КулЛиб электронная библиотека 

Хозяйка хрустального замка [Катерина Суворова] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Хозяйка хрустального замка

Пролог

— Нет, нет и нет! — врываясь в тронный зал, кричала маленькая миловидная девушка с огромной копной тёмно-русых волос и длиннющими ресницами. Она буквально метала молнии своими очаровательными карими глазками, намереваясь, как можно серьёзнее напугать местного монарха.

— Кто впустил во дворец эту наглую особу? — вскрикнула одна из придворных дам и попыталась встать на пути непрошенной гостьи. Но не тут-то было, девушка с лёгкостью отпугнула с дороги двух летучих и одну остроухую красотку, просто оскалив зубы.

— Где этот монарший тип, который решил заставить меня, как выразился мой дракон — быть его самкой?

— Что? — взвизгнула высокая стройная красотка с острыми ушками и длинными до пят прямыми волосами. — Его величество женат, и ему совершенно не нужна ещё одна самка.

— Фу, как пошло и противно! — Анюта, облачённая в длинную прозрачную юбку и такой же топ, угрожающе двинулась в сторону говорившей эльфийки, крепко сжав кулаки. Она знала, что драться, скорее всего не придётся, ведь местная знать, будь она трижды неладна, до чёртиков боится простого угрожающего тона.

Странно, как при таких нежных душевных организациях, они умудрились сохранить Тиандел в своих руках, ведь желающих заполучить Белую лагуну было очень много. По крайней мере, так ей рассказывали Карис и Глюк.

— Я требую проводить меня к его Величеству! — громко заявила начинающая чародейка, топнув ногой в сторону перепуганных слуг.

— В этом нет необходимости, дорогая, я весь в твоей власти! — Зычный, но слегка подрагивающий голос монарха раздался так неожиданно и, казалось, так близко, что девушка почувствовала некое замешательство. — Ты так спешила поговорить со мной по поводу нашей предстоящей свадьбы?

Из соседней комнаты показался высокий стройный и до жути красивый эльф с белыми волосами, разодетый во всё зелёное. Даже корона на его венценосной голове была с изумрудным оттенком.

«Хорош!» — подумала Анюта, но отступать не стала. Она почтительно склонила голову, как того требовал местный этикет, но тут же зло взглянула прямо в глаза Тину и прошипела:

— Вы бесцеремонно выдернули меня из прошлой жизни, настояли принять бремя чародейки, кем я на самом деле не являюсь, заставляете целыми днями упражняться в несуществующей магии, а теперь ещё и душу мою решили к рукам прибрать? — гневно сверкала глазами девушка. Она демонстративно скрутила из пальцев пару дуль и ткнула прямо в нос правителя. — А вот фигушки вам, светлейший! Видали?! Я на это не подписывалась, так что, идите вы лесом вместе со своим Тианделом, мифическим замком и вообще…

— Твоя горячая кровь говорит сама за себя — из тебя выйдет превосходная королева.

— У вас уже есть королева и я не собираюсь занимать её место. Понятно?

— Этот вопрос решён ещё с первой минуты твоего пребывания В Белой лагуне! Ты понравилась не только мне, дорогая, но и моему телу!

— Телу? — вскрикнула она. — Три раза фу! Да как вы смеете?! Да, как вам не стыдно?!

Голос Анюты сорвался на визг, и она не сразу заметила, что находится в зале наедине с королём. Все остальные позорно бежали, оставив бедного Тина на растерзание разъярённой чародейки.

— Карис заверила меня, что ты станешь лучшей из королев, а посему, будешь принадлежать лучшему королю! — горделиво выпятив грудь, правитель словно павлин стал вышагивать перед девушкой. — Ты сильна духом и сможешь защитить наше королевство.

Устало выдохнув, Аня грустно взглянула на мужчину.

— У меня уже однажды был жених-тюфяк, и это, между прочим, ничем хорошим не закончилось… Так что, адьёс, амиго! — взмахнув рукой, она опрометью бросилась прочь из дворца. Подальше от этого красивого, но до ужаса неприятного монарха.

Она сегодня же сбежит из этого райского плена, и больше никогда его не увидит!

Глава 1

— Держись, Джек, я сейчас! — миловидная кареглазая девушка изо всех сил вцепилась в страховочный трос и попыталась дотянуться до потерявшего опору парня.

— Энни, я сейчас сорвусь! Мамочки-и-и-и! — истерические нотки в его голосе, словно нож резанули по сердцу. Ведь это именно она уговорила Джека поехать в Йемен, и, если что-то случится, никогда себе не простит.

Эта экспедиция была просто необходима ей для написания дипломной работы в институте, где девушка получала второе высшее образование, и, будучи спелеологом-любителем, студентка поспешила вступить в Национальное спелеологическое Общество в качестве младшего научного сотрудника.

Конечно, она знала, что на базе Общества в ближайшие недели планируется большая спелео-туристическая экспедиция по самым загадочным пещерам мира. Это и было нужно девушке, но оставлять парня, с которым совсем недавно завязались романтические отношения, она не хотела, и пригласила Джека с собой.

«А зря…» — подумала Энни, с волнением смотря на барахтавшегося в воздухе парня. Стенки пещеры в этом месте неожиданно расширяются и без сноровки удержать равновесие не просто.

— Прошу тебя, не нужно так махать руками и ногами, иначе я не смогу стабилизировать твоё положение. — попыталась успокоить парня, но его неконтролируемое поведение лишь усугубляло ситуацию. — Джек, дорогой, прошу тебя успокойся!

Вдруг, трос парня сильно натянулся, приподняв перепуганного горе-альпиниста и резко ослаб, отчего тот, дёрнувшись, словно червяк на крючке, безвольно обмяк.

— Здорово… — выдохнула Энни, и подняв голову вверх, укоризненно взглянула на заглядывающего в чёрную дыру доктора Билли Стойса. — Спасибо, конечно, но теперь он потерял сознание…

— О, — от слов напарника на душе девушки стало совсем не весело.

— Он мой парень, Билл, ты же знаешь, что последние недели Джек места себе не находит, зная, что мы с тобой в одной связке.

— Хм… ревнует? — довольно хмыкнул спелеолог. — Как ты говорила: твои бы слова, да Богу в уши?! Кажется так?

Девушка насупилась, но промолчала. Как же нелегко быть единственной женщиной-спелеологом в окружении молодых и перспективных докторов наук. А их здесь целых двое. И один из них Билл Стойс — её непосредственный начальник и по совместительству старший научный сотрудник научно-исследовательского института.

— Не говори чепухи, Билл, лучше подскажи, каким образом вытащить Джека на поверхность? — прокричала Энни.

— Сейчас позову кого-нибудь… Ну надо же, в кои-то веке удалось так рано начать спуск и на тебе… принцесса не выдержала…

— Билл, прошу тебя, перестань паясничать, поднимай его, иначе и я сейчас потеряю сознание! — что есть мочи закричала девушка.

Доктор Стойс скрылся из вида, а Энни, громко ругаясь поносила его что есть мочи вплоть до того момента, пока его голова вновь не показалась в светлой расщелине на самом верху.

— Энни, подстрахуй этого неудачника, начинаем подъём! — крикнул Билл и отдав приказ кому-то ещё, стал руководить процессом. — Так, осторожно… тяните, так… хорошо…

Девушка, много раз участвовавшая в исследованиях пещер стала самостоятельно подниматься, поддерживая при этом Джека.

— Джек, миленький, ну что ж ты такой?.. — чуть не плача спрашивала она, даже не надеясь на ответ.

— Да баба он! — бросил с верху наглый, настырный спелеолог.

— Билл, ты многого не понимаешь… Ну не все же такие чёрствые, как ты.

— Я не чёрствый, а смелый и решительный! — важно выдал тот, принимая потерпевшего. — Так, Эн, поднимайся, красавец твой пришёл в себя, как только попал в мои крепкие руки.

Поднимаясь на поверхность, девушка не знала то ли радоваться, то ли плакать. Её мечта — спуститься на дно Адского колодца трагическим образом оборвалась так и не успев осуществиться…

Глава 2

— Ну, что ж… помянем, господа туристы, голубую мечту очередного смельчака! — на всю палатку объявил Билл, заводя под руки трясущегося Джека.

— Что ты такое говоришь, доктор Стойс?! — семеня следом, тараторила Энни. — Он просто растерялся при виде необычайного величия этого мистического грота. Сам же говоришь, что от отверстия исходит небывалый магический поток.

— Ну естественно! Знаешь, сколько человек казнили, скидывая внутрь пещеры? Да за многие тысячелетия местные жители только так и развлекались. — уже на большую публику проводил лекцию доктор спелеологических наук. Вокруг собрались проснувшиеся туристы, внимая ценную информацию, которую потом будет можно продать на бесконечных просторах интернета.

— Билл, я прекрасно знаю историю Адского колодца. Именно поэтому я здесь, ты же понимаешь — мистические места, наименее изученные в мире, можно на пальцах рук пересчитать!..

— Верно! — Туристы, столпившиеся вокруг прибывших, с открытыми ртами слушали спелеологов.

— А я намерена изучить всё, что не успели изучить мои родители, слышишь? — на повышенных тонах говорила девушка, крепко сжав кулаки. — И мы завтра в это же время вместе с Джеком спустимся на самое дно пещеры, слышишь?

Перепуганный парень, отрицательно мотал головой, показывая всем присутствующим, что больше не сможет и близко подойти к той страшной яме.

— Нет, солнышко… — заикаясь прошептал он. — Ты туда не пойдёшь! Это не пещера, а огромная бездонная яма.

— Я пойду туда, Джек, с тобой или без тебя! — решительности девушки можно было позавидовать. — … прямо сейчас, и ты никак не сможешь меня остановить!

Она резво крутанулась и почти кинулась бежать, но её остановили сильные мужские руки.

— Стоять, пигалица! Забыла второе правило спелеологов? — строго спросил Билл, разворачивая девушку обратно. — Один спуск в день, и никаких нервов! Спуск в грот с исключительно с холодным сердцем и крепкой психикой.

Он, крепко держа девушку за плечи, проводил её к спальнику и усадил на место.

— Прошу тебя, успокойся… Я понимаю, ты расстроилась из-за нежных чувств бойфренда. Я тебе обещаю, завтра я пойду с тобой, и мы обязательно достигнем дна этого чёртового колодца.

— Чёрта с два! Я сам способен сопровождать свою девушку туда, куда она скажет! — возмущённо заявил Джек, отодвигая от Энни крепкого брутального мужика. — Мы завтра утром вместе спустимся в эту поганую дыру.

— Поганую? — спросила девушка.

— Дыру? — вторил ей Билл с удивлёнными глазами, готовыми тут же сжечь огнём невежественного оппонента, но сдержался и вышел на улицу.

За ним тут же выскочила недюжинная толпа заинтересовавшихся туристов уже жаждущих взглянуть своими глазами на диковинную пещеру изнутри.

Энни подняла взгляд на Джека, тот тяжело вздохнул и уселся рядом с девушкой.

— Ну зачем ты рвёшься внутрь этой страшной пещеры? И у кого вообще хватило ума назвать эту яму пещерой? — запричитал парень. — Давай вернёмся в Нью-Йорк, вот где развлечения! Тусовки, рок-концерты, стритрейсинг…

— Тусовки? — удивилась девушка. — Это всё, что тебя интересует?

— Конечно, нет, солнышко! Поженимся, рванём в круиз. Ты же солидную сумму получила в наследство от стариков…Там точно нет пещер, в которые ты могла бы залезть.

Энни покачала головой и, подперев подбородок рукой, закрыла глаза. Вот значит какая неземная любовь погнала Джека в Йемен… И чувства его, увы, были далеки от романтических.

Девушка с тоской взглянула на бойфренда.

— Ты совсем меня не любишь…

— Что ты такое говоришь? Конечно же я люблю тебя, Энни, просто я очень переживаю! — в сердцах заламывал руки парень. — Ну для чего ты таскаешься по этим никому не нужным пещерам? Зачем тратишь столько денег, вкладываясь в сомнительные экспедиции? И зачем ты думаешь, этот накачанный мачо таскается за тобой, как прикормленный пёс?

Энни с укоризной взглянула на Джека, и только было открыла рот, чтобы возразить, как он продолжил свою эмоциональную тираду:

— Да потому, что ему нужны твои деньги, дорогая. Он, как пиявка высосет из тебя всё состояние и бросит умирать в какой-нибудь очередной чёрной дыре.

Деньги, деньги, деньги… Раньше Энни не замечала такой корысти в соседском парне, разве что он пару раз попросил девушку заплатить за их ужин в ресторане. А его мать, которая всегда буквально заглядывала ей в рот, пытаясь изо всех сил свести своего единственного сыночка с помешенной на учёбе соседкой?! Неужели и она делала это не из любви к сыну, а из банальной корысти?

Ничего не ответив, Энни встала и вышла из палатки, туда, где Билл с тремя помощниками-альпинистами уже проводил инструктаж с туристами-любителями, горящими желанием своими глазами увидеть то, что ещё никто никогда не видел.

Глава 3

На сегодняшний день, к счастью, желающих было не много, и инструкторы-альпинисты справились со спусками сами, Энни, Билл и Стив — второй помощник доктора Стойса, страховали туристов на поверхности.

Как они и предполагали, ни один из смельчаков не рискнул спуститься в грот больше, чем на сто пятьдесят футов, а потому к обеду все благополучно вернулись на поверхность, восторгаясь размерами и аурой Адского колодца. Руководители экспедиции собрали всю амуницию и отправились по своим палаткам — надвигалась песчаная буря, а находиться в это время на плато было очень опасно.

Джек встретил Энни у входа, заботливо отряхнул её одежду от песка и пыли и, взяв за руку, отвёл в сторону, так, чтобы их никто не подслушал.

— Прости меня, малыш, я честное слово очень переживаю… — сложив губки бантиком промямлил он. Девушка, не желая устраивать сцен при посторонних людях, просто промолчала и кивнула головой — разговаривать ей сейчас совсем не хотелось.

Ещё будучи у грота, она твёрдо решила дать отставку неудавшемуся ухажёру, а пока она будет продолжать изображать идиллию, дабы лишний раз не веселить доктора Стойса. Энни позволила парню взять её за руку и завести внутрь огромной палатки, где расположились все спелеологи и часть туристов. Все наспех перекусили и, изрядно вымотавшись, улеглись отдыхать, и только Джек постоянно что-то щебетал Энни на ухо, мешая забыться.

Буря была в самом разгаре, ветер выл так, что хотелось заткнуть уши, чтобы не слышать этого противного звука — словно кто-то стонет от невыносимой боли, поэтому девушке удалось уснуть лишь спустя пол часа.

Удивительно, но во сне она видела родителей и своё беззаботное детство. Как мама приучала Анютку к жизни не в доме, а палатке, к жаре и холоду, к сухим ветрам и гнетущей, почти вязкой темноте. Отец же давал необходимые наставления относительно спусков и подъёмов, учил карабкаться по отвесным скалам и скользким поверхностям. Они-то и привили дочке любовь к науке — спелеологии, которой она решила посвятить всю свою жизнь.

Она знала, что родители после свадьбы составили свой список пещер, которые хотели изучить, но не успели. Энни хранила его, как самый ценный подарок, преподнесённый жизнью. И девушка торопилась… она хотела успеть за себя и за них. Поэтому, темой дипломной работы она выбрала: «Самые загадочные пещеры мира и их карстовые отложения».

Тема была одной из самых востребованных, а потому за неё пришлось буквально сражаться с лучшим студентом курса. И вот, она победила!

Значит, нельзя отступать, нельзя сдаваться, когда осталось сделать лишь один шаг! И Энни, вернее Анютка, как звала её мама, обязательно его сделает! И плевать на слишком нежные чувства Джека и постоянные заигрывания Билла, плевать на непогоду и скорое окончание спелео-туристической экспедиции.

Девушка резко села на спальнике, в твёрдой уверенности, что следующим утром непременно спустится на самое дно Адского колодца!

— Энни, ты проснулась? — услышала она глубокий голос Билла. — Отлично. Пока все спят, предлагаю спуститься в грот. Солнышко уже встало…

— Солнышко? Уже утро? — округлила она глаза. — Неужели я так долго проспала?

— Да, видимо ты так вымоталась, что отключилась почти на сутки. — усмехнулся Билл. — Зато есть плюсы — Местные божества угомонились, песчаная буря улеглась и, сейчас нам ничто не мешает приступить к исследованию колодца. Думаю, часа четыре у нас есть.

— Да, только, нужно немного перекусить…

— Я только что сварил кофе и сделал пару сэндвичей. Прошу к столу. — он театрально показал рукой дорогу к столику, и Энни невольно улыбнулась.

— О, благодарю, доктор Стойс, вы так любезны!.. — отозвалась девушка. — Надеюсь, вы мне тоже составите компанию в самом страшном колодце этого мира?

— А как же?! — разливая кофе по чашкам, проговорил он. — Ты всегда можешь на меня рассчитывать, крошка.

— У неё есть на кого рассчитывать! — раздалось из-за спины. Позади стоял Джек и, скрестив руки на груди с вызовом смотрел на Билла. — И пойду с Энни я!

— Ага, мы уже имели удовольствие созерцать твоё бессознательное тело на страховочном тросу.

— Просто на глубине мало кислорода, вот я и потерял сознание. — стал оправдываться парень, но выглядел при этом глуповато, и Энни стало его немного жаль.

— Отлично, Джек, если ты готов, пей свой кофе и вперёд, вернее вниз! — хохотнула она. — Билл, подстрахуешь?

Энни искренне надеялась, что, достигнув дна и собрав ценные материалы для исследования она непременно переубедит Джека. Он, увидев своими глазами всю красоту пещеры и почувствовав её мистику, непременно изменит своё мнение.

— Да куда ж я денусь-то? — ухмыльнулся он. — В конце концов, образцы я возьму завтра, да и пещеру осмотрю тоже.

После лёгкого завтрака вся троица, собрав амуницию направилась к месту спуска. Каждый думал о своём. Энни мыслями была уже на дне грота, там, где ещё не ступала нога человека, Билли думал о том, как было бы прекрасно, если бы этого нежного сопляка вообще не было поблизости. А Джек в свою очередь, жалел, что потащился на край света, ради того, чтобы Энн узнала о его боязни высоты…

Глава 4

Подготовка к спуску прошла, как всегда, без сучка и задоринки. Каждое движение профессиональных спелеологов было отточено до тонкостей: надели, застегнули, подтянули, подкрутили, проверили… Страховка при спуске на глубину — самое важное, и Билл Стойс всегда уделял этому огромное значение. За это девушка и уважала своего друга, доверяя ему, как самой себе.

Первой в жерло выдвинулась Энни, дождалась Джека и вместе с ним стала потихоньку спускаться всё глубже и глубже. Говорить совсем не хотелось, девушка молчала, наблюдая как трясётся от страха её бойфренд, и пользуясь очень медленным темпом спуска, успела взять несколько интересных образцов карста.

— Билл, сколько футов наши тросы? Ты уверен, что нам хватит длины? — крикнула девушка, ещё видневшемуся сверху Биллу.

— Больше пятисот футов, думаю этого будет достаточно.

— Пятьсот футов? — вскрикнул Джек и часто задышал. — Да вы в своём уме? Я на это не подписывался!

— Джек, успокойся, ты же со мной! Всё будет окей! — уверенно проговорила девушка.

— Окей? — уже почти визжал парень, вновь впадая в панику. — Какой окей? Я не собираюсь подыхать здесь на глубине, слышишь? Мамочки-и-и-и…

— Хорошо, хорошо, только успокойся. Давай сделаем так: ты останешься на этой высоте, а я одна продолжу спуск. Мне это необходимо, понимаешь?

— Да ты просто идиотка! — в ярости закричал парень, пытаясь поймать страховочный трос, с помощью которого они должны были подниматься наверх. — Мечтаешь сдохнуть в этом тёмном склепе, пожалуйста!

— Билл, подстрахуй нас, пожалуйста, поднимаемся. — разочарованно крикнула Энни и чуть не плача, стала потихоньку подниматься, стараясь не смотреть на Джека.

Доктор Стойс, слыша в голосе Энни отчаяние, вновь прибег к беспроигрышному трюку — потянул за трос парня, приподняв его на несколько метров и резко отпустил. Пары секунд в свободном падении таким смельчакам хватает, чтобы потерять сознание и не мешать при их подъёме на поверхность.

Вскрикнув, Джек вновь обмяк, безвольно болтаясь под потолком колодца.

— Что? Ты, разве не собираешься продолжить спуск? — удивлённо спросил доктор. — Не пугай меня, крошка, такая возможность сегодня может уже не представится. Ты же понимаешь, когда проснутся все туристы, отбоя от этого маршрута не будет до позднего вечера. А в сумерках спускаться в адский колодец тебе не позволят проводники.

— Чепуха… — иронично фыркнула девушка, пытаясь поймать парящего под сводом самой таинственной пещеры парня. — Главное спасти Джека!..

— Ты немного не точно расставила приоритеты, дорогая. Мы оба с тобой знаем, скольких сложностей нам стоило уговорить руководство на эту авантюру.

— Ой, не скромничай, пожалуйста, ты прекрасно понимаешь, что, если затея сулит Обществу несколько тысяч долларов, перед нами откроют, пусть не все двери, но многие точно. — ответила девушка другу.

Это именно Билл — её старый знакомый по палеонтологическим экспедициям, в которых она участвовала вместе с родителями, вплоть до того трагического случая, помог Энни устроиться в институт.

Бандитов, которые ограбили и расстреляли яхту, на которой родители девушки встречались с потенциальным работодателем, так и не нашли. В тринадцать лет Энни, вернее Кольцова Анюта осталась совсем одна. Тогда-то старые друзья отца и матери из Америки усыновили девочку и увезли в Америку. А когда ей исполнилось уже двадцать, ушли и вторые родители, но успели дать приёмной дочке отличное образование, оставили огромный дом и немалый годовой доход.

— Билл, я тебя очень прошу, тяни трос Джека, ну не оставлять же его здесь без сознания! — не сдерживая эмоций закричала девушка. — Я постараюсь до него дотянуться.

Энни изо всех сил стала раскачиваться, протягивая руку к парню.

— Неужели ты действительно влюблена в этого слизняка? — хохотнул спелеолог. — Может устроим ему настоящее посвящение?

— Ни в коем случае! Ты же видишь, какой он…

— Нежный? Чувствительный? — уже откровенно посмеивался Билл. — Сейчас кто первый решиться подойти к чёртовому месту, тот и поможет мне с твоим цветочком! Ну, скажи мне, Энни, зачем он тебе нужен? А если он не дай господь мумию увидит или гремучую змею? Помрёт же со страху!

Девушка, чуть не плача раскачивалась на тросе, и в какой-то момент ей, наконец-то, удалось ухватиться за рубашку Джека и подтянуть его к себе. Парень медленно открыл глаза и, увидев вокруг темноту, снова запаниковал.

— Энни, Энни…

— Тише, тише, я здесь, держу тебя, только пожалуйста успокойся, сейчас нас поднимут. — девушка крепко обняла бойфренда, но тот ничего не понимая стал метаться из стороны в сторону, размахивая руками, дёргая за тросы и хватаясь за крепежи. — Джек, это я! Нет…

— Энни! — в ужасе закричали оба мужчины, когда девушка резко сорвалась и с криком полетела вниз, в кромешную темноту — на дно адского колодца — самой мистической пещеры Йемена.

В голове пронеслась лишь одна мысль: «Да уж, не так я планировала спуститься вниз…»

Глава 5

Почувствовав, что срывается, Энни не успела ухватиться за трос Джека, а сам он, кажется, даже и не пытался её удержать. Девушка с диким криком полетела вниз в вязкую темноту, мгновенно поглотившую её с головой. Лишь тусклый свет от налобного фонарика Энни, ещё несколько раз вырывался из мглы, в надежде ухватиться за спасательный трос, прежде чем окончательно сгинуть.

Срывающимся голосом она визжала, хотя прекрасно понимала, что никто и ни что не сможет спасти её. Снизу вверх наверняка давно уж выросли огромные сталагмиты, о которые она сейчас разобьётся…

А ведь всё могло быть иначе! Зачем она вновь рискнула и пошла на спуск с Джеком? С этим трусливым маменькиным сынком… Нужно было проявить жёсткость и отказать ревнивому «Отелло». Билл никогда не допустил бы подобной ситуации. А теперь…

Мысленно понося Джека практически самыми нелестными словами, Энни летела сквозь темноту пещеры к собственной гибели и не было ничего, что могло бы как-то облегчить её судьбу. Впереди неизбежная смерть…

Девушка мысленно подготовилась к сильнейшей боли, ведь от падения с такой высоты от неё вряд ли останется мокрое место. Как в детстве говорила мама: «Вот тебе, Анечка и сюрприз!» Почему-то в последние мгновения перед смертью, девушка вспомнила именно это выражение. Но, это последнее мгновение, почему-то упорно не хотело наступать.

«Ну ничего себе, колодец!..» — подумала Энни. — «Да уж, пятисотфутового троса вряд ли хватило бы… Как там Билл? Наверняка с ума сходит от горя. А Джек?»

Вновь мысленно возвращаясь к несостоявшемуся жениху, девушка, в сердцах пообещала высшим силам приходить к этому ненормальному в виде привидения. Вот уж она устроит этому «цветочку» «весёлую» жизнь… Психушка ему точно обеспечена!

Решив принять смерть достойно, Энни крепко зажмурилась и сложила руки на груди. Готова. Но, время словно остановилось.

Почему так долго-то? Снова открыла глаза и почувствовала, как погружается во что-то холодное и желеобразное. Вода? Зажала нос и приготовилась к погружению, но и его тоже не последовало. Меж тем желеобразное пространство длилось несколько минут, а затем вновь началось свободное падение.

«Когда же конец? Где туннель и белый свет? Где архангел, наконец? Ведь это он должен встречать новопреставленных у райских ворот». - мысли одна за другой проносились в голове, пока Энни камнем летела вниз, и с громким звуком не плюхнулась в воду.

Окружённая миллиардом крохотных пузырей, она погрузилась в необычайно холодную воду на огромную глубину, где не было ни лучика солнечного света. Конечности девушки сводило судорогой, а лёгкие лопались от нехватки воздуха. Из последних сил борясь с огромной толщей воды, она барахталась, повинуясь стремлению выплыть наверх, но потерпев неудачу, всё же сдалась.

Энни уже не видела, как неведомая сила закружила её, словно пушинку на ветру и рванула вверх, едва не переломав девушке кости.

— Ты правда думаешь, что это она?

— Конечно! Смотри, какая красавица!

— Красавица? Эта странная одежда… Я не так себе её представлял.

— Я тоже, но мы не можем не обращать внимания на главные предзнаменования: три месяца засухи сменились тремя месяцами дождей. Значит пришло время, и она пришла.

— Но почему она такая маленькая? Как она будет сражаться?

— Не всякая битва нуждается в силе. К тому же, до этого ещё очень далеко… А сейчас, разбуди её.

— Вставай! — громкий крик прямо в ухо, мгновенно привёл в чувство бессознательную девушку. Она резко открыла глаза, и, резанувший по зрительным нервам кипельно-белый свет ослепил, не давая возможности осмотреться.

— Мамочки-и-и-и! — завизжала она и вновь зажмурилась.

«Не может быть, уже умерла? Без боли? Спасибо тебе, Господи!» — подумала Энни и стала приглядываться к окружавшему её тому свету. Она помотала головой, потёрла веки и вновь попыталась что-нибудь разглядеть.

Странно, но перед глазами было всё так же бело. Нерешительно встав на ноги, она на полусогнутых шагнула в кисельный туман в надежде увидеть большие резные ворота с ангелами по краям. Рай он ведь такой?

— Куда это она? — услышала девушка приятный, почти что детский голосок. Видимо, ангелы играются с новой подопечной, наблюдая за ней издалека.

Энни сделала ещё несколько шагов и уткнулась носом во что-то тёплое и мягкое. И это что-то недовольно запыхтело…

Глава 6

— Кто здесь? — спросила Энни и стала трогать руками то, во что воткнулась. Это было нечто мягкое и безумно приятное на ощупь, и девушка с замиранием сердца стала его жамкать, блаженно улыбаясь.

— Хих… щекотно… — засмеялся кто-то.

— Ой! — она испуганно отскочила в сторону и наступила на что-то, вернее кого-то маленького и громко визжащего.

— Ай, больно-о-о!

— Простите… Почему я вас не вижу? На этом свете так ярко, что я ослепла? А вы, наверное, ангелы?

— Ослепла? — раздался первый голос.

— Зачем нам слепая чародейка? — затараторил второй. — Чем она сможет помочь Тианделу? Оставайся здесь… мы скоро.

Девушка из этой болтовни совсем ничего не поняла, но на всякий случай просто села по-турецки и стала вспоминать молитвы. Ведь после смерти именно это должно помочь её бедной душе отправиться в дальнейшее путешествие. Если это, конечно, рай!

Хотя, падала-то она совершенно определённо вниз, а не возносилась наверх… После этой мысли, Энни стало по-настоящему дурно.

Когда слова, заученной когда-то молитвы, только-только стали приходить на ум, девушку неожиданно взяли за шкирку и бесцеремонно забросили на какую-то мохнатую гору.

Почувствовала, что кубарем летит вниз, она завизжала что есть мочи и ухватившись за длинную шерсть, повисла в воздухе. Вдруг, гора пошевелилась и расставив огромные крылья взмыла в воздух.

— Господи, иже еси на небеси. Да светится имя твое, да придет царствие… — неистово молилась она, борясь с вновь охватившем её ужасом.

— Кхе, кхе… простите, немного не понял… — услышала Энни.

— Кто здесь? — испуганно прокричала девушка, крутя головой в поисках таинственного собеседника, но никого не увидела, и прошептала себе под нос. — О, Боже, это глюк, обычный глюк…

— Глюк?.. Хм… Так меня ещё никто не называл. Но мне нравится! — вновь прогремело неподалёку.

— Это сон, это не может быть правдой… Почему я всё ещё в сознании и ничего не вижу?

— Оракул сказала, что ты сама не хочешь нас видеть, иначе, давно бы уже прозрела. — пропищал кто-то за спиной девушки.

— Что вы, дорогие ангелы, я летела так долго, что успела подготовиться к смерти и встрече с вами. И я очень хочу вас видеть!

— Значит, тебе нужно покрепче зажмуриться и заставить свои глаза увидеть этот прекрасный мир.

«Бред!» — подумала Энни, но всё же сделала так, как ей велели: крепко зажмурилась и стала внушать себе, что мечтает открыть глаза и увидеть всё, что происходит вокруг.

— Ну, как? — нетерпеливо спросил чей-то голос. — Видишь меня?

Девушка потрясла головой и, открыв глаза, заметила, что лежит на спине огромной птицы, вцепившись обеими руками в её белоснежные перья.

— Ну ничего себе, всем ангелы достаются, а мне курица? Или в раю что-то пошло не так?..

— Ку-ку-курица??? — возмущённый голос птицы слегка испугал девушку. Хотя, после смерти уже ничего не страшно.

Стремительно теряя высоту, пернатое существо стало камнем спускаться вниз. Дух Энни снова захватило от такой скорости, и девушка вновь принялась громко молиться, а странная птица утробно захохотала.

«Странный звук, словно под водой кто-то пукнул». — подумала Энни.

Усилившийся хохот не смолкал пару минут, пока странное существо, несущее девушку на спине, не приземлилось. На самый пик высоченной скалы.

Увидев это, Энни подумала, что сейчас её снова столкнут в пропасть, и ещё крепче вцепившись в огромные перья, подумала:

«Да когда же это всё закончится? Скорей бы уже умереть по-человечески».

— Умереть? Вот с этим могут возникнуть проблемки. — огромная крокодилья морда с четырьмя рогами смотрела прямо на девушку, развернув шею на сто восемьдесят градусов.

Сердце Энни оборвалось, она, не мигая смотрела в жёлтые звериные глаза и крестилась.

— Чёрт?..

Глава 7

«Удивительно, как подсознание, находящееся по ту сторону смерти, легко возвращает закоренелых атеистов в лоно веры». — промелькнуло в голове Энни.

— К…к…кто ты? — Побледневшая девушка, боялась пошевелиться, чтобы не свалиться вниз.

— Сама же сказала — Глюк! — горделиво распушив перья отозвалось чудовище.

— Вижу… — дрожа от страха пробормотала Энни. — Я ничего не понимаю. Я ещё жива и брежу, или умерла и попала в ад?

— Ты хотела сказать в Аду? А вообще-то, это Тиандел. — раздался сзади писклявый голосок и на плечо Энни запрыгнуло нечто странное — белоснежный пушистый колобок с огромными голубыми глазами и маленьким ротиком.

В испуге девушка громко вскрикнула и скинула не ожидавшего зверька прямо в пропасть.

— Ой… кто это? — спросила она, словно извиняясь за странную реакцию.

— А, это? — кивнуло чудовище в сторону улетевшего чудика. — Это мой друг…

— Кажется, я его убила… — не вынеся очередного потрясения девушка вдруг обмякла и рухнула на спину Глюка.

— Бесподобно! Кажется, наша красавица потеряла сознание… — сказал пушистый комок, порхая над пропастью.

— Нужно срочно доставить её к Оракулу. Пусть сами решают, как с ней поступить. — отозвался Глюк и взмыл над пропастью. — Держи её, а то свалится.

— Эх, жалко, что она не увидит всю красоту Тиандела. — пискнул колобок, приземляясь на спину друга.

— Как ты думаешь, это точно та, которую ждут оба правителя, или просто залётная птаха? — спросил Глюк, набирая скорость.

— Оракул разберётся… Но мне она уже нравится — скинула меня в пропасть, но раскаялась, и даже в обморок грохнулась! А красотка какая?! — Колобок, не отрывая глаз смотрел на прекрасное лицо девушки. — Только одежда на ней странная какая-то…

--

Вся троица, спешно передвигаясь по небу, даже не заметила, что за ними неустанно следило две пары глаз. Незнакомцы, стараясь передвигаться по затенённым участкам, быстро нагоняли путников, сокращая расстояние до вожделенной жертвы. Но пока они будут держаться в тени. Ещё не время открывать своё присутствие этим странным тварям. Пока, не время…

--

Глюку хватило всего несколько минут, чтобы достичь сердца Тиандела — Белой лагуны, окружённой с трёх сторон высокими отвесными скалами, за пределы которой не может выйти даже самый мелкий из её обитателей.

Красота этого места давно воспета всеми поэтами окрестных миров. Как его только не называли: Белая лагуна, Сверкающий прибой, Пенное место… И каждое из этих название необыкновенно подходит этому завораживающему месту.

Уютно расположившись на стыке трёх миров и перекрёстке разных потоков магической энергии, Белая лагуна давно снискала славу самого загадочного и магического места всего Аду. А потому от попыток захватить святилище магии трёх государств, нет отбоя: то дворфы, раззадоренные старинными легендами кинуться со своими кирками на неприступные скалы, то глупенькие самулеки рискнут зайти в лагуну со стороны моря, то алчные демоны из соседнего мира попытаются пробить магический щит.

К счастью, до сих пор жителям Тиандела удавалось сдерживать натиски недружелюбных соседей, но разведчики короля Тина, донесли о намерении вражеских кланов отыскать упоминающийся в легендах призрачный Хрустальный замок.

Тот человек, которого замок примет за своего хозяина, будет править миром, а значит подчинит враждебные расы и приручит всю непокорную магию, которая уже долгие столетия обрушивает на жителей мира — Аду жуткие катаклизмы. Но вот незадача — легенда гласит, что найти его сможет лишь призванная шаманами чародейка. И её вновь призвали…

Теперь, по донесению дозорных, границы, как его ещё называют Белого государства, неотступно патрулируют вражеские отряды, а некоторые лазутчики всё же пробрались на чужую территорию и отслеживают малейшую активность. А активность есть и ещё какая! Озеро мёртвых душ, охраняемое белым драконом Тиандела, где обычно появляются чародейки-иномирянки, призванные местными шаманами, в последние пару месяцев стало очень популярно среди вражеских шпионов. И они дождались!..

Теперь всё зависит от последнего белого дракона — защитника чародейки и её маленького фамильяра.

Глава 8

— То, что вы доставили чародейку в Белую лагуну, конечно, добавляет вам значимости, уважаемый дракон, но…

— Глюк! Так назвала меня чародейка.

— Странное имечко… но, всё же, вы должны были по дороге в святилище рассказать девушке о её предназначении, а вы, простите, так напугали бедняжку, что она потеряла сознание. — недовольно пробурчала дряхлая старуха — последний оракул, рождённый в Аду за последние несколько сотен лет, исподлобья поглядывая на заглядывающего в окно дракона. — Время идёт на дни, вражеские шпионы в любое время могут проникнуть в гавань и выкрасть чародейку. Представьте, что случится, окажись замок на стороне дроу или дворфов…

— Моя задача — охранять её, а кто сообщит бедняжке о её страшной участи, меня не касается. — прорычал дракон, ощетинив на голове хохолок из жёстких перьев.

Пусть внешний вид пушистого, словно райская птаха, дракона не так уж и страшен, но вряд ли в магическом мире Аду найдётся смельчак, способный ему противостоять. За весьма миролюбивой внешностью скрывается сильнейшее, до кончиков когтей справедливое создание, созданное много веков назад специально для защиты пришлой чародейки.

Нет, сам Глюк, конечно же не так стар, ему едва исполнилось сотня лет, что по меркам драконьей жизни не так уж и много, но, если учесть, что из своего вида остался лишь он — его чародейка — последняя надежда Тиандела.

— Ну-ну, не ерепенься, пернатый. Так и быть, сама поговорю, но учти, обучать девушку магии придётся тебе. Она жила в мире без магии, так что…

— Как это без магии? — оскалился дракон. — Что за странный мир?

— Все, некогда призванные в наш мир чародейки приходили оттуда. Всю жизнь нерастраченная магия лишь копилась в их телах, делая хозяек необычайно сильными. Эта, — старуха кивнула в сторону лежащей на кровати девушки, — не исключение. Да смотри, будь осторожен, не то эта малявка подпалит твои белоснежные перья. Чую, сила в ней таится немалая…

— Мне нужен помощник, Карис. — попытался возразить Глюк.

— Кто из грохов первым коснулся чародейки? — строго взглянула на него оракул.

— Самый младший, боюсь ему бремя фамильяра пока не под силу…

— Чепуха! Его сила будет равной силе чародейки. — сверкнула глазами старуха и вновь уставилась на Энни. — Если всё сделаешь правильно, думаю, на этот раз мы одержим победу.

— Что говорит правитель? — настороженно спросил дракон, не сводя глаз со своей подопечной. — Будет ли у девушки дополнительная защита?

— Зачем? Лучше тебя с этой задачей не справится никто. К тому же, природная способность к трансформации, делает тебя практически непобедимым.

— Что? Трансф… — возмущённо запыхтел тот. — Последние три поколения моей семьи уже не умели делать этого…

— Это от слабости пришлых. Эта же девушка сильна, как никто из ранее призванных! — взметнув палец вверх, провозгласила Карис. — Всё, не спорь с оракулом! Сейчас шаман приведёт её в сознание…

В комнату вошла полная женщина с татуировками по всему телу, одетая в набедренную повязку, лёгкий топ и высокие красные босоножки.

Расставив вокруг кровати, на которой лежала Энни, несколько горшочков с дымящимися травами, она начертила на лбу девушки какой-то странный знак и, закатив глаза стала громко читать заклинания. После часа напряжённых песнопений и ритуальных танцев вокруг кровати, девушка наконец-то приоткрыла глаза и, увидев перед глазами размалёванное лицо шаманки, быстро заморгала и зажмурила глаза.

— Господи, что же такое происходит? То лохматые крокодилы с Колобками мерещатся, то чучело на чёрта похожее… — и скосив глаза в сторону старухи, — то мумия египетская.

— О, приветствую тебя, чародейка…

— Чародейка? — округлила глаза Энни, привстав на кровати. — Кажется, вы меня с кем-то спутали. Я учёная, понимаете?! Спелеолог-карстолог… специалист по пещерам.

— Вы очень сильная волшебница, дорогая, поэтому и были призваны нашими шаманами. Наш мир очень нуждается в помощи. Как ваше имя?

— Энни. — сказала девушка, массируя пальцами виски.

— Нет, вас зовут иначе… — вглядываясь в её глаза, проскрипела оракул.

— Э… Аня, Анюта, Анна. — взглянув на улыбающуюся старушку, выпалила девушка.

— Да, мы ждали чародейку Анюту уже добрых пару сотен лет.

— Сколько? Да мне всего двадцать… Но, прошу вас, зовите меня Энни, я давно отвыкла от старого имени.

— В нашем мире, деточка время идёт совсем иначе…

— Странно это всё… Я же просто сорвалась со страховочного троса и упала в Адский колодец.

— Правильно. Это и есть портал. Приветствую тебя в Аду чародейка Энни. — с широкой улыбкой на устах Карис стала поздравлять ошеломлённую девушку.

— В Аду? — она подскочила на кровати, хватаясь за сердце. — Я же, кажется, ещё не успела так нагрешить, чтобы к чертям на сковородки угодить! За что, Господи, за что?

Энни стала метаться из стороны в сторону, но не заметила вокруг ничего, что могло бы напомнить ей страшные картинки с изображением адских котлов, чертей и демонов. Вдруг, она вспомнила двух ангелов, встретивших девушку на этой стороне.

— Странно, ничего не понимаю…

Глава 9

— К каким чертям? — удивилась Карис. — В нашем мире много разных тварей, но никаких чертей я не припомню. А мне уже почитай триста годочков.

