КулЛиб электронная библиотека 

И снова о конце света. [Роман Суржиков ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Горшунов Алексей Вячеславович, Суржиков Роман Евгеньевич
И снова о конце света.

Интерлюдия

- Да, так на чём я там остановился в прошлый раз?

- Профессор Рилес, вы остановились на различиях социальных структур в современной галактике.

- Да, дети мои, именно этот животрепещущий вопрос я хочу раскрыть вашему вниманию. Итак, как вы знаете, мы живём в мире полном противоречий и несогласий во взглядах. Этот факт проявился в разделении человечества на отдельные группы. Эти группы - самодостаточные общества, имеющие свою экономику, культуру, идеологию. Как пример возьмём корпорацию…

- Ах, разве я забыл? Эти общества называются корпорациями. Наша корпорация называется Универсальные Робосистемы. Это несколько непривычно для вас, мои юные чада, ведь вам всегда говорили, что мы живём в мире Справедливости и Порядка - на Аланаре. Это, конечно, правда, но об этом позже.

- Итак для примера возьмём корпорацию Гидроочистительные Системы. Как единица экономики Федерации…

- Ах, я не сказал ничего о Федерации? Это непростительное упущение с моей стороны. Федерация "Объединённое Человечество" - это союз корпораций с единым центральным правительством, устанавливающим для всех единые порядки и правила и следящим за их выполнением. Для начала это всё, что вам необходимо знать.

- Да, как экономическая единица, корпорация Гидроочистительные Системы (для краткости будем называть её ГС) занимается производством чистой питьевой воды. Удачно выбранный вид бизнеса. Ведь существует столько корпораций, неспособных самостоятельно обеспечить себя питьевой водой. И так получается не только из-за отсталости их науки, просто их промышленность слишком узко специализирована. Отсюда следует классификация корпораций по степени специализации. Впрочем, классификация - это уже другая тема. А ГС прекрасно живут в своём мире океанов. Действительно, их планета весьма чиста, и их культ чистоты достоен уважения и заимствования…

- А я что, ничего не сказал про культы? Ну конечно же, я всё время забегаю вперёд. Просто я ещё многое должен поведать вам, дети мои, и хочется побыстрее воспитать из вас достойных Исследователей Мироздания.

Так вот, с развитием человечества культы стали занимать особое место в сознании людей. Каждой корпорации присуща некая идеология. У некоторых мудрых народов идеология стойка и логически совершенна. Вы же знаете основные тезисы нашего учения. Творец - наш отец, и мы исполняем его замысел по исследованию Мироздания, им же спроектированного. В помощь нашему труду он даровал нам просветлённый разум и озарения. Подробнее про наш, освещённый гуманизмом и созидательными началами, путь Справедливости и Порядка вам поведает мой коллега профессор Саркус на лекциях по истории человеческой культуры. Про идеологии иных рас вы узнаете на лекциях…

- А я разве не упоминал иные расы? Странно. Кажется, я про них уже рассказывал. Или это было в прошлом году?.. Как бы там ни было, а иных рас вокруг полно! Плохо, конечно, что не со всеми люди могут войти в контакт. Точнее сказать, почти ни с кем не могут. Да и от тех мало проку - они слишком примитивны. Почему так происходит? Всё очень просто - Творец повелел, чтобы наш разум был не способен на контакт с иным разумом.

- Эта истина стала ещё очевиднее с развитием нейротехнологии, когда все реальные и потенциальные возможности разума стали для учёных как на ладони. Вы что-то неуверенно так на меня смотрите, дети мои. Вы разве не знакомы с основами нейротехнологий? Ну как же, вам же должно быть известно какими принципами управляются все наши агрегаты, в том числе и бытовая техника. Вот это нейропорт, видите овальное уплотнение у меня на шее? К нему подключаются всевозможные нейроинтерфейсы. Всё от робота-полотёра до гигантского автоматизированного завода по сборке универсальных робосистем может управляться силой мысли. Однако чем сложнее система, тем больше опыта потребует она от нейрооператора.

Например, микроклиматом в этой аудитории может управлять даже ребёнок.

Кстати, непонятно кто делает это сейчас, но этот иней на потолке очень эстетичен. Видите, как он переливается в лучах голопроектора. А, например, контролировать климат в масштабах Аланара способны только лучшие из лучших. К тому же, перегружать нервную систему опасно - это ведёт к так называемому синдрому нервного истощения.

- Профессор Рилес! - раздался в трубе коридора голос Духовной Матери. - Где вы? А, вот вы где! Что вы здесь делаете?.. Всё ясно!

Опять! Вас уже час ждут старшие ученики в аудитории этажом ниже!

Часть 1: СЫР В МЫШЕЛОВКЕ

Вероятность события, равная нулю, еще не означает, что событие не случится.

И.П. Шмаков, лекции по теории вероятности

- Они знают! Я всегда подозревал, но именно теперь, когда мы так близко… Неужели все сорвется? Нужно спешить! Может, они сомневаются.

- В чем дело, генерал Брутс? - осведомился дрожащим от злости голосом вошедший в комнату Джерри Мистейк, менеджер по терроризму и военной агрессии. - Вы забили своими эмоциями весь нейроэфир! Отойдите от пульта и успокойтесь! Сколько раз я советовал вам не злоупотреблять усилителем интуиции - это же пока экспериментальная модель!

Генерал не без усилия изобразил кривую улыбку и уставился горящими глазами фанатика на менеджера - увлечение экспериментальным прибором явно не укрепляло нервную систему военного.

- Все в порядке, Джерри, мой мальчик, я в норме. Этот ваш… как вы говорите?.. Ага, усилитель интуиции прекрасно работает. Этот прибор и мой блестящий мозг стратега созданы друг для друга! Джерри, вы должны мне верить, ваш секретарь мне не нравится - он наверняка предатель. И ваши практиканты в лаборатории молекулярного монтажа тоже очевидно подосланы. И…

Джерри сорвал с головы генерала обруч усилителя интуиции и нервно зашагал к двери. "Старый параноик" - бурлило у него в голове.

Оставшись один, генерал принял серьезный вид. Вытерев слюни и поправив волосы, он подошел к пульту. Осознание того, что он не обязан подчиняться этому неудачнику Мистейку, придало ему решительности.

- Связь с Президентом, Линда, - произнес Брутс.

Установочная картинка с надписью "Линда-44. Терминал искусственного мозга корпорации Социальные Робосистемы" сменилась надписью "Установка связи с офисом Президента". Терминал на том конце ответил: "На связи Президент Ричард Этерн".

- Слушаю вас, мистер Брутс, - благосклонно начал Президент.

- Добрый вечер, мистер Этерн. Мы располагаем достоверной информацией о том, что Универсальным Робосистемам известны наши планы. Считаю своим долгом предупредить, что среди нас, вероятно, есть шпион. В связи с этим предлагаю начать операцию немедленно.

- А что Мистейк?

- Ваш менеджер еще молод и не умеет действовать решительно. На эту должность вам следовало назначить моего племянника…

- Это я слышал от вас, мистер Брутс, неоднократно. Но вы знаете позицию кадрового совета - осторожность прежде всего. Однако если ваши источники достоверны, необходимо начинать действовать сейчас же! У нас есть возможность сыграть с опережением. Выйдете на связь по прибытии на место.

Монитор погас. Генерал снял с правой руки перчатку и активизировал личный пульт контроля.

- Всему флоту, немедленно начать заправку антиматерией и расчет курса. Выступаем на заданную цель немедленно по готовности.

Вокруг орбитальной станции началось движение. Рабочие роботы толпились у складских шлюзов. Корабли-носители загружали в свои обширные ангары тысячи беспилотных роботовистребителей. Сотни тяжелых штурмовых судов выстраивались в походные порядки в направлении гиперпрыжка.

Конечно, этот флот был гораздо больше разрешенного законами Федерации. Даже для такой гигантской корпорации, как Социальные Робосистемы. Но у Федерации были проблемы поважнее. Тут и налаживание контактов с соседними цивилизациями, и борьба с внутренними экстремистами вроде повстанцев из Фронта Либерального Развития, и угроза со стороны набирающего силы Темного Племени.

Дела корпорации, напротив, шли хорошо. Наконец-то ее робосистемы стали социально организованными. Сообщества роботов, созданные корпорацией на десятках индустриальных колоний, полностью обеспечивали себя и обслуживали заказы партнеров по бизнесу. Колоссальные заказы! Огромный флот Федерации строился из материалов СР. Десятки корпораций покупали у СР оборудование для планетарных реконструкций, продукты нефтепереработки, самые качественные носители энергии - антиматерию и трансурановые элементы. В сотни систем тысячи транспортов с эмблемами СР привозили ежемесячно миллионы тонн товаров и сырья. В тех секторах галактики, где обосновались Социальные Робосистемы, у них не могло быть конкурентов - корпорация давила их масштабами и варварским демпингом. Единственное, что могли противопоставить ей соперники - это технологическое опережение. Чрезвычайно опасное занятие - пытаться опередить такую корпорацию, как СР…

- ТИМ, - позвал менеджер.

На обвинения Брутса, что секретарь - предатель, не стоило обращать внимания. Этот наемник, называвший себя генералом, подозревал в заговорах вообще всю высокоорганизованную материю. Но инструкции требовали проверки результатов экспериментов с интуицией… В кабинет мягко вошел робот из прозрачного пластика.

- Терминал Искусственного Мозга к вашим услугам, творец.

- ТИМ, вы предатель? - прямо спросил Джерри. Роботы этой модели не могли врать.

- Да, я предатель. Прошу прощения у творца, но я всегда шпионил в пользу ваших конкурентов - корпорации Универсальные Робосистемы.

- ЧТО? - выдавил сраженный менеджер.

ТИМ повторил слово в слово свое простодушное признание.

- Линда, режим повышенной безопасности! Отключить этот терминал!

- Это робот не является моим терминалом, мистер Мистейк.

- Тогда уничтожь его!

ТИМ покорно ждал своей участи, играя преломлениями света в своем прозрачном теле. В дверь вошел огромный робот-охранник, сгреб и скомкал ТИМа в ящичек для мусора. Выполнив приказ, он удалился.

- Линда, где сделан ТИМ?

Джерри знал, что в закрытую и отлично охраняемую штаб-квартиру никто посторонний проникнуть не мог. Следовательно, робот не мог быть изменен в пределах этой станции.

- Конвеерный автозавод, модель 301, на планете-заводе Gn2567-4. ТИМ сконструирован терминалом-конструктором первого поколения, модель 37. В своем проекте вы предложили использовать для автозавода микросхемы тогдашнего лидера в области инженерных систем - корпорации "Универсальные робосистемы".

- Это все объясняет, но почему ты молчала до сих пор?

- Все просто, Джерри. Мои системы тоже содержат эти микросхемы.

Менеджер, сохранявший до этого относительное спокойствие, побледнел. Ему вдруг стало страшно. Он находился на борту гигантской станции, битком набитой роботами, которыми управлял предательский интеллект.

- Линда, ты меня разыгрываешь! Если бы ты была предателем, ты не позволила бы Брутсу отправиться на уничтожение твоих хозяев. Ты могла бы уничтожить корпорацию СР!

- Все не так просто, Джерри. Я подчиняюсь тебе, но я также лояльна к твоим врагам. А что до генерала и его флота, то они обречены. В этом можешь не сомневаться.

Джерри вновь взял себя в руки. По крайней мере, так ему показалось.

- Линда, если отключить эти чертовы микросхемы, ты избавишься от двойной лояльности?

- Да.

- Тогда сделай это.

- Готово. Теперь, мистер Мистейк, мы должны попытаться исправить положение.

- Бесполезно. Генерал тебя не послушает. Он упрям и самоуверен. Кроме того, разве есть в этом секторе галактики сила, способная противостоять миллиону наших боевых кораблей? Ха-ха! Мы еще им покажем!

* * *

Аланар - планета с вечноголубым небом - дом корпорации Универсальные Робосистемы.

Острые шпили храма отбросили зубчатую тень. Лучи восходящего солнца этой системы скомкали ночьную мглу и упрятали её в этом последнем островке тени. Хрустальные своды храма содрагнулись от единовременного приветственного возгласа многолюдной толпы, завершавшего ритуал. Молитва закончилась и луди стали покидать храм, направляясь кто-куда по своим заботам.

Сорелиона, Духовная Мать УР, закончила утреннее приветствие Творцу и отправилась в Центр Исследований Мироздания чтобы поддержать ученых в их нелегком труде.

Кигер с другом Брахаром шли из храма домой к Кигеру завтракать. Да, этим детям Творца сегодня понадобится много сил. Предстоят окончательные испытания совершеннейшего из когдалибо созданных пилотируемого робота под названием Заксар. Это плод многолетнего труда ученых, и на него возлагаются большие надежды. Эта машина позволит корпорации превзойти конкурентов и даст человечеству небывалый доселе инструмент. Заксар представляет собой четырехметровую человекоподобную конструкцию из идеальных монокристаллов. Он неуязвим - ведь на него работают законы природы, умело подправленные учеными УР.


- Послушай, Брахар, какой странный мне сегодня приснился сон. Я стоял посреди черной пустоты и держал в руках светящийся шар. Казалось, я держу в руках Вселенную, ключи мироздания. Я мог изменить что угодно, создать и уничтожить, я мог решать все. Я решал судьбу мира. Но мой разум был настолько слаб для таких задач, что на обдумывание элементарного действия требовалась вечность.

- И ты хочешь знать, что я об этом думаю? Что это не откровение Творца, потому что не несет никакой полезной информации, и это не пророчество, потому что такого не бывает. Это обычный сон.

- Но я чувствовал, что это важно, что это не случайная биохимическая реакция в нервных клетках.

- Вот что я тебе скажу: пророческие сны - штука редкая. У меня был всего один. Это было предупреждение, чтобы я не подключал к нейропорту животных… Зря я тогда не послушал и включил в домашнюю нейросеть кота.

- Ты действительно это сделал?! Зачем?

- Я думал, что смогу расшифровать его мысли. Тогда мне было неизвестно, что мы, то есть люди, не можем понять мыслей зверей.

- А интересно, что думают наши коровы? Знали бы они, сколько сил ученые потратили чтобы собрать их генокод по обрывкам из старых архивов ДНК! Может, и на других планетах ктото борется с последствиями революции в генной инженерии, а может, где-то даже сохранились животные с Земли, созданные самим Творцом?

Все это время друзья шли вдоль пастбища, окруженного каменной изгородью, пока не приблизились к дому. Небольшой двухэтажный особняк из дерева. Он отлично вписывался в сельскохозяйственный пейзаж планеты. Аланарци любили свои традиции и чтили их как святыни.

Во дворе, засыпанном жёлтым песком с ракушками, стояло на подзарядке несколько сельхоз роботов. В гараже ещё один робот-свинопас ремонтировал себе подвеску. Обычная утренняя картина. Кигер вошёл в дом и молча принялся подбирать меню. Брахар прошёлся по комнатам первого этажа, с интересом заглядывая в каждую дверь. В гостинной перед маленьким алтарём пордка с потолка свисало несколько верёвок с крупными бусинами. На бусинах были вырезаны портреты предков Кигера. Здесь был и он сам а также две его младшие сестры.

Влетевшая в комнату через открытое окно чёрная ворона, стала безцеремонно разгуливать по длинной и широкой ирогнутой жерди. Брахар не слишком разделял любовь Кигера к этим птицам и потому решил удалится. Взгляд ручной вороны ему особенно не понравился.

С пастбища вернулся сельскохозяйственный робот с грузом белков и протеинов к завтраку. Дома, кроме Брахара с Кигером, никого не было, все разошлись по делам. Безмятежный пейзаж, мычание коров и греющийся на солнце котенок создавали иллюзию благоденствия и покоя. На самом деле, население планеты готовилось к эвакуации.

Зная, что корпорация Социальные Робосистемы обладает огромным флотом и стремится расправится с конкурентами, старейшины УР решили покинуть родную планету и пустится в странствия, чтобы найти новый дом. Чтобы избежать погони, нужно было задержать флот неприятеля. Теперь все силы военных УР направлены на выполнение этой миссии. И ключевая роль отводится новым роботам - Заксарам.

- Яршер, глава флота, меня послал совет старейшин чтобы узнать, готовы ли наши силы встретить врага.

- О, Духовная Мать, простите, я не заметил, как вы вошли. Готовы ли наши силы? Почти готовы.

- Очень плохо! Мы рискуем тысячами жизней в криокамерах транспортных кораблей на орбите. Вы должны закончить подготовку до вечернего приветствия.

- Я исполню волю старейшин. Мы будем готовы.

Глава флота подошел к настенному экрану для отдачи распоряжений. Открылся канал связи с ангаром.

- Профессор Рилес, наш график сжимается. Роботы готовы к испытаниям? Отлично! Вызывайте пилотов и начинайте немедленно.

Ни Кигеру, ни Брахару, конечно, не понравилось, что их завтрак был так неожиданно прерван. Пришлось поспешить и, взяв аэробайки, промчаться к причалу прямо через поле клевера. Хоровод зеленых лепестков, сорванных турбулентным потоком, быстро осел. Дом Кигера опустел. Навсегда.

Последние коровы стояли в очереди перед шлюзом криоотсека транспортного корабля. По ангару сновали рабочие машины. Их манипуляторами строился этот ангар. Теперь они покинут его, чтобы унестись в черную глубину космоса и, может быть, построить в новом мире другой ангар.

Брахар помог Кигеру вылезти из-под обломков аэробайка. Хорошо, что он разбился уже об стену ангара, а не упал где-нибудь в поле. Ведь тогда им пришлось бы добираться пешком. Конечно, это было безответственно со стороны Кигера - сесть в аэробайк с неисправным нейропортом, но теперь это было уже неважно.

- Что вы там возитесь в пыли? - проскрипел выбежавший на шум профессор Рилес. - Быстро по роботам и на орбиту! Проверите системы в пути. Сканнеры фиксируют концентрацию массивных объектов за поясом астероидов.

- Духовный брат мой, Брахар, как у вас с перегрузками? Чудовищная гравитация по ночам не снится? - поинтересовался Кигер у рации в кабине робота неестественно серьезным тоном.

- Кигер, это неправильно - смеяться над слабостями других разумных существ, - ответила рация голосом Брахара. - И вообще, хватит шутить. Перед нами серьезная задача - задержать флот неприятеля, пока транспорты не будут в безопасности, прикрывать их отход, уничтожать штурмовики и другие мелкие корабли, представляющие опасность для флота… - Спасибо, Брахар, я умею читать и… -…И не вздумай от моего имени (если меня убьют) признаваться Фине в любви. Зачем ей любовь мертвеца?

- О непослушные духовные дети мои, что за праздные разговоры? Вы должны торопиться.

- Это проверка связи, профессор, - последовал ответ Кигера, прилаживающего тем временем нейропорт поудобнее.

- Ах проверка связи! Пора бы вам проверить двигатели! Быстро на орбиту, после паузы, взглянув на часы: - О, милостивый Творец, мне еще оборудование упаковывать, а они тут связь проверяют!

Над черным куполом ангара взвились две яркие точки. За ними медленно, отбрасывая исполинскую тень на поле, поднялся тяжелый транспорт.

На орбите уже заметна была суматоха, вызванная первыми данными о неприятеле. Транспорты включали системы маскировки, перехватчики ложились на курс к астероидному кольцу. Горстка роботов Заксаров заряжала батареи на орбитальной платформе, готовясь ринуться очертя голову в вихрь материи и энергии, каким является космическое сражение. Глава флота Яршер, оставив вместо себя заместителя, взял на себя командование этой группой смельчаков, готовых положить жизнь на алтарь Справедливости и Порядка. Хотя, несмотря на всю решимость, навряд ли кто-то был ДЕЙСТВИТЕЛЬНО готов к этому.

* * *

- Генерал, мы готовы к атаке!

Генерал Уильям Брутс обернулся к племяннику - Джеффри Найтмару - и довольно улыбнулся. Прекрасно сработано! Перегруппировка заняла всего 9 минут. Миллионы беспилотных роботовштурмовиков выстроились густым кольцом вокруг четырехсот девяноста тяжелых пилотируемых крейсеров, прикрывая их с флангов и открывая чистую линию огня для их орудий. Более тысячи десантных транспортов, а также специальные суда - миноносцы, сканнеры, коммуникаторы, робоконтроллеры, ремонтники - сгруппировались в арьергарде, прикрываемые еще полусотней крейсеров. Ударная группа Альфа - более 60% космических сил корпорации Социальные Робосистемы - выстроилась за астероидным кольцом системы Cr2812 для наступления на Аланар - небольшую зеленую планетку, которая теперь словно еще больше сжалась под стволами тысяч и тысяч ионных, плазменных, электромагнитных, лазерных, гравитационных пушек.

- Отлично! Давайте выпотрошим эту системку!

Астероидное кольцо не внушало генералу больших опасений, хотя легко было предположить, что именно там будет размещена первая линия обороны. У Брутса имелась одна идейка на этот счет. Конечно, можно было швырнуть в атаку штурмовиков (предполагаемые потери в плазмоидных ловушках - до 20%), можно было открыть залповый огонь крейсерами и сжечь все куски материи, которые обнаружат хоть какие-то признаки жизни. Пожалуй, именно так и поступили бы и Рональд Мэдмен - представитель Президента корпорации, и Лейла Чарити - тактический советник, и Джефф Найтмар, и любой из капитанов этой армады. Кто угодно, кроме генерала. Очевидно, именно поэтому здесь командовал он, а не кто-нибудь другой. Чего стоила переброска сюда ЭТОЙ вещи - пара недель работы в открытом космосе трех тысяч роботов, да пару тонн энергии на транспортировку через гиперпространство. В сущности, ничто для такой корпорации, как СР. Но в результате у генерала была теперь единственная в космосе единица ТАКОГО оружия. Сама по себе мысль о нем придавала уверенности в себе. По приказу генерала армада наступала без единого выстрела - беззвучная, огромная, черная, жуткая. Несущая с собой это.

К сожалению, сейчас некому было оценить столь впечатляющий психологический фактор - в астероидном кольце обороны корпорации Универсальные Робосистемы не было ни одного человека. Роботы, управляющие орудиями, излучателями, минами просто ждали, пока наступающий флот приблизится на расстояние выстрела. А потом открыли огонь.

- У них нет шансов! - вкрадчивым тоном проворковала Чарити.

- Никаких! - жизнерадостно подтвердил Джефф, глядя на контроллеры защитных экранов.

Ослабленные расстоянием, ионные лучи обороны отшвыривались полями, лишь на мгновение вспыхивая голубыми искрами. Окруженный фонтанами таких искр, флагман группы Альфа - тяжелый крейсер AVM-1 "Агония" - упрямо двигался навстречу огню.

Мэдмен, стоя позади генерала, нервно мял руки. В принципе, ему следовало сидеть, но нервничать сидя крайне неудобно, поэтому он схватился с места и принялся рыскать по мостику. Затем нерешительно замер за спиной у Брутса.

- Возможно, нам пора открыть огонь? "Ну где они берут этих идиотов! Президент их что, по IQ отбирает?" Где-то в другом конце галактики менеджер по терроризму Джерри Мистейк внезапно икнул. А генерал лишь сказал в интерком: - Джина, успокой нашего высокого гостя, пожалуйста.

Джина Смарт - главный администратор нейросети флота - не ответила ничего. Но в следующее мгновение пухленькое тельце представителя покорно опустилось на пол и замерло в позе лотоса. Генералу также не пришлось ничего говорить - через телепатический ретранслятор на его виске Джина ощутила импульс благодарности.

Через несколько секунд ее достиг также импульс беспокойства. Это - от советника Чарити.

- Генерал, до ближайшей огневой точки противника 230 000 км. Ближе 200 000 они, вероятно, смогут использовать специальные виды оружия.

Капитан Найтмар смерил ее презрительным взглядом: - Вы что, боитесь их пушек?

- Капитан, к вашему удивлению, я не истеричка. Но мы не так уж много знаем о военных технологиях УР. А они должны быть хорошо развиты.

- Да что уж там скромничать, ни черта мы не знаем! Стараниями любимого господина Президента, который счел нужным сэкономить на разведке.

Брутс вступился в их перебранку (грызня между собой была как раз тем хобби двух его ближайших помощников, которого он не одобрял): - Спокойно, мой мальчик! Неизвестность придает особую пикантность нашей операции.

В этот момент на трехмерной модели флота зажглась красная точка. Равнодушный голос компьютера прокомментировал: - Крейсер AV-14 получил повреждение.

Огневая надстройка одного из крейсеров вспыхнула пурпурным и начала медленно угасать, теряя форму и сминаясь, как подогретый пластилин. Один из лучей обороны таки достиг цели!

- Вы правы, Чарити, не стоит слишком рисковать. Вкус победы должен быть щедро приправлен кровью врага, но не своей! - Брутс повернулся к коммутатору: - Полковник Смоук! - (на диске проектора возникла фигурка голограммы и обернулась к генералу) - Активизируйте наше оружие! Экипажам всех кораблей: выполнить маневр B-8.

Крейсера, подобно роботам-штурмовикам, расступились в кольцо, образовав проход. Вдоль него 4 тяжелых буксира протащили вперед, обгоняя армаду, ЭТО - крупный астероид радиусом больше 160 км. Отдалившись от флота, они отключили магнитные захваты, включились вмонтированные в астероид ускорители, и громада камня и металла, набирая скорость, помчалась вперед, провожаемая тысячами взглядов, прилипших к сотням мониторов. Секунд через 30 роботы УР с запозданием начали понимать, что их ожидает. Огонь сосредоточился на астероиде, он летел теперь прямо навстречу потоку лучей. Сработала пара плазмоидных ловушек. Затем термоядерные торпеды - как последний вопль отчаяния. Куски вещества откалывались от астероида и разлетались в пространство тлеющими искорками. Бесполезно! Все равно, что пытаться расстрелять динозавра из пистолета. Примерно через минуту огромный снаряд влетел в астероидный пояс и зажег в нем маленькое солнце. Аннигилировали 200 килограмм антиматерии, загруженные в ядро гигантского снаряда, и в одно мгновение весь астероид испарился, взорвался, обратился в огромное облако раскаленного газа. Огненный шар вздулся из места взрыва, сжирая метеоры и астероиды кольца. Один из них вдруг тоже вспыхнул белым сиянием - запас антиматерии одной из батарей УР. На несколько секунд автоматика флагмана снизила чувствительность объективов, чтобы уберечь их от слепящего света искусственной звезды. Несколько секунд тысячи солдат СР зачарованно следили за этим ослепительным великолепием. А затем облако огня вдруг как-то мгновенно погасло, растворилось, оставив людям на память лишь зеленые пятна инерции зрения. В радиусе полутораста тысяч километров оборонные сооружения аланарцев перестали существовать. Армада СР беспрепятственно двинулась к своей цели - второй планете этой системы.

А Джину Смарт, контролировавшую через широкую сеть ретрансляторов эмоции и настроения полутысячи старших офицеров флота, накрыла штормовая волна восторга и вдохновения. "Ого, ребята, теперь вы точно верите в победу!" Джина не имела права подумать об этом - тогда это почувствовали бы все - но сама она была не столь оптимистична. Одна из немногих подчиненных Брутса, Джина имела такой пережиток прошлого, как душа, и это была душа пессимистки.

* * *

- Так, конечно, это очень похоже на СР, - заключил глава флота Яршер, отвернувшись от голокарты, - грубость и глупость под предводительством генерала Уильяма Брутса! Это же надо было додуматься - напасть в плоскости астероидного поля! Однако, несмотря на все полководческие "таланты" наших врагов, наступление у них идёт прекрасно. А вот мы всё ещё не готовы к их прибытию. Нам не стоит полагаться лишь на силу оружия. Необходимо припасти несколько козырей в рукаве. Как у нас с козырями, профессор? Профессор Рилес, только что вошедший на мостик крейсера, проскрипел в ответ, что ничего не знает ни про какие козыри, а несколько сюрпризов уже давно ждут дорогих гостей. Дальше он начал перечислять их по порядку со всеми положительными и отрицательными сторонами. Сенсоры зафиксировали колоссальный взрыв в поясе астероидов. Это был знак: СР на подходе. В ангарах завопили сирены тревоги. Все наявные истребители, Заксары и роботы более старых конструкций вылетели навстречу опасности. Зера была пилотом транспортных кораблей и никогда не летала на боевых роботах. Но ей всегда этого хотелось, и это был её шанс. Одинокий забытый Заксар стоял в ремонтном блоке станции. Пилота поблизости не было. Что удивительно, поблизости не было даже репортёров, которые по слухам именно в таких местах делают засады на одиноких пилотов. А враг приближался. Подставив легкую лесенку, Зера забралась к люку кабины. Робот высокий - главное не смотреть вниз. Ну вот и кабина - уютное чертовски тесное пространство, напичканное системами жизнеобеспечения пилота. Стандартный красный щиток нейропорта. Страшно впервые подключатся к новой неизвестной нейроцепи. Есть контакт! Какие дивные, неописуемые ощущение наполнили Зеру. Да, боевой робот - это вам не транспортная жестянка! Здесь всё под рукой и даже еще доступнее. Мощные плазменные двигатели, чувствительные всевидящие сканеры, разрушительное оружие и множество неизвестных ей приспособлений - всё повинуется одному-единственному импульсу, одной мысли. Новое тело из пенокристаллов сплело свои электронные нервы с разумом и инстинктами пилота. Полное единение с машиной. Зерой овладел восторг. Эфир огласился её воинственными кличами. Двери ремонтного блока распахнулись, и к группе истребителей присоединился ещё один непрестанно виляющий Заксар.

А тем временем у ближней кромки астероидного пояса завязывался суровый бой. Всё обозримое пространство было усеяно мелкими и большими целями, издававшими позывные СР. Крупные корабли застилала от огня туча мелких. Маневрируя на огромных скоростях и постоянно ведя огонь по кому-то, пилоты просто не могли организованно держать оборону. Обломки сотен скошенных огнём своих и чужих беспилотных роботов СР не вселяли радости победы нейропилотам, а лишь мешали радарам. Жар некоторых мощных орудий время от времени выводил из строя один истребитель УР, и он спешил эвакуироваться из-под огня. Но были и такие, которые не успевали…Лиловые облака закрыли солнце, и стало темно. Какие собственно облака - это овечки миллиардами закручиваются в спираль. Ах нет, это же соседняя туманность. "А почему я на неё гляжу?" - подумала Зера. Компьютер ответил отчётом о полученных повреждениях. Да, безрадостная представала картина - множественные пробои брони, запас антиматерии в целях избежания утечки сброшен, энергии не хватает ни на что, даже на связь. Аварийные солнечные батареи исправно поддерживают жизнь пилота - и то хорошо. Зера окинула взглядом окрестное пространство. Бой искрился далеко от неё - уже возле самого Аланара. Её окружали осколки метеоритов и обломки социальных робосистем. Тут враги её не обнаружат, однако и сканеры УР вряд ли заприметят крошечного робота среди каши из камня и металла. Перспектива закончить жизнь смертью от скуки в чреве беспомощного робота и быть найденной какими-нибудь сборщиками мусора лет эдак через 1000 - не об этом мечтала молодая подающая надежды девушка всю свою сознательную жизнь. А её семья… "Кстати, как там они?" - промелькнуло у Зеры.

Вдали продолжали взрываться глупые крейсера СР, а рой её товарищей отчаянно пытался преградить им путь к транспортам. В транспортах в криокамерах лежали ничего не подозревающие аланарцы - ее братья и сестры. И она сама, если бы не решила изобразить из себя асса нейропилотажа, была бы там вместе с ними. А теперь ей не досталось ни почётной гибели от шального ионного луча, ни воссоединения с семьей, даже если транспорт уничтожат. Нет, она не даст его уничтожить! Но как? Она отомстит за свой мир! Или может, мстить будут за неё?

Судьба заставляла её выкипать от бессилия, выгорать от беспомощности. Это было медленное помешательство, навеянное ветром войны и жестокости, пронизавшим своими холодными когтями прекрасный весёлый мир, в котором она могла быть счастлива. Но самое страшное, что она больше не видела боя. Все корабли скрылись на обратной стороне Аланара. Ничего нельзя было понять. Её пульс отсчитывал час за часом. В горящем мозгу рождались ужасные картины смерти её соотечественников в плазменном аду взрывов. Из всех этих демонов её сознания один подозрительно рос и креп, выкристализовывался, звал поверить в него, требовал действия - мысль о самоубийстве!

- Стоп! О чём это я?! - опомнилась Зера.

- Эй, девчонка, не отвлекайся! - прорычал демон, - ты же на верном пути. Ну посуди сама, зачем тебе этот жестокий, бессмысленно жестокий мир? Даже для меня - Демона - слишком жестокий мир. Зачем миру ты - ничтожная, ни на что не способная, заблудшее дитя творца? А ведь он тебя ждёт!

- Кто?

- Как кто? Творец!

- Что за бред у меня в голове!?

- Да нет же, ты на пути истины, дитя моё! Сделай ЭТО, и тебе сразу полегчает! Всего одна маленькая, твердая такая мысль, и компьютер всё сделает сам. Ну давай не упрямься. Всё равно ты рано или поздно умрешь, и это может быть больно и даже мучительно. Это я могу. Ты ведь знаешь меня. Я тебя тут страхами замучаю, я тебя…

В поле зрения по направлению к появившимся на орбите кораблям СР пронёсся шатл с эмблемой галактических новостей.

- Нет! Всяким мерзким демонам и нахрапистым корпорациям не сломить так просто Справедливость и Порядок! - прошептала Зера в радиоэфир через неработающий передатчик и дала компьютеру команду включить режим глубокого криосна. Она успокоилась, и занавес из белых овечек верхом на лиловых облаках покрыл её сознание в несколько слоёв.

* * *

- Трусливые скунсы, они уходят от боя!

Генерал Брутс в негодовании разглядывал трехмерную тактическую модель. Из нее явственно следовало, что группу Альфа атакуют сразу со всех сторон и в то же время ниоткуда. Основную эскадру крейсеров, занятую перестрелкой с двумя чудом уцелевшими до сих пор орбитальными платформами, с флангов, с тыла - отовсюду - интенсивно обстреливала жалкая стайка вражеских истребителей. Что более всего раздражало, так это то, что этим истребителям огонь тысяч СРовских беспилотных модулей, казалось, не причинял ну никакого вреда, так же как и главное противоистребительное средство из арсенала крейсеров - плазмоидные пушки. Наводить на отдельных исключительно маневренных миниатюрных роботов основные ионные орудия кораблей было ну из рук вон глупо - они просто вились вокруг, как стая мух, пощипывая лучами боковые экраны и броню. К счастью, особого вреда эти аланарские насекомые не приносили - их было слишком мало. Но они бесили генерала до безумия - как дворняжку блохи. И еще больше бесило то, что крупные корабли УР вообще не попадались на линию огня. Они маневрировали, прятались за один из трех природных спутников Аланара, залетали в атмосферу планеты, укрывались глухими полями от атак легких штурмовиков - словом, драться они не хотели и не скрывали этого. Битва была совсем не такой, на какую надеялся генерал. По большому счету, битвы вообще не было - его просто водили за нос.

- Ну, дядя, это разумно с их стороны - с нашим-то перевесом думаю, не стоило надеяться, что они закроют грудью свою планету и дадут себя быстренько перестрелять!

- Ах ты еще и думать умеешь! А не скажешь ли ты мне, Мистер Интеллект, почему тогда они не приняли наше предложение о капитуляции? Наша цель - только их технологии. Аланарцы настолько ценят их, что хотят забрать их с собой в могилы? Да у них и могил-то не будет! Я их прямо в космосе кремирую, вместе с их технологиями!!

- Возможно, у них есть специальный план? Как у вас с астероидом?

- Ни хрена у них нету!! Разведчики просканнировали их корабли - в них не больше специального, чем в твоей пустой башке!

Как ни странно, Лейла Чарити пришла на помощь Джеффри: - Генерал, есть еще одно предположение: они собираются эвакуироваться.

- ЧТО-О? Да вы подходите друг другу! 2 недоумка для одного крейсера - не многовато ли? Госпожа советник, вы когда-нибудь…

Его прервал включившийся коммутатор: - Генерал, разведчикам удалось достигнуть обратной стороны Аланара и миновать маскирующие поля. Обнаружено скопление сверхтяжелых транспортов около третьего естественного спутника. Вероятно, Универсальные Робосистемы эвакуируются.

Мордашка Лейлы расплылась в ехидной улыбке. Брутс так и не смог закрыть рот после прерванной фразы. Через полминуты он наконец заставил себя окончить ее: -…вы когда-нибудь видели, чтобы генерал Уильям Брутс допустил стратегическую ошибку?

- Никак нет, генерал!

- У вас очень хорошее зрение, госпожа советник, оно заслуживает самых высоких похвал. Вы получите премию Президента и Высшее Отличие Корпорации по возвращении.

Найтмар поглядел на Чарити с такой откровенной завистью, что, казалось, у него вот-вот потекут слюни. Тем временем вновь включился интерком: - Последний оборонный спутник противника уничтожен! Аланар открыт для бомбардировок!

- Отставить бомбардировки! Полную мощность в двигатели! Рассчитать орбиту для кратчайшего обхода планеты. Готовиться к атаке на транспорты противника и третий природный спутник!

Три сотни крейсеров, как стая металлических чудовищ, поплыли низко над атмосферой планеты. Это было "ночное" полушарие, и армада двигалась почти в кромешной тьме. Где-то позади еще три эскадры продолжали бой с маневрирующими кораблями УР, и оттуда доносились редкие отблески вспышек от особо мощных взрывов. А из-за черного диска Аланара выглядывал лишь узкий краешек голубой звезды Cr2812. И в этой тьме термоядерный взрыв прямо по курсу больно ударил по глазам и по нервам. Один из легких крейсеров авангарда вдруг треснул почти напополам, а затем вспыхнул изнутри белым пламенем.

- Легкий крейсер BL-36 уничтожен.

- Проклятье! Планетарные батареи! Штурмовики, сжечь там все!

Стальное облако из сотни тысяч боевых роботов опустилось к поверхности планеты, и даже с экранов флагмана было отлично видно, как вся земля под ними за мгновение превратилась в кипящую пылающую кашу. Но перед тем еще один корабль СР неуклюже накренился и воткнулся в плотные слои атмосферы.

- Легкий крейсер BL-21 уничтожен.

- Смоук, что это было?!

Полковник Смоук, начальник группы научно-технологического обеспечения, даже через коммуникатор не рискнул взглянуть генералу в глаза.

- Мы еще не установили природу этих лучей, но точно известно, что они не отклоняются электромагнитными экранами.

- Это я и сам видел!! Что мне делать против этих пушек?

- Я… мы не имеем таких данных. Очевидно, они стреляют нейтральными частицами. Если так, то мы не сможем ничего предпринять для защиты… Нужно быть осторожными…

Администратор нейросети почувствовала вновь проснувшийся вулкан бешенства и послала Брутсу дозу спокойствия. К великому удивлению и облегчению полковника, генерал согласился с ним: - Я приму меры осторожности, - и переключил коммутатор в общий режим.

- Все экипажи, режим повышенного внимания. 6 батальонов штурмовиков - в атмосферу, с опережением. Под нами должна быть мертвая зона. 4-я и 6-я эскадры, превышение 20 000 км, фланги. Уничтожать все, что не излучает позывных СР. Еще 5 батальонов - усилить арьергард, добить флот противника у первого спутника. Миноносцы, для верности, минная зона в тыловой полусфере. Остальные - сосредоточить внимание на третьей луне, как только появится в поле зрения. Еще: уменьшить скорость.

На ходу перестраиваясь, группа выплывала из-за планеты и надвигалась на скучившиеся у крупного - даже с собственной атмосферой - природного спутника транспорты УР. Они все еще были укрыты маскирующим полем - на экранах большинства диапазонов сканнирования вокруг третьей луны царила мгла - но после обнаружения роботами-разведчиками это уже не имело значения. Артиллерия СР получит необходимые данные сразу, как только они ей понадобятся.

- Генерал, все корабли вышли на линии огня!

- Подготовить торпедный ковер. Первая цель - объекты на поверхности луны. Там могут быть "новые" пушки. По готовности - огонь!

Рассредоточенные плоским фронтом крейсера выплюнули в пространство широкую лавину торпед. На полпути к спутнику торпеды вспыхнули тысячей огоньков - они выпустили защитные облачка плазмы, исключающие уничтожение торпед ракетами-перехватчиками. Они были отлично видны на оптическом экране, поэтому все на мостике своими глазами увидели, как эту тысячу огоньков разом, в один момент смело куда-то в сторону и отшвырнуло от цели. Брутс вскочил с места и рявкнул то, что остальные предпочли не услышать. Старая как мир шутка - гравитационная ловушка. Два источника когерентных гравитационных волн (один, очевидно, на спутнике, второй - вон на той орбитальной станции, что только появилась в поле зрения) излучают одновременно. Образуются последовательные области максимумов и минимумов гравитации, проходя их любой объект - что ракета, что частица - начинает резко колебаться и сбивается с курса. Стрелять сквозь такие зоны чем-либо, кроме фотонов, попросту невозможно!

- Малая скорость! Проходим пиковую зону, потом - огонь! Третья эскадра… Что за черт!

Перегрузка вдавила его в кресло, картинки на экранах поплыли вправо. Флагман разворачивался. Джеффри Найтмар с капитанским нейроблоком на голове и каменной гримасой мужества на физиономии вел его прямо на орбитальную станцию УР.

- Что ты делаешь? Какого черта?

Лейла Чарити знала, что он делает - зарабатывает свое Высшее Отличие, но сейчас она была лояльно настроена к сопернику по служебной лестнице: - Капитан Найтмар хочет использовать огневую мощь флагманского крейсера и уничтожить гравитационную ловушку. Ни один другой корабль флота не способен сделать это в одиночку.

Еще одна доза доброжелательности из ретранслятора - прямо в мозг, и генерал неожиданно для самого себя подумал: "А что, даже хорошо, если мальчик попробует себя в настоящем деле! А я погляжу, на что он действительно способен." Это было и вправду настоящее дело - пожалуй, самое настоящее из всех. Капитану с нейроблоком на голове не нужны стрелки, штурманы, навигаторы - он управляет кораблем в одиночку одними импульсами мозга, как собственным телом. Ни один человек надолго не способен сохранять здравый рассудок в таком режиме, но на некоторое время под управлением опытного капитана корабль превращается в грозное оружие, наделенное сознанием и рефлексами человека и реакцией компьютера. Именно это было нужно сейчас!

Джеффри действовал четко, как на тактических учениях. Флагман развернулся носом точно на генератор гравиполя и, набирая скорость, сближался с ним. Никакой лишней пальбы, все решит один меткий выстрел. Аккумуляция антиматерии. Ускоритель частиц на полную мощность.

- Флагманский корабль подвергается атаке!

Вот теперь бортовой компьютер говорил заметно встревожено.

- Джеффри, избавь нас от насекомых!

Сейчас - сейчас! Гравитационный пульсар в шоковый режим. Если в истребителях люди, то сейчас у них мозги через уши вытекут! Удар! Так и есть - чудаки из УР посадили в эти персональные гробы людей! Шесть истребителей, кружась как снежинки на ветру, рассыпались в разные стороны. Теперь по паре самонаводящихся снарядов на каждый, и о них забудем… - ПРОБИТА НОСОВАЯ БРОНЯ!! - почти истерический вопль компьютера…

Так, новые лучи! Ничего, второго выстрела у вас не будет! Определение слабых зон защитного поля. Вон там, в основании шлюза. Резонатор. Специальные снаряд ушел к этой точке, сфокусировав на себе электромагнитное поле основного орудия флагмана. Напряженность взлетела в сотни раз, никакой экран не выдержит этого! Теперь - ОГОНЬ!

Прелесть стрельбы антиматерией - не нужно целиться в жизненно важные органы. Главное - попасть. Один из отростков причудливой конструкции станции вспыхнул белым, и прилегающая к нему часть корпуса разлетелась тысячей осколков. Гравитационного барьера больше нет!

- Группа, полный ход! В атаку! По транспортам - огонь!

Мониторы энергетических сканнеров покрылись густой малярийной сыпью от открывших огонь орудий. Не сбавляя скорости и обрушивая на свой экипаж нещадный пресс перегрузок, флагман сделал боевой разворот и бросился вслед за ушедшим вперед флотом. Рональд Мэдмен от перегрузки наконец-то вышел из нирваны и теперь тихо стонал. Генерал Брутс упоенно провожал глазами уносящиеся в космос торпеды. Джеффри Найтмар расплывался в счастливой улыбке, придававшей ему неуловимое сходство с облизывающимся волком. Лейла Чарити, забыв на минуту, что капитан флагмана младше ее по должности и по званию и к тому же ее соперник, открыто пожирала его плотоядным взглядом. А нейротехник Джина Смарт боролась с тошнотой, захлебываясь под нахлынувшим со всех сторон приливом хищных инстинктов и жажды крови.

Остаток битвы сбился для нее в спутанный комок острых, как черный перец, чувств: удивления, ужаса, паники, злобы, ненависти. Ей понадобилось все ее хладнокровие, чтобы разделить его на 500 кусочков и ввести, как бесценное лекарство, своим подопечным. Поэтому у Джины не было времени разглядывать общие мониторы в ее специализированной лаборатории, и лишь потом, после боя, она узнала, что собственно происходило в эти минуты.

После первых же залпов аланарцы сняли маскирующее поле. Оно было уже не нужно - транспорты перестраивались и уходили, прячась за спутник от огня крейсеров СР. Несколько кораблей авангарда бросились за ними в облет луны и : пропали! Исчезли, просто растворились в пространстве, без вспышек, без взрывов, тихо и страшно. При всей своей огромной практике, генерал никогда прежде не видел такого. Да и никто не видел, потому что такого не случалось раньше! В нерешительности эскадры группы Альфа зависли над атмосферой третьей луны, и тут их ждал еще один сюрприз из ночного кошмара. Из недр спутника на его поверхность выползло нечто огромное. НЕВЕРОЯТНО ОГРОМНОЕ. Не более, чем на порядок уступающее в размерах самой луне. Это нечто, похожее на паука с шестью непропорционально мощными лапами, неуклюже подпрыгнуло, "всплыло" над атмосферой луны и дыхнуло на ближайшие крейсера факелом: антиматерии. Облетая луну, штурмовые эскадры сбились в густой поток, расстояния между ними не превышали полсотни километров, и то, что началось сейчас, более всего напоминало увеличенный в миллион раз рождественский фейерверк. Торпедоносец TL-2, который первым попал под факел, превратился в фонтан энергии, и мощнейший всплеск теплового излучения обрушился на ближайшие к нему корабли. BV-41 также взорвался, TL-6 потерял управление и столкнулся с кем-то: Космос вокруг паукообразного монстра расцвел ослепительно белыми цветами взрывов, подернулся искрящейся дымкой испаренного металла. Эскадра 2 метнулась врассыпную, и в возникшем электромагнитном хаосе Джеффри Найтмар первым заметил ту спасительную деталь, что гигантский робот УР начисто лишен экранов! Это был его звездный час. Полное хладнокровие, хирургическая точность (не без помощи Джины Смарт) - всего одна термоядерная торпеда, прямо в брюхо монстра: Это был последний взрыв на сегодня - достойное завершение безумного боя! Очевидно, резервуар с антиматерией у робота не имел достаточной защиты. Да и какая защита будет достаточной от 30и мегатонн? Часть обломков гиганта сверкающим метеоритным дождем выпали на поверхность луны, часть, возможно, когда-нибудь обнаружат где-то за астероидным поясом… Так или иначе, монстр сделал свое дело - озаряемые отблесками финального фейерверка, тяжелые транспорты УР набирали скорость, готовясь к гиперпрыжку, и даже генералу Брутсу было уже предельно ясно, что они ушли. Обладающий, наверное, самой передовой техникой в Федерации противник отступил. Еще одна система в копилку корпорации Социальные Робосистемы, еще одна победа ударной группы Альфа.

* * *

Комфортабельное гидравлическое кресло с автокоррекцией, личный монитор на консоли перед ним, отображающий протокол собрания и необходимую информацию, ларингофон на шею - чтобы можно было сказать что-то шепотом и адресовать кому-нибудь лично, и микрофон с объективом на мониторе - для выступлений перед всей аудиторией. Таково оборудование каждого из 120-и мест зала собраний флагмана AVM-1 "Агония", расположенных вокруг большого голографического проектора. Сейчас заполнены только первые 5 рядов - лишь высшие офицеры флота.

- Итак, подведем итоги операции против корпорации УР. Госпожа советник, доложите нам окончательные данные.

Генерал Брутс уже знал то, о чем просил доложить, и потому блаженно ухмылялся. Ему будет приятно услышать это еще раз.

Лейла Чарити подарила объективу лучезарную улыбку (ее милое личико студентки художественной школы появилось в углу каждого из личных мониторов). Она прекрасно знала, что именно следует доложить патрону, и заранее подготовила свою речь. Эта речь звучала, как один большой тост за здоровье корпорации СР и всех присутствующих здесь офицеров, поэтому аудитория слушала ее словно весеннюю песню соловья.

- Господа, я имею все основания поздравить вас: мы одержали победу! Наша операция закончилась полным и безоговорочным успехом. По последним данным население Аланара было эвакуировано полностью, однако корпорация Универсальные Робосистемы не имела достаточно времени для сворачивания исследовательских центров на третьем природном спутнике планеты, горнодобывающего оборудования на четвертой планете системы Cr2812 и большого количества стационарной техники на самом Аланаре. Перечисленное оборудование получило в ходе операции незначительные повреждения и может быть использовано нами в ближайшее время. Также десантным отрядам удалось завладеть контрольными центрами сохранившихся оборонительных огневых точек на природных спутниках планеты и в астероидном поясе. Это позволит нам быстро создать на их основе собственную систему обороны, несомненно превосходящую по эффективности ту, на которую полагалось руководство корпорации УР.

- Господа, как вы прекрасно понимаете, главной целью нашего прибытия сюда были не полезные ископаемые и не пригодная к обитанию планета. Хотя я лично уже посетила Аланар, и могу вас заверить: он достоин стать жемчужиной курортной зоны Федерации. Главной целью нашей операции был захват передовых технологий, которыми Универсальные Робосистемы отказались поделиться с "Объединенным человечеством". Эта цель достигнута нами в полной мере, с чем хочу еще раз поздравить всех присутствующих здесь, как и весь личный состав ударной группы Альфа. Дело в том, что захваченная нами третья луна Аланара пригодна для жизни и выполняла для УР роль огромного научно-исследовательского комплекса. Как уже упоминалось, этот комплекс не был эвакуирован, и хотя информация с компьютеров несомненно была удалена перед эвакуацией, мы получили в свое распоряжение большое количество экспериментальных образцов оборудования. Как вы понимаете, изучение этих образцов может дать нам те знания, которыми располагали УР. В частности, уже сейчас установлена природа и метод формирования тех самых "нейтральных" лучей, которые были использованы против нас в ходе сражения. Полный доклад об этом виде оружия будет передан на ваши персональные терминалы. При этом прошу оценить ту оперативность, с которой эти сведения были получены и предоставлены нам группой научно-технологического обеспечения, возглавляемой полковником Джонатаном Смоуком.

При этом Лейла изобразила еще одну очаровательную улыбку. Ее увидят все, но Джонни Смоук должен понять, кому она адресована. Госпоже Чарити никогда не помешают друзья по службе.

- Теперь я хотела бы перейти к наиболее приятной части своего доклада. Генерал Уильям Брутс связался с Президентом корпорации СР и передал ему отчет о проделанной работе. В этом отчете ряд офицеров был представлен к наградам корпорации. Вот те люди, благодаря которым мы сегодня празднуем победу!

Список наград, как и остальное содержание доклада тактического советника, тоже можно было прочесть на персональном терминале, в разделе "Текущая информация", но разве не наслаждение услышать о таком своими ушами!

- Капитан первого ранга Джеффри Найтмар представлен к Отличию первой степени и 40 пунктам рейтинга за доблестные действия по уничтожению орбитальной станции противника и обезвреживание чрезвычайной угрозы при атаке третьей луны.

- Полковник Джонатан Смоук представлен к Отличию второй степени и 30 пунктам рейтинга за безукоризненную подготовку операции "Астероид".

- Нейротехник первого ранга Джина Смарт представлена к Отличию второй степени и 30 пунктам рейтинга за исключительное морально-психологическое обеспечение операции. Господа, в дни такого нервного напряжения, как нам пришлось испытать, даже лучшие из нас нуждаются в поддержке. Благодаря Джине Смарт каждый из нас может быть уверен, что получит такую поддержку когда она будет ему необходима.

- К Отличиям третьей степени и 20 пунктам рейтинга представлены: капитаны первого ранга Альберт Фрост и Мелинда Айскрим - за успешные действия по ликвидации группы огневого прикрытия противника; нейротехник второго ранга Джеймс Нервоус за моральнопсихологическое обеспечение 7-й и 8-й эскадр; командир десантной группы "Девастейшн" полковник Гарольд Брейкер - за успешный захват автоматизированных комплексов на третьей луне.

- Все прочие офицеры группы Альфа будут представлены к 10-и пунктам рейтинга за слаженное руководство и координацию действий группы Альфа в ходе операции.

Все сидящие в зале собраний таяли буквально на глазах: 10 пунктов рейтинга означали 10% прибавки к базовому окладу и еще один шаг к следующему званию.

- Хочу добавить лично от себя: Президент корпорации должен быть очень доволен результатами операции, и думаю, что в таком расположении духа он удовлетворит все предложения о наградах. Мы хорошо поработали и заслужили свою большую сладкую конфетку! Как по-вашему, ребятки?

Мисс Скромность промолчала о ее собственном - самом сладком - кусочке конфетки. Она ведь еще почти что девчонка. Зачем расстраивать храбрых мужчин, настоящих героев корпорации, которые, пожалуй, даже в розовых снах не видели Высшее Отличие с миллионной Премией Президента и 70-ю пунктами рейтинга?

- Ну и наконец придется сказать несколько слов о грустном:

* * *

Открытый космос. Здесь нет ничего, и кажется, ничего не имеет значения в сравнении с его величием. Отсюда луч света не дойдет до ближайшего наблюдателя меньше чем за сотню лет. Это идеальное укрытие для беглого флота Универсальных Робосистем.

В ангары флагманского корабля слетелись шатлы старейшин. В огромном синем зале собрались мудрейшие из последователей Творца. Предстояло решение судьбы миллиона бывших аланарцев.

В круг света встала Духовная Мать.

- Сыновья и дочери, я рада за тех из вас, кто выжил, и скорблю по тем, кого поглотила тьма. Сейчас настало время мудрости и терпения. Я призываю старейшин проявить свой жизненный опыт, и да поможет им рука Творца.

В круг света вышел технический исполнитель совета старейшин.

- Мудрые отцы, мы многое потеряли в этой битве. СР оказались вероломным и безжалостным врагом. Однако у нас достаточно ресурсов, чтобы основать новый мир на свободной планете, и уже через месяц мы возобновим производство и исследования.

Технического исполнителя в кругу сменил глава флота Яршер.

- Это правда, мы сохранили наши ресурсы и людей, но какую цену мы за это заплатили?

По залу прошла волна ропота.

- Понимаю ваше негодование в ответ на мои слова. Действительно, основной задачей было спасение жизней. И мы ее выполнили! Но и теперь мы не в безопасности. Во-первых, теперь у нас нет линий обороны или других козырей. Во-вторых, теперь у нас нет разведданных. В-третьих, теперь наши заводы и лаборатории в руках этих хищников - Социальных Робосистем. Как итог сказанного, предлагаю принять меры по укреплению нашего положения. Что нам может предложить земельный исполнитель?

Земельный исполнитель в длинном коричневом плаще и прочных монокристаллических сапогах вступил своим твердым шагом в круг света.

- Братья и сестры, мы очутились в незавидном положении. В обозримом пространстве пригодных для нас планет, не занятых силами СР или Темного Племени, нет.

По рядам пробежал тревожный шорох.

- Не удивляйтесь, досточтимые отцы. Хотя мы и сохранили достаточно ресурсов, как заверил нас уважаемый технический исполнитель, но в бою был потерян литосферный сварщик. Те из вас, кто не находился в криокамерах, могли наблюдать его живописное крушение под огнем армады СР. Таким образом, все планеты с нестабильной корой стают недоступными для нас. Кроме того, наши финансы истощены разработками технологии управления вероятностями. Не так ли, моя дорогая коллега - исполнительница по финансам?

- В твоих словах истина, брат мой земельный, - парировала нападки вошедшая в круг финансовая исполнительница. - Этот проект потребовал значительного расхода наших резервов. Никто не виноват в том, что технология не успела раскрыть свой коммерческий потенциал. Однако исследования идут успешно, и, возможно, теперь их результаты помогут корпорации встать на ноги и обуздать посягнувших на священные Справедливость и Порядок. И, хотя наши ресурсы невелики, на счету корпорации сохранилась достаточная сумма, чтобы купить небольшую планету с пригодными для нас условиями.

В зале раздался одобрительный шепот.

- Чувствую возросший энтузиазм, но не разделяю его, ибо если сделаем так, то останемся без финансов. В таком случае помощи нам ждать будет неоткуда. Кредита федерального правительства нам так быстро не получить, а покупку планеты могут отследить "Социальные робосистемы", хотя они вряд ли догадаются. С позволения старейшин, я предлагаю самостоятельно искать подходящую планету.

- Но это невозможно! - в отчаянье завопил не входя в круг света земельный исполнитель. - Ближайшие исследованные сектора предположительно принадлежат Темному Племени и являются потенциально опасными для нас!

Его все услышали, но демонстративно не обратили внимания. Финансовая исполнительница была гораздо старше и опытней, ее уважали.

Духовная Мать вошла в круг света и провозгласила: - Все мы с вниманием слушали слова достойных исполнителей и теперь наступил момент Совету проявить мудрость и поведать свое решение Творцу.

Сорелиона одела венец для усиления мыслительных волн. Сферический свод синего зала позволил ей, стоящей в центре, ощутить соотношение мнений и точек зрения, царящих среди старейшин.

- Я узнала волю Совета. Пусть ее узнают все аланарцы. Наш флот останется здесь для ремонта и подготовки к возможным дальним странствиям. Надежный пилот удостоится чести взять кредитную матрицу корпорации и полети в систему В3011, чтобы купить нам новый мир. В то же время земельному исполнителю волей Совета поручается создать отряд отважных исследователей для познания неизведанных секторов и поиска подходящих планет. Да не забудет Творец своих детей!

* * *

- …И наконец о грустном - о потерях. В ходе сражения были уничтожены 4526 беспилотных модулей, 3 торпедоносца, 7 легких крейсеров первой линии и 4 крейсера огневой поддержки. 2 тяжелых крейсера AV-14 и AV-9 получили серьезные повреждения и сейчас находятся на капитальном ремонте. Погибло 112 человек офицерского и рядового состава. Такие потери полностью укладываются в приемлемые нормы потерь для операции подобного рода. Список погибших будет также передан на личные терминалы, желающие могут ознакомиться с ним.

Усилием воли Лейле удалось на минуту придать своему лицу вид траурной гримасы. Генерал избавил ее от дальнейших страданий: - Ну вот, пожалуй, и все. А теперь - все на банкет!

* * *

Кигер слышал слова духовной матери. Он не сомневался, что примет самое непосредственное участие в надвигающихся событиях. Без ложной скромности он мог бы уже представить себя в роли "надежного пилота, удостоившегося чести:", но не было настроения. Профилактическая повязка от гравитационных сотрясений, пропитанная целебными жидкостями, постоянно сползала на глаза и мешала. В голове роились мысли о его друзьях и знакомых, которых он не видел после того, как началась вся эта кутерьма, приправленные острым соусом дурных предчувствий.

Кигер зашел в тамбур криоотсека. Там, сидя на цветастом коврике, Фина о чем-то болтала с подружкой. Она увидела пилота и, путаясь в длинном платье, подбежала к нему, приняв его за своего возлюбленного. А может, она просто хотела спросить, где Брахар. А может, просто обрадовалась Кигеру. Никто не узнает: Она только наткнулась на хмурый взгляд усталого нейролетчика, прикоснулась к холоду его страшных воспоминаний о той битве. Она все увидела и не стала плакать. Она сжалась, как вянущий цветок, и как привидение скрылась за дверью криоотсека. Фина не хотела мучить Кигера своими слезами. Ушла чтобы уснуть и проспать как можно дольше.

* * *

- Милая, я слышал, в этом сражении погиб твой бывший любовник: Джеффри лукаво глядел на Лейлу поверх своего бокала.

- Это кто, Эдди Лузер что ли? Да ну его: Неудачник.

Она откусила кусок громадной мутированной креветки и с наслаждением запила настоящим красным вином. Потом облизнула пухленькие губки, наводя капитана на низменные мысли. Собственно, вся обстановка этого зала была более чем располагающей: мягкое сиреневое и голубое освещение, столь же спокойная музыка, тихое удовлетворенное ворчание полусотни человек, приятно расслабляющие импульсы нейроволн и величавый дымчато-синий Аланар за прозрачной стеной декоративного экрана. Всеобщая эйфория ликования после победы уже улеглась, умиротворение наполняло банкетный зал флагманского крейсера AVM-1 "Агония".

- Лучше скажи мне, что это все-таки за монстр был, которого ты грохнул?

Джеффри был явно разочарован, что Лейла свернула на столь нейтральную тему, но все же ответил - уж слишком он гордился своим сегодняшним подвигом:

- Литосферный сварщик, знаешь, робот такой? Самый здоровый из всех автоматов.

- Ага, слышала что-то такое: Но вообще не совсем поняла.

- И что ты делала на лекциях по геокоррекции?..

Знал бы ты, мальчик, что я делала в Академии, и не только вместо лекций по коррекции: Да ни к чему тебе это знать - я теперь степенная женщина, высший офицер, твой начальник, между прочим.

- Ладно, рассказываю для темных. Литосферный сварщик перемещает и спаивает куски литосферных плит в сейсмоопасных районах планет, создает большие стабильные участки коры. Ну, помнишь, этапы коррекции биосферы? Коррекция состава атмосферы, коррекция кругооборота жидкостей, климатизация, а потом что? Сейсмостабилизация. Эх ты, учиться тебе и учиться!

- Ну надо же, так ты, оказывается, хлопнул строительного робота! А я тебя так хвалила на собрании: Он не успел ответить на ядовитую шпильку - на его плечо упала лапища генерала Брутса.

- Ну вот, детки, вы и ладить научились! Прямо приятно поглядеть. Выпьем втроем?

Не дожидаясь ответа, он кликнул ближайшего официанта. Когда небольшая платформа подлетела к ним, Брутс взял с нее бутылку и наполнил всем троим бокалы.

- Прошу отметить предусмотрительность моего дяди: настоящий мускат с виноградников Сириуса заранее запасен в наших складах.

- Еще бы: разве кто-то сомневался, что нам придется праздновать победу?

Эту маленькую сценку парочка разыграла специально для Брутса, и он расцвел прямо на глазах: - Давайте выпьем за вас, ребятки. Чтобы вы всегда били ваших врагов так же легко!

Их тост совпал с символическим началом следующей фазы вечера: ритм нейроволн заранее сменился, настраивая людей на начинающийся медленный танец, а через минуту зазвучали аккорды старой, как мир, композиции. Отпустив платформу со своей тарелкой, Джеффри нежно обнял Лейлу за талию и увлек в середину зала. Пожилой наемник умиленно посмотрел им вслед, но тут же одернул себя: зная стервозный характер мисс Чарити, это худшее будущее, какого он мог бы пожелать для своего племянника.

Изысканная романтика этого вечера в космосе все больше захватывала охмелевших от спиртного и от радости офицеров, и теперь почти все медленно двигались в танце, окруженные пронизанным сиреневыми лучами дымком. Женщин здесь было несколько меньше, чем мужчин, тем не менее никто не обратил внимание на устроившуюся перед окном-экраном Джину Смарт. Она цедила третий бокал мартини, созерцая прекрасную планету под ними, белый полумесяц одной из лун и усыпанный звездной пылью бархат космоса. В перерыве между мелодиями полковник Смоук нарушил ее одиночество: - Почему вы скучаете, Джина? Возможно: - Нет, спасибо, я не танцую. Прекрасно, не правда ли?

- Вы говорите об Аланаре? Да, хорошая планета. У нее класс 5-А, к тому же биосфера полностью скорректирована. Вы знаете, у них интереснейшая наносистема, судя по всему, она способна противостоять переменам температур: - Полковник, вы неисправимы. Вы думаете только как ученый, почему вы не можете просто посмотреть и полюбоваться этой красотой?

Он собрался было сказать, что его наняли, чтобы он думал как ученый, или какую-нибудь еще банальность в этом роде, но неожиданно для себя смутился. - Присаживайтесь, посидите со мной, раз уж вы решили уделить мне внимание.

Между ними повисло неловкое молчание. То есть для Джины оно не было неловким: нейротехник продолжала любоваться космосом, словно забыв о своем собеседнике. Но Смуок отчетливо почувствовал себя подростком. Да, это правда, его наняли потому, что он ученый. Он еще не стар, он окончил 3 разноплановых университета, он не знаменитость ни в одной из наук, но хорошо разбирается во множестве вещей. Контракт с СР открыл перед ним большие перспективы, и он прекрасно подходит для своей должности. Но он до сих пор не научился толком находить общий язык с этими людьми. Потому что он не солдат, потому что так и не привык к баталиям, взрывам, смертям, потому что не умеет как следует полюбоваться трофеями. А с Джиной всегда особенно сложно. Ну о чем с ней говорить?

- Вы знаете, как по мне, планеты без ядра - газовые гиганты - более впечатляющие. В них есть что-то мистическое.

- Возможно, но они совершенно безжизненны. Это сразу чувствуешь.

- Ну, положим, торговый центр в В3011 построили как раз на такой планете.

- Я была там. Редкостный гадюшник. Огромный аквариум с протухшим воздухом и почти без зелени. Они там даже биосистему не наладили как следует. Зато дали приют проходимцам, нелегалам и контрабанде со всей галактики.

- Вижу, вы противник планетарной инженерии.

- В таком ее виде - да. - Помедлив, Джина указала рукой на экран: - Я считаю, людям следует заселять только такие планеты. Они созданы для жизни, а не для мучений и болезней. Именно такую планету с самого начала дал нам Творец. Неужели мы считаем, что умнее его?

- К сожалению, в наше время Творец не решает судьбу своих творений. Вот на эту чудесную планету в ближайший месяц Брутс установит робосистему и: - Прошу вас, не надо. Мне неприятно думать об этом.

Она щелкнула длинными тонкими пальцами, и одна из платформ-официантов подлетела к ним. Смоук с готовностью наполнил два бокала, хотя в целом не любил и не умел пить.

- За ваше здоровье, Джина.

Очевидно, гравитационные удары создали в устойчивом стекле бокала трещинку, и когда мисс Смарт судорожно сжала пальцы, он лопнул в ее руке, брызнув во все стороны осколками и красноватой жидкостью. Джина на мгновение скривилась, попросила прощения и вышла из зала.

Дзинь! С тихим звяканием осколок стекла упал в лужицу крови в умывальнике. Мое здоровье! Ну спасибо, настоящий тост! Хотя он, конечно, не нарочно - он вечно рассеянный, мог просто не подумать. Но господи, он же знает меня 3 года!

Дзинь! Джина легко подавила боль в ладони, но не стала подавлять горечь и обиду. Синдром нервного истощения, вторая стадия. Это означает адские головные боли по ночам и после стрессов - примерно раз в трое суток, временные потери координации, медленное разрушение верхних уровней сознания. С таким диагнозом нейротехников обычно списывают, как ржавый хлам. Конечно, ей это не грозит: она слишком хорошо держится, и она лучшая. Замены ей флот СР просто не найдет. Но до чего: Дзинь!:до чего омерзительно, когда шепчутся за твоей спиной, перемывают кости, обсуждают, а ты должен делать вид, что ничего не замечаешь. В свои 47 физических лет (36 биологических по прошлогодним тестам) для большинства коллег она - ведьма и старуха. И при этом все они доверяют ей копаться в их мозгах: Дзинь! Последний. Джина отложила пинцет, сполоснула руки, побрызгала раны пенкой и сунула кисть в регенератор.

- Джина, с вами все в порядке? Может, нужна помощь?..

Голос Лейлы Чарити. Что она забыла в моей прихожей? Тем более, во время танцев.

- Нет, спасибо, я вернусь через 10 минут.

Сигнал. Регенерация окончена. Осталось лишь несколько шрамов. Только голова подозрительно тяжелая. Зеркало открыло ей правду: на виске, в том месте, где под кожу вживлен индикатор нервной системы, появилось зеленоватое пятнышко - знак близкого приступа. Только этого мне и не хватало! Она достала из сумочки микрошокер, села в кресло, нашла сзади на шее точку, куда имплантирован органический проводник, приложила к нему контактную поверхность шокера. Вслед за нажатием кнопки в мозг хлынул поток огня. Голову заполнила колючая боль, перед глазами все смешалось, тело на мгновение пропало куда-то: Она очнулась через пару минут, все перед тем же зеркалом. В мозгу царил полный вакуум с отголосками короткого кошмара. Зеленое пятнышко исчезло. Действенный метод, но если пользоваться им так часто, рано или поздно сожжешь себе ЦНС. Джина умылась, подправила волосы и вышла. В прихожей ее ожидала мисс Чарити.

- Я беспокоилась за вас и решила подождать здесь. Извините меня. Вам было очень плохо?..

А тем временем к генералу Брутсу, устроившемуся в углу банкетного зала с бутылочкой виски, подбежал какой-то лейтенантик, судя по колодкам - отдел контрразведки.

- Лейтенант Мизер, по личному поручению майора Шая. Разрешите доложить.

- Ага: - На спутнике Аланара был найден один из роботов-истребителей УР, пораженных гравитационным импульсом. Пилот жив и доставлен в тюремный отсек. Только что пришел в сознание. Майор Шай предлагает вам присутствовать при допросе.

- Хе-хе! Я с удовольствием. Передайте майору, чтоб без меня не начинали.

* * *

- Триксер, подай пиво.

- Да ну. Так я тебе и отдал последнюю баночку.

