КулЛиб электронная библиотека 

Избранные произведеничя в одном томе [Кейт Лаумер] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Кейт ЛАУМЕР Избранные произведения в одном томе


Биография

Джон Кейт Лаумер родился 9 июня 1925 года в городке Сиракузы (штат Нью-Йорк). Его отец был офицером-лётчиком, и, хотя ВВС США в те годы не имели такой разветвлённой системы баз, как сейчас, семье Лаумеров пришлось немало поколесить по стране. Потому-то Кейт и два его брата (старший Марч и младший Фрэнк) родились в разных уголках Америки. А городом детства Кейта стал… Санкт-Петербург. Правда, не на топких берегах Невы, а в курортно-солнечной Флориде.

О юных годах будущего фантаста известно немного. Из общей массы сверстников Кейт особо не выделялся. Ну чем заняться мальчишке в Городе солнечного света (так называют «Сан-Пит», где в среднем 360 дней в году люди валяются на пляже)? Вот Кейт и жил как все обитатели курорта, — разве что ещё в детстве мальчик увлёкся фантастикой и детективами: от чтения его было за уши не оттянуть.

После окончания школы Кейт поступил в Университет штата Индиана в Блумингтоне, где проучился чуть более года. Сын офицера, он просто не мог спокойно заниматься зубрёжкой, когда Америка сражалась с фашизмом. Поэтому в 1944-м Кейт бросил учёбу и пошёл в армию. Он даже попал в Европу и успел повоевать, правда, совсем немного. После войны парень долго не мог найти своё предназначение. Проучившись около двух лет в Стокгольмском университете, Кейт вернулся в Штаты, где поступил в Университет Иллинойса в Урбане. Там он наконец обзавёлся дипломом архитектора. А заодно женился на Дженис Перкинсон (за годы брака у них родились три дочери — Тони, Сабрина и Джинни).

Несколько лет Лаумер пытался приспособиться к гражданской жизни, но получалось плохо. Поэтому, задействовав связи отца, Кейт вернулся в армию, в авиацию. С 1953 по 1965 год он был офицером ВВС — в отставку ушёл в звании капитана. Правда, из этого времени почти четыре года Лаумер провёл на земле, в самой гуще интриг, что здорово помогло ему в будущей писательской карьере.

Министерству иностранных дел США понадобились ответственные парни для дипломатической службы в горячих точках, на переднем краю борьбы с коммунистической угрозой. «Форин Сервис» обратилась за помощью в Пентагон — так группа толковых офицеров из разных родов войск сменила мундиры на аккуратные пиджачки. Военные получили должности разномастных секретарей американских посольств в Юго-Восточной Азии, регионе, где совсем недавно отгремела Корейская война. Кейт Лаумер отправился в Бирму (нынешняя Мьянма), заняв поначалу место вице-консула, а затем третьего секретаря посольства. Ситуация в Бирме была взрывоопасная: бывшую британскую колонию раздирала на части межплеменная вражда, кровь лилась рекой… В стране кишели китайские агенты, за которыми явно торчали уши Страны Советов. Многие впечатления от горячих рангунских деньков впоследствии послужили основой цикла Лаумера о космическом дипломате Ретифе.

Именно в то время Кейт стал пописывать фантастику. Начинал он с рассказов, некоторые из которых оказались весьма недурны. Публиковать их, правда, Лаумер не решался — как-то это было несолидно…

Помог случай. Когда в начале 1959-го Лаумера перевели в Индию, навестивший его там старший брат Марч (кстати, тоже писатель), ознакомившись с творчеством Кейта, уговорил-таки застенчивого дипломата попробовать опубликоваться. Вернувшись в Штаты, Марч отправился в журнал Amazing Stories и принялся навязчиво рекомендовать редактору Гейл Голдсмит рассказ брата Greylorn. Голдсмит, недовольная такой бесцеремонностью, села за рукопись с твёрдым намерением послать автора ко всем чертям, но рассказ ей неожиданно понравился. И уже в апрельском номере Amazing состоялся литературный дебют Кейта Лаумера. В январе 1960-го в журнале Fantastic появился его рассказ Diplomat at Arms — первая история о Ретифе. И понеслось…

Несколько лет фантастика была для Кейта лишь способом выпустить пар, отвлечься от тягот обыденной жизни и перипетий карьеры да возможностью немного подзаработать. Вернувшись в 1960-м в ВВС, капитан Лаумер одновременно с военной службой исправно выдавал очень даже приличные фантастические тексты. Поначалу это были рассказы, но уже в 1961 году вышел его первый роман «Миры Империума», давший старт известному НФ-циклу. Творчество понемногу захватывало Лаумера с головой, тем более его охотно публиковали, а имя обретало известность среди поклонников фантастики. В 1965 году Кейт даже рискнул наведаться в царство мейнстрима, сочинив остросюжетный производственный роман «Посольство», навеянный его дипломатическим опытом. Однако публике гораздо интереснее было следить за похождениями «посла к далёким мирам» Ретифа, нежели разбираться в хитросплетениях работы современных дипломатов. В общем, роман успеха не снискал, потому Лаумер вернулся к фантастике. Правда, это стоило ему брака — Дженис мечтала о муже-генерале, быть же супругой сомнительного писателя её не прельщало. Так что к моменту увольнения из ВВС в 1965 году Кейт уже был свободен как птица — и c лёгким сердцем начал карьеру профессионального писателя.

Сочинительство давалось Лаумеру сравнительно легко — в год выходило три-четыре романа и пара десятков рассказов. Кроме фантастики, Лаумер также отметился новеллизациями телесериалов, был автором нескольких комиксов. Писал он также книги по авиамоделированию, ибо ещё с юности являлся горячим фанатом создания всяческих летающих конструкций.

В общем, жизнь Кейта била ключом, когда в 1971 году с ним случилось несчастье — писателя хватил удар, в результате которого Лаумера парализовало. Долгих пять лет он боролся с недугом, забыв о литературной карьере (несколько книг, вышедших в эти годы, были написаны ранее). И победил! Конечно, Лаумер уже не стал прежним: он сильно погрузнел, ходил с трудом, половина лица была неподвижна… И, что самое страшное, частичный паралич повлиял на мозговую деятельность Лаумера. Оттого-то его поздние книги так отличаются от лёгких, изящных, остроумных историй 1960-х. Тем не менее Кейт не сдался — он продолжал свои прежние циклы, был вдохновителем межавторских антологий о гигантских разумных танках Боло, выпустил несколько новых романов… Однако основные доходы Кейту приносили переиздания его прежних книг — так, сборники блестящих рассказов о Ретифе выходят в США до сих пор.

Последние годы жизни Кейт Лаумер провёл в уединении у себя дома, во флоридском городке Бушнелл, где и скончался 23 января 1993 года.



РЕТИФ (цикл)


Будни земных посольств и консульств на далёких планетах. Тупость дипломатов-назначенцев и ограниченность старых послов, козни инопланетных недругов и интриги земных служб. В этом бурном и зачастую опасном водовороте как рыба в воде чувствует себя молодой сотрудник земного консульства Ретиф. Не очень озабоченный вопросами карьеры, мало обращающий внимания на субординацию и чинопочитание, он делает свою работу своими методами… Методами, зачастую совсем не вписывающимися в границы и рамки, расставляемые большими начальниками Ретифа. Но неизменно приводящими к нужному результату

Книга I. ДВОРЦОВЫЙ ПЕРЕВОРОТ

«Зачастую мастерство, проявленное опытными главами земных миссий при анализе местных политических течений, давало этим преданным своему делу работникам высшего дипломатического эшелона возможность добиться реализации коммерческих программ Корпуса при условиях, казалось бы, непреодолимой враждебности. Виртуозное лавирование посла Кродфоллера в примирении соперничающих элементов на Петрике добавило нового блеска престижу Корпуса…»

Т. VIII, катушка 8, 489 г. а. э. (2950 г. н. э.)
Ретиф остановился перед высоким, в рост человека, зеркалом, чтобы проверить, правильно ли перекрещиваются четыре пары лацканов, украшавших ярко-красную визитку первого секретаря и консула Земной Миссии.

— Давайте, Ретиф, — поторопил его Мэгнан. — Посол должен сказать сотрудникам несколько слов, прежде чем мы войдем в салон.

— Надеюсь, он не собирается вносить изменений в речь, которую планирует экспромтом произнести, когда Властелин так же экспромтом предложит заключить торговое соглашение, которое они обсуждали последние два месяца.

— Ваша ирония, если не сказать несерьезное отношение, совершенно неуместна, Ретиф, — резко сказал Мэгнан. — Думаю, вы прекрасно понимаете и сами, что именно это и задержало ваше продвижение по служебной лестнице Корпуса.

Ретиф бросил последний взгляд в зеркало.

— Не уверен, что хочу продвинуться. Это будет означать появление новых лацканов.

Посол Кродфоллер, поджав губы, подождал, пока Ретиф с Мэгнаном последними заняли места в окружавшем его кольце земных дипломатов:

— Только одно предостережение, господа. Прежде всего, никогда не забывайте о необходимости нашего отождествления с кастой ненни. Даже намек на панибратство с низшими слоями может означать провал нашей миссии. Помните: здесь, на Петрике, ненни представляют собой власть, и их традиции надо соблюдать, невзирая ни на какие наши личные предпочтения. А теперь идемте, выход Властелина может начаться в любую минуту.

Когда они двинулись к салону, Мэгнан пошёл рядом с Ретифом.

— Замечания посла адресовались в основном вам, Ретиф, — сказал он. — Ваша небрежность в подобных вопросах общеизвестна. Естественно, сам я твердо верю в демократические принципы.

— Господин Мэгнан, у вас когда-нибудь возникало ощущение, что здесь происходит много такого, о чем мы даже и не подозреваем?

Мэгнан кивнул.

— Именно так. Вот на это-то и указывал посол Кродфоллер. Нас не должны волновать дела, не волнующие ненни.

— А еще у меня возникло ощущение, что ненни эти не очень-то толковый народ. А теперь давайте предположим…

— Я не падок на предположения, Ретиф. Мы здесь находимся для неукоснительного проведения политики главы миссии. И мне было бы очень неприятно оказаться на месте сотрудника, чье неразумное поведение подвергает опасности соглашение, которое должно быть наконец-то заключено сегодня вечером.

Из-за витой колонны неожиданно вынырнул слуга, несущий поднос с напитками, шарахнулся в сторону, избегая столкновения с дипломатами, вцепился в поднос, не удержал его ровно, и один бокал со звоном отправился на пол. Мэгнан отпрыгнул назад, хлопнув пурпурной тканью штанин. Рука Ретифа метнулась вперёд и ловко выровняла поднос. Слуга в ужасе выкатил глаза.

— Я возьму один бокал, раз уж ты здесь, — небрежно произнёс Ретиф, выбирая напиток с подноса. — Ничего страшного не случилось, господин Мэгнан просто разогревается перед большим танцем.

Подбежал мажордом-ненни, вежливо потирая руки.

— Какие-то неприятности? Что здесь случилось, достопочтенные, что, что…

— Этот неуклюжий идиот, — брызгал слюной Мэгнан. — Да как он посмел…

— Вы отличный актер, господин Мэгнан, — похвалил Ретиф. — Если бы я не знал о ваших демократических принципах, то подумал бы, что вы действительно разгневаны.

Слуга втянул голову в плечи и шмыгнул прочь.

— Этот малый вызвал ваше недовольство? — пристально поглядел вслед удаляющемуся официанту мажордом.

— Я уронил свой бокал, — сказал Ретиф. — И господин Мэгнан расстроился, так как терпеть не может вида зря пропавшей выпивки.

Ретиф повернулся и оказался лицом к лицу с послом Кродфоллером.

— Я все видел! — прошипел посол. — По милости провидения, Властелин и его свита еще не появились, но могу вас заверить, слуги вас хорошо разглядели. Мне трудно даже вообразить более нененниподобное поведение.

Ретиф изобразил на своем лице выражение глубокого интереса:

— Более нененниподобное, сэр? Не уверен, что я…

— Ба! — прожег взглядом Ретифа посол, — Ваша репутация вас опередила, мистер. Ваше имя связывают со множеством самых экстравагантных происшествий в истории Корпуса. Предупреждаю вас, здесь я не потерплю ничего подобного.

Он повернулся и отошел прочь.

— Дразнить посла — опасная забава, Ретиф, — заметил Мэгнан. Ретиф сделал большой глоток из бокала.

— И все же лучше, чем вообще никаких забав.

— Вы бы полезнее провели время, наблюдая за манерами ненни; честно говоря, Ретиф, вы не совсем удачно вписываетесь в эту группу.

— Буду с вами тоже откровенен, господин Мэгнан. Эта группа вызывает у меня просто-таки нервную дрожь.

— О, допускаю, ненни немного легкомысленны. Но вести дела нам приходится именно с ними. И вы бы внесли свой посильный вклад в общие усилия миссии, если бы расстались со своими довольно надменными манерами. — Мэгнан окинул Ретифа критическим взглядом. — С ростом вам, конечно, ничего не поделать, но разве вы не могли бы чуть-чуть согнуть спину и, может быть, принять более располагающее выражение лица? Просто ведите себя чуть более… э…

— Женственно?

— Именно, — кивнул Мэгнан и остро поглядел на Ретифа. Тот допил свой бокал и поставил его на проносимый мимо поднос.

— Мне лучше удается вести себя женственно, когда я хорошенько нагружаюсь, — сказал он. — Но, боюсь, я не смогу вынести еще одно сорго с содовой. Полагаю, будет ненепниподобным сунуть кредит одному из слуг, попросив шотландского виски.

— Решительно невозможно. — Мэгнан оглянулся на звук, раздавшийся с противоположной стороны зала. — А вот наконец и Властелин…

Ретиф некоторое время наблюдал, как суетятся официанты, принося подносы, нагруженные выпивкой, и унося пустые. Теперь в попойке наступило временное затишье, так как дипломаты собрались вокруг украшенного торжественным париком главы государства и его придворных. Официанты мешкали около служебной двери, глазея на знатных особ. Ретиф неторопливо прогулялся до нее и протиснулся в узкий, отделанный белым кафелем коридор, наполненный запахами кухни. Безмолвные слуги удивленно глазели на него, когда он проходил мимо.

Он подошел к двери на кухню и шагнул внутрь.

Вокруг длинного стола в центре помещения собралась дюжина с чем-то петриков низшей касты. На столе была навалена целая куча разных ножей: хлебных, с длинными лезвиями, кривых разделочных и больших мясницких. Не меньшее количество находилось за поясами или в руках собравшихся. При появлении землянина аборигены пораженно замерли. Толстяк в желтом саронге повара, отвесив челюсть, застыл в немой сцене торжественного вручения двенадцатидюймового ножа для нарезки сыра высокому одноглазому уборщику.

Ретиф бросил один-единственный скучающий взгляд на собравшихся, а затем разрешил своим глазам посмотреть в противоположный угол помещения. Беззаботно насвистывая какой-то мотивчик, он вразвалочку подошел к открытым полкам с выпивкой, выбрал крикливо-зеленую бутылку, а затем, не спеша, направился обратно к двери. Компания, затаив дыхание, следила за ним.

Когда Ретиф уже добрался до двери, та резко распахнулась ему навстречу. В дверях, глядя на него, стоял Мэгнан.

— У меня возникло дурное предчувствие, — заявил он.

— Держу пари, оно, как всегда, блестящее. Вы обязательно должны подробно рассказать мне о нем — в салоне.

— Нет. Расставим все точки над «и» прямо здесь, — отрезал Мэгнан, — Я предупреждал вас…

Голос его оборвался, когда он воспринял наконец сцену вокруг стола.

— После вас, — вежливо подтолкнул Мэгнана к дверям Ретиф.

— Что здесь происходит? — рявкнул Мэгнан. Он уставился на собравшихся и начал было обходить Ретифа, но тот попридержал его.

— Идемте, — повторил Ретиф, подталкивая Мэгнана к коридору.

— Эти ножи! — заголосил Мэгнан. — Да отпустите же меня, Ретиф! Что это вы затеяли, любезные!

Ретиф оглянулся. Толстый повар внезапно сделал неуловимый жест, и собравшиеся растаяли на заднем плане. Повар встал, вскинув руку с зажатым в ней тесаком.

— Закройте двери и ни звука, — тихо приказал он челяди. Мэгнан прижался спиной к Ретифу.

— Бе-бе-жим… — заикнулся он.

Ретиф медленно повернулся и поднял руки.

— Я не очень хорошо бегаю с ножом в спине, — ответил отстойте смирно, господин Мэгнан, и точно выполняйте все его приказы.

— Выведите их черным ходом, — распорядился повар.

— Что он имеет в виду? — забрызгал слюной Мэгнан. — Послушайте, вы…

— Молчать! — почти небрежно обронил повар. Мэгнан ошалело уставился на него, разинув рот, а потом закрыл его.

Двое слуг с ножами подошли к Ретифу и сделали знак, широко усмехаясь:

— Пошли, павлины.

Земляне молча пересекли кухню, вышли через заднюю дверь, остановились по команде конвоиров и стояли, ожидая дальнейшего развития событий. В ночном небе блистали яркие звезды, легкий ветерок шевелил в саду верхушки деревьев. За их спиной о чем-то шептались слуги.

— Ты тоже иди, Дурни, — приказывал повар.

— Да брось ты, давай сделаем это прямо здесь, — отнекивался официант.

— И потащим их вниз?

— А чего тащить-то, бросим их за ограду, всего делов-то.

— Я сказал — в реку. Вас троих и так много для пары пижонов-ненни.

— Они иностранцы, а не ненни. Мы не знаем…

— Значит, они иностранные ненни. Без разницы. Видал я их. У меня здесь на счету каждый человек, так что теперь идите и постарайтесь управиться побыстрее.

— А как насчёт рослого парня?

— Этого-то? Он провальсировал на кухню и умудрился вообще ничего не заметить. Но за другим следи в оба.

Понуждаемый острием ножа, Ретиф тронулся по дорожке, двое конвоиров шли позади него с Мэгнаном, а еще один разведывал путь впереди.

Мэгнан придвинулся поближе к Ретифу.

— Послушайте, — прошептал он. — Этот парень впереди… Это, случайно, не тот тип, что уронил бокал? Вину которого вы взяли на себя?

— Он самый, спору нет. Как я замечаю, он больше не выглядит испуганным.

— Вы спасли его от серьезного наказания, — сказал Мэгнан. — Он будет благодарен; он отпустит нас…

— Прежде чем действовать, рассчитывая на это, лучше подумайте о том, как на это посмотрят вон те парни с ножами.

— Ну скажите же ему хоть что-нибудь! — взмолился Мэгнан, — Напомните ему…

Шедший впереди официант замедлил шаг и поравнялся с Ре-тифом и Мэгнаном.

— Эти двое олухов вас побаиваются, — усмехнулся он, ткнув большим пальцем в сторону ребят с ножичками, — Каково, а? Впрочем, они не работали в окружении ненни, как я, и ничего не знают о вас.

— Неужели вы не узнаете этого господина? — обратился к нему Мэгнан. — Он…

— Он оказал мне услугу, — подтвердил слуга. — Как же, как же, помню.

— Что все это значит? — спросил Ретиф.

— Революция. Теперь берем власть мы.

— Кто это — мы?

— Народная Антифашистская Истинно Героическая Ассоциация.

— А для чего все эти ножи?

— Для ненни, ну и для вас, иностранцев, тоже.

— Что вы имеете в виду? — взвизгнул Мэгнан.

— Мы решили перерезать все глотки разом, уберегая себя тем самым от долгой беготни.

— Когда это произойдёт?

— Сразу на рассвете, а рассвет наступает рано в это время года. Когда займется день, у кормила власти будет стоять НАФИГА.

— Вам никогда в этом не преуспеть, — заявил Мэгнан. — Несколько слуг с ножиками… Да вас всех схватят и казнят без разговоров.

— Кто, ненни?! — рассмеялся официант. — Да ты, ненни, — просто чудила.

— Но мы не ненни…

— Ладно-ладно, мы наблюдали за вами; вы такие же. Принадлежите к одному классу кровопийц, сидящих на шее у трудового народа.

— Есть же лучшие способы, — лихорадочно говорил Мэгнан. — Это массовое убийство вам ничем не поможет. Я лично позабочусь о том, чтобы ваши жалобы были заслушаны в Суде Корпуса. Могу вас уверить, что тяжелое положение задавленного пролетариата будет облегчено. Равные права для всех.

— Угрозы тебе не помогут, — отозвался официант. — Меня ты не напугаешь.

— Угрозы? Я же обещаю облегчение эксплуатируемым классам Петрика.

— Ты, должно быть, спятил от страха. Пытаешься расшатать систему или еще чего хуже? Ну, ты оригинал!

— Разве не в том заключается цель вашей освободительной революции?

— Слушай, ненни. Нам надоело смотреть, как вы, ненни, получаете все взятки. Мы тоже хотим свою долю. Теперь наша очередь. Какой нам толк управлять Петриком за здорово живешь, если не будет никакой добычи?!

— Вы хотите сказать, что намерены угнетать народ? Но ведь эти люди принадлежат к вашей же группе.

— Группе, шмуппе! Весь риск берем на себя мы; всю грязную работу, опять же, делаем мы. Так что именно мы, а не кто другой, заслуживаем вознаграждения. Думаешь, мы бросаем непыльную работу забавы ради?

— И на таких циничных предпосылках вы основываете свое восстание?

— Постарайся хоть немного напрячь мозги, ненни. Ни по какой иной причине никогда не бывало ни одной революции.

— Кто стоит во главе этого дела? — поинтересовался Ретиф.

— Шоук, шеф-повар.

— Я имею в виду большого босса. Кто указывает Шоуку, что делать?

— А, тогда это Цорн. Осторожней, вот тут мы начнем спускаться по склону. Он скользкий.

— Послушайте, — сказал Мэгнан. — Вы… Это…

— Меня зовут Дурни.

— Господин Дурни, этот человек проявил к вам милосердие, когда мог устроить вам экзекуцию.

— Не останавливайся, ненни. Да, я уже сказал, что благодарен.

— Да, — с трудом сглотнул Мэгнан. — Благородное чувство благодарность.

— Всегда стараюсь отплатить за добрую услугу, — отвечал Дурни. — А теперь осторожненько ступайте по этому волнолому, смотрите не упадите.

— Вы никогда об этом не пожалеете.

— Дальше не надо. — Дурни знаком подозвал одного из ребят с ножом. — Дай-ка мне свой нож, Byг.

Парень передал свой нож Дурни. Воздух был насыщен запахами морского ила и водорослей. Небольшие волны тихо плескались о камни волнолома. Ветер здесь дул чуть сильнее.

— Я знаю отличный удар, — сказал Дурни, — Практически безболезненный. Кто первый?

— Что вы имеете в виду? — переспросил срывающимся голосом Мэгнан.

— Я же сказал, что благодарен, и поэтому выполню все сам. Проделаю работу красиво и чисто. Вы же знаете этих дилетантов: напортачат за милую душу, так что парень носится, орет и забрызгивает всех кровью.

— Я первый, — вызвался Ретиф. Он подошел, задев мимоходом Мэгнана на узком волноломе, резко остановился и вогнал прямой удар Дурни в челюсть.

Длинное лезвие безобидно свистнуло над плечом Ретифа, когда Дурни упал. Ретиф ухватил одного из слуг, как раз оставшегося без ножа: одной рукой за горло, а другой — за ремень; поднял повыше и размашисто врезал им по третьему. Оба завопили, кувыркаясь с волнолома, и исчезли с громким всплеском в волнах. Ретиф снова повернулся к Дурни, снял с него ремень и связал им ему руки.

Мэгнан наконец обрёл голос:

— Вы… мы… они…

— Знаю.

— Мы должны вернуться, — сказал Мэгнан. — Надо же предупредить их.

— Нам никогда не пробраться сквозь кордон мятежников вокруг дворца. А если и проберемся, то попытки поднять тревогу лишь запустят машину убийств раньше срока.

— Но не можем же мы просто…

— Нам придется отправиться к истоку: к этому самому Цорну — и заставить его дать отбой.

— Но нас же могут убить! Здесь мы, по крайней мере, хоть в безопасности!

Дурни застонал, открыл глаза и с трудом сел.

— Вставай, соня, — предложил ему Ретиф.

Тот огляделся кругом, с трудом ворочая головой.

— Мне дурно.

— Просто влажный воздух для тебя вреден, — назидательно сказал Ретиф, поднимая официанта на ноги. — Пошли. Где останавливается этот Цорн, когда бывает в городе?

— Что случилось? Где Вуг и…

— С ними произошел несчастный случай. Упали в воду. — Дурни с отвращением глянул на неспокойные черные воды.

— Полагаю, я недооценил вас, ненни.

— У нас, ненни, есть скрытые качества. Давай-ка двигать отсюда, пока твои Вуг да Слуг не добрались до берега и не начали все сначала.

— Нечего спешить, — буркнул Дурни. — Они не умеют плавать. Он сплюнул в воду.

— Пока, Вуг. Пока, Тоскин. Глотните из Адского Рога за меня, — он отвернулся и пошёл по волнолому на звук прибоя. — Раз вы хотите повидать Цорна, я отведу вас повидать Цорна. Я тоже не умею плавать.


— Как я понимаю, — сказал Ретиф, — это казино служит прикрытием его политической деятельности.

— Вдобавок, он получает с него приличный навар. Эта НАФИГА — новомодная штука. Я прослышал о ней лишь пару месяцев назад.

Ретиф показал на темный сарай с закрытой дверью.

— Мы остановимся здесь, — сказал он. — На достаточно долгий срок, чтобы снять побрякушки с этих мундиров.

Дурни, со связанными за спиной руками, стоял рядом и следил, как Ретиф и Мэгнан удаляли с официальных дипломатических нарядов медали, ленты, ордена и знаки различия.

— Возможно, это чуть-чуть поможет, — прикинул Ретиф. — Если разнесется слух, что два дипломата на воле.

— Ерунда, — возразил Дурни. — Мы тут то и дело встречаем павлинов в пурпурно-оранжевых фраках.

— Надеюсь, ты прав, — согласился Ретиф. — Но если нас задержат, не сомневайся, что первым на тот свет отправишься ты, Дурни.

— Странный ты какой-то ненни, — протянул Дурни, глядя на Ретифа. — Тоскин и Вуг, должно быть, на том свете до сих пор гадают, что с ними приключилось.

— Если ты думаешь, что я мастер топить людей, то тебе следовало бы поглядеть, как я орудую ножом. Пошли.

— Теперь уже совсем недалеко. Но вам лучше развязать меня. Кто-нибудь обязательно заметит мои связанные руки, начнет задавать вопросы и доведет меня до смерти.

— Ничего, я готов этим рискнуть. Как нам попасть в казино?

— Последуем по этой улице. Когда доберемся до Лестницы Пьяницы, то поднимемся, и оно как раз будет перед нами. Розовый фасад с вывеской, похожей на большое колесо удачи.

— Дайте-ка мне свой ремень, Мэгнан, — попросил Ретиф. Мэгнан покорно подчинился.

— Ложись, Дурни.

Слуга посмотрел на Ретифа и лег.

— Вуг и Тоскин будут рады меня видеть. Но они мне ни за что не поверят.

Ретиф связал ему ноги и запихал в рот носовой платок.

— Зачем вы это делаете? — спросил Мэгнан. — Он нам нужен.

— Мы теперь знаем дорогу и не нуждаемся ни в ком, уведомляющем о нашем прибытии.

Мэгнан посмотрел на связанного.

— Может быть, вам лучше… э… действительно перерезать ему горло?

Дурни закатил глаза.

— Это очень нененниподобное предложение, господин Мэгнан, — попенял ему Ретиф. — Но если у нас возникнут какие-то трудности с отысканием казино по его указаниям, то я серьезно подумаю над ним.

Народу на узкой кривой улочке было немного. Витрины лавок закрывали ставни, а в окнах не горел свет.

— Возможно, они прослышали о перевороте, — предположил Мэгнан. — Вот и сидят тихо?

— Вряд ли, скорей всего они сейчас во дворце — точат ножи.

Земляне завернули за угол, перешагнули через свернувшегося клубочком и громко храпящего любителя спать в водостоке и оказались у подножья длинного марша замусоренной лестницы.

— Лестница Пьяницы отмечена четко, — фыркнул Мэгнан.

— Я слышу там наверху шум…

— Может, нам лучше вернуться, пока не поздно?

— И это, определенно, шум веселья. Веселье, Мэгнан, меня не путает. Если поразмыслить, я и не знаю толком, что значит это слово, — Ретиф начал подниматься по лестнице, и Мэгнан последовал за ним.

Самый верх длинной лестницы заканчивался в смахивающей на переулок улочке, там кишела густая толпа, а над ней медленно вращалось ярко иллюминированное колесо рулетки. Громкоговорители на всю округу призывно трубили песнь крупье со столов казино. Мэгнан с Ретифом с трудом пробились сквозь толпу к распахнутым настежь дверям. Мэгнан нервно дернул Ретифа за рукав.

— Вы уверены, что нам следует переть так вот, напролом? Может, лучше немного выждать, поосмотреться…

— Когда находишься там, где тебе вовсе не положено находиться, — наставительно сказал Ретиф, — всегда целеустремленно шагай вперёд. Если замешкаешься, то публика наверняка начнет любопытствовать.

Широкий зал казино, с низким потолком, был битком набит петриками, теснящимися вокруг игорных автоматов в виде башен, столов и бассейнов.

— Что теперь? — спросил Мэгнан, нервно озираясь.

— Сыграем, конечно. Сколько денег у вас в карманах?

— Да так… несколько кредитов… — Мэгнан отдал деньга Ретифу. — Но как же насчёт Цорна?

— Пурпурная визитка, даже если мы и не будем игнорировать столы, сама по себе достаточно бросается в глаза. Придет время, доберемся и до Цорна.

— Рад помочь, господа, — обратился к ним длинноголовый субъект, масляно глядя на колоритную вечернюю одежду дипломатов. — Надо полагать, вы захотите попробовать счастье в Башне Цупа? Игра для настоящих спортсменов, смею вас уверить.

— Да мы… э… — замялся Мэгнан.

— Что это за Башня Цупа? — поинтересовался Ретиф.

— А, господа приезжие. — Длинноголовый переместил наркопалочку в другой уголок рта. — Цуп — отличная настольная игра. Две команды игроков сбрасываются в банк; каждый игрок берет по рычагу: цель — заставить шар упасть с вершины башни в вашу сетку. Идет?

— Какова начальная ставка?

— У меня сейчас действует стокредитный банк, господа. Ретиф кивнул:

— Попробуем.

Зазывала провёл их к восьмифутовой башне на универсальных шарнирах. Двое потных мужчин в свитерах касты ремесленников сжимали два рычага, контролировавших крен башни. На толстой прозрачной платформе сверху лежал в выемке белый шар. От этой центральной выемки к краям расходился сложный узор концентрических и радиальных желобков. Ретиф и Мэгнан заняли стулья перед двумя свободными рычагами.

— Когда загорится лампочка, господа, действуйте рычагом, накреняя башню. У вас есть три режима, для действий в высшем режиме требуется умелая рука. Кнопка вот здесь… Вот эта маленькая шарообразная рукоятка задает направление. И пусть победит достойнейший. А теперь, с вашего позволения, я приму сто кредитов.

Ретиф вручил деньги. Вспыхнула красная лампочка, и он попробовал рычаг. Тот мягко двигался с легким шелестящим звуком. Башня задрожала и медленно накренилась в сторону двух потеющих рабочих, неистово налегавших на свои рычаги. Мэгнан начал потихоньку, но заторопился, увидев, куда клонится башня.

— Быстрее, Ретиф, — занервничал он. — Так они могут и выиграть.

— Игра идет на время, господа, — сообщил длинноголовый. — Если никто не выигрывает, когда гаснет лампочка, то все получает заведение.

— Поворачивай налево, — скомандовал Ретиф Мэгнану.

— Я устал!

— Перейди на режим пониже.

Башня накренилась еще больше. Шар шевельнулся и скатился в один из концентрических каналов. Ретиф переключился на средний режим и активно заработал рычагом. Башня с треском остановилась и вновь начала выпрямляться.

— Ниже режима нет, — охнул Мэгнан.

Один из пары по другую сторону башни перешел на средний режим, другой последовал его примеру. Теперь они трудились еще упорнее, налегая на неподатливые рычаги. Башня дрогнула, а затем медленно двинулась в их сторону.

— Я истощил все силы, — Мэгнан выронил рычаг и откинулся на спинку стула, жадно хватая воздух широко открытым ртом. Ретиф сменил позицию, ухватившись левой рукой за рычаг Мэгнана.

— Переведите его в средний режим, — приказал он. Мэгнан сглотнул, нажал кнопку и снова бессильно отвалился.

— О, моя рука, — простонал он. — Я покалечился.

Двое мужчин в свитерах торопливо посовещались, дергая за рычаги, затем один нажал кнопку, а другой ухватился за его рычаг левой рукой, помогая.

— Они перешли на высший, — сообразил Мэгнан. — Сдавайтесь, это безнадежно…

— Переведи меня на высший. Обе кнопки. — Плечи Ретифа взбугрились мышцами. Он резко отпустил оба рычага, а затем навалился на них, возвращая обратно — сперва медленно, потом все быстрее. Башня дернулась, накренилась в его сторону, еще больше… Шар закатился в радиальный канал, нашёл было выходное отверстие и… Внезапно оба рычага Ретифа замерли. Башня заскрипела, завибрировала и двинулась обратно. Ретиф изо всех сил налег на рычаги. Один рычаг изогнулся в основании и с грохотом резко обломился. Ретиф упёрся покрепче ногами, схватил другой рычаг обеими руками и потянул. Раздался металлический скрежет, громкий звон, и железка вылетела из панели, явив толпе зрителей изрядный кусок порванного троса. Башня упала, когда двое противников дипломата разлетелись по сторонам, как кегли.

— Эй! — заорал, выскакивая из толпы, крупье. — Вы поломали мое оборудование!

Ретиф выпрямился и повернулся лицом к нему.

— Цорн знает, что вы подправили свою башню для надувания простаков?

— Вы пытаетесь назвать меня шулером?

Толпа подалась назад, образуя кольцо вокруг споривших. Крупье быстро огляделся и молниеносным движением откуда-то из складок одежды извлек нож.

— Оборудование обойдется вам в пятьсот кредитов, — заявил он. — Киппи никто не назовет шулером.

Ретиф поднял сломанный рычаг.

— Не заставляй меня потрогать тебя этой штукой по башке, Киппи.

Киппи неуверенно посмотрел на рычаг и сглотнул.

— Приходят тут всякие, — возмущённо произнёс он, обращаясь за поддержкой к толпе. — Ломают мою машину, обзывают меня, угрожают мне…

— Я хочу получить свои сто кредитов, — отчеканил Ретиф. — И сейчас же.

— Да это же грабеж средь бела дня! — заорал Киппи.

— Лучше заплати, — посоветовал кто-то.

— Вдарьте ему, мистер. — крикнул из толпы другой. Растолкав народ, вперёд протолкнулся благообразный широкоплечий мужчина с седеющими волосами и огляделся по сторонам, оценивая ситуацию.

— Ты слышал его, Киппи, — сказал он. — Давай. Зазывала поворчал, сунул нож обратно, неохотно вытащил из толстой пачки купюру и отдал ее Ретифу.

Новоприбывший перевёл взгляд с Ретифа на Мэгнана и обратно.

— Выберите другую игру, незнакомцы, — предложил он. — Киппи допустил небольшую ошибку.

— Это все игры по мелочам, — небрежно отмахнулся Ретиф. — Меня интересует что-нибудь действительно крупное. По-настоящему.

Широкоплечий закурил душистую наркопалочку, а затем понюхал ее…

— А что бы вы назвали крупным? — мягко осведомился он.

— Что у вас самое серьезное? Плечистый, улыбаясь, сощурил глаза.

— Может быть, вам захочется попробовать Шмяк?

— Расскажите, что это такое.

— Сюда, пожалуйста.

Толпа расступилась, образовав проход. Ретиф и Мэгнан прошли через весь зал к ярко освещенному ящику со стеклянными стенками. На уровне талии находилось отверстие размером как раз с руку, внутри ящика имелась рукоять. В центре «аквариума» висел прозрачный пластиковый шар, на четверть заполненный фишками. Сверху на ящике крепилась какая-то аппаратура.

— Шмяк дает хорошие шансы, — уведомил их плечистый. — Можно подымать ставки до любой высоты. Фишка обойдется вам в сто кредитов. Начинают игру, бросая фишку вот сюда.

Он показал на щель:

— Беретесь за рукоять. Когда сожмете ее, снимается блокировка, и шар начинает поворачиваться. Чтобы заставить шар вращаться, нужен весьма хороший захват. Как видите, в нем полно фишек. Наверху есть отверстие. До тех пор, пока вы сжимаете рукоять, чаша вращается. Чем сильнее вы сжимаете, тем быстрее она вращается. В конечном итоге она должна перевернуться. Так что отверстие окажется внизу, и фишки высыплются. Если вы выпустите рукоять — чаша остановится, и игра заканчивается. Просто для внесения в игру оживления вокруг чаши расставлены контактные пластины: когда одна из них присоединяется к контактным выводам, вы получаете небольшой разряд — гарантированно не смертельный. Но если вы выпустите рукоять, то опять-таки игре — конец. Все, что надо сделать, чтобы получить награду, — это продержаться достаточно долго.

— И с какой частотой эта случайная система располагает отверстие Внизу?

— Где-то от трех до пятнадцати минут, при среднем захвате. Да, кстати, еще один момент. Вон тот свинцовый кубик вон там… — плечистый мотнул головой в сторону подвешенного на толстом тросе куба с ребром в фут. — Он настроен время от времени падать: в среднем каждые пять минут. Сперва вспыхивает предупредительный огонек. Вы можете сбросить таймер кубика до нуля, бросив еще одну фишку, или же просто отпустить рукоять. Или, на ваш вкус, можете рискнуть играть дальше: иногда сигнал — просто блеф.

Ретиф посмотрел на массивную глыбу металла.

— Такой размажет руку игрока по столу, не так ли?

— Последним двум шутникам, оказавшимся слишком большими сквалыгами, чтобы подкармливать машину, пришлось отрезать их; я имею в виду — руки. Свинец — тяжелый металл.

— Полагаю, ваша машина не имеет привычки выходить из строя, как оборудование Киппи?

Широкоплечий нахмурился и с укоризной глянул на землянина.

— Вы чужак, — извинил он Ретифа, — Откуда вам знать.

— Это честная игра, мистер! — крикнул кто-то.

— Где мне купить фишки? Плечистый улыбнулся.

— Я вам сам все устрою. Сколько?

— Одну.

— Тратимся по-крупному, да? — усмехнулся седовласый и передал большую пластиковую фишку.

Ретиф подошел к машине и опустил жетон.

— Если у вас возникнет желание передумать, — сказал плечистый, — то лучше сделать это прямо сейчас. Это обойдется вам всего лишь в опущенную фишку.

Ретиф, просунув руку в отверстие, взялся за кожаную рукоять, обхватывающуюся пальцами полностью. Когда он сжал ее, раздался щелчок и замигали яркие лампочки. Шар лениво завращался. Отчетливо стало видно четырехдюймовое отверстие у него наверху.

— Если отверстие когда-нибудь окажется в нужном положении, то опустеет шар очень быстро, — заметил Мэгнан.

Внезапно стеклянную коробку залил яркий белый свет. Зрители зашумели.

— Быстро бросайте фишку! — крикнул кто-то. — У вас всего десять секунд…

— Ну, отпускайте же! — взмолился Мэгнан. Ретиф сидел молча, сжимая рукоять и хмуро косясь на груз вверху. Шар теперь кружился много быстрее. Затем ярко-белый свет мигнул и погас.

— Блеф! — ахнул Мэгнан.

— Рискованно играешь, приезжий, — заметил плечистый. Теперь шар стремительно вращался, заваливаясь то в одну сторону, то в другую. Край отверстия, казалось, описывает извилистую кривую, то перемещаясь ниже, то взмывая высоко вверх, а затем снова падая вниз.

— Скоро оно должно двинуться вниз, — прикинул Мэгнан. — Притормозите теперь, чтобы выброс не прошел мимо.

— Наоборот, нужно ускорить шар: чем медленнее он крутится, тем больше ему требуется времени, чтобы перевернуться, — указал кто-то из зрителей.

Внезапно раздался треск, и Ретиф напрягся. Мэгнан услышал, как он резко втянул в себя воздух. Шар замедлил вращение, а Ретиф, моргая, несколько раз тряхнул головой.

Широкоплечий взглянул на датчик.

— На этот раз вы получили почти полный разряд — сказал он. Отверстие теперь четко перемещалось вниз, миновало центральную линию и пошло еще ниже.

— Еще чуть-чуть, — произнёс Мэгнан.

— Это лучшая скорость, какую я когда-либо видел в Шмяке, — проговорил кто-то. — Интересно, сколько еще он сможет ее выдержать?

Мэгнан посмотрел на костяшки пальцев Ретифа, отчетливо белевших на коричневом фоне рукояти. Шар накренился еще больше, качнулся по кругу, а потом перевернулся. Выпали две фишки, застучали по трубке отвода и вывалились в призовой ящик.

— Мы в выигрыше, — сказал Мэгнан. — Давай завяжем. Ретиф покачал головой. Шар вращался все быстрее, снова качнулся: на этот раз выпали три фишки.

— Она готова! — крикнул кто-то.

— Скоро должно ударить, — взволнованно добавил другой голос. — Жмите, мистер!

— Помедленней, — указал Мэгнан. — Чтобы оно не прошло мимо слишком быстро.

— Прибавьте скорости, пока вас не грохнул тот свинцовый кубик, — призвали из толпы зрителей.

Отверстие пошло вверх, миновало зенит, а затем опустилось с другой стороны. Фишки посыпались градом: шесть, восемь…

— Следующий заход, — раздался в напряженной тишине чей-то голос.

Ящик второй раз залил белый предупреждающий свет. Шар завертелся; отверстие перевалило верхнюю точку, пошло вниз, вниз… выпала фишка, еще две…

Ретиф приподнялся, сжал челюсти и стиснул рукоять. Полетели искры, и шар замедлил вращение, изрыгая фишки, остановился и, как ванька-встанька, качнулся обратно. Отягощенный массой фишек у краев отверстия, он перевернулся вверх дном, остановился, и сквозь отверстие фишки обрушились в отводящую трубку настоящим водопадом, заполняя призовой ящик и кучей высыпаясь на пол. Толпа неистовствовала.

Ретиф выпустил рукоять и отдернул руку в тот миг, когда свинцовый куб с грохотом рухнул вниз.

— Господи Боже! — пролепетал Мэгнан. — Я почувствовал эту штуку через пол.

Ретиф повернулся к широкоплечему.

— Это отличная игра для начинающих, — заметил он. — Но я бы хотел поговорить о действительно серьезной игре. Почему бы нам не пройти к вам в кабинет, господин Цорн?


— Ваше предложение представляет для меня определенный интерес, — сказал час спустя Цорн. — Но в этом деле есть еще не упомянутые пока мной аспекты.

— Сударь, вы же игрок, а не самоубийца, — воззвал к его разуму Ретиф, — Примите то, что я предлагаю. Согласен, ваша мечта о революции была пошикарней, но, как вы мужественно должны признать, из нее ничего не выйдет.

— Откуда мне знать, что вы не врете? — зарычал Цорн. Он встал и принялся расхаживать взад-вперёд по комнате. — Вы приходите сюда и уверяете, что на меня обрушится эскадра Мироблюстителей Корпуса, что Корпус не признает мой режим и так далее. Может, вы и правы; но у меня есть иные сведения, и они означают другое.

Круто повернувшись, он пристально посмотрел на Ретифа:

— Я получил весьма веские гарантии, что, коль скоро я проверну это дело, Корпусу придется признать меня де-факто законным правительством Петрика. Он не станет вмешиваться в сугубо внутренние дела.

— Чепуха, — вступил в разговор Мэгнан. — Корпус никогда не станет иметь дело с шайкой уголовников, именующих себя…

— Ну, ты, выбирай выражения! — рявкнул Цорн…

— Признаю, довод господина Мэгнана довольно слаб и неуклюж, — согласился Ретиф. — Но и вы кое-что упускаете из виду. Наряду с местными шишками вы планируете убить дюжину с лишним сотрудников Дипломатического Корпуса Земли. А вот на это Корпус не станет закрывать глаза. Он этого просто не сможет сделать.

— Им не повезло, что оказались в самой гуще, — пробурчал Цорн.

— Предложение наше крайне щедрое, господин Цорн, — указал Мэгнан. — Полученный вами в правительстве пост и впрямь отлично вознаградит вас. Ввиду верной неудачи вашего переворота выбор должен бы быть весьма простым. Цорн глянул на Мэгнана:

— Я всегда почему-то думал, что вы, дипломаты, не из тех, что шныряют кругом, заключая закулисные сделки. Предлагать мне пост — это чертовски отдает липой.

— Вам самое время понять, — укорил Ретиф, — что в галактике нет более липового занятия, чем дипломатия.

— Вам действительно лучше принять его, господин Цорн, — посоветовал Мэгнан.

— Не надо на меня давить! — огрызнулся Цорн. — Вы пришли ко мне в штаб с пустыми руками и языками без костей… Не понимаю, зачем я вообще с вами болтаю. Ответ будет — нет. Н-е-т!

— Вы кого-то боитесь? — мягко поинтересовался Ретиф. Цорн прожег его взглядом.

— С чего вы взяли, будто я кого-то боюсь? Я здесь главный. Чего мне бояться?

— Не валяйте дурака, Цорн. Кто-то держит вас в кулаке. Мне даже отсюда видно, как вы извиваетесь.

— А что если я оставлю вас, дипломатов, в покое? — внезапно предложил Цорн. — Тогда Корпусу будет нечем крыть, а?

— У Корпуса есть свои планы для Петрика. Вы в них не фигурируете. И революция, в данное время, в них не фигурирует. И избиение Властелина и всей касты ненни в них не фигурирует. Я вполне ясно выразился?

— Послушайте, — настаивал Цорн. — Я скажу вам кое-что. Вы слышали когда-нибудь о планете под названием Кругляш?

— Разумеется, — подтвердил Мэгнан. — Это ваш ближайший сосед, еще одна отсталая… то есть, я хотел сказать, развивающаяся планета.

— Отлично, — молвил Цорн. — Вы думаете, я какой-то прощелыга, да? Ну так вот, позвольте мне вас просветить. Мою игру поддерживает Федеральная Хунта Кругляша. Кругляш признает меня законным правителем, и его флот будет в полной боевой готовности на случай, если мне понадобится какая-то помощь. Я поставлю ДКЗ перед тем, что вы называете fait accompli.[1]

— А что выигрывает от этого Кругляш? Я думал, они ваши традиционные враги.

— Не поймите меня неправильно. Я Кругляша на дух не выношу; но в данную минуту, по воле случая, наши интересы — увы! — совпадают.

— Да ну? — мрачно улыбнулся Ретиф. — И это говорит человек, который замечает простака, как только тот проходит через дверь. Но тем не менее вы клюнули на такую дурно пахнущую сделку.

— Что вы имеете в виду? — сердито посмотрел на Ретифа Цорн, однако несколько неуверенно. — Сделка вполне надежная.

— Придя к власти, вы собираетесь завязать с Кругляшом крепкую дружбу, не так ли?

— Кой черт дружбу. Дайте мне только время укрепить свою позицию, и я сведу кое-какие счеты с этими…

— Именно. И они это прекрасно понимают. Что, по-вашему, они вам уготовили?

— К чему вы клоните?

— А вы не думали, почему Кругляш так заинтересован в вашем приходе к власти?

Цорн изучил лицо Ретифа.

— Я вам скажу — почему, — процедил он. — Из-за вас, парни. Из-за вас и вашего дерьмового торгового соглашения. Вы здесь хотите впутать Петрик в какой-то торговый концерн. А Кругляш, натурально, остается за бортом. И, можете поверить, им это не нравится. В любом случае, мы здесь и так неплохо живем, нам вовсе ни к чему связывать себя какими-то обязательствами с кучей пижонов по другую сторону галактики, благо нам тут и своих хватает.

— Именно это и вдалбливал вам Кругляш, да? — улыбнулся Ретиф.

— Ничего не вдалбливал… — Цорн раздавил наркопалочку и закурил другую, сердито фыркнув. — Ладно, в чем ваша мысль?

— Вам известно, что должен получить в качестве импорта Петрик по данному торговому соглашению?

— Разумеется, кучу барахла. Стиральные машины, видеопроекторы и тому подобный хлам.

— Если конкретней, — уточнил Ретиф, — планируются поставки пятидесяти тысяч вакуумных стиральных машин марки «Тейтон Б-3», ста тысяч антигравитационных ламп марки «Глофлоут», ста тысяч садовых культиваторов марки «Малый Земляной Червь», двадцати пяти тысяч обогревателей марки «Веко» и семидесяти пяти тысяч комплектов запчастей для двигателей марки «Форд Мономег».

— Как я и говорил, куча барахла, — подтвердил свое мнение Цорн.

Ретиф откинулся на спинку кресла, сардонически глядя на петрика.

— Фокус тут вот в чем, Цорн, — пояснил он с иронией. — Корпусу изрядно поднадоело, что Петрик и Кругляш ведут здесь свою никчемную войну. У ваших корсаров есть отвратительная привычка шлепать невинных зевак. Основательно изучив обе стороны, специалисты Корпуса решили, что иметь дело с Петриком будет немного легче, и поэтому было разработано торговое соглашение. Корпус не может открыто финансировать отправку оружия воюющей стороне, но вот бытовые приборы — другое дело,

— Ну и что же нам делать, подрывать под кругляками почву садовыми культиваторами? — озадаченно посмотрел на Ретифа Цорн. — В чем смысл-то?

— Вынимаете из стиральной машины изолированное модульное контрольное устройство, из лампы — генератор экранирующего поля, из культиватора — конвертерное управление и т. д. и т. п. Соединяете это все друг с другом в соответствии с немногими и очень простыми инструкциями, и — гоп-ля! — у вас на руках сто тысяч боевых ручных бластеров стандартного образца класса «У» — как раз то, что надо, дабы перетянуть чашу весов на свою сторону в дурацкой патовой войне, ведущейся допотопным оружием.

— Господи Боже! — выпалил Мэгнан. — Ретиф, вы…

— Я обязан ему сказать, чтобы он ясно представлял, во что сует свою голову.

— Оружие, да? — переспросил Цорн. — И кругляки знают об этом?

— Наверняка знают; догадаться не слишком трудно. Да, и вот еще кое-что. Они не без причины настаивают, чтобы вы вырезали и делегацию ДКЗ. Это автоматически выставляет Петрик за дверь, торговое соглашение переходит к Кругляшу, а вы, со своим новым режимом, окажетесь глядящими в дула собственных бластеров.

Цорн с проклятьем швырнул на пол наркопалочку.

— Мне следовало бы сразу что-то почувствовать, когда паршивый кругляк расхваливал свой товарец. — Цорн посмотрел на настенные часы: — У меня во дворце двести вооружённых людей. У нас есть примерно сорок минут, чтобы добраться туда, прежде чем взлетит сигнальная ракета и польется кровь.


В тени дворцовой террасы Цорн обратился к Ретифу:

— Вам лучше оставаться здесь, в сторонке, пока я не распространю приказ. Просто на всякий случай.

— Дозвольте мне вас предостеречь, господин Цорн: не допустите никаких… э… промашек, — предупредил Мэгнан. — Ненни не должны пострадать.

Цорн посмотрел на Ретифа.

— Ваш друг слишком много болтает. Я выполню свою часть сделки, а ему лучше выполнить свою.

— Еще ничего не случилось, вы уверены? — обратился к нему Мэгнан.

— Уверен, — пренебрежительно отозвался Цорн, — Осталось еще десять минут. Уйма времени.

— Я только зайду в салон — удостовериться, что все в порядке, — заявил Мэгнан.

— Как угодно. Главное, не суйтесь на кухню, а то вам перережут глотку от уха до уха. — Цорн понюхал наркопалочку и пробурчал: — Я же отправил приказ Шоуку. Интересно, где он болтается?

Мэгнан шагнул к высокой стеклянной двери, приоткрыл ее и просунул голову в щель между тяжелыми портьерами. Когда он решил убрать ее обратно, из комнаты донёсся едва слышный на террасе голос. Мэгнан так и замер, не закончив движения, оставаясь в идиотской позе.

— Что, черт возьми, там происходит? — проскрежетал Цорн. Они с Ретифом подошли к Мэгнану.

— …подышать воздухом, — говорил Мэгнан.

— Ну, так идемте же, Мэгнан! — оборвал его голос, явно принадлежавший послу Кродфоллеру.

Мэгнан переступил на месте, а затем протиснулся сквозь портьеры.

— Где вы были, Мэгнан? — донёсся резкий голос посла.

— О… э… так, небольшое происшествие, господин посол.

— Господи, в каком виде ваши ботинки? И где ваши знаки различия и награды?

— Я… это… пролил на них вино. Может, мне лучше заскочить к себе и надеть какие-нибудь свежие медали?

Посол презрительно фыркнул.

— Профессиональный дипломат никогда не даст определить по своему виду, сколько он выпил, Мэгнан. Это одно из главных качеств его профессии. Впрочем, об этом я поговорю с вами позже. Я ожидал вашего присутствия на церемонии песнопения, но при данных обстоятельствах обойдусь и без него. Вам лучше немедленно уйти, и незаметно — через кухню.

— Через кухню?! Но там полно народу… я имею в виду…

— На данном этапе небольшая потеря кастового достоинства не причинит большого вреда, господин Мэгнан. А теперь, будьте добры, уходите побыстрее, пока вы не привлекли общего внимания. Соглашение еще не подписано.

— Соглашение… — захлебнулся словами Мэгнан, стремясь выиграть время. — Очень умно с вашей стороны, господин посол. Очень ловкое решение.

Внезапно грянули фанфары. Цорн беспокойно затоптался, прижимая ухо к стеклу.

— Что это там затеял ваш дружок? — в ярости выдавил он из себя. — Не нравится мне это.

— Сохраняйте спокойствие, Цорн. Господин Мэгнан посильно занимается срочным спасением своей карьеры.

Музыка замерла, оставив в ушах легкий звон.

— …Боже мой, — говорил слабым голосом посол Кродфоллер. — Мэгнан, вы получите за это рыцарское звание. Слава Богу, вы добрались до меня. Слава Богу, что еще не слишком поздно. Я найду какой-нибудь предлог и немедленно внесу изменения.

— Но вы же…

— Все в порядке, Мэгнан. Вы успели как раз вовремя. Еще десять минут — и соглашение было бы подписано и отправлено в Штаб-квартиру Корпуса. Машина завертелась бы, и моя карьера была бы погублена…

Ретиф почувствовал тычок в спину. Обернулся.

— Обманул-таки, — тихо, но со злобой произнёс Цорн. — Вот и вся святость нерушимого слова дипломата.

Ретиф смотрел на короткоствольный игломет в руке Цорна.

— Я вижу, вы страхуете свои ставки, Цорн.

— Мы выждем здесь некоторое время, пока в салоне не стихнет волнение. В данную минуту мне не хотелось бы привлекать никакого внимания.

— Политика ваша по-прежнему аховая, Цорн. Картина не изменилась, и у вашего переворота шансов ничуть не прибавилось.

— Бросьте это. Я буду разбираться с одной проблемой за раз.

— У Мэгнана дурная привычка распускать язык в неподходящее время.

— Мне повезло, что я все услышал. Значит, не будет никакого соглашения, никакого оружия и, следовательно, никакого прибыльного поста для Таммани Цорна, да? Ну, я все еще могу сыграть и по-другому. Чего мне терять?

Отработанным профессиональным движением, слишком быстрым, чтобы уловить его, Ретиф рубанул Цорна по запястью ребром ладони. Игломет с лязгом упал на террасу, в то время как пальцы Ретифа стиснули Цорну руку, разворачивая того кругом.

Отвечаю на ваш последний вопрос, — проговорил Ретиф. — Свою голову.

— У тебя нет ни одного шанса, обманщик, — охнул Цорн.

— Шоук через минуту будет здесь. Прикажи ему дать отбой.

— Выкручивайте сильнее, мистер. Можете даже сломать сложным переломом у самого плеча. Я ничего ему не скажу.

— Шутки закончены, Цорн. Отмени акцию или я убью тебя.

— Я вам верю, но вы не долго будете гордиться своим подвигом.

— Все эти убийства будут зря. Вы будете покойником, а образовавшийся вакуум власти заполнит Кругляш.

— Ну и что? Когда я умру, наступит конец света.

— А что, если я сделаю вам еще одно предложение, Цорн?

— А чем оно может быть лучше, чем последнее?

Ретиф отпустил руку Цорна, оттолкнул его, нагнулся и поднял игломет.

— Я могу убить вас, Цорн, вы это знаете.

— Валяйте.

Ретиф взял пистолет за дуло и протянул его петрику.

— Я тоже игрок, Цорн. Я сыграю, поставив на то, что вы выслушаете мое предложение.

Цорн выхватил пистолет, попятился назад и посмотрел на землянина.

— Ставка эта была не самая умная из всех, когда-либо сделанных вами, но валяйте. У вас есть секунд десять.

— Никто вас и не собирался обманывать, Цорн. В дело вмешался Мэгнан, очень жаль, конечно. Но разве это причина губить себя и уйму людей, поставивших в этой игре свои жизни наравне с вашей?

— Они рискнули и проиграли. Что ж, не повезло. Бывает и такое.

— Возможно, еще и не проиграли — если вы не сдадитесь.

— Переходите к сути.

Ретиф говорил с полной серьезностью полторы минуты. Цорн стоял, нацелив пистолет, слушая его. Затем оба повернулись, заслышав приближающиеся по террасе шаги. Толстяк в желтом саронге прошлепал к Цорну. Тот сунул пистолет за пояс.

— Задержись со всем, Шоук, — сказал он. — Прикажи ребятам отложить ножи; распространи приказ по-быстрому: все отменяется.


— Я хочу похвалить вас, Ретиф, — разоткровенничался посол Кродфоллер. — На вчерашнем вечернем приеме вы наконец отлично слились с массами; на самом-то деле я едва сознавал ваше присутствие.

— Я изучал действия господина Мэгнана, — скромно заметил Ретиф.

— Да, Мэгнан молодец. В толпе он умеет быть практически невидимым.

— Спору пет, он знает, когда исчезнуть.

— Операция эта, Ретиф, была во многих отношениях образцовой. — Посол довольно похлопал себя по толстому животу. — Соблюдая местные светские обычаи и гармонично сливаясь с двором, мне удалось установить прекрасные, дружеские, рабочие отношения с Властелином.

— Как я понимаю, заключение соглашения было отсрочено на несколько дней?

Посол тихо рассмеялся.

— Властелин хитер. Благодаря… э… проведенным мной особым исследованиям, я прошлым вечером узнал, что он надеялся, скажем так, «надуть» Корпус.

— Господи помилуй! — испугался Ретиф.

— Естественно, это ставило меня в очень трудное положение. В мою профессиональную задачу входило аннулировать этот гамбит, никоим образом не выказав при этом, что я знаю о его существовании.

— И впрямь сложное положение.

— Я совершенно небрежно уведомил Властелина, что определенные предметы, включенные в соглашение, были изъяты и заменены другими. В этот миг, не скрою, Ретиф, я восхищался им. Он принял этот удар совершенно спокойно — с видом полнейшего безразличия, ничем не проявляя свое более чем серьезное разочарование. Конечно, он едва ли мог поступить иначе, не признав, по существу, своего коварного замысла.

— Я заметил, как он танцевал с тремя девушками, одетыми лишь в виноградные гроздья, он очень гибок для человека его комплекции.

— Властелина никак нельзя сбрасывать со счета. Это могучий ум. Подумать только, под маской легкомыслия он снес тяжелейший удар.

— Меня он полностью одурачил, — признался Ретиф.

— Не отчаивайтесь, молодой человек. Что там вы — признаться, я сам сперва не сумел почувствовать его хитрость. — Посол кивнул, прощаясь, и двинулся дальше по коридору.

Ретиф повернулся и вошёл в кабинет Мэгнана. Тот оторвался от письменного стола.

— А, Ретиф, — поздоровался он. — Я все собирался вас спросить. Об этих… ну… бластерах. Вы…

Ретиф оперся на стол Мэгнана и пристально посмотрел на него:

— Я думал, это наш маленький секрет.

— Ну, естественно, я… — Мэгнан закрыл рот и сглотнул, некоторое время посидел молча, а затем напряженно спросил: — Как же получилось, Ретиф, что вы осведомлены об этом деле с бластерами, когда сам посол не в курсе?

— Элементарно, Мэгнан, — ответил хладнокровно Ретиф. — Я все выдумал.

— Вы… Что?! — дико посмотрел на него Мэгнан. — Но соглашение… его же пересмотрели. Посол Кродфоллер только что публично заявил об этом.

— Очень жаль. Рад, что это не я рассказал ему об этом. Мэгнан откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.

— С вашей стороны было очень достойно взять на себя всю… вину, — поблагодарил Ретиф. — Когда посол говорил о присвоении людям рыцарского звания.

Мэгнан открыл глаза:

— А как же тот игрок, Цорн? Разве он не расстроится, узнав об изменении соглашения? В конце концов, я… то есть мы… или вы… более или менее пообещали ему…

— С этим все в порядке, я договорился по-другому. Изготовление бластеров из обычных компонентов не было чистым вымыслом. Это действительно можно проделать, используя лишь части устаревшего утилизатора.

— Какой ему с того прок? — прошептал, заметно нервничая, Мэгнан. — Мы же не поставляем никаких устаревших утилизаторов.

— А нам и не нужно. Они, знаете ли, уже установлены на дворцовой кухне и в нескольких тысячах других мест, как заверяет меня Цорн.

— Если это когда-нибудь всплывет… — Мэгнан положил ладонь на лоб.

— Я взял с него слово, что резня ненни отменяется, хотя это местечко созрело для перемен. Возможно, Цорн — именно то, что ему требуется.

— Но откуда нам знать? — терзался Мэгнан. — Откуда нам взять уверенность?

— Ниоткуда. Но Корпусу не пристало вмешиваться во внутренние дела Петрика. — Он нагнулся, взял настольную зажигалку Мэгнана и закурил сигару, выпустив в потолок облачко дыма. — Верно?

Мэгнан посмотрел на него и слабо кивнул.

— Верно.

— Ну что ж, мне лучше отправиться к своему рабочему месту, — сказал Ретиф. — Раз господин посол считает, что я теперь угомонился.

— Ретиф, — попросил Мэгнан. — Умоляю вас, не заходите сегодня вечером на кухню — несмотря ни на что.

Ретиф поднял бровь.

— Знаю, — сказал Мэгнан, — если бы вы не вмешались, нам бы всем перерезали глотки. Но по крайней мере… — Он на секунду умолк. — …мы бы погибли, не нарушая никаких инструкций.

Книга II. ЗАМОРОЖЕННАЯ ПЛАНЕТА

Глава 1

— Действительно, необычно для офицера вашего ранга исполнять обязанности курьера, но все дело в особой важности этой миссии, — сказал Мэгнан.

Ретиф сидел, расслабившись, и ничего не говорил. Когда пауза затянулась до неприличия, Мэгнан встал.

— В эту колонию входят четыре планеты — две двойные, — продолжал объяснять он. — Они вращаются вокруг небольшой звезды, внесенной в реестр как ДК 1-G 33987. Называют их Мирами Джоргенсона, и сами по себе они не представляют интереса. Лежат далеко от наших границ с соетти. Однако, — тут Мэгнан наклонился вперёд и понизил голос, — мы получили данные о том, что соетти планируют смелый ход. Так как они пока не встречали отпора со стороны землян, то хотят захватить Миры Джоргенсона.

Мэгнан откинулся на спинку кресла, ожидая реакции Ретифа, но тот лишь осторожно потянулся за сигаретой и равнодушно посмотрел на нахмурившегося начальника.

— Это — открытая агрессия, Ретиф. Как вы понимаете, я сам не могу участвовать в таком деле, — продолжал Мэгнан. — Захват инопланетянами земных территорий! Обычно мы такого не допускаем.

Начальник вытащил из стола огромную папку.

— Нам необходимо оказать сопротивление, хотя бы видимое. Миры Джоргенсона не развиты технологически… Фермеры и торговцы… Неразвитая индустрия… Есть большой торговый флот, но не более. Военный потенциал равен нулю.

Мэгнан открыл папку, разложил бумаги.

— У меня есть информация, которая частично дополняет картину, — печально проговорил он, откинувшись на спинку кресла и не сводя глаз с Ретифа.

— Все понял, господин советник, — ответил Ретиф. — Я должен отправиться туда один и передать эти документы. Что в них?

Мэгнан постучал указательным и безымянным пальцами по обложке.

— Во-первых, тут военный план соетти в деталях. Нам удалось вступить в контакт с отступником из группы землян-ренегатов, которые были советниками соетти. Дальше… план сражения, точнее, план обороны, разработанный группой тактиков для жителей Миров Джоргенсона. И последнее: совершенно секретная схема переделки стандартного полевого антиускорителя в потенциальное оружие. Такие разработки мы всегда держим в секрете и используем только в экстренных ситуациях.

— Все? — поинтересовался Ретиф. — Два ваших пальца еще не задействованы.

Мэгнан удивленно посмотрел на свою руку и убрал ее подальше от папки.

— Не время для смеха, Ретиф. Попав в чужие руки, эта информация вызовет катастрофу. Вы должны будете заучить все наизусть, прежде чем покинете здание.

— Я возьму микрофильм, и никто не сможет отобрать его у меня, — заявил Ретиф. Мэгнан покачал головой.

— Хорошо, — наконец проговорил он. — Раз информация все равно приготовлена для разглашения… Я уверен…

— Я слышал о Мирах Джоргенсона, — сказал Ретиф. — Помню агента Джоргенсона — здоровый такой блондин, очень легкий на подъем. Колдун с картами и костями…

— М-м, — протянул Мэгнан. — Не делайте ошибки, проводя параллели между мирами и агентом, их открывшим. Соображения высшей политики призывают вас защитить эти заброшенные миры. Мудрость Дипломатического Корпуса Земли, как всегда, помогает истории идти естественным путем.

— Когда ожидается нападение?

— Меньше чем через три недели.

— Осталось не так много времени.

— Мы верим в вас, именно поэтому вы должны отправиться в дорогу как можно быстрей.

— Довольно трудная поездка, господин советник. Вы уверены, что я справлюсь?

Мэгнан кисло посмотрел на Ретифа.

— Кто-то на том уровне, где определяется политический курс, решил положиться на вас, Ретиф. Я надеюсь, что вы окажетесь достойны выбора.

— Сколько времени займет путешествие?

— Команда специалистов подготовит пленку за несколько минут. Но вы должны знать, что обитатели Миров Джоргенсона очень настороженно относятся к новым людям.

Так и не получив ответа на свой вопрос, Ретиф открыл конверт, который Мэгнан протянул ему, и посмотрел на удостоверение, лежавшее внутри.

— Меньше четырех часов до отлета, — удивился он, увидев вложенное расписание рейсов к Мирам Джоргенсона. — Лучше я не стану начинать читать толстые книги.

— Вам лучше потратить оставшееся время на идеологическую подготовку, — посоветовал Мэгнан. Ретиф встал.

— Если поспешу, то еще успею побывать на выставке карикатур.

— Считайте, что я этого не слышал, — поморщился советник. — И еще одно, последнее: соетти проверяют грузы, идущие к Мирам Джоргенсона. Не угодите им в лапы.

— Если попаду в плен, то сообщу вам… в крайнем случае. Я еще помню ваше имя, — печально произнёс Ретиф.

— Вы будете путешествовать с верительными грамотами посла, — фыркнул Мэгнан. — Но при вас не должно быть ничего, связывающего с Корпусом.

— Они ни о чем не догадаются, — заверил Ретиф. — Я прикинусь джентльменом.

— Лучше побыстрее отправляйтесь, — сказал Мэгнан, перекладывая бумаги.

— Вы правы, — ответил Ретиф. — Если все получится, начальству будет все равно, куда я пойду — на идеологическую подготовку или на выставку карикатур… — Он подошел к двери. — В этих Мирах нет объектов, которые необходимо подвергнуть особой проверке?

Мэгнан удивленно посмотрел на Ретифа.

— Уверен, что нет. Что-нибудь еще?

— Только ощущения.

— Желаю всего хорошего.

— Однажды я поймаю вас на слове, — подытожил Ретиф.

Глава 2

Ретиф опустил тяжелый дипломат и прислонился к стене, изучая расписание, написанное мелом под вывеской «Альдо Церцеи — Межпланетный вокзал». Тощий кассир в выцветшей рубашке с блестками и штанах из пластиковой змеиной кожи полировал ногти, наблюдая за Ретифом краешком глаза.

Ретиф пристально посмотрел на него.

Кассир откусил заусенец кроличьими передними зубами и выплюнул на пол.

— Что желаете? — поинтересовался он.

— Билет на рейс двести двадцать восемь к группе Миров Джоргенсона, — ответил Ретиф.

Служащий поковырялся во рту, разглядывая Ретифа.

— Все забито. Попробуем через пару недель.

— Поток эмигрантов?

— Не думаю…

— Давайте придерживаться фактов, — предложил Ретиф. — Не будем умничать. Насчёт билетов… Это в порядке вещей?

Кассир жалобно улыбнулся.

— Сейчас у меня обед, — заявил он. — Касса открывается через час.

Поднеся к носу большой палец, принялся внимательно разглядывать его.

— Если я обойду стойку, то плотно накормлю тебя этим пальцем, — пригрозил Ретиф.

Кассир поднял голову и открыл рот, потом, заметив, что Ретиф не двигается, закрыл рот и вздохнул с облегчением.

— Вам хорошо там говорить, — заметил он, подергав большим пальцем. — Судно отправляется через час, но вы на него не попадете.

Ретиф внимательно посмотрел на служащего.

— …Некоторым… гм… высокопоставленным персонам требуются стол и отдельные каюты, — объяснил кассир, запустив палец за воротничок. — Так что даже туристские места заняты обслуживающим персоналом. Может, вы попытаетесь найти место на следующем корабле?

— Какой шлюз? — спросил Ретиф.

— Что… а…

— Через какой шлюз посадка на рейс двести двадцать восемь? — спросил Ретиф.

— Ладно, — протянул кассир. — Шлюз двенадцать. Но…

Ретиф подхватил дипломат и направился прямо по коридору, над входом в который горела сверкающая надпись: «Шлюзы 16–30».

— Еще одна хитрожопая пьянь, — бросил кассир ему вслед. Ориентируясь по указателям, Ретиф прокладывал себе путь через толпу. Наконец он нашёл шлюз, над которым горел номер 12. Широкоплечий мужчина со шрамом на челюсти и с маленькими глазками, контролер, ссутулился у входа.

Когда Ретиф попытался проскочить мимо, тот опустил руку на плечо курьера.

— Предъявите-ка свой билет! — потребовал он. Путешественник вынул бумагу из кармана и отдал служащему. Контролер закатил глаза.

— Что?

— Командировочное удостоверение подтверждает, что я на верном пути, — заявил Ретиф. — А ваш кассир отказался продать билет, заявив, что у него обед.

Контролер смял удостоверение, швырнул его на пол и замер в вальяжной позе по ту сторону турникета.

— Убирайся, подонок! — бросил он Ретифу. Тот осторожно поставил дипломат на пол, шагнул вперёд и правой рукой врезал в грудь контролеру. Человек согнулся вдвое и упал на колени, Ретиф на всякий случай сделал шаг в сторону.

— Не будь таким беспечным, идиот. А мне уже некогда. Передашь своему начальству, что я проскочил, когда ты отвернулся. — Ретиф подхватил дипломат и, перешагнув через тело, поднялся на корабль.

По коридору спешил стюард в белом костюме.

— Где каюта пятьдесят семь, сынок? — спросил Ретиф.

— Наверху, — мотнул головой мальчик и поспешил дальше. Ретиф миновал узкий зал, нашёл указатель и проследовал в кабину пятьдесят семь. Дверь открылась. В центре каюты был свален чей-то багаж — дорогие чемоданы.

Ретиф поставил рядом с ними свой дипломат. Сзади раздался какой-то звук, и Ретиф обернулся. Высокий румяный мужчина в элегантном пальто, скрывающем обширное брюшко, стоял у открытой двери спиной к Ретифу. Курьер молча посмотрел на него. Вошедший взглянул через плечо и обернулся к Ретифу.

— Кто-то вошёл в каюту… Убирайтесь! — широко раскрыв глаза, он уставился на Ретифа. Появился коротышка с бычьей шеей.

— Что вы делаете в каюте мистера Тони? — возмутился он. — Вы сумасшедший?! Убирайтесь отсюда! Вы заставляете ждать меня и мистера Тони!

— Это плохо… Каюта оказалась занятой, — сам себе сказал Ретиф.

— У вас с головой в порядке? — коротышка с удивлением смотрел на Ретифа. — Я вам говорю: это каюта мистера Тони!

— Но я не знаю никакого мистера Тони. Ему, наверное, стоит переехать в другую каюту.

— Посмотрим, — коротышка повернулся и вышел. Ретиф уселся на койку и зажег сигару. Мистер Тони также исчез. В коридоре шумно заспорили.

Тем временем появились два могучих грузчика. Выбиваясь из сил, они притащили сундук. Пропихнув его в каюту, поставили на пол, оглядели Ретифа с ног до головы и ушли. Вернулся Бычья Шея.

— Все ясно! Убирайтесь! — прорычал он. — Или мне приказать, чтобы вас вышвырнули?

Ретиф поднялся, крепко закусив сигару, взялся за ручки окованного медью сундука, согнул колени, прижал сундук к груди, а потом, распрямив ноги, поднял его над головой. Он повернулся к двери.

— Ловите! — предложил он сквозь крепко стиснутые зубы. Сундук врезался в противоположную стену коридора и развалился.

Подойдя к багажу, сложенному на полу, Ретиф начал выкидывать вещи в коридор. Из-за дверного косяка осторожно высунулось лицо Бычьей Шеи.

— Вы могли бы…

— Если не возражаете, я вздремну, — отрезал Ретиф. Захлопнув дверь, он сбросил ботинки и рухнул на койку. Прошло пять минут, прежде чем в дверь снова постучали. А потом рывком распахнули.

Ретиф открыл глаза. Огромный человек — кожа и кости, в грубых белых брюках и синей водолазке, маленькой шапочке, заломленной набок, внимательно разглядывал Ретифа.

— Этот — заяц? — поинтересовался он.