— Фух, Слава Богу! А я, точно не сошла с ума? — тихо спросила девушка, но, замотав головой, всполошилась. — Нет, я определённо рехнулась… Такого просто не бывает…

— Ничего, привыкнешь! — донеслось из окна и в проёме показалась огромная белая, драконья голова с хохолком из перьев и четырьмя рожками.

— Это он! — неожиданно громко закричала девушка, показывая пальцем на Глюка. — Я его видела!

— Это твой защитник. — спокойно сказала Карис, взяв Энни за руку. — Он и твой маленький фамильяр всегда будут рядом.

— Зачем? Он же может меня сожрать…

— Я? — удивлённый взгляд дракона скорее успокоил, нежели напугал. — Я ж травоядный…

Неожиданно в окно влетел небольшой пушистый шарик. С громким свистом он шмыгнул в сторону девушки, и кинулся её щекотать. Она же снова схватила наглеца и откинула в ноги кровати.

— Кто этот зверёк? — вытаращив глаза, спросила она у оракула, но та будто не слышала. — Это мой фамильяр? А что это значит, и какую помощь я должна оказать вам?

— Не мне, а всему Тианделу. Но об этом пока рано говорить. Нужно первым делом пробудить твою магию.

— Простите, конечно, но вы действительно ошибаетесь — во мне нет ни капельки магии… исключительно знания. — выпалила девушка. — А раз уж мы со всем разобрались, не могли бы вы отправить меня обратно? Билл наверняка места себе не находит…

Обычно суровая Карис широко улыбалась, предвидя ту мощь, которой одарила природа эту милую девчушку. Пусть она не совсем похожа на неё — коренную тианделянку, имеет светлую, почти белую кожу, огромные карие глаза и маленький аккуратный ротик, да и росточком гораздо ниже. Зато, чувствует сердце — она та самая!

— Ты видишь гроха, и даже можешь прикоснуться к нему… — загадочно сказала старуха. — А это, поверь мне, под силу лишь чародейке, ибо этот милый малыш — часть твоей магии.

— Вы серьёзно? — удивилась Энни. — То есть вы его не видите?

— Нет, конечно, но я чувствую, что он здесь. Он не оставит свою хозяйку никогда.

— Странно всё это… Ещё на рассвете я была спелеологом Энни Брайт, а сейчас — чародейка с лохматым Колобком и собственным защитником в виде пернатого ящера. На самом деле очень сложно поверить во всё это.

— Даю тебе время до утра, чтобы привыкнуть к новой жизни. Через две зари мы с тобою идём во дворец на поклон к самому правителю Тиандела королю Тину. Там-то ты, голубушка моя, и узнаешь о своём предназначении.

— Предназначении? Надеюсь, меня не скормят огнедышащему дракону… — буркнула девушка, скосив взгляд в сторону окна. Старуха лишь ухмыльнулась.

— Сейчас принесут напитки. Твёрдая пища сегодня противопоказана из-за долгого перемещения, но не переживай, фруктовый нектар полностью утолит твой голод. — протянула Карис и хлопнула в ладоши. В комнату тут же впорхнули две девушки, неся подносы с дымящимися чашками, графинами, бутылями и прочими сосудами.

Причём впорхнули они в прямом смысле этого слова — на маленьких пчелиных крылышках…

Анюта во все глаза уставилась на странных представительниц местных жителей. Маленькие усики на голове и крылышки говорили об их принадлежности к насекомым, хотя внешний вид больше напоминал человеческий… И уж совсем неожиданным являлись их длинные с кисточками хвосты, на которых девушки искусно крутили серебристые подносы.

Ароматы, не знакомые обонятельным рецепторам девушки, тут же заполнили всё пространство, щекоча в носу приторной сладостью.

— Это фелии, самые симпатичные существа нашего мира. Они никогда не причинят вреда, но и помощи не жди, если ничего не можешь дать взамен. — предостерегла её оракул и направилась к выходу. — Оставляю тебя на попечение твоего защитника.

— Постойте. — остановила её девушка. — Скажите, есть ли здесь обычные люди?

— Есть, конечно, но с ними ты вряд ли встретишься… Они обитают на дальних островах. — ответила старуха и, открыв третий глаз, неожиданно появившийся на её лбу, впала в транс. Она что-то мычала на непонятном языке и… парила над полом в голубой дымке.

Энни громко икнула, пытаясь успокоиться от пережитых за день потрясений и вжалась в подушку.

— Не бойся, Карис просто грезит. — пропищал на ухо мохнатый голубоглазый комок, взобравшийся к ней на плечо.

«А он симпатичный» — промелькнуло в голове девушки.

«Ага». — прозвучало там же.

Так же внезапно, как и начала грезить, оракул заговорила:

— Путь твой ещё не определён, чародейка. Но войдя во тьму, до света доберёшься не скоро. Держись друзей и обходи стороной остроухих. Более всего опасны те, что меньше ростом. Магия твоя скоро проснётся, и будет колодец сей неиссякаем долгие столетия. — и, вдруг рухнув на пол, старуха закричала: — Забудь прежнюю жизнь, она станет мешать достижению цели! Спаси наш мир, ибо участь его незавидна!

Проговорив это, Карис заискрилась и растворилась в воздухе, оставив перепуганную девушку наедине со своими мыслями. Даже Колобок куда-то исчез, и драконья голова больше не заглядывала в окно. Энни осталась одна…

Глава 10

Оставшись одна, девушка наконец-то смогла оглядеться. А посмотреть было на что: Резные арочные потолки были сплошь затянуты вьющимися дикорастущими растениями и скорее затеняли от палящего солнца, нежели защищали от осадков. Стены были такими же, за исключением лишь того, что они были сплошь увешаны разными диковинными фруктами, но отведать их она не решилась — во-первых, Энни таких ещё никогда не видела, а во-вторых, как сказала та странная старушка, сегодня ей можно только пить напитки. Поэтому, отпив из дымящейся кружки приторно-сладкого нектара, она решила немного прогуляться по новому миру.

Отворив дверь, девушка с замиранием сердца ступила на серый с белыми искрами песок. Возле домика, в который её поселили, росли диковинные растения — мелкие цветочки лазурного цвета при лёгком ветерке срывались со своих стебельков и медленно парили в воздухе, а огромные, похожие на пальму деревья, словно дышали. Они шевелили огромными листьями, обмахивая девушку от летней нестерпимой жары.

— Вау, как клёво! — выдохнула Энни, с удовольствием ощущая прохладный ветерок на разгорячённой коже.

Чуть поодаль стояли такие же небольшие домики, отдалённо напоминающие лёгкие летние беседки, густо затянутые тёмно-зелёным плющом. Ребятишки, похожие на маленьких остроухих гномов, весело резвились на берегу шикарного морского залива, который и привлёк внимание девушки.

Голубые воды, щедро приправленные белой пеной, плескались чуть поодаль, образуя просто невероятного вида залив.

— Вот это красота! — восхищённо протянула девушка, не сводя взгляда с чудесной лагуны, которую окружали высокие неприступные скалы. — И всё-таки я в раю!

— Ты в Аду… — раздался низкий, рычащий шёпот прямо на ухо. Энни резко развернулась и испуганно отпрыгнула назад. Перед ней во всей красе стоял огромный белый дракон с ангельскими крыльями — тот самый, на котором Анюте уже удалось полетать.

— Кыш, чудовище! — крикнула она, и, пятясь назад, запнулась и шлёпнулась на что-то мягкое.

— Караул! — заверещал приплюснутый Колобок. — Глюк, родненький спаси…

— Глюк? — подняла бровь Анюта, с интересом разглядывая огромного зверя. — Странноватое имечко для такого верзилы.

— Так ты же сама меня так назвала. — ещё больше неё удивился, и, кажется, даже обиделся дракон. — К тому же, ты тоже не такая уж и красавица… Голова у тебя странная…

Девушка потрогала руками голову и чуть не засмеялась — она всё ещё была в страховочной каске с налобным фонариком. Быстро расстегнула застёжку и, стянув оставшееся обмундирование, осталась в ботинках, шортах и лёгкой клетчатой рубашке с закатанными рукавами. Тряхнув головой, она высвободила волосы из нетугого узла и со взглядом голодного волка уставилась на плескавшееся в нескольких метрах море.

— Сражён!.. — урчащий звук вырвался из груди Глюка и он, схватившись лапой за грудь, рухнул к ногам девушки, комично вытащив язык и закатив глаза. — Будь моей самкой!

— Чего? — опешила девушка и покрутила пальцем у виска. — Ты чокнутый или больной? Какой самкой?!

Дракон лежал на спине, задрав кверху лапы и распластав по огромной поляне свои белоснежные крылья.

— Ну, я хотя бы попытался. — Он резво подскочил на ноги и, дунув Энни под ноги, поднял в воздух целый рой маленьких разноцветных цветов.

Стоя среди порхающих лютиков, девушка восхищённо крутила головой и, восторженно охала, хлопая в ладоши.

— Это же чудо… летающих цветов не бывает! — широко улыбаясь, заявила она и закружилась на месте, разведя руки в стороны.

Дракон же, войдя в раж, поднимал в небо всё новые и новые клубы разноцветных цветов-мотыльков, которые станцевав свой затейливый танец, медленно возвращаются на свои места. Эта волшебная картина, почему-то совершенно не представлялась полной без шикарной голубой лагуны, под музыку которой и происходил сей магический полонез.

— Ну что, так и будешь порхать, как бабочка, или уже начнём учиться?

— Чему? — встала, как вкопанная и увидев катающегося со спины дракона Колобка, в очередной раз удивилась. Надо же, такое грозное существо, а развлекает малявок дешёвыми фокусами и акробатикой.

— Магии. — рыкнул Глюк, и всё тут же стало прежним, кажется, даже море затихло, позволяя Анюте сконцентрироваться на двух пушистых зверьках.

— Понимаете, меня явно с кем-то перепутали… Я обычная девушка — спелеолог. Скоро защита диплома, и мне просто необходимо срочно вернуться домой. К тому же, мой жених, наверное, места себе не находит.

Дракон, не ожидавший такого поворота, оскалившись покачал головой.

— Неа… Не положено. Чародейка приходит только один раз за драконью жизнь. И если призвали тебя, значит так и должно быть. К тому же, ты видишь Гроха, а он кому попало на глаза не показывается.

— Хм… Но ведь, это просто бред. — хохотнула девушка. — Пойду, освежусь немного.

Она тряхнула тяжёлой гривой тёмных волос и, скинув ботинки медленно направилась к воде.

— Стой! Ты куда чокнутая? Жить надоело? — раздался властный мужской голос, и девушка остановилась, как вкопанная.

Глава 11

Возле домика, из которого только что вышла Энни стоял изумительно красивый мужчина. Его длинные светлые волосы, перехваченные золотой замысловатой короной, достигали пояса и были настолько совершенными, что девушка невольно залюбовалась… пока не взглянула на его лицо. Перед ней, совершенно определённо, стоял самый настоящий эльф с прекрасным лицом и острыми ушками. Необычайно тонкие, даже немного неестественные черты лица больше напоминали женщину. Изумрудного цвета глаза, обрамлённые пушистыми ресницами приковали взгляд девушки, а идеально гладкая кожа заставила даже чуть-чуть позавидовать её совершенству. Тонкие губы и прямой нос — всё в его облике было идеальным.

«Ну, здравствуй, Леголас…» — промелькнуло в голове девушки.

Потеряв дар речи, Энни, едва не пуская слюну, смотрела на загадочного мужчину. Но стоило тому начать разговор, очарование мгновенно спало, и девушка недовольно сморщилась.

— Эй ты, смертная, тебе что, никто не объяснил, что в это время суток приближаться к заливу строго запрещено? — высокомерно вещал эльф.

— Н…нет… — буркнула она, пожав плечами.

— Мало того, что едва дождались твоего появления, так ещё и руки наложить на себя решила. Идиотка! — брезгливо состроив гримасу, заявил мужчина.

Ища объяснений, Энни мельком взглянула в сторону дракона. Тот стоял по стойке «смирно», видимо изображая из себя пушистую статую и крепко закрыв глаза. Она поняла, что её, якобы, защитник совершенно не собирается выполнять свои обязанности, и уже более решительно повернулась в сторону эльфа.

— Почему так долго? Твоё предназначение — спасти наш мир, а ты, смотрю, не слишком-то торопишься его исполнять… — надменный тон эльфа сначала обескуражил девушку, а потом возмутил. Энни вздёрнула подбородок и смело двинулась в сторону домика, туда, где стоял этот наглец.

— Послушайте, меня, сэр, я вам ничего не должна, и вы не сможете меня заставить! Понятно? — подбоченясь заявила девушка. — И вообще, кто дал вам право так со мной разговаривать? Я, между прочим, одна из лучших студенток курса, будущий учёный! И вообще, я требую отправить меня домой!

Потрясая указательным пальцем возле лица мужчины, Энни возмущённо пыхтела, пока вдруг не взмыла в воздух.

— Эй, что это за шуточки такие? — закричала она, безвольно болтая руками и ногами в воздухе.

— Просим прощения, о светлейший из повелителей! — прогремел над ухом девушки грозный драконий рык. — Моя госпожа ещё не знакома с местными обычаями… Обещаю, при следующей встрече она будет кротким агнцем. Даже трулю танцевать научится!

— Я бы не была так уверена в этом! — парировала девушка. — Не люблю наглых самодовольных хамов…

По тому, что она беспрепятственно видела обоих, поняла — в воздух её поднял кто-то другой. И этот кто-то бормотал ей на ухо, что-то издали напоминающее причитания:

— Ох, бедный я, бедный…

— Да отпусти уже меня, страдалец! — зло крикнула девушка и тут же шлёпнулась мягким местом прямо на куст резко надувшегося растения, очень напомнившего Энни гибрид капусты и кактуса. На колени ей сразу же плюхнулся и малыш грох, оказавшийся необычайно сильным.

— Обучи её всему, дракон, и как можно скорее. Времени, практически не осталось! — приказал эльф и, круто развернувшись, скрылся в зелёных зарослях странных растений.

— Ты чего творишь, ущербная? — переключил своё внимание дракон. Он пристально смотрел на Энни, стараясь, кажется, заглянуть в самый потаённый уголок её души. — Зачем напала на короля Тина?

— Так это был король? — округлила глаза девушка. — Так он же первый начал!.. И вообще, прежде чем встречаться со мной ещё раз и о чём-то просить, повторяю — просить (!), пусть сначала научится уважительно разговаривать! Иначе, никакого диалога у нас с ним не получится…

— О-о-о, силы небесные, нас всех повесят… — дрожал всем тельцем маленький грох. — Это ж надо… напасть на самого правителя Тиандела!

— Переживёт ваш правитель. — недовольно буркнула Энни, поднимаясь на ноги. — Вот пусть сам и пляшет трулю! А я отправляюсь домой!

Скинув с себя маленького пушистика, Энни недовольно поджала губки и забежала в домик.

— Думаешь, уйдёт? — всхлипнул грох.

— Неа. — фыркнул Глюк. — Куда она теперь от нас денется?! Кто попал в Аду, назад дороги уже не сыщет.

— А вот и не угадали! — выглянув из окна, крикнула Энни. — Я настырная…

Глава 12

— Ты — чародейка Анюта, которая должна спасти этот мир от на… — начал было дракон, но его быстро перебил грох.

— Тшшш… Ты снова хочешь лишиться перьев? Это же всеобщий секрет, а тут за каждым листом остроухие.

— Кхм… Ну хорошо, чародейка, об этом ты узнаешь в своё время. А сейчас…

— А сейчас, отстаньте от меня, пожалуйста! Никакая я не чародейка, и мне не нужны защитники и фамильяры! Всё понятно? — выпалила девушка, пытаясь докричаться до огромного зверя. — Всё, гуд бай! Надеюсь, больше никогда не увижу вас, вашего напыщенного правителя и всего вашего Ада!

Энни плюхнулась на кровать, закрыла глаза и стала обдумывать всё, что случилось. Вот как поверить в то, что она до сих пор не сошла с ума? Дракон? Эльф? Магия? Другой мир? Кому расскажи, ведь не поверят! И самым естественным в перечне всех происшествий казался только несчастный случай… Чудо, что жива осталась! Или не осталась?

Мучили два вопроса, на которые девушка не могла найти ответов: как такое могло случиться, и где тут выход?

Ещё немного покрутившись с боку набок, и всё же сделав вывод, что такой трэш может только присниться, Энни забылась беспокойным сном.

Снился ей огромный тёмный грот, испуганный бойфренд и оборвавшийся страховочный трос. Энни металась и стонала, переживая всё вновь, и мучения её казались нескончаемыми. Лишь иногда она ощущала на лбу чью-то прохладную ладонь, и тут же в сон врывался насмешливый голос Билла: «… господи, какой нежный цветок ты притащила с собой, дорогая».

— Билл! — вскрикнула девушка, и вновь погрузилась в глубокое забытьё.

На Энни настороженно взглянуло сразу несколько пар глаз.

— И долго она будет бредить? — спросил дракон. Он уже сутки не отходит от девушки, так не вовремя впавшей в адаптационный сон.

— Пока организм не свыкнется с новым миром. — серьёзно ответила Карис, и вновь потрогала, покрывшийся испариной лоб чародейки.

— А тебе не кажется, что этот процесс почему-то сильно затянулся? — спросил, вальяжно устроившийся в кресле мужчина. — И, вообще, что ты думаешь об этой девчонке, оракул?

— А что тут думать? Эта крошка одна из самых сильных чародеек, прибывших в наш мир. Такую нельзя упустить, правитель! А как её удержать, придумай сам, не то сбежит, как две предыдущих.

— Может заковать красотку в цепи в какой-нибудь дальней пещере? — выдохнул Глюк.

— Пф… — фыркнула Карис. — А, как же, по-твоему, сидя на цепи она сможет исполнить всё, что от неё требуется?

Дракон лишь разочарованно вздохнул и вытащил голову на улицу.

— Ты права, старуха, чародейку нужно удержать в Тианделе. Но, как это сделать? — мужчина поднялся и стал медленно расхаживать по комнате взад и вперёд, задумчиво сомкнув брови.

— Сделай так, чтоб она сама не захотела никуда уйти. — проскрипела оракул, искоса поглядывая на правителя. Он очень редко покидает дворец, ибо только там может чувствовать себя в полной безопасности. Те крохи магии, что достаются жителям Тиандела, сосредоточены именно там.

— С тех пор, как безвозвратно сгинул хрустальный замок, жизнь словно остановилась… Все чародейки, что призывались ранее, так и не нашли то мифическое строение, а тем временем магии становится всё меньше и меньше… — продолжила старуха, вглядываясь в лицо девушки. — Смотри, не упусти последнюю драгоценность этого мира.

Правитель Тиандела напрягся, размышляя над дилеммой.

— Напомни-ка мне, Карис, почему чародейки обычно покидают этот райский уголок? Во всём Аду не сыскать такого божественного места. А если вернуть нашу магию?!

— Первая влюбилась в предводителя дроу и ушла в подземелье вслед за ним. Вторая оказалась не так чиста, как уверяла и примкнув к демонам, стала их главной ведьмой. Ходили слухи, что её связывали нежные чувства с одним из верховных. Третья оказалась просто дурой — поселилась в лесу, и живёт там до сих пор в полном одиночестве. Ей не повезло — эльф, которого она полюбила пал в сражении с демонами.

Карис без устали перечисляла всех сбежавших чародеек и не заметила, как в окне вновь появилась драконья голова, а глаза задумчивого монарха неожиданно загорелись.

— Хм… кажется, есть лишь один выход из сложившейся ситуации. — Он потёр ладони и быстро направился к выходу, бросив на ходу: — Надеюсь, через пару дней девушка будет полностью способной чародейкой. Карис, проследите лично! Не доверяю, почему-то я этому дракону…

Глюк удивлённо поднял нависшие брови и округлил глаза. Когда дверь за правителем Тином закрылась, он разочарованно выдохнул и протянул:

— Я так и знал! Это нападение чародейки так подействовало… Что же делать?

— Завтра же займёшься обучением девчонки! И смотри мне, больше никаких летающих цветочков и нежных речей. Иначе, лично повыщипываю все твои перья!

Глава 13

— Нет! — жалобный крик, сменившийся рыданиями, застал оракула во дворе за традиционной медитацией. Она всегда погружалась в неё, если подворачивалась свободная минутка. А как же?! Связь с прошлым и будущим — дело не простое.

Услышав голос очнувшейся чародейки, Карис быстро направилась к домику.

— Нет! Нет! Нет! — причитала девушка, сидя на кровати. — Я так надеялась, что всё это лишь дурной сон…

— Нет, милая, это реальность. — насмешливо проскрипела старуха, усаживаясь к девушке на кровать.

— Значит, я больше никогда не вернусь домой? — подняла на неё глаза Энни.

— Твой дом здесь, как и обязанности чародейки, в которые ты вступишь сегодня вечером. Сегодня двоелуние и это должно помочь тебе пробудить магию.

— Ох, как это всё странно и непривычно. — выдохнула девушка.

— Прекращай ныть, не то закончишь свои дни в тёмном сыром подземелье. Правитель Тиандела не любит долго ждать, а время почти на исходе — магия истощается, скоро демоны Чёрных пещер станут самыми сильными существами Аду, а эльфы и фелии останутся совершенно беззащитными. Ты последняя надежда Тиандела.

— Но, что я могу? Я же обычная студентка-спелеолог.

— Ты совсем не так проста, как думаешь. Погоди, пройдёт несколько дней, и совсем позабудешь о своей никчёмной прошлой жизни. Если пойдёшь на уступки королю Тину, станешь самой богатой женщиной Белой лагуны… Если, конечно, вернёшь короне Хрустальный замок.

— Хрустальный замок? — спросила девушка. — Как я должна его вернуть?

— Это магический артефакт — блуждающий замок. Он периодически появляется то тут, то там, но войти в него может лишь истинная чародейка. При чём, к какому народу она будет принадлежать, на территории того государства он встанет навечно. И принесёт народу мощный и бездонный магический резерв…

— Ага, поняла, и будет всем счастье! — скептически заключила Энни. — Сказки это всё.

— Хех… — старуха хлопнула в ладоши и в комнате вновь запорхали симпатичные филии, но на этот раз они принесли множество фруктов. Поставив перед девушкой два полных подноса, они исчезли так же быстро, как и появились.

— Что это за фрукты? — спросила девушка, разглядывая причудливые плоды. — Ни один из них не знаком мне.

— Это плоды дикорастущих лиан. Они, уже многие столетия снабжают жителей Белой лагуны пропитанием. — потирая руки сказала Карис, а после взяла в руки овальный ярко-фиолетовый плод и, закрыв глаза с наслаждением впилась в него зубами. — Ммм… Отведай.

Чувство голода, вдруг, завладело девушкой. Она взяла в руки точно такой же плод и осторожно надкусила. Небывало яркий вкус, напоминающий арбуз, грейпфрут и лимон, заполнил весь рот. Лёгкая кислинка слегка будоражила вкусовые рецепторы, заставляя откусывать ещё и ещё.

— Поистине райское наслаждение! — согласилась с оракулом Энни. — Никогда не ела ничего вкуснее! Даже ананас отдыхает…

И в самом деле, фрукт был настолько вкусным, что девушка не заметила, как дожевала последний кусочек. Удивительно, но этого оказалось вполне достаточно, чтобы утолить голод. Девушка довольно отвалилась на подушку и глубоко вздохнула.

— Так, что? Когда начинаем? — как-то неожиданно весело спросила она, чем изумила оракула. Та, не успев дожевать откушенное, подскочила на ноги и посеменила к окну.

— Глюк! — громко крикнула старуха, обращая на себя внимание отдыхавшего на поляне дракона. — Она созрела, созрела!

Радость в голосе Карис привела девушку в замешательство. Она медленно поднялась и подошла к проёму.

— Ну чего ты копаешься, пушистый? — хохотнула она. Знаете, а это даже становится любопытным — как, ну как, вы сможете обучить меня магии?

Долго ждать дракона и гроха не пришлось. Второй на полном лету ворвался в комнату и тут же кинулся тереться о щёку Энни.

— Эй, малыш, не нужно так, щекотно… — засмеялась она, уворачиваясь от назойливого фамильяра. Тот вдоволь наигрался и уютно примостился на плече хозяйки.

— Рад снова видеть, хозяйка. Что прикажешь? — сконфуженно спросил Глюк, не зная чего ожидать от этой вздорной девчонки.

— Прикажу? — удивилась Энни. — Так ты моя служанка?

Карис громко захохотала, а дракон взъерошил перья, грозно сверкнув глазищами, просунул голову в окно, и схватив хозяйку за воротник рубашки, легко вытащил на улицу. Он несколько раз шагнул и, взмахнув крыльями взмыл в небо.

Карис с открытым ртом наблюдала за уменьшающейся точкой, в которую превратился улетающий Глюк с самой долгожданной чародейкой этого мира.

Глава 14

— Какого чёрта ты вытворяешь? — верещала парящая в воздухе девушка, когда Глюк открыл пасть и выпустил её из зубов. Энни, хаотично кувыркаясь в воздухе, пролетела несколько метров вниз, но спустя пару секунд была поймана цепкими драконьими лапами.

— Ты что, пытаешься меня убить? — пытаясь перекричать ветер и свистящий звук крыльев, спросила Энни. Глюк лишь пыхнул белым облачком пара и громко кашлянул.

В данный момент ему было важно выполнить приказ правителя. Он единственный дракон королевства и его святая обязанность — сделать из, свалившейся на его голову девушки, сильнейшую чародейку. А уж выбранная им стратегия обязательно должна сработать.

Драконы-защитники прошлых чародеек помогали хозяйкам пробудить магию путём уговоров и упорных занятий. Глюк же твёрдо решил проучить своенравную девчонку. Это ж надо, так агрессивно напасть на короля Тина. Этого дракон никак не мог простить взбалмошной человеческой самке… хотя, именно в тот момент он ясно почувствовал слабый магический всплеск, исходивший от рук девушки. Почувствовал его и правитель…

Сейчас, подлетая к скалистой стене, дракон намеренно не отвечал на вопросы девушки. Пусть побесится, ей это пойдёт на пользу. Не даром ведь лапы зверя приятно щекочут лёгкие магические разряды. Ощутив первый, Глюк расплылся в довольной улыбке, а маленький грох, примостившийся на его спине легонько замурчал.

Хотя Карис, конечно же, поступила очень хитро в первый же день накормив Энни лиловым фруктом с западных холмов. Его и раньше использовали при адаптации вновь прибывших чародеек. Один съеденный фрукт помогает иномирянкам смириться со своей участью, второй — полюбить этот мир, как свой собственный, а третий — полностью забыть о прошлой жизни — возвести барьер между прошлым и будущим. Но, по мнению драконов, как защитников чародеек, это влечёт лишь изменение сущности попаданки.

Потому, Глюк твёрдо решил запретить оракулу применять этот метод воздействия на чародейку. По его мнению, девушка должна остаться сама собой.

— Эй, громила, ты меня слышишь? — донёсся до сознания глубоко задумавшегося дракона, приятный женский рык. — Я требую поставить меня на землю!

Глюк молча сделал круг над лагуной, чтоб потянуть время и тихонечко приземлился на ровную дозорную площадку самой высокой скалы, предварительно аккуратно выпустив Энни из лап.

— Фух… — пыхнул он, сложив крылья. — Лапы затекли…

— Да ладно тебе, она же, как пушинка. — попытался заступиться за девушку грох, скатываясь со спины друга.

— Я понимаю, что доставляю вам немалые хлопоты, — заикаясь отозвалась Энни, боясь встать на ноги, — но вы могли бы просто отказаться быть моим защитником… Зачем же так?..

— Не мог бы. Это моё предназначение так же, как твоё — стать сильной чародейкой и вернуть магию в Тиандел. — сказал Глюк, демонстративно отворачиваясь от девушки. — Только я и не ведал, что достанется мне такая взбалмошная и грубая особа.

— Не такая уж я и взбалмошная! — недовольно надулась она. — А насчёт грубой это уже вообще…

— Надеюсь, мой урок пойдёт тебе на пользу, малявка! — Глюк демонстративно отвернулся от девушки и, взмахнув крыльями, взмыл в небо.

— Постойте, не бросайте меня здесь! — крикнула ему вслед Энни. С некоторых пор я жутко боюсь высоты.

Девушка осмотрелась и поняла, что находится в самой высокой точке скалистого хребта. Отлично, если никакая птица в гнездо не утащит, то солнце обязательно добьёт!

— Он вернётся… наверное. — раздался писклявый голосок скачущего рядом гроха. — Нужно просто подождать. Он же твой единственный защитник.

— Курица он общипанная, а не защитник! — испуг в голосе чародейки сменился обидой, а затем злостью. — Ну и пусть катится хоть на все четыре стороны!

Поднявшись на ноги, она подошла к самому краю скалы. Внизу простиралась необычайно живописная Белая лагуна. Густые заросли диковинных тропический растений ярко раскрасили долину начиная от самого подножия каменной стены до довольно внушительного, по своим размерам, замка. Словно вырезанный, искусным мастером из огромного слоновьего бивня замысловатыми кружевами, он величественно возвышался над девственной красотой дикой природы, но в тот же момент, органично вписывался в её первозданное совершенство.

Дальше, в уже более редкой растительности, словно грибы после дождя, сидели множество домиков разной величины, с виду мало отличающихся от дворца. Жилища эльфов…

Больше Энни не могла ничего рассмотреть — далеко. Бросались в глаза лишь белая пена прибоя и голубая прозрачность воды, в которой, подгоняемые лёгким летним бризом, играют в салки озорные солнечные лучи.

— Вау! — восхищённо выдохнула она. — Спасибо тебе, Джек!

Глава 15

— Что это — жек? — проверещал любопытный пушистик.

— Джек — мой бойфренд. — ответила девушка, с горящими глазами и открытым ртом разглядывая сердце Тиандела.

— Бофрен?.. — грох вытаращил глаза, и непонимающе уставился на девушку.

— А-а-а, не бери в голову. Тебе не понять. — отмахнулась она от странного существа.

Вдоволь налюбовавшись сказочной красотой Белой лагуны, Энни решила взглянуть, что же находится за скалами? От чего ограждает неприступная стена этот райский уголок. Девушка решительно зашагала в противоположную сторону.

— Нет, не ходи туда! — запищал фамильяр и заскакал следом за ней.

— Почему? — удивлённо подняв бровь, спросила Энни.

— Нельзя… Так сказал Глюк, иначе ты можешь захотеть покинуть Белую лагуну. — прыгая, словно мячик, перед идущей девушкой, тараторил грох.

— Что за ерунда? Куда мне идти? В этом мире я никого и ничего больше не знаю… — обходя его стороной, отмахнулась Энни.

Пройдя, вернее пробравшись между огромных каменюк к самому краю пропасти, она, приставив ладонь ко лбу, защитив глаза от солнечного света, она обвела взглядом бесконечно огромную долину, пестрящую разноцветными пятнами.

— Ух ты! А там тоже красиво! — восхитилась она необычным природным краскам. — Такое впечатление, что слева уже давно наступила осень — столько осенних красок, хотя и зелени там тоже достаточно. Далеко в дали — зима, а справа — вообще всё чёрное с ярко-красными вкраплениями, как будто сгоревший лес…

— Это долина демонов. — тихо пискнул пушистик.

— Кого? — поперхнулась Энни и во все глаза уставилась на фамильяра. — Здесь реально есть демоны?

— А как же?! Но о них лучше спросить у дракона или оракула.

— Кстати, когда уже вернётся этот психованный? Карис, кажется, говорила, что завтра будет проводить какой-то обряд на двоелуние.

— Двоелуние? Завтра? — перепугано заверещал пушистик и запрыгал, словно сумасшедший. — Пропали… Мы все пропали…

— Да, что такое случилось? — спросила Энни и попыталась поймать обезумевшего фамильяра.

— Если Глюк не прилетит за нами до завтрашнего вечера, нам не пережить ночи! — Истерические нотки в голосе малыша немного напрягли девушку.

— В каком смысле не прилетит? Он что бросил нас тут на верную смерть? — сердце стало стучать с такой скоростью, что голос начал срываться на хрип. — А что нам может угрожать ночью?

— Как что? Как что? Демоны!

— О, Господи… Они что, смогут сюда взобраться? Они профессиональные альпинисты? — Грох замолчал, лишь его испуганные влажные глазищи, немигающим взглядом вперились в говорившую с ним чародейку.

Она явно была огорчена… вернее, взбешена до глубины души, о чём свидетельствовали разноцветные искры, сыплющиеся с её пальцев. Энни не замечая столь странной реакции на свои эмоции, продолжала возмущаться и в то же время ходить кругами вокруг фамильяра.

— Пусть только сунется сюда, индюшка рождественская! Да я собственными руками сверну его петушиную шею! Или хвостик надеру. Эх, жалко, зажигалку с собой не прихватила, вот тогда бы он у меня поплясал. — девушка так яростно размахивала руками, показывая, каких размеров был бы костёр, что в какой-то момент швырнула в каменную вершину несколько огненных шаров.

— Что это было? — округлив глаза, прошептала, неожиданно успокоившаяся чародейка. Она медленно опустилась на небольшой камень и уставилась на свои растопыренные пальцы. — Это что, я сделала?

— Да! — закричал грох. — А ты говорила, что не владеешь магией! Ура, мы не ошиблись и вытащили из воды именно того человека! — раззадоренный фамильяр даже не заметил, как Энни изменилась в лице.

— В каком смысле, того человека? Я, что не одна свалилась в то ледяное озеро? — затаив дыхание спросила девушка, ошарашенная этой новостью. Кто? Джек? Неужели он тоже сорвался? Тогда, что случилось с ним здесь? Утонул или смог выбраться? Господи, как же ему, наверное, было страшно… Боязнь высоты в его случае — патологическая фобия.

Энни, мысленно рассуждала и так глубоко задумалась, что не с первого раза услышала писклявые крики фамильяра.

— Мы пропали! Чародейка погибает! Караул!

Энни медленно взглянула на, до смерти перепуганного зверька. Тот застыл в пяти метрах от неё, принял совершенно неожиданный цвет — стал огненно-красным и, не моргая уставился на неё.

Да, что с ним такое?

Глава 16

Странное поведение гроха не на шутку заинтересовало девушку.

— Что с тобой? — тихо спросила она, надеясь, что уравновешенный тон хоть как-то сможет успокоить разволновавшегося зверька.

— Со мной? — провизжал он в ответ. — Ты горишь!

— Что? — не поняла, но всё же взглянула на свои ноги. Они были охвачены ярко красными языками пламени, лизавшими лодыжки и колени. Но Энни совершенно не чувствовала жара и боли!

— Как такое может быть? — прыгая прокричала она, тоже испугавшись, никогда ещё не приходилось гореть заживо…

Пушистик замолчал и стал внимательно всматриваться в лицо девушки.

— Ты не чувствуешь боли? — осторожно прошептал он.

— Нет! А что это? — пытаясь сбить огонь руками, спросила Энни. Но ничего не получилось, красные языки лишь больше разгорались, плясали и раскидывали искры в разные стороны.

— Это твоя магия, хозяйка! Ты только взгляни, она прекрасна! — перемены в настроении фамильяра ввели чародейку в ступор.

— Так значит я не умираю? — выдохнула и выставила перед собой, тоже занявшиеся пламенем, руки.

— Нет, конечно! Прости, я самый младший, многого не знаю. Да к тому же, не ожидал, что в тебе начнёт просыпаться магия такой огромной силы! — уже радостно проверещал он и попрыгал поближе.

— Стой, ты же можешь сгореть! — попыталась она остановить неосмотрительного малыша, но он упорно двигался в направлении хозяйки.

— Я твой фамильяр, а это значит, что наша магия дополняет друг друга. — не успев договорить, он подпрыгнул повыше и удачно приземлился на её плечо.

Огонь, охвативший обоих, взвился на несколько метров вверх и стал периодически менять цвет: из красного он вдруг становился зелёным, а затем — ярко-синим с жёлтыми вкраплениями. Цвета сменяли друг друга, образуя на вершине скалы настоящее светопреставление.

— Вот это красотища! — восторженно запищал грох, купаясь в магическом костре. — Такой силищи я ещё никогда не видел! Да что там я, даже все мои предки рассказывали о весьма скромных магических дарах прежних чародеек! — он едва не терял сознание от переизбытка чувств. — Я самый, самый, самый счастливый грох всего Аду!

— Я очень рада за тебя, но, хотелось бы узнать, как прекратить всё это? — поинтересовалась Энни, жонглируя огненными шариками. — Стоп, если я могу жонглировать огнём, тогда может быть… — Она поймала один из шариков и кинула его в большой камень, находящийся в нескольких метрах.

Огонёк врезался в валун и с громким звуком взорвал его, разбросав в разные стороны.

— Ого! — воскликнула девушка и быстро прижала руки к груди. — Твою ж…

Огонь тут же стал успокаиваться, языки становились всё меньше и меньше, цвета тускнели. Магический костёр потихоньку затухал…

— Почему ты всё прекратила? Думаю, жители Белой лагуны заслужили это представление долгими столетиями ожидания. — наставительно вещал фамильяр. — Ты надежда этого чудесного места!

— Я ведьма! Самая настоящая ведьма! — прокричала девушка и слёзы брызнули из её глаз. — Это совершенно нереально!

— Успокойся хозяйка, думаю, Глюк уже видел всё, и скоро прилетит за нами. Ты отдохнёшь и станет намного легче.

— Да чёрта с два я сяду на этого напыщенного петуха! — вспылила Энни, вытирая щёки от солёной влаги. Больше она не обронит ни единой слезинки. Билл всегда говорил, что она сильная девочка, со всем справится! — Защитник называется, притащил на высоченную скалу и оставил на произвол судьбы… А если бы я действительно сгорела?

— Не думаю.

— Да я даже не знаю, как появился этот странный огонь и, почему пропал.

— Это был первый крупный всплеск магической энергии. Дальше всё станет ясно. — пролепетал малыш, гладясь о её щёку. — Всё будет хорошо, это точно! Ну что, ждём дракона?

— Нет! Я сама найду дорогу назад! — смело заявила чародейка и отправилась на поиски тропы.

— Нет, хозяйка, — взмолился фамильяр, — другого пути нет.

— Вздор! — на ходу бросила она. — Если есть скала, значит есть и тропа. И я её обязательно найду!

— Но…

— Никаких «но», головастик, я сильная девочка, со всем справлюсь! — девушка решила намеренно проучить странного дракона. Он должен понимать, что не стоит больше так с ней шутить.

К тому же, теперь Энни в любой момент сможет лишить пернатого его драгоценных перьев.

Глава 17

Гордо приподняв подбородок и задумчиво закусив губу, Энни зашагала от места горения вдоль пропасти.

— Куда мы идём? — прозвучал возле уха девушки писклявый голосок, выдернув её из раздумий.

— Ты можешь сказать, где озеро, в которое я приземлилась после падения? — вопросом на вопрос ответила она.

— Конечно! — чувствуя собственную значимость воскликнул грох. — Это в нейтральных землях.

— Отлично! И где эти земли? — не унималась девушка. — Это направо или налево?

— Это за землями дроу и пустынных гномов. Очень далеко. — заподозрив неладное пробормотал малыш. — Даже не думай…

— Опоздал, уже подумала.

— Это глупо и опасно! — нахохлился фамильяр. — За озером постоянно наблюдают, в надежде украсть последнюю чародейку этого мира.

— Кто наблюдает? — не поняла девушка. — Я же уже здесь…

— Все, кто желает заполучить магию и Хрустальный замок. К тому же, дорога туда займёт не меньше пяти дней, а в таинственных пещерах Туманной долины сгинуло ой, как много людей, эльфов и других существ.

— Вот как? — Энни задумалась, продолжая осматривать спуск. — То есть во всём Аду нет магии?

— Есть, но те крохи, что остались, используют на защиту своих территорий от демонов. Их становится всё больше и больше… Одна из чародеек перешла на их сторону и своей магией укрепила их и без того крепкие позиции. Хотя, многие в этом мире мечтают отправить их обратно и на всегда замуровать дьявольский портал.

— Так демоны тоже иномиряне? — спросила девушка, заприметив далеко впереди странный шевелящийся камень. — Зачем же они пришли сюда?

— Эту историю знает Глюк. Его и спрашивай. — отмахнулся грох, предчувствуя неладное. Он словно ужаленный крутился на плече чародейки, с тревогой всматриваясь в даль. — Кстати, а вон и он…

Она оглянулась назад и стала присматриваться к быстро увеличивающейся точке на небе.

— Это не он. Если это дракон, то точно не белый.

— Как это, не белый? — встрепенулся, успокоившийся было фамильяр. — Откуда? Глюк — последний дракон этого мира, как и ты — последняя чародейка.

Девушка мгновенно оглянулась, и увидев в паре километров настоящего чёрного, как смоль, дракона, спряталась за ближайший камень.

— Если кроме нашего пернатого в Аду больше нет драконов, то кого я сейчас вижу? — осторожно выглядывая из своего укрытия, поинтересовалась она. — Как думаешь, он хороший?

— Как может быть хорошим это страшилище? — трясся грох, съёжившись в маленький, плотный комочек. Даже его пушистый ворс прильнул к тельцу, ничем не отличая зверька от маленького белого камня. Разве что глазёнки испуганно суетились на премилой мордашке. — Ты только посмотри, какой он чёрный! А зубы какие? А дым из ноздрей? Да он точно плотоядный, и, почти наверняка — до сих пор огнедышащий!

— Ну так он же дракон… — выдохнула Энни, когда зверюга с громким шелестом крыльев приземлился на то место, где она совсем недавно горела в магическом огне.

Шумно втянув воздух, дракон принялся обнюхивать всё вокруг.

— Что-то подсказывает мне, что эта птица совсем не желает нам добра… надо бы бежать отсюда… — испуганно прошептала Энни и стала медленно-медленно отступать к пропасти. — Тропы поблизости нет, значит придётся импровизировать.