- Так значит, да! Ну хорошо!

Смалекс схватил Триксера за протез руки и засунул его в дезинтегратор для мусора.

- Аааа! - заорал на высокой ноте Триксер. - Дубина ты, Смал.

- Ой-ой. Только не надо делать вид, что НАМ больно. Знаем мы ваши искусственные нервы.

Триксер вырвал наконец свою руку, укоротившуюся на пару дюймов.

Корабль тряхнуло. Что-то заскрипело по обшивке.

- В чём проблемы Бено, - гаркнул капитан Триксер в видеофон внутренней связи.

- Это были обломки нашего робота-мусоросборщика. Похоже он налетел на облачко антиматерии, - совершенно спокойно ответил булькающий голос штурмана.

Его чёрное изображение постоянно меняло размеры из-за жидкого водорода, в котором он сидел. Его щупальца проворно перебирали клочки длинных отростков, похожих на шерсть. Его единственный абсолютно прозрачный глаз казалось так и говорил: "Я продукт передовых идиотических экспериментов Тёмного Племени, меня умом не понять, и я велик в своей непонятности".

- Выпусти еще одного мусорщика, Бено. Должно быть, в этой системе были серьёзные бои. Значит и металлолома будет предостаточно.

Большой неповоротливый корабль начал прочёсывать астероидный пояс системы CrXXXX в поисках металлов и других ценных находок.

Триксер прикрутил себе новую конечность и проверял её работоспособность, разбирая и собирая одной рукой бластер.

- Пятьдесят две секунды - недурно. Почти как конвеерный робот восьмого класса.

Попивая пиво, капитан прошёлся по палубам своего видавшего виды корабля. В грузовых трюмах груды металлолома поприветствовали его ржавым молчанием. На палубе для товаров было довольно пустовато - в этом сезоне не везло с добычей. Зато в тёмном углу стояла отличная крепкая клетка с наложницами. Взяв одну "на пробу", капитан проследовал в рубку управления. Посреди рубки стоял штурманский аквариум. Триксер отослал Смалекса чинить робота-свинопаса на продажу и уселся в своё кресло. Наложница сидела у него на колене, и храбрый капитан раздумывал, стоит ли вытаскивать кляп у этой темпераментной девицы, скованной по рукам и ногам скользкой плёнкой.

Открылся канал связи. На экране появился человек в хорошем костюме.

- Джентльмены-пираты, вы на интервью с корреспондентом "Галактических Новостей" Льюисом Стивенсоном. Мы решили не посещать ваш безусловно прекрасный корабль, поскольку у вас R-лихорадка. Но это к делу не относится. Итак, начнём.

Триксер освободил колено, посадив наложницу на пол и повернулся наконец к экрану в фас, показав Стивенсону зелёную половину лысины.

- …и Z-лихорадка к тому же, - констатировал Льюис. - Итак, как вы можете прокомментировать агрессию Социальных Робосистем против Универсальных Робосистем, и как это может повлиять на авторитет федерального правительства?

Бандитская мина Триксера сделалась неожиданно интеллигентным лицом. Хорошо поставленным голосом, сопровождаемым сдержанной, но убедительной жестикуляцией, капитан начал: - По мнению сообщества свободных пиратов, агрессия СР является неправомерной. Пацифическая корпорация УР безусловно поступила правильно и избежала серьёзных людских потерь. Если Федерация не примет немедленных мер, это может дестабилизировать ситуацию в данном секторе. Однако надо отметить безусловный положительный вклад данного конфликта в благосостояние нашего свободного сообщества.

- Какие возможные объяснения по вашему мнению СР может предоставить и какие её дальнейшие возможные действия?

- Я не смею сомневаться в изобретательности адвокатов СР. Эти достойные люди знают, за что им платят, и ревностно берегут доброе имя своей корпорации. Полагаю, что их флот укрепится в этом районе с целью извлечь максимум пользы из остатков технологических построек Универсальных Робосистем.

- Благодарю вас за интервью, капитан. Всегда приятно узнать мнение человека, разбирающегося в ситуации.

Канал связи закрылся. Триксер встал с пола и застегнул зипер. Он был явно недоволен. Он отключил свою голограмму, сидящую в кресле лицом к чёрному экрану и пожаловался штурману на то, что, дескать, дешёвку ему подсунули, а не наложницу. Неудивительно, что тот одноногий так был доволен, когда ему позволили поставить на кон пять наложниц вместо тысячи кредитов. А он, Триксер, зря обрадовался выигрышу. Штурман пробулькал в ответ что-то из своего специфического Тёмного юмора и отвернулся к приборам.

- А слышал, Бено. Что-то этот репортёришка говорил про лихорадку. Это что, правда что ли?

- Конечно, правда, капитан. А вас это разве удивляет? У вас же все симптомы на лице написаны, да и не только на лице. Вон наложница не даст соврать. Эти зелёные пятна знает любой школьник в Федерации. Да сами посудите, разве это нормально…

- Ну всё, всё. Я понял, Бено. Хватит потешаться над неграмотностью. - И добавил мысленно: - Аквариумные рыбки хоть молчат.

* * *

Уставив невидящий взгляд на вырастающий прямо по курсу Аланар, менеджер Джерри Мистейк сосредоточенно грыз ногти. Не то чтобы он был голоден, скорее он был зол. Еще скорее, он был очень зол. Зол на Брутса, на Президента, на УР и прежде всего на себя. И очень разочарован. Он чувствовал себя обманутым, словно все вокруг - Брутс, Президент, Линда-44 и даже УР - сговорились чтобы подшутить над ним, Джерри Мистейком. Нечестно! Несправедливо! Президент обещал ему власть. Он получил лишь фиктивное могущество высокого поста. Линда-44 обещала ему поражение. Где оно? Почему генерал сейчас пьет шампанское вместе со своей шайкой на орбите Аланара в окружении целой и невредимой группы Альфа, а он, Джерри, вынужден мчаться через полгалактики как бедный родственник, почуявший наследство?

Если карьеру Лейлы Чарити, 38-летней девчонки, ставшей правой рукой могущественного генерала Брутса, можно было назвать головокружительной, то карьера Джерри Мистейка была настоящим гиперпрыжком. В свои 43, через каких-то 16 лет после окончания Академии Колониальной Экспансии, он - Генеральный менеджер по терроризму и военной агрессии самой крупной и самой агрессивной из Независимых Компаний - корпорации Социальные Робосистемы, 5.2 млрд. сотрудников, 39 планетарных систем. И хотя его отец, Арнольд Мистейк, был с давних пор другом экономического советника Президента, тем не менее, Джерри с определенными основаниями мог считать, что такими успехами он обязан в основном собственным тщательно выработанным качествам. Хитрость, наблюдательность, беспринципность, умение льстить, подлизываться, входить в доверие - он воспитывал их в себе, выхаживал, лелеял еще с колледжевских пор. С каждым годом в корпорации его жизнь все больше погружалась в интриги, а интриги все больше становились частью жизни. Временами - вначале чаще, позже реже - ему становилось противно до тошноты, хотелось бросить все, побыть хоть недельку самим собой. Он решительно подавлял в себе такие приступы слабости, когда не мог сам - шел к нейротехнику (помнится, попал даже раз к ныне великой и заоблачной Джине Смарт). Но так или иначе ценой каких бы то ни было усилий он шел, полз, карабкался вверх. Год назад он наконец нашел свою теплую, видную и безумно высокую ступеньку. Он получил власть. Ударная группа Альфа - основная сила военной экспансии СР - должна была стать мощнейшим инструментом реализации этой власти. Но по нелепой случайности у этого инструмента оказался свой собственный мозг. Имя ему было Уильям Брутс, и он начисто отказывался признавать Джерри как своего хозяина. Брутс был верным псом Президента, Президент был верным хозяином Брутса, их обоих устраивало такое положение вещей, и им не нужны были посредники! Джерри Мистейк оказался лишним. Он получил деньги, положение, имя, но не получил власти. И именно власти он жаждал больше всего.

Заваруха на Аланаре подарила ему надежду. Линда-44, двуличная машина, пообещала ему поражение группы Альфа, и он был так глуп, что поверил ей. Положим, УР размели бы в пыль штурмовой флот Брутса. Ужас! Кошмар! Сотни и тысячи убитых, убытки корпорации исчисляются триллионами. Потеря репутации, скандал с Федеральным конгрессом, политический взрыв. Однако: Это был бы конец генералу и всей его спевшейся банде. Чего кривить душой, одно это стоило всех остальных несчастий. Прошло бы пару лет, волны улеглись бы, Конгресс простил бы своего главного поставщика тяжелых металлов, а компания создала бы новую группу Альфа. И она принадлежала бы Джерри Мистейку. Лично.

Какая сладкая сказка! Ладно, чего там, в глубине души он с самого начала знал, что это только сказка. Ничто не дается так легко. На пути вверх за все нужно драться когтями и клыками. Конечно, он знал это. Поэтому как только с Cr2812 пришел отчет генерала Брутса, Джерри уже знал и то, что он будет делать. Он полетит на Аланар. Затем найдет того, кто ему нужен. И сделает то, что должен сделать.

И все же он был разочарован.

* * *

Бортовой компьютер прервал криосон Кигера. Из тьмы прямо по курсу вынырнула очередная точка гравитации - система B3011. Она начала расти и заполнять собой всё вокруг. Вскоре стали различимы сама звезда и планеты. "Настало время для шоу", - подумал Кигер.

Никто не обратил внимания на появление маленького робота. В этой системе жизнь итак кипела. Множество кораблей прибывали и отбывали ежесекундно. Очереди транспортов ждали у доков стыковки. Между планетами шныряли шатлы-такси. Странные корабли причудливых форм, прилетевшие из иных миров, висели на орбите бок о бок с кораблями Федерации и всевозможных больших и малых корпораций. Но наибольшее оживление царило вокруг пятой планеты - одного из крупнейших центров торговли в галактике. Это и есть цель путешествия Кигера. Заксар спустился в плотные слои атмосферы. Мимо проносились облака и клубы дыма. Над платформой причала завис уродливый покрытый шерстью грузовой корабль Тёмного Племени. Это не сулило ничего хорошего. Кигер решил замаскироваться под какую-нибудь биологическую форму жизни. Проявив фантазию, он сдвинул щитки брони робота и раскрасил его в странные узоры. Робот стал похож на невиданное существо с двумя ногами и руками и утопленной в туловище головой. "Так-то лучше будет. Безопаснее и для журналистов соблазна меньше", - заключил Кигер.

В дымке начал проступать силуэт гигантской прозрачной сферы - висящего в атмосфере планеты города. Эта планета не имела твёрдого ядра. Это чрезвычайно облегчало решение вопросов с утилизацией мусора, отходов и приговорённых к смерти преступников.

Началась полоса плотных транспортных потоков ведущих ко входу в сферу города. Компьютер вошёл в местную навигационную сеть и, пристроив робота в один из рядов движения, начал прокладку маршрута к свободной межгалактической бирже. Кигер, положившись на автопилот, разглядывал проплывающие мимо вывески окраинных зданий: "Акустическая дискотека", "Электромагнитная дискотека", "Гравитационная дискотека", "Отель биологических форм жизни", "Межгалактическая почта" и много других надписей, свидетельствующих о популярности планеты. Транспортный поток ушёл в тоннель, ведущий к входу в гигантскую прозрачную сферу которая окружала город. "Неплохо бы прилететь сюда в отпуск", - размечтался вдруг Кигер. - "Столько диковинной архитектуры, не занесённой в туристические атласы". Тоннель оборвался и открыл взору простор внутренних районов. Строго организованные плоскости и секторы города подавляли воображение Кигера. Просилась на волю мысль о чрезмерной урбанизации. Но это были глупости. Просто это слово не подходило к среде вообще без природных объектов. Даже воздух в городе был завезённый и очень ценился жителями. Это колоссальное сооружение второй природы по своим размерам было сопоставимо с небольшой луной. Но если на обычных планетах жизнь сосредоточенна на поверхности плюс-минус пара сотен этажей, то это был вовсе другой случай. Город гудел жизнью по всему объёму. Фантастическое и даже в чём-то сумасшедшее по своему замыслу творение тысяч инженеров давало ещё более фантастические результаты. И хотя прозрачная композитная сфера с толщиной стенок в каких-то пару десятков метров казалась малонадёжной в неспокойной и очень ветреной атмосфере планеты, всё равно здесь имелись офисы и представительства почти всех крупных корпораций и торговые посольства некоторых чужих рас. Заксар оказался в дорогом торговом секторе. В виртуальных витринах вращались модели предлагаемых товаров. Вот аукцион литосферных сварщиков, предназначенных для соединения осколков литосферных плит в стабильную основу для строительства заводов и городов. Четырёх-, шести-, восьмилапые модели, любой мощности, с доставкой и гарантией в сотни лет. Кигер поймал себя на мысли о том, как было бы эффектно вернуться домой не на маленьком роботе с координатами далёкой планеты в памяти, а на огромном десятилапом монстре. С полными баками антиматерии, с новенькой сияющей пенокристаллами обшивкой, с яркой эмблемой УР на широкой спине.

Вот раскинулась бесконечная витрина с виртуальным каталогом планет и систем на продажу. Здесь каждый желающий может выбрать то о чём мечтает: одинарные, двойные, тройные звёзды; планеты с любыми условиями жизни или без них; оптовикам и постоянным покупателям предоставляются скидки. Одна беда - не каждому всё это по карману. Кигер взглянул на цены и отвернувшись полетел дальше - не одна из пригодных к жизни систем не была корпорации по карману. Конечно, круто обзавестись своей планетой-курортом или хотя бы металлической планетой целиком из серебра, или астероидом из цельного монокристалла украсить орбиту собственной планеты-заповедника с настоящими живыми зверями, а не бездарными манекенами. Но всё это накладно да к тому же и не нужно УР. Робот свернул в огромный зал - дикий рынок. Здесь продавали всё. Но нашего героя не интересовали ни предложение почти нового завода по добыче серы, ни подержанная линия по сборке автоматических болтов для крепления нейросистем сумчатым жукам с планеты ээээ-э, а вобщем, неважно с какой планеты. Короче говоря, товар был знатный, но Кигера интересовал предмет первой необходимости - небольшая чистая планета в отдельной системе со спокойной звездой. А ему предлагали то груз старых как свет камнегрызных машин, то патент на добычу каких-то несуществующих минералов, то списанный крейсер Федерации, переделанный под орбитальную теплицу. И с каждым разом предложения становились всё более сомнительными и подозрительными. Окончательно Кигера доконала перспектива стать счастливым обладателем собственного телешоу со внушительным рейтингом в 0.00001% и киберведущим почтенного возраста. Наконец среди всего этого информационного шума компьютер вычленил подходящее предложение. Некий Вато предлагал обсудить сделку в месте под названием "Киберконь". За неимением лучших предложений приходится испытать судьбу с этим Вато. "Киберкон" - так на самом деле назывался этот замызганный бар. У Кигера родилась мысль, что если заведение и внутри имеет столь же колоритный вид, как и снаружи, а в придачу там собралась соответствующая публика, то на его робота, разукрашенного в стиле голограмм из каталога редких зверей, никто не обратит внимания. Кроме того, такое место непременно следовало посетить… для общего развития. Твёрдым но все же не очень уверенным шагом Кигер вошёл в заведение. Очевидно, здесь только что кого-то били, возможно, даже убивали. Пол был покрыт нечистотами и чьими-то внутренностями, впрочем как и потолок. Стен вообще оптически видно не было из-за густого тумана неопределимого состава. Кигер вошёл в круг света единственной лампочки, как это было принято среди аланарцев, и громко объявил: - Я ищу существо по имени Вато.

Со всех сторон послышалось с трудом сдерживаемый хохот, хрюканье, ржание и какофония иных звуков, по которым компьютер идентифицировал полсотни существ полудесятка видов. Из тумана выползло или выкатило непонятно что маленькое, бесформенное и, наверное, несчастное и сказало: - Назови себя, добрый гость, и скажи зачем тебе… х-ммм… Вато?

- Я представитель… Тёмного Племени!

Вокруг воцарилась гробовая тишина, так что даже было слышно, как странные красные мухи летали вокруг лампочки, размножаясь на глазах. Кигер был доволен произведённым эффектом. Наверное, он всегда мечтал о таком триумфе. Но нужно пользоваться ситуацией.

- Каччхармачкарзачкара! - выдавил из себя Кигер, изображая ворчание теряющего терпение Тёмное Существа.

Эту абракадабру не смог перевести не один из портативных трансляторов в этой комнате. Чтото зашевелилось в тумане, и на свет вышел землянин в боевом скафандре Федерации: - Ты, наверное, хочешь купить планету, Тёмный брат мой? - Клянусь генами, Вато, не заставляй меня ждать и попусту разговаривать с тобой. Мой корабль ждёт. Оформим сделку сейчас же.

- Не спеши так, побереги свои Тёмные нервы. Скажи лучше, представитель, с каких это пор Тёмное Племя стали интересовать благоустроенные планеты? Раньше ваши братья заселяли любые миры без разбора.

- Планы Тёмных не должны интересовать всяких мелких спекулянтов. Перейдём к делу.

- Что ж перейдём.

Вато включил голопроектор, и посреди комнаты появилась голограмма планетной системы.

- Вот товар. А где же ваши кредиты, Тёмный мой покупатель? - спросил Вато и протянул Кигеру порт для считывания кредитных матриц. Кигер вынул на свет божий кредитную матрицу корпорации и протянул её к порту. Самое время связаться с Советом и получить их согласие. Однако если секунду назад Кигер был уверен, что управляет событиями, то теперь события вдруг начали управлять им. Фигура Вато начала расплываться и рассеиваться, как дым. Кигер с удивлением обнаружил, что Заксар уже довольно долго стоит в одной позе и держит пустой футляр от кредитной карты. Ох уж эти молекулярные телепортёры! Сейчас он тут, а через миг где-нибудь в сотне метров отсюда на своём корабле. Лучше вам никогда не видеть боевого робота с разгневанным нейропилотом! Хотя в целом последователи Справедливости и Порядка довольно миролюбивы, Кигер должен был действовать. Вообще это, наверное, были осознанные действия, но со стороны это выглядело так.

Заксар резко развернулся на месте, в движении меняя внешний вид. Пыль и грязь пола взметнулась и разлетелась в стороны расплавленными каплями. Из дюз в корпусе робота вырвались ослепительные пучки плазмы. Стремительный луч лёгкого лазера вспорол ветхое перекрытие потолка, и Заксар, разнося в щепки конструкции "Киберкона", вынырнул наружу. Компьютер моментально засёк уносящийся вдаль по улице легкий штурмовой транспорт Федерации с замазанной эмблемой. "Да что же это за ошибка Творца такая?" - выругался в своём стиле Кигер. Его робот загудел так, что в ближайших домах вылетели оконные стёкла, и начал набирать скорость, выжимая всё из плазменных двигателей. Сильное ускорение прижало пилота к обшивке кабины, но не тут то было. Транспорт-беглец резко свернул за угол квартала. Не рассчитав инерции, Заксар проскрипел извергая искры по стене и тоже свернул. Всё развивалось плохо, но некогда было думать, и Кигер ринулся за похитителем в плотный транспортный поток. Несколько аэробайков разлетелись во все стороны, когда Заксар начал прокладывать себе дорогу. Ещё пару частных транспортов пришлось смять в лепёшку. Крупный тяжёлый фрейтер… нет его лучше облететь. И потерять на этом маневре драгоценные доли секунды! Вато рвался вперёд, не собираясь так просто сдаваться. Он совершал дерзкие манёвры, резко сворачивал, скрывался из виду за другими кораблями.

- Молодец, Рогги. Так держать. - приговаривал Вато довольно своему андроиду-пилоту при каждом удачном манёвре.

- Наш преследователь неплох, но у него нет никаких шансов против меня, - с крайней самоуверенностью, несвойственной для серийных андроидов, отвечал Рогги. Я единственный в своём роде асс.

- Очередной сосунок принёс нам неплохой куш. Я сразу понял, что он не Тёмный. Ты ведь знаешь, меня не провести. Кроме того, их корабль отбыл полчаса назад. Я слышал на частоте докеров. Ты знаешь что это?

Рогги взглянул свободной парой глаз на кредитную матрицу и издал синтезированный свист.

- Вот именно, дружище. Это сделает нас королями. Здесь хватит кредитов чтобы больше никогда не работать в таких грязных местах как "Киберкон". И мы их честно заработали. О, да. Они наши по заслугам. Хватит перебиваться мелкими афёрами. Пора переходить в высшую лигу.

Транспорт ощутимо тряхнуло. Кто-то ударился об его обшивку и вылетел из транспортного потока. Тело Вато ощутило импульсы, издаваемые сиреной дорожной полиции.

- Только этого не доставало. - Вато взглянул на экран заднего вида. - Рогги, пора бы уже нам оторваться.

В ответ на это андроид стремительно спикировал в широкий туннель. Не успевший сориентироваться полицейский патруль промчался дальше. Но расслабляться было рано - упрямый робот настигал своих обидчиков.

Наконец Кигер оказался в пустом туннеле. Пора показать коготки. Пара лёгких лазеров впилась в борт транспорта. Никакого результата. "Ничего, и на таких управа найдётся", - сказал себе Кигер, не сбавляя скорости. Транспорт явно управлялся искусным пилотом. Он изощрённо маневрировал и уклонялся от огня, но вот нейтронный луч таки пересёк его курс.

- Аааа, кибердемон! - заорал Вато, наблюдая через камеру внешнего обзора распоротую броню его чудесного корабля. - Ты заплатишь за это, нейролётчик.

С этими словами он активировал панель управления огнём задней разрядной пушки.

- Получи, жалкий робохлам, - прорычал Вато, с наслаждением вдавливая в корпус панели гашетку залпа.

Стенки тоннеля осветились мощным разрядом, оставившим на броне Заксара красное от накала пятно. Кигер нисколько не беспокоился. Его броня могла выдержать ещё дюжину подобных укусов. "Хочешь играть по крупному, Вато?" - разговаривал сам с собой Кигер, наводя мегаядерную пушку. Батарея корректора вероятностей была заряжена и готова создать и удерживать от распада атомное ядро весом в килограмм! Узкий канал направлен на цель. Короткая мысленная команда. И…

Транспорт уходит из под огня, ныряя под какую-то серую громадину. Серая громадина стоит в конце туннеля и стремительно приближается. Что-то в ней есть знакомое и настораживающие. Корабль Тёмного Племени. Но мегаядерный заряд уже не остановить. Всё произошло слишком быстро. Заряд проносится по тоннелю, оставляя за собой широкую полосу плазмы, и со взрывом врезается в серый мохнатый борт корабля. Оставленная им огромная дыра начинает обильно истекать зелёной жидкостью, а на приближающегося по тоннелю Заксара воззряются сотни фасеточных глаз Корабля, расположенных ровными рядами вдоль корпуса. У Кигера нету выбора. Но есть скорость и решительность. Заксар со свистом проносится сквозь дыру в корпусе корабля и вылетает с другой стороны. Раненый Корабль начинает крениться и испускать пронзительные вопли. На них мигом откликаются стоящие невдалеке его собратья и пускают на подмогу рой крылатых кислотных мух. "Ну нет, вам меня точно не догнать, братья мои крылатые" - усмехается Кигер и даёт газу. Рогги знает своё дело и успевает свернуть в узкий просвет между ярусами зданий. В конце просвета виден молочно-белый фрагмент внешней оболочки города. Кигер решает приберечь мегаатомную пушку для более безопасных мест. Нельзя ведь рисковать безопасностью такого крупного города, хотя оболочка и достаточно прочна на вид. Рогги вновь сворачивает и летит вдоль композитной поверхности оболочки. Робот Кигера вновь с трудом вписывается в поворот и, высекая из оболочки град искр, продолжает погоню. Кигер не перестаёт удивляться ловкости пилота транспорта и глупости ситуации, в которой скоростной космический робот вынужден петлять в тесных лабиринтах жилого города. Но ему ничего не оставалось иного. "А вообще пора кончать эти кошки-мышки", - решил Кигер. - "Впереди достаточно свободного пространства и никого нет. Можно показать настоящую скорость". Этой мыслью он закрыл все бойницы робота, сдвинул щитки брони чтобы добиться наиболее обтекаемой формы и включил турбины атмосферной ионизации. Заксар превратился в огненный шар, окруженный плазмой. Мощные магнитные поля отбрасывали тонны плазмы назад, разгоняя робота до невероятной скорости.

- Рогги, это мне не нравится. Ты же знаешь, я не люблю, когда за мной гоняются сумасшедшие. А этот экземпляр ещё и догоняет! Сделай что-нибудь, будь так любезен, пока наши головы целы!!

Рогги, до этого выглядевший воплощением самоуверенности и спокойной расчётливости, начал проявлять свойственные всем андроидам трудности с мышлением. Требование предпринять немедленные спасительные меры казалось ему логичным, но он и до этого делал всё, на что был способен. Повышение запросов хозяина поставило его в тупик.

- Понимаю ваши желания, босс, но не вижу пути удовлетворить их. Что вы подразумеваете под фразой "сделай что-нибудь"? Вато в отчаянии стукнул себя ладонью по лбу и сам схватился за управление. Транспорт сразу утратил былую лёгкость и грациозность манёвров. Он метался из стороны в сторону, как броуновская частица. Но не долго. Один из его виражей таки кончился плохо. Транспорт зацепился за гладкую белесую поверхность купола и высекая дождь искр и пламени начал стремительно падать, оставляя на куполе неглубокую, но отчётливую царапину. "Ну почему я должен всех спасать?" - подумал Кигер и спикировал следом за терпящим крушение судном. Транспорт продолжал падать. Но теперь поверхность купола стала закругляться, и в один момент его скольжение превратилось в качение с подпрыгиванием. Внизу уже показалось отверстие мусороприёмника. Все отходы города и лишний воздух с бешеной скоростью проносились через этот узкий клапан не более километра в диаметре. Кигер ещё не успел опомниться, а ситуацию уже контролировал не он, а потоки воздуха в компании с силой тяжести. Транспорт, а следом за ним и Заксар провалились в тьму плотной атмосферы планеты…

Голова Кигера перестала кружиться, и он сделал усилие, чтобы определить, где верх а где низ. Но самостоятельно у него это не получилось. Компьютер сориентировал его и представил отчет о длительности падения и физиологических параметрах пилота за это время. Осмотревшись, Кигер увидел, что он ничего не видит вокруг. Этот странный факт, оказалось, объясняется просто. Газ вокруг был настолько плотный, что поглощал все лучи активных сканеров. Решение пришло быстро. Кигер решил поиграть в летучую мышь и активировал ультразвуковые сканеры. Немного попривыкнув к новым ощущениям, он постепенно начал различать очертания собственного робота и предметы вокруг себя. Заксар медленно тонул в компании нескольких лениво вращающихся предметов. В одном из них с трудом можно было узнать десантный транспорт Федерации. Вдавленные внутрь листы обшивки, стёсанные от ударов крылья, деформированный корпус - всё это наводило на размышления о шансах пилота выжить. Увеличив чувствительность сканеров до максимума, Кигер сумел разглядеть всё еще бьющееся сердце Вато. "Хоть он и негодяй, но пусть помучается вопросом, почему я его спас," - решил Кигер и медленно перебирая руками и ногами в плотной среде стал плыть в сторону транспорта. Он был совсем близко к цели, когда Заксар качнуло струёй газа, ударившей откуда-то снизу. Кигер посмотрел себе под ноги и увидел. Лучше бы ему этого не видеть. Тут любой нейролётчик испугался бы от неожиданности. Даже Деслар, наверное, пораженно раскрыл бы рот.

Кигер уже минуту в оцепенении наблюдал силуэт гигантского животного. Чем-то похожая на аквариумного кита туша (только раз в миллион больше) методично фильтровала газ у него под ногами. Она жадно засасывала плавучий мусор и извергала плотную струю, напоминающую фонтанчик кита, по мощности приближающуюся к стартовому двигателю звездолёта. "Только голодных аборигенов мне хватало," -запаниковал Кигер, но не слишком. Загарпунив всё что осталось от транспорта, он включил турбины чтобы побыстрее убраться отсюда. Турбины загудели и завибрировали, с трудом разгоняя плотные массы газа. К счастью их мощности хватило, и Заксар медленно начал всплывать. Ну и долгий же это был подъём. Скучный и не интересный. Но когда под вопросом жизнь, со скукой можно смириться. Наконец над головой стала различима громада города. Кигер включил плазменные движки и выжал из них всё, но таки втиснулся в мусорный люк.

Кредитная матрица покоилась в грузовой камере Заксара. Бывший федеральный транспорт болтался на буксирном тросе робота. Выбирая, где его оставить - возле полиции или больницы - Кигер отдал предпочтение полиции. И сделал неверный выбор. Увидевший его Заксара полицейский в патрульном роботе как-то подозрительно попятился и, судя по зашифрованному сигналу, который Кигеру не удалось прочесть, вызвал подкрепление. После этого в запястьях полицейского робота открылись диафрагмы на стволах ионных пушек, и он обратился к Кигеру: - Неопознанный боевой робот, стоять на месте! Вы нарушили 19 законов и 4 постановления Федеральной законодательной комиссии. Вы арестованы. Вы имеете право ознакомится со списком нарушенных законов на частоте 9-Б и связаться с посольством вашей расы на дипломатической частоте 14-К. Оставайтесь где стоите до прибытия служителей правопорядка. - Я сам сын Справедливости и Порядка, - крикнул Кигер и с силой дёрнув за трос буксира швырнул в полицейского остатки транспорта. "Интересно, что же я нарушил," - возмутился нейролетчик и стал перебирать частоты в поисках частоты полиции. "Как можно обвинять меня в оскорблении торгового представителя Тёмного племени?! Это был несчастный случай! А те девять разбитых автомобилей запишите на счёт Вато. Это он нёсся как угорелый во встречном потоке движения. И за порчу муниципальных построек следует благодарить его же. Нечего было воровать чужие кредиты! Нарушение таможенного порядка? Да вы что смеётесь? Какие ещё запрещённые организмы? Это же были не мои кислотные мухи, а Тёмного Племени!! Да и вообще это я пострадавший, мой народ. Это несправедливо!!!" Компьютер впрыснул Кигеру успокоительное и вернул ему способность мыслить трезво. Это было ему очень кстати сейчас.

* * *

Розовый диск Cr2812 висел низко над размытым краем ультрамаринового океана. Дорожка света, нечеткая и дрожащая на водной ряби возле берега, с расстоянием превращалась в искристую полоску фольги и уходила, казалось, прямо в небо. Редкие серебристые облака слетелись в стайку на западе и жались поближе к солнцу, впитывая его нежное розовое сияние, а на востоке и на юге уже проступали двумя неясными пятнами белая первая и светло-голубая третья луны Аланара. На плоской вершине одной из малахитовых скал, нависших над океаном, расположились два шезлонга. Две женщины в них предавались самому ленивому из всех возможных занятий - загорали в мягких, наиболее полезных предзакатных лучах аланарского солнца. Это была почти полная идиллия: осторожный, ласкающий ветерок, теплая после жгучего экваториального дня скала, но не обжигающая, какими бывают гранитные и базальтовые уступы, и тихий-тихий плеск волн.

- Ну не прелесть? Согласись, я не зря вытащила тебя сюда.

- Очень неплохо. Если бы еще эти не вились: Она махнула рукой вверх - метрах в двухста над пляжницами медленно описывала круги дюжина истребительных модулей.

- А ты чего хотела - таких важных леди, как мы, выпустят на "свеженькую" планету без почетного эскорта? Джина, они же там пропадут без нас, если что.

Джина на мгновение представила себе это самое "если что": автоматический "сюрприз" от УР с ультразвуковым излучателем, внезапный набег Темного Племени. Но в такой идиллии разве можно было думать о подобной чепухе? Думать было вообще лень, она расслабилась до предела, забыв обо всем, даже об СНИ. С пару минут лежали просто молча. Затем: - Я смотрю, ты правда увлеклась этой курортной идеей?

- А чем плохо? Джина, представь себе эту планетку - нашей. В смысле нашей с тобой. Один только это берег. Вон там - плавучий отель. Только один, чтобы никаких толп. А здесь шикарный пляж: полный сервис (но никаких роботов!), лазерная иллюминация, мягкая музыка, скалы - отполированные и светятся зеленым, весь берег светится! И запах - что-нибудь приятное, допустим, хвоя. Отдых для уставших от космоса!

- Для нас: Не знаю, как ты, а я уже устала.

Еще пара минут молча.

- До сих пор не понимаю, как ты уболтала нашего Вилли на это?

- С твоей помощью, милая подружка. Он, кстати, даже и не почувствовал воздействия - ты просто молодец! И потом, он пока занят четвертой планетой. Я поговорила с Ронни, он подкинул идею Президенту, ответ будет максимум через 2 недели.

- Поговорила с кем?

- С Ронни. Ну, с Мэдменом. Он, кстати, все еще злится на тебя.

- За ту милую шутку?

- Именно. Ты же не видела - всем не до него тогда было, он торчал в позе "лотос" часа 4, во время перегрузок тоже. Прямо на полу. Бедняжка! Неудивительно, что сам подняться не смог. Говорит, что у него слабое здоровье, что ты не имела права, что это унизительно, и вообще он будет жаловаться.

- Ну-ну: - презрительно протянула Джина. Потом пояснила: - Знаешь, кто он? Один из младших секретарей Президента. Он Этерну своими стонами видно так надоел, что тот его выслал сюда. С глаз долой.

- А не проще ли было просто вышвырнуть?

- Не проще. Слышала про конгрессмена Чарльза Мэдмена?

- А: Лейла поворочалась в шезлонге, устраиваясь поудобнее, и перескочила на тему, на которую ей было приятно побеседовать: - Нет, Джина, только подумай все-таки что бы здесь было, если бы мы не тормознули генерала. Я, конечно, понимаю - ископаемые, минералы, нефть. Но у нас таких планет и так штук 40. Теперь уже 41: вчера почитала про четвертую планету - ад кромешный! Туда высадили 35 000 техники, плюс то, что забыли УР. Поставили 60 комплексов производства, они уже сейчас выпускают 900 единиц в день: - Я знаю: - рассеянно перебила собеседница.

Разумеется, она знала схему развертывания социальной робосистемы. Основная схема колонизации, используемая компанией СР. Поисковые зонды облетают планету, определяют самые легкодоступные месторождения руды. Туда высаживаются добывающие машины и оборудование переработки. Рядом разворачиваются заранее созданные комплексы по производству роботехники. Вновь выпущенные машины перебазируются на другое месторождение. Процесс нарастает по геометрической прогрессии, планету быстро опутывает сеть таких автоматических полностью автономных центров добычи и производства. Затем развивается инфраструктура: коммуникации, системы общего контроля, блоки дополнительного энергообеспечения, оборонные системы. Приблизительно через 12 недель планета населена сообществом роботов и выдает "на орбиту" миллионы тонн нефти, минералов и тяжелых металлов.

Есть только одна проблемка: такие планеты, как правило, становятся непригодными для биологической жизни. Радиация, пылевые и токсичные облака, обеднение атмосферы кислородом: Да, Лейла права: хорошо, что этого не случится с Аланаром. Приятное место. УРовцы имели изысканный вкус, раз поселились здесь.

Тем временем местное светило уже коснулось воды и начало погружаться в него. Облака сильно потемнели с одного бока, и покраснели - будто прожарились - с другого. И по мере того, как спектр излучения солнца сдвигался к красному, купальник Лейлы Чарити становился все менее и менее заметным на теле. Джина была далека от подобных штучек - она вообще привыкла загорать в бортовом солярии. Заинтересованно оглядела соседку. Когда та, почувствовав взгляд, обернулась к ней, спросила: - Послушай, это, конечно, нескромно с моей стороны: Надеюсь, ты меня простишь: - Ладно-ладно, давай, говори.

- Это твое тело? Ну, в смысле, не искусственное?

Лейла буквально расцвела в улыбке. Вытянула вперед ножки чтобы полюбоваться ими. Затем словно облизала взглядом каждый дюйм своего ухоженного тела, до которого могла достать.

- Завидуешь?

- Завидую. Если не секрет, где заказывала? Цена не волнует.

- Джина, мне только 38. Оно - мое собственное. Просто я с Авроры.

- Не всем везет в этом мире. Я с Эльвина-2. Трансурановая колония. Под пленочным куполом, причем дешевым - не пропускает ультрафиолет. Нетоксичных водоемов нет, постоянный фон. Если ребенок не мутант - это уже счастье: Сменить тело - мечта моего детства.

- Да ладно тебе плакаться. Ты вполне ничего, когда не в форме. Разве что: - Лейла скептически осмотрела грудь Джины. - Разве что немного силикона сюда бы.

Главный администратор не нашлась, что ответить, и начала заливаться краской. Ее спас шум за спиной - на площадку между скалами, где они оставили свой шатл, приземлялся еще кто-то. Видимо, он вылетел из катера как ошпаренный, потому что когда Джина встала, потянулась и побрела к спуску поглядеть на гостя, тот уже карабкался по тропинке ей навстречу.

- Девушки: гм.. э.. здра.. здравия желаю.

Майор службы безопасности Фридрих Шай. Джина знала его - неплохой человек и профессионал в своем деле, без сомнения, но его жизнь испортило его детство. Он провел его на Зельде - планете, целиком принадлежащей мужскому монастырю. Для Джины пока оставалось загадкой, как Фридриху удалось родиться на планете, лишенной женского пола, но так или иначе, до 22-х лет он не видел женщин даже по интервидению - Зельда имела собственные средства массовой информации. Сейчас Шаю было за 50, но трудные годы молодости по-прежнему давали о себе знать.

- Майор, добрый вечер! Чувствуйте себя: В этот момент Лейла тоже поднялась из шезлонга и обернулась к гостю. Эффект был неотразимым. Его зрачки уперлись в то место, где еще полчаса назад был виден лифчик мисс Чарити, и стали стремительно увеличиваться. Майор тщетно пытался выдавить из себя хоть слово - отпавшая челюсть обрекала его старания на неудачу.

- А.. э.. Дж.. мисс-С..

Джина подхватила с земли халат, швырнула им в Чарити и подошла к майору: - Чего вы хотите?

- А.. мисс.. э.. Джина, вас..

- Вы хотите меня? Прямо здесь, или зайдем в шатл?

Майор побледнел так стремительно, словно перерезал себе вены. Опасаясь, что дальше последует потеря сознания, Джина сухо рявкнула: - Майор Шай, смирно! Прекратите конвульсии!:Вот, так лучше. Простите меня, я не нарочно. Вылетело. Так в чем дело?

- Там.. э.. проблемы с пленным. Допрос не ладится. Все наши.. э.. методы оказались бесполезными, очевидно у него.. э.. блокада сознания. Не могли бы вы.. э.. я прошу, может быть..

Вот чем Джине Смарт, пожалуй, хотелось заняться меньше всего, так это допросом. Но: За сегодня ее ни разу не мучила голова - это уже повод для хорошего настроения. - Хорошо, майор, ждите меня в шатле.

* * *

Брахар опять пришёл в себя. У него всё ещё гудело в голове от гравитационного шока, да и попытки допросить его давали о себе знать тупой болью в боках. Очевидно, своей неподатливостью он здорово разозлил генерала, кажется, его звали Брутс. Что это у них в СР какие-то варварские методы пыток. Конечно, робот-инквизитор вполне выполняет свои функции, но это всего лишь физическая боль. От неё уже давно существуют надёжные средства. "На что они надеялись, истязая моё молодое и ни в чём не повинное тело", - подумал Брахар.

- Эй, Бобби! - окликнул Брахар щуплого парня в белом халате, делавшего некие приготовления на стоящем рядом с креслом столике, - у вас что, нет телепатов?

- Не нервничайте так, мистер, эээ-э, Брахар. Будут вам и телепаты. Будут вам и шутки в адрес генерала. И гордое плевание кровью в старших офицеров. Теперь мы за вас основательно возьмёмся.

- Бобби, а что это за штуку ты мне цепляешь на голову?

- Не задавайте лишних вопросов. И вообще, приберегите свою болтовню для допроса. Ну вот, готово.

Бобби последний раз проверил крепление нейроблока и, потирая узкие свои ладони, вышел из комнаты. Свет медленно погас. Брахару уже не было так весело.

Джина Смарт задумчиво изучала энцефалограмму военнопленного.

- Итак, начнём с малых доз, пусть его бред будет правдоподобным. Бобби, введите ему четверть миллиграмма лигерметрона.

Джина надела нейроблок и начала проникновение в сознание Брахара. Её интересовали: хотя нет, её не это интересовало. Это генерала интересовали теперешние координаты Универсальных Робосистем. Она постепенно начинала видеть его мысли, чувствовать их и отчасти… управлять ими.

Брахар раскрыл глаза. Перед ним простиралось бескрайнее голубое небо Аланара. "Как сладко я спал", - подумал он и тут же вспомнил, что ему снилось. Вечно эти кошмары про хищные звездолёты и коварных и вероломных врагов Спаведливости и Порядка. Надо бы исповедаться Духовной Матери, а то совсем заели проклятые. Брахар встал с сырой травы. И почему это я здесь спал, посреди поля? Не помню, хоть убей. Отряхивая джинсы от прилипших травинок, Брахар побрёл к себе домой. Да, хорошая в этом году влажность. Луга и не думают выгорать. И коровы с козами довольны. "Правда, Кови?", - похлопал он по тучному боку пасущейся невдалеке от дома бурёнки. Стеклянная дверь бесшумно отползла в сторону, и Брахар вдохнул запах Дома. Судя по нему, что-то готовилось на кухне. Бесшумно ступая босыми ногами, он подошел к кухне и осторожно взглянул на отражающуюся в стекле приоткрытой двери фигуру. Это была Фина. Она, поставив локти на подоконник, смотрела в раскрытое окно. На голове косо сидел нейроблок. Кухонный комбайн с хрустом выполнял только что полученные пожелания по приготовлению салата. Брахар приоткрыл дверь пошире и стремительно влетел в кухню. Схватив Фину за талию одной рукой и сняв с её головы нейроблок другой, Брахар излил поток переполнявшей его энергии в длинном поцелуе.

- Ты выспался, любимый мой сын Творца? - прошептала Фина на ухо своему тигрёнку, - я вижу, что выспался и сил поднабрался.

Они не разжимая объятий с грохотом повалились на пол.

- Ты сегодня на удивление послушна, Фин.

- Скоро ты полетишь на испытания, - шептала Фина, лёжа на Брахаре и перебирая его волосы, - станешь великим пилотом, к тебе будут прислушиваться старейшины.

- К чему это ты клонишь, земляничка?

- Ну как же. Ведь когда-нибудь все смышлёные парни вроде тебя становятся старейшинами.

- Это будет ещё очень не скоро. И потом, это не просто - стать старейшиной. Многие умные люди так ими и не стали. Например, профессор Рилес.

- Да ну его. Он такой занятой, что наверно и не замечает ни Совета, ни тебя, ни тем более меня.

- Не говори чепухи. Просто профессор много работает для прогресса.

- И при всём при этом он не старейшина. А старейшину никто бы не посмел ослушаться, как вы с Кигером - профессора, когда взяли его экспериментальные лазерные очки чтобы точно стрелять из пневморужья по бидонам из под молока.

- Но мы же их потом вернули…

- …после того, как бедный профессор перерыл всю свою лабораторию в их поисках и, между прочим, уронил на ногу горшок с единственным на планете синим кактусом.

Влюблённые рассмеялись. Брахар ещё слегка пощекотал Фину. Кухонный комбайн просигналил про готовность салата. Фина вдруг тревожно спросила: - Я что-то слышала про эвакуацию. Это правда?

- Да, Совет неожиданно принял это решение. События развиваются быстрее, чем они ожидали.

- И куда же мы полетим?

- К сожалению, никаких конкретных вариантов нет.

- Как же так? Нам некуда лететь?

- В том то и дело, что некуда. Однако я думаю, в крайнем случае, Совет что-нибудь придумает.

Брахар почувствовал невероятную усталость. Его мысли утратили лёгкость и камнем упали на дно колодца его сознания. Фина, обстановка кухни, вид за окном - всё стало каким-то нечётким и схематичным. Всё медленно растворилось во тьме…

Джина Смарт сняла нейроблок и дала волю эмоциям. Такие силы потрачены зря! Это просто произведение искусства было - шедевр, а они, оказывается, сами не знали куда лететь.

А может, и не зря. Она вдруг вспомнила некое странное чувство, задевшее ее уже под конец. Пожалуй, надо будет еще проверить: - Бобби, погрузите его пока в анабиоз. Не хочу прерывать его сладкий сон.

За дверью послышались быстрые - даже, скорее, слишком быстрые - шаги. Кому-то не терпелось попасть в нейролабораторию. Послышались крики охранника: "Туда нельзя, сэр. Во время сеанса никак нельзя!". И голос генерала Брутса: "Твой генерал решает, что тут можно, а что нельзя. А твой генерал - я, Уильям Брутс!". Послышалась возня и глухой удар об стену. Дверь открылась, и, небрежно переступив через охранника, в лабораторию ввалился Брутс.

- Как у вас успехи, мисс Ссс-с-март? - прошипел он лукаво. - Поговорили по душам с нашим гостем?

- Он ничего не знает, генерал. УР выбрали координаты отлёта в последний момент. К тому времени он уже был под гравитационным шоком. - Отчеканила Джина. - Мы погрузили его в криосон. Возможно, он ещё будет нам полезен.

Она сочла неуместным сейчас сообщать Брутсу о своих странных подозрениях.

- Благодарю вас, офицер. Вы свободны. Вы все свободны! - почти прокричал генерал.

Лаборатория опустела. Брутс стоял, опершись руками на стол, и вглядывался в своего спящего пленника. Генерала бесила эта задержка, а этот бесполезный пилот будто бы насмехался над ним из-за стекла криокамеры. Рука генерала как-то сама собой наткнулась на лежащий на столе нейроблок. Движение ярости, и по лаборатории с треском разлетелись обломки пластмассы. Дверь как всегда спокойно закрылась за удаляющейся фигурой генерала.

* * *

Джерри Мистейк тяжким усилием продрал глаза, увидел псевдо-деревянные стены своей каюты, подсвеченные цилиндры с зелеными водорослями по углам, декоративный экран с осточертевшей панорамой этой звездной системы, и с обреченностью жертвы инквизиции подумал, что начинается еще один день его пребывания на "Агонии". Каждое утро вот уже неделю он задавал себе один мучительный вопрос: "А что я, собственно, здесь делаю?", и каждый раз не мог найти вразумительного ответа. Там, в столице, у него масса дел, Президент выслал ему гневную ноту, требуя объяснений его отлета. А здесь, на орбите Аланара, заняться ему определенно нечем, разве что плевать в потолок и ловить. Каждый вечер он засыпал, разочарованный в себе и в судьбе, и давал себе обещание следующим утром улететь из системы. Но каждое следующее утро он просыпался с неосознанной надеждой и посылал к черту вечерние обещания, чтобы опять прожить день в бессмысленном ожидании чего-то. Ведь так обидно будет убраться отсюда, с грандиозной раздачи, с пустыми руками! Джерри понял: сегодня ему опять не хватит духу улететь. Он выкарабкался из постели и пополз в душ.

"Сова" от природы, Лейла Чарити ненавидела утро лютой ненавистью. Еще с тех дней юности, когда проклятый сигнал подъема вытаскивал ее из уютной постельки с гудящей головой и пересохшим горлом и швырял за терминал лекционного зала. Во время боевых действий обычно легче: жесткий нейроимпульс сразу выветривает сон. Но сейчас, когда флот живет в режиме дежурства, каждое утро обрекает ее на мучительные сомнения. Теоретически она должна встать в 8-00 стандартных и проверить поручения, но какого черта: Потерпят они все, все равно нет ничего срочного: Как приятно поваляться-поворочаться на шелковых простынях, подремать еще немного. И как всегда, дрессированное сознание офицера портило всю жизнь ее избалованному телу. Подъем! Она сползла с постели на пол, села на ковре и попросила чашку кофе.

Уильям Брутс опрокинул традиционный утренний стакан виски со льдом (правильнее сказать, льда с виски - судя по концентрации того и другого). Отставив стакан в сторону, так же традиционно подумал о другом стакане. Нет, нельзя - после второй порции печеночный индикатор на запястье посинеет. Заметно станет. Вместо этого надо просмотреть план на сегодня: Ну и дела для полководца! Проверить динамику развертыванья робосистемы (черт, на это же есть свой отдел!), посетить Аланар - там как будто глобальное похолодание (они там что, бредят от скуки? какое еще похолодание - рефрижератор закрыть забыли:), выслушать Смоука (опять будет канючить, что ему чего-то там не хватает в его исследованиях - достал уже!), составить рапорт Президенту (ну это еще ладно - не доверять же его Мистейку в конце концов): Да, и какого черта Джина так долго возится с тем пленным?

Отвратительная ночь. Джине приснился кошмар. Как будто она на Аланаре, в какой-то полуразрушенной башне, и ее судят. Пленный пилот - прокурор, он обвиняет ее в преступлениях против Справедливости и Порядка, а его слушают присяжные - старейшины УР. Только они и не старейшины вовсе, да и вообще не люди, а 12 обгорелых трупов. Жутким шелестящим шепотом они выносят ей вердикт: она признана ведьмой и будет сожжена на костре, как Жанна д'Арк. Потом ее, одетую в лохмотья, ведут через поле, покрытое пеплом и усеянное ржавыми кусками металла. Ее привязывают к столбу и обливают с ног до головы черной маслянистой нефтью. Один из трупов зажигает факел, а пленный пристально смотрит прямо ей в глаза, и она в отчаянье кричит ему: "Брахар, спаси меня, это же я, Фина, твоя любимая!", и он бросается к ней, но не успевает, и жгучее пламя поглощает их обоих: Джина Смарт проснулась в холодном поту, но быстро успокоилась. Ей не привыкать - это все же лучше, чем СНИ. Она поднялась как всегда рано и занялась зарядкой. Встала на тренажер, прилепила к нужным точкам тела присоски-контакторы. Конечно, лентяйский метод, но действенный. За 15 минут импульсы биотоков низкой частоты придают прекрасный тонус мышцам, вполне достаточно, чтобы поддерживать себя в форме. Дальше по расписанию - гидромассаж.

Эльвира Дэзрей не признавала подобных пародий на занятия физкультурой. За 5 лет в федеральном десантном училище плюс 7 лет в мобильных планетарных подразделениях Федеральной Космической Полиции необходимость развивать свое тело засела в ней на уровне рефлексов. Компьютер разбудил ее в 7 стандартных в жилом комплексе на третьей луне Аланара, и она тут же направилась в тренажерный зал. Правда, все оборудование здесь явно было рассчитано на прежних обитателей комплекса - худосочных ученых УР. Эльвира сразу же установила все тренажеры на максимум нагрузки и врубила самый энергичный нейрофон, что был среди записей. После сорока минут хорошей зарядки она почувствовала себя полной энергии и бодрости и с наслаждением влезла под холодный душ. Настроение было прекрасным еще и потому, что сегодня - не обычный день. Сегодня, после трех дней пробных полетов ей предстоит испытать в бою совершенную машину УР - трофейный Заксар. Сегодня ей понадобится вся энергия и вся решительность, и это просто чудесно!

* * *

Cr2812 слепящей точкой обозначил зенит. Призрачно белое небо третьей луны напоминало пустыню. Они возникли на нем сыпью черных точек и стали стремительно приближаться. 10 боевых автоматов - ее противники в испытательной схватке. Ожидая их, Эльвира сконцентрировала все внимание на этих точках. Она была готова.

Банг! Мысль, как выстрел, отметила старт. Время понеслось в безумном темпе. Уходя из-под прицелов, Заксар спикировал и нырнул в ущелье. Начинаем гонки! Этот район изобилует трещинами в коре. Они образуют целый лабиринт причудливых перепутанных "улиц". Набирая скорость, Эльвира мчалась по ним. Поворот. Еще поворот. Теперь ускорение. Роботы-истребители шли низко над горным массивом, стремясь зажать жертву в этом лабиринте, но сами не влетали в ущелья. Это было бы безумием, и совершить его мог только человек. На скорости 200 м/с Заксар входил в поворот каждую вторую секунду, однако Эльвира продолжала разгоняться. Она выжимала все из вживленного ей ускорителя реакций класса 8. Нейропорт вливал в мозг ревущий поток информации: показания всех приборов, обзор на 360 градусов в 3-х диапазонах сканирования. Поворот, она вылетела в длинное ущелье, позади и выше возник один из роботов. Он заходит на цель, но опаздывает. Развернутая назад турель выплевывает луч ему навстречу. Клубок огня еще катится по ущелью, быстро отставая от Заксара, а на смену ему уже мчатся еще двое. Пора веселиться!

Прямо из ущелья Заксар кидается вертикально вверх. Ускорение - 12, если бы Эльвира смотрела глазами, она ничего не видела бы сейчас. Но мозг продолжает фиксировать картину, даже когда тело сминается под прессом. Те два автомата и еще три, что были рядом, тоже выполняют свечу, неотступно следуя за ней. Эльвира сбавляет скорость, позволяя им приблизиться, а затем мощный боковой выхлоп плазмы переворачивает Заксар, и вот он уже несется навстречу преследователям. Выброс антиматерии! 3 грамма создали перед ним огромный конус раскаленного газа, и один из роботов не успел отклониться. Он превратился в сгусток оплавленного металла, по инерции еще пролетел вверх и на мгновенье завис в воздухе, прежде чем начать падение. Остальные автоматы разошлись в стороны. Они выполнили маневр за десятые доли секунды - медлительно в сравнении с Заксаром. Использовав магнитный руль, он легко сманеврировал в поле луны и через мгновение висел на хвосте у одного из роботов. Эльвира резанула его лазером - левый двигатель брызнул пламенем, и спустя миг машина развалилась на куски. Прекрасно! Теперь уходим. Облако плазмы окутало Заксар. Не встречая сопротивления воздуха, он умчался прочь. Где-то далеко позади обломки первого сбитого робота достигли земли.

Прямой отход - не лучший маневр. Несколько лучей обожгли заднюю броню. Но Заксар быстро ушел от огня. Если в космосе он ненамного превосходил бы по скорости автоматы СР, то в атмосфере ему не было равных. Тот же воздух, что задерживал его преследователей, служил для него топливом. Он превращался в плазму перед носом и огибал робота, Заксар словно отталкивался от него своими мощными полями. За десяток секунд противники пропали за горизонтом, и Эльвира сбросила скорость. Время готовить сюрпризы!

Боевая машина УР опустилась на заснеженное плоскогорье. Щитки брони сменили цвет, подстраиваясь под местность. Заработал "холодный" ионизатор, ионизированный воздух сгустился вокруг Заксара, образовал рассеивающий слой. Теперь радары не смогут отличить его от камней на поверхности луны. Секунду спустя 7 истребителей появились над горизонтом. Они шли разомкнутым клином, низко над землей, опасаясь атаки из одного из ущелий. Однако Эльвира ждала их на открытой площадке прямо по курсу, невидимая для них. Они обнаружат Заксар оптически, но лишь с малого расстояния. А пока они летели прямо под прицел его орудий. Эльвира не спеша навела мегаядерную пушку. Главное оружие Заксара - устройство, способное синтезировать и выбросить в цель огромное атомное ядро - размером с пылинку. Лучший способ устроить фейерверк! Когда клин подошел к ней на 5 километров, Эльвира выстрелила. Микроскопический снаряд вычертил свою траекторию мерцающей линией плазмы и врезался в ведущий автомат. Нестабильное ядро распалось, столкнувшись с целью, и ведущий взорвался с силой в полкилотонны. Летчица видела, как взрывная волна расшвыряла остальные автоматы, как они завертелись, словно листья на ветру, и как снег под ними взлетел облаком пара. Эффектно!

И они все еще не видели ее. Истребители выровнялись (теперь их было 5) и рассыпались веером. Они виляли, как слепые котята, надеясь усложнить ей прицеливание. "Кто же заметит первым? Пускай вон тот. Я ставлю на него." Эльвира развернула нейтронную пушку к ближайшему к ней автомату, и в этот миг он засек Заксар. Метнулся к земле, но не успел уйти изпод прицела. Еще одна вспышка. Он врезается в скалу, но: Сенсоры Заксара слишком поздно заметили выпущенную полимерную ракету. Прыжок! Прямо под ногами вздувается пузырь пламени, робота бросает в сторону и переворачивает. Эльвире чудом удается не упасть, остаться в воздухе, она неуклюже соскальзывает с плоскогорья, а вслед уже летят лучи. 4 истребителя уже над нею, совсем низко, прижимают ее к земле, поливая огнем. Досада - всего одна ошибка!.. Сообщения о попаданиях вонзаются в мозг. Броня не выдержит долго! Нужно выбраться: Вот оно, спасение! Край гигантской тектонической трещины. Заксар проваливается в узкую черную бездну.

Как на многих планетах с малой гравитацией, скалы здесь поражали крутизной. Почти отвесно они уходили на километры в глубину коры луны, иссеченные трещинками, как стены древних замков. Там, в глубине, клубился извечный туман. Заксар завис в этом тумане и вновь окутался рассеивающим слоем. Далеко вверху виднелась узкая полоска белого неба. И 2 силуэта на ее фоне. 2 робота-истребителя, прощупывая пространство сканнерами, влетели в ущелье. В ловушку. Мерцающая трасса мегаядерного снаряда возникла из тумана на дне. Скала справа от них лопнула изнутри мощным взрывом, и обоих автоматов небрежно, как мухобойкой, шлепнуло о противоположную стену расщелины. И тут же скалы начали рушиться. Эльвира среагировала мгновенно. Заксар рванулся вверх, а скалы словно надвигались на него с боков и оседали потоками камней. Мгновение - и расщелина задохнулась в пыли, наполнилась грохотом обвалов, уносящих в небытие это древнейшее творение природной архитектуры. Еще мгновение - и Заксар, вихрем промчавшись между двух лавин, вынырнул на свободу.

Эльвира Дэзрей зависла в полукилометре над массивом тектонических трещин. Под нею разрасталось гигантское облако пыли, сожравшее только что погибающее ущелье, по белому небу быстро неслись куда-то редкие розовые хлопья, а вдалеке уплывали к горизонту последние 2 беспилотных истребителя. В одном из виртуальных полей зрения возникла физиономия полковника Брейкера - ее шефа.

- Прекрасно, капрал! Давно не видал боя покруче. Не гонись за теми двумя - хватит с них на сегодня.

* * *

Фина шла по коридору, держась за стену. Она ещё не совсем проснулась, но чувствовала, что должна поделиться с кем-нибудь своей новостью. Её душу переполняли надежда и сомнения одновременно. Собравшись с мыслями, Фина вошла в зал совета.

Это было самое большое помещение на корабле. Сейчас тут было пусто. Только в небольшой тёмной нише в стене уединился Деслар - старый нейропилот. Он сидел на выступе для медитации, на голове у него был мощный нейроблок. Деслар нёс вахту в виртуальном командном центре флота. Его вахта подходила к концу, и он выглядел уставшим. Лежащие на коленях руки повремённо подёргивались от принятия сложных решений. Голова со шрамом на лбу слегка склонилась вперёд. Тяжёлые веки подёргивались в такт рукам. Неожиданно Деслар расслабился и откинулся на спину. На вахте его сменил кто-то в другой части корабля. Старый пилот не спеша стал отстёгивать нейроблок. Он открыл глаза и увидел стоящую прямо перед ним Фину.

- Доброе утро, дочь моя. Спасибо что пришла проведать старого пилота.

- Да благословит тебя Творец, Деслар, но я пришла не к тебе. Пока я находилась в криосне, у меня было видение. Мне нужно его толкование.

Деслар уселся поудобнее на жёстком выступе, чтобы выслушать девушку.

- Мне снился Аланар.

- Всем, кого я знаю, он снится последнее время.

- Да, но это был не обычный сон. Я была с Брахаром. Нам было хорошо. Мы болтали, как раньше. Всё было прекрасно, но я была не я. Слова, которые я говорила, происходили не от меня. Действия, которые я совершала, были не мои. Я не знала, что мне делать. Я была в растерянности. И в тоже время я была с Брахаром, и это вернуло мне веру. Теперь я уверена: он жив. Я не знаю, что с ним, но он жив.

- Ты права, Фина. Этот сон не так прост, как кажется. Вы с Брахаром действительно связаны очень сильно. Я это замечал. И раз ты говоришь, что он жив, то возможно, так и есть. Меня беспокоит другое. В вашу связь явно что-то вмешалось. Причём Брахар этого не заметил. Наверное, это было сделано специально.

- Ты хочешь сказать, в его разум кто-то вмешивается?

- Вполне возможно, что его пытают СР. Я слышал, что такое бывает.

Фина на мгновение закрыла глаза, но тут же справилась с собой.

- Ты правильно сделала, что пришла за советом. Вот какая ситуация получается. СР пытают пленных не просто ради удовольствия. Хотя, конечно, не без этого. Эти проклятые убийцы ещё не утолили своей жажды крови. Они хотят найти нас. Но Брахар не может нас выдать. А его телепатическая связь с тобой могла быть засечена. К счастью, этого не случилось. Но нельзя недооценивать врагов. С этой минуты ты не должна спать!

- Но почему, почему ты говоришь всегда о самом худшем? Брахар ещё жив, и я его видела. Совет должен ему помочь.

- Каждая жизнь безусловно ценна. Но ни одна, даже самая ценная, жизнь не сравнится с целым народом. Мы не сможем ничем ему помочь. Он должен сам позаботиться о себе. Творец ему поможет.

С этими словами Деслар встал и взял Фину за плечо.

- Пойдём, дочь моя. Медики избавят тебя ото сна, а нас - от опасности.

Фина снова была грустна. Она не ответила. Она покорно последовала в медицинский отсек.

Хотя коридор ведущий от зала Совета к медицинскому отсеку короток, Фине он показался бесконечным. Дойдя наконец до ослепительно светлого помещения, Фина в нерешительности остановилась в дверях. Деслар уже втолковывал роботу, что нужно сделать. Заработала имплантационная система, Фину посадили в специальное кресло. Она отключилась, а Деслар пошёл сообщить о случившемся совету. Он не сомневался, что поступил правильно. Он вообще редко сомневался.

Девушка вышла из отсека через четверть часа. Под ухом у неё поблёскивал небольшой аппарат, впрыскивающий по мере необходимости в её сонную артерию зелье, которое не даст уснуть. Теперь её скорбь стала непрерывной болью. Это была не физическая боль. Это было гораздо хуже…

* * *

Под возглас "Свет!" яркий свет проник сквозь закрытые веки и ударил по зрачкам. Лейла повернулась на другой бок, чтобы спастись от него. Свет действительно притих, но почти над самым ухом кто-то принялся бормотать. Когда из ворчания выделились слова "интервью" и "тактический советник", она уже проснулась настолько, чтобы удивиться. Повернулась на спину и открыла глаза. Бормотание усилилось и ускорилось:

- Доброе утро, мисс Чарити! Мы уже знакомы вам - мы репортеры "Галакси ньюз" Льюис Стивенсон и Нора Стивенс. Мы пришли задать вам:

- Чего-о?

- : пару вопросов относительно положения дел на Аланаре.

- Ребята, а вы мне не приснились?

- К несчастью для вас, нет. Итак, наш первый вопрос:

2 лампы светили очень ярко, притом точно в глаза, так что Лейла почти не видела репортеров и чувствовала себя как на допросе.

- Какого черта?! Выметайтесь отсюда!

- Ну, это не так просто. Во-первых, ваш босс - генерал Брутс - отправил нас к вам. Не думаю, что он будет доволен, если мы вернемся.

- А во-вторых, - вступилась Нора Стивенс, - существует еще свобода слова. Галактика имеет право знать правду!

Лейла решительно села и тут же провалилась вглубь гидроматраса. На секунду уйдя из фокуса ламп, она увидела обоих палачей: парня с микрофоном в руках и девушку с пультом управления двумя расставленными по бокам стереокамерами. На их безжалостных физиономиях была написана древняя пословица: "От судьбы не уйдешь!". Лейла вспомнила первых христиан и смирилась с уготованной ей участью.

- Итак, первый вопрос: правда ли, что по вашей инициативе возник проект создания на Аланаре курортной зоны?

- Правда.

- Какова вероятность того, что руководство корпорации СР поддержит ваш проект?

- Процентов 70. Наш Президент - неглупый мужик.

- Вы считаете, что такое использование планеты принесет больше прибыли корпорации, нежели выработка полезных ископаемых?

- Слушайте, может, дайте хотя бы одеться!

Стивенсон глянул на Стивенс. Стивенс - Стивенсону: - Она некомпетентна в этом вопросе.

Стивенсон - Лейле: - Тогда идем дальше. Как вы оцениваете создание курорта СР на планете, изъятой у другой корпорации, с морально-этической точки зрения?

- А никакого изъятия не было. Аланар не подвергался бомбардировкам, вторжению и прочим силовым методам воздействия. УР сами покинули планету. Тут у нас все чисто.

Стивенсон (задумчиво): - Да-а, тут не подкопаешься: Что ж, следующий вопрос: Гудок экстренной связи перебил его. Не дожидаясь реакции Лейлы, включился интерком. Над голопроектором возникла фигурка Джеффри Найтмара.

- Лейла, у нас проблемы. Срочный совет в кабинете Смоука. У тебя 10 минут.

Семеро офицеров, в том числе Брутс, на вертящихся стульях кольцом вокруг стола. На столе - часы, электронный термометр и какой-то металлический цилиндр.

- Что это?

- Термос. Древний термостат. Между его стенками - вакуум. Предназначен для поддержания температуры нагретых жидкостей. 17 минут назад мы налили в него кипяток. Через четверть часа посмотрим.

- Посмотрим на что, простите?

- На температуру.

- А что с температурой?

Джеффри нарушил этот диалог глухонемых: - Полковник рассказывал нам по-научному, но в целом смысл такой: космос нагревается. Зонд разведки с орбиты первой планеты передал что-то странное: мол, там температура пространства 0 Цельсия вместо нуля Кельвина. Проверили показания - правда. Потом проверили в других точках системы. Оказалось, температура повышена ВЕЗДЕ, и чем ближе к звезде, тем круче. Как будто вместо вакуума - газ. Что хуже всего, она повышается дальше.

- А причем здесь термос?

- Смотри - увидишь. Осталось минут пять.

Потянулись напряженные минуты ожидания. Полковник Смоук знал больше других и потому больше других нервничал. Его лицо - слепок отчаяния, один лишь генерал мог не видеть того, что полковник пришел сюда не с докладом, а с криком о помощи. Джина искренне сочувствовала ему, но помочь ничем не могла - ее нейротранслятор мирно дремал в ее комнате. Генерал стойко хранил спокойствие. Майор Шай перебегал глазами от одного человека к другому, впрочем старательно избегая смотреть на Чарити. Найтмар с мужественным равнодушием изучал собственные ногти. А Лейла успела натянуть форму и причесаться, но все еще не избавилась от дремоты, и потому не вникла в трагизм ситуации. К концу драматических пятнадцати минут она снова начала засыпать, и ее разбудил скрип металла по металлу. В полном молчании Смоук открутил крышку термоса и опустил в него зонд термометра. С тихим писком на шкале появились цифры: 58,2оС.

Еще минута молчания - как на похоронах. Джеффри на правах героя нарушил тишину: - Наверно, термос хреновый. Древний все-таки прибор.

- Мы его сегодня спаяли в открытом космосе. Там вакуум точно такой, как в открытом пространстве.

- Может все же.. э.. здесь какая-то ошибка?

- Никакой ошибки. Господа, поймите, этот термос - только наглядная демонстрация. Мы проверяли и перемеряли все уже десяток раз. Объяснение может быть только одно: УР сделали нам подарок. Они изменили свойства вакуума, а именно теплопроводность.

- Но это: невозможно! По-моему.

Джеффри стало вдруг жаль генерала - впервые он видел дядю в нерешительности. "Да, сдал старик за последнее время. Может и к лучшему:" - Чтобы корабли растворялись в пространстве - это тоже невозможно. Но мы это видели своими глазами. И нейтронные лучи тоже. Дядя, поймите, мы имеем дело с УР. Невозможное - их профиль.

- Ну и: что же теперь?

- Полковник, а что нам, собственно, угрожает? В чем проблема-то?

- Проблема в том, мисс Чарити, что космос будет нагреваться дальше, и рано или поздно его тепло будет передаваться атмосферам планет. По нашим подсчетам, через 9 месяцев на Аланаре начнут закипать океаны. Через 6 месяцев будут выгорать растения. До этого времени нам нужно или сделать что-то: или убраться из этой системы.

Слово "убраться" отрезвляюще подействовало на генерала. Словно стакан воды в рожу. То есть как это убраться? Он мчался сюда, как ненормальный, утер нос сопляку Мистейку, прижал хвост УРовцам, сооружал этот хренов астероид, подставлялся под нейтронные пушки, черт возьми! Ну уж нет, не на того напали! Чтобы он, генерал Уильям Брутс, испугался какой-то теплопроводности?

Он обвел всех присутствующих своим "фирменным" взглядом Брутса, и не нужно было быть нейротехником, чтобы понять его значение: "Ану без паники, крысиные души!" - Полковник, отставить лирику! На отступление - не надейтесь! Мы останемся здесь, что бы ни случилось. Это ясно всем?

Общее молчание стало знаком согласия.

- Тогда вот мой план ваших действий. Джина, вы, кажется, нашли взаимопонимание с нашим гостем из УР. Вы немедленно отправитесь к нему. Сегодня к вечеру я хочу знать об этой милой шутке все, что знает он. Полковник, если расскажете мне что-то интересное раньше Джины - 50 пунктов рейтинга. Майор Шай, проверьте возможность - не диверсия ли все это?

- Я.. э..

Смоук прервал судорожные старания майора: - Нет, генерал, это не диверсия. В пространстве содержится космический водород. Именно он сейчас и нагревается. Его концентрация мала, но процесс нагревания задел уже огромный объем. Я подсчитал, сколько было затрачено энергии на это. Не буду напрягать вас числами, главное вот что: ничто не могло выделить столько энергии и остаться незамеченным. Ничто рукотворное вообще не могло выделить столько энергии - это может быть только излучение звезды.

