КулЛиб электронная библиотека 

Кулаком и добрым словом [Самат Айдосович Сейтимбетов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Кулаком и добрым словом

Глава 1

23 день 8 месяца 879 года, королевский дворец в Таркенте, столице Стордора


В былые времена эта часть дворца располагалась слишком близко к королевской тюрьме, чтобы считаться престижной, и сейчас это ощущалось. Во взглядах собравшихся аристократов - высшей знати Стордора, ее цвета, как они любили себя именовать - в их жестах, словах, да и просто в обстановке. Никакой пышности тронных залов, величия коридоров и проходящих в них живых.

Зато здесь уцелели заклинания, создающие прохладу и уют, а на складах нашлись зачарованные кресла, повторяющие изгибы тела. Возможно, и стоило рассадить аристократов в душном темном зале на жесткие стулья, чтобы прочувствовали на себе новое положение Стордора, но Гатар, Марена и Ираниэль собрали их не затем, чтобы ссориться или унижать, наоборот, чтобы договориться мирно и полюбовно.

И все равно, Марене было неуютно - от близости тюрьмы, где она оказалась лишь недавно, от того, что дворец давил, напоминал о смерти бабушки, от взглядов аристократов и их давления, навыков, умений, просто близости высокоуровневых живых. Одежда давила, воротник натирал, голова чесалась, руки потели, губы пересыхали и еще ей постоянно хотелось протянуть руку и подергать себя за косу. Чтобы избавиться от этого жеста, она даже подстриглась коротко, сразу после коронации неделю назад, но старые привычки все никак не хотели умирать.

— Преемственность власти и передача секретов профессии короля, - разливался тем временем граф Антиг Манторн, владетель земель и городов Термеза, области на юго-западе Стордора, на границе с Палантором.

Не требовалось профессии королевы и высоких уровней, чтобы понять, куда клонит граф. Мол, Гатар, сама Марена и Ираниэль, новый король и две королевы Стордора - просто выскочки, не разбирающиеся во власти и управлении, пробравшиеся в них обманом. Бывшие наемники, еще не стершие навоз и пыль дорог со своих ног, рук и лиц, наемники, еще недавно сидевшие в тюрьме, но бежавшие оттуда, и вы только посмотрите, к чему это привело - короля убили, свергли силой! Подслушанные обрывки разговоров аристократов, слухи, да что там, даже взгляды сейчас, молчаливые намеки на убогость помещения, все это вело к одному и тому же: "вылезли из грязи в короли, нам ли вам подчиняться, кто вы вообще такие?"

Марена, подавив вздох, протянула руку к бокалу с вином, пригубила, скрывая волнение.


Вы выпили порцию слабого магического вина!

Восстановление жизни увеличено на 1% на следующие 600 секунд!

-1 к Выносливости на следующие 600 секунд!


Если бы не полученные за эти дни пятьдесят с лишним уровней, так и опыт бы еще достался. Марена не привыкла к такому, бабушка всегда обходилась без подобной еды и питья, по каким-то своим соображениям. Подобное требовало использования высокоуровневых зверей и птиц, особой обработки, если уровни эти были получены в результате перенасыщения маной и Проклятия. Или просто использования массы труда и магии высокоуровневых специалистов - виноградарей в данном случае - способных приготовить вино, иногда стоящее буквально золота по своему весу.

А эти демонские аристократы морщились демонстративно, мол, подают кислые отбросы, как для бедняков!

— У меня есть профессия короля, - нахмурился Гатар.

Он тоже прибавил в уровнях, а его зеленокожую голову, уже покрытую первыми пробивающимися волосками, теперь украшала небольшая корона, державшаяся там при помощи магии. Марена послала подбадривающий взгляд в сторону мужа-короля и попутно попыталась подать глазами сигнал сестре-королеве, то есть Ираниэль. Гатар, хоть и получил с десяток уровней в профессии короля, улучшил умения, но все равно еще оставался, по сути, воином, если не сказать "безродным выскочкой", как его обидно обзывали за спиной.

— Но вы не получили ее из рук предыдущего короля, не воспитывались с детства, постигая науку управлять и руководить, а ведь без этого не бывает успешного королевства, - немедленно парировал граф Манторн.

Произносил он эти дерзкие слова почтительным тоном, а легкий поклон содержал в себе несколько оттенков отношения вида "ты - король и у тебя есть поддержка, но мы тебя таким не признаем". Марена получила профессию “Королева”, и та прогрессировала, росла, давая ей знание подобных вещей.

— Король Джерард Третий получил корону из рук предыдущего короля, воспитывался с детства, постигая науку управлять и руководить, и куда же он привел Стордор? - Ираниэль даже не пыталась скрыть язвительность в голосе.

Марена кивнула, так как королевства сейчас практически и не было. Ряд областей, находящихся рядом, зачастую даже не связанных дорогами, ибо по тем было не проехать из-за одичавшего и проклятого, бешеного зверья. Разорванная страна, в которой аристократия отказывалась подчиняться королю, отказывалась признавать Гатара королем. Более того, разогретые ранее королем Джерардом, обычные люди, уверившиеся в "превосходстве людей над всеми остальными", кричали, что "зеленая нелюдь им не король".

— Разве короля Джерарда не ввели в заблуждение коварные слуги хозяина подземелий, обещая быстро привести Стордор к величию? - вкрадчиво спросил граф.

Марена неожиданно поняла, что граф, несмотря на все свои титулы, профессию, уровни, не слишком-то силен умом, за это его и выпихнули вперед остальные.

— Что же он за король такой, раз его можно было ввести в заблуждение? - спросил Гатар.

— Юный, неопытный король, не освоивший высот профессии, скорбевший об отце, - голос графа стал не просто вкрадчивым, словно нашептывающим в ухо. - Он искренне хотел величия Стордора, но был обманут и поплатился за то.

Скорбь в его голосе переполнила дворец и взмыла куда-то ввысь, выше скалы с королевским дворцом, выше гнездовья авианов. Марена нахмурилась. Она знала, что суд был справедлив и верила в свою богиню, но ей не нравилось, что кто-то подвергает сомнению те дела. Впору было подниматься и активировать "Божественную месть", но в то же время эти семь дней - длинные, бесконечные, наполненные делами и попытками как-то наладить жизнь вокруг семь дней - очень многому научили Марену.

Не говоря уже о том, сколько усилий Гатар и его помощники и советники приложили, чтобы эта встреча состоялась. Попробовать решить дело мирно, не топить и без того полумертвый Стордор в новой крови и смутах. И то хорошо, что обошлось без вторжений соседей, которые в другой раз не преминули бы поживиться ослабевшим Стордором. Сейчас у соседей были те же самые проблемы, что и у Стордора, только с меньшим размахом, во-первых, и, во-вторых, все это было делом рук Проклятого, а стало быть, попадало под ситуацию сотрудничества и взаимовыручки. Но опять же, в рамках этой выручки, в Стордор вошли войска Дарнии и до сих пор находились здесь, что вызывало отдельную ярость у жителей Стордора и новый поток обвинений в адрес Гатара.

Честно говоря, Марене и самой иногда было тяжело сдержаться и не выйти на площадь, не воткнуть знамя в камень мостовой с криком: "Сограждане! Подданные! Доколе мы будем терпеть Дарнию на наших землях?!" Гатару и Ираниэль было легче в этом вопросе, все же не местные, наемники, привыкшие странствовать вдали от родины, но и опять — это им тоже ставили в вину. Как Марене ее отца-гнома.

— Что вы хотите этим сказать, граф? - спросил Гатар.

Почти спокойно, но Марена ощущала его затаенную ярость, равно как и эмоции аристократов вокруг. За эти семь дней она твердо убедилась, что дед был прав, Особенность — это проклятие, но отказываться от нее не собиралась. Путь к справедливости не бывает легким, это она тоже уже поняла.

Она попыталась сосредоточить эмпатию и Особенность единства с миром на четырех аристократах, основных вожаках этого сопротивления. Граф Антиг Манторн, как застрельщик нападок, и по информации, предоставленной Тарандом Нормом, новым главой Тайной Канцелярии (выбранным по рекомендации деда), граф уже давно мутил воду в своих и окрестных владениях, похоже мечтая отделиться от Стордора и переметнуться к Палантору. Стордор был крепок, Тарбад рядом тоже, а также Стордор дружил с королевством гномов, и поэтому Антиг Манторн держал свои мечты при себе. До недавнего момента, когда прорыв в Альбанде ослабил Тарбад, а затем всеобщие прорывы и взрывы подземелий ослабили вообще всех, поставив Стордор на грань развала. Идеальный момент для действий, возможно, поэтому он так и старался.

Взгляд Марены переместился дальше. Надарха Бонтвилл, герцог Амкента и Рамбула, владетель лесов, рек и деревень на севере и северо-западе Таркента, складывал и переплетал пальцы рук. Тонких, прозрачных, то ли птичьих, то ли женственно-эльфийских рук. Ходили слухи, что основательница рода согрешила то ли с могучим авианом, то ли с молодым драконом, а потом еще и магией добилась зачатия и рождения, вопреки всему.

Слухи, слухи, слухи, за эти дни Марена и остальные вдоволь наслушались самых идиотских выдумок, включая оскорбительные выпады в свой адрес, ибо Гатар сразу бухнул со всей своей воинской прямотой Таранду: "озвучивай все, не надо скрывать правды, король должен знать, чем живут и что думают его подданные". Ну а Таранд и рад был стараться, нес такое, что у Марены сжимались кулаки, а в глазах темнело от ярости и желания возмездия. За эту неделю она лучше стала понимать, почему ее госпожа Грознейшая отвечает не только за месть, но и за справедливость. Слишком легко было сорваться, начать мстить, нести возмездие направо и налево, забыв о справедливости.

Так вот, помимо дурацких слухов (особенно много их почему-то было про ее жизнь в браке с Гатаром и Ираниэль), Таранд принес сведения, что Надарха Бонтвилл крепко связан с бандитами из вольных земель, теми бандитами, которых дед привел в Таркент под обещание амнистии от короля. Короля Гатара, который хоть и объявил амнистию, но прозвучало все неубедительно, слишком уж шатко сидел на троне орк и его королевы. Герцог же тем временем раздувал эти настроения и слухи, собираясь, дескать, не просто отделиться, но и откусить кусок вольных земель и создать свое королевство, установив связи с драконами в драконьих горах, через свое родство. Дед, едва услышав это, сразу фыркнул "Чепуха!" и Марена верила ему, да вот беда, основная часть населения предпочитала верить как раз слухам о родстве.

— Что королю нужны наставники и советники, опытные, мудрые, действительно радеющие о Стордоре, - самым любезным тоном отозвался граф Манторн.

— Я поклялся Теруну, что единственным моим наставником и советником будет Бранд Алмазный Кулак! - Гатар даже поднялся, вскинул руку, демонстрируя огромный зеленый кулачище.

Ах, как прекрасен он был в этот момент, у Марены аж сердечко зашлось от любви и обожания. Прекрасный, могучий и зеленый, с небрежно вскинутой рукой, словно готовый сразиться с Бездной и небесами одновременно.

— Герой - управляющий государством, да это же...! - невольно вырвалось у графа привычное присловье, но он тут же остановился, не произнеся концовки "слизням на смех".

Марену хлестнуло, будто кнутом, вспыхнувшим в Гатаре гневом, но внешне он сдержался, даже по столу не стукнул и ее, как на эмоциональных качелях, захлестнуло обожанием. Она знала, что Гатар будет отличным королем, справедливым, могучим, тем, на кого она сможет опереться в своем квесте. Надо только дать немного времени, позволить Стордору воспрянуть из пепла, а Гатару набраться опыта.

— Договаривайте, граф, - предложил Гатар, - или может вы рискнете повторить эти слова Алмазному Кулаку в лицо?

Марена ощущала, как в Антиге тоже вспыхнул гнев, но он сдержался, несомненно, подбирая слова вроде "что за герой Кулак, если обижается на правду и народную мудрость?"

— Королю надлежит быть гибким, - вмешался еще один граф, Паран Ловантек, владения которого располагались на востоке, рядом с Лотонией, - уметь договариваться и соблюдать интересы всех.

Третий из вожаков, практически не скрывающий своих намерений уйти под руку Лотонии. Несколько поколений Ловантеков роднились с аристократами Лотонии, да и само королевство не дружило со Стордором, как гномы Тарбада. То дружило, то воевало и основным камнем преткновения оставался торговый путь, ведущий в Занд. Переход графа Парана к Лотонии означал бы, что они будут контролировать еще кусочек этого пути. Там не было смертельной, вековой ненависти, как с Дарнией, но в то же время следовало признать, что и сил сейчас повлиять на Ловантека тоже не имелось.

— Король должен уметь договариваться даже с Дарнией! - припечатала герцогиня Кордайская своей морщинистой рукой по столу.

Несмотря на возраст, она активно молодилась, использовала всякие зелья и притирания, увешивалась амулетами и, честно говоря, в какой-то момент строила глазки даже Гатару, хотя, возможно, Марене и показалось. Возглас ее, а также попадание в четвертые лидеры этого стихийного сопротивления "долой наемника-орка с королевского трона", был вызван тем, что войска Дарнии, придя на выручку Стордору, заняли, в том числе и владения герцогини. Она лишилась всех доходов и владений и поэтому была крайне недовольна, хотя по сведениям того же Норма герцогиня Моллена Кордайская годами там не появлялась, предпочитая прожигать жизнь в столицах - особенно в Сечете, столице Занда, с их вольностями и подходом "продается все!"

— Да, нужно немедленно вышвырнуть Дарнию с наших земель!

— Отправить против них войско!

Какое еще войско, что вы несете, подумала Марена, войска застряли у Провала, войска погибли в этих выбросах, сражаясь с омонстревшими горожанами, самые крупные силы оставались как раз у аристократов (еще один повод договориться мирно), причем тех, кто деятельно протестовал. Она бросила взгляд, тревожась за наставницу, но Феола Три Глаза мирно похрапывала на скамеечке, не слыша хулы в адрес родной страны.

— Войско Стордора не готово к такому походу! - немедленно громыхнул граф Стил Итхорн, новый командующий всей армией, опять же назначенный по совету деда. - Пока еще не готово!

Советник Гатара, барон Отсон Давади, наклонился к уху короля, зашептал что-то. Обстановка в зале накалялась, и Марена поняла, что переговоры сейчас перейдут на следующую стадию, ту, где на Гатара будут давить, чтобы поставить своих советников, чтобы прибрать к рукам еще земель, денег, влияния, в обмен на поддержку.

— Король должен! - воскликнул кто-то.

— Король должен в первую очередь королевству, - весомо обронил Клехторн, племянник Бехорна, главы Тайной Канцелярии при старом короле.

— Аристократия - становой хребет королевства! Наши уровни и опыт, а также..., - граф Макторн отставил бокал с вином, заговорил горячо, Марена ощутила давление его уровней и каких-то умений.

Недостаточное, чтобы система выдала сообщение, но все равно - плохой знак. Эх, был бы здесь дед, подумала Марена с легкой тоской, уж он бы всем показал!

БАМ-М-М-М-М! Бранд Алмазный Кулак пробил телом потолок, пролетел через зал, переломал три стола, едва не врезался в Ираниэль и скрылся в камне, пробив и пол телом. Судя по грохоту, одним перекрытием там не ограничилось. Сверху донесся скрип, хлопанье крыльев и в дыру, оставленную телом деда на потолке, просунул голову и клюв Трентор Громоптах.

— А что это вы тут делаете? - проклекотал он удивленно.

Глава 2

Бранд поднялся, ощущая, как хрустит камень вокруг и сам хрустнул шеей.

— Все живы? - спросил он у ошарашенных и бледных работников вокруг.

Одного ранило и Бранд сразу кинул ему флакон с зельем исцеления, оглянулся. Похоже, его занесло глубже, чем он думал, прямо в подземелья и бывшую тюрьму, те ярусы, где бушевало эльфийское дерево-страж, да он сам в паре мест приложил кулак.

— Все в порядке, продолжайте работу, - сказал он живым вокруг, сам ощущая, как фальшиво это прозвучало.

Тело тоже хрустело, регенерация восстанавливала жизнь с каждой секундой, но все равно Бранд внезапно ощутил себя старым, больным и усталым. Он всегда развивал в первую очередь атрибуты Силы и Выносливости (не забывая, конечно, и об остальных), так что физически был в порядке, почти в порядке, но странный надлом внутри и не думал проходить.

— Трентор! - крикнул он, прыгая к потолку.

Внутри разгоралась злость, как на самого себя, так и на Трентора Громоптаха. Надо ж было додуматься нападать внезапно, да еще и бить в полную силу здесь, в самом центре Таркента! Бранд прыгал вверх, слыша клекотание Громоптаха и шуршание его крыльев.

— Приветствую вас, Ваши Величества, - судя по звукам, еще и вежливый поклон изобразил, подмел крыльями пол. - Феола.

— Мое почтение великому герою Трентору Громоптаху, - пробасил Гатар.

— Чего шумишь, - недовольно прошамкала Феола. - А где Бранд?

Еще голоса и Бранд вспомнил о переговорах, к участию в которых его тоже пытались привлечь. Он отказался привлекаться, но взамен решил помочь в другом деле - расчистке камня и завалов вокруг центра управления портальной сетью - и помог, на свою голову. Выбил кусок внешней стены и только аккуратно отложил в сторону огромный валун, размером с трехэтажный дом, как на его голову свалился Трентор, даже Чувство Опасности не спасло.

— Да что там, вы все мне жизнь спасли, - кудахтал Трентор, похоже еще и подпрыгивая по всем правилам вежливости, - так что я у вас в неоплатном долгу. Особенно у вас, несравненная Марена, вы так отважно закрывали меня собой. Так что, если кто-то обижает вас или причиняет неприятности, просто отправьте мне записку наверх, я немного поживу тут у вас, помогу своим собратьям восстановить общину.

— Где они будут жить, если ты сломаешь скалу с дворцом? - проворчал Бранд, выпрыгивая обратно.

Феола, увидев его, тут же успокоилась и снова захрапела, не обращая внимания на шум и суету вокруг. Вокруг же активно, но в то же время очень осторожно колдовали. Аристократы избавлялись от пыли в воздухе, на себе и своих советниках, но так, чтобы не задеть Громоптаха даже самым краешком.

— Эй, я думал, ты отпрыгнешь! - клекотнул насмешливо Трентор. - Стареешь, Бранд, стареешь!

— Тебе тоже не помешало бы! - огрызнулся Бранд. - Постареть и начать думать, например о том, что живые вокруг!

— Да ладно, было бы тут кого жалеть, - проворчал Громоптах, демонстративно оглядываясь.

Несколько аристократов смотрели зло, остальные отводили глаза. Если у кого и мелькали мысли отомстить рядовым авианам за это унижение от Громоптаха, то они старательно прятали их как можно глубже. Знали, Трентор найдет и отомстит, а новый король и не прикроет, раз уж они выступают против Гатара.

Нехорошее подозрение зародилось у Бранда, и он сказал:

— Нет уж, дерись с теми, кто тебе ближе по уровню.

— Да я хотел! Хотел! - Трентор взмахнул крыльями, взлетел выше Бранда, попутно обдав аристократов и их советников за своей спиной пылью и ветром. - А ты взял и сбежал вглубь дворца! Так торопился, что даже до двери не добежал, стену проломил!

Кто-то не удержался и прыснул.

— Многоуважаемый Трентор Громоптах, - вежливо склонила голову Марена. - Дедушка. Прошу вас, не усугубляйте и без того тяжелые времена, сразитесь за пределами дворца, а еще лучше, за пределами города, скажем, на другом берегу Уная?

— Только ради вас, прекраснейшая Марена, я побью вашего дедушку на свежем воздухе, - поклонился Трентор, опять подметая крыльями пол.

Вскинул голову, меряя взглядом дыру, затем, похоже, вспомнил просьбу Марены не осложнять все и направился к выходу, смешной ковыляюще-прыгающей птичьей походкой. Бранд, сложив руки за спиной, последовал за ним, отмечая, что аристократы притихли. Ему самому достался восторженный взгляд герцогини Кордайской, а также ее наперсницы, ну и еще парочка прилетела с другой стороны. Бранд привычно-настороженно проверил себя, но нет, Темное Очарование не вырвалось наружу, хотя Громоптах очень старался.

— Король Гатар Первый надеется, что этот инцидент не нарушит настроя этих переговоров на мирное разрешение, - донесся голос барона Давади и почему-то Бранд был уверен, что надежде этой не удастся сбыться.


— Рассказывай, - предложил Бранд, когда они вышли на свежий воздух за пределы дворца.

Небольшая площадка-терраса, с которой, кстати, была видна суета вокруг бывшего центра портальной сети. Рабочие дочищали проходы после Бранда, маги размахивали руками и переругивались. Если напрячь Восприятие, можно было бы даже услышать слова, но Бранд не стал напрягаться, все равно магией порталов он не владел.

— Что, переиграл? - озадачился Трентор.

— Сам-то как думаешь? - хмыкнул Бранд.

Герой-авиан раздосадовано щелкнул клювом, словно умелая актерская игра была его целью.

— Ладно, не того полета птицы, чтобы ради них стараться, - проворчал Трентор, - хватит им и этого. А кому не понравилось, может подняться на скалу и высказать мне претензии лично, заодно, глядишь и летать научатся!

Трентор заквохтал над собственной немудренной шуткой, вскидывая крылья. Рядом было пусто и безжизненно, никто не подслушивал и не подглядывал, хотя в целом живых вокруг хватало. Возившиеся с портальными артефактами, стражники на караульных площадках дальше, каменщики и строители, трудившиеся над скалой, маги, зачаровывавшие строения и дорогу.

— Ох, Трентор, - покачал головой Бранд. - Ну хотел ты со мной подраться, так чего новую войну внутри королевства разжигать?

— А чего вы с ними возитесь? - недоумевающе щелкнул клювом Громоптах. - Бранд, ты меня извини, но ты стал старый и мягкий, словно не из алмаза сделан, а из гнилого сыра, вот!

— Это ты так разогреваешься перед дракой? - полюбопытствовал Бранд.

Взгляд его скользнул ниже, к Таркенту, но тут же вернулся обратно. Смотреть на столицу было неприятно. Кому другому она показалась бы полной жизни и движения, но Бранд видел, сколько осталось живых и помнил, каким был Таркент до появления хозяина подземелий, до того, как он сам удалился в Благую Тишь. Торжество жизни над смертью, в которое он верил всегда - Бранд знал, что оно будет, но годы спустя, а пока что Таркент напоминал скорее былую тень самого себя, если не оживший труп.

— Какой еще дракой? - вскинул голову Громоптах. - Все, пролетели, драка уже состоялась, я победил первым же ударом! Правда, я молодец? Подрался, отомстил, заодно вашим врагам клювы подпалил, чтобы не разевали куда попало?

Он горделиво прошелся, будто в танце, поглядывая на Бранда то левым, то правым глазом.

— Король и, - Бранд запнулся на мгновение, - королевы хотят решить все мирно, переговорами.

— Да чего вы вообще с ними возитесь? - повторил Трентор возмущенно. - Два десятка сильнейших героев короновали Гатара, чего этим аристократам еще надобно? Был бы здесь Гвидо, уже каждому бы солнечный посох в задницу засунул, чтобы помнили, что все по закону! А вы их уговариваете! Ках! Хочешь я еще тебе помогу, как другу-герою? Каждый, кто вякнет против, получит клювом по темечку!

— Закон — это сила, а наша сила — это закон, - искривил Бранд в мрачной усмешке.

На дороге показался обоз, везли еще камни и дерево, обратно телеги тоже шли груженными, припасами с уцелевших рядом с дворцом складов.

— Насмехаешься? - спросил Трентор.

— Вовсе нет, - серьезно ответил Бранд, - размышляю над происходящим.

По-хорошему надо было плюнуть на все это, даже на помощь с расчисткой внутри дворца, и не отрываться от главного проекта - изучения наследия хозяина подземелья. Заодно и авианы на голову не сыпались бы, с мрачной иронией подумал Бранд. Вот только "по-хорошему" обычно бывало лишь в сказках, а в обычной жизни все происходило иначе.

Например, тетради хозяина подземелий были заполнена зубодробительные формулами и непонятными вещами из чуждой Бранду профессии, даже двух. Мало того, профессор, ставший хозяином подземелий, вел записи для себя, не утруждаясь расшифровкой, а также пояснениями, какие умения в пределах профессии он задействовал, для получения нужных результатов.

— Размышляешь? - Трентор чуть наклонил голову, посмотрел снизу вверх.

— Удивительно, правда? - улыбнулся Бранд.

Вольта Пересмешница связывала их странной нитью. Вначале из-за нее Трентор так разозлился на Бранда, что много лет искал мести, а теперь, узнав правду, уже объявлял себя другом.

— Опять насмехаешься? - спросил Громоптах, но без злости.

— Нет. Не то удивительно, что размышляю, герой, который не думает - долго не живет, - пустился в объяснения Бранд, - а удивительно то, что происходит вокруг.

— Что такого? - не понял Трентор. - Вылез Проклятый, какая-то новая разновидность, вы его нашли и отправили в Бездну, он там отомстил напоследок. Твоя внучка и другая молодежь, что с тобой таскалась, стали королями и королевами, что такого-то? Удивительно тут только, что ты столько возишься, с ними и с этими аристократами, решившими, что длинная родословная важнее уровней и силы!

— Да, вот именно это и удивительно, - согласился Бранд.

— Объясни! - потребовал Трентор.

— Мы, герои, всегда стояли выше обычных живых и не слишком-то смотрели на них, вниз, - заговорил Бранд, обращая взор на Унай, все также неспешно кативший свои могучие воды, - потому что наши взоры всегда были устремлены вверх. Быстрее, выше, сильнее, больше уровней, больше силы, крепче умения. Наступил мимоходом на живого-муравья? Ерунда, переживет, ведь мы спасаем тысячи, если не миллионы.

— Так и есть, - щелкнул клювом Трентор.

— Семь дней назад мы поступили так, как было привычно нам, героям, привыкшим стоять выше обычных живых, королей и государств.

— Мы были в своем праве!

— Именно. Мы были в своем праве, законов и силы, даже не подумали об обычных живых, о самом Стордоре, о происходящем вокруг. Мол, кто сумеет пикнуть против, если два десятка сильнейших героев выбрали нового короля вместо старого, продавшегося Проклятому?

— Да? - недоуменно спросил Трентор, похоже искренне не понимавший, что так.

Бранд незаметно вздохнул, ибо и сам до недавнего времени не задумался бы о подобном. Жизнь в Благой Тиши изменила его сильнее, чем он сам считал, просто эти изменения не проявлялись, пока он сидел на одном месте, в той самой Благой Тиши.

— Вот я и говорю, что закон — это сила, а наша сила - это закон, - хмыкнул Бранд. - Только у обычных живых за законом должна стоять сила, а мы - герои, считаем, что наша сила сама по себе гарантирует закон.

Трентор задумался, пощелкивая клювом и топорща перья. Взгляд Бранда упал на Таркент, и он снова ощутил легкое чувство вины, знакомое любому герою: "ах, если бы я поступил иначе!" Вот кто мешал ему тогда, месяц назад, взять и крепко врезать королю Джерарду? Хозяин подземелий, вполне возможно, испугался бы, снова спрятался, вылез бы позже, когда Бранд и остальные успели бы подготовиться. Не умерли бы тысячи и миллионы живых вокруг, не оказались бы разорены города и подземелья, не погибли бы Плата, Вердар, Ахэйо.

Бранд сжал кулак и посмотрел на него, словно ожидая, что там появится верная перчатка.

— А она его не гарантирует? - задумчиво спросил Громоптах.

— О чем и речь, никому даже в голову не пришло, - невесело покривил губы Бранд. - А теперь представь государство людей, в котором недавно раздувались настроения "люди - превыше всего", королевство, могучее и сильное, богатое и просторное, которое в одночасье превращается в рассадник омонстревшего зверья и проклятых. А потом приходят герои, убивают старого короля и ставят нового. Не человека. Да, закон был на нашей стороне, но теперь попробуй взглянуть на все это глазами обычного живого.

Трентор опять встопорщил перья и Бранд понимающе вздохнул.

— Ему это не нравится, вроде все по закону, а закон подкреплен нашей силой, но в остальном! В остальном все идет вразрез со всем, к чему этот обычный живой привык. И он начинает тихо протестовать и может быть даже саботировать нового короля. А те, кто стоят выше - чем выше, тем громче и деятельнее они протестуют. Принуждать силой, скажешь ты? Герои, воюющие с населением? Помнишь, как обычно называют таких героев и что с ними делают остальные? Конечно же, помнишь, ты же и сам несколько раз участвовал в таких рейдах!

Трентор не стал отрицать, но и ударяться в воспоминания тоже не стал.

— У короля есть армия! Чиновники там разные! - клекотнул он.

— Да нету у него ничего, - с досадой в голосе ответил Бранд. - Часть армии у Провала, ладно, есть какие-то войска, но суть не в этом! Что он за король, что будет уничтожать собственных подданных? Не справится и обратится к нам за помощью и что мы будем за герои, что поставили такого короля? Вот и пытаемся, они пытаются договориться мирно, а я так, в роли крепкого кулака на заднем плане.

Трентор рассмеялся его нехитрой шутке, затем оборвал сам себя.

— Ты и правда изменился, Бранд, - сказал он. - Так что теперь, ты окончательно осядешь в Стордоре и снова вернешься в разряд государственных героев?

Бранд покачал головой.

— Присмотрю. Помогу встать на ноги. А там видно будет. Есть еще незавершенные дела.

Трентор чуть подпрыгнул, кивнул и скрылся в облаках вокруг скалы авианов, обдав Бранда ударом ветра, а Таркент звуками своего громового полета.

Глава 3

24 день 8 месяца 879 года, королевский дворец в Таркенте


6 нств. Сверху?

Скств вскрм. 3 фута. Злемны? Кмра? Равномерный манокапилляр? Мешалка из инертного материала? Излтр?


Бранд моргнул, вздохнул и потер глаза. Атрибут Выносливости отвечал не только за количество жизни, но и общую крепость тела, способность справляться с физическими проблемами. Увы, сейчас проблема была просто неустранима - так как хозяин подземелий, он же профессор Марденус Сванус из Дарнии, имел совершенно идиотскую привычку все сокращать, писать коряво, словно еще не достиг базовой десятки, а также перечеркивать написанное нормально и ставить примечания, совершенно непонятные постороннему.

Про героев во множестве ходили шутки вида "все мозги ушли в силу" или "чего там думать - бей!", имевшие под собой вполне реальное обоснование: невозможно было развивать все атрибуты равномерно и перекос в Силе или Ловкости означал, что другие атрибуты отставали от них. Бранд тоже столкнулся с этой проблемой, старался развивать разум и тренировать его, просто упражнениями и работой над вторичными профессиями вроде того же Лингвиста, дававшего ему знание стольких языков, но сейчас он ощущал себя именно что тупым и сильным героем из шуток и прибауток.

— Пора уже решаться, брать профессии, - проворчал он самому себе, поднимаясь.

Ему отвели какие-то покои во дворце, обставили, приставили бойкую служанку, на которую Бранд обращал мало внимания, равно как и на обстановку вокруг. Дела, помощь Марене и Стордору, да изучение дневников Марденуса, вот что сейчас было важнее всего. Бранд спрятал было тетрадь в магический карман, но тут же достал обратно.

— Так, надо проконсультироваться с Илтоном, - проворчал он под нос, толкая дверь.

— Бу-бу-бу-бу-бу, - шумел вокруг дворец и живые в нем.

Бранд шагал, пытаясь понять, что же написано в тетради, затем перевернул страницу и замер, не в силах оторвать взора от чертежа там. Расплывшегося, в кляксах, с кучей помарок и перечеркиваний, но все же такого знакомого чертежа. Впервые он натолкнулся на что-то не только знакомое, не требующее мучительной расшифровки, но еще и позволяющее продвинуться на птичий шажок к разгадке тайны хозяина подземелья.

— Мастер Бранд, - донесся до него чарующий голосок. - Какая приятная встреча.

Тихо звякнула особенность "несокрушимого разума", сообщая об отраженной атаке и Бранд вынырнул в реальность, одновременно с этим пряча тетрадь в магический карман. Расслабился, постарел, слишком привык полагаться на "Чувство Опасности", даже во дворце внучки могут быть враги - пронеслось в его голове, пока разум уже выдавал истинную причину атаки.

Моллена Кордайская, во всем блеске своих жирных телес и молодящейся старости, смотрела на Бранда с плохо скрываемым восхищением и страстью, написанной по всему лицу. Атаку, несомненно, произвел один из артефактов с любовной магией и Взгляд Ветерана подсказывал Бранду, что на пожилой герцогине таковых артефактов целых шесть штук.

Принарядилась для Бранда?

— Извините, я отвлекла вас от чего-то важного, - расплылась в улыбке Моллена.

Чуть подалась вперед, словно собираясь ткнуться грудью в Бранда. Довольно откровенно открытой грудью, надо признать, к тому же сдобренной какими-то духами, явно сотворенными не самым слабым в своей профессии Алхимиком. В теории, Бранд должен был слегка потерять разум, превратиться в самца, видящего перед собой лишь распаленную самку в период течки, которую нужно срочно покрыть максимальное количество раз.

— Ничего страшного, герцогиня, - заверил ее с самой вежливой улыбкой Бранд, складывая руки за спиной и собираясь пройти мимо.

Ему вспомнился Талан Алхимик и его баночка с эссенцией самки допельгангера. В духах, несомненно, была использована она же, в замаскированном виде. И где только герцогиня ее достала?

— Нет-нет, я виновата, - с придыханием сказала Моллена, придвигаясь ближе, - не сдержала своего восхищения, отвлекла вас от дел на благо всего Стордора, но простите, не смогла сдержаться. Вы были так великолепны, там, в зале для переговоров! Разрешите мне загладить свою вину перед вами, Бранд!

— Да вы и сейчас меня отвлекаете, - прямо заявил ей Бранд.

Моллена застыла ошарашенно, лицо ее перекосило, словно она собиралась заплакать. Бранд прошел мимо, мысленно пожимая плечами и извлекая тетрадь профессора Марденуса. Страсть к сильному, такое он видел много раз, нередко пользовался.

Бранд раскрыл нужную страницу и снова на ходу вперил взгляд в чертеж.

Продольный чертеж, в разрезе, некоей камеры-полусферы, с подведенной к ней трубкой и изображенным схематично кристаллом подземелья. Вниз тоже уходило нечто, то ли корень кристалла, то ли еще одна трубка, этого Бранд так и не понял. Но полусфера!!

Ведь он видел ее, видел там, в драконьих горах - в натуральную величину. Пещера, в которой располагался кристалл подземелья, как его, Смертельного Камня? Точно. Невиданного и неслыханного в землях живых подземелья 420-го уровня. Даже в самих драконьих горах такое было редкостью, там предпочитали сразу съедать вкусный кусок, а не растить его на убой.

Он перевернул страницу обратно, взгляд сразу отыскал искомую строчку, слова "3 фута".

Пещера в драконьих горах явно была больше трех футов. В сотню раз? Бранд попытался вспомнить, но понял, что легко может ошибиться. Не до того им всем было в той пещере, кристалл этот, потом Страж, потом Бальбазар вылез, пришлось уносить ноги. Ролло исчез куда-то скрытно, по божественным делам, Гвидо тоже, скорее всего отмаливать потерянную Веру да восстанавливать посох. Лана Молния умчалась в степи, но еще оставалась Валланто, которая крутилась неподалеку, словно забыв о Провале и проблемах там, набираясь храбрости, чтобы о чем-то попросить Бранда.

Но сейчас она тоже была в отъезде, отправилась в главный храм Ордалии - почистить окрестности от омонстревшего зверья, помолиться, а может и подлечиться, Бранд не спрашивал. Главное, что Валланто разбиралась в камнях и была неподалеку, так что ее и следовало расспросить о тех событиях. Пока же нужно было найти профессора Илтона Валадида, крупнейшего оставшегося в живых кристалловеда Стордора. Разумеется, Бранд не показывал записей хозяина подземелий даже ему, просто консультировался, расспрашивал, затем осмысливал услышанное.

Профессор Валадид отсутствовал, отправившись осматривать остатки подземелья под Таркентом, дабы составить окончательный отчет для короля Гатара о сроках восстановления там кристалла, как сообщили Бранду и он, пожав плечами, отправился к выходу из дворца. Даже с помощью Илтона ему предстояло еще долго ломать голову над этими крючками и загадками, но Бранд твердой рукой отгонял мысли о том, чтобы собрать крупнейших кристалловедов и манологов окрестных стран. Мало ли кто что там увидит, поймет, ринется восстанавливать кристаллы разрушенных подземелий в своих странах, и история хозяина подземелий может повториться.


По дороге к выходу, Бранд еще раз столкнулся с герцогиней Кордайской, которая не только стратегически точно заняла пост, но еще и завела разговор с жрецом Ордалии, знакомым Бранда. Пусть они познакомились уже после коронации Гатара, но этот Астард Больбус положительно нравился Бранду. Спокойный, уверенный в себе, с немалым атрибутом Веры, не лезущий в чужие дела, но приходящий на помощь в нужную минуту. По официальной версии он был прислан из главного храма Ордалии, дабы следить за здоровьем короля и королев, а также возносить за них молитвы, по неофициальной выступал представителем жрецов, которые присматривались к новому королю и королевам.

— Мастер Бранд, - уважительно кивнул Астард.

Бранд кивнул в ответ, герцогиня сделала вид, что собирается уступить ему дорогу, а на самом деле практически упала в объятия

— Ах, я такая неуклюжая, - притворно вздохнула Моллена.

Бранд спокойно поставил ее обратно, но система сообщила ему, что еще три атаки на разум отражены. Герои всегда старались таить Особенности в секрете, по понятным причинам, но в то же время рассказывали своим, учились определять эти самые Особенности у других, и в общем-то в среде героев всегда было примерно известно, кто чем обладает. Герцогиня то ли поленилась добыть сведения, то ли действовала в спешке, зачем-то спеша соблазнить Бранда.

— И опять отвлекаете меня от дел на благо Стордора, - согласился он.

— Отвлекаю, - чуть присела герцогиня, - но на благо Стордора. Ведь вы согласны, что положение королевства безнадежно?

— Нет, - ответил Бранд, - иначе не было бы этих переговоров.

— Ах, эти скучные переговоры, - вздохнула Моллена томно.

Астард то ли устоял, благодаря Вере, то ли герцогиня и не атаковала его всерьез.

— Но вы, вы, Бранд Алмазный Кулак, вы - герой! Вы можете спасти Стордор, как спасли его до этого! Прогнать Дарнию, разве может быть деяние достойнее?!

А попутно освободить владения герцогини, мысленно хмыкнул Бранд. Знакомая песня, даже Светлейшая не избежала ее, подумал он, устремляясь дальше со словами:

— Может. Но не буду мешать вам беседовать о божественном!

Портальную сеть так и не включили обратно, маги - специалисты копались в расчищенных артефактах, но весьма уныло, одним своим видом показывая, что дело плохо. Чтобы не ломать ноги, были установлены три временных портала в город, но Бранд подозревал, что они так и останутся постоянными.

По дороге туда Бранд пытался дальше думать о подземельях и кристаллах, но в усталую голову теперь лезли только переговоры, герцогиня Кордайская да ситуация в королевстве. Нет, безнадежной ситуацию никак нельзя было назвать, конечно.

Тяжелой, да, но не безнадежной.

Соседи не лезли откусывать сочные куски - во-первых, сами были по уши в проблемах, а во-вторых, все это подпадало под ситуацию "вместе отбиваемся от Проклятого", и, в-третьих, Гатара короновали герои. Неслыханный, небывалый случай, третий за всю историю живых, если не второй. Да, герои не стали бы выкашивать толпы обычных живых, но легко могли обидеться и доставить проблем окружающим королям, купцам из Занда и прочим правителям. То, что со Стордора спросят за эту помощь, Бранд не сомневался, но знал также, что потом и вежливо.

Масса живых погибла, пока еще подрастут новые, пока достигнут уровней в профессиях. Монстры на дорогах, зверье в лесах, разрушенные подземелья, над которыми строились города и сами разрушенные города. Тяжело, да, но не безнадежно. Но эти вот сопротивляющиеся аристократы грозили сорвать восстановление страны, чего никак не желал допускать Гатар, и аристократы об этом знали, и Гатар знал, что они знают. А если и не знал, то советники подсказывали - нашлось кому поддержать нового короля, немного уравновесить недовольных всем подряд, от коронации орка до того, что новый король не спешил прогонять Дарнию с земель Стордора.


16 день 8 месяца 879 года, Таркент, сразу после коронации короля Гатара


— Деда, мы получили профессии королев, - прильнула к нему Марена, - но они еще только первого уровня! Что нам делать, как нам править, на кого опираться?

— Вы молоды - так обопритесь на молодежь, не слушайте этих стариков, особенно меня, кхе-кхе, - рассмеялся Бранд. - Легко давать советы со стороны, когда не надо самому ломать голову, как убрать противников, не затевая кровопролития, так что помогу вам не только словом, но и делом.

— Делом? - вырвалось у Марены.

— Конечно. Кулаком и добрым словом всегда можно добиться большего, чем просто кулаком.


Пока что удавалось обходиться без кулаков, внушать и помогать одним своим присутствием во дворце, но Бранд подозревал, что долго это не продлится. Одной только силой нельзя было заставить забыть все обиды, нельзя было вернуть подземелья и живых. С этими философскими мыслями Бранд подошел к яме, оставшейся на месте управления по делам подземелий и начал спуск.


Вечером того же дня


Бранд перешагнул порог своих покоев и остановился, смерил взглядом герцогиню Кордайскую. Та, обнаженная, лежала на боку на кровати, салютуя Бранду бокалом вина. Она и обстановка вокруг смутно напоминали Бранду раскрытую раковину с жемчужиной внутри - возможно, даже поза была выбрана не без умысла - и чего добивалась герцогиня, было вполне понятно.

То ли повлияла на служанку, то ли люди Норма ее впустили, с дальним прицелом, поди разбери.

— Похожа ли я на Светлейшую королеву Алавии? - вдруг хрипло спросила герцогиня.

Бранд чуть не вздрогнул. Чего скрывать, узнав о смерти Оа, он испытал облегчение, постыдное, но все же облегчение. Не надо ехать в Алавию, становиться отцом, держать слово - так как свою часть Оа выполнила. Сравнивать эту расплывшуюся тушу с толстыми ногами и обвислыми грудями со Светлейшей - тоненькой, плоской, стремящейся к идеалу эльфа - доске с веточками - казалось просто кощунством.

В то же время, Бранд испытал странное возбуждение. Герцогиня телесами изрядно смахивали на Милли из Благой Тиши - даже имена у них были похожи, Моллена и Милли - и Бранду всегда нравились женщины, знающие, чего хотят и способные добиваться желаемого. Вспомнились слова Трентора об изменениях в самом Бранде и следовало признать - его вкусы в женщинах тоже изменились, перейдя от Светлейшей к таким вот женщинам в теле. Огромным, теплым, не превращающим любовь в борьбу за превосходство. Борьбу.

— Вы превосходите ее во всем, Моллена, - ответил Бранд, стремительно принимая решение.

Пускай он не вмешивался в переговоры, но наблюдал вполглаза и краем уха и знал о проблемах Марены и остальных. Герцогиня была одним из камней преткновения, лидеров сопротивления, что же, он поможет, для этого даже не надо будет особо пересиливать себя. Самое трудное будет потом болтать в постели, но что поделать, похоже заниматься только наследием хозяина подземелий ему просто не дадут.

Бранд шагнул к кровати, под режущий уши страстный возглас Моллены "О да, иди ко мне, мой герой!".

Глава 4

26 день 8 месяца 879 года, Таркент


Бранд остановился, наблюдая за работой Каменщика. Молоток и зубило так и порхали в его руках, огромные камни словно сами собой раскалывались, превращались в ровные кубы, которые тут же хватали и тащили на место два здоровенных молодца - подручные, а может ученики, перенимающие секреты профессии. Глупо как-то, подумал Бранд машинально, говорить секреты профессии, когда каждому с одной и той же профессией даются тот же набор базовых умений и только от живого уже зависит, что развивать и как.

— Герой Алмазный Кулак! - один из подручных заметил его и выронил камень.

Прямо на уже готовый кусок мостовой - из плотных, притертых друг к другу камней - волосок не просунуть. Если бы делали подручные, то наверняка оставались бы зазоры, приходилось бы дотесывать на месте, но мастер Каменщик с развитой профессией сразу делал камни как нужно, один заменяя собой десятерых обычных живых.

Подручные уже кланялись, мастер с профессией Каменщика тоже начал подниматься. Пожилой, но еще крепкий, руки и фартук покрыты каменной пылью, лицо закрыто платком, возможно даже зачарованным.

— Мы можем вам чем-то помочь, ваше геройство? - спросил Каменщик, выпрямляясь.

Еще вчера тут были лишь изуродованные омонстревшими куски дороги, с вывороченными камнями, самое то ноги ломать в темноте – ведь фонарные столбы тоже разломало и вырвало в буйстве прорыва и последующих сражений. Сегодня по части улицы можно было смело пускать карету короля или какой-нибудь нежной принцессы.

— Нет, просто остановился по дороге, - покачал головой Бранд.

Всегда приятно было посмотреть на работу опытного мастера. Всполохи маны, применение умений, иногда даже умений-заклинаний, если они имелись в профессии. Раньше они еще регулярно устраивали тренировки под руководством Ролло Скрытника, наблюдая за представителями разных профессий, подмечая особенности, поведение, чтобы потом при необходимости суметь отличить врага, который лишь притворяется кем-то. Заклинание Оценки, дающее профессию и уровень, можно было обмануть, а таскать с собой пирамидку и наводить на всех подряд было просто невозможно.

Очередная ирония жизни - особенность Взгляда Ветерана, позволяющую обходиться без этих тренировок, показывающую частичный статус - Бранд получил тогда, когда потерял команду и интерес к тренировкам.

— Вы будете восстанавливать мостовую по всей улице? - спросил Бранд, бросая взгляд вперед.

Цель его прогулки - яма на месте управления по делам подземелий и, собственно, само подземелье, то, что от него осталось. Яму немного засыпали, развалины прикрыли, но к каким-то масштабным работам там не приступали, хотя и прошла уже половина месяца. Суеверный страх, опасность получить отравление маной и слухи, что там внизу все еще зияет провал прямо в Бездну, с одной стороны, и нехватка рук и денег с другой. Можно было сколько угодно пафосно думать о торжестве жизни, но следовало признать - самих живых изрядно проредили, причем именно в местах их скоплений, в городах, там, где собирались самые лучшие, самые высокоуровневые.

— Да, по приказу нового короля, - ответил каменщик и тут же встревожился. - Ожидается что-то? Подземелье возрождается? Нам сказали, что здесь безопасно!

Страж мог бы возродиться, благодаря кристаллу, подумал Бранд, но в отсутствие кристалла подземелье просто умирало. Или его населяли обычные подземные звери да всякие там черви, не зависящие от подпитки маной через кристалл. Благодаря записям в дневнике профессора Марденуса, Бранд узнал много нового, о чем раньше даже не задумывался, но каменщика явно не интересовала лекция по кристалловедению.

— Здесь безопасно, - заверил их Бранд, - я каждый день спускаюсь вниз. Что же касается подземелья, возможно, оно возродится со временем, а возможно, что и нет, но не в этом году точно.

Работа с Илтоном Валадидом была невероятно познавательной (и спокойной, вниз никто не лез). Бранд не сомневался, что делай он все сам, под присмотром Илтона, так уже давно получил бы профессию кристалловеда и набрал в ней уровней пять. Первые десять уровней всегда давались легко, во всех профессиях, словно отражая знаменитую «базовую десятку» атрибутов.

— А как же тогда зелья? - простодушно спросил один из подручных, приоткрыв рот, и тут же торопливо добавил, спохватившись под строгим взглядом каменщика. - Ваше геройство!

Бранд лишь пожал плечами. Ответ у него был и звучал он очень просто "а никак", потому что не существовало еще способов выращивания кристаллов. Только нахождение готовых, длительная работа с ними, развитие и симбиоз с городом или поселением. Точнее говоря, официально не существовало, так как Бранд видел хозяина подземелий и его ручной кристалл, защищающий владельца. Если бы удалось повторить такое, воспроизвести, вырастить послушные кристаллы, не просто послушные, но еще и высокоуровневые (так как уровень созданий в подземелье определялся именно кристаллом), то Стордор действительно мог бы рвануть вперед и возвыситься. Да что там, все живые смогли бы возвыситься, возможно даже решить проблему Провала, избавиться от угрозы драконов, в общем, действительно добиться превосходства жизни.

Но в то же время Бранд видел, что натворил хозяин подземелий - один живой, не герой, не Проклятый - и поэтому никому не давал записи Марденуса, благо все они оказались в его кармане, после той истории с Алмазной Библиотекой. Никому, даже Илтону. Сам сидел и ломал голову над ними, пытаясь разгадать секрет хозяина, держал дневники и записи, все вытащенное из той пещеры только в своем личном магическом кармане, а когда доставал - никогда не выпускал из рук.

— Олух! - звук подзатыльника за спиной. - Мало того, что камень уронил, так еще и вопросы такие задаешь! Думай, с кем разговариваешь! Хорошо, что Алмазный Кулак наш, стордорский герой, мягко относится к живым, а был бы тут какой-нибудь надменный герцог, а?!

Тут каменщик сообразил, что его скорее всего слышат, понизил голос, не догадываясь, что Бранд все равно его слышит. Но если бы он обращал внимание на каждый такой разговор вокруг, то бросил бы геройство еще лет сорок назад.

— А я еще хотел спросить, правда ли, что королевство теперь будут называть иначе? – простодушно шмыгнул носом подручный. – И что каждому надо будет завести себе лошадь, как у орков?

Звук нового подзатыльника. Бранд лишь улыбнулся слабо, начал спускаться вниз. Илтон уже пару раз ворчал, что надо бы установить портал вниз, он не мальчик, постоянно перебирать ногами, но все это ворчание было просто выпуском пара. Маги-портальщики бились и старались, но пока что не включили обратно портальную сеть в Стордоре и уже шли разговоры о том, что надо строить новую - называли даже суммы, от которых у Гатара могли бы волосы встать дыбом, благо после женитьбы он прекратил бриться и теперь обрастал потихоньку.

— Добрый день, мастер Бранд, - поклонилась ему Илана на 27-м ярусе.

Дочка Илтона, напевая под нос какую-то песенку, собирала щипцами образцы камней со стенки туннеля и расчерчивала стены же краской, красной и синей. Бранд кивнул, проходя мимо, но останавливаться не стал. Многие живые следовали по стопам родителей, получая в каком-то смысле от них профессию еще в детстве, но многие же выбирали путь, как у Иланы: набрав основ на профессии родителей, переключались на что-то рядом, схожее, но все же другое - Илана занималась подземными слизнями и, похоже, готовила площадки для их искусственного взращивания.

Проблема зелий, да что там, подземелий в целом, вначале выглядевшая незначительной на фоне взрывов и прорывов, обострялась с каждым днем. Портальная сеть не слишком затрагивала общую перевозку грузов, но проблема мобильности и переброски тех же зелий тоже обострялась с каждым днем. Оставалось только порадоваться за Марену и остальных, сумевших успешно завершить переговоры с упрямыми аристократами, которые тут же разбежались по домам, попутно продемонстрировав какие они богатые и могут даже в эти тяжелые времена нанимать магов-портальщиков для перемещения не только себя, но и целой свиты.

Ну или что-то в этом духе, Бранд не вникал.

Последние дни он ходил сюда, к уничтоженному им же омонстревшему кристаллу подземелья, наблюдал за попытками профессора Валадида ускорить его возрождение, приглядывал и изредка помогал. Бранд набросал от руки чертеж из дневников хозяина подземелий и Илтон сразу опознал работу Марденуса, пояснил, что это был один из его знаменитых проектов, выращивание мини-кристалла в искусственной, полностью контролируемой среде.

Знаменит же он был, в основном тем, что у профессора так ничего и не вышло.

— Добрый день, профессор, - поздоровался он, входя в бывшую пещеру кристалла.

Воспоминания о Плате, распятой тут посреди ритуального круга, были заботливо зарисованы и спрятаны в магический же карман, на будущее, когда Бранд освободится или случай столкнет его со специалистом, по Бездне, демонам, жертвоприношениям и прочему.

— Добрый, добрый, - рассеянно отозвался Валадид, присевший в углу и облизывавший там камень.

Затем профессор - был он младше Бранда лет на десять, уже наполовину поседел, но, как и герцогиня Кордайская, тоже молодился на свой манер, вычесывал бородку, что-то там пил по утрам для улучшения цвета кожи и, по слухам, спал со своими помощницами.

— Недобрый! - зло выкрикнул Илтон, отбрасывая камень. - Мало маны! Мало! Слишком грязная! Время упущено, фильтрация и дистилляция уже не помогут, не помогут! Нужно что-то иное!

А ведь Марденус был и манологом, подумал Бранд, присаживаясь на камень. Ругань и беготня Валадида обычно быстро не заканчивались.


Солнце уже садилось, когда Бранд и профессор Илтон поднялись из бывшего подземелья. Каменщик успел дотянуть мостовую почти до ямы - входа вниз, длинные тени тянулись по камням, верхушки зданий были окрашены закатными лучами, словно залиты кровью.

— Дед! Де-е-е-ед! - донесся сверху звонкий, радостный голосок Марены.

— Словно Минт вернулся, - проворчал Бранд, косясь вверх.

То есть теперь уже король Минт. Бранд не знал, как светлые эльфы Алавии относятся к королю-человеку, да еще и раздолбаю-барду на троне, но подозревал, что примерно также, как аристократы с недавних переговоров к королю Гатару. В то же время, если принцесса Амали хотя бы наполовину пошла в мать, Светлейшую, то можно было не сомневаться - тамошняя аристократия уже была взята в кулак, задушена и не посмела и слова пикнуть против Минта. Возможно, даже аплодировала ему на концертах.

Возможно даже искренне.

Лиана приземлилась прямо на свежеуложенные камни, Марену то ли бросило вперед, то ли она попыталась ловко скатиться по перьям своего третьего питомца.

— Ваше Величество, - тут же поклонился Валадид.

Лиана встопорщила перья, резко наклонилась вперед, подхватывая острым клювом Марену за шиворот и не давая упасть. Лиана была скальнутом, огромной хищной птицей, обитавшей в скалах и отличавшейся дурным нравом. Мяса в скальнутах было мало, да еще оно к тому же обычно страшно воняло, а перьев проще было набрать с домашней птицы. Одно время их пытались приспособить к перевозкам, но из-за дурного нрава они плохо поддавались Укрощению, хуже других птиц, при этом уступая вивернам в грузоподъемности, грифонам в боевой мощи, а альдорам в дальности полета.

Поэтому скальнутов оставили в покое тем более, что нередко обитали по соседству с авианами, которым не нравилось, что кто-то обижает их пернатых сородичей. Сами авианы тоже пытались приспособить скальнутов, вывести из них химер, которые заменяли бы собак, лошадей и нянек одновременно, но особых успехов не добились.

— Профессор, - наклонила голову в ответ Марена, гладя и почесывая Лиану по короткой, покрытой мелкими перьями шее, - вас я тоже искала.

Лиана прикрыла глаза и что-то там заклекотала радостно. У скальнутов обычно брачные партнеры чесали друг другу шеи клювами, но в то же время Лиана время от времени пыталась сунуть в рот Марене червяка, словно считала ее своим птенцом. Бранд смело поставил бы все свои деньги на то, что Плата сумела бы укрощением добиться такого же результата за тоже время, но все же разница между укрощением и эмпатией была налицо.

— Что случилось? - просто спросил он.

— Переговоры завершились, причем очень быстро, - нахмурилась Марена, - кажется, выходка героя Громоптаха их сильно напугала, к тому же барон Давади смог договориться за кулисами еще с четырьмя из них, да и герцогиня Кордайская вдруг во всеуслышание заявила о поддержке Гатара.

Бранд стоял с непроницаемым лицом.

— Простите, Ваше Величество, - заговорил Илтон.

— Да-да, - спохватилась Марена, - так вот, Гатар взял отряд и поехал развеяться после всей этой, как он сказал "пустой говорильни", попутно устроил загонную облаву в лесах, побил зверье, спас живых, расчистил дороги и вышел к Когону, это город неподалеку от Ухары.

Бранд не стал напоминать, что и так это знает, а также присвистывать, как далеко занесло Гатара в его желании развеяться. Неизвестно, как далеко сбежал бы сам Бранд, доведись ему править каждый день.

— Удалось связаться с Ухарой, теми, кто в ней остался, они утверждают, что рядом есть действующее подземелье!

— Отличные новости, Ваше Величество! - Валадид вспыхнул радостью, но тут же угас, задумался, забормотал под нос. - Вряд ли там уцелело что-то крупное. Подземелье в Торгайском лесу? Возможно, возможно. Общий подъем подземной маны после выброса? Насколько загрязнены кристалл и почва?

— Надо полагать, там не все так просто? - спросил Бранд.

— Да, - Марена облизала губы, снова провела рукой по шее Лианы, перьям, и та прильнула к ней, как будто собираясь охватить крыльями и защищать. - В окрестностях Ухары действует какой-то особо мощный монстр, подчинивший себе окрестных волков и рвущий живых, кто пытается уехать. Барон Тортон, правитель Ухары, выступил против него со своей дружиной и погиб.

В голосе Марены слышался легкий страх, не за себя, за Гатара и Бранд мысленно вздохнул.

— Давненько не бывал я на охоте, - задумчиво протянул он вслух.

Глава 5

27 день 8 месяца 879 года, к западу от Ухары, Стордор


— Вон они!

— Уходят!

— Окружай! Окружай!

Звонко и пронзительно запел рог, наверху промелькнули два грифона, с которых, свесившись, стреляли лучники. Отряд всадников на могучих конях-химерах мчался, стремительно набирая разбег, из-под копыт комьями летела земля. Стая омонстревших волков пыталась сбежать, тыркалась в разные стороны, но там и сям мелькали загонщики, летели стрелы и заклинания, один умелец мощно метнул дротик, исхитрившись проткнуть бежавшему справа волку бок.

Раненый волк взвыл, и остальные волки тоже взвыли, из чащи к северу отсюда им внезапно ответил еще более могучий и протяжный вой.

— Поберегись!

— С грифонов сообщают - замечено движение волчьих стай в лесу! Направляются сюда!

— Вперед! - скомандовал Гатар, на скаку потрясая секирой.

Обычной секирой, не той, что принадлежала Джаггеру. Бранд не шутил, когда просил Лану отдать ее Гатару после достижения 200-го уровня, но и нынешняя секира тоже была сделана хорошими умельцами и зачарована на совесть. Гатар присвистнул азартно, послал коня вперед, вырвался из строя и развалил на скаку одного волка, другого. Стая вдруг развернулась, кинулась обратно, но сопровождавший его отряд уже вскинул копья, ударил со всей мощи.

Сам Гатар выкрикнул что-то на оркском, бесстрашно пнул одного из волков, второго встретил уколом лезвия, перехватив секиру выше. Тренированные кони били, лягали, топтали волков, которые не выдержали и снова обратились в бегство, подвывая на ходу.

— Мастерский удар, Ваше Величество! - громкий возглас.

— Быстрее ветра! - взревел кто-то родовой клич.

— Вспорем брюхо этим тварям!

Треск заклинания, пересвистывания, шуточки, восхваления Гатара и его ударов теми придворными, что сопровождали его на охоте. Вторая половина отряда состояла из гвардейцев, тоже вполне способных постоять за себя, не говоря уже об обычных воинах вокруг, загонщиках и прочих участниках королевской охоты.

Бранд невозмутимо шагал, уткнувшись в книгу "Особенности распределения маны в почве и воздухе в окрестностях драконьих гор", фоном впитывая шум охоты и изредка бросая взгляды по сторонам. Не слишком густой лес вокруг, деревья и прогулка среди них напоминали ему Благую Тишь.

Там он гулял каждый день, наслаждаясь тишиной, одиночеством и заодно проверяя, не возникло ли чего опасного вокруг деревни. По крайней мере, вначале гулял и выискивал опасности, а затем уничтожал их. Потом опасности закончились, прогулки превратились в просто прогулки и с годами он расслабился, потерял бдительность.

Хотя, изменилось бы что-нибудь, заметь он подземелье раньше? Пожалуй, что и нет, подумал Бранд, переворачивая страницу книги, искоренять надо было начинать задолго до этого, еще до смерти короля Горхорна. Теперь же оставалось только бороться с последствиями, вроде этих волков, терроризировавших округу уже который день и не дававшую никому передвигаться по дорогам.

— И это не то, - пробормотал он, вчитываясь в очередную главу.

Книга представляла собой вполне серьезный исследовательский труд, не очередные выдумки про Эл Дожа или побасенки кого-то, кто драконьи горы только издалека видел. Профессор Валадид и не порекомендовал бы ничего такого, но увы, это были не те сведения, что требовались Бранду. Взятие проб маны, особенности полосы нейтральной земли, договоры с "дикими" кентаврами, повышение концентрации маны по мере углубления в горы - все это Бранд знал и так и оно никак не отвечало на вопрос, каким образом профессор Марденус, здесь терпевший неудачу за неудачей, там, в горах, добился такого быстрого и потрясающего успеха.

— Может, я не там ищу? - проворчал задумчиво Бранд под нос.

Съездить в Дарнию, попробовать найти следы шестилетней давности, чем там занимался Марденус, что читал, что исследовал? Вполне могло оказаться так, что ему изначально помогли из Бездны, демоны обожали подобные "подарки" с двойным дном - ведь с чего-то Марденус был уверен, что он герой? Как-то же в эту историю вписался мстительный Бальбазар, еще неизвестно, сдохший там в горах или нет. Знание, полученное от демонов, было бесполезно искать в книгах, равно как и источник озарения профессора, после которого он бросил все и собрал как-то экспедицию в драконьи горы.

— Где они?

— Куда они делись?

— Только что были здесь!

— Маги! Маги!

— Сомкнуть щиты! Выставить копья! Беречь короля!

— Терун, дай мне сил!

— Меора, хранительница магии небес, к тебе взываю!

— Вон они! Удирают!

— В погоню! В погоню!

— Их магия недолговечна!

— Рассеиватели!

— Готовьте заклинания отмены!

Взвыли рога, охотники кинулись вперед, туда, где мелькали хвосты волков, только что находившихся рядом с ними. Они улюлюкали и кидались заклинаниями, кто-то из загонщиков уже тащил рассеиватели маны, предназначенные на случай, если встретятся особо загрязненные подземной маной участки.

Бранд бросил взгляд и нахмурился, удирали прочь совсем другие волки, не те, которых только что гнал Гатар с придворными. Похожие, но не те. Мгновение спустя пришло осознание, Бранд выпустил книгу, прыгнул стремительно, ударом кулака снося дерево и швыряя его вперед, параллельно скачущим охотникам.


Атака "Сокрытия стаи" отражена!


Для всех снаружи дерево просто пролетело, обламывая ветви и другие деревья, плюхнулось в пустоту на прогалине, но Бранд уже сообразивший, что происходит, одним рывком сократил дистанцию. Влетел в область действия Особенности вожака стаи, увидел его самого, вонзившего зубы в ствол и мечущихся рядом волков. Тут же отвесил пинка ближайшему, вбивая челюсть куда-то в задницу, посылая тело волка снарядом вперед, сбивать его же собратьев.

Неудивительно, что никто не мог поймать волка, а барон как-там-его полег с дружиной! Особенности можно было отразить только другими Особенностями - напади волки на Бранда, Чувство Опасности предупредило бы его, но их вожак, похоже, не омонстрел еще окончательно, не ударился в полную кровожадность. Самое опасное сочетание, уровни, скакнувшие вверх из-за проклятия маны, получение двух Особенностей (если не трех), кровожадность и желание рвать все живое, но в то в же время сохранение каких-то остатков мозгов, способных придумать хитрость, вроде только что случившегося отвлечения другой стаей похожих по виду волков.

— Ар-р-р..., - Вожак уже выпустил ствол, отскочил, рыча.

Какая-то атака рыком, оглушающая скорее всего, нюх на уровни, первым нападать не стал, остальные волки не опасны. Все это Бранд отметил машинально, оказываясь рядом с Вожаком и вбивая ему кулак прямо в так заботливо открытую глотку. Только затем опять вспомнил, что верной перчатки уже нет, но было уже поздно.

— Ар, - как-то грустно булькнул Вожак, напоследок бессильно смыкая клыки на руке Бранда.


Бесноватый Волк-Убийца (вожак) 207-го уровня повержен! Получено опыта: 0!


Гатар и его отряд развернулись стремительно на скаку, рванули в атаку. Лошади прыгали через дерево, задевали ветки, всадники рубили и кололи сверху, кидали заклинания, орали что-то яростно. Волки, ошеломленные потерей вожака, потеряли время, затем в них взяли верх кровожадность и отсутствие мозгов, и они попробовали кинуться в ответную атаку. Не вышло и только тогда волков обуял страх.

Они снова бежали, поджав хвосты, но тщетно в этот раз.

Гатар и остальные неслись следом, не отставая, нанося удары в спину. Маги били заклинаниями, снова запели рога, зашевелились загонщики, отрезая пути отступления, уничтожая тех, кто отбился от стаи. Сверху летели стрелы, волки катились, падали, начинали хромать и тут же падали, убитые или раненые, а Гатар с отрядом мчался дальше, мощно улюлюкая и выкрикивая боевые кличи орков.

Бранд брезгливо, двумя пальцами, разжал челюсть волка-вожака, благо тот умер и сейчас с ним справился бы даже младенец. Вытащил правую руку, разжал ее и комок кровавой каши, оставшийся от сердца, шлепнулся на траву. На дряблой, морщинистой коже еще виднелись точки - следы клыков вожака, но через мгновение исчезли, регенерация жизни сделала свое дело.

— Пора менять привычки, - вздохнул Бранд, качая головой.

Или искать новую перчатку, или держать набор перчаток, тут же начали складываться варианты в голове, но Бранд усилием воли отогнал их. Сюда бы стоило скорее кого-то из молодых героев отправить, чтобы ума-разума да опыта набирались, а так пропало все впустую, "ушло в ноль", как говорили герои в таких случаях.


— Благодарю вас, наставник, - подъехавший Гатар соскочил с коня, поклонился в пояс, складывая ладонь и кулак перед собой.

С секиры и самого Гатара еще капала кровь, сам он был разгорячен погоней и истреблением.

— Слава Бранду!

— Слава Алмазному Кулаку!

— Слава спасителю Стордора и короля!

Кто-то даже соскочил с коня, кланялся вслед за королем. Бранд смотрел бесстрастно, сложив руки за спиной. Подобное он видел много раз за свою жизнь, успел насладиться, возненавидеть, испытать равнодушие, снова полюбить и разочароваться. При дворе старого короля Горхорна знали о его отношении к подобному и обычно обходились без длинных речей, славословий и политесов.

— Разослать еще разведчиков, следопытов и охотников! - громко крикнул Гатар, выпрямляясь. - Прочесать окрестности, добить всех волков! Теперь они не должны представлять опасности! Сообщить в Ухару о подвиге мастера Бранда!

Несколько свитских кинулись со всех ног выполнять.

— Если у них не было второго вожака, - негромко заметил Бранд. - Впрочем, вряд ли ему выпала бы та же Особенность.

Гатар чуть шире раскрыл глаза, осознавая, что случилось. Свитские ахали, бросали взгляды по сторонам, гвардейцы разъехались чуть в стороны, встали полукругом.

— Как с этим бороться, наставник, подскажите? - произнес он.

— Не лезть в первых рядах, - проворчал Бранд беззлобно.

Могли недовольные аристократы и прочие сторонники превосходства людей подослать пару убийц? Могли, подумал Бранд. Нет короля - надо выбирать нового, а герои уже разъехались.

— У нас сейчас не хватает сильных, высокоуровневых воинов, - заметил Гатар в ответ.

Сдержанный, спокойный ответ, вдвойне спокойный с учетом обстановки и разгоряченности охотой, где охотники едва сами не превратились в добычу. Прежний Гатар заорал бы что-то вроде "да как можно посылать других на гибель" или там что-нибудь про драку, которую нельзя пропустить. Возможно поэтому, подумал Бранд, орки так долго оставались скопищем племен, пока не появился орк, способный встать выше. Способный посылать на смерть других, способный оставаться за спиной и неудивительно, что он так и остался в истории как Жестокий Хан.

Странствия Гатара и наемничество, вообще-то должны были пообтесать его в этом вопросе, еще подумал Бранд, или он просто все еще стремился стать героем, не понимая, что герой и правитель несовместимы?

Наемничество.

— Их всегда и везде не хватает, - улыбнулся Бранд, - потому наемники никогда не переводятся.

— Наемники! - вскинулся Гатар, словно такая мысль и не приходила ему в голову, но тут же воскликнул с досадой в голосе. - Денег не хватает, эх!

Марена первым делом попыталась организовать расследование, выясняя, кто отдавал приказы насчет ее бабушки и отца, куда делись деньги, кому отошло поместье и все остальное, что принадлежало Плате Укротительнице, но мало чего добилась. Нехватка бумаг и тех, кто занимался деньгами и тюремными делами при Джерарде Третьем. Бумаги частично сгорели, частично оказались уничтожены, кого-то убило еще при прорыве из тюрьмы полтора месяца назад, занимавшиеся финансами погибли или разбежались в общей суматохе прорыва демонической маны и тварей.

Следовало ехать в Занд, добиваться там ответа у руководства банков Золотого Круга, на что сейчас у Марены не было ни времени, ни сил, ни желания. Не говоря уже о трех питомцах, которых она не могла бросить.

— Так, подготовьте список, кого нам не хватает из воинов, - распоряжался Гатар.

Обзавелся он и доверенным секретарем, который сейчас записывал за ним. Свита внимала, стараясь держаться горделиво и независимо - подобострастия Гатар не любил, гневался сразу. В общем, успешно гнул окружение под себя, но Бранд все равно время от времени задавался вопросом, сколько же времени пройдет, прежде чем окружение согнет Гатара в свою сторону? Лесть, восхваления, одобрение каждого решения - хотя нет, у королей должны были быть умения против этого.

Да и Марена с ее справедливостью могла помочь.

— У Вашего Величества есть целая армия, оставшаяся у Провала, - заметил кто-то из придворных.

Которую не отправили сразу, опасаясь предательства и помощи слугам хозяина, а теперь армия застряла там, ибо бесплатный проезд по порталам закончился, времени и денег отправлять их пешком не было, да и угроза Провала сохранялась. Дабы не ломать хороших отношений с соседями и всем "союзом Провала", как иногда называли страны, активно отправлявшие туда войска для охраны, Гатар просто не мог взять и изъять целую армию. Не говоря уже о дыре в казне, которую проделал бы подобный финт.

— Есть, - небрежно согласился Гатар, - но в то же время и нет. А живые нужны здесь и сейчас. Не только воины, но и мастера, те, за кем не надо будет переделывать.

Бранд опять же подозревал, что таких уже разобрали пострадавшие соседи. Возможно, стоило поговорить с королем гномов Тарбада, раз уж у них прорыв случился раньше на месяц. Отчасти по вине Бранда, конечно, чего уж там, но теперь в этом хотя бы можно было признаться, не опасаясь спугнуть этого демонского хозяина подземелий!

— Составьте список и смету, - повторил Гатар, - потом будем думать!

Потом, все потом. Может и найм мастеров будет потом, подумал Бранд, если оно вообще будет это потом. Пытаясь спасти Стордор, они развалили его, словно какую-нибудь вазу или горшок, и теперь пытались склеить осколки обратно, потому что умения и сил, и времени переплавлять осколки и ваять новое просто не было. Наоборот, еще подумал Бранд, надо напирать на старое, на Стордор и его историю, сшивать и склеивать, пока еще можно.

— Потом, все потом! - вскричал Гатар, снова прыгая в седло. - Сейчас нас ждет охота, волки и освобождение Ухары!

Ткнул пятками в бока коня, рванул его с места в галоп, улюлюкая и насвистывая, свита помчалась следом. Бранд покачал головой, сходил за книгой, отряхнул ее и снова углубился в чтение на ходу, смутно удивляясь, когда же у него дойдут руки до "Эл Дожа на дне морском" и той сцене с русалками.

Глава 6

— Хиленькое какое-то, - с сомнением заметил Гатар. - И далеко от города.

— Конечно, иначе не уцелело бы, - пожал плечами Бранд, которому как раз все было ясно.

Дневники Марденуса, а также книги "кристалловедение для тех, кто не имеет профессии" и "манология для тех, кто не имеет профессии" (очень популярная серия, простым языком объяснявшая азы и иногда книги серии использовали даже для получения соответствующей профессии) и рассказы Илтона Валадида, прямо указывали, что подземелья росли и процветали только в условиях конфликта. Кристалл считал, что ему угрожают, постоянно вторгаются враги, и усиливал взаимодействие с подземной маной, высасывал ее больше, погружался глубже, наращивал ловушки и препятствия, обзаводился новыми слоями брони и лихорадочно работал над стражем - охранником кристалла.