Неосторожный шажок и вниз полетели мелкие камушки, создавая невообразимо сильный шум. Дракон тут же поднял голову и, сфокусировав взгляд, издал душераздирающий рык.

— Мамочки… — испуганно выдала девушка и кинулась к обрыву. Всего несколько шагов и вот она уже, гонимая страхом и начинает спешно спускаться по отвесной каменной стене. Единственной надеждой на спасение Энни, был навык скалолазания. Без страховочных тросов…

Глава 18

Гулкие звуки шагов быстро приближающегося дракона подстёгивали девушку принимать решительные меры, и она, стараясь, как можно надёжнее ухватиться за выступающие камни, спускалась по отвесной стене.

— Где же Глюк? — суетился на плече Энни грох. — Он защитник и должен защищать свою чародейку!

— Он бросил нас одних… Значит и разбираться со своими проблемами, нам придётся самим. — отозвалась Энни, осторожно карабкаясь вниз. — Эх, как же не хватает страховки и… — она осеклась, вспоминая высокого красивого парня, которого больше никогда не увидит. Она сдержала набежавшие слёзы и, взяв волю в кулак, продолжила аккуратно спускаться.

Словно услышав разгневанного фамильяра и перепуганную до чёртиков Энни, над горой разнёсся громкий шорох крыльев, яростный крик и отвратительный запах гари.

— Чародейка, — раздался утробный рык огромного зверя где-то наверху. Энни подняла голову и в ужасе уставилась на оскалившуюся драконью морду. — Тебе не укрыться нигде!

— Эй ты, чучело копчёное! — Голос Глюка вызвал у беглецов вздох облегчения. — Это моя хозяйка, и укрываться придётся тебе!

— Хм… последний?! — захохотал чёрный исполин и скала под его огромными лапищами затряслась, осыпая на головы Энни и гроха множество мелких камней.

— Он угробит чародейку! — завизжал фамильяр и неожиданно для девушки вспорхнул. Та лишь удивлённо округлила глаза, но, вдруг, потеряв равновесие и чуть не свалившись в пропасть, плотнее прижалась к каменной стене.

— Последний не значит слабый! — воинственный голос белого дракона вернул испуганную чародейку в реальность. — Она никогда тебе не достанется!

Что происходило в небе Энни видеть не могла. Лишь по звукам, которые периодически издавал свободно парящий над пропастью грох, она поняла, что сейчас в жизни её защитника наступили не самые простые времена…

— Ох… Глюк… берегись! — то и дело раздавался писк полетевшего на помощь другу фамильяра. — Так его, бей! Ой… Ну, Глюк…

Огромные ящеры сталкивались в воздухе, сцепляясь лапами и молотя друг друга крыльями, и со всей силы падали на скалу, окружённые белыми перьями. Они рвали плоть друг друга острющими когтями, впивались в неё зубами и жгли пламенем. Никто из исполинов не хотел уступать, ибо оба были связаны обязательствами: белый — перед жителями Тиандела и самой чародейкой, а чёрный — перед неизвестным, но очень коварным хозяином, ослушаться которого он просто не мог.

Девушка, зависшая над пропастью, уже в который раз спрашивала себя: «Как, как такое могло с ней приключиться?! Ещё несколько дней назад она и не помышляла о том, что есть другой мир, другая, ещё более странная жизнь, чем была у неё до этого.

Она, как и все её родители, всегда любила приключения… Но теперь, видя настоящий бой двух огромных ящеров, девушку обуял ледяной ужас. Страшно подумать, какой ещё сюрприз может преподнести ей новая жизнь.

Очередной вскрик, скачущего возле драконов гроха, тут же вернул к реальности. Пальцы стали неметь, а ноги сильно трястись, что в её положении было предельно опасно.

Энни старалась изо всех сил удержаться, но хлипкий выступ под правой ногой, заставлял искать новую опору, и она двинулась дальше вниз. Спустившись метров на тридцать, девушка левой рукой попыталась дотянуться до нужного выступа, но неожиданно провалилась сквозь камень. Что-то холодное оплело её запястье и с силой потянуло внутрь горы.

— Глюк… — только и успела выкрикнуть она, прежде чем полностью скрыться в странной, скрытой от посторонних глаз, пещере.

Глава 19

Темнота окружила со всех сторон, чувство одиночества сдавило грудь, и девушка, чтобы хоть что-то разглядеть, стала быстро-быстро моргать.

— Кто здесь? — пытаясь перекричать бешеный стук сердца, спросила Энни. — Покажись!

Тут же перед её глазами вспыхнул небольшой, на мгновение ослепивший зелёный шар. Девушка закрыла глаза, но тревога и любопытство, всё же заставили взглянуть в глаза своему страху. Рядом с чародейкой стоял высокий, странно одетый эльф, немного напоминающий правителя Тиандела. Разве что, волосы его были чуть темнее, да и кожа какого-то странного оттенка.

Слава богу, охранник!

После всех предшествовавших этому событий, Энни немного успокоилась.

— Здравствуйте, — тихонечко пробормотала она, не взирая на удивлённый взгляд мужчины. — Как же я рада вас видеть!

Эльф чуть заметно усмехнулся, но промолчал.

— Вы знаете, кажется, этот мир доконает меня… Сначала полёт в когтях Глюка, затем этот ужасный магический огонь! — словно прорвало девушку, и она без умолку тараторила, всё больше и больше шокируя эльфа. — Да я же чуть с ума не сошла, когда увидела вокруг себя огонь! Я вообще с рождения боюсь огня… обожглась однажды. Ну вы понимаете. — Склонив голову чуть набок, её спаситель, словно ничего не понимая, слушал девушку, не сводя с неё глаз.

Вдруг он протянул руку к лицу и поправил выбившийся из хвоста локон. Энни отстранилась, но щебетать не перестала:

— В общем, как только поняла, что мне ничего не угрожает, расслабилась. Но тут появился этот ужасный чёрный дракон. Вот и пришлось сигануть без страховки… — девушка облегчённо выдохнула и на подгибающихся ногах съехала по шершавой каменной стене, плюхнувшись на дно загадочной пещеры.

— Кстати, спасибо, что спасли меня… Не знаю даже, сколько я смогла бы продержаться на вертикальной поверхности без страховочного троса. — дрожащим голосом пробормотала она. — Простите, я всегда, когда волнуюсь, очень много говорю. Меня мама так и называла — тараторка. Но вы знаете, я…

— Кх…кх… — прервал её незнакомец. — Итак, ты — чародейка?!

Глубокий, бархатистый голос эльфа проник глубоко в подкорку, и Энни открыла рот от удивления.

— Вау! — выдала поражённая девушка. — Да что ж…

— Хватит тарахтеть! — осадил он её и прибавил немного освещения. — Я принц Дарэн из Стареха. Явился за чародейкой по приказу короля! — пафосно заявил он. — Ибо последняя чародейка Аду — есть моя наречённая!

— О, как… — округлила глаза Энни и медленно поднялась на ноги. Нервы немного поулеглись и теперь она вполне могла рационально мыслить. — Так ты не из Тиандела?

— Нет, конечно. И я намерен жениться на тебе!

— Что-то много в последнее время развелось желающих указывать, что мне делать, а чего нет… — сконфуженно пробормотала девушка и стала пятиться к предполагаемому выходу. — Мой бойфренд… бывший бойфренд тоже частенько решал за меня…

Быстро развернувшись, Энни кинулась туда, где совсем недавно была лишь видимость стены, но она не рассчитала, что выход уже был надёжно запечатан предусмотрительным эльфом. Стукнувшись со всей силы о камень, девушка ойкнула и круто развернулась.

— Ну и зачем я вам понадобилась?

— Об этом мы поговорим сразу после свадьбы!

Глава 20

Самоуверенность новоиспечённого жениха поразили Энни до глубины души.

— Да что вы говорите? — возмутилась она. — Вообще-то мы с вами совсем не знакомы…

— Ошибаетесь. Я только что представился. Чародейку Анютку в Аду знают все, так что мы знакомы.

— Не убедили. Я впервые вас вижу, принц Дарэн, а в моём мире не принято выходить замуж за первого встречного. — парировала девушка.

— Много ли принцев тебе пришлось встречать прежде, чародейка? — усмехнулся эльф, поигрывая двумя огромными клинками. — Как только мы достигнем столицы Стареха, сразу же поженимся. Хотя, вполне возможно, что и раньше. Не зачем тянуть…

— А вы ничего не забыли? Например, спросить меня о том, хочу ли я замуж… — развела руками девушка. — Что за бред вообще?

— Решение члена королевского дома не ставят под сомнение! — заявил принц и грозно взглянул на Энни. — А я решил — ты будешь моей женой.

— Серьёзно? И, как же вы меня заставите? — приподняв брови, спросила девушка.

— Есть один верный способ. — загадочно улыбнулся Дарэн и сдул с ладони прямо ей в лицо блестящий желтый порошок. — Вот так! — уверенно заключил он, наблюдая, как чародейка медленно оседает на пол пещеры. — Сонная пыльца всегда выручает!

Последнее, что увидела Энни то, как красивый смуглый эльф, легко подняв её, прижал к своей груди, и нашёптывая что-то на своём непонятном языке, шагнул в кромешную темноту.

— Не думал, что это будет так просто… — раздался ещё один голос, когда принц достиг следующей пещеры.

— Ты прав, девчонка оказалась на редкость доверчивой и глупой. — ответил довольный парень, ещё крепче стискивая ношу в руках. — Никогда не понимал красоты этого странного народа, но посмотри на неё, Дагад, кажется, это самое милое существо, которое мне доводилось видеть.

— Хм… Если бы не её маленькие, совершенно невыразительные уши, можно было бы сказать, что она красотка. Хотя, ваше высочество предпочитает куда более утончённую красоту, на сколько мне известно. — ответил вооружённый до зубов эльф.

— Не вздумай ляпнуть этого при ней! — косо взглянул на собеседника принц. — Теперь эта белокожая чародейка — часть моей жизни, и я даже тебе не позволю хотя бы одним словом, обидеть её. Ты мой напарник и друг, Дагад, поэтому до сих пор не носишь тору раба, как того требует твоё происхождение, но всё равно, при ней лучше веди себя, как подобает.

— Конечно, ваше высочество, как вам будет угодно! — чуть заметно поклонился, облачённый в чёрный кожаный плащ эльф, и первым шагнул на крутую лестницу, ведущую вниз.

Медленно продвигаясь по узкому проходу, мужчины были настолько осторожны, что ни одна крыса, поселившаяся в скальных коридорах, не слышала, как они ступали. Не потревожили эльфы и летучих мышей, которые указали путникам вход в пещеру, которая, подобно большому червю, рассекала тайными ходами всю скалистую стену вдоль и поперёк. Но, так, как стена была когда-то возведена сильнейшими магами, вход её был зачарован и каждый день появлялся в другом месте. А если учесть громадные размеры скал, как в длину, так и в высоту, отыскать вход самостоятельно было практически нереально.

— Странное место… — пробурчал Дагад. — Надеюсь, выйдем мы там же, где и вошли, в противном случае потеряем ещё пару-тройку дней на поиски своих коней. Если их, конечно, за это время никто к рукам не приберёт, ну или не сожрёт.

— Хватит ныть. — упрекнул эльфа друг. — Ты мне напоминаешь вечно недовольного отца…

— Думаешь, он будет рад, если ты привезёшь в долину Стареха ещё одну чародейку? — скосил глаза парень, и они едва заметно сверкнули в темноте коридора холодным голубоватым огоньком.

— Ему придётся смириться и отдать всю власть в мои руки. — не задумываясь ответил принц. — Он знает, что стал слаб. А эта малышка поделится со своим мужем частью силы, и это позволит мне одолеть упрямого предка.

— Это ты здорово продумал, но что дальше? Куда направимся, когда покинем эти гостеприимные каменные стены? Сразу в Старех?

— Нет, рано. Думаю, к гномам тоже пока лучше не соваться, да и демоны вряд ли будут рады видеть двух дроу, а вот наивные самулеки наверняка начнут расспрашивать двух уставших путников о дальних землях и кровавых боях, чудесах магии и любовных приключениях. — чуть задумавшись, выдал Дарэн. — Вряд ли они обратят внимание на мою вечно сонную невесту. Пару дней потешим их баснями о её побеге из-под венца со мной, а на третий они сами предложат связать наши с ней судьбы — слишком уж любят эти чудики устраивать торжества.

— Да уж, они ещё и праздник непременно закатят! — хохотнул Дагад. — Причём, даже не подозревая, что тем самым подписали себе смертный приговор.

Глава 21

Скалистая стена — граница Белой лагуны.

— Так ему, Глюк, ты просто супер-дракон! — подбадривал друга пушистый комок, опасаясь всё же подлетать близко к двум разъярённым хищникам.

Ну, как хищники? Глюк, например, во всех отношениях белый и пушистый — питается исключительно растительной пищей. А что жрёт этот страшила цвета сгоревшей земли, грох не знает, но подозревает самое худшее. Он вообще впервые увидел это чудовище, и теперь очень переживал за друга.

— Чародейка моя! — ревел чёрный, стараясь расцарапать Глюку брюхо. Но, как и у чешуйчатого дракона, у того под оперением находятся прочные костяные пластины, поэтому, кроме выдранных перьев, защитник не пострадал.

— Ошибаешься! Я защитник и не отдам её никому! — прорычал белый дракон и с новой силой кинулся на соперника, пытаясь оттеснить того к пропасти.

Но чёрный ничем не уступал защитнику, а по размерам и кровожадности, скорее, даже превосходил. Только внешний вид незнакомого зверя никак не мог испугать воинственно настроенного Глюка.

— Тианделу не одолеть демонов, глупец! — прорычал незнакомец и, поняв, что белый не отступится, взмахнул кожаными крыльями и взмыл в воздух.

Как и полагается настоящему стражу, Глюк последовал за ретировавшимся драконом, провожая незваного гостя до самой дальней границы. Туда, где Тиандел встречается с Чёрными горами, щедро испещрёнными Чёрными пещерами — обителью демонов.

— Так значит в Чёрных пещерах всё ещё есть драконы?! — изумлённо выдал, оседлавший Глюка грох, увидев, скрывшегося в том направлении зверя. — Странно…

— Да, странно то, что за долгие столетия никто никогда не видел его. По крайней мере за пределами Чёрных пещер. — согласился с ним Глюк, поворачивая назад. — Теперь нужно более тщательно оберегать чародейку, желающих заполучить её будет всё больше и больше.

— Глюк… Чародейка! Мы ведь совсем забыли о ней. — закричал грох, распушившись до небывалых размеров.

— Что? Где ты спрятал её от этого монстра? — ускоряясь, спросил Глюк. — Не чувствую, чтобы ей угрожала смертельная опасность…

— Ты думаешь, он, — малыш повернулся в сторону удаляющегося дракона, — хотел убить хозяйку? Вот уж сомневаюсь…

— Ты прав, мой маленький пушистый друг, её наверняка хотят использовать в собственных интересах. Она — самое верное оружие, как против врагов, так и для защиты от них. А значит, её захотят украсть.

— О-о… Надеюсь, на отвесной скале, где я видел её в последний раз, нет ни одного вражеского лазутчика… — протараторил грох, затаив дыхание.

— Кхе… Где? — поперхнулся дракон.

— Святое рыльце, а ты знаешь, какая она смелая?! — воодушевлённо восклицая, сменил тему грох. — Она, ведь, как только увидела чёрного дракона, так сразу и сиганула со скалы.

Глюк вытаращил глаза и вовсе закашлялся. Ему представился полёт чародейки со скалы и её неминуемая гибель.

— Она что, разбилась? — завизжал Глюк, с испугу выпустив перед собой большое облако пара. — Да что же я за защитник-то такой? Не успел спасти маленькую бедную девчонку. Что же я теперь скажу правителю Тиандела и оракулу? Всё, жизнь моя окончена… — причитания дракона разносились над округой, создавая в скалистых просторах громкое, раскатистое эхо. — Не будет мне жизни, после смерти чародейки!

— Да хватит тебе реветь, живая она! — пытаясь перекричать завывания Глюка, сообщил фамильяр, и когда дракон услышал и удивлённо икнул, продолжил. — Она же не хуже мартышки по скалам лазает. Представляешь, вцепилась в камни и ну, карабкаться вниз. Я сначала испугался было, но, услышал, как она сама себя успокаивает, понял — наша девочка — самая сильная! Да она, она знаешь какая!

— Жива? — обрадовался Глюк. — Да я, да я больше никогда от неё на расстояние двух взмахов крыльев не отлечу! Да я знаешь каким защитником стану!.. Да обо мне ещё легенды слагать станут!

— Ишь ты, как раздухарился-то, пернатый. — хохотнул белый комочек. — Вот она тебе сейчас задаст за то, что ты нас одних оставил!

Глюк смущённо фыркнул, и делая крыльями последние сильные взмахи, стал снижаться на то место, где он совсем недавно сражался с незнакомым драконом за свою долгожданную и уже почти любимую хозяйку.

Грох скатился по его спине на каменную стену и тут же прыжками направился на то место, где последний раз видел Энни.

— Вот, здесь. Она, наверняка уже устала, ожидая нас. — тараторил он, крутясь словно ужаленный, стараясь удостовериться, что друг идёт следом, и вот сейчас, грох представит ему самую лучшую из чародеек. И, подскочив к самому краю, громко объявил: — Встречай чародейка, победители вернулись! Этот чёрный ящер, что посмел нарушить наши границы, позорно бежал, поджав хвост!

— А где она? — настороженный голос Глюка, вернул фамильяра к реальности. Он осторожно глянул вниз и обомлел.

— Глюк, мы пропали! Она пропала! Всё пропало! — над пропастью разнесся истерический визг взволнованного фамильяра.

Дракон с бешено бьющимся сердцем, недолго думая кинулся в пропасть. Грох прыгнул следом, надеясь разбиться в лепёшку, но отыскать свою хозяйку. Приближаясь к каменному дну ущелья, где уже просматривалась рубашка чародейки, оба думали об одном и том же: «Только не это…»

Глава 22

Осторожно пробираясь по тёмным коридорам змеевидный скальных пещер, двое высоких стройных мужчин почти не разговаривали. Лишь изредка, тот, что выше ростом, что-то нашёптывал на ухо темноволосой красавице, которую нёс на руках.

— Ты серьёзно планируешь использовать эту малышку, Дарэн?

— Конечно, для достижения своей цели я готов использовать кого угодно. Однако, думаю, мы поладим. Она весьма недурно сложена, хотя и немного миниатюрна. Женщины дроу, наверняка будут выглядеть рядом с ней, словно буйволы в компании лани. — задумчиво проговорил принц.

— Хорошо, но, как ты всё объяснишь Ланис? — обернулся к другу Дагад. Он немного замедлил ход, ожидая, пока принц нагонит его. — Боюсь, она не будет в восторге от появления соперницы.

— Чародейка не может быть ничьей соперницей… — резко ответил парень. — Она, бесспорно, вне конкуренции. А Ланис? Можешь забрать её себе.

Так просто брошенное предложение, заставило первого остановиться. Дарэн всегда был слишком добр с ним…

По рождению Дагад должен был ещё в отрочестве стать рабом и надеть на себя позорную тору, но подружившийся с ним серьёзный королевский отпрыск настолько привязался к парнишке, что упросил родителей оставить его в качестве живой игрушки. Конечно, в последствии дети подружились и о том, чтобы предать товарища уготованной судьбе, не было и речи.

— Это слишком ценный дар, дружище, я даже не знаю, как благодарить тебя! — восторженно протянул обрадованный дроу. Ведь, получить в подарок фаворитку принца, означало сравняться с ним статусом и навсегда позабыть об неминуемой участи раба, в случае ссоры с товарищем.

— Это совершенно не обязательно. Она всё равно в последнюю пару лет стала чрезвычайно назойливой. — отмахнулся принц, и словно не замечая друга, важно прошествовал мимо. — С того самого момента, как я увидел это милое создание, сразу же решил избавиться от бывшей.

— Да ты коварен… — хохотнул Дагад и пошёл следом.

Принц не ответил, а уже через несколько минут, пропустив вперёд напарника по клинку, а по совместительству отличного следопыта, осторожно шагнул в проём ведущий на огромное пустынное плато с редкими, но густыми зарослями кустарника.

— Ваше высочество, вы так и собираетесь разгуливать по Аду с чаровницей на руках? — насмешливо спросил друг, оглядываясь по сторонам. — Наверняка у девчонки имеется личный защитник, и что-то подсказывает мне, что эта зверюга скоро будет здесь.

— Ты прав. Некогда болтать, отправляйся за лошадьми, а я постараюсь замаскировать чародейку. — выпалил Дарэн, опуская девушку на прохладную землю близ огромного, вросшего в землю камня, что-то снова нашёптывая ей на ухо.

Когда Дагад растворился в тени скалы, принц спешно вытащил из заплечной сумки бесформенный плащ и взмахом руки переодел девушку в него, выбросив её рубашку к подножию скалы.

— Дарэн, пора убираться отсюда. — за спиной раздался голос друга и нетерпеливое ржание его гнедого жеребца. — Передвигаться будем через заросли кустарника по одному, прикрывая друг друга на открытой местности. Ты первый.

Принц легко запрыгнул на коня, предварительно перекинув Энни через круп и подстегнув того рванул на север. Дагад же, не сводя взгляда с горизонта, медленно шёл следом, ведя свою лошадь под уздцы. В его задачу входило не только смотреть вокруг, но и заметать следы. Всем в Аду издавна известно, что дроу — лучшие в этом деле. И, уж поверьте, если они кого-то украли, вернуть пропажу будет очень не просто. Даже кровожадному дракону.

Стоило мужчине подумать о том, что им снова удалось улизнуть от нерадивого защитника последней чародейки, как со скалы донёсся ужасающий драконий рык.

— Похоже, этот зверь немного расстроен… — пробурчал себе под нос дроу, мысленно радуясь, что успел добрать до ближайшего пролеска. Теперь его серый конь будет ещё менее заметен среди нескончаемых веток ветлы и плодовых кустарников. Он стегнул коня по крупу, напоследок шепнув ему что-то на ухо, и накинув на голову капюшон, затаился за ближайшим валуном, коих на плато было рассыпано огромное множество.

— Что ж, посмотрим, что ты будешь делать…

Наблюдая, как дракон с горя срывается со скалы, парень затаил дыхание. «Нужно срочно предупредить Дарэна». — подумал Дагад и едва заметной тенью метнулся в сторону ускакавшего друга.

Глава 23

Стремительный полёт вниз едва не стоил жизни горе защитнику и фамильяру. Едва успев расправить крылья, Глюк приземлился на каменистую почву. Ну, как приземлился… довольно неожиданно шлёпнулся на чешуйчатое пузо.

Грох, шмякнулся рядом и ещё некоторое время не мог перестать прыгать, при этом вздыхая и охая.

— Где чародейка? — взревел дракон, разглядев её скомканную рубашку. Но, успокоившись и впав в некий транс, замолчал на несколько минут, водя головой во все стороны.

При этом ноздри на его рогатой голове раздувались с такой силой, что очередной вдох едва не засосал скачущего рядом друга.

— Апчхи! — глаза Глюка подёрнулись странным сиреневым туманом и ещё некоторое время он подозрительно вглядывался во что-то, повернув голову в сторону севера.

— Что там? Анютка? Моя любимая хозяйка? — тараторил грох, не давая защитнику сосредоточиться и разглядеть своим острым звериным взглядом то, что привлекло его внимание.

— Она точно лежала рядом с этим камнем, но куда делась потом? Сбежи она сама, следов оставила бы видимо-невидимо, как дикий зверь. Если, конечно, не обучена мастерски заметать следы.

— Как дроу? — пропищал фамильяр, намереваясь показать товарищу свои глубокие познания о пещерных жителях.

— Дроу! Точно, и как я сам не догадался?! — взревел дракон, принюхиваясь к слабому ветерку. Его тёплые струйки, тянулись сразу с двух направлений, сбивая Глюка с толку. — Точно они! Ух, коварные… что же задумали эти смуглые остроухи?

— Они украли хозяйку? — разволновался грох. — Глюк, миленький, что ж теперь будет-то? Король Тин наверняка казнит тебя самым жестоким образом…

— Не паникуй, мой маленький друг, лучше постарайся настроиться на чародейку. — прорычал дракон, не сводя взгляда с небольшого, заросшего кустарником овражка. Он находился на расстоянии десяти минут лёта, и дракон не стал медлить.

Сделав пару шагов, он с шумом расправил крылья и взмыл в небо, с силой рассекая насыщенный запахами различных растений, равнинный воздух.

— Я чувствую её! Она жива, но почему-то ничего не видит… — громко протараторил, пристроившийся на спине исполина, малыш. — Кажется, спит.

— Я слышал, что дроу очень хитры и коварны. К тому же обладают свойственной только этому тёмному народу, магией. Не стихийной… больше схожей с чувствами, эмоциями. А этот факт делает их чрезвычайно опасными врагами.

— Как же нам вернуть хозяйку? — простонал грох, вглядываясь вдаль. — Огонь! Я вижу огонь, Глюк, похоже наша девочка совсем рядом!

— Отлично, соединись с её магией, и окажешься рядом! — приказал дракон и стал снижаться, в надежде остаться незамеченным острым эльфийским зрением.

Расторопный маленький фамильяр изо всех сил зажмурился и стал мысленно искать чародейку. Буквально через пару минут он открыл глаза и истошно завизжал. Прямо на его, проявившегося на груди лежащей Энни, тянулись губы серокожего эльфа.

— А-а-а! — громкий писклявый голосок неожиданно для самого себя отпугнул покусившегося на уста его хозяйки дроу.

— Ох, ты ж… зараза… — чертыхнулся Дарэн, и сделав неловкое движение, едва не свалился с лошади. — Кто здесь?

От громкого звука, или же от присутствия фамильяра, девушка очнулась и тоже завизжала. Эльф напрягся, потянул за узду и остановил вёзшее их животное. Мгновенно спешившись и выхватив из ножен два острющих клинка, эльф наставил их на ничего не понимающую чародейку.

— Принц? — вопросительно подняла брови девушка. — Вы собираетесь убить меня? И, кстати, где мы?

Нижняя губа эльфа странно подрагивала, руки дрожали, а ноги слегка подкашивались.

— Кто визжал? — таким же визгливым тоном спросил он и как-то странно стал крутиться на месте, обороняясь от невидимого врага. — Покажись, чудовище!

— Ну какое же он чудовище? — чуть было не выдала малыша хозяйка, но потом сообразила, что лучше держать похитителя в напряжении. — Это всего лишь ваш конь.

— Это был не он! — всё ещё истерически провыл Дарэн и неожиданно для всех разразился рыданиями. — Я ещё слишком молод, чтобы погибать! Дагад! Спаси!

Энни спросонья ничего не понимала, но грох шепнул ей на ухо причину столь странного поведения «опасного дроу», и она мгновенно вспыхнула, прямо так не слезая с коня, чем ещё больше перепугала принца.

— Ведьма! — Наставил на неё своё оружие, и стал потихоньку отступать.

— Кажется нам пора… — неуверенно пробормотал фамильяр и девушка, не раздумывая пришпорила коня и понеслась вперёд.

— Не туда! — подпрыгивая и заикаясь прокричал грох. Конь, как по команде описал дугу и поскакал в направлении скалистой гряды. Проскакав несколько минут, Энни уже обрадовалась избавлению, но вдруг, откуда-то слева прогремел громкий властный голос!

— Атор!

Конь мгновенно встал, как вкопанный, а надежда на спасение мгновенно улетучилась…

Глава 24

Энни испуганно закрутила головой, выискивая того, кто с такой лёгкостью прекратил её неожиданный побег. Завидев спешащих к ней четверых людей, скорее эльфов, внешне до мелочей похожих на истеричного принца, девушка предприняла попытку подстегнуть упрямое животное. Она стучала его по бокам твёрдыми ботинками, молотила кулачками по загривку и уговаривала его стронуться с места. Но упрямая животина на отрез отказывалась подчиняться.

С ужасом поглядывая на приближающихся мужчин, Энни не на шутку запаниковала. Сердце выплясывало чечётку, грозясь выскочить из своего надёжного укрытия, руки тряслись, а мысли бегали, как перепуганные муравьи, безбожно щекоча нервы. Да и дрожащий грох

Она закрыла глаза, как в детстве учила её мама, и начала спешно шептать: «Отче наш…»

Мгновенно по телу девушки разлилось тепло. Энни открыла глаза и увидела вокруг себя жёлто-оранжевое пламя.

— Горим, Анютка, горим! — радостно завизжал фамильяр и неожиданно, словно пылающая стрела помчался в сторону приближавшихся дроу.

Те, увидев такое необычное оружие, резко остановились и с выпученными глазами обнажили клинки. Грох же приблизившись вдруг рассыпался на множество мелких грошиков. Те стали молниеносно летать вокруг воинственных мужчин, поджигая их серые плащи и кожаные штаны.

Взбешённые дроу, суетливо махали клинками, похожими на ятаганы, изредка задевая друг друга.

— Кто эта ведьма? — кричал один из остроухих, уворачиваясь от горящих, заливающихся смехом шариков.

Энни сквозь языки пламени с открытым ртом наблюдала, как маленькие огненные шарики гоняли по поляне четверых здоровенных эльфов. Да, уж… Такое ни в одном фильме не увидишь!

Словно услышав мысли девушки, конь под ней заплясал на месте и резко рванул вперёд.

— Эй, нам пора! — крикнула она, практически не надеясь, встретиться с грохом снова. Но, оглянувшись назад, она из-за развевающегося на ветру плаща смогла разглядеть, как маленькие шарики объединяются, вновь образуя её маленького смешного фамильяра. Через несколько мгновений на плече разгорячённой красавицы довольно урчал пушистый круглый комочек.

— Как… как ты это сделал? — на полном скаку спросила девушка. — Я думала, что больше не увижу тебя.

— Кхм, если честно, я и сам не понял, что произошло… — пропищал грох. — Но мне понравилось!

Несясь на большой скорости мимо зарослей кустарника, далеко впереди Энни разглядела большую белую зверюгу.

— Глюк? Он тоже здесь? — с облегчением выдохнула она и позволила себе немного ослабить поводья.

— А куда же он денется-то? — фыркнул фамильяр. — Он — твой защитник!

— И где же он был всё это время? — попыталась возразить чародейка, ослабляя и своё пламя.

— Как это где? — взбеленился грох. — Ты бы видела, как смело он бился с тем огромным чёрным драконом. Да он, он, знаешь какой?!

Восторг, буквально сочившийся с уст фамильяра едва не забрызгал Энни с головы до ног.

— Да, что вы говорите! — возмутилась девушка. — А ничего, что именно по его милости я и попала в эту передрягу?

Приблизившись к дракону, чародейка с удивлением заметила, что перед ним, обнажив клинки, медленно двигался ещё один эльф.

— Да сколько их здесь? — прорычала Энни, не замедляя бега лошади, проскакала мимо Глюка.

— Ты что, даже не поможешь ему? — удивлённо запищал фамильяр.

— Неа… Большой мальчик, сам справится. К тому же, я просто на просто не знаю, как остановить этого скакуна! — хватаясь за развевающуюся гриву взбешённого животного, прокричала чародейка. Она подскакивала на крупе животного, с трудом удерживаясь в седле. — Мамочки! Снимите меня с него…

Пыхнув в сторону воинственного дроу небольшим облачком пара и временно ослепив его, дракон кинулся вслед за Энни. Судя по тому, с какой скоростью девушка пролетела мимо, и с каким трудом она держалась в седле, конь — понёс…

Плащ Энни развевался на ветру словно большой серый флаг, сбивая остатки пламени чародейки. Грох, держась зубами за объёмный капюшон, с булькающим звуком болтался сзади, а Глюк, не решающийся взлететь, на всех парах нёсся следом, и что-то крича, сотрясал землю гулкими тяжёлыми шагами.

Эту картину с самой высокой вершины скалистой стены, с интересом наблюдали две пары глаз…

— Чудесно!

Глава 25

— Ну, что, рассказывай, — расхаживая взад-вперёд перед стоящим во дворе королевского дворца драконом, повествовал правитель Тиандела, — как чародейка оказалась за стеной?

Понурая голова виноватой рептилии, слегка дёрнулась, из ноздрей вырвался клуб пара, сопровождаемый горестным вздохом, и полностью окутав короля Тина, с гулкими хлопками развеялся по ветру. Сурово сведённые брови местного монарха не сулили защитнику чародейки ничего хорошего, разве что долгую и мучительную смерть.

— Так я… — едва набравшись смелости, промямлило животное. — Стратегия у меня такая, понимаете, ваше Величество: будучи лишённой чувства защищённости, моя юная хозяйка в считанные часы сумела разбудить дремавшую в ней магию.

— Ну, это я вижу. Да, что там я?! Теперь о палёном цыплёнке будет знать каждый житель Аду. — пыхтя от злости, правитель осуждающе взирал на Глюка. — Я даже не знаю, как на тебя ругаться! Ты же, не вызываешь ничего, кроме смеха…

Пожав плечами, король Тин взглянул на закопчённого ящера, который стыдливо прикрывался голыми кожаными крыльями. Оставшийся уцелевшим хохолок из трёх белых перьев, нервно подрагивал, напоминая всем присутствующим о некогда богатом драконьем оперении.

— Прошу вашей милости, правитель. Обещаю, что буду исправно исполнять свои обязанности даже в таком непотребном виде. — Печальный взгляд Глюка резко контрастировал с воинственным настроем, с которым прозвучали последние слова.

Эльф, оглядывая пострадавшего защитника, прыснул со смеха.

— Так всё-таки, каким образом наш драгоценный алмаз, который ты клялся защищать, холить и лелеять, скакал по плато на незнакомой нам лошади в неподобающей одежде пещерного дроу? — наигранно грозно спросил он. — Нет, твою заслугу в её ловле, я, конечно, не умаляю… не поймай ты скакуна зубами за хвост, чародейка могла разбиться о скалы, на которые понесло животное. Но следующий твой шаг, честно говоря, обескуражил меня куда больше реакции девушки.

Дракон виновато взглянул на правителя, тяжело вздохнул и снова опустил голову.

— Это да… — вздох Глюка был слышен всем придворным, высыпавшим на улицу в надежде лично увидеть лысого дракона.

— Твой отказ от чародейки не в коем случае не принимается. Будучи последним драконом во всём Аду, ты обязан защищать единственную надежду Тиандела… — отповедь Тина была больше комичной, нежели устрашающей, что красноречиво дополняли смешки, раздающиеся из всех уголков двора.

Таким дракона ещё никогда не видели… Жители Белой лагуны, привыкли к шикарному оперению огромного белого ящера, который издавна жил с ними по соседству в ожидании своей чародейки.

— Что ж, думаю тебе пора! Не то эта несносная девчонка снова попадёт в какое-нибудь приключение. — тихонько продолжил верховный эльф, потирая руки. — Ну что ж, если ради Тиандела мне придётся пожертвовать собой, я готов — сделаю чародейку своей женой, и навсегда привяжу её к этому райскому месту! Хрустальный замок будет моим и магия тоже!

Не смея возражать королю, дракон лишь почтительно кивнул, сделал пару шагов, и взмахнув крыльями взмыл в небо.

Душевные терзания оскорблённого до глубины души дракона подстёгивали Глюка направиться прямиком к обидчице и отшлёпать её по мягкому месту, но здравый смысл не позволял окончательно испортить отношения с чародейкой. Они зависят друг от друга…

Покружив над горной грядой, где он оставил девушку и её маленького проказливого фамильяра, дракон полетел в сторону единственного водопада всего Аду. Это, скрытое от посторонних глаз чудо Белой лагуны, было единственным безопасным местом, где он мог почистить пёрышки… Хотя, о каких пёрышках теперь может идти речь?..

Глава 26

Взирая на приближающегося дракона, Энни даже вскочила на ноги. Такого сияющего в солнечных лучах белого исполина, не ожидал увидеть и грох.

— Какая потрясающе сверкающая броня! — вздохнула девушка, с поднятой головой разглядывая снижающегося ящера.

— Думаешь, Глюк простит нас? — неуверенно буркнул малыш и спрятался за небольшой камень.

— Сложно сказать… — пятясь назад, отозвалась чародейка.

Спустя несколько секунд прямо перед ней приземлилась огромная белоснежная туша.

Не обращая внимания на злой взгляд защитника, девушка словно завороженная подошла к нему и протянула руку к блестящей чешуе. Почувствовав костяную твёрдость, она с замиранием сердца провела ладонью вверх-вниз.

— Боже… как ты прекрасен! — выдохнула Энни, не сводя глаз с переливающихся пластин.

— Не морочь мне голову, чародейка… — Грозный рычащий голос Глюка мгновенно вернул девушку с небес на землю. — За то, что ты сбежала со скалы не дождавшись меня, а затем ещё и спалила моё уникальное оперение, ответишь перед самим королём.

— Что? — изумилась девушка. — Во-первых, меня похитили, во-вторых, ты сам виноват в этом маленьком недоразумении…

— Недоразумение? — пыхнул дракон, обдав собеседницу облаком горячего пара. — Да ты сделала меня настоящим посмешищем! Посмотри на меня, на кого я стал похож?

— Как на кого? На самого настоящего дракона. — заикнувшись на последнем слове, пробормотала Энни. — В моём мире вы именно так и выглядите! Вернее, вас изображают именно такими.

— Какими? — сощурил глаз ящер и приблизил морду к самому лицу девушки.

— Огромными, величественными, красивыми.

— Красивыми? Да ты издеваешься? — зарычал дракон. — Взгляни на меня, чародейка, ты же лишила меня всех перьев, но я всё так же вынужден служить тебе…

— Но так ты выглядишь намного мужественнее и…

— Знаешь, я буду отмщён… после того, как наш правитель сделает тебя своей самкой! — Сверкнул глазами Глюк и демонстративно отвернул морду.

— Что? Что ты сказал? — похожим на сирену голосом заверещала Энни. — Кем он меня сделает?

Глюк не ожидал столь резкого проявления эмоций, отступил на шаг назад и чуть не шлёпнулся на зад.

— А ну, неси меня во дворец этого напыщенного индюка! — повелительный тон девушки, заставил защитника вздрогнуть.

— Это дело решённое, не стоит вмешиваться в дела правителей.

— Я чародейка! И если ты сейчас же не отнесёшь меня во дворец Белой лагуны, я спалю к чертям собачьим твои последние три пера! — гневно заявила девушка, поигрывая огненным шариком.

Дракон тряхнул головой и хохолок затрясся, опасаясь воинственного настроя девушки. Деваться было не куда, Глюк обязан подчиняться не только королю Тиандела, но и единственной чародейке Аду.

Спустя двадцать минут.

— Нет, нет и нет! — врываясь во дворец Тина 4, кричала маленькая миловидная девушка с огромной копной тёмно-русых волос и длиннющими ресницами. Она буквально метала молнии своими очаровательными карими глазками, намереваясь, как можно серьёзнее напугать местного монарха.

— Кто впустил во дворец эту наглую особу? — вскрикнула одна из придворных и попыталась встать на пути непрошенной гостьи. Но не тут-то было, Анюта с лёгкостью отпугнула с дороги двух летучих и одну остроухую красотку, просто оскалив зубы.

— Где этот монарший тип, который решил заставить меня, как выразился мой дракон — быть его самкой?

— Что? — взвизгнула высокая стройная красотка с острыми ушками и длинными до пят прямыми волосами. — Его величество женат, и ему совершенно не нужна ещё одна самка.

— Фу, как пошло и противно! — Анюта, облачённая в длинную прозрачную юбку и такой же топ, угрожающе двинулась в сторону говорившей эльфийки, крепко сжав кулаки. Она знала, что драться, скорее всего не придётся, ведь местная знать, будь она трижды неладна, до чёртиков боится простого угрожающего тона.

Странно, как при таких нежных душевных организациях, они умудрились сохранить Тиандел в своих руках, ведь желающих заполучить Белую лагуну было очень много. По крайней мере, так ей рассказывали Карис и Глюк.

— Я требую проводить меня к его Величеству! — громко заявила начинающая чародейка, топнув ногой в сторону перепуганных слуг.

— В этом нет необходимости, дорогая, я весь в твоей власти! — Зычный, но слегка подрагивающий голос монарха раздался так неожиданно и, казалось, так близко, что девушка почувствовала некое замешательство. — Ты так спешила поговорить со мной по поводу нашей предстоящей свадьбы?

Из соседней комнаты показался высокий стройный и до жути красивый эльф с белыми волосами, разодетый во всё зелёное. Даже корона на его венценосной голове была с изумрудным оттенком.

«Хорош!» — подумала Анюта, но отступать не стала. Она почтительно склонила голову, как того требовал местный этикет, но тут же зло взглянула прямо в глаза Тину и прошипела:

— Вы бесцеремонно выдернули меня из прошлой жизни, настояли принять бремя чародейки, кем я на самом деле не являюсь, заставляете целыми днями упражняться в несуществующей магии, а теперь ещё и душу мою решили к рукам прибрать? — гневно сверкала глазами девушка. Она демонстративно скрутила из пальцев пару дуль и ткнула прямо в нос правителя. — А вот фигушки вам, светлейший! Видали?! Я на это не подписывалась, так что, идите вы лесом вместе со своим Тианделом, мифическим замком и вообще…

— Твоя горячая кровь говорит сама за себя — из тебя выйдет превосходная королева Тина.

— У вас уже есть королева и я не собираюсь занимать её место. Понятно?

— Этот вопрос решён ещё с первой минуты твоего пребывания В Белой лагуне! Ты понравилась не только мне, дорогая, но и моему телу!