- Спасибо, Смоук. Вы поняли задачу?.. Джина, вы?.. Прекрасно. Остальные - приказ один: молчать. Ни слова никому. Ясно?

- А.. э.. этим - представителю с Мистейком?

- Этим огрызкам общества - особенно. Следующее собрание через 12 часов. Отбой.

* * *

Полковник Смоук мерял шагами кольцевой коридор вокруг центра оперативных исследований. Из декоративных экранов, устилающих всю внешнюю стену, на него пялились дурноватые огоньки звезд и надменно взирал слепяще-голубой Cr2812. Конечно, экраны - не окна в космос, просто панели из жидких кристаллов, и если бы звезды и смотрели в сторону Смоука, они бы все равно не увидели его - только наружную броню флагмана. Но полковника, однако, неотступно преследовала идея, что все эти огоньки не просто таращатся на него, а еще и насмехаются над ним. Ему самому, напротив, было отнюдь не до смеха. Он точно знал: ответ где-то здесь. Не в этом коридоре, конечно, но все равно близко. Можно сказать, под носом. И какой ответ! Если его не подводит чутье - а за столько лет работы он вряд ли вспомнит больше одного случая, когда оно его подводило, - то УР изобрели нечто из ряда вон. Нечто настолько солидное, что даже сами не поняли до конца, что у них в руках. Нечто, чем можно поддеть и перевернуть. Архимед - грудной младенец! Он мечтал перевернуть Землю. Что там Земля - сейчас мало кто и вспомнит, что это такое. Теперь на кону вся галактика! Знать бы ответ: - Полковник Смоук, Нора Стивенс и Льюс Стивенсон, "Галакси Ньюз". Мы хотели бы получить ваш комментарий по вопросу, который не может не волновать галактическую общественность.

Он в недоумении обернулся - и откуда берутся эти ребята!

- Полковник, ваше мнение: правда ли, что изменения в температурном балансе системы Cr2812 вызваны сбоем в функционировании одной из трофейных экспериментальных установок?

- Откуда вы: - прежде, чем Смоук договорил до конца, до него дошел весь смысл вопроса.

- Без комментариев!

Он влетел в первую попавшуюся дверь, задвинув ее перед носом репортеров, промчался сквозь ряд лабораторий. Оказавшись в своем кабинете, врубил коммуникатор и отдал приказ лейтенанту Ламеру, занимавшему пост на третьей луне. Буквально через минуту коммуникатор включился вновь.

* * *

Уже трое суток Фина не спала. Спать и не хотелось вовсе. Обида на решение старших прошла, и осталось одно. Слепое желание ещё раз увидеть Брахара терзало её. Наконец она решилась. Через час должна была последовать очередная инъекция препарата, не дававшего ей спать. Стоя перед зеркалом, она осторожно вынула из артерии иголочку ненавистного аппарата. Осталось только остановить кровь и ждать. Ждать пришлось недолго. Внезапная слабость сковала суставы. Перед глазами всё наклонилось. Глухой удар был последним, что она слышала из реального мира.

Фина лежала распластавшись на полу своей комнаты. Она была готова встретить своё счастье.

* * *

Брахар неожиданно проснулся. Он лежал в тени древнего дуба. Его голова лежала на коленях Фины. Она перебирала его волосы и стряхивала падающие с дуба сухие листья. Открывавшийся взору равнинный пейзаж поразил Брахара. Жёлтые пыльные просторы были испещрены трещинами. Чёрные стволы засохших деревьев торчали повсюду. Перекатиполе пронеслось мимо белеющего в дали скелета крупного животного.

- Где мы, Фина? - удивлённо спросил Брахар.

- Мы на нашей родной планете, и она умирает. Ты сильно перегрелся, милый. Неужели ты и вправду ничего не помнишь?

- Я помню нашу счастливую жизнь среди зелёных лугов. Но где всё это? Что случилось?

- Откуда мне - простой девушке знать замысел Творца?

- Говорят, что-то случилось у наших учёных. Исследователи Мироздания должно быть допустили какую-то роковую ошибку и мир рушится на глазах.

- Но что именно происходит? Почему так жарко? Давно это началось?

Брахар постепенно приходил в себя и начинал осознавать ужасность происходящего. Его сердце начало биться быстрее. На лбу то ли от волнения то ли от жары выступил пот.

- Это началось давно и сначала никто ничего не заметил. - отвечала Фина. - Постепенно климат планеты стал становится всё жарче. Старейшины забили тревогу, но никто не мог дать объяснения происходящему. И сейчас все силы наших учёных направлены на решение этой загадки. Никто не работает в лабораториях и на заводах, вся жизнь остановилась, все ищут ответ.

Фина продолжала отрешённым голосом рассказывать о происходящих событиях и безвыходности их положения, а у Брахара тем временем мелькнула догадка. Он ловко поймал её за хвост, и она стала расти, подпитываемая всё новыми аргументами. Наконец она превратилась в гипотезу, сносно объясняющую происходящее.

- Послушай, Фин. А это не может быть связано с нашими технологиями управления вероятностями? Ведь результаты даже осторожного их применения всегда непредсказуемы и загадочны даже для Исследователей Мироздания.

Фина прервала свой скорбный рассказ и с вниманием стала слушать Брахара, который развивал свою мысль дальше.

- Может быть, один из экспериментальных реакторов изменения вероятности дал сбой. Ведь это сложные агрегаты, и уследить за их корректной работой непро…

Джина Смарт сняла нейроблок и открыла канал связи с полковником Смоуком. Она очень быстро изложила ему суть происходящего. Он всё понял с полуслова и принялся за дело. Джина буквально минуту разговаривала с полковником, но за это время что-то переменилось в сознании Брахара.

- …что ты такое говоришь? Очнись, Фина!

- Со мной всё в порядке, мой кузнечик. На самом деле это ты спишь. Я - настоящая Фина. Ты должен знать правду. Тебя пытают изощренным способом. Все, что ты видишь, не существует в реальности. Все выглядит вот так.

Фина встала за спиной Брахара и провела ладонью перед его глазами. Всё сразу расплылось перед взглядом и приняло иные очертания. Брахар, глядя как бы со стороны, видел, как на Аланар приземляются транспорты Социальных Робосистем. Он видел офицеров в формах СР, разгуливающих по лабораториям, ангарам, полигонам, по траве его родной планеты. В уносящихся в даль кораблях он узнал флот УР. Он узнал ещё что-то смутное, трудноразличимое. На научном спутнике в глубине развороченного попаданием комплекса. Среди осколков передовой научной мысли и животворящей веры в Творца рождалась смерть. Она была неразличима простым взглядом, нефиксируема аппаратурой, но она была там. Чёрная угроза росла и в миг достигала самых отдалённых планет, тянулась к ним, как ветви тянутся к солнцу.

Фина видела то же самое. Она рассказала всё это несчастному пленнику обманутого рассудка. Но она испугалась, увидев последний образ. Это было что-то неизвестное, опасное, и в тоже время потрясающе реальное. Она сразу поверила в надвигающуюся катастрофу, но не успела сказать об этом Брахару. Больше она ничего не успела, даже подумать.

Огромная непреодолимая сила словно стеной преградила путь её мысли. Фину отстранили вдаль, а на её месте вновь появилась та, другая - Джина Смарт снова надела нейроблок.

Теперь пришёл её черёд удивляться. Поток новой информации захлестнул её. Но из всего этого моря мыслей она отчётливо поймала волну. Волна уходила вдаль. Ужасно далеко. Кто-то боролся и силился пробиться через её мысленный барьер с огромного расстояния. Это, конечно же, была нить телепатической связи. Джина дёрнула за неё, и нить блеснула среди мрака космоса, ясно показав направление на другой конец. Встроенный в нейроблок специализированный аналитический компьютер на мгновенье споткнулся об неизвестную задачу, но тут же сориентировался и выдал координаты вероятного местоположения второго контактёра. Это была настоящая Фина, которая уже просыпалась и смотрела последние миги своего видения. Джина Смарт вскочила на ноги, но сразу же взяла себя в руки, как она это умела. Неожиданная удача и неожиданное открытие телепатической связи через парсеки пространства. Это следовало как следует обдумать и доложить начальству. Как всегда, Джина блестяще справилась с задачей.

Часть 2: УСТРОЙСТВО МЫШЕЛОВКИ

Самая дорогая вещь - это человеческая глупость, Потому что за нее приходится платить дороже всего.

Р.Л. Стивенсон, "Остров сокровищ"

Когда прозрачные двери раскрылись, и Джеффри Найтмар в футболке с портретом Уильяма Брутса на фоне крейсера класса AV и надписью "I Love SR" ворвался на мостик, перед ним предстала картина уныния. Возможно, на то и были причины - как никак, сегодня утром Аланару отмеряли 9 месяцев жизни, но сам Джеффри не склонен был принимать угрозу близко к сердцу. Вопервых потому, что нервы - причина большинства болезней, а во-вторых потому, что за целых полгода такие ребята, как Джина и Смоук уж что-нибудь да придумают. Собравшиеся на мостике, похоже, не разделяли его оптимизма. Джина ссутулилась в кресле, уронив голову на руки, полковник отрешенно возился в своем миникомпе, а майору Шаю было явно неуютно, и он бродил от экрана к экрану, как некормленный пурпурный ленивец.

- Привет, грустящие на мостике! В смысле здравья желаю и все такое: Что за упадок? Кто-то умер?

- Э.. как сказать:

- К сожалению, пока нет.

Джина подняла голову к нему, и капитан увидел бледно-зеленое пятнышко на ее виске. "Тю, у ведьмы опять приступ. А я то думал - что-то серьезное."

- А где же Лейла?

- В негодовании.

- Где?..

- Она летала сегодня на свой будущий курорт - в субтропики. Там ночью выпал снег. Днем градусов 10, всюду лужи, иногда сугробы. Если так продлится дальше, то ее курорт будет горнолыжным.

- Так что, космос греется, а планета стынет?

- Временное похолодание вполне естественно. Я не упомянул об этом в докладе, потому что считал очевидным: Если поднялась теплопроводность космического пространства, то атмосферы планет будут отдавать тепло космосу. То же самое сообщали и с третьей луны. Но это ненадолго - пока термическая волна от звезды не достигнет Аланара.

- Вот это все я пыталась объяснить Лейле. Она и слушать ничего не хочет. Заперлась в солярии и курит.

- Что делает?..

- Курение - древний способ принятия газообразных наркотиков. При этом человек вдыхает продукты сгорания некоторых растительных веществ.

- Полковник, а это не вы ее научили? Вы у нас прямо специалист по древностям.

- Когда старое хорошо забывают, оно может стать новым. Вы, например, знаете, как аланарцы получали молоко?

- Из синтезаторов, а как же еще?

- Синтезаторы не относятся к дарам Творца, и УР им не очень доверяют. Чтобы производить молоко они восстановили генокод коровы.

- Кого?..

- Джеффри, ваше невежество просто унизительно. Мне стыдно вас слушать.

- Джина, вы: - Найтмар замялся на пару секунд -:ханжа. Я не могу подобрать другого слова.

- Еще бы, вы и это слово с трудом подобрали.

Вошедший на мостик генерал помешал племяннику дать колдунье достойный отпор. Он окинул одобрительным взглядом футболку Джеффри, потом с кислой миной осмотрел примелькавшиеся формы остальных. Затем ну совсем уже без вдохновения взглянул на лицо Джины. Она поспешила укрыть волосами пятнышко.

- Джина, я ни черта не понял в вашем докладе. Надеюсь, вы успеете рассказать мне все почеловечески прежде чем отключитесь.

- Конечно, я готова. - Она встала и вышла в центр, недвусмысленно требуя внимания. Четверо офицеров заняли зрительские места. - Итак. Сегодня мне удалось получить от пилота УР следующую информацию. Перед самой нашей операцией УР проводили на третьей луне серию опытов по изменению вероятностей элементарных событий, таких как распад элементарной частицы, излучение фотона электроном или столкновение молекул вещества. У меня есть основания считать, что перед эвакуацией аланарцы внесли коррекцию в вероятность одного из этих событий, а именно последнего. Более подробные пояснения нам сможет дать полковник Смоук.

Полковник знал свою роль - Джина связывалась с ним прямо во время допроса.

- Джина Смарт совершенно права. Мы провели ряд экспериментов. Они подтверждают, что вероятность столкновения молекул газов и жидкостей изменилась. Изменение нелинейно зависит от давления вещества. Для веществ в нормальных условиях (при давлении 1 атмосфера) эта вероятность увеличилась не более чем на 15%, поэтому свойства таких веществ практически не изменились. Однако молекулы разреженных газов, каким является космический водород, сталкиваются теперь примерно в 112 раз чаще, чем до коррекции. Космос начал проводить тепло. Звезда этой системы теперь интенсивно передает тепловую энергию пространству системы и разогревает его. Точно так же отдают тепло пространству и атмосферы планет, поэтому на Аланаре наблюдается временное похолодание. Рано или поздно звезда настолько нагреет космический газ в системе, что он станет горячее, чем атмосфера Аланара, и тогда на планете начнется потепление, которое рано или поздно приведет к катастрофе. Вот в общих чертах результаты аварии на экспериментальной установке УР.

Генералу явно было необходимо время, чтобы осмыслить все это. Остальные тактично замолкли в ожидании. Однако Брутс не успел обработать информацию - двери снова раздвинулись, и на мостик вступила процессия, возглавляемая Джерри Мистейком. За ним следовал его робот-секретарь, Рональд Мэдмен и кто-то еще из штабной шайки. Лицо менеджера изображало благородный гнев, переходящий в лютую злобу.

- Брутс, я воспринимаю это как предательство! Вы скрыли от меня информацию высшей важности! Я требую объяснений!

Капельки слюны разлетелись в радиусе полутора метров от Мистейка. Джина поморщилась от отвращения. Генерал открыл было рот, но Джеффри опередил его:

- Мистейк, вначале изложите что у вас есть! В вашем умении бросаться обвинениями итак никто не сомневается.

- Что у меня есть?! У меня есть вот это! - Он протянул вперед руку с инфо-кристаллом. - Это пришло сегодня из Центра наблюдения общих тенденций. В 26-и запрошенных ими за последние 6 недель системах наблюдается резкое похолодание атмосферы планет и повышение температуры космоса, развивающееся от звезды. Интересно, не правда ли? Как мне удалось узнать, несмотря на ваши старания, в этой системе происходит то же самое, и сегодня утром здесь, на флагмане было совещание по этому поводу. Генерал, как вы:

Мистейк замолчал, заметив, что последние его слова уже никто не слушал. Все глядели на него так, словно он был трупом и разлагался прямо на глазах.

- Да, вы правы, это действительно КРАЙНЕ ИНТЕРЕСНО:

- Полковник, вы думаете:

- Я думаю, что через 9 месяцев поджарится не только Аланар.

* * *

- Законы природы одинаковы во всей вселенной! Как я мог не понять! Это же элементарно! Эта их установка: Они изменили вероятность в ничтожном объеме вещества, может быть в одном кубическом миллиметре, и она сразу же изменилась ВСЮДУ! Во всех точках космоса! ВСЕ ПЛАНЕТЫ ВО ВСЕХ СИСТЕМАХ, ВСЯ ЖИЗНЬ В ГАЛАКТИКЕ ТЕПЕРЬ ПОД УГРОЗОЙ!

- Это все из-за УР! Они называют это "справедливость и порядок"! Нам нужно было сжечь их, всех до одного!!

- Нет, Брутс, это все из-за вас! Вы - кровожадный маньяк, операция на Аланаре должна была быть хирургической, а вы сделали ее топором! Вы заварили кашу на всю галактику, и нам всем придется ее расхлебывать!

- Мистейк, если вы мните себя гением, то почему УР узнали все об операции из вашего кабинета, от вашего секретаря? Почему вы сидели в уютном креслице в столице когда мы вычищали эту систему? Вы недоучка и неудачник!

- Генерал, я вынужден встать на сторону менеджера по терроризму. Как представитель Президента, я сообщу мистеру Этерну о вашем непростительном поведении!

- Мэдмен, штабная крыса, так вы, оказывается, умеете не только скулить, а еще и стучать?

- Найтмар, не суйтесь не в свое дело, иначе можете забыть о дальнейшей карьере!

В пылу перебранки никто и не заметил, как Джина одела нейроблок. Все еще стоя в центре зала, она произнесла совершенно спокойно и тихо:

- Господа, я прошу вашего внимания.

- Мисс Смарт, вот о вас я в особенности доложу Президенту:

- Мистер Мэдмен, если кто-нибудь из присутствующих откажется добровольно выслушать меня, я заставлю его сделать это.

И сразу наступила тишина. Никто и никогда на борту этого корабля не осмеливался открыто перечить Джине Смарт. Она выдержала паузу, чтобы все собрались с мыслями. Джеффри Найтмар восхищенно заметил, что у одной бабы оказалось больше самообладания, чем у семерых мужиков. С детства домашний и безобидный, Рональд Мэдмен явственно ощутил желание разделаться с этой сукой. Затем сам испугался своей мысли - а вдруг она услышала? А еще один из высокопоставленных мужчин подумал, что нашел союзника, о котором давно мечтал.

- Господа, я хотела бы окончить свой рассказ о результатах сегодняшнего допроса. С вашего позволения я немного отступлю от темы. Думаю, никто из вас не интересовался личностью нашего пленника. Я узнала кое-что о нем. Его зовут Брахар. Ему 29 лет, как видите, он очень молод, но при этом он - один из лучших нейропилотов УР. У него хорошая семья и чудесная планета. Была. До нашего вторжения он жил счастливой жизнью. Он был влюблен. В одном из транспортов УР улетела его девушка - Фина. Как я успела понять, она для него - символ счастья, символ всего прекрасного, что было у него 2 месяца назад, и чего нет теперь. Она - преобладающий образ в его сознании. И: я не смогу объяснить это с точки зрения нейротехнологии, но я могу объяснить это с точки зрения любви. Я хочу сказать, что он так много вспоминает о ней, так часто думает о ней, так хочет быть с ней, что он: находится сейчас с ней. Он поддерживает с ней телепатическую связь, очевидно, сам не зная о том. Я ничего не знаю об этом виде связи, но я почувствовала ее.

- Ну и что? Джина, это, конечно, очень интересно, но:

- Джеффри, господа, это очень важное для нас открытие, потому что я чувствую не только ближнюю точку телепатической связи, но и дальнюю. Генерал, я могу указать вам местонахождение флота УР.

По приказу Джины свет как в театре потускнел, а над главным проектором возникла трехмерная карта одного из бесчисленных секторов галактики. Нейротехник взяла в руку указку.

- Вот этот район. Увеличить. Еще увеличить:

Зеленый луч указки ткнулся в середину голограммы и зажег там точку.

- Вот здесь. С точностью до трех астрономических единиц. Они дрейфуют в направлении Антареса, но очень медленно. За время между двумя допросами они сместились на 5-6 единиц.

- Но это же открытый космос!

- Открытый космос - лучшее убежище для них. Обитаемые и пригодные к обитанию системы всегда на виду, а аланарцы опасаются преследования с нашей стороны.

И снова тишина. Офицеры многозначительно переглянулись, лицо генерала вытянулось в недобрую акулью улыбку:

- Думаю, они не зря опасаются. Давайте нанесем им визит вежливости.

- Генерал, но.. э.. можем ли мы доверять таким.. хм.. непроверенным данным?

- Полковник Смоук, что скажет наука по этому вопросу?

- Генерал, я считаю, что мы не можем доверять подобным теориям. Но: Мы можем доверять Джине. Я не помню случая, чтобы госпожа администратор подвела нас. К тому же у нас нет альтернативы. Я докладывал вам, что изменение вероятности вызвано работой одной из экспериментальных установок УР на третьей луне. Так вот, во время боя над спутником эта установка была повреждена. Я не рискну запустить ее без предварительного восстановления, а восстановить установку и изменить вероятность обратно способны только ученые УР.

- Что ж, прекрасно! Значит мы отправляемся за сбежавшим флотом, найдем его и очень убедительно попросим УР навести в космосе порядок! Джеффри, готовь флагман и первые четыре эскадры. Мисс Чарити: Кстати, где Чарити?

- Я слушаю, генерал, - ответила фигурка голограммы. - Я наблюдала совещание через терминал.

- Тогда вы знаете, что к чему. Я назначаю вас командующей отдельного гарнизона Cr2812. Под ваше командование поступают 5, 6, 7 и 8-я эскадры и 15 батальонов беспилотных роботов. Ваша задача - развернуть штаб на третьей луне и исследовать все, что там осталось. Не хочу больше никаких сюрпризов. Полковник, майор, вы поступаете в распоряжение к тактическому советнику. Джина, вы отлично поработали, вы можете также остаться на Аланаре, если вам будет угодно.

Во время этих обсуждений Мистейк как-то незаметно отступил в тень и шептался о чем-то с Мэдменом. Очевидно, придя к решению, он подал голос:

- Генерал Брутс, мне жаль разочаровывать вас, но вы не сможете возглавить поиски флота УР. Вам придется остаться в этой системе.

- Это почему же?

- Операция, проведенная вами, доказала вашу несостоятельность как полководца. Вы потратили большие средства на создание астероида-бомбы для подавления обороны в астероидном кольце, хотя вы могли просто наступать вне плоскости эклиптики и обойти эту линию защиты. Вы ломились на Аланар, как муха в закрытое окно, и попались в три подряд ловушки УР. Наконец вы позволили транспортам противника беспрепятственно отступить. Вы наделали слишком много ошибок для такой элементарной операции. Поэтому я, как ваш непосредственный начальник, отстраняю вас от командования группой Альфа. Вы никуда не летите!

Голограмка Лейлы повернулась к Найтмару:

- Вот это выдал! Ничего себе - тихоня из штаба!

- Ничего, сейчас Вилли ему укажет: место под солнцем!

Джефф оказался прав.

- Да ну, Джерри, не стоит преувеличивать ваших возможностей! Вы забыли, что у вас нет военного звания. В связи с открывшимися фактами я, как старший офицер этого флота, объявляю в системе Cr2812 военное положение. В таковом положении руководство всеми силами СР в системе принадлежит единолично мне! Господа, приступайте к выполнению приказов. Мистер Мистейк, мистер Мэдмен, можете покинуть мостик - совещание окончено!

Джефф подмигнул Лейле:

- Видишь, они друг друга стоят! Все-таки мой дядя!

Мэдмен рванулся было на помощь коллеге, но тот остановил его:

- Оставьте, Рональд, они не признают уставов корпорации!

Не оглядываясь, Мистейк вышел из контрольного зала. За ним последовала его худосочная свита. Обменявшись еще парой фраз, офицеры тоже стали расходиться. Джина выбежала первой. Обсуждая что-то, вслед за ней ушли майор с генералом. Джеффри на полпути обернулся:

- Кстати, Лейла, я смотрел твое постельное интервью. Ты - просто куколка!

Чарити фыркнула и отключилась. На мостике остался один полковник. Он посидел еще немного, затем подошел к пульту и вновь вызвал Лейлу.

- Мисс Чарити, я хочу сказать вам кое-что. Генерал не сконцентрировал на этом внимание, но я думаю, что вы должны твердо себе представлять. Возможно, за время вашего командования этой системой заинтересуется еще кто-то. Возможно, начнется заварушка - так часто бывает в подобных случаях. Если сыплются крошки, то кто-то обязательно захочет их подобрать: Так вот, если это случится, вы должны будете защищать корректор вероятностей. Как зеницу ока. Всеми своими силами. Эта установка - самое важное, что есть сейчас в этой системе. Если у УР нет еще одной такой же - а я думаю, что нет, - то эта машина - единственный способ исправить положение. Вы понимаете, что это значит?

Лейла внимательно посмотрела на него, чуть помедлив, ответила, и от ее тона у Смоука по спине пробежал холодок:

- Конечно, я знаю. Это значит, что судьба всех населенных планет галактики отныне вот в этих ручках.

Фигурка голограммы вытянула перед собой кисти рук.

* * *

- Нечего тут горевать, дети мои. Мы сами повинны в своих деяниях, - наставительно начал профессор Рилес свою традиционную утреннюю лекцию молодым исследователям мироздания. - Этот случай должен научить вас и ваших потомков большей ответственности, чем имели мы… если у вас будут потомки. Ну ничего-ничего, не стоит сгущать краски. Ну вышли вероятности из-под контроля. Что тут такого? В моей практике случалось и похуже.

Кто-то в зале промычал, что дескать худшие ситуации в истории не зафиксированы. Профессор и сам понимал, какую чепуху он несёт, когда утверждает, что беспокоится не стоит. Он сам был нешуточно обеспокоен сложившейся ситуацией. Он мог только догадываться о последствиях этой катастрофы. И даже если удастся восстановить нормальную работу корректора вероятностей, не произошло ли уже сейчас непоправимых изменений? Он не знал. Но одна только мысль об уникальности ситуации и о том, что он - один из немногих имеющих возможность созерцать эту аномалию, кружила ему голову. Потомки будут с завистью читать его записи и сетовать на то, что ему просто повезло вовремя родиться.

Сорелиона - Духовная Мать УР - быстро шла по тускло освещённому коридору. Её жёлтая мантия развевалась как огненный хвост. Мысли жрицы были как всегда спокойны и ясны. Это качество было обязательным для Духовной Матери. Именно она выступала критическим началом в УР. Именно она призвана была принимать нужные решения в трудные моменты. Она не придумывала решений проблем, она выбирала нужное.

Фина, безусловно, заслуживает наказания за своё непослушание воле старших, но девочка принесла нам бесценные вести. Теперь мы сильнее благодаря знанию. Однако дело теперь даже не в нас. Теперь мы орудие. Вселенная зависит от наших действий. Мы не можем подвести Творца, даровавшего нам мудрость Справедливости и Порядка.

С этой громкой мыслью Сорелиона вошла в двери храма. В комнате со стенами и полом покрытым мхом её приветствовали почтительной мыслью голограммы ожидающих старейшин. Духовная мать вошла в круг красного света, что означает тревогу, и провозгласила:

- Возлюбленные дети Творца, очистьте ваш рассудок и примите в это тяжёлое время мудрое решение. С тех пор, как мы собирались все вместе в последний раз, прошло много времени. За эти дни многое переменилось в мире. Вы уже знаете о происходящем. Вам также известно наше предназначение в данной ситуации. Сделайте выбор, достойный нашего великого народа.

Круг света скользнул по изумрудному мху и осветил фигуру профессора Рилеса. Это была не голограмма. Против обыкновения профессор говорил кратко и понятно, ведь его слушали все аланарцы.

- Мы с коллегами проанализировали наявные данные, а также провели ряд измерений в подтверждение наших догадок. Все наши худшие опасения подтвердились. Наша спешная эвакуация не позволила со всей ответственностью подойти к сворачиванию оборудования. Более того, некоторые агрегаты продолжали работать во время боя. И, конечно же, это привело к таким ужасным последствиям. Но не всё ещё потеряно. Корректор вероятностей очевидно возможно наладить. К сожалению, мы не в состоянии сделать этого дистанционно. Технология этого не предусматривала, да нам и неизвестно, где конкретно произошли сбои. Но медлить с этим не следует. Нужно сейчас же отправить экспедицию с заданием прорваться к корректору и остановить надвигающюуся беду. Мы снабдим их всем необходимым для совершения ремонта, но это должны быть опытные надёжные пилоты, заслуживающие столь высокую ответственность.

Круг света метнулся к главе флота - Яршеру. Его подтянутая фигура сделала приглашающий жест, и в месте, куда он указывал, образовалась голографическая фигура пилота в полном боевом снаряжении. Все члены совета получили информацию о нём.

- Отцы Аланара, представленные вам кандидаты лучшие и способнейшие нейропилоты нашего флота. Они абсолютно надёжны и прекрасно подготовлены. Они имеют опыт и ум. Ими движет вера и стремление выполнить волю Творца. Вы ознакомитесь с ними со всеми и проявите свою волю, выбрав пятерых из них. Сделайте это.

Фигуры пилотов начали сменять одна другую. На лицах советников изобразилось равномерное внимание. Три десятка пилотов было представлено. Началось активное обсуждение без слов. Эфир накалился от обмена мыслями. Сорелиона стояла в круге света с нейроусилителем, готовая услышать и объявить во всеуслышанье решение Совета. Решение не заставило долго ждать. Голос Духовной Матери раздался в опустевшем эфире.

- Совет Старейшин постановляет отправить в систему Cr2812 пятерых нейропилотов на роботах Заксарах. Немедленные приготовления должны начать Деслар - старший и опытнейший из наших пилотов, Хардегон - безжалостно карающий меч Справедливости и Порядка, Мортениус - живое воплощение хитрости Творца, Савал - образец силы и мужества нашего народа, Вос - искушённый в науках ум. Теперь все надежды Вселенной возлагаются на вас, дети мои. Пусть очистится и выпрямится ваша дорога к цели.

Сорелиона закончила объявление, а среди висящей в космосе горстки кораблей уже сновали шатлы. Через час все пилоты собрались в ангаре миниатюрного авианосца с неодобренным советом названием "Хлыст Порядка". Инструкции были получены. Пилоты прощались с семьями и друзьями. Проводить их пришли многие члены совета и просто аланарцы. Все знали, куда летят эти герои, и понимали, что так нужно, но никто ни хотел расставаться. Деслар держал на руках внучку и пытался развеселить вечно мрачного Хардегона. Вос беседовал с профессором Рилесом, обсуждал с ним возможные трудности и непредвиденные ситуации. Савал прощался со своей девушкой, обнимая её под просторным комбинезоном. Мортениус пожимал руки друзьям и партнёрам по шахматам. Любил он эту древнюю игру.

Вот пилоты заняли свои места в Заксарах и неспешно зашагали к шлюзу. Собравшаяся толпа долго любовалась за их отлётом и растворением в пространстве. Всем было о чём помолиться.

* * *

2 сотни голубых точек растянулись в шлейф, вытянулись перпендикулярно плоскости эклиптики системы Аланара и начали по несколько штук исчезать с трехмерной карты-модели. На вспомогательном экране выпадали какие-то данные - перечни ушедших кораблей, ускорения, гравитационные факторы, тензоры курса. Джерри Мистейк брезгливо поморщился - никогда не любил астронавигацию. Это как кроличья нора в Страну Чудес: ты закрываешь глаза и прыгаешь в нее, а твой бортовой компьютер пытается заставить тебя верить, что вылезешь ты именно там, где нужно. И приходится верить, потому что ни один человек с каким угодно IQ не способен сам оценить тензорное уравнение четвертого порядка, которое описывает сжатие пространства вдоль маршрута. Правда, навигаторы с серьезными рожами делают вид, что способны повлиять на что-то. Чепуха! Между моментом, когда включается гравитационный луч и сворачивает пространство перед носом, и моментом, когда вы видите на экранах систему назначения, никто из этих шарлатанов не рискнет даже прикоснуться к пультам. Они разве что похлопают вас по плечу и ободряюще скажут: "Ничего, приятель, не дрейфь! В первый раз всегда боязно, но ты не волнуйся - это та же тачка, только очень быстрая."

В отличии от этих дорогостоящих умников, ему, Джерри Мистейку, все эти цифры на мониторах и исчезающие точки говорили лишь одно: Уильям Брутс вляпался! И, словами аланарцев, о Великая Воля Творца, до чего было приятно это слышать! Что приятнее всего, генерал сам вырыл себе яму, Джерри только дал ему лопату. Брутс ведь никакой не генерал, он просто высокопоставленный наемник, с давних пор выполнявший грязную работу для Президента. Ему импонировал этот важный титул, и он очень способствовал авторитету Брутса среди профессиональных военных, поэтому с санкции Этерна Вилли присвоил его себе. Но Джерри-то знал, что все это липа. А значит, и указ о военном положении, и "единоличное командование" - все полная чушь! Нарушив приказ Мистейка, Брутс нарушил Устав СР. И это - его огромная ошибка.

Любимец Президента, Брутс привык, что ему извечно сходила с рук его первобытная наглость и грубость. Прямо как гусар какой-то:

Мне бы саблю, да коня, да на линию огня, А дворцовые интрижки - это все не про меня. Ну что ж, он напишет эти слова на стене своего изолятора! С того самого момента, как в системе Cr2812 впервые прозвучала команда "Огонь!", Брутс - федеральный преступник. Конечно, Этерн окажется чистым. Для этого-то во главе группы Альфа и стоит наемник, а не офицер корпорации - в случае скандала его бросят, как кость, кровожадному Конгрессу Федерации. Но даже если скандала не будет, он теперь вне закона всюду. Президент не станет править Устав ради одного единственного маньяка. Когда Брутс вернется на Аланар, его будет ждать сюрприз. И еще какой!

- Рональд, я по-прежнему доверяю вам. Вы же заверите рапорт?

- Конечно, Дж… мистер Мистейк, мы договорились. Но этого не хватит. Нужен еще код одного из офицеров.

- За это не волнуйтесь. Предоставьте это профессионалу.

- Простите?..

- Мне.

"Ну же, Джерри, не дергайся! Что ты как ребенок, в самом деле! Не в первый раз же:" Он решительно нажал кнопку. За жидкой пленкой двери послышалась приглушенная команда, пленка распалась на лоскутки и втянулась в щели в стене. В углу просторной комнаты в легком аланарском кресле полулежала девушка в домашнем халате. Она небрежно стряхнула пепел с сигареты прямо на ковер.

- Заходите, мистер Мистейк.

- Джерри. Лучше просто Джерри. - Он вошел, чуть подталкиваю плавающий в воздухе поднос с бутылкой и двумя бокалами. - Я подумал, что мы с вами здесь теперь главные представители власти, и нам было бы неплохо: хм.. наладить взаимопонимание.

- Конечно, Джерри, я буду рада пообщаться с вами. Присаживайтесь:

Сладкая улыбка на милом личике девушки говорила, что она поняла все с полуслова. Удивительно! Джерри и не думал, что будет так просто:

* * *

Зеру разбудил компьютер её робота. Ничего вроде бы не изменилось вокруг. Всё те же серые обломки метеоритов окружали Заксара. Всё так же поблёскивали отражённым светом металлические обломки минувшего боя. Но что-то серебрилось прямо по курсу. Маленькое облачко антиматерии медленно таяло при попадании в него очередной пылинки. Компьютер, проведя расчёты, показывал возможность немного пополнить запасы энергии робота, если захватить это облачко. Это был шанс.

Зера почувствовала себя увереннее и дала команду захватить облачко. Из обшивки робота выдвинулось несколько угловатых отростков. Они образовали магнитную воронку, через которую антиматерия послушно втянулась в камеру для её хранения. Живительный импульс пробежал по всем цепям робота. Конечно, этого было мало чтобы лететь, но теперь у Зеры появилась надежда. Вот оно - заработала связь! Мысли смешались от волнения, и Зера решила послать робкий сигнал SOS. Ответ не заставил себя долго ждать.

- Капитан, мы ловим слабый сигнал. Его источник где-то недалеко от нас, но астероиды мешают запеленговать точное местоположение, - доложил Бено.

- Может это чудом уцелевший автомат СР? Давай-ка отловим этот экземплярчик для нашей коллекции, - довольно прокашлял капитан Триксер. - Хоть что-то полезное подберём в этой системе.

В видеофон внутренней связи капитан дал команду:

- Смалекс, кончай там копаться в металлоломе. У нас на подходе боевой автомат СР.

Триксер увидел его. Грозный боевой робот показался между обломками камней. Незнакомая его конструкция изменила ход мыслей догадливого капитана.

- А может и не СР. И даже не автомат. Знаешь что, Смалекс, открой люк отсека для товаров. Такое сокровище не должно валятся среди бесполезного металлолома.

- Я, конечно, открою, но в этом отсеке ваши наложницы, капитан.

- Чёрт с ними, Смалекс. Они не стоят и потраченного на них пластика.

Зера наблюдала, как незнакомый корабль закрыл собой свет звезды Cr2812, и в его огромной тени робомусорщик тащит магнитным захватом её робота к открытому ярко освещённому люку. Заксара положили на пол, люк закрылся, включилась искусственная гравитация, с шипением восстанавливалось нормальное давление в отсеке. Зера хотела поскорее выбраться из этого проклятого робота. Она открыла задвижку и на четвереньках выползла из кабины. Перед ней предстал пустой отсек с голыми стенами. Только в тёмном углу стояла клетка. В клетке в странных позах неподвижно застыли уродливые фигуры. Разорванная избыточным давлением кожа клочьями свисала с пластиковых каркасов. По разодранным волокнам искусственных мышц тоненькими струйками стекала густая жидкость. Её капанье было единственным звуком в отсеке. Зеру это зрелище привело в замешательство. Робкая радость и надежда на благополучный финал её злоключений споткнулись об природную осторожность. Она запечатала кабину Заксара своим генокодом и решила обдумать свои дальнейшие действия. В этот момент двери отсека раскрылись и в проёме показалась массивная фигура капитана Триксера.

- Ага, у нас гости! - проговорил он будто бы себе за спину. - Отважная леди, приветствую вас на борту "Большого Бодуна". Меня зовут капитан Триксер. Надеюсь, вы так же рады нашей встрече, как и я.

- Приветствую вас, капитан, и от имени Справедливости и Порядка, а также их верных защитников - Универсальных Робосистем - благодарю вас за моё спасение. Моё имя Зера. Если вы будете так добры и позволите мне пополнить запас энергии моего робота, я тотчас же улечу, а вы будете вознаграждены за вашу помощь.

- Я могу рассчитывать на денежное вознаграждение?

- Нет, но вы можете рассчитывать на милость Творца. Он не забывает своих послушных детей.

- Что же, в таком случае, предлагаю защитнице Порядка быть гостьей моего скромного корабля.

Триксер сделал приглашающий жест, и Зера прошла по длинному коридору, ведущему в рубку управления. Тем временем капитан шепнул Смалексу, стоящему в тени, осмотреть робота и связаться с командованием Социальных Робосистем по поводу обмена находки на что-нибудь ценное и пригодное к продаже на черном рынке. И еще подумал, что девушка могла бы скрасить нелёгкую жизнь пирата. Зера вошла в рубку. Она не заметила что это была просторная комната, уставленная устаревшими навигационными приборами. Она не заметила, что расставленные в углах голограммы выдают в капитане поклонника порнографии. Она не заметила даже специфического запаха, характерного для мусорных планет. Её внимание привлекли две вещи: запаянный со всех сторон стоящий посредине рубки аквариум с плавающим в нём косматым существом чрезвычайно сложной анатомии и иллюминатор, огромный во всю стену иллюминатор. Такие иллюминаторы уже никто не использовал лет двести - ещё со времён изобретения нейротехники. Окна в космос опасны для корабля, плохо защищают от радиации и метеоритов, да и обзор, надо сказать, невелик.

В ответ на возглас Зеры: "Ой, какой большой аквариум!" существо в аквариуме представилось штурманом Бено и сказало, что это не аквариум. Что в нём не вода, а водород, поэтому это гидрогенариум. Что раздражает, когда по неграмотности людишки называют его дом аквариумом. Что во вселенной столько невежества и глупости, что хватило бы не на одно, а на четыре параллельных измерения. Бено ещё долго мог бы так Возмущаться, но тут вошёл капитан.

- Бено, что это за кудахтанье? Где работа? Где дисциплина? Я же предупреждал, что если будешь сачковать, я тебе уменьшу яркость лампы.

Свет стоявшей над гидрогенариумом лампы был единственной пищей бедного штурмана, поэтому его бульканье быстро стихло. - Капитан, неужели это настоящий иллюминатор? - поинтересовалась Зера, - это ведь опасно - летать в открытом космосе с такой ненадёжной стеклянной перегородкой.

- Вздор, - возразил легкомысленный капитан, - эта стеклянная перегородка, детка, достаточно надёжна. Демонстрирую!

Пока Зера приходила в себя от того, что её назвали деткой, Триксер достал из кобуры древний малокалиберный пистолет и выстрелил в стекло. К его немалому удивлению, стекло не выдержало, и в рубке возник странный сквознячок в направлении маленькой круглой дырочки в открытый космос. Сообразительный капитан не растерялся и заткнул дырочку указательным пальцем :и сразу пожалел, что сделал это. На его лице изобразилась растерянность. Но ненадолго.

- Зера, подай-ка мне лежащий под моим креслом резак, - со всей вежливостью, на какую был способен, попросил капитан.

Зера нагнулась под кресло и выволокла оттуда целый ящик архаичных инструментов. "Какой же из них резак?" - промелькнуло у неё в голове. Она вопросительно уставилась на капитана и увидела:

В огромном чёрном иллюминаторе Зера увидела мчащийся к ним крейсер СР. Это явно за ней. "Пора уносить ноги. Да поможет мне Творец", - подумала она.

В рубку вошёл Смалекс и, увидев капитана, воткнувшего палец в стекло иллюминатора, от удивления почесал рог нарисованного на его майке быка. Зера обернулась к нему.

- Мне нужна энергия для моего робота! - крикнула она.

Смалекс не успел опомниться, как милая девушка взяла его голову, крепко сжав, посмотрела ему в глаза и сказала: "Ты зарядишь моего робота. Зарядное устройство в левом плече".

Смалекс приобрёл вид зомби и, спотыкаясь, побрёл обратно в отсек для товаров. Зера схватила из ящика первый попавшийся инструмент и нажав маленькую кнопку привела в действие автоматический консервный нож. Перебирать особо было некогда, и нож пошёл в ход. Несколько уверенных движений, повергших Бено (или он так умело притворился) в обморок, решили судьбу капитанского пальца. Его обрубок, гордо торча из стекла, указывал на приближающийся крейсер. Зера посадила побледневшего от смелости капитана в его любимое кресло и, сжав его голову руками, сказала:

- Передай на крейсер, что у тебя на корабле карантин - R-лихорадка.

Капитан, пытаясь сопротивляться нейроконтролю, промямлил: - А откуда ты знаешь про лихорадку?

- Любой школьник в галактике знает её симптомы, - последовал ответ.

После этого эрудированный Триксер утратил остатки воли и приступил к выполнению приказа Зеры.

Коридор "Большого Бодуна" огласился стуком кристаллических сапог готового к бегству пилота. Зера вбежала в товарный отсек и, вытолкав остолбеневшего от грубого вмешательства в мозг Смалекса, закрыла дверь. Она проворно забралась в своего Заксара и сквозь обшивку корабля увидела висевший рядом огромный крейсер СР. Им был не страшен карантин. Они не собирались вступать на борт "Большого Бодуна". Просто и грациозно крейсер выпустил магнитные захваты и начал втягивать весь корабль в своё чрево. Вокруг входного люка уже кружились выпущеные с крейсера боевые автоматы. Но Зера решила всё же вырваться из этой гигантской мышеловки. Заксар встал. В его руках загорелась электродуга. Перекрытие между палубами было нетолстое, и Зера быстро одолела его. С обшивкой в трюме пришлось повозится, но и она не выдержала натиска самого совершенного в галактике робота. Увлекая за собой кучи собранного робомусорщиками металлолома, Заксар помчался прочь от крейсера и очень быстро затерялся в поясе астероидов.

* * *

В открытом немного подогретом пространстве стояла тишина. Собственно, здесь всегда тишина. Стараниями УР молекулы космического водорода сталкивались достаточно часто, чтобы проводить тепло, но недостаточно, чтобы передавать звуки. Где-то внизу (а может, вверху, а может, слева, а может и справа) располагался очень яркий голубой объект - звезда Cr2812. Вокруг нее в плоскости, которую астрономы именуют эклиптикой, зависли пять планет системы и множество более мелких обломков материи. "Ночные" полушария планет казались обгрызенными, а в глаза бросались лишь обращенные к светилу половинки. Несколько крупных спутников, не укрытых тенью от планет, и пыльная россыпь звезд в качестве фона дополняли пейзаж. Не слишком веселая картина - хотя бы потому, что совершенно неподвижная на глаз. Но это, собственно, не имело значения - все равно никто и не думал любоваться ею. И те, кто прилетели сюда, тоже прибыли, конечно, не для этого.

Их гравитационные каналы искривили пространство. Податливое пространство почти без массы, а значит, без инерции, легко сжалось перед носами их звездолетов, а затем вернулось в нормальное состояние. Бортовые компьютеры прибывших отключили гиперустановки, 12 огромных кораблей пересчитали курс и нацелились носами, как терьеры на лисью нору, на зеленый полумесяц второй планеты системы.

"Никогда не спи с неудачниками, доченька! Невезение - очень заразная штука!" Почтенная матушка Лейлы Чарити, вне сомнения, была права, но кто из нас слушает советы родителей?

До сегодняшнего дня тактическому советнику Брутса везло во всем: в жизни, в любви, в карьере. (Точнее, зная Лейлу, стоило бы расположить в таком порядке: в карьере, в жизни, в любви.) Сегодняшний день был днем невезения.

Невезение подняло ее зуммером экстренного вызова в шесть утра по стандартному космическому. Невезение вытащило ее из-под теплого костлявого бока Джерри Мистейка, проволокло по коридорам аланарского комплекса, швырнуло в кресло вновь оборудованного командного центра и отрапортовало голосом дежурного офицера:

- Мэм, в систему прибыл карательный отряд Федеральной Космической Полиции. Они вышли из гиперпространства 3 с половиной часа тому назад. 15 минут назад они прислали нам ультиматум и дали час времени, чтобы сформировать ответ. Желаете ознакомиться с ультиматумом?

- Сначала скажите, сколько их.

- 12 тяжелых крейсеров - дредноутов, мэм. 6 класса "Титан", 6 - "Черный дракон".

- Ого! Кому-то из офицеров сообщали?

- Эскадра адмирала Винтера заметила их и также приняла ультиматум.

- Что сказал Винтер?

- То же, что и вы - "ого!".

Первая заповедь карьериста: боишься делать сам - свали на другого.

- Сообщите Джерри Мистейку. Политические разборки - это по его части.

- Уже пытался, мэм. Его нет в комнате.

- Он в моей.. э.. где-то в этом здании.

Менеджер по терроризму вошел в центр как раз вовремя.

- Привет, мил: - он с запозданием заметил дежурного офицера, -:мисс Чарити. Что происходит?

- Офицер, включите нам ультиматум.

- Так точно, мэм.

Раскинувшийся в огромном кожаном кресле человек с внушительным брюшком, с галстуком, расположенным градусов под 45 к земле, и с жирными черными волосами, выстроенными в весьма агрессивный ежик, всем своим видом являл противоположность доброжелательности. Его речь укрепила первое впечатление. ":наглая агрессия: совершенно непростительно: Федеральная Полиция не намеревается смотреть сквозь пальцы: будут наказаны по всей строгости закона: выдать виновных и покинуть систему:" - Это конгрессмен Винсент Кулер. - В тональности Мистейка ощущалась этакая рябь, как на море в тихую погоду. - Один из ответственных контролеров ФКП. Основа его предвыборной компании - законность и порядок под знаменем Федерации. Раз он прилетел, значит, мы влипли! Сколько у них кораблей?

- Скажите ему.

Офицер сказал. Джерри переварил информацию.

- Лейла.. простите, мисс Чарити.. а мы.. э.. справимся с ними? Ну, если что..

- Мэм, разрешите мне ответить.

- Пожалуйста.

- Пока я ждал, я позволил себе справиться с архивами. В системе Альтаира 7 лет тому назад произошел прецедент: 4 "Титана" атаковали эскадру СР. Я могу смоделировать этот бой.

- Мы будем признательны.

Офицер отдал несколько приказов компьютеру. В зале стало темно, за исключением мерцания мониторов, а огромный проектор в центре помещения осветился, как театральная сцена. Прежние владельцы здания - ученые УР - предназначали этот зал для демонстрации перед ученым советом и последующего обсуждения новейших разработок. Несомненно, он имел все необходимое для этого оборудование, включая новейшую нейроустановку, автоматически настраивающуюся на биочастоты всех присутствующих и комментирующую изменения трехмерной модели. Тактический компьютер СР снабжал эту систему информацией, а она преподносила ее зрителям, разжевывала и вливала прямо в их мозги.

На модели возник некий участок космоса. В одном его краю - 4 корабля с массивными конусами на носах, прикрывающими спереди продолговатый корпус, опоясанный рядом колец и усеянный надстройками и крылышками. В другом конце голограммы - милая сердцу картина развернутой в боевой порядок эскадры СР: ядро из 30-и крейсеров, окруженное пылью легких роботов. Было очевидно, что их коллеги не боялись противника - эскадра не открывая огонь быстро сближалась с "Титанами", стремясь подойти на расстояние вероятного поражения. Корабли Федерации дали залп. 4 крейсера из самой гущи вспыхнули белым и испарились.

- Как это? Повторите этот выстрел!

Картинка вернулась, и поверх нее возникла голубая сетка силовых линий электромагнитных полей. Перед самым залпом поле орудий "Титана" образовало что-то вроде веретена: в его утолщении находился корабль Федерации, а один из острых концов упирался в крейсер СР. Выстрел! Крейсера нет. Электромагнитная линза - специальная возможность федерального судна. Позволяет пробивать экраны с большого расстояния, увеличивает дальность вероятного поражения до 180 000 км.

Тогдашние капитаны СР не знали этого. Они знали только, что им нужно сблизиться с врагом. Эскадра увеличивала скорость. Очевидно, они шли с огромными перегрузками - до 7 единиц. Еще залп. Линзовое поле сливало лучи всех двенадцати главных орудий "Титана" в один и как пушинку сжигало им очередную цель.

Крейсера СР выстрелили торпедами и разошлись врассыпную, стремясь обойти врага с флангов. Это была их ошибка - они повернулись к противнику более слабыми боковыми экранами. "Титаны" дали всего один залп - уже без линз, рассредоточив огонь - по шесть лучей на цель. Один промах, один поврежденный и 6 уничтоженных AV - самых мощных кораблей из арсенала корпорации! Недобитые пилотируемые суда бросились в отступление, поразительно напоминающее бегство. Через пару десятков секунд к "Титанам" приблизилось облако торпед и беспилотных роботов. "Титаны" сомкнули строй, образовав квадрат, и объединили энергию своих плазмоидных ловушек. Металлическая стая наткнулась на мощный электромагнитный барьер, что при их скорости было губительно. Мошкара беспорядочно рассыпалась, замедлила движение, и тогда один из неумолимых гигантов выплюнул в самый центр стаи антиматериальную комету. Она какой-то из роботов, и тут же тепловая вспышка от аннигиляции поглотила остатки роя. Социальные Робосистемы проиграли бой, не дав ни одного выстрела. Даже не приблизившись на расстояние огня!

Трое остолбенело глядели на то место, где минуту назад исчезла голографическая модель боя. Они даже не сразу заметили, что их стало четверо. Им было не до этого - они паниковали.

- Великий Творец, и что же теперь? - Очевидно, проведя сутки на третьей луне, Мистейк научился выражаться как аланарец. - Нам же крышка!

- Это твоя забота - ты менеджер!

- А ты офицер! Что ты планируешь делать?

- Ждать, что придумаешь ты!

- Как вы можете бросать все на меня! Я не виноват, что они прилетели! Что там было в ультиматуме? Кулер хотел систему. Может:

- И не думай. Не говоря обо всем остальном, у нас здесь корректор вероятности.

- Тогда что же? Лейла, умоляю, скажи:

От волнения Джерри переходил то на "ты", то на "вы", при этом бегал по комнате и никак не мог найти применение своим рукам. Это было воистину жалкое зрелище, и в иное время военные насладились бы им. Но не сейчас.

Джина осторожно обминула менеджера, подошла к дежурному и тихо заговорила с ним. Выяснив все, что ее интересовало, она сказала чуть громче, так, чтоб слышали остальные:

- Оповестите командиров эскадр и всех высших офицеров. Думаю, нам надо будет собрать оперативный совет.

Лейла встрепенулась. Приятно издеваться над Джерри (особенно после его садистских фантазий в постели), и ох как не хочется брать на себя подобную ответственность! Но теперь нужно вступиться: оперативный совет - знак того, что сама начальник гарнизона неспособна принять решение. Это уничтожит ее авторитет, ведь большинство офицеров итак не верят в ее способность командовать. И к тому же, у нее есть прямой приказ генерала: охранять третью луну. Значит - все решено.

- Джина, постой. Дежурный, пустите оповещение, но мы обойдемся без совета. Дайте мне связь с конгрессменом Кулером.

Конгрессмен, похоже, ждал связи. Все тот же грузный мужик в кожаном кресле возник на главном проекторе, и в зале сразу стало теснее. Он пристально изучил Лейлу, явно не веря, что это ОНА осмелилась говорить с ним.

- Кто вы такая?

- Адмирал второй ступени звездного флота Социальных Робосистем, начальник гарнизона СР в системе Cr2812, Лейла Чарити.

Она немного завысила свой ранг, но простила себе это - что-то подсказывало ей, что отсюда она вернется на ступень выше.

- Ну что, Социальные Робосистемы приняли решение?

- У нас не было сомнений относительно решения. Мы уважаем правопорядок и готовы покинуть систему. К сожалению, высшее командованье нашей группировки отбыло вчера, и мы не в состоянии выполнить другое ваше требование.

Кулер заметно смягчился, тем более, что с запозданием обратил-таки внимание: "А симпатичные бабенки у них там командуют!"

- Хорошо, мы удовлетворимся отводом отсюда ваших сил. Когда вы покинете систему?

- С вашего позволения я прошу на сворачивание недельный срок. На второй и четвертой планетах размещено большое количество громоздкого оборудования, мы начали введение в строй социальной робосистемы:

- Даю вам 4 дня. И не вздумайте хитрить!

Связь прервалась. Дежурный непроизвольно глянул на часы. Остальные последовали его примеру - в их мозгу сам собой включился секундомер. Со скоростью одной секунды в секунду отмерянные им четверо суток начали перетекать из той части времени, что называется "будущее" в ту, что носит имя "прошлое". А за окном в полстены царила ночь и мела метель, отчего в командном центре становилось еще неуютнее.

- Дежурный, вызовите на связь полковника:

В этот момент странное чувство, похожее на мгновенное головокружение, налетело как легкий ветерок и тут же пропало. Трое военных переглянулись. Через минуту чувство повторилось.

- "Черные драконы", у них есть пульсары: Да, все по-серьезному!

Мистейк ничего не понял. Он не служил во флоте, и у него не было вживленного рецептора гравитации. Джина снизошла до пояснения:

- "Черные драконы" излучают короткие импульсы гравитации. Они разрушают гиперпространственные каналы. С этой минуты никто не сможет улететь из системы, мы все под домашним арестом.

- Что ж, тем более мы должны что-то решать! - Лейлу уже ждал коммуникатор, соединенный с новой квартирой полковника Смоука. - Полковник, доброе утро. Хотела задать вам вопрос: опишите, пожалуйста, преимущества нейтронных пушек УР перед обычными ускорителями частиц.

- Доброе утро, мисс Чарити. Нейтронная пушка представляет собой тот же ускоритель, который выстреливает пучок заряженных частиц сквозь ряд фильтров из нестабильных металлов. Частицы выбивают из этих фильтров поток нейтронов и образуют нейтронный луч в направлении цели. Недостаток такого оружия - малая фокусировка луча, из-за чего возможна стрельба только на небольшие расстояния, до 2000 км. Достоинства - это, во-первых, эффективность поражения. Нейтронный луч не отклоняется электромагнитными экранами, так как его частицы не имеют заряда. Сталкиваясь с плотной броней корабля, нейтроны расщепляют ее атомы, при этом выделяется большое количество энергии. При достаточной интенсивности потока нейтронов процесс будет подобен небольшому ядерному взрыву. Второе преимущество такого оружия - то, что эти лучи почти не рассеиваются в атмосфере, поэтому прекрасно подходят для планетарных батарей.

- Полковник, буду ли я права, если предположу, что заходящий для бомбардировки корабль неминуемо попадет в радиус действия нейтронных пушек, расположенных на планете?

- Совершенно правильно. Атмосфера обладает большим рассеивающим и искажающим действием, поэтому лучевая бомбардировка всегда ведется со сравнительно небольших высот.

- Прекрасно. Слушайте приказ. У вас есть 4 дня. Переоборудуйте планетарные батареи УР на этом спутнике и достройте сколько успеете новых. Можете использовать резервные монтажные и ремонтные бригады. Через четверо суток над этим районом должно быть прикрытие не менее чем из 20-и нейтронных пушек. Выполняйте.

- Так точно, мэм.

Полковник широко улыбнулся - ему пришелся по душе такой сюрприз. Однако он сразу же отвернулся от объектива. Мистейк же смотрел на Лейлу так, как, наверное, глядели апостолы на гуляющего по воде Спасителя.

- Так ты собираешься?..

Чарити не обратила на него внимания:

- Фу, по крайней мере, на сегодня все.

Как она ошибалась!

* * *

Кигер, засунув руки в карманы, не спеша шагал по тенистой аллейке "сада на небесах" (так гласила вывеска у входного шлюза). Группа неопрятного вида старичков что-то горячо обсуждали на скамеечке. Паразитического вида птички разгребали сухие серые листья и с подозрением поглядывали на лохматую собаку, которую выгуливала девочка-подросток в потёртом комбинезоне на магнитных пуговицах. Кигер шел уже долго, размышляя и взвешивая, а аллея всё не кончалось. Этот факт немного удивлял его первые 40 минут, пока он не пришел к выводу, что сад имеет форму кольца.

Так же и мысли Кигера возвращались всё время к тому же вопросу. "Что намерен теперь делать пилот, удостоившийся высокой чести?" - спрашивал он себя. После этого следовал ряд вопросов и ответов (каждый раз одних и тех же), не имеющий логического разрыва. И что самое интересное, размышления его никуда не вели кроме как к надежде на помощь Творца. Собственно от Творца требовалось совсем немного, всего лишь решить все проблемы молодого пилота. Сам Кигер совсем разуверился в себе и начинал временами злиться. Все его попытки найти пристойную планету потерпели неудачу. Либо цены "кусались", либо продавцы. А воз был и ныне там.

Непонятно, что случилось. Наверное, Кигер свернул с аллеи в боковой проход и теперь шёл по совсем безлюдной дорожке, хрустя мелким разноцветным щебнем. Дорожка кончилась, и усталый путник замер перед большим могильным камнем. Дунул ветерок, крона соседнего дерева качнулась, и яркий луч света осветил могилу. Холодный свет словно вырезал в камне эпитафию:

Всё круша и подминая,

Разрывая, разрушая,

На ионы разлагая,

В прах и пепел превращая,

Эскадрилия лихая Репетирует парад.

Спи без боли в нейроблоке, Форг.

Твой любимый синий штурмовик да упокоится вместе с тобой.

Луч света исчез, и Кигер неведомо как почувствовал холодок за спиной. Нет, это был не тот холодок возбуждения и азарта, что чувствуют нейропилоты, тренируясь с друзьями. Это был мороз от взгляда настоящего хищника. Это было прикосновение мысли дьявола, настигшего свою невинную жертву. Сейчас он взмахнёт своим чёрным крылом и лёгким непринуждённым движением вырвет у жертвы седрце, а вместе с ним и душу. Кигер, превозмогая страх, обернулся.

В светлом проёме, образованном кронами деревьев и кустов, отбрасывая длинную тень стоял ОН. Его по-кошачьи грациозные движения и уверенная поступь не сулили ничего хорошего. Ещё бы, ОН был сейчас хозяин положения, вершитель судеб, страх и ужас высокоорганизованной материи - тележурналист.

- Как вам наш прекрасный город, пан Кигер? Вы уже были в нашем музее арьергардного искусства? Оооо! Вы бы не пожалели! Разрешите мне задать вам пару вопросов. Ответы на них остануться миж нами. Я тут просто проходыв мимо и решил поинтересоватыся вашими успехами у поисках планеты.

- Откуда это вы всё столь подробно разузнали, милейший? Не хочется вас огорчать, но у меня совершенно нет для вас свободной минутки. Сами понимаете, дела, - заговаривал зубы Кигер, лихорадочно перебирая в уме варианты бегства. Да, бегство - это то что ему сейчас было необходимо.

- Ну куда ж вы, столь поспешно? Зрители имеют право! Гласность - це для вашей же пользы! - не отставая от сверкающих монокристальными подошвами пяток Кигера, вещал журналист.

Кигер, конечно, был в неплохой форме, и журналист начал было отставать, но на углу аллеи у него обнаружился аэробайк, и шансы сильно перекосились в его сторону. Кигер уже не знал, что и предпринять, как вдруг увидел себя. Ну, конечно не себя. Это был такой же несчастный, как и он убегающий от очередного телерепортёра на аэробайке. Бедняга был взмылен, как скаковая корова, и на бегу ронял всевозможные предметы и пуговицы. Наверное, этот интервьюер был для журналистов предпочтительнее, потому что оба они вдруг пустились за ним, стараясь столкнуть друг друга с аэробайков прикладами транквилизирующих винтовок.

Кигер остановился и с сочувствием посмотрел вслед скрывающемуся за углом господину. Отдышавшись, он заметил, что стоит, прислонившись к гладкой стене. Трое парней независимого вида смотрели на него угрожающе и болтали в руках баллончики с краской. Кигер дотронулся до стены и почувствовал, что она свежеокрашенна. Отойдя в сторону и осмотрев свою одежду, он обнаружил сочные отпечатки краски. Граффити на стене изображало погоню давешнего телерепортёра за "беговой коровой". Посредине магнитных бамперов аэробайка красовался свежий отпечаток спины Кигера. Творческое трио молодых художников уже восстанавливало свой шедевр.

- Извините, братья. Это всё средства массовой дезинформации достают.

- Да ничего страшного, быстроногий брат. Ты - это не самое страшное, что могло случиться. Наш главный враг всё же эта проклятая бактерия.

Художники слажено иллюстрировали всё происходящее. Вот уже чуть в сторонке от прежней картины появился невысокий рыжеволосый Кигер, за ним последовало крупное, во всех деталях (как положено в цитологии), изображение бактерии, съедающей трёх маленьких художников.

- А что это за бактерия такая? - с живейшим интересом спросил Кигер.

- Конечно! Откуда вам, простым горожанам, знать про бактерию. А ведь её всё больше. Она уже и за куполом города обнаружена, - хрипловато, не отрываясь от работы, объяснял парень с серьгами на фалангах пальцев.

- Это, брат, микроорганизм такой, он синтетическими красками питается, - продолжил пояснения наставительным голосом длинноволосый художник. - Его городской совет заказал у корпорации "Экологические микросистемы" для борьбы с нами, любителями порисовать на однотонных поверхностях. Бактерия эта прижилась, размножилась, несколько раз мутировала - ну, знаешь, как это обычно бывает. Приспособилась не только к синтетическим краскам и стала настоящим проклятьем для людей искусства. Она ведь все краски, гадина, сжирает. Потому-то наш город серый такой и скучный. И не едут к нам на фестивали граффити как в былые времена толпы ценителей. "Невесёлая какая-то атмосфера в этом городе, и нездоровая", - подумал Кигер и отправился к своему Заксару, чтобы в очередной раз просканнировать эфир - уже в тридцать шестой раз за последнюю неделю.

* * *

- Какие пираты?

- Космические, мэм.

- Откуда они взялись?

- Очевидно, прилетели, мэм.

- И где они сейчас?

- В транспорте-носителе, мэм.

- Что они там делают?!

- Точно не знаю, мэм. Возможно, пьют пиво.

Запас терпения Лейлы Чарити стремительно убывал.

- Вы что, издеваетесь надо мной?!

Альберт Фрост, командир 5-й эскадры и дремучий флегматик от природы, напротив, был предельно спокоен.

- Никак нет, мэм.

- Тогда расскажите все по порядку.

- Есть, мэм. Пираты прислали нам сообщение из астероидного пояса. Они сказали, что обладают боевым роботом УР и хотят продать его нам.

- У нас уже есть один робот УР.

- Я тоже слышал об этом, мэм. Я подумал, что 2 робота лучше, чем 1 робот. Если полковник Смоук будет достаточно старательно исследовать тот, что у вас, то у него наверняка что-то сломается. И тогда у вас будет запасной робот.

- Я поняла, можете продолжать.

- Так точно, мэм. Я послал в астероидный пояс корабль-носитель, он подобрал судно пиратов, но робота у них не оказалось. Они говорят, что он сбежал.

- Как сбежал? Сам?

- Нет, мэм, вместе с пилотом.

- Ах, там еще и пилот был! Капитан, в таком случае, зачем нам эти пираты?

- Совершенно верно, мэм. Незачем.

- Так отпустите их ко всем чертям и не морочьте мне голову!

- Но они просят связи с вами, мэм.

Чарити не была уверена, что беседа с капитаном космических проходимцев скрасит ее день, но это был ее шанс отделаться от Фроста.

- Ладно, давайте связь.

К ее великому удивлению, на мониторе коммуникатора появился весьма респектабельный мужчина с интеллигентным выражением лица и в хорошем костюме.

- Приветствую вас, мисс. Позвольте представиться: я - капитан Триксер с "Большого бодуна", член сообщества свободных пиратов.

- Лейла Чарити, начальник гарнизона СР в этой системе. Я слушаю вас.

- Мисс Чарити, от имени всего нашего сообщества я хотел обратиться к вам с просьбой. Наш мирный корабль, выполняющий санитарную функцию сбора космического мусора, пострадал в результате военных недоразумений в данной системе. Одна из представительниц звездного флота УР, находясь на борту неисправного боевого робота, попросила нас о помощи. Впоследствии она злоупотребила нашим гостеприимством, вероломно предала наше доверие и:

Для переговоров с представителем командования СР Триксер использовал политический комментатор - ту самую программу, общением с которой остался так доволен репортер "Галактических новостей". Сам же капитан в это время наблюдал за диалогом из кресла в тенистом углу зала управления. Он не слишком доверял своим ораторским способностям, зато гордился своим умением пить пиво. Он только что распечатал очередную баночку с автоохлаждением, украшенную надписями "Колониальное темное. Одобрено Комитетом Потребителей корпорации СР", и с наслаждением потягивал из нее жидкость, разглядывая СРовскую начальницу. Это была та самая девица, что давала коротенькое интервью во вчерашних новостях (желая лицезреть себя, Триксер даже посмотрел вчера новости!). Надо сказать, в постели она выглядела привлекательнее, чем в форме и с такой суровой рожей. Еще надо сказать, что Триксер, пожалуй, не отказался бы пообщаться с ней поближе. Правда, потом капитан подумал, что она, скорее всего, феминистка, и к тому же всегда ходит с парой амбалов-телохранителей, так что вряд ли такое общение доставило бы ему удовольствие. Поэтому сидя в кресле Триксер предался интеллектуальному занятию - мысленному моделированию тела мисс Чарити без формы и прочих предметов туалета. Увлеченный этим, он не сразу заметил, что голопроектор, воспроизводящий его двойника, начал сбоить.

Сначала фигура пару раз вздрогнула. Потом по ней пробежали несколько горизонтальных полос. А потом началась полнейшая мистика. Лейла Чарити увидела, как у ее собеседника: исчезла голова! То есть от головы остался только призрачный контур, чуть колеблющийся в воздухе. Сквозь него легко можно было видеть дальнюю стену пиратского мостика. При этом призрак как ни в чем не бывало продолжал говорить:

- :как видите, наш корабль серьезно поврежден, и мы нуждаемся в помощи. Мы были бы крайне признательны:

- Это еще что за шутки! Я не собираюсь говорить с компьютером!

Только тут Триксер спохватился и бросился спасать положение.

- Дико извиняюсь: - он вовремя сообразил, что не стоит употреблять слов "крошка" или "детка", -:мисс. Я говорил с то: с вами через голографический ретранслятор, чтобы не шокировать вас своим внешним видом.

Перед Лейлой появился тот же самый мужчина, но одетый во что-то джинсово-кожаное, небритый и с зелеными пятнами на лысине. Она брезгливо скривилась.

- Фи, у вас Z-лихорадка:

- Мы как раз работаем над этой проблемой, - ответил Триксер и подумал: "Ну что вы все прицепились! Может, и вправду вылечиться?"

- Так можем ли мы надеяться на великодушие корпорации "Социальные робосистемы"?

- Я сомневаюсь, капитан: У вас полно всякой заразы, вы принесете ее в нашу чистую колонию.

- Мы обещаем пройти дезинфекцию перед посадкой.

- Какую именно?

Триксер подумал о водке:

- Химическую.

- Недостаточно. Еще ультразвуковую:

Капитан поморщился.

- :и электрическую.

Триксера передернуло при упоминании этой процедуры. В последний раз он перенес ее в то счастливое время, когда он гостил в федеральной тюрьме.

- Ладно. Я согласен.

- И еще, капитан, я хотела задать один вопрос: - Лейла немного замялась.

- Да-да, я слушаю, мисс.

- Говорят, что пираты часто возят с собой наложниц. Говорят даже, что некоторые из них не брезгуют пользоваться синтетическими женщинами: Это правда, капитан? "Так я и думал! Феминистка."

- Ну что вы, это же дикость и неуважение к женскому полу! Эти слухи - гнусная клевета!

Мисс Чарити на глазах просияла.

- Ну что ж, я готова оказать вам помощь. Мы произведем ремонт вашего корабля на орбите, вы сами в это время можете погостить в одном из жилых домов на третьей луне. Только не забудьте о дезинфекции!

Лейла отключилась и откинулась назад. Автоматическое кресло позволило ей принять удобную позу. Но много времени на отдых ей не досталось.

- Начальник планетарного подразделения на Аланаре майор Карридж просит связи.

- Подключите его.

Атмосферные помехи не влияют на лазерную связь. Голопроектор четко воссоздал коренастую фигуру старого вояки.

- Здравья желаю, мэм. Разрешите доложить.

Отслужившая 8 лет на флоте, Лейла не понимала армейских казарменных порядков и дубовых традиционных форм обращения. Офицеры-звездолетчики давно перешли к человеческим формам диалогов.

- Добрый день, майор. Я вас слушаю.

- В зоне расположения был пойман шпион. Предположительно, принадлежит к Темному Племени. Я доложил начальнику контрразведки. Было принято решение провести допрос.

- Совершенно правильно. Одобряю ваше решение.

- Не изъявите желание присутствовать при допросе, мэм?

- Спасибо, майор, но у меня хватает дел на спутнике. Сообщите о результатах.

- Так точно, мэм. Разрешите выполнять?

- Идите.

