КулЛиб электронная библиотека 

Избранные произведения в одном томе [Эрик Фрэнк Рассел] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Эрик РАССЕЛ Избранные произведения в одном томе



Эрик Фрэнк Рассел — английский писатель-фантаст, мастер короткого иронического рассказа. Родился 6 января 1905, в Сандхерсте, Англия. Его отец был военным, работал инструктором в военной академии, но время от времени переезжал по служебной надобности, так что часть детства Эрика Рассела прошла в Египте и Судане. В колледже он изучал химию, физику, кристаллографию, в итоге получил инженерное образование. В 1930 году женился на Эллан Вэн.

Будучи поклонником жанра научной фантастики, в одном из номеров журнала Amazing Stories он увидел письмо от такого же поклонника, живущего неподалёку, в окрестностях Ливерпуля. Встретившись, они написали совместный рассказ, и с этого момента Рассел начинает писать книги. В 1937 году он опубликовал свой первый рассказ «Сага Западного Пеликана». Во время Второй мировой войны, окончив радиокурсы в Лондоне, Рассел командовал небольшим подразделением радистов.

В 1955 году получил премию Хьюго за рассказ «Абракадабра» (в русском переводе «Аламагуса»).

За несколько лет до своей смерти по причинам, которые он не открывал ни друзьям, ни знакомым, Эрик Рассел перестал писать. Он умер в Ливерпуле 28 февраля 1978 года. В 2000 году имя Эрика Фрэнка Рассела было занесено в списки Зала Славы Научной Фантастики и Фэнтези. Личный архив Эрика Рассела и полученная им премия «Хьюго» в настоящее время хранятся в библиотеке Ливерпульского Университета.



МАРАФОН (цикл)


Инженер, никогда не выпускающий из рук четырёхфутовый гаечный ключ, фотограф, постоянно переживающий за сохранность своих фотографий, капитан, иногда полагающийся на указания начальства больше, чем на собственный разум, марсиане, играющие в шахматы всё свободное время, и несравненный запасной пилот, он же робот Эл Стоу, член нью-йоркского астроклуба, не раз спасавший драгоценные шкуры вышеперечисленных товарищей… Это лишь неполный список героев, которым предстоят поистине головокружительные приключения.

Книга I. Эл Стоу

Нет, они, конечно, ничего зря не делают. Может быть, тому, кто не знает, кое-какие их штучки и разные там правила покажутся довольно странными. Так ведь водить ракету в космосе — это вам не в корыте через пруд плавать!

Вот, например, этот их трюк со смешанными командами — если подумать, вполне разумная вещь. На всех полетах за земную орбиту — к Марсу, к поясу астероидов и дальше — к машинам и на прокладку курса ставят белых с Земли, потому что это они изобрели космические корабли, больше всех о них знают и как никто другой умеют с ними управляться. Зато все судовые врачи — негры, потому что по какой-то никому не известной причине у негров никогда не бывает космической болезни или тошноты от невесомости. А все бригады для наружных ремонтных работ комплектуются из марсиан, потому что они на этом собаку съели, потребляют очень мало воздуха и почти не боятся космической радиации.

Такие же смешанные команды работают и на рейсах в сторону Солнца, например до Венеры. Только там всегда есть ещё и запасной пилот — здоровенный малый вроде Эла Стоу. И это тоже не зря. С него-то все и началось. Я, наверное, никогда его не забуду — он так и стоит перед глазами. Какой был парень!

В тот день, когда он появился впервые, я как раз дежурил у трапа. Наш космолет назывался «Маргарет-Сити» — это был новехонький грузопассажирский корабль, приписанный к порту на Венере, от которого он и получил своё название. Стоит ли говорить, что ни один из космонавтов не называл его иначе, как «Маргаритка»…

Мы стояли на колорадском космодроме, что к северу от Денвера, с полным грузом на борту — оборудование для производства часов, научная аппаратура, сельскохозяйственные машины, станки и инструменты для Маргарет-Сити да ещё ящик радиевых игл для венерианского института рака. Ещё было восемь пассажиров, все — агрономы. Мы уже стояли на стартовой площадке и минут через сорок ждали сирены к отлету, когда появился Эл Стоу.

Ростом он был почти два метра, весил сто двадцать килограммов, а двигалась эта махина с легкостью танцовщицы. На это стоило посмотреть. Он поднялся по дюралевому трапу небрежно, как турист в автобус, помахивая мешком из сыромятной кожи, где вполне поместилась бы его кровать и пара шкафов в придачу.

Поднявшись, он заметил эмблему у меня на фуражке и сказал:

— Привет, сержант. Я новый запасной пилот. Должен явиться к капитану Мак-Нолти.

Я знал, что мы ждем нового запасного пилота. Джефф Деркин получил повышение и перевелся на шикарную марсианскую игрушечку «Прометей». Значит, это его преемник! Он землянин, это ясно, но только он был и не белый, и не негр. Его лицо, неглупое, но маловыразительное, было обтянуто старой, хорошо продубленной кожей. А глаза его так и горели. С первого взгляда было видно, что это личность необычная.

— Добро пожаловать, крошка, — сказал я. Руку я ему не подал, потому что она мне ещё могла пригодиться. — Открой свою сумку и поставь в стерилизационную. Шкипер в носовом отсеке.

— Спасибо, — сказал он без всякого намека на улыбку и шагнул в шлюз, взмахнув своим кожаным вместилищем.

— Взлёт через сорок минут, — предупредил я.


Больше я Стоу не видел до тех пор, пока мы не отмахали двести тысяч миль и Земля не превратилась в зеленоватый полумесяц позади нашего газового хвоста. Только тогда я услышал в коридоре его голос — он спрашивал, где найти каптерку. Ему показали на мою дверь.

— Сержант, — сказал он, протягивая своё предписание, — я пришел за барахлом.

Он опёрся на барьер, раздался скрип, и барьер прогнулся посередине.

— Эй! — заорал я.

— Прошу прощения!

Он выпрямился. Барьер чувствовал себя куда устойчивее, когда Стоу стоял отдельно от него.

Я проштемпелевал его предписание, зашел на оружейный склад и взял для него лучевой пистолет с обоймой. Самые большие болотные лыжи для Венеры, какие я мог найти, были ему размеров на семь малы и на метр коротки, но ничего лучшего не было. Он получил ещё банку универсального смазочного масла, жестянку графита, батарейку для микроволнового радиофона и, наконец, пачку таблеток с надписью: «Дар Корпорации ароматических трав с Планеты бракосочетаний».

Он сунул мне душистые таблетки со словами:

— Это возьми себе — меня от них тошнит.

Все остальное он не моргнув глазом собрал в охапку. Я в жизни не встречал такой невыразительной физиономии.

И всё-таки, когда он увидел скафандры, у него на лице появилось что-то вроде задумчивости. На стене висели, как слинявшие шкуры, тридцать земных скафандров и шесть шлемов с наплечниками для марсиан: им больше одной десятой атмосферы не требуется. Для Стоу не было ничего подходящего. Я не мог бы ничего ему подобрать, даже если бы от этого зависела моя жизнь. Это было все равно что пытаться засунуть слона в консервную банку.

Он повернулся и легкими шагами потопал к себе — вы понимаете, что я хочу сказать? Он с такой легкостью владел своими тоннами, что я подумал: если ему вдруг вздумается побуйствовать, хорошо бы оказаться где-нибудь подальше. Не то чтобы я заметил в нем такую склонность — нет, он был настроен вполне дружелюбно, хотя и немного загадочно. Но меня поражали его спокойная уверенность в себе, его быстрые и бесшумные движения. Бесшумные — наверное, потому, что ботинки у него были подбиты дюймовым слоем губки.

«Маргаритка» не торопясь ползла себе в пустоте, а я все не спускал глаз с Эла Стоу. Да, мне было любопытно, что он за человек, потому что я таких ещё не встречал, а мне всякие попадались. Он был по-прежнему необщителен, но всегда вежлив, дело своё делал аккуратно, быстро и вообще вполне удовлетворительно. Мак-Нолти он очень понравился, а наш капитан никогда не был склонен сразу лезть к новичкам целоваться.

На третий день Эл потряс марсиан. Все знают, что эти пучеглазые, почти не дышащие проныры с десятью щупальцами уже больше двух столетий как присосались к титулу чемпионов Солнечной системы по шахматам. Никто из жителей других планет не мог их положить на лопатки. Они были просто помешаны на шахматах — сколько раз я видел, как они, собравшись кучкой, переливались всеми цветами радуги от волнения, когда кто-нибудь после тридцати минут глубокого раздумья делал ход пешкой.

Как-то раз, сменившись с вахты, Эл все восемь часов отдыха просидел при одной десятой атмосферы в правом шлюзе. В переговорном устройстве долгие паузы сменялись дикими воплями и пронзительным чириканьем, как будто эти осьминоги там вместе с ним спятили. Когда дело подошло к концу, наши ремонтники были еле живы. Кажется, Эл согласился сыграть с Кли Янгом и загнал его в пат, а Кли на последнем чемпионате Солнечной системы занял шестое место и проиграл всего десять партий — и уж конечно, только своим братьям-марсианам.

После этого ребята с красной планеты от него не отставали. Стоило ему смениться с вахты, как они его хватали и тащили в шлюз. На одиннадцатый день он сыграл с шестерыми сразу, две партии проиграл, три свел вничью и одну выиграл. Они решили, что он — какой-то феномен (по сравнению с жителями Земли, конечно). Зная их, я тоже так решил. И Мак-Нолти тоже. Тот даже в бортовой журнал занес этот результат.

Вы, наверное, помните, какой шум подняла аудиопресса в 2270 году по поводу «мужества мудрого Мак-Нолти»? Ну как же, ведь это стало космической легендой. Потом, когда мы благополучно вернулись, Мак-Нолти долго открещивался от всей этой славы и рассказывал, кому она должна принадлежать на самом деле. Но репортеры, как всегда, нашли себе оправдание. Капитаном-то был Мак-Нолти, сказали они. А потом у него очень подходящая фамилия — получается аллитерация. Похоже, что существует целая секта журналистов, которых хлебом не корми, только дай им аллитерацию.

А весь этот шум поднялся из-за обыкновенного летающего обломка — из-за него я даже поседел. Кусок железоникелевого метеорита, летевший себе не спеша мимо с обычной космической скоростью — вз-з-з-з! Орбита его лежала в плоскости эклиптики и пересекала наш курс под прямым углом.

Ну и наделал же он бед! Никогда я не думал, что маленький камешек может такое натворить. До сих пор у меня в ушах стоит свист воздуха, который вырывается наружу через эту рваную дыру.

Мы успели потерять порядочно воздуха, прежде чем автоматические двери закупорили аварийный отсек. Давление упало уже до шести десятых атмосферы, когда компрессоры остановили его падение и начали понемногу поднимать. Марсианам-то это было нипочем: для них и шесть десятых — все равно что дышать густыми помоями.

В том закупоренном отсеке остался один механик. Другой спасся — он едва успел проскочить, когда дверь уже закрывалась. Но тот, думали мы, вытянул бумажку с крестиком. Скоро мы выбросим его через шлюз, как и многих его товарищей, которым довелось вот так закончить свой срок службы.

Парень, который успел выскочить, стоял, прислонившись к переборке, белый как мел, когда появился Стоу. Челюсть у него так и ходила ходуном, а глаза светились, как лампы, но голос оставался спокойным.

— Выйди отсюда и задрай двери, — сказал он, отодвигая в сторону спасшегося механика, — Я его вытащу. Когда постучу, откройте и скорее впустите меня.

Мы задраили за собой герметическую дверь. Что он там делал, мы не видели, но индикаторная лампочка показала, что он отключил автоматику и открыл дверь в аварийный отсек. Через десять секунд лампочка погасла — та дверь снова была закрыта. Раздался сильный, торопливый стук. Мы открыли, и к нам в отсек ввалился Эл, держа в охапке бесчувственное тело механика. Он тащил его как котенка и с такой скоростью понесся по коридору, что мы испугались, как бы он с разгону не прошиб носовую броню.

Тем временем мы обнаружили, что наше дело дрянь. Отказали ракетные двигатели. Трубки Вентури были в порядке, и камеры сгорания тоже остались целы. Инжекторы работали великолепно — если качать топливо вручную. Горючего мы не потеряли ни капли, и корпус был невредим, если не считать этой рваной дыры. Но система управления зажиганием и впуском топлива вышла из строя — она находилась как раз в том отсеке, куда попал метеорит, и превратилась в кучу железного лома.

Это было очень серьезно. Больше того, все были убеждены, что нам грозит неминуемая гибель. Я не сомневаюсь, что и Мак-Нолти пришел к этому мрачному выводу, хотя в своем официальном рапорте он назвал это лишь «затруднением». Это очень на него похоже. Удивительно, как он не написал, что мы были «слегка озадачены».

Так или иначе, тут выскочили марсиане: в первый раз за шесть рейсов им предстояла настоящая работа. Давление уже поднялось до нормы, и им пришлось потерпеть, пока они не влезли в свои шлемы с наплечниками. Кли Янг покрутил носом, недовольно помахал щупальцем и пропищал: «Плавать можно!» Это такая любимая марсианская шутка: всякий раз, когда давление им не по вкусу, они машут щупальцами, как будто плывут, и говорят: «Тут плавать можно». Только когда Кли Янг нацепил свою одежку и спустил в ней давление до привычной ему одной десятой, ему стало полегче.

Нужно отдать марсианам должное — они работали на совесть. Они могут удержаться на самом гладком полированном льду и вкалывать по двенадцать часов на таком кислородном пайке, которого человеку с Земли не хватило бы и на девяносто минут. Я видел, как они выбрались через шлюз наружу, выпучив глаза под своими перевернутыми аквариумами и таща кабели питания, плиты для ремонта обшивки и сварочные аппараты. За иллюминаторами занялось голубое сияние — это они принялись резать, ровнять и залатывать ту рваную дыру.

Все это время мы продолжали пулей лететь к Солнцу. Если бы не авария, мы бы скоро развернулись и часа через четыре дошли до орбиты Венеры. Там мы дали бы ей себя догнать и, не спеша притормозив, спокойно пошли бы на посадку. Но когда в нас врезался этот крохотный метеорит, мы все ещё держали курс прямо на самую жаркую печку во всей Солнечной системе. И теперь мы продолжали к ней лететь, а скорость все росла под действием притяжения Солнца. Я вообще-то и сам собирался написать в своем завещании, чтобы меня кремировали, но не так скоро!

В носовой рубке Эл Стоу непрерывно совещался с капитаном Мак-Нолти и двумя астровычислителями. Снаружи по корпусу продолжали ползать марсиане, озаряемые вспышками мертвенно-голубых огней. Механики, конечно, не дождались, когда ремонт будет окончен, — они надели скафандры, отправились в аварийный отсек и принялись творить там порядок из хаоса.

Все они были чем-то заняты, и мы, остальные, им завидовали. Даже в безнадежном положении гораздо легче, если можешь что-то делать. А бить баклуши в то время, когда другие работают, — малоприятное занятие.

Два марсианина вошли через шлюз, взяли несколько плит обшивки и снова выползли наружу. Один из них прихватил ещё и карманные шахматы, но я их тут же отобрал. Потом я решил наведаться к нашему негру — врачу Сэму Хигнету.

Сэм буквально вытащил механика из могилы. Помог кислород и массаж сердца. Это могли сделать только длинные, ловкие пальцы Сэма. Кое-кому такое удавалось и раньше, но нечасто.

Сэм как будто не знал, что произошло, да и не проявил к этому никакого интереса. Он всегда такой, когда у него на руках больной. Он ловко затянул разрез на груди механика серебряными скрепками, разрисовал ему все тело йодированным пластиком и охладил липкую массу, обрызгав ее эфиром, чтобы она застыла.

— Сэм, ты чудо! — сказал я.

— Это Элу спасибо, — ответил он. — Эл доставил его сюда вовремя.

— Нечего сваливать вину на другого, — пошутил я.

— Сержант, — сказал он серьезно, — я врач. Я делаю, что могу. Я не мог бы спасти этого человека, если бы Эл не доставил его ко мне вовремя.

— Ладно, ладно, — согласился я. — Пусть будет так.

Сэм — хороший парень. Но он, как и все врачи, немного помешан на этике. Я оставил его возиться с больным, который уже начал ровно дышать.


На обратном пути я встретил Мак-Нолти — он проверял топливные цистерны. Он взялся за дело сам, а это что-то да значило. Лицо у него было озабоченное, а это значило очень многое. Это значило, что мне можно не тратить время на составление завещания, потому что его никто никогда не прочтет.

Я смотрел, как его осанистая фигура скрылась в носовой рубке, и слышал, как он сказал: «Эл, наверное, тебе…». А потом дверь закрылась и стало тихо.

Похоже было, что он возлагает на Эла немалые надежды. Что ж, Эл был как будто на многое способен. Теперь, когда мы сломя голову летели в тартарары, шкипер и этот молчаливый запасной пилот держались как закадычные приятели.

Один из агрономов выскочил из своей каюты. Я хотел было скрыться в каптерке, но не успел. Он уставился на меня широко раскрытыми глазами и сказал:

— Сержант, там, в моем иллюминаторе, виден полумесяц!

Он стоял, выпучив глаза на меня, а я выпучил глаза на него.

Если нам видна половинка Венеры, значит, мы пересекаем ее орбиту. Он тоже все знал — это было написано у него на физиономии.

— Так на сколько же времени нас задержит это несчастье? — настойчиво продолжал он.

— Не представляю, — ответил я вполне искренне и почесал в затылке, стараясь выглядеть одновременно бодрым и туповатым, — Капитан Мак-Нолти сделает все, что возможно. Доверьтесь ему. Папаша все может!

— Вы не думаете, что нам… э-э-э… грозит опасность?

— О, конечно нет!

— Врете, — сказал он.

— Знаю, — ответил я.

Это его обезоружило. Недовольный и озабоченный, он вернулся в каюту. Скоро он увидит Венеру в фазе три четверти и расскажет об этом всем остальным. И тогда нам придётся жарко. Мы попадем в пекло.

Последние остатки надежды испарились примерно тогда же, когда дикий рев и сильная тряска возвестили нам, что умолкнувшие было ракетные двигатели снова заработали. Шум продолжался лишь несколько секунд, а потом двигатели отключили: было уже ясно, что с ними все в порядке.

Услышав шум, агроном выскочил из каюты как ошпаренный. Теперь он знал самое худшее. За три дня, прошедшие с тех пор, как Венера предстала перед нами в виде полумесяца, все уже узнали о нашем положении. Венера осталась далеко позади, и сейчас мы пересекали орбиту Меркурия. Но пассажиры все ещё надеялись, что кто-нибудь совершит чудо. Ворвавшись в каптерку, агроном сказал:

— Двигатели снова работают. Значит…

— Ничего это не значит, — сказал я. Не стоило пробуждать напрасные надежды.

— Но разве мы не можем развернуться и полететь обратно?

Он вытер пот, стекавший по его щекам. Это было не от испуга: просто температура внутри корабля уже мало чем напоминала Арктику.

— Сэр, — ответил я, — мы теперь несемся с такой скоростью, что уже ничего нельзя сделать.

— Эх, пропала моя ферма, — с горечью проворчал он. — Пять тысяч акров наилучшей земли для выращивания венерианского табака, не считая пастбищ.

— Сочувствую, но с этим все кончено.

«Трррах!» — снова заработали ракеты. Меня швырнуло назад, а его скрючило, как будто от боли в животе. Там, в носовой рубке, кто-то — или Мак-Нолти, или Эл Стоу — время от времени запускал двигатели. Никакого смысла в этом я не видел.

— Это зачем? — спросил агроном, разогнувшись.

— Да просто так, ребята балуются, — ответил я.

Сопя от возмущения, он пошёл к себе. Типичный эмигрант с Земли — сильный, здоровый и мужественный, — он был не столько встревожен, сколько раздражен.

Полчаса спустя по всему кораблю зажужжал сигнал общего сбора. Это был стояночный сигнал, в полете им никогда не пользовались — по этому сигналу вся команда и все, кто находился на корабле, должны были собраться в рубке. Предстояло что-то небывалое в истории космических полетов — может быть, прощальное слово Мак-Нолти?


Я так и думал, что во время этого последнего обряда председательствовать будет шкипер, и не удивился, увидев его стоящим на небольшом возвышении в углу рубки. Его пухлые губы скорчились в гримасу, но когда вползли марсиане и кто-то из них изобразил, будто увертывается от акулы, гримаса превратилась в некое подобие улыбки. Эл Стоу, который стоял вытянувшись около капитана с ничего не выражающим, как обычно, лицом, посмотрел на этого марсианина, словно сквозь стекло, а потом лениво перевёл свои странно светящиеся глаза куда-то в сторону, будто в жизни не видал ничего более нудного. И то сказать, эта шутка с плаванием нам порядком приелась.

— Люди и ведрас, — начал Мак-Нолти («ведрас» по-марсиански означает «взрослые» — ещё одна марсианская шуточка), — я не вижу смысла распространяться о том своеобразном положении, в котором мы находимся.

Вот умел человек выбирать слова! «Своеобразное положение»!

— Мы уже находимся ближе к Солнцу, чем любой корабль за всю историю космических полетов…

— Комических полетов, — с бестактной усмешкой пробормотал Кли Янг.

— Шутки шутить будете позже, — заметил Эл Стоу таким ледяным тоном, что Кли Янг притих. Лицо капитана снова исказила гримаса.

— Мы движемся к Солнцу, — продолжал он, — быстрее, чем когда-либо двигался любой космический корабль. Грубо говоря, у нас примерно один шанс из десяти тысяч.

Он бросил на Кли Янга вызывающий взгляд, но тот совсем затих.

— Тем не менее такой шанс существует, и мы попытаемся им воспользоваться.

Мы уставились на него, не понимая, что он такое придумал. Каждый из нас знал, что развернуться, миновав Солнце, абсолютно невозможно, так же как и повернуть назад, преодолевая его могучее притяжение. Оставалось только нестись вперёд и вперёд — до тех пор, пока последняя ослепительная вспышка не рассеет по всей округе молекулы, из которых мы состоим.

— Мы предлагаем пройти по кометной орбите, — продолжал Мак-Нолти, — Мы с Элом, и вот астровычислители тоже, — мы считаем, что ничтожная вероятность удачи существует.

Все стало ясно. Это теоретическая штука, которую часто обсуждают математики и астронавигаторы и ещё чаще используют в своих рассказах писатели. Но на этот раз все было взаправду. Соль здесь вот в чем: выжать из двигателей все, что можно, набрать огромную скорость и выйти на вытянутую орбиту, как у кометы. Теоретически корабль при этом может проскочить мимо Солнца так быстро, что, как маятник, вылетит далеко на другой конец орбиты. Очень мило, но сможем ли мы это проделать?

— Расчеты показывают, что при нашем нынешнем положении есть небольшой шанс на успех, — сказал Мак-Нолти. — Мощность двигателей достаточная, и горючего хватит, чтобы набрать нужную скорость, взять нужный курс и достаточно долго идти с этой скоростью. Единственное, в чем я серьезно сомневаюсь, — сможем ли мы выдержать момент максимального приближения к Солнцу.

Он вытер пот, как будто бессознательно подчеркивая трудность предстоявшего нам испытания.

— Будем называть вещи своими именами — нам придётся чертовски жарко!

— Мы готовы, капитан, — сказал кто-то, и в рубке послышались возгласы одобрения. Кли Янг встал, взмахнул одновременно четырьмя щупальцами, прося слова, и прочирикал:

— Это идея! Это прекрасно! Я, Кли Янг, от имени своих сопланетников ее поддерживаю. Вероятно, мы все заберемся в холодильник, пока будем пролетать мимо Солнца?

Мак-Нолти кивнул и сказал:

— Все будут находиться в охлаждаемом отсеке и терпеть, сколько можно.

— Вот именно, — сказал Кли. — Конечно. Но мы не можем управлять кораблем, сидя в холодильнике, как сорок порций клубничного мороженого. Кто-то должен быть и в носовой рубке. Чтобы корабль шёл по курсу, нужен человек — пока он не изжарится. Так что кому-то придётся выступить в роли жаркого.

Он взмахнул щупальцем, упиваясь своим красноречием.

— И поскольку нельзя отрицать, что мы, марсиане, значительно легче переносим повышение температуры, я предлагаю…

— Чепуха! — сказал Мак-Нолти. Но его резкий тон никого не обманул. Марсиане — немножко зануды, но до чего прекрасные ребята!

— Ну хорошо, — недовольно чирикнул Кли, — а кто же тогда будет котлетой?

— Может быть, я. А может, и нет, — сказал Эл Стоу. Он произнёс это как-то странно — как будто он был такой явный кандидат, что только слепой мог этого не видеть.

А ведь он был прав! Он как раз подходил для этого дела. Если кто и мог бы вынести тот жар, который будет вливаться через носовые иллюминаторы, так это был Эл. Он был силен и вынослив. Он мог многое, чего не мог никто из нас. И в конце концов, он числился запасным пилотом.

Но мне все равно было не по себе. Я представил себе, как он сидит там, впереди, один-одинешенек, и от того, сколько он продержится, зависит наша жизнь, а огненное Солнце протягивает свои пламенеющие пальцы…

— Ты?! — воскликнул Кли, сердито уставив выпуклые глаза на две молчаливые фигуры, громоздившиеся на возвышении, — Ну конечно! Только я собрался поставить тебе мат в четыре хода, как ты придумал этот фокус, чтобы убежать от меня.

— В шесть, — равнодушно возразил Эл. — Меньше чем в шесть ходов у тебя ничего не получится.

— В четыре! — завопил Кли. — И в такой момент ты…

Мак-Нолти не выдержал. Он побагровел, как будто его вот- вот хватит удар, и повернулся к размахивавшему щупальцами Кли.

— Пропадите вы пропадом с вашими проклятыми шахматами! — заревел он, — Все по местам! Приготовиться к разгону! Я дам сигнал общей тревоги, когда нужно будет укрыться, и тогда вы все должны перейти в холодильник.

Он огляделся. Краска понемногу сходила с его лица.

— Все, кроме Эла.


Когда ракеты дали полный ход, все стало совсем как раньше. Двигатели протяжно ревели, и мы неслись вперёд, волоча за собой хвост грома. Внутри корабля становилось все жарче и жарче — влага сверкала на металлических стенах и текла у каждого по спине. Каково было в носовой рубке, я не знал, да и не хотел знать. Марсиане пока чувствовали себя прекрасно — вот когда можно было позавидовать их нелепому устройству!