Бычья Шея выглянул из-за плеча гиганта и фыркнул.

— Это он!

— Я капитан судна, — поворчал гигант. — У тебя, пьянь, две минуты, чтобы смыться отсюда.

— Вы могли бы сэкономить массу времени, не связываясь со мной, — ответил Ретиф. — Загляните в третий пункт первого параграфа Единого Кодекса. Там написаны законы, действующие на космических кораблях, осуществляющих межпланетные перелеты.

— Космический законник! — капитан отвернулся. — Выкиньте его отсюда, ребята!

Вошли два жлоба. Они оглядели Ретифа.

— Выкиньте его! — рявкнул капитан. Ретиф положил сигару в пепельницу и вскочил на ноги.

— Даже не пытайтесь, — мягко предупредил он. Один из головорезов вытер нос рукавом, плюнул на правую ладонь и шагнул вперёд, но потом заколебался.

— Эй! — неуверенно заговорил он. — Это тот парень, который разбил сундук?

— Да. Он вышвырнул из каюты все вещи мистера Тони, — объяснил Бычья Шея.

— Пропустите-ка, — попросил жлоб, направляясь к выходу. — Пусть торчит тут, сколько хочет. Я нанимался грузчиком, а не вышибалой. Дайте пройти!

— Лучше возвращайтесь на мостик, капитан, — посоветовал Ретиф. — Через двадцать минут мы отчаливаем.

Бычья Шея и капитан заорали одновременно. Но капитан кричал громче:

— …двадцать минут!.. Единый Кодекс?.. Отчаливаем?

— Когда будете уходить, прикройте дверь, — попросил Ретиф. Бычья Шея остановился в дверях.

— Только выйди из каюты…

Глава 3

Четыре официанта, не останавливаясь, пронеслись мимо столика Ретифа. Пятый, державший меню под мышкой, тоже не задержался.

За столом в противоположном конце столовой сидел капитан. Теперь уже в форме.

Рядом с ним расположилось несколько пассажиров. Они громко разговаривали, часто смеялись, изредка бросая косые взгляды в сторону Ретифа.

В стене за спиной курьера открылось окошечко. Из-под поварского колпака на Ретифа уставились ярко-синие глаза.

— Желать холодные ребрышки, мистер?

— Вон туда взгляни, старик, — предложил Ретиф, — Может, мне стоит пойти и присоединиться к компании капитана? Его сотрапезники выглядят довольными.

— Капитан сам решать, с кем сидеть за одним столом. Он распоряжаться садить тех трех.

— Вижу.

— Так что сидеть, где сидеть, мистер. Если хотеть, я подавать.

Через пять минут новый знакомый передал Ретифу грибы под чесночным соусом.

— Я — Чип, — представился новый знакомый. — Я — повар. Я не любить капитана. Можете так говорить ему, как я сказать вам. Я и его друзей не любить. Я не любить дерьмовых, поганых парней, которые глядеть на капитана, словно тот — кусок мяса.

— Хорошая идея относительно мяса, Чип. И насчёт парней капитана — верная мысль, — подытожил Ретиф, наливая себе в бокал красного вина. — Это тебе.

— Старый повар быть прав, — продолжал Чип. — Он думать поджарить их всех. По кусочкам. А лучше я шагать готовить «Черную Аляску». Любить бренди с кофе?

— Чип, ты гений.

— Я любить смотреть на хорошего едока, — заметил Чип. — Сейчас я идти. Если вы в чем-то нуждаться, говорить.

Ел Ретиф медленно. На борту корабля время едва тащилось, и спешить было некуда. До Миров Джоргенсона лететь четыре дня. Потом, если Мэгнан все правильно рассчитал, останется еще время, чтобы подготовиться и предотвратить вторжение соетти. У Ретифа возникло искушение просмотреть микрофильм, спрятанный в ручке дипломата. Хорошо было бы знать, могут ли обитатели Миров Джоргенсона на самом деле на что-то надеяться.

Ретиф прикончил жареный бифштекс, и тут же повар передал ему «Черную Аляску» — бренди с кофе. Большая часть пассажиров уже покинула столовую. Мистер Тони и те, кто пытался выставить Ретифа, сидели за столом капитана.

Ретиф еще трапезничал, когда четыре человека встали из-за стола капитана и отправились через всю столовую прямо к курьеру. Первый имел каменное лицо и разорванное ухо. Он сдвинул сигарету в уголок рта, когда подошел к столу Ретифа, а потом, взяв ее пальцами, опустил в чашку с кофе дипломата. Но этого ему не хватило, и он опрокинул кофейник на скатерть.

Подошли остальные. В хвосте плелся мистер Тони.

— Должно быть, хочешь попасть на Миры Джоргенсона? — проговорил головорез. — В какую игру ты играешь, деревенщина?

Ретиф посмотрел на чашку кофе и поставил ее.

— Как раз кофе я не хотел, — сказал он, потом посмотрел на верзилу. — Можешь выпить его сам.

Бандит покосился на Ретифа.

— Мудрая деревенщина! — буркнул он.

Небрежным движением Ретиф плеснул кофейную гущу в лицо бандиту, потом встал и правой рукой врезал ему в челюсть. Тот упал. Ретиф посмотрел на мистера Тони, который замер с открытым ртом.

— Можете забирать своих приятелей, мистер Тони, — сказал Ретиф. — Не шастайте туда-сюда. Вы даже не смешны.

Наконец мистер Тони обрёл голос.

— Разберись с ним, Марблес! — прорычал он.

Бычья Шея сунул руку под одежду и вытащил нож с длинным лезвием. Облизнув губы, пошёл на Ретифа.

Офицер услышал, как рядом снова открылось окошечко.

— Можете нырять сюда, мистер, — пригласил Чип. Ретиф оглянулся.

— Спасибо, Чип. Но я не бегу, когда встречаюсь с такими хлюпиками.

Бычья Шея ударил, но промахнулся. Ретиф ткнул его кулаком в лицо и отправил под стол. Третий головорез отступил, вытаскивая силовой пистолет из наплечной кобуры.

— Направишь на меня, и я тебя убью, — пообещал Ретиф.

— Сожги его! — приказал мистер Тони, но тут у него за спиной появился капитан.

— Убери пистолет! — заорал капитан. — Такие шуточки…

— Заткнись, — отрезал мистер Тони. — А ты, Гоани, убери пушку. Мы еще успеем с ним поквитаться.

— Но не на моём судне, — дрожа от гнева, произнёс капитан. — Я считаю, что это пока еще мой корабль.

— Заткнись, ты, со своим судном, а то оно тебе больше не понадобится, — отрезал Гоани.

— Сам заткни пасть! — фыркнул мистер Тони. — Оставь капитана. Пока мы должны поджать хвост…

Повернувшись, он пошёл прочь. Капитан сделал знак, и громилы отправились вслед за мистером Тони. Ретиф смотрел, как те выходили из столовой.

— Я стоять на вашей стороне. Если бы мочь, я бы помочь вам, — услышал офицер голос из окошечка за спиной. — Вы правильно поступать с ними.

— Как насчёт чашечки кофе, Чип? — поинтересовался Ретиф.

— Конечно, мистер Ретиф. Что-нибудь еще?

— Не откажусь, — согласился Ретиф. — Постепенно я вхожу во вкус.

— Они не велеть мне носить мясо в вашу каюту, — проговорил Чип. — Но капитан знать: я — лучший повар в Торговом Флоте. У них со мной нет проблем!

— Что общего у Тони с капитаном, Чип? — поинтересовался Ретиф.

— Они вместе заниматься бизнесом. Не хотеть выкурить турецкого табачку?

— Да, пожалуй. Что они могут сделать до того, как мы прибудем в Миры Джоргенсона?

— Уверен, парень не выкинуть вас из головы… Давно… шесть… восемь месяцев нет туристов… В ваши годы я есть много больше.

— Могу поспорить, что ты и сейчас неплохо с этим управляешься. На что похожи Миры Джоргенсона?

— Один — холоден как Ледяной Ад, а три других — и того хуже. Большинство людей жить на Свеа. Там менее холодно… Пробовать еще? Человек не наслаждаться тем, что сам готовить.

— На этих планетах мне должно улыбнуться счастье, — мечтательно произнёс Ретиф. — А какой груз везет капитан в Миры Джоргенсона?

— Не уверен. Не знать. Они носиться с грузом. А то и вовсе не брать никакой груз. И туристов не брать, как я уже говорить. А вообще, я не знать, что мы возить.

— Где же корабль берет пассажиров?

— На Алабасторе. Девять дней полета, но еще в секторе Миров Джоргенсона. Не хотеть кофе после сигар?

— Только одну чашечку, Чип… Мне нравится путешествовать на этом лайнере.

— Иметь много пустого места. У нас пустовать с дюжину кают.

Чип дал Ретифу прикурить, убрал грязные тарелки, принес кофе и бренди.

— А эти потники я не любить! — сказал он.

Ретиф вопросительно посмотрел на него.

— Вы никогда не видеть потников? Уродливые дьяволы. Кожистые ноги, словно лапки омара, большая грудь, по форме — репа, резиновая голова. У вас остановится пульс, когда вы увидеть, как они сердиться.

— Никогда не имел удовольствия видеть таких существ, — ответил Ретиф.

— Возможно, скоро получить удовольствие. Эти дьяволы подниматься к нам на борт каждый раз. Что-то напоминать патруль.

Послышался отдаленный клацающий звук, пол слабо задрожал.

— Я не суеверен, — проговорил Чип, — но будь трижды проклясть, если это не они.

Через десять минут кто-то протопал за дверью, в коридоре зазвучала щелкающая скороговорка. Сперва позвонили в звонок, а потом тяжелый удар обрушился на дверь.

— Они хотеть смотреть на вас, — прошептал повар. — Проклятые носатые потники.

— Отопри дверь, Чип.

Повар отпер дверь.

— Заходите, черт вас брать! — пробормотал он при этом.

Высокое и гротескное существо вошло в каюту, топая копытами. Сверкающий металлический шлем закрывал глубоко посаженые глаза. Накидка свободно болталась вокруг шишковатых колен. За спиной чужака нервничал капитан.

— Твой паспорт! — выпалил инопланетянин.

— Так это ваш новый друг, капитан? — поинтересовался Ретиф.

— Не умничай. Ты должен сделать то, что тебе говорят.

— Твой паспорт! — снова повторил инопланетянин.

— Хорошо, — сказал Ретиф капитану. — Я посмотрел на него. Теперь можете его забрать.

— Не выпендривайся, — фыркнул капитан. — Этот парень может наделать массу неприятностей.

Пришелец выдвинул из-под накидки крошечные ручки, защелкал зубастыми щипцами перед носом Ретифа.

— Быстро, мягкотелый!

— Капитан, попросите вашего приятеля сохранять некоторую дистанцию. Он выглядит таким хрупким.

— И не думай связываться со Скавом. Этой щёлкалкой он прокусывает сталь.

— Даю последний шанс, — предложил Ретиф.

Скав стоял спокойно, держа широко раскрытые щипцы в дюйме от глаз Ретифа.

— Покажи свои бумаги, проклятый дурак, — грубо сказал капитан. — Я не могу приказывать Скаву.

Инопланетянин защелкал щипцами, издавая резкие звуки. Отклонившись влево и наполовину повернувшись, Ретиф пнул инопланетянина ногой в тонкую лапу, чуть выше шишковатой коленной чашечки. Скав взвыл и затарахтел скороговоркой. Из трещины начала сочиться зеленоватая жидкость.

— Я же вам сказал; что он хрупкий, — объявил Ретиф. — Следующий раз не пускайте пиратов на борт и не отвечайте на их вызовы.

— Боже, что ты сделал! Они убьют всех нас, — задохнулся капитан, глядя широко раскрытыми глазами на фигуру, барахтающуюся на полу.

— Помогите старому бедному Скаву добраться до его судна, — попросил Ретиф. — Скажите ему последнее прости. Не будет больше непредвиденных задержек и обысков земных судов в принадлежащих Земле секторах пространства.

— Эй! — позвал Чип. — Скав совсем издергался.

Капитан наклонился над поверженным существом, очень осторожно перевернул его. Наклонившись еще ниже, он фыркнул.

— Мертв, — капитан посмотрел на Ретифа. — Теперь мы все мертвы. Соетти никого не прощают.

— Правильно. Нам их прощения и не нужно. Передайте, чтоб убирались.

— У них чувств не больше, чем у синих крабов…

— Вас легко обмануть, капитан. Покажите им несколько пушек, когда снова придете в себя. Теперь-то мы знаем их секрет.

— Что за секрет? Я…

— Не быть глупее, чем вы есть, капитан, — встрял Чип. — Потники легко умирать. Вот в чем секрет.

— Может и получится, если их припугнуть, — неуверенно произнёс капитан, взглянув на Ретифа, — Их всего трое, может сработать.

Он вышел и вернулся с двумя грузчиками. Очень осторожно они вынесли труп инопланетянина из каюты.

— Может, мне наконец удастся резко дать от ворот поворот этим соетти, — пробормотал капитан, постоянно оглядываясь. — Чуть позже я еще загляну к вам.

— Вы не пугать нас ни потниками, ни мистером Тони с его парнями, — ответил Чип. — Вы держать их там, где они есть. Ведь все они — одного поля ягоды. Заниматься одним делом.

— Ты бы лучше делал, что тебе положено. Чип. Не лезь в чужие дела.

— Они раньше вас убить, капитан, если бы у них хватать мужества. А ведь мы и сами давно мочь справиться с этими обезьянами. У них же нет ни капли мужества.

— Они действуют исподтишка. Чип. Грозят убить.

— Пусть пробовать грозить мне! — Чип поднял поднос. — Я смотреть! Смотреть, что мы мочь сделать. Если потники иметь дела с парнями Тони, они не стать делать их в космопорте.

— Успокойся, Чип. Я совершенно уверен, что они больше не станут привлекать к себе внимание.

Чип покосился на Ретифа.

— Вы не турист. Я отлично понять, вы прибыть сюда не развлекаться?

— На такой вопрос можно ответить только однозначно, — уклончиво сказал Ретиф.

Глава 4

Ретифа разбудил стук в дверь.

— Это я. Чип!

— Заходи.

Повар зашел в каюту и стал запирать дверь.

— Вы уверены, что эта дверь хорошо запирается? — Чип постоял, прислушиваясь, потом повернулся к Ретифу. — Вы хотеть помочь колонии Миров Джоргенсона, мистер, не так ли?

— Да, Чип.

— На самом деле, мистер Тони жестоко обходиться с капитаном за старый мертвый Скав. Потники ничего не сказать. Они даже не удивляться, повернуться и уходить. Но мистер Тони и второй плут, Марблес… у них припадок. Они явиться в капитанскую каюту и долго говорить с капитаном… с полчаса. Потом капитан выйти и отдать несколько приказов команде.

Ретиф сел и достал сигарету.

— Мистер Тони и Скав были друзьями, верно?

— Мистер Тони ненавидеть Скава. Но они вместе делать дела. У вас, мистер, есть пистолет?

— Двухмиллиметровый, игольчатый. А зачем?..

— Капитан приказать изменить курс на Алабастер. Мы миновать Миры Джоргенсона. Вот-вот должны повернуть.

Ретиф закурил, сунул руку под матрас и вытащил короткоствольный пистолет. Опустив его в карман, посмотрел на Чипа.

— Может, это и хорошая мысль… Как пройти в каюту капитана?


— Это здесь, — мягко сказал Чип. — Вы хотеть, чтоб я остаться и смотреть, кто идет по коридору?

Ретиф кивнул, открыл дверь и шагнул в каюту. Капитан осторожно приподнялся, оторвав взгляд от бумаг, разложенных на столе, а потом чуть не подпрыгнул.

— Что вы о себе думаете, явившись сюда?

— Я слышал, вы планируете изменить курс?

— У вас, будь вы прокляты, большие уши!

— Думаю, будет лучше, если мы свяжемся с Мирами Джоргенсона.

— Вы так считаете? — капитан обмяк, — Я командую этим судном, — заявил он, — Да, хочу изменить курс. Мы летим на Алабастер.

— Не думаю, что стоит туда лететь, — возразил Ретиф. — Надо держать курс на Миры Джоргенсона.

— Нет, дорогуша!

— Ваше толкование слова «дорогуша» интересно, капитан. Но не пытайтесь изменить курс.

Капитан потянулся к микрофону, стоявшему на столе, нажал переключатель.

— Энергоотсек, это капитан, — проговорил он, но тут Ретиф сжал ему руку.

— Прикажите помощнику держаться прежнего курса, — мягко попросил курьер.

— Отпусти мою руку, сукин сын! — прошипел капитан. Не сводя глаз с Ретифа, он левой рукой потянулся к ящику стола. Курьер захлопнул ящик. Капитан взвыл и выронил микрофон.

— Ты сукин сын! Ты…

— И еще, — продолжал Ретиф. — Скажите ему…

— Я — офицер Торговой Службы!

— Вы — лоточник, продавший свой лоток стае инопланетян.

— Ты должен взять эти слова обратно, деревенщина.

— Скажете, я не прав?

Капитан взревел и снова схватился за микрофон.

— Дежурный офицер, — позвал он. — Держитесь прежнего курса на Миры Джоргенсона, пока не услышите от меня нового распоряжения. — Опустив микрофон, капитан посмотрел на Ретифа. — Осталось восемнадцать часов. Потом мы попадем в зону действия Посадочных служб Миров Джоргенсона. Вы останетесь тут и станете моей правой рукой?

Отпустив запястье капитана, Ретиф повернулся к двери.

— Чип, я запру дверь. Ты походи вокруг и дай знать, если что-нибудь произойдёт. И как можно чаще приноси горячий кофе. Я хочу составить компанию нашему робкому другу.

— Правильно, мистер. Не спускать с него глаз. Он очень скользкий.

— Что вы собираетесь делать? — заволновался капитан. Ретиф уселся в кресло.

— Реальность душит вас, как того и заслуживаете, — проговорил курьер. — Я останусь здесь и помогу вам удержаться на избранном курсе. Мы летим к Мирам Джоргенсона.

Капитан взглянул на Ретифа, а потом засмеялся, но скоро закашлялся.

— Тогда я немного преувеличил. Нам не удастся поспать, деревенщина. Если вы заснете, то предупреждаю: на меня нельзя положиться.

Ретиф достал игольчатый пистолет и положил его перед собой на стол.

— Если что-нибудь случится, мне это не понравится, — проговорил он. — Я разбужу вас.

— Почему не договориться о пароле, мистер? — спросил Чип. — Пройти уже четыре часа. Вы держать руки на руле…

— Все в порядке, Чип. Можешь пойти вздремнуть.

— Нет. Много раз, когда я быть чуть помоложе, стоять по четыре, пять вахт. Я сделать еще один круг.

Ретиф поднялся, шагнул к стене и посмотрел на инструкции, развешенные там. Пока все шло спокойно, но посадка — другое дело. Отсутствие капитана на мостике во время орбитального маневрирования перед посадкой может сказаться по-разному… Затрещал динамик на столе.

— Капитан! Говорит вахтенный офицер. Разве вам не пора спуститься, чтобы рассчитать нашу орбиту?

Ретиф слегка ткнул локтем капитана. Тот проснулся и сел.

— Чт-то? — выпучив глаза, капитан посмотрел на Ретифа.

— Вахтенный офицер просит, чтобы вы разрешили ему самостоятельно рассчитать орбиту, — сказал Ретиф, кивнув на динамик.

Пленник молча протер глаза, потряс головой, а потом взял микрофон. Ретиф спокойно навел на капитана игольчатый пистолет, одновременно другой рукой включив микрофон.

— Вахтенный офицер. Я буду… ах… делайте все, что сочтете необходимым. Я… ах… сейчас занят.

— Черт побери, какое «занят»! — донеслось из динамика. — Если мы сядем, у вас будут большие неприятности. Вы, кажется, кое-что забыли!

— Думаю, мне надо самому пойти посмотреть, — сказал капитан, взглянув на Ретифа. — Но я слишком занят!

— Один ноль в вашу пользу, капитан, — заметил курьер.

— Может, договоримся? — взмолился тот. — Ваша жизнь в обмен на…

Размахнувшись левой рукой, Ретиф сильно двинул его в челюсть. Тот повалился на пол.

Отойдя в противоположный конец комнаты, Ретиф оторвал провод переносной лампы и скрутил им руки и ноги капитану; набил рот бумагой и заклеил лейкопластырем.

Постучался Чип. Ретиф открыл дверь, и, войдя, повар увидел капитана, лежащего на полу.

— Он пытался что-то сделать, так? Строить план? Что мы станем делать теперь?

— Я забыл, что, подлетев к планете, надо еще и сесть, Чип. Капитан перехитрил меня.

— Если мы проскочить орбиту наземного контроля, мы не сесть автоматически, — заметил Чип. — А ручное управление…

— Но существует и другая возможность.

Повар заморгал.

— Только одно иметь возможность, мистер Ретиф. Но бегство в спасательной шлюпке — не увеселительная прогулка.

— Шлюпки на корме, рядом со шлюзом, верно?

Чип кивнул.

— Жарковато будет, черт побрать, — проговорил он. — Но кто же оставаться на борту и готовить салат?

— Пока уберем капитана от греха подальше.

— В кладовку?

Они подняли безвольное тело капитана, уложили в большой стеклянный шкаф и заперли.

— Он не будет страдать. Шкаф на отвращение большой.

Ретиф открыл дверь, ведущую в коридор. Чип замер у него за спиной.

— Вроде никого нет, — сказал повар. — Никого не появиться.

Пробираясь вместе с поваром по палубе «Д», Ретиф неожиданно остановился.

— Послушай.

Чип наклонил голову.

— Ничего не слышать, — прошептал он.

— Похоже, внизу, где стоят космические шлюпки, кто-то ходит.

— Давайте убрать его, мистер.

— Пойду посмотрю. Постой тут.

Ретиф спустился на полпролёта по узкой лестнице. Там снова остановился и прислушался. Медленные шаги, потом тишина. Сжав игольчатый пистолет, Ретиф быстро сделал несколько шагов и вошёл в тускло освещенное помещение с низким потолком. Совсем рядом оказались люки спасательных шлюпок.

— Остановись, приятель! — произнёс холодный голос часового. Присев, Ретиф крутанулся, спрятавшись за одной из машин, в то время как грохот выстрела эхом отозвался среди металлических переборок. Курьер скользнул под шлюпку. Прыгнув, он дотянулся до нужного рычага. Начался цикл разгерметизации внешнего люка.

Ретиф повернулся и выстрелил. Часовой, оказавшийся столь неосторожным, упал. Взревела сирена. Тревога. Поднявшись по трапу шлюпки, Ретиф нырнул в открытый люк. Сзади раздался топот — кто-то бежал вслед за ним.

— Не стрелять, мистер Ретиф! — закричал Чип, подбегая.

— Все в порядке, Чип.

— Подвигаться, я лететь с вами.

Офицер отодвинулся, пропустив повара, а потом захлопнул за собой люк. Одновременно с шипением закрылись двери, ведущие на верхние палубы.

— Добро пожаловать, второй пассажир! Я хотеть взорвать этот проклятый корабль насмерть, — проговорил Чип. — Высверлить дыру…

Ретиф увидел, как повар плюхнулся в кресло, и только потом нажал кнопку, включая противоперегрузочное устройство. Палуба под спасательной шлюпкой задрожала.

— Двери шлюза захлопнуть, — проговорил Чип, счастливо улыбаясь. — Это охладить их. — Он нажал зеленую кнопку.

— Цель — Миры Джоргенсона!

Оглушив пассажиров, включились ракетные дюзы. Потом неожиданно наступила тишина. Невесомость. Металлическая обшивка пощелкивала, охлаждаясь. Чип громко вздохнул.

— Девять в течение десяти секунд, — сказал он. — Я дать полную мощность.

— У нас на борту есть оружие?

— Только пугач… Иногда там, внизу, бывать сильные ветры, но, думаю, нам везти. Сейчас мы идти прямо на северный или южный полюс, к одной из контрольных башен. Я иметь в виду планету Свеа. До нее четыре, может, пять часов полета.

— Ты, Чип, удивительный человек, — проговорил Ретиф. — А теперь я, как в старое доброе время, чуток вздремну.

— И я тоже вздремну, — сказал Чип. — Теперь мы в безопасности, ведь так?

На мгновение наступила тишина.

— О! — неожиданно завопил Чип. Ретиф открыл один глаз.

— Разве ты не собирался поспать?

— Забыл свой лучший ножичек на кухне между ребрами одной из туш, — вздохнул повар. — Придется потом что-то придумать…

Глава 5

Блондинка поправила волосы и улыбнулась Ретифу.

— Я сегодня дежурю одна, — проговорила она. — Мое имя — Анна-Мария.

— Очень важно, чтобы я срочно поговорил с кем-нибудь из правительства, мисс, — сказал Ретиф.

Девушка задумчиво посмотрела на него.

— Значит, вы хотите увидеть Тови и Во Бергмана. Они сейчас в Берлоге на ночной стороне.

— Тогда скажите, как попасть в эту… «берлогу»? — спросил Ретиф. — Проводите нас, Анна-Мария.

— А как же корабль на орбите? — удивился Чип.

— До утра он никуда не денется, — ответила девушка.

— Вы очень порывисты, — восхищенно проговорил Чип. — Рост около шести футов, так? Фигура тоже… порядок. Понимать, что я иметь в виду?

Они вышли из-под купола в завывающую метель.

— Заглянем на склад, подберем парки, — предложила Анна-Мария. — В таком одеянии вам будет холодно.

— Конечно, — дрожа, согласился Чип. — Я слышать, у вас не верить, что опасно путешествовать вверх в горы в буран?

— После такой прогулки мы проголодаемся. Но это единственное, что может произойти, и в этом случае повар Чип приготовит нам по бифштексу, — ответила Анна-Мария.

Чип моргнул.

— Готовить может оказаться долго… — пробормотал он. — Я не знать, что может подстерегать нас в пути…

Позади сараев за крутым, очищенным ветром склоном поднимались снежные пики. Едва заметная дорога вела вверх, исчезая среди низких облаков.

— Берлога выше слоя облаков, — объяснила Анна-Мария. — Там, наверху, всегда чистое небо.

Через три часа Анна-Мария остановилась, сбросила меховой капюшон и показала на открывшуюся их взорам долину.

— Видите, вот это — наша долина, — сказала она.

— Отсюда хороший вид, — вздохнул Чип. — Как хорошо смотреть отсюда…

Анна-Мария продолжала:

— Вон тот маленький красный купол — мой дом. Видите, Ретиф? А вон купол моего отца.

Ретиф посмотрел на девушку, а потом перевёл взгляд на долину. Весело раскрашенные купола стояли вплотную друг к другу, образуя разноцветное пятно на белом подносе долины.

— Наверное, вы тут очень счастливы, — задумчиво сказал Ретиф. Анна-Мария радостно улыбнулась.

— Сегодня выдался замечательный день.

Ретиф хмыкнул про себя.

— Да, — согласился он. — Сегодня — хороший день.

— Лучше говорить, когда я вытягивать ноги у большого камина, о котором вы, Анна, рассказывать, — заметил Чип.

Они пошли дальше, пересекли осыпь и добрались до относительно пологого склона. Над ними темнела Берлога — длинное, низкое строение, сложенное из тяжелых бревен. Его контуры четко вырисовывались на фоне ночного неба. Из каменных труб в дальнем конце крыши шел дым; свет мерцал в маленьких оконцах, играл, отбрасывая отблески на снегу. Три или четыре человека стояли неподалеку, держа лыжи на плечах. Их радостные голоса звенели в ледяном воздухе.

— Пойдём, — позвала девушка Ретифа и Чипа. — Познакомитесь с моими друзьями.

Отделившись от группы, один из мужчин пошёл вниз по склону им навстречу.

— Анна-Мария! Добро пожаловать! — начал он. — Без тебя день казался таким длинным. — Он приблизился, обнял девушку, улыбнулся Ретифу, — Добро пожаловать.

По утрамбованной дорожке они направились к Берлоге, протиснулись через тяжелые узкие двери и оказались в большом низком зале, наполненном разговаривающими и поющими людьми. Некоторые сидели за длинными дощатыми столами, другие танцевали возле широкого, футов восемь в длину, камина, встроенного в стену зала. Анна-Мария подошла к скамейке у самого огня. Представив гостей, она нашла маленький стульчик, на который сел Чип, вытянув ноги к самому огню.

Повар ошалело вертел головой.

— Раньше я никогда сразу не видел столько приятных людей, — сказал он.

— Бедный Чип, — проговорила одна из девушек. — Так замерз! — Наклонившись, помогла ему снять ботинки. — Позвольте мне растереть ваши ноги, — предложила она.

Брюнет с синими глазами выгреб каштаны из огня и протянул их Ретифу. К вновь прибывшим подошел высокий мужчина, руки которого напоминали корни могучего дуба.

— Расскажите нам о тех местах, где вы побывали, — попросил он.

Чип сделал большой глоток из кружки и тяжело вздохнул:

— Хорошо, — согласился он. — Я рассказать о тех местах, где бывать…

Громко звучала музыка.

— Идите сюда, Ретиф, — позвала Анна-Мария. — Потанцуйте со мной.

Курьер внимательно взглянул на нее.

— Мои мысли шли именно в этом направлении, — заметил он. Чип опустил кружку и вздохнул.

— Черт побрать, если раньше, даже дома, я чувствовать себя так хорошо, — проговорил он, — Казаться, эти люди все знать обо мне. — Он почесал за ухом, а потом добавил шепотом: — Но в воздухе витать беспокойство, хотя, судя по некоторым замечаниям, потники не слишком их беспокоить. Никто не бояться.

— Чип, что эти люди знают о соетти? — спросил Ретиф.

— Бог знать, — ответил Чип. — Пока мы остаться тут, приятель. Но я всегда хотеть покинуть камбуз, работать над моделями кораблей… Хотя я понять, где-то рядом кружить потники…

К Чипу подошли две девушки.

— Я идти, мистер Ретиф, — продолжал он. — Эти дамы решать доверять мне в руки кухню.

— Какие девочки! — заметил курьер, повернувшись к подошедшей Анне-Марии.

— Во Бергмана и Тови пока нет, — сказала она. — Уехали кататься на лыжах в лунном свете.

— Значит, когда луна встает, светло как днем? — удивился Ретиф.

— Они скоро вернутся. Может, сходим посмотрим восход?

Снаружи длинные черные тени напоминали чернила, вылитые в серебро. Внизу белой волнистой массой сверкали облака.

— Вот сестра нашего мира — Гота, — сказала Анна-Мария. — Почти такая же большая, как Свеа. Когда-нибудь я побываю на ней, хотя говорят, там только камень и лед.

— Сколько человек живет в Мирах Джоргенсона? — поинтересовался Ретиф.

— Около пятнадцати миллионов. Больше всего живет на Свеа. На Готе есть лагеря горнодобытчиков и рыбаков, занимающихся подледным ловом. А на Вазе и Сконе никто не живет постоянно, но там всегда есть несколько охотничьих отрядов.

— Как вы относитесь к войне?

Анна-Мария повернулась и с удивлением посмотрела на Ретифа.

— Вы боитесь за нас, Ретиф? — спросила она. — Если соетти нападут, мы будем сражаться. Мы привыкли бороться. Эти планеты не так уж и дружелюбны.

— Я думал, нападение соетти окажется для вас сюрпризом, — удивился Ретиф, — Вы готовились к нему?

— У нас десять тысяч торговых кораблей. Когда враг придет, мы достойно встретим его.

Ретиф нахмурился.

— А на вашей планете есть оружие? Какие-нибудь ракеты?

Анна-Мария покачала головой.

— У Во Бергмана и Тови есть план…

— План! Черт возьми! Чтобы отразить нападение, вам нужно соответствующее оружие!

— Посмотрите! — девушка дотронулась до руки Ретифа. — Они приближаются.

К ним, поднимаясь по склону, шли два высоких седых человека. На плечах они несли лыжи.

— Добро пожаловать на Свеа, — поздоровался Тови. — Давайте найдем теплый уголок, где мы сможем спокойно поговорить.


Высокая девушка с медными волосами предложила кусок оленины, но Ретиф, улыбаясь, покачал головой.

— Спасибо, я отложу его на черный день, — сказал он. Во Бергман налил пива в кружку Ретифа.

— Наши капитаны — лучшие в космосе, — заверил он. — Население сконцентрировано в полусотне маленьких городков, разбросанных по всей планете. Мы знаем, где могут ударить соетти. И решили протаранить их главные суда беспилотными кораблями, а если они все-таки высадятся, то мы начнем партизанскую войну.

— Главное — это их звездолеты.

— Да, — согласился Во Бергман. — Мы понимаем.

— Когда вы узнали, что соетти планируют нападение?

Тови поднял брови.

— Вчера вечером, — ответил он.

— Как вы узнали об этом? В некоторых кругах эта информация считается совершенно секретной.

— Совершенно секретной? — удивился Тови. Чип взял Ретифа за руку.

— Мистер, отойти на минутку, — попросил он. Ретиф посмотрел на Анну-Марию, прячущуюся за спинами Тови и Во Бергмана.

— Извините меня, — сказал он и отошел вслед за Чипом в другую часть комнаты.

— Послушать! — заговорил Чип. — Может, я превращаться в летучую мышь, но я клясться, что тут не все чисто. Я готовить один соус, рецепт которого знать я один. Дьявол! Пусть я превращаться в собаку, если они не приносить мне все необходимое. А я слова не сказать о том, что мне нужно. Я только поставить соус в микроволновую печь… а девушка уже правильно нажать на кнопку 350. Только я посмотреть на одну дамочку, как на мешок яблок, на ту маленькую симпатичную брюнетку Лейлу… я получить так, словно дама поворачиваться и сказать… — Чип сглотнул. — В общем, ничего умного. Точнее… — его голос стал тише. — Эти люди читать, что мы думать.

Ретиф хлопнул Чипа по плечу.

— Не беспокойся, старик, — сказал он. — Ведь мы не замышляем ничего плохого.

Глава 6

— Мы никогда не делали из этого секрета, но и не рекламировали свои способности, — объяснил Тови.

— На самом деле мы не так много и можем, — добавил Во Бергман. — Мы не мутанты, как решили ученые. Этот дар слабо развит, что-то на уровне ощущений. Нас немного, и мы далеки от родного мира. Пытаемся разрушить стены, которые люди сами возводят вокруг своего разума.

— Вы можете читать мысли соетти? — спросил Ретиф. Тови покачал головой.

— Соетти слишком отличаются от нас. Это больно — мысленно касаться разума инопланетян. Мы можем воспринимать только очень яркие мысли людей.

— Мы видели нескольких соетти, — сказал Во Бергман. — Их корабли приземлялись, чтобы пополнить запасы. Мы почти не общались, но чувствовали что-то недоброе. Соетти завидуют нам, ведь они родом с холодных планет.

— Вы рассказали, что планируете предпринять в случае вторжения, — сказал Ретиф. — План удара сразу всей эскадрой, а потом партизанская война…

— Но это все, что мы сумели придумать, Ретиф. Если врагов окажется не очень много, наш план может сработать.

Ретиф покачал головой.

— Это удивит соетти, не более.

— Возможно. У нас много кораблей, правда, они не вооружены. Люди смогут покинуть города, жить в горах… и стрелять.

— Врагов будет очень много, — заметил Ретиф. — Соетти налетят, словно мухи, и, согласно некоторым данным, они нападут очень скоро. Годы прощупывали они дорогу в глубь этого сектора, выставляя тысячи постов на множестве планет. И нацелились на холодные планеты, потому что, как вы знаете, любят холодные миры. Соетти нуждаются в жизненном пространстве.

— Вы предупредили, что нам предстоит встреча с противником, сильно превосходящим нас по численности, — подытожил Во Бергман. — Это лучше, чем погибнуть, попав в засаду.

— Но Ретиф не должен быть вовлечен в эту заваруху, — вмешалась Анна-Мария. — Сейчас его маленькое суденышко нельзя использовать. Давайте выделим ему корабль для перелета на одну из наших планет, которая не подвергнется нападению соетти.

— Конечно, — согласился Тови. — И…

— Моя миссия тут… — начал было Ретиф.

— Ретиф, — позвал кто-то. — На ваше имя пришло послание. Оператор принял его.

Ретиф развернул шифрограмму. Это была короткая записка, подписанная Мэгнаном.

«Вас отзывают, — прочитал Ретиф. — Задание отменяется. Заключено соглашение с соетти. Мы отказались от всех притязаний на систему Миров Джоргенсона. Крайне важно не допустить возникновения ситуации, при которой соетти могли бы обвинить нас в разглашении планов их вторжения. Советую немедленно покинуть Миры Джоргенсона».

Ретиф задумчиво посмотрел на клочок бумаги, потом скомкал его и бросил на пол. Повернувшись к Во Бергману, он вытащил из кармана крошечную катушку микрофильма.

— Здесь содержится вся необходимая вам информация, — объяснил он, — План нападения соетти, план обороны, инструкции о том, как переделать стандартный антиускоритель в мощное оружие. Если у вас под рукой есть проекционный экран, лучше начать прямо сейчас. Осталось всего семьдесят два часа.

Тови оторвался от экрана проектора, установленного в комнате для совещаний в Контрольной башне на северном полюсе Свеа.


— Против этого наш план ничего не стоит, — признался он. — Мы предполагали, что соетти нанесут удар по линии жизненно важных сооружений. Схема одновременного удара по всем населенным пунктам сводит на нет наши усилия. Мы оказались бы совершенно беспомощны.

— План обороны, предложенный вами, совершенен, — восхищенно проговорил Во Бергман. — Стоит попробовать.

— Все сработает, — подтвердил Ретиф. — Надеюсь, вы вовремя успеете вооружиться.

— Каждое поселение выделило по две сотни судов. Объединив силы, они смогут образовать единое поле…

— Поле окажется эффективным уже на высоте пятнадцати миль, — заметил Тови. — Это должно сработать.

Красный огонек зажегся на коммуникационной панели. Тови поднялся и щелкнул выключателем.

— Контрольная башня, говорит Тови.

— У нас на радаре корабль, — донеслось из динамика,

— Ничего срочного. Судно АС 1 228, идёт за 1600…

— Только один корабль?

— Да, один. Его орбита 291/456/653. Идёт на ручном управлении, во всяком случае, нам так кажется.

— АС 1 228 уже сделал коррекцию для автоматической посадки? — спросил Ретиф.

— Да.

— Когда он сядет?

Тови поглядел на цифровой индикатор.

— Возможно, минут через восемь.

— Тут есть какое-нибудь оружие?

Тови покачал головой.

— Если это старый АС 1 228, он не иметь оружия, кроме одной пятидесятимиллиметровой пушки, — проговорил Чип. — Но АС 1 228 не менять траекторию полёта.

— Тем не менее корабль снижается, — заявил Ретиф. — Должно быть, мистер Тони готов к решительным действиям.

— Не удивляться, если они иметь дело с вонючими потниками, — проговорил Чип, — Может, они хотеть чистить мусор за собой?

— Просто не сказали нам до свидания. Чип, — проговорил Ретиф. — А вы тоже хороши: не иметь никакого оружия!

Чип хихикнул.

— Старый мистер Тони теперь не выглядеть хорошо в глазах потников, так?

Ретиф повернулся к Во Бергману.

— Чип прав, — сказал он. — Один из соетти погиб на корабле… турист прошёл через все кордоны… Тони пора смываться.

— Корабль садится, — сообщил оператор башни. — До сих пор с ним нет контакта.

— Ничего, скоро узнаем, что задумал экипаж, — заметил Тови.

— Давайте посмотрим.

Четыре человека внимательно следили, как огненная точка увеличивается в размерах, превращаясь в корабль, который тяжело опустился на бетонные плиты. Пламя погасло. Наступила тишина.

Снова заговорил динамик:

— Над вами… — потом в динамике затрещало. Заговорил другой голос:

— …нелегальное вторжение… пошли двух. Я вижу, с чем мы имеем дело…

Тови щелкнул переключателем.

— Свяжите меня прямо с кораблем, — приказал он.

— Правильно.

— АС 1 228, кто вы? — спросил Тови.

— А кто к нам обращается?

— Вы не попросили разрешения на посадку. У вас на борту аварийная ситуация?

— Ничего подобного, — ответили из динамика. — Мы приземлились, словно птица. Я тут вижу спасательную шлюпку. Она ведь спустилась на планету часов девять назад? Давайте-ка сюда тех, кто прилетел на ней!

— Вы зря потратите время, — ответил Тови. На мгновение наступила тишина.

— Вы так считаете? — удивился невидимый собеседник. — Я только что видел этих двух парней, и вам придется их выдать.

— Он блефовать, — заявил Чип. — Его пушка нас не испугать!

— Выгляни в окно, — предложил Ретиф. Верхняя часть борта корабля, сверкающего в белом лунном свете, откинулась наверх. Другая часть отодвинулась, третья упала, образовав покатый пандус. В отверстии появилась приземистая и массивная машина. Она с грохотом покатила вниз. Чип присвистнул.

— Я слышал, что капитан прохвост, — прошептал он. — Но где, дьявол взять, он раздобыл это?

— А что это? — поинтересовался Тови.

— Танк, — ответил за Чипа Ретиф. — Музейный экспонат, по крайней мере, на вид.

— Я видеть, — снова заговорил Чип. — Это — Боло Восстановленный, модель М. Его построить примерно за две сотни лет до Времен Согласования. Все пробивать, я бы так сказать.

Танк описал круг, навел дуло на основание башни.

— Выдайте их, — проревел динамик, — или я сожгу все вокруг.

— Если так, то все может погибнуть из-за пустяка. Лучше мы пойдём.

— Да, мистер Ретиф, — согласился Чип. — У меня иметь блистательная идея.

— Я попробую затянуть переговоры, — сказал Тови и включил микрофон. — АС 1 228, каковы ваши полномочия?

— Я знать эту машину, — заявил Чип. — Мое хобби — старинные машины. Я даже делать модель Боло Восстановленного в дюйм высотой. Красивый получаться.

Глава 7

Ледяной ветер хлестнул снежными кристаллами в лицо Ретифа.

— Держи руки в карманах. Чип, — проговорил он. — Пальцы тебе еще пригодятся.

— Конечно, — Чип посмотрел на тени. — Кое-кто думать, что Боло Восстановленный великолепная игрушка, — проговорил он. — Мы смотреть…

— Ты становишься реалистом, — сказал Ретиф. — Извини, что оказался замешан в это дело, старик.

— Сам влезать. Но все складывается хорошо, — ответил Чип. — Мне нравиться эти люди. Я хотеть их спасать… Эти мальчики не хотеть отпускать нас. Теперь они глядеть нам вслед и вздыхать.

— Они сильные люди, Чип.

— Забавно все получается, разве не так, мистер Ретиф? Несколько минут назад быть на вершине блаженства, теперь быть очень близко к мертвецам.

— Они хотят взять нас живыми, Чип.

— Неприятное дело, — протянул Чип. — Ну и черт быть с ним! Если это делать, то надо делать.

— Соберись с силами.

— Надеюсь попасть в мертвую зону огня.

— Попробуем. Если выберемся, ставлю бочонок пива!

— Мы узнать это через десять секунд, — ответил повар.

Добравшись до танка, они сбились с шага, а потом неожиданно вместе прыгнули вперёд. Ретиф ухватился за ствол орудия, потом сел на него верхом, сорвал с головы обшитую мехом кожаную шапку и, наклонившись вперёд, забил ею дуло. Его приятель запрыгнул на башенку, над которой вращалась сканирующая антенна. С яростным, запоздалым «Буфф!» захлопали беспорядочные выстрелы из пулеметов, расположенных в нижней части машины. Курьер обернулся, посмотрел вниз и залез повыше.

— Все есть в порядке, — подбодрил его Чип. — Я идти вниз, ломать управление.

Он соскользнул вниз по лобовой броне танка, исчез между гусениц. Ретиф залез еще выше и затаился позади одной башенки — лег плашмя, и в это время мир вокруг начал вращаться. Машина повернула, потом, задрожав, остановилась и поехала вперёд, медленно разворачиваясь.

Снова появился Чип.

— Боло повредить, — объявил повар. Он повис, прерывисто дыша, вцепившись в броню, в то время как машина медленно ползла вперёд, слегка покачиваясь.

— Залезай сюда, — предложил Ретиф, а сам полез еще выше, глядя, как повар подтягивается, но Чип соскользнул вниз. Оказавшись на земле, он опрокинулся на спину и проскользнул под темное брюхо танка.

Танк задрожал, быстро развернулся налево, направо и закрутился с головокружительной скоростью. Ретиф слетел с брони и больно ударился о землю, приземлившись в нескольких футах от вращающихся гусениц.

Машина остановилась. Ретиф сел, а потом, покачиваясь, встал.

С глухим рокотом танк отполз назад. Немедленно из-под брони вытянулись два длинных прута и опустились, ощупывая землю. Потом левая гусеница затрещала — на нее легла большая часть веса машины. Неожиданно танк рванулся вперёд, Ретиф сжался, когда загудела правая гусеница, увлекая вперёд пятидесятитонную машину. Боло снова завертелся. Тормоза пронзительно визжали. Наконец левая гусеница лопнула, и во все стороны полетели обломки.

Танк окончательно остановился. Застыл. Наступила тишина. Ретиф подошел к машине, вскочил на броню рядом с орудием, добрался до башенки и уселся на четвереньки рядом с Чипом, забравшимся на танк с другой стороны. Затаившись возле люка, они ждали.

Прошло пять минут.

— Может, шофер старика Тони попасть в ад? — спросил Чип. Повернувшись, люк открылся. Осторожно высунулась голова танкиста. Незнакомец сразу увидел игольчатый пистолет в руке Ретифа.

— Вылезай! — приказал Ретиф.

Голова исчезла. Чип молнией скользнул следом и успел всунуть стальной прут в щель закрывающегося люка. Люк начал поворачиваться, потом металл затрещал; люк застыл. Внутри что-то рухнуло, и после этого люк с хлопком открылся снова.

Ретиф встал, держа пистолет наготове. Стены танка зазвенели; внутри кто-то выстрелил, и пуля несколько раз отлетела рикошетом, круша все в крошечной кабине.

— С вас бочонок пива, мистер Ретиф, — заметил Чип. — Ну что, пусть те, кто там остался, вылезают до того, как АС 1 сожжет их при взлете.


— …теперь самая большая проблема поселенцев Миров Джоргенсона — дезактивация мест, где взорвались упавшие корабли соетти, — рассказывал Ретиф.

— Просто удивительно, — сказал Мэгнан. — Отразили нападение? Но ведь у них не было военного флота!

— Они четко выполнили все наши инструкции, — объяснил Ретиф. — Был план, и они его придерживались.

— Впечатляюще, — проговорил Мэгнан. — Свыше тысячи кораблей соетти были сметены одним ударом, когда те вошли в зону поражения.

— Не так уж впечатляюще это выглядело, — заявил Ретиф. — Вы-то ведь не видели. Большая часть кораблей соетти упала в горах.

— Да, — советник замялся. — Но все кончилось благополучно. Бактериальные бомбы…

— Тут слишком холодно для бактерий. Они не могут размножаться.

— А соетти могли бы, — самодовольно протянул Магнан. — Благодарите оперативность, с которой нам удалось вовремя отозвать вас до того, как все началось, — прищурившись, он посмотрел на Ретифа. — Вы уверены… ну… что вам сразу передали сообщение?

— Как только получил его, сразу же стал действовать согласно новой инструкции, — ответил Ретиф, посмотрев в глаза Мэгнана. — Должно быть, послание исказили. Теперь это не вызывает сомнений.

Мэгнан закашлялся, зашуршал бумагами.

— Это вы уже докладывали, — торопливо сказал он. — Дело в том, что соетти вернулись в Облако. Искали новые места обитания в центральной части Галактики. Ныне же буквально поедают друг друга на своих перенаселенных планетах… Но как вы-то это узнали? Одного или двух соетти мы пытались допросить, ах… — Мэгнан снова закашлялся. — Все закончилось несчастным случаем. И толком ничего о них до сих пор неизвестно.

— Жители Миров Джоргенсона имеют специальный метод для допроса преступников, — объяснил Ретиф. — Они поймали одного из соетти после аварии. Он еще был живой, но без сознания. Эти люди ухитрились выкачать из него всю их историю, а потом инопланетянин умер.

— А, неважно, — проговорил Мэгнан. — Соетти все равно нарушили договор с нами на следующий день после его подписания. Нет честной игры… Они оккупировали с полдюжины планет вдалеке от обитаемых районов.

Ретиф осуждающе зацокал языком:

— Не понимаю, где правда в наши дни.

Начальник холодно посмотрел на Ретифа.

— Поберегите свой сарказм, Ретиф, — проговорил он. Взяв со стола папку, он открыл ее. — Для вас есть еще одна маленькая работенка. В этот раз у нас не будет конференции с поздравлениями…

— Извините, — проговорил Ретиф. — Я беру месяц за свой счет. А может, и больше.

— Что? — Мэгнан поднял голову, — Вы, кажется, забыли…

— Я попытаюсь забыть, господин советник, — проговорил Ретиф. — А теперь до свидания. — Он щелкнул переключателем. Лицо Мэгнана растаяло с экрана.

— Чип, — сказал Ретиф, — мы выпьем этот бочонок, когда я вернусь. — А потом космический дипломат повернулся к Анне-Марии, — Сколько времени потребуется, чтобы научить меня кататься на лыжах в лунном свете? — спросил он у девушки.

Книга III. ПРОТОКОЛ

…Хаос, царивший на политической сцене Галактики, предопределил появление ДКЗ[2], величайшей всенародной организации, служащей целям предотвращения войны[3] и продолжающей древние дипломатические традиции. Являясь посредниками в спорных вопросах между звездными системами землян, представляя их интересы при контактах с инопланетными цивилизациями, дипломаты Корпуса, до тонкости изучившие бюрократическое крючкотворство, безупречно контролировали социально — политико — экономическое положение в Галактике. Примером может служить поистине виртуозное решение крайне щекотливого вопроса (сектор Сирен), с блеском найденное старшим дипломатом Корпуса посланником Спрэдли…

Выдержка из: «Официальная история Дипломатического Корпуса Земли», том 1. пленка 2, Соляриан Пресс, Нью-Нью — Йорк, 479 г. б. э. (2940 г. от Рождества Христова).
В грязно — сером зале ожидания космопорта царил полумрак. Советник, два первых секретаря и атташе посольства столпились, вокруг высокого толстого посланника Спрэдли. Яркая форма сотрудников дипломатической миссии резко выделялась в сумрачной комнате. Посланник нетерпеливо посмотрел на часы-кольцо.

— Бен, вы уверены, что о нашем прибытии было сообщено заранее?

Второй секретарь Магнан торопливо кивнул.

— Я специально связался по рации с мистером Т’Каи-Каи перед посадкой и особо указал…

— Надеюсь, вы не проявили излишней настойчивости? — сурово перебил его Спрэдли.

— Что вы, господин посол. Я только…

— Неужели здесь нет какой-нибудь комнаты отдыха? — Спрэдли обвел глазами зал ожиданий, очень похожий на пещеру. — Даже стульев не поставили!

— Если вы не откажетесь присесть на один из ящиков, я подстелю свой…

— Исключено. — Посол еще раз посмотрел на часы и откашлялся, прочищая горло. — Нам выдалось несколько свободных минут, которые я намерен посвятить юным членам миссии, объяснив им некоторые тонкости дипломатии. — Спрэдли сделал многозначительную паузу. — Во-первых, мы должны придерживаться девиза: «Все за одного, один за всех». Это создает впечатление гармонии. Мы, земляне, — добрая, миролюбивая раса. — Посол улыбнулся доброй, миролюбивой улыбкой. — Во-вторых, наше предложение более чем скромно: мы настаиваем на осуществлении разумного контроля над всеми видами деятельности элян. — Он опустил руки, стараясь выглядеть более чем скромно. — В-третьих, мы начнем переговоры с ультиматума, потребовав предоставить в наше распоряжение весь сектор Сирен, а потом согласимся на половину. Разумеется, лучшую. Это, господа, дипломатия с дальним прицелом. Не пройдет и десяти лет, как наше положение упрочится настолько, что мы сможем предъявить новые требования. — Посол посмотрел по сторонам. — Если нет вопросов…

Джейм Ретиф, вице-консул и третий секретарь дипкорпуса, а также младший сотрудник земного посольства на планете Эль, сделал шаг вперёд.

— Раз уж мы, земляне, имеем преимущественное право на заключение договора, почему не выложить карты на стол? Возможно, если мы с самого начала будем откровенны, это поможет нам в будущем.

Посол Спрэдли посмотрел на молодого человека и заморгал глазами. Наступила мертвая тишина. Магнан неуверенно кашлянул.

— Вице-консул Ретиф имеет в виду…

— Я вполне способен интерпретировать высказывание мистера Ретифа, — рявкнул Спрэдли. На лице его появилось отеческое выражение. — Юноша, вы слишком неопытны и не успели разобраться во всех тонкостях игры, которая называется дипломатией. Надеюсь, вы неустанно будете следить за работой старших сотрудников миссии, вникая в существо сложных проблем, возникающих одна за другой. Вопрос, который нам предстоит решить, необычайно деликатен, и кроме того, смею вас уверить, грубые, прямые методы унижают истинного дипломата. Я с ужасом думаю о том, что рано или поздно они могут привести к полной дискредитации нашей профессии. — Спрэдли отвернулся и начал вполголоса беседовать с советником и двумя первыми секретарями.

Ретиф подошел к застекленной двери и заглянул в находящуюся за ней комнату. Несколько десятков высоких серокожих элян, развалясь, сидели на мягких диванах, потягивая сиреневые напитки из разноцветных стеклянных трубочек. Слуги в черных туниках бесшумно двигались по устланному коврами полу, разнося подносы. Ретиф обратил внимание на группу мужчин в ярких одеждах, остановившихся у выхода. Один из них попытался оттолкнуть второго, который нехотя поднял вверх сжатую в кулак руку. Первый элянин сделал шаг назад, кивнул головой и положил обе руки на макушку. Улыбаясь и весело разговаривая, оба вышли на улицу.

Ретиф вернулся к землянам, столпившимся вокруг грубых деревянных ящиков, стоявших на голом бетонном полу, и почти сразу же к ним присоединился невысокого роста серокожий элянин.

— Я зззвать П’Туа. Иттти сссюда. — Он махнул рукой.

Земная делегация с послом Спрэдли во главе направилась к выходу. Когда дородный дипломат подошел к двери, переводчик-элянин неожиданно кинулся вперёд, отпихнул Спрэдли плечом и замер в ожидании. Глаза посланника вспыхнули, но он сдержался, видимо, не желая портить впечатления гармонии. Изящным движением руки пропуская П’Туа вперёд, Спрэдли скромно улыбнулся. Элянин что-то пробормотал на родном языке и вышел на улицу первым.

— Хотел бы я знать, что такое он сказал, — произнёс Магнан, догоняя посла, — когда так невежливо, так бесцеремонно толкнул Ваше превосходительство?

С полдюжины элян стояли на тротуаре рядом с шикарным — открытым автомобилем, непринуждённо разговаривая, но увидев, что Спрэдли направляется в их сторону, замолчали и сомкнули ряды. Посол выпрямился, побагровел, открыл рот и тут же его захлопнул, поджав губы.

— Ну и ну, — скороговоркой пробормотал Магнан, семенивший за Спрэдли. — Можно подумать, эти грубияны не понимают, какое почтение должны оказывать главе дипломатической миссии.

— Понимание — признак разума! — рявкнул Спрэдли.

Эляне, столпившиеся вокруг земной делегации, нервно засуетились, что-то выкрикивая.

— Кажется, они составляют против нас открытий заговор! — воскликнул посол. — В конце концов, куда запропастился П’Туа?

— Жаль, что нам приходится полагаться на местного переводчика…

— Если б я знал, что нам окажут подобный прием, — ледяным тоном сказал Спрэдли, — то не преминул бы выучить эльский язык.

— О, господин посол, я вовсе не вас имел в виду! — испуганно вскричал Магнан. — Великие небеса, кто бы мог подумать…

Ретиф сделал шаг вперёд.

— Господин посол, я…

— Не мешайте, юноша! — резко сказал Спрэдли и сделал знак советнику. Они отошли в сторону и стали о чем-то шептаться.

Голубое солнце сверкало на фоне темного неба. Ретиф наблюдал, как его дыхание белым облачком исчезает в морозном воздухе. К тротуару подкатил широкий фургон, и элянин, жестом указав на маленькую заднюю дверцу, отошел в сторону.

Ретиф с любопытством посмотрел на выкрашенный в грязно-серый цвет крытый грузовик, на борту которого эльскими буквами было написано нечто вроде «для муската», и в душе пожалел, что, изучая язык по пути на Эль, уделял мало внимания письменности. Возможно, ему еще представится случай сказать, что он готов быть переводчиком всей миссии.

Путешествие было не из приятных. Отсутствие амортизаторов заставляло грузовик подпрыгивать на каждой неровности дороги. На первом же повороте посол потерял равновесие, и Ретиф едва успел подхватить его за плечи. Спрэдли бросил на вице-консула мрачный взгляд и попытался горделиво выпрямиться, но в эту минуту фургон повернул еще раз…

Наклонившись к низкому пыльному окошку, Ретиф увидел широкую улицу, вдоль которой располагались невысокие здания. Фургон въехал в большие ворота, замедлил ход и остановился. Они вышли в грязный двор перед задней стеной неприглядного серого дома. Ярко-красный автобус подкатил сзади, и группа элян, оказавшая им столь недружелюбный прием в космопорту, вышла, весело разговаривая и смеясь. Сквозь большие стекла автобуса Ретиф разглядел красивые чехлы на креслах и бокалы, стоявшие на небольшом баре.

П’Туа махнул рукой, показывая на низенькую дверь в серой стене, и Магнан бросился вперёд, открывая ее, чтобы пропустить посла вперёд. Маленький элянин тоже кинулся к двери и, остановившись у входа, выжидательно посмотрел на Спрэдли. Глава миссии издал какой-то непонятный звук, но сдержался и, холодно улыбнувшись, сделал шаг в сторону. Эляне переглянулись, потом прошли в дом.

Ретиф, последним переступивший порог, заметил, как слуга в черной тунике снял крышку с квадратного бачка на улице и выбросил в него пластиковый поднос, заполненный объедками. На одной из сторон бачка было написано нечто вроде «для муската».

Примерно через час Ретиф вышел из отведенной ему маленькой каморки, спустился вниз по лестнице, остановился у дверей банкетного зала и закурил дорогую сигару. Прищурившись, он стал наблюдать, как слуги в черном сновали по коридору и сервировали столы, расставленные квадратом в огромной комнате со свободным пространством в центре.

Самый ближний к двери стол был застлан тяжелой вышитой парчовой скатертью, остальные, кроме одного, — белыми льняными, а последний резко выделялся среди общего великолепия голыми досками и алюминиевой посудой.

Услышав за своей спиной голоса землян, Ретиф повернулся и увидел Спрэдли в сопровождении двух дипломатов. Бросив на Ретифа неодобрительный взгляд, посол поправил крахмальный манжет рубашки и заглянул в зал.

— По всей видимости, нас опять заставят ждать, — возмущенно заявил он. — Меня с самого начала предупреждали, что эляне не идут ни на какие уступки, но я не предполагал…

— Господин посол, — сказал Ретиф. — Вы обратили внимание, что…

— Однако, — продолжал Спрэдли, гипнотизируя Ретифа взглядом, — опытный дипломат должен преодолевать трудности с гордо поднятой головой, не обращая внимания на мелкие неприятности. В результате… а, Магнан! — Он повернулся и заговорил вполголоса.

Откуда-то издалека донёсся звук гонга. Через мгновение коридор заполнился шумной толпой элян, которые спешили к накрытым столам, не обращая на дипломатическую миссию ни малейшего внимания. П’Туа подошел к Спрэдли, поднял вверх руку и прошепелявил:

— Жжждать ззздесссь…

Постепенно свободных мест за столами становилось все меньше. Два стражника в шлемах встали по обе стороны двери, оттеснив землян в сторону. В сопровождении личной охраны, звеня драгоценными украшениями на одежде, элянин — гигант с огромным зобом прошествовал в банкетный зал.

— Глава государства, — услышал Ретиф голос Магнана. — Его Великолепие Ф’Кау-Кау-Кау.

— Но я еще не успел вручить верительных грамот! — забеспокоился Спрэдли. — Мы вправе были рассчитывать на точное соблюдение протокола, хотя… — Он покачал головой.

— Сссейчассс вы лечччь на сссвой кишшшки и ползззти к ссстолу, — сказал П’Туа и указал пальцем в дальний конец комнаты.

— Кишки? — Спрэдли растерянно завертел головой.

— Мистер П’Туа имеет в виду животы, — невольно улыбаясь, пояснил Магнан. — Он говорит, что мы должны лечь и ползком добраться до наших мест, господин посол.

— Чему вы радуетесь, кретин! — взвыл Спрэдли.

Лицо Магнана вытянулось.

Спрэдли посмотрел на ордена и медали, украшавшие его грудь и свисавшие до пупа.

— Это… я…

— Оказззать почччтение богам, — сообщил переводчик.

— A-а, религия, — уныло протянул один из секретарей.

— Ну, если речь идёт о вере… — Спрэдли окинул недоверчивым взглядом натертый до блеска паркетный пол.

— Всего несколько сот футов, — утешил Магнан.

Ретиф сделал шаг вперёд.

— Его превосходительство, посол Земли, отказывается ползти, — произнёс он отчетливым громким голосом.

— Послушайте, юноша! Сколько раз…

— Не ползззти? — На лице П’Туа застыло непонятное эльское выражение.

— Наша религия запрещает ползание во всех видах, — небрежно сказал Ретиф.

— Зззапрещает?

— Мы — служители богини змеи. Ползать — святотатство. — Ретиф прошел мимо переводчика, оттолкнув его плечом, и направился к дальнему столу.

Пыхтя от натуги, Спрэдли догнал Ретифа, подошедшего к дюжине деревянных стульев в дальнем конце квадрата, напротив устланного парчой стола Его Великолепия Ф’Кау-Кау-Кау.

— Мистер Ретиф, будьте любезны зайти ко мне после банкета, — прошипел он. — А тем временем, надеюсь, вы удержитесь от дальнейших необдуманных поступков. Разрешите напомнить, что главой дипломатической миссии почему-то назначили меня, а не вас.

Магнан подошёл к ним сзади.

— Разрешите мне тоже поздравить вас, Ретиф, — сказал он. — Хорошо, что не растерялись.

— В своём ли вы уме, Магнан? — рявкнул Спрэдли. — Я крайне недоволен!

— Но… — поперхнулся Магнан, — я говорил в ироническом смысле, господин посол. Естественно, я до глубины души возмущен такой наглостью.

Земная делегация села за стол из грубых зеленых досок, уставленный мелкими тарелками и алюминиевыми мисками. Ретиф занял свое место последним.

Эляне в простых черных или серых туниках, сидевшие рядом, то и дело вставали и уходили, уступая место своим товарищам и бросая на гостей любопытные взгляды. Трубы и свирели оркестра завывали вовсю, и, соответственно, голоса элян за соседними столами становились все громче и громче. Рядом с послом остановился элянин в черной тунике. В комнате воцарилась относительная тишина, и взгляды всех присутствующих устремились на большую миску, в которую слуга наливал суп молочного цвета. П’Туа стоял рядом, наклонив голову.

— Достаточно, — сказал Спрэдли, когда миска наполнилась до краев. Не обращая внимания, слуга налил еще одну поварешку, и жидкость полилась по поверхности стола. — Будьте любезны обслужить остальных членов моей делегации! — резко сказал посол.

П’Туа сделал знак рукой. Слуга нерешительно потоптался на месте, потом начал наливать суп в следующую миску.

Ретиф наблюдал, прислушиваясь к негромким разговорам вокруг. Эляне за соседними столиками вытягивали шеи, чтобы лучше видеть. Слуга быстро разливал суп, отворачивая глаза в сторону. Он подошел к Ретифу и зачерпнул полную поварешку.

— Нет, — сказал Ретиф. Слуга замер на месте. — Я сказал — нет! — повторил он. Подбежавший П’Туа что-то прошептал, и слуга с удвоенным усердием принялся доставать поварешку из кастрюли. — Я не буду есть суп! — Голос Ретифа прозвучал на весь банкетный зал, в котором внезапно воцарилось молчание. Некоторое время П’Туа смотрел на Ретифа, не опустившего глаз, затем пожал плечами и приказал слуге удалиться.

— Мистер Ретиф! — раздался сдавленный голос Спрэдли с другого конца стола. Посол наклонился вперёд, сверля своего подчиненного взглядом и побагровев от возмущения до такой степени, что лицо его стало напоминать цветом переспелую свеклу. — Я вас предупреждаю последний раз, мистер Ретиф. Лично мне приходилось кушать овечьи глаза в Судане, бараньи кишки в Бирме и столетний каг на Марсе, и, клянусь мощами святого Игнатия, вам придется съесть этот суп! — Чуть не захлебнувшись от ярости, посол схватил ложку и твердой рукой запустил ее в миску.

— Не кушайте этого супа, господин посол, — сказал Ретиф.

Спрэдли уставился на него широко открытыми глазами и нарочито медленно поднёс ложку ко рту.

Ретиф встал, схватился за стол снизу и рванул вверх. Огромная деревянная конструкция дрогнула, накренилась и опрокинулась с диким грохотом. Тарелки полетели на пол; молочно-белый суп растёкся по паркету; несколько мисок, звеня, покатились по комнате. Среди элян послышались крики, заглушившие придушенный вопль посла Спрэдли.

Ретиф, стараясь не пачкать ботинок, подошел к главе миссии.

— Господин посол, — произнёс он. — Мне бы хотелось…

— Я вас уничтожу! Мальчишка! Молокосос! Хулиган! Вы понимаете…

— Пожалссста… — П’Туа незаметно приблизился к Ретифу.

— Приношу свои извинения, — торопливо перебил Спрэдли, вытирая вспотевший лоб. — Мои глубочайшие…

— Молчите! — быстро сказал Ретиф.

— Ч-ч-ч-что?

— Не извиняйтесь!

П’Туа сделал жест рукой.

— Пожалссста, фсссе сссюда иттти…

Ретиф повернулся и пошёл вслед за переводчиком.

Их проводили к столу, устланному вышитой белой скатертью и уставленному посудой из тонкого фарфора. Эляне потеснились, уступая гостям место. Соседом Ретифа оказался Магнан.

— Что произошло? — шепотом спросил второй секретарь посольства,

— Нам подали собачью пищу, — ответил Ретиф. — И усадили за стол для прислуги. Я подслушал разговор двух элян.

— Разве вы знаете местный язык?

— Выучил по пути на Эль. Конечно, недостаточно хорошо, но…

Забренчали медные тарелки, и оркестр взорвался, оглушая присутствующих. На середину комнаты выбежали жонглеры, танцоры и акробаты, которые, соответственно, жонглировали, плясали и ходили колесом. Бесчисленные слуги сновали с огромными подносами, раскладывая деликатесы по тарелкам и наливая пурпурное вино в высокие бокалы. Ретиф попробовал яства и напитки элян, оказавшиеся восхитительными на вкус, а так как перекричать оркестр было невозможно, вице-консул с удовольствием принялся за еду, наблюдая за представлением.

Ретиф откинулся на спинку кресла, наслаждаясь относительной тишиной: музыка умолкла. Последние блюда с остатками пищи были убраны, бокалы наполнены до краев. Утомлённые артисты, откланявшись, подбирали с пола квадратные монеты, брошенные знатными элянами. Ретиф вздохнул. Давно он так вкусно не обедал.

— Послушайте, Ретиф, — тихо спросил Магнан. — О какой собачьей пище вы говорили?

— Разве вы не обратили внимания на целую систему намеренных оскорблений, которым нас подвергли?

— Намеренных оскорблений? Это вы чересчур. Они, конечно, толкаются в дверях, и вообще, слишком много себе позволяют, но понятие о вежливости у нас разное и… — Он неуверенно посмотрел на Ретифа.

— В космопорту нас заставили ждать в камере хранения багажа. Затем привезли сюда на мусоровозе.

— Мусоровозе!

— Символическом, конечно. Нас провели черным ходом и поселили в том крыле здания, где живет прислуга. Затем усадили за последний стол, предназначенный для местных кули.

— Не может быть! Вы наверняка ошибаетесь! Мы — представители Земли, и эляне не могут не осознавать нашего могущества!

— В том-то и дело, мистер Магнан. Именно поэтому…

Грохнули медные тарелки, и оркестр заиграл с удвоенной силой. Шестеро высоких элян в шлемах выбежали на середину зала и, пританцовывая, стали сражаться на саблях. Магнан, беззвучно шевеля губами, дернул вице-консула за рукав. Ретиф покачал головой и продолжал наблюдать за представлением, медленно потягивая вино. Разговаривать под эльский оркестр не смог бы ни один смертный.

Несколько изящных быстрых движений, и двое танцоров упали, а их партнеры повернулись друг к другу, отсалютовали, вызывая на бой, и яростно кинулись в атаку. Затупленные клинки звенели, музыканты играли все быстрее и быстрее. Вскоре упали еще двое элян. Забыв о бокале с вином, Ретиф, не отрываясь, следил за бешеным танцем.

Устоявшие на ногах соперники приближались и отступали, делали ложные выпады и парировали удары. Один из элян неожиданно поскользнулся и упал, а второй закружился по всему залу под вой труб и рев присутствующих. На пол посыпались монеты. Победитель неожиданно замер рядом с небольшим столом, поднял саблю вверх и ударил ею по белой скатерти перед богато одетым элянином. Тарелки лязгнули последний раз, музыка заиграла медленно и тихо.

С громким криком элянин, напротив которого остановился воин-танцор, вскочил на ноги и поднял вверх сжатую в кулак руку. Победитель наклонил голову, положил обе руки на шлем и, схватив со стола саблю, продолжил танец. Музыка зазвучала громче, а богато одетый элянин, небрежно помахав рукой, швырнул на пол горсть монет и сел на место.

Во второй раз танцор остановился у стола, покрытого парчой, и сабля его опустилась перед толстяком в причудливой, украшенной серебром одежде. И вновь получивший вызов встал и поднял вверх сжатую в кулак руку, а воин наклонил голову и положил обе руки на шлем. Зазвенели монеты, и танец возобновился.

Танцор кружил по всему залу, делая выпады, вращая саблей, приседая, ни на секунду не сбиваясь с ритма. Неожиданно он остановился перед Ретифом, высоко занося саблю над годовой. Оркестр перестал играть. Тяжелый клинок со свистом рассек воздух и ударил по столу с такой силой, что тарелки подпрыгнули, а из бокалов расплескалось вино.

Элянин, не мигая, смотрел Ретифу в глаза. В наступившей тишине было слышно, как икнул подвыпивший Магнан.

— Спокойно, мой мальчик, — мужественным тоном произнёс посол Спрэдли.

Ретиф неторопливо встал (он оказался на дюйм ниже элянина, несмотря на свои шесть футов три дюйма) и молниеносным движением схватил саблю за эфес, одновременно выкручивая ее в сторону и вырывая из рук воина. В то же мгновение он замахнулся и по сверкающей дуге опустил клинок вниз. Танцор мгновенно пригнулся, избегая удара, отскочил в сторону и подобрал одну из сабель, лежавших на полу.

— Остановите этого безумца! — взвыл Спрэдли.

Ретиф перепрыгнул через стол, круша хрупкий фарфор. Элянин, пританцовывая, отступал, а музыканты заиграли с удвоенной силой, визжа свирелями и выбивая на барабанах сумасшедшую дробь.

Даже не пытаясь следовать прихотливой мелодии эльского болеро, Ретиф наступал, делая резкие выпады тупой саблей, неутомимо преследуя противника по всему залу. Положив левую руку на бедро, он отвечал ударом на удар, не давая воину опомниться.

Элянин забыл о роли, которую должен был исполнять. Не думая больше о музыке, он стал сражаться с полной отдачей сил, делая выпады, нанося удары, парируя. Клинки бешено мелькающих сабель звенели в воздухе. Воин отступил на шаг, на два, остановился и стал теснить Ретифа все дальше и дальше…

Ретиф сделал ложный выпад, затем от всей души нанёс удар плашмя по серому шлему и быстро отошел в сторону. Танцор покачнулся, роняя саблю, и рухнул на паркетный пол. Свирели протяжно вздохнули. Ретиф перевёл дыхание и вытер потный лоб.

— Немедленно подойдите ко мне, вы, щенок! — хрипло воскликнул Спрэдли.

Ретиф крепче ухватился за эфес сабли, повернулся, посмотрел на устланный парчой стол и пошёл через зал. Эляне сидели на своих местах, словно парализованные.

— Ретиф, нет! — взвыл Спрэдли.

Ретиф подошел к Его Великолепию Ф’Кау-Кау-Кау, остановился, поднял саблю над головой.

— Только не главу государства! — простонал кто-то из дипломатов.

Ретиф резко опустил клинок. Тупое лезвие пробило тяжелую парчу, застряло в твердом дереве. Стояла мертвая тишина.

Его Великолепие Ф’Кау-Кау-Кау, семь тучных футов эльского тела, поднялся на ноги. С недоступным человеческому пониманию выражением на широком лице, он поднял вверх руку, сжатую в кулак, похожий на окорок, увешанный бриллиантами.

Ретиф замер на долгое-долгое мгновение, показавшееся вечностью, и, грациозно наклонив голову, приложил кончики пальцев к вискам. Позади него раздался грохот: посол Спрэдли свалился со стула в полуобморочном состоянии. Затем Его Великолепие Ф’Кау-Кау-Кау взревел и потянулся через стол, распахивая землянину объятия, а оркестр окончательно обезумел. Серые руки подхватили Ретифа, освобождая ему место рядом с Ф’Кау-Кау-Кау. Ретиф уселся поудобнее, поднял высокий бокал, всунутый ему в руку соседом, чокнулся с Его Великолепием и выпил.


— Пиршество подходит к концу, — сказал Ф’Кау-Кау-Кау. — А теперь, Ретиф, ты и я оседлаем стулья Совета и подпишем договоры.

— Это большая честь для меня, Ваше Великолепие, — ответил Ретиф. — Но сначала я должен оповестить моих коллег.

— Коллег? — спросил Ф’Кау-Кау-Кау. — Кто осмелится говорить за короля, у которого есть язык?

— Путь элян мудр, — согласился Ретиф.

Ф’Кау-Кау-Кау залпом опорожнил кружку розового эля.