— Телу? — вскрикнула она. — Три раза фу! Да как вы смеете?! Да, как вам не стыдно?!

Голос Анюты сорвался на визг, и она не сразу заметила, что находится в зале наедине с королём. Все остальные позорно бежали, оставив бедного Тина на растерзание разъярённой чародейки.

— Карис заверила меня, что ты станешь лучшей из королев, а посему, будешь принадлежать лучшему королю! — горделиво выпятив грудь, король словно павлин стал вышагивать перед девушкой. — Ты сильна духом и сможешь защитить наше королевство.

Устало выдохнув, Аня грустно взглянула на мужчину.

— У меня уже однажды был жених-тюфяк, и это, между прочим, ничем хорошим не закончилось… Так что, адьёс, амиго! — взмахнув рукой, она опрометью бросилась прочь из дворца. Подальше от этого красивого, но до ужаса неприятного монарха.

Больше она его никогда не увидит!

Глава 27

Глухие звуки яростного пыхтения вырывались из уст взбешённой чародейки, смело вышагивающей по непролазной чаще Белой лагуны. Что-то монотонно бормоча, она совершенно не замечала встревоженного стрекотания маленького фамильяра, который уже изрядно отчаявшись, буквально кричал в ухо девушки свои многочисленные вопросы.

— … Я никогда в жизни не видел такой отчаянной чародейки. Ты серьёзно не планируешь стать второй королевой Тиандела? А в том мире, откуда ты свалилась все такие же отчаянные? Или это только нам так повезло?.. Кстати, а где наш дракон? Как думаешь, он уже перестал сердиться?.. Ну, меня-то он точно не сожрёт, мы давно дружим. К тому же он хорошо знаком с моим отцом… — фамильяр несколько раз чихнул и заметно засуетился. — Энни, кажется мы заблудились. Ох, чую недоброе, хозяйка. Зря мы без защитника сунулись в эти дебри!

— Надо же, какой наглый и заносчивый эльф! — Не обращая внимания на гроха, бормотала девушка.

— Мы что, идём на запад? — Вдруг встрепенулся фамильяр, и неистово запрыгал, тщетно пытаясь обратить на себя внимание. — Нужно обойти эти заросли! Только не на запад… там же…

Отмахиваясь от тонких, больно жалящих тело прутиков, Энни уверенно пробиралась куда-то вглубь местного, не похожего на земной леса, периодически вздрагивая от хлёстких ударов. Словно оживающие перед ней ветви причудливых деревьев вздыхали и охали, обнаруживая потревожившую их дневной сон незнакомку.

Поначалу принимая странные звуки за стенания гроха, Энни не обращала на них никакого внимания, глубоко погрузившись в собственное бормотание. Но, получив три звонкие пощёчины и шлепок по попе, девушка встала, как вкопанная и огляделась.

— Кастана варра… — раздалось где-то совсем рядом. — Гурда на хор. ра!

— Кто ты? — прошептала девушка, и стала озираться по сторонам. — Я никого не вижу…

— Конечно не видишь, глупое ты создание… — печально вздохнул, сидевший на её плече фамильяр. — Ты слышишь глас древнейшего из существ Аду, Кантара. Я уже добрые двадцать шагов пытаюсь до тебя докричаться…

— Кантар? — скривилась чародейка, пробуя на вкус имя очередного аборигена.

— Угу… Теперь поздно… Нас заметили. Вернее тебя. — Грох недовольно фыркнул и демонстративно отвернулся. — Тут я тебе не помощник, хозяйка. С этим существом опасно встречаться даже в голой пустыне, а тут непроходимая чащоба.

- раздалось у самого уха Энни, и тонкий серый прутик с единственным листочком на кончике, больно хлестнул по щеке.

— Эй! — возмутилась пострадавшая и, отступив пару шагов назад, встала в стойку боксёра. — Я ведь и сдачи могу дать! А ну, выходи, злодей!

— Гурда на хорра, кринга! — вновь кто-то прошипел у самого уха девушки, пустив по её коже мелкие противные мурашки.

Ноги чародейки дрогнули и она, резво подпрыгнув, рванула вперёд, надеясь сбежать от невидимого врага.

— Ой, не туда… — пропищал грох и крепко зажмурился.

Мгновенно развив большую скорость, беглянка тут же была грубо остановлена невидимой стеной.

— Ох… — отлетев на несколько метров назад, она поднялась, и вновь попыталась бежать, но с ужасом обнаружила, что безвольно болтающиеся в воздухе ноги, ничем не могут помочь. — Приплыли…

Тонкие, но жёсткие, словно проволока лианы протянулись к ней со всех сторон, крепко обвили туловище, подняли над землёй на добрые пару метров и замерли.

— Вот и закончилась бесславная жизнь маленького гроха из пустынных земель! — запричитал малыш, раздуваясь до опасных размеров. -

— Да не хнычь ты, мелкий, прорвёмся.

— Из ветвей кантара ещё никто не вырывался… мужайся.

Вдруг вокруг повисла гнетущая тишина, и Энни явно ощутила липкий страх смерти.

— Но ведь мы даже ещё не добрались до скалистой стены. Разве лагуна не самое надёжное, защищённое от зла место, как мне все тут рассказывали? — едва дыша, прошептала она, пытаясь увидеть рядом с собой хоть одно живое существо. Но все её усилия были тщетны, кроме густого кустарника, высоченных деревьев и змееподобных лиан, вокруг ничего и никого не было.

— Ну зачем ты рванула именно в эту сторону?! — жалобно подскуливал грох, яростно шмыгая носом и крутясь на плече хозяйки, словно ужаленный бурундук. — Только у подножия западной стены неизменно находится сторожевой Кантар. Он же наверняка сожрёт нас на обед, и даже Глюк никогда не сможет найти наших бедных косточек…

— А как он выглядит? — постаралась незаметно прошептать чародейка.

— Только старейшины знают это… А я, ведь, ещё очень молод…

В повисшей гнетущей тишине, пленница отчётливо слышала биение своего сердца и миниатюрный отбойный молоточек перепуганного до смерти фамильяра. Это она виновата, ей и решать эту проблему!

— Эй! — крикнула Энни в никуда. — Где ты? Покажись… Если ты хотел испугать нас, то у тебя здорово получилось, но мы, к сожалению, не можем остаться на твою трапезу. — Голос предательски срывался, и девушка нервно кашлянула.

— Кастана варра! — Раздалось множество приближающихся голосов со всех сторон. Они звучали в унисон, создавая оглушающий гул, отзывающийся в голове противным карканьем огромной стаи ворон.

Энни перестала сопротивляться с обвившими её тонкими лианами и крепко зажмурилась.

Глава 28

Время словно остановилось, исчезли все звуки, окружавшие Энни до сих пор. Даже этот назойливый грох, видимо, потерял дар речи от охватившей его эйфории.

Неожиданно для самой себя девушка почувствовала необычайную лёгкость во всём теле. Заметив, что даже цепкие лианы перестали причинять боль, оставив лишь лёгкое онемение на коже, а ноги коснулись твёрдой поверхности, она насмелилась и чуть приоткрыла глаза. Яркий свет вновь больно резанул по зрительным нервам.

— Чёрт! — ругнулась и вновь зажмурилась.

Руки инстинктивно потянулись к слезящимся глазам и на удивление пленницы, её уже ничего не сковывало. Живые ещё несколько минут назад путы, вдруг куда-то пропали… Вновь разомкнув веки, она стала усиленно вглядываться в молочного цвета туман, окутавший её с головы до ног.

— Грох, ты где? — позвала Энни, настороженно вслушиваясь в пустоту.

— Кастана варра! — прозвучало совсем рядом, и девушка разглядела едва различимые черты необычного существа. Доходившие до земли тонкие руки-прутики безвольно висели вдоль такого же тщедушного тельца, отдалённо напоминающего девушке пустынный кустарник, который она видела неподалёку от Адского колодца. Хотя, явно эльфийские черты лица наводили совсем уж на бредовую гипотезу, относительно происхождения этого чудика. Росточком он был не больше маминого чихуахуа…

— Кантар? — сощурилась она, рассматривая подплывшее на расстояние вытянутой руки существо. — Это с тобой-то опасно встречаться?

— Древнейший из волшебных миров приветствует тебя, чародейка! — пробормотал человек-куст, протянув тонкую веточку с единственным дрожащим листом к щеке Энни, оглаживая ярко-красную полоску.

Всё ещё слыша, произносимую собеседником абракадабру, она с удивлением осознала, что понимает каждое слово, будто в совершенстве владеет этим причудливым языком.

— Ик… спасибо, уважаемый. Вы случайно не подскажете куда подевался мой неугомонный фамильяр? — немного отодвигаясь от странного кустика, выпалила девушка, оглядываясь вокруг. Но по-прежнему кроме густого тумана ничего не было видно.

— Он там, где мы его и оставили. — ответил Кантар.

— То есть мы не в Белой лагуне? — настороженно спросила Энни и развела руки в стороны, надеясь нащупать в молочной белизне хоть что-то.

— Нам необходимо поговорить, чародейка, наберись терпения. — Голос странного существа нетерпеливо задрожал, а сам он немного подрос. Или девушке это просто показалось?!

— Вы меня похитили? — насторожилась она, отступая назад.

— Отчего же?! Пригласил в гости, — проскрипел Кантар. — Только в Междумирье я могу принять свой истинный облик.

— То есть, вы так и выглядите? — удивилась Энни, всматриваясь в маленькое сухонькое тельце странного существа.

— Я многолик, я — время, я — суть, я — природа, я — само бытие! — Затрясся он, и трижды хлопнул в ладони.

Тут же туман рассеялся, и девушка очутилась в большом кругу. Со всех сторон её обступали: демоны, эльфы, дроу, фелии, растения, животные и ещё не знакомые ей диковинные существа Аду. Все они, как один, голосом Кантара твердили слова мантры:

— Я многолик! Я — время, я — суть, я — природа, я — само бытие!

Медленно сжимаясь, живое кольцо неумолимо приближалось к Энни. Мгновенно в её ладонях запрыгали огненные шарики. Существа остановились и замолчали.

Нервно озираясь, девушка глазами выискивала в многоликой пёстрой толпе маленькое, похожее на невзрачный кустик существо с руками-прутиками.

— Вижу, этот облик больше подходит для общения с тобой. — Неожиданно раздалось из-за спины.

Энни, резко обернувшись, увидела высокого, стройного эльфа. Его красота ослепляла, а яркие одежды приковывали взгляд, и девушка восторженно вздохнула. Тот, едва заметно ухмыльнулся и щёлкнул пальцами. Все существа растаяли в воздухе, как мираж, оставив после себя лишь белёсый дымок тумана.

— Что вам от меня нужно? — чуть заикаясь пробормотала девушка, и стряхнула с рук неугомонный огонь. — Тоже замуж звать будете?

Мужчина грустно улыбнулся.

— Не скрою, рад бы, но ты, чародейка предназначена другому. Он ждёт встречи с тобой. Я всё вижу и всё знаю. Для меня не существует тайн не минувших, ни грядущих.

— Тогда скажите, где найти Хрустальный замок? Быть может это миф, придуманный вымирающим народом… — смело спросила Энни и уставилась на необычный амулет, украшающий шею и без того красивого эльфа. Два солнца и две луны, два сердца и две стрелы, росток и маленький зверёк…

— Замок почти неуловим, но я помогу тебе… в обмен на услугу.

Глава 29

— Хозяйка! Хозяйка! — верещал на ухо маленький взволнованный голосок.

До затуманенного сознания девушки доносились лишь звонкие звуки, в произношение которых грох вкладывал всю мощь своего тщедушного тельца. Когда очередной визглявый окрик достиг своего назначения, Энни недовольно поморщилась и слегка приоткрыла глаза.

— Грошик? — улыбнувшись, произнесла она.

— Очнулась?! Ну, слава богине! — облегчённо вздохнул пушистик. — Шевелиться можешь?

— Странный вопрос, конечно могу. — сонно отозвалась, и в подтверждение своих слов довольно потянулась. — Я так замечательно выспалась!

— Выспалась? — Выпученные глаза фамильяра застыли в недоумении. — Я тут за жизнь её переживаю, даже чуть было не подрался с этим страхолюдиной… а она, оказывается, замечательно выспалась…

— Да хватит тебе стрекотать! Именно выспалась, а ещё сон странный видела, будто была в странном пустынном месте — Междумирье.

— Не удивительно, ты же угодила в лапы самого Кантара! — Грох, взволнованно скакал вокруг, лежащей на мягкой траве, девушки. — Только, ты единственная, кого он отпустил обратно. Страшнее Кантара может быть только… только… Глюк…

Пробудившееся сознание в мгновение ока возвратило Энни на то самое место, где она была схвачена цепкими лианами и бесцеремонно отшлёпана по щекам растущим неподалёку голым кустом.

— Тоже мне, сравнил! Что же такого страшного может быть в нашем опалённом цыплёнке? — Поднимаясь на ноги, Энни сразу и не заметила, каким маленьким стал её неугомонный фамильяр.

Он, ещё пуще вытаращил огромные глазищи и неподвижно замер, глядя прямо перед собой.

— Да что с тобой случилось? — попыталась растормошить его чародейка. — Между прочим, это я только что беседовала с самым древним существом этого мира!

Проследив за немигающим взглядом гроха, она тоже испытала не малый ужас. Над ближайшим кустом возвышалась огромная белоснежная туша. Поблёскивающие на солнце чешуйки слегка ощетинились, как бы намекая на отвратительное настроение хозяина, гребень вздыбился, угрожая девушке острющими, как мечи шипами. Из ноздрей гиганта валил сизый дым, а сам он больше напоминал разъярённого тираннозавра, нежели безобидного цыплёнка.

— О-о… — Колени предательски задрожали, и Энни чисто рефлекторно наложила на себя крестное знамение. — Да, Грошик, ты был прав — Кантар куда привлекательнее и дружелюбнее нашего защитника.

Малыш отмер и мелкими прыжками спрятался за ноги девушки, не решаясь высунуться ни на дюйм. Надо же, он столько лет знаком с драконом, а увидел его изуродованное злобой лицо только сейчас! И эти весьма недобрые эмоции вызывала в рептилии его симпатичная, но до жути взбалмошная хозяйка. Хотя, чего он, собственно, ожидал? Пришлая…

Грох оценивающе посмотрел на Энни, затем на Глюка. Да уж, сейчас что-то будет! Не даром же даже Кантар испарился, оставив их одних на небольшой освещённой поляне. Видимо, и он почувствовал недоброе… Конечно, разъярённого дракона добрым не назовёшь! Надо же, как быстро поменялся характер его закадычного друга.

Не даром старший из отцов-грохов говаривал: «Аду настолько стар и однообразен, что изменить его может лишь женщина!»

Ну что ж, а вот и она! И на драконе она не остановится…

Уверенный взгляд Энни, обращённый на исполинское животное, вселил надежду в маленького фамильяра. Он смело прыгнул хозяйке на плечо, и напитавшись её решительностью, смело взглянул в сверкающие гневом глаза.

— Глюк, где ты шаришься? — наигранно зло бросила девушка, будто не замечая ярости защитника. — Мы с Грошиком уже заждались тебя!

Злость на драконьей физиономии от подобной наглости моментально сменилась удивлением, вместо дыма изо рта вырвался белёсый парок, а челюсть немного отвисла.

— Ты знаешь, я надеялась, что слова фамильяра правдивы, и ты тут же поспешишь вслед за мной, куда бы я не отправилась. Но, видимо, ошибалась… — без обиняков продолжила Энни.

Грох громко икнул и тихонько пискнул: «Сожрёт…»

— Лучшая защита — это нападение. — Пользуясь тем, что дракон на время потерял дар речи, прошептала чародейка, успокаивая маленького друга, и тут же вновь принялась за большого. — Меня, между прочим, Кантар успел похитить и вернуть обратно!

— Что? Тебя пометил сам Кантар? — срывающимся голосом прошептал Глюк, одновременно обмахиваясь правым крылом, но вдруг, он подмял под себя куст и рухнул к ногам Энни.

Глава 30

— Проси чего хочешь! — простонал дракон, обдавая тёплым дыханием ноги чародейки.

— Глюк!.. Я, конечно, рассчитывала, что ты сменишь гнев на милость, но, чтобы так быстро… — ошеломлённо выдохнула девушка. — Что с тобой?

— Кантар-р-р! — рыкнул тот и благоговейно закатил глаза. — Он выбрал тебя, хозяйка. Теперь каждое твоё слово — закон!

Девушка, не раздумывая выпалила:

— Отнеси меня к тому озеру, в которое я упала, кажется оно называется Озером Мёртвых душ.

— Как скажешь, чародейка. — Глюк недовольно выдохнул и с лёгкостью поднялся в полный рост, оглядываясь вокруг.

— Зови меня просто Энни, окей? — привычно выпалила девушка.

— Хорошо, просто Энни. — Струйка пара, всколыхнула тёмные пушистые волосы красавицы.

Дракон тут же опустил голову, подставляя свою шею, как надёжный трап. Девушка, недолго думая, взобралась на спину своего величественного защитника и уселась между огромными шипами спинного гребня. Она обхватила тот, что был спереди ногами и руками, с сожалением вспоминая мягкие белоснежные перья, которыми был покрыт Глюк до того несчастного случая:

Кто же знал, что это он бежал позади понёсшего беглянку коня?! Ещё совсем недавно молодой учёный Энни Брайт и не подозревала о существовании этого странного мира, своих магических способностей, и уж, конечно, ни разу не слышала звуки, издаваемые запыхавшимся от быстрого бега драконом. Как и не знала, что эти магические твари способны развивать такую скорость бегая по земле.

Девушка, мчась во весь опор на угнанном ею жеребце, со свойственной землянам импульсивностью, приняла пыхтение, утробное рычание и нечленораздельные слова за крики преследовавших её дроу. Огонь как-то сам вырвался из кончиков пальцев и, сформировав идеально круглые раскалённые шары, кинулся на «преследователя»…

Ошибка вскрылась не сразу… лишь через пару минут, когда в небо взмыл огромный пылающий ящер, девушка от неожиданности не удержалась и свалилась на землю. Чуть позже, уносимая ещё дымящимся драконом, она ругала себя на чём белый свет стоит, осознавая всю тяжесть последствий, обещанных ей разгневанным животным.

Сейчас же Глюк выглядел намного величественнее и устрашающе, как и положено настоящему магическому дракону. И чародейка была довольна!

Хотя, костяные пластины, безжалостно впивались в мягкое место, Энни улыбнулась и взглянула на прижавшегося к её щеке фамильяра.

— Ну что, малыш, готов к приключениям?

— Уже? Так скоро? — застрекотал грох и запрыгал. — С чего начнём?

— Для начала найдём моего парня, который тоже оказался в Аду!

Маленький ротик крошечного существа слегка приоткрылся, но заговорил он не сразу.

— Всё зависит от того, что поведал тебе Кантар… — осторожно произнёс он. — Дал добро?

— У меня встречный вопрос: почему Глюк уверен, что Кантар пометил меня? — ощущая себя использованным тапком, прошептала Энни.

— Ты осталась жива! До сих пор не было ни одного существа, выжившего, после встречи с ним, — загадочно прошептал фамильяр, будто открыл самую страшную тайну. — Значит, ты избранная!

— А как же те, что приходили до меня?

— Ни одну из них Кантар не удостоил своего бесценного внимания.

Девушка, всё ещё принимающая судьбоносную встречу за короткий красочный сон, попыталась вспомнить слова прекрасного эльфа. Но, как за зло, память была чиста и невесома словно перо ангела. Лишь лёгкое послевкусие тревоги и предвкушение приближения чего-то таинственного не покидало её до самого окончания полёта.

Углубившись в мысли, Энни лишь краем глаза видела поистине фантастические красоты магического мира: мрачную черноту Долины чёртовых пещер, ярко очерченную красным кустарником, диковинные краски Кревела и унылую серость Стареха. Все эти неизведанные страны манили и отталкивали девушку одновременно.

Что ждёт её впереди? Неужели она и действительно избранная, та, которой покажется мистический Хрустальный замок, по которому вздыхают все правители Аду? Но когда и где?

Эти вопросы больно зудели где-то в груди, доставляя Энни немалые неудобства. Никогда ещё от неё не зависело так много… Подстраховать кого-то из научной группы при очередном спуске в подземную пещеру — обычное дело, а фактическое спасение магического мира и «отлов» доселе неуловимого замка казались чем-то нереальным и немного комичным.

Хотя сейчас, приближаясь к тому самому озеру, в которое она угодила после долгого падения, и гладя на нескончаемую голубую водную гладь с высоты птичьего, вернее драконьего полёта, смеяться девушке совсем не хотелось. Сердце отчаянно колотилось, а глаза в поисках знакомой фигуры с опаской шарили по узкому песчаному берегу, плотно обнесённому непроходимой зелёной стеной.

Над водой поднимался зловещий туман, длинными струями обнимающий одинокий каменистый остров. Ни единой травинки не росло на этом мёртвом участке суши, лишь горластое вороньё кружило над острыми уступами в поисках съестного.

— Боже, надеюсь, с ним всё в порядке…

Глава 31

Дворец Тина IV.

— Куда делась эта своенравная троица? — гневно сдвинув тонкие от природы брови, метал молнии король Тиандела.

Его яркое, похожее на павлиньи перья одеяние развевалось при каждом резком движении. А их было поистине много, ведь усидеть на месте эльфу никак не удавалось — словно в одно пикантное место вонзились несколько игл мечехвостых иглохвостов, и они то и дело щекотали оголённые нервы, заставляя хозяина дворца уже который раз за минуту мерить шагами большой тронный зал. Бесшумная поступь Тина превратилась в некий монотонный танец, не сулящий придворным ничего хорошего.

— Последний раз дракона видели фелии крайнего чертога, повелитель. Кажется, он направлялся в сторону западной части лагуны. — низко кланяясь, доложила придворная эльфийка в нежно-голубой тунике, расшитой серебряной нитью.

— Что? Неужели эта взбалмошная чародейка направилась туда? — негодовал монарх. — Она всё делает наоборот: говорит то, что не должна, делает то, что не следует, идёт туда, куда запрещено ходить…

Праведный гнев, клокотавший в груди монарха, нашёл выход: с кончиков пальцев, вдруг, посыпались серебристые искры, глаза загорелись синими огоньками, а голос его превратился в металлический скрежет. Однако, здравый смысл всё же проснулся, и правитель стряхнул с себя магическое наваждение. Те крохи магии, что всё ещё витали в воздухе Белой лагуны были так малы, что их неосмотрительное использование может и вовсе истощить оставшийся мизерный запас.

— Найти, поймать и заковать в цепи! — Зло зашипел Тин. — Время ещё есть, образумится! Замуж она, видите ли, не желает…

— Это возмутительно! — вторили дамы, порхая следом, и благоговейно взирая на самого красивого эльфа Аду. — Нахалка…

Облачённые в военные доспехи воины, стоявшие поодаль, словно зачарованные двинулись к выходу. Приказ самого короля не оговаривается.

Не смотря на полную изолированность от внешнего мира и большей части вражеских лазутчиков, немногочисленная армия Тиандела всё ещё сохраняет свою силу и отвагу, доставшуюся в наследство от некогда великого государства.

— Приведите Карис! Живо! — гневно сверкая очами, крикнул Тин, и услужливые фелии пестрой стайкой выпорхнули в открытые настежь окна.

Не прекращающаяся ходьба короля заставляла придворных дам без устали следовать за ним по пятам и неприкрыто льстить, создавая настоящий хаос. От всей этой суеты, как от ветра колыхались не только шёлковые занавески, но и лёгкая драпировка с изображением большого бала, коих не проводилось в Белой лагуне уже несколько столетий.

Это всеобщее движение и застала вошедшая в зал Карис. Способности оракула позволили ей мгновенно оценить ситуацию. Она низко поклонилась и не поднимая взгляда пробормотала:

— Что так обеспокоило великого правителя, заставив его использовать добрую половину магического резерва?

— Не заговаривай мне зубы, старуха! — зло проскрипел король. — Ты заверила меня и весь Тиандел, что призванная шаманами чародейка, наконец-то, решит все наши проблемы: избавит Аду от ненавистных демонов, отыщет неуловимый Хрустальный замок и вернёт в Белую лагуну все три вида магии… И, что я вижу?

— Дайте ей время, мой господин, девушка ещё не привыкла к своей новой роли. Магия уже проснулась, и достаточно сильная. Думаю, скоро она проявит всю свою мощь, и хорошо бы, чтобы она была на нашей стороне.

— Она снова сбежала! И на этот раз, видимо навсегда! — рыкнул Тин.

Искажённое злобой лицо уже не казалось таким привлекательным, и толпа придворных дам стыдливо опустила глазки. Таким Тина ещё никто не видел, и не желая попадаться ему под горячую руку, незаметно покинули зал, оставив правителя наедине с Карис.

— Вы ошибаетесь, — тихо прошептала старуха и смело взглянула в небесно-голубые, холодные глаза, — девочка набирается опыта, знакомится с новым для неё миром…

— Почему ты не сделала так, чтобы она забыла всё, что было в её жизни раньше? — Повелительным тоном спросил король, обходя кругом единственного оракула Тиандела. — Ты обещала мне!

— Думаю, что уже к закату Энни будет знать лишь один мир — Аду. И вот тогда-то она полностью вступит в права чародейки этого мира. Терпение, мой повелитель, нужно терпение!

— Боюсь, к закату твоя чародейка будет валяться в грязевой канаве, разорванная на части дикими животными! — выплюнул в сторону оракула Тин.

— Отчего же? — Удивлённо поинтересовалась та. — Её славный путь только начинается!

Глаза Карис подёрнулись пеленой, ноги оторвались от белоснежного дворцового паркета, и воспарившая в воздухе женщина впала в ясновидящий транс.

Нервно дёрнув подбородком, король Тин резко отвернулся. Он никогда не любил этих странных оракулов, которые, по его мнению, всегда не вовремя начинаю вещать. Карис же раздражала монарха куда больше известий об очередных самулеках-налётчиках, зашедших в их священный залив или лазутчиках-дроу, пытающихся форсировать неприступную стену. Чаще всего она на несколько часов зависала над полом, не реагируя на происходящее вокруг.

Мужчина в сердцах сплюнул на безупречный лакированный паркет, что совершенно не вязалось с обычным поведением высшей расы, крепко сжал кулаки и зашагал прочь.

Дурные мысли относительно чародейки не покидали светлейшего ни на минуту, да и последние слова оракула несколько напрягали. Поэтому правитель без зазрения совести вызвал к себе придворного тюремщика Арно.

Учитывая относительно спокойную обстановку в Белой лагуне, которую обеспечивают отвесные скалы и узкий пролив, работы у пожилого эльфа было не так много. Лишь мелкие нарушители, изредка попадающие под его «опеку», разбавляли скучные будни Арно. Потому он с воодушевлением вошёл в покои правителя.

— Приготовь две лучшие камеры, тюремщик, — без предисловий заявил Тин, — скоро у тебя будут гости!

— Конечно, владыка! — Кланяясь в пол, промолвил старик. — Могу я полюбопытствовать, для кого сии покои?

— Ты слишком нетерпелив, Арно, это может плохо сказаться на твоём здоровье. Смотри, как бы самому не угодить в подземелье! Ступай!

Понурив голову, тюремщик удалился выполнять приказ короля. Маленький червячок подозрений, закрался в его думы, слишком уж недобрым был взгляд Тина, да и металлические нотки в голосе, наводили немалый ужас. Что-то подсказывало старому эльфу, не к добру это! Ох, не к добру…

Неужели история повторяется?

Глава 32

Озеро Мёртвых Душ.

Длинный узкий берег уныло тянулся вдоль водной глади мрачного озера, огибая его со всех сторон. Зелёной стеной чуть поодаль стояли диковинные деревья, хаотично размахивая длинными ветвями и сгоняя надоедливых воронов, они наводили ощущение постоянного безветренного урагана. Переполошенные птицы, собирались в небольшие стайки и совершали налёты на ярко-жёлтые плоды, прячущиеся внутри зелёных крон, донимая живые деревья своим громким карканьем.

Энни, восседая на шее дракона, отчаянно вглядывалась в даль и нетерпеливо ёрзала.

— Господи, где же он может быть?

— Ты кого-то ищешь, хозяйка? — Подал голос Глюк, тоже безуспешно разглядывая пустынный песчаный берег.

— Того, кто упал в это озеро вслед за мной. — тихо пробормотала девушка, не оставляя надежды на лучшее. — Думаю, это мой бойфренд, Джек.

Видя непонимающий взгляд рептилии, Энни добавила:

— …Жених…

Несколько минут молчания дали защитнику время собраться с мыслями. Несколько раз глубоко вздохнув, Глюк заговорил:

— Боюсь, мы зря прилетели сюда…

— Почему? Я точно знаю, что упала не одна!

— Если, случайно попавший в портал не принадлежащий нашему миру человек, попадает в Аду, он сразу же погибает. — боясь ранить чувства красавицы, прорычал дракон. — Таков уж магический закон — случайным здесь не место!

Редкие, но достаточно громкие всхлипывания, были ему ответом. Обессиленно опустив руки, чародейка скатилась со спины исполина, и прислонившись к его гладким чешуйкам, безмолвно заплакала.

— А уж если остался жив, заперт в Аду навечно… — подытожил дракон.

То, что сейчас произнёс Глюк, стало для неё последней каплей. Стресс, испытанный в Адском колодце, новый мир, новая жизнь и странные цели, поставленные перед девушкой красивым, но холодным эльфом и его оракулом, магические силы, перепугавшие её до полусмерти… Всё это немало пошатнуло нервы юной чародейки, одно согревало душу — надежда на то, что она не одинока, что некогда любимый ею парень находится здесь же и сможет подставить своё крепкое плечо…

Теперь же, надежда на это рухнула после одной-единственной фразы белого дракона.

Энни медленно поднялась на ноги и устало побрела вдоль кромки воды, и почувствовав на плече лёгкое несмелое шевеление, повернулась к прильнувшему к щеке фамильяру.

— Прости, Грошик, мне необходимо побыть одной… — легко посадила малыша на ладонь и сдула его, словно пушинку.

Приземлившийся возле друга грох восторженно пропищал:

— О-о, это что-то новенькое!

— Да уж, наша чародейка полна сюрпризов… — вторил ему дракон, не сводя глаз с хозяйки.

— Кажется, ты ранил её чувства, Глюк. Что будем делать?

— Думаю, Карис была права, прежний мир должен остаться в прошлом.

— Плод забвения? — неуверенно спросил малыш, нервно прыгая возле морды друга.

— Да. У нас нет выбора… — наблюдая за тем, как расстроенная девушка всё больше отдаляется, дракон тоскливо застонал. — Боюсь, после того как плод подействует, чародейка станет совсем другой. А она уже начала мне нравиться такой — настоящей… Знаешь, она ведь…

— Вспыльчивая?.. — осторожно спросил грох.

— Ага, и сумасбродная…

— Красивая!

— И жутко отчаянная…

— А какая настырная?

— Нет, она не настырная! — Гордо заявил дракон. — Она самая настоящая! Истинная!

Оба грустно вздохнули и продолжили наблюдать за той, ради которой они появились на этом свете. Именно их чародейка должна изменить весь мир, а уж они ей в этом помогут!

Энни медленно брела вдоль голубой каймы озёрной глади, подставляя босые ноги ласкающим волнам. Ботинки девушка скинула далеко позади, оставив их на необычайно мелком, ярко-жёлтом песке.

Мыслей в голове практически не было. Кажется, что вместе с надеждой, чародейку оставил и интерес к жизни. Зачем она здесь, в этом странном мире? Ради кого, или чего? И что ждёт одинокую девушку, волею судьбы оказавшуюся в Аду?

Верные спутники, хотя и не приближались, медленно шагали следом, не оставляя Энни наедине с враждебной природой мистического озера. И девушка была им благодарна, она всегда знала, что иногда полезно побыть наедине с собой.

И она была одна, чувствуя давящую тоску магического мира. Лишь изредка в сознание врывалось назойливое карканье смолянисто-чёрных пернатых, утащивших очередной фрукт у зазевавшегося дерева, да шелест волн, равномерно накатывающих на раскалённый берег.

Спустя какое-то время, солнечный диск уверенно покатился к закату, оставляя за собой чуть поблёскивающее сиреневое зарево.

Да, здесь всё иначе, не так, как привыкла Энни… более яркие краски, живые деревья, чудесные фрукты и сиреневый закат… сильная магия, настоящие драконы и прекрасные, но злые эльфы… И волею судьбы, ей предстоит прожить свою жизнь именно здесь — в Аду.

Девушка, заглядевшись на необычную красоту здешнего вечера не заметила, как задремала, свернувшись калачиком на мягком, словно пух песке. Даже надоедливые вороны перестали кружить над лесом, оставив в покое уставшие за день деревья.

Удостоверившись, что хозяйка мирно спит, фамильяр и защитник безбоязненно приблизились к ней и шёпотом заговорили:

— Помоги ей, Глюк. — почти беззвучно пискнул грох.

— Да, думаю, так будет лучше. Охраняй её, скоро вернусь. — После недолгой тирады, дракон взмыл в небо, обдувая песчаный берег тёплыми струями, взбудораженного крыльями воздуха.

С тоской в глазах маленький фамильяр наблюдал за удаляющейся фигурой белого дракона. Он понимал, если друг не вернётся, их всех ждёт неминуемая гибель. Но безграничная вера в друга не давала малышу унывать, и он принялся исполнять, возложенные на него Глюком обязанности. Словно отважный воин он патрулировал песчаный берег, отгонял противных птиц, из любопытства садящихся неподалёку от чародейки, охраняя её сон.

В этой суете грох провёл несколько часов, ожидая возвращения дракона. Энни всё так же, размеренно посапывая крепко спала. Когда солнечный диск уже полностью скрылся за далёким горизонтом и в лесной чаще стали раздаваться странные звуки, далеко в небе появился ярко-белый, отливающий сиреневым цветом силуэт.

Наконец-то! Радости малыша не было предела, он весело прыгал, иногда даже летал, размахивая миниатюрными, почти незаметными крылышками, привлекая внимание Глюка.

Он ожидал увидеть всё что угодно, только не это…

Глава 33

Рассвет на Озере Мёртвых душ.

Утренняя природа, присущая только этому уголку Аду, возвестила путникам о своём пробуждении доставучим громким карканьем воронов, накинувшихся на гигантский лиловый фрукт, упавший с дерева.

Энни приоткрыла глаза и тут же от неожиданности подскочила на ноги. Прямо над её лицом возвышался огромный чёрный птиц, с интересом разглядывающий девушку.

— Кыш! — крикнула и отскочила в сторону, врезавшись в бок спящего дракона. — Ой…

— Хозяйка, доброе утро! — пропищал грох, по привычке запрыгнув на её плечо. — Вставай, громила, наша чародейка с утра пораньше на ногах, а ты всё ещё дрыхнешь…

— Пора трапезничать и отправляться в Белую лагуну! — мгновенно проснувшись, протараторил крылатый ящер, выкатывая из-под крыла целую гору тех фруктов, которыми девушку угощала Карис.

— Вау, фруктики! — вопреки отвратительному настроению, протянула Энни, и, справившись с первым порывом откусить кусочек, отправилась к кромке воды. — Простите, ребята, мне нужно привести себя в порядок. Кстати, на этом озере тоже запрещено купаться до наступления заката?

— Нет, Озеро Мёртвых душ надёжно защищено от противных самулеков. Здесь они до тебя не доберутся. — заверил её Глюк.

— Отлично, с вашего позволения, освежусь немного. — на ходу расстёгивая рубашку и шорты, девушка приближалась к озеру.

Когда она осталась в нижнем белье под стать цвету волн, дракон из белого превратился в ярко-красного, грох крепко зажмурился и завис в воздухе, а вороны удивлённо открыли клювы и перестали беспорядочно кричать. И даже странные деревья на время прекратили свои беспорядочные бои с пернатыми.

Энни же совершенно не обращала внимание на их реакции, не считая это чем-то сверхъестественным. Она смело вошла в воду по пояс и легко окунулась с головой, так, что на поверхности осталась лишь копна чёрных намокших волос.

— Утонет! — рыкнул Глюк и кинулся на выручку. Будучи слегка неуклюжим, он наступил на несколько фруктов, раскатанных по мерцающему на солнце песку, смачно выругался, поскользнулся и распластался во весь рост, раздавив ещё несколько.

— Теперь понятно, зачем ты притащил сюда столько фруктов! — отозвался грох, стряхивая со своего маленького тельца сладкую, пряную мякоть.

— Ух… — вздохнул горе-спасатель, наблюдая за купанием вынырнувшей Энни. — Жива!

— Да, дружок, с твоими нервами срочно нужно что-то делать! — назидательно проворковал фамильяр, заскочив на голову рептилии. — Может тоже сожрёшь пару-тройку чудодейственных плодов?

— Смотри, мелкий, а то и тебя накормлю какой-нибудь ягодой, превратишься в мелкую блошку…

Грох икнул и слизнул остатки сладости со своей пушистой мордочки. Хорошо, что на него совсем не действуют чудесные свойства волшебных плодов.

Быстро окунувшись, девушка вышла на берег, пытаясь просушить волосы под тёплыми струйками лёгкого бриза. Быстро облачившись в привычную одежду, Энни обернулась к спутникам.

— Вот теперь можно и позавтракать! — потирая ладони, направилась к друзьям. — Я, оказывается, дико проголодалась!

— Вот! — Глюк протянул чародейке единственный целый плод, и выжидательно уставился на неё.

Не торопясь, покрутив фрукт в руках, она направилась к воде, предусмотрительно его вымыла и с блаженным взглядом откусила первый кусочек.

— Как думаешь, как скоро плод подействует? — тихонечко спросил грох, не сводя взгляда с хозяйки. — Жалко мне её…

— Так будет лучше для неё! Невозможно жить в двух мирах одновременно… — поднявшись на ноги, заявил дракон, смахивая с себя остатки фруктов.

— И, что дальше? — неугомонный грох взволнованно взирал попеременно то на Энни, то на Глюка.

— Угомонись, малыш, всё с девочкой будет хорошо. Карис заверила меня в этом, надеюсь, не обманула.

Вдруг, краем глаза друзья заметили, что ноги девушки медленно подогнулись, и она без чувств рухнула на песок. Недоеденный фрукт откатился от девушки и тут же стал мишенью для вечно голодных птиц.

— Хозяйка! — хором крикнули перепуганные друзья и опрометью кинулись в сторону чародейки, разгоняя более расторопных пернатых.

— Глюк, зараза, ты убил нашу девочку! Что за отраву ты ей подсунул? — всхлипывая, причитал фамильяр, прыгая на груди чародейки.

— Подожди, она же… — прислушиваясь к мерному дыханию, прошептал дракон. — Она спит!

Грох тут же перестал прыгать и прильнул маленьким ушком к груди чародейки.

— Какое счастье, мы все будем жить! — радостно завизжал пушистик. — Теперь-то мы изменим Аду, вернём магию…

— Притормози-ка, дружок, хозяйка ещё не дала нам согласие на все эти приключения.

— Но магия-то в ней проснулась! — не унимался фамильяр. — Я прям лопаюсь от её переизбытка! Никогда не чувствовал себя таким сильным.

Вдруг в нескольких шагах от путников из лесной чащи, сопровождаемый хлёсткими ударами деревьев, выбежал странный незнакомец. Увидев дракона, он остановился, как вкопанный. Хотел было рвануть обратно, но пара веток, обрушившихся на его спину, быстро изменили его планы. Парень перекрестился и припустил вдоль берега.

— Глюк, а вдруг это тот бойфренд, которого искала Энни? — пискнул грох, всматриваясь в сверкающие пятки улепётывающего незнакомца.

— Ну почему, именно сейчас? — застонал дракон и обессиленно закрыл глаза.

Глава 34

Дворец Тина Великолепного.

— Что ты видела, старуха, — сдвинув брови, спросил владыка, едва касаясь взглядом престарелой собеседницы, — отвечай!

Женщина смело смотрела в глаза говорившего. Она совсем не боится этого напыщенного эльфа. Будучи единственным оракулом Тиандела, она была надёжно защищена от телесных наказаний и казни. А это развязывало не только руки, но и язык пожилой женщины.

— Я нянчила вас, когда вы были ребёнком, и теперь, чувствуя на себе необъяснимую злость, честно скажу, сбита с толку.

— Не заговаривай мне зубы, Карис. Твои слова, ровным счётом ничего не значат. Моя неразумная мать приставляла к своим детям кого попало, совершенно не заботясь о будущем! — словно прорвало Тина.

Будучи чистокровным эльфом, он не очень-то жаловал представителей других каст и народов. Только с виду Тин казался спокойным, мудрым и великодушным, на самом же деле, лишь круг избранных приближённых знал его настоящего, высокомерного, корыстного и очень злопамятного правителя. Хотя давно уже не случалось у правителя подобных приступов, с тех самых пор, когда Карис в одном из видений узрела возвращение Элияра. Это и разозлило владыку Тиандела настолько, что тогда Карис пришлось несколько недель провести в дворцовом подземелье.

Уже взошедший в то время на престол Тин необычайно обозлился на оракула за то, что она якобы посмела угрожать его правлению. Не рад он и сейчас, когда становится понятно, что не всё идёт так, как хочется светлейшему.

— Вы не должны плохо отзываться о своей матушке, владыка. Она была лучшей из эльфов… — дерзнула возразить Карис.

— Не смей указывать мне! — с пеной у рта закричал король. — Арно, уведи Карис в её новые покои!

К несчастью, женщина прекрасно понимала, какие именно покои приготовил для неё тюремщик. Он легонько подтолкнул оракула к выходу, и склонив голову, поплёлся следом.

Кому приятно выполнять бредовые приказы сорвавшегося монарха?!