Я не считал времени, но прошло две вахты и один перерыв на отдых, прежде чем прозвучал сигнал общей тревоги. К этому времени на корабле стало совсем плохо. Я не просто потел — я медленно таял и стекал в собственные ботинки.

Сэм, конечно, переносил все это легче, чем другие жители Земли, и держался до тех пор, пока его больному не перестала грозить опасность. Повезло этому механику! Мы сразу же уложили его в холодильник, куда то и дело наведывался Сэм.

Остальные забрались сюда, когда прозвучал сигнал. Это был не просто холодильник, а самый прочный и самый прохладный отсек корабля — бронированное помещение с тройной защитой, где хранились инструменты и находился лазарет на две палаты с просторной гостиной для пассажиров. Все мы поместились там с большими удобствами.

Все, кроме марсиан. Поместиться-то они тоже поместились, но без особых удобств. Им всегда не по себе при нормальном давлении — им при этом не только душно, но ещё и воняет, как будто они дышат патокой, отдающей козлиным запашком. Кли Янг на наших глазах достал склянку с духами и протянул ее своему полуродителю Кли Моргу. Тот взял склянку, с отвращением поглядел на нас и демонстративно понюхал самым оскорбительным образом. Но никто на это не отреагировал.

Тут были все, кроме Мак-Нолти и Эла Стоу. Шкипер явился через два часа. В рубке, видать, было нелегко — выглядел он ужасно. Изможденное лицо блестело от пота, когда-то пухлые щеки ввалились и были покрыты ожогами. Его обычно нарядная, хорошо сидевшая форма висела на нем, как на вешалке. С первого взгляда можно было сказать, что он жарился там, сколько мог выдержать.

Пошатываясь, он прошёл мимо нас, завернул в кабинку для оказания первой помощи и медленно, с трудом разделся. Сэм растер его с головы до ног мазью от ожогов — мы слышали, как шкипер хрипло стонал, когда Сэм особенно старался.

Жар становился невыносимым. Он заполнял все помещение, жег каждый мускул моего тела. Несколько механиков скинули ботинки и куртки. Скоро их примеру последовали и пассажиры, избавившись от большей части одежды. Мой агроном с несчастным видом сидел в плавках, горюя о своих несбывшихся планах.

Выйдя из кабинки, Мак-Нолти рухнул на койку и сказал:

— Если через четыре часа мы ещё будем целы, все обойдется.

В этот момент двигатели заглохли. Мы сразу поняли, в чем дело. Опорожнилась одна топливная цистерна, а реле, которое должно было переключить двигатели на другую, не сработало. На такой случай в машинном отделении должен был бы сидеть дежурный механик, но от жары и волнения никто об этом не подумал.

Мы не успели опомниться, как Кли Янг подскочил к двери, к которой он был ближе всех. Он исчез, прежде чем мы сообразили, что произошло. Через двадцать секунд двигатели снова заревели.

У самого моего уха свистнула переговорная трубка — последние два дня радиофоны не действовали из-за солнечных помех. Я вынул свисток и прохрипел:

— Да?

Из рубки донесся голос Эла.

— Кто это сделал?

— Кли Янг, — сказал я. — Он все ещё там.

— Наверное… пошёл за шлемами, — догадался Эл. — Передайте ему… от меня спасибо!

— Как там у тебя? — спросил я.

— Печет, — ответил он. — Плохо… с глазами. — Он помолчал, — Наверное, выдержу… как-нибудь. Пристегнитесь… когда я свистну.

— Зачем? — прохрипел я.

— Хочу… раскрутить ее. Жар равномернее распределится…

И вот я услышал, как он заткнул свой конец трубки. Я тоже всунул свисток на место и передал остальным, чтобы они пристегнулись и ждали сигнала Эла. Только марсианам можно было не беспокоиться: у них хватало первоклассных присосков, чтобы удержаться даже на метеорите.

Вернулся Кли. Эл оказался прав: он тащил шлемы для своих ребят. Температура была такая, что даже Кли ослабел и еле управлялся со своим грузом.

Марсиане обрадовались, надели шлемы, загерметизировали швы и тут же спустили в них давление до двух десятых. Они сразу повеселели. Чудно было видеть, как они надевают скафандры не для того, чтобы, как мы, хранить воздух, а чтобы от него избавиться…

Только они успели одеться и вытащить шахматную доску, как прозвучал свисток. Мы вцепились в ремни, а марсиане присосались к полу и стенам. «Маргаритка» начала медленно вращаться вокруг продольной оси. Шахматные фигуры поползли по полу, потом по стене и по потолку: солнечное притяжение, конечно, удерживало их на той стороне, которая была обращена к Солнцу. Я увидел сквозь шлем сердитое, распаренное лицо Кли, который мрачно уставился на порхавшего вокруг него черного слона. Наверное, в шлеме раздавались самые смачные марсианские выражения…

— Осталось три с половиной часа, — прохрипел Мак-Нолти.


Четыре часа, о которых говорил нам шкипер, означали два часа приближения к Солнцу и два часа удаления от него. Поэтому, когда нам осталось два часа, мы были ближе всего к этой раскаленной печи. Это был момент наибольшей опасности.

Я этого момента не помню — я потерял сознание за двадцать минут до него и пришел в себя через полтора часа после. О том, что происходило за это время, я могу только догадываться, но стараюсь об этом думать как можно меньше. Солнце, пылавшее жаром свирепо, как глаз разъяренного тигра; корона, протянувшая свои языки к крохотному кораблю с полумертвыми существами, и в самом носу корабля, за совершенно бесполезными кварцевыми стеклами, одинокий Эл глядит и глядит на приближающийся ад…

Я, шатаясь, поднялся и тут же свалился, как мешок тряпья. Корабль больше не вращался, а несся вперёд, как обычно, и упал я просто от слабости. Чувствовал я себя препаршиво.

Марсиане уже пришли в себя — я знал, что они очнутся первыми. Один из них поставил меня на ноги и держал, пока я не начал хоть чуть-чуть владеть своими конечностями. Я заметил, что другой марсианин распростерся поверх лежавших без сознания Мак-Нолти и трех пассажиров. Он закрывал их своим телом от жара. И довольно успешно, потому что они очнулись вслед за ним.

С трудом добравшись до переговорной трубки, я вытащил затычку и дунул. Но сил у меня было так мало, что свистка не получилось. Только зря потратил воздух, а мне его и так не хватало. Целых три минуты я стоял, цепляясь за трубку, потом собрался с силами, еле расправил грудь и дунул изо всех сил. На другом конце послышался свисток. Но Эл не отвечал.

Я свистнул ещё несколько раз, но ответа не было. От частого дыхания у меня закружилась голова, и я опять свалился. В корабле жара была ещё страшная; я чувствовал, что высох, как мумия, которая миллион лет пролежала в пустыне.

Дверь открылась, и Кли Янг медленно, с трудом выполз наружу. На нем все ещё был шлем. Через пять минут он вернулся и сказал через диафрагму шлема:

— Не добрался до носовой рубки. Трап на полпути горячее печки, и воздуха там нет.

Я вопросительно уставился на него, и он объяснил:

— Автоматические двери задраены. В носовой рубке вакуум.

Это означало, что сдали иллюминаторы. Иначе воздух не мог выйти из рубки. Запасные стекла у нас были, и вставить иллюминаторы ничего не стоило. Но пока что мы летели вперёд — может быть, правильным курсом, а может быть, и нет — с пустой, лишенной воздуха рубкой, в которой царила только зловещая тишина.

Мы сидели и понемногу приходили в себя. Последним очнулся пострадавший механик. Сэм всё-таки выходил его. И только тогда Мак-Нолти заорал:

— Четыре часа прошли! Мы прорвались!

Слабыми голосами мы крикнули «ура!». Ей-ей, в каюте от этой новости сразу стало градусов на десять прохладнее! Радость придала нам силы — не прошло и минуты, как мы не чувствовали и следов слабости и рвались в бой. Но только ещё четыре часа спустя бригада механиков в скафандрах пронесла в крохотный лазарет Сэма тяжелое тело из рубки.

— Как дела, Эл? — спросил я.

Он, наверное, услышал, потому что шевельнул пальцами правой руки и, прежде чем дверь за ними закрылась, издал скрежещущий, хриплый звук. Потом два механика прошли в его каюту, принесли огромный кожаный мешок и снова заперлись в лазарете, оставив нас с марсианами снаружи. Кли Янг шатался взад и вперёд по коридору, как будто не знал, что делать со своими щупальцами.

Час спустя из лазарета вышел Сэм, и мы бросились к нему.

— Как Эл?

— Слеп как крот, — сказал он, покачав головой — И лишился голоса. Ему пришлось ужасно тяжело.

Так вот почему он не отвечал, когда я его вызывал к трубке!.. Я посмотрел Сэму прямо в глаза.

— Сэм, ты можешь… ты можешь ему как-нибудь помочь?

— Если б я мог! — Его черное лицо было очень выразительным. — Ты знаешь, сержант, как бы я хотел привести его в порядок, но я не могу. — Он бессильно развел руками. — Это превышает мои скромные возможности. Может быть, когда мы вернемся на Землю…

Его голос прервался, и он снова ушёл в лазарет.

— Мне грустно, — в отчаянии сказал Кли.


Тот вечер, когда нас пригласили в нью-йоркский астроклуб, я никогда в жизни не забуду. Тогда этот клуб был — да и сейчас ещё остается — самым избранным обществом, какое только можно себе представить. Чтобы вступить в него, космонавт должен совершить что-то подобное чуду. Тогда в клубе насчитывалось всего девять членов, да и сейчас их только двенадцать.

Председателем клуба был Мейс Уолдрон — знаменитый пилот, который спас тот марсианский лайнер в 2263 году. Весь расфранченный, он стоял во главе стола, а рядом с ним сидел Эл Стоу. На другом конце стола сидел Мак-Нолти — с его веселой физиономии не сходила довольная усмешка. А рядом со шкипером находился старый, седой Кнут Йоханнсен — гений, который изобрёл систему «Л», известную каждому космонавту.

Остальные гостевые места за столом занимала вся смущенная команда «Маргаритки», включая марсиан, плюс трое пассажиров, которые решили ради такого случая отложить свой отлет. Было ещё несколько аудиорепортеров со своими камерами и микрофонами.

— Джентльмены и ведрас, — произнёс Мейс, — это беспрецедентное событие в истории человечества и нашего клуба. Может быть, именно поэтому я считаю для себя особой честью внести предложение — принять в члены клуба запасного пилота Эла Стоу, который этого в высшей степени достоин.

— Поддерживаем! — крикнули одновременно три других члена клуба.

— Благодарю вас, джентльмены.

Он вопросительно поднял бровь. Восемь рук взметнулись над столом.

— Принято единогласно!

Взглянув на Эла Стоу, который молча сидел рядом, Мейс начал превозносить его до небес. Он все говорил и говорил, а Эл все сидел с безразличным видом.

Я видел, как довольная улыбка на лице Мак-Нолти становится все шире и шире. Старый Кнут смотрел на Эла с почти нелепой отеческой нежностью. Команда не сводила глаз с героя, и все камеры были направлены прямо на него.

Я тоже посмотрел в ту сторону. Он сидел, его починенные глаза сияли, но лицо его было неподвижно, несмотря на все эти пышные слова и всеобщее внимание, на взгляды Йоханнсена, полные отцовской гордости.

Но прошло минут десять, и я заметил, что и ему наконец стало не по себе. И если кто-нибудь вам скажет, что робот системы Л-100-У — просто бесчувственная машина, плюньте ему в глаза!

Книга II. Машинерия

Мы стояли на бельэтаже Седьмого административного корпуса астропорта. Никто не знал, зачем нас так неожиданно вызвали и почему мы не летим, как обычно, на Венеру.

Поэтому мы болтались по зданию и задавали друг другу вопросы, на которые не находили ответов. Однажды я видел, как тридцать гуппи, выпучив глаза, пялились на терьера по имени Фергус, напрягая свои крошечные мозги, чтобы понять, почему одна из его конечностей болтается из стороны в сторону. Мы были очень похожи на этих аквариумных рыбок.

Осанистый и вкрадчивый капитан Мак-Нолти появился в тот самый момент, когда мы уже собрались начать соревнование по обкусыванию ногтей. Его сопровождали полдюжины инженеров с «Маргаритки» и тощий коротышка, которого мы никогда прежде не видели.

Замыкал шествие Эл Стоу, легко несший своё тело весом никак не меньше трехсот фунтов. Меня всегда поражало изящество, с которым он двигался. Его глаза пламенели, словно он хотел объять весь мир.

Жестом предложив всем следовать за ним, Мак-Нолти завел нас в небольшое помещение, с важным видом поднялся на помост и заговорил так, словно он учитель, а мы ученики, только что перешедшие в третий класс.

— Джентльмены и ведрас, сегодня вместе со мной к вам пришел знаменитый профессор Флеттнер.

Он сделал выразительный поклон в сторону коротышки, который ухмыльнулся и запрыгал на месте, точно мальчишка, стащивший конфету со стола.

— Профессор набирает команду для своего корабля «Марафон», которому предстоит лететь за пределы Солнечной системы. Эл Стоу и шестеро наших техников вызвались сопровождать меня. За время вашего отпуска мы прошли дополнительную подготовку.

— Я получил удовольствие от общения с командой, — вставил Флетгнер, стараясь утихомирить экипаж, у которого он украл капитана.

— Правительство Земли, — продолжал польщенный Мак-Нолти, — готово утвердить любую кандидатуру из экипажа, летавшего под моим началом на венерианском грузовике «Маргарет-Сити». Теперь все зависит от вас, парни. Тот, кто пожелает остаться на «Маргарет-Сити», может покинуть нас и отправиться на грузовик. Кто захочет сопровождать меня, пусть поднимет руку. — Тут взгляд Мак-Нолти наткнулся на марсиан, и он торопливо добавил: — Или щупальце.

Сэм Хигнет тут же вскинул коричневый кулак.

— Капитан, я предпочитаю остаться с вами.

Он опередил остальных лишь на долю секунды. Странное дело — ни один из нас не горел желанием лететь на консервной банке Флеттнера. Просто мы не могли отказать. Или согласились лезть в пекло только ради того, чтобы увидеть, как изменится выражение лица Мак-Нолти.

— Благодарю вас, ребята, — сказал Мак-Нолти торжественным голосом, каким обычно произносят речи на похоронах.

Мак-Нолти почти любовно оглядел нас, но заметно смутился, когда обнаружил, что один из марсиан бухнулся на пол в углу, разбросав щупальца.

— В чем дело, Саг Фарн? — удивился он.

Кли Янг, старший из обитателей Красной планеты, подал голос:

— Я поднял два щупальца, капитан. Одно за себя и одно за Сага. Он заснул, перед этим поручив мне подать голос за него — сказать да, или сказать нет, или спеть «Вот идет ласка».[1]

Все рассмеялись. О лени Сага Фарна на борту «Маргаритки» ходили легенды. Один лишь шкипер не знал, что только срочные работы за бортом или партия в шахматы могли помешать Сагу Фарну уснуть. Наш смех смолк, и комната тут же наполнилась высоким жутковатым свистом — так храпят марсиане.

— Ладно, — сказал Мак-Нолти, с трудом сдерживая улыбку, — всем явиться на корабль на рассвете. Стартуем в десять утра. Эл Стоу введет вас в курс дела и ответит на вопросы.


«Марафон» оказался настоящим красавцем, проектировал его Флеттнер, а строился корабль на деньги правительства. Получилось нечто среднее между боевым крейсером и легкой гоночной яхтой. Да и оборудование здесь стояло роскошное, по сравнению с «Маргариткой». Мне корабль сразу же понравился. Как и всем остальным.

Стоя наверху у телескопических сходней, я наблюдал за прибытием последних членов команды. Эл Стоу принес огромную сумку. Ему разрешили взять с собой в три раза больше багажа, чем любому другому члену экипажа. Впрочем, по этому поводу едва ли стоило удивляться, поскольку среди его вещей был прекрасный продукт инженерной мысли — атомный реактор весом в восемьдесят фунтов. В некотором смысле его запасное сердце.

Четыре правительственных эксперта поднялись на борт. Я понятия не имел, кто они по чину и зачем летят с нами, но проводил их в каюты. Последним явился Уилсон, меланхоличный светловолосый юноша девятнадцати лет. Он уже протащил на борт три коробки с вещами и теперь пытался пронести ещё три.

— А это ещё что такое? — осведомился я.

— Пластинки.

— Граммофонные, зубные или металлические?

— Фотографические, — буркнул он без намека на улыбку.

— Будешь у нас штатным фотографом?

— Да.

— Ладно, брось коробки в среднем трюме.

Он нахмурился.

— Их нельзя бросать, сваливать в кучу или резко передвигать. Их необходимо укладывать, — заявил он. — Очень осторожно.

— Ты меня понял! — Мне парнишка понравился, но уж слишком он важничал.

С величайшей осторожностью поставив коробки на трап, он медленно оглядел меня с ног до головы, а потом с головы до ног. Его губы превратились в ниточки, костяшки пальцев побелели.

— И кем вы будете, когда смените робу на парадную форму? — спросил он.

— Парламентским приставом, — проинформировал я парня строгим голосом. — А теперь отнеси коробки туда, где они будут в безопасности, и уложи их, соблюдая все меры осторожности, а иначе я сброшу их вниз — и лететь они будут сотню футов.

Удар пришелся в слабое место. Если бы я пригрозил Уилсону сбросить его самого, он пообещал бы закинуть на орбиту меня. Но ради своих драгоценных коробок он был готов держать норов в узде.

Наградив меня взглядом, красноречиво обещавшим нелегкую жизнь и безвременную смерть, он понес коробки в трюм, прижимая их к груди как младенцев. Пожалуй, я обошелся с парнишкой слишком строго, но в тот момент этого ещё не понимал.


Двое пассажиров о чем-то спорили, пристегивая ремни безопасности. В мои обязанности входила проверка ремней новичков, и пока я этим занимался, слышал каждое их слово.

— Можешь говорить все, что пожелаешь, — заявил один эксперт, — но ведь эта штуковина работает!

— Я и сам знаю, — раздраженно фыркнул другой. — В этом все и дело. Я тысячу раз проверял безумные выкладки Флеттнера, сам чуть не свихнулся. Логика вполне четкая, все неопровержимо. Тем не менее посылка совершенно абсурдна.

— Ну и что? Его первые два корабля моментально добрались до орбиты Юпитера. Они совершили полет туда и обратно быстрее, чем обычный корабль разогревает двигатель. Разве могло бы такое случиться, будь идея и впрямь бредовой?

— Да в своем ли ты в уме! — рявкнул противник, покрываясь алыми пятнами. — Это шарлатанство чистой воды! Флеттнер утверждает, что космическими расстояниями теперь никого не испугаешь, плоды труда тысяч астрономов можно выбросить в мусорную корзину. Мол, теперь нет такого понятия, как скорость полета в космосе, который якобы сродни и плазме и эфиру. Он говорит, что нельзя перемещаться с определенной скоростью, не имея точки отсчета, вернее, принимая за таковую точку воображаемую константу. Дескать, мы одержимы скоростями и расстояниями, поскольку наши разумы привыкли к установленным отношениям внутри Солнечной системы; но в открытом космосе нет величин, к которым можно бы приложить наши несовершенные мерила.

— Не волнуйтесь, ребята, все будет в порядке. Лично я уже написал завещание.

Моя попытка успокоить спорщиков получилась не слишком удачной. Один бросил на меня свирепый взгляд и сказал соседу:

— А я все равно считаю, что это бред.

В этот момент вошёл Мак-Нолти:

— Ты видел Уилсона?

— Нет. Но могу сгонять за ним.

— Попытайся его малость успокоить. Парень чуток не в себе.

Я нашёл Уилсона в его каюте. Он сидел, пристегнув ремни.

— Ты когда-нибудь летал на космолете?

— Нет, — едва слышно ответил Уилсон, подняв на меня остекленевший взгляд.

— Ну, не бери в голову. Бывали случаи, когда люди всходили по трапу на своих двоих, а возвращались по частям, но по статистике на американских горках народу гибнет гораздо больше.

— Думаешь, я боюсь? — Он вскочил так резко, что я вздрогнул, — ему даже не помешали ремни.

— Ну что ты! — Я замолчал, пытаясь найти подходящие слова. — Ты просто стараешься не переоценивать наши возможности.

Озабоченное выражение исчезло с его лица, глаза яростно засверкали.

— Сам не догадываешься, насколько ты прав.

— Вот что, приятель, — заговорил я как мужчина с мужчиной, — расскажи, что тебя гложет, и я постараюсь помочь.

— Ты не способен помочь. — Он сел, расслабился, но на лице вновь появилось угрюмое выражение. — Я из-за пластинок беспокоюсь.

— Какие ещё пластинки?

— Фотографические, которые я принес на борт.

— Да перестань! С ними все будет в порядке. Кроме того, что толку зря беспокоиться.

— Полно толку, — упрямо пробормотал он. — Дважды я не волновался — и мои запасы превращались в пыль. С тех пор я обзавелся привычкой нервничать. При аварии на «Столетнем экспрессе» я потерял всего-навсего две пластинки, да к тому же чистые. Во время большого землетрясения в Неаполе пропало всего-навсего шесть пластинок. Видишь? Мое беспокойство окупается. Так что оставь меня в покое, не мешай работать. — Он откинулся на спинку кресла, потуже затянул ремни и вернулся к своему прежнему занятию. То есть к беспокойству.

Я ещё не успел прийти в себя после разговора с Уилсоном, когда услышал шум на сходнях. Мак-Нолти орал на марсиан. Они только что вышли из своих кают, где поддерживалось привычное для них низкое давление, и оказались в чуждой атмосфере.

Кто-то из людей медленно спускался по трапу, шатаясь под тяжестью огромной вазы невероятно яркой расцветки и чудовищно уродливой формы. Марсиане гневно чирикали наперебой, возмущённо трясли щупальцами. Выяснилось, что фарфоровое чудовище — это шахматный трофей Кли Морга, кубок марсианского чемпионата. С точки зрения землянина — сущая безвкусица. Тем не менее приказы шкипера не обсуждаются — и трофей остался на Земле.

В следующий миг завыла сирена, предупреждая о тридцатисекундной готовности, и все, кто не успел занять свои места, поспешили разойтись. На марсиан, разом прекративших гомонить, стоило посмотреть.

Я моментально устроился в своем кресле. Переходные шлюзы закрылись. Бууум! Гигантский кулак попытался вогнать мой череп в сапоги, и я на короткое время потерял сознание.

Мир, стремительно разбухающий перед носом нашего корабля, оказался немногим больше Земли. Его подсвеченная солнцем поверхность была окрашена в черный, красный и серебряный цвета, в отличие от привычного коричневого, голубого и зеленого. Мы приближались к одной из пяти планет, вращающихся вокруг солнца, поменьше нашего и поярче. По пути нам встретилась небольшая группа астероидов, но мы легко уклонялись от столкновений.

Я не знал, как называется звезда. Эл Стоу сказал, что это малое солнце из региона Бутс. Мы выбрали именно его, поскольку лишь у него имелись планеты, и одна из них оказалась как раз на нашем пути.

Так или иначе, но мы перемещались слишком быстро, чтобы выйти на орбиту и выбрать удобное место для посадки. Мы мчались по касательной — впереди нас ждала планета. Снижение будет прямым, как атака сокола, времени хватит только на короткую молитву, и никаких тебе танцев вокруг тутового дерева.

То, как парадоксальные идеи Флеттнера претворялись в жизнь, вновь заставило мое сердце устремиться к желудку — хорошо ещё я успел выплюнуть его обратно. Подозреваю, что корабль был способен и на большее — его ограничивала лишь способность людей к выживанию. Похоже, Мак-Нолти с удивительной точностью определил эти границы — ведь торможение и посадка закончились тем, что я не только остался жив, но и сохранил способность дрыгать ногами; но на животе остался глубокий след от ремня, не сходивший целую неделю.

Приборы показывали, что давление за бортом — двенадцать фунтов, а воздух пригоден для дыхания. Мы тянули жребий — кому первым выходить наружу. Мак-Нолти и все правительственные эксперты проиграли. Вот было смеху! Первым из шляпы вынули бумажку с именем Кли Янга, затем повезло инженеру Бреннанду, Элу Стоу, Сэму Хигнету и мне.

Наша первая экскурсия по планете была рассчитана на один час. Из чего следовало, что мы не сможем отойти больше чем на две мили от «Марафона». Скафандры надевать не стали. Кли Янг мог воспользоваться шлемом, герметично пристегивающимся к наплечникам, чтобы дышать привычным воздухом, но он решил, что в течение часа легко выдержит избыточное давление. Повесив на шею бинокль, каждый из нас вложил в кобуру лучевой пистолет. Эл Стоу прихватил радиофон, чтобы поддерживать связь с кораблем.

— И не вздумайте ребячиться, — предупредил шкипер, когда мы выходили через воздушный шлюз, — Осмотрите окрестности и возвращайтесь не позднее чем через час.

Кли Янг, последним выбиравшийся из шлюза, оглядел наш небольшой отряд глазами-блюдцами и сказал:

— Кому-то следовало разбудить Сага Фарна и сообщить, что корабль совершил посадку, — Затем четыре из десяти щупальцев отпустили трап, и марсианин упал на землю.

Боже, какой твердой оказалась поверхность чужой планеты! Здесь она сверкала черной стеклянной гладью, а невдалеке шли серебристые полосы с вкраплениями темно-красного. Я поднял небольшой кусок породы, и он оказался очень тяжелым — сплошной металл, если вас интересует мое мнение.

Я швырнул его в открытый шлюз, чтобы товарищам было чем заняться, и тут же увидел голову рассерженного Кли Морга, который выпучил глазищи на ни в чем не повинного Кли Янга и заявил:

— Удар по черепу — это совсем не смешно. И тот факт, что ты в компании землян, не означает, что можно вести себя как глупое дитя.

— О чем ты, неумелый толкатель пешек? — сразу закипятился Кли Янг, — Да если б я тебе дал по черепу…

— Замолчите! — рявкнул Эл Стоу.

Он зашагал в сторону заходящего солнца, длинные проворные ноги двигались с такой быстротой, словно он намеревался совершить кругосветное путешествие. Рация болталась в могучей руке.

Мы шли гуськом. Через десять минут Эл Стоу, оторвавшийся на полмили, остановился, давая нам возможность его догнать.

— Не забывай, длинный брат, мы сделаны только из плоти и крови, — пожаловался Бреннанд, когда мы приблизились к нашему могучему второму пилоту.