— Я буду иметь дело с тобой, Ретиф, как с наместником, раз ты говоришь, что король ваш стар, а расстояние между планетами велико. И никакие крючкотворы не помешают нашим с тобой соглашениям. — Он усмехнулся эльской усмешкой. — А потом мы будем веселиться, Ретиф. Стул Совета тверд, а ждущие нас девицы восхитительны, так что мы быстро договоримся.

Ретиф улыбнулся.

— Ваше Великолепие — сама мудрость.

— Естественно, каждое существо предпочитает особей своего вида, — заявил Ф’Кау-Кау-Кау и рыгнул. — Наше Министерство Культуры импортировало несколько земных девиц для развлечений, говорят, образцы экстра-класса. По крайней мере у них очень большие и толстые… забыл, как вы их называете.

— Ваше Великолепие необычайно предусмотрительны.

— Так пойдём же, Ретиф! Может, и я поразвлекаюсь с одной из землянок. Изредка я не прочь заняться извращениями. — Ф’Кау-Кау-Кау ткнул Ретифа локтём под ребро и зашёлся смехом.

Проходя по залу рядом с Его Великолепием, Ретиф поровнялся со столом, за которым сидела земная делегация.

— Будьте любезны, принесите свои извинения главе государства и подойдите ко мне. Я хочу сказать вам несколько слов, — неожиданно услышал он приказание, отданное ледяным тоном, и, повернувшись, увидел посланника Спрэдли, позади которого стоял насмерть перепуганный Магнан, так и не справившийся с икотой.

— Я прошу простить меня за кажущуюся грубость, господин посол, — сказал Ретиф, — но сейчас не время…

— Грубость! — вскричал Спрэдли. — Не время! Разрешите напомнить вам…

— Будьте любезны, господин посол, говорите потише. Наше положение все еще остается крайне щекотливым.

Спрэдли задрожал с головы до ног и на мгновение потерял дар речи.

— Вы… Вы…

— Молчать! — крикнул Ретиф. Спрэдли, как завороженный, уставился в глаза вице-консула. Со стуком захлопнув рот, глава миссии сглотнул слюну. — У элян, кажется, создалось впечатление, что я — руководитель делегации, — объяснил Ретиф. — Нам придется поддерживать в них это заблуждение.

— Но… Но… — заикаясь, произнёс Спрэдли и, набрав полную грудь воздуха, гордо выпрямился. — Это — последняя капля, — прошептал он. — Я — Чрезвычайный Посол и Полномочный Министр Правительства Земли. Магнан сообщил, что нас подвергли намеренным оскорблениям: заставили ждать в камере хранения багажа, отвезли на мусоровозе, поместили в комнаты для прислуги, предложили собачью пищу вместо обеда. А теперь я и мои помощники брошены на произвол судьбы, на нас не обращают ни малейшего внимания, в то время, как этот… эта… кау-каувая особа пьянствует с… с… — голос Спрэдли пресекся от возмущения. — Возможно, я несколько погорячился, Ретиф, удерживая вас от проявления чувств. Оскорбление местных богов, опрокидывание банкетного стола — крайние меры, но ваше рвение частично оправдано, и я готов отнестись к вам снисходительно. — В глазах Спрэдли появился лихорадочный блеск. — Я удаляюсь, мистер Ретиф, не желая больше подвергаться оскорблениям, и…

— Хватит! — резко перебил его вице-консул. — Мы заставляем Его Великолепие ждать.

Лицо Спрэдли налилось кровью.

Магнан, наконец, перестал икать и обрёл дар речи.

— Но что вы собираетесь предпринять, Ретиф?

— Я собираюсь заключить с ними договор. — Он протянул Магнану пустой бокал. — А сейчас садитесь и создавайте впечатление гармонии.


Сидя за письменным столом в роскошной каюте на борту орбитальной станции, принадлежащей Дипломатическому Корпусу Земли, посол Спрэдли, с поджатыми губами и свирепым выражением на лице смотрел на стоящего перед ним вице-консула Джейма Ретифа.

— Далее, — сказал Спрэдли, — вы обнаружили полное непонимание основ дипломатии, грубо нарушив дисциплину, оказав неуважение старшим товарищам и продемонстрировав полное отсутствие элементарной вежливости. Ваши отвратительные манеры, ничем не оправданные нервные срывы, сопровождающиеся насилием, и почти не поддающаяся описанию наглость, а также явное превышение власти, делают невозможным ваше дальнейшее пребывание на посту агента и сотрудника Дипломатического Корпуса Земли. А следовательно, как это ни печально, я считаю своим долгом рекомендовать штаб-квартире сектора немедленно освободить вас…

Раздался приглушённый звонок коммуникатора. Спрэдли откашлялся, прочищая горло, и нажал на кнопку.

— Слушаю.

— Сообщение из штаб-квартиры сектора, господин посол.

— Да, слушаю, — повторил Спрэдли. — Читайте, но только самое главное.

— Поздравляем с беспрецедентным успехом миссии. Условия подписанного вами договора являются самым удачным решением сложнейшей проблемы в секторе Сирен, которое поможет наладить тесные и дружественные контакты Земных Штатов с Эльской империей. Вам и вашим коллегам объявляется глубочайшая благодарность. Подписано: помощник заместителя секретаря министра Твердохлобер.

Спрэдли раздраженно ткнул в кнопку пальцем и принялся перебирать бумаги на столе, изредка бросая на Ретифа косые взгляды.

— Внешнее впечатление… гм-гм… обманчиво, — произнёс он. — Сторонний наблюдатель может прийти к выводу… э-э-э… что результат, достигнутый, несмотря на… гм-мм… неверные методы… кха-кха-кха… оправдывает… э-э-э… средства. Вот. — Полномочный министр улыбнулся печальной, мудрой улыбкой. — Однако это далеко не так! — воодушевляясь, воскликнул он. — Например… — Раздался приглушенный звонок коммуникатора. — Ах, чтоб тебя, — пробормотал Спрэдли. — Слушаю.

— Прибыл мистер Т’Каи-каи. Что…

— Немедленно пригласите его ко мне. — Чрезвычайный посол посмотрел на Ретифа. — Правда, у него всего два слога в имени, но я постараюсь исправить ложное впечатление, которое могло сложиться благодаря вашим выходкам… — Раздался стук в дверь. — Надеюсь, — торопливо произнёс Спрэдли, — вы воздержитесь от того, чтобы воспользоваться преимуществами вашего положения… Войдите!

Эльский министр Протокола Т’Каи-Каи вошёл в каюту, мимоходом посмотрел на Спрэдли и повернулся к Ретифу, приветствуя его по — эльски. Обогнув стол, он остановился за креслом посла, движением руки приказал ему встать и удобно уселся.

— А у меня для вас небольшой сюрприз, Ретиф, — сообщил он на международном земном языке. — Я воспользовался обучающей машиной, которую вы ссудили Его Великолепию, и теперь могу объясняться без переводчика.

— Вот и прекрасно, — ответил Ретиф. — Уверен, что мистеру Спрэдли небезынтересно будет послушать наш разговор.

— Пусть его слушает, — милостиво согласился элянин. — Сегодня я с неофициальным визитом. — Он с любопытством посмотрел по сторонам. — Как просто вы украшаете свои помещения, но в этом есть свое суровое очарование. — Т’Каи-Каи рассмеялся эльским смехом. — О, вы, земляне, странные существа! Знаете, всякие ходили слухи. Moгy сообщить, строго между нами, что до знакомства мы считали вас дуркополыми.

— Полудурками, — безжизненным тоном поправил Спрэдли.

— Такое самообладание! Невероятно! Какое наслаждение вы доставили истинным ценителям искусства дипломатии, мне, например, своим безупречным пониманием протокола! Такое изящество! Как искусно вы игнорировали каждый наш ход, как бесподобно избегали прямых конфронтаций! Скажу по секрету, были среда нас сомневающиеся — бедные дурачки! — считавшие, что вы ничего не смыслите в этикете. Как восхищены были мы, профессионалы, в полной мере оценившие виртуозность задуманного вами плана, когда вы опрокинули стол с помоями! После этого нам оставалось только гадать, в какой форме вы окажете нам свое уважение. — Элянин гостеприимно раскрыл портсигар с оранжевыми сигарами и засунул одну из них в ноздрю. — Должен признаться, даже я не надеялся, что вы почтите Его Великолепие. О, какое удовольствие иметь дело с братьями по профессии, понимающими истинное значение протокола!

Посол попытался что-то сказать, но из его горла вырвались какие-то хриплые звуки.

— Этот человек простудился, — заявил Т’Каи-Каи. — Отойди подальше, мой милый, я очень легко заражаюсь. — Он с сомнением посмотрел на Спрэдли и вновь обратился к Ретифу: — Дорогой Ретиф! Осталось одно небольшое дело, с которым я счастлив буду покончить прямо сейчас. — Он вытащил из папки большой лист бумаги. — Его Великолепие непреклонен: никто, кроме вас, не будет аккредитован на Эле. У меня с собой постановление правительства, подтверждающее ваше назначение Генеральным Консулом.

Ретиф посмотрел на Спрэдли.

— Думаю, Дипломатический Корпус Земли даст согласие, — сказал он.

— В таком случае, я пойду. — Т’Каи-Каи встал с кресла. — Мне бы лично хотелось познакомить вас с великой империей элян, Ретиф, так что возвращайтесь поскорее. Не пожалеете!

Книга IV. ПАМЯТНАЯ ЗАПИСКА

Обладая глубочайшими знаниями в области регулирования деятельности разнообразных группировок, умело разрешая конфликтные ситуации, вызванные столкновениями различных политических взглядов, дипломаты Корпуса предотвратили войну на многих мирах. В частности, на планете Пилястра посол Магнан, используя накопленный опыт…

Том VII, пленка 43, 487 г. б. э. (2948 г. от Рождества Христова).
Сидя за столом напротив Ретифа, посол Магнан озабоченно посмотрел на него и переложил стопку бумаг с одного места на другое.

— Эту памятную записку, третью за неделю, только что передал мне Министр Культуры, — произнёс он, взяв из стопки верхний листок. — В ней говорится о фракции молодежи, которой необходим спонсор.

— Веселая молодежь, — заметил Ретиф. — Каждому дитяти не меньше семидесяти пяти лет.

— Пилястриане — долгожители, — резко сказал Магнан. — Все на свете относительно. В семьдесят пять у них переломный возраст.

— Это верно. Когда им удается переломать кому-нибудь руки или ноги, они прыгают от восторга.

— Вот именно. Вы уловили суть стоящей перед нами проблемы. В политической ситуации, сложившейся на Пилястре, молодежное движение играет большую роль, и организация шефства над группой юношей — очень ловкий дипломатический ход с моей… э-э… со стороны Посольства Земли. Когда я подал эту идею, все сотрудники миссии стали наперебой предлагать в спонсоры свои кандидатуры, намереваясь добиться повыше… гм… желаемых результатов и установить отношения с теми, кто, вполне возможно, рано или поздно войдут в правительство Пилястры. И только вы, Ретиф, старший Советник, не захотели нам помочь.

— Я убеждён, что эти хулиганы сумеют организовать любые потасовки без моей помощи, — сказал Ретиф. — Вот если б вы предложили мне стать спонсором фракции врачей, разрабатывающих средство от молодежи…

— Пилястрианам не до шуток, Ретиф, — резко оборвал его Магнан. — Фракция молодежи, именующая себя, — он посмотрел на листок, который держал в руках, — Сексуально-Спортивным Обществом Реабилитации Атлетов, сокращенно ССОРА, мечтает о спонсоре уже в течение двух недель.

— Вы хотите сказать, они ждут не дождутся, когда им предоставят помещение, купят форму и снабдят всем необходимым, чтобы они смогли делать пакости с шиком?

— Если мы не поторопимся, Посольство Гроачи нас опередит. Они очень активно участвуют в жизни страны.

— Прекрасная мысль, — сказал Ретиф. — Пусть себе опережают. По крайней мере разоримся не мы, а они.

— Глупости! Я, конечно, не могу приказать вам заняться решением этой проблемы, но… — Магнан умолк, многозначительно посмотрел на Ретифа.

Ретиф поднял бровь.

— На мгновение мне показалось, что вы собираетесь сделать недвусмысленное заявление, — сказал он.

Магнан откинулся на спинку кресла, сцепил пальцы рук на животе.

— Не будьте наивным. Дипломат с моим опытом никогда не допустит подобной ошибки.

— Мне нравятся взрослые пилястриане, — Ретиф вздохнул. — Жаль, что им приходится таскать на спинах роговой панцирь весом с полтонны. Хотел бы я знать, сможет ли современная хирургия…

— Великие небеса, Ретиф! — Магнан подпрыгнул в кресле. — Я поражен, что у вас язык повернулся затронуть столь деликатный вопрос. Разве можно проявлять любопытство по поводу физических уродств других существ?

— Мне кажется, господин посол, мало кто довольствуется тем, что отпущено ему природой. Если б это было не так, вы ходили бы, все время спотыкаясь о собственную бороду.

Магнан задрожал.

— Прошу вас, никогда не разговаривайте с пилястрианами на эту тему.

Ретиф встал из-за стола.

— Сегодня в моей программе посещение верфи. Пилястриане строят новый космический лайнер, и мне бы хотелось на него посмотреть. Так что, господин посол, с вашего разрешения…

Магнан фыркнул.

— Ваша тенденция заниматься несущественными делами настораживает меня, Ретиф. Если вы начнете работать с группами молодежи, это произведет на всех благоприятное впечатление…

— Прежде чем связываться с этими группами, неплохо бы выяснить, что они собой представляют. Кто их организовал? На Пилястре имеется три сильных политических партии: к какой из них принадлежит ССОРА?

— Вы забываете, что они, так сказать, несовершеннолетние. Политика их не интересует… пока.

— И при чем здесь Гроачи? Почему они проявляют столь неожиданный интерес к захолустному миру? Насколько я знаю, их интересуют только те дела, на которых можно как следует заработать, а на Пилястре нет ничего ценного.

— По производству стали пилястриане ненамного отстают от гроачи, — важно сказал Магнан.

— Зачем гроачи сталь, если у них есть диффузионные бомбы?

Магнан покачал головой, положил стопку бумаг на прежнее место.

— Кому они продадут бомбы в мирное время? Я предлагаю вам заняться, наконец, настоящей работой: встретьтесь с молодежью, проведите с ними несколько бесед…

— Прежде чем встретиться с одним из юнцов, — сказал Ретиф, — я должен обзавестись кастетом.


Ретиф вышел из невысокого здания Посольства Земли, остановил одну из допотопных пилястрианских машин, сел в нее, облокотился о деревянный поручень. Машина медленно поехала по городу, направляясь к верфи. Дул легкий бриз, в воздухе пахло свежей рыбой. Вдоль мощеной дороги стояли невысокие дома; несколько пилястриан возились в огородах, хрипло дыша, с трудом передвигаясь под тяжестью огромных роговых панцирей. По тротуарам шли юнцы, быстро перебирая короткими, покрытыми чешуей, ногами. Шофер — судя по золотым полосам на спине, из гильдии рабочих, — чуть увеличил скорость. Машина вкатилась в огромные ворота верфи и остановилась.

— Доставил я тебя так скоро, как сумел, — сказал шофер по-пилястриански. — Мне ведомы пути всех голоспинных: они всегда торопятся куда-то.

Ретиф соскочил с машины, протянул ему монетку.

— Тебе надо стать профессиональным гонщиком, — посоветовал он. — Ты — лихач.

Пройдя захламленную площадку, Ретиф постучал в дверь старенькой хижины. Заскрипели половицы, дверь распахнулась. На пороге стоял мощный старец с жесткой чешуей на лице.

— Пусть сон твой будет долог, — сказал Ретиф. — Если не возражаешь, я пройдусь по верфи. Мне говорили, сегодня началась сборка корпуса нового лайнера, который вы строите.

— Глубины пусть тебе приснятся, — пробормотал старец и махнул мощной рукой в направлении беспанцирных пилястриан, столпившихся у одного из подъемников. — О корпусе ж юнцы намного лучше знают меня, хранителя бумаг, не боле.

— Я тебя понимаю, дружище, — сочувственно сказал Ретиф. — Когда я гляжу на молодых, мне тоже становится грустно. Среди тех бумаг, которые ты охраняешь, нет ли, случайно, чертежей лайнера?

Сторож кивнул. Шаркая ногами, он подошел к ящикам картотеки, сунул руку в один из них, достал кипу чертежей и положил их на стол. Ретиф наклонился, стал водить пальцем по линиям…

— Что здесь делает голоспинный? — рявкнул позади него чей-то голос. Ретиф повернулся. Юнец с тяжелыми чертами лица, завернутый в мантию, стоял у открытой двери. Его желтые глаза-бусинки с чешуйчатыми веками злобно сверкали.

— Я приехал посмотреть на ваш новый лайнер, — сказал Ретиф.

— Мы не любим, когда иностранцы суют нос не в свое дело, — отрезал юнец, и в этот момент взгляд его упал на чертежи, лежавшие на столе.

Юнец зашипел от ярости.

— Безмозглый рогоносец! — заорал он, глядя на сторожа, и сделал шаг вперёд. — Пусть тебе всегда снятся кошмары! Немедленно спрячь планы корабля!

— Это я виноват, — сказал Ретиф. — Я не знал, что ваш проект — секретный.

Юнец замер на месте, неуверенно посмотрел на Ретифа.

— Кто тебе сказал, что он секретный? Зачем нам что-то скрывать?

— Именно это я и хотел бы выяснить, — ответил Ретиф.

Челюсти юнца задвигались, он растерянно помотал головой.

— Нам нечего скрывать. Мы просто строим пассажирский лайнер.

— В таком случае я просмотрю чертежи. Вдруг мне когда-нибудь захочется купить на него билет?

Ни слова не говоря, юнец повернулся и вышел. Ретиф посмотрел по сторонам, ухмыльнулся.

— Побежал звать на помощь своего старшего брата. У меня возникло такое ощущение, что мне не удастся изучить эти чертежи в спокойной обстановке. Ты не возражаешь, если я сниму с них копии?

— Конечно нет, о легконогий, — сказал старый пилястрианин. — Мне стыдно за невежливых щенков.

Ретиф вынул из кармана небольшой фотоаппарат, начал щелкать затвором.

— Чума пусть поберет юнцов проклятых, — проворчал сторож. — Наглеют, негодяи, с каждым часом.

— Почему бы вам, взрослым, не усмирить их?

— Угнаться за юнцами невозможно, к тому же поведение их странно. В былые дни мы свято чтили старцев.

— Полиция…

— Ха! — торжественно громыхнул старый пилястрианин. — Достойных нет средь них, и до сих пор мы обходились силами своими.

— А почему ты считаешь их поведение странным?

— Они, к несчастью, вожаков избрали, и одного из них зовут Темнила. Боюсь, что заговор они готовят. — Он посмотрел в окно. — Юнцы идут, а с ними — мягкотелый.

Ретиф сунул фотоаппарат в карман, выглянул в окно. К избушке подходила группа юнцов во главе с гроачи, голову которого украшал причудливый разноцветный гребешок.

— Военный атташе из посольства гроачи, — задумчиво сказал Ретиф. — Интересно, что общего у него с юнцами? Какую новую пакость они готовят?

— Ты прав, они сошлись не для того, чтобы прославить наше государство. Беги, проворный, торопись, а я тем временем вниманье отвлеку их.

— Уже ухожу. Но только куда?

— Вот черный ход. — Сторож вытянул руку. — На наших берегах желаю отдохнуть тебе душою, — добавил он и подошел к двери.

— Спасибо, дружище, — сказал Ретиф. — Я тоже тебе этого желаю.

Он вышел во двор, остановился и, когда из избушки до него донеслись разгневанные голоса, зашагал к воротам.


Прошел час, наступил второй вечер третьего цикла. Ретиф вышел из технической библиотеки посольства, открыл дверь в свой кабинет, включил свет. На его столе под пресс-папье лежала записка:

«Ретиф! Вам надлежит присутствовать на дипломатическом обеде в первый вечер четвертого цикла. Состоится короткая, по, надеюсь, торжественная церемония назначения спонсора ССОРА. Это событие будет надлежащим образом отражено в прессе, так как, несмотря на занятую вами позицию, я пригласил журналистов из многих газет и журналов».

Ретиф фыркнул, посмотрел на часы: до приема оставалось совсем мало времени. Можно было успеть разве что доехать до дома на тихоходном пилястрианском транспорте, переодеться и вернуться обратно.

Выйдя из посольства, Ретиф сел в местный автобус, прошел назад, остановился на площадке, глядя на Бету — желтое солнце, поднимающееся над горизонтом. На море сейчас начался прилив, вызванный основным солнцем и тремя лунами; соленый воздух был свеж и прохладен. Ретиф поежился, поднял воротник куртки. Через полчаса, когда взойдет первое полуденное солнце, нечем будет дышать, но от этой мысли Ретифу не стало теплее.

В автобус вошли два юнца. Не глядя по сторонам, они решительным шагом направились к задней площадке. Ретиф внимательно посмотрел на них, отошел от поручней, чуть напряг мышцы.

— Ближе не подходите, дети, — громко сказал он. — На этой телеге куча свободных мест, а я хочу помечтать в одиночестве.

— Нас интересует некая пленка, — глубоким, отнюдь не юношеским голосом пробормотал юнец, шедший впереди. Двигался он неуклюже, фигуру его скрывал просторный, наглухо застегнутый плащ. Видимо, скоро ему предстояло стать взрослым.

— Я не люблю повторять, — сказал Ретиф. — Вы мне мешаете.

Два юнца подошли ближе; их узкие рты были перекошены злобой. Ретиф выставил ногу, зацепил ею за чешуйчатую голень юнца-переростка, сильно толкнул его в грудь. Неуклюжий пилястрианин взмахнул руками и свалился, как сноп. В ту же секунду Ретиф перескочил через его тело и спрыгнул с автобуса, в то время как второй юнец атаковал место, на котором Ретиф только что стоял. Землянин весело помахал рукой незадачливой парочке, вскочил в кузов первой попавшейся машины. Юнцы медленно вышли из автобуса и, повернув крохотные головы, глядели, как их предполагаемая жертва удаляется в неизвестном направлении.

Зачем им понадобилась пленка? Ретиф достал сигару, раскурил ее. Как бы то ни было, они опоздали. Пленка находилась в архиве посольства, снимки в фотокартотеке. Чертежи пассажирского лайнера, как выяснилось, были идентичны чертежам боевого крейсера Марк XXXV, использовавшегося Соглашателями двести лет назад. И хотя ведущие галактические державы никогда не взяли бы это старье на вооружение, в захолустье крейсер являлся силой, с которой нельзя было не считаться.

Но откуда эти двое узнали о пленке? Когда он снимал чертежи, в избушке, кроме сторожа, никого не было, а Ретиф мог бы поклясться, что старый пилястрианин ничего им не сказал.

Если, конечно, его не заставили…

Ретиф нахмурился, выбросил сигару за борт, подождал, пока машина замедлит ход у очередной лужи, соскочил на землю и пошёл на верфь.


Дверь, сорванная с петель, была прислонена к стене. Ретиф заглянул в избушку. По всему было видно, что старик не сдался без боя.

След от мешка, который волочили по земле, — или нечто очень на него похожее, — начинался у черного хода избушки и заканчивался, как оказалось, у пакгауза.

Ретиф посмотрел по сторонам. Стоял полдень четвертого цикла, рабочие нежились в мелких водах пруда. Вытащив из кармана небольшой инструмент с несколькими лезвиями, Ретиф начал ковыряться в замке. Услышав щелчок, он приоткрыл дверь и осторожно зашел внутрь.

Перед ним лежали сваленные в кучу тюки. Ретиф включил потайной фонарик, расположенный в ручке инструмента, внимательно осмотрелся. Несколько тюков казались примятыми, рядом с ними на полу не было пыли. Не задумываясь, Ретиф полез наверх. В круглом углублении, образованном рядами тюков, лежали связки тряпья, а среди них — старый пилястрианин с мешком на голове.

Ретиф быстро спрыгнул вниз, перерезал веревки, стягивающие мешок, снял его, отбросил в сторону.

— Это я, дружище, — сказал он. — Незнакомец, который сунул нос не в свое дело.

Старик задрыгал кряжистыми ногами, попытался встать, вновь упал на кучу тряпья.

— Будь прокляты те колыбели, которые укачивали их, — проревел он. — Но помоги мне на ноги подняться, и отомщу я юному Темниле. Он от меня не скроется нигде. Я буду следовать за ним повсюду, найду в бездонной тине Моря Пыток, коль он надумает туда бежать.

— Как же я помогу тебе встать? Может, позвать кого-нибудь?

— О, нет. Коварные юнцы неподалеку. Я не хочу, чтоб ты расстался с жизнью.

— Сомневаюсь, что они пойдут на убийство.

— Ты плохо знаешь их. — Старый пилястрианин повернул голову. — Взгляни сюда. Будь кожа у меня чуть-чуть потоньше…

Ретиф посветил фонариком. Из глубокой царапины на шее старика сочилась пурпурная кровь. Раздался звук, напоминающий крик тюленя: пилястрианин тихонько рассмеялся.

— Предателем они меня назвав, пилили долго лезвием по шее, но тщетны оказались их попытки. Тогда они меня, как тюк, связали, мешок надели на голову старый и удалились, обещав вернуться с оружьем, чтобы жизнь мою забрать.

— С оружием? Я думал, оно запрещено…

— Их гений злой, тот самый мягкотелый, достанет негодяям что угодно. Он дьяволу огонь доставит в ад, коль выгоду почувствует свою.

— Опять гроачи, — пробормотал Ретиф. — Интересно, что ему нужно?

— Признаться должен я, о чужеземец, что я сказал, зачем ты приходил, пока не знал их замыслов преступных. Поведать я могу тебе о многом, но умоляю, помоги мне встать: воспользуйся стоящей здесь лебедкой.

Следуя указаниям пилястрианина, Ретиф зацепил его крюком за панцирь, привел лебедку в действие. Огромный старец медленно поднялся в воздух, затем начал опускаться, двигая руками и ногами, как краб клешнями. В нескольких сантиметрах от пола он сорвался с крюка, шлепнулся на живот и медленно поднялся на ноги.

— Благодарю тебя, о легконогий, — сказал он. — Отныне телочки чудесные мои принадлежат тебе в такой же мере, как мне, и это так же верно, как то, что Гонг меня зовут с рожденья.

— Очень приятно, Гонг. Меня зовут Ретиф. Я рад буду познакомиться с твоими дамочками, но в данный момент мне бы хотелось выбраться отсюда как можно скорее.

Гонг небрежно оперся могучей спиной о ряд тюков с высушенными водорослями, напряг мышцы. Огромная кипа заколебалась, медленно сдвинулась с места.

— Я многотерпелив, но в гневе преследую врагов неумолимо, — торжественно произнёс он. — Остерегись, Темнила!

— Постой, — внезапно сказал Ретиф и принюхался. — Чем это пахнет? — Он посветил фонариком на пол, увидел темное пятно. — Какой груз здесь хранился, Гонг? И где он сейчас?

Гонг задумался.

— Канистры здесь стояли. — Старый пилястрианин вздохнул. — Покрашенные в страшный цвет зеленый, четыре невысокие канистры — их привезли сюда вчера гроачи. Когда же тьма настала в первый вечер второго цикла, несколько юнцов канистры погрузили на корабль с названием очень странным: «Скальный Мох».

— Космический скуттер ДКЗ для особо важных персон. Не знаешь, кто должен на нем лететь?

— Неведомо мне это, и роли не играет никакой. Давай потом с тобой обсудим грузы, сначала отомстить юнцам я должен.

— Не торопись, Гонг. Только одно вещество перевозится в канистрах и пахнет так, как это пятно на полу. Я говорю о титаните, взрывчатая сила которого не меньше, чем у некоторых ядерных устройств.

Бета садилась за горизонт, когда Ретиф и запыхавшийся Гонг подошли к трапу, ведущему в открытый люк дипломатического скуттера «Скальный Мох». Рядом с трапом стояла сторожевая будка. Гонг заглянул в нее, укоризненно покачал головой.

— Какие времена! Ушел с поста охранник и дрыхнет в тине, в этом нет сомненья!

— Поднимемся на борт, — предложил Ретиф.

На скуттере было тихо, горел мягкий свет. На полу стояла большая коробка, валялись ролики, а рядом с ними — два железных лома, вносящие диссонанс в картину роскоши и комфорта. Гонг порылся в коробке, пожал плечами.

— Как любопытно. Что это такое? — спросил он, доставая желто-зеленую пилястрианскую мантию, металлический браслет и пачку каких-то документов.

— Желтое с зеленым, — пробормотал Ретиф. — Цвета какой-то политической партии…

— Сего не знаю. — Гонг посмотрел на браслет и протянул его Ретифу. — А здесь есть буквы.

— ССОРА, — прочитал Ретиф и посмотрел на своего спутника. — Нам надо как можно скорее попасть в посольство.

Проходя мимо сторожки, Ретиф услышал какой-то звук и, не оглядываясь, отпрянул в сторону. Пилястрианин, пытавшийся на него напасть, пробежал по инерции несколько шагов и попал в объятия Гонга, страстно прижавшего юнца к своей груди.

— Неплохая добыча. Гонг, — заметил Ретиф. — Откуда он взялся?

— Навозный жук скрывался за сторожкой, — прогрохотал старый пилястрианин. Юнец изо всех сил колотил руками и ногами по роговому панцирю, но Гонг, казалось, не замечал этого.

— Держи его крепче, — посоветовал Ретиф. — По-моему, он собирается тебя укусить.

— Не бойся. Я неуклюж, конечно, но все еще не жалуюсь на слабость.

— Спроси у него, куда они спрятали титанит.

— Вопрос ты понял, слабоумный червь? — проревел Гонг. — Изволь тотчас ответить мне, паршивец, иль я тебя сломаю, как тростинку!

Юнец захрипел.

— Если ты не хочешь выдавить из него сок, — сказал Ретиф, — ослабь немного свои объятия.

Гонг поднял пленника высоко над головой и со всего размаху швырнул его об землю. Стекла в сторожке задрожали. Юнец глядел на своего мучителя злобным взглядом и лязгал челюстями.

— Он — один из тех, кто на меня напал в моей избушке, — пояснил Гонг. — В содеянном грехе себя кляня, немедленно он все расскажет старцу.

— Он же пытался познакомиться со мной в автобусе, — сообщил Ретиф. — Шустрый мальчик.

Юнец, встав на четвереньки, бросился наутек. Ретиф наступил на полу длинного плаща; ткань с треском порвалась, обнажив спину пилястрианина.

— Клянусь Яйцом Великим! — воскликнул Гонг. — Ведь это не юнец! Куда ж исчез его гигантский панцирь?

Ретиф задумчиво посмотрел на спину, испещренную шрамами.

— Я думал, он только начинает стареть, а оказывается…

— Но это невозможно! — растерянно вскричал Гонг. — Из панциря идут под кожу нервы, и самые великие хирурги бессильны отделить его от тела и жизнь пациенту сохранить.

— Тем не менее, факт налицо. Я предлагаю тебе захватить с собой этого дитятю и убраться отсюда как можно скорее. Его друзья могут появиться здесь с минуты на минуту.

— Слишком поздно, — сказал Гонг. Ретиф повернулся. Из-за сторожки вышли трое юнцов.

— Похоже, ССОРА сегодня разбушевалась, — сказал Ретиф. — А где ваш закадычный друг? — обратился он к приближающейся троице. — Где ваш маленький петушок с глазами на палочках? Небось отсиживается в своем посольстве, радуясь, что святые простачки делают за него всю грязную работу?

— Укройся за моей спиной, Ретиф, — громыхнул Гонг.

— Ату их, дружище! — Ретиф наклонился, подобрал с земли тяжелый железный прут. — Я буду прыгать и отвлекать их внимание!

Гонг заревел и набросился на незрелых пилястриан. Они попытались окружить его… один из них споткнулся, упал. Ретиф взмахнул железным прутом, который он только что так удачно засунул между ног первому нападавшему, и ударил второго по голове. Юнец передернул плечами, повернулся, и в этот момент Гонг обхватил его сзади и отшвырнул к сторожке.

Ретиф нанёс второй удар, третий… Юнец растянулся на земле, по лицу его медленно текла пурпурная кровь. Двое оставшихся в строю членов ССОРА торопливо удалились, прихрамывая на ходу.

Тяжело дыша, Ретиф бросил железный прут на землю.

— У молодых — чугунные головы, — сказал он. — Хорошо бы как следует их проучить, но время не ждет. Не знаю, кого гроачи собирались взорвать, но они играют только по крупному, а четырех канистр титанита достаточно, чтобы скуттер разнесло на мелкие кусочки и пассажиры превратились в атомную пыль.

— Их заговор сорвался, — прогремел Гонг. — Но для чего им это было надо?

— Гроачи что-то готовят. И мне кажется, они не посвятили ССОРА в свои планы.

— А кто вожак у них? — Гонг пнул ногой поверженного юнца. — Ответь мне, соня!

— Не возись с ним, Гонг. Свяжем их обоих и оставим здесь. Я знаю, где можно найти вожака, о котором ты говоришь.


Банкетный зал с низким потолком был переполнен. Ретиф обежал взглядом столы, высматривая бледные лица землян, сидящих рядом с огромными, навечно закованными в панцири, пилястрианами. На другом конце зала Магнан встал с кресла, помахал рукой. Воздух вибрировал: музыка, не воспринимаемая человеческим слухом, звучала в инфразвуковом диапазоне. Ретиф подошел к Магнану, сел рядом с ним.

— Извините меня за опоздание…

— Для меня большая честь, что вы вообще соизволили прийти, — ледяным тоном произнёс Магнан и повернулся к пилястрианину, сидевшему по его левую руку. — Какая прекрасная музыка, господин министр! Она просто чарует! Сколько в ней веселья и радости!

Старец уставился на него глазами-бусинками.

— Вы присутствуете на панихиде. Исполняется национальный Плач Скорби по Невылупившимся из Яйца, — сказал он на международном земном языке.

— О, — сказал Магнан, — как это интересно. Классический подбор инструментов.

— Соло для дрюна, — сообщил министр, подозрительно глядя на посланника Земли.

— Почему бы вам не сознаться, что вы не слышите никакой музыки? — громким шепотом спросил Ретиф. — И если вам нетрудно уделить мне минутку внимания…

Магнан откашлялся.

— Теперь, когда мистер Ретиф, наконец, почтил нас своим присутствием, можно начать церемонию назначения спонсора…

Положив локти на стол, Ретиф наклонился к Министру Культуры Пилястры.

— Что вы знаете об этих молодежных группировках, которые называют себя ССОРА, господин министр? — спросил он.

— Ничего, — громыхнул старец. — По мне всех юнцов, пока они не отрастят панцирей и не научатся отвечать за свои поступки, надо держать в загонах вместе со скотом.

— Нельзя забывать о том, что энергию молодых необходимо рационально использовать, — назидательным тоном заявил Магнан.

— В трудовых лагерях, — отрезал министр. — В дни нашей юности нас отдавали в бригады, вычерпывающие ил со дна морей. Я сам не один год волочил драгу.

— Сейчас не старые времена. На нас лежит обязанность позаботиться о молодом поколении, чтобы потом юнцы с радостью вспоминали золотые часы своего счастливого детства.

Министр фыркнул.

— На прошлой неделе, в один из золотых часов, они окружили меня и закидали переспелыми фруктами навозного дерева.

— Нормальное проявление чисто детской несдержанности! — вскричал Магнан. — Присущая им чувствительность…

— В том хаме, который только что сюда зашел, — министр ткнул вилкой в сторону стоявшего на пороге юнца, — чувствительных мест не найти даже с помощью взрывчатки.

— Да ведь это наш почетный гость, — сказал Магнан. — Очень милый юноша. Кажется, его зовут Чернила…

— Темнила, — поправил Магнана Ретиф. — Девять футов подлости и наглости. Господин посол, я…

Магнан поднялся на ноги, постучал по хрустальному бокалу. Все пилястриане, почувствовав неприятные для себя ультразвуковые колебания, наморщили лбы, начали возбужденно переговариваться. Магнан постучал громче. Министр втянул голову в плечи, закрыл глаза. Несколько старцев встали из-за стола, пошли к выходу. В зале стало шумно. Магнан застучал по бокалу с удвоенной силой; хрусталь разбился с мелодичным звоном, зеленое вино растеклось по скатерти.

— Во имя Великого Яйца! — пробормотал министр и глубоко вздохнул.

— Я приношу свои глубочайшие извинения… — Магнан судорожно схватил салфетку, принялся тыкать ей в расползшуюся лужу.

— Жаль, что бокал разбился, — заметил Ретиф. — Через минуту вы бы очистили зал от публики, и тогда, быть может, мне удалось бы сказать вам несколько слов. Дело в том, господин министр, — продолжал он, обращаясь к пилястрианину, — что мне необходимо проинформировать вас о…

— Внимание! — громко сказал Магнан, вновь поднимаясь на ноги. — Прибыл наш почетный гость, и комиссия по назначениям тоже в сборе. Я рад объявить, что мистер Ретиф, Советник нашей Миссии, прошел жесточайший отбор, а затем победил в конкурсе кандидатов, претендующих стать спонсорами молодежных групп.

Ретиф дернул Магнана за рукав.

— Подождите меня представлять, — попросил он. — Я хочу появиться неожиданно — это создаст необходимый драматический эффект.

Магнан одобрительно посмотрел на него сверху вниз.

— Наконец-то вы начали входить во вкус дела, — прошептал он и вновь повернулся к своей аудитории. — Я приглашаю высокого гостя подняться вместе со мной на трибуну… Репортеры наверняка захотят снять церемонию презентации…

Он вышел из-за стола, направился к невысокому помосту, расположенному в центре зала, забрался на него и встал рядом с молодым пилястрианином, ослепительно улыбаясь в ближайшую камеру.

— Я счастлив, что мне еще раз представился случай выразить глубочайшее удовлетворение во поводу того, что молодежные группы, наконец, обретают спонсора, — медленно произнёс он, следя за журналистами, строчащими в блокнотах. — Мы гордимся тем, что с этой минуты будем иметь отношение к тем великим делам, которые ССОРА совершит в ближайшие годы… — Магнан умолк, глядя, как мощный старец вскарабкался на платформу с другой стороны и остановился позади почетного гостя, который кивал головой направо и налево, не замечая ничего и никого вокруг.

В то же самое время Ретиф протискался через толпу и остановился прямо перед Темнилой. Тот уставился на него, вздрогнул, выпрямился во весь рост.

— Ты меня знаешь. Темнила, — громко сказал Ретиф. — А я слышал о тебе от старца по имени Гонг перед тем, как ты попытался отрубить ему голову. Помнишь? Это было в той самой избушке, где я просматривал чертежи боевого крейсера, который вы строите.

Взревев от ярости, Темнила протянул к Ретифу руки и придушенно вскрикнул, когда Гонг обхватил его сзади и оторвал от пола.

— Я рад, что репортеры решили сегодня прийти к нам на прием, — сказал Ретиф, обращаясь к растерявшимся журналистам. — Дело в том, что Темнила, являясь начальником верфи, решил построить боевой крейсер и договорился с одним ловкачом из посольства гроачи о поставках оружия и амуниции. Впоследствии, как я предполагаю, ССОРА намеревалась захватить власть на Пилястре, а также, под руководством своих союзников гроачи, развязать ограниченную межзвездную войну с Фламинго или другим близлежащим миром.

Магнан обрёл дар речи.

— Вы что, с ума сошли, Ретиф? — закричал он срывающимся голосом. — За ССОРУ поручилось Министерство Молодежных Дел!

— Это министерство давно пора упразднить, — сказал Ретиф и посмотрел на Темнилу. — Хотел бы я знать, замешан ли ты в организации диверсии, которая должна была состояться сегодня вечером? После взрыва скуттера «Скальный Мох» нашлось бы множество улик, говорящих о причастии к этой акции ССОРА Гроачи немедленно направили бы ноту протеста в Главное Управление, обвинив в происшедшем посольство Земли, которое назначило спонсора фракции молодежи.

— «Скальный Мох»? — удивленно произнёс Магнан. — Но, ведь… Ретиф! Этого быть не может! Группа ССОРА собиралась отправиться завтра на нем в круиз!

Внезапно Темнила взревел, рванулся изо всех сил. От неожиданности Гонг ослабил захват, и в мгновение ока пленник оказался на свободе. Спрыгнув с платформы, он кинулся к выходу из зала, ловко увертываясь от неуклюжих старцев. Магнан смотрел на него, раскрыв рот.

— Гроачи, как всегда, вели двойную игру, — сказал Ретиф. — После того, как цель их была бы достигнута и земляне опорочены, они намеревались избавиться от юнцов.

— Что вы стоите как истукан? — взвыл Магнан, сверкая глазами. — Если этот Темнила — главарь банды, его необходимо обезвредить! — Он попытался спрыгнуть с платформы; Ретиф едва успел схватить его за руку.

— Подождите! У вас столько же шансов выйти из зала, как у рыбы — вырваться из сети. Разве вы не видите, что здесь творится?

Минут через десять толпа начала потихоньку расходиться.

— Теперь пройти мы сможем, — сказал Гонг по-пилястриански. — Смелей, вперёд!

Он осторожно слез с платформы и пошёл к дверям, расталкивая старцев мощными плечами. Ретиф и Магнан шли за ним следом.

В вестибюле Ретиф схватил телефонную трубку, набрал номер. Никто не ответил. Он набрал другой номер…

— Безнадежно. — Подождав несколько секунд, Ретиф бросил трубку. — Придется ловить машину.

Альфа, голубое солнце, едва проглядывало из-за низких облаков. Плоские тени лежали на грязной улице. Ретиф, Магнан и Гонг остановили невысокий грузовик, забрались в кузов. Гонг, кряхтя, сел на деревянный пол, заскрипевший под его тяжестью.

— О, как бы я хотел избавиться от ноши, как тот юнец фальшивый, червь никчемный, — со вздохом сказал он. — Мне вскоре предстоит уйти на отдых, где не дадут мне никакой работы и будут лишь кормить один раз в сутки. Ждет каждого из нас судьба такая, и рыбака, и первого министра. Нет! Лучше быть на берегу песчинкой, чем праздно проводить тысячелетья и ощущать при том свою никчемность.

— Вот что, — сказал Ретиф. — Вы с Гонгом поезжайте в полицейское управление, а я сойду. Хочу проверить одну свою догадку. И возвращайтесь поскорее, на тот случай, если она, к великому моему сожалению, подтвердится.

— Что?.. — ошарашенно спросил Магнан.

— Иди, Ретиф. Пусть путь твой будет легок, — сказал Гонг.

Машина проезжала мимо ворот верфи. Ретиф соскочил на землю, побежал к космическому скуттеру. В сторожке по-прежнему никого не было. Двое связанных юнцов куда-то исчезли.

— Плохо жить в захолустье, — пробормотал Ретиф. — Полиция бездействует.

— Он спрятался за сторожку и стал ждать. Альфа светила, но не грела. Было холодно…

Судя по грохоту, внезапно раздавшемуся у трапа, там столкнулись два танка. Ретиф осторожно выглянул из-за угла, увидел гиганта-Гонга, сцепившегося с высоким, мощным пилястрианином. Крохотная фигурка сбежала с трапа, обогнула сражавшихся, помчалась к воротам. Ретиф сделал шаг вперёд и схватил улепетывающего со всех ног гроачи.

— Привет, Йиф, — вежливо сказал он. — Что за спешка?

— Отпустите меня, Ретиф, — прошипело бледнолицее существо. — Эти бегемоты подрались, потому что не смогли решить, кто из них должен разорвать меня на части!

— Я их понимаю. Попробую что-нибудь для вас сделать… не бесплатно, разумеется.

— Я обращаюсь к вам, — хрипло прошептал Йиф, — как к собрату-дипломату, собрату-инопланетянину, собрату-мягкотелому.

— Почему бы вам не обратиться к Темниле, как к собрату-конспиратору? Сидите смирно, и, может, мне удастся сохранить вам жизнь.

Гигант поднял своего соперника в воздух и швырнул об землю.

— Того, кто победил, зовут Гонг, — сообщил Ретиф. — Хотел бы я знать, с кем он подрался и, главное, зачем?

Гонг взял неподвижно лежащего пилястрианина за ноги и поволок его к трапу. Ретиф подтолкнул Йифа к сторожке.

— Спрячьтесь и не вздумайте улизнуть. Все равно я бегаю быстрее вас. Оставайтесь на месте, а я пойду, посмотрю, в чем там дело. — Он вышел из-за сторожки и окликнул Гонга.

Пыхтя, как паровоз, старец бросил свою жертву и подошел к Ретифу.

— Приветствую тебя, о легконогий! — воскликнул он. — Решил проверить ты свою догадку, а я — свою. По улице мы проезжали тихо, когда навстречу нам попался старец: он странным показался мне каким-то. Решил я проследить, куда пойдет он, — и, посмотри! — ведь это же Темнила, надевший на себя специально панцирь! Теперь, Ретиф, мне многое открылось!

Ретиф присвистнул.

— Значит, юнцы вовсе не такие молодые, какими они хотели казаться. Похоже, кто-то облагодетельствовал нескольких пилястриан за счет всех остальных.

— Не кто иной, как мягкотелый это, — сказал Гонг. — Давай его сюда, Ретиф, я видел, как ты его поймал. Не медли.

— Подожди, Гонг. Не горячись…

Старец ухмыльнулся, подмигнул Ретифу одним глазом и взревел:

— Я должен отомстить! И я проверю, насколько мягок этот мягкотелый! Ту слизь, в которую он превратится, я разолью по маленьким бутылкам, чтоб каждый из родных сей мерзкой твари имел возможность схоронить останки!

Ретиф увидел краешком глаза какое-то движение, бросился за гроачи вдогонку, поймал его футов через пятьдесят и за шиворот подтащил к Гонгу.

— Я передаю его тебе из рук в руки, Гонг, — сказал он. — Мне известно, какое огромное значение придаете вы, пилястриане, ритуальной мести.

— Пощады! — просипел Йиф, и тонкие трубочки, на концах которых были расположены его глаза, закачались из стороны в сторону. — У меня дипломатическая неприкосновенность!

— Но я не дипломат! — прогрохотал Гонг. — С чего ж начать мне? Пожалуй, с этих неприличных глаз, которые вращаются все время…

— Послушай, мне пришла в голову блестящая мысль! — воскликнул Ретиф. — Может, ты откажешься — в виде исключения, разумеется, — от мести, если Йиф обещает построить на вашей планете Медицинский Центр, где хирурги-гроачи будут избавлять старцев от панцирей?

Гонг заколебался, неуверенным тоном произнёс:

— Ты только посмотри на эти глазки! Какое наслажденье получу я, срывая их по очереди каждый?

— Ссоглассен, — прошипел Йиф. — Клянуссь, самые лучшие наши хирурги… миллионы хирургов… новейшее оборудование…

— О, не ужель мечте моей не сбыться? Хочу я посидеть на негодяе, услышать, как трещат, ломаясь, кости под грузом тела моего большого!

— Ты станешь легче перышка, — прошептал Йиф. — Будешь порхать, как птичка. Возрадуешься, обретя вторую молодость…

— А может, хоть один глазок мне вырвать? Ведь у него останется четыре…

— Играй по правилам, — сказал Ретиф.

— Ну, ладно.

— Вот и договорились. — Ретиф повернулся к гроачи. — Йиф, вас отпускают под честное слово дипломата, инопланетянина и мягкотелого. Хирургическое искусство гроачи станет экспортом, от которого они получат куда больше выгод, чем от продажи оружия. Взамен Гонг откажется от намерения посидеть на вас, а я не подам на гроачи в суд за вмешательство во внутренние дела независимого иностранного государства.

За спиной Гонга послышались какие-то звуки. Скидывая с себя тяжелый панцирь. Темнила встал на ноги… и в это время Гонг схватил его, поднял высоко над головой и понес к открытому люку скуттера.

— Эй! — воскликнул Ретиф. — Что ты делаешь?

— Я разберусь с ним сам, Ретиф, не бойся. Получит то, что заслужил, Темнила. Хотел он путешествовать в комфорте? Исполнится сейчас его желанье!

— Там титанит!

— Не становись мне поперек дороги и знай, Ретиф, теперь мне не до шуток. Он — мой, и я не откажусь от мести. — Гигант-пилястрианин, продолжая держать свою ношу высоко над головой, исчез в открытом люке.

— Гонг по-настоящему разозлился, — заметил Ретиф, обращаясь к гроачи, выпучившему все свои пять глаз и находившемуся в полуобморочном состоянии.

— К сожалению, у меня слишком мало сил, чтобы помешать ему исполнить задуманное. Впрочем, будем надеяться, он просто решил напугать Темнилу до смерти.

Гонг вышел из люка, спустился но трапу.

— Что ты с ним сделал? — спросил Ретиф.

— Нам лучше удалиться поскорее, — громыхнул Гонг. — Тот, кто стоит в пятидесяти ярдах от звездолета, что стартует в космос, расстаться с жизнью может моментально.

— Ты хочешь сказать…

— Автопилот настроен на планету, где мягкотелые живут гроачи. Последний сон Темнилы будет долог.


— Красиво рвануло, — сказал Ретиф. — Впрочем, вы, должно быть, сами видели…

— Ничего я не видел! — возмущенно произнёс Магнан. — Как я ни увещевал этого Ганга… Донга…

— Гонга.

— …грубиян замотал меня в мой собственный плащ и положил под какое-то дерево. Вне всякого сомнения я упомяну о столь неслыханном нарушении этикета в ноте протеста, которую вручу Министру Иностранных Дел. — Магнан сделал пометку в блокноте.

— Что-нибудь говорят о постройке нового Медицинского Центра?

— Благороднейшее, великодушнейшее начинание! — вскричал Магнан. — Честно говоря, я был просто поражен! Мне кажется, мы судили гроачи слишком строго.

— Я слышал, в Министерстве Молодежных Дел разразился скандал. Если верить слухам, фракция молодежи распущена.

Магнан откашлялся, зашелестел бумагами.

— Я… э-э… объяснил репортерам, что вчерашнее…

— Фиаско.

— …недоразумение было вызвано необходимостью спровоцировать подозреваемых, чтобы вывести их на чистую воду. Что же касается взрыва дипломатического скуттера для особо важных персон и предполагаемой гибели Темнилы…

— Пилястриане все понимают, — сказал Ретиф. — И у них действительно существует ритуальная месть. Йифу крупно повезло: на нем не было крови. Это единственное, что его спасло.

— Гроачи воспользовались дипломатическими привилегиями и нарушили закон, — сказал Магнан. — Мне думается, нота протеста… нет, лучше неофициальная памятная записка…

— Автопилот скуттера был настроен на планету гроачи, — перебил его Ретиф. — Взрыв произошел после того, как «Скальный Мох» лег на заданный курс. Примерно через месяц-другой осколки корабля прибудут по месту назначения. Я думаю, эту памятную дату гроачи сами запишут в своих календарях и впредь будут шарахаться от Пилястры, как черт от ладана.

— Но нелегальное использование…

— К тому же, чем меньше вы составите бумаг, тем труднее будет упрекнуть вас в каком-нибудь недоразумении, если что-то переменится.

— Это верно. — Магнан поджал губы. — Вот теперь вы мыслите конструктивно, Ретиф. Мы еще сделаем из вас настоящего дипломата. — Он снисходительно улыбнулся.

— Сегодня вам не удастся испортить мне настроение. — Ретиф встал из-за стола. — Я беру отпуск на две недели… если, конечно, вы не возражаете, господин посол. Мой друг, Гонг, обещал показать мне один южный остров, где прекрасно ловится рыба.

— Но нас ждут неотложные дела! Я считаю необходимым взять шефство над группировкой Самых Старых Старцев…

— На меня не рассчитывайте. Когда я слышу о группировках, меня начинает тошнить.

— Что вы, Ретиф! В конце концов дипломатов тоже можно считать своего рода группировкой.

— Вот-вот. Вы правильно меня поняли.

С открытым от изумления ртом Магнан смотрел в спину Ретифу, вышедшему в коридор и закрывшему за собой дверь.

Книга V. ПОЛИТИКА

«…Преданные своему делу профессиональные полевые сотрудники Корпуса были выше того, чтобы позволять внешнему виду партнеров мешать выполнению своих профессиональных обязанностей, и неослабно применяли просвещенные концепции, разработанные в ШК Корпуса глубоко и далеко мыслящими группами Высшего Уровня, беспрестанно трудившимися в подземных пещерах, выковывая дух дружбы между разумными существами. Действенность тесных культурных связей вкупе с дружной работой миссии была крайне эффективно продемонстрирована преданным исполнением своих обязанностей административным помощником Иоландой Мойл, и. о. консула на Гроаке, укрепившей достойное и заслуженное положение Корпуса, основы которого заложил ее предшественник консул Ваффл…»

Т. VII, катушка 98, 488 г. а. э. (2949 г. н. э.)
— «Консул Земных Штатов, — диктовал Ретиф, — свидетельствует о своем почтении и т. п. Министерству культуры Гроакской Автономии и, в связи с присланным вышеупомянутым министерством приглашением посетить сольный концерт интерпретирования гримас, имеет честь выразить глубокое и искреннее сожаление ввиду невозможности…»

— Вам никак нельзя отвергать это приглашение, — решительно воспротивилась административный помощник фройляйн Мойл. — Я переделаю так: «с удовольствием принимает».

Ретиф выдохнул облачко сигарного дыма.

— Фройляйн Мойл, — напомнил он, — за последнюю пару недель я пережил шесть легких концертов, четыре покушения на камерную музыку и Бог знает сколько разных фольклорных ансамблей. С тех пор, как я здесь нахожусь, у меня не было ни секунды свободного времени.

— Это вовсе не повод обижать гроаков, — резко сказала фройляйн Мойл. — Консул Ваффл никогда бы…

— Ваффл отбыл отсюда три недели назад, — напомнил Ретиф. — Оставив руководить земной миссией меня.

— Хм! — бросила фройляйн Мойл, отключая диктопринтер. — Я, безусловно, не знаю, под каким предлогом отказать министру.

— Да забудьте вы о предлогах, просто скажите ему, что меня там не будет. — Он встал.

— Вы уходите? — поправила очки фройляйн Мойл. — Мне нужно, чтобы вы подписали несколько важных писем.

— Что-то не припоминаю, чтобы я диктовал сегодня какие-то письма, — усомнился Ретиф, надевая легкий плащ.

— Я составила их за вас. Они именно таковы, какими их захотел бы видеть консул Ваффл.

— Вы что, писали за Ваффла все его письма, фройляйн Мойл?

— Консул Ваффл был человек крайне занятый, — чопорно ответила фройляйн Мойл. — Он вполне доверял мне.

— Поскольку я отныне сокращаю культурную программу, то буду не столь занят, как мистер Ваффл.

— Хм! Можно мне спросить, где вы будете, если что-то произойдёт?

— Я отправляюсь в Архив Министерства иностранных дел. Фройляйн Мойл моргнула за толстыми линзами очков.

— С какой целью?

Ретиф задумчиво посмотрел на нее и сказал:

— Вы пробыли на Гроа четыре года, фройляйн Мойл. Что стояло за государственным переворотом, который привел к власти нынешнее правительство?

— Я, ясное дело, не встревала в…

— А что вам известно насчёт того земного крейсера, исчезнувшего где-то в этих краях лет десять назад?

— Господин Ретиф, это именно те вопросы, которых мы избегаем касаться в разговорах с гроаками. Искренне надеюсь, что вы не собираетесь открыто вторгаться…

— Почему бы и нет?

— Гроаки очень чувствительный народ. Они не принимают с распростертыми объятиями инопланетных копателей в грязном белье. С их стороны достаточно любезно вообще позволить нам загладить тот факт, что земляне как-то подвергли их глубокому унижению.

— Вы имеете в виду, когда прибыли искать крейсер?

— Лично мне стыдно за примененную тогда тактику произвола. Этих невинных созданий допрашивали с пристрастием, словно настоящих преступников. Мы стараемся не бередить эту рану, господин Ретиф.

— Однако крейсер так и не нашли, не правда ли?

— Уж во всяком случае, не на Гроа,

— Спасибо, фройляйн Мойл, — поблагодарил Ретиф и кивнул. — Я вернусь прежде, чем вы закроете офис.

Когда он закрыл дверь, на тощем лице административного помощника пролегли морщины мрачного неодобрения.


Глядя сквозь зарешеченное окошечко, бледнолицый гроак страдальчески вибрировал горловым пузырем.

— В Архив не входить, — слабо произнёс он, — Отрицание разрешения. Глубокое сожаление архивариуса.

— Важность моей задачи здесь, — настаивал землянин, с трудом выговаривая звуки горлового языка гроаков. — Мой интерес к местной истории.

— Невозможность доступа для инопланетянина. Уйти тихо.

— Необходимость мне войти.

— Определенные инструкции архивариуса, — голос гроака поднялся до шепота. — Не настаивать больше. Бросить эту мысль!

— Ладно, кащей, я понимаю, когда меня обыгрывают, — сказал по-земному Ретиф и передразнил: — Проявлять осторожность.

Выйдя на улицу, он на мгновение остановился в задумчивости, глядя на покрытые глубокой резьбой оштукатуренные фасады без окон, тянущиеся вдоль всей улицы, а затем двинулся в сторону Генерального Консульства Земли. Встречающиеся на улице немногочисленные гроаки украдкой посматривали на него и спешили свернуть в сторону при его приближении. По упругой мостовой катили, тихо попыхивая, хрупкие паровые автомобили на высоких колесах. Воздух был чист и прохладен. А в офисе наверняка ждет фройляйн Мойл с очередным списком жалоб. Ретиф изучил резьбу над одной из открытых дверей. Сложный узор, выделенный розоватой краской, указывал, если он не ошибался, на гроакский эквивалент бара. Ретиф решил заглянуть туда.

Бармен-гроак, проворно выдававший глиняные горшки с местными алкогольными напитками из бара-ямы в центре помещения, заметил Ретифа и застыл, не закончив движения, с металлической трубкой в руках над дожидающимся своей очереди горшком.

— Прохладительный напиток, — сказал по-гроакски Ретиф, присаживаясь на корточки у края ямы. — Опробовать истинное гроакское зелье.

— Не наслаждаться моими скромными предложениями, — промямлил гроак. — Боль в пищеварительных мешочках. Выражать сожаление.

— Не беспокоиться, — ответил Ретиф. — Налить его и предоставить мне решать, нравится ли.

— Буду сцапан блюстителями порядка за отравление иностранца. — Бармен огляделся в поисках поддержки, но нигде не нашёл ее. Клиенты-гроаки смотрели куда угодно, только не на него, да и вообще потихоньку расходились.

— Выбрать на твой вкус, — сказал Ретиф, кидая массивный золотой в автомат выдачи блюд. — Пожать щупальце.

— Достать клетку, — призвал сбоку тонкий голос. — Показывать этот урод.

— Задохнуться в верхнем мешочке, — прошипел бармен, вытягивая все свои глаза в сторону пьяного. — Молчать, помет трутней.

— Глотать сам свой яд, раздатчик отравы, — прошептал пьяный. — Найти надлежащую клетку для этого сбежавшего из зоосада кошмара.

Он пошатнулся в сторону Ретифа:

— Показывать этого урода на улицах, как всех прочих уродов. Небось видел много уродов вроде меня, не так ли? — заинтересовавшись, оживленно спросил Ретиф.

— Говорить разборчиво, вонючий инопланетянин, — выдал гневную тираду пьяный.

Бармен что-то неразборчиво шепнул, и двое ближайших клиентов, подойдя к пьяному, взяли его за руки и помогли добраться до дверей.

— Добыть клетку, — вопил разбушевавшийся алкаш. — Держать животных там, где им место…

— Я передумал, — сказал Ретиф бармену. — Чертовски благодарен, но Должен теперь спешить.

Он проскользнул в дверь, последовав за пьяным. Гроаки-добровольцы, отпустив скандалиста, поспешили вернуться в бар. Ретиф подошел поближе и посмотрел на шатающееся создание.

— Сгинь, урод, — прошептал гроак.

— Быть корешами, — предложил Ретиф. — Быть добрым к глупым животным.

— Сволочь, тебя на скотобойню, дурно пахнущая иностранная живность.

— Не сердиться, душистый туземец, — попросил Ретиф. — Разрешить мне быть тебе добрым приятелем.

— Бежать, пока я не отделать тебя тростью!

— Выпить вместе.

— Не выносить такой наглости. — Гроак двинулся на Ретифа, тот попятился.

— Пожать руки, — настаивал землянин. — Быть корешами.

Гроак потянулся было цапнуть его, но промахнулся. Одинокий прохожий пугливо обогнул их, опустив голову, и шмыгнул прочь. Ретиф, отступая в узкую поперечную улочку, излагал местному дебоширу дальнейшие предложения дружбы, и пьяный в ярости последовал за ним. Тут Ретиф быстро обошел его кругом, ухватил за воротник и рванул. Гроак с треском упал навзничь. Ретиф встал над ним. Упавший туземец приподнялся, но консул Земных Штатов поставил ему ногу на грудь и толкнул.

— Никуда не уходить несколько минут, — ласково попросил он. — Оставаться прямо здесь и вести долгую приятную беседу.


— Вот и вы наконец! — глянула на Ретифа поверх очков фройляйн Мойл. — Вас ждут два джентльмена. Гроакских джентльмена!

— Слуги государства, как мне представляется. Новости разлетаются, как на крыльях. — Ретиф снял плащ. — Это избавляет меня от необходимости почтить МИД еще одним визитом.

— Что вы натворили? Не буду от вас скрывать, они, похоже, очень расстроены.

— Уверен, не будете. Идемте… Да, и захватите с собой аппарат для официальной записи.

Двое носивших тяжелые шоры гроаков, со сложными орнаментами на гребнях — символом их высокого ранга, поднялись, когда в помещение вошёл Ретиф. И, как он отметил, ни тот, ни другой не сочли нужным вежливо щелкнуть жвалами. Спору нет, они были взбешены.

— Я — Фисс, из Земного отдела Министерства иностранных дел, — представился на шепелявом, но все же вполне понятном земном более высокий гроак. — Разрешите представить вам Шлуха, из Внутренней Безопасности.

— Садитесь, господа, — предложил Ретиф. Те снова уселись. Фройляйн Мойл неуверенно потопталась, а потом нервно присела на краешек стула.

— Ах, мы так рады… — начала было она.

— Оставьте, — оборвал её Ретиф. — Эти господа пришли сюда сегодня вовсе не чаи распивать.

— Верно, — продребезжал Фисс. — Откровенно говоря, господин консул, я получил самое что ни на есть тревожное сообщение. И попрошу Шлуха официально зачесть его еще раз.

Он кивнул шефу полиции.

— Час назад, — доложил Шлух, — в госпиталь был доставлен гроакский гражданин, пострадавший от серьезной контузии. При допросе данного лица выяснилось, что на него напал и избил его иностранец, а точнее — землянин. Оперативно произведенное моим департаментом следствие установило, что описание преступника почти полностью совпадает с внешность земного консула…

Фройляйн Мойл ахнула, выпучив глаза.

— Вы слышали когда-нибудь, — вкрадчиво осведомился Ретиф, не сводя глаз с Фисса, — о земном крейсере МКК «Великолепный», который пропал без вести в этом секторе девять лет назад?

— Уж в самом деле, вы переходите все границы! — воскликнула, подымаясь, фройляйн Мойл. — Я умываю руки…

— Как угодно, главное — продолжайте запись, — отрезал Ретиф.

— Я не стану участвовать…

— Вы станете делать то, что вам приказывают, фройляйн Мойл, — спокойно сказал Ретиф. — А я приказываю вам сделать официально скрепленную печатью запись этого разговора.

Фройляйн Мойл села.

Фисс негодующе запыхтел, раздувая горловой пузырь.

— Вы вскрываете старую рану, господин консул. Это напоминает нам об определенных беззакониях, творимых землянами, жертвами которых мы стали несколько лет назад.

— Чушь, — заявил Ретиф. — Такая песенка проходила с моими предшественниками, но мне она режет слух.

— Мы потратили столько усилий, — не выдержала фройляйн Мойл, — стремясь загладить тот ужасный эпизод в наших взаимоотношениях, а вы…

— Ужасный? Как я понимаю, земной «Мироблюститель» остановился достаточно далеко от Гроа и отправил на планету делегацию, чтобы задать несколько вопросов. Та получила какие-то странные ответы и осталась немножко пораскапывать дальше. Покопавшись с неделю, она отбыла восвояси. Несколько обидно для вас, гроаков, если вы, конечно, были невиновными…

— Если! Конечно! — возмущенно выпалила фройляйн Мойл.

— В самом деле, «если», — слабый голос Фисса дрожал. — Я должен протестовать против ваших инсинуаций…

— Приберегите свои протесты, Фисс. Вам потребуется дать кое-какие объяснения, и мне думается, ваша байка будет недостаточно хороша.

— Это вы должны дать объяснения насчёт того избитого и покалеченного гражданина…

— Не избитого вовсе, а всего лишь слегка стукнутого, чтобы освежить ему память.

— Значит, вы признаете…

— И это к тому же подействовало. Он много чего вспомнил, выказав при этом добрую волю.

Фисс поднялся; Шлух последовал его примеру.

— Я буду просить, чтобы вас немедленно отозвали, господин консул. Если бы не ваш дипломатический иммунитет, я бы…

— Почему правительство, Фисс, пало сразу после того, как Оперативная Тактическая Группа нанесла свой визит, а ведь это было еще до прибытия первой дипломатической миссии землян?

— Это внутреннее дело. — закричал Фисс во всю силу слабых гроакских легких. — Новый режим проявил предельную дружественность в отношении вас, землян; он превзошел самого себя…

— …держа в неведении консула Земли и его штат, — закончил за него Ретиф. — То же относится к тем немногим земным бизнесменам, кому вы дали визы. Эта постоянная карусель культмассовых мероприятий, никаких светских контактов за пределами дипломатических кругов, никаких разрешений на поездки для посещения отдаленных округов или вашего спутника.

— Хватит! — жвалы у Фисса так и дрожали от расстройства. — Я не могу больше говорить об этом деле.

— Вы будете со мной говорить. Или через пять дней здесь будет разговаривать эскадра «Мироблюстителей», — пригрозил Ретиф.

— Вы не можете… — ахнула фройляйн Мойл.

Ретиф перевёл немигающий взгляд на женщину. Та захлопнула рот. Гроаки сели.

— Ответьте-ка мне вот на какой вопрос, — обратился Ретиф к Шлуху. — Несколько лет назад, а точнее — девять, здесь проходил небольшой парад. Захватили, по случаю, знаете ли, несколько курьезного вида существ и, после того как их упрятали в надлежащие клетки, показали благородной гроакской публике. Провезли по улицам. Несомненно, очень полезно для просвещения народа. Весьма культурное шоу. Однако, вот странное дело с этими животными, они носили одежду и, кажется, общались друг с другом. В целом очень забавная выставка. Так вот, скажите мне, Шлух, что случилось с этими шестью землянами после того, как парад закончился?

Фисс приглушенно квохтнул, а затем быстро заговорил со Шлухом по-гроакски. Шлух, втянув глаза, съежился в кресле.

Фройляйн Мойл открыла было рот, но затем с лязгом захлопнула его.

— Как они умерли? — резко бросил Ретиф. — Вы перерезали им глотки, расстреляли, схоронили живьем? Какой забавный конец вы им уготовили? Быть может, исследовательский?! Вскрыть их и посмотреть, что заставляет их орать…

— Нет! — охнул Фисс. — Я должен сразу же исправить это ужасное ложное впечатление.

— Кой черт ложное впечатление, — с горечью сказал Ретиф. — Это были земляне; простой наркодопрос извлечет это из любого гроака, присутствовавшего на параде.

— Да, — сознался Фисс слабым голосом. — Это правда, они были земляне. Но никого из них не убивали…

— Они живы?

— Увы, нет. Они… умерли.

— Понимаю, — произнёс Ретиф. — Просто взяли да умерли.

— Мы, конечно же, пытались сохранить им жизнь; но мы не знали, что они едят…

— Выяснить это было бы не так уж трудно.

— Они заболели, — сказал Фисс. — Один за другим…

— С этим вопросом мы разберемся позже, — решил Ретиф. — А сейчас мне нужны еще сведения. Где вы их раздобыли? Где вы спрятали корабль? Что случилось с остальным экипажем? «Заболели» еще до парада?

— Больше никого не было! Заверяю вас, абсолютно никого!

— Погибли при аварийной посадке?

Никакой аварийной посадки не было. Корабль приземлился цел и невредим, к востоку от города. З-з… земляне не пострадали. Мы, естественно, испугались их; они были для нас такими странными. Мы раньше никогда не видели таких существ.

— Они сошли с корабля, паля из всех орудий, так, что ли?

— Орудий? Нет, никаких орудий не…

— Ага, тогда, значит, подняли руки, так ведь, попросили помочь? Ну вы им и помогли, конечно, — помогли умереть.

— Откуда же нам знать? — простонал Фисс.

— Вы хотите сказать, откуда же вам знать, что через несколько месяцев появится разыскивающая их эскадра? Это вызвало шок, не так ли? Держу пари, вам пришлось посуетиться, припрятывая корабль и затыкая всем рты. Еле успели, да?

— Мы боялись, — сказал Шлух. — Мы — народ простой. Мы испугались странных существ из чужого судна. Мы их не убивали, но считали, что оно и к лучшему, что они… не выжили. Потом, когда появились боевые корабли, мы осознали свою ошибку, но боялись признаться. Мы устранили своих виноватых руководителей, скрыли случившееся и… предложили свою дружбу. Мы пригласили вас установить дипломатические отношения. Верно, мы совершили промах, тяжелый промах. Но мы ведь и постарались исправить…

— Где корабль?

— Корабль?

— Что вы с ним сделали? Он слишком велик, чтобы просто бросить его и забыть. Где он?

Двое гроаков переглянулись.

— Мы желаем показать вам искренность своего раскаяния, — сказал Фисс. — И покажем вам корабль.

— Фройляйн Мойл, — распорядился Ретиф. — Если я не вернусь через разумный промежуток времени, передайте эту запись в Штаб-квартиру Сектора, скрепив печатью.

Он встал и посмотрел на гроаков.

— Ну что ж, идемте, господа, — предложил он.


Ретиф пригнулся, Проходя под тяжелыми бревнами, крепившими вход в пещеру, и пригляделся в полумраке к изогнутому борту опаленного космосом судна.

— Здесь есть какое-нибудь освещение? — спросил он. Гроак щелкнул выключателем, вспыхнуло слабое голубоватое сияние. Ретиф обошел по высоким деревянным мосткам корпус, внимательно изучая корабль. Под лишенными линз «глазами» сканера зияли отверстиями пустые орудийные платформы. Сквозь дыры в полу входного шлюза была видна замусоренная палуба. Неподалеку от носа яркими блестящими вкраплениями дюралесплава были выведены слова: «МКК ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ Б. НОВАЯ ЗЕМЛЯ».

— Как же вам удалось затащить его сюда? — поинтересовался Ретиф.

— Его приволокли сюда с места посадки, милях в девяти от пещеры, — ответил более тонким, чем когда-нибудь, голосом Фисс. — Это естественная расселина, и судно просто опустили в нее и насыпали крышу.

— Как же вы умудрились так заэкранировать его, что детекторы не смогли уловить его присутствия?

— Здесь повсюду вокруг богатые железные руды, — махнул рукой Фисс. — Мощные жилы практически чистого металла.

— Давайте зайдем внутрь.

Вперед прошел Шлух с переносной лампой, а за ним и вся группа зашла в корабль. Ретиф поднялся по трапу и оглядел рубку управления. Толстый слой пыли покрывал палубу; стойки, где располагались противоперегрузочные кресла; пустые пульты; разбросанные повсюду срезанные болты и части крепления обшивки; обрывки проволоки и бумаги. Там, где горелки срезали тяжелую экранировку защитных покрытий, металл потускнел от тонкого налета ржавчины. Повсюду стоял слабый запах тлена и запустения.

— Грузовой отсек… — начал Шлух.

— Этого вполне достаточно, — отказался Ретиф. Гроаки молча вывели его обратно через туннель на свет раннего вечера. Когда они поднялись по склону к паровому автомобилю, к Ретифу подошел Фисс.

— Надеюсь, это в самом деле положит конец затянувшемуся несчастному делу, — сказал он. — Теперь, когда все показано полностью, честно и откровенно…

— Можете пропустить все это, — сказал Ретиф. — Вы опоздали на девять лет. Как я понимаю, когда с вами связалась Оперативная Тактическая Группа, экипаж был еще жив. Вы предпочли скорее убить их или дать им умереть, чем пойти на риск признаться в содеянном.

— Мы были виноваты, — стал жалко оправдываться Фисс. — Теперь мы исправились и желаем лишь дружбы.

— «Великолепный» был тяжелым крейсером, примерно в двадцать тысяч тонн, — Ретиф мрачно посмотрел на чиновника МИДа. — Где он, Фисс? Вам не удастся отмазаться стотонной спасательной шлюпкой.

Фисс так сильно выдвинул стебельки глаз, что отвалилась одна из шор.

— Я ничего не знаю о… о… — горловой пузырь гроака бешено пульсировал, когда тот пытался сохранить спокойствие. — Мое правительство не намерено больше терпеть никаких дальнейших обвинений, господин консул, — выговорил наконец он. — Я был с вами предельно искренен. Я даже закрыл глаза на ваше оскорбительное вмешательство в дела, не входящие, собственно, в сферу вашей компетентности. Мое терпение подошло к концу.

— Где корабль? Рявкнул Ретиф. — Похоже, вы так ничему и не научились и по-прежнему убеждены, что можете все спрятать и забыть об этом деле. Уверяю вас, так не выйдет.

— Сейчас мы вернемся в город, — сказал Фисс. — Больше я ничего сделать не могу.

— Можете и сделаете, Фисс, — пообещал ему Ретиф. — Я намерен докопаться до правды.

Фисс быстро заговорил со Шлухом. Шеф полиции сделал знак четырем вооруженным констеблям, и те двинулись, окружая землянина.

Ретиф поглядел на Фисса и дружелюбно посоветовал:

— Даже и не пытайтесь. Только увязнете еще глубже. Фисс гневно щелкнул жвалами, все пять стебельков его глаз агрессивно склонились к Ретифу.

— Из уважения к вашему дипломатическому статусу, землянин, я оставлю без внимания ваши оскорбительные намеки, — сказал своим тонким голосом Фисс. — Мы немедленно возвращаемся в город.

Ретиф посмотрел на четырех полицейских.

— Разумеется, — согласился он. — Деталями мы займемся позже.

Фисс последовал за ним в машину и уселся — жесткий, как палка, — на противоположном конце сиденья.