В свое время, когда этот факт только выяснился, случилась вспышка "подземного насилия", живые почти буквально насиловали подземелья, спеша вывести их на новый уровень, усилить путем постоянного истребления всего там. Довольно быстро выяснилось, что так система не работала или, точнее говоря, работала, но не так, как требовалось живым. Кристаллы стремительно росли в уровнях и заглублялись, вызывая прорывы подземной маны (если не мановые порталы прямо в Бездну), лечебные слизни исчезали, создания подземелья и ловушки били только насмерть. Подземелье вырастало в уровнях, да, но при этом вместо плодоносящего дерева превращалось в колючий кустарник, мало того, что утыканный шипами со всех сторон, так еще и смертельно ядовитый и бесполезный.

Поэтому все изменилось, плавная, медленная подрезка и удобрения, если продолжать аналогии с плодоносящими деревьями, взращивание и использование плодов, улучшение их. Те же деревья, за которыми не ухаживали и не культивировали насилие и воздействие - "дички", уподоблялись вот этому подземелью - мелкие деревья, кривые стволы, кислые плоды. Но в условиях, когда весь условный "фруктовый сад" был вырублен и растоптан, даже кривое и мелкое дерево было лучше, чем ничего.

— Что нам теперь нужно? - спросил Гатар и тут же сам ответил. - Нам нужны специалисты по подземельям, разбить рядом лагерь для охраны, а также проложить дорогу к Ухаре. Привлечь лучших специалистов по строительству дорог, также начать возведение портальной площадки.

Подземелье не окупит всего этого и за сотню лет, подумал Бранд, особенно с учетом того, что тут еще вначале надо все окультурить и заставить подземелье выращивать повышенные урожаи зельевых слизней. Хотя бы их.

— Ваше Величество! - донесся голос Валадида из самого подземелья.

Смешно сказать, но Илтона, вдруг оказавшегося крупнейшим специалистом Стордора спасло как раз то, что мешало достигнуть высот профессии - лень и отсутствие рвения. Пока остальные горели делом, работали над уровнями и изучали кристаллы - особенно кристалл подземелья в самом Таркенте, Илтон отправился отдохнуть в загородном домике. Поэтому в городе его не было, во время выбросов не погиб, но и в то же время недостаточно далеко отъехал от столицы, чтобы его сожрали в дороге.

— Ваше Величество! - еще раз воскликнул Илтон, показываясь из туннеля-входа в подземелье. — Это невозможно! Вы хотите получить результат немедленно, но его не будет!

Гатар посмотрел задумчиво. Как и подобает воину, прямому, словно меч, он требовал, чтобы ему всегда говорила правду, какой бы горькой она ни была. Еще один повод мимолетно удивиться, сломается ли Гатар, перейдет ли на лесть и восхваления или его окружение просто незаметно все исказит?

— Судя по тому, что я видел, общему уровню подземелья и запаху маны, - Валадид демонстративно шумно втянул ноздрями воздух, - слизни в этом подземелье дадут зелья в лучшем случае на 50-й уровень и то, после двойной очистки, удорожающей процесс и удлиняющей время.

— Есть другие предложения, профессор? - спросил Гатар, хмурясь. - Страна, все страны вокруг испытывают серьезную нехватку зелий маны и жизни, органов и конечностей подземных тварей для алхимии и ингредиентов, ну да вы лучше знаете, как важны для жизни подземелья! Чем вы предлагаете их заменить? Или предлагаете обходиться без зелий? Сейчас, когда все выбиваются из сил?

Профессор Валадид смутился, да еще и придворные тут же начали смотреть осуждающе, окончательно вгоняя Илтона в ступор. Пока не случилось чего, Бранд шагнул вперед, слегка приотпуская Волю и придворных перед ним смело.

Бранд до сих пор отлично помнил, когда впервые сам познакомился с этим эффектом. Они, толпа молодых и зеленых (некоторые буквально от легкого отравления ягодами) новобранцев замешкались с тем, чтобы кинуться в атаку на отряд Дарнии - те выглядели очень страшно, а некоторые еще и вели боевых химер на поводках, и тогда за их спинами появился один из героев Стордора, Рорин Отступник. Себя Бранд осознал лишь несколько секунд спустя, уже бегущим в атаку, бестолково размахивающим оружием и орущим во всю глотку. Рядом бежали другие новобранцы и все как один потом говорили Бранду, что их словно швырнуло вперед, тело действовало само, без привлечения разума.

А еще, как теперь понимал Бранд, Рорин тогда был лишь учеником героя.

— Профессор Валадид лишь хочет помочь, - сказал он, - и, думаю, речь идет о замещающей алхимии?

— Да! - с жаром воскликнул профессор, посылая в сторону Бранда признательные взгляды. - Сразу видно, что вы не зря столько работали бок о бок с самим Таланом!

Бранд лишь улыбнулся слегка уголком рта, не стал разочаровывать профессора. Те дни, после Обольстителя, но до удаления в Благую Тишь он помнил смутно, потому что не хотел вспоминать, во-первых, а во-вторых, топил себя в выпивке и зельях. Пожалуй, это был первый и последний раз, когда Бранд жалел, что настолько поднял себе атрибуты Силы и Выносливости, так как обычная выпивка его просто не брала. Он глушил магическое вино бочками, еле-еле хмелея или внушая себе, что захмелел. Кидался в битвы, что-то там еще творил, чтобы забыться и в конечном итоге сошелся с Таланом. Тот хотел получить 300-й уровень и третью профессиональную Особенность, связанную с Алхимией (и неоднократно потирал бороду в предвкушении), Бранд же хотел забыться, благо зелья Алхимика на него действовали.

— Ваше Величество! Работа с подземельем нужна, и мы немедленно приступим к ней, но раз уцелели только такие хлипкие и неразвитые подземелья, то нужно предпринять другие шаги! Нужна замещающая алхимия, изготовление зелий из частей омонстревших тварей, особо богатых маной. Этот процесс опаснее, дает меньший выход и чистоту зелий, больше риск отравления маной Бездны, но зато зелья получаются по уровню тварей.

— А также это поспособствует скорейшей очистке Стордора и обогащению его жителей! - обрадовался Гатар. - Немедленно, немедленно издать указ и разослать его по городам и весям при помощи магов-портальщиков! И еще указ, славному городу Ухаре взять на себя расходы, обслуживание и работу с подземельем, как оно там называется?

— Подземелье Быстрой Лозы, Ваше Величество! - вытянулся один из гвардейцев, ходивших внутрь вместе с Валадидом, для охраны профессора и разведки.

Они же принесли сведения, что Страж Кристалла там 102-го уровня.

— Работу с подземельем Быстрой Лозы в обмен на будущие преференции и долю в продукции подземелья, а также освобождение от налогов, - последнюю часть Гатар сказал уже не так уверено, словно засомневался в процессе.

Возможно, это все ему подсказывали умения короля, Бранд не знал, точнее говоря, никогда не интересовался такими тонкостями. Также он сомневался в скорейшей очистке и обогащении - могли бы живые уничтожить монстров вокруг, так давно бы уничтожили - но промолчал, решив не вмешиваться. Только влезь в это дело и будешь носиться по Стордору, не зная ни сна, ни отдыха, истребляя омонстревшую мелочь, забыв о дневниках хозяина подземелий.

— Благодарю вас, профессор Валадид! - казалось, Гатар сейчас хлопнет профессора ручищей и тот согнется.

Но нет, Гатар удержал себя в руках. Бывало, по вечерам Бранд слышал, как Гатар жалуется Ираниэль и Марене как трудно ему сдерживаться и держать себя в руках. Королевы кидались его утешать, с известным результатом, а бывало и сами жаловались в ответ на схожие проблемы. Никто из них не был готов к такому, но они смело ринулись в неизвестность и все это смутно напоминало Бранду не только времена его молодости, но и тот знаменитый поход в драконьи горы, где он также самоуверенно отправился добывать славу и уровни, не зная, во что влезает.

— Именно так и надо поступать! - чуть повысил голос Гатар, обращаясь ко всем вокруг.

Бранда не брали его речи - просто из-за разницы в уровнях и атрибуте Воли - но он видел, что слова Гатара не пропадают зря. В окружении короля появилось немало новых лиц, молодых лиц, возможно, мечтавших стать новой аристократией и вместе с ним перешагнуть порог 200 уровня.

— Говорить правду, отстаивать ее, действовать на благо Стордора!

— Гатардора, - тихо прошептал кто-то. - Гимдора.

Не злобно, скорее наоборот, одобрительно. Почему-то людям Стордора втемяшилось в голову, что раз впервые за всю историю королевства правителем стал не человек, а орк, то страну обязательно переименуют. Или присоединят к Великому Степному Ханству, или всем нужно будет завести лошадей и кочевать. Некоторые упирали на то, что королева Ираниэль - темная эльфийка и на основании этого строили догадки, не менее идиотские, чем про орков.

К Бранду вкрадчиво приблизился Таранд Норм, новый глава Тайной Канцелярии, люди которого и собирали эти самые слухи. Молодой (по меркам Бранда) глава, сейчас из кожи вон лезущий, по понятным причинам. Незаметное движение пальцев, легкий импульс заклинания против подслушивания - Бранд посмотрел удивленно.

— Есть сведения, - с самым нейтральным лицом произнес Норм, практически не шевеля губами.

Можно было не сомневаться, шпионы рядом (если они вообще имелись) слышали что-то иное, возможно про личную жизнь Марены, что-то чем мог бы интересоваться Бранд, но что не имело отношения к данному разговору.

— Что барон Тортон переписывался с графом Ловантеком, а также иными аристократами Севера, - добавил Норм, глядя в глаза Бранду, - вплоть до Надархи Бонтвилля, герцога Амкента и Рамбула, и в переписке этой речь шла отнюдь не о прелестях троллих на свободных землях. Более того, эту переписку активно поддерживала Лотония.

Бранд изобразил на лице легкое удивление, на всякий случай. Никакого чужого внимания он не ощущал, но в этих играх мантии и кинжала могло случиться всякое.

— Переписка эта особенно усилилась после коронации Джерарда Третьего, - добавил Таранд многозначительно, опять же глядя в глаза Бранду, не оглядываясь глупо, - и по сведениям, в числе переписывающихся, появились адресаты из Занда.

Тут уже впору было изображать на лице мрачное осознание. Заговор аристократов Севера, наверняка с идеями отколоться от Стордора, пока король дурной и молодой, поглотить часть вольных земель, наладить сотрудничество с бандитами там, а может просто прижать их и выгнать. Самим пустить товары через себя, в обход Стордора, составить конкуренцию Западному Тракту - при поддержке Лотонии, конечно, и гнать контрабанду по полосе нейтральной земли - при поддержке Занда, давно уже недовольного монополией Тарбада и невыгодным расположением Бирюзового Хребта. Может быть даже прижать диких кентавров и пускать товары чуть южнее Провала, все равно там некому было взимать пошлины.

— Велась разработка? - прямо спросил Бранд.

— Велась, - кивнул Норм, - но словно нехотя, больше внимания уделялось нелюдям и делам за пределами Стордора.

Хорторн исполнял волю хозяина подземелий, а также разогнал тех, кто рыл под него и интересовался причинами гибели Бехорна и старого короля, отца Джерарда. Аристократы уловили ветер в нужном направлении и активизировались, не подозревая, с какой Бездной под боком играют.

— Его величество Гатар Первый сейчас направляется в Ухару, где остановится во дворце барона Тортона и где будет принимать знатных горожан. По слухам, барон пытался пробиться в первую очередь на восток, но Ухара так и осталась в осаде проклятого зверя. Никто высокоуровневый не входил во дворец.

Или его просто не видели, подумал Бранд, на то он и высокоуровневый.

— Сейчас все тяжело со связью и донесениями, - продолжал Таранд, - но с востока тоже поступают нехорошие звоночки. Переписка барона и содержимое его тайников очень помогли бы Канцелярии.

Бранд задумался на секунду. К чему клонит Норм было ясно - найти ему тайники и сейфы барона, за счет разницы в уровнях, Особенностей, опыта героя, в конце концов. Приметить ловушки, выжить, там, где другого бы убило.

— Посмотрю, что можно сделать, - сказал он Норму. - Только посмотрю.

Взгляд Ветерана мог помочь, указать артефакты - сейфы и прочие дела. Баронесса, хоть и потеряла недавно мужа... Бранд с отвращением выбросил эту мысль из головы. Стоило только коснуться игр мантии и кинжала, как началось, словно в старые времена, подумал он сердито. Впрочем, он тогда послал самого Бехорна, ничего не мешало послать сейчас и Норма, занимавшего тот же пост.

— Конечно, ваше геройство, - обрадованно кивнул Норм, - если уж вы не справитесь, то никто не справится, а специалистов по взлому я притащу, прямо из Таркента. И охрану к королю приставлю свою, мало ли кто из приближенных барона решит воспользоваться моментом.

Бранд только кивнул, опять возвращаясь мыслями к вопросу - где пролегает граница вмешательства героя в дела государства? Неплохая тема для размышлений, скрасить вечер в Ухаре, пир, похожий на сотни других, восхищенное внимание местных и прочие дела, привычные в его прежней жизни. Тогда он воспринимал их как должное, сейчас же хотел лишь, чтобы его оставили в покое.

Что же, над этим тоже можно было поразмыслить, все равно читать дневники Марденуса ему не дадут.

Глава 7

28 день 8 месяца 879 года, к западу от Ухары, Стордор


Таранд Норм перебирал бумаги и на его невыразительном, незапоминающемся лице мелькали различные не слишком добрые эмоции.

— Как можно было запустить все так! - яростно прошипел он под нос.

Запустил руку в густые черные волосы, дернул, кажется даже вырвал клок. Бранд понял, что это надолго, снова обратил свой взор на страницы рабочего журнала хозяина подземелий. Очередная мешанина сокращений и зачеркиваний.


0,1 дюйма, 2:3 злкрст

Трубки!!!! Прнц инрт! Прямая подача!!!

Првстчнк? Дмг Марсеон?


Взгляд Бранда впился в последнее слово - имя, скорее всего и он записал его себе. Помимо круга коллег по профессии и тех, с кем он общался в повседневной жизни, могли быть и другие, например, этот неведомый Марсеон. Если в дневниках и записях не найдется ответа, то нужно будет шерстить их всех, проверять, думать, где и от кого Марденус мог получить информацию, приведшую к прорыву в деле выращивания кристаллов.

Помимо этого, имелись еще две другие возможности: во-первых, прорыв на стыке профессий, раз уж обе они, манология и кристалловедение, у Марденуса достигли 200 уровня. Бранд уже неоднократно обдумывал эту возможность и пришел к выводу, что сам не потянет. Он мог получить эти профессии, собственно, любой живой мог получить практически любую профессию, приложив силы и старания.

Бранд мог нанять учителей, провести бырум, подняться там, уровня до 150 в каждой из профессий, но вот дальше он уперся бы в стену, скорее всего. Проще и быстрее было потратить те же деньги на кого-то из этих самых учителей, специалистов в данных профессиях и коллег Марденуса и дать им возможность достичь 200 уровня в профессиях. Риск имелся, конечно, но Бранд собирался присутствовать лично при этом прорыве и сразу оценить, превратится ли живой в будущего хозяина подземелий.

В общем, неясным оставалось, не потратит ли он время и силы зря.

Во-вторых, конечно же, эту информацию Марденусу могли подсунуть демоны, кому как не им разбираться в подземной мане, питающей кристаллы? В дневниках профессора имелся чертеж "схемы питания и преобразования", подземелье в разрезе, но ничего нового он не сообщал. Возможно, хозяин подземелий оставил это знание в голове, не стал доверять бумаге. Возможно, источником этих знаний был Бальбазар, рехнувшийся на своей мести. Все это было весьма умозрительно и в то же время крайне опасно, тут, пожалуй, следовало проконсультироваться с матерыми демоноведами у Провала и хорошим демонологом.

Взгляд Бранда вернулся к дневнику. "Дмг" - дитя младшего герцога? Домашний гном? Демонолог? Скорее всего.

— Конечно же установить награды! - голос Гатара. - И вы слышали мастера Валадида? Подобрать Алхимиков, пусть гонят зелья из тех тварей, что перебьют горожане!

— Работавшие с подземельями алхимики остались не у дел, - задумчивый голос барона Давади, ставшего правой рукой Гатара, - привлечем их. Великолепная идея, Ваше Величество!

Гатар стремительно вошел в покои барона Тортона, взмахивая рукой, мол, действуйте, закрыл дверь. Быстрый взгляд в сторону Бранда, кивок, шаг в сторону Норма. Гатар был выше Норма на голову, шире в плечах вдвое, могуч и мускулист, как многие орки, боец и красавец, да еще к тому же и король. Неудивительно, что на вчерашнем пиру местные высокоуровневые красотки из одежды выпрыгивали, спеша обратить на себя внимание Гатара.

Король-молодожён устоял, зато к Бранду в кои-то веки никто не лез, хоть какое-то разнообразие.

— Вот здесь, - протянул Таранд бумаги.

Гатар ухватил ручищей, вчитался. Барон чрезмерно доверял сейфу и ловушкам в нем, держал здесь же особый артефакт для писем.

— Не может быть! - воскликнул Гатар и повернулся к Бранду. - Наставник, они собирались убить короля Джерарда!

— Тебе его жалко? - удивился Бранд.

— Да нет же! Свалить все на Тарбад и гномов, еще сильнее раздуть пожар ненависти ко всем, кто не являлся человеком, и на этом отделиться, с помощью Лотонии.

А также истребить троллей и сговориться с Зандом, в обход ненавистного Тарбада, завершил мысленно Бранд. Возможно, Джерарду даже докладывали об этом или Хорторну, не могли они за полгода развалить все, но наверху решили разыграть все по-своему. Либо до заговорщиков как-то дошло, что в Тарбаде готовится прорыв бездны - судя по прорывам маны и омонстрению зверья еще раньше, с исполнителями у слуг хозяина не задалось, набирали верных вместо умных.

— Собирались действовать еще дней десять назад, - чуть севшим голосом сказал Гатар.

— Половина месяца прошла с момента взрывов подземелий и прорывов, - добавил Таранд.

Лотония, вполне возможно, не стала бы спешить с выступлением, но вот сами заговорщики могли и поторопиться, подумал Бранд. Идеальный момент для выступления, старый король убит, новый - не-человек, дороги разорваны, порталы отключены, часть армии уничтожена, а часть отсутствует, да вот беда, часть заговорщиков и сама погибла и пострадала от этих бедствий.

Переговоры в Таркенте! Собрались, вступили в связь и договорились о новом плане!

— Я - королева Марена! Там внутри мой муж перед богами, король Гатар, и мой дед, Бранд Алмазный Кулак!

— Ничего не знаю, Ваше Величество, велено никого не пущать! - донесся могучий рёв из-за двери.

Норм метнулся к двери, приоткрыл и внутрь стремительно ворвалась сердитая Марена, за которой следовал Нимрод и над чем-то хихикающая Феола, с заново намалеванным багровым глазом во лбу.

— Простите его, Ваше Величество, - поклонился Таранд, - приказано было никого не пускать и я...

— Все справедливо, - взмахнула рукой Марена, прерывая его, - можешь передать мою благодарность, но мы здесь не за этим. Это правда, что нам угрожает опасность с востока?

— Сами только что узнали, - удивленно сказал Гатар. - А вы откуда? Третий Глаз уважаемой героини Феолы?

Феола только хихикнула беззубо, махнула сухонькой ручкой.

— Прошу прощения, Ваше Величество, - снова вмешался Норм, - я взял на себя смелость сразу отправить сообщение в Таркент.

Лицо Гатара приняло задумчивое выражение:

— Поэтому ты прилетела? - спросил он Марену, решив, что все понял. - Из-за гномов Тарбада?

— Нет, как тебе такое вообще могло прийти в голову?!

— Там твоя родня, родной клан твоего отца, - растерянно развел руками Гатар, - ты же всегда говорила, как важны родственники!

— Да, только они отказались от меня! - топнула ногой Марена. - Твоя родня от тебя не отказывалась, вот их и приглашай!

Гатар нахмурился так, что казалось сейчас вся зеленая кожа на черепе пойдет морщинами. Признак глубокой задумчивости у орков, хотя для непосвященных это обычно выглядело так, словно орк сильно разгневался. Стоило ли приглашать орков на фоне так и не угасших "античеловеческих" настроений — вот вопрос, ответ на который Бранд оставил самому Гатару. Орк, темная эльфийка и наполовину гномка на троне Стордора и так понятно, что либо они погасят эти настроения, либо люди восстанут.

Еще один момент, который не продумали, нет, о котором даже не задумались герои.

— А у меня только одна родня и осталась - дед! - продолжала Марена. - Его и приглашу помочь с угрозой с востока!

Гатар вышел из задумчивости, пробежался взглядом по собравшимся.

— Это заговор с участием высших аристократов и другой страны, а ты собралась туда лететь в одиночку?

— Почему в одиночку? - фальшиво удивилась Марена. - Наставница со мной, мастер Нимрод и дед!

Гатар нахмурился, бросил взгляд на Бранда, умоляя поддержать его.

— Так, - рука Марены сделала движение, словно дергала косу, затем уперлась в бок. - У нас нет армии, нет сил, нет влияния, у нас нет даже портальной сети, даже мастер Офлард разводит руками и говорит, что ему не хватает уровней в профессии.

А главным он стал, как профессор Валадид, подумал Бранд, остальные погибли или разбежались. Дорога молодым оказалась расчищена, да вот беда, задачи оказались не по уровням этих самых молодых.

— Мы не сможем перебросить армию и королевских войск там нет, - продолжала перечислять Марена, наступая короткими шажками на Гатара.

Макушка ее была где-то на уровне груди орка-короля.

— Проблему надо решать, иначе что мы за правители? И без того про нас самые безобразные слухи ходят, что мы хотим королевство продать, то ли гномам, то ли оркам. Не говоря уже о том, что я засиделась во дворце, а после этих переговоров ощущаю себя грязной, только справедливость и возмездие помогут мне смыть все это и упрочить нашу репутацию среди живых!

Судя по лицу Гатара, он потерялся в этом потоке аргументов, где государственное смешивалось с личным. То ли уроки Светлейшей не пропали даром, то ли проявлялись женские хитрости, а может какой-нибудь врожденный талант. Такое тоже бывало, плохой хлебопек становился всемирно известным архитектором, крестьянин брал мотыгу и рубал монстров и Проклятых так, что биографию Катласа Мотыги до сих пор вручали ученикам героев в качестве примера и учебного пособия, плохой бард превращался в капитана и так далее.

— Нет, одну я тебя не отпущу! - вдруг уперся Гатар, когда голова Марены практически уперлась ему в грудь.

— Дашь мне войско? - язвительно спросила Марена. - Чтобы я верхом на Носатике приехала туда месяц спустя, когда все уже закончится? Вспомни, чему нас всегда учил дед - быстрота и натиск!

Бранд не припоминал, чтобы учил такому, но возражать не стал. Феола смотрела на эту семейную ссору с каким-то странным умилением, Нимрод и Норм стояли с бесстрастными лицами.

— Только если мастер Бран согласится, - неохотно изрек Гатар, уступая, и тут же добавил. - И с вами должен отправиться жрец Ордалии!

После снятия Покрова Тайны и того, как два десятка героев, услышав, что Алмазный Кулак идет штурмовать Таркент, бросили все и пришли ему на помощь, Бранд вернулся к своему старому имени даже в мыслях. Но те, с кем он познакомился, будучи Торговцем Браном, до сих пор, бывало, называли его по старому имени.

— И маг-портальщик!

— Нет! - возразила Марена. - Все они нужны здесь! А уж вернуться мы впятером как-нибудь сумеем!

В этом был определенный смысл, словно в походе на Проклятого - быстро добраться туда, а уж обратно, как получится. Разница была лишь в том, что здесь с победой ничего не заканчивалось - появлялись новые проблемы и новые, и новые, проклятие властителей, в каком-то смысле.

— Марена права, - вмешался Бранд, так как сцена уже затянулась. - Граф Ловантек и остальные на переговоры прибыли самостоятельно, так что маги там найдутся. Или грузовые виверны.

— Я хотела полететь на Лиане, - вдруг смутилась Марена.

— А также прихватить с собой Носатика и Моростона? - теперь пришел черед Гатара язвить.

— Я все поняла! - вскинулась Марена, встряхивая волосами.

Пытаясь встряхнуть, похожа она постоянно забывала, что коротко обстригла их, дабы не дергать себя за косы.

— Нельзя перегружать магов! Поэтому и хотела отправиться вчетвером, чтобы как можно меньше живых!

Но в то же время с силой, достаточной, чтобы вправить мозги графу, подумал Бранд, поднимаясь.

— Жреца, возьмите Астарда Больбуса, - упрямо повторил Гатар.

— Да, король, муж мой, - вдруг склонила голову Марена, затем прильнула к нему.

Веселая им выдалась семейная жизнь, медовый месяц пополам с восстановлением королевства на троих, усмехнулся Бранд, внезапно понявший, чего Марена так примчалась, словно земля загорелась.


— Я их расчесала, накормила и умыла и все объяснила, но если мы задержимся, то ты обязательно сходи и объясни им все, - торопливо давала Марена инструкции мужу-королю, - мои питомцы умные и все понимают!

— Через связь эмпата.

— Так и мы с тобой связаны и обручены перед богами! Лиану выпусти полетать, Носатик может впасть в спячку, Моростону обязательно нужно принести кровавика, почесать клюв, ну все, храни королевство, люблю тебя!

Марена привстала на цыпочки, чмокнула Гатара в зеленую щеку и быстро, несолидно и не по-королевски подбежала к остальным.

— На границу с Лотонией, - скомандовал Бранд магу-портальщику, - поблизости от Дарши и владений графа Ловантека.

Тот посмотрел замученно и слегка удивленно, затем перевел взор на Марену.

— Действуйте, - кивнула она.

Не совсем через половину Стордора, для того маг и прибыл сюда, в Ухару, но все равно, расстояние оставалось изрядным. Даже для переброски одного, чего уж говорить о пяти живых.

— Будь готов к чему угодно, если что, хватай Марену и улетай, я разберусь, - шепнул он Нимроду.

Верный и незаметный телохранитель кивнул. Он тоже подрос в уровнях, но не так сильно, как Марена, и Бранд подумал, что надо бы ему устроить быпур до 200 уровня, до 2 особенности профессии. Маг уже колдовал и размахивал руками, мир вокруг смялся, изменился и снова развернулся обратно.

Мага, похоже, подобрали такого, кто знал координаты пограничных застав, по крайней мере этой, через которую проходила основная дорога в Лотонию. Если вернуться по дороге, можно было попасть в Дарши, не слишком крупный, но значимый пограничный городок, рядом с которым и располагались владения и замок графа Парана Ловантека.

На заставе царила суматоха, все носились беспорядочно, словно потеряли головы и забыли, что они воины. Суматохи добавляли обычные живые, прибывшие с товарами, они орали, пытались разворачивать телеги, ругались и кидались друг на друга с кулаками. Кто-то из вояк заставы пытался командовать, но без особого успеха.

— Иду-у-у-ут! Иду-у-у-ут! - пронзительный, вколачивающийся в головы вопль. - Лотонцы уже близко!!

— Это мы удачно прибыли, - хохотнул Бранд и повернулся к Марене. - Ну что, королева, встречай гостей!

Глава 8

Лотония прислала не войско - отряд. Внушительный, могучий, но все же отряд, занять земли, которые сдаются сами. Бранд не знал, пострадали ли жители Дарши от взрыва подземелья и омонстревших, но в обычных условиях городок точно смог бы отбить первый натиск такого отряда и воззвать о помощи. На что побольше, вроде Ордеи или Амадеума сил уже точно не хватило бы.

— Неужели Лотония и Стордор воюют, что сюда пришло целое войско? - немного патетично вопросил комендант заставы.

— Мы прибыли по приглашению владетеля местных земель, лесов и городов графа Ловантека! - последовал громкий ответ. - Помочь разобраться с омонстревшим зверьем, восстановить работу порталов и подземелий!

Марену аж перекосило, Бранд задумчиво потер подбородок. Примерно под такими же лозунгами войска Дарнии продолжали оставаться на землях Стордора. Марену, надо полагать, это задевало особенно сильно, так как именно они, через ее новоявленную наставницу Феолу, убедили короля Дарнии прислать эти самые войска.

— Пограничные заставы - это земли короля! - закричал комендант.

Он собирался стоять насмерть, но силы свои оценивал трезво. Подошедший отряд Лотонии смел бы его заставу, словно сноп соломы, поэтому появление Бранда и остальных было воспринято им, словно дар богов.

— Напасть на нас, все равно что объявить войну Стордору!

— Мы пришли с миром и дружбой! Мы просто пройдем мимо заставы и поможем живым! Разве не так положено делать во времена всеобщего бедствия?!

Вообще-то такие выверты не одобрялись и порицались, так как система коллективной взаимовыручки возникла не на пустом месте.

— Только по приглашению и я, Марена Кладис, королева Стордора, не даю вам этого приглашения! - звонко провозгласила Марена, выходя вперед.

Росту ей все равно не хватало, но не запрыгивать же на зубец стены! Моростон тут выручил бы, но увы. Марена уже успела три раза (причем, похоже, не осознавая того) выразить надежду, что они быстро тут обернутся и вернутся, чтобы питомцы не успели заскучать.

— Какая еще королева? - как-то глуповато спросил глашатай Лотонии.

Казалось бы, за такое время уже должны были разойтись новости, что в Стордоре сменились правители. Тем более, король и сразу две официальные королевы! Живые любили посмаковать подобные подробности, чего уж там.

— Коронованная консилиумом из двадцати одного героя, в полном соответствии со статьями соответствующего кодекса, - скучающим голосом произнес Бранд, тоже выглядывая наружу и демонстрируя прозрачный кулак, на всякий случай. - И моя внучка.

Впечатление и репутация. Ошарашить, не доводить до прямой драки, которая точно переросла бы в войну. После такого разгрома и потерь, после событий у Провала, еще устраивать войну? Совершенно неприемлемо! Отчасти по этой же причине Бранд не рвался выдворять силой войска Дарнии с земель Стордора. Да, вековая вражда, да, неприемлемое поведение, но подраться можно будет и потом, когда более страшные угрозы схлынут.

— А такфе мая уфеница, - немного невнятно прошамкала Феола, появляясь на стене.

Глашатай явно расслышал не все, но переспрашивать не рискнул - уровни он видел, о деградации Феолы не знал и не мог знать.


Две группы, из трех живых в каждой, встретились посредине, между заставой и отрядом Лотонии, в специально установленном для такого дела огромном шатре.

— Калтос! - радостно воскликнула Феола, едва шагнула внутрь.

— Госпожа Феола, - поклонился лотонец, - рад снова видеть вас.

Бранд посмотрел еще раз на лотонского военачальника. Граф Калтос Речивек, с которым он не встречался вживую, но был наслышан. Один из главных полководцев, старинного знатного рода, приближен к королю, если не его внебрачный сын и так далее. Одно из двух, или Лотония придавала этому проекту огромное значение, или Калтос попал в опалу и был выслан на границу. Судя по тому, что он мог принимать решения прямо здесь, не советуясь с Артавой - скорее первое. Огромный, мускулистый, усатый, со светлыми глазами и волосами, характерными для лотонцев, той части населения, что составляли люди, Калтос несомненно должен был понравиться Марене.

— Два прославленных героя и королева Стордора, - Калтос поклонился вошедшей Марене, - боюсь, наша часть уступает вам в представительности. Это Хао Нитон, советник короля, сейчас помогающий мне.

Полурослик, в мантии с длинными руками, в которых он прятал руки, поклонился и пробормотал приветствие. Он усиленно пытался создать впечатление мага, но Бранд рассмотрел пенту - знак Пентрока, бога хитрости и коварства. Конечно, маг не обязан был поклоняться Меоре, богине магии и памяти, но Бранд еще всмотрелся в статус и беззвучно хмыкнул.

— А это Рада Цепь, - представил он сопровождавшую его героиню.

Женщина средних лет, чьи мускулистые руки обвивала эта самая цепь. На героине было свободное платье, и она оценивающе разглядывала Бранда и Феолу. Сам Бранд, честно говоря, ожидал увидеть Лотанека Копье, который помогал освобождать Таркент.

— Ученица Стрына Камня? - спросил Бранд, все-таки вспомнивший, где о ней слышал.

— Бывшая, - без какого-либо вызова в голосе ответила Рада и тут же поклонилась Феоле: - Я слышала, госпожа, что вы мастерски владеете оружием, в основе которого лежит цепь. Сочту за честь поучиться у вас.

— Если договоримся мирно, - тут же ответила Феола.

Рада склонила голову почтительно, в то же время указывая на Калтоса Речивека, мол, он тут главный.

— Я не только королева Стордора, но еще и паладин Эммиды и эмпат, - заговорила Марена, не дожидаясь хитрой вязи слов. - Справедливо ли предавать родную страну?

— Думаю, об этом вам лучше спросить у своего дедушки, - с вежливой улыбкой ответил Калтос, - который много лет провел в команде с дарнийцем Ролло Скрытником и занимался делами за пределами Стордора. Многие назвали бы это предательством.

— Если бы я остался и принял участие в сражении на Ульбе, стало бы легче Лотонии от этого? - ухмыльнулся Бранд демонстративно.

— Легче - нет, но мы говорили о справедливости, - тут же парировал Речивек, - которая не оперирует подобными понятиями, легче или тяжелее. Справедливость - она или есть, или ее нет, не так ли, королева Марена?

— Не всегда, - ответила та. - Граф Ловантек справедливо хотел избавиться от короля Джерарда, но по совершенно корыстным причинам и еще к тому же хотел предать родную страну.

— Разве не был он в своем праве?

— Нет, - отрезала Марена. - В этом вопросе он мог решать только за себя, но не за своих подданных.

— Разве не за этим ему вручили власть, чтобы он улучшал жизнь всех? - поинтересовался Калтос.

Кажется, его искренне забавляла эта беседа. Рада Цепь сидела спокойно, похоже, немало переняла у учителя - Камня, а вот Хао Нитон слегка ерзал, словно никак не мог сесть удобно. Похоже, его тянуло на хитрости и советы, но в то же время он опасался проявлять себя при двух героях таких высоких уровней.

— И он решил за всех, что лучше им жить в Лотонии, - задумчиво произнесла Марена, — вот что неправильно. Все равно что боги сошли бы с небес и решили за живых, в кого им верить и какие профессии выбирать. Несправедливо.

— Возможно, - слегка развел могучими руками Речивек, - но так повсюду.

— И это неправильно! Я изменю эту систему! - глаза ее и сама Марена словно пылали огнем. - Нам известно, что граф Ловантек и другие готовили заговор и собирались отдать свои земли под руку короля Лотонии, но этого не будет! Сам граф будет удостоен божьего суда и если Грознейшая смилостивится над ним, то я охотно вышлю его в Лотонию.

Вот теперь дело дошло-таки до нашептываний на ухо со стороны Хао. При этом он прикрывался рукавами, в которые, несомненно, были вшиты разные артефакты, скрывающие от подслушивания и подглядывания. В свою очередь Феола нашептывала что-то Марене. Рада не отрывала взгляда от Бранда, похоже, прикидывая его возможности в бою и пытаясь соотнести их с легендами об Алмазном Кулаке. Сам Бранд лениво вспоминал, как пару раз стукался плечами с ее учителем.

— Хватит ли у Стордора на это сил? - вопросил граф Речивек. - Справедливо ли будет, если ваш дедушка вынужден будет сражаться с обычными живыми, которые ничего ему не сделали?

Марена побледнела, затем пошла красными пятнами. Она, как внучка Платы Укротительницы, отлично знала, что такое будет несправедливо. Мало того, за подобными "героями" открывали охоту другие герои, спеша набрать опыта на сошедшем с ума или Проклятом бывшем собрате. Также она знала, что у Стордора нет сил начинать войну, отстаивать эти земли, а запугивание двумя героями - Брандом и Феолой - не вышло. Марена сидела, дергая несуществующую косу, пытаясь найти выход из положения.

— Искушение пощипать соседа присутствует всегда, - заговорил Бранд спокойно, - но не стоит забывать о мире вокруг и обстановке в нем. Сегодня ты ударил соседу в спину, потому что мог, завтра он не протянул тебе руку и не пришел на помощь, послезавтра всех сожрали демоны.

— Это угроза?

— Это напоминание о проблеме Провала, который сейчас охраняется лишь третью войск, и о том, что не стоит пользоваться тяжелым положением Стордора, дабы урвать себе кусочек, - ответил Бранд. - Лучше протянуть руку друг другу и взаимовыгодно дружить.

— Лучше, - согласился Калтос. - Но как?

— Портальная сеть пострадала не только в Стордоре, но и в Лотонии и других странах, там, где срочно перебрасывались войска, так? - спросил Бранд и, не дожидаясь ответа, продолжил. - Войска спасли свои страны, конечно, но теперь возникли проблемы с возвращением, тогда как Провал стоит без надлежащей охраны.

Бранд сотоварищи завалили главную шахту, но сколько тот завал продержится?

— Эту проблему нужно решить, заодно демонстрируя всем пример помощи и взаимовыручки, ибо не хватало нам только новых ссор, возможно раздуваемых новым хозяином подземелий.

Теперь пришел черед Калтоса бледнеть и оглядываться на советника. Хао Нитон покачал головой, но сомнения в Калтосе остались.

— Пригласить и нанять специалистов, купить и восстановить портальную сеть по пострадавшим странам в кратчайшие сроки.

— Хорошо сказано, но...

— Деньги будут, - перебил его Бранд, - не тот случай, когда стоит экономить. Лотония выступит с инициативой, а также обратится к странам к востоку от Провала, дабы те временно увеличили гарнизоны, взяли на себя часть нагрузки в этот тяжелый момент. Нужна будет новая встреча правителей стран, обсуждение вопроса Провала, почему бы не провести ее в Артаве, столице Лотонии? Провал и драконьи горы рядом, чтобы все видели и ощущали опасность. Стордор сейчас в тяжелом положении, нам выгодно, чтобы грузы как можно быстрее пошли в обе стороны по Западному Тракту, чтобы по дорогам снова можно было ездить. Король Гатар и его советники пересмотрят пошлины в отношении Лотонии и ее товаров, а купцы Лотонии помогут с расчисткой дорог до самого Тарбада, не так ли?

— Мне надо будет спросить короля, - задумчиво изрек Калтос, - но это очень, очень щедрое предложение. Что же взамен?

— Лотония не будет поддерживать заговор аристократов севера Стордора, а также поможет с возвращением армии Стордора, той ее части, что застряла у Провала.

Раз Стордор собирался оплатить восстановление порталов, то, как бы оплачивал и проезд армии обратно, но Бранд решил не заострять на этом внимания. Тактические решения, дабы отдышаться, подняться после того, как сбили с ног, отыграть немного времени, дабы регенерация вернула жизни в Стордор. Те же взорванные подземелья никак нельзя было исправить (если не разгадать секрета хозяина подземелий), но хотя бы так, хотя бы подняться после такого мощного удара, как-то продолжить бесконечную битву жизни и смерти.

— Даже странно, что про героев обычно говорят, мол, из них выходят плохие правители, - уважительно ответил граф Речивек. - Король Гатар...

— Конечно же поддержит это решение, - подхватила Марена, благо Калтос специально вставил паузу. - Думаю, мы можем прямо сейчас составить черновик, а потом уже подписать окончательный договор, когда известим своих королей.


Когда с формальностями было покончено, и они покинули шатер, Марена наконец позволила проявиться беспокойству и задала терзавший ее вопрос:

— Дед, но где мы возьмем столько денег?

— В банке, конечно, - ответил Бранд, думая немного о другом.

Лотонию нейтрализовали, Дарнии тоже надо будет что-то дать, в Алавии дружественные король и королева, с орками уж как-нибудь договорятся, Палантор мелковат, в Занде есть связи и там еще надо будет на месте поговорить, раз уж решил своих денег вложить в спасение Стордора. Оставался Тарбад и гномы.

— Займ под корону? - спросила Марена.

— Нет, из моих личных сбережений, - отмахнулся Бранд.

Тут же пожалел об этом, так как его слова явно напомнили Марене о бабушке. Стоило бы разобраться и в этом, подумал Бранд, все же банки косвенно задели и всех героев этим решением.

— У меня там тоже что-то есть, - задумчиво прошамкала Феола, - только вот не помню что. Но надо бы потратить, для такого дела не жалко!

— Дед, наставница Феола, - на глазах Марены выступили слезы.

— Не торопись радоваться, - проворчал Бранд, - еще неясно, что там будет и как. Да и здесь не доделали.

— Но армия Лотонии уходит! - возразила Марена.

— Армия, - еще проворчал Бранд, — это не армия, лишь отряд. Торговые пошлины и Западный Тракт, вот настоящая добыча, уверен ваши советники еще насядут на тебя и Гатара, с криками об убытках.

— Слово дано и будет сдержано! - вскинула голову Марена. - И все благодаря вам!

Бранд лишь поморщился слегка, думая о том, что с каждым днем все глубже влезает в дела королевства, хоть и не хотел. Теперь вот еще с графом Ловантеком разбираться, да чтобы не сбежал, и потом опять всех запугивать своим присутствием, пока Марена будет вершить суд.

Глава 9

1 день 9 месяца (Сайроса) 879 года


Замок графа Парана Ловантека напоминал Бранду монастырь у Провала, наверное, потому что был отчасти вписан в скальный отрог, вздыбившийся, словно хребет дракона. Можно было не сомневаться, там, в скале вырублены склады, возможно, устроена тюрьма, как подражание королевской тюрьме в Таркенте. Склон с другой стороны отрога наверняка изменен, магами камня или просто подданными графа, обрублены все легкие подходы, обустроены наблюдательные пункты, туннели для переброски сил из замка, если потребуется.

Разумеется, все хорошо так заколдовано, как и сам замок, в камнях стен которого Бранд видел особенностью Взгляда Ветерана заклинания укрепления и восстановления. Лес тут почти не рос благодаря тому, что с другой стороны мимо замка текла река, и на этой полоске между водой и скалами выживали только трава и кусты - тщательно срубленные на три полета стрелы, как и надлежит.

Замок был построен давно, едва ли не заре Стордора, когда тут еще проходила основная дорога в Лотонию. Затем все изменилось, появился городок Дарши, все сместилось, но Ловантеки не стали переносить замок и переезжать в город. Если бы враг напал на Дарши, дружина графа могла выйти из замка и ударить в спину или перерезать дорогу и снабжение, и наоборот. Если же враг был так силен, что смог бы осадить и замок, и городок, то такую массу войск заранее заметили бы разведчики и сообщили в Таркент.

— Что-то случилось? - встревоженно спросила Марена.

Бранд лишь покачал головой.

— Самое слабое место в замке - ворота, - сообщила Феола, подслеповато вглядываясь в строение. - И еще есть потайная калиточка, вон там, с левой стороны, как раз удобно выбежать и нырнуть в Ланьку.

Ланькой называли протекавшую здесь реку.

— Если пожелаете, госпожа, я мог бы проникнуть тайно в замок, - заговорил Нимрод, выходя из своего обычного состояния "невидимости".

Бранд уже не первый раз думал, что надо бы их свести с Ролло, уж тот бы оценил это умение находиться в рядом, но в то же время выпадать из внимания всех окружающих. В принципе, Бранд тоже мог бы проникнуть тайно в замок, Отвод Глаз и даже граф, возможно, не увидел бы его, раз Бранд недавно подрос в уровнях. Будь он помоложе, обязательно устроил бы что-нибудь эффектное, спрыгнул бы прямо со скалы в центр замка, проломив там брусчатку или слетел с небес с помощью воздушного мешка, вроде тех, с которыми они бежали тогда из тюрьмы в Таркенте.

— Нет! - резко мотнула головой Марена, чуть прищурилась, ожидая удара косы в глаз. - Мы - правители Стордора, зачем нам действовать тайно?! Наоборот, надо, чтобы все было открыто, чтобы живые видели и не сочиняли потом глупых слухов! Ну, дед, что там такое страшное?

— Ничего, - ответил Бранд и повторил глухо, - ничего.

Просто опять вставал вопрос силы и того, насколько сила героев — это закон. Да, он мог разнести этот замок по камушку, даже не заметив всех этих усилений магией и ухищрений архитекторов, но делало ли это его правым? Стоило ли убивать живых, которые ничего вообще не сделали, не стали слугами Проклятого, не омонстрели, не изменились, не убивали других живых?

Когда-то Бранд не задавался подобными вопросами, да они и не возникали особо, раз уж сознательно не лез в дела государственные. Возможно, подумал со смешком Бранд, это не пять лет в Благой Тиши изменили его, а просто подкралась старость, брюзжание, ворчание, пустые размышления о разном.

— Скажи, когда у тебя прорезалась повышенная ворчливость? - спросил он у Феолы.

— Фто? - возмутилась та. - Я не ворчу! Это Мион-охальник, Старый Ворчун, наверное, меня заразил! Эх, угораздило же его застрять в этой Алавии, мне вот иногда скучно бывает без него!

Да, подумал Бранд, вот еще проблемка, помимо ушедших от Провала войск, его же покинули и сильнейшие герои.

— Королева Амали ему как дочь, - пояснил он.

Из-за этого ситуация Миона Три Стрелы странным образом напоминала положение самого Бранда, только дочь вместо внучки, но с таким же присмотром за молодым королем и королевой и пострадавшим королевством.

— Амали? А куда дели Светлейшую?! - изумилась Феола. - Переворот случился?!

— Наставница Феола, Амали - дочь Светлейшей, - терпеливо пояснила Марена и легко вздохнула. - Как-то она там, весточек не шлет, на свадьбу не зовет. Хотя, у них тоже проблемы, какие уж тут свадьбы в такое время.

Известно, какие, подумал Бранд, с красотками, танцами, концертами, выпивкой и Минтом в роли мужа. Мысли его еще раз пробежались по различным вариантам, но затем вернулись к привычной максиме "самое простое решение - самое верное".

— Любое время годится для торжества жизни, - вдруг вмешался Астард Больбус, жрец Ордалии.

Гатар навязал его практически силой, Астард это понимал и помалкивал, не лез вперед. На заставе помог с исцелением, в Дарши, куда они направились потом, тоже занялся работой по вере. Бранд неоднократно слышал утверждения, мол, Стордор самый сильный и могучий из-за правильного выбора божественной покровительницы. Ордалия и ее слуги помогали плодиться и размножаться, больше населения - больше возможностей, больше мастеров, магов, войск, героев.

А что, если в этом и было дело, вдруг подумал Бранд. Не в ненависти дарнийца Марденуса к Стордору, а именно в населенности Стордора? Вдруг хозяин подземелий хотел принести в жертву целую страну, как его слуги совершали жертвоприношения возле кристаллов подземелий? Запись о демонологе - мог ли он консультироваться с ним о жертвоприношениях? Экспедиция в драконьи горы - Марденус набрал с собой жертв для будущего кристалла?

Пожалуй, с этим стоило разобраться отдельно.

— Пока что у нас тут торжество смерти, - резковато ответила Марена, - с ним бы разобраться.

— Дарующая жизнь, несомненно, поможет нам всем, - кротко ответил Астард, складывая ладони в жесте Ордалии, - особенно герою Бранду.

Бранд только хмыкнул, не стал напоминать, что не верит в богов и лично встречался с Ордалией.

— Особенно если мы сможем обойтись без торжества смерти! - подхватила Марена с восторгом истинно верующей. - Деда?

— Да я и не собирался никого убивать, - проворчал Бранд.

Зашагал вперед, сложив руки за спиной, обманчиво медленно и лениво, словно возвращаясь в шкуру и статус Торговца Брана. Можно было... да много чего можно было, но Бранд просто дошел до моста через Ланьку, встал посреди него, ощущая, как останавливается движение по обе стороны: крестьяне с телегами и дружинники, выезжавшие из замка, сбавили ход.

— ГРАФ ПАРАН ЛОВАНТЕК! - провозгласил Бранд, усилив свой голос. - ВЫХОДИТЕ ИЛИ Я ВЫТАЩУ ВАС СИЛОЙ!

Бранд знал, что граф в замке, теперь оставалось только посмотреть на реакцию Парана и действовать соответственно. Надо отдать должное, граф оказался не робкого десятка, не стал запираться в замке, не попытался сбежать. Вышел из ворот, в сопровождении приближенных.

— С каких это пор герои высшего класса вмешиваются в дела обычных живых?! - спросил он с вызовом.

— С тех пор, как становой хребет королевства предает его, - презрительно парировал Бранд.

Движения в замке не наблюдалось, никто не седлал коней, не натягивал тетиву, не звал магов. Дружина и обитатели замка или не знали о заговоре, или ждали команды графа, в любом случае, непосредственной угрозы не наблюдалось и Бранд подал знак остальным.

— Герои не имеют права судить!

— Вообще-то имеют, с разрешения правителя, - ответил Бранд. - Был бы здесь Солнцедар, даже процитировал бы соответствующие статьи уложений, но это не нужно, так как я и не собирался судить.

— Но тогда..., - Ловантек увидел Марену и лицо его дернулось.

О да, подумал Бранд, всех нас подводят старые привычки. Горхорн действовал иначе, Джерарду было не до того, и граф Ловантек просто не ожидал, что королева вот так возьмет и явится к нему лично, без свиты, фанфар, долгой подготовки и прочих дел. Таранд Норм перепроверял слуг во дворце, но можно было не сомневаться, сведения все равно уходят на сторону, всегда уходили, даже при Бехорне.

— Это несправедливо! - вдруг воскликнул граф. — Это месть за сорванные переговоры!

Сорванные, слегка удивился Бранд. Похоже, Марена тоже не желала беспокоить его зазря или стыдилась, что они не могут справиться с такими "мелочами".

— Вы еще скажите, что нелюди губят Стордор, - посоветовал Бранд.

Прямая, чистейшая провокация, чего уж там. Отчасти удавшаяся, взгляд Ловантека метнулся к Марене. В остальных живых вокруг - поголовно людях - особой ненависти не ощущалось, возможно, потому что Марена выглядела как человек, несмотря на гнома-отца. Или люди помнили, что она внучка Укротительницы, героини Стордора?

— Стордор погубил король Джерард Третий, - с усилием ответил граф, - своим некомпетентным правлением и доверием кому попало! Я уже говорил об этом в столице и готов повторить еще раз! Или?

На лице его промелькнула тень надежды, что Гатар и его королевы уступили, приехали позвать его в советники. Промелькнула и исчезла, Паран явно вспомнил реплику Бранда насчет предательства. Вот неглупый же живой, подумал Бранд, наблюдая за метаниями графа, в возрасте - поди полсотни лет будет - чего полез в этот заговор? Чего ему не хватало в Стордоре? Власти? Влияния?

— Что же касается не людей, - Паран голосом разделил слова, - то это ваши слова, Алмазный Кулак, не мои. Король Стордора теперь орк, его королевы - темная эльфийка и наполовину гномка!

— Окститесь, граф, - вдруг шагнул вперед Больбус, закрывая собой Марену, которая уже открыла рот, - и покайтесь, ибо Исцеляющей Ордалии одинаково любезны любые живые и любая жизнь!

В словах и движениях его пылала вера и сам Больбус светился, тем зелено-золотистым цветом, что обычно ассоциировался с жрецами Ордалии и массовыми исцелениями. Люди падали на колени, возносили хвалу Ордалии. Даже Бранд смутно ощутил отголосок воздействия Астарда.

— Владычица Жизни, - голос Бальбуса гремел, ошеломлял, - одинаково любит всех, кроме тех, кто отнимает эту самую жизнь! Король Джерард Третий пошел против заветов Ордалии и был наказан за это!

— Слава Ордалии!

— Слава новым правителям Стордора!

— Слава герою Бранду!!

Молодец, Астард, в который уже раз подумал Бранд. Свою богиню прославил, в людях веру увеличил, разрядил ситуацию с графом, которого сейчас вообще никто слушать не стал бы. Ну а что заслуги героев, сразивших хозяина, приписал Ордалии, так и пусть. Раньше Бранда это ужасно злило, он возмущался, выступал резко, но с годами пришли равнодушие и усталость. Общение с Ролло тоже помогло.

— Я - королева Стордора Марена Кладис! - вышла вперед Марена.

Бранд видел, что слова эти дались ей нелегко, но знал, со временем придет легкость, если не привычка. Подданные графа согнулись, сам граф тоже изобразил поклон. Похоже, он уже жалел о том, что не попытался сбежать, испугавшись (и совершенно верно), что Бранд его тут же изловит.

— Но я же и паладин Эммиды! - провозгласила Марена в наступившей тишине.

Похоже, не только граф вспомнил казнь короля Джерарда Третьего, за которую Марену частенько попрекали в слухах, обвиняли в том, что она лишь отомстила за бабушку, а справедливости в том суде не было.

— Граф Паран Ловантек! - заговорила Марена низким голосом, вскидывая руку с молотом.

Никакой пышности суда, долгой подготовки, витиеватых премудростей и крючкотворства с законами, такое должно было понравиться простым живым.

— Заговор против короны и короля Джерарда, с целью убить его! Желание предать Стордор, ослабить королевство, переметнуться под руку Лотонии!

Слова Марены падали, подобно камням, вокруг царила гробовая тишина, нарушаемая лишь журчанием воды в реке и отдаленным криком младенца в замке.

— Я прощаю вам заговор против короля Джерарда Третьего, ибо он хотел погубить Стордор и желание убить его справедливо, иных способов защитить королевство у вас не имелось!

Тишина сломалась. Подданные графа ахали, смотрели, выпучив глаза, перешептывались. Взгляд графа бегал по Марене, словно Паран не мог поверить услышанному. Вполне понятная реакция, ибо обычно все было наоборот, короли ассоциировали себя с королевствами и покушение на убийство правителя каралось казнью, иногда даже без суда, достаточно было лишь намерения.

— Но я не могу простить вам предательства Стордора, ослабление королевства и удара в спину в ту минуту, когда страна оказалась на грани гибели! Это несправедливо и неприемлемо! Вы, граф, не успели приступить к действиям, из-за случившейся трагедии...

Голос Марены слегка истончился, а Бранд чуть склонил голову набок, словно подражая Трентору. Он вдруг понял, что часть замка Ловантеков делали гномы Тарбада, прибегшие к тому же приему, что и у себя в столице, Альбанде. Сгущение маны, потенциальный кристалл подземелья разряжался в системы замка, подпитывал заклинания и камни стен. Мысли Бранда, конечно, тут же ушли в сторону записей Марденуса, чертежей, кристаллов, работы с маной.

— Молот Справедливости! - выкрикнула Марена, взмахивая рукой.

Светящийся двойник ее молота ударил по графу (свита вокруг отскочила с резвостью невероятной), окутал на мгновение и бесследно скрылся в земле.

— Грознейшая изрекла свою волю! - провозгласила Марена торжественно. - Паран Ловантек! Вы более не граф и владетель и не подданный Стордора! Если желаете - можете удалиться в Лотонию и присоединиться к ней, как и хотели, даю слово королевы, никто вам в том препятствовать не будет!

Глава 10

Мана пропитывает все вокруг, она является неотъемлемой частью всего мира, от самого его дна - Бездны, до небесных высей, где обитают боги. Первоисточник маны - Бездна, бурлящее, бездонное море под нашими ногами, порождающее демонов и безумие, Проклятие маны.

Ману нередко сравнивают с водой. Грязная, подземная вода, проходя через почву и камни, фильтруется, высасывается корнями деревьев и трав, выходит родниками и реками, поглощается живыми и перерабатывается и затем возносится в виде пара в небеса. Там она преобразуется в тучи, которые проливаются дождями, несущими жизнь, ибо нет жизни без воды.

Также и мана, грязная, подземная и ядовитая, несущая лишь смерть, она преобразуется, пройдя через землю и скалы, растения и живых, превращается в источник жизни, без которого нельзя обойтись. При регенерации маны, организм поглощает ее из окружающего пространства, словно воздух или воду, и затем выдает обратно в преобразованном виде заклинаний. Подобно испаряющейся воде, мана затем возносится наверх, преобразуясь в "верхнюю" или "небесную".

Важную роль в этой системе преобразования играют кристаллы подземелий, выступающие своеобразными насосами - очистителями, качающими подземную воду, перегоняющими ее наверх уже в очищенном виде. Создания подземелий, особенно чистые мановые конструкты, вроде слизней, помогают в этой задаче, равно как и процессы переработки руды и почвы, которые происходят при расширении подземелий. Кристалл тратит ману, и она выходит наружу в уже пригодном для живых виде.


Бранд упер палец в эти слова, приостановил чтение. Сам Марденус не заморачивался объяснениями основ, все-таки дневники и рабочие журналы он вел для себя, поэтому Бранду то и дело приходилось отвлекаться, читать книги по основам - если они вообще имелись под рукой - расспрашивать того же Валадида о каких-то базовых вещах.

— Рассуди нас, о могучая королева! - донесся возглас.

Марена лишила графа Ловантека титула - профессии властителя и вместе с ней Паран утратил всю ветку умений и потерял часть Атрибутов, особенно в Харизме. Живые вокруг, обиженные графом или считающие, что он их обидел, немедленно возвысили голоса, начали надвигаться, ощутив, что пришел их час, и явно желая продолжить состоявшийся суд. Пришлось Марене возвысить голос, прибегнув к умениям королевы и напомнив всем, что она обещала графу возможность спокойно удалиться в Лотонию.

Разумеется, с семьей и частью денег, это было справедливо.

Пока шли сборы (жрец Больбус ушел вместе с бывшим графом присмотреть, чтобы не случилось еще одного самосуда), как-то стихийно начались славословия в адрес новой королевы, полетели просьбы о справедливом суде, и Марена не стала отказывать людям. Притащили кресла, поставили навес от солнца, потянулись просители, считающие, что, по справедливости, их рассудят лучше, чем по законам королевства или закону феодала-правителя.

Бранд же прогулялся до библиотеки графа, обнаружил парочку интересных книг и теперь читал их, сидя в сторонке, пока Марена вершила справедливый суд. В чем-то Бранд ее понимал, ему, когда он только начинал карьеру героя, тоже были очень важны похвалы, одобрение, наглядное зрелище того, что он действительно помогает людям. К тому же вершить суд здесь было проще, чем заниматься делами всего королевства, недаром Марена так рвалась сюда, говорила о том, как ей душно во дворце.

— Я, видите ли, староста Вешек, Адрон Мысил, а это вот, староста Сошек, Бадран Тысил, - обстоятельно начал рассказывать один из подошедших.

Подобного Бранд насмотрелся в Благой Тиши - обстоятельность, неторопливость, желание непременно рассказать все-все. Старосты были похожи, словно братья, а может и правда состояли в родстве.

— Графский управляющий, вон он стоит, - указал в сторону рукой староста Мысил.

Управляющий стоял с видом бледным, похоже, тоже ожидая суда толпы, но без особых надежд улизнуть, как граф. То ли подворовывал, то ли ущемлял, пользуясь властью, то ли еще что.

— Выделил нам, понимаете, заливной луг возле Ланьки, один на две деревни, а чтобы не размерять его, границей обозначил ручей, проходящий через луг. А тот возьми и начни петлять, словно пьяный!

Вытоптали корни да почву размыло, скорее всего, подумал Бранд. Феола что-то зашептала на ухо Марене, которая уже слегка ерзала в нетерпении. Возможно, вспоминала питомцев, оставленных в столице.

— Взялись выправлять да только хуже вышло! Чуть до смертоубийства не дошло... несколько раз! А управляющий говорит, мол, в бумаге записано "по ручью", значит, так и должно быть! Как-то раз охрану прислал, так те еще сильнее там все утоптали, мы должного количества травы накосить не смогли, еще и должны остались!

Марена задумалась, но ненадолго.

— Небрежение долгом управляющего, - обвинила она. - Прорыть ручью русло посредине или как оно было на момент договора, выложить все камнями, чтобы не размывало. Работы проводить управляющему лично, как допустившему такое и не подумавшему над договором.

— Смилуйтесь, справедливая королева, - жирным голосом сказал управляющий, падая на колени, - у меня же нет профессии для таких работ! Я сделаю, но выйдет плохо и придется переделывать, а скажут, что нарочно так сделал!

Бранд ожидал фразы "Меня заставил граф!", но управляющий оказался умнее и промолчал.

— По справедливости следовало бы заставить работать до получения профессии и проведения работ должным образом, - произнесла Марена задумчиво, - но эта справедливость заняла бы слишком много времени и, возможно, привела бы к убийствам из-за нового дележа луга. Поэтому поступим иначе. Управляющий... Книрр Гонтке оплатит из своего кармана работу специалиста, с профессией уровнем не меньше 50, а если такового не окажется в Дарши или окрестностях, то еще и оплатит дорогу из другого города, а также расходы на поиски.

Управляющий поднялся, разевая рот и хватая им воздух, словно рыба, вытащенная из воды. И опять ему хватило мозгов промолчать, не заводить разговор о своей невиновности и том, что ничего не крал. Возможно, багровый глаз, нарисованный на лбу беззубо улыбающейся Феолы, подсказал ему, а может просто чутье на опасность. Недаром обычные живые любили сравнивать таких управляющих и всяких там ростовщиков, и банкиров с бандитами, мол и те, и другие ограбят, с улыбочкой по миру пустят, а едва зачуют опасность, как сбегут.

— Ваше Величество!

— Справедливейшая!

— Да этот Гонтке!

Не вся толпа вокруг, но изрядно живых в ней качнулись вперед.

— Не пытайтесь меня обмануть, - скучающим, до боли знакомым тоном изрекла Марена, демонстративно подпирая голову кулаком. - Иначе вы ничем не будете отличаться от Книрра Гонтке и тогда я назначу наказание уже вам.

Толпа увяла, дружинники переглядывались, ухмылялись, подкручивали усы. Бранд вернулся взглядом к книге и тому месту, где остановился.

— Старосты деревень могут оставить деньги, поделив между деревнями, но только если вместе с работами по укреплению русла они укрепят и дружбу между деревнями, - закончила Марена суд.

Старосты, кланяясь и благодаря королеву, отступили, вперед выдвинулись следующие: толстый купец и дюжий молодец, то ли наемник, то ли дружинник, Бранд уже не вслушивался, вернувшись мыслями к книге. Если кристаллы подземелий выполняли роль насосов, накачивающих ману вокруг, то, что тогда - вскоре маны станет меньше? Восстановление ее у живых замедлится или вся мана окажется потрачена? Усилится приток маны из других областей, порождая шторма маны в эфире? Приток снизу, загрязнение почвы, прорывы и омонстрения?

Несомненно, кто-то еще должен был это понять и задуматься, но все равно Бранд записал себе эти вопросы, для будущей встречи правителей и обсуждения вопроса Провала. Затем снова углубился в чтение.


— Что, уже всё? - удивленный голос Марены.

Бранд бросил взгляд по сторонам, да, похоже, желающие суда закончились быстро, едва до них дошло, что справедливость не равна решению в их пользу. Более того, такому решению, которое уже не оспорить. Не говоря уже о том, что справедливость не была равна законности - Бранд вполуха слышал пересуды в толпе, мол, назначат сюда нового графа, так пока он еще освоится, можно будет и развернуться, и передохнуть немного, а то и наверх выбиться.

Жрец Ордалии скорее всего заскучал за это время и удалился, Феола задремала и похрапывала, пуская пузыри носом. Только Нимрод, как всегда, стоял за спиной Марены.

— Ваш суд был скор и справедлив, Ваше Величество, - последовал ответ самым льстивым тоном.

А вот этот льстец был, похоже, не слишком умен, в отличие от Гонтке. До сих пор не понял, что Марене подобное не нравится, а может рассчитывал взять свое количеством и пробиться в новые графья.

— Де... мастер Бранд, можно поговорить с вами наедине?

Бранд поднялся и подошел ближе, Нимрод уже сотворил им заклинание, оградившее их от подслушивания. Любопытствующие, коих было полно, конечно, все равно смотрели, но это была неизбежная часть жизни правителей и героев - тот редкий момент, в котором они сходились.

— Можно и без официоза, - заметил он добродушно.

— Можно, - согласилась Марена, - но я прячусь за ним, ну как ты прятался за Браном.

Бранд кивнул.

— Я сглупила, дед, - призналась Марена, но лицо держала нейтральным. - Надо было назначить расследование, везти графа Ловантека в столицу, заодно питомцев бы своих повидала, они там уже, наверное, скучают без меня. За время расследования подобрать ему замену, а теперь я не знаю, кого сюда ставить! Он же должен и за землями приглядывать, и Лотонии отпор давать, и налоги там всякие собирать и разбойников с омонстревшим зверьем выводить. А еще тут наверняка осталось полно людей, кто за старого графа, и его семья...

— Погоди, - быстро наклонил голову Бранд, посмотрел на Марену сверху вниз. - Его семья осталась тут?

— Он уговаривал их, но не согласились, а силу ему применить не дали, - пояснил Нимрод. - Ускакал, прихватив несколько вещей, меч и три мешочка с монетами.

— Наверняка, он теперь будет зол на меня и станет мстить, - прошептала Марена.

— Такова доля правителя - всем не угодишь, - ответил Бранд избитой истиной. - Назначь его жену или старшего сына, останутся те же Ловантеки в правителях, для местных ничего и не изменится, будут еще славить тебя за справедливый суд.

— Точно! - Марена звонко хлопнула себя по лбу, не жалея силы. - Дед - ты гений!

Бранд только искривил губы. Видел пару раз как схожим образом поступали Горхорн с Бехорном, вот и вся гениальность.

— Указ... нет, сама напишу! Мастер Нимрод, не могли бы вы пока договориться с кем-то из местных магов-портальщиков? Может, даже из числа тех, с кем он в Таркент приезжал?

— О возврате в столицу, - кивнул Нимрод.

— Нет, - к вящему удивлению Бранда отрезала Марена.

Нимрод не стал переспрашивать, поклонился и исчез.

— Я знаю! - сердито заговорила Марена, хотя Бранд молчал. - Знаю! Второй день вдали от питомцев, да и позавчера слишком мало времени провела с Моростоном, хотя бы на Носатике покаталась да потренировала, но этого все равно мало! Я плохой эмпат, плохой правитель, правительница, неважно! Но не могу я поступить иначе, все подданные сейчас мне как питомцы, понимаешь?

— Понимаю, - серьезно ответил Бранд.

Марена бросила недоверчивый взгляд, словно выискивала в словах подколку, затем кивнула и прижалась к нему, казалось, вот-вот и разревется.

— Да, пожалуй, только ты и можешь такое понять. Когда ты просто должен?!

— Думаю, Нимрод вполне способен понять подобное.

— Видишь, как все плохо, - Марена отстранилась, посмотрела на него с искаженным болью лицом. - Я даже не подумала о том, кто был со мною рядом столько лет! Какая из меня правительница?!

Бранд не знал, что сказать. Приводить в пример тех, кто решил стать героями, не слишком годясь для этой работы?

— Я стану лучше, - уже тверже заявила Марена, проводя рукой по лицу. - Удвою усилия и стану.

— Это надежный, проверенный временем способ - трудиться и добиваться, - одобрил Бранд. - Если мы не возвращаемся в Таркент, то куда?

— Ну, ты, наверное, можешь и вернуться, - не слишком уверенно сказала Марена, оглядываясь.

Толпа уже расходилась, так как основная часть представления - королевский суд уже закончилась - но все равно вокруг оставалось еще достаточно живых, чтобы снова разразиться приветственными криками в адрес королевы Марены. Былая ненависть к не-людям сгинула, словно и не было - но надолго ли, вдруг подумал Бранд. То, что графиня отказалась последовать за мужем, обнадеживало, но вдруг она разделяла его взгляды на не-людей?

Меньше государства, больше дневников Марденуса, напомнил себе Бранд.

— Мне не дает покоя та часть, в которой заговорщики упоминали Урдар, - призналась Марена. - Лотония присылала армию, а войска Дарнии так и стоят на землях королевства, в чем вполне справедливо обвиняют нас. Мало ненависти из-за того, что мы не люди, представляешь, что началось бы, войди сюда Лотония, а за ней и Урдар?

Герцогство выживало дипломатией, но кто сказал, что им это нравилось? Могли и попробовать откусить кусок, прикрывшись сильными соседями - Дарнией и Лотонией - с боков.

— Думаю, Урдар бы вошел последним, если бы вообще рискнул.

— Но мы не можем пренебрегать такой возможностью! Вдруг там сейчас находятся заговорщики или их правитель собирается нападать, поддавшись обещаниям? Ведь Лотония прислала войска, стало быть, мы должны проверить, не замышляет ли Урдар чего-либо подобного!

— Это очень разумно, видишь, ты уже думаешь, как королева, - неуклюже похвалил ее Бранд.

— Ах, если бы, настоящая королева подумала бы об этом еще в Таркенте, - ответила Марена. - Главное, не разноси там все сразу, хорошо?

— Да я вообще мирный герой, - пожал плечами Бранд, - пальцем здесь никого не тронул.

Глава 11

— Хэй-йя! Хэй-йя! - кричал Кучер, яростно щелкая кнутом. - Шевелитесь, черепахи!

Вообще-то карета графа летела с бешеной скоростью, но Кучер поступал, как и многие живые вокруг, сказали гнать во весь опор — гнал во весь опор. Марена слегка надувала губы, от этих его выкриков про черепах, явно скучая по Моростону.

— А охрана нам зачем? - недовольно спросила она.

Рядом с каретой несся десяток дружинников, готовых дать отпор кому угодно. Парочка из них пыталась покрасоваться и попасться на глаза Бранду, наивно считая, что он тут же разглядит в них зародыш таланта и немедленно высунется из кареты и позовет их к себе в ученики.

— С дороги! С дороги! Пади! - доносились крики впереди, сгонявшие живых.

— Еще и разгоняют всех, - еще больше заворчала Марена, - несправедливо выходит.

Бранд оторвал взгляд от дневника Марденуса, где тот описывал опыты с "подкормкой" кристаллов маной. После прочтения книги из библиотеки графа кое-что встало на свои места и Бранд успешно расшифровал еще часть записей. Профессор Марденус пытался имитировать подземные почвы и отфильтрованную ману Бездны, но не слишком-то преуспел.

— Неужели у графа Ловантека не было своих магов, и он каждый раз нанимал их в Дарши?

— Был один, - зачмокала губами Феола, - я видела, он стоял рядом с... с… с графиней.

— Аполиной Ловантек, - подсказала Марена и нахмурилась. - Она же принесла мне клятву и получила профессию!

Бранд бросил взгляд, увидев, что Нимрод молчит по привычке, а жрец Астард благоразумно не лезет вперед, понимая, что не настолько он близок с королевой. Зато Феола воспряла от сна и готова была выполнить свои обязанности наставницы, так что Бранд вернулся к чтению, прислушиваясь вполуха.

— Раз она получила профессию, дающую титул, значит, клялась искренне, - зашамкала Феола. - Клятву эту, конечно, можно обойти, вон муж ее, граф, затеял же заговор.

Схитрив и не поклявшись Джерарду, подумал Бранд, хотя кто знает. Заговор-то возник еще при Горхорне, старый король радел за Стордор, но при этом держал всех в кулаке, давил соки, многим это не нравилось.

— Графиня же выполнила твою просьбу, Марена, как королевы, но при этом еще и свои интересы соблюла. Дала лучшую карету, послала часть дружинников, теперь в Дарши все узнают, что она стала правительницей этих земель, да еще и получила титул лично из рук королевы.

Полугномки. Даже если Паран Ловантек и раздувал не-людские настроения, то теперь графиня их вынужденно погасит, иначе под сомнение будет поставлена легитимность ее титула. Не все так ладно у них там было в браке, но теперь Аполина, назло мужу и его заговору, собиралась верно служить Стордору, похоже успев подумать даже над такими мелочами. Ловко, подумал Бранд, можно и простить хитрость с каретой.

— Рассуждая дальше, она могла отправить своего мага в Дарши, чтобы тот привел остальных. Или отправить гонца на коне, а маги прибыли бы в замок телепортом, но при этом другие живые не увидели бы ничего, а так все на месте. Вот королева, вот герои, они едут в карете графини, сразу все ясно без лишних слов. К тому же, графиня наверняка привычна к пышным выездам, свите, так что поступила не только привычно, но и отчасти, возможно, радея о твоем образе, Марена, образе как королевы, который ты роняешь, - на удивление здраво рассуждала Феола. - Роняешь, по мнению графини, конечно же.

— Еще одно подтверждение, что я плохая королева, - вздохнула Марена.

— Это очень опасный путь! - провозгласила Феола, вскидывая морщинистый палец. - Не знаю, насчет правителей, но каждый герой сталкивается с этим искушением, желанием быть таким, каким его видят окружающие!

Еще одно сходство правителей с героями, мысленно хмыкнул Бранд, переворачивая страницу. Странное дело, народная мудрость гласила, что правители из героев никакие, если смягчать выражения, и мудрость эта были права, но стоило только начать задумываться и сразу в глаза бросалась масса схожих моментов.

— Он очень соблазнителен и легок, но те, кто ходил этим путем, мало чего достигли. Правитель, ступивший на этот путь, становится зависим от окружающих, - Феола нахмурилась. - Правитель и так зависим от советников, свиты, тех, кем он себя окружает, но ступив на этот путь он может стать игрушкой в руках своего окружения.

— А мы отвергли этот путь на недавних переговорах, где нам пытались навязать своих советников, - задумчиво ответила Марена и наклонила голову. - Благодарю вас, наставница, сразу видно, что вы много размышляли об этом.

— Или провела свою молодость при дворе короля Дарнии, - закудахтала Феола, зашлась в смехе, словно подражая Громоптаху, - где видела много всего, чего с радостью не видела бы. Правитель должен быть уверен в своем пути, чтобы вести за собой других, иногда против их воли, но в то же время правитель должен сомневаться в себе и пути, иначе легко может погубить королевство! К счастью, у тебя есть то, что отсутствует у многих правителей.