— Только не я, — возразил Кли Янг. — Благодарение Раве, наша раса не состоит из такой отвратительной грязи. — Он пронзительно свистнул, выражая презрение, а затем четырехкратно сделал движение щупальцами, поскольку воздух здесь был в четыре раза плотнее, чем на Марсе. — Я бы мог грести!

После этого мы замедлили шаг. Вскоре спустились в глубокую тёмную долину, прошли ее до конца и начали подниматься.

Никаких деревьев, кустов, птиц; никаких признаков жизни. Лишь черно-серебристо-красная полуметаллическая поверхность, далёкие вершины гор в голубом тумане и сияющий цилиндр «Марафона» у нас за спиной.

Посреди следующей долины текла река. Подойдя к берегу, мы наполнили фляжку для лабораторного анализа. Сэм Хигнет рискнул попробовать воду — оказалось, что у нее лёгкий медный привкус. На поверхности вода была голубой, в глубине казалась синей. Почва на берегу была значительно мягче.

Усевшись передохнуть, мы поглядывали на реку — она казалась слишком глубокой, с сильным течением; никто не рискнул перебраться на противоположный берег. Через некоторое время вода принесла безголовое тело.


Изуродованный труп напоминал огромного лангуста. Твердый темно-красный хитиновый панцирь, четыре крабьи ноги, две длинные клешни. На шее — белый срез без следов крови, из которого торчали белые нити. Как выглядела голова, оставалось догадываться.

Труп выглядел зловеще, и мы завороженно наблюдали за ним, не спуская глаз, пока он не скрылся за далекой излучиной реки. Больше всего нас сейчас занимало не то, как выглядит голова, а кто и почему ее снес. Все молчали.

Едва течение успело унести труп, как мы увидели первое доказательство существования жизни на планете. В десяти ярдах, справа от меня, в мягкой почве виднелась дыра. Из нее выползла тварь, приблизилась к воде и принялась пить мелкими изящными глотками.

Четыре ноги, дивный трехгранный хвост — больше всего существо походило на игуану. Черная кожа с серебристым отливом напоминала шелк. Из прорезей на голове смотрели серебристые глазные яблоки. Длина — около шести футов вместе с хвостом.

Напившись, существо повернулось, чтобы уйти, увидело нас и застыло на месте. Я потянулся к лучевому пистолету — а вдруг у местного жителя дурные намерения? Тварь внимательно осмотрела нас, широко раскрыла пасть, и мы узрели черную, словно уголь, глотку и два ряда ровных черных зубов. Существо несколько раз продемонстрировало своё оружие, после чего взобралось на берег, уселось неподалеку от нас и уставилось в воду.

Никогда ещё мне не доводилось видеть столь абсурдной картины. На берегу расположился Эл Стоу, огромный, с сияющими глазами, резкими чертами лица и смуглой кожей. Рядом с ним сидел Сэм Хигнет, наш темнокожий врач, чьи белые зубы ослепительно сверкали. Бреннанд, невысокий белый землянин, устроился рядом с Кли Янгом, пучеглазым марсианином с десятью щупальцами. Следующим был я, седеющий землянин среднего возраста. И наконец, инопланетное существо цвета серебра с чернью.

И все продолжали молчать. Да и что тут скажешь? Мы смотрели по сторонам, существо таращилось на воду, все сохраняли полнейшее спокойствие. Я вдруг вспомнил о юном Уилсоне — жаль, что его нет с нами, не то запечатлел бы эту сиену и раздал фотографии на память. Затем по реке проплыло ещё одно тело, ничем не отличающееся от первого. Без головы.

— Похоже, здесь кое-кто не очень популярен, — заметил Бреннанд, которому надоело молчать.

— Они сами по себе, — важно проинформировала нас игуана, — Как и я.

— Что вы сказали?

Никогда ещё пятеро живых существ не вскакивали с такой быстротой, да и восклицание получилось хоровое.

— А вы не уходите, — посоветовала ящерица, — Возможно, увидите ещё что-нибудь, — Она подмигнула Бреннанду, а после быстро скрылась в своей норе. Только серебристый хвостик сверкнул на солнце.

— Вы слышали? — Бреннанд с обалдевшим видом приблизился к норе, присел на корточки и рявкнул: — Эй!

— Ее здесь нет, — донесся ответ откуда-то снизу.

Облизнув губы, Бреннанд бросил на нас жалобный взгляд раненого спаниеля и задал следующий идиотский вопрос:

— Кого нет?

— Меня, — ответила ящерица.

— Вы слышали то, что слышал я? — вновь оглянулся на нас ошеломленный Бреннанд.

— Ты ничего не слышал, — ответил Эл Стоу, прежде чем кто-то из нас успел открыть рот. — Это существо ничего не говорило. Я внимательно наблюдал, оно ни разу не шевельнуло губами. — Его строгие блестящие глаза смотрели на нору. — Это животное думает, а вы воспринимаете мысли, преобразуя их в человеческие понятия. Поскольку вы никогда не встречались с формами жизни, обладающими телепатическими способностями, и никогда не воспринимали мысли, которые передаются на доступной для человека волне, то решили, что существо говорит.

— Вы можете остаться, — разрешила ящерица, — только не толпитесь возле моей норы. Ни к чему лишняя шумиха. Это опасно.

Эл поднял рацию и отошел в сторону.

— Я сообщу на корабль о телах и попрошу разрешения подняться на пару миль вверх по течению.

Он включил рацию. Послышался шум, подобный грохоту Ниагарского водопада. Больше ничего разобрать не удавалось. Эл Стоу менял частоту, снова и снова вызывая корабль, но в награду получал лишь оглушительный шум помех.

— Попробуй на низких частотах, — посоветовал Сэм Хигнет.

Эл прошелся по всему диапазону. Шум водопада исчезал, и начиналось чириканье. Потом застрекотал миллион кузнечиков, раздался пронзительный свист — а закончилось все тем же ревом водопада.

— Мне это не нравится, — сказал Эл, выключая рацию. — Слишком много помех для пустого мира. Мы возвращаемся. И следует поторопиться.

Он стал решительно подниматься вверх по склону. Его мощная фигура напоминала древнего великана на фоне вечернего неба.

Он шёл очень быстро, и мы с трудом поспевали. Впрочем, нас не нужно было подгонять. Беспокойство Эла передалось нам. Да и эти безголовые тела…

Мак-Нолти выслушал нас и послал за Стивом Грегори, чтобы тот проверил радиоэфир. Стив поспешил в радиорубку и вернулся через несколько минут.

— Шкипер, эфир полон сигналов, — нахмурив брови, сообщил Стив. — От двухсот метров до ультракороткого диапазона все забито. Нам и слова не вставить.

— Ладно, — проворчал Мак-Нолти, — и чем же забит эфир?

— Три вида сигналов, — ответил Стив. — Свист разной продолжительности — возможно, таким образом указывается направление. Ещё я обнаружил восемь источников шума, напоминающего грохот водопада. Ну, а в промежутках какая-то непонятная трепотня. Здесь полно живых существ. — Его кустистые брови совершили несколько впечатляющих акробатических этюдов.

С опаской посматривая в ближайший иллюминатор, один из правительственных экспертов рискнул высказать мнение:

— Если эта планета так сильно заселена, то мы приземлились в местной Сахаре.

— Мы можем воспользоваться шлюпкой, — решил Мак-Нолти. — Пошлем на разведку трех хорошо вооруженных человек и дадим полчаса, чтобы хорошенько осмотреться. До наступления темноты они успеют прочесать пятьсот миль.

Большинство из нас вновь хотело попытать счастья, но Мак-Нолти бросать жребий не разрешил, а сам назначил тройку разведчиков. Одним из них стал биолог по имени Хайнс, работающий на правительство; остальные — инженеры, знакомые с управлением шлюпкой.

На подготовку шлюпки к полету ушло четыре минуты. Троица разведчиков поднялась на борт. Все были вооружены лучевыми пистолетами. Кроме того, на борту имелось полдюжины миниатюрных атомных бомб, а также артиллерийская установка, чьи восемь стволов угрожающе торчали из прозрачной башни на носу шлюпки.

Да, разведывательная экспедиция была отлично вооружена! Мы не собирались развязывать войну и не ждали особых неприятностей, но постарались подготовиться к любым неожиданностям.

Раздался негромкий взрыв, и двенадцатитонный цилиндр взмыл в небо. Через несколько секунд шлюпка превратилась в точку, а затем и вовсе исчезла.

Стиву удалось установить связь в диапазоне двадцати четырех метров. Биолог Хайнс наблюдал за ландшафтом в иллюминатор и тут же докладывал.

— Мы летим на высоте шесть миль, удалились от корабля на шестьдесят. Впереди горы. Набираем высоту. — С минуту он молчал. — Поднялись на двенадцать миль и перевалили через вершину. Вижу длинную прямую черту искусственного происхождения, уходящую вниз, в предгорья. Мы спускаемся к ней, все ниже, ниже… Да, это дорога!

— Кто-нибудь движется по ней? — крикнул Стив, брови которого изогнулись крутой дугой.

— Пока она совершенно пуста. Однако полотно в прекрасном состоянии. Такое впечатление, что дорогой редко пользуются. Ага, вижу на горизонте ещё одну, милях в сороках впереди. Летим к ней. Кажется… по ней что-то быстро перемещается. — Ещё одна томительная пауза. — Ей-богу, здесь десятки…

Голос смолк. Из динамика шёл только звук, напоминающий шелест осенних листьев на ветру.

Стив попытался наладить связь, крутил ручки настройки, но голос Хайнса не возвращался. Лишь волнами накатывали шорохи в диапазоне двадцати четырех метров, а на длинных волнах ревел водопад.

Команда потребовала отправить вторую шлюпку. У нас имелось ещё четыре шлюпки и мощный катер. Мак-Нолти решительно отказал.

— Нет, ребята! — Его пухлое лицо сохраняло выражение полнейшего спокойствия. — Одного раза более чем достаточно. Мы будем ждать. До утра предоставим шлюпке возможность вернуться. Возможно, ей ничто не угрожает. Бесполезно строить предположения — могли выйти из строя радио или навигационная аппаратура, — Тут его глаза сверкнули: — Но если к рассвету не получим никаких известий, отправимся на поиски.

— Это точно! — зашумели многие.

Трам-трам-трам! В наступившей тишине мы услышали эти звуки очень явственно. Тут только нам стало понятно, что они раздаются уже некоторое время — но раньше никто не обращал внимания. Странные, но смутно знакомые звуки, к сожалению, доносились не от возвращающейся шлюпки.

Команда моментально выбралась наружу. Мы стояли, прижимаясь спинами к металлической оболочке «Марафона», и смотрели в небо. Один, два, три, четыре, пять… Длинные черные ракеты летели единым клином.

Лицо молодого Уилсона просветлело, и он воскликнул: «О господи!» — а в следующий миг выхватил фотоаппарат и навел его на черные ракеты.

Никто из нас не догадался прихватить бинокль, но Эл Стоу в нем и не нуждался. Он стоял, запрокинув голову, не сводя сверкающих глаз с небесного парада.

— Пять, — сказал он. — Высота десять миль, перемешаются быстро и продолжают набирать высоту. Обшивка выкрашена в черный цвет либо сделана из очень черного металла. Корабли не имеют ничего общего с земными. Кормовые двигатели установлены снаружи — на наших кораблях они утоплены в корпусе. Кроме того, у этих имеются ярко выраженный нос и кормовые стабилизаторы.

У меня уже закружилась голова, а он продолжал вести наблюдение. Наконец пятерка кораблей скрылась из виду. Они промчались над «Марафоном», но не заметили его. Впрочем, они летели на огромной высоте, с которой мы выглядели не больше булавочной головки.

— Значит, они не так уж сильно от нас отстают, — прочирикал Кли Морг. — У них есть ракетные корабли, они отрезают головы лангустам — можно предположить, что они враждебно настроены к чужакам. Могу представить, как туземец подтаскивает меня к жевательному отверстию!

— Надеяться на лучшее, но ожидать худшего, — посоветовал Мак-Нолти. Он оглядел свою команду, а потом его взгляд скользнул по блестящей обшивке «Марафона». — Кроме того, наш корабль намного быстрее всего, что летает в Солнечной системе, и мы знаем, как позаботиться о себе.

И он со значением похлопал по висящему на боку лучевому пистолету. Никогда прежде мне не доводилось видеть нашего дружелюбного шкипера таким серьезным и сосредоточенным.

Он обладал обезоруживающей привычкой скрывать свои чувства, но при определенных обстоятельствах оказывался крепким орешком.

Однако никто не умел выглядеть таким крутым, как Эл Стоу, который стоял возле нашего шкипера. В неподвижной позе Эла, его коротких репликах, быстрых решениях и блеске глаз на словно из гранита высеченном лице было нечто сродни безмятежной силе, которую мы видим в равнодушных чертах незнакомых богов, что находят археологи в самых далеких местах.

— Ладно, — проговорил Эл Стоу, — вернемся на корабль и подождем рассвета.

— Конечно, — согласился Мак-Нолти — Завтра мы раскроем кое-какие тайны независимо от того, возвратится шлюпка или нет.

Он не знал, что завтра мы никаких тайн не раскроем, напротив, придем в полное замешательство. Молодой Уилсон не стал бы так весело насвистывать, проявляя свои пластинки, если бы догадывался, что не пройдет и двадцати четырех часов, как они будут утрачены навсегда.


Первым заметил машины один из навигаторов, который нес ночную вахту. Они появились неожиданно почти за час до бледного рассвета, призраками скользнули под умирающими звездами.

Навигатор подумал, что это животные, какие-нибудь ночные хищники. Но как только у него появились сомнения, он включил сигнал общей тревоги, и мы бросились на свои посты. Один из инженеров приставил к иллюминатору переносной прожектор, чтобы разогнать предрассветные сумерки.

Как только мощный луч наткнулся на что-то большое и блестящее, оно тут же бросилось улепетывать. Маневры были настолько стремительными, что никто не успел толком рассмотреть шар со щупальцами, вставленный в обод колеса. Создавалось впечатление, что колесо крутится и невообразимое устройство стремительно перемешается, легко меняя направление движения.

Луч света не успевал за ним, поскольку был ограничен краями иллюминатора. Мы напряженно ждали, что будет дальше, но ничего больше не появлялось в конусе яркого света, хотя мы видели, как перемешаются тени чуть в стороне.

Мы притащили ещё несколько прожекторов и поставили их возле других иллюминаторов, после чего пытались поймать в лучи света летающие машины, неожиданно включая и выключая прожектора. Этот метод оказался более эффективным. Нам вновь удалось на миг осветить перемещающееся колесо, которое тут же ускользнуло от луча.

Через минуту второй прожектор озарил огромную металлическую руку, которая раскачивалась подобно маятнику, периодически исчезая в темноте. Нечто огромное и сильное перемещало эту руку, которая вовсе и не была рукой. Больше всего устройство походило на механический или паровой экскаватор.

— Вы видите?! — завопил Стив.

Его лицо оставалось в тени, но я догадывался, где были густые брови. По слухам, однажды его бровь едва не добралась до затылка.

Я слышал, как тяжело дышит у меня за спиной Бреннанд, а от стоящего поодаль Эла Стоу доносилось тишайшее гудение. От прожекторов пахло нагретым металлом.

Со стороны кормы пришел какой-то стук и царапанье. Там находилась мертвая зона, вспомогательные двигатели мешали обзору. Мак-Нолти что-то рявкнул, два инженера и навигатор бросились выполнять приказ. Мы понятия не имели о том, на что способны ночные визитеры, но если они сумеют повредить вспомогательные двигатели, мы останемся здесь навсегда.

— Пора делать выбор, — заметил Эл Стоу.

— О чем ты? — осведомился Мак-Нолти.

— Выходить навстречу или немедленно стартовать.

— Да-да, конечно, — проворчал Мак-Нолти. — Но мы по-прежнему не знаем, какие у них намерения. Нет оснований считать, что они хотят навредить, но и дружеских жестов они не сделали. Нужно соблюдать осторожность. Власти Земли не одобряют грубого обращения с аборигенами, если на то нет веских оснований. — Он презрительно фыркнул, — Иными словами, мы должны уносить ноги, если они враждебны, или сидеть и ждать доказательств дружеского расположения.

— Я предлагаю, — вмешался Кли Янг, — открыть шлюз правого борта и свистеть мотивчик. Когда кто-нибудь приблизится, мы его схватим, затащим на борт и позволим нас рассмотреть. Если понравимся друг другу, то можно будет обниматься и целоваться. А в противном случае выбросим его наружу по частям.

П-р-рээ-нг! Пронзительное лязганье со стороны кормы эхом прокатилось по всему кораблю. Мак-Нолти поморщился, представив, как его драгоценный двигатель выходит из пазов. Он хотел что-то сказать и уже открыл рот, но в этот момент раздался яростный рев в машинном отделении. За ревом последовал чудовищный треск, и корабль прыгнул вперёд на двадцать футов.


Помогая подняться распростершемуся на полу шкиперу, Эл Стоу сказал:

— Похоже, Эндрюс решил все вопросы. Теперь никто не захочет связываться с его детищем!

Из машинного отделения доносился гул возмущенных голосов — так рокочет вулкан перед извержением. Мак-Нолти знал, что лучше не трогать начальника машинного отделения, пока он не стравит пар.

Глянув в иллюминатор, Мак-Нолти в луче света заметил отступающий механизм. Нахмурившись, он обратился к Элу Стоу:

— У нас очень маленький выбор: либо немедленно стартовать, либо отогнать их. В первом случае мы теряем шлюпку с экипажем. А во втором — могут быть серьезные неприятности. — Его взгляд наткнулся на Стива Грегори. — Стив, ещё раз попытайся связаться со шлюпкой. Если не сможешь, все равно продиктуешь инструкции — вдруг да услышат. А после откроем шлюз.

— Есть, капитан, — кивнул Стив и убежал в радиорубку.

Он вернулся минут через пять и бросил:

— Ни звука! Ну, ребята, готовьте оружие к бою. Перенесите прожектор к шлюзу правого борта. — Мак-Нолти замолчал, поскольку «Марафон» неожиданно начал крениться. Описав дугу в десять градусов, корабль вновь принял вертикальное положение. — И поставьте рядом пушку.

Эл Стоу и два инженера ушли выполнять приказ шкипера.

— Вот так! — выдохнул Мак-Нолти. — Даже думать не хочется, какая нужна сила, чтобы накренить «Марафон».

Дзинъ-дзинь-дзинь! Звуки тяжелых ударов пронеслись по всему «Марафону» и эхом вернулись в арсенал, где я раздавал оружие. Корабль вновь накренился, только теперь ещё сильнее. Дуга составила никак не меньше пятнадцати градусов. Но и в этот раз корабль вернулся в прежнее положение.

Обмотавшись снарядными лентами для скорострельной пушки, я побежал обратно и нашёл Эла возле внутреннего люка шлюза. Корабль слегка дрожал. Эл молча стоял, широко расставив ноги в сапогах на мягкой подошве, а его блестящие глаза неотрывно следили за медленно отворяющейся дверью люка.

Наконец, когда все было готово, тяжелая внешняя крышка отошла от корпуса «Марафона». Свет прожектора хлынул наружу.

Из сумрака доносились скрип и скрежет, но в луче прожектора ничего не появилось. Похоже, туземцы не жаловали яркий свет. Мы довольно долго стояли и ждали.

Набравшись храбрости, вычислитель по имени Дрейк, человек Флетгнера, вошёл в освещенную шлюзовую камеру и медленно зашагал к внешнему люку. Он остановился у самого края и выглянул наружу. В следующее мгновение он сдавленно вскрикнул и исчез из виду.

Рослый и широкоплечий кривоногий инженер, следовавший за Дрейком, длинной волосатой рукой попытался схватить его ремень, но опоздал. На несколько мгновений он застыл на месте, а ещё через секунду закричал и скрылся в темноте. Бреннанд, шедший третьим, не дошел нескольких шагов до люка — Мак-Нолти приказал остановиться.

Бреннанда не сумели похитить. Он закричал, когда что-то проникло снаружи в шлюзовую камеру и попыталось его схватить, и завопил ещё громче, когда ловкое марсианское щупальце обвило его талию и оттащило назад. Если судить по тому, как побелели остальные щупальца Кли Янга, уперевшиеся в пол и стены, ему немалого труда стоило удержать Бреннанда.


— Что это было? — с мрачным спокойствием спросил Мак-Нолти.

Прежде чем Бреннанд успел ответить, раздался оглушительный удар. Огромный блестящий предмет прямоугольной формы проник в люк. Свет прожектора позволял его хорошо разглядеть. Я увидел переднюю часть, с закрученной спиралью медной антенной наверху, похожей на карикатурный локон, и пару здоровенных линз, глядящих на свет с равнодушием кобры.

Не дожидаясь приказа Мак-Нолти, наш стрелок решил, что сейчас не время думать о предстоящем докладе земному начальству. И открыл огонь. Грохот получился чудовищным, восемь стволов изрыгнули огонь, поток снарядов устремился в темноту. Промахнуться при такой стрельбе было невозможно — во все стороны полетели куски металла, осколки чего-то похожего на стекло и пустые гильзы.

Как только первый захватчик исчез, на его месте появился второй, который спокойно уставился в жерла нашей пушки. Такой же прямоугольный корпус, такие же холодные, ничего не выражающие глаза-линзы. Его постигла та же судьба. За ним последовало ещё два чудища. Стрелок, войдя в раж, палил, ругаясь на товарища, который слишком медленно подавал новые ленты.

После расстрела четвертого чужака наступила тишина, лишь стучала свежая лента, которую стрелок с помощником заправляли в установку.

— Ну, вне всякого сомнения, власти Земли не поставят нам этот конфликт в вину, — решил капитан Мак-Нолти. — Как-никак, а захвачены два члена экипажа, я уже не говорю о шлюпке.

Кто-то подбежал к нам и доложил:

— В свете третьего прожектора мы видели, как уносят Дрейка и Миншалла.

— Значит, они не в зоне поражения, — заметил Эл Стоу, — Хорошо! — Он не сводил глаз с открытого люка, сжимая в правой руке яичко из тех, которые принято называть карманными атомными бомбами.

Он помахивал взрывным устройством с такой ужасающей беспечностью, что мне захотелось закричать и сбежать, бросив даже зубные коронки.

— Ради бога, перестань! — запротестовал кто-то из тех, кто разделял мои чувства.

Эл оглянулся на малодушного, холодно блеснул глазами, затем активировал яйцо и швырнул его в темноту. Все тут же рухнули на пол, в том числе и Мак-Нолти, и попытались — безуспешно, разумеется — окопаться.

Ослепительная вспышка, оглушительный гром, несколько толчков, как при землетрясении.

Кусок металлического щупальца прилетел из темноты и ударился о стенку. Нечто, смутно напоминающее верхушку морского телескопа, треснулось о щит артиллерийской установки, пронеслось над солидным задом шкипера, задело мочку моего уха и оставило длинный желтоватый след на стальном полу.

Если кто-то ожидал, что снаружи наступит тишина, то он ошибался. Едва смолкли отзвуки взрыва, как в корме раздались скрежет разрываемого металла и глухие удары. Со стороны машинного отделения послышались грязные ругательства, но они быстро смолкли.

Пока мы озирались в поисках новых источников опасности, в люк полезли очередные чудовища. Однако стрелок был начеку, он вновь без приказа нажал на гашетку. Он продолжал стрелять, не ведая о том, что со стороны кормы на нас уже наступает металлический зоопарк.

Следующие две минуты промелькнули, словно две секунды. Я видел, как шар на колесиках въехал в шлюзовую камеру, а за ним вломилась кошмарная компания металлических монстров у некоторых были суставчатые ноги и клешни вместо рук, другие размахивали щупальцами или непонятными жуткими инструментами.

Когда точно направленный выстрел лучевого пистолета нашёл в клешне, вцепившейся в крышку люка, слабое место, она раскалилась докрасна. Однако похожий на гроб хозяин клешни и линзой не повёл. В призрачном свете прожекторов я увидел, как молодой Уилсон выжег «глаз» монстру, но тот успел схватить нашего фотографа.

Неожиданно артиллерийская установка прекратила неистово плевать снарядами и повалилась набок. Что-то холодное, жесткое и скользкое ухватило меня за пояс и подняло вверх. Я почувствовал, как мое тело перемещается к люку, и через мгновение очутился снаружи. Хватка пленившего меня существа была железной. Я успел заметить, как штуковина, размахивающая сразу несколькими инструментами непонятного назначения, схватила отчаянно сопротивляющегося шкипера и потащила его куда-то в сторону.

Последнее, что я увидел, когда меня несли прочь от корабля, это дико машущий щупальцами металлический шар, взмывший под потолок шлюзовой камеры. Мак-Нолти и захвативший его монстр загородили все остальное, однако я догадался, что кто-то из марсиан ещё сражается, прилипнув к потолку.

Поймавшее меня существо быстро бежало в сторону всходившего над далеким горизонтом солнца. Я понял: уже утро, минут через двадцать появится роса. Окрестности светлели прямо на глазах.

Похититель положил меня на свою длинную горизонтальную спину. Один трос плотно охватывал мою грудь, другой — живот; многосуставчатая рука придерживала бедра. Ноги болтались в воздухе, а в правой руке я сжимал лучевой пистолет, но применить оружие никак не удавалось, поскольку рука была плотно прижата к корпусу врага.

В десятке ярдов другой металлический монстр тащил Мак-Нолти. Этот был заметно крупнее моего похитителя, обладал восемью суставчатыми ногами, не имел щупальцев, но мог похвастаться дюжиной рук различной длины. Четыре из них придерживали извивающегося шкипера, две передние были вытянуты вперёд, как у богомола, а остальные сложены вдоль тела. Я заметил, что медный локон периодически выпрямлялся и ходил ходуном, а потом опять сворачивался.

Мы пробежали мимо других механизмов. Большая группа возилась вокруг поврежденной кормы «Марафона». Попадались большие и маленькие машины, приземистые и высокие. Среди них выделялось чудовище с рукой, похожей на стрелу парового экскаватора. Он хладнокровно копал землю под вспомогательными двигателями нашего корабля. Полдюжины машин занималось тем, что извлекали эти двигатели. Несколько штук уже лежало неподалеку, точно выдранные зубы.

«Ну, — с горечью подумал я, — вот и конец герру Флеттнеру и его гениальности. Если бы этот могучий мозг не появился на свет, я бы жил себе припеваючи на борту старой доброй «Маргаритки»».

Штуковина, на которой я отправился на вынужденную прогулку, увеличила скорость, перейдя на неуклюжий галоп. Мне никак не удавалось повернуться, чтобы как следует ее рассмотреть. Меня, как и прежде, держали очень крепко. Я слышал, как металлические ноги стучат по полуметаллической почве, но видел лишь мельтешащие суставы и сочащееся масло.

