоися. Всё нормально», — Морозова старательно пыталась вразумить себя, дабы держать в руках.

— Хей, красавица, я же говорил, что для тебя я — Фил, — ухмыльнулся Черных, включая, то ли слощавого романтика, то ли неумелого пикапера. В принципе, подходило и то, и то.

Парень поднялся со своего места и, встав напротив зажатой девушки, облокотился на стол. Он совершенно не замечал, или не хотел замечать, не очень лесные слова в свой адрес со стороны друзей, в основном не довольствовали Артём и Александр.

— Фил, — поправилась Снежана, чуть прикусывая губы, дабы набраться смелости и произнести слова, ради которых она пришла сюда. Она подошла к Филу вплотную, пристала на носочки, так как была значительно ниже него, и на ухо прошептала, — Прости за произошедшее на вечеринке, — посматрела его удивленое лицо и помчалась прочь из столовой.

— Оу, что это было? — протянул Илья, смотря на то, как Черных довольно улыбается и кончиками пальцев касается кожи, опаленой горячим дыханием.

Филипп пожал плечами, не убирая руки со своего лица. Перед глазами он всё ещё отчётливо видел милое кукольное личико с розовыми губами, которые шептали: «Прости».

— А не влюбился ли, наш казанова? — усмехнулся Арт, натягивая на лицо чеширскую улыбку, которая не предвещала ничего хорошего.

— Да, чтобы я влюбился? Совсем уже? — Черных резко всплеснул руками и вернулся на своё место, — Тем более, в неё. Она же огрела меня по башке.

— Ну да, ну да. А что тогда значит «для тебя, красавица»? — не унимался Артём. Его утреннюю усталость будто рукой сняло, ему хотелось прикаловаться и смеяться в голос.

— Флирт, — просто и кратко ответил Фил, — Мещеряков, если ты сейчас же не закроешь рот, то я начну тебя с кем-нибудь шиперить, — добавил он, видя надвигающую усмешку друга.

— С кем?

— Да, с кем угодно. С Кирой, например, — резко произнёс Филипп. От данного заявления Артём чуть не захлебнулся, — А что? Вы знакомы несколько дней, а между вами уже химия отменная, — засмеялся он.

— Да, чтобы я с Кирой вместе? С этой холодной и грубой девчонкой? Не в жизнь! Никогда и ни за что! — крикнул Арт и пошёл к выходу из столовой.

***

Снежка бежала к кафедре искусств, дабы немного порисовать и выпустить все свои эмоции на бумагу. Девушка всегда вела себя скромно и тихо, в основном доверяясь своим подругам, с которыми была знакома довольно давно. Именно на четверых девочек Морозова могла полностью положиться, поэтому когда Кира сказала, чтобы поступала, как считает нужным — она воодушевилась. Её настроение приподнялось, из-за чего на, казалось бы, детском личике сияла спокойная улыбка, которая была ей привычна.

Коридоры академии пустовали, ведь уроки завершены — педагоги и ученики разошлись по башням, дабы отдохнуть от прошедшего учебного дня. Такие кабинеты, как художественный класс, никогда не запирались в течение, потому что туда часто забегали ребята для самостоятельных занятий. Что-то вынести из аудитории не получиться, ведь на всех вещах, находящихся там, стоит защитное заклинание, которое придёт в действие, когда предмет покинет помещение.

Дойдя до необходимой двери, Снежана уверенно открыла дверь и вошла в помещение, в котором уже успела выучить, что где стоит — потому что, посещает его уже не первый год. На стене сразу напротив входа висят картины написанные учениками Академии «Cold» — яркие и солнечные, мрачные и холодные, там есть картины на любой вкус. Во всей академии, наверное, нет помещения более эстетичного, чем это. Даже массивные шкафы из тёмного дуба выглядели очаровательно.

Аудитория сейчас пустовала, поэтому девушка могла немного побыть наедине с самой собой. Маленькими шагами она приблизилась к окну, откуда открывался прекрасный вид на академическое озеро. Морозова всегда любила писать пейзажи, ей нравилась атмосферность и спокойствие природы. Именно это она профессионально показывала в своих работах.

На её лице вновь появилась блаженная улыбка. Достав из рюкзака, что всё это время висел на её спине, альбом и набор карандашей, Снежка приступила к зарисовке нового пейзажа.

========== Часть 9 ==========

Сменкины шли в тишине, слушая лишь свои мысли, что не оставляли их ни на секунду. Девушка перебирала варианты того, с чего начать разговор, который был для неё очень тяжёлым. Внешне она изо всех сил старалась не показывать волнения. А вот, парень гадал, пытаясь угадать по какой причине Кира позвала его на разговор.

Дойдя до ближайшей лестницы, Сменкина зашла под неё и встала возле располагавшейся кладовой. Подперев дверь спиной, она в упор посмотрела на Виктора, стоявшего напротив.

— Так, по какому поводу разговор? — спросил он, также смотря на неё.

— Сложно, — выдохнула девушка, понурив голову, — Извини, — тихим голосом добавила она после секундой паузы.

Вик опешил. Он в прямом смысле этого слова не знал, что ответить. То, что она будет за что-то просить прощения — стало для него неожиданным и не совсем понятным поворотом событий.

— Ч-что?

— Не заставляй меня повторять это снова. Ты всё чётко слышал, — ответила Кира, вновь говоря твёрдо и ясно.

— За что ты извиняется?

— За моё поведение. За то, как повела себя с тобой.

— Я не злюсь на тебя, — улыбнулся Виктор, — Никогда не злился.

В ответ на его улыбку и тёплый голос девушка расслабилась.

— Но… кто обидел тебя?

— Я обижена на родителей.

— Расскажешь? — Кира легонько кивнула и вздохнула, будто набираясь смелости для рассказа.

— На самом деле ничего сверхсерьёзного не произошло, — подержав небольшую паузу, она продолжила, — В академии я оказалась в пять лет и с тех пор не видела родителей. Так как мы с девочками были ещё маленькими и наши семьи знали о магии, то им было разрешено навещать нас на каникулах. Но они так и не приехали, — девушка прикрыла глаза и замолчала, а Вик не торопил её, терпеливо ждал дальнейших слов, — Моя детская обида, по случайности, вылилась на тебя. Скорее всего, это потому я позавидовала тебе, ведь родители были рядом с тобой.

— Кир, извини.

— Не извиняйся, ты не причём. Давай, просто будем учиться быть семьёй? — проговорила девушка, улыбаясь кончиками губ, — Так, как будто между нами ничего не произошло.

— Я всеми руками и ногами «за»!

Девушка, на удивление, подошла и крепко обняла его. В тот момент он был готов поклясться, что слышал её облегчённый выдох.

— Пойдём в мою комнату, я хочу тебе кое-что показать, — весёлым голосом сказала Кира и, взяв брата за руку, быстро потащила его к лестнице.

По дороге туда на них удивлённо озирались студенты, из-за чего Сменкина с усмешкой произнесла, что теперь её статус безэмоциональной отличницы под вопросом.

Подойдя к одной двери, что находилась почти на самом последнем этаже, Сменкины быстро прошмыгнули в крайнюю комнату, стараясь не шуметь и не привлекать внимание подруг девушки.

Кирина комната была типичной подростковой спальней. Наспех заправленная постель; задернутые шторы; стоящий в углу комнаты, стул для вещей, которые валялись на нём кучей. Фиолетовые оттенки присутствующие во всём — обои, шторы, постельное белье, одежда. Типичный стиль Киры.

— Вот, — улыбнулась девушка, протянув брату плюшевого медведя, — Ты, наверное, уже не помнишь его.

— Я видел его в своём сне, — ответил Вик, осматривая игрушку со всех сторон. Кира не понимающие вскинула брови, — Когда у меня стала появляться магия, мне стал сниться странный сон. Там появлялась маленькая девочка с таким же медведем. Этой маленькой девочкой оказалась ты.

— Вау! Получается, что подсознательно ты готовил себя к встрече со мной?

— Выходит, что так. Но я не понимаю, что с этим медведем не так? Почему я видел тебя именно с ним?

— Может потому, что его подарил мне ты? — предположила сестра, обнимая медвежонка, — Ты тогда долгое время копил деньги, а после купил его на день рождения. Ты ещё имя ему дал «Мистер Тедди».

— Тедди? Как-то банально, — засмеялся парень.

— Не просто Тедди, а мистер Тедди, — с доброй усмешкой поправила его Кира, — Ой, Вик, — неожиданно воскликнула девушка, после того, как взглянула на экран телефона, — Мне нужно идти, увидимся завтра, — добавила она.

Прежде чем покинуть комнату, она попросила брата плотно закрыть обе двери и постораться не попасть никому на глаза, ведь парням запрещено заходить в женское крыло, собственно, как и наоборот.

***

Несмотря на то, что Кира сильно опаздывала, она решила не использовать остаток пыли для телепортации. Девушка пробегала коридоры, счастливо улыбаясь, от того, что они с братом объяснились друг перед другом. После этого у неё, как будто камень с души упал, тяжелый камень, что тянул её ко дну. Не зря говорят, что слова — самое мощное наше оружие. Так, просто поговорили и всё встало на свои места.

«Как к этому отнесутся девочки?», — мимолетно подумала Сменкина. В том, что Снежка и Маша спокойно воспримут новость о примерении и воссоединение двойняшек — она не сомневалась. Но вот, насчёт Вари и Алёнки — она не была так, уверена. Обе девушки, как и сама Кира, довольно резкие снаружи и робкие внутри — всё воспринимают буквально и близко к сердцу.

Девушка тяжело вздохнула, решив, что молчать об этом уж точно не будет, да и неправильно укрывать от друзей такое событие.

Выйдя из академии, Кира направилась к стоилам, которые распологались на заднем дворе. В этих стоилах жили разнообразные магические животные, с которыми можно было наладить эмоциональную связь, их крупный размер не позволял держать их в здании самой академии.

Девушка приходила сюда каждый день — ухаживала или просто разговаривала со свои питомцем — фамильяром по имени Крип. У них образовалась сильная эмоциональная связь, которая может пропасть лишь из-за смерти одного из них. Сменкина и её фамильяр всегда очень остро чувствовали друг друга, связавшая их нить, образовалась ещё много лет назад, тогда Крип был маленьким, похожий на летучую мышь и даже не имел имени.

— Крип! — разнеслось по академической площади. Фамильяр почувствовал свою вторую часть и теперь приветствовал её.

— Привет, Крип, — улыбнулась Кира. Улыбка была искренней, лёгкой и настоящей, так девушка улыбалась только друзьям и животным, остальные же просто видят холодную маску.

Большой фамильяр стал кружить по стоялу, радуясь появлению Сменкиной. Массивные лапы с когтями, впиваясь в грунт, ловко переставлялись. Длинный фиолетовый хвост с острым концом, как специально, проезжал по доскам, из которых был сделан вольер. Мощное тело было фиолетовой окраски с зелёными узорами, строгая мордочка, вмиг стала милой и улыбающийся.

— Крип-Крип, хватит! Перестань! — смеялась Кира, когда Крип от радости начал облизывать ей лицо. В этот момент, что-то издало какой-то непонятный и протяжный звук, похожий на «Воу!» или что-то в этом роде. Девушка и фамильяр притаились, — Ты тоже это слышал? — спросила она, поглядывая на питомца. Тот уверенно кивнул и стал осматриваться вокруг, дабы высмотреть источник звука, но так никого и ничего не увидев, устало положил голову на свои лапы.

— Крип? — протянул фамильяр, словно спрашивая Сменкину о чём-то.

Девушка села рядом с ним на колени и тот переложил голову на её ноги. Рядом с Крипом Кира казалась маленькой куколкой, а сам фамильяр походил на дракона.

— Сегодня не получится полетать, Крип, — произнесла девушка, гладя питомца по яркой и мягкой шерсти, из-за чего тот довольно прикрыл глаза, — Скоро будут занятие, так, что там мы выкрадим немного времени на полет, — добавила Кира, не убирая рук от Крипа.

Через несколько минут фамильяр задремал на коленях у своей хозяики. Он растянулся, расправил крылья и тихо сопел, как маленький щенок. Сменкина посидела с ним ещё некоторое время, после чего встала, что было сделано не без труда, и вышла из стоила, направляясь обратно в академию.

***

После того, как Арт покинул столовую, он решил вернуться в свою комнату и выспаться, ведь на сегодняшнюю ночь у него есть план.

На подходе к лестнице, ведущей в общежитие, он услышал цоконье невысоких каблуков. Неосознанно и скорее действуя рефлектно, парень забежал под лестницу и, чуть выглядывая, стал наблюдать.

По ступенькам неторопливым шагом спускалась Кира. Она выглядела задумчивой, но счастливой. Арт впервые увидел её искреннюю улыбку и обомлел. За это время, пока они знакомы, он не воспринимал её больше, чем заносчивую девчонку. Но вот только, Сменкина давно уже не девчонка. Она — привлекательная девушка, которая искусна в магии и маскировке своих истинных чувств.

Любопытство взяло вверх над разумом Мещерякова. Тихо, стараясь не издавать посторонних звуков, он направился за девушкой. «Мало ли, может узнаю то, что сыграет мне на руку сегодня ночью», — оправдывал свои действия парень. После приезда он ещё ни разу не покидал здания Академии «Cold», поэтому когда Кира вышла через главные ворота, он немного застопорился.

Сменкина даже и не подозревала, что за ней шпионят и как не в чём не бывало шагала в необходимом направлении. Она обогнула здание и оказалась на заднем дворе. Там стояло, в сравнении с академией, небольшое сооружение. Оно всё было выполнено из дерева, что совсем не гармонично смотрелось с белокаменными башнями. Из постройки тянул тухлый свет и животные рыки.

— Крип! — Артём чуть со страху не упал, услышив громкий голос. Какое животное могло воспроизвести подобный звук он и понятия не имел. Зато имела Сменкина. Она не прекращая улыбаться, подошла к одному из стоил и зашла внутрь.

В этот момент Арт смог не заметно прошмыгнуть мимо и укрыться в соседнем стоиле, которое, по счастливому стечению обстоятельств, оказалось пустым. Он прилёг на деревянный пол и стал наблюдать за происходящим из-под небольшого промежутка, который был между разделяющей стеной и полом.

Пока он всё это проделывал, Сменкина начала уворачиваться от фиолетового существа, которое так и наровило облизнуть ей лицо. Девушка весело смеялась, выставляла перед мордой существа руки, вертела головой.

— Крип-Крип! Хватит! Перестань! — твердила Кира. Сейчас её голос казался звонким и манящим. Артёму она показалась таинственной сиреной, неизвестной нимфой с пленящей красотой и гипнотизирующим голосом. Парень, словно попал в силки с полным отсутствием надежды на спасение.

— Воу! — протянул Мещеряков неожиданно громко даже для себя самого.

Сменкина и Крип замолчали и оставились. Девушка стала внимательно осматриваться, выглядывая из стояла, а фиолетовое существо, чуть оскалевшись, прикрывало её наполовину расправлеными крыльями.

— Ты тоже это слышал? — прошептала девушка, на что Крип утвердительно кивнул.

Арт бесшумно присел на колени, пряча свою голову от подозрительного чёрного взгляда под разделяющую стену. Он просидел так, примерно с минуту, а когда вновь заглянул, то увидел, что Кира уже присела на пол, аккуратно расправив края школьной юбки, а на её коленях лежала голова Крипа.

«Дракон?», — предположил Мещеряков, рассматривая существо. Девушка заботливо гладила фиолетовую шерстку животного, которое переодично произносило: «Крип!», казалось, что он сейчас замурчит, ведь от удовольствия он даже прикрыл глаза.

Сменкина просидела с Крипом ещё немного времени, после чего покинула помещение. Артём подождал несколько минут и тоже поспешил к выходу. Выходя из своего укрытия, он чуть ли в лбом не столкнулся с тем существом, которое выставило голову из стояла.

— П-прости, — пробормотал Арт, в упор смотря на Крипа.

— Крип, — протянуло существо. Парень готов был поклясться, что видел, как Крип довольно ухмыльнулся.

Мещеряков бегом направился в академию.

========== Часть 10 ==========

Время незаметно приблизились к ночи. Парни, уставшие от загруженного учебного дня, наконец-то, смогли собраться в общей комнате, чтобы обсудить последнии события. Их беседа, как всегда была оживлённой и весёлой, когда они рассказывали, как им новая и совершенно другая жизнь.

— Слушай, Вик, а о чём вы говорили с Кирой? — поинтересовался Артём, в упор смотря на Сменкина, который буквально сиял, — Ну, если не секрет.

— Если кратко, то мы помирились, — довольно протянул Виктор, после сказанного на него уставилось несколько удивлённых пар глаз, — Теперь будем учиться быть братом и сестрой, — с усмешкой добавил он.

— Да ладно? Она сама извинилась? — не веря, переспросил Саша. Он считал, что просить прощение эта девушка будет только в самом крайнем случае и скорее всего, этот крайний случай — смерть.

— Да, — утвердительно кивнул Вик, — Но честно, вот, ей совсем не за что было просить прощение.

— Она игнорировала тебя, будто ты пустое место, а не брат, — запротестовал Илья, вспоминая первую, не самую приятную встречу с пятеркой несносных девчонок.

— У неё на то, были причины и я её не осуждаю, — парировал Сменкин, уже начая не на шутку злиться, что к его хорошей новости о примирении с сестрой относятся с таким негативом, который ещё и выливают на неё.

— Ладно вам, парни, — Арт, который сидел рядом с Виком, примирительно выставил вперёд руки и махнул, — Успокоитесь. Ну, помирились они — это ж хорошо.

— Согласен с Артом, — буркнул Фил, игравший в новую мобильную игру. В разговоре он, на всеобщее удивление, принимал малое участие. Парень занял почти половину дивана и, лёжа на спине, не отрываясь, проходил новый квест на время.

Виктор благодарно улыбнулся друзьям. Он был шокирован словами Мещерякова, ведь думал, что именно он будет не в восторге от этой новости. Но нет. Артём просто поддержал его.

— Эм, Вик, а ты не подскажишь какой номер у Кириной комнаты?

— Четыреста тринадцать, вроде, — пробормотал Сменкин, не убирая с лица подозрительного выражения, — Что ты задумал?

— Просто отомщу за ту ночь на астрономической башне, а после поговорю, — ответил парень, хитро щурясь, — Обещаю, ничего жёсткого не будет, — он даже приложил руку к сердцу, дабы продемонстрировать, что говорит правду.

— Может, не стоит? — засомневался Виктор.

— Да, всё нормально будет. Я даже попробую помириться с ней, — проговорил Мещеряков, — Парни, кто со мной?

— Я, естественно! — крикнул Абрикосов, поднимаясь на ноги.

— Отлично, — Артём удовлетворено потёр ладони, — Вик, Илья, Фил? Вы идёте?

— Я точно остаюсь, — сказал Виктор непреклоным голосом.

— И я тоже, — буркнул Черных, так и не отрываясь от телефона, — Снежка уже извинилась передо мной, поэтому если я пойду ей «мстить», к примеру, — продолжил он, выделяя одно из слов в ковычки, — То это будет, как-то… — он замялся.

— Неправильно? — предположил Вик.

— В точку! Неправильно.

— А я просто не хочу, — буркнул Муромов, утыкаясь в резко раскрытую книгу.

— Окей, ваше право. Мы ушли, — объявил Мещеряков, закрывая входную дверь.

***

Парни шли неспеша, осматриваясь по сторонам, в надежде скорее отыскать ту самую злощастную дверь с цифрой четыреста тринадцать. Так как в женское крыло мужчинам заходить запрещено, то компания не забывала прислушиваться к любым шорохам, дабы если, что успеть спрятаться.

Необходимая комната находилась чуть ли не в самом конце коридора. Саша встал к двери в плотную, слушая есть ли кто-то в общей комнате, но там оказалось тихо — девочки уже разошлись спать.

Аккуратно, стараясь не шуметь, не шелестеть и всего такого, они ступили в помещение, которое ничем не отличалось от их, разве, что в стеллаже были разложены сладости и напитки, чтобы в выходные не спускаться в столовую или же просто перекусить в будни. Предварительно пожелав друг другу удачи, парни разошлись.

Мещеряков только со второй попытки наткнулся на табличку с именем «Кира». На лице расстянулась довольная ухмылка и, дернув ручку, парень вошёл. В полумраке спальни он сразу же перевёл взгляд на спящую девушку. Чёрные волосы с фиолетовой прядкой рассыпаны по подушке, пышные ресницы чуть подрагивают, на лице безмятежность и спокойствие, которое он уже видел сегодня.

Артём заколебался, хотя прекрасно понимал, что им стоит просто поговорить, ведь если подумать вся суматоха началась на пустом месте.

Арт присел на краешек кровати и легонько потряс Киру за плечи, прогоняя её сон прочь. Девушка что-то пробормотала и перевернулась на другой бок, прячась под одеялом с головой, оставляя на виду лишь кончики волос.

— Кир, проснись, — сказал парень почти над самым её ухом. Даже полусонная Сменкина почувствовала пробежавшие по телу мурашки, возникшие из-за чужого горячего дыхания на её коже.

— Ч-что ты здесь делаешь? — проговорила девушка, чуть запинаясь, когда затуманенным взглядом узнала в безликой фигуре нового знакомого.

— Вообще, хотелось бы отомстить, — усмехнулся Мещеряков, пытаясь рассмотреть её лицо и понять, что у неё на уме, — Но я всё же решил просто поговорить с тобой, — добавил он.

Она недоверчиво вскинула вверх тонкие брови и, подтянув ноги, присела на постели. Кира, после резко прерваного сна, ещё не до конца вникла в происходящие. Девушка опустила голову и запустила руку в расстрепаные волосы, чуть оттягивая их назад.

— Эх, ладно, я слушаю тебя, — пробормотала она, после минутного молчания, поднимая глаза.

— Не здесь, мало ли смотритель, — Сменкина чуть призадумалась, — Я не хочу получить наказание. Идём.

— А получить наказание за хождение по коридорам во время отбоя не боишься, значит? — она выразительно изогнула брови, всматриваясь в человека напротив. Что-то в нём было такое, что одновременно вызывало недоверие и восхищало, заставляя верить.

— А ты боишься меня? — усмехнулся Мещеряков.

— Это тебе стоит меня бояться. Я тёмный маг, который помимо основной способности знает ещё несколько, — напомнила она.

— Похвасталась? — он недовольно сложил руки на груди, ему уж точно не понравился тонкий намёк на то, что он ещё ничего не умеющий новичок, — Собирайся. Ещё надо придумать, как выскользнуть из башни.

— Эх, ладно. Нечего думать, если тебе, так уж, хочется поговорить, то можем использовать пыльцу для телепортации, — пробубнила Сменкина, поднимаясь с кровати и открывая один из ящиков прикроватной тумбы. От туда она достала небольшой бархатный мешочек.

— Я думал, телепортироваться могут только маги воздуха.

— Так и есть. Но эта пыльца — Варькина работа. С её помощью любой маг может переместиться куда угодно. Вот, только осталось её у меня на одно использование, — она вздохнула, видимо не хотя расставаясь с драгоценной вещицой, — Надеюсь, не зря. Ладно, куда нам надо?

— А переодеться для начала не хочешь? На улице осень, вообще-то, — по его лицу скользнула не очень приличная улыбка, за которую он сразу же получил удар в плечо. Арт зашипел.

Кира довольно усмехнулась и щёлкнула пальцами. Фиолетовые искры разлетелись от её руки и обвили тело, освещая пространство вокруг. Секунда. И на месте пижамы появились чёрные джинсы, кофта с овальным вырезом и кроссовки.

— Что это за заклинание? — поинтересовался Артём, осматривая девушку с ног до головы. Неосознанно он заметил, что ей идёт всё. Казалось, что если на ней будет даже мешок из-под картошки, то она всё равно сможет затмить любого.

— Первичное заклинание из общего курса, — как не в чем не бывало проговорила она, — Куда телепортируемся?

— К озеру, хоть посмотрю его, — наспех сказал Мещеряков.

Сменкина кивнула, раскрыла мешочек и протянула Арту руку. Её маленькая ладонь просто потанула в его, парню даже было страшно сжать её. Её нежная, холодная, а у него мозолистая и горячая. Разлетевшиеся розовые искры ослепили, заставляя закрыть глаза.

***

Ребята ещё не успели до конца материализоваться на берегу озера, как их уже обдало прохладой, что тянулась с водоёма. Сегодняшняя ночь была светлой. Яркие звезды отражались в спокойной глади воды, зачаровывая смотрящих. После шумных академических коридоров тишина природы казалась неестественной.

Как только искры рассеялись — Кира резко выдернула свою руку из чужой. Артём из-за этого даже растерялся.

— Ну, теперь ты можешь говорить? — спросила девушка, убирая фиолетовую прядь за ухо. На парня она не смотрела, обращая всё своё внимание на озеро. По коже пробежали мурашки, а в голове образовался вопрос, зачем она согласилась телепортироваться именно сюда.

— Да, только пойдем поближе к воде, — попросил он, в его голосе не было ничего, что могло бы выдать истинные намерения. Мещеряков спокойно подошёл к краю водоёма и скинул с себя толстовку. Он усмехнулся, заметив замешательство на лице Сменкиной.

— Если ты сейчас же не скажешь то, что хотел, то я использую заклинание подчинения, — пригрозила она, вставая рядом. Арт же не переставал ухмыляться и это сбивало с толку, — Прекрати! — не выдержала она и замахнулась для удара, но он успел перехватить её кулак.

Мещеряков подхватил её на руки и, разбежавшись, погрузился в воду, которая на его удивление оказалась не такой холодной, как ожидалось. Под водой он почувствовал, как Кира сильно обняла его за шею, чуть ли не впиваясь ногтями в кожу. Когда они показались на поверхности, то девушка не упустила возможности ударить его по спине, но удар был очень лёгким.

— Вот, теперь я могу с тобой спокойно поговорить, — засмеялся он, не отпуская Сменкину, да и она похоже не очень-то этого хотела.

— П-придурок, — выдохнула она.

— Подожди, ты, что заикаешься? — растерялся Арт, смотря на её лицо. Мокрые волосы, дрожащие губы, стекающие по коже капли.

— Н-нет!

— Да! — возмутился парень, — Ты испугалась? — она отрицательно замотала головой, — Извини, я не хотел напугать. Просто хотел сделать ответочку за ту ночь на астрономической башне, видимо пересторался.

— Я не испугалась, — тихо заговорила Кира, когда Артём подплывал к берегу, — Я… — она замолчала. Сложнее всего ей признать, что она в чём-то не совершена.

— Не умеешь плавать и из-за этого боишься воды? — предположил он, его голос был взволнованым. Девушка нехотя кивнула, — Это нормально. Нормально чего-то бояться или что-то не уметь. Мы люди, не роботы. А изъяны и недочёты делают тебя живым, а это прекрасным.

— Философ? — усмехнулась она.

— Нет, это всё мамина мудрость, — они вышли на берег и Мещеряков поспешно накинул на её хрупкие плечи свою скинутую толстовку, — Извини ещё раз. Я поступил, как полный идиот.

— Да и я тоже. Повела себя, как маленький обиженный ребёнок.

— Раз так, то, — Арт встал напротив неё и, чуть поклонившись, продолжил, — Привет, меня зовут Артём Мещеряков, можно просто Арт. А как твоё имя?

— Что ж, здравствуй, Арт, — она широко улыбнулась, — Я Кира Сменкина, — не выдержав всей нелепости ситуации, девушка в голос рассмеялась. Её смех был таким, как и сегодня рядом с Крипом.

— Как же неприятно, что в первую нашу встречу мы схлопочем наказание, — протянул Мещеряков, не отрывая от неё своих зелёных глаз.

— С заднего двора есть заброшенный проход, пройдём там, а на лестницах разойдёмся, а там уж кому-как повезёт, — вспомнила Сменкина.

— Тогда я готов идти за тобой, Кира, — улыбнулся он и они вместе направились на задний двор.

***

Прежде, чем войти в спальню Алёнки, Саша внимательно осмотрел стеллаж в общей комнате. В отличие, от их бардака, который царил на всех полках, у девочек все было аккуратно сложено, даже не было видно пыли. Парень рассматривал фотографии, стоящие в деревянных фоторамках. На одном снимке девочки ещё совсем маленькие пятилетние и неопытные волшебницы, стоят в разноцветных платьях, в объятиях друг друга. На следующем им уже десять лет, на них яркие праздничные колпаки, а сами они сидят за столом, во главе которого была Снежка, видимо, это был её день рождения. Далее шли несколько одиночных фотографий, взглядом Абрикосов нашёл рыжеволосую девушку — она стояла в оборонительной стойке, крепко держа в одной руке меч, а в другой — щит. На её кудряшках был, чуть съехавший на бок, шлем, а на лице с россыпью веснушек светилась привычная широкая улыбка.

Он провел за осмотром фотографии несколько секунд, будто зависнув. Привёл в себя его только тихий шёпот из крайней комнаты. Александр посмотрел помещение, Арта уже не было рядом.

— Так, ладно, что здесь ещё есть? — прошептал он, продолжая искать на полках, что-нибудь интересное. Карий взгляд зацепился за стоящие внизу бутылки — там была вода, чай, компот и разнообразные соки. Последнее как раз его и зацепило. Рассмотрев бутылки, парень довольно ухмыльнулся.

Взяв сосуд с зелёной этикеткой, Саша пошёл в сторону двери с табличкой: «Алёна», которую он заприметил ранее. Легко дернув ручку, он вошёл в сумрачное помещение. Даже в полумраке рыжие волосы казались очень яркими и притягивали к себе всё внимание, они были, словно язычки пламени с пелеливами жёлтого, оранжевого и красного оттенков. Сама девушка была непостояной, подвижной и непредсказуемой, как и её сила. В ней всё, как будто кричало: «Богиня огня!». Прекрасная и необузданая.

«Знаешь, а мы ведь могли бы стать друзьями…», — услышал он её звонкий голосок, который неоднократно говорил едкие фразочки в его адрес. Эх, а всё из-за одной маленькой оплошности.

— Доброе утро, Рыжова! — рассмеялся Александр, выливая на спящую девушку весь остаток яблочного сок, что он позаимствовал в их же комнате. Холодная, с кислым привкусом жидкость быстрыми струями стекла по нежному личику. Яблочный сок струился по шее, щекам, губам и стекал по одеялу и на пол.