— Наставница-герой? - неуверенно спросила Марена, поглядывая на Бранда.

— Профессии Эмпата и Паладина, квест Эммиды, о, они осложнят твою жизнь королевы десятикратно, даже не сомневайся, - заверила ученицу Феола.

Марена только склонила голову, показывая, что так и есть.

— Но они же дадут тебе возможность идти в правильном направлении, не сбиваться с выполнения квеста и нести справедливость. Надо только развивать эти профессии, что опять же будет нелегко, раз они теперь вторичные.

— Откуда... откуда вы знаете?! Я ничего не говорила об этом!

— Профессии правителей всегда основные, так боги, создавшие эту систему, дают нам понять, что правление живыми, помощь им, превыше всего, - произнес Больбус мягким голосом, так естественно вклиниваясь в беседу, словно участвовал в ней с самого начала.

Но при этом профессии героя нет, невольно подумал Бранд, который сто раз слышал все эти аргументы и двести раз спорил о них, с другими героями, правителями, иногда даже со случайными встречными, с которыми сталкивался в тавернах и придорожных забегаловках. Чаще всего в ответ звучало, мол это намек со стороны богов, что всем живым надо стать сильнее, не надеяться на героев и то, что многие профессии изначально не существовал, появились лишь потом, и со временем появится и профессия героя. Пару раз Бранд слышал даже обратный аргумент, мол, многие умения со временем стали общими, не требующими профессии, благодаря развитию живых, а герои просто были первыми в этом списке, так как с самого начала времен берегли покой живых.

Разумеется, никакой истины в тех спорах не родилось, только ссоры и драки.

— Не все это понимают, но вы, Ваше Величество, как паладин Эммиды, можете вывести профессию королевы на новую высоту, - продолжал Астард.

В этом вопросе Бранд скорее согласился бы с Феолой, Марене придется в десятки раз тяжелее.

— Благодарю вас за советы, наставница, уважаемый Больбус, - ответила Марена, наклоняя голову. - Мне надо поразмыслить над этим.

Долго размышлять ей не дали, конечно, за окнами кареты уже мелькали первые домики, выселки Дарши. Карета промчалась к центральной площади и управе, где хитрый план графини Аполины Ловантек получил дальнейшее развитие: управитель города, посаженный графом Параном, изумился, пришлось объяснять и новость тут же полетела по городу быстрее ветра.

— Об этом всегда, всегда следует помнить правителю, его подданные могут творить что-то свое, трактовать приказ иначе, действовать вроде во благо королевства, но не забывая и своих интересов, или, наоборот, из излишнего рвения творить такое, что и враги бы не сделали, - снова взялась за наставления Феола.

— Я помню, наставница, - с благодарностью отозвалась Марена, - но с этим уроком у меня большие сложности.

— Эмпатия и знание живых помогут тебе! - провозгласила Феола и тут же добавила печально. - Но ты увидишь много такого, как я при дворе короля Дарнии, чего с радостью не видела бы.

Судя по лицу Марены, она уже видела всякое-разное и с радостью забыла бы.


— У вас уцелело подземелье?

— Да, Ваше Величество.

— Тогда можете передать графине Ловантек, что Стордор нуждается в зельях, - сказала Марена, глядя на управителя.

Невысокий, едва ли не меньше Марены, он при этом был еще и тучен, одутловат, постоянно отдувался и утирал пот.

— Конечно, конечно, Ваше Величество, - в глазах управителя, заплывшим жиром, мелькнули радость, жадность и опаска, - но, осмелюсь спросить, что насчет порталов и дорог в остальные части королевства? Скоро ли все заработает?

— Вы расчистили окрестности от омонстревшего зверья? - резко спросила Марена.

— Хвала божественной Ордалии, нас это миновало, вот в Харгане, говорят, выброс был такой, что полгорода снесло.

— Тогда почему вы не разослали войска в помощь другим городам?!

— Не положено, Ваше Величество! - управитель снова утер лоб. - Граница же рядом! Из Лотонии вот выбегали две стаи зверья и было нападение омонстревших, отбили, слава Ордалии, а если бы войск не было?! Говорят, вот, войско Лотонии вчера хотело напасть, но появились герои, отбили... атаку.

Во время паузы управитель сообразил, что к чему, перевел взгляд на Бранда и Феолу, затем снова на Марену.

— Не положено, Ваше Величество! - снова взвыл он, бухаясь на колени. – Смилуйтесь!

Марена лишь махнула рукой.


— А если бы не было границы, то сослался бы на приказ графа, - с оттенком презрения, вполголоса заметил Нимрод, когда они вышли.

— Возможно, его поставили за управительские качества, а не военные, - возразил Больбус. - Здесь все-таки граница, идет движение денег, товаров и живых. Война и охрана - разве не дело королевских военачальников?

— Здесь все очень запутано, - вздохнула Марена, - но я уже попросила графа Итхорна навести порядок.

На самом деле ничуть не запутано, подумал Бранд, но для этого требовалось общаться с Горхорном, воспитанным отцом-королем, и знать, почему принимались такие решения. Ловантеки правили этими землями, получив из их рук короля, могли управлять королевскими войсками на своих землях, но не на заставах. Граф и другие аристократы могли держать личные дружины, за свой счет. Нередко военачальников и управителей назначали из столицы, но при этом они подчинялись местным правителям и заодно шпионили за ними. Система сдержек и противовесов, на каждую силу своя сила, за каждым пригляд с двух сторон и над всеми ними Тайная Канцелярия.

— Людей не хватает, - продолжила Марена, - а здесь их много. Нужно переселять их в пострадавшие города, заодно давая шанс повысить уровни и профессии!

— Ваше Величество! Я, я согласен!

Маг-портальщик 145-го уровня едва ли не выбежал, кланяясь на ходу. Бранд бросил на него взгляд и все стало понятно. Специалист узкого профиля, вроде того гнома, что их из Альбанда тогда вытаскивал, вкладывание все в одну профессию, в данном случае в мага-портальщика и повышение ее, чтобы добиться дальности и грузоподъемности. Разумеется, простому живому из глубинки не так-то просто добиться всего этого, поэтому маг пошел к графу и тот дал ему денег и помог с получением опыта и заказами, взамен привязав мага к Дарши и получив своего собственного, обязанного ему перевозчика. Очень удобно, когда ты участвуешь в заговоре против короны, так что возможно это граф пришел к магу и навязал ему контракт.

— Дайте мне шанс! Возьмите в столицу! Я буду служить вам верой и правдой!

Выкрики мага подтверждали догадки Бранда, равно как и то, почему маг так ринулся навстречу. Уперся в потолок, такое бывало с каждым, кто трудился над профессией, даже с героями - только те упирались в потолок получения опыта. Живые переезжали, искали учителей, брались за новые работы, повышая, если не профессию, так хоть общие уровни и атрибуты, но в данном случае маг был связан контрактом и продолжал сидеть в Дарши и возить людей и грузы, набирал опыта за счет бесконечного повторения одного и того же.

— Хорошо, - сказала Марена, бросая взгляд на наставницу.

Феола Три Глаза кивнула коротко. Неплохая комбинация, подумал Бранд, Третий Глаз и Единство с миром, плюс эмпатия, похоже переходящая с питомцев на все королевство. Такое тоже случалось сплошь и рядом, профессия делилась на специализации, самым ярким примером чего были как раз маги с их школами, этими самыми специализациями, и, начав с общего, можно было углубляться все дальше, становиться узким специалистом. Или, наоборот, если брать Марену, переходить с питомцев на нечто более широкое, общую эмпатию с живыми, зверьми и птицами, рыбами, возможно даже растениями, в перспективе. Кристаллами, как бы дико это ни звучало, ведь Марденус как-то же договаривался со своим?

— Сейчас отправьте нас в Урдар, мастер...

— Крейтон, Бенас Крейтон, Ваше Величество, - маг еще раз торопливо поклонился, едва не ударившись лбом о стул. - В Урдаре вас ждут?

— Нет. На границу с Урдаром, где проходит основной торговый путь, - поправила сама себя Марена. - Фарган, если не ошибаюсь?

— Именно так, Ваше Величество, - маг разве что чуть ли не приплясывал от радости, дергался, фонтанировал энергией, — это совсем недалеко отсюда. Один щелчок моих пальцев и вы там!

— Когда вернемся в столицу, я напишу графине Ловантек, насчет вашего контракта, мастер Крейтон, - сказала Марена.

Маг едва не хлопнулся в обморок от радости, но все же сдержался и вначале отправил их на границу с Урдаром.

Глава 12

Перемещение, привычная суета вокруг, поклоны и ошарашенные взгляды в сторону Марены.

— Вот так и начнешь ездить со свитой, - сказала она, иронизируя сама над собой. - Хотя бы от взглядов загораживаться.

Урдарский пограничный страж, гном, увешанный таким количеством железа, что просто страшно становилось, уже бежал обратно, громыхая и лязгая на ходу.

— Ваш Влство! - склонился он и едва не упал. - Грят, проезжайте!

— Скажите, разве не славен Урдар своей мифрильной рудой и изделиями из нее? - вопросил Астард, осеняя гнома знаком Ордалии.

Тот как-то сразу задышал легче, выпрямился.

— Уф, благодарю, - шумно выдохнул он и увидел, что Марена остановилась и ждет его ответа. - Тренируюсь я эдак, вот, Атрибут Силы, значит, вот, эта. В Дарнии-то эта новый герой, Юргус Силач сталбыть, а я хочу эта.

Гном покраснел вдвое сильнее, снова задышал тяжело, будто пробежал до столицы в доспехах и Астард еще раз подлечил его. Еще несколько стражей затопали с ними рядом, в короткой прогулке до портальной площадки за заставой. Основная дорога уходила вперед, по ущелью, прорезавшему горы прямо, словно кто-то разрубил их мечом. Обычно тут было шумно, людно, катили телеги с рудой, уже готовым мифрилом или оружием из него, шли караваны или какие-нибудь крестьяне, подработать зимой в шахте, а сейчас ущелье опустело. Две телеги, одна со скрипучими колесами, да какой-то купец с двумя телохранителями — вот и все живые.

— А ведь мы видели этого Юргуса Силача, - задумчиво произнесла Марена, - когда в Амадию прибыли и встречались с Дариусом Двенадцатым. Мы потом отправились дальше, а он с войском Дарнии остался у Ордеи.

— Так он сейчас в Стордоре! - простодушно воскликнул страж, но тут же умолк под свирепым взглядом коменданта заставы, вышедшего встречать высокопоставленных гостей.

Портал активировался, и они впятером оказались в Колябе, столице Урдара. Патриоты Урдара утверждали, что название города — это сокращенное и искаженное - Колыбель, мол, отсюда и пошли все живые на Мойне. Те, кто знал, как появился Урдар - спорная территория, которую не смогло удержать ни одно королевство - лишь посмеивались.

Население Урдара тоже было смешанным, пестрым, от великанов до кентавров, а в горах, где добывали знаменитую мифрильную руду, жило целых три общины авианов. Совсем недавно они побывали здесь мимоходом, притворяясь свитой принцессы Амали и, судя по лицу Марены, она тоже вспомнила об этом.

— Ваше Величество, королева Марена, это такая честь, - склонился еще один урдарец.

Полугном, как и Марена, да это было и понятно, все же гномы и люди составляли большую часть населения Урдара.

— Датаной Орнил, личный посланник его величества Артоя Пятого, - представился встречающий, - прошу, сейчас придворный маг его величества перенесет вас во дворец.

Гатар уговаривал Марену взять не только жреца Астарда, но и парочку магов-портальщиков, но Марена отказалась наотрез, дескать, королю они нужнее. Судя по лицу Марены, сейчас она уже жалела о той своей поспешности. Взгляд на Бранда, похоже, вспомнила слова об "уроках жизни".


Ласковость слов людей соседствовала в Урдаре с прямотой гномов, поэтому, едва они переместились, как на них направили пирамиды оценки. Бранд вспомнил Скрытника и то, что бывал в этом дворце лет тридцать назад, еще до знакомства с Ролло. Стражи, два могучих тролля, свирепо уставились на Бранда, словно вызывали на поединок.

— Королева Марена Кладис! - раздался могучий, исполненный теплоты и домашнего уюта голос. - Разрешите поприветствовать вас в Урдаре, обнять и назвать венценосной сестрой!

Артой Пятый был человеком, чуть пониже Бранда, по возрасту где-то ближе к середине пятого десятка, как раз в отцы Марене сгодился бы. Широкие черные брови, лицо, несущее на себе всю радость мира от такой встречи, крепкие руки, уверенный взгляд. Бранд невольно ожидал тихого звоночка в голове от сработавшей Особенности Несокрушимого Разума, но обошлось без нее.

— Разрешите мне выразить свои соболезнования по поводу случившегося с вашим отцом и бабушкой! Я и Плата Укротительница были хорошими друзьями, она неоднократно охотилась на различных созданий в наших горах и шахтах, помогая себе и нам и укрепляя дружбу между нашими королевствами!

Некоторые считали Урдар герцогством: и маловат, и появился на спорных территориях, и населяла его смесь живых окрестных королевств. Насколько помнил Бранд, для правителей Урдара это всегда было больным вопросом, они хотели признания и легитимности, им хотелось уже просто спокойно и твердо сидеть на месте, не играясь в дипломатию и не лавируя между соседями.

— Да, бабушка рассказывала, - просто ответила Марена.

Свита Артоя - с десяток пышно разряженных живых - внимала почтительно. Кое-кто кидал взгляды на Бранда и Феолу и тихо перешептывался, возможно опасаясь союза Дарнии и Стордора. Ему в ответ указывали, мол, это же герои, все в порядке.

— Я слышал, вы недавно гостили у другой моей венценосной сестры, Светлейшей королевы Алавии? - завел новую песню Артой.

Слышала бы его Оа, открыто усмехнулся Бранд. Сестры! Услышь она это в дурной день, так на склонах вокруг Колябы уже засели бы эльфийские лучники, а древоны таранили стены дворца Артоя. Хотя, Светлейшая мертва, теперь уже некому будет гневаться. Печаль и радость снова противоречиво охватили Бранда, соседствуя с презрением к самому себе.

— Очень ужасно то, что случилось с ней и с Королевским Лесом, но зато теперь возможно отношения между всеми нашими странами улучшатся.

Вот хитрован-проныра, беззлобно подумал Бранд, все уже сопоставил, разнюхал, придумал какой-то план.

— Я тоже искренне рассчитываю на это, - кивнула Марена.

— Тогда вы прибыли в поистине счастливый час, моя венценосная сестра! - вскричал Артой. - Но моя невежливость просто непростительна, прошу вас, следуйте за мной, я познакомлю вас, и мы насладимся вином, беседой и обществом друг друга!

Легкая заминка, оценивающий взгляд и новая улыбка.

— Разумеется, прославленные герои могут сопровождать нас, ибо герои, они, как и правители, возвышаются над остальными, но остальным придется подождать.

Феола махнула рукой и уселась в кресло, тут же закрыв глаза. Нимрод подпер стенку и уставился на троллей, те уставились в ответ, а жрец Астард обратился с вопросом к свите Артоя, не нуждаются ли они в исцелении милостью Ордалии?


Приемный зал Артоя Пятого был круглым, с купольным потолком, изящными колоннами и креслами, круглыми столиками. В общем, все тут было круглым, без острых углов, как бы заранее настраивающим на мирное решение конфликтов вместо их эскалации. Марена оглядывалась с любопытством, затем взгляд ее прикипел к креслу, самому дальнему от потушенного камина.

— Ваше Величество, королева Стордора Марена Кладис, разрешите представить вам Хранительницу Первой Ветви Бесконечного Леса дриаду Мелье.

Ого, мысленно присвистнул Бранд, Хранительница первой ветви — это же правая рука правителя, главнокомандующий или кто-то вроде главы Тайной Канцелярии. Первая Ветвь обычно обозначала королеву-дриаду и ее дочерей или листиков, или веток, тут Бранд не взялся бы сказать, как их правильно называть.

Кто-то вылепил из лошадей - кентавров, авианы считали, что драконы создали их из птиц. Дриады истово верили, что они дочери Перводерева, существовавшего на заре времен, которое корнями уходило в Бездну и тянуло оттуда ману, давало приют живым в своем огромном дупле и кроной достигало до небес. По верованиям дриад богами стали те живые, кто первыми по ветвям Перводерева забрался на небо. Эти же живые, опасаясь, что по корням Перводерева из Бездны хлынут демоны, срубили Перводерево и хлынувшие из него соки образовали океаны, а окаменевший ствол и ветки стали горами.

Еще, по верованиям дриад, они были истинными дочерями Перводерева, которое не успело создать им мужчин, поэтому им приходилось размножаться отводками. Они считали, что эльфы были созданы как слуги и садовники, и из-за этого и отношения к деревьям - дриады сами были наполовину деревьями - они постоянно враждовали друг с другом и испытывали лютую ненависть, зачастую переходящую в настоящие войны за леса и земли. Древесные тела и такой способ размножения, войны с эльфами, необходимость в обитании только в определенных местах, предопределили судьбу дриад - медленно, но верно они исчезали.

Было еще государство дриад на Кирфе, кажется в восточной его части, вроде бы в Южной части грозового океана имелся остров, населенный только дриадами, да небольшие общины на Сие и Перте, может быть кто-то еще выжил в лесах Керики, вот и все. Бранд пару раз пересекался с ними, но основную часть своих познаний о дриадах почерпнул из рассказов Оа. Бесконечный Лес граничил с Алавией с юго-востока и там постоянно шли стычки эльфов и дриад, с одобрения Светлейшей, которая использовала эту контролируемую войнушку для поддержания в тонусе своих войск. Когда-то Лес дриад граничил еще и с Ирием, другим королевством светлых эльфов, дальше на восток, но те времена давно прошли. Кентавры с одной стороны, надвигающиеся степи и солончаки с другой стороны, Лес таял и дриады вымирали.

— Ваше Величество, - проскрипела Мелье.

Дриады не носили одежд, только кору, но при этом были человекоподобны, что вызывало немало споров в соответствующих кругах. Сами дриады объясняли это просто - всех остальных вылепили с них, отсюда и сходство. Потемневшая кора, потрескивающие руки-ветви, груди и ягодицы, не вызывавшие никакого желания, ибо как можно желать кусок дерева? Бранду немедленно опять припомнилась Светлейшая, рассказывавшая с негодованием о пойманных извращенцах, пленивших дриаду и с упоением "прочищавших ей дупло". Всех троих казнили, но факт оставался фактом, кого-то дерево все-таки возбуждало.

Также Бранд вспомнил еще кое-что.

— Правда, что вас теснят древесные зайцы из Диких Земель? - спросил он.

— Неправда, - проскрипела Мелье.

Интересно, знает ли Дж`Онни матюги дриад, пришла неуместная и глупая мысль.

— Было нашествие грызунов, омонстревших грызунов, грызли кору, портили Лес. Много дочерей погибло. Нашли подземелье на солончаках в Диких Землях, уничтожили.

Подземелье, подумал Бранд яростно, неужели и тут Марденус? Дикие Земли, устье реки Пены, по которой доставляют грузы к Провалу. Так ли уж уцелели государства к востоку от Провала или хозяин, слуги его, успели дотянуться и туда? Вспомнился тот орк-лунник, убитый им ночью в степи, явно подкрадывавшийся с недобрыми намерениями. С возможностями Тайной Канцелярии Стордора легко могли организовать рассылку по всем странам, вплоть до Сии и севера Кирфа, набрать наемников, готовящих почву для будущих раздоров и ослабления, и не знающих истинного смысла своих действий.

Плохо, очень, очень плохо. Агенты хозяина могли действовать до сих пор, не зная, что наниматель их мертв.

— А как же извержение вулкана и огненные элементали?

— Не у нас. За Карбаргой.

Еще дальше к юго-востоку. Вряд ли пытались убрать Пейанга, уроженца тех мест, от Провала, скорее просто били куда попало, чтобы сеять беспорядки, облегчить потом прорывы и общее истребление. Или у меня уже старческая паранойя, подумал Бранд, во всем видеть происки Марденуса.

— Дед, кто тебе такое сказал? - изумилась Марена.

— Минт, - неохотно проворчал Бранд в ответ. - Еще при первой встрече.

— И ты ему поверил?! Минту?!

— Не поверил, - еще сильнее и упрямее заворчал Бранд, - не поверил, просто услышал. Проверил.

— Тяжелые времена пришли в Лес, - проскрипела Мелье. - Тяжелые времена повсюду.

— У нас тоже тяжелые времена, - согласилась Марена печально и вдруг оживилась, повернулась к Мелье. - Переселяйтесь к нам!

— К вам? - не поняла дриада.

Дочери Леса за свое высокомерие, скажем так, не пользовались любовью окружающих живых. За то, что не могли дарить любовь живым и размножаться вместе с ними, их тоже не любили. Дриады отвечали тем же. Бранд вдруг понял, что перебирает мысленно героев, пытаясь найти и не находя среди них чистой дриады. Мико Танцовщица? Скорее всего, как Ираниэль, приживила себе кусок дриады. Или нашелся маг, способный оплодотворить дерево и родить гибрид?

— В Стордор! - кивнула Марена. - У нас полно лесов, а в последнее время живых крайне убавилось.

Тактически - отличное решение, если дриады согласятся. Вычистят леса от остатков омонстревших тварей, наладят жизнь вокруг, деревья попрут, как на дрожжах, возможно даже заведутся мега-деревья, попутно не дающие зародиться кристаллам подземелий. Но вот потом! Дриады будут считать леса своими, не дадут их рубить, собирать в них что-то или охотиться, они не смогут раствориться среди местного населения, начнутся распри.

Снова вспыхнут не-людские настроения и вместе с ними и леса дриад.

— Мы пробовали. Вольные Земли. Холод. Драконьи горы рядом. Не выжить. Скалы Урдара плохо. Горы драконов смерть.

— Да от нас там далеко, - растерянно произнесла Марена и замолкла.

— Нет, - повторила Мелье.

Им бы за море, на материк Кирфа перебраться, подумал Бранд, влиться в тамошние джунгли. Или часть степей себе отжать, да разве орки и кентавры их отдадут?

— Все равно, мы могли бы дружить и помогать, - упрямо произнесла Марена. - Несправедливо вот так вот погибать, вдали от родины и родных. Я поговорю с новой королевой Алавии, возможно, удастся прийти к соглашению.

— Это было бы чудесно, - потер руки Артой, - и Стордор мог бы торговать с Алавией через нас, в обход Дарнии.

— А мы могли получать от вас зелья исцеления и маны, - улыбнулась в ответ Марена, - если придем к соглашению.

— О, я думаю, мы обязательно придем! Особенно, если глубокоуважаемый Бранд Алмазный Кулак поможет нам с одной маленькой, совсем малюсенькой проблемкой!

Глава 13

2 день 9 месяца 879 года, шахты в Серых горах, Урдар


Некоторые считали Серые Горы частью драконьих, как и Бирюзовый хребет, и обычно сравнивали их с двумя лапами, вытянутыми к морю. Большая часть считала их просто отдельным хребтом, выдавленным из глубин, где руды подвергались воздействию жара и маны Бездны, отчего, мол, в них и зародился мифрил. Серебристый металл, легче и прочнее железа, с большей магической проводимостью, а значит, лучше поддающийся зачарованию, мифрил и стоил больше, из-за трудностей добычи и переработки руды.

Недостаточно просто пробить шахту вниз, - вещал гном Олбуин так, словно ругался, - как думают все эти дураки наверху, считающие, что стоит им ударить кайлом, как сразу вывалится кусок мифрила прямо под ноги! Чем ниже, тем ближе к Бездне, а значит и жар нарастает, а также концентрация маны, которую надо отводить. Стены надо крепить, мифрильная руда – хрупкая, значит, тащи бревна, а то и стальные сваи забивай, гранитом подпирай, да не простым, а самым лучшим, несокрушимым кровавиком!

Ол, думаю мастер Бранд и так это знает! – сварливо прервала его Кармена Пробой.

Гномка из клана Полифсет, одного из гномьих кланов Урдара, Кармена всю свою жизнь развивала собственное тело (как и многие герои), а также пробивные умения, позволяющие ей пробивать стены крепостей, завалы в горах, магические преграды, что угодно. Невысокая, широкоплечая, она словно превращалась в катящийся шар, сносящий все на своем пути. Смесь профессий, от магии камня до Взломщика, сварливый характер и 239-й уровень.

Валланто Разлом бы сюда, подумал Бранд, да Моростона Марены – подкачать уровней черепахе.

А ты меня не затыкай, - огрызнулся Олбуин, - мастер Бранд и сам скажет!

Я знаком с основами шахтостроения Тарбада, - ответил Бранд. – Как вы отводите непригодный для дыхания воздух? Отдельной шахтой?

— У нас тут не Тарбад, несокрушимых скал нет! Чем меньше шахт, тем лучше, поэтому каждый носит с собой маску, создающую воздух и охлаждающую тело, а через ствол шахты отводятся излишки жара и маны, а также непригодный воздух!

Бранд нахмурился – насколько он помнил, из общения с Траином Молотобойцем и другими гномами, в Тарбаде такое категорически запрещалось. Прямые выбросы непригодного для дыхания воздуха, насыщенного подземной маной и жаром, убивали растительность вокруг, не говоря уже о самих гномах. Пускай концентрация маны в таких шахтах и уступала Провалу, где шло нагнетание из самой Бездны, но все же живым и растениям наверху оно точно не шло на пользу.

В подземельях все это регулировал сам кристалл, создавая циркуляцию маны и воздуха.

Добыча и без того трудна и дорога, - проворчал Олбуин, уловив недовольство Бранда, - а если на каждую еще по три отдельных отвода бить, так вообще разоримся!

Ты к делу давай, хорош руду впустую толочь! – вмешалась Кармена.

А ты меня не торопи, я тут главный по добыче! Мои парни там, внизу!

А у меня ученица! Да и мне тащить свою старую задницу за ними! – не уступила Пробой. – Или сам иди!

Мастер Олбуин и сам был немалого уровня, 202-го, если уж быть точным, но ощущалось, что он представитель мирной профессии, тогда как Кармена, наоборот, всю жизнь с кем-то да сражалась.

Мы вначале выбираем руду и камень сверху, открытым способом, - проворчал Олбуин, все равно не желая уступать Пробой, - а затем образуется долина внутри гор, ну вроде того, что в Альбанде сделано. Затем туда вниз все и сбрасываем, все равно там одни камни. Главное – вниз не спускаться, а маги там периодически чистят все, воздух и ману рассеивают.

Бранд кивнул.

Стало быть, шахты все выходят в эту долину, да и там внизу бывает связываем их, бьем горизонтальные штреки. А, стало быть, когда, да, на середину Зероса примерно, как в Провале и вокруг полыхнуло, да в Колябе подземелье рвануло, у нас тут тоже стало жарко.

Предупреждение Оа, переданное через принцессу Амали, спасло Урдар, хотя и не предотвратило взрыв подземелья. Собственно, без взрыва обошлось только в Амадии, то ли хозяин подземелий пожалел родную страну, то ли предупреждение Бранда за несколько дней помогло. В любом случае, Артой Пятый мобилизовал силы, собрал всех героев, буквально завалил подземелье в Колябе, а затем несколько дней шло сражение, в котором омонстревшее зверье били по частям. С потерями, конечно, разница в уровнях сказывалась, но без потери столицы и крупнейших городов.

Прямо буквально жарко, камни раскалились, пара шахт потекла, да выбросы маны поперли, словно там внизу Провал открылся! Уж на что у меня парни крепкие и тех накрыло, пришлось прервать добычу, да звать магов и героев. Как закончили месить зверье в Колябе, так и тут разобрались, вроде стихло все, а шахты-то стояли, а когда шахты стоят, потом обычно становится нечего кушать.

— Ол! Пока ты тут будешь рассказывать, шахты от старости завалятся!

— А ты меня не торопи! – снова огрызнулся Олбуин. – Видишь, его геройство слушает?! Стало быть, стихло вроде все, а потом начали живые пропадать! Вначале решили – по неосторожности, ну бывает, где-то там мана скопилась, рудничный газ рванул или еще что. Герои спустились – проверили, никого, а шахты все стоят, руда не добывается, мифрил не выплавляется. Пошел вниз Карн Четыре Пальца и тоже не вернулся, ну тут сразу стало ясно, дело нечисто!

Олбуин с каким-то вызовом посмотрел на Бранда и Кармену.

И твои парни разнылись, как эльфы под кустом, заплакали и побежали жаловаться!

Эй, кто говорил, что ее ученица всех побьет одним мизинцем, а мы все слабаки?!

Бранд откашлялся негромко, Олбуин и Кармена оторвали друг от друга сердитые взгляды.

Моя ученица, Дистена Бур, пошла с ними, - неохотно произнесла Кармена. – И три лучших скальных черепахи отправили. Все не вернулись.

Вот! Кто тут плакса? – воскликнул Олбуин, но замялся под взглядом Бранда. – В общем, никакой завал бы их не удержал, с каждым тройной комплект артефактов шахтера, не могли они просто так пропасть. Шахтеры боятся спускаться в забой, говорят, что там внизу скала треснула и новый Провал открылся, потому гномы и пропадают.

Уставился с надеждой, что, вот сейчас Алмазный Кулак скажет, в чем там дело.

Закончил хныкать и жаловаться? Зови своих парней, пусть…

Нет, - перебил ее Бранд, - спустимся сами.

Если там внизу завелась опасная живность, спуск клети в шахту ее насторожит, а то и даст путь наверх. Кто не проявляет осторожности, тот долго в героях не живет, и Бранд уже неоднократно убеждался в этом за последние два месяца. Только опыт, умения и уровни выручали его, попутно демонстрируя, насколько непростительно он расслабился и размяк в Благой Тиши.

Вот это по-нашему! – вскинула кулак Кармена.

Даже кулак ее напоминал шар, могучий, каменный, сносящий все на своем пути.


Из шахты слегка тянуло маной и жаром, спертым воздухом, демонстрируя, что артефакты системы вытяжки работают. Также Бранд ощутил движение воздуха поверху, сообразив, что гномы и тут сэкономили, совместив все внутри одной шахты.

Часто обвалы бывают? – спросил он Олбуина.

Обижаете, ваше геройство, - смешно надулся тот в ответ, - каждый день мастер-обходчик все проверяет, а раз в месяц я лично все инспектирую!

Бранд подошел к шахте и, активировав «Лапы Ящерицы», помчался вниз, напрягая Восприятие до предела. Следом мчалась Пробой, свернувшаяся в шар и катящаяся прямо по стене шахты, на удивление беззвучно, надо заметить. То и дело попадались распорки, Бранд сместился, помчался в углу, там, где обычно опускалась клеть.

Очень скоро они достигли дна вертикальной шахты, откуда уже расходились горизонтальные штреки, уходящие под небольшим углом вниз. Стояла пара пустых телег, в которых обычно возили руду, рядом лежал сломанный ящик и Бранд мысленно кивнул. Та же система, что в Тарбаде – ящики, расширенные магией, и та же клеть, что возила живых, поднимала их наверх, где их разгружали и везли руду уже на переплавку. Не самый удобный способ, но те же гномы Тарбада неоднократно сталкивались с тем, что из обычных шахт, полого уходящих под землю, вылезало всякое-подземное и жрало живых на поверхности.

Обычно тут не протолкнуться, приходилось пробивать себе дорогу, - пошутила Кармена, но тут же замерла, увидев, что Бранд не реагирует на ее слова.

Бранд вскинул руку, складывая жест «тишина», но Кармена, похоже, никогда не покидала Урдара, не работала с другими героями, не учила их язык жестов. Только что думал об осторожности и так промахнулся, с досадой подумал Бранд, не договорился заранее с напарницей обо всем! Он жестами показал, что лучше не шуметь, затем указал на штрек прямо перед ними.

Обоим хватало Восприятия обходиться без света, быстро и бесшумно они передвигались вниз, Бранд впереди, Кармен прикрывала тыл. Жар, повышенный фон маны, спертый воздух, все это неприятно напоминало о недавней экспедиции в Провал, и Бранд гнал эти мысли, но все равно не мог отделаться от ощущения, что сейчас скалы вокруг и правда расколются, а перед ними вылезет сияющий от маны, багровый и втройне злой Бальбазар.

Никаких серебристых прожилок вдоль стен, руду здесь выбрали начисто.

Мифрил не поддавался обычному огню и требовал особого каменного угля, добывавшегося лишь в нескольких местах в горах. Может и договорятся с дриадами, думал Бранд, пытаясь отвлечься от видений Провала, раз мифрил не на дровах плавят, хотя нет, дриады же не любят любой огонь, вспомнил он.

Эльфы, надо заметить, к огню относились проще, может, потому что тела у них были не из дерева? Полуобнаженная Оа, насмешливые рассказы о дриадах, плавящийся в печи Траина мифрил, окутывающий, вбирающий в себя неохотно поддающийся адамантит. Подобное растворяется в подобном, так это называл Траин, а Бранд, помнится, заметил, что демоны из маны почему-то не растворяются в ней.

Он вскинул руку и Кармена замерла, чуть ли не потрескивая от напряжения, готовая взорваться боем не на жизнь, а на смерть. Когда-то и Бранд был таким же, затем пришла привычка, уверенность в своих силах, вера в команду, которая прикроет спину. Чувство Опасности ничего не выдавало, но вот расширенное до предела Восприятие что-то такое ощущало. Не то потрескивание камня где-то на глубине, не то сквознячок где-то… сквознячок!

Нет, не прохладная струя свежего воздуха сверху, скорее наоборот. Движение маны, тепло, пробивающееся сквозь трещинку в камне. Воздуха вокруг было маловато, Кармена уже начинала потеть, обычный гном возможно упал бы в обморок, но повышенная Выносливость позволяла героям действовать. Цепочка фонариков, действующих за счет окружающей маны, похоже содержала в себе и заклинания воздуха, если не рассеиватели маны, но кто-то сломал их. Охотился на артефакты?

В Провале такая система не помешала бы, подумал Бранд машинально, зная ответ, почему там не использовалось ничего такого. Демоны и их активное противодействие. Здесь, в шахтах, не было живности, места повышенной плотности маны, потенциальные пещерки для зарождения кристаллов – все это вытягивалось наружу гномьей вытяжкой. Каждый элемент ее был хрупок, но зато дешев, остальное решала избыточность и регулярные проверки, а также меры подстраховки, запасные артефакты для дыхания, отряд скальных черепах и героини вроде Пробой, всегда готовые вытащить застрявших.

Встречалось ли тут зверье? – тихо спросил он у Кармены.

В тишине штрека все равно слова звучали слишком громко.

Здесь – нет, в соседней скале было дело, - ответила та. – Что там?

Если не ошибаюсь, - осторожно и тихо ответил Бранд, приближаясь к нужной точке.

Рука его привычно сложилась в кулак, Взгляд Ветерана подсказал, дорисовал по местоположению щели, откуда еле заметно сочилось тепло и мана, все остальное. Тело привычно ударило, активируя «Пробивающий Удар», и только потом Бранд вспомнил, что перчатки уже нет с ним. Боль пронзила руку, но тут же спала, система прислала сообщение о потере жизни, небольшой, тут же залеченной восстановлением.

Так недолго и руку сломать, подумал Бранд, сердясь на самого себя, где потом целителя искать?

Ну вот, я так и думал, - вздохнул Бранд, складывая руки за спиной.

Кармена Пробой ахнула восхищенно, даже не заметив этой его оплошности, посмотрела с какой-то новой страстью в глазах.

Вот это пробой! - выдохнула она.

Непростительно замешкалась, отвлеклась, позволила чувствам взять верх, не изготовилась сразу к защите, отметил Бранд, подбирая аргументы для отказа. Но Кармена не стала просить об ученичестве, уставилась внутрь того, что некогда было подземельем.

Вроде того, что зародилось возле Благой Тиши. Нет, не зародилось, было создано, теперь Бранд практически не сомневался в этом. Хозяин подземелий не только отрабатывал методы подчинения, как-то связанные с теми жертвоприношениями, но и посылал слуг выращивать новые подземелья. Слуг или демонов? В том подземелье тоже было совершено жертвоприношение, но пока что в записях Марденуса Бранд не встретил ни одного упоминания о подобном.

А вот и все пропавшие, - неожиданно растерянно выдохнула Пробой.

Никакого сообщения о вступлении в подземелье, ибо его тут не было, только зародыш, мертворожденный или погибший во время общего взрыва – это объясняло бы выброс жара и маны. Впереди топталось несколько шахтеров, убитых, принесенных в жертву и восставших от выброса маны, как нежить, и за их спинами демон приносил в жертву гномку - судя по уровням, ту самую Дистену Бур - приносил в жертву внутри той же фигуры, что Бранд видел уже дважды, в подземельях возле Благой Тиши и в Таркенте!

Взлетело и упало кайло и демона окутало сиянием выброса маны.

Займись нежитью! - крикнул Бранд Кармене, устремляясь к демону.

Глава 14

3 день 9 месяца 879 года, Коляба, столица Урдара


— Кристалл Подземелья зародился там недавно, не успел набрать уровней, - докладывала Кармена, - поэтому туннели были недоделаны, практически не имелось живых созданий, только конструкты, и выброс маны вышел мелким, жар пошел, а наружу ничего не вырвалось.

Голос ее звучал сухо, нарыдалась там внизу, над телом ученицы. Они опоздали буквально на считанные мгновения и Бранд точно так же не успевший к Плате Укротительнице, мог только сочувственно сжимать плечо Пробой.

— А как там оказался демон?

— Его кто-то призвал, - развела короткими, могучими руками Кармена, - но он так и не сказал, хотя мастер Бранд умело выжимал из него сведения. А затем его разорвало на сотню кусков.

Она покосилась на Бранда, и он ощутил, что страсть в ней и восхищение силой увяли, сменившись затаенным страхом и мыслью, что именно Кулак виноват в гибели ее ученицы. Рука Кармены дернулась, словно снова собираясь оттереть внутренности демона с лица. Артой Пятый и его руководитель Горной Безопасности (аналога Подгорной Палаты и Тайной Канцелярии) переглянулись с недоумением.

— Печать молчания, - пояснил Бранд, - там требовался демонолог, причем более умелый, чем тот, кто ставил печать.

Вряд ли сам Бальбазар возился с такой мелочью, кто-то из подручных, но все равно, уровня 300+, так что ничего ценного от самого демона они не узнали бы в любом случае. Но в то же время сам факт его нахождения там говорил о многом, во всяком случае Бранду.

— А шахтеры? И ваша ученица, Кармена?

— Демон уцелел в выбросе, что ему подземная мана, только злее стал, - усмехнулся Бранд. – Кое-что в магии он смыслил, сумел тайно выбраться наружу, окутал скрытностью вход, да начал таскать живых и приносить их в жертву. Становился все сильнее, сумел одолеть даже ученицу героини Пробой.

Только мощности все равно не хватало пробить мановый портал в Бездну и улизнуть, а отозвать его тоже было некому, Бальбазар или погиб, или ему было просто не до такой мелочи. Сам набор умений демона (да и жертвоприношение) говорил о многом: скрытность, вроде той, что окутывала подземелье возле Благой Тиши, умение совершать жертвоприношения, пробивать и расширять каналы в Бездну – то есть питать кристалл. Это не объясняло многого, но возможно Марденус и не собирался подчинять это подземелье, а выращивал его как огромную бомбу под Урдаром.

Собственно, жертв шахтеров уже не хватало – расти дальше, да и перестали живые появляться, поэтому демон рискнул, напал на ученицу Пробой. Возможно, ему удалось бы улизнуть, возможно ученица, эта Дистена Бур тоже поднялась бы, как зомби, или еще какая нежить выше рангом, сейчас можно было только гадать.

— То есть кто-то прознал о подземелье, возникшем где-то там, проник в него и вызвал демона, который его и удавил? – уточнил Артой задумчиво. – Калатин?

— У нас два демонолога уровнем выше ста и оба на месте, - немедленно мотнул тот косматой головой. – Разве что демон подрос при выбросе?

— Нет, я думаю дело тут в другом, - Артой чуть подался вперед, впился взглядом в Бранда. – По всему Мойну взорвались подземелья, в Провале было бурление и еще по слухам герои одолели какого-то хозяина подземелий. Надо полагать, очередной Проклятый безумец, в союзе с Бездной, нашедший способ не только подчинять подземелья, но и выращивать их, а?

Нет, изначально ясно было, что до конца секрет сохранить не удастся, поэтому Бранд и не скрывал особо ничего на том суде в Таркенте, но и в детали не вдавался. Именно детали и подробности случившегося они пятеро, побывавшие там, в логове хозяина, поклялись друг другу хранить в тайне, дабы не вызвать пришествия нового хозяина. Также все молчаливо согласились на то, что дневники и записи останутся у Бранда, который уж точно не отдаст их кому попало.

— Вы не понимаете, куда лезете, - медленно произнес Бранд. – Это секрет, убивающий всех, кто его коснулся.

По правде сказать, легко можно было устроить убийство самого Артоя. Придавить их волей, убить Пробой, затем добить Артоя и Калатина, и бежать из Урдара. Негероично, но надежно и бессмысленно. Просто другим хватало мозгов не лезть так открыто к этой тайне. Тайне! Пожалуй, стоило спросить Ролло, когда тот вернется с очередного задания своей богини, можно ли накинуть Покров Тайны на историю с хозяином подземелий.

Разумеется, убивать Артоя он не собирался, будет еще больше беспорядка, взволнуется еще и сообщество героев, а также для Марены окажется испорчено ее восстановление Стордора. Убьешь Артоя, и защита «коронован героями» может и спасть с Гатара и тогда Стордору точно придет конец.

— Но вы же живы? - парировал Артой с усмешкой.

Спокойствие духа, обретенное в Благой Тиши, медленно, но верно, давало трещину, с каждым днем было все больше таких эпизодов, когда хотелось взять за горло, стукнуть головой о стенку и крикнуть в лицо «Уймись, дурак!» Утрать спокойствие и наружу вырвется Темное Очарование.

— Чудом, - ответил Бранд, - трижды чудом разминулись со смертью на волосок.

Живые обычно говорили «Гарос промахнулся» или «опоздал на свидание с Гаросом», но Бранд отучил себя от этого.

— Но все же живы!

— Жив, - кивнул Бранд и предложил равнодушным тоном. – Можете попробовать выжать из меня этот секрет силой.

Никаких воздействий Волей, никаких умений, просто предложение. Артой чуть побледнел, затем откинулся на спинку и деланно рассмеялся.

— Нет, я еще не сошел с ума, что-то выжимать силой из Алмазного Кулака!

— Тогда поверьте мне на слово, что лезть в этот секрет – еще большее безумие.

В нем еще теплилась робкая надежда, что обойдется, но нет, не вышло. Другой правитель, вроде Светлейшей или Дариуса не полез бы, но на лице Артоя были написаны лишь грезы о величии и мощи. Слабый Урдар, зависимый Урдар, вынужденный лавировать между соседями, все это в мечтах Артоя явно уже осталось в прошлом. Могучий Урдар, диктующий волю соседям, разящий их мифрильным оружием и мощью подземелий, раздвигающий свои пределы до границ Мойна, а может и за них, изгоняющий даже драконов. Еще пара шагов в этих мечтах, от послушных подземелий к выращиванию таких вот бомб под соседями и бац! Новый хозяин подземелий готов!

— Не надо меня убивать, уже и помечтать нельзя! – вскинул руки Артой, улыбаясь немного натужно.

— Так это можно и до 500-го уровня добраться, да? – вдруг спросила Кармена.

— Вы говорили с королевой Мареной? – спросил Бранд у Артоя Пятого.

— Да и мы пришли к чудесному соглашению, поставки, снижение пошлин, Западный Тракт и торговля с Зандом, на тех же условиях, что и у Лотонии, - Артой Пятый потер руки, улыбаясь теперь искренне. – Королева сообщила мне о программе восстановления портальной сети, я уже составил сообщение в Лотонию, чтобы присоединиться к ней. Даже Хранительница первой ветви осталась довольна!

Бранд не стал уточнять, что там с дриадами, все равно Марена расскажет потом.

— Мы так чудесно сработались, неужели мы не договоримся в других вопросах?

— Если, - заговорил Бранд медленно, осознав, что без давления все же не обойтись, - подчеркиваю «если», а не когда. Если удастся раскрыть этот секрет, то со всех концов мира будут созваны сильнейшие герои. Если, опять же, если, а не когда. Если они решат, что этот секрет можно раскрыть, тогда и только тогда эта тайна увидит свет.

Выгоды были неимоверны, что и говорить, но вот возможные последствия! Раскрытие секрета выращивания управляемых подземелий могло стать бедствием хлеще сотни Провалов. Но это если придерживаться старого способа, вдруг понял Бранд, подземелья под городом, мега-деревья в центрах лесных городов. С управляемым выращиванием в этом отпадала нужда, можно было вынести их куда-то, как вот Монстрячьи Выселки в Таркенте.

— Это разумно, - подумав, ответил Артой.

Но Бранд видел, что правитель Урдара не оставит так этого. Распустит слухи? Попробует все же надавить, наняв кого-то? Угрозы Марене? Пригрозить в ответ Скрытником и Громоптахом? Мелко как-то будет, да и зачем грозить, когда он может и сам сунуть прозрачный кулак под нос Артою?

— Но все же, раз мы теперь друзья, - снова завел ту же песню неугомонный Артой, - то там, в возможном будущем, вы же поделитесь с Урдаром этим секретом?

— Его узнают все, - сухо ответил Бранд.

Словно удар под дых мечтам о будущем величии Урдара. Собрания сильнейших героев проходили редко, как и коронации ими кого-то, буквально два или три раза. Воистину настают последние времена, с мрачной иронией подумал Бранд.

— Что же, это тоже хорошо, - ответил Артой, - все живые станут сильнее – уже хорошо!


Чуть позднее


— Если хотите, мои маги в момент переправят вас в Алавию, прямо в Королевский Лес! – радостно предложил Артой Пятый Марене.

Ни дать, ни взять – добрый дядюшка. Не самый хитрый заход, но Бранд не стал вмешиваться, пусть лучше дружит с Мареной и Стордором, в надежде на будущую прибыль и подземелья, чем шпионов и убийц подсылает. Возможно, стоило поманить его пряником будущего признания Урдара королевством, отвлечь от всех этих воспаленных мечтаний о могучем государстве.

А ведь Джерарду наверняка что-то подобное и обещали, вдруг понял Бранд.

— С радостью бы отправилась туда, но надо спешить в Таркент, - вздохнула Марена.

Астард Больбус что-то обсуждал с жрецом Сайруса – бога мастеров и ремесел здесь, как и в Тарбаде, почитали выше остальных. Феола и Нимрод присматривали за Мареной.

— В другой раз, возможно, мы соберемся все вместе.

— Непременно, моя венценосная сестра, непременно, на конференции по поводу Провала в Артаве, - радостно заверил ее Артой. – Уверен, вы очаруете всех своей красотой и внутренней силой.

Марена вдруг смутилась, дернула воздух справа от себя. Бранд наблюдал, но ничего так и не произошло. Артой Пятый, если и задумал недоброе, то пока что отодвинул все замыслы в сторону. Можно было бы переместиться сразу в Таркент, но портальная сеть в Стордоре так и не заработала. Артой Пятый, ничуть не смущаясь, предложил взять его магов, мол, они довезут до самого Таркента, но Марена отказалась.

Еще раз раскланявшись и получив подарки от Артоя, они переместились на границу, в Фарган и оттуда уже в три прыжка достигли Таркента. Вначале приняли к северу, огибая область, занятую войсками Дарнии, и оставляя где-то там пепелище Благой Тиши и Амальк, затем переместились на запад к столице.


— Он разве что прямым текстом не сказал, что граница Стордора сейчас открыта любому! – воскликнула Марена, затем прикусила губу.

Лиана повернула голову, ткнулась клювом, словно подбадривая. Восторги питомцев, а также Гатара и Ираниэль, уже утихли, все вернулось в русло мирных разговоров. Ничего за эти дни не случилось, разве что слухи о «справедливом суде королевы» прокатились по Стордору, опережая всяческие порталы, да аристократы Севера чуть притихли, ожидая череды арестов и лишений титулов, как с графом Ловантеком.

Бранд отступил в сторону, подав знак Нимроду.

— Таранд, - негромко сказал он.

Тот вышел из скрытности, но вопросов задавать не стал, Бранд ему еще при первой такой попытке сказал об Особенности, полученной на 300-м уровне.

— Союз с Урдаром заключен, но так вышло, что часть информации, хм, попала не в те руки.

Предупреждать о тайне, не разглашая ее, оказалось не так просто. Впрочем, как и пытаться разгадать тайну в одиночку, не выдавая никому. Еще одно дело в Занде, подумал Бранд, поговорить с разными специалистами, может даже нанять кого-то, опять же не разглашая деталей. Вольная республика манила к себе всех, блеском денег и возможностей, но не всем удавалось добиться успеха, на что, собственно, и рассчитывал Бранд.

— Шпионы, подсылы, возможно убийцы, - добавил он.

Нимрод только кивнул, явно восприняв все всерьез.

— Урдар? – усомнился Таранд Норм.

Его можно было понять, для Стордора и Тайной Канцелярии времен Бехорна Урдар не был противником и Норм по привычке продолжал воспринимать его также. Старые привычки, подумал Бранд, иронизируя больше над собой.

— Вполне возможно, что слухи о том, кто устроил все это, - Бранд обвел рукой, - расползутся и тогда начнет действовать не только Урдар, а Дарния, Лотония, все. Без скидок на потери нами живых и общую неразбериху в стране. Тайны они не узнают, но дел натворить могут и в первую очередь будут нацеливаться на правителей. Я предупрежу Громоптаха и Феолу, да и других героев, но все равно, пока я буду в отъезде, основная тяжесть будет на вас. Валланто Разлом не вернулась?

— По моим сведениям, героиня Валланто, из храма Ордалии отбыла обратно к Провалу.

— Вот, наглядный пример, что на героев нельзя полагаться до конца, - тут же сказал Бранд.

Эти же слова относились и к нему самому, в сущности – он тоже предпочитал изучать дневники Марденуса, а не влезать в дела.

— Поэтому бдительность и еще раз бдительность и попутно развивайте себя.

— Комплексы слежения не работают, но столько живых погибло, думаю, мы переживем немного контрабанды! – возглас Гатара.

— Можно сделать службу лесных стражей, как у нас в джунглях было! – Ираниэль.


4 день 9 месяца 879 года, королевский дворец в Таркенте


— Думаешь, получится? – спросила Марена.

— Не включат сеть, так построят новую, - махнул рукой Бранд.

— Откуда у тебя столько денег?

— Накопилось как-то само, - пожал он плечами и сменил тему. – Что там с дриадами?

— Я подумала, что как-то несправедливо с ними, они же не виноваты, что появляются такими на свет, - смутилась Марена, зашарила рукой в воздухе, затем спохватилась. – Хотела предложить им переселиться в земли диких кентавров у Провала, ну помнишь Амали говорила о проекте заведения там мега-деревьев? Почему бы не развести там лес, выращивать, снабжать Провал разным? Но они отказались, тогда мы договорились, что поможем им восстановить те Дикие Земли, что стали бесплодными. Думаю, надо уговорить Амали и Минта, заодно вражда с Алавией утихнет, всем лучше будет.

Бранд мысленно озадаченно почесал в затылке, но спрашивать, где взять ресурсы на все это, не стал.

— Не сегодня, конечно, - вздохнула Марена, - самим бы встать на ноги. Так, сейчас позову мага…

— Нет, - перебил ее Бранд. – Отправлюсь по Западному Тракту, монстров побью, если где вылезли, заодно напомню всем, что в Таркенте есть король и его королевы.

— Дед, ты лучший! - у Марены навернулись слезы на глаза, и она обняла Бранда, как смогла, при их разнице в росте и телосложении. – Передашь пару бумаг королю Тарбада?

— Передам, конечно, - ухмыльнулся Бранд.

Глава 15

4 день 9 месяца 879 года, королевский дворец в Таркенте


— Я соскучилась по вам обоим, - заявила Марена, крепко прижимаясь к Гатару и Ираниэль, стараясь охватить их своими руками и вжать друг в друга.

— Я тоже, - ответил Гатар.

Воин честен и прям, как его клинок, и Гатар не врал самому себе - он не любил ни одну из своих жен. Слишком многое тут сливалось воедино, от прошлой жизни наемником с беспорядочными связями на одну ночь, до того, что Марена была внучкой Алмазного Кулака, а Ираниэль старым боевым товарищем. Но он обещал, дал клятву перед богами и не одним - жрец Адрофита, бога любви, соединил их руки и сердца в церемонии - и старался, трудился над тем, чтобы их семья была счастлива. Тем более, что жены как раз наоборот, любили его искренне и открыто, даже не думая ревновать друг к другу.

Новая жизнь, бытие королем Стордора помогало, времени думать о ерунде и копаться в себе просто не было, дела, дела, дела круглые сутки, вникание в жизнь королевства, подъем профессии короля, тренировка умений и подъем собственных уровней. Гатар уже понял, что король - не воин, что ему предстоит как раз вилять, обманывать, манипулировать, руководить и заставлять тех, кто не хочет, но и от этой битвы, как и от сражения за семью, он убегать не собирался.

— Стало быть, мы для тебя, как питомцы? - вдруг рассмеялась Ираниэль, наклоняя голову и звонко чмокая Марену в рыжую макушку, словно ребенка.

— Ну, в каком-то смысле да, - Марена замялась, покраснела, бросила взгляд на Гатара. - Такое ощущение, словно все королевство превратилось в питомцев, а дед... Дед! Ой!

Рядом бесшумно появился барон Давади, вручил Марене несколько свитков самого официального вида, послания правителям Тарбада и Занда, верительные грамоты самого Бранда. Гатар даже знал, как отреагирует старый герой, пожмет плечами, спрячет грамоты в магический карман и не достанет до самого конца путешествия. Но барон Давади, ставший не только его правой рукой, но и тоже наставником, в делах государственных, объяснил, что порядок есть порядок, не все же вокруг герои уровня 300+, ставшие легендами еще при жизни.

— Благодарю вас, Отсон, вы лучший, - все еще смущенно поблагодарила Марена и умчалась обратно.

Гатар и Ираниэль переглянулись.

— Это объясняет ее возню с судами, - пожала плечами Ираниэль. - И метания по соседним странам, без подготовки и свиты.

— С одним судом, Ваше Величество, - педантично поправил ее барон Давади.

— Правильно! - взмахнул рукой Гатар. - Одного тут будет мало, пусть проводит их регулярно!

— Ваше Величество, разумно ли это? - на лице барона было написано сомнение.

Впервые они встретились на коронации, куда барон прибыл во главе потрепанного отряда войск, прямо из боя. Гатара тогда еще поразило его сонное, одутловатое лицо, словно он заплыл жиром и ленью у себя в поместье, куда был сослан (фактически) за то, что осмелился давать советы молодому королю Джерарду. Как выяснил Гатар на личном опыте, толковые и дельные советы, направленные на развитие и процветание Стордора и королю Джерарду они не подошли, по понятным причинам.

Также выяснилось, что барон отлично владеет мимикой, а Гатар чуть ли не отдельным указом разрешил ему говорить правду прямо в глаза, лишь бы это шло на пользу королевству.

— Она служит своей богине, следует путем пожизненного квеста, - пояснил Гатар. - Пусть ездит и проводит суды.

— Мастер Бранд предупредил об опасности, угрожающей не только королеве Марене, но и всем вам. Боюсь, эти выезды и вылеты придется отложить, пока я не подготовлю отдельную группу для перемещений, Ваши Величества, - поклонился Таранд Норм, выпрямляясь и кивая барону.

Его тоже рекомендовал Бранд, да и Марена там что-то проверила своей Особенностью.

— Пусть судит здесь, в Таркенте, - решил Гатар.

— Боюсь, тогда возникнет проблема с перемещениями, не все могут добраться до столицы, - указал барон Давади, - тогда как волна слухов связана в первую очередь именно с тем, что королева судила даже простых крестьян.

— То есть суды королевства были несправедливы, - ткнула пальцем Ираниэль, - как и везде. Если ты богат, знатен, при уровнях, то суды идут тебе навстречу, так? А если ты бесправный крестьянин или наемник, то коровью лепешку тебе, а не справедливый суд?

Барон Давади развел дипломатично руками, поклонился, демонстрируя Гатару и Ираниэль густые кудри, уложенные в прическу.

— Я всего лишь говорил о трудностях перемещения для обычного живого, Ваши Величества, даже в прошлые времена, когда портальная сеть исправно работала.

— Дед за этим и отправляется в Занд, на лошадях, по Западному Тракту, - чуть запыхавшимся голосом сказала появившаяся Марена, - расчистить дорогу, нанять мастеров, включить портальную сеть или построить новую.

— Это отличные новости, Ваше Величество, - еще раз поклонился барон. - Временные порталы позволяют передавать сообщения, а также перебрасывать небольшие группы, созданные графом Итхорном, которые занимаются только очисткой дорог везде, где они свирепствует омонстревшее зверье, но без постоянного сообщения связности страны не добиться.

И еще герои, подумал Гатар, но этот вопрос следовало обсуждать отдельно.

— Что там с Алхимиками? - спросил Гатар.

— Клич брошен, собираем, но работы только начаты. Из Ухары уже поступила первая партия зелий, но, как и предупреждал Илтон Валадид, низкого качества. Переброска частей омонстревших зверей перегружает временные порталы, для отправки Алхимиков на места, требуется, чтобы на этих местах были подготовлены полевые мастерские для них, опять же снижающие качество получаемых зелий.

Гатар задумался.

— Трофеи, Га, - подсказала Ираниэль, намекающе двигая бровями.

— Точно, - чуть не хлопнул он себя по лбу. - Сохраняющие от разложения заклинания и грузоперевозка до Таркента, так будет проще и дешевле. Часть убитых монстров испортится, конечно, нужно включить в группы, занимающиеся их истреблением, соответствующих магов, возможно опытных охотников, кто разделывал бы туши на месте. Городам и правителям вменить в обязанность присылать телеги для перевозки грузов в Таркент, заодно еще немного оживим дороги и жизнь. Те, кто истребляют монстров сами, телеги давать не обязаны, могут заниматься переработкой на месте.

— Нужно будет издать указ о скупке таких зелий в казну, - заметил барон Давади, - пусть делают на местах.

— Качество будет хуже, - указала Марена.

— Цену ставить в зависимости от качества, - тут же предложила Ираниэль. - У нас же есть на это деньги?

Барон только развел руками.

— Действуйте, барон, - кивнул Гатар. - Возможно, к перевозке каких-то особо ценных частей привлечь курьеров с магическими карманами? Вот их уже перебрасывать порталами, а основную часть грузов везти телегами.

— Немедленно приступлю, Ваше Величество. Что же касается судов и перемещений?

— Мы обсудим это с королевой Мареной отдельно, - повел рукой Гатар.

Марена посмотрела на него вопросительно, барон Давади откланялся и ушел.

—Прошу прощения, Ваши Величества, но мастер Бранд зря предупреждать не стал бы, - сказал Таранд Норм. - Могу я узнать, что случилось в Урдаре?

— Правитель Урдара, Артой Пятый, попросил деда об услуге, что-то там случилось в шахтах, - пожала плечами Марена. - Дед спустился туда, с одной из героинь Урдара, Карменой Пробой, потом вернулся, и они о чем-то поговорили с Артоем Пятым, все. Также Артой и я, от имени Стордора, заключили предварительный договор, как с Лотонией, о торговле, снижении пошлин и прочем. Черновики они пришлют или уже прислали?

— Уже проработали текст договора с Лотонией, - кивнул Гатар, - осталась еще пара правок.

— Что там еще, я предложила дриадам Бесконечного Леса помощь и переселение, их Хранительница первой ветви как раз гостила у Артоя.

— Что?! - взвилась Ираниэль. - Как ты могла! Это было глупо!

Марена нахмурилась, посмотрела на Гатара.

— Дриады в лесах Стордора? - покачал он головой, стараясь не выказывать своего гнева.

— Мне стало их жалко, - Марена отвела взгляд, дернула правой рукой, - но они... она, дриада Мелье, все равно отказалась.

Хвала тебе, Терун, не удержался Гатар, вознося мысленную молитву, за то, что ты есть, что ты могуч, прям, честен и не допустил этой будущей войны с дриадами и собственной женой. Вера не повысилась, не появилось сообщения, что Терун услышал его молитву и это принесло Гатару облегчение, не хватало еще впутывать во все это богов!

— Хвала Филоре, покровительнице лесов! - открыто вскинула руки Ираниэль.

Платья она теперь носила не в пример богаче прошлых, но при этом оставляла открытыми руки и ноги, словно стремясь к практичности одежды наемников, которых в любой момент могли сдернуть куда-то бежать, сражаться, а то и удирать. На Гатара это действовало странно возбуждающе, пока он не понял, что нынешний вид Ираниэль просто совпадает с его мечтой, насчет того, чтобы добиться богатства, вернуться в родное племя и открыто похвастаться, чего он достиг.

И какая у него жена.

— Кстати об этом, - вдруг сказал Таранд Норм.

Гатар ему был даже отчасти признателен, с таким убитым видом стояла Марена, словно собиралась разреветься громко и убежать в слезах.

— Новые слухи, что вы собираетесь сменить божество-покровителя Стордора, - Норм извлек из магического кармана какие-то записи. - Очень возросла поддержка Эммиды, но при этом по сообщениям с мест, наблюдается новая вспышка ненависти, призывы восстановить справедливость и покарать нелюдей. Уже несколько раз вспыхивали массовые драки, причем обе стороны кричали о справедливости. Стража Марканда и Данау справилась, в Тразаке толпа разгромила уцелевший выселок гномов за пределами города, туда срочно отбыла Мико Танцовщица в паре с Мастардом Кругом. Но это лишь самый громкий случай. Обычно дело ограничивается криками о том, что, цитирую "нелюди на троне погубили Стордор", да стычками со стражей. Многие сбежали на север, в вольные земли, но теперь потихоньку возвращаются.

— Признаки восстания и заговора аристократов? - тут же спросил Гатар.

Он знал, что будь там такие, Таранд Норм доложил бы сразу, но ничего не мог с собой поделать. Уже который день его терзало навязчивое ощущение, что они что-то упустили, где-то готовится восстание, которое сметет их всех и добьет Стордор окончательно. Особенно теперь, когда мастер Бранд уехал.

Также он обратил внимание, как дернулась Марена при упоминании Танцовщицы, которая по слухам была отчасти дриадой (но при личной встрече не рвалась жечь и карать всех подряд и не плевала в лицо самому Гатару) и понял, что неприятного разговора не избежать.

— Ничего такого. Но вот слухи, что вы собираетесь сменить Ордалию на Теруна, Эммиду или Филору, а также уже начали строить им огромный храм на месте разрушенного Таркента, муссируются повсюду.

— Выпустить официальное опровержение, хотя нет, - задумался Гатар.

В бытность свою наемниками он и Ираниэль тоже не слишком-то верили всяким официальным объявлениям.

— Астард Больбус вернулся? Пусть он объявит. Возможно, надо будет навестить главный храм Ордалии с официальным визитом, объявить при всех, что вера - личное дело каждого, а менять божество мы не собираемся.

— Хорошо, Ваше Величество, - Норм себе что-то записал. - Могу я узнать, чем закончилась история с дриадами?

— Я привезла с собой черновик договора, - шмыгнула носом Марена. - Мы договорились о помощи им, с дикими землями и вообще.

А ведь к югу и юго-западу от них земли кентавров, как раз можно будет прижать их, двинуть вперед дриад и леса Алавии, а с запада договориться с Великим Степным Ханством, родичами-орками, понеслись вскачь мысли Гатара, зажать кентавров и опрокинуть в море, вытеснить на Кирф их.

— Тогда не смею больше вам мешать, - Норм тоже поклонился и исчез.

— Извини, извини, - Ираниэль уже обнимала Марену, поглаживала по спине, - не удержалась. Просто дриады, они! Ух! Скажи ей, Га!

— Я лишь помочь хотела им, это было несправедливо, они тоже потеряли дом! - разрыдалась Марена прямо в грудь Ираниэль, орошая ее декольте слезами. - А потом поняла, что сглупила-а-а-а-а, а они отказались и мне стало стыд-стыд-стыдно! На-на-надо их переселить в степи у Провала!

Гатар озадаченно крякнул, заскреб в затылке с жутким звуком. К счастью, свита не совалась, давая "их величествам побыть наедине", а то опять пришлось бы держать лицо и заниматься прочей утомительной ерундой. Что больше всего бесило Гатара в этой новой роли и профессии, так это то, что большинство проблем не решались ударом секиры или кулака. В бытность свою наемником, он считал, что короли купаются в роскоши и деньгах - но когда сам стал королем, то только и слышал, что о нехватке денег, сам экономил на всем и вообще, регулярно ощущал себя самозванцем на троне.

И еще он думал привлечь молодежь орков, как в Стордор, так и в эти самые степи у Провала, выбить оттуда диких кентавров при поддержке королевства, а может и нескольких, устроить там нормальное государство. Но теперь говорить об этом было как-то неуместно, Марена, всхлипывающая, рыдающая и икающая, наверняка разревелась бы еще больше.

— Мы можем поговорить с королевой Амали и Минтом, когда они там соберутся и пригласят нас на свадьбу, - сказал Гатар, не зная, что еще тут можно предложить. - Попробовать добиться помощи от Алавии.

Сказал бы ему кто год назад, что он будет думать, как помочь дриадам, дабы утешить жену! Двух жен! Тот Гатар бы рассмеялся и сказал, что такое невозможно, никакие орчанки не согласились бы жить с ним вдвоем, да еще и помогать дриадам. И был бы, в сущности прав, жены у него точно оказались не орчанки.

— Д-да?

— Конечно, уверен, в Алавии им самим давно надоело воевать! - твердо произнес Гатар, хотя внутри такой уверенности не ощущал. - И мы могли бы построить тебе отдельное здание или назначить дни, когда ты будешь открыто и справедливо судить живых!

— Д-да? - повторила Марена, но уже не всхлипывая.

Обида и огорчение на ее лице быстро сменялись признательностью и страстью, Марена начала надвигаться и Гатар понял, что улизнуть от этого долга ему не удастся. Да и не сильно хотелось.

Глава 16

4 день 9 месяца 879 года


Впереди показались стены Амадеума и Бранд спрятал дневник Марденуса в магический карман. Ничего особо полезного там пока не обнаружилось, профессор все ставил опыты и экспериментировал с образцами земли и различной маной. Отдельного внимания заслуживал разве что отказ профессору в использовании столичного подземелья Амадии. Сам отказ в дневниках отсутствовал, несколько страниц было вырвано, а ругательства дальше зачеркнуты, но Бранд по упоминаниям и из жизненного опыта довольно легко восстановил картину случившегося.

Профессор Марденус Сванус, тогда еще, конечно, никакой не хозяин подземелий, подал какую-то официальную бумагу, в которой просил или предлагал пустить столичное подземелье на опыты. Наверняка, Марденус обещал золотые горы, мол, разберется на действующем образце и тут же наклепает новых подземелий, подобного рода исследователей Бранд встречал в своей жизни немало. Все они были увлечены делом настолько, что мало думали о последствиях и что будет потом, горели своей профессией и исследованиями.

Король Дариус отказал профессору, судя по всему, лично наложил непечатную резолюцию, приказав не подпускать больше Марденуса к подземелью Амадии, пока энтузиаст его не поломал своими опытами. Профессор в свою очередь письменно - уже в дневниках - подвывал, что мелкие подземелья не пойдут, нужно старое и крупное, обжитое, и все это перемежалось возгласами и зачеркнутыми ругательствами в адрес тупых бюрократов и правителей.

— Стой! - вперед вышел один из стражников.

Бранд чуть натянул поводья и лошадь породы, выведенной орками (химера, в сущности), послушно остановилась. На коже ее поблескивал пот, дыхание слегка участилось - все-таки Бранд гнал во весь опор, но для того он и взял с собой запасную лошадку. Менять их на ходу, скакать весь день, а то и ночь, сочетая скорость и передвижение по земле, возможность засечь опасное зверье на дорогах.

— Ва... Ваше геройство! - вытянулся вышедший на дорогу.

Никакого шума и суеты стихийного рынка, оживленной возни, толпы и карманников. Редкие конные, да парочка пьяниц в забегаловках, хозяева которых по большей части стояли в дверях, с надеждой вглядываясь в путников, не завернет ли кто? Голос показался Бранду знакомым, и он всмотрелся, узнав того сержанта, которого накормил порошком забвения месяца полтора назад, после бегства из Таркента и тюрьмы. Сержант, разумеется, не узнал в нем Торговца Брана, и бумаг требовать не стал, а Бранд не стал ему говорить, что они уже встречались. Зачем? Только лишнее волнение, да причастность к тайнам, которые этому служаке и задаром не сдались.

— Вы к нам надолго, ваше геройство? - спросил он, видя запасную лошадь и уже зная ответ.

— Проездом, - ответил Бранд и добавил. - По просьбе короля проверяю Западный Тракт.

Сержант аж просиял, за спиной проехавшего дальше Бранда доносились радостные вопли, словно безопасный Западный Тракт означал, что жизнь немедленно станет такой же, как раньше. Словно не было всех этих бесчисленных погибших в городах, развороченного подземелья в самом Амадеуме, неистового сражения, после которого центр города просто перестал существовать - вместе с правителем города, графом Чардвиком и половиной его дружины. Насмерть встали, дали горожанам время отбежать за стены, и потом подоспевшие вояки еще три дня бодались со зверьем и монстрами.


— Доски, прочные доски!

— Рассеиваю ману, снимаю порчу Бездны!

— Булочки, горячие булочки прямо из печи!

— Зелья от Алхимика с сотым уровнем профессии!

— Защитные амулеты от демонов!

Жители Амадеума налаживали жизнь, восстанавливали дома и дороги, чинили инструменты, пекли хлеб, торговали, предлагали услугу, словно и не было ничего. Подземелья и то, что они давали не являлись прямо уж жизненно необходимым компонентом городом, чем-то, без чего поселения обязательно умерли бы. Но в то же время такие города были подобны недоедающему живому - хирели, слабели, не слишком уверенно стояли на ногах.

— Алмазный Кулак! - прорезал шум и гам звонкий выкрик.

Бранд слышал лязг снаряжения, топот копыт, выкрики живых, соотнес все это с командными нотками в голосе и обернулся, уже зная, кого он там увидит. Виконт Чардвик, молодой еще, фактически безусый юноша, моложе Марены, подскакал, спрыгнул и тут же припал на одно колено, склоняя голову и ударяя кулаком правой руки в грудь.

— Прошу вас, герой Бранд, не откажите в помощи! - произнес виконт, не поднимая головы.

Бранд ощущал на себе всеобщее внимание и с легкой досадой подумал, что легко мог бы и обогнуть город. Чего внутрь полез? На развалины посмотреть хотелось?

— Говорите, - сказал он и припомнил, как граф Чардвик, молодой еще и крепкий, хвастался своим первенцем, закатил такой пир, словно хотел споить половину Таркента, - виконт Стортон, но знай, что я тороплюсь по просьбе короля Гатара и его королев.

— Королев!

— Справедливая!

— Алмазный Кулак - ее дед!

— Орки - нелюди!

— Бей урода!

Возгласы, шепотки, звуки ударов, словно волна с шипением накатила на берег и отхлынула. Виконт Стортон Чардвик выпрямился, оказавшись примерного одного с Брандом роста, и воскликнул:

— Это не займет много времени, и я готов отдать вам своего личного альдора, отлично дрессированного, быстрого, как ветер!

Бранд только покачал головой мысленно. Если бы он действительно торопился, то уже был бы в Тарбаде, переход по цепочке временных порталов, найм мага и все. Портальщики взвинтили цены чуть ли не вдвое, спеша успеть, пока все не вернулось к прежним временам. Бранд как-то слышал спор Гатара и королев по этому поводу, но решил не вмешиваться - принуждать насильно и не давать поднимать цены выглядело справедливо, но легко можно было остаться без магов, которые разбежались бы в соседние страны.

— Дело не в транспорте, а дороге, - бросил он.

Виконт склонил голову, словно признавая молчаливо право Бранда ездить, как считает нужным, выпрямился и сделал приглашающий жест. Следом понесся десяток, свитские и бойцы, так себе уровнями. Бранд понял, что сейчас последует и спросил:

— Проверить подземелье?

— Нет, подземелье мы зачистили сами, хотя и нелегко пришлось, еще полтора десятка живых погибло, - руки Стортона сложились в знаке Ордалии, - но всю остававшуюся там нечисть убили, сожгли, а ману развеяли.

Бранд кивнул уважительно. Вот на такую молодежь надо опираться Гатару, подумал он, решительную и не боящуюся действовать. Еще неплохо было бы такую, кто не смотрел бы хмуро на "зеленого выскочку, занявшего трон", но тут уже ничего нельзя было сделать. Думать следовало до коронации, причем думать героям и Бранду, но как-то вот не вышло.

С другой стороны, как докладывал Таранд Норм как-то за ужином, помимо вспышек ненависти к не-людям, из-за орка-короля и его королев, весть о том, что его короновали герои, принесла Гатару немало симпатий среди обычных живых. Мол, герои абы кого не поставят, жизнь точно станет лучше и вообще, Стордор теперь расцветет. Гатар ощутимо разволновался тогда, да и Марена тоже, явно испугались не оправдать надежд, одна Ираниэль осталась спокойной - может потому, что непрерывно пила разбавленное вино.

— Наследие моего отца, - сказал Стортон, указывая на замок, с которого и начинался город.