Скакун, несший Мак-Нолти, также увеличил скорость. Стало заметно светлее. Я, насколько смог, приподнял голову и увидел вереницу машин, отягощенных пленниками, которая тянулась до самого корабля. Мое внимание привлек доносящийся сверху гул. Я посмотрел в небо. Ночь ещё не успела убрать свою тёмную руку, и я не разглядел ракеты, летевшие с севера на юг.

Прошло больше часа, прежде чем мой похититель остановился и опустил меня на землю. Вероятно, мы преодолели миль тридцать. Все мое тело ныло. Солнце уже взошло, и я обнаружил, что мы находимся на обочине широкой гладкой дороги, покрытой тусклым металлом цвета свинца. Гроб длиной примерно семь футов — фантастический скакун, на спине которого я сюда прибыл, — смотрел на меня абсолютно равнодушными линзами.

Не ослабляя объятий, он засунул меня в открытую дверь дожидавшегося средства передвижения. Это была большая коробка, поставленная на пару осей с громадными колесами. Сверху торчала неизменная антенна. Ещё я успел заметить дюжину одинаковых тележек, а потом оказался в темноте.

Через полминуты ко мне присоединился шкипер. Затем Бреннанд, Уилсон, вычислитель и два инженера. Шкипер тяжело сопел. Инженеры ругались на чудовищной смеси земного, венерианского и марсианского языков.

Дверь захлопнулась и заперлась — явно по собственной воле. Машина дернулась, будто какой-то великан дал ей пинка, и покатилась вперёд, постепенно набирая скорость. Сильно пахло машинным маслом. Кто-то непрерывно шмыгал носом и что-то злобно бормотал. Мне показалось, что это Бреннанд.

Шкипер нашёл в кармане зажигалку, и мы смогли осмотреться. Наша передвижная тюрьма оказалась стальным ящиком размерами девять футов на шесть. Здесь даже вентилятор отсутствовал. Запах машинного масла становился невыносимым.

Продолжая шмыгать носом и бормотать, оскорбленный Бреннанд поднял лучевой пистолет и попытался прожечь дыру в потолке. Я присоединился к нему, чтобы ускорить процесс. Металл легко поддавался. Через пару минут вырезанный круг упал на пол. Если наше средство передвижения и имело сознание, то никак не отреагировало на враждебные действия, продолжая мчаться на прежней скорости.

Напрасно мы надеялись увидеть пушистые облака. Над отверстием оказался слой темно-зеленого вещества, которое не поддавалось лучевым пистолетам. Мы обрушили на него всю свою огневую мощь, но не добились ни малейшего результата.

Попытки открыть дверь или пробить дыру в стене также успеха не имели: повсюду оказалось зеленое вещество. Слабым местом был пол. Пока машина мчалась вперёд, мы прорезали дыру в полу, и наше узилище сразу же наполнилось светом. Теперь мы могли видеть часть вращающейся оси и кусок убегающей дороги.

Бреннанд направил пистолет вниз и сказал:

— Мама, смотри, что я умею! — И перерезал ось.

Машина замедлила ход и остановилась. Мы приготовились к мощному удару, но его не последовало. Машины аккуратно нас объезжали и спокойно продолжали свой путь. Мы с Бреннандом приникли к дырке в полу, а остальные с нетерпением поглядывали на нас. Мак-Нолти и вычислитель потеряли оружие, но один из инженеров успел засунуть пистолет в карман, а другой так и держал в руке четырёхфутовый гаечный ключ, с которым, как утверждали злые языки, он даже спать ложился.

Мы не могли знать, есть у этой собачьей будки на колесах водитель, подчиняется ли он собственной воле или управляется дистанционно. Но если водитель или кто-нибудь другой не откроет дверь, нам придётся выбираться отсюда самим. Ничего не происходило. Мы подождали пять долгих минут, и я даже успел поразмышлять о не слишком веселой судьбе остальных членов нашего экипажа.

В конце концов нам удалось проделать в полу достаточно большую дыру, и мы уже собрались вылезти наружу, когда нечто огромное и тяжелое промчалось по дороге и неожиданно мягко ударило в нашу машину. Раздался громкий металлический щелчок, и мы поехали вперёд — сначала медленно, а потом немного быстрее. Сломанный механизм заработал снова.

Очень скоро дорога стала проноситься под нами с такой скоростью, что мы перестали думать о побеге. Прыжок вниз означал верную смерть.

— Однако мы попали в неприятное положение, — сказал Мак-Нолти.

— Неприятное? — эхом отозвался Бреннанд, бросив на шкипера странный взгляд.

Он опустился на колени, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Один из инженеров сдавленно фыркнул.

— Я потерял роскошный фотоаппарат стоимостью семьсот долларов и отснятые пластинки, — возмущённо объявил Уилсон и злобно посмотрел на шкипера. — Мало сказать, что это неприятно! Я спущу шкуру с металлических задниц, как только появится такая возможность!

— Вот твой проклятый аппарат, — заявил Бреннанд, который встал, вынул из кармана и протянул Уилсону камеру чуть больше пачки сигарет, — Ты его уронил, когда тебя вытаскивали из корабля. Я поймал, а через секунду меня самого поймали.

— Спасибо, ты настоящий друг! — воскликнул Уилсон, поглаживая фотоаппарат тонкими пальцами. — Я ужасно о нем беспокоился. — Он уперся в меня взглядом и повторил: — Да, я о нем беспокоился.

Один из инженеров смотрел в дыру. Сломанная ось, естественно, не вращалась.

— Нас тянут на буксире. Знать бы наверняка, что за нами никто не едет… — Помолчав, он добавил: — Подержите меня, я попытаюсь выглянуть.

— Ничего не выйдет, — резко возразил Мак-Нолти. — Мы едем слишком быстро, нельзя так рисковать. Будем просто ждать.

Мы сидели на полу и с тоской смотрели на круг света. Наши спины упирались в холодный металл. У кого-то в кармане оказалась пачка сигарет, мы закурили.

Наконец машина остановилась, и сразу же раздалось какое-то странное клацанье. Вся повозка вздрагивала; казалось, рядом неуклюже топчется невидимая громадина, отчего трясется земля. С другой стороны ровно гудел мотор. Мы напряженно смотрели на дверь; те, у кого остались лучевые пистолеты, держали их наготове.

Раздался щелчок, и дверца широко распахнулась. Большая многосуставчатая рука принялась шарить внутри нашей темницы. Так продавец белых мышей вслепую ловит для покупателя очередного зверька. Я глазел на сияющую конечность, держа под прицелом ее заднее сочленение, когда один из инженеров проскочил под этой рукой и с громким воплем выбрался наружу.

Рука, уже готовая схватить шкипера, потеряла гибкость, когда луч ударил по суставу. Она неловко двинулась обратно, а в это время второй инженер бросился вслед за первым, размахивая здоровенным гаечным ключом. Понятное дело, я не стал отсиживаться за их спинами.

Сражение получилось недолгим. Снаружи мы столкнулись с сорока машинами восьми разных типов. Штук шесть было не больше собаки — они лишь кружили вокруг нас и наблюдали за происходящим. Самая большая в два раза превосходила пульмановский вагон и являлась обладательницей телескопической руки, заканчивающейся огромным черным диском.

В пяти ярдах от двери находился инженер, который пытался при помощи лучевого пистолета высвободиться из объятий многорукого гроба. Инженер с гаечным ключом сцепился со сферой на колесиках, продолжая без особого успеха колотить своим четырёхфутовым оружием по извивающимся щупальцам врага. При этом он ругался с удивительным мастерством и остервенением.

Слева от нас высокое идиотское приспособление, более всего напоминавшее трезвого жирафа в представлении пьяного художника-сюрреалиста, уносило Мак-Нолти. У жирафа было четыре руки, которые крепко сжимали несчастного шкипера, и четыре ноги, которые двигались на редкость неловко, а также невероятно длинная шея, заканчивавшаяся одинокой линзой. Шкипер не сдавался, хоть и ясно было, что сопротивление бесполезно.

Вытянув вперёд конечности, словно желая признаться в страстной любви, ко мне подскочил гроб, явно намереваясь прижать меня к широкой груди. Он перемещался, глухо стуча нижними конечностями: дум-дум-дум — такие звуки услышишь разве что в Африке, когда на тебя кидается разъяренный носорог. Он был уже так близко, что я почувствовал неприятный запах нагретого машинного масла.

Я отскочил, надеясь, что гроб не достанет, но он хладнокровно удлинил свои передние конечности ещё на двадцать дюймов. Фокус едва не удался — ещё немного, и я бы лишился своей ничего не подозревавшей головы. К счастью, я споткнулся и упал, ощутив, как мощное щупальце скользнуло по волосам.

Кругом раздавались проклятья и кряхтенье людей, да ещё ровно гудели хорошо смазанные механизмы. Воздух со свистом рассекали металлические щупальца, клацали суставы, тяжело ступали массивные металлические ноги.

Гроб ринулся ко мне, но я упал и перекатился с быстротой, на которую никогда прежде не был способен. Мой лучевой пистолет полоснул по его плоскому брюху — никакого результата! Я вскочил на ноги, посмотрел направо и увидел, что тело вычислителя лежит в одном месте, а его мозг — совсем в другом. Меня сильно затошнило.

Тут я заметил, что пульмановский вагон, до сих пор не принимавший участия в военных действиях, развернул свой диск. В следующее мгновение на меня обрушился мощный луч бледно-зеленого цвета. Как удалось выяснить позднее, луч должен был сделать меня мертвее, чем тот, у кого зафиксировано трупное окоченение. Но поскольку я не был существом механическим, то бледно-зеленый свет не оказал на меня никакого воздействия.

Шары были самыми быстрыми в этом машинном зверинце. Именно такой шар в конце концов добрался до меня. Гроб неуклюже гарцевал вокруг, выбирая удобный момент для новой атаки, ещё один гроб галопом мчался ко мне с другой стороны, и пока я следил за ними, сфера напала сзади и повалила на землю.

Я ещё успел заметить, как жираф уносит Мак-Нолти куда-то в сторону, а потом — бумс! — целая вселенная взорвалась в голове, я выпустил из рук оружие и потерял сознание.


Мак-Нолти сделал перекличку. Сильно потрепанный и усталый, но сохранивший в неприкосновенности все части своего пухлого тела, он стоял, расправив плечи, и оглядывал нас. Эл Стоу стоял рядом с ним, огромный и крепкий; мощная грудь выпирала сквозь прорехи в форме, но в глазах горел неизменный огонь.

— Амброуз.

— Здесь, сэр.

— Армстронг.

— Здесь, сэр.

— Бейли.

Нет ответа. Шкипер нахмурился и посмотрел по сторонам.

— Кто-нибудь знает, что произошло со старшим стюардом Бейли?

— Я не видел его с того самого момента, как началась драчка на корабле, сэр, — ответил кто-то.

Никто ничего не смог к этому добавить.

— Хм! — Мак-Нолти помрачнел ещё сильнее, сделал отметку в своем списке. Я с некоторым недоумением оглядел наш помятый, но не павший духом отряд. Кого-то не хватает. — Баркер, Банистер, Брейн, Бреннанд… — И вновь Мак-Нолти поднял глаза, не дождавшись отклика.

— Бреннанд находился вместе с нами в машине, — напомнил я. — Но что с ним произошло потом, я не знаю.

— То есть неизвестно, жив он или нет?

— Да, сэр.

— Бреннанд так и не вышел из машины, — подал голос джентльмен с гаечным ключом. Он стоял рядом с бровастым Стивом Грегори, его лицо напоминало недоеденный апельсин, он так и не расстался с любимым куском железа. Быть может, машины не отняли гаечный ключ, поскольку приняли его за часть руки. — Я сопротивлялся дольше всех. Помню, что Бреннанд оставался в машине. Как и Уилсон.

Лицо Мак-Нолти стало печальным; Эл Стоу не выказал особого интереса. Шкипер сделал две отметки в своем списке и продолжил перекличку. Только после того как он добрался до буквы К, я понял, что меня все время тревожило.

— Кли Дрин, Кли Морг, Кли… где Кли Дрин?

Мы принялись озираться. Марсиан среди нас не было. Ни одного. Кли Янг, Саг Фарн и остальные — всего их было девять — исчезли. И никто не знал, что с ними происходило после битвы на «Марафоне». Последним корабль покинул Мердок, правительственный эксперт, а он клялся, что в тот момент, когда его схватили, марсиане оставались на борту и продолжали сражаться. По крайней мере, никто не видел, чтобы их грузили в машину, которая была последней.

Возможно, физическая сила помогла им победить в схватке с механическими монстрами, хотя мало кто в это верил. У меня имелось предположение, но я предпочел оставить его при себе. Наверное, они каким-то образом сумели заинтересовать врага шахматами, и теперь обе стороны, затаив дыхание, ждут, когда кто-нибудь передвинет слона на две клетки. Марсиане вполне на такое способны.

Отметив имена всех марсиан в своем списке, Мак-Нолти дочитал его до конца, пропустив шестого инженера Зиглера, как и Эндрюса. Мы знали, что оба погибли во время атаки на «Марафон».

Когда Мак-Нолти подвел итоги, оказалось, что мы потеряли семерых убитыми; ещё пятеро, не считая марсиан, пропали без вести. Список пропавших состоял из Хайнса и двух его спутников, улетевших на шлюпке, а также Бреннанда и Уилсона. Серьезные потери для нашего небольшого экипажа. Оставалось утешаться лишь мыслями о том, что пропавшие, возможно, живы.

Пока опечаленный шкипер изучал список, я осмотрел нашу тюрьму. Мы находились в металлическом сарае высотой сто футов, длиной шестьдесят и шириной сорок. Стены были желтовато-коричневыми, гладкими, без окон. Изогнутая крыша была такого же цвета, мне не удалось найти на ней ни одного отверстия, но с конька свисало три больших шара из прозрачного пластика, испускавших оранжевый свет. И хотя я очень внимательно осмотрел стены, не отыскал ни малейших следов сварки или стыков.

— Ну, ребята… — начал Мак-Нолти.

Ему не удалось продолжить. Пронзительный жуткий вопль просочился сквозь тонкие щели единственной двери. Казалось, звук прокатился по длинному металлическому коридору, отражаясь от стен. Но самым ужасным было то, что кричал человек — или тот, кто когда-то принадлежал к человеческому роду.

Люди топтались в замешательстве, на лбу у меня выступил холодный пот. Мердок смертельно побледнел. Черные кисти Сэма Хигнета сжимались в кулаки и вновь разжимались, словно его подмывало броситься на помощь страдальцу. Инженер с гаечным ключом закатал рукава — оказалось, что на бицепсе его левой руки вытатуирована танцовщица. Когда мышцы напрягались, танцовщица начинала мерцать. Лицо инженера выглядело ужасно, но в глазах застыла решимость.

Эл Стоу выразил общее мнение.

— Если бы к нам в руки попал один автомат, мы бы разобрали его и выяснили, как он двигается, — Он смотрел в пустоту, — Они могут быть похожи на нас, хотя мне совсем не хочется это признавать. Лучше не попадать к ним живыми, не то нас самих разберут на детали!

Вновь раздался крик ужаса. Он достиг высочайшей ноты и оборвался; наступившая тишина показалась нам не менее жуткой, чем вопль. Я вдруг представил себе, как автоматы щелкают, крутятся и гудят, тщетно пытаясь найти источник звука; их металлические когти покрыты красным, ведь они только что прикасались к живому существу.

— Среди нас есть акробаты? — неожиданно спросил Эл Стоу.

Подойдя к стене, он осмотрел ее, приложил к ней большие руки и уперся ногами в пол. Армстронг, здоровяк ростом в шесть футов, вскарабкался ему на плечи. Эта часть оказалась самой простой; дальше дело пошло значительно медленнее.

После долгих безуспешных попыток Петерсон с нашей помощью встал на плечи Армстронгу. Теперь голова Петерсона находилась на высоте пятнадцати или шестнадцати футов от пола. И сколько мы ни пытались, так и не смогли удлинить человеческую лестницу. Эл Стоу был подобен скале, но гладкая стена не позволяла Армстронгу и Петерсону найти опору. Нам пришлось сдаться.

Не приходилось сомневаться, что Эл Стоу даже не покачнулся бы под тяжестью семерых человек, если бы Армстронг выдержал шестерых. Но я не видел особого смысла в попытках добраться до потолка. Тем не менее сооружение пирамиды позволило нам убить какое-то время.

Блейн попытался лучом пистолета выжечь упоры для ног, но материал стены отличался от того, из которого были сделаны машины. Металл нагревался, приобретая бледно-желтый цвет, но не плавился. Проделать в нем отверстие также не удавалось.

Тогда шкипер решил составить список имеющегося оружия. У нас оказалось семь лучевых пистолетов, один древний автоматический — владелец клялся, что его отец стрелял из него во время последней войны, один четырёхфутовый гаечный ключ и две гранаты со слезоточивым газом.

Наши схватки с машинами показали, что от лучевых пистолетов практически нет пользы. Ну, а все остальное и подавно никуда не годилось. Однако мы поняли одну любопытную вещь: если кто-то упорно не желал отдавать оружие, то ему разрешали его сохранить. Из чего следовало: автоматы не понимали, что это оружие!

Мы едва успели закончить инвентаризацию своего арсенала, когда дверь неожиданно распахнулась и к нам втолкнули парочку существ, похожих на лангустов. Дверь с грохотом захлопнулась, и мы не успели рассмотреть, что находится за ней. Поскользнувшись на гладком полу, лангусты распростерлись возле стены. Пока они собирались с силами, мы с интересом их рассматривали, а лангусты отвечали тем же. Наконец они поднялись на ноги. Теперь я увидел, что их головы вполне могли бы принадлежать насекомому, а не лангусту, поскольку обладали фасетчатыми глазами и усиками, как у бабочки.

Когда существа немного пришли в себя, они поговорили с нами. Естественно, они использовали телепатическую речь, при которой слова внезапно появлялись в нашем сознании. Их рты никогда не открывались, усики не двигались, но мысли, «звучавшие» в нашем мозгу, были очень четкими — трудно поверить, что лангусты не говорят на английском языке. Очень похожим было общение с игуаной.


Один из них — я так и не понял, который — сказал:

— Вы чужаки, прибывшие издалека. У вас мягкое тело, нет твердой оболочки, как у существ из нашей солнечной системы. Вы нас понимаете?

— Да, — ответил Мак-Нолти, вытаращив глаза на лангустов. — Мы вас понимаем.

— Звуковые волны! — Странная парочка ошеломленно переглянулась, изящные усики задрожали. Казалось, я слышу восклицательные знаки в конце каждой фразы. — Они общаются между собой посредством модуляции звуковых волн! — По недоступной для меня причине они считали этот факт совершенно удивительным. Теперь они смотрели на нас как на невероятных выродков, нарушающих главные законы природы, — С вами трудно разговаривать! Вы не помогаете нам средствами своего разума! Приходится заталкивать в вас мысли и вытягивать мысли из вас!

— Прошу нас простить. — Мак-Нолти сглотнул и заставил себя успокоиться. — Мы не умеем общаться на ментальном уровне.

— Не имеет значения. Мы справимся с этой проблемой. — Оба лангуста сделали одинаковые жесты клешней. — Несмотря на различие в облике и форме, мы с вами товарищи по несчастью.

— Но только на данный момент, — возразил Мак-Нолти, не желавший мириться с нашим нынешним статусом и решивший, что стал представителем всего человечества, — Вы знаете, что с нами делать собираются?

— Анатомировать.

— Анатомировать? Разрезать на части?

— Да.

Мак-Нолти нахмурился:

— Зачем?

— Они поступают так со всеми индивидами вот уже много веков. Пытаются понять, в чем причина независимости отдельных личностей. Машины обладают общим разумом, — заявил лангуст, или кто он там был на самом деле. — На нашей родной планете, которая называется Варга, есть крошечные водные существа, устроенные аналогичным образом: каждое в отдельности не способно мыслить, но вместе они образуют разум высокого уровня.

— Вроде некоторых разновидностей термитов, — сказал наш шкипер.

— Да, вроде термитов, — согласился тот из двух лангустов, который вёл беседу — или в ней участвовали оба? Я не понимал, как он или они могли согласиться относительно термитов, пока не вспомнил, что они напрямую общались с разумом шкипера. — В течение превеликого множества оборотов планеты вокруг солнца они пытались покорить соседнюю Варгу. Наш народ успешно сопротивляется, но иногда кое-кого берут в плен, привозят сюда и анатомируют.

— Значит, это всего лишь машины?

— Да, машины самых разных типов: воины, рабочие, среди них есть даже эксперты и специалисты. Но они машины. — Он замолчал, а потом шокировал нас до глубины души, указав клешней на Эла Стоу. — Он тоже машина! Он сделан из металла, и его разум для нас закрыт! Он нам не нравится!

— Эл — не просто машина, — возмущённо возразил Мак-Нолти. — У него есть то, чем не обладает ни один вонючий механизм. Я не могу объяснить, в чем тут дело, но… он личность.

Команда зашумела, поддерживая мнение своего капитана.

— Ну, что я могу сказать, — серьезно заговорил Эл Стоу. — Я обладаю свободой воли. Из чего следует, что я такой же кандидат для этих мясников, как и все остальные. — Он вздохнул и добавил: — Боюсь, меня ждёт та же участь, что и тех, кто сделан из плоти и крови.

Улыбнувшись пессимистическим словам Эла, Мак-Нолти обратился к удивленным лангустам.

— Если вы так хорошо воспринимаете мысли землян, значит, вы способны улавливать эмоции людей, находящихся не только здесь. Несколько моих помощников пропали, хочется знать, живы ли они.

Двое удивительных существ с планеты Варга довольно долго помалкивали, а их усики подрагивали, словно лангусты пытались проникнуть в тайны эфира. Раздался шум в коридоре, но машина прошла мимо дверей, не останавливаясь.

Наконец один из варгиан — или оба — сказал:

— Наши возможности сильно ограничены расстоянием. Мы можем лишь сказать, что один из разумов, подобных вашему, только что навсегда прекратил своё существование. Это случилось во время нашего разговора. Больше рядом нет разумов, подобных вашему.

— Понятно, — разочарованно вздохнул Мак-Нолти.

Они показали клешнями в потолок:

— Но там, наверху, имеются разумы ещё более необычные, чем ваши. Они уникальны. Мы полагали, что их существование невозможно. Поразительно, но они способны размышлять сразу о двух различных проблемах.

— Да? — пробормотал Мак-Нолти, почесывая в затылке.

Он не понимал, что имеют в виду диковинные лангусты.

— Две проблемы сразу! Просто поразительно! Они находятся высоко в воздухе, но опускаются на крышу. Один из них размышляет о боевых порядках маленьких богов, расположенных на раскрашенных квадратах, а также он думает о… вас!

— Что? — закричал Мак-Нолти.

Я собственными глазами видел, как скальп Стива Грегори проглотил его брови, когда Стив по примеру нашего шкипера посмотрел вверх. Мы все вытаращились на потолок. Раздался мощный удар, от которого зашатались стены, а на потолке явилась здоровенная вмятина. Что-то яростно застучало по металлическим панелям. Я чувствовал себя, точно жук, попавший в паровой котел во время работы дюжины клепальщиков.

Наш обладатель гаечного ключа в очередной раз проявил ценную инициативу. Он заметил, что дверь открывается внутрь. Не выпуская свой увесистый инструмент, он засунул свободную руку в задний карман и вынул пару отверток и небольшой кусок металла, напоминающий по форме лезвие топора. Уж не знаю, как он умудрялся на всем этом сидеть! В мгновение ока он засунул все эти предметы под дверь. Как только он закончил, в коридоре поднялся шум и что-то тяжелое ударило в дверь — она застонала, но выдержала.

Похоже, наше время истекло, и мы лишь слегка отдалили свой конец. Железные чудовища мечтали поскорее расчленить наши тела. Индивидуальная свобода, которую все так ценили, станет причиной нашей гибели. С этой точки зрения чудовища сначала должны выбрать владельца гаечного ключа и Сэма Хигнета — у первого рука вдвое длиннее, чем у других парней, а у второго черная кожа. Поэтому они не могут не вызвать любопытства. Интересно, как машины отнесутся к Элу Стоу.

Мощнейший удар потряс дверь, но петли выдержали — однако по центру образовалась вмятина. Ослепительный свет проникал внутрь сквозь щели. Снаружи лязгали тяжелые гусеницы — очевидно, какой-то механизм продолжал штурмовать дверь.

— Не стреляйте, пока не увидите их зеленые зубы, — ухмыльнулся хладнокровный владелец гаечного ключа.

Он сплюнул на пол и опёрся на своё оружие — так рыцарь, ожидающий врага, опирается на булаву. Мерцающая танцовщица на его напрягшемся бицепсе выглядела несколько неуместно.

Наверху громко заскрежетало, и огромная плита на потолке отошла в сторону. В помещение хлынул солнечный свет. Большое кожистое, по форме напоминающее луковицу тело с множеством огромных рук с присосками провалилось к нам и повисло на трех конечностях. Это был Саг Фарн.

Он добавил ещё три конечности к первым трем, а оставшиеся четыре протянул вниз. Его полная длина составляла тридцать два фута, но сейчас уменьшилась на пять или шесть футов из-за того, что он цеплялся ногами за крышу. Кончики его щупальцев болтались на высоте четырнадцати футов от пола. Дверь все сильнее вдавливалась внутрь, Саг Фарн болтался над нашими головами, а мы смотрели на него с надеждой и отчаянием, и снова с надеждой. Лангустов он поверг в ужас.

Неожиданно он опустился на десять футов, схватил четырех членов команды и моментально утащил наверх, в дыру в потолке. Наверное, так выглядели погонщики слонов, поднятые могучими хоботами. Теперь Саг Фарн уже не цеплялся за потолок своими присосками, его щупальца переплелись со щупальцами другого марсианина, угнездившегося на крыше. Не успел Саг Фарн поднять четверку наших товарищей вверх, как их подхватили щупальца других марсиан. Затем наверх последовали одна за другой ещё две четверки людей.

Поскольку я пытался следить за этими цирковыми трюками и опасно прогибающейся под натиском врага дверью, то выпустил из поля зрения обоих жителей планеты Варга. Однако я не мог не слышать их сердитого спора с Мак-Нолти.

— Нет, — твёрдо заявил шкипер. — Мы не сдаемся. Мы не смиряемся с неизбежным. Мы не умираем с апломбом, как вы изволили выразиться. — Он презрительно фыркнул. — У нас на Земле есть племя, которое воспринимает окружающий мир так же, как вы. Его воины при малейшей неприятности торжественно распарывают себе брюхо. Однако это племя так ничего и не добилось в жизни.