Алёна, до невозможности напуганая, подскачила на влажной постели. Дрожащий ладонью она протирала глаза, пытаясь в это время отдышаться. Из-за того, что сон был прерван так, резко и грубо, девушка несколько минут не могла придти в себя — она, словно находилась в пространстве между сном и реальностью.

— Эй, ты как? — немного растеряно поинтересовался Саша. Эта реакция показалась ему неестественной для её поведения, ведь считал, что как только она подскачет, то ему уже не жить.

— Псих! С ума сошёл? — воскликнула Рыжова, проводя рукой по пылающей щеке и убирая последнии капли с кожи.

— Да нет, нормальный вроде, — рассмеялся парень, наблюдая за её действиями.

— Нормальный? Что-то я в этом сомневаюсь, Абрикосов! — зло крикнула Алёна. Откнув подальше одеяло, она стала наступать на парня, что стал пятиться назад, — Тебе конец! — громко добавила она и погналась за ним.

В начале они бегали по небольшому периметру спальни девушки и только тогда, когда Александр оказался в тупике, загнаный, как козлик, он напролом рванул к двери напротив. Рыжова, расстерявшись от такой наглости, отступила в сторону, освобождая дорогу незваному гостю. Так как они считали, что остальные девочки спят, то пара выбежала в коридор, где не опасаясь схлопатать наказание, кричали и топали.

— Оставь меня в покое, Абрикосов! — воскликнула девушка, спускаясь по лестнице.

— Прошу заметить, что это не я гоняюсь за тобой по всей башне, — усмехнулся Саша, чуть поворачиваясь к заскрасневшейся Алёне.

Она вмиг остановилась на последних ступеньках, сверля карим взглядом улыбающегося парня. Эта переглядка продлилась всего несколько секунд, после чего Алёнка специально громко фыркнула и с гордо поднятой головой пошла к своей комнате. Уходя, она крикнула, что-то на счёт «благодарности» за яблочные ванны. Это заставило Абрикосова искренне улыбнуться, смотря ей вслед. Когда же она окончательно скрылась на своём этаже, Саша пошёл к себе с приподнятым настроением.

========== Часть 11 ==========

Комментарий к Часть 11

Привет! Меня давненько не было, но учёба никого не щадит😅

Надеюсь, что у вас всё хорошо и приступаем к главе. Приятного чтения✨

На следующий день.

Розовые искры осветили коридор, а после того, как они растворились, то на месте появились пять женских фигур. Когда девушки полностью материализовались, то расположились возле окон напротив необходимой аудитории. Сменкина и Рыжова присели на невысокие подоконники, а остальные встали рядом с ним.

Как только Артём заметил их, то предложил парням подойти — Саша и Илья вначале отнекивались, но после всё же поддались уговорам и пошли за друзьями.

— Привет, — улыбнулся Мещеряков, привлекая внимание пятёрки.

— Привет, — мягко произнесла Сменкина, чьи губы чуть тронула улыбка, — Как добрался вчера? — карие глаза внимательно осмотрели парня, его чуть помятую школьную форму, торчащие в разные стороны каштановые волосы.

— Не поверишь, но мне повезло, меня не поймали, — он усмехнулся и, подойдя ближе, облотился на стену, — Ты как? Не заболела? — в его голосе скользнуло еле заметное волнение.

— Так, а почему она должна была заболеть? — поинтересовался Вик, чуть сощурив глаза и кидая взгляд то на Арта, то на сестру.

— Да так, не важно. Но я в порядке…

— Ага, появилась вчера поздно ночью насквозь мокрая и в чужой толстовке, — протораторила Алёнка, наиграно ударя сидящую рядом подругу в бок, от чего та чуть слышно зашипела.

— Откуда ты…?

— Я в это время Абрикосова с нашего этажа выпиновала.

— Меня одну интересует, почему она была мокрой? — подала голос Маша.

— И чья это была кофточка? — добавила Варя, хитро жмурясь.

— Мы с Артом упали в озеро, кофта его! Всё!

— Что даже не скажешь, что мы помирились? — рассмеялся Мещеряков, смотря на её смущенное лицо. Рассматривая её, в его голове мелькнула абсурдная и глупая мысль о том, что свою толстовку он больше не увидит.

— Ты уже сам всё сказал.

— Доброе утро, девочки, — послышался мужской голос с конца коридора. Обернувшись на него, компания заметила ярко одетого парня и уже знакомого парням — Влада.

Девушки легонько улыбнулись, тем самым приветствуя знакомых. Оба мага высокого роста и крепко телосложения, разница в них лишь в образах. Звягинцев — большой любитель чёрного цвета, поэтому и одевался только в него. А вот, его друг, шедший рядом, смог даже мрачную школьную форму превратить в радугу.

— Доброе утро, Шикан, — тоненьким голоском ответила Снежка, — И тебе доброе, Владик.

— Ну, я же просил, — удрученно протянул Владислав.

— Сегодня после уроков у нас отбор в команду, — объявил Шикан. Парень говорил уверенно, но смотрел исключительно на подруг. Он как будто в упор не замечал парней, что недовольно скалились, — Кир, все ребята тебя ждут. Придёшь к нам?

— Приду разве, что в качестве зрителя, — девушка небрежно махнула рукой и устало фыркнула, показывая, что данная беседа ей надоела.

— Да, ладно тебе, вы с Варей и Алёнкой прекрасно бы сыгрались и мы стали бы непобедимыми!

— Время идёт, а Кира всё не меняется, — усмехнулся Влад, — Как была маленькой защитницей «несчастных дракончиков», так и осталась.

— И останусь. Это варварство, а не игра, — Сменкина кинула на Звягинцева испепеляющий взгляд.

— Вы о чём? — поинтересовался Фил, обращая на себя внимание всех присутствующих.

— Об игре. Квиддич, называется, — поспешила объяснить Руднёва, — Если кратко, то суть такая. Есть две команды с драконами и три мяча, за которые начисляются баллы. Необходимо забросить мяч в глотку враждебного дракона. У кого больше баллов, тот и победил.

— А при чем здесь Кира? — спросил Виктор.

— Она хороша в магии оружия, да и физическая подготовка у неё неплохая. Она могла бы стать ценным игроком. Но ей не нравится, как относятся к драконам, — пояснила Варя.

— Это точно! — согласилась Рыжова.

— Потому что, это кошмар! Представь, если тебе в глотку закинут, скажем, обездвиживающий мяч. Тебе бы это явно не понравилось, — хмыкнула Сменкина, складывая руки на груди.

Присутствующие на это лишь тяжело вздохнули. Спорить и пытаться переубедить эту девушку бесполезно, она твёрдо держится при своём мнении и менять его явно не собирается.

— Хм, парни может вы хотите попробовать? — спросил Влад, как будто вспомнив о присутствии пятёрке парней. Он чуть ухмыльнулся, смотря так, словно брал новичков на слабо.

— Я точно, нет, — ответил Артём, стараясь говорить уверенно, дабы не показаться слабаком и трусом перед старшими товарищами, — Мне больше музыка по душе, — добавил он. Уголки губ чуть дрогнули в улыбке, при воспоминании, что он прихватил с собой в академию гитару.

— Я тоже. Спорт не для меня, — проговорил Сменкин.

— Мы с Ильёй придём, — угрюмо проговорил Саша. Он уже решил, что просто обязан проявить себя и повысить себя в глазах Рыжовой.

— Пф, да ты как только дракона увидишь убежишь сразу, только пятки сверкать будут, — съязвила Алёнка.

— Ладно, тебе, рыжая, — махнул рукой Звягинцев, — Пусть попробует, — он поддержал парней, — Сразу после занятий приходите на стадион, — крикнул он, уходя с Шиканом на свой этаж.

— Стойте, а где он находится-то? — спросил Илья, но парни его уже не услышали, — Ну, вот.

— Не парьтесь, мы проводим вас, — произнесла Кира и, спрыгнув с подоконника, пошла к аудитории, которую открывал педагог.

Остальные последовали за ней.

***

Сегодня первым уроком у первокурсников Академии «Cold» стояла литература, которую преподавала Василиса Васильевна. Женщина очень вкладчиво и спокойно обсуждала с ребятами писателей с волшебной династией. Самым известным автором, который раскрывает тайны магического мира — это, конечно же, Джоан Роулинг. Волшебница настолько ловко приподносила нюансы магии, что никто даже не смог заподозрить, что её книги не просто история о двух сторонах мира.

Вик и Илья с упоеньем слушали о «Гарри Поттере», которого знали наизусть и могли процитировать его с любого рандомного момента. Фил же из-под лобья наблюдал за Снежкой, ловя любое её движение. Саша обдумывал, как ему не упасть в грязь лицом на тренировке и показать себя с наилучшей стороны, дабы утереть нос тем парням и Алёнке. Арт, которого спонтанно посетило вдохновение, записывал строчки песни в блокнот. Текст выходил не идеальным и, вообще, как подумал сам парень, больше походил на бред. Тем не менее он продолжал писать всплывающие фразы, ведь позже он сможет отредактировать текст и сделать его приятным для слуха.

Девушки же ни одна не слушала директора, во-первых: они уже давно об этом знают, а во-вторых: в головах у них мысли совсем не о уроке. Морозова делала лёгкий и быстрый скетч, который позже оживёт на холсте. Маша из-под тишка читала книгу по магии исцеления. Варя с Алёной мечтательно вглядывались в окно, надеясь поскорее выбраться из душной академии и, сев на метла, полетать. А Кира хотела вновь увидеть Крипа и побыть с ним. Эх, связь — странная штука!

— Василиса Васильевна, а зелье «Феликс Фелисицис», получается, тоже настоящее? — спросил Муромов, когда до конца занятия оставалось около пятнадцати минут и директор разрешила задавать вопросы.

— Да, но я бы порекомендовала вам поговорить об этом с профессором Сказочником. Всё-таки в зельях он разбирается лучше меня.

Парень кивнул и сделал себе мысленную заметку о том, что после звонка нужно расспросить профессора зельеварения о «Жидкой удаче». Кто знает, может быть оно когда-нибудь может пригодится? К примеру, на экзаменах. А что? Капелька удачи ещё никому не навредила.

Вскоре занятие закончилось и первокурсники разбежались по этажу — кто-то шёл в поисках следующей аудитории, кто-то прогуливался по коридору, не заботясь, что может опаздать, а кто-то — Илья. Парень не мог утерпеть и рвался к профессору Сказочнику, дабы расспросить его о заинтересовавшем его зелье. Он долго расспрашивал девушек на тему того, где он может быть. По итогу, в качестве сопровождающего с ним пошла Варя, которая легко могла предотвратить опоздание — телепортацией.

Громова шла, опустив голову, поглащёная своими мыслями. А Муромов впервые смог внимательно рассмотреть её. Каштановая коса на осеннем солнце, которое проникало через панорамное окно, отливала шоколадом, затмевая её едва заметные веснушки. Плавная линия скул, маленький носик и малиновые губы, которые она по привычке прикусывала. Но больше всего Илью зацепили её глаза. Он никогда не видел такого прекрасного оттенка. Аметист, как камень, что ярко сверкал на её подвеске.

— Хватит пялиться на меня, — строго заявила Варя, складывая руки на груди и переводя суровый взгляд на Илью.

Муромов вздрогнул. Он и сам не заметил, как бесстыдно поедал её глазами.

— А! Ой! Извини… я, — затороторил парень, понимая, что в таких неловких ситуациях он ещё не был. Он, то и дело, смущённо отпускал взгляд на пол.

Девушка отмахнулась, у них не было на это времени. Они стояли под самой дверью кафедры зельеварения, из-за которой послышалось добродушное «Войдите». Сказать, что Илья опешел, ничего не сказать. На его удивление, должность профессора занимал кот, не такой, как их повар в столовой. Этот был более пушистым и маленьким, который, в компенсацию своему росту, передвигался исключительно на зачарованной книге.

— Доброе утро, профессор Сказочник, — поздоровалась Варя, привлекая к себе внимание педагога, которые летал по всему кабинету и казалось не замечал её.

— О, Варвара, здравствуй, — резко откликнулся он, его голос хоть и был похож на человеческий, но всё равно имел кошечьи нотки, — А кто это с тобой?

— А это первокурсник — Илья Муромов, — представив спутника, она наиграно ударила его по плечу, — Он хотел кое-что узнать у вас.

— Ну, так спрашивайте, юноша.

— Как приготовить «Феликс Фелицис»? — на одном дыхании протороторил Илья, в упор глядя на Сказочника.

Тот видно не ожидавший подобного вопроса от новочка, притормозил. Внимательно взглянул на Громову, которая выглядила безразлична и на Муромова, который явно показывал, что без нужной информации не уйдёт.

— Для начала: зачем вам «Жидкая удача»? — мягко поинтересовался профессор.

— Эм… ну, я… это в учебных целях, профессор, — ответил парень, натягивая на лицо глупую улыбку. Не, а что? Не говорить же ему в конце концов о том, что он решил так, перестраховаться перед экзаменами.

— Раз в учебных, то почему бы и нет, — улыбчиво и наивно протянул Сказочник и подозвал студентов к своему столу, где в одном из ящиков, хранились ученики и прочие учебные пособия, — «Феликс Филицис» — это программа четвёртого курса и если вам так, уж хочется знать о нём, то вот, держите, — он протянул ему учебник за четвёртый курс, — Изучите и если у вас ещё останутся вопросы, то я буду ждать вас здесь, — рвение Муромова в отношении одного из самых сложных зелий понравилось профессору и он сделал для себя небольшую пометку на нём.

Поблагодарив Сказочника, Варя и Илья покинули аудиторию. Парень был безумно счастлив, а девушка чуть закатывала глаза, смотря, как тот сразу же принялся за чтение рецепта.

1) Добавить шерсть фамильяра в котёл, после чего добавить хрен и нагревать;

2) Добавить сок луковицы морской лука в котёл и энергично перемешивать;

3) Добавить немного настойки чебреца;

4) Медленно перемешать, после чего нагреть котёл;

5) Добавить небольшое количество растёртой в порошок руты обыкновенной;

6) Энергично перемешать, а затем нагреть котёл в последний раз;

7) Произнести над котлом заклинание: «Феликссемпра».

— Ну, доволен? — с усмешкой поинтересовалась Громова.

— Ещё бы!

— Тогда давай руку, быстро телепортируемся в класс, — она протянула ему свою ладонь, за которую он тут же ухватился. Перед глазами засветились переливы розовых искр.

Комментарий к Часть 11

1) КВИДДИЧ. В начале хотела взять полную версию игры из «Гарри Поттера», но после подумала, что если вместо колец будут драконы, то будет не менее увлекательно. По итогу, вышло квиддич и драконбол («Таня Гроттер» Дмитрий Емец) в одном лице.

2) Небольшой отрывок о Джоан Роулинг появился после того, как я вспомнила об одной интересной теории. Её суть заключалась в том, что писательница — это Рита Скитер (надеюсь, что написала правильно), то есть изгнаная волшебница.

3) Рецепт зелья удачи взят из интернета, но он побольшей части отредактирован под данную историю.

========== Часть 12 ==========

Последние две лекции по прорицанию и волшебным языкам пролетели для ребят незаметно. Прорицание, как урок, был не особо интересным и притягательным, что не скажешь о педагоге, который его приподавал. Профессор Моргарт — уже немолодой, язвительный мужчина, постоянно появляющийся в чёрном брючном костюме с фиолетовой розой на груди. Помимо того, что он учит тому, как заглядывать будущее, он также является деканом Магов Тьмы.

Волшебные языки же заинтересовали намного больше людей. Педагог Мария Степановна оказалась отзывчивым человеком, которому совершенно не трудно объяснить что-то повторно.

Сейчас новоиспеченные друзья стояли в коридоре, обсуждая кто и куда подойдёт. По ходу разговора выяснили, что Алёнка, Варя, Кира, Саша, Илья и Арт отправятся на стадион, где проходит отбор в команду по квиддичу; Маша и Вик почти сразу же убежали в библиотеку; а Снежка и Фил, как бы это не было странно, в художку.

Идя в аудиторию искусств, Морозова неловко поглядывала на Филиппа. Парень, на протяжении всего пути, растирал ладони и смотрел исключительно на свои ноги, что-то невнятно бубня себе под нос.

Ещё уходя от ребят, Илья с некрываемой издевкой прокомментировал эту ситуацию фразой по типу: «Ты в художку? Да ты рисуешь хуже курицы!». Задело ли это Фила? Да. Но раздумывал он сейчас о другом. Ему не хотелось упасть в грязь лицом перед своей новой подругой, которую в академии назвают одной из лучших художниц.

— Филипп… ой! То есть, Фил, — заговорила девушка, обращая взгляд голубых глаз к панарамному окну, — Ты ведь не умеешь рисовать? — она чуть улыбнулась, когда парень вздрогнул от её слов.

— Э… с чего ты это взяла? — спросил Черных, до последнего держа при себе правильный ответ. Он пронзительно посмотрел на неё, его взгляд казался таким холодным, что девушка могла поклясться, что по её коже побежали мурашки.

— Просто, твой друг так… резко отреагировал на твоё решение, — Снежана старалась говорить аккуратно, чтобы не обидеть его. Этого ей хотелось в самую последнюю очередь.

— М… да-да! Не умею я, — Филипп резко всплеснул руками. Внутри теплела обида, только не ясно на кого именно. На Илью, за то, что высмеял его. А может на Снежку, которая начала этот разговор. Или на самого себя, из-за неуверенности?

— А хочешь научиться? — девушка нежно улыбнулась, так как было свойственно только ей. Легко потянувшиеся вверх уголки губ, маленькие ямочки щеках, которые яро пылают. Даже голубые глазки ярко заблестели, что можно было увидеть искорки.

— Возможно, но у меня нет к этому таланта, — парень погрустнел, понурил голову и скрестил руки на груди. Такое откровение ему впервые. Признать, что он в чём-то не совершенен, чего не умеет — это, что-то невероятное.

Морозова не убрала улыбки. Летящей походкой она сократила разделявшее их расстояние и, положив маленькие ладони на его плечи, несильно сжала. Далее она чуть встряхнула его, заставляя тем самым — посмотреть ей в глаза.

— Неважно есть у тебя талант или нет. Важно сколько усилий ты приложись, чтобы достичь успеха.

— То есть?

— Если будешь много работать над собой, то всё что казалось недостижимым станет тебе доступно. Поэтому если ты хочешь научиться рисовать, то я с радостью научу тебя.

Лицо Черных вначале излучало непонимание, но после на нём засветилась одна из самых очаровательных улыбок. Парень уверенно кивнул и покорно зашагал за «педагогом по рисованию», попутно рассказая задорные истории.

***

— Хм, не струсили, похвально, — изрёк Шикан, как только увидел подходящих к стадиону ребят.

Площадка для игры была огромной, огражденой высокими бартами и защитным куполом, на случай если драконы выйдут из-под контроля и начнут нападать. Желтеющий от осени газон, также находился под защитой, специальной для игроков, которые могут сорваться с мётел и упасть вниз. Больше ничего конкретного не было, лишь одна белая полоса делила поле на две части.

— И вновь, привет, — проговорила Варя. Она, как обычно, лёгкой и величественой походкой подошла к Шикану и встала поддаль него.

— Я бы посоветовал тебе, Колючка, поцеловать его, чтобы он не разнёс тут всё, — язвительно протянул Звягинцев, — Ему явно требуется успокоительное после лекции Моргарта, — парень громко хмыкнул.

— А тебе что, поцелуев не хватает, Морок? — в такой же манере ответила ему Громова. В какой момент они с Владиславом перешли на такое общение не понятно, но эти двое прекрасно понимали, что это просто безобидные шутки.

— Даже если и не хватает, я с лёгкостью могу прямо сейчас исправить это, — он изогнул бровь и, повернувшись к трибунам, громко крикнул, — Кира, давай поцелуемся? — в ответ на саркастическое предложение девушка, что была на зрительских местах показала ему неприличный жест, — Я тоже тебя люблю! — рассмеялся он, слушая, как Сменкина ответила: «Придурок!», — Вот, видишь, — добавил он, вернувшись к Варе. Она, как и все остальные, еле сдерживала, то и дело, вырывающиеся смешки.

— Может, закончим беседу о поцелуях и перейдём к делу? — фыркнул Илья, который изо всех сил старался держать себя в руках, дабы не развернуться и уйти. Парень обычно очень осторожный и к спорту себя не особо относит, но ради друга решил рискнуть и попробовать себя в чём-то новом.

— Ты прав, — без эмоций согласился Шикан, — Прежде, чем я расскажу правила и начнётся отбор. Ребят, — он обратился к постоянным членами команды, — Угадайте, кто в этом году получил золотой рупор?

Все присутствующие, те кто знали о чём идёт речь, расширили глаза от шока. Золотой рупор — это знак играющего комментатора, который получает эту возможность от самого директора. Комментатор меняется каждый год, но ещё ни разу команда Шикана не получала этой возможности. И вот, наконец, все мысленно ликуют.

— Ну и кто это? Говори уже! — не вытерпела Алёна, даже подпрыгивая на месте от нетерпения.

— Ты, Алёнка! В этом году ты — играющий комментатор! — на высоких тонах сообщил Звягинцев, с довольной ухмылкой наблюдая за меняющимися эмоциями на лице подруги.

— Ух, ты ж ёжики! — выкинула девушка, после чего стала радостно наматывать круги вокруг сокомандников. Те уже привыкли к её такому поведению, поэтому лишь кратко посмеивались в кулаки и дожидались, когда эта эмоциональная зарядка закончится.

Рыжова со своей фирменной широкой улыбкой скакала вокруг ребят. С самого поступления в команду по квиддичу она мечтала комментировать игру. Во время матчей она сопровождала каждое своё действие словами, яркими высказываниями. Она могла в любой момент начать говорить быстро и разборчиво, а её быстрая реакция помогала ей уследить почти за каждым шорохом на поле, а это однозначные плюсы.

От затуманненых от счастья глаз Алёна не заметила, как влетела в Сашу. Сбив парня с ног, они повалились на желтеющий газон. Из-за падения оба сильно зажмурились. Александр инстинктивно приобнял Рыжову и прижал к себе, тем самым смягчив ей боль.

Раскрыв глаза, Алёнкино лицо почти сливалось с цветом её огненных волос. Ей стало безумно неловко, карие глаза виновато прикрылись.

— И-извини, — проговорила девушка, опираясь на грудь Абрикосова.

Парень находился в неменьшем шоке. С лёгким прищуром он смотрел на нависающее над ним лицо и изо всех сил сдерживал улыбку, которая грозила появиться из-за кудрявых локонов волос, который щекоча касались его кожи.

— Извиню, если ты встанешь с меня, — прохрипел Саша, пытаясь приподняться на локтях.

— Ты чего лыбишься? — с непониманием спросила Рыжова, видя, как уголки губ парня дрогнули в улыбке.

— Твои волосы, — открыто пояснил он. Не в силах держать рвущийся смех, он протянул руку, дабы убрать со своего лица рыжие кудряшки.

Смутилась ли Алёнка? Безусловно! Резко и без лишних слов она поднялась на ноги, а после протянула руку и валяющемуся парню.

Остальные сокомандники рассмеялись от этой картины, ведь не видели в этом больше, чем просто неловкий случай. Вообщем, ребята выглядили так, словно каждый божий день видят такое.

— Хм, теперь приступим к отбору в команду, — объявил Шикан, отвлекая всех от алеющих Алёны и Саши, — В этом году только двое новеньких будут в команде: один в основном составе, второй в запасе, оба на позицию загонщиков, — он осмотрел небольшую группу первокурсников, выискивая себе фаворита, — Следующее, квиддич — это сложная и жёсткая игра, где щадить вас никто не будет. Здесь вы можете упасть с метлы, попасть под хвост дракона, быть проглоченным им и это только цветочки. Если кому-то страшно прошу на выход, — он махнул рукой, но никто не сдвинулся с места, ведь если уйдёшь — заработаешь клеймо «труса» на все пять лет обучения.

— Правила игры самые простые: есть две команды по пять игроков, каждая со своим драконом, и три мяча. Главная задача: забросить мячи в глотку чужого дракона, — начал объяснения Владислав, придовая своему виду привычную суровоть.

— Это пламягасительный мяч, — Громова, открыв стоящий рядом старый сундук, достала оттуда мяч голубого оттенка, — Он лишает дракона возможности источать огонь на всю игру, за него дают семь очков.

— Чихательный, — вступила Алёна, демонстрируя всем яркий оранжевый мяч, — Из-за него дракон на несколько минут широко раскрывает пасть, за него дают три очка.

— И последний, обездвиживающий — усыпляет дракона, — Шикан вытащил последний мяч зелёного цвета, — Он самый ценный и самый неуловимый, за него начисляется десять баллов.

Саша и Илья переглянулись. Два места. Значит, они просто обязаны порвать всех, пройти этот чёртов отбор и попасть в команду. Что ж вполне реальная цель, ведь все присутствующие — это их сокурссники, которые также ни разу не летали на метле, не видели дракона и не гонялись за мячами в воздухе. Они все здесь на равных, разница лишь в настрое. Муромов, что сам по не очень уверенный в себе человек, сильно переживал, хоть и не показывал этого. Но для поддержки и мотивации у него есть Абрикосов, подбодривающий не только себя, но и друга.

После Шикан, Влад, Варя и Алёна рассказали о том, как правильно держаться на метле, соперниках, судьях — вообщем, разложили всю информацию по полочкам. Они излагали всё кратко и ясно так, что после рассказа ни у кого не возникло вопросов.

Возможные загонщики с сомнением смотрели на единственных девушек в коллективе, слушали в пол-уха, иногда пускали в ход тихие насмешки и неприличные комментарии. Всё это остановил один из запасников в команде, когда два бугая вновь буркнули непростительное предложение в сторону сокомандниц. Парень без предупреждения сделал обоим подсечки, а после с позором прогнал с поля, крикнув в догонку, что ему повезло, что девушки не обращали на них внимания. В противном же случае, от них остался бы только пепел, который разлетелся бы по ветру. После этой потосовки все поняли всю серьёзность и твёрдость положения Громовой и Рыжовой, поэтому решив никого не злить, продолжали слушать инструктаж.

Далее первокурсникам раздали метлы, дабы научить их просто приподниматься на них.

— И как же спокойно играть, когда ты сидишь на этом венике? — Александр с огромным сомнением рассматривал выданный ассортимент.

— А тебе, что пылесос нужен? — усмехнулась Алёна, которая впервые за прошедшее время. Ей всё ещё было неловко, особенно когда она смотрела на Абрикосова.

— Знаешь, на пылесосе хотя бы сидеть можно нормально.

— А чтобы ты делал с трубой?

— Что-нибудь придумал бы, — Абрикосов улыбнулся девушке чеширской улыбкой и вновь обернулся на Шикана и Влада, которые продолжали инструктаж.

Далее первокурссники старались чётко следовать инструкции опытных игроков. Вначале им было совсем не понятно, как именно можно устроиться на метле, чтобы элементарно не свалиться вниз. Но на самом деле всё оказалось намного проще, чем казалось. Ведь, чтобы сесть на метлу, крепко зажать её ногами и приказать взлететь — нет ничего трудно. Хотя даже несмотря на это, находились умники, желающие покрасоваться и по итогу, их отводили в трампункт.

Саша и Илья не выделовались, ведь решили действовать всем указаниям Шикана и Влада, дабы те заметили их, как не препирающихся и готовых выполнять любые указания людей. И эта тактика работала. Шикан переодично указывал Звягинцеву на них, сверкая довольной улыбкой.

— Тренировки проходят раз в три дня, так, что ждём вас… — заговорил Владислав в конце отбора, но его перебил Шикан:

— Не всех. Только вас, — он указал на Абрикосова и Муромова, — На следующей тренировке посмотрим: кто из вас будет в основном составе, а кто пойдёт в запас.

Парни переглянулись и дали друг другу «пять», ведь они уже чего-то добились в академии, поэтому можно и порадоваться.

— Что ж, поздравляю, — бросила Алёнка в сторону новых сокомандников, после чего ушла вслед за остальной командой.

***

Арт и Кира молча прошли на трибуны, откуда открывался хороший вид на поле и стоящих на нём игроков.

Расположившись там, девушка отстранёно наблюдала за происходящим и украдкой поглядывала на спутника рядом. Она чувствовала себя неловко, ведь чуть больше недели они строили друг другу козни, а сейчас сидят рядом, как хорошие друзья. Принять резкую перемену непросто. Да, и внутри её всё ещё терзали сомнения — почему он так, изменился, когда заметил её испуг?

Мещеряков же ощущал себя, как обычно, а примирение с девушками воспринимал, как должное. Сам по себе, он — простой парень, легко заводил друзей и помогал другим найти общий язык, к слову, именно он подружил Фила и Илью, которые до этого на дух друг друга не переносили.

— Кира, давай поцелуемся! — донесся с поля громкий голос Влада, который вырвал ребят из размышлений.

Артём резко взглянул на подругу рядом, ожидая её реакции. На его удивление, она вскинула вверх руку и продемонстрировала неприличный жест, а после ответила:

— Придурок! — Арту захотелось в голос рассмеяться, а внутри что-то отпустило, из-за чего он облегчённо вздохнул.

— Я тоже тебя люблю!

— Вот же идиот, — фыркнула Кира, опуская глаза и натягивая на лицо лёгкую ухмылку.

— Забавно, — прокомментировал ситуацию Мещеряков, поглядывая то на Звягинцева, что втянулся в беседу с сокомандниками, то на спутницу.

— Что именно?

— Ваши отношения.

— Нет никаких отношений, да и не будет. Влад — это Влад, старший брат.

— Ты боишься привязывать к людям? — он перевёл тему, при этом сам не до конца понимая, почему задал такой вопрос.

— Ты из меня какого-то труса делаешь, — девушка легонько улыбнулась, — Но если серьёзно, то на то есть причины. Я не хочу терять близких людей. Это больно. Очень больно.

— Тебе уже приносили такую боль, верно?

Карие глаза ярко свернули, а в груди неприятно кольнуло. Как бы девушка не хотела оставить прошлое, как бы не хотела отпустить… оно её догоняет. А сейчас особенно. Смотря на Вика, возникает противная зависть и обида, которую она прячет за маской безразличия.

— Я… не хочу об этом говорить, — выдохнула Сменкина, сжимаясь, — Не спрашивай. У меня есть близкие люди и я их не потеряю. И знаю, что в любой момент, когда мне будет нужна помощь, они будут рядом.

— А я могу стать близким человеком? — фраза прокачила так, неожиданно, что сам Мещеряков не успел её чётко осознать.