— Рекомендую вам держаться как можно ближе к своему Консульству, — произнёс Фисс. — Советую выбросить из головы эти фантазии и наслаждаться культурными аспектами жизни на Гроаке. Особенно я бы не рисковал выезжать из города или проявлять излишнее любопытство к делам, касающимся только гроакского правительства.

На переднем сиденье Шлух смотрел прямо вперёд, без всяких комментариев. Машина подскакивала и покачивалась на узком шоссе, дребезжа разболтанными рессорами. Ретиф, вслушиваясь в мерное пыхтение мотора, молчал.


— Фройляйн Мойл, — обратился к административному помощнику Ретиф. — Я хочу, чтобы вы внимательно выслушали то, что я сейчас скажу вам. Мне теперь придется действовать очень быстро, чтобы захватить врасплох охранников-гроаков.

— Я, безусловно, не понимаю, о чем вы говорите, — отрезала фройляйн Мойл, остро глядя из-под толстых линз.

— Если послушаете, то, возможно, выясните, — пообещал Ретиф. — Я не могу понапрасну терять время, фройляйн Мойл, у меня его вообще нет. Они не ожидают немедленных шагов, надеюсь, и это может дать нужную мне свободу действий.

— Вы по-прежнему тверды в намерении раздуть проблему из того инцидента, — фыркнула фройляйн Мойл. — Я действительно едва ли могу винить гроаков: народ они неискушенный, чужаков раньше никогда не встречали.

— Вы очень многое готовы простить, фройляйн Мойл. Но меня волнует не случившееся девять лет назад. Меня больше интересует и тревожит происходящее сейчас Я же сказал вам, что гроаки спрятали только спасательную шлюпку. Неужели вам не понятно, что отсюда вытекает? У шлюпки дальность полета невелика, а это значит, что где-то поблизости должен быть и сам крейсер. И я хочу знать где.

— Гроаки тут совершенно ни при чем. Это очень культурный, мягкий и обходительный народ. Вы можете нанести непоправимый вред образу землянина, если будете настаивать…

— Мы зря теряем время, — перебил Ретиф, подходя к письменному столу, открывая ящик и вынимая тонкоствольный игломет.

— За этим кабинетом следят не очень тщательно, если я разбираюсь в гроаках. Думается, я вполне сумею ускользнуть от них.

— Что вы собираетесь делать… этим? — уставилась на игломет фройляйн Мойл. — Что, во имя всего…

— Гроаки не станут зря терять времени и уничтожат в своих досье все документы, относящиеся к этому делу. Я, пока не поздно, должен извлечь всю доступную информацию. Если я буду сидеть сложа руки, дожидаясь официальной комиссии расследования, то та не найдет ничего, кроме вежливых улыбок.

— Вы с ума сошли! — Административный помощник Мойл встала, повизгивая и дрожа от возмущения. — Вы просто какой-то… какой-то…

— Мы с вами в тяжелом положении, фройляйн Мойл. По логике гроаков наиболее естественным следующим шагом будет убрать нас обоих, так как мы — единственные, кто знает, что произошло на самом деле. Фисс чуть было не решился на это сегодня днем, но я сблефовал и заставил его отступить — на данный момент.

Фройляйн Мойл визгливо рассмеялась.

— Ваши фантазии окончательно завладели вами, — выдохнула она. — Вот уж и впрямь нам грозит опасность — но только со стороны вашей больной психики! Убрать меня! Ну надо же, а? Никогда не слышала ничего нелепей.

— Оставайтесь в этом кабинете и заприте дверь на особый консульский замок. В торговом автомате есть еда и питье. Советую вам сделать запас, пока ваши друзья не перекрыли снабжение. Никого не впускать, ни под каким предлогом. Я буду поддерживать с вами связь по наручному телефону.

— Что вы намерены сделать?

— Если я не сумею вернуться, передайте официальную запись сегодняшнего разговора вместе с теми сведениями, которые я смог собрать. Пошлите их с пометкой «воздух». А потом сообщите о сделанном гроакам и держитесь крепче. Думаю, с вами будет все в порядке. Ворваться сюда силой нелегко, и в любом случае они не станут усугублять положение, убив вас очевидным способом. Войска могут подоспеть сюда через неделю.

— Я не стану делать ничего подобного! Гроаки очень любезны со мной! Вы… явившийся сюда после стольких наших отчаянных усилий хулиган! Настроенный разрушать.

— Если вы от этого чувствуете себя лучше, вините во всем меня, — великодушно разрешил Ретиф. — Но, надеюсь, вы не будете настолько глупы, чтобы доверять им.

Он надел плащ и открыл дверь,

— Я вернусь через пару часов, — пообещал Ретиф. Когда он закрыл за собой дверь, фройляйн Мойл молча глядела ему вслед.


До рассвета оставался еще час, когда Ретиф сумел подобрать комбинацию к особому консульскому замку и вошёл в затемненный рабочий кабинет. Дремавшая в кресле фройляйн Мойл, вздрогнув, проснулась. Она увидела Ретифа, поднялась, включила свет и обернулась, уставясь на него во все глаза.

— Что, во имя всего… Где вы были? Что случилось с вашей одеждой?

— Немного испачкался, не беспокойтесь. — Ретиф подошел к столу, открыл ящик и положил игломет обратно.

— Где вы были? — повторила вопрос фройляйн Мойл. — Я оставалась здесь.

— Рад это слышать, — отозвался Ретиф. — Надеюсь, вы также запаслись едой и водой из автомата. Мы окопаемся здесь по меньшей мере на неделю.

Он записал в блокнотик несколько цифр.

— Включите отправитель официальных сообщений. У меня длинная передача для Штаб-квартиры Сектора.

— Вы намерены сказать мне, где были?

— Прежде я должен отправить сообщение, фройляйн Мойл, — резко бросил Ретиф и добавил: — Я был в МИДе. Позже расскажу вам все.

— В такой-то час? Там же никого нет.

— Совершенно верно. Фройляйн Мойл ахнула.

— Вы хотите сказать, что вломились туда? Взломали дверь в здание МИДа?

— Именно так, — спокойно подтвердил Ретиф. — А теперь…

— Это абсолютный беспредел, — заявила фройляйн Мойл. — Слава небесам, я уже…

— Включайте передатчик!

— Я уже включила, господин Ретиф! — отрезала фройляйн Мойл. — Я только ждала, когда вы вернетесь.

Она повернулась к передатчику и нажала несколько кнопок. Экран осветился, и на нем появилось колеблющееся изображение далекого собеседника.

— Он наконец здесь, — доложила экрану фройляйн Мойл и победоносно посмотрела на Ретифа.

— Вот и хорошо, — одобрил Ретиф. — Думаю, гроаки не смогут выбить нас из эфира, но…

— Я выполнила свой долг, господин Ретиф. Прошлой ночью, как только вы покинули кабинет, я представила в Штаб-квартиру Сектора полный доклад о ваших действиях. Любые мои возможные сомнения насчёт правильности этого решения полностью рассеялись тем, что вы только что мне рассказали.

Ретиф посмотрел на нее долгим пристальным взглядом.

— Вы проявили себя трудолюбивой девушкой, фройляйн Мойл. Вы упомянули об убитых здесь шестерых землянах?

— Это не имеет никакого отношения к вашему дикому поведению. Должна сказать, что за все годы работы в Корпусе я никогда не сталкивалась со столь ужасной и менее всего подходящей для дипломатической работы личностью, как ваша.

Взрывом статических помех затрещал экран — десятисекундная пауза в передаче закончилась.

— Господин Ретиф, — строго обратился человек с экрана. — Советник Никчемни, ОДС-1, зампомзав секретаря Сектора. Я получил доклад о вашем поведении, что вынуждает меня освободить вас от выполнения обязанностей консула. Вплоть до выводов следственной группы вы будете…

Протянув руку, Ретиф выключил устройство связи. Победоносное выражение на лице у фройляйн Мойл растаяло.

— Как вы посмели? Что это значит?

— Если бы я стал слушать дальше, то мог бы услышать нечто такое, что не смог бы проигнорировать. А я в данный момент не могу себе этого позволить. Послушайте, фройляйн Мойл, — продолжил он серьезным тоном. — Я нашёл пропавший крейсер. Он…

— Я слышала, как советник освободил вас от дипломатических обязанностей!

— А я слышал, как он сказал, что намерен меня освободить от них, фройляйн Мойл. Но до тех пор, пока я не выслушаю и не подтвержу устный приказ, он не имеет силы. Если я неправ, он и так добьется моей отставки. Если же я прав, то это временное отстранение крайне помешает.

— Вы не подчинились законному начальству. Теперь здесь руковожу я, — фройляйн Мойл шагнула к устройству местной связи. — Я намерена сообщить гроакам об этом ужасном деле и выразить свои глубочайшие…

— Не прикасайтесь к пульту управления, — приказал Ретиф. — Подите и сядьте вон в том углу, где я смогу держать вас под наблюдением. Я намерен сделать официальную запись для передачи в Штаб-квартиру и вызвать вооруженную Оперативную Тактическую Группу. А потом будем просто ждать.

И, не обращая больше никакого внимания на ярость административного помощника, Ретиф принялся наговаривать на магнитофон сообщение.

Затренькала местная связь. Фройляйн Мойл вскочила и уставилась на аппарат.

— Действуйте, — разрешил Ретиф. — Ответьте им.

На экране появилось изображение гроакского чиновника.

— Иоланда Мойл, — начал тот без всякой преамбулы. — От имени и по поручению министра иностранных дел Гроакской Автономии я настоящим аккредитую вас Земным консулом на Гроа в соответствии с рекомендациями, переданными моему правительству непосредственно из Земной Штаб-квартиры. И требую от вас, как от консула, предоставить господина Дж. Ретифа, бывшего консула, для допроса в связи с нападением на двух блюстителей порядка и незаконным проникновением в архив Министерства иностранных дел.

— Это… это, — начала заикаться фройляйн Мойл. — Да, конечно… Я хочу выразить свои глубочайшие сожаления…

Ретиф поднялся, подощел к аппарату и помог фройляйн Мойл посторониться.

— Слушай внимательно, Фисс, — сказал он. — Твой блеф не прошел. Вы не войдете, а мы не собираемся выходить. Ваш камуфляж действовал девять лет, но теперь с этим раз и навсегда покончено. Предлагаю вам не терять голову и удержаться от искушения еще больше ухудшить дело.

— Мисс Мойл, — ответил Фисс. — Отряд блюстителей порядка находится перед вашим консульством. Вы явно в руках опасного сумасшедшего. Гроаки, как всегда, желают только дружбы с землянами, но…

— Не утруждайте себя, — оборвал его Ретиф, — Вы прекрасно знаете, что было в тех досье, какие я просмотрел этим утром.

Ретиф обернулся на внезапно раздавшийся сзади звук. Фройляйн Мойл находилась у двери и тянулась к запору замка.

— Нет! — Ретиф прыгнул… но слишком поздно. Дверь распахнулась, ив помещение ввалилась толпа гребенчатых гроаков, оттолкнувших в сторону фройляйн Мойл и нацеливших на Ретифа пистолеты-распылители. Вперед протолкнулся шеф полиции Шлух.

— Не пытайтесь применить насилие, землянин, — предупредил он. — Я не могу обещать, что сумею удержать своих людей.

— Вы вторглись на суверенную земную территорию, Шлух, — спокойно указал Ретиф. — Предлагаю вам немедленно удалиться тем же путем, что и вошли.

— Их пригласила сюда я, — вмешалась фройляйн Мойл. — Они находятся здесь, выполняя мое недвусмысленное пожелание.

— Да? Вы уверены, что хотите зайти так далеко, фройляйн Мойл? Отряд вооружённых гроаков в Консульстве?

— Консул — вы, мисс Иоланда Мойл, — сказал Шлух, — Разве не будет лучше всего, если мы удалим этого больного субъекта в безопасное место?

— Да, безусловно, — признала фройляйн Мойл. — Вы совершенно правы, господин Шлух. Пожалуйста, препроводите господина Ретифа в его апартаменты в этом здании.

— Не советую вам нарушать мою дипломатическую неприкосновенность, Фисс, — сказал Ретиф.

— Как глава миссии, — спокойно парировала фройляйн Мойл, — я настоящим временно отказываю в неприкосновенности господину Ретифу.

Шлух с готовностью извлек ручной магнитофон.

— Будьте добры повторить ваше заявление, сударыня, официально, — попросил он, — Я не желаю, чтобы потом возникли какие-нибудь проблемы.

— Не будьте дурой! — призвал Ретиф. — Неужели вы не видите, во что ввязываетесь? Сейчас самое время разобраться, на чьей вы стороне.

— Я на стороне простого приличия!

— Да, вас здорово надули. Эти тины скрывают…

— Вы думаете, все женщины дуры, не правда ли, господин Ретиф? — Она повернулась к шефу полиции и заговорила в услужливо подставленный им микрофон.

— Эта отмена незаконна, — заявил Ретиф. — Консул здесь я, какие бы до вас ни дошли слухи. И это дело откроется, несмотря на все ваши усилия, так что не добавляйте к списку гроакских зверств вторжение в Консульство и похищение консула.

— Возьмите этого человека, — приказал Шлух, и к Ретифу подошли двое высоких гроаков, нацелив пистолеты ему в грудь.

— Твердо решили повеситься, да? — поинтересовался Ретиф. — Что ж, надеюсь, что у вас, по крайней мере, хватит ума не трогать эту бедную дуру.

Он небрежно указал через плечо большим пальцем на фройляйн Мойл.

— Она ничего не знает. У меня не хватило времени сообщить ей последнюю информацию. Она считает вас сонмом ангелов.

Один из полицейских размахнулся и ударил Ретифа рукоятью пистолета-распылителя в челюсть. Ретиф налетел на другого гроака, тот подхватил его и толкнул вперёд. Рубашка землянина окрасилась кровью. Фройляйн Мойл вскрикнула: Шлух визгливо рявкнул по-гроакски на конвоира, а затем повернулся, холодно взглянув на новоиспеченного консула.

— Что сказал вам этот человек?

— Я… э… ничего. Я отказалась слушать его бредни.

— Он ничего вам не говорил о… якобы имевшем место… участии…

— Я же сказала вам, — резко ответила фройляйн Мойл. Она оглядела лишенные выражения лица гроаков, а затем опять посмотрела на кровь, залившую рубашку Ретифа.

— Он ничего мне не говорил, — прошептала она. — Клянусь…

— Оставьте эту тему, ребята, — посоветовал гроакам Ретиф. — Пока окончательно не испортили хорошее впечатление,

Шлух долгий миг смотрел на фройляйн Мойл, а затем повернулся.

— Пошли, — скомандовал он и, оглянувшись на фройляйн Мойл, небрежно бросил: — Не покидайте этого здания вплоть до дальнейшего уведомления.

— Но… я же консул Земли.

— Для вашей собственной безопасности, сударыня. Народ очень возбужден этим ужасным избиением гроакского гражданина каким-то… чужаком.

— Пока, Иоланда, — попрощался Ретиф, — Вы сыграли действительно хитроумно.

— Вы… вы ведь запрете господина Ретифа в его апартаментах? — спросила фройляйн Мойл.

— Все, что будет делаться с ним теперь, внутреннее дело гроаков, мисс Мойл. Вы сами сняли с него защиту своего правительства.

— Я не имела в виду…

— И не пытайтесь передумывать, — порекомендовал Ретиф. — Такие мысли могут сделать вас несчастной.

— Вы сами не оставили мне выбора. Мне требовалось думать о высших интересах Службы.

— Полагаю, ошибка тут моя. Я думал о высших интересах трех сотен людей на борту земного крейсера.

— Ну хватит, — оборвал его Шлух. — Уведите этого преступника.

Шеф полиции сделал знак рукой.

— Марш! — приказал он Ретифу и, церемонно повернувшись к фройляйн Мойл, с издевкой сказал: — Приятно было иметь с вами дело, сударыня.

Как только полицейский автомобиль завелся и отъехал, блюститель порядка на переднем сиденье обернулся и посмотрел на Ретифа.

— Немного поразвлечься с ним, а потом убить, — решил он.

— Сперва устроить показательный суд, — воспротивился Шлух.

Автомобиль, качаясь и подпрыгивая, свернул за угол и, пыхтя, двигался мимо изукрашенных фасадов, выдержанных в пастельных тонах.

— Провести суд, а потом малость поразвлечься, — настаивал страж порядка.

— Глотать яйца в собственном холме, — вступил в разговор Ретиф. — Совершать еще одну глупую ошибку.

Шлух поднял короткий церемониальный жезл и ударил Ретифа по голове. Тот помотал головой, напрягаясь.

Полицейский, сидевший на переднем сиденье рядом с водителем, повернулся и ткнул дулом пистолета-распылителя в ребра дипломату.

— Не делать никаких движений, иноземец, — предупредил он. Шлух снова поднял жезл и, примерившись, старательно ударил Ретифа второй раз. Землянин обмяк.

Автомобиль, качнувшись, в очередной раз стал заворачивать, и Ретиф съехал на шефа полиции.

— Убрать это животное, — начал было Шлух, но его голос оборвался в тот момент, когда рука Ретифа, метнувшись вперёд и схватив за горло, сдернула гроака на пол. Когда конвоир слева ринулся на землянина, Ретиф провёл апперкот, трахнув полицейского головой о дверцу. Подхватив выпавший из рук конвоира пистолет, Ретиф сунул его прямехонько в жвалы гроаку на переднем сиденье.

— Сунуть свой пугач назад на сиденье — осторожно — и бросить его, — приказал он.

Водитель нажал на тормоза, а затем круто развернулся, пытаясь выстрелить. Ретиф треснул гроака дулом пистолета по голове.

— Не сводить стеблей глаз с дороги, — велел он. Водитель вцепился в руль и съежился, прижимаясь к стеклу, следя одним глазом за Ретифом, а остальными за дорогой.

— Заводить эту штуку, — скомандовал землянин. — Продолжать двигаться.

На полу зашевелился Шлух, Ретиф наступил на него и хорошенько надавил, вернув в прежнее положение. Рядом с Ретифом заворочался блюститель порядка, и землянин столкнул его с сиденья на пол. Держа одной рукой пистолет-распылитель, он вытер другой с лица кровь. Машина, яростно пыхтя, подскакивала на ухабистой дороге.

— Твоя смерть, землянин, будет не легкой, — пообещал на земном Шлух.

— Не тяжелее, чем в моих силах, — отозвался Ретиф. — А теперь заткнись, я хочу подумать.

Автомобиль, миновав последнее из украшенных рельефами зданий гроаков, мчался теперь среди обработанных полей.

— Притормозить здесь, — распорядился Ретиф. — Свернуть на эту обочину.

Шофер подчинился, и автомобиль запрыгал по немощеной поверхности, а затем осторожно въехал задним ходом в гущу высоких стеблей.

— Остановить тут. — Автомобиль замер, выпустив пар, и стоял, подрагивая, пока разогретая турбина работала вхолостую.

Ретиф открыл дверцу, сняв ногу со Шлуха.

— Сесть, — приказал он. — Вы двое спереди слушать внимательно.

Шлух сел, массируя горло.

— Трое вылезать здесь. Старый добрый Шлух оставаться и послужить мне шофером. Если у меня возникать нервное ощущение, будто вы меня преследовать, я его выбросить.

Он перешел на земной:

— А при высокой скорости картина получится довольно неприглядная. Так что, Шлух, прикажи им сидеть тихо до темноты и думать не сметь о поднятии тревоги. Ты знаешь, мне было бы крайне неприятно увидеть, как ты кокнешься и растечешься по всей проезжей части.

— Порвать свой горловой мешочек, зловонный зверь! — прошипел по-гроакски Шлух.

— Сожалею, у меня его нет, — Ретиф сунул пистолет под ухо Шлуху. — Ну, давай, приказывай им, Шлух. Я ведь, в крайнем случае, и сам могу вести машину.

— Делать все, как говорит иностранец: оставаться в укрытии до темноты, — распорядился Шлух.

— Всем на выход, — скомандовал Ретиф. — И захватите особой вот это. — Он ткнул в лежавшего без сознания гроака. — Шлух перебраться на сиденье водителя! Остальным остаться там, где мне их видно.

Ретиф следил, как гроаки молча выполнили инструкции.

— Отлично, Шлух, — тихо произнёс Ретиф. — Поехали. Вези меня в Гроакский Космопорт самым коротким маршрутом, какой только проходит через город, и хорошенько постарайся не делать никаких внезапных движений.

Сорок минут спустя Шлух аккуратно подрулил к охраняемым часовым воротам в укрепленной ограде, окружавшей военный сектор Гроакского Космопорта.

— Не поддавайся никаким бурным порывам и не пытайся изображать из себя героя, — прошептал Ретиф, когда к машине подошел гребенчатый гроак в военной форме. Шлух в бессильной ярости заскрежетал жвалами.

— Трутень-мастер Шлух, из Внутренней Безопасности, — прохрипел он. Часовой накренил глаза в сторону Ретифа.

— Гость Автономии, — добавил Шлух. — Давать мне проехать или сгнить на этом самом месте, дурак?

— Проезжать, трутень-мастер, — испуганно прошептал часовой. Когда автомобиль, дергаясь, отъехал, он все еще пялился на Ретифа.

— Ты, можно считать, уже прибит колышками на холме в ямах удовольствия, землянин, — посулил Шлух на земном. — Зачем ты сунулся сюда?

— Заезжай-ка туда, в тень вышки, и остановись, — не отвечая на вопрос, приказал Ретиф.

Шлух подчинился. Ретиф некоторое время изучал шеренгу из четырех стройных кораблей, чьи силуэты четко вырисовывались на фоне ранних предрассветных цветов неба.

— Которая из этих шлюпок готова к запуску? — потребовал ответа Ретиф.

Шлух развернул все пять глаз в желчном взгляде.

— Это челночные суда, у них нет мало-мальски приличной дальности полета. Это тебе ничем не поможет.

— Отвечай на вопрос, Шлух, а то опять получишь пистолетом по башке.

— Ты не похож на других землян, ты — бешеный пес!

— Грубый набросок моего характера мы сделаем позже, если не возражаешь. Они заправлены топливом? Ты знаешь здешние порядки: эти челноки только что сели или это ряд кораблей, готовых к взлету?

— Да. Все заправлены топливом и готовы к взлету.

— Надеюсь, ты прав, Шлух, потому что нам с тобой предстоит подъехать и забраться в один из них. И если он не взлетит, я убью тебя и попробую взлететь на следующем. Поехали.

— Ты с ума сошел. Я же сказал, у этих шлюпок вместимость не больше ста тонн; их применяют только для рейсов на спутник.

— Да ладно, плюнь ты на детали. Давай-ка вот попробуем первую в ряду.

Шлух выжал сцепление, и паровой автомобиль покатил, лязгая и дребезжа, к шеренге кораблей.

— Только не в первую, — сказал вдруг Шлух. — Вероятней всего, топливом будет заправлена последняя. Но…

— Хитроумный кузнечик, — усмехнулся Ретиф. — Подъезжай к входному порту, выскакивай и подымайся прямо на борт. Я буду сразу за тобой.

— У трапа часовой. Пароль…

— Снова ты за свое. Просто взгляни на него погрознее и скажи что надо. Я думаю, техника тебе известна.

Автомобиль проехал под кормой первой шлюпки, потом второй. Пока никакой тревоги не было поднято. Обогнув третью, Шлух со скрежетом затормозил, и они оказались прямо у открытого порта последнего в ряду судна.

— Вылезай, — скомандовал Ретиф. — И проделай все поживее.

Шлух выбрался из машины. Когда часовой вытянулся по стойке смирно, зашипел на него и стал подниматься по тралу. Часовой, с отвисшими от удивления жвалами, посмотрел на Ретифа.

— Иноземец! — произнёс он, извлекая пистолет-распылитель из поясной кобуры. — Стоять на месте, мясолицый.

Поднявшийся выше Шлух обернулся.

— Стоять смирно, помет трутней, — проскрипел по-гроакски Ретиф.

Часовой подпрыгнул, замахал глазными стебельками и снова вытянулся по стойке смирно.

— Кругом! — прошипел Ретиф. — К чертям отсюда — марш!

Гроак, совершенно обалдевший, затопал по трапу. Ретиф, перепрыгивая через две ступеньки, взлетел наверх и захлопнул за собой люк.

— Рад, что ваши ребята немного знакомы с дисциплиной, Шлух, — заметил землянин. — Что ты ему сказал?

— Я только…

— Впрочем, неважно. Так или иначе, мы на борту. Подымайся в рубку.

— Что вам известно о гроакских военных судах?

— Почти все: данное судно — зеркальная копия захваченной вами спасательной шлюпки. Я могу им управлять. Подымайся.

Ретиф последовал за Шлухом в тесную рубку управления.

— Пристегнись, Шлух, — приказал Ретиф.

— Это безумие. Топлива у нас хватит только для полета на спутник, да и то в один конец; мы не сможем ни выйти на орбиту, ни снова приземлиться. Взлетать на этой шлюпке — верная смерть. Отпустите меня. Обещаю вам неприкосновенность.

— Если мне придется привязывать тебя самому, я могу, по ходу дела, нечаянно попортить тебе голову.

Шлух заполз на кушетку и пристегнулся.

— Сдайтесь! — призвал он со слезой в голосе. — Я позабочусь, чтобы вас восстановили в должности — с почетом! Гарантирую охранное свидетельство…

— Даю отсчет, — сказал Ретиф, включая автопилот.

— Это смерть! — завизжал Шлух.

Загудела автоматика, затикал таймер, защелкали реле. Ретиф расслабился на амортизационной подушке. Шлух шумно дышал, пощелкивая жвалами.

— Вот от этого-то я в свое время и сбежал, — хрипло прошептал он, — перейдя во Внутреннюю Безопасность. Это не самая хорошая смерть.

— Всякая смерть — нехорошая смерть, — рассудительно заметил Ретиф. — К тому же я пока это и не планирую.

На пульте вспыхнул красный огонек, и занимавшийся день взорвался ревом дюз. Корабль задрожал и поднялся в воздух. Даже сквозь грохот двигателя Ретиф расслышал, как стонет Шлух.

— Перигелий, — автоматически констатировал гроак. — Теперь начинаем долгое падение назад,

— Не совсем, — поправил его Ретиф, нахмурившись и окидывая взглядом приборы. — По моим расчетам, у нас еще восемьдесят пять секунд лета до входа в атмосферу.

— Мы даже не достигнем поверхности, — скорбно произнёс Шлух. — Эти точки на экране — ракеты-перехватчики. Нас ждет рандеву в космосе, Ретиф. В своем безумии да будете вы довольны.

— Они отстали от нас на пятнадцать минут, Шлух. Оборона у вас расхлябанная.

— Никогда мне больше не зарываться в серые пески Гроака, — терзался Шлух.

Ретиф не сводил глаз с циферблата.

— Теперь уже в любую секунду, — тихо произнёс он. Шеф Внутренней Безопасности скосил глазные стебельки.

— Чего вы ищете? — Ретиф напрягся.

— Следите за экраном, — предложил он.

Шлух посмотрел. Через координатную сетку быстро двигалась расплывчатая светящаяся точка.

— Что это та…

— Позже.

Шлух следил, как Ретиф переводил взгляд с одной стрелки на другую.

— Как…

— Ради вашей же собственной головы, Шлух, вам лучше надеяться, что это сработает. — Землянин щелкнул клавишей вызова.

— 2396-ТР-42-Г, говорит консул Земных Штатов на Гроа. Нахожусь на борту Гроак 902, захожу на вас в орбитальной плоскости, в точке с координатами 91/54/942. Вы меня слышите? Приём.

— Вы сошли с ума от отчаяния? — прошептал Шлух. — Вы кричите в черную пустоту вакуума…

— Склей себе жвалы, — огрызнулся, напряженно вслушиваясь в потрескивание эфира, Ретиф. Было слышно лишь слабое гудение фонового звездного шума. Ретиф повторил вызов.

— Возможно, они слышат, но не в состоянии ответить, — пробормотал он себе под нос, щелкая клавишей. — 2396, у вас есть сорок секунд для перехвата меня буксирным лучом, прежде чем я проскочу мимо.

— Взывать в бездну, — недоумевал Шлух. — Взы…

— Посмотрите на экран оптического обнаружения.

Шлух повернул голову: на фоне звездного тумана смутно вырисовывалась громадная, темная и безмолвная масса.

— Это же корабль! — выговорил он, — Чудовищный корабль…

— Он самый, — подтвердил Ретиф. — Отправился с Новой Земли девять лет и несколько месяцев назад, выполняя обычное картографическое задание. Пропавший крейсер, МКК «ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ».

— Невозможно, — прошипел Шлух. — Эта громадина несется по глубокой кометной орбите.

— Правильно, и именно сейчас крейсер пролетает с разворотом как раз рядом с Гроаком.

— Вы думаете совместить орбиты с этим брошенным судном? Без запаса энергии? Встреча наша будет жаркой, если у вас такое намерение.

— Мы не должны столкнуться, пройдем примерно в пяти тысячах ярдах от их борта.

— С какой целью, землянин? Ну, нашли вы свой пропавший корабль, а дальше что? Стоит ли мимолетный взгляд на него и сознание своей правоты той смерти, какой мы погибнем?

— Возможно, они не умерли.

— Не умирать? — Шлух от волнения перешел на гроакский. — Почему я не умереть в норе своей юности? Почему у меня не лопнуть горловой мешочек, прежде чем я отправиться на корабле с безумным чужаком?!

— 2396, поторопитесь, — призвал Ретиф. Динамик все так же равнодушно потрескивал. Темное изображение на экране проплыло дальше, теперь уменьшаясь.

— Прошло девять лет, а этот сумасшедший говорит с ними как с живыми! — неистовствовал Шлух. — Они же девять лет как мертвы, а он по-прежнему продолжает разговаривать с ними!

— Еще десять секунд, — тихо произнёс Ретиф в микрофон, — и мы выйдем за пределы досягаемости. Поживее, ребята.

— В этом и заключался ваш план, да? — вернулся к землянину Шлух. — Вы сбежали с Гроа и рискнули всем, ухватившись за эту тоненькую ниточку?

— А долго ли я протянул бы в гроакской тюрьме?

— Долго-предолго, мой дорогой Ретиф. — прошипел Шлух, — Под лезвием художника.

Внезапно корабль задрожал, и его что-то потянуло, прижав обоих пассажиров к кушеткам. Шлух зашипел, когда ремни врезались ему в тело. Челнок тяжело занесло, развернув задом наперед. Давление ускорения все нарастало. Шлух охнул и визгливо завопил:

— Что… это… такое?..

— Похоже, — ответил Ретиф, — что нам хоть в чем-то повезло.


— При втором нашем прохождении мимо Гроа, — рассказывал офицер с изможденным лицом, — они чем-то в нас запустили. Понятия не имею, как оно проскочило мимо наших экранов. Попадание пришлось прямо в корму и вывело из строя главный трубопровод. Я немедленно подал полную мощность на аварийные экраны и передал наши координаты по скаттеру. Они должны были бы попасть во все приемники в радиусе парсека. Ничего! А потом полетел передатчик. Я, конечно, поступил по-дурацки, отправив шлюпку на планету, но мне даже в голову не могло прийти…

— В некотором смысле вам повезло, что вы это сделали, капитан. Она стала для меня единственной нитью в этом деле.

— После этого они пытались прикончить нас несколько раз. Но при полной мощности на экранах никакие из имеющихся у них погремушек повредить нам не могли. Тогда они призвали нас капитулировать.

Ретиф кивнул.

— Как я понимаю, у вас не возникло такого искушения?

— Больше, чем вы думаете. На первом витке мы залетели достаточно далеко. Потом, возвращаясь, мы вычислили, что должны врезаться в планету. В качестве последнего средства мне пришлось бы снять энергию с экранов и попытаться подправить орбиту рулевыми двигателями, но бомбардировка шла весьма основательная. Думаю, такой номер у нас бы не прошел. К счастью, мы пронеслись мимо и снова направились в космос. У нас появился очередной трехлетний период передышки. Не воображайте, будто я не подумывал бросить полотенце на ринг.

— Почему же вы этого не сделали?

— Только потому, что имеющиеся у нас сведения очень важны. Запасы на борту немалые, хватит, если понадобится, еще на десять лет. Я знал: раньше или позже исследовательское судно Корпуса найдет нас.

Ретиф прочистил горло.

— Рад, что вы не отступились От своего решения, капитан. Даже отсталая планета, вроде Гроа, может поубивать массу народу, ежели взбесится.

— Не знал я другого, — продолжал капитан. — Того, что мы на нестабильной орбите. На этом витке мы весьма сильно углубимся в атмосферу и через шестьдесят дней вернемся к планете навсегда. Полагаю, на этот раз гроаки будут готовы к встрече с нами.

— Не удивительно, что они держались так стойко. Им почти удалось отмазаться.

— А теперь вы здесь, — констатировал капитан. — Девять лет, а про нас не забыли. Я всегда верил, что мы можем рассчитывать на…

— Теперь с этим все кончено, капитан. Вот это и есть самое главное.

— Домой… После девяти лет…

— Мне хотелось бы взглянуть на упомянутые вами пленки, — попросил Ретиф. — Те, где засняты базы на спутнике.

Капитан с энтузиазмом выполнил его просьбу, и уже через минуту Ретиф следил за развертывающейся панорамой, являющей мертвую поверхность крошечной луны, — такой, какой ее увидел «Великолепный» девятью годами ранее. Ряд за рядом одинаковые корпуса отбрасывали длинные тени, выдержанные в резких черно-белых тонах, на выщербленную металлическую поверхность спутника,

— Они подготовили тот еще сюрприз. Должно быть, ваш визит нагнал на них страху, — заметил Ретиф.

— Теперь они совершенно должны быть готовы к запуску! Все-таки девять лет…

— Задержите этот кадр, — внезапно попросил Ретиф. — Что это за рваная черная линия там, на равнине?

— По-моему, это трещина. Кристаллическая структура, знаете ли.

— У меня появилось нечто, могущее стать идеей, — сказал Ретиф. — Прошлой ночью я ознакомился с кое-какими секретными досье в МИДе. В их числе встретился и доклад о ходе накопления запасов расщепляющихся материалов. Тогда мне это показалось маловразумительным. Теперь картина ясна. Где северный конец этой расселины?

— Вот тут… в верхней части кадра.

— Если я сильно не ошибаюсь, там у них основной склад атомных бомб. Гроаки любят упрятывать все под землю. Интересно, что сделает с ними прямое попадание пятидесятимегатонной ракеты?

— Если там у них ядерный арсенал, — сказал капитан, — то мне бы очень хотелось провести такой эксперимент.

— Вы сможете туда попасть ракетой?

— У меня на борту пятьдесят ракет. И если даже я буду выпускать их просто по очереди, то они должны перегрузить защиту. Да, я смогу это сделать.

— Расстояние не слишком велико?

— Это были самые современные модели экстра-класса, — зло улыбнулся капитан. — С видеонаведением. Мы можем зарулить их в бар и припарковать на табурет у стойки.

— А что вы скажете, если мы попробуем это сделать прямо сейчас?

— Я давно хотел обрести определенную мишень, — ответил капитан.


Полчаса спустя Ретиф усадил Шлуха на сиденье перед экраном.

— Вот это вот расширяющееся облачко пыли было когда-то спутником Гроа, — заботливо уведомил он его. — Похоже, с ним что-то случилось.

Шеф Внутренней Безопасности изумленно уставился на изображение.

— Очень жаль, — посочувствовал Ретиф. — Но, впрочем, он же не представлял собой ничего ценного, не правда ли, Шлух?

Шлух, выпучив все пять глаз, пробормотал что-то невразумительное.

— Всего лишь голый кусок железа, Шлух, как меня заверили в МИДе, когда я запросил сведения.

— Я желал бы, чтобы вы, Ретиф, держали своего пленника подальше от меня, — сказал капитан. — У меня просто руки чешутся взять его за глотку.

— Ну что вы, Шлух искренне хочет помочь, капитан. Он был плохим парнем, но у меня такое ощущение, что теперь он раскаялся и хотел бы сотрудничать с нами, особенно принимая во внимание грядущее прибытие земного крейсера и облако пыли вон там, — показал Ретиф.

— На что это вы намекаете?

— Капитан, вам осталось полетать еще с недельку, связаться с крейсером, когда тот прибудет, попросить его взять вас на буксир, и вашим бедам — конец. Когда в определенных кругах прокрутят ваши пленки, сюда заявятся Силы Мира и низведут Гроа до субтехнического культурного уровня, установив систему контроля, чтобы надежно гарантировать отсутствие у Гроа каких-либо новых экспансионистских замыслов, хотя теперь, с исчезновением сподручного железного рудника в небе, он вряд ли может сильно напакостить кому бы то ни было.

— Совершенно верно, но…

— С другой стороны, вот решение, которое я мог бы назвать дипломатическим подходом.

После подробного разъяснения Ретифа капитан с сомнением посмотрел на него.

— Я-то готов, — согласился он. — А вот как насчёт вашего парня?

Ретиф повернулся к Шлуху. Гроак содрогнулся, втянув стебельки глаз.

— Я это сделаю, — слабо произнёс он.

— Отлично! Капитан, если вы распорядитесь доставить передатчик с челнока, то я позвоню еще одному приятелю, по имени Фисс, из МИДа, — Он повернулся к Шлуху. — И когда я свяжусь с ним, Шлух, вы сделаете все точно так, как я вам сказал, — или в столице Гроа будут диктовать свою волю земные Миротворцы.


— Если говорить совершенно откровенно, Ретиф, — заявил советник Никчемни, — я совершенно сбит с толку. У меня создалось впечатление, что господин Фисс из Министерства иностранных дел почти болезненно горячо расточал вам похвалы. Он, кажется, так и горит желанием оказать вам хоть какую-нибудь любезность. В свете обнаруженных мной определенных свидетельств крайне непротокольного поведения с вашей стороны, это довольно трудно понять.

— Мы с Фиссом многое пережили вместе. Теперь мы хорошо понимаем друг друга.

— У вас нет совершенно никаких причин для самодовольства, Ретиф, — строго указал Никчемни. — Фройляйн Мойл вполне оправданно доложила о вашем поведении. Конечно, знай она, что вы помогали господину Фиссу в его чудесной работе, то, я в этом не сомневаюсь, несколько изменила бы свой доклад. Вам следовало бы ей довериться.

— Фисс хотел сохранить все в тайне — на случай, если дело не выгорит. Вы же знаете, как это бывает.

— Конечно. И как только фройляйн Мойл оправится от нервного потрясения, ее будет ждать неплохое повышение. Девушка более чем заслуживает его за многолетнюю непоколебимую приверженность политике Корпуса.

— Непоколебимую, — повторил Ретиф. — С этим я воистину готов согласиться.

— Еще бы вам не согласиться, Ретиф. Вы ведь не проявили себя должным образом в этом задании. Я организую ваш перевод; вы вызвали отчуждение у слишком многих местных жителей.

— Но, как вы только что сказали, Фисс высоко отзывается обо мне…

— Верно. Но я говорю о культурной интеллигенции. Данные фройляйн Мойл неопровержимо показывают, что вы намеренно оскорбили множество влиятельных групп, бойкотируя…

— У меня нет слуха, — признался Ретиф. — Для меня гроак, дующий в носовую свистульку, остается всего лишь гроаком, дующим в носовую свистульку.

— Надо приноравливаться к местным эстетическим ценностям. Научитесь принимать партнеров такими, какие они есть на самом деле. Из некоторых ваших замечаний, процитированных фройляйн Мойл в докладе, определенно явствует, что вы совершенно не уважали гроаков. Но как же вы ошиблись! Все это время они беспрестанно трудились для спасения тех храбрых ребят, оказавшихся в смертельной ловушке на борту потерявшего управление космического Летучего Голландца. Они продолжали упорствовать даже тогда, когда мы сами забросили поиски и отступились. А когда они открыли сей кошмарный факт — что вывело его из строя столкновение с их же спутником, то сделали этот величественный жест, беспрецедентный по своей щедрости. По сто тысяч кредитов золотом каждому члену экипажа — в знак горячего гроакского сочувствия. Так что ваша ошибка совершенно непростительна!

— Щедрый жест, — пробормотал Ретиф.

— Надеюсь, Ретиф, это происшествие послужит вам хорошим уроком. Все-таки, ценя полезную роль, сыгранную вами в даче господину Фиссу советов по процедурной части для помощи в поисках, на этот раз я воздержусь от рекомендации понизить вас в должности. Мы закроем глаза на это дело и сохраним вам безупречную репутацию. Но в будущем я буду внимательно следить за вами.

— Нельзя завоевать сердца всех, — философски изрек Ретиф.

— Вам лучше упаковать свои вещи, вы отправитесь с нами завтра утром. — Никчемни собрал бумаги в ровную стопку. — Сожалею, что факты не дают мне возможности представить о вас более лестный доклад. Мне хотелось бы рекомендовать вам повышение, наряду с фройляйн Мойл.

— Ничего, — утешился Ретиф. — У меня есть мои воспоминания.

Книга VI. КУЛЬТУРНЫЙ ОБМЕН

«…Изобретенные еще на раннем этапе истории Корпуса высокоэффективные вспомогательные гуманитарные программы сыграли жизненно важную роль в установлении гармонии среди миролюбивых народов интергалактического товарищества. Выдающийся успех помощника атташе (впоследствии посла) Манна в космополитизации реакционных элементов Никодемийского Скопления был достигнут именно благодаря действию этих чудесных программ…»

Т. Ш, катушка 71, 482 г. а. э. (2943 г. н. э.)
Первый секретарь посольства Мэгнан снял с вешалки плащ с зеленой подкладкой и берет с оранжевым пером.

— Я уезжаю, Ретиф, — сказал он. — Надеюсь, вы справитесь в мое отсутствие с обычной административной рутиной без каких-либо чрезвычайных происшествий.

— Такая надежда кажется достаточно скромной, — отозвался второй секретарь посольства Ретиф. — Я постараюсь оправдать ее.

— Запомните, я не ценю легкомысленного отношения к данному отделу, — раздраженно бросил Мэгнан. — Когда я впервые сюда прибыл — в этот отдел Независимого Распределения Знаний, Библиотечных Единиц и Ресурсов Интеллектуального Харизматизма, здесь царил полный хаос. Мне думается, при мне отдел НЕРАЗБЕРИХа стал тем, что он представляет собой сегодня. Честно говоря, я сомневаюсь, разумно ли ставить вас во главе столь чувствительного отдела, даже на две недели. Помните, ваши функции чисто представительские.

— В таком случае давайте предоставим их мисс Фаркл, а я сам тоже возьму на пару недель отпуск. При ее весе она сможет представлять отдел очень внушительно.

— Полагаю, вы шутите, Ретиф, — печально промолвил Мэгнан. — А я ведь ожидал, что даже вы поймете, что участие боганцев в Программе Обмена может оказаться первым шагом к сублимированию их агрессивных наклонностей в более культурное русло.

— Я вижу, они посылают две тысячи студентов на д’Ланд, — заметил Ретиф, взглянув на Памятку для Справок. — Здоровенное такое сублимирование.

Мэгнан важно кивнул:

— За последние два десятилетия боганцы затевали не менее четырех военных кампаний. Они широко известны как Громилы Никодемийского Скопления. Теперь, наверное, мы увидим, как они порывают с этим дурным прошлым и с честью вступают в культурную жизнь Галактики.

— Порывают и вступают, — задумчиво повторил Ретиф. — Возможно, в этом что-то есть. Но хотел бы я знать, что они будут изучать на д’Ланде? Это индустриальная планета типа «бедные-но-честные»…

— Академические частности — дело студентов и их профессоров, — нетерпеливо отмахнулся Мэгнан. — Наша же задача — всего лишь свести их друг с другом. Постарайтесь не конфликтовать с представителем боганцев. Для вас это будет превосходной возможностью потренироваться в дипломатической сдержанности — уверен, вы согласитесь, что это не самая сильная ваша сторона.

Загудел интерком. Ретиф нажал кнопку.

— В чем дело, мисс Фаркл?

— В буколическом субъекте с Лавенброя. Он снова здесь, — на маленьком настольном экране мясистые черты лица мисс Фаркл неодобрительно сжались.

— Этот парень — отъявленный надоедала, оставляю его вам, Ретиф, — довольно сказал Мэгнан. — Скажите ему что-нибудь, в общем, избавьтесь от него. И помните: здесь, в Штаб-квартире Корпуса, на вас обращены взоры со всех сторон.

— Если бы я подумал об этом, то надел бы другой костюм, — ответил ему Ретиф.

Мэгнан фыркнул и удалился прочь. Ретиф нажал кнопку связи с мисс Фаркл.

— Впустите буколического субъекта.

В кабинет вошёл высокий и широкоплечий мужчина, бронзовокожий и с седоватыми волосами, одетый в облегающие брюки из плотной ткани, свободную рубашку с расстегнутым воротом и короткую куртку. Под мышкой он держал какой-то узел. Увидев Ретифа, он остановился, окинул его взглядом с головы до ног, а затем подошел и протянул руку. Ретиф пожал ее. Какой-то миг двое рослых мужчин стояли лицом к лицу. На челюсти новоприбывшего заходили желваки, и он скривился от боли. Ретиф тут же отпустил его руку и показал на кресло.

— Неплохая работа, мистер, — сказал, массируя руку, незнакомец. — В первый раз кому-то удалось проделать такое со мной. Хотя, полагаю, сам виноват, ведь начал-то первым я.

Он усмехнулся и сел.

— Чем могу быть полезен? — любезно спросил второй секретарь — Меня зовут Ретиф. Я на пару недель замещаю мистера Мэгнана.

— Вы работаете в этой культурной шараге, так ведь? Странно, я думал, тут одни штафирки. Впрочем, неважно. Я — Хэнк Арапулос. Фермер. А видеть вас я хотел вот по какому поводу… — Он поерзал в кресле. — Ну, у нас там, на Лавенброе, возникла действительно серьезная проблема. Урожай вина почти готов к уборке. Уборку-то мы начнем еще через два-три месяца, ну так вот… Не знаю, знакомы ли вы с выращиваемым нами виноградом сорта «Бахус»?

— Нет, — признался Ретиф. — Не хотите ли сигару? — Он толкнул коробку через стол. Арапулос благодарно кивнул и взял одну.

— Виноград «Бахус» — необычный сорт, — сказал он, раскуривая сигару. — Вызревает лишь раз в двенадцать лет. В промежутке, к счастью, лоза не нуждается в большом внимании: наше время принадлежит в основном нам самим. Но мы любим фермерство. Проводим много времени, выводя новые виды. Яблоки размером с арбуз — и сладкие, и все такое прочее.

— Кажется очень приятным, — заметил Ретиф. — И где же тут вступает в игру Отдел Независимого Распределения Знаний?

Арапулос нагнулся вперёд.

— Мы усиленно занимаемся искусством. Люди не могут тратить все свое время на гибридизацию растений. Мы превратили всю сушу в парки и фермы, оставив, конечно, несколько приличных лесных районов для охоты и тому подобного. Лавенброй — приятное местечко, мистер Ретиф.

— Похоже на то, мистер Арапулос. Вот только какое…

— Зови меня Хэнк. Сезоны у нас дома длинные. Их всего пять. В нашем году примерно восемнадцать земных месяцев. Чертовски холодно зимой — эксцентрическая орбита, знаете ли.

Иссиня-черное небо, звезды видны весь день. Зимой мы в основном занимаемся живописью и ваянием. Потом весна — все еще порядком холодно. Много катания на лыжах, коньках, бобслея — и это сезон для резчиков по дереву. Наша мебель…

— По-моему, я видел образчики вашей мебели, — перебил Ретиф. — Прекрасная работа. Но…

Арапулос кивнул.

— И все из местных пород дерева к тому же, заметьте. В нашей почве много металлов. Вот эти-то сульфиты и придают дереву настоящий цвет, скажу я вам. А потом приходят муссоны. Дождь, и он льет как из ведра, но солнце все ближе и ближе, все время сияет. Вы видели когда-нибудь ливень при солнце? В этот сезон пишут музыку. Потом лето. Летом жарко. Днем мы отсиживаемся по домам, а когда солнце скроется, всю ночь веселимся на пляже. На Лавенброе много пляжей, суша у нас в основном из островов. Тут наступает время драм и симфоний. Театры устраивают спектакли прямо на песке или на барках, поставленных на якорь. Музыка, прибой, костры, звезды — мы, скажу я вам, близки к центру шарового скопления…

— Вы говорите, что теперь пришло время урожая?

— Совершенно верно! Осень — наш сезон сбора плодов. Большую часть лет цикла у нас бывают лишь обыкновенные урожаи: фрукты, зерно и тому подобное. Уборка их не занимает особо много времени. Основное время мы тратим на архитектуру, готовим к зиме новые дома или реставрируем старые. В эту пору все чаще мы бываем дома — мы любим комфортабельность и старательно обустраиваем жилища. Но теперешний год — иной. Это — Год Вина. — Арапулос попыхтел сигарой и обеспокоенно посмотрел на Ретифа.

— Наш винный сбор — это наш большой денежный сбор, — сказал он наконец. — Мы получаем достаточно, чтобы остаться на плаву. Но в этом году…

— Неурожай?

— О, уродился виноград прекрасно, один из самых лучших урожаев на моей памяти. Конечно, мне всего двадцать восемь, и я могу вспомнить только два других урожая. Трудность не в урожае…

— Вы потеряли рынки? Похоже, этот вопрос касается Торгового…

— Потеряли рынки? Мистер, никто, когда-либо вкусивший нашего вина, никогда не согласится ни на какое другое!

— Похоже, я что-то упустил, — решил Ретиф. — Надо будет как-нибудь попробовать.

Арапулос положил узел на стол, аккуратно развернул упаковку.

— Нет времени лучше настоящего, — предложил он.

Ретиф оценивающе посмотрел на две пузатые бутыли, зеленую и янтарную, обе пыльные, с выцветшими наклейками и прикрученными проволокой почерневшими пробками.

— В Корпусе косо смотрят на пьянство при исполнении служебных обязанностей, мистер Арапулос, — указал он.

— Это не пьянство, а просто вино, — Арапулос снял проволоку и высвободил пробку. Та медленно поднялась, а затем с хлопком вылетела. Арапулос ловко поймал ее. Из бутылки поплыли ароматные пары. — Кроме того, если вы не присоединитесь ко мне, то заденете мои чувства.

Он подмигнул.

Ретиф взял со столика рядом с письменным столом два бокала с тонкими стенками.

— Однако, если поразмыслить, мы также обязаны стараться не нарушать странных туземных обычаев.

Арапулос наполнил бокалы. Ретиф взял один, понюхал жидкость густого охряного цвета, попробовал ее, а потом изрядно отхлебнул. И задумчиво посмотрел на Арапулоса.

— Хммм, на вкус похоже на соленые пеканы, с подспудным привкусом марочного портвейна.

— Не пытайтесь его описать, мистер Ретиф, — посоветовал Хэнк. Он набрал вина в рот, пропустил сквозь зубы и проглотил. — Это вино Бахуса, вот и все.

Он подтолкнул к Ретифу вторую бутылку.

— У нас на родине в обычае перемежать красное вино черным.

Ретиф отложил сигару, снял проволоку, подтолкнул пробку и поймал ее, когда она вылетела.

— Не поймать пробку — к неудаче, — кивнул Арапулос, — Вероятно, вы никогда не слышали, какая беда приключилась у нас на Лавенброе несколько лет назад?

— Не могу сказать, чтобы слышал, Хэнк, — Ретиф налил в новые бокалы черного вина. — За урожай.

— У нас на Лавенброе много всяких минералов, — объяснил, глотая вино, Арапулос. — Но мы не намерены губить ландшафт, добывая их. Нам нравится сельское хозяйство. Так вот, лет десять назад некоторые наши соседи высадили войска. Сочли, что они лучше нас знают, что делать с нашими минералами. Хотели вести открытую добычу и плавить руду. Нам удалось убедить их в ином. Но на это потребовался целый год, и мы потеряли много людей.

— Очень жаль, — искренне посочувствовал Ретиф. — Я бы сказал, что это больше похоже вкусом на жареное мясо с воздушной кукурузой на основе рислинга.

— Это поставило нас в тяжелое положение, — продолжал Арапулос. — Нам пришлось одолжить деньги у планеты под названием Кроани, заложили свой урожай; пришлось нам также начать экспорт произведений искусства. Покупателей, естественно, навалом, но когда создаешь что-то для посторонних — это уже не то.

— Так в чем же проблема? — не понял Ретиф. — Кроани собираются отказать вам в праве выкупа закладной?

— Долг выплатить несложно. Урожай вина освободит нас с лихвой от финансовых затруднений, но нам нужны для его сбора рабочие руки. Сбор винограда «Бахус» — не такая работа, какую можно передать механизмам, и мы этого не сделаем, даже если сможем. Сбор винограда — это памятное событие в жизни на Лавенброе. Участвуют все. Во-первых, уборка на полях. Мили и мили виноградников покрывают горные склоны, теснятся на берегах рек, перемежаемые то тут, то там садами. Большие лозы, в восемь футов высотой, отягощенные плодами, а между ними растет густая шелковистая трава. Постоянно туда-сюда курсируют виновозы, подвозя вина сборщикам. Установлены призы за самый большой сбор в день, заключаются пари — кто наполнит больше всех корзин виноградом за час. Солнце стоит высоко и светит ярко, но при этом прохладно. И прохлада как раз такая, что придает массу сил. С наступлением ночи на садовых участках устанавливают столы и устраивают пир: жареные индейки, говядина, ветчина, всякая битая птица. Много салатов, уйма фруктов и свежевыпеченного хлеба… и вино, по-настоящему много вина. Готовит в каждом саду каждую ночь новая бригада, и лучшим бригадам вручают призы.

Потом начинается процесс изготовления вина. Мы по-прежнему давим собранный виноград ногами. Это в основном для молодежи, но рады участию всех. Вот тогда-то и начинается разгул. Фактически почти половина нашей нынешней молодежи родилась примерно девять месяцев спустя после сбора последнего урожая. Тут уж все пари побоку. А в каком напряжении это держит парня! Пробовали когда-нибудь удержать деваху, на которой ничего нет, кроме слоя виноградного сока?

— Никогда, — признался Ретиф. — Говорите, большинство детей родилось после урожая. Значит, им будет всего двенадцать ко времени следующего…

— О, лавенбройских лет. По земному счету им восемнадцать.

— То-то мне показалось, что вы выглядите немного чересчур зрелым для двадцати восьми лет, — сказал Ретиф.

— Сорок два земных года, — доложил Арапулос. — Но этот год — он выглядит в перспективе неважным. У нас небывалый урожай — и не хватает рабочих рук. А если не будет большого сбора, то заявятся кроанийцы, и господь знает, чего они натворят. И мы прикинули так. Возможно, вы, спецы по культуре, сможете нам помочь: может быть, устроите нам заем до окончания сбора урожая — достаточный, чтобы нанять недостающие рабочие руки. А мы потом расплатимся скульптурами, живописью, мебелью.

— Я сожалею, Хэнк. Мы здесь всего-навсего разрабатываем маршруты для гастролирующих балаганов и тому подобное. Вот если бы вам требовалась труппа носовых флейтистов-гроаков…

— Они умеют собирать виноград?

— Нет. Да и в любом случае они не выносят дневного света. Вы пробовали поговорить об этом в отделе Трудовых Ресурсов?

— Разумеется. Они обещали предоставить нам всех специалистов по электронике и любых компьютерных программистов, каких мы только хотим, но никаких полевых рабочих. Говорят, мол, они классифицируются как чернорабочие. Можно подумать, будто я пытался купить рабов.

Загудел сигнал вызова интеркома, и на настольном экране появилось изображение мисс Фаркл.

— Через пять минут вам надо быть на Межгрупповом Совещании, — уведомила она Ретифа. — А потом надо встретить боганских студентов.

— Спасибо. — Ретиф долил бокал и встал.

— Мне надо бежать, Хэнк, — извинился он. — Дай мне подумать над этим дельцем. Возможно, мне удастся что-нибудь устроить. Свяжись со мной послезавтра. А бутылки лучше оставь здесь. Культурные экспонаты, знаешь ли.

Когда совещание закончилось, Ретиф поймал взглядом коллегу, сидевшего напротив.

— Мистер Ваффл, вы упомянули о грузе, следующем на планету под названием Кроани. А что они получают?

Ваффл недоуменно моргнул.

— А, вы тот парень, который замещает Мэгнана в НЕРАЗБЕРИХе, — наконец вспомнил он. — Собственно говоря, поставки предоставленного в дар оборудования касаются только Склада Моторизованного Оборудования, Распределения Обменов, Займов и Лендлиза. Он поджал губы.

— Однако, полагаю, если я и скажу вам, вреда не будет. Они получают тяжелое оборудование для горных разработок.

— Бурильные установки и тому подобное?

— Снаряжение для открытой разработки ископаемых. — Ваффл достал из нагрудного кармана клочок бумаги и прищурился, глядя на него. — Если точнее, трактора ФВ-1 модели «Боло». А почему НЕРАЗБЕРИХа интересуется деятельностью СМОРОЗИЛа?

— Извиняюсь за любопытство, мистер Ваффл. Просто сегодня тема Кроани уже всплывала; похоже, они держат в своих руках закладную на некоторые виноградники на…

— СМОРОЗИЛ это не касается, сэр, — оборвал его Ваффл. — В качестве шефа СМОРОЗИЛа у меня хватает забот и без вмешательства в дела НЕРАЗБЕРИХИ.

— Кстати, о тракторах, — вставил еще один из участников совещания. — Мы, в Комитете Либерализации Явно Недоразвитых Членов Интергалактического Товарищества, не один месяц пытались пробить через СМОРОЗИЛ запрос на горнодобывающее оборудование для д’Ланда…

— КЛЯНЧИТ опоздал к столу, — парировал Ваффл. — Кто первым пришел, того первым и обслуживают. Именно такова политика у нас в СМОРОЗИЛе. Счастливо оставаться, господа.

И вышел, посвистывая, с портфелем под мышкой.

— Вот в этом-то и беда с миролюбивыми мирами, — заключил член КЛЯНЧИТ. — Бога причинила всем уйму хлопот, вот все отделения Корпуса наперебой и стараются умиротворить ее, в то время как мои шансы невелики. То есть шансы помочь миролюбивому д’Ланду практически сводятся к нулю.

— А что за университет у них на д’Ланде? — поинтересовался Ретиф. — Мы отправляем туда по обмену две тысячи студентов. Институт этот, должно быть, еще тот…

— Университет? На д’Ланде есть всего один-единственный малообеспеченный Технический Колледж.

— И все направленные по обмену студенты будут учиться в Техническом Колледже?

— Две тысячи студентов? Ха! Двести студентов — и то перенапрягут преподавательские возможности колледжа!

— Интересно, знают ли об этом боганцы?

— Боганцы? Да ведь большинство затруднений д’Ланда вызвано именно заключенным с Богой неразумным торговым соглашением. Вот уж действительно — две тысячи студентов. — Он, посмеиваясь, ушел.

Ретиф заскочил в кабинет забрать короткий фиолетовый плащ, а затем поднялся лифтом на крышу двухсоттридцатиэтажного дома ШК Корпуса и отправился на аэротакси в порт.

Боганские студенты уже прибыли. Ретиф увидел их, выстроившихся на трапе в ожидании прохождения таможенного досмотра. Ретиф подсчитал, что пропустят их не раньше чем через полчаса. Поэтому он завернул в бар и заказал пива. Сидевший на соседнем табурете высокий молодой парень поднял кружку.

— За счастливые деньки, — предложил он.

— И ночки им под стать.

— В точку, — он проглотил половину содержимого кружки. — Меня зовут Карш. Мистер Карш. Да, мистер Карш. Ну и скучно же торчать здесь в ожидании.

— Встречаете когo-то?

— Угу. Группу младенцев. Мальчишек. Пока они там ожидают… Неважно. Выпейте одну за мой счет.

— Спасибо. Вы что, командир отряда бойскаутов?

— Я скажу вам, кто я такой: нянька при младенцах из колыбели. Знаете, — он повернулся к Рётифу, — ни один из этих мальчишек не старше восемнадцати. — Он икнул.

— Студенты, знаете ли. Никогда ведь не видели студента с бородой, верно?

— Нет, почему же, много раз. Так вы, значит, встречаете студентов?

Молодой парень, моргнув, поглядел на Ретифа.

— О, так вы знаете об этом, да?

— Я представляю НЕРАЗБЕРИХу.

Карш могучим глотком прикончил пиво и заказал еще.

— Я приехал загодя: своего рода авангард этих сосунков. Сам их обучал. Гонял их в хвост и в гриву, но с КОМой они теперь обращаться умеют. Не знаю, правда, как они поведут себя под давлением. Будь у меня мой прежний взвод…

Он посмотрел в пивную кружку, а затем решительно, оттолкнул ее.

— Пожалуй, хватит с меня, — решил он. — Пока, друг, или вы тоже идете?

Ретиф кивнул.

— Вполне могу пойти с вами.

У выхода из загородки таможни Ретиф проследил, как первый из боганских студентов прошел досмотр, увидел Карша и вытянулся по стойке «смирно».

— Бросьте это, мистер, — резко одернул его Карш. — Разве так ведут себя студенты?

Юнец, круглолицый и широкоплечий паренек, усмехнулся.

— Полагаю, нет, — признал он. — Скажите, э-э-э, мистер Карш, нас отпустят в город? Наши парни думали…

— Ах, вы думали, да? Вы ведете себя, словно школьники. Я хочу сказать… Нет! А теперь, стройся!

— Мы приготовили квартиры для ваших студентов, — сказал Ретиф. — Если вы хотите перевезти их на западную сторону, то я посадил пару вертолетов.

— Спасибо, — отказался Карш. — Они останутся здесь вплоть до самого отлета. Этим милым малюткам никак нельзя разбредаться кто куда. Еще вздумают, чего доброго, дезертировать.

Он икнул.

— Я имею в виду — прогулять занятия.

— Мы назначили ваш отлет на завтра в полдень. Ждать долго. Тут НЕРАЗБЕРИХа организовала билеты в театр и ужин.

— Сожалею, — извинился Карш, — Как только сюда доставят наш багаж, мы сразу же отправляемся. — Он снова икнул.

— Не можем, знаете, путешествовать без своего багажа.

— Как угодно, — согласился Ретиф. — А где сейчас ваш багаж?

— Прибывает на борту кроанийского лихтера.

— Может быть, вы хотите устроить ужин для студентов прямо здесь?

— Разумеется. Хорошая мысль. Почему бы вам не присоединиться к нам? — Карш подмигнул. — И притаранить немножко пивка?

— Не в этот раз, — извинился Ретиф, наблюдая за студентами, все еще выходящими из таможни.

— Тут, кажется, одни парни, — заметил он. — Никаких студенток?

— Может быть, позже подъедут, — сказал Карш. — После того как мы увидим, как примут первую группу.

Вернувшись в НЕРАЗБЕРИХу, Ретиф вызвал по интеркому мисс Фаркл.

— Вам известно, как называется институт, куда отправляются эти боганские студенты?

— Ну конечно же — д’Ландский Университет.

— Это, случаем, не Технический Колледж? Мисс Фаркл поджала губы.

— Мне, безусловно, никогда не было надобности вникать в такие подробности…

— А где кончается выполнение вашей работы и начинается вникание в лишние подробности, мисс Фаркл? — осведомился Ретиф. — Мне лично любопытно, что именно отправились изучать эти студенты в такую даль, причём за счет Корпуса.

— Мистер Мэгнан никогда не позволял себе…

— В настоящее время, мисс Фаркл, мистер Мэгнан в отпуске. И поэтому я остаюсь с вопросом о двух тысячах молодых студентов, отправившихся на планету, где для них нет даже учебных помещений… На планету, нуждающуюся в тракторах. Но трактора почему-то везут на Кроани — планету, находящуюся в долгу у Боги. А Кроани между тем держит закладную на самые лучшие виноградники на Лавенброе.

— Чушь! — резко бросила мисс Фаркл, пылая взором из-под недовыщипанных бровей. — Надеюсь, вы не сомневаетесь в мудрости мистера Мэгнана!

— Никаких сомнений в мудрости мистера Мэгнана быть не может, — заверил ее Ретиф. — Но дело не в этом. Я хотел бы, чтобы вы выяснили мне один вопрос: сколько тракторов получит Кроани по программе СМОРОЗИЛа?

— Это касается только СМОРОЗИЛа, — сказала мисс Фаркл. — Мистер Мэгнан всегда…

— Я в этом уверен. Тем не менее дайте мне знать о количестве тракторов. И немедленно.

Мисс Фаркл фыркнула и исчезла с экрана. Ретиф покинул кабинет, спустился на сорок первый этаж и проследовал по коридору в Библиотеку Корпуса. Он перелистал каталоги на полке и стал сосредоточенно и методично просматривать индексы.

— Не могу ли я вам чем-нибудь помочь? — прощебетал кто-то. Рядом с ним стояла крошечная библиотекарша.

— Спасибо, мэм, — поблагодарил Ретиф. — Я ищу сведения об одном образчике горного оборудования: тракторе ФВ модели «Боло».

— В промышленном секторе вы его не найдете, — заверила библиотекарша. — Идемте.

Ретиф проследовал за ней вдоль полок к хорошо освещенному отделению с названием «ВООРУЖЕНИЕ». Она взяла с полки кассету, вставила ее в просматриватель, пощёлкала, прокручивая ее, и остановила на изображении приземистой бронированной машины.

— Вот это и есть модель ФВ, — показала она. — Впрочем, она больше известна под названием Континентальная Осадная Машина. Экипаж четыре человека, полумегатонная огневая мощь…

— Должно быть, тут какая-то ошибка, — перебил Ретиф. — Нужная мне модель «Боло» — это трактор, модели ФВ М-1.

— А, была такая модификация с добавлением отвала для подрывных работ. Должно быть, это-то и сбило вас с толку.

— Вероятно. Наряду с другими обстоятельствами. Благодарю вас.

В кабинете его ждала мисс Фаркл.

— У меня есть понадобившиеся вам сведения, — доложила она. — И они у меня уже больше десяти минут. У меня сложилось впечатление, что они вам нужны очень срочно, и я пошла на огромные хлопоты…

— Разумеется, — прервал ее излияния Ретиф. — Валяйте. Сколько тракторов?

— Пятьсот.

— Вы уверены?

У мисс Фаркл задрожали все многочисленные подбородки.

— Ну! Если вы считаете меня некомпетентной…

— Всего лишь спрашиваю, возможна ли ошибка, мисс Фаркл. Пятьсот тракторов — это довольно большое количество оборудования.

— Не будет ли чего-нибудь еще? — осведомилась ледяным тоном мисс Фаркл.

— Искренне надеюсь, что нет, — ответил Ретиф. Откинувшись на спинку мягкого кресла Мэгнана с автоматическим вращением и облеганием, Ретиф перелистал папку с грифом «7-602-Ба; КРОАНИ (общие сведения)» и остановился на разделе, озаглавленном «ПРОМЫШЛЕННОСТЬ». Не переставая читать, он открыл ящик стола, извлек две бутылки вина Бахуса и два бокала. Налив на дюйм вина в каждый, он задумчиво пригубил черное вино. Будет очень жаль, решил он, если что-нибудь помешает производству таких марочных вин…

Полчаса спустя он отложил папку в сторону, включил телефон и позвонил в кроанийскую дипломатическую миссию, попросив соединить его с торговым атташе.

— Говорит Ретиф из штаб-квартиры Корпуса, — небрежно бросил он. — Насчёт груза СМОРОЗИЛа, тракторов. Я хочу знать, не произошла ли здесь какая-то путаница. По моим данным, мы отправляем пятьсот штук.

— Совершенно верно. Именно пятьсот. Ретиф молчал, ожидая продолжения.

— Э… Вы слушаете, мистер Ретиф?

— Все еще слушаю. И все еще хочу разъяснения по вопросу пятисот тракторов.

— Все в полном порядке, я думал, с этим все улажено. Мистер Ваффл…

— Для того чтобы управиться с продукцией, выдаваемой одной-единственной машиной, потребуется приличных размеров завод, — перебил Ретиф, — Так вот, Кроани существует благодаря рыболовству. На ней есть, наверное, с полдюжины крохотных перерабатывающих заводов. Возможно, сообща они и могли бы управиться с рудой, какую им наскребут десять ФВ… — будь на Кроани вообще какая-то руда. Кстати, вам не кажется, что ФВ — не самый удачный выбор модели горнодобывающего оборудования? Я бы подумал…

— Послушайте, мистер Ретиф, с чего это такой интерес к нескольким лишним тракторам? И в любом случае, какое вам дело до того, как мы собираемся использовать оборудование? Это внутреннее дело моего правительства. Мистер Ваффл…

— Я не мистер Ваффл. Что вы намерены делать с другими четырьмястами девяноста машинами?

— Как я понимаю, они переданы в дар без всяких ограничений и обязательств!

— Знаю, задавать вопросы — дурной тон. По старой дипломатической традиции, всякий раз, когда тебе удается заставить кого-то принять что-то в подарок, ты набираешь очки в игре. Но если Кроани строит какие-то козни…

— Ничего подобного, мистер Ретиф! Это просто-напросто обычная сделка.

— Какую, интересно, сделку вы заключили на модель ФВ «Боло»? С отвалом или без оного, она все равно известна под названием Континентальная Осадная Машина…

— Великое Небо, мистер Ретиф! Не делайте поспешных выводов! Вы ведь не хотите заклеймить нас как поджигателей войны? Честное слово… Эта линия не прослушивается?

— Безусловно, нет. Можете говорить не стесняясь.

— Эти трактора предназначены для переотправки. Мы попали в трудное положение с балансом выплат, и это услуги группе, с которой у нас прочные деловые связи.

— Как я понимаю, в ваших руках находится закладная на лучшие земли на Лавенброе, — сказал Ретиф. — Тут есть какая-то связь?

— Ну что вы… э… нет. Конечно, нет.

— А кто в конечном итоге получит трактора?

— Мистер Ретиф, это несанкционированное вмешательство…

— Кто их получит?

— По воле случая они отправляются на Лавенброй. Но я никак не вижу…

— А какому-такому другу вы помогаете несанкционированной переотправкой дареного оборудования?

— Как какому… э… я сотрудничал с мистером Галвером, представителем Боги.

— И когда они будут отправлены?

— Да они уже отправлены неделю назад. Теперь уж они на полпути к цели. Но послушайте, мистер Ретиф, тут совсем не то, что вы думаете!

— А откуда вы знаете, что я думаю? Я и сам пока точно этого не знаю. — Ретиф дал отбой и вызвал по интеркому секретаршу. — Мисс Фаркл, я хочу, чтобы меня немедленно уведомляли о любых новых заявках из консульства Боги на обмен студентами.

— Знаете, по чистому совпадению одна такая заявка сейчас лежит здесь, у меня. Ее принес мистер Галвер из консульства Боги.

— Мистер Галвер еще в отделе? Я хотел бы с ним увидеться.

— Я спрошу, есть ли у него время.

Прошло несколько минут, прежде чем вошёл краснолицый мужчина с толстой шеей и в тесной ему шляпе. На нем были надеты старомодный костюм» желто-коричневая рубашка, сверкающие ботинки с закругленными носками и недовольное выражение лица.

— Чего вам надо? — рявкнул он. — Как я понял из бесед с другим… э… штатским, никакой надобности в этих раздражающих совещаниях больше нет.

— Я только что узнал, что вы отправляете за рубеж новых студентов, мистер Галвер. Сколько же на этот раз?

— Три тысячи.

— И куда они направляются?

— На Кроани — все это указано в переданной мной заявке. Ваша задача лишь обеспечить транспорт.

— Еще какие-нибудь студенты будут куда-нибудь направлены а этом сезоне?

— А как же… наверно. Это дело Боги, — Галвер посмотрел на Ретифа, недовольно поморщившись. — Фактически мы подумываем отрядить еще две тысячи на Перышко.

— Еще один малонаселенный мир и, по-моему, в том же скоплении, — добавил Ретиф. — Ваш народ, должно быть, необыкновенно интересуется этим районом космоса.

— Если это все, что вам хотелось узнать, то я пошёл. Мне надо заняться важными делами.

После ухода Галвера Ретиф вызвал мисс Фаркл.

— Я хотел бы получить список всех запланированных по настоящей программе перемещений студентов, — сказал он. — И посмотрите, не удастся ли вам достать сводку того, какие грузы отправлял в последнее время СМОРОЗИЛ.

Мисс Фаркл задрала нос.

— Будь здесь мистер Мэгнан, я уверена, ему бы и не приснилось вмешиваться в работу других отделов. Я слышала ваш разговор с джентльменом из дипломатической миссии Кроани.

— Списки, мисс Фаркл.

— Я не привыкла, — стояла на своем мисс Фаркл, — вторгаться в дела, лежащие за рамками интересующего нас скопления.

— Это похуже, чем подслушивать разговоры по телефону, да? Но неважно. Мне нужны эти сведения, мисс Фаркл.

— Преданность своему начальнику…

— Преданность своему чеку с оплатой должна побудить вас кинуться со всех ног за запрошенными мною материалами, — оборвал ее Ретиф. — Всю ответственность я беру на себя. А теперь — живо.

Загудел сигнал вызова. Ретиф щелкнул клавишей.

— НЕРАЗБЕРИХа. У аппарата Ретиф.

На настольном экране появилось загорелое лицо Арапулоса.

— Здорово, Ретиф. Не возражаешь, если я зайду?

— Разумеется, заходи, Хэнк. Я хочу поговорить с тобой. В кабинете Арапулос занял предложенное кресло.

— Извини, что надоедаю тебе, Ретиф, — сказал он, — но ты не достал чего-нибудь для меня?

Ретиф махнул рукой на бутылки с вином.

— Что тебе известно о Кроани?

— Кроани? Местечко не из лучших. В основном океан. Если любишь рыбалку, то там, полагаю, отлично. Мы импортируем оттуда кое-какие дары моря. Во время муссонов креветки хороши. Свыше фута длиной.

— Вы с ними в хороших отношениях?

— Разумеется, полагаю — в хороших. Правда, они очень дружны с Богой…

— Ну и что?

— Разве я не рассказывал? Бога-то как раз и есть та планета, что попыталась захватить у нас власть дюжину лет назад. И им это удалось бы, если бы не крутое невезение. Их бронетанковые части потопли, а без брони они стали легкой добычей.

Позвонила мисс Фаркл.

— Ваши списки у меня, — коротко доложила она.

— Принесите их, пожалуйста.

Секретарша положила бумаги на стол. Арапулос поймал ее взгляд и подмигнул. Она фыркнула и вышла из кабинета, печатая шаг.

— Этой девице нужно не что иное, как хорошенько попоскальзываться в давленом винограде, — заметил Арапулос.