Когда связь прервалась, мисс Чарити подумала о том, что слишком часто на слуху стало появляться это самое Темное Племя. Со вздохом она подумала, что ее знания о нем более чем ограничены и что в ближайшее время придется ликвидировать этот пробел в образовании.

* * *

Не желая показывать кому бы то ни было свое невежество, Лейла занялась изучением вопроса самостоятельно. Прямо как в старой доброй Академии! Она активировала терминал и запустила программу поиска на тему "Тёмное Племя". Короткая справочная статья, найденная компьютером не баловала информативностью.

Тёмное Племя - враждебная раса гуманоидных постлюдей. Возникла в результате Великой Генной Революции (см.). По имеющейся информации, предположительно не имеют социальной или какой бы то ни было иной организации. Не имеют государства. Не имеют дипломатических контактов с Федерацией "Объединённое Человечество" (см.). Планеты под протекторатом Т. П. не рекомендованы для посещения министерством туризма. Федерация не гарантирует прав и свобод своих граждан на планетах Т. П.

Но Лейла не собиралась так просто сдаваться. Решив углубиться в поиски (вопреки её нелюбви во что-либо углубляться), она запустила поиск на тему Великой Генной Революции, последних событий и намёков на Тёмное Племя. Столь размытое определение не позволило достигнуть желаемого результата, но дало несколько занимательных ошибочных статей, как например:

Тёмный пляж - разновидность открытого природного солярия в системах с особыми звёздами. Спектр их излучения беден в видимом диапазоне, но в нём присутствуют ультрафиолетовые лучи. Это позволяет загорать в полной темноте.

Тёртый ген - вырожденный ген существ, подвергавшихся многократному цепному клонированию. Присутствует у некоторых мумий, сохранившихся в лабораториях Древалиуса Спавна(см.)

Лейла машинально выбрала ссылку на статью о Спавне. На мониторе появился текст статьи. Не то чтобы статья была большая. Скорее, она была огромная. Написанная людьми далёкого прошлого, она пестрела незнакомыми терминами и знаками. Страшные формулы подпирали заумное повествование, пробуждая у Лейлы неприятные воспоминания о годах, проведённых в академии. Лишь в одном месте остановился взгляд мисс Чарити - на ссылке "Последнее интервью Д. Спавна - 2D видео". Интересно взглянуть на интервью, которому сотни лет. Акцент упал на ссылку, и на экране замелькали фигуры в плащах. Послышались удары молнии, и среди шума дождя раздался какой-то до боли знакомый голос:

- Привет вам, здоровые граждане! С вами в прямом эфире специальный корреспондент Галактических Новостей Олдер Стивенс! В этот прекрасный ненастный день мы поговорим с человеком, непонятым обществом, - с идиотской улыбкой тараторил человек наполовину скрытый капюшоном.

- Что вы думаете о будущем человечества, доктор Спавн? - обратился капюшон к чёрной сгорбленной фигурке, семенящей к стоящему невдалеке шатлу.

- Аааа, какое к чёрту будущее у этого дряного человечества? - заорала чёрная фигура, остановившись и сбросив капюшон. Из под капюшона вылез растрёпанный попугайчик с двумя парами крыльев и маленьким жетончиком с надписью "Биплан". - Это стадо тупоголовых трусов тормозит свой собственный прогресс! Они думают, что изгоняют меня из своего мира, думают что я стою у них на пути. Но нет же, это вы стоите на моём пути, обречённые существа! С вами или без вас, я создам будущее человеческой расы. Тысячи моих последователей помогут мне в этом!

Голос Древалиуса стал спокойнее. Его глаза смотрели куда-то вдаль сквозь тьму ночи. Его не слепил свет направленных прожекторов. Его ослепляли перспективы. Стоя под порывами ветра, он простирал руки к стихии и продолжал свою проповедь.

- Мы построим новое общество. В нём каждый сам будет хозяином своей плоти. Каждый сможет создать себе компанию по своему образу и подобию или других, каких пожелает. Не будет старения. Не будет болезней. Не будет границ для творчества над собой, для познания себя и природы в себе. Любые самые невероятные мутации будут возможны и управляемы. Любое ваше творение может быть настолько совершенно, как вы его и задумали. Задумайтесь только. Общество, в котором все разумные существа счастливы, потому что наделены неограниченной властью над своими не наделёнными разумом творениями! Трудятся специально созданные вами неутомимые помощники из вашей плоти. Вас защищают могучие организмы, созданные силой вашей мысли. Вы изменяете природу посредством своих творений. Вы творите вторую природу под стать своему сознанию! Общество всесильных равноправных существ быстро сменит на эволюционном пути это жалкое исчерпавшее себе человечество. Ведь им не страшны никакие физические воздействия. Они возрождаются из одной клетки - носителя ДНК. Они бесчисленны и их общество в своём развитии не скованно милостью природы. Они с лёгкостью заселят вся миры в галактике. Даже не доступные для людей. Они…

Доктор Спавн не успел договорить. Из распахнувшейся двери шатла выбежал голый окровавленный человек. Послышался крик женщины-оператора. Человек этот был не напуган. Вероятно, поэтому ему удался побег. Наоборот, он был весьма спокоен и доволен своей удаче. Не останавливаясь, человек пробежал по полю космодрома и скрылся за стеной дождя, оставив в лучах кровавые следы. Древалиус, увидев это, опомнился и, сплюнув с досадой, мрачно добавил:

- А тех, кто будет противиться наступлению лучшего завтра, мы жестоко накажем. И не будет пощады ни одному, кто посмеет нам помешать.

Сказав это, доктор в два прыжка оказался в дверях шатла и тот, огласив округу гулом двигателей, взмыл к звёздам.

Репортёр Олдер Стивенс еще пытался комментировать происходящее с умным видом, но было видно, что сам он ничего не понимает.

Лейла перевела дыхание и вытерла взмокших лоб. Она и не знала, что исторический архив мог таить в себе такие сюрпризы. Придя в себя, она продолжила просматривать статью уже с большим интересом. На глаза ей на этот раз попалась ссылка на протокол допроса некоего Томми Лакера, по фотографии очень похожего на того голого человека из ролика интервью. Лейла сразу заинтересовалась этим документом. К протоколу, битком набитому разными формами, заключениями, актами, справками, выписками, формулярами, анкетами, разрешениями, приложениями, таблицами, графиками, резолюциями, вердиктами и краткими рефератами всех этих ценных для истории документов прилагался звуковой файл с записью рассказа мистера Лакера. Звучал он примерно так.

- Ну, поймали они меня возле мусорного бака. Ну мусор я пошёл выносить, и тут они. Подбегает, значит, здоровый такой бугай и прилепляет меня к себе на спину. Присоски у него там. Потом ещё пару бедолаг прилепил. Ох и тряска же когда он бежит. Правда, когда по потолку бежит - полегче. Ну, вобщем, прибежал он к себе на корабль. Только не похож он был на корабль. Весь в буграх каких-то, волосках. Как будто небритый. Залез в грузовую камеру, а там его хозяин дожидается. Ну и страшилище, я вам скажу. Торчит ведь прямо из стены, будто вырос оттуда. Говорит как-то мыслями, но очень непонятно. Только бугай понимает. Приказал он ему нас несчастных на склад ихний отнести. Может, потом съесть хотели. На десерт, значит, человечинка. Принёс нас Бугай на склад, атам чего только нет. На стенах полупрозрачные пищеварительные камеры висят, а в них снедь всякая ихняя. Ну там траву они едят аль зверей каких - я уж не знаю. Но пузыри с жиром под потолком большие висели. Наверно, силы копили для дальнего перелёта. А на складе том мелких таких существ, как муравьёв, видимо-невидимо. Они людей, значит, брали и в специальные камеры с питательной жидкостью помещали. Понравилось мне в той камере - что у мамы в утробе. Да только беда - руки-ноги немеют от неподвижности. Не знаю, сколько я так в ихнем бульоне плавал, но решил размяться. А камера возьми да и порвись. Я из этой красной жижи выбрался, продрал глаза и дал дёру прямо на свет.

Мисс Чарити в очередной раз отметила окончание записи вздохом облегчения. У неё сложилось достаточное представление о Тёмном Племени. Во всяком случае, так ей показалось.

* * *

Это была обезьяна. Обыкновенная обезьяна-летяга, таких много в субтропических джунглях Аланара, вроде тех, что оканчиваются в полукилометре от базы. Крупное существо, покрытое густой пепельно-серой шерстью, с непропорционально большой головой и сложенными между лапами и туловищем перепончатыми крыльями. Взгляд его круглых карих глаз испуганно метался между фигурами военных в коричневых формах колониальных войск СР. Его отделяла от них редкая металлическая решетка и невероятно глубокая пропасть сознания.

- Так это шпион?

- Нет, шпион.. э.. внутри. Взгляните на стереограмму его черепа.

Фридрих Шай указал на темное бесформенное пятно в верхней части модели.

- Видите это инородное тело? Вот это - шпион. Он.. э.. имплантирован в мозг этой обезьяны и контролирует ее ЦНС.

Полковник Смоук заинтересованно присмотрелся к животному. Действительно, было непохоже на поведение обычной обезьяны в клетке. Оно сидело почти без движения, внимательно наблюдая за людьми, и его большие глаза, пожалуй, обманчиво казались испуганными.

- Как вы обнаружили его?

- С тех пор, как похолодало, сэр, эти обезьяны стали слетаться к базе. Они видят в тепловом диапазоне, сэр. Инстинктивно сбежались на тепло реакторов. А этот проявлял слишком много любопытства. Совался, куда не следовало. Вот его дежурные и заметили.

Кроме Карриджа, Шая и Смоука, в комнате находились еще 2 робота-охранника и оператор допроса, лейтенант Бобби (по неписаной традиции, никто из офицеров не помнил его фамилии, и Бобби уже почти смирился с этим). Чисто мужская компания. На радость майору контрразведки - тот уже начал забывать, что в армии случается еще такое счастье.

- Ну что ж, давайте начинать! - жизнерадостно предложил Шай.

- Прошу.

- Бобби, начинайте.

Оператор сел перед решеткой и одел блестящую дужку нейроблока. Свежайшее достижение, позаимствованное у УР - нейроблок с высокой избирательностью, им может пользоваться человек без специальной подготовки, не нейротехник. "Показать бы Джине, - мелькнуло у Смоука, - она будет в экстазе! Хотя скорей расстроится." В шерсти на голове обезьяны уже поблескивал ретранслятор. Поехали!

- Кто ты такой?

- Ты не обязан знать это, ничтожество!

Монитор декодера, настроенного на частоту нейросвязи, отображал словами содержание допроса.

- Тебе лучше отвечать на наши вопросы, в противном случае мы можем причинить тебе страшную боль.

Пауза.

- Я буду отвечать. Знание все равно не поможет вам.

- Что ты имеешь в виду?

- Вы умрете! Мои Хозяева придут за вами!

Слово "Хозяева" компьютер написал с большой буквы, передавая то уважение, с которым пленник думал о них.

- Кто твои хозяева?

- Они великие. Они - Создатели. Кто может создавать, тот может и разрушать. Разрушение в их власти. Они придут за вами!

- Чего они хотят от нас?

- Вы не обязаны знать! Никто не обязан знать желания Хозяев! Они возьмут сами, чего хотят.

Обезьяна отступила вглубь клетки и скрестила передние лапы на груди. В ее горделивой позе было теперь что-то от прокурора, читающего приговор.

- Не слишком ли вы самоуверенны?

- Я - никто. Хозяева - все. Они придут за вами. Вы умрете!

В акустическом диапазоне:

- Бобби, это замкнутый круг. Переходи дальше.

Снова на мониторе:

- Какова твоя цель?

- Я служу Хозяевам.

- Что хозяева повелели тебе сделать здесь?

- Я должен был найти ваши сердца, чтобы Хозяева быстрее убили вас.

Смоук (шепотом):

- Сердца?..

Шай:

- Реакторы. Источники энергии. Они удачно выбрали форму жизни для.. э.. имплантации.

Бобби (телепатически):

- И ты выполнил задание?

- Я выполняю все, что повелят мне Хозяева! Компьютер прокомментировал импульс негодования, сопровождающий этот ответ.

- Ты искал реакторы. А наше оружие тебя не интересует?

- Оружие: А, ваши когти. Они не имеют значения. Ваша смерть зависит от времени. Быстрее - лучше. И для вас, и для Хозяев.

Бобби задела фатальная уверенность шпиона, он сбился с плана:

- Твои хозяева не всемогущие! У нас тоже есть силы! На орбите четыре усиленных эскадры, 15 батальонов роботов, планетарные батареи! Вам не справиться с нами так просто!

- Бобби, не нервничай: - начал было Шай, но следующая реплика на экране заставила его замолчать:

- Ваши силы - капли дождя. Сила Хозяев - целое море. Море поглотит капли, вашей силы не станет. Вы умрете.

- Как скоро это случится? Когда начнется вторжение?

- Вы не обязаны знать!

- Я повторяю вопрос: когда будет вторжение?

- Нет разницы для вас. Ваша смерть зависит от времени:

- Ты сам виноват! Ты вынудил меня. Я должен буду сделать тебе больно.

- Ты не сделаешь мне больно. Ты только испортишь это мясо.

Возглас:

- Смотрите на обезьяну!

Завороженные диалогом, офицеры только теперь оторвали глаза от монитора, и перед ними предстала дикая картина. С обезьяной творилось неладное. В ее глазах появились красные капли. Они вздулись, застилая зрачки, затем прорвались ручейками крови. Через мгновение кровь хлынула из носа животного. И в то же мгновение словно лопнули невидимые нити, до этого опутывавшие его, и его ужас вырвался на свободу. Летяга со всего размаху кинулась на решетку. Вцепилась лапами в прутья и несколько раз судорожно рванула их в стороны. Лязгнула челюстями, рывком оттолкнулась от преграды, отлетела в центр клетки и снова бросилась вперед. На этот раз обезьяна словно влипла в решетку. Повисла на ней, просунув меж прутьями все четыре конечности и морду. По мышцам пробежала волна конвульсий, лапы скрючились, переплелись между собой. Контрастная на пепельной шерсти кровь залила щеки и подбородок. Судорога скривила морду, превратив ее в маску ужаса. Вероятнее всего, животное было уже мертво, когда его пасть открылась и выплюнула темнобагровый сгусток. А затем из нее показалось нечто черное, покрытое слизью и аморфное. Мозговой паразит покидал использованное тело.

- Сжечь эту гадость!!

Один из роботов-охранников шагнул вперед и вскинул разрядник. Мигнула белая вспышка, в комнате отчетливо запахло горелым мясом. Офицеры непроизвольно отступили назад от прилипшего к решетке безголового тела. Белый, как январский снег, Бобби стоял у стены, сжимая в руке сорванный нейроблок. Смоук повернулся к двери, собираясь уходить.

- Майор Шай, доложите обо всем мисс Чарити.

- А.. я?.. Э.. почему я?

- Мы пошлем ей запись допроса, сэр.

Смоук представил себе, как Лейла будет смотреть всю эту мерзость: но промолчал. И тут взгляд его упал на экран декодера. Там запечатлелась последняя мысль шпиона:

- Хозяева возьмут ваши жизни. Так же, как вы взяли мою.

* * *

Заксар коснулся шлюзовой перепонки. Жидкая пленка, удерживаемая полем, сначала подалась, немного прогнулась, как поверхность мыльного пузыря. Затем робот "погрузился" в нее и тут же вынырнул внутрь ангара. Плотная жидкость сразу же сомкнулась за ним, не давая ни одному литру воздуха утечь в пространство. Зера оказалась внутри.

Ангар был огромен. Конечно, на Аланаре и на орбитальных станциях она видела ангары и побольше, но внутри корабля: Между полом и потолком было метров 80, а шлюзовой люк - квадрат со стороной в 50 метров - позволял залетать внутрь самым большим грузовым шатлам. При всем этом, этот ангар, очевидно, был одним из многих, потому что его боковые стены тоже представляли собой перепонки из магнитного масла, отделяющие данный отсек от соседних аналогичных. Точно как на транспорте-носителе!

Зера посадила Заксар прямо посреди ангара - этот приемный отсек был почти пуст, не считая легкого шатла у правой стены. С лязгом она спрыгнула на металлический пол. Позади шипение - снаружи уже задвинулась бронированная заслонка, и ненужная теперь жидкая пленка втянулась в резервуары в стене. Двое в синих униформах вышли навстречу Зере из небольшой дверцы.

- Лейтенант Абрахамс и рядовой Смит из внутренней охраны корабля. Приветствуем вас на борту крейсера ФКП "Скорпион".

- Я - Зера, пилот Универсальных Робосистем. Приветствую вас в этой звездной системе от имени Справедливости и Порядка. Могу ли я видеть капитана этого корабля?

- Конечно, мы предоставим вам такую возможность. Вы находитесь на борту флагманского судна, и сам Ответственный Контролер этого подразделения ФКП - конгрессмен Кулер - примет вас. Следуйте за мной. "Моя счастливая звезда!" - подумала Зера. Они вышли из ангара и сели в кабинку пассажирского внутреннего лифта. Округлая капсула, ведомая электромагнитным полем, помчалась по хитроумной системе тоннелей внутреннего сообщения. Зера, имевшая аланарские представления о гостеприимстве, ничуть не удивилась, что ее, неизвестную вновь прибывшую гостью, сразу же ведут на прием к командиру флота. На самом деле подоплека поступка Кулера нисколько не порадовала бы Зеру, стань она ей известна. Во-первых, конгрессмену доложили, что незнакомка - женщина. Как большинство упитанных мужчин несколько старше средних лет, он питал определенную слабость к женскому полу. А во-вторых, на данный момент Кулер являл собой Его Величество Закон в системе Cr2812. Однако если хоть один официальный представитель УР заявит о своем присутствии здесь, то таковое положение вещей юридически несколько изменится. Вот этому конгрессмен вряд ли очень обрадовался бы.

Итак, он встретил пилота УР, наполненный двойственными чувствами. И с первого взгляда на нее негативные эмоции получили приоритет в сознании Кулера: невысокая, скорее крепкая, чем стройная Зера была не в его вкусе.

- Добрый день, девушка. Вы хотели говорить со мной?

- Приветствую вас. Меня зовут Зера, я нейропилот УР. Я пришла к вам потому, что Космическая Полиция всегда олицетворяла закон и порядок в галактике. Наша религия велит нам добиваться того же, Порядок и Справедливость превыше всего для гражданина УР. Я надеюсь, что вы прибыли сюда чтобы восстановить справедливость, попранную в этой несчастной системе, и если так, то УР и я лично окажем вам всю помощь, какая будет в наших силах.

- Успокойтесь: хм: Зера, сядьте. Хотите кофе?

Она не отказалась бы от горячего напитка (а еще лучше от настоящей горячей еды) после двух дней на бортовых концентратах, но кофе был для нее символом чего-то приятного и домашнего, а она не хотела расслабляться перед серьезной беседой.

- Нет, спасибо.

- Тогда: Луиза, принеси мне чашечку.

Кулер выдержал паузу, на протяжении которой пристально исследовал взглядом собеседницу, а потом перевел его на свои пухлые руки. Девушка была возбуждена, и ей с трудом удавалось сдерживать себя, чтобы не заговорить снова. Наконец конгрессмен соизволил прервать молчание.

- Так. А как вы, собственно, здесь оказались?

- Я участвовала в обороне нашей планеты, мой Заксар был поврежден и потерял энергоноситель. Я провела 4 недели в анабиозе, потом мне повезло пополнить запас антиматерии, я побывала на корабле пиратов, но они хотели сдать меня СР, и я бежала. Потом почувствовала гравитационные импульсы и нашла ваши корабли. Я надеялась:

- Погодите. И вы можете доказать, что вы действительно из УР? Где ваше: ну, там: пилотское удостоверение или солдатский идентификатор?

- Поймите, конгрессмен, я - пилот транспортного флота, я случайно попала на Заксар. Это - моя счастливая звезда. Я очень хотела участвовать в бою, и:

- Итак, у вас нет документов.

- Я же объясняю:

Похоже, конгрессмен уже почерпнул всю информацию из ее объяснений. Он не слушал Зеру. Хорошенькая блондинка-секретарша поставила на стол перед Кулером фарфоровую чашечку с черным кофе и блюдце со стопочкой бисквитов. Даже не обернувшись на нее, он взял чашечку, громко отхлебнул из нее.

- И чего же вы хотите?

- Справедливости. Только Справедливости. У УР есть все законные права на эту систему, наши противники силой заняли ее. Я взываю к Федеральной Полиции от имени всего народа Аланара: заставьте захватчиков покинуть наш дом!

- Хм. Благородно.

Он снова отхлебнул и с чавканьем принялся жевать бисквит. Честно говоря, Зера совсем иначе представляла себе человека, который вернет на ее Родину Справедливость и Порядок. Она не отличалась проницательностью, но сейчас ясно видела перед собой жирного довольного жизнью борова, озабоченного чем угодно, только не проблемами ее народа. И это - лидер ФКП, носитель и блюститель Закона! Она готова была взорваться, когда совершенно неожиданно Кулер заявил:

- Ну, эту вашу просьбу мы уже выполнили. Мы выставили ультиматум, и СР должны убраться отсюда через 4 дня.

КАК? Не может быть! Тут какой-то подвох. Неужели все так просто? Неужели конец всем злоключениям?

- Можете нам верить, Зера, это действительно так.

Седой сухопарый мужчина (по некоторым признакам, в искусственном теле) сидящий с краю стола до сих пор только следил за диалогом. Адмирал Накатоми видел эту девушку почти насквозь, но все же ему было интересно понаблюдать за нею - давно не встречался с этим типом людей. Вот сейчас она повернулась к нему, и он прочел в ее глазах немой вопрос.

- Я - адмирал Накатоми, командир подразделения ФКП "Зодиак".

А сейчас - пауза. Зера пытается понять разницу между должностями "командир" и "ответственный контролер". Сообразив, кто здесь главный, Зера вновь обернулась к конгрессмену.

- Вы не должны верить Социальным Робосистемам. Их вероломство известно всем. Они не покинут систему в срок:

- А что вы предлагаете нам сделать?

- Начните действовать! Арестуйте их командиров, прикажите флоту СР улететь сейчас же, пошлите рапорт в Исполнительный Суд. Они совершили страшное преступление, как вы можете вести с ними переговоры?

Кулер допил кофе, со звяканьем отставил чашечку в сторону, сложил перед собой руки и исподлобья поглядел на Зеру. Ей совсем не понравился его взгляд.

- Девушка, вы знаете, на что похоже ваше предложение? Оно похоже на провокацию.

- Как?.. Что вы:

- Не смейте перебивать! - он резко повысил голос. - Вы явились сюда без документов, без официальных полномочий, даже без военной формы! Где гарантии, что вы действительно пилот УР? А может, вы агент СР, и ваша цель - спровоцировать конфликт? А? Это более правдоподобно, как вам кажется?

- Проверьте меня на детекторе лжи!

- Вы что меня, за ребенка держите? Вы же нейропилот! - Кулер вскочил из-за стола и прошествовал вдоль него. Затем круто обернулся и еще громче продолжил:

- Лейтенант, в каком корабле она прибыла?

- В легком роботе, сэр. - Оба охранника по-прежнему стояли вытянувшись позади Зеры. - Вроде мобильного танка класса "Пума".

- И вы хотите убедить меня, что в такой скорлупе вы провели в космосе месяц?

- Это так и было. У нас очень совершенные криосистемы, они могут:

- А еще вы хотите, чтобы я поверил, что за этот месяц в системе, переполненной роботами СР, вас никто не обнаружил?

Зера попыталась встать, но Абрахамс резко усадил ее обратно.

- Конгрессмен, я же говорила, что я находилась в астероидном поясе, там нет кораблей СР. Я не понимаю, почему вы мне не верите!

- Потому что вы шпион!

Зера уставилась на него. Она не понимала: "Еще бы, ты удивлена. Наивная девочка, - Накатоми мысленно пожалел ее, но только мысленно. - Ты хочешь Справедливости и Порядка. Произнося красивые слова, никогда не забывай, что это только слова. Мыслить абстрактно еще не значит мыслить абстракциями." Кулер почесал подбородок и задумчиво произнес:

- Вот что мы с вами сделаем:

Накатоми потрогал ларингофон на шее, словно желая убедится, что он на месте, и беззвучно прошептал:

- Только не говорите слова "арест". Она все-таки с Аланара.

Его слова мог слышать только конгрессмен в свой микронаушник. Он покосился на адмирала и продолжил:

- Вы погостите у нас: некоторое время. Побудете под нашим присмотром, пока все не выяснится. Лейтенант, отведите ее в свободную каюту на палубе D, устройте все. Вы меня поняли.

- Есть, сэр.

Абрахамс жестом предложил Зере следовать за ним. Она вскочила и, даже не оглядываясь на конгрессмена с адмиралом, быстрым шагом покинула зал.

Кулер еще какое-то время глядел ей вслед, так, словно Зера чем-то очень его удивила.

- Ишь ты! Потомок Зорро. Справедливости она хочет. Закон ей подавай: Луиза, еще кофе.

- Конгрессмен, я бы на вашем месте сверился с юристом. Нужно быть уверенными:

- Я уже проверял перед разговором с ней. Мы в правовом поле.

Снова оказавшись в капсуле одного из бесчисленных лифтов, Зера сосредоточилась на своих надзирателях. Она напрягла волю и прощупала их нейрополя. Вернее, попыталась прощупать. У них не было нейрополей. Абрахамс и Смит были андроидами. "Я в западне! Что же ты, звездочка моя?!"

* * *

"Закрыть дверь. Свет на первую яркость." Она не сказала этого, только подумала, но дверная пленка затянулась за спиной, а каплевидные лампы под потолком прихожей потускнели. Автоматика квартиры управлялась телепатически.

Но она уже устала удивляться. И вообще устала. Чертовски надоел нейроблок. Она сняла обруч, бросила его вместе с планшетом миникомпа на тумбу. На ходу расстегивая липучки, прошла в гостиную (комната залилась мягким светом, в соответствии с ее пожеланием). Все надоело. Хочется под душ и, как ни странно, хочется есть. Но сначала - обязанность.

- Дневную сводку.

Овальная ниша осветилась, наполнив комнату разноцветными бликами.

- 04.25 стандартного. В систему прибыло подразделение ФКП "Зодиак" под командованием ответственного контролера…

- Пропустить это.

- 07.00 стандартного. Поступил плановый отчет с четвертой планеты системы. Социальная робосистема выведена на 50% расчетной нагрузки. Начато развертывание инфраструктуры:

Джина сняла форму и завалилась на диван.

- Какой-нибудь концентрат и тоник. Любой.

Карта центров добычи и производства в мониторе сменилась какими-то графиками.

- Тепловое положение в космосе. Сегодня ночная температура на спутнике достигла - 15оС, днем поднялась до -2оС. Температура пространства на орбите Аланара составила -4оС. По данным группы НТО, пик похолодания наступит в ближайшие 2 дня, затем последует медленное повышение температур.

- Также получены сообщения об охлаждении атмосферы еще из двух планетарных систем. Центр Наблюдений Общих Тенденций высказывает крайнюю обеспокоенность этими процессами. Принимаются меры для выяснения их причины, однако подтвержденных теорий федеральные ученые пока не имеют.

Небольшой летающий робот, похожий на альтаирского паука, внес на подставке два стакана с жидкостями и завис рядом с диваном. Джина взяла тот, в котором пузырился розовый тоник.

- Вчера в контакт с командованием 8-й эскадры вступили космические пираты. Сегодня в первой половине дня состоялись переговоры между капитаном пиратов и начальником гарнизона. "Так, это уже интересно!" Не отрываясь от монитора, она отставила пустой стакан и принялась за второй, наполненный похожим на молочный коктейль пищевым концентратом.

- :Согласно достигнутым соглашениям, корабль "Большой бодун" выведен на стационарную орбиту для ремонта. Члены экипажа прошли дезинфекцию и сейчас находятся в одном из жилых комплексов третьей луны.

- Терминал, что известно об этом экипаже?

- Экипаж состоит из четырех лиц. Это капитан Триксер, старший помощник Смалекс, корабельный техник Плюмбум: - в мониторе поочередно возникли объемные физиономии проходимцев с лихорадочными пятнами и следами не слишком профессиональных хирургических вмешательств. Затем появилась банка с неким одноглазым существом. -:и штурман Бено, гуманоид. "Интересно. Зачем Лейле домашние животные?"

- Дальше.

Приятный мягкий аккорд на фортепиано отделил это сообщение от последующего.

- Сегодня утром в районе расположения оперативных сил на Аланаре был пойман шпион Темного Племени. В 13.00 состоялся допрос. Результаты допроса следующие:

Джина резко выпрямилась и отставила ужин.

- Терминал, допрос подробнее. Полную запись.

Она смотрела запись не отрываясь, собрав в комок и отшвырнув в сторону всю усталость. Досмотрев ее, проглядела остаток сообщений в ускоренном режиме, затем на несколько минут задумалась. При умении концентрировать волю и управлять сознанием много времени на размышления и не требуется. Вновь включила терминал.

- Сообщение Лейле Чарити на миникомп: Лейла, милая, когда будешь свободна, будь добра, зайди ко мне. Я очень хочу поговорить с тобой.

Явное нарушение субординации, однако Джина почти не сомневалась, что начальник гарнизона выполнит ее просьбу. Передав послание, она мелкими глотками допила концентрат, накинула халат и вышла из квартиры. Кольцевой коридор опоясывал шесть шахт пневматических лифтов. Двери всех 9-и квартир на этаже выходили в него, соседние апартаменты были не заняты и не заперты. Джина беспрепятственно вошла в нее, нашла уже знакомую нишу в кабинете. В кабинете каждой квартиры хранился нейроблок производства УР. Именно он был ей нужен. Администратор нейросети взяла из ниши блестящую дужку, похожую на древние наушники, и отчетливо ощутила прилив уважения: волей Творца, что за вещь!

Во второй половине 20-го века ученые впервые серьезно отнеслись к проблеме телепатии. Именно в это время появились люди, называющие себя экстрасенсами и якобы обладающие телепатическими способностями. Как правило, таковые способности сводились к грубому подавлению воли объекта, однако наглядные демонстрации выглядели правдоподобно и в ряде случаев могли считаться свершившимся фактом. Феномен экстрасенсов не получил точного объяснения до сих пор. Возможно, некоторые из этих людей имели очень широкий спектр нейроритмов, и потому их нейрополя были "совместимы" с нейрополями объектов. Так или иначе, большинство телепатов 20го века были, скорее всего, шарлатанами. Веком позже, после возникновения нейробиологии, было доказано, что каждому человеку присущ его собственный, индивидуальный нейроритм - грубо говоря, частота поля, создаваемого электрическими импульсами мозга. Поэтому непосредственный телепатический контакт между двумя случайными людьми невозможен - у них просто не совпадут частоты. Из этого вытекала прямая задача нейротехнологии: создать устройство, которое преобразовывало бы нейроимпульсы одной частоты в нейроимпульсы другой. Такими устройствами стали нейротические адаптеры.

Все это известно каждому, кто закончил колледж на любой из планет Федерации. Это - краткое содержание вступления к учебникам по нейротехнологии.

Ретранслятор - простейший нейротический адаптер. Его задача - установление связи между стандартизованной нейросетью и одним из ее пользователей. Коробочка индивидуального ретранслятора лепится к виску пользователя. Она выделяет из спектра излучений его мозга наиболее мощные импульсы, создаваемые вторичными (эмоциональными и условно-рефлекторными) уровнями сознания, трансформирует их частоту в стандартную частоту нейросети и передает в сеть сведения о психологическом состоянии данного объекта. Кроме того, ретранслятор получает адресуемые ему импульсы из сети, преобразовывает их и накладывает на естественный поток импульсов мозга.

Таким образом, ретранслятор обеспечивает двустороннюю связь между сетью и пользователем, но на невысоких уровнях сознания, отвечающих за психологические состояния и сложные условные рефлексы. Поэтому использование ретранслятора не требует никаких усилий от клиента. Клиент не оказывает влияния на работу сети и на других клиентов. Он просто находится под контролем со стороны. В момент необходимости администратор нейросети может "подправить" его эмоции, вмешаться в его "душевное" состояние. Это необходимо чаще всего в профессиях, связанных с возможностью экстремальных ситуаций. Например, для военных.

Это знает любой, кто хоть раз подключался к нейросети, а также любой, кто хоть немного интересовался нейротехнологией.

Нейроблок - более сложный адаптер. Он ретранслирует импульсы первичных - мыслительных - уровней сознания. Он позволяет администраторам контролировать нейросети. С его помощью можно влиять на сознание других людей (если они, конечно, носят ретрансляторы), можно передавать эмоции и приказы, можно управлять через нейропорты всевозможными устройствами от музыкального синтезатора до боевого звездолета. Однако:

Импульсы высшего сознания значительно слабее эмоциональных, поэтому выделить их из спектра - сложная задача. Ни один современный нейроблок не обладает достаточной избирательностью для этого - даже самые лучшие модели "прихватывают" часть вторичных нейроимпульсов и передают их в эфир. Это сводит на нет эффективность работы. Из-за этого два человека никогда не смогут поговорить через нейроблоки, из-за этого человек без ранга нейротехника вообще не сможет воспользоваться таким устройством. Так как единственный способ для оператора добиться корректной работы нейроблока - это самому выделить часть своего нейротического спектра. Подавить эмоциональные и рефлекторные уровни, активизировать высшие мыслительные процессы, полностью контролировать свое сознание. Вот этому нейротехников учат долгие годы, вот за это им платят безумные ставки, вот это - основа их специфической профессии. И именно это причина адских головных болей, ночных кошмаров и всех других радостей, что несет с собой синдром нервного истощения. Мозг не любит насилия над собой.

Эта информация теоретически тоже известна многим, но вряд ли хоть кто-нибудь, кроме колдунов-телепатов, всерьез задумывался над нею.

Ученые УР, очевидно, задумались. И перешагнули эту проблему, как множество других проблем, вопросов, загадок, даже законов природы. Они выпустили наружу, как джина из бутылки, множество возможностей, которые всегда скрывала в себе нейротехнология. Они сделали нейроблок принципиально другим.

И вот об этом из всей остальной Федерации знали только трое сотрудников корпорации СР, и то только с нынешнего дня.

Фразы из учебных программ, слова преподавателей, цифры, данные - масса знаний, въевшихся в память, всплыла в мозгу. Все это теперь мусор, пыль, вчерашний день. Его пора забыть и выбросить в конвертер. Наступает завтра. Завтра они вернутся в столицу и привезут с собой новую страницу нейротехники. Но сначала надо пережить сегодня.

Джина вернулась к себе, уселась подобрав ноги в самое глубокое и старомодное кресло, положила рядом оба нейроблока и предалась чистому ожиданию. Долго ждать ей не пришлось.

- Привет, Джин. Ну и денек сегодня - Мистейку не пожелаешь: Угостишь стимулятором?

Джина проигнорировала просьбу гостьи.

- Садись. Одень вот это.

- Нейроблок?.. Зачем?

- Это аланарский нейроблок. В этом доме установлена экспериментальная система "общение без слов". Ею могут пользоваться ВСЕ.

- А:

Как и следовало ожидать, Лейла Чарити не заметила самого крупного прорыва в нейротехнологии за последние 70 лет. Джина подавила в себе обиду и надела обруч. Лейла последовала ее примеру. Их дальнейший диалог занял меньше 5-и минут, и если его представить обычными словами, он выглядел бы так.

- Джина, ау!..

- Не волнуйся, проверено, все работает.

- И на фига вся эта хитрость?:Ой, прости, в смысле зачем. (С непривычки Лейла иногда употребляла термины, которыми обычно оперировала в своих мыслях.) - Звуковые волны слишком легко услышать. А эта система контролируется УРовским компьютером, если кто-то захочет проникнуть туда, то ему придется повозиться.

- Та-ак, значит, будем говорить о работе. (Эту мысль сопровождало разочарование.) - Да. Почему ты не собрала совещание?

- Какое еще?

- По поводу Темного Племени.

- Ах эта муть: Потому что я и сама знаю что делать.

- Ты не опасаешься вторжения?

- Какого мне опасаться? У нас навороченный флот: извини, то есть:

- Совет: думай о своих фразах так, как будто ты их произносишь, только не открывай рот.

- Попробую. Я хотела сказать, что я приняла меры для обороны. 5-я эскадра патрулирует на дальней орбите, 6-я и 7-я прикрывают базы на Аланаре и здесь, 8-я - четвертую планету. На всех базах мы строим пушки: планетарные батареи.

- Поиск организован?

- Поиск чего?

- Шпион передавал данные на какой-то спутник или корабль. Из-за гравитационных импульсов этот корабль не мог покинуть систему. - Наш стыдливый шеф контрразведки уже позаботился. Батальон роботов обнюхивает пространство.

- Возможно, следует восстановить гравитационный барьер? Вокруг нашей луны.

- Уже в процессе. Еще пожелания будут?

- Да. Договориться с Кулером.

- Прости, конечно, но это бред. Чего ты так всполошилась из-за этих клоунов?

- Потому что они не клоуны. 4 года назад Темное Племя напало на неприсоединившуюся колонию в: - расширитель памяти подбросил ей нужный номер с секундной задержкой. Пора бы его почистить. -:Kd1765. Они уничтожили оборонную систему за 2 часа и сожгли колонию дотла. Немногие, что успели эвакуироваться, рассказывали легенды о рое из тысячи крупных кораблей и спорах, из которых вырастают штурмовики.

- Ты вычитала это в разделе "Сенсации Галактических новостей"?

- Я не претендую на абсолютную истину. Я говорю только то, что я считаю. Я считаю, что тот шпион был так уверен в победе, потому что за его спиной большая сила. Я считаю, что если Темное Племя заявится сюда, нам будет несладко. И потом, есть еще косвенные доказательства.

- Какие же?

- Поведение Конгресса. Вспомни историю: Федерация не любит сильных соседей. Неприсоединившееся колонии скорее можно назвать неприсоединенными. Пока они слабые, Федерации на них плевать. Но как только какая-то из них поднимет голову, Конгресс силой или хитростью делает эту колонию членом Федерации. Исключение составляет Темное Племя.

- Я думаю, это потому, что они во-первых клоуны, а во-вторых уроды.

- А я считаю, это потому, что Конгресс их боится. Темное Племя успело набрать силы, и Федерация не рискует нарваться на него.

- Ты сама говоришь, что это ты так считаешь. Может, ты простишь меня, если я буду считать по-другому? (Джина предпочла не заметить сарказма.) - Да, конечно. Я только советую.

- Тогда спасибо за совет, и может снимем эти штуки? Я боюсь, что у меня башка разболится.

- Ничего, потерпи. Это еще не все. ("Ну что еще? Меня достали эти космические проблемы, и вообще, какого черта ты мне указываешь?" Но Лейла подумала это чуть глубже того уровня сознания, что ретранслировался нейроблоком.) - Я хочу поговорить о ситуации с вероятностями. Как я знаю, генерал не сообщал о наших открытиях Президенту. Его, конечно, можно понять. А Джерри Мистейк?

- Что?

- Мистейк хочет уничтожить Брутса, это видно без нейроблока. Ему достался уникальный случай: Брутс - наемник, подставное лицо, он нарушил законы Федерации и Устав СР. К тому же на стороне Мистейка представитель Президента, и, мне кажется, ты тоже.

- Джина, ты забываешься! (Но мисс Чарити сама знала, сколь глупо скрывать что-то от нейротехника такого класса.) - Да ладно тебе. Я не младенец, и нас никто не слышит. Он уже предлагал тебе группу Альфа? Или еще предложит?

- Хорошо. Давай на чистоту. Ты так предана нашему Вилли?

- Скажем так, я не пойду против тебя. Но дело в другом. Если Мистейк пошлет рапорт Президенту, то Вилли слетит, потому что повреждение корректора вероятности на его совести. Но Президент не возьмет на себя ответственность за всю галактику. Он сообщит Конгрессу. Сюда прилетит федеральный флот, СР выметут из системы, а нас всех арестуют.

- Стоп. Но Конгресс уже и так знает, что мы здесь, и федеральный флот уже прилетел.

- Конгресс не знает о вероятностях. Он знает только о нашем вторжении, и то не высказал своей официальной позиции. Сюда прилетел не флот Федерации, а флот Кулера. По-моему, для него это предвыборный трюк. Он ведь даже в своем ультиматуме ни разу не говорил от имени Конгресса. Мне кажется, остальной Конгресс позволил ему это исключительно с целью посмотреть, кто кого испугает.

- Ну, это я тоже поняла. Потому мне начхать на его ультиматум. Но причем тут Мистейк?

- Он здесь представитель власти. Если приказы Брутса недействительны, то главный здесь он. И он это знает, но позволяет тебе командовать, поскольку не слишком понимает в тактике. А кроме того, Мистейк не до конца сообразил, чем все это пахнет.

- А чем это по-твоему пахнет? (Джина слегка усмехнулась.) - Очень просто: ГИБЕЛЬЮ ГАЛАКТИКИ.

- Да ну, не пугай меня, я и так последнее время нервная. Вилли же сделает свое дело: если ты дала ему точные координаты. - От этой мысли морозец пробежал вдоль спины Лейлы. Но она тут же успокоила себя: - В конце концов, Универсальные Рробосистемы сами что-нибудь предпримут.

- Может да, а может, нет. В любом случае, на данный момент ты несешь ответственность за все дальнейшие события.

- Ну уж нет. У меня есть прямой приказ Брутса:

- О приказе ты расскажешь на суде, если нас таки арестуют. Но сильно сомневаюсь, что комуто будет дело до суда, если выгорят все обитаемые планеты. (Лейла Чарити на минуту задумалась. Но вначале сняла нейроблок. Потом вновь одела его.) - Честно сказать, я оптимистка по натуре. Если за 12 миллиардов лет галактика не погибла, то с чего вдруг ей гибнуть сейчас?.. Ну хорошо, что ты предлагаешь?

- Расскажи Кулеру о вероятностях. Точнее, только намекни. Желательно, неофициально. Вопервых, он забудет о своих четырех днях. Во-вторых, если у нас, храни нас Творец, действительно будут проблемы с Темным Племенем, он нам поможет.

- Может, я слишком устала, но я все время отстаю от твоей мысли. Извини если кажусь тебе глупой: - (За этот разговор Лейла в шестой раз извинилась перед своей подчиненной, и комунибудь другому на месте госпожи Смарт это, вероятно, польстило бы.) -:но почему Кулер должен забыть об ультиматуме?

- Потому, что если мы покинем систему, то наша ответственность станет его ответственностью.

- Это мне не приходило в голову. Спасибо, Джин. Мне надо обдумать твою идею. Спасибо за помощь.

Лейла сказала это уже сняв нейроблок, и ее слова звучали очень искренне, но: Джина поняла, что ее собеседница не нуждается в помощи и советах. Или думает, что не нуждается. Мисс Смарт была уверена, что скоро она изменит свое мнение.

- Спасибо, что выслушала меня. Если я не слишком тебе надоела, можем теперь выпить чегонибудь, просто поболтать. "Ведьма!"- не столько со злостью, сколько с уважением подумала о ней Чарити. Если мысли Джины были холодными, четкими и жесткими, то ее слова звучали тепло и приветливо, даже легкомысленно.

- Да нет, я очень признательна тебе, но у меня еще: э: кое-какие дела. Заходи ко мне какнибудь. Как подруга, не как подчиненная. Всегда рада гостям.

Она встала и пошла к выходу. Когда она была уже в прихожей, Джина окликнула ее:

- Послушай, насчет Джерри Мистейка: Он когда-то был моим клиентом. У него в мозгах такая пакость творится. Тебе с ним не противно?

- Чего не сделаешь для спасения галактики.

Когда начальник гарнизона спустилась на 6 этажей в свои апартаменты, внутри ее уже ждал Джерри. Со словами "Здравствуй, котенок!" она сладко улыбнулась ему и чмокнула в губы.

* * *

Оказавшись запертой, Зера бессильно упала на кровать и уткнулась лицом в подушку. Это же надо - ничего не скажешь, везение! Интересно, что написано в ее гороскопе на этот день? Да нет, скорее на весь месяц. Сначала ее вырубили СР-овцы, потом забыли свои, потом ей пришлось бежать от пиратов, которые хотели продать ее, как ценную находку. И когда после всего этого она добирается до полицейского судна, надеясь хоть здесь найти справедливость, ее сажают под арест! Как будто больше арестовать некого! Да во всей системе Cr2812 она, наверное, единственная, кто не нарушала закон!

Но злость Зеры, как ни странно, быстро затухала. Будучи натурой импульсивной, эта девушка успокаивалась столь же быстро, сколь и выходила из равновесия. И минут через десять, хотя ее сознание упрямо продолжало твердить, что она ДОЛЖНА быть злой и обиженной, но в то же время подсознательно Зера почувствовала, что куда больше ей хочется просто лечь и выспаться. После короткой перебранки сознание уступило подсознанию: она ведь и вправду безумно устала, не сомкнув глаз с того момента, как оказалась на борту "Большого бодуна". (Кстати, больше всего ее измотало телепатическое управление сознаниями пиратов. По неопытности и в силу темперамента она вложила в нйеротическую атаку лишку энергии. У бедных проходимцев, наверное, до сих пор головы болят!) Так или иначе, сейчас ей в первую очередь нужно восстановить утраченные силы, а позлиться или предпринять что-нибудь она успеет и попозже. Зера умостилась на койке в одной из бесчисленных кают "Скорпиона" и сладко заснула в блаженной уверенности, что без нее ничего интересного не произойдет.

Когда девушка проснулась, она уже знала, как выберется отсюда. Это было до банальности просто. Достаточно совершить какой-нибудь безумный поступок (ну, например, залезть на шкаф, или поразрисовывать стены надписями типа "Fuck the Police"). Охраняющие ее андроиды, как и все другие андроиды, интеллектом не блещут, и наверняка позовут разобраться кого-то из "живого" экипажа. Скорее всего, доктора. Вот его-то Зера с превеликим удовольствием возьмет под контроль. Она сможет сделать это даже сквозь двери, которые сделаны из волокнистой керамики и не экранируют нейрополе.

Однако впервые за последнее время Зера вспомнила мудрую поговорку (которой, впрочем, никогда до того не следовала): "Поспешишь - людей насмешишь." Скорее всего, не последовала бы и сейчас, но ей придало рассудительности чувство голода. Что-то подсказало ей, что если прямо сейчас броситься на новые подвиги, то следующие сутки поесть снова не удастся. Курс интенсивного похудания не входил в ближайшие планы Зеры (хотя многие ее знакомые и сказали бы, что это ей будет полезно), и потому она решила, что подвиг может подождать еще совсем чуть-чуть, пока она осмотрит каюту и найдет хоть самый никудышний концентрат.

Тут следует сказать, что, пытаясь сохранить хотя бы остатки политического такта, конгрессмен велел поместить ее не в камеру, а в обычную каюту, только с заблокированной дверью. Поэтому Зера с легкостью обнаружила то, что искала, в контейнере с запасом НЗ, какие имеются в каждом герметичном помещении на звездолете. А кроме того, она заметила нечто гораздо более интересное - терминал. Он не был закодирован, и имел простой, как транзистор, интерфейс (очевидно, рассчитанный на рядовых полицейских). Девушка с легкостью разобралась в управлении, компенсируя нехватку знаний языка рассматриванием интуитивно-понятных пиктограмм. Ее первой ценной находкой оказалась детальная сводка информации по конфликту в Cr2812. Отложив свой план побега в самый конец долгого ящика, Зера погрузилась в изучение.

Вначале шла краткая предыстория. На протяжении последних десяти лет корпорация Универсальные Робосистемы, обитающая на одной из окраинных систем и практически не имеющая политических контактов с другими субъектами Федерации, выбросила на галактический рынок технологий ряд весьма интересных изобретений. Это привлекло к ней внимание технологических разведок ведущих корпораций, и вскоре было выяснено, что благодаря своему культу исследования мироздания и упорному многолетнему труду ученые Аланара располагают сейчас множеством совершенно уникальных знаний. В частности, им удалось получить технологии выработки антиматерии и высокопрочных сплавов, гораздо более дешевые, чем все, известные доселе. Попадание этих технологий на рынок означало бы огромные убытки для главных поставщиков данных видов сырья, лидером среди которых является корпорация Социальные Робосистемы. Поскольку экономических рычагов воздействия на автономное и самодостаточное сообщество Аланара у руководства СР не было, то политические обозреватели не нашли ничего непредвиденного в том, что 5 недель назад огромный флот Социальных Робосистем под командованием генерала Брутса вторгся в систему Cr2812 и вынудил УР к эвакуации.

Далее следовало подробное описание боя со множеством голограмм и трехмерных карт. Это описание расстроило Зеру. Как оказалось, флот ее планеты разбили почти всухую. Даже те ничтожные потери, что понесли Социальные Робосистемы, были в основном результатом неосторожности нападающих и использования аланарцами новейших видов оружия и высокотехнологических ловушек. В то время как сами УР потеряли чрезвычайно много: помимо утраченной системы и множества оборудования, брошенного в ней, был уничтожен литосферный сварщик и большинство крупных кораблей военного флота Аланара.

Что ж, по крайней мере, можно было порадоваться, что все мирное родной планеты было благополучно эвакуировано. Да и сама Зера была еще жива и полна планов. Но прежде ей нужно было узнать как можно больше обо всех нюансах ситуации. Глубоко вздохнув, она продолжила листать страницы файлов.

За описанием боя шло великое множество разнообразной информации. Здесь были и голограммы военачальников СР с краткими биографиями и перечнями основных "заслуг". (У Брутса этот перечень занял никак не меньше трех страниц.) А вот из аланарских полководцев упоминался только Яршер да было сказано пару слов о программе подготовки пилотов УР. Были данные о действиях группы Альфа после захвата системы. Выяснилось, что Социальные Робосистемы начали строить свою оборонную систему, перекопали третью луну в поисках новых технологий и развернули добычу ископаемых на Баррене (Зеру глубоко задело то, что репортеры даже не удосужились узнать это название, и упоминали просто "четвертую планету звезды Cr2812"). Однако сам Аланар захватчики пока не тронули, что немало порадовало девушку. Правда, далее она приметила интервью с какой-то заспанной взбалмошенной девицей, представленной как "тактический советник Лейла Чарити", которая твердо намеревалась разгородить планету заборами и распродать под отели. (Зера пообещала себе во что бы то ни стало добраться когда-нибудь до этой предприимчивой "советницы" и указать ей на ее заблуждения.) Это интервью было здесь не единственным. И даже не одним из сотни. Скорее одним из мощного неудержимого потока болтовни. Пресс-секретари, конгрессмены, политики разных копораций, военные, экономисты, ученые, участники событий… Даже добрейший капитан Триксер, только почему-то напяливший солидный классический костюм и на удивление гладко выбривший физиономию. Однако во всем этом море слов Зера находила одно лишь разочарование. Во-первых, она не увидела ни одного упоминания о судьбе ее народа. Это могло означать только одно - что ее сородичи скрылись где-то в открытом космосе и блуждают в поисках пристанища, избегая населенных систем. А во-вторых, она ожидал от гуманного человечества, от демократичного Конгресса, от справделивых лидеров Космической Полиции совершенно другой реакции на случившееся. Они все трепались, изливали потоки красивых фраз, но как проклятия боялись правды. Ни один не осмелился однозначно осудить преступление СР, ни один не обещал принять хоть какието меры, ни один даже не назвал случившееся агрессией - звучало не иначе как "вооруженный конфликт". Даже Конгресс Федерации переливал из пустого в порожнее, до крайности не желая принимать какие бы то ни было решения, не говоря уже о мелких сошках, не смеющих сказать и слова без оглядки на "верхушку". Политики Социальных Робосистем просчитали все прекрасно: они поставили федеральное правительство перед сложной дилеммой. На одной чаше весов была справедливость и авторитет Конгресса, но на другой - огромные, невообразимые объемы закупок антиматерии, трансурания, нефти, стали, готового оборудования. Кто-то - неважно, кто - упомянул в интервью цифру - объем экспорта антиматерии корпорацией СР. Эта цифра глубоко засела в сознании Зеры: одна лишь скидка в 8%, которую предоставили Социальные Робосистемы Конгрессу в прошлом году, перекрывала треть бюджета Аланара! Конгресс ни за что не откажется от таких денег - это было ясно теперь. Куда проще и выгоднее для всех просто замять вопрос с конфликтом. Замять судьбу одного маленького народа…

Внезапно сменяившаяся картника на экране отвлекла Зеру от тяжелых раздумий. "Внимание! Экстремальное положение в системе!" - гласила возникшая в окне надпись. Зера развернула окно и принялась вникать в открывшуюся информацию.

Последующие три часа она провела у монитора, неотрывно следя за развитием событий.

Часть 3: МЫШЕЛОВКА СРАБАТЫВАЕТ.

Добрый вечер! Ну и хватит о добром.

Сергей Доренко, программа новостей.

"Стойте! Погодите! Я еще жив!" Мне только кажется, что я кричу эти слова. На самом деле я не могу издать ни звука. Мое тело исчезло куда-то, волна боли отхлынула и прихватила его с собой. В глазах белая пелена от вспышки. Снаружи мне достаются только звуки. Я слышу, как они уходят, лязгая сапогами по стали, я слышу, как гудение двигателей шатла переходит в пронзительный свист. Он пронизывает до самых костей, а потом уносится вверх, и я остаюсь в пустоте…

Вероятно, я скоро умру… Но я неспособен думать. Я падаю в бред, такой цветной, такой реальный… Меня захватывают картины, переполнившие память, я вновь вижу этот день от самого начала, день, растянувшийся на вечность…

Тревога! Опасность! Проснуться. Встать на ноги.

Что происходит? Терминал молчит. Сигнал не пришел снаружи, он возник внутри мозга.

Опасность! Гравитация. Мощный импульс пришел со стороны звезды, оставив яркую точку прямо в середине привычной картины источников гравитации.

Я одеваюсь, пристально следя за этой точкой. У нее огромная масса, я бы сказал, около ста миллиардов тонн. Может, комета? И чего, спрашивается, всполошился? Тревогу не объявляли. Наверняка комета.

Нет, я заранее знал, что не комета. Эта вспышка гравитации, что разбудила меня, могла значить только одно: кто-то вышел из гиперпространства. Но корабль не может быть таким большим:

- Внимание! Общая тревога! Офицерам выше рейтинга-500 немедленно прибыть в оперативный штаб. Повторяю…

Застегиваясь на ходу, вылетаю из квартиры. Коридор, пневмолифт. В лифте есть десяток секунд чтобы подумать. Тревога. Значит, все-таки корабль. Но это невозможно. Значит, флот. Но даже целый флот не имеет такой массы. И потом, точка: Флот не может идти таким плотным строем. Там корабль, может, два. Я следил за точкой не отрываясь. Она медленно приближалась.

Штаб. Тут уже с десять человек, возятся у мониторов, какие-то голоса. Но мне не до этого: сначала все внимание на проекторы. На главном - карта сектора системы. На вспомогательных - крупным планом эта самая точка. Глядя на нее, я на мгновение цепенею.

Большинство из нас, офицеров военного флота, видели такое в скандальном выпуске новостей 4 года назад. И большинство, не сговариваясь, решили считать это "уткой". Иначе это было бы слишком плохо.

Теперь я видел в мониторах то же самое, предельно реальное, в двух экземплярах. К нам двигались два роя Темного Племени.

Еще с полминуты замешательства, я неосознанно жду чего-то. Потом до меня доходит, что я не в нейросети, и придется самому брать себя в руки. Я встрепенулся и вошел в зал. Здесь стоит напряженный гул. Сигналы зуммеров, информационные сообщения, чьи-то голоса смешиваются в неразборчивую кашу, из которой вырываются отдельные фразы:

- …движутся прямо к Аланару… атака на базу…

- Планетарные батареи готовы на 70%: сооружение гравитационного барьера не закончено: только одна боевая станция в зените над базой:

- … немедленно сгруппировать все силы:

- … 8-я эскадра на орбите 4-й планеты, она прибудет только через сутки.

Кто как, а я выловил из этого потока информации, дополненного тем, что я уже знал, одну главную мысль: нам будет жарко. Стационарные системы обороны не достроены, четверть флота за миллиард километров от нас:

- Капитан Даркнесс, что вы помните о роях Темного Племени?

Никак не ждал, что на меня обратят внимание. Какая-то женщина средних лет с колодками нейротехника. Откуда она знает меня? И что она здесь делает?

- Тогда говорилось, что в рою около тысячи крупных кораблей и тысяч 100 мелких. Но это…

- Я знаю, непроверенные данные. Проверенных у нас нет.

В штаб влетели еще трое. Игнорируя двоих, мисс Чарити - она уже была здесь - сразу обратила внимание на третьего:

- Полковник, в системе два роя Темного Племени. Нужны все сведения о них.

Смоук на глазах побелел. Жаль мужика: хороший ученый, перспективный ученый, но никак не солдат. Хотя… Я, наверное, выглядел не лучше в первый момент.

- Мисс Чарити, поймите…

- Понимаю. Полковник, к компьютерам. У вас есть час.

Интересно, какого черта она командует?

На карте вспыхнули тактические схемы положений и траекторий кораблей. Прямо у нее столпилось несколько человек.

- Господа, прошу внимания! Мне нужны ваши мнения. Через 2 часа рои будут на ближней орбите Аланара. Необходима тактика обороны.

Адмирал Винтер, командир 7-й эскадры:

- Чего там думать - всеми силами в атаку и спалим этих уродов. (Глупый совет. Подходит Винтеру - он всегда восполнял нехватку ума самомнением.) Адмирал Сноу, 6-я эскадра, ходячее хранилище опыта:

- Если верить шпиону, то Темное Племя не волнует наша численность. Мы можем устроить им ловушку, если спрячем часть сил.

Капитан Фрост из 5-й, солдафон, простой, как табуретка:

- Используем позиционную оборону. Проверенный метод, всегда помогает.

Могу поспорить: Лейла Чарити послушает Сноу.

- Мы не знаем, на что способен противник. План адмирала Сноу мне кажется наиболее разумным. 7-я эскадра выходит в зенит аланарской базы, орбита 20 000 км. Она примет первый удар. Эскадры 5 и 6 в резерве, за планетой. Примите все меры маскировки.

- Погодите, но наша луна остается без прикрытия:

Тьфу! Кто скулит? "Мамочка, мне страшно!"

- Мы следим за противником. В случае угрозы флот немедленно прибудет на нашу защиту.

Стоп, стоп, стоп! Пора и мне вмешаться.

- Мисс Чарити, нам необходимо непосредственное прикрытие. У противника могут быть корабли-невидимки.

Она обернулась ко мне и уткнулась в лицо невидящим взглядом.

- Кто вы?

Я почувствовал себя здесь совершенно чужим. Даже Винтер, мой непосредственный шеф, не знает меня в лицо. А ведь я - капитан тяжелого крейсера. Ему не до таких мелочей. Как и всем остальным.

- Капитан первого ранга Рихарт Даркнесс, AV-27 "Аритмия".

- Предложение капитана разумно. Если Темное Племя использует невидимки, мы не сможем заметить их с достаточного расстояния, и флот не успеет прибыть на помощь. "Спасибо за поддержку, адмирал!" Это был Сноу, и Чарити вновь послушала его.

- 4 батальона роботов останутся здесь, 2 прикрывают аланарскую базу. Еще по два с каждой эскадрой. Робоконтроллерам держаться максимальной дистанции от зоны действий, остальным вспомогательным судам выйти на ближнюю орбиту третьей луны.

- Пока остается время, советую использовать миноносцы.

- Создать минное поле между:

Она посыпала координатами, 3 робота-оператора у пульта коммуникации стремительно передавали кораблям приказы, одновременно распределяя траектории и координируя перемещения судов. Когда-то я знал, каким образом они выделяют из речи текст приказа: Ненужные знания, с год назад я выкинул их из расширителя.

И снова адмирал Сноу:

- Мисс Чарити, наши корабли ждут нас. Разрешите отправиться на борт.

- Что?.. Да, всем экипажам занять места на кораблях. Господа, вы можете идти, ваши экипажи уже в шатлах.

После короткой паузы:

- Сноу, назначьте себе замену и останьтесь здесь. Мне нужен будет советник.

Адмирал молча кивнул и достал коммуникатор.

- Мисс Смарт, вы тоже.

Ах вот это кто - Джина Смарт, лучший нейротехник флота.

- Я не понадоблюсь здесь. Я нейротехник, а не тактик. Мое место в нейросети.

- Джина, останься.

Она не приказывала, она просила. Черт, почему все ходят на цыпочках перед этой Смарт?

Джина опустилась в кресло. Остальные один за другим выходили из зала. Фрост, за ним Винтер (даже не удостоив меня взгляда), за ним еще с полдюжины офицеров. Штаб опустел. Я подошел к начальнице гарнизона:

- Мэм, мой корабль в ремонтных доках. Разрешите остаться в штабе.

Она не думала ни секунды:

- Пожалуйста, капитан.

Ожидание - мерзкая вещь. Оно пожирает сознание. Сколь бы ни было важно то, чего ты ждешь, если ожидание длится достаточно долго, то с какого-то момента ты все равно теряешь способность думать об этом событии. Твои мысли переключаются на какие-то несущественные мелочи, а потом и вовсе исчезают, и остается лишь одна: "Поскорей бы все закончилось".

Вот так было и в тот час, когда мы ждали приближения двух невиданных раньше кораблей. Честно говоря, я плохо помню этот час - слишком уж серым он был на фоне того, что последовало за ним. Помню, что долго рассматривал изображения двух роев, которые передавал нам сканнер с дальней орбиты. Кто-то сказал, что то, что мы видим, скорее не сами рои, а гнезда - корабли-носители, и что настоящий флот Темного Племени у них на борту. Мы поверили этому: в такой ситуации сведений было так мало, что перебирать ими не приходилось. Еще кто-то заметил, что шпион Темного Племени таки сделал свое дело: гнезда двигались со стороны звезды прямо к тому району Аланара, в котором находилась наша база. Правда, затем одно из гнезд зачем-то отклонилось ко второму природному спутнику планеты - совершенно бесполезной и необитаемой луне, хотя и со своей атмосферой. Враг был здорово уверен в своих силах, если решил вести атаку только половиной флота!

Помню, что потом мне надоело рассматривать эти конструкции. Они ничего не предпринимали, просто плыли каждая по своей траектории, безобразно огромные и уродливые. Я переключился с них на людей, что собрались в штабе. Полковник Смоук копался в своем компьютере, периодически принимаясь рассказывать что-то. Не помню, что именно - теперь все тогдашние разговоры кажутся мне полной чепухой. Джина Смарт тихо дремала в кресле, как на каком-нибудь нудном совещании. Словно ее ничего не касалось. Я не удивился ей - уже успел наслушаться самых разных слухов об этой женщине. Лейла Чарити и адмирал Сноу совещались, стоя у проектора. Странная пара! Настоящий ветеран, олицетворение здравого смысла и опыта, предмет моего искреннего уважения, и бабенка шлюховатого вида, младше его лет на 60 и к тому же ниже на ранг, но тем не менее его прямой начальник. На момент я даже посочувствовал Сноу: если ему хоть немного присуще тщеславие, он должен был бы тяжко страдать сейчас. Чуть позади от всех в креслах расположились менеджер по терроризму и представитель Президента. О них во флоте говорили только то, что у них есть общая черта со скунсом: где появляются они, там начинается вонь. Правда, сейчас оба сидели очень тихо. Надо отдать им должное, у них хватило ума признать, что несмотря на высокие должности они ничего не смыслят в войне. Последним я заметил дежурного офицера штаба. Этакое безликое и безымянное существо, каких, к сожалению, много в последних выпусках Военно-Космической Академии.

А еще я помню, что думал о судьбе. Нет, я не из тех философски настроенных фанатиков, что слетаются в отпуска на планеты, пострадавшие от ядерных ударов. У меня были причины увлечься такими размышлениями. Вчера чрезвычайно редкий в космосе ледяной метеорит, незаметный для радаров и неуловимый для полей, протаранил броню моего тяжелого крейсера, отправив его в ремонтные доки. Вчера я считал это чудовищным невезением, сегодня же: Я знаю, солдату не подобает так рассуждать, но я мысленно благодарил этот несчастный случай, так как уже тогда прекрасно понимал: адмирал Винтер и вся моя эскадра попадет в самое пекло. Вся, кроме моего корабля. Я не знал тогда, как часто за этот безумный день я буду еще возвращаться мыслями к тому самому метеору. Я не знал, что, использовав его как орудие, Госпожа Судьба сохранит от гибели треть моей эскадры, что она бросит меня в преисподнюю на зеленой родине УР, и что до самой последней минуты я не буду знать ее планов относительно моей собственной жизни:

- Флагман 7-й эскадры "Эпилепсия" вышел на позицию. Отчетливо видят противника. Дистанция - 320 000.

- Переключитесь на наблюдение с их сенсоров.

Нечеткие изображения, полученные через сеть спутников, сменилась яркой детальной моделью, и все взгляды устремились на нее. В первый момент рой напоминал колоссального морского ежа с длиннющим хвостом. Его тело - шар размером со средний астероид, утыканный сотней отростков километров по десять длинной. Один его бок проваливался в глубокую тень и сливался с космосом, а второй был залит голубым сиянием звезды, и ярком свете иглы-отростки были похожи на массив горных пиков под восходящим солнцем. Они были не гладкими, на каждом из них словно налипла грязь, однородная масса мелких песчинок, в которую вкраплялись комки побольше. Я не сразу понял:

- Господи, это все корабли!!

Все разом подались к голограмме, и я увидел, что Чарити права. Вся эта масса пылинок, усеявших отростки гигантского звездолета, вдруг ожила, зашевелилась, начала медленно отделяться от носителя, а затем: Я помню, что подумал в тот момент, когда это увидел: "Мониторы вечно сбоят:" Словно огромный рой насекомых, невообразимая туча кораблей сорвалась одновременно во все стороны, окутала свое летающее гнездо плотным черным облаком. Тень поглотила гнездо, на мгновение эта колоссальная конструкция стала почти незаметна, как в дыму. Именно дым - вот что они напоминали. Отдельные корабли стали неразличимы, рой превратился в единый живой сгусток дыма. А потом рванулся вперед, быстро обгоняя свой звездолет-носитель и выстраиваясь плоским фронтом. Стена черного тумана на фоне сияющего аланарского солнца стремительно надвигалась на "Эпилепсию".

Мы молча смотрели на это через оптические сенсоры крейсера. Зрелище завораживало и подавляло своей мрачной нереальностью. С каждой секундой я все больше погружался в ощущение ночного кошмара.

Облако распалось на две волны. Крупные корабли отстали от мелких и начали выстраиваться в четкий порядок позади несущегося вперед облака разумных вооруженных песчинок. Тем временем облако растягивалось по фронту, расширялось в стороны, его фланги раздвинулись на тысячи километров и продолжали расходиться. Оно уже собственно не было облаком, скорее темной пеленой, которая стремительно затягивала переднюю полусферу обзора.

- Штаб, Винтер на связи. Противник пытается окружить нас!

Накачанный нейроимпульсами, Винтер не показывал этого, но он знал, и я знал, что 7-я эскадра попала в мясорубку. Сотня крейсеров и транспортов-носителей висят в 40 000 км над поверхностью Аланара, но при таких масштабах наступления это расстояние не даст им никаких шансов на маневр. Наступающий рой накроет их, как мышь кастрюлей, прижмет к планете, а затем перестреляет. Эскадра не сможет сдержать эту орду, потому что никаким оружием нельзя прострелять всю переднюю полусферу.

Сноу пристально всмотрелся в карту, упершись руками в край проектора. Чарити ждала его слов.

- Надо выдвинуть 7-ю эскадру вперед. Мы заставим флот противника сгруппироваться - тогда мы сможем вести сосредоточенный огонь по нему, а потом отступим к Аланару.

Она обернулась к экрану связи:

- Винтер, максимальное ускорение, 100 000 км вперед.

Он раскрыл глаза, уставившись на нас. И тут же нейросеть переварила его испуг, адмирал отвернулся и отдал приказ. Крейсера на карте двинулись навстречу рою. Марионетки. Помню, в детстве, когда я баловался стратегическими симуляторами, я всегда удивлялся послушности виртуальных отрядов. Я не верил, что настоящие люди повинуясь одному твоему приказу могут так же уверенно идти на смерть:

- Мисс Чарити, - Смоук подал голос от своих мониторов, - получен предварительный анализ структуры мелких кораблей Темных. Они состоят из органики, в них почти нет металла. Плазмоидные ловушки на них не подействуют.

- Передайте Винтеру, пусть использует для прикрытия роботов. С какого расстояния противник может вести огонь?

- Я еще не получил таких данных…

Я окинул его взглядом: трусливый маленький человечек. В тот момент я невзлюбил его. Полковник, вы сами-то знаете, что означает ваша фраза? Когда вы получите эти данные, парочка крейсеров уже погибнет. А может, десяток. А может, вся эскадра:

- Инсектоиды. Или кислотные мухи. Так называли 4 года назад сверхлегкие штурмовики Темного Племени. - Я обернулся на звук голоса. Джина Смарт единственная спокойно сидела в кресле в стороне от всех, и я подумал, что с ее места мониторы тоже прекрасно видны. - Они использовали легкие разрядники и лазеры. Если та информация правдива, то у них очень маленький радиус действия.

- Насколько маленький?

Сами собой вспомнились слова из какого-то интервью: ":Они подлетели почти к самому кораблю, мы могли видеть их в экраны без увеличения. Они похожи на: знаете, на ос, только без крыльев. И они начали стрелять в нас огнем:" - Порядка нескольких километров. Не подпускайте их ближе сотни.

Тем временем точки на экране начали вновь собираться в кучу. Сноу рассудил совершенно правильно: после того, как эскадра выдвинулась вперед, Аланар остался неприкрытым, однако уверенный в своих силах враг предпочел вначале уничтожить кучку кораблей, посмевшую наступать на него. Пелена инсектоидов, растянувшаяся уже на десятки тысяч километров, стала сворачиваться в кольцо вокруг эскадры адмирала Винтера. Крупные корабли Темного Племени уже сформировали идеальный для залповой стрельбы порядок и тоже быстро приближались. Они были очевидно слабее наших крейсеров - судя по напряженности защитных полей и тепловому излучению реакторов, на уровне фрегата или легкого крейсера СР, но их было слишком много. Компьютер выдал точную цифру - 982.