Кира задумалась. Она ещё не успела толком принять тот факт, что они приятели, как он уже спрашивает, как стать близким. Всё-таки не зря она упомянула когда-то о его самоуверенности.

— Не знаю, — лёгкая улыбка чуть тронула её губы, — Но я уже благодарна тебе за то, что ты не утопил меня, — она рассмеялась, заметив смятение на лице друга.

Слушая её, Арт не сдержался и в голос засмеялся, их заглушали разве, что громкие команды, доносившиеся с поля.

— Слушай, ты сказал, что занимаешься музыкой. Это правда?

— Да! Я пишу песни и играю на гитаре, — с гордо поднятым подбородком заверил Артём, — Если хочешь, то когда я закончу новую песню, то сыграю её вам?

— Конечно, хочу!

***

Маша и Вик, между которыми особо-то и конфликта не было, неспешно шли в направлении, уже знакомой парню, библиотеки.

Ещё в прошлый раз, когда девушки хотели проучить их, он заметил свою схожесть с Машей. Он увидел в ней себя, как бы странно это не звучало. Именно с Руднёвой он чувствовал себя свободным, таким каким он является на самом деле. С этой девушкой он мог болтать без умолку и темы для продолжения разговора не будут заканчиваться. Ведь они оба очень разностороние люди, которым интересно всё, буквально, от примитивный омеб до высокотехничных технологий.

От осознания этого на лице парня расцвела одна из самых очаровательных улыбок, пропитаная счастьем и свободой и приправленная ещё неизвестным ему чувством.

— У тебя красивая улыбка, — произнесла Маша, всматриваясь в мягкие черты его лица. Виктор показался девушке мужественным и романтичным, вспыльчивым и милым — только вот, как весь этот коктейль мог содержаться в одном лишь человеке, не ясно.

— Эм, спасибо, — растерянно поблагодарил он её, — Но знаешь, это парни должны делать девушкам комплименты.

— Никто никому ничего не должен. И парни в том числе. Сказать приятное и хорошее слово в адрес другого человека — это не зазорно, а наоборот, от этого потом на душе легко становится.

— Цепная реакция хорошего настроения? — она непонимающе в скинула вверх аккуратные брови и чуть поправила соскользнувшие с переносицы очки, — Ну, знаешь… скажешь одному, что-то хорошее, а у него ещё и настроение поднимиться. Да так, что он не может сдержать внутри эту позитивную энергию и ему не терпеться поскорее с кем-то ей поделиться, даже с незнакомцем. И так, по цепочке, понимаешь?

— Да, — девушка застенчиво улыбнулась, рассматривая паркет, по которому цокали каблуки её туфлей. Говорить о чувствах ей всегда неловко, лучше уж целыми днями болтать о том, что она прекрасно знает и при возможности может даже процитировать, — А ты теперь тоже не можешь сдержать внутренний позитив, который рвётся наружу?

— А я и не пытаюсь его сдержать, — Сменкин махнул головой и каштановые волосы, что были зачесаны назад, маленькими прядями попадали на его смущеное лицо, — Ты прекрасна! Во всём прекрасна. Я… честно, я очень счастлив, что познакомился с тобой.

— Если это цепная реакция, то значит, я должна поделиться с кем-то свои позитивом?

— Просто улыбайся чаще, от этого теплеет на душе… — пробормотал парень, возобновляя путь к библиотеке.

***

В библиотеке стояла привычная для этого места тишина, которая прерывалась лишь шелестом страниц старых потертых книг и шёпотом ребят, что пришли вместе. Полумрак, окутывавший пространство, резался от света ламп.

В этом Маша видела свою эстетику. Видела её в книгах, на скорую руку написанных конспектах, хлопковых рубашках и полевых цветах. От ощущения уюта, что окутал её, она потеряла смысл прочитанного где-то на середине страницы очередного справочника. Возможно, она бы так и летала в облаках, если бы не отвлеклась на вопрос соседа напротив:

— Так, магия противоположна? — задумчиво протянул Сменкин, сидя за книгой, которая рассказывала о самых озах волшебства.

Парень выглядел так, забавно, когда пытался вникнуть в полученную информацию и разобрать её по полочкам, что Руднёва не удержалась и тихо рассмеялась в кулак.

— Да. Один вид магии противоположен другому.

— В чём смысл? — спросил Виктор, поднимая на собеседницу глаза.

— Нельзя… хотя, нет, лучше сказать — не рекомендуется изучать противоположную тебе магию. Она может покалечить, а если вовремя не остановиться, то и убить.

— А какие противоположны?

Похоже, Вик и не собирался останавливать беседу. Ему нравилось, что они вновь говорят. Он интересуется, а она объясняет.

— Ну, ты ведь целитель? — уточнила Мария, на что получила утвердительный кивок, — Твоя противоположность — это магия оружия, боевые маги. Моей магии земли противоположна магия воздуха.

— Ну, а остальные, — попросил он, — И почему она может покалечить?

— Остальные, — она чуть призадумалась, вспомниная теорию, — Огонь и вода, тьма и свет, метаморфоз и защита. Они, как бы противопоставляются друг другу. Например, целители заживляют раны, ну, а боевые — наоборот, наносят увечия.

Виктор замолчал, принимая информацию. В это время он даже потёр виски, чтобы не потерять смысл услышанного.

— Маш, — вновь позвал он девушку, — А вы с девочками какие изучили?

— О, ну, я, например, могу пользоваться магией земли, воды и метаморфоза, — начала вспоминать девушка. Она перевела взгляд на ближниший к ним книжный стеллаж, как будто с его помощью могла вспомнить всё и видимо, это ей реально помогало ведь после небольшой паузы, она начала тороторить, боясь забыть информацию, — Варька — воздух, защита и метаморфоз. Снежка — тоже метаморфоз, а ещё вода и земля. Кира — тьма, защита, оружие. И Алёнка — огонь, метаморфоз и оружие. Фух, вроде ничего не перепутала.

Парень смотрел на неё с широко раскрытыми глазами и чуть приоткрытым ртом. Та скорость, с которой она говорила — поражала. Сменкин уже не актентировал внимание на полученном ответе — ему это уже не было нужно.

Далее они снова замолчали, лишь иногда поглядывали друг на друга, после чего скромно отводили взгляд. Оба старались вникнуть в информацию справочников, только вот, текст расплывался перед глазами и выдавал картинки воспоминаний, что были связаны с человеком напротив.

========== Часть 13 ==========

Прошло несколько недель, которые принесли кое-какие изменения. К примеру, Саша и Илья, прошедшие отбор в команду по квиддичу, теперь являются полноценными игроками. Абрикосов, покорив сокомандников своей уверенностью, вошёл в основной состав, где вместе с Шиканом и Алёнкой гоняется за мячами, а Илья остался в запасе. От этого он ничуть не расстроился, наоборот, посчитал, что это ему только на руку. Ведь парень уже собрал все необходимые ингредиенты для зелья удачи и полностью ушёл в его приготовление.

Фил же под руководством Снежки продолжает заниматься рисованием. Вначале он хотел забросить это занятие, так как ему ничего не удавалось, но наставления девушки вселили в него надежду.

Вик и Маша после занятий частенько пропадали в библиотеке, где узнавали новые аспекты магии исцеления и друг друга.

Арт продолжал работу над песней и иногда отбивался от Киры, которой безумно послушать её. Парень был сильно поражён, ведь за небольшой промежуток времени они сильно сдружились, как будто так было всегда.

Сейчас же время приближалось ко дню рождения двойняшек-Сменкиных, которое они впервые после долгого расставания проведут вместе.

***

С трудом отсидев уроки, Кира, а с ней за компанию и Вик, умчалась в библиотеку. Девушка, что-то невнятно пробормотала, что ей необходимо почитать про теорию магии, а парень решил продолжить чтение справочника по целительству. После того, как двойняшки убежали четверо подруг немного растерялаюись из-за Сменкиной, но углубляться в смысл её слов им помешали парни.

— Хорошо, что они ушли, — проговорил Фил, смотря на уже скрывшихся за поворотом друзей, — Никаких отговорок придумывать не надо.

— Ты прав, хотя Кира, наверняка, снова забыла о своём дне рождения, — усмехнулась Варвара.

— Тем лучше, — махнул рукой Саша, — Сюрприз в несколько раз неожиданней будет.

— Тогда, чего стоим? — эмоционально заговорила Алёнка, — Время идёт. Варь, давай к нам.

Взявшись за руки, ребята в ту же секунду изчезли.

***

Когда они открыли глаза, то уже находились в комнате девушек. Она, как и всегда пребывала в прекрасном порядке, из-за чего список дел заметно уменьшался.

Распределив обязанности, друзья разбрелись по разным углам, дабы не мешать друг другу. Артём и Маша серверовали праздничный стол. Илья, Фил, Снежка и Варя развешивали гирлянды. А Саша и Алёнка надували шары.

— Правее, — командывала Громова, со стороны наблюдая за корячившимся парнем, — Илья, ну, я же сказала, правее.

— Да, куда уже правее, то? — возмутился он, — Я же не дотягиваюсь… — протянул он, взвизгивая.

Тянувшись к краю, Муромов не заметил, как его ноги начали соскальзовать с табурета и в итоге, он чуть было не поцеловался с полом. Рефлектно зажмурившись, он стал ожидать удара, но его не последовало. Он, словно застыл прямо в воздухе. Когда же он раскрыл глаза, то осознал, что действительно парит, светясь розовым светом.

Переведя взгляд на волшебницу воздуха, парень заметил, как та чуть поджала губы и сощурилась, вставив впереди себя ладони.

— Илья, ты как? — спросила она, подбегая ближе. После того, как осторожно опустила его на пол.

Девушка выглядела очень взволновано и даже не желала этого скрывать. Её аметистовые глаза в панике бегали по Муромову в поисках ушибов или чего-то в этом роде.

— Прости меня, пожалуйста, — забормотала она, — Я не хотела…

— Эй, я просто упал с табуретки, ничего серьёзного. Мне не впервой, — отмахнулся он, — Но зато, что лишила меня поцелуя с полом — спасибо, — Илья улыбнулся.

Ему была приятна забота со стороны такой непреступной и величественной девушки, как Варя. Но одновременно с этим ему было неловко. Он лишь немного оступился и уже полетел вниз, при этом напугав подругу.

— Просто я не заметила, что ты уже был на краю.

— Варь, ты чего? — улыбка переросла в усмешку, — Говоришь так, будто чуть меня не убила. Ну, упал бы — подумаешь. Поволялся бы немного, покрехтел и нормально.

— Хорошо, — пробубнила Громова, после чего поднялась на ноги и протянула руку парню, — Но ты точно не ушибся?

— Точно-точно, — рассмеялся Илья, принимая помощь, — Продолжим, командир?

— Да. И повесь уже тот край гирлянды правее, — ответила Варвара, подхватывая его смех.

***

В отличие от них дела у Снежки и Фила проходили, как нельзя лучше. Ребята весело разговаривали на различные темы, в основном говорил, конечно же, Черных. Парень чувствовал ответственность за то, чтобы скрасить для подруги монотонную работу. Поэтому не замолкая ни на секунду, он рассказывал ей свои школьные истории и многие другие, иногда он даже, в угоду веселью, позволял себе чуть приврать.

Морозовой нравилось слушать его. С его милого личика не сходила улыбка, а голубые глаза не переставали гореть, пока она проникалась историями.

— Фил, а если не секрет, кто эта Карина? — вдруг перебила его Снежана, после очередного рассказа, который на этот раз показывал, что Черных был достаточно популярен среди девушек.

— Ну, мы встречались с ней полгода примерно, — выдохнул он, чуть погруснев, — Она уехала в другой город, поэтому пришлось расстаться.

— Ты любил её? — вновь задала вопрос Снежка, поворачиваясь в полоборота. Внутри потянуло тёплое, почти горячее чувство, название которого она не знает.

— Раньше бы сказал «да», а сейчас «нет», — легко проговорил Филипп, — То, что было между нами уже давно прошло и вообще, сейчас кажется мне, детской влюблённостью.

— А она была красивая? — как бы невзначай, поинтересовалась Морозова, чуть повеселев.

— Ну, да, он была симпатичная, даже очень, — ответил парень, вспоминая бывшую девушку, но после вновь заговорил, — Вот, только она всё равно не сравниться с той, которая засела мне в сердце.

— Ты влюблён, — одними губами произнесла Снежана, не понимая, то ли спрашивает, то ли утверждает. Мысленно она очень надеялась услышать своё имя, но спросить об этом у Фила не решилась.

— Эй, снежок, ты чего? — с улыбкой протянул Черных, отвлекая девушку от её же мыслей, — Продолжим? — последовал положительный кивок.

***

— Алён, спорим, что я надую больше шаров, чем ты? — со смехом предложил Абрикосов, перевязывая один из уже надутых шаров. Парень смотрел на подругу с ярким вызывом и азартом, надеясь таким образом натолкнуть её на нужное ему решение.

Девушка сидела на диване и вела свою внутреннюю борьбу. С одной стороны — ей очень хотелось поддаться желаниям своего второго «я», «внутреннему ребёнку» и поспорить. Ведь если идея совершенно абсурдная и глупая, то это самое то! Но вот, её редкая строгость и суровость не позволяла и твердила, что необходимо скорее доделать оформление к дню рождения друзей и не выёживаться, потому что поиграть можно всегда.

— Давай не сейчас? — попросила Рыжова, взгруснув, что над ней одержал победу именно «занудный взрослый», — Вдруг не успеем закончить до прихода Сменкиных.

— Ясно всё, — цыкнул Саша, — Ты просто проиграть боишься, — закончил он, ударяя по слабым местам. За эти несколько недель он хорошо изучил её и поэтому знал, что она ненавидит, когда ей говорят о её провалах.

— Что ты сказал? — Алёна резко подскачила на ноги и яросто оскалилась, — Да, я тебя даже в этом тупом споре на раз-два сделаю.

— Ну, конечно. На словах мы все мастера, а ты на деле докажи.

— Без проблем, — она протянула ему свою маленькую ладонь и, что есть силы, сжала его грубую и шершавую руку.

Ребята установили для себя небольшой промежуток времени, за который будут надувать шары. Так как данный элемент декора был всего в двух цветах — зелёном и фиолетовом, любимых цветах Вика и Киры, то решили, что считать будет просто. Алёнка забрала на свою половину зелёных шариков, а Александр, соответственно, фиолетовые.

Громкий звон таймера привлёк к ним внимание всех остальных друзей, что ненадолго отвлеклись и наблюдали за «шоу». Оба раскрасневшихся на скорость надувают шары, надеясь, что соперник уже далеко позади. Ребята выглядели забавно, когда завязывали силиконовые кончики, щурили глаза, прикусывали губы и сквозь плотно сжатые зубы пыталились втянуть, как можно больше воздуха.

Ещё один звон таймера оповестил о завершении маленького соревнования, поэтому другие разошлись заканчивать приготовления, не дожидаясь результатов.

— Я… победила… — заявила Рыжова, восстанавливая дыхание. Она даже не взглянула на парня, лишь переползла на диван и расслабленно прилегла.

— Это мы сейчас проверим, — хмыкнул Саша и решил сделать подсчёт. Правда, у него ничего не выходило. Он всё время сбивался и путал шары с уже готовыми, из-за чего громко рычал, — Короче, я победил.

— Это ещё почему?

— А потому.

— «Потому» — не аргумент. И вообще, либо я победитель, либо я поджарю тебя.

— Эй! Я не согласен. Давай уж ничью? — мирно предложил Абрикосов, перемещаясь к ней на диван.

— Окей.

***

— Ну, вроде, всё, — с довольной улыбкой протянула Руднёва, осматривая готовый праздничный стол. Она ходила вокруг, дабы убедиться, что всё находится в идеальном состоянии, — Осталось только поставить торт и всё будет просто замечательно.

Мещеряков согласно кивнул и с нескрываемой ухмылкой посмотрел на друзей, что заканчивали последние приготовления к торжеству. Насколько он понял, то для девочек подобная организация сюрприза не впервой, ведь они быстро и ловко распределили обязаности и выполняли их. Парни же вначале мешкались, не зная куда себя пристроить, чтобы ничего не испортить. Они обычно либо не отмечали дни рождения, либо заказывали столик в ресторане, где и отмечали, но вот, сами они никогда не устраивали вечеринку.

— Ау! Земля вызывает Арта! Приём, — послышался рядом с ним девичий смех, парень сильно всполошился из-за неожиданности.

— Я здесь… да, здесь, — отрывисто пробормотал Мещеряков, переводя зелёный взгляд на подругу, — Эм, что-то не так? — спросил он, замечая её прищур и хитрую улыбку.

— О чём ты задумался, если не секрет? — ответила Маша вопросом на вопрос, — Вернее, о ком?

— Ну, я… — запинаясь, говорил Арт. Он не знал, куда можно спрятаться, чтобы избежать пронзительных глаз волшебницы земли. Казалось, что эта девушка просто прочла его мысли и теперь решила позабавиться, — Ни о чём и ни о ком я не думал.

Интересно, убедительно ли он это сказал? Ведь перед глазами он видел далеко не уютную комнатку с друзьями. Он видел чёрные волосы с яркой фиолетовой прядью, видел большие карие глаза с пышными ресницами, видел милое фарфоровое личико с лёгким румянцем.

— Ни о ком? И как давно Кира носит это имя? — рассмеялась Мария. Артём вначале растерялся, а после собрался объяснять, но его перебили, — Расслабься, мы с тобой в одной лодке.

— В смысле?

— Прямом. Сменкины умеют влюблять в себя.

— Ты влюблена в Вика? — ошарашенно уточнил парень. Девушка легонько кивнула и опустила голову, — Это ж круто! — он широко улыбнулся.

— Нет, не круто. Я боюсь.

— Не бойся, — подойдя к подруге ближе, он чуть наклонился, так как она была ниже него и шепнул, так, что его слышала лишь она, — По секрету, он по уши влюблён в тебя. Поэтому тебе уж точно не чего бояться. Всё будет хорошо.

— Стоп, а ты откуда об этом знаешь? — так же тихо спросила Маша, опасаясь, что их услышат.

— Вик по секрету сказал. Но если что, то я ничего не говорил, а то он меня живьём закопает и, вообще, рассказывать секреты друзей неправильно.

— Спасибо, Арт, — Руднёва благодарно улыбнулась, — Я рискну, правда.

— Только мне потом расскажи, как всё прошло, — ухмыльнулся он, придавая своему голосу нормальный тон.

— Хорошо.

***

В библиотеке стояла гробовая тишина, прерываемая лишь звуком переворачиваемых страниц и редкими фразами библиотекаря.

Сменкины сидели за самым дальним от входа столом, напротив друг друга. Оба были сильно увлечены чтением, что ни на что не обращали внимание. Виктор был расслаблен, ведь именно чтение давало ему возможность хорошенько отдохнуть и разобрать все свои мысли по полочкам. Компания сестры добавляла в этот момент чувство комфорта и уюта. Он не мог сказать, что это тоже самое, что и с Машей. Нет, это совершенно не тоже самое. С Кирой он не опасался вести себя, как ему вздумается, а при Руднёвой — он хотел быть лучшим во всех смыслах этого слова. Он не глупый и прекрасно понимает причину своего поведения, вот только боится говорить об этом вслух.

А вот, его сестра-двойняшках наоборот, выглядела взволновано, в какой-то степени даже подавлено. Сидя над каким-то справочником, она внимательно водила пальцем по строке, иногда ёжась из-за звука, который образовывался, когда рука в плотных перчатках водила по бумажной поверхности.

— У тебя что-то случилось? — вдруг прервал тишину Вик, закрывая книгу и поднимая взгляд на девичье лицо.

Парень в миг стал обеспокоеным, ведь не заметь перемены в девушке не мог. Всего за пару недель Сменкина заметно похудела и побледнела. Щеки впали, синики под глазами скрывались под сильным слоем косметики, которую она раньше не наносила.

— Вик, не начинай снова, — тихо отозвалась Кира, следуя его примеру и закрывая учебник, — Я же сказала, что чуть приболела. Это из-за того, что очень долго летала с Крипом, когда было холодно.

— Я и не начал, — глухо ответил парень, — Просто ощущение, что ты мне не доверяешь, поэтому и не говоришь ничего.

— Ты ведь знаешь, что это не так, — лёгкая улыбка тронула потресканые губы, — Мы только-только привыкли к тому, что мы есть друг у друга. Разве, я могу всё разрушить?

— Нет, не можешь… — тихо проговорил Виктор, потупив взгляд в деревянную столешницу.

Минутная тишина стала тяжелой и давищей, поэтому Кира быстро прервала её и позвала брата к себе, тот согласился.

***

Как только двойняшки открыли дверь, на них сразу повалилась куча цветного конфетти и крики друзей:

— С Днём Рождения!

Вик поражённо раскрыл рот, оправляясь от приятного шока. О том, что их с сестрой день рождения будет на днях он помнил, но за сегодня он сильно замаялся на занятиях и эта информация просто вылетела у него из головы.

Кира же долго не могла вникнуть в происходящее, ведь из-за нахлынувших на неё проблем, совершенно выпала из реальности.

Обоим двойняшками было приятно, что их друзья, так заморочились, чтобы сделать им приятное. Что ж они посторались на славу!

— С Днём Рождения, братец, — прошептала девушка, когда парень притянул её в объятья сильно прижал к себе.

— И тебя, сестрёнка, — проговорил Виктор в ответ, не желая отпускать её.

— Ребят, пойдём скорее к столу! Вы ещё торта не видели! Он такой классный! — крикнула им Алёна, подпрыгивая от нетерпения.

— Идём!

========== Часть 14 ==========

Спустя несколько дней.

— Феликссемпра! — уверенно произнёс Илья, стоя перед небольшим котлом с непонятным содержимым. Большие пузыри, образовавшиеся на жидкой поверхности, лопались и разносили горячие брызги на внутренние стенки сосуда и пол.

Парень чуть отошёл и на приличном расстоянии стал наблюдать за процессом. Он, наконец, собрал все ингредиенты для зелья в едино и подождал требуемую по рецепту неделю. Сейчас же ему остаётся только дождаться окончательного приготовления, после которого его можно безопасностно использовать.

— Ой, кажется, что-то не так, — пискнул Муромов и ломанулся к самому дальнему от котла углу.

Зелье стало очень сильно набухать и бултыхаться, стоя на ровном полу. Парень с перепугу залез на тумбочку, переворачивая лежащие там вещи — это сейчас волновало его в самую последнюю очередь. Главное, не контактировать с жидкостью, ведь кто знает, как она реагирует на кожу.

Эта реакция зелья длилась всего несколько секунд, после чего по всей комнате разразился взрыв. Илья зажмурился и отвернулся к стене, попутно прикрывая лицо руками. Горячие капли по счастливой случайности попали лишь на закрытые участки тела, поэтому парень смог спокойно выдохнуть — ведь он не пострадал. Да мокрый, да напуганый, но зато он не превратился в лягушку или кого похуже.

— Ты что тут устроил, химик недоделаный?! — крикнул ворвавшийся в комнату Фил, — Ё, моё! — протянул он, осматривая комнату.

Стены были забрызганы каплями бывшего зелья удачи, прожигая обои, шторы и прочий тектиль. Мебель, исключая тумбу, на которой сидел Муромов, перевернута и находится в непризентабельном виде, как и всё вокруг.

— Ты что сделал? — с широко распахнутыми глазами пробормотал Саша.

— Э… ну, готовил… зелье, — бубнил парень, осторожно спрыгивая со тумбы на пол, на дрожащие в коленях ноги. Такого исхода он никак не ожидал, — Сказал заклинание, а оно… зелье взорвалось…

— У меня лишь несколько вопросов, — строго произнёс Вик, смотря на друга в упор, — Что это было за зелье? Зачем оно тебе понадобилось? И… что мы будем делать со всем этим? — он резко развёл руками в стороны.

— Это было зелье удачи, хотел перестраховаться перед экзаменами, — удручённо оправдывался он.

— М-да, зато теперь нас, вообще, к ним не допустят, — сказал Арт.

— Извините, ребят, — голос Муромова как будто сел, его было еле слышно. Тут и думать не нужно было, чтобы понять — он чувствует большую вину перед друзьями и страх перед директором.

— Ладно, идём к Василисе Васильевне.

***

Компания около пятнадцати минут сидела в кабинете директора. Все пятеро были, как на иголках. Нет, Василиса Васильевна не ругала их, не сделала выговор, но и парни не говорили об истиной причине взрыва. Их глупая и толком не отрепетированая история о том, как они выполняли современный проект по зельеварению, оказалась удачной и сейчас директор думала над тем, что ей делать с первокурсниками.

— Василиса Васильевна, я могу поспать в общей комнате и сам сделать ремонт, — тороторил Илья, надеясь, что друзья не получат наказание за порчу школьного имущества.

— Мы сами можем сделать ремонт, — поправил его Саша.

— Нет, мальчики. Вы сейчас первокурсники и вам важно не отвлекаться на такие масштабные дела, как ремонт, и заниматься учёбой, — возразила женщина, — Думаю, вашу комнату мы временно перекроем, а вас переселим, — добавила она, задумавшись.

Парни переглянулись. Сменкин довольно хмыкнул, что заставило остальных насторожиться. Парень покашлил, прочистив горло. Натянул на лицо самое милое выражение, на которое только был способен и обратился к директору:

— Василиса Васильевна, раз такое дело, то можно нам пожить вместе с Кирой? — она отрицательно завертела головой и напомнила о правилах академии, — Пожалуйста, я вас очень прошу. Она — моя сестра, да и с её подругами мы хорошо общаемся.

— И остальных ребят неудобно теснить, — вставил своё слово Черных, решивший поддержать идею друга. Перспектива жить рядом с близкими подругами привлекла его. Он даже широко улыбнулся и сделал большие глазки, которым трудно отказать.

— Ну, не знаю, — женщина мотнула головой, а подняв взгляд, столкнулась уже с пятью парами просящих глаз, — Ладно, но не болтайте об этом. И постарайтесь за сегодня собрать все вещи и перенести их в четыре сто тридцатую, — махнув рукой, она попросила их удалиться из кабинета.

Уходя, парни довольно переглянулись и побежали в свою, уже бывшую, комнату.

***

— Здравствуйте, дамы! — воскликнул Черных, проталкивая в проход свои чемоданы.

Девушки, до этого сидевшие на диване и мирно болтавшие, вздрогнули от неожиданности и обернулись на голос. Увидев у дверей парней с чемоданами, начали на автомате продумывать в голове различные сюжеты, которые могли бы завершиться подобным исходом.

— Так, а это что за переселение народов? — протянула Маша, подходя к друзьям. Внимательно осмотрев их, она пришла к чёткому предположение. Это не что-то мега-страшное — рожи уж больно счастливые.

— Ну, я случайно взорвал комнату, — сознался Илья, неловко потирая затылок и смотря на подруг из-под опущенных ресниц, — И Василиса Васильевна разрешила нам пожить с вами.

Женская половина компании синхронно широко распахнула глаза и ещё несколько раз переспросила парней о произошедшим. По итогу они не выдержали и разразились громким, заразительным смехом.

— Да, уж, молодцы, ничего не скажешь! — проговорила сквозь нервные смешки Алёнка. Тонкими пальцами она быстро вытерла глаза, которые успели увлажниться от объёма эмоций.

На протяжении долгих пятнадцати минут «переселенцы» слушали подколы в свой адрес и нудные вопросы. Они даже успели стащить конфет из стеллажа, за что после получили по рукам от Вари и Киры.

— Ладно, Вик идём, — неожиданно громко объявила Сменкина, беря брата под локоть, — Я тебе в своей комнате постелю.

— Стоять! — воскликнул Черных, пытаясь выглядеть строгим и недовольным, хотя на его лице сияла улыбка, — Так, нечестно, знаете ли, — добавил он, смотря на двойняшек, которые задавали ему немой вопрос: «Почему?», — Давайте рандомом решим, кто в какой комнате будет спать? — предложил он.

Все ребята, кроме Сменкиных, согласились, те же были готовы одним взглядом испепелить друзей. Нехотя пробормотав согласие и отвесив Филу хороший подзатыльник, они вновь присели на диван.

Каким именно образом решить, кто будет соседями было трудно придумать, но всё же сойдясь на самом обычном способе, все угомонились. Найдя блокнот и шариковую ручку, Маша быстро написала имена всех девушек и, свернув, скинула бумажки в шапку. Читая выпавшее имя, пары медленно расходились и вскоре в общей комнате никого не осталось.

***

Комната Маши

— Вот, собственно, моя комната, — проговорила девушка, гостеприимно раскрывая дверь за своим сожителем, — Располагайся.

По комплектации спальня была, как и все в академии, но с несколькими незначительными изменениями. Рабочий стол находился в полной чистоте, книги и тетради лежали, как по линейке, на углу. Та же история и на прикроватной тумбе. На кровати, застеленной фисташковым постельным бельём, лежал раскрытый и, судя по горящей красной лампочке, разряженный ноутбук.

От комнаты сестры, в которой Сменкин бывал уже ни раз, комната Руднёвой отличалась поразительной чистотой. От этого он даже усмехнулся, чем и привлёк к себе внимание.

— Что-то не так? — спросила Маша.

— Нет, просто, — он старательно подбирал слова, — Вы с Кирой такие разные.

— Все люди разные, если ты не заметил, — вскользь сказала она, осматривая пространство, решая, где поселить постель и что нужно убрать, чтобы она поместилась, — Сегодня поспишь на полу, а завтра придумаем, что с вами делать.

***

Комната Снежки

Девушка вела себя очень и очень застенчиво, показывая другу свою комнату. К примеру, она, то и дело избегала смотреть на него, будто боялась. Но вот, сам Филипп не чувствовал никакой скованности. Он, как и всегда, был в своей тарелке.

— О, как удобно, — протянул парень, распологаясь поперёк кровати. Подложив руки под голову, он начал из-под-тишка наблюдать за своей соседкой.

Морозова сидела на стуле в полоборота и что-то черкала в альбоме. Именно черкала, потому движения были резкими и обрывистыми, словно хотела избавить себя от накатившего стресса. Её бледная кожа, особенно щеки и переносица, приобрели яркий красный оттенок. А белокурая чёлка с редкими голубыми прядками скрывали чуть прищуриные глаза.

Черных улыбнулся от умиления. Его отчаянно привлекло то, как Снежка смущается, краснеет. Она и без того, выглядит безобидно, а так у него появляется огромное желание заключить в объятия и защищать ото всего, что может причинить ей вред.