Ретиф быстро листал документы, время от времени останавливаясь для более тщательного изучения. Закончив, он посмотрел на Арапулоса.

— Сколько человек вам понадобятся для сбора урожая, Хэнк? — спросил Ретиф.

Арапулос понюхал вино у себя в бокале.

— Сотня помогла бы, — прикинул он. — Тысяча была бы лучше. Твое здоровье.

— А что ты скажешь о двух тысячах?

— Две тысячи? Ретиф, ты не шутишь?

— Надеюсь, нет. — Он снял телефонную трубку и позвонил в Управление Порта, попросив позвать диспетчера.

— Привет, Джим. Слушай, я должен попросить тебя об одной услуге. Знаешь, тот контингент боганских студентов; они путешествуют на борту двух транспортных судов ДКЗ. Меня интересует перевозимый вместе с этими студентами багаж. Он уже прибыл? Ладно, подожду…

Джим вернулся к телефону через пару минут.

— Да, Ретиф, он здесь. Только что прибыл. Но тут какая-то странность. Он отправлен вовсе не на д’Ланд; у него выправлены билеты до Лавенброя.

— Послушай, Джим, — попросил Ретиф. — Я хочу, чтобы ты сходил на склад и взглянул там для меня на этот багаж. — Ретиф подождал, пока диспетчер выполнит просьбу. Когда Джим вернулся обратно, уровень в обеих бутылках понизился на дюйм.

— Эй, я взглянул на этот багаж, Ретиф. Тут творится что-то уж вовсе непонятное. Оружие. Двухмиллиметровые иглометы, ручные бластеры — модель XII, энергопистолеты…

— Все в порядке, Джим. Не о чем беспокоиться. Просто обычная путаница. А теперь я хочу попросить тебя оказать мне еще одну услугу. Тут у меня неприятности с одним другом — похоже, он крупно дал маху. Сам понимаешь, я бы не хотел, чтобы об этом узнали. Утром я пришлю письменное извещение об изменении, которое официально прикроет тебя. А тем временем я хочу, чтобы ты сделал вот что…

Ретиф проинструктировал диспетчера, а затем дал отбой и повернулся к Арапулосу.

— Как только я достану пару аэротакси, нам лучше сгонять в порт, Хэнк. Мне хочется лично проводить этих студентов.

Карш встретил Ретифа, когда тот вошёл в терминал порта.

— Что это здесь происходит? — потребовал он ответа. — С отправкой нашего багажа творится что-то странное, мне даже не разрешают его посмотреть. У меня сложилось впечатление, что его не собираются грузить.

— Вам лучше поспешить, мистер Карш, — посоветовал Ретиф. — По расписанию вы взлетаете менее чем через час. Студенты уже все погрузились?

— Да, черт побери! Так как насчёт багажа? Без него эти суда не тронутся!

— Не нужно так расстраиваться из-за нескольких зубных щеток, не правда ли, мистер Карш? — вежливо обратился к нему Ретиф, — И все же, если вы встревожены…

Он повернулся к Арапулосу.

— Хэнк, почему бы тебе не прогуляться с мистером Каршем на склад и не… э… успокоить его?

— Я знаю, как именно управиться с этим, — заверил его Арапулос.

К Ретифу подошел диспетчер.

— Я перехватил груз тракторов, — сообщил он. — Странная это ошибка, но теперь все в порядке. Их перегрузили, как и должно было быть, для отправки на д’Ланд. Я поговорил с тамошним диспетчером, и тот сказал, что никаких студентов они не просили.

— Перепутали сопроводи ловки, Джим. Студенты, естественно, едут туда же, куда был отправлен их багаж; очень жаль, что тут произошла ошибка, но Отдел Вооружений вскоре пришлет людей, чтобы удалить оружие. Высматривай и дальше настоящий багаж бедных ребят, невозможно определить, куда он попал…

— Вот! — заорал хриплый голос. Ретиф обернулся. Терминал пересекала, размахивая руками, растрепанная фигура в маленькой шляпке.

— Приветик, мистер Галвер, — окликнул его Ретиф. — Как идут дела у Боги?

— Пиратство! — выпалил, подойдя ближе к Ретифу, Галвер. — Вы несомненно приложили тут руку! Где этот Мэгнан…

— А в чем, собственно, проблема? — вежливо поинтересовался Ретиф.

— Задержите транспортные суда! Меня только что уведомили о конфискации всего багажа. Напоминаю вам, что этот груз пользуется дипломатической неприкосновенностью!

— Да кто вам сказал, что он конфискован?

— Неважно! У меня есть свои источники!

Подошли двое высоких мужчин в застегнутых на все пуговицы серых мундирах.

— Вы мистер Ретиф? Из ДКЗ? — осведомился один из них.

— Совершенно верно.

— Как насчёт моего багажа? — встрял Галвер. — И предупреждаю вас, если корабли взлетят без…

— Эти господа — из Комиссии по Контролю за Вооружением, — уведомил его Ретиф. — Вы хотите пройти и предъявить права на свой багаж, мистер Галвер?

— Откуда? Я… — Галвер сделался на два оттенка краснее в районе ушей. — Вооружением?..

— Единственный груз, какой я задержал, кажется, является чьим-то нелегальным арсеналом, — разъяснил Ретиф. — Ну, если вы утверждаете, что это ваш багаж…

— Нет-нет, никак невозможно, — отказался севшим голосом Галвер. — Оружие? Ну что вы, не может быть, произошла какая-то ошибка.

На багажном складе Галвер мрачно осмотрел вскрытые ящики, с оружием.

— Нет, конечно нет, — тускло повторял он. — Это ни в коем случае не мой багаж. Совсем не мой багаж.

Появился Арапулос, поддерживая спотыкающегося мистера Карша.

— Что… Что это? — залопотал Галвер. — Карш? Что случилось?

— Он немножко упал. Ничего ему не сделается, — заговорил Арапулос успокаивающе.

— Тебе лучше помочь ему подняться на корабль, — посоветовал Ретиф. — Тот готов к отлету. Нам бы не хотелось, чтобы он опоздал на него.

— Предоставьте его мне! — резко бросил Галвер, впившись взглядом в Карша. — Я позабочусь, чтобы им занялись.

— Никак не могу себе этого позволить, — отказал Ретиф. — Он, знаете ли, гость Корпуса. Мы возьмем на себя заботу о его безопасной доставке на борт.

Галвер обернулся и бешено замахал руками. От стены отделились трое коренастых мужчин в одинаковых желто-коричневых костюмах и направились к группе.

— Взять этого человека, — скомандовал Галвер, показывая на все еще ничего не соображающего, ошеломленно глядящего на него Карша.

— Мы относимся к своему гостеприимству серьезно, — сказал Ретиф, — Мы проводим его на борт судна. Галвер открыл рот:

— ?..

— Знаю, вы неважно себя чувствуете из-за чьих-то выходок с грузом. Ну надо же, вместо учебников подсунуть оружие! — Ретиф посмотрел Галверу прямо в глаза. — Вы будете так заняты разборкой подробностей этой путаницы, что у вас совершенно не будет времени. И наверняка вы захотите избежать дальнейших осложнений.

— Э… безусловно, — согласился Галвер. Арапулос направился к пассажирскому трапу, а потом обернулся и помахал на прощание рукой.

— Ваш человек — он, что, тоже едет? — выпалил Галвер.

— Собственно говоря, это не наш человек, — уточнил Ретиф. — Он живет на Лавенброе.

— На Лавенброе? — поперхнулся Галвер. — Но… это же… я…

— Знаю, вы сказали, что студенты направляются на д’Ланд, — со вздохом сказал Ретиф. — Но, полагаю, это просто еще один аспект общей путаницы. У навигаторов выставлен курс на Лавенброй. Вам будет, несомненно, приятно узнать, что они все-таки отправляются туда, пусть даже и без багажа.

— Пускай-пускай, — мрачно проговорил Галвер. — Ничего, они справятся и без него.

— Кстати, — продолжал Ретиф, — Произошла еще одна забавная ошибка. Везли груз тракторов — для промышленного применения, как вы понимаете. По-моему, вы сотрудничали с Кроани, устраивая этот подарок через СМОРОЗИЛ. Представляете, их по ошибке отправили на Лавенброй — чисто сельскохозяйственный мир. Думается, я избавил вас от того дурацкого положения, в котором бы вы оказались, мистер Галвер, устроив их перегрузку для отправки на д’Ланд.

— На д’Ланд! Вы вложили КОМы в руки злейших врагов Боги?..

— Но это же всего лишь трактора, мистер Галвер. Мирные машины, разве что-нибудь не так?

— Это… так, — Галвер обмяк. А затем резко вскинулся.

— Задержите корабли! — заорал он. — Я отменяю обмен студентами.

Его голос потонул в грохоте дюз, когда первый из исполинских транспортов поднялся из пусковой шахты, а миг спустя за ним последовал и второй. Ретиф смотрел, как они пропадают из виду, а затем повернулся к Галверу.

— Улетели, — констатировал он, — Будем надеяться, что они получат гуманитарное образование.


Ретиф лежал на спине в высокой густой траве у ручья, обкусывая виноградную кисть. На взгорке, прямо над ним, появилась высокая фигура и помахала рукой.

— Ретиф! — Хэнк Арапулос слетел по склону гигантскими прыжками. — Я прослышал, что ты здесь, и у меня есть для тебя новости. Ты выиграл соревнование по сбору последнего дня. Свыше двухсот бушелей! Это рекорд! Пойдём в сад, хорошо? Празднование, похоже, вот-вот начнется.

В заросшем цветами парке, среди обобранных лоз, Ретиф и Арапулос проложили себе дорогу к столу, разукрашенному фонариками и заставленному яствами. К Арапулосу подошла стройная девушка с длинными золотыми волосами, одетая в белое платье.

— Делинда, познакомься, это Ретиф, сегодняшний победитель! И он также тот самый человек, который достал для нас рабочих.

Делинда улыбнулась Ретифу.

— Я слышала о вас, мистер Ретиф. Сперва мы были не уверены насчёт этих ребят: две тысячи боганцев все-таки, и все до одного сконфужены из-за того, что их багаж сбился с пути. Но им, кажется, понравилось убирать виноград… — Она снова улыбнулась.

— И это еще не все; ребята понравились нашим девицам, — подхватил Хэнк. — Даже боганцы не такие уж плохие ребята, если отобрать их дурацкие железки. Многие из них решили остаться. Но как получилось, что ты не сообщил мне о своем приезде, Ретиф? Я бы устроил какой-нибудь торжественный прием.

— Мне понравился и полученный мною обычный. Да и узнал я об этой поездке достаточно поздно. Мистер Мэгнан немного расстроился, когда вернулся. Кажется, я превысил свои полномочия.

Арапулос рассмеялся.

— Так я и думал. У меня было такое ощущение, что ты, Ретиф, действовал на свой страх и риск. Надеюсь, у тебя не возникло из-за этого каких-нибудь неприятностей?

— Никаких неприятностей, — заверил его Ретиф. — Некоторые, конечно, были недовольны мной. Похоже, я не готов к важным постам на уровне Отделов. Вот меня и отправили сюда, в захолустье, приобрести еще немного полевого опыта.

— Делинда, позаботься о Ретифе, — попросил Арапулос. — Увидимся позже. Мне надо проследить за дегустацией вина. — Он исчез в толпе.

— Поздравляю с сегодняшней победой, — сказала Делинда. — Я заметила вас еще на работах. Трудились вы просто чудесно. Я рада, что вы получите приз.

— Спасибо. Я тоже вас приметил — вы так чудесно порхали в этой вашей белой ночной рубашечке. Но почему вы не собирали виноград вместе с остальными?

— У меня было особое задание.

— Очень жаль, вам следовало бы иметь шанс выиграть приз. Делинда взяла Ретифа за руку.

— Я бы все равно не выиграла, — сказала она. — Ведь я и есть приз.

Книга VII. ЗАПЕЧАТАННЫЕ ИНСТРУКЦИИ

Перед лицом многочисленных опасностей, угрожающих миру и спокойствию галактической цивилизации, дипломаты, строго следуя гениальным разработкам теоретиков Корпуса, решали сложнейшие проблемы, предотвращая тысячи и тысячи мелких стычек и крупных сражений. Даже безвестные сотрудники миссий вооружённые портфелями, содержащими детально разработанные инструкции, умиротворяли нации с искусством опытных глав делегаций. Так, например, консул Пассвин безупречно провёл дело на планете Мазанка…

Том II, пленка 91, 480 г. б. э. (2941 г. от Рождества Христова).
— Все верно, — ворчливо произнёс консул Пассвин. — Я действительно просил назначить меня главой небольшой миссии. Но я не сомневался, что меня направят на один из курортных миров, где изредка возникают недоразумения с визами. А теперь я вынужден торчать в этой поганой дыре и, словно ангел — хранитель какой-то, заниматься делами поселенцев, которые, прошу заметить, заняли не одну, а все восемь планет системы. — Он угрюмо уставился на вице-консула Ретифа.

— Зато у вас появилась возможность попутешествовать, — сказал Ретиф.

— Ха! — вскричал Пассвин. — Я терпеть не могу путешествовать! В особенности по этому богом забытому захолустью… — Он умолк, несколько раз моргнул, внимательно посмотрел на Ретифа. — Впрочем, младшим сотрудникам миссии не мешает расширить свои кругозоры и побывать в иных мирах. — Пассвин повернулся к — стене, нажал на кнопку. На экране появилось изображение большого диска, окруженного восемью зелеными точками. Консул взял указку, ткнул в одну из них.

— Ситуация на Мазанке сложилась критическая. Эти проклятые поселенцы, несколько сот человек, умудрились, чего и следовало ожидать, начисто испортить отношения с местным населением, джеками. Было бы из-за чего огород городить! Вся планета представляет собой огромную пустыню с несколькими разбросанными по ней оазисами. Тем не менее Главное Управление Сектора приказало мне принять определенные меры. — Он посмотрел на Ретифа. — Я поручаю это дело вам. Пакет, с инструкциями вы вскроете по прибытии на место. — Пассвин взял в руки толстый конверт. — Жаль, что глава Сектора не последовал моему совету и не приказал эвакуировать поселенцев, как я предлагал, две недели назад. А сейчас слишком поздно. От меня ожидают чуда, предписывая во что бы то ни стало добиться заключения соглашений между землянами и джеками по разделу территории. Полный идиотизм. Однако мне не хочется быть на плохом счету, и поэтому я жду от вас результатов. — Пассвин протянул конверт Ретифу.

— Мне говорили, что Мазанка была необитаемой, пока туда не прибыли поселенцы.

— По-видимому, первое впечатление оказалось обманчивым. — Пассвин бросил на вице-консула взгляд исподлобья. — Вам надлежит строжайшим образом придерживаться инструкций. И никакой самодеятельности. Положение настолько сложное, что необходимо исключить возможность любых необдуманных действий. Каждый ваш шаг детально разработан учеными Сектора; вам следует неукоснительно следовать всем их указаниям. Вы меня поняли?

— Кто-нибудь из этих ученых был на Мазанке?

— Нет, конечно. Старшие дипломаты терпеть не могут путешествовать. Бели вопросов больше нет, я вас не задерживаю. Почтовый звездолет вылетает через час.

— А на кого похожи туземцы? — спросил Ретиф, поднимаясь на ноги.

— Вернетесь, расскажете, — коротко ответил Пассвин.


Пилот почтового звездолета, крепыш с длинными бакенбардами, сплюнул в захламленный угол рубки управления и наклонился к экрану.

— Ого! Да там стреляют! — воскликнул он. — Видите белые облачка разрывов на краю пустыни?

— Считается, что я должен предотвратить войну. — Ретиф вздохнул — Похоже, она уже началась.

Пилот подпрыгнул в кресле.

— Войну?! — взревел он. — А почему мне никто не сказал, что на Мазанке война? Раз так, нош моей там не будет!

— Минуточку, — сказал Ретиф. — Мне необходимо попасть на планету. Они не будут стрелять по звездолету.

— Это уж точно. Я им не предоставлю такого шанса. — Крепыш повернулся к панели управления, лринялся лихорадочно нажимать на кнопки.

Ретиф схватил его за руку.

— Вы плохо слышите? Я сказал, что мне необходимо попасть на Мазанку.

Пилот попытался, высвободить руку, затем нанёс короткий удар, который Ретиф спокойно отбил.

— Вы сумасшедший? — взвизгнул крепыш. — Там стреляют!

— Почту-то надо доставить.

— Я — пилот, а не письмоносец! Если вам жизнь надоела, берите скиф и проваливайте. Я подберу ваш труп в следующий раз, если к тому времени война закончится.

— Вы — настоящий друг. Я согласен.

Пилот подбежал к люку, за которым находился спасательный скиф, быстро открыл его.

— Скорее! Когда эти вояки начинают палить, им удержу нет!

Согнувшись в три погибели, Ретиф вошёл в крохотную рубку управления скифа. Пилот метнулся в сторону, вновь появился у люка, протянул Ретифу большой энергетический пистолет старого образца, проворчал сквозь зубы:

— Раз уж вы такой рисковый, захватите с собой на всякий случай оружие.

— Спасибо. — Ретиф заткнул пистолет за пояс. — Надеюсь, он мне не понадобится.

— Я прилечу за вами, когда эта заварушка закончится… В любом случае прилечу.

Люк захлопнулся, и через несколько секунд Ретиф почувствовал легкий толчок скиф выбросило в открытый космос. Одновременно заработали основные двигатели звездолета, возвращавшегося на базу.

Ретиф сел у панели управления, начал Маневрировать, глядя на крошечный экран. Скиф быстро опускался, до поверхности планеты, осталось сорок миль… тридцать… пятнадцать… пять…

Ретиф начал торможение, почувствовал, как его тело вжимает в мягкое кресло. Земля приближалась с угрожающей быстротой. Он включил аварийные двигатели. Снизу по направлению к скифу неслись огоньки, быстро увеличивающиеся в размерах. Если это были обычные ракеты на химическом топливе, метеоритная защита должна была их уничтожить. Экран на панели управления вспыхнул ослепительным белым светом, затем померк. Скиф тряхнуло, перевернуло в воздухе; кабина наполнилась дымом. Двигатели включились, выключились, последовал сильный удар и наступила мертвая тишина.

Кашляя, вытирая слезящиеся глаза, Ретиф отстегнул ремни безопасности, встал с кресла, распахнул люк настежь. Горячий воздух джунглей ударил ему в лицо. Повиснув на руках, он спрыгнул на землю, усыпанную листьями, облегченно вздохнул и… упал плашмя, услышав свист пролетевшей мимо его уха пули.

Он лежал, чутко прислушиваясь к каждому звуку. Слева от него кто-то шел, крадучись. Ретиф отполз за кряжистое невысокое дерево. Насекомые жужжали над его головой, где-то неподалеку выла поющая ящерица. Шаги стали слышнее. Ретиф отполз еще дальше, спрятался за толстое бревно. Коренастый мужчина в испачканных кожаных шортах и рубашке, с пистолетом в руке, вышел из-за кустов.

Ретиф подождал, пока он пройдет мимо, бесшумно поднялся на ноги, перепрыгнул через бревно и кинулся мужчине на спину. Они упали на землю вместе. Какое-то время незнакомец продолжал молча сопротивляться. Резким движением Ретиф перевернул его, занёс кулак…

— Эй! Ты такой же, как я! — воскликнул незнакомец.

— Я буду выглядеть куда лучше, когда побреюсь. Зачем ты в меня стрелял?

— Отпусти… Меня зовут Поттер. Прости, что так получилось. Я решил, что это — кораблик хлопотунов, уж больно похож А потом я увидел, что кто-то двигается, и сразу выстрелил: — кто ж знал, что ты — землянин? Откуда ты прилетел? Что тебе надо? Отсюда недалеко до края оазиса, а дальше — страна хлопотунов.

— Мне еще повезло, что ты — мазила, — сказал Ретиф. — В цель попала всего одна ракета.

— Ракета? Значит, в тебя стреляли хлопотуны. У нас ничего такого нет.

— Мне говорили, здесь должна начаться война, — сказал Ретиф. — Но я никак не ожидал…

— Черт побери! — воскликнул Поттер. — Мы так и подумали, что ребята с Бивня не бросят нас в беде. Ведь ты с Бивня?

— Да. Я…

— Ого, да ты, должно быть, брат Самюэля! Вот это да! Значит, я чуть было не наломал дров. С Самюэлем шутки плохи.

— Я…

— Не поднимай головы, У этих хлопотунов есть дальнобойные пистолеты. Ползи за мной.

Он пополз, продираясь сквозь кустарник, и только ярдов через двести поднялся на ноги, достал из кармана мятый носовой платок и отер лицо.

— А ты парень что надо. Я-то думал, вы там, на Бивне, сидите себе под куполами и нажимаете на кнопки. Хотя, ты ведь брат Самюэля…

— Должен тебе сказать…

— Надо будет одеть тебя поприличней. Эти городские тряпки не годятся для нашей Мазанки.

Ретиф посмотрел на свой изжеванный грязный пиджак, на рваные джинсы — неофициальную форму третьего секретаря и вице-консула дипломатической миссии.

— Моя одежда всегда казалась мне достаточно прочной, — сказал он. — Видимо, я ошибался.

— Пойдём в наш лагерь. Если поспешим, успеем попасть туда до темноты. И послушай… не говори Самюэлю о том, что я принял тебя за хлопотуна.

— Ладно. Но…

Поттер повернулся, быстрым шагом пошёл вперёд. Ретиф снял с себя пиджак и галстук, повесил эти предметы своего туалета на куст и последовал за поселенцем.


— Мы чертовски рады, что вы прилетели к нам, мистер, — сказал толстяк с двумя револьверами за поясом, которых почти не было видно из-за свисающего живота. У нас каждый человек на счету. Мы наткнулись на этих хлопотунов три месяца назад и с тех пор ничего умного не можем придумать Скачала мы решили, что они — животные, которых нам не доводилось встречать раньше. Честно говоря, один из наших ребят подстрелил хлопотуна: захотел попробовать, вкусное ли у него мясо. Вот с этого все и началось. — Он замолчал, подкинул дрова в костёр. — А затем несколько хлопотунов напали на ферму Свази. Ухлопали двух коров и были таковы.

— Мы тут считаем, они решили, будто коровы — это люди, — вставил Свази.

— Как на корову можно подумать, что она — человек? — высказался высокий худой поселенец. — Корова и выглядит-то совсем по-другому…

— Не будь дураком, Верт. — Свази фыркнул. — Они просто хотели нам отомстить, а землян никогда не видели. Не бойся, сейчас хлопотуны не ошибутся. Уж теперь-то они нас знают.

Берт ухмыльнулся.

— Это точно. На другой раз мы им прописали по первое число. Верно я говорю, Поттер? Шлепнули четверых…

— Через несколько дней они опять пришли ко мне на ферму, — сказал Свази, — но мы тоже не дураки, и устроили там засаду. Встретили, как полагается. Ох, и улепетывали же они…

— Не улепетывали, а упрыгивали. Ну и уроды! Похожи на грязные ватные одеяла с крыльями!

— Вот так у нас и повелось. То они нас колошматят, то мы их. Но в последнее время они вооружились до зубов. У них даже воздушные лодки есть, и автоматы тоже. Четверо наших погибли, да с дюжину мы заморозили до прибытия медицинского звездолета. Так дальше продолжаться не может. В нашей колонии всего триста мужчин, а работы — по горло.

— Все равно мы не бросим наши фермы, — сказал Поттер. — Оазисы образовались на месте высохших морей, и чернозем тут на милю в глубину. И на планете найдётся еще сотня — другая оазисов, до которых у нас пока руки не дошли. Хлопотуны их не получат, пока в живых останется хоть один человек.

— Зерно, которое мы выращиваем, необходимо поселенцам на всех восьми планетах, — пояснил Берт. — А ферм у нас не хватает.

— Мы умоляли, чтобы представители ДКЗ, там, на Бивне, оказали нам помощь, — сказал Поттер. — Но сам знаешь, что за бюрократы сидят в этих посольствах.

— Ходят тут слухи, что к нам послали какого-то чинушу, который собирается нас выгнать, а оазисы отдать хлопотунам, — вставил Свази. — Мы его ждем не дождемся. Догадываешься, зачем?

— Ничего, скоро к нам прибудут подкрепления. Мы бросили клич: ведь у каждого из нас есть родственники на Бивне и Змеевике…

— Не болтай лишнего, черт бы тебя побрал! — раздался глубокий голос.

— Самюэль! — воскликнул Поттер. — Никому другому не удалось бы подкрасться к нам так близко…

— Если б я был хлопотуном, от тебя бы мокрого места не осталось, — сказал подошедший к костру высокий мужчина с крупными чертами лица. Расправив плечи, он оглядел Ретифа с головы до ног.

— Это еще что за птица?

— То есть как? — От изумления у Поттера отвалилась нижняя челюсть. — Это — твой брат.

— Он такой же мой брат, как ты — моя тетя. — Самюэль сделал к Ретифу шаг, угрожающе спросил. — Что тебе здесь надо, чужеземец?

Ретиф поднялся на ноги.

— Думаю, пришла пора объясниться.

Словно по волшебству, в руке Самюэля появился небольшой пистолет.

— Можешь ничего не объяснять Я шпионов нюхом чую.

— Для разнообразия мне все же хотелось бы закончить хоть одну фразу, — сказал Ретиф. — И пока не поздно, спрячь свою смелость обратно в кобуру.

— Слишком складно ты говоришь, не нравится мне это.

— Я — человек грамотный, и мне это нравится. В последний раз предупреждаю: убери пистолет.

— Ты еще и распоряжа…

Левый кулак вице-консула мелькнул с неуловимой быстротой, угодил поселенцу прямо в лоб. Пистолет упал на землю, раздался выстрел. Из носа у Самюэля пошла кровь, он попятился, с трудом удержал равновесие, затем взревел и кинулся на Ретифа, нарвавшись на прямой правый в челюсть. Глаза у поселенца остекленели, он свалился, как подкошенный.

— Нокаут! — завопил Поттер. — Чужеземец вырубил Сэма, в два удара.

— В один, — укоризненно сказал Свази. — Первый не в счет, он его просто по головке погладил.

Внезапно Берт поднял руку.

— Тихо, ребята, — прошептал он.

В наступившей тишине был отчетливо слышен вой поющей ящерицы. Ретиф напряг слух, прищурился, вглядываясь в темноту. Вздрогнув, он схватил бадью с питьевой водой, опрокинул ее на костёр, бросился на землю. Через секунду поселенцы последовали его примеру.

— И все-таки непохож ты на горожанина, — прошептал Свази, лежавший рядом с Ретифом. — И зрение у тебя, что надо. Давай обойдем его с двух сторон. Ты с Бертом — слева, а мы с Поттером — справа.

— Не надо, — сказал Ретиф. — Я пойду один.

— Что…

— Потом объясню. Подождите меня здесь и глядите в оба. — Он пополз по-пластунски, взяв ориентир на макушку дерева.

Через пять минут Ретиф очутился у невысокого холма. Осторожно подняв голову, он увидел пологий каменистый склон, поросший деревьями, а за ним — пустыню, место обитания хлопотунов. Ретиф поднялся на ноги, обогнул валун, не успевший остыть от дневного зноя, прошел ярдов двадцать. Впереди него расстилались пески, тускло мерцающие в звездном свете, позади высились безмолвные деревья джунглей. Он сел на песок и стал ждать.

Через несколько минут от каменистого склона холма отделилась какая-то тень, скользнувшая по открытой местности и замершая на месте. Шли минуты. Тень поднялась в воздух, приземлилась футах в десяти от Ретифа. Вице-консул нащупал рукоятку пистолета, заткнутого за пояс. Если его догадка окажется неверной…

Послышался скрип — так скрипят новые кожаные ботинки, — в воздух поднялась туча песка. Ретиф упал на бок, откатился в сторону, затем прыгнул на изгибающееся то в одну, то в другую сторону существо и навалился на него всей своей тяжестью. Плоское, как у ската, тело, состоящее из одних мускулов, попыталось обхватить землянина краями, протянуло к нему короткие гибкие щупальца. Ретиф сжал хлопотуна что было сил, с трудом поднялся на ноги.

Пленник переменил тактику: тело его внезапно обмякло. Рука Ретифа соскользнула с толстой скользкой кожи, палец случайно попал в какое-то отверстие Хлопотун забился, как рыба, вытащенная из воды, и Ретиф тут же засунул палец еще глубже.

— Прости, приятель, — пробормотал он, стиснув зубы от напряжения. — Выдавливать глаза, оно, конечно, не по-джентльменски, но цель оправдывает средства.

Хлопотун успокоился: края его медленно вздымались и опускались. Ретиф ослабил нажим пальца — хлопотун дернулся изо всех сил. Ретиф надавил пальцем — хлопотун вновь успокоился.

— Вот видишь, как хорошо мы понимаем друг друга, — пробормотал вице-консул. — А теперь веди меня к своему начальнику.


Минут через двадцать быстрой ходьбы Ретиф очутился перед оборонительной линией хлопотунов — низкой оградой из веток с шипами, огораживающей большой участок пустыни. Ретиф положил своего пленника на землю, сел рядом, продолжая держать большой палец в глубоком отверстии. Если повезет, ему не придется долго ждать.

Ярко-красный луч ударил землянину в глаза, мгновенно погас. Хлопотун возбужденно захлопал краями. Ретиф надавил пальцем.

— Сиди тихо, — сказал он — И без фокусов.

Песок зашуршал в нескольких местах одновременно. Впереди возникла темная фигура чуть ниже Ретифа, рост которого был шесть футов три дюйма. Видимо, хлопотуны сильно отличались друг от друга размерами.

Раздался низкий звук, похожий на горловое ворчание. Ретиф наклонил голову, прислушался.

— Повторите то же самое, но на две октавы выше, — попросил он.

— Хрргррп! Приношу свои извинения. Теперь вы меня понимаете? — отчетливо спросил громкий голос.

— Вполне. Я пришел, чтобы договориться об обмене пленными.

— Пленными? Но у нас их нет.

— Как это нет? А я?

— Разумно. Какие гарантии вы хотите получить?

— Вашего честного слова будет достаточно. — Ретиф освободил пленника, и тот упорхнул в темноту, махая краями.

— Если вас не затруднит последовать за мной, — произнёс голос, — мы сможем обсудить дела в более удобной обстановке.

— Вы оказываете мне честь.

Красный луч осветил проход в ограде из веток. Ретиф в сопровождении нескольких хлопотунов пошёл вперёд и вскоре очутился у небольшого строения с низкой дверью, в которую можно было пробраться разве что ползком.

— Приношу свои извинения за неудачную конструкцию комфорт-купола, — сказал голос. — К сожалению, мы не были заранее уведомлены о визите столь высокого гостя.

— Ни слова больше. — Ретиф встал на четвереньки. — Мы, дипломаты, привыкли пресмыкаться.

С трудом протиснувшись внутрь, подогнув колени, чтобы не удариться о пятифутовый потолок, Ретиф, с любопытством оглядел стены из розового дерева, темно-красный зеркальный пол, устланный шелковыми коврами, полированный мраморный столик, уставленный серебряной посудой и хрустальными бокалами.

— Разрешите мне выразить вам свое восхищение, — сказал голос. Ретиф повернулся. Рядом с ним стоял хлопотун необъятных размеров. Голос его исходил из диска, прикрепленного к спине. — Ваши бое-особи — превосходные игроки. Хочу верить, что мы вас не подведем и окажемся достойными соперниками.

— Благодарю за комплимент и смею надеяться, что в дальнейшем нам удастся избежать столкновений.

— Избежать? — В диске зажужжало, защелкало, затем хлопотун вежливо произнёс: — Давайте отобедаем. О делах поговорим позже. И разрешите представиться: Хошик из Мозаики Двух Рассветов.

— Меня зовут Ретиф… из Горы Неукоснительных Инструкций.

— Займи место почетного гостя, Ретиф, — сказал Хошик. — И пусть наши грубые подушки не покажутся тебе слишком неудобными.

Два высоких хлопотуна вошли в комнату, о чем-то молча посовещались со своим начальником.

— Прошу простить нас за отсутствие автоматических переводчиков, — извинился Хошик. — Это — мои коллеги.

Маленький хлопотун с серебряным подносом на спине впорхнул в дверь, расставил на столе серебряные тарелки, налил в хрустальные бокалы желтое вино.

— Надеюсь, наша пища придется тебе по вкусу. — Хошик уселся за стол. — Насколько я знаю, метаболизм у землян и джеков практически одинаков.

Ретиф начал есть, почувствовал во рту изумительно тонкий аромат орехов. Вино ничем не отличалось от лучших марочных вин Земли.

— Какое удовольствие мы получили, неожиданно обнаружив ваши поселения на этой планете, — сказал Хошик, ловко поднимая бокал щупальцами. — Должен признаться, сначала мы приняли вас за туземных земле-ковыряющих особей, но, к счастью, вы быстро убедили нас в обратном. — Он чокнулся с Ретифом. — Само собой, как только нам стало ясно, что вы — благородные спортсмены, мы тут же предоставили вам возможность проявить активность. Сейчас я заказал тяжелую артиллерию и выписал штурм-особей, чтобы устроить красочный спортивный праздник. Думаю, все вы придете от него в восторг.

— Штурм-особей? — переспросил Ретиф. — Если это, конечно, не спортивная тайна, тебе не трудно будет сказать, в каком количестве ты их выписал?

— Какие между нами могут быть тайны? В ближайшее время прибудет единиц двести — триста. Потом же… впрочем, я уверен, мы всегда сумеем договориться. Лично я предпочитаю ограниченные спортивные действия без применения ядерного оружия. Это такая скука, защищать мицелий от мутаций! Хотя, должен признаться, в наших радиационных играх мы вывели очень интересных особей, например патрульных, одну из которых ты взял в плен. Примитивные существа, но непревзойденные следопыты!

— Я не возражаю, — сказал Ретиф. — Без атомных бомб, так без атомных бомб. Как ты совершенно справедливо заметил, охрана мицелия — штука хлопотливая, да к тому же при мощных взрывах гибнет слишком много игроков.

— Ну, это не главное. Но я согласен, воздержимся от применения ядерного оружия. Откушай выпаренные яйца, Ретиф. В моей мозаике их готовят исключительно вкусно.

— Они просто восхитительны! Скажи, а тебе никогда не приходила в голову мысль, что состязания можно проводить без оружия?

В диске что-то хлюпнуло.

— Прости мне этот невольный смех, — сказал Хошик. — Ты, разумеется, пошутил?

— Если быть до конца откровенным, мы, земляне, стараемся не пользоваться оружием.

— Насколько я помню, первый наш контакт с земными бое — особями состоялся именно с применением оружия одной из сторон.

— Приношу свои глубочайшие извинения за трагическую ошибку, происшедшую по вине нашей, э-э… бое-особи. Она просто не разобралась, что имеет дело со спортсменом.

— Тем не менее, раз уж мы так весело начали применять оружие… — не закончив фразы, Хошик подал знак слуге, который вновь наполнил бокалы.

— Ты вынуждаешь меня затронуть крайне щекотливый вопрос. Надеюсь, ты не примешь того, что я скажу, на свой счет, но наши бое-особи считают, что стрелять допустимо только в определенных существ.

— О, как это интересно, В каких именно?

— В паразитов. Заядлые игроки, но, к сожалению, не принадлежат к нашему с тобой кругу общества. Мне бы совсем не хотелось, чтобы наши бое-особи считали вас, благороднейших спортсменов, паразитами.

— О-ля-ля! — пискнуло в диске. — Этого я, конечно, не мог знать. Спасибо, что сказал. Очень благородно с твоей стороны. — Хошик огорченно вздохнул. — Я вижу, ваши бое-особи мало чем отличаются от наших: и те, и другие начисто лишены воображения. — Он скрипуче рассмеялся.

— Ты прав. Но продолжим наши рассуждения и придем к логическому выводу. Видишь ли, у нас возникла серьезная проблема, а именно — низкая рождаемость среди наших бое-особей. Поэтому нам пришлось, как это ни печально, отказаться от крупномасштабных спортивных операций, которые так дороги сердцу каждого истинного игрока. Я хотел бы прекратить наши состязания…

Хошик поперхнулся вином, закашлялся, щедро оросил скатерть.

— Да как ты смеешь! — сдавленным голосом воскликнул он. — Неужели ты полагаешь, что Хошик из Мозаики Двух Рассветов способен поступиться своей честью?

— Ты забываешься! — сурово сказал Ретиф. — Я, Ретиф из Горы Неукоснительных Инструкций, делаю тебе предложение, соответствующее новейшим спортивным принципам!

— Новейшим принципам? — вскричал Хошик. — Мой дорогой Ретиф, какая приятная неожиданность! Я обожаю все новое, а в этом захолустье так отстаешь от моды! Говори же, говори скорее!

— Мое предложение заключается в следующем: каждая из соревнующихся сторон выдвигает своего представителя, и два спортсмена играют друг с другом до победного конца.

— Я… гмм… боюсь, я не совсем тебя понял. Какое значение могут иметь игры двух выбранных наугад бое-особей?

— Видимо, я недостаточно ясно выразился, — сказал Ретиф, прихлебывая вино. — Само собой разумеется, бое-особи здесь ни при чем.

— Ты хочешь сказать…

— Вот именно. Речь идет о тебе и обо мне.


Звезды слабо мерцали над пустыней. Ретиф аккуратно положил на песок кожаную рубашку, которую одолжил ему Свази, бросил сверху тяжелый энергетический пистолет. В темноте огромную фигуру Хошика почти не было видно. Хлопотуны-секунданты стояли на почтительном расстоянии, ожидая начала поединка.

— Боюсь, мне придется снять диск-переводчик, Ретиф, — сказал Хошик и, тяжело вздохнув, пошевелил щупальцами. — Мои собратья по мицелию никогда меня не поймут. Какую любопытную форму приняли наши игры! Насколько все же приятнее наблюдать за спортивными состязаниями со стороны!

— Я хочу предложить тебе играть, по правилам Теннесси, — сказал Ретиф. — Допускается кусаться, лягаться, бить по голове, а также пинаться, толкаться и щипаться.

— Гмм… Слишком много преимуществ для особей, обладающих скелетом. Так нечестно.

— Ну, если ты предпочитаешь плебейские игры…

— Нет, нет, что ты. Но, возможно, ты позволишь включить в эти правила выкручивание щупальцев, чтобы хоть как-то уравнять наши шансы?

— У меня нет возражений. Итак, начнем?

В ту же секунду Хошик напал на Ретифа, который, пригнувшись, отпрыгнул в сторону и бросился на спину своему сопернику. Хлопотун изогнулся, откинул землянина в сторону. Ретиф отлетел на несколько футов, вскочил на ноги. Хошик нанёс ему сильнейший удар в челюсть, завернув свой левый край дугой. Ретиф упал, попытался перекатиться по песку, почувствовал, как плоское тяжелое тело накрыло его, словно одеяло. Высвободив одну руку, он вцепился в могучую спину хлопотуна, напряг мышцы. Хошик сжал его изо всех сил.

Чувствуя, что начинает задыхаться, Ретиф вжался в песок и неожиданно вспомнил о болевой точке особи, которую он захватил в плен.

Медленно перемещая руку по груди Хошика, обдирая кожу о роговые чешуйки, он нащупал края отверстия, засунул в него большой палец.

Хошик вздрогнул. Ретиф засунул палец еще глубже, лихорадочно шаря второй рукой по мускулистому телу. Если хлопотуны были существами симметричными, то второе отверстие должно было находиться у них на другой стороне груди.

Его догадка подтвердилась. Ретиф вдавил оба пальца до упора. Хлопотун судорожно задергался, дико замахал краями. Потом тело его обмякло. Ретиф с трудом отбросил Хошика в сторону, поднялся на ноги. Хошик перекатился по песку, встал и, переваливаясь с боку на бок, отошел в сторону. Подбежавшие секунданты помогли ему облачиться в одежды, прикрепили к спине диск-переводчик. Хошик тяжело вздохнул.

— Все-таки старомодные игры обладают определенными преимуществами, — сказал он. — Как тяжело иногда бывает истинному спортсмену идти в ногу со временем!

— Зато повеселились мы от души, — небрежно заметил Ретиф. — Я уверен, что уж теперь-то тебе захочется играть только по новым правилам… Подожди немного, а я сейчас сбегаю к своим и пришлю сюда несколько долбо-особей…

— Пусть паразиты пожрут твоих долбо-особей! — взвыл Хошик. — Ты мне устроил такую спергмо-боль, что я буду вспоминать о тебе каждый раз, когда мне придется выводить мицелий!

— Кстати, о паразитах, — воодушевленно сказал Ретиф. — Мы тут недавно вывели одну замечательную грызо-особь…

— Хватит! — взревел Хошик с такой силой, что диск на его спине подпрыгнул — О, как я тоскую по густонаселенным желтым пескам Джека! Я надеялся… — Хошик умолк, глубоко вздохнул. — Я надеялся, Ретиф, — печально продолжал он, — открыть новые земли, где можно разместить обширную мозаику и заняться обработкой девственных песков, выращивая высочайшие урожаи райского лишайника, способные прокормить обитателей сотен планет. Но когда ты сказал мне о ваших долбо- и грызо-особях, дух мой был сломлен. Мне стыдно за себя, Ретиф.

— Честно говоря, я тоже старомоден и предпочитаю наблюдать за спортивными действиями со стороны, — произнёс вице-консул.

— Да, но ведь твои собратья по мицелию тебя не поймут. Вряд ли они захотят отказаться от развлечений.

— Моих собратьев по мицелию здесь нет. Кроме того, я совсем забыл упомянуть, что ни один из нас не допустит, чтобы личные спортивные интересы возобладали у него над общественными. Вот, например, ты только что говорил о возделывании песков, выращивании лишайника…

— Того самого, из которого был приготовлен сегодняшний ужин, — сообщил Хошик. — И вино тоже.

— Соревнование в области земледелия — наша самая последняя дипломатическая мода. Итак, если хочешь, забирай себе все пустыни и выращивай на них лишайник, а я торжественно обещаю тебе, что мы останемся в оазисах и будем разводить овощи.

Хошик вздрогнул, изумленно изогнул спину.

— Ретиф, ты говоришь серьезно? Ты действительно готов отдать нам эти прекрасные пустыни?

— До последней песчинки, Хошик. Я согласен на оазисы.

Хлопотун в экстазе замахал краями.

— И вновь ты победил меня, Ретиф! — вскричал он. — На этот раз в благородстве!

— Детали обсудим позже. Не сомневаюсь, мы сможем выработать правила, которые устроят игроков обеих договаривающихся команд. А теперь мне пора идти. Боюсь, мои долбо-особи меня заждались.


Разгоралась заря. Ретиф свистом подал сигнал, заранее обговоренный с Поттером, поднялся на ноги и подошел к костру.

— Ну, наконец-то, — сказал Свази. — А мы уже начали подумывать, не отправиться ли тебе на выручку.

Самюэль с огромным фонарем под глазом вышел вперёд, протянул Ретифу руку.

— Прости, что не сдержался, друг. По правде говоря, я решил, что ты — стукач из ДКЗ.

К Самюэлю подошел Берт.

— Ас чего ты взял, что это не так? — саркастически осведомился он. — Может…

Небрежным движением руки Самюэль сбил Берта с ног.

— Если еще один болван скажет, что хлюпик-дипломат смог вырубить меня одним ударом, пусть пеняет на себя.

— Скажите-ка мне, ребята, — спросил Ретиф, — как у вас обстоит дело с выпивкой?

— С выпивкой? Да мы уже целый год глотаем воду, как рыбы. Наша Мазанка убивает бактерий, вызывающих брожение.

— Ну-ка, попробуйте. — Ретиф протянул поселенцам квадратную бутылку.

Свази вытащил из нее пробку, понюхал горлышко, сделал маленький глоток и протянул бутылку Самюэлю.

— Ого! Послушай, друг, где ты раздобыл эту штуку?

— Вино изготовили хлопотуны. Я хочу задать вам один вопрос: вы согласны разделить с ними планету, если получите мирные гарантии?

Примерно через полчаса горячих споров Самюэль подошел к Ретифу.

— Мы согласны заключить любую разумную сделку, — сказал Он. — По правде говоря, у них столько же прав на Мазанку, сколько у нас. Я считаю, и делиться надо поровну: сто пятьдесят оазисов им, сто пятьдесят — нам.

— А ты не хочешь отдать им пустыни, а себе оставить оазисы?

Не отрывая от Ретифа взгляда, Самюэль потянулся за бутылкой с вином.

— Что ж ты раньше молчал, друг? — спросил он. — Когда подписывать договор?


Консул Пассвин поднял глаза на Ретифа, вошедшего к нему в кабинет.

— Садитесь, молодой человек, — рассеянно сказал он. — Я думал, вы улетели на Глинянку… Кирпичинку… — как там она называется?

— Я вернулся, — коротко сказал Ретиф.

— Уже? Ну-ну. Хотите потребовать, чтобы я обратился в Главное Управление Сектора за военной помощью? Даже не надейтесь.

Ретиф передал ему через стол пачку деловых бумаг.

— Здесь мирный договор. Пакт о взаимопомощи. Торговое соглашение.

Пассвин взял документы, быстро просмотрел их и, просияв, откинулся на спинку кресла.

— Неплохо, Ретиф, совсем неплохо, — заявил он снисходительным тоном, несколько раз моргнул, затем нахмурился. — Что это у вас на скуле? Синяк? Надеюсь, вы вели себя с достоинством и не уронили чести представителя дипломатического корпуса?

— Я принимал участие в спортивных состязаниях, господин консул. Один из игроков погорячился.

— Гм… таковы перипетии нашей профессии. Приходится приноравливаться к обстоятельствам. — Пассвин встал с кресла, пожал Ретифу руку. — Я доволен вами, мой мальчик. Надеюсь, теперь вы поняли, как легко добиться успеха тому, кто неукоснительно следует полученным инструкциям.

Ретиф закрыл за собой дверь, не торопясь пошёл по коридору. Прежде чем спуститься по лестнице, он задержался на несколько секунд, вытащил из папки толстый запечатанный конверт и бережно опустил его в небольшое круглое отверстие мусоропровода.

Книга VIII. ДВОЙНОЙ ТРЮК

Глава 1

Генеральный консул Мэгнан с кислым видом перебирал плотно обхваченную резинками пачку растрепанных документов.

— По этой заявке я не стал принимать опрометчивых решений, Ретиф, — сказал он, — Здесь, в Поясе, на Консульство возложена серьезная ответственность. Следует взвешивать все аспекты ситуации, рассматривать всё последствия. Что может получиться в результате того, что мы предоставим право на добычу полезных ископаемых на этом астероиде данному заявителю?

— Мне казалось, что с заявкой все в порядке, — заметил Ретиф. — Семнадцать копий с дополнениями. Почему бы ее не утвердить? Она уже неделю лежит у вас на столе.

Мэгнан поднял брови.

— У вас, что, есть личная заинтересованность в этой заявке, Ретиф?

— Каждый день вашего промедления стоит им денег. Эта развалюха, которую они используют в качестве рудовоза, болтается на парковочной орбите и накапливает неустойки.

— Я вижу, что вы принимаете слишком близко к сердцу проблемы сомнительной группы горняков. Вы еще не обучились счастливому качеству истинного дипломата — не вдаваться в частности, а принимать во внимание прежде всего ситуацию в целом.

— Эти люди небогаты, как вы понимаете. По сути дела, я полагаю, что эта заявка — их единственный актив, если не считать рудовоза.

— Внутренние финансовые проблемы горнорудной компании «Последний Шанс Сэма Номер Девять» не должны волновать Консульство.

— Осторожнее, — заметил Ретиф. — Вы сейчас сами начинаете вдаваться в частности.

— Едва ли, мой дорогой Ретиф, — кротко проговорил Мэгнан. — Главное значение имеет не то, что написано на бумаге, а то, что действительно определяет ситуацию. Вам следует изучить записки гигантов галактической дипломатии: Кродфоллера, Пассуина, Спрэдли, Нитуорта, Стернуилера, Рампуисла. Перечисление этих имен звучит как величественная поступь… э-э…

— Динозавров? — предложил Ретиф.

— Подходящая аналогия, — Мэгнан кивнул. — Эти могучие фигуры, эти бронированные шкуры…

— Эти крошечные мозги… Мэгнан грустно улыбнулся.

— Как я вижу, вы предпочитаете все воспринимать в искаженном свете. Возможно, когда-нибудь вы осознаете их истинную значимость.

— У меня уже есть некоторые подозрения.

Зазвенел интерком. На настольном экране появилось лицо мисс Гэмбл.

— Мистер Мэгнан, к вам мистер Лезеруэлл. У него заранее не было назначено…

Брови Мэгнана полезли вверх.

— Пригласите мистера Лезеруэлла немедленно, — он взглянул на Ретифа. — Я и понятия не имел, что Лезеруэлл собирается зайти. Интересно, что ему нужно? — Мэгнан выглядел встревоженным. — Он — важная фигура в кругах людей, занимающихся полезными ископаемыми Пояса. Важно избегать любых зарождающихся противоречий, сохраняя незаинтересованность. Вы вполне можете остаться. Может быть, освоите несколько ценных технических приемов.

Дверь широко распахнулась. Лезеруэлл вошёл большими шагами, его живот заметно выпирал из-под модного вельветового костюма бирюзового цвета, увешанного модными флуоресцентными талисманами-оберегами. Он протянул крупную ладонь и энергично сжал вялую руку Мэгнана.

— Ах, здравствуйте, мистер генеральный консул. Как любезно, что вы меня приняли, — он рассеянно вытер руку о бедро, вопросительно глядя на Ретифа.

— Это мистер Ретиф, мой вице-консул и советник по полезным ископаемым, — сказал Мэгнан. — Садитесь же, мистер Лезеруэлл. В каком качестве сегодня я могу быть вам полезен?

— Я пришел сюда, джентльмены, — заявил Лезеруэлл, поставив огромный желтый дипломат на стол Мэгнану и устраиваясь в электрифицированном кресле-качалке, — от имени своей компании. «Дженерал Минерале». «ДжМ» давно известно о тех суровых условиях, в которых вынуждены находиться в Поясе такие государственные служащие, как вы. — Лезеруэлл покачивался вместе с креслом, благодушно улыбаясь Мэгнану. — «Дженерал Минерале» — это не просто крупный индустриальный концерн. Это организация, у которой есть сердце. — Лезеруэлл потянулся к нагрудному карману, промахнулся, попытался снова. — Как выключается эта чертова штука? — проворчал он.

Мэгнан, привстав, посмотрел через дипломат Лезеруэлла.

— Выключатель прямо там — на подлокотнике. Представитель «ДжМ» стал возиться с подлокотником. Послышался щелчок, и кресло осело, выдохнув сжатый воздух.

— Так-то лучше. — Лезеруэлл достал длинную полоску голубой бумаги. — Чтобы облегчить скуку и разнообразить жизнь группы отважных землян, работающих здесь, на Церере, ради того, чтобы привнести дух свободного предпринимательства в дела Пояса, «Дженерал Минерале» презентует Консульству — от своего имени — одну сотню тысяч кредитов на сооружение центра развлечений, с самым лучшим и новейшим оборудованием для отдыха, включая синтезатор пищи для банкетов «Гурман» модель С, сорокафутовую сублимационную камеру, библиотеку с пятью тысячами лент — с большим количеством таких, которых не достать в Бостоне, двадцатифутовой трехмерной камерой и прочими удобствами, которых слишком много, чтобы их стоило перечислять. — Лезеруэлл откинулся на спинку, выжидающе улыбаясь.

— Что же, мистер Лезеруэлл. Мы поражены, разумеется, — Мэгнан ошарашено улыбался ему поверх дипломата. — Но я не знаю, подобает ли…

— Это дар людям, мистер консул. Вы просто принимаете его от их лица.

— Интересно, осознает ли «ДжМ», что число отважных землян, работающих на Церере, ограничено только штатом работников Консульства? — спросил Ретиф. — И этот штат состоит из мистера Мэгнана, мисс Гэмбл и меня.

— Мистера Лезеруэлла вряд ли интересуют такие детали, Ретиф, — вмешался Мэгнан. — Это действительно вдохновляющее предложение, сэр. Как консул Земли — и от лица всех землян, находящихся здесь, в Поясе — я принимаю предложение, покорно сознавая, что…

— А теперь еще одно незначительное дело. — Лезеруэлл потянулся вперёд, чтобы открыть свой кожаный чемоданчик, оглядев при этом заваленный стол Мэгнана. Он достал пачку бумаг, бросил их на стол, затем вытянул толстый документ и передал его через стол Мэгнану.

— Просто рутинная заявка. Мне бы хотелось, чтобы ее побыстрее обработали, поскольку мы собираемся проводить некоторые погрузочные работы неподалеку от того места.

— Непременно, мистер Лезеруэлл,

Мэгнан взглянул на бумаги, почитал некоторое время. Затем он поднял глаза.

— Э-э…

— Какие-то проблемы, мистер консул? — требовательно спросил Лезеруэлл.

— Просто… э-э… я, кажется, припоминаю… по сути дела… — Мэгнан взглянул на Ретифа. Ретиф взял бумаги, посмотрел верхний лист.

— 95739-А. Извините, мистер Лезеруэлл. «Дженерал Минерале» опередили. Мы обрабатываем заявку, поступившую ранее.

— Поступившую ранее заявку? — рявкнул Лезеруэлл. — И вы оформили разрешение?

— О, по сути дела, нет, мистер Лезеруэлл, — быстро ответил Мэгнан. — Та заявка еще не обработана.

— Тогда трудностей не предвидится, — удовлетворенно произнёс Лезеруэлл. Он взглянул на часы на пальце. — Если вы не возражаете, я бы подождал и взял грант с собой. Полагаю, на это потребуется не больше одной-двух минут, чтобы подписать его, поставить печати и так далее?

— Та, другая заявка была подана целую неделю назад… — начал было Ретиф.

— Ха! — Лезеруэлл нетерпеливо махнул рукой. — Эти детали можно организовать. — Он вперил в Мэгнана прямой взгляд. — Я уверен, что мы все здесь понимаем: общественные интересы заключаются в том, чтобы минеральные богатства переходили к ответственным фирмам, обладающим соответствующим капиталом для развития.

— Э-эм, м-да, — сказал Мэгнан.

— Горнорудная компания «Последний Шанс Сэма Номер Девять» — это должным образом зарегистрированная фирма. Их заявка действительна.

— Знаю я эту фирму. Они хватают все, до чего могут дотянуться, — резко бросил Лезеруэлл. — Просто безответственные авантюристы. «Дженерал Минерале» потратила миллионы — миллионы, я говорю — из средств держателей акций на геологоразведку. И из-за того, что эти… эти искатели приключений наткнулись на залежь, разве наши акционеры должны терять честные проценты от своих капиталовложений? Конечно, особой реальной ценности данное имущество не имеет, — добавил он. — Просто обычный кусок скалы. Но «Дженерал Минерале» предпочитает расширять свои владения.

— В Поясе плавает множество других скал. Почему бы не…

— Один момент, Ретиф, — вмешался Мэгнан. Со зверским выражением лица он поглядел через стол на своего помощника. — Как генеральный консул, я вполне в состоянии определить, какая из заявок должна быть утверждена. Как подчеркнул мистер Лезеруэлл, общественный интерес заключается в том, чтобы исследовать этот вопрос со всех сторон.

Лезеруэлл прочистил горло.

— В данный момент я могу заявить, что «Дженерал Минерале» готова поступить щедро с этими людьми, вторгшимися в ее дела. Полагаю, что мы сможем предложить им в обмен определенную собственность «ДжМ» за отказ от любых прав на обсуждаемый участок — конечно, это только для того, чтобы упростить дело.

— По мне, это более, чем честно, — сердито буркнул Мэгнан.

— Люди «Сэма» обладают очевидным приоритетом, — возразил Ретиф. — Я зарегистрировал их заявку в прошлую пятницу.

— Но они не обладают очевидной репутацией, — резко бросил Лезеруэлл. — И могу вас заверить, что «ДжМ» оспорит их заявку и дойдет даже до Верховного суда, если потребуется!

— Какую же собственность вы планируете предложить им, мистер Лезеруэлл? — нервно поинтересовался Мэгнан.

Лезеруэлл полез в дипломат и достал бумагу.

— 2645-Р, — прочитал он. — Достаточно массивное тело. Материал коры, я полагаю. Оно должно удовлетворить желание этих скваттеров[4] иметь собственную недвижимость в Поясе.

— Я запишу, — сказал Мэгнан и потянулся к блокноту.

— Это предложение bona fide[5], мистер Лезеруэлл? — спросил Ретиф.

— Конечно!

— Так я и запишу, — заметил Мэгнан, записывая.

— И кто знает? — сказал Лезеруэлл. — Может быть, там обнаружатся на удивление богатые залежи.

— А если они его не примут? — спросил Ретиф.

— Тогда осмелюсь заявить, что «Дженерал Минерале» найдет, способ решить этот вопрос в суде, сэр!

— О, я не думаю, что в этом будет необходимость, — заметил Мэгнан.

— Тогда еще одно рутинное дело, — сказал Лезеруэлл. Он передал Мэгнану второй документ. — «ДжМ» просит издать предписание о том, чтобы приструнить группы, которые раздражают нас вторжениями на территории, принадлежащие компании. Я был бы рад, если бы вы сразу его обработали. Также сюда включен вопрос о нелегально добытой руде.

— Непременно, мистер Лезеруэлл. Я сам этим займусь.

— В этом нет необходимости. Все бумаги готовы. Наш юридический отдел гарантирует, что они составлены правильно. Просто подпишите здесь, — Лезеруэлл развернул бумагу и вручил Мэгнану ручку.

— Может быть, лучше сначала прочитать? — заметил Ретиф. Лезеруэлл нетерпеливо сдвинул брови.

— У вас будет подходящее время, чтобы ознакомиться с деталями позже, Ретиф, — бросил ему Мэгнан, беря ручку. — Нет необходимости тратить драгоценное время мистера Лезеруэлла. — Он нацарапал на бумаге свою подпись.

Лезеруэлл встал, собрал свои бумаги со стола Мэгнана и бросил их в чемоданчик.

— Подонки, — заметил он. — Разумеется, им не место в Поясе. Ретиф встал, прошел к столу и протянул руку.

— Мне кажется, что вы прихватили официальный документ вместе с вашим собственным, мистер Лезеруэлл. По ошибке, разумеется.

— Что такое? — вскинулся Лезеруэлл. Ретиф ждал, улыбаясь. Мэгнан разинул рот.

— Он был под вашими бумагами, мистер Лезеруэлл, — пояснил Ретиф. — Он толстый, обхваченный резинками.

Лезеруэлл, покопавшись в чемоданчике, достал документ.

— Вы только подумайте, он действительно здесь, — буркнул он. Лезеруэлл сунул документ Ретифу в руку, — Вы очень наблюдательный молодой человек. — Со щелчком он закрыл чемоданчик. — Полагаю, вам светит большое будущее в ДКЗ.

— Действительно, Ретиф, — осуждающе проговорил Мэгнан. — Не было никакой необходимости дергать мистера Лезеруэлла.

Лезеруэлл бросил ненавидящий взгляд на Ретифа и доброжелательный — на Мэгнана.

— Полагаю, что вы передадите наше предложение заинтересованным сторонам. Поскольку для «ДжМ» в ее положении время является важным фактором, то наше предложение сохраняет свою силу только до девяти часов по Гринвичу, завтрашнего дня. В это время я зайду к вам снова, чтобы окончательно утрясти дела. Полагаю, что препятствий к удовлетворительному решению проблемы не будет. У меня нет желания заводить длительные судебные тяжбы.

Мэгнан поспешно обежал вокруг стола, чтобы открыть дверь. Затем, отчаянно сдвинув брови, обернулся к Ретифу.

— Недостойнейшее проявление грубости, Ретиф, — резко заговорил он, — Вы привели в замешательство одного из самых влиятельных представителей делового сообщества — и это просто ради каких-то нескольких жалких бланков.

— Эти бланки представляют собой чью-то ставку, причём дело касается того, что может оказаться ценным имуществом.

— Это просто бумажки, пока они не утверждены!

— И все же…

— Я с большей ответственностью отношусь к общественным интересам, чем к интересам группы каких-то изыскателей, готовых стянуть все, что плохо лежит!

— Они первыми нашли этот астероид!

— Ха! Бесполезная скала. После щедрого предложения мистера Лезеруэлла…

— Лучше побыстрее оформите чек, пока он не подумал об этом серьезнее и не переменил решения.

— Бог ты мой! — Мэгнан сжал чек в руке, вызывая мисс Гэмбл. Она вошла, выслушала его инструкции и вышла. Ретиф ждал, пока Мэгнан просматривал постановление, затем кивнул.

— Все в порядке. Начальником у них, похоже, является личность по имени Сэм Мациевич. Приведен адрес в отеле «Веселая Баржа»; это, должно быть, тот переоборудованный древний корабль на орбите 6942?

Ретиф кивнул.

— Так его и называют.

— Что же касается рудовоза, то я лучше конфискую его, оставив решение на потом. — Мэгнан достал из ящика стола бланк, заполнил его и толкнул через стол. Повернувшись, он сверился с настенным расписанием. — Оказывается, отель в данный момент находится поблизости. Возьмите шлюпку Консульства. Если вылетите прямо сейчас, успеете их застать до того, как вечерний гудеж достигнет максимума.

— Это ваш способ дипломатически дать мне понять, что я теперь курьер по доставке. — Ретиф взял бумаги и засунул их во внутренний карман.

— Это одна из многих функций, которыми вынужден заниматься дипломат, пребывая на небольшом посту в Консульстве. Прекрасный опыт. Мне нет необходимости предупреждать вас, чтобы вы были осмотрительны. Эти горняки — буйные люди, особенно когда получают плохие новости.

— Мы все такие. — Ретиф встал, — Как я понимаю, ту их заявку вы не подпишете, чтобы я смог привезти им заодно и хорошие новости?

— Разумеется, — бросил Мэгнан, — Им сделано исключительно щедрое предложение. Если оно их не удовлетворит, они могут обратиться за помощью в суд.

— Заводить дело в суде — это стоит денег. У горнорудной компании «Последний Шанс Сэма Номер Девять» их нет.

— Стоит ли мне снова напоминать вам…

— Я знаю. Это нас не касается, — Ретиф направился к двери.

— Когда будете выходить, — бросил ему вдогонку Мэгнан, — попросите мисс Гэмбл принести мне из библиотеки каталог «Гурмана». Хочу посмотреть спецификации синтезатора пищи для банкетов модели С.

Час спустя, находясь в девяти сотнях миль от Цереры и быстро приближаясь к отелю «Веселая Баржа», Ретиф набрал на передатчике номер.

— ДКЗ 347-89 вызывает Военные Силы FP-V0-6.

— Военные Силы V0-6 слушают, ДКЗ, — быстро ответили ему. На маленьком экране возникло мерцающее изображение.

— О, привет, мистер Ретиф. Что заставило вас выйти в космос в столь поздний час?

— Привет, Генри. Я буду на «Веселой Барже» минут через десять. Похоже, вся ночь у меня пройдет в делах. Скорее всего, я буду перемещаться. Как насчёт того, чтобы вести за мной наблюдение? Я возьму с собой персональный маячок. Следите за ним и, если я включу его на полную мощность, быстро приходите. Я не могу себе позволить задерживаться. Утром у меня важная встреча.

— Непременно, мистер Ретиф. Будем держать ухо востро.

Ретиф бросил на стойку десятикредитную банкноту, взял стакан и приземистую бутылку черного марсберрийского бренди и обернулся, оглядывая помещение с низким потолком, ранее представлявшее собой палубу гидропоники, а сейчас ставшее баром под названием «Джунгли». Под низким потолком переплетались разросшиеся лозы, которые Ретиф отнес к видам «Pererosto То-matus» и «Boloto Aromatus». Они делали исходящий от осветительных панелей свет приглушенно-зеленым. Шестифутовый трехмерный экран, снятый с разбитого транспорта Конкордиата, передавал записанную на ленту музыку двухсотлетней давности.

За столами широкоплечие мужчины в ярких форменных рубашках играли в карты, звенели бутылками и вопили.

С бутылкой и стаканом Ретиф прошел к одному из столов.

— Джентльмены, не возражаете, если я присоединюсь? Пять небритых физиономий повернулись, чтобы изучить его фигуру в шесть футов три дюйма, коротко постриженные черные волосы, невыразительную серую одежду, шрамы на костяшках пальцев. Рыжий тип со сломанным носом кивнул.

— Подтягивай стул, незнакомец.

— Работаешь по заявке, приятель?

— Просто осматриваюсь.

— Попробуй порцию этого сока скал.

— Не делайте этого, мистер. Он сам его готовит.

— Лучший скальный сок по эту сторону Луны.

— Слушай, парень…

— Меня зовут Ретиф.

— Ретиф, ты играл когда-нибудь в дрифт?

— Не могу утверждать, что играл.

— Не играй с Сэмом, приятель. Он — местный чемпион.

— Как вы в него играете?

Чернобровый горняк, предложивший игру, закатал рукав, обнажив мускулистую руку, и поставил локоть на стол.

— Вы зацепляетесь указательными пальцами и прямо сверху ставите стакан. Выигрывает тот, кто отопьет глоток. Если стакан проливается, то угощаешь всех.

— Полная победа бывает редко, — весело заметил рыжий, — Но зато можно много пить.

Ретиф поставил локоть на стол.

— Я попытаюсь.

Двое мужчин переплели указательные пальцы. Рыжий налил полстопки скального сока и поставил ее на два кулака.

— Итак, парни. Начали!

Мужчина по имени Сэм заскрипел зубами; его бицепсы напряглись, пальцы побелели. Стопка затряслась. Затем она двинулась — по направлению к Ретифу. Сэм поднял плечи, напрягаясь.

— Вот и напиток, мистер!

— Что такое, Сэм? Ты устал?

Стакан медленно двигался — все ближе к лицу Ретифа.

— Ставлю сотню за то, что новичок его сделает!

— Смотри, Сэм! В любой момент сейчас…

Стакан затормозился, задержался. Запястье Ретифа дернулось, и стакан грохнулся на стол. Раздался всеобщий вопль. Сэм со вздохом откинулся назад, массируя руку.

— Ну и рука у тебя, мистер, — заметил он. — Если бы ты как раз не дернулся…

— Полагаю, что выпивка с меня, — сказал Ретиф. Спустя два часа марсберрийская бутылка Ретифа стояла на столе пустая вместе с полудюжиной других.

— Нам повезло, — говорил Сэм Мациевич. — Представь себе первоначальный объем планеты; скажем, две с половиной сотни миллиардов кубических миль. По теории де Берри коллапсировавшее кристаллическое ядро должно быть не более мили в диаметре[6]. Вот тебе и шансы.

— И вы считаете, что наткнулись на часть этого ядра?

— Именно наткнулись, черт побери. Пара миллионов тонн как с куста. И при трех кредитах за тонну, доставленную в порт Сиртис, мы будем обеспечены на всю жизнь. Да и пора бы, кстати. Я нахожусь в Поясе уже двадцать лет. У меня двое детей, которых я не видел пять лет. Теперь все будет по-другому.

— Эй, Сэм, потише. Нет смысла объявлять об этом каждому заявщику в Поясе.

— Наша заявка зарегистрирована в Консульстве, — заявил Сэм. — Как только мы получим разрешение…

— Когда это будет? Мы ждем уже целую неделю.

— Я никогда не видел коллапсировавшего кристаллического металла, — заметил Ретиф. — Хотелось бы посмотреть.

— Само собой. Полетели. Я тебя свожу. Это примерно час полета. Мы возьмем наш катер. Ты хочешь полетать, Вилли?

— Чтобы полетать, у меня есть бутылка, — ответил Вилли. — Увидимся утром.

Двое мужчин спустились на лифте к лодочным докам, надели скафандры и погрузились в залатанную шлюпку. Утомленный скукой служитель раскрыл все двери на выход, нажал на рычаг спуска и запустил катер вдаль от отеля «Веселая баржа»… Ретиф мельком увидел башню света, величественно вращавшуюся на фоне черноты космоса, пока привод уносил крошечную шлюпку вдаль от нее.

Глава 2

Ретиф по щиколотки утонул в порошкообразной поверхности, блестевшей в свете отдаленного солнца наподобие снега.

— Это интересное вещество, — зазвучал у него в ушах голос Сэма из динамиков скафандра. — При нормальной гравитации ты бы утонул в нем так, что тебя и видно-то не было бы. Это вещество режет алмаз как масло — но из-за температурных изменений оно превращается в пыль. Его часто используют именно в этом виде, как промышленный абразив. Его также легко грузить. Просто проводишь трубу, создаешь внешнее давление и качаешь.

— И весь этот астероид состоит из такого же материала?

— Да, конечно. Мы провели множество буровых тестов и эхолокацию по полной программе. Отчеты у меня на борту «Герти» — это наш лихтер.

— Вы здесь уже загружались?

— Да. Наши капиталы быстро подходят к концу. Мне нужно поскорее доставить этот груз в порт — пока оборудование само собой не развалится. В таком случае это будет конец.

— Что тебе известно о «Дженерал Минерале», Сэм?

— Думаешь к ним наняться? Лучше сначала прочитай мелкий шрифт, перед тем как подпишешь контракт. Гнуснейшая команда мошенников и воров.

— Им принадлежит скала, известная как 2645-Р. Как ты думаешь, мы смогли бы ее отыскать?

— А, ты ее покупаешь, да? Конечно, можем найти. Ты чертовски прав, что хочешь хорошенько рассмотреть то, что продает «Дженерал Минерале».

На борту катера Мациевич полистал атлас Пояса, сверился с навигационным справочником.

— Да, он недалеко. Давай посмотрим, что хочет скинуть «ДжМ».


Катер висел в двух милях над поверхностью гигантского булыжника, известного под названием 2645-Р. Ретиф с Мациевичем рассматривали его под сильным увеличением.

— Похоже, ничего особенного, Ретиф, — заметил Сэм, — Давай опустимся и взглянем поближе.

Шлюпка быстро опустилась на изборожденную поверхность крошечного мира, плавающей в пространстве горы, отсвечивающей черным и белым под лучами солнца. Сэм, хмурясь, смотрел на панель управления.

— Странно. Мой ионный счетчик зашкаливает. Похоже на след от двигателя. Не более чем час или два назад здесь кто-то был.

Шлюпка приземлилась. Ретиф с Сэмом вышли. Каменистая поверхность была завалена осколками скал, варьирующих по размеру от небольших камешков до огромных плит в двадцать футов длиной, валяющихся на мягкой постели из пыли и песка. Ретиф осторожно оттолкнулся и проплыл к верхушке вертикального клина скалы. Сэм присоединился к нему.

— Весь этот материал — вулканического происхождения, — заметил он. — Не похоже, что мы найдем здесь что-нибудь достаточно полезное, что стоило бы везти на Сиртис — разве что, если тебе посчастливится найти какие-нибудь бодеанские артефакты. Они стоят много.

С этими словами он прищелкнул бинокль к обзорному щитку и оглядел изрезанный пейзаж.

— Эге! — заметил он, — Вон там!

Ретиф проследил взглядом направление, куда указывала перчатка Сэма. Он рассмотрел темное пятно на ровной поверхности эрозировавшей скалы.

— Года два назад один мой приятель наткнулся на участок прежней поверхности планеты, — задумчиво проговорил Сэм. — Там обнаружился туннель, который бодеане использовали в качестве склада. Взял больше двух тонн металлических изделий. Конечно, никто до сих пор не знает, как эти вещи работают, но за них дают хорошие деньги.

— Похоже на водяную эрозию, — заметил Ретиф.

— Да. Может быть, это еще один кусок поверхности. Там может быть пещера. К тому же бодеане любили пещеры. Должно быть, у них была война — но, с другой стороны, если бы ее не было, они не стали бы прятать под землей столько вещей, когда эрозия могла вызвать разлом планеты.

Они спустились и пересекли заваленную камнями поверхность легкими, тридцатифутовыми прыжками.

— Это действительно пещера, — сказал Сэм, наклоняясь и заглядывая в пятифутовую дыру.

Ретиф двинулся внутрь вслед за ним.

— Давай зажжем свет, — Мациевич, щелкнув, включил луч. Тот отразился от тусклых полированных поверхностей бодеанской синтетики. В наушниках Ретифа послышался тихий свист Сэма.

— Это странно, — заметил Ретиф.

— Странно, черт бы побрал! Это очень смешно. «Дженерал Минерале» пытается продать новичку бесполезную скалу — а она полна бодеанскими артефактами. Трудно сказать, сколько их здесь; туннель, похоже, идет далеко.

— Я не это имел в виду. Ты замечаешь, как нагревается скафандр?

— Э? Да, теперь, когда ты об этом сказал.

Ретиф постучал рукой в перчатке по гладкому черному изгибу ближайшего бодеанского артефакта. Тупое бряканье прошло через скафандр.

— Это не металл, — сказал он. — Это пластик.

— В этом есть что-то подозрительное, — заметил Сэм. — Эта эрозия; она больше смахивает на тепловой луч.

— Сэм, — обернувшись, сказал Ретиф, — мне кажется, что кто-то тут решился на большие хлопоты, чтобы создать ложное впечатление.

Сэм фыркнул.

— Я тебе говорил, что они — хитрые типы. — Он двинулся было наружу, затем задержался и опустился на одно колено. — Но, может быть, они сами себя надули. Посмотри!

Ретиф посмотрел. Луч Сэма отражался от сплавленной поверхности молочно-белого цвета, пронизанной полосками грязно-желтого. Сэм прищелкнул к перчатке заостренный инструмент и подковырнул одну из полосок. Она сморщилась под нажимом, и часть ее пристала к инструменту. Левой рукой Мациевич открыл сумку на поясе и осторожно положил образец в маленькое отделение. Нажав на кнопку, он скосил глаза на шкалу.

— Атомный вес 197,2, — сказал он. Ретифу пришлось уменьшить громкость своих подшлемных динамиков, когда в них раздался хохот Сэма.

— Эти клоуны собирались надуть тебя, Ретиф. — Он задыхался, все еще хихикая. — Они устроили здесь трюк с пещерой, полной бодеанских артефактов…

— Фальшивых бодеанских артефактов, — поправил Ретиф.

— Они спланировали эту скалу таким образом, чтобы она выглядела как участок прежнего берега, затем излучателями вырезали эту пещеру. Но они резали сквозь практически сплошное золото!

— Так здорово?

Мациевич посветил вокруг фонарем.

— Этот материал пойдет по тысяче кредитов за тонну, с легкостью. — Он выключил свет. — Давай двигаться, Ретиф. Тебе нужно оформить это дело, пока они не собрались бросить сюда еще один взгляд.