Типичная история, в стародавние времена кто-то поставил замок, чтобы контролировать дорогу, потом рядом появилось поселение, поставили лавки-мастерские, и так год за годом, вокруг разросся могучий город. Подземелье рядом очень удобно оказалось, все совпало, в общем.

— Казна, оружейная и сокровищница артефактов запечатаны, - пояснил Стортон, - деньги, зелья, артефакты, все запечатано, и мы не можем туда войти! Отец всегда... немножко ревностно относился к защите, нанял лучших мастеров, а я теперь не могу даже помочь толком людям!

— А вы хотите помогать людям, виконт? - спросил Бранд.

— Всем живым Амадеума! - горделиво вскинул тот голову. - Отец сложил голову, защищая город и замок, и я не могу посрамить его имени! Я буду просить короля Гатара утвердить меня новым графом Чардвиком, но я не могу бросить своих людей в беде и явиться в столицу с пустыми руками, не имея дел за спиной!

Бранд не видел в его словах лжи и только покачал мысленно головой. Кто-то продавал родную страну, считая, что ведет ее к величию, кто-то вызывал демонов и работал с Бездной, считая себя героем, а кто-то кидался грудью и стоял насмерть, давая живым спастись. Кто-то мечтал переметнуться под руку более сильного, а кто-то считал своим долгом делами доказать право править.

— Только ваш отец имел туда доступ?

— Его советник закрыл отца грудью в битве, но это бы ладно, я мог бы получить доступ, по праву родства, хоть и не набрал нужных уровней, - в голосе Стортона слышались сильнейшее смущение и досада, - но магическая печать оказалась уничтожена! Отец носил ее в магическом кармане и удар одной из тварей Бездны попал прямо по знаку печати и разрушил ее. Карман взорвался и сильно ранил отца, из-за чего твари и смогли его одолеть, а от печати остался лишь изуродованный обломок.

Стортон Чардвик мог бы попросить помощи в столице, конечно, специалисты Норма - судя по тому, что Бранд видел в замке того барона в Ухаре - легко вскрыли бы замки, но он не хотел обращаться в столицу, считая, что вначале надо показать себя. Замкнутый круг, неудивительно, что виконт Чардвик примчался так поспешно и готов был отдать Бранду личного альдора.

— Понятно, - ответил Бранд.

Стортон бросил быстрый взгляд, недоверие на его лице мешалось с надеждой. Мимо мелькали дома и живые, дорога пошла на подъем к замку. Дорога змейкой, для удобства обстрела из замка, скальное основание замка, зачарованные стены, все это было привычно и знакомо. Бранду вдруг вспомнилось, как он до посинения прыгал через огромную скалу, пытаясь добиться имитации мягкого, скрытного приземления на крышу, которые обычно не зачаровывали против живых, но в итоге лишь разломал эту самую скалу. Потом он еще пытался использовать этот прием для эффектного прыжка через стену, с эффектным же приземлением во дворе (и непременно, чтобы яма оставалась, а камнями, летящими в разные стороны, кого-нибудь ранило и что-нибудь ломало), но в конечном итоге пришел к простой мысли.

Войти во двор замка, выбив кулаком новые ворота в стене, эффектнее и полезнее для коленей.

— Это моя супруга, - представил виконт какую-то смущенную девушку, — это казначей отца, у него был допуск, но без печати двери не откроются.

А ведь всего-то сделать две печати вместо одной, подумал Бранд, и проблема бы просто не возникла.

— Понятно, - повторил Бранд. - А вторую печать ваш отец не стал делать, опасаясь, что ее украдут, и всегда носил при себе?

— Все так и было!

От такого контроля неожиданно пахнуло Светлейшей и Бранд задумчиво кашлянул. Думать об Оа и невыполненном обещании не хотелось, поэтому Бранд подошел ближе к дверям и всмотрелся, вспоминая полузабытые уроки Скрытника. Сложная печать, штырьки и дыры, печать, наверняка сделанная из мифрила, должна была замыкать собой узор, обеспечивая срабатывание заклинания. Тут недостаточно было просто прервать ток маны, здесь требовалось направить ее в нужные места и соединить нужные части.

— И еще отец наставил тут ловушек, - немного смущенно признался Стортон.

— Понятно, - в третий раз повторил Бранд. - Тогда вам лучше уйти.

Спрятал одежду в магический карман, привычно переходя в алмазное тело. В нем было хорошо, сомнения и сожаления ушли, осталось только чистое, ничем не замутненное спокойствие. Виконт, отослав жену, остался сам, смотрел напряженно, словно собирался ринуться на помощь.

Бранд накрыл ладонью печать, ощущая легкие покалывания магии вокруг.

Как и во всех подобных системах попытка нарушить заклинание привела к срабатыванию ловушек. Бранда обдало какими-то ядовитыми газами, облило вонючей жидкостью, затем ударило несколькими заклинаниями, от ступора до подчинения. Несокрушимый Разум отразил удары и в ход пошел последний козырь - раскрывшийся пол, ведущий в яму с шипами. Бранд легонько подпрыгнул за мгновение до раскрытия, не стал падать в ловушку, гнуть шипы телом или устраивать иных забав - вдруг виконту еще пригодится?

— Вам сломать двери или печать? - спросил он у виконта.

— Что отключит всю эту магию? - спросил Стортон в ответ.

Бранд повернулся к двери, преобразуя руку в обычную плоть и ударил, вырывая "сердце" этой системы, магическую печать. Давить в кулаке не стал, конечно, просто выбил. Разомкнутая система нанесла последний удар, заклинание бессильно разбилось об алмазное тело, выщербив там какую-то крошку. Бранд повернулся к Стортону, который стоял с ошарашенным видом, протянул ему вырванную печать:

— Если захотите восстановить систему, вот вам образец для мастеров.

— Захочу, - кивнул виконт и пояснил торопливо, - защита все равно нужна, но не с таким же количеством ловушек! Если бы мы сами попробовали ее открыть, сколько людей погибло бы! Могу ли я чем-то отплатить вам за вашу помощь, мастер Бранд?

— Конечно, - кивнул он. - Воды - смыть эту жидкость и расскажите мне о подземелье Амадеума после взрыва или укажите на живых, кто побывал в пещере кристалла, когда там шла очистка.

— Я лично побывал там и расскажу вам все в мельчайших подробностях! - обрадованно воскликнул Стортон. - Особенно, если вы окажете нам честь и останетесь на праздничный ужин в вашу честь!

Глава 17

6 день 9 месяца 879 года, Западный Тракт


Бранд тихо хмыкнул под нос, читая следующую часть негодования Марденуса. Профессора отстранили не только от столичного подземелья, но и от подземелий всех крупных городов. Неугомонный профессор не сдался и начал рыть свое подземелье, "с кристаллами и вот такими слизнями", как он сам написал в дневнике, но и тут все пошло не так. Возможно, профессор, проведший большую часть жизни в Амадии, просто не задумался об этом аспекте повседневной жизни.

Недаром группы поисковиков в обычное время рыскали по стране, выискивая новые подземелья, места повышенной концентрации маны и то зачастую не находили вовремя. Живой приходил к знакомому ручью, пил оттуда и превращался в Проклятого - чаще, правда, умирал от отравления. Стая зверей попадала под выброс маны и монстрела, начинала терроризировать округу, да мало ли. Поэтому работники, которых нанял профессор, чтобы вырыть огромное подземелье, "как в Амадии", немедленно сообщили о том куда следует, в отдел при управлении по делам подземелий.

Оттуда приехала специальная комиссия, посмотрела на дыру в земле и приказала закопать. Марденус рвал и метал, может для него и обошлось бы, не будь предыдущего запрета на доступ к подземельям. Фактически, он попал в опалу, лишился возможности работать над подземельями и это в тот момент, когда он достиг прорыва и получил 200 уровни в двух профессиях, возможно подарившие ему какое-то откровение насчет выращивания. Или, наоборот, его посетило озарение и так он добился прорыва и повышения профессий.


нахуйвсе уеду в Стордор нахуй Стордор пусть провалится в бездну всех живых в жопу уеду в драконьи горы


Взгляд Бранда прикипел к этим последним словам - ни слова о прорыве, но хотя бы упоминание гор! Возможно ли, что Марденус обрел знания уже там? Побил драконов и те признали его равным? Исключено. Алмазная Библиотека? Просто не прошел бы защиты. Но как, как тогда?!

— Спокойно, - похлопал он по холке лошадь, которая начала хрипеть и коситься, - сейчас пересяду.

Лошадки уже начали уставать, в отличие от самого Бранда, но что поделать, если от самого Амадеума не встречалось ничего серьезного? Пару раз помог попутным караванам, разок стукнул по голове дурную тварюгу, решившую, что разрыть дорогу - отличная идея для ловли жертв, да и все. Дарафан просто проскочил насквозь, никто там не выбегал с просьбами помочь, в отличие от Амадеума. Виконт Чардвик не поведал ничего интересного, кристалл взорвался, какие-то следы ритуалов были, но никто их не высматривал, все затоптали и разнесли, спеша избавиться от опасности.

— Стой, - скомандовал он, осознав, что лошадь хрипит не из-за усталости.

Немного вспотела, да, но могла еще бежать и бежать. До Авона оставалось не более пары часов пути, на обычной скорости, можно было передохнуть там, остаться на ночь или мчаться дальше, читая записи в свете Боса, который шел на увеличение.

— Ладно, будем считать, что у нас перерыв, - медленно произнес Бранд, вслушиваясь в лес вокруг.

Зверье, хищники и живые. Охотники, ставшие добычей. Он извлек из кармана огромное корыто, плеснул туда особой, подслащенной воды, повесил на шеи торбы с особым кормом.

— Всякую фигню с пола не ешьте, из родников не пейте, - наставительно сказал он лошадям.

Те всхрапнули, словно поняли. По-хорошему стоило бы их привязать, но Бранд решил перестраховаться, ну как еще зверье полезет?

— Если что, удирайте во весь опор, я потом догоню.

Лошади, жадно пившие из корыта, покосились на него с видом "давай-давай, иди уже, не мешай отдыхать". Бранд так и сделал, скользнул в лесную чащу, благо ветер дул в его сторону, снося запахи. Путешественник, эту профессию во вторичных имели практически все герои, и сейчас умения ее и высокое Восприятие направляли Бранда вперед.

Вольно раскинувшиеся деревья, смыкающиеся кронами, заслонявшими свет солнца, сменились аккуратной вырубкой, явно произведенной кем-то с немалым уровнем Лесоруба. Бранд скользил бесшумной и невидимой тенью, мыслями возвращаясь к дневникам Марденуса. Обида и желание добровольно сбежать в драконьи горы, нет, это ничего не объясняло, если бы от обид и запретов случались такие прорывы, как умение выращивать покорные кристаллы подземелья, так короли давно бы уже только и делали, что обижали бы и запрещали.

А герои бы им в этом помогали.

— Справа!

— Гартард, держи щит!

— Что ты возишься, Пассин?

— Демонская хреновина сломалась!

— На деревья!

Один взгляд и Бранду все стало понятно. Стая лисиц, поумневшая, ставшая хитрее и выносливее, но не попавшая под Проклятие маны, не омонстревшая и не получившая отупляющей кровожадности. Наверняка они охотились не только в лесу, но и на Тракте, повышая себе уровни за счет пожирания живых, рискнувших в такое время отправиться в дорогу. Впрочем, рискнувших, пожалуй, было слишком громким словом, подумал Бранд, смещаясь в тыл к лисам, загонявшим группу охотников.

В первые дни - да, было рискованно, но теперь самых кровожадных выбили, остальные разбежались - чего ловить на опустевшей дороге? - а живые все продолжали пугаться слухов и не рисковали соваться. Нападения, вроде стаи этих лис или того волка-вожака возле Ухары, подогревали слухи и страхи. Пожалуй, стоило задержаться в Авоне или послать весточку в Таркент, чтобы добавили группы гонцов и глашатаев, носящихся вживую туда-сюда, рассеивающих слухи не только объявлениями, но одним своим видом.

— Именем короля Гатара, вы арестованы за повышение уровней, - демонстративно громко сообщил Бранд.

Лисы вздрогнули и рванули в разные стороны. Охотники вздрогнули и один из них даже уронил себе на ногу кинжал, наверное, потому что держал его крайне неумело. Едва лисы порскнули в разные стороны, как в них полетели стрелы, одна чуть не попала в самого Бранда, и Охотник побледнел и попытался спрятаться за деревом. Все же нескольких зверей сумели ранить, чего, собственно, Бранд и добивался своим маневром. Еще мгновение он обдумывал, не ухватить ли вожака стаи за горло, чтобы отдать Марене, но потом передумал - и без того у нее хлопот полон рот, с тремя питомцами, мужем, женой, да еще целым королевством в придачу.

— А... а если бы они кинулись в атаку? - спросил старший из Охотников

— Тогда вы лишились бы удовольствия получить на них пару уровней и улучшить профессию.

Раненых лис добивали, с радостными возгласами и хеканьем. Охотники собрались довольно мощные, 130-х уровней, но лисы превосходили их не только на 30 уровней, но и в численности, так что вскоре им предстояло бы стать добычей. Отсидеться на деревьях точно не удалось бы и старший Охотников это понимал. Они явно пришли на разведку, то ли леса в целом, то ли недавних нападений на Тракте, прихватили шар связи, но тот их подвел.

— Сообщить что-то в Авон? - небрежно поинтересовался Бранд.

— Д-да, что нам не помешала бы сотня армейцев с магами, - через силу ответил старший.

И тут тоже все было ясно, отказались от помощи или решили, что сами справятся, а теперь, стало быть, над ними немного посмеются. Но мозгов понять, что сами не справятся, хватило, значит, можно было ехать дальше, не пропадут.

— Ваше геройство, может вы..., - заговорил один из Охотников, но тут же получил подзатыльник от старшего.

— Извините его, он просто немного не в себе после нападения, - поклонился старший.

Но Бранд уже отступил за деревья и скрылся. Охотники озирались растерянно, перешептывались, а Бранд с мрачной иронией думал, что вот так и рождаются и живут легенды. Стоило бы рассказать им, что дорога свободна, но Бранд решил, что лучше, как следует поведать о том в Авоне. И настоять, чтобы скорейшим образом связывались со столицей, тянули нитку временных порталов, хотя бы сообщениями обмениваться.


— Вот поэтому ты, Дентор, наемник в охране и дурак! - доносился чей-то голос.

— Чой-та сразу - дурак! - последовал возмущенный возглас. - А что наемник, так король теперь из наших, али не слышал?

— Чего не слышал, когда мы вместе с тобой нанимались!

— Да, кто бы мог подумать, что когда-то ты целую королеву жамкал!

— Тьфу, дурак! При короле такое не ляпни! Враз дури и башки лишишсся!

— Чой-та? Он же сам нас позвал, знает нелегкую долю наемника, а что с эльфийкой повалялся, так-то в прошлом было.

— Вот именно, в прошлом, а теперь...

Бранд вышел из леса, окидывая взглядом небольшой отряд. Десяток наемников, бывалые "демоны войны", как их иногда еще называли: люди, орки, гномы, тролль. Кто-то проверял снаряжение, кто-то набирал воду в роднике чуть поодаль, еще трое прислушивались к перепалке тех двоих, чьи голоса услышал Бранд. Спорили они из-за его лошадей, уже успевших выпить все и съесть, и теперь закусывавших на десерт травой у обочины.

— Куда вас король позвал? - поинтересовался Бранд.

Со спором и так все было ясно, орк Дентор хотел прибрать лошадей, человек напротив, воин-мечник, не давал, явно упирая на то, что просто так посреди дороги две такие лошади, да еще с корытом, стоять не могут.

— Так сюда и позвал, в Стордор, - настороженно ответил человек.

Возможно, он и не признал Бранда, но видел его уровень. Остальные тоже видели. Дентор смотрел со знакомым упрямым вызовом, мол, уровни или нет, но буду сражаться до конца, как и подобает воину.

— Я с Гатаром лично знаком, - продолжал человек, - не один найм вместе прошли, знаю, его слово - сталь. Подбил других, собрались да поехали.

Десять бывалых наемников, ну да, подумал Бранд, мелочь затопчут, засады заметят, от опасностей удерут.

— Он пообещал вам земли, жилье да гражданство Стордора? - спросил Бранд.

— Карьеру еще, титулы можно получить, опытные воины сейчас в цене, - сказал кто-то из наемников.

Толковый ход, подумал Бранд, живых не хватает, денег нет, зато земли и титулов в избытке. Возможно, даже не барон Давади подсказал, а Гатар и Ираниэль сами сообразили, бросили клич, прекрасно зная ту братию, с которой вместе работали.

— Понятно, - ответил Бранд, пряча корыто в карман.

Легко вскочил на запасную лошадь, которая не ожидала такого предательства и всхрапнула, ёкнула. Лошади помчались вскачь, а усиленное Восприятие Бранда все еще ловило разговор наемников

— Да, хорошо быть героем - такие лошади! Так вот, Пассиус, по поводу королевы - давай по-честному, тебе одна королева, а мне другая!

— Какая еще другая? Справедливая Марена, что ли? Ой, дура-а-а-ак!

— Чой-та опять дурак? Орки ей нравятся? Нравятся! А я - орк!

— А она - королева! И еще внучка Бранда Алмазного Кулака!

— Да не пыли, Пассиус, все знают, что у Бранда была масса женщин, но никогда не было детей!

— Давай, догоним его, да ты в лицо Кулаку это скажешь, а?

— Догоним? Так это что, он и был?

— Тьфу. Дурак ты, Дентор!

Бранд даже рассмеялся невольно, потом подумал, что еще наплачется Стордор с этими вояками, хотя Гатар и Ираниэль знали же, кого приглашали. Но не мирных же строителей и лесорубов в бой кидать? Пусть лучше Стордор восстанавливают, пока наемники - бывшие наемники сражаются. Приедут, наверняка, опытные, видавшие виды, уже ощутившие желание осесть на земле, но так и не скопившие богатств. И еще будет неплохое лекарство на будущее от заносчивости и выкриков о превосходстве людей.

Бранд хмыкнул и выбросил наемников из головы, помчался дальше.


В Авоне он задерживаться не стал, сообщил о лисах и просьбе охотников, покрутился в центре города, привлекая внимание живых и нарочито громко повествуя, мол, на Тракте до самой столицы все спокойно. Затем помчался дальше, проскочил до Тайши и там тоже задерживаться не стал, предупредил, сообщил и помчался дальше в ночь. Свет двух лун серебрил дорогу, но читать оказалось невозможно, и Бранд некоторое время размышлял, не дать ли крюка на север, во владения герцога Бонтвилля, с его тонко-птичьими руками.

Затем пришел к той же мысли, что и раньше: пусть новые правители над этим голову ломают.

Он мчался и мчался, ускоряя лошадей, отдаваясь ритму скачки и ощущая, как встречным ветром выдувает ненужные мысли из головы. В одном месте ритм нарушился, Бранд ощутил скопление живых, прервался, чтобы посмотреть. Следопыты и Охотники указывали на логова и укрытия, маги накрывали все заклинаниями сокрытия, рядовые, пыхтя, тащили какие-то бочки, лили жидкости, замораживали и поджигали, принимали на копья и стену щитов раненых монстров, попутно набирая опыта и уровней. Свирепые сержанты покрикивали, лейтенант подкручивал ус и любезничал с какой-то магичкой, чуть поодаль неприметный тип, явно из Тайной Канцелярии, все подмечал и записывал.

Бранд не стал приближаться и выяснять детали, и так было понятно, что не чья-то самодеятельность, серьезная операция, с хорошим расчетом. Может не все собравшиеся относились к ним, но концентрация лунников тут была явно повышенная. Опять вспомнился убитый орк-шпион из степей, затем мать Гатара, но встречный ветер и скачка по пустой ночной дороге выдули из головы и эти мысли.

К утру Бранд прибыл в Халкар, приграничный городок, вроде Дарши, только на западе вместо востока и с Тарбадом рядом, вместо Лотонии. После почти трех суток быстрой скачки на двух лошадях от него воняло и разило потом, а сами лошади явно не прочь были передохнуть немного.

Поэтому к пограничной заставе с Тарбадом Бранд прибыл только в полдень.

Глава 18

7 день 9 месяца 879 года, Альбанд, столица Тарбада


Бранд, привычно сложив руки за спиной, неспешно шел по каменным коридорам дворца короля Тарбада. Впереди вальяжно вышагивал крепкий, пузатый гном, в пышных одеждах, с жезлом в форме кайла в руке, знаком личного посланника короля на груди - горы в круге. Он старательно надувал от важности щеки, помахивал этим жезлом, словно расчищая дорогу.

Гномы, в основном спешащие по делам, расступались, смотрели с любопытством, Бранд кивал знакомым и те кивали в ответ. Раньше он частенько бывал здесь, в те времена, когда водил дружбу с Траином Молотобойцем. Король Кварон Второй из клана Рокоцент, молодой еще совсем, тогда только взошел на трон, осваивался и пылал жаждой изменений и преобразований.

Прошли годы, десятилетия, а Кварон Второй все так же сидел на троне и правил Тарбадом. Легкий всплеск веселья и развлечений при молодом короле уступил место привычной мрачноватой атмосфере деловитости и труда. Бранд неоднократно размышлял над этим и пришел к выводу, что все дело в горах вокруг. Там, где деревья настраивали эльфов на грациозность, покачивания руками-ветками и прочую ерунду, гномам приходилось быть серьезными и собранными - горы не прощали небрежности. Только упорнейшим трудом можно было что-то создавать и растить на этих камнях и гномы стали упорными и трудолюбивыми. Педантично следующими порядку, ибо только оступись разок, и все погибнут.

— Бранд Алмазный Кулак к королю Тарбада и владыке Бирюзового Хребта, королю Кварону Второму! - провозгласил торжественно пузан, останавливаясь перед огромными дверьми.

Защита на них была сродни той, что Бранд недавно ломал в хранилище Чардвиков - скорее всего, при сломе или взломе печати рухнул бы туннель вокруг. Один из двух стражей у дверей кивнул, наставил пирамиду оценки, второй внимательно следил за Брандом и его провожающим. Оба были с ног до головы упакованы в комплект зачарованных доспехов, якобы дающий возможность сразиться на равных с кем-то, превосходящим их на 100 уровней.

Бранд в свое время проверял эти доспехи и мог смело утверждать, что все это ерунда. С другой стороны, тогда он же преподал немало уроков этим Свирепым Бородачам, как обычно именовала себя гвардия Тарбада, на тему того, как сражаться с кем-то выше тебя уровнями.

— Мастер Бранд, - прогудел страж, пряча пирамиду оценки. - Прошу прощения за эти предосторожности, но после случившегося полтора месяц назад, сами понимаете. Прошу, его Величество уже ждет вас!

В его руке мелькнула печать, дверь открылась, и пузан шагнул внутрь.

— Бранд Алмазный Кулак к королю Тарбада и владыке Бирюзового Хребта, королю Кварону Второму! - снова объявил он.

Король Горхорн как-то, после очередного торжественного приема, объяснял ему, зачем все это нужно. Подготовиться, собраться с мыслями, стереть что-нибудь с лица или вынуть палец из носа, дамам приопустить юбки, словно ничего и не было. Бранд усомнился, но промолчал, не стал доказывать, что всем и так все будет понятно, по крайней мере в случае дамы.

— Так пусть входит уже, - донеслось в ответ ворчливое.

Огромный кабинет, где Кварон обычно работал, в сущности, ничуть не изменился. Массивная мебель, столы, шкафы, книги, карта Тарбада и окрестных стран, образцы руд, флаги кланов. Разве что магических светильников стало чуть больше, да вроде бы часть потолка перекрасили в иной оттенок "серо-скального" цвета.

— Подготовить опись до завтра и выслать, - сказал Кварон сварливо, протягивая лист бумаги.

Возле его стола стояли два гнома, то ли помощники, то ли секретари. Лицо одного, который сейчас бережно укладывал лист в папку серого цвета, было смутно знакомо, но имени память так и не сообщила. Низко поклонившись королю и Бранду, оба гнома поспешили из кабинета, в одежде второго Бранд приметил знак Подгорной Палаты.

Кварон потер покрасневшие глаза, потом посмотрел на Бранда снизу вверх.

— Как же ты постарел, дружище, - сказал он.

Бранд коротко хохотнул и ответил стандартно.

— На себя посмотри!

Он уже неоднократно убеждался - никто не становится моложе. Даже молодящиеся красавицы, даже Оа, все равно несли на лице и телах признаки увядания и старости.

— Не поверишь, времени нет, - проворчал Кварон, поднимаясь. - Как в Альбанде рвануло, кручусь, как гном в заваленном забое, в котором еще и вода медленно прибывает.

— Поверю, - улыбнулся Бранд, - как раз сейчас живу рядом с парочкой таких же королей. Это, кстати, тебе от них.

Он вынул из кармана свитки, врученные ему напоследок Мареной, и передал их Кварону.

— Слышал, слышал, - проворчал король гномов, кидая свитки на стол, - но до сих пор поверить не могу! У тебя есть внучка?! Ты возишься с какими-то наемниками и возводишь их на троны?! Если бы не рассказ Гарпина Кувалды, в жизни бы не поверил, решил бы, что кто-то ловко притворяется тобой!

Бранд промолчал, думая о том, что сейчас повторится ситуация, как с Артоем Пятым, правителем Урдара. Слишком много неосторожных слов, слишком много информации разошлось. Неважно. Пока тайна и записи Марденуса у него, пока подземелье его надежно похоронено в драконьих горах, новому хозяину подземелий будет не так просто появиться.

— Наоборот, я пять лет притворялся другим человеком и прятался в глуши, - ответил Бранд.

— Слушай, ты обязательно должен рассказать мне эту историю! - воскликнул Корвин, делая приглашающий жест.

В углу был оборудован "уголок непринужденной беседы", столик, кресла, выпивка и книги, включая свежайшую книги из серии "Повелительницы корней", на обложке которой эльфийку страстно обнимал человекоподобный дракон.

— А я-то думал, почему про твои новые подвиги не трубят больше! - продолжал восклицать Кварон, явно довольный тем, что появился благовидный предлог выпить и спихнуть с себя бумажную работу. - Я все время думал, если бы ты или Джаггер были бы тут, в Альбанде во время Прорыва, то мы бы сразу его заткнули!

— Я был здесь во время прорыва, - мрачно произнес Бранд.

— А потом понял, как Тарбаду повезло, что тут рвануло раньше... что?

— Позови Гарпина Кувалду, - все тем же мрачным тоном произнес Бранд, - и кто еще есть из старых героев.

Кварон подал сигнал, в кабинет заглянул гном, получил короткий приказ, кивнул и умчался. В кабинете повисла мертвенная тишина, Бранд присел в одно из кресел, благо то ему подходило по размеру. Сделано было как всегда у гномов, в "каменном" стиле, жесткое, массивное, способное выдержать даже великана, если бы тот в него поместился.

— Погоди, ты сказал - притворялся?! - повернулся Кварон, трижды пройдя туда-сюда.

Старое и морщинистое лицо его словно обвисло и набухло, набрякли мешки под глазами, как будто сила притяжения земли вдруг утроила свое воздействие на Кварона. Бранд смотрел в ответ, осознавая последствия будущего разговора. Но слишком многое связывало его с Тарбадом и лично Квароном, чтобы умалчивать о своем позорном поступке. Раньше - да, раньше нужно было хранить тайну, пока оставался шанс подловить хозяина подземелий, не дать ему разрушить все вокруг.

— Сказал.

— Я слышал от Гарпина, вы ловили какого-то странного Проклятого? Ты шел по следу?

— Бежал от него.

— Бежал?!!!

В этом коротком возгласе, сгинувшем в просторах кабинета, звучало многое, очень многое. Кварон метнул еще взгляд в Бранда, вернулся за стол, ломая печати на свитках, доставленных из Стордора.

— Полномочный посол?!

— Чья-то ошибка, - твердо ответил Бранд, - я здесь проездом в Занд.

— И не собирался заглянуть ко мне в гости? - в голосе Кварона слышался искренний упрек. - Хорошо, что я сам принял меры, предупредил, чтобы всех героев сразу отправляли ко мне.

Бранд лишь кивнул легко. Это многое объясняло, включая приглашение в столицу прямо на пограничной заставе и пузатого гнома с жезлом.

— Собирался заглянуть по пути обратно, - пояснил он, решив, что Кварон заслуживает объяснения.

Тогда в середине Ордалии он был настолько в шкуре Брана, что не вспомнил о старом друге и других героях-друзьях здесь. Или не захотел вспоминать, зная, что тогда непременно останется и поможет им с ликвидацией прорыва, а потом поедет обратно в Таркент, брать за шкирку молодого короля? Кто знает, как повернулась бы вся эта история тогда?

Тут Бранд вспомнил Марденуса и его историю. Вживую он общался с хозяином подземелий недолго и все эти моменты: соитие с двумя демоницами, забег по ярусам Провала, пытки и давление, бесстрашные выкрики Марденуса, что он герой, все это сильно не вязалось с тем образом, что представал со страниц его дневника и рабочих журналов. Профессор Сванус изменился за эти пять или шесть лет, словно сам Бранд, мало того, теперь вставал вопрос - куда бы повернулась его история, без той резолюции от короля Дариуса и смертельной обиды?

— Подтверждение старых союзов, - донеслось до него бурчание Кварона, вскрывшего второй свиток, — это хорошо, хорошо, одним нам не устоять против Занда. Но нужна личная встреча, конечно, нужно решать, что будем делать с Провалом, теперь, когда нас всех оставили без одежды с этими взорванными подземельями.

— Не торопись, - посоветовал Бранд.

— Что не торопись? - не понял Кварон. - Слушай, может ты странствовал все эти годы с Скрытником и нахватался от него скрытности? Я слышал, ты вроде собирался жениться на Светлейшей, она там тебе своих эльфийских бредней в голову не влила?

Бранд расхохотался искренне, подумав, что иногда ему этого не хватало. Гномьей прямоты, которую многие путали с грубостью и невоспитанностью. Гатар с Мареной и Ираниэль привнесли свежую струю в жизнь королевского двора, но увы, они слишком старательно перенимали все эти политесы и двусмысленности.

— Ну вот! - вскинул руку Кварон. - Хорош дуться, давай лучше выпьем! Да-да, помню, тебя не берет обычная выпивка, но тут все как ты любишь, не алкоголь - зелье! Демоническая настоечка, а, каково? Вот буквально, на частях тела демонов, ну этой манослизи после них, настояно, с фильтрами, конечно, чтобы аромат и крепость маны остались, а все говно ушло на дно!

Король прошел бодро, ухватил толстую пузатую бутылку, начал разливать, по кабинету поплыл запах крепчайшего самогона. С нотками маны, даже не особо вонючей. Бранд же подумал, что Кварону, наверное, тоже тяжело и не с кем поговорить, как с другом, чтобы на него не смотрели как на короля. Или же он действительно скучал по старому другу, а Бранд вел себя, слишком загадочно, мягко говоря.

Но нет, решил Бранд, вначале надо все рассказать, так будет правильно.


— Бранд! - радостно воскликнул Гарпин Кувалда, ставя у стены оружие. - Ваше Величество.

Кварон молча налил ему, и они выпили еще. Настоечка приятно пощипывала язык. Пожалуй, с пары бочонков можно было и захмелеть, ну, как минимум получить недостаток Легкого Опьянения.

— Неплохо удалась, - заметил Гарпин. - Хоть какой-то прок с этих подземных засранцев. Мне сказали, что тут что-то важное должны сообщить?

— Бранд загадочно молчит, словно эльфийский оракул, - хохотнул Кварон, наливая себе еще. - Требует героев и аудиторию, так что я жду крепких, не слабее этой настоечки, баек, особенно про драконьи горы и как там Солнцедар дракониху оприходовал!

— Разве это была не высшая демоница? - удивился Гарпин. - А с драконами он дрался!

Чего ему там Гвидо наплел на коронации, подумал Бранд. Сразу после нее Солнцедар удалился куда-то, то ли к Одинокой Горе, то ли вернулся к Провалу. Скорее всего отправился молиться и действовать во славу Зероса, восстанавливать все то, что утратил в короткой и свирепой драке с двумя драконами.

— Ты что-то путаешь, - укорил героя Кварон, - в слухах фигурировала зеленая кожа. То ли предводительница племени троллей, то ли Лана Молния. Еще там точно были драконы. С кем-то он дрался, а с кем-то спал, теперь надо просто разобраться, чтобы Бранд не травил нам уже известных баек, а рассказал что-нибудь свежее и такое, чтобы как молотом в лоб!

— Кувалдой, - согласился Гарпин Кувалда.

Бранда вдруг взяла злость.

— Хорошо же, слушайте! Король Стордора вырастил подземелье под Альбандом, чтобы потом взорвать его и разом уничтожить всю столицу. Погубить гномов Бирюзового Хребта, гномов Урдара, людей Стордора, Дарнии, Лотонии, эльфов Алавии, орков Степного Ханства, авианов, троллей, великанов - всех! И я был в момент прорыва в Альбанде, более того, я стал причиной того, что здесь все взорвалось на месяц раньше, чем в других странах!

Гарпин икнул, хватанул настоечки и снова икнул. Донесся звук удара железа о камень, еще один герой Тарбада, Стирдин Кираса, выронил эту самую кирасу, и та прокатилась по полу. Бранд же вдруг подумал совсем некстати, что на коронацию и отвоевывание Таркента собиралась масса героев, достаточно было попросить их по возвращении почистить дороги, как он Тракт, и сейчас Стордору было бы легче.

— Я не ослышался? - спросил он. - Бранд, ты был здесь? И не заглянул в гости?

Бранд сплюнул мысленно.

— Вырастил подземелье, - задумчиво повторил Кварон Второй, король Тарбада. - Звучит-то как! Прямо песня, удары кайла по стенке шахты, гул домны, в которой плавится металл, поэзия камня и маны!

— Вы не поняли!

— Не знаю, как другие, а я все прекрасно понял, - улыбнулся Кварон. - Сейчас я схожу и отдам распоряжение, чтобы нас не беспокоили и принесли еще выпивки и закусок, а чуть позже прекрасные гномки усладят наши уставшие от споров и баек головы, зрелищем прекрасного танца. Мастер Бранд поведает нам эту дивную историю о прорыве, умолчав о тех частях, что являются тайной, которая убивает.

— Ты не слышал меня?

— Слышал. Бранд - ты мой друг, обидеться и поругаться мы еще успеем в процессе рассказа, так что хватит увиливать, давай, пей, ешь, трави байки, я хочу знать все, что можно, в мельчайших подробностях!

Глава 19

— Так он и правда бился с двумя драконами выше 500 уровня? - изумленно переспросил Кувалда. - Нет, я знал, что Солнцедар силен, вспомнить хотя бы ту историю, когда мы с ним вдвоем тех гигантских червей в Моргате гоняли, но, чтобы такое!

— Разве он не поклялся Зеросом, что говорит чистую правду? - спросил Бранд.

— Ты же знаешь эту хитрую полуморду! - в голосе Кувалды слышалось искреннее негодование. - Высший жрец Зероса, а хитрит, как будто гнильем в Сечете торгует!

Скорее всего уже не высший, подумал Бранд, слишком много Веры потерял в том бою, но кто знает? Может, Зерос снизошел к своему любимцу или вознаградил за распространение веры в себя? Зерос и без того не мог пожаловаться на отсутствие поклонников - все "солнечники", кто выбирал усиление днем и ослабление ночью, так или иначе попадали в его епархию. Да и в целом живые предпочитали днем трудиться, а ночью спать, что опять же усиливало позиции Зероса.

Что уж говорить теперь, когда новость, что жрец Зероса начистил рыла двум драконам... Бранд едва не застонал, скрыв звуки за поглощением еще одной кружки гномьего самогона, в этот раз настоянного "на помете отборных авианов", как пьяно заявил Кварон. Словно мало было потерь, убийств, взрывов, теперь еще и в драконьи горы хлынет новая волна искателей опыта и опять там погибнет практически вся. Такое уже было, после того как он притащил ту глыбу адамантита, и гибель множества замечательных живых отчасти по его вине оставила внутри Бранда шрам, не первый и не самый глубокий, но все же оставила.

— Заявил, мол, клянусь, что все так и было, а кто не верит, спросите Бранда, он подтвердит! Тут же окрутил двух красоток, эту, как ее, - Кувалда сделал движение руками, - Ожерелье, во! И эту, бледную и плоскую как Смерть, Улюлю Скелет, во!

— Зажарил, значит, эльфийскую аристократку, - двусмысленно хохотнул Кираса. - Кстати, Кварон, а зачем нам танцы гномок? Давай лучше танцы эльфиек! Устроим сцену из "Повелительницы Корней"!

Король звонко хрустнул засоленным грибом, которые выращивали в пещерах неподалеку от Альбанда.

— Если Вианда даст согласие, то давай, только уговаривать сам будешь!

Стирдин увял сразу, тоже захрустел грибком. Вианда, жена Кварона и королева Тарбада, славилась своей тяжелой рукой и ревнивым характером. Пускай первое героям было и не страшно, но все равно, нарушать только установившуюся мирную и расслабленную атмосферу дружеских посиделок никому не хотелось.

Бранд начал рассказывать урезанную версию своего отшельничества и беготни с хозяином подземелий, прямо повинившись в своем бездействии, промахах, убийстве Хорторна и разгроме Подгорной Палаты. Они поругались, Кварон был крайне обижен, что Бранд мог такое про него подумать, кричал, что надо было идти сразу к нему, он бы помог и прикрыл! Бранд рассказал еще, о слугах хозяина и взрывах подземелий, подчинении, Кварон снова вспылил и теперь начал грозиться, что снесет головы этим неучам в Подгорной Палате. Потом расхохотался, заявил, что Кулак уже все сделал за него и вообще он не держит зла.

На этой почве они поругались еще раз, Кварон заявил, что полжизни знает Бранда и если уж тот изменился, то значит, так было нужно! Не заглянул в гости в прошлый раз? Значит, заходи два раза в будущем! Они помирились и выпили еще, и Бранд начал рассказывать дальше, неизбежно добравшись до схватки Солнцедара с драконами.

— Не, пусть Кулак уговаривает, он же специалист по эльфийкам, особенно королевам! - мотнул головой Кираса.

Они расхохотались, выпили еще, хотя опьянел пока только лишь король Кварон Второй.

— И непонятно, где взять столько эльфиек, - задумчиво добавил Кувалда.

— С этим как раз проблем нет, нужно схватить..., - Кварон прищелкнул пальцами, словно ударил камушками друг о друга, - нет, нужно нанять тех наемниц, что едут в Стордор, во!

— А их так много едет? - небрежно поинтересовался Бранд.

— Нам на один танец хватит, - отмахнулся Кварон и тут же закручинился, подпер голову кулаком, дернул короткую жесткую бороденку. - Вианда не позволит, да и сами они какие-то тощие и плоские. Скажи, Кулак, что ты нашел в этой Светлейшей? Ну стерва же!

— Еще скажи, что жопа мелкая и грудь холодная, - хохотнул Бранд через силу и выпил залпом.

Перед глазами стояло лицо Оа, интригующей, контролирующей, не постеснявшейся воспользоваться его положением, чтобы выбить обещание насчет детей, но все равно прекрасной.

— Не скажу, не видел и не трогал, - мотнул головой Кварон.

— Не хотел или не рискнул? - хохотнул Кувалда.

— Да она и не предлагала, мелковат и гномоват, - искривил губы Кварон, подцепил еще грибок, затем замер, не донеся его до рта. — Вот, вот что меня беспокоило в твоем рассказе, Бранд. Смерть Светлейшей.

Бранд лишь пожал плечами.

— Не то, что она кинулась в атаку, это как раз было в ее характере, контролирующей все и вся, уверен, ее генералы там и пикнуть не посмели, а охрана просто не справилась. Но! - Кварон вскинул палец, продолжая удерживать гриб в руке. - Она же контролировала все и вся, а мега-деревья Королевского Леса все равно омонстрели и показали эльфам, что бывает, когда Стражи обращаются против них же!

Гномы, король и два героя, обменялись понимающими ухмылками.

— Вырастили подземелье под ними? - предположил Бранд.

— Сразу под семью мега-деревьями? - усомнился Кварон. - А как же откачка маны самими деревьями?

— У вас же тут справились, - указал Бранд, - хоть вы и качаете ману на весь Альбанд.

— Справились и у нас был прорыв, - парировал Кварон, - причем прямой, не омонстревшее подземелье или какие-то там звери оттуда, повысившие уровни, а прямо тут бегали демоны, хотя да, ты же сам все видел!

Бранд кивнул задумчиво. Да, в этом прорыв в Альбанде отличался от событий по другим странам.

— Может, это из-за того, что до конца не довели? - предположил Гарпин. - Кулак же сказал, прибил главного тайнюка, когда тот охотился за ними, кристалл там не так сработал или еще что?

— А может быть, - с сомнением в голосе произнес Кварон и все-таки начал жевать гриб. - Выброс из подземелья, деревья выпили всю ману да омонстрели, деталей все равно не знаем, а эльфы не спешат сообщать.

— Нет, ты прав, - вмешался Бранд и сделал еще могучий глоток.


Вы получили временный недостаток Легкого Опьянения!

Ловкость снижена на 10% до окончания недостатка

Интеллект снижен на 10% до окончания недостатка

Выносливость снижена на 10% до окончания недостатка

Скорость регенерации маны и жизни снижена на 20%

Удача увеличена на 10%!



— Если бы был выброс и прямой портал в Бездну, то ману оттуда не выпили бы все мега-деревья в мире. Тесно зная Светлейшую (ухмылки Бранд проигнорировал), смело могу сказать, что за безопасностью деревьев там следили. Чуть началось бы, сразу прервали бы ток маны, перекрыли шлюзы - умерли бы, но выполнили инструкцию, уж Светлейшая там всех приучила к порядку.

— Но как тогда? - нахмурился Гарпин Кувалда, почесал лоб. - Мега-деревья через себя столько маны перегоняют!

— Именно, - ответил Бранд, - и взорвало тех, кто находился рядом с сердцами этих деревьев, ну, будто с кристаллами подземелий.

Потому что мега-деревья, в сущности, воспроизводили ту же схему, вдруг подумал он, только находились выше, да управлялись лучше - потому что находились выше? Или, потому что их именно что выращивали, как Марденус и другие кристалловеды мечтали выращивать кристаллы подземелий? Бранд не обольщался, что вдруг открыл тайну хозяина подземелий, все его рассуждения без профессии относились к разряду бытовых и наверняка давно были проверены исследователями и специалистами. Но все же над этим стоило поразмыслить на досуге, так сказать, добавить еще кусочек в общую картину.

Хотя без доступа к знаниям профессии - сможет ли он? Но какой из профессий?

— Точно, - Кварон вдруг побледнел и утер пот со лба, припал к кружке, словно там вместо настойки вдруг появилось зелье исцеления. - А ведь доступ к ним доверяли только самым лучшим, самым преданным!

— И если уж Светлейшая не отличила их, - нахмурился Стирдин, - то они могут быть, где угодно! Даже здесь, за этими дверьми!

Все обменялись взглядами, в комнате словно резко похолодало.

— Нет, - покачал головой Бранд. - Увидеть инертные кусочки, конечно, трудно, практически невозможно, но вы забываете, что все, в ком они были, взорвались, когда хозяин подземелий погиб.

— Старею, - признал Кварон Второй, - у нас же тоже было, еще пару подземелий взорвало и выбросы среди различных кланов тоже случились. Решили, что это просто демоны нанесли удар, не только в Провале, но и по всему Мойну. Ф-ф-ф-фух.

Напряжение исчезло, но все равно вышло как-то некрасиво. Все припали к кружкам, старательно не глядя друга на друга. Бранд думал о том, что план перессорить всех и вся, обострить противоречия, ослабить, вполне мог и сработать. Даже те кусочки замысла Марденуса (или нашептывающих ему демонов?) с которыми он столкнулся, демонстрировали масштаб и размах. Вражда, взрывы, убийства, ссоры внутри страны, как в Ханстве Орков, затем удар войск Стордора, подкачавшихся на подземельях. Всеобщая война, ослабление охраны Провала и удар, который отразить уже не получилось бы. Прорывы демолордов, взрывы подземелий, всеобщая паника.

Вполне возможно, что живым удалось бы справиться, стянулись бы герои со всего мира, с гор слетели бы драконы, но сколько это заняло бы времени? Что осталось бы на месте Мойна, одна багровая безжизненная пустошь? Каких размеров достиг бы Провал?

— Из какого клана, говоришь, твоя внучка? - спросил король у Бранда.

— Барганент, - сразу ответил Кувалда. - Пару раз с ее отцом сталкивался, когда к Укротительнице заглядывал. Добрый был кузнец, для своего уровня, конечно.

— Да, Плата не одобряла быпур, - крякнул Кираса.

— Может, она мне и не внучка, - привычно проворчал Бранд. - И уж точно не шпион этого хозяина подземелий.

— Да, надо бы придумать новые проверки, - задумчиво протянул Кварон, - на такое. Хотя демоны его знают, как проверять? В статусе не отображается, маной не фонит, что, на ощупь? Ладно, уговор же наш в силе?

Бранд кивнул - после ссоры и во время примирения король гномов добился от него обещания, что Тарбад точно не обойдут стороной, если дойдет до раскрытия тайны выращивания подземелий. Бранд пообещал легко, такую тайну или следовало раскрывать всем, или никому.

— Значит, тогда и будем думать, кристалловеды пусть свои умные головы ломают, да Подгорная Палата, - решил Кварон. - И все же, думаю, Тайная Канцелярия за вами гонялась, но без понимания, что и как, да знания о хозяине подземелий.

Бранд опять кивнул, ибо тоже склонялся к этой версии. Несколько высокопоставленных агентов, чем меньше, тем лучше, и дальше просто приказы по разжиганию этой самой вражды, ослаблению стран. Правда, это не объясняло обилия агентов в Алавии - омонстрить семь деревьев! - но не все ли равно? Можно будет уточнить у королевы Амали потом или просто попросить материалы расследования.

— Но я тебе так скажу, Бранд, - вдруг сменил тон Кварон. - Если вдруг в Стордоре все повторится, люди там не примут короля-орка или еще чего, тебе всегда будут рады здесь. Тебе и всем, кого ты с собой приведешь. Знаешь, как говорят авианы, мое гнездо - твое гнездо? Ну вот! Будь на тебе хоть сотня Покровов Тайны, смело приходи и живи. Что? Ты все еще винишь себя за Альбанд?

— Слегка. На сотню опыта.

— Тем более приходи и живи! Если вдруг повторится - не дай Сайрус! - набьешь демонам и тварям морды, засунешь еще пару рогов в задницы демолордам! А теперь к демонам все это, расскажи, чем там все закончилось в горах!

Бранд рассказал, опять же вырезая части о Библиотеке. Упоминать мену перчатки на зелья тоже не стал, хотя, возможно, Гвидо и остальные о том уже разболтали. Неважно. Добрался до освобождения Стордора и Таркента.

— Конечно! - воскликнул Кувалда. - Как услышал, что Бранд идет на столицу, сразу туда рванул, прихватил тех, кому драка милее всего. Знатно повеселились! Короновали этого орка и его жен, пообщались, да разъехались. На обратной дороге еще кому-то рога посшибали, не запоминал, у нас тут тоже проблем хватало.

Бранд лишь кивнул. Обвинять других героев, что они не остались и не очистили Стордор, он не собирался. Сам хорош, засел за дневники Марденуса, говоря, что они важнее.

— В Занде тоже проблемы? - спросил он у Кварона. - Чего тогда оттуда наемники прут?

Им, наоборот, во время проблем, самое раздолье - своих бойцов и оружия не хватает, можно взвинчивать цены, как с магами-портальщиками в Стордоре вышло.

— Проблемы, у них всегда проблемы, замятня была в Золотой Сотне - ха, да ее, наверное, этот хозяин и подстроил! - вдруг сообразил Кварон. - Но ты же знаешь этих жадюг, вечно за монетку удавятся, а тут их пираты потрогали за эти самые монетки, когда торговые пути начали резать и перекрывать. Кинули клич, слетелись наемники, как демоны на ману, не только с Каменного Острова, Двух Ландий или Дорбаны, нет, с Кирфа и Перты потянулись, да что там, с Керики тоже! Только размахнулись, а тут ты вылез, ха-ха-ха-ха, да Рыжей Бороде бороду и выдернул! Враг пропал, пираты разбежались, часть подчиненные им глубинники перетопили, сразу мир да благодать наступили. Ну, наемникам их отступные заплатили, конечно, десятую долю, да только что с ней делать, подтереться да пропить за вечер, ясное дело. И тут объявление, что Стордор наемников жалует! Конечно, потянулись. Ох и наплачетесь вы с ними, скажу я тебе, Кулак!

— Точно, - грохотнул Кираса. - Те еще рожи!

— Король Гатар сам из них, знает, что позвал не кротких авианов, - отмахнулся Бранд. - Ты мне лучше еще про Занд расскажи, особенно банки Золотого Круга и купцов из Сотни!

Глава 20

8 день 9 месяца 879 года, Кочьдук


Ваше Величество справедливая королева! - крупный, широкоплечий парень неловко поклонился.

Видно было, что он принарядился и теперь чувствовал себя неуютно в этой праздничной одежде, которую, может всего раз и надевал, в лучшем случае. Неуверенность, страх, растерянность перед лицом собравшейся толпы и осознанием, что он стоит перед королевой.

Феола отключила Третий Глаз, устало смежила веки.

— Говори смело и ничего не бойся, клянусь Грознейшей, что суд будет справедлив и честен! - воскликнула Марена.

Марена, внучка Бранда. Связь ученицы и наставницы, ежедневные встречи и повторения помогли, Феола запомнила ее имя. Маленькая победа на фоне постоянных поражений.

— Ваше Величество! - снова воскликнул парень. - Я полюбил одну девушку, Асеману, Асеману Крохот.

Из толпы донеслись смешки, присвистывания, возгласы "а губа не дура!" и "эй, я тоже ее любил!", "скажи, кто ее не любил" и прочие в том же духе. Парень покраснел, смутился, а стоявший рядом с ним дородный мужчина в богатых одеждах посмотрел зло. Даже без Особенности Феола поняла - отец этой Асуаны. Знакомая история, подумала Феола, неравенство в уровнях, статусах, деньгах и все же любовь иногда побеждала, порождая легенды и сказки.

— Я пошел к ее отцу, Алабеку Крохоту, - он указал на дородного мужчину, - просить руки Асеманы.

— Надо было сразу спустить на тебя волкодавов! - зло ответил тот.

— Не смейте угрожать, - в голосе Марены послышалась сталь и мужчина замолчал. - Продолжай, Парсанд.

— Мне и так было нелегко, я обычный Шахтер, а мастер Крохот наиглавнейший купец в нашем маленьком Кочьдуке, рассылает караваны и в Тарбад, и в Лотонию, и в Урдар и в саму столицу! Управитель города, назначенный баронессой Витроу, ему уважительно кланяется! Но любовь моя была так сильна, что я измучился, больше не мог жить, перед глазами непрерывно стояло ее лицо!

— Понимаю, - негромко сказала Марена, - когда любишь, то готов мир перевернуть. И что было дальше?

— Я пришел, я просил и умолял, я валялся в коленях, но купец Крохот лишь смеялся надо мной и говорил, что Асемана просватана за графа в столице. А потом добавил издевательски, мол, клянется всем своим богатством, что если у меня появится кольцо графа, то он тут же выдаст за меня свою дочь!

Парень сжал кулаки - никаких колец там не имелось.

— Я имел в виду титул! - вспылил, не выдержав, этот Грохот. - Титул и это было понятно всем! Ваше Величество! Мало того, что этот наглец, не получивший даже первой сотни, осмелился явиться ко мне, воняя железом, рудой и шахтой!

— Мой отец постоянно пах железом и рудой, - негромко бросила Марена.

Купец сбился на мгновение, затем продолжил яростно:

— Так он еще и явился потом прямо ко мне в дом, размахивая кольцом графа!

— Настоящим кольцом? - уточнила Марена с любопытством.

— Настоящим! - немедленно воскликнул Грохот.

Орал он и правда очень громко, у Феолы уже начинали болеть уши. Кто-то поднес ей бокал с водой, Феола посмотрела недоуменно, пытаясь вспомнить, кто это такой. Молодой мужчина, стордорец, изрядно напоминавший Бранда. Внук? У Бранда же был внук? Нет, стоп, откуда у Бранда семья?

— Реборн Сотня, госпожа Феола, - представился тот, - один из героев Стордора. Прибыл на предстоящие переговоры Стордора и Дарнии.

Точно, вспомнила Феола, переговоры! Не просто переговоры, с ее родной страной, Дарнией, поэтому она настояла на том, чтобы сопровождать Марену в этой поездке. А та остановилась в этом городке с каким-то смешным названием, чтобы сотворить очередной суд.

— Мало того, это было кольцо графа Пайонда, за которого и была просватана Асемана! - разразился новым криком купец. - Да вы хоть знаете, чего мне стоило организовать этот брак? И этот наглец посмел явиться ко мне в дом, размахивая им и требуя немедленно сдержать клятву!

— Поэтому вы и обвинили его в убийстве?

— Конечно, Ваше Величество! Что я, должен был поверить в его побасенки, дескать этот шахтер без сотого уровня сам добрался до столицы по нынешним дорогам, а там граф Пайонд вручил ему кольцо?

— Граф вручил вам кольцо? - повернула голову Марена.

— Клянусь, Ваше Величество! Лично вышел и вручил, сказал, что слышал о моей ситуации и поэтому желает мне счастья! Я немедленно поспешил обратно, Ваше Величество, я бежал два дня и две ночи без перерыва, пока не упал без сил, а потом вскочил и побежал, потому что знал, что в конце пути меня ждет любимая! А купец Крохот приказал отобрать у меня кольцо и кинуть под стражу, да еще и соврал, что его дочери здесь нет!

Марена чуть повернула голову, прошептала что-то телохранителю, тот кивнул и словно исчез.

— Да ты сам соврал! - голос купца сорвался на визг. - Как мог граф Пайонд желать тебе счастья, когда я к нему и отправил свою дочь!!

Феола хмыкнула под нос, заинтригованная таким поворотом событий. Толпа вокруг тоже внимала жадно, перешептывалась. Пока что не потребовались ни услуги жрецов с клятвами, ни ее Третий глаз. Марена специально попросила об этом, объяснив, что не только повышает профессию паладина и умения, связанные с Верой и справедливостью, но еще и хочет действительно научиться разбираться в живых, чтобы судить справедливо даже тогда, когда у нее ничего и никого не будет под рукой.

— А также деньги! - крикнул кто-то из толпы.

— Вы! - купец развернулся так стремительно, что зеваки за его спиной попятились. - Вы сами сидели по домам, забившись под лавки, и тряслись от слухов, что из Ордеи идет орда демонов!

Феола ощутила чье-то внимание, повернула голову. Все тот же - герой, кажется - стоял рядом, глядя на нее, а не судилище.

— Необходимо выехать заранее к Ордее, к месту переговоров и осмотреть там все, - сообщил он приятным голосом. - Ваша Особенность Третьего Глаза, госпожа Феола, будет там незаменима.

— А что, Бранда не будет?

— Бранд Алмазный Кулак отбыл по важным государственным делам, налаживать отношения с Тарбадом и Зандом. Его Величество Гатар Первый и королева Ираниэль, а также король Дарнии Дариус Двенадцатый уже ожидают вас на месте переговоров.

— Итак, Алабек Крохот, вы отправили свою дочь к графу, чтобы заключить условленный брак, хотя ваша дочь всем сердцем любила Шахтера Парсанда? - спросила Марена.

— Ожидают меня? - удивилась Феола. - Но зачем?

— Да с чего вы взяли, что она его любила! - опять взвизгнул похоже окончательно потерявший голову купец.

Подпрыгнул всем своим дородным телом, словно хотел напасть на Марену. Скальная черепаха, на которой она сидела, тут же вскинула голову, хрустя камнями, древон затрубил, наставляя клыки, а птица-скальнут зашипела, распахивая крылья.

— Спокойно, спокойно, уверена купец Крохот не хотел нападать на меня, - сказала Марена.

Три гвардейца были готовы выступить на защиту (телохранитель так и не вернулся), но купец, конечно же, и не думал нападать. Попятился немного, закивал:

— Да-да, Ваше Величество не хотел.

— Вы старейшая героиня Дарнии, - раздалось сбоку от Феолы, - и наставница королевы Стордора. Вам доверяют обе стороны и у вас есть Особенность Третьего Глаза.

— Я так поняла из рассказа Парсанда, что он и ваша дочь тайно были влюблены друг в друга.

— Да не было ничего! - теперь в голосе купца слышалась досада. - Один раз она ему улыбнулась на празднике города, но только потому, что она у меня хорошо воспитана и улыбается всем!

В Купцы готовил, поняла Феола, дети по стопам отца, есть кому доверить деньги.

— А он уже навоображал невесть чего! Как вы думаете, Ваше Величество, почему я вышел ему отказывать?!

— Зачем было говорить про кольцо?

— Демоны попутали, Ваше Величество, и Асемана просила быть с ним мягче, не отказывать сразу в лоб! Как будто с ним что-то случится! Круглыми сутками магическое железо в шахте добывать у него силы есть, а выслушать отказ - нет! Что за нежная молодежь пошла, ой, простите, Ваше Величество, я ни в коем случае...

— Не надо, - прервала его Марена, вскидывая руку.

Сам парень стоял, покачиваясь, шел пятнами, краснел и бледнел, и трясся, как будто и правда готовился упасть в обморок. Добыча магического железа и правда была опаснее обычной руды, так как магическим его называли из-за улучшенной магической проводимости. А появлялась она в тех рудах, где наблюдалась повышенная концентрация подземной маны, с понятными опасностями для добытчиков. Но насколько видела Феола, парень был крепок и здоров и ничуть не пострадал:


Вы ощущаете воздействие недостатка "Деградация!" Интеллект -2!


Словно в насмешку появилось тут же сообщение.

— Госпожа Феола, вас ждут, - терпеливо напомнил все тот же герой, похожий на молодого Бранда.

Внук? Брат Марены?

— Ребар?

— Реборн Сотня, госпожа Феола. Вас ждут на переговорах.

— А разве там не будет Бранда?

— Там будет Ролло Скрытник.

— Ролло! - обрадовалась Феола. - Тогда я там точно не нужна!

— Мастер Больбус, - Марена повернула голову к жрецу Ордалии, - прошу вас.

Тот немедленно соединил руки, забормотал молитву и парня окутало сияние.

— Я могу излечить тело, но не его любовь, - мягко заметил жрец.

Парень стоял на коленях и громко восклицал:

— Этого не может быть! Не может! Это очередная ложь!

— Да ты на..., - купец оборвал сам себя, оглянулся на Марену со страхом. - Я не вру, Ваше Величество! Не буду скрывать, начиналось это как брак по расчету, но Асемана и Сихорн, граф Пайонда, полюбили друг друга, иначе мои усилия по устройству их брака не увенчались бы успехом!

— Госпожа Феола, их Величества лично просили вас прибыть, - снова напомнил герой.

— А ты настырный и терпеливый, да? - улыбнулась беззубо Феола.

— Поэтому меня и прозвали Реборн Сотня, госпожа, - поклонился тот.

Феола, впрочем, и не подумала двигаться с места. Долг звал, конечно, да и Ролло она уже давно не видела, но еще ей хотелось узнать, чем закончится эта история купца и шахтера.

— Этого не может быть, - повторил шахтер.

— Сейчас узнаем, - сказала Марена.

Появились маг-портальщик (Феола не помнила его имени, так как он объявился во дворце лишь пару дней назад), мужчина, девушка и телохранитель Марены.

— Ваше Величество, Сихорн, граф Пайонда и его жена Асемана Крохот, доставлены.

— Жена? - пролепетал шахтер.

Купец, наоборот, прямо сиял, а граф смотрел хмуро, похоже, его вытащили сюда силой. Слух Феолы уловил перешептывания свиты, мол, в такое время тратить порталы, с ответными возражениями, что справедливый суд важнее, тем более что тут замешан целый граф.

— Итак, вы сочетались браком по любви? - спросила их Марена.

— Жрец Адрофита соединил наши руки и сердца клятвой, ваше величество! - ответил граф.

— Мы любим друг друга, ваше справедливое величество, - выпалила жена, но тут же зарделась и сделала движение, словно хотела спрятаться за мужа. - Прошу вас, не надо заставлять меня расплачиваться за слова отца!

— И в мыслях не было, - покачала головой Марена. - Я обещала честный и справедливый суд, таким он и будет. Сихорн, граф Пайонда, зачем вы отдали свое кольцо шахтеру Парсанду?

— Меня попросила об этом жена, ваше величество, - ответил тот и добавил. - Уже после свадьбы.

— Что? - опять пробормотал шахтер.

— Как ты могла, дочь? - воскликнул купец, заламывая руки.

Толпа вокруг затаила дыхание, даже настырный герой перестал доставать Феолу.

— Как я могла?! Как я могла?! А как ты мог обещать мою руку вот так! Я тебе не сундук с деньгами и не ковер, чтобы мной распоряжаться, как вещью!

— Да я и не собирался...

— Ваше Величество! - жена графа повернулась к Марене, повысила голос, чтобы ее слышали все. - Свидетельствую перед лицом богов и жрецов их, что отец мой клялся всеми своими богатствами, что отдаст меня за шахтера Парсанда, если тот принесет ему кольцо графа!

— Но..., - Марена оборвала сама себя, затем тихо усмехнулась. - А вы не любите своего отца, Асемана?

— Да! Он... он... он - купец! - выкрикнула жена графа. - Только и думал, как бы нажить еще больше, как бы продать меня дороже! Хвала всем богам, хвала Справедливейшей, я нашла свою любовь!

— Хвала, - отозвалась Марена, сотворяя знак Эммиды. - Но я так понимаю, вы хотите воззвать и ко второму аспекту моей госпожи?!

— Да! Пусть свершится возмездие!

— Да будет так, - произнесла Марена. - Купец Алабек Крохот, раз вы не в силах сдержать слово и отдать руку вашей дочери, то вы должны немедленно передать все свои богатства, которыми клялись, шахтеру Парсанду!

Купец открыл рот, чтобы ответить и упал замертво. К нему немедленно подскочил жрец Ордалии, начал лечить, поднялась суматоха, в толпе кто-то хохотал истерично, раздавались возгласы, проклятия, славословия богам и справедливой королеве Марене.

— Да не нужны мне эти деньги! - вскричал в сердцах шахтер, вскакивая с колен. - Асемана, любовь моя!

Но граф и его жена уже скрылись, шахтер упал и разрыдался, словно оплакивал умершего купца.

— Вот тебе и законный суд, - донеслась до Феолы чья-то реплика.

— Не законный, справедливый, - последовало возражение. - Все по справедливости, нечего было подавлять дочь и глумиться над другими живыми.

Феола поднялась и сказала Роберу... Двойне?

— А вот теперь можно и отправиться к месту переговоров.

Глава 21

9 день 9 месяца 879 года, неподалеку от границы Тарбада и Занда


"Серкана!!! Не могу поверить!!! Неужели?!! Теперь мне нужен герой!!!"

На этом записи в дневнике - одной из тетрадей - заканчивались, хотя там еще оставались свободные листы. Можно было попробовать перебрать остальные, поискать продолжение наугад, ибо Марденус помимо привычки перечеркивать и сокращать, еще и не утруждал себя нумерацией или проставлением дат. В рабочих журналах, касающихся экспериментов над кристаллами и маной, он проставлял даты, но это сейчас не имело значения, так как Бранд подозревал, что записи прекратились не просто так. Марденус просто не стал заносить туда информацию или что он там узнал от Серканы.

Серкана. Богиня тайн и секретов, покровительница Дарнии. Обращение к ней имело смысл со всех сторон, но был ли Марденус верующим? Обращался ли он к ней напрямую или через жрецов, и тогда возможно кто-то из них помнил ответ? Или она вещала, вселившись в Высшего, как тогда, во время встречи с Брандом в ее храме, но тут возникал следующий вопрос - неужели Марденус был настолько важен? Возникало столько вопросов, что в них можно было просто утонуть.

— Да лучше бы я утонул там в море Водоворотов! - донесся до ушей Бранда выкрик.

Шумная компания наемников в общем зале пила и спорила, размахивала руками, голоса постепенно повышались, обстановка накалялась. Отдельная кабинка Бранда должна была скрывать все это, но заклинания на ней, похоже, давно уже не обновляли, или он просто забыл ослабить Восприятие, взволнованный найденной записью.

— К демонам этот Занд! - крикнул второй. - Жмоты!

— Пользуются тем, что нам деваться некуда! Да за такие деньги даже пива в трактире не купить! Даже такого протухшего, как здесь!

— И мясо недожарено!

— Как это некуда? В Стордоре нас ждут с распростёртыми объятиями! Слышали, там теперь новый король, из наших?!

— Да ну?

— Точно тебе говорю!

Бранд лишь покачал мысленно головой — вот они, наглядные свидетельства того, что стоит быть осторожнее, приглашая наемников. Верхушка Занда тоже, конечно, "молодцы", созвали толпу, а как война отменилась, так сразу деньги и зажали. Выплатили обещанный минимум да тут же припахали наемников земли и ущелья от монстров и тварей чистить, за нищенскую плату. Недаром в народе говорили, что купец из Занда двух демонов по жадности за пояс заткнет.

Но все это были лишь попытки увильнуть от неприятных мыслей - о богах и хозяине подземелий. Если Марденус верил в Серкану, то она знала, чем он занят или его потом прикрыл Бальбазар? Ролло Скрытник - да, Серкана отправила ему послание, все по датам сходилось, но. Но. В свете записей хозяина подземелий, его появление выглядело вдвойне подозрительно. Бранд вздохнул и с силой провел по лицу, словно желая свернуть нос на бок.

Ролло! Неужели он будет подозревать старого друга, с которым столько всего прошли вместе?!

— Точно!

— Вот так!

Донесся звук удара, затем пол содрогнулся. Бранд охотно и радостно отвлекся от неприятных, липких, противных на вкус мыслей и поднялся. Услышал женский вскрик и чуть ускорил движения.

— Почему бы вам не взыскать свой должок с властей Занда? - поинтересовался он у озверевшей толпы.

Ничего нового, наемники решили, что Занд их обидел несправедливо и решили взыскать долг с тех, кто оказался под рукой: владелицы трактира и ее служанок. Орк-охранник, напомнивший ему Гатара своей лысой зеленой головой и практически голыми руками и торсом, попытался вмешаться и теперь валялся на полу, истекая кровью. Наемники - разношерстная компания из живых, словно сам Занд в миниатюре - уже ухватила пару служанок за косы, задирала подолы, остальные надвигались на владелицу трактира, массивную и огромную, похоже несущую в себе примесь великанской крови.

Сдаваться она не собиралась и уже держала в руках зазубренный тесак жуткого вида, махала им неумело.

— Ах да, они же сдачи дать могут, - притворно вздохнул Бранд.

Кто-то из наемников дернулся, пытаясь вырваться из хватки Воли старого героя. То ли намек, что они трусы, придал сил, то ли что-то из умений придавало сопротивляемости.

— Ну что, сами сдадитесь страже или мне ваши тела им сдать?

Гадостный привкус во рту прямо подталкивал подраться, выпустить пар, разбить пару носов, словно бы смыть кровью. Но в то же время Бранд знал - никакого облегчения не будет. Он превосходил наемников уровнями в два раза, а то и более, не драка - избиение младенцев, не смотри, что эти младенцы все при оружии и участвовали не в одной сотне стычек.

Наемники угрюмо молчали и Бранд ослабил давление. Хозяйка трактира бросилась прочь.

— В задницу демонам эту стражу! - крикнул бородатый наемник-гном. - Бесплатно еще...

Бранд сместился, легонько стукнул его и гном упал, не договорив. Как всегда, живые, даже перед лицом превосходящего врага и не думали затыкаться и молчать в тряпочку. Но тут Бранду вдруг вспомнились драконьи горы и как они сами, пятерка героев, даже не подумали сдаваться и затыкаться, перед лицом демолорда и двух драконов, тоже превосходящих их в уровнях.

Это сравнение внезапно убило в нем и без того невеликую злость.

— Кстати, в Стордор ходить не советую, - сказал он негромко. - Король из ваших не только воин и последователь Теруна, но еще и считает себя моим учеником.

До его слуха донесся лязг, выкрики, топот ног. Граница Занда и Тарбада была рядом, рукой подать, возможно это тоже сыграло свою роль в решимости наемников. Ограбить, изнасиловать и уйти, проскочить Тарбад и скрыться в Стордоре.

— Вот они, все в трактире, - могучий голос владелицы трактира с игривым названием "Заверни!" - Мастер Фао, они ранили Хватара!

Дверь чуть ли не слетела с петель, начали вбегать воины Занда, натыкаясь на стену Воли Бранда, образуя кучу-малу и затор в дверях. Амулеты на их шеях вспыхивали, пытаясь перебороть воздействие и Бранд с легкой усмешкой убрал воздействие, отступил в сторону, сложив руки за спиной. Глухие удары падающего на пол оружия, спертая, удушливая ненависть, полные признательности и страсти взгляды служанок - все как обычно.

Вслед за воинами показалась огромная владелица, едва не задевшая головой притолоку. Последним вальяжно вошел полурослик, с саквояжем в руке, одеждой под жрецов Ордалии. Маг-целитель, несомненно, но похоже с привкусом хитрости и завышенных цен на свои услуги, впрочем, для Занда это было обычным делом.

— Так-та-а-а-ак, взяты с поличны-ы-ы-ым, - растягивая гласные, с плохо скрываемым удовольствием в голосе протянул лейтенант стражей. - Можно сэкономить на суде. Вяжите их.

— Что с нами будет?! - отчаянный возглас.

— Десять лет в шахтах и каменоломнях с вами будет. Даже не думай! - хлестнул окрик лейтенанта кого-то из наемников, дернувшегося за оружием. - Желающие, впрочем, могут записаться в отряд Диких, там всегда нехватка живых, и отработать там треть срока, а то и меньше, если покажете себя. Есть желающие?

— Да, да, да, - наперебой понеслись возгласы.

Несколько наемников, впрочем, отказались, то ли знали, что это такое, то ли надеялись, что сбежать из каменоломни будет легче. Практичная хватка купцов Занда ощущалась и здесь: теперь опытные наемники, на обучение которых и подъем профессий Занд не потратил ни копейки, будут жилы рвать, служа забесплатно на самых опасных участках. Мало кто из них доживет до конца третьего года, а из доживших половина останется калеками, которым уже не нужна будет такая свобода. Неидеальная система, но позволяющая сэкономить денег и жизней своих сограждан - наверняка Рыжая Борода уполовинил Диких, а то и переманил на свою сторону одним лишь обещанием сражаться против Занда.

— Ваше геройство, - отсалютовал ему лейтенант.

Бранд лишь кивнул в ответ, подумав, что эти стражи, возможно, тоже не спешили проявлять бдительность, давая наемникам раскрыть себя. И напрягаться не надо, и вот они, добровольцы в Дикие, а что взвоют через месяц там и захотят сбежать, так это уже другая история.

Даже не думая развязывать наемников, их тащили на улицу, оттуда уже доносился деловитый голос штатного Писца, задающего вопросы насчет согласия вступить в корпус Диких. Полурослик уже закончил колдовать над раненым орком-вышибалой и поил его каким-то зельем коричневого цвета.

— Порез я вылечил, жизнь ему поднял, - сообщил полурослик Фао владелице трактира, - цена обычная. Можно кругляшами Тарбада, но тогда на три золотых дороже.

— Что?! - воскликнула мощно владелица, всколыхнувшись всем телом. - Три? Это где такой курс?

— В Сечете, - с непередаваемым апломбом ответил Фао.

Бранд только хмыкнул, зная, что сейчас они будут торговаться, с вкусом, толком, расстановкой, и развернулся к той служанке-полугномке, что приносила ему еду. Разумеется, она не знала, что слишком напоминает Бранду Марену и что все ее усилия по демонстрации изгибов тела, призывные взгляды и улыбки изначально были обречены на провал.

— Сколько там всего, за обед и отдельный уголок? - спросил он.

Чтобы спокойно прочитать еще несколько страниц дневника Марденуса, без взглядов со стороны и попыток заглянуть через плечо, а то и глупых вопросов дать им тоже почитать такую увлекательную книгу. Иногда живые словно утрачивали осторожность и разум, обращались в малых детей и совали, образно говоря, пальцы в костер, например, злили героев таким вот своим поведением.

— Аглана! - раздался окрик владелицы трактира. - Тайя, Меропа! Не стойте, приберитесь тут, да выметите весь мусор, что от этих уродов остался! Если найдете деньги - они ваши, а нашим спасителем я займусь сама!

На лицах трех служанок отразилось сомнение - какие еще деньги с таких нищих наемников? - но они все же покорно принялись за работу. Хватар уже поднялся и теперь слушал наставления полурослика-целителя, кивал и тут же хватался за голову, словно ту простреливало болью.

— Вы не подумайте, ваше геройство, - владелица подхватила его под руку, потащила.

Попробовала потащить. Крупные размеры - она была на голову выше Бранда - достаточно высокий Атрибут Силы, отчасти великанская кровь - все эти ее преимущества оказались бесполезны. На что она только рассчитывала?

— У нас тут такое редко бывает, Хватара хватает, да и стражи с заставы обычно у меня едят, а что эти наемники кричали, так вы же сами ели, разве плохо было?