Карис медленно семенила в сторону подземелья, не обронив ни слова. Арно же лишь грустно вздыхал и не поднимая глаз от пола, шаркая ногами о дворцовый паркет, шёл следом. Женщина понимала, что пожилой тюремщик очень расстроен.

Не смотря на специфическую должность при дворе, Арно всегда был мягким и великодушным эльфом, и давно нравился Карис. И она знала, что симпатия взаимна несмотря на то, что Тин в самом начале своего правления наложил запрет на близкие отношения служащих короне. Никто не осмеливался его нарушить, но в душе все надеялись, что когда-нибудь Элияр всё же найдёт дорогу домой…

Оракул медленно спускалась по старинным ступеням, ведущим на нижние этажи, осторожно вслушиваясь в каждый звук. Но кроме тяжёлых вздохов, отпускаемых пожилым эльфом, она не слышала.

— Не переживайте, Арно, вы не виноваты!

— Но и вы ничем не провинились. Чем вы могли так разгневать владыку? — слегка покряхтывая, спросил он.

— Ах, не берите в голову, мой друг, видения не всегда приятны…

— Элияр?..

Надежду в голосе эльфа не возможно было скрыть ни любопытством, ни наигранной строгостью, и Карис, понимающе, отрицательно покачала головой и продолжила спуск в полном молчании. Не стоит посвящать Арно во все свои проблемы, это может навредить ему.

Подойдя к самой большой двери, тюремщик окрикнул женщину и с сожалением отворил перед ней массивную стальную дверь.

— Простите, Карис, вы же понимаете… — начал было он, но оракул взглянула в его глаза, безмолвно прощая тому всё что было и будет.

Она смело шагнула в темноту тюремной камеры. Под самым потолком крошечной коморки зияло малюсенькое круглое окошко, отбрасывая тонкий солнечный луч на аккуратно расстеленный на полу матрац. На полу было идеально чисто, что не ускользнуло от внимательного взгляда женщины. В прошлый раз ей не так повезло.

— Я держал эту камеру специально для вас. — смущённо перебирая массивную связку ключей, пробормотал тюремщик. — Здесь тепло и сухо, чего не скажешь о других клетках.

— Да, я помню. Спасибо, Арно, вы настоящий друг. — грустно улыбнувшись, сказала оракул. — Чего же вы ждёте? Запирайте. Я знаю, вам запрещено беседовать со мной…

— Да… простите… трапеза через два часа. — на последнем слове тюремщик брякнул ключами, и бесшумно затворив дверь, зашагал прочь.

Карис ещё несколько минут неподвижно стояла посреди небольшой коморки, пытаясь приглядеться к скудному свету. Когда же глаза немного привыкли, удобно расположилась на удивительно чистом лежаке, закрыла глаза и погрузилась в свои прошлые видения. Она часто так делала, пытаясь рассмотреть в промелькнувших картинках скрытый смысл. И грядущее всегда открывалось оракулу, давая надежду на будущее, указывая правильный путь. Но, как, сидя в подземелье, направлять течение будущего она пока не знала.

В такие моменты видения, словно яркие картинки сменяли одно другое, практически не давая провидице передохнуть. Сейчас же, она ясно видела чародейку, способную изгнать демонов, заполонивших Долину чёрных пещер, и отыскать магический замок — сердце Аду, средоточие трёх магий. Сила её велика, и будет лишь увеличиваться с каждой одержанной, пускай и незначительной, победой.

Видела Карис и ещё одну загадочную тень, шедшую рука об руку с девушкой, надёжно сокрытую туманом. Этот странный персонаж, несомненно, сыграет свою роль, плохую или хорошую, но однозначно важную. Иначе и быть не может, видения не врут!

Глава 35

Озеро Мёртвых душ.

Взошедшее солнце едва выкатилось из-за горизонта, а жизнь на берегу Озера Мёртвых душ уже кипела во всю. Издавна растущие на побережье деревья ещё со времён первого пришествия не наблюдали здесь такой активности.

Вдоль кромки воды с истерическими криками и непонятными, но явно нехорошими словами бежал молодой мужчина, догоняемый огромным белым драконом, мчащимся следом.

Возвратиться в ещё более враждебную лесную чащу парень не планировал, а посему просто утекал, мысленно прощаясь с жизнью. Ещё ни единого раза он не видел живьём таких исполинов, хотя думал, что повидал уже многое.

— Динозавры же давно вымерли… — словно мантру повторял он, пока не выбился из сил.

Тяжело дыша, он резко остановился, обернулся к монстру лицом и, вытащив из ножен небольшой, но очень острый нож, приготовился к схватке. Хотя о какой схватке может идти речь, если на тебя несётся Годзилла размером с трёхэтажный дом?! Мужчина был готов встретить смерть лицом, намереваясь напоследок доставить противнику хоть какой-то дискомфорт.

— На, жри, тварь, — крикнул он, и выставил перед собой своё единственное оружие, — несварение я тебе гарантирую!

Дракон, расставив в стороны крылья, резко затормозил, наткнувшись на выставленный в его сторону крошечный клинок.

— Ой, кажись сломал…

Сделав шаг назад, он внимательно всмотрелся в согнутый металлический предмет, отдалённо напоминающий меч дроу, но значительно меньших размеров.

— Точно сломал! Но это не проблема, в Тианделе есть отличный оружейник, он быстро вернёт твоему оружию былую твёрдость.

Потеряв дар речи, беглец неподвижно стоял, боясь пошевелиться. Мышцы отказывались работать, но мозг всё так же живо соображал сразу в нескольких направлениях. С одной стороны он пытался защитить травмированную психику, представляя всё происходящее сном, или в крайнем случае глубокой комой, с другой настраивал владельца на кровопролитную битву с невиданным доселе монстром. Однако победил врождённый профессионализм, и аналитический склад ума тут же стал искать рациональное объяснение.

Кажется, ещё в детстве в каких-то древних легендах он читал о говорящих драконах, но никогда не подозревал, что самого постигнет участь быть съеденным ископаемым существом.

Когда первый испуг схлынул, а дар речи ещё не вернулся, мужчина повинуясь безрассудному любопытству, задрал голову, пытаясь повнимательнее рассмотреть доисторическую машину для убийств.

«Уникальный экземпляр! Очень напоминает этакого метиса среди древних рептилий.»

С открытым ртом оглядывая своего, тоже порядком запыхавшегося преследователя, горе-беглец отметил, что, если верить многочисленным костным останкам, найденным в разных частях света, таким исполинским размером могли похвастаться тираннозавроиды. Строение черепа напоминает скорее зауропода, но этот странный белый хохолок говорит о причастности его хозяина к пернатым ящерам. Массивные перепончатые крылья намекают на принадлежность к отряду птерозавров, а массивный хвост и костяные гребни вдоль всего хребта — к стегозаврам. Общий же вид напоминал, увиденного однажды в экранизации какой-то книги, сказочного дракона.

«Дракона? Пфф… Ну, нет… Мифология не мой конёк. Да и куда это меня занесло?» — за доли секунды промелькнуло в голове мужчины.

Дракон наклонился и пристально уставился ему прямо в глаза.

«Гипнотизирует… Надо же, какой интересный экземпляр! Если выберусь, обязательно напишу докторскую! Хотя, надежды мало…»

Рука сама потянулась к заднему карману джинсов, вытаскивая айфон предпоследней модели. Животина всё так же с интересом наблюдала за движениями человека и не ожидала того, что произошло парой секунд позднее.

— Улыбочку! — крикнул парень и нажал на кнопочку фотокамеры.

Яркая вспышка мгновенно ослепила представителя древней цивилизации. Он резко выпрямился и быстро заморгал, расставив крылья в стороны.

«Видимо, устрашающая стойка. Отлично, теперь у меня есть фото-доказательство».

Пользуясь случаем, что ящер опешил, парень снова кинулся наутёк, но уже в противоположную сторону. Удостоверившись, что преследователь отстал, он немного сбавил ход, пока не увидел впереди лежащий на песке женский силуэт.

— Энни! — Крик получился рваным и нечеловеческим.

«Неужели эта тварь убила её?»

Бросившись к ней с новыми силами, он не видел, что позади в небо взметнулся белый, блестящий в солнечных лучах, дракон.

Подбежав к девушке и рухнув рядом на колени, мужчина схватил её лицо в ладони и стал быстро целовать глаза, щёки, губы, постоянно шепча любимое имя.

— Энни, девочка моя, родная, очнись! Я не могу потерять тебя именно сейчас… — парень плакал и прижимал её обмякшее тело к своему, желая защитить от всех драконов в мире. — Прости меня, крошка, это я во всём виноват… я…

Вдруг, рядом что-то гулко шлёпнулось, сотрясая весь песок в округе. Он открыл глаза и смело уставился на огромную приближающуюся рептилию.

Быстро вскочив на ноги, он встал перед девушкой и выставил вперёд кулаки.

— Ну, что ж, давай сразимся, тварь! — зло заявил он. — За Энни я тебя в бараний рог скручу!

Дракон вновь нахмурился, присмотрелся к противнику, громко икнул и неожиданно выдал:

— Элияр?

Глава 36

Тиандел. Подземелье.

Грезившая во сне Карис резко вздрогнула, повела плечами, и открыла глаза. Такого реалистичного видения она ещё никогда не видела. Неужели те картинки, что являлись оракулу в последние несколько лет были предвестниками того, что должно случиться в скором будущем? Если так, то можно лишь мечтать о наилучшем исходе для Тиандела и всего Аду.

Она-то принимала эти отдельные картинки и странные образы за ненужный энергетический мусор, коего видимо-невидимо на просторах призрачных миров, но, теперь, кажется, всё встаёт на свои места.

Чародейка теперь принадлежит лишь этому миру, но этот странный силуэт, шагающий с ней рядом, почему-то навевает немалое опасение. Кто он, чего хочет, и, как может воздействовать на девочку? Не заставит ли её свернуть с начертанного пути?

Что-то в очертаниях незнакомца было до боли знакомым, но что именно, Карис не могла определить. Он точно рождён в Аду, но тем же временем, тесно связан с Энни. Загадочный, однако, персонаж.

Вот ещё загадка, которую предстояло разгадать престарелой провидице. И, сидя в королевской каталажке, она вряд ли сможет этим заняться.

Решительно поднялась, размяла затёкшие суставы и чуть прихрамывая поковыляла к массивной двери. Стукнуть успела всего пару раз, тюремщик, казалось, ночевал у дверей единственно занятой камеры.

— Арно, простите, но мне просто необходимо повидаться с владыкой. — без обиняков заявила она.

— Простите, Карис, но вы же понимаете, что это невозможно…

— Да, но от этого разговора, возможно, зависит будущее нашего мира! Если я не встречусь с чародейкой через несколько часов, может случиться непоправимое!

— Простите, но я всего лишь тюремщик… не бог. — расстроенно повёл плечами мужчина. — Но, я очень хочу помочь вам, выходите, вы свободны. Надеюсь, король на некоторое время забудет о вашем существовании.

Второй раз ему не пришлось предлагать. Карис, поражённая благородством эльфа до глубины души, поспешила покинуть своё временное жилище. Главное проскользнуть мимо стражи незамеченной. Но и тут пришёл на помощь пожилой тюремщик.

— Идёмте, дорогая, я провожу вас. Не следует глубокой ночью слоняться по дворцу в полном одиночестве, боюсь, вас могут заметить. Тогда нам обоим не поздоровится.

— Вы правы, Арно, буду признательна вам до своих последних минут. — слегка улыбнувшись, поблагодарила оракул.

— О, прошу, не говорите о своей смерти, Карис. Этим вы причиняете мне глубочайшую боль. — демонстративно схватившись за сердце, прошептал мужчина, предлагая руку своей миловидной пассии.

Так они и шли по тёмному, едва освещённому тюремному коридору. Полнейшая тишина дополняла мрачную картину, заставляя женщину всё более тесно прижиматься к своему тюремщику и спасителю одновременно.

Она всё больше размышляла о грядущем, о чародейке и неизвестном пока герое, о Хрустальном замке и своём участии в его поисках. Арно же, с грустной улыбкой на всё ещё прекрасном эльфийском лице думал о той, что держалась за его локоть своей миниатюрной рукой, о том, что было бы прекрасно идти вот так вместе по жизни. Но, к сожалению, законы Тиандела не оговариваются.

А как здорово было бы вместе сбежать, но и тут препятствие — неприступные скалы и опасные воды. Эх…

— Куда вы планируете дальше, Карис? — тихо спросил эльф, крепко сжимая пальцы провидицы.

Женщина тяжело вздохнула и прошептала:

— Я ухожу, Арно, быть может навсегда.

— Но, как вы собираетесь преодолеть стену? — удивлённо вскрикнул он, но тут же сделал голос более спокойным и тихим. — Неужели морем?

Карис сдержанно усмехнулась, пытаясь дотянуться до острого уха её воздыхателя.

— Ах, нет, ну что вы, друг мой. Мне было ведение… Я найду выход из лагуны.

— Что ж, в таком случае я не могу отпустить вас одну. Решено, я иду с вами! — нисколько не раздумывая, выпалил эльф, чем немало удивил женщину.

— Что вы, это совершенно исключено! — парировала Карис, подходя к лестнице, ведущей наверх.

— Отчего же? — Тонкие эльфийские брови взметнулись вверх. — Я определённо не планирую отпускать вас одну за пределы нашего благословенного уголка.

— Я не так беззащитна, как вы думаете. К тому же, вы связаны службой при дворе…

— Прежде всего вы — женщина, и не должны в одиночку разгуливать по Аду. Вы даже не представляете себе, сколько недругов встретится вам на пути. — Арно поднял ладонь в останавливающем жесте. — Даже не возражайте, это не обсуждается! Теперь я ваш личный телохранитель!

Лёгкая улыбка тронула тонкие губы Карис, а рука ещё крепче сжала локоть тюремщика. Больше слов не требовалось, за неё всё сказала тишина, и в душе седовласого эльфа забрезжила надежда.

— А служба?! Думаю, следующие пору месяцев обо мне забудут при дворе. Тин и сам не часто вспоминает о моей тёмной сырой обители. К тому же… Всю жизнь мечтал покинуть Белую лагуну и посмотреть, что же там за стеной!

Оставшийся путь по дворцовым коридорам пара проделала практически в полной тишине, лишь изредка перешёптывались, завидев задремавшего на посту охранника. Поэтому проскользнуть мимо не составило особого труда. Спустя несколько минут беглецы уже спешили к дому эльфа, который запланировал собрать в дорогу кое-какой провизии.

После недолгих сборов, пара направилась к обители Карис. Она прихватила с собой несколько магических амулетов, сменную одежду и пару лёгких одеял.

— Идёмте, Арно, не стоит медлить. — смело заявила женщина и указала направление.

Когда солнечные лучи коснулись усталых путников, они как раз вышли из джунглей и достигли подножия самой высокой скалы. Примерно в пятидесяти метрах южнее прямо из скалы бил высокий водопад, создавая приятный для слуха шум.

— Вот это место. — сказала Карис, и устало опустилась на большой валун.

— Ступеней нет, тоннеля тоже… — разглядывая неприступную серую стену, констатировал эльф. — И что будем делать дальше?

— Ждать!

Глава 37

Озеро Мёртвых душ.

— Элияр? — Повторил вопрос дракон, уставившись на парня. — Ты вернулся!

Странный он какой-то… С виду обычный высший, хотя волосы какие-то странно короткие, да и поведение с одеждой, совсем не как у эльф.

Хм..

— Говорящий динозавр? — воскликнул парень. — Я что в Аду?

— Угу. — Кивнул головой дракон, оскалившись в своей самой дружелюбной улыбке. — Добро пожаловать домой!

Моментально увеличившиеся глаза и удивлённое выражение лица, говорили о том, что, не будь уставшим от долгого бега, мужчина, вероятно, рванул бы снова на утёк. Но, ноги едва заметно подрагивают, а значит, далеко ему больше не убежать.

— Да ладно!.. Никогда в Америке не видел живых ящеров.

— Я не ящерица, я — дракон! — грозно рыкнул Глюк, выпустив в сторону собеседника небольшое облачко пара.

— Вот это да! — Уже более заинтересованно удивился тот. — Сказочный?

На смену страху пришёл профессиональный интерес, хотя риск быть сожранным всё же оставался.

— Самый, что ни наесть реальный.

— Наверное ещё и огнедышащий? — вопрос парня звучал не только скептически, но ещё и оскорбительно для единственного представителя древнейшего вида разумных драконов.

— Конечно. А когда чародейка проснётся… — начал было дракон, но его перебили.

— Чародейка? — Мужчина проследил за взглядом чудовища, и с облегчением заметил на щеках девушки лёгкий румянец. — Энни жива?

— Конечно, что с ней будет-то? Она же самая сильная в Аду!

Парень облегчённо выдохнул и снова опустился рядом с нею на песок. Теперь он просто обязан обеспечить безопасность девушки, пусть даже ценой собственной жизни! Но сначала он должен понять, куда они провалились и, как от сюда выбраться.

— Энни, милая, проснись! Как же я счастлив, что ты в порядке. — чуть слышно прошептал, касаясь губами её ладони.

В этот момент мощный электрический разряд прошил запястье чародейки и губы парня, она резко открыла глаза и пронзительно закричала, тряся рукой, а он прикрыл рот кулаком и с любопытством уставился на красавицу. Что это было?

— Кто вы? — Испуг быстро сошёл на нет, когда девушка разглядела за спиной, нависшего над ней парня, огромную драконью голову. — Глюк, в чём дело, почему ты не защищаешь меня от этого нахала?

— Энни, это же я… — отпрянул мужчина.

— Не заговаривайте мне зубы! Я знакома с двумя эльфами, и поверьте, это не вы! — выпалила чародейка, поднимаясь на ноги.

— Эльфами? — Удивлённый голос парня прозвучал настолько громко, что стая ворон, сидевшая неподалёку, с громким карканьем взмыла в воздух, образовав огромную чёрную тучу. — Ты совсем рехнулась? Мы знакомы с тобой много лет!

— Молодой человек, оставьте меня в покое! Я впервые вас вижу, и можете не утруждаться, замуж за вас не пойду! — бросила девушка, направляясь к дракону.

— А я тебя и не зову! — возмутился парень. — Пусть на тебе чёрт женится!

— Ну и отлично! — спешно ответила чародейка. — Первый эльф, не мечтающий о браке с чародейкой! Стало быть, и беседовать нам с вами не о чем. Ступайте своей дорогой.

— Я не эльф! И никуда не пойду.

Дракон молча наблюдал за развязавшейся между парочкой, перепалкой. По поведению Энни видно, что чудодейственный фрукт уже подействовал и она совсем не помнит этого новенького. А ведь он оказался не так прост, как думали грох и Глюк…

Это же никто иной, как Эльтар! Если бы Глюк знал об этом сразу, не стал бы гонять его по берегу. Но, что сделано, то сделано… кто же мог знать, что знакомый Энни так важен для Тиандела. Но, увидев, острые уши и странную одежду, сразу понял, что нашёл ещё одно давно утраченное сокровище Тиандела.

К тому же, таких выразительных карих глаз, как у парня больше не существует в Аду. Ими много лет назад обладала красивейшая из эльфиек, отдавшая все свои магические силы и силы своего народа для защиты сына.

Нужно срочно доставить эльфа к Карис! Уж она-то решит, как быть с его возвращением.

Необъяснимая радость прорастала в душе белого дракона, когда он смотрел на продолжающих ругаться. Теперь-то они горы свернут с такими-то силами!..

Шикнув на весело скакавшего по спине гроха, который тоже предвкушал глобальные изменения в Аду, дракон выпалил:

— Нам пора, хозяйка!

— Господи, ничего не понимаю, как тебе удаётся постоянно встревать в неприятности? И, как ты умудрилась обзавестись этим чудовищем? — прошептал ей парень, искоса поглядывая на Глюка.

— Что вы ко мне прицепились, уважаемый? Отстаньте от меня, не то останетесь лысым и совсем без одежды. И это в лучшем случае!

— Ты, видимо, сильно головой ударилась при падении… Дай я посмотрю, ты же знаешь, в оказании первой помощи мне нет равных. — заботливо проговорил парень и потянулся к голове Энни.

Та резво отскочила в сторону и расставила руки в разные стороны, намереваясь призвать на помощь огонь.

Наблюдавший за назревающей битвой дракон, среагировал молниеносно, не дав возможности чародейке опробовать свою силу на незнакомце. Он ловко закинул девушку к себе на спину к онемевшему от всего происходящего гроху, и взмыв в воздух, схватил зазевавшегося парня в лапы. Полёт предстоял долгий, и Глюк искренне надеялся доставить сопротивляющегося Элияра к оракулу в целости и сохранности.

Глава 38

Близ водопада.

Прозрачные струи с громким шумом ниспадали с самой середины высокой скалы в небольшое озерцо, окружённое огромными камнями. На одном из них сидел седовласый эльф и жадно взирал на парящую над водой Карис. Вот уже несколько часов она грезила, а мужчина, накрыв импровизированный стол терпеливо ждал спутницу, боясь прервать важное видение. На протяжении нескольких дней они ждут того, кто поможет им переправиться на другую сторону.

Арно ещё помнит древние легенды о чародейке, способной спасти Аду от истощения магического резерва, но приходившие ранее не оправдали ожиданий местных жителей, поэтому на очередную тоже не возлагают особых надежд. За исключением Карис, конечно. Она уверяет, что новая девчонка самая сильная из тех, кто когда-либо назывался чародейками, и эльф почему-то верит ей.

Задумчивый взгляд мужчины остановился на огромной, пролетевшей по озерцу тени. Туча? Вряд ли, ведь в этой части Аду крайне редко шёл дождь.

Задрав голову в верх, Арно с удивлением уставился на медленно снижающуюся драконью тушу. Когда исполин снизился до вершины скалы, эльф разглядел в его лапах трепыхавшуюся фигуру. Кажется, зверюга кого-то притащил.

— А вот и они! — Раздался голос приблизившейся Карис.

Она так неожиданно оказалась рядом и заговорила, что её верный спутник немного испугался, вздрогнув всем телом.

— О, простите, я не планировала заставать вас в расплох.

— Ничего, дорогая, я просто не ожидал…

— Думаю, неожиданности только начинаются! — торжественно объявила оракул, тоже наблюдая за поравнявшимся с водопадом драконом.

Огромная тень полностью накрыла вспененный мощными струями водоём и лёгкий ветерок, созданный мощными взмахами крыльев, коснулся наблюдающих и, вдруг раздался протяжный крик. Дракон расцепил лапы и выпустил ношу.

Яростно махая руками и, громко горланя, вниз летел странно одетый незнакомец. Ещё несколько мгновений и он рухнул в бурлящие воды,

— Водопад истины… — прошептала Карис и бросилась на помощь, но, будучи пойманной Арно, была возвращена на сушу. Спасением незнакомца занялся сам эльф.

Парень брыкался и барахтался, сопротивляясь тяжёлым струям воды, обрушивающимся на его голову, и подплывшему к нему мужчине. Когда же спасателю всё же удалось вытянуть тонущего из-под водопада, тот немного пришёл в себя и самостоятельно поплыл к берегу.

Выйдя на берег, мокрый и ругающийся молодой человек облегчённо опустился на большой круглый камень и блаженно закрыл глаза.

— Да что ж за такое… Сначала нескончаемое падение, затем два дня блужданий по странному лесу, где каждая ветка пытается высечь из тебя душу, а теперь ещё и эта напасть — дракон. — бормотал он себе под нос, не замечая стоящей рядом и пристально разглядывающей его женщины. — Надеюсь он не сожрёт ни меня, ни Энни.

Зубы незнакомца громко постукивали, и Карис накинула на него свой тонкий плед, пытаясь согреть. Тут парень открыл глаза и резво вскочил на ноги.

— Вы кто? — резко выпалил он и, не чувствуя угрозы немного расслабился, то и дело переводя взгляд на, выходящего на берег, эльфа.

— Эльф? — удивлённо выпучив глаза, воскликнул парень.

— Да, как и ты, милый! — Карис, успокаивающе похлопала его по плечу.

— Это?.. — застыл в немом вопросе Арно, так же поражённо хлопая глазами и, показывая пальцем на молодого эльфа.

— Элияр! — раздался над озером торжественный голос Карис. — Ты такой же красивый, как твоя покойная мама, и мужественный, как отец. Жизнь в другом мире, несомненно, пошла тебе на пользу, мой мальчик.

— Постойте, мэм, вы явно ошиблись, — попытался оправдаться парень, хохотнув, — меня зовут не так, и уж поверьте, я совершенно определённо не эльф. Я американец, и мои родители живы и здоровы.

— Твои ненастоящие родители… Идёмте вниз, не то рискуем остаться без трапезы.

— Нет, вы однозначно с кем-то меня перепутали! Постойте, а куда подевался летающий динозавр, который притащил меня сюда?

— Поверь, он ждёт нас неподалёку.

Женщина взяла парня за руку и повела к тропке, ведущей на небольшую, окружённую деревьями поляну, хотя тот всю дорогу пытался объяснить, что он обычный американец, коих на земле великое множество.

— Я, конечно, очень благодарен вам за спасение, но, будучи совсем другим человеком, должен покинуть вашу милую пару.

— Не спеши, раздели с нами скромный обед, а после поговорим.

Будучи голодным, как волк, он не смог отказаться от человеческой пищи и послушно следовал за маленькой женщиной.

Пройдя по узкой тропе средь часто растущих деревьев пару десятков метров, троица оказалась на открытой поляне, посередине которой сидел тот самый белый дракон. Перед ним расхаживала Энни и, судя по виноватому виду крылатого, за что-то отчитывала.

Вырвавшись из цепких пальцев женщины, парень кинулся к девушке и, встав между ней и белой горой мышц.

— Ну, что, ящерица, может сразимся? — прокричал он и занял боксёрскую стойку. Ещё в детстве отец отвёл его в боксёрский клуб, с тех пор он был помешан на боевых искусствах.

— Я не сражаюсь с эльфами. — парировал дракон и демонстративно отвернул морду, всем своим видом показывая, что не настроен общаться.

Подошедшие Карис и Арно с благоговейной улыбкой взирали на происходящее.

— Предсказание сбывается: он, будучи безоружным, бросил вызов белому дракону! Вот и доказательство возвращения Элияра! Слава королеве Алиен! Сильнейший из рода эльфов теперь дома! — громогласно провозгласила Карис и они вместе с Арно склонились перед парнем. — Добро пожаловать домой, Ваше величество!

— Но я не эльф! — голос говорившего становился более раздражительным. — Что здесь вообще творится, почему все называют меня каким-то эльфом по имени Элияр?

— А кто же вы? — удивлённо спросила Энни, выходя из-за спины своего мнимого защитника.

— Как кто? Мы вместе были в спелеологической экспедиции в Йемене. — почти закричал он. — Я Билл… Билл Стойс!

Глава 39

Билл Стойс — Элияр?

Трапеза проходила практически в полном молчании, лишь изредка Энни переговаривалась с каким-то грохом, якобы сидящим на её плече (отвратительный симптом, кстати) и драконом, который расположился неподалёку и, подглядывая одним глазом, мирно посапывал.

— Большое спасибо, что пригласили меня на обед. — Парень слегка наклонил голову в благодарность за незнакомые ему фрукты, которые утоляют голод не хуже доброго стейка.

— Мы всегда рады разделить свою скромную трапезу со Светлейшим из светлых! — с благоговейным восторгом прошептала женщина. — Теперь мы можем спокойно поговорить. Ваша матушка, да будет светла память её, пожертвовала собой и силой всего эльфийского народа, чтобы спрятать вас от недругов. Слишком уж много в те времена стало охотников захватить особого королевского ребёнка.

— Предположим, что вы правы, хотя я до сих пор уверен, что ошибаетесь, скажите, чем же я такой особенный?

— Вы, как и ваша светлейшая матушка родились с глазами цвета осеннего мёда, а это признак истинного короля! — продолжила она. — Древнее предсказание гласит:


И придёт король в Аду рождённый,

Но чуждой вскормленный землёй,

И избавит он Тиандел от нищеты и праздности,

И снесёт стену каменную,

И станет великим из бессмертных.

Даже дроу будут ему покланяться,

А гномы и самулеки — бояться…


— Послушайте, это, конечно, всё очень заманчиво, но с чего вы взяли, что я это именно Элияр? — скептически сморщив лоб, спросил Билл. — Я чисто случайно попал в ваш странный мир. Сиганул вслед за этой дурёхой, которая потащила с собой в экспедицию слишком нежного бойфренда, дурак такой…

— Почему же дурак? — возразил ему Арно. — Поверьте, об этом героическом поступке ушлые фелии сложат не одну песнь. Не останется ни одной пары острых ушей, которые не слышали бы этой истории.

— Точно, острые уши, это же главный признак эльфов! — вскочив на ноги, парень стал ощупывать свои уши, и закричал ещё громче: — Господи Иисусе, мои уши… они острые!!!

Он стал дёргать за мочки, видимо, намереваясь избавиться от ненавистного сказочного атрибута. Но уши сидели, вернее торчали, как влитые.

— Что за шутки? Я уже практически доктор палеонтологических наук, спелеолог в третьем поколении… — негодовал Билл, периодически трогая ушные раковины. — Это ж надо так вляпаться! И вообще, покажите в какой стороне тут выход, мы с Энни уходим, наша экспедиция подошла к концу!

— Молодой человек, пусть вы и важная шишка в этом мире, но распоряжаться мной я вам не позволю! — вступила в разговор, ранее молчавшая девушка. — У меня, между прочим, в Аду очень важная миссия.

— Да что ты говоришь? И какая, интересно узнать? Выскочить замуж за высокородного эльфа? — возмутился Билл. — Я, понимаете ли чуть жизни не лишился, спрыгнув за ней в ту бездонную пещеру, до смерти перепугался, когда двое суток не мог её отыскать… А теперь ещё лучше — у неё, видите ли, важная миссия!

— Да, действительно, чародейка так же важна для Тиандела, как и вы, сир. — вставил слово пожилой эльф.

— Вы серьёзно? Какая из Энни чародейка? Она же с первого курса поражала преподавателей своим острым умом и тягой к рациональному объяснению природных и рукотворных необъяснимых явлений. Вы уж поверьте, в нашей сфере загадок пруд пруди, но именно она, — парень указал пальцем на девушку, — сутками сидела в библиотеке, пытаясь докопаться до истины. Да в нашем мире уже практически не осталось ни одной мистической истории, в которой не покопалась бы эта милая леди. В общем, если она чародейка, то я — балерина!

— Вы совершенно напрасно произносили такую длинную тираду. Я вас знать не знаю, да, собственно и не горю желанием… — девушка встала и пошла в сторону водопада, бросив на ходу: — Идите хоть на все четыре стороны, а мой путь лежит в Долину чёрных пещер.

— Увы, она права, Элияр, путь чародейки чрезвычайно опасен, задачи до конца не ясны, а финал и вовсе покрыт тайной! — загадочно проговорила Карис. — Я единственный оракул Тиандела видела вас обоих задолго до прихода. Уверена, только вы сможете изменить наш мир. Да и уйти вы не сможете!

— Это ещё почему? — возмутился новоиспечённый эльф. — Я, например, отказываюсь от своей роли, да и Энни скоро всё вспомнит. Она, видимо, головой ударилась при падении… амнезия.

Билл нервно расхаживал взад-вперёд, заламывая руки, надеясь на благоразумие девушки и благополучный исход их совместного приключения. Он бросал короткие взгляды на лежащего неподалёку дракона и надеялся, что эта махина больше не будет таскать его в когтях, как желторотого цыплёнка.

Желание рвануть следом за Энни перебарывало любопытство узнать об этом странном месте как можно больше. Как они могли здесь очутиться, и, как вернуться обратно? Вопросов было больше, чем ответов, поэтому он продолжил разговор с пожилой женщиной, называющей себя оракулом.

— Боюсь память не сможет больше вернуться к девушке, она полностью приняла свою судьбу, магию и наш мир. Она поняла, что вернуться всё равно уже не сможет…

— О чём вы говорите? — голос Билла приобрёл металлические нотки, и все присутствующие невольно склонили головы. — Что вы с ней сделали?

В груди парня стало необычно жарко, дыхание участилось, а в глазах всё стало каким-то расплывчатым.

— Она отведала магический фрукт, оставляющий былое в прошлом, теперь выполнить своё предназначение ей будет гораздо проще. Тени прошлого не будут нависать над её сознанием, подавая ложные надежды.

— Что за предназначение? — насторожился парень, боясь того, что может услышать.

— Изгнать демонов из Долины чёрных пещер, найти магический артефакт — Хрустальный замок и вернуть в его Тиандел, а вместе с ним и магический резерв, иначе эльфийский народ совсем обессилит. Магический резерв практически полностью опустел… а значит, совсем скоро все светлейшие ис…

— Скорее сюда! — раздался взволнованный голос Энни со стороны водопада, и Билл первым кинулся в сторону девушки.

Глава 40

Когда Билл подбежал к взволнованной девушке, она неподвижно стояла на самом высоком валуне и молча взирала куда-то вдаль.

— Энни, что случилось? — запыхавшись, спросил он. — Ты меня до смерти напугала.

— Кажется, в стороне королевского дворца что-то происходит…

Парень взглянул в сторону, куда она указала, и внимательно присмотрелся. Далеко, очень далеко он почему-то ясно рассмотрел целый отряд вооружённых людей. Нет, это определённо были не люди… Судя по светло-серебристым одеждам, в тон самого строения, длинным волосам и острым ушам, отряд полностью состоял из самых настоящих эльфов.

Боясь показаться идиотом, Билл шумно сглотнул и тихо проговорил:

— Кажется, отряд вооружённых до зубов эльфов выдвигается в нашу сторону.

— Да, я подозревала неладное, но как вы это разглядели?

Ответа у парня, конечно же не было, но он быстро нашёлся у, подоспевшей Карис.

— Эльфийские зоркие очи трудно обмануть. Если Элияр говорит о погоне… — она на несколько мгновений умолкла, и добавила: — значит это по нашу душу.

— Карис, вы сумели разгневать его величество? — скептические нотки в словах Энни немного настораживали. — Я считала вас одной из самых уравновешенных и уважаемых женщин Белой лагуны.

— Что за Белая лагуна? — не отрывая взгляда от сородичей, спросил парень.

— Ваш отчий дом, повелитель! — Карис почтительно склонила голову, но Билл тут же окоротил её.

— Я вас умоляю!.. Какой из меня повелитель? — Пожал он плечами. — Я против монархии в любом её проявлении!

Выражение лица женщины заставило его пожалеть о сказанном. Она едва не зарыдала, упала перед парнем на колени и запричитала:

— Именем матери заклинаю вас, Элияр, не уничтожайте мечту Тианденийского народа, эльфийского народа. Он пожертвовал благодатью, ради вашего спасения, так отплатите ему тем же.

— Но что я могу сделать?

— Ваш брат обманом захватил власть, хотя Белой лагуной исстари управляли представители высшей расы — истинные эльфийские короли. — Поведала старуха, с помощью парня поднявшись на ноги. — Лишь эльф с очами цвета мёда способен установить истинный мир в Аду. Вы — истинный король этого мира!

— Как страшно звучит…

— Карис, не хочу прерывать вашу историческую тираду, но, боюсь, преследователи напали на ваш след. Они идут прямо сюда…

— Не печалься, дорогая, Тин ничего мне не сделает. Несмотря ни на что он очень суеверен, как и труслив. А убийство оракула грозит ему проклятьем всего рода. К тому же, со мной истинный король. Тин не отважится напасть!

— Что? Вы в своём уме? — возмутился Билл. — Выступить против короля и вооружённого войска в одиночку, вооружённым только глазами и кулаками?

— Всего-то? — хихикнула Энни. — Вам хотя бы не придётся сражаться с демонами, населяющими Чёрные пещеры…

— Ах да, тут же, как в любом приличном Аду и настоящие демоны имеются. — отозвался парень. — Ад, как Ад!

— Аду совсем не похож на Ад. — возразила Энни. — Здесь масса прекрасного: Белая лагуна, эта каменная стена, — она показала рукой на неприступные скалы, — испещрённая длинными зачарованными коридорами, Кантар… А какая здесь природа? Вы обратили внимание, как редко ночь сменяет день? Это же просто потрясающе!

Восторг, излучаемый девушкой, быстро прервала озадаченная Карис:

— Постой, дорогая, — она легонько коснулась предплечья девушки, пытаясь полностью завладеть её вниманием, — откуда тебе известно о зачарованных коридорах?

— Мне посчастливилось побывать в них.

— Как? Когда? — изумилась женщина, всплеснув руками.

— Принц Дарен оказал мне честь и сделал предложение в одном таком коридоре, через который потом похитил меня на ту сторону. — с усмешкой поведала Энни.

— Что? — хором воскликнули Карис и Билл.

— Вот почему ты никогда не обращала на меня внимания! Тебе, видите ли, принцев подавай! — негодовал парень, размахивая руками. — И как, много уже удалось очаровать коронованных глупцов?

— Пока только двоих, но я не собираюсь останавливаться на достигнутом! — подзуживала его девушка.

Оракул от удивления открыла рот и схватилась за сердце.

— Значит дроу в курсе, что в Аду появилась сильнейшая чародейка?! — прошептала она. — Это значительно усложняет дело. Смуглые эльфы ни перед чем не остановятся, и будут раз за разом пытаться выкрать драгоценную волшебницу…

— В нашем мире их называют ведьмами! — раздражённо вставил Билл, в очередной раз ощупывая свои заострившиеся уши и быстро отрастающие волосы.

Энни бросила в сторону парня злой взгляд, но промолчала. Ей сейчас не до перепалок с этим симпатичным выскочкой. Надо же, не успел появиться в магическом мире и уже снискал всеобщую любовь, корону, которую, правда ещё предстоит отобрать у его сумасбродного братца, и райское место в качестве дома.

Ей же повезло куда меньше: спасти мир от демонов, найти то, что никто не знает где и вернуть Аду магию… Как-то не честно распределились обязанности! Она девочка и достойна жить в роскоши на берегу лазурного моря и каждый день вкушать райские плоды на завтрак, обед и ужин.

Серьёзно решив больше не приближаться к назойливому эльфу, который всеми силами пытается доказать, что хорошо её знает, Энни спустилась с камня и направилась в сторону поляны.

Дракон всё так же грелся на солнышке, заняв добрую половину зелёного ковра, грошик, видимый только для них двоих, вновь озорничал, катаясь с огромного белого хвоста друга, словно с ледяной горки.

— Глюк, хватит спать! — скомандовала она, похлопав защитника по крылу. — Сюда спешит целая армия вооружённых до зубов эльфов, нужно срочно улетать. Только, прошу, прежде всего необходимо спрятать Карис и её седовласого друга. Оракул не спешит рассказывать, но, кажется, Тин преследует именно её.

— Не исключено, хотя и ты, хозяйка, можешь стать для него лакомым кусочком…

— Подавится! — хохотнула девушка и поспешила в сторону провидицы. — Спрячь их понадёжнее.

— Конечно. — Кивнул дракон.

Через несколько минут огромный ящер, взмахнув крыльями, взмыл в воздух с двумя седоками на спине. Энни же, осталась дожидаться своей очереди.

— Не понимаю, почему вы не полетели с ними. Трое вполне уместятся на спине Глюка. К тому же, он понёс Карис и Арно в укромное место. На сколько я понимаю, вашей царской особе тоже не помешало бы до времени схорониться…

— Что за глупости?! Я не собираюсь трусливо поджимать хвост и прятаться за юбку старушки. — пафосно заявил парень.

— То есть планируете уговорить Тина отдать вам трон и корону? Думаете, прокатит?

— Да не нужен мне никакой трон вместе с короной! Я всё ещё здесь, только потому что боюсь за тебя, дурёха. И всегда боялся! Никогда не прощу себе, что позволил этому слизняку спускаться в грот вместе с тобой. — голос Билла-Элияра стал немного хриплым и низким, глаза засияли желтоватым светом. — Жалею, что не свернул его тщедушную шеёнку, когда ты притащила его с собой…

Он навис над Энни, закрыв собой почти всё небо, и попытался обнять. В ушах чародейки гулко застучало, сердце билось так, словно она вновь летела в бездонную пропасть. Опасно! По крайней мере, так показалось девушке. Тут же на её руках заплясали разноцветные огоньки, и она, не раздумывая швырнула одним из них в наглого эльфа.

Парень, не заметив подвоха, даже не успел отскочить в сторону, и его словно промасленный фитиль мгновенно охватило разноцветное магическое пламя…

Глава 41

Возвращаясь к месту, где дракон оставил чародейку с принцем Элияром, он даже не подозревал, что увидит такое…

Объятый пламенем эльф носился по всей поляне, догоняя смеющуюся девушку. Странно, магическое пламя совсем не вредило ему, пострадала лишь одежда, а потому парень только успевал менять огромные лопухи, коих тут произрастало в огромном количестве, прикрывая ими причинные места. Самое смешное, что и они не выдерживали пламени, практически мгновенно обугливаясь и вновь оставляя беднягу нагим.

Заливистый смех чародейки заставил улыбнуться и Глюка.

— Энни, зараза такая, что ты со мной сделала? — вопил парень, срывая очередной лист. — Сейчас же прекрати это! Кому сказал?!

Девушка, будучи воспитанной, старалась не смотреть на Элияра, но, как на грех глаза сами устремляли туда свой взор… Отметив про себя шикарную мужскую фигуру, она попыталась сосредоточиться на огне, но и он мерк на фоне широких плеч, узких бёдер и атлетического пресса.

— Я уже в который раз прошу прощения, — смеясь, пробормотала, — но я совершенно не знаю, как потушить вас, ваше высочество.