Оказавшись в шлюпке, Ретиф с Мациевичем открыли свои шлемы.

— Такое дело нужно отметить, — сказал Сэм, доставая фляжку, наполненную под давлением, из ящика для карт. — Эта скала стоит не меньше моей, а может, и больше. Тебе повезло, Ретиф. Поздравляю, — он протянул руку.

— Боюсь, что один-два вывода у тебя оказались ложными, — сказал Ретиф. — Я здесь не для того, чтобы покупать участки для горнорудных разработок.

— Ты не… тогда почему… но, приятель! Даже если ты не планировал покупать… — Он замолк, когда Ретиф покачал головой, расстегнул скафандр и залез во внутренний карман, достав пачку сложенных документов.

— Как вице-консул Земли, я передаю тебе постановление о запрете на разработку небесного тела, известного под номером 95739-А, — он передал бумагу Сэму, — Также у меня здесь ордер на конфискацию судна «Грейвел Герти II».

Сэм, молча взяв бумаги, сидел, глядя на них. Затем он поднял глаза на Ретифа.

— Странно. Когда ты победил меня в дрифт и затем бросил игру, чтобы не позорить перед парнями, я подумал, что ты — нормальный парень. Я тебе всю душу открыл, как будто бы ты был моей старой бабушкой. И это при всем моём жизненном опыте. — Он опустил руку и поднял ее с двухмиллиметровым браунингом, нацеленным Ретифу в грудь. — Я мог бы застрелить тебя и бросить здесь, накрыв плитой, бросить эти бумаги в унитаз и удрать с грузом…

— В конце концов, это не принесло бы тебе особой пользы, Сэм. Кроме того, ты не убийца и не идиот.

Сэм пожевал губу.

— Моя заявка зарегистрирована в Консульстве, законно, как положено. Может быть, разрешение уже прошло.

— Другие люди положили глаз на твою скалу, Сэм. Ты когда-нибудь встречал типа по имени Лезеруэлл?

— «Дженерал Минерале», да? Но им не на что опереться против меня.

— В последний раз, когда я видел твою заявку, она лежала в папке дел, предназначенных к рассмотрению. Просто пачка бумаги, пока ее не утвердит консул. Если Лезеруэлл опротестует ее… что же, его юристы на круглогодичной оплате. Сколько времени ты выдержишь, оплачивая судебные издержки, Сэм?

Мациевич с решительным щелчком закрыл шлем, жестом приказал Ретифу сделать то же самое. Открыв люк, он сидел с пистолетом, направленным на Ретифа.

— Вылезай, бумажная душа, — его голос тихо звучал в наушниках. — Тебе, может быть, будет одиноко, но в этом скафандре ты протянешь несколько дней. Я кому-нибудь намекну о тебе, пока ты еще не успеешь потерять много веса. Я возвращаюсь, чтобы посмотреть, не смогу ли я навести некоторый шум в Консульстве.

Ретиф выбрался наружу, отошел на пятьдесят ярдов. Он смотрел, как катер взвился в быстро рассеявшемся облаке пыли и затем быстро уменьшился до яркой точки, затерявшейся среди звезд. Из кармана скафандра он достал маячок для локатора и большим пальцем нажал на кнопку.

Через двадцать минут, находясь на борту военного корабля FP-VO-6, Ретиф снял шлем.

— Быстрая работа, Гарри. Мне надо сделать пару звонков. Соедини меня с вашим штабом, ладно? Я хочу поговорить с командером Хэйлом.

Молодой офицер вызвал штаб и передал микрофон Ретифу.

— Это вице-консул Ретиф, командер. Мне бы хотелось, чтобы вы перехватили катер, направляющийся от моего настоящего положения по направлению к Церере. На борту там некий мистер Мациевич. Он вооружен, но не опасен. Заберите его и позаботьтесь о том, чтобы доставить его в Консульство к 09:00 по Гринвичу завтра. Следующее: Консульство конфисковало рудовоз «Грейвел Герти II». Он на парковочной орбите в десяти милях от Цереры. Я хочу, чтобы его взяли на буксир, — Ретиф дал детальные инструкции. Затем он попросил через коммутатор Военных Сил соединить его с Консульством. Ему ответил голос Мэгнана. — Это Ретиф говорит, мистер консул. У меня есть некоторые новости, которые, как я полагаю, вас заинтересуют…

— Где вы, Ретиф? Что случилось с экраном? Вы отдали постановление?

— Я на борту патрульного судна Военных Сил. Я улетал, чтобы оценить ситуацию, и сделал удивительное открытие. Не думаю, что у нас будут проблемы с людьми Сэма; они осмотрели тело, 2645-Р, и, похоже, «Дженерал Минерале» с ним промахнулись. По-видимому, там есть крайне ценные отложения.

— Да? Что за отложения?

— Мистер Мациевич упоминал о коллапсировавшем кристаллическом металле.

— Что же, очень интересно, — голос Мэгнана звучал задумчиво.

— Просто я подумал, что вам следует это знать. Это упростит проблемы утренней встречи.

— Да, — сказал Мэгнан. — Да, несомненно. Я думаю, что все становится очень просто…


В 08:45 по Гринвичу Ретиф шагнул в приемную офиса консула.

— …фантастическая конфигурация, — гремел бас Лезеруэлла, — покрывающая буквально акры. Эти формации слегка запутали моих ксенологов. У них было всего несколько часов, чтобы исследовать участок; но по обилию указаний на поверхности ясно, что мы имеем дело с очень богатой находкой. Действительно очень богатой. По сравнению с ней 95739-А теряет свое значение. Благодарю вас, мистер консул, за то, что своевременно привлекли мое внимание к этому предмету.

— Не стоит благодарности, мистер Лезеруэлл. В конце концов…

— Наша предположительная теория состоит в том, что основной кристаллический фрагмент встретился в какой-то момент с материалом ядра и втянул его в себя. Поскольку мы работали над… я имею в виду, что мы приземлялись на другой стороне астероида, чтобы взять образцы, и совершенно упустили эти аномальные отложения.

Ретиф шагнул в комнату.

— Доброе утро, джентльмены. Мистер Мациевич прибыл?

— Мистер Мациевич находится под арестом у Вооруженных Сил. Мне сообщили, что его доставят сюда.

— Арестован, да? — Лезеруэлл кивнул. — Я говорил вам, что эти люди — это безответственная группа. В каком-то смысле жаль просто так отдавать им такой участок, как 95739-А.

— Я так понимаю, что эту скалу требовала себе «Дженерал Минерале», — с удивленным видом заметил Ретиф.

Лезеруэлл с Мэгнаном переглянулись.

— Э-э, «ДжМ» решила отказаться от заявки на это тело, — сказал Лезеруэлл. — Мы, как всегда, стремимся поощрять предпринимательство на уровне малого бизнеса. Пусть эта недвижимость достанется им. В конце концов, у «ДжМ» есть и другие месторождения, которые стоит разрабатывать, — он благодушно улыбнулся.

— А как насчёт 2645-Р? Вы ведь предложили его группе Сэма.

— Это предложение снимается, естественно! — бросил Лезеруэлл.

— Я не вижу, как вы сможете снять это предложение, — проговорил Ретиф. — Оно записано официально. Это контракт bona fide, обязательный для «Дженерал Минерале», подлежащий…

— По доброте нашего корпоративного сердца, — взревел Лезеруэлл. — Мы согласились отказаться от нашей законной и справедливой заявки на астероид 2645-Р. И вы с дьявольским нахальством разглагольствуете о букве закона? Я уже отчасти собираюсь отказаться от предложения!

— По сути дела, — заметил Мэгнан, глядя в угол комнаты, — я не совсем уверен, что смогу найти запись о предложении насчёт 2645-Р. Я записал его на каком-то обрывке бумаги…

— С этим все в порядке, — сказал Ретиф. — У меня был включен карманный магнитофон. Я опечатал запись и разместил ее в архиве Консульства.

Снаружи послышался топот. На настольном экране появилось лицо мисс Гэмбл.

— Здесь несколько человек… — начала было она.

Дверь с грохотом распахнулась. Сэм Мациевич шагнул в комнату; за каждую его руку цеплялось по солдату. Он стряхнул их и пристально оглядел комнату. При виде Ретифа его глаза загорелись.

— Как ты здесь оказался?..

— Послушайте, Монкевич или как вас там, — начал было Лезеруэлл, выскакивая из кресла.

Мациевич, крутанувшись, схватил плотного мужчину за лацканы пиджака и поднял его на цыпочки.

— Ты…

Не дослушав весьма красочного описания особенностей сексуальной жизни уважаемого магната и его близких и дальних родственников, Ретиф прервал Мациевича:

— Не трогай его, Сэм. Он здесь для того, чтобы подписать отказ от прав — если таковые существуют — на 95739-А. Он целиком ваш — если он вам нужен.

Сэм с яростью уставился Лезеруэллу в глаза.

— Это верно? — проскрежетал он.

Лезеруэлл кивнул так, что его подбородки сложились в выпирающие складки.

— Однако, — продолжал Ретиф, — я не был уверен, что вы еще будете на это согласны, потому что он обязался предоставить вашей компании 2645-Р в обмен за отказ от притязаний на 95739-А.

Мациевич сузившимися глазами взглянул на Ретифа. Он отпустил Лезеруэлла, который бухнулся обратно в кресло. Мэгнан бросился из-за своего стола, чтобы позаботиться о магнате. За их спинами Ретиф закрыл один глаз, значительно подмигивая Мациевичу.

— …и все же, если мистер Лезеруэлл согласится, то в дополнение к тому, что 95739-А будет вашим, он будет покупать вашу продукцию по четыре кредита за тонну, на своей станции приемки…

Мациевич взглянул на Лезеруэлла. Лезеруэлл поколебался, затем кивнул.

— Договорились.

— …Тогда, я думаю, я подпишу соглашение, освобождающее его от его предложения.

Мациевич взглянул на Мэгнана.

— Вы генеральный консул Земли, — сказал он. — Это все без обмана?

Мэгнан кивнул.

— Если мистер Лезеруэлл согласен…

— Он уже согласился, — заметил Ретиф. — У меня в кармане магнитофон, как вы понимаете.

— Пусть все будет в письменном виде, — потребовал Мациевич.

Мэгнан позвал мисс Гэмбл. Остальные ждали молча, пока Мэгнан диктовал. Он расписался с росчерком, передал бумагу Мациевичу. Тот прочитал ее несколько раз, затем взял ручку и подписал. Мэгнан приложил к бумаге печать Консульства.

— Теперь грант, — сказал Ретиф. Мэгнан подписал заявку, добавил печать. Мациевич убрал бумаги во внутренний карман. Он встал.

— Что же, джентльмены, я думаю, что, может быть, я в вас ошибался, — сказал он, потом взглянул на Ретифа. — Э-э… есть время, чтобы выпить?

— Мне не следует пить в рабочее время, — заметил Ретиф. Он встал. — Поэтому на остаток дня я возьму отгул.


— Я не понимаю, — говорил Сэм, сигнализируя официанту, чтобы тот снова наполнил стаканы. — Что это было за дело с предписанием — и с конфискацией «Герти»? Тебе могло бы не поздоровиться.

— Не думаю, — ответил Ретиф. — Если бы ты действительно собирался что-нибудь сделать своим браунингом, ты бы снял его с предохранителя. А что касается конфискации — приказ есть приказ.

— Я вот думаю, — заметил Сэм. — Та залежь золота. Это тоже был обман, не правда ли?

— Я — простой бюрократ, Сэм. Что я вообще могу знать о золоте?

— Двойной трюк, — сказал Сэм. — Я должен был раскусить фальшивые артефакты — и затем зацепиться за подкинутое золото. И когда Лезеруэлл изложил бы мне свое предложение, я должен был за него схватиться. Я бы решил, что золото стоит немало, и я не мог себе позволить судиться с «Дженерал Минерале». Чертов скунс! А ты должен был заметить золото и рассказать о нем ему.

Бармен взглянул на Ретифа поверх стойки.

— Вас к телефону.

В будке на Ретифа смотрело возбужденное лицо Мэгнана.

— Ретиф, мистер Лезеруэлл в невероятной ярости! Залежь на 2645-Р — она оказалась только поверхностной пленкой, едва ли в несколько дюймов толщиной! Всей залежи не хватит даже на один рудовоз. — На лице Мэгнана возникло выражение ужаса. — Ретиф, что вы сделали с конфискованным рудовозом?

— Э-э, дайте подумать, — ответил Ретиф. — Согласно космическому Навигационному кодексу, любое тело, находящееся на орбите в пределах двадцати миль от населенного безвоздушного небесного тела, представляет собой опасность для навигации. Поэтому я приказал увести его на буксире.

— А груз?

— Ну, ускорять такую массу — дело не дешёвое, поэтому, чтобы сэкономить кредиты налогоплательщиков, я потребовал, чтобы его сбросили.

— Куда? — задохнулся Мэгнан.

— На какой-то малозначащий астероид — как предписано правилами, — он кротко улыбнулся Мэгнану. Мэгнан тупо смотрел на него в ответ.

— Но вы же говорили…

— Я сказал только, что на 2645-Р есть что-то такое, что выглядит как ценная залежь. Оказалось, что это поддельное месторождение золота, которое кто-то поспешно там соорудил. Любопытно, да?

— Но вы сказали мне…

— А вы сказали мистеру Лезеруэллу. Неосмотрительно с вашей стороны, мистер консул. Это было сообщение лично для вас — секретная информация, только для внутреннего использования.

— Вы заставили меня поверить, что там коллапсировавшее кристаллическое тело!..

— Я сказал, что Сэм упомянул об этом. Он заявил мне, что его астероид состоит из этого материала.

Мэгнан дважды, с трудом, сглотнул.

— Кстати, — скучным голосом проговорил он. — Вы были правы насчёт чека. Полчаса назад Лезеруэлл пытался остановить выплату. Но он опоздал.

— В конце концов, у Лезеруэлла сегодня был знаменательный день, — заметил Ретиф. — Что-нибудь еще?

— Надеюсь, что нет, — ответил Мэгнан. — Искренне надеюсь, что — нет. — Он склонился ближе к экрану. — Будем считать все это дело… конфиденциальным? Нет смысла напрасно осложнять отношения.

— Не тревожьтесь, мистер консул, — весело заметил Ретиф. — Я никоим образом не могу иметь отношения к такому специфическому делу, как тройной трюк на астероиде.

Когда он вернулся к столу, Сэм заказал еще бутылку скального сока.

— Этот дрифт — отличная игра, — заметил Ретиф. — Но давай я покажу тебе одну игру, которой я научился на Йилле…

Книга IX. ХРУСТАЛЬНЫЙ ЗАМОК

Глава 1

Ретиф запустил через комнату форменный берет цвета бледного бургундского полудня, чуть-чуть промахнувшись мимо стоящей в углу вешалки, и опустил на стол тяжелую картонную коробку, которую он принес с собой. Стройная курносая брюнетка появилась в двери, ведущей во внутренний офис.

— Мисс Брасуэлл, — сказал он, так что она не успела и рта раскрыть. — Здесь у меня два прекрасных пол-литровых винных бокала, которые я собираюсь проверить в полевых условиях. Вы ко мне присоединитесь?

Она сделала ему знак молчать, указав глазами на внутренний офис. Над ее плечом появилось узкое возбужденное лицо.

— Ретиф! — воскликнул генеральный консул Мэгнан. — Я тут с ума схожу! Как это так получается, что каждый раз, когда грядет катастрофа, вы отсутствуете в офисе?

— Это просто вопрос выбора времени, — успокаивающим тоном ответил Ретиф, освобождая от оберток кубок в форме тюльпана и поднимая его к свету. Кубок, казалось, был сделан из отдельных стеклянных лепестков, сплавленных вместе в виде затейливой фигуры и переливающихся подобно драгоценным камням.

— Очень милые, правда? И едва успели остыть! Только что от стеклодува.

— Пока вы прохлаждаетесь на базаре, — резко бросил ему Мэгнан; его сердитое лицо краснело над широким жестким воротником из желтой пластиткани, — мне одному приходится решать возникшие проблемы! Советую вам отложить в сторону свои игрушки; я официально объявляю о созыве чрезвычайного совещания консульского штата через две минуты!

— Я так понимаю, что это подразумевает вас, меня и мисс Брасуэлл, так как остальные отправились на экскурсию по окрестностям кратера…

— Только вы и я. — Мэгнан вытер лицо большим носовым платком с цветочным орнаментом. — Возникшее чрезвычайное положение — высокой степени секретности.

— О Бог ты мой. На остаток дня я возьму отгул и посмотрю на празднества. — Мисс Брасуэлл подмигнула Ретифу, показала язык спине генерального консула и исчезла.

Ретиф достал из ящика стола бутылку и последовал за Мэгнаном во внутренний офис. Старший офицер дернул себя за жесткий воротник, теперь задыхаясь от испарины.

— Не знаю, почему это не могло подождать, пока не вернется министр Барншайнгл, — сказал Мэгнан. — Он уже задерживается на день. Я пытался связаться с ним, но все без толку. Эта примитивная местная система телесвязи только на линии прямой видимости… — Он прервался. — Ретиф, не будете ли вы так любезны отложить свое пьянство до окончания кризиса?

— О, это не пьянство, мистер Мэгнан. Я провожу анализ товара для своего следующего доклада. Если помните, вы повесили на меня анализ рынка для атташе по коммерции.

— Как уполномоченный по делам в отсутствие министра, я запрещаю пить на службе! — взревел Мэгнан.

— Вы, конечно же, шутите, мистер Мэгнан! Это будет означать конец дипломатии в том виде, в каком мы ее знаем.

— Ну, по крайней мере, хотя бы не до ленча. Я, таким образом, приказываю вам отложить исследование рынка до особого указания; через несколько часов мы можем оказаться на грани катастрофы!

— В чем вообще дело?

Мэгнан взял со своего стола листок желтой бумаги и передал его Ретифу.

— Это пришло по автопринтеру сорок минут назад.

НЕИДЕНТИФИЦИРОВАННЫЙ КОНВОЙ, ВКЛЮЧАЮЩИЙ ПЯТЬДЕСЯТ СУДОВ КЛАССА УЛАН, ЗАМЕЧЕН ДВИЖУЩИМСЯ КУРСОМ НА ЙОЛК, 1500 GST 33 OCT GST. ПОДПИСАНО ПОМфРУА, ЭНСИН ВОЕННОГО ПАТРУЛЯ 786-G.

— «Уланы», — заметил Ретиф. — Это такие транспорты на тысячу человек. И ноль-девятьсот на тридцать третьей означает, что они в двух часах полета от нас.

— Это может оказаться и вторжением, Ретиф! Это не шутки! Вы можете себе вообразить, как будет выглядеть в моём послужном списке, если прямо у меня перед носом произойдёт вторжение на планету!

— Аборигенам в таком случае тоже придется несладко, — заметил Ретиф. — Какие действия вы уже предприняли?

— Действия? Ну, я отменил общественные встречи на сегодняшний день, проверил графики отлета пассажиров… и наточил множество карандашей.

— Вы пытались связаться с энсином Помфруа, чтобы выяснить детали?

— В Центре Связи нет никого на дежурстве, кроме местного клерка-шифровальщика. Он пытается связаться с ним. — Мэгнан нажал на кнопку на столе, — Оо-Джилитит, вам улыбнулась удача?

— У Помфруа-Тик все так же пучок органов в вентральном отверстии…

— Джилитит, я предупреждал вас, чтобы вы следили за своими выражениями! — взревел Мэгнан. — У человека, отвечающего за связь, не должно быть привычки выражаться! — Щелкнув переключателем, он отключился. — Чертовы местные! Это безнадежно, конечно. Наше оборудование не предназначено для поиска движущихся патрульных шлюпок на четырех A-V.

— А как йолкане относятся к ситуации? — спросил Ретиф, все еще поигрывая кубком.

Мэгнан заморгал.

— Ну, насчёт этого я… э-э… только что собирался позвонить Оо-Риликуку. — Мэгнан нажал несколько кнопок, и на экране появилось желто-синее лицо с глазами, похожими на золотые булавочные головки, и двигающимися горизонтально челюстями, жующими маслянистую палочку.

— А, привет, Мэгнан, — произнёс голос, звучавший, как несмазанное колесо. — Я только что закончил свой ленч. Жареная ножка гигантской саранчи. Изысканное блюдо. — Похожий на кусок зеленой веревки язык слизнул крошку с угла безгубого рта.

— Оо-Риликук, вам что-нибудь известно о большом конвое, который прибывает сюда сегодня?

Риликук промокнул подбородок салфеткой из тонкой ткани.

— Кажется, я припоминаю, что выдал множество виз в течение нескольких прошедших недель людям национальности гроак.

— Гроаки? Пятьдесят кораблей гроаков?

— Что-то вроде этого, — беззаботно ответил йолканец. — Кстати, если вы еще не позаботились об этом, то, может быть, присоединитесь к моей группе холостяков на время приближающихся празднеств…

— Вас ничего не волнует? Возможно, вы не осведомлены о том, что гроаки славятся своим коварством?

— Не стыжусь признаться, что слегка воспользовался своим влиянием, чтобы обеспечить себе грязевую ванну высшего класса. И не будет никакого недостатка в самках — хотя вы не так устроены, чтобы оценить это, верно…

— Могу я поинтересоваться, в каком состоянии находятся системы планетарной защиты? Я вас предупреждаю, гроакам верить нельзя!

— Планетарная защита? — Риликук издал веселое чириканье. — Как убежденные пацифисты, мы никогда не ощущали нужды в таких совершенно бесполезных вещах. Итак, через несколько минут я ухожу из офиса. А что, если я заеду к вам? Мы поедем ко мне, пообедаем, а затем — на болото…

— И вы в такой момент оставляете Министерство иностранных дел? — взвизгнул Мэгнан. — Они начнут приземляться через несколько минут!

— Боюсь, что у меня нет времени, чтобы посвящать эту неделю туристам с Гроа, Мэгнан, — сказал Риликук. — Им придется справляться самим. В конце концов, фестиваль Вум бывает один раз в девяносто четыре стандартных года.

Фыркнув, Мэгнан отключил связь.

— С этой стороны мы вряд ли добьемся помощи. — Повернувшись на стуле, он стал смотреть сквозь мутное стекло на площадь, вымощенную плитками веселых цветов, окруженную приземистыми одноэтажными магазинчиками, построенными из керамических кирпичей и украшенных фресками, и на блестящие минареты находящегося на расстоянии мили храмового комплекса.

— Если бы эти бездельники меньше энергии затрачивали на свои стекляшки и больше — на иностранные дела, то я не оказался бы в таком неудобном положении.

— Если бы ДКЗ уговорила гроаков продать им несколько тысяч тонн песка, им не было бы необходимости перебирать осколки.

— Сотрудники ДКЗ достойны лучшего применения, чем заниматься добыванием песка, Ретиф… кстати, насколько я заметил, эта куча отходов, из которой они выбирают свои осколки, уже почти кончилась. Возможно, теперь они обратятся к более прибыльным делам и перестанут расточать мастерство поколений на строительство пустых храмов, — он указал на скопление стеклянных башен, сверкающих на солнце. — Они могли бы даже согласиться на экспорт разумных объемов товаров из стекла вместо нынешних символических количеств.

— По причине отсутствия в этом мире песка цена остается высокой; они утверждают, что не могут позволить себе выпускать из своего мира много стекла. Когда оно бьется, оно возвращается в виде куч стеклянных осколков, для повторного использования.

Мэгнан смотрел на равнину, где белые выбросы небольших гейзеров появлялись ненадолго, в то время как бледный дым поднимался прямо вверх в спокойном воздухе. Неожиданно далеко вверху мигнула точка голубого света.

— Странно, — хмурясь, заметил он. — Никогда еще не было такого, чтобы одна из лун виднелась среди белого дня.

Ретиф подошел к окну.

— Этого и сейчас не происходит. Наши гроакские друзья явно прибыли раньше графика. Они идут на ионном приводе, и они не больше чем в двадцати милях от поверхности.

Глава 2

Мэгнан с грохотом вскочил на ноги.

— Берите свою шляпу, Ретиф! Мы предстанем перед этими вторгающимися в чужие дела типами в тот момент, когда они ступят на йолканскую почву! Корпус не может допустить, чтобы такие вещи происходили без комментариев!

— Корпус всегда скор на комментарии, — заметил Ретиф. — В этом ему не откажешь.

Снаружи, на площади, было столпотворение — владельцы магазинов, поблескивая праздничной стеклянной бижутерией, закрывали свои палатки, ставили перед закрытыми ставнями магазинами замысловатые украшения, напоминающие перевернутые канделябры, и во весь голос обменивались поздравлениями. Длиннотелый, с розово-красным лицом йолканец в белом переднике, прислонившийся к открытой двери магазина, помахал суставчатым предплечьем.

— Ретиф-Тик! Окажите мне честь, зайдите на последнюю чашечку Бум перед тем, как я закроюсь. И ваш приятель тоже!

— Мне жаль, Оо-Плиф, служба зовет.

— Как я вижу, вы установили контакт с нежелательными элементами, как и всегда, — пробормотал Мэгнан, подзывая такси в виде лодки, пробиравшееся сквозь давку на толстых пневматических колесах. — Посмотрите на этих остолопов! Полностью погрузились в свои фривольные забавы, в то время как опасность приземляется едва ли в миле от них.

Ретиф смотрел на садящийся корабль, пока тот не скрылся за блестящими шпилями города-храма.

— Интересно, почему они приземляются там, а не в порту, — удивился Ретиф.

— Вероятно, они по ошибке приняли храм за город, — заметил Мэгнан. — Следует признать, что он впечатляет гораздо больше, чем это скопление земляных хижин!

— Но не гроаков. Перед тем как что-либо начинать, они тщательно к этому готовятся.

Такси затормозило, и Мэгнан начал давать указания шоферу, который в ответ только размахивал руками, что являлось йолканским эквивалентом пожатия плеч.

— Поговорите с этим парнем, Ретиф! — не выдержал Мэгнан. — Невразумительные диалекты — это ваше хобби, как я понимаю.

Ретиф дал водителю инструкции на местном жаргоне и откинулся на мягкие подушки. Мэгнан сидел на краешке сиденья и грыз ноготь. Машина прошла площадь и понеслась по боковой улице, запруженной аборигенами, направляющимися к болоту, затем по твердой высохшей грязи, дико виляя при объезде булькающих «котлов дьявола» из горячей грязи; то и дело попадавшихся на пути. Неподалеку небольшой гейзер выбросил фонтан горячей воды, окатив открытую машину брызгами. Возник и унесся запах тухлых яиц. С левой стороны солнечный свет отражался от поверхности бескрайнего болота, густо усеянного экзотическими, похожими на лилии, цветами. То там, то здесь из мелкой воды изящными группами возносились древовидные папоротники. Вдоль берега были установлены палатки ярких расцветок, празднующие аборигены собирались между ними группами, покачиваясь туда-сюда и размахивая своими многочисленными руками.

— Это возмутительно, — фыркнул Мэгнан. — Они уже на ногах не держатся, а их дьявольский фестиваль едва успел начаться!

— Это туземный танец, — заметил Ретиф. — Очень приличный.

— Но по какому поводу эти идиотские празднества? Похоже, они полностью парализовали даже то элементарное чувство ответственности, которое еще оставалось у этих балаболов.

— Это каким-то образом связано с соединением четырех лун, — пояснил Ретиф. — Более того, оно имеет какое-то немаловажное религиозное значение. Танцы символизируют смерть и возрождение или что-то в таком роде.

— Хммф! Я вижу, что танцоры теперь падают ничком, лицом вниз! В религиозном экстазе, несомненно!

Пока они проезжали мимо раскачивающихся аборигенов, водитель рисовал в воздухе кабалистические знаки и едва успел схватить руль, чтобы отвернуть от струи горячего пара, вырвавшейся из расщепленного валуна. Впереди, вокруг места посадки корабля гроаков висело облако пыли; корабль сел едва ли в сотне ярдов от внешнего храма — сверкающей пятидесятифутовой башни из красного, желтого и зеленого стекла.

— Они сели слишком близко и рискуют повредить местные святыни, — заметил Мэгнан, когда такси остановилось рядом с кораблем. — В любой момент толпа может наброситься на них.

Двое местных жителей, вышедших из одной из множества затейливых арок, украшающих входы в храмовый комплекс, только бросили незаинтересованный взгляд на судно, когда в борту корабля открылась дверь и в ней появился гроак с веретенообразными ногами в широких штанах для гольфа и ярких носках.

Мэгнан поспешно выбрался из машины.

— Я хочу, чтобы вы отметили, как я управляюсь с этим делом, — сказал он, глядя на гроакский корабль из-под руки. — Решительное слово, произнесенное сейчас, может отвести опасность инцидента.

— Лучше произнесите решительное слово водителю, иначе обратно нам придется возвращаться пешком.

— Послушайте, Мак-Тик, у меня зарезервировано место в ванне горячей грязи; оно ждёт меня, — крикнул водитель, разворачивая машину. — Пять минут, не больше, ладно?

Ретиф вручил водителю десятикредитную банкноту и пошёл по выжженной земле вслед за Мэгнаном к выдвигающейся лестнице. Гроак спускался; все его пять глаз на стебельках смотрели в разных направлениях — и один на Мэгнана.

— Министр Барншайнгл, — проговорил он своим тусклым гроакским голосом, не успел Мэгнан и рта раскрыть. — Я Фисс, директор по турам из «Гроакских планетарных туров, инкорпорейтед». Полагаю, что вы пришли для того, чтобы помочь небольшой группе моих подопечных справиться с таможенными и иммиграционными формальностями. Итак…

— Директор по турам, вы сказали, мистер Фисс? — перебил его Мэгнан. — Пятьдесят кораблей туристов?

— Совершенно верно. Могу вас заверить, что все паспорта и визы в порядке и отметки об иммунизации не просрочены. Поскольку мы, гроаки, не имеем дипломатической миссии на Йолке, со стороны ДКЗ это очень любезно распространить на нас свои полномочия.

— Минуту, мистер Фисс! Сколько времени ваши туристы собираются провести на Йолке? Они прибыли только на время фестиваля Вум, как я полагаю?

— Мне кажется, что наши визы дают право… э-э… на бесконечно долгое пребывание, мистер министр.

— Я Мэгнан, заменяю министра на время его отсутствия, — заявил Мэгнан.

Фисс пошевелил своими глазами.

— Министра нет здесь?

— Нет; он сейчас в горах. Очень любит спорт. Теперь, э-э, могу я спросить, где ваши остальные сорок девять кораблей?

— Но где можно найти министра? — задал встречный вопрос Фисс.

— Я действительно не могу сказать, — фыркнул Мэгнан. — От него уже два дня нет известий. Так как насчёт ваших остальных кораблей? — настаивал Мэгнан.

— Полагаю, что в этом очаровательном маленьком мирке найдётся сорок девять городов, — ровно проговорил Фисс. — По одному транспорту на каждый.

— Любопытный способ проводить туристические поездки. — Мэгнан прервался, когда с грохотом открылся грузовой люк и оттуда выбралась тяжелая шестиколесная машина. Ряды многоглазых голов гроаков выглядывали через открытые борта, на которых поспешно были написано слова «ГРОАКСКИЕ МЕЖПЛАНЕТНЫЕ ТУРЫ, ИНК.». За первым вездеходом последовал второй, затем третий, четвертый. Мэгнан, разинув рот, смотрел, как они строятся в ровную колонну по два.

— Послушайте, что это такое, Фисс? — вырвалось у Мэгнана. — Это туристы?

— Конечно! Кто же еще? Пожалуйста, заметьте, что здесь присутствуют дамы и миленькие гроакские личинки. Да, все обычные, любящие повеселиться туристы.

— Почему они в бронированных машинах? — Мэгнан смотрел, как экипажи направляются к стеклянным храмам с башнями. — Постойте, куда они едут?

— Поскольку все население целиком и полностью занято празднованием фестиваля Вум, — вежливо прошипел Фисс, — «Гроакские туры» предусмотрительно позаботились о том, чтобы занять имеющиеся в наличии неиспользуемые жилые помещения.

— Вы что, это же местная Святыня Святынь, — возмутился Мэгнан. — Вам не следует туда входить!

— Эти строения не используются, — прошептал Фисс. — И я не вижу возражений со стороны аборигенов, — он указал на водителя такси, который с безразличным видом смотрел, как первый вездеход прошел под изящной хрустальной аркой и вышел на мощенную блестящими стеклянными плитками улицу.

— Эй, Мак-Тик, — позвал Ретифа водитель на йолкском языке. — Мне пора. Я хочу добраться до своей ванны, пока грязь не остыла.

— Вы с ума сошли, мистер Фисс? — требовательно спросил Мэгнан. — Вы намеренно нарываетесь на конфликт! Я предупреждаю вас, что доложу об этом в штаб сектора и вызову эскадру миротворцев!

— Какая нужда в миротворцах, мой дорогой друг? — вид гроака демонстрировал удивление. — Здесь царит мир. Мы не вооружены. Мы не замышляем никаких насильственных действий.

— С этим мы еще разберемся! — Мэгнан был в ярости. Повернувшись, он направился к ожидающему такси.

— Так предусмотрительно с вашей стороны было встретить нас, — слышался слабый голос Фисса. — Позже я зайду в посольство, чтобы уладить всевозможные формальности. Все вполне законно, уверяю вас.

— Дело хуже, чем я думал, — посетовал консул, когда они с Ретифом сели в такси. — Когда гроак начинает цитировать законы, можно быть уверенным, что налицо злой умысел.

Глава 3

— Это невероятно! — рявкнул Мэгнан в экран, на котором многоцветная физиономия Оо-Риликука кротко кивала на фоне извивающихся йолканских танцовщиц. — Вы преспокойно признаете, что эти чужеземцы оккупировали все храмы на планете, и продолжаете наслаждаться своими одурманивающими палочками…

— Сейчас сезон Вум, мистер Мэгнан, — благодушно заметил Риликук. — Самое подходящее время.

— Ваше отношение к собственной планете меня удивляет. Этих типов пятьдесят тысяч — и мне всерьез кажется, что они планируют остаться надолго!

— Очень возможно, — согласился Риликук, покачиваясь в ритм с музыкой. — А теперь вы меня извините… — И экран померк.

Мэгнан в отчаянии воздел руки.

— Мне это не нравится, Ретиф. В этом деле есть какой-то аспект, который мы упустили.

Прозвенел звонок. Дверь открылась, и в комнату ввалился гроак Фисс, шумно отдуваясь под тяжестью объемистого портфеля.

— А, мистер Мэгнан! Как любезно с вашей стороны, что вы меня ждете. — Он водрузил портфель на стол и развязал крепкие завязки. — Я уверен, что вы найдете все в порядке: территориальные требования, правительственный устав, заявка на членство в Лиге…

— Что это такое? — Мэгнан просматривал тяжелую пачку документов. — Что вы такое говорите, сэр? Что Йолк… что гроаки… что вы…

— Совершенно верно, — Фисс кивнул. — Этот мир теперь является собственностью гроаков.

Со стороны пустынной теперь улицы донёсся громкий треск. Мэгнан развернулся на стуле и уставился на группу гроаков, которые с деловым видом взламывали при помощи монтировок закрытый ставнями магазин.

— Что они делают? — рявкнул он. — Мистер Фисс, сейчас же прикажите этим вандалам убираться! Ситуация выходит из-под контроля!

— Никоим образом. Эти парни просто следуют моим инструкциям. Теперь, если у вас есть какое-то имущество, которое вы бы хотели взять с собой…

— Э? Имущество? Я никуда не уйду.

— Позвольте мне возразить вам, — мягко прошипел Фисс, тыча в бумагу мокрым с виду пальцем. — Это приказ о выселении. Я считаю, что это скромное строение вполне удовлетворяет моим требованиям к полевой штаб-квартире здесь, в деревне.

— П-полевой штаб-квартире?

— Полагаю, что в течение нескольких дней мы будем слишком загружены работой, — заметил Фисс, — транспортируя необходимое имущество в наши жилища, — он беззаботно махнул в сторону поблескивавших за болотом башен.

— Вы собираетесь нарушить законы дипломатии? — Мэгнан вытаращил глаза.

— С момента моего прибытия существующее положение изменилось, — подчеркнул Фисс. — Между моим правительством и ДКЗ формальных отношений не существует. Поэтому это просто некий офис, а вы — незарегистрированные посторонние.

— Это беззаконие! — Мэгнан брызгал слюной. — Я не уйду!

— Значит, так? — пробормотал Фисс Он шагнул к двери, открыл ее и знаком позвал четверых крупных гроаков.

— Напугать мягкотелых, — прошипел он по-гроакски. — Делать угрожающие жесты.

Двое новоприбывших шагнули к Ретифу. Он небрежно взял их за тощие шеи, провёл к окну и выбросил наружу. Вторая пара прыгнула на него, но, после двух сильных ударов, гроаки оказались валяющимися на полу. Фисс испустил слабое, но злобное шипение.

— Не трогай их, скотина! Это законно назначенные судебные приставы!

Ретиф отправил слабо шевелящихся гроаков вслед их товарищам и сделал шаг по направлению к Фиссу. Директор по турам взвизгнул и бросился в дверь.

— Ретиф! — рявкнул Мэгнан. — Остановитесь! В конце концов, эти бумаги…

Ретиф собрал листы и выбросил их вслед Фиссу. В проеме снова появилось разъяренное лицо директора по турам.

— Разбойники! Бандиты! Наше законное и справедливое требование…

— …не стоит и пластика, на котором оно напечатано, — заявил Ретиф. — И если еще какие-либо туристы забредут в Консульство, я не буду с ними таким вежливым.

Повернувшись, Фисс стал лихорадочно жестикулировать налетчикам.

— Войти и выгнать сумасшедших! — шипел он. — Выкинуть их оттуда!

Несколько дюжин собравшихся гроаков сообща двинулись к дверям дипломатической миссии.

— Вы меня разочаровали, Фисс, — заметил Ретиф, грустно покачивая головой. — Мне казалось, что вы претендуете на то, что все делается абсолютно законно, но между тем среди белого дня собираетесь громить дипломатическую миссию.

Фисс заколебался, затем прошипел приказ своим людям. Они остановились.

— Ну хорошо, мягкотелый, — прошептал он. — Зачем применять силу? В отличие от высших рас, вам с частыми интервалами требуется вода, насколько я знаю. Вы скоро отправитесь на ее поиски, поскольку — увы — я не могу обеспечить ее дальнейшую доставку по водопроводу деревни. Мы будем ждать.

Мэгнан, пошатываясь, встал рядом с Ретифом.

— Мистер Фисс, — воскликнул он. — Это сумасшествие! Не надейтесь оправдать этот возмутительный захват!

— Напротив, мистер Мэгнан, — Фисе взмахнул пачкой бумаг, зажатых в кулаке. — Если вы перечитаете свой Колониальный Кодекс, глава три, статья XI, параграф № 9в, вы обнаружите, что — я цитирую — «любое планетное тело, на котором отсутствует туземная культура, может быть занято любыми властями согласно данным статьям».

— Вы, Фисс, конечно, не имеете в виду, что Йолк не населен! Великие небеса, этот мир славится по всему сектору из-за красоты изготовляемых здесь стеклянных и керамических изделий.

— Я ссылаюсь далее на параграф № 12д, там же, — стоял на своем Фисс, — в котором определены «следующие критерии оценки культурного уровня согласно Кодексу:

а) активно действующее, организованное правительство, способное представлять интересы нации;

б) степень социальной организации, представленная наличием городов по меньшей мере в тысячу обитателей;

в) индивидуальный или групповой IQ — коэффициент интеллекта — в среднем на уровне 0,8 от «стандартного», что должно быть подтверждено тестами GST.

— Вы совсем потеряли соображение? — перебил его Мэгнан. — Вы стоите посреди йолканского города! Я ежедневно имею дело с представителями Йолканского правительства! Что же касается интеллекта…

— Город должен быть населённым, мистер Мэгнан, позвольте мне вам напомнить. Минимальное население — тысяча индивидуумов. — Взмахом руки Фисс указал на пустую улицу. — Я не вижу здесь индивидуумов.

— Но они отправились праздновать фестиваль!

— Что же касается правительства, — спокойно продолжал. Фисс, — то мне не удалось обнаружить никакой активно действующей организации. Признаюсь, что я не позаботился о том, чтобы раздобыть образец местной фауны для проверки на IQ, но я уверен, что подобная попытка не будет впечатляющей.

— Вы намеренно устроили этот переворот в такое время, когда можете использовать местные обычаи, — Мэгнан был в шоке. — Кодекс будет исправлен, Фисс!

В качестве презрительного жеста гроак пошевелил своим горловым мешком.

— «Ех post facto» манипуляции с законодательством вряд ли смогут повлиять на существующую ситуацию, закон обратной силы не имеет, мой дорогой Мэгнан.

Мэгнан схватился за край окна.

— Ретиф, — пробормотал он слабым голосом. — Это сумасшествие, но у меня внезапно возникла ужасающая уверенность в том, что юридически его позиция неуязвима.

— Конечно, — продолжал Фисс, — в статье 68 Кодекса решительно запрещена оккупация любого мира, культурного или нет, с применением силы. Однако, поскольку наше прибытие прошло совершенно тихо, то этот пункт вряд ли имеет к нам отношение.

— Фестиваль завтра закончится, — взорвался Мэгнан. — Что тогда?

— Теперь, когда мы законным образом вступили во владение планетой, — прошипел Фисс, — несомненно, будет необходимо подкреплять силой законы справедливости, которые уже сейчас вводятся в действие. Разумеется, для этого потребуется определенное оружие. — Он быстро бросил что-то по-гроакски тройке новоприбывших в коротких черных плащах, которые молча достали из кобур, пристегнутых к бедрам, тяжелые энергетические пистолеты.

— Вы же не планируете… насилие? — задохнулся Мэгнан. — Против нашего дипломатического представительства?

— Что касается этого, — продолжил Фисс, — то я как раз собирался сообщить, что, само собой, официальное обращение к нынешнему правительству по поводу предоставления вам дипломатического статуса будет рассмотрено, разумеется.

— Директор по турам Фисс… — Мэгнан сглотнул.

— Временно исполняющий обязанности Координатора планеты Фисс, если вы не против, — прошипел гроак. — Жаль, что большой мягкотелый действовал с такой поспешностью, но я готов забыть об этом инциденте.

— Э-э, очень любезно с вашей стороны, Коор…

— Вам не повезло, Фисс, — вмешался Ретиф. — Вам придется пиратствовать без санкции ДКЗ.

Мэгнан дернул Ретифа за рукав.

— Ну-ну, Ретиф! Сейчас не время показывать зубы!

— Момент такой же подходящий, как и любой другой, мистер Мэгнан. И министр Барншайнгл может рассердиться, если вернется и обнаружит, что этих сквоттеров признали законным правительством.

Мэгнан застонал.

— Полагаю… полагаю, что вы правы.

— И что же? Впрочем, это не важно, мягкотелый, — шептал Фисс. — Что толку обсуждать вопросы с теми, кто их не решает? Мои наблюдатели докладывают, что группа землян застряла на опасном склоне в нескольких милях отсюда. Несомненно, что министр Барншайнгл, о котором вы говорите, будет благодарен мне за спасение. Своевременное спасение гроакскими первопроходцами создаст подходящее настроение для установления дипломатических отношений.

— Министр в беде? — ужаснулся Мэгнан.

— В настоящий момент он висит над пропастью на единственной веревке. И вряд ли сможет выбраться без посторонней помощи.

От магазина по ту сторону площади раздался громкий треск, когда зарешеченная дверь наконец поддалась и вылетела. Толпы гроаков методично грабили уже открытые палатки, грузя продукты питания, стекло и другие товары в свои вездеходы.

— Это же неприкрытый грабеж! — возмутился Мэгнан. — Мародерство средь бела дня! Разбой на большой дороге! Вы не имеете права делать это без ордера!

— Придержите язык, сэр! — зашипел Фисс. — Я пока не стану возражать против вашей высокомерной ошибки насчёт собственности гроаков — из сентиментального уважения к вашему оригинальному дипломатическому языку, но я не потерплю оскорблений!

— Это угрозы, мистер Фисс? — задохнулся Мэгнан,

— Называйте, как хотите, мягкотелый, — заявил Фисс. — Когда будете готовы подчиняться, сообщите мне. А пока, если покинете это здание, то погибнете!

Глава 4

Наступили сумерки. Снаружи все так же доносились звуки разбиваемых замков и маневрирующих машин.

За окном уныло ходили гроакские защитники правопорядка в сапогах, с тяжелыми бластерами на изготовку. В то же время, в моменты затишья, со стороны болота доносилось пение йолканцев; там пылали факелы, отражаясь от черно-зеркальных вод. Две малые луны висели высоко в небе, медленно двигаясь по своим орбитам; третья только что поднялась над горизонтом, отбрасывая пурпурные тени на пол притихшей дипломатической миссии.

— Уже почти стемнело, — пробормотал Мэгнан. — Ретиф, может быть, мне лучше пойти с вами. Фисс может передумать и вышибить дверь.

— Он может войти и в окно в любой момент, когда захочет, — заметил Ретиф. — На данный момент мы ловко запудрили ему мозги, мистер Мэгнан. И кому-то нужно оставаться здесь, чтобы Посольство не оказалось покинутым.

— По зрелом размышлении я решил изменить свои инструкции, — решительно сказал Мэгнан. — Вам лучше не ходить. В конце концов, если министр Барншайнгл предпочтет признать законность этого переворота, то я не вижу резона…

— Я не думаю, что министр, вися над пропастью, сможет трезво и беспристрастно оценить сложившуюся ситуацию. И к тому же надо позаботиться о мисс Брассуэлл. Она где-то там.

— Ретиф, вы не можете надеяться найти ее без того, чтобы вас не арестовали! Город кишит вооруженными гроаками!

— Полагаю, что знаю задние улицы лучше них. Я буду держаться незаметно. Если удастся добраться до Барншайнгла до того, как он успеет что-нибудь подписать, это избавит нас от больших затруднений во всех отношениях.

— Ретиф, я, как замещающий…

— Не давайте мне инструкций, которым я не смогу следовать, мистер Мэгнан. — Ретиф достал из ящика стола фонарик и прицепил его к поясу. — Просто затаитесь здесь и игнорируйте все, что бы вам ни сказал Фисс. Я вернусь через несколько часов.


Ретиф шагнул из проема без двери в тень узкой аллеи, проходившей за Посольством. Он подождал, пока гроак с раздутыми коленями, в блестящем шлеме пройдет мимо освещенного перекрестка в пятидесяти ярдах от него, затем прыгнул и, зацепившись за край черепичной крыши, взобрался на прилегающее к Посольству строение. В свете встающей четвертой луны он тихо перебрался на противоположную сторону и залег, глядя вниз на боковую улочку, заваленную товарами, брошенными мародерами.

В нескольких окнах горел свет. Одинокий вооруженный гроак стоял под фонарем на углу. Ретиф беззвучно перебрался, перепрыгивая через пролеты между зданиями, на крышу ближайшего к перекрестку строения. Он пошарил рукой, нашёл осколок черепицы и бросил его в темноту.

Гроак, бдительно шевеля глазами, взял на изготовку бластер и двинулся вперёд на звук. Ретиф бросил еще камешек и, когда гроак вошёл в тень, спрыгнул позади него, дернул его назад, бросая на землю, и схватил падающее оружие. Он приставил ствол к пульсирующему горловому мешку гроака.

— Говори, где держат земную самку, — прорычал он, — и тогда, может быть, я не стану завязывать в узел твои глазные стебельки.

— Ииииккк! — сказал гроак. — Отпустить меня, ты, демоническая особь!

— Конечно, ты можешь этого не знать, — продолжил Ретиф. — В этом случае мне, к сожалению, придется тебя убить и найти нового приятеля, что было бы неприятно для нас обоих.

— Неуместность нападения на невинного туриста! Подать жалобу в Общество защиты прав путешественников!

— Нет, это было утром, — поправил своего пленника Ретиф. — А днем ты уже стал мирным поселенцем. Ты можешь считать меня неутихомирившимся аборигеном, если это тебе поможет, — он ткнул гроака стволом. — Решайся. У меня мало времени.

— Твоя судьба быть ужасной, — прошипел гроак.

— Что же, мне надо спешить, — сказал Ретиф. — Ты уж извини меня за использование рук; стрельба — это такое грязное дело, и к тому же шумное.

— Сдержать себя, крадущийся в ночи! Показать тебе дорогу к мягкотелой — и наслаждаться моментом, когда ты будешь корчиться на крюках!

— Вот это правильно, — согласился Ретиф. — Думай о чем-нибудь веселом, — ткнув плененного часового, он заставил его подняться на ноги. — А пока, — он перешел на гроакский язык, — разыгрывать свои карты честно, и, возможно, дожить до зари.

Стоя в тенистой аркаде, проходящей рядом с редким здесь двухэтажным строением, Ретиф осматривал темные окна противоположной стены. Слабый свет виднелся за двумя проемами без стекол.

— Боюсь, мне придется оставить тебя здесь, Тиш, — тихо проговорил Ретиф, — Я просто засуну тебя в один из этих подходящих по размеру баков для мусора. У них герметично закрывающиеся крышки, но примерно на час тебе воздуха хватит. Если ты сказал правду, то все будет в порядке и я вернусь задолго до того, как ты начнешь задыхаться. Конечно, если случится что-то такое, что меня задержит… что же, на такой небольшой риск нам придется пойти, не правда ли?

— По… Попробовать сначала заднее стекло, — прошептал Тиш.

— Как скажешь, — Ретиф открыл дверцу бака и подтолкнул гроака, Тот сжал свои обонятельные сфинктеры и покорно устроился на куче фруктовой кожуры, панцирей саранчи и черепков от горшков, нагнув голову под низкой крышкой.

— Помнить мою доверчивость, — трясясь, сказал он. — Тщательно избегать быть убитым до того, как вернуться и освободить меня.

— Ну, уж ради этого мне точно придется выжить. — Ретиф захлопнул дверцу, посмотрел по сторонам и перебежал через улицу.

Стенная плитка была глубоко изрезана декоративными орнаментами с цветочными мотивами. Он нашёл опоры для пальцев рук и ног, быстро взобрался к окну и скользнул в темную комнату. Ретиф остановился, прислушиваясь. Откуда-то доносились голоса гроаков. В тускло освещенном коридоре голоса слышались четче. Он тихо прошел к ближайшей комнате. Дверь открылась от прикосновения.

Мисс Брассуэлл подпрыгнула с длинной, низкой йолканской кушетки, открыв рот, чтобы завизжать, но сдержалась, узнав в полутьме Ретифа.

— Откуда… мистер Ретиф?

— Ш-ш-ш, — он подошел к ней. На мисс Брассуэлл не было обуви, ее коричневые волосы спутались, на щеке виднелась грязная полоса. К лодыжке была крепко привязана веревка, другой конец которой был закреплен вокруг массивной глиняной скульптуры.

— Что вообще происходит? — прошептала она. — Я только собиралась приобрести миленький ночной горшок ручной работы, когда внезапно целая куча этих отвратительных маленьких созданий выскочила откуда-то, шевеля своими противными глазами.

— Сколько их сейчас в здании? — Ретиф стал возиться с крепкими узлами веревки.

— Святые небеса, я не имею ни малейшего понятия. В течение последнего часа было довольно тихо, — она хихикнула. — Щекотно. Я пыталась его развязать, но сломала ноготь.

Узел поддался, и Ретиф отбросил веревку в сторону.

— Вы в состоянии немного покарабкаться? Мисс Брассуэлл подошла к Ретифу вплотную.

— Как скажете, мистер Ретиф, — пробормотала она.

— Где ваши туфли?

— Я все время лягала их, пока они меня привязывали, поэтому они их забрали. Фу! Эти извивающиеся влажные руки!

— Если мы случайно разделимся, идите в Посольство. Мистер Мэгнан держит там оборону.

— Вы хотите сказать… эти ужасные маленькие гроаки там тоже?

— Вы разве не слышали? Они колонизируют эту планету.

— Ну и нахалы!

Внезапно неподалеку послышались шипящие голоса, Ретиф прижался к стене за дверью. Крутанувшись, мисс Брассуэлл села на шезлонг. Раздалось мягкое шлепанье ног гроаков. Маленькая фигура шагнула в комнату.

— А, молодая женщина, — прошипел гроак тихим голосом. — Пора идти.

— Куда? — громко спросила девушка.

— В более комфортабельные условия в более привлекательном окружении.

— Такое впечатление, что ты все еще находишься на стадии личинки, липкое маленькое насекомое. Держись от меня подальше!

— Вы, млекопитающие, все одинаковы, — прошипел гроак. — Но на меня бессмысленно выставлять эти уродливые части тела, моя девочка. — Еще двое гроаков вошли вслед за первым, который сделал им знак. — Быстро схватить ее руки, — бросил он. — Беречься ее когтей…

Мисс Брассуэлл, вскочив, ударила легкого инопланетянина ладонью так, что тот отлетел назад. Ретиф мгновенно оказался позади двух других, резко стукнул их головами, отбросил от себя и ребром ладони рубанул их лидера по шее.

— Пора сматываться, — выдохнул он. Выглянул из окна, затем перекинул ногу через подоконник. — Это нетрудно; просто цепляйтесь пальцами ног за эти чудесные узоры.

Мисс Брасуэлл снова хихикнула.

— Это довольно сексуально — ходить босиком, не правда ли?

— Это зависит от того, чего именно касаются ступни, — сказал Ретиф. — Теперь поживее. Мы на вражеской территории.

— Мистер Ретиф, — сказала она сверху. — Вы не думаете, что я специально размахиваю своими… э-э…

— Конечно, нет, мисс Брассуэлл. Они сами развеваются. Из сумрака под аркадой внезапно раздался грохот.

— Это просто моему другу Тишу пришло в голову проявить некоторую инициативу, — тихо пояснил Ретиф. Он спрыгнул на землю с высоты в несколько футов. — Прыгайте — я вас поймаю.

Стук продолжался. Мисс Брассуэлл, взвизгнув, отпустила руки и грохнулась на грудь Ретифу. Он поставил ее на ноги.

— У гроаков хороший слух. Пошли!

Они бросились к ближайшей темной аллее, в то время как группа вооружённых гроакских блюстителей порядка показалась из-за угла. Послышался слабый вопль, щелканье оружия, когда четверо инопланетян бросились вслед за ними. Схватив мисс Брассуэлл за руку, Ретиф понесся по узкому проходу. Неожиданно впереди возникла стена, перекрывающая проход. Беглецы резко остановились и повернулись к приближающимся преследователям.

— Лезьте на стену, — резко бросил Ретиф. — Я их задержу! Внезапно между Ретифом и гроаками с металлическим лязгом раскрылась шестифутовая решетка, установленная в мостовой. Гроак, бежавший впереди остальных, кувырнулся через край; через мгновение за ним последовал второй. Ретиф, подняв фонарь, направил свет в глаза двоим оставшимся, и третий бегун, дойдя до провала, исчез из виду. Последний из четверых сумел остановиться, ощутив, что что-то не так, но тут из двери в стене появилась длинная, гибкая фигура йолканца, который со всех сил толкнул гроака в яму, затем отряхнул обе пары рук и наклонил голову в изящном поклоне.

— А, Ретиф-Тик… и Брассуэлл-Тиксим! Какой приятный сюрприз! Пожалуйста, окажите мне честь и посетите мое скромное жилище, дабы насладиться вкусом и ароматом чудесных напитков, столь освежающих после долгого пути!

— Вы появились очень вовремя, Оо-Плиф, — заметил Ретиф. — Мне казалось, что к этому времени вы уже будете на фестивале.

Йолканец протянул руку за дверь и дернул там какой-то рычаг. Решетка встала на место.

— У меня так хорошо шла торговля, когда появились пятиглавые, — решил остаться присматривать за магазином. Еще хватит времени, чтобы отправиться на болото.

Мисс Брассуэлл передернуло, когда она проходила по решетке.

— А что там внизу?

— Всего-навсего добрая старая канализация, очень хорошее место для пятиглазых. После быстрого плаванья они окажутся в болоте и присоединятся к веселью.

— Мне казалось, что вы, йолкане, — пацифисты, — заметил Ретиф, входя в грубо отделанный проход, шедший параллельно внешней стене здания.

— Все йолканцы любят мир и спокойствие. Заметьте, насколько на улице стало спокойнее сейчас, когда шумные пятиглавые наслаждаются купанием. Кроме того, я ведь только открыл крышку, они нырнули в трубу самостоятельно.

— У меня создалось впечатление, что тому последнему типу вы помогли нырнуть.

— Я всегда стремлюсь помочь, когда это только возможно. Послушайте, вы хотите разговаривать или все же желаете освежиться?

Они пошли вслед за Оо-Плифом по внутренним проходам и очутились за стойкой бара в полутемном магазинчике; сели на низкую скамейку и приняли изысканные бокалы с ароматическим напитком.

— Оо-Плиф, я был бы очень благодарен, если бы вы проводили мисс Брассуэлл обратно в Посольство, — сказал Ретиф. — Мне нужно покинуть город по срочному делу.

— Лучше оставайтесь здесь, Ретиф-Тик. Приходите к болоту на кульминацию фестиваля Вум. Осталась всего пара часов.

— Прежде всего мне нужно позаботиться о деле, Оо-Плиф. Мне поручено найти министра Барншайнгла и уведомить его, что Посольство в осаде и что он не должен ничего подписывать, не изучив ситуацию досконально.

— Барншайнгл-Тик-Тик? Тощий землянин с укороченным нижним жвалом и животом, как у королевы, полной яиц?

— Наглядно изложено, Оо-Плиф. Предполагается, что он висит где-то в горах, если гроаки еще не бросились его спасать.

Оо-Плиф помотал головой, покрытой теперь эмалью праздничных цветов — оранжевого и зеленого, сделав йолканский жест подтверждения.

— Барншайнгл-Тик-Тик в настоящий момент в городе. Прибыл полчаса назад с большим эскортом пятиглазых.

— Х-м-м. Это, возможно, упрощает проблемы. Я думал, что мне придется украсть гроакский вертолет и искать его в дикой местности. Он выглядел, как пленник, Оо-Плиф?

— Трудно сказать, не очень хорошо рассмотрел. Был занят тем, что помогал пятиглавым найти дорогу к болоту.

— Черев дренажную трубу, я так понимаю?

— Несомненно; в городе множество решеток. Должно быть, около пятидесяти пятиглавых сейчас в плавании — большая компания.

— Вы уверены, что они умеют плавать?

— Детали, детали, — успокаивающе проговорил Оо-Плиф. — Вы хотите идти сейчас, нанести визит Барншайнглу-Тик-Тик?

— Как только мисс Брассуэлл окажется в безопасности.

— Я Иду с вами, — быстро сказала девушка. — Я и думать не могу о том, чтобы пропустить такое интересное мероприятие.

Глава 5

— Система скрытых проходов — вещь, несомненно, удобная, — заметил Ретиф. — Сколько нам еще?

— Уже близко. Это не совсем скрытые проходы; просто пространство в двойных стенах. Йолкане строят очень прочно.

Они вышли в еще одну из бесчисленных аллей, характерных для этого города, пересекли ее, вошли в другую дверь. Оо-Плиф сделал знак соблюдать тишину.

— Место кишит пятиглавыми. Мы проскользнем и осмотримся, чтобы найти способ избавить Барншайнгла-Тик-Тик от его спасителей.

Пять минут спустя, стоя в узком и пыльном проходе в центре широко раскинувшегося здания, Ретиф услышал неподалёку грохочущие тона голоса Барншайнгла и затем шипящий ответ гроака.

— Проход прямо впереди, в задней стене туалета, — шепнул Оо-Плиф. — Прислушайтесь к происходящему там.

Ретиф осторожно двинулся вперёд. Через полуоткрытую дверь туалета он краем глаза видел министра Барншайнгла, неловко сидевшего в низком йолканском мягком кресле, одетого в запыленный туристический костюм. Его окружали полдюжины гроаков в разноцветных одеяниях.

— …опасная переделка, несомненно, — говорил Барншайнгл. — Я был очень рад, когда появился ваш вертолет, мастер-пилот Фисс. Но я не совсем понимаю смысл нынешней ситуации. Я не утверждаю, что меня держат против моей воли, но мне действительно нужно спешить в свой офис.

— Нет никакой необходимости в спешке, — успокоил его Фисс. — Все делалось в полнейшем соответствии С законом, уверяю вас.

— Но по улицам, похоже, разгуливают сотни ваших… э-э… уважаемых сограждан, — настаивал Барншайнгл. — И у меня возникло четкое впечатление, что происходит множество ненормальных вещей.

— Вы, вероятно, имеете в виду попытки некоторых наших людей убрать определенные препятствия?

— Взлом дверей, чтобы быть точным, — с некоторым раздражением ответил Барншайнгл. — А также вывоз товаров целыми машинами из магазинов, владельцы которых, похоже, отсутствуют.

— А, да, покупки под влиянием настроения. Конечно, это не очень согласуется с присущей гроакам хозяйственностью и бережливостью. Но оставим эту приятнейшую болтовню, мистер министр. Я желал бы обсудить с вами следующее… — И Фисс с пылом рассказал о том, как он мирно захватил планету, цитируя главы и параграфы, когда дипломат пытался вставить возражение. — И, разумеется, — закончил он, — мне хотелось ознакомить ваше превосходительство с фактами до того, как какие-нибудь горячие головы начнут давать вам неблагоразумные советы.

— Н… но, великие небеса, мастер-пилот…

— Координатор планеты, на данный момент, — ровно поправил его Фисс. — Теперь я, разумеется, буду рад сразу же ознакомиться с вашими верительными грамотами, чтобы урегулировать отношения между Корпусом и моим правительством.

— Мои верительные грамоты? Но я представил свои верительные грамоты мистеру Риликуку в Министерстве иностранных дел!

— Пожалуй, сейчас не время вспоминать об ушедших режимах, мистер министр. Итак, — Фисс доверительно подался вперёд, — мы с вами, если я могу употребить этот термин, люди, трезво смотрящие на жизнь. Стоит ли нам бесплодно тратить эмоциональную энергию по поводу свершившегося, а? Что касается меня, то я просто сгораю от нетерпения показать вам свои офисы в прекраснейшей из башен моей столицы.

— Какие башни? Какая столица?

— Это те привлекательные строения сразу за болотистой местностью, где сейчас развлекаются местные дикари, — пояснил Фисс. — Я назначил…

— Вы осквернили здешнюю Святая Святых? — задохнулся Барншайнгл.

— Неудачный набор слов, — прошипел Фисс. — Вы хотите, чтобы я разместил свои министерства в этом кроличьем садке, состоящем из хижин?

— Йолкане… — утомленно начал было Барншайнгл.

— Планета теперь называется Грудлу, — заявил Фисс. — В честь Груд, музы, покровительствующей практичности.

— Послушайте, Фисс! Вы хотите, чтобы я повернулся спиной к йолканам и признал вас законным правительством здесь? Просто на основании вашего абсурдного толкования законности?

— За исключением множества неверно подобранных прилагательных, выражено довольно точно, — прошипел Фисс.

— Чего же ради я стану делать такую мерзостную вещь? — требовательно спросил Барншайнгл.

— Что же, молодец, — выдохнула мисс Брассуэлл за спиной Ретифа.

— Ах, да, условия, — утешительно проговорил Фисс. — Во-первых, ваша миссия, разумеется, сразу же будет повышена до уровня Посольства, и вы, естественно, станете послом. Во-вторых, у меня есть на примете некоторая местная коммерческая собственность, которая может представить собой ценное дополнение к вашему портфелю. Я могу отдать ее вам по ценам инвестора. Весь процесс передачи будет проведен в условиях крайней секретности, чтобы не возбуждать толков среди тупоголовых. Затем, разумеется, вы пожелаете избрать для себя уютный пентхауз в одной из моих изысканных башен…

— Какой пентхауз? Какой посол? Какая собственность? — бормотал Барншайнгл.

— Я восхищаюсь тем терпением, с которым ваше превосходительство переносило это едва завуалированное оскорбление, заключавшееся в том, что вас поселили в грязных помещениях этой собачьей конуры, — продолжал Фисс. — Почему человек должен гнить в этом лабиринте старой фаянсовой посуды, так что о нем никто никогда уже больше не услышит?

— Гнить? — Барншайнгл ошарашенно смотрел на гроака. — А ш… что, если я откажусь?

— Откажетесь? Простите, мистер министр — или, вернее, мистер посол — зачем размышлять о всяческих ужасных вещах, которые могли бы случиться?

— А как насчёт моего штата сотрудников? Вы…

— Будут предложены подходящие вознаграждения, — живо зашипел Фисс. — Умоляю вас, не думайте об этом. Все выжившие сотрудники миссии останутся с вами — за исключением двоих преступников, которые сейчас сидят в прежнем здании Консульства, конечно.

— Мэгнан? Что вы, он один из моих самых надежных сотрудников!

— Может быть, что-нибудь и можно было бы предпринять в случае мистера Мэгнана, поскольку вы уж проявляете интерес Что же касается второго — он отправится на Гроак, чтобы предстать перед судом за совершенные преступления против мира и достоинства Гроакского государства.

— Я действительно должен заявить протест… — слабым голосом проговорил Барншайнгл.

— Лояльность вашего превосходительства очень трогательна. А теперь, если вы просто подпишете здесь… — подчиненный передал Фиссу документ, который тот вручил Барншайнглу.

— Ну, старый надувала! — задохнулась мисс Брассуэлл, — Он собирается это сделать!

— Пора прекращать это дело, — шепнул Ретиф Оо-Плифу, — Я позабочусь о Фиссе; вы берите на себя остальных.

— Напротив, Ретиф-Тик, — ответил йолканец. — Крайне недостойно вмешиваться в естественный ход событий.

— Вы, вероятно, не понимаете; Барншайнгл своей подписью собирается лишить вас прав на Йолк. К тому времени, когда вы протянете это дело через суды и вернете отнятое, вы все уже можете оказаться мертвыми. Гроаки рьяно действуют в области контроля за аборигенами.

— Не важно. Мы, йолкане, — мирный народ. Не любим ни с кем ссориться, — спокойно проговорил Оо-Плиф.

— В таком случае, мне придется заняться этим в одиночку. Вы позаботитесь о мисс Брассуэлл…

— Нет, дорогой Ретиф-Тик, даже в одиночку — нет. Во имя духа йолканского пацифизма.

Что-то твердое ткнулось в грудь Ретифу; опустив глаза, он увидел в нижней правой руке Оо-Плифа силовой пистолет.

— Ах, ты, старая вонючка, — воскликнула мисс Брассуэлл. — А я-то считала тебя нормальным парнем!

— Надеюсь вскоре восстановить ваше доброе мнение, Брассуэлл-Тиксим, — сказал Оо-Плиф. — Теперь молчание, пожалуйста.

В комнате Барншайнгл и Фисс произносили по отношению друг к другу поздравительные речи.

— По сути дела, — говорил Барншайнгл, — я никогда и не думал, что эти йолканцы готовы к самоуправлению. Я уверен, что ваша опека — это именно то, что им нужно.

— Пожалуйста — не стоит вмешиваться во внутренние дела, — заметил Фисс. — А теперь давайте переберемся в более подходящую обстановку. Вот подождите, пока увидите вид из окон ваших новых апартаментов, мистер посол…

Они ушли, болтая между собой.

— Что же, вы сделали по-своему, Оо-Плиф, — сказал Ретиф. — Ваш пацифизм отличается любопытной пестротой. Объясните, почему вы возражаете против того, чтобы я не дал нашему несчастному министру сделать из себя идиота?

— Простите меня за то, что я воспользовался оружием, Ретиф-Тик. Глупость Барюпайнгла-Тик-Тик-Тик не имеет значения.

— Он теперь уже трех-Тиковый человек?

— Пятиглавый только что повысил его в должности. А теперь — на болото, все вместе, а, друзья?

— Где остальные сотрудники штата Барншайнгла? На экскурсии по окрестностям кратера они были вместе?

— Все они сидят в доме в нескольких кварталах отсюда. Сейчас лучше пошевеливаться. Скоро наступит кульминация фестиваля.

— Неужели ваш дурацкий старый карнавал значит для вас больше, чем собственная планета? — требовательно спросила мисс Брассуэлл.

— Фестиваль Вум представляет для нации огромную важность, — заявил Оо-Плиф, открывая и закрывая свои костистые жвала наподобие двух половинок ракушки — жест, означающий, что он вежливо забавляется.

Следуя инструкциям йолканца, Ретиф протиснулся сквозь узкие проходы и нашёл выход в очередную темную аллею. Рука мисс Брассуэлл крепко сжимала его руку. Звуки взлома и шум моторов машин сошли теперь почти на нет. По близлежащей улице удалялся один из последних вездеходов. Йолканец и двое землян вышли в боковую улочку, окинули взглядом безлюдные мостовые, брошенные гроакскими переселенцами товары. Над линией крыш находящиеся в миле от них башни храма сияли торжественным светом.

— Это так красиво, когда все залито светом, — заметила мисс Брассуэлл, — Я просто поражаюсь, как вы могли позволить этим мерзким маленьким гроакам прийти и отобрать все это у вас.

Оо-Плиф рассмеялся — это было похоже на скрежет песка в подшипнике.

— Башни — дань божествам. Судьба башен теперь в руках богов.

— Хмммф. Они могли бы в какой-то мере воспользоваться и вашей помощью, — презрительно фыркнула мисс Брассуэлл.

— Время идти к превосходному горячему болоту, — сказал Оо-Плиф. — Большое событие теперь уже скоро.

Быстро двигаясь по безлюдной улице при свете четвертой луны, теперь уже поднявшейся высоко в небо, они дошли до угла. Дальше, за широкой последней улицей города весело сыпали искрами пылающие факелы пирующих на болоте. В тишине до них доносился слабый отзвук голосов йолканцев, соединившихся в пении.

— Что же конкретно представляет собой это большое событие, на которое мы спешим? — спросил Ретиф.

Оо-Плиф указал на большой спутник над головой.

— Когда четвертая луна достигнет положения в десяти градусах к западу от зенита — Вум!

— А, астрологическая символика.

— Не знаю этого длинного слова. Только раз в девяносто четыре стандартных года все четыре луны выстраиваются в линию. Когда это происходит — Вум!

— Вум, — повторил Ретиф. — Но что же означает это слово?

— Прекрасное старое йолканское слово, — заметил Оо-Плиф. — Земной эквивалент… ммммм…

— Вероятно, оно непереводимо.

Оо-Плиф щелкнул пальцами верхней правой руки.

— Я вспомнил, — сказал он. — Означает «землетрясение»! Ретиф застыл на месте.

— Вы сказали — «землетрясение»?

— Верно, Ретиф-Тик.

Левый кулак Ретифа как молот ударил в средние реберные пластинки йолканца. Высокая фигура ухнула, свернулась в шар, царапая землю всеми четырьмя ногами и дико размахивая руками.

— Извини, приятель, — пробормотал Ретиф, подхватывая силовой пистолет. — Не время препираться, — Он схватил мисс Брассуэлл за руку и со всех ног понесся к вздымающемуся к небу замку света.

Глава 6

Они резко остановились, заметив свет, падающий из открытой двери впереди. Гроак, похожий на трубу со стеблеобразными ногами, поспешно вышел из здания, таща на шишковатом плече большой мешок. Второй, в шлеме, бежал за ним, волоча за собой красивую дёсятигалонную плевательницу.

— У них есть вертолет, — тихо проговорил Ретиф. — Он нужен нам. Подождите здесь.

Мисс Брассуэлл еще крепче вцепилась в его руку.

— Я боюсь!

Двое мародеров теперь забирались в свою затемненную машину. Огоньки, тускло мерцавшие на холостом ходу, ярко вспыхнули. Взревели турбины. Ретиф высвободил руку, пробежал тридцать футов открытой мостовой и прыгнул как раз в тот момент, когда вертолет поднялся. Послышались слабые крики застигнутых врасплох испуганных гроаков. Один из них достал силовую винтовку, но Ретиф вовремя выдернул ее у него из рук и бросил за борт. Вертолет дико закачался, чуть не задев за декоративный карниз. Ретиф схватил костистую шею и вышвырнул ее обладателя через борт. Раздался слабый вопль, который тот испустил при ударе о землю. Через мгновение за ним последовал второй гроак. Ретиф схватил рычаги управления, резко развернулся и опустился рядом с мисс Брассуэлл.

— Ох! Я боялась, что это вы упали за борт, мистер Ретиф! — Она забралась на сиденье с ним рядом, помогла ему выбросить плевательницу, которая с грохотом разлетелась на черепице. На соседней крыше два полуживых гроака тонко пищали, как потерянные котята. Вертолет подпрыгнул, быстро пронесся над ними и направился к стеклянным башням.

Город стекла раскинулся на сорок акров — хрустальная фантазия в виде башен, минаретов, подвешенных в пространстве хрупких балконов, изысканных резных украшений, воздушных переходов, раскинувшихся наподобие паутины между тонкими шпилями, сверкающих светом, расцвеченных оттенками драгоценных камней. Ретиф набрал высоту, затем устремился вниз, так что желудок сжимался, направляясь к самой высокой башне.

— Мисс Брассуэлл, вы умеете управлять этой штукой, не так ли?

— Конечно, я хороший пилот, но…

Ретиф остановил вертолет в трех футах над крошечной террасой, прилепившейся к шпилю.

— Ждите здесь. Я вернусь, как только смогу. Если появится кто-нибудь другой, быстро сматывайтесь отсюда и направляйтесь к болоту!

— Б… болоту?

— Оно будет самым безопасным местом поблизости, когда разразится землетрясение!

Он перебрался через борт, прошел по террасе шириной в пять футов, из прозрачного, как вода, стекла, и исчез в проходе, образованном аркой из переплетающихся стеклянных лоз, увешанных сверкающими алыми и пурпурными ягодами. Узкая винтовая лестница вела вниз и выходила в круглое помещение, стены которого были украшены прозрачными фресками, изображающими залитые солнечным светом сады. Сквозь стекло просматривались освещенные окна следующей башни, а за ними виднелись силуэты полудюжины гроаков и фигура высокого, пузатого землянина.

Ретиф обнаружил еще ступеньки, понесся по ним вниз, проскочил под арку из шпалер со стеклянными цветами. Узкая хрустальная лента, изгибаясь, шла над пропастью к освещенному входу напротив. Он стянул туфли и пятью быстрыми шагами проскочил мостик.

Наверху слышались голоса, темные тени перемещались по полупрозрачному потолку. Ретиф поднялся выше, увидел мельком пятерых богато одетых гроаков, перебирающих пальцами изысканные йолканские бокалы, собравшихся вокруг сутулого, с приплюснутым подбородком, министра Барншайнгла.