— Эй, снежок, — окликнул он её. От неожиданности она дёрнулась, но сразу вернулась в прежнее состояние, не желая показывать лёгкий испуг, — Я могу поспать на полу. Чтобы не доставать тебе неудобств и не пугать.

— Ты не пугаешь, — сказала она, небрежно взмахнув руками, — Можешь спать, где хочешь. Я не против.

***

Комната Вари

— Бедный профессор! Он ведь на тебя глаз положил, а ты так обломил его, — девушка всё не могла остановиться подкалывать друга, насчёт его неудачного зелья, которое по её словам, ему однозначно нужно иметь в ассортименте.

— Варь, ну, хватит, — взмолился Муромов, забавно надувая щеки и складывая руки на груди, — Не получилось в первый раз, получиться во второй.

— Только не в моей комнате, пожалуйста, — рассмеялась она, кидая в сожителя подушку.

Илья в долгу не остался, подхватил брошенную подушку и помчался с ней на Громову, которая уже начала бегать от него по комнате. Делая очередной круг по переметру, девушка запрыгнула на кровать, схватая вторую подушку и прикрываясь ей от соперника.

Их маленькая война продлилась около пятнадцати минут, после чего Варвара даже сжалилась и разрешила Илье спать на кровати.

***

Комната Алёнки

Рыжова, в отличие от своих более или менее великодушных подруг, кинула подушку в самый дальний угол комнаты, сказав, что Абрикосов теперь будет спать там.

— Ну, Алёнушка, — уговаривал парень, складывая ладони, словно в молитве, — Ну, пожалуйста. Ну, миленькая моя, я всё что хочешь сделаю, только сжалься над смертным, — бормотал он, с трудом подавляя рвущийся наружу смех.

Девушка же не могла сдержать и в голос хохотала, несильно похлопывая себя по колену. Правда, последняя фраза заставила её остановиться и обдумать ситуацию. Спустя мгновение на её едва загорелом личике засветилась коварная улыбка, не сулившая Саше ничего хорошего.

— Всё, что хочу, — протянула она, словно пробуя слова на вкус, — Что ж хорошо. Я разрешу тебе спать на кровати, но, — она сделала небольшую паузу, желая помучить друга незнанием, — Когда мне будет необходимая помощь, любая помощь, ты без вопросов помогаешь. Договорились?

— Пф, конечно, — усмехнулся Абрикосов, пожимая сожительнице руку.

***

Комната Киры

Как только дверь закрылась, то Мещеряков решил действовать. Ну, как решил… захотел. Обернувшись на девушку, которая не заметила его ступора и ярко рассказывала что-то, он тяжело вздохнул.

— Кир, я…

— Да? — Сменкина повернулась к нему, встречаясь с ним глазами. Его слова мгновенно улетучились из головы, смотря на её заинтересованость.

— Не хочешь послушать мелодию, которую я закончил недавно? — сильный мысленный удар по лбу заставил парня поморщиться и приуныть. Струсил.

— Ты серьёзно? Конечно, хочу, — Кира заулыбалась, как ребёнок. Присев на кровать и подогнув ноги под себя, она стала ждать его.

«Раз сказал, действуй!», — пронёсся приказ в его голове. Аккуратно вытащив гитару из чехла и настроив струны на нужный лад, Артём присел рядом на край постели. Пальцы быстро и безошибочно перебирали струны, создавая интересную мелодию сочитавшую в себе лёгкий намёк на грусть и сказку.

Девушка даже прикрыла глаза, чуть покачиваясь в такт и представляя, как перед ней раступаются облака в полёте. Прекрасное чувство свободы.

— Это великолепно, — произнесла она, после того, как мелодия оборвалась.

— Спасибо, — ответил Мещеряков, — Эм, а где я всё-таки буду спать? — задал он волнующий его сейчас вопрос.

— Где хочешь, — усмехнулась Кира.

========== Часть 15 ==========

Комментарий к Часть 15

То главы по неделям не выходят, то ежедневно появляются. Но вдохновение накатило, поэтому «почему бы и нет»?🙈

И да, с этой главы, наконец-то, начинает раскрываться главная проблема фанфика.

Ладно, не буду вас больше задерживать. Приятного чтения❤️

В комнате раздался тихий звон будильника. Кира на автомате подскачила на постели, чуть задев рукой лежащего рядом Артёма. Он начал ворчиться, но не просыпаться, из-за чего девушка облегчённо выдохнула и выключила будильник.

Аккуратно сползя с кровати, Сменкина схватила балтающийся на стуле рюкзак и выскочила из спальни. Когда она наглухо закрыла за собой дверь и всмотрелась в сумрак общей комнаты, то быстро щёлкнула пальцами, применяя элементарное заклинание. По мере того, как яркие искры рассеивались — пижама менялась на академическую форму. Девушка даже поёжилась, когда прохладный воздух каснулся открытой кожи.

— Так-то лучше, — хмыкала она и покинула помещения, стараясь быть, как можно тише, чтобы не разбудить ещё спящих друзей.

В коридорах академии «Cold» было непривычно тихо, ведь ежедневно по ним раздавались крики, стуки и прочие громкие звуки. Эта редкая тишина и одиночество привлекали Киру, из-за чего она всё больше стремилась на ранние вылозки.

Глубоко пребывая в своих мыслях, девушка не заметно для себя оказалась в учебном крыле перед дверью кафедры «Уход за магическими существами. Профессор Елена Викторовна». Дважды постучав, она раскрыла тяжёлую дверь и вошла в помещение.

Это был обычный класс, в котором студенты изучали теорию, а уже сама практика, самая интересная часть по мнению Киры, проходила на улице. Молодая светловолосая женщина моментально обернулась к вошедшей, после того, как услышала звук захлопывающейся двери.

— Доброе утро, профессор, — улыбчиво произнесла Сменкина, подходя к одной из парт.

— Доброе, — женщина также ответила улыбкой, что быстро исчезла, — Я, наверное, зря надеюсь, на твоё благоразумие? — она понурила голову, занимая место перед ученицей, которая на её слова лишь закатила глаза.

— Елена Викторовна, я же уже говорила, что не брошу занятия, — непреклонным голосом проговорила девушка, — Всё будет хорошо.

— Ты пытаешься переиграть всех и губишь себя…

— Профессор…

— Кира, ты хоть понимаешь, что мы обе нарушаем правила? Если с тобой, что-то случится, виновата буду я, как педагог.

— Со мной ничего не случится, — самоуверенно фыркнула Сменкина, складывая руки на груди, — И вы не будете виноваты, потому что вся ответственность на мне.

Елена Викторовна только удрученно покачала головой. За тот небольшой промежуток времени, который они проводили наедине научил юную учительницу, что с этой студенткой сложно спорить.

— Хорошо, — вздохнула она, — Начнём занятия.

***

Спустя примерно полтора часа Кира уже шла обратно в комнату, ведь скоро должны были проснуться друзья и она не хотела попадаться им на глаза. Особенно сейчас когда она выжита, как лимон. Она еле переставляла ноги, невольно корча лицо от волнами накатывавшей боли. Хотелось только одного упасть на постель и проспать несколько часов, которых ей не хватило для полноценного здорового сна. Благо выходной и это желание вполне осуществимо.

Как только дверь в комнату была уже хорошо видна, Сменкина молилась всем известным ей богам, чтобы не попасться кому-нибудь глаза. Беззвучно открыв дверь, девушка вошла внутрь. Идя с опущенной головой, перебарывая рвущийся наружу зевок, она щёлкнула пальцами, меняя форму на пижаму.

— Кир, — зашептал из какого-то угла знакомый голос, — Кира, — повторил он, после того как девушка остановилась и стала осматриваться в помещении, залитом предрасветным светом.

— Фил? Ты чего так рано встал? — непринуждённо спросила она, подходя ближе к другу, сидевшему на диване.

Парень всё ещё был в пижаме, если её можно так назвать, ведь это были только синие брюки, и с растрёпанной золотой шевелюрой. Он сонно зевал, откидываясь на спинку дивана. Продолжая молчать, Черных махнул рукой, зовя подругу сесть рядом, что та не медля и сделала.

— Почему ты не в комнате? — задала она новый вопрос. Его отстранённый, совсем невеселый взгляд делал его не похожим на того человека, который любит сыпать шутки направо и налево, — Что-то случилось?

— Снежка случилась, — пробубнил он.

Врать и увиливать от ответа не было ни сил, ни желания. В Кире виделся хороший собеседник и слушатель, к тому же она подруга Морозовой и знает её достаточно долго. Это и не только подталкивало Филиппа поговорить с ней.

— А конкретней? — Сменкина вопросительно выгнула бровь, терпеливо дожидаясь ответа. Строить теории и догадки не было смысла, когда она может узнать обо всём напрямую, из первых уст, так сказать.

— Я люблю её, но… — он осекся, ведь поговорив дальнейшие слова в голове — почувствовал, как они что-то болезненно задели внутри, — Я кажется, пугаю её. Когда она говорит со мной, то никогда не смотрит на меня, постоянно вздрагивает или обрывает предложение на полуслове…

Карие глаза поражённо расширились от полученного ответа. Кире даже на секунду показалось, что это всё ей просто привидилось от недосыпа. Но нет. Рядом с ней всё также сидит расклеившийся Фил, который отчаянно накручивал себя.

— И из-за этого ты спал здесь?

— Да, — девушка нервно сглотнула, — Что-то не так?

— Нет, всё… — начала оправдываться она, но сразу же остановилась и перевела тему в начальную точку, — Ты не думал, что в таком её поведении может быть другая причина? — он отрицательно махнул головой, — Знаешь, Снежка милая, маленькая девочка…

— Я в курсе.

— С топором за спиной, — с усмешкой закончила она, не обращая внимание на то, что её перебили.

Черных даже закашлил от неожиданной для него концовки. В голове сразу всплыл момент из художественного класса, где Морозова одним лёгким движением вырубила его. М-да, это была не лучшая ситуация в его жизни, хотя бы потому что девушки его никогда ещё не били. Всё знакомые ему дамы максимум могли дать ему пощёчину или подзатыльник, да и магии у них в наличии не наблюдалось. Может, поэтому они его никогда не цепляли?

Снежана же казалась Филиппу сказочной, это-кой Снежной Королевой. Только не злой и холодной, а доброй и солнечной. Её хотелось оберегать, защищать и любоваться ею.

— Что ты имеешь ввиду? — с несвойственной серьёзностью поинтересовался Черных.

— Не думала я, что парни и впрямь такие тугодумы, — фыркнула Сменкина, — Может, ты ей небезразличен? Вдруг, не видя от тебя каких-либо действий, она начинает подавлять в себе эти чувства.

— Действий? Но я же рассказываю ей шутки, чтобы не было скучно. Говорю целую кучу комплиментов, — затороторил он, эмоционально махая руками, из-за чего девушка предпочла чуть отодвинуть, чтобы не получить по лицу, — Разве этого мало, чтобы понять, что она нравится мне.

— Таким образом, ты уделяешь внимание не только ей, — запротистовала она, — Вспомни сколько комплиментов ты говорил каждой из нас. Про шутки я, вообще, молчу. У тебя их неиссекаемый запас, — друг приуныл, поэтому Кира поспешила дать совет, чтобы больше не терзать ни его, ни себя. Ведь если она просидит ещё немного, то упадёт прямо на месте от усталости, — Фил, самое лучшее и правильное, что ты можешь сделать — это признаться. Без лишних непонятных планов и слов. Подойди и скажи, что любишь её, а там, что будет то, будет.

— А если откажется?

— Надейся на лучшее.

— Спасибо, я… попробую… да! Прямо завтра! Вернее, уже сегодня, — он неловко потёр затылок, вызвав тем самым улыбку на лице Сменкиной.

— Вот и хорошо, а теперь иди в комнату и поспи, — сказала девушка, грубо выталкивая друга с дивана и укладываясь на освобожденное место, — Думаю, Снежке будет неловко узнать, что её сожитель спал в общей комнате.

— А ты почему не идёшь в свою комнату? — Фил хитро сощурил глаза и натянул на лицо довольную улыбку, которая не очень-то понравилась подруге, — Если я не путаю, то Арт кантуется в твоей…

— Черных, умолкни, — она перебила его, прикрывая глаза, — Почему я здесь моё личное дело и не смей кому-то из ребят о этом говорить. Скажешь хоть слово — выйдешь в окно.

— Приятных снов, — проговорил парень с нервным смешком, спорить с ней не хотелось, мало ли на что способен уставший маг тьмы. Поэтому он тихо, почти на носочках ушёл в крайнюю спальню, больше не тревожа подругу, которая спокойно уснула.

***

Артём проснулся от громких криков и непрекращающегося грохота за дверью. С трудом разлепив веки, он ещё несколько секунд не мог понять где находится и что происходит. Благо, осознание пришло быстро, из-за чего парень сразу обернулся к стене, вот, только там уже никого не было. Это его не удивило, учитывая шум, разбудивший его.

Немного потянувшись, Мещеряков, наконец-то, поднялся с постели. Потирая заспанные глаза, он открыл дверь и вышел в общую комнату, которая находилась в хаосе. Абрикосов, Рыжова и Громова бегали по помещению, что-то невнятно крича друг другу. Муромов неторопливым шагом пытался догнать их, говоря при этом тихие просьбы успокоиться. Морозова, Руднёва и Сменкины же сидели на диване, наблюдая за данным шоу. Вернее трое наблюдали, а один спал. Кира и правда дремала, удобно расположившись на коленях брата.

— Что происходит? — поинтересовался Арт, сев рядом с друзьями. На помятом ото сна лице появилась улыбка от вида мирно спящей подруги.

— Матч перенесли на сегодня, — пояснила Маша, благоразумно убрав ноги на диван, ведь мимо неё промчалась разъярённая Алёна, которая похоже не замечала ничего на своём пути, — Состоится через несколько часов, да ещё и с самой сильной командой прошлого года.

— А? — только и протянул парень, не зная, как сформировать вопрос, завертевшийся на языке.

— Они уже сыграная команда, выпускники не проводившие отбор уже около двух лет, — начала говорить Снежана, которая кажется, уловила его мысль, — А наши ребята ещё не играли в обновлённом составе.

— Если они проиграют сегодняшний матч, то этот сезон у них закончится даже не начавшись, — добавил Виктор, монотонно перебиравший чёрные пряди, — Кстати, вы поссорились, что ли? — спросил он, в упор смотря на друга.

— Нет, вроде, — пробормотал Мещеряков, неловко потирая затылок, вспоминая прошлый вечер. Песни под гитару, подушечный бой и бессмысленные разговоры почти до полуночи. Кажется, там не было и намёка на ссору и обиду, потому что всё прошло необычайно прекрасно.

Сменкин удивлённо пожал плечами и рассказал, как проснувшись самым первым, вышел в общую комнату и увидел Киру. Она, словно котёнок свернулась клубочком на диване и спала. Тогда он разбудил её, но она лишь молча отмахнулась. С того момента Вик «в плену» у своей сестры, которая решила использовать его колени, как подушку.

— А Фил, что ещё спит? — вновь заговорил Артём, после минутой паузы.

— Да, его даже крики не разбудили, — скромно рассмеялась Снежка, прикрывая рот миниатюрной ладошкой.

— Ладно, девчонки, пойдёмте, — с усмешкой громко объявил Мещеряков, вставая с дивана и махая подругам рукой, зовя с собой, — Поможем Илье, а то он, бедный, запыхался уже.

— А Вик? — синхронно спросили девушки обращая внимание на Сменкиных.

— А Вик пусть продолжает работать подушкой.

Комментарий к Часть 15

Друзья, я прошу вас помочь мне🙌🏻

Фактически, события следующей главы можно вскользь понять — наших ребят ждёт матч. Об игре я уже рассказывала, это сочитание квиддича из «Гарри Поттера» и драконбола из «Тани Гроттер».

И так, о чём же я вас прошу. Драконы команд пока безымянны и очень хочется, чтобы у них всё-таки появились интересные, забавные имена. Может, кто-нибудь поможет мне это исправить.

Да, знаю, просьба глупая, но я всё равно надеюсь, что найдётся человечек с хорошей фантазией на имена.

Заранее, большое спасибо❤️

========== Часть 16 ==========

Комментарий к Часть 16

Перед тем, как начать — хочу вас искренне поблагодарить за сорок отметок «нравится»🥰 Спасибо за то, что читаете. Ради вас с каждым разом хочется стараться всё больше и больше)

Ну, а теперь давайте перейдём к главе. Приятного чтения❤️

— Приветствую вас на первом в этом году школьном турнире по квиддичу! — громко объявила Василиса Васильевна, поднявшись со своего места, чтобы произнести вступительную речь. Она оказалась настолько скучной, что слушать её никто не захотел, это делали разве, что педагоги и игроки. Женщина долго и нудно рассказывала о правилах игры, после чего наконец-то, началось какое-то интересное действие, — Как вы знаете, в квиддиче есть особая должность — играющий комментатор. Золотой рупор каждый год меняет своего владельца и в этот раз по итогам голосования было решено передать его Рыжовой Алёне, студентке первого курса, отделение защитной магии!

Алёнка вся расцвела. Идя к директору, девушка слушала, как в её сторону сыпались поздравления и просто восторженные слова. Она не могла поверить, что наконец-то все увидят и услышат, что она не только поджигать умеет, но и кое-что покрупнее.

Лёгкий холодок в области виска и щеки разжёг внутри огромнейший пожар. Счастливый визг застрял где-то внутри, грозясь вырваться, но всё же он отчаянно подовлялся. Если она сейчас даст себе слабину, то половина собравшихся точно заляжет в медпункте с подорвавшимся слухом.

— Поздравляю, Алёнушка, — сказала директор, прежде чем отпустить играющего комментатора обратно на поле. Женщина говорила мягко и нежно, словно обращалась к собственной дочери. Хотя… Василиса Васильевна знает Алёну и её подруг с малого возраста, она фактически вырастила их. Поэтому, возможно, эту неожиданную материнскую нежность можно оправдать.

Девушка с задорной улыбкой без слов поблагодарила директора и помчалась на поле. По пути она смазанно рассмотрела Илью. Он, как будто на иголках сидел на скамье запасных и с опаской поглядывал на соперников. Остальные же сокомандники были настроены решительно, как и она сама. Что ж мотивационая речь Арта вселила в них надежду на победу. Кроме того, их друзья сейчас с ними и болеют за них с трибун.

Встав в ряд своей команды, Рыжова поочерёдно дала «пять» каждому игроку, как бы благодаря их за поздравления. Проходя мимо Саши, она чуть шутя присела в реверансе, на что получила нужную себе реакцию, ввиде поклона. Оба беззвучно посмеялись и заняли свои места.

После на поле стали выводить драконов. Фетель — живые ворота команды ребят — здоровенный красавец с поразительно сверкающий золотом чешуей. Раркер же — дракон соперников, не уступавший Фетелю в комплекции. Они оба извивались, пытаясь оттолкнуть от себя надоедливых капошащихся людей, скинуть с морды пламявпитывающие намордник и взлететь.

Пока заканчивали приготовления с драконами, Шикан, как капитан, повернулся к команде, подозвав её в плотный круг. Дабы не было слышно их разговора, Алёне пришлось плотно зажать микрофон, чтобы ни один звук вышел за пределы пятёрки игроков.

— Всё использовали противовозгорающую мазь? — поинтересовался парень.

— Пф, конечно, — фыркнул Абрикосов, чуть поворотив нос от несящегося со всех сторон запаха, — Разве, не чуешь, как воняет тухлой рыбой?

— Шутишь, молодец, — усмехнулся командир, легонько ударяя того по плечу и получая ответную ухмылку.

Далее ребята препровелили хорошо ли закреплена защита, которая должна оберегать от серьёзных травм и огненного дыхания дракона, в порядке ли метлы. И отправились в середину поля ожидать стартовый свисток.

***

— Как думаете, наши выиграют? — поинтересовался Виктор, сидя с друзьями на одной из самых высоких трибун и смотря, как команды получают последнии наставления.

— Вероятность тридцать процентов из ста, — проговорила Маша, нервно складывая руки на груди, пряча таким образом трясущиеся ладони.

Сидящие рядом с ними, неверяще фыркнули, но девушке было на это наплевать, сейчас её интересовали лишь подготавливающие к матчу команды. Её друзья же промолчали, ведь с этим выводом не поспоришь. Руднёва права и это факт. Команда Шикана в этом сезоне более слабая, из-за новых игроков, но тем не менее парень не вывел Сашу и Илью, заменив их более опытными. Он любит рисковать.

По стадиону раздался долгожданный свисток. Всё десять игроков поднялись в воздух, внимательно следя за тем куда улетели выпущенные на поле мячи.

— Ух, ты ж ёжики! — воскликнула Рыжова, которая казалась даже подскачила на своей метле, — Игра, наконец-то, началась и команды мчатся за мячами! — она ненадолго замолчала, делая полупетлю, из-за летевшего на неё соперника, — Хей! Держите свои веники при себе!

Трибуны разразились громким смехом, отмечая, что обычно матчи проходили скучно. Предыдущие комменторы, словно опасались лишнее слово сказать, из-за чего их речь превращалась в сырую и нудную, заполненную огромным количеством непонятных терминов.

Алёнка же по своей природе любила ломать стереотипы. Она априори не знала таких понятий, как «страх» и «стыд». Она действовала по чутью и интуиции, что делало её интересной.

— Что ж, пока мы все, как сумасшедшие гоняемся за шариками, я познакомлю вас с командами, — задорный голос волшебницы огня отзывался во всех закоулках, — Начнём с самой лучшей команды всех времен и народов! Моей команды! — с трибун стал доноситься подбадривающий свист, — Итак, номер один — наш капитан, маг защиты и всеобщий любимчик — Шикан! Я надеюсь, вы понимаете, что я так не считаю, просто вылетать из команды не очень хочется, поэтому приходится немного льстить!

— Алёнка, посторайся следить за словами, — крикнул пролетающий мимо капитан. Одной рукой он крепко сжимал мяч со средним количеством баллов.

Следом за ним мчались двое загонщиков-противников. Саша же отстал где-то на противоположном конце поля, поэтому Рыжова, не прекращая рассказывать о сокомандниках, летела напролом к Раркеру. С опасной точки она надеялась перехватить брошенный мяч и закинуть в глотку огнедышащей твари.

Так как порой девушка могла говорить очень быстро, то в этот раз она решила поторопиться, чтобы скорее приступить к самому интересному. Тороторя, но при этом оставляя свою речь разборчивой, Алёна познакомила балельщиков со всеми игроками и судьями.

—О, нет! Любава выхватила чихательный мяч и на всех порах мчится к нашем Горынычу! — выкрикнула волшебница огня, немного уводя свою метлу вниз, чтобы набрать побольше скорости, — Варя и Владик отчаянно защищают Фетеля, но тот не слушается, — добавила она, рассмотрев сквозь сощуренные глаза, картину впереди, — Эй, ты, большое огнедышащие чудище, быстро захлопни пасть! Если победим, я тебе лично Любаву на блюдичке с голубой каемочкой принесу!

Какими бы забавным не были фразочки комментатора, болельщиков всё равно сковало напряжение. Оно уже достигло безумной отметки. Дракон команды Шикан вёл себя безобразно. Словно бешеный, он скакал по своей части поля, пытаясь поймать какого-нибудь невнимательного игрока и перекусить им, и совсем не важно свой он или чужой, главное, чтобы был плотненьким и вкусненьким.

Любава — черезчур самоуверенная блондинка — крепко прижимала к себе яркий оранжевый мяч, летя напролом и не боясь угодить в глотку Фетеля. Громова и Звягинцев изо всех сил старались уговорить «Горыныча» закрыть рот, чтобы туда не угодил мяч.

— Какой кошмар! — удручённо воскликнул Сидоров, хватаясь за голову и зажмуривая глаза, чтобы не видеть игровое табло с счётом игры. Три — ноль.

— Я уверен, они ещё отыграются, — с огромными сомнениями протянул, сидящий рядом с ним, Мещеряков.

— Надеюсь, — пробормотал Вася, переведя взгляд на ребят, — А то я поспорил, что они выиграют.

— Поспорил?

— Ага. Если проиграю спор, то мне придётся сорвать лекцию у профессора Моргарта.

Кира дёрнулась. Моргарт — её куратор и единственный, кого она предпочла бы обходить стороной. Мужчина очень строгий и щепетильный, особенно когда речь заходит о тёмных искусствах. Это как и его достоинство, так и недостаток. В любом случае, Сменкина, хоть и побаивается его, очень благодарна ему за то, что он научил её применять магию тьмы безупречно.

Отвлечась от своих мыслей, девушка перевела карий взгляд на небо и чуть было не взвизгнула от ужаса. Там, с огромной высоты падал Шикан, который скорее всего потерял сознание так, как не выставил щит для смягчения падения. Видимо, большинство позабыло об этом, потому что все с шоком наблюдали за неизбежным.

— Фил, скорее поставь щит! Смягчи ему удар! — попросила она, схватив парня за руку.

Тот будто проснулся от длительного сна, вскопошился, быстро пытаясь припомнить, как материализовать «подушку безопасности». Закрыв глаза и скривив губы, Черных стал представлять реальную подушку огромных размеров, которая валялась на поле. Сапфир, спрятанный под тканью футболки, ярко засветился, перекидывая синии искры на вытянутую вперёд руку и переходя дальше к падающему парню. Тело окутало светом, замедляя падение.

Заклинание, которое использовал Филипп, не остановило падение. Оно лишь смягчило его, лишая капитана команды серьёзных травм.

— Ух, ты ж ёжики, — шокированно протянула Рыжова, тяжело дыша, смотря вниз. Поразивший испуг за друга, которого нагло скинули с метлы, не позволил ни ей, ни Варе активировать хотя бы самое простенькое заклинание защиты. Переведя напуганый и в какой-то степени затравленный взгляд на стол жюри, она заметила знак, который ей подали и поспешила озвучить его, — Объявляется десятиминутный перерыв!

***

— Шикан, ты как? — взволновано спросила Маша, после того, как друга унесли в больничное крыло академии и привели в чувства.

—Нормально… жить буду, — усмехнулся парень, стараясь выглядеть стойко, хотя получалось не очень. Он, то и дело болезненно морщился. Каждый вздох давался тяжёло, — Не знаю, кто помог мне не убиться насмерть… но как только узнаю его, то ноги расцелую.

— Ну, не стоит, — отмахнулся Черных, включая свою отменную актерскую игру и начиная изображать смущение, — Зачем уж целовать, можно и просто «спасибо» сказать.

— Это был ты? — уточнил Шикан, на что получил утвердительный кивок, — Спасибо, друг, — он улыбнулся уголками губ, замечая, как маг защиты по-настоящему смутился, — Кстати, что там с игрой?

— Объявили перерыв на десять минут, после начнётся игра и нам надо выставить кого-то на твою позицию, — заговорила Громова, складывая руки на груди и обдумывая, что им делать дальше.

— Да, мы думали, что Тим хорошо бы…

— Ставьте Илью, — уверенным и строгим тоном Шикан перебил Звягинцева. Глаза ребят непонимающе расширились, а сам Муромов стал медленно пятиться назад, пытаясь скрыться из обзора, — Они его не знают, в отличие от Тима. В этом его плюс, к тому же он старательный и хорошо помнит правила… — парень закашлил. Внутри что-то жутко закололо, заставляя его сморщиться. Он хотел, как-то ещё пояснить своё решение, но не успел.

В палату вошёл лекарь, который вежливо попросил всех удалиться и дать больному отдохнуть.

Пожелав Шикану скорейшего выздоровления, компания покинула больничное крыло.

***

Ребята неторопливо шли обратно на поле, пытаясь избавить головы от мучавших их мыслей. Перед глазами всё ещё стоял образ безвольно падающего Шикана, только под разными углами обзора. Все ещё несколько раз поблагодарили Черных за его сообразительность и реакцию, с которой он сработал. Хотя Машу начали терзать волнующие вопросы, связанные с одной из подруг.

«Почему Кира сама не использовала защитное заклинание? Она же знает его наизусть», — размышляла девушка, плотно заседая в теориях и вопросах и постепенно уходя из реальности. Ноги, не на много поднимавшиеся над землёй, противно шоркали подошвой ботинок по щебню, заставляя мурашки появлятся на коже. Редкие каштановые порядки, выпавшие из хвоста, прикрывала сосредоточеное лицо и часть обзора.

Не заметив, Руднёва врезалась в спину Сменкина, который сразу же обернулся к ней и попросил прощения за то, что резко остановился. Она же просто отмахнулась и тихо спросила, почему тот застопорился по среди дороги. На что получила краткий кивок вперёд.

Переведя взгляд в указанном направлении, девушка увидела Любаву. Из-за своей дисквалификации за неспортивное поведение, она никуда не торопилась. Белокурая девушка раслабленно опиралась спиной о каменную кладку одной из башен и с не скрываемым презрением смотрела на компанию.

— Какая же странная компашка из вас вышла, — забормотала она.

Даленейшие слова были ребятами нагло игнорированы, потому что те говорили спортсменам уходить готовиться. Ведь Илью ещё следует облачить в защиту и хорошенько вымазать его в противовозгорающей мази, а это всё-таки дело небыстрое. Они быстро согласились и пробежали мимо возмущённой девушки.

— Прости, ты что-то говорила? — спросила Мария с наиграно любезной улыбкой.

— Да, кажется, она бубнила о нашей компании, — в том же тоне продолжил Филипп, подмигивая подруге, которая героически подавляла смешок.

— В таком случае, можешь повторить, пожалуйста, — добавил Виктор, поддерживая друзей.

Лицо Любавы начало краснеть от возмущения и недовольства. Сложив руки на груди и чуть скловнив голову на один бок, девушка фыркнула. Она старалась вложить в это весь яд, который таился у неё внутри. Тем не менее, она продолжала молчать.

Ребята переглянулись, пожали плечами и решили больше не тратить время и отправиться на трибуны.

— Знаешь, забавно, что твои друзья ещё не сбежали от тебя с криками, — проговорила Любава, обращаясь к Кире. Перехватив волшебницу тьмы за кисть руки, прямо в том месте, где пересекается ткань кофты и перчаток, — Как твои родители.

Сменкина попыталась выдернуть руку, но не выходило, девушка мёртвой хваткой вцепилась в неё, намереваясь вначале высказаться, а уже после феерично удалиться.

— Что ты несёшь? — спросила Кира, свободной рукой показав друзьям знак не вмешиваться.