Бранд пожал плечами. С его Выносливостью он вполне мог бы переварить даже камень, составив компанию Моростону. Да и гурманством никогда не отличался, съедобно и ладно.

— Вот видите! - восторженно вскричала владелица. - Меня, кстати, зовут Оссалина и я, мы все, перед вами в неоплатном долгу! Никакой оплаты, конечно же, и разрешите подарить вам бутылку вина из самой Долины Лоз в Рамании! Сейчас, сейчас, где-то тут у меня был ключ...

Они прошли в ту часть трактира, где обитала сама Оссалина, которая демонстративно открыто извлекла из декольте ключ-печать, нагнулась к сейфу, давая Бранду полюбоваться необъятной задней частью. Происходи дело где-нибудь в степях орков, те уже сбегались и затевали драки за право затеять дружеский поединок с такой красавицей.

— Не надо, - отказался Бранд, вспомнив, что так и не захмелел толком даже с "настоечек" короля Тарбада. - Только зря пропадет.

— Но я же должна хоть как-то вас отблагодарить! - всплеснула руками Оссалина. - Иначе это будет просто несправедливо!

Бранд, голова которого была занята совсем другими мыслями, при слове "несправедливо" посмотрел на нее, успев увидеть, что всплеск руками был не просто так. Платье слетело с Оссалины, словно держалось на ней при помощи магии, и она осталась полностью обнаженной.

С бутылкой магического вина в руке.

— Обожаю сильных мужчин, - заявила она, подходя ближе, - это у нас семейное. Прабабка была героиней и слетала в Долину Великанов, вернулась оттуда с моей бабкой в пузе, от ихнего вождя.

А высокая Выносливость помогла ей выносить и пережить роды, туповато подумал Бранд, словно завороженный обнаженными прелестями Оссалины.

— А я вот так и осталась пока без ребенка, - улыбка Оссалины становилась все шире, руки словно оглаживали тело.

Бранд не стал ничего говорить, ухватил ее, разворачивая к себе спиной. Если у тебя сменились вкусы и судьба подсовывает новый идеал, широкую и горячую кухарку, то не стоит воротить нос от такого подарка. Раз уж драка не вышла, так хоть так избавиться от гадостного привкуса мыслей.


Дальнейшая поездка по Занду вышла скучной, никто не отвлекал Бранда от изучения записей Марденуса. За этим, собственно, он и отправился дальше на лошадях, отвергнув предложения Кварона переправить его сразу в Сечет. Занд и Тарбад, хоть и пихались локтями регулярно, да ссорились из-за денег, но до такой вражды, как у Стордора с Дарнией никогда не доходило. За глаза обзывали друг друга всяко, но в то же время сосуществовали, Занд обеспечивал товары из-за морей, Тарбад и Бирюзовый Хребет словно бы прикрывали торгашей от ярости соседей, и так далее.

— Нет, все-таки надо ехать в Амадию и изучать его жизнь там, - вздохнул Бранд, изучая очередную порцию ругательств Марденуса по поводу денег и их отсутствия.

На горизонте появились стены Сечета, вольного города, как любили себя именовать в столице Занда. Кипящий котел всех живых подряд, где всем было плевать, кто ты и что ты, пока имелись деньги. Тех же, у кого денег не было, Занд перемалывал или выплевывал прочь, как тех же недавних наемников.

В Сечете тоже взорвалось подземелье, как ему сообщил Кварон Второй, но жизнь вокруг кипела, словно и не было ничего. Дорога наполнялась, но перед Брандом расступались, кидая боязливые взгляды. Он же думал о том, что в Амадии подземелье не взорвалось и уже одно это обеспечивало Дарнии лидирующие позиции среди всех окрестных стран. Еще он думал, что Марденус, в поисках денег, вполне мог обратиться в банки Золотого Круга, в конце концов экспедицию в драконьи горы на одном энтузиазме не организуешь. Пожалуй, стоило расспросить об этом, раз уж Бранд все равно собирался навестить эти самые банки.


— Имя, профессия, уровень, цель визита, - заученно произнес Писец, не поднимая головы.

— Герой Бранд Алмазный Кулак, Воин 319-го уровня, приехал в гости к купцу Баоло из Золотой Сотни.

Глава 22

12 день 9 месяца 879 года, Сечет, столица Занда


Купец Баоло ничуть не изменился, да и прошло-то месяца полтора с момента их встречи, припомнил Бранд.

— Стало быть, это вы были Торговцем Браном, - все так же педантично-занудно уточнил Баоло.

— Я, - признался Бранд.

— Что же, это многое объясняет из тех событий.

Гном-купец прошелся по жесткому ковру, возможно напоминавшему ему каменные полы горных туннелей. Покрутил пальцами сложенных за спиной рук, затем остановился напротив кресла, в котором сидел Бранд. Глаза их сейчас находились на одном уровне и пару секунд они играли в гляделки. Одноударник отсутствовал, возможно, охранял очередной караван, да и вообще в этом огромном кабинете находились только Баоло и Бранд.

— Я обязан вам жизнью, Бранд, - просто, без аффектации произнес Баоло.

Бранд подумал секунду и кивнул. Враги охотились за Баоло, расставили засаду, даже втянули в свои дела военный флот Занда. Просто им немного не повезло, что Бранду и остальным позарез требовалось доплыть до Провала окружным путем.

— И не только жизнью, но и увеличением своего влияния в Совете, - добавил купец, - а также отчасти спасением Занда.

— Понятно, - ответил Бранд.

Даже если противник Баоло, желавший ему смерти и не был слугой хозяина подземелий, купцу все равно было выгодно сделать вид, что был и на том нажить себе капиталов и влияния.

— Я слышал, что именно вы рассылали предупреждения через королей и героев?

Бранд кивнул.

— Значит не только я, но и клан Альтас в долгу у вас, - Баоло хрюкнул, похоже рассмеявшись собственной случайной рифме. - Не желаете ли охлажденного сока? Вина? Подземной воды?

— Какой воды? - удивился Бранд, собиравшийся в общем-то отказаться.

— Подземной. Из пещеры кристалла подземелья на Каменном Острове, - Баоло старался говорить насмешливо, но его в словах ощущалась злость. - Считается, что она особо насыщена энергией и при регулярном приеме дает защиту от омонстрения и воздействия демонической маны.

Бранд изобразил удивление, протянул руку. Баоло, словно только и ждал, тут же вложил в нее вытянутую бутылку странной конической формы. Бранд задержал на ней взгляд на мгновение, словно читая этикетку, затем вдруг понял - форма бутылки напоминала или соответствовала форме обычного подземелья. Он выбил пробку легким щелчком, принюхался и отпил глоток.


Вы выпили Разбавленное Слабое зелье маны! Мана +5

Ваш запас маны полон, зелье не оказывает воздействия!


— Насыщена, - признал Бранд, - но защиты она не даст, вранье все это.

— Ага! - вдруг воскликнул Баоло. - Так я и знал! Алмазный Кулак, я опять у вас в долгу и... вы подождете немного?!

Бранд пожал плечами. Он, конечно, торопился, но не настолько, чтобы стоять между купцом и его прибылью. Баоло умчался, размахивая на бегу ручонками и Бранд в тысячный раз вспомнил бородатую шутку Джаггера, что бегущий гном вызывает либо панику - если он вооружен и бежит на вас - либо смех. Как и полагалось во дворце одного из правителей города все окна выходили на гавань и Бранд уже собирался пойти и поглазеть бездумно на море, когда взгляд его зацепился за книги.

"Эл Дож на дне морском"!

Бранд протянул руку к книге, слегка дернув щекой - вспомнил, что купил такую же в книжной лавке в Амадии, да так и не успел прочитать. Подергивание было вызвано, конечно, не потраченными деньгами, а тем, из-за чего не успел прочитать - кровью Гвидо, Ланы или Ролло или их всех залило там страницы, испортив книгу до нечитаемого состояния. Записи Марденуса не пострадали, но исключительно потому, что большую часть их Бранд валил в карман уже после друзей и Валланто просто отшвыривала их в угол, пытаясь одновременно с этим еще лечить.


Эл Дож прибег к неотразимому приему: посмотрел, изобразив на лице сомнение.

— Я тоже женщина, а не только чешуя и хвост! - горестно закричала русалка и вода вокруг нее забурлила. - Я докажу тебе, что достойна любви!

Бурлящий вихрь позеленел, Эл Дож прикрыл глаза рукой, а когда он опустил руку, перед ним предстала красавица во всем ослепительном блеске своей наготы.


Ага, это я помню, - пробормотал Бранд, попутно припомнив свои догадки о сюжете.

Пальцы его мелькали, перелистывая страницы, едва не рвали их, словно это был последний раз, когда Бранд смог бы прочитать эту книгу. И это лишь наполовину шутка, отстраненно подумал Бранд, быстро бегая взглядом по строчкам, с такой жизнью и всеми этими дворцовыми делами, придется ждать нового бегства в Благую Тишь, чтобы почитать всласть. Следом пришла еще одна мысль, что от таких дел он сам вскоре сбежит в глушь.

— Так-так, кажется, это оно, - проворчал Бранд.


— Стой! - раздался мелодичный возглас и навстречу ему выплыла русалка.

— Коалэрна? - удивленно воскликнул Эл Дож и даже оглянулся туда, где осталась его спутница и любимая женщина. - Как ты успела доплыть сюда?

Взгляд его уже обшаривал тело русалки, безошибочно подмечая детали: то же лицо, тело, хвост, рисунок чешуи, но иной пояс и иной трезубец в руках. Применив свою Особенность " Взгляд Героя "...


— Совсем незаметно переименовал, - хохотнул Бранд.


— Это же божественный трезубец! - воскликнул потрясенно Эл Дож.

Коалэрна, но и не она в то же время, как такое могло быть! Требовалось огромное значение Атрибута Веры, чтобы просто касаться божественного оружия, не говоря уже о том, чтобы орудовать им. Русалка же вращала им легко, словно прутиком. Шутки богов, опять решивших помешать ему?

— Божественный трезубец для охраны божественной жемчужины! - последовал горделивый ответ. - Не знаю, откуда ты знаешь мою сестру, но тебе не пройти!

— Сестру! - радостно воскликнул Эл Дож.

— Да, сестру! - донесся горестный возглас сзади и к ним подплыла Коалэрна. - Сестру-близнеца, идентичную вплоть до чешуек на конце хвоста! Меня похитили, ошибочно приняв за нее, ведь она не просто высшая жрица Диаты, но еще и хранительница божественной жемчужины мудрости океана!


— Мгм, - промычал Бранд, листая дальше.

Сестры поссорились, хранительница, Каолэрна, обвиняла сестру, что та выдала местоположение, Коалэрна говорила, что Эл Дож ее спас. Появились злобные враги, похитившие первую сестру, спасенную Дожем, и побили вторую сестру. Эл Дож всех спас, конечно, а когда Каолэрна очнулась, то едва не сгорела от стыда, что так провалила миссию, порученную ей богиней морей Диатой.


— Но ведь я должна вас как-то отблагодарить! - воскликнула Каолэрна, отставляя в сторону трезубец и подплывая ближе к Эл Дожу. - Иначе это будет просто несправедливо!


Бранд, лишь недавно слышавший это слово в слово, только кашлянул и пробормотал:

— Гм, начитаются же всякого.

Каолэрна решила отблагодарить Эл Дожа так же, как его недавно отблагодарила Оссалина, владелица трактира. Коалэрна, уже успевшая доказать Дожу, что она женщина, достойная любви, взревновала, начала отпихивать и все это переросло в любовь втроем, благодаря неотразимой внешности Эл Дожа и его мастерству любовника. Бранд видел, что Ролло не выдал реальных деталей, и все еще сверху было густо покрыто выдумкой автора Эл Дожа, у которого все на дне дышали и двигались словно на земле, не испытывая ни проблем с дыханием, ни с телесной любовью.

И все равно почему-то Бранд злился.

— О, вы тоже читаете Эл Дожа! - донесся возглас Баоло. - М-м-м, сцена с близняшками, моя любимая! А как он потом ответил Диате, м-м-м, поклялся служить, я прямо словно лично там побывал, каждый раз, как перечитываю, так и представляю вживую!

Педантичный счетовод-гном куда-то делся, взор Баоло блистал и пылал, словно представляя себя там, на месте Эл Дожа, несокрушимого героя и неутомимого любовника.

— Скажите, Бранд, а вам доводилось... ну, в ваших приключениях..., - Баоло покрутил руками и зачем-то понизил голос, - сталкиваться с чем-то подобным?

— Доводилось, - сухо ответил Бранд, подавляя желание стукнуть купца.

Конечно, тот не знал, не мог знать! Но эта злость наложилась на предыдущую и не хотела уходить. Конечно, все было не так! Да, старшая сестра была жрицей Диаты, ну и еще русалочьей принцессой, дочкой тамошнего короля, потому что традиция такая, старший из детей шел служить Диате. Да, у нее была младшая сестра, но младшая, не близнец. Никаких врагов, заговора, служения там кому-то, просто Бранд находился на Каменном Острове, когда там из глубин вылезла очередная страховидла, с Особенностями подчинения и глубинники стройными рядами пошли воевать сушу.

Бранд спустился вниз, в алмазном теле, конечно, никакая магия там не помогла бы столько держаться под водой, кое-как исхитрился и прибил страховидлу, не совсем честным способом, конечно, так как на честный ему не хватало уровней и силы, даже с верной перчаткой. В тиши Благой тиши он неоднократно перебирал в памяти свои подвиги и иногда поражался, по какому краю ухитрялся проходить. Заманил страховидлу в храм Диаты и подставил ее под проклятие богини морей, лишившей тварь части морских умений и особенностей, и все равно после этого еще пришлось залезть ей внутрь, так как заклинить глотку телом не вышло, ломать жабры, работая верной перчаткой и так далее.

Вылез оттуда Бранд весь потрескавшийся и в зеленой слизи, вылез, чтобы предстать перед богиней Диатой, лично спустившейся в мир живых, чтобы разобраться, что там происходит. Разумеется, богиню не остановило то, что Бранд находился в алмазном теле и не знал языка глубинников. Драться не стали, нашествие глубинников остановилось, а когда Бранд вынырнул на берег и вернулся в свое обычное тело, покрытое ранами и порезами, из глубин вынырнули эти самые две сестры, с известным финалом. Красочно перевранным в книге, ибо под водой Бранд смог бы любить их только в алмазном теле, которое ничего такого в принципе испытывать не могло.

Возможно, они тоже хотели детей, вдруг подумал Бранд.

— Иногда я просто не могу удержаться и размышляю, как бы сложилась моя жизнь, пойди я в герои! Романтика, приключения, разные женщины! - воскликнул Баоло, похоже еще не отошедший от приступа восторга.

Смутился под взглядом Бранда, одернул на себе одежду, достал из кармана и посмотрел на часы, окончательно превращаясь в сухого и педантичного гнома-купца.

— И еще раз я в долгу у вас, Алмазный Кулак, - сказал Баоло.

— Неужели в Занде не осталось героев, способных сказать то же самое?

— Остались, старшая из них Иствана Игла, но у нас своим не верят.

Если бы меньше обманывали друг друга, то верили бы больше, мысленно хохотнул Бранд.

— Прямо какое-то моровое безумие, все пьют эту воду, словно завтра случится новый прорыв!

— Прибыли уходят, а толку от воды все равно никакого не будет.

— Да, именно..., - Баоло осекся. - Прошу прощения. Так чем я могу помочь вам?

— Стордору нужны маги-портальщики с высокими уровнями профессии. Включить обратно сеть или надстроить новую систему управления, так как сами площадки целы. Сделать это надо в кратчайшие сроки и за разумную цену. В странах Провала пострадала портальная сеть, от скорейшего перемещения массы войск, надо помочь с ремонтом.

— Сеть выключил король? - уточнил Баоло, что-то записывая.

— Да, а потом управляющие артефакты оказались повреждены, когда омонстревшие звери осаждали дворец.

— Отлично, отлично, на этом тоже можно сбросить цену, - пробормотал купец и пояснил, подняв взгляд. - Подъем профессии чего-то да стоит, не так ли?

— Именно так. Аристократы севера Стордора вступили в заговор с Лотонией и вольными землями и собирались отделиться, а также торговать с Зандом в обход Тарбада.

Взгляд Баоло словно остекленел, затем гном ожил.

— Ничего не слышал о таком, но немедленно займусь! - пообещал он, делая еще одну запись.

— Стордор заключил соглашение с Урдаром, - продолжил Бранд. - Мне нужно, чтобы кто-то из вашего клана там приглядел за Артоем Пятым, чтобы тот не натворил глупостей.

— Каких именно?

— Например, не начал захватывать близких мне людей, - прямо сказал Бранд, - чтобы через них выпытать у меня тайны.

Баоло передернул плечами, начал записывать, бормоча что-то под нос о здоровье Артоя. Раньше такого с Брандом не случалось, так как раньше он не касался таких тайн, да и все близкие ему люди были героями, взрослыми людьми. Ну и Светлейшая, конечно, которая могла постоять за себя. Кольнуло воспоминанием о Благой Тиши.

— Стордору нужны живые, но они сейчас нужны повсюду. Также Стордору нужны мастера с высокими профессиями, чтобы не переделывать потом по три раза, - сказал Бранд. - Я понимаю, что это слишком расплывчато и маловато конкретики, но думаю, советники короля Гатара не замедлят связаться с вами и там уже сможете обсудить детали.

— Со мной?

— Или со всей Золотой Сотней, не знаю и не хочу влезать глубже.

Как выяснилось в Альбанде, купец Пертоло умер за эти годы, а больше Бранд никого лично и не знал. Тогда у него и возникла идея обратиться к Баоло, раз уж сталкивался с ним недавно.

— Хорошо, - кивнул Баоло. - Но лучше со мной!

Захотел себе звание королевского поставщика Стордора? Бранд не стал гадать и перешел к главной части.

— Помимо доступа к своим деньгам, а также изъятия огромной их части для оплаты услуг мастеров-портальщиков, - заговорил Бранд, - мне еще нужен будет доступ к записям, любым записям о профессоре Марденусе Сванусе из Дарнии. Сейчас он мертв. Также мне нужно будет получить информацию о том, что случилось с деньгами Платы Укротительницы и вернуть их законной владелице.

— Боюсь...

— Королева Марена Кладис - ее внучка, а я ее полномочный представитель и вроде как дед, - небрежно пояснил Бранд, предъявляя официальный свиток с королевскими печатями.

— Так, конечно, будет чуть легче, но все равно, задаете вы задачки, мастер Бранд! - Баоло утер лицо и спросил: - Скажите, что вы знаете о банках Золотого Круга?

Глава 23

13 день 9 месяца 879 года, Сечет


— Скажите, Бранд Алмазный Кулак, что вы знаете о банках Золотого Круга? - спросил сидевший напротив Бранда человек.

Махакана Сванти, уроженец одной из стран Сии, Банкир 224-го уровня, с непомерно увеличенным атрибутом Харизмы. Несомненно, представитель и лицо банков, занимающийся особо важными и "проблемными" клиентами, вроде Бранда. Скорее всего за счет Особенностей профессии ему удавалось "пробивать" даже героев А-ранга, но на Бранда его обаяние, конечно же, не действовало, и Махакана это понимал. Злился и нервничал, но умело скрывал.

— Немало, - ответил Бранд.

Добавлять "попробуйте удивить меня" он не стал, слушать скучную, длинную, многочасовую лекцию не хотелось. Золотой Круг объединял крупнейшие банки всех пяти материков, от Мойна до Керики, они поддерживали друг друга, выручали деньгами, прикрывали и представляли собой некое неофициальное надгосударственное образование, вроде союза героев. Также они, помимо героев и порталов, выступали третьим звеном, связующим весь мир.

— Тогда вы понимаете, в какое непростое положение ставите нас.

О да, Золотой Круг хранил тайны клиентов, а те, кто осмеливался посягнуть на их отделения, обычно потом сильно жалели о своих действиях. Прибывала команда опытных Следопытов, при поддержке одного-двух героев, находила, возвращала деньги, грабителей обычно сильно били и сдавали суду той страны, где все произошло. Не сразу, но система выстроилась, укоренилась, все поняли, что с банками Золотого Круга лучше не шутить, а они в свою очередь плотно работали с правителями стран, поддерживая их.

Центр их находился в Занде и страна превратилась в вольную республику купцов, могучую флотом и деньгами наемников. Имрана, занимавшаяся финансами команды, неоднократно говорила, что Золотой Круг скован внешними обстоятельствами и потому не торопится, но если бы вдруг исчезли все препятствия, демоны, драконы, Провал, монстры, подземелья, герои, то они бы тут же устремились захватывать все страны мира и превращать их в подобия Занда.

Но пока что Золотой Круг не владел всем миром, а нанятые ими герои не дотягивали до Бранда, если бы вообще стали с ним сражаться. Да, герои держали свои деньги в банках Золотого Круга, но те, кого вели лишь деньги, недолго задерживались в героях либо просто не поднимались высоко.

— Понимаю, - равнодушно ответил Бранд, - но, возможно, вам не стоило так жадничать с деньгами Укротительницы.

— Король Джерард..., - начал говорить Махакана, широко улыбаясь.

Никаких попыток воздействия, то ли знал о Несокрушимом Разуме, то ли просто усвоил урок, общаясь с героями. Большинство Проклятых лидеров получали те или иные умения или Особенности, позволяющие подчинять, обращать в рабство, воздействовать на разум, и герои учились им противостоять, тренировали контрумения, пытались, в свою очередь заполучить нужные Способности или Особенности. Не у всех получалось, многие гибли в процессе или уходили в другие области, например нанимались к банкам Золотого Круга.

Но отсутствие попыток воздействия еще ни о чем не говорило. Кто другой бы уже слюну пускал и кивал с глупой улыбкой, веря этому Махакане, как родному. Упоминание короля Джерарда было как тычок пальцем в заживающую рану, боль и злость, от всей этой истории, и Бранда словно прорвало. На мгновение его ослепило вихрем ярости и злобы и желания, чтобы этой Махакана заткнулся и попробовал понять, о чем ему толкуют.

Бранд взял себя в руки, обнаружив перед глазами сообщение о сработавшей Особенности Темного Очарования.

В те дни, после гибели команды, когда Бранд хотел забыть все, он пользовался этой Особенностью и забывал, делал вид, что забыл, но затем, в Благой Тиши вспомнил и беспощадно выволок на свет эти воспоминания. Натыкал самого себя носом в них, ужаснулся, изменил свое поведение и изменил себя. Нарастил броню равнодушия и спокойствия, как ему казалось, но стоило только выйти обратно в мир, как броня начала давать трещины. Возможно, дело было еще и в том, что он скинул Покров Тайны, снова стал Брандом, даже внутри своих мыслей и с этим начал возвращаться и старый Бранд?

— Конечно, глупо говорить о короле Джерарде тому, кто его сверг и казнил, - снова расплылся в улыбке Махакана.

Теперь это был другой человек. Да, он все еще оставался Банкиром, радел за интересы своего дела, но при этом искренне считал Бранда другом. Таким, ради которого можно и нарушить чуть-чуть правила, подумаешь, что тут такого? Король Джерард соблюл формальности, так и Бранд их тоже не нарушил: королева Марена была внучкой Укротительницы, а Алмазный Кулак ее дедом и почти что мужем Платы. Так это или нет, уже роли не играло, главное, что формально Бранд мог подать такой запрос.

— Да и не дело это, вот так вот грабить героев, - словно рассуждал вслух Махакана. - Укротительница никак не могла обойти семью в завещании!

Он еще не превратился в пускающего слюни раба, но все равно изменился и Бранда словно полоснули острым клинком, взрезали, вытащили воспоминания и сунули прямо в лицо. Имрана и Джаггер, сражающиеся с ним так, словно он стал злейшим врагом. Обугливающаяся Вольта, на чьем лице застыл счастливый оскал, слова Обольстителя, падающие тяжелыми камнями в скальных чертогах.

— Позови свое начальство, - прямо приказал Бранд.

— Конечно! Уверен, едва они услышат вашу историю, о герой Бранд, как сразу пойдут навстречу!

И умчался, бросив кабинет - рабочий кабинет высокопоставленного Банкира! - без присмотра. Здесь могла быть масса тайн, который Бранд, несомненно, успел бы похитить и скрыться, будь у него такое намерение. В груди болело и жгло, словно он уже превратился в Обольстителя, наслаждающегося подчинением и превращением живых в рабов.

Времена старого Бранда, о которых так любили вспоминать те, кто говорил ему (или шептался за спиной), что он сильно изменился. Он даже не задумался бы тогда о чувствах Махаканы, просто сделал бы то, что считал нужным и ушел, устремляясь к следующей миссии. Но тогда он и с молодежью и помощью Стордору возиться не стал бы (прибил бы сильнейших монстров, да ушел), а стало быть и не оказался бы в этом кабинете.


— Это невероятно! Скажите, Бранд...

— Если вы предложите мне повлиять моей Особенностью на парочку нужных вам живых, то я схвачу вас и выдавлю секрет того, где находятся хранилища золота или просто разнесу тут все здание и сниму с тел ваших служащих амулеты перехода туда, перемещусь и разнесу всё, а также уничтожу все золото, деньги, сокровища и артефакты, - нарочито равнодушным, скучающим тоном произнес Бранд.

Начальство Махаканы, еще один человек, только в этот раз уроженец Занда, Тиволо Манетте, банкир и купец Золотой Сотни, замолчал, словно пытаясь оценить угрозу.

— Не надо никого убивать! - всполошился Махакана. - Возьмите мой амулет, Бранд, ой, нет, он же перестает работать, едва его снимешь с тела, но для лучшего друга я активирую и так!

— Не надо, - повел рукой Бранд.

Тиволо смотрел в оба глаза на Махакану, бледнея на глазах. Похоже, не поверил до конца, пока не увидел, насколько его подчиненный изменился, буквально за один лишь разговор с Брандом. Было в этом что-то ироничное, злое, но в то же время справедливое, что мастер Харизмы и незаметных воздействий сам попробовал того, чем занимался.

— Да, не надо никого убивать, - повторил Бранд, - ведь можно просто повлиять моей Особенностью на парочку нужных МНЕ живых.

Тиволо побледнел еще больше, а Бранд понял, что противен сам себе. В этом месте стоило бы свирепо поклясться, что он, да больше никогда и ни за что, но Бранд не стал врать самому себе. Основной профессией Тиволо Манетте был Купец, похоже, место в Золотой Сотне шло выше, чем руководство банком (хотя, по правде говоря, в Занде иногда трудновато было отличить одно от другого). Угрожать мощью Занда и героями Золотого круга Тиволо не спешил, понимал, что не поможет.

— Поэтому давайте договоримся просто - вы не упоминаете о случившемся и не предлагаете мне влиять на живых, я не упоминаю о случившемся и больше не встречаюсь с Махаканой Сванти. В мое отсутствие воздействие ослабнет, а после моей смерти исчезнет окончательно. Также мы договоримся полюбовно насчет раскрытия парочки тайн без лишних формальностей...

— Нет, - отрезал Тиволо.

Как и подобает правителю и купцу, атрибут Воли у него тоже был немаленьким. Слабовольные и податливые не выживали в таких делах. Бранд прислушался к себе и понял, что воздействовать и давить совсем не хочется, настолько не хочется, что проще встать и уйти. Но дело, дело! Тайна хозяина подземелий сама себя не раскроет, так что Бранд не стал вставать и уходить.

— Хорошо, поступим как в торговых делах. Тайну за тайну.

Манетте посмотрел заинтересованно, потом перевел взгляд на Махакану, словно оценивая, выдаст ли тот тайну.

— Выйди! - скомандовал он.

Бранд кивнул и Сванти покинул собственный кабинет.

— Я знаю место, где может оказаться много адамантита.

— В драконьих горах, - небрежно отозвался Тиволо, уже, похоже, взявший себя в руки.

— Точное место в драконьих горах, - улыбнулся Бранд.

— И там точно будет много адамантита?

— Его там точно может оказаться очень много, - уточнил Бранд.

— Это все равно, что авиан в небе.

Потенциальная добыча, которую еще поди поймай! Иногда встречался вариант "дракон в небе", когда речь шла о совсем уж безнадежных затеях.

— Так и я, возможно, не узнаю ничего ценного.

— Сведения? Разве речь не шла о возвращении денег Платы Укротительницы? - чуть вскинул брови Манетте.

Разговор о деньгах и возможных прибылях окончательно его успокоил и привел в чувство. Да, адамантит был натуральным драконом в небе, Бранд даже вспоминать не хотел, сколько искал ту глыбу, что вынес с драконьих гор, но, опять но. Но именно поэтому цену за него можно было заломить такую, что она окупила бы любую экспедицию (ухитрись та не попасться на глаза драконам).

— И о них тоже. Уверен, король Джерард или его помощники соблюли все формальности, а вы - не лично вы, конечно - им поверили, потому что очень хотели поверить и получить свой процент от тех денег. О да, король был вправе объявить Марену Кладис вне закона, поэтому ваши сотрудники в Тарбаде имели полное право донести на нее в Подгорную Палату и так далее. Но все это не отменяет того факта, что вы обокрали героиню, не какую-то там мелкую соплюху, а Плату Укротительницу. Обидели ее внучку, которая теперь еще и королева Стордора.

— Виновные будут наказаны, - быстро бросил Тиволо.

— Виновные в чем? Вы признаете, что был подлог, но вы закрыли на него глаза? Виновные, что выдали деньги королю Джерарду? Ха, герои никогда не смотрели на буквы закона, а королева Марена еще и паладин Эммиды. Сами знаете, справедливость и возмездие тоже не всегда пересекаются с буквой закона.

— Хорошо, - сказал Манетте после долгой, очень долгой паузы.

Бранд не торопил, понимая, насколько шатка и зыбка вся эта предположительная конструкция, возведенная на предположениях "а что, если будут репутационные потери?" Прямо давить не хотелось, бить тоже, но и оставлять просто так нельзя было.

— Что вы предлагаете? - прямо спросил он Бранда.

— Золотой Круг возьмет мои деньги и через клан Альтас оплатит ими услуги мастеров-портальщиков и прочих, а также поможет с выплатами в других странах Мойна. Я могу, конечно, сгрузить все это золото себе в магический карман, но возиться неохота.

Бранд мог, даже не вспотел бы, с его-то показателем атрибута Силы, и Тиволо о том знал.

— Это стандартная операция, ничуть не нарушение, - все же сказал купец.

— Мне нужен будет доступ, нет, мне нужны будут записи о профессоре Марденусе Сванусе из Дарнии, сколько у него было денег в банках, если вообще были, делал ли он займы, кому платил. Примерно шесть лет назад.

— Для таких вещей есть Следователи, - словно невзначай заметил Тиволо, - и стандартные процедуры получения информации. Кто-то важный?

Бранд отчетливо помнил, что называл имя и фамилию профессора там, в Таркенте, во время суда над королем Джерардом. Возможно, это было ошибкой, если вспомнить, что часть его сторонников могла затаиться. Даже при том, что присутствовал там ограниченный круг живых, событие было не рядовым - суд над королем! Коронация героями никому не известного наемника! Наверняка, слухи уже добрались до самых отдаленных уголков Сии, Кирфа, Перты и Керики.

Возможно, Тиволо просто не помнил или не интересовался.

— Хозяин подземелий.

— О, - эмоции взяли верх над Тиволо на мгновение. - Тот самый?!

— Тот самый. Но если хотите совет, даже не пытайтесь обвинить Дарнию, ничего не выйдет.

— Хорошо, я учту. Теперь я так понимаю, деньги Укротительницы?

— Банки Золотого Круга вернут их Стордору, возможно, частями, я понимаю, суммы огромные и их будет не так просто оформить и выдать. Возможно, королева Марена захочет получить какую-то часть этих денег услугами, продовольствием, нанятыми специалистами, то вам надо будет уточнить у нее самой. Никто не будет поднимать шума по поводу истории с Укротительницей, а для прикрытия репутации можете изобразить это возвращение денег как беспроцентный заем или добровольное пожертвование, вклад в общее дело восстановления стран после прорывов бездны.

Тиволо посмотрел заинтересованно, что-то записал себе. Возможно, теперь другие страны получат предложения о беспроцентных займах, в обмен на будущее хорошее расположение и услуги со стороны правителей, подумал Бранд.

— Когда и если вы доберетесь до адамантита в драконьих горах, то это будет ваше возмещение и оплата за все эти хлопоты и убытки. Разумеется, это надо будет включить в договор отдельно, тайным приложением, скажем.

— Добывать адамантит в драконьих горах? - покачал головой Тиволо. - Прибыли, конечно, перекроют сбережения любого героя, даже ваши, Бранд, но возможно ли вообще подобное?

— Там жили живые, некоторые из них годами, - ответил чистую правду Бранд и глаза Манетте снова раскрылись широко в предвкушении. - Так что, по рукам?

— По рукам!

Глава 24

14 день 9 месяца 879 года, Сечет


— Рыба, свежая рыба!

— Мед с нотками маны и горных трав! С личной пасеки!

— Точу оружие, кую, работаю с любым железом и мифрилом!

Серьезная заявка, подумал Бранд, для нормальной работы с мифрилом требовался минимум 100-й уровень профессии Кузнеца, чтобы металл не потерял магической проводимости и прочих чудесных свойств. Можно было его, конечно, просто обработать молотами, но тогда мифрил становился хуже сыродутного железа.

Вот только что такой специалист делал на базаре Занда?

— Гадаю, прорицаю, вижу будущее! Гадаю по руке, по камням, по внутренностям рыб и мане!

— Помогаю с развитием навыков и профессий! Даю советы, консультирую, помогаю развиться!

На мгновение Бранда посетило идиотское желание свернуть туда, попросить совета и полюбоваться на озадаченное лицо "советчика". В молодости он часто так развлекался, но сейчас, конечно, никуда сворачивать не стал. Шарлатан там кричал или действительно толковый советчик, пускай жители Занда сами разбираются.

Базар шумел, кричал, хлопал друг друга по рукам и спинам, торговался, ел, пил, рыгал и дрался. Бранд шагал, не обращая внимания на призывные крики или мелькавших там и сям воришек, шагал просто потому, что ему захотелось прогуляться до цели пешком. Тоска по Благой тиши и прогулкам там? Попытка отвлечься от мыслей, забить их городским шумом? Кто знает, разбираться в себе в этот раз Бранд не стал.


— Мое почтение уважаемому герою.

— Не желаете ли скоротать время в моем магазине, есть зелья на любой вкус и освежающие напитки.

— Лучшее оружие на всем Мойне! Заморские образцы!

— Ожерелья, серьги, украшения, подойдут даже королевам!

Бранд бросил быстрый взгляд, но нет, показалось. Базар сменился более благопристойным районом с крупными магазинами, продавцы которых не кричали, а вежливо зазывали, пытаясь подольститься. Взгляд Бранда еще задержался на мгновение на другой вывеске, огромной латной перчатке, но только на мгновение. Ни одна перчатка не выдержала бы его удара со всей силы, а бить так, чтобы перчатка не ломалась, было все равно, что вообще не бить.

Общая беда всех героев, кто хотел расти над собой в уровнях - необходимость постоянно сражаться с противниками сильнее себя (и после определенного порога число таких противников резко шло на спад), а стало быть оттачивать и оттачивать какое-то умение или Атрибут до запредельных значений, делать ставку на одну-две коронные атаки, в которых шансы хоть как-то уравнивались с противником, который сильнее тебя.

У Бранда ими стали Сила и несколько умений, вроде "Пробивающего Удара". Ничего сверхвыдающегося, надо сказать, но Особенности и +2000 к силе от неразрушимой перчатки подняли его выше остальных, сделали легендой, дав возможность совершить ряд выдающихся подвигов.

— Герой желает приобрести что-то для Питомца? Укрощенного зверя? Птицы? Рыбы?

Сюда они заходили с Мареной, приобретали что-то для ее черепахи, камни, набор для полировки панциря, татуировку магического кармана, приспособленного к перевозке. Бранд мысленно хмыкнул, представив, что меняет себе татуировку - проблема с перевозкой Питомцев Марены точно была бы решена.

— Есть ли у вас что-то для королевских древонов Алавии? - спросил он.

— О, простите меня, благородный Алмазный Кулак, что я не признал вас сразу, - продавец в поклоне чуть не пробил мостовую. - Прошу вас, следуйте за мной.

Бранд ощущал взгляды, предназначенные, впрочем, не ему, а удачливому собрату. Шумный могучий базар, создававший ощущение, что в Занде все как раньше, сменился более благопристойными торговыми улицами, и тут-то разница стала видна. Прохожих меньше, жадность во взглядах, то там, то сям закрытые магазины. Чуть попозже, возможно, вообще за клиентов драться начнут, как на базаре.

— Отличнейшие наконечники для клыков древона, тысячу золотых монет и это дешево, клянусь Антрумом!

Он вытащил шкатулку и раскрыл ее перед Брандом. Там в углублениях лежали два конуса серебряного цвета.

— Сейчас, сейчас принесу камень оценки, - немного суетливо сказал продавец.

— Не надо, - повел рукой Бранд, активируя "Взгляд Ветерана".


Наконечники для бивней древона

Качество: отличное

Материал: мифрил с примесью стали

Магические свойства: подгонка под размер, нельзя украсть, не портят носителя

Требуемый уровень носителя: 100

Дают +5 ко всем атакам древона и умениям, связанными с ними

Примерная стоимость: 800 золотых монет


— Говоришь, тысячу монет? – заинтересованно спросил Бранд, так как Особенность всегда показывала цену в монетах той страны, где происходила торговля.

— Тарбада! Я просто недоговорил, Тарбада!

— А не Стордора? - поинтересовался Бранд.

На продавца было жалко смотреть, курс монет Стордора упал втрое, если не вчетверо, после всех последних новостей. Бранд вдруг устыдился собственных слов и поведения (хотя и мог бы выжать цену втрое ниже себестоимости), кашлянул.

— Хорошо, тысяча монет Тарбада, - так как именно эта цена была ближе к истинной.

— Прошу вас, Кулак, взгляните, - продавец метнулся и принес еще один артефакт, уже без шкатулки, заговорил горячо. — Это не просто седло для древона! Дно обработано специальными составами, чтобы не скользить по деревянной спине, подгоняется по размеру и вот здесь нанесена татуировка магического кармана. Полный набор средств по уходу и лечению древона!

Бранду же вдруг почему-то вспомнились дриады с их древесными телами. Они вывели древонов, а эльфы их лишь украли? Кто ему про это рассказывал, Оа? Нет, не могло такого быть, она никогда не повторяла слухов, очерняющих эльфов.

— И еще вот здесь! - продавец почти задыхался, побежал обратно, вглубь лавки, вернулся с какими-то кристаллами. - Магические щиты нескольких видов! Не очень прочные, но зато не требующие колдовства от того, кто сидит на древоне и с односторонней проницаемостью!

— Спокойно, седло я тоже возьму, - заверил его Бранд, понявший причину волнения продавца. - Четыреста золотых, Занда, конечно.

Продавец чуть не умер от радости, кинулся упаковывать, но Бранд остановил его и потянулся в карман, остановившись. Сам же отдал все деньги, что там болтались, какие-то остатки после драконьих гор, в казну Стордора и сам же о том забыл! В дороге и не расплачивался особо, наоборот, ему все норовили заплатить, то едой, то натурой. Нет, какой-то там десяток золотых по углам болтался, но это было категорически не то.

— Я готов поверить вам в долг, - сказал купец, - все знают, что герой Бранд не нарушает своего слова.

Только если дает его самому себе, мысленно добавил Бранд со злой иронией.

— Тогда, пришлите их во дворец купца Баоло, добавьте, сколько там нужно за перевозку.

Продавец замахал руками, словно хотел поднять ветер:

— Что вы, никаких добавок! Доставлю бесплатно! Все сделаю в лучшем виде! Сейчас же прикажу упаковать и пошлю самого доверенного помощника! Ни пятнышка на них не будет!

Бранд еще хотел спросить чего-нибудь для скальнутов, но после такого конфуза с деньгами решил промолчать. Хватит Марене и такого подарка. А еще стоило бы купить что-нибудь Ираниэль и Гатару, а также Феоле... Бранд оборвал сам себя, осознав, что просто не хочет идти туда, куда шел и откладывает все под благовидным предлогом.

Кивнул продавцу и вышел наружу.


Что-то было не так. Бранд медленно шагал, сложив руки за спиной, делая вид, что любуется видами города и неба над головой. Разглядывать лавки было опасно - продавцы тут же оживлялись и начинали зазывать, подбегали, разве что силой не тащили. Ничего страшного, но отвлекает, особенно, когда вокруг ощущается какая-то неправильность.

К счастью, торговый квартал уже заканчивался. К несчастью, дальше шли храмы, включая площадь с 13 храмами самых почитаемых богов, где Марена приносила клятву Эммиде и получала профессию паладина. Путь Бранда лежал дальше, за храмы, в отдельный квартал магов, стоящий наособицу, за границей города. Не потому, что их так наказывали или считали изгоями, просто там собирались маги опасных профессий.

Включая демонологов, в число которых входил демонолог Марсеон.

— Хреново маскируешься, дружище, - громко сказал Бранд в пустоту.

Просто проверка, игра на нервах, внезапно давшая результат. Сзади и чуть выше спокойное течение воздуха и маны нарушилось на мгновение и Бранд прыгнул. Прохожие шарахнулись в панике, кто-то закричал, а Бранд уловил впереди смутное движение, словно воздух поднимался над нагретым солнцем камнем в полдень. Удар! Подсечка прямо в воздухе! Бранд коснулся рукой крыши, сменил положение тела и ударил еще, вынуждая неведомого врага выдать себя.

Лотэйо Укус Змеи в теплой меховой парке, украшенной красными полосами.

Мелькнули два знаменитых кинжала, подаривших Лотэйо его прозвище - укол ими обычно выглядел так, словно живого укусила огромная змея - ими он парировал удар ноги Бранда, вспорол одежду. По алмазной "коже" пробежала мелкая трещинка, мелькнуло сообщение об отраженном отравлении.

Они развернулись в воздухе, каждый использовал инерцию удара и блока для того, чтобы сменить положение тела, но у Бранда было больше опыта, он оказался рядом и ухватил Лотэйо за невидимое горло. Хрипы, стоны, попытки вонзить в него кинжалы, Бранд и напавший на него рухнули с высоты, выбив ямку в мостовой. Слышались крики и свист, топот копыт, Бранд не стал оборачиваться и смотреть на патрульных, продолжал сжимать горло невидимого врага.

— Ты забыл, кто мой напарник, - процедил он сквозь зубы. - А теперь скажи, Укус Змеи, что я сделал тебе такого, что ты решил убить меня и заодно испортить одежду?

Патрульные были уже рядом, но задорный топот копыт стихал, оружие уже не свистело в воздухе, выхватываемое из ножен. Бранд сместился молниеносно, прикрываясь телом Лотэйо. Тот уже прекратил попытки уколоть его кинжалами, от которых оставались мелкие трещинки в алмазном теле и дырки в одежде.

— Я не собирался убивать тебя, - проявился в воздухе Лотэйо.

Глаза его, впрочем, смотрели с плохо скрываемой ненавистью. Лотэйо происходил из обитателей северных земель, той полоски, что лежала севернее драконьих гор. С раннего детства он привык подкрадываться к добыче, развивал умения незаметности и работы с заостренной костью, позже сменившейся кинжалами. На льдине его унесло в море, кто-то его спас, и он попал в Занд, да так и остался в нем. Навещал свое племя несколько раз, но никогда не оставался.

— Поэтому на тебе традиционная парка с тремя красными полосами? - насмешливо спросил Бранд. - Лето вокруг, не жарко?

— Гхм, не могли бы вы отпустить Лотэйо Укус Змеи, работающего на купца Тиволо Манетте? - вежливо поинтересовался старший патруля.

Бранд заметил также, что один из патрульных уже передает что-то через шар связи.

— Знаменитый наемный убийца, работающий на купца, которому я сообщил парочку важных тайн? - задумчиво спросил Бранд, выпуская, впрочем, Лотэйо из хватки. - Нет ли тут связи?

Например, убрать Бранда, прибрав себе его деньги и оставив в банках золото Укротительницы, а также обогатившись сведениями о возможной куче адамантита. Живые обычно убивали друг друга и за меньшие суммы.

— Нет, - ответил Лотэйо, потирая шею. - Купец Тиволо просил передать, что его живые нашли нужные записи.

— Вот даже как, - произнес Бранд, не отрывая взгляда от лица Лотэйо.

Плоское, словно покрытое жиром, изогнутые брови, глаза-щелочки и сейчас смотревшие на Бранда, словно на добычу. Только расслабься и вонзит два кинжала в спину.

— С каких это пор для посланий он использует героев?

— Я сам вызвался! - бросил Лотэйо. - У профессора Марденуса было мало денег, но он сумел нанять героя! Ниморн Шлем, слышал о таком?

— Слышал, - медленно ответил Бранд, лихорадочно соображая.

Профессор Марденус, похоже, вусмерть разобиженный на родных дарнийцев, отправился искать героев в Стордор, то ли назло, то ли Серкана ему прямо нашептала о драконьих горах. Пытался нанять Бранда, но не смог, и даже если бы Бранд не тонул в своем горе, все равно бы не смог - даже свою команду в драконьи горы не водил, что уж говорить о каком-то профессоре.

И тогда профессор отправился к Ниморну.

После того, как Бранд вернулся с драконьих гор, Ниморн пришел к нему и заявил, мол, ему тоже нужно в драконьи горы, хочет прославиться и все такое. Бранд отказал, никто не стал сдерживаться, и они подрались, а потом рассорились, хотя особой дружбы между ними и так-то не было никогда. Ниморн сам отправился в драконьи горы, но далеко не ушел, не хватало Особенностей. Начал повышать уровни, регулярно ходил если не в драконьи горы, то их предгорья и все не оставлял надежды переплюнуть Бранда.

Они дрались еще два раза и оба раза Бранд побеждал. Тогда ему это казалось веселым, мол, настоящие враги-герои, бодрит и зовет к подвигам и все такое. Надо полагать в тот день, когда пришла новость о гибели команды Бранда, Ниморн тоже ушел в запой, от горя и радости одновременно. А потом подвернулся Марденус, наверняка упомянувший, что пытался нанять Бранда и так, слово за слово, Шлем согласился участвовать в экспедиции за смешные деньги. Если Марденус и правда открыл секрет контролируемого роста подземелий, то Шлем тем более там должен был жилы рвать - вернуться с драконьих гор уровнями выше Бранда! Вернуться победителем драконов!

Одна беда - ни разу до сих пор в записях профессора не упоминался Шлем.

— А теперь хотел бы услышать о том, почему ты хочешь убить меня, - сказал он Лотэйо.

К патрульным прибыло подкрепление, но, похоже, они что-то не дослышали и теперь еще отряд топтался рядом, глядя на двух героев.

— Ты! Ты! - вскричал Укус Змеи, вдруг став похожим на Громоптаха. - Ты убил его и теперь насмехаешься!

— Кого?

— Ахэйо Льдину!

"Не в этот раз", зазвучало в ушах Бранда.

— Да, он ударил мне в спину, - вздохнул Бранд.

— Ахэйо не мог так сделать! - взвился Лотэйо.

— Чтобы спасти и дать возможность спасти живых от демолорда, - закончил Бранд.

— А вот это он мог, - прошептал Лотэйо и вдруг закричал. - Он спас меня, спас, когда я умирал и бредил на той льдине! Поделился со мной едой и водой и спас! Он был мне как отец, как брат, больше, чем брат, мы слили нашу кровь воедино, и я взял имя в его честь! Стал героем! А ты его убил! Почему ты вернулся, а он нет - разве не так было с твоей прежней командой, Кулак?!

Бранд привык получать удары, пережил и этот, но бить в ответ не стал.

— Не буду клясться богами, я не верю в них, - заговорил он, глядя прямо в глаза Лотэйо, - но даю тебе слово, что собирался остаться и прикрыть всех остальных. Ахэйо не дал мне этого сделать, впихнул в портал и остался сам, пал в неравном бою, как настоящий герой.

— Что, - растерялся Лотэйо, уже поднявший было оба своих кинжала, затем закричал: - Все равно я не верю тебе!

Бранд пожал плечами, развернулся и пошел прочь. Внутри было удивительно гадостно и противно.

Глава 25

Бранд подошел к жилищу демонолога Марсеона, на заборе вокруг которого, рядом с воротами и калиткой был грубо намалеван багровый глаз – стандартный знак представителей этой профессии, мол, здесь можно посмотреть в Бездну, и та посмотрит в ответ. Услышал звуки и пыхтенье, уловил оттенки демонической маны и покачал головой.

Постучал в ворота.

— Хозяин не принимает после обеда, а я освобожусь через де… – донесся выкрик, сменившийся чмоканьем.

— Мая еще долго сможет! – голос, полный силы и насмешки. – Валы отыседова!

Бранд лишь вздохнул и постучал еще, только в этот раз не сдерживая силы. Ворота снесло.

— Все вокруг такое хрупкое, - проворчал под нос Бранд, ступая внутрь. – Продолжайте, у вас же уплачено.

Мгновенная сцена: суккуба стандартного облика «минимум одежды, максимум всего остального» на коленях перед здоровенным троллем, похоже тоже наемником, решившим попробовать опасной экзотики. Взгляд Бранда тут же заметил охранный контур, знаки, печати и он вычеркнул слово «опасной». Суккуба неплохого такого 153-го уровня (явный показатель мастерства Марсеона) могла только подчиняться и отдавать тело, но не причинять вред живым.

— Э-э-э, - выдал тролль, чье лицо было перекошено гримасой удовольствия и возмущения.

— Присоединяйтесь, - предложила суккуба, прерываясь на мгновение и оттопыривая зад, - для вас бесплатно.

Стену украшала надпись «пять золотых в час, безопасно и приятно». Суккуба еще успела пробежать языком по алым губам, возвращаясь к обслуживанию тролля, который все пялился глупо. Бранду вспомнился Мион Три Стрелы, уж тот точно бы не побрезговал – даже без охранного контура – если бы не застрял в Алавии, где продолжал приглядывать за королевой Амали, дочкой Светлейшей.

— Мне выбить все двери в этом доме или ты позовешь хозяина? – негромко спросил Бранд.

Суккуба закатила глаза, не отрываясь от тролля, и через мгновение дверь распахнулась.


— Очень удобно, - даже не думая смущаться, сказал Марсеон, оглаживая огромную черную бороду. – Вызываю каждый день новую, тренировка, деньги, присмотр за воротами.

А также проверка охранных контуров и регулярное имение демоницы перед обедом для аппетита, насмешливо подумал Бранд. Демонолог оказался человеком средних лет, с густой шевелюрой и бородой, могучими плечами. Не принимал он после обеда потому, что испытывал те же трудности, что и другие – количество желающих призвать демонов резко сократилось.

— Всегда очередь, ну, была, по крайней мере, ко мне и к суккубе, - продолжал Марсеон, - пока демоны бесплатно из-под земли не полезли. Проклясть, перетащить, нагадить сопернику, да мало ли! Так какое дело привело вас ко мне, Алмазный Кулак?

— Два дела, - ответил Бранд. – Шесть лет назад или чуть больше к вам обращался профессор Марденус Сванус из Дарнии.

Он не питал больших надежд – столько лет прошло, столько клиентов сменилось у Марсеона! Его краткая биография и так была понятна Бранду, даже без рассказов самого демонолога. Подался в наемники, желая добыть уровней и денег, на подъем профессии, оказался достаточно умен, чтобы выбиться выше простых охранников, достаточно дерзок, чтобы переметнуться в демонологи и достаточно везуч, чтобы уцелеть при этом. Странствия, услуги, деньги, неистребимая любовь наемников к ним, и в конце концов он оказался в Занде, да так и остался здесь, благо тут сходились всё: деньги, подъем профессии и комфорт жизни на одном месте.

— Да, - неожиданно рассмеялся Марсеон, - как же, помню его! Так достал меня вопросами, что я ему двух демониц бесплатно вызвал – не помогло! Из-за него сбежал из Амадии тогда, ну да тоже неплохо вышло, у гномов Тарбада выброс случился, оттуда в Катарангу нанялся, на корабле поплавал, с одними чудаками, которые у берегов Кирфа пиратствовали, южнее Кляксы, а как жарко стало, в Занд уплыл, да так и осел тут.

— Мне нужно будет знать, о чем он расспрашивал.

— О, с этим сложнее.

Бранд демонстративно звякнул пятком монет.

— Отказываться не буду, но столько лет прошло, - покачал головой Марсеон, снова огладил бороду. – Он еще всякую заумь из своих профессий нес, сами знаете, такое в голове не задерживается.

Бранд кивнул. У него не было профессий Марденуса, но высокие уровни Восприятия и Интеллекта помогали, давали возможность изучать дневники и не терять нити повествования. Повторить действия хозяина подземелий Бранд – в теории смог бы, но без профессии там шли такие штрафы, что проще было не связываться и искать специалиста.

— Тем не менее, мне нужны будут все сведения, - сказал Бранд, - каждая их крупица.

— Хорошо, я помолюсь Пентроку, - улыбнулся Марсеон, - а также обращусь к жрецам Меоры за благословением.

Обычно маги поклонялись именно Меоре, богине магии и памяти, но выбор Пентрока – бога хитрости и коварства кое-что объяснял, например то, как демонолог уцелел при такой бурной жизни.

— Рассказы только в моем присутствии, никаких записей, - продолжал Бранд.

— Можно обратиться и стереть воспоминания, - безмятежно сообщил Марсеон, - за отдельную плату, конечно.

Регулярные стирания могли серьезно ударить по Интеллекту и Мудрости, но Марсеону, похоже, было не привыкать. Купцы из Золотой Сотни обращались к нему, не желая, чтобы об их делишках знали? Возможно. Бранд случайно, мимоходом упомянул Марсеона, но купец Баоло сразу его вспомнил и указал, где искать.

— Я все понимаю, - добавил Марсеон, - страшные геройские тайны, к которым опасно прикасаться, так как герои еще выживут, а простые смертные вроде меня – нет. Так что не стесняйтесь, скажите.

— Посмотрим, - проворчал Бранд, - сколько и что удастся вспомнить.

Здесь он тоже не питал особых надежд. Ну да, Марденус был манологом, кристаллы питались подземной маной, Марсеон вызывал демонов – порождений этой самой маны, но если бы открытия делались так легко, то живые уже давно выращивали бы управляемые подземелья.

— Вы сказали – два дела.

— Да, второе касается демолорда и нескольких ритуальных фигур.

— Нет! – сразу отрезал Марденус, сердито дернул бороду. – Нет и еще раз нет! Вы вообще представляете, что такое демолорд…

Он осекся и рассмеялся, несколько натужно.

— Извините, Кулак, ко мне обычно ходят горожане, купцы и их слуги, аристократы еще, напыщенные, но настолько невежественные в этих вопросах! Почти каждый озабоченно хмурит брови, не лучше ли призвать демолорда, для гарантии результата? Идиоты! Не понимают, что он тут все сломает, не только их соперников, но и самих этих идиотов! Это, уж не говоря о том, что после Провала демолордов запрещено призывать и ваши соратники, Бранд, в смысле герои, немедленно явятся за мной, а я еще жить хочу!

— А профессор Марденус не расспрашивал вас о призыве демолордов? – спросил Бранд.

Ритуальную фигуру для жертвоприношения можно было обсудить и потом, после демолорда.

— Вы знаете, расспрашивал, - остановился Марденус, нахмурил густые брови.

Со двора донеслось сердитое рычание тролля, смешки наблюдателей, воспользовавшихся тем, что Бранд сломал ворота.

— Эй, а сможешь одновременно иметь демоницу и сражаться с нами?

— Я вас всех парву! – ответный выкрик.

Марсеон не растерялся, возможно, Бранд был не первым, вышибавшим ворота – в порыве страсти, например. Активировал управляющий артефакт, проем ворот затянуло иллюзией, донеслись расстроенные выкрики.

— Заплочено! – рычание тролля, шлепающие звуки яростно сталкивающейся плоти.

— Только не говорите, что вы жалеете демонов, - заметил Марсеон, поворачиваясь обратно к Бранду.

— Так что там с призывами демолордов? – спросил Бранд в ответ.

Объяснять все обстоятельства недавних приключений и беготню по ярусам Провала не хотелось.

— Не демолордов, нет, - Марсеон куснул ноготь, прошелся по комнате. – Точно! Его интересовали общие принципы призыва и взаимодействия маны. Все это написано в книгах по демонологии, но Марденуса интересовало именно мнение демонолога. Я рассказал ему, что смог, но вы, наверное, и так все это знаете.

— Рассказывайте.

— Сразу оговорюсь, дословно не воспроизведу, - добавил Марсеон. – Итак, совершая призыв, демонолог открывает мановый портал между собой и Бездной.

Как те, что открывал Бальбазар, припомнил Бранд.

— Демонолог вкладывает свою энергию в открытие и стабилизацию портала, а также вливает ее в демона, продляя его существование здесь, наверху, и одновременно с этим делая более покорным. В теории. На практике масса нюансов, вплоть до того, что некоторые новички осуществляют слепой «призыв», просто случайным образом открывают портал и вылавливают первого попавшегося демона. В половине случаев тот их разрывает. Иногда им везет и энергии портала оказывается недостаточно, чтобы через него пролез могущественный демон, и тогда портал просто схлопывается – призыв не удался.

— То есть все сводится к энергии?

— В общем смысле – да, - кивнул Марсеон. – Чем больше маны вложил, чем выше твои умения, тем мощнее демона можно призвать. Чем мощнее демон, тем больше в нем энергии, значит, он сможет дольше продержаться здесь, например. Призываемых мной демониц обычно хватает на половину дня, из-за того, что приходится дополнительно сковывать их на верность. Иначе они могли бы подпитываться энергией живых. Ну, вы понимаете.

Он поиграл намекающе густыми бровями, но Бранд не стал поддерживать эти шуточки про высасывание.

— Поэтому в нашей профессии столько работы с охранными контурами, столько точек соприкосновения с ритуалистикой, артефакторикой. Накопить энергии, не дать демону вырваться и так далее.

— Это хорошо, к ритуалистике мы еще вернемся, - кивнул Бранд и продолжил расспросы. - Затем энергия исчерпывается и демона возвращает в Бездну?

— Да, это страховка, мера безопасности. Но если демон исхитрится и сможет убить демонолога, несмотря на все клятвы, запреты и охранные контуры, то демон останется здесь, свободным, без необходимости возвращаться в Бездну. Он будет истекать маной, ему будет нехорошо, вроде как живым, поднявшимся на вершины авианов, но такой демон будет свободен в своих действиях. Именно так и получилось с Провалом, где все усугубилось тем, что на свободе оказалось три демолорда. Их совокупной мощи оказалось достаточно, чтобы не просто проломить дорогу обратно, но еще и нарушить течение энергии, сделать этот разрыв постоянным. Именно поэтому был установлен запрет на призыв демолордов, чтобы трагедия Провала больше не повторилась, благо для их призыва нужно накопить столько энергии, что приготовления не удастся скрыть в тайне. Гильдия демонологов, из-за которой случился Провал, готовилась пятнадцать лет.

— Постоянным?

— Ну да, словно постоянно открытый портал наверх, подпитываемый из Бездны, - пояснил Марсеон. – Закрыть его можно, но нужно вложить еще больше энергии, отбивая атаки демонов, которые, конечно, этому воспротивятся. Я слышал, что последняя такая попытка привела лишь к увеличению Провала. Ну и мана Бездны, просачиваясь оттуда наверх, проходит через ряд фильтров, в воде и почве, постепенно словно выдыхается, становится не такой опасной, что ли. Демоны же, призванные прямо, несут в себе эту самую ману Бездны, из-за чего и вызывают омонстрения и прочие дела.

Он подумал, почесал нос и добавил:

— В теории профессор мог призвать демона, посмотреть круги и знаки в книгах. Ну знаете, как поступают те, у кого нет профессии, оценка от Атрибутов и все такое. Но призвать демолорда? Нет, такого он точно не смог бы.

Бранд думал о своем. Что-то было во всем этом. Марденус был манологом, неужели он не знал всего этого? При чем тут тогда Серкана? Всем известно, что демоны и боги – противоположны, разделены миром живых, Бездна и небеса, нет Серкана точно не стала бы ему подсказывать схему призыва демолорда. Что мог манолог узнать нового из этой лекции? Да и в ней ли было дело?

Нет-нет, подумал Бранд, смотреть надо туда, где хозяин подземелий не располагал знаниями – в демонов и те ритуальные круги у кристаллов. Марденус же работал с Бездной? Работал, когда не развлекался с демоницами. Демоны работали на него. Или на Бальбазара, который придумал такой вот вычурный план мести.

— Что, неужели смог? – недоверчиво спросил Марсеон.

— Да если бы я сам знал, - вздохнул Бранд. – Демолорд там был, даже не один.

Нет, тот молодой, которому он рога у Провала посшибал, точно не в счет.

— А почему демоны не вышли стройными армиями через Провал, раз могут? – спросил он.

— Вопросы у вас, мастер Бранд, - печально хохотнул Марсеон. – На такое могли бы ответить только сами владыки Бездны, но их запрещено призывать. Вы сказали, что там был демолорд?

Мог хозяин подземелий наплевать на запрет? Мог. Но вот поднять профессию демонолога до невиданных высот точно не смог бы. Мана? Ее в драконьих горах хватало, но сам Марденус с ней не справился бы без посторонней помощи. Кристалл? Так его сначала вырастить надо было, что возвращало все на исходные позиции.

— Был, - кивнул Бранд. – Можно ли как-то узнать, выжил он или нет?

— Вы убили его?

— Не я. Драконы-стражи выше 500-го уровня, - ответил Бранд.

Марсеон утер вспотевший лоб, провел рукой по бороде несколько раз. Говорить про убивающие тайны не стал, но явно жалел, что влез во все это, наверняка вспоминал про всякие там народные мудрости о том, что к возможностям героев обычно прилагаются и проблемы героев.

— Не волнуйтесь, им плевать на то, что происходит за пределами гор, пока не лезут к ним.

И он открыл Баоло «тайну месторождения адамантита». Если их там схватят, точно покажут в сторону Бранда и кто знает, слетят драконы с гор или нет? Начинать заранее готовиться, бросить все и поднимать уровни, как предлагали Громоптах и Скрытник?

— Да и если соберутся мстить, то мстить будут мне, а я в ближайшее время покину Занд, - добавил Бранд.

— Хорошо, - кивнул Марсеон, даже не скрывая облегчения. – Стойте, как в ближайшее время? А как же воспоминания? И вы упоминали ритуалистику?

Страх и желание узнать что-то новое, возможно прямиком из Бездны. Борьба эта отражалась на лице Марсеона, который чуть ли не выщипывал густую черную бороду, сам не замечая того.

— Если вы опасаетесь драконов, то в ваших интересах вспомнить все как можно быстрее, - усмехнулся Бранд.

Обычно живущие рядом с драконьими горами не слишком боялись драконов – просто привыкали, что те рядом, но не жгут города и деревни. Не ходи к ним в горы, не поминай вслух и все будет хорошо.

— И меня все еще интересует демолорд – можно ли выяснить как-то, жив ли он или умер, с кем был связан, какие слухи о нем ходили по Бездне?

— Ну и задачки вы задаете, мастер Бранд, - Марсеон снова утер лоб.

Жадность и страх боролись в нем.



Глава 26

10 день 10 месяца (Теруна) 879 года


Холодный осенний ветерок приятно обдувал лицо Бранда. Можно было отправиться порталами, до самого Таркента, ибо купец Баоло пару дней назад сообщил, что специалисты по порталам сумели восстановить систему в Стордоре, но Бранд отказался. Засиделся в Сечете, устал от шумной столицы, обилия живых, все время пытавшихся чего-то от него добиться, а также решения разных вопросов, как правило связанных с деньгами, и попыток купцов Золотой Сотни втянуть его в свои проекты.

Три раза к нему приходили с просьбами стать учениками, но Бранд отказывал. Несколько дней ощущалось внимание со стороны Лотэйо, затем Укус Змеи пропал куда-то. Бранд слегка опасался, что попытаются напасть на Марсеона, с которым он встречался каждый день, но обошлось. Помимо воспоминаний демонолога и взаимодействия с купцами Золотой Сотни, Бранд также сидел над бумагами хозяина подземелий, книгами и учебниками. Изрядно продвинулся, но в то же время ощущал усталость – не физическую, умственную, от всего сразу, но в основном от непривычных занятий.

Еще один повод проехаться, проветрить голову, чтобы оттуда выдуло ненужное.

— Не говори, - сообщил он всхрапнувшей лошади, похлопывая ее по шее.

Лошади отъелись на конюшнях Баоло, застоялись – хотя слуги купца выгуливали их, но это было не то. Порода выводилась для длительных поездок, чтобы неутомимо скакать сутками, потом съедать втрое больше обычно лошади, без смерти от обжорства, отдых и снова скакать. Собственно, Бранд примерно так себе все и представлял: он прискачет в Занд, попутно расчистив дорогу, если что-то попадется, решит денежные дела за пару дней, а затем обратно, как раз лошади отдохнут.

В итоге он застрял в Сечете на большую часть месяца из-за Марсеона, отчасти его воспоминаний, но в основном благодаря работе над той ритуальной фигурой для жертвоприношений. У демонолога тряслись руки и профессия подскочила на несколько уровней, а Бранд обогатился познаниями, что фигура эта точно придумана не живыми. Марсеон не подвел и отчасти разгадал назначение фигуры (как подозревал Бранд, демонолог не отказался бы и живых в жертву принести, одержимый той же лихорадкой исследований, что и Марденус), сбор и концентрирование маны и жизненной силы и затем направление их туда, куда пожелал бы заклинатель. Сколько ни вился Марсеон рядом, Бранд не раскрыл всего остального и откуда он узнал об этой фигуре и некоторое время пребывал в сомнениях – не стереть ли память демонологу?

Свой вклад в задержку внесли также купцы Золотой Сотни. Во время взрывов и прорывов погибли не только живые крупных городов, как правило самые высокоуровневые из специалистов, оказались уничтожены еще и склады с различными припасами, включая еду. Новый урожай оказался частично истреблен омонстревшими тварями, истреблявшими поля вместе с кидавшимися на защиту своих трудов Крестьянами.

Стало быть, наймы, покупка продовольствия, чтобы пережить зиму – благо в Занд тянулись караваны с Каменного Острова, Двух Ландий, Дорбаны, Нектута и Длиннопоса – береговых стран с материка Перты. Даже не слишком задирали цены, но все равно, это означало покупки, работу с деньгами, займы, наймы, необходимость вникать во все это и участвовать – даже после того, как из Таркента прибыл настоящий посол и представитель короля Гатара и его королев.

— Скоро поскачем во весь опор, - пообещал Бранд лошади.

Та повернулась и смерила его недовольным взглядом. Лошади, похоже, как раз предпочли бы остаться в сытных и теплых конюшнях, где им приводили кобыл на приплод, чистили, мыли, ухаживали.

— Подай на меня в справедливый суд! – хохотнул Бранд.

Слухи о судах Марены и ее выездах по стране просочились и сюда. Когда-то, в молодости, это сильно удивляло Бранда, как так слухи путешествуют быстрее порталов, магов и альдоров, потом просто стал принимать как данность.

Жизнь постепенно налаживалась, даже в Стордоре. Притихли заговорщики, лишившись части своей верхушки и осознав, что на них может найтись управа, особенно после возвращения части армии Стордора от Провала. Расчистка дорог, помощь продовольствием, справедливые суды, рассылка специалистов – поддержка короля Гатара и его королев росла день ото дня. Проблемы от наемников, но в то же время они выступали на стороне новой власти, дававшей им земли и титулы. Таранд Норм и Тайная Канцелярия трудились, не покладая рук, давя вспышки недовольства «не-людями», и все шло к тому, что вскоре Стордор избавится от этой болячки, начавшейся в легкой форме еще при отце Горхорна.

Бранд подозревал, что в реальности не все так радужно, как в сообщениях и донесениях, но ничего такого, с чем бы новые правители не смогли справиться без него. Хоть какая-то польза от сидения в Сечете – перестали оглядываться через плечо, ждать совета и помощи от Бранда. Правда, он помог им деньгами, специалистами, торговлей с Зандом.

Бранд задумчиво почесал подбородок и мысленно махнул рукой.

— Что-то я многовато болтаю, - сообщил он лошади.

Вольта Пересмешница обычно называла такое «отравлением». Мол, побывали в городах, надышались их ядовитым воздухом, испарениями мыслей живых, пропитались ими и теперь те отравляют самих героев. Остальные в команде обычно тихо посмеивались, но теперь Бранд ощущал себя именно что «отравленным».

Лошади рысили тихо, люди на дороге расступались, кланялись, ветерок дул, Бранд ехал. Людей стало меньше, потянулись поля, шахты, прошли несколько караванов, два раза мимо пронеслись патрульные отряды. Лошадки рысили неутомимо, войдя в ритм, Бранд лениво и бездумно смотрел по сторонам.

Живые возились на полях, убирали что-то или сеяли озимые, живые ездили по дорогам, работали, добывали, словно и не было ничего. К Провалу пришли новые войска, ожидалась конференция властителей «стран Провала», по вопросу, что делать дальше в нынешних условиях. Основную часть тварей перебили, поисковые отряды гоняли последнее зверье по глухим чащам, кто не омонстрел до конца, сохранил достаточно мозгов, чтобы бежать.

Казалось бы, все хорошо, герои опять спасли мир, но Бранд знал, что это лишь видимость. Чтобы восполнить потери в живых и специалистах в профессиях, потребуется лет двадцать, а сколько уйдет на восстановление подземелий? Сто лет, двести? Это была уже не просто ирония жизни, нет, ирония пополам с настоящей оплеухой: на мол, вот тебе твое торжество жизни над смертью, жри полной ложкой.

В руках Бранда находился ключ к возможному спасению.

Даже если раскрыть тайны Марденуса лишь отчасти, выращивать просто подземелья, пускай и не покорные, кровожадные, как обычно, но выращивать быстро! Пока города еще стоят на своих местах, пока не начался отток, пока не – перечислять можно было долго. Мысли эти уже неоднократно посещали Бранда, ходили в его голове, словно лошадь по кругу, подталкивали и он с новой силой кидался на записи Марденуса, в то же время ощущая странное бессилие.

Возможно потому, что так и не раскрыл пока этого самого секрета.

Все вело к тому, что надо ехать в Дарнию, в Амадию, вникать в жизнь Марденуса там, а также обращаться к жрецам Серканы. Или Ролло Скрытнику. Или напрямую к самой богине тайн и секретов. То есть делать то, чего Бранд в жизни не делал и не собирался – просить помощи у богов. Да, он изменился, но не настолько же! В то же время на кону стояли жизни миллионов живых, если не всех – страны Провала ослабеют, кто знает, что там предпримут демоны?

Марсеон призывал демонов – не элиту – Бранд их допрашивал, не всегда успешно. Особых тайн узнать не удалось, конечно, но стало ясно, что в Бездне идет бурление и подготовка к чему-то масштабному. Да, Бальбазару не удался удар, совмещенный с взрывами подземелий, но от самой идеи там отказываться не собирались, похоже. Если хозяин подземелий получил свои знания от владык Бездны – а ритуальная фигура для жертвоприношений прямо кричала об этом – то, кто мешал им вручить эти же знания еще одному энтузиасту?

Но почему тогда они не вручили их раньше? Вопросы, вопросы без ответов и сохраняющаяся опасность. По слухам Валланто Разлом, Джонни Матершинник и Гвидо Солнцедар совместно запечатали Провал, но это означало лишь, что демонам потребуется чуть больше времени, чтобы пробиться снизу. От ощущения бессилия Бранд даже обдумывал идею спуститься вниз и выволочь на свет кого-нибудь из демолордов, но тут же отказался от нее. Без верной перчатки ловить там было нечего и некого.

Все это вело к тому, чтобы просить помощи у Серканы, но Бранд противился этой мысли, даже знал, что богиня попросит за свою помощь. Принять на старости лет веру в нее ради возможности спасти живых? Исхитриться и обойти просьбу, подбив Скрытника? Хитрить со старым другом тоже было противно. Возможно, стоило вначале узнать, верил ли Марденус в Серкану или кого-то еще из богов – ничего в дневниках не указывало на его веру – и уже потом думать и планировать?

В сотый раз придя к одному и тому же, Бранд тихо вздохнул. Местность вокруг изменилась, он как-то незаметно пустил лошадей в быстрый галоп и под раздумья пересек половину страны. Пики Бирюзового Хребта уже смутно угадывались в дымке на горизонте. Как и со стороны Тарбада, полоса земли вдоль хребта относилась к королевству гномов, но сейчас Бранда вдруг посетила мысль – не обогнуть ли ему хребет? С севера, по ничейной земле, пронестись на лошадях, может свернуть шею какому-нибудь глупому дракону, заглянуть в гости к одному из заговорщиков, герцогу Надархе, в общем, отвести душу в доброй драке?

Или махнуть на юг, в Катарангу и Авиату, или обплыть хребет, да вернуться через степи орков? Срезать напрямик через хребет, там, где не было ни застав, ни ущелий, пройти в Палантор, никем не замеченным? Мысль была соблазнительной и Бранда остановило только то, что пришлось бы бросить лошадей или тащить их на себе. Нет, он справился бы, но испуганные животные обычно гадили втройне и имели привычку громко орать, привлекая внимание.

— А Кварон сказал бы, что я испугался пить с ним, - хмыкнул под нос Бранд.