— Но спасаться нельзя, — возмущённо настаивали на своем благородные выходцы с Вагры, словно речь шла о чудовищном военном преступлении. — Это трусливо и подло. Это противоречит конвенции. Это возмутительное нарушение принятых правил ведения войны. Даже ребёнку известно, что попавший в плен сохраняет честь, безропотно принимая свою судьбу.

— Вздор! — фыркнул Мак-Нолти. — Галиматья! Мы никому не давали обещаний не участвовать в военных действиях. И не собираемся давать. — Он проводил взглядом следующую четверку, уносящуюся к свободе.

— Но это неправильно, так нельзя. Это позор. Попавший в плен потерян навсегда. Сопланетники убьют нас, движимые стыдом, если мы осмелимся сбежать. Неужели у вас нет совести?

— Ваши правила предназначены для идиотов, — заявил Мак-Нолти, — К счастью, мы не относимся к их числу. Мы не подписывали ваших конвенций. Мы имеем право сопротивляться…

— Послушайте! — вмешался Эл Стоу, чьи сверкающие глаза переместились с не прекращающего свои увещевания шкипера на дверь, которая могла в любой момент рухнуть под могучим натиском, — Сейчас не время обсуждать этические разногласия!

— Конечно, Эл, но эти болваны… Ой! — На лице капитана появилось комичное выражение изумления, когда Саг Фарн подхватил его, разом прекратив бессмысленные споры.

И тут дверь рухнула с оглушительным грохотом. Если не считать пораженцев с Варги, нас оставалось семеро, когда в дверном проеме появилось нечто, напоминающее пятидесятитонный танк.

Гудящая, щелкающая масса гробов, шаров и других кошмарных штуковин толпилась позади танка. К счастью, самый крупный враг был таким широким, что почти полностью заполнял дверной поем. Я зачарованно, не в силах пошевелиться, смотрел, как гусеницы медленно поворачиваются и безжалостный автомат приближается ко мне.


Для Сэма Хигнета настал момент истины — он закричал Сагу Фарну:

— Меня — последним!

Должно быть, наш темнокожий врач давно мечтал принести себя в жертву, но он не учел возможностей марсианина. Между тем один из шаров ухитрился проскочить в дверной проём и помчался к нам, намереваясь схватить Сэма. Он опоздал на долю секунды. Молча и совершенно хладнокровно Саг Фарн отлепил три щупальца от потолка, подхватил всех семерых оставшихся землян и мощным рывком поднял к потолку.

Когда я возносился к отверстию, я ощутил, как дрожит щупальце Сага Фарна — похоже, ему пришлось напрячь все силы. Затем появилась другая длинная конечность и обхватила меня за талию, освободив Фарна от части нагрузки. Сквозь дыру в крыше я увидел марсианина, устроившегося чуть выше Сага Фарна, а ещё через мгновение я уже стоял под яркими лучами солнца.

Во вмятине на крыше, подобно курице-наседке, удобно устроилась шлюпка. Мощный кораблик был готов стартовать в любой момент — стремительные обводы корпуса привели нас в восторг.

Вокруг высились металлические сооружения; большинство из них были выше того, на крыше которого мы находились. Квадратные или прямоугольные фундаменты, полное отсутствие окон и украшений — настоящее воплощение мечты лишенного воображения прагматика. Я не заметил, чтобы над зданиями поднимался дым или пар, но кое-где виднелось странное цветное марево.

Над многими зданиями торчали решетчатые конструкции радиомачт. Кое-где я даже разглядел нечто похожее на направленную антенну. Металлический город.

Внизу расстилались широкие прямые улицы, по которым куда-то спешили машины сотен различных видов. Большинство из них не имело ничего общего с теми, которые напали на нас. Одна длинная гибкая штуковина напомнила мне гигантскую многоножку. У нее было три ряда вращающихся железяк, торчащих из передней части корпуса. Вероятно, это жуткое устройство использовалось для бурения горизонтальных отверстий.

В толпе попадались гробы и шары, пара жирафов и несколько других, бессмысленных на первый взгляд устройств, замеченных нами при обороне корабля. Наблюдая за этим смешением форм и размеров, я пришел к выводу, что гробы и шары — это воины, жирафы — гражданская полиция, а пронырливые маленькие машины — репортеры, которые ведут постоянное наблюдение и докладывают об увиденном в некий координационный центр. Однако относительно жирафов я ничего не мог сказать с уверенностью.

Пока две трети спасенных садились в шлюпку — больше она не могла взять на борт, — я вместе с Элом Стоу стоял у края отверстия в крыше и смотрел на нашу тюремную камеру. Зрелище было довольно забавным. Лангусты исчезли — вероятно, пришел их час. Прямо под нами расположился пятидесятитонный танк, проломивший дверь.

Вокруг него носились гудящие шары, которые вращали глазами-линзами и размахивали щупальцами. Казалось, автоматы были в ярости — если они вообще способны на проявление чувств. Несколько гробов сложили сдвоенные задние ноги, сели и принялись смотреть на нас, словно фантастическая свора недоумевающих собак. Их «лица» были совершенно неподвижны, но все же мне казалось, будто из разинутых пастей вывалились языки. Большинство машин постоянно щелкали и лязгали. Едкий запах масла чувствовался даже на крыше.

Саг Фарн и Кли Янг вели неторопливую охоту на наших врагов, удобно устроившись на потолке, в тридцати футах над толпой. Саг Фарн вытянул щупальце, которое могло бы утащить линейный корабль, присоска опустилась на гладкую черную крышку присевшего на задние ноги гроба — судя по позе, он терпеливо ждал, когда мы упадем, как перезревший виноград. Саг Фарн поднял гроб в воздух — и тот принялся тревожно лязгать, размахивая суставчатыми конечностями. Один из шаров тут же бросился к нему на помощь.

Кли Янг немедленно вмешался в дело, подхватив шар с быстротой и непринужденностью хамелеона, ловящего муху. Гроб взмыл на высоту двадцать пять футов — и тут присоски его отпустили, гроб рухнул на крышу танка, с грохотом скатился вниз и замер. Более лёгкий шар продолжал отчаянно сопротивляться в тесных объятиях Кли Янга, и тогда марсианин швырнул добычу на второй шар. Один развалился на части, а другой принялся ездить по кругу.


С тоской посмотрев на огромный танк, оставшийся на месте, Кли Янг заметил:

— Именно так мы одержали победу в сражении за корабль. Мы сидели на потолке, и эти глупцы не могли до нас добраться.

Мы поднимали их и бросали, предоставив остальное закону тяготения. А машина, которая могла бы нас достать, не сумела проникнуть внутрь «Марафона».

Одним глазом-блюдцем глядя на нас с Элом Стоу, он другим следил за врагами. Способность марсиан одновременно смотреть в разные стороны всегда вызывала у меня оторопь. Затем Кли Янг добавил, обращаясь к Сагу Фарну:

— Кли Моргу следовало пожертвовать слоном.

— Да, я только что пришел к аналогичному выводу, — согласился Саг Фарн, который при помощи шара проломил башку жирафу. — Морг часто совершает подобные ошибки, поскольку не склонен поступаться ничем. Вот почему он не заметил, что через десять ходов отыгрывается ладья. — Он вздохнул и добавил: — Попался! — Ловко подхватив за шишкообразный нарост яростно жестикулирующую машину, состоящую из множества разных инструментов, он швырнул ее об стену.

Бу-ум! Мне обожгло ноги — это стартовала шлюпка. На крыше осталось одиннадцать человек и два марсианина, быстро превращающих нашу темницу в свалку металлолома. Шлюпка улетала на север.

— Они скоро вернутся, нам надо только продержаться. — Блестящая оптика Эла Стоу сканировала марсиан и металлическое зверье внизу. — Кли ошибается, если полагает, что у них нет альпинистов. Как тогда они построили эти здания?

— Ни один из этих механизмов не способен забраться к нам по стене, — с сомнением возразил я, указывая вниз.

— Верно. Однако могу спорить, что у них есть законсервированные машины, нечто вроде механических верхолазов. Десять к одному, что они здесь появятся, как только враги придут в себя. Ведь мы только что нарушили их правила ведения войны. — Он указал на окружающие улицы. Пока там не происходило ничего необычного. — Должно пройти некоторое время. Сомневаюсь, что на их памяти убежал хоть один пленник, если, конечно, они обладают памятью.

— Да, мы действительно имеем дело с совершенно иным мышлением, — согласился я, — Создается впечатление, что они не готовы к принятию быстрого решения, если оказываются в необычной ситуации.

Безусловно, Эл Стоу имел некоторые преимущества перед нами, поскольку ему было легче поставить себя на место наших механических противников.

Кли Янг, а вслед за ним и Саг Фарн вылезли на крышу. Последний огляделся по сторонам и устроился во вмятине, оставшейся после шлюпки. Обхватив себя щупальцами, он тут же заснул. Мы услышали мерное посвистывание.

— Чуть что, сразу спать! — пожаловался Кли Янг. — Он ничем долго не может заниматься, обязательно должен вздремнуть. — Укоризненно смотря одним глазом на своего посвистывающего соплеменника, он обратил второй глаз на Стива Грегори, — Полагаю, — угрюмо добавил Кли Янг, — никому в голову не пришло захватить шахматы?

— Естественно, — подтвердил Стив, тайком радуясь, что так оно и есть.

— Чего ещё от вас ждать, — проворчал Кли Янг.

Отойдя в сторонку, он достал бутылочку с приправой хулу и принялся с многозначительным видом ее нюхать. Наверное, сказывалось слишком высокое давление. Я никогда не верил марсианам, утверждавшим, что люди пахнут отвратительно.

— А как вы узнали, в каком именно здании мы находимся? — поинтересовался Эл Стоу.

— Конечно, искать вас среди такого множества одинаковых сооружений было делом безнадежным, — ответил Кли Янг, — Мы сделали несколько кругов и с удивлением обнаружили, что толпы движущихся по улицам автоматов не обращают на нас ни малейшего внимания. А потом мы заметили вереницу машин. На крыше одной из них стояли отчаянно махавшие нам Бреннанд и Уилсон. Ну, мы их подобрали и опустились на ближайшее здание. Посадка получилась жестковатой, поскольку рычаги управления предназначены для человеческих конечностей.

— Значит, Бреннанд и Уилсон живы? — спросил я.

— Да, Кли Дрин втащил их в шлюпку. Они сказали, что выбрались из машины через дыру в полу — и на них сразу же перестали обращать внимание. Бреннанд и Уилсон до сих пор не понимают, почему их оставили в покое.


Посмотрев на меня, Эл Стоу сказал:

— Вот видишь — они сбежали! Появился неожиданный фактор! Никто не знает, что с ними делать. Они совершили вопиющее нарушение местной этики, на решение новой проблемы машинам необходимо время.

Он подошел к краю крыши, мягкие подошвы сапог позволяли ему двигаться бесшумно. Рядом находилась крыша соседнего здания, но она была немного ниже. Глаза Эла Стоу сияли.

— Крики доносились отсюда, — заявил он, указывая вниз. — Давайте проверим, нельзя ли туда заглянуть.

Он легко спрыгнул на соседнюю крышу — расстояние не превышало четырех футов. За ним последовали Армстронг, я и остальные. Вместе мы попытались поднять угол металлической крыши. Лист поддался неожиданно легко. Удивительный металл: достаточно твердый, термостойкий, но легко сгибающийся. Вот почему марсиане сумели так быстро проделать дыру в крыше.

Мы увидели длинное узкое помещение, которое могло играть роль лаборатории или операционной. В нем было полно приспособлений: источники света, ящики с какими-то медицинскими инструментами, столики на колесах и множество предметов непонятного назначения.

Полдесятка блестящих машин были заняты делом, их равнодушные линзы поблескивали, проворные пальцы так и мелькали. То, чем они занимались, вызвало у меня нервную дрожь.

Части тел двух несчастных лангустов были разложены на лотках. Две головы лежали рядом на одном, внутренности — на соседнем. Мы так и не узнали, чьи это останки — наших товарищей по несчастью или другой пары пленников. Машины возились с кусками их тел, изучали через окуляры микроскопов, а потом засовывали в какие-то аппараты.

У меня сложилось впечатление, что у лангустов не было крови, но их тела источали маслянистую бесцветную жидкость. Тем не менее на одном из столиков и на полу я заметил алые пятна. Присмотревшись, я убедился в том, что двое механических вивисекторов испачканы красным. В проволочной корзине лежала пара человеческих рук. На пальце — золотое кольцо. Оно принадлежало Хайнсу!

Армстронг крепко выругался и добавил:

— Я бы многое отдал за то, чтобы взорвать это местечко!

— Бесполезно, — спокойно заметил Эл Стоу. — Мертвых не воскресить. — Он посмотрел на соседнюю крышу, которая находилась на таком же уровне, примерно в двадцати пяти футах от нас. Она примыкала к стене более высокого здания, увенчанного высокой радиомачтой. Пара проводов соединяли ее с мачтой на соседнем доме, до которого было никак не меньше ста ярдов, — Пожалуй, я смогу перепрыгнуть, — пробормотал Эл Стоу.

— Расслабься, — посоветовал Армстронг, глядя на двадцатипятифутовую пропасть. — Лучше подождать шлюпку. Если не допрыгнешь, из тебя получится тысяча сувениров, разбросанных по всей улице.

Вернувшись к дыре над нашей темницей, Эл посмотрел вниз.

— Они все ещё ждут, — доложил он, — но так не будет продолжаться вечно. Скоро они перейдут к активным действиям. — Он вновь легко спрыгнул к нам. — Нет, нужно их опередить.

Прежде чем кто-то из нас успел ему помешать, Эл Стоу побежал. После того как он начал движение, остановить его не было никакой возможности: три с лишним сотни фунтов — слишком большая масса, даже для нескольких человек. Быть может, Кли Янг справился бы с этой задачей, но он даже не пытался.

Набрав высокую скорость, Эл Стоу сильно оттолкнулся и легко перелетел на соседнюю крышу — с запасом в целый ярд. Ещё один прыжок, и он оказался на крыше более высокого здания. Добравшись до решетчатой конструкции, с ловкостью обезьяны забрался наверх и сорвал антенну. Затем Эл Стоу вернулся, совершив такой же впечатляющий прыжок.

— Настанет день, — успокаивающе проговорил Кли Янг, — когда тебя убьет электрическим током — если прежде ты не свернешь себе шею. — Он указал на улицу. — Уж не знаю, совпадение это или нет, но часть машин перестала двигаться.


Кли Янг оказался прав. Среди царящего внизу беспорядочного движения появились застывшие автоматы. Все они принадлежали к одному виду. Другие продолжали спешить по своим делам. Гробы, шары, конструкции, похожие на червей, и большие неуклюжие псевдобульдозеры мчались по улицам, словно ничего не произошло, но все яйцеобразные машины с длинными ногами-жердями словно окаменели.

— Скорее всего, они радиоуправляемые, — высказался Эл Стоу. — Причём каждый вид управляется на определенной длине волны и со своей станции, откуда и черпает энергию. — Он показал на другие радиомачты, торчащие на крышах по всему городу. — Если сумеем вывести большинство из них из строя, то почти все машины на некоторое время остановятся.

— Почему только на время? — спросил я. — Ведь если лишить их энергии, то будет некому вернуть их к жизни?

— Вряд ли. Мы видим, что здесь существует великое множество разных машин, предназначенных для решения самых неожиданных задач. Десять к одному, что существует ремонтная бригада, работающая от независимого источника, который включится, как только все остальное замрет.

— Если эти радиомеханики похожи на бегающие иноходью маяки, — сказал кто-то, — то один из них уже движется к нам. — И показал на север.

Мы повернулись и увидели приближающуюся фантастическую конструкцию — длинную металлическую платформу на колесах диаметром десять-двенадцать футов. Из центра платформы вздымалось сужающееся на конус трубчатое тело, которое заканчивалось диском на высоте шестьдесят футов над землей; диск имел множество линз и конечностей. Конструкция возвышалась, точно пожарная башня; лишь немногие здания уступали ей по высоте.

— Аплодисменты — на ковёр выходит Чарли! — заявил джентльмен, владевший древним пистолетом.

Он с остервенением сжимал своё антикварное оружие. Рядом с механическим колоссом пистолет выглядел абсурдно. С тем же успехом можно пытаться остановить взбесившегося слона шариками из жеваной бумаги.

— Монтажник-автомат, — спокойно предположил Эл Стоу. — Вероятно, его вызвали, чтобы снять нас с крыши.

Наш маленький отряд не выказал тревоги. Возможно, мои товарищи стоически скрывали чувства наподобие тех, что кипели во мне. По мере того как чудовищная башня приближалась, мой желудок сжимался в тугой комочек.

Орды железных автоматов продолжали сновать туда и обратно, а в темнице нас с нетерпением поджидала ещё одна изголодавшаяся свора. Возможно, Эл сумел бы убежать от них, перепрыгивая с одного здания на другое, но нам оставалось лишь ждать своего часа, точно бычкам на бойне.

Затем в небе появилась точка и послышался вой двигателей — за нами возвращалась шлюпка. Совершив несколько фигур высшего пилотажа, она спикировала к нам. Однако я сомневался, что она успеет опуститься на крышу, открыть люк и принять нас на борт прежде, чем начнутся неприятности. Наши сердца бешено стучали; затаив дыхание, мы наблюдали за снижением шлюпки и тяжелой поступью зловещей башни.

Как раз в тот момент, когда я пришел к выводу, что половина из нас может спастись за счёт остальных, в шлюпке заметили башню. Она не стала садиться; резко развернувшись, шлюпка устремилась к врагу, находившемуся всего в пятидесяти ярдах. Должно быть, со шлюпки сбросили миниатюрную атомную бомбу, хотя я и не увидел, как она падала.

— Ложись! — выкрикнул Эл Стоу.

Мы распростерлись на крыше. Раздался оглушительный грохот, здание зашаталось, снизу ударил фонтан механических деталей. На несколько секунд воцарилась жуткая тишина, нарушаемая лишь клацаньем уцелевших металлических обитателей города и стихающим шумом двигателей шлюпки. Через несколько мгновений опять громыхнуло — рухнула башня, здание вновь задрожало.

Я вскочил на ноги. Башня прилегла отдохнуть прямо на улице, платформа развалилась на несколько частей, длинное трубчатое тело было смято в лепешку, линзы и многочисленные конечности разлетелись в разные стороны. Сраженный гигант уничтожил дюжину более мелких машин.

Саг Фарн, сон которого был прерван таким жестоким образом, спросил:

— Что за шум? Они опять взялись за своё?

— Вылезай из вмятины, — приказал Кли Янг, недовольно глядя на соплеменника. — Освободи место для шлюпки.

Не торопясь, Саг Фарн перебрался на край крыши, где наша маленькая группа с нетерпением дожидалась спасения. Шлюпка медленно опустилась, двигатели смолкли. Под ее тяжестью крыша прогнулась ещё сильнее. Если бы не мощные балки, кораблик провалился бы и мы вновь оказались бы во власти врага.


Мы быстро поднялись на борт шлюпки. За рычагами управления сидел второй навигатор Квирк, команда состояла из пяти землян и одного марсианина — минимум для судна такого класса. Шкипер и Бреннанд отсутствовали. Марсианином оказался Кли Дрин. Он ни слова не сказал своим сопланетникам со змеиными конечностями, когда те оказались внутри шлюпки, а лишь бросил на них выразительный взгляд и фыркнул.

— Готов поставить двенадцать межпланетных долларов, — ядовито сказал ему Кли Янг, — что твой ленивый мозг не подсказал столь же ленивому телу захватить для нас шлемы, чтобы мы могли хотя бы немного отдохнуть от этих чудовищных запахов.

— Вы только послушайте его! — взмолился Кли Дрин, обратив один глаз в мою сторону. — Он изучает Вселенную и при этом жалуется на запахи! — Вновь посмотрев на Кли Янга, он торжествующе добавил: — Кли Морг мог бы выиграть, если бы не держался так за своего слона.

— Ха-ха! — искусственно рассмеялся Кли Янг и попытался подмигнуть Саг Фарну, но ничего не получилось. Марсиане часто пытались имитировать привычку землян заговорщицки прикрывать один глаз; без век задача была практически неразрешимой. — Как всегда, ты на неделю опоздал с решением!

Молодого Уилсона я нашёл возле носового иллюминатора, рядом с пилотом Квирком. Он держал фотоаппарат наготове и с нетерпением поглядывал по сторонам. Рядом на стене висели ещё два аппарата, у одного был объектив размером с блюдце.

— А, сержант, — затараторил он. — Я сделал столько снимков, столько… десятки! — Молодого Уилсона распирало от профессиональной гордости. — Есть и фотография башни — снял в тот самый момент, когда мы ее сбили. Смотрите, сейчас будут ещё две.

Через плечо Уилсона я посмотрел в иллюминатор. Так и есть: два высоченных сооружения катились по улице, раскачиваясь, словно пьяные матросы. У меня за спиной захлопнулся люк.

Камера Уилсона защелкала. Шлюпка вздрогнула, стартовала с крыши и стала быстро набирать высоту. Квирк знал своё дело. Ни один марсианин не мог так же ловко управлять шлюпкой, как опытный землянин.

Я отправился на поиски Эла Стоу и нашёл его лежащим возле бомбового люка. Как раз в тот момент, когда я подошел, Эл Стоу нажал на рычаг. Я прижался лицом к ближайшему иллюминатору и увидел, как здание, примыкавшее к нашей тюрьме, слегка присело, а потом его крыша взлетела в небо. Сомневаюсь, что внутри хоть что-нибудь уцелело.

— С операционной покончено, — прорычал Эл. Его глаза горели, как угольки. — Мы препарировали вивисекторов!

Я вполне разделял его чувства — но, черт побери! — робот не должен испытывать жажду мести. Тем не менее никто из нас не осмеливался выказывать удивление в те редкие моменты, когда Эла Стоу охватывали человеческие эмоции.

— Мак-Нолти это не понравится, — заметил я. — Он скажет: несмотря на наши потери, власти Земли назовут это неоправданным актом агрессии. И весь обратный путь Мак-Нолти будет страдать.

— Конечно, — с подозрительной готовностью согласился Эл. — А я об этом не подумал. Какая жалость! — Его голос не дрогнул, и лицо — как вы сами понимаете — оставалось совершенно невозмутимым.

С тем же успехом можно гадать, о чем думает китайский каменный идол.

Эл Стоу направился к Квирку. Ещё несколько раз пикировала шлюпка, а спустя несколько мгновений снаружи гремел взрыв. Мы уничтожили несколько радиомачт, и я нисколько не сомневался, что Эл Стоу приложил к этому руку — с одобрения Мак-Нолти или без него.

Довольно скоро огромный город остался позади, но я с удовлетворением отметил, что многие машины застыли посреди улиц. Я успел разглядеть пару башен, подъехавших к нашей бывшей тюрьме. Прошла минута с лишним с тех пор, как мы улетели, а они все ещё пытались выполнить приказ.

Город занимал двадцать квадратных миль. Никогда прежде мне не доводилось видеть такое количество металла.

На окраине все машины, имеющие яйцеобразную форму, а также механизмы ещё трех видов будто умерли. Да и на широких дорогах, ведущих на юг и на север, я видел застывшие машины.

Бу-ум! Прогрохотал новый взрыв, ещё одна радиомачта была уничтожена, а затем мы начали резко набирать высоту. На южном горизонте возник второй город, мы уже различали очертания высоких зданий и радиомачт.


Подобный изящному золотому веретену «Марафон» лежал на черно-красной поверхности. Большая часть команды работала в корме. Шлюпка села возле правого борта, и мы выбрались наружу. Только в этот момент я вспомнил, что не ел уже много часов.

Нам рассказали недостающую часть истории, пока мы торопливо поглощали удивительно вкусную еду. Марсиане отбивали все вражеские атаки, пока шары и гробы не отступили. Однако они заняли позиции на некотором расстоянии от корабля. Быть может, враги рассчитывали, что марсиане выйдут в чистое поле, где с ними можно будет быстро расправиться, — или, что более вероятно, дожидались прибытия других боевых машин.

Марсиане не упустили возможности взлететь на шлюпке. Они видели, как осаждающие ворвались в покинутый экипажем корабль. Однако там не оказалось живых существ, и вражеская орда удалилась к тому моменту, когда мы вернулись.

— Вы знаете, — размышлял вслух Эл Стоу, — я пришел к выводу, что для них любое движение есть признак разумной жизни. Ты двигаешься — значит, ты живешь. «Марафон» не способен перемещаться самостоятельно, поэтому они решили, что наш корабль не представляет для них опасности. Им была нужна только команда. Когда команда улетела, корабль перестал их интересовать. — Он задумчиво посмотрел на нас. — Жаль, что раньше никому в голову не пришла эта мысль. А то можно было бы проверить. Если бы мы надолго замерли, они, возможно, оставили бы нас в покое.

— Я не стану проводить такие эксперименты! — раздался чей-то раздраженный голос. — Предпочитаю воспользоваться своими ногами. И надеюсь, они не подведут!

— Мы успеем закончить ремонт до того, как они снова нападут? — осведомился я.

— Кто знает? У них очень странный рассудок, если его можно так назвать, — продолжал свои рассуждения Эл Стоу. — Они легко воспринимают знакомое и враждебны ко всему непривычному. Они напали на «Марафон» только потому, что корабль был чем-то новым для них. Сейчас они, скорее всего, полагают, что это никуда не годный утиль. И так будет продолжаться до тех пор, пока какая-нибудь машина, случайно оказавшаяся поблизости, не заметит движение. Тогда коллективный разум найдет связь между кораблем и нашим побегом и отдаст соответствующие приказы. — Он посмотрел в сторону пыльных холмов, загораживающих садящееся солнце. — Нам лучше поторопиться.

Мы все приняли участие в восстановлении вспомогательных двигателей. Работа оказалась очень трудной, не хватало подъемного крана — сложнее всего было поставить на место снятые автоматами сопла. Марсиане заваривали поврежденную корму, сварочные аппараты работали на полную мощность. Инженеры проверяли герметичность камер сгорания. Удалось починить шлюз, поврежденный огнем артиллерийской установки.

Пока мы занимались ремонтом, Квирк сумел отыскать пропавших разведчиков. Обратно он вернулся с телами спутников Хайнса.

Судя по всему, наши разведчики приземлились прямо на дороге — Хайнс не знал, что «пульмановский вагон» блокировал его радиопередатчик. Хайнса взяли в плен. Остальные двое погибли в схватке, и автоматы тут же потеряли к ним всякий интерес. В тот же вечер мы похоронили павших вместе с Эндрюсом и остальными.