— Тебе неинтересно, — она с хитрой улыбкой отпустила руку недруга, понимая, что задела больную тему. Последняя же фраза только больше подкрипило интерес и увеличило злость. Что ж, Любава умеет манипулировать.

Гнев яро загорел внутри, желая выйти наружу. Ладони самопроизвольно сжались в кулаки, а губы скривились в недобром оскале. Сменкиной ужасно захотелось причинить боль другому, чтобы облегчить свою.

Быстрым движением стянув с одной руки перчатку, девушка поддались вперёд. Прикоснувшись к стыку шеи и плеча, Кира болезненно сжала кожу, из-за чего Любава вскрикнула. Карие глаза стали медленно затягиваться чёрным пигментом, пока полностью не стали тёмными. Лицо преобрело безучастное выражение, почти такое же, с каким она ходила всего пару месяцев назад.

Сама же Любава, словно превратилась в трипичную куклу, без эмоций и воли.

— Кира, стой! — прокричала Маша, понимая, на что решилась подруга. Правда кроме, крика и неуверенного шага вперёд она больше ни на что не осмелилась.

Снежка же испуганно прикрыла рот, а после и вовсе прижалась к рядом стоящему Филу и тихо всхлипнула. Черных не сводил глаз со Сменкиной, обнимая подругу, которая, в отличие, от него знала о том, что происходит. Он мягко гладил её по плечам, надеясь таким образом хотя бы немного утешить её. Арт и Вик переглянулись, что-то невнятно бормоча себе под нос, а после вновь обращая внимание на подругу.

— Говори всё, что знаешь! — прикрикнула Сменкина, сильнее прижимая свою оцарапаную руку к коже Любавы, — И только попробуй солгать!

— Я случайно подслушала разговор Василисы Васильевны и Моргарта, — заговорила девушка деревянным голосом, — Директор говорила, что поступила подло по отношению к тебе. А Моргарт ответил, что они поступили правильно, изолировав твою семью от тебя. Ведь, ты — тёмный маг, а им трудно сохранять баланс добра и зла.

— Убирайся… — запинаясь, пробормотала Сменкина, — Я сказала, иди прочь! И не попадайся мне на глаза! — криком добавила она, Любаве, которая только-только начала приходить в себя после использованого на ней заклинания.

Та в панике помчалась в сторону основного здания академии. Не этого она ожидала, провоцируя волшебницу тьмы на эмоции.

Кира зажмурилась, сдерживая внутри слёзы. Она ведь долгие годы считала, что родители предали её, а на самом деле выходит, что они ни в чём не виноваты. Скользкое чувство вины накрыло с головой, что девушка даже позабыла о снятом элементе одежды.

Вик был шокирован не меньше сестры, хотя все ребята пребывали в похожем состоянии. Только подумать, что какие-то люди, которых он знать — не знал пару месяцев назад, решили внести свои корректировки в их жизнь. Если Любава не соврала, то именно директор и декан тёмных магов разлучил двойняшек более, чем на десять лет.

— Сестрёнка, — тихо и ласково позвал Сменкин, делая неловкий шаг вперёд и буквально застывая на полпути, заметив, как она беззвучно дрожит.

— Идите на стадион, ребятам нужна поддержка, — ответила Кира, не поворачиваясь. Голос тихий, хриплый, сдерживающий всхлип. Она и так, сорвалась при друзьях, поэтому если они ещё и увидят её слёзы, то ей, как минимум, будет не по себе, — Встретимся в комнате, — добавила она, уходя в неизвестном направлении.

Компания молча посмотрела ей вслед и, понимая, что её лучше не трогать и дать ей придти в себя в одиночестве, зашагала к стадиону.

Артём чуть отстал, ему не хотелось отпускать её одну. Чутье подсказывало, что может произойти что-то страшное или опасное. Поэтому тот уверенно направился за ней, попутно поднимая утерянную Сменкиной перчатку.

Комментарий к Часть 16

Также хочу поблагодарить Элен Блэк. Спасибо вам за помощь❤️ Вы меня очень выручили, подкинув под прошлой главой целый список с интересными именами.

========== Часть 17 ==========

Лёгкие неторопливые шаги сменились на бег, как только Кира перестала чувствовать на своей спине взгляды друзей. Холодный ветер больно хлестал по красным, влажным щекам, трепал волосы и одежду. Глаза приходилось щурить, чтобы увидеть хоть что-то сквозь пелену возникших слёз. Грудь противно сдавило, перехватывая дыхание.

Скрыться от друзей она могла лишь в одном месте, там где её не стал бы искать никто. Озеро. Идти к водоёму, когда тебе до жути страшно просто смотреть в его сторону, абсурдно. Но к сожалению, только это место могло укрыть девушку на некоторое время.

Заметив впереди голубую гладь воды, Сменкина замедлилась, после чего и вовсе перешла на обычный шаг. Медленно и уже не так, уверенно, как вначале пути, она стала приближаться ближе. Не сдерживая больше слёз, давала своим чувствам, наконец-то, выйти наружу. Долгое время она старалась подавлять эмоции, считая, что из-за них она становится уязвимой. Но это не так. Теперь она это поняла. Не эмоции делают нас уязвимыми, а мы сами.

— Кира! — крикнул приближающийся голос, созвучный с топотом ног.

Кто-то резко перехватил девушку, притянув на песок. Она не смогла даже взвизгнуть, вырвался лишь хрип. Лёжа на крепкой груди, она вздохнула аромат, источающийся от того, кто её отдёрнул. Прохладное и освежающее, словно… мята!

— А-Арт? — уточнила Сменкина, не осмеливаясь открыть глаза.

— Да, — просто и кратко ответил он. Сделав парочку не хитрых приёмов, он аккуратно поднялся на ноги, подхватив подругу на руки.

— Что ты… здесь делаешь?

— Ну, видимо, тебя спасаю, — Мещеряков чуть усмехнулся, а после отметил то, что его настрожило. А именно, неестественная лёгкость Киры. В сравнении с предыдущим случаем на озере, она как будто похудела килограмм на десять, но она и так была, как пушинка.

— Подожди, то есть ты подумал, что я… — забормотала она, говоря медленно, чтобы вникнуть в смысл, — Ты чокнутый?! — ударив друга, она спрыгнула с его рук и отошла на приличное расстояние, — Я не собиралась топиться! Покрайней мере, сейчас, когда я ещё не поговорила с профессорами.

— А что я, вообще, должен был подумать? — выкрикнул Арт, осмеливаясь подойти к ней. К его счастью, она не сдвинулась с места, — Ты просто шла вперёд, прямо в воду. Хотя не умеешь плавать и боишься воды, — сократив оставшееся расстояние, он встал позади неё и заключил в объятия. Она не стала вырывать, словно приняв неизбежное, — Я испугался за тебя.

Сменкина молчала, растирая по лицу, никуда не уходившие, слёзы. В области шеи и плеч чувствовалось горячие прерывистое дыхание, вызывавшее мурашки на коже. Её спина немного расслабилась и теперь опиралась на крепкую грудь. Мужские ладони скрипились в замок на её талии, лишая возможности уйти.

Аккуратно прокрутившись в кольце рук, чтобы увидеть его лицо, увидеть те эмоции, которые будут скользить по нему, девушка тихо, перебарывая всхлип, спросила:

— Слова Любавы… думаешь, это правда?

— Да, — ответил Мещеряков, уверенно сверкнув глазами, — Я знаком с твоими родителями и знаю, что они хорошие люди. У меня сильные сомнения, что они могли бросить тебя.

— А Василиса Васильевна? Она, ведь… она заменила мне маму, — протянула Кира, складывая руки на вороте его кофты и чуть сжимая ткань. Для себя она сейчас отметила, что у неё отсутствует одна перчатка, из-за чего её исполосованая розовыми полосами ладонь была замечана и парнем.

— Мы узнаем всю правду. Обещаю.

Легонько, едва ощутимо Артём прикоснулся к горячим щекам, вытерая дорожки слёз. Ему стало не по себе, видя, как ей больно. Хотелось уничтожить всё вокруг, что может причинить ей её. Забрать то, что заставляет сжиматься изнутри. Всё только бы она счастливо улыбнулась. Чтобы у неё всё было хорошо. Хей, разве он многого просит?

Притяжение, что было между ними последние недели, выросло в стократ. Расстояние мучительно медленно сокращалось, будто они давали друг другу время, чтобы передумать. Правда, никто из них не увернулся.

Сладость губ перебивал солоноватый привкус слёз. Детский и в какой-то степени наивный поцелуй продлился всего несколько секунд. За этот недолгий момент сердца обоих чуть было не выскочили из груди.

Женская рука приблизилась к лицу напротив, игриво касаясь каштановых прядей. Тонкие пальцы мягко перебирали его волосы, будто это действие успокаивало её.

— Кир, я… — закончить фразу Мещерякову помешала ладонь, прикрывшая его рот, не давая произнести ни звука.

— Не надо, — проговорила Сменкина, улыбаясь уголками губ, — Я чувствую тоже самое.

***

— Что ж перерыв завершён, а это значит, что матч продолжается! — объявила Алёна, как только поднялась в воздух, — Пока все игроки пытаются влится в игру, я расскажу о некоторых изменениях, которые произошли. Во-первых: Любава, эта противная особа… кхм, я хотела сказать, что её дисквалифицировали за неспортивное поведение и теперь её команда играет в неполном составе. Во-вторых: Шикан пришёл в себя и отделался ушибами и парочкой лёгких переломов. Ну и в-третьих: у нашей команды замена! На позиции третьего загонщика стоит Муромов Илья! Наш новый игрок! Прошу любить и жаловать!

Илья неловко сидел на метле, крепко обвивая её ногами и что есть сил обхватывая основание дрожащими пальцами. Он глубоко дышал, стараясь снять огромное напряжение и неутолимый страх. Янтарный взгляд быстро пробегал по студентам и останавливался на драконах. Огромные огнедышащие ящерицы не предвещали ничего хорошего, особенно когда поддавались в сторону, широко распахнув пасть, чтобы перекусить летающей закуской.

Свист разнесся по стадиону, давая старт «второму тайму». Слушая Рыжову в полуха, Муромов надеялся не упустить какой-либо из двух оставшихся мячей. В мысли вбивалась идея о том, чтобы гнаться именно зелёным. Ведь обездвиживающий мяч — это гарантированая победа. Десять очков! Даже если соперники заберут пламягасительный, то это будет лишь половина баллов от обездвиживающего.

Прямо перед глазами мелькнула зелёная вспышка. Что ж, была не была! Чуть опустив конец метлы вниз, парень стал стремительно набирать скорость. На тренировках он никогда не летал так, быстро, потому что не видел в этом необходимости, но сейчас… сейчас он летел настолько быстро, что картинка перед глазами становилась размазаной.

— Воу! Вы видите это?! — послышался где-то на фоне голос Алёнки, — Муромов гонится за обездвиживающим мячом, а позади, прямо присев ему на метлу, летят Максим и Денис! — услышав о преследовании, парень сильнее прижался к метле. Наклонился так, что казалось, что он уже лежит на ней. Такое движение помогло ему немного добавить скорости и чуть увеличить отрыв, но соперники всё равно дышали прямо в спину. Теперь он это чувствовал, — Держись, Илюха! Я уже лечу!

Внутри отпустило, поняв, что подруга уже мчится на подмогу. Наверняка, и Саша где-то рядом.

Мяч, словно играл со всеми. Иначе как объяснить то, что этот нерадивый остановился возле морды Раркера? Зелёный мяч левитировал между глаз дракона, не давая тому увидеть его и прогтить. Но вот, если мяч он не заметил, то вкусного студента точно не пропустит мимо. Особенно когда он летит прямо в пасть.

Не сбавляя скорости, Илья помчался напролом. Ему хотелось только забрать, взбесивший его, мяч и забросить в глотку огнедышащей твари. Он думал, что обязан доказать сокомандникам, что они не зря выбрали его, соперникам — что он сильный игрок и маг, друзья — что он далеко не трус…

— Что ты делаешь, Илья?! — раздался по стадиону крик Алёны, — Осторожно!

Огромная огненная струя окутала парня, неприятно щипая кожу. Через оранжево-красные язычки он увидел, как Денис и Максим отлетели на противоположный конец поля, а Алёна и Саша были неподалёку, испуганно раскрыв рты. Взглянув через плечо, он также увидел, как Варя и Влад в панике смотрят на него. Волшебница воздуха, что-то кричала ему, рвалась вперёд, но удерживающий её Звягинцев не позволял. Оно и правильно. Если уйдёт с позиции, игра приостановиться и скорее всего, будет переигровка.

«Пф, я маг огня. Забыли?», — довольно хмыкнул в своих мыслях Илья. Противовозгорающая защита, мазь против ожогов — это конечно хорошо, но заклинание о вспитовании огня — ещё лучше. Он непросто так, зазубривал школьную программу.

Его тело загорело тусклыми оранжевым светом, начинавшийся с крававо-красного рубина. Льющийся огненный поток уходил прямо под кожу, не оставляя никаких повреждений. Было лишь противное жжение, но больше ничего.

Янтарные глаза хитро свернули, увидев, что мяч всё ещё находится на месте. Чуть опустив основание, парень рванул с места прямо к морде Раркера.

— Ух, ты ж ёжики! — протянула комментатор, переглядываясь с Абрикосовым, который был в не меньшем шоке, — Вы только посмотрите, что творит Илья. Это ж непрекрытое самоубийство!

Дрогнувшие руки притянули мяч, как раз в тот момент, когда тот решил увельнуть.

— На вот, закуси, ящерица переросток! — крикнул Муромов, кидая обездвиживающий мяч в глотку дракона.

Животное громко закашлило, остановив огненное дыхание. Лапы подкосились, не в состоянии удерживать тело. Громкий хлопок. И дракон поволился на жёлтый газон, издав недовольный рык.

— Победили? — тихо прошептала Алёнка, — Мы победили! Слышите? Мы победили! — её радостный крик подхватили сокомандники, запасники и те, кто болел за их команду, — Илья Муромов забросил обездвиживающий мяч! Наш Илюха!

***

— Илья! — кто-то напрыгнул на парня со спины, крепко обвив его шею руками. И голос, и нежные руки — этого было вполне достаточно, чтобы понять, кто обнял его. Варя, — Как ты? — взволновано поинтересовалась девушка, после того как тот обернулся к ней лицом. Дрожащие ладони пробегали по коже в поиске каких-либо повреждений. Благо, кроме ненормально горячей кожи, ничего не было.

— Я в порядке, — улыбнулся Муромов, перехватывая её руку. Едва сжимая, он продолжал удерживать её, пока волшебница воздуха лепетала, что-то на счёт его здоровья.

— Илья, я в шоке, — улыбчиво протянул Звягинцев, проходя мимо них, — Это было супер. Ты молодец, — подойдя ближе, он пожал ему руку и впервые посмотрел, как на достойного игрока, а не на слабака, — Слушай, ты с Колючкой поаккуратней, а то когда Раркер спалить тебя пытался, она всех порвать хотела. Так, что лучше успокой её, — добавил он, проговорив слова прямо на ухо, что его больше никто не услышал.

После он ещё раз поблагодарил его за хорошую игру и удалился, крикнул напоследок, что проспит все выходные, чтобы придти в себя от произошедшего.

Стадион медленно опустел и вскоре на поле остались только четверо игроков, поздравляющих друг друга с победой.

========== Часть 18 ==========

— То есть тётя Таня и дядя Андрей не виноваты? — в который раз переспросил Илья, в упор смотря на напряженную спину друга. Парень нервно сжимал ладонь Вари, что сидела рядом и пыталась успокоиться, чтобы сейчас же самостоятельно не разобраться с профессорами.

После игры вся компания телепортировалась в комнату, где всё ещё не было ни Киры, ни внезапно исчезнувшего Арта. Там же игроки и узнали о том, что произошло, после того, как они ушли на стадион. Шок от новости цепкими холодными пальцами хвастался за горло, не желая отпускать. Только вот, если парни просто были шокированны и чуть взволнованы состояние обоих двойняшек, то девушки не хотели оставлять всё, как есть. Они рвались в учебное крыло, чтобы приподать всем хороший урок.

Остальные же уже были более менее спокойны разве, что Снежка изредка вздрагивала и тихо шмыгала носом и Вик, стоявший перед единственным окном в комнате, до жути обозлённый и взволнованый.

— Не виноваты, — пробубнил Сменкин, наблюдая, как ладони медленно сжимаются в кулаки, — Виноваты только профессора, — добавил он сквозь плотно сжатые зубы.

— Вик, — тихо, едва слышно позвала его Руднёва, вставая рядом. Горячие ладошки робко накрыли его руки, надеясь таким образом, удержать от необдуманых поступков.

Обернувшись к ней, он сделал несколько глубоких вдохов и таких же глубоких выдохов, приводя мысли в порядок.

А беспокоенность Маши была скрыта лёгкой подбадривающей улыбкой и сверкающими зелёными глазами. Даже в такой эмоциональный момент она сохраняла холодный разум, чем ещё больше восхищала Виктора. Держать баланс между чёткой расчетливостью и сильной чувствительностью непросто, но у неё это выходило потрясающе.

— Я в порядке, правда, — кивнул парень, улыбаясь ей уголками губ, — Надеюсь, и Кира тоже…

***

— Что с твоей рукой? — поинтересовался Артём, перехватывая тонкое запястье. Бледная кожа вплоть до границы одежды покрыта тонкими порезами, а костяшки сбиты до синяков.

Карие глаза с нетипичным испугом взглянули на него, словно моля промолчать. Кира попыталась отступить назад, но обнимавшая её рука не позволила, усилив хватку.

— Не спрашивай, пожалуйста, — тихий, просящий голос никак не переубедил Мещерякова и его волнение, — Я не могу ответить, не могу… не могу…

— Тише, тише, — мягко бормотал парень, начиная гладить её по волосам, пытаясь успокоить. Видимо, спрашивать сейчас, когда она только-только отошла от новостей с родителями — нелучшая идея, — Почему ты не можешь ответить?

Шмыгнув носом, она поддалась вперёд. Сменкиной было тяжело. Её буквально разрывало на куски. Стыд — за слёзы и слабость, страх — за то, что он узнает правду, злость и обида — за семью и… желание быть защищённой кем-то, кроме себя самой.

Артём, в прямом смысле этого слова, чувствовал, как горячие слёзы пропитывают его кофту. Чувствовал, как она содрагается, крепче прижимаясь к нему. Губы что-то беззвучно бормотали, как будто она молила о помощи.

«Что же с тобой происходит?», — металось в его голове, пока он пытался успокоить её. Мягко проводил по волосам и плечам, ни на секунду не выпуская из объятий.

— А-Арт…

— Да? — отозвался парень.

— Ты бы мог причинить… боль тому, кто этого заслуживает? — спросила Кира, с трудом перебарывая сорваный плачем голос. Она чуть отстранилась, чтобы видеть его одновременно сосредоточенное и взволнованое лицо.

— Нет, — ответил Мещеряков, покачав головой, — Не смог бы.

— Почему?

— Мама говорила, всё вернётся бумерангом. Перед тем как что-то сделать, подумай дважды. Мама говорила, оставаться человеком, — тихо пропел парень. Его голос мягкий и бархатный, окутывающий, как пушистый плед. Чарующий и завлекающий, от чего девушке стало безмерно хорошо.

Прикрыв глаза, она чуть улыбнулась. В голове до сих пор слышались строчки песни, отзвучавшие несколько секунд назад и повисшие между ними. Сменкина тщательно, насколько сейчас могла, обдумывала сказанное, а Мещеряков горько улыбался.

— Ты говоришь о ней в прошедшем времени… — заметила она, обращая взгляд на парня, — Почему?

— Она умерла.

— Я… э… прости, я… — забормотала Кира, чувствуя себя до ужаса неловко, задев эту тему.

— Не извиняйся, ты не знала, — подарив возлюбленной милолетный поцелуй, добавил, — Давай вернёмся в академию? — она отрицательно замотала головой. Подрывать свой статус «отличницы со стальными нервами» абсолютно не было желания. Поэтому идти в ужасном виде через всю школу не вариант, — Я позвоню Варе, — добавил Артём, доставая мобильный телефон из кармана джинс.

***

В общей комнате царила тишина, заставившая всех хорошенько обдумать последние события. Ничего конкретного они не говорили, ведь у каждого был лишь маленький кусочек пазла, которым целую картину не сложить. Только одно было ясно точно, что-то крутится вокруг Киры.

Тихая, еле слышная мелодия телефоного звонка встрепенула всех. Громова аккуратно высвободила свою ладонь из руки Муромова, который не отпускал её ни на секунду, и обратила своё внимание на телефон. Прочитав имя контакта, она резко подскачила и поспешно ответила.

— Где ты? Киры так и нет… — заторотила девушка, пока её не поребили.

— Она со мной, — проговорил Мещеряков. Хоть Варя и не видела его, но посмела предположить, что тот улыбается, — Можешь телепортировать нас?

— Конечно, — она довольно ухмыльнулась, уперев свободную руку в бок, — Где вы? — уточнила она, решив оставить лишние вопросы по типу, как они оказались вместе и тому подобное на потом.

— Озеро, — ответил Артём, завершая звонок.

— Озеро? — глухо повторила Варвара, щёлкая пальцами и исчезая.

Остальным ничего не оставалось, кроме как терпеливо дожидаться друзей. Сменкина едва заметно потрясывало, что не укрылось от зорких глаз Руднёвой. Она решила не отходить от него, чтобы в случае чего перехватить его и не допустить ошибок. То, что такой исход возможен она не отрицала, всё-таки он переживает за свою сестру и уже доказывает, что готов стоять за неё до конца.

Малиновые искры ярко осветили пространство, из-за чего все сильно зажмурились или просто прикрыли глаза ладонями. Когда же всё рассеялось, то они наконец-то увидели своих друзей. Мещеряков приобнимал Сменкину за плечи, отпуская руку Громовой. Что Варя, что Арт — оба встревоженно поглядывали на подругу, которая, выскользнув из объятий, направилась в свою комнату, бросив на последок:

— Я пойду отдохну немного.

Вик сделал неуверенный шаг в её сторону, но был остановлен Машей. Та мотала головой, словно говорила о том, чтобы он повременил с беседой и дал и себе, и ей остыть.

Как только дверь за Кирой захлопнулась, то Артём быстро, но тихо заговорил:

— Нам нужно поговорить.

***

— Ты серьёзно считаешь, что она что-то скрывает? — переспросила Алёна, медленно потягивая свой излюбленный напиток и складывая ноги на прикроватную тумбу.

Компания закрылась в комнате Рыжовой, чтобы их разговор не был услышан Кирой. Они на протяжении получаса слушали Мещерякова, который ловко обходил стороной тему недавно начатых отношений. Делясь своими догадками о поведении своей девушки и произошедшем на озере, он уловил перемены в лицах большинства. Понятно, ни он один стал замечать странности.

— Да, — проговорил Артём, упираясь взглядом в пол, — Её рука в огромном количестве порезов, некоторые из них явно свежие. Но откуда они она не сказала, — не прекращая говорить, он вытащил из отопыренного кармана джинс женскую перчатку, — Здесь что-то не так, плюс замешан ещё кто-то.

— Знаете, что ещё странно? — вступила в беседу Маша. После лёгких кивков, требующих продолжения, она добавила, — Кира мастер защитной магии и могла в два счета подхватить Шикана. Без обид, Фил, — парень отмахнулся, как будто говоря, какие могут быть обиды.

— Она могла расстерятся, как мы с Алёнкой.

— Тогда бы она не успела сообразить и обратиться Филу, — запротистовала Руднёва, придавая своему виду серьёзности и строгости.

— Стоп, давайте так, — быстро затороторил Муромов, вылетая на середину комнаты, пытаясь предотвратить возможную ссору, — Что мы имеем? Её рука в порезах, она внезапно похудела, перестала пользоваться побочной магией, теряет контроль над основной…

— И гуляет по ночам. Ой! — ляпнул Черных, после чего резко зажал себе рот. Он выглядел виноватым из-за того, что не смог удержать доверенный секрет за зубами.

— Где? — сразу спросил Саша, пиля друга вопросительным взглядом.

— Я не знаю. Кира и так обещала выбросить меня в окно, если проболтаюсь.

Решив больше не мучить Филиппа, ребята разошлись по комнатам. Каждый обдумывал разговор и делал для себя некоторые пометки насчёт общей подруги, у которой похоже есть свои секреты.

========== Часть 19 ==========

На следующий день Кира успешно проспала все занятия, да и встречу с Еленой Викторовной тоже. Что ж истерика дала свои плоды, причём не только в виде опухшего лица, но в виде апатии. Не было ни сил, ни желания что-либо делать, а вещи просто валились из рук.

Ребята же пришли к выводу, последить за подругой, чтобы выявить причины её поведения.

Забытую перчатку Артём отдал девушке сразу, как только закончился разговор с друзьями, сказав, что не будет вновь расспрашивать её, если она этого не хочет. Сменкина поблагодарила его и за этот поступок и за то, что он не давит, прося невозможное.

В данный момент вся компания собралась в общей комнате по призыву и пинку Алёны. Стоя посередине помещения и уперев руки в бока, она выжидающе смотрела на друзей, терпеливо дожидаясь их слов.

— Может не сегодня? — устало протянул Саша, натягивая на лицо просящее выражение и складывая руки в молитвенном жесте.

— Ещё, как сегодня! — прикрикнула девушка. Пойдя к другу, она цепко ухватилась за ворот его рубашки и потянула на себя, заставляя подняться на ноги, — И вообще, если ты забыл, то напоминаю, — продержав секундную паузу, она продолжила, но уже более громким тоном, — Ты обещал выполнять всё, что я пожелаю. Так, что я хочу, чтобы ты уговорил всех пойти вместе с нами на тренировку.

Издав глухой рык, несчастный принялся за желание. Что ж раз сказал, то будь добр выполнить. Около десяти минут Абрикосов распинался перед ребятами, рассказывая, как классно они проведут время. Те же ни в какую не соглашались, словно специально изводя парня, который из шкуры вон лез, лишь бы угодить Рыжовой. Казалось он готов в лепешку разбиться или ковриком растелиться у её ног, хотя… может, так и есть?

С того неловкого случая в столовой, что произошел за неделю до приезда парней в академию, много воды утекло. Они оба уже на триста раз перевернули ту ситуацию, высмеяв её, как только можно. Да и дружить им нравится намного больше, чем враждовать.

— Ладно, идём, — произнесла, наконец, Громова, которой надоело наблюдать за мучениями друга. Махнув рукой, она призвала всех за собой, не принимая отказов.

— Ну, вот, видишь, — усмехнулась Рыжова, хлопнув в ладоши, — Можешь же, когда хочешь, — чуть приподнявшись на носочках, девушка легко, невисомо и игриво прикоснулась губами к его щеки. После чего в припрыжку умчалась за компанией.

Протянув неопределённый звук, Александр с самой глупой улыбкой, какой только можно добиться, пошёл следом за теми, кто уже ушёл в сторону тренеровочного зала.

В помещении остались лишь Фил и Снежка, остановленная парнем. Поглядывая на сожителя, девушка легонько улыбалась, ожидая его дальнейших слов или действий. Филипп же был взволнован, его даже едва заметно потрясывало от напряжения.

— Снежок, я… хотел сказать это ещё вчера, но из-за всего произошедшего просто сил не было, — бормотал он, нервно потирая затылок, — Поэтому говорю сейчас, — подняв взгляд на Морозову, он продолжил, — Я люблю тебя! — чуть не выкрикнул Черных.

Что за чувство окутывает человека, когда мечты, о который он долго грезил, сбываются? Снежана, к примеру, почувствовала облегчение. С неё, как будто упал тяжеленный камень, мешавший спокойно жить и радоваться мелочам жизни. Улыбка появилась на лице сама собой.

— Я т-тоже тебя л-люблю, — отозвалась она чуть дрогнувшим голосом.

— Серьёзно? — переспросил Фил, дабы убедиться, что всё происходящие не плод его воображения. Лёгкий кивок со стороны заставил его выдохнуть и спокойно улыбнуться.

«А Кира-то была права», — пробежала мысль в его голове, пока он сам, обняв девушку за талию, немного приподнял над полом и несильно покружил. Из-за этого Снежке пришлось обхватить парня за плечи, заливаясь яркой краской, казалось всё её лицо безудержно пылает.

— Пойдём скорее за ребятами, — сказала Морозова, когда её ноги вновь каснулись пола. После чего недождавшись ответа, побежала в сторону тренировочного зала, взяв Филиппа за руку.

Он не пытался выдернуть ладонь, не пытался предложить что-то другое. Он лишь счастливо шёл за своей возлюбленной.

***

— Какие люди! — встретил ребят протяжный, с едва уловимыми нотками сарказма голос, что принадлежал профессору боевых искусств — Ларсену, — Неужели, сама Сменкина решила заскочить сюда!

Со стороны девушки послышался тяжёлый и в какой-то степени виноватый вздох. Не поднимая глаз, она мимолетно поздоровалась с учителем и прошла к оружейной стойке. Пальцы, облачённые в тонкую ткань, плавно заскользили по рукояткам оружия. Меч и ножи не так сильно привлекали её внимание, как пистолеты или хитроумные арбалеты. Ей всегда лучше удавалось держать противника на расстоянии, нежели идти в ближний бой.

— Эй, Кир! — окликнула её Рыжова, что уже заняла дальнюю арену, — Давай, друг против друга, как раньше? — предложила она, растягивая на лице непринуждённую улыбку, — Начнём на руках, а дальше призовём мечи, окей?

«Соглашайся! Я должна убедиться, что ты не используешь побочную магию!», — отразилось в голове волшебницы огня. Внутри всё полыхало, а снаружи не было ничего, кроме небрежности.

Недолго поразмыслив над предложением и обернувшись на друзей, которые подталкивали её согласиться, Сменкина кивнула. Расстояние до арены было минимальным, но для неё оно с каждым шагов увеличивалось. Ноги стали ватными. Голова болезненно запульсировала толи от страха, толи от неизвестности. А всё остальное тело было, как у трипичной куклы.

В зале абсолютная тишина, которая сжимала со всех сторон, казалось все обратили внимание на девушек.

— У тебя такой видок, словно ты уже готова проиграть, — съязвила Алёна, решившая разрядить обстановку.

— Прости, не сегодня, — в той же манере отозвалась Кира, старательно отодвигая на второй план все свои заботы и тревоги, — Начнём на счёт три. Раз, — она медленно начала отсчёт, вставая чётко напротив подруги, — Два, — тела обоих напрягаются для дальнейшего боя, — Три!