Лошади опять покосились недовольно и Бранд пустил их вскачь, словно спеша быстрее убраться из Занда. Конечно, это была не трусость, не боязнь выпивки, но что тогда? Отравление общением с живыми, властителями и вершителями судеб и денег? Возможно. Но тогда в Стордор точно торопиться не стоит, со злой иронией думал Бранд, ведь там его ждали еще король и королевы, проблемы – часть которых он мог решить щелчком пальцев, правда, породив этим еще проблем. А часть не мог, да и не стремился.


Знакомая вывеска, таверна «Заверни!» и гораздо больше живых внутри. Бранд придержал бег лошадей, все равно останавливаться перед заставой и заколебался на мгновение. Зайти внутрь – так закончится понятно чем, либо обижать Оссалину отказом, но может тогда и не заглядывать внутрь? Но в то же время странно тянуло внутрь, словно прикоснуться еще раз к подобию Благой Тиши.


Ударил гром с небес и треснула вода

Герой ворвался в битву, могучий Громоптах

Но рассмеялся хрипло Рыжий Борода

Клешнею подло вдарил, стремясь повергнуть в прах!


Из таверны доносилось пение Барда, которому кто-то подыгрывал на свирели. Вроде и голос был другой, и инструменты не те, но все это напомнило Бранду о Минте. О, вот уж кто каждый день бы вприпрыжку бежал к Марсеону, а точнее говоря его призывным демоницам. Хотя, теперь к его услугам была жена и вся Алавия, так что, наверное, Минт был счастлив. Деньги, власть, влияние, возможность каждый день давать концерты, причем публика обязательно будет хлопать!

Посмеиваясь под нос и ощущая, как улучшается настроение, Бранд проехал чуть дальше, в направлении заставы и замер, ощутив знакомое присутствие. И не одно.


— Ну что ты замер, Кулак? – зло спросил Лотэйо. – Давай, покинь пределы Занда, и мы сразимся по всем правилам! От поединка-то ты бегать не будешь?!

Бранд не ответил на это оскорбление, разглядывая двух спутников Укуса Змеи – все по правилам, два наблюдателя за поединком из числа других героев. Обоих он знал.

— Мастер Бранд, это честь для меня, - поклонился Сандерс Одноударник, прикладывая правую руку к сердцу.

Рассказал ли ему Баоло? Неважно. Бранд перевел взгляд на Арлетто Лопату, который и сейчас держал на плече инструмент, подаривший ему прозвище. Не самые знаменитые, не самые старые – возможно, все они отказали Лотэйо, едва заслышав о дуэли с Брандом. Но все же формальности были соблюдены.

— Алмазный Кулак, - кивнул Арлетто Лопата.

Бранд знал его мастера, как, собственно, и Разящую, которая наставляла Одноударника. Новое поколение героев рвалось вперед и это было бы прекрасно, если бы Лотэйо не вбил себе в голову эту месть. Кровное родство, конечно, значило много, особенно для северных народов, но можно же было хотя бы других участников расспросить? Трентор вон, тоже рвался мстить, а потом осознал свою ошибку.

— Эй, герои! – донесся окрик гнома со стороны заставы Тарбада. – Король Тарбада не жалует дуэли на своих землях и установил штраф…

Лотэйо, не глядя, метнул мешочек с деньгами, тот промчался по воздуху и врезался кричавшему в живот, выбив оттуда дыхание и снеся самого гнома в здание заставы. Оттуда выбегали другие гномы, торопливо цепляли оружие и броню, затем останавливались, увидев, кто стоит на дороге. Один из них подбежал, помог кричавшему подняться, взвесил в руке мешочек.

— Все точно, - сообщил он растерянно. – С добавкой штрафа за нападение на стража.

Стражи Занда хохотали, показывали пальцами.

— Ладно, деритесь тогда, - прохрипел гном, поднимаясь.

— Можете подраться прямо здесь, - сообщил лейтенант заставы Занда, - за половину этой суммы!

Которая пойдет прямо ему в карман, насмешливо подумал Бранд. Лотэйо смотрел хмуро, зло, что-то там прикидывал и накачивался умениями. Бранд, в предвкушении доброй драки и возможности развеяться, наоборот, ощущал, как его настроение стремительно улучшается.

Из таверны горохом высыпали живые, кто-то уже бился об заклад, остальные глазели – не каждый день увидишь дуэль героев по всем правилам! Вышла и Оссалина, утирая руки полотенцем, замерла, увидев Бранда. Кидаться не стала, но и смотреть тоже – скрылась.

— Поединок до смерти! – выдохнул Лотэйо. – За моего побратима Ахэйо Льдину!

— По праву вызванного - до первой крови, - обронил Бранд.

— Струсил! Но это не спасет тебя, Кулак! – вскричал Лотэйо, потрясая кулаками, в которых были зажаты рукояти кинжалов.

Бранд лишь пожал плечами.

Глава 27

— Подготовка перед поединком! - провозгласил Лопата.

Изучение противника, применение умений и Особенностей, поглощение зелий, активация артефактов. Обычно о поединке сообщали за дни, если не за месяцы, и по неписанным правилам Бранд мог отказаться или перенести все на другой день, но не стал, только снизил тяжесть поединка.

Предгорья и холмы здесь уже переходили в равнину, поэтому они просто отошли в сторону от дороги и заставы, встали боком к горам, лицом друг напротив друга. Лопата и Одноударник расположились на холме, находившемся справа от Бранда, зрители толпились в отдалении. Лотэйо выпил несколько зелий, активировал какие-то артефакты и скрестил руки на груди, поклонился до земли.

— За тебя, побратим! – выкрикнул он. – Владыка Холод, дай мне сил!

Холод как божество почитали в северных странах, но по понятным причинам в число самых могущественных божеств он не входил. Да и не выглядел Лотэйо чрезмерно набожным. В любом случае, Бранд просто стоял и наблюдал, и, едва Лотэйо вскинул руку, показывая, что завершил подготовку, тут же вскинул свою, демонстративно сжатую в прозрачный кулак.

— Алмазный Кулак, я поставил на тебя! – донесся выкрик.

— Начали! - выкрикнул Арлетто, ударяя лопатой о камень.

Формально он и Одноударник должны были следить, чтобы не пострадали живые, и чтобы было кому, в случае нужды разнять дерущихся, но разница в уровнях превращала их присутствие в насмешку. Одноударник добрался до 227 уровня, Лопата едва перевалил за 240, тогда как Лотэйо недавно получил 283-й.

Укус Змеи рванул с места невысокой кривоногой тучей, скрываясь из вида, делая ставку на скорость и скрытность. Двигайся быстрее врага, кусай его, коли с разных сторон, не давай себя задеть - многие герои шли этим путем. Словно из ниоткуда возникла острога, щедро смазанная ядом, попыталась уколоть, Бранд уклонился. Чувство Опасности предупреждало, звякало, он уклонялся, ощущая себя как встарь, на тренировке с Ролло, только там Бранд обычно себе еще и глаза завязывал.

— Я не убивал Льдину, - сообщил Бранд, перехватывая острогу стремительным движением.

— Так же, как ты не убивал свою команду?! – прозвучало злое из пустоты.

Лотэйо на рефлексах еще попробовал выдернуть оружие, но тут же бросил, сообразив, что не ему тягаться с Брандом в Силе. Чувство Опасности взвыло, Бранд коротко, без замаха, отшвырнул острогу.

ДАДАХ!

Склон холма, куда вонзилась острога, взорвался, заклинание Дробления разметало землю. Одноударник вскинул руку, Арлетто прикрылся лопатой от комьев. Укус Змеи атаковал со спины, воспользовавшись моментом отвлечения на взрыв и едва не достал Бранда, который вынужденно стремительно присел, колени хрустнули, словно раскололся валун.

— Что, Кулак, постарел и ослабел, растерял умения? – злой, насмешливый возглас.

Над головой Бранда пронеслась гирька на цепочке, вроде той, которой так ловко орудовала Феола. Замысел Лотэйо стал понятен: атаки словами, попытки поддеть и задеть, и одновременно с этим атаки из скрытности различными предметами, непременно со взрывами. Если закрываться от заклинаний алмазным телом, то взрывы будут дробить его, если принимать их на себя, сработают заклинания, преимущество в скорости и скрытность дадут Укусу время измотать Бранда атаками.

— Растерял, - не стал спорить Бранд.

Долю мгновения он прикидывал, не применить ли «Руку-молот», собственноручно им изобретенный прием, в котором цепь (или что-то аналогичное) придерживалась на мгновение выбросом маны, выполняющем роль кувалды, а кулак исполнял роль молота, остальное довершал Атрибут Силы. Со стороны все это выглядело очень эффектно, словно Бранд голой рукой рассек оружие, и нередко сбивало боевой настрой с врагов.

По правде говоря, часть умений Бранда и правда ослабла, за то время пока он сидел в Благой Тиши. Не деградация, просто падение в уровнях от того, что он не пользовался ими, не тренировал днями напролет, оттачивая каждое, доводя до совершенства. Адаптивное Сопротивление от такого спасало не всегда, но в то же время следовало признать, благодаря этой чудесной Особенности, первой его Особенности, за пять лет бездействия Бранд ослабел намного меньше, чем должен был.

Он крутнулся на месте, продолжая сидеть на корточках, и перехватил голой рукой гирьку.

— И перчатку где-то потерял по пьяни, заливая воспоминания, да?! – выкрик прозвучал немного нервно.

Лотэйо активировал взрыв, но опоздал на доли мгновения - Бранд сжал кулак, превращая гирьку в труху, тут же швырнул полученное облако стальных обломков в самого Укуса. Немного маны заклинания все же успело рвануть наружу, но это только пошло на пользу, дополнительно замаскировало самого Бранда.

Он рванул вперед, прямо из сидячего положения, одновременно с этим перетекая в алмазное тело и избавляясь от одежды. Воздух ударил в лицо стеной, в ушах отдавались выкрики живых и восхищенный возглас Одноударника, взгляд охватывал все вокруг, выискивая Лотэйо. Воздух и мана впереди и слева чуть дрогнули, Лотэйо машинально начал уклоняться от облака стальной трухи, получившейся из гирьки.

Бранд оказался у него за спиной, нанес подбивающий удар под колени Лотэйо и тут же сместился, ударил уже спереди, вырывая Укуса из скрытности. Лотэйо успел закрыться, поставил блок, но его все равно швырнуло назад, кувыркая в воздухе. Укус выхватил шест или еще одну острогу из кармана, ударил ею в камень под собой, меняя направление движения тела и выравниваясь, чтобы приземлиться нормально.

— Кулак Небес! - выкрикнул Бранд, вскидывая руку к небесам.

Расстояние от него до Лотэйо было изрядным, но Бранд не пожалел маны и Силы ради эффектного удара, чтобы сломить боевой дух Укуса и не доводить до смертоубийства.

Лотэйо еще успел швырнуть горсть шариков, но добился лишь того, что их вбило в землю рядом с ним. Шест треснул, земля смялась и тут же раздался быстрый перестук взрывов, к небесам взлетела завесь пыли из земли и камня.

— Град Земли! - выкрикнул Бранд, оставаясь на месте и нанося удар в землю перед собой.

Земля содрогнулась, казалось, сами горы вдали покачнулись, живые вдали попадали и, кажется, на заставе что-то треснуло. Одноударник на холме ухватился за рукоять меча. Огромная масса земли и камня устремилась вперед, оставляя после себя воронку, а Бранд опять подумал, что так и руку сломать недолго.


"Метка" активирована!

Каждый Охотник желает знать, где его добыча, а Воин - где его противник, и "Метка" поможет ему в этом!


Бранд не стал читать до конца и так знал, что делает метка. Ничего опасного, но сейчас не стоило давать Лотэйо даже такого преимущества. Вернулся в алмазное тело, чтобы заклинание Метки оказалось сброшено с него, сменил рубаху и штаны, на тот случай, если Лотэйо швырнул заклинание в одежду. В бою нередко ставили Метки на броню, которую было не так-то легко сменить, но Бранд, из своих соображений, демонстративно не стал готовиться к поединку и не надел брони и шлема.

Лотэйо, собиравшегося повторить атаку Бранда сквозь завесу, ударило землей и камнями, не снесло, для этого у него были слишком высокие уровни, но обозначило на мгновение и заставило замешкаться. Бранд уже стоял рядом с ним, нарочито демонстрируя Лотэйо, что превосходит его и в скорости. Ударил, ломая руку, выхватывая кинжалы и пинком посылая Укуса прочь. Не абы куда, конечно, а в склон холма, чтобы живых за спиной Бранда и справа не задело.

Хруст, треск, вскрик и горы вокруг снова содрогнулись. Тело Лотэйо пробило склон и его вбило внутрь. Бранд остался стоять на месте, только руки за спиной сложил. В молчании окружающих живых было отчетливо слышно, как Лотэйо ворочается, затем из дыры показалась окровавленная рука.

— Я не хочу тебя убивать, - искренне сказал ему Бранд.

Раньше прибил бы, дабы не оставлять такого врага за спиной. Сейчас же ему лишь хотелось подраться как следует, сбросить гниль и хмарь, но не убивать. Возможно, из-за того, что недавно погиб Ахэйо, а может из-за того, КАК он погиб.

— Ты соврал насчет своей команды, так что можешь соврать и в остальном! – выкрикнул Лотэйо, окончательно вылезая наружу.

Он стоял, покачиваясь, левая рука, залитая кровью, свисала неподвижной плетью.

— Хотел бы я знать, откуда ты об этом проведал, - пробормотал под нос Бранд.

Немедленно его осенило - Громоптах! Ведь герой-авиан был твердо уверен, что Бранд убил свою команду, да, собственнно, так оно и было, чего уж там. Пускай Трентор и провел добрую часть этих пяти лет в драконьих горах, но все равно, до этого же он искал Бранда? Искал. Вся же соль той истории была в нюансах, порабощении Обольстителем, но рассказать и подтвердить божественной клятвой такое мог только Ролло Скрытник, который после коронации скрылся по своим делам.

Да и не стал бы Ролло рассказывать о таком, не спросив вначале разрешения у Бранда.

— Поединок до первой крови завершен! – крикнул Арлетто Лопата. – Побе…

— Ничего не завершено!! – взревел яростно Лотэйо.

Рука его пыталась нашарить верные кинжалы, затем он увидел их в руках Бранда. Зарычал сдавленно.

— Эй, это нарушение правил! – крикнул Сандерс, вскидывая меч.

— Приди и останови меня, малёк! – рявкнул Лотэйо, не отрывая взгляда от Бранда.

Бранд повел левой рукой, показывая, что вмешиваться не надо. Укус Змеи еще, чего доброго, убил бы их, раз уж ему так хотелось мести. Чувство Опасности опять зазвенело и Бранд швырнул кинжалы, словно бы в Лотэйо. Те пролетели мимо и скрылись в дыре, пробитой телом Укусу. Холм вспучило, раскололо, с громким противным звуком.

— Р-Р-Р-Р-А-А-А-А!! – Лотэйо взревел и кинулся вперед, окутываясь вихрями снега и льда.

— Г-А-А-А-А-А! – заорал Бранд в ответ, применяя Оглушающий Крик.

Не сработало, Лотэйо хоть и уступал Бранду на 36 уровней, но все равно оставался героем, пребывающим в ярости. Оглушение практически не сработало, рассеялось и разбилось о щит Воли и ярости, может быть замедлило на краткое мгновение, которым воспользовался Бранд.

Вскинул руку, активируя одну из Способностей, которой не пользовался уже очень давно.


"Палец, пробивающий скалы" активирован!

Вся ваша мощь и ярость сосредоточены на кончике пальца, который теперь может пробить скалу.

За каждые 100 единиц маны или жизни, вы получаете +1 к Силе удара и +1 к Выносливости.

Ограничения: если палец сломан, Способность не сработает.


Еще один пример иронии жизни - в свое время Бранд тренировал и оттачивал умения таких ударов, на тот случай, если останется без оружия. Добавить силы и скорости удара, даже голыми руками сражаться до последнего. В драконьих горах эти умения ему пригодились, там же он получил и Способность, которая затем пылилась долгие годы в запасе: Бранд тренировался с ней, но не применял в бою, так как "Палец" не работал в верной перчатке.

К счастью, Способности не слабели от того, что ими не пользовались и сейчас Бранду требовалась не сила и не скорость, нет, их у него хватало и так. Просто ограничить удар лишь пальцем, не бить кулаком по привычке, превращая Лотэйо в кровавую лепешку, и в то же время сохранить в ударе достаточно мощи, чтобы уничтожить артефакты противника.

ПФАХ!!

Вихрь налетел, но Бранд ударил безошибочно и артефакты взорвались. Лотэйо швырнуло прочь, иссекая собственным льдом и водой, превращающейся в лед, швыряя в лицо вихри обжигающего снега. Вихрь рвануло было во все стороны, но Арлетто взмахнул лопатой, как будто приминал землю, и снег со льдом тут же стихли. Лотэйо пропахал борозду телом и теперь лежал, истекая кровью, утыканный сосульками, не сводя с Бранда упрямого, истового взгляда, полного пожеланий смерти.

Стоило бы разозлиться, но почему-то не получалось, словно Бранд постарел и окончательно утратил воинственность. Или может дело было в том, что он понимал Лотэйо? Не ложные обвинения, конечно, а ту всепоглощающую ярость и боль от потери самого близкого живого, с которым ты столько прошел вместе?

Лотэйо вдруг расплакался, сотрясаясь всем телом, и сосульки падали, разбивались со звоном, затем взвыл яростно, как будто вознося молитву в небеса и внутри него лопнуло что-то. Бранд, занятый сочувствием, потерял мгновение, а затем потерял еще мгновение, всматриваясь в Лотэйо, выискивая в нем кусочек кристалла подземелья, как будто Укус Змеи был одним из слуг хозяина подземелий.

Глупо, плохо, неправильно, из-за таких вот вещей и гибли даже самые опытные из героев.

Разумеется, Лотэйо не был слугой, иначе взорвался бы еще два месяца назад, просто происходящее было очень похоже, нет, по сути являлось тем же самым. Только там, где Марденус насильно впрыскивал слугам ману бездны из кусочка кристалла подземелий, Лотэйо совершал все добровольно. Открывал свое сердце навстречу Бездне, как иногда иносказательно писали о получении Проклятия.

— МР-Р-Р-Р-Р-Р-Э-С-Т-Т-Т!!! – проскрежетал Лотэйо.

Нет, не Лотэйо, уже Проклятый, переполненный маной бездны, меняющийся на глазах.

— Уводите живых! – рявкнул Бранд Одноударнику и Лопате.

Броня, шлем, перчатка на один удар, зелья. Воздух ударил стеной в лицо, время вокруг словно замедлилось.

Тело Проклятого сливалось с одеждой, раны затягивались, покрываясь чем-то вроде рыбьей чешуи - Лотэйо монстрел на глазах, утрачивая разум и превращаясь из живого в порождение Бездны. Ему объясняли и говорили, да тот же Марсеон совсем недавно, что Проклятый растет в уровнях, дабы вместить прорву маны, но Бранд как считал это глупостью, так и сейчас остался при своем мнении. Если требовалось вместить ману, то почему падал Интеллект? Не скакала Выносливость выше небес?

— Р-Р-Р-А-А-А!! – успел взреветь Лотэйо почти в лицо Бранду.

Оглушающий крик, паралич, попытка воздействия страхом, отравление, подчинение, замелькали сообщения об отраженных Несокрушимым разумом атаках. Жалость ушла, осталось лишь ощущение привычной работы, понимания того, что если Бранд не защитит, то живые вокруг погибнут или станут первыми слугами в армии Проклятого. Пока дойдут новости, пока прибудут герои соответствующего уровня, Проклятый успеет разорить округу, набрать войско, поубивать тех, кто попытается сопротивляться.

Бранд поднырнул под удар быстрой, толстой лапы, ударил, как бил сотни раз, навылет, вырывая сердце и тут же сжимая его, превращая в фарш из плоти. Проклятый постоял мгновение и рухнул, начав заливать все вокруг избытком маны и крови из тела, а Бранд с отвращением разжал кулак, роняя на землю смятую перчатку и раздавленное сердце.

— Бранд Алмазный Кулак победил! - громко провозгласил Арлетто. – И спас всех нас!

— Слава Бранду! – взревел Сандерс

— Слава!

— Алмазный Кулак!

— Вот это бой!

Бранда окутало сиянием и экстазом получения нового, 320 уровня и Способности, но они не смогли смыть поганого привкуса во рту и ощущения поражения, мыслей о том, что он поступил неправильно.

Довел собрата-героя до омонстрения и превращения в Проклятого.

Глава 28

— Твоя вера велика, как ты дерешься - я видел, Разящая хорошо тебя обучила, - сказал Бранд Одноударнику. - Если хочешь, я познакомлю тебя с Солнцедаром.

Сандерс заколебался ощутимо, затем провел рукой по лицу и вскинул его к солнцу, возможно, вознося молитву Зеросу. Те, кто поклонялся светилам, часто так делали.

— Учиться у победителя драконов - великая часть, - сказал Одноударник, - но я чувствую, что не готов. Недостаточно взрослый, чтобы снова быть учеником, понимаете?

— Понимаю.

— Пусть лучи его всегда освещают вам путь, мастер Бранд, - Одноударник очертил рукой сияющий круг в воздухе, мини-символ Зероса.

Бранд лишь усмехнулся уголком рта, как всегда делал, когда к нему призывали милость богов. Когда-то он делал это нарочито ехидно, нарываясь на драки, зарабатывая опыт везде и на всем. Арлетто Лопата уже упаковал тело омонстревшего Лотэйо и сломанные кинжалы, для предъявления в Сечете. Сам Бранд спрятал бы его в магический карман, но кроме него, больше безумцев с настолько огромным карманом просто не существовало.

— Б-благодарю, ваше геройство, - сказал ему сержант заставы Тарбада, старший над остальными гном.

— Не за что, - резковато ответил Бранд.

Если бы он не избивал так демонстративно Лотэйо, тот не омонстрел бы. Еще одно доказательство, что не всегда перемены к лучшему. Прежний Бранд убил бы его и даже не вспотел, не колеблясь, не рассуждая, не теряя время и не озлобляя зазря противника.

Бранд молча вскочил на лошадь и пустил ее в галоп.


12 день 10 месяца 879 года, Альбанд


— Что, допекли тебя эти торгаши? - сочувственно вздохнул Кварон Второй. - Или собратья-герои?

Бранду не хотелось отвечать и он промолчал. Смутно ощущал ответ, не складывая его в слова, так как подозревал, что тот не понравится ему самому.

— Сколько раз ты дрался в таких вот поединках насмерть? - спросил король Тарбада.

И опять, выглядел он в это мгновение совсем не королем, а просто живым, жадно заглядывающим в замочную скважину в двери, за которой идет совершенно другая жизнь. Подглядывающий видит в скважину только подвиги и оттого эта чужая жизнь кажется ему чудесной и восхитительной.

— Тринадцать, включая этот, - Бранд промедлил мгновение, припоминая детали своей бурной биографии.

— А побеждал?

Бранд уже хотел ответить, но сообразил и только сделал сердитое движение, как будто сплюнул. Кварон Второй открыто хохотал, разве что ногами в воздухе не дрыгал.

— Эту шутку еще в Бездне до сотворения мира рассказывали!

— Зато ты отвлекся, а-ха-ха-ха-ха, ты бы видел свое лицо, уф-ф-ф! - Кварон утер лицо. - Нет, правда, тринадцать поединков?

— Только два из них были подобны последнему и то, драки с Лотэйо можно было избежать, да и в самой драке не доводить его до омонстрения.

Остальные десять вернее было бы назвать почетной казнью. Поединок для тех, кто сошел с пути, начал убивать живых, еще не стал Проклятым, но был близок к тому. Признание прошлых заслуг, право на поединок, но все же казнь, ибо у них не было и шанса против Бранда. Проклятых, понятное дело, просто убивали или они убивали героев, но без поединков, наблюдателей и прочего.

— Разве не каждый сам делает этот выбор?

— Каждый-то каждый, - с досадой в голосе отозвался Бранд.

Да ладно, чего там, его самого задели такие огульные обвинения! На фоне жертвы Ахэйо казалось неправильным просто убивать, хотелось донести, раскрыть глаза, показать Укусу Змеи, что он ошибается. Показал, со всей широтой героя.

— Туда ехал - мрачный был, обратно едешь - снова мрачный, не езди больше в Занд, - пошутил Кварон. - Или тебе позвать гномок, крепких животом, которых в прошлый раз не позвали?

— А что, твоя королева уже не против?

— Так я ж не себе, а другу!

Кварон посмотрел озадаченно и предложил:

— Хочешь, уже сегодня в Таркенте окажешься?

— Со мной две лошади!

— Так портальную сеть включили. Или эти вольные торгаши из тебя все до монетки вытянули? Ну же, Бранд! Целый король старается тебя подбодрить, а ты надулся, как подземный гриб!

Бранд знал эту шутку и не стал спрашивать "почему как", так как знал ответ.

— Ничего, - сказал он, - проскачу, развеюсь, лошадок разомну. И порталы целее будут.

Глупо, конечно, не настолько уж хилые были порталы, да и "оплата за проезд" пошла бы в казну Стордора, но Кварон понял, не стал настаивать. Попросил передать приветы Гатару и остальным - оказалось, пока Бранд сидел в Занде, одна встреча правителей уже прошла - еще раз повторил, что Кулаку всегда будут рады в Тарбаде.


15 день 10 месяца 879 года, Таркент


Бранд подлетел на взмыленных лошадях к воротам Таркента, где немедленно случился переполох и вспышка паники, вместе с криками:

— Прорыв! Прорыв!

— Твари!

— Спасайте справедливую королеву!

— За мастером Брандом гонится монстр!!

Кто поумнее - рванул наутек в поля и обратно по дороге, кто поглупее - попытались толпой пробиться в ворота, словно забыв, что там стоит Алмазный Кулак. Замерли, не в силах пробиться через стену Воли Бранда, ощущавшего легкую приятную усталость и воняющего конским потом.

Еще одна причина, почему не всегда герои держали питомцев и укрощенных зверей - те двигались медленнее, чем герои, ели больше, чем герои, вели себя шумнее и были слабее, чем герои. Но вот прямо сейчас Бранд ощущал, что пришел в себя, скачка помогла и потому лишь бросил добродушно.

— Все в порядке, просто проверял лошадей.

Лошади хрипели и дрожали, сил кидать возмущенные взгляды у них уже не было. Поездка удалась не только в смысле развеяться, даже на всем скаку Бранд видел, что Тракт наполнен живыми, из лесов не лезут монстры и твари, не буянят наемники и не жгут чужие дома. Дважды он останавливался и дважды первым делом слышал о Марене. Нет, Гатара и Ираниэль тоже упоминали, королю пели хвалу, какой он могучий воин и как ловко повел дела с наемниками, темную эльфийку воспевали не только за размер грудей, но и за добрые дела и истребление ненависти живых друг к другу.

Бывало, восхваляли и героев, так мудро выбравших новых правителей.

— Все в порядке, все в порядке! - закричал начальник стражи, повышая голос и утирая пот со лба.

Бранд отметил мысленно, что стражам не хватает уровней и подготовки, а также то, что ворота закрывали мучительно долго. Гонись за ним демон или будь он сам каким-нибудь монстром, ворвался бы с разбегу в город да начал бы крушить налево и направо.

Влезать на лошадей не стал, повел за собой, заодно давая время передохнуть и остыть.

Таркент внутри ничуть не напоминал ту кучу мертвых зданий, куда они ворвались месяц (да нет, целых два месяца!) назад кучкой героев. До прежнего шума и оживленности – середины Ордалии - впрочем, тоже не дотягивал и уж точно не тянул на самого себя времен молодости Бранда, когда и листья были зеленее, и небо синее, и все окружающие казалась жуть какими умными.


— Валланто, - кивнул он невысокой смуглой героине. - Феола, да ты похорошела!

— Ке-ке-ке, - рассмеялась та беззубо.

— Нет, ну правда!

Три Глаза действительно похорошела, стала живее и бодрее, хотя все еще оставалась усохшей деградирующей старушкой. Бранд заглянул в ее Статус, понимающе кивнул.

— Осуждаешь? - нахмурилась Феола.

— Ни в коем случае, - мотнул головой Бранд. - Понимаю, что ты ради Марены стараешься, ну а о проблемах и сама знаешь, не маленькая. Как там, кстати, Марена-то? Только про нее и слышно вокруг.

— Принимает родню, - хихикнула Феола.

— Родню?! - неподдельно изумился Бранд.

Вроде только недавно она говорила, что нет у нее родни, кроме самого Бранда.

— Клан ее отца, Бар чего-то там, прислал представителей, - добавила Валланто рассеянно.

Ей все еще что-то нужно было от Бранда, но Разлом как будто стеснялась этого разговора. Решив, что она тоже не маленькая, Бранд не стал спрашивать. Захочет - расскажет.

Феола втянула ноздрями воздух, расплылась в довольной улыбке, как будто ей понравился запах.

— Я сутки скакал без остановок, от Альбанда сюда, - заметил Бранд.

— Так это же прекрасно! - улыбка Феолы стала еще шире. - Мы ровесники, а ты все еще такой живой!

Она прибегла к тому, чем так и не занялся Бранд - взяла новую профессию и стремительно подняла ее до высот, до которых обычный живой обычно добирался половину жизни. Подъем Атрибутов оживил Три Глаза, но Бранд знал и Феола знала, что оживление это временное. Живой мог за свою жизнь перепробовать массу профессий, было бы желание и упорство ими заниматься, но едва начиналась деградация, как все менялось. Попытки обмануть деградацию быпуром и бырумом, новыми профессиями, предпринимались неоднократно, но все это заканчивалось одним и тем же - взлетев выше, живой падал обратно, и чем выше и быстрее взлетал, тем сильнее становилась деградация.

Были и исследователи, занимавшиеся этим вопросом, благо материала хватало - масса аристократов и богачей, столкнувшись с деградацией, кидались к магам-целителям, жрецам Гароса и Ордалии, щедрой рукой швыряли деньги в этих самых исследователей, но еще ни один пока не победил смерть. Отдаляли - да, растягивали, давали рекомендации, как пить и есть, как дышать, как делать упражнения, сохраняя Атрибуты на одном уровне или замедляя падение.

Основное правило там, как правило, гласило – никаких ускорений в росте.

— Целительный воздух самого низкоуровневого селения в Стордоре, - ответил Бранд.

— И как, помогло? - вдруг заинтересовалась Валланто.

— Конечно, видишь, как прекрасно сохранился, - Бранд обвел рукой свое старческое тело.

Лошади возмущенно фыркали, мол, не верьте ему, он на нас сутки скакал и все же утомил!

— А...

— Особенность.

— А-а-а-а.

— Так что тут у вас новенького, помимо того, что Марена встречается с родней из клана Барганент?

Они так и шли впятером, занимая собой часть центрального проспекта, но остальные всадники и наездники разного зверья и птиц не возражали, огибали их. Скала с королевским дворцом сияла и блестела, словно целая тысяча гномов отмывала ее целый год.

— Тебя это не удивляет? - спросила Валланто.

— Когда мы сбежали из тюрьмы, она первым делом бросилась к родичам.

— Которые ей отказали! А теперь она принимает их, тебя это не удивляет? - повторила Валланто.

— Не особо. Судя по тому, что трубят вокруг о ней, отказать им было бы просто несправедливо.

— Но разве не так - несправедливо - поступили они сами, изгнав ее из клана? А если бы там остались близкие ей люди?

Почему-то эта тема очень волновала Разлом.

— Да, Марену помнится это очень обидело, и она устремилась навстречу справедливости и решила, что нужно отправиться к Провалу и поднять там всех на борьбу. Но так как она оставалась еще маленькой испуганной девочкой, то мы поплыли в обход, с известным результатом.

— Подумать только, сколько живых оказалось спасено одной маленькой испуганной девочкой, - покачала головой Валланто. - А если бы всего этого не случилось?

Бранд, надо заметить, и сам не раз размышлял, что случилось бы, останься он в Благой Тиши.

— Скорее всего подземелье там выросло бы до таких уровней, что скрыть его не получилось бы. Уничтожил бы подземелье, вылез из своего логова, да прокатился до столицы. Там бы прошел к королю и спросил бы его, какого демона тут творится.

Героини рассмеялись громко, проезжавший мимо орк посмотрел на них, потом на Бранда, глупо раскрыв рот, едва не наехал на чью-то карету. Раздался звук удара, ругань, орка быстро поливали словами, а он только опять раскрывал рот, а затем выхватил секиру и саданул ей по колесу кареты, сломав его.

— Вот, ты спрашивал, что тут нового, - Валланто указала рукой на орка. - Король Гатар позвал молодежь из степей, а те откликнулись. Красавцы, конечно, мускулистые, но в народе теперь яростно судачат, когда же сюда приплывает флот грудастых темных эльфиек.

Теперь пришел черед Бранда смеяться. Мимо проскакал патруль, устремился к орку.

— Стало быть, передумали бунтовать?

— Попрятались, - проворчала Феола, кидая взгляды по сторонам. - Поняли, что сила не на их стороне, засели в тени и гадят. Наемники еще помогли да эта, молодежь орков. Правители окрестных стран тоже чего-то там плели на общей встрече, да и на следующей еще точно наплетут, но мы их всех одолели!

Похоже, она не хотела признавать, что не помнит деталей, и Бранд не стал развивать тему, решив, что спросит потом у Марены, если не забудет. Следовало засесть за записи Марсеона, еще раз пройтись по бумагам хозяина подземелий, проверить и систематизировать, возможно, еще проконсультироваться с Валадидом. Кристалловеды в Занде были повыше уровнями в профессии, но на Бранда взирали с потаенной опаской.

— Герои?

— Громоптах улетел куда-то, но сказал, что вернется. Матершинник за мной было увязался, когда Провал запечатали, но понял, что ему не светит и опять ускакал в степи, матюгаясь и крича что-то про кобылок. Только в этот раз ускакал к диким кентаврам, на восток от Провала. Гвидо так и остался в монастыре, Лана... хм, не знаю, слышал ты или нет.

— Что?

— Скоро сюда нагрянет целая делегация из Великого Степного Ханства. Король Гатар как услышал, так кинулся лично надраивать оружие в оружейной, да стены отмывать, еле оттащили! - рассмеялась Валланто, запрокидывая голову.

— Делегация, - повторил Бранд, которого охватило нехорошее предчувствие.

— Да! И теперь тебе, как старшему герою, ее встречать!

Феола закудахтала радостно, затрясла головой. Официоз встречи Бранда не слишком пугал, но вот причина. Причина такого визита! Не желая продолжать эту тему, Бранд спросил:

— А что Скрытник? - переводя тему на Дарнию, все равно скоро туда надо будет ехать.


Пышного парада в честь Бранда не закатили, ковры не расстилали, оркестр не играл, но все же целый король и две королевы вышли навстречу.

— Де-е-е-ед! - Марена налетела, повисла на шее, потом пробормотала. - Завести себе лошадь, что ли, так вкусно пахнешь!

— Вот спасибо, - проворчал Бранд, - сравнила деда со старой лошадью.

— Мастер Бранд, - склонился король Гатар в воинском приветствии.

Ираниэль просто кивнула, глядя на Бранда как-то странно, но сам герой не смотрел на нее в ответ, так как из-за спины Гатара вышла орчанка средних лет, явно неуютно себя чувствующая в пышном платье. Приблизилась неловкой походкой.

— Мастер Бранд, благодарю вас за то, что вы сдержали свое обещание и сохранили моего сына, - произнесла Анея, мать Гатара.

Она собиралась опуститься на камень и поцеловать его колено, но Бранд придержал ее, ощущая на себе яростный взгляд короля Гатара Первого.

Глава 29

— Как, как вы могли?! - восклицал Гатар, потрясая кулачищами, в одном из которых был зажат королевский скипетр.

— Легко, - отозвался Бранд, не отрывая взгляда от записей бесед с Марсеоном. - Твоя сестра тоже строила мне глазки.

Гатар чуть не задохнулся, выпучил глаза, затем, похоже, вспомнил, как приглашал сестру на свидание, и выпучил глаза еще сильнее. Он здорово подрос в уровнях за время отсутствия Бранда и скоро должен был получить 200-й уровень, так что задохнуться ему точно не грозило.

— Спокойней, Га, вспомни, как оно обычно бывало с героями и героинями, - Ираниэль символически постучала ему по спине.

— Нет! Тут не как обычно! Это моя мать! Вы обязаны обручиться!

Анея смотрела на сына с ласковой улыбкой. Она была просто благодарна Бранду, не собиралась ничего с него требовать в ответ и Бранд был благодарен ей за это в ответ.

— Давать клятву перед лицом богов? - хмыкнул он.

— Тогда вы будете мне не только как наставник, но и как отец! - воскликнул Гатар. - Вы и так мне как отец, а так будете вдвойне, как отец!

— А Марене я тогда буду не только дед, но и отец?

— Ничего страшного, - отозвалась Марена, входя в зал, где бушевал король Гатар Первый. - Ты мне не родственник по крови, если уж на то пошло, но все равно останешься для меня любимым и лучшим дедом, самым близким родственником.

Она приобняла его, чмокнула в щеку.

— Разобрались, значит, - пробормотал Бранд.

— Жрецы Ордалии помогли, - легко ответила Марена. - Они, кстати, хотели тебя видеть у себя в храме.

— Что я там забыл, - проворчал Бранд, у которого опять начало портиться настроение.

Слишком много богов, их служителей и разговоров о них вокруг.

— Ну де-е-е-е-еда-а-а-а-а, - надувая губки и вытягивая их, протянула Марена.

— Ты королева или ребенок?

— ХА! - в руке Марена возник молот, со свистом взлетел к потолку, прокрутился и впечатался смачно ей обратно в руку. - И то, и другое! По гномьим меркам я несовершеннолетняя, так что еще ребенок! Но и королева! И почетный кузнец клана Барганент!

Бранд успел рассмотреть на молоте клеймо клана и только кивнул. Гатар, похоже вспомнивший, что он не только король, но и самопровозглашенный ученик Кулака, стоял и хмурился.

— Буду потихоньку постукивать в свободное время, чтобы совсем уж профессию не потерять, - пояснила Марена.

— Я запрещаю! - не выдержал Гатар.

В чем-то Бранд был с ним согласен, слишком много профессией - легко можно было надорваться. Но, с другой стороны, Марена выглядела как никогда счастливой, посвежевшей, словно наставница. Такое Бранд тоже неоднократно видел, когда живой находил свое призвание, занимался именно тем, чем хотел, с полной отдачей. Из таких выходили лучшие мастера, поднимавшие мирные профессии на новые высоты.

— Он теперь нам все запрещает, - наябедничала Ираниэль, причем словно прячась за Гатара.

Ей профессия королевы тоже пошла на пользу, Ираниэль сумела обуздать свою страсть (или просто Гатар теперь подпадал под определение самого сильного) и больше не смотрела на Бранда, как голодный на еду. Ела темная эльфийка тоже от пуза, которое даже немного выросло за это время.

— Хм, - Бранд все же оторвался от записей, посмотрел на Марену и Ираниэль внимательно, выделяя Статус. – А, вот оно в чем дело.

Марена покраснела и тоже спряталась за спину мужа, благо тот был широк.

— Хоть вы скажите им! - взмолился Гатар.

— Тут ты точно спросил не того героя, - хохотнул Бранд, а Гатар тоже смутился, не хуже жен. - Феола наверняка даст совет лучше, чем я, Валланто - жрица Адрофита, наверное, тоже разбирается. Кто тут еще есть из героев?

— Мастард Круг и Реборн Сотня, он помогает наставнице Феоле, - пискнула Марена. - Дед, ну ты скажи ему! Мы ж не нежные цветочки, кто базовой десятки не достиг! Только-только все началось, а он уже нас в клетку хочет посадить!

— Чтобы дети не пострадали!

— Сын, на чужбине ты забыл пути орков, - вдруг нахмурилась Анея. - До самых родов я работала наравне с твоим отцом, скакала, отражала набеги, чтобы ты родился крепким и сразу готовым к тяготам этой жизни!

— Спроси у главы клана Барганент, он тебе скажет то же самое! - добавила Марена.

— Темные эльфы, - подала голос Ираниэль.

— А ну цыц! - топнул ногой Гатар. - Ты всегда ненавидела своих сородичей, так что нечего ссылаться на их пути сейчас! А ты слишком много воли им даешь, пускай они и родственники по крови!

— Сын, - вдруг покачала головой Анея и поднялась. - Зря ты меня сюда пригласил. Я лучше вернусь в наши родные степи.

Пошла к выходу, Гатар сделал такое движение, словно собирался вырвать на себе волосы. Те уже отросли за эти два месяца, так что раздался треск и в руке орка осталась прядь темных волос, а лицо слегка исказилось от боли.

— Я ведь хотел как лучше! - воскликнул Гатар, причем обращаясь к Бранду и потрясая прядью собственных волос, словно та как-то доказывала его правоту.

— Это обычное дело, - заверил его Бранд, тоже поднимаясь.

Марденус вон, тоже, хотел как лучше, недаром же кричал, что он герой? Считал, что принесет всем способ выращивания покорных подземелий и, если бы он это сделал, то действительно прославился бы на весь мир. Но в какой-то момент Марденус ступил не туда, считая, что хочет и поступает как лучше и покатился в Бездну, причем буквально. От одной только истории с Нимеоном Шлемом волосы вставали дыбом - пускай он и был соперником, но не заслуживал подобного.

— Мастер Бранд!

— Ты же король, - хмыкнул он, не скрывая насмешки. - Командуй.

Дверь закрылась, отрезая гневные возгласы Марены и Ираниэль, что они ему не куклы и не рабыни, и вообще, если он любит их, то должен уступить. Вообще не должно было у них появиться детей и то, что все так быстро завертелось именно после обручения, опять указывало на вмешательство богов. Бранду все это очень не нравилось и не только из-за обычного неприятия богов, вся эта история с хозяином подземелий смердела и воняла не только демонами, но и богами.

Опять не пошевелившими и пальцем, чтобы спасти живых.

Мастер Бранд, я правда искренне благодарна вам и все понимаю, - заговорила на оркском Анея, подходя ближе.

Придворные, как всегда клубившиеся неподалеку, выдерживали почтительную дистанцию. Пытались подслушивать, конечно, но в целом, смена власти ощущалась даже в них. Больше молодежи, энергии, направленности на дела, а не вычурные манеры. Нет, Бранд все понимал, этикет, раскланивания, возможность разойтись мирно, не устраивая войну область на область, но все равно, никогда ему эти лживые манеры не нравились.

Вы - герой, вам скакать за горизонт, сражать Проклятых, защищать всех живых, а мне хранить очаг, семью и род, - продолжала Анея. - Что бы там ни думал мой сын, поверьте, я не претендую ни на что, признательна вам за все и вспоминаю ту ночь с теплотой.

Мысли Бранда от воспоминаний о Милли и Благой Тиши устремились куда-то вбок. Властные женщины и их претензии, желание заполучить детей от Бранда, обещание Светлейшей и то, что Марена ему не внучка по крови, а, стало быть, защита не дала трещины.

Бранд оборвал сам себя и подумал, что слишком много в его жизни стало женщин, детей, богов, разговоров, государственных проблем, тогда как следовало заниматься главным, основным, единственным делом - загадкой хозяина подземелья. Он же увиливал от нее, словно трусил. Трусил? Не хотел заниматься.

Думаю, мы сможем подарить друг другу еще немало теплых воспоминаний, - сказал он.

Сомневаюсь, - покачала головой Анея. - Вы мне нравитесь, Бранд, но вот все остальное вокруг - нет. Молодежи легче, они восхищены Гатаром и это как масло четырехцвета на мое материнское сердце, но нет, здесь все не для меня. Стены давят, одежда давит, пускай тут и принято ее носить, внимание всех этих живых, кто через меня хочет чего-то добиться от сына - давит. Я оставалась из вежливости, все же мое присутствие было очень важно для Гатара и чтобы дождаться вас, мастер Бранд, поблагодарить лично и преклонить колена.

— А теперь?

— А теперь пусть вспоминает, как должен общаться с родителями орк, - улыбнулась Анея,- будь он хан, король или последний нищий, у кого и двух коней с шатром нет.

Бранд понимающе хмыкнул. В то же время, несмотря на недавние мысли, отпускать Анею ему не хотелось. Осесть на землю, завести дом и детишек? Нет, слишком уж. Отгородиться от суеты вокруг, словно вернуться в Благую Тишь? Пожалуй. Опасно для Анеи? О да, достаточно вспомнить судьбу этой самой Благой Тиши.

— На вас не нападали? - спросил он.

— Хан объявил зов степи, а потом случилась эта история с демонами, так что было объявлено общее перемирие, - ответила Анея.

Она явно не поняла, о чем говорит Бранд, а он не стал рассказывать про того орка-убийцу в ночи. Стало быть, внимание привлекла именно компания Бранда, возможно им удалось ускользнуть и скрыть следы, выиграть немного времени и успеть к Провалу.

— Госпожа Анея Моргат, - почти торжественно обратился к ней Бранд, - прошу вас оказать мне честь и сопровождать меня на церемонии встречи героев-орков Великого Степного Ханства.

Анея растерянно приоткрыла рот, затем собралась с духом и ответила правдиво:

— Я недостойна такой чести.

— Поверьте, только вы ее и достойны.

Взгляды их встретились и Анея почти сразу отвела свой, признавая поражение.

— Х-хорошо, но потом я все равно уеду, вернусь в степь.

— Конечно, - кивнул Бранд.

Пусть герои орков посмотрят на нее, возможно, в будущем это спасет ей жизнь. Невозможно было сидеть и охранять всех вокруг годами напролет, следовало взять себя в кулак и заниматься тайной Марденуса. Стордор практически встал на ноги, разве что вопрос с Дарнией так и висел в воздухе, так как обе стороны не спешили пускать в ход силу и в то же время не могли взять верх дипломатией.

— Пойду хранить семью, - с улыбкой сообщила Анея,- и будущих внуков. Здесь нет степи, куда тут ходят прогуляться под лунами?

Прямота орков была отражена в поговорках и пословицах

— Никуда не ходят, - ответил Бранд,- но, если хотите, мы можем подняться на скалу авианов.

— О, это было бы чудесно!

И на этом они расстались.


— Как исследования? - спросила Валланто.

— Продвигаются, - ответил Бранд.

Многое стало понятнее в истории профессора Марденуса Свануса. Рассказы демонолога Марсеона прояснили еще несколько важных кусочков, в части демонов Бездны. Теперь надо было обсудить все с кристалловедом Илтоном Валадидом и еще раз пройтись по ритуалам жертвоприношения. Бранд уже расспрашивал профессора Валадида о них, но в общем смысле, без тех деталей, что открылись ему потом.

И, как всегда, ощущение, что разгадка уже где-то рядом – ощущение, до сих пор оказывавшееся ложным.

— Стало быть, пока не раскрыл тайны.

— Не раскрыл.

Валланто и не думала обвинять, понимала, что будь там все так просто, живые давно бы уже сами во всем разобрались.

— Будешь разбираться дальше?

— Буду.

— Не думал привлечь других героев?

Бранд не стал торопиться с ответом, посмотрел внимательно на Валланто. Жрица Адрофита, а стало быть, бог знает, где она и что и как с ней. Вряд ли, конечно, бог любви имел отношение к этой истории, но мало ли? Вдруг он там по дружбе шепнет на небесах Серкане? И наоборот тоже, кто-то где-то упомянет или сразит демона божественными умениями, похвастается невзначай, а информация дойдет до владык Бездны.

— Думал.

— И?

— Не нашел подходящих кандидатур.

Глупо, очень глупо - с одной стороны. Боги в курсе, демолорды в курсе, живые в курсе - что был такой Марденус и творил нехорошее - а Бранд все хранил тайну. Но с другой, кто знает, что начнется, если пойдет информация, что Бранд близок к раскрытию этой тайны?

— И дальше будешь возиться сам?

— Буду.

— Но это же долго!

— А ты куда-то торопишься? - удивился Бранд.

— Да и нет, - отвела взгляд Разлом.

— То есть тебе нужен я для чего-то, ты готова подождать раскрытия тайны, чтобы я мог заняться только твоим делом, но при этом не готова ждать слишком долго.

— Нет, я готова, но дело тут не только во мне! И вообще, ты во всем виноват!

Бранд удивленно посмотрел на нее, но Валланто не стала ничего объяснять, ушла, сердито растрескивая камень вокруг и тут же заращивая за собой.

— Надо попросить у Громоптаха свободное гнездо, - проворчал Бранд под нос. - Чтобы только тишина, спокойствие и щебет птиц.


17 день 10 месяца 879 года, Таркент


— Все равно как-то непривычно, - тихо пожаловалась Анея.

Пара намеков и Ираниэль, тихо хихикая, взялась помогать теще, подобрала тонкую, не раздражающую ткань, практически не скрывающую ничего в верхней части тела.

— Даже герои орков на чужбине соблюдают местные правила, - заверил ее Бранд.

Он стоял, сложив руки за спиной, в Южных воротах Таркента, посреди дороги. Анея стояла рядом, выпрямив спину, горделиво вскинув голову, отчего ткань (зеленая) еще сильнее очерчивала ее тело.

Еду-у-ут! Еду-у-ут! - раздался выкрик.

Бранд, впрочем, и сам уже видел приближающуюся процессию. Впереди ехала Лана Молния, сразу за ней Айро Бык и Фехтар Ливень, сильнейшие герои степей орков. Открытая повозка, которой правил один из учеников Бури, Пардар Ураган, кажется. В повозке сидел сам Мартахар Буря, рядом ехала еще одна орчанка, то ли ученица из новых, то ли просто героиня, набившаяся в поход. Следом рысила орки из ханской сотни, три десятка.

Бранд смотрел, невольно вспоминая, как точно так же стоял, когда-то, в воротах Орска.

Глава 30

21 день 6 месяца (Антрума) 860 года, Орск


— Добро пожаловать в Орск, - сказал молодой страж-орк.

В голосе его звучала гордость за столицу и то, что ему доверили такой важный пост. Добротные сапоги до колена, штаны с вышивкой, широкий пояс, искусно выделанная безрукавка из волчьей шкуры мехом наружу. Чуть поодаль стояли еще несколько стражей, проверяли повозки с сеном.

— Две монеты за въезд?! - раздался выкрик возницы.

— Таков указ хана! Слишком много в Орске скота, который непрерывно гадит!

Это да, подумал Бранд, обозревая сквозь широкий проем ворот, выкрашенных в синий цвет, видимую часть Орска. Не город - скорее увеличенная в десяток раз стоянка огромного племени, да дома вместо шатров. В таких условиях проще было вовсе не пускать внутрь скотину, разделывать за стенами и разгружать телеги там же.

— С меня тоже две монеты? - спросил Бранд.

— Нет! Те, кто ходит пешком, пошлиной не облагаются! - звонко отчеканил страж.

Его напарники посмотрели, но шуточки насчет пеших застыли у них на губах, увидели уровень Бранда. Сам страж тоже пребывал в некотором раздрае: пешие тут считались за живых низшего сорта (а пешком по стойбищу — это совсем другое), но герои почитались безмерно. Пеший герой вызывал внутри стража нешуточную мысленную борьбу, прямо отражавшуюся на его бесхитростном лице.

Одежда обозначала его принадлежность к какому-то роду, украшения и знаки на лице рассказывали историю жизни, но Бранд не стал вчитываться в них, не для того сюда прибыл. Наголо выбритый зеленый череп указывал на то, что страж холост.

— А если пешком, но ведя лошадь в поводу? - спросил Бранд с любопытством.

Все происходящее его весьма забавляло. Растерянность стража, не знающего, что сказать - тоже.

— Какой красавчик, - раздалось откуда-то сбоку, - я бы с ним поборолась в дружеском поединке!

Среди стражей ворот оказалось две орчанки, одна из которых и сделала это заявление.

— Протри глаза, он же тебя одной рукой поборет! - тут же ответил еще один страж, державший в руках огромное копье, словно сделанное из цельного дерева.

— Пф-ф-ф, такому красавчику и проиграть не стыдно! - ответила та, продолжая разглядывать Бранда.

Началась извечная песня, с мысленной усмешкой подумал Бранд. Внутри ничего особо не шевелилось, несмотря на привычку орков и орчанок ходить с обнаженным или едва прикрытым торсом. Слишком уж велик был контраст: массивные и мускулистые орчанки, с массивными же грудями, зелено-коричневой от постоянного нахождения под солнцем кожей, и нежная, небольшая, аристократично бледная и плоская Оа, с изысканными манерами королевы.

— Да где красавчик, ни мышц, ни задницы! - вмешалась вторая орчанка.

Было что-то раздражающее в этой манере орков говорить все прямо, невзирая на разницу в уровнях и общественном положении. Но в то же время и манера эльфов плести словесные кружева на ровном месте тоже раздражала временами.

— Не в них дело! Не ценишь ты красоты уровней и скрытой мощи!

— Да я вообще людей не очень люблю. То ли дело крепкие сыны степей!

— Если пешком, то вам - бесплатно, а так надо платить! - нашелся с ответом страж.

Бранд уже собирался задать следующий "каверзный" вопрос (считается ли пешком, если он внесет лошадь на себе), когда до слуха его донесся перестук множества копыт. Окрики, возгласы восхищения.

— Вот настоящий красавчик! - воскликнула орчанка-стражница.

Отряд орков мощно несся вперед, земля гудела и дрожала, впереди отряда несся герой-красавец, Айро Бык. В руке он сжимал копье, на которое была насажена голова древона. Огромная, больше самого Айро и его лошади.

— Айро! Айро! Айро! - кричали орки радостно.

— Рога в рога - свалил древона!

— Так их, этих любителей деревьев!

— Ошибаешься, деревья любят дриады, они там, за кентаврами живут.

— Ха-ха-ха, так им и надо, любителям кобылок!

— Поди и в дупла к дриадам за медом лазают!

Шум, гогот, выкрики, неприличные шутки. Орки хлопали друг друга по голым спинам и плечам, словно огромный косяк рыбы молотил хвостами по воде. Бранд стоял и смотрел на приближающийся отряд, неостановимую силу, могучий ударный кулак возмездия.

Надо меньше слушать эльфийских бардов, подумал Бранд, застревает в голове всякое.

Следом за Айро Быком скакал старый Мартахар Буря, по бокам от него неслись две женщины, скорее всего ученицы, судя по уровням и повадкам. Орчанка и человек. Позади и с боков еще могучие орки-воины, ходившие в набег на леса Алавии, вернувшиеся с добычей и славой.

— С дороги, с дороги!

Кто-то попробовал ухватить за Бранда плечо, он шевельнул им, отбрасывая наглеца в стену. Еще несколько орков из отряда вырвались вперед, спеша показать свою удаль, то ли не видя уровней Бранда, то ли желая проявить себя перед самим Мартахаром.

— Аккуратней - зашибу ведь, - проворчал Бранд громко.

Светлейшая, как всегда, дала дельный совет - явиться без лошади. Она вообще понимала в том, как разжечь мужчин, будь то эльфы, орки или люди. Первого налетевшего аккуратно отправил в земляной вал, ухватил лошадь и швырнул в остальных, сшибая ног, ломая руки-ноги животным и живым. Кто-то рядом попробовал выхватить оружие, Чувство Опасности предупредило, Бранд ударил, не глядя, донеслись звуки сталкивающихся тел.

— Ах ты гад! Лошадей-то за что?!

Еще орки, охваченные яростью, их Бранд тоже отправил полетать. С руки Бури сорвалось заклинание, ветер подхватил орков, опуская их в степи поодаль. С небес ударил шквал, слегка растрепал волосы Бранда, разлетелся бессильно, не причинив вреда.

Стража бегала, орчанки сверлили Бранда взглядами уже не с похотливыми мыслями. Несколько орков набежали, сдвинули ворота, запечатывая вход. Бранд легко мог выбить их или перепрыгнуть, как вал, так и сами ворота, много чего мог, но не стал этим заниматься, так как явился в гости именно к новоприбывшим.

Ворота за его спиной лязгнули, слышен был шорох задвигаемого засова.

— Ты! - крикнул Айро Бык. – Зачем ты покалечил наших лошадей?

— А зачем вы оторвали головы древонам? - спросил Бранд в ответ, скрещивая руки на груди. - Или вы не знаете, что эльфы привязаны к ним так же, как вы к лошадям?

— Пф-ф-ф! Что за глупость! — громко провозгласил Бык. - Лошади - живые, они наши верные спутники, за которыми мы ухаживаем и улучшаем! Древоны - тупые куски тупого дерева! Ты же человек, а не какой-то там засранный эльф!

Орки вокруг уже не пытались набежать в атаку на Бранда, но вот за воротами ощущалась возня. Судя по всему, сбивали отряд и готовились что-то на него сбросить. Возможно даже предупредив заранее об этом громким криком, иначе будет нечестно.

— Тогда для эльфов ваши лошади - лишь куски тупого навоза! - расхохотался Бранд.

— Ты что сказал?! - чуть не подпрыгнул Айро. - Ты кто вообще такой? Человек, на побегушках у эльфов?!

— Я Бранд Алмазный Кулак, слышал или нет?

Бранд ощутил пристальный взгляд Бури, оценивающий - со стороны его учениц - и взбешенный, от Айро Быка.

— Слышал! Тем больше чести будет, когда я вобью тебе эти слова в твою тупую голову, ты, лизатель мелких эльфийских задниц!

Бранд лишь ухмыльнулся

— Ну ты то себе вон какую башку оторвал, чтобы ее полизать.

Вокруг хохотнули, но тут же смолкли, похоже Быка здесь любили и уважали. Неважно, подумал Бранд, все равно он сюда не за любовью местных жителей явился.

— Если бьешь ты так же, как оскорбляешь, то бояться мне нечего! - заявил свирепо Айро в ответ.

— Куда же делись слова про "больше чести"? - ответил Бранд.

Айро ярился, кипел, возможно, что и специально накручивая себя. Если его умения зависели от эмоций, то этим тоже можно было воспользоваться. Ну или просто врезать в лоб, если полезет, хороший, верный и безотказный способ, проверенный временем.

— Ну все, сейчас ты ответишь за свои слова!

— Айро, - негромко окликнул его Мартахар. - Остынь. Тебе с ним не справиться.

Бык оглянулся, воскликнул:

— Разве можно терпеть такие оскорбления, мастер Мартахар?!

Не учитель, понял Бранд. Ученицы Бури смотрели на Бранда оценивающе, но в бой не спешили, ждали сигнала наставника. Орки не гнушались наваливаться толпой и бить, считая, что честный бой — это хорошо, но только с теми противниками, кто этого заслуживает.

— Не лезь, - коротко обронил Буря.

— Вот-вот, слушай старших и расти послушным мальчиком, - добавил Бранд ехидно.

Вообще, он прибыл передать пару слов, а может и ударов самому Буре, но ярящийся молодой герой тоже годился. Плохо, конечно, что Мартахар ему не прямой наставник, но тоже сгодится, немного вывести старого шамана из себя.

— Ах ты, эльфийский подпевала! Мастер, я должен преподать ему урок!

— Надеюсь, ты извлечешь правильный урок из этого урока, - обронил Мартахар безразличным голосом.

Бранд только хмыкнул тихо себе под нос. Конечно, Мартахар знал о его возможностях, старшее поколение героев, а может просто шаманские штучки, слияние с природой и прочие дела. Плохо, что Бурю эта стычка не волновала, хорошо, что он не собирался влезать.

— Готовься к поражению, Кулак!

— Кто много болтает, тот за кентаврами дерьмо убирает, - подколол его Бранд поговоркой орков.

"Ты так много знаешь об орках, кого они еще послушают, кроме тебя?" говорила ему Светлейшая, прижимаясь разгоряченным стройным телом, водя рукой по груди Бранда. "Эльфов слушать не будут, а ты такой могучий герой! Не послушают, так опыта на них набьешь и славы". Бранд лениво соглашался, точнее говоря, не возражал против манипуляций Светлейшей, обычно от них она возбуждалась быстрее и сильнее.

Ну и размяться доброй дракой всегда было полезно.

Айро взревел, единым слитным движением спрыгивая с лошади и одновременно с этим превращаясь в Быка. Видно было, что он немало времени провел, оттачивая прием и доводя его до совершенства, и Бранд одобрительно хмыкнул, так как и сам занимался подобным. Оттачивал приемы и удары, улучшал умения, добивался выполнения в любых условиях, а затем проверял идеи в драках и битвах.

— А, сражаемся по-крупному, хорошо, - громко объявил Бранд, извлекая перчатку.

Спрятать одежду, переход в прозрачное тело, рывок в сторону, выпадая из поля зрения и поисковых заклинаний. Айро, огромный, мощный бык, с толстенными рогами и копытами, осознал, что Бранд успел отскочить, но вот сделать ничего не успел.

— Таранный удар!! - взревел Бранд, оказываясь позади Айро и придавая ему ускорения.

Помнится, первые разы он бил просто голыми ногами и руками, преобразуя их из алмазных. Потом лечился, под охи-ахи и советы набрать еще Выносливости или не задирать так высоко Силу. Затем просто придумал сочетание алмазного тела и несокрушимой перчатки и дела пошли на лад.

Айро словно рванул вперед на всей скорости, врезался в ворота и снес одну створку, застрял в ней рогом. Взревел зло, но Бранд уже был рядом, прыгнул, промчался по хребту Быка, нанес еще удар по голове. Айро закачался, явно оглушенный и дезориентированный, Бранд спрыгнул, в прыжке превращаясь обратно и одеваясь. Ухватил Быка перчаткой, подтянул ближе и саданул его огромной рогатой головой по второй створке, приговаривая.

— Надо. Слушаться. Советов. Старших.

Каждый удар сопровождался ударом бычьей головы по створке ворот, которая не выдержала и слетела с петель, расколовшись еще на две синие половинки. С последним ударом Айро превратился обратно в орка, окровавленного и избитого, но все равно не собирающего сдаваться.

— Терун, дай мне сил! – воскликнул он, пытаясь подняться и словно не замечая, что одежда его куда-то делась.

Упал и уже не поднялся, распростерся без сознания на земле.

— Не помог тебе твой Терун, - Бранд демонстративно сплюнул. – Не помог бы, даже если бы явился лично!

В небесах громыхнуло, Бранд бросил взгляд, но Буря не спешил атаковать, глядел испытующе.

Орки внутри города смотрели хмуро, сжимали оружие в руках. Ждали сигнала, чтобы броситься в атаку на Бранда, одолеть его количеством. Орчанки стреляли глазами в сторону Айро.

— А сам-то ты как, Кулак? - прозвучал в наступившей тишине голос Бури. - Следуешь тем советам, что пытаешься вбить другим в головы?

— Так это не мой совет, - легко ответил Бранд, - а твой. И если бы Айро его послушался, то не лежал бы сейчас без сознания.

— Да как ты смеешь! - вспылила орчанка.

С небес грянула молния, Бранд вскинул руку, словно ловя ее в кулак. Улыбнулся широко.

— Смею.

— Мастер, - повернулась к Буре вторая ученица, человек.

— Не надо, - чуть прикрыл тот глаза.

— Мы оба - люди и первый раз мне стыдно за это! - горячо воскликнула ученица. – Прошу, позвольте мне!

Женщина, младше Бранда, но не сильно. Сильная магичка, судя по совокупности обстоятельств и облика.

— Надеюсь, ты отнесешься ответственнее, чем Айро, к этому уроку, - заметил Буря.

Вот же старый пердун, подумал Бранд, да разозлись ты уже!

— Я, Имрана Грозовая Туча, от имени своего наставника, Мартахара Бури, говорю тебе, Бранд Алмазный Кулак!

Имрана вскинула руку и чуть взлетела, вокруг нее трещали молнии, закручивались тучи и уже начинал идти дождь, который легко мог обернуться секущим потоком.

— Тебе здесь не рады! Народ степи свято чтит закон гостеприимства, но нет почета тому гостю, что оскорбляет хозяев!

— Разве я кого-то оскорбил? - поинтересовался Бранд.

— Каждый раз, как ты будешь возвращаться сюда - мы будем сражаться и однажды это будет бой насмерть!

— Зачем тянуть? - пожал плечами Бранд, делая приглашающий жест.



Минуту спустя



— Просто без сознания, - сообщил Бранд, передавая тело Имраны ее подруге.

Сладко улыбнулся ей, в глазах и по телу Ланы пробежали молнии.

— Однажды я не буду сдерживаться, - сообщил ему Буря.

— Однажды я тоже, - ответил ему в тон Бранд. – Например, если вы продолжите набеги на Алавию. И да, передайте Имране, что я еще вернусь. Она еще должна мне поединок насмерть.

Глава 31

— Да пребудет с вами милость Алианны и любовь ко всему живому, Ваше Величество, - Мартахар Буря растопырил указательный и средний пальцы, коснулся ими прикрытых глаз Марены.

Теперь уже точно не внучка Бранда осветилась на мгновение, еще сильнее склонила голову. Король Гатар уже получил свое благословение, даже Ираниэль досталось, хотя она почему-то только помрачнела в ответ. Таркенту тоже досталась толика мощи старого шамана, который словно и не останавливал в одиночку прорыв в Орске, бурлил силой.


— Ты что творишь?! - перехватил Бранд Лану на выходе из дворца.

Орки отказались от ночевки в дворце, сообщили, что разобьют шатры на берегу Уная, а завтра отправятся дальше. Король Гатар только кивнул в ответ, хотя формально такой отказ можно было счесть попыткой оскорбить.

— То, что считаю нужным, - ответила та.

Несколько секунд они мерялись взглядами.

— Ты принес гигантскую жертву, Бранд, чтобы спасти всех нас, и я ценю это, - заговорила Лана.

— Что-то незаметно!

— Когда я вернулась в степь и увидела учителя, я просто не выдержала, - ответила Лана и между пальцев ее проскочила искра. - Как я могла оставить его?! Если есть шанс, хоть небольшой, но есть, я должна была воспользоваться им! Мы выходили на битву против демонов, с такими же шансами, и побеждали! Почему ты мешаешь мне спасти его?!

— Я мешаю тебе погубить его, дура!! - заорал Бранд, окончательно теряя терпение.

Картины гибели прежней команды вперемешку с недавней экспедицией в Провал и драконьи горы замелькали перед глазами. От крика Бранда со скал сорвалось несколько птиц, стражи и обитатели дворца начали выглядывать с любопытством, но тут же скрывались.

— Не только его - всех вас!! Ты же была там! - Бранд махнул рукой в сторону драконьих гор, раздался треск и скрип ворот. - Видела, что там творится! Ты же слышала этот кусок алмаза, что тебе, нам всем туда запрещен вход! Вы просто не дойдете и поляжете там все, сильнейшие герои Ханства - в момент, когда важен каждый герой, когда демоны могут снова повторить свой прорыв!

Орки, удалявшиеся по дороге, тоже остановились и смотрели на Бранда и Лану, стоявших на краю скальной площадки. Несомненно, они слышали всё, да что там, Бранд орал так, что его слышала половина Таркента. Вполне могла вспыхнуть новая паника, из-за слов о демонах, и Бранд чуть охолонул, но ощутил, что огонь внутри не стихает, только разгорается.

— Герои не бегают от трудных битв! - сверкнула глазами разозлившаяся Лана. - Я честно рассказала всем, что видела там, и все согласились, что надо рискнуть!

А Бурю они могли подловить в момент бессилия, когда он уже плохо соображал, словно Феола. Нет, тут же отбросил гневные мысли Бранд, Лана явно снова накачала его силой, значит, Мартахар ехал с ними добровольно, зная, что его ждет.

— Бранд, - ветер донес шепот Мартахара.

Смешно и страшно, в разговоре сам Буря шепелявил, пропускал слога, а вот ветер произносил все четко, практически идеально.

— Я знаю, на что иду и скорее всего сложу голову там, но пусть будет так. Прежде чем я начну восхождение к Библиотеке, мои ученики отправятся обратно, покинут горы как можно быстрее.

Ни у кого из них не было 300 уровня, кроме Бури. Тот еще мог заклясть природу на сокрытие, но в драконьих горах? Все они там выглядели для зверья, как сочные куски еды, хотя Молния и сама это видела.

— Ты прав - сейчас нам нужна вся сила, сколько ее есть.

И ветерок стих. Бранд стиснул кулак до хруста алмаза, превратился целиком, ощущая, как стихают жар и ярость в груди. Теперь он просто знал, что орки неправы, но не злился по этому поводу. Мысли его внезапно обратились к схожей ситуации много-много лет назад. Точно также его отговаривали ходить в драконьи горы, приводили почти те же аргументы, а что сделал сам Бранд? Правильно, показал всем кулак и отправился, должен был сгинуть, но не сгинул.

Конечно, это не означало, что герои орков вернутся, но все равно, Бранд разжал кулак, вернулся в свое тело.

— Я не могла оставить его, - повторила Лана тихо, - и провела новый ритуал, вернула силу. Перед восхождением я повторю его, а потом остальные проведут ритуал уже надо мной, лишат элементаля навсегда. Ритуал действующий, можешь спросить у этой, эльфийки-королевы. Наставник сказал, что раз там места богаты маной, то все пройдет еще легче.

И ты лишишься силы перед забегом по драконьим горам. Бранду хотелось снова заорать на нее, вбить в землю, победить в поединке и не пустить никуда, но он стоял и сдерживался, лишь сопел гневно.

— Все станет так, как ты хотел, - продолжила Лана тихим голосом. - Если хочешь, я заменю тебе Имрану.

— Что?!

— Если хочешь, буду просто помогать тебе, мыть ноги и бегать по мелким поручениям.

Она ослабеет, должна будет ослабеть, но не настолько же, и опыт сохранится, она могла бы стать заменой Феоле, влиять на Гатара и Марену, промелькнули мысли в голове у Бранда.

— Все, что пожелаешь, Бранд, ибо я ценю твою жертву и то, что ты дал мне шанс спасти наставника Мартахара.

— Имрана...

— Ты думаешь, Имрана, глядя на тебя с небес, радовалась, что ты топил свое горе в вине и зельях? Ты думаешь, что она не желала тебе счастья и не благодарила за то, что ты избавил ее от участи хуже смерти?

Она была слугой Проклятого, такие обычно отправлялись в Бездну, но Бранд не стал говорить об этом. Все эти размышления о богах и бездне и посмертной судьбе своей команды он уже проходил сотню и тысячу раз.

— Но, если не хочешь, я просто удалюсь в родные степи или отправлюсь к Провалу, там всегда нужны бойцы. Но все это будет после поездки!

— Я могу вызвать вас всех на поединок, - выдохнул Бранд, складывая руки за спиной.

— Можешь, - не стала спорить Лана. - А еще ты можешь отправиться с нами и помочь.

Глаза ее опять вспыхнули, она придвинулась ближе, обдавая его жаром молний и тела.

— Ну же, Бранд, всего несколько дней! С тобой мы точно пройдем! Позовем еще героев, ты поможешь мне с ритуалом, не дашь сорваться, как не дал в прошлый раз! Устроим быпур, поднимем всех выше трех сотен, представляешь, что мы сможем сделать потом? Стордор и Ханство станут друзьями, Алавия и Дарния тоже, мы выкуем новый кулак, который станет гарантом безопасности всего Мойна, поднимемся и сокрушим драконов и Провал, избавим живых от этой напасти!

Столько страсти и огня, заряда молнии, если можно так выразиться, было в ее словах, что проняло даже Бранда. Громоптах и Скрытник уже предлагали ему такое, объединиться, вырасти, ударить, сокрушить! Лана сама предлагала ему, себя и мощь героев орков, все это было очень заманчиво и сладко кружило голову.

— Нет, - ответил Бранд, пересиливая себя.

Соблазн быстрых уровней, ставший еще сильнее после той истории с Теруном и перчаткой. Вот именно, перчаткой, напомнил самому себе Бранд, которой сейчас нет. Стиснул самого себя внутри в кулак, удушая соблазн, который хрипел и рисовал ему заманчивые картины, как Бранд растет в уровнях, растет, приходит и возвращает свою перчатку.

— Нет так нет, - Лана развернулась и устремилась по дороге, догоняя своих.

Бранд смотрел ей вслед. Лучи закатного солнца окрашивали воды Уная в кровавый цвет, бросали длинные тени по всему городу. Опять вспомнился побег из тюрьмы и захотелось, разбежавшись, прыгнуть со скалы, то ли сорваться и разбиться, то полететь, если прицепить мешок с ветром, нормально заряженный, конечно же.

Тихо хлопнули крылья, рядом приземлился Громоптах.

— Я думал, тебя волнует ее безопасность, - сказал он, складывая голову набок и глядя на Бранда снизу вверх.

— Волнует, - не стал отрицать Бранд.

— Но ты не отправишься с ними?

Бранд посмотрел в ответ, думая, как бы так получше объяснить все и стоит ли вообще объяснять. Их изгнали оттуда, а стражи-драконы их простили только один раз, не стали гоняться из-за просьбы Хранителя. Такая большая группа живых, да еще с Брандом во главе? Их вполне могли сожрать еще в предгорьях. Кто тогда доведет до конца дело с тайной Марденуса? Какой вообще будет прок от этой экспедиции, если их сожрут?

Без Ланы на них точно не обратят внимания, но без проводника они не доберутся.

— Точно, - озарило Бранда. - Ты поможешь им!

— С чего бы это вдруг? - удивился Громоптах, отпрыгивая в сторону.

Сорвался с края, раскрыл крылья и мягко приземлился обратно.

— Покажешь им дорогу в Библиотеку!

— Мне запрещено там появляться! И вообще, сверху все выглядит иначе!

— Прикроешь их в пути!

— С земли? А своим полетом я точно привлеку к ним внимание!