Ещё долго после наступления темноты марсиане трудились, озаряя окрестности яркими синими вспышками сварки. В разных частях корабля продолжались ремонтные работы. Мы были вынуждены шуметь, но рисковать стоило.

Все это время настроение Мак-Нолти менялось от мрачной меланхолии до веселья. Похоже, наш шкипер мрачнел, когда размышлял о возможности новых нападений до завершения ремонта. Ну а веселел Мак-Нолти, когда ему верилось, что мы выберемся из этой переделки живыми, да ещё и с трофеями, состоящими из трех разбитых шаров и двух изувеченных гробов. Все остальные обломки противник захватил с собой. Или можно выразиться иначе: вынес с поля боя раненых и убитых.

К двум часам утра работа была завершена громкими победными криками. И мы стартовали. В грузовом трюме правительственные эксперты хлопотали над нашей добычей. Пролетев над местами былых сражений, мы приземлились на окраине второго города.

— Здесь про нас ничего не знают, — заметил Эл Стоу. — Посмотрим, как машины к нам отнесутся.

Я засек время. Атака началась через тридцать семь минут.


Здесь автоматы применили иную тактику. Сначала появились репортеры, которые нас изучили самым тщательным образом, после чего вернулись в город. За ними прибыла дюжина пульмановских вагонов, они тут же направили на корабль зеленые лучи. Стив Грегори выскочил из рубки, жалуясь, что передатчик вышел из строя. В подтверждение своих слов он яростно размахивал бровями.

Между тем рядом с вагонами собирались новые силы. Автоматы с множеством рук и встроенных инструментов устремились к корме «Марафона». Не обошлось, конечно, без шаров и гробов.

Прибыли два жирафа и стали фотомоделями для молодого Уилсона. Шкипер решил, что мы ждали вполне достаточно и не следует подпускать врага к вспомогательным двигателям. С оглушительным воем «Марафон» взмыл в небо, оставив на земле разочарованного врага.

Двадцать минут спустя мы бухнулись неподалеку от широкого, но не слишком оживленного шоссе и принялись ждать гостей. Первым появился фоб на восьми топочущих ногах, с четырьмя сложенными руками, двумя щупальцами впереди и идиотским медным завитком, торчащим вверх, точно единственный волос. Шестеро из нас преградили ему путь, полосуя огнем лучевых пистолетов, — конечно, это было красиво, но не более того. Мы прекрасно знали, что едва ли сможем причинить вред металлическому врагу.

Идея принадлежала Элу — Мак-Нолти согласился ее реализовать с большой неохотой. Шкипер дал добро на засаду только после того, как рядом была спрятана артиллерийская установка. Я видел, что восемь стволов выглянули из ближайшего шлюза, когда фоб замедлил шаг и остановился.

Ещё шестеро землян обошли жертву сзади, а четверка заняла позицию с противоположной стороны от «Марафона». Гроб поглядел на нас блестящими линзами, вопросительно покачал медной антенной. У меня возникло странное предчувствие, что автомат предчувствует свою погибель и вызвал подмогу. Впрочем, если фоб бросится вперёд, мы не сумеем его остановить. Он пройдет через наши ряды, как нож сквозь масло.

Некоторое время чужак смотрел на нас. Затем он попытался сделать обходной маневр, но обнаружил на флангах заслоны. Тогда он вновь повернулся передом к нашим основным силам и застыл. Все молчали, напряжение становилось невыносимым.

— Так я и думал — это обычная железяка, — проговорил Эл, хладнокровно игнорируя тот факт, что он и сам был сделан не из плоти и крови.

Дерзко приблизившись к фобу на расстояние три или четыре фута, Эл Стоу поманил его, развернулся и спокойно зашагал обратно.

Жест этот одинаково воспринимают в любом мире. Однако я не особенно рассчитывал, что механическое существо подчинится. Но я ошибся!

Гроб медленно следовал за Элом, словно укрощённая лошадка. Так я в первый и последний раз увидел, как наш обладатель гаечного ключа выпустил его из рук.

Подойдя к вытаращившему глаза Мак-Нолти, который стоял возле шлюза, Эл сказал:

— Вот видите? У них есть своя этика. Он полагает, что стал моим пленником и должен подчиниться судьбе. — Эл Стоу отвел фоба в трюм, где пленник и остался, — Скорее всего, он потеряет способность двигаться, как только мы окажемся вне сферы действия радиомачты. Пусть Стив займется им — может, удастся вернуть механизму способность двигаться при помощи портативного блока питания.

— Хм! — сказал Мак-Нолти, оторопело глядя на фоба. Потом он повернулся к Блейну: — Попроси Стива спуститься сюда.


Капитуляция серьезного противника занимала наши мысли, пока мы закрывали шлюзы и готовились покинуть планету. Похоже, здесь привыкли сражаться крупными отрядами, а отдельные бойцы в расчет не принимались. Мы не могли проникнуть в разум фоба — если у него вообще был разум. Возможно, если бы мы отпустили пленника, его ждала бы та же судьба, что и лангустов, без чести возвращавшихся к своим соплеменникам.

Обычай лангустов нам казался абсурдным, и уж совсем абсурдной казалось неприятие свободной инициативы, которой обладали мы. Или это с нашей стороны глупо сравнивать этику инопланетян с человеческой? Быть может, все дело в сущности человека. Я не слишком образованный, плохо знаю историю, но, помнится, читал, как в древности японцы отказывались признать своих солдат пропавшими без вести и объявляли их мертвыми.

Но прошло совсем немного времени, и мы узнали, что корпоративная ментальность имеет не только недостатки, но и достоинства. Мы взлетели с черно-красной почвы и в последний раз устремились в небо этого абсурдного мира, пробили слой облаков и наткнулись на четыре длинных черных корабля. Нам уже доводилось видеть такие же ракеты в небе — сейчас они летели, выстроившись в ровнейшую линию.

Тут не может и речи идти о том, что ведущий заметил нас первым и передал приказ остальным. Нет, корабли нас обнаружили одновременно и отреагировали мгновенно, двигаясь с поразительной синхронностью. Их поведение навело меня на мысль об известном феномене: стая птиц изменяет направление полета или перестраивается, садится или взлетает, действуя так, словно ею руководит единый разум. Корабли исполнили тот же птичий фокус. Они одновременно изменили курс, перестроились и обрушили на нас все те же зеленые лучи, которые и раньше не причинили нам вреда, но вывели из себя Стива Грегори. Взаимодействие вражеских кораблей было практически идеальным.

Впрочем, им это не дало никаких преимуществ. Если бы лучи оказали на нас предполагаемое действие, то наш корабль тут же рухнул бы. Мы же спокойно прошли сквозь зеленый заслон, продолжая набирать высоту. Вражеские корабли перестроились с математической точностью; казалось, ими дистанционно управляет один человек. Они одновременно перевели двигатели на форсаж, увеличили скорость, и расстояние между нами стало уменьшаться.

— Сейчас они летят почти с такой же скоростью, что и мы на основных двигателях, — прокомментировал Эл. — Хотелось бы взглянуть на бортовое оборудование и пилотов.

— А у меня никакого желания встречаться с ними, — проворчал Мак-Нолти. — Сыт по горло. — И он отдал приказ машинному отделению.

«Марафон» резко изменил курс, нырнул, а затем вновь устремился ввысь. На камбузе разбилась стеклянная посуда, кто-то довольно громко и непристойно выразился насчет кораблей, срывающихся в пике без предупреждения, и капитанов, отдающих дурацкие приказы. Преследующий квартет тут же повторил наш маневр.

Нас вновь ударили зелеными лучами — с тем же нулевым результатом. Затем четыре полосы огня прошли чуть в стороне от нашего корабля. Удивительное дело, даже отклонение от цели у них получилось одинаковым!

— Ну, пора заканчивать игру, — заявил Мак-Нолги, не желавший больше испытывать судьбу. Он приказал сделать разворот и коротко скомандовал: — Пристегнуться!

Мы едва успели занять свои места, когда «Марафон» включил двигатели Флеттнера. Я больше ничего не увидел, поскольку нам пришлось занять лежачее положение, но через мгновение наши преследователи наверняка превратились в едва заметные точки. Набрав огромную скорость, мы покинули эту солнечную систему, промчавшись мимо покрытой водой планеты Варги так быстро, что никто ее и не увидел. Что ж, этот мир подождет следующей экспедиции.


Весь обратный путь марсиане провели в правом отсеке, наслаждаясь пониженным давлением и шахматными партиями. Эл почти безвылазно находился в грузовом трюме вместе со Стивом — наверное, они вместе изучали глупый гроб. Однако марсианам удалось уговорить Эла на семнадцать партий, из которых он выиграл три. Они пришли в полнейший восторг и хвастались своими успехами с детской непосредственностью.

Уилсон впал в задумчивость и редко покидал свою каюту. Я был не настолько глуп, чтобы утешать его или донимать вопросами. Неуклюжие воины Машинерии превратили в крошево несколько драгоценных фотопластинок, когда ворвались на «Марафон», но потом он сделал немало удачных фотографий. Теперь его занимало только одно: как бы их доставить домой в целости и сохранности.

Два крейсера встретили нас на подходе к атмосфере Земли и сопровождали до самой посадки. Знакомые земные оттенки коричневого, зеленого и голубого показались мне необыкновенно привлекательными, хотя марсиане по-прежнему предпочитали розовый цвет, чего и не скрывали. Когда мы приземлились и оказались в центре внимания всего цивилизованного мира, они продолжали спорить, надо ли было жертвовать пешкой.

Мак-Нолти, как и положено, произнёс речь.

— Нам пришлось пережить немало трудных минут… нас встретили с несомненной враждебностью… Этот неприятный эпизод… — И так далее, и так далее.

Флеттнер стоял перед нами и краснел, как ребёнок, когда Мак-Нолти упоминал о замечательных двигателях — во всяком случае, здесь он ничего не преуменьшал.

В толпе встречающих я заметил знаменитого Кнута Йоханнсена, изобретателя роботов, с тревогой высматривающего Эла Стоу. При виде этого седовласого старого гения, спешащего заключить в объятия своё последнее и лучшее творение, я не мог не подумать об отце, гордящемся своим замечательным сыном.

Наконец всеобщее веселье закончилось, и началась разгрузка. Резервуары с содержащей медь водой, баллоны со сжатым воздухом чужой планеты, сотни проб грунта — все это оказалось на Земле. Мы также продемонстрировали разбитые автоматы, и правительственные эксперты исчезли вместе с ними, счастливые, как будто им удалось заполучить лучшие самоцветы Азии. Уилсон покинул нас едва ли не самым первым, вместе со своими драгоценными пластинками и катушками плёнки.

Старый Кнут выбрался из толпы и сказал мне:

— Привет, сержант. А где Эл? — Он был без шляпы, серебристые волосы сияли на солнце.

В этот момент Эл вышел из шлюза. Его горящие глаза остановились на фигуре Йоханнсена. Всем известно, что роботы не шутят, просто не умеют — и Эл ни разу в жизни не сострил, во всяком случае, так, чтобы это кто-нибудь заметил. Но на сей раз он сподобился отпустить такую роскошную шутку, что мое сентиментальное сердце сжалось.

Взяв узкую кисть Кнута в свою огромную металлическую ладонь, он сказал:

— Привет, папа! — Я не видел, какое выражение появилось на лице Кнута, но услышал, как Эл добавил: — Я привёз тебе любопытный сувенир.

И он указал в сторону шлюза. Там раздалось громкое клацанье, и до нас долетел аромат машинного масла. Пленный гроб спустился по трапу, слегка подрагивая медным локоном. За ним, распушив брови, с довольным видом шагал Стив Грегори.

Рука об руку Эл и Кнут пошли домой, а инопланетный автомат поспешил за ними. Замыкал шествие Стив. Я потерял их из виду, когда два здоровенных грузчика притащили чудовищно уродливую вазу.

Они с трудом взобрались наверх, один достал какой-то документ, с отвращением посмотрел на него и заявил:

— Этот суперкубок предназначен для змеерукого по имени Кли Морг.

— Я передам, — пообещал я и на всякий случай добавил: — Отнесите его пока вниз, я не уверен, что шкипер разрешит занести его на корабль.

Они разбили кубок, когда спускались по трапу.

Книга III. Симбиотика

«Марафону» поручили отыскать подходящую планету в системе Ригеля — некоторым из нас ужасно хотелось понять, как земные астрономы выбирают в бескрайних просторах космоса объекты, достойные изучения.

В прошлый раз они нас отправили на планету, где царили механизмы; работенка нам выдалась весьма пикантная. «Марафон», новый корабль, созданный Флеттнером, не имел аналогов в нашей части космоса. Поэтому мы пришли к выводу, что астрономы совершили не менее революционное открытие.

Так или иначе, но прибыли мы в систему Ригеля в полном соответствии с полученными инструкциями. Теперь оставалось проверить правоту астрономов, утверждавших, что здесь должна быть пригодная для жизни планета.

Справа по борту пламенел Ригель, более всего напоминавший горн доменной печи. Он был виден под углом в тридцать градусов относительно плоскости, которая в данный момент являлась горизонтальной. Должен уточнить, что эта плоскость всегда совпадает с горизонтальной плоскостью корабля, а весь остальной космос — нравится ему это или нет — рассматривается относительно нашего положения. Нужная нам планета находилась совсем недалеко от Ригеля, а ее солнце выглядело поменьше и пожелтее нашего.

Ещё две планеты вращались на более далеких орбитах, а последняя находилась по другую сторону от солнца. Таким образом, планет было четыре, но три оказались бесплодными, как разум венерианских гуппи, а вот первая, ближайшая к солнцу, выглядела многообещающе.

Мир за иллюминаторами приближался так стремительно, что мой живот начал жаловаться на судьбу. Служа на старой доброй «Маргаритке», я привык к долгим путешествиям в бездонной пустоте космоса, но, видимо, нужна пара столетий, чтобы привыкнуть к стартам и посадкам корабля Флеттнера, который в такие моменты похож на обезумевшего от ярости быка.

Молодой Уилсон предавался любимому занятию: молился за сохранность драгоценных фотопластинок. Глядя на мучительные гримасы, сменявшие друг друга на его лице, можно было подумать, что он женат на этих проклятых стекляшках.

Мы приземлились: бу-умс! Корабль прополз некоторое расстояние на брюхе.

— Я бы не стал так горевать, — сообщил я Уилсону. — Покрытые эмульсией пластинки никогда не поджарят тебе курицу и не испекут роскошного клубничного пирога, от которого слюнки текут.

— Твоя правда, — признал он, отстегивая ремни. — А как бы тебе понравилось, если бы я плюнул в твой лучевой пистолет?

— Я бы свернул тебе шею, — обещал я.

— Вот видишь? — со значением сказал Уилсон и поспешил проверить, не пострадала ли его аппаратура.

Прилепившись к ближайшему иллюминатору, я с интересом рассматривал новый мир. Он оказался зеленым. Даже невозможно себе представить, что на свете может существовать такое зеленое место! Солнце, пока мы находились в космосе, было лимонного цвета, а теперь стало бледно-зеленым. И лучи его были зелёно-желтыми.

«Марафон» лежал в конце просеки, им же самим и прорубленной в густом лесу. Все вокруг заросло буйной зеленой травой и кустарником. Да и сам лес казался сплошной стеной из растений, чей цвет менялся от легких серебристо-салатных тонов до темной блестящей зелени, переходящей в черное.

Рядом со мной остановился Бреннанд. Его лицо тут же приобрело жутковатый зеленый оттенок. Он вдруг стал похож на зомби.

— Ну, вот мы и на месте. — Отвернувшись от иллюминатора, он улыбнулся мне, но улыбка вмиг исчезла, появилось тревожное выражение, — Только не вздумай блевать на меня!

— Это свет, — пояснил я. — Посмотри на себя — краше в гроб кладут.

— Большое спасибо, — пробормотал Бреннанд.

Некоторое время мы смотрели за борт, дожидаясь, пока нас соберут на совещание, которое обычно предшествует первому выходу из корабля. Я рассчитывал, что судьба окажется ко мне

благосклонной и я попаду в число первых счастливчиков. Бреннанду также не терпелось выйти наружу. Однако нас так и не позвали.

В конце концов терпение Бреннанда лопнуло.

— Не понимаю, почему тянет шкипер, что его может задерживать?

— Понятия не имею.

Я ещё раз посмотрел в его лицо. Ужасающее зрелище. Судя по всему, мой вид также не вызывал у Бреннанда восторга.

— Ты же знаешь, как осторожен Мак-Нолти. Наверное, наши приключения на Машинерии научили его считать до ста, прежде чем отдавать приказ.

— Может быть, — согласился Бреннанд. — Пойду выясню, что там происходит.

И он не торопясь зашагал по коридору. Я бы пошёл с ним, но без приказа не мог покинуть арсенал. На чужой планете надо быть начеку, и если начнутся неприятности, многое будет зависеть от моей расторопности.

Не успел Бреннанд скрыться за дверью, как за снаряжением явился целый отряд. Их было шестеро: инженер Молдерс, навигатор Джепсон, наш темнокожий врач Сэм Хигнет, молодой Уилсон и два марсианина, Кли Дрин и Кли Морг.

— Похоже, тебе опять повезло. — Я вручил Сэму лучевой пистолет и всякие необходимые мелочи.

— Да, сержант, — сверкнул он белозубой улыбкой. — Летим на четвертой шлюпке. Шкипер сказал, что никто не покинет корабль, пока мы не вернемся из разведки.

Кли Морг размахивал пистолетом, держа его длинным гибким щупальцем и забыв все правила обращения с оружием.

— Дай нам с Дином наши шлемы, — прочирикал он.

— Шлемы? — Я перевёл взгляд с него на землян. — Ребята, вы тоже хотите надеть скафандры?

— Нет, — отозвался Джепсон. — Давление за бортом — пятнадцать фунтов, а воздух так богат кислородом, что мы будем порхать как пташки.

— Не воздух, а сущая трясина, — проворчал Кли Морг. — Давай шлемы.

Я не стал спорить и вручил Кли Моргу пару шлемов. Марсиане настолько привыкли к разреженной атмосфере своей планеты, что более высокое давление вредило их печенке — если, конечно, она у них имелась. Вот почему они часто запирались в правом отсеке, где для них были созданы условия, близкие к естественным. Какое-то время они выдерживали и более высокое давление, но рано или поздно начинали брюзжать и ныть, словно на их плечи легли все страдания мира.

Земляне помогли им пристегнуть шлемы и создать внутри подходящее давление. Я уже много раз выполнял эту работу, но она казалась мне совершенно бессмысленной. Не могу понять, как можно радоваться, попав в разреженную атмосферу.


Эл Стоу вошёл в оружейную обычной легкой походкой как раз в тот момент, когда я закончил украшать своих клиентов, которые теперь вполне могли сойти за рождественские елки. Эл опёрся всем своим весом — никак не меньше трехсот фунтов — на барьер, который протестующе затрещал. Наш великан тут же выпрямился. Его глаза, как всегда, сияли на невозмутимом лице.

Я проверил барьер — он выдержал испытание — и сказал:

— Твоя проблема в том, что ты не соразмеряешь своих сил.

Он проигнорировал мою реплику и обратился к остальным:

— Шкипер приказывает вам быть максимально осторожными. Никто не хочет, чтобы повторилась история с Хайнсом и его спутниками. Не снижайтесь ниже тысячи футов и не вздумайте садиться. Пусть работают автоматические камеры наблюдения, но и сами будьте внимательны и возвращайтесь, как только обнаружите что-нибудь достойное внимания.

— Хорошо, Эл. — Молдерс перекинул через плечо несколько лент с патронами. — Мы будем осторожны.

Они покинули арсенал. Вскоре шлюпка взлетела, описала широкую дугу над кронами деревьев и исчезла из виду. Вернувшийся Бреннанд посмотрел ей вслед.

— Ну и хитер же Мак-Нолти, — заметил он.

— У него есть на то причины. Когда вернемся домой, отвечать на все вопросы будет он.

На позеленевшем лице Бреннанда появилась усмешка:

— Между прочим, парочка лоботрясов из кормы обскакала всех. Они не стали дожидаться приказа и вышли наружу. Сейчас играют в «утку на скале».[2]

— Во что играют? — завопил я.

— В «утку на скале», — повторил он.

Я отравился в корму, а Бреннанд следовал за мной с широкой усмешкой на зеленом лице. Так и есть, двое вечно чумазых механиков, которые обслуживали двигатели, надули всех нас. Должно быть, они выползли наружу через сопло главного двигателя, не успевшего даже остыть, и теперь, стоя по колено в зеленой траве, веселились от души, швыряя камушки в булыжник, который они водрузили на пригорок. Ну в точности первоклашки на пикнике.

— А шкипер знает?

— Думай, что говоришь, — посоветовал Бреннанд. — Неужели он бы разрешил этим небритым балбесам быть первыми?

Один из механиков заметил, что мы наблюдаем за ним. Он широко улыбнулся и что-то прокричал — сквозь толстый борт корабля звуки не прошли, — а потом ударил себя в грудь грязной рукой и подпрыгнул футов на девять. Он давал нам понять, что на планете низкая гравитация, а воздух богат кислородом и он чувствует себя превосходно. По лицу Бреннанда было видно, что ему ужасно хочется наружу.

— Мак-Нолти шкуру сдерет с паршивцев, — предрек я, стараясь скрыть зависть.

— Их понять можно. Искусственная гравитация не отключена, воздух на корабле отвратительный, мы проделали очень долгий путь. Вот бы выйти и размять кости. Ей-богу, сам бы построил замок из песка, если бы нашлось ведерко и лопатка.

— Здесь нет песка.

Когда механикам надоело забавляться возле корабля, они набрали круглых голышей и направились к большому кусту, растущему в пятидесяти ярдах от кормы «Марафона». С каждым шагом увеличивалась вероятность того, что их заметит шкипер, но обоим было наплевать. Они прекрасно понимали, что Мак-Нолти лишь накричит на них и напишет о проступке в бортовом журнале.

Куст был высотой в двенадцать или даже пятнадцать футов, его узкие ветки покрывала густая зеленая листва. Механик, опережавший другого на пару ярдов, бросил голыш и попал прямо в середку куста. Дальнейшее происходило стремительно.

Камушек исчез в листве, куст отклонился назад, словно его ветки состояли из мышечных волокон. Трое маленьких существ свалились с него и исчезли в высокой траве. Куст вернулся в прежнее положение, лишь его верхушка продолжала подрагивать.

Однако тот, кто метнул камень, уже лежал на траве лицом вниз. Его спутник, отставший на три или четыре шага, застыл на месте, потрясенный увиденным.

— Эй! — пронзительно закричал Бреннанд. — Что случилось?

Упавший механик пошевелился, перевернулся на спину и попытался встать. Его спутник подбежал и помог подняться. На корабле не было слышно ни звука, нам оставалось лишь догадываться, какие ругательства слетают с уст наших товарищей.

Сбитый с ног механик неуверенно выпрямился. Он едва удерживал равновесие, и приятель был вынужден его поддерживать. А куст позади них стоял с невинным видом, словно ничего не произошло; даже верхушка перестала дрожать.

На полпути к «Марафону» пострадавший метатель камней зашатался, побледнел, облизал губы и рухнул на землю. Второй с тревогой посмотрел в сторону куста, словно был удивлен тем, что тот не бросился вдогонку.

Из среднего шлюза вышел Эл Стоу. Пружинисто шагая по зеленому ковру, он приблизился к механикам, поднял бесчувственное тело и понес к кораблю. Мы побежали в носовую часть, чтобы выяснить, что произошло.

Эл отнес потерявшего сознание механика в крошечную операционную, где Уолли Симкокс, помощник Сэма, тут же принялся за работу. Приятель пострадавшего с несчастным видом стоял возле двери. Когда появился капитан Мак-Нолти, вид у механика стал ещё более несчастным. Шкипер обжег его убийственным взглядом, покачал головой и вошёл в операционную.

Через полминуты приотворилась дверь, в проеме возникло багровое лицо Мак-Нолти. Он прорычал:

— Пусть Стив свяжется со шлюпкой и передаст разведчикам, чтобы немедленно возвращались. Сэм срочно нужен здесь.

Я побежал в радиорубку и передал приказ шкипера Стиву. Пока тот включал передатчик, его роскошные брови неуклонно ползли вверх. Взяв микрофон, он велел шлюпке возвращаться.

— Легли на обратный курс, — сообщил мне Стив, выслушав ответ.

Вернувшись, я спросил у любителя играть в камушки:

— Что произошло?

Он вздрогнул:

— Куст закидал его колючками. Длинными, тонкими. Всю голову, шею… даже одежду пробили. Одна колючка воткнулась в ухо. Хорошо ещё, что глаза не пострадали.

— Вот уж точно, повезло дураку! — сказал Бреннанд.

— Целый рой этих стрелок просвистел мимо меня и пролетел ещё двадцать футов. Они были пущены с большой силой; я слышал, как они гудели, точно рассерженные пчёлы. — Механик сглотнул и переступил с ноги на ногу. — Куст выбросил не меньше сотни стрелок разом.

Из операционной вышел Мак-Нолти с яростной гримасой на лице. Он медленно, но угрожающе приблизился к механику.

— Ас тобой я разберусь потом! — И одарил несчастного взглядом, каким можно прожечь скафандр высокой зашиты.

Затем наш упитанный шкипер удалился, высоко вздернув подбородок.

С горестным выражением лица механик направился в корму, где находился его боевой пост. Через минуту вернулась шлюпка. Экипаж поднялся на борт «Марафона», а лебедка затащила двенадцатитонную шлюпку в ангар.

Сэм провел в операционной не меньше часа, а когда вышел, покачал головой.

— Он нас покинул, — сказал он. — Мы ничего не смогли сделать.

— Ты хочешь сказать, что он… умер?

— Да. Эти дротики покрыты сильным щелочным ядом. У нас нет противоядия. Кровь свертывается, как от змеиного укуса. — Он устало провел рукой по курчавым волосам. — Очень не хочется докладывать шкиперу.

Мы пошли вместе с Сэмом. По пути я заглянул в правый отсек — хотел узнать, чем занимаются марсиане. Кли Дрин и Кли Морг сидели за шахматами, ещё трое внимательно следили за игрой. Как обычно, Саг Фарн похрапывал в уголке. Марсианину быстро наскучивают самые невероятные приключения, но он потеет от возбуждения, когда участвует в шахматной партии. Впрочем, у этих созданий всегда были своеобразные представления о ценностях.