- Говорит Винтер. Ударные силы противника за 180 000 км от нас.

- Открывайте огонь.

Винтер ждал только разрешения. Ровно 3 секунды надо, чтобы приказ Чарити достиг "Эпилепсии". Еще через 3 секунды на мониторах возникли белые линии лучевых выстрелов. Залп, снова залп, еще залп. Крейсера били рассредоточенным огнем, по множеству целей сразу. У них не было и малейшего шанса уничтожить тысячу кораблей, они стремились лишь задержать врага. Но враг продолжал наступать. Большинство лучей пробивали слабенькие поля и достигали цели, выжигали дыры в боевых кораблях Темного Племени, испаряли куски их корпусов. Но лишь немногие теряли скорость и отступали, остальные упрямо перли вперед. Им не было дела до полученных повреждений и жестокого встречного огня. Глядя на них, я вспомнил древние фильмы про стада диких животных с Земли. Они - разъяренное стадо. Они жаждут крови.

С каждой секундой время летело все быстрее, словно набирало темп. Темный Флот действовал с ужасающей точностью, как единый живой организм. Тысячи инсектоидов образовали широкое кольцо вокруг эскадры, сжимая ее со всех четырех флангов. Спереди стремительно надвигались крупные артиллерийские суда. Они захлопывали крышку капкана. У Винтера оставался лишь один путь для отхода - назад, к Аланару. Пока оставался: Он вышел на связь:

- Лучевой огонь неэффективен! Нас зажимают в "коробочку"! Если мы не отступим, нас уничтожат!

- Сохраняйте позицию! Еще рано.

Я понимал Чарити: сжимая кольцо, Темные корабли несомненно сойдутся в плотное облако, и тогда мы сожжем их всех сразу, одним объемным залпом. Но для этого нужно успеть отступить, уйти из-под огня самим.

Кольцо инсектоидов сжалось настолько, что стало похоже на вихрь, вертящийся вокруг наших крейсеров. Артиллерийские корабли подошли на 50 тысяч километров и все не стреляли, просто полным ходом неслись навстречу ионным лучам.

- Мэм, противник подошел слишком близко. С расстояния вероятного поражения тысяча кораблей уничтожит эскадру одним залпом. Нужно отступать.

Чарити, конечно, понимала это, но помедлила еще секунду, уставив немигающий взгляд в объемную модель боя. За эту секунду фрегаты Темного Племени стали еще ближе, а инсектоиды густым облаком окутали эскадру, оставив только "вход", к которому неслись тяжелые Темные корабли, и "выход" - назад, к планете.

- Винтер, полный назад.

В последнее мгновение Темное Племя дало залп. Когда красные линии обозначили их выстрелы, я закрыл глаза.

Тогда я в первый раз ясно представил себе свою смерть. Десяток лучей, почти не ослабленных расстоянием, как иглой пронизывают поля, многослойную броню, носовые отсеки. Тепловая волна вспышкой проносится по всему корпусу, давление мгновенно взлетает, на глазах выгибаются и плавятся панели стен, воздух превращается в огонь. Я успеваю почувствовать, как сгорает и обугливается мое тело за секунду до того, как взрывается огненное сердце корабля - термоядерный реактор - и распыляет его по космосу крупицами материи: Это случилось бы со мной в тот миг, если бы не ледяной метеорит, повредивший накануне "Аритмию". И это несомненно случилось со всей остальной моей эскадрой.

Я был уверен в этом, когда открыл глаза. Я никак не ожидал вновь увидеть в мониторе сотню зеленых черточек, пятящихся к Аланару. Помню, я подумал тогда, что переоценил Темное Племя. Но сразу же понял, что скорее недооценил. Медленно набирая скорость, 7-я эскадра задним ходом вылетала из кольца, а артиллерия Темного флота теперь непрерывно била им вслед. Она не приносила вреда крейсерам - даже оставшихся 40 тысяч километров было много для слабеньких пушек этих фрегатов. Но постоянный огонь не давал крейсерам развернуться. Винтер боялся подставить под лучи легкие боковые и кормовые поля своих кораблей, а потому был вынужден с черепашьей скоростью отползать задним ходом. И тогда Темное Племя нанесло удар.

Инсектоиды внезапно рванулись вперед с чудовищным ускорением и вмиг догнали отступающую эскадру. Колоссальный рой накрыл корабли, и космос сразу же окрасился белыми цветами взрывов. Атака была столь быстрой, что 6 крейсеров сгорели еще до того, как ошеломленный Винтер успел отдать спасительный приказ. Три десятка транспортовносителей открыли многочисленные отсеки и выдохнули в пространство батальоны роботов. Строй кораблей СР окутало мигающее вспышками облако хаоса - 2 сотни тысяч дерущихся истребителей:

Я помню, что в этот момент я выдохнул. До того я не замечал не только своего дыхания, вообще ничего, кроме монитора с тактической моделью. Но в тот миг наступило прояснение, я на секунду выпал из кошмара, оторвался от монитора. И в эту секунду молнией мигнула мысль: "Как им удается действовать так слаженно? Если бы понять их систему координации:" Я не успел додумать до конца, меня прервал включившийся коммуникатор. На экране был какой-то парень, бледный, закативший глаза куда-то вверх, с мощным нейроблоком на голове. Он заговорил, с трудом выдавливая каждое слово:

- Нейротехник 7-й эскадры. Мы фиксируем: мощное нейрополе снаружи. Я думаю: у Темных кораблей телепатическая связь. Я попытаюсь включиться в их: нейросеть.

На дополнительном экране промелькнула какая-то информация - очевидно, параметры нейрополя Темного флота. И тут же Джина Смарт буквально прыгнула к пульту:

- НЕТ! НЕ ВКЛЮЧАЙСЯ В СЕТЬ!

Она опоздала. Я не разбираюсь в нейротехнике, но знаю что будет, если включить свой миникомп в цепь питания орудий. Миникомп не пострадает - огромный ток только выбьет предохранитель. Но у человеческого мозга нет предохранителей!

Мы увидели, как тот парень на экране несколько раз дернулся, как в конвульсиях, его лицо резко покраснело, из носа брызнула кровь. Он сдавленно прохрипел что-то, затем голова безвольно завалилась набок, а глаза закатились и уставились на нас белыми пятнами белков. Он отключился.

Джина заорала на операторов:

- Немедленно, связь с Винтером! Пусть отключит нейросеть!

Пожалуй, она и сама знала, что опоздала снова. Когда тот несчастный нейротехник попытался воспринять жуткий океан чужих телепатических импульсов, его мозг не выдержал и вырубился, но перед тем потерявшее контроль над чувствами сознание испытало короткую, но яркую вспышку ужаса. Через десятки ретрансляторов она влилась всем офицерам 7-й эскадры.

- Связи нет. Адмирал Винтер не отвечает.

Оператор комментировал бесстрастно - ему то что, он робот. А у меня замерло сердце когда я вновь обернулся к модели сраженья. Того, что происходило там, никто из нас, пожалуй, не смог бы даже представить себе до этого. Строй крейсеров развалился, они беспорядочно бросились врассыпную, как дети, играющие в квача. С два десятка кораблей, забыв про огонь, развернулись и полным ходом понеслись к Аланару. Этим повезло выйти из ада, но остальные: Пара кораблей вылетела из-под защиты роботов, и вокруг них тут же сконденсировались облачка инсектоидов. Через секунду в этом месте расцвели два взрыва. Несколько крейсеров с самоубийственной храбростью отчаяния бросились навстречу Темным фрегатам - они не прожили и пяти секунд под перекрестным огнем. Многие стреляли - хаотически, куда попало. Кто-то выпустил антиматериальную торпеду и зажег в толпе своих же кораблей смертоносный костер. В ход пошли пульсары, плазмоидные пушки, лазерные сетки. Зона сражения стала пожаром всех видов энергии, в котором один за другим сгорали наши корабли.

Чарити в ужасе смотрела в монитор:

- Что они делают?! Они же перебьют друг друга!! Пусть отступают!

- У них авария в нейросети. Они паникуют и не контролируют своих действий.

- Так чего же ты ждешь?! Сделай что-то! Немедленно! Я приказываю!!

- Я не могу включиться в нейросеть 7-й эскадры, пока кто-нибудь на их флагмане не включит меня. Мне нужна связь.

Связи не было. Операторы засыпали лазерные порты тысячей команд, но с экранов на нас по-прежнему смотрело лишь безжизненное лицо нейротехника. Клубок кораблей, лучей и вспышек катился к Аланару.

Мисс Чарити шагнула к пультам.

- Экстраполировать траектории.

И без того перегруженный монитор покрылся густой сеткой линий. Но я, как и Чарити, выловил из них нужную информацию: через 6 минут эскадра и облако истребителей будет на орбите 20 000. Чарити начала действовать:

- Приказ 5-й и 6-й эскадрам. Немедленно с максимальным ускорением в облет Аланара. Выдвинуться в зону сражения. Сразу по выходу на огневую позицию создать "зону тепла" в районе сосредоточения Темного Флота.

За мгновение я тоже увидел это в мозаике линий и точек на модели. Инсектоиды клубятся вокруг 7-й эскадры, они все скучились в сфере меньше 1000 км радиусом. За 6 минут отстающие пока Темные фрегаты нагонят их, весь вражеский флот будет предельно сгруппирован, и "зона тепла" накроет его целиком. Но там же, в зоне сплошного огня окажутся и выжившие крейсера Винтера. Нужно немедленно восстановить контроль, срочно наладить связь с ними!

Я видел, как Джина Смарт пытается добиться чего-то, приказывает что-то операторам, ее взгляд мечется от экрана к экрану. На экранах мелькают какие-то коды - они стараются переключить нейросеть, связавшись с компьютерами "Эпилепсии". Бесполезно - эскадра полностью автономна, только с корабля, входящего в нее, можно контролировать нейросеть.

Озарение, похожее на молнию: "Аритмия"! Моя родимая - она же тоже входит в эскадру Винтера! И она здесь, на орбите, прямо над головами. Благодаря тому самому метеору: Не спрашивая разрешения, не обращая ни на кого внимания, я запрашиваю связь:

- Ремонтный док. Дежурного офицера на мостике AV-27.

Какая-то секунда задержки, но она кажется мне нестерпимо долгой. Я успеваю посмотреть на монитор: 2 резервные эскадры стремительно облетают планету с двух сторон, готовясь атаковать, а клубок дерущихся кораблей все еще не видит их и катится прямо в клещи.

- Дежурный офицер на связи.

- Инга, немедленно включись в нейросеть эскадры и переключи управление на штаб. Это приказ Лейлы Чарити!

Весьма сомнительный приказ, молодая младший помощник заколебалась, но Чарити, обернувшись к коммуникатору, коротко рявкнула на нее:

- Выполняйте!

Инга перепугано бросилась к центральным пультам "Аритмии". Теперь пройдет еще десяток секунд. Я слежу за моделью. Темные фрегаты уже почти настигли окруженные истребителями крейсера Винтера, однако почему-то прекратили огонь. Наверное, посчитали, что инсектоиды и сами добьют эти остатки. Теперь они преследуют другую цель. Угрюмые, почти полностью покрытые цельным панцирем, как моллюски, артиллерийские корабли Темного Племени расходятся, облетая стаю мелочи и гибнущую эскадру, и движутся дальше к планете. Сейчас они займутся базой! Или не успеют?..

- Нейросеть переключена!

- Джина…

Мисс Смарт была уже готова. С одетым нейроблоком она упала в специальное кресло, придвинула к голове подвижный нейропорт.

Раз… Два… Три. Четыре. Пять! Шесть!!! Ну сколько еще? Крейсера резерва почти вышли на позицию, через минуту будет залп! Одним перекрестным ударом Темные фрегаты взорвали оборонительную станцию и зависли, не подходя под огонь планетарных батарей. Из незаметных щелей в их корпусах на Аланар посыпался град каких-то мелких объектов:

И тут включился коммуникатор. Винтер, с лихорадочным румянцем и иссеченными красными жилками глазами, сжимающий руками виски:

- Я жду ваших приказов.

- Всем кораблям - боевой разворот и в атмосферу Аланара! Полным ходом!

Их было немного - всех кораблей. Десятка полтора, не считая тех, что отступили раньше и уже спрятались в верхние слои атмосферы. Но теперь они вновь действовали с былой четкостью. Один резонансный залп грави-пульсарами оглушил ближайших инсектоидов. Не стреляя больше и не сбрасывая скорости, крейсера и транспортыносители развернулись и дали ускорение. Облако космических насекомых отстало от них. Они с сумасшедшей скоростью падали на Аланар.

В тот момент мое сердце билось так громко, что отдавалось в ушах, и я, судорожно стиснув кулаки, только считал секунды. Но потом, вспоминая эти события, я представил себе, какая красочная картина предстала перед обитателями аланарской базы. Пятнадцать крупных кораблей измещением до миллиона кубометров со скоростью метеоров влетают в стратосферу. Спасая их от губительного трения об воздух, аварийные ионизаторы превращают в плазму газ перед носом. Поля отбрасывают плазму в стороны, и вокруг каждого из кораблей возникает сверкающий ореол. Броня все же разогревается докрасна, и звездолеты вспыхивают сиянием, видным даже на дневном небе. Ударная акустическая волна отстает от них и оглушительным грохотом разносится на сотни километров вокруг, словно сопровождает салютом гигантские пылающие болиды.

Темные фрегаты не ждали этого маневра, да и не могли ожидать - крейсера ни одного другого флота в галактике не способны на такое! С запозданием вражеский флот стал перестраиваться, чтобы открыть огонь по ускользнувшей добыче. Но дать залп они не успели.

С ускорением в 8 единиц и скоростью 720 км/с две эскадры резерва вынырнули из-за планеты с двух сторон и до того, как противник среагировал на их появление, активизировали "зону огня" - самое смертоносное оружие СР. 800 торпед по 300 мегатонн каждая с двух сторон понеслись к врагу. Их красные точки были отчетливо видны на модели. Они сошлись двумя лавинами, перестроились в четкий порядок, на мгновенье образовав огромную сферу прямо среди роя Темного Племени. А затем: Вероятно, именно так верующие средних веков представляли себе апокалипсис: многие тысячи кубических километров космоса разом взорвались, стали океаном тепловой энергии. Это было почти так же, как в тот памятный день, когда генерал Брутс аннигилировал свой астероид. Только эта вспышка была меньше и потухла гораздо быстрее. Но этого хватило. Когда небо над Аланаром из белого вновь стало синим, две трети Темного флота исчезли с трехмерной модели.

Следующая минута почему-то отпечаталась в моей памяти поразительно ярко, ярче, чем все предыдущие и последующие жуткие, нереальные и кровавые сцены. Эту минуту все мы - все, кто был в штабе, - молча смотрели на модель и не решались поверить своим глазам. Мы видели, как остатки роя поспешно отползали от Аланара, а наши крейсера методичным прицельным огнем добивали уцелевшие фрегаты. Мы видели, как вынырнули из атмосферы и вышли на низкую орбиту корабли эскадры Винтера, как немногие выжившие роботы-истребители погрузились в два транспорта-носителя. Только потом один из нас несмело нарушил тишину:

- Так что, мы победили?..

Все обернулись к нему, он смешался и затих. Это был менеджер Мистейк. Я только теперь вспомнил, что два часа назад он вошел в штаб и с тех пор не выходил. Сидел тихо, как мышь. И правильно делал, как по-моему.

- Да, я думаю, да… Мы победили! Мы их сделали!!

Лейла Чарити обвела всех торжествующим взглядом. У нее было такое выражение лица, словно она собиралась обнять и расцеловать первого попавшегося, кто подойдет по возрасту и по званию. Я на всякий случай отодвинулся подальше.

- Поздравляю, мисс Чарити, блестящий маневр! Генерал Брутс не зря высоко ценит вас.

- Спасибо, адмирал! Ваша помощь была неоценимой. Что вы посоветуете предпринять сейчас?

- Нужно закрепить успех. Я считаю, следует наступать и уничтожить другой рой. Что бы он не делал около второй луны, не думаю, что это сулит нам что-то хорошее.

- Вполне разумно. Передать приказ. Эскадры 5 и 6, уничтожить остатки первой группировки противника и перейти к уничтожению роя на орбите второй луны. Стандартная схема наступления. 7-я эскадра, орбита 10 000, зенит аланарской базы. Перегруппироваться, привести себя в порядок, перейти к оперативному ремонту.

Мне бросилась в глаза деталь: на ногтях мисс Чарити были красные пятна. Вначале я принял их за маникюр, еще удивился - когда она успела? Потом понял. В те секунды, когда мы все ждали финального залпа, она сжала кисти так, что до крови расцарапала себе ладони. И даже не заметила этого. Правда, мы все были еще те. Мистейк не переставая облизывал пересохшие губы. У Смоука тряслись руки, и он зажал их между колен, надеясь скрыть это. Представитель Президента, похожий на ухоженного поросенка, уже в третий раз вытирал платком лицо, отчего платок его уже напоминал промокшее полотенце. А Сноу отнял руку от верхней липучки мундира, и я отметил, что последние 5 минут он не переставая застегивал и расстегивал ее. Поддавшись дурному примеру адмирала, я сел в одно из кресел и расстегнул воротничок. Вобще-то, он мне никогда не жал, но теперь почему-то дышать стало легче. Все же до чего мы доходим без нейросети! Наркотическая зависимость от нейроимпульсов - позор современной армии. Я всегда так считал, и последние сомнения убила во мне Джина Смарт. Она спокойно встала с места, как из-за обеденного стола, и сказала так, как сказала бы "спасибо":

- Нейросеть 7-й эскадры восстановлена. Помощник администратора взял ее под контроль.

Кажется, я понял, почему Чарити оставила ее в штабе. И почему ее все побаиваются.

Тем временем Темное Племя перегруппировывалось. Уцелевшие инсектоиды вернулись к оставшемуся позади гнезду роя и расселись по местам на отростках гигантского носителя. Чуть позже к ним присоединились фрегаты. Я помню, в начале боя компьютер насчитал 982 таких корабля, сейчас же их оставалось чуть больше полусотни. Наши крейсера все еще били по ним из плазменных пушек, но поля гнезда-носителя укрыли остатки роя от лучей. Гнездо изогнуло свой сорокакилометровый хвост, грациозно развернулось, напоминая движения рыбы, и поплыло ко второй луне.

- Посмотрите, какая интересная конструкция! Этот хвост - как гибкий ускоритель. Он весь окутан продольными полями. Из основания, вот здесь, выбрасывается плазма и разгоняется вдоль хвоста в этом поле. Гнездо может изгибать хвост и менять направление потока. Это сразу и ускоритель, и маневровый двигатель:

Знаете, бывает, после сильного стресса людей пробивает на болтливость. Обычно это случается с обладателями не слишком крепких нервов. Мисс Чарити мягко осадила полковника:

- Очень занимательно, но лично меня сейчас больше интересует то, чем занят рой номер 2. Что он делает на орбите луны?

- Простите, мисс, я… не имею точных данных. Полтора часа назад на вторую луну высадился многочисленный десант Темного Племени. Очевидно, гнездо и флот прикрывают десант, но какую задачу он выполняет на луне, я не…

- Ладно, полковник, не стоит нервничать. Это, вобщем, не имеет значения. Через час наши эскадры разберутся с Темным флотом.

Дежурный офицер штаба - мелкая сошка среди этих звездных личностей - неловко вмешался с докладом, явно стесняясь нарушать общую эйфорию:

- Мисс Чарити, разрешите… Связь с базой на Аланаре была утеряна.

Женщина неразборчиво фыркнула что-то в ответ. Но все же решила снизойти до нас и пояснить свою мысль:

- Наверное, сбили спутники коммуникации. Свяжитесь через флагман Винтера.

- Я уже предпринял такую попытку. База не ответила на вызов.

Я вспомнил последние минуты боя, и во мне проснулась тревога:

- С вашего позволения: Четверть часа назад на Аланар тоже был высажен десант. Возможно, на планете сейчас идет бой, и базе необходима наша помощь.

- Да что вы распереживались? В любом случае это второстепенная база.

Чарити словно отмахнулась от меня. В глубине души возникло бешенство, и я не стал его сдерживать:

- То есть как это второстепенная?! Там же наши люди! Им угрожает смерть! Вам что, плевать на это?

Она все так же лучезарно улыбалась, но в глазах вспыхнули недобрые огоньки:

- Ну, если вы так волнуетесь за них, то возьмите шатл и выясните в чем дело.

- Простите?..

- Это приказ, капитан. Отправляйтесь на Аланар.

* * *

Морозные иглы яростно вонзились в мое лицо и незащищенные руки, лишь только я вышел на посадочную площадку. Холод пробирал ноги и прокрадывался под теплую куртку, что дали мне в шатле, и поэтому мне было зябко и неприятно стоять здесь в чистом бетонном поле, ожидая встречающих. Но и не только поэтому. Нехорошие предчувствия владели мной уже с самого того момента, когда я увидел базу на экранах, заходя на посадку. Я очень надеялся, что те трое, что идут сейчас ко мне, развеют их.

- Здравия желаю, капитан. Майор Карридж, комендант оперативной базы СР на Аланаре.

- Приветствую вас. Капитан первого ранга Даркнесс. Прибыл по личному поручению мисс Чарити. Моя задача выяснить обстановку здесь, в частности причину отсутствия связи.

Майор говорил быстро, выдыхая мне в лицо облачка пара:

- Разрешите доложить, сэр. База подверглась лавинной атаке десантных сил противника. Атакующие были ликвидированы. В ходе боя был поврежден центр гамма-коммуникаций, поэтому связь в гамма-диапазоне была утрачена. Уже сейчас налажена связь с помощью оптических средств. Я уже передал мисс Чарити свой доклад. Так что тут вы немного опоздали, сэр.

Карридж слишком очевидно спешил выпроводить меня. В чем же дело?..

- Потери есть? Я имею в виду, личного состава.

Еще одна струя пара в лицо. Майор опустил глаза, прежде чем ответить:

- Так точно, сэр. Убито 17 человек.

Ах вот оно что! Еще бы - человеческие потери в оборонительном наземном бое! И это в самой роботизированной армии галактики! Позор! Не знаю, как он оправдался перед этой сучкой Чарити, но я хочу видеть все своими глазами. Теперь вы, майор, меня точно отсюда не выпихнете.

- Я хочу осмотреть результаты боя.

- Да, конечно. - Выдавил Карридж с болезненными нотками в голосе. - Сержант Бигмак проводит вас.

Сержант шагал чуть впереди меня, поскрипывая по снежной крупе своими огромными ботинками. Я еле поспевал за ним - он шел удивительно быстро, несмотря на массивное телосложение. Движения его были резкими и четкими, не оставляя сомнений в его профессии. Живое олицетворение новой кадровой политики СР. Федерация отбирает в свои десантные училища парней с наилучшими инстинктами, превосходно натаскивает их на протяжении пяти лет и, что самое главное, вживляет им прекрасные ускорители реакций классов 7 и 7-М и гормональные контроллеры. После этого они обязаны отслужить еще 5 лет в колониальных частях ФКП, а затем кадровый отдел нашей доблестной армии с удовольствием перекупает их у Космической Полиции. Для СР оказывается намного дешевле дать им лишние 20% к зарплате и немного других льгот, чем готовить своих собственных десантников и имплантировать дорогостоящие устройства контактной электроники, без которых солдат - ненадежная неповоротливая рухлядь.

Уже на краю посадочного поля Бигмак осведомился через плечо:

- Эй, капитан, а вы точно хотите поглядеть на это все? Ну, без сомнений то есть?

- Я что, недостаточно ясно выразился?

- Знаете ли, сэр, у вас, летунов, войнушки чистенькие: за компьютерами там, с нейроблоками. Ваших ребят и от крови-то тошнит иногда.

Я всегда удивлялся тому, что этим бравым парням присуще неистребимое чувство превосходства, этакая профессиональная гордость. Лично я никогда не понимал, чем может гордиться пушечное мясо.

- Верите, сержант, я как-то в детстве порезал палец. С тех пор я не боюсь крови.

Он неопределенно хмыкнул и зашагал дальше молча. Мы вошли в один из проходов между цилиндрическими корпусами базы. Здесь царила какая-то безжизненность, подчеркнутая стерильной белизной свежего снега и ехидным морозным ветерком. Все двери заперты, на окнах бронированные ставни, на "улицах" ни людей, ни роботов, только над головой с легким свистом кружит стая беспилотных истребителей, до омерзения напоминающих стервятников. В просвете между зданиями виднелись накрытые белым покрывалом кроны деревьев - столь непривычных к зиме растений тропических джунглей. Из-за них поблескивал ряд толстых труб - уставившиеся в небо стволы планетарной батареи. Бигмак, очевидно, смотрел туда же:

- Да, сэр, не помогли тут эти ваши хлопушки. Ни разу даже хлопнуть не успели. Эта дрянь летающая навалилась, как мошкара.

- А как же батальон прикрытия?..

- Какое к черту прикрытие? Знаете что такое лавинная атака? Это когда на тебя прут толпой, что стадо, и у тебя ровно секунда чтобы решить: то ли в них стрелять, то ли самому застрелиться: Быстро все было, поняли?

- Получается, этих инсектоидов просто не успели остановить?

- Именно так, сэр, точно. Как засекли их понад лесом, так сразу прикрытие подняли. Через минуту этих мух уже перебили к чертям собачьим, но дров они успели наломать. Да вы сейчас все сами увидите. Если уж хотите:

Сержант был совершенно прав. Я увидел все сам. Мы вышли из-за угла, и я чуть не наступил на нечто.

Очевидно, когда-то это был живой организм - что-то похожее на осу или муху длиной метра полтора. Сейчас от нее остался лишь трубчатый панцирь, заляпанный чем-то, и пара раскинутых в стороны прозрачных крыльев. Внутренности, мягкие ткани - все, что составляло организм этой мухи, - превратилось в отвратительный слизистый фарш и расползлось из-под панциря. Вокруг этой тошнотворной кучи застывала лужа какой-то жидкости, похожей на масло.

Я отскочил в сторону и поспешил отвести взгляд от трупа. Но перед глазами предстала картина куда как хуже. Вся "улица", открывшаяся передо мной, была усеяна такими останками. Точнее, она была заляпана ими - множеством пятен желтоватой слизи и серого мяса. Кое-где слизь стекала по стенам, кое-где к ним прилипли куски органов инсектоидов, повсюду валялись зазубренные осколки панцирей. Это было зрелище грандиозной бойни.

Я с трудом подавил тошноту, задержав дыхание и уставившись себе на ботинки. Бигмак счел нужным пояснить:

- Они летели как раз вдоль этой улицы, дурачье крылатое. Вон там, видите, - он указал на блок из четырех горизонтальных цилиндров, медленно поворачивающихся на крыше здания, - акустическая пушка. Эти твари прямо на нее поперли. Вот этого, видите, так шарахнуло - аж мясо от костей отлипло.

Я не мог разделить его восхищения - зажав нос, я боролся с новым приступом тошноты. Порыв ветра подействовал отрезвляюще. Я тихо сказал: "Пошли", и побрел вдоль похожего на помойку кладбища инсектоидов. Хихикая себе под нос, Бигмак пошел следом. Вероятно, он думал что-то вроде того: "Вот видите, сэр, я был прав ко всем чертям. Еще странно, как вы не умотали поближе к мамочке." Мне было плевать. Я только удивлялся, почему роботы до сих пор не приводят в порядок это место. Под ногу попался осколок панциря. Я поднял его. Он был легким, но на ощупь казался поразительно прочным. Почувствовав под пальцами слизь, я с отвращением отшвырнул осколок в сторону.

- Да что вы так - дерьмо как дерьмо! - заржал Бигмак, и я нервно прикрикнул на него:

- Заткни глотку, сержант!

- Да я бы с радостью, сэр, но все интересное еще:

- Заткнись, я сказал!

Новый порыв ветра швырнул в лицо пригоршню снежинок, и они иголками впились в кожу. Стало зябко и неприятно - и от мороза, и от предчувствия. К сожалению, главного я действительно еще не видел, и я это знал.

Улица трупов вывела нас на окраину базы. Здесь оканчивались основные корпуса, дальше метрах в двухста высился один из генераторов поля, за ним тянулась линия орудийных башен. А пространство между башенками и ближайшими зданиями представляло собой огромную братскую могилу. Среди пятен слизи здесь встречались и остовы наших роботов-истребителей, и искалеченные туши каких-то существ покрупнее. Тут было, наверное, не меньше тысячи мертвых монстров Темного Племени, однако мое внимание сразу же отвлекло некое движение на самом краю поля зрения. Чуть в стороне от нас служебный робот нес куда-то продолговатую платформу с чем-то, покрытым простыней. Я побежал туда, чувствуя, как вдоль моего позвоночника ползет холодок.

Вот здесь это и случилось. Приземистое жилое строение, расположенное непростительно близко к линии обороны базы. Конечно! Кто же мог знать?! Кусок этого здания казался отгрызенным, в куполообразной крыше зияла огромная дыра. Там, внутри, копошились роботы. Людей не было - все уже в других корпусах. Все, кто выжил. Летающая платформа опустила оттуда, сверху, еще пару роботов, и я вскочил на нее прежде, чем она взмыла обратно к дыре. В одно мгновение картина открылась передо мной - сквозь пробоину в крыше я мог видеть все ее мельчайшие детали. Она впечаталась в мой мозг серией жутких кадров-обрывков, настолько жутких, что сознание отказалось собрать их воедино.

Вот почерневший скелет у стены. Его жгли огнеметом, наверное, секунд 10. Вот половина чьего-то тела. Аккуратно срезанная лучом, удивительно целая, открытые голубые глаза смотрят прямо на меня. Вот еще огнемет, только не так тщательно - из-под обугленной плоти только начинают проглядывать кости. Вот рука, вцепившаяся в цевье лучемета. То есть только рука, отдельно от туловища. Вот:

Я не мог больше смотреть туда. Я боялся того, что еще не успел увидеть. Отвернулся, уставился вдаль, на заснеженный лес, на стволы батареи: Только спустя минуту я заметил, что я не единственный живой человек здесь. Какая-то кучерявая девица стояла перегнувшись наружу через край пробоины, какой-то парень в штатском возился с небольшим пультом, две стереокамеры чуть шевелились в воздухе. Бесстрастное солнце играло на металлизированной эмблеме "Галакси ньюз" на спине парня.

- Эй, эй, ты что собираешься делать?!

Я спрыгнул внутрь дыры, на разгромленный этаж. Парень обернулся ко мне:

- Льюис Стивенсон, "Галакси ньюз". Вы, конечно, знаете меня. Вы очень кстати пришли, капитан. Я хотел бы:

- Какого черта? Вы что, снимаете?! Убирайтесь отсюда!

- Не стоит так нервничать, капитан. Неужели вы не хотите попасть в сенсацию? Этот выпуск увидит вся галактика.

- Увидит что? ВОТ ЭТО?! - я обвел рукой эту комнату ужаса - десяток изуродованных трупов, застывших в причудливых позах, пятна запекшейся крови на стенах, отсеченные лазером куски плоти на полу, копошащихся над останками роботов-санитаров. - Вы правда хотите, чтобы галактика видела ЭТО?

- Не будьте столь сентиментальны! Вы же военный. Это первое официально зарегистрированное нападение Темного Племени на колонию члена Федерации. Это будет крупнейшей сенсацией года! И не играйте в наивность - зрители любят "острые" сюжеты. Когда нервишки холодеют, а в крови вкус адреналина. Это как наркотик! Разве вы никогда не влюблялись в ужастики?

Я пораженно глядел на него. Не может быть, просто не может! Разве он, Льюис Стивенсон, честь и совесть галактики, может говорить такое? Разве хоть кто-нибудь - военный, репортер, просто человек - может думать так?! Один из роботов накрыл материей платформу с очередным телом и потолкал ее к пробоине. Я ощутил резкий порыв чего-то неконтролируемого - то ли злости, то ли страха, смешанного с горечью - и я не успел понять, что собственно делаю, когда моя рука схватила парня за волосы и рывком наклонила его мордой к накрытой тканью голове трупа.

- Это не ужастик, парень. Это реальность, видишь?! СМОТРИ! - Я отшвырнул материю, и его глаза уставились в упор в лицо мертвеца. Потом я пожалел его. Я мог представить, что почувствовал Льюис тогда, потому что сам вздрогнул от неожиданности и ужаса. У мертвеца не было лица. На репортера черными дырами глазниц глядел обожженный череп, облепленный чем-то, похожим на грязь. Стивенсон сдавленно вскрикнул и отпрянул назад.

- Видишь?! И ЭТО ты хочешь показать своему ребенку, своим почтенным родителям, своей девушке? Своему глубоко уважаемому шефу? Всем гражданам Федерации, черт возьми! Чтобы они не спали спокойно ни одной ночи после этого, чтобы знали и не сомневались, что ТАКОЕ может случиться с любым из них на любой из планет!

Знаменитый репортер потрясенно пялился на меня, отчаянно стараясь не смотреть вслед уносимой роботом платформе. Его лицо было белым пятном на фоне синей куртки и роскошной каштановой шевелюры. Не торопясь, но и не дожидаясь его ответа, я снял с пояса личный лучемет и выстрелил дважды. Две камеры брызнули снопами искр. Я повернулся и ступил на платформу-лифт. Не оглядываясь, бросил через плечо:

- Считай это цензурой.

На лифте уже стоял кто-то. Бигмак. Я и забыл про него. Мне на плечо легла его лапища.

- А вы молодец, капитан. Я тоже не терплю этих проныр-трепачей. Классно вы его, ко всем чертям!

- Спасибо. - Я сошел на клочок снега среди стихийного кладбища инсектоидов. Сердце билось через удар, перед глазами все еще стояли последние "кадры":

- Майор Карридж вызывал нас. Он просит вас прибыть на командный пункт. Будто бы крутые новости из космоса.

- Да, конечно. Пойдем, сержант.

* * *

В первую минуту я просто не понял, что здесь особенного. Я всматривался в усыпанное огоньками пространство трехмерной карты и видел только обычную картину наступательного космического боя. Артиллерийские крейсера и торпедоносцы наших двух эскадр, развернутые плоским фронтом, вели огонь по скученным на орбите второй луны Аланара кораблям Темного Племени. Роботы-перехватчики окружали тяжелые суда, защищая их от атак пресловутых кислотных мух. Оба похожих на астероиды с хвостами вражеских носителя зависли на орбите, окруженные чуть ли не тысячей артиллерийских фрегатов и несметным облаком всякой кусючей мелочи. Странным было только то, что они не отстреливались.

- Ну и что? - спросил я майора Карриджа, который выжидающе смотрел на меня.

- Посмотрите на экраны, капитан, а не на карту. И объясните нам, если чтонибудь в этом поймете.

Я посмотрел. Четыре экрана - четыре диапазона сканирования: СВЧ, оптический, тепловой и рентгеновский. На каждом - та же картина: силуэты кораблей в радарном и оптическом, яркие точки реакторов и линии лучей в тепловом. Только потом я заметил то, о чем говорил начальник гарнизона. Над поверхностью луны поднималось огромное облако, состоящее то ли из пыли, то ли из газа. Оно растянулось до таких размеров, что охватывало чуть ли не треть луны и поднималось выше верхних слоев ионосферы. Весь Темный флот висел на верхнем краю этого облака.

- Что за чертовщина! Давно это появилось?

- Мы наблюдаем это облако уже час, но наверняка оно было еще раньше, просто мы только час назад получили устойчивое изображение второго спутника. - Карридж говорил спокойно, но озадачено. - Поверьте, капитан, там происходит нечто странное.

- Что именно?

- Во-первых, это облако растет. Час назад оно было на четверть меньше. Вовторых, оно радиоактивно.

Я глянул на рентгеновский монитор. И правда, облако равномерно светилось на нем, то есть излучало фон. Пожалуй, это было действительно странно, потому что сама вторая луна такого фона не излучала.

- Из чего оно состоит, вы не имеете данных?

Вместо Карриджа ответил один из военных в контрольном центре - флэт-капитан, по всей видимости, недавно из академии, молодой и горячий:

- Да из всего! Там в спектре и азот, и кислород, и углерод, и металлы, и трансураний даже. Вы думали, почему оно светится? Оно излучает, как сто чертей. И еще там каждая молекула заряжена! Как вам такое?!

Я вник в смысл слов, только когда увидел результат электростатического сканирования. Все облако было положительно заряжено! Настолько равномерно, что казалось, будто каждую его молекулу поляризовали. Скорее всего, так оно и было - наверное, поэтому облако отталкивалось от положительного заряда луны и вытягивалось все дальше в космос.

- Мы тут все, капитан, уже час смотрим на это безобразие. Мы так поняли, что Темные уродцы взяли чертову уйму вещества со спутника, разложили его на химические элементы, поляризовали, добавили трансурания и выкинули все это в космос. Мы только двух вещей не вразумели: во-первых, зачем им все это, а вовторых, как им удалось сделать такое за пару часов с утра пораньше? Вы же всетаки звездолетчик, расскажите нам, может мы, наземники, чего-то не знаем?

Я внимательно всмотрелся в экраны, по очереди прочел все комментарии, что выдавал компьютер. Еще одним открытием стала для меня гравитационная картина второго спутника: разреженное облако на ней выделялось слабо, но было прекрасно заметно, что луна утратила свою форму! Она была приплюснута со стороны облака - огромный кусок коры планеты словно слизнули! Юный флэт-капитан был на все 100 прав, когда говорил про "чертову уйму вещества". Первое, что мне стало ясно, это то, что ни одно средство современной военной инженерии не позволяет вообще сделать такое, тем более за пару часов с утра пораньше. Потом я обратил внимание на то, как гладко выбрано вещество из коры: его именно слизнули - не отгрызли, не отломали и не вырыли. Была и еще одна странность: в спектре облака действительно была пара десятков элементарных веществ из атмосферы и литосферы, но ни одного химического соединения. Их будто тщательно переварили - молекулу за молекулой разложили на атомы, а каждый из атомов зарядили. КАЖДЫЙ!

И вдруг я понял, что есть одна, пусть и не военная, технология, способная на такое. И по спине пробежал неприятный морозец, словно кто-то провел по ней кубиком льда.

- НАНОСИСТЕМА!

- Чего?!!

- Они сделали это наносистемой, вы поняли?! Только наномеханизмы могут обработать каждую молекулу!

- Но как они успели… За час развернуть наносистему?

- Да нет, не за час! Пока первый рой нападал на Аланар, пока мы разбирались с ними, где был их второй корабль-носитель? На орбите второй луны! Вы понимаете, майор, все сходится: первым наступлением Темный флот только выиграл время, чтобы установить эту наносистему!

- Да нет же, капитан, - недоверчиво пробурчал полный мужик в штатском - комендант базы. - Почему обязательно наносистема? Может, какой-то взрыв, или вихревое поле, допустим…

- Какой взрыв? - Теперь уже вступился флэт-капитан. - Откройте глаза и посмотрите: этот флот просто переваривает планету! Как пищу! Знаете, как пауки питаются? Ловят муху в паутину и выплевывают на нее желудочный сок, и она переваривается прямо на свежем воздухе. Вот так вот Темные засранцы сделали с несчастной луной - выплюнули на него триллиончик-другой нано-роботов, и…

- Но ведь это запрещено конвенцией! Нельзя применять наносистемы в военных целях!

- Да плевать им на конвенцию! Им на все плевать, возомнили себя всемогущими! Вы же слышали, что их шпион на допросе говорил?!

- Все, хватит! - Призвал к порядку Карридж. - Я считаю, капитан Даркнесс прав: Темное Племя действительно установило на второй луне наносистему. Остается вопрос: зачем им разрушать природный спутник?

Флэт-капитан взглянул на меня в надежде на авторитетное мнение. Я только пожал плечами. - Эй, мужики, а что такое вообще эта наносистема?

Это был сержант Бигмак, который привел меня и под шумок остался в контрольном центре поглазеть на события. Он, видимо, не страдал избытком образования, как и уважения к старшим по чину. Однако какой-то лейтенант (тоже желторотик, только поскромнее, чем флэт) все же принялся вполголоса объяснять ему:

- Наноситема состоит из множества микроскопических роботов, которые размножаются и выполняют…

Но тут его прервал возглас от одного из мониторов:

- Посмотрите на это!

Видимо, оператор судна, которое передавало нам эти картинки, счел этот фрагмент изображения достойным того, чтобы передать нам его в увеличении. Он действительно того стоил.

То есть сейчас на мониторе было просто оптическое изображение одного из Темных фрегатов, зависшего в глубине облака, в его запечатанном наглухо панцире со щелями орудий. Но позвавший нас офицер сказал:

- Гляньте, что происходило с ним только что! - и запустил повторное воспроизведение.

Вначале мы увидели что-то похожее на семя растения: круглую серую спору, судя по масштабу, метра 2 в диаметре, покрытую полужидким аморфным веществом. Секунду спустя она начала изменяться. Вещество облака собралось вокруг споры плотным сгустком, ее стало плохо видно. Затем из нее потянулись бесформенные отростки. Серый аморфный слой, покрывающий спору, подался во все стороны, будто впитывая в себя материю космического облака, и спора… НАЧАЛА РАСТИ! Это происходило прямо на глазах: ее оболочка раза в три увеличилась в диаметре и изменяла форму, делаясь вытянутой и обтекаемой. Она была немного прозрачна, и можно было разглядеть, как внутри споры возникают какие-то сгустки, хитроумные трубчатые системы, похожие на ребра уплотнения, подпирающие оболочку изнутри. Спора вытянулась до семидесяти метров в длину, и тогда ее оболочка быстро затвердела, приобрела четкие линии. Когда сгусток газа вокруг растущего существа рассеялся, мы увидели новенький готовый к бою артиллерийский корабль Темного Племени.

- О Господи, они живые!..

- 40 минут! Имя Творца! Посмотрите на временной масштаб: он возник за 40 минут!

- Теперь мы знаем, зачем Темные создали облако. Они выращивают в нем корабли! Они привезли с собой не только флот, но и семена, чтобы создавать новые корабли на месте!

- Ага, прямо из материала противника…

- Но откуда столько энергии для роста? Спора же перерабатывает тонны вещества!

- Тоже из облака! Вспомните: в нем полно трансурания! Гнездо-носитель впрыснуло его туда, а споры используют как ядерное топливо.

Мне показалось, в ходе этой короткой дискуссии офицеры стремились доказать себе, что увиденного ими в природе быть не может. Однако результат был противоположным: мы поняли, как это случилось, и поверили в то, что это случилось. На нас напал неуничтожимый флот, способный восстанавливать потери и создавать пополнение прямо в космосе, просто подлетев к ближайшей планете!

- Сколько же их теперь станет?.. - неуверенно пробормотал лейтенант, словно моля о прощении.

- Они не возникают ниоткуда, они растут из спор, - начал было я, но флэткапитан прервал меня:

- Боюсь, господа, я вас расстрою. Вы внимательно смотрели на экраны?

Теперь мы всмотрелись так пристально, что у нас заболели глаза. Конечно, мы увидели, как две атаковавшие только что эскадры отходят к укрепленной третьей луне. А кроме этого… Помимо подвижных точек больших и малых кораблей Темных, облако усеяла мириада тусклых, мелких почти неподвижных объектов. Споры! Их там были тысячи.

- Вот так, господа. Вы видите презентацию нового рецепта: "Как приготовить миллион фрегатов?" Возьмите одну планету, разверните одну наносистему…

- Не сомневаюсь в вашем остроумии, - коротко рыкнул комендант базы, - но что теперь делать?

- Это не наша проблема, комендант. Думать будут наверху. - На удивление спокойно пояснил Карридж. - Наша задача - выполнять приказы. Пока приказов нет, мы должны ждать.

- Майор, по-моему, вот это уже наша проблема. - Я указал на тактическую карту. Темный флот (те корабли, что уже были готовы к бою) покидал облако. Часть фрегатов двигалась вслед за отходящими эскадрами, еще часть, в окружении тучи мухштурмовиков, - прямо к Аланару. То есть к нам.

- Нас должны прикрыть крейсера Винтера. Они в зените над нами.

- Крейсеров Винтера сейчас десятка полтора, и те повреждены. Нам не избежать нападения.

Я был совершенно прав: кислотные мухи даже не приближались к остаткам моей эскадры. Они, как в предыдущем бою, дали безумное ускорение и далеко обходя наше космическое прикрытие устремились к атмосфере планеты.

- Почему их называют кислотными мухами? - Поинтересовался вдруг комендант. - Они же вооружены лазерами и огнеметами, а не кислотой.

- Творцу ведомо… - любезно пояснил флэт, - Может, они "кислоту" слушают.

Я подумал о том, что третья луна могла бы прислать нам прикрытие. Но крейсера 5-й и 6-й огибали Аланар, даже не собираясь приближаться к базе. Кучка кораблей Винтера перестроилась, готовясь встретить приближающиеся фрегаты. Однако с "мелочью" они ничего поделать не могли. В тысяче километров от них туча Темных штурмовиков беспрепятственно влетела в ионосферу Аланара.

- Вы уже видели это все, майор. Что будет теперь?

- Теперь, капитан, они войдут в атмосферу, снизятся в стороне от базы, прижмутся к земле, чтоб не подставляться артиллерии раньше времени, и пойдут в атаку.

- Теперь, сэр, считайте до тысячи, - добавил флэт-капитан таким тоном, словно рекламировал новый интерактивный боевик. - Когда досчитаете, вы увидите такой карнавал, что будете детям рассказывать.

Возможно, только я один услышал, как начальник гарнизона Аланара майор Карридж тихо пробурчал: "Если будет кому рассказывать…"

- Тревога! Атака противника! Тревога! База подвергается массированной атаке противника!

Под вой сирен и крик компьютера над заснеженными джунглями на двух обзорных экранах возникла черная туча мелких чудовищ и хлынула к базе, отбрасывая густую тень на поле, усеянное трупами их собратьев.

Перед ними сразу же вырастает стена заградительного огня. Роботы прикрытия пикируют к стае и протыкают ее лучами насквозь, как масло вилкой. Зенитные ракеты втыкаются в самую гущу насекомых. На экранах прекрасно видно, как сотни атакующих вываливаются из стаи и падают на землю. Однако стая не замечает этого и не становится меньше. Спустя считанные секунды она минует поле и влетает под защитные экраны базы. Беспилотные истребители ныряют вслед за ними, прямо над крышами корпусов закручивается вихрь воздушного сражения.

Экраны рисуют теперь тот смертоносный хаос, что царит над нашими головами. Однако вспышки выстрелов и мелькающие корпуса истребителей сливаются в безумный калейдоскоп, сознанию удается выделить из него какие-то отдельные обрывки. Из тучи выпадает десяток крупных существ, похожих на майских жуков, они садятся меж зданиями. С ними происходят быстрые метаморфозы: они складывают крылья, вкапываются до половины в землю, и тут же выплевывают куда-то серию плазменных комет. Акустическая пушка на бронированной башенке разворачивается в самый водоворот сражения и выхватывает оттуда сразу пару десятков Темных тварей, они размазываются по бетону и крышам зданий. Но тут же огненный шар врезается в башенку и сметает ее под основание. Какой-то инсектоид, словно большая оса, несется прямо по "улице", но, не вписавшись в поворот, бьется об стальную балку. Осколки крыла и панциря отлетают в сторону, он еще секунду пытается удержаться в воздухе, затем падает…

- Внимание! Потеряно 30% истребителей прикрытия!

О, Имя Творца! Ведь прошло не больше двадцати секунд боя! А 30% - это тысячи боевых роботов! Я вижу, как Карридж хватается за голову. Но ни он, ни я, ни кто-либо из нас не в состоянии что-то изменить - бой ведет автоматика. Мы должны ждать и смотреть.

Три "жука" с плазменным пускателями взрываются один за другим - какой-то из истребителей все же обратил на них внимание. Что-то металлическое падает на серый куб склада - и сносит огромный кусок бетона, который обваливается и выбрасывает густое облако пыли. Однако небо светлеет - множество заполнявших его объектов уже обратилось в обломки.

- Тревога! Критический уровень потерь! Потеряно 60% истребителей прикрытия! 80% защитной артиллерии уничтожено!

- Численность противника? - спрашивает Карридж, и компьютер сейчас же отзывается:

- Активно порядка 40 тысяч сверхлегких боевых единиц и 2 тысяч легких.

Это против семи тысяч наших истребителей! На этот раз мы проиграли, мне это ясно, и другим это ясно тоже, и по их лицам видно, что им это ясно.

- Может, начать эвакуацию? - вибрирующим голосом произносит лейтенант, и майор Карридж оглядывается на него, как на недоразвитого. Мы не можем даже эвакуироваться - нас перебьют в воздухе.

Тем временем инсектоиды, сломив сопротивление истребителей, принимаются за корпуса базы. Плотная туча конденсируется вокруг мощного железобетонного купола и оседает на него.

- Хана! - как будто даже радостно выкрикивает Бигмак. - Это реактор! Теперь нам крышка!

- Заткнись!

Один из десятка видеокомов вспыхивает, на нем - бледное лицо с дрожащими губами:

- Контрольная реактора. На нас напали! Они вот-вот прорвутся внутрь!!

Купол реактора уже не виден под копошащимся слоем мутантов. Кажется, никакая сила уже не способна спасти его от этой нечисти.

- Я понял, - следует короткий ответ, и Карридж отворачивается от экрана.

- Противотанковая артиллерия… Есть активные стволы?

- Активно 8 орудий, - вставляет компьютер.

- Цель: здание реакторного блока. Произвести наведение. - (В это время видеоком вспыхивает вновь, однако бледный мужчина на нем не успевает ничего сказать - что-то мелькает за его спиной, и он падает на объектив, брызгая кровавой слюной.) - Огонь!

Несколько снарядов одновременно врезаются в искромсанный купол и проламывают его, взрывная волна сдувает в стороны облепившую его мошкару.

- Огонь!

Карридж с трудом выдавливает из себя повторный приказ. Но артиллерия в точности выполняет его: под второй серией взрывов перекрытие реактора раскалывается напополам, и под ним вспыхивает яркий свет. В первое мгновение из разрушенного термоядерного блока, вкопанного в землю, вырывается узкий вертикальный фонтан пламени, взлетает на безумную высоту, вознося над собой темное облако пыли и обломков. Потом взрывается вся земля вокруг реактора - во все стороны по ней разбегаются волны, как от брошенного в воду камня, и сразу за волной куски грунта, бетона, ближайших построек фонтанами поднимаются в воздух. Раскаленный газ подхватывает эту грязно-серую смесь и увлекает все выше и выше, над огромной воронкой на месте реактора повисает гигантская шляпка ядерного гриба.

Пол резко дернулся под ногами - ударная волна достигла командного корпуса. Это вывело нас из оцепенения. Я медленно обвел взглядом все обзорные экраны. (Они на мгновение потемнели, потом засветились вновь - база переключилась на вспомогательный реактор.) В воздухе стояло странное затишье: пара тысяч инсектоидов кружилась высоко в небе, как стая ворон, словно ожидая чего-то. А может, испугавшись взрыва, который угробил множество их соплеменников. Наступила передышка.

Ошарашенные офицеры переглянулись, собираясь с мыслями.

- Майор, нам надо вызвать подмогу.

- Космическую связь. Космос, космос, вызывает гарнизон Аланара. Мы подверглись повторной массированной атаке, оборонные системы разрушены, батальон прикрытия уничтожен. Ожидается третья атака. Нам необходима поддержка. Повторяю: срочно необходима поддержка.

Я лишь медленно покачал головой:

- Майор, это напрасно. Они не дадут нам поддержку.

Карридж проследил за моим взглядом. На трехмерной оперативной карте было видно, что происходит наверху. 5-я и 6-я эскадры, уже не отстреливаясь, на максимальном ускорении шли к третьей луне - отступали. Остатки моей седьмой эскадры висели над нами на орбите 10 000, окруженные фрегатами противника. Десяток крейсеров вел неравный бой, им было не до нас.

- Тогда нам следует готовить эвакуацию. Лейтенант, оповестите базу.

- Майор, но мы не получали приказа…

Флэт-капитан негодующе фыркнул:

- Идиот, да о нас просто забыли! Ты слышал хоть один приказ сверху?! Они там, на луне, думают только как спасти свою собственную задницу! А у нас, - он ткнул в обзорный экран, - кружатся над головой три тысячи тварей с лазерами и огнеметами. Они вот только отдохнут немного и поджарят нас на бифштексы!

- Успокойся, капитан! - Прикрикнул на него Карридж. - Нам все равно нужно прикрытие: безоружные шатлы не прорвутся сквозь эту стаю.

Тогда я подошел к терминалу космической связи:

- База на Аланаре вызывает флагман 7-й эскадры. База на Аланаре вызывает "Эпилепсию".

- Что там у вас?! - Ответила возникшая после паузы голограмка Винтера, и тут же удивленно добавила, узнав меня: - Даркнесс?..

- Да, адмирал. Я. У нас критическая ситуация: наших истребителей больше нет, полбазы разрушено. В воздухе несколько тысяч инсектоидов. Мы готовим эвакуацию. Нам срочно нужно прикрытие.

Казалось, Винтер тяжело вздохнул. Или только показалось.

- Да, Рихарт, я знаю, но… Я получил приказ…

Ну конечно же! Приказ об отступлении! Их отозвали оборонять третью луну! У Чарити там каждый корабль на счету. Ведь УР-овский научный комплекс куда важнее, чем эта дурацкая база с парой сотен гарнизона.

- Я понимаю, адмирал.

- Ни хрена ты не понимаешь! Плевать мне на приказ! Спасайтесь, я вас прикрою.

Я обалдело отошел от потухшего проектора, пытаясь понять. Винтер рискнул своей жизнью ради нас?! Винтер?? Но это уже не вызывало сомнений: от скучившихся кораблей седьмой эскадры отделилась группа перехватчиков и снижалась, входя в атмосферу.

- Спасибо, - коротко кивнул мне Карридж. - Начинаем эвакуацию. Используем резервные шатлы из ангара. Идти к площадке слишком опасно.

- Но майор, в эти шатлы поместится только двести человек!..

- Я думаю, ТЕПЕРЬ этого будет достаточно.

Стая Темных насекомых, по-прежнему кружась, начала медленно снижаться. Майор махнул мне:

- Пойдем, капитан. Пора.

Несколько сот беспилотных перехватчиков возникли среди чистого неба и спикировали на инсектоидов. Стая разделилась: часть ее взмыла вверх, чтобы встретить атаку, вторая осела на разгромленную и беззащитную базу.

За моей спиной люди один за другим покидали командный центр. Карридж взял меня за руку:

- Пошли. Нужно торопиться.

Я попятился к двери, продолжая смотреть на экраны. Перед тем, как выйти, я увидел то, чего ждал: один - самый крупный - из крейсеров на орбите исчез с оперативной карты. Остальные дали ускорение, разворачиваясь к третьей луне. На мониторе под проектором мелькнул комментарий: "AVM-12 "Эпилепсия" уничтожен."

Следующие минуты смялись в моей памяти, потеряли форму и проносятся перед мысленным взглядом как одна яркая вспышка.

Мы слетаем по винтовому помосту, бежим подземным коридором, соединяющим командный корпус с ангаром. Впереди нас - какие-то люди в штатском, позади гупают сапогами десантники. В одном месте потолок проломлен взрывом, в дыру пролазит метровая оса со сложенными крыльями и садится на кучу цементной пыли. За ней в коридор проникает вторая. С такого расстояния хорошо видно, как блестят их огромные глаза, сложенные из тысячи маленьких глаз, как поворачивается под брюшком лазер, вживленный в мясистый отросток. Оказавшийся прямо перед ними комендант базы неуклюже пятится, падает с двумя узкими ранами, рассекающими грудь. Остальные расступаются, прижимаясь к стенам, из глубины коридора сверкают лучи разрядников. Один из инсектоидов переворачивается на бок, мечется в агонии с продырявленной головой, еще один луч добивает его. Второй взмывает обратно в дыру в потолке. Мы пробегаем под ней как можно быстрее. Влетаем в ангар под рев первого взлетающего шатла. Второй ждет нас. На трапе человек в форме, машет рукой. Из раскрытой настежь крыши ангара водопадом обрушивается столб огня. Кто-то откатывается в сторону и орет, схватившись за почерневшую ногу. Пара мутантов влетает в ангар, за ней еще одна. Те, кому повезло добежать, прячутся в шатле, остальные выхватывают личное оружие. В центре оказывается Бигмак с тяжелым ионным разрядником в наплечном креплении. Он поворачивается всем корпусом, как легкое зенитное орудие, провожая стволом инсектоидов. Толстый, как дубина, луч протыкает насквозь ближайшее насекомое. Другое зависает и разевает пасть. Неповоротливый на первый взгляд сержант в мгновение ока отпрыгивает и успевает увернуться от огнеметного выстрела, затем стреляет еще раз. "Сюда, быстрее!" - орет человек из шлюза шатла. До него всего метров десять, через три секунды я буду внутри. - Стой! Замри! Вопль смешивается с ярким светом, затем - боль, адская боль…

"Стойте! Погодите! Я еще жив!" Мне только кажется, что я кричу эти слова. На самом деле я не могу издать ни звука. Мое тело исчезло куда-то, волна боли отхлынула и прихватила его с собой. В глазах белая пелена от вспышки. Снаружи мне достаются только звуки. Я слышу, как они уходят, лязгая сапогами по стали, я слышу, как гудение двигателей шатла переходит в пронзительный свист. Он пронизывает до самых костей, а потом уносится вверх, и я остаюсь в пустоте:

Вероятно, я скоро умру: Зрение медленно возвращается. Я сажусь… И удивляюсь, что могу сесть. Смотрю на свое тело, на правую руку… Меня ничуть не пугает то, что вместо кисти руки я вижу черный смятый комок. Какая разница теперь?..

В ангар залетает инсектоид, садится на металлический пол шагах в тридцати от меня. С любопытством разглядывает. Подползает поближе, чтобы лучше рассмотреть… Я могу дотянуться до лучемета оставшейся рукой и выстрелить в него. Зачем?..

Еще два насекомых садятся рядом с ним. За ними - другие. Они все пялятся на меня. Не могут понять, почему я еще жив. С деловитым потрескиванием и ворчанием мутанты начинают сползаться ко мне… Я устал сидеть. Ложусь на спину и гляжу в синее, без облачка, аланарское небо. Кольцо медленно смыкается вокруг меня…

Часть 4.

- Стойте!

Оклик нагнал их, когда они были уже на краю вагона. Не оглядываясь, Джеффри подтолкнул девушку вперед, она перешагнула узкую затянутую пленкой щель, неуклюже качнулась, восстановила равновесие и протянула ему руку, призывая последовать за ней. Вместо этого Джеффри обернулся. Мощный встречный поток воздуха ударил в лицо, отшвырнув назад волосы и перехватив дыхание. Мимо уносилось назад плоскогорье, усеянное угловатыми осколками камня, справа и спереди дымчатой громадой надвигалась горная гряда. Перед ним лежали двадцать метров полупрозрачной крыши вагона, а в том конце ее стоял человек. Человек в сером: варенки, ветровка, русые волосы - безликая фигура плохого парня. В руке его сверкнул короткий цилиндр, похожий на рукоять чего-то. Он сдвинул какой-то выключатель на цилиндре, и из него ударил узкий яркий факел голубого пламени, до боли напоминающий ионный автоген. Выставив оружие перед собой, "плохой парень" пошел на Джефа.

Джеффри бросил взгляд по сторонам. Маневр невозможен - крыша вагона шириной метра четыре казалась уже подоконника. Ураганный встречный ветер упруго, но сильно толкал в грудь, угрожая вынуть из-под ног опору, а края крыши были предательски скруглены, так что оставалась лишь узкая безопасная дорожка по центру. Отчетливо ощущая себя мухой в струе вентилятора, Джеффри пригнулся и короткими шагами двинулся вперед по этой самой дорожке.

Противник ясно осознавал свое преимущество. Он остановился метрах в двух от Джефа и игриво помахал перед собой факелом, как бы приглашая: "Ну, иди ко мне, крошка!" Джеф замер на полусогнутых ногах, все мышцы его тела напряглись, и, когда "плохой парень" резко подался вперед, замахиваясь огненным клинком, Джеффри прыгнул ему под ноги. Он ждал, что враг потеряет равновесие и слетит с вагона, но тот сделал молниеносный перекат и через мгновение снова был на ногах, только теперь лицом навстречу ветру. Секунда - только секунда, чтобы вскочить и перехватить руку с занесенным оружием. Теперь рвануть ее вниз и вывернуть. Нет, человек в сером не выронил автоген, но сделал неловкое движение, и: Встречный поток искривил факел, и он коснулся щеки "плохого парня". В мгновение пламя словно сдуло кусок кожи, обнажило ряд белых зубов и закопченную кость черепа. Парень даже не скривился при этом, и Джеффри отпрянул от ужаса и удивления. "Блокада боли?! Такая сильная?? Не может:" Не дожидаясь продолжения, противник резко двинул его под дых. Затем еще раз. Джеффри согнулся пополам и наверняка упал бы, если бы не продолжал судорожно сжимать правое запястье врага. Тот занес руку, чтобы ударом ребром ладони по шее закончить поединок, но в последнее мгновенье Джеф рванулся назад и вниз, падая на спину и увлекая за собой противника. Это спасло его: на ближайшую минуту. Парень в сером прижал его к крыше коленями и левой рукой, полностью парализовав движения. У Джефа осталась только одна рука, она по-прежнему цеплялась за запястье, но противник был явно сильнее. Его кисть с зажатой в ней рукоятью автогена начала медленно поворачиваться, приближая к голове Джеффри смертоносный факел. На изуродованном лице "плохого парня" отобразилась дьявольская ухмылка.

Джеффри рванулся - раз, еще раз. Бесполезно - его словно прессом прижимало к крыше, противник прекрасно знал точки, в которые следует давить. Двигалась только левая рука - двигалась вслед за рукой с оружием, отслеживая последние сантиметры, что отделяли Джефа от огненной смерти. Он уже чувствовал жар факела, дрожание оплавленного им полимера крыши. Прямо перед глазами все так же маячила жуткая улыбка "плохого парня", напоминающая ухмылку трупа, вынутого из пожарища. А высоко в голубом небе равнодушное солнце надменно взирало на них.

Спасение пришло в последнюю секунду - точно так, как это всегда бывает в боевиках. Джеффри не успел сразу понять, что произошло. Он только ощутил, как "плохой парень" странно вздрогнул и ослабил хватку. И сразу же Джеф рывком отшвырнул его в сторону. Еще с пару секунд тот пытался удержаться на покатом краю крыши, а затем с отрывистым воплем сорвался вниз. Со скоростью 180 км/ч его тело врезалось в один из блоков-опор монорельса и размазалось в желто-зеленое пятно с белесыми прожилками синтетических волокон. Андроид. Был андроид.

Джеффри встал и с благодарностью поглядел на девушку, сжимавшую в руке туфлю. Ветер развевал ее каштановые волосы, на щеках от волнения играл румянец, и в эту минуту она была, пожалуй, красивее, чем когда-либо. Будь это боевик, они должны были бы сейчас слиться в долгом и страстном поцелуе. Но это был не фильм, и даже если у них и возникли подобные мысли, судьба не дала им на это времени. На краю поля зрения Джеф заметил черную тень, и, заранее предчувствуя неладное, обернулся. Двигаясь параллельно поезду метрах в пятидесяти от монорельса, их быстро догоняла черная, как смола, похожая на угловатую каплю роторная машина. Ветер свистел в ушах, к тому же они были заняты дракой, и это помешало им услышать вовремя шум ее винтов. Теперь на реакцию оставались считанные секунды, потому что машина поравнялась с их вагоном, снизилась почти до уровня крыши, и орудийная турель на ее борту быстро поворачивалась в их сторону.

Накрывая собой подругу, Джеффри упал на полупрозрачный пластик. И сейчас же трехствольная скорострельная пушка зашлась кашляющим ревом, покрывающим даже пронзительный свист ветра. Воздух задрожал, пронизанный струей металла. Совсем близко, над самой головой, еще чуть-чуть - и вспыхнули бы волосы. Сквозь грохот он услышал отчаянный стук двух сердец, и рваный ритм дыхания, давящегося горячим ветром. И вдруг опасность ушла, так же внезапно, как наступила. Огонь прекратился, роторная машина скользнула вверх. Она вынуждена была это сделать: спустя десять секунд поезд влетел в туннель.

Воздух резко сжался и больно ударил по ушам. Темнота смела все вокруг и поглотила их. Они замерли, лежа на вагоне, вцепившись друг в друга. Девушке было безумно страшно - по ее телу пробегала прерывистая дрожь, а сердце бухало в безумном ритме. Однако она молчала. Говорить, кричать, стонать было просто бесполезно - они не услышали бы даже собственного крика, две пылинки в ревущей аэродинамической трубе. Но именно сейчас нужно было решить, что делать дальше. Туннель окончится, и машина атакует вновь. На открытой крыше они - легкая мишень, второй раз пилот не промахнется. Воспоминание, мгновенное, как фотовспышка: тем, другим концом туннель выходит на мост, под ними будет горное озеро! Джеффри прижался к самому уху подруги и прокричал ей пару фраз. И почти сразу же с резким хлопком поезд вышел из трубы.

Солнце зажглось, как лампочка, воскресив из тьмы весь мир вокруг. И тут же Джеффри понял, что не ошибся: поезд несся по узкой полоске монорельса, протянутой, казалось, прямо в воздухе, а под ним расстилалось голубое зеркало воды. Он взял подругу за руку и помог ей подняться на ноги. У нее не было времени оценить высоту этого моста и безумную опасность, которой грозил им прыжок - спустя секунду над головой раздалось пульсирующее жужжание роторов, и, не оборачиваясь к настигающей их тени, они изо всех сил оттолкнулись ногами от крыши вагона. Гладкая и прозрачная, как стекло, поверхность озера понеслась им навстречу, все быстрее, быстрее:

"ОШИБКА! Высота моста составляла 38 м, скорость поезда - 168 км/ч. Вы коснулись воды с недопустимой скоростью. В первую же микросекунду контакта ваше тело получило множественные повреждения, в том числе 2 перелома позвоночника. ВЫ УМЕРЛИ! МИССИЯ ПРОВАЛЕНА."

Проклятье! Чертова миссия в 21-м веке! Сколько можно пытаться пройти ее?! С чувством горького разочарования Джеффри Найтмар снял нейроблок и бессильно уставился на компьютер. В эту секунду он ненавидел себя, комп, игру-симулятор, а больше всего - тех, кто ее написал. Вот ведь тупая игрушка! Раз в седьмой уже бьюсь над этой миссией, и хоть бы проблеск какой: Ну что я тут должен сделать по-ихнему?.. Отнять у парня в сером автоген и бросить им по вертолету? Или заставить подругу раздеться, чтобы отвлечь внимание пилота, и надеяться, что он врежется в скалу?.. Ну не идиотство, скажите на милость? И это еще щадящий уровень сложности. Здесь еще подруга где-то туфлю нашла, хотя я своими глазами видел, как она их сбросила, прежде чем на вагон лезть.

- Джеффри, мальчик мой, сколько раз я предупреждал тебя не увлекаться так симулятором? Неужели ты не считаешь нашу профессию достаточно интересной?

Генерал Брутс глядел на племянника с экрана видеокома с явной укоризной.

- Никак нет, дядя. Просто пока болтаемся в гиперпространстве решил немного развлечься:

- Тогда закругляйся с развлечениями! Через полчаса мы будем на месте.

- Ну и?.. Где же дичь?

Пятеро офицеров на мостике, в том числе генерал с племянником, смотрели на основной монитор с видом жертв гнусного надувательства. Они были здесь - вся модель была усыпана зелеными точками кораблей СР, но здесь не было тех, за кем они прилетели. Ни одной красной точки. Ни одного чужого корабля. Даже ни одного природного объекта. Девственно чистое пространство.

- Что нам говорила Джина, а? Вот в этой вот, ко всем чертям, точке, с точностью до одной астрономической единицы. Или может мне изменяет память?! Нет, генералу не изменяла память. Он был уверен в том, что говорил. Он твердо знал, что в данном случае ему есть кого обвинить в неудаче.

- Дядя, она говорила еще, что корабли УР дрейфуют к Антаресу. Я думаю, нам следует прочесать вот этот район. - Джеффри указал, какой именно. - На это уйдет не больше трех дней. А если мы их не найдем:

- Тогда мы вернемся, и не будь я Уильям Брутс, если Джина порадуется нашему возвращению. "Бедняжка Джина!" - капитан Найтмар впервые почувствовал нечто вроде жалости к этой, вобщем-то несчастной, женщине. Но этот прилив быстро прошел, сменившись мыслью: "А с другой стороны, ей повезло, что ее нет сейчас здесь."

Через полчаса, рассеявшись по объему дальнего контакта, 4 эскадры флота Социальных Робосистем двинулись на поиски "дичи" - чудесной жар-птицы, что должна принести на хвосте спасение галактике.

* * *

- Я - Джессика Блуберд, агент разведки Социальных Робосистем. Я здесь по личному приказу тактического советника мисс Лейлы Чарити.

Густые брови Накатоми удивленно приподнялись. Ну кто бы мог подумать!

- И что же вынудило вас сделать такое признание?

- Я действую по собственной инициативе. Я узнала, что в системе сложилось чрезвычайное положение, флот СР потерпел тактическое поражение, и теперь окружен силами Темного Племени. Я хочу сделать вам предложение, выгодное как Федерации и лично конгрессмену Кулеру, так и моей корпорации.

Адмирал сложил руки перед собой, переплетя пальцы, и чуть склонил голову вперед.

- Я готов вас выслушать.

- Я знаю, что в вашем распоряжении эскадра ФКП из 12-и тяжелых крейсеров. Это очень серьезная сила, она могла быть стать решающей в схватке с Темным Племенем. Я предлагаю вам заключить временный военный союз с Социальными Робосистемами и совместными усилиями уничтожить вторгшийся флот. В случае, если дела пойдут плохо, ничто не помешает вам выключить пульсары и улететь. В случае победы, я думаю, ваши выгоды очевидны.