Рыжова первой сократила расстояние, решая сделать подсечку нерешительному противнику. Крепко ухватив за плечи, её нога потянулась к чужой голени, намереваясь зацепить и повалить на пол. Не вышло. Всё-таки Сменкина знакома с ней с малого возраста и знала все её излюбленные маневры.

Немного наклонившись, буквально нырнув под хрупкую руку, Кира, что есть сил, перекинула волшебницу огня через свою спину. Та не упала, как ожидалось, а мягко приземлилась на ноги, на ходу призывая оружие. Вытянув в сторону руку, девушка быстро щёлкнула пальцами. Яркие красно-жёлтые искры осветили ладонь, а после почти через секунду испарились, демонстрируя изящный клинок. Позолоченная рукоятка удобно расположилась в руке, рассекая воздух длинным, тонким лезвием.

Тяжело дыша из-за выброса, волшебница тьмы растерянно взглянула на подругу. В голове мелькнуло осознание того, что та ждёт похожего хода и от неё. Зубы опасно заскрипели, переодично прикусывая то губы, то внутреннюю сторону щеки. Кулаки сжимались и разжимались сами собой, пытаясь снять накатывающее напряжение.

«Мы же только начали, Алён! Зачем? Я не могу… сейчас…», — бегали на перебой мысли, пока Сменкина, не двигаясь наблюдала за медленно надвигающим соперником. Та, словно давала ей шанс принять правильное решение.

«Ты слабее, чем кажешься».

Грозно рыкнув, девушка щёлкнула пальцами, призывая свой клинок. Ловко крутя в руке возникшее оружие, она уловила взгляд подруги, которая остановилась в паре шагов от неё.

Ладонь, сжимавшая рукоятку меча, едва заметно дернулась от неожиданности. Ощущение будто, кто дразнившим движением проводит ножем по коже, переодично меняя силу нажима. Горячие тонкие струи крови промакивали ткань перчатки, оставляя на металлической поверхности маленькие разводы.

Дыхание участились. Сердце стало биться в разы быстрее. И Алёна решилась на резкий выпад. Ребром меча она ударила по кисти руки, что держала оружие. Удар вышел не таким сильным, чтобы разжать пальцы, но достаточный, чтобы вызвать неприятную пульсацию.

Сменкина старалась сосредоточиться на бое, выдвигая вперёд жажду победы. Бешенную жажду, что возникла из ниоткуда.

Поддавшись вперёд, она вскинула меч. Звон и скрежет скрещенных клинков отзывался в ушах.

— Значит, сдаваться ты не намерена? — спросила Рыжова, упев подловить момент, когда они оказались максимально близко. По веснушечтому лицу пробежала довольная и спокойная ухмылка.

— Сдаются только слабые, — отчеканила Кира, преодолевая тяжёлый вздох, задержавшийся где-то в груди, — Я не такая, — добавила она, скорее пытаясь убедить в этих словах себя, нежели подругу.

В ответ на это Алёна, воспользовавшись моментом, всё же смогла повалить ту на маты. Меч отлетел в дальний угол арены, а сама девушка зашипела от неожиданного маневра. Чуть прикрытыми глазами Сменкина увидела клинок, направленный острием прямо ей в шею.

— Парой сдаться — лучший исход, — проговорила волшебница огня, смотря на расстерянную соперницу.

«Какой смысл от магии, если ты даже не можешь использовать её?».

Кулаки сжались сами собой, а на лице отразился дурной оскал, не предвещавший ничего хорошего.

— Лучший исход — это победа. Иначе, зачем всё старания и муки? — отозвалась Кира, своим уже практически забытым безразличным тоном. Её раздражал не меч, что при одном неловком движении пройдёт сквозь глотку, а весомая возможность остаться в проигравших. Ужаснее участи для лучшего из лучших и не придумаешь. Но она ведь не готова упасть в грязь лицом?

Щелчок пальцев вызвал сияние обсидиановой подвески, фиолетовые искры которой стали быстро обволакивать тело волшебницы тьмы. Пара секунд и она просто растворилась в воздухе, оставив Рыжову озираться по сторонам, в надежде заметить хотя бы маленький прокол подруги.

— Меч, — одними губами прошептала Алёна, резко оборачиваясь к лежавшему в углу оружию, а после и вовсе срываясь с места. Сократив незначительное расстояние в несколько шагов, она уж было хотела ухватится за рукоятку, но не успела. Меч растворился, едва её рука успела каснуться его.

Недовольно оскалевшись, девушке вновь пришлось осматриваться вокруг. Но теперь сомнений не было, она знала где Кира. Услышала тихие шаги, тяжелое дыхание, глухой звон клинка, который словно выскальзывал из рук.

Рыжова не двигалась, ожидая действий подруги. Новая яркая вспышка, заставила прикрыть глаза, но зато когда она вновь раскрыла их, то ощутила крепкую хватку со спины и холодный металл у горла. Ладони, удерживающие её запястья, были холодными, влажными и липкими.

— Если ты не первый, ты проиграл. А если ты проиграл, то ты слаб, — послышался позади уставший голос Сменкиной.

— Тебе стоит пересмотреть приоритеты, — хмыкнула Алёнка.

— Кира! — окликнул волшебницу тьмы её куратор — Моргарт. Мужчина опирался о стену, напротив арены девочек, и скучающим взглядом смотрел на свою студентку. Сколько он уже находится в зале, не ясно. Сколько успел увидеть — тоже, — Тебя ждёт Василиса Васильевна, прямо сейчас, — проговорил он, идя к выходу, — И кстати, исчезновение выполнила ужасно. Тебе следует больше практиковаться, — добавил он, перед тем как окончательно покинул помещение.

Кира раздражённо шикнула, отпуская подругу. Её трясло и от боя, и от слов профессора, и от накатившего магического истощения. Как она ещё держалась на ногах — загадка. С состоянием, в котором она находится последнее время, её бы уже отправили на больничную койку. Но девушка держалась изо всех сил. Она пыталась просто не замечать дрожи, усталости и даже рукоятки, исчезающего в воздухе, меча, что была в бледно-красных разводах.

========== Часть 20 ==========

Комментарий к Часть 20

Эта глава была для меня очень тяжёлой и переписывалась она несколько раз. Надеюсь, что её финальный вариант вам понравится)

Приятного чтения❤️

— Кира, — неуверенно пробубнила Алёна, попытавшись вырвать подругу из накативших на мыслей. Робко, едва ощутимо она каснулась её плеч и встряхнула.

Слова Моргарта были неприятны даже ей, волшебнице огня, что видела его не больше одного раза в неделю, что уж говорить о Сменкиной. О пренебрежительном отношении профессора к своим студентам Рыжова знала не понаслышке. Кроме того, она прекрасно помнила, как её — тогда ещё маленькая подруга проводила дни напролёт в библиотеке, ища в книгах помощь в развитии магии. Помнила, как та переживала перед итоговыми экзаменами, выпивая гору успокоительного.

Сейчас видя, как одна небрежная фраза Моргарта легко выбила Киру из колеи, её сердце болезненно сжималось. Почему он не может хотя бы раз похвалить того, кто стал мастером тёмной магии?

— Мне нужно идти, — сухо с тяжёлым вздохом проговорила Сменкина, держа каменное, не пробиваемое выражение лица, — Василиса Васильевна ждёт, — хмыкнув, она добавила, — И кажется, я знаю о чём пойдёт разговор.

Даже не взглянув в сторону друзей, девушка пошла к выходу. Медленно ступая по полу, чувствовала, как еле заметно трясутся колени. Каждый шаг давался труднее предыдущего, но внешне она никак этого не выдавала, словно боль проходила сквозь неё.

— Сменкина, стой! — послышался голос профессора Ларсена. Мужчина быстрым шагом нагнал ученицу и, подстроившись под её темп, вновь заговорил, — Не переживай из-за Моргарта, — он говорил тихо, как будто опасаясь, что коллега может неожиданно появиться перед ними, — Сама ведь знаешь, что в магии тьмы тебе нет равных. Ну, а бой вышел, конечно, неидеально, потому что тренировки нужно посещать регулярно…

— У меня проблемы, поэтому я не приходила, — виновато понурив голову, Кира ускорилась, скрываясь за дверью.

***

Время, потраченное на дорогу до кабинета директора, мучительно тянулось, испытывая уже пошатнувшееся терпение. В голову бесперестано лезли самые отвратные мысли, от которых хотелось поскорее избавиться, дабы не сойти с ума. Тело сковывало от любых резкий движений, конечности пульсировали, а новые порезы на ладонях жгли.

Сейчас стоя под дверью, Кира глубоко вздохнула. Поперёк горла неожиданно встал ком, из-за чего девушка поспешила растегнуть одну пуговицу на рубашке, что пришла на смену грязной и потной одежде.

— Можно? — голос неприятно хрипнул, но съакцентировать на нём внимание она не успела. Ведь ответ последовал незамедлительно.

Как только она перешагнула через порог, её тут же встретило приветливое угуканье. Повернув голову в сторону звука, на лице мгновенно появилась уставшая улыбка. Белоснежная сова — Букля, разносившая будущим первокурсникам письма и проводившая их к директору, сидела на краю стеллажа. Золотистые глазки добродушно поглядывали на девушку, узнав в ней старую знакомую, что переодично подлечивала её.

— Присаживайся, Кира, — строго произнесла Василиса Васильевна, отвлекая студентку от совы.

«Так, значит, я была права», — Сменкина мысленно фыркнула, подходя к столу и смотря на наглую ухмылку.

Любава отклонилась на стуле, натягивая на лицо наиграно испуганное выражение. Когда волшебница тьмы подошла ближе, та поспешила пересесть от неё на несколько стульев.

— Кира, — обратилась к ней директор. В ней не было ни капли добродушия и искренности, лишь раздражение, — Сегодня Любава пришла ко мне с довольно странным сообщением о том, что ты использовала свою силу на ней. Это правда?

— Нет, — уверенно проговорила девушка, стараясь держать при себе всё эмоции, дабы ни Василиса Васильевна, ни её куратор ничего не заподозрили. Нет, а что? Она не самоубийца в конце-то концов, чтобы выдавать себя с головой. Получать наказание за нарушеное правило, ой-как не хотелось.

— Неправда! — выкрикнула Любава, подскакивая на месте, — Она лжёт!

Карие глаза устрашающе свернули, как бы намекая о сказанной в тот день фразе. Скальзнувшая по лицу усмешка же лишь подкрипило эффект.

Любава нервно сглотнула, медленно опускаясь на стул и с трудом выдавливая из себя:

— Я хотела сказать, что она путает и…

— Василиса Васильевна, я думаю, тут понятно кто врёт, а кто говорит правду, — вступил в беседу, молчавший до сего момента, Моргарт. Хоть он и смотрел исключительно на директора, на Киру всё равно напало чувство, что он обращается к ней. Мужчина, словно знал всё, но не хотел этого демонстрировать.

— Подождите, я… — женщина уже было начала протестовать, но была перебита.

— Вы ставите под сомнения слова моей ученицы, доверяя своей, директор?

— Девочки, можете идти, — Василиса Васильевна небрежно махнула рукой, требуя студентов немедленно уходить.

Любава, решившая не выводить профессоров на лишние эмоции, моментально соскачила с места и выскользнула за дверь. Проходя мимо Сменкиной, девушка отошла от её стула минимум на два шага, всё ещё опасаясь немой угрозы.

Вслед за ней медленно, как будто желая уловить хотя бы начало предсказуемого спора, поплелась и Кира. Уже держась за дверную ручку, она ощутила на спине ледяной, пробирающий до самых костей взгляд. Тело непроизвольно дёрнулось, пытаясь уберечь от чего-то неизвестного. Резко и быстро девушка выскочила из кабинета.

Зайдя за первый попавшийся поворот, Сменкина оперлась о стену и сползла по ней вниз. Прижав ноги, как можно ближе к телу, она спрятала лицо в коленях.

— Кира! — послышался вскрик нескольких голосов, чьи обладатели сразу же оказались рядом с ней.

— Что случилось?

— Всё в порядке, братец, — глухо отозвалась девушка, поднимая голову, — Я… просто ждала профессора и чуть не задремала, — добавила она.

— Так, зачем тебя вызвали? — поинтересовался Артём, падая рядом с ней. Зелёные глаза взволновано, заботливо и, как-то по-Мещеряковски смотрели на неё. Ясно, не поверил. Хотя… кто, вообще, способен поверить в сказанный бред.

Тёплая, со множеством мозолей ладонь накрыла её руку. Он едва сжимал её, волнами собирая тонкую ткань перчаток. Ранее неизвестное чувство накрыло обоих, заставляя забыть о присутствии друзей.

— Любава, — стоявший в горле ком, препятствовал свободному выходу слов, — Решила рассказать Василисе Васильевне о произошедшем.

— И… она поверила ей? — спросил Саша.

Сменкина кивнула.

— Но она знает тебя с пяти лет, — возмутился Илья, разводя руками от непонимания и злобы, — Почему она поверила ей, а не тебе?

— Потому что, директор — куратор факультета воды, а Любава — её студентка, — начала объяснения Снежка. Правда, сказанные ею слова все упускали из внимания, зацикливаясь на… на том, что она стояла в объятиях Фила! — Какой бы не был куратор, своего ученика он защитит от чужих нападок.

— Сменкина!

Пошатываясь, волшебница тьмы поднялась на ноги, нехотя вырвав ладонь из руки Арта.

Моргарт, в миг оказавшийся перед студенткой, казался страшно разьярённым. Голубые глаза метали молнии. Рот сжался в тонкую линию. Это и многое другое демонстрировало его невесёлый настрой.

— Да, профессор? — голос постепенно становился безвольным и покорным.

— Василиса Васильевна поверила тебе, — заговорил мужчина, смотря на неё сверху вниз. Он, словно пытался превратить её в ничтожную песчинку, какой она и была рядом с ним, — Но не я. Говори правду. Зачем ты использовала заклинание подчинения? Что ты хотела у неё выведать? — с каждым словом напор увеличивался, отчего Сменкина отступала назад.

— Я сказала… правду.

Фыркнув, мужчина вытянул вперёд руку и каснулся стыка плеча и шеи. Длинные костлявые пальцы чуть ли не впивались в бледную кожу, вызывая покраснения.

— Эй! Вы что делаете?! — воскликнула Варя, смотря на всё с округлившимися от ужаса глазами, — Отпустите её!

Ребята хотели ступить между ними, дабы вытащить свою подругу, но не успели, ведь заклинание уже было активировано. Голубые глаза педагога затянулись чёрным пигментом.

— Ты использовала заклинание подчинения на Любаве? — зазвучал безэмоциональный вопрос профессора.

Плечи безнадёжно задергались, надеясь скинуть чужую руку. Виски запульсировали, вызывая в голове невыносимую тяжесть. А глаза отчасти заволокло пеленой, из-за чего веки потянуло вниз.

— Нет… — тихо отозвалась Кира.

— Что? — пробубнил Моргарт, поражаясь ответом. Пальцы сильнее ухватились за шею.

— Я… сказала… нет! — выкрикнула она, собирая остаток сил. В области ключиц стал стремительно собираться яркий пучок света, смотреть на который было невозможно, поэтому все поспешили зажмуриться.

Через несколько секунд до ребят отдалённо долетел хлопающий звук, а когда свет рассеялся они увидели чему он принадлежал. Профессор находился в противоположном конце коридора, потеряв сознание от сильного удара о стену.

— Вау! Круто! — восторженно проговорил Черных, смотря на мужчину с самодовольной ухмылкой. Он не понравился Филиппу после первого занятия, когда начал цеплялся к абсолютно каждому слову студентов. Из-за этого его теперешное положение несказанно радовало парня.

Фразы друга долетели до Сменкиной отрывочно, словно с трудом пробиваясь через каменую стену. В её ушах звучал лишь оглушительный звон, подкреплявший пульсацию в висках. Не понимая, что происходит, окончательно теряла ускальзывающую реальность. Как ей показалось, она лишь на секунду прикрыла глаза, но уже проволилась во тьму.

Комментарий к Часть 20

Спасибо за прочтение❤️

Ну, как думаете, что ждёт героев дальше? Какие догадки оправдались или наоборот, оказались ложными? Делитесь в комментариях🥀

========== Часть 21 ==========

Попав в забвение, ты что-нибудь ощущаешь? Навряд ли. Голова отключается, мгновенно избавляясь от всех мыслей без разбора. Какие-то из них после, как ни в чём не бывало вернуться, а какие-то навсегда исчезнут из памяти. Жаль. Хотя… может, оно и к лучшему?

В этом странном и необъяснимом месте ты не встретишь никаких обещанных проводников, которые должны помочь разобраться во всех тонкостях. Ты должен полагаться только на себя и никого больше. Ты сам должен принять решение: жить или умереть.

***

Влажные аметистовые глаза испуганно метались от одной фигуры к другой, боясь надолго задерживаться на ком-либо. Когда девушка вновь оборачивалась к бессознательной подруге, то невольно вздрагивала и отвочивалась, чувствуя, как голову начинают посещать навязчивые мысли. Рука на автомате крепко ухватилась за ладонь, рядом стоящего, Ильи.

— Тш, — едва слышно протянул парень, по удобней обхватывая её маленькую ладошку и переплетая их пальцы, — Всё будет хорошо, — добавил он, улыбаясь уголками губ, надеясь увидеть нечто похожее и на её лице.

— А если нет? — также шёпотом уточнила Варя.

Она, как и остальные девочки, прекрасно знала природу того яркого оталкивающего луча, что неосознанно применила Сменкина. Маг тьмы применил магию света. Было бы великолепно, если бы не было так, печально. О том, какие Киру ждут последствия Громова имела размытое представление. Ведь изучать противоположную магию равно самоубийству. Таким магам открыта только одна дорога, которая ведёт прямо в гроб.

— Не думай о плохом, — Муромов продолжал дарить свою улыбку, как будто это антидепрессант, что поможет ей выкарабкаться из депрессии, — Слышала теорию о том, что Вселенная дарит нам именно, то о чём мы думаем? — девушка кивнула, хотя тонкие брови всё равно вопросительно поднялись вверх, — Так, вот, подумай о том, как Кира открывает глаза или как всё произошедшее оказывается лишь сном.

Она послушалась. Прикрыла глаза, представив, как вся их компания весело проводит время на Рождественском балу. Как кружат в танце юбки блестящих платьев. Как кавалеры поправляют рубашки и галстуки, улыбаясь дамам очаровательными улыбками.

— Пульс едва прощупывается, — в её мысли пробрался дрогнувший голос Маши, — Нужно в медкрыло, — добавила она, обращаясь к Варе.

— А с этим что делать? — донесся с другого конца коридора вопрос Рыжовой.

Она вместе с Сашей, Снежкой и Филом осматривала профессора, надеясь, что тот несильно пострадал после заклинания. Но Моргарт, в отличие от Киры, отделался лишь незначительными ушибами и временной потерей сознания.

Руднёва только отмахнулась, не желая думать о кураторе тёмных магов. Девушка немного отошла, позволяя Мещерякову поднять подругу на руки. Девечье тело казалось безжизненой оболочкой без чувств и эмоций, что сильной пугало. На лице расслабленное, нейтральное выражение. Губы плотно сомкнуты и лишь ресницы еле заметно поддрагивали, показывая, что та ещё жива.

Друзья вмиг оказались рядом. Кто-то ухватил Артёма за плечи, готовясь к скорой телепортации.

***

— Прекрати вести себя, как маленький ребёнок, — строго протянула миловидная девушка, обращаясь к Шикану.

Он недовольно морщил нос, отводил лицо, фыркал, но рта не раскрывал. То лекарство, которое ему пытались впихнуть было ужасным по всем параметрам: неапетитным по внешнему виду, отвратным по запаху, а про вкус и говорить нечего. Это словно сувокупность всех самых нелюбимых продуктов парня.

— Я нормально себя веду, но это, — проговорил он, вновь отводя лицо в противоположном от чаши направлении, — Валь, извини, хуже это ничего нет, — прикрыв рот ладонью, надеялся, что девушка прекратит мучится его.

— Поверь, я знаю, — выдохнула Валентина, ставя лекарство на прикроватную тумбу, — Но это поможет тебе быстрее восстановиться и начать вновь играть.

Валя Новикова — дочь Ларсена и Лоры, а также племянница Елены Викторовны. Девушка, если можно так выразиться потомственная волшебница, которая как и мать, получила маленький малахит. Талантливая и сообразительная — эти и многие другие личностные качества помогли ей получить от директора разрешение помогать Лоре в медкрыле. В неучебное время, разумеется.

После произошедшего на матче по квиддичу Новиковой поручили заботиться о Шикане и поставить его ноги, как можно скорее. Это получается не так легко, как ожидалось, хотя бы из-за его упёртого характера.

Помещение исказили малиновые искры, которые рассеялись также быстро, как и появились, оставив после себя компанию друзей. Бледные, напуганые, как маленькие котята, они осмотрелись вокруг, найдя помимо себя лишь двух человек.

— О, какие люди, — задорно протянул Шикан, чей весёлый настрой мгновенно испорился, стоило ему заметить состояние одной из подруг, — Что с Кирой? — в ответ молчание.

Маша и Снежка вышли перед ребятами, к одной из ближайших кроватей. Поправили подушку и откинули одеяло, ожидая Артёма. Тот аккуратно положил Сменкину на постель, заботливо укрывая покрывалом.

— Где тётя Лора? — спросила Алёна, оглядываясь на Валю.

Выйдя из шокового состояния, Новикова пробормотала, что сейчас позовёт её. Быстро перебирая ногами, она побежала к кабинету матери, что находился не подалёку от медкрыла.

— Я за Еленой Викторовной, — пробубнила Варя, щёлкая пальцами и испаряясь из помещения.

— А Елена Викторовна нам зачем? — поинтересовался Филипп, оглядываясь на девушек.

— Тот луч — это заклинание из арсенала магов света, — затороторила Руднёва, перебарывая ком, вставший поперёк горла, — Похоже, на отторжение от тьмы. Его применяют для обороны от тёмных магов.

Самое страшное для ребят в сложившейся ситуации — это непонимание. Никто из них не понимал зачем и для чего Кире была нужна данная магия. Не понимали есть шанс у их сильной подруги выкарабкаться или она, так и остаётся в небытие.

Те считанные истории, которые уже успели услышать первокурсники, имели плачевный финал. Волшебника, изучавшего противоположную магию, разъедало. Каждое заклинание отзывалось болью во всём теле и продолжалось до тех пор, пока маг не терял сознание, чтобы уйти в мир иной.

Вик резко покрутил головой, выкидывая плохие мысли. На ватных ногах подошёл кровати и осторожно присел на край. Глаза растерянно скользили по спокойному лицу сестры.

«Что ты, чёрт возьми, натворила?!».

Двери помещения открылись почти одновременно с искрами телепортации. Обе женщины безмолвно встали по обеим сторонам постели.

— Лена? — позвала профессора целитель — Лора.

Та не отозвалась, лишь поднесла ладонь к лицу ученицы, мягко убирая с глаз фиолетовую чёлку. Внутри всё ныло, словно натертые мозоли. И как она только допустила такое?

— Ты так, хотела выиграть и проиграла себя, — одними губами проговорила Елена Викторовна. Шёпот был настолько тихим, что сказанного не услышал никто.

Приглушённый жёлтый свет стал медленно обвалакивать тело Киры. В области запястей, груди и головы цвет магии становился всё более и более ярким. В течении нескольких минут Лора продолжала водить руками над девушкой, переодично морща и корча лицо. В скорее она сдалась. Завершила заклинание и с грустными глазами повернулась к ученикам.

— Магия исцеления здесь бессильна, — она покачала головой и поспешила разъяснить причины, — Её раны не физические и это плохо. Я думаю, ей осталось не больше недели.

Шок. Первое, что почувствовали ребята. Их как будто парализовало, не давая пошевелиться или даже дышать. Сейчас как никогда хотелось думать, что всё происходящее нереально и является сном, но… реальность порой бывает черезчур жестокой. Её абсолютно не заботят чужие заботы и переживания. Ей не важно какую боль испытывают люди от потерь близких.

— Скажите, пожалуйста, есть ли хотя бы маленький шанс? — спросил Сменкин через плотно сжатые зубы. Он не намерен сдаваться, если есть способ, даже самый глупый и нелепый, чтобы спасти её, он готов воспользоваться им.

— В истории магии указал только один случай, когда волшебник остался жив, после использования противоположной магии, — подала голос Елена Викторовна, понурив голову, чувствуя свою вину за произошедшее, — Но как он это сделал мне неизвестно.

— Нужно поговорить с папой, — тихо проговорила Валя, сидевшая на краю кровати Шикана. Поглядывая на компанию сочувствующим взглядом, она закончила свою мысль, — Не зря же он преподаёт историю, — лёгкие благодарственные кивки заставили её чуть улыбнуться.

***

«Где я?».

Голова болела, грозясь расколоться на несколько частей. Тянувший со всех сторон, холод обвалакивал тело, из-за чего приходилось сжиматься, дабы подарить себе немного тепла. Вокруг туман, такой плотный, что ничего кроме своего собственного носа, да и не видно.

— Эй! Что это за место, чёрт возьми?! — крикнула девушка, поднимаясь с поверхности, которую и полом-то назвать сложно, скорее с облака. Большого, мягкого, но ледяного.

Делая осторожные, мелкие шаги, она просто зашагала вперёд, надеясь, что туман вскоре рассеиться или дальше встречается кто-то, кто объяснит ей всё происходящее.

— Ну и где вы спрятались, негодники?

========== Часть 22 ==========

Всё столповторение, что находилось в медкрыле всего несколько минут назад, медленно разошлось, оставив в помещении лишь Шикана и Арта. Парни молчали, редко перебрасываясь короткими взглядами, что по итогу сводились на Кире. Они не так хорошо знакомы, чтобы без умолку болтать, да и ситуация была не из самых лучших. Сейчас трудно подбирать слова, которые при любой попытке застревали в горле.

Зато Сменкина — само спокойствие, коим она никогда не была. Быстрая, рискованая, сначала делает потом думает… м-да, лишь маленький список синонимов к её личности. Но самая главная её черта — скрытность. Исходя из последней ситуации, стало понятно — эта девушка ни кому не открывалась до конца. Словно боясь, она выстраивала вокруг себя незримый барьер из недосказаности.

Короткие волосы мягкими волнами рассыпаны по подушке, переливаясь от тёплого света ламп. Игривая фиолетовая прядка продолжала подчёркивать овал лица, делая контраст между чёрными локонами и белоснежной кожей не таким явным. Ресницы едва заметно поддрагивали, даря надежду на благоприятный исход. Ладони, что впервые за довольно продолжительное время были без перчаток, Мещеряков рефлектно сжимал, иногда проводя пальцами по линиям порезов.

— Она дорога тебе? — неожиданно заговорил Шикан, тихо наблюдавший за ним. Видя всю ту робость и беспокойство со стороны первокурсника, ему и самому на душе становилось непривычно тепло и боязно.

Последовал лёгкий кивок, на который едва хватало сил. Его, словно выжили как лимон. Эмоциональное состояние было сильно похоже на это простое словосочетание, не имевшего огромного смысла в данной ситуации.

— Это заметно, — хмыкнул Шикан, чуть морщась от накатившей боли в области груди. Лекарственные настойки и заклинания Вали помогали ранам быстро заживать, но строго прописаный постельный режим отменять никто не собирался, — Твоё переживание видно невооружённым глазом, — добавил парень, рассматривая белый потолок, словно ловил написанные там фразы, — Ты боишься потерять её.

— Я уже терял кое-что важное для себя, — глухо и отстранёно отозвался Артём.

«…думаю, ей осталось не больше недели…», — эта фраза безумно выводила, да так, что хотелось рвать и метать. Поверить в самый ужасный, хоть и правдивый финал невозможно. Представить будущее без неё невозможно.

Всего за несколько месяцев Кира стала для него, как глоток свежего воздуха или тёплое солнце над головой, потерять её означало умереть. Она так сильно напоминала парню его маму — Надежду, что впервые после этой тяжёлой трагедии, он смог почувствовать заполненость внутри. Сила, красота, ум, уверенность, независимость и многие другие качества давали то самое сходство, о котором думал Арт.

— В этот раз я этого не допущу, — добавил Мещеряков спустя минутную паузу. Лёгкая улыбка тронула уголки губ, а голова всё больше заполнялась теориями о том, как можно обойти правила магического мира.

***

Нервный стук каблуков отдавался в ушах и эхом заполонял пространство. Алёна безмолвно описывала общее состояние компании. Спокойно сидеть на стуле и дожидаться педагога было почти непосильной задачей, поэтому монотоное хождение от одной стены до другой помогали хотя бы чуть-чуть унять чувства. Ловя на себе раздраженые взгляды, она лишь презрено фыркнула и, как на зло, начинала топать сильнее.

Шелестение книг не прекращалось до тех пор, пока Ларсен со вскриком не протянул:

— То, что нужно!

Вырвавшись из своих мыслей, ребята резко подскочили к профессору и, облепив его со всех сторон, стали требовать говорить. Кто-то дёргал его за плечо, кто-то за края одежды, надеясь увидить книжные страницы.

— Он использовал утеряное заклинание, — пробубнил себе под нос мужчина, водя пальцем по длинным строками, выискивая главную мысль, — Это заклинание нейтризовало магию, но с некоторыми побочными эффектами, из-за которых им перестали пользоваться. Его внесли в список опасных…

— Что за побочные эффекты? — перебила его Маша, понимавшая, что дальнейшие слова никак им не помогут. Нужно действовать быстро и точно, ведь они ограниченны во времени.

— Не знаю, — покачал головой Ларсен, — Где оно сейчас тоже — нет.

Нет. Нет. Нет. И почему всё идёт против них? Стоять и рассуждать о несправедливости — самое глупое на данный момент решение, когда они ещё в состоянии всё исправить.

Голова кипела, подбирая варианты следующих действий. Илья рассматривал даже бредовые идеи, считая, что отметить их не в коем случае нельзя.

«Оно не подарит вам таланта и умений, но подарит капельку удачи в ваших начинаниях…», — послышался в глубинах сознания голос директора, что бегло отвечала на поставленный вопрос уже в далёком сентябрьском дне.

— Есть идея! — выкрикнул он, напугав тем самым всех присутствующих до вскриков и рефлектных прыжков, — Нам нужен Феликс Фелицис.

Беглая переглядка, а после гора непонимания. Ни один из них не забыл о прошлом неудачном эксперименте, из-за которого компания, вопреки правилам, стала жить вместе. Но вот, только зачем это им сейчас?