— Я вот тебе сейчас покажу, высочество! — прикрывшись одной рукой, Билл схватил в другую большую дубинку и рванул в сторону девушки.

— Покорнейше благодарю, вы уже всё мне показали! — не прекращая хохотать прокричала она, устремляясь в сторону водопада.

«Умница!» — подумал дракон и полетел туда, откуда скоро должны были появиться эльфийские воины. Зная о безоговорочной дисциплине разведчиков, а они всегда идут впереди отряда, Глюк стал выслеживать именно их.

Примерно через пол часа, вернувшись на поляну, он первым делом скинул перед сидящим в высокой траве парнем небольшой узел.

— Что это? — недоверчиво спросил тот.

— Может примерите, или вам понравилось рассекать нагишом?

Парень быстро схватил вещи и стал облачаться.

— Хм, а вам идёт! — оценила его Энни. — Красота!

— Да, ваше высочество, даже комплект королевского разведчика вам к лицу. — похвалил внешний вид Билла и Глюк.

— Ой, да бросьте, какое из меня высочество?! — смутился парень, пристёгивая к поясу меч, и закидывая через плечо колчан и узорный арбалет.

— Да не скромничайте, в качестве эльфа вы очень даже ничего!

— Господи Иисусе, это надо ж было сигануть в Адский колодец, чтоб на том свете услышать от тебя такие слова! — воскликнул красавчик.

— Пикироваться вы смоете и сидя на моей спине. — встрял в разговор дракон, подставляя девушке хвост в качестве трапа. — Эльфы уже близко, пора отправляться в путь, хозяйка.

Энни словно по брёвнышку забежала на спину и удобно устроилась впереди. Немного поколебавшись, Билл-Элияр последовал её примеру и, едва протиснувшись между костяными пластинами на хребте ящера, устроился сразу же позади девушки.

— Куда летим? — спросил дракон.

— В Долину Чёрных пещер! — уверенно заявила чародейка, поглаживая своего маленького фамильяра, по обыкновению сидящего на её левом плече.

— Энни, с кем ты постоянно сюсюкаешься? — поинтересовался парень, наблюдая за странным поведением девушки.

— Это мой фамильяр, премилое существо по имени Грошик. Видим его только мы с Глюком. — и повернувшись к малышу: — В это сложно поверить, но это крошечное чудо удваивает мою магию.

— Точно ведьма! — выдохнул парень и отвёл взгляд.

Его привлекла прекрасная Белая лагуна, над которой они только что взмыли вверх. Удивительно, но дракону для этого потребовалось лишь пара взмахов крыльями. Вот уж и впрямь потрясающее животное! Жаль, что встретил его Билл лишь на том свете…

Странно всё это… тот свет… Парень никогда раньше и не задумывался о том свете и этом, о смысле бытия и загробном мире. А он, оказывается существует. Хотя, если верить той старой женщине со странным именем Карис, этот мир и есть его настоящий дом. Не верится! Это же противоречит всем законам природным и человеческим… Упс, он же теперь и не человек даже.

Притронувшись (уже в сто двадцать пятый раз за день) к своим остреньким, удлинённым ушам, он глубоко вздохнул и больно ущипнул себя за щёку, надеясь на то, что боли не будет. А значит его теория о загробной жизни верна — после смерти ведь не может быть больно.

Но, неожиданно для самого себя Билл или, как его теперь называли, Элияр ощутил жгучую боль, даже острее обычного. Жив! Вот это новость… Не задумываясь о последствиях, он автоматически протянул руку к девушке и проделал с ней тоже самое.

Вместо равнодушной отповеди, парень тут же получил хлёсткую пощёчину. Щека приятно загорела, а по красивому эльфийскому лицу расплылась довольная улыбка.

— Что за шуточки? Больно же!

— Вот и именно, больно! Мы живы, крошка, живы! — радостно кричал парень, расставив руки в разные стороны. — А значит сможем найти дорогу домой.

— А вот это уже вряд ли… — не так эмоционально ответила чародейка. — Из Аду нет выхода. Портал работает только в одну сторону.

— Откуда ты знаешь? — уже не так весело отозвался новоиспечённый эльфийский принц.

— Грох сказал… Хотя, я совсем не помню прошлую жизнь, поэтому мой дом здесь.

— По всей видимости и мой тоже… — уже совсем грустно шепнул Билл и уставился куда-то вдаль.

Ну что ж, раз Энни смогла смириться с новой, абсолютно незнакомой и даже странной жизнью, значит и у него это тоже получится. Обязательно! И хватит уже сравнивать прошлую жизнь с нынешней. Хотя, наверняка есть и положительные стороны в Аду. Например, ни одной машины, а чистый воздух такой густой, что его можно даже зачерпнуть в ладони… Этакая огромная естественная барокамера. А что? Тут ведь из транспорта ноги, кони и белый летающий дракон, а из вредных примесей только естественные газы.

И, кажется, в Аду нет ни одного обычного человека, по крайней мере Билл ни одного пока не видел. Популярное земное утверждение: «Хорошо там, где нас нет» в новом для мужчины мире, приобрело рациональное объяснение.

«Здорово! Я в сказке! Да ещё и в качестве принца, хотя обещают корону побольше. Странно ещё и то, что принцесса оказалась самой настоящей ведьмой. Оставила меня в чём мать родила, а сама даже глаз не отвела. Стыдно-то как! Да уж, если бы не дракон, бегать бы мне в фиговых листочках…» — размышлял парень, переводя взгляд с одного яркого пятна впереди на другое, иногда останавливаясь на блестящих чёрных волосах Энни.

Девушка всегда нравилась ему, с самой первой встречи. Ему даже импонировало, что она помешана на учёбе и так же обожает спелеологию. Её весёлый курносый носик и маленькие бантики губ всегда обращали на себя внимание. Эх, сколько раз он мечтал поцеловать эту милую крошку, сказать, как любит её, жизнь готов был отдать за её внимание. Когда казалось, что решился открыть душу, она неожиданно познакомила его с Джеком, а через неделю поставила перед фактом, что берёт его с собой в экспедицию.

Это испытание Билл проходил стойко, по крайней мере парню так казалось. Рутинные заботы старшего научного сотрудника о подчинённых и спелео-туристах отнимали практически всё время. Энни старалась во всём помогать, но этот противный маменькин сынок всё время дёргал девочку в свою сторону. Видимо ревновал, что так много времени проводила в его компании.

Каждую свободную минуту она мчалась в их палатку для очередного душевного разговора. Биллу же доставались лишь случайные прикосновения, лёгкие улыбки и почти равнодушные взгляды.

Тоска навалилась на сердце, когда впереди выросли высокие горы, затуманенные сизым дымом и изредка освещаемые яркими огненными всполохами.

— Что это за место? — прокричал он, искренне надеясь, что путь их будет лежать в противоположную сторону.

— Это и есть Долина Чёрных пещер. — так же громко ответила Энни и перекрестилась. — Приготовьтесь, ваше высочество, скоро будем садиться.

— Угу. Пристегнуть ремни? — попытался он пошутить, но девушка даже не улыбнулась.

Вдруг дракон резко вздрогнул и, взвыв от боли, стал резко снижаться…

Глава 42

Неожиданно появившийся из ниоткуда огромный чёрный дракон был почти вдвое больше Глюка. Он напал неожиданно, вцепился когтями в правое крыло, серьёзно повредив перепонку. Глюк взвыл от острой боли и, поджав крыло, стал падать, крутясь в воздухе.

Энни не удержалась и выскользнула с насиженного места, ухватившись за одну из костяных пластин. Страх сковал всё тело, а пальцы онемели, угрожая не выдержать и расцепиться.

— Энни, держись, крошка, я сейчас! — прокричал Билл и протянул руку девушке. — Хватайся!

Скорость падения всё увеличивалась, дракон ревел и махал левым крылом, пытаясь выровнять положение, но это только ухудшало положение. Земля стремительно приближалась, даже мелкие кустарники стали чётко видны среди наваленных в долине камней. Чародейка, болталась, трепыхаемая ветром, словно знамя на параде, и с громким криком возвещала всех, водившихся здесь живых существ, о своём эпическом появлении.

— Глюк, да сделай же что-нибудь! — заметив очередное приближение агрессивного ящера, прокричал Билл. — Энни сейчас сорвётся!

Дракон не реагировал на предупреждение, и лишь чуть-чуть изменил траекторию падения — стрелой понёсся на острые, торчащие из земли камни.

Билл изо всех сил старался выбраться из своего импровизированного седла, но, как на зло зацепился ремнём за костяную пластину и висел на ней, как варёная сосиска.

— Детка, хватайся за мою ногу! — прокричал он и на свой страх и риск стал расстёгивать пояс.

— Не дотягиваюсь…

Наконец-то парню удалось отстегнуться и он, держась одной рукой и видя, что через несколько мгновений они рухнут прямо на камни, молниеносно перехватил руку девушки и подтащил её к себе. Надеясь, что им удастся упасть на драконью тушу, он покрепче прижал девушку к себе, прикрыв её своей грудью.

От удара о землю Билл отлетел на несколько метров, не выпуская Энни из своих объятий. Камни больно врезались в израненное тело, но ему уже было всё равно. Сознание заволокло розовой дымкой, а перед глазами плясали разноцветные искры… пока всё вокруг не померкло.

Гнетущая тишина повисла над долиной, обволакивая собой три израненных тела. Когда пыль и мелкие камни осели, посеребрив окровавленное тело дракона, прямо над ним сделал несколько низких кругов его заклятый противник. Наездник чёрного монстра, изрыгающего жалящее пламя, издал воинственный клич, возвещающий о полной победе над врагом, и улетел в направлении дымящей скалы.

Через несколько минут стая воронов и вечно голодных падальщиков устроили жуткие танцы над пострадавшими.

— Кыш! — раздался слабый женский голос, отгоняя клюнувшую её птицу. Энни попыталась пошевелиться и тут же сморщилась от острой боли в бедре. Острый каменный шип торчал из пораненной плоти, а прямо под девушкой лежал бездыханный эльф.

— О, боги… ваше высочество, очнитесь. — слабым дрожащим голосом прошептала она, поглаживая окровавленной ладонью прекрасное мужское лицо.

Руки парня крепко обвивали хрупкий девичий стан, надёжно защищая, и не отпуская её даже сейчас. Энни с трудом удалось расцепить цепкий капкан и громким стоном скатиться с мягкого эльфийского тела на жёсткие каменные шипы. Боль снова прошила ногу, заставляя девушку крепко сжимать зубы, чтобы не закричать. Хотя, кто её здесь услышит, вокруг ни единой живой души… Она осторожно дотянулась рукой до поранившего её камня и резким движением рванула его в сторону.

Присматривающиеся к возможной жертве стервятники резво отскочили от громко закричавшей девушки. Не хватало ещё стать обедом для этих мерзких созданий! Перетянув бедро тонким эльфийским пояском, она подползла к парню и прислонилась ухом к его груди. Медленный, но ровный стук сердца несказанно обрадовал чародейку. Жив, слава богу, жив!

Быстро ощупала мужское тело: большая шишка на затылке и несколько кровоподтёков говорили о черепно-мозговой травме. Откуда ей это известно, девушка не помнила, но, почему-то была уверена, что на голову принца нужно срочно положить лёд.

Странно… Но где же взять нетипичный для этой местности продукт? По обыкновению девушка обратилась к своему маленькому помощнику, но ответа, почему-то не получила.

— Грошик, малыш, где ты? — застонала она, испугавшись, что пушистик сорвался при падении и трагически погиб, разбившись об острые камни. — Бедный малыш…

Энни закрутила головой в поисках более крупного друга.

— Глюк… — со слезами на глазах провыла девушка, увидев огромную окровавленную тушу.

Дракон лежал примерно в пятидесяти метрах южнее, и Энни с трудом поднявшись на ноги, поковыляла в том направлении. Израненный зверь слабо постанывал, оставаясь в бессознательном состоянии.

— Как же тебе помочь? — простонала, обняв дракона, девушка.

— Ты же сильнейшая чародейка, призови силу! — услышала она слабенький голос фамильяра.

— Грох, слава Кантару, ты жив! — воскликнула она. — Где ты?

— Под правым крылом. Меня немного зажало.

Энни попыталась приподнять пораненное крыло, но её силы вряд ли хватило бы, не приди на помощь Глюк. Он, вероятно, почувствовал, что его больное крыло кто-то пытается сдвинуть, и сам попытался сделать тоже самое. Энни нырнула в образовавшееся пространство и на ощупь стала искать пушистика. Тот тихо покряхтывал, указывая хозяйке правильный путь.

Освободить фамильяра Энни удалось через несколько минут, хотя и с большим трудом. Дракон, по всей видимости вновь впал в небытие, и абсолютно не шевелился.

Копошась у самого бока защитника, она отчётливо слышала гулкие удары сердца, поэтому была относительно спокойна, Глюк жив, а значит надежда ещё есть.

Вытащив малыша из-под, разорванного противником крыла, и удостоверившись в его безопасности, она оторвала небольшой клочок ткани от своей рубашки и обтёрла малыша от драконьей крови. Тот слабо улыбнулся и уже привычно запрыгал на её плече.

— Что же нам делать, дружок, как помочь Элияру и Глюку? — разговаривая сама с собой, пробормотала она.

— Ты же чародейка, сделай что-нибудь! — дрожащим голосом пропищал грох. — Твои силы пока раскрылись не в полной мере, но, прошу, постарайся. Только тебе под силу развить в себе все виды магии.

— Да, если я умею вызывать огонь силой мысли, значит смогу создать и лёд!

Энни уселась на валун рядом с эльфом, закрыла глаза и сосредоточилась, представив в руках большой холодный кусок. Спустя мгновение в руке действительно появился лёд, но быстро растаял, оставив после себя лишь холодную лужицу.

— Да, чтоб тебя… — расстроено прошептала чародейка и предприняла новую попытку. С третьего раза магия стала поддаваться стабильнее, и девушка поспешила приложить ледышку к шишке на голове мужчины. Надо же, какой везунчик, упасть на камни с такой высоты и не разбиться в лепёшку… да ещё и при этом спасти её жизнь!

Нога нестерпимо болела, отвлекая чародейку от внимательного осмотра тела парня, на предмет открытых ран и переломов. И такие не заставили себя долго ждать. Проведя рукой вдоль позвоночника, она ясно ощутила лёгкое покалывание. Ясно, значит, не такой уж он и везунчик — сломал позвоночник… А это очень, очень, очень опасно!

— А я такая неумеха, совершенно не умею лечить… — со слезами на глазах прошептала она.

Поняв, что нужно срочно найти внутри себя целительские силы, Энни, в качестве эксперимента решила попытаться залечить собственные раны. Для начала она приложила ладонь к большому фиолетовому синяку на левой руке, закрыла глаза и сосредоточилась на разорванных капиллярах. Острая боль, жжение в руке и кровоподтёк стал в два раза больше.

— Чёрт! Да что ж такое-то?..

Попытка номер два доказала, что думать нужно не о ране, а о её постепенном заживлении. Это немного помогло, синяк исчез, но лёгкая боль ещё сохранялась.

— Грох, магия ещё так не стабильна, боюсь навредить его высочеству ещё больше.

— Потренируйся на Глюке. Его толстая кожа вряд ли почувствует появление новой раны. К тому же, без него мы обречены на смерть. — искоса поглядывая на огромных птиц, периодически отгоняемых девушкой от эльфа, заявил малыш. — А я пока тут повоюю с этой армией пернатых разбойников.

Последовав совету фамильяра, Энни похромала к защитнику.

«Нужно бы поторопиться. Боюсь тот чёрный дракон ещё может появиться здесь, чтобы удостовериться, что мы стали обедом для падальщиков». — подумала она, начав исследовать огромное тело.

Мысли постоянно путались, перескакивая с одного раненного на другого, что очень мешало сосредоточиться. Нужно каким-то образом абстрагироваться от внешних раздражителей и сторонних проблем, и сконцентрироваться на одном пациенте и его ранах. Она постаралась выкинуть из головы спасшего её красавчика, которому тоже необходима помощь и мысленно погрузиться в лечение дракона.

Это немного помогло. Пусть не с первого раза, но огромные раны от когтей чёрного зверя на крыле стали понемногу затягиваться. Около половины часа ушло на восстановление перепонки, а девушка настолько устала, что буквально валилась с ног. Использовать такое количество магии для начинающей чародейки оказалось не так-то и просто. Зато теперь Энни окончательно удостоверилась в своих способностях, поверила в свои силы, и чуть-чуть передохнув, вновь принялась за дело.

Решила всё же постараться восстановить позвоночник Элияра, который к большому её сожалению, ещё не пришёл в себя. Девушка решительно склонилась над парнем, осторожно провела рукой над его грудной клеткой, пытаясь нащупать травмированное место. Когда пальцы рук закололо словно иголками, она полностью отключила сознание, сосредоточившись на переломе. В голове мелькали картинки соединения раздробленной кости, сращивания порванных мышечных тканей. Лёгкое тепло от кистей рук беспрерывным потоком устремилось туда, где оно было необходимо прежде всего.

И Энни ясно почувствовала, как покалывание кончиков пальцев становится всё меньше и меньше, а больное место превращается в здоровое, она приоткрыла глаза и посмотрела на чуть порозовевшее лицо парня. Странно, кажется, за время лечения его волосы стали гораздо длиннее, а уши ещё больше и острее.

«И всё же, настоящий Эльфийский принц! Даже есть что-то общее в ликах Элияра и Тина. Что-то подозрительно много принцев мне встречается в последнее время, и каждый следующий прекрасней предыдущего! Выбирай, не хочу…» — подумала девушка и слегка улыбнулась своим мыслям, переходя к лечению головы.

На мелкие ссадины и ушибы она намеренно не обращала внимания, боясь напрасно растратить драгоценную целительную магию. Например, вот этот небольшой порез над правой бровью лишь добавит красивому мужскому лицу немного мужественности и шарма, а тот маленький, что на подбородке — лишний раз докажет — шрамы украшают мужчин.

Имея возможность, она, не прекращая целительского сеанса, внимательно разглядывала каждую чёрточку, каждую морщинку в уголках его слегка пухлых губ.

Почему-то жутко захотелось прикоснуться к нему, и девушка, едва касаясь кожи, провела указательным пальцем сначала по губам Элияра, затем по пушистым ресницам, обвела его высокие скулы и прямой нос. Она даже не заметила, как веки парня слегка дрогнули, а уста чуть приоткрылись.

Глава 43

— Век бы так лежал, если бы камни в спину не впивались! — слабый голос Элияра мгновенно вырвал Энни из нереальности.

Она ведь даже не заметила, как залюбовалась этим статным красавцем, а он, нахал этакий даже не удосужился сообщить ей, что пришёл в себя…

Девушка резво подскочила на ноги, и чуть не взвыла от боли, свои-то раны она ещё не исцеляла, берегла магические силы.

— Слава богу, ваше высочество, опасность миновала, вашей жизни больше ничего не угрожает, по крайней мере пока. — отчеканила чародейка, видя ехидную улыбочку на лице парня. — Можете смело идти отвоёвывать свой законный титул!

— Кажется мы квиты? — перевёл тему парень, и видя недоумение на лице собеседницы, продолжил: — Я спас тебя, а ты вернула к жизни меня. Каждое твоё прикосновение словно мёд на душу!

Девушка зарделась и смущённо потупила взор.

— Да, спасибо большое, что не дали мне расшибиться об эти острые камни.

— Ты же знаешь, вернее знала, что я всегда готов прийти тебе на помощь. — медленно поднимаясь на ноги, сказал он. — Удивительно, как ты могла забыть всю свою прошлую жизнь.

— Может в ней не было ничего запоминающегося? — спросила Энни, помогая парню удержаться на ногах.

— Скорее наоборот… было то, что ты явно хотела забыть. Ты умная девушка, и я уверен, рано или поздно всё вспомнишь.

— Но я могу надеяться на захватывающий рассказ? — улыбнулась она и вопросительно взглянула в медовые глаза эльфа.

— Возможно, но я хочу постепенно пробуждать твою память.

— Скажите, вы хорошо себя чувствуете? — озабоченно спросила Энни на всё ещё бледного принца. — У вас были серьёзные проблемы, и боюсь, что вы ещё не совсем оправились.

— Глупости… Я, как всегда, в порядке.

— Не стоит храбриться, ваше высочество, моя магия хоть и сильна, но пока не настолько. Поэтому, советую ещё немного полежать, если найдёте здесь что-то вроде матраса. Из камней так себе постель…

— Думаю и тебе стоит отдохнуть. Усталость никого не красит. — заправив смолянистый локон за ухо девушки, заявил эльф.

— Да, я понимаю, что выгляжу не лучшим образом, но расслабляться пока нет времени. Боюсь тот ужасный дракон ещё вернётся, а наш дракон ещё не в форме.

Оставив Элияра стоять в одиночестве, Энни направилась к огромной неподвижной туше, но, к сожалению, быстрой ходьбы с пораненной ногой не получилось. Она медленно ковыляла, прихрамывая на правую ногу. Когда половина пути была преодолена, девушку с лёгкостью подхватил на руки парень и быстро зашагал к дракону.

— Что вы делаете, у вас только что сросся перелом позвоночника…

— Серьёзно? — искренне удивился Элияр. — Но я в данный момент чувствую себя гораздо лучше, чем когда-либо, чего не скажешь о тебе.

— Я потратила на вас добрую часть магического резерва, а ещё нужно помочь Глюку… С ним сейчас грох. Крыло дракона уже не так болит, осталось найти и устранить другие повреждения. Боюсь, возможно серьёзное повреждение внутренних органов. — тяжело вздохнула Энни.

Да уж, работа предстоит тяжёлая, дракон огромный, а потому магии на него потребуется в разы больше. Следовательно, девушке необходимо основательно восстановить магический резерв, но, глядя на крупного пациента, она поняла, что на счету каждая минута.

«Хорошо, грох удвоит магию, но и этого может быть недостаточно. Нужно придумать что-то ещё!» — мысли роились в голове чародейки, судорожно выискивая возможность усиления целительских навыков.

— Думаю, твоей силы будет достаточно. Вон как ты меня подпалила! — хохотнул парень, вспоминая весьма пикантную ситуацию. — Никогда бы не подумал, что ты такая сильная ведьма.

— Думаю, моя сила тут совершенно не при чём, я огрела вас самым маленьким огненным зарядом. Даже и представить себе не могла, что вы так воспылаете! — поддержала разговор чародейка. — Скорее всего вы сами усилили магическое пламя и спалили свою одежду.

— Что? Значит это я добровольно оголился перед красивой девушкой и добрых пару часов сверкал своими прелестями? — покраснел Элияр.

— Да, точно! Вы усиливаете мою магию! — радостно воскликнула девушка и на радостях поцеловала парня в щёку, но тут же извинилась и тоже густо покраснела. — Вы должны помочь мне в лечении дракона! — взмолилась она.

— Я очень сомневаюсь, что моих скромных познаний врачевания будет достаточно… но, сделаю, что смогу.

— Давайте хотя бы попытаемся. Дайте руку.

Билл-Элияр поставил Энни на камень в двух шагах от пациента, и протянул ей руку.

— Закройте глаза и ни о чём не думайте. Если моя теория верна, мы сможем вылечить Глюка.

Парень сделал, как сказала красавица и крепко зажмурился. Через несколько секунд в его свободной руке неожиданно появилась большая льдина, что заставило эльфа открыть от удивления рот.

— Ура, получилось! — неподдельная радость обуяла девушку, которая так же держала на ладони лёд, но размером в два раза меньше. — Вы не только проводите, но и множите мою магию! Вы — супер-проводник! Это же потрясающе, ваше высочество!

— Отлично, давай испробуем целительство. — закрыв глаза, прошептал парень и подставил ладонь к больному бедру Энни.

Через несколько секунд рана полностью затянулась, боль стала слабой и тупой, а тело девушки налилось бодростью и силой.

— Это удивительно! — восторженно прошептал Элияр, глядя на гладкую кожу бедра чародейки, где только что была большая рваная рана. — Я, наверное, никогда к этому не привыкну…

Энни благодарно улыбнулась и потянула парня к дракону. Чтобы просканировать его внутренние органы, им пришлось забраться на спину исполина. Около получаса чародейка вливала маленькие порции магии в Элияра, который щедро усиливал целительный поток, направляя его в указанное девушкой место. Принимал участие и грох, который очень переживал за друга и не мог остаться в стороне.

Последним травмированным органом оказался мозг, вот тут-то всей троице пришлось серьёзно повозиться! В конце концов обессиленная девушка рухнула на шею дракона и крепко заснула.

Проснувшись, она увидела очень занимательную картину…

Глава 44

С трудом открыв глаза, Энни не сразу поняла, где находится. Яркое солнце слепило, но не пекло, лёгкий ветерок обдувал лицо, но не сушил кожу, ложе было твёрдым, но спина совсем не болела. Лёгкая благодать обволакивала тело, но не погружала его в нирвану. Каждое движение давалось с трудом, словно девушка была погружена в густой кисель, замедляющий работу мышц.

— Проснулась, она проснулась! — неожиданно громкий писк раздался так близко, что заставил её дёрнуться и зажать уши. — Ой, прости, хозяйка…

— Грошик, это ты? — медленно произнесла девушка, пытаясь совладать с новыми ощущениями.

— Да. Ты так вымоталась, спасая Глюка, что израсходовала весь магический резерв. — вновь раздался визгливый голос фамильяра.

— Привет, крошка! — Элияр в одних брюках, с мокрым телом и волосами подошёл так близко, что Энни едва не оглохла от необычайно громкого приветствия и не ослепла от истинной мужской красоты.

Все органы чувств были непривычно обострены: барабанные перепонки работали, как усилители звука, а глаза — как увеличительные стёкла!

Энни крепко зажмурилась, надеясь вернуться в прежнее состояние, как она теперь думала, полу слепой и полу глухой чародейки. Когда вновь открыла глаза стало немного полегче, но всё ещё непривычно.

— Громко? — шёпотом спросил эльф. — Карис предупреждала, что сейчас ты словно натянутая тетива.

— Почему? Где я? — кивнув головой, тоже громко спросила она и едва не оглохла.

— Это временное явление, не переживай, скоро всё встанет на свои места. — успокоил девушку парень, как на зло, играя мышцами.

— Оденьтесь, пожалуйста. — попыталась прошептать, но снова ничего не получилось.

В медовых глазах заплясали чёртики, но, щадя девушку, новоиспечённый принц промолчал и с широкой улыбкой на устах надел тунику.

Благодарить было излишним, поэтому девушка просто кивнула головой.

— Тебе срочно нужно подкрепиться. — голос парня звучал уже спокойнее, но всё ещё резко.

Кусок жаренного мяса, предложенный девушке, быстро вернул её в реальность. Запах стоял такой, что слюнки буквально фонтанировали во рту, подталкивая впиться в дичь зубами. Энни так и сделала. Она мало чего помнила из прошлой жизни, но подсознательно знала, что мясо — это вкусно и сытно.

Когда через несколько минут бесподобно приготовленное мужчиной яство было полностью съедено, пальчики облизаны, а ароматы снюханы, девушка благодарно улыбнулась и снова рухнула на импровизированную постель. Лёгкая полутень, созданная заботливыми пальмовыми ветвями, создала наилучшие условия для отдыха, и Энни сразу же уснула.

— Спит… — шепнул грох, обращаясь к эльфу.

— Да, пусть ещё поспит, её организм не полностью восстановился. Карис предупредила, что процесс не будет быстрым, поэтому нам просто стоит набраться терпения и ждать. Когда проснётся, Энни ждёт огромная работа. Кто знает сколько ещё предстоит истратить магии, чтобы достичь поставленной цели?! — разоткровенничался Билл-Элияр перед фамильяром чародейки.

Они снова оставили девушку в одиночестве, но отошли не далеко, чтобы следить за её беспокойным сном.

Беспокойный сон сменился крепким, без сновидений. Через пару часов по земным меркам девушка проснулась гораздо бодрее, глаза и уши больше не раздражало внешнее воздействие, и Энни облегчённо улыбнулась.

«Слава Кантару…»

Неподалёку от импровизированной постели спиной к ней сидел эльф и с кем-то оживлённо болтал. Его удивительно быстро отросшие волосы были стянуты в тугой пучок, полностью обнажая точёные эльфийские уши, а загорелая спина завораживала своей совершенной формой, притягивая взгляд. Энни несколько раз быстро моргнула, сгоняя ещё полностью не прошедшее наваждение, и медленно поднялась, желая пока оставаться незамеченной.

— … как говорите, она вас назвала? — услышала девушка голосок своего маленького фамильяра.

— Тупоголовым ослом… — как бы между прочим, ответил парень, продолжая что-то жевать. — Но, самым интересным был день, когда эта крошка упрашивала меня на эту сумасшедшую экспедицию. Хотя, должен признать, спелео-туризм довольно выгодная затея. Не свались она в Адский колодец, все мы получили бы неплохой куш по возвращении.

— А как она упала? — спросил грох с неподдельным интересом в голосе.

— Бойфренд, которого у этой дурёхи хватило ума прихватить с собой в Йемен, оказался тем ещё мудаком… — начал рассказ эльф. — Он дико боялся высоты, но, ещё больше боялся выглядеть на моём фоне маменькиным сынком, поэтому всё же полез в Адский колодец вместе с Энни. — парень замялся. — Я чувствовал, что ничем хорошим это не закончится, но твоя хозяйка на редкость упрямая особа… видимо хотела доказать не только мне, но и себе, что сделала правильный выбор.

Грох внимал словам вернувшегося в Аду принца, боясь потерять внимание особо ценного собеседника. Вряд ли кому-то из его сородичей ещё предоставится такая уникальная возможность — побеседовать с самим Элияром.

— Так вот, Джек естественно наделал в штаны, — продолжал эльф, — запаниковал и каким-то образом оборвал страховочный трос Энни. Никогда не забуду крик ужаса из горнила этого проклятого колодца…

Парень сник, вспоминая душераздирающую историю, а чародейка, услышав всё до последнего слова схватилась за сердце. Значит Элияр говорит правду, и они действительно были знакомы задолго до появления здесь. А то, что она услышала дальше, заставило девушку так же тихонько вернуться под сень высоких пальм, боясь выдать своё присутствие.

— Я до сих пор не могу себе представить, как жил бы, зная, что Энни больше нет. Нет её весёлого бархатистого голоска, милой улыбки и вечно сверкающих глаз… — изливал душу парень.

— И ты прыгнул следом?! — восхищённо изрёк фамильяр. — Вот это да!

Эльф лишь кивнул в знак подтверждения и продолжил:

— Удивительно то, что Джек даже после обрыва верёвки просил поднять его наверх. Боялся смерти, гад… Надеюсь он тоже где-то в Аду… — и похрустев казанками, добавил: — Как бы я хотел сейчас встретиться с этим слизняком. Видит бог, живым остался бы кто-то один.

Энни молча улеглась на топчан и отвернулась от собеседников. Сейчас ей совсем не хотелось ни о чём думать, хотелось просто молчать. И она долго молчала… Пока её неожиданно и совершенно бесцеремонно не прервали.

Буквально рухнувший с неба дракон, едва не зацепил Энни крылом, она резво подскочила и мгновенно вызвала магический огонь, который охватил её запястья и уже норовил кинуться в бой.

— Хозяйка, хвала богине, ты в порядке! — пророкотал Глюк, наклоняясь к девушке. — Рад, что резерв твой полон, а тело снова сильно и готово к сражению.

— И я рада видеть тебя в добром здравии! — облегчённо выдохнула девушка, стряхивая с кистей остатки пламени.

— Благодаря тебе! — поклонился он девушке. — Но более отдыхать нет времени. Карис было видение — враг, считая нас павшими, уже на подступах к Тианделу. Нас ожидает лучший оружейник Аду. Пора чародейке вступать в войну.

— А без неё никак? — спросил подошедший эльф, пристёгивая меч к поясу. — Девушке не место на войне.

— Это её предназначение. — безапелляционно заявил ящер и выжидательно уставился на девушку и её маленького фамильяра, уже успевшего заскочить на излюбленное место — левое плечо чародейки и ласково трущегося о её щёку.

— Что ж, пора, значит пора… — сказала Энни и обратилась к гроху: — Где ты был всё это время, проказник?

— Принц Элияр оказался прекрасным собеседником! — восторженно заверещал малыш, весело подпрыгивая. — Он рассказал мне много интересного о своём мире.

— Но ведь ты показываешься лишь хозяйке… — недоумевала девушка.

— Видимо, количество магии, которой ты влила в моё тело, хватило, чтобы фамильяр признал и меня. — заступился за малыша Элияр.

— Ваше высочество, вы претендуете на моего фамильяра? — серьёзно спросила, не зная, как общаться с парнем после того, что она услышала.

— И не только! — Красноречивый взгляд парня ввёл чародейку в ступор, но слова удивили ещё больше.

Она попросту не нашлась, что ответить, а потому молча поднялась на спину своего верного дракона. Спустя несколько минут Глюк, разрезая воздух взмахами могучих крыльев, мчал путников в противоположную от Белой лагуны сторону.

Глава 45

Путь дракона лежал гораздо южнее того места, где он ранее подвергся нападению чёрного дракона, и этот факт очень радовал девушку. Она изо всех сил всматривалась в горизонт, крутила головой в разные стороны, опасаясь снова попасть в засаду демонического чудовища.

Странно, что лучший оружейник ждал путников не там, где им предстояла смертельная битва. Сколько демонов попытается прорвать оборону Тиандела никто не знал, как и их точное число, обитающих в соседних с Белой лагунах пещерах.

— Боишься? — тихо прошептал ей на ухо эльф, который сегодня занял место сразу же за чародейкой.

— Конечно. Только глупцы не испытывают страха. — ответила девушка, стараясь перекричать ветер. — К тому же мы не можем знать, что и кто ждёт нас в следующем сражении. Если это будет всё тот же обсидиановый дракон, боюсь нам снова не поздоровится…

— Что за пессимистическое настроение? — усмехнулся парень. — Не гоже сильнейшей чародейке магического мира унывать и вещать упаднические мысли.

— Я бы на вашем месте, ваше высочество, укрылась в самом надёжном месте и переждала бой.

— И оставить тебя наедине с мечтающими о твоей смерти врагами? — воскликнул Элияр. Нет, крошка, мы вместе попали в это странное место и по стечению обстоятельств оно стало нашим новым домом, а значит вместе и пройдём все испытания! Давай надерём задницы этим демонам!

Девушка улыбнулась, но ничего не сказала. То, что парень не пожелал оставлять её наедине со своими проблемами, грело душу, но опасность, грозившая всем, немного напрягала.

Хватит ли её сил, чтобы победить таких грозных противников? Устоит ли? Эти вопросы крутились в голове в который раз напоминая девушке о том, что героями не рождаются, героями становятся. Мечтала ли она когда-нибудь о такой интересной, насыщенной жизни, полной приключений и опасностей? На эти вопросы ответа девушка не находила, хотя подозревала, что всё это ей не чуждо.

Всё время полёта Энни размышляла о предстоящем противостоянии, пытаясь успокоить себя тем, что вчетвером не страшно и против целой армии выступить. Хотя, прежние неудачи, к сожалению, мало обнадёживали. Она ведь ещё не успела даже потренироваться боевой магии… Ну что ж, придётся импровизировать!

Дорога заняла примерно три часа, но сидеть в непосредственной близости от Элияра было на удивление приятно. Девушка даже ощущала его тёплое дыхание на своём затылке, а это придавало сил и тепла, разливающегося по всему телу с каждым его вдохом.

Маленькая мастерская, в которую направлялись путники, удобно расположилась на вершине высокого холма, обдуваемая всеми ветрами и открытая для любого желающего, независимо от страны и расы.

Лучшим оружейником, обещанным Глюком, оказался престарелый коренастый гном по имени Теабальд, встретивший чародейку и эльфа, и проводивший их в удивительно большое изнутри помещение.

Внешний вид невысокого человечка немного смутил Энни, ведь ранее она ещё никогда не видела представителей этого народа в Аду.

Росточком он был чуть выше, бегавшего во дворе пони, с крепким телосложением и полным отсутствием шеи. Длинные волосы гнома собраны в высокий хвост-фонтанчик, туго перетянутый серебристой тесьмой, образовывающий высокий прямой рог. Маленькая аккуратненькая, козлиная бородёнка едва доставала до голой, заросшей мелкими кучеряшками груди, слегка прикрытой мощным переливающимся фартуком, который подозрительно напоминал чешую дракона. Такими же были и коротенькие штанишки оружейника. На ногах массивные металлические башмаки, которые слегка позвякивали при каждом шаге.

Когда девушка задержала удивлённый взгляд на этом странном предмете, вышедшая из соседней комнаты Карис, доставленная в гномье селение белым драконом сутками ранее, пояснила, что без этих ботинок мужчин-гномов очень сложно удержать на одном месте — больно резвые.

Знакомство прошло на удивление быстро.

— Теабальд! — гордо заявил гном, ударив правым кулаком себя в грудь. — Но вы можете называть меня Бальдом.

— Энни. — ответила чародейка и протянула новому знакомому руку.

— Билл. Но вы можете называть меня Элияром! — подражая гномьему пафосу, произнёс парень.

— Как? — хватая воздух ртом, прошептал Бальд, переводя взгляд с эльфа на оракула. — Вы шутите?

Та лишь слабо улыбнулась и, приставив палец к губам тихо сказала:

— Да, оружейник, это действительно принц Тиандела Элияр, но, прошу, держите этот момент пока в тайне.

— О чём вы говорите?! Да я слова больше никому не скажу! — радостно прокричал гном и кинулся целовать руку эльфа. — Ваше высочество, радость-то какая! Знайте, народ гномов всегда будет рад видеть вас своим королём!

— Теабальд! — строго оборвала его хвалебную тираду Карис. — К делу!

— Конечно, конечно, всевидящая…

Гном скинул башмаки и забегал по мастерской с такой скоростью, что присутствующие едва успевали следить за его перемещениями. Через несколько минут перед Энни лежала куча доспехов и облегчённого оружия, как и перед Элияром.

— Вот это скорость! — выдохнул эльф и принялся рассматривать то, что было предложено ему. — Какие прекрасные экземпляры!

— Одевайтесь! — скомандовал затормозивший рядом с ними гном и снова надел чудо-башмачки.

Парень быстро облачился в шикарные блестящие доспехи с лёгкой кольчужной вставкой, прихватил из кучи два огромных меча, ещё один заполненный колчан и двухсторонний топор. Энни же провозилась немного подольше, зато, закончив, осталась полностью довольна. Кожаные латы с золотыми пластинами закрывали все важные органы и в то же время были практически невесомыми, а потому, совсем не мешали при движении, а украшенный эльфийскими письменами меч совсем не чувствовался в руке, но был чрезвычайно острым и смертоносным.

— Отличный выбор! — воскликнул, хлопая в ладоши словно маленький ребёнок.

— Благодарю, надеюсь, качество не подкачает! — улыбнулся в ответ парень.

— Действительно, Теабальд, ты превзошёл себя! — похвалила его Карис.

— Для вас, дорогая, всё, что угодно! — расплылся в лести гном.

Арно, стоящий при входе в помещение, громко хрустнул казанками, но ни единым мускулом не выдал своего возмущения.

— Что ж, — неожиданно резко воскликнула провидица, оборачиваясь к чародейке, — пора в дорогу! Совсем скоро демоны будут у скалистой стены. Надеюсь, Кантар не позволит им отыскать блуждающий коридор. Иначе… Хотя, не будем о печальном, надежда есть, и она стоит передо мной необычайно сильная и ослепительно прекрасная.

— Но я ещё так мало умею… и не совсем уверена… — тушуясь, возразила Энни.

— Вы не понимаете, вы наша последняя надежда. Наш правитель, — Карис многозначительно взглянула на парня, — в порыве гнева тратит последние крохи магии, обрекая лагуну и всех её обитателей на страдания и неминуемую смерть.

С каждым новым словом тон оракула становился всё громче и увереннее. Она понимала, что сейчас девушке важны не сюсюканья, а жёсткое напутственное слово.

— Я понимаю, Аду ещё не успел стать для вас настоящим домом, а местные жители друзьями, но всё же, искренне верю — не случайно вы оба пришли в наш мир именно сейчас. Значит грядёт кровавая битва, что зрела веками, и только вы способны предотвратить катастрофу и сохранить наш мир. — торжественно громко вещала оракул. — Я верю, у вас всё получится!

— Ну что ж, стало быть, в путь! — прошептала Энни и направилась на выход.

— И да поможет тебе Кантар, чародейка! — уже тихо шепнула ей в след Карис.

Глава 46

Путь дракона лежал гораздо южнее того места, где он ранее подвергся нападению чёрного дракона, и этот факт очень радовал девушку. Она изо всех сил всматривалась в горизонт, крутила головой в разные стороны, опасаясь снова попасть в засаду демонического чудовища.

Странно, что лучший оружейник ждал путников не там, где им предстояла смертельная битва. Сколько демонов попытается прорвать оборону Тиандела никто не знал, как и их точное число, обитающих в соседних с Белой лагунах пещерах.

— Боишься? — тихо прошептал ей на ухо эльф, который сегодня занял место сразу же за чародейкой.

— Конечно. Только глупцы не испытывают страха. — ответила девушка, стараясь перекричать ветер. — К тому же мы не можем знать, что и кто ждёт нас в следующем сражении. Если это будет всё тот же обсидиановый дракон, боюсь нам снова не поздоровится…

— Что за пессимистическое настроение? — усмехнулся парень. — Не гоже сильнейшей чародейке магического мира унывать и вещать упаднические мысли.

— Я бы на вашем месте, ваше высочество, укрылась в самом надёжном месте и переждала бой.