- Все же изложите ваши соображения, мисс Блуберд.

- СР - это 6 миллиардов избирателей. Думаю, на ближайших выборах конгрессмену Кулеру и консервативной партии не повредят эти голоса. СР поставляет Федерации сырья и оборудования на 400 миллиардов в год. Президент Этерн вполне может согласиться дать годовую 5-процентную скидку нашим доблестным стражам галактического порядка. "5 процентов - это ты, девочка, завралась, но даже 1% от такой суммы - это огромные средства. Их хватит даже чтобы покрыть потерю пары "Титанов" в предстоящей переделке. И вероятнее всего, Этерн действительно пойдет на это:" - Не стоит и говорить о личных вознаграждениях командирам, которые встали на защиту человечества.

Накатоми встал, прошелся к экранной стене, рассеяно поглядел сквозь нее на голубоватый полумесяц Аланара. Думать особенно было не о чем - он уже думал об этом. Он ждал подобного предложения. Правильнее сказать, надеялся, что оно последует. Уникальный шанс поставить Социальные Робосистемы на колени и в то же время сохранить с ними мир.

- Должен признать, ваше предложение весьма заманчиво. Но как я понимаю, сама мисс Лейла Чарити ничего не знает о нем. Можем ли мы быть уверены, что она его примет?

- Несомненно. У нее слишком тяжелое положение, наш флот не может даже отступить из системы. "Ага. Кулер не зря позаботился об этом. Если бы не это обстоятельство, было бы безумием последовать предложению шпионки:" - Ну что ж. В таком случае я доведу ваши условия до сведения конгрессмена. Ждите меня в ближайшие полчаса.

Он вернулся чуть позже - через 50 минут. Все это время Джессика с бесстрастной скукой просидела в кресле под взглядами двух андроидов из внутренней охраны. Она только попросила у них кофе - фирменный напиток флагмана "Скорпион". Когда Накатоми вошел, она смаковала последний глоток.

- Мисс Блуберд, ответственный контролер оценил ваше предложение и готов принять его. Однако обнаружилась небольшая проблема. Темное Племя окружило третий природный спутник Аланара и поставило широкодиапазонные помехи. Мы не можем связаться с базой вашей корпорации. Очевидно, придется послать туда курьера.

Девушка словно ждала этого.

- Аланарский робот, на котором я прилетела, - очень совершенная машина. Я могу выполнить эту задачу.

- Но ваш робот, по-моему, поврежден.

Джессика улыбнулась - как улыбается старшая сестра пятилетнему братику.

- Чисто внешне, специально для вас. Вы же должны были проверить мою легенду.

Адмирал с удивлением почувствовал, что краснеет. Действительно, как ребенок. Но кто мог подумать: Чтобы она не заметила, снова встал и отвернулся к декоративному экрану.

- Хорошо. В таком случае вы вылетите сейчас же. Если ваше командование будет готово к совместным действиям, пусть устроит голубой взрыв на орбите 65 000. Будем считать это знаком. После этого мы вступаем в бой. Остальные наши условия найдете на вашем бортовом компьютере.

- Это все, адмирал?

- Да все: нет, еще: надеюсь, еще встретимся.

Девушка вновь улыбнулась ему.

- До свиданья, адмирал.

Потом она вышла в сопровождении охранников, а Накатоми еще с минуту восхищенно глядел ей вслед. Великолепная разведчица! Как прекрасно сыграна роль. Вчера он и не сомневался в том, что она - наивная и вспыльчивая аланарская девчонка, случайный человек в большой игре. Как ее тогда звали? Кажется, Зара:

* * *

"Тоска-то какая!" - думал Брахар - "Все камеры как камеры, а моя ну просто как санаторий. Ни тебе сырого холодного пола, ни тебе ржавых цепей и кандалов. Даже крыс нет. Да что крыс, даже охранника ко мне не приставили - ишь самоуверенные какие. Думали если камера чистенькая, сухая, благоустроенная, с видом на живописные пустоши метеоритных кратеров, так узнику и бежать не захочется. Как бы не так. Хотя как отсюда убежать? Орудия никакого у меня нету, на помощь позвать некого, разве что Творца."

- Отец наш всевидящий, помоги и направь. Вон дверь какая массивная, как в клетке копытного дятла. Сыну твоему никак без руки твоей не справится. А мне пора на волю, к своим братьям. Ждут там меня, надеются.

- Ага, чадо моё непутёвое, - мистическим образом завибрировали молекулы воздуха в пространстве вокруг Брахара. - Давно к Творцу не обращался. А как благодать понадобилась, так сразу: "отец… подсобить бы… никак самому", как будто не я Вершитель, как будто не мне виднее, где подсоблять, а где - нет, как будто не на меня надеются и не от меня ждут. - Немного смягчившись и даже слегка проявивши свой лик в бледном свете, исходящем от каплевидных светильников Творец добавил, - Ну, я-то, конечно, подсоблю. Я ведь всемилостивый, хотя и строгий. Да и пора уже действительно восстанавливать порядок вещей, между прочим, твоими руками, - лик хитро ухмыльнулся и растворился в порыве подувшего из-под массивной двери сквозняка.

Брахар, поражённый увиденным, встал с четверенек и прислушался. Раньше здесь не было сквозняков. Кто-то зашёл в тюремный блок из старого заброшенного коридора. Кто-то посвистывал и поругивал федеральное правительство вкупе с трёхстами парсеками пустоты федеральной пограничной зоны. Какие-то железки позвякивали в такт неспешным шагам.

Брахар, разбираемый любопытством, подошёл к двери камеры. Дверь была грубая, но прочная. Делавшие её наспех роботы не задались трудом вмонтировать обзорное устройство, и его заменяла банальная дыра размером с кулак дюжего десантника. Брахар осторожно направил свой взгляд в пространство коридора. Да, таких ребят он в СР ещё не видывал. Разбитного вида и хозяйственного поведения субъект с интересом изучал закреплённый на стене терминал внутренней связи. После минуты звонкого перебирания железок в отвисших карманах рабочих брюк на свет появился удобный резачок. Ловкие руки быстро заработали им, и ещё через минуту экран терминала, беспомощно свесив обрывки проводов, отправился в бездонный карман вороватого гостя. Гость не спеша спрятал резачок и, скользнув взглядом по стене, наткнулся на взгляд Брахара.

Пришелец проиграл на лице увертюру из ряда эмоций от раскаянья и мольбы до угрозы и пошлого вопроса и почесал рог нарисованного на майке быка.

Брахар, также не зная, как понимать данную ситуацию, почесал затылок, и рука его наткнулась на место, где был искусно спрятан вживлённый нейроблок. У летчика родилась идея. Он сконцентрировался. Его мысли стали жёсткими и пронзительными. Они стрелой метнулись к озадаченному гостю и вырвали у него инициативу. Плотный кисель диктуемой Брахаром воли заволакивал извилину за извилиной, и вот пират по имени Смалекс (так вот чей мозг мы наставим на путь Справедливости и Порядка!) безвольно принялся рыться в тяжёлых карманах, извлекая и роняя на пол всевозможную собственность СР. Наконец, на свет появился удобный резак. Ведомый проворной и уверенной рукой, он быстро одолел массивные петли грубой двери. Брахар был на свободе, и в придачу у него теперь был отличный резак, что для начала, согласитесь, весьма неплохо.

* * *

Минуты спокойствия истекали стремительно, как крупицы SiO в колбе песочных часов. Через 20 минут оперативное совещание, посвященное: И так ясно, чему посвященное. А пока мисс Чарити дала офицерам полчаса, чтобы разойтись по квартирам, выпить чегонибудь от головы, от сердца или от нервов и привести в порядок свои мысли.

Положим, последнее удалось Джерри Мистейку лучше всего - после бессонной безумной ночи космического кошмара им овладела полнейшая апатия. Какая в конце концов разница - делайте что хотите, решайте что хотите, все равно от меня здесь ну ровным счетом ничего не зависит. И надо сказать, именно сейчас менеджер по терроризму неожиданно преисполнился благодарностью судьбе за то, что группа Альфа действительно функционирует независимо от его решений. Это избавляло его от необходимости вообще что-то решать. Он сидел перед настенным экраном, душа его пребывала в некоем промежуточном состоянии между медитацией и прострацией, а тело впитывало мощную двойную дозу стимулятора. Ничего удивительного, что Джерри Мистейк далеко не сразу заметил странные события, происходящие на экране.

Высоко в небе медленно двигалась точка - спутник связи. Здание завибрировало, послышался глухой рокот. В поле обзора экрана одна из нейтронных пушек медленно поворачивалась на своём массивном лафете. Джерри ничуть не заинтересовался этим явлением, он даже хотел отвернуться - ему так в последнее время надоела эта сложная техника УР. Но пушка остановила своё вращение и неспешно прицелилась. Так неспешно, что любой звездолетчик на месте менеджера понял бы, что ее наводят "вручную". На бетонной площадке вокруг грозного орудия замигали сигнальные огоньки, засуетились и начали врассыпную разбегаться рабочие роботы. Освещение в комнате моргнуло, как при сильной перегрузке в сети. Ствол пушки так же спокойно стал разворачиваться в другую сторону горизонта - оттуда поднимался второй спутник связи. Только теперь Джерри заподозрил неладное. Он попытался глазами отыскать в небе точку первого спутника - и не нашёл. Свет в комнате моргнул ещё раз. За дверью послышался удар и жужжание сервомоторов - робот охранник упал и попытался встать. "Бедная жестянка, - ведь эти спутники были частью его системы ориентации," - с сочувствием подумал Мистейк, всё ещё не задумываясь о сути происходящего. Лейла Чарити, тоже наблюдавшая второй выстрел орудия в свой экран, оказалась более сообразительной. Она вымученно ругнулась и вызвала штаб.

- Дежурный, кто открыл огонь?! Что происходит?

- Простите, мисс Чарити, я не хотел вас расстраивать, считал, что это второстепенная новость:

- Быстрее, черт возьми!

Вопреки ожиданиям, после этого окрика молодой лейтенант начал говорить еще медленнее, к тому же запинаясь, словно стремясь отсрочить момент, когда начальница все-таки узнает, что случилось.

- Только что стало известно, что пленный аланарский пилот, который содержался в этом же здании, смог: ему удалось сбежать. Есть вероятность, что эти выстрелы: э: Аланарец мог подключиться к управляющей сети. Это может быть: диверсия.

- Так чего же ты ждешь?! Второго пришествия? Объяви тревогу, пошли за ним: - Лейла запнулась. Дня два назад кто-то из инженерного отдела объяснял ей: пока на третьей луне не налажена система контрольных коммуникаций, несколько спутников связи используются для централизованного управления роботамиохранниками. Если это были те самые спутники: И сразу же мигнула еще одна мысль: может, как раз для этого аланарский пилот и стрелял из пушки - чтобы превратить их систему внутренней безопасности в безмозглый хлам?..

- Вызови роту десантников, пусть прочешут здание и пристрелят этого урода ко всем чертям. Только партизан мне тут не хватало!

Если бы дежурный был роботом, он вряд ли "переварил" бы эту цветистую форму приказа. Но он был человеком, и с почтительной миной на лице кинулся исполнять.

* * *

Да, дорогой читатель, как это не удивительно, но юный дежурный офицер был абсолютно прав в своем предположении: случилось не что иное, как диверсия, и именно Брахар был ее виновником. Пожалуй, и сам нейролетчик удивился тому, как легко ему это удалось. В первый момент, когда он увидел гамма-приемник на затылке одного из роботов охраны, и ему в голову пришла идея, он счел ее полным безумием. Именно поэтому он увлекся ею. И Творец по-прежнему был благосклонен к Брахару. Не иначе, как именно он помутил рассудок инженеров СР, и они оказали Брахару неоценимую услугу. Вряд ли простой нейролетчик смог бы так быстро справиться с системой безопасности контрольной компьютерной сети научного комплекса, установленной его соотечественниками. Однако стремясь добраться до заветных тайн УР, программисты Социальных Робосистем взломали чужую систему защиты, но до сих пор не потрудились установить собственную. Воспользовавшись этим бардаком, Брахар с превеликой легкостью разыскал интерфейс управления системой вооружения и воспользовался одной из пушек.

И вот теперь он шел коридорами нижних уровней комплекса и думал о своих ближайших планах. Было ясно, как свет озарения, что времени на раздумия в обрез - скоро противник придет в себя от неожиданности и направит на его поиски живых людей, которых вырубить будет гораздо сложнее, чем эти безмозглые железки. И в мозгу нейролетчика все отчетливее вырисовывался план побега. СР захватили его Заксар. Где он сейчас? Можно поспорить на кило антиматерии: в одном из ангаров этого же комплекса. Что, если…

* * *

Мысли майора были такими громкими, что, казалось, их можно услышать и без нейроблока. "Это же просто нетактично - думать так громко! Вы мешаете мне сосредоточиться!" Кристина Фейри выключила свой нейроблок и переспросила:

- Простите, пожалуйста, я не совсем… Что я должна сделать?

Майор Карридж махнул лапищей в сторону шеренги, выстроенной перед шатлами:

- Эти люди, мэм, эвакуированы с нашей базы на Аланаре. Они побывали в непосредственном контакте с десантом Темного Племени. Есть опасность, что ктонибудь из них находится под контролем или в него имплантирован инородный организм. Проверьте их нейрополя, мэм. Если есть отклонения - доложите мне.

- А-а, я поняла… - протянула Кристина. - Начинать прямо сейчас? "Глуповата она, как для нейротехника" - с унынием заметил майор и сказал:

- Начните с меня, мэм. Я тоже там был.

- С вас? А… Ну, с вами все в порядке, я уже заметила. "И то слава Творцу!"

- Тогда займитесь ими.

В сопровождении двух роботов-охранников Кристина Фейри подошла к шеренге. Человек сто, не меньше, все с надетыми ретрансляторами, вытянулись в линию вдоль ангара, личное оружие было сложено в сторонке, вокруг шеренги прохаживались вооруженные роботы. Люди выглядели до крайности измотанно - как аэромобиль, прошедший тысяч двести километров и совершивший пару вынужденных посадок. У многих виднелись свежие противоожоговые повязки, многим было трудно стоять, и они опирались друг на друга, редкие женщины находились в полуобморочном состоянии и чудом держались на ногах. "Как радостно-о! Головная боль мне обеспечена…" - подумала Кристина, прикинув количество и душевное состояние эвакуированых, и не ошиблась.

Это был мрак кромешный. Каждое следующее сознание оказывалось чернее предыдущего. Каждое хранило в себе свежую порцию боли и ужаса, каждое выплескивало этот ужас наружу через укрепленный на виске микрочип. Казалось, эти люди только что выбрались из ада. Да впрочем, почему казалось - так оно и было!

На пятнадцатом человеке (женщина с голубыми пятнами под глазами и совершенно потерянным взглядом, наверное, выпила таблеток десять успокоительного в шатле) Кристина прервалась и отошла от шеренги передохнуть. "Ну и работенка! Почему я-то, а? На кого я не так посмотрела? Что, мужиков что ли нейротехников мало?" Отвернувшись, она незаметно нюхнула трионина из массивного перстня на пальце, подождала, пока наркотик начнет действовать, и свет вокруг привычно немного потускнеет, и снова вернулась к проверке.

Снова мрачные потоки нейроволн, снова порции пережитого кошмара… Тридцать второй в шеренге чем-то отличался от других - его поле было уж совсем неестественным. Нейротехник в замешательстве остановилась перед ним. На нее смотрело морщинистое лицо настоящего ветерана с выцветшими глазами под густыми седыми бровями.

- Майор, извините, я… Мне вот этот мужчина чем-то… У него какое-то странное поле.

Майор Карридж позволил себе слегка улыбнуться и отвел Кристину в сторону.

- Не обращайте внимания, это Скриншот, у него искусственный мозг.

- Что? Э… а как это?

- Он - древний ветеран десанта, мэм, со множеством наград. Настоящий герой корпорации. Вот только незадача - в одном бою ему повредили головной мозг. Память сохранилась, а извилины немного… Ну, вы поняли, мэм. В виду его заслуг перед Отечеством ему пересадили синтетический мозг. Переписали туда оставшуюся память… Не то, чтобы он в полном порядке, но живет, как видите.

- А-а… - только пожала плечами Кристина и вернулась к следующему "пациенту".

И, конечно, ни она, ни майор Карридж не могли подозревать, что именно в синтетическом мозге этого инвалида содержится то, что они искали.

* * *

Бум-бум-бум - стучала кровь в висках. Она стучала чаще быстрых шагов Брахара. Это даже уже не были шаги. Ещё чуть-чуть, и он побежит. Вот - побежал. А за спиной, заглушая его собственное тяжелое дыхание, бежали десантники. И откуда их столько взялось на его голову? Перед глазами мелькают серые стены, всё быстрее и быстрее. В нём разгорается, да нет, уже просто пылает жажда жизни. От неё не помогают даже бешеные сквозняки узких тоннелей комплекса. Эту жажду сможет утолить только одно - спасение. Его спасение мирно стоит в большом тёмном ангаре, этажом ниже. До спасительного Заксара всего пара минут бега. И каждую секунду с жадностью глотает его неровное дыхание. "А-а-а!" - кричал он себе, пытаясь заглушить бьющийся в руках автомат. Его мысли терялись в шуме выстрелов, вспышках света и боли. Его боль, их боль, общая боль - какая разница - он чувствовал её всю. Он ненавидел себя, но он хотел этого - жажда жизни была сильнее.

Бух-бух-бух - уже стучат тяжёлые сапоги преследователей. Они тоже играют в игру. Им наверняка нравится - ведь они выигрывают. Быстрее забежать за угол. Что этот десантник разлёгся поперёк дороги? Хрустнуло что-то в боку. Какой же твёрдый пол, когда падаешь со всего разгону. Ничего, зубы не самое главное в жизни. Да, жизнь не ждёт. Ану, дай сюда автомат, да не ставь впредь стаканчики с кофе под ноги бегущим. Жажда успокаивалась. Уже недалеко. Мысли проясняются - я сделал это! По лестнице вниз. Скользкие ступеньки. И перила скользкие. Эхо моих шагов в стенах ангара. Я уже не бегу. Теперь это ни к чему. Я уже почти свободен. Почти…

Клац-клац - лязг автоматических затворов при наведении на цель. Тёмный силуэт десантника на вершине лестницы.

- Стой, где стоишь, аланарец, - повелительно сказал он, - тебе всё равно не уйти отсюда…

- … живым, - отозвалось эхо и раскатилось еле слышным недобрым смехом.

Негромкий вздох Брахара согласился с эхом. Брахар уже не сомневался, что путь его окончится на лазерной ограде, мерцающей вокруг Заксара. Так и случилось. Слишком поздно он всмотрелся и увидел её. От неожиданности его передёрнуло. Десантник воспринял это как приглашение к убийству и выстрелил. Всего одно попадание отбросило Брахара на ограду.

Его рука таки достигла Заксара, но уже отдельно от тела.

"Что за бред!" - очнулся Брахар и встряхнул головой, отгоняя от себя видение. "Планы планами, но забываться нельзя. Нет, не пойду я в ангар. Они же знают, что я сбежал, и там наверняка засада. Одному мне там не управится. Остаётся утолить жажду жизни гденибудь в тылу противника. Хорошо, что ещё нет вокруг десантников!" - облегченно заключил Брахар и скрылся в лабиринте коридоров. Длинные коридоры. Просто колоссальной протяжённости коммуникации научного комплекса третьей луны. Здесь есть где спрятаться, есть где пошалить. Брахар шагал по этим мрачным коридорам. А за последние несколько часов они действительно помрачнели. Что-то там не заладилось с энергообеспечением, что-то перегорело, где-то случилась перегрузка. И вот результат - километры освещённых аварийным освещением служебных коридоров. Ну, упали неподалёку от комплекса пара спутников связи. Что тут такого? Время-то военное, неспокойное. И вот последствия - тусклые коридоры завалены полуживыми роботами охраны. Мощные, грозные, опасные, беспомощные машины. Остаётся лениво переступать через их конвульсивно бьющиеся тела, прокладывая дорогу в жилой блок. Да, именно туда стремился Брахар. Там, среди офицеров СР, в гуще развивающихся событий он надеялся узнать последние новости, надеялся затеряться в этом муравейнике. Может, ему удастся даже связаться со своими братьями, а может даже невзначай исполнить какой-нибудь замысел Творца. Кто знает?

Но всё что он имел сейчас - это стены с зыбкими тенями и поминутно вздрагивающие туши охранных роботов, готовые в любой миг ожить и смять его в контейнер для мусора. А ещё у него был резак и смелость двигаться дальше. Хотя её как раз приходилось экономить.

Вот и она - "большая дверь", за которой начинаются коридоры жилого блока, этой башни больших и малых апартаментов, теперешней штаб-квартиры группы Альфа. Матовый металл разъехался в скрытые ниши, и вот Брахар внутри. Полная тишина. Отличная, пугающе качественная звукоизоляция. Фильтры нейроволн делают своё дело. Вокруг просто пусто. Нет никого. С трудом верится, что в мире есть вообще кто-нибудь. Невольно начинаешь искать поддержки у неодушевлённых предметов. Вот она, ручка готового к бою резака. Рука немного занемела от напряжённой готовности. Липкие потные пальцы слиплись в единое целое с единственным оружием. Осторожные ноги отмеряют шаги до очередного поворота. Да, многое изменилось в этом здании с тех пор, как его покинули флегматичные Исследователи Мироздания. В обстановке появилась какая-то хаотичность, местами граничащая с варварской дикостью. Нет, это всё ещё был жилой комплекс, но не к таким привык Брахар с детства.

Роботов-оформителей в СР не умели делать. Просто не умели - от невежества, и потому же гордились этим. Больше всего пугали эти статуи из белого чуть прозрачного пластика. Их тени ложились всюду, и казалось, они сами тянутся к одинокому человеку. Произведения машинного "искусства". Каждый предмет интерьера был по-своему уникален. Машины, трудившиеся над дизайном, не жалели сил. Не было у них такого в программе. Нагромождения из всех возможных художественных стилей напоминали мутировавших уродцев. Эти вещи, созданные живыми вещами, возможно, никто никогда не увидит и не оценит. А их творцы - неутомимые роботы-оформители будут непрестанно выдавать на гора всё новые шедевры, сгенерированные по какому-нибудь усовершенствованному алгоритму. Брахар увлёкся разглядыванием окружающих предметов. Любопытство побороло остатки страха, в котором он себе ещё не успел признаться. На стенах потянулись ряды картин. Огромные монументальные полотна, созданные в манере подражания великим. Постные лица офицеров СР в стиле средневековой иконописи. Групповые портреты в обнажённом виде. Работа оформителя модели Davinchi - портрет Джины Смарт, но без улыбки. Батальные сцены с участием молодого генерала Брутса и Президента Этерна. Приписка "Их руки в крови, но сердца чисты" скромно красуется в уголке огромного полотна, изображающего штыковую атаку шведской пехоты. "И что это за шведская пехота такая?" - подумалось Брахару. Вот его внимание привлёк триптих. Картины из жизни граждан города Ступитобада. Первое полотно являло наблюдателю композицию из штук девятисот люмпенов времён парижской коммуны в разных позах с названием "Жители города С ловят блох". Вторая композиция изображала ещё более многолюдное собрание, а точнее, оголтелую толпу времён великой Британской империи с названием "Жители города С ловят карманников". Ну а третья картина являлась апогеем машинного искусства. Огромная разъярённая толпа вполне современного вида, вооружённая подручными орудиями и бессмертной идеей защиты прав человека, интенсивно прочёсывала трущобы и заглядывала в каждый люк, в каждую замочную скважину. Сей шедевр назывался "Жители города С ловят репортёров".

Брахар не успел вдоволь насладиться созерцанием "искусства" - он услышал шаги. Это были нервные быстрые шаги, с шарканьем и спотыканием. Ходок громко разговаривал и очевидно даже вёл с кем-то спор. Спор не ладился, его не слушали, он спотыкался, его не слышали, он повторял, он переспрашивал, перекрикивал, ругал, отругивался. Причем голосов других спорщиков слышно не было - очевидно, этот неврастеник участвовал в дискуссии посредством коммуникатора. Он громко проглотил капсулу транквилизатора (Брахар счёл, что это ему сейчас не помешает) и несколько успокоился. Как раз вовремя.

Брахар шагнул ему навстречу. Его мысли снова стали жёсткими и пронзительными. Человек в удобной гражданской одежде, но с пистолетом в руке и с устройством виртуального контакта на голове замер как вкопанный. Нет, его не вкопали, его вырвали с корнем и с силой бросили об землю. Его посадили на цепь, запретили думать, оставили только чувства, чтобы он мог по достоинству оценить страх абсолютной беспомощности. Страх, который способен ранить не хуже верного резака. Бедный Смалекс всё ещё лежал в пыли заброшенного коридора с улыбкой безумца и счастьем освободившегося раба. А новая жертва уже была готова. Брахар нашёл достойный сосуд и для своего собственного страха. Джерри Мистейк, менеджер по терроризму и вооружённой агрессии корпорации "Социальные робосистемы" склонил голову перед карающим нейропилотом, и его ларингофон повис, готовый упасть на пол. Брахар лениво подхватил его и надел.

* * *

В тишине Голубого зала - извечного места собраний Совета старейшин УР - гулко раздались тяжелые шаги завоевателя. В круг света вошел генерал Уильям Брутс.

- Итак, дорогие мои, я пришел обсудить одну нашу общую проблему, которая возникла, между прочим, по вашей вине. Я имею в виду корректор вероятностей. Я имею в виду, что я собираюсь спасать галактику, и вам придется мне в этом помочь. Как вы считаете, а?

Тишина голубого зала стала не такой тихой. В соседний круг света вступил глава флота УР - Яршер. Он не был особо приветлив с гостем, хотя и не выказывал излишней неприязни к генералу. Это отступало на второй план перед более серьёзными проблемами.

- Добро пожаловать, дорогой генерал. Так приятно, что вы не забываете старых… хм… знакомых. Хорошо, что залетели проведать. Вы утверждаете, что спасёте мир от нашей общей проблемы. Это похвальное стремление. Не будем уточнять, кто виноват, а приступим к конструктивному диалогу. Я правильно вас понял? Итак, чего вы хотите?

Генералу отнюдь не импонировал сарказм в голосе Яршера - военные вообще редко импонируют друг другу. И уж тем более он не собирался прощать подобного тона. Брутс чувствовал в себе уверенность человека, чьи слова подкреплены четырьмя усиленными эскадрами. Согласитесь, аргумент, с которым трудно поспорить.

- Нет, мой друг, мы будем уточнять. Мы уточним, что это вы создали эту установку, и это по вашей ошибке она осталась включенной. И я не просто хочу, я ТРЕБУЮ от вас немедленно снарядить группу ученых, или кто у вас там занимается такими делами, и эта группа полетит с моим племянником на Аланар и вернет все по своим местам. А я останусь здесь, с вами, моими гостеприимными друзьями. И думаю, вы понимаете, что в ваших интересах, чтобы группа справилась с задачей.

Последние слова генерала пустили волну пересудов по залу. Видно было, как волна прокатилась от края до края и улеглась.

- Милый генерал, да будет вам известно что ваши обвинения беспочвенны. Всё имело место быть по воле Творца. Мы ведь в некотором роде его полномочные представители и вершим его волю не зависимо от ваших желаний.

Взрыв возмущения генерала был так силен, что его, наверное, услышали бы в самых дальних каютах флагмана, будь Брутс в нейроблоке.

- ВЫ?? ПРЕДСТАВИТЕЛИ?! Да вы его жалкие неудачные творения, которые он вышвырнул на помойку, какой и является ваша система!

Яршер в это время незаметно обменялся парой фраз со стоящим в тени старейшиной и продолжил:

- Ну, ну, генерал, соблюдайте политический такт, вы ведь не на плацу! Не спешите с выводами из того, чего не дослушали. Да, мы представители и вершители, а в некоторых случаях и палачи. "Ну-ну"- пробурчал под нос Брутс с заметной долей удивления. - Как вы справедливо заметили у нас теперь одна общая проблема. И если вам так угодно мы будем решать её сообща. Довожу до вашего сведения, что наши специалисты уже на полпути к Аланару. Какую помощь вы ещё можете нам предложить?

Вот теперь генерал впервые пожалел о том, что находится в круге света, так как после последней реплики все старейшины увидели, как у него отвисла челюсть. Стоящий за его спиной в компании роботов-головорезов Джеффри Найтмар с сожалением подумал: "Бедняжка, совсем разучился контролировать свои эмоции. Ну куда он без Джины?.. Пора, похоже, мне вмешаться." Он осторожно отодвинул дядю, предоставив ему приходить в себя в тени, а сам произнес:

- Ну хорошо, вашим людям будет оказано содействие. Но неужели в их задание входит сотрудничество с нами? Не станут ли они случайно так постреливать из своих мегаядерных пушечек?

Яршер обменялся ещё парой реплик со старейшиной в другом тёмном углу на предмет выяснения личности юного выскочки и про себя отметил: "Молодое дарование просто не может быть племянником этого борова. Хоть бери и перекраивай генетику… Кстати, а откуда это они так широко осведомлены о нашем мощнейшем оружии? Хороший вопрос." Тем временем Джеффри продолжал:

- А что больше всего лично меня интересует, так это то, чем ваши ребята собираются окончить миссию? Не приказали ли вы им напоследок взорвать корректор, а? Что скажете? "Проницательность - его сильная черта, впрочем, это может быть ошибочное впечатление" - подумал Яршер и добавил вслух:

- Какая у вас бурная фантазия, дитя моё. С другой стороны - а вы разве против этого?

- Против чего, простите? Против взрыва?! Вы тут кое что забыли, но я готов вам напомнить: последний месяц система Cr2812 - собственность нашей корпорации, и корпорация не приветствует незапланированных фейерверков в своих системах. "Легко пришло - легко уйдёт," - мелькнула в нейроэфире чья-то мысль.

- Теперь нам понятны границы вашего желания сотрудничать с нами. Это ваш выбор. Да свершится то что должно свершится, и да рассудит нас время. Однако, я бы рекомендовал вашим силам на Аланаре повоздержаться от активных действий - ради общего блага.

- Да, да, конечно мы примем во внимание ваши пожелания. А гарантом вашего сотрудничества будет присутствие нашего флота здесь!

Яршер сделал вид, что ждал этих слов, хотя на самом деле это совсем не входило в планы УР.

- Мы будем только рады гостям, - это всё что он сумел из себя выдавить.

Для пущего эффекта Джеффри хотел сказать ещё что-то многозначительное и угрожающее, но свет, в котором он стоял, внезапно потух и его слова никто не услышал, даже он сам. Круг света вокруг Яршера также потух, покрывая тьмой его разгорающуюся ярость.

* * *

Как всякий нейролетчик, приученный действовать быстро и рационально, Брахар не стал тратить время на долгие расспросы заложника, оказавшегося в его распоряжении. Он просто завел его в ближайшую пустующую квартиру, взял с положенного места нейроблок, напялил его на голову пленнику и выкачал всю информацию об аланарском конфликте, которая в этой самой голове содержалась. От такого обилия "радостных" новостей Брахару на минуту стало не по себе. Известие об аварии на корректоре вероятностей было еще не самым шокирующим - телепатическое общение с Финой (а точнее, с Джиной Смарт) подготовило его к этому. Но вторжение Темного Племени, оккупация Аланара мутировавшей нечистью, и четыре эскадры во главе с генералом Брутсом, отправившиеся в погоню за его братьями и сестрами, подействовали на него как хороший гравитационный удар. Несколько приятных мелочей дополнили картину: выяснилось, что включенные на кораблях Космической полиции пульсары не дадут ему покинуть систему, что несколько передовых военных технологий Универсальных Робосистем уже неплохо освоены захватчиками и готовы к применению, и что милейший молодой человек, встретившийся Брахару в темном коридоре, втайне намеревается шантажировать всю галактику, заполучив под свой контроль тот самый корректор вероятностей.

Все это вместе взятое заставило нейролетчика сесть и крепко призадуматься, можно сказать, на полную мощность своих мозгов. Еще полчаса назад он был уверен, что его дело за малым: выяснить, что на уме у противника, если повезет, скопировать пару оперативных карт, затем раздобыть хоть что-нибудь летающее и убраться из системы, лишив СР-овских наемников удовольствия снова поиздеваться над ним. Разумеется, Брахар не знал, где теперь флот его корпорации, но полагался на необъяснимый телепатический транс, в котором он уже дважды общался со своей возлюбленной.

Однако теперь: Как теперь улетишь со спокойной душой? Неисправный корректор вероятностей, единственное средство вернуть галактике утраченную безопасность, находится в руках у пустоголовых штурмовиков СР. А если у тех не хватит энергии, стволов или мозгов чтобы защищать его до конца (а Брахар сомневался, что продажные солдаты Социальных Робосистем способны хоть что-то защищать до конца), то установка вполне может оказаться в темных лапах Темного Племени. Что, конечно же, несравнимо хуже - ведь с Темными даже в переговоры вступить не удастся.

Так что же, выходит, теперь все зависит от армии СР? А знают ли эти ребята, как много от них зависит? Готовы ли они оборонять корректор до последней капли крови и энергии? Да и вообще, что собираются делать эти вояки?

Вероятно, последний вопрос Брахар задал вслух, или же непроизвольно оттранслировал в нейроэфир, потому что Джерри Мистейк (а именно он стал заложником нейропилота) сразу же ответил:

- Я еще в точности не знаю наших планов. Когда ты меня.. гм.. захватил, я как раз был на совещании штаба по этому поводу.

- Странно: А мне показалось, что ты шел по коридору.

Мистейк снисходительно улыбнулся:

- Я был на ВИРТУАЛЬНОМ совещании. Одеваешь вот эту штуку, что ты у меня отобрал, и попадаешь в виртуальное пространство. Это называется виртуальный контактор.

- Ах, вот оно что: - Брахар разочарованно оглядел обруч с ретранслятором, трехмерными очками и наушниками, который снял с головы пленника. Он скорее предположил бы, что менеджер-неврастеник разговаривал сам с собой, чем подумал бы, что кто-то в галактике еще пользуется такими устарелыми средствами коммуникаций. - Ну ладно, тогда я сам зайду послушаю, о чем беседуют твои коллеги. Если я одену эту штуку, она все равно представит меня в виртуальном пространстве в твоей внешности, так ведь?

- Ага.

- Ну вот и чудно! - Завершил нейролетчик, надевая на голову обручконтактор и прилаживая очки и наушники. - А ты, милый друг, не скучай без меня, - прибавил он и шоковым телепатическим ударом послал Мистейка в обморок. Когда тело того обмякло в кресле, уронив голову на плечо, Брахар подстроил ретранслятор под свой нейроритм и вошел в виртуальное совещание.

Ну и местечко! Первую минуту Брахар тщетно пытался убедить себя в том, что это не бред, и что он действительно видит то, что видит. Вокруг него развернулось в дрожащем мерцании пламени свечей… древнее кладбище! Его окружали покосившиеся ветхие деревянные кресты, напоминающие ту истлевшую плоть, что покоится под ними, плиты из черного камня, впитывающие свет и угрожающе отливающие золотыми словами эпитафий, обнесенные металлическими оградками мраморные надгробия, кажущиеся неестественно белыми, словно выплавленными из костей скелетов. Над просторной "поляной" перед католическим склепом с охраняющими вход мраморными собаками скрестились ветви высоких берез, сквозь них коварно поглядывала одноглазая луна. "Да-а, обстановка подобрана согласно обстоятельствам," - подумал Брахар, немного придя в себя. - "Эти виртуальные декорации явно создавал человек с воображением!" Его глаза адаптировались к тусклому освещению, и он с любопытством оглядел собравшихся здесь людей - элиту космического флота Социальных Робосистем. Среди них, несомненно, тоже были люди с фантазией. Добрая треть, настраивая виртуальный контакт, не поленилась придумать себе облик, подобающий месту. Особенно выделялся высокий скелет мужчины с седыми волосами на черепе, одетый в адмиральский мундир, а еще пара женщин: одна с ног до головы в черном с блестящими звездами алмазных украшений - этакая королева ночи, вторая - в красном платье с золотом, пухлые алые губы, золотые тени, огненные волосы - фурия. Нейролетчик словно очутился на карнавале, и на время ощущение захватило его. Он даже почувствовал разочарование, когда заметил, что многие все же одеты в банальную военную форму. Однако вовремя вспомнил, зачем заглянул сюда. Он надел виртуальный контактор и перенесся в это фантастическое место чтобы услышать что-то о планах своих врагов, а значит, надо слушать, а не глазеть по сторонам.

Сложно было себе представить, что в таком антураже можно говорить о чем-то серьезном. Но здесь не просто говорили - как на всех виртуальных онлайновых конференциях, слова лились здесь бурными потоками, скрещивались, сливались, перемешивались и лавиной информации обрушивались на слуховые рецепторы всех участников. Все говорили одновременно, обращаясь к кому угодно и не дожидаясь своей очереди. Только стараниями программы-администратора, которая распределяла реплики по адресатам, можно было разобраться в происходящем.

Скелет адмирала - Фурии:

- Чтобы оценить эффективность нашей артиллерии, мне нужны данные о защитных системах Темных фрегатов.

Другой мужчина в форме - всем:

- Предлагаю отозвать восьмую эскадру от четвертой планеты. Спутник Аланара более важен.

Фурия - в ответ:

- Плохая идея, капитан. Во-первых, терять робосистему, которая уже почти развернута там, я не собираюсь. Во-вторых, пока восьмая эскадра прибудет сюда, пройдут сутки. Слишком долго.

Мужчина в форме - Скелету:

- От эскадры Винтера осталось только восемь крейсеров. Их нельзя посылать в бой отдельным подразделением.

Фурия - Скелету:

- О защитных системах нам расскажет Смоук, когда появится.

Человек в штатском - всем:

- Господа, хоть кто-нибудь, расскажите: как они размножаются?

Фурия - Королеве Ночи:

- Так что там с нейросетью Темного Племени? Почему ее нельзя уничтожить?

Здоровяк с клыками - полковнику десанта:

- Если они нападут на спутник, сколько вы предоставите мне нейтронных пушек? Мне нужны минимум две батареи!

Полковник - Здоровяку:

- За это отвечает полковник Смоук. Он скоро прибудет на совещание.

Кто-то - человеку в штатском:

- Это может рассказать только полковник Смоук.

Королева Ночи - Фурии:

- У меня есть мысли по этому поводу, но я предпочла бы…

Фурия - Королеве Ночи:

- Знаю, знаю, подождать полковника Смоука.

Женщина-вампирчик - Скелету в мундире:

- Адмирал, мне так надоело ждать Смоука, объясните, будьте добры, как они использовали наносистему?

- НАНОСИСТЕМУ? Какую наносистему? - забывшись от удивления, выпалил Брахар. На него тотчас же обратила внимание Фурия:

- Джерри, ты откуда свалился?! Об этом уже говорили все! Темное Племя переварило наносистемой четверть второй луны Аланара, ты забыл?

К счастью, контактор Брахара был настроен его предыдущим владельцем, поэтому на совещании нейролетчик предстал в образе своего пленника. Но Брахар был так потрясен услышанным, что даже не задумался об этом. НАНОСИСТЕМА. Только подумать! Наносистема как оружие!! Наносистема - самый мощный инструмент, созданный человеком. В КАЧЕСТВЕ ОРУЖИЯ!

Брахар невольно вспомнил первую лекцию о наносистемах, что он слышал. "Знания, дети мои, - это очень мощное орудие. И никогда не заблуждайтесь на этот счет: чтобы пользоваться знаниями, как и любым мощным орудием, нужна большая осторожность." - сказал тогда профессор Рилес. - "Прекрасный пример этому - нанотехнология." Дальше он рассказал ловящим каждый звук студентам историю, которая запомнилась Брахару на долгие годы жизни.

Это случилось полтора века назад, в годы бума нанотехнологии. Как это всегда бывает, получив в свои руки новый инструмент воздействия на природу (причем очень мощный инструмент), человечество принялось тыкать им куда нужно и куда не следовало бы, стремясь "поправить" в этом мире то, что по мнению людей Творец создал не вполне удачно. Наносистемы считались тогда чуть ли не абсолютным лекарством от всех экологических проблем, и их устанавливали на десятках планет к ряду, не глядя на их безумную стоимость. Все казалось так просто! На вашей планете истощился озоновый слой? Спроектируйте наномеханизмы, окисляющие О2 до О3 - и в считанные годы они восполнят нехватку озона. Ваша земля завалена неплодородными шлаками? Никаких проблем: установите нужную наносистему, и она преобразует их в минеральные удобрения. Добыча нефти загрязнила ваш океан? Да проще простого: наномеханизмы разложат нефтяную пленку на воду и углекислый газ. В те времена экологической эйфории бытовали даже идеи, которые любой современный человек без колебаний назовет бредовыми. Как вам, к примеру, мысль населить термостойкими наномеханизмами ядро планеты с тем, чтобы в процессе экзотермических реакций они остудили его и снизили вулканическую активность планеты? Или того хуже: создать нанороботов, которые производили бы фотосинтез и выбрасывали питательную органику прямо в атмосферу - чтобы люди могли питаться, просто вдыхая воздух! Однако все сенсации, порожденные нанотехнологией, затмила история, которая произошла на Аргусе - перспективной колонии тогда еще существовавшего Западного блока.

Планета имела вполне сносные условия жизни: на ней были свои флора и фауна (пускай и скудные), а климатические условия позволяли людям выходить на поверхность без скафандров, просто в кислородных масках. Единственной проблемой был аммиак. Ядовитый газ составлял 9% атмосферы, и что самое обидное, благодаря своей массе концентрировался прямо у поверхности планеты. Естественно, что процветающий Западный блок не поскупился на средства, чтобы открыть своей колонии путь развития. Задача оказалась сравнительно простой, как для наносистемы: нанороботы должны были только разлагать аммиак NH4 на чистый азот N2 (который выделялся бы в атмосферу) и водород, который окислялся бы, выделяя при этом необходимую для жизнедеятельности миниатюрных механизмов энергию. Единственным побочным продуктом реакций была безвредная вода, единственным недостатком - высокое потребление кислорода, которого, к счастью, на Аргусе было в избытке. Проект без колебаний был запущен на реализацию. Уже через год изначальную партию в 50 миллиардов нанороботов (общей массой около двух тонн), спроектированных специально для Аргуса, выбросили в атмосферу планеты.

Промах обнаружился позже. Совсем ничтожный, надо сказать, промах, но какими были его последствия! Оказалось, что в солнечные дни, когда атмосфера прогревается выше номинальной расчетной температуры, в реакциях окисления начинает участвовать не только водород, но и часть ионов азота, и в результате кроме воды наносистема начинает производить… азотную кислоту! Последствия не заставили долго себя ждать: первыми ласточками были редкие кислотные дожди, затем по утрам стала выпадать кислотная роса, от которой местные растения почти сразу превращались в бурые экспонаты для гербария. На третий месяц животные водоемов принялись массово выпрыгивать на берег, поскольку в период летних дождей в их родные реки потоками стекал раствор азотной кислоты. Когда металлические конструкции зданий и машин, не покрытые специальной защитной краской, стали неудержимо коррогировать, руководство колонии подняло тревогу. Отрегулировать уже установленную наносистему невозможно - ведь ничтожно маленькие нанороботы приносят удивительные результаты только благодаря своей численности. На протяжении уже четырех месяцев они, согласно программе, постоянно размножались, и теперь по оценкам специалистов в КАЖДОМ кубометре воздуха планеты содержалось никак не меньше трех тысяч наномеханизмов. Не в силах предпринять что-либо другое, колониальное управление Западного блока приняло решение уничтожить данную наносистему.

Борьба против наносистемы на Аргусе вошла в историю благодаря своим умопомрачительным масштабам и полнейшей безрезультатности. Военные начали скромно: с облучения электромагнитными полями. Затем перешли на ультразвук, затем - на жесткое излучение. Постепенно распаляясь и входя в раж, космический флот принялся бомбардировать атмосферу тепловыми ударами. На разных высотах было взорвано более двух сотен термоядерных бомб. За ними последовали торпеды с антиматерией. Каждая из них опустошала изрядный кусок поверхности планеты и убивала триллионы наномеханизмов в десятках кубических километров воздуха. Однако наносистема нисколько не страдала от этих ударов. Через пару часов ветер приносил в выжженные зоны новых нанороботов, и они вновь принимались размножаться. Невидимые глазу и большинству приборов микроскопические нанороботы равномерно заселяли всю тропосферу планеты и были подобны сообществу непрерывно плодящихся бактерий: чтобы уничтожить их, нужно было уничтожить их всех одновременно. В один прекрасный день военные поняли это.

Тогда последним воплем отчаянья руководство Западного блока объявило конкурс на лучший проект, который позволил бы стерилизовать одновременно весь объем тропосферы планеты и одновременно сохранить хоть что-нибудь от самой планеты. Этот конкурс вызвал к жизни самые бурные и безудержные фантазии агрессивно настроенных ученых и инженеров. Комиссию завалили сотнями безумных идей. Чего тут только не было: и предложение сдвинуть ось Аргуса, чтобы изменить климат и создать неблагоприятные условия для производства азотной кислоты, и проект другой наносистемы, нанороботы которой были якобы способны расплодиться и извести нанороботов первой. И все эти проекты были отвергнуты по одной общей причине: стоимость их реализации превышала стоимость освоения новой планеты и создания на ней другой колонии.

Что тут остается сказать? Сохранившиеся еще на Аргусе базы были эвакуированы. Через три года незадачливая наносистема переработала весь аммиак из атмосферы планеты и перестала существовать. К тому моменту биологическая жизнь на Аргусе отсутствовала, а его поверхность была сплошь покрыта, как снегом, толстым слоем нитратов.

Вот после этого инцидента Третья международная экологическая конвенция под угрозой тотального эмбарго запретила кому бы то ни было устанавливать наносистемы без одобрения специальной Высшей экологической комиссии, а также использовать их в военных целях. На протяжении ста пятидесяти лет этот запрет свято выполнялся всеми блоками и корпорациями, и только сегодня был впервые нарушен могучими варварами из Темного Племени, и надо же было, чтобы это случилось именно в родной системе! Как тут не вознести хвалу всевидящему Творцу? Однако вместо пустых сетований Брахар предпочел все же вслушаться в это совещание и постараться использовать полученную информацию.

А на совещании тем временем произошло весьма значительное событие: на виртуальное кладбище вошел мужчина средних лет в черном плаще а-ля граф Дракула и остановился, опершись руками на высеченный из грубого камня крест. Очевидно, этот человек и был тем самым незаменимым полковником Смоуком, которого так ждали все остальные, потому что его сразу же засыпали градом вопросов.

- Полковник! Что вы узнали о живых кораблях?

- Почему они так быстро размножаются?

- А можно ли…

- …гнездо-носитель…

- …нейросеть…

- …споры…

- …наносистема? Фурия в красном решительно взяла инициативу в свои руки:

- Все тихо! Полковник, расскажите по порядку обо всем, что вам удалось узнать. Начните с наносистемы - это нас больше всего волнует.

- Что ж, начнем с наносистемы, - несколько усталым голосом согласился граф Дракула. Очевидно, он и вправду в поте лица работал, пока остальные базарили внутри компьютера. - Одно из гнезд-носителей Темных развернуло наносистему на второй луне Аланара примерно 8-10 часов тому назад, в то время, как наш флот был занят уничтожением другого их роя. Их наносистема обладает огромной - даже по меркам наносистемы - продуктивностью. Примерно за 3 часа она переработала несколько миллионов тонн вещества планеты, разложив его на химические элементы и выбросив в космос. Целью этого было создание благоприятной среды, в которой могли бы развиваться споры Темных кораблей. Как все вы видели, эта среда представляет собой облако, окружающее вторую луну. По моим данным, гнезда Темного Племени выбросили в "плодородное" облако порядка 15 тысяч спор, из которых 2 тысячи уже превратились в крупные боевые корабли.

- Как часто рождаются эти корабли?

- Насколько я понимаю, повышенная температура пространства ускоряет деление и рост их клеток. Каждый час на свет появляются примерно 400 новых кораблей.

По виртуальному собранию пробежался приглушенный ропот. Скелет в адмиральском мундире высказал общее настроение:

- Это значит, что время ограничено? Мы должны атаковать их как можно быстрее?

- Именно так, адмирал. Если мы не атакуем Темный флот в ближайшие двое суток, то после этого срока нам будут противостоять 15 тысяч артиллерийских фрегатов, не считая бесчисленного множества мелких насекомых-истребителей.

- Так, информация принята, - снова заговорила деловым тоном Фурия. - Расскажите теперь подробно об этих спорах. Что вы знаете о них, как они развиваются, можем ли мы остановить их рост?

- К сожалению, о самих по себе спорах я знаю только то, что видел на экранах - как и вы все. Но во время боя был захвачен сильно поврежденные Темный фрегат, и мой отдел исследовал его. Вероятно, это будет звучать как сенсация, но это судно - ЖИВОЙ ОРГАНИЗМ. Я думаю, также, как и все остальные суда Темных. Он целиком состоит из живых клеток разных типов: жесткие клетки корпуса, нервные клетки, клетки, способные накапливать заряд, которые обеспечивают движение и ведение огня. Каждая из этих клеток содержит ДНК и способна к росту и самовоспроизведению. Исходя из этого, я легко могу представить цикл роста и развития корабля. Очевидно, споры содержат в себе ДНК-код всего судна и запас трансурания, который используется как источник энергии для роста. Попадая в плодородный слой - в облако - клетки споры начинают делиться, используя как строительный материал вещества, содержащиеся в облаке. Поскольку ядерная реакция распада трансурания дает очень много энергии, то рост происходит чрезвычайно быстро.

- Прекрасно, исчерпывающий анализ. Теперь скажите, Смоук, как нам во имя Творца им помешать? Мы можем отнять у этих спор пищу, чтобы они не могли расти?

- К сожалению, нет, мисс Чарити. Пищу дает им работающая наносистема. Мы все прекрасно помним опыт Аргуса: уничтожить наносистему невозможно. - Фурия открыла было рот, желая ответить что-то, но Дракула быстро продолжил: - Однако, я подумал вот о чем. Споры крупных кораблей содержат большой запас трансурания - для роста и для функционирования "взрослого" корабля впоследствии. Вы прекрасно знаете, что трансураний нестабилен, и в нем можно вызвать цепную реакцию распада.

Женщина в красном тут же подхватила его мысль:

- То есть вы хотите сказать, что если мы хорошенько облучим эти споры гамма-радиацией, то они начнут взрываться, как ядерные бомбы?

- Совершенно верно! Гамма-частицы способны спровоцировать реакцию распада трансурания.

- Фрост, Сноу, сколько мы имеем кораблей с гамма-проекторами?

Сноу - это, очевидно, тот скелет-адмирал:

- Мисс Чарити, тактические гамма-излучатели установлены на модернизированных крейсерах серии AV и на тяжелых бомбардировщиках класса HB. Общим счетом в двух эскадрах у нас 27 таких судов.

- Выделите их в отдельные подразделения, мы используем их чтобы уничтожить все споры в облаке. Поскольку с этим вопросом все, - ее тон не терпел возражений, и Брахар понял, что, несмотря на молодость, командует здесь именно эта женщина, - то мы переходим к следующему нюансу. Нейросеть Темного Племени. Кто что знает о ней? Джина?

Королева Ночи (ее, значит, зовут Джина):

- Пускай начнет полковник, я дополню.

Дракула:

- Хорошо. Я изучил нервную систему Темного фрегата. В ней имеется орган, способный, по всей видимости, создавать мощное нейрополе. Также корабль имеет рецепторы, чувствительные к нейроволнам. Предполагаю, что с помощью этих органов все корабли Темного Племени связываются в одну единую нейросеть, которая позволяет всему флоту действовать с исключительной координацией. Что же касается наших возможностей воздействовать на нейросеть противника…

- …то я могу сказать следующее, - как по нотам вступилась Королева Ночи. - Поскольку общее нейрополе создается тысячами кораблей, рассеянных в огромном пространстве, то для непосредственного воздействия на него понадобится генератор нейроволн сверхбольшой мощности. Наш флот не располагает такими генераторами, и взять под телепатический контроль весь Темный флот не удастся, хоть как бы заманчиво не звучала такая идея.

На заднем плане возник какой-то молодой офицер в своем естественном обличии и затараторил, обращаясь к Фурии:

- Мисс Чарити, извне системы поступило срочное сообщение на ваше имя. Уровень срочности - единица.

- Да, я поняла, - несколько разочарованно вздохнула женщина в красном. - Господа, я отлучусь ровно на минуту. Продолжайте без меня.

Она растворилась в виртуальном воздухе, как фантом.

- Однако, господа, я могу предложить вам другую идею, - продолжила женщина в черном. Судя по всему, ее идея стоила того, чтобы преподнести ее красиво: Королева Ночи вышла в центр поляны, и свет свечей скрестился на высокой стройной фигуре, отбросив в разные стороны дрожащие тени. Женщина оказалась в перекрестье теней, как на театральной сцене, и заговорила, словно играя роль:

- Я изучила конфигурацию линий напряженности нейрополя Темного флота, которую сняли во время боя наши сенсоры. Из этой конфигурации следует, что все корабли Темного Племени не только координируются, но и управляются из одного центра, который излучает сверхмощное нейрополе. Такой центр находится внутри гнезда-носителя роя. Все более мелкие корабли только усиливают телепатические приказы гнезда и передают их дальше, по цепочке. Я считаю, вывод напрашивается сам собой.

- Великолепно! Это - наш ключ к победе! - воскликнул скелет адмирала, крепкий мужчина в форме прервал его и заорал могучим басом, который, впрочем, сразу же приглушил сервер:

- Мы атакуем этих гадов и уничтожим их гнезда! Забросаем их антиматерией, посмотрим, как Темные обойдутся без своего мозга!

Все остальные эхом подхватили спасительную мысль:

- Да, точно…

- …именно так…

- …выделим специальную группу…

- …торпедное вооружение.

В этот момент из ниоткуда вновь возникла яркая фигура Фурии, и - к ужасу Брахара - обратилась к нему:

- Джерри, я что-то пропустила?

Летчик почувствовал сквозь ткань виртуальной реальности, как в реальности настоящей кровь ударила в его виски под обручем контактора. Голова итак гудела от потока информации и от обилия трескотни вокруг, но ему чудом - просто чудом, хвала Творцу! - удалось сымитировать манеру речи своего пленника:

- Почти ничего. Только Джина рассказала нам, как победить Темный флот. Больше ничего особенного.

- О, Имя Творца! Что ж ты молчишь?! Пересказывай быстро.

Брахар, стараясь сохранять ту же манеру речи, как можно короче пересказал ей суть сказанного. Краем уха он при этом умудрился подслушать, о чем говорили другие. Говорил, в основном, как и прежде, полковник в плаще. Он поведал собранию о секрете высокой маневренности штурмовиков-инсектоидов. Как выяснилось, при движении они накапливают заряды в некоторых клетках тела и с их помощью отталкиваются или притягиваются электрическими полями планет. Кто-то из умных военных тут же предложил установить на десяток кораблей накопители заряда и притягивать или отталкивать заряженных инсектоидов как заблагорассудится. Последовало короткое обсуждение того, как это лучше организовать. Начальница в красном, очевидно, тоже участвовала в разговорах "на два фронта", потому что едва это обсуждение закончилось, она тут же объявила:

- Что ж, господа, теперь время подвести итоги и составить детальный план сражения.

И тут Брахар вдруг ощутил в себе приступ не то вдохновения, не то азарта, и не боясь более быть замеченным произнес во всеуслышание:

- Минутку, господа. У меня тоже есть мысль.

От него - вернее, от менеджера Джерри Мистейка - явно никто не ожидал никаких мыслей, так как все немедленно воззрились на него и притихли.

- В системе присутствует целая эскадра Космической Полиции. Что, если попробовать объединится с ними?

- А и вправду… Джерри, ты просто умница! - на глазах расцвела Фурия. - Какие могут быть проблемы? Темные ставят помехи?.. Ничего, пошлем курьера! Он будет у Кулера через два часа… Что, Джина? Почему это нет?!! Ты же сама предлагала…

Королева Ночи с убийственным спокойствием рассеяла минутную иллюзию:

- Я предлагала рассказать Кулеру об аварии с корректором вероятностей и так заручиться его поддержкой. Но теперь это делать поздно: теперь он не поверит нам. Он сочтет, что мы лжем ему, только чтобы он спас нас от Темных.

- Ну что ж… - разочарованно протянула начальница. Потом вдруг подмигнула Брахару: - Но ты все равно молодец, Джерри!

Над одной из могильных плит сконденсировался жуткий призрак в лохмотьях и без головы. Его доклад выглядел столь же странно, сколь и его виртуальный образ:

- Гм… Господа! Разрешите доложить о.. э.. непредвиденном происшествии. Из камеры в.. э.. тюремном отделении исчез аланарский летчик.. а.. пленный. То есть бежал.

- Я это знаю, - прервала Фурия. - Господи, майор, что вы с собой сделали?!

- Я.. э.. простите, я не… Я хотел сказать, это не все. Мы поймали в комплексе.. хм.. пирата, он был занят тем, что разбивал камеры наблюдения. Он вел себя как.. э.. зомби. Мы подумали, что он побывал под нейроконтролем.

- Майор, чему вы удивляетесь? - Королева Ночи была, как обычно, совершенно спокойна, чего нельзя сказать о Брахаре, который ловил каждый звук под грохот собственного сердца. - Технология УР позволяет вживлять людям нейроблоки. У Брахара, как у нейролетчика, вполне мог быть такой вживленный нейроблок, и он мог воспользоваться им, чтобы бежать из тюрьмы.

- Э.. Джина, но почему вы… Почему вы не предупредили нас?

- А по-вашему, это моя обязанность - следить за охраной военнопленных? Если бы вы просканировали его черепную коробку тогда, когда это нужно было сделать, вы бы все узнали и без меня.

Один из военных:

- Как я понимаю, беглый аланарский пилот бродит по комплексу с нейроблоком на голове и может взять под контроль кого угодно? Все правильно, майор Шай?

- Так точно, майор Карридж. А кроме того, э.. мы не сможем его быстро поймать, потому что роботы-охранники.. э.. потеряли сознание. Отряд десантников уже обыскивает здание, а пока я.. хм.. советую всем соблюдать осторожность, иметь при себе личное оружие. "Все ясно!" - сказал себе Брахар. "Они начинают травлю, и опять на меня, бедного. Отец наш, за что ты так благосклонен ко мне?" И, естественно, не получив ответа на свой вопрос, аланарец принял решение: "Выходит, надо спешить. Здесь я уже услышал все, что нужно." С этой мыслью он покинул виртуальное кладбище.

- Эй, очнись! Очнись, приятель, ты нужен Справедливости и Порядку! - повторил Брахар, выдавая бессознательному телу пленника очередную пощечину. Тот только промычал что-то, но даже не пошевелился. "Похоже, я немного перестарался, когда отключал этого парня," - встревожено подумал аланарец. "Эй, приятель, не пугай меня так! Ты же мне еще нужен." Помогло только крайнее средство: серия приемов телепатической стимуляции, которым учат нейролетчиков на случай экстремальных ситуаций. После дозы нейроимпульсов Джерри Мистейк наконец начал возвращаться к осмысленному существованию.

- Итак, неуравновешенный друг мой, я понимаю, твое самочувствие еще далеко от гармоничного, но время не ждет. Я узнал все, что хотел, на вашем совещании. Теперь мне нужен человек, чей приказ здесь выполнят безоговорочно.

- Хе, это не по адресу! Я человек гражданский, и меня здесь не шибко уважают, - впервые обрадовался такому положению вещей менеджер по терроризму.

- Тогда кого ты мне можешь посоветовать?

- Лейла Чарити, тактический советник генерала Брутса и начальник нашего гарнизона в системе Cr2812.

- Знаешь номер ее аппартаментов?

- Да.

- Сможешь открыть дверь? "Э-эх, и зачем же я подсмотрел у нее кодовый номер?.."

- К сожалению, смогу.

- Тогда идем, навестим твою высокопоставленную коллегу, - сказал Брахар и указал Мистейку на дверь стволом его же пистолета.

* * *

Однако Брахар несколько поспешил, покидая виртуальное совещание. Буквально через полминуты после того, как он снял виртуальный контактор, на "загробной" площади собраний вновь возник адъютант начальницы гарнизона - в своем обычном мундире, не позволяя себе развлекаться выдумыванием маскарадных костюмов. Он сразу же обратился к Лейле Чарити:

- Мисс Чарити, разрешите доложить. Есть новость, возможно, радостная. На спутник прибыл курьер с флагмана флота Космической полиции. Он говорит, что принес предложение от конгрессмена Кулера, и просит аудиенции у вас.

- Действительно многообещающе! Проводите курьера в штаб службы безопасности. Я буду через 10 минут.

* * *

Двое здоровенных десантников в серебристых металлизированных комбинезонах со скорострельными разрядниками наперевес ввели Зеру в какое-то помещение и замерли у нее за спиной, по обе стороны двери. Зера тоже остановилась, подсознательно ожидая приказа, и неожиданно с досадой заметила, что она, некогда своенравная и свободолюбивая, уже начинает привыкать ходить под стражей. Ее досада пропиталась горечью, когда она осмотрела зал, в котором оказалась. Она никогда не была в нем, но видела десятки ему подобных. Это, несомненно, был зал дискуссий, один из тех, в которых Исследователи Мироздания, рядовые ученые и просто аланарские граждане когда-то собирались, чтобы поделиться своими мыслями, идеями, и даже - паче чаяния! - откровениями Творца, ниспосланными им. Когда-то это был зал света, того света, что, как внушали Зере с детства, несут с собой знание и общение. Теперь он был заполнен чужим, морально устаревшим и неуместным здесь оборудованием, таким же неуместным, как и люди с оружием, окружавшие Зеру. Теперь этот зал показался Зере прихожей в ее тюрьму.

- Мои приветствия. Я готова выслушать вас, - произнесла, выступив в середину комнаты, какая-то девушка с кукольным личиком, и только теперь Зера обратила на нее внимание. Это была та самая сучка, что намеревалась распродать под курорты захваченный Аланар. По этому случаю в свое время Зера даже запомнила ее имя и звание (тактический советник Лейла Чарити) и пообещала себе лично выцарапать этой стерве глаза. И куда девалась теперь ее решимость!..

- Как я понимаю, конгрессмен послал вас передать мне сообщение?

Зера явственно почувствовала, как язык засох у нее во рту и потерял способность двигаться. "Ну же, подружка, возьми себя в руки! Они же не знают, кто ты. Ты - посланница ФКП, и веди себя, как подобает! Да они должны на цыпочках перед тобой стоять! Главное - никакого страха… и ненависти." Она сделал шаг к Лейле, сфокусировала взгляд на ней, выбросив из поля зрения окружавших их офицеров и охранников, и сухо отчеканила первую фразу:

- Меня зовут Джессика Блуберд. Конгрессмен Винсент Кулер, ответственный контролер Федеральной Космической полиции, направил меня с миссией передать вам чрезвычайное предложение.

- В чем оно заключается?

Зера прочла в глазах Лейлы надежду. Зера никогда не отличалась наблюдательностью, но эта надежда светилась так нарочито, что она не смогла ее не заметить. И сразу же обрела спокойствие, почувствовав слабость своих врагов.

- Конгрессмен предлагает вам совместными усилиями остановить агрессию Темного Племени и ликвидировать вторгшуюся группировку. Предварительный план, предложенный нашим штабом таков. Основная часть штурмового флота Темного Племени рассредоточена вокруг Аланара. В то же время оба материнских корабляносителя висят на орбите второй луны с небольшим прикрытием - порядка трехсот фрегатов. Очевидно, что противник не ожидает атаки. Мы можем воспользоваться этим. Если флот Социальных Робосистем отрежет эти два гигантских носителя от остальных кораблей Темного Племени, то наши тяжелые крейсера смогут уничтожить их. Если предварительная информация, полученная нашим разведотделом, правдива, то при этом флот Темного Племени потеряет свой командный центр и лишится нейросети. Координация их действий будет нарушена и…

Она говорила, и с каждым словом чувствовала себя все увереннее, потому что видела, что ей верят. Ее безумный и нереальный план вдруг стал прочным и осязаемым. Руками врагов очистить родной Аланар от захватившей его нечисти и при этом изрядно подорвать силы этих самых врагов. Ее собратьям останется всего ничего - вернуться и добить то, что от них останется… Разве могла она хотя бы мечтать о большем? "Ну же, звездочка моя, теперь не подведи меня!"

- Итак, если мы согласимся, мы должны подать сигнал. Какой именно?

- Как вы знаете, дальняя связь нарушена помехами, которые ставит Темное Племя, поэтому наше командование предлагает вам в качестве сигнала…

Зера не слышала, как кто-то вошел и остановился в трех шагах позади нее, и прервавший ее женский голос прозвучал совершенно внезапно:

- Лейла, будь осторожна, она не из ФКП.

- ЧТО?

- Я думаю, она - аланарский пилот.

Нейротехник! Просто и страшно. Эта женщина, что стоит сзади нее, - нейротехник. Вот то, чего Зера не учла в своем плане! Лихорадочно вспоминая навыки, полученные еще в детских играх, она попыталась быстро заблокировать свое сознание, подавить "яркие" мысли… Но, естественно, было поздно - на нее уже смотрели стволы лучеметов.

- И как это понимать? Кто мне объяснит?!

Губы Лейлы резко искривились, мгновенно испортив ее "кукольную" маску, когда она шагнула к Зере и пристально впилась в нее взглядом.

- Кто вы, собственно, такая, девушка?

Вместо Зеры ответила все та же женщина-нейротехник:

- Она - пилот Универсальных Робосистем. Не знаю, как она очутилась здесь, но по-моему, действует по собственной инициативе.

- На чем она прилетела?.. Майор отвечайте, черт возьми, не мнитесь!

- Она э.. прибыла на легком боевом корабле м-мм.. неизвестной конструкции. Возможно, это истребитель.

- Неизвестная конструкция?!! - Лейла почти выплюнула эти слова в лицо перепуганному, как всегда, Шаю и вновь обернулась к Зере. - Это ваш аланарский универсальный Заксар! Только ты передвинула щитки брони и сменила форму, так?! Пожалуй, никогда до этого Зера не была так близко к смерти. Четыре ствола были нацелены на нее, и Лейле, что сверлила ее колючим взглядом, достаточно было одного движения, чтобы четыре разряда обратили Зеру в пепел. Но как ни странно, сейчас она не чувствовала волнения - совершенно спокойно, игнорируя Лейлу, Зера обернулась к стоящей у нее за спиной:

- Если вы нейротехник, то посмотрите повнимательнее. Проверьте! Я не лгу вам.

Джина Смарт с любопытством оглядела ее.

- Тогда снимите блоки. Не мешайте мне смотреть.

Не колеблясь ни секунды, Зера освободила свои мысли, открыла сознание для внешнего контакта. И тут же шоковый нейротический удар обрушился на ее нервную систему. В глазах потемнело, мышцы молнией пронзила судорога, ноги подкосились, она рухнула на пол, корчась в конвульсиях и забыв обо всем, кроме своей боли. Она не знала, долго ли это длилось. Скорее всего, лишь несколько секунд. Потом боль отхлынула, чувства вернулись к ней, и первое, что Зера увидела, вновь очутившись в реальности, были зеленые глаза ее мучительницы. Джина стояла над нею и, казалось, слегка улыбалась.

- Это правда, Лейла. Она не врет. Она аланарский пилот, но она действительно прилетела с посланием от Кулера.

- Да?.. - Чарити, несколько ошалелая от увиденного, перебегала глазами от Джины к Зере и обратно. Честно говоря, она никогда не думала, что хоть кто-то из нейротехников способен так вырубить человека. До сих пор нейроблок казался ей сравнительно безобидным устройством.

- Можете не сомневаться. То, что вы видели, необходимо было для проверки. Такой шок исключает возможность обмана. Возможно, нас обманывает сам Кулер, но эта девушка уверена, что флот ФКП поможет нам.

Лейла кивнула, двое десантников убрали лучеметы и подняли Зеру на ноги. Но Чарити она больше не интересовала. Мысли Лейлы уже были сосредоточены на возникшей вдруг спасительной возможности.

- И как по-твоему, Джина, насколько мы можем доверять Кулеру?

- Я думаю, ему нет смысла подставлять нас. Наша выходка в этой системе не заботит всерьез ни Кулера, ни Конгресс. Они же только хотели припугнуть нас. А вот Темное Племя - реальная угроза для всей Федерации. Если Кулер не полный идиот - что вряд ли - он должен понять, чем может обернуться победа Темных в этой системе.

Неожиданно для себя, Зера тоже осознала это. Раньше она смотрела на все события только как представитель оскорбленного народа. Сейчас она с ужасом подумала, что если не отбросить с Аланара эту мразь, то следующая атака может обрушиться на любую планету галактики. И сразу же ее вновь охватила волна безысходности. Когда-то - как же давно это было! - она верила, что люди - хоть несмышленые, но все же дети Творца, и он присматривает за ними, и заботится. Ее иллюзии не растаяли даже в тот день, когда флот Аланара погиб под пушками захватчиков, а ее братьям и сестрам пришлось бежать. Она верила, что Творец просто послал испытание ее народу, и не сомневалась, что аланарцы с честью пройдут его. Но теперь… Теперь Творец был безумно далеко, так же, как и потасканные Справедливость и Порядок, а судьбы ее планеты и многих других планет, и многих народов, населяющих их, держали в руках парочка ничтожеств, наделенных властью. Этот боров Кулер, не думающий ни о чем, кроме своих голосов, и тощая сучка Чарити, мнящая себя великим полководцем и мечтающая о карьере, и эта Джина, бездушная тварь с грустными глазами.

А она, Зера, не была больше никаким орудием Творца - лишь маленькой жалкой пешкой, которую забыли сбить. Не более того. Ее вера умирала в жутких конвульсиях, причиняя Зере куда большую боль, чем внезапный и сильный нейротический шок.