— У меня осталось немного ингредиентов для него, думаю, на трёх человек хватит, — он продолжал рассуждать, словно не видя немых вопросов, что быстро накапливались, — Спасибо, профессор, — отстранёно пробубнил парень, выскакивая из кабинета, даже не оглядываясь назад, чтобы убедиться в том, что друзья следуют за ним. Всего этого не требовалось. Он прекрасно слышал торопливые шаги за спиной и тихий шёпот.

Синдром отличника, который Муромов старательно пытался перебороть в себе, сейчас брал верх над его сознанием. Допустить ошибку? Ни в коем случае! Отступить от идеи? Нельзя! Сделать всё идеально? Безусловно! В этот напряженный момент, когда от их действий зависит жизнь подруги, струсить невозможно.

— Крип-п-п! — раздался оглушительный рев по всей академической территории. Крик пропитанный неизвестным для людей отчаянием и мольбой пробирал до самых костей. От него на глазах появлялись непрошенные слёзы, а кожа покрывалась мурашками.

От неожиданности девушки аж вкрикнули, мгновенно понимая чей это голос. Крип — единственный доживший до сегодняшних дней фамильяр, что имел незримую, но безумно сильную ментальную связь с Кирой. Их молчаливые разговоры, увлекательные полёты и просто уютное времяпровождение вызывало зависть не только у студентов, но и у профессоров. Ещё бы какой-то обычной ученице выпал шанс иметь некого фантастического защитника, чей вид напрочь истреблен.

***

— Ну и где вы спрятались, негодники?

Голос такой знакомый и родной раздавался изо всех уголков, словно специально сводя девушку с ума.

Она стояла окруженная непроглядным туманом, потеряно озираясь по сторонам, в надежде увидеть говорившего. Холод уже не казался таким сильным, ей просто было некогда обращать на него внимание.

— Мама? — она говорила в пустоту. Старалась делать свой голос достаточно громким, дабы быть услышанной, — Ты здесь? Мама?! — внутри разрасталось непонимание и отчаяние. Почему та молчит? Почему она не видит её?

— Попались! — послышался голос, на этот раз он мужской, но не менее узнаваемый. Строгий, с лёгким намёком на кортавость и безумно родной.

— Папа!

Сорвавшись с места, она побежала, преследуемая собственным криком. Внутри что-то защимило, вызвав тупую боль в груди.

«Не уходите, пожалуйста!», — подобные мысли вертелись в её голове до тех пор, пока впереди не показался тусклый огонёк света. Белый, едва заметный луч рассекал туман, пытаясь разогнать его. Словно лунная дорожка, он тянулся к девечьим ногам, зовя за собой.

На протяжении нескольких минут девушка слепо следовала за лучом, надеясь, что тот выведет её из пустоты. Вскоре перед ней открылся вид на непонятные экраны, на которых мелькали разные люди, они говорили на перебой, сливаясь в неразличимый хор.

— Это же мои воспоминания…

Комментарий к Часть 22

Здравствуй, дорогой читатель! Спасибо большое за прочтение этой небольшой главы.

К сожалению, у меня нет новогоднего фанфика. Но это не мешает мне поздравить тебя с праздником. Желаю тебе всего самого наилучшего, исполнения желаний и замечательных людей, что будут рядом в трудную минуту.

Надеюсь, что в Новый 2022 Год мы войдём вместе🥰

С Новым Годом, солнышко!❤️

========== Часть 23 ==========

Перед карими глазами предстало множество экранов, по которым пробегали самые яркие воспоминания. На одном из них Кира успела уловить первую встречу со своими лучшими подругами. Ещё маленькие девчушки сидели на диване и, болтая ногами, разговаривали всю ночь напролёт. Тогда никто из них не хотел молчать, желая узнать побольше о новых знакомых.

На экране, что был к ней ближе всего, показались Татьяна и Андрей. Двое взрослых людей с громким смехом гонялись за двойняшками, что пулей мчались к дачному домику. Родители что-то кричали детям вслед, но тем было плевать, ведь веселье накрыло их с головой.

А вот за ним скрывалась совсем недавняя ситуация, от которой девушку до сих пор бросает в жар. Тогда все слова, что описывают любовь казались лишними. Это не одно чувство или ощущение, а огромное множество. От которого дрожали колени, а в животе порхали бабочки, когда в сознании всплывал образ любимого человека.

Наблюдая со стороны за их с Артом поцелуем, Кира невольно прикусила нижнюю губу. Она словно вновь почувствовала его сильные руки с мозолистыми пальцами на своей талии, жаркое, прерывистое дыхание на губах. Бледная кожа покрылась мурашками.

Резко отвернувшись, карий взгляд наткнулся на очередное тёплое воспоминание. О, первый полет на Крипе! Это было бесподобно! Холодные порывы ветра били по лицу, трепали волосы, а восторженный клич затерялся среди облаков.

«Крип, как ты?», — застыла в голове мысль, от которой Сменкиной трудно избавиться. Их магическая связь намного сильнее, чем думают большинство волшебников. Даже опытным магам не понять её причин и следствий.

— Я не хочу их терять! — закричала Кира, как не в себя. По щекам потекли уже привычные горячие слёзы, ладони сжимались в кулаки.

Ценим, лишь когда теряем…

***

Лёгкую дрёму, что накрыла Артёма, прогнало ощущение того, как его ладонь бессильно сжимают. Ещё с затуманенным сознанием он не до конца понимал кто именно держит его и что происходило до этого. С трудом распахнув зелёные глаза, он увидел, как Кирины руки сжимают в кулаки. С одной стороны тонкие пальцы хватались за простынь, а с другой царапали его кожу короткими ногтями.

Нежно и успокаивающе поглаживая маленькие ладошки, Мещеряков услышал, как за территорией академии вновь разразился истошный крик фамильяра. Пару часов назад Крип более или менее успокоился, по крайней мере стояла тишина, но сейчас он вновь кричал. По словам девочек, он чувствует эмоции и чувства хозяйки так, словно это его собственные.

— Ты вернёшься, — тихо, боясь разбудить спящего на соседней койке Шикана, бормотал Арт, — Я обещаю.

Не так важно были услышаны его слова или нет, как важно данное им обещание, которое он выполнит любой ценой.

***

Холодный ветер пробирал до самых костей. Алёнка невольно поежилась и принялась растирать ладони в попытке согреться. Неожиданно на хрупкие продрогшие плечи мягко легла куртка. Меховая подкладка, что была на воротнике чуть щекотала шею, заставляя девушку забавно морщится.

— А самому-то не холодно? — колко спросила она, поворачивая голову в сторону самодовольного друга.

— Не, — отмахнулся Абрикосов, заботливо помогая Алёне поудобнее надеть свою тяжелую куртку, — Мы с родителями много где побывали в рамках туров и в Сибири, в том числе. Там морозы по сорок градусов бывают. С тех пор и привык к холоду и тёплой одежде.

— В таком случае, — заговорила Рыжова, останавливаясь, — Спасибо.

Мягкая улыбка в сочетании огненно-рыжих волос и карих глаз, намёком напоминающих сладкую карамель, зачаровывали. И когда она успела его так привязать к себе? Ведь он теперь и представить не может, каково это быть без неё. В тишине он слышал её звонкий смех. Когда засыпал — ему виделся её образ. Она — сильная, целеустремлённая, задорная… Как можно быть такой потрясающей?

— Алёнка, — всё произошло быстрее, чем он успел осознать собственные действия. Вот его пальцы крепко ухватили девичий локоть, поворачивая девушку к себе лицом, — Я… э… — она смотрела на него заинтересовано, терпеливо дожидаясь слов. А он потерялся в собственных мыслях.

«Это же просто пара слов. А ну, соберись!», — пульсировала мысль в его голове, подталкивающая к решительным действиям.

Тяжелый вздох и такой же выдох.

— Только не смейся, пожалуйста, — настоятельно попросил Саша, — Ты… мне… — зажмурившись, будто ожидая пощёчины или насмешки, он продолжил быстрым, резким голосом, — Я люблю тебя!

«Я… неужели, это правда?», — уголки губ легонько дёрнулись вверх, а щеки обдало жаром. Восторженный взгляд скользил по лицу парня, чьи глаза всё ещё были закрыты.

— Неужели, наш Абрикосов, влюбился? — тихо, почти шёпотом проговорила Алёна, пытаясь сымитировать тот тон, каким она говорила с ним ранее.

— Неужели, наша Рыжова, засмущалась? — повторив за ней, он намекнул на красный цвет лица, что появился не только из-за кусающего мороза.

— Я тоже люблю… тебя, — послышалась неожиданная со стороны волшебницы огня фраза, — Но учти, если ты ещё раз испортишь мои вещи, то этот факт тебя не спасёт, — уже более расслабленно добавила она, щёлкая по носу.

Тёплый момент прервал оглушительный крик Крипа, к которому ребята и направились, чтобы насколько это возможно, успокоить его.

***

Фамильяр бешено метался по периметру стояла, крича и пища, когда голос срывался. За те дни, что Кира чувствовала недомогание он уменьшился в размерах. Из большого и крепкого он превращался в нечто маленькое, отдалённо напоминающее летучую мышь.

— Крип, — позвала его Алёнка, не решаясь зайти за ограждение.

— Я думал, он крупнее, — задумчиво протянул Абрикосов, рассматривая питомца подруги.

— Крип-крип! — продолжал верещать фамильяр, чувствуя сильный наплыв эмоций Киры. Её слёзы и злость на саму себя прошли через него, словно электрошокером.

Рыжова звала и подманивала едой, которой любила угощать его, несмотря на запрет Сменкиной о сладком. Разноцветные мармеладки расположенные на ладони мелькали перед сиреневой мордой, зовя скорее их отведать. Крип тяжело дышал, смотря на старую знакомую увлажнившимися чёрными глазками.

Метания прекратились и пара смогла без боязни зайти в стояло. Алёна присела на деревянный пол, вытянув ноги и оперевшись спиной о стену. Выдохнув, ощутила накрывающую усталость.

Выложив почти всё угощение, что было принесено, в миску, Абрикосов также сел на пол. Вначале неловко, а после уверенно и нежно приобнял теперь уже свою девушку за плечи, наблюдая, как фамильяр начинает перекус.

***

Последний ингредиент посыпался в котёл с бурлящей жидкостью.

Муромов старался не дрогнуть от волнения, опасаясь собственной неудачи. Безусловно учёба в академии принесла ему бесценный опыт, что ранее он не мог приобрести в обычной и размеренной жизни. Лишь несколько месяцев назад Илья представлялся серым мышонком, которому страшно из норки даже голову высунуть. А сейчас он уверенный в себе парень, что не побоится влететь в драконью пасть.

Наблюдая за закипающим зельем, он размышлял, кому стоит выпить его. Феликс Фелицис хватит максимум на трёх человек, которым будет поручена важнейшая миссия по поиску заклинания. Из списка были сразу же вычеркнуты Артём, Алёна и Саша. Ведь первый остался с Кирой в медкрыле, заверив, что позаботиться о ней и не подпустит никого постороннего, а другие занимаются Крипом, стараясь облегчить ему боль. Остались: Вик, Маша, Варя, Снежка, Фил и он сам.

— Феликссемпра, — проговорил Илья, даря голосу повелительные нотки, коих не было в прошлый раз.

Небольшой поток искр вырвался из сверкающего рубина, скрытого под свитером. Искорки подлетали к пузырям, лопая их. Реакция происходила несколько минут, пока в конечном итоге, жидкость не перестала бурлить и не успокоилась.

— Получилось! — крикнул парень друзьям, что терпеливо дождались его сигнала в общей комнате.

— Вау! — хохотнул Черных, восторженно ударяя друга по плечу, — Ты даже комнату не разнёс.

— Как видишь, — фыркнул в ответ Илья, — Ему надо настояться до утра и можно применять, — янтарный взгляд заскользил по каждому члену компании, — Нужно решить, кто будет использовать его.

— В этом нет необходимости, — отмахнулась Громова, улыбаясь уголками губ. Она чувствовала некую гордость за его успех, поэтому явно демонстрировала её. Мимика, движение тела на самом деле говорили намного больше, чем слова. Ей это было на руку, — Мы уже решили, что это будешь ты, Маша и Вик.

— Почему?

— Потому что три главные зубрилы, — пробубнил Филипп, мгновенно получая приличный подзатыльник от своей девушки.

— Хорошая причина.

— Что ж завтра мы идём в библиотеку, разделимся по секциям, чтобы ускорить поиски, — начал подводить итоги Сменкин. Голос и движения казались скованными и неживыми, демонстрируя его волнение, — А вы, — он указал на Фила, Снежку и Варю, — Замените ребят.

— Тогда отбой, — сказала Руднёва, идя к двери, — Завтра сложный день.

========== Часть 24 ==========

Мещеряков стал просыпаться из-за того, что кто-то упрямо тряс его за плечо, крепко сжимая. Хотелось, чтобы этот человек ушёл и оставил его в покое, давая поспать ещё часок. И плевать, что больничная койка оказалась слишком твёрдой и неудобной, скрипящей от каждого движения. Плевать, что ему пришлось спать в повседневной одежде, а не в мягкой пижаме.

— Мещеряков, чёрт бы тебя побрал, просыпайся, — раздалось у него над самым ухом.

Невнятно бормоча недовольства, парень всё-таки переборол себя и приоткрыл глаза. Взгляд вцепился в белый потолок больничного крыла и подругу, пришедшую его разбудить. Варя, на удивление, выглядела неряшливо. Каштановые волосы торчали из косы во все стороны, под глазами синяки, а одежда подобрана по принципу «и так сойдёт».

— Что случилось? — пробормотал он, всё ещё находясь в состоянии между сном и пробуждением.

— Во-первых, доброе утро, — хмыкнула Громова, отходя от его кровати к кровати подруги. Поправила одеяло, убрала с лица тонкие пряди волос и осторожно присела на край, — А во-вторых, я принесла завтрак. Ты со вчерашнего дня ничего не ел.

В доказательство её слов живот глухо заурчал, отчего на лице Арта отразилась извиняющая улыбка.

— Овсянка? — он удивлённо вскинул брови, с сомнением рассматривая приготовленное для него блюдо. В гуще каши мелькали мелко нарезанные кусочки фруктов, что хоть немного, но вызывало аппетит.

Отношение к подобному роду смеси у Мещерякова было резко негативным. С трудом преодолевая себя, он зачерпнул овсянки на самом краешке ложки, дабы не обижать подругу.

— Ешь нормально — не отравишься, — хмыкнула Варвара, обращая к нему своё внимание, — Это вкусно.

Не солгала. Каша с тёплым молоком и миксом из фруктов приятно удивила парня, заставляя есть больше и быстрее.

Девушка с нескрываемой усмешкой наблюдала за другом, надеясь, что тот не подавиться. Её интеллигентная натура хотела по этому поводу сделать замечание, поэтому едва сдержалась. Вряд ли бы фраза о спешке за едой приподняла ему настроение. Вероятно, он бы скромно отложил тарелки, тихо поблагодарив за заботу. Нет, такого исхода не хочется.

— Ребята ушли в библиотеку, — как бы между прочим произнесла Громова, смотря на спокойное лицо подруги. Сейчас она, как никогда желала услышать её голос, что мог запросто дать нужный совет. Да думать о решительном шаге в личной жизни в такой напряжённой ситуации — не самая лучшая идея, но тогда встречный вопрос: «когда, если не сейчас?», — Они разошлись по разным секциям. Надеюсь, что у них получится отыскать заклинание сегодня.

— А Василиса Васильевна? Как она отреагировала на произошедшее? — поинтересовался Мещеряков, поднимая голову и пытаясь уловить аметистовый взгляд.

— Влад сказал, что она в бешенстве, — ответила Варя, — Зла на Елену Викторовну из-за лекций о магии света тёмному студенту. Видеть не желает Моргарта. Во общем, отхватили все понемногу, — закончив говорить, она вновь углубилась в свои мысли.

Её молчание Артём воспринял, как нечто очень странное. Конечно он понимал, что они с ним ни так часто пересекались, да и ситуация не подходящая, чтобы болтать без умолку. Но всё-таки чувство тревоги не покидало его. Она ведь тоже его друг и он должен, по возможности, помочь ей.

Отставив полупустую тарелку, в голове мелькнула мысль, что сие завтрак запал ему в душу. Лёгкая, питательная и в меру сладкая овсянка подарила сил на весь день. Что ж он точно будет просить у Варьки рецептик.

— У тебя что-то случилось? Просто молчаливая такая, не похоже на тебя.

— Я… тебе можно доверять?

— Ну, вполне.

— Мне нравится Илья, — как говориться «быстро, чётко, без прелюдий». Именно так, Громова и сказала свою фразу. Ухоженные ладони монотонно сжимали пальцы, отвлекая разум от накатывающих мыслей, что ни на секунду не оставляли её в тишине.

Зелёные глаза смотрели на неё с изумлением. И нет, не потому он был удивлён, что Муромов кому-то понравился, за ним со школы бегали две одноклассницы, которых он старательно избегал. Всё удивление заключалось в том, что влюблённость легко отобрала у Вари всю её самоуверенность. Мещеряков даже посмел предположить, что у неё это первая серьёзная любовь.

Илью он знает довольно хорошо и из-за чего понимал, Громовой придётся самой сделать шаг навстречу. Он слишком трепетный в любовном плане, ищет ту единственную, которая примит со всеми минусами. Таких партнёров ждёт большинство, но его рыжий друг твёрдо убеждён, что не каждая завладеет его сердцем и душой.

Варя же, как Кирина сестра-близнец, только с более утонченным вкусом, любовью к женственным нарядам и изящными манерами. Она вполне бы сошла на роль могущественной королевы. Самое то для робеющего Ильи.

— Не хочешь поговорить с ним об этом? — логичный вопрос, на который хотелось бы получить простой положительный ответ.

— Хочу, но, — девушка сделала короткую паузу, словно набираясь смелости, — Я боюсь быть отвергнутой. Илья — фанатик, понимаешь? Любит учиться, хочет быть лучшим во всем. Вдруг, любовь для него сейчас будет, как обуза?

Что правда, то правда. Учёба всегда стояла для Муромова на первом месте, но в последнее время многое изменилось. Может, сейчас у него уже совсем другие приоритеты?

— Не рискнешь — не узнаешь, — губы Артёма чуть дёрнулись в улыбке, пока он сам смотрел на волшебницу тьмы. Даже неподвижно лежа, она казалась ему самой прекрасной. Шелковистые волосы, фарфоровая кожа, кукольные черты… А её бархатный голос побуждал желание услышать его как можно скорее. Сильный дух и самодостаточность…

— А тебе было страшно? — парень резко обернулся к ней, пытаясь изобразить непонимание. На его жалкую попытку Громова лишь цыкнула, а после усмехнулась, — Мы не слепые! Видели, что в последние несколько дней ваши отношения перешли на какой-то новый уровень, — он неловко потёр затылок, чувствуя как всё его лицо заливает яркая краска, — Так ты боялся признаться Кире или нет?

— Ну, конечно боялся! — проговорил Арт, — Только вот, в тот момент когда она убежала — меня словно по голове огрели, выбивая все эти мысли. На первое место встала цель быть рядом, помочь, поддержать, главное не оставлять её один на один с волнениями и переживаниями.

— Вы с парнями появились как раз вовремя, — улыбнулась Варя, — Чтобы протянуть нам руку помощи.

***

Вик с сомнением рассматривал прозрачную жидкость, перелитую в небольшую пробирку, чей объём чётко соответствовал объёму одной порции. При взбалтывании с покатого дна поднимались маленькие пузырьки, что было схоже с газироваными напитками. Вспоминая какие ингредиенты способствовали приготовлению зелья, к горлу подступал ком. Парень через силу влил в себя жидкость, которая по вкусу, на самом деле, напоминала горячий чай, в который насыпали не меньше десяти ложек сахара. Что ж лучше засахаренная кипячённая вода, чем та смесь, что он себе напридумывал.

Маша с Ильёй в этом плане оказались смелей. Оба быстро осушили пробирки и спрятали их в карманы.

Библиотека, которую каждый из троицы посещал далеко не один раз, сегодня казалась не уютной. Тёплый свет был чересчур жёлтым и ярким, из-за чего перед глазами начинали плыть цветные блики. Страницы книг пыльными и ветхими, неприятно шуршащими под пальцами. Тишина в помещении давила с непреодолимой силой. В этом месте больше не чувствовалось той романтики, что была раньше.

Руднёва медленно покрутилась, осматривая книжные секции. Словно ожидая внутреннего толчка, она оставалась на месте. Почти с минуту она пилила шкафы с «теоретической литературой», пока резко не развернулась и не шагала в сторону «запрещённой секции».

Следом за ней сделал шаг и Сменкин, но был остановлен другом.

— Вик, Машка без тебя разберётся, — забормотал Муромов, чувствуя непреодолимое желание пойти к блоку с историей, — У нас один день — нельзя медлить…

— Я знаю, но… — тороторил Виктор, продолжая смотреть в направлении ушедшей подруги, — Феликс говорит, что я должен идти за ней.

Что ж раз Феликс говорит! Илья выпустил его запястье и тот без слов побежал за девушкой.

***

Длинные пальцы бегло проходились по обшарпанным корешкам книг. С каждой минувшей книгой её рука начинала гореть, как будто это была подсказка к необходимой информации.

Ещё утром Маша бы точно сказала, что пролистает каждое пособие в теоретическом секторе. Но неожиданно возникший в её голове голос настойчиво утверждал, что всё необходимое ждёт её среди запрещённых заклинаний.

— Думаешь, здесь есть то, что нам нужно? — поинтересовался Виктор, поднимая с пола безымянный свиток и не глядя кидая его на одну из дальних полок.

От резко возникшего в тишине голоса, девушка вздрогнула. Рефлектно хватаясь за стеллаж и неловко скидывая лежащие на краю книги, она повернулась. Испуганное выражение сменилось вначале на раздражение, а после на лёгкую приветливую улыбку. Руднёва застенчиво заправила выбившуюся из причёски прядь, исподлобья поглядывая на друга.

Так происходило каждый раз, каждый чёртов раз, когда они оставались наедине. Её робость лилась через край, а в голове звучал голос Арта, что «по секрету» поделился интересной новостью.

— Я лишь делаю то, что велит мне Феликс, — отозвалась она, снижая тон голоса до шепота, — А почему ты здесь?

— Аналогично, — хмыкнул парень, в волнении потирая затылок, — Но в отличие от тебя, я прекрасно понимаю, почему оказался здесь.

Жидкая удача подарила Сменкину яркую, совсем нетипичную для него, уверенность. Сейчас идеальная возможность рассказать о терзающих чувствах. Огромный прилив сил и энергии, стальные нервы и капелька удачи, что поможет ему подобрать правильные слова.

— Да неужели? — коротко рассмеялась Мария.

— Да я… — глубоко вздохнул, набрав в лёгкие побольше воздуха, — Я здесь, чтобы сказать тебе кое-что важно, — говорил мягко и размеренно, давая время впитать сказанные слова, — Ты мне нравишься. Нет! Не так! Я люблю тебя, — поправил он себя.

Она стояла, как вкопанная. Не обронив ни одного слова, девушка скромно улыбнулась. Её лицо яро пылало.

— Это взаимно, — шёпотом отозвалась Маша. Подойдя ближе, легонько, едва ощутимо прикоснулась губами к его щеке.

***

Организация в исторической секции оказалась чуть сложнее, нежели в остальных. Какие-то справочники располагались по датам, а какие-то по алфавиту. В связи с этим Илью настигла растерянность, которую старался отогнать прочь — лишние мысли и чувства сейчас не к чему.

Парень продолжал рыскать по стеллажам. Янтарные глаза бегло осматривали полки, ища необходимую информацию. Жидкая удача, что-то бессвязно подсказывала, но это не особо его волновало.

Похлопывая по верхним полкам, его ладонь ощутила неровность и вытянула тонкую непримечательную книжку. Коричневая со стертыми уголками и порванным корешком, не вызывала у Муромова огромного желания прочесть её. Но Феликс бурливший в его крови мгновенно затрепетал, сильнее взывая к ней.

Что ж раз в ней находится необходимая информация, то нужно действовать быстрее. Мгновение и парень уже занял ближайший читательский столик. Перелистывая то порванные, то залитые каким-то напитком страницы, он не находил ни одного цепляющего его предложения. Абсолютно ничего. Пусто. Неужели, положиться на жидкую удачу в этом деле оказалось ошибкой?

— Илья, я… — тихо, едва нарушая тишину библиотеки забормотала, прибежавшая Громова. Дожидаться лучших времен было бы неправильно, кроме того может ребятам пригодится её помощь. Да и Арт решительно заверил её, что чувствует себя нормально и останется с Кирой. Та улыбка, с которой он отправлял её к «принцу» вызывала двоякие чувства, то ли ей хотело треснуть ему по голове за шиперское поведение, то ли поблагодарить за поддержку, — Это ещё что за детские сказки?

Муромов чуть вздрогнул, а после обернулся к подруге и с самым непроницаемым лицом свалил всё на зелье. Он уже сильно сомневался в силе удачи, из-за чего лишь хмуро пожимал плечами на вопросительный взгляд.

— Можно посмотреть? — вежливо попросила девушка, принимая из его рук книжечку, — Слушай, это ведь действительно детская сказка, — сказала она спустя несколько минут просматривания листов, — Мы с девочками читали её в детстве. Там был один персонаж, которого Алёнка очень любила. Она даже как-то сделала себе рыцарский шлем, щит и всё такое и… Прости, я увлеклась.

— Варь, а что это за рыцарь? Ну, который Рыжовой понравился, — кровь быстро заплясала, словно отзываясь на слова Громовой.

— Рыцарь-изгнаник, кажется, не помню точно как его зовут. Он маг огня. И на протяжении всей истории пытался себе все стихии подчинить, а когда дело дошло до воды, то… — Варвара осеклась, озарённая внезапной мыслью. Сделав вид, что прочищает горло — покашляла и как ни в чём не бывало продолжила, — Его способности ушли, что произошло не скажу… Но после этого он стал обычным человеком и был отправлен за барьер.

Между ними повисла тишина, такая напряжённая, как натянутая струна, что вот-вот лопнет. Секунды казались минутами, а минуты часами. С громким вскриком Илья подскочил на месте.

— Так вот, что за побочные эффекты! Вот, что грозит Кире! Она может остаться без магии!

— Жизнь важнее магии! Да и мертвецу она не к чему. Она в критическом состоянии и сейчас мы должны решать, что будет лучше для неё. Думаю, выбор очевиден, — она сильно зажмурила глаза, задерживая непрошеные слёзы, — Живая подруга в сто раз лучше, трупа с магией.

Холодные руки мягко обвили её тело. Эти объятия не поддавались никакому объяснению. Невероятно заботливые и нежные. Они позволили Громовой выпустить наружу всё накопившиеся эмоции. Она чуть слышно всхлипывала, хватаясь за Илью, как за спасательный круг, коим он и оказался в данный момент.

— Я буду рядом с тобой. Всегда.

***

— Вот, мне кажется, это то, что нужно, — проговорила Руднёва, чётко водя пальцем по одной из строк старого и пыльного учебника.

Парень, сидящий напротив с не менее ветхого вида справочником, мигом подскочил к ней. Поправив соскользнувшие очки, внимательно следил за указанием девушки. Бегло прочитывая слова, чей смысл впивался в разум всё сильнее, пытался держать себя в руках.

«Так вот почему заклинание считают утерянным. Конечно кто ж поверит в такого рода чушь!», — подумал Виктор, присаживаясь на рядом стоящий стул. Голова отказывалась как либо обрабатывать полученную информацию. Из-за этого он стал выглядеть так, словно его загнали в угол, ведь то как у него забегали глаза, монотонно сжимались ладони и прочие — ярко указывало на это.

— Выходит теперь у нас две проблемы, — решил подвести итог Сменкин, массажируя виски, дабы снять подступающую головную боль, — Первое, как передать Кире заклинание. И второе, согласиться ли она пойти на такую жертву.

— Мне кажется, выбор очевиден, — отозвалась Маша, концентрируясь на втором пункте.

— Выбор очевиден для нас, но так ли это для неё? Сама подумай, из-за Моргарта, из-за его слов о том, что она слабая и ничего не достигнет, она решилась на изучение магии света. Она же знала, знала как это опасно, но все равно решилась на это!

— Это её жизнь и её ошибки. Но надеюсь, что она их поняла и сумеет правильно расставить приоритеты, — её ладони крепко обхватили его плечи и что есть силы встряхнули. Она отчаяно пыталась привести его в себя и добиться положительной или хотя бы нейтральной реакции на свои слова.

В ответ она получила лишь тяжёлый вздох и усталый взгляд. Руднёва очень хотела добавить ещё что-нибудь для поддержки. То, как он тускнеет, погружаясь в переживания и волнения, отзывались колющим ощущением в сердце. Эти чувства ему не шли. Улыбка же красила.

— Ребят, мы кое-что нашли, — внезапный шёпот Ильи заставил Машу невольно покраснеть, а Вика скромно отвернуться от неё, — Мы знаем, что ждёт Киру и…

— Варя, а ты что здесь делаешь? — поинтересовался Сменкин, замечая волшебницу воздуха. Потрепанная с чуть опухшим от слёз лицо, но зато крепко сжимающая руку Муромова.

— Потом расскажу, — быстро отмахнулась она, — Что у вас? — кивком головы указала на неровную стопку книг на краю читательского стола.

— Мы… э…

— Я знаю, как передать Кире заклинание! — воскликнула Руднёва, резко подскакивая на месте.

***

За прошедшую ночь фамильяр уменьшился до размеров детёныша. Теперь он маленький со средним для летучей мыши размахом крыльев и писклявым «Крип-п-п! ». Вдоволь наевшись принесёнными ребятами гостинцами довольно и более-менее спокойно сопел на коленях Снежки, которая вместе с остальными принесла его из уже ненужного стояла в комнату.

Друзья, что в последнее время спали очень тревожно, взяли пример с Крипа и тоже уснули кто где. Фил уместился на краю дивана, приобнимая одной рукой свою девушку. Её голова с россыпью светлых локонов лежала на его плече, пока сама придерживала фамильяра. Алёнка же заняла всю остальную часть, выгнав Сашу на пол, где он свернувшись калачиком, тихо похрапывал.