Не сводя глаза-блюдца с доски, Кли Дрин другим глазом посмотрел на меня. Меня пробирала дрожь всякий раз, когда марсианин вот так поглядывал. Я слышал, что хамелеоны способны проделывать подобный фокус, но ни один хамелеон не сумеет так вращать своими оптическими рецепторами. Я поспешил за Сэмом и Бреннандом, чувствуя, что нам всем грозят серьезные неприятности.

Шкипер только что потолок не пробил головой от злости, услышав доклад Сэма. Голос Мак-Нолти был прекрасно слышен в коридоре.

— Мы едва успели прилететь, а уже понесли потерю, и об этом надо писать в бортовом журнале… Полнейшая безответственность… Это не просто мальчишеская выходка — прямое неподчинение… Вопиющее нарушение дисциплины… — Он помолчал, чтобы набрать в грудь побольше воздуха. — Тем не менее это моя вина. Эл, собери всех в кают-компании.

Эл Стоу нажал на кнопку сигнала общего сбора. Все довольно быстро собрались в кают-компании. Последними явились марсиане. Бросая на нас свирепые взоры, Мак-Нолти прочитал длинную нотацию, расхаживая взад и вперёд.

Мы не просто так стали экипажем «Марафона» — нас специально отбирали. Предполагалось, что мы хладнокровные, дисциплинированные взрослые индивидуумы, способные удержаться от детских выходок. Он никак не ожидал, что двое членов нашей команды будут играть в «утку на скале»!

— Я уже не говорю о шахматах, — ядовито добавил капитан.

Кли Дрин подскочил на месте, огляделся по сторонам, чтобы узнать, не миновало ли столь возмутительное кощунство ушей его сопланетников. Марсиане так замахали щупальцами, что поднялся ветер.

— Я вовсе не брюзга, — добавил шкипер, сообразив, что перегнул палку, — но должен напомнить, что всему своё место и время. — Марсиане слегка успокоились. — Поэтому вы должны постоянно помнить…

Речь Мак-Нолти была прервана звонком внутренней связи. На столе стояло три разных аппарата. Он вытаращился на них так, словно не верил своим ушам. Члены экипажа переглядывались, выясняя, кто же отсутствует. В конце концов Мак-Нолти решил, что проще всего ответить. Он схватил первую попавшуюся трубку и рявкнул:

— Да?!

В этот момент вновь раздался звонок — шкипер выбрал не ту трубку. Бросив первую, он поднял вторую и повторил:

— Да?

Трубка что-то заверещала в ухо Мак-Нолти, и на его красном лице появилась недоуменная гримаса.

— Кто? Что? — вопрошал он. — Что тебя разбудило? — Его глаза чуть не выскочили из орбит, — Кто-то постучал в дверь?

Бросив трубку, он несколько секунд потрясенно молчал, а потом сказал Элу Стоу:

— Это был Саг Фарн. Он пожаловался, что его сиеста была прервана стуком гаечного ключа в кормовом шлюзе. — Найдя стул, капитан уселся на него, пытаясь восстановить дыхание. Безумный взгляд Мак-Нолти остановился на Стиве Грегори. — Ради бога, усмири свои брови!

Стив поднял одну бровь, опустил другую, разинул рот и попытался сделать покаянное выражение лица. Вид при этом у него получился абсолютно дебильный. Склонившись к уху шкипера, Эл Стоу что-то негромко сказал. Мак-Нолти устало кивнул. Эл выпрямился и обратился ко всем нам:

— Ладно, джентльмены, возвращайтесь по своим местам. Марсианам следует надеть шлемы. Мы поставим в корме скорострельную пушку, а рядом займет позицию вооруженный экипаж шлюпки. Потом откроем шлюз.

Разумное решение. В свете дня хорошо видно всякого, кто приближается к кораблю, но только до того момента, как он подойдет вплотную: рядом со шлюзом находится мертвая зона.

Ни у кого не хватило наглости указать шкиперу на его ошибку. Не следовало собирать всех в кают-компании, не поставив часовых. Если те, кто сейчас стучит в люк, сами не пожелают отойти в сторонку, то мы сможем увидеть их, только открыв этот самый люк. И мы не сможем заняться своими делами, не выяснив, что происходит снаружи, — зловредные машины преподнесли нам прошлый раз прекрасный урок, начав разбирать корабль на части.

Задремавшего Сага Фарна заставили подняться и отправили за шлемом. Затем мы расположили артиллерийскую установку так, что ее стволы оказались направленными прямо в наружную дверь шлюзовой камеры. Когда работа была закончена, мы услышали несколько ударов в дверь. Как будто в нее швыряли камни.

Дверь медленно отошла. В корабль вместе с потоками свежего воздуха проникли лучи зеленого света, и я сразу же понял, как чувствует себя здоровый гиппопотам после освежающего купания. Одновременно Дуглас, заменивший Эндрюса на должности главного инженера, отключил искусственную гравитацию, и мы моментально потеряли треть своего веса.

Мы так пристально смотрели на открывшийся кусочек зеленого мира, что было совсем нетрудно представить, как к нам забирается металлический гроб, равнодушно глядящий своими линзами. Однако мы не услышали шума двигателей или угрожающего клацанья механических конечностей. Лишь вздыхал в кронах высоких деревьев ветер, шелестела густая трава, да ещё мы уловили далекий рокот, похожий на бой больших барабанов.

Тишина была такой глубокой, что дыхание стоящего сзади Джепсона показалось мне оглушительным. Стрелок, согнувшийся за прицелом артиллерийской установки, положил палец на гашетку; пообочь стояли люди с запасными лентами.

Затем я услышал легкую поступь. Кто-то приближался к распахнутому люку.


Мы все знали, что Мак-Нолти устроит грандиозный скандал, если кто-то из нас попытается подойти к люку. Он не забыл, как в прошлый раз механические руки схватили чрезмерно любопытного землянина. Поэтому мы стояли на своих местах, подобно манекенам в витрине, и ждали, ждали, ждали.

Наконец совсем рядом кто-то бессвязно забормотал, после чего в открытый люк влетел булыжник размером с дыню, пронесся в нескольких дюймах над головой Джепсона и разбился о стену.

Ну, это уже слишком. Плевать, что скажет шкипер! Пригнувшись, с лучевым пистолетом наперевес я побежал к выходному люку, который находился на высоте девяти футов над землей. И высунулся наружу. За спиной у меня тут же возник Молдерс. Передо мной стоял отряд из шести существ, которые на первый взгляд удивительно походили на людей. Такие же фигуры, конечности и даже пальцы, аналогичные черты лица. Иной была кожа — грубая и морщинистая, темно-зеленого цвета; а ещё у них был необычный орган, напоминающий хризантему и торчащий из обнаженной груди. Глаза были блестящими, черными и очень внимательными.

Несмотря на ряд существенных различий, сходство было таким поразительным, что я стоял и смотрел на них, разинув рот. А они изучали меня. Затем один из них загомонил на высоких тонах, что походило на речь возбужденного китайца, взмахнул правой рукой и попытался вышибить мне мозги. Я успел присесть и ощутил, как снаряд, пущенный умелой рукой, скользнул по волосам. Молдерс также успел присесть, невольно прижавшись ко мне. Снаряд ударился обо что-то не слишком твердое, и я услышал, как кто-то выругался.

Я потерял равновесие и вывалился наружу.

Продолжая сжимать пистолет, я рухнул на зеленую траву, стремительно перекатился в сторону и вскочил на ноги. При этом я ожидал, что на меня обрушится град камней. Однако, заняв новую позицию, я обнаружил, что шестерки врагов на прежнем месте уже нет. Они находились в пятидесяти ярдах от корабля и продолжали быстро увеличивать расстояние, перемещаясь длинными изящными прыжками, которым позавидовало бы даже голодное кенгуру. Было бы совсем нетрудно положить пару чужаков, но Мак-Нолти распял бы меня за этот подвиг. Земные законы запрещают убивать аборигенов.

Ко мне присоединился Молдерс, за ним последовали Джепсон, Уилсон и Кли Янг. Уилсон держал наготове свой любимый фотоаппарат с цветным фильтром на объективе. Он весь дрожал от возбуждения.

— Я успел их заснять из четвертого иллюминатора. Сделал два снимка, когда улепетывали!

— Хм! — Молдерс осмотрелся. Этот рослый, дородный флегматик был похож на скандинава. — Давайте проводим их до джунглей.

— Отличная мысль, — с жаром согласился Джепсон. Он бы не проявлял такого энтузиазма, если бы знал, что ему грозит.

Нетерпеливо подпрыгивая на упругой траве, он до отказа наполнил легкие богатым кислородом воздухом. — Когда есть возможность слегка размять ноги, нельзя ее упускать.

Не теряя времени, мы двинулись вперёд, прекрасно понимая, что очень скоро шкипер прикажет вернуться. Невозможно убедить этого человека, что без риска и потерь невозможно открыть ничего нового. Осторожность и нерешительность Мак-Нолти была просто невероятной.

Подойдя к опушке леса, шестеро зеленых туземцев остановились и стали с опаской наблюдать за нашим приближением. Если они поспешили отступить, как только увидели противника в открытом поле, то теперь, когда позади них вздымался густой лес, обрели уверенность. Повернувшись к нам спиной, один из них наклонился и принялся строить рожи, просунув лицо между колен. Гримасы показались нам лишенными всякого смысла.

— Ну и что это значит? — проворчал Джепсон, сразу же проникшись неприязнью к любителю гримасничать — да ещё из-под морщинистого зада.

Уилсон хихикнул и сообщил:

— Я такое видел и раньше. Это означает презрение и насмешку. Похоже, распространено по всему космосу.

— Я бы вполне мог прижечь ему задницу, — агрессивно заявил Джепсон.

Он сделал шаг и рухнул — нога попала в ямку. Зеленые испустили радостный вой и принялись швырять в нас камнями, которые не долетали до цели. Мы помчались вперёд. Слабое тяготение позволяло нам совершать прыжки, достойные олимпийских чемпионов.

Пятеро туземцев исчезли в лесу, а шестой с ловкостью белки вскарабкался по стволу ближайшего дерева. Почему-то зеленые считали, что деревья защитят их от любых неприятностей.

Мы остановились примерно в восьмидесяти ярдах от того дерева, на которое взобрался абориген. Вполне возможно, что оно готовилось щедро угостить стрелками. Все отлично помнили, на что оказался способен небольшой куст. Мы растянулись в цепь, чтобы упасть на землю при малейшем признаке опасности, однако продолжали осторожно продвигаться вперёд. Ничего не произошло. Мы ещё немного продвинулись. И опять ничего. Так, медленно и осторожно, мы приблизились к мощному дереву с длинными толстыми ветвями. От него шёл необычный аромат, похожий на смесь запахов ананаса и корицы. Барабанный бой заметно усилился.

Впечатляющее дерево. Волокнистая зеленая кора, ствол никак не меньше восьми футов в диаметре, и только на высоте двадцать пять футов — первые мощные ветви, каждая заканчивается огромным лопатовидным листом. Мы смотрели на ствол и не могли понять, как наш противник сумел взобраться по нему, да ещё с такой легкостью.

Мы раз десять обошли вокруг дерева, пытаясь найти его среди огромных ветвей, сквозь которые струился зеленый свет. Абориген как в воду канул. Мы не сомневались, что он все ещё на дереве, просто удачно спрятался. Он не мог перепрыгнуть на соседнее дерево, да и незаметно соскочить на землю было совершенно невозможно,

— Настоящая загадка! — заявил Джепсон и отошел на несколько шагов, чтобы получше рассмотреть дерево.

Одна из ветвей со свистом рассекла воздух и ударила его по спине. Мне показалось, что я слышу ликующий крик дерева.

Лопатовидный лист, распространяя аромат ананаса и корицы, ловко подхватил Джепсона, и через мгновение, крича от ярости и страха, он оказался в воздухе. Потеряв дар речи, мы сбились в кучу, потрясенно глядя на своего несчастного товарища. Мы видели, что Джепсон прилип к внутренней стороне листа и его тело медленно покрывается слоем какой-то желтовато-зеленой дряни, хотя он отчаянно сопротивлялся, пытаясь освободиться. Похоже, жидкость была необычайно клейкой.

Мы крикнули, чтобы он не дергался — иначе желто-зеленая гадость попадет в лицо. Лишь наши громкие ругательства привлекли его внимание. Вся его одежда была покрыта густым клеем, а одна рука плотно прижата к боку. Он выглядел ужасно. Не оставалось никаких сомнений, что, как только мерзкая субстанция попадет на лицо, он задохнётся.

Молдерс попытался забраться по стволу, но ничего не вышло. Он отошел немного назад, но тут же вернулся, поскольку заметил ещё один лист, который приготовился напасть.

Самое безопасное место находилось под несчастным Дженсоном. Он висел на высоте двадцать футов, и лист помаленьку выделял клейкую массу. Через полчаса наш товарищ будет покрыт с головы до ног — и значительно сократит этот срок, если снова вздумает сопротивляться.

Бой далеких барабанов не прекращался, словно кто-то отсчитывал последние мгновения обреченного на смерть.

Показав рукой на золотой цилиндр «Марафона», оставшийся в пятистах футах, Уилсон сказал:

— Не будем терять время. Нужно вернуться за веревками и стальными крючьями. Тогда удастся его снять.

— Нет, — возразил я. — Мы снимем его гораздо быстрее.

Я попрыгал, выясняя, хорошо ли пружинит трава. Удовлетворенный результатом, я поднял лучевой пистолет и прицелился туда, где клейкий лист крепился к ветви.

— Прекрати, безмозглый идиот! — завопил Джепсон, — Из-за тебя…

Луч мгновенно отделил лист от ветви. Дерево совершенно обезумело. Джепсон пролетел двадцать пять футов до земли, успев отпустить по парочке отвратительных ругательств на каждый фут. Продолжая меня поносить, он с диким воплем рухнул на траву, лист крепко держался за его спину. Мы попадали рядом с ним на землю — и с радостью зарылись бы в нее, если бы догадались захватить шанцевые инструменты. Дерево остервенело размахивало ветвями с огромными липкими листьями, пытаясь отомстить своим обидчикам.

Один особенно упорный лист совсем немного не доставал до моей головы, которую я пытался, подобно страусу, воткнуть поглубже в землю. Ароматы ананаса и корицы стали намного сильнее. От одной только мысли о том, как я буду задыхаться, если хорошая порция липкой массы упадет на лицо, мне стало дурно.

Через некоторое время дерево немного успокоилось и прекратило хлестать. Мы подползли к Джепсону и оттащили его вместе с листом в сторону.

Он не мог идти, поскольку его ноги были намертво склеены вместе. Левая рука оказалась крепко прижатой к туловищу. Казалось, Джепсон сильно пьян — он непрерывно ругался и жаловался. Прежде он никогда не отличался такой виртуозностью. Но когда мы оттащили его подальше от леса, я произнёс кое-какие слова, которых он не употреблял.


Молдерс, привычно сохранявший спокойствие, молчал, с интересом прислушиваясь к перебранке. Мы тащили лист с Джепсоном и теперь уже не могли его отпустить, даже если бы захотели. Мы несли его лицом вниз — так полицейские тащат в участок пьяного в стельку матроса. Наш нелегкий труд стал ещё более неприятным из-за юного балбеса Уилсона, который радовался чужому несчастью. Он следовал за нами с нахальной ухмылкой и непрерывно щелкал проклятым фотоаппаратом, который я с огромным наслаждением затолкал бы ему в пасть — вот только руки были заняты! Уилсон казался невероятно счастливым из-за того, что клей на него не попал.

Эл Стоу, Бреннанд, Армстронг, Петерсен и Дрейк встретили нас у корабля. Они с большим интересом посмотрели на Джепсона и выслушали его. Мы предупредили, чтобы они к нему не прикасались. Когда наш маленький отряд добрался до входного шлюза «Марафона», настроение у нас испортилось окончательно. Тяготение здесь составляло лишь две трети земного, но нам пришлось нести Джепсона пятьсот ярдов, и теперь он казался тяжелее мамонта.

Мы опустили его на траву перед открытым шлюзом — естественно, нам пришлось быть рядом с ним. Из леса все ещё доносился барабанный бой. Эл скрылся в шлюзе и вскоре вернулся с Сэмом и Уолли, которые должны были помочь нам освободиться от ноши. Клейкая масса успела за это время застыть. У меня возникло ощущение, что на руки надеты стеклянные перчатки.

Сэм и Уолли попробовали растворить клей холодной водой, теплой, горячей и очень горячей — с неизменным нулевым результатом. Главный инженер Дуглас попытался применить ракетное топливо, которым он часто выводил пятна, полировал бронзовые детали, убивал тараканов и даже натирал себе поясницу для борьбы с люмбаго. Если верить Дугласу, топливо могло применяться ещё в восемнадцати случаях. Но нас и оно не выручило.

Затем испробовали очищенный бензин, которым Стив Грегори заправлял зажигалки всех членов экипажа. Пустая трата времени. Бензин легко разъедал резину и некоторые другие материалы, но только не эту дрянь. Молдерс сидел, безмятежно глядя по сторонам голубыми глазами, его руки лежали на траве.

— Да, попали вы в историю, — с фальшивым сочувствием сказал Уилсон. — С жевательной резинкой!

Появился Сэм с йодом. Растворения не произошло, но поверхность застывшей массы стала пузыриться и отвратительно вонять. Лицо Молдерса слегка погрустнело. Раствор азотной кислоты чуть повредил поверхность застывшей дряни, но не более того. К тому же применять кислоту было слишком рискованно.

Сэм с хмурым видом удалился на корабль в поисках новых растворителей, а к нам опять спустился Эл Стоу. Приблизившись, Эл споткнулся — удивительно, ведь он обладал прекрасным чувством равновесия. Его мощное плечо ударило молодого Уилсона между лопаток, и ухмыляющаяся обезьяна рухнула прямо на ноги Джепсона — клейкая масса на них ещё не успела окончательно затвердеть.

Уилсон попытался высвободиться, быстро понял, что это не в его силах, и тут же сменил радость на печаль. Джепсон сардонически рассмеялся — впервые с того момента, как на него накинулся огромный лист.

Подняв упавший фотоаппарат, Эл принялся перебрасывать его с одной широкой ладони на другую, а потом сказал с неизменной серьезностью:

— Никогда не спотыкался. Какая неприятность.

— Ничего себе неприятность! — завопил Уилсон, явно мечтавший, чтобы Эл расплавился.

И тут вернулся Сэм с большим стеклянным кувшином. Как только он брызнул какой-то бесцветной жидкостью, ядовитая зеленая корка тут же превратилась в жидкую слизь, и мои руки обрели свободу.

— Нашатырный спирт, — пояснил Сэм.

Он мог бы ничего не говорить, едкий запах было трудно с чем-то перепутать. При помощи этого замечательного растворителя Сэм быстро нас освободил.

После чего я помчался за Уилсоном, которому пришлось трижды обежать вокруг корабля. Он был моложе, и мне не удалось его догнать.

Мы уже собрались подняться на борт и обо всем рассказать шкиперу, когда злосчастное дерево вдруг вновь разъярилось. Даже на таком большом расстоянии мы слышали, как его ветви яростно рассекают воздух. Остановившись у шлюза, мы с удивлением наблюдали. Когда заговорил Эл Стоу, его голос звучал хрипло, с металлическими нотками.

— Где Кли Янг?

Оказалось, что никто из нас не знает. Припоминая, как мы тащили Джепсона, я понял, что марсианина с нами не было. В последний раз я видел Кли Янга, когда он одним глазом следил за ветками дерева, а другим смотрел в противоположную сторону.

Армстронг побывал на корабле и быстро вернулся с вестью, что Кли Янга на борту нет. Вытаращив глаза не хуже, чем исчезнувший марсианин, молодой Уилсон признался, что не помнит, как Кли Янг выходил из леса. Тут мы выхватили лучевые пистолеты и побежали к злополучному дереву. И все это время дерево отчаянно размахивало ветвями, словно обезумело от страха и дало бы деру, если бы не корни. Приблизившись к чудовищному растению, мы обошли его по кругу, держась подальше от коварных ветвей. Марсианина нигде не было.

Мы обнаружили его на высоте сорок футов. Пять его могучих щупальцев обхватили мощный ствол дерева, а другие пять крепко держали зеленого аборигена. Пленник отчаянно вырывался, громко призывая сородичей на помощь своим тонким писклявым голоском.

Кли Янг начал осторожно спускаться по стволу, и, как ни странно, мы не обнаружили на нем никаких следов клея. То, как он выглядел и двигался, наводило на мысль о невероятной помеси университетского профессора и осьминога. С закатившимися от ужаса глазами абориген отчаянно колотил кулаками по шлему Кли Янга. Кли попросту не обращал внимания на сопротивление своей добычи, но, оказавшись на уровне ветви, пленившей Джепсона, он прекратил спуск. Продолжая крепко держать зеленого, он пополз по ветке, пока не оказался на ее конце, лишенном листа. Теперь он и абориген раскачивались с амплитудой двадцать футов.

Выбрав подходящий момент, Кли Янг отпустил конец ветви и ловко приземлился. Через несколько мгновений он уже находился вне досягаемости ветвей злобного дерева. Из-за деревьев раздался пронзительный вопль, и оттуда вылетел сине-зеленый снаряд, слегка похожий на кокосовый орех, который шлепнулся у ног Дрейка. Странный снаряд раскололся, его оболочка оказалась не толще и не прочнее яичной скорлупы, а внутри было пусто. Кли Янг, даже не моргнув, понес брыкающегося аборигена на «Марафон».

Дрейк решил задержаться, с любопытством посмотрел на подобие кокоса и пренебрежительно пнул его ногой. Невидимое содержимое «кокоса» вылетело наружу и ударило его по щекам, попало в глаза. Дрейка вырвало с такой силой, что он упал. У нас хватило ума не проводить расследование на месте — подхватив товарища, мы побежали вслед за Кли Янгом. Дрейк немного пришел в себя только после того, как мы оказались рядом с кораблем.

— Ну и ну! — прохрипел он, прижимая руки к животу. — Какая страшная вонючка! По сравнению с ней скунс испускает аромат розы! — Он вытер губы. — У меня желудок вывернулся наизнанку.

Мы подошли к Кли Янгу; пленника уже отвели на камбуз, чтобы накормить. Сорвав с себя шлем, Кли сказал:

— На это дерево не так уж трудно взобраться. Конечно, оно пыталось меня достать, но ему никак не дотянуться до собственного ствола. — Он недовольно фыркнул и потёр плоское лицо гибким кончиком огромного щупальца. — Не понимаю, как вы, двуногие, можете дышать этим супом вместо нормального воздуха. В нем можно плавать!

— Где ты нашёл зеленого, Кли? — спросил Бреннанд.

— Он прилип к стволу футах в сорока от земли. У него отличная маскировка — я не видел его до тех пор, пока не оказался совсем рядом. — Марсианин взял шлем. — Поразительный пример мимикрии. — Одним глазом глядя на свой шлем, он направил второй на заинтересованного Бреннанда и сделал презрительный жест. — Как насчет того, чтобы переместиться в такое место, где высшие формы жизни способны жить в мире и комфорте?

— Сейчас все организуем, — обещал Бреннанд. — Только не надо так задаваться, раздутая ты карикатура на резинового паука.

— Ха! — с большим достоинством парировал Кли Янг. — Кто изобрёл шахматы, но не может отличить белой пешки от черной ладьи? Кто не умеет играть даже в «утку на скале» без тяжелых последствий? — Высказав столь компетентное мнение о некомпетентности землян, он нахлобучил шлем на голову и жестом попросил меня откачать немного воздуха, что я и сделал. — Спасибо! — сказал он сквозь диафрагму. — А теперь пришло время разобраться с зеленым.


Капитан Мак-Нолти лично допрашивал аборигена. Шкипер сидел за металлическим столом и с важным видом смотрел на пленника. Абориген стоял перед ним, с ужасом озираясь. Теперь-то нам было видно, что на нем надета набедренная повязка под цвет кожи. Спина была заметно темнее груди, кожа на ней грубее, с какими-то наростами — идеальная имитация коры дерева, на котором он искал спасения. Даже его набедренная повязка сзади была темнее. Я сразу же обратил внимание на широкие босые ступни с длинными пальцами — почти такими же, как на руках. Если не считать набедренной повязки, он был нагим. И не имел никакого оружия. Диковинная хризантема на его груди вызвала всеобщий интерес.

— Он поел? — озабоченно спросил шкипер.

— Было предложено, — ответил Эл, — но он даже не прикоснулся к еде. Как я понял, он хочет только одного: вернуться на дерево.

— Хм-м-м, — проворчал Мак-Нолти. — Всему своё время. — Затем с видом благожелательного дядюшки он обратился к аборигену: — Как твоё имя?

Сообразив, что обращаются к нему, зеленый принялся размахивать руками и разразился длинной тирадой. Говорил он быстро и мелодично.

— Понятно, — пробормотал Мак-Нолти, когда поток туземного красноречия иссяк, и вопросительно посмотрел на Эла Стоу, — Как думаешь, этот парень обладает телепатическими способностями, как те наши приятели, похожие на лангустов?

— Сомневаюсь. Я бы предположил, что умственное развитие этого существа — на уровне конголезского пигмея, а то и ниже. У него нет даже копья, не говоря уже о луке или трубке для стрельбы отравленными колючками.

— Ты прав, его интеллект не производит сильного впечатления, — глубокомысленно согласился Мак-Нолти. — Но все же надо достигнуть взаимопонимания. Мы пригласим лучшего лингвиста, чтобы он ознакомился с основами языка этого парня и попробовал его научить нашему.

— Давайте я попытаюсь, — предложил Эл. — У меня хорошая память.

Огромный, но очень пропорционально сложенный Эл двигался бесшумно благодаря мягким подошвам сапог. Аборигену не понравились размеры Эла и его горящие глаза. Зеленый отступил к стене, взгляд заметался по комнате в поисках спасения.

Увидев, что внушает пленнику страх, Эл остановился и слегка шлепнул себя по лбу — такой шлепок снес бы мою голову с плеч.

— Голова, — сказал Эл. Он повторил это движение с полдюжины раз, приговаривая: — Голова, голова.

Зеленый просто не мог не понять.

— Мах, — пролепетал он.

Вновь коснувшись головы, Эл осведомился:

— Мах?

— Байя! — пропел в ответ зеленый, постепенно обретая уверенность.

— Видите, это совсем просто, — одобрительно сказал Мак-Нолти, решивший продемонстрировать собственные лингвистические способности. — Мах — голова, байя — да.