Да, он прав, подумал кисло Бранд. Драконы точно слетятся туда, Трентор же говорил, что залетел туда при смерти, чуть ли не с единицей жизни. Наверное, и драконам успел нагадить на головы. Скрытник бы подошел, но где его искать? Да и согласится ли он?

— Вот видишь, ты упрекаешь меня в том, чего и сам не делаешь. Ты же хотел набрать уровней в горах? Вот он, твой шанс!

— Но не твой?

— Но не мой. Или ты хочешь повторения хозяина подземелий? Или хочешь заняться разгадкой его тайны? Тебе я могу...

— Нет! - Трентор взмахнул крылом. - Оставь себе эту тайну! И я не упрекал тебя, просто спросил. Кажется, свободу героев еще не запретили?

— Не запретили, - вздохнул Бранд.

Он и сам понимал, что все это неправильно. Либо его волновала безопасность Ланы и тогда следовало идти с ними, вкладывая весь опыт и уровни в их миссию, либо следовало заткнуться и не мешать. Заняться, например, тайной Марденуса на самом деле, не погрязая в проблемах и отношениях. Тут Бранд вспомнил, что его зачем-то приглашали в храм Ордалии и опять вздохнул.

Почему всю эту кучу проблем нельзя было решить хорошим ударом кулака?

— Но присмотреть за ними нужно. Случайно не знаешь, где Скрытник?

— Случайно нет. Да и здесь случайно оказался, проведать сородичей наверху. Слышу, кричат, - клекотнул Трентор, - ну, не стал вмешиваться в ваше любовное воркование.

— Да нет у нас ничего, - рассеянно ответил Бранд, думая о своем.

Ехать в Дарнию, заниматься расследованием жизни Марденуса? Что это ему даст? Там рядом храм Серканы, спросить о Скрытнике? Нет, раньше не просил и сейчас не станет.

— Странно, - ответил Громоптах, - обычно самки живых так и лезут к тебе сами.

— Ты!! - снова вспылил Бранд.

Огромная куча слов об Имране, ее лучшей подруге и том, что не стоит называть их самками, да и не только их, но и вообще всех женщин, так и остались невысказанными. Трентор просто намеренно злил его, чтобы Бранд отвлекся.

— Я, я, - насмешливо пощелкал клювом Трентор. - Мы же теперь вроде как друзья? Ты уже готов серьезно мне задолжать?

— Ланой возьмешь? - наполовину в шутку спросил Бранд.

— Ты спал с Вольтой, почему бы мне не отложить пару яиц с орчанкой, хм-хм, - сделал вид, что задумался Громоптах. - Правда, гнездо придется строить большое и особо прочное, чтобы выдерживало ее вес.

— При самой Лане такое не ляпни, а то получишь молнией в клюв за то, что ее жирной назвал.

— Вес — это хорошо, вес — это надежно, опять же можно кидаться ею во врагов, - продолжал задумчиво рассуждать Громоптах, затем не выдержал и рассмеялся. — Ладно, ладно, будешь должен - помогу тебе, ну еще и немного поквитаюсь с Хранителем Библиотеки.

Он прищелкнул клювом мечтательно. Разница с Хранителем в уровнях в два раза, похоже, вообще не волновала Громоптаха.

— Спрошу в храмах, поищу Скрытника, хотя лучше бы ты его уговаривал.

— Я отправлюсь вместе с ними на север, до самых гор, - сказал Бранд, принимая решение. - Сам видишь, они едут не торопясь, несколько дней проведем в пути.

— Попробуешь еще уговорить?

— Попробую, - кивнул Бранд.

Также расспрошу Бурю, добавил он мысленно. Мартахар не кристалловед, конечно, но зато знал природу, включающую в себя животных, птиц и обитателей подземелий. Еще повод сбежать из дворца и Таркента под благовидным предлогом, хотя, если вопрос вставал именно так, то стоило уже задуматься над тем, чтобы вообще не появляться в столице Стордора.

А что, подумал Бранд, на ноги уже вроде встали новые правители, его помощь и не требовалась особо, вон почти месяц в Занде проторчал и ничего. Не развалилось королевство, только крепче стало. Да, пожалуй, подумал он, принимая еще одно решение, так и надо будет сделать. Сопроводить, вернуться и удалиться, может не в Благую Тишь, но куда-нибудь удалиться, может даже попросить Скрытника о Покрове Тайны.

— Не выйдет, конечно, говорят же "упрям, как орк".

— У нас говорят "упрям, как гном", - добавил Громоптах.

Они рассмеялись. Теперь оставалось самое простое - сообщить правителям Стордора, что он опять уезжает и, возможно, надолго, если не навсегда и снова заняться новым, непривычным делом: отговаривать героев от подвигов.

Глава 32

17 день 10 месяца 879 года, королевский дворец в Таркенте


Особое благословление Алианны касается вас! Жизнь +25!

Вера +100!

Вы получаете недостаток "Оглушение!"

Вы получаете недостаток "Онемение!"

Вы ощущаете воздействие «Очищения»!

Ваше тело возвращается к своему исходному состоянию, все посторонние включения, яды, организмы будут удалены из организма в ходе очищения.

Ваша Выносливость снижена на 25% до конца Очищения!


Иааиуиэль смотрела на сообщения, едва сдерживаясь от того, чтобы начать лапать себя за грудь на виду у всех. Как же так, билась в ее голове паническая мысль, столько лет и благословений спустя, неужели она лишится того, ради чего терпела все лишения? Снова станет плоской и невзрачной, словно обгорелая деревяшка? Уйдет выразительная выпуклость сверху и снизу, особенно снизу, так привлекавшая Гатара?

— Что с тобой? - стремительно приблизилась Марена. - Неужели они причинили тебе вред? Но ведь они желали только добра!

— Не может быть, - прохрипела Иааиуиэль, не скрывая сарказма.

Пульсирующий комочек плоти внутри ее груди превратился в тяжелый неподвижный камень.

— Да! - Марена словно и не услышала сарказма, словно пребывая в экстазе. - Теперь я могу взять себе еще одного дополнительного питомца!

— Куда еще, - снова прохрипела Иааиуиэль.

Черепаха была еще ничего, благо медленно ползала, но древон - порождение эльфов! Эта мерзкая птица-скальнут, противно орущая в окно и так и норовящая клюнуть Иааиуиэль прямо в грудь! Мастер Бранд, чтоб ему пусто было, еще привез седло и наконечники для клыков древона, в результате пришлось кататься на этом порождении лесов. Прижиматься к Марене было приятно, но древон!

— Что?!

— Что случилось? - навис Гатар зеленой глыбой. - Поверить не могу, что удостоился "плодовитости степи"!

— Да куда еще, - Иааиуиэль схватилась за живот.

Может, в этом дело? В ребенке Гатара, зачатом не иначе как магией, ведь столько лет, столько лет!

— Тебе плохо?! Позвать старшего целителя Цорна! Жреца Больбуса! Стража! Стража!

— Она в смятении, ей плохо, - Марена подошла ближе, задрала платье на Иааиуиэль, коснулась теплыми руками голого живота. - Нет, ей плохо выше!

— Я здесь, я уже здесь! - в зал вбежал Астард, руки его прямо на бегу окутались сиянием.

— Да в порядке я, - голос Иааиуиэль все равно звучал хрипло и простуженно.

Она еще попробовала отпихнуть Марену, но та была сильнее, продолжала прижимать руки к животу. Астард накрыл ладонями голову Иааиуиэль, закрыл ей глаза, словно они играли в "гляделки", как в детстве.

— Что с ней? Что с ней? — встревоженно спросил Гатар.

— Ей страшно, - сообщила Марена.

— Я и сама могу сказать! - огрызнулась Иааиуиэль. - Конечно мне страшно!

Под воздействием света жреца боль в груди уменьшилась. Камень словно шевельнулся, пронзил ее острой болью от головы до пяток.

— Чтобы я еще раз дала коснуться себя хоть одному засранному орку!! - взвыла Иааиуиэль.

Лицо Гатара вытянулось. Марена все еще гладила теплыми ладонями ее живот, но Иааиуиэль было просто не до того.

— О, не волнуйтесь, - приободрил Гатара жрец Больбус и даже, кажется, подмигнул. - Во время родов женщины часто кричат разное, лишь бы убавить боль.

— Родов?

— Родов?!

— РОДОВ?!!!

Жрец откровенно веселился и теперь подмигнул самой Иааиуиэль, нависая над ней и глядя сверху вниз.

— Можете назвать это тренировочными родами, если хотите, только не снизу, а сверху.

Камень в груди шевелился и покачивался, кажется, даже сдвигался. Иааиуиэль представила, что он пойдет по ней вверх, вспомнила ощущения от рвоты после похмелья и ей немедленно стало еще хуже.

— Не хочу-у-у-у!! - взвыла она.

Где-то вдали прокатился крик "Королева рожает! Королева рожает!"

— Стража!! - снова взревел Гатар, словно на поле боя. - Закрыть двери!! Прекратить панику!! Догнать и вернуть героев Ханства!!

— Не надо, - сказал Астард, продолжавший водить ладонями.

Боль вроде стихала, но тут же вспыхивала по новой и усиливалась. Иааиуиэль не было так больно даже в том нападении на окраине Кюстана, где их караван подловили в засаду, а ей самой перебило руки и ногу заклинанием. Особо нетерпеливые тут же ринулись ее насиловать и задержались, подставились под удар.

Но легче от того самой Иааиуиэль не стало.

— Что не надо?! - Гатар, похоже, уже ничего не соображал.

Как, собственно, и сама Иааиуиэль. Внезапно боль схлынула, не до конца, словно уменьшилась наполовину, и Марену выгнуло, она застонала. Взяла себе половину боли, просветлившимся сознанием поняла Иааиуиэль.

— И мне передай! - рявкнул Гатар, тоже понявший. - Мастер Астард! Что происходит? Чего не надо?

Жрец не успел ответить, в зал влетел, едва не споткнувшись Цорн Барнакен, самый высокоуровневый из уцелевших магов-целителей.

— Не надо хватать героев-орков. Мало того, что часть города разнесут, так еще и обиду им зазря причините.

Цорн уже стоял рядом, с рук его сорвалось заклинание и боль стихла, практически до приемлемого состояния.


Вы ощущаете воздействие магии Исцеления!

Недостаток "Сильная боль" временно превращен в Недостаток "Слабая боль"!

Восприятие уменьшено на 33% на 1000 секунд

Интеллект понижен на 33% на 1000 секунд


Марена облегченно выдохнула сквозь стиснутые зубы, упала на пол.

— Не надо было, - сказала Иааиуиэль, приподнимая голову.

Еще одежду снять и ноги раздвинуть и будет прямо полная тренировка родов, вдруг подумала она. Камень шевелился, но боль была приглушена магией.

— Мы же... вместе... как сестры, - пробормотала Марена ошалело, слегка встряхивая головой, - по мужу.

Вместо боли и злости нахлынуло плотское желание, отдаться тут всем сразу, и чтобы ее еще при этом ласкала Марена. Любовь втроем оказалась странной штукой, полной неловких ситуаций, но в то же время странно возбуждающей своей противоестественностью и противностью природе, как сказали бы в ее родном племени.

— Твой ребенок! - воскликнул Гатар.

Мастер Цорн уже разводил руками с растопыренными пальцами, наколдовывая диагностическое заклинание. Пошевелил указательным и средним пальцами, оттопырил их отдельно перед лицом короля.

— Что? – недоуменно спросил Гатар.

— Двойня, говорю, - Цорн встряхнул кистями рук, кивнул Больбусу. - Благодарю вас, коллега. Приступим?

Астард кивнул, и они начали лечить синхронно.

— Двойня, - повторил Гатар с очень глупым лицом. - А вы же говорили...

— Я ничего не говорил наверняка и не исследовал, просто подтвердил факт беременности, - качнул лысеющей головой Цорн, - так как магия на раннем сроке…

Капля пота прокатилась по лицу, сорвалась на одежду Иааиуиэль, а сам целитель плотно стиснул губы и загудел сквозь них. Боль стихла, по телу прокатывались теплые волны, словно ладони Марены вдруг увеличились в несколько раз и гладили, гладили, гладили ее. С каждой волной стихало плотское желание, слабело.

— Так она сейчас родит двойню? - спросил Гатар.

Вот уж воистину мужчины глупеют во всем, что касается размножения, подумала Иааиуиэль без всякого раздражения. Ей было хорошо и тепло, даже камень, ворочающийся в груди, практически ощущался.

— Как я и сказал - тренировочные роды, - весело ответил Астард, вскидывая руку.

— Во время родов так больно?! - вдруг ужаснулась Марена, охватила себя руками и затряслась.

— М-да, возможно я использовал неправильное слово, - озадачился жрец.

— Да что происходит-то?! - вскричал Гатар, хватаясь за волосы.

Было так непривычно видеть его волосатым, но в то же время этот знак новой жизни странным образом успокаивал Иааиуиэль. До сегодняшнего дня. Сейчас он ее раздражал.

— Я рожаю кусок твари, вот чего! - выкрикнула она. - Сейчас, сблевану им прямо на твою волосатую башку!

— Грубо, но верно, - подтвердил Цорн. - Не обращайте внимания, Ваше Величество, королева Ираниэль сейчас испытывает не свои эмоции. О, не надо пугаться, комочек оборотня внутри нее слишком мал, чтобы развить сознание, но так как он несет в себе способности, то все же обладает зачаточными способностями. Зародышем, так сказать, если уж продолжать метафору родов, как вы считаете, мастер Больбус?

— Абсолютно верно, - кивнул тот. - И это моя вина, я должен был догадаться ранее!

— А не догадался, так как ты тупой! - выкрикнула Иааиуиэль. - Недаром же говорят, туп как жрец!

— Не говорят, - возразила Марена, но Астард тут же подал ей знак не возражать, улыбнулся ободряюще.

Иааиуиэль это раздражало, хотелось вцепиться ему зубами в нос и сожрать!

— Держите ее! - выкрикнул Цорн.

Гатар и Марена навалились, успели на мгновение раньше Иааиуиэль, которая взвыла в бессильной злобе, начала лягаться и попробовала их укусить.

— У королевы Ираниэль не могло быть детей, из-за этого кусочка внутри нее, - рассказывал Цорн быстро.

Астард молился беззвучно, Гатар и Марена держали, Иааиуиэль дергалась

— Когда вас благословляли боги? На коронации? Ну вот, благословение дало вам возможность иметь детей.

— Она всегда считала, что это из-за ее, гхм, вольного образа жизни, - сказал Гатар.

Предатель! - закричала Иааиуиэль и заплакала. – Я отдала тебе себя, а ты!

— Нет-нет, из-за куска оборотня внутри. Проблема в том, что за долгие годы он сросся с ее телом, врос в него, поэтому процесс проходит так болезненно и тяжело! С чего все началось?

— Мартахар Буря благословил ее.

— Воистину он достоин тех легенд, что о нем рассказывают. Нет хуже для тварей, питающихся подземной маной, чем применение божественных умений и благословений, - покачал головой Цорн. - Полагаю, он коснулся королевы и ощутил, понял все то, что мы упустили и осознали только сейчас! Оборотень внутри нее должен был повлиять на детей и исказить их.

— Что?! - лицо Гатара исказилось, словно его самого оглушили благословением.

— Увы, увы, я даже не подумал об этом! Горе мне! Позор на мою лысину! Буря оглушил кусок твари благословением и направил его на выход, образно говоря.

— Это могло убить Ираниэль!

— Возможно, кхм, кхм, он слегка переоценил, кхм, кхм, силы королевы. Любая из героинь, приехавших с ним, уже избавилась бы от излишков.

У меня не будет сисек!!! И жопы!!! Ты меня разлюбишь!!! - навзрыд взревела Иааиуиэль.

— Конечно же нет! Я всегда буду любить тебя! Любой!

Астард раскрыл глаза и Иааиуиэль словно ударили изнутри. Все начало сокращаться, а камень пошел по горлу, застрял и на несколько секунд ей показалось, что она сейчас задохнется. Затем рванул дальше и вылетел из нее, прямо об пол, так как ее уже перевернули. Вместе с камнем, куском плоти зеленого цвета полились кровь и гной, и кто знает, что еще. Иааиуиэль немедленно сунули под нос зелье исцеления, затем зелье очистки и ее пронесло не только сверху, но и снизу, а затем все повторилось, и она плакала, видя, что стала снова плоской, тощей повсюду.

Единственной выпирающей частью в ней остался живот.


— Покой, покой и еще раз покой, - твердо повторил целитель Цорн Барнакен. - Она потеряла часть умений и Атрибутов, а также избавилась от желаний и эмоций, навеваемых оборотнем. К этому надо привыкнуть.

Все так, подумала Иааиуиэль опечаленно, все так. Она вспомнила Бранда, но внезапно картина его морщинистых рук, старческого тела, вечно недовольного лица вызвало у нее лишь отвращение и неприятие, а не сильнейший выплеск желания отдаться любой ценой. Рука ее снова провела по плоской груди.

— Но как же, ведь съезд правителей уже вот-вот, - растерянно повторил Гатар. - Будут спрашивать, где вы и про переименование Стордора, а я опять не найдусь с ответом.

— Езжайте, - тихо вздохнула Иааиуиэль, - а я здесь останусь, присмотрю.

— Покой, - многозначительно повторил Цорн.

— Да, с нашими королевскими делами покоя не будет, - кивнула Марена, - так что я останусь и присмотрю. Езжай, муж наш, не посрами там Стордор. И скажи всем твердо, что переименования не будет!

В другой раз это растерянно-глуповатое выражение на лице Гатара только позабавило бы Иааиуиэль, но сейчас ей было тоскливо и даже как-то одиноко. То, что ребенок... дети, теперь не пострадают, как-то не радовало. Да и не просила она такого благословения на их свадьбу и коронации. Опять все лезли в ее жизнь, боги, герои, подданные, хотелось закричать и убежать далеко в лес.

— Можно в Алавию съездить, - предложил вдруг Гатар. - Там лес, эльфы, если уж все вернулось к тому, что было прежде?

— Я и раньше их не любила, - мрачно ответила Иааиуиэль, отворачиваясь.

— Покой и положительные эмоции, - сказал Цорн. - Иначе все может закончиться плохо.

Он раскланялся и ушел, не дав просочиться внутрь барону Давади и Норму.

— Да и какой там покой? У Амали с Минтом своих хлопот полон рот, не говоря уже о том, что из Минта правитель, как из нас герои, - добавила Иааиуиэль.

— Ну, вдруг Амали там тоже уже того, забеременела, - развел руками Гатар.

— Почему вдруг? - фыркнула Марена. - Она же писала об этом! И про свою семейную жизнь и проблемы в Алавии!

— Ну, я это... не вникал особо, - смутился Гатар, почесал затылок. - Женские дела, ну мало ли там, какие-то секреты вдруг.

Он окончательно смутился и даже немного покраснел, кажется. Это было так мило, что Иааиуиэль вдруг ощутила прилив нежности и желания, вспомнила все, что было между ней и Гатаром и вдруг ощутила радость. Это были ее желания, не какого-то куска твари и чем она вообще думала, когда приживляла его себе? Ах да, вдруг вспомнила Иааиуиэль - она хотела сделать это назло надоевшим соплеменникам, окончательно провести черту между собой и ими, отрезать себе пути к отступлению. Насладиться прелестями плоти тоже, но как показывал пример Бранда и Светлейшей, куски монстров для этого не требовалось, достаточно было одного желания.

— Давай, Гатар, возьми меня прямо здесь! - Иааиуиэль рванула на себе одежду, вздымая уже несуществующую грудь.

Марена, уловившая ее настрой, припала губами к уху Иааиуиэль, потянула рукой Гатара.

— Не буду мешать торжеству жизни, - пробормотал под нос жрец Астард Больбус, покидая зал.

Глава 33

21 день 10 месяца 879 года, "ничейная" земля вдоль драконьих гор


Горы нависали, давили, пробуждали нехорошие воспоминания. Трава на земле ничейной полосы уже пожухла и увяла, по утрам все вокруг покрывала изморозь. Приближалась зима, но снег еще не выпал и не стукнули настоящие морозы - по словам Мартахара из-за выбросов летом. Мол, жар Бездны, даже в такой опосредованной форме, подогрел все вокруг, насытил воздух маной, облегчив усилия всем магам, кто работал с погодой.

Наступило время прощаться и Бранд подъехал к Мартахару. Дорога продлилась несколько дней, орки не спешили, но и не медлили, лошади их равномерно и ходко неслись по дорогам, демонстрируя, почему породы, выведенные орками, считаются лучшими. На ночь разбивали шатры, извлекали припасы, пели песни, с рассветом вскакивали, быстро собирались и неслись дальше. Как однажды обронила Лана, все это требовалось самому Буре, чтобы настроиться на природу вокруг.

Так вот, раз в день Бранд затевал разговоры о том, что впереди верная смерть, но его не слушали.

— Я знаю, что ты скажешь, - улыбнулся Буря, превращая лицо в мешанину морщин и складок.

Воздух вокруг них словно загустел, отделяя их двоих от остальных. Бранд уже сталкивался с этой Особенностью, "Наедине с природой", с помощью которой Мартахар когда-то поймал его в ловушку, обрушив ярость своей бури. По мнению бардов, все случившееся тогда было очень романтично, и они воспели в песнях и балладах, как всегда, переврав половину.

Если кто там и влюблен был в Бурю, так это другая его ученица, Лана Молния, а не Имрана, добровольно уехавшая с Брандом. На месте сражения Бранда и Бури не выросли цветы, там вообще ничего не росло несколько лет, так смачно они перепахали землю заклинаниями и ударами. И уж точно старый шаман не кланялся ему, признавая достойным соперником, нет, Мартахар заключил его в такой же барьер, обрушил бурю, зная, что Бранд сумеет проломиться наружу, за счет алмазного тела - ведь только одна Особенность могла побить другую.

И к тому моменту, когда Бранд освободился, Бури уже и след простыл. Бранд пожал плечами, вернулся к Имране, ожидавшей неподалеку и да, они любили там друг друга, но не свалили при этом рощу деревьев и не расщепили своими телами мега-дерево, из-за чего дескать на них разгневалась Светлейшая. Бардам зачем-то обязательно нужно было придумывать всяческие глупости, в которые охотно верили обычные живые. Светлейшая просто рассердилась, так что они поехали в Стордор, по дороге встретили уже знакомого Бранду Ролло Скрытника, ну и там как-то само все завертелось и у Бранда появилась команда, ставшая его семьей.

— Ты прав, там впереди меня ждет только смерть, - продолжил Мартахар.

— Так какого же тогда!

— Ты что, не видишь? Это нужно не мне, это нужно им, - старый шаман вскинул иссохшую руку, указывая за пределы барьера, где находились его ученики. - Чтобы сражаться яростнее, думать о степи, а не обо мне.

Бранд сдержал новый гневный возглас, провел рукой по лицу.

— Я знаю, что твое наставничество не удалось, - продолжил Мартахар, - возможно, поэтому ты сейчас испытываешь трудности и твой дух омрачен сомнениями, а сам ты не можешь смириться с моим уходом.

— Почему?

— Потому что герои твоя семья, - ответил Буря. - Ты не искал продолжения себя в детях и учениках и не понимаешь, каково это, и это нормально, Бранд, поверь мне. Боги создали живых во всем их разнообразии как раз затем, чтобы мы были разными. Вели себя по-разному. Чтобы были и камни, и деревья, и степь, и море, и многое другое.

Бранд нахмурился, осмысливая услышанное.

— Поэтому тебе тяжело терять других героев, поэтому по тебе так тяжело ударила потеря твоей команды.

— Ты не знаешь всей истории!

— Лана рассказала мне, - просто ответил Мартахар.

Они помолчали некоторое время.

— Чтобы росло новое, старое должно уйти, - с легкой усмешкой снова заговорил Мартахар. - Тогда ты все сделал правильно, Бранд, отпусти умерших, подари им покой и тебе самому станет легче.

Бранд смотрел на него.

— Узнаю упрямого Кулака, что всегда пробивал себе дорогу через любые препятствия. Может ты и прав и когда мы встретимся после смерти, я поклонюсь тебе и признаю свою неправоту.

— Я не верю в богов, для меня не будет никакого после смерти.

— Зато они верят в тебя, но думаю, ты это и так знаешь, - опять улыбнулся Буря. - Отпусти и не забывай, помни о них, но не казни себя. И не мешай мне помогать моим ученикам. Считай, что я умру как подобает, в поединке.

Такая мысль в голову Бранду не приходила, и он обдумывал ее некоторое время, затем кивнул.


Пятерка героев и Мартахар окончательно скрылись из вида в ущелье, орки ханской сотни синхронно вскинули руки и бухнули кулачищами по груди, аж гул пошел. Бранд слез с лошади, протянул поводья ближайшему орку, тот молча принял. Затем предводитель этого отряда, свирепый и могучий орк из рода Стремительного Буйвола, вскинул руку, и конная лавина помчалась обратно на юг.

Никаких лишних слов, как раз то, что сейчас требовалось Бранду.

Сложив руки за спиной, он медленно зашагал по "ничейной земле", поглядывая вслед стремительно исчезающим оркам. За пределами полосы они разобьют шатры и будут ждать возвращения героев до наступления зимы. Возможно, столкнутся с кочующими троллями, а может и нет, в любом случае, эти зеленые парни и девчонки могли постоять за себя сами.

Герои орков решили не рисковать, так как просто не знали другого пути и начали его с того же ущелья, по которому когда-то спустилась Лана и остальные. Экспедиция Марденуса поступила хитрее, потому что Нимеон Шлем был знаком с драконьими горами - по крайней мере с окрестностями и предгорьями. Они отправились в Занд, наняли корабль, Шлем даже договорился с Разящей, которая частенько сопровождала корабли, плывущие на север, и затем по дороге они свернули и высадились на берег, углубились в горы.

Бранд шагал, размышляя на ходу, ибо думать о хозяине подземелий было проще, чем о словах Бури.

Раньше он не задумывался над этой частью, просто отметил, что Нимеон Шлем выбрал самое трудное место для высадки и проникновения, а Марденус доверился ему. Там, на западе драконьих гор, скалы обрывались прямо в море, вечно бушевали волны, а под водой таились коварные рифы. Ничего такого, что не сумел бы преодолеть умелый одиночка, особенно способный бегать по воде, но целая экспедиция? Они ведь тащили с собой припасы, оборудование, материалы, еду, в конце концов - вряд ли можно было рассчитывать на пропитание охотой в драконьих горах.

Почему там?

Нимеон, будучи родом из Стордора не мог не знать, что самый простой и быстрый путь в горы - с юга. Даже если он опасался, что караван экспедиции разграбят в Вольных Землях, можно было сделать крюк, пройти Бирюзовым Хребтом по владениям Тарбада, проехать дальше в Занд, откуда они и отплывали. Только не плыть, а пересечь полосу нейтральной земли и оказаться в горах. Можно было сделать крюк через Лотонию и зайти с востока, через земли диких кентавров.

Нимеон Шлем боялся разграбления каравана? Чушь и бред! Герою, неспособному защитить экспедицию даже от такого, нечего было делать в драконьих горах! Нимеон Шлем был, конечно, той еще занозой, но назвать его слабым или неумелым? Опять же чушь и бред.

Почему не север?

Бранд дернул щекой, припомнив Лотэйо. Жители северных земель были весьма своеобразны, но те племена, что жили рядом с драконьими горами - так вообще. Но с ними можно было договориться, силу они уважали и понимали, иначе не выжили бы рядом с драконами. Некоторое время их даже нанимали проводниками, во время очередной волны "проникнем в драконьи горы, набьем себе уровней, вынесем драконов", но потом все угасло, когда драконы слетели вниз и ясно дали понять, что нечего тут.

Нимеон хотел скрыть следы проникновения? Тогда не просил бы Разящую. Да и сама постановка вопроса выглядела очередным бредом. В драконьих горах следовало скрываться от их хозяев, а не тех, кто жил вокруг. Но все же, все же, почему? Или в этом не было смысла? Был скрытый смысл, как в их витиеватой недавней поездке до Провала, с петлянием через весь Мойн? Чтобы будущий Бранд ломал голову и восклицал "но ведь по прямой проще!", не принимая во внимание страхов Марены, желание скрыть свои намерения самого Бранда и так далее?

Вопросы, вопросы, вопросы, опять масса вопросов без ответов.

— Карта, тут нужна карта, - пробормотал под нос Бранд и оглянулся.

Приближался уже край ничейной земли. Солнце поднялось и светило слева, отогревая землю, но вокруг все еще оставалось безжизненно. А ведь зверье еще сильнее расплодится в следующем году, вдруг подумал Бранд, теперь, когда столько живых полегло. Больше добычи, еды, опыта, легче расти оставшимся, но пусть об этом болит голова у короля Гатара.

Единой карты драконьих гор не существовало в природе. Драконы ревностно относились к попыткам летать над их землями и Громоптаха спасла только его Особенность, ну и еще может страж попался не такой опытный и высокоуровневый, как те, что прилетели разбираться с Бальбазаром. Стало быть, и Нимеон Шлем не мог по карте вычислить кратчайший путь - куда? Ландшафт в горах тоже менялся постоянно, но неужели Шлем знал, куда идти?

Бранд озадаченно почесал в затылке на ходу. Нет, так-то все сходилось просто идеально: Марденус хотел раскрыть тайну управляемого выращивания кристаллов подземелий, он обратился к Серкане, и та открыла ему не тайну, но место, где он сможет осуществить свой замысел. Но тут же возникал вопрос, а почему другим не открыла? Марденус если и верил в Серкану, то не так истово, как тот же Ролло - с чего бы вдруг богине тайн и секретов снисходить до обычного профессора-кристалловеда? Она хотела раскрыть всем эту тайну? Так прислала бы сообщения жрецам и чемпионам, да, точно, Ролло получил бы послание и уж дальше завертелось бы все.

В пользу этой версии говорило то, что Марденус смог - шесть лет прошло, а у него был кристалл 420-го уровня. От одной мысли чего можно было добиться с таким кристаллом, впору было вырывать седые волосы на голове. Марденус же связался с Бездной и все испортил, но при этом как-то добился того, чего хотел. Если предполагать, что оттуда, с морского побережья, с ревущими волнами и неприступными для обычных живых скалами, было ближе к цели, то следовало допустить, что, во-первых, Марденус знал, где находится эта самая цель, а во-вторых, Нимеон настолько хорошо разбирался в драконьих горах, что составил нужный маршрут.

Бранд лишь вздохнул тяжело, выпуская воздух толчками.

Вполне возможно, что вся эта история с высадкой была лишь очередным тупиком, в которые он постоянно попадал, распутывая данную историю. Изматывающим, бесплодным тупиком, даже не прибавляющим Интеллекта в попытках разгадать тайну. Словно влез в чужую шкуру и занялся не своим делом, вдруг с иронией подумал Бранд. Вернулся к самому себе, избавился от Покрова Тайны, но вел себя, как будто все еще сохранял чужой статус.

Мысль эта развеселила его. Следовало еще раз прошерстить дневники и записи Марденуса, особенно ту часть с высадкой и гибелью Нимеона, посмотреть, не зацепится ли взгляд за что-то еще. Иногда будущий хозяин подземелий пускался в пространные рассуждения, словно хотел выговориться на бумаге, но в основном он все так же делал краткие пометки отвратительным почерком, ничего не объяснял, многое перечеркивал и перескакивал с темы на тему. Контакт с Бездной, например, был описан так:


"Сгдн явлсь дмны. Нвртно. Дурак! Чувствую себя предателем!"


После чего сразу шли рассуждения о свойствах суккуб – в области размножения – и похвалы в адрес Марсеона. Вот и понимай, как хочешь, что там было, как там было. Бранд еще не прошерстил детально эту часть, рассмотрел по верхам, выискивая упоминания Марсеона и, особенно, Бальбазара. Никаких кровожадных возгласов и призывов "убить всех живых" там не наблюдалось, но тут Бранд уже пришел к выводу, что кристалл защитил Марденуса, как защищал его от воздействий самих героев.

Что автоматически приводило к выводу - не знаниями из Бездны Марденус добился цели.

Что опять же могло быть неверным выводом и следовало искать, перепроверять, читать и вникать.

— Надо обязать всех исследователей оставлять после себя подробные записи, - хмыкнул под нос Бранд и тут же поправил сам себя. - Нет, запретить им всем ездить в драконьи горы!

Не было бы поездки, а стало быть, и кристалла, контакта с бездной и всего того безумия, что случилось вокруг. Под эти мысли Бранд шагал и шагал, хотя по меркам обычного живого он скорее несся, как ураган, и впереди показались стены "Изгиба Луары". Словно путешествие по памятным местам, подумал Бранд, только без повторения подвигов.

Ворота все так же были открыты и рядом с ними стоял все тот же голем, а стража играла в кости, с азартными возгласами, монетами, переходящими из рук в руки и прочими делами. Чуть поодаль, в пыли и грязи сидел побирушка, мычал что-то жалостливо, тянул руку. Бранд остановился рядом, швырнул монету, которую нищий ловко поймал на лету, оскалился радостно, показывая, что половина зубов у него отсутствует. Один глаз был выбит и его пересекал шрам, с лысеющей головы торчали жалкие кустики волос.

— Благодарствую, ваше херойство! Выпью за ваше здоровье! - испитым голосом заявил побирушка.

— Знаешь, если тебе нужны были деньги, Ролло, - тихо хохотнул Бранд, - мог бы просто попросить!

Глава 34

— Просто решил проверить, смогу ли тебя обмануть, - ничуть не смутился Ролло, делая какой-то жест рукой.

Стражи у ворот продолжали играть, не обращая на героев внимания.

— Смог, - кивнул Бранд. - Облик натуральный, актерская игра - Громоптах удавился бы от зависти. Взгляд Ветерана тебя не взял, хм.

Он слегка нахмурился, вспоминая прошлое.

— Ты же говорил мне, что Покров Тайны не устоит против пирамиды оценки?

— На тебе не устоит, - ткнул пальцем Ролло, - ведь не ты обладатель Особенности, да еще и не подпитывал ее верой. На мне же – иное дело.

Бранд издал протяжное «хм-м-м-м-м», задумавшись о возможном применении.

— Так как ты меня тогда вычислил? – спросил Ролло, отвлекая его от мыслей и возвращаясь к прежней теме.

— Ты слишком хорош для этой дыры, - объяснил Бранд. - Побираться здесь с 57-м уровнем и демонстрировать такую игру? Тебя давно бы уже приподняли аккуратно за шкирку, чтобы не разлезлась эта старая, вонючая рубаха, и предложили выбор: побираться в крупном городе Стордора или проваливать.

Ролло цокнул с досадой, затем сказал:

— Так никто и не подходил пока.

— Так и ты тут поди первый день сидишь, да? Якобы золотого нет и поэтому войти не можешь? Ну вот. Внутри ты смотрелся бы органичнее, уровень еще поднять, да сделать вид, что профессию тренируешь. Ну или там, не знаю, какой-нибудь грудастой служанкой притвориться, чтобы все смотрели понятно куда.

— Потом аккуратно резать глотки всем, кто решит, что можно взять силой? - спросил Ролло. - Отребья этого не жалко, но возиться лень. А так присел в сторонке, ты сам и пришел.

— Вы могли просто присоединиться к нам.

— Могли, если бы хотели провалить задачу - с учетом честолюбия орков, они бы точно отказались.

— А вы потом могли красться за ними скрытно.

— Так мы и так этим займемся! - хохотнул Ролло, хлопая себя по колену. - Зачем лишние действия?! Эх, Бранд, как мне тебя не хватало все эти годы! Тебя и твоей ворчливости!

— Так оставайся, - предложил Бранд.

Подозрения подозрениями, а все же Скрытник был старым другом и Бранд тоже был рад его видеть.

— Не могу, увы, моя госпожа, да будет славиться ее имя вечно, снова призывает меня. Прослежу за Ланой и Мартахаром...

— Только Ланой, - быстро сказал Бранд.

Скрытник хорош, конечно, но те же драконы видели его, стало быть, Хранитель тоже его увидит.

— Только Ланой, хорошо, - не стал спорить Скрытник. - Так и передам Громоптаху.

— Почему ты согласился? - вдруг спросил Бранд, поддавшись порыву.

— Он упомянул, что ты ему будешь должен — значит, вопрос важен для тебя, очень важен. Обычно все тебе были должны, - объяснил Ролло. - Так что я умолил госпожу об отсрочке и рванул сюда.

— Тебе я тоже буду должен, - кивнул Бранд.

— Да ну, брось, какие счеты между друзьями? Вернусь с Кирфа, сядем, выпьем божественного винца из храма, да решим, что делать дальше, без спешки, Провалов и демолордов с рогами в заднице!

Бранд рассмеялся и хлопнул поднявшегося Ролло по плечу, тот сделал то же самое, затем они обнялись. Бранд посмотрел на стражу, а когда повернулся, то Ролло словно бы исчез. Можно было напрячь Восприятие, обнаружить его, наверняка удалявшегося прочь на максимально возможной в скрытности скорости, но Бранд не стал.

— Пусть дорога твоя будет легка, а враги сильны, - пробормотал он одно из напутствий героев, направляясь к воротам.

Вот теперь стражи обратили на него внимание, повскакивали с мест, хватаясь за оружие. Достаточно быстро, но в то же время будь на месте Бранда враг, подкравшийся незаметно, минимум три стража уже лежали бы трупами.

— А говорили, здесь не смотрят на уровни, - оскалился Бранд, указывая взглядом на все тот же плакат.


Внутри "Изгиба Луары" было все так же шумно и оживленно, как в прошлый раз. Словно и не было прорывов, взрывов, тварей и всеобщих бедствий. Хотя вот уж прав был Ролло, подумал Бранд, не жалко здешних, а даже превратись все они, омонстрей, так мало кто заметил бы разницу.

— К-крас-с-савчик! - пошатывающейся походкой к нему приближалась девица.

Светлая полуэльфийка, но с черной кожей, словно ее измазали в саже или краске. Бранд, вначале принявший ее за одну из местных девиц легкого поведения, остановился и посмотрел внимательно.

— С-с-с-мари чо пык-ик-кажу! - девица была пьяна до изумления и похоже даже не соображала, что находится посреди шумной улицы. - Ни уб-б-бигай!

Попыталась ускориться, но едва не полетела лицом оземь. На нее показывали пальцами, ржали, с интересом смотрели на Бранда. Что бы ни делали герои, всегда находились желающие посмотреть.

— О! - девица дернула завязку. - Смари!

Живот тоже был вымазан сажей, руки, даже подмышки. Особая лента и подпорки, чтобы грудь, с ярко-красными сосками и тоже зачерненной кожей, выпирала сильнее.

— Я - томная ульфийка! - провозгласила девица. - Королева, ик, Стырдыра, шоб он сдох!

— Ага, дырка у нее и правда королевская! - выкрикнул кто-то.

— Иметь там всех людей в дупло! - девица покачнулась и попробовала упасть в объятия Бранда.

Бранд отступил, только придержал девицу за руку, чтобы не разбилась о брусчатку. Юбка задралась, являя миру перекрашенные в черный ноги. Хохот, свист, шутки, неприличные жесты, если бы не Бранд, возможно, поимели бы прямо здесь же.

— Давай сюда, - взгляд Бранда упал на знакомого тролля-вышибалу у входа в "Пьяный дракон".

Тролль приблизился, что-то тихо ворча под нос.

— Неси ее внутрь, - распорядился Бранд.

— Ого-го!

— Тарнея нашла своего короля!

— Не зря мазалась!

— Теперь в ее черной дыре...

Бранду надоело все это и он просто придавил всех вокруг Волей, заставляя заткнуться. На нескольких не подействовало, но эти высокоуровневые бандиты, воры и разбойники и сами помалкивали, наблюдая за гогочущей толпой. Тролль уже тащил пьяную, раздвигая толпу. Бранд усилил нажим и толпа вокруг просто побежала.


— Не годится командовать моими живыми и так пугать клиентов, - укоризненно заметил Мурк Красная Шапочка, уже ждавший Бранда внутри.

Бранд указал взглядом и тролль без особой жалости уронил пьяную девицу на пол.

— Ах, какой мужчина, - пробормотала та.

— Не годится продажным девицам наряжаться под королеву Стордора, - в тон ему ответил Бранд, садясь напротив.

Мурк задумчиво провел пальцами по обгорелой части лица.

— А она не продажная. Бежала сюда из Стордора, уже после прорыва, когда там всех нелюдей, - Мурк словно выплюнул это слово, да так, что то задымилось на полу, - обвинили в бедствиях и начали резать. Денег нет, профессия не та, начала торговать тем, что есть, собственным телом.

То есть уже при новой власти или в период безвластия после прорыва, подумал Бранд. Но все равно, тень словно бы падала на Гатара и его королев. Виноват, конечно, был король Джерард, да поздно уже все это объяснять.

— Мы ее, конечно, можем казнить, насадить черной дырой на черный кол, за оскорбление их величеств, да вот беда, у нас тут вольные земли, которые не подчиняются короне Стордора.

— А как же амнистия?

— А что амнистия. Мы в Стордор и не ходим, не творим там ничего, - с хитрой улыбкой ответил Мурк. - Да и где нам туда ходить, с нашими-то профессиями?

Мысли Бранда вильнули, потекли в другом направлении. Многие утверждали, что боги создали Атрибуты, дали живым профессии и умения, вручили Способности и Особенности, чтобы живые росли и процветали, могли дать отпор демонам бездны. В ответ на ехидные вопросы, чего же тогда нет профессии героя, а есть масса преступных профессий, направленных на ущерб живым, обычно следовали указания, мол, живые так и так все испохабили, очернили и приспособили для вреда друг другу, даже благородные профессии Воина. Обычно дальше следовали указания, что надо верить и молиться, просветляться и уподобляться богам, а не демонам и тогда мол и наступит всеобщее счастье.

Разумеется, ответа - почему у преступников есть профессии, а у героев - нет, это не давало.

— Старая, как мир песня, - ответил Бранд. - Еще старый Бехорн на вас жаловался.

— И тут же использовал, внедрял своих людей, ссорил, обделывал грязные делишки нашими руками, - Мурк смачно сплюнул на пол. - Разумеется, он был весь в белом и на дереве, а мы в коричневом и в яме!

— Так за вас говорит ваша профессия.

Бранду вдруг стало скучно. С чего он вообще решил, что, завернув сюда, сможет развеяться? Ну, жаловалась Марена на местных, так что с того? Наивно было думать, что все тут вдруг оглупеют и полезут в драку. Наоборот, именно такого и можно было ждать, увиливания, рассказов, что тут никто не виноват, может даже попыток выудить себе еще что-нибудь полезного.

— Говорит, да. Только мы не в Стордоре.

— Скажи, Мурк, где ты столько уровней взял?

— Так в драконьих горах. Пойдешь, бывало, а там зверье само на тебя кидается, так что, давать себя жрать? Пырнешь ножичком, раз да два, уровень и поднялся. Мясо опять же, шкурки там всякие, потроха алхимикам на зелья.

— А профессию Вора почти до 200 уровня ты на кроликах поднял? Или горных хомяках?

Что-то дрогнуло в Мурке, буквально на мгновение, затем он улыбнулся и рассмеялся. Наклонился ближе, словно собираясь сообщить шепотом страшную тайну.

— Не поверите, ваше геройство, на благих делах!

— Грабил Проклятых и раздавал живым? - насмешливо спросил Бранд.

Сейчас скажет, что драконов, тут его можно будет прижать вопросом о цели путешествия экспедиции Марденуса, мелькнула мысль.

— Да не, я ж не герой какой, - отмахнулся Красная Шапочка.

Хотя вполне мог бы им стать, как-то же добрался до 240+ уровня, герою А-класса впору?

— Наше дело такое - преступное да воровское, но вот вам пента, ваше геройство, - Мурк изобразил знак Пентрока, бога хитрости и коварства, - благое дело сделал! Вы то слышали про заговор ваших аристократов, не могли не слышать, вы же со Справедливой королевой были, когда она графу Ловантеку меж ушей молотом зарядила. Ну так вот, нам они тоже денег заносили, послания там передать, выкрасть что-нибудь, да прикрывали от вашей Тайной Канцелярии. Получили мы амнистию - дважды даже - очистились и просветлились.

Говорил он вроде правильные вещи, но таким, насмешливо-ехидным тоном, словно хотел вывести Бранда из себя.

— Старые привычки долго умирают, сами знаете, да и не умеем мы ничего, кроме своих профессий.

— Можно землю пахать да лес рубить.

— А кто тогда этих буйноголовых в кулаке держать будет? - спросил Мурк, взмахивая рукой. - И тут я подумал, ну заговор же против короны, да ворье там среди этих аристократов, хо-о-о-о, так из казны несли, нам и не снилось! Ну а у вора украсть, так это же справедливо будет, подумал я, а если на пользу Стордору, так вообще благое дело, хотя мы и не Стордор!

— Меня бесполезно забалтывать, - сообщил Бранд.

Но многие преступные профессии давали соответствующие умения, уболтать, заморочить голову, подчинить, заставить отвлечься. Вот и думай потом, на кой они там? Нести благо всем живым? Демонов этими умениями было трудно уболтать, разве что они были развиты до запредельных значений.

— Так я ж чистую правду говорю! - притворно обиделся Мурк.

— То есть ты обокрал аристократа Стордора и на этом насколько-то там поднял себе профессию. А до этого?

— А до этого была амнистия! - быстро выпалил Мурк, все же выдавая свою нервозность.

Вот сюда надо было дриад, вдруг подумал Бранд, кто бы ни победил - все хорошо.

— И я не кого-то там обокрал, ха! Самого герцога Бонтвилля, владетеля Амкента и Рамбула! Он уже готовился выступить, готовился перекупить всех тех наемников, что сбежались в Стордор по призыву короля Гатара Первого, но тут я и еще несколько неравнодушных живых лишили его денежек!

Мурк захохотал громко, фальшиво, Бранд не стал присоединяться. Решение рассказать все Гатару и остальным только крепло, хотя, если Таранд Норм не спал и не клевал носом, то и так должен был знать о творящемся здесь. Гнойник был не страшен старому Стордору, но новому?

— Готовился выступить? - переспросил Бранд, нахмурившись.

— С боевыми маршами, магами, даже, кажется, формы для чеканки собственных монет нового королевства заготовил. Их должны были поддержать с юга, а также Палантор, и в результате весь запад Стордора просто бы откололся, ну и еще герцог планировал присоединить кусочек наших земель, - сообщил Мурк. — Вот вам пента, не вру!

Еще одной отличительной особенностью преступных профессий была привычка клясться богами, Пентроком и его знаком, в основном. Как правило для того, чтобы успешнее дурить головы живым вокруг.

— Собирался взять на себя всю торговлю с Тарбадом и Зандом, и дальше, ну и потом постепенно забрать себе весь Стордор, отдав куски соседям, чтобы не лезли. Потрясал своими птичьим руками и клял нелюдей, заполонивших прекрасное королевство. За такое мы, конечно, обиделись и обнесли ему всю казну, хотя собирались оставить часть, чтобы не буйствовал. И что вы думаете, ваше геройство?

— Взбесился? - равнодушно спросил Бранд.

Скорее всего, дело было, пока он сидел в Занде, поэтому он ничего и не слышал об этой истории.

— Подобрал свои герцогучьи одежды и галопом помчался занимать денег у гномов! А те ему в ответ кулак под нос. Помчался в Занд, а ему там еще что похуже сунули под нос! Денег нет, наемники погромили ему земли да разошлись, остался герцог ни с чем. Пополз в столицу каяться да просить прощения.

— А вас не тронул?

— Попробовал, не без этого. Развеялись слегка, потренировали молодежь, послали герцогу записку, мол, в следующий раз пусть сразу дочерей присылает, - ухмылялся Мурк. - Сразу притих и сдался, перестал гадить короне Стордора! Ну и я себе профессию поднял, чего уж там, за такое дело щедро боги отсыпали, не поскупились.

— Стало быть вы тут все чисты и ни в чем ни виноваты, - констатировал Бранд, поднимаясь.

Падшая женщина, изображавшая собой Ираниэль, храпела в луже собственной рвоты, распространяя запах перегара. Бранд хмыкнул и вышел наружу.

Глава 35

21 день 10 месяца 879 года


Дорогу Бранд выискивать не стал, зашагал просто на юг, зная, что рано или поздно попадет в Стордор. Все вокруг дышало надвигающейся зимой, деревья в рощицах сбрасывали листья, трава на открытой местности увяла и пожухла, от земли тянуло холодком. Несколько раз рядом мелькало какое-то зверье, достаточно оголодавшее, чтобы кидаться к живым, но еще недостаточно оголодавшее, чтобы нападать на Бранда.

Покрутившись рядом, зверье скрывалось торопливо, пока Бранд их сам не сожрал.

Он шагал и шагал, словно стараясь уйти от самого себя, оставить за плечами прошлое, как советовал Буря. Была в его словах какая-то высшая мудрость, тесно смыкавшаяся с тем, ради чего Бранд сидел в Благой Тиши. Поэтому он шел и размышлял, наслаждаясь тишиной и одиночеством.

Затем Бранд вышел к какой-то речке, в изгибе которой располагалось одно из вольных селений. Вокруг царила суматоха, несколько медведей пытались утащить добычу - тела селян и двух быков - а живые пытались им помешать. В боках одного из медведей торчали три обломка копий, еще один прямо на глазах Бранда сунулся вперед, ударом могучей лапы распахал полутроллю живот и грудь. Тот выдержал, ударил топором в ответ, застрявшим в голове медведя.

Живые взревели, кинулись вперед, прикрываясь самодельными щитами от ударов лап, пытаясь подрезать конечности, ранить, ослабить зверей. Медведи рычали и били в ответ, раскраивали щиты, отбрасывали живых. Похоже, зверюгам тоже не хватило еды, чтобы отъесться, а затем мирно уснуть на всю зиму.

В Стордоре с едой дела обстояли лучше, не так, чтобы пиры устраивать каждый день, но перезимовать и дотянуть до нового урожая точно должно было хватить, как докладывали королю, а Марена потом пересказывала самому Бранду. Еще новые правители собирались разрешить всем охоту и собирательство, снять статус "королевских" со всех лесов и угодий, начать какую-то там программу помощи Крестьянам, чтобы новый урожай позволил пополнить истаявшие запасы на складах.

— Пригласить бы этих, да не согласятся же, - проворчал под нос Бранд, меряя взглядом расстояния.

Активировал Могучий Прыжок, взмыл над рекою, пронесся быстро диковинной птицей.

— ГА-А-А-А!! - ударил его Оглушающий Крик прямо по медведям.

Те что-то успели ощутить, но разбежаться не успели, для того Бранд и ускорялся прыжком. Замерли, парализованные страхом, и Бранд приземлился среди них, нанося удары во все стороны, ломая им челюсти и лапы. Бросил короткий взгляд - рассчитал все точно, селян не зацепило, но и вперед они не лезли.

— Вот вам, мясо и опыт, - проворчал Бранд, легкими пинками отправляя переломанные туши медведей к селянам.

Те не стали стесняться, набросились, кололи и рубили, спеша успеть, пока зверье не вышло из паралича. Староста, кряжистый, словно квадратный гном, с могучими усищами (не иначе как в пику соплеменникам, от которых сбежал), приблизился, поклонился уважительно. В правой, толстенной, словно сплетенной из мышц и сухожилий руке, он небрежно держал большой кузнечный молот.

— Благодарю, Алмазный Кулак, - произнес староста. - Чем обязаны?

— Просто мимо проходил и нет, остаться не могу.

— Понимаю, - староста подкрутил ус с правой стороны. - Всех преступников истребили или только тех, кто корону Стордора порочил?

— Просто мимо проходил, - повторил Бранд.

— Понимаю, - теперь староста подкрутил ус с левой стороны.

Он явно пытался просчитать, что же задумал Стордор и какие действия предпримет и как это отразится на поселении, выбравшем его главой. Бранд мог бы дать ему совет идти под руку Стордора, но знал - не поможет. Все эти вожаки бандитов из Изгиба Луары знали - прижми живых вокруг и те сбегут в королевства рядом, поэтому обычно ограничивались просто некоей суммой, иногда называя ее оплатой за защиту. Живые в селениях, сбежавшие от властей, аристократов и прочих дел, обычно платили, в остальном наслаждаясь так желанной им свободой.

— Благодарю за медведей, - повторил староста.

Бранд лишь шевельнул слегка плечами. С этой проблемой, которую обычно называли "ушло в ноль", сталкивались все герои, кто перерастал окружающих живых в уровнях. Убить медведей? Легко, только опыта не будет. Обычно герои некоторое время наслаждались своим превосходством и силой, но затем неизбежно осознавали, что топчутся на месте, получают в лучшем случае единички опыта. Единички, там, где требовались миллионы, а то и сотни миллионов опыта до следующего уровня.

Тогда происходил следующий шаг, и герои оставляли проблемы живых живым, чтобы хотя бы они получали опыт и росли в уровнях. Иногда помогали, как вот Бранд с медведями, но не более того. Смотрели выше, на противников сильнее себя, уже мало обращая внимание на живых где-то там внизу. Окажись здесь кто-то вроде Старого Ворчуна, так он бы еще и всех девок поимел, а те радостно отдались бы - почему-то повсеместно считалось, что дети от героев рождаются более сильными и здоровыми. Но староста знал, что у Алмазного Кулака нет детей, в то же время он слышал, что королева Стордора - его внучка, и теперь колебался, не зная, как бы предложить Бранду остаться и "улучшить породу", раз уж герой сказал, что остаться не может.

— Если вдруг станет совсем туго, идите в Стордор, - все же предложил Бранд.

Впервые в ответ он увидел не хмурое упрямство, а задумчивые сомнения. Староста накрутил ус на толстый короткий палец, словно хотел его выдрать с корнем.

— Оно, конечно, так, справедливая королева Марена справедлива, - произнес он медленно, - но все же.

Замолчал, не собираясь высказывать свои сомнения Бранду. Мало ли, обидится герой за внучку и переломает тут всем конечности, как медведям. Бранд не стал уговаривать, развернулся и зашагал дальше.


22 день 10 месяца 879 года


На границе Стордора задержался на мгновение, затем просто зашагал дальше, не скрываясь. Стражи границы сработали быстро, догнали его, кто-то даже в горячке погони швырнул обездвиживающее заклинание. Бранд проследовал вместе с ними к коменданту заставы - другой, не той, через которую он и армия бандитов въезжали в Стордор - и побеседовал с ним.

— Повезло нам, - говорил комендант, - прорывы были далеко, пока до нас дошло, успели подготовиться, почти не потеряли живых. Нарушают границу, да, конечно, раньше нарушали, а сейчас так еще пуще прежнего бегают, пользуются тем, что в наблюдательной сети прорехи. По всей границе они, думаю, не я один наверх сообщал. Портальную сеть вот включили, еще полегче стало, а то маги прямо с ног валились.

Переловить всех магов-нарушителей, подумал Бранд, да переманить на сторону Стордора. Тюрьму в Таркенте, в скале под королевским дворцом, восстанавливать не стали, но Бранд знал, рано или поздно тюрьма все равно потребуется. Еще Бехорн жаловался ему на эту проблему, мол, подданные короля Горхорна прилагают массу усилий, чтобы обмануть закон, Тайную Канцелярию, Следователей, нарушить, а потом избавиться от преступной профессии, тогда как могли бы просто не нарушать, сэкономив всем массу времени и сил.

И тюрьма тогда не потребовалась бы.

— Зверье бегало, не без этого, выбили, кого смогли, потом еще армейцы приезжали, истребляли организованно, молодцы вот, - продолжал рассказывать комендант. - Затем еще охотники нахлынули за денежками за всех этих тварей, извели всех подчистую, не знаю уж, плохо это или хорошо. Расплодятся теперь всякие грызуны да зайцы, попортят деревья да в ловушки будут попадаться. Но это уже в следующем году, да.

— Просто пригласить еще раз охотников, - хохотнул Бранд, - назначить награды за головы, да и все тут! Нарушают, значит, границу?

— Ну тут оно ведь как получается, нарушать больше стали, воровать, что плохо лежит, да вот через прорехи в сети таскать, а в целом лучше стало, - ответил комендант. - Раньше с правителями вокруг работали, таскали им всякое, да те все это ворье прикрывали. Писали, конечно, в Тайную Канцелярию ту же, да толку то? Поди тронь аристократа, когда он высоко сидит, с королем за руку здоровается, а сам контрабанды не таскает! Тут же, как справедливая королева заговор раскрыла, так все притихли, никому не охота под ее суд попадать. Потом, конечно, отойдут, снова таскать начнут да нарушать, ну да Стордор уже на ноги-то встанет. Встанет же, ваше геройство?

— Встанет, встанет, - повел рукой Бранд, думавший о своем.

Опять эти упоминания заговора. Неужели Таранду Норму не хватило бумаг из тайников, чтобы всех прижать? Или Гатар не стал обострять обстановку, так как вокруг и так все плохо? Повсюду вспоминали только Марену, словно ни Гатара, ни Ираниэль не существовало в природе.

— Король Гатар должен справиться, - добавил он.

— Да, - согласился комендант, - говорят он тоже того, не только воин справный, но и клятву Теруну дал, править честно. Эх, собрал бы он войско, да повел в вольные земли, выжгли бы всю эту заразу с корнем!

И это Бранд тоже уже слышал неоднократно. Горхорн Первый и Бехорн не трогали бандитов, предпочитая иметь дело с неким организованным центром, с которым можно было взаимодействовать, в отличие от кучи мелких разбежавшихся во все стороны преступников. Как и во многих других делах, вся эта смердящая куча была прикрыта тряпочкой под названием "во благо королевства".

Что предпримут Гатар и Марена оставалось неясным.


Распрощавшись с комендантом, Бранд не стал продолжать пешего путешествия, перешел по цепочке порталов сразу в Дорменч. Тварей тут, конечно, истребили, но все равно следы прорыва виднелись повсюду. Меньше живых, даже не пытавшихся чинить и восстанавливать поврежденные дома - скорее всего им хватало уцелевших. Города вдоль Западного Тракта выглядели оживленнее, возможно за счет торговли, здесь же скорее царило суровое молчание. Больше военных, больше патрулей и общей настороженности, витающей в воздухе.


— Да знаю я об этих проблемах, - устало развел руками Стольн Массот, - знаю.

Помощник графа Стила Итхорна, назначенный сюда по его рекомендации. Огромный прыжок для Стольна, возможность от личного дворянства перепрыгнуть к наследственному, и Стольн, судя по его виду, старался и рвал жилы, поднимая себе профессию денно и нощно. Общая проблема Стордора - старые управители и аристократы или погибли, или разбежались, или не годились, устраивали заговоры, а новым не хватало опыта, уровней и знаний.

— С застав присылают сообщения, из столицы присылают сообщения, прямо из Тайной Канцелярии. Сами они, правда, больше этими аристократами заняты, поэтому здесь личный представитель Таранда Норма обретается постоянно, но помогают информацией. Но что толку с того знания, когда граница огромна, живых не хватает, а со стороны вольных земель вообще можно подходить в любом месте и переходить?

— Разве не была у Тайной Канцелярии налажена сеть осведомителей?

— Возможно и была, только мне о ней не рассказали, - устало вздохнул Стольн.

Записи потерялись, исполнители погибли или разбежались, а осведомителям стало просто не до того, подумал Бранд. Да и как тут общаться, когда порталы отключились, шары дальносвязи не работали и так далее? Посылать гонца через степь и леса, чтобы его там сожрали омонстревшие?

— Там сейчас много бежавших из Стордора, - сказал Бранд, вспомнивший "томную ульфийку". - Тех, кто не относится к людям, кого начали резать после прорывов, обвиняя во всех бедствиях.

— Всех уже вывели на корню! - Массот стукнул кулаком по столу. - Из столицы напоминали чуть ли не каждый день, давали денег и войска, да и справедливая королева Марена только наполовину человек. Не сомневайтесь, Кулак, всех передавили, все притихли.

— В поселениях вольных земель проблемы, я лично наблюдал, - сказал Бранд. - Возможно, нужно помочь им едой и припасами, не требуя ничего взамен.

— Самим не хватает, - ответил Массот.

Он поднялся, заходил по кабинету, разминая шею, потом сказал с усмешкой.

— И я еще жаловался, что графу Итхорну не сидится на месте! Теперь вот сижу целыми днями, движения не хватает! Всего не хватает. Кулак, вы бы замолвили словечко там, в столице, а? Я понимаю, к чему вы рассказали, сам за - если завязаться с поселениями, может удастся перетащить их на свою сторону, особенно, если они не против справедливой королевы!

Имелись причины, почему Стордор не спешил расширяться на север, но Бранд не стал говорить о них.

— Но ведь своим, жителям Стордора, подданным короны - не хватает! У них там случайно не уцелели подземелья?

— Может и уцелели, но они их не развивали, насколько мне известно, - пожал плечами Бранд.

— Ах да, точно, - Стольн с силой потер лоб. - А пришли специалистов, сразу пойдут разговоры о захвате, втянутся в панцирь, как скальные черепахи гномов и все. Но безвозмездно! Так хотя бы торговать с ними можно было бы, втягивать их в обмен. Войска-то вот стоят, да что толку, гоняться за каждым воришкой в степи? А так бы прижали их постепенно. Так что, мастер Бранд, замолвите словечко?

— Замолвлю, - не стал отказываться Бранд.

Стордор уже не напоминал больного, находящегося при смерти, но и на прежнего здоровяка, полного сил, не тянул. Так, живой на дрожащих ногах, поднявшийся, но при этом вынужденный держаться за стеночку, чтобы не упасть. Влить бы в него зелья исцеления, да такого для королевств еще не придумали.

— Говорят, война с Дарнией будет скоро, - добавил Стольн, глядя куда-то в сторону.

— Война? - удивился Бранд, не слышавший ничего такого.

— А чего они столько времени на наших землях торчат? Так что думаю, король Гатар поведет войска, но не на север, а на юг, первым делом разобраться с самыми главным ворьем и жуликами, дарнийцами!

Стольн провел с силой рукой по лицу, вздохнул тяжело, словно в мечтах уже врывался в Изгиб Луары, рубил преступников направо и налево, счастливо хохоча, забыв на мгновение о всех бумажных, непривычных ему делах.

Прямо как у меня, с иронией подумал Бранд, поднимаясь.

— Раз скоро будет, надо поспешить в Таркент, - сказал он.

Глава 36

23 день 10 месяца 879 года, Таркент


Валланто словно бы парила в воздухе, экзотическим смуглым фруктом. Если не всматриваться, легко можно было пропустить тоненькую каменную нить, подпирающую плиту из камня, на которой она восседала, скрестив ноги и разведя руки в разные руки - словно бы для поддержания равновесия.

Тренировки умений работать с маной и укреплять ею предметы.

— Как съездил? - спросила Валланто, не открывая глаз.

— Так себе, - честно ответил Бранд.

За дверью раздался шум, затем в дверь вдвинулась герцогиня Кордайская. Обычно в таких случаях говорили "просочилась", но растолстевшая, расплывшаяся герцогиня именно что вдвинулась боевым тараном плоти. Платье с провоцирующими вырезами повсюду, но без любовных артефактов, в глазах страсть и похоть. Бранду вначале показалось, что это игра освещения, но нет, Моллена действительно осветлила кожу, выбелила ее до аристократической бледности.

На Бранда накатило отвращение.

— Мы столько не виделись, дорогой мой герой! - воскликнула она, протягивая руки и подаваясь вперед так, что стало видно - грудь была прихвачена лентой.

Дождалась, пока Анея уедет? Нет, тогда она озеленила бы кожу и это в любом случае вызвало бы у Бранда отвращение. Рядиться под Светлейшую?! Живые вокруг точно посходили с ума!

— Прочь пошла, - бросила Валланто, все так же не открывая глаз.

Давление Воли, камень пола изогнулся, захватывая ноги Моллены. Словно сами покои задышали, выталкивая пожилую герцогиню прочь.

— Бранд обещал мне! - воскликнула она отчаянно, протягивая руки, с "эльфийскими" ногтями.

Бранду захотелось сплюнуть.

— Жениться?

— Нет, вернуть мои владения!

— Обещал - сделает, слово Бранда - тверже алмаза, - невозмутимо ответила Валланто, - а теперь вон!

— Но у нас любовь!

— А я - жрица Адрофита! Прокляну так, что никакой любви больше не будет!

Волна камня прокатилась, вышвырнула прочь изумленную, испуганную Моллену, которая лишь таращилась и разевала рот, словно рыба, вытащенная на берег, после чего сомкнулась, поглотив дверь.

— Тебе надо сменить служанку, - сообщила Разлом, открывая глаза и глядя прямо на Бранда. - Пускает внутрь всех подряд, кто заплатит.

Включая саму Валланто, понял он. Внутри неприятно покалывало - этот наряд под Светлейшую, разговоры об обещаниях напомнили ему о случившемся в Алавии.

— Все важное у меня с собой, а бываю я здесь редко.

— Да, я заметила, - едва заметно улыбнулась Валланто. - Как съездил?

— Так себе. Потерял, ну не друга, но еще одного героя старшего поколения. Обогатился словесной мудростью. Понаблюдал пьяную пародию на Ираниэль, с черной кожей и еще большей грудью.

— О, тебя ждет сюрприз, - сообщила Валланто, но объяснять не стала.

— Узнал, что всякие отбросы из вольных земель и не подумали бросать свои преступные занятия, но сорвали мятеж на западе Стордора и что по слухам вот-вот начнется война с Дарнией. Проехался и посмотрел на жизнь в Стордоре, - вздохнул Бранд.

А также рассказал обо всем случившемся Марене. Гатар опять уехал, только теперь в Раину, на встречу правителей, касающуюся Провала. Должны были прибыть правители всех-всех стран, не только Стордора и соседей, но и восточных королевств, соприкасающихся с провалом и пропускать встречу никак нельзя было. В то же время Ираниэль "захворала", поэтому она осталась болеть, а Марена осталась присматривать за королевством. Бранд слегка удивился, чем таким можно так сильно болеть, когда под рукой целители и жрецы Ордалии, но потом сообразил, что речь идет о беременности.

— А также понял, как я от всего этого устал, - признался он.

— Отлично! - просияла Валланто.

— Отлично?

— Конечно. Не то отлично, что ты устал, а что ты устал от государственных дел! Мне уже начало казаться, что ты изменился слишком сильно и полюбил всю эту возню, которой раньше не занимался. Что? Внучка у тебя появилась, с молодежью начал возиться, почему бы и не прорезаться любви к делам королевства и власти? Кто тебя знает, Бранд?

Да сам себя не знаю, подумал Бранд. Зачем только вылез из Благой Тиши? Правильно, хотелось немного вспомнить прошлое и совершить пару мелких подвигов, после чего нырнуть обратно, в спасительную тишину и отсутствие событий. Вместо этого он ввязался в самую убийственную для живых передрягу за последние демоны знают сколько лет - возможно самую убийственную вообще за все время существования мира - и оказался вынужден непрерывно заниматься неизвестными и непривычными ему вещами. Государственными делами и расследованием тайны Марденуса.

С каждой из них по отдельности он, возможно, и справился бы, но вместе? Они осушали его запасы спокойствия и выдержки быстрее, чем Бранд успевал их пополнять и все это неминуемо вело к тому, чего Бранд как раз всеми силами пытался избежать - взрыва эмоций и прорыва Темного Очарования. Пытался и не мог, так как, во-первых, случившееся было во многом именно его виной, а во-вторых, короновав Гатара, он как бы взял на себя обязательства помочь ему удержаться и не дать Стордору развалиться.

— Я себя знаю, - проворчал он, - и это не любовь, а долг. Я еще у Провала заметил, что ты о чем-то хочешь попросить и все чего-то тянешь. Так можно долго ждать.

— Мне и торопиться-то особо некуда, - призналась Валланто, - после стольких лет, да и когда вокруг сплошные бедствия, сам понимаешь.

— Так ты приехала к Провалу, чтобы разыскать меня? Не нашла и осталась?

Почему-то слухи упорно помещали Бранда в один из монастырей возле Провала. Дескать, на старости лет Кулак раскаялся, поверил, просто решил уйти в бою, тут версии различались, удалился в монастырь и зажил там скрытно, выходя лишь сразиться с демонами. Как и все прочие мифы и легенды, сочиненные живыми или перевранные редакторами книг, эти тоже отличались несуразностью и нестыковкой деталей, на которые почему-то никто не обращал внимания. Как он вообще мог жить там скрытно, если достаточно было провести Оценку? Почему никто за эти годы не подтвердил, что да, Кулак именно там. Если же Бранд скрывал свой статус (что было подмечено верно), то и искать его там, у Провала, было бесполезно.

— И да, и нет, - вздохнула Валланто. - Честно, тяжело об этом говорить, как тебе было тяжело рассказывать о своей команде и Обольстителе.

Она вздохнула, утерла выступивший на смуглой коже пот, бросила быстрый взгляд на Бранда.

— Я... я жрица Адрофита, была ей, - сказала она. - Потом случилась та история, не знаю, слышал ли ты о ней.

— Краем уха, - честно ответил Бранд. - Ты уронила в Бездну целый город?

— Не, не та, - отмахнулась Валланто. - Ну не целый, часть только. И там Проклятый внутри был! Но речь вообще о другом! Не слышал, значит. Впрочем, да, о чем это я, твою историю тоже никто не слышал. Извини, Бранд.

Валланто говорила все быстрее, суетливо двигала руками, утирала лоб, бросала взгляды в разные стороны, словно вдруг превратилась из опытной героини в юную селянку, первый раз приехавшую в большой город.

— Я разрушила главный храм Адрофита! - выпалила она одним махом и тут же отвернулась.

Бранд почесал в затылке, потом вспомнил.

— Погоди, это в Городе Любви, что ли? - спросил он.

— Да! - почти радостно выпалила Валланто. - Ты бывал там?

— Мимо проходил, а потом и пролетал пару раз, кажется, даже в подземелье рядом спускался, но внутри - нет, не бывал. Туда же только верующих пускают.

— Ну да, есть такое, - опять смутилась Валланто. - Но главное, что ты понял, о чем речь!

— Может тебе чего-нибудь успокаивающего? - спросил Бранд. - Ты так нервничаешь, того и гляди и эту скалу расколешь.

Шутка не удалась, но Валланто сдержала себя, лишь облизала губы.

Город Любви представлял собой комплекс храмов Адрофита на склонах огромнейшего горного хребта, занимавшего немалый кусок Сии. По слухам, на высочайших вершинах того хребта жили сами боги, но Бранд, поднимавшийся туда в свое время, уверенно мог сказать, что все это ерунда. Когда-то там жили драконы, да, но потом они ушли и вершины пустовали.

На пиках ниже, правда, жили авианы.

Пары, желавшие, чтобы их любовь продлилась всю жизнь и чтобы они оба умерли в один день, совершали паломничество туда, молились сами или жрецы и жрицы Адрофита возносили молитвы и связывали их руки и судьбы особой клятвой. Разумеется, было все это воспето и в стихах, песнях и книгах, а в одной из книг серии Эл Дожа главный герой притворялся жрецом Адрофита, демонстрируя особое искусство любви неким невежественным дикаркам с вымышленного острова посреди Океана Спокойствия.

— Да ладно, чего тянуть, - вздохнула Валланто.

Но после этого все же протянула долгую паузу, затем забралась обратно на свою каменную подставку, скрестила ноги, прикрыла глаза.

— Да, так легче, - сказала она. - Не знаю, как так вышло, но я всегда была любвеобильной. Меня тянуло ко всем живым, всех рас и возрастов, я щедро дарила им свою любовь и получала их любовь в ответ. Поэтому и героиней стала, одно за другое, хотела поднять Выносливость и Харизму, чтобы соблазнять и выдерживать, пошла набивать уровни и выяснилось, что живые очень сильно благодарят тех, кто их спас, а от мыслей о том, что у них будет любовь с героиней, всегда появляются дополнительные силы. Я росла в уровнях, любила и радовалась жизни. В те дни я была известна как Валланто Трещина, из-за своей магии камня и тому, что трещина моя не скучала без дела.

Бранд лишь хмыкнул, так как такое тоже встречалось среди героев.

— Но мне было мало этого, хотелось больше любви, глубже, мощнее, хотелось стать настолько могучей, чтобы суметь соблазнить даже дракона или бога. Я верила в Адрофита, но этого было мало, и я отправилась в Город Любви, стала его жрицей, а очень скоро и Высшей. О, жизнь была тогда полна любви, как никогда, и я следовала всем заветам, включая главный - дарить любовь и жизнь. Меня славили и восхваляли, я стала не просто высшей жрицей, но еще и чемпионом Адрофита.

Такое тоже встречалось, но реже.

— В гордыне своей я вознеслась так высоко, что решила, будто достойна тела бога. Я пришла ночью в главный храм и обратилась к Адрофиту, попросила явиться во плоти и подарить мне ночь любви. Адрофит услышал меня, но отказал, мол, я дорога ему и не выдержу подобного. Гордыня моя была так велика, что я стала настаивать, потребовала явиться и отодрать меня, как последнюю шлюшку, уверяя, что я выдержу. Не буду вдаваться во все детали, но я была очень, кхм, возбуждена и едва не словила Проклятие. Но во мне тогда было столько Веры, что вся эта демоническая мана просто растаяла и разлетелась, а я расколола храм и обрушила его, собственно, в бездну.

— Надо полагать, у тебя было обоснование.