— …удовольствие иметь дело с такими реалистами, как вы, — говорил дипломат. — Жаль насчёт местных, конечно, но, как вы и подчеркивали, некоторая дисциплина…

Ретиф сшиб с ног двух гроаков, которые полетели кувырком, затем схватил Барншайнгла за руку, так что напиток пролился на алый обшлаг его жакета.

— Нам нужно идти — быстро, мистер министр! Объяснения потом!

Фисс прошипел приказ; двое гроаков бросились к Ретифу, один из них тотчас был обезоружен. Баршайнгл задыхался, брызгал слюной и дергался, чтобы освободиться. Его лицо приобрело ужасный пурпурный оттенок.

— Что означает эта выходка?

— Извините, мистер министр, — Ретифчисто провёл удар правой в челюсть Барншайнгла, подхватил дипломата, когда тот сложился пополам, нагнулся, взвалил его тело на плечи и побежал к двери.

Внезапно гроаки посыпались отовсюду. Двое отлетели в стороны от ударов Ретифа; еще один пригнулся, вскинул силовую винтовку и выстрелил, но в этот момент Фисс прыгнул и отбил ствол в сторону.

— Подвергать опасности пузатого, — прошипел он — и полетел на пол, когда Ретиф отшвырнул его. Гроакский миротворец в шлеме набросился на Ретифа сзади; Ретиф задержался, чтобы лягнуть его; тот полетел через всю комнату, сшибая остальных. Выстрел из бластера разнес в осколки стекло у Ретифа над головой, шипение разъярённых гроаков доносилось со всех сторон. Ретиф бросился вниз по лестнице. За спиной у него послышался страшный грохот; бросив взгляд через плечо, он увидел, как от упавшей люстры разлетаются осколки. Барншайнгл стонал и слабо шевелил руками. Ретиф влетел на узкий мостик и почувствовал, как тот качается под двойным весом. Он сделал пару шагов, оступился, закачался…

Послышался хрустальный звон, и десятифутовый стержень из канареечно-желтого стекла пролетело мимо него. Он удержал равновесие, сделал еще шаг, качнулся, когда мост вздрогнул, и прыгнул в безопасное место, когда стекло начало рассыпаться на десятки тысяч осколков, сыплющихся вниз сверкающим дождем.

Прыгая через три ступеньки, он понесся вверх. Внезапный крен здания отбросил его на стену, где стеклянные мозаичные картины изображали стеклодувов за работой. Большой кусок сцены выпал назад, так что в помещение ворвался вихрь прохладного ночного воздуха. Ретиф нашёл опору для ног, двинулся вверх, ощутил, что стеклянная плита выпала из-под ноги, когда он выскочил на террасу. От винтов вертолета, висевшего в нескольких ярдах, шел сильный поток воздуха. Искрящаяся башня, ранее располагавшаяся рядом, исчезла. Постоянный грохот, будто бы от близкого прибоя, заглушал рев турбин вертолета.

Ретиф снял с плеча Барншайнгла, теперь слабо цеплявшегося руками и хлопавшего затуманенными глазами, и полуподнял, полупихнул его на заднее сиденье.

— Спешите, мистер Ретиф! Оно наступает!

Грохот теперь был оглушающим. Ретиф схватился за распорку, чтобы подтянуться, и внезапно повис на одной руке, болтая в воздухе ногами. Вертолет, поднимаясь, накренился. Ретиф бросил взгляд вниз. Башня рассыпалась под ним; облако разноцветных стеклянных осколков поднималось по мере того, как верхние этажи с оглушительным грохотом исчезали в нем. Тонкий сапфировый шпиль, стоявший теперь почти в одиночестве, изогнулся, как танцор, затем разломился на три больших куска и изящно исчез из виду. Ретиф подтянулся, закинул в вертолет ногу и влез в кресло.

Он поднял руку и ощутил липкую влажность на щеке.

— Мистер Ретиф, у вас кровь!

— Множество осколков летает вокруг. Я оказался слишком близко…

— Мистер Ретиф! — мисс Брассуэлл лихорадочно работала рычагами. — Мы теряем высоту!

Послышался резкий рокот. Ретиф оглянулся назад. Тяжелый бронированный вертолет с гроакскими опознавательными знаками двигался по направлению к ним.

— К болоту! — Ретиф старался перекричать грохот. Послышался шум, и огонь вспыхнул в конструкции над головой Ретифа, вспучивая краску.

— Держитесь! — крикнула мисс Брассуэлл. — Уворачиваюсь!

Вертолет наклонился, дернулся в противоположном направлении, крутанулся и рванулся вперёд. Залпы бластера гроаков грохотали вокруг мечущейся машины» не причиняя ей вреда.

— Больше ничего не могу поделать, — задохнулась мисс Брассуэлл. — Слишком быстро теряем высоту.

Вверху сзади возникла вспышка бело-голубого света, за которой последовал приглушенный стук. Ретиф мельком заметил, как вертолет гроаков, дико вибрируя лопастями, завалился позади них. Что-то огромное и темное скользнуло к ним сзади в возрастающем свисте воздуха.

— Ровнее! — крикнул Ретиф. Он поднял бластер, отобранный у Оо-Плифа, опер руку о борт вертолета…

Тень приблизилась; сигнальные огни вертолета осветили тридцатифутовый разлет полупрозрачных ажурных крыльев, отходящих от семифутового тела. Им улыбалось ярко раскрашенное лицо Оо-Плифа. Он парил на расправленных крыльях, поджав руки и ноги.

— А, Ретиф-Тик! Удар по грудной клетке ускоряет метаморфозу! Вылез из куколки как раз вовремя!

— Оо-Плиф! — завопил Ретиф. — Что вы тут делаете?

— Следовал за вами, чтобы предупредить, дорогой друг! Не хотел, чтобы вы встретились с богами в такой Мерзкой компании, как толпа пятиглазых! Теперь на болото, на праздник!

Внизу залитая огнями факелов поверхность болота быстро приближалась. Мисс Брассуэлл пыталась замедлить падение и наконец упала в объятия к Ретифу, в тот момент, когда вертолет с изрядным всплеском плюхнулся в грязь на краю болота. Вокруг появились разрисованные лица йолканцев.

— Добро пожаловать, чужестранцы! — слышались голоса. — Как раз вовремя к началу веселья!

Глава 7

Барншайнгл стонал, сжимая руками голову.

— Что я здесь делаю, по пояс в грязи? — требовательно спросил он. — Где Мэгнан? Что случилось с этим парнем, Фиссом?

— Мистер Мэгнан скоро появится, по словам мисс Брассуэлл. Вы ударились головой.

— Ударился головой? Мне кажется, я припоминаю… Кто-то, барахтаясь, приблизился к ним, задыхаясь и размахивая тощими, измазанными в грязи руками.

— Мистер министр! Эти примитивные существа утащили меня прямо с улицы!

— Мне казалось, что вы не намеревались покидать Консульство, — заметил Ретиф.

— Я просто проводил переговоры, — раздраженно ответил Мэгнан. — Что вы здесь делаете, Ретиф… и мисс Брассуэлл!

— О чем же вы вели переговоры? О личных апартаментах под пентхаузом посла?

— Ч… что случилось? — взорвался Барншайнгл. — Куда делся храм? — он уставился на пылающую кучу, обозначавшую место обрушившихся башен.

— Похоже, что он… э-э… предложен в жертву местным божествам, — заметил Мэгнан. — Похоже, что это традиция.

— И все эти мерзкие пучеглазики вместе с ним, — добавила мисс Брассуэлл.

— Послушайте, мисс Брассуэлл! Я вынужден просить вас не пользоваться эпитетами, указывающими на расовую принадлежность!

— Действительно, очень жаль эти башни; они были ужасно красивые.

Заговорил Оо-Плиф, сидевший подобно огромному насекомому на ближайшем древовидном папоротнике:

— С этим все в порядке. Вторичное использование стекла. Делаем много чаш и горшков из фрагментов.

— Но как насчёт всех этих гроаков, перемешанных с осколками?

— Примеси дают превосходные цвета, — заверил ее Оо-Плиф.

— Моя челюсть, — проскрежетал Барншайнгл. — Как так получилось, что я упал и ударился челюстью?

— Ретиф-Тик прибыл очень вовремя, чтобы выдернуть вас из жертвенной кучи. Вероятно, ушибли челюсть в процессе.

— А что вообще вы там делали, мистер министр? — задохнулся Мэгнан. — Вас могли убить.

— Ну как же, меня туда перенесли гроаки. Совершенно против моей воли, разумеется. Я как раз подзуживал их, чтобы вызвать на крайние меры, когда появились вы, Ретиф. После этого мои воспоминания становятся несколько смутными.

— Эти удары по голове часто приводят к тому, что человек забывает что-то из того, что с ним происходило, — заметил Ретиф. — Могу поспорить, что вы ничего не помните из того, что было сказано, начиная с того момента, когда они сняли вас с этой несчастной горы.

— Не помню? Почему же, я прекрасно помню, что…

— Возможно, что и Оо-Плиф забыл кое-что из того, что он слышал — насчёт пентхаузов и акций с золотым обрезом, — продолжал Ретиф. — Может быть, это связано с тем возбуждением, которое вызвало ваше заявление о том, что Йолк будет получать большие транспорты с мелким серым кремниевым песком из Гроака, подходящим для изготовления стекла, через ДКЗ.

— Заявление? — Барншайнгл сглотнул.

— То, которое вы собираетесь сделать завтра, — очень мягко предложил Ретиф.

— А… то, — слабым голосом проговорил министр.

— Пора переходить к следующей фазе празднования, — объявил Оо-Плиф со своего насеста.

— Как прелестно, — заметил Мэгнан, — Идемте, мистер министр.

— Не вам, Мэгнан-Тик, и не Барншайнглу-Тик-Тик, — заметил Оо-Плиф, — Обряды спаривания — не для пожилых трутней. Вам назначено уютное пребывание в дереве с колючками в порядке церемониального покаяния за безрассудства юности.

— А как насчёт нас? — чуть дыша, спросила мисс Брассуэлл.

— О, вам пора заняться безрассудствами юности, чтобы было потом в чем раскаиваться!

— Вы сказали… обряд спаривания. Не означает ли это?..

— Фестиваль Вум просто обеспечивает время, место и партнера противоположного пола, — ответил Оо-Плиф. — Насчёт остального решать вам!

Книга X. ПЛЕТЕНАЯ СТРАНА ЧУДЕС

Глава 1

Генеральный консул Мэгнан схватился за свой мешковатый зеленый бархатный берет, чтобы его не сдуло потоком воздуха от лопастей ожидающего вертолета, и подозвал к себе Ретифа.

— Буду с вами откровенным, Ретиф, — проговорил он. — Я совсем не радуюсь тому, что оставляю вас здесь в качестве заместителя шефа под начальством старшего начальника-гроака. Такая комбинация непредсказуемых факторов — это прямая дорога к катастрофе.

— Я ни разу не слышал о катастрофах, которые ждут приглашения, когда речь идет о наших гроакских коллегах, — заметил Ретиф.

— Предоставление прав гражданина Земли гроаку — само по себе неправильно, — продолжал Мэгнан. — Но давать ему пост в Корпусе — просто глупость.

— Не стоит недооценивать парней из штаба, — весело заметил Ретиф. — Может быть, это просто первый шаг в хитроумной схеме захватить Гроа.

— Ерунда! Никто в штабе не станет портить себе послужной список из-за того, что склоняется к подобной политике… — Мэгнан, казалось, задумался. — Кроме того, что такое есть у гроаков, что нужно было бы нам?

— Их твердолобое нахальство было бы ценным приобретением — но я боюсь, что такая неощутимая вещь победит даже самую хитроумную дипломатию.

Мэгнан надул губы.

— Берегитесь, Ретиф. Если что-нибудь пойдет не так, то всю ответственность я возложу на вас.

Старший дипломат повернулся к остальным сотрудникам дипломатического корпуса, ожидавшим неподалеку, прошел вдоль их ряда, дожимая руки, и забрался в вертолет. Тот поднялся и, выделяясь на фоне облаков цвета киновари, плавающих в светло-фиолетовом небе, направился на восток. За спиной Ретифа голос одного из сотрудников Посольства поднялся до визгливого лая:

— Не хочу корзинку! Не надо бус! Хочу тяжелый металл, ты, тупоголовый идиот!

Ретиф обернулся. Коротконогий абориген с длинным торсом, обернутым жестким лимонно-зеленым одеянием, стоял, опустив плечи перед атташе по коммерции, сгибаясь под тяжестью корзин, искусно украшенных бусинами.

— Не хотите? — спросил пун голосом, который, казалось, бренчал у него в груди. — Совсем же дешево…

— Никому они не нужны! Сколько раз тебе еще это повторять, ты, пучеглазый…

Закрывавшая узкий дверной проем портьера шевельнулась; оттуда выглянул гроак, одетый в красно-коричневую рубашку, цветастые шорты и серебристые носки на веретенообразных ногах.

— Мистер Уимпертон, — проговорил он слабым голосом. — Я вынужден просить вас воздержаться от того, чтобы поносить аборигенов так громко. У меня ужасная головная боль.

Пол приподнялся, скрипнув, и затем снова мягко опустился. Прижав ладонь к животу, гроак схватился за косяк двери. Гроака звали Дуле. Он был новичком на своем посту — и в своем гражданстве тоже.

— Ух ты, превосходно, — заметил Уимпертон. — У меня будто бы желудок подлетел вверх и грохнул меня по подбородку!

— Не сомневаюсь, что мы все заметили это движение, мистер Уимпертон. Очень даже заметили, — прошептал Дуле.

— Послушайте, вы не очень-то хорошо выглядите, мистер генеральный консул, — озабоченно заметил Уимпертон, — Это все из-за этой постоянной качки — вверх-вниз, туда-сюда. Никогда не угадаешь, в какую сторону башня наклонится в следующий раз.

— Да-да, проницательное наблюдение, мистер Уимпертон, — генеральный консул наклонил два глаза на стебельках в сторону Ретифа. — Вы не зайдете на минутку, мистер Ретиф? — он придержал портьеру и отпустил ее, когда Ретиф прошел.

Свет вечернего солнца проникал сквозь плетеные стены Консульства, отбрасывая световые квадраты на цветастые ковры из волокон водорослей, низкие плетеные кушетки, столы и стулья. Генеральный консул Дуле смотрел на Ретифа нервным взглядом.

— Мистер Ретиф, — сказал он своим слабым голосом, — теперь, когда наш предыдущий шеф, мистер Мэгнан, уехал, я, разумеется, считаю себя замещающим его. — Он сделал паузу, пока пол приподнялся и опустился; его глаза на стебельках болезненно закачались. — Как новичок здесь, вы, вероятно, заметили определенные… э-э… недостатки нашей маленькой организации. — Его четыре глаза изучали различные углы комнаты. Ретиф ничего не ответил.

— Я хотел просто предупредить вас: вряд ли было бы разумно проявлять чрезмерное любопытство…

Ретиф ждал. Башня наклонилась, уступая давлению нарастающей бури. Пол стал наклонным. Генеральный консул Дуле вцепился в стол; его горловые мешки завибрировали.

— Для человека здесь существует множество возможностей, — начал он, — оказаться жертвой несчастного случая.

Пол опустился, резко поднялся. Дуле сглотнул, бросил на Ретифа последний отчаянный взгляд и быстро выскочил из комнаты, когда вошёл Уимпертон, все еще бормоча. Тот взглянул вслед исчезнувшему гроаку.

— Генеральный консул Дуле не очень хороший моряк, — заметил он. — Конечно, за ту неделю, что вы пробыли здесь, вы еще не видели настоящего ветра…

Местный торговец сунул за портьеру свою круглую голову, протопал по комнате на больших босых перепончатых ногах и задержался перед Ретифом.

— Хотите корзинку? — Круглое лицо с янтарно-оливковым рисунком смотрело на него с надеждой.

— Я возьму вон ту, — сказал Ретиф на местном языке, указывая на одну из корзин.

Большой безгубый рот широко раздвинулся в местном эквиваленте восторженной улыбки.

— Покупка! А я уже начал было думать, что вы, толстокарманные — извините меня, сэр, — что вы, земляне, держитесь за свои карманы крепче клещей. — Он опустил свой товар на пол и достал корзинку.

— Вам не следует его поощрять, — раздраженно заявил Уимпертон. — Уже несколько месяцев я уговариваю этого торговца принести несколько золотых самородков. Земля здесь буквально полнится ими — так ведь нет, они строят свой город среди океана, на плоту из водорослей, и плетут корзинки!

— Они выросли на водорослях, — мягко заметил Ретиф. — И если они снимут эмбарго с золота, через полгода планета будет кишеть изыскателями, сбрасывающими свою пустую породу в океан. Им нравится так, как есть.

Пун поймал взгляд Ретифа, дернул головой в сторону двери и поднырнул под занавес.

Ретиф подождал полминуты, затем лениво встал и вышел вслед за торговцем.

Везде вокруг более низкие башни вставали над многомильным матом из желто-зеленых водорослей, беспокойно движущимся далеко внизу вместе с длинными океанскими волнами. Морские птицы со спинами цвета водорослей и небесно-голубым брюхом носились и кричали. Между качающимися башнями была сплетена паутина переходов, похожих на гирлянды стоярдовой длины. Воздух был наполнен постоянным скрипом ратана. Вдали виднелась покрытая белыми бурунами поверхность моря.

Ретиф прошел к месту, где пун ждал его у выхода на лестницу.

— Вы, похоже, хороший парень, поэтому я вам дам бесплатный совет, — сказал торговец, оглядывая потемневшее небо, когда Ретиф подошел к нему. — Сегодня будет большой ветер. Спускайтесь вниз, не теряя времени, — Он поднял свои корзины и повернулся к лестнице. — И не беспокойтесь о том, чтобы сообщать об этом этим клоунам, — Пун мотнул головой в направлении офисов Консульства, — Они негодные специалисты. — Кивнув головой, торговец исчез.

Ретиф бросил короткий взгляд на облака, достал сигару, прикурил ее и отвернулся от поручней.

Высокий, широкоплечий человек в темной форме стоял у входа на переход, оглядывая Ретифа с ног до головы. Он прошел по плотно сплетенному полу и протянул большую загорелую руку.

— Я — Клампер, служба мониторинга планеты. Полагаю, что вы здесь новичок.

Ретиф кивнул.

— Позвольте мне дать вам совет. Берегитесь местных. Они хитрые обманщики и надувалы. — Он помолчал. — Вы только что говорили с одним из них. Не позволяйте им выманить вас вниз, в квартал аборигенов. Там нет ничего, кроме аборигенов и темных дыр, в которые можно упасть. Поножовщина, отравления — ничего такого, ради чего стоило бы спускаться вниз на тридцать плетеных ступенек.

Ретиф потягивал сигару. Ветер уносил клубы дыма.

— Звучит интересно, — заметил он. — Я обдумаю это.

— И здесь, в башне Консульства, можно найти множество занятий, — сказал Клампер. — Думаю, вы уже видели двадцатифутовый трехмерный проектор и сублимационную камеру. Также есть прекрасный синтезатор пищи для банкетов, библиотека. У них там есть прекрасные чувственные ленты — в прошлом году я конфисковал их с «Веселой Лодки» на двенадцатимильной орбите над Каллисто. — Констебль достал сигару и искоса взглянул на Ретифа. — Что вы думаете о своем гроакском боссе, генеральном консуле Джеке Дулсе?

— Я не очень-то много его видел. Со времени моего прибытия сюда он страдает морской болезнью.

— Впервые я увидел в ДКЗ гроака, — заметил Клампер. — Ему предоставлено гражданство Земли, как я слышал. Мне кажется, что не все его пять глаз смотрят в одну сторону, я бы советовал за ним присматривать. — Клампер подтянул свой пояс с оружием. — Что же, мне пора. — Он взглянул на штормовое небо. — Похоже, мне предстоит бурная ночь.

Ретиф шагнул назад в офис. Невысокий круглый человечек со светлыми волосами и бровями поднял глаза от стола.

— О, — Уимпертон заморгал, глядя на Ретифа. — Я думал, что вы уже ушли. — Он поспешно сложил пачку бумаг, надел на них резиновую полоску, повернулся, бросил их в ящик шкафчика и встал. — Что же, пойду потихоньку к спальной башне, пока ветер не стал сильнее. Этот ветерок — ничто по сравнению с тем, что у нас иногда бывает. Я советую вам быть осторожнее на переходах, Ретиф. Это может быть опасным. Противоположные потоки воздуха создают на поверхности океана, по которому дрейфуют все эти сооружения, наложение волн, движущихся в разных направлениях, — он изобразил это своими проворными руками, — В обычное время это поселение просто качается вверх-вниз, — он посмотрел на Ретифа, — Надеюсь, это движение вас не тревожит?

— Мне оно нравится, — ответил Ретиф. — Когда я был маленьким, у меня была привычка есть конфеты — знаете, такие липучие — стоя на голове на карусели.

Уимпертон пристально смотрел на Ретифа. На лбу у него выступил мелкий пот.

— Похоже, буря нарастает, — весело заметил Ретиф. — Чувствуете?

Взгляд атташе по коммерции стал отстраненным, задумчивым.

— Здесь приятно и тепло к тому же, — продолжал Ретиф, — И здесь такой легкий запах рыбы, или осьминогов, или чего-то подобного…

— Э-э… я лучше займусь золотыми рыбками, — выдохнул Уимпертон. Он бросился прочь.

Ретиф повернулся к круглолицему мужчине.

— Как ваша поездка, мистер Пирд?

— Отвратительно… — пропищал Пирд. Голос у него был как У резиновой куклы. — Я посетил континенты Один и Два. Голые скалы. Никаких форм жизни, кроме насекомых, но их зато множество. Как вы знаете, на Пуне никогда не бывает дождей. Все пять континентов — пустыни, а жара…

— Как я понимаю, Штаб Исследований по Зоологии и Комитет по Связям финансировал там пару станций для изучения дикой жизни, — заметил Ретиф.

— Так и есть, ШИЗИКС обеспечил условия, но, к несчастью, не нашлось таких людей, кто добровольно согласился бы на них работать, — Пирд кисло улыбнулся. — Жаль. Генеральный консул Дуле выражал большой интерес к дикой природе. — Пирд схватил папку для бумаг, когда та заскользила по столу. Стены скрипели; ветер свистел; портьера на двери хлопала. Пол поднимался и снова опускался. Пирд сглотнул; он был бледен.

— По-моему, мне лучше уйти, — сказал он, двинувшись к двери.

— Подождите, — позвал Ретиф. Пирд дернулся, моргнул глазами. — Вы ни о чем не собираетесь меня предупредить?

Пирд пристально посмотрел на него, затем поспешно ушел.

Оказавшись в одиночестве, Ретиф, стараясь удержаться на ногах, постоял в офисе Консульства, теперь едва освещаемого слабым светом штормового закатного солнца. Он прошел к шкафчику, достал из кожаного футляра небольшой инструмент и занялся замком. Через пять минут верхний ящик выскочил на полдюйма.

Ретиф вытянул его; он был пуст. Во втором ящике оказался засохший сэндвич и небольшая зеленая фляжка с виски. В нижнем ящике нашлись четыре потрепанных номера «Скабрезных Историй», цветной, с пространственными изображениями, проспект, описывающий «Игры на Парадизе, планете с традициями», глянцевые каталоги, перечисляющие новейшие достижения в производстве двухместных спортивных геликоптеров, и толстый документ, перехваченный широкой резинкой.

Ретиф достал его и развернул плотные бумаги. Это был изложенный заумным языком официальный договор. В пятом параграфе там было написано:

«…поскольку данное тело необитаемо, некультивировано, и ранее на него не предоставлялось заявок, направленных соответствующим властям, как изложено в параграфе 2А/3/ выше, и:

Поскольку заявитель должным образом установил, личным пребыванием в течение не менее чем шести стандартных месяцев, или путем введения усовершенствований на стоимость не менее…»

Ретиф читал дальше, затем снял с документа изысканно гравированную обложку, свернул его и спрятал во внутренний карман.

Ветер снаружи все усиливался. Пол трясся; стены опасно клонились. Ретиф взял из ящика журнал, вставил его в обложку документа, сложил, надел резинку, положил обратно в ящик и закрыл его. Замок защелкнулся. Ретиф вышел из Консульства и по переходу прошел в соседнюю башню.

Глава 2

Ретиф стоял в дверях своей комнаты и курил сигару. Пирд, только начавший спускаться по лестнице, занервничал:

— Лучше поспешите, сэр. Все остальные уже сошли вниз. Ветер усиливается очень быстро.

— Скоро пойду. — Ретиф бросил взгляд вдоль опустевшего коридора, волнообразно движущегося в слабом вечернем свете, затем прошел к занавешенной двери и шагнул на продуваемый балкон. От него отходил раскачивающийся плетеный переход к расположенной в сотне ярдов башне Консульства.

В офисах Консульства помаргивал слабый свет, медленно перемещаясь. Ретиф смотрел на него мгновение, затем поднял воротник штормовки и ступил в темный тоннель дико раскачивающегося перехода. Ветер набрасывался на тоннель с яростью, которая усилилась даже за те четверть часа, которые Ретиф провёл в спальной башне. Небо потемнело до зловещего розовато-лилового цвета, прорезаемого ярко-алыми полосами. Внизу, на других уровнях, сверкали огни.

Последние пятьдесят футов перехода представляли собой крутой подъем вверх по провисшему туннелю. Внезапно переход резко осел на три фута и завис, наклон пола теперь превышал 45 градусов. Ретиф восстановил равновесие и двинулся дальше, теперь уже карабкаясь вверх. В десяти футах впереди, в конце перехода, виднелось что-то желто-голубое. Оно шевелилось. Тонкая фигура консула Дулса появилась на мгновение, обернутая в темное пончо, затем исчезла из виду.

Ретиф преодолел еще два ярда, взбираясь по наклонному тоннелю, когда услышал хруст — резкий металлический звук. Дыра, через которую был виден кусок пурпурного неба, появилась в плетеной крыше у него над головой. Она расширялась…

С резким треском разрывающихся волокон конец перехода оборвался и стал падать. Ретиф вцепился в искореженный раттан и удержался. Мимо него неслась поверхность башни. Он съехал на два фута, и его корпус оказался наполовину высунувшимся из открытого конца тоннеля. Воздух свистел у него в ушах. В футе от глаз Ретифа промелькнул свободный конец несущего троса — ровно обрезанный.

Ретиф, взглянув вниз, увидел массу огней квартала аборигенов, несущуюся ему навстречу. Падающий тоннель миновал стену, коснувшись ее, пролетел мимо низких башен с освещенными окнами, в которых мелькали пораженные лица аборигенов. Ретиф на бреющем полете пронесся над узкой улицей, освещенной цветными огнями, ощутив встряску, когда тоннель задел здание где-то наверху. Затем улица стала удаляться, и плетеный переход, щелкнув, как бич, начал возноситься в свободном полете, теперь уже замедляясь…

Перед ним замаячила стена с узким балконом перед освещенными окнами. На мгновение балкон как бы завис перед его лицом — и Ретиф бросился вперёд, оттолкнувшись, чтобы высвободить ноги из искореженной плетенки. Он схватился за тяжелый раттановый поручень перил и повис, стараясь найти опору ногами, в то время как ветер трепал его, визжа в ушах…

Его схватили чьи-то руки, рывком подняли наверх. Тяжелая занавесь скользнула по лицу, и Ретиф оказался внутри дома. Он потряс головой, приходя в себя. Ретиф стоял на неустойчивом полу, моргая в мягком свете примитивной лампы накаливания, ощущая тепло и странный, пряный запах комнаты чужого.

Перед ним стоял пятифутовый абориген, с тревогой глядя на него снизу вверх большими выпуклыми зелеными глазами на гладком лице оливкового цвета. Широкий, почти человеческий рот открылся; мельком показался его розовый язык.

— С тобой все в порядке, приятель? — вопросил странно резонирующий голос на местном булькающем языке.

Ретиф с кислым видом пощупал челюсть, пошевелил плечами.

— Слегка голова кружится от той скорости, с которой работают парни, но вообще все прекрасно, — ответил Ретиф.

— Ты говоришь по-пунски как местный, во имя Xyпa! — заметил чужой. — Садись здесь, — он указал на низкую кушетку, заваленную разноцветными подушками, и направился к буфету, переставляя по качающемуся полу широкие ступни с перепонками, в ярко-желтых сандалиях. — Как насчёт глотка йикиля? Ты упал с перехода, да?

— Вроде того. — Ретиф принял от него глубокий фарфоровый кувшин изысканной формы с двумя ручками. Он понюхал напиток, затем отпил.

— Меня зовут Урл Юм. Я оптовый поставщик в «Пищевых поставках всего мата».

— Я Ретиф. Из Консульства Земли. — Он оглядел комнату. — У тебя тут приятная квартирка.

— Вполне.

У двери раздался резкий свист.

— Ты не хочешь познакомиться с группой людей? Думаю, они видели, как ты падаешь, и толпятся сейчас, чтобы взглянуть на тебя. Здесь, в городе, мы нечасто видим землян, как ты понимаешь.

— Прямо сейчас мне не хочется выходить на всеобщее обозрение, Юм.

— Конечно, я понимаю, что ты чувствуешь. Несколько месяцев назад мне нужно было съездить в Драйпорт по делам, и каждый чертов доброжелатель хотел затащить меня на чай, чтобы посмотреть на меня.

У двери снова раздался свист. Урл Юм протопал к встроенному шкафу, достал большую сумку и вытащил из нее ярко окрашенное устройство из пластика и металла.

— Я как раз собирался пойти поплавать. Почему бы тебе не присоединиться ко мне? На этом ветру ты не захочешь возвращаться обратно наверх сегодня вечером. Мы можем выйти через черный ход. Как насчёт этого?

— Плавать? В такую погоду?

— Лучшее время. Отличная охота. Мелочь прячется под матом, а крупная дичь за ней охотится — а мы охотимся за крупной дичью, — он показал полированный наконечник остроги.

— Послушай, Юм. Я простой землянин. Я не могу задержать дыхание более чем на минуту-две.

— И я не могу. Это оборудование для того и предназначено. Вы дышите кислородом, так же как и мы, не так ли?

Снова раздался свист, уже более настойчивый.

— Эй, Юм! — послышался голос. Ретиф допил свой напиток.

— Этот йикйль — прекрасная вещь, Юм; он уже начинает воздействовать на мои решения. Пошли!

Они стояли в узком проходе, который вился между высокими стенами, увешанными вывесками; утыканными балконами, соединенными раскачивающимися переходами. По ним ходили толпы хорошо одетых, увешанных драгоценностями пунов. Завывал ветер, аборигены пересвистывались, башни скрипели…

— Я слышал о кривых дорогах, — крикнул Ретиф. — Но впервые в жизни вижу такую, которая действительно закручена!

Юм приблизил рот к уху Ретифа.

— Ты знаешь диалект свиста?

— Я могу его понять, — крикнул Ретиф в ответ. — Но сам не могу свистеть.

Юм сделал ему знак следовать за ним, прошел по боковой аллее до занавеса, украшенного морскими раковинами, и, толкнув его, оказался в низкой комнате с кушетками вдоль одной стены и открытыми полками с другой. Осанистый пун, переваливаясь, вышел вперёд.

— Ой, Юм! Ой, незнакомец!

— Ой, — сказал Юм. — Джипп, это Ретиф. Мы отправляемся вниз. Ты мог бы его опрыскать?

— Удачно, что вы пришли ко мне, Юм. У меня как раз есть компаунд, специально приготовленный, чтобы удовлетворять требованиям землян, свежая пачка, только вчера приготовил.

— Отлично. Ретиф, сложи свои вещи там. — Юм открыл свою сумку, достал оборудование и разложил его на низком столике. Он выбрал пару защитных очков, отдал их Ретифу, — Они немного велики, но, думаю, сядут нормально. — Потом вручил землянину тяжелый цилиндр, размером и формой похожий на пивную бутылку, и присовокупил еще пару других вещей.

— Итак: движитель, фонари для связи, дыхательный аппарат, спасательное оборудование. Теперь — когда ты разденешься и прикрепишь оборудование, Джипп снабдит тебя ластами и опрыскает.

Ретиф надел на себя оборудование и с интересом смотрел, как осанистый владелец из тестообразного материала сформировал на его ногах большие плавники, которые затвердели до плотности резины, затем принес переносной аппарат с баком, компрессором и трубкой с широким раструбом.

— Сделай его шагающим дьяволом, Джипп, — приказал Юм. Джипп колебался, глядя на Ретифа.

— Полагаю, у вас достаточно опыта…

— С ним все будет в порядке, — ввернул Юм. — Он быстро схватывает, и у него сильные руки.

— Как скажешь, Юм, но ты должен предупредить его, что ангел смерти бросается на шагальщика, как только его увидит.

— Само собой. Таким образом, нам не придется его искать.

— Что же, если хоть одного поймаете, не забывай, что я плачу за камни максимальные цены.

— Тебе первому будет предложено.

Джипп включил компрессор, пощелкал настройкой и направил тяжелую струю вязкой зеленоватой жидкости в грудь Ретифу, создавая рисунок, доходивший ему до колен. Затем пун отключил систему и начал менять шланги.

— Зачем этот состав? — спросил Ретиф, изучая толстый мягкий слой, застывающий у него на коже.

— Защитное покрытие. Оно прочное, как шкура юка. И у него мембранное действие — пропускает внутрь кислород, а наружу — углекислый газ. Цвет маскирует тебя, чтобы ты не пугал добычу, и законченное покрытие придерживает на месте все твое оборудование. Также это хорошая изоляция. Вода холодная. Когда вернешься, ее легко можно будет отодрать.

Джипп работал еще минут пять. Ретиф крутил головой, чтобы оглядеть себя. Его спина, насколько он заметил, была тусклого черного цвета, с красными и белыми пятнами, и отделялась от блестящей зеленой передней стороны бледно-серыми боками. Широкие розовые жабры сияли от горла до плеч. Лодыжки и покрытые плавниками ноги были ярко-красными.

— У него подходящая комплекция, — заметил Джипп, оглядывая Ретифа. — Если бы не я сам сделал эту работу, я бы поклялся, что он настоящий шагальщик, во имя Хула!

— В том-то и суть, Джипп. А теперь придай мне вид обычного большеротого. — Юм достал из бокового кармана фляжку и предложил ее Ретифу, который отпил изрядный глоток, затем передал ее Джиппу, возившемуся с аппаратом.

— Нет, спасибо. Сегодня мне не требуется искусственно поднимать настроение. Я надеюсь, что мой бизнес неплохо продвинется еще до того, как шторм достигнет максимума. — Он тщательно занимался делом, покрывая Юма ровным тусклым серым цветом, и в завершение добавил острый гребень кричащего желтого цвета.

— Ладно, Ретиф, — Юм вручил ему легкую винтовку с коротким стволом, из которого торчал острый как бритва наконечник стрелы. — Давай погружаться.

Джипп провёл их в заднюю комнату и открыл плетеный люк в полу. Ретиф взглянул на наклонную поверхность трехфутовой трубы из плотно переплетенных полосок.

— Следуй за мной, — сказал Юм и, нырнув головой вперёд, исчез из виду. Ретиф сжал свое ружье со стрелой, весело махнул Джиппу и нырнул вслед за Юмом.

Глава 3

Вода была черной, как чернила, но в ней мелькали вспышки красного и желтого, медленно двигались зеленые и синие силуэты, и, далеко внизу, виднелись тусклые отблески фиолетового. Ретиф, двинувшись вперёд, увидел, как огоньки рассыпались перед ним в фосфоресцирующем вихре.

Тёмная тень вырвалась из полумрака и зависла перед Ретифом. Он узнал желтый гребень Юма, мягко покачивающийся в движущейся воде.

— Единственное спокойное место в городе, когда дует ветер, — протрещал в ушах Ретифа голос Юма. — Давай отправимся на восток, чтобы уйти подальше от этого столпотворения, и там посмотрим, не удастся ли нам выманить ангела наверх!

— На какой мы глубине?

— Толщина самого мата здесь метров двадцать. Мы сначала исследуем его нижнюю поверхность; если дело не пойдет, опустимся глубже.

Юм поплыл куда-то в темноту, двигая перепончатыми ногами. Ретиф последовал за ним. Над ними плавучий континент водорослей представлял собой волшебное переплетение гибких лоз, кораллов фантастической формы, скручивающихся кольцами водорослей и движущихся огоньков.

— При помощи кнопки на левом бедре ты можешь управлять реактивным двигателем, — сообщил Юм. — Правь ногами — и держи винтовку наготове. Если увидишь что-то похожее на самого себя, стреляй.

Ретиф ради пробы нажал на кнопку и почувствовал, как вода взвихрилась вокруг его колен; его бросило вперёд, и он понесся с такой скоростью, что ландшафт вверху стал размытым. Легкий поворот лодыжек резко послал его в глубину; небольшая корректировка снова вернула к Юму. Глаза Ретифа приспособились к темноте, и он теперь за огоньками различал темные силуэты. Массивные, медлительные пловцы перемещались, разинув широкие челюсти. Тонкие веретенообразные тени крутясь быстро проносились мимо. Туманный силуэт, от которого исходил перламутровый розовый свет, поднялся из глубины и протянул к ним свои перистые руки. Юм резко отвернул в сторону. Ретиф следовал за аборигеном в пятнадцати футах в стороне от его пузырькового следа.

После десятиминутной гонки Юм замедлился, поднялся, коснувшись коралловых деревьев, перевернулся вверх ногами, поставил их в дымчатом облачке ила и встал вниз головой. Ретиф приблизился и, перевернувшись, принял такое же положение. Под ногами колыхался мягкий ил.

— Поначалу это кажется слегка необычным, — чёткий голос Юма донёсся до ушей Ретифа. — Но ты привыкнешь.

Ретиф огляделся. Бескрайняя поверхность массы водорослей простиралась, исчезая в глубоком мраке, утыканная извивающимися лозами, красно-фиолетовыми деревьями с жесткими ветками, оранжевыми и зелеными кораллами, перистыми кочками кустиков с разноцветными цветами размером с суповую тарелку, среди которых искрились и играли огоньки.

— Я буду держаться слева от тебя. Передвигайся большими, прыгающими шагами. Любая другая живность подобного тебе размера будет обходить тебя стороной, исключая другого шагальщика. Если его увидишь, сразу же стреляй. Целься в середину тела. Далее, если мы встретим ангела, ты сначала заметишь тень. Просто продолжай движение; я подберусь снизу и поражу его туда, куда надо. Когда он повернется, целься рядом с большим красным пятном у него на спине. Понятно?

— Сколько выстрелов в этой винтовке?

— Пять в магазине, и запасной у тебя на левом плече.

— Как мы узнаем, что поблизости нет других охотников? Мне бы не хотелось по ошибке проткнуть стрелой одного из твоих друзей.

— У тебя в наушниках зазвучат позывные, если кто-то окажется ближе пятнадцати ярдов — может быть. Это часть игры. В прошлом году из моей левой ноги вырезали отличную стрелу. Какому-то шутнику потребовался большеротый, чтобы нарезать из него наживки. — Юм махнул рукой и исчез.

Ретиф выбрал открытую дорогу между нависающими кораллами и двинулся по ней. После нескольких шагов идти оказалось не так трудно. Ретиф подумал, что это похоже на прогулку по пыльной поверхности астероида, если не считать того, что оборудование для подводного плавания гораздо менее обременительно, чем скафандр.

Справа Ретиф заметил какое-то движение. Высокая двуногая фигура появилась ярдах в десяти от него, едва видимая в свете фосфоресценции. Ретиф остановился и прицелился. Новоприбывший двинулся дальше огромными прыжками, на мгновение останавливаясь между ними. Ретиф повернулся, чтобы последовать за ним.

— Не обращай внимания на шагальщика, — заметил Юм. — Он тебя не заметил; должно быть, он только что кормился. Мы сейчас свернем направо, чтобы оставить ему эту территорию.

Ретиф посмотрел, как двуногий исчез во мраке, затем двинулся вперёд.

Впереди тьма казалась глубже. Существо размером с корову, с бородавками и светящимися кругами вокруг широко расставленных глаз, промчалось мимо. Пронеслась крошечная рыбка. Тьма сгущалась.

— Внимание! — голос Юма в наушниках звучал напряженно. — Продолжай идти; приближается целая махина, чтобы посмотреть на нас!

Ретиф извернулся, чтобы взглянуть в глубину, подобную черному небу, в котором двигалось темное облако. Он продолжал идти вперёд.

— Это он и есть. Действуй, будто его не замечаешь; иначе он выпустит свою маскировку, и нам придется работать в темноте…

Тень перемещалась, все больше расширяясь. Все вокруг потемнело. Наконец медлительное морское животное прошло мимо, поднимая за собой туманный след из ила.

— Эй, — послышался голос Юма. — Оно проходит мимо нас, движется дальше.

— Может быть, он сегодня просто не голоден.

— Это из-за того шагальщика, которого мы видели; он идет за ним. Пошли!

Ретиф повернулся, заметил фосфоресцирующий вихрь и понесся за ним, включив двигатель. Поверхность водорослей шла вниз в виде перевернутого холма. Ретиф присоединился к Юму, следуя за огромной тенью, летевшей над подвижной поверхностью. Появился шагальщик, стоящий спиной к двум охотникам.

— Возьми его! — рявкнул Юм. — Я заберусь под большую дичь! — Он исчез в вихре. Ретиф прижал винтовку к плечу, прицелился…

Яркий луч ударил из груди шагальщика. Морское животное потянулось, хватая его за спину…

— Стоп! — резко бросил Юм. — Это не шагальщик! Длинный зеленоватый луч фонаря дернулся, отражаясь от коралловых деревьев, сквозя через клубящиеся облака ила. Чертов дурак! Ему лучше быстро потушить этот свет!

Ангел смерти приблизился, подобный стофутовому одеялу из черного желе; незнакомец отшатнулся, лихорадочно пытаясь вставить магазин в винтовку, поднял ее…

Ангел ударил. На мгновение он накрыл незнакомца, создавая сильные волны движениями огромного тела, затем резко поднялся, дико отскакивая…

— Отлично! — завопил Юм. — Я попал чисто и точно! Подходи и бей в светящуюся точку, Ретиф, и мы полночи будем считать деньги за бутылочкой столетнего йикиля!

Ретиф бросился вперёд, оттолкнувшись от поверхности водорослей, прицелился в красное светящееся пятно в центре огромной извивающейся массы, выстрелил, выстрелил снова, затем закувыркался в потоках воды, вызванных извивающимся телом животного.

Ретиф с Юмом наклонились над распростертым телом жертвы ангела.

— Это и в самом деле землянин, Ретиф. Интересно, что он делал внизу в одиночестве?

— Вероятно, это турист, разглядывал виды. Хотя я не слышал о том, чтобы какие-либо путешественники регистрировались в Консульстве.

— Может быть, ты и прав. Мы недалеко от Кормящего Корня; он направлялся в ту сторону, и, похоже, он знал, куда идет.

Ретиф осмотрел оборудование незнакомца, проверил его пульс и дыхание.

— Похоже, с ним все в порядке.

— Конечно. Его просто ударило волной. Мы не дали большой дичи вонзить в него свой раздирающий крюк.

— Нам лучше поднять его наверх.

— Конечно. Как только мы выпотрошим от камней нашего ангела, пока до него не добрались большеротые. Неподалеку есть общественный входной колодец; возможно, он им и воспользовался. Мы просто потащим его на буксире за собой. С ним все будет в порядке.

Огромная туша ангела парила ярдах в пятидесяти от верхушек коралловых деревьев. Они подплыли к ней, прогнали любопытного падальщика, проплыли к красному пятну на огромном пространстве черной шкуры. Короткая стрела торчала вертикально, наполовину погруженная в самый центр мишени. Вторая стрела находилась в футе от нее.

Юм присвистнул.

— Четко работаешь, Ретиф. Прекрасная стрельба. — Он отщелкнул нож с узким лезвием, сделал разрез, сунул руку в резиноподобное тело и достал округлый орган размером с грейпфрут. Он снова свистнул.

— Это, должно быть, король всех ангелов! Посмотри, какая у него большая сумка! — Он осторожно надрезал кожистое тело, сунул туда два пальца и достал черную сферу размером с большую виноградину.

— Ретиф, мы с тобой представляем отличную команду. Посмотри на эти камни!

— Для чего вы их используете?

— Мы перемалываем их и посыпаем ими пищу. Величайший деликатес.

— Юм, а что это за Кормящий Корень, о котором ты упоминал?

— А? Ну, это… это тот корень, который обеспечивает питанием мат.

— Только один корень на все эти водоросли?

— Конечно; это все одно растение — весь мат.

— Мне бы хотелось на него посмотреть. Не могу себе представить, чтобы землянин плавал здесь в разгар шторма просто для того, чтобы вертеть головой, — разве что это действительно стоящее зрелище.

— В нем нет ничего особенного. Просто большой крепкий кабель, уходящий вниз, в большие глубины. — Юм спрятал жемчужины в мешочек, пристегнутый к ноге, и повел Ретифа по понижающейся поверхности водорослей. Он указал на черную массу впереди.

— Вот он — в той массе отростков. Сам корень имеет сто футов в диаметре, и он более мили длиной. Он служит в качестве якоря для мата и также кормит его.

— Давай посмотрим поближе.

Ретиф передвигался среди покачивающихся отростков.

— Слушай — а что это такое? — раздался голос Юма в его наушниках. Впереди между сдвоенных корней виднелся большой темный силуэт. Ретиф подплыл поближе.

— Это разведывательная подводная лодка, сконструированная на Земле. — Ретиф проплыл к входному люку, обнаружил, что тот заперт. — Давай тут немного еще поразведаем, Юм.

Они вдвоем поплыли над колеблющейся массой отростков, держась поближе к обросшей мхом и морскими желудями стенке огромного корня. Ретифу на глаза попался белый предмет, шевелящийся в темной воде. Он поплыл к нему.

Это был пластиковый ярлык, прикрепленный проволокой к спице, воткнутой в кору корня. Под ней висела небольшая, покрытая металлом коробочка, из которой сбоку выходил изолированный провод.

— Что это такое? Кому потребовалось появляться здесь и возиться с Корнем? — озадаченно спросил Юм.

— Это детонатор, — сказал Ретиф. — Провод должен вставляться в пакет с зарядом взрывчатки.

— Взрывчатка! Здесь, у Корня?

— Сколько времени проживут водоросли, если корень будет перерезан?

— Проживут? Не проживут и дня! Если отрезать веточку водорослей, она завянет за несколько минут. Ну, плоды, листья, шипы достаточно прочные — но вся масса развалится, как кусок сахара в чаше горячей роки.

— Где-то находится бомба, которая должна быть присоединена к детонатору, Юм, — сказал Ретиф. — Возможно, в подводной лодке. Я бы предположил, что наш пловец и собирался ее достать. Давай посмотрим, нет ли у него ключей.

Юм обыскал вялое тело.

— Он чист, Ретиф. Должно быть, потерял их во время схватки.

— Ладно; давай доставим его на поверхность и посмотрим, что он сможет нам сказать.

Глава 4

В пропахшей влагой пещере общественного входа Ретиф стоял над находившимся без сознания человеком. С него капала вода, собираясь в лужу на плотном раттановом пандусе, наклонно уходящем в воду. Дежурный служитель вышел вперёд и щелкнул языком при виде вялого тела.

— Он уходил отсюда, и пятнадцати минут не прошло. Не захотел принять мое предложение насчёт гида. Я его предупреждал…

— Где его одежда? — перебил Ретиф.

— На полке… там, — служитель указал на плащ, брюки, ботинки, путаницу тяжелых кожаных ремней и пустую кобуру, уложенные в аккуратную кучу.

— Полицейский? — спросил Ретиф. Он изучил одежду. — Никаких документов, — заметил он. — И ключей нет.

— Что случилось? — спросил служитель.

— На него напал ангел.

— Тогда он еще несколько часов будет в отрубе, — заметил служитель. — Крупный ангел бьет достаточно сильно. Ха! Эти туристы все одинаковые.

— Юм, у вас есть здесь полицейские силы — или армия?

— Нет. Зачем они нам нужны?

— Тогда ты не мог бы собрать несколько друзей — добровольцев, чтобы они наблюдали за лодкой, которую мы нашли?

— Конечно, Ретиф. Все, что захочешь.

— Расположи примерно дюжину людей в растительности вокруг лодки. Скажи, чтобы не высовывались — нам не следует отпугивать кого бы то ни было. Но будьте осторожны. Ружье со стрелами не может сравниться с бластером «Марк IV».

— Я позову парней. — Юм прошел в офис служителя и вышел через пять минут.

— Все улажено, — заявил он. — А как насчёт него? — он указал на спящего полицейского.

— Пусть дежурный смотрит за ним, пока не придут твои друзья. И пусть пока уберет его куда-нибудь, чтобы не лежал на виду.

— А что насчёт бомбы?

— Нам придется попробовать спровоцировать кого-нибудь. Кто бы ни послал сюда нашего приятеля, они не знают, что он не выполнил свою задачу.

Сосредоточенно хмурясь, Ретиф смотрел на Юма.

— Юм, сдирай свой пугающий костюм и надевай форму. — Он и сам стал снимать с себя покрытие шагающего дьявола. — Я позаимствую какую-нибудь местную одежду.

— У тебя есть идея?

— Не совсем. Просто дикое предположение.

Юм ногой отшвырнул остатки оборудования для плавания, натянул одежду патрульного. Она нелепо висела на его приземистой фигуре.

— Ретиф, я же никого этим не одурачу.

— В этом и суть, Юм. Теперь давай двигаться!

Юм остановился перед темным входом и указал на освещенный этаж наверху.

— Вон там! — прокричал он, перекрывая вой ветра. Длинный плащ хлопал Ретифа по лодыжкам; Юм одной рукой держался за свою фуражку патрульного.

— Ладно. — Ретиф склонился к Юму и прокричал: — Ты подожди пять минут, Юм; затем просто пройди по улице. Иди так, будто бы спешишь. Затем тебе лучше вернуться и помочь парням. Если кто-нибудь к тебе приблизится, дай ему раскрыться, затем быстро бей.

— Ну… надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

Ретиф взбирался по дрожащей плетеной лестнице, схватившись за перила, когда неистовый порыв ветра бросил его на качающуюся стену. Поднявшись на два пролета, он толкнул занавес с надписью: «ГЕНЕРАЛЬНОЕ КОНСУЛЬСТВО ЗЕМЛИ — ОТДЕЛ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ».

Уимпертон и Пирд подняли глаза от стола, на котором была разложена еда из рационов НЗ; стол освещался холодным светом слабой лампочки накаливания. У Уимпертона отпала челюсть. Пирд с трудом поднялся и встал, вытирая пальцы о свой розовый жилет.

— Привет, парни, — весело сказал Ретиф, — Со мной произошла наимерзейшая вещь. Вы никогда не догадаетесь.

— Э-э… вы упали из окна? — рискнул Уимпертон.

— Близко, но не совсем; подо мной обрушился переход. Веселенькая поездка. — Он подошел к окну, — Ну и ветер! Я бы сказал…

— Да, действительно, изрядный ветер, вы правы, — пропищал Пирд.

— Смотрите, — сказал Ретиф. — Это там кто, патрульный? Интересно, что он там делает во время шторма!

Уимпертон и Пирд бросились к окну, склонились. Внизу неловкая фигура Юма, переваливаясь, поспешно двигалась по улице, затем завернула за угол.

— Эй, это же… — начал было Уимпертон.

— Да, это странно, действительно, — перебил его Пирд. — Погода для прогулок неподходящая.

— Но это же не был…

— Не было ничего такого, о чем бы нам стоило беспокоиться, ха-ха, — пробормотал Пирд. Он притворно зевнул. — Что же, пора и на боковую, а? — он похлопал себя по рту, внимательно наблюдая за Ретифом.

— Я рад, что вы это предложили, — заметил Ретиф. — Я опасался, что вам захочется сесть и поговорить.

— Располагайтесь просто в первой комнате отсюда, — с пылом проговорил Пирд. — Прекрасная комната. Просто ложитесь и отдыхайте. Уимпертон, покажите мистеру Ретифу комнату, а я просто… э-э… проверю кое-что.

Ретиф оглянулся у двери, мельком увидел, как Пирд бросился сквозь наружный занавес. Он шагнул в комнату. Там была аккуратная постель, кресло, ковер, трехмерный телевизор.

— Превосходно, — он похлопал по кровати. — Что же, Уимпертон, спокойной ночи.

— Да, спасибо. Вам также. — Уимпертон исчез.

Ретиф выключил свет, лег на кровать и стал ждать. Прошла минута. Дверной занавес на мгновение отошел, затем упал обратно. Свет во внешней комнате заморгал.

Ретиф встал и выглянул. Убежище было покинуто. Он прошел к наружному занавесу; прыгая через три ступеньки, понесся вниз по лестнице, вышел на ветреную улицу. Пирд и Уимпертон, таща по чемодану, качаясь, скрылись за углом. Ретиф поплотнее завернулся в плащ и последовал за ними.

Стоя в тени скрипящей плетеной стены общественного входного колодца, Ретиф смотрел, как Уимпертон и Пирд ходили туда-сюда по пандусу. Пирд взглянул на часы на пальце.

— …сейчас в любой момент… — слова едва слышались сквозь грохот ветра и стон плетёного раттана. Пирд остановился перед Уимпертоном, явно о чем-то спрашивая.

Уимпертон полез в плащ, достал толстую пачку бумаг, перехваченную красной резинкой, помахал ими перед Пирдом и положил их обратно. Ретиф подошел немного ближе.

— …тоже не нравится, — слышался носовой голос Уимпертона. — Или аборигены слишком умные, или они снюхались с… — ветер отнес слова в сторону.

Ретиф шагнул назад, на улицу, увидел розовое свечение общественного телефона в пятидесяти ярдах. Борясь с ветром, он прошел к нему, набрал номер и попросил к телефону Юма.

— Здесь пока никакой активности, — сообщил абориген. — Как прошло дело?

— Наши голуби улетели из клетки, все нормально. Они знают, что у них проблемы, но не уверены, какие конкретно. Они находятся у общественного входа рядом с Консульством и ждут, пока их подберут.

— Им придется долго ждать. Их водитель еще спит.

— Юм, у меня такое впечатление, что бомба должна взорваться в самый разгар шторма. Сколько еще до этого времени?

— Ну, часа два, я бы сказал.

— А каковы сейчас условия на верху Консульской башни?

— Сложные. Башни склоняются под ветром. Потолки складываются, прижимаясь прямо к полу, при хорошем ветре — а сейчас ветер превосходный.

— Мы почти отстаем от графика, Юм, и есть еще две стороны, о которых мы ничего не знаем. Боюсь, что мне придется еще раз прогуляться по этому ветру.

— Ты возвращаешься сюда?

— Я иду наверх — и мне пора двигать, пока в Консульстве еще остается место, где можно проползти.

Визжащий ветер ударил Ретифа в лицо, когда он вышел из темного прохода на балкон тридцатого этажа и взглянул вверх, на наклоненную поверхность башни. В сорока футах над ним в полутьме едва виднелись перила, ограничивающие террасу пентхауза Консульства.

Башня под Ретифом дрожала и шевелилась наподобие живого существа. Он ухватился и полез вверх по плетеной стене. Порывы ветра стремились оторвать его от башни. Ретиф отдыхал, прижимаясь к поверхности, затем лез дальше. Через десять минут он перевалился через перила и во весь рост растянулся на наклонной крыше башни.

Из-за наклона пола ветер здесь был слабее. Ретиф соскользнул по полу, прыгнул, ввалился через потрепанный ветром занавес в помещение, остановился и стал осматриваться в темноте пустого офиса.

От дальней стены послышались звуки, похожие на хрюканье. Ретиф прошел через комнату и щелкнул настенным выключателем. Вспыхнул слабый свет, осветивший связанную фигуру генерального консула Дулса, лежащего в углу, образуемом стеной и полом. Его пять налитых кровью глазных стебельков призывно смотрели в направлении Ретифа.

Ретиф прошел к наклоненному столу, вынул из держателя нож для бумаг, вернулся и перерезал связывавшие гроака веревки, затем вытащил затычку из жвал.

— Ах, да засияет солнце на холм яиц ваших предков, — задыхаясь, проговорил Дулc по-гроакски. — Выражать сердечную благодарность; клясться в вечной дружбе…

— Не думайте об этом, мистер Дулс. Вы себя достаточно хорошо чувствуете, чтобы передвигаться? Нам придется спускаться по наружной стороне. Лестница зажата.

— Как приятно видеть вас живым, дорогой друг, — продолжал Дуле на общеземном языке. — Я опасался, что негодяи добились наихудшего. Я пытался вмешаться, но — увы…

— Я вас видел. В тот момент у меня возникла мысль, что это вы пилили, но затем я подумал о выпивке и о непристойных журналах в шкафчике для бумаг. Алкоголь отравил бы вас, а что касается неприкрытых молочных желез…

— Мистер Ретиф, осторожнее! — прошипел Дулc- У меня хороший слух; кто-то идет сюда…

Ретиф взглянул в сторону двери, затем поспешно спрятал обрезанные концы веревки под телом Дулса.

— Ведите-ка себя соответственно, мистер Дулс, — предупредил он.

Высокая фигура пробралась сквозь дверной занавес и встала, скорчившись на покатом полу, опираясь о пол одной рукой. Вторая рука сжимала силовой пистолет, направленный на Ретифа.

— Просто стой, где стоишь, умник, — Кламперу приходилось перекрикивать вой ветра. — Не беспокойся о том, чтобы его развязывать. Мое дело займет не больше минуты.

Он полупрополз, полупроскользил к шкафчику для бумаг, не сводя глаз с Ретифа, порылся в кармане и достал ключ. Он открыл верхний ящик, затем следующий, порылся, проверил третий, затем повернулся к Ретифу, оскалив ровные белые зубы.

— Я совсем отупел на этой чертовой планете. Купился на рассказ тех двоих идиотов. Уимпертон разевал рот, как индюк, когда открыл папку и обнаружил там эту порнографию. Я всерьез думал, что это дело рук аборигенов… Ну, где документы? Выворачивай карманы!

Ретиф покачал головой.

— Если вам нужны бумаги, забудьте о них. Я оставил их в другом костюме.

— Ты уничтожил результаты полугодовой работы, салага. Но я вернусь, чтобы заполнить бланки снова. Плохо, что ты этого уже не увидишь.

Он поднял силовой пистолет; Дулс, бросившись сзади, вцепился в его лодыжку.

Луч голубого огня пролетел мимо уха Ретифа, не задев его, в то время как Ретиф ударил Клампера по правой руке и затем коленом в лицо. Клампер отлетел от удара, поднялся, цепляясь за наклонный стол, затем нырнул в дверной проем. Дулc бросился было вслед за ним.

— Пусть уходит, мистер Дулc, — сказал Ретиф. — Мне кажется, я знаю, куда он направляется. Теперь давайте выбираться отсюда, пока наша одежда не оказалась проутюженной — вместе с нами!

Глава 5

У общественного входного колодца Ретифа встретил Юм с группой мускулистых аборигенов.

— Наш человек был здесь минут десять назад, — успокаивающе сообщил Юм. — Крупный парень, очень спешил.

— Вы его пропустили?

— Именно так.

— Тогда вы предупредили парней у лодки, чтобы они его остановили?

— Н-ну, нет, Ретиф. Я сказал им, чтобы они его пропустили. Как ты и говорил, у него бластер. Он сейчас в нескольких сотнях миль отсюда.

Ретиф сложил руки на груди.

— Здесь творится что-то странное, Юм. А как насчёт бомбы? Она, вероятно, должна взорваться в разгар шторма — скажем, в ближайшие десять минут.

— А, это. Я нашёл ее. О ней позаботились.

— Где нашёл? И что ты можешь сделать с запечатанным в титанит зарядом?

— Она была на борту лодки. Ты был прав насчёт этого…

— Давай, Юм, выкладывай!

— Н-ну, Ретиф, я слегка полюбопытствовал. Ты не можешь меня винить после того, как я встретил тебя в таких… необычных обстоятельствах. Я прошерстил твою одежду. И нашёл это, — он поднял документ, который Ретиф позаимствовал из бумаг Консульства. — Оригинальная бумага, предъявляющая права на владение всей планетой Пун — которая, как тут написано, необитаема, — а такой бы она и была, если бы затея с бомбой сработала. Мат развалился бы от ветра, и по окончании урагана все выглядело бы просто как очередная природная катастрофа. Через несколько месяцев все пять континентов превратились бы в одну большую золотую копь.

— И ты?

— И я стал действовать независимо от тебя. У нашего спящего приятеля все же были ключи. Я вернулся и открыл лодку. Там и была бомба — полностью укомплектованная, готовая к взрыву.

— Если не считать детонатора. Он был привязан проволокой к корню.

— Эге. Ради отвода глаз. Но я нашёл другой. Его не так уж трудно было установить. У меня была мысль, что владелец проверит ее до наступления часа «Ч», и мне не нравилось то, что эта штука стоит себе посреди пола, поэтому я убрал ее.

— Куда?

— В ящик для хранения карт.

Ретиф крутанулся к форме землянина, сдернул с лацкана коммуникатор, набрал код на официальной частоте.

— Клампер, если вы меня слышите, отвечайте — быстро! Через мгновение послышался голос Клампера — тонкий писк в миниатюрном наушнике. Юм с Дулсом склонились поближе.

— Здесь Клампер. Это кто?

— Это Ретиф, Клампер…

— А, да, умный молодой чиновник. Что же, я предсказываю, что в ближайшем будущем для вас настанут большие перемены. Примерно через тридцать секунд, если быть точным.

— Клампер, там бомба…

— Ну-ну, значит, вы пронюхали и об этом тоже. Прошу прощения, но ничем не могу вам помочь. Так что пока, со… — наушники замолкли.

— Клампер!

Юм взглянул на часы.

— Точка в точку.

— По меньшей мере, — заметил Дулс, — он прожил достаточно долго для того, чтобы успеть оправдать мистера Ретифа.

Послышались поспешные шаги. Ретиф с Юмом обернулись. В дверях Уимпертон и Пирд стояли наподобие взъерошенных птиц и пристально смотрели на них.

— Боюсь, что вы, парни, опоздали на лодку, — заявил им Ретиф.

Юм сделал знак рукой. Полдюжины местных жителей рассредоточились, окружив пришедших.

— О, мистер Ретиф… Чего ради вы выбрались из постели? — пискнул Пирд.

— А, я просто заскочил сюда вниз, чтобы предложить вам прекрасную новую возможность устроиться на работу в Корпусе Достижений. Генеральному консулу Дулсу требуются два добровольца для работы на станциях по учету дикой жизни на континентах Один и Два. Вам первым я собираюсь предложить эти должности. Мы пройдем в убежища и напечатаем ваши рапорты об уходе из ДКЗ и пару пятилетних контрактов на работу в КД — на бескомпенсационной основе, разумеется.

У Уимпертона отпала челюсть.

— А у меня есть множество записей на микропленке, которыми я могу поделиться, — заметил Дулс. — Они очень интересные. Все про бомбы, про притязания на землю и золотые разработки. Вы можете их слушать на досуге — во время песчаных бурь, возможно.

— Но… мистер Ретиф! — возопил Пирд. — Мы… мы находим, что условия здесь не совсем подходящие…

— А что, если мы откажемся? — Уимпертон сглотнул,

— В таком случае Юм со своими коллегами захотят проинтервьюировать вас на предмет свободного поселения.

— Где подписывать? — поспешно сказал Пирд.

— Я попрошу пару парней проводить этих двоих филантропов к Консульству, — сказал Юм. — Дело может подождать и до утра. Нам с тобой нужно еще прикончить бутылку йикиля, Ретиф.

— Покажи мистеру Дулсу пару жемчужин из тех, что мы добыли, Юм.

Юм достал камни, вручил их Дулсу, который склонил к блестящим дюймовым сферам две пары глаз на стебельках.

— Джентльмены, это в точности тот продукт, который мне нужен, чтобы квалифицировать Пун в качестве коммерческого мира первого класса! Эти вещи можно добывать в любом количестве? Скажем, по дюжине в месяц?

— Думаю, это можно устроить, — ответил Юм на общеземном языке с сильным акцентом. — Почему бы вам не присоединиться к Ретифу и ко мне с парнями для того, чтобы выпить?

— Ну, я не думаю…

— Я знаю бармена, который может составить подходящий напиток для любого типа метаболизма, — уговаривал Юм. — И средство от похмелья впоследствии.

Ретиф взял тощего гроака под руку.

— Идемте, мистер генеральный консул, — сказал он. — Отрицательного ответа мы не примем.

Книга XI. ДИНОЗАВР

Ретиф расплатился с лодочником и вышел из небольшой гондолы на берег канала, глядя, как второй секретарь посольства, Магнан, пыхтя от натуги, проталкивается сквозь толпу, запрудившую пристань.

— Вот вы где! — воскликнул Магнан, увидев своего подчиненного. — Посланник Бульбуттль вне себя от…

— Что это у вас на голове? — Ретиф посмотрел на плохо надутый пузырь неприятного желтого цвета, свисавший над левым ухом дипломата.

Второй секретарь закатил глаза, поправляя завязанную под подбородком розовую ленточку, на которой держалась вся конструкция из вышеупомянутого пузыря, разноцветных перьев и широких лент, доходящих до плеч.

— Разве вы не знаете? Церемониальный убор обитателей Камнемора… — Он запустил руку в карман сиреневого пиджака, который этикет предписывал носить в дневные часы, вытащил еще один пузырь с перьями и протянул его Ретифу. — Надевайте скорее. Боюсь, несколько лент помялось…

— Где Посланник? — перебил его Ретиф. — Мне необходимо объяснить ему…

— Вам много что придется объяснить! — резко сказал Магнан. — В частности, почему вы не присутствовали на торжественной церемонии вручения верительных грамот!

— Вот он. Простите, мистер Магнан, но посол собирается войти в храм, так что я. — Ретиф продолжал говорить, проталкиваясь сквозь толпу к высокому квадратному зданию с широкими воротами. Длинноногий камнеморец с коротким туловищем и непомерно большими плоскими ступнями, держащий в руках копье, отступил в сторону, освобождая дорогу. Посланник и четверо сотрудников миссии стояли у безвкусного алтаря из грязно-зеленого пластика в желто-коричневую клеточку.

— …классический пример того, как ловкий дипломатический ход решает сложнейшую проблему, — говорил Бульбуттль. — Хотел бы я посмотреть на физиономии наших коллег из посольства Гроачи, когда они узнают, что мы их опередили по всем статьям!

— Господин посол… — сказал Ретиф.

Бульбуттль подпрыгнул на месте, резко повернулся и, запрокинув лысую голову сферической формы, уставился на младшего дипломата.

— Я предупреждал, чтобы вы не смели подкрадываться! Извольте топать ногами, когда находитесь со мной рядом!

— Господин посол, я хочу…

Глава миссии поднял вверх пухлую руку с маленькими пальцами.

— Избавьте меня от перечня ваших желаний, мистер Ретиф! Церемония должна начаться с минуты на минуту! — Он посмотрел по сторонам и обратился к более широкой аудитории: — Джентльмены, надеюсь, все вы обратили внимание на безупречное соблюдение мною протокола с той самой минуты, как шесть часов назад мы высадились на Камнемор. И результат налицо! Мы будем первой дипломатической миссией, аккредитованной на этой планете, которая, смею напомнить, всегда славилась враждебным отношением к дипломатам! Тем не менее, я…

— Господин посол, — перебил его Ретиф, — пока дело не зашло слишком далеко…

— Как вы смеете, сэр! Я развиваю чрезвычайно важную тему о себе самом… э-э-э… вернее, о моём бесценном вкладе в историю дипломатии…

Двое камнеморцев в рясах торжественно вышли вперёд, размахивая витыми канделябрами, из которых шел едкий красный и зеленый дым; остановившись перед землянами, они произнесли несколько монотонных фраз и отступили на шаг. Один из них вытянул тонкий палец с несколькими суставами и ткнул им в Ретифа, проскрипев какие-то слова голосом, напоминавшим визг пилы, которой провели по струнам вместо смычка.

— Где ваш головной убор, Ретиф? — прошипел Бульбуттль.

— У меня его нет. Дело в том…

— Достаньте, где хотите! Немедленно! И займите надлежащее место в моей свите! — ломающимся от негодования голосом выкрикнул Посланник и пошёл следом за правительственными чиновниками. Подбежавший Магнан выхватил из кармана несколько пузырей сразу.

— Надевайте скорее!

— И не подумаю, — ответил Ретиф. — Мне и так хорошо.

— Что вы хотите сказать? Мы все должны…

— Только не я. Не собираюсь принимать участия в церемонии, да и вам не советую…

— Грубейшее нарушение дисциплины! Неисполнение приказа! — взвизгнул Магнан и бросился вслед за удаляющимся Посланником, в то время как двое местных громил преградили дорогу Ретифу, стоявшему с непокрытой головой.

Церемония выглядела очень живописно и состояла из символического избиения палками, погружения в зеркальные воды пруда, — судя по выражению лиц купальщиков, достаточно холодные, — а также бега на десять кругов, в ходе которого задыхающихся землян подталкивали сзади стоявшие у бровки камнеморцы.

Ретиф, примкнувший к зрителям, с любопытством наблюдал за состязанием, ни минуты не сомневаясь, что глава миссии никому не позволит себя обогнать, поставил на него десять кредиток и выиграл.

Зазвенели колокола; дипломатов, имевших жалкий вид, выстроили в шеренгу, и чиновник, читая по бумажке, разразился длинной речью; затем вперёд выступил камнеморец невысокого роста, державший в руках бархатную подушку, на которой лежал меч длиной в шесть футов. На его клинке была сделана надпись «МАМА», и, насколько Ретиф мог судить, он был изготовлен на Земле.

Камнеморец-гигант в розовато-лиловатой рубашке с алыми кружевами подошел вплотную к шеренге, взял меч и занёс его высоко над головой. Посланник попятился, пробормотал: «Послушайте, что я скажу…», но его тут же втолкнули обратно в строй, а гигант вложил меч в ножны и торжественно повесил широкую перевязь через голову дипломата, пристегивая ее за левым плечом.

Аборигены разом умолкли, выжидательно глядя на Посланника Земли.

— Магнан, вы знаток протокола, что я должен делать? — пробормотал посол, скривив рот и почти не разжимая губ.

— Э-э-э… я предлагаю Вашему превосходительству откланяться, а затем мы торжественно уйдем, пока они не придумали новых пыток…

— Хорошо. Все вместе; раз, два… — хрипло прошептал Бульбуттль. — А теперь, кру-угом! — Замешкавшийся Магнан взвыл, получив удар по лодыжке, и делегация, шагая в ногу, двинулась вперёд во главе с послом, горделиво выпрямившимся во весь свой рост, не превышавший пяти футов. Меч волочился сзади, вздымая тучу пыли.

Ретиф протолкался сквозь толпу и приблизился к процессии.

— А, Ретиф! — вскричал Бульбуттль. — Находились в самовольной отлучке? Объявили нам бойкот? Прекрасно! По пути на Камнемор вы заперлись в каюте, а сейчас осмелились манкировать своими прямыми обязанностями! Извольте ко мне зайти, как только я сдам на хранение этот прекрасный церемониальный меч…

— Я с самого начала хотел сказать вам, господин посол, что это не церемониальный меч. Подразумевается, что вы им воспользуетесь.

— Кто, я? — Бульбуттль кисло улыбнулся. — Вы с ума сошли! Он будет украшать стену моего кабинета, как символ…

— Разве что в будущем, сэр, — перебил его Ретиф. — А сегодня вам предстоит им поработать.

— Поработать?

— Мне кажется, вы не поняли смысл ритуала, господин посол. Камнеморцы не разбираются в дипломатии. Они решили, что вы собираетесь им помочь…

— Естественно! — Бульбуттль презрительно улыбнулся. — А теперь отойдите с дороги…

— …и, соответственно, ждут, когда вы выполните свое обещание.

— Обещание? Какое обещание?

— Которое вы дали, приняв участие в церемонии. Помочь им в беде.

— Ну, конечно! — Бульбуттль яростно кивнул. — Я уже планирую исследование в области экономики…

— Они не считают это работой, господин посол. В окрестностях города бродит динозавр, девяноста футов ростом, и…

— Динозавр? — пискнул Бульбуттль.

Ретиф кивнул.

— И вы только что поклялись убить его не позднее, чем завтра на закате солнца.

— Послушайте, Ретиф, — прокурорским тоном спросил первый секретарь Ваффль. — Как это вам удалось разобраться в том, что произошло, когда сами мы ничего не поняли?

— И я не понял: они разговаривали слишком быстро. Но по пути на Камнемор я изучил немного их язык, и мне удалось кое-что узнать у лодочника…

— Я приказал вам снять помещение и нанять слуг, а вы изволили болтаться в обществе каких-то бродяг!

— Как иначе я мог нанять слуг? К тому же, они не понимают языка знаков, и…

— Какая наглость! Он еще со мной спорит! Мистер Ретиф, я отстраняю вас от… — К ним подошли несколько чиновников в рясах, за которыми следовал довольно внушительный отряд стражников в металлических нагрудниках, наголенниках и с копьями в руках. — …Но прежде, чем отправитесь под домашний арест, Ретиф, — торопливо произнёс Бульбуттль, — объясните этим господам, что нам некогда заниматься всякими чудовищами. Однако я обещаю подарить им прекрасную библиотеку из множества самых последних рекламных проспектов ДКЗ…

Один из камнеморцев торжественно выступил вперёд, наклонил голову и обратился к Посланнику:

— Достопримечательный сэр, я имею счастье быть Хаппуг, переводчик сотрясения воздуха, который делать земляне. Я научился у японский, датский, индийский, еврейский терра-торгашей. Вы меня знать, мы говорили по телекорану перед тем, как вы, людь, прикамнеморились.

— Ах да, помню! Как жаль, что вы не присутствовали на церемонии. Сейчас мы докопаемся до истины! — Бульбуттль бросил на Ретифа угрожающий взгляд. — Я слышал… гм-мм… до меня дошли слухи, что поблизости гуляет, — ха-ха! — какой-то динозавр.

— Да, да, пристрастнейший сэр! Как великошумны людь, что пришли к нам на помощь! Такой беда!

Бульбуттль нахмурился.

— Возможно, вы что-то напутали при переводе, так что позвольте уточнить. Я — Чрезвычайный Посол и Полномочный Министр, аккредитованный Дипломатическим Корпусом. Земли и обладающий всей полнотой власти…

— Кх-кх-кх-кх! Такой важный персона-граната ни за что не промажет! — восхищенно воскликнул Хаппуг. — Будешь взять солдат, чтоб разделать тушу, или ловить Хвостодрыг один и покрыть себя вечной славой?