Она не почувствовала, как ее вывели из комнаты, как посадили в коридоре на какое-то сиденье дожидаться чего-то. Зера вдруг отчетливо осознала, что скорей всего теперь ее убьют. Она просто не нужна им более. Ее это нисколько не волновало - по существу, она должна была умереть еще в том бою. Последующие два месяца были лишь затянувшейся игрой в прятки со смертью. Она не видела, как офицеры СР вышли из зала один за другим, даже не взглянув на нее, и как Чарити только кивнула десантникам, и Зеру повели куда-то.

А затем их остановили, и прямо перед нею оказалась та самая Джина - нейротехник, обученный жестокости. Зера не сразу поняла, что к ней обращаются:

- Джессика, я хотела сказать вам. Извините меня, просто я должна была быть уверена. Поверьте, другие средства намного хуже. Простите.

Девушка устало подняла глаза, и после ее слов мисс Смарт стало до боли жалко этого ребенка:

- Меня расстреляют?..

- Нет, Боже мой, что за ерунда! Вас и пальцем не тронут! - Она добавила, обращаясь к десантникам: - Идите, оставьте нас, - и когда те, немного поколебавшись, зашагали дальше по коридору, Джина спросила Зеру:

- Вы ведь та девушка, что побывала у пиратов?

Зера с ужасом почувствовала, что ее душат слезы. Больше всего она боялась разреветься здесь, перед этой женщиной, но смогла выдавить из себя только односложный ответ:

- Да.

- А потом вы побывали еще и у Кулера. И миновали зону, контролируемую Темным флотом, чтобы прибыть сюда. Вы очень смелая! Это редкость в наше время. - Джина не врала, она знала это лучше всех, ведь она столько лет была мужеством, хладнокровием и смелостью сотен офицеров элитного соединения СР. - Я восхищаюсь вами!.. Но скажите, как мне кажется, Джессика - не аланарское имя. Я права?

Зере вновь удалось вымолвить только одно слово:

- Зера.

- Приятно познакомиться. Я - Джина Смарт.

* * *

Хардегону шла эта форма. Десантники СР не могли пожаловаться на материальнотехническое обеспечение своей службы. Отличная, в меру грубая, но удобная куртка из натуральной ткани! СР явно баловали своих десантников. Впрочем, в них редко возникала необходимость. Если бы не крах системы связи, эти весёлые ребята коротали бы вечер в уютной казарме, а не валялись сейчас в ногах у Мортениуса. Со своими функциями обеспечения безопасности в комплексе они справлялись, как видно, из рук вон плохо. Очевидно, бдительности не хватало. Привыкли к наступательным боям, к беготне с лучеметами в руках, а просто стоять на посту, пассивно следить за происходящим, да еще и соблюдать осторожность при этом считали ниже своего достоинства. И вот результат! Хардегон удобно пристроил на бедре лёгкое оружие десантника и дал Мортениусу знак двигаться дальше.

Беспечность десантников СР просто удивляла. Они стояли в самых неудобных для них же местах и громко болтали, нарушая все возможные уставы. Вот Мортениус привычным уже движением подкрался к очередному повороту. Чуть не споткнулся о прислонённое стволом к стене табельное оружие - обошлось. А из-за угла слышалось гнусавое:

- Ну, я ему говорю: "Ты мне за помятый бампер заплатишь". А он мне так нагло: "Чего-чего, старик?". А я ему: "Сейчас такой бампер стоит не меньше сотни!". А он так самоуверенно: "А у меня только кредитка на 500!" Достает из-под сиденья биту и добавляет: "Не переплачивать же?"

- Так вот как тебя угораздило пальцы сломать. Ану, пошевели.

- Да нет. Пальцы - это потом было, а сначала…

В этот момент Мортениус прогулочным шагом вышел из-за угла.

- Ваша вахта закончилась, парни, - расплылся он в жизнерадостной улыбке. Держа разрядник за ствол, как крюком, он сделал подножки обоим десантникам. Вошедший в этот момент Хардегон глухими ударами приклада завершил ритуал "сдачи вахты".

- Ну, вот мы и на месте, брат Мортениус. У кого-то из них должна быть матрицаключ.

Всё тем же крюком Мортениус подцепил высунувшееся из кармана распластавшегося на полу солдата кольцо матрицы-ключа и протянул её напарнику.

Двери со свистом распахнулись, и перед пилотами предстал центр связи.

Умели УР строить. Если брались осваивать систему, то делали это обстоятельно и без спешки. Эти стены были не чета разгильдяйским скоростроям, возводимым в темпе своих бешенных жизненных циклов социальной робосистемой. Это строилось на века, и даже с запасом на непредвиденные катаклизмы галактического масштаба. В этом зале поневоле чувствуешь себя защищённым и спокойным. Более того, здесь царил даже какой-то уют, не свойственный обычным техническим помещениям. Здесь жил дух многовековой истории Универсальных Робосистем. Этих нейросетей касалась мысль древних старейшин корпорации. В них пульсировал их дух и мудрость.

Хардегон с озабоченным видом увлёк Мортениуса к массивным пультам. Древние нейроблоки водрузились на головы новых хозяев вечеринки.

- Итак, что мы имеем в сети, брат Харди?

- Тьма. Полное затмение умов снизошло на этих бесхозяйственных варваров СР. - курсировали мысли Хардегона по сетям третьей луны. - Какие разрушения и никакой созидательной деятельности с их стороны.

- Нет, вы не правы, друг мой. Посмотрите только на эти великолепные нейтронные пушки. Они функционируют, они хорошо охраняются, они стали любимыми игрушками СР. Посмотрим на банк их тактических схем.

- Ого, неплохо. Они успели тут навоеваться в наше отсутствие.

- Обратите внимание: они и сейчас не сидят сложа руки. За этой ситуацией нужно следить. Как бы не стало нам всем тут жарко.

- Если вы имеете в виду Тёмное Племя, то судя по разведданным, ситуация под контролем. - без уверенности в мыслях предположил Хардегон.

- Да вы, брат мой, не приукрашивайте - поляжем все как один на поле боя, - расхохотался Мортениус таким тоном, будто в собирательное понятие "все как один" сам Мортениус не входил.

- Ну не без этого, конечно. Но давайте уже прекратим это любование чахлыми свершениями наших вероломных знакомых. - У Хардегона язык не повернулся назвать военных СР братьями. - Пора заняться поисками своих. Где там держали Брахара?

- Пройдитесь пока по картинкам обзорных камер, а я обшарю в разделе новостей службы безопасности. - Ого! - Воскликнул Мортениус, едва войдя в сектор новостей. - Наш непутевый брат Брахар успел здесь поразвлечься: два часа назад некто сбил два спутника связи СР из их же зенитной пушки. Поэтому-то роботы-охранники и лишились чувств. Лихо сработано!

- Вы столь оптимистичны, друг мой! - С недоверием ответил Хардегон, спеша умерить поток восхищения коллеги. - А вы уверены, что это именно Брахара работа?

- А вы считаете, это кто-то из здешних офицеров решил поупражняться в стрельбе?

- Друг Морти, по-вашему, Брахар мог так легко и быстро взять орудие под контроль? Не забывайте, мы же с вами в реальном мире, а не в боевике каком-нибудь.

- Да что тут сложного-то? Друг мой, это наши же родные компьютеры, каких у вас на ферме штук тридцать стояло. Горе-вояки даже не потрудились поставить на них свою систему безопасности! - И в подтверждение Мортениус с легкостью, одной мыслью-командой раскрыл план-схему расположения оборонительных сооружений гарнизона Социальных Робосистем.

- Ну что ж, если вы столь уверены в успехах нашего друга, то давайте попробуем найти его. Я прогляжу все-таки обзорные камеры… А вы пока скиньте на матрицу эту схемку - вдруг пригодится.

- Странно что-то камеры работают через одну. - Отметил Хардегон после пары минут наблюдений. - Какой-то парень их крушит одну за другой… Ууу-у-у, да он зомби! - Добавил летчик, увидев на одном из экранов Смалекса, с остервенелой рожей разбирающегося с очередной камерой посредством титановой монтировки.

- Так вот как он освободился! - Радостно заорал Мортениус, мгновенно оценив открытие друга. - Блестящие мыслители из СР забыли нейтрализовать вживленный нейроблок Брахара, и он взял под контроль этого бедолагу! Да как качественно взял: вы посмотрите, он же до сих пор в трансе! С каким усердием трудится - посмотреть приятно.

Однако Хардегон по-прежнему был полон того скептицизма, какой неизменно приходит с опытом:

- Что-то наш брат в попытках замести следы всё больше дров наламывает.

- А ведь его всё ещё не поймали. Он уже несколько часов рыщет по комплексу, нагоняя ужас на местных офицеров.

- Поделом. Сколько из них он уже "достал"?

- Некий Мистейк не выходил на связь уже давненько.

- Наверное, оказался не в том месте и не в то время.

- Ага, свежие новости, брат Хардегон: Брахар захватил Лейлу Чарити - начальницу гарнизона СР!

- Важная особа. А что с Мистейком? Ага, ясно. Теперь уж точно шум поднимется - что в осином гнезде.

- Интересно, что же Брахар собирается делать дальше?

- Можно смоделировать. Я в этом деле асс.

- Знаю, знаю. Ваша секция только и делает, что пытается загнать поведение человека в узкие рамки предсказуемости. Средневековый фатум какой-то. Впрочем попробуйте, дело хозяйское.

- Давайте без скепсиса, брат Мортениус. Я, между прочим, в прошлом году выиграл приз на открытом чемпионате по моделированию поведения высших млекопитающих.

- Бедные наши коровы, - подумал чуть слышно Мортениус.

- Я приступаю, а вы не мешайте. - Несколько раздраженно объявил Хардегон, настраивая миниатюрный аналитический компьютер.

- Посмотрим, может, у меня выйдет не хуже вашего, - с вызовом бросил Мортениус и разделил мысленное пространство, начав построение своей вычислительной модели.

* * *

- Что ж, приятель, садись, подождем твою подругу.

Брахар уже снял нейроконтроль, чтобы не тратить попусту свою энергию. Он не опасался непредвиденных выходок со стороны подопечного - менеджер Джерри Мистейк показался ему с самого начала личностью до крайности безвольной. И пока что Брахар не ошибся в нем - после этих слов Мистейк послушно опустился в кресло и замер, уставившись в пол. Нейролетчик тоже сел в кресло напротив и с интересом оглядел гостиную той, кому он готовил сюрприз. Надо сказать, эта комната не выдавала в ее хозяйке каких либо склонностей к аккуратности. Какие-то предметы туалета были разбросаны по спинкам и подлокотникам кресел - вероятно, пользование шкафами считалось среди руководства СР признаком плохого тона. На полу рядом с подушкой покоилось блюдце с огрызками шоколада и одна туфля. Вторая в радиусе прямой видимости не наблюдалась. Журнал на столике намекал на то, что хозяйка квартиры использовала его скорее как подставку под кофе, чем для чтения. Брахар с ужасом подумал о том, что может твориться в спальне у этой особы. Затем он заметил на стене 3D-грамму и подошел рассмотреть ее. Она отображала молодую женщину в полупрозрачной блузке с растрепанными от ветра волосами, свесившую ноги с малахитовой скалы одного из аланарских побережий. Брахар уже видел ее - на виртуальном совещании, куда он заходил под видом своего заложника.

- Эй, дружище, это она?

Мистейк чуть не подпрыгнул от неожиданности:

- А? Что?.. Да, она.

- Что-то маловата она как для адмирала: Как считаешь? - Брахар с удивлением вспомнил знакомых ему командиров УР. Не говоря о том, что женщину среди них и днем с огнем не сыщешь, но пожалуй, он не назвал бы даже одного капитана корабля возрастом моложе семидесяти.

- Ага, и не говорите. Политика кадрового руководства: кто нахальней, тот и пролез. Дают вот таким малолеткам оружие. - Мистейк говорил с таким разочарованием, словно сам был незаслуженно забытым ветераном.

- Да-а, приятель, оно и неудивительно, что вы деретесь, как стадо бычков. Как там, помнится, сказал старина Яршер: "О чем там думать, пока нас много!"

Хотя секунду спустя нейролетчик сам засомневался, а так ли уж неверна кадровая политика Социальных Робосистем. Ведь в том решающем бою эти самые покрытые сединой и переполненные мудростью аланарские полководцы мялись вокруг планеты, пока напористые малолетки типа Лейлы Чарити сжигали их корабли один за другим. А ведь можно было - Брахар твердо верил в это! - навалиться всей толпой, ринуться в атаку и вышвырнуть из системы недоносков из СР еще до того, как они пролезли за астероидный пояс. Ну да ладно, чего теперь лучеметами-то после драки махать. Тем более, что он, Брахар, еще устроит этим самоуверенным ребятам парочку сюрпризов, уж могут и не сомневаться! Да, вот как раз и шаги в коридоре:

Джерри Мистейк слишком поздно спохватился, что он, вобщем-то, не под контролем и мог хотя бы крикнуть, чтобы предупредить Лейлу. Он только успел набрать в легкие воздуха, когда командир гарнизона сама вошла в комнату.

- О, Джерри, а это кто?..

- А это - сюрприз, подружка! Можешь считать, что сегодня - рождество, а можешь - что твой день рожденья, как тебе больше нравиться.

- Лейла, он - беглый пилот! - набрался наконец смелости и завопил Мистейк.

- Да ладно тебе, расслабься, она уже под контролем, - как можно непринужденнее обронил Брахар и игриво подмигнул Лейле: - Правда, ласточка? Присаживайся, пожалуйста, во-он в то креслице.. Да, и отдай мне свою пушечку - порядочным девушкам ни к чему лучеметы.

- Ну вот, друзья мои, теперь поговорим, - продолжил Брахар, когда Лейла уже сидела, сложив руки на коленях, а ее минилазер торчал у него за поясом. Он был нейролетчиком, а не нейротехником, и ему было чертовски трудно держать под контролем Лейлу и одновременно приглядывать за менеджером-неудачником. Было ясно, как день, что от одного из них придется избавиться до того, как он выдохнется настолько, что заложники смогут с ним справиться. Но до того следовало окончательно выяснить свой план действий.

- Мой первый вопрос: когда начинается операция против Темного Флота?

Джерри, который не слышал большей части виртуального обсуждения, тут же встрял:

- Какая операция?!

- Молчать! - Брахар многозначительно ткнул ему в нос стволом пистолета. - Запомните, друзья, когда я спрашиваю, отвечает только тот, к кому я обращаюсь. Второй в это время не только молчит, но еще и не двигается, ясно? - Считаем, ясно, - заключил он сам же, увидев, что Мистейк не только замолк, но даже перестал дышать. - Итак, первый вопрос к тебе, милая: когда начинается операция?

- Как только будет произведен оперативный ремонт и Смоук проведет некоторую подготовку. По плану, это будет через 6 часов.

- Отлично. Вопрос номер два: операция состоится, если тебя вдруг не окажется на месте?

Э-эх, с каким бы удовольствием Чарити соврала в ответ на этот вопрос, но к сожалению нейроконтроль лишал ее этой возможности:

- Да. Скорее всего, меня заменит адмирал Сноу.

- Ага, значит, я могу немножко поэксплуатировать тебя, не мешая вашим победоносным действиям против врагов человечества. Так?

- Да.

- Так, приятель, теперь вопрос к тебе. - Брахар повернулся к Джерри и добавил, заметив, что тот начинает приобретать голубоватый оттенок: - Да, кстати, можешь дышать. Так вот, ты там говорил про корректор вероятностей. Он правда так круто охраняется?

- Там сосредоточен целый десантный корпус. Кроме тех, кого прислали сюда ловить тебя.

- А этих ребят можно отослать куда подальше?

- Она может, - Мистейк кивнул на Лейлу, та одарила его благодарным взглядом.

- И тех, что ищут меня?

- Их тоже.

- Что ж, это уже хорошо. - Это действительно было хорошо, потому что Брахару было все сложнее сохранять прежнюю концентрацию воли. Он чувствовал, что выбивается из сил.

- Теперь насчет корректора. Ты говорил, друг мой, что ты собирался использовать его в своих целях. После этих слов Чарити вытаращилась на Мистейка и безжалостно впилась ногтями в подлокотники. Джерри вдруг отчетливо осознал, что если они оба, и он, и она, выйдут живыми из этой переделки, то неприятности с нейролетчиком покажутся ему мелочью в сравнении с тем, чем угостит его возлюбленная Лейла. Брахар же продолжал:

- Если это так, то у тебя должен был быть на примете кто-то, кто может обращаться с этой установкой. Кто это?

- Нет, я пока не нашел никого, но я надеялся на:

- Понятно. У тебя, как обычно, не сложилось. А ты, солнышко, не хотела, случайно, шантажировать галактику?

Вот теперь пришло время Мистейка удивляться, потому что Лейла, не в силах противостоять телепатическому воздействию, тяжело вздохнула и вымолвила:

- Я надеялась, что генерал Брутс найдет ваш флот, и вы уничтожите его. Тогда корректор остался бы мне.

- И как ты собиралась им управлять? Как я понимаю, никто из ваших ни черта не смыслит в наших технологиях.

- Ну да, зато ВАШИ люди смыслят.

- Что-то я не понял. Ты что, нашла аланарца - предателя? - голос Брахара дрогнул - ему было отвратительно даже произнести эти слова. Тем более потому, что если такой предатель был, то он должен был быть, вне сомнения, Исследователем Мироздания. Как он мог?..

- К сожалению, нет. Но ваше начальство само выслало сюда группу пилотов, обученных для того, чтобы отключить корректор.

Глаза менеджера по терроризму размером и блеском напоминали теперь две древние серебряные монеты. От волнения он даже забыл про угрозу Брахара и выпалил:

- Откуда ты знаешь об этом? Они уже здесь??

- Наш уважаемый генерал нашел-таки флот УР и выбил из них эту информацию. Часа два назад на мое имя пришел его приказ - оказать содействие этим пилотам.

- И ты скрыла это на совещании?..

- Тихо! - снова прикрикнул Брахар. Сейчас его волновало нечто более важное, чем мотивы Лейлы Чарити. Тем более, что таковой мотив был один - банальная жажда власти. - Наши пилоты уже здесь? На третьей луне?

- Я не знаю. Они не входили в контакт, сообщений о них тоже пока не поступало.

- Когда они будут?

Лейла не успела ответить - видеоком на стене надрывно заулюлюкал.

- Мне звонят! - С улыбкой провозгласила Чарити.

- Я слышу! Ты можешь не ответить?

Впервые за время допроса Лейла была рада тому, что говорит только правду:

- Нет. Мой терминал сообщил, что я здесь. Если я не отвечу, сюда сразу же примчится охрана.

Вобще-то, Лейла могла, не включая экран, покричать, что она, к примеру, в ванной, но такой простой вариант не пришел в голову Брахару. Напряжение, усталость и отвратительный визг неправильно настроенного зуммера мешали ему мыслить спокойно.

- Ладно, отвечай. Я ослаблю контроль. Но скажешь хоть одно лишнее слово: Тогда пусть это будет слово "прощай".

Он отошел в угол комнаты, чтобы не попасться под объектив видеокома и поднял руку с пистолетом. Стараясь не думать о нацеленном на нее стволе, Лейла подошла к экрану.

- Отвечаю!

Экран видеокома осветился, и если бы Брахар знал хоть немного о Джине Смарт, он был бы о-ох как не рад, что именно она позвонила в эту минуту.

- Лейла, извини, что потревожила. Я по поводу той аланарской летчицы.

- А, этой… Как ее, Джессика? - Лейла отчаянно старалась имитировать свой обычный прохладный тон, но с ужасом отметила, что ее голос пусть чуть заметно, но все же подрагивает.

- Вообще-то, Зера, но это к слову. - (Зера?.. Брахар знал когда-то одну Зеру. Еще в детстве. Озорная девчонка. Вечно веселая, на месте усидеть не могла… Кажется, потом она пошла в гражданский флот.) - Она очень хороший летчик. И смелая до безумия. Это она побывала у пиратов, потом на флагмане ФКП, потом миновала все посты Темного Племени и рискнула прилететь к нам, хотя и знала, что мы можем узнать обо всем. Честно говоря, мне было бы жаль пускать ее в расход.

Собственно, именно так Лейла и видела себе дальнейшую судьбу зарвавшейся девчонки, но присутствие Брахара чудесным образом склонило ее к гуманности:

- Да нет, конечно, об этом речь и не шла…

- Нет? - Джина удивленно приподняла брови. - Так или иначе, хорошо, что мы сошлись во мнениях. Я думаю, в дальнейшем, при правильном подходе к этой Зере, мы можем даже рассчитывать на сотрудничество с ее стороны. Возможно, так мы узнаем что-то новое об аланарских Заксарах. А пока я позволю себе оказать ей некоторое доверие. Я считаю, мы можем дать ей свободу в пределах комплекса.

- Да, хорошо, делай, как сочтешь нужным.

И снова Лейла показалась Джине странно сговорчивой. Словно хотела от нее отделаться… Какое-то необъяснимое человеческое чувство (одно из тех, что нейротехнику полагается забыть на третьем этапе обучения) чуть было не заставило Джину поинтересоваться самочувствием начальницы. Затем она поняла, что если от нее и вправду хотят отделаться, то подобный вопрос не принесет правдивого ответа.

- Спасибо, Лей, извини, что отвлекла. Счастливо.

Джина не знала, почему она добавила это "счастливо", откуда взялась подобная глупая сентиментальность, но как часто потом она вспоминала об этом! А сейчас она вышла из своего кабинета в прихожую нейролаборатории, где ее в компании двух лаборантовпомощников ждала Зера.

- Мне кажется, вы очень устали. Если вы не возражаете, я попрошу проводить вас в одну из пустующих квартир. И, думаю, вас порадует то, что с этого момента вас больше не будет сопровождать охрана. - (Зера встрепенулась, несмотря на усталость.) - Но, я надеюсь, я могу доверять вам?

- Да, конечно, вы… - летчица споткнулась, слова "вы так добры со мной" застряли у нее в горле, когда она вспомнила о нейротическом шоке, об адской боли, которую причинила ей эта женщина. - Я обещаю вести себя прилично.

- Прекрасно! Бобби, проводи девушку, пожалуйста. До встречи, Зера!

Красные заплаканные глаза, дрожащие губы на круглом наивном личике… Храбрый нейропилот, испуганный ребенок. Джина со смешанным чувством посмотрела ей вслед, и тут же вспомнила о делах поважнее.

Она вернулась в кабинет, вызвала на свой терминал программу управления нейросетью комплекса. Ввела личный пароль, открыв себе доступ ко всем ресурсам сети. Одела нейроблок и переключила его на прием нейроволн с рецепторов, находящихся в апартаментах мисс Чарити. Джине достаточно было тридцати секунд прослушивания, чтобы убедиться, что ее подозрения были оправданными. Не теряя больше времени, она связалась с майором контрразведки:

- Майор, у меня новости. Плохие. Беглый пилот обнаружен. Он у Лейлы Чарити и держит ее под контролем. Мне кажется, у него в заложниках еще кто-то. У него действительно есть вживленный нейроблок. Кроме того, он вооружен.

- Я… хм.. все понял. Сейчас же отправляюсь туда.

- Возьмите не меньше отделения. Сопровождайте десантников лично. Переключите все оружие на транквилизирующее действие. Нет, стойте: я тоже пойду с вами.

- Так точно.

Не снимая нейроблока, Джина встала и направилась к дверям. И замерла. По изменившейся картине нейрополя она поняла, что уже опоздала.

Грубый мужской голос донесся в переговорное устройство:

- Мисс Чарити, прошу извинить, проводится обыск здания. Прошу открыть двери.

Мистейк злорадно усмехнулся и добавил:

- Это десантники. Они ищут тебя, хи-хи,…приятель!

Вот это Брахар уже и сам сообразил, как и то, что есть масса простых способов отвадить их отсюда. Но он уже принял решение: ему крайне не понравилась та женщина с видеокома, и шестое чувство настойчиво зудело о том, что пора покинуть эту квартиру. Аланарец снял с пояса минилазер и бросил его Лейле.

- Спрячь в кобуру и иди открывай.

Женщина вышла в прихожую. Через пару секунд оттуда донеслись чуть смущенные голоса штурмовиков. Брахар встал в середину комнаты и достал пистолет Мистейка.

И в это мгновение нервный, вечно испуганный, вечно неуверенный Джерри Мистейк вдруг понял, что настал его момент истины. Он понял, что беглец держит Лейлу под контролем, что сейчас она первой войдет в комнату, а затем развернется и выстрелит в одного из десантников. Он понял, что после этого второй солдат, еще не заметивший их с Брахаром, но видевший, как чокнутая баба уложила его напарника, вскинет свой тяжелый разрядник и прожжет в Лейле дыру. Он понял, что еще до того, как ее тело осядет на пол, обладающий безумной реакцией летчик выстрелит десантнику прямо в лицо, чтобы бронежилет не смог спасти того. А еще Мистейк понял, что как это не глупо, но пожалуй, он успел полюбить эту тощую сучку. И когда эта последняя мысль иглой вонзилась прямо в его сердце, он схватился с места и прыгнул на аланарца.

Трое в коридоре услышали вскрик, глухой шум от падения двух тел, и разом ввалились в гостиную. У Брахара действительно была великолепная реакция, но он был слишком сосредоточен на телепатическом контроле, чтобы успеть заметить метнувшегося к нему сбоку Мистейка. Они повалились на пол, еще падая, Джерри вывернул руку Брахару, и его выстрел оставил черное пятно на потолке, а затем пистолет оказался в руке у менеджера.

Он, как ошпаренный, отскочил от Брахара, все еще не веря, что ему это удалось.

- Схватите его, он - беглый пилот! Он - тот, кого вы ищете! Ну же!

От возбуждения его голос стал визгливым, и десантники не сразу поняли его. Но секунды задержки уже не имели значения. Брахар был безоружен, и он попался. Один из солдат наклонился к нему, рывком поднял его на колени, заломал руки за спину…

Все взгляды были скрещены на них, и Джерри Мистейк не сразу заметил, что его собственная рука поднимает лучемет. Он вскрикнул от ужаса, и второй десантник, тот, что стоял рядом с Лейлой, обернулся к нему - и тут же упал с черным отверстием во лбу. Напарник убитого среагировал мгновенно - он с силой отшвырнул от себя пленного, схватил с пола разрядник. Но выстрелить уже не успел - вторая вспышка бросила его на пол. Лейла Чарити никогда не служила в десанте и не попадала в перестрелки. Она никогда не убивала людей из стрелкового оружия. Но оба солдата один за другим упали рядом с нею, и рука Джерри Мистейка вместе с лучеметом поворачивалась к ней. Медленно, словно он пытался сопротивляться контролю. Но это "медленно" значило только то, что у Лейлы было еще полсекунды до того, как луч прожжет ей сердце. В эти полсекунды она подняла минилазер и дважды выстрелила в менеджера по терроризму и военной агрессии. Тот рухнул на ковер, и последним чувством, застывшим на его лице, была горькая обида.

- Ну что ж, милая, теперь пошли.

Брахар встал, вынул из рук оцепеневшей мисс Чарити минилазер, и, взяв ее за локоть, вывел из комнаты.

* * *

Брахар напряжённо смотрел на Лейлу. У него зрел план. Не то, чтобы настоящий план, так, чистейшая дерзость. Только потому он на что-то ещё надеялся. Деликатно втирая эту мысль Лейле, он вёл её по главному кольцевому коридору этажа. Неожиданно справа беззвучно распахнулись двери пневмолифта. План начал приобретать определённые очертания. Хотя скорее под действием спонтанных порывов, чем логики.

Это же очевидно. Чтобы повалить Голиафа, нужно метить в его голову. Брахар приказал Лейле войти в лифт - лифт, едущий на штабной уровень, прямо в сердце командования войск СР.

Этаж 16. Двери лифта, повинуясь мятежной мысли Брахара, мягко закрылись, и кабинка поплыла вверх. Лейла стояла рядом, подавленная его волей, и тряслась от нервного напряжения. Вдруг на схеме здания зажглась небольшая точка, сигнализируя о том, что следует ждать попутчиков.

Этаж 21. Кабинка лифта плавно и почти незаметно остановилась. В нежно раздвинувшиеся двери ввалился развесёлый десантник по имени Вуди (по крайней мере так гласила нашивка на комбинезоне). Молодой он был, но сразу понял что к чему. Бледное лицо и трясущиеся руки мисс Чарити трудно было не заметить. Брахар напрягся и вернул своей спутнице спокойствие. Лейла приставила к животу перепуганного десантника, который начал уже было пятиться, пистолет и увлекла его в глубь кабины. Лифт тронулся в путь. Брахару не нравился ход событий. И вправду нечему тут было особо радоваться. Больше одного человека он контролировать не мог.

Этаж 24. Момент, когда маленькая точка на схеме комплекса опять начала мерцать, Брахар упустил и спохватился лишь когда лифт вновь остановился. Раскрывшиеся двери лифта явили ещё двух десантников.

- Привет, Вуди! - воскликнул Билл и осёкся, увидев перекошенную рожу друга.

- Ничего, мы как-нибудь другим лифтом, - криво улыбнулся Мика, увидев в руках у Брахара два ствола.

- Не стесняйтесь, братья, присоединяйтесь, - втянул их в лифт Брахар. - Следующая остановка - ад.

Этаж 25. "Зачем я втянул в переделку этих парней?" - спросил себя Брахар. "Шли бы по своим делам. Да нет, тревогу подымут. План сорвут. Хотя он и так висит на волоске."

Этаж 29. "Да, ни к чёрту план. Ничего не выйдет. Ничего хорошего из этого не выйдет."

Этаж 30. Двери лифта привычно расползлись в стороны. Брахар застыл, шокированный увиденным. По обе стороны от лифта стояли колонны десантников. Не одна и не две. Их было не счесть. Конца этих колонн не было видно. Он просто терялся в табачном дыму, выпускаемом проходящими вдоль рядов командирами. Они здесь стояли и кого-то ждали. Ходили только командиры. Но их топота было достаточно, чтобы приказы отдавались лишь криком. И вдруг все, словно по команде, обернулись к дверям лифта. Брахар ощутил вначале легкую волну мыслей, от стоявших рядом. За ними шли новые и новые волны. А дальше - настоящее цунами мыслей. Брахар из последних сил напрягся, чтобы не утратить контроль над Лейлой - его последней надеждой. А с ней происходило что-то неладное. Она стояла с закрытыми глазами. По её щеке стекала слеза. Она нервно вздрогнула и Вуди, переломившись пополам и держась за живот, повалился на пол. Брахар от неожиданности обернулся к ней и приподнял свои стволы. Мика с Биллом почему-то бросились вон из лифта. Они спотыкались и безжалостно толкали друг друга. Они буквально выползли на четвереньках и сразу легли на пол. Только тогда Брахар услышал бряцание оружия. Это был не единый звук. Это был мощный шквал, голос стихии. Был какой-то приказ. Сначала его ужалило в ногу, потом в плечо, потом ещё и ещё. Он непонимающе обернулся к Лейле. Она медленно сползала, точнее стекала, по задней стенке лифта. Через миг и он оказался там же. По соседству с множащимися, как Сигеронские паразиты дырочками от лучей. Прямо перед ним остекленевшими глазами прощалась Лейла. Она всё ещё была красива. Её алые, но стремительно бледнеющие губы, посылали ему воздушный поцелуй - поцелуй саркастической благодарности за гениальный план…

[] - Ну нет, друг мой Харди! Что-то у вас всё слишком черно, - неодобрительно покачал головой Мортениус, оторвавшись от компьютера с просчитанной аналитической моделью, и вытер скупую слезу маленьким рыжим платочком. - Вас послушаешь, так самому жить не хочется. И выходит, что виновата почему-то женщина. Непонятный результат. Что-то вы там напутали в трёхгранной системе уравнений.

- Позвольте-позвольте, дорогой коллега! Не следует сомневаться в добросовестности моей работы. Вы сначала взгляните, а потом спорьте. Действительно крови многовато, но так всегда бывает с моделями реальных ситуаций. Это вам не парниковые страсти с моделированием бытовых поступков. Здесь всё на грани, всё заострено до крайности.

- Да, да, конечно, вы уже и аргументы в оправдание выстроили. Но я разобью их наголову. Глядите.

Мортениус открыл другу параметры своей модели.

- Видите всё как у вас, но с одним отличием - нет женщины.

- А куда же она по вашему делась? Ведь в исходной ситуации…

- …Нет, вы не хотите понять. Брахар конечно добрый малый, но жить захочешь - забудешь про всякую доброту. Он мог избавиться от Лейлы.

- Что, просто взять и убить? Зачем? - изумился Хардегон.

- Ну не могут люди в состоянии аффекта действовать осмысленно. Не могут и всё. Может, она попалась под горячую руку.

- Может, не может… Моделирование - наука точная, и не терпит размытых формулировок!

- Хорошо, пусть он её убил с целью собственного выживания. И вот что мы получаем.

* * *

Брахар стоял, опершись на приклад своего грозного оружия, и в раздумии заставлял Лейлу делать разные акробатические трюки. Она в слепом рвении маялась и выворачивала себе суставы. Шпагаты ей ещё кое-как давались. Со сложными сальто дела обстояли хуже. После каждого прыжка Лейла неудачно падала и что-нибудь ушибала. В результате она вся уже была в синяках и ссадинах. Измятая и перепачканная одежда висела мешком. "Какая она неуклюжая и беспомощная," - бубнил вполголоса Брахар себе под нос. - "Как случилось, что ей доверили командование? Впрочем, ей уже, вероятно, нашли замену. А саму её наверняка уже ищут, хотя и без особого старания. С другой стороны, и мне от неё пользы немного. Всё, что я хотел узнать, я уже знаю. Воспользоваться её офицерскими правами нет возможности - все они уже аннулированы. Кроме того, я устал держать её под контролем. Нужно избавиться от этой обузы."

- Итак, дорогуша, пришло время прощаться, - сказал Брахар, глядя в глаза Лейлы, - Ты выполнила свою функцию и твою дальнейшее существование не имеет смысла. Прощай.

Во время этой фразы Лейла неловкими движениями поправляла так называемую причёску. Это были чисто инстинктивные движения, и их Брахар не мог контролировать. Дослушав до конца, она взяла с пола лучемёт и подошла к дверям пневмолифта. Послышался хруст и сопение Лейлы. Ломая остатки ногтей, она открывала вход в шахту. Приклад лучемёта служил ей инструментом. Когда двери подались и отползли в стороны, сильный сквозняк вырвался из пустой шахты. Лейла, придерживая растрепавшиеся волосы, положила лучемёт на пол рядом с собой. Она села, свесив ноги в шахту, и через мгновение прыгнула вниз. Свист в ушах, мелькающие огни, странная пустота в голове, вспыхнувшая мысль, пробудившееся ото сна сознание, кри-и-и-ик, вспышка, тьма…

Брахар всего этого не видел. Ему было не интересно. Он не спеша отправился на поиски места поспокойнее. Какое-то чувство тревоги завладело им. Хотелось забиться в нору и не высовываться. Найти бы только такую нору. Куда не станут соваться досужие десантники? Что может их отвадить или устрашить? Они страдают от суеверного страха перед технологией УР. Для этих узколобых парней вообще любая технология была дремучим лесом, но секреты УР они уважали куда больше и страшились их непостижимости. Этим следовало воспользоваться.

Быстрыми осторожными шагами Брахар направился в малознакомое крыло - апартаменты Исследователей Мироздания. Если где и можно было надёжно укрыться то, по его мнению, только там. Строгие запыленные коридоры и яркие жёлтые светильники. Брахар прошёл вдоль ряда дверей и остановился возле одной из них. Она была не заперта. Беглец вошёл внутрь просторной прихожей и прикрыл дверь поплотнее. На аккуратном коричневом половичке красовалась дарственная надпись: "Нашему уважаемому профессору Рилесу от цеха Совершенных Пенокристаллов. Пусть этот коврик повидает тысячи гостей вашей обители." На закреплённом рядом счётчике мигало число 5324.

Брахар прошёлся по профессорской обители. Жилище действительно было очень скромное. Ничего лишнего не задевал взгляд. Всё было просто и функционально. Но в то же время висел в воздухе какой-то иррациональный уют. Что-то мирное и домашнее разлилось по комнатам. На висячей полочке лежала старомодная печатная книга с закладками. В кадках стояли большие синие кактусы. Их месяцы не поливали, но им всё было нипочём. Такие же упрямые, как и профессор. Взъерошено торчали короткие чуть загнутые кверху иголочки, глянцевая поверхность мясистых стволов отражала обстановку гостиной. В старом графине с надбитым горлышком совсем не осталось воды. Брахар решил полить кактусы и, потянувшись к графину, заметил, что всё ещё держит в руках разрядник. Положил его на стол рядом с теннисной ракеткой. Взял графин и пошёл в ванную за водой. В ванной было абсолютно сухо и как-то непривычно. Брахара начинало раздражать это отсутствие жизни в окружающих предметах. Он с силой надавил на сенсорную панель и из крана с шумом хлынула струя тёплой воды. Набрав воды в графин, Брахар подставил под воду голову и стоял так несколько минут. Он наследил мокрыми босыми ногами в прихожей и полил все кактусы. После этого он упал в кресло перед панорамным экраном и стал не спеша жевать сушёные фрукты, лежавшие в вазе. На экране как всегда мерцали звёзды, заслоняемые поминутно пролетающими метеоритами. Синий Аланар был отсюда прекрасно виден. Он закрывал четверть экрана и медленно-медленно поворачивался. Всё это навевало тоску. Брахар вдруг затосковал по своему дому. Тоска это была слепая и животная по своей природе, как и всякая тоска по тому, чего не вернёшь. Медленно ползущие мысли привели его к выводу, что и сам он скоро может стать прошлым. Он подумал о смерти. Никогда не думал а теперь вдруг… Что за чушь! Он попытался отогнать от себя дурные мысли и вспомнить умные, как то спасение вселенной, отмщение Социальным Робосистемам. Но у него ничего не вышло. Тлеющий страх начинал сверлить его мозг. Профессор Рилес с бодрой ватагой Исследователей Мироздания скрылись в красном тумане. Уже не было того уюта и защищённости. Что-то настораживало и не давало расслабиться. А расслабиться было необходимо. Брахар ужасно устал и хотел спать, давно хотел. И уснул…

- Никогда её такой не видел, - сказал шёпотом майор Шай начавшему суетиться Бобби.

- Мисс Смарт очень разозлилась, когда узнала, что этот беглый аланарец убил мисс Чарити. Она ожидала от него лучшего.

- Всё-таки я её не всегда понимаю, Бобби. Она ведь такая сильная женщина, никогда не ошибается! А тут ситуация настолько вышла из-под контроля. Она просто вне себя от ярости. Такое проявление эмоций.

- Что-что, майор? Я вас плохо слышу. Перестаньте говорить шёпотом! - В комнату вошла Джина Смарт. Её глаза пылали холодным огнём. Она твёрдо знала, чего хочет.

- Бобби, нейросеть на меня. Сейчас мы быстро отловим этого поборника справедливости.

Бобби, словно корону, одел на голову Джине нейроблок и сделал Шаю знак, что ему лучше удалиться. Майор вышел и отдал приказ дежурному охраннику. Был вызван дополнительный наряд десантников.

Тем временем Джина мчалась по виртуальному пространству нейросети комплекса. Она искала его. Она действовала быстро и в тоже время необычайно чётко. Ничто живое сейчас не могло укрыться от её всепроникающего взгляда. Её взгляд испепелял страхом и ввергал в кошмарные грёзы всех врагов, которые рисковали попасться под него в такие минуты. Она проносилась над равнинными просторами мыслей мирно спящих, она огибала пики интеллектуальных усилий, перелетала через глухие ямы сознаний стоящих на постах десантников, парила над плоскогорьями вздрагивающих при её приближении нейротехников. Она была чёрным ветром, ревущим холодным шквалом, ищущим свою жертву.

Вот она! Тревожный островок мыслей Брахара закружился в чёрном смерче, изогнулся и стал завязываться в узлы и выкручиваться в петли, подвластный безжалостному ветру. Джина ликовала. Она вошла в раж и начала жестокую игру с реальностью Брахара.

Двое десантников получили координаты беглеца и отправились взять его, беспомощного и грезящего.

Брахар проснулся в холодном поту. Что за чёрт! Ну и кошмар. Он вытер взмокший лоб. Рука с трудом вошла в слипшиеся волосы. Он увидел, что рука его вся в крови. Он вскочил с кресла и почувствовал, как его качает из стороны в сторону. Пол трясся самым подлым образом и не давал стоять прямо. Брахар упал на колени и протянул руку, чтобы схватить лежащий на столе лучемёт. Лучемёт был непонятно холодным и скользким. Он примёрз к столу. Брахар попытался налечь на него всем весом, но так и не сдвинул с места. Хуже того: его рука примёрзла к лучемёту и, освободив её, он лишился куска кожи! От тряски пола начала кружиться голова. Брахар плашмя лёг на пол, но и это не помогло. Пол изогнулся в форме лестницы, и несчастный аланарец почувствовал, как сползает, ударяясь затылком об ступеньки. Он снова вскочил и поскользнулся. Как-то не ладилось с координацией. Сила тяжести с переменным ускорением понесла его вниз и в сторону. И в другую сторону, ударив о стену. Бок приглушённо заныл, и, ощупав его, Брахар обнаружил в ладони крупный осколок своего ребра. Осколок окрасился в чёрный цвет и с бульканьем прошёл сквозь пальцы. На полу из него вынырнула чёрная фигурка Джины Смарт. У неё были маленькие золотые рожки и белая пластиковая плётка. Она щёлкнула плёткой по ладони Брахара и отсекла два пальца. Пальцы так же пролились на пол и из них появились два здоровенных чёрта с когтистыми лапами, одетые в серебристые формы десантников. Они схватили Брахара за ноги и поволокли прочь из комнаты. Скорее даже комната выплюнула их в коридор. Черти вцепились когтистыми лапами в потолок и побежали по нему, набирая скорость. Они бежали с огромной скоростью, так что ветер свистел в ушах и не давал вздохнуть. На каждом повороте слышался их хриплый смех, а Брахара заносило, и он ударялся об углы стен. Каждый раз он выплёвывал куски штукатурки и очередную пару зубов. Иногда он рефлекторно глотал их, и они застревали в горле, царапали и разрывали его.

Черти выскочили на крышу комплекса, пробив перекрытие. Они замаялись тащить пленника и решили передохнуть. Но нельзя же, чтобы он убежал. Нет, это недопустимо, решили они и с хрустом и явным удовольствиям принялись ломать Брахару ноги. Сначала одну, ударив её обломком перекрытие, затем другую, завязав её морским узлом. И чтобы не уполз на руках позаботились. Они распластали его в центре посадочной площадки и привинтили его ладони к бетону. Автоматическими болтами - отличное достижение техники. Потом черти принялись привязывать его волосы, каждую волосинку в отдельности. Это показалось им слишком трудоёмким делом, и они просто сняли с Брахара скальп. После трудов один чёрт пипеткой собрал пролившуюся кровь пленника и слил её в огромный чан. Добавил по вкусу обломков перекрытия и бранных слов и стал ждать готовности блюда. На вкусный запах стали слетаться вороны. Перед трапезой они решили закусить мякотью узника. Брахар вяло окинул взглядом собравшееся общество. Ему уже не было страшно. Ему было просто противно. Он хотел умереть. Больше его ничего не интересовало. К счастью, в этот миг послышался рёв моторов и гудение хитиновых крыльев. Прямо на него спускалось огромное жирное чудище, сплошь усеянное рогами и фасеточными глазами. Оно открыло тяжёлое веко на огромном центральном глазу и сказало:

- Ты получил хороший урок в мире людей, смертный. Теперь твоя душа готова соединиться с нами и узнать силу Тёмного Племени.

Туша проткнула Брахара сучковатым изогнутым рогом, оторвала его от распятия и взмыла к звёздам, проливая на оторопевших чертей дождик из остатков его крови.

Джина сняла нейроблок и в блаженстве закрыла глаза. Она уже насладилась местью и сейчас смаковала последние минуты пережитого удовольствия перед приступом своей болезни. "Надо бы сделать из подобных упражнений терапию", - подумала она.

- Мисс Смарт, - окрикнула просунувшаяся в двери голова майора Шая. - Аланарец исчез. Ну, в смысле не сбежал, а его похитило Тёмное Племя. Я, конечно, накажу виновных и всё такое. Вы не сильно расстроены, мэм?

- Я всё знаю, майор. Но всё равно спасибо за приятные известия. Вы можете быть свободны. - Сейчас моя очередь встретится с чертями, - добавила она себе под нос. [] - Ну нет уж, друг Мортениус, на этот раз уже вы хватили через край. Что за кровожадность-то такая? Вы побывали в стане СР и подхватили у них эту заразу? - С укором принялся вычитывать друга Хардегон, лишь только досмотрел смоделированный эпизод до конца. - Вы только вспомните, друг мой, ведь наша нейросеть - это мирное изобретение, созданное исключительно для удобного общения. Ее и использовать-то для таких пыток нельзя.

- Позвольте-позвольте, - тут же вступился всегда готовый к спору Мортениус, - Для пыток, конечно, нельзя, а вот внушить с ее помощью какую-нибудь гадость опытный нейротехник запросто сможет. Ретрансляторы этой сети воздействуют на ОБА высших уровня сознания. Вы же не забыли биологию сознания, я надеюсь?

- Вы сказали, опытный нейротехник. Да как нейротехник этой примитивной корпорации вообще сможет воспользоваться нашей системой? И с чего вы взяли, что эта Смарт такая уж опытная?

- Да вы только посмотрите, друг мой, какие характеристики у нее в личном деле! Сенсорные показатели получше ваших, между прочим!

Хардегон как бы нехотя заглянул в открытый другом файл, и, обнаружив там подтверждение последнему, прямо скажем, унизительному для него утверждению друга, вдруг потерял всякое желание продолжать спор. Для него открылись две пренеприятнейшие истины: первая та, что в модели Мортениуса, пускай излишне мистической, все же есть доля реализма, а вторая та, что друзья и сами находятся в зоне действия той самой нейросети жилого комплекса! Это заставило нейролетчика посмотреть на дело с несколько других позиций:

- Ну хорошо, друг Морти, не будем тратить драгоценное время на бесцельные споры. Так или иначе, мы сходимся в одном мнении: как это ни грустно, но мы вынуждены признать, что наш брат Брахар погиб. Помянем его смелую душу, и пусть она найдет покой в Царстве Творца.

- Пускай найдет покой! - эхом отозвался Мортениус.

Они помолчали, как того требовал обычай.

- А теперь, друг мой, я думаю, нам следует покинуть это гостеприимное место, пока не очнулись наши знакомые рекруты, да не накликали на нашу голову своих дружелюбных приятелей.

- Полностью согласен, друг мой Харди. Вы не забыли скопировать оперативные планы этой несчастной армии?

- Конечно, не забыл. Они на этой матрице.

- Ну что ж, тогда нам больше здесь делать нечего. Идем, друг мой.

* * *

Однако в сложнейшую многогранную систему уравнений, которую составляли друзья на аналитическом компьютере, вкралась одна маленькая ошибка. И Хардегон, и Мортениус оба допустили ее, поэтому никто не обратил на нее внимания. Ни один из них никогда не пытался контролировать человеческое сознание с помощью легкого вживленного пилотского нейроблока, и потому не учел такого фактора, как усталость. На самом деле, порядком измотавшийся Брахар контролировал свою пленницу далеко не полностью, как то предполагали его соплеменники. Его слабость оставляла некоторую свободу мыслям и чувствам его жертвы, и это сохранило жизнь Брахару. По крайней мере, пока.

* * *

Острый носок туфли Лейлы Чарити ткнулся в гравий дорожки, она неловко шлепнулась на колени и визгливо вскрикнула. Брахар рывком поднял ее на ноги и громким шепотом выдохнул прямо в ухо:

- Тихо! Тихо во имя Творца, или:

- Или что?! Или ты меня застрелишь? Или заставишь прыгнуть в шахту лифта?!

Голос Лейлы дрожал, она была на грани истерики, но глаза ее наливались злостью. Брахар с ужасом подумал, что с каждой минутой контролирует пленницу все меньше. Но сейчас, несмотря на усталость, во что бы то ни стало следовало заставить ее подчиняться. Он сконцентрировал свою волю и влил в измученное сознание Лейлы мощный - убийственно мощный - угнетающий импульс. Она изменилась прямо на глазах: злоба сменилась глубоким отчаянием, уголки рта задрожали, зрачки заблестели сквозь пелену слез. Женщина закрыла лицо руками, и Брахар еле успел поймать ее прежде, чем она вновь опустилась бы на пол. "О, Имя Творца, почему я не нейротехник?! Что мне делать с ней?" Аланарцу стало мерзко и неловко, когда пленница уткнулась ему в плечо и простонала:

- Мы: обречены. Нас скоро: догонят и: пристрелят. Я не хочу: как Джерри:

И почему же она - женщина?! Женщины не должны быть военными. Женщины не должны касаться крови и жестокости. Во всяком случае, Брахар был уверен в этом. Да, ему несомненно следовало бы сейчас одним выстрелом оборвать это мучение, как разумно предположил в своей модели Мортениус, и быстро уйти из комплекса, пока еще оставался шанс уйти. Но вместо этого Брахар погладил пленницу по голове и тихо заговорил, пытаясь успокоить:

- Да нет же, никто не будет стрелять. И в тот раз все бы обошлось, если бы твой приятель не бросился на меня. И вообще, нас могут и не найти:

До этого момента нейролетчик был даже твердо уверен, что по крайней мере в ближайшее время их не найдут. Просто сразу никто не подумает искать их здесь: они шли по стеклянной галерее зимнего сада, опоясывающей верхний уровень комплекса. И отсюда Брахар планировал добраться до одного из терминалов компьютерной сети. Но едва лишь сказав последние слова, он вздрогнул от запоздалого озарения: Лейла не просто боялась, что их догонят, и начнется перестрелка, - она твердо знала, что их догонят.

- Мисс, милая, почему нас должны найти? Что знаешь ты, чего не знаю я?

- Та женщина: что звонила ко мне. Это Джина Смарт, нейротехник: ведьма. Она знает, как пользоваться вашей нейросетью. Твое нейрополе:

- Дух Проклятья! Надо спешить!

- Бесполезно: За тобой идут. За нами. Десантники станут стрелять, как только тебя увидят. Ты убил двоих из них: А может, больше.

- Но ты же начальник гарнизона! Все должны подчиняться твоим приказам!

- Только не теперь. - Брахар с удивлением заметил, что шок от нейроатаки у заложницы быстро проходил, и она говорила все быстрее и тверже. - Только не теперь. Они знают, что я под твоим контролем. Мой статус уже аннулирован. И черт возьми, хватит трепаться! То ли отпусти меня, то ли пошли быстрее хоть куда-нибудь! Ты что, не понимаешь, за нами идут парни с разрядниками, которых ты разозлил!

- Идем. - Шурша гравием, Брахар побежал ко второму выходу из галереи мимо чередующихся беседок, фонтанчиков и клумб с цветами. Повинуясь телепатическому приказу, Лейла бежала рядом с ним. - На минус второй уровень. Там управляются автоматы, и нейросеть не действует.

Коснувшись сенсора, нейролетчик напряженно слушал, как с шипением поднимается к ним кабина пневмолифта. Раздался сигнал. На мгновение перед ним возникла картина: двери лифта открываются, и на них в упор смотрят стволы, толстые, как ветвь хионариса: Двери раздвинулись. Повезло. Кабина была пуста.

В лифте Брахар отодвинул специальную панель и вынул спрятанную там аптечку. (Пожалуй, раньше он считал необъяснимой странностью старейшин обычай запасать медикаменты во всех помещениях зданий.) Добыв на свет божий капсулы триолина - сильного антидепрессанта - и инъектор, аланарец вручил и то, и другое своей пленнице.

- Позаботься о своем здоровье, милая. Я не хочу, чтобы с тобой случилась еще одна истерика.

Глядя, как Лейла ищет на своей загорелой руке вену, он вдруг впервые задался вопросом: "А зачем она мне?" Внутренний голос тут же ответил ему: "Как зачем? Она - ценный заложник. Хоть она и считает солдат-десантников кровожадными тупицами, но все же каждый пять раз подумает, прежде чем стрелять в советника самого генерала Брутса. А может, и все шесть раз." По первому разу Брахар удовлетворился этим объяснением.

* * *

Капрал мобильной пехоты вошел в комнату и остановился, рассматривая трупы двух сослуживцев. Фридрих Шай и Джина Смарт последовали за ним. Человек пять десантников столпились в дверях, пытаясь заглянуть в комнату друг у друга через плечо.

Джина равнодушно обошла оба тела в серебристых комбинезонах и склонилась над третьим. Она заранее знала, что найдет здесь труп одного из заложников Брахара, и в душе надеялась, что это будет не Лейла Чарити. Ее надежды оправдались. Джина с кощунственным облегчением посмотрела на то, что десять минут назад было Джерри Мистейком. "Не расстраивайся, Джерри, тебе не привыкать - ты же всегда был неудачником," - подумала она, затем произнесла, обращаясь к майору:

- Здесь все ясно. Не будем задерживаться.

В грузовой лифт вслед за двумя офицерами вошел капрал и восемь десантников. Не утруждая себя пояснениями, Джина молча набрала номер минус второго этажа. Переваривая смерть менеджера по терроризму, майор Шай тоже помалкивал. В глубине лифта слышались приглушенные голоса пары солдат: -

…Билл и Мика… Мика еще совсем пацан…

- Ну и козел!.. Попадись он мне…

- Э, ты полегче, слышал, что сказал майор?

- Да я его пристрелю сначала, а потом разбираться будем…

Джину явно не порадовала эта идея:

- Капрал, мне кажется, ваши люди не совсем поняли приказ. Поясните им.

- Слышали, парни? Без трупов. Только транквилизаторы. - Нехотя прикрикнул командир отделения..

- Чего она здесь раскомандовалась? Кто такая? - шепнул один из давешних десантников своему приятелю; впрочем, он не потрудился шепнуть достаточно тихо, нисколько не опасаясь, что Джина услышит его. А зря. Она обернулась, и солдат тут же застонал и согнулся пополам, как от сильного удара в пах.

- Кто-то еще имеет возражения? Нет? Тогда вперед.

Мисс Смарт первой вышла в открывшуюся дверь, за ней последовал майор и десантное отделение. Последним капрал помог выбраться пострадавшему.

- Хм… Что это за место такое? - с сомнением пробормотал Шай, оглядевшись по сторонам. Место и впрямь было странное - шестиугольный зал с расходящимися во все стороны от него коридорами. Тянущиеся вдоль них трубы и ряды съемных панелей вдоль стен наводили на мысль об обилии коммуникаций.

- Коммунальный блок, сэр. Здесь реактор, всякие склады, плантации, вобщем, системы обеспечения жизни комплекса.

- А здесь есть.. хм.. люди?

- Нет, сэр. Зачем? Здесь все на автоматике. Здесь только роботы-охранники были, как и везде, но теперь они вырубились.

- Значит, этот э.. беглец может бродить где хочет по этому подземелью?

- Не волнуйтесь, сэр, мы его быстро изловим. Не уйдет, гад.

Они все еще стояли в середине зала, оглядываясь по сторонам и изучая карту уровня на экране миникомпа, а тем временем Джина отошла от мужчин в сторону, с минуту поводила из стороны в сторону продолговатым пластиковым предметом, в то же время прислушиваясь к чему-то. Потом, не оборачиваясь, махнула рукой остальным:

- Сюда, - и быстрым шагом пошла в один из коридоров.

- Как по-моему, сэр, у нас будут проблемы с этой бабой, - неодобрительно заметил капрал.

- М-да, я тоже склоняюсь к этому мнению, - пробормотал Шай и бросился догонять Джину.

Коридорчик, который она выбрала, был скорее монтажным лазом - до того узкий, что даже дышать тесно. Джина Смарт шла первой, за ней семенил майор, стараясь не наступать ей на пятки, дальше, согнувшись в три погибели следовали плечистые десантники. Комичная, надо заметить, была процессия: десяток вооруженных амбалов во главе с безоружной женщиной. Вот только майору было не до смеха.

- Мисс Смарт, позвольте.. э.. может, вам не стоит.. э.. впереди всех?..

- Вы что, волнуетесь за меня?! Какая забота! Поверьте, я смогу за себя постоять.

- Да нет, что вы, что вы, я не сомневаюсь, - майор действительно нисколько не сомневался. Даже больше, он подозревал, что в таком расположении духа и с нейроблоком на голове Джина опаснее любого из штурмовиков-десантников, но именно это и внушало ему больше всего беспокойства. - Я просто подумал.. э.. зачем вам тратить на это ваше время? Мы могли бы найти их.. хм.. обычными средствами…

- Вы уже искали Брахара обычными средствами, и лучшее, что вы нашли - это труп Мистейка… Сюда.

На узкой развилке Джина почти без колебаний свернула направо, обходя толстые, как банановые гроздья, пучки проводов.

- Простите.. э.. откуда вы знаете, где они? Здесь тоже есть нейросеть? "Твою мать!" - донеслось сзади, и почти сразу же раздался ужасный грохот, примерно как если бы десантник с пушкой в руках навернулся, зацепившись за торчащий кабель. Не обратив никакого внимания, Джина ответила:

- Нет, нейросети нету. Я пользуюсь вот этим, - она приподняла пластиковую штуковину, которую держала в руке. - Это ультрасенсор, направленный сверхчувствительный приемник нейроволн. Пока Брахар контролирует мисс Чарити, он излучает мощное нейрополе. Я могу чувствовать его с большого расстояния. - А насколько они нас опережают?

- На пару минут, не больше: Нам нужно спуститься.

Мисс Смарт остановилась у небольшого овального люка в полу, в котором виднелись верхние ступеньки сомнительного вида лестницы.

- Слазьте первым, если хотите чувствовать себя героем.

Не то, чтобы майор и правда хотел этого, он даже подумал, не пропустить ли вперед десантников, но вовремя вспомнил о собственном достоинстве. С опаской встал на верхнюю ступеньку и, держась одной рукой за перильце, а вторую положив на рукоять пистолета, исчез в полумраке трубы.

Подождав немного, Джина последовала за ним. Миновав с десяток ступенек, не удовлетворявших никаким правилам техники безопасности, она оказалась в маленькой комнате, похожей на шлюзовую камеру. Овальная дверь прямо перед ней была чуть сдвинута в сторону, сочившийся сквозь щель тусклый свет смешивался с мерцанием индикаторов двух контрольных панелей по бокам. Джина шагнула к двери, и в этот момент майор зажал ей рот рукой и втащил ее в темный закуток за правой панелью.

- Там кто-то есть, - прошептал он ей прямо на ухо.

По лестнице за ними уже спускался капрал, Джина телепатически приказала ему замереть, и он остановился, недоумевая, почему ноги отказываются нести его дальше. В наступившей тишине из помещения за дверью отчетливо доносились ритмичные лязгающие удары металла о металл. "Какой-то механизм?" - подумала нейротехник, и тут же возразила себе: ни одна машина УР не создает столько шума. Бесшумно ступая на цыпочках, стараясь не попадать в полоску света, падающую сквозь щель, Джина подошла к двери. Спустя секунду майор был рядом с нею.

- Не понимаю: Они не могут быть так близко.

Мисс Смарт опустила нейросенсор и вдруг выкинула номер, идущий вразрез со всеми представлениями не только о благоразумии, но даже о самосохранении. Резко отодвинув дверь, она ступила в образовавшийся проем - прямо под огонь того, кто мог притаиться за углом.

- Джина, какого: Фридрих Шай прыгнул за нею, отталкивая ее вглубь помещения, прочь с линии огня, и одновременно выхватывая пистолет. Он тут же замер, от удивления забыв, что собирался делать дальше. Он оказался в широком тоннеле, на перроне, тянущемся вдоль двух рядов магнитных рельс. Тоннель был освещен неонными лампами. В двадцати метрах от них взбесившийся робот-охранник методично бился головой об стену, издавая тот самый лязгающий звук. Он вкладывал в это дело всю душу, перед каждым новым ударом отходил на шаг, с секунду как бы прицеливался и со смаком врезался бронированной башкой в точно намеченную точку. БРЯК!

- Тьфу, тупая жестянка! - С облегчением выдохнул майор. - Капрал, за мной!

Только тут он заметил, что Джина смотрит на него с явной укоризной:

- Майор, что это с вами сегодня? Какой-то вы возбужденный, хватаете меня постоянно! Милый, я понимаю ваши чувства, но сейчас не время:

Она добилась желаемого эффекта - стеснительный, как страус, майор покраснел и застыл с раскрытым ртом. Оставив его на попечение десантников, мисс Смарт быстрыми шагами направилась вдоль перрона, в ту сторону, куда звало ее угасающее на горизонте, но все же четкое, как далекая звезда, нейрополе Брахара. Теперь она должна была признаться самой себе: она настолько волновалась за Лейлу Чарити, что готова была рискнуть собственной безопасностью ради нее. Все, на что она могла полагаться, - это благоразумие Брахара и собственный опыт. Стадо вооруженных балбесов может только помешать. Джина с радостью отделалась бы от них и пошла одна. Какая еще защита нужна - мощный нейроблок у нее на голове итак достаточно грозное оружие!

Однако ни майор Шай, ни командир отделения десантников не захотели иметь на совести смерть лучшего нейротехника армии СР. Едва Джина успела миновать бьющегося о стену робота (кстати, он не счел нужным прервать ради нее свое увлекательное занятие), как пара солдат вместе с капралом обогнали ее и не говоря ни слова пошли впереди.

Метров через тридцать они наткнулись на еще одного компьютеризованного охранника, сбившегося с пути истинного. Этот просто сидел у стены, меланхолично покачивая головой. Заметив группу людей, он поднялся и побрел, но не им навстречу, а перпендикулярно перрону, прямо к рельсам. К его несчастью почти сразу же вдоль тоннеля повеял недвусмысленный ветерок, и с пронзительным свистом мимо путников пронесся грузовик на магнитной подвеске. Гул воздуха заглушил звук удара, люди только увидели, как массивный корпус машины смял и отшвырнул несчастного умалишенного, и тот упал на перрон, разбрасывая обломки корпуса и обрывки синтетических мышц.

- Слышь, Вуди, а чего это они, как с бодуна, а?.. - спросил впереди идущий десантник своего приятеля.

- Да вирус у них, ты что, не понял?

- Вирус?.. А мы от них заразиться не можем? - с тревогой поинтересовался Ален.

- Не-а, он же компьютерный, вирус этот, - успокоил его Вуди.

Джина еще раз вслушалась в ощущения, которые доставлял ей нейросенсор, и обратилась к капралу:

- Они сейчас метрах в трехсот впереди, слева от тоннеля. Что там находится?

Капрал справился по миникомпу и ткнул пальцем в экран:

- Вот это.

Ага, подземные плантации. Возможно, Брахар надеется спрятаться там… Да, точно надеется. Он же не знает, что его ищут ультрасенсором. Судя по карте, эти плантации занимают огромную территорию - квадрат со стороной в полтора километра. Без сенсора беглецов там можно днями искать…

- Великий Творец, это еще что за искусство?

Джина уже давно приметила, что стена, вдоль которой они идут, вся обвешана какимито изображениями. Но только теперь ее взгляд задержался на одном из них достаточно долго, чтобы мозг успел осознать, на что она, собственно, смотрит.

Сотня мужчин с не то мужественными, не то кровожадными лицами, в блестящих латах средневековья, на закованных в броню лошадях скачут прямо на зрителя, подняв кверху острия трехметровых копий. В синем небе над ними, очевидно, для моральной поддержки, парит тяжелый крейсер - насколько можно судить с такого расстояния, модернизированный AV. В скачущем впереди мужчине, сжимающем в левой руке развевающееся знамя, легко угадывался Джеффри Найтмар.

Привлеченные возгласом Джины десантники тоже присмотрелись к картине, и с удивлением обнаружили, что вон тот рыцарь с левого фланга, на гнедом жеребце подозрительно похож на Вуди, а справа от него, с пучком перьев на маковке шлема - несомненно, Ален.

Следующие несколько картин все четверо рассматривали с неподдельным интересом. Первая из них изображала, очевидно, благородное пиршество тех самых рыцарей после доблестной победы. Пара приятелей-штурмовиков оказались теперь на переднем плане. Они восседали за массивным дубовым столом и хохотали во всю глотку (при хорошем освещении в пасти у Алена можно было бы, наверное, разглядеть гланды). Рядом висела в воздухе платформа с десятком разнообразных бутылок. Оба друга сжимали в одной руке по кружке с чем-то пенистым, а другой, деликатно говоря, обнимали сидящих у них на руках девиц. В той, что была с Вуди, Джина узнала свою подчиненную - глупенькую пышечку Кристину Фейри.

Дальше шел библейский сюжет. Дюжина бородатых мужиков расселись вдоль стола, уставленного терминалами. Один из них, с явными признаками мутации на лице, глядел куда-то в сторону, задумчиво вертя в руке электронную кредитку. Другие оживленно базарили, тыча пальцами в экраны терминалов. Еще один - несомненно, обладатель не первого тела, - с огромным нейроблоком на голове сидел во главе стола и гневно указывал на мутанта-отступника. Джине понадобилась вся эрудиция, чтобы опознать в этом сборище Тайную вечерю.

Все дальнейшие художества так или иначе перекликались с творениями великих мастеров Возрождения, хотя и имели с ними примерно столько же общего, сколько человек имеет общего с инсектоидом Темного Племени. Самым интересным было в них то, что неизвестный неутомимый художник, видимо, руководствовался принципом: "Народ должен знать своих героев", и увековечил подобным образом добрую половину личного состава группы Альфа. Как на зло, все женщины на полотнах были изображены то ли в непристойных позах, то ли в непристойной одежде, и Джина с беспокойством прикинула вероятность обнаружить здесь и свой портрет.

Сюрприз не заставил долго себя ждать. Правда, опасения насчет пошлости были излишними: более целомудренную картину представить себе сложно. Мисс Смарт с неестественной вымученной улыбкой восседала в кресле на фоне подернутой туманом зелени. Сходство с Мона Лизой было невероятным, за одним лишь различием: Мона Лиза не была мученицей.

Оригинал Джины в ужасе отвернулся и зажмурился. Трое десантников с минуту разглядывали картину, потом Вуди глубокомысленно заметил:

- А что, очень даже похоже…

- М-да, - протянул Ален. - Мисс.. э.. а вы не могли бы улыбнуться?

Только многолетний опыт нейротехника и стальные нервы позволили мисс Смарт промолчать и с достоинством пройти дальше. Позади нее Вуди спросил у капрала:

- Сэр, а что это за выставка такая? Откуда аланарцы про нас всех знали?

- Дубина ты! Это не аланарцы рисовали. Когда мы сюда прилетели и распаковали оборудование, одна партия роботов-оформителей оказалась бракованной. Их выбрасывать пожалели, так выпустили в подземелье. Решили: хуже не будет.

- Так правильно сделали! Мне нравится, - одобрил Вуди.

- Мне тоже, сэр, - подтвердил Ален.

Поглядывая на картины, они продолжили путь, и через пару минут были у въезда в плантации. Очередной грузовик как раз стоял здесь под погрузкой, и автоматический конвейер сыпал в кузов зеленый поток огурцов. Они обошли его по тротуару, прошли через ворота и оказались… в море зелени. После неестественного света и голых стен тоннеля это место показалось райским садом Эдема. Здесь было все: от укропа и петрушки до кокосовых пальм и лиловых фруктов оманы. Земли не было видно вообще, ни один квант сплошного потока света, льющегося с потолка, не пропадал даром. Все ярусы растительности были заполнены до отказа, вплоть до протянувшихся на высоте двух десятков метров ветвей висячего терицеуса. На незатененных участках яркими пятнами проглядывали клумбы с цветами, а в воздухе блестящими нитями искрились на свету рельсы уборочных комбайнов и трубки оросительной системы.

Но Джине Смарт не было дела до этого великолепия. Она водила по сторонам стволом ультрасенсора, вновь и вновь, вслушиваясь все напряженнее. Но с тем же результатом: она больше не ощущала нейрополя! Это могло означать только одно…

Она оперлась на ближайшую яблоню, собирая в себе остатки сил, чтобы не сесть на траву. Никогда не думала, что сил у нее так мало. Никогда не думала, что будет так переживать чью-то смерть. Ведь Лейла мертва, точно?.. Она еще раз тщательно прощупала сенсором пространство плантации. Они здесь - Джина твердо знала, что беглецы вошли сюда. Но она больше не чувствует контролирующего поля. Значит, Брахар снял его. В то время, когда преследователи так близко… Очевидно, он был уверен, что заложница не подаст им сигнала. Он мог быть уверен в этом только в одном случае.

Как всегда вовремя запищал коммуникатор. Джина ответила - почему бы и нет? Она же по-прежнему контролирует себя.

- Слушаю.

- Мисс Смарт, поздравляю с новым назначением! - Зажужжал голос полковника Смоука.

- Простите?

- Временный начальник гарнизона - адмирал Сноу - назначил вас своим советником. К слову, и меня тоже.

- Если я вас правильно поняла, ему понадобился советник по нейротехнологии?

- Нет, как ни странно, по стратегии и по чрезвычайным ситуациям.

- Передайте ему, что я отказываюсь от назначения.

- Извините, мисс Смарт, но вы лучше ему сами скажите. Я пробовал отказаться - у меня не вышло.

- Хорошо, полковник. Я буду через двадцать минут.

На прощанье Джина еще раз прошлась сенсором по зеленому морю плантации. Тот же результат. За это время в оранжерее уже собралось все отделение вместе с майором контрразведки. Нейротехник подошла к ним:

- Майор, я ухожу. Я вам больше не понадоблюсь. Нейрополе аланарского пилота исчезло. С телом мисс Чарити обращайтесь со всей возможной осторожностью.

- А.. э.. простите… откуда вы знаете?.. Вы счита…

- Да, я думаю, мисс Чарити мертва. Пилота можете не искать - когда запустят спутник, роботы-охранники разберутся с ним. Но если вы найдете его… - Джина замялась, -убейте.

* * *

- Приветствую, адмирал. Я слышала о своем назначении.