— И оставить тебя наедине с мечтающими о твоей смерти врагами? — воскликнул Элияр. Нет, крошка, мы вместе попали в это странное место и по стечению обстоятельств оно стало нашим новым домом, а значит вместе и пройдём все испытания! Давай надерём задницы этим демонам!

Девушка улыбнулась, но ничего не сказала. То, что парень не пожелал оставлять её наедине со своими проблемами, грело душу, но опасность, грозившая всем, немного напрягала.

Хватит ли её сил, чтобы победить таких грозных противников? Устоит ли? Эти вопросы крутились в голове в который раз напоминая девушке о том, что героями не рождаются, героями становятся. Мечтала ли она когда-нибудь о такой интересной, насыщенной жизни, полной приключений и опасностей? На эти вопросы ответа девушка не находила, хотя подозревала, что всё это ей не чуждо.

Всё время полёта Энни размышляла о предстоящем противостоянии, пытаясь успокоить себя тем, что вчетвером не страшно и против целой армии выступить. Хотя, прежние неудачи, к сожалению, мало обнадёживали. Она ведь ещё не успела даже потренироваться боевой магии… Ну что ж, придётся импровизировать!

Дорога заняла примерно три часа, но сидеть в непосредственной близости от Элияра было на удивление приятно. Девушка даже ощущала его тёплое дыхание на своём затылке, а это придавало сил и тепла, разливающегося по всему телу с каждым его вдохом.

Маленькая мастерская, в которую направлялись путники, удобно расположилась на вершине высокого холма, обдуваемая всеми ветрами и открытая для любого желающего, независимо от страны и расы.

Лучшим оружейником, обещанным Глюком, оказался престарелый коренастый гном по имени Теабальд, встретивший чародейку и эльфа, и проводивший их в удивительно большое изнутри помещение.

Внешний вид невысокого человечка немного смутил Энни, ведь ранее она ещё никогда не видела представителей этого народа в Аду.

Росточком он был чуть выше, бегавшего во дворе пони, с крепким телосложением и полным отсутствием шеи. Длинные волосы гнома собраны в высокий хвост-фонтанчик, туго перетянутый серебристой тесьмой, образовывающий высокий прямой рог. Маленькая аккуратненькая, козлиная бородёнка едва доставала до голой, заросшей мелкими кучеряшками груди, слегка прикрытой мощным переливающимся фартуком, который подозрительно напоминал чешую дракона. Такими же были и коротенькие штанишки оружейника. На ногах массивные металлические башмаки, которые слегка позвякивали при каждом шаге.

Когда девушка задержала удивлённый взгляд на этом странном предмете, вышедшая из соседней комнаты Карис, доставленная в гномье селение белым драконом сутками ранее, пояснила, что без этих ботинок мужчин-гномов очень сложно удержать на одном месте — больно резвые.

Знакомство прошло на удивление быстро.

— Теабальд! — гордо заявил гном, ударив правым кулаком себя в грудь. — Но вы можете называть меня Бальдом.

— Энни. — ответила чародейка и протянула новому знакомому руку.

— Билл. Но вы можете называть меня Элияром! — подражая гномьему пафосу, произнёс парень.

— Как? — хватая воздух ртом, прошептал Бальд, переводя взгляд с эльфа на оракула. — Вы шутите?

Та лишь слабо улыбнулась и, приставив палец к губам тихо сказала:

— Да, оружейник, это действительно принц Тиандела Элияр, но, прошу, держите этот момент пока в тайне.

— О чём вы говорите?! Да я слова больше никому не скажу! — радостно прокричал гном и кинулся целовать руку эльфа. — Ваше высочество, радость-то какая! Знайте, народ гномов всегда будет рад видеть вас своим королём!

— Теабальд! — строго оборвала его хвалебную тираду Карис. — К делу!

— Конечно, конечно, всевидящая…

Гном скинул башмаки и забегал по мастерской с такой скоростью, что присутствующие едва успевали следить за его перемещениями. Через несколько минут перед Энни лежала куча доспехов и облегчённого оружия, как и перед Элияром.

— Вот это скорость! — выдохнул эльф и принялся рассматривать то, что было предложено ему. — Какие прекрасные экземпляры!

— Одевайтесь! — скомандовал затормозивший рядом с ними гном и снова надел чудо-башмачки.

Парень быстро облачился в шикарные блестящие доспехи с лёгкой кольчужной вставкой, прихватил из кучи два огромных меча, ещё один заполненный колчан и двухсторонний топор. Энни же провозилась немного подольше, зато, закончив, осталась полностью довольна. Кожаные латы с золотыми пластинами закрывали все важные органы и в то же время были практически невесомыми, а потому, совсем не мешали при движении, а украшенный эльфийскими письменами меч совсем не чувствовался в руке, но был чрезвычайно острым и смертоносным.

— Отличный выбор! — воскликнул, хлопая в ладоши словно маленький ребёнок.

— Благодарю, надеюсь, качество не подкачает! — улыбнулся в ответ парень.

— Действительно, Теабальд, ты превзошёл себя! — похвалила его Карис.

— Для вас, дорогая, всё, что угодно! — расплылся в лести гном.

Арно, стоящий при входе в помещение, громко хрустнул казанками, но ни единым мускулом не выдал своего возмущения.

— Что ж, — неожиданно резко воскликнула провидица, оборачиваясь к чародейке, — пора в дорогу! Совсем скоро демоны будут у скалистой стены. Надеюсь, Кантар не позволит им отыскать блуждающий коридор. Иначе… Хотя, не будем о печальном, надежда есть, и она стоит передо мной необычайно сильная и ослепительно прекрасная.

— Но я ещё так мало умею… и не совсем уверена… — тушуясь, возразила Энни.

— Вы не понимаете, вы наша последняя надежда. Наш правитель, — Карис многозначительно взглянула на парня, — в порыве гнева тратит последние крохи магии, обрекая лагуну и всех её обитателей на страдания и неминуемую смерть.

С каждым новым словом тон оракула становился всё громче и увереннее. Она понимала, что сейчас девушке важны не сюсюканья, а жёсткое напутственное слово.

— Я понимаю, Аду ещё не успел стать для вас настоящим домом, а местные жители друзьями, но всё же, искренне верю — не случайно вы оба пришли в наш мир именно сейчас. Значит грядёт кровавая битва, что зрела веками, и только вы способны предотвратить катастрофу и сохранить наш мир. — торжественно громко вещала оракул. — Я верю, у вас всё получится!

— Ну что ж, стало быть, в путь! — прошептала Энни и направилась на выход.

— И да поможет тебе Кантар, чародейка! — уже тихо шепнула ей в след Карис.

Глава 47

Удобно устроившись между костяными пластинами, пока Элияр всё ещё неспешно, по-эльфийски поднимался на спину дракона, который тоже был облачён в золотые боевые доспехи, девушка тихо спросила у сидевшего на плече фамильяра:

— Скажи, малыш, почему я не помню ничего из прошлой жизни?

Грох сомневался, что правда сможет помочь в нынешних условиях, но патологическая боязнь лжи всё же заставила его признаться. На свой страх и риск.

— Воспоминания и переживания мешали бы тебе выполнить предназначение, но, съев чудодейственный плод ты забыла всё, что связывало тебя с прошлым… — нерешительно, но твёрдо проговорил грох. — Смирись, Аду стал единственным домом, чародейка.

— Теперь всё понятно. А говорили, что магия во всём мире иссякает… — недовольно пробормотала Энни в тот самый момент, когда парень, что-то бормоча себе под нос, устроился позади неё.

— Только оракул знает, где найти эти волшебные плоды.

— Что, какие плоды? — услышав последние слова, спросил угомонившийся эльф.

— Вам лучше не знать, ваше высочество. Это может плохо сказаться на вашей памяти. — отмахнулась девушка.

Элияр тактично промолчал, не смея нарушать повисшую гнетущую тишину.

Дракон взмахнул могучими крыльями и взмыл над гномьим холмом.

— Готовы? — рыкнул он, обернувшись к хозяйке.

Воинственный настрой, появившийся после пафосной речи Карис, испарился и руки Энни задрожали. Шутка ли, её неокрепшая магия против целого полчища демонов… Но выхода действительно нет, придётся сразиться и, возможно пасть под натиском тёмной магии. Хорошо, что резерв полон!

— Да. — неуверенно сказала она, всматриваясь в том направлении, где всегда виден лишь дым и огненный всполохи.

Огонь. Им девушка тоже может управлять, но что ем противопоставить? Конечно воду, но тут загвоздка… умением пользоваться ею Энни похвастаться, к сожалению, не может.

Бормоча под нос ругательства, она ёрзала в своём импровизированном седле, не давая покоя и всем остальным.

— Крошка, тебя что-то беспокоит? — спросил с виду спокойный эльф.

— Конечно, беспокоит. — раздражённо буркнула она. — Например, сколько демонов мечтает нас разорвать, насколько сильна их магия, и как смогут помочь в битве мои целительские навыки?

— Энни, расслабься, будем импровизировать. — подбадривал её парень, сам слабо верящий в свои слова.

Он крепко сжимал рукоять меча, чувствуя прохладную сталь, и это придавало уверенности. Главное, во время боя ни на шаг не отходить от девушки, защитить её.

Ободряющие объятия — всё, чего сейчас он мог предложить. Он осторожно пересел поближе и медленно притянул Энни к себе, желая лишь одного — успокоить и вселить немного надежды, хотя сам нуждался в ней не меньше.

Больше никто не произнёс ни слова. Оба думали о своём, надеясь, что всё сказанное оракулом всего лишь нереальная страшная сказка.

И по мере приближения к неприступной стене сказка становилась былью. В нескольких милях от скал расположились вражеские полчища. Повсюду горели огромные костры, подпитываемые тёмной магией, чёрная дымовая завеса простиралась над большей частью долины. Повинуясь всеобщему настроению, даже редкие деревья приобрели мрачный оттенок, и, словно обугленные скукоживались от душераздирающего воя. Только серые камни чувствовали себя комфортно в этих дьявольских условиях. Дополняя общий гнетущий вид, они острыми клыками торчали из опалённой ненавистью почвы. Даже солнце обходило стороной этот, напитанный злобой клочок земли.

Энни невольно поёжилась и спиной ещё крепче вжалась в эльфа.

— Господи, это же просто нереально… — с горечью прошептала она. — Нам никогда не одолеть эту чёртову ораву!

Парень лишь крепче прижал её к себе, не найдя ни одного успокоительного слова.

Нет, они ни в коем случае не должны вступать в бой с армией враждебных демонов! Нужно срочно что-то придумать…

Нет! Он ни за что не совершит самую большую глупость в своей жизни. Не станет жертвовать любимой девушкой ради её же внимания. Нет! Она нужна парню живой и здоровой!

— Так, Глюк, — закричал Элияр, что есть мочи, — летим в Тиандел, немедленно!

— Но зачем? — недоумённо прорычал дракон.

— Энни права, одним нам не победить. Время ещё есть, а значит, есть и надежда. Против армии должна сражаться армия, и мы её соберём! — уверенно заявил Элияр, хотя сам сильно сомневался.

— Отлично, в Тиандел, значит в Тиандел! — радостные нотки в голосе защитника немного приободрили Энни. Она улыбнулась, впервые за долгое время почувствовав себя, как за каменной стеной.

— Но, король Тин вряд ли будет рад видеть вас, ваше высочество. — попыталась вразумить эльфа. — Он просто так не отдаст трон…

— Да пофиг! — отмахнулся парень и тут же исправился: — Мне совершенно наплевать на трон и корону… главное одолеть ужасных демонов и остаться в живых.

— Спасибо. — тихо произнесла девушка. — У меня словно гора с плеч свалилась. Противостоять вооружённой до зубов армии, та ещё идейка…

— Это было бы не противостояние, а кровавая бойня. И я не смог бы в одиночку защитить тебя от этих монстров. Поэтому, нам нужна подмога.

Не долетая ближе, чем на несколько миль, Глюк перемахнул через стену и направился в сторону королевского дворца.

— Как вы думаете, нас заметили?

— Думаю, нет, иначе эти дьявольские отродья тут же начали бы штурм.

Нервозность чародейки передалась и её, дремавшему до этого фамильяру. Малыш поёрзал, устраиваясь поудобнее на скользком металлическом щитке, несколько раз повернулся кругом, и снова мирно засопел.

«Вот уж у кого железная выдержка!» — подумал эльф с интересом оглядывая шикарные просторы Белой лагуны.

Бирюзовые воды залива переливались на солнце, откидывая яркие блики на ближние скалы, а морской прибой нагонял на полукруглый пляж высокие гребни волн.

Красота-то какая! Об отдыхе на Мальдивах парень мог только мечтать, а теперь вот предстоит жить в похожем Эдеме. Но долго любоваться красотами лагуны у Элияра не было времени, совсем скоро ему предстоит встреча с родным братом. Об этом парень, конечно, даже и не подозревал. Единственный ребёнок в семье, он понятия не имеет, каково это — иметь брата.

Величественный, белый, испещрённый витиеватыми узорами замок, встретил путников холодной тишиной. Казалось, все обитатели сего сказочного строения либо вымерли, либо сбежали в спешном порядке. Гнетущая тишина неожиданно для парня сменилась непрерывным гулом вывалившихся на улицу придворных.

В первые секунды глаза Элияра резко расширились, явно намереваясь вывалиться из орбит. Такого количества удивительных созданий парень ещё никогда не видел. Странные хвостатые женщины с крылышками, как у пчёл, эльфы и эльфийки… Да, жизнь его к такому не готовила. Энни же в отличии от Билла-Элияра чувствовала себя, как рыба в воде. Вот, что волшебные плоды делают…

— Ваше высочество, позвольте сначала мне пообщаться с королём. — уверенным тоном, скорее утверждая, нежели спрашивая разрешения, произнесла Энни и скатилась вниз по крутому боку ящера.

Монарх не заставил себя долго ждать. Только сапоги чародейки коснулись поверхности земли, как из дверей замка выскочила пёстрая стайка придворных дам, сопровождавших его светлейшее величество.

Тин вышагивал, вернее плыл подобно паве, не замечая никого и ничего вокруг. Направлялся он прямиком к девушке. Та же приняла горделивую позу, выражение лица стало даже немного злым.

— Что я вижу?! — громко пропел король. — Дорогая, ты всё же решила согласиться на мои условия? Моя постель всё ещё ждёт твоё стройное тело.

— Не дождётесь! Я давно объяснила вам свою позицию, ваше величество! — резко и довольно громко ответила Энни.

— Тебе не отвертеться, чародейка! — уже грозно заорал Тин, подбадриваемый толпой. — Твоя судьба стать моей главной самкой!

После этих слов в воздухе мелькнули узорчатые сапоги эльфийского короля, его развевающийся плащ и золотая корона. Это ошарашенный хамским поведением Элияр мгновенно соскочил со спины дракона и одарил венценосного братца могучим кулаком.

Толпа зевак, хихикавшая до этого, мгновенно затихла и замерла в ожидании. Что же сейчас будет? Никогда на памяти придворных король Тин не «удостаивался такой чести…»

— Стража! — завизжал поверженный монарх. — Схватить его!

В сторону Элияра выдвинулись двое статных эльфов, но, увидев направленное на них оружие, остановились, как вкопанные.

— Чего встали, болваны? — всё ещё валяющийся на лужайке король. — Хватайте этого пришлого! — и обращаясь к обидчику: — Ты кто такой?

— Угадай… — только и ответил Элияр с презрением оглядывая Тина. — Не думал, что знакомство наше начнётся так печально.

Энни, стоящая чуть позади смельчака, едва сдерживала хохот. Больно уж комично выглядел правитель, лёжа на спине и задрав к верху руки с ногами.

— Это ваш брат, ваше величество! — не удержалась девушка, мечтая увидеть выражение лица надменного эльфа.

— Кто???

Глава 48

— Что братец, не ожидал? — с усмешкой спросил Элияр.

— Самозванец! Мой брат давно сгинул в чужом мире, закинутый туда нашей сумасшедшей мамашей… — попытался отмахнуться от брата король. — Заковать его в цепи!

Стражники, не сводящие восхищённого взгляда с новоиспечённого принца, вместо того чтобы накинуться на преступника, неожиданно преклонили перед ним колени.

— Я принц Элияр, взращённый чуждым мне миром, вернулся в родной Тиандел! — провозгласил на весь двор парень. — Карис лично привела меня к вам в надежде на возвращение законного права на королевский трон и жизнь, давно минувшую, полную магии и добрососедских отношений!

— Нет! — взвизгнул Тин, пытаясь подняться на ноги, но Энни вовремя приставила к его груди остриё меча. — Я никогда не допущу этого! Трон мой по праву! Мой…

— Позволь, дорогой братец, не согласиться с тобой! Подтверждая свои слова, уверяю, что чародейка является гарантией моих намерений, как и оракул.

— Оракул? — ещё пуще заорал взбешённый король. — Её больше нет в Тианделе. Эта шарлатанка давно намеревалась устроить государственный переворот, стараясь вдолбить в бестолковые головы моих придворных, что скоро вернётся Истинный король и жизнь в Аду станет прежней. Пришлось немного усмирить старуху, так она коварно бежала, склонив на свою сторону моего верного тюремщика!

Собравшаяся разнопёстрая толпа после столь резких слов Тина начала роптать и всё больше вглядываться в его брата, его глаза.

— Остынь, братец, сегодня я пришёл совсем не за этим! — проговорил Элияр, обращаясь ко всем присутствующим. — На подступах к лагуне собралось несметное полчище врагов. Их костры беспощадно выжигают редкие деревья долины, их дым заставляет задыхаться всех, находящихся рядом живых существ…

— Грядёт Великий бой чародейки! — выкрикнул кто-то из толпы. — Для этого её и призывали.

— Подумайте сами, сможет ли эта хрупкая девушка в одиночку противостоять целой армии вооружённых до зубов демонов? А что будем делать мы, жители Белой лагуны? Просто стоять в стороне и наблюдать, или возьмём в руки оружие и встанем плечом к плечу с ней?

— Ты не житель лагуны и никогда им не будешь! — прокричал Тин и неожиданно кинулся на брата с обнажённым клинком.

Его нож был не слишком велик, но остриё подозрительно подсвечивалось зеленоватым светом.

— Это яд! — предостерёг Элияра один из стражников.

Не ожидая от венценосного эльфа такой прыти, парень сначала замешкался, но всё же смог выбить смертоносное оружие из его рук.

— Не тебе это решать, слизняк. — прошипел и снова обратился к жителям Тиандела, не убирая меча от глотки неудавшегося убийцы: — Неужели мои соотечественники за время отсутствия Истинного короля настолько измельчали, что готовы навалить в штаны от одного упоминания войны? Готовы свалить решение всех своих проблем на эту худенькую девушку?

Ропот толпы стал намного громче, многие стояли, понурив головы. Женщины лишь обмахивались огромными веерами из чьих-то огромных белых перьев, и томно вздыхали, мужчины теребили шейные платки и переминались с ноги на ногу.

— Чего вы слушаете этого самозванца? — Вновь осмелел король. — В подземелье его, а девчонку на стену! Пусть выполнит своё предназначение…

Дракон не дал Тину закончить свой приказ, и красноречиво пыхнул ему в лицо большим облаком белого дыма. Король закашлялся, махая руками, словно опахалом стал ловить ртом воздух.

— Казню! Всех казню! — зло заявил он и гордо зашагал к дворцу, сопровождаемый громким смехом своих же подданных.

Элияр выдержал небольшую паузу, наблюдая за тем, как толпа откровенно хохочет над своим же собственным монархом.

— Встретимся после битвы, братец! — бросил он вдогонку Тину и вновь сосредоточился на подданных. — Ну, что скажете, граждане Белой лагуны? Осталась ли ещё доблесть, тёкшая по жилам наших могучих предков и в нашей крови? Встанем ли мы на защиту своего отчего дома, или бросим чародейку на растерзание дьявольским приспешникам?

Кромешная тишина повисла над королевским двором, заполненным разношёрстной публикой. Сердце Энни почти остановилось, боясь услышать отказ. Судя по поведению короля, именно так они и должны поступить.

Первым вперёд шагнул крупный эльф с лёгкой сединой в длинных чёрных волосах.

— Я Арнаур из дома Хагоса, начальник королевской стражи, — представился он и преклонил колено, — готов следовать за Истинным королём Тиандела, куда бы он не направлялся, будь то война или жерло Великого вулкана.

Элияр не успел ничего ответить, как перед ним склонилось ещё порядка сотни стражников всех возрастов.

— Королевские стражники с тобой, повелитель! — подытожил Арнаур, воткнув меч в землю перед собой. Его примеру последовали и подчинённые.

Следом за ними на одно колено встали все присутствующие придворные и прочие местные жители, чем немного обескуражили новоявленного предводителя. Однако, времени было немного, поэтому тушевался он не долго.

— Отлично, друг, теперь скажи, есть ли в Тианделе ещё способные держать оружие эльфы?

— Конечно, ваше…

— Высочество. — поправил его Элияр.

— Ваше высочество, королевское войско в две тысячи клинков и тысячу стрел тоже на вашей стороне. — громко заявил молодой остроухий парень, выходя из-за спин придворных и тоже присягая Элияру на верность. — Генерал Велинор из дома Друма.

— Я рад, друзья! Через сколько войско сможет дойти до стены?

— Думаю, к закату. — ответил генерал. — Но будет сложно с переправой на ту сторону.

— Я помогу, — вмешалась в разговор Энни, — найти зачарованный коридор, Велинор.

Остроухий засиял от такой чести, сама чародейка обратилась к нему по имени!

— С вашего позволения, займусь подготовкой. — выпалил он и испарился в толпе.

Элияр с удовлетворением оглядел присутствующих, восторженно взирающих на него и чародейку. Кажется, у него получилось убедить тианденийцев, хотя сам ещё не верит во всю эту сказку.

— Арнаур, — обратился он к начальнику королевской стражи, — оставьте несколько человек во дворце, пусть присмотрят за Тином, как бы он чего не натворил… Четверых самых надёжных выдели нам для охраны, а остальные вместе с войском — к скалам.

— Будет сделано! — радостно воскликнул тот. — Спасибо, что вернулись, сир, воины соскучились по настоящей драке.

Когда начальник стражи отправился исполнять приказ, толпа зевак плотнее обступила Энни и Элияра.

— Что будет с королём? Когда Элияр займёт свой законный трон? Что будет с Белой лагуной? — посыпались выкрики из толпы.

— Все вопросы будем решать постепенно. — громко заявил парень. — Сейчас наша задача не просто отогнать демонов от наших врат, а окончательно освободить от них весь мир. Пусть возвращаются в свою преисподнюю!

Одобрительные возгласы провозгласили о начале новой жизни на пути сопротивления и стремления к лучшему будущему. Эпоха ожидания и боязни осталась позади.

— Ну что ж, ваше высочество, кажется это успех! — улыбнулась чародейка, обводя взглядом ликующих собравшихся.

— Да уж, не думал, что будет так легко… — отозвался эльф. — Ну вот, теперь мне гораздо спокойнее, хотя, было бы не плохо привлечь и других жителей Аду.

— Думаете, получится?

— Пока не знаю, но думаю, попытаться всё же стоит. К тому же, слова нашего знакомого гнома дают некую надежду.

— Но возвращаться туда очень далеко, боюсь у нас не так много времени…

— Верно, но ведь наверняка есть поблизости ещё страны…

— Да. — вмешался в разговор дракон. — Кревел, Старех, ещё селение самулеков.

— И что ты скажешь, Глюк, стоит ли обратиться к ним за помощью?

— Хм… самулеки слишком недалёкие, чтобы поверить в собственную выгоду. Жители Кревела скорее встанут на сторону демонов, а вот с дроу из Стареха можно попытаться поговорить.

— Дроу? — воскликнула Энни. — Знакома я с одним… Принц Дарен, и я уверена, думает он о чём угодно, кроме войны.

— В каком смысле? — недоумённо взглянул на неё Элияр.

— Он, как и король Тин уверен, что все беды своего народа решит, если женится на самой сильной чародейке этого мира. То есть на мне!

— А ты и в этом мире пользуешься спросом! — почесав затылок, пробормотал эльф. — Боюсь с этим я тоже не смогу найти общего языка. Что ж, значит придётся справляться своими силами. Три тысячи профессиональных воинов — это лучше, чем ничего.

— Согласна. Думаю, нужно подкрепиться и отправляться к стене. Поиски коридора могут затянуться на долго. — Сказала девушка и направилась в сторону своего домика.

— Энни, в нашем распоряжении целый дворец, думаю, повара с удовольствием накормят двух защитников Белой лагуны.

Как и думал Элияр, прислуга и повара с удовольствием прислуживали вернувшемуся принцу, полностью игнорирую истеричные приказы действующего короля. Хотя, подоспевшие стражники препроводили монарха в его покои и под яростные крики и оскорбления Тина, встали у дверей. Теперь за ним точно присмотрят.

Долго рассиживаться за столом, поедая тушёные овощи и многочисленные диковинные фрукты, не было времени и Энни с Элияром вместе с личной охраной устроились на спине дракона и отправились на поиски магического коридора, проходящего сквозь всю скалистую стену.

Глава 49

Подоспев к каменной стене раньше войска, Энни и Элияр принялись искать тот самый спасительный зачарованный коридор, хотя это не так-то просто. Исследовав добрую часть камня, девушка совсем отчаялась. Солнце клонилось к закату, а значит собранное Элияром войско скоро будет здесь, а обещанный проход так и не найден…

Присев на камень, Энни обхватила голову руками, пытаясь придумать, что же ещё предпринять. Элияр, глядя на безуспешные терзания чародейки, стоя у стены, с силой ударил ладонь по гладкому камню. Раздался треск, откуда-то с верху посыпались мелкие камни, а в месте удара открылась широкая каменная дверь.

— У Вас получилось! — защебетала девушка, хлопая в ладоши. — Видимо коридор подчиняется лишь Истинному королю.

— Да уж, неожиданно… — произнёс парень и заглянул внутрь. — И я на что-то сгодился…

— Не говорите глупостей, ваше высочество, вы уже всем доказали свою силу. — Энни не просто сотрясала воздух, она действительно верила в значимость парня в этом мире, и пусть он был счастлив в другом мире, здесь ему уготована куда более яркая и плодотворная жизнь.

Парень задумался, ему это было необходимо, поэтому чародейка с двумя охранниками, верхом на драконе отправилась наверх, оценить реальную обстановку.

Демоническое войско заметно приблизилось, угрожая смести стену своим мощным натиском. Чёрный дракон с неизвестным девушке наездником летал над полчищем, наводя ещё больший ужас. Смоляной дым, в виде огромной змеи, ползал по всей долине, изгрызая землю чёрной магией.

— Глюк, скорее вниз! — крикнула чародейка и поспешила предупредить подошедших эльфов о неминуемой опасности.

— Элияр, Элияр! Стремительно снижаясь к открытым вратам коридора, кричала Энни. — Они приближаются!

Парень, отдав необходимые распоряжения Арнауру и Велинору, заскочил на только что приземлившегося дракона и громко прокричал:

— Настал час истины! И сегодня мы выясним, кто имеет больше прав на эту благословенную землю, мы или приспешники чёрной силы. — Воины внимали словам нового правителя, поднимали мечи и арбалеты вверх, в подтверждение решимости разбить вражеское войско и искоренить навсегда поселившееся в Аду зло. — Вперёд отважные тианденийцы, вперёд, братья, на верную смерть демонов!

Элияр поднял меч над головой, издав боевой клич:

— В бой!

Ему вторили раззадоренные эльфы, и плотными шеренгами, маршируя, входили внутрь секретного хода.

Дракон рванул вверх, разрезая воздух мощными взмахами крыльев.

— Энни, прошу тебя, — нагнувшись к уху девушки, проговорил эльф, — оставайся рядом со мной, крошка. Я не переживу, если с тобой что-нибудь случится.

— Надеюсь, всё будет не так страшно, как выглядит…

Сев на самую высокую скалу, Глюк издал устрашающий рёв, чем оповестил добрую половину Аду о начале кровавого столкновения.

Слыша драконий рык, чёрный летающий ящер круто развернулся и ринулся в сторону стены.

— Пора! — скомандовал Элияр и первым скатился с драконьей спины.

Девушка чувствовала себя уже более уверенно, а потому приготовила несколько огненных шаров, предварительно разбудив маленького фамильяра.

— Держись, дружок, начинается!

Описав большой круг, чёрный дракон на большой скорости понёсся в сторону чародейки. Одновременно с ним первый ряд, выстроенных в шеренгу демонов, тоже двинулся в сторону отвесной каменной стены. Энни не могла контролировать всё, поэтому, сконцентрировала внимание на приближающегося монстра. На близком расстоянии она могла тщательно его рассмотреть.

Подобно раскалённым углям, глаза хищника, а он в отличие от глюка, был именно им, горели красным огнём, излучая огненные блики. Это притягивало и пугало одновременно. Полуоткрытая пасть изрыгала рваное пламя и едкий дым, окутывающий всё тело зверя и вьющийся за его хвостом, словно магический след. Вдоль всего хребта, начиная от самого носа, торчат острые шипы, переходящие на голове в огромные изогнутые рога. Огромное обсидиановое тело было плотно покрыто мощной костяной бронёй, делающей дракона практически неуязвимым.

На длинной змееподобной шее гордо восседала чернокожая женщина в высоком ярко-красном тюрбане и с агрессивно раскрашенным белой краской лицом. Её хищный, нечеловеческий оскал чем-то напоминал улыбку гиены.

— Дай пройти мне и моему войску, чародейка, и останешься жива! — прогрохотал скрипучий старческий голос. — Или пойдёшь на корм моему верному помощнику, впрочем, как и твой пушистый карманный котёнок.

Огненный столб, выпущенный чёрной зверюгой, устремился прямо на Энни, но девушка выставила вперёд руку в останавливающем жесте. Огонь, ударился в невидимый щит, не нанеся девушке, эльфийскому принцу и их охранникам, стоящим рядом, никаких увечий.

— Чёрта с два! — громко ответила девушка и молниеносно направила в дракона огромный огненный шар. — Отведайте-ка нашего гостеприимства!

Дракон резко дёрнулся в сторону, задев хвостом одну из вершин скалы, но удачно увернулся от летевшего на него огня. С оглушительным грохотом вниз посыпались камни, угрожая обрушиться прямо на головы выходящих из прохода эльфийских воинов.

Пока дракон совершал небольшой круг над головой девушки, она метнулась к краю и мощным воздушным потоком, управляемым правой рукой, поймала летящие на землю булыжники и тут же перенаправила их чуть дальше — в демонов. Ускоренные магией, особо крупные куски скалы достигли цели, отправив окутанных сизым дымом демонов в небытие. Их раздавленные тела тут же сминались ногами собратьев. Внешне эти создания мало отличались от обычных людей, разве что кожа их была серо-чёрного цвета, изо рта торчали отвратительно грязные клыки, а глаза больше напоминали чёрные дыры. У некоторых на головах красовались направленные вперёд рога, и имелись крылья за спиной. Хотя, они ими, почему-то не пользовались.

— Уйди с дороги, глупая! — вновь громко проскрипел старческий голос.

— Только после вас! — парировала Энни, выжидая дальнейших действий ведьмы.

— Мы все умрём… нас, наверняка, всех сожрут… — запричитал грох, взирая на стремительно приближающегося зверя.

Элияр же схватил чародейку за руку, и тихо скомандовал:

— Энни, стена!

Девушка тут же представила перед собой ещё одну непроходимую преграду. Эльф усилил магический поток, и выставил руку вперёд. Мгновенно, летящий на большой скорости дракон, столкнулся с невидимой преградой и рухнул вниз, на свою же армию.

— Отлично, крошка, такими темпами он сам и истребит всех демонов в Аду! — восторженно воскликнул парень.

— Элияр… — начала было Энни, указывая на наступающую армию, но эльф понял её с полуслова и поспешил взобраться на Глюка. — Я справлюсь.

Уже через несколько минут дракон доставил небольшой отряд эльфов к подножию скал, где уже выстроилось небольшое остроухое войско. Демонические твари заполонили собой всё пространство. Казалось, даже небо не может пробиться сквозь непроглядную тьму чёрной магии. Естественные сумерки сменились безлунной, но светлой от многочисленных костров, ночью, а душераздирающий рёв превратил долину в настоящую преисподнюю.

Элияр встал впереди эльфов и, подняв меч вверх, с криком: «За Тиандел!» ринулся в бой. За ним тут же последовали и все остальные. Битва началась…

Воспрявшие духом, вселённым в них новым предводителем, эльфы сражались не на жизнь, а на смерть, нанося сокрушительные удары своим недругам, подпитываемым дьявольской силой чёрной чародейки.

Энни, сидя на Глюке, взирала на происходящее с высоты его полёта, стараясь не выпускать из поля зрения эльфийского принца. Но в то же время она, намереваясь сразиться с ведьмой на равных, усиленно выискивала глазами притаившуюся после падения тварь.

Глюк, разрывая воздух рваными взмахами крыльев, разгонял дым над сражающимися тианденийцами, не давая им смешаться с отвратительной чёрно-серой массой, накатывающейся на остроухих воинов нескончаемыми волнами.

— Где эта гадина? — привстав, громко спросила Энни сквозь вой и стоны, пытаясь докричаться до своего дракона.

— Притаилась… — отозвался он. — Держись!

Резко сложив крылья и совершая головокружительные перевороты в воздухе, Глюк стрелой устремился к пылающей и дымящейся земле. Грох с диким криком прильнул к щеке чародейки. Казалось перед столкновением с землёй, дракон резко расправил крылья и воспарил над вражеским войском. Демоны рычали и бесновались, обкидывая белого дракона огненными стрелами.

Энни же, видя раскалённые до черноты вражеские тела, решила испробовать свою непроверенную теорию. Она с лёгкостью призвала два куска льда и прицельно кинула их в самого «горячего» демонов, увенчанного двумя парами высоких рогов. Поражённый противник громко взвыл, раздирая когтями собственную плоть, разъедаемую светлой магией.

— Точное попадание! — восторженно прокомментировала чародейка. — Грошик, помоги-ка…

Фамильяр раздулся до громадных размеров, обстреливая тварей, копошащихся внизу, мелкими ледяными градинами.

— Умница! — похвалила его Энни, без перерыва обкидывая демонов холодными снарядами.

Совершая очередной круг над недругами, она заметила несущегося на них чёрного дракона с восседавшей на его шее ведьмой.

— Глюк, осторожно! — воскликнула она, направив на встречу, угрожавшего им зверя, непрерывный поток ледяного дождя, который мгновенно таял, попадая на раскалённую чешую дьявольского чудовища.

От резкого перепада температуры, костяная броня ящера с треском лопалась, съезжая на головы своих же воинов. Более не защищённая плоть крылатого зверя делала его максимально уязвимым, что вызвало неуёмную ярость его самого и его скрюченной хозяйки. Дракон изрыгал всепоглощающее пламя, обрушая огонь на всех, кто попадался на его пути.

Желая защитить эльфийское войско, Энни направила Глюка в самую гущу дьявольской борьбы.

Глава 50

Оружейная мастерская.

Крики и стоны слились в единый звук, разнося гул практически на все земли Аду. Слышен он был и в самых отдалённых уголках.

Карис с тревогой смотрела на вспыхивающие в вдали всполохи, сливающиеся в мрачное зарево, и обдумывала свои недавние видения. Даже во времена кровавых войн провидица не прекращает грезить. Но то, что она увидела сегодня, взбудоражило её сознание не меньше опасных вод, населённых неведомыми тварями. Опасно, очень опасно…

Чувствуя свою беспомощность, оракул вновь прикрыла глаза, ища объяснения странным, привидевшимся ей картинкам. Неужели этот сумасшедший действительно решится на такой шаг? Она резко открыла глаза, расправила плечи и уверенно направилась в маленькое с виду помещеньице.

— Арно, собирайтесь, мы немедленно отправляемся домой. — дрожащим голосом произнесла она.

Эльф, примеряющий серебряную кольчугу, неуверенно взглянул на Карис. Кажется, она совершенно осознанно и хладнокровно только что приняла самое неразумное решение в своей жизни.

— Но…

— Никаких «но», друг мой, сейчас или никогда. — как обычно изъясняясь загадками, сказала она. — Боюсь, без нашего участия не обойтись…

— Что могло случиться за столь короткий промежуток времени? — поворачиваясь к женщине спросил, вручая остроухому отличный эльфийский меч.

— Видения…

Долина у подножия скал.

Оседлавшая обсидианового дракона ведьма, гнала на убой всё новые и новые полчища демонов, не давая Светлым времени на передышку.

— Боюсь, в таком темпе мы сможем биться не долго. — тяжело вздохнув, сказал начальник королевской стражи, стоя спина к спине с принцем Элияром. Он всегда думал, что история о спрятанном до времени принце, рассказанная ему ещё в детстве, не больше, чем обычная сказка. Встретившись же с ним воочию, сразу понял, что это тот самый эльф с медовыми глазами, о котором говорили исключительно шёпотом. Удивительно, но с первыми словами Элияра в душе Арнаура проснулся настоящий эльфийский воин, и он пойдёт за принцем в любое горнило, куда бы тот не позвал. Относительно нынешнего, вернее вынужденного короля Тиандела Тина IV, у начальника стражи никогда не возникало подобных чувств.

Правильно говаривали эльфы старого поколения: «Придёт Истинный король, поднимет войско и поведёт за собой всякого, кого ещё не коснулась чёрная тень».

— Арнаур, берегись! — выкрикнул принц, оттолкнув товарища, и мощным ударом отразил нападение огромного крылатого демона, намеревавшегося разорвать того в клочья. — Господи, да сколько же вас здесь?

— Ходят слухи, что Чёрные пещеры бездонны, а обитатели их страшны и безобразны. — не прекращая схватки с очередным подоспевшим врагом, сообщил удивлённый поступком принца начальник стражи.

В его остроухой голове никак не укладывалось то, что сам ПРИНЦ сражается с ним бок о бок, да ещё и относится словно к лучшему другу…

— Ваше высочество, пригнитесь! — выкрикнул мужчина, возвращая долг предводителю.

Эти препротивные демоны бесшумно подкрадываются сзади, чтобы нанести смертельный удар. Но не тут-то было, Арнаур из дома Хагоса не позволит им лишить тиаденийцев надежды на будущее. Он сам станет личным охранником Элияра и круглые сутки будет прикрывать его спину.

— О, благодарю, друг мой…

Неприступные скалы.

Эльфы неустанно разили противников, вытекающих из Долины Чёрных пещер нескончаемым потоком, оставляя позади горы изрубленных тел, исходивших последним сизым дымком. Ночь уж минула и первые лучи жаркого солнца озарили неприступную стену, когда на её вершину уселся огромный белый дракон.

— Глюк, прошу, будь осторожен! — бросила чародейка через плечо, намереваясь сразиться со спешившейся ведьмой, неустанно вливающей чёрные силы в своё дьявольское войско.

— И ты тоже…

Решительно направляясь в сторону врага, Энни трижды перекрестилась. Хотя она совершенно не помнила для чего это было нужно, всё же верила, что только что совершила что-то очень хорошее и необходимое.

Тварь с торчащими изо рта клыками и тонким голым хвостом, отдалённо напоминавшая женщину, облачённая в красный бесформенный, драный балахон и пылавшая чёрным пламенем, стояла меж двух огромных острых камней. Она, дико хохоча выпускала из ладоней новых и новых демонических гадов, заполонивших всю долину.

В то время, как её верный защитник устремился к чёрному дракону, Энни мгновенно сформировала большущий кусок льда и швырнула его в противницу. Перед ударом лёд, под действием огня быстро растаял и в лицо старухи прилетела вода, обугливая её словно обгоревшую головешку. Та взвыла и корчась в судорогах стала наступать на девушку.

— Ты пожалеешь, что явилась в этот убогий мир, чародейка! — скрежетала она, швыряя в ответ чёрные огненные шары. — Твоему жалкому войску никогда не одолеть моё. Демоны не знают пощады, они сильны, бесстрашны и пылают ненавистью ко всему светлому. Даже тебе не справиться с дьявольским пламенем!

— Но я всё же попытаюсь… — отражая очередной удар, ответила девушка.

Её меч, раскалённый до бела, без труда отбивал проклятый огонь, раскидывая по гребню скалы ярко-алые искры.

— Вода, мне нужна святая вода… — прошептала себе под нос Энни и, подняв руку в верх, призвала чёрно-белую тучу, расползающуюся над скалами подобно лавине. Она влила добрую половину магии в её разрастающиеся крылья, и когда перистые края грозовой тучи достигли ведьмы, девушка обрушила на их головы благословенный дождь, перемежающийся с мелкими ледяными крупинками. Молния била по скалам, разбрасывая мелкие камни во все стороны.

Благословенные капли, достигая разгорячённой плоти ведьмы с шипением испарялись, съедая кожу подобно кислоте. Она попыталась защититься, создав над собой магический купол, но вода прожгла и её. Волосы слезали с головы вместе с кожей оставляя жуткие язвы, источающие мерзкую вонь.

Старуха визжала и металась из стороны в сторону, проклиная чародейку на чём свет стоит, получая всё новые и новые порции святой воды. Энни же, тяжело дыша и опёршись на меч, наблюдала за корчами приспешницы тьмы, пока…

Неожиданный тычок в спину лишил чародейку равновесия. Она потеряла контроль над магическим ливнем и кубарем полетела с небольшой возвышенности прямо к ногам изувеченной и злой до чёртиков ведьмы.

— Что, не ожидала, девка? — проскрипела обезображенная старуха. — Мой верный дракон связан со мной кровью, а потому всегда чувствует мою боль. А ты сделала мне очень больно, чародейка, и поплатишься за это!

Оскалившись, ведьма замахнулась, но Энни вовремя откатилась в сторону и огненный хлыст, рассекая воздух, обрушился рядом, не нанеся девушке повреждений.