Идиллию нарушил оглушительный хлопок входной двери и безразборные крики второй половины команды. Они трясли спящих за плечи, похлопывали по щекам, в попытке отогнать дрёму и наконец рассказать новости. Те же в ответ то посылали их, то пинали, но все равно через силу поднимались.

— Берём Крипа и в медкрыло! Срочно! — объявила Громова, уперев руки в бока и строго смотря на друзей. От такого пронзительного аметистового взгляда всем стало не по себе, от чего Черных даже нервно сглотнул. Такой девушке нельзя говорить что-то против, если ещё дорога жизнь.

Синхронно кивнув, все подошли ближе к Вари и взявшись за руки, исчезли.

***

Малиновые искры резко разрезали пространство медкрыла, заставив пребывавших там ребят зажмуриться. Арт, Шикан, Валя и Влад молча смотрели на внезапно появившуюся компанию, терпеливо дожидаясь когда они сами пояснят происходящее.

Виктор отошёл в сторону, придерживая одной рукой фамильяра, а во второй сжимая клочок мятой бумаги. Стоя у окна, парень всячески пытался объяснить животному, что от него требуется. Ярко, в какой степени, забавно он жестикулировал, бормотал, не зная понимают его или нет. В какой-то момент ему даже захотелось ткнуть Крипа в вырванную страницу с заклинанием, чтобы уж наверняка. Но фамильяр оказался умнее, чем предполагал первокурсник.

Обратив чёрный взгляд на небольшую строку, он несколько секунд пилил её, пока не закричал:

— Крип! — писк был полностью обращен к Кире.

— Что происходит? — подала голос Новикова, глядя на необычную сцену.

— Передаём спасательный круг нашей подружке, — хмыкнул Илья.

— Что?

— Использовать ментальную связь для передачи заклинания? — выгнул бровь Звягинцев. Его озадаченное выражение лица сменилось на довольное и счастливое, — Чёрт возьми, вы гении! — те, кто не был посвящён в ситуацию, посмотрели на парня молящим и одновременно с этим требовательным взглядом, — Кира и Крип связаны при помощи ментальной связи. Чувствуют эмоции друга, могут разговаривать при помощи мыслей…

— Сейчас же Кира находится в каком-то межпространстве, в пустоте, значит связь всё ещё возможна, — подхватил Шикан, присаживаясь на постели, дабы было удобнее.

— Именно! — воскликнула Руднёва, что и являлась автором данной идеи, — Крип узнал текст заклинания и теперь попробует достучаться до создания Киры.

— Что ж надеюсь, это поможет, — тихо отозвался Мещеряков, обращая взгляд к неподвижно лежащей девушке.

***

Прижав ноги как можно ближе к телу, она всячески пыталась согреться. Собственное дыхание было неспособно отогреть даже окоченевшие ладони. А лёгкая кофточка едва ли могла подарить тепло.

Сейчас Сменкина хотела вернуть всё то, что у неё было и поскорее. Несколько раз она успела проклянуть себя за не разумные поступки, сделанные зачастую на эмоциях. Про слова профессора Моргарта девушка уже и думать забыла. Что было, то прошло, верно? Да, возможно, все его высказывания о том, что она слишком слабая и не может удержать в руках данный ей дар, но… Так ли это важно, когда она расставила для себя приоритеты?

Человеку под силу всё, но для этого нужно много времени и сил. А идти на пролом из-за глупости других маловажных людей — крайне неразумно.

«…к…а…», — в голову стали проникать понятные отрывочные звуки. Вначале Кира даже не сообразила что это может быть, но после следующих более удачных попыток поняла, — «Кира…».

«Крип? Крип!», — внутренний голос радостно верещал. Она и забыла совсем о мысленных беседах с питомцем.

«Эррарэ… гхуманум… эст», — отрывисто твердил фамильяр.

— Что это ещё за бред?! — вспылила девушка, разводят руками. Редко подскочив на ноги, она бесцельно крикнула в пустоту, — Эррарэ гхуманум эст!{?}[Errāre humānum est (с лат. «Человеку свойственно ошибаться»©Сенека]

========== Часть 25 ==========

Комментарий к Часть 25

Изначально должна была выйти одна, последняя часть, но она получилась слишком длинной и загруженной. Поэтому я решила, что будет более правильно разделить её на две части. Так, что представляю вам первую “половину” финала.

Что ж не смею вас больше задерживать. Приятного чтения♡

С действия заклинания минуло несколько дней. Ребята были, как на иголках. Подскакивали каждый раз при мысли о подруге, ходили бледные и не весёлые. Единственное, что продолжало держать их на плаву, так это надежда, что для полной нейтрализации необходимо время. Успокаивало и то, что Крип перестал уменьшаться, успокоился и за обе щеки уплетал корм, которым его кормила Морозова.

Сегодня на календаре уже красовалась суббота. Во всей академии стояла тишина, ведь студенты отдыхали после предельно сложной учебной недели. К слову, о произошедшем не знал никто, кроме преподавателей, распространяется об этом не стали, ибо незачем.

Сидя в общей комнате, ребята слушали рассказы друг друга о своей быстро наладившейся личной жизни. В некоторых моментах позволяли себе посмеяться или залиться яркой краской. Их мирное и спокойное времяпровождение прервалось хлопком двери и возбуждённым женским голосом.

— Там… Кира! Она очнулась! — Валя тяжело дышала, держась за бока, что кололи от продолжительного бега из одного крыла академии в другой.

Переглянувшись, все резко и без слов подскочили на ноги. Крепко взявшись за руки, они начали исчезать. В последнее мгновение кто-то успел ухватить Новикову за плечо, утянув в поток малиновых искр.

***

— Кирыч, не вставай, — трезвонил строгий голос Звягинцева, что всеми силами пытался убедить подругу лежать смирно.

Стоя с Шиканом по разным сторонам кровати, чуть вдавливали девичьи плечи в мягкую постель. Оба причитали и ругались из-за её поведения и необдуманных поступков. Всё их скрытое глубоко внутри волнение за неё вылезло наружу, как только она открыла глаза.

От одного взгляда на её потрясение и растерянность парни едва сдержали вскрик, что стремительно сорвался с их губ. Подлетев к ней и успев крикнуть Вале о том, чтобы позвала ребят, поинтересовались самочувствием.

Сменкина на самом деле чувствовала себя абсолютно разбитой. Всё смешавшиеся внутри чувства не позволяли расслабленно дышать. В крови она больше не ощущала колыхания магии, что пугало.

Яркий свет заставил её зажмуриться, спасая только недавно открытые глаза и более-менее сфокусированный взгляд. Толпа ребят, её лучших друзей, в одно мгновение подскочили к ней. Крепко сжимали в объятиях, наигранно строгим тоном говорили о её безрассудстве. А она и не отрицала, понимая, что каждый из них прав.

— Простите, — сухо проронила Кира, после всех объятий, поцелуев и прочей романтической брехни.

— Эй, тебе не за что просить прощения. По крайней мере, у нас, — помотал головой Сменкин, присаживаясь ближе к сестре. Счастье видеть её живой, возможность говорить и обнимать её — вот, что было главным подарком для него, — Прости себя, прими эту ошибку как урок и не расстраивайся. Хорошо?

Ненадолго призадумавшись, девушка все же кивнула, соглашаясь с суждениями брата. Внимательно оглядев всех ребят, она поняла, что пропустила несколько важных событий, о которых она надеяться на это, ей расскажут.

***

Восстановление Киры пошло быстрее, чем предполагала Лора или Елена Викторовна. Здоровье вновь поднялось на высокую отметку, к слову, ментальное также стало лучше.

Благодаря, Вале, Вику и Маше её тело почти полностью избавилось от безобразных шрамов. Конечно расправиться со всеми не удалось, но братец твёрдо пообещал, что как пройдёт курс по исцелению, то не останется и их.

Тяжелее всего Сменкина восприняла новость об отсутствии магических способностей. У неё остались лишь малейшие крохи магии, которой хватало на простые бытовые вещи, например, задернуть шторы или сменить одежду. Это изменение в себе Кира долго не могла воспринимать без вздохов и долгого молчания. Но не зря же говорят, что время лечит. Поэтому как бы ей этого не хотелось, она решила больше не зацикливаться на этом моменте, стараясь забывать понятие «магия».

После произошедшего Василиса Васильевна решила пересмотреть своё отношение к декану тёмного факультета, из-за чьих методов преподавания и заварилась вся эта каша. Давление на студентов, с помощью фраз типа «у тебя ничего не получится», явно не впечатлили директора. Без лишних слов и шумихи она уволила его. Та же участь подстерегала и Елену Викторовну, но ребята поспешно вмешались и отстояли её право остаться и преподавать в академии дальше.

Жизнь студентов Академии «Cold» начала постепенно налаживаться.

***

Тридцать первое декабря и ежегодный Рождественский бал, что с нетерпением ждёт каждый в академии. Высоченная ель посреди торжественного зала, длинные столы, которые едва не прогибались под количеством разнообразных блюд, приятная музыка и люди.

С самого утра вся женская половина студентов была, как заведённая. Все бегали по этажам, стучали в соседние двери, дабы попросить какую-нибудь бесполезную вещицу. После того как в дверь ребят постучали и отчаянно выпрашивали очередную палетку, Саша не выдержал и щёлкнул замок.

Сами ребята не особо беспокоились о предстоящем бале, даже Варя, которая обычно готовилась к нему за несколько недель. Всех сильно потрепала произошедшая ситуация, что неоднозначно повернула их жизни. Но то, что они усвоили в финале уж точно стоит намного больше, потерянных нервов.

***

Кира стояла в своей комнате перед зеркалом. Пронизывая отражение карим взглядом, она не узнавала ту девушку, которую видела. Белая, абсолютно чистая кожа, выразительные глаза, насыщенного персикового оттенка губы, плавные, а не как прежде резкие, изгибы.

Сиреневое бальное платье, что подарили друзья на предстоящий праздник, казалось было специально сшито для неё. Широкие бретельки открывали плечи, на спине шнуровка атласной лентой, у талии ткань немного присобрана, образуя складки на длинной юбке.

— Ты прекрасно выглядишь, — раздался голос у входной двери.

Обернувшись на него, Сменкина увидела своего парня, друга, сожителя и ещё множество синонимов подходящих фигуре Мещерякова. Он улыбнулся и, слегка оттолкнувшись от дверного косяка, подошёл к ней.

Хоть девушка и считала, что способна защитить себя, рядом с ним ей хотелось оставаться маленькой, беззащитной девочкой.

— Спасибо, ты тоже, — проговорила Кира, — Специально костюмчик подбирал? — хмыкнула она, указывая на его внешний вид.

На первый взгляд Артём оделся на скорую руку. Обычный брючный костюм с белой рубашкой, но вот, небольшая деталь делала его чуть интереснее. Одиночная веточка сирени, коими был усыпан пояс женского платья, приколота на пиджак с левой стороны.

— Нет, только сирень с твоего платья украл, — усмехнулся парень.

— Ах ты, негодник, — рассмеялась девушка, утопая в тёплых объятьях.

Мещеряков мягко, как будто боясь навредить, прижимал её к себе. Его руки спокойно лежали на её талии, в то время как её обвивали его шею, так по-детски повиснув на ней. Открытые участки кожи опаляло горячее дыхание, сопутствуя появлению мурашек.

— Я не хочу идти на бал, — прошептала она, не отстраняясь от него ни на секунду.

— Хочешь, чтобы я придумал причину, чтобы уйти? — она легонько мотнула головой, — Давай так, мы сходим лишь на несколько минут, всего на один танец, а после уйдём?

— Честно?

— Честно.

Немного отстранившись, пара продолжительное время просто смотрела друг на друга. Они, словно пытались запомнить каждую черту, каждый изгиб и даже темп дыхания.

Кира не успела понять в какой момент ощутила тепло на губах и сладковатый привкус. Лёгкость и ненавязчивость — вот какие составляющие были в этом мимолётном поцелуе.

***

Всё проходило прямо, как Варя себе и представляла. Яркие фасоны платьев с летящими юбками, прекрасные джентльмены и музыка для вальса. Только тогда она не учла одного момента, что теперь с ней танцует не очередной безымянный поклонник, а любимый человек.

Илья заботливо придерживал её за талию и вполне уверенно вёл в танце. Они молчали, разговаривая лишь улыбками. Счастливыми улыбками.

Сжимая маленькую ладонь, облачённую в тонкие белые перчатки идеально сочетавшиеся с платьем, Муромов чувствовал себя, как нельзя лучше. Становилось хорошо от одного взгляда на её очаровательное лицо. Эта девушка стала для него стимулом, он жаждал стать её рыцарем, дабы оберегать от других.

И раз уж она с ним, выходит, у него всё-таки получилось.

***

— Яблочный сок для моей богини, — сказал парень, склоняясь в лёгком поклоне и протягивая Рыжовой бокал с вкусным напитком.

Удивившись угощению подобного типа, она смущённо улыбнулась и приняла его. Отпив немного сока, девушка ощутила во рту ту любимую кислинку. Она блаженно прикрыла глаза.

Абрикосов довольно усмехнулся, внутренне радуясь, что не ошибся с выбором и его маленький презент доставил удовольствие. Смотря на неё, ему на душе становилось тепло, словно её огонь обогревал его. Надо же, а ведь ещё совсем недавно он психовал из-за подколов друзей, основанных на произошедшей между ними стычкой.

— О, смотри, наши танцуют! — воскликнула Алёна, указывая глубоко в толпу вальсирующих пар, — Пойдём к ним! Скорее! — оставив бокал на ближайшем столе, она ухватила Сашу за рукав пиджака и потащила к друзьям.

***

Снежка неуверенно ступала по полу, опасаясь упасть. Она доверяла Филу и его рукам, придерживающим её за талию, но страх перед возможным падением не оставлял. Хотелось как можно скорее стянуть с глаз платок и увидеть, что же он там придумал.

Он вывел её из торжественного зала в тот момент, когда заиграла музыка для первого парного танца. Без проблем уговорил закрыть глаза и, взяв за запястье, повёл в непонятном направлении. На опасных участках, таких как лестницы, Черных легко поднимал девушку на руки. Морозова казалась ему почти невесомой, из-за чего он мог бы и не отпускать её вовсе и доставить до места именно так. Но вот только Снежану это смущало и она робко просила отпустить её.

В таком темпе они вскоре добрались до художественного кабинета. Дверь, как и всегда приоткрыта, что лишало нескольких неудобств. Зайдя в помещение, Филипп попросил девушку стоять на месте, а сам пошёл к стеллажу с художественными принадлежностями. Вытянув с верхних полок альбом, со счастливой улыбкой вернулся к Снежке.

— Можешь открывать, — проговорил он.

Стянув с глаз платок, она впала в приятный шок. Голубой взгляд упирался в портрет, её портрет, выполненный её парнем и учеником. Не особо точный или эстетично привлекательный, но он вызвал в девушке самые тёплые чувства.

Всхлипнув, Морозова потянулась вперёд. Обнимая Фила за шею, она тихо поблагодарила его за сюрприз.

***

Маша и Вик стояли на балконе. Они, как всегда мило и спокойно беседовали, обсуждая, казалось бы всё на свете. От кусающегося холода обнимали друг друга, в попытке согреть. Возвращаться в зал не хотелось, вся эта громкая атмосфера в огромной толпе не для них. Эти ребята любят уединение и тишину.

Связывающая их эстетика была понятна лишь единицам, тем самым избранным, что постоянно находились рядом с ними. В компании друг друга они чувствовали себя, как никогда комфортно, даже если молчали.

— Думаю, сейчас самое время, — Сменкин загадочно улыбнулся, крепче обнимая Руднёву за талию, словно боясь отпустить её.

— Уверен? — идея парня понравилась ей с самого начала, но сомнения и волнения всё равно не отступали, — Всё-таки они не виделись несколько лет. Да и если появятся вся наша компания…

— Уверен, — его голос был твёрд, как никогда, — Всё будет хорошо, доверься мне, — Маша улыбнулась и кивнула, — Идём, соберём наших.

***

Компания стояла в пустынном коридоре, в незнании переглядываясь друг с другом. Руднёва и Сменкин, что собрали их пару минут назад, обменялись довольными улыбками, а после подозвали Громову.

Продолжительное время они что-то обсуждали, а после вернулись к остальным, что сгорали от нетерпения и интереса. Варя старалась не замечать этого, поэтому быстро использовала первичное заклинание, меняя бальные платья и праздничные фраки на повседневную одежду. Кто-то из ребят даже блаженно вздохнул.

Взявшись за руки, компания увидела, как перед глазами замелькали малиновые искры.

========== Часть 26 ==========

Осторожно приоткрыв глаза, Кира осмотрелась вместо светлых и просторных академических коридоров была серая и довольно узкая лестничная площадка. Необъяснимый поток чувств окутал с ног до головы, из-за чего она сильнее обхватила ладонь Арта.

Тот же в качестве успокоения переплёл их пальцы. Он без труда узнал это место, ведь бывал здесь ни один раз. Глядя на дверь, что медленно отворялась, ему пришло резкое осознание того, что даже не понимая происходящего, Сменкина предчувствовала что-то.

— О, а мы уже решили, что вы передумали, — протянул чей-то голос с едва уловимой картавостью.

Киру, словно примагнители к полу. Она без особого труда узнала кому принадлежит голос. Даже не видя его из-за закрывающейся обзор двери — она знала, что права. Взглянув на Мещерякова, увидела ободряющую улыбку.

Им сказали скорее заходить и не задерживаться на площадке. Сменкина шла последняя, едва переставляя ноги. Только она перешла через порог, столкнулась с парой карих глаз. Они так пронзительны, что у неё перехватило дыхание. Поперёк горла встал ком, не дающий и слова сказать.

— Кира, — он звал тихо, боясь, что та не хочет говорить с ним.

— Привет, — протянула девушка, натягивая на лицо неловкую улыбку, — П-папа, — такая встреча с родителями полная неожиданность. Если она и представляла, как увидит их вновь, то точно не думала, что всё пройдёт так.

Андрей поддался вперёд, утягивая дочь в объятия. Вскоре Кира ощутила ещё одну пару рук, холодные, женские. Мамины руки.

***

Вечер с супругами Сменкиными прошёл самым лучшим образом. Все вели оживлённую беседу, громко смеялись, танцевали — в общем, как сказал Фил, оторвались по полной. Двойняшки были рады провести время в полной семье, да ещё и с лучшими друзьями.

Сейчас же компания готовилась к перемещению обратно в академию. Они стояли в зале, заканчивая разговоры по разным мелким делам.

— Ну, что все готовы? — спросила Варвара, выходя на середину комнату и осматривая друзей. Ребята закивали и стали подходить к ней, попутно беря друг друга за руки. Лишь один человек, не считая Сменкины-старших, остался неподвижен, — Кир?

Девушка крепко сжимала руки за спиной, нервно прикусывала губы, в попытке подобрать слова. Карий взгляд остановился где-то у их ног, не поднимаясь выше. Дыхание едва не подводило её.

— Я не вернусь в академию, — Сменкина грустно помотала головой. Во рту чувствовалась горечь, а глаза начало печь подступающими, нежелательными слезами, — Это место для волшебников, а я теперь к ним не отношусь, — по глухому, чуть дрогнувшему голосу присутствующие понимали, как тяжело далось ей это решение.

Ребята переглядывались, их глаза так же были на мокром месте, особенно у девочек, которые прожили вместе почти всю жизнь. Парни старались держать себя в руках, хоть и было непросто. Непросто оставлять друга, с которым пережил сложнейшие испытания. С которым они долго шли пониманию и дружбе.

Кира едва слышно всхлипнула и шмыгнула носом. Подняв голову, все отчётливо увидели короткие влажные дорожки на щеках.

— Я сама виновата, что всё так получилось, — выдохнула она. Её слова звучали как убеждение. Только вот, кого она убеждала: друзей или себя? — Не нужно было идти на поводу у негативных эмоций и верить словам Моргарта о своей слабости. Мне нужно принять итог, сделать выводы и больше не допускать таких… ошибок, — каждое слово давалось сложнее предыдущего, буквально застревая горле. Слёзы застыли в глазах, делая картинку размытой, — Простите.

Арт не мог сдвинуться с места, его, словно приколотили к полу самыми прочным гвоздями. Вокруг шеи появился незримый металлический ошейник, что медленно утягивался — лишая кислорода. С левой стороны груди почувствовались болезненные колики.

Понимая, что в присутствии всех людей, он не сможет ей и слова сказать, не говоря уже о том, чтобы обнять или поцеловать. Вежливо попросил всех удалиться — после чего зал медленно опустел. Они остались одни.

Она сама подошла к нему. Положила руки на плечи и впилась в его губы. Прежде мягкие и сладкие губы имели солёный привкус. Вот, уж действительно, горький поцелуй. Её руки скользили по его плечам, обвивали шею, хватались за футболку, боясь отпустить его слишком рано.

Если они сейчас отстраняться, то непонятно случится ли что-то подобное снова и как скоро это может быть. Слишком тяжело и сложно.

— Помнишь, ты обещал спеть мне, — Кира говорила тихо, как будто опасалась, что их могут подслушать и слишком личный разговор станет общеизвестным, — Спой сейчас. Несколько строк. Мне будет этого достаточно.

— Тот, кто погас, будет ярче светить,

Чем кометы, пролетающие над планетой.

Из пустоты без твоей красоты

Не родится юности вольная птица.{?}[Песня: polnalyubvi - Кометы]

Голос мягкий, чуть срывающийся и долгое время звучавший в её ушах.

— Что ты будешь делать? — спросил Артём после недолго паузы.

— Пока не знаю, возможно возьму какие-нибудь обучающие курсы на первое время, — смотрела куда-то в сторону, но не на него. Не хотелось видеть грусть в его глазах, — В любом случае, родители обещали помочь мне.

— Я хочу остаться с тобой, — обречённо отозвался он, утягивая её в объятья.

— Нет, — Сменкина заговорила твёрдым голосом, — Это безрассудно. Даже из-за любви, — положив голову на его грудь, продолжила, — Мы должны жить независимо друг от друга. Ты закончишь учёбу в академии и, если твои чувства ко мне не остынут, будем вместе.

— Ты же понимаешь, что видеться раз в полгода — это мало?

— Да. Но не важно сколько мы будем видеться, моя любовь от этого не убавиться, надеюсь, и твоя тоже.

Перед тем, как вновь вошли все остальные, Кира успела поцеловать его в щеку, такую горячую и чуть колючую. Отстранялась очень медленно — крошечными шагами отходила назад, нещадно вырывая свою ладонь. Отпускать — это больно, верно?

Загадывать на будущее нельзя. Твои надежды не всегда имеют возможность оправдаться, а расстраиваться от этого тяжко. Поэтому Сменкина пообещала себе, что не будет строить планы на будущее с Мещеряковым. Пока не будет. Может, если он не отречётся от своих слов, то у них всё получится.

Ребята поочерёдно обняли подругу, говоря тёплые слова перед уходом. Все, как один твердили, что по возможности будут навещать её.

— Братец, — протянула Кира, когда подошёл последний человек. Обняла за шею, крепко прижимая к себе, — Можно тебя кое о чём попросить? — влажные глаза смотрели на него с детской наивностью и чистой. Парень кивнул, — При следующем перемещении захвати с собой Крипа и Тедди.

— Он мистер Тедди, Кира, — рассмеялся Виктор, смотря на неё. Внутри всё полыхало. Они провели вместе от силы полгода и сейчас им вновь проходится отпускать друг друга. Забавная параллель. Ведь тогда тринадцать лет назад он провожал её в академию, а теперь она его.

— Да, мистер Тедди, точно, — хмыкнула она. Оглянувшись на ребят, тяжело вздохнула, — Вам пора. Если вернётесь позднее — схлопочете наказание.

— Обещаю, мы будем приходить, как можно чаще, — улыбнулся Вик, повторно обнимая сестру, а после бегло целуя в лоб.

Комната исказилась ярким малиновым потоком. Это был первый раз когда Кира не закрыла глаза от света. Для неё телепортация проходила, как в замедленной съёмке: вначале она отчётливо видела, как растворились их ноги, а после и всё остальное туловище. Лица друзей исчезли в самый последний момент, демонстрируя горечь от расставания.

Пять лет. Если они продержаться пять лет, то вновь будут вместе.

========== Эпилог: пять лет спустя ==========

За окном хлестал ливень — обычное явление для Питера, особенно в летнее время года. Июнь выдался на удивление тёплым, зато теперь в июле погода решила знатно оторваться. Ежедневно проходил холодный дождь, ледяные порывы ветра.

Кира задумчиво следила за бьющими по стеклу каплями. В руках застыла кружка горячего чая, хоть какой-нибудь, но маленькое тепло. Когда дверь в кафе вновь открывается и в помещении заходит очередной посетитель, девушка рефлектно начинает кутаться в мягкий, вязаный кардиган.

Она уже давно потеряла счёт времени. После смены в приюте для бездомных собак, где работает около года, Сменкина заскочила в это небольшое заведение. Хотелось отогреться, выпить горячий напиток и просто отдохнуть вне дома.

Из рядом лежащей сумки доносилось тихое, едва уловимое для человеческого уха сопение. Большая сумка больше походила на переноску. Внутри она была достаточно вместительно для того, чтобы там могла уместиться, к примеру, летучая мышь. Крип знатно вреднечал, когда Кира уходила куда-то без него, поэтому той пришлось таким образом выкручиваться.

— Девушка, — донёсся до Сменкиной голос официанта. С расстеряностью она обернулась к нему, — Извините, но мы закрываемся, — она кивнула, мельком осознавая, что слишком заседелась.

Попросив счёт, всё быстро оплатила и ушла.

До квартиры идти почти двадцать минут. Кира неторопливо шла по улице, держа замёршей ладонью ручку зонтика. По сравнению с утром, дождь чуть снизил напор, но полностью не прекратился. Аккуратно переступая через лужи, старалась не запачкать кроссовки.

Очередной день прошёл в пустом ожидании. Она ждала, очень ждала, хоть обещала ни на что не надеяться. Но время пролетело. Пять лет прошли незаметно. Теперь на месте наивной, расстроенной восемнадцатилетней студентки Академии «Cold» двадцати трёхлетняя девушка, волонтёр в приюте для собак и студентка в медицинском институте.

За прошедшее время Сменкина многое усвоила, в том числе и понимание, что магия не самое важное. Она благополучно живёт и без своих магических способностей, да бывали моменты, когда наступало сожаление и злость на себя за минувшие ошибки, но таких ситуаций с каждым разом становилось всё меньше.

Провернув ключ в замочной скважине, вошла в квартиру. Небольшая, но уютная, обустроеная подстать её натуре. Спасибо родителям, которые помогали и продолжают помогать ей. Эту квартирку отхватил ей отец. Андрей выкупил её у коллеги по работе, что выставил её на продажу. С ремонтом по большей части помагала Татьяна.

Узкая прихожая, которая плавно перетекает в кухню и зал, рядом двери в спальню и туалет. Вообщем-то, и всё. Никаких изысков, зато своё.

— Крип, просыпайся, — проговорила Кира, раскрывая сумку. Глядя питомца по яркой фиолетовой шерстке, улыбалась. Он — единственное напоминание о прошлой, волшебной жизни, — Крип, кушать.

Безотказная реакция. Фамильяр резко распахнул глазки.

— Крип-п-п! — раздался его протяжный тембр. Вылетев из сумки, скорее метнулся к холодильнику, где наверху он обустроел свой небольшой уголок. Там он любил перекусить и, зачастую спал.

— Вот же обжора, — рассмеялась девушка.

Сбросив кардиган и кроссовки, оставив висеть мокрый зонт на крючке для одежды, пошла за Крипом. Тот терпеливо дожидался её на холодильнике, смотря за каждым её действием чёрными глазками.

Его миска наполнилась собачьим кормом, что он очень полюбил. Уплетая за обе щеки лакомство, не упускал возможности протянуть:

— Крип-п-п!

В этот момент в кармане джинсов раздался требовательная трель мобильного телефона. На экране высветился звонивший контакт «мама».

— Алло, — по привычке отозвалась Сменкина-младшая.

— Привет, солнце, — сказала Татьяна, — Чем занимаешься?

— Только пришла домой, — ответила Кира, стоя у окна на кухне и всматриваясь в уже приевшийся пейзаж, — Я засиделась в кафе. Как ты? Папа?

— Хорошо, — голос матери весёлый. Она явно в прекрасном расположении духа, — Папа тут машет и кричит тебе «привет».

— Ему тоже «большой привет».

Они разговаривали несколько минут, пока женщина резко не прервалась. Она скомкано попрощалась и отключилась, не давая дочери и секунды, чтобы задать вопрос.

Сменкина была в непонимании, ведь ранее такого не случалось. Татьяна могла резко завершить разговор, но на это всегда находились веские причины. Но сейчас… Она лишь проговорила, что не будет мешать и обещала позвонить завтра.

Не будет мешать? Чему? Сегодняшний вечер у Киры абсолютно свободный.

Пожала плечами и отвернулась от окна, намереваясь пойти в спальню. Там она бы включила сериал, под который благополучно заднемала. Но… её ослепила резкая малиновая вспышка, не позволявшая ей и шага сделать.

Распахнув глаза, девушка обомлела. На маленькой кухноньке теперь толпилось около десяти человек.

— Ребята? — ей показалось, что происходящее лишь игры её бурной фантазии. Это же не могли быть её друзья. Она ждала их.

— М-да, вот тебе и тёплый приём, — с наигранной обидой отозвался Черных.

За прошедшее время друзья ни чуть не изменились: всё такие же весёлые, задорные и добрые. Хотя может, Сменкиной просто хочется так думать.

— Привет, Кир, — улыбнулся, стоявший впереди Мещеряков. Каштановые волосы, как и его восемнадцатилетней версии, торчат в разные стороны, зелёные глаза смотрят пронзительно, словно заглядывал в самую душу.

Она сорвалась с места. Прямо к нему. Так по-детски повисла на шеи, прижимаясь крепче.

— Год нас не видела и, как будто нас здесь, вообще, нет, — хмыкнула рядом Рыжова, хмуро сдувая с лица рыжие кудряшки.

— Друзей у неё полно, а Арт один, — рассмеялся Виктор, с теплотой смотря на сестру. Хотело скорее обнять её, так будто и не было того расставания.

— Я скучала по вам, — протянула Кира, не отходя от Мещерякова. Они обнимали друг друга, без желания отпускать, — Всем.

— Мы тоже, — рассмеялись Снежка, Маша, Варя, Алёнка, Саша, Фил, Вик, Илья.

— А я скучал больше всех, — шёпотом произнёс Артём.