— Да! - на щеках Валланто проступил румянец, дыхание участилось. - Даже сейчас, когда я вспоминаю те события, меня захлестывают эмоции и возбуждение. Я кричала, что, если мне не достанется божественного тела, так пусть не достанется же оно никому, даже не соображая, что Адрофит там, на небесах. Храм до бездны тоже не долетел, но и уже свершенного хватило. Все профессии, связанные с Адрофитом, тут же улетучились, Вера упала в минус, и прилетело божественное проклятие, вместе с сообщением от бога, мол, он сам тоже виноват, выбрал не того в Чемпионы и поэтому даст мне шанс. Не отмолить, мол, он отлучает меня от веры навсегда и отмолить у меня не получится. Нет, отлюбить свое прощение и тогда, если слуги его увидят мое искреннее раскаяние и вознесут за меня молитвы, вот тогда он сжалится и снимет проклятие, даст мне шанс начать все с начала.

— И тебе нужна моя помощь в этом?

Бранд припомнил, что и правда, во время экспедиции в Провал Валланто работала лишь магией камня, не благословениями. Да и отношений ни с кем не крутила, что для жрицы Адрофита было практически невозможно. Но как-то вот Валланто ухитрялась это скрывать, все верили, что она жрица, а Бранд ничего не заметил, правда и в Статус особо не заглядывал.

Но все равно - достойно уважения, скрывать такое без какого-либо Покрова Тайны.

— Почти. Нужно вернуть то, что никогда не было его, но осталось там, так как я вынуждена была бежать прочь. Мой ребенок, моя дочка. Хотя, она уже выросла за эти годы и не знаю, помнит ли она меня, но я должна хотя бы попробовать!

— А я тебе зачем? Уронить еще парочку храмов в отместку?

— Я была жрицей Адрофита, - устало вздохнула Валланто, - и вдвойне уязвима против них, с этой отрицательной Верой и Проклятием. Раскаяние, ха! Парочка жрецов охотно отъездила меня, наплевав на всю ту боль, что причиняет любовь с активным Проклятием, наоборот, даже возбудились сильнее, мол, отступницу спасают! Да пошли они с таким раскаянием в жопу Бездны! И ты думаешь, я не пыталась вернуться и забрать дочку?! Отступила в последний момент. Потом пила, буйствовала, странствовала, кидалась в подвиги, потом вроде бы смирилась, что никогда уже больше не увижу ее и отправилась к Провалу. Так мне казалось, пока я не увидела тебя и не поняла, что ты можешь мне помочь, только ты! А я потом помогу тебе. Что угодно! Чего ты хочешь?!

Чтобы меня оставили в покое, со злой иронией подумал Бранд. В покое. Сбежать от всех дел, помочь тем, кого он считал своей семьей, по словам Мартахара, то есть героям. Помочь семье воссоединиться с семьей. Заполучить во враги, хотя да, после нескольких посылов самих богов, как-то поздновато было начинать бояться их жрецов. Валланто отлучена от веры? Тогда Адрофит не предупредит своих слуг. А даже если предупредит, то, что с того?

Как-то поздновато начинать верить и бояться богов и их слуг.

Кулаком и добрым словом можно добиться больше, чем добрым словом, хотя Валланто даже слушать не стали, судя по ее рассказу о попытке вернуться. И еще ему вдруг вспомнился Кварон Второй, король Тарбада.

— Ничего, - ответил он и лицо Валланто вытянулось. - Я помогу тебе просто так, как друг и собрат-герой.

Глава 37

23 день 10 месяца 879 года, королевский дворец в Таркенте


— Поздравляю, - заметил Бранд в пустоту.

Нимрод, получивший 200 уровень, лишь улыбнулся, невидимый для всех окружающих. Донесся торопливый звук шагов, появилась раскрасневшаяся Марена. На шее ее алел отпечаток губ, словно Ираниэль хотела ее укусить и высосать кровь, подобно демонам и некоторым разновидностям нежити.

— Я вам не перезревший фрукт! – громкий возглас Ираниэль. – Я здорова и хочу сражаться! Действовать! Любить!

— Уф-ф-ф, - тяжело выдохнула Марена, захлопывая дверь. – Как же иногда тяжело.

Бранд, уже услышавший эту историю, лишь покачал головой. Мартахар Буря поступил, как поступал сам Бранд, просто сделал, что считал нужным и устремился дальше.

— Дед? – Марена посмотрела на Бранда, затем на свою свиту, державшуюся в отдалении. – Что-то случилось?


Чуть позднее


Бранд обвел взглядом собравшихся. Сама Марена и неизменный Нимрод, теперь буквально невидимый для окружающих. Барон Отсон Давади, первый советник Гатара, и Таранд Норм, так и оставшийся на посту главы Тайной Канцелярии. Главнокомандующий граф Стил Итхорн, подкручивающий нетерпеливо ус, словно где-то шла война. Все трое удержались и задержались на своих постах, что подтверждало выводы Бранда – какая-никакая, но стабильность достигнута, Стордор без него не пропадет.

Феола Три Глаза и Реборн Сотня, ставший ее персональным помощником.

— Я ухожу, - заявил Бранд.

Марена аж вскинулась, чуть не бросилась вперед, но сдержалась, задумалась. Барон Давади хмурился, поглядывал на королеву, тогда как Таранд Норм смотрел спокойно.

— Невозможно! – громко воскликнул граф Итхорн, кладя руку на рукоять меча. – Алмазный Кулак, вы – символ Стордора, гарант того, что соседи не воспользуются нашей слабостью!

— Я навестил короля Тарбада, Кварона Второго – он поддержит Стордор, независимо от того, буду я здесь или нет. Лотония довольна договором и снижением пошлин, а даже если нет, Феола Три Глаза всегда может попросить Калтоса Речивека повлиять на короля.

Феола мечтательно вздохнула.

— Новый договор с Урдаром. Королева Алавии и ее король – друзья Гатара, Марены и Ираниэль. Со Степным Ханством – хорошие отношения, кентаврам мы неинтересны. С Зандом теперь связаны деньгами, Авиата сделает то, что им скажет Трентор Громоптах, а с ним мы теперь друзья. Катаранга не в счет, у Раины и Баруса хватает других проблем, Ирий и Долина Великанов, Карбарга - далеко, Бесконечный Лес вообще не наша проблема. Остаются лишь несколько проблем – вольные земли на севере и тамошняя бандитская вольница, вкупе с бежавшими из Стордора, чтобы их не прирезали, заговор аристократов и Дарния.

— У нас нет сил присоединить к себе вольные земли, - тут же быстро сказал Давади.

— Но можно и нужно еще усилить борьбу с этими настроениями, оставшимися от короля Джерарда! - указала Марена и барон кивнул, сделал себе пометку.

— Можно сократить число бандитов, - Норм сделал недвусмысленный жест, словно взмахивал мечом, срубая головы. – Что же касается заговора аристократов, то с ним ничего сейчас не сделать, не вызывая новой войны внутри королевства. Бежавшие... да, есть такая проблема. Если кто-то начнет организовываться там, как сила или если аристократы решат все же поднять мятеж, бежавшие охотно их поддержат, за все обиды, причиненные им в нашем королевстве.

— Пусть только аристократы попробуют выступить! – мрачно заявил Стил.

— Погоди, дед, ты же только что вернулся с севера, что-то еще там случилось? – спросила Марена.

Она упорно продолжала именовать его дедом, хотя сама сказала, что они не родня по крови. В то же время рядом не было никого из клана Барганент – похоже, у чувства справедливости и прощения Марены имелись пределы.

Еще один знак того, что она сможет обойтись без Бранда.

— Не касаясь сбежавших и живущих там, я завернул в «Изгиб Луары», побеседовал с Мурком Красной Шапочкой.

— Это тот бандит, что тогда пришел с тобой, когда брали Таркент? – припомнила Марена. – Голова такая обгоревшая, да, и он говорил об амнистии?

— А еще он некорованный король всех этих бандитов, - зло добавил Норм.

Про насмешки и что там порочат честь короны говорить не стал. Возможно, и сам не знал.

— Войскам нужны тренировки, а живым хочется спокойствия, - провозгласил Итхорн. – Раз эти бандиты так глупы, что собрались в одном месте, давайте накроем их там! Окружим и затопчем, решим проблему враз!

— Вот только собрались они там, с попустительства короля Горхорна Первого и Тайной Канцелярии при Бехорне, - тихо заметил Таранд Норм.

Граф Итхорн, сильно уважавший «старую власть», как теперь называли короля Горхорна и то, что было при нем (Джерарда обычно пропускали), задумался, дергая ус, затем промолвил неохотно.

— Наверное, у них были свои причины. Но у нас теперь новые правители! Только прикажите, Ваше Величество, и мои живые втопчут там всех в землю! Я сейчас формирую новый корпус, из молодежи орков, они их окружат и никому не дадут уйти!

— А если там леса? – с легкой ехидцей в голосе спросил Норм.

— Среди наемников полно эльфов, светлых и темных, - не смутился Итхорн. – Вскоре корпус егерей будет снова полон и пограничная стража тоже!

Насколько помнил Бранд, корпус пограничной стражи стоял особняком от прочих войск, но возможно Гатар объединил их, для упрощения.

— Раз вы оба так говорите, значит, это не проблема, - заметила внимательно слушавшая Марена. – По крайней мере, не та проблема, для которой нужно вмешательство деда.

— Мастер Бранд мог бы…, - Таранд Норм осекся, поклонился. – Прошу прощения, я увлекся.

— Что же касается вольных земель, то я намерена оказать им помощь, - заявила Марена, - чтобы они смогли пережить эту зиму.

Лицо барона Давади сонное и словно оплывшее немедленно стало жестким, а сам Отсон как будто проснулся, посмотрел прожигающим взглядом.

— Прошу прощения, Ваше Величество, но я все же настаиваю, что это неприемлемо! – воскликнул он. – Мы лишь выбросим на ветер так необходимые самому Стордору припасы!

— Не надо извиняться, когда говорите об интересах королевства, - вздохнула Марена.

Давади лишь поклонился.

— Разве там не живые, которым нужна помощь?

— Разве не должны король и королевы в первую очередь помогать своим подданным? – вопросил в ответ Давади. – Пусть становятся подданными вашего величества, тогда мы им поможем.

Марена задумалась, затем вынесла вердикт.

— Несправедливо бедствиями загонять людей в подчинение. Но и лишать жителей Стордора помощи в ущерб другим живым тоже несправедливо. Возможно, у нас есть излишки?

— Нет, - отрезал барон Давади. – Мы не знаем, что нам принесет грядущий год, не знаем, какой будет зима, нельзя рисковать.

Марена лишь вздохнула.

— Можно выбрать промежуточный вариант, Ваше Величество, - добавил Таранд. – Помочь селениям, но не за подданство и клятвы верности, а всего лишь в обмен на информацию и некоторые услуги.

То есть вернуться к тому, чем занимался Стордор и ранее, подумал Бранд.

— Мне надо еще подумать над этим вопросом. Впрочем, можно объявить добровольный сбор средств в помощь тамошним живым.

— Уверен, эта помощь будет использована для контрабанды разными преступниками, - тут же сказал Норм.

— Да и кто мешает им сейчас отобрать помощь Стордора у поселений? – тут же добавил Давади.

Марена нахмурилась, затем провела рукой по лицу, бормоча короткую молитву.

— Я подумаю, - повторила она. – Но мы отвлеклись. Дед?

— Красная Шапочка заявил, что обокрал Надарху Бонтвилля, властителя Амкента и Рамбула, и дескать поэтому восстания на западе так и не случилось, нечем было платить наемникам.

Бранд бросил взгляд вбок: Феола похрапывала, уложив голову на подставленную Реборном подушечку. Сам Сотня терпеливо стоял рядом, делая вид, что его здесь вообще нет.

— Можно ли верить бандиту? – бросил Итхорн. – Он еще тогда, в Дорменче, мне не понравился!

— Но герцог Бонтвилля и правда резко переменил свое поведение в какой-то момент, - барон Давади огладил подбородок, - причем мастер Бранд находился тогда в Занде.

— Но он не выдал никого из других заговорщиков, лишь сам начал крутиться вокруг, с уверениями преданности и почтения, за что король Гатар и отослал его обратно, - ткнул пальцем Норм. – Возможно, это была маскировка, чтобы скрыть подготовку к восстанию? Хотя, мои люди ничего такого не сообщали.

— Что еще он сказал? – спросила Марена, обрывая этот спор.

— Что восстание должно было охватить весь запад, а с юга ожидалась помощь Палантора.

— Об этом ни слова не было в бумагах заговорщиков, - быстро сказал Таранд. – Да и размах! Весь север, союзы с Лотонией, Урдаром, а теперь еще и Тарбад, и Палантор? Невозможно!

Или возможно, если это было частью плана хозяина подземелий, вдруг подумал Бранд. Приказать Хорторну не обращать внимания на заговор, дабы перессорить всех, разжечь вражду, массу мелких войн, раздробить силы, чтобы в момент прорыва никто не смог противостоять ордам демонов. А даже если смогли бы, то потом не сумели бы отразить удар из Провала, откуда открыто могли выйти еще демолорды и сделать новый провал.

Вот еще вопрос, почему они так не сделали раньше?

— Возможно, это был новый план, возникший уже после бедствия, - ответил барон Давади, чье лицо снова стало сонным и обвисшим. – Планировалось использование наемников? Вот.

— Им я тоже никогда не доверял, - добавил Итхорн.

— Их пригласили король Гатар и королева Ираниэль! – резко сказала Марена, поднимаясь. – Они знали, что делали!

Остальные, кроме Бранда, только поклонились.

— Я лично займусь этой проблемой! – Марена все еще говорила резко, почти зло. – Так будет справедливо, раз весь шум возник из-за действий отсутствующего сейчас короля Гатара.

— Я немедленно направлю туда войска, Ваше Величество, - сказал граф Итхорн.

— Нет!

— Ваше Величество, это неразумно.

— Со мной отправится дед! – ткнула пальцем Марена. – Заодно присмотрит и убедится, что проблемы там нет! А вы, граф, лучше направьте войска на юг.

— Да! – вырвалось у трех советников почти одновременно.

— Отрежем им тылы и нанесем удар, пока король Дариус отсутствует…, - немедленно начал разрабатывать план Стил Итхорн.

— Нет! – повысила голос Марена.

Советники смотрели кисло, Реборн Сотня, впрочем, тоже. Даже Бранда на мгновение обуял пыл истинного стордорца: ударить по Дарнии, смять их, растоптать, занять часть их поганого королевства, чтобы знали свое место!

— Я так понимаю, первые переговоры закончились ничем? – спросил Бранд.

— Надо было воевать! Выбить их до границы и остановиться – разве это не было бы справедливо?

— Мы сами пригласили их, - лицо Марены стало виноватым, голос и задор увяли, - более того, я попросила наставницу Феолу стать, гм, моей наставницей, чтобы привлечь помощь Дарнии.

— А? Что? – Феола всхрапнула и очнулась.

— Обсуждаем мир с Дарнией, наставница.

— А, - Феола закрыла глаза и снова уснула.

— Понимаю, - ответил Бранд, - после такого было бы несправедливо изгонять их силой, а в оплату за помощь они попросили земли?

Он прямо ощутил злость советников Марены, словно те ожидали, что Бранд сейчас рассвирепеет и помчится избивать войска Дарнии на землях Стордора.

— Да, - еле слышно ответила Марена. – И я еще подумала, что это хороший повод помирить наши королевства.

— Ваше Величество! – не выдержал Давади. – Войска Дарнии топчут земли Стордора, а вы говорите о примирении! Пусть слава ваша поднялась уже выше небес, но люди не поймут такого, не поймут, да!

Бранд только покачал головой, примерно представляя, что приходилось выслушивать Марене и остальным. На него самого в свое время тоже сильно давили, когда он бросил сходиться в поединках с героями Дарнии. Пришлось несколько раз насовать кулаком наглецам, чтобы они очнулись и вспомнили, на кого пытаются давить.

— Сопротивление Дарнии на захваченных ими землях разгорается, - добавил Норм с таким видом, что ясно было, кто им помогает в этом разжигании. – Надо лишь усилить давление и они сами уйдут!

И ведь искренне радеют за родное королевство, подумал Бранд, но и отрешиться от вековой вражды не могут. Он поймал умоляющий взгляд Марены, смотревшей на него с надеждой, и спросил:

— Так они просили земли?

— Да, - повторила Марена. – Мол, если мы сами не можем защитить наши земли, то будет справедливо, если их займет тот, у кого хватает на это сил. Гатар и Ираниэль хотели согласиться, но все начали шуметь, не подрались только благодаря присутствию героев.

— Справедливо, - искривил губы Бранд. – Будет им справедливо.

Советники воспряли, посмотрели с надеждой, словно ожидая, что Бранд и правда помчится в атаку.

— Так не выйдет, дед, - добавила Марена, - Гатар уехал на эту встречу, все договорились о мире, пока она идет. Да и несправедливо как-то было бы. Хотя в этой профессии о справедливости только и остается мечтать.

— Ничего, - заверил ее Бранд, - можно пока заняться юго-западом Стордора, да и торопиться особо некуда.

— Ты же сказал, что уходишь!

— Но не прямо сейчас, - пожал плечами Бранд.

О, ему вдруг очень хотелось быстро-быстро развязаться со всеми проблемами и сбежать прочь вместе с Валланто. Обязательно насладиться путешествием, без стремительных переходов порталами, без глобальных проблем и спасения мира по два раза за день. Никого не воспитывать, не решать чьих-то проблем, просто идти или ехать, нет, лучше идти, чтобы не заботиться еще и о лошадях. Вообще ни о ком не заботиться, как встарь, с прежней командой.

— А, понимаю, - Марена вдруг поднялась, подошла и обняла Бранда, уткнувшись головой куда-то в живот, – Дед, ты лучший!

— Да какой я тебе дед, - проворчал Бранд.

— Самый лучший! – улыбнулась Марена, в глазах которой стояли слезы.


— Ты уверена? – спросил Бранд Марену.

— Нет, - помотала та головой. – Но если они затеяли заговор, то это должно подтолкнуть их к выступлению, а если нет…

— То легенда о справедливой королеве лишь окрепнет, - кивнул Бранд.

Марена покраснела до кончиков ушей, смутилась. Похоже, не привыкла еще пока, подумал Бранд, но знал, что с годами это пройдет. Даже если Марена не свернет со своего пути – получив божественное проклятие, как Валланто – то с годами все равно придет привычка или умение спокойнее относиться ко всему этому.

— Я не ради легенды! – пискнула она изменившимся голосом. – Я лишь иду по выбранному мной пути!

— Я знаю.

Глава 38

24 день 10 месяца 879 года, Карваз, Стордор


Карваз встретил их теплом и шумом. Здесь, на юго-западе Стордора осень, казалось, только-только сменила лето, и серая хмарь Таркента уступила место сухому приветливому теплу. До Бирюзового Хребта было далеко, не тянуло оттуда холодом, не дышало грозно снегом.

Переправленные ранее два отряд гвардейцев и орков, приехавших из степей Ханства, уже выстроились с двух сторон от портальной площадки. Вместе с ними прибыли и соглядатаи из Тайной Канцелярии, а также Нимрод, заранее осмотревший все вокруг.

— Ваше Величество, это такая честь для нас, - прозвучали осторожные слова.

Граф Леохорн Тардек изящно поклонился, несмотря на тучное тело, свита его склонилась вслед за графом. Леохорн выпрямился, опять являя миру огромный, мясистый нос, словно нависая над Мареной горой плоти, так как в росте граф и управитель всей области не уступал Бранду. Наместники не только проводили в жизнь волю короля в своей области, но и присматривали за аристократами вокруг, посылали донесения в Таркент. Аристократы жаловались на наместников, Тайная Канцелярия тайно присматривала за теми и другими, все та же система сдержек и противовесов.

Род Тардеков владел Карвазом и окрестными землями не первую сотню лет, но связь с Бехорном помогла графу получить титул наместника, подняться еще выше. Тем не менее, Леохорн был осторожен, ловок, искушен в дипломатии и лавировал между всеми, ухитряясь не поссориться ни с кем и в то же время обеспечивая процветание вверенной ему области. Уцелел даже во время короткого правления Джерарда Третьего, который успел сменить почти всех наместников, и потом сумел отбиться от нашествия монстров из подземелья, сохранил, если не весь город, то хотя бы значительную его часть.

— Благодарю вас за верную службу Стордору, граф! – звонко отчеканила Марена.

Леохорн еще раз поклонился, скрыв этим движением еле заметный вздох облегчения. Бранд тихо хмыкнул под нос, все, как всегда. Наверняка какие-то мелкие грешки у графа водились, под оправданием «блага для королевства», а может и замазался слегка в этом заговоре. Сохраняя дистанцию и старательно не зная определенных частей, ну как король Джерард Третий, которого это не спасло, конечно.

— Прошу, Ваше Величество, мой замок в полном вашем распоряжении.

В этом отношении Карваз не отличался от городов юга и юго-востока Стордора, да и Таркент начинался примерно так же. Замок в излучине реки – крепость, опираясь на которую живые продвигались вперед, расчищали леса и дороги, давили зверей и монстров, проводили разведку. Затем вокруг возникало поселение тех, кто нуждался в защите, мимо шли дороги, торговля, мастерские, еще дома и еще распаханные поля, бац, и вокруг уже город!

Замок же становился частью города, последним оплотом обороны.

— Охотно воспользуюсь вашим приглашением, граф, - улыбнулась Марена, - но вначале извольте объявить королевский сбор.

— О! – граф Леохорн снова согнулся в поклоне, но уже с некоторым трудом. – Осмелюсь предположить, речь идет не о большой королевской охоте на Скрытных Ласок?

Дипломат, мысленно хмыкнул Бранд. Куда уж Марене с ее эмпатией и Питомцами охотиться, разве что на омонстревшее зверье, но то уже повыбили по большей части.

— Я все понимаю, - мягко сказала Марена, - тяжелые труды на благо Стордора взывают к отдыху и перерыву, и это правильно, если слишком сильно давить на живых и обрушивать на них бедствия, они обратятся к Бездне вместо богов.

«Было ли это частью плана Марденуса?» вдруг подумал Бранд. Обрушить столько бедствий, чтобы живые сдались, утратили боевой дух? Но нет, он же называл себя героем, а какой героизм в том, чтобы сдаться Бездне? Да и не произвел Марденуса впечатления ловкого стратега, умелого тактика – подчинение через кристаллы, плохой подбор исполнителей, промахи в воплощении, неправильный расчет во многих вещах.

Достаточно было вырастить подземелье еще выше, заманить сотню живых, подчинить их кристаллами, а потом поднять им уровни подземельем и выпустить в свет. Нет, заманить десяток живых, самому подняться, а потом начать таскать героев из земель живых – чтобы умели сражаться, готовы были продать себя за уровни. Даже если бы Марденус забоялся драконов, живые точно ничего не смогли бы противопоставить сотне таких подчиненных героев: армии были бы разбиты, королевства уничтожены, да что там, войска Провала не продержались бы и дня.

Затем легко можно было творить все, что угодно.

Либо этой сотней напасть на драконов и истребить их, принести живым умение выращивать покорные подземелья, обрушиться и запечатать Провал навсегда. Вот тогда Марденус воистину стал бы героем, которого все целовали бы в задницу, которому поставили бы статую выше гнездовий авианов.

— Но правители не зря стоят выше обычных живых, с них и спрос больше, раз им больше дано.

— Ваше Величество, вы же не…

— Именно так, граф, - чуть наклонила голову Марена. – Объявляйте королевский сбор, созывайте всех аристократов на справедливый суд. Если у них есть неразрешенные тяжбы или претензии друг к другу, я постараюсь разобраться в них.

Попутно оценив самих аристократов, насколько те готовы служить Стордору, а не самим себе. Марена даже образец для сравнения прихватила с собой, виконта Стортона Чардвика, ставшего уже графом и правителем Амадеума и окрестностей. Виконт при встрече опять начал многословно благодарить, но Бранд лишь отмахнулся.

— Мои маги окажут вам посильную помощь в рассылке сообщений и доставке.

Рука ее случайно или намеренно указала на Бенаса Крейтона, мага-портальщика, встреченного ими в Дарши. Контракт успешно перекупили или просто уплатили графине Ловантек отступные и теперь Бенас щеголял в мантии, с королевским знаком. Поднял еще несколько уровней, слегка округлились щеки, словно от радости непрерывно ел, а в глазах светилась решимость служить королеве Марене.

Можно сказать, что Марена уже собрала часть опоры трона, верных ей правителей и магов.

— Благодарю вас, Ваше Величество. А теперь прошу извинить меня, немедленно займусь вашим поручением.

Вообще-то ему полагалось бы, как владетелю земель и замка, принимать там Марену, но граф Тардек продолжал демонстрировать свое искусство дипломатии. Знал, что Марене важнее выполнение поручения, а не пышность церемонии и немедленно приступил к исполнению, прихватив нескольких свитских.

— Темнит чего-то этот граф, - сообщила Феола, подходя ближе.

— Как всегда, - пожал плечами Бранд. – Нападать вроде не собирается, уже достаточно.

Возможно, посадил кого-то в городе, чтобы напал по пути? Нет, для этого Леохорн был слишком хитер и изворотлив. Отравление в замке? Он первым окажется под подозрением. Отравить хитроизощренным способом? Возможно. Но зачем ему травить Марену? Только если он замешан в заговоре по самую макушку и понимает, что его прижмут и у него не будет другого способа спастись.

Нет, в такой случае Леохорн уже сбежал бы в Палантор, время было.

— Я присмотрю, - прокряхтела Феола.

Древон Марены, Носатик, к которому так и прилипло это идиотское прозвище, подогнул ноги и опустился. Феола легко впрыгнула в седло на его спине, купленное Брандом в Сечете. Защитные кристаллы стояли на местах, руку Феолы обвивала цепь с гирькой, неприятно напомнившая о Лотэйо. Клыки Носатика сверкали наконечниками, он ухватил Марену хоботом, усадил к себе на спину, одновременно с этим поднимаясь.

Марена хихикнула, моментально теряя королевское величие и выдержку.

— Впе-рёд! – прозвучал команда.

Гвардейцы ехали ровным строем, попутно создавая живой коридор для древона и ехавшей следом свиты Марены. Орки ехали беспорядочным, вольным строем, беспечно махали рукой девушкам, раздували мышцы на груди, хвастались оружием. Кто-то из горожан сплевывал сердито, но остальные, наоборот, рвались вперед, словно пылая любовью к оркам.

— Справедливая королева!

— Слава Марене Кладис!

— Ваше Величество, да дадут вам боги тысячу лет жизни!

— Ваше Величество, благословите наших детей!

— Хвала Эммиде Справедливейшей!

Бранд двигался незаметно в стороне, под отводом глаз, но даже без него сейчас никто не посмотрел бы на старого героя. Горожане давились, напирали на ряды орков и гвардейцев, кричали, тянули руки, улыбались, тянули детей для благословения. Марена с высоты древона кивала, махала рукой, осеняла всех знаком Эммиды. Бранду уже доводилось видеть подобное – во время выездов Светлейшей и в одном из городов, полностью порабощенным Проклятым – и оба этих воспоминания вызывали неприятное покалывание.

— Суд! Суд! Суд! Справедливый суд! – скандировала толпа.

— Судить аристократов!

— Казнить правителей!

— Пусть им достанется, по справедливости, не закону!

Крики изменились, свернули куда-то не туда, беснование толпы приобрело опасные нотки. Только мятежа за королеву, но против аристократов тут только не хватало. Бранд уже собирался вмешаться, когда Марена опять вскинула руку. Разумеется, никто и не подумал затихать, приветственные крики только удвоились.

— Жители Карваза! – голос Марены легко заглушил шум, прорезал его, словно клинком. – Послушайте!

Какое-то из королевских умений, но без подчинения, отметил Бранд.

— Тихо, тихо!

— Тихо, Справедливая будет говорить!

Вот теперь толпа вокруг стихла, замолкла, словно усмиренная магией. Общее напряжение осталось, но все внимание было приковано к Марене и только к ней. Идеальный момент для удара убийцы, подумал Бранд, обшаривая взглядом дома вокруг и не находя никого, кроме Нимрода.

— Я понимаю ваши обиды и желание немедленной справедливости, я сама была такой! Желание немедленной справедливости обычно скрывает лишь обиды и желание мести, желание убить всех врагов, и да, я сама была такой! Но затем я поняла, убить – легко! Простить и разобраться по справедливости и закону – тяжело, но такой труд идет на пользу всем живым, чуть-чуть увеличивает количество справедливости в мире! Да, мир несправедлив, но мы можем сделать его лучше! Мы сделаем его лучше! Будет введен институт королевских судий, каждый из которых будет утвержден мной лично, и которые будут судить, без оглядки на титулы и положение в обществе! Но сейчас, прошу вас, сдерживайте себя, подождите результатов суда!

Какое там сдерживать, толпа словно взорвалась беснующимся штормом восторга, орков смяли, опрокинули, устремляясь к Марене в порыве восторга. Бранд уже собирался ударить по толпе, когда Моростон, ехавший в тележке, прицепленной к древону, вдруг вздулся и перегородил толпе дорогу, защелкал сердито клювом. С небес упала Лиана, щелкая клювом, грозно растопырив когти, шипя и раскидывая крылья.

Толпа замялась на мгновение, этого хватило, чтобы подоспели гвардейцы, оттеснили восторженных горожан.

— Берегите себя, не топчите друг друга! – снова воззвала Марена. – Сейчас Стордору нужен каждый живой!

Новый рев восторга, но все же толпа поумерила пыл, больше таких прорывов не случалось и кортеж Марены достиг ворот замка.


— Обошлось без погибших, Ваше Величество, - докладывал Марене один из придворных свиты, - три десятка искалеченных и еще с сотню помяли. Жрецы Ордалии, во главе с Астардом Больбусом, уже лечат их и по вашему распоряжению выдана часть зелий исцеления, взятых в запас.

— Благодарю и пригласите ко мне мастера Больбуса, когда он освободится, - распорядилась Марена.

Придворный поклонился и исчез. Марена перевела взгляд на и Бранд увидел, что глаза ее полны слез.

— Так бывает, - заметил он. – Невозможно влиять на живых, если они равнодушны к тебе.

— Да не в этом дело, дед!! - Марена прикусила губу до крови, утерла глаза рукой.

Феола даже не проснулась, продолжала похрапывать, остальные уже удалились ранее. Покои внутри замка, обставленные какой-то тяжеловесной, вычурной мебелью, стены, увешанные коврами и шкурами, словно давили на Марену. К окнам, откуда было видно город и горожан на улицах, она даже не приближалась.

— Так расскажи, - предложил он, пожимая плечами.

— Ох, дед, ну что ты за… бесчувственный такой!

— Для этого у тебя есть муж и подруга-жена, - ответил Бранд. - Или сестра-жена, как правильно?

Марена только махнула досадливо рукой, словно говоря «толку с них!» Тут, наверное, надо было что-то сказать, как-то утешить или разбудить Феолу, которая точно разбиралась лучше. Бранд уже протянул руку к спящей старушке, когда Марена заговорила.

— Они не поймут, да может и ты, дед, не поймешь. У меня изменилась профессия, я вдруг ощутила всю эту толпу, их восторг и обожание, приняла в себя и поняла, что могу приказать им и они сделают, выполнят! Даже если я прикажу им совершить что-то неправильное, они все равно сделают! Это было… ну как с Гатаром и Ираниэль, но только еще слаще, острее, мощнее, не знаю! А потом они рванули вперед, смяли охрану и я едва не крикнула им, чтобы они остановились и не трогали меня, я испугалась, так испугалась, что хотела приказать им убить друг друга! И какая-то часть меня едва не крикнула им, а теперь нашептывает, что я лишилась сильнейшего удовольствия в своей жизни! И самое страшное, дед, меня так и тянет попробовать, приказать им, увидеть, как они отдают жизнь за меня! Наверное, я чудовище и недостойна, а Грознейшая выбрала меня неправильно, сжалилась над моей бедой, тогда как я недостойна-а-а-а!!

Марена закрыла лицо руками и разрыдалась навзрыд. Бранд же смотрел на нее, думая о другой «недостойной», тоже выбранной богом – о Валланто Разлом.

— Ты упивалась властью, - сказал он Марене. – О, это сильное чувство даже без профессии Эмпата. Затягивающее и опьяняющее.

— Д-да? – всхлипнула та, не отрывая рук от лица. – Тогда мне нужно отказаться?

— Разве можешь ты?

Некоторое время комнату наполняли лишь звуки рыданий.

— Не могу, - ответила Марена.

— Ты же помнишь, как тебя предупреждали, что путь твой будет сложнее?

— Д-да.

— В том числе и из-за этого всего. Упоения властью, в твоем случае буквального.

— А что мне тогда делать?

— Как что, идти дальше по выбранному пути, - усмехнулся Бранд. – Превратить свою слабость в силу, в оружие, знать об искушениях и не поддаваться им, наращивая Веру.

— То есть я не чу-чу-чудовище? – спросила Марена после долгих всхлипов.

Бранд вспомнил, сколько раз его самого брало искушение властью, одолевало желание решить все ударом кулака и сколько раз он поддавался им, даже не думая сдерживаться, и ответил почти спокойно:

— Не более, чем любой из живых.

Глава 39

— Где-то здесь неподалеку владения клана Барганент, - вдруг сказала Марена.

Она вскинула руку, протягивая кусочек сушеного фрукта Лиане. Та высунула голову над плечом Марены, хватанула клювом, словно жука на лету долбила. Где-то внизу, под столом, похрустывал камнями Моростон.

— Хочешь перетянуть их в Стордор? - спросил Бранд, отрываясь от очередного справочника, обнаружившегося в библиотеке графа Леохорна Тардека.

— Не знаю, - качнула головой Марена. - Мы поговорили нормально, и они поставили свои кузницы в Таркенте, и я ходила и хожу к ним, общаюсь с молодежью, но они все равно словно чужие. Ты, дед, мне гораздо ближе.

Такое бывало после совместных приключений.

— Даже мои Питомцы мне гораздо ближе, хотя связь наша и ослабла после смены профессии.

— Не пропала? - уточнил Бранд.

— Нет.

Возможно, благословение Алианны помогло, хотя кто знает. Еще один вопрос, в который Бранду не только не хотелось вникать, но и неясно было, нужно ли вникать. Раньше он жадно интересовался такими вещами, учил профессии и умения в них, вызнавал, запоминал, чтобы потом одним небрежным взглядом определять, что за живой перед ним, чего может, как развивался, какие умения брал, куда стремился и к чему пришел.

Сейчас все это казалось пустой тратой времени.

— После благословения героя Бури могу взять еще одного Питомца, но не знаю, нужно ли, - Марена вскинула руку, почесывая шею Лианы, птица-скальнут заскрежетала довольно. - Не смогу быть рядом с ними все время и это ужасно несправедливо.

— Поэтому ты взяла их в эту поездку?

— Да, - голос Марены упал до шепота. - Злоупотребила своей властью. Опять.

— Взгляни на это с другой стороны, - посоветовал Бранд, переворачивая страницу.

Справочник "о гадах горных и подгорных демонах", похоже, оказался пустышкой. Автор густо добавлял собственных выдумок, изобретал чудовищ, о которых Бранд никогда не слышал, хотя побывал в горах на всех пяти континентах и еще зачем-то упорно пытался выдать некоторых демонов за вид, встречающийся исключительно в прорывах внутри гор. Дескать, они не переносят света, так как тот несет в себе небесную ману, из-за того, что проходит сквозь небеса, и прочая чушь.

— Если бы ты сидела не на древоне, тебя, возможно, затоптали бы. С самыми благими намерениями, разумеется.

— Да, с этой частью жизни королевы я уже столкнулась, - едва заметно улыбнулась Марена. - Настолько удушающая забота, что прямо удивительно, как другие короли и королевы ухитряются вырасти разумными.

— Уверен, они не терзаются, проводя через порталы свою свиту и питомцев, - добавил Бранд.

— Да, но им нравится власть, я ощущала это всем телом и Особенностями, - Марена постучала пальцами по груди.

— А, теперь тебе страшно, что ты поддашься этому искушению властью и падешь? - спросил Бранд.

Возможно, к этому примешивался еще и страх неизвестности и необходимости принятия решений, как с поездкой к Провалу.

— Стану, как Джерард Третий, - прошептала Марена и вскинула голову. - Дед, не уезжай!

Бранд посмотрел удивленно, демонстративно вскинув брови.

— Кто еще остановит меня, если я зарвусь? Если поддамся этому искушению и сверну со своего пути?

— Гатар и Ираниэль, - ответил Бранд, возвращаясь к справочнику.

Он начал просто перелистывать, улавливая обрывки - увы, чушь продолжалась и там. Кто сказал, подумал Бранд, что в других книгах тоже не была чушь полнейшая, только там он не мог отличить ее, так как не разбирался в предмете? Означало ли это, что все его знания о кристаллах подземелий и мане нужно было подвергнуть сомнению?

— Ну.... да, - смутилась Марена. - Но они слишком любят меня! А мне нужен кто-то вроде бабушки!

— Феола Три Глаза. Нимрод Альтану. Отсон Давади. Таранд Норм. Стил Итхорн, - перечислил Бранд. - Кто там еще у вас в советниках ближнего круга ходит? Жрец Больбус, точно, очень достойный живой.

— Ты же не веришь в богов!

— Что не мешает мне признавать достоинства живых. Да что там, без Ролло и его божественного оружия, дарованного Серканой, мы бы не одолели Обольстителя.

И может быть, он завоевал бы всех живых раньше хозяина подземелий. Могли ли они быть связаны? Один - предтеча другого? Горы, горы, и невероятно высокий уровень Обольстителя, что, если он тоже получил секрет подземелий, только начал подымать себе уровни и сорвался?

— Жрец, - пробормотала Марена и вдруг просияла. - Точно!! Дед, ты лучший!

Она вспорхнула легко, клюнула Бранда в щеку.

— Жрец! Я приглашу мастера Хрырга, да! Поставлю отдельный храм Грознейшей, нет, нет, нет, точно, поставлю из личных денег на месте поместья бабушки!

Бранд не стал уточнять, что это за Хрырг - судя по имени, тролль какой-нибудь. Главное, что Марена перестала его упрашивать. Заботиться и следить? Нет, это точно было не его призвание. Хватит и того, что он возился с молодежью до Провала и после возился со Стордором, не давая тому развалиться.

— Вот видишь, дед, кто еще мне поможет такими хорошими советами?

— Мне опять перечислить всех по порядку?

— Не надо. И с тобой можно быть собой, а не королевой!

Бранд лишь пожал плечами, но советовать путь Светлейшей - которая всегда была собой - не стал.

— Но пока ты не уехал, побудешь рядом?

— Конечно, - согласился Бранд. - Посижу в сторонке для вида.

Он, конечно, ослабел и давно не тренировался, но кое-что осталось. На героев и живых должно было хватить.


25 день 10 месяца 879 года, Карваз


Ворота замка за спиной Марены были широко распахнуты, но туда горожане не совались, воины графа Тардека смотрели хмуро и недружелюбно. Площадь запрудили горожане, свисали с деревьев, выглядывали из окон, карабкались на крыши домов. Огороженный круг - для тех, кто искал справедливого суда, вместо трона Марена сидела на увеличенном Моростоне, снизу стояли несколько самых высокоуровневых гвардейцев, рядом в невидимости бдел Нимрод.

Феола и Бранд сидели в сторонке, под стеной замка, в дополнительной тени от древона. Тот втягивал воду в хобот, совсем как настоящий живой слон, фыркал и разбрызгивал, горожане хохотали и ловили брызги, но близко к героям все же не подходили.

— Госпожа Феола, - Реборн Сотня подал кружку с каким-то питьем гадостно-зеленого вида.

— По рекомендациям лучших продлевателей жизни? - не скрывая насмешки спросил Бранд.

Чего они только не придумывали! Здоровую и полезную еду, напитки, содержащие ману, для закаливания организма, экспедиции на вершины самых высоких гор - не драконьих, конечно, на других материках - для вдыхания небесной маны, погружения под воду, якобы это возвращало живых в материнскую утробу и организм сам по себе омолаживался.

— По совету целителя Цорна, - с вежливой улыбкой ответил Реборн. - Он был очень недоволен бырумом госпожи Феолы.

— Да пошел он, - проворчала Три Глаза, - нашелся умник. Уровнем не дорос, мне указывать!

— Конечно, госпожа Феола, но все же, - в руках Реборна появились спицы и клубки пряжи.

Феола посмотрела на него, словно пыталась вспомнить, кто он такой, но спицы все же взяла. Немедленно застучала ими, словно гном кайлом, прямо на ходу выплетая из шерсти нечто - то ли носок, то ли рукав. Тренировки свежеподнятой профессии, замедление падения, понятно и знакомо.

— А ты стал еще одним учеником Феолы? - спросил его Бранд.

Стоило проверить, на тот крайне маловероятный случай, если Реборн этот все же замыслил нечто подозрительное. Третий Глаз — это хорошо, но деградация Атрибутов и профессий - Феола легко могла промахнуться.

— Помощником, - сообщил Реборн, - по личной просьбе королевы Марены, опечаленной состоянием наставницы.

Бранд бросил взгляд в сторону Марены, в огороженный круг как раз вошли две женщины, одна с ребенком на руках. Обе бросали друг на друга злые взгляды, ребенок тихо хныкал.

— А Сотней меня прозвали за терпение и способность повторять сотню раз, если потребуется - добавил Реборн.

— М-м-м-м, - понимающе отозвался Бранд. - Поднимаешь умения повторами?

— И тренирую терпение, следуя вашему примеру, Алмазный Кулак.

Бранд чуть не хохотнул от такого заявления.

— А в ученики не просишься, тоже развивая терпение?

— Именно так, - кивнул Реборн, - и памятуя судьбу вашего последнего ученика, после которого вы поклялись больше не брать их.

И можно даже сказать сдержал ее, формально. Как и с Мареной, которая просила остаться и присмотреть за ней, живые клялись богам, чтобы те присматривали, не давали им нарушить клятвы или карали за отступничество. Страх, наказания, присмотр - словно в детстве.

— Вот как раз терпения ему и не хватало, - проворчал Бранд.

В круге уже что-то происходило, женщины дрались, таская друг друга за волосы и царапая лицо. Марена вскинула молот и удар раскидал их в разные стороны, младенца поймал один из гвардейцев. Толпа ахнула тихо и умолкла, жадно внимания словам Марены. Что-то о том, что они обе недостойны и будут наказаны по закону, а младенец отправится в храм Ордалии, где вырастет и, возможно, спасет потом чьи-то жизни, взамен отнятых женщинами.

— Увести их! - скомандовала Марена.

В круг уже входили следующие, четверо людей, три одинаковых женщины и мужчина, и все они боязливо поглядывали на двух предыдущих, которые орали что-то непотребное, пока их утаскивали. Стояла теплая погода и эти четверо были одеты по-летнему открыто, легко. Здесь, на юго-западе Стордора и дальше, в Паланторе, манера орков из Степного Ханства ходить с голым торсом сталкивалась с привычкой гномов одеваться солидно, кутаться в толстые одежды до бровей (что, бывало, выручало при завалах и просто при падениях камушков с потолка), порождая причудливые сочетания.

Бранд и сам был уроженцем этих мест (пускай и не окрестностей Карваза) и теперь просто любовался женщинами (тройняшками, несомненно), стараясь не думать о советах Мартахара Бури. Прав, прав был старый шаман, что Бранд осознал во всей полноте только теперь, вернувшись в родные края, напомнившие о семье и родном селе. Но не бежать же теперь в драконьи горы, чтобы сообщить Мартахару о его правоте? Громоптах и Скрытник все еще не вернулись, но, возможно, орки продвигались медленно, делая ставку на скрытность, а не прорыв силой.

— Ваше Величество! Он обещал на мне жениться!

— И на мне!

— И на мне!

— На мне первой!

— Нет, на мне!

— Тихо, - Марена вскинула руку, посмотрела на мужчину.

— Ваше Величество, - поклонился тот, - я полюбил Исару больше жизни, не зная, что у нее есть сестры!

— Из-за которых нам никому не удается найти себе мужа! - с досадой воскликнула женщина справа.

Феола закудахтала своим беззубым смехом, похоже, что-то там разглядев Третьим Глазом. Бранд видел разницу в Статусах трех сестер, но в то же время понимал бедолагу - пирамиду оценки с собой не натаскаешься. Да и просто проводить Оценку любимого человека? Как назло, у всех трех была одинаковая профессия, совпадавшая с новейшим приобретением Феолы - профессия Вязальщицы (взятая Феолой, скорее всего, из-за близости к уже имевшейся у нее Швее).

В условиях суровых зим и горных холодов их вещи, наверняка, пользовались спросом, но получалось, что Оценкой их и не отличить - уровни тоже совпадали. Только деталями умений и вторичными профессиями, а их нельзя было увидеть, без пирамиды или Особенностей.

— А я говорила вам, что надо разделяться! - воскликнула та, что стояла слева.

— Да помолчи ты, Асана, сколько можно-то! - с досадой отозвалась стоявшая в центре. - Как будто ты хоть раз слово поперек маменьки сказала!

— Они обманом заманили моего любимого Раморна к нам в дом! - воскликнула Исара, заламывая руки. - А он решил, что пришла пора и пообещал жениться на Есате! Адрофитом поклялся!

— Нет, на мне! - воскликнула Асана.

— На мне! - не уступила Исара. - Я была первой!

— А мне он подарил свою любовь!

— И мне! И клятву!

Вокруг уже открыто хохотали, Раморн разводил руками и что-то смущенно мямлил. Сестры настолько отчаялись найти себе кого-то, что и правда обманом заманили его в дом, одна отослала другую, обманом получила обещание и тут же пылко отблагодарила, закрепляя успех. Вторая еще раз получила обещание, а Раморн решил, что ей просто приятно слышать и снова пылкие объятия со всем остальным. Затем вернулась Исара, все раскрылось и Раморн - Плотник по профессии - не придумал ничего лучше, как и ей пообещать, а потом делом доказать свою любовь.

— Раз вы настолько не можете жить друг без друга, что не озаботились обзавестись разными профессиями и уровнями, то значит, быть вам всем троим женами Плотника Раморна! - вынесла вердикт Марена. — Это будет справедливо!

— Но я... я...., - Раморн разводил руками. - Как же я их всех?

— Обещал? Любил? Женись!

— Бери пример с короля! - выкрикнул кто-то в толпе.

Свист, улюлюканье, шуточки, одобрительные возгласы. Марена даже не подумала смущаться, лишь спина ее словно окаменела на несколько секунд. Раморн разводил руками, словно желая сказать, что он не король и у него не хватит денег.

— В ту ночь он был решительнее, - снова закудахтала Феола.

— Три любимые жены — это прекрасно, - вдруг кивнул Реборн.

Которые еще поди передерутся опять, как чуть не подрались здесь, подумал Бранд. А может и подрались бы, да пример предыдущей пары удержал. Пока длились все эти крики и улюлюканье, и жрец Адрофита соединял руки новобрачных, к Марене приблизился один из людей Леохорна, наклонился и зашептал.

— Граф Тедвик просил сообщить, что граф Антиг Манторн не явился по призыву на королевский сбор.

Глава 40

25 день 10 месяца 879 года, область Термез, владения графа Антига Манторна, Стордор


— Поверьте, Ваше Величество, я ничего не знал об этом! - возопил граф Леохорн, дергая на себе изукрашенную вышивкой рубаху.

Та даже не подумала поддаваться. Магическая ткань, созданная особыми червяками, живущими на особых кустах и требующими массы ухода и времени и усилий тех же магов и специалистов по почве, насыщению ее удобрениями и маной. Червяки выделяли нити, их собирали и делали эту самую ткань, которая отлично поддавалась зачарованию, нанесению различных ритуальных фигур и кругов и прочим магическим воздействиям. В сущности, рубаха на графе не пачкалась, не рвалась, всегда сидела по фигуре, могла охлаждать и согревать (хотя жилет поверх граф все же надел), не уступая в прочности стальной броне - только стоила в десятки раз больше.

— Я верю вам, граф, ведь это было мое решение! - бросила Марена резко.

Услышав о том, что Манторн не явился, Марена вскинулась, сдержала крик, что вот он заговор аристократов вылез, но взамен развернула бурную деятельность. Бранд наблюдал, не вмешиваясь, хотя и видел ошибки, но напоминал себе, что сам решил уехать, не окутывать Марену удушливой опекой. Да и до этого Марена с Гатаром и Ираниэль как-то справлялись, сшили, склеили, связали воедино Стордор, не дали распасться, избежали прямых бунтов аристократии и мятежей тех, кто был настроен против "не людей".

— И прошу прощения, что подозревала вас и не прислушалась! - еще резче заявила Марена. - Действуйте!

Леохорн просиял до самого кончика мясистого носа, развернулся и крикнул:

— Сигнал! Сигнал в Карваз!! Армию сюда!!! Раздавим этих демонских детей!!!

Марена смотрела мрачно, щурилась и сопела, злясь на саму себя. Нимрод настаивал на предварительной разведке, рвался сам отправиться и все осмотреть на месте. Граф Леохорн, наоборот, предлагал сразу явиться с могучим войском, дабы явить всем величие короны и прижать Антига, если тот вдруг решил выступить. Свита почтительно советовала явиться в блеске гвардии и оружия, а Нимрод выступал против, указывая, что портал не выдержит армии, а малая группа легко может попасть в ловушку.

Марена выслушала их всех и поступила как с графом Ловантеком - отправилась малой группой, не порталами, при помощи магов, ссылаясь при этом на самого Бранда, мол, если что, он защитит. Глядя на полевой лагерь армии Палантора, разбитый по другую сторону реки от Сордара, города-владения Манторнов, самого сердца Термеза, Бранд вдруг понял, что ему совсем не хочется громить их.

— Ваше Величество! - граф Чардвик приблизился, навис металлической башней.

Огромный металлический щит словно дышал жаром солнца и граф придвинулся еще ближе, закрывая Марену собой. Бранд покосился недовольно.

— Скажите, граф, вы когда-нибудь оборонялись этим щитом? - поинтересовался он.

— Никогда! - со всем пылом молодости воскликнул он. - Но это фамильный щит Чардвиков!

Герб на нем - башня с треснувшим верхом, какая-то огромная птица, сжимающая в когтях змей - и правда выцвел и вытерся за годы. Скорее всего заклинания на щите обновляли раз в год.

— Прошу вас, Ваше Величество! Нужно отходить, пока не прибыли подкрепления!

— Отступать? Никогда! - рядом снова появился Леохорн, утер лоб платком. - Владыки Стордора никогда не бегали от мятежников!

Марена беспомощно посмотрела на Бранда, тот сделал вид, что занят разглядыванием Сордара, замка рода Манторнов и лагеря армии Палантора. Типичный рельеф для юго-востока Стордора - равнина и леса, медленно и величаво несущая свои воды речушка, никаких бурных потоков горных рек. Замок возвышался в излучине, скорее всего досыпали земли и камней или воспользовались услугами мага.

Городок разросся за годы, давно выплеснулся за кольцо стен, но даже если бы нет, осада, скорее всего, не состоялась бы, так как граф Антиг сам открыл ворота. Видны были наведенные через речушку временные мосты - настилы из бревен - и по ним сейчас из города спешили войска Палантора. Торопились, под звук рогов и труб, взлеты вспышек, взмахи флажков и сияние прочих сигналов.

Похоже, явление Марены с отрядом стало для них сюрпризом, равно как и армия Палантора для Марены.

— Не надо ссориться, - повела рукой Марена, - граф Чардвик, уберите, пожалуйста, щит. Граф Тардек, сколько времени займет развертывание войска?

Сюда они явились налегке, малой группой из десяти живых, так как Марена считала, что больше и не потребуется. Леохорн, как наместник короля в области, она сама, Стортон Чардвик и прочие в качестве свиты и сам Бранд в роли большой алмазной дубинки.

Суматоха в лагере армии Палантора, обнесенном лишь земляной насыпью (усиленной, впрочем, сторожевыми заклинаниями), усилилась, затем наружу вырвался отряд, помчался на стремительно несущихся, словно стелющихся над землей лошадях, прямо к взгорку, на котором стояла Марена. Из лагеря взмыло несколько птиц, следом грузно поднялась виверна, с десятком лучников и магов на борту.

— Давненько не кидал я камушки в речку, - проворчал под нос Бранд.

Вдоль таких вот равнинных и степных речек зачастую встречались огромные валуны, словно вода некогда тащила их, тащила, а потом устало бросала по дороге. Бранд ухватил один такой, дернул, с хрустом и треском, то ли камня, то ли собственных суставов.


Умение "Прицельного броска" задействовано! Уровень умения: 112

Дальность броска увеличена на 37%!

Меткость броска увеличена на 56%!

Расход маны на бросок снижен на 11%!


— Хорошо пошел, к дождю, наверное, - привычно выдал Бранд старую шутку.

Пускай камень и летел ниже и правее виверны, но она все равно шарахнулась испуганно в сторону, со спины полетели вниз лучники. Мчавшийся из лагеря отряд замедлялся, все обернулись и смотрели в сторону валуна, даже крики со стен замка и города, казалось, стали тише.

ДАДАХ!!!

— Дед, ты же сказал в речку, - ошарашенно пробормотала Марена.

Валун врезался в угловую башню замка, в котором давно уже, похоже, не обновляли заклинания. Врезался, не сломал, но и не разлетелся сам тысячей камушков, калечащих все вокруг. Повисел пару мгновений и с громким треском рухнул, подламывая один из временных мостов. Нескольких убило, кого-то сбросило, крики, шум, попытки помочь товарищам. Кто-то торопливо накинул тетиву, выстрелил из лука, но не достал, стрела бессильно ткнулась в землю, не долетев сотню футов.

Один из гвардейцев Марены тут же начал наколдовывать щит от стрел.

— Согласен, не считается, - кивнул Бранд, - надо повторить.

И спокойной походкой, сложив руки за спиной, демонстративно направился к следующему валуну. Отряд всадников, вырвавшийся из лагеря армии Палантора, немедленно развернулся, рванул обратно. Кто-то из них еще швырнул заклинание за спину, но не попал, даже не пробовал.

С громким хлопком неподалеку от Бранда и Марены. появился отряд гвардейцев. Бенас Крейтон то ли пошатнулся, то ли поклонился до земли, исчез, чтобы чуть позже появиться с еще одним отрядом.

— Верны до последнего!!! - громом раскатился фамильный девиз Чардвиков.

Сам Стортон уже влез на коня, хотя тут уместнее был бы древон, снова подлетел к Марене.

— Ваше Величество! Только прикажите, и моя дружина скинет их в речку и перетопит!

— Нет! - снова вмешался Леохорн. — Это мятеж против короны! Королевские войска должны его подавлять!

— Я верен Стордору! - вспыхнул юный граф Чардвик. - Мои войска - тоже королевские!

Вот они, побочные эффекты разделения, сдержек и противовесов, мрачно подумал Бранд, не собираясь, впрочем, озвучивать свое мнение. Знал, что система в виде пирамиды, замкнутая на короля, тоже не несла в себе ничего хорошо - один элемент портился и пирамида проседала. Можно было сделать как в Занде, с его Купеческой Сотней, иначе называемой Золотой. Общины авианов, система полуросликов - везде, везде были изъяны и сильные стороны.

— Не надо ссориться, - повторила Марена. - За этими землями надзирал граф Леохорн, ему и исправлять. Граф Чардвик, ваша дружина - боевой резерв. Если враги где-то прорвутся, вы втопчете их в землю, во славу Стордора. Если враги побегут, ваша дружина на свежих конях легко их догонит и опрокинет.

Да, такую массу так быстро не перекинешь, подумал Бранд, разве что в замок к графу Антигу набьются и побегут заранее прокинутыми порталами. Со стен и из бойниц замка выглядывали злые лица, то ли были верну Манторну, то ли он просто собрал у себя желающих перейти под руку Палантора. Тут и было-то недалеко до границы, не дальше, чем от замка Ловантеков, только там повезло, успели встретить армию Лотонии, а здесь нет.

— Справедливо! - воскликнул Стортон. - Прошу простить меня, граф, я погорячился!

— Ничего страшного, - дипломатично ответил Леохорн, - ведь вы радели за Стордор!

Войска прибывали, видно было, что маги уже изнемогают от усталости и перенапряжения маны, от которого не спасали новые порции зелий. Невозможно было перекинуть так всю армию, только часть и маги старались, рвали жилы, чтобы эта часть оказалась как можно больше.

Леохорн покосился в сторону Бранда, он в ответ указал на город.

Лагерь армии, замок, стены - окутались сиянием магических щитов. Кидать в такое камни было, ну не совсем бесполезно. Истощить щиты постоянным воздействием, заодно не давая врагам их снять и выигрывая себе время на подготовку, но. Бранду просто не хотелось всем этим заниматься, и он сложил руки за спиной.

— Стройся! Стройся! - закричал граф Леохорн, поняв, что не дождется помощи Бранда. - Пехота, где пехота! Зачем вы тащите сюда конницу, утомляете магов?! Пехоту - в центр!

Похоже, граф решил не мудрствовать лукаво. Выстроить крепкую оборону, стягивая и стягивая войска. Уже сейчас сюда мчалась конница, летели воины на вивернах и альдорах. Чуть позже маги придут в себя, перебросят еще войска, технику, смогут отрезать войску Палантора отход.

Чего Палантор вообще сюда полез, два с лишним месяца спустя после прорывов? Или это, наоборот, была тактическая хитрость? Бедствие пригасили, правители договорились, ситуация "все вместе против Проклятого" уже как бы и не действует. Да и подземелья в Паланторе, возможно, уцелели, что давало им не только преимущество, но и повод для переманивания стордорцев на свою сторону.

Откусить кусочек, пока Дарния занята тем же самым, тем более что этот кусочек сам прыгал им в рот.

— Нас мало, но мы стоим за правое дело! - орал Леохорн так, словно масса тела придавала ему громкости. - С нами справедливая королева Марена!

— За справедливость! - мощно, хотя и беспорядочно, ударили воины оружием в щиты. - За Стордор!

Если враги пойдут в атаку, то центр их сдержит, лучники и маги обстреляют, конница растопчет. Классика, с которой, разумеется, были знакомы и в Паланторе. Щиты над замком чуть приоткрылись, пролетел шар огня, разбился о щиты, возведенные магами Стордора. В этом смысле у графа Манторна и войск Палантора была преимущество, подземелье в Сордаре, пускай и малое по уровням, но осталось цело.

Вполне возможно, что граф Манторн от отчаяния попробует повторить трюк с омонстрением подземелья и прорывом их навстречу войску Стордора. Но это опять возвращало к вопросу - почему сейчас? Почему Палантор не напал раньше, во время смуты, почему вообще напал?

— Зелья! Выносливость! - разнеслась команда.

Шустрые пареньки и девушки, подносчики с магическими карманами и корзинами, помчались вдоль рядов войска. Каждому бойцу совали в руки зелье, каждый привычно ухватывал зубами пробку, выдергивал и пил, тут же втыкал и вручал следующему подносчику, бегущему собирать пустые флаконы.

— Скорость! Регенерация!

Не всегда такое применялось, затратно выходило, тем более сейчас, со взорванными подземельями, но Леохорн, похоже, очень хотел выслужиться перед Мареной, чтобы та не спросила его в ответ, мол, а почему это вы, граф, не донесли заранее о мятежных настроениях. Хотя, как раз Марена его может и не спросила бы, она же была на тех переговорах, видела и слышала, но сама ничего не сделала. Не могла, да, других проблем хватало, а Манторн сидел тихо, но все равно, в первую очередь Марена обвинила бы саму себя.

Говорить об этом Бранд не стал, конечно же, продолжал наблюдать подготовку двух войск. После зелий в дело вступили жрецы, полились благословения, затем дело дошло и до магов. Укрепление щитов, усиление оружия, небольшие мобильные щиты вокруг некоторых отрядов. Бранд участвовал в нескольких войнах и видел, что ничего не изменилось: цепочки остались те же, попытки усилить своих воинов, наперегонки со временем действия и оставалась только последняя часть: бомбежка заклинаниями, стрелами и снарядами из разных приспособлений, проклятия и ослабления.

— Вперед!! Не посрамим Палантор!!

— Воины! Стоять насмерть, во имя Стордора!!

Снова выметнулись отряды, помчались, воздух расчертили слепящие вспышки магии, все загрохотало и заходило ходуном. Два телохранителя Марены, не считая Нимрода, вскидывали щиты, ловили стрелы и проклятия, что-то там колдовали в ответ.

БАМ-М-М-М!!!

Земля взорвалась в середине вражеского отряда, во все стороны полетели люди и кони. Остальные скакали, налетали лошадьми на стену копий, те вонзались и ломались, воины в броне слетали металлическими болванками, крутились и резали, пытаясь расколоть строй. Стрелы и заклинания свистели и сталкивались над головами, земля дрожала, орали раненые, воздух застилало мглой и вспышками, на поле боя моментально воцарился полнейший беспорядок боя, в котором лишь опытный глаз увидел бы, что происходит на самом деле.

— Это ужасно, ужасно, - прошептала Марена, отворачиваясь. - Невозможно.

По щекам ее текли слезы, которые она даже не думала вытирать. Бежали помощники, тащили раненых к целителям, в небесах орали виверны, со стен замка сорвался огромный огненный снаряд и рухнул прямо в гущу войск Стордора. Заметались горящие заживо живые, подлетел один из магов, ударил водой и все вокруг застлало паром.

— Де-де-де-дед, - Марена пошатнулась, Нимрод поддержал ее.

— Ах ты, демоническая сила, - цокнул языком Бранд, только тут вспомнивший, что Марена теперь эмпат.

Хрустнул шеей и зашагал со взгорка прямо в гущу сражения.

Глава 41

Флаг Палантора, слегка волнистый круг (повторяющий очертания самого королевства) со скрещенными внутри стеблем и мечом, реял гордо и высоко, солдаты рвались вперед, даже без понуканий сержантов. Грохотала магия и команды, орали раненые, шипели боевые химеры, железо врезалось в железо и плоть. Центр войска Стордора гнулся, пятился, в первых рядах бушевали слетевшие с лошадей всадники, рубили направо и налево. Им навстречу выдвинулась металлическая башня - граф Чардвик ринулся в бой.

Дз-з-з-з-з-з-з-з-ы-ы-ы-ы-н-н-нь!!

С противным металлическим звоном, от которого сводило зубы и вибрировали пальцы два воина, закованных в металл, столкнулись и начали рубить друг друга, попутно убивая всех, кто находился рядом. Слева выметнулся еще отряд конницы и тут же небеса пролились огненным дождем, вынуждая магов Стордора ставить щиты. Под их прикрытием отряд конницы подскакал впритык, ринулся прямо сквозь щиты. Вспышки амулетов, вскрики, истошное ржание сгорающих заживо лошадей, затем звуки отчаянной рубли.

— Степной сотне - ударить навстречу, прикрыть лучников! - командовал Леохорн. - Гонца к магам, чего возятся?!

Справа тоже шло какое-то движение, из города и замка быстро-быстро бежали еще воины, собираясь обрушиться с другого фланга, зажать армию Стордора в клещи и раздавить. Даже не глядя назад Бранд знал, что Марену прямо колотит и ее уже оттаскивают назад, к спешащему на помощь Больбусу.

— Паланторцы ранили королеву!

— Твари!

— Смерть пожирателям червяков!

— Ма-ре-на! Ма-ре-на!!

В едином порыве солдаты Стордора кинулись вперед, окончательно ломая строй, и в него тут же вклинились десятки паланторцев. Пара носителей тяжелых щитов, маг для защиты, несколько умелых воинов, с мечами или топорами, лучники за их спинами.

— Тро-о-о-ол-л-ли! - закричал Леохорн и к небесам вознесся высокий, пронзительный писк трубы.

Прятавшиеся до этого на земле семеро троллей, все в броне и шлемах, с окованными металлом дубинками, вскочили и ринулись в атаку, отбивая десятки паланторцев. Взмах и удар! Взмах и удар! Держатели щитов отлетали, сбивая своих товарищей. С небес грохотнуло магией, две дюжины стордорцев впечатало в землю, но тролли продолжали двигаться вперед.

— За королеву!

— Смерть палантятам!

— Живых не оставлять!

ДАДАХ!! Навстречу выскочили три тролля Палантора, столкнулись грудь в грудь и тут же подскочили еще воины, гномы в броне пытались подрубить ноги троллям Стордора, в центре поля закипела схватка, тут же затянувшая столбами пыли.

Бах! Бах! Бах! Со стен замка полетели еще снаряды, а также огромные копья, пронзавшие сразу по несколько живых. Дружина графа Антига заходила справа, наваливаясь на лучников и магов, не давая им обстреливать армию Палантора, которая обтекала схватку в центре и снова устремлялась вперед, спеша воспользоваться разорванным строем. Короткая контратака армии Стордора не удалась и теперь паланторцы наседали, висели у отступающих воинов на плечах, не давая им сомкнуться.

— Сомкнуть строй! Держать строй! - орали сержанты.

Заклинания не били в столкнувшихся, обе стороны опасались навредить своим, но теперь маги пытались поразить тылы друг другу и воздух над головами рядовых гудел от столкновения заклинаний. Словно пылающее облако застилало небо, из него то били молнии, то падали камни. Вывалилась пылающая виверна, упала прямо в ряды своих, смешав атаку конницы, забилась в судорогах, хватая пастью всех, кто оказывался рядом, разрывая на части.

Бранд еще раз хрустнул шеей, настраиваясь на неприятную, но увы, необходимую работу.

— Отвод Глаз, - активировал он Способность.

Прыжок! Удар! Еще удар! Тролли улетели прочь, сшибая собой насыпь, врезались в стены замка Манторнов, пробили заклинания и застряли в каменной кладке.

— ГА-А-А-А-А-А-А-А-А!!! - Оглушающий крик, заставивший армию Палантора замереть.

— Маги, маги!

— Жрецов Теруна сюда, срочно!

— На поле герой!

— Вон он! Вон он!

За спиной Бранда продолжалась бойня, но теперь армия Стордора, снова воодушевившись, наседала. Паланторцы уже колдовали, слали благословения, спеша поднять боевой дух, сбросить оцепенение. Тролли Стордора махали дубинами, словно метлами, снося живых и импровизированные укрытия, превращая всех вокруг в кровавое месиво.

Бранд уже вычленил взглядом командующего и его свиту с охраной, моментально сместился туда. Промчался сквозь ряды армии Палантора, раскидывая их в разные стороны, словно взрезая живую волну. Разумеется, те, кто находился дальше 30 футов от Бранда, видели его, но это уже не имело значения. Маги торопливо швыряли заклинания, разя своих же, ряды охраны сдвинулись и на лицах их Бранд успел увидеть решимость умереть и не отступить и понимание того, что они сейчас и правда умрут.

— Убить его! - закричал командующий, взмахивая рукой.

Бранд подпрыгнул легко, магический купол слегка щекотнул алмазное тело и раздались крики:

— Где он?

— Куда он делся?

Глаза командующего расширились, он, пожалуй, единственный из армии Палантора мог видеть Бранда вблизи, со своим 225-м уровнем, но ему это, разумеется, не помогло. Бранд приземлился, сместился, беря командующего - человека, мужчину средних лет - в захват, рукой за горло и приподнимая легко. Глаза командующего выпучились, он еще попробовал указать на Бранда, крикнуть команду, но не мог, так как его горло было крепко пережато. Герб на его одежде, да и лицо были смутно знакомы Бранду, но он не стал копаться в памяти, сейчас это, пожалуй, пошло бы только во вред.

Чувство Опасности звякнуло, щекотнуло спину.

— Вот он!

— Он схватил командующего!

— Не атаковать, вы только убьете графа Демонтреза!

Надо же, там даже кто-то ухитрился сохранить разум, подумал Бранд, смещаясь и нанося удар ногой. Боевого голема отшвырнуло прочь, прямо на охрану командующего. Граф Демонтрез пучил глаза, силился вырваться и не мог. Бранд уже собирался предложить ему скомандовать отступление, но в то же мгновение уловил Восприятием неправильность происходящего за спиной.

Выпустил командующего, который плюхнулся оземь кучкой мышц и брони, прорезал обратно ряды армии Палантора, до сих пор стоящей оглушенной.

ПФУХ! Бранд пригнулся, пропуская тролля над головой.

БАЦ!! Еще один тролль из армии Стордора влетел в ряды оглушенных солдат Палантора, зацепился ногой за землю и с громким рычанием подлетел, кувыркаясь в воздухе. Несколько стрел отскочили от его брони, одна достала ногу, но тут же вывалилась.

БАМ!! Бранд опять уклонился от снаряда-тролля, потому что скорость сейчас была важнее. Вражеский герой, в какой-то легкой кожаной броне и шлеме, закрывавшем голову, уже отправлял пинком в полет следующего тролля. Использовал пинок для ускорения движения и Бранд тоже наддал, видя, что не успевает. Вражеский герой крутнулся в полете, словно размазался, одновременно с этим разбрасывая вокруг своих двойников.

— Ты не пройдешь!! - прогремело над полем боя.

Граф Чардвик, так и не бросивший свой щит и доспехи, ринулся в атаку пылающим куском металла. Увернулся от первого удара, ударил погнутым металлическим щитом, просто наотмашь, не целясь и тут же попробовал прикрыться мечом, но не успел. Пропустил удар в грудь, полетел, кувыркаясь и сшибая своим телом солдат, ломая им руки и ноги. Да, подумал Бранд, Чувство Опасности не всесильно, но зато граф продержался секунду, дал время приблизиться, пресечь атаку, направленную на Марену.

Вражеский герой отскочил, перекувыркнулся в воздухе и Бранд не стал догонять, так как тот отпрыгнул в сторону города и армии Палантора. Летающие во все стороны тролли, двойной проход через ряды и паралич, захват командующего и ответная атака на Марену, избиение графа Чардвика - битва как-то сама собой начала стихать. Кое-где еще продолжались вялые стычки, дорезали раненых, но основная битва, грохот магии и железа, столкновение живых - все это стихло.

Чего, собственно, Бранд и добивался.

— Ай-ай-ай, Алмазный Кулак, - покачал головой вражеский герой, - захватывать командующего, как бесчестно.

Бранд не ответил, разглядывая противника. Человек, не просто человек - несомненно стордорец, но выступающий на стороне Палантора, факт, ничего, в сущности, не доказывающий - вспомнить хотя бы дарнийку Феолу, которая сейчас была за Стордор. Воин - большинство героев были Воинами, с разной специализацией. Этот сражался коротким изогнутым клинком, подобным тому, что были распространены на юге Кирфа и востоке Сии, иногда встречались на островах между ними в Океане Спокойствия.

— Неужели прославленный Алмазный Кулак лишился дара речи? Или окончательно превратился в труса за то время, пока прятался в какой-то дыре?

Войска Стордора загудело недовольно, Бранд лишь усмехнулся. Вражеский герой, опять же смутно знакомый Бранду, наоборот, хмурился, злился и начинал закипать. Уровень его, 242-й, был достаточен для армии Стордора и впечатляющ для Палантора, но не для драки с Брандом. Тем не менее, противник злился и нарывался, явно демонстрируя, что перед Брандом не только очередной мститель за что-то там, но и кандидат на становление Проклятым.

— Ай-ай-ай, - покачал Бранд головой в ответ, - не представившись, выдумывать ерунду про других героев? Как бесчестно.

Конечно, герой вроде Бранда или его противника или той же Платы, легко мог бы вырезать верхушку вражеской армии, лишить ее командования, раздавить сильнейших бойцов. Враги могли прислать своих героев, которые сделали бы то же самое, в результате чего пролилось бы намного больше крови и погибло бы в десятки раз больше живых, которых по идее эти сами герои должны были защищать.

Бывало так, что живые лишь притворялись героями, а сами тихо резали своих якобы товарищей, за их счет подскакивая в уровнях. Поэтому было принято представляться и не врать про подвиги, а если такого не происходило, то появлялся повод насторожиться.

— Я - Астарха Шип! - воскликнул противник Бранда. - Бывший ученик Нимеона Шлема!

Неудивительно, что Бранд не опознал его сразу. С Нимеоном он старался не пересекаться и не интересовался его жизнью. Не из страха, конечно, с перчаткой-то Силы и опытом, но просто, чтобы Нимеон не прилипал опять. Не начинал зудеть о славе и драконьих горах, не тянул туда других на погибель.

— Я был в отъезде, тренировался на подводных чудищах у берегов Керики, но вернувшись, узнал, что мой учитель погиб, сгинул в драконьих горах!

Битва вокруг окончательно стихла, все, кто еще стоял на ногах - слушали. Таскали раненых и лечили, волокли убитых, и командующий армией Палантора вертел головой, словно не понимал, как здесь оказался. Войска Палантора в городе тихо-тихо отступали, словно собираясь улизнуть, но те, что стояли на поле боя слушали жадно.

— Между моим учителем и Алмазным Кулаком долгие годы тянулось непримиримое соперничество!

Бранд издал насмешливый звук, даже не пытаясь его скрыть. Если оно где-то и тянулось, то только в голове Нимеона, который все не мог успокоиться, да так и сгинул в погоне за мечтой. С другой стороны, когда еще мстить за учителя, как не в месяц Теруна?

— Мой учитель взялся за найм, после того как Бранд струсил и отказался!

Снова недовольный гул прокатился над живыми, но Астарха Шип не отреагировал, демонстрируя, что мнение низкоуровневых его не интересует. Пылающий взор его впивался в Бранда, словно ища ответа.

— И Бранд убил его!

— Брехня!

— Где доказательства?

— Я обращался к богам и мне было явлено откровение! - воскликнул громко Шип. - Что Бранд Алмазный Кулак знает