Краем глаза она заметила Глюка, выпустившего когти и стремительно мчащегося навстречу чёрному дракону… И, кажется, на спине его стоял самый красивый и мужественный из эльфов.

Удар, ещё удар… Раскрошенные ведьмой камни летели в чародейку, раня открытые участки тела и заставляя её прикрываться руками. Интенсивность нападений старухи не позволяла даже выставить магический щит, хватало времени лишь перекатываться с боку на бок, уворачиваясь от хлыста ведьмы.

Боль от ран, нанесённых камнями, застилала глаза, но Энни не планировала капитулировать. Она извернулась и швырнула в голову противницы большой кусок горной породы и пока та уворачивалась, Энни вскочила на ноги и приготовилась к схватке. И она не заставила себя долго ждать. Старуха сплюнула остатки зубов под ноги чародейке.

— Что, мешали? — съязвила девушка, держа наготове несколько ледяных булыжников.

— Ты не сможешь победить, я опытнее! На моей стороне все силы тьмы, а ты чиста, как белый лист…

— Молодость — не всегда неопытность! — ответила Энни, швыряя в ведьму льдом, но та с лёгкостью отбивала его своим крысиным хвостом.

— Ну, что, поиграли и хватит, красотка, пришло время настоящей магии! Я покончу с тобой потом, а пока смотри и учись!

Она молниеносно взмахнула рукой, откидывая потоком воздуха лёгкое тело девушки, и впечатывая его в вертикальный кусок скалы. Руки и ноги тотчас же сковала жгучая чёрная магия. Запястья и щиколотки почернели и нестерпимо горели, не позволяя пошевелить ни одним мускулом.

Распятая на камне чародейка попыталась сорвать ненавистные оковы, но это было не так-то просто, тьма крепко вцепилась в скалу, раскалив её добела, обжигая нежную девичью кожу. Страх и гнев стали подниматься в глубине души Энни, когда она увидела то, что задумала ведьма…

Она, вытянув руки в стороны, выпустила на свободу огромных чёрных змей, сотканных из дыма и пламени. Гады, шипя и извиваясь вгрызались в неприступную каменную стену, намереваясь разорвать её на мелкие части. Скалы дрожали, но держались на остатках магии Тиандела.

Находясь в полуобморочном состоянии, чародейка с ужасом взирала на трещины, расползающиеся от ведьмы… Ещё чуть-чуть и стена рухнет…

Глава 51

Карис склонила голову в немом приветствии. Надо же, сам король гномов удостоил оракула чести быть принятой в самой большой и шикарной хижине. Обычно этот старый ворчун никому не позволяет посещать свой дворец.

Женщина совсем не ожидала, что своим отъездом вызовет такую волну негодования. Гномы поднялись, словно грибы после дождя, требуя у монарха разрешения помочь Тианделу, в надежде на ответный шаг. Они всегда высказывали желание обжить неприступную каменную стену, свято веря в давнишнюю легенду о древнем алмазном прииске, спрятанном ещё до появления в Аду Кантара.

Холмы, на вершинах которых обосновался коротконогий народец, издревле назвались Ничейными, пока суровые дроу не вынудили гномов покинуть Старех. С тех самых пор их предводитель Адрул Быстроногий временно объявил их своими.

— Так и быть, гномы помогут эльфам одолеть демонов. — снисходительно изрёк престарелый монарх.

Карис же молча вспоминала, когда именно просила о такой милости, но ничего не приходило на ум.

— Благодарю вас, Ваше величество.

— Благодарности мало, вы знаете, о чём я попрошу взамен. Стена. Она должна стать гномьей! — с горящими глазами заявил старик.

— Но это граница Тиандела, она не может стать частью другого государства, и к тому же, Холмы очень далеко. Между нашими странами Озеро мёртвых душ и Великая долина. Как быть с ними?

— Гномы не против расширить свои владения. — довольно потирая ладони, пробормотал Адрул.

Уста провидицы тронула невольная улыбка.

«Наивный маленький гном…»

Стена.

Стоя практически на краю пропасти с трясущейся под ногами скалой, Энни с ужасом наблюдала за началом конца тианденийской мечты. Она оказалась не так сильна, как уверяла её Карис. Пот и кровь застилали глаза девушки, когда обессиленная она становилась свидетелем крушения вековых скал. Камни рушились и падали вниз, эльфы, сражающиеся в долине, безвольно опускали мечи, но не позволяли впадать в уныние и вновь принимались беспощадно разить врагов, в глубине души надеясь на силу чародейки.

«Нет, я не должна складывать руки! Они все верят мне…» — подумала Энни и, закрыв глаза стала судорожно искать выход из создавшейся ситуации. — «Если дождь смог нанести ведьме серьёзный вред, значит нужно ещё больше воды… Водопад… Его потоки протекают где-то внутри скал, а значит нужно вытянуть их наружу и направить на ведьму и её дьявольское войско». Но прежде необходимо освободиться от демонических оков.

Не успела девушка подумать о невозможном, как налетела стая огромных воронов. От неожиданности она закричала, но это совсем не испугало ни одну из пернатых. Они яростно накинулись на руки и ноги чародейки, клевали и рвали путы, которыми та была прикована к камню, не причиняя вреда Энни. В какой-то момент она увидела на груди одной из птиц странный серебристый медальон. Символ, изображённый на нём, был смутно знаком девушке… Кантар!..

«Спасибо, спасибо, спасибо!» — мысленно твердила чародейка в то время, как сильные птицы завершали свою спасительную операцию. Когда последние оковы спали и Энни смогла шевелиться, вороны тут же разлетелись в разные стороны и испарились.

Ведьма, впавшая в магический транс, казалось, совсем позабыла о пленённой чародейке, и даже не заметила её исчезновения.

Девушка тем временем встала на самую устойчивую часть скалы и огляделась. Высоко в небе схватились два гигантских ящера. Они рвали друг друга когтями, жгли пламенем и били крыльями, падали на землю и вновь поднимались высоко в небо, совершая свой неоконченный смертельный танец.

Поле боя с первого взгляда стало немного оживлённее, словно подожжённый муравейник. Маленькие существа быстро сновали туда-сюда, наводя свой порядок, и оттесняя демонов к Долине чёрных пещер. Кто это может быть?

Волнение за друзей сковало грудь девушки не хуже демонических пут. Ещё и грох куда-то запропастился… Энни попыталась сосредоточиться, но тряска и непрерывный вой не давали этого сделать. Немного неуверенно шагнув в ту сторону, где, по её мнению, течёт подземная река, остановилась, зажмурилась и, собрав все силы в кулак, потянула магические потоки из-под толщи скальной породы. Тяжело, очень тяжело…

Энни, валясь с ног от усталости, вытерла пот тыльной стороной ладони и попробовала ещё раз. Главное, пробить твердь, а уж с водой-то она, как-нибудь справится! Она пыталась раз за разом, но твёрдый камень ни в какую не поддавался… Обессиленно выдохнув, она со всей злости ударила мечом по неподдающейся поверхности. Неожиданно, в месте удара, скала треснула и на поверхности забил небольшой фонтан.

— Слава Кантару!

Девушка, не задумываясь ухватила воду магической силой, и быстро направила поток на стоящую поодаль ведьму. Вода огромной волной захлестнула старуху, смыв её со скалы, но та успела заметить Энни и последним взмахом руки обрушить возвышение, на котором стояла девушка. Нырнув в холодный неудержимый поток вслед за ведьмой, девушка мысленно приготовилась к смерти. В металлических доспехах вряд ли ей удастся спастись, тем более после падения с огромной высоты. Борясь с бурлящим потоком, несущим их с ведьмой к неминуемой погибели, она щедро поделилась своей магией с уносящими её водами. Тут же слуха девушки достиг душераздирающий вой старухи, перемежающийся с бульканьем и шумом воды.

Гигантский водопад с шумом обрушился на долину, до сих пор заполонённую демонами разных мастей, и защищающими свою землю эльфами, и стал молниеносно растекаться по огромной территории, мгновенно образовав большое озеро, поглотившее разгорячённые тела демонов, но не затронув при этом ни одного тианденийца.

Последнее, что видела рухнувшая с огромной высоты в воду девушка — парящего в небе белого дракона…

Глава 52

Армия гномов добралась до поля битвы на удивление быстро. Карис и Арно даже не успели устать. Удивительный народец…

— Скажите мне, дорогая, как вам удалось убедить короля Адрула пойти на бой без всяких условий? — спросил эльф, стоя рядом с женщиной на небольшой возвышенности близ долины.

— О, это, друг мой было не сложно. — хохотнула провидица, вглядываясь в огромное полчище демонов. — Обрисовала ему перспективы будущего, если эти рогатые чудовища захватят Тиандел и получат выход к морю.

— Умно.

Зоркие эльфийские глаза с воодушевлением смотрели на сражение доблестных жителей Аду с пришлыми врагами. Ладонь крепко сжимала рукоять меча, желая присоединиться к бою. Ох и соскучился мужчина по настоящей схватке…

— Ступайте, Арно, незачем меня сторожить… — видя душевные терзания седовласого воина, проговорила Карис, хотя совершенно не хотела и даже боялась отпускать его в эту опасную авантюру.

— Я вернусь. Обязательно! — поцеловав женщину в щёку, он опрометью бросился к месту сражения.

Эльф впервые позволил себе такую вольность, как поцелуй, но печальный огонёк в глубине глаз этой милой особы, не оставлял никаких сомнений. Он тоже дорог провидице! Теперь ему есть за кого сражаться, кого защищать!

Численный перевес был несомненно на стороне козлорогих тварей, хотя подоспевшие к рассвету гномы втрое увеличили обороняющееся войско. Они, сняв тяжеленные башмаки, стали быстро передвигаться по полю брани, разя противников в несколько раз больше уже вымотавшихся, медлительных эльфов. И это вселяло в оракула надежду. Хотя, расслабляться ещё рано. Судя по чёрным всполохам, ведьма ещё жива и находится на самой вершине скалистой стены…

Где-то там, далеко в гуще событий бьётся и Элияр, поднявший королевское войско на праведный бой, ибо одной чародейке ни за что не справиться с этой дьявольской ордой. Значит, Карис не ошиблась в этом молодом человеке, он — Истинный король Тиандела. Как была бы сейчас горда его матушка, видя деяния своего мальчика.

Карис грустно вздохнула, провожая взглядом Арно, уже приближающегося к вражескому войску. Его будущее, к сожалению, было сокрыто для неё… Ну что ж, придётся подождать, ведь в любом случае всё в скорости закончится. Сбудутся ли ведения или грядущее что-то может повлиять на его изменение? Этот вопрос оставался без ответа. И Карис впервые в жизни начала неистово молиться. Она упала на колени, закрыла глаза, и воздев руки к небесам, стала просить помощи у самого Кантара.

Вдруг, яростное рычание демонов на мгновение стихло и пред очами оракула поплыли всё новые и новые ведения. Да, будущее определённо не то, что видела женщина сутками ранее. Возможно, это действия её дорогого Арно смогли так повлиять на грядущее, или гномы своими маленькими ножками и увесистыми топорами проложили новый путь к спасению мира. Но ещё один персонаж, отчётливо увиденный Карис в непривычном антураже, поверг её в неописуемый шок… Создавалось такое впечатление, что он, зная, что сейчас видит провидица, намеренно перемешивает в её голове все картинки, путая её, не давая понять истинное положение дел. Он явно планирует совершить нечто непредвиденное и слишком доскональные знания Карис могут стать большой помехой.

Женщина дёрнулась и, придя в сознание, поспешила в ту сторону, откуда рекой течёт чёрная маги, подпитывая своих рогатых воинов. Она срочно должна добраться до чародейки, иначе произойдёт что-то очень и очень плохое!

Женщина бежала по полю брани, где горами были навалены павшие воины разных мастей. Она старалась не смотреть по сторонам, пока не поскользнулась на чём-то вязком и скользком. Рухнув в липкую лужу, она едва не захлебнулась от отвратительного запаха смеси болотной жижи, серы, и едкого дыма. Оглянулась вокруг. Смерть… кругом одна только смерть…

Искорёженные тела, сломанные мечи и пики. Всё это перемешалось с мерзко воняющей слизью, напрочь уничтожив прекрасную долину, и заставляя женщину усомниться в том, что это место действительно находится в Аду…

«О, великий Кантар, почему ты позволяешь так уродовать твоё совершенное творение?» — воздев руки к небесам, спросила провидица, и набравшись сил встала на дрожащие ноги. Они сами понесли Карис подальше от этого страшного места. Туда — к спасительной стене. Она всегда защищала тианденийцев от этих страшных демонов, с самого первого дня их появления в самом благословенном из миров.

Задумавшись, женщина вышагивала в выбранном направлении, стараясь не смотреть на погибших эльфов, от вида которых слёзы сами текли из глаз, а сердце сковывал безудержный страх. Страх увидеть среди прочих дорогого сердцу тюремщика и долгожданного в Тианделе принца.

Чувство нереальности происходящего охватило женщину. В голове всплывала масса вопросов, ответов на которые не знала даже мудрая Карис. Неужели это всё происходит взаправду? Почему наяву война с демонами выглядит куда страшнее, чем в её давнишних видениях? И, когда всё это закончится?..

Вдруг, прямо над самой головой оракула раздался устрашающий драконий рык. Она подняла голову и увидела падающего чёрного дракона. Огромная туша летела прямо на Карис, и казалось убежать уже не получится, но кто-то дёрнул её на руки и быстро потащил в сторону. С такой скоростью передвигаются лишь гномы, и когда её, примерно в нескольких милях поставили на ноги, она наконец-то рассмотрела своего спасителя.

Улыбаясь своей самой милой улыбкой, перед женщиной стоял Теабальд.

— Вы так не осторожны, моя дорогая! — как всегда льстиво протянул оружейник.

— Благодарю… — только и смогла выдавить из себя Карис, взирая на рухнувшего неподалёку дракона.

Глюк, летавший среди низко плывущих облаков, издал победный клич, выпустив при этом большой столб пламени. Показалось Карис, что на спине белого ящера сидел сам Кантар воплотившийся в прекрасного эльфа, защищающий Аду от демонического нашествия. Она облегчённо выдохнула, улыбнулась уголками губ и снова взглянула туда, где только что едва не стала жертвой мёртвого зверя.

Страх, который вселял в душу один только взгляд на чёрного монстра, подстёгивал её, уставшую, как можно больше отдалиться от этого места, поэтому теперь уже она потянула бородатого, босого мужичка в сторону скал. Однако, внезапно появившийся рогатый демон быстро изменил планы женщины. Он с остервенением кинулся в её сторону, изрыгая огненные искры и сизый дым, намереваясь разорвать в клочья хрупкое женское тело.

Коротконогий защитник тут же припустил в сторону противника, выхватив из-за пояса свою двухстороннюю секиру, и схватился с ним в неравном бою. Враг был в три раза выше и мощнее Теабальда, но это ни в коей мере не спасло громилу от острого лезвия гномьего оружия. Карис с восхищением смотрела на маленького человечка, с фантастической скоростью снующего между копыт огромных кровожадных демонов, коих подвалило на помощь товарищу великое множество.

— Карис, бегите! — углубляясь в толпу врагов, крикнул гном, и скрылся в гуще сражения, разя противников направо и налево.

Второй раз повторять не было надобности, оракул так припустила, что не замечала ничего вокруг. Услышала только сильный гул, треск ломающегося камня, и увидела… конец…

Глава 53

Несколькими часами ранее.

Оставив чародейку на самом верху стены, Глюк ринулся за чёрным драконом. Помочь Энни расправиться с ведьмой он не мог — это её предназначение, а вот потрепать старухиного зверя стало сейчас для него главной задачей.

Противник, видимо, понял намерения защитника, и вмиг куда-то пропал. Белый дракон стал методично облетать всю долину, вглядываясь в темноту, выискивая врага.

В какой-то момент его зоркое зрение выхватило серебристый отблеск в самой гуще битвы. На принца напало примерно три десятка козлорогих тварей. Глюк присмотрелся получше и увидел на плече парня знакомое маленькое существо, раздувшееся до неимоверных размеров, что говорило о его страхе. Дракон кинулся в ту сторону, словно, стрела, выпущенная из арбалета. Он на большой скорости схватил Элияра когтями, и потащил к небольшой, ещё не занятой демонами возвышенности.

— Зря ты меня остановил, — протараторил раззадоренный сражением эльф, — я бы в миг с ними справился!

— Ну, конечно, — пыхнул паром ящер, — я видел… С таким количеством тёмных не смог бы совладать и сам Кантар.

— Где хозяйка? — угрожающим тоном спросил грох, подпрыгнув до уровня драконьих глаз. — Я оставил её на твоё попечение!..

— Пришло время ей самой исполнить предназначение. Тут, друг мой, мы с тобой ей не помощники. — горестно выдохнул Глюк, наблюдая за рвущимся в бой принцем. — Остыньте, ваше высочество, вы ещё пригодитесь Тианделу. Не стоит необдуманно рисковать своей жизнью. Своё предназначение в этой истории вы уже выполнили.

Тут неожиданно над скалами вновь появился чёрный дракон, вмешиваясь в сражение двух сильнейших чародеек этого мира, Чёрной ведьмы и Энни. И, кажется, вторая явно в проигрыше.

— Двое на одну? — заревел Глюк. — Грошик, летим на помощь хозяйке!

— Я с вами! — забираясь на спину дракона, прокричал Элияр. — Заходи справа! Нужно подальше отогнать этого монстра от Энни. С ним ей не справиться…

Чёрный дракон, заметив приближение опасности, взлетел, и попытался вновь спрятаться от трёх пар зорких глаз, но у него ничего не получилось. Белый дракон следовал по его следу, не отставая ни на метр. Он гонял противника на протяжении пары часов, стремясь, как можно сильнее вымотать.

Когда тот начал уже сдавать, и скорость полёта стала чуть ниже, Глюк, хотя и сам уже порядком подустал, нагнал его и впился когтями в незащищённую бронёй спину. Противник зарычал, вырвался, намереваясь схватиться с обидчиком в ближней схватке.

Элияр, пристегнулся ремнём к костяной пластине и запихнул гроха за пазуху.

— Глюк, — крикнул эльф, — лиши его зрения! Слепой дракон — мёртвый дракон! За нас не беспокойся.

Несколько часов длилась кровавая битва двух могучих существ. Ящеры бились крыльями, жгли огнём и рвали когтями, нанося друг другу страшные раны. Они схватывались на высоте, падая вниз, и вновь взлетали. Солнце уже взошло, когда последний рёв чёрного монстра облетел долину. Смертельный выпад Глюка, окончательно добил противника, и его бездыханное тело полетело вниз.

Бой был окончен! Собравшись с силами и мало-мальски выправив сбившееся дыхание, белый дракон оценивающе оглядел поле битвы: горы павших демонов изредка перемежались воинами в серебристых доспехах. Но в самой гуще сражения произошли интересные изменения. Среди огромных демонических созданий наряду с эльфами сновали маленькие быстроногие гномы, размахивая большущими секирами, с лёгкость разящими врага. А с дальней — северной стороны в бой с демонами вступили и дроу.

— Кто это там? — спросил Элияр, принявший нормальное положение на спине дракона.

— Дроу. — скептически хмыкнул дракон. — Эти остроухие просто так помогать не станут…

— Но ведь это и их мир тоже…

— Не важно. Посмотрим, что они запросят взамен.

— Глюк, — отозвался грох, — летим к Энни. Тебе нужно срочно залечить раны.

— Да, пожалуй…

Но, когда троица повернула в сторону скал, все с ужасом уставились на открывшуюся им картину.

— Нет! — прошептал эльф, сдерживая рыдания. — Нет, нет…

Казалось, скала расщепилась по всей длине, и из расщелины на долину низвергается небывалого размера водопад. Вместо скалы перед драконом образовалась гигантская водная стена. Ни одной живой души на вершине скалы не было, да и быть не могло. Неудержимая стихия смыла и ведьму, и чародейку.

Вода бурными потоками обрушивалась на огромные камни, разбивая их на куски, разливалась по долине. Она гудела и шипела, остужая разгорячённые тела приспешников тьмы, смешивая их останки с грязью и мелким песком. Смывала с поверхности благословенной земли всю скверну явившихся из другого мира тварей, чтобы захватить каждый клочок Аду, а жителей отправить в безвременное пристанище Кантара. Вода очищала мир, становясь его надёжной защитой.

— Ах, девочка… что же ты наделала?.. — простонал дракон, но тут же быстро собрался и, сделав круг над большой долиной, которой в скором времени предстояло стать настоящим морем, сказал. — Она исполнила своё предназначение, а значит и мы скоро уйдём. Ваше высочество, сделайте Аду ещё лучше!

— Нет, я не могу так просто бросить Энни в беде! Летим на её поиски.

— Простите, но в этом бурлящем потоке не способен выжить ни один могучий демон… что уж говорить о молоденькой, хрупкой девушке. — отозвался грох, не стыдясь швыркать носом прямо в ухо Элияра. Мы должны признать, хозяйки больше нет… И наш путь окончен.

С ужасом взирая на последнее деяние чародейки, все трое с удивлением заметили, что ни один эльф, гном или дроу не попали в водный водоворот, а остались на многочисленных, небольших островках. Они недоумённо крутили головами, созерцая на стихийный потоп, устроенный той, кого ждали много столетий.

Демоны же, под действием чистой, не осквернённой чёрной магией воды, разваливались на части, оседая на самое дно, навсегда оставляя Аду в покое. Их время безвозвратно ушло.

— Господи, какая же сила была заключена в моей крошке… — горько протянул эльф, оглядывая залитые просторы. — И всё же, я надеюсь, что она жива.

Вода, казалось, за считанные минуты достигла самого жерла чёрной магии, откуда подобно лаве, вытекали демонические войска — Долины Чёрных пещер.

— Да, и мы ведь до сих пор живы… — нерешительно, и с немым вопросом в глазках, пробубнил фамильяр.

Обводя взглядом ликующих эльфов, на одном из небольших островков Элияр заметил воздевшую к небесам женскую фигурку.

— Смотрите туда! — указывая рукой в сторону Тиандела, воскликнул принц. — Там Карис! Она точно скажет, жива ли Энни, и где её искать.

Глюк, не раздумывая кинулся к оракулу. Женщина грезила, застыв в странной позе. Немного не вместившись в маленький пятачок земли, дракон опустил голову и обессиленно задремал. Проснулся от непривычного звука хлюпающей воды. Это Элияр смывал с доспехов мерзкую слизь и запёкшуюся кровь.

— Глюк, — обратился он к дракону, — отнеси Карис в замок, мы с грохом отправляемся на поиски Энни. Вода успокоилась, образовались берега. Королевское войско уже направляется к подступам стены. Надеюсь, вход в зачарованный коридор всё ещё открыт… Через тридцать дней правитель гномов прибудет в Тиандел для заключения мирного договора. Дроу пока не озвучили своих условий. При встрече их правитель держался весьма высокомерно и даже немного заносчиво… ушёл, не сказав ни слова.

— Сколько я спал? — удивился такому, насыщенному на подробности рассказу, дракон.

— Сутки. — бросил эльф через плечо, снова облачаясь в боевой костюм. — Я, решая государственные проблемы, сильно задержался. Чувствую, Энни жива, и ей нужна моя помощь…

— Отнесу Карис и тут же присоединюсь к вашему походу. По небу будет гораздо быстрее. Для вас мелких, долина практически необъятна…

— Согласен. Только не задерживайся. Носом чую — в беде наша девочка.

Глава 54

На границе миров, на краю сознания…

Лёгкий морской ветерок словно огненными языками опалял нежную девичью кожу. От острых камней тело ныло, а солнце пекло так, будто решило зажарить её, словно индейку на День благодарения.

Сознание возвращалось в измотанное и израненное тело постепенно, как старый чёрно-белый фильм показывало отдельные сцены из прошлой жизни. Нет, пожалуй, странный какой-то получается фильм. Сначала серьёзный с учёбой и любимой работой (вот Энни спускается в глубокий тёмный грот, и кто-то сильно боящийся высоты обрывает её страховочные тросы…). И тут же антураж меняется на сказочный с белым пушистым драконом и маленьким круглым существом неизвестного науке происхождения, странными хвостатыми служанками и до боли красивым остроухим принцем.

Стоп! Это лицо она уже видела раньше… Так, отмотаем плёнку назад…

«… - Билл, прошу тебя, перестань паясничать, поднимай его, иначе и я сейчас потеряю сознание!

— Энни, подстрахуй этого неудачника, начинаем! Так, осторожно… тяните, так… хорошо…

— Джек, миленький, ну что ж ты такой?..

— Да баба он!

— Билл, ты многого не понимаешь… Ну не все же такие чёрствые, как ты.

— Я не чёрствый, а смелый и решительный! Так, Эн, поднимайся, красавец твой пришёл в себя, как только попал в мои крепкие руки…»

Отрывок давнего диалога крутился в сознании, напоминая девушке о чём-то очень важном, но суть, как на зло ускользала. Красивый, немного бархатистый мужской голос дарил тепло, разливая в душе сладкую патоку, а в мозгу всё время вертелось: «Билл… Билл… Билл…», но мгновенная смена видения сбила с толку окончательно.

Голоса всё те же, но всё вокруг необъяснимо изменилось:

«… - Точно, острые уши, это же главный признак эльфов! Господи Иисусе, мои уши… они острые!!!

Красивый эльф начал дёргать за мочки, видимо, намереваясь избавиться от ненавистного сказочного атрибута. Но уши сидели, вернее торчали, как влитые.

— Что за шутки? Я уже практически доктор палеонтологических наук, спелеолог в третьем поколении… — негодовал он, периодически трогая ушные раковины. — Это ж надо так вляпаться! И вообще, покажите в какой стороне тут выход, мы с Энни уходим, наша экспедиция подошла к концу!

— Молодой человек, пусть вы и важная шишка в этом мире, но распоряжаться мной я вам не позволю! У меня, между прочим, в Аду очень важная миссия.

— Да что ты говоришь? И какая, интересно узнать? Выскочить замуж за высокородного эльфа? Я, понимаете ли, чуть жизни не лишился, спрыгнув за ней в ту бездонную пещеру, до смерти перепугался, когда двое суток не мог её отыскать… А теперь ещё лучше — у неё, видите ли, важная миссия!..»

«Элияр…» Всё перемешалось в воспалённом мозгу, пытаясь выстроить логическую цепочку, но одна сцена кино сменялась другой, устраивая в голове ещё больший сумбур.

«… - Что вам от меня нужно? — чуть заикаясь пробормотала девушка, и стряхнула с рук неугомонный огонь. — Тоже замуж звать будете?

Мужчина грустно улыбнулся.

— Не скрою, рад бы, но ты, чародейка предназначена другому. Он ждёт встречи с тобой. Я всё вижу и всё знаю. Для меня не существует тайн не минувших, ни грядущих.

— Тогда скажите, где найти Хрустальный замок? Быть может это миф, придуманный вымирающим народом… — смело спросила Энни и уставилась на необычный амулет, украшающий шею и без того красивого эльфа. Два солнца и две луны, два сердца и две стрелы, росток и маленький зверёк…

— Замок почти неуловим, но я помогу тебе… в обмен на услугу».

Девушка металась из стороны в сторону, принимая воспоминания за обычное сумасшествие. Пока пред ней не предстал тот самый эльф, назвавшийся Кантаром.

Мужчина прикоснулся прохладной ладонью к разгорячённому лбу чародейки, легонько дотронулся губами, и её сердце мгновенно успокоилось. Неожиданная лёгкость разлилась по телу, расслабляя уставшие от борьбы со стихией мышцы.

Она уже несколько часов лежала на залитом солнцем берегу, вышвырнутая взбешённой водой, словно инородное тело, отторгнутая смертью. Ноги её до колен омывались холодными мутными водами нового, образовавшегося с помощью её же магии моря. Руки — изрезаны об острые камни, которые так же, как и её саму несло бурным потоком от стены Тиандела до самых Чёрных пещер — бывшего пристанища демонов.

— Чародейка, твоё время ещё не пришло, не все испытания пройдены. Ты будешь жить! Дарую тебе часть своей великой силы. Распорядишься ею правильно, и мир возликует, а если нет, жди беды. — неожиданно громко сказал, и с силой толкнул её в грудь. — Следуй за грозой!

Видение испарилось в белёсой дымке, а в голове до сих пор звучал голос:

«Отныне ты часть этого мира, его опора. Аду чист от зла и черни. Храни его! Храни каждый живой цветок, каждую веточку. И помни, любовь — это единственный божественный дар, способный сострадать и преумножаться… Живой да останется жить, а павший да найдёт приют в последней обители!

Спасение ты найдёшь внутри себя».

Энни резко дёрнулась, открыла глаза и села. Она вспомнила! Всё…

Поток воспоминаний нахлынул так неожиданно, что девушка, схватившись за голову, зарыдала. Весь смысл её жизни — найти и потерять. Так было с родителями, богатством, любимым делом и любимым… парнем.

Она так долго тайком вздыхала по Биллу Стойсу, что сама перестала верить в возможную взаимность. Пока не появился Джек. Он с самого первого дня стал проявлять к ней внимание, и Энни решила отомстить высокому, немного язвительному парню. Как она была слепа! Глаза раскрылись только сейчас, когда она в очередной раз потеряла его… Какая ирония…

Девушка поднялась и огляделась по сторонам. Вокруг были лишь многочисленный высокие скалы, испещрённые чёрными глазницами пещер, да неприветливые воды, залившие две долины. Ни единой травинки или захудалого кустика здесь не росло… Полностью серые цвета превратили настоящее в то самое чёрно-белое кино, с одной только разницей — оно было пугающе реальным.

Добавляло адреналина и осознание того, что всего лишь несколько часов назад это место было буквально заполонено дьявольскими созданиями, и наверняка некоторые из них могли выжить… Но, неугомонная душа спелеолога-карстолога неумолимо тянула в доселе неизведанные пещеры, в самую непроглядную темноту.

Ощущение того, что за чародейкой кто-то тайком наблюдает, не оставляло её в покое. Она нервно озиралась, не зная, чего ожидать в этом не гостеприимном месте, вцепилась в рукоять меча, висевшего на поясе.

— Итак, Энни Брайт, достаточно ты провела в этом до жути мрачном месте, пора и честь знать. — прошептала она себе под нос, но куда идти понять не могла. Куда не посмотри, везде одна и та же картина — вода и скалы.

Так и не определив верный путь, девушка двинулась вдоль берега. Не пройдя и полумили, за огромным камнем она увидела уцелевшего демона. Не смотря на жуткие раны, существо тянуло руки к воде, зачёрпывало её в огромные ладони и выливало на себя. Вода стекала, оставляя страшные ожоги, демон корчился и стонал, но вновь и вновь повторял свой самоубийственный ритуал. Энни отвернулась, закрыв рот ладонью. От твари так мерзко воняло, что тошнота не заставила себя долго ждать.

Не желая обнаруживать своё присутствие, чародейка поспешила подальше обойти демона-камикадзе, но, камни под ногами девушки, как всегда, не вовремя зазвенели… Один из них, выскочив из-под ботинка, подкатился прямо к демону. Тот сначала замер, потом, взглянув чуть выше, увидел Энни и резко подскочил на ослабшие копыта.

Чародейка испугалась не меньше застигнутого врасплох чёрта (именно его и напоминало существо). Она наставила на него остриё меча.

— Зачем же ты так с собой? — заикаясь спросила и зажала нос пальцами.

— Все сгинули… Что же остаётся полному неудачнику среди могущественных демонов? — провыл тёмный. — Сдохнуть, как и все…

— А более приятного… э-э… безболезненного способа ты не нашёл?

Странно, но огромного роста рогатый демонюка совсем не вызывал у девушки дрожи в коленях, леденящего душу страха и всепоглощающего ужаса. Разве что искреннее сочувствие… В глазах обессиленного, покрытого страшными ранами существа плескалась неуёмная боль и отчаяние.

— Почему ты остался в долине, когда все остальные пошли с войной на Тиандел? — строго спросила Энни, всё ещё не опуская клинка.

— Я сидел в тюремной пещере, про меня просто на просто забыли… — с тоской в голосе ответил тот. — Это великое горе — остаться в живых, когда все твои товарищи пали.

— А, по-моему, большая удача. — пожала плечами девушка. — Какое преступление ты совершил?

— Восстал против правления Чёрной ведьмы. — с трудом проговорил демон и осев на камни, закашлялся, сплёвывая отвратительно пахнущую жижу. — Эта старая змея убила короля Хадиффа и, заняв его место, стала готовиться к порабощению этого мира. Она заразила своим смрадным ядом головы всех демонов, но только не мою. Хорошо, что эта тварь сдохла!.. А ведь мы всего лишь охраняли нашу последнюю реликвию — кристально-белый Блуждающий замок.

Чародейка убрала меч в ножны и приблизилась к погибающему существу.

— Зачем вы пришли в Аду? — тихо спросила чародейка, не сводя взгляда с погибающего демона.

— Это было очень давно, несколько веков назад. Наш мир исчез, сгинул в войне природных катаклизмов…, и мы последовали за Хрустальным замком. Он и нашёл этот странный мир. — с трудом выговорил демон.

— Так значит меня обманули, и Хрустальный замок не принадлежит Аду и Тианделу? — изумилась девушка.

— Теперь принадлежит… Наш король заключил сделку с королевой Белой лагуны. По условиям мы не претендуем на магический артефакт, в обмен на него нам позволили жить бок о бок с местными жителями, но в качестве хранителей замка. Некоторое время замок стоял в Тианделе потихоньку вбирая в себя всю магию. — помолчав несколько секунд, он продолжил. — Однако, без сильной пришлой волшебницы обуздать реликвию оказалось не так-то просто. Поэтому здесь та самая чародейка… ты нашла его. Теперь ты — хозяйка!

— Что? Замок здесь? — неожиданно громко для самой себя, воскликнула Энни.

— Следуй за грозой… — прошептал демон, и протянул девушке большой белый, стеклянный ключ. — Береги замок… а мне пора. — обессиленное существо протянуло руку, зачерпнуло воды и вылило себе в рот, корчась от боли.

— Но почему? — недоумевала Энни, не понимая, почему этот рогатый так страстно желает погибнуть.

Но ответом ей послужил лишь едва слышный хрип, ибо собеседник с трудом делал последние вздохи.

Было в его облике что-то такое, что вызвало у девушки жалость. Может быть, грустные глаза, или речи, а может быть, всё вместе. И чародейка остро почувствовала необходимость помочь этому странному, израненному её собственной магией, представителю тёмной расы.

— Нет, нет… — кинувшись к демону, запричитала девушка словно он был кем-то очень важным. — Не умирай, пожалуйста! Ты, возможно единственное живое существо во всей долине. Боюсь моя магия истребила не только твой народ, а всех, кто был на поле битвы.

Произнести это в слух оказалось ещё сложнее… Свято веря в то, что её друзьям удалось спастись, Энни схватила демона за плечи, боясь причинить ему ещё большее страдание. Она стала трясти его, словно пыталась разбудить. Руки чародейки оставляли на горячем теле глубокие раны. Девушка отстранилась.

— Ну проснись же, прошу, проснись! — начиная паниковать, закричала девушка, обращаясь к бездыханному телу. — Я не хочу остаться одна в этом мрачном месте. Моя магия лишь вредит тебе, здесь нужна другая…

И тут перед глазами чародейки вновь проплыло недавнее видение самого Кантара.

— Живой да останется жить… живой да останется жить! — словно мантру стала повторять и руки её засветились переливающимся сиянием. Она уверенно положила ладони на грудь незнакомца, зная, что сейчас в ней просыпается божественная магия, способная лишь создавать, а не разрушать.

Повторяя заветные слова, девушка закрыла глаза и представила, что перед ней лежит парень с тонкими чертами лица того, кто даровал ей этот великолепный дар.

Спустя несколько секунд Энни ясно почувствовала под ладонями сильные толчки. Это сердце! Открыв глаза, она ахнула, но рук не убрала. Кожа на теле демона стала гореть и на глазах превращаться в истлевший пергамент, который клочками слезал и испарялся в воздухе, обнажая крепкое, загорелое мужское тело. Раны на теле быстро затягивались, оставляя едва заметные рубцы, а вместо копыт появились обычные человеческие ноги.

От прежней, ужасающей внешности демона остались лишь слегка загнутые назад рога, торчащие из тёмной косматой головы. Лицо, конечно, совсем не было похоже на эльфийское, но всё же притягивало взгляд. На вид ему было не больше тридцати лет.

Высокие скулы, переходящие в квадратный волевой подбородок, рассечённый надвое глубокой ямочкой, тонкие губы и прямой нос, длинные ресницы, широкие прямые брови и высокий лоб говорили девушке о том, что их хозяин наверняка должен пользоваться успехом у противоположного пола. Но, когда он резко открыл свои чёрные, словно обведённые угольками глаза, Энни немного испугалась. Она отпрянула назад, боясь реакции незнакомца. Она заметила на груди парня большую круглую татуировку, тот самый медальон, что висел на шее Кантара: два солнца и две луны, два сердца и две стрелы, росток и маленький зверёк. Это говорило о том, что хозяин всего живого и неживого принял демона в свой идеальный мир.

Сначала мужчина встал. оглядел руки, грудь и ноги, а уже потом взглянул на своё отражение в воде.

— О, великий Хадифф, я вернулся! — ударив себя в грудь огромным кулаком, сказал он. — Ты спасла меня, чародейка, теперь принц Фаргол — твой вечный раб.

Обнажённый мужчина склонил голову, не замечая смущения девушки.

— Что-то мне в последнее время очень везёт на принцев. — покраснев до кончиков волос, пробормотала Энни. — Простите, ваше высочество, но вам срочно нужна одежда…

Демон, лукаво ухмыльнулся, щёлкнул пальцами, и тут же на нём появились узкие чёрные брюки, высокие кожаные сапоги и белая рубашка с широкими рукавами.

— Почему ты спасла меня?

— Не знаю… — пожала плечами девушка, — просто пожалела.

— Я не ошибся, ты и есть хозяйка Хрустального замка! — торжественно заявил он и куда-то быстро зашагал. — Идём, чародейка.

— Да какая из меня хозяйка?! Я всегда больше любила лазать по пещерам, чем сидеть в душном помещении. — семеня за очередным принцем, тараторила она.

— Сейчас мы всё узнаем… — бросил через плечо Фаргол. — Замок откроется лишь своей хозяйке.

— А почему не хозяину? Вы же принц, да и в Тианделе есть король…

— Никому из нас не справиться с заключённой в нём магией.

Пройдя около мили, демон очертил в воздухе огромную скалу, и она тот час, превратилась в красивейший, словно вылитый из стекла замок с высокой лестницей и огромными хрустальными ангелами по сторонам врат.

— Боже, какая красота… — девушка сама, словно заворожённая, пошла вверх по сверкающим на солнце ступеням, вытащив из-за пояса ключ.

Фарго склонился перед реликвией, не смея даже ступить на порог.

Эпилог

Облетая мрачную каменную Долину Чёрных пещер, Элияр, сидя на белом драконе уже и не надеялся найти пропавшую девушку.

Втроём они прочесали каждый дюйм берегов, образовавшегося моря, но следов Энни так и не нашли, хотя крошечный грох всё время твердил, что хозяйка его жива.

Долина, в которой обитали демоны — единственное оставшееся не исследованным место, и троица смело отправилась в пристанище зла. Хотя надеяться на лучшее было уже глупо…

Высокие скалы вырастали перед путниками одна за одной, то и дело преграждая путь, но Глюк умело лавировал между ними, открывая зоркому эльфийскому взору всё новые и новые территории.

Оглядывая серость камней, Элияр надеялся увидеть среди них золотой доспех и тёмные волосы Энни, но как на зло ни того ни другого нигде не было.

Вдруг, слева что-то ярко блеснуло. Парень оглянулся и увидел высоченный хрустальный замок, переливающийся на солнце всеми цветами радуги.

— Глюк, ты это видишь?

— Да! Глазам своим не верю… — поворачивая в сторону замка пророкотал дракон.

Подлетая к неуловимому магическому строению, Элияр с замиранием сердца увидел поднимающуюся по прозрачным ступеням чародейку и незнакомого мужчину у самого подножия стеклянной громады.

— Энни! — закричал он, но девушка, казалось, не слышала.

Окрылённый радостью он и не заметил, как девушка вставила в замочную скважину ключ. Хотя то, что случилось далее, навсегда отпечаталось в его памяти: двухстворчатая дверь резко отварилась, и под крик незнакомца «Хозяйка!», засосала девушку внутрь мощным магическим потоком, затем снова захлопнулась и замок испарился…

— Энни! Нет… — простонал эльф, понимая, что вновь её потерял, но тут же собрался: — Я найду тебя, крошка!


Конец первой книги


Оглавление

  • Хозяйка хрустального замка
  •   Пролог
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  •   Глава 17
  •   Глава 18
  •   Глава 19
  •   Глава 20
  •   Глава 21
  •   Глава 22
  •   Глава 23
  •   Глава 24
  •   Глава 25
  •   Глава 26
  •   Глава 27
  •   Глава 28
  •   Глава 29
  •   Глава 30
  •   Глава 31
  •   Глава 32
  •   Глава 33
  •   Глава 34
  •   Глава 35
  •   Глава 36
  •   Глава 37
  •   Глава 38
  •   Глава 39
  •   Глава 40
  •   Глава 41
  •   Глава 42
  •   Глава 43
  •   Глава 44
  •   Глава 45
  •   Глава 46
  •   Глава 47
  •   Глава 48
  •   Глава 49
  •   Глава 50
  •   Глава 51
  •   Глава 52
  •   Глава 53
  •   Глава 54
  •   Эпилог