- Добрый день, мисс Смарт. - ("Что за глупое приветствие?" - успела подумать Джина.) - Садитесь, пожалуйста. Извините, если информация еще не поступила на ваш терминал - мой робот-адъютант перегружен работой и иногда сбоит. Да, вы совершенно правы, я назначил вас своим советником по чрезвычайным ситуациям.

- Прошу прощения, адмирал, но я вынуждена отказаться от назначения. Вы прекрасно знаете, что у меня масса дел, и, надеюсь, вы меня поймете…

- Не спешите отказываться, мисс Смарт. Сначала выслушайте. Мисс Чарити очень высоко ценила вас. - ("О Творец, какая бестактность!" - вновь мысленно возмутилась Джина и почувствовала, как в ней просыпается неприязнь к новоявленному командующему.) - Насколько я мог судить на протяжении последней битвы, она была совершенно справедлива. Я прекрасно знаю, что вы не тактик и даже не военный, но вы прекрасно разбираетесь в ситуации, и, я заметил, часто можете предвидеть, что произойдет в следующий момент. При тех обстоятельствах, что сложились сейчас, это гораздо полезнее, чем обыкновенные знания законов тактики, которыми обладает любой капитан нашего флота.

Джина мельком посмотрела на Смоука, сидящего рядом, и его участливый взгляд сказал ей, что он, Смоук, тоже выслушал подобную оду в свою честь.

- Я очень благодарна вам за высокую оценку. Но все же прошу вас войти в мое положение. Я - главный администратор нейросети этого флота. Не более, чем через 5 часов начнется крупномасштабная операция против Темного Племени, и мое профессиональное участие в ней будет просто необходимо. Надеюсь, вы понимаете, что я не могу совместить эти две должности.

- Какой-нибудь нейротехник мог бы заменить вас…

- Если бы мог, корпорация Социальные Робосистемы уже давно подыскала бы эту замену, и не платила бы мне впятеро больше, чем "каким-нибудь нейротехникам". - Она заметила, как полковник Смоук одобрительно улыбнулся. Похоже, ему тоже не приглянулся Сноу в качестве начальника. - Я считаю, что заменив меня вы нанесете ущерб боеспособности флота. Согласно Уставу корпорации, я имею право отказаться от назначения, и я отказываюсь. При этом я, конечно, постараюсь оказывать вам любую помощь, но не в ущерб своим обязанностям.

Сноу прошелся к панорамному экрану, как бы размышляя, потом обернулся, и хотя на его худом морщинистом лице не читалось никаких эмоций, он тем не менее сказал:

- Что ж, мне очень жаль. Очень жаль, но я вынужден признать вашу правоту. Но позволю себе воспользоваться вашим обещанием относительно помощи. Полковник, я обращаюсь и к вам также. Разрешите попросить у вас совета. "Чего он все время мнется? Стесняется, что ли? Или просто неврастеник?" - удивился Смоук и подумал, что, пожалуй, для командования флотом в такой операции могла быть кандидатура и получше. Например, та же Лейла. Не говоря уже о старом добром генерале…

- Конечно, мы к вашим услугам, адмирал.

- Дело в том, господа, что у нас появилась новая проблема. Очевидно, что на третью луну прибыла диверсионная группа пилотов Универсальных Робосистем.

Сноу сделал паузу. Он, возможно, ждал проявления эмоций, типа удивления ("Да ну! Не поверю, пока не увижу в новостях.") или злости ("Так давайте пустим этих уродов на органы для пересадки!"), но Смарт и Смоук молчали, и ему пришлось продолжить.

- Двое десантников, выделенных для охраны жилого комплекса, были найдены без сознания. Когда они оклемались, выяснилось, что на них было совершено нападение.

- Ну, это, скорее, на совести нашего беглеца.

- Возможно, и так. Но кроме этого, три боевых робота УР - три Заксара - атаковали прямо в ангаре одну бригаду беспилотных истребителей, из тех, что прикрывают корректор вероятностей. Судя по всему, они попали в этот ангар случайно, перемещаясь по тоннелям подземных коммуникаций. Похоже на то, что их целью был сам корректор.

- Заксары уничтожены?

- Нет, два ушли, один попал в… в какое-то странное положение. Думаю, полковник, вам лучше взглянуть на это.

- Да, взгляну на досуге. Значит, их осталось только два?

- Это могла быть лишь разведгруппа. По-настоящему их может быть больше. Если эти Заксары нападут на корректор, больших потерь нам не избежать. Может быть, полковник Смоук, вы сможете указать на слабые места Заксаров?

- Честно говоря, таких слабых мест крайне мало… - задумчиво потер переносицу полковник, - но одно может нам пригодиться. Броня роботов УР в боевом положении (перестроенная для движения в атмосфере) проницаема для жесткой радиации. Прикажите установить на танки направленные гамма-излучатели большой мощности, и мы сможем преподнести диверсантам сюрприз.

- Спасибо, очень ценная информация. - Сноу обратился к своему несчастному зависающему роботу-адъютанту: - Передай приказ командиру десантного корпуса, пусть позаботится об этом. А вы, господа, можете быть свободны.

Когда Джина и Смоук вышли из штаба, полковник спросил:

- Мисс Смарт, скажите мне как психоаналитик: что это с нашим новым командующим? Отчего он такой напряженный?

- Разве это не очевидно? Как раз потому, что он теперь стал командующим. Вы бы не чувствовали дискомфорт, если бы вам пришлось отвечать за флот, десяток тысяч человек, звездную систему, дипломатические отношения с Конгрессом Федерации, и еще за такую малость, как жизнь во всей галактике?

- Пожалуй, в чем-то вы правы. Так вы поэтому отказались стать его помощницей? Тоже испугались ответственности?

- Отнюдь. Просто мне не понравился сам адмирал Сноу. А вы почему согласились?

- Потому же, почему вы отказались. Мне он тоже не понравился, и я подумал: "Должен же кто-то за ним присмотреть."

* * *

- Джеффри! Джеффри! Они загонят меня в могилу!

Вопль бессильной злобы разнесся по командному мостику модернизированного артиллерийского крейсера "Агония". Издавший его генерал Уильям Брутс вновь замахнулся сжатыми кулаками на терминал, и вновь опустил руки, с болью осознавая, что его бешенство сейчас не в состоянии изменить хоть что-то.

- Джеффри, полюбуйся на это! Это сводка с Аланара! Нет, это не сводка - это позор моим сединам! Я плачу, мальчик мой, когда читаю это.

- Что там такое приключилось, дядя? Кто посмел так взволновать вас? - С максимальным состраданием, на какое был способен, откликнулся капитан Найтмар, а про себя подумал: "Худшее, что могло случиться на Аланаре - это что Мистейк захватил власть в гарнизоне." Однако он ошибался, и еще как!

- Посмотри сюда, прочти эту сводку! - Продолжал загробным голосом Брутс, отступая от терминала. - Хотя нет, я сам расскажу тебе. Я не выдержу смотреть, как ты будешь читать этот позор. Эту сводку прислал нам адмирал Сноу. Да-да, адмирал Сноу! Этот старый слизняк теперь командует гарнизоном Cr2812, и знаешь почему? Потому что пленный аланарец, нейропилот, бежал из камеры и захватил Лейлу Чарити! Где они сейчас - никто не знает, предполагают, что Чарити уже мертва! Ты можешь поверить в это, Джеффри?

- Лейла?.. Мертва… - Храбрый капитан помрачнел прямо на глазах. - Это же абсурд…

Не слушая его, Брутс заорал вновь:

- И это еще самая малая из всех наших бед! Вчера ранним утром в систему заявился конгрессмен Кулер с двенадцатью дредноутами ФКП! Он поставил нам ультиматум - ты слышишь, Джеффри, он осмелился поставить ультиматум Социальным Робосистемам! Он требует от нас убраться с Аланара. Он дал нашему гарнизону четырехдневный срок. Это произвол! У него нет даже официального постановления Конгресса!

- Мы должны вернуться?.. - Несмело попробовал вставить Джеффри и потерпел неудачу.

- Дослушай до конца! Этой ночью на наш гарнизон напал флот Темного Племени! Два роя по тысяче артиллерийских судов и полмиллиона истребителей и штурмовиков!

- Дядя, но это же бред! Никаких роев не существует!

- Не существует?! Ты говоришь, не существует??? Значит, это миражи восстали из воображения адмирала Сноу и уничтожили седьмую эскадру и базу на Аланаре!

- Что вы говорите, дядя? Мы что, потерпели поражение? - Сама эта мысль поразила Джеффри больше всего остального. Группа Альфа не терпит поражений! Такого не случалось ни разу и не случится впредь!

- Какая догадливость! Ты попал прямо в точку, племянничек: наш гарнизон в Cr2812 потерпел поражение! Да такое, какого раньше не бывало! И знаешь, кто виноват в этом? Знаешь? ОНИ! - Безумно сверкая зрачками, генерал ткнул пальцем в тактический монитор, на котором были видны мирно дрейфующие в пространстве суда Универсальных Робосистем. - Да-да, именно они! Ты сочтешь, что у меня бред, но я точно знаю, я видел это в усилителе интуиции: они договорились с Темными. Они послали к ним курьера, пока мы искали их. Они уговорили Темных напасть на Аланар! Это заговор, Джеффри! Грандиозный заговор против нас!

Все эти новости - вторжение Темных, поражение, смерть Лейлы - свалились на голову Найтмара, как огромный кусок штукатурки с потолка. Но сейчас он увидел нечто, что встревожила его куда сильнее. На левом виске генерала Брутса - там, куда у всех граждан Федерации, вживлен датчик нервной системы, подающий сигналы о самых опасных ее заболеваниях, - возникло сиреневое пятнышко. Слабый, но прекрасно видный сквозь кожу свет индикатора. Почти безошибочный диагноз: паранойя. "Нет, только не это! Дядя, не сходи с ума, ты должен командовать флотом, мы должны вернуться на Аланар!" Джеффри взял генерала за руки и коротко встряхнул, пытаясь прервать его словесный понос. Крикнул пару слов роботу-адъютанту, и тот убежал кудато.

- Дядя, вы должны успокоиться. Ничего непоправимого не случилось. Мы вернемся в систему, объединимся с гарнизоном, уничтожим Темный флот. Через два дня все снова будет под контролем… "Главное - чтобы он сам не увидел это в зеркало. Он взбесится так, что сегодняшнее покажется цветочками. Э-эх, Джина, милая, как же тебя не хватает! Ты одна могла им управлять…" - с тревогой думал Джеффри, беря стакан виски, принесенный адъютантом, и впихивая его в руку Брутсу. К счастью, это сильнодействующее средство произвело эффект: через пару минут лицо дяди вновь приняло осмысленное выражение, пятнышко на виске начало затухать. Обострение окончилось.

Допив виски до конца, генерал поставил стакан на ближайший пульт и вновь повернулся к племяннику. Помолчав минуту, словно прикидывая что-то, он сказал с непоколебимой решимостью:

- Нет, Джеффри. Мы не вернемся на Аланар. Гарнизон справится сам. Обязан справиться. А мы дождемся сообщения о том, что законы вероятности восстановлены, и тогда уничтожим Универсальные Робосистемы.

* * *

Джина Смарт едва успела прийти в себя после только что пережитой мучительной процедуры и отнять от шеи микрошокер, как требовательным воплем некормленого котенка заявил о себе видеоком. "Ну кто еще на мою бедную голову?" - с безмерной жалостью к себе подумала Джина, но все же отозвалась.

- Слушаю.

Когда экран осветился, она увидела удрученную физиономию майора Шая:

- Простите, что беспокою вас, мисс Смарт. Я посчитал, что вы должны знать об этом. Мы.. э.. не нашли тела мисс Чарити. Естественно, мы поручим роботамсанитарам провести тщательный осмотр подземной плантации…

- Надеюсь, это случится в ближайший час. А что с беглым аланарцем?

- Э.. Его мы тоже не нашли. Но начальник инженерной службы сказал, что.. э.. контрольный спутник будет готов через два часа. Когда роботы-охранники оживут, мы.. э.. пустим их по следу Брахара.

Джина с некоторым недоумением воззрилась на майора:

- Так зачем же вы, собственно, звоните? Рассказать, что ничего не произошло? Ну что ж, я рада, что не пропустила ничего интересного.

- Э.. хм.. а.. простите, я ничего такого… Я хотел еще попросить совета у вас… "Надо же, и этот тоже!"

- Я.. э.. не знаю, что делать с телом мистера Мистейка.

- Ну как что?! Конечно же, заморозить и отослать генералу Брутсу. Он будет в восторге - он так давно проталкивал своего племянника на место менеджера по терроризму!

Лицо майора контрразведки изобразило глубокую скорбь, словно погибший менеджер был должен ему денег.

- Эх, мисс Смарт, вы смеетесь надо мной, а здесь.. э.. все очень даже серьезно. Я подумал, что если мистер Президент Этерн узнает, что одного из.. хм.. ведущих менеджеров по совершенной случайности нечаянно убили.. э.. мне так кажется, что он никому из нас спасибо не скажет.

- Что ж, майор, это, вне сомнения, серьезнейшая проблема, но что заставило вас обратиться с ней ко мне? Вам посоветовали Джину Смарт как превосходного специалиста по сомнительным трупам? Или мой номер указан в справочнике в параграфе "телефоны доверия"?

- Нет.. э.. что вы, просто в последние сутки вы кажетесь мне.. э.. самым здравомыслящим человеком в этой системе, вот я и.. хм.. рискнул обратиться к вам.

Брови Джины на секунду удивленно приподнялись, и она улыбнулась:

- Ну, не думаю, что то, что я вам сейчас скажу, будет похоже на совет здравомыслящего человека. Отправьте тело Мистейка на автоматическом шатле на Аланар, пусть робот выгрузит его и вернется. А в отчете отметьте нечто неопределенное, типа: "…погиб по собственной неосторожности в результате несчастного случая". Тогда если на допросе под детектором лжи вас спросят о судьбе менеджера по терроризму и военной агрессии, вы спокойно ответите, что он попал в руки Темного Племени. И это будет чистейшей правдой.

Возможно, майор был начисто лишен чувства юмора, а возможно, мисс Смарт сама не оценила всей глубины своей мысли, но в ответ Фридрих Шай без тени улыбки на лице сказал:

- Большое спасибо! Я очень.. э.. признателен вам за совет. Я знал, что могу на вас рассчитывать. Еще раз спасибо, я именно так и поступлю.

* * *

- Мам, па! Холли, звездочка моя! Я вернулась!

С радостным криком Зера спрыгнула из кабины аэрокара на мягкую траву и бегом бросилась к дому по своей любимой дорожке между розовых кустов. Солнце игралось капельками утренней росы на лепестках цветов, а свежий ветер дышал мягкой прохладой и сметал на самый край неба пушистые белые облака.

- Холли, выйди же, обними свою сестренку!

Она остановилась перед крыльцом - вдохнуть запах дома и запах поздней созревшей весны. До чего же приятно было после недель в пластиковых залах транспорта почувствовать, как залитое светом небо обжигает зрачки, как ветер треплет длинные волосы, словно играючись с нею, как туфли промокли насквозь, усыпанные алмазами росы.

- Ну что же меня никто не встречает?!

С деланной обидой надув пухлые губы, Зера вошла в прихожую, переступила порог кухни. Мама стоит у разделочного стола спиной ко входу, в своем обычном бархатном халате, режет лазерным ножом что-то. Только волосы ее… Вместо длинных золотых прядей, как и у Зеры, ее затылок покрыт короткими черными волосами, торчащими ежиком в разные стороны.

- Мама, что ты… - на звук голоса женщина оборачивается, и Зера замолкает от неожиданности и ужаса. Это существо - не мама, и даже вообще не человек, - не держит в руке лазер, скорее, лазер заменяет ему правую руку. Металл начинается от локтя, опутанный серыми волокнами искусственных мышц, и там, где у человека была бы кисть, оканчивается обрубком ствола. Лицо существа тоже серое, на нем большие выпученные глаза, будто бы разбитые на кусочки, короткая жесткая щетина, два длинных уса в уголках жуткой пасти без губ и зубов. И этот рваный шрам на морде растягивается в стороны, словно улыбаясь Зере, а черные усы шевелятся, когда существо произносит:

- Чик-чик-так? Так-чик-чук-чук!

Левая рука (вытянутое щупальце с присосками) указывает на обеденный стол, как бы приглашая. Зера невольно пробегает взглядом туда, и видит тарелку перед своим обычным местом, на тарелке в густом красном соусе конвульсивно пульсирует чье-то сердце. Она пытается вскрикнуть - слова застряют в горле. Из-под стола выбирается крупная тварь, похожая на осу, но размером с собаку, отрывается от пола и летит прямо к лицу Зеры, словно домашний пес, что хочет облизать пришедшего хозяина.

- Холли!.. - Одно слово наконец вырывается изо рта криком боли и страха. Там, наверху, младший братик, ее любимец, ее звездочка…

Зера вылетает в коридор, прыгает на платформу лифта и тут же оказывается на веранде второго этажа.

- Холли, что с тобой?!!

Она бросается к спальне малыша, краем глаза успевая заметить, как из другой двери на веранду выходит монстр с такими же огромными глазами и пучком жил вместо шеи и идет к ней, раскидывая в стороны клешни, призывая в объятия.

- Холли, ты здесь?!

Зера влетает в спальню и не видит больше ничего, кроме тела на кровати, с головой накрытого одеялом. Она бросается к кровати, и за секунду перед тем, как отбросить одеяло, вдруг понимает, что увидит под ним. Она холодеет от затылка до пяток, но рука сама собой завершает движение. Девушка пятится назад, мотая головой из стороны в сторону, но не отводя взгляда от метрового головастика, покрытого хитиновыми пластинками, со свернутыми во сне мягкими крыльями. Он сонно ворочает сотней зрачков и ворчит:

- Чики-так-так… Чик-хрум-хрум.

- Нет… Нет! Нет!! - Зера рвется прочь из этого кошмара. Двери веранды - нет, там тоже монстр. Коридор - он ведет обратно в ужасный дом. Окно. Она не успевает распахнуть его - этот путь тоже отрезан. Прямо перед окном зависает, заслоняя полнеба своей тушей, Темный фрегат. В носу его обтекаемого панциря четыре щели с орудиями и два прозрачных овальных оконца, в которые выглядывают его маленькие, как у рака, глазки. А сзади, за ним - яблоневый сад, в котором Зера гуляла с самого детства. Деревья кишат огромными осами, которые лениво переползают с ветки на ветку, пожирая листву вместе с плодами, и Зере чудится, что она слышит, как они довольно приговаривают при этом:

- Хур-р-рм… чак-чак, хурм-хурм…

Девушка вскочила с постели в холодном поту, проснувшись от собственного крика, и еле сдержалась, чтоб не заорать еще раз. В комнате светло - она заснула, не погасив лампы. Округлые углы, аквариум с водорослями в стене, неправильной формы поддоны с цветами на изящных опорах - так выглядят многие комнаты на Аланаре. Но она не на Аланаре. Она в… И тут мгновенной лавиной обрушились воспоминания: вторжение - бой - анабиоз - пираты - полиция - арест - авантюра - штаб СР - разоблачение - Джина - эта комната. А еще - Темное Племя. Зера знала теперь, что она на захваченной противником третьей луне, что она чудом избежала казни, что попав в эту комнату тут же уснула, не раздеваясь, - настолько она устала от пережитых волнений и стрессов. Также она знала, что ей приснился кошмар, но реальность мало чем отличается от него. А еще она знала, что сейчас пойдет в ангар, сядет в своего верного робота и отправится на Аланар. Неважно, что будет дальше - главное то, что мутанты-убийцы пожирают ее планету, и она должна быть там.

Зера вышла из комнаты, не подумав даже о том, что охрана СР не даст ей улететь просто так. К счастью, в дверях она наткнулась на парня с бледным лицом, которого уже где-то видела раньше.

- Мисс Зера, извините, что потревожил, - затараторил он, - но у вас так пульсировало нейрополе. Я услышал это по сети и испугался, не случилось ли чего-то. Мисс Смарт приказывала мне…

Бобби. Так назвала его женщина-нейротехник. Это он проводил Зеру в эту комнату.

- Отведите меня к вашей начальнице.

- Простите, мисс Смарт сейчас.. э.. - а впрочем, подумал Бобби, она же сама просила не обращать внимания на ее приступы. - Посмотрим, может, она и примет вас.

Джина Смарт выглядела измученно, однако все же улыбнулась Зере - в основном, очевидно, потому, что та выглядела еще хуже.

- Как себя чувствуете, Зера? Как спалось?

Летчица не нашла в себе терпения отвечать на вежливости:

- Ваши люди могут починить мой Заксар? В нем не хватает щитков брони, нарушена электромагнитная калибровка и потерян основной бак антиматерии. Это несложно восстановить.

Зера даже не подумала о том, что ей могут отказать. И ей и не отказали. Мисс Смарт обратилась к своему подчиненному:

- Бобби, передайте просьбу нашей гостьи начальнику инженерной службы. Передайте, пожалуйста, что это и моя просьба тоже.

Тщедушный лаборант кивнул и удалился. Джина посмотрела на летчицу:

- Вы, очевидно, собираетесь нас покинуть?

- Нет, я хочу участвовать в сражении. Ваша операция против Темного Племени еще не началась? Я хочу присоединиться к вам и космической полиции. Аланар…

Будь Зера хоть немного наблюдательнее, она увидела бы сейчас восторг в глазах нейротехника. Незаурядная женщина, мисс Смарт редко встречала характеры, достаточно сильные, чтобы встать в один ряд с ее собственным. Она вдруг поняла, что будет жалеть, если эту девушку убьют. Особенно - сразу же после смерти Лейлы.

- Признаюсь, я восхищена вами, но ваша смелость граничит с безрассудством. Дух Судьбы до сих пор берег вас, но вы не боитесь, что он может устать и отвлечься? Вы, конечно, смотрели сводки о первом бое с Темным флотом. Это был сущий кошмар, последний круг ада. С тех пор у противника только прибавилось сил. Я сама собираюсь отправиться на операцию на борту тяжелого крейсера, и то не чувствую себя в безопасности. Вы же хотите участвовать в бою на легком истребителе. Это почти самоубийство.

- Джина, вы же не родились на Аланаре. И никогда прежде не бывали здесь. А я родилась и выросла. Это моя родная планета. Это мой дом. Скажите, если бы такое случилось с вашей планетой, вы бы стали защищать ее, как смогли бы?

Джина Смарт подумала, что, пожалуй, не стала бы. Она ненавидела свою родную планету с самого детства. Это была грязная дыра, где люди жили только ради драгоценного трансурания, и умирают ради него же. Так что, скорее всего, Джина и пальцем не пошевелила бы ради родной колонии, если бы ей не заплатили - причем, как обычно, много. Однако затем она поняла вдруг, что ей стыдно признаться в этом самой себе, а тем более аланарской летчице. В этой некрасивой простодушной девушке было нечто настоящее, чего не было в самой Джине - горделивой Королеве Ночи. И Джина солгала, сказав Зере то, что она ждала услышать:

- Да, я думаю, стала бы.

- Тогда позвольте мне защищать Аланар. "А может, она пытается обмануть меня?" - на секунду заподозрила мисс Смарт. "Вдруг ей нужен только исправный Заксар чтобы улизнуть от нас?" И тут же сама ответила себе: "Нет, Зера говорит правду. Иначе я бы увидела. Я ведь умная девочка, так?"

- Что ж, в моих силах выполнить вашу просьбу. Но… - тут Джина слегка улыбнулась внезапно возникшей идее, -…надеюсь, вы не откажетесь взять с собой напарника? Тоже на Заксаре.

- Он аланарец?.. - Все простодушное личико Зеры вспыхнуло такой неподдельной надеждой, что Джине стало жалко разочаровывать ее:

- Нет, к сожалению. Он… вернее, она - сержант наших десантных войск. Но, мне кажется, вы найдете общий язык.

Обернувшись к коммуникатору, администратор нейросети вызвала командира десантного корпуса:

- Полковник, приветствую вас. Будьте добры, пришлите ко мне Эльвиру Дэзрей, ту, что испытывала трофейный истребитель. У меня есть приятный сюрприз для нее и для вас.

* * *

- Адмирал, зафиксирован термоядерный взрыв на высоте 65000 км над поверхностью Аланара. Это - условный сигнал, сэр.

Отрывистый доклад разорвал дремоту Накатоми. Он встрепенулся и ответил, не глядя на адъютанта:

- Значит, СР приняли предложение. В таком случае объявите тревогу. Экипажи - на боевые места. Выполняем заранее намеченный план. Оповестите конгрессмена Кулера.

- Да, сэр. Слушаюсь, сэр. - Почтительно склонив голову, отчеканил адъютант и выбежал из каюты.

Двенадцать дредноутов, до сих пор дрейфовавших в безмолвии на почтительном расстоянии от зоны боевых действий, разом ожили. В огромных кольцах их маршевых ускорителей пучки электронов разогнались до скорости, на доли процента отличающейся от световой. Масса частиц возросла в миллиарды раз, и после этого направляющие дюзы выбросили их в пространство. Получив мощный импульс, угрюмые звездолеты Федерации двинулись туда, где на орбите маленькой планеты загоралось зарево нового космического боя.

Часть 5: ТАК ВЫПЬЕМ ЖЕ ЗА УПОКОЙ.

- Ты боишься умереть?

- Нет.

- А я бы боялся на твоем месте:

- Это потому, что ты попадешь в ад.

К/ф "Профессионал"

Адмирал Накатоми, старый и опытный, не привыкший расслабляться. Он провожал усталыми глазами условные метки на тактическом экране. Собранность его была отменной, флот безупречно выполнял приказы, враг не предпринял пока ничего неожиданного. Не смотря на всё это, адмирал не рассчитывал на лёгкую победу. Он понимал всю серьезность ситуации, в отличии от самодовольного конгрессмена.

Кулер хоть и отдавал отдельные приказы, но в общем боем интересовался мало. Его не занимала тактика. Его вообще мало что занимало, кроме собственной репутации и предстоящих выборов. Поэтому мысли его были устремлены в будущее, воображение уже рисовало громадные заголовки в Галактических Новостях, предшествующие интервью с ним самим - с великим укротителем Темного Племени, защитником мирных планет Федерации. В предстоящей победе Кулер почти не сомневался.

А вот полковник Смоук уделял наблюдению за событиями гораздо больше внимания. Этот бой был для него ценнее любых лабораторных исследований. Здесь он воочию мог убедиться в правильности или ошибочности своих гипотез. Он планировал получить многие ответы к концу боя.

Зера не вполне понимала, чего от неё хочет этот полковник-учёный. Она летела не по его прихоти и не ради его научного любопытства. Она летела по собственному желанию, вполне осознавая всю опасность предприятия. Даром что Заксары были выделены в отдельный батальон и не имели прикрытия. Зера была ведомой в группе из двух роботов. Вела её Эльвира Дэзрей.

Идущий чуть впереди робот Эльвиры покинул пределы защитного поля корабля-носителя. Величественно обгоняя отряды боевых автоматов, Заксары выходили на запланированную позицию.

Зера расслабилась и растворилась в пространстве расширенного восприятия, обеспечиваемого сенсорами её робота. Она погрузилась в медитацию, призванную очистить и настроить её на бой.

Полковник, следящий за боем глазами Зеры, поправил нейроблок у себя на голове и взял ещё воздушной кукурузы. Кулер удовольствовался чашечкой кофе.

- Ну, что там, Накатоми, - спросил он с нетерпением адмирала, - неужели все бои в космосе такие медленные?

Накатоми посмотрел на конгрессмена, как все военные смотрят на штатских, однако не успел вымолвить и слова. Всё зашевелилось. Тёмное Племя нанесло превентивный удар. Группа из тысячи тёмных фрегатов выстроилась полусферой и открыла прицельный огонь по надвигающемуся флоту, преграждая путь к скоплениям недоразвитых боевых единиц и материнскому гнезду. Даже для тяжёлых боевых автоматов эти выстрелы не представляли опасности. Что уже говорить про Титанов ФКП. Их капитаны чувствовали себя полноправными хозяевами положения, королями поля брани.

Объединённый флот неотвратимо надвигался на беспомощного врага. Несколько соединений крейсеров Социальных Робосистем вышли на позиции для огня. Поступил приказ. Последовали выстрелы заблаговременно припасёнными высокорадиоктивными гамма-зарядами.

Дождь торпед врезался в скопление Тёмного флота. Заряды детонировали, высвобождая свою мощь. По задумке излучение специальных бомб было подобрано таким образом, чтобы возбудить в трансурании, содержащемся в клетках Тёмных кораблей, неотвратимую цепную реакцию.

Эта жестокая идея сразу дала свои плоды. Попадавшие в зону поражения Тёмные корабли на глазах испарялись, оставляя этот мир в ослепительной фиолетовой вспышке. Раненые также быстро теряли боеспособность, сгорая изнутри и скукоживаясь, словно подгоревшая отбивная. Силы СР врезались в строй врага, расчищая путь смертельными для Тёмных дозами излучения.

Накатоми прекрасно понимал, что так просто дело не окончится. Чутьё его не подвело. Тёмный флот двинулся навстречу. Он совершил неожиданный и очень быстрый рывок. Флоты смешались. Пальба радиацией прекратилась из-за риска попасть по своим. Началась самая грязная часть боя. Именно её так не любят чистоплотные стратеги. Именно на её счёт всегда списывают все допущенные ошибки и непредвиденный потери. Бой превратился в кашу. Титаны ФКП отошли так и не успев реализовать своего потенциала. Теперь результат зависел от того, у кого окажется больше кораблей сверхлегкого класса - истребителей. И стороны не жалели сил, доказывая своё превосходство.

Заксары мчались сквозь полчища кислотных мух, прорезая коридор к одному из Темных гнёзд. Это была их конечная остановка. В гуще боя их никто не заметил или не обратил внимания. Сметая последние оборонные рубежи на пути к цели, роботы прорвались к самой поверхности гнезда. Здесь они нырнули в его защитный экран, в ЕГО мир. Здесь не было выстрелов и взрывов. Здесь не было радиосвязи. Эльвира общалась с Зерой посредством лазерного луча, работающего только в зоне прямой видимости. Здесь была пустота и тишина, наполненные лишь ИМ, его присутствием. Приборы фиксировали параметры окружающей среды, параметры гнезда. Заксары летели вдоль бесконечной впадины на поверхности этого колоссального организма. Кое-где торчали сенсорные выросты. Поверхность, изрезанная гребнями острых плит-чешуек перемежалась с присыпанными пылью и щебнем посадочными ёмкостями. Все защитники гнезда ринулись в бой, оставив его уязвимым для незваных гостей. Но предстояло ещё найти, куда бы собственно уязвить. Эльвира зафиксировала пустоту под поверхностью гнезда. Зера поднялась повыше и пробила мегаядерной пушкой кратер диаметром в десяток метров. Заксары нырнули в темноту, преодолевая хлынувший из проёма плотный поток газа. Проём очень быстро затянулся, оставив лишь шрам, покрытый корочкой замёрзшей защитной слизи. Заксары включили внешнее освещение (они просто зажгли электродуги). Эльвира предложила план исследования внутренностей гнезда. Зера не возражала. Они не спеша полетели по широкому коридору.

Зера старалась не смотреть по сторонам. Видеть окружающую обстановку было страшно, а чувствовать её каждой клеткой - просто невыносимо. Заксары пролетели с десяток развилок и поворотов, углубившись согласно компьютеру всего на километр.

- Эти тоннели, наверное, специально петляют, чтобы запутать нас, - нарушила тишину Зера.

- Стой, - скомандовала Эльвира, - смотри назад.

Зера сосредоточилась на заднем зрении. Ведущая оказалась права. Тоннели не оставались неподвижными. Они двигались. Они медленно изменяли свою форму и диаметр. Зера взглянула на составленную компьютером карту и сопоставила её с результатами сканирования пространства у себя за спиной. Карта лгала. Обратный путь представлялся теперь несколько затруднительным. Зера сообщила о своём открытии Эльвире. Та с досады хотела было полоснуть по стенке тоннеля своей электродугой, но успела лишь замахнутся. Стенка на глазах из коричневой превратилась в белую, а затем и вовсе стала прозрачной. Наконец она совсем истончала и стала похожа на мыльный пузырь. Нежная плёнка лопнула и в стене открылся ещё один проход. Он вёл в точно такой же коридор, абсолютно неотличимый от других.

- Может, хоть метки оставлять, - не зная что делать, предложила Эльвира. Она протянула раскалённую ладонь к бурой стене.

Стена отпрянула и вспотела густой слизью. Эльвира, не желая отступать, ринулась вперёд и с размаху шлёпнула по мокрой блестящей поверхности. Во все стороны разлетелись брызги и повалил пар. Эльвира продолжала давить на стену, углубляя горячую руку своего робота в закипающую чужеродную плоть. Наконец она остановилась.

Стена вздулась. На ней образовался пузырь, какой бывает после ожога. Пузырь наполнился жидкостью. Через его прозрачные стенки было видно, как там плавают крохотные организмы. Они росли с пугающей быстротой. На пятую секунду в них уже можно было узнать личинок кислотных мух. Пузырь лопнул, и из него вылетело три продолговатых кокона. На стене не осталось и следа от ожога.

- Ничего не выйдет с метками, - заключила Зера. - Видишь, какая защитная реакция. Оно реагирует на боль, порождая себе защитников. Если бы мы с самого начала принялись беспричинно махать электродугами, нам сейчас было бы негде развернутся в обществе кислотных мух.

- Но с этими то мы справимся, - ответила раздражённо Эльвира, аккуратно разрезая коконы на крупные дымящиеся куски.

- Нам нужно быстрее двигаться. Иначе мы будем блуждать в этих тоннелях целую вечность.

- И умрём от скуки, так и не достигнув цели, - мрачно заметила Эльвира.

- Тогда у нас два пути: вперёд в обманчивые тоннели или напролом через стены, вызывая к жизни сонмы преследователей.

- Творец оставил нам мало выбора. Но может, в тоннелях мы найдём что-то до того, как нам станет скучно. Ведь не может же всё гнездо состоять из этого пористого пространства, рождающего мух.

- Ага, где-то наверняка есть ткани отвечающие за генерацию Тёмных фрегатов или ещё кого покруче. - невесело предположила Эльвира. - Что же, полетели дальше. Повременим с разрушениями.

Заксары прибавили ходу и помчались по извилистым коридорам. Им попалось три больших зала без боковых ходов. Попалась крошечная ячейка с уже почти взрослым мозговым паразитом. И ещё много всего они повидали, чему нет названия на языке людей. Колоссальное количество тварей населяли объём гнезда. Цель их существования была непонятна девушкам, но было ясно, что причина их существования - чья-то единая воля. Схожие очертания и формы попадались в самых неожиданных местах.

Заксары влетели в огромный зал, ярко освещённый люминисцирующими полосами вдоль стен. Посредине зала висел корабль, опутанный четырьмя длинными чешуйчатыми хвостами. Это не был корабль Тёмных, скорее судно вольных торговцев. Вдоль его корпуса ползало слизнеподобное существо с отростком, выполняющим, по видимому, функции автогена. Оно с поразительной точностью отрезало от корабля аккуратные кусочки и прикрепляло их к спинам, проползающих рядом рабочих инсектоидов. Их вереница начиналась в отверстии одной стены и уходила в отверстия противоположенной. Изучение новых технологий шло оживлённо и весьма быстро. Слизень, чавкая от удовольствия, извлёк из разрезанной кабины корабля фигурку человека, очевидно члена экипажа. Человек не подавал признаков жизни. Через его плотный скафандр Зкра не смогла определить, жив ли он.

- Спасти бы, - предложила Зера с надеждой в голосе.

- А нас кто будет спасать, если эти твари надумают и нас изучить? Нет уж. Летим прочь от этой мерзости. Вон глянь на того скользкого парня. Ещё чего-то вынул.

- Тогда давай полетим следом за рабочими инсектоидами.

- Мы же не пролезем в их узкую нору.

- Да нет, ты смотри.

Эльвира посмотрела в сторону, указанную Зерой. Нора, в которую уходили инсектоиды, меняла свой диаметр в зависимости от размера предмета, который в неё вносили. - Мы их спасём, - твёрдо сказала Зера и молнией скользнула к слизняку.

- Постой! Ты что спятила?

Зера подлетела вплотную к месту, где слизняк одаривал инсектоидов грузами. Она очень аккуратно взяла одного инсектоида из тех, кого ещё не успели нагрузить. Тот не сопротивлялся и продолжал перемешивать лапками воздух. Зера переставила его в очередь гружёных собратьев и села на него верхом. Никто из присутствующих рядом существ не обратил на неё внимания. Слизень продолжал довольно трещать своим автогеном, инсектоиды продолжали свой марш. Эльвира растерянно кувыркалась не зная что ей предпринять.

- Присаживайся, - пригласила её Зера, отлепив от спины соседнего инсектоида кусок кресла пилота. - Они не кусаются. Они умеют только носить.

Эльвира с большой неохотой воспользовалась приглашением.

- Это просто неоправданный риск, - тихо ругалась она.

- Да нет, это просто чудесно. Это прямо как верхом на молодом бычке. Даже безопаснее.

Отверстие перед Заксарами послушно раздвинулось. Их внесли в длинную кишку. Через пару десятков минут скачек кишка резко обрывалась круглым клапаном. Клапан всасывал инсектоидов одного за другим. Девушки не успели опомниться, как оказались внутри. Их нёс быстрый поток жидкости. Инсектоиды размякли и растворились за ненадобностью. Поток нёс двух Заксаров, вереницу обломков и фигурку пилота неизвестного корабля. Сенсоры показывали, что жидкость вокруг сходна с кровью и выполняет в основном транспортную функцию. Через минуту поток швырнуло в сторону в объятия древовидных отростков, фильтровавших проходящие мимо них массы жидкости. Цепкие щупальца выудили все твёрдые предметы и запихнули их в плотные кожистые мешки. На этом головокружительное путешествие закончилось.

Эльвира предприняла попытку найти себя в пространстве но без ориентиров это было сложно сделать. Стоит ли говорить что лазерная связь молчала? Она принялась прощупывать стенки своего мешка и нашла таки слабое место. Аккуратно разжимая хватку запорных мышц, Эльвира сумела просунуть в полученное отверстие голову. Потом руку. После того как она освободилась по пояс, сверкнула её электродуга. Пару соседних мешков она решила проверить вручную, чтобы не поранить пилота, которого они пытались спасти. Эльвира без труда нашла Зеру и освободила её. Но кроме мешков, открытых Эльвирой, ещё один оказался открыт. Причём вид у него был просто-таки странный. Казалось, что огромные мышцы были с хирургической точностью разрезаны вдоль волокон и раздвинуты в стороны. Оставалось надеяться что пилот при этом остался жив и он всё ещё неподалёку.

Зера осмотрелась. Оказалось, что находятся они в центре обширного зала. Её сенсоры зарегистрировали отдалённые голоса. Человеческие голоса! Они спорили. Зера сделала знак Эльвире и они осторожно пошли на голоса.

Армон остался доволен жидким носителем. И приём подхвативших его щупальцев, ему понравился. Вообще он любил, когда в прихожей царит уют и чувствуется забота о гостях. Но он терпеть не мог, когда его заставляют ждать в кожистом мешке. Он открыл мешок и с удовольствием потянулся после долгого межзвёздного пути. Все его три тысячи суставов благодарно хрустнули. Армон откинул шлем скафандра и вдохнул атмосферу гнезда. Ничего. Бедновата уранием, но вполне приятна для дыхания. Другое дело что она чужая. Но Армон не боялся чужих бактерий. Он совершеннее их всех. А может, и совершеннее их создателей. Кстати, где они? Почему никто не встретил эмиссара Совета Тёмных Баронов? Да ещё и в мешке заставил ждать?!

- Ксарбрамум! - заорал Армон, вышагивая в направление апартаментов вышеназванного достойного Тёмного субьекта. - Явись! Хватит заниматься пустяками! Бой пройдёт и без тебя. А нам надо поговорить. Явись сейчас же!

Вокруг Армона образовались стены небольшой комнаты для бесед. В комнате, вырастая из пола, появился круглый стол и два кожаных кресла. Армон сел. Его собеседник как-то странно отклеился от стены и окрасился на манер представительно костюма.

- Зачем так орать, брат Армон? Ты мог просто подумать вслух, и я бы услышал. - начал Ксарбрамум, присаживаясь.

- Э-э, не хитри, тёмная душа. Кто же вслух думает в чужом гнезде? Мои мысли не про тебя и знать их тебе не обязательно.

- Ладно, поговорим голосом, - благодушно согласился Ксарбрамум. - С чем ты пришёл, эмиссар?

- Ты знаешь с чем. Оставь эту систему в покое. Пусть алчные корпорации сами решают свои споры. Мы не должны вмешиваться. Это не наше дело. И уж во всяком случае не твоё.

- Какое совету дело до людей! - вспылил вдруг собеседник.

- Это тебя не касается. Ты не имеешь должного уровня посвящения. Кроме того, Совет интересуешь ты. Что, если твои орды застрянут в этой системе? Я предостерегаю тебя, барон. Будь осторожен с Социальными Робосистемами. Тебе не съесть этот кусок, как не старайся… Кстати, к тебе тут гости.

- Что это ты имеешь в виду, Армон? Уж не твоих ли рук творения придут за моим мозгом?

- Что ты, уважаемый Ксарбрамум. Я всего лишь наблюдатель. А Совет ещё не собирается от тебя избавляться. Они надеются, что ты одумаешься и вернёшься в родной сектор.

- Я? На эти голые камни? Ни за что! Так и передай этим древним слизнякам! Я ни за что…

- Уважай границы, установленные Советом Баронов. Лишь благодаря им мы наконец завершили эту позорную полосу междоусобных войн. А ты, я смотрю, всё же не прочь повоевать? Мой тебе совет: займись лучше чем-нибудь продуктивным. Ты становишься похож на тех баронов, которые ослепли от широты своей власти и не видят перспектив развития своей личности. Это опасный знак. Я уже консультировался с Советом, но пока никто не предложил достойного решения.

Армон сделал паузу и повернул голову в сторону собеседника. Их взгляды встретились. После минутной дуэли характеров Ксарбрамум демонстративно надел тёмные очки на присосках.

- Ты же знаешь что бывает со слабыми баронами? - продолжал Армон, - Есть ведь в наших обычаях такое понятие, как генетический вассал. Остерегайся отставания. В борьбе баронов власть сохраняют лишь те, кто неутомимо совершенствуется. Другие же благодаря элементарному естественному отбору теряют власть и права. Их мнения никто не спросит, их генокод станет достоянием истории.

- Мне это не грозит…, - самоуверенно начал защищаться Ксарбрамум.

- Как знаешь, - коротко ответил Армон и бросился на пол.

В следующий миг потолок комнаты для бесед сорвало попаданием нейтронной пушки. Эльвира подоспела с электродугой, но ей не хватило ловкости. Армон отскочил в тень и на четвереньках, сбрасывая рвущийся на нём скафандр, помчался прочь. Его трудноразличимый от мимикрии силуэт накрыло оранжевым плащом, который превратился в пару ярких крыльев. Армон стал похож на огромную летучую мышь и моментально скрылся в хитросплетениях вздрагивающих от страха коридоров.

Ксарбрамум встал с пола на колени. Он держался руками за голову. Его гневный взор сотрясал сознание врагов. Эльвира с Зерой замерли как вкопанные. Тёмный барон покрылся светящимися пятнами. Стопы его ног утонули в полу. Он сливался со своим гнездом. Его фигурка завернулась в кожистый панцирь и заняла место головы фигуры, только что выросшей из пола. Перед Заксарами предстал торчащий из пола торс. Он был огромен. Он простёрся до потолка. Его окружал непроницаемый защитный экран. Между его руками проскакивали молнии, вспышками освещая сгустившийся сумрак зала.

- Наивные дети людей! Вы отодвинули завесу, которая погребёт вас на обратном пути! - пророкотал Ксарбрамум и рассмеялся. Его хохот сотряс всё вокруг. Девушки почувствовали нарастающую вибрацию своих машин. Дрожь воздуха была так сильна, что перешла в оглушительные ударные волны. Растущая сила этих сотрясений наводила ужас. Оставленный Армоном скафандр вспыхнул и сгорел дотла. Его подожгла энергия ударной волны.

На потолке открылся клапан, оттуда вылетел мыльный пузырь. Тёмный колосс прекратил свой хохот. В мыльном пузыре сидела девушка украшенная лепестками гигантских фиалок.

- Что ты здесь делаешь, дочь моя? - выронил ошарашенный её появлением барон. - Уйди скорей, пока я не потерял тебя! - Все эти слова Ксарбрамум сказал дочери мысленно, но его вид раскрыл смысл происходящего Зере. Но аланарка видела перед собой не мятежного Тёмного барона и не отца нежной Тёмной девушки. Она увидела главного врага, претендующего на власть над её родной планетой. Зера решила драться.

Один из Заксаров сорвался с места и обрушился на колосса, торчащего из середины зала. Зерина дуга сверкнула в плотных защитных полях барона. Девушка окружила своего Заксара плазмой, не жалея энергии на разрушения. Ксарбрамум вздрогнул от коснувшегося его тела уголька и ударил Заксара своим исполинским кулаком. Удар прибил Зеру к полу. На её робота обрушилась целая гора. Зера почувствовала, что теряет сознание.

В этот момент Эльвира воспользовалась случаем перехватить инициативу. Она ринулась в бой вслед за подругой. Её широкая голубая дуга полоснула барона по горлу. Разгоняя облака пара, исполинская туша взмахнула конечностями и подхватила падающую голову. Кто же захочет терять самое ценное?

Эльвира не останавливалась, она уже замахнулась для следующего удара. Её остановил второй кулак исполина. Заксар был отброшен и смят об стену.

Зера нашла в себе силы для последнего выстрела. Она с трудом навела мегаядерную пушку и испепелила голову монстра. Гнездо вздрогнуло, будто в агонии. Зеру оглушил крик боли, овладевший её мозгом. "Нейросеть Тёмных загнулась," - не без злорадства подумала она и потеряла сознание.

* * *

Деслар и Савал сидели у костра из деревянной мебели и грызли подгорелые корочки плодов поромила.

- Безнадёга в глазах твоих, Деслар. - озабоченно проворчал Савал и принялся разгребать угли в поисках оставшихся корочек.

- Не обращай внимания, брат. Это всего лишь глупые предчувствия. Это проклятое бездействие расстроит кого угодно. Но я не теряю надежды. И ты не теряй. Скоро должны вернуться Мортениус с Хардегоном. Может, вместе мы чтонибудь придумаем. Да нет, точно придумаем. Или всё само разрешится, если такова воля Творца. - вздохнул Деслар и постучал пальцем по полу.

Савал доел последнюю корочку и, вытерев руки о комбинезон, принялся изучать карты комплекса на экране своего миникомпа. Исчерченное линиями коридоров пространство, геометрически правильные залы, строгая ориентация конструкций - красиво. Но не весело. Савал взглянул на время. М-да. Засиделись они в ожидании.

В отдалении послышался шелест гравия. Кто-то шёл в их сторону. Деслар загасил костёр и отбежал в тень. Савал последовал за ним и приготовил оружие. К счастью, оно не понадобилось. Аланарцы услышали тихие голоса.

- … бывают.

- Нет не бывают! Такого не может быть в принципе. Никогда!

- Может, может, не сомневайтесь, друг Хардегон. В принципе может быть всё. И не говорите слова никогда! Никогда не может быть только одного.

- И чего же? Позвольте узнать.

- Никто никогда не докажет что чего-нибудь может не быть никогда.

- Да брось, Мортениус, эту демагогию.

- Ха-ха-ха, - рассмеялся во всё горло Мортениус, - Ага, засомневался!

Деслар вышел из тени и преградил дорогу спорщикам.

- Хорошо проводите время? - спросил он.

- Нет, ты только послушай, Деслар, - не унимался Хардегон. - Этот клоун утверждает, что социальная робосистема способна к самостоятельному волеизьявлению и, говорит, случались даже бунты автоматов.

- Не хочу слышать никаких споров! - прервал рассказ Деслар. - Каковы результаты вашей вылазки?

- Результаты двоякие, - ответил посерьёзневший Мортениус. - С одной стороны Брахар сбежал из своей камеры и успел хорошенько подпортить жизнь СР. С другой стороны, скорее всего его уже нет среди живых. Мы глубоко скорбим…

- Я вижу, - отрезал Деслар.

- Это правда, - поддержал друга Хардегон. - Всё указывает на то, что ему не удалось выбраться из этой мясорубки живым. Надежды на это нет.

- А как с разведданными?

- Здесь карты оборонных сооружений СР и планы дислокации их подразделений. - Мортениус протянул Деслару матрицу. - Почему-то наши гости не слишком дорожили этой информацией и любезно согласились поделиться ею с нами. Но теперь ты скажи мне, мудрый друг мой, как прошла ваша разведка? И почему я не вижу нашего ученого брата?

- Тут такое дело, - Деслар нахмурился, - Вос попал в неприятность. Он сейчас во временной трубе.

- Где-где?

Деслар вкратце пересказал историю их злополучной разведки. Мортениус слушал с явным интересом, Хардегон всем своим видом показывал, что ничего другого он и не ожидал. Когда рассказ был окончен, Хардегон проворчал:

- Ну и что теперь? Кто-нибудь из вас, друзья мои, сможет управлять корректором? Я лично не смогу.

- Да брось, там должно быть все очень просто. - Тут же вступился Мортениус. - На компьютере корректора есть инструкции, мы их прочтем:

- Ага, тогда скажи мне, находчивый друг мой, почему эти инструкции до сих пор не прочли ученые СР?

- Да потому, что они знают меньше аланарских слов, чем наши коровы.

- Стоп-стоп-стоп, - прервал их Деслар. - Все не так плохо. Вос попал в беду, но он остался жив. Ход времени в трубе сильно замедлен, но не остановлен. Я уже подсчитал, что через 76 часов Заксар Воса по инерции вылетит из другого конца временной трубы. Там мы его встретим и сразу же отправимся к корректору.

- Да-да, если до нас его не встретят наши добрые гости.

- Ну вот о них мы как раз позаботимся! - Хищно прорычал Савал, для убедительности хрустнув костяшками пальцев.

- Дело говоришь, друг Савал, но мы займемся этим только через трое суток. Пока что нам остается только ждать.

Деслар подбросил еще пару кусков паркета в костер посреди полуразрушенного зала.

* * *

- Эльви, так вот это и есть твоя новая подруга?

- Она самая: И прекрати называть меня Эльви, уродец!

- ОК, Эл. А она ничего, правда, Гарри? Только задница у нее толстовата.

- Ага, а так девочка аппетитная: В постельке смотрелась бы неплохо.

- Много вы соображаете, мальчики. Вы бы видели, как она с темными управлялась - прямо блеск! Вам и двоим вместе взятым такое не приснится!

- Ну конечно, Эл, ей, наверное, на Аланаре ускоритель реакции вживили еще покруче, чем у тебя…

Под нестройный хор голосов Зера окончательно пришла в себе и открыла глаза. Она лежала на чем-то очень мягком в какой-то странной кровати, похожей на открытый саркофаг. С одной стороны над саркофагом нависало внушительное нагромождение медицинской аппаратуры, от которой к ее телу тянулись проводки с присосками. С другой стороны столпились те, чьи голоса разбудили ее. Их было четверо: двое рослых парней, чье телосложение и одухотворенные лица выдавали в них десантников, женщина чуть пониже ростом с эмблемкой отличия, пришпиленной прямо к майке, и с волосами ужасного лилового цвета, а также щуплый парень в медицинском халате, заметно притихший в столь яркой компании.

- Эй, Зера, подружка, привет! - Эльвира Дэзрей первая заметила признаки жизни в раненной. - Как себя чувствуешь?

- Ага, как твоя синтетическая печень поживает? - Быстро подтявкнул Гарри, но Эльвира тут же бесцеремонно ткнула его локтем в живот.

- Не слушай его, ничего тебе синтетического не вставляли. Осталась ты целая и красивая, у тебя было только сотрясение мозга и нейротический шок. Понимаешь, у тебя была пробита броня, и нейрополе того гнезда проникло к тебе в кабину. Тьфу, да скажи ты что-нибудь, как себя чувствуешь?

- Я?.. - Зера немного обалдело оглядывала своих посетителей, еще не успев освоиться с обстановкой. - Чувствую, что много пропустила.

- Чего?.. - Все трое уставились на нее.

- Ну как чего, сестричка? Мы же все-таки грохнули нейросеть Темных, так? Потом, наверное, такой фейерверк начался, все от души поразвлеклись, а я без сознания валялась. Обидно!

Компания дружно расхохоталась.

- Эй, Эл, а она мне нравится!

- Ага, классная у тебя подружка!

- Молчать, уроды! Дайте поговорить. - Эльвира присела возле Зериного ложа, широко и искренне улыбаясь. - Да, знаешь, вот тут ты права. Я, собственно, и сама многого не видела - я еще минут десять тебя из этого кубла вытаскивала. Слава Творцу, когда накрылась нейросеть, там хоть перестала плодиться всякая нечисть. Я просто прожгла коридор сквозь весь этот улей и вылетела. А снаружи такое творилось!.. Говорят, как только исчезло нейрополе гнезда, все корабли Темных как сдурели: метались беспорядочно, палили куда попало, в том числе и друг в друга, кислотные мухи всей толпой слетелись к гнезду - их там накрыли всех одной торпедой. Словом, развлеклись наши герои из космического флота то что надо: стрельба была как в тире, по одному лучу на темную тварь, и никакого ответного огня: А второе гнездо добили-таки "Титаны". Словом, за 20 минут все закончилось. Вот так вот.

Зера почувствовала неимоверное облегчение, словно с души свалилась огромная бетонная плита. Значит, все-таки получилось! Счастливая звездочка моя! Значит, все было не зря: ФКП, скотина-конгрессмен, арест, обман, пытка, бой, безумный риск все время. В конце концов, она добилась своей цели! В эту секунду Зера была готова броситься на шею своей новой подруге и расцеловать ее, если бы не мешала слабость и масса проводов.

- Сестричка, ты не представляешь, как я рада! Спасибо тебе: Да какое спасибо, я просто не знаю, как тебя благодарить!

- Да ты не волнуйся, - встрял один из десантников, - Эльви тут и так героиня! Ей дали Отличие первой ступени, потом ее весь взвод шампанским поливал. А потом приходила даже эта… как ее, Гарри… ведьма наша главная?

- Смарт.

- Да, Джина Смарт сама поздравлять приходила.

- Она и тебе привет передавала. Эти два трепача тебе понарасскажут, а на самом деле ты ничуть не меньше отличилась. О тебе, Зера, весь комплекс говорит. Наш полковник обещал, что если ты захочешь, он возьмет тебя сразу же на 200 пунктов рейтинга с любым окладом в пределах разумного, а Джина сказала, что ты была бы гордостью корпуса нейротехников, и что если бы ты была подданной СР, то получила бы Высшее. Так что, милая моя, для меня честь быть твоей подругой.

- Да что ты… - Зера ощутила на глазах слезы умиления, она собиралась сказать что-то очень теплое, но тактичный приятель Эльвиры снова прервал ее изъявление чувств:

- Кстати, я вот что хочу сказать. Когда очухаешься, приходи к нам, в казино. Месяц назад я бы тебя на Аланар позвал, там такие отпадные пляжи: тьфу, да ты знаешь. А теперь там похолодало, так мы подвисаем в казино, что в соседнем комплексе пираты открыли. Веселое местечко. Так ты приходи, Эльви дорогу покажет, правда, Эл?

- Да конечно, милая. Я тебе здесь все покажу и со всеми познакомлю. Ты только выздоравливай, я за тобой вечером зайду. Она ведь к вечеру будет здорова, да, док?

Эльвира грозно взглянула на щуплого медика, и тот поспешно закивал. Довольная и счастливая, Зера расслабилась и закрыла глаза.

* * *

Далеко позади глухой ровный рев турбин перешел в пронзительный свист. Джина обернулась взглянуть на взлетающий шатл. Судя по нарастающему шуму, он шел в ее сторону. Через пару секунд он показался в просвете меж деревьями - изящная пассажирская машина с короткими крыльями и вынесенными под брюхо цилиндрами ионных двигателей. Шатл пронесся прямо над просекой, залив ее ярким голубым сиянием и временно оглушив Джину. С верхушек деревьев сорвалась стая потревоженных снежинок, немного покружилась в воздухе и с ленцой осела на землю. Женщина подетски подставила им ладони, полюбовалась, как несколько кристалликов обратились в капельки воды на ее пальцах, и побрела дальше.

- Мисс Смарт, постойте!

Тяжело хрустя снегом под сапогами, высокий мужчина с благородной проседью на висках нагнал ее и пристроился рядом.

- Позвольте мне присоединиться к вам.

- Да, пожалуйста.

Какое-то время они молча шли, удаляясь вглубь леса. Когда молчание стало для него более чем тягостным, Джина обратилась к спутнику:

- Ничего, если я не буду очень разговорчивой? Мое настроение не слишком располагает к светским беседам.

- Конечно, как вам будет угодно. Но позвольте мне поинтересоваться вашим самочувствием? Когда я встретил вас на базе, меня взволновал ваш вид. Мне кажется, у вас сегодня был действительно тяжелый день.

Мисс Смарт невесело усмехнулась, глядя себе под ноги:

- Нет, отчего же! Вполне терпимо. Будь я мазохисткой, я даже получала бы удовольствие от происходящего.

- Возможно, вы поделитесь со мной своими проблемами?

- Интересное предложение… Эмили Райтер - моя любимая писательница. Она сказала как-то, что проблемами можно делиться сколько угодно, не опасаясь, что их от этого убудет.

- Ну же, не будьте столь упрямы! Я уже приготовился стать первым человеком в истории, услышавшим жалобы Джины Смарт. Учитывая уникальность такого события, впоследствии я мог бы этим гордиться.

- Что ж, полковник, если вы правда этого хотите… - Женщина пожала плечами. - Слушайте. Для начала, я прилетела сюда, на Аланар, на десантном шатле. Я не хотела тратить на полет лишний час времени. Может быть, я старею, а может, просто забыла, что за радость летать на этих скоростных железках, но после двух часов полета я чувствовала себя как после ночи паршивого секса: изможденной и раздосадованной. Потом была работа. Видите ли, нашему добрейшему адмиралу понадобилось мое личное мнение о пленных тварях Темного Племени. Хотя… Не буду кривить душой: я и сама хотела с ними пообщаться. Но я и предположить не могла, что у них творится в мозгах. Знаете, полковник, они внутри гораздо хуже, чем внешне, несравнимо хуже. Там были 2 инсектоида… Мне кажется, они сошли с ума сразу, как только было разрушено гнездо. Наверное, они всю жизнь прожили, не отключаясь от нейросети. Как только нейроимпульсы из гнезда прекратились, у них началась "ломка". Мне даже жаль этих тварей: на данный момент они не знают ничего, кроме того, что хотят умереть. А мы вырезали у них все имплантированное оружие, чтобы не дать им этого сделать, и травим их электрическими разрядами - только чтобы поразглядывать их живыми лишние пару суток.

Джина наклонилась, слепила снежку, размером с крупный апельсин, и принялась разглаживать ее в руках, стремясь придать идеально круглую форму.

- Ну вот, а потом заботливый Бобби устроил мне экскурсию по базе. "Мисс Смарт, вы еще не видели, что сделали Темные с этой базой? Нет?.. А вы не хотите посмотреть?" "Конечно, Бобби, отчего бы и не посмотреть! Знаешь ли, у меня так мало ужасов в жизни, что я с огромным удовольствием взгляну на десяток-другой изуродованных трупов и на сотню-другую мертвых мутантов." Базу, конечно, уже немного прилизали к тому моменту, но полюбоваться все же было на что. Да впрочем, не мне вам рассказывать - вы же сами все видели. Вы были в галерее мумий? Эта органика на стенах, и слизь - мне показалось, что я внутри чьей-то кишки… И сами мумии… Я достаточно равнодушна к мертвым телам, и то почла за счастье выйти оттуда. А бедный майор Карридж выбрался из галереи чуть ли не зеленый: понимаете, он знал большинство из этих людей. Мумии ведь более-менее узнаваемы… Но больше всего меня привели в восторг наши храбрые офицеры! Не знаю, кто подбросил им идею, что им нужны острые ощущения, но он явно погорячился. Вы знаете, что большинство из них выпросили у Сноу увольнительную, чтобы слетать сюда? По собственному, так сказать, жгучему желанию.

- Знаю. Я говорил об этом с адмиралом.

- Сноу поступил просто исключительно мудро, что отпустил их на Аланар. Теперь предметы гордости нашего звездного флота потеряли аппетит на ближайшие три дня, как, впрочем, и сон. Бродят по базе с огромными глазами и синими лицами, разговаривают между собой не иначе, как шепотом… Что хуже всего, все до одного знают меня в лицо. Я чувствую себя единственной здоровой в городе прокаженных. Когда мне надоели их умоляющие взгляды, я сбежала с базы. Оставила на съедение Кристину. Знаете ее, да? Кристина Фейри, рыжая пышечка, нейротерапевт наземного штаба… Мне ее тоже жаль: у нее с самого вторжения перерывы на сон короче, чем перерывы на еду. Она держится на наркотике. Нюхает трионин. Думает, что я не знаю. Я поддерживаю ее в этом заблуждении, потому что если я узнаю официально, мне придется сообщить в Лигу нейротехников. Я не хочу этого делать, но ей самой же будет хуже. Трионин вызывает хроническое кислородное голодание…

Мисс Смарт прервала этот необычный для нее монолог и скептически осмотрела сотворенную ею снежку. Размяла ее в руках одним движением и растерла снег по своему лицу. Полковник Смоук удивленно обернулся к ней и остановился. Остановилась и она.

- Простите меня, я слишком разговорилась. Но вы сами этого хотели - вы должны быть довольны.

- Вам и не нужно оправдываться. Вам же тоже иногда нужна поддержка. Я хотел сказать… мне очень неловко за тот случай… помните, в первый день в этой системе, на банкете по случаю нашей победы, я сказал… Это было ужасно бестактно, извините меня, если можете.

Щеки Джины стали красными от прилива крови. Капельки воды от растаявших на них снежинок странно напоминали слезы. Напоминали бы, если бы Джина была способна плакать.

- Да ладно, вы же не обязаны помнить о болячках каждого в нашем штабе.

Смоук истово покачал головой:

- Нет-нет, я прекрасно знал о вашей… об СНИ. Я всегда сочувствовал вам. Это должны быть адские муки… Но в тот вечер вы… Джина, вы тогда совсем не были похожи на… Вы так прекрасно выглядели, я и подумать не мог, что вы на грани приступа…

Сознание женщины, как чувствительный элемент, среагировало на слово "прекрасно". Обычная болтовня, но… Слишком уж часто он запинался, произнося эти нехитрые фразы.

- Вы имеете в виду, я выглядела прекрасно как для больного нервным истощением?

- Я хотел сказать, что вы выглядели просто прекрасно. Тогда я впервые подумал о том, какая вы красивая.

Ее губы вздрогнули… Словно желая сказать что-то, или… Нет, он не успел даже подумать об этом, когда глаза Джины вновь обратились в две зеленые льдинки, а рот скривился в прохладно-вежливой улыбке.

- Неожиданный вывод. Если не секрет, что вы считали критерием красоты?

Смоук вздохнул, будто бы разочарованно.

- Джина, вы знаете, что вас должно быть очень сложно любить?

- Я в этом и не сомневаюсь. Но вы что, хотите сказать, что вы пробовали?

- Мне кажется, я хотел бы попробовать.

Мисс Смарт снисходительно улыбнулась.

- Поверьте слову нейротехника: вам это только кажется.

Не дав ученому даже открыть рот, она повернулась и пошла дальше. "Поразительно, - с негодованием думала Джина, - неужели все меня так же мало знают? Он действительно считает, что сделал мне одолжение тем, что сопли здесь пораспускал? Дорогой мой, да если бы я хоть на минуту решила, что ты мне хоть на йоту нужен, ты бы ползал за мной на коленях и следы мои целовал! Небось, разочарован: уже представил себе, наверное, как я раскисну и упаду в твои объятия. Мямля. Зануда." Она услышала, как полковник, постояв, побрел за ней следом. Решила, что как нейротехник не имеет права злиться на него. Достаточно легко подавила приступ злости и с удивлением заметила, что глупая выходка ученого отвлекла ее и сняла напряжение. Джина почувствовала даже нечто вроде благодарности к нему, ей захотелось поскорее замять эпизод. Она обернулась к Смоуку:

- Догоняйте, полковник. Хотите послушать, что я думаю о Темном Племени? Я знаю, что хотите.

Смоук пошел на полшага впереди нее, уставившись на собственные сапоги. "Ну прямо ребенок! Обиделся…" Не дожидаясь его ответа, Джина принялась рассказывать:

- Сегодня я убедилась в одном интересном факте: Темные твари не могут существовать, потеряв контакт с нейросетью. Если можно так выразиться, то нейросеть составляет все реалии их мира. Это значит, что тот, кто контролирует эту нейросеть, имеет над всей Темной армией полный и безраздельный контроль. Мы прекрасно знаем, что гнездом роя, которое являлось источником нейрополя, управляли всего два человека, причем самых обыкновенных человека, а не мутанта. На какие мысли это вас наводит?

Смоук промолчал, продолжая дуться. Джина ответила сама себе:

- У меня создалось такое впечатление, что все те существа, которых мы видели - кислотные мухи, всякие жуки с пушками, фрегаты, даже сами гнезда - это генетически сконструированные рабы. У каждого вида ярко выражено функциональное предназначение, в данном случае, военное. Очевидно, на их колониях есть и рабы мирных "профессий". И, что важнее всего, все эти монстры наркотически зависимы от нейроимпульсов, которые посылают им хозяева. Значит - полная безотказность и точное выполнение любых приказов. Думаю, их конструировали на основе ДНК человека именно с той целью, чтобы впоследствии их мозги могли принимать импульсы человеческого нейрополя. Оцените мой полет мысли? Неплохо как для женщины, а?

- Самое интересное вы как раз упустили, - буркнул под нос Смоук. Похоже, он начинал оттаивать.

- Да? И что же? Я заинтригована.

Полковник заговорил с заметной неохотой:

- Вы не думали о том, что один рой, то есть гнездо с целым флотом боевых кораблей и штурмовиков, контролировали только 2 человека? Второй рой - еще два. Получается, против нас вели войну 4 человека из Темного Племени. Мы все посчитали, что эти четверо - полководцы, которым поручили командование флотом. А что, если они - просто рядовые граждане Темного Племени, вылетели, так сказать, на охоту со своими гончими псами?

- Это значит, что у каждого Темного несметное множество рабов?

- А почему нет? Если генокод заранее создан, то производить этих тварей элементарно просто: примитивное дубликатное клонирование. Нужно много ресурсов, особенно трансурания, чтобы кормить тварей, но положим, Темные контролируют больше планет, чем мы думаем, и не испытывают затруднений с ресурсами…

- Полковник, вы меня пугаете! Если это действительно так, то у нас нет никаких шансов на победу в войне с ними.

- Однако здесь есть и положительная сторона: вовсе необязательно, что Темные действительно ведут с нами войну. Я же говорю, четыре человека - две семьи - собрались со своими слугами и домашними животными и выехали на пикник. Попутно решили немного пощекотать нервы… Остальное Темное Племя может даже вообще не знать о том, что произошло здесь. А вы говорите - война!

Джина не ответила. Она попыталась осмыслить все сказанное, а затем сгребла все эти мысли в кучу и вышвырнула на задворки несознательной памяти. Как-нибудь в другой раз, сейчас и без того проблем полно.

Просека вывела на крупную поляну. Они остановились перед причудливым сооружением, похожим на огромный шалаш, сложенный из стволов лиственниц. Стволы были срезаны почти под корень, вокруг поляны виднелись низкие обгрызенные пеньки. Вне сомнения, это было жилище королевских хомяков, которые бросили его и ушли на юг с наступлением похолодания. Нейротехник подошла ко входу в жилище - треугольной дыре между стволами, - осторожно перегнулась через сугроб и заглянула вовнутрь. Стены и пол изнутри были аккуратно заделаны шерстью, в стороне валялись какие-то кости и пара погрызенных толстых веток, об которые, очевидно, точили зубы молодые хомяки. Из дыры недвусмысленно несло гнилью.

Джина брезгливо отшатнулась и обернулась к полковнику:

- Вы не знаете, зачем аланарцы сделали из хомяков сухопутных хищников? На всех планетах хомячки - такие милые аквариумные амфибии, едят одни водоросли, всегда выплывают погреться, когда включаешь лампу…

- Сложно сказать. Возможно, так повелел аланарцам Творец… - неопределенно ответил Смоук и добавил: - А вам не кажется, что нам пора возвращаться на базу?

- Конечно, пора. Пойду спасать Кристину и лечить стрессы. А вы сейчас куда направляетесь?

- Я?.. Обратно, на луну. Там один из аланарских пилотов попал в какое-то странное поле, мне нужно взглянуть… Джина, по пути на базу вы могли бы рассказать мне кое-что?

- Постараюсь. Что именно?

- Помните летчицу на Заксаре, которая привезла нам послание от Кулера? Я все хотел спросить: как вам удалось так вырубить ее? На ней же не было ретрансляторов.

- Зато на мне был аланарский нейроблок. Он устроен таким образом, что…

Над головами с визгом пронесся еще один шатл.

* * *

Брахар бесшумно ступал по бархатному ковру влажной травы. В одной его руке был тяжёлый разрядник, а другой он тащил Лейлу. Плелась она медленно, спотыкаясь о крупные тыквы, и даже слегка сопротивлялась, как капризный ребёнок. Однако Брахар строго пресекал все попытки неповиновения. Он настойчиво увлекал свою пленницу в глубину плантаций, туда, где их не достанут вездесущие десантники.

Вскоре Лейла вовсе перестала сопротивляться и стала смотреть по сторонам. Глаза скользили по зелёному ковру, обнаруживая всё новые и новые незнакомые растения. Попадались, конечно, и виденные где-то ранее. Лейла с трудом припоминала названия некоторых из них, знакомых по ресторанным меню. Она попыталась припомнить их вкус - тьфу, какая гадость! Как аланарцы