— Послушайте, я — дипломат! Я предложил оказать помощь вашей отсталой цивилизации…

— О, конечно, конечно. Свистящий пример добротрудничества и дружбососедства…

— Минутку! — Бульбуттль выставил вперёд нижнюю губу и ткнул пальцем в небо. — Я имею дело со словами и документами, сэр, и не намерен совершать героических подвигов! Мне даны широкие полномочия оказать вам любую разумную помощь, но черновой работой должны заниматься слуги!

Хаппуг нахмурился.

— На нашем краю галактики у людь слова с делом не разводятся.

— Поэтому, как только звездолет прилетит, примерно через месяц, я сразу же пошлю сообщение в штаб-квартиру сектора, и мы наверняка что-нибудь придумаем…

— Хвостодрыг хотеть жрать сейчас! Срочно ловить, не будет ждать месяц. Мы тебе дать настоящий японский меч! Ты действуй!

Подбородки Посланника задрожали.

— Сэр! Вы забываетесь! Я — Чрезвычайный Посол, а не какой-то жалкий охотник!

— Ты, людь, нарушил камнеморский традиций, принятый Советом Мудрейших Дураков!

Бульбуттль отстегнул перевязь и отшвырнул меч в сторону. Ретиф едва успел поймать его в воздухе, не давая упасть на землю.

Сложив руки на груди, Посланник уставился на камнеморца, сверкая глазами.

— Я заявляю окончательно и бесповоротно, что не намерен воевать с динозавром.

— Есть окончательное решение?

— Справедливо замечено, сэр!

Хаппуг повернулся, что-то сказал на камнеморском скрипучем языке, и в следующую секунду солдаты, угрожающе выставив пики, окружили Бульбуттля и четырех дипломатов, принимавших участие в церемонии.

— В чем дело? — взревел Посланник.

— Похоже, вы арестованы, сэр, — объяснил Ретиф.

— Они не имеют права! А вас почему не трогают?

— Я ничего не обещал.

— Вы, людь, поспешайте, — сказал Хаппуг. — Мы не мочь тратить время на клятвохриступников.

— Н-надолго нас посадят? — блеющим голосом спросил первый секретарь Ваффль.

— Один день, — ответил Хаппуг.

— Что ж, не так страшно, Ваше превосходительство, — заметил Магнан. — За это время мы успеем придумать хорошее алиби… я хочу сказать, подготовить отчет в штаб-квартиру сектора о нашей дипломатической победе, только в другом смысле.

— Могу вас заверить, господин Магнан, — выкрикнул посол, — что завтра я предприму решительные шаги…

— Имею честь в этом сомневаться, о, неверный! — сказал Хаппуг. — Трудный фокус-покус делать шаги, когда тело без головы с плеч долой!


Посланник Бульбуттль мрачно смотрел на Ретифа сквозь прутья решетки.

— Я возлагаю всю ответственность за недонесение об этом варварском обычае на вас, сэр! Надеюсь, вы догадались послать радиограмму на борт звездолета?

— Невозможно, господин посол. Местные передатчики маломощны…

— Вы с ума сошли! Но тогда… — Бульбуттль побледнел и схватился за прутья, чтобы не упасть. — Ретиф, — прошептал он, — они отрубят нам головы…

Отряд вооружённых пиками стражников, чеканя шаг, подошел к камере, в которой томились земляне. Хаппуг достал из кармана большой ключ.

— Вы готовы казниться, людь?

— Минутку, — сказал Ретиф. — Они поклялись убить Дрыгохвоста не позднее, чем завтра на закате солнца. Впереди — целый день.

— Верно. Но всегда отрубать голова после ленча. Обычай. Больше зрителей, больше денег, кредитка за билет.

Ретиф покачал головой.

— Серьезное нарушение закона. Если вы прикончите парочку дипломатов, никто и не поморщится, невелика потеря, но при этом необходимо соблюсти протокол. В противном случае эскадра боевых звездолетов по поддержанию мира уничтожит все камнеморские традиции так быстро, что вы едва успеете пикнуть «вмешательство во внутренние дела».

— Гмммм… Надо думать. О’кэй, мы ждать до завтра, потом устраивать казнь при свете факелов. Очень красиво.

— Ретиф! — отчаянно вскричал Магнан, приблизившись к решетке. — Неужели никак нельзя помешать исполнению столь несправедливого приговора?

— Можно. Если ты, людь, передумал и убить дракона, — весело заявил Хаппуг.

На лице Ретифа появилось задумчивое выражение.

— Эти джентльмены должны убить его своими руками?

— Всенепременно! Нельзя позволить каждому Тому, Гарри и Гекльберри плутать под ногами. К тому же убийцы Дрыгохвост не только рациональный герой, но получать кучу больших прелестей и бесплатных кретинских карточек!

— Что скажете, сэр? — спросил Ваффль своего шефа. — Может, рискнем? Терять-то нам нечего…

— Каким образом? Я не могу убить животное, послав телеграмму!

— Может, мы выроем большую яму, и он в нее свалится…

— Идиот! Вы представляете, сколько потребуется экскаваторов, чтобы вырыть яму для чудовища ростом в девяносто футов?

— Скажите, а посторонние могут оказать Посланнику помощь? — спросил Ретиф.

Хаппуг склонил голову набок.

— Есть интересный вопрос. Буду узнавать в Министерстве Традиций.

— О, как бы я хотел оказать Посланнику помощь! — с чувством воскликнул Магнан. — Жаль вот, простудился…

— Да, кха-кха-кха, — сиплым голосом согласился Ваффль. — Должно быть, сырой воздух темницы…

— Вы их выпустите обследовать окрестности и составить план охоты?

Хаппуг покачал головой.

— Нет. Клятвохриступников сажать тюрьма по приказу больших шефов-боссов. Не могу прыгать через их голову. Но буду рад сходить узнать после просыпания.

— Это когда?

— Просыпание кончаться завтра к вечеру. Может, карлик блестящий-череп поднатужится и сделать дело до времени.

— Как мы можем убить динозавра, если нас заперли? — требовательно спросил Бульбуттль.

— Твой проблем, — коротко ответил Хаппуг. — Сначала думай, потом нарушай клятва. Интересный проблем. Будем смотреть, чем закончится.

Ретиф отвел Хаппуга в сторону.

— Мне бы хотелось посмотреть на динозавра. Вы не возражаете?

— Вуаляй. Смотри на Дрыгохвост сколько влезет, бесплатно. Но за дорогу платить наличником.

— Насколько я понимаю, вы не дадите мне проводника?

— Верно. Камнеморцы — тугомоты, ничего не дают, особенно страннородцу.

— У меня в кармане одна мелочь. Чек вы тоже не примете?

— Опять угадал. Ты парень не промах, Терри. Давай сыграем?

— Без денег мне будет трудно жить в…

— Не угадал, Терри, все испортил. Однако думай. Денег нет — сразу стал раб.

— Мне почему-то кажется, вам все равно, убьют динозавра или нет.

— Есть верная смысл. Туристы валом — валят. А сейчас очень смешно, можно делать ставка. Десять к одному против людь.

— А тем временем дракон лопает ваших граждан.

— Пусть несколько крестьян сожрет, но Дрыгохвост меня не тронул, и мне плевать, пускай живет, как сказать один бардописец.

— Шекспир?

— Нет. Эгберт Кайзерхрякер, первый терри-торгаш, продал камнеморцам карты и кости.

— Карты и кости?

— Верно. Сыграем? Пойдём, вместе смеяться, забивать заботы, тратить время до завтрашний казнь.

— Интересная мысль, Хаппуг. Пойдём..


На заре следующего дня, когда Ретиф вышел из чадной атмосферы игорного дома, Хаппуг, прикованный легкой цепью к стальному кольцу на лодыжке, ковылял сзади, держа в руках большую корзину, битком набитую камнеморскими деньгами.

— Эх, Ретиф-сан, не прикупил я к трем бабам четвертую…

— Я тебя предупреждал: берегись женщин. Послушай, ребята правду сказали о привычках Дрыгохвоста?

— Чистый правда, Ретиф, святой, как слеза.

— Прекрасно. Следующая остановка — Министерстве Традиций. Вперед, Хаппуг.

Спустя час Ретиф, недовольно хмурясь, вышел из Министерства.

— Не самая удачная сделка в моей жизни, Хаппуг, но лучше, чем ничего.

— Дал мало взятку, босс. Больше надо давать.

— Перебьются. По крайней мере, теперь у заключенных появился шанс. Но мне необходим геликоптер и сильный бинокль. Немедленно купи. Встретимся через полчаса на Главном Канале.

— Босс, зачем выручать никчемных людь из тюрьма? Я придумал план, мы есть партнеры. Ты сдавать карты, я ходить сзади игроков в зеркальных очках…

— О делах поговорим позже. А сейчас отправляйся за покупками, пока я не доложил Координационному Совету Рабов о твоем непослушании.

— Уже бегу, шеф. Пока-пока. — Хаппуг вприпрыжку унёсся прочь, а Ретиф отправился в ближайший спортивный магазин.

Через полчаса геликоптер сел на воду бухты рядом с пристанью. Ретиф подхватил причальный конец, притянул легкий летательный аппарат, погрузил в него гору пакетов и залез в кабину.

— Говорят, Дрыгохвоста видели в одной-двух милях от города. Надо посмотреть, что он собой представляет.

Геликоптер поднялся в воздух, минуя невысокие пальмы, похожие на заросли папоротника, и, набирая высоту, полетел над каналами и куполообразными домами камнеморского города, приближаясь к рисовым полям, за которыми находилось обширное болото. Вдалеке смутно виднелись джунгли.

— Смотри, босс! — вскричал Хаппуг и ткнул пальцем. Ретиф поднес к глазам бинокль. Огромная туша зверя почти не выделялась среди высоких деревьев, растущих на болоте островками.

— Большая скотина. Но я считал его хищником, а он почему-то объедает верхушки деревьев.

— Конечно, хищник, господин. Глупый крестьяне прятаться на дерево, Дрыгохвост не надо нагибать шею.

Геликоптер приблизился к пасущемуся динозавру и облетел его на высоте в триста футов. Огромный ящер, раздраженный жужжанием непонятного насекомого, поднял голову, раскрыл широкую пасть и оглушительно заревел. Ретиф успел разглядеть красную глотку, в которую свободно мог въехать грузовик, и острые клыки, похожие на сталактиты.

— Гостеприимный хозяин. Интересно, можно предсказать, в какую сторону он пойдет?

— Можно. Дрыгохвост сначала лопать деревню без устатка, потом идти дальше. Закончит через полчаса, по моим просчетам. На ленч идти кушать другой деревня, полмили к югу.

— Слетаем посмотрим.

Геликоптер опустился на высоту в пятьдесят футов и полетел вперёд, поднимая за собой ветер, от которого камыши пригнулись, а вода пошла пузырями.

— Здесь глубоко? — спросил Ретиф.

— По колено, когда отлив.

— А когда отлив?

— Сегодня, час перед закатом.

— Дно твердое?

— Мягкий глина. Эй, господин, ты хотел принять грязевой баня? Полежать на дне, поскрунчать в тине?

— Прости, Хаппуг, но мы, земляне, не амфибии.

— Ой, скорей извинять меня, господин! Не иметь расовых презриссудков, не хотел обидеть.

Геликоптер подлетел к глиняным постройкам деревни, в которой крестьяне занимались своими обыденными делами, казалось, нисколько не беспокоясь, что скоро пополнят собой меню динозавра.

— Как ты думаешь, Дрыгохвост пойдет прямо в деревню, никуда не сворачивая?

— Кто знать, босс. Может углядеть в сторона вкусный рыбак, лакомый купальщиков.

— Мы сможем нанять здесь лодки и несколько рабочих?

— Ретиф-сан, у тебя есть хватит денег, чтоб нанять весь город. — Хаппуг вздохнул. — Последний сдача, когда ты поймал четыре восьмерки…

— Напишешь об этом в своих мемуарах, — сурово сказал Ретиф. — А сейчас высади меня на базарной площади.

Хаппуг посадил геликоптер и, глядя на собравшуюся вокруг толпу любопытных, широко улыбнулся.

— Я гнать сброд прочь, Ретиф-сан, ходить делать покупки? — предложил он.

— Ни в коем случае, они мне нужны. Слушай внимательно, Хаппуг, я предлагаю следующее…


Наступил ранний вечер. Ретиф, мокрый с головы до ног и по пояс облепленный черной грязью, приказал Хаппугу посадить геликоптер на северном конце деревни, где узкая полоска земли выдавалась в болото.

— Как хорошо звук разносится по воде, — заметил Ретиф. — Такое ощущение, что зверь рядом с нами.

— Так и есть, скоро-скоро, — подтвердил Хаппуг. — Ретиф-господин думать веревка заставит великан сваляться? — Камнеморец помахал рукой в сторону нейлонового каната, натянутого в двух футах над поверхностью болота.

— У меня другие планы. Скажи, сколько времени у нас в запасе? Час?

— Дрыгохвост остановился чесаться. — Ретиф посмотрел на динозавра, который присел и ожесточенно чесал правой задней лапой за ухом. Когти, размером в два фута каждый, мелькали, как сабли. — Сейчас сыт. Захочет кушать через час, может, час с половиной, — заключил Хаппуг, с интересом наблюдавший за действиями ящера.

— О’кэй. Пора действовать. Беги, передай первой рабочей бригаде, чтобы немедленно ко мне явились. Пусть возьмутся за середину каната, оттянут его и зацепят за спусковой курок. — Ретиф махнул рукой в сторону неуклюжего сооружения из тяжелых бревен и восемнадцатидюймовой сваи, на которую было прикреплено коленно-рычажное устройство.

— Ретиф-шеф, покойный слуга смиренно устал, весь день ходить напрягивал веревки, таркал деревья…

— Скоро отдохнешь. Как дела у второй рабочей бригады? Кол готов?

— Простоходно, сагиб! Острый-острый на один конец, глубокий зарубка на другой.

— Как только они закончат, положишь кол в развилку двух деревьев, которые я приказал вкопать третьей бригаде. Проследи.

— Слишком много делать сразу, — пожаловался Хаппуг. — Ретиф-бвана иметь странный хобби…

— Я улетаю в город. Вернусь через полчаса. Изволь все подготовить, если не хочешь, чтобы твоя голова тоже слетела с плеч.

Огромное бледно-желтое солнце Камнемора и его собрат, иссиня-белая звезда-карлик, садились за горизонт, разрисовав небо пурпурно-розовым закатом, когда геликоптер вновь приземлился в деревне

— Все идти по плану, Ретиф-сан! — воскликнул Хаппуг. — Надежно, как в танке! Сейчас мы удирать дальше-дальше. Дрыгохвост слишком рядом, не успеть выстрелить!

— Вы только взгляните на эту гадину! — Ваффль, вышедший из геликоптера, задрожал с головы до ног. — Он больше королевского дворца на планете Эль!

— Зачем вы привезли нас сюда, Ретиф? — требовательно спросил Бульбуттль, у которого от страха даже лысина выглядела бледнее обычного. — Пусть мне лучше отрубят голову, чем я достанусь на завтрак этому земноводному!

— Ничего страшного, господин посол, — успокаивающе произнёс Ретиф, подводя толстячка-дипломата к сияющему Хаппуту, стоявшему рядом с самодельной конструкцией из бревен. — От вас требуется только одно: взять деревянную киянку и ударить по спусковому курку. Тогда канат распрямится, наподобие тетивы, и копье…

— Р-Р-Р-Р-Ретиф! Разве вы не видите, что он-он-он-он…

— Знаю. В ста ярдах динозавр выглядит очень страшным, не так ли, мистер Магнан? Но он двигается крайне медленно. У вас еще много времени..

— У нас? При чем здесь мы? Неужели нельзя было обойтись…

— Вы ведь слышали, что сказал Хаппуг, сэр. Вам, джентльмены, необходимо лично убить чудовище. Правда, я договорился в Министерстве Традиций…

— Эй, господин! — Хаппуг вытянул руку. — Помеха справа! Пьяный крестьяне собрались на рыбалка!

Ретиф быстро повернулся и увидел двух камнеморцев, едва державшихся на ногах и распевающих веселую песню. Оттолкнув лодку от берега, они выбрались с мелководья и начали грести, проплывая ярдах в пятидесяти от динозавра.

— Останови их, Хаппуг! Если Дрыгохвост свернет, все пропало!

Хаппуг сделал несколько шагов вперёд и, оказавшись в грязи по колено, сложил ладони рупором и что-то крикнул. Рыбаки увидели его, весело помахали в ответ и продолжали грести.

— Безболезненно, босс. — Хаппуг выбрался обратно на берег. — Послушай, лучше я и ты заметать следы, поехал другой город архипелага, кидать кости…

— Господин посол, приготовьтесь! — вскричал Ретиф. — Я попытаюсь отвлечь зверя. По моей команде, и ни секундой раньше, бейте киянкой по курку!

Он кинулся к небольшой плоскодонке, взял весло и, стоя на корме, начал быстро грести по направлению к ящеру. Дрыгохвост остановился, открыв пасть и глядя на рыбаков. Недовольно заревев, он с трудом сделал шаг в сторону. Ретиф, искусно лавируя перед мордой зверя, закричал и замахал в воздухе веслом. Дрыгохвост, явно заколебавшись, уставился на Ретифа и вновь заревел, но в эту минуту рыбаки загорланили с удвоенной силой, и динозавр решительно повернул в их сторону. Ретиф нагнулся, поднял со дна лодки свинцовый груз и швырнул его, что было сил. Звук удара, пришедшегося по центру груди Дрыгохвоста между свисающими складками кожи, разнесся далеко по воде. Ящер замер на месте с поднятой передней лапой и скосил на Ретифа левый глаз. Огромная голова медленно наклонилась и, видимо приняв окончательное решение, Дрыгохвост двинулся прямо на плоскодонку. Ретиф быстро орудовал веслом, табаня, но динозавр, возбужденный видом ускользающей добычи, неожиданно прыгнул футов на тридцать, вздымая грязевой фонтан, от которого лодку завертело на месте. Ретиф бросил весло и, упав на дно, уцепился за борт.

— Ретиф-босс! — вскричал Хаппуг. — Прыгать скорей, не время играть в тряпки!

— Помогите, кто-нибудь! — взвыл Магнан.

— Сейчас его сожрут, — убежденно заявил Ваффль.

Дрыгохвост вновь прыгнул, лязгнув острыми, как бритвы, зубами в ярда от плоскодонки. Ретиф выпрямился, прикинул на глаз расстояние, повернулся и, подняв руку, резко опустил ее.

— Стреляйте, господин посол! — крикнул он, и в ту же секунду прыгнул за борт.

Бульбуттль стоял рядом с огромным самодельным арбалетом, завороженно глядя на динозавра, который заревел так, что заложило уши, а затем вытянул длинную, тридцатифутовую шею и с размаху опустил ее в воду, стараясь схватить плывущего Ретифа. Землянин нырнул, резко свернув влево. Чудовище недоуменно фыркнуло, завертело головой и внезапно увидело столпившихся на берегу дипломатов. Поймав на себе взгляд Дрыгохвоста, Бульбуттль подпрыгнул и, не выпуская из рук тяжелой киянки, кинулся к геликоптеру, стартовав со скоростью, которой мог бы позавидовать любой спринтер. Трое оставшихся дипломатов отчаянно закричали и последовали примеру начальника. Пробегая мимо Магнана, глава миссии поскользнулся и упал лицом в грязь. Киянка вылетела у него из рук, и Магнан, подхватив ее на лету, подбежал к спусковому устройству и что было сил ударил по самодельному курку.

Раздался музыкальный звук, и заостренный двенадцатифутовый кол, спущенный с нейлоновой тетивы, полетел вперёд, со свистом рассекая воздух. Дрыгохвост, не желавший допустить, чтобы от него ускользнул хоть один лакомый кусочек, еще больше вытянул шею, и в этот момент самодельное копье почти целиком вошло ему в грудь. Покачнувшись, динозавр медленно упал на бок, вздымая волну, захлестнувшую берег и накрывшую землян, отпихивающих друг друга от дверцы геликоптера. Магнан сидел на земле, снимая с пиджака комья грязи пополам с тиной и глядя на упавшего колосса, дрыгающего лапами в предсмертных судорогах. Хаппуг восхищенно взвыл и бросился в воду, помогая Ретифу выбраться на берег.

— Сруксшибательный победа! Много мяса жарить на весь город! Теперь народ меньше огорчаться, что людь не отрубать головы!

Отряхивая рубашку от засохшей грязи, Посланник Бульбуттль сурово кивнул Ретифу.

— Я рад, молодой человек, что, поставив меня в неловкое положение, вы сейчас искупили свою вину. Естественно, стоило мне шепнуть несколько слов нужному человеку, нас немедленно бы отпустили, но я счел необходимым предоставить вам свободу действий, чтобы вы набрались жизненного опыта, необходимого дипломату…

— Эй, Ретиф-господин, мне строить терри в колонна или гyсяком? Надо надевать кандалы на ноги…

— Не беспокойся, Хаппуг, думаю…

— Что такое? Кандалы? — Бульбуттль, сверкая глазами, посмотрел на камнеморца. — Простофиля несчастный, мы убили чудовище, согласно вашему варварскому обычаю. А сейчас я требую немедленно…

— Раб ничего не требовать, — сказал Хаппуг. — Раб сначала думать, потом говорить, хорошо работать, мечтать, чтоб не больно били…

Посланник резко повернулся к Ретифу.

— Могу я поинтересоваться, о чем бормочет этот сумасшедший?

— Видите ли, господин посол, камнеморцы очень строго соблюдают традиции, и мне стоило большого труда с ними договориться. Как правило, давший клятву не имеет права пользоваться посторонней помощью…

— Помощью? Насколько я помню, вы барахтались в болоте, когда я… э-э-э… один из членов моей миссии убил хищника!

— Верно, но камнеморцы почему-то считают, что я тоже принял участие в охоте. Однако, учитывая все обстоятельства, Министерство Традиций согласилось заменить казнь пожизненным рабством.

— Рабством!

— К счастью, мне удалось купить ваши контракты, и министр согласился, если казнь не состоится…

— Купить? Прекрасно, мой мальчик. В таком случае я готов сквозь пальцы посмотреть на то, что вы грубейшим образом нарушили дисциплину. А сейчас, будьте любезны, проследите, чтобы мой багаж…

— Боюсь, все не так просто, сэр. Мне ведь необходимо оплачивать ваше содержание, а так как я истратил все деньги, купив вас в качестве рабов… — Бульбуттль поморщился, — …придется вам поработать, чтобы хоть как-то прокормиться до прибытия звездолета.

— Но… но… но… пройдет больше месяца…

— О’кэй, терри, я, Хаппуг, есть главный подсмотрщик над рабы. Вы будете слушать мой команда. Первый работа — снимать жир с туша, хороший работа, кушать две недели не меньше раз в день, получать пачка сигарет раз в неделя, если не лениться…

— Но… но… Ретиф! А вы что будете делать?

— Хаппуг говорит, в двух милях отсюда пасется еще один динозавр. Если мне удастся его убить, я смогу обеспечить вас работой еще на две недели. Самое главное, продержаться до прибытия звездолета…

— Эй, Ретиф-сан! — Хаппуг подошел вплотную к землянину и стал шептать ему на ухо. — Может, лучше взять худолицый раб, Магнан, вместе с я и ты. Коротышка — дурной-глаз не простит Магнан, что подставил ножка, помешал первым залезть в геликоптер.

— Неплохая мысль, Хаппуг. Веди его сюда…

Двумя часами позже Ретиф, Хаппуг и Магнан, приняв ванну и облачившись в новые камнеморские костюмы, сидели за столиком ресторана на крыше и уплетали салат из белой рыбы с морскими овощами. Вид на город и серебристую гладь каналов был великолепен; яркий свет трех лун позволял до мельчайших подробностей разглядеть окрестные деревни и тушу динозавра, лежавшую с задранными вверх лапами, по которым, подобно мухам, ползали четыре человеческие фигурки с мачете в руках.

— Ретиф, скорей кушать сочный камнеморский пища, — сказал Хаппуг, — и идти в таверна Золотой Хек-эль-бар. Игра по самой высокой ставка…

— Не торопи меня, Хаппуг. Закажи-ка лучше еще бутылочку, но мистеру Магнану не наливай. Он — человек дисциплинированный, а Посланник не одобряет излишеств.

Магнан задумчиво склонил голову набок.

— Гм-мм… Послушайте, Ретиф, зная ваше искусство в карточных и прочих играх, меня удивляет, что вы не можете обеспечить Посланника и трех дипломатов деньгами, избавив их от необходимости добывать жир.

Ретиф налил полный бокал вина из бутылки, которую официант только что поставил на стол, сделал глоток и одобрительно кивнул.

— Мистер Магнан, звездолет прилетит не раньше, чем через шесть недель. Возможно, через два месяца. Вы считаете, что неаккредитованный дипломат, с таким характером, как у Посланника Бульбуттля, в состоянии спокойно жить все это время среди камнеморцев?

Магнан побледнел и с трудом сглотнул слюну.

— Я понимаю, что вы хотите сказать, Ретиф, но если он узнает…

— Я не собираюсь перегружать мозг господина посла ненужной информацией. А вы?

Магнан поджал губы.

— Нет. В конце концов, чем меньше человек знает, тем меньше у него причин для волнений. — Он слабо улыбнулся. — И кстати, я так разволновался, что, пожалуй, не откажусь от бокала вина. Надеюсь, вы не возражаете?

Книга XII. ФОКУС-ПОКУС, ИЛИ НАСТОЯЩАЯ ДИПЛОМАТИЯ

Глава 1

Большое яйцо зелёным пятном растеклось по прозрачной плексигласовой дверной панели, едва та захлопнулась за Ретифом. В другом конце узкого длинного холла стоящий под ослепительно сияющей вывеской «ГОСТИНИЦА РИЦ-КРУДЛУ» портье оторвал взгляд от стойки, быстро обогнул ее и устремился к новоприбывшим. Длиннотелый, с короткими ножками абориген шел с таким выражением на плоском, цвета дублёной кожи лице, будто учуял неприятный запах. Он вытянул шесть из восьми похожих на ложки ручек, крепящихся к узеньким плечикам, а двумя другими всплеснул в жесте сожаления.

— Гостиниц, он набитком! — просипел он. — Куда-нибудь другая дома, вы уводить ваших клиентов, да?

— Минутку, — бросил Ретиф четырем землянам, вошедшим перед ним через дверь.

— Привет, Стран, — кивнул он разволновавшемуся портье. — Брось! Это мои друзья. Посмотри-ка, не сможешь ли ты найти для них какую-нибудь комнату?

— Как только что я объясняй, комнаты — он занят! — Страп указал на дверь. — Благоприятные возможности предоставлять дирекцией размещать себя обратно наружу пользуйтесь!

Неожиданно распахнулась узкая дверца за регистрационной стойкой, и через нее проскользнул второй гаспьер, который моментально оценил ситуацию и издал резкое шипение. Страп обернулся, и его руки замелькали, передавая какое-то непонятное землянам сообщение.

— Не обращай на это внимания, Страп, — резко прервал его вошедший на правильном земном и совершенно без акцента. Он вытащил украшенную узорами полоску и потер ею под дыхательными отверстиями, расположенными по бокам шеи, а потом взглянул на группу землян и снова на Ретифа:

— Ах, могу ли я что-нибудь сделать для вас, мистер Ретиф?

— Добрый вечер, Хруз, — поздоровался Ретиф. — Разрешите вам представить моих уважаемых сограждан: мистер Юлий Мульвихил, мисс Сюзетта Ла-Флам, Крошка Вилли и профессор Фэйт. Они только что прибыли из Внешней Системы, и я подумал, что, может быть, вы сможете их разместить.

Хруз с некоторой тревогой взглянул на дверь, через которую только что вошли земляне, нервно подергивая мигательными перепонками.

— Вы же знаете, какая сейчас сложилась ситуация, дорогой мистер Ретиф! — упрекнул он. — Лично я, конечно, ни в коей мере ничего не имею против землян, вы же знаете, но если я их здесь поселю…

— Я вот подумал, что вы могли бы поселить их в свободных комнатах — ну, просто жест доброй воли с вашей стороны.

— Если мы этих землянцев в Риц-Крудлу впускать, последствия политические из бизнеса нас лишать! — в отчаянии запротестовал Стран.

— Ближайший корабль отправляется только через два дня, — объяснил Ретиф, — А до тех пор им же нужно где-нибудь остановиться, не правда ли, добрейший Хруз?

Тот посмотрел на Ретифа и снова потер свои дыхальца.

— Я перед вами в неоплатном долгу, мистер Ретиф, — наконец сказал он. — Два дня, однако, это все, что я могу сделать лично для вас!

— Но… — начал было Страп.

— Заткнись! — пренебрежительно отмахнулся Хруз. — Посели их в двенадцать-ноль-три и двенадцать-ноль-четыре.

Он отвел Ретифа в сторонку, когда маленький коридорный в желтой униформе, напоминающей больше упряжь, начал взваливать багаж землян себе на спину.

— Как обстоят дела? — осведомился Хруз. — Как вы думаете, есть ли какая-нибудь надежда, что удастся подключить Эскадру Мироблюстителей, чтобы та стояла наготове во Внешней Системе?

— Боюсь, что нет. Штабной Сектор, похоже, считает, что это может быть расценено крулчами как демонстрация военной силы.

— Безусловно! Это именно то, что они способны понять…

— Как бы не так, посол Шипшорн питает великую веру в силу слов, — возразил Ретиф. — У него репутация великого эксперта по вербальному каратэ — это, так сказать, Чингисхан круглого стола.

— А что, если вы проиграете? Кабинет министров проголосует завтра за договор с крулчами, и если он будет подписан, то Гаспьер станет заправочной станцией военного флота крулчей. А вы, земляне, закончите свои дни рабами!

— Да уж, печальный будет конец для великого бойца невидимого фронта, — признался Ретиф. — Будем надеяться, что завтра он будет в хорошей форме.

В убогонькой комнатушке на двенадцатом этаже Ретиф бросил толстую пластиковую монету носильщику, который ловко подхватил ее на лету и, довольный, удалился, издавая на ходу тоненький скрежещущий писк, заменявший, видимо, этому народу посвистывание.

Мульвихил — огромного роста мужчина с усами, напоминавшими и формой и размерами велосипедный руль, огляделся, швырнул на изрядно потертый ковер свой громадный, разбухший, как бочонок, чемодан и в ярости принялся оттирать пурпурного цвета пятно, отчетливо выделявшееся на его красной пластиковой куртке, — явно результат прямого попадания какого-то местного эквивалента гнилого овоща, впрочем, такого же вонючего, как и на Земле.

— Ну, попадись мне только этот паршивый гаспьеришка, — прогремел он басом, напоминающим рев быка.

— Это все презренная толпа снаружи, — заметила мисс Ла-Флам, стройная рыжеволосая девушка с татуировкой на крепком левом бицепсе. — Для нас, мистер Ретиф, тот факт, что посол передумал помочь нам выбраться с планеты, явился настоящим ударом. Судя по взгляду, которым наградил меня старый зануда, когда я слегка налетела на него, подозреваю, что у него в жилах вместо крови течет ледяная вода.

— У меня есть смутное подозрение, мистер Ретиф, что вы действуете на свой страх и риск, — прогремел гигант Мульвихил. — У посла, конечно, голова забита более важными делами, чем заботы о каком-то безработном варьете.

— Это первый раз, когда «Чудо-Чародеям» определенно не повезло с гастролями, — подытожил лилипут не более трех футов ростом, но с огромными роскошными бакенбардами, одетый в старомодный сюртук поверх клетчатой жилетки. Голос его напоминал перезвон колокольчиков. — И как нас только угораздило оказаться замешанными в политику?

— Помолчи-ка, Вилли, — посоветовал здоровяк. — Уж кто-кто, а мистер Ретиф не виноват, что мы приехали сюда.

— Пожалуй, — уступил лилипут. — Полагаю, вам, ребятам из ДКЗ, тоже пришлось туго с попытками вытащить гаспьеров из заднего кармана крулчей… Эх, братцы, хотел бы я посмотреть на представление, которое развернется завтра, когда Земной посол и Глава Миссии Крулчей будут лезть из кожи вон, чтобы перетянуть на свою сторону гаспьеров.

— Я мельком видел в порту это ужасное военное судно, открыто стоявшее под боевым флагом крулчей! Это же вопиющее нарушение межпланетных обычаев…

— Эй, проф, приберегите-ка лучше свои речи для ДКЗ, — оборвала его девушка.

— Если нельзя будет пользоваться портами на Гаспьере, все планы крулчей на экспансию через скопление Глуб обратятся в ничто. Их фирма не потерпит…

— Хорошо бы вышвырнуть их к чертовой матери с планеты вообще, — проворчал Мульвихил. — Но крулчи играют наверняка.

— А цель гаспьеров — оказаться на стороне победителя, — заметил тоненьким голосом лилипут. — И вдобавок все те отступные, что находятся в сейфах на борту этого военного крулчского корабля, служат веским аргументом для правильного выбора.

— Похоже на то, мистер Ретиф, что земляне здесь — законная добыча, — заметил Мульвихил. — Так что уж поосторожней, когда будете возвращаться назад.

Ретиф кивнул:

— А вы оставайтесь в своих комнатах. Если голосование обернется завтра не в нашу пользу, нам всем, возможно, придется искать способ поскорей убраться восвояси.

Глава 2

Выйдя на улицу, Ретиф пошёл по узкой надземной эстакаде, которая связывала между собой серые, мрачные, похожие на надгробия городские постройки. Аборигены, которым были свойственны тонкие черты лица, бросали на него подозрительные взгляды. Одни с опаской обходили землянина далеко стороной, другие же, наоборот, старались побольнее пихнуть его локтем, притискиваясь почти вплотную.

Путь Ретифа лежал недалеко — к зданию, где разместилась земная делегация. Когда он уже почти добрался до него, из магазинчика вывалилась пара крулчей и повернула в его сторону. Это были кентавроиды, с малым крупом и впалой узенькой грудью. На наглых рылоподобных мордах выделялся квадратный подбородок. Они были одеты в ливреи Военного флота крулчей в белую и красную полоску, наряд завершался короткими офицерскими стеками, которые они вертели в руках.

Ретиф предусмотрительно посторонился, двинувшись вправо, уступая им дорогу. Крулчи заметили его, переглянулись, хихикнув, и расположились таким образом, что целиком блокировали тротуар. Землянин, не замедляя шага, направился прямиком между ними — крулчи сошлись вплотную. Он отступил назад, намереваясь обойти моряка слева. Кентавроид сдвинулся боком в ту же сторону, по-прежнему загораживая Ретифу дорогу.

— Ох-ох, что за времена наступили, земляшка болтается по улицам, — звук его голоса оказался не более мелодичным, чем визг песка, попавшего в коробку передач. — Ты что, земляшка, заблудился?

Второй крулч оттеснил Ретифа к краю эстакады, прижав его к перилам:

— Ты куда это прешь, земляшка? Не видишь, что ли?.. Без всякого предупреждения Ретиф нанёс мощный удар ногой по голени стоявшего перед ним крулча, одновременно вырвав у него стек и ударив им по запястью второго моряка, когда тот полез за пистолетом. Оружие с грохотом стукнулось о тротуар и соскользнуло с эстакады.

Крулч, которого Ретиф пнул, прыгал от боли на трех конечностях, издавая какие-то квохчущие звуки. Землянин, резко извернувшись, выдернул у него из кобуры пистолет и наставил на второго крулча.

— Забирай-ка лучше своего дружка на корабль да присмотри за его ногой, — посоветовал Ретиф. — По-моему, я сломал ее.

Тем временем вокруг них, запрудив весь тротуар, образовалась плотная толпа зевак-гаспьеров. Ретиф засунул пистолет в карман, повернулся к крулчам спиной и начал протискиваться сквозь толпу. Ему навстречу устремился здоровый гаспьерский полицейский, явно намереваясь загородить ему дорогу. Не останавливаясь, Ретиф двинул его локтем, а когда тот сложился пополам, рубанул ребром ладони по затылку и отпихнул в сторону. Позади раздался гневный ропот гаспьеров.

Посольство было уже видно, и Ретиф свернул, направляясь ко входу. Там, впереди, стояли под навесом двое облачённых в желтую униформу гаспьерских полицейских и молча следили за его приближением.

— Землянин, ты что, не слышал о комендантском часе? — вкрадчиво поинтересовался один из них на режущем слух, но тем не менее правильном земном.

— Не могу сказать, что слышал, — согласился Ретиф. — По крайней мере, еще час назад ничего подобного не было и в помине.

— А теперь вот есть! — рявкнул второй коп. — Вы, земляне, здесь очень непопулярны. Раз вы пытаетесь вызвать волнения среди населения, угрожая мирным гражданам разрушить все дома, то мы больше не можем гарантировать вашу безопасность.

Внезапно он замолк, углядев торчавший из кармана дипломата крулчский пистолет.

— Где ты взял эту штуку? — насторожился гаспьер. Сказал он это по-гаспьерски, но тут же переключился на пиджин-терриш[7], еще раз повторив фразу.

— Да тут парочка малышей баловалась с ним на улице, — как ни в чем не бывало ответил Ретиф на местном диалекте. — Я и забрал его у них, пока никто не успел пострадать.

Он собрался пройти мимо.

— Стой на месте, умник, — распорядился полицейский. — Мы еще не закончили с тобой. Мы скажем, когда тебе можно будет идти, приятель. А сейчас…

Он сложил на груди верхнюю пару рук:

— Ты немедленно отправишься в свои комнаты. Ввиду напряженной межпланетной ситуации вы, земляне, должны оставаться в своих апартаментах вплоть до особого распоряжения. Я выставил своих людей на всех переходах, чтобы — мм-мм-мм… обеспечить вашу защиту.

— Вы, что же, сажаете дипломатическую миссию под арест? — вкрадчиво осведомился Ретиф.

— Я бы не стал высказываться так категорично. Давайте просто скажем, что было бы небезопасным для чужестранцев рискнуть показываться на улицах в столь напряженные времена.

— …И к тому же угрожаете?

— Ну что вы, эта мера необходима всего лишь для того, чтобы предотвратить несчастные случаи!

— А как насчёт крулчей? Они ведь тоже чужестранцы. Вы и их запрете в спальни?

— Крулчи — старые добрые друзья гаспьеров, — холодно ответил капитан. — Мы…

— Знаю-знаю. С тех пор как они установили вооруженное патрулирование прямо над атмосферой Гаспьера, вы питаете к ним невероятную привязанность. Конечно, их торговые миссии тоже помогают.

Капитан самодовольно ухмыльнулся.

— Что бы там о нас, гаспьерах, ни говорили, но непрактичными нас не назовешь! — Он протянул свою двупалую клешнеобразную руку. — А теперь ты мне отдашь оружие.

Ретиф подчеркнуто любезно вручил ему пистолет.

— Пойдемте, я провожу вас в вашу комнату, — бросил полицейский.

Ретиф кивнул, соглашаясь, и проследовал за гаспьером через небольшой вестибюль в лифт.

— Я рад, что вы решили быть благоразумным, — заметил капитан. — В конце концов, если вам, землянам, все же удастся убедить Кабинет, то во всех отношениях гораздо лучше, чтобы не произошло никаких неприятных инцидентов.

— Не могу с вами не согласиться, — вежливо ответил Ретиф. Он вышел из лифта на двадцатом этаже.

— А теперь не забудьте, — напутствовал его капитан, наблюдая, как землянин отпирает дверь, — просто оставайтесь внутри, и все тогда будет в порядке.

Он сделал знак полицейскому, стоявшему в нескольких ярдах дальше по коридору.

— Не спускай глаз с этой двери, Каоста.

Оказавшись внутри, Ретиф, не теряя ни секунды, схватил телефон и набрал номер апартаментов посла. В трубке раздалось бесстрастное гудение — никто не отвечал. Он окинул комнату взглядом. Прямо напротив двери находилось высокое узкое окно со створчатой фрамугой, открывающейся наружу. Ретиф распахнул ее, далеко высунулся из окна и посмотрел на головокружительной высоты фасад здания, сплошной отвесной стеной уходящий вниз — до верхнего уровня эстакады, в семидесяти ярдах под ним.

Стена над головой поднималась еще на двадцать футов, заканчиваясь выступом карниза. Ретиф подошел к шкафу и сдернул с полки одеяло. Разрезав его на четыре широкие полосы, он связал их вместе и прикрепил один конец этого импровизированного каната к ножке кресла, которое прочно установил под окном. Затем перебросил ноги через подоконник, крепко уцепился за свое изделие и заскользил вниз.

Окно этажом ниже было заперто на задвижку и задернуто шторами. Ретиф осторожно встал на наружную часть подоконника и резким ударом ноги разбил стекло, разлетевшееся вдребезги с оглушительным треском. Он нагнулся, просунул руку, освобождая задвижку, широко распахнул окно и, откинув штору, спрыгнул в погруженную в полумрак комнату.

— Кто там? — раздался резкий голос.

Высокий сутулый мужчина в измятой рубашке и болтающемся на шее незавязанном узеньком галстуке, широко разинув от удивления рот, взирал на Ретифа, застыв в дверях, ведущих в следующую комнату.

— Ретиф? Вы как сюда попали? Я думал, никому из персонала не дозволяется покидать свои комнаты. Я согласен, что содержание под стражей… э-э-э… похоже…

— Весь персонал заперт здесь, в этом здании, мистер посол. И я бы предположил, что они собираются продержать нас здесь, по крайней мере, до окончания заседания Кабинета. Похоже, у крулчей там есть свои люди.

— Ерунда! У меня имеются твердые гарантии со стороны министра, что никакое окончательное решение не будет принято без консультации с нами…

— И тем не менее мы находимся под домашним арестом — видимо, просто для того, чтобы у нас не было возможности попытаться перетянуть кого-нибудь из членов Кабинета на свою сторону.

— Вы, что же, полагаете, что я позволил применить к нам незаконные меры без всякого протеста? — посол Шипшорн просверлил Ретифа пронизывающим взглядом, который, впрочем, тут же потерял свою остроту.

— Это место было наводнено вооруженными жандармами, — признался посол. — Ну что я мог сделать?

— Может быть, помогли бы несколько пронзительных воплей о грубом попрании закона? — предположил Ретиф. — Впрочем, еще не слишком поздно. Если как можно быстрее нанести визит в Министерство иностранных дел…

— Вы что, с ума сошли? Вы же видите, как настроено местное население. Да нас же на кусочки разорвут!

Ретиф кивнул, соглашаясь.

— Очень даже вероятно, но как вы думаете, каковы будут наши шансы завтра, после того как гаспьеры заключат договор с крулчами?

Шипшорн безуспешно пытался сглотнуть.

— Но, Ретиф, ведь вы не…

— Боюсь, что я да, — перебил его Ретиф. — Крулчам необходимо яркое подтверждение их исключительности в глазах гаспьеров. И они к тому же не прочь вовлечь последних в свои грязные махинации — просто для того, чтобы гарантировать их преданность. И высылка миссии земных дипломатов на алмазные копи убила бы сразу двух зайцев.

— Боже, какой ужас! — вздохнул посол. — А ведь мне осталось всего лишь девять месяцев до пенсии.

— К сожалению, должен вас покинуть, — сказал Ретиф. — В любой момент здесь может появиться толпа разъяренных полицейских, а мне бы очень не хотелось облегчать им задачу моей поимки.

— Полиция? Вы хотите сказать, что они даже не собираются дожидаться официального решения Кабинета?

— О, это касается всего лишь меня лично. Я тут причинил некоторый ущерб собственности Военного флота крулчей и слегка надавал по шее представителю гаспьерских властей.

— Я ведь предупреждал вас персонально! — укорил Шипшорн. — Я считаю, что вам следует немедленно подняться наверх и просить о снисхождении. Если вам повезет, вы отправитесь на копи. И будьте уверены, я лично замолвлю за вас словечко!

— Боюсь, это некоторым образом не совпадает с моими планами, — ответил Ретиф, подходя к двери. — Я постараюсь вернуться до того, как гаспьеры предпримут что-нибудь окончательное. В любом случае, держитесь здесь. Если они придут все-таки за вами, процитируйте им административное уложение. Надеюсь, они найдут это впечатляющим.

— Ретиф, что это вы задумали? Я положительно запрещаю вам…

Ретиф шагнул за порог и прикрыл за собой дверь, оборвав излияния Посольской Премудрости. Вялый полицейский, стоящий на посту у самой двери, посторонился.

— Все в полном порядке, можешь отправляться домой, — сказал Ретиф на чистейшем гаспьерском. — Шеф передумал. Он решил, что вторжение на территорию Земного Посольства может только усугубить беспорядки. В конце концов, крулчи еще не победили.

Полицейский пристально посмотрел на Ретифа, а затем кивнул.

— То-то я удивлялся, не была ли вся эта операция в некотором смысле демонстрацией готовности лизать задницу крулчам… — он заколебался. — Но что вы знаете об этом?

— Я только что имел приватную беседу с капитаном.

— Ну что ж, раз он позволил вам спуститься сюда, то, полагаю, все в порядке.

— Если вы поторопитесь, можете успеть вернуться в казармы до того, как поднимется вечерняя заварушка. — Ретиф беззаботно махнул рукой на прощание и непринужденным шагом удалился по коридору.

Глава 3

Оказавшись на первом этаже, Ретиф воспользовался узеньким служебным коридором, который вел в заднюю часть здания, а оттуда выходил в пустынный внутренний дворик. Ретиф прошел через него и открыл еще одну дверь. Миновав очередной коридор, он наконец оказался у двери, выходившей на улицу. В поле его зрения не было ни одного полицейского. Землянин выбрал самый безлюдный и поэтому практически самый безопасный нижний уровень и торопливо отправился в путь.

Спустя десять минут Ретиф уже изучал подступы к гостинице «Риц-Крудлу» из своего убежища на межуровневой лестнице.

Пандус перед входом в здание был запружен бурлящей толпой гаспьеров, по краю которой патрулировали несколько одетых в желтое полицейских. Плакаты, то тут, то там торчавшие над морем лысых, как колено, голов гаспьеров, гласили:

ЗЕМЛЯШКИ, УБИРАЙТЕСЬ ДОМОЙ И ПРЕКРАТИТЕ ДУРАЧИТЬ ГАСПЬЕРОВ

Держась немного в стороне, на эту картину одобрительно взирал крулчский офицер в мундире, расшитом галуном от самых копыт до кончиков ноздрей. Рядом с ним подобострастно суетилась парочка престарелых местных чиновников.

Ретиф вернулся на заваленный кучами мусора нижний уровень, находившийся футах в двадцати ниже, и разыскал восемнадцатидюймовую щель между зданиями, которая выходила на задний двор гостиницы.

Он медленно протиснулся сквозь нее и добрался до двери, но обнаружил, что та заперта. Ему пришлось приложить немало усилий, пока защелка наконец-то открылась. Он вошёл внутрь, напряженно вглядываясь в смутные очертания пустого складского помещения. В противоположном его конце была еще одна дверь, но и она оказалась заперта. Ретиф отступил назад и сильно ударил по ней ногой на уровне замка. Дверь с грохотом распахнулась.

На секунду замерев в ожидании звуков тревоги, которых, к счастью, так и не последовало, Ретиф двинулся дальше и, миновав коридор, обнаружил заваленную строительным мусором лестницу.

Он с трудом перебрался через груды хлама и заспешил наверх. На двенадцатом этаже он вышел коридор — там не было ни души. Ретиф торопливо подошел к двери с номером 1203 и тихонько постучал. Изнутри донёсся приглушенный звук, а затем чей-то голос прогромыхал басом:

— Кто там?

— Это Ретиф. Откройте, пока меня не засек гостиничный детектив.

Замок щелкнул, дверь широко распахнулась, и в ней появилось усатое лицо Юлия Мульвихила. Он схватил Ретифа за руку и рывком втащил в номер.

— Вот те на, мистер Ретиф. А мы как раз беспокоились о вас Сразу же после того, как вы ушли, старина Хруз позвонил сюда и предупредил, что в городе начался бунт!

— Ничего серьезного, всего лишь несколько энтузиастов перед входом решили продемонстрировать крулчам верноподданнические настроения.

— Что случилось? — спросил Крошка Вилли, появившийся из соседней комнаты, вытирая намыленный подбородок. — Они уже выпроваживают нас с планеты?

— Нет еще, пока вы здесь, вам практически ничего не угрожает. Но мне нужна ваша помощь.

Гигант Мульвихил озадаченно склонил голову и развел руками.

Сюзетта Ла-Флам сунула Ретифу стакан:

— Присядьте и расскажите об этом поподробнее.

— Рад, что вы обратились к нам, Ретиф, — прочирикал Крошка Вилли.

Ретиф занял предложенный ему стул, пригубил напиток, а потом в общих чертах обрисовал сложившуюся ситуацию.

— То, что я задумал, возможно, будет очень опасно, — закончил он.

— Почему бы и нет? — воскликнул Крошка Вилли.

— Для этого потребуется ловкость рук и крепость ног, — добавил Ретиф.

Профессор прочистил горло.

— Я не лишен определенных способностей… — начал было говорить он.

— Дайте же ему закончить! — оборвала рыжеволосая девушка.

— И я даже совсем не уверен, что это вообще осуществимо, — подвел черту Ретиф.

Великан обвел собравшихся взглядом.

— Существует множество вещей, которые кажутся нам невозможными, но «Чудо-Чародеи» так или иначе справляются с ними. Это именно то, что принесло такой шумный успех нашим представлениям на ста двенадцати планетах.

Девушка согласно тряхнула огненными волосами:

— Похоже, все складывается так, мистер Ретиф, что если кто-нибудь что-нибудь не предпримет, то завтра к этому времени земляне на этой планете станут законной дичью.

— Те, кто избегнут участи быть растерзанными толпой, остаток своих дней проведут в рабстве на военных кораблях крулчей, — пропищал Крошка Вилли. — Поскольку, как вы сказали, Миссия заперта в своих апартаментах, то вся инициатива, надо думать, ложится на наши плечи.

— Ну что же, если вы все согласны, тогда… вот что я придумал…

Когда Ретиф в сопровождении четырех землян появился в коридоре, тот по-прежнему был пуст.

— А как мы собираемся проскочить мимо толпы перед входом? — опасливо поинтересовался Мульвихил. — Меня не покидает чувство, что они готовы на нечто более радикальное, чем простые лозунги.

— Попытаемся смыться через черный ход.

Внезапно из дальнего конца коридора донёсся гвалт. С полдюжины гаспьеров, запыхавшихся после быстрого подъема, ворвались в холл двенадцатого этажа. Они зашипели, замахали руками, указывая на землян, и бросились к ним, резво перебирая коротенькими ножками. В тот же самый момент дверь в противоположном конце коридора широко распахнулась, и через нее с воплями ввалилась еще одна команда аборигенов.

— У меня такое впечатление, что они решили кого-то линчевать, — грозно рявкнул Крошка Вилли. — Ну-ка, зададим им перца, Юлий!

Он опустил голову, набычился и бросился в атаку. Приближающиеся гаспьеры попытались притормозить и отпрянуть в сторону. Один, который оказался не столь расторопным и слегка замешкался, с глухим стуком, словно кегля, отлетел к стене, когда лилипут врезался в него как раз на уровне колен. Остальные развернулись и попытались схватить Крошку Вилли, когда тот приостановился, чтобы развернуться для второго захода. Мульвихил взревел, сделал три гигантских шага, схватил пару ближайших гаспьеров за шиворот, поднял их в воздух и, стукнув друг о друга, отбросил в стороны.

Тем временем второй отряд, сопя от возбуждения, отчаянно поспешил с явным намерением принять участие в драке. Первого Ретиф встретил прямым правым, двух следующих сбил с ног боковыми и помчался к дверям, через которые те появились. На бегу он оглянулся и увидел, как Мульвихил отшвыривает от себя еще одного гаспьера, а затем выдергивает из образовавшейся кучи-малы Крошку Вилли.

— Сюда, Юлий! — крикнула девушка. — Уходим, профессор!

Высокий сутулый землянин, прижатый к стене тремя сопящими гаспьерами, вытянул вперёд свою неимоверно длинную, с ярд, руку и взмахнул кистью. Откуда ни возьмись появился большой белый голубь, забил крыльями, недовольно заклекотал и зафыркал. Профессор рванулся сквозь в изумлении замершее окружение, ловко на ходу подхватил птицу и сломя голову бросился к дверям, где его поджидали Ретиф и девушка.

Из лестничного колодца донёсся топот множества ног — это на помощь авангарду подходили остальные силы гаспьеров. Ретиф прыгнул вперёд и, схватив пятерней лицо предводителя, мощным толчком, словно ядро, послал его в толпу. За эти мгновения к их группе успел присоединиться Мульвихил с лягающимся Крошкой Вилли, переброшенным у него через плечо.

— Их там целая куча! — крикнул Ретиф. — Придется подниматься вверх.

Девушка кивнула и побежала по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки. Мульвихил поставил лилипута на ноги, и тот стремительно понесся за ней. Профессор Фэйт засунул свою птицу на место и гигантскими шагами скрылся наверху, оставив Мульвихила и Ретифа далеко позади.

Выбежав на крышу, Ретиф захлопнул за собой тяжелую дверь и задвинул массивный засов. Был уже поздний вечер; прохладный голубоватый воздух струился над плоской крышей. С расположенной двадцатью этажами ниже улицы доносился слабый на такой высоте гул толпы.

— Вилли, пойди-ка закрой другую дверь! — скомандовал Мульвихил. Сам он подошел к краю крыши, посмотрел вниз, покачал головой и направился на другую ее сторону, когда Сюзетта позвала его:

— Иди сюда, Юлий.

Ретиф присоединился к ним, встав рядом с девушкой. Дюжиной футов ниже и футах в двадцати впереди, на той стороне узенькой улочки находилась покатая крыша соседнего здания. Неподалеку от ее конька, рядом с торцом дома, специальные кронштейны удерживали длинную лестницу.

— Похоже, это как раз то, что нам нужно, — кивнул Мульвихил.

Сюзетта сняла с крючка на своем поясе сложенную кольцами тоненькую веревочку, прикинула расстояние до выступающего вентиляционного патрубка, раскрутила веревку над головой и бросила конец. Широкая петля опустилась на противоположной крыше, захлестнув мишень. Девушка рывком затянула ее, а свободный конец ловко и быстро привязала к четырнадцатидюймовой трубе. Она нагнулась, сняла туфли, заткнула их себе за пояс и попробовала ногой туго натянутый канат.

— Не волнуйся, малышка, спокойней, — пробормотал Мульвихил.

Она кивнула, встала на тугой наклонный канат, развела руки в сторону и одним плавным движением скользнула по веревке, спрыгнула на другой стороне, повернулась и склонилась в изящном реверансе.

— Сейчас не время разыгрывать представление, — упрекнул Мульвихил.

— Просто привычка, — ответила девушка. Она взобралась на конёк крыши, освободила лестницу и отпустила защелку, которая удерживала раздвижные секции, затем подошла к краю крыши и ловким движением привела лестницу в вертикальное положение.

— Держите! — она отпустила ее, слегка наклонив в сторону Мульвихила и Ретифа. Мужчины подхватили лестницу на лету и опустили на скат крыши.

— Эй, ребята! — заорал Крошка Вилли. — Никак не могу закрыть эту штуку.

— Теперь уже неважно! — гаркнул в ответ Мульфихил, а затем повернулся к сутулому престидижитатору. — Давайте, проф. Вы — первый.

Адамово яблоко профессора судорожно дернулось, когда он попытался сглотнуть. Он взглянул на видневшуюся далеко внизу улочку и тут же отпрянул назад, вскарабкался на лестницу и, встав на четвереньки, двинулся вперёд.

— Не смотрите вниз, профессор! — крикнула Сюзи. — Смотрите лучше на меня.

— Пошли, Вилли? — бросил Мульвихил через плечо. Он отвязал веревку, перебросил ее на соседнюю крышу Сюзетте, а потом встал на лестницу и двинулся вперёд, передвигаясь маленькими осторожными шажками.

— Да, вот как раз в этом-то я и не силен, — пробормотал он сквозь стиснутые зубы.

Профессор уже добрался до противоположной стороны, а Мульвихил был где-то на середине пути, когда внезапно раздался вопль Вилли. Ретиф обернулся — лилипут изо всех сил налегал на дверь, которую пытались открыть изнутри.

— Эй! — заорал Мульвихил.

Сюзи пронзительно завизжала. Ретиф рванулся к сражающемуся лилипуту, подхватил его на лету, когда того отшвырнуло в сторону распахнувшейся дверью, изрыгнувшей на крышу трёх гаспьеров, которые пытались сохранить равновесие, цепляясь друг за друга, в чем им помешал землянин, опрокинув на крышу пинком. Выпустив Крошку Вилли, он швырнул ближайшего гаспьера внутрь люка, отправил вслед за ним и двух оставшихся, а затем захлопнул дверь и попытался задвинуть засов.

— Готово, — бросил он. — Пошли, Вилли! — Он подхватил человечка на руки и побежал к лестнице, на которой все еще стоял, застыв на месте, Мульвихил.

— Ну, давай, Юлий! — отчаянно крикнула девушка. — Она не выдержит вас всех!

Вопли на месте потасовки возобновились с новой силой, дверь с треском распахнулась, и толпа гаспьеров хлынула через нее. Мульвихил презрительно фыркнул, двумя огромными шагами закончил переход и встал на гребень крыши, с трудом сохраняя равновесие.

Ретиф вступил на прогибающуюся под сдвоенной тяжестью лесенку и, держа Крошку Вилли под мышкой, двинулся вперёд.

— Осторожно! — нервно бросила Сюзетта. Ступеньки под ногами Ретифа подпрыгнули, когда он добрался до крыши и опустил лилипута. Он обернулся и увидел, как кучка гаспьеров изо всех сил дергают лестницу. Одни из них, дошедший до безумия в своем рвении, собрался было перейти по ней. Ретиф приподнял конец лестницы и слегка встряхнул ее, абориген пронзительно завизжал и, позабыв обо всем от страха, начал судорожно карабкаться назад.

— Поднимайтесь сюда, — позвала Сюзетта.

Ретиф взобрался по скату на конек крыши, заглянул через него вниз и заметил открытый люк. Вслед за остальными он пролез в него и, очутившись на затхлом и пахнущем плесенью чердаке, запер его за собой.

Чердачная дверь вывела их в пустой коридор. Пройдя по коридору, они обнаружили лифт и благополучно спустились на нижний уровень. Снаружи, в грязном и заваленном всяким хламом переулке, шум толпы был едва слышен.

— Похоже, нам удалось перехитрить этих нехороших людей, — заметил профессор Фэйт, приглаживая манжеты рукавов.

— Гаспьеры не так уж далеко, — проворчал Крошка Вилли. — Давайте-ка лучше побыстрее двинем отсюда.

— Нам нужно найти какое-нибудь место, спрятаться там до полного наступления темноты и определить программу действий на ближайшее будущее, — сказал Ретиф. — А уж тогда мы и осуществим нашу попытку.

Глава 4

Тусклый свет трех гаспьерских лун, размером каждая чуть больше обычной звезды, призрачно освещал узкий извилистый переулок, по которому Ретиф вел четырех землян.

— Порт находится в полумиле от городской стены, — прошептал Ретиф Мульвихилу, шагающему рядом с ним. — Мы сможем взобраться на нее где-нибудь между сторожевыми башнями и выйти к порту с востока.

— А они не выставили там охранников? — с тревогой поинтересовался гигант.

— Ага… Вот и стена…

Впереди показался барьер двенадцатифутовой высоты. Сюзетта подошла к нему и внимательно оглядела конструкцию.

— Я проверю, что там наверху, — сказала она. — Подсади меня, Юлий.

Великан поднял ее легким движением, вытянув руки на всю длину. Девушка поставила ногу ему на макушку и ухватилась за край стены.

— Смотри, чтобы какой-нибудь полицейский не заметил тебя.

— Все чисто. — Она подтянулась и забралась на стену. — Давай, Вилли, я подам тебе руку.

Мульвихил поднял лилипута, тот ухватил девушку за руку и вскарабкался наверх. Гигант нагнулся, и Ретиф встал на его сложенные чашей ручищи, потом на могучие плечи, а затем перебрался на верхушку стены. Девушка спустила Мульвихиду веревку, тот поднялся по ней, тихо ругаясь, и с помощью Ретифа взгромоздился на стену. Минуту спустя компания уже спокойно пересекала открытую площадь, удаляясь в направлении южной границы космопорта.


Распластавшись у края стены, ограждающей взлетную площадку, Ретиф внимательно изучал рваный в бешеном свете прожекторов силуэт корабля.

— Это именно то, — сказал он. — Полмиллиона тонн, экипаж — три сотни.

— Не маленький, а! — отметил Крошка Вилли.

— Тссс! Там ведь крулч! — напомнил Мульвихил.

Ретиф поднялся на ноги.

— Подождите, пока я спрячусь за тем заправочным монитором, — он указал рукой на темную массу, возвышающуюся в пятидесяти футах от них, — а потом организуйте какие-нибудь подозрительные звуки.

— По-моему, будет лучше, если я пойду с вами, мистер Ретиф, — начал Мульвихил, но того уже и след простыл.

Осторожно продвигаясь вперёд, он добрался до аппарата и укрылся за его массивной опорой, наблюдая, как приближается часовой-крулч, по-оленьи грациозно ступая на своих четырех копытах.

Чужак был уже в ста футах от него, когда позади Ретифа раздался резкий свист. Охранник насторожился и застыл на месте; Ретиф услышал щелчок предохранителя пистолета. Крулч свернул в его сторону, и Ретиф ясно мог теперь расслышать цоканье копыт о бетон — приближался кентавроид. На расстоянии десяти футов четвероногий замедлил продвижение и остановился.

Землянин видел безжалостное дуло пистолета, осмотрительно наставленное во тьму. С места расположения остальной группы донёсся еще один свист. Стражник выдернул что-то из портупеи, крест-накрест перетягивающей его грудь, и осторожно направился в сторону источника звука. Когда он проходил мимо Ретифа, то внезапно насторожился и схватился было за передатчик. Ретиф стремительно выпрыгнул из своего укрытия и изо всех сил стукнул кулаком по костлявой физиономии крулча, подхватив микрофон прежде, чем тот шлепнулся на бетон.

От удара кентавроид пошатнулся, но встал на дыбы и бросился на землянина, выставив свои острые, как ножи, копыта передних ног. Землянин ловко уклонился и нанёс свирепый удар ребром ладони по ключице часового. Тот с глухим стуком упал на землю. Подбежавший Мульвихил подхватил слабо сопротивляющегося охранника, сорвал с него портупею, связал все четыре ноги вместе, потом, воспользовавшись оставшимися ремнями, скрутил крулчу руки, а в довершение всего вставил ему кляп меж мощных челюстей.

— Что теперь? — полюбопытствовал Крошка Вилли. — Ты собираешься перерезать ему глотку?

— Оттащи его за монитор! — взревел Мульвихил, передавая пленника в распоряжение Вилли.

— Ну, а сейчас давайте посмотрим, насколько близко мы сможем подобраться к кораблю, чтобы не быть при этом обнаруженными, — сказал Ретиф.

Могучее боевое судно крулчей — вздымающаяся в ночи черная колонна — подмигивало разноцветными ходовыми и навигационными огнями. Гигантские прожекторы, установленные на гладких боках корабля, разбрасывали лужи голубовато-белого режущего света на бетон космодрома.

Из главной рубки в средней части корабля, сквозь широкие иллюминаторы, сиял более мягкий свет.

— Все зажжено, словно свечи для бала, — проворчал Мульвихил.

— На такой бал трудно будет попасть без приглашения, — сказал Крошка Вилли, запрокидывая голову и разглядывая длинный конусообразный корпус.

— Думается, я вижу путь, мистер Ретиф, — сказала Сюзетта. — Что это за маленькое квадратное отверстие — вон там, сразу за орудийным люком?

— Похоже, это грузовой люк. Кстати, он не такой уж и маленький, мисс Ла-Флам. Только вот путь до него долгий…

— Вы считаете, что я пройду через него?

Ретиф утвердительно кивнул, поглядев на гладкую поверхность металла над ним.

— Вы сможете добраться туда? — спросил он с сомнением.

— Меня, бывало, рекламировали, как женщину-божью коровку. Пара пустяков!

— Если проникнете туда, — сказал Ретиф, — постарайтесь найти дорогу в кормовой отсек. Если вы сможете открыть один из этих входных шлюзов, то мы войдем.

Сюзетта кивнула, достала свою верную веревку, набросила петлю на выступ в пятнадцати футах над ними и быстро взобралась по стабилизатору до места его соединения с корпусом корабля. Положив ладонь на изгибающуюся, слегка наклонную стенку гладкого корпуса и опершись одним башмаком со специальной подошвой о едва различимый сварной шов, она начала восхождение по крутой стене.

Прошло десять минут. Из густой тени у кормы корабля Ретиф следил, как стройная фигурка дюйм за дюймом упорно взбирается вверх, огибая ряд светящихся оранжевых панелей — кривобоких крулчских идеограмм, образующих название судна. Воспользовавшись вентиляционным отверстием для минутного отдыха, а затем поднимаясь все выше и выше — тридцать футов, сорок футов, сорок пять футов… она добралась до открытого люка, осторожно приподняла голову, заглянув внутрь, потом молниеносно подтянулась и исчезла в недрах корабля.

Юлий Мульвихил испустил вздох облегчения.

— Это было самое трудное восхождение, какое Сюзи когда-либо совершала, — пророкотал он.

— Тихо ты, не сглазь, — предостерёг Крошка Вилли. — Самое трудное у нее еще впереди.

— Уверен, у нее не возникнет никаких затруднений, — беззаботно высказался профессор. — Наверняка сейчас во всем корабле нет ни одной живой души на вахте.

Прошло несколько минут, и вдруг раздался скрежет металла и тихий стук. В нескольких футах над бетоном распахнулась панель, и в отверстии появилось лицо Сюзи, измазанное машинным маслом и пылью.

— Да, ребята, им не мешало бы как следует здесь прибраться, — прошептала она. — Пошли. Судя по шуму, веселье у них в самом разгаре и все они на пирушке.

Внутри гулкого, погруженного во тьму машинного отсека Ретиф внимательно осмотрелся, изучая планировку оборудования, размещение гигантских охлаждающих экранов и очертания переборок.

— Это, безусловно, постройка крулчей, — сказал он. — Но, сдается мне, это всего лишь абсолютно точная копия старого линкора типа «Конкорд». А это значит, что рубка управления еще далеко впереди.

— Ладно, тронулись! — Крошка Вилли направился к мостику с широкими, разработанными специально для крулчей ступеньками и начал карабкаться вверх. Не успел он преодолеть первую ступеньку, как грубый крулчский голос рявкнул прямо у них за спиной:

— Стоять на месте, земляшка!

Ретиф медленно обернулся. Перепачканный грязью с ног до головы крулч, в мешковатом рабочем комбинезоне, вышел из своего укрытия за громадным ион-коллектором, держа в руке нацеленный на землян зловещего вида энергетический пистолет. К нему присоединились второй и третий моряки, тоже оба вооружённые.

— Отличный улов, Иуда, — восхищенно сказал один из них по-крулчски. — Капитан говорил, что нам не мешало бы обзавестись рабами-землянами на обратном пути, но я уж никак не ожидал увидеть добровольцев.

— Отведи их наверх, Иешуа, — приказал первый крулч. Его товарищ вышел вперёд, сделав землянам знак пистолетом.

— Ретиф, по-замшельски сечёте? — прошептал Мульвихил,

— Угу, — ответил дипломат.

— Вы нападаете на того, что слева, а я беру этого козла справа. Проф…

— Не сейчас, — оборвал Ретиф.

— Прекратить разговоры! — рявкнул крулч, переходя на земной. — Ну-ка, пошевеливайтесь!

Земляне спустились на палубу и встали неплотной кучкой.

— Встать тесней! — приказал моряк и, чтобы команда выглядела более убедительной, подтолкнул девушку пистолетом.

Сюзетта ядовито улыбнулась ему:

— Ах ты, ослоухое козлиное отродье, ну подожди, доберусь я еще до твоей поганой бороденки!

— Немедленно прекратить разговоры.

Между тем профессор Фэйт протиснулся вперёд и заслонил девушку. Он вытянул обе руки вперёд, повертел ими, показывая с двух сторон, а затем, крутанув кистями, развернул веером две колоды карт, взявшихся невесть откуда. Он взмахнул ими перед самым носом застывшего в изумлении ближайшего кентавроида — они с хлопком исчезли.

Двое других, стоявших позади раскрыв рты, подтянулись поближе. Профессор щелкнул пальцами, и с кончиков вытянутых вперёд указательных сорвались струйки пламени. Крулчи от неожиданности подпрыгнули на месте. Долговязый землянин взмахнул руками, выудил из ниоткуда газовый голубой платок, повертел им так-сяк — теперь тот стал красным. Он резко встряхнул его, и настоящий дождь из конфетти посыпался на потерявших дар речи крулчей. Профессор сложил кулаки вместе, открыл ладони и дунул в лица инопланетян. И тотчас большая белая птица забила крыльями в воздухе.

— Сейчас! — гаркнул Ретиф, подскочил к ближайшему крулчу и влепил ему мощный апперкот — тонкие ноги кентавроида подломились, и он с грохотом рухнул на палубу. Мульвихил перепрыгнул через поверженного врага и заехал крулчу номер два по голове сокрушительным прямым правым. Третий вояка издал звук, напоминающий скрежет раздираемого металла, и выхватил пистолет, наводя на Ретифа с очевидным намерением подстрелить землянина. Но в тот же миг Крошка Вилли метнулся ему под ноги. Выстрел проделал глубокую борозду в стене, когда Мульвихил могучим ударом отправил несчастное создание в глубокий нокаут.

— Ловко сработано, — признал профессор Фэйт, рассовывая свои магические причиндалы за обшлага рукавов. — Поверите ли, мне почти жаль терять такую чуткую аудиторию.

Стоя рядом с тремя крулчами, надежно связанными по рукам и ногам своими собственными портупеями, Ретиф пихнул одного из них носком ботинка.

— Знаешь, у нас есть очень важное дело в рубке управления, — сказал он. — Поскольку мы не хотим никого беспокоить, Иуда, то предпочли бы тихо и спокойно пройти через черный ход. Что бы ты мог нам предложить?

Крулч в двух словах высказал свое предложение. Ретиф заметил:

— Профессор, вероятно, будет лучше, если вы преподадите ему несколько уроков.

— С удовольствием — профессор Фэйт вышел вперёд и взмахнул руками. В одной из них материализовался устрашающего вида остро-отточенный нож. Он испробовал его остроту на подушечке большого пальца, на которой тут же выступила капелька крови. Профессор провёл над ранкой другим пальцем, и кровь моментально исчезла. Он удовлетворенно кивнул.

— Ну-с, а теперь, мой козлобородый друг, — обратился он к моряку, — я слышал, что вы, негодяи, придаете огромное значение вашим бороденкам, — так как насчёт побриться?

Он потянулся к бороде крулча. Тот издал дребезжащий звук.

— Мостки по левому борту! — завизжал он дурным голосом. — Но это вам не поможет, вам не уйти отсюда живыми!

— Да ну, не может быть, не уйти, значит? — Профессор сладко улыбнулся, сделал в воздухе пару пассов и извлек из пустоты небольшой цилиндрик.

— Позволю себе усомниться, что кто-нибудь забредет сюда, даже случайно, еще долгое время, — сказал он. — И поэтому, если мы не вернемся через час живыми и невредимыми, этот маленький приборчик взорвется с силой, достаточной, чтобы рассеять все атомы ваших тел на территории примерно в двенадцать квадратных миль.

Профессор пристроил цилиндрик рядом с крулчем, который скосил на него полные ужаса глаза.

— Ой-ой-ой, по зрелом размышлении я решил, что вам лучше попробовать служебный проход за главным туннелем! — завопил он.

— Вот так-то лучше! — наставительно заметил Ретиф. — А теперь вперёд!

Глава 5

В узеньком коридорчике ясно был слышен шум крулчского застолья.

— Похоже, они решили устроить маленькое торжество накануне завтрашней большой дипломатической победы, — сказал Мульвихил.

— Вы полагаете, что большинство их собралось там?

— Ну, некоторое количество, несомненно, на вахте, — ответил Ретиф, — Но, судя по шуму, пара сотен крулчей на ближайшее будущее выведена из строя — по крайней мере, до тех пор, пока мы не сделаем какой-нибудь неверный шаг и не поднимем тревогу.

— Вроде дальше все в порядке, — вернулся из разведки профессор Фэйт, на ходу вытирая пыль с рук. — А потом, боюсь, нам так и придется пересечь открытое пространство.

— Мы теперь не так уж далеки от командной палубы, — успокоил их Ретиф. — Еще двадцать футов по вертикали — и мы на месте.

Компания полезла вверх, преодолела крутой поворот и вышла к входному шлюзу. Профессор Фэйт приложил к панели ухо.

— Кажется, все тихо, — наконец сказал он. — Отправимся дальше?

Ретиф подошел к шлюзу, осторожно приоткрыл его, заглянул внутрь, а затем вошёл туда, подав остальным знак следовать за ним. Здесь было значительно тише и уютнее, под ногами мягко пружинил длинный ворс роскошного ковра, в воздухе стоял аромат чужестранной пищи и плавал душистый дымок.

— Территория комсостава, — пробормотал Мульвихил. Ретиф указал на дверь, помеченную крулчскими письменами.

— Кто-нибудь может прочесть это?

Ответом было дружное покачивание голов и отрицательный шепот.

— Придется рискнуть. — Ретиф приблизился к двери, крепко взялся за рукоятку и рывком распахнул ее настежь.

Тучный крулч, туго перепоясанный портупеей, но без форменной ливреи, удивленно взирал на него поверх яркого иллюстрированного журнала, на обложке которого землянин успел разглядеть глянцевые фото изящных крулчских кобылок, кокетливо позирующих перед объективом камеры, выставив напоказ все свои прелести.

Крулч широко разинул рот, запихнул журнал в ящик стола, вскочил на ноги, потом развернулся и бросился к панели управления, размещенной по другую сторону узкого прохода. Крулч уже почти дотянулся до массивного рычага, пытаясь перекинуть его вниз, когда Ретиф достал моряка в броске. Человек и кентавроид вместе рухнули на пол. Рука Ретифа рассекла воздух, крулч пару раз дернулся и затих.

— Этот рычаг — вы понимаете?.. — начал было Крошка Вилли.

— Скорее всего, сирена тревоги, — поднимаясь на ноги, ответил Рет