— Не обязательно, — возразил Эл. — Тут все зависит от того, как он понял мои действия. Мах может означать голову, лицо, череп, человека, волосы, бога, разум, мысль, чужака или даже черный цвет. А если он сравнил мои волосы со своими, то мах означает черное, а байя — зеленое.

— Да, я как-то об этом не подумал, — огорченно пробормотал шкипер.

— Будем заниматься этим, пока не наберется достаточное количество слов, чтобы составить простейшие предложения. Тогда из контекста мы сумеем понять смысл новых слов. Мне потребуется два или три дня.

— Ну, тогда вперёд. Постарайся, Эл.

Перейдя с пленником в комнату отдыха, Эл позвал Миншалла и Петерсена. Он решил, что три головы лучше, чем одна. Миншалл и Петерсен были отличными лингвистами и говорили на идо,[3] эсперанто, венерианском, высоком марсианском и низком марсианском — на низком лучше. Только они из всего экипажа могли дать достойный ответ шахматным маньякам на их собственном жаргоне.

Я нашёл Сэма в оружейной — он сдавал уже ненужную экипировку.

— Видел из шлюпки что-нибудь интересное, Сэм? — поинтересовался я.

— Не слишком много. Полет получился совсем коротким — мы успели проделать сто двадцать миль. Ничего, кроме леса с несколькими полянами. Две поляны были побольше других, размером с целый округ. Самая большая примыкает к огромному голубому озеру. И ещё мы видели несколько рек и ручьев.

— И никаких признаков цивилизации?

— Никаких, — Он указал в сторону коридора, ведущего в комнату отдыха, где Эл с помощниками пытались найти общий язык с аборигеном. — Наверное, мы просто не можем ничего увидеть с высоты. Все скрывает густая листва. Уилсон проявляет свои плёнки — быть может, на них окажется что-нибудь, чего мы не заметили. Впрочем, я в этом сильно сомневаюсь.

— Должно быть, ты прав, — кивнул я, — Вы пролетели сто двадцать миль в одном направлении, этого слишком мало, чтобы судить о целой планете.

Тут мне в голову пришла замечательная идея. Выйдя из оружейной вместе с Сэмом, я помчался в радиорубку. Стив Грегори сидел возле своей аппаратуры и изображал напряженную деятельность.

— Помнишь тот странный свист и шум, который мы слышали на Машинерии? Если на этой планете существует высшая жизнь, то она должна производить какие-то звуки в эфире. И ты сможешь их поймать.

— Да, конечно, — Его кустистые брови пребывали в покое, но впечатление испортили большие уши, которые вдруг зашевелились. — Если они вообще ведут передачи.

— Так почему бы тебе не заняться этим прямо сейчас? Нам сейчас любая информация пригодится. Чего ты ждешь?

— Вот что, приятель, — с напором осведомился он, — а ты почистил пистолеты, проверил боеприпасы, у тебя все в порядке?

Я удивлённо посмотрел на него.

— Конечно проверил. Арсенал всегда в полном порядке. Это моя работа.

— А это — моя! — кивнул он на рацию и вновь принялся размахивать ушами. — Ты опоздал ровно на четыре часа. Я прочесал все частоты сразу же после того, как мы приземлились, и не нашёл ничего, кроме слабого шипения на волне двенадцать целых три десятых метра. Что вполне соответствует параметрам Ригеля. Похоже, ты считаешь меня таким же любителем всхрапнуть, как Саг Фарн?

— Вовсе нет. Извини, Стив, мне просто показалось, что это гениальная идея.

— Все в порядке, сержант, — сменил он гнев на милость. — Каждый должен заниматься своим делом. — И от нечего делать крутанул ручку настройки.

Приемник заурчал, словно пытался откашляться, а потом раздались пронзительные звуки:

— Пип-пип-уопс! Пип-пип-уопс!

Наверное, ничто другое не смогло бы так быстро нарушить покой роскошных бровей Стива. Могу поклясться, что они добрались до волос, проползли по макушке и притормозили только возле воротника.

— Азбука Морзе, — жалобным голосом капризного ребёнка сообщил он.

— Я всегда считал, что азбука Морзе используется на Земле, а инопланетяне с ней не знакомы, — прокомментировал я, — В любом случае, если это морзянка, ты сумеешь понять сообщение. — Я ещё послушал это пронзительное Пип-пиип-пи-и-ип-уопс!», а потом добавил: — Каждый должен заниматься своим делом.

— Нет, не морзянка, — возразил Стив сам себе. — Но это радиопередача, точно. — Он бы нахмурился, но я не стал ждать, пока Стив вернет брови обратно.

Бросив на меня трагический взгляд, он принялся записывать сигналы.

Пора было готовить скафандры, пистолеты, установки и все остальное, поэтому я поспешил вернуться в оружейную, чтобы заняться своим делом. Когда сгустились сумерки, Стив все ещё возился в радиорубке. Эл со своей командой тоже трудился.

Но это продолжалось недолго.

Солнце село, зеленое сияние померкло. Бархатная пелена окутала лес и поляну. Я шагал по коридору в сторону камбуза, мимо комнаты отдыха, когда дверь распахнулась и наружу выскочил зеленый абориген. На его лице отражалось отчаяние, а ноги двигались с невероятной быстротой, словно его ждал приз в тысячу международных долларов.

В тот самый момент, когда из комнаты отдыха раздался крик Миншалла, зеленый врезался в меня. Он вертелся как угорь, колотил меня кулаками по лицу, а ногами пытался оторвать мои конечности от туловища. От худого жилистого тела исходили слабые ароматы ананаса и корицы.

Наконец подоспели остальные, схватили его и принялись уговаривать. Зеленый понемногу успокоился. Его черные глаза с тревогой смотрели на Эла Стоу, говорившего совершенно непонятные мне слова, а руки мотались, точно ветви дерева на ветру. Эл и его помощники успели значительно продвинуться в изучении чужого языка, хотя и не достигли полного взаимопонимания.

Наконец Эл сказал Петерсону:

— Передай шкиперу, что, по моему мнению, Калу нужно отпустить.

Петерсен кивнул и через минуту вернулся.

— Капитан говорит, что он не возражает.

Эл проводил нашего пленника до внешнего люка, что-то сказал ему на прощание и отпустил. Зеленого не пришлось уговаривать, он тотчас спрыгнул вниз. Должно быть, кто-то в лесной чаще был ему должен за набедренную повязку, поскольку пятки так и замелькали. Эл стоял у люка, глядя сияющими глазами в темноту.

— Зачем ты выпустил птичку из клетки, Эл?

Он повернулся ко мне:

— Я просил его вернуться на рассвете. Возможно, так и будет, но я не уверен. Подождем. Мы не успели как следует изучить его язык, но выяснили, что он довольно прост. Мы узнали, что его зовут Кала и он из племени Ка. В племени все имена начинаются на Ка, например Калии, Кануу или Каниир.

— Как в марсианских родах: Кли, Лейдс и Саг.

— Да, — согласился он, не заботясь о том, что марсиане могли обидеться из-за такого сравнения. — Он также поведал мне, что у каждого человека есть своё дерево, а у мошки — свой лишайник. Я не совсем понял, что он имеет в виду, но Кала заявил, что каким-то таинственным образом его жизнь прервется, если после наступления ночи он не окажется рядом со своим деревом. Это не подлежало обсуждению, он слезно просил его отпустить. Более того, он предпочел бы смерть ночной разлуке с деревом.

— Звучит нелепо. — Я высморкался и улыбнулся пришедшей в голову мысли. — Даже нелепее, чем слова Джепсона.

Эл задумчиво смотрел в темноту, откуда прилетали странные ночные запахи и глухие удары таинственных барабанов, не смолкавшие ни на минуту.

— И ещё мы узнали, что во мраке живут существа, более могущественные, чем Ка. Он сказал, что у них много гамиша.

— Чего у них много? — удивился я.

— Гамиша, — ответил Эл Стоу. — Мне так и не удалось понять смысл этого слова. А Кала снова и снова его повторял. Он сказал, что у «Марафона» много гамиша. И что у меня много гамиша. И у Кли Янга. А вот у капитана Мак-Нолти, как выяснилось, мало гамиша. А у Ка его нет совсем.

— И Ка его боится?

— Не думаю. Скорее, относится к гамишу с благоговением. Насколько я понял, все необычное, или удивительное, или уникальное полно гамиша. То, что лишь слегка отличается от нормы, имеет мало гамиша. Наконец, обычное вообще не имеет гамиша.

— Вот тебе и трудности понимания. Все совсем не так просто, как думают некоторые шишки на Земле.

— Да, ты совершенно прав. — Взгляд сияющих глаз переместился на Армстронга, который стоял, прислонившись к артиллерийской установке. — Тебе ещё долго караулить?

— До полуночи, а потом меня сменит Келли.

Выбор Келли в качестве ночного дозорного показался мне неудачным. Этот татуированный экземпляр был намертво приклеен к здоровенному гаечному ключу и в любой острой ситуации использовал именно его, а не новомодные лучевые пистолеты или скорострельные пушки. По слухам, он не выпускал из рук этот кусок железа даже на собственной свадьбе, и жена пыталась с ним развестись, утверждая, что гаечный ключ отрицательно влияет на ее душевное состояние. Лично я считаю Келли неандертальцем, случайно перенесенным на множество столетий вперёд, в чуждое ему время.

— Мы не станем рисковать и закроем люк, — решил Эл Стоу. — Обойдемся без свежего воздуха.

Вот такие замечания и делали Эла особенно человечным — он мог сказать о свежем воздухе так, словно и впрямь по нему истосковался. Небрежное упоминание о воздухе заставляло забыть, что Эл не сделал ни одного вдоха с того момента, когда старый Кнут Йоханнсен поставил его на ноги и отправил навстречу судьбе.

— Давайте задраим люк.

Повернувшись спиной к темному лесу, Эл сделал несколько шагов в сторону освещенного коридора.

Из темноты донесся тоненький голосок:

— Нау бейдерс!

Эл застыл на месте. Под самым люком послышался торопливый топот. Стеклянный шар влетел в раскрытый люк, пронесся над плечом Эла, ударился о щиток артиллерийской установки и разбился на мелкие осколки. Во все стороны брызнула золотистая жидкость, которая моментально испарилась.

Развернувшись на одной ноге, Эл глянул в темноту. Испуганный Армстронг отскочил к стене и положил руку на кнопку общей тревоги. Однако он так и не успел нажать, а начал тихо соскальзывать на пол, словно наткнулся на невидимую стену.

С пистолетом наперевес я осторожно двинулся вперёд и даже успел бросить взгляд на стоящего возле люка Эла. Это была ошибка — мне следовало нажать на кнопку обшей тревоги.

Ещё три секунды, и пар из разбитого сосуда добрался до меня, как только что — до Армстронга. Эл стал раздуваться прямо у меня на глазах, словно воздушный шарик; круглое отверстие люка росло вместе с фигурой Эла, ставшей гигантской. Наконец шар лопнул, я рухнул на пол, и мой разум унесся в небеса.

Не знаю, сколько времени я пролежал, но когда удалось открыть глаза, показалось, будто я слышу крики и топот множества ног вокруг моего распростертого тела. Должно быть, произошло немало событий, пока я валялся, словно кусок мяса. Собственно, я и сейчас лежал на мягком, влажном от росы дерне, слева находился пульсирующий лес, равнодушные звёзды взирали на меня с темного купола ночи. Я был спеленут, точно египетская мумия. Рядом лежала мумия Джепсона, а с другой стороны — мумия Армстронга. Дальше отдыхали ещё несколько человек.

В трехстах или четырехстах ярдах от нас раздавались громкие крики, нарушающие тишину ночи, — мне удалось различить земные ругательства и высокие голоса зеленых чужаков. По-видимому, там находился «Марафон» — я видел лишь столб света, льющийся из открытого люка. Свет моргал, тускнел, а два или три раза и вовсе исчезал. Очевидно, там шло сражение, и что-то его загораживало от нас.

Джепсон храпел так, словно прилег вздремнуть воскресным утром в провинциальном городке, но Армстронг уже пришел в себя и тут же принялся разъяснять зеленым подробности их интимной жизни. Он делал это с энтузиазмом и немалой изобретательностью. Потом, перекатившись на бок, начал грызть веревки Блейна. Из темноты появилась фигура, смутно напоминающая человеческую, треснула Армстронга по голове, и тот надолго успокоился.

Постепенно мои глаза привыкли к темноте, и удалось различить несколько фигур, стоящих рядом в полутьме. Лежа неподвижно, я размышлял о Мак-Нолти, «Марафоне», старом Флеттнере — изобретателе корабля, а также о многочисленных деятелях, поддерживавших нас морально и финансировавших наше путешествие. Должен признать, что ничего хорошего мне в голову не пришло. У меня давно возникли подозрения, что рано или поздно они окажутся виновниками моей смерти; похоже, предчувствия меня не обманули.

Где-то в глубинах моего сознания ворчливый голос произнёс: «Сержант, а ты помнишь, как обещал маме не ругаться? Не забыл, как отдал венерианскую гуппи и банку сгущенного молока в обмен на фальшивый опал? Покайся, сержант, пока у тебя ещё есть время!»

Так я мирно лежал и предавался тщетным сожалениям. За столбом света визгливые вопли раздавались все громче, а голоса людей практически смолкли. Я слышат, как разбивается что-то хрупкое. Возникли темные тени, которые принесли несколько тел, бросили их рядом с нами и вновь скрылись во мраке. Мне хотелось сосчитать пленников, но темнота не позволяла это сделать. Все вновь прибывшие были без сознания, но быстро приходили в себя. Я узнал сердитый голос Бреннанда и астматическое дыхание шкипера.

Холодная голубая звезда сияла сквозь тонкий край облака, ночь подходила к концу. Наступившая пауза показалась мне ужасной: глубокую мрачную тишину нарушали лишь шорохи множества ног в траве и звуки далеких тяжелых ударов, доносившиеся из леса.

Вокруг собралось множество каких-то существ. Вся поляна была заполнена ими. Меня подняли их руки, кто-то проверил надежность пут, после чего я оказался в сплетенном из прутьев гамаке. Далее я путешествовал на высоте плеча — ну в точности убитый африканский кабан, которого несут вслед за охотником местные носильщики. Охотничий трофей — вот во что я превратился. Интересно, упрекнет ли Бог меня за гуппи?

Караван углубился в лес, меня транспортировали головой вперёд. Следом несли другой гамак, и мне казалось, что за мной движется целая вереница носильщиков.

Ближе всех ко мне был Джепсон; он громко и подробно жаловался на мир, причинявший неприятности с того момента, как Джепсон здесь появился. Он, не будучи лично знаком с астрономом, который выбрал именно эту планету для исследования, награждал его такими выразительными именами и украшал столь роскошными эпитетами, что даже мне они показались избыточными.

Караван обошел ствол почти невидимого дерева и смело ступил под ветви следующего, когда сзади раздался оглушительный взрыв и столб огня озарил небо. Огонь показался мне зеленоватым. Мы остановились. Двести, а то и триста глоток радостно закричали — волна прокатилась мимо меня и затихла в сотне футов за процессией.

«Они взорвали «Марафон», — подумал я. — Ну вот, теперь все кончено. Никакой надежды на возвращение домой».

Между тем визг и писк вокруг нас прекратились, над лесом поднималась стена ревущего пламени. Мой гамак заметно раскачивался — носильщики были охвачены тревогой. Они ускорили шаг, вскоре мы уже неслись вперёд на огромной скорости — я и не думал, что такое вообще возможно. Мы мчались между деревьями, иногда сворачивая в сторону за миг до столкновения; иногда мне даже казалось, что это вовсе не деревья. Мое сердце бултыхалось где-то в районе сапог.

Раздался оглушительный гром, в небо взметнулось алое копье и пробило облака. Эту сцену я уже видел множество раз, но думал, что не увижу больше никогда. Мы наблюдали старт космолета! Это был «Марафон»!

Неужели эти существа обладают такими талантами, что сумели моментально разобраться в системе управления чужого судна и полететь по своим делам? Быть может, это те самые высшие особи, о которых упоминал Кала? Я просто не верил своим глазам: опытных астронавтов несут в плетеных гамаках, а космолет уносится в небо. К тому же взлет «Марафона» вызвал у аборигенов испуг и удивление. Мне никак не удавалось разгадать тайну происходящего.

Огненный след взлетевшего корабля указывал на север, а наш караван продолжал двигаться ускоренным маршем. Один раз мы остановились, и пленившие нас существа сбились в кучу; очень скоро я сообразил, что они собираются перекусить. Ещё двадцать минут спустя произошла короткая остановка, и впереди поднялся ужасный гвалт. Мои носильщики держались рядом, но в голове колонны о чем-то яростно спорило множество голосов, а деревья размахивали могучими ветвями.

Однако довольно скоро шум прекратился. Мяуканье перешло в визг и закончилось кашлем. Мы двинулись дальше, по широкой дуге огибая какое-то огромное растение, которое я тщетно пытался разглядеть. О, если бы этот мир обладал луной! Но луны не было: лишь звёзды, тучи, грозный лес и глухой барабанный бой.

Первые лучи восходящего солнца рассеивали мглу, когда мы обошли невинного вида рощицу молодых деревьев и оказались на берегу широкой реки. Только теперь мы сумели как следует рассмотреть свою стражу, которая споро заставила собраться на берегу носильщиков, с облегчением опустивших нас на землю.

Эти существа оказались похожими на Ка, только были выше и стройнее. И ещё они обладали большими умными глазами. Их кожа выглядела грубой и серой; грудь каждого украшала хризантема. В отличие от Ка на них была необычная складчатая одежда; на плетеных ремнях висели деревянные трубки для стрельбы колючками и чаши с основанием в форме луковицы. Некоторые несли корзины со стеклянными шарами вроде того, который бросили в открытый люк.

Изо всех сил выгибая шею, я пытался увидеть ещё что-нибудь, но обнаружил лишь Джепсона и Бреннанда в таких же точно гамаках, как у меня. В следующее мгновение нас без особых церемоний бросили на берег у самой воды. Повернув ко мне лицо, Джепсон проворчал:

— Вонючие мерзавцы!

— Расслабься, — посоветовал я. — Если мы сыграем по их правилам, у нас будет поводок подлиннее.

— Не люблю парней, — злобно прошипел он, — которые хохмят в самый неподходящий момент.

Я ничего не ответил. Бесполезно тратить силы на человека, впавшего в депрессию.

Лучи солнца все увереннее проникали сквозь зеленый туман, висевший над зеленой рекой. Я уже мог разглядеть Блейна и Миншалла, лежащих на спине рядом с Армстронгом; дальше виднелся округлый животик Мак-Нолти.

С десяток стражников прошли вдоль берега, распахивая наши куртки и рубашки, так что у каждого из нас обнажилась грудь. Они несли чаши с луковичными основаниями. Двое занялись мной. Они были заметно удивлены — и я пришел к выводу, что поразила их вовсе не густая растительность на моей груди.

Не нужно быть большим умником, чтобы сообразить: они ожидали увидеть хризантему. Очевидно, не понимали, как можно без нее жить. Позвав своих товарищей, они принялись оживленно обсуждать возникшую проблему, пока я лежал у их ног, точно жертвенная овца. Наконец они пришли к выводу, что совершили грандиозное открытие и нужно продолжать исследования.

Схватив Блейна и дуралея, который играл в «утку на скале», туземцы развязали их, раздели догола и принялись рассматривать, как породистый рогатый скот на деревенской ярмарке. Один ткнул Блейна в солнечное сплетение, где должна была располагаться хризантема, после чего Блейн с возмущенным криком прыгнул на обидчика и сбил с ног. Второй нудист не стал дожидаться приглашения и бросился на врага. Армстронг, никогда не считавшийся слабаком, напрягся изо всех сил, разорвал свои путы и с ревом присоединился к драке. Куски гамака болтались на его мясистой спине.

Все остальные земляне попытались освободиться от своих пут, но больше никому не удалось повторить подвиг Армстронга. Между тем к схватке присоединились зеленые, в сражающихся землян полетели хрупкие шары. Механик и Блейн рухнули без чувств одновременно. Армстронг продержался дольше, он даже сумел сбросить двух аборигенов в реку и вырубить третьего. Но потом зашатался и упал.

Вытащив своих соплеменников из реки, зеленые быстро связали Блейна, механика и Армстронга. Они вновь начали совещаться. Естественно, я почти ничего не понимал из их чириканья, но складывалось впечатление, что они пытались определить, сколько у нас гамиша.

Меня стали раздражать путы. Я бы многое отдал за шанс вступить в схватку и проломить парочку зеленых голов. Изогнувшись, я пригляделся к кустику, растущему рядом с моим гамаком. Кустик покачивал короткими веточками, испуская аромат жженой карамели. Вся местная растительность шевелилась и вовсю пахла.

Неожиданно зеленые закончили спор и столпились на берегу реки. Из-за излучины появилась флотилия длинных и узких лодок, которые вскоре причалили к берегу. Нас разместили по пять пленников в лодке. Затем суденышки отплыли на середину реки. Команда каждой лодки состояла из двадцати матросов. Вдоль бортов торчало по шесть деревянных рычагов. Лодки довольно быстро заскользили по зеленой воде вверх по течению.

— Мой дед был миссионером, — сказал я Джепсону. — Однажды он попал в похожую передрягу.

— Ну и что?

— Закончил свои дни в котелке.

— Я искренне надеюсь, что тебя ждёт такая же участь, — без малейшего сострадания заявил Джепсон, все ещё не прекративший тщетные попытки разорвать свои путы.

Поскольку ничего другого не оставалось, я наблюдал за тем, как трудится команда, и пришел к выводу, что рычаги приводят в движение два больших насоса или несколько маленьких и что кораблик движется вперёд, забирая воду где-то в носовой части, и выбрасывает ее струей из кормы.

Солнце поднималось все выше. После очередного поворота река разделилась на два рукава, течение ускорилось — посреди реки возвышался скалистый остров примерно в сотню футов длиной. Четыре огромных жутковатых дерева стояли на дальней оконечности острова, темно-зеленые стволы и ветви местами казались черными. От ствола высоко над землей почти горизонтально отходили мощные ветви, с каждой свисала дюжина толстых отростков, сильно напоминающих пальцы.

Гребцы максимально увеличили скорость. Вереница лодок устремилась в правый рукав реки, над которым нависала самая большая и грозная из ветвей. Когда первая лодка оказалась под ней, ветка жадно зашевелила пальцами. Нет, мне не показалось: я видел это так же ясно, как премию, которую выкладывали передо мной на полированный стол красного дерева. Судя по размерам ветви, она могла поживиться всеми, кто находился в лодке. Мне не хотелось думать о том, что дерево сделает со своей добычей.

Однако ничего не произошло. Как только лодка оказалась в опасной зоне, рулевой поднялся на ноги и, повернувшись к дереву, прокричал нечто непонятное. Пальцы расслабились. Рулевой второй лодки поступил так же. Наконец подошла очередь моей лодки. Я лежал на спине, способный к сопротивлению не более чем труп, и с тоской смотрел на чудовище, которое могло в долю секунды свернуть шею любому из нас. Наконец дерево осталось позади, рулевой замолчал, но его слова тут же подхватили на плывущей за нами лодке. Я ощутил, как взмокла спина.

Мы проплыли ещё около пяти миль, а потом свернули к берегу. Я лежал головой именно в эту сторону, и мне не удалось рассмотреть здания, пока зеленые не вытряхнули меня из гамака и не поставили на ноги. Я тут же потерял равновесие и уселся на землю. Ноги так затекли, что не держали. Я принялся растирать их, чтобы восстановить кровообращение, с любопытством разглядывая населенный пункт, который мог оказаться чем угодно — от бедной деревушки до крупного мегаполиса.

Цилиндрические здания были построены из светло-зеленой древесины, имели одинаковую высоту и диаметр; посреди каждого из них росло большое дерево. Листва полностью накрывала дома, делая их незаметными сверху — безупречная маскировка для тех, кто захочет обнаружить поселение с воздуха, хотя у меня не было ни малейших оснований считать, что здесь кому-то может грозить опасность сверху.

Было очень трудно определить размеры города, поскольку за ближайшими цилиндрическими домами располагалось бесконечное море деревьев, каждое из которых могло скрывать жилище зеленых. Поди угадай — то ли это береговая окраина огромного города, то ли скромная деревушка в несколько десятков домов. Стоит ли удивляться, что наши разведчики увидели со шлюпки лишь бесконечные леса. Они могли пролетать над миллионными городами, полагая, что под ними джунгли.

С оружием наготове, не спуская с нас глаз, орда зеленых топталась вокруг, а их товарищи развязывали пленников. Тот факт, что мы прибыли в этот мир на таком удивительном устройстве, как «Марафон», не произвел на них ни малейшего впечатления. Мои ноги вновь стали мне подчиняться. Я поправил сапоги, встал и осмотрелся. И испытал сразу два потрясения.

Первое обрушилось на меня, когда я подсчитал своих товарищей по несчастью. Вместе со мной было около половины экипажа «Марафона». В одном из гамаков лежал бледный неподвижный парень, который получил порцию колючек почти сразу же после посадки. Почему зеленые решили захватить с собой труп, я не понял.

Два связанных вместе гамака занимал потерявший ко всему интерес сонный Саг Фарн. Но больше марсиан среди пленников не было. Не нашёл я также инженера Дугласа, Баннистера, Кейна, Ричардса, Келли, Эла Стоу, Стива Грегори, молодого Уилсона и дюжину других.

Быть может, они все погибли? Но почему в таком случае зеленые притащили с собой одно тело, но бросили на поле боя остальные? Значит, наши товарищи спаслись? Или есть ещё один отряд пленников, отправленный в другое место? Узнать их судьбу не представлялось возможным.

Я толкнул Джепсона в бок.

— Эй, послушай, ты заметил?..

Страшный рев заставил меня замолчать. Все зеленые смотрели в небо, размахивали оружием и яростно жестикулировали. Они что-то кричали, но рев перекрывал все звуки. Обернувшись, я почувствовал, что глаза вылезают из орбит — шлюпка с «Марафона» промчалась на бреющем над поверхностью реки, а потом взмыла и скрылась за кронами деревьев.

Однако по реву двигателей я легко определил, что она делает разворот по большой дуге. Звук стал громче — шлюпка вновь пошла на снижение. В следующее мгновение она появилась перед нами, стремительно теряя высоту, и даже задела воду — во все стороны полетели зеленые брызги, а на берег набежала волна. Потом двигатели завыли дурными голосами, и шлюпка унеслась прочь с такой быстротой, что я даже не успел понять, кто выглядывал из кабины пилота.

Поплевав на кулаки, Джепсон с угрозой посмотрел на зеленых.

— Скоро эти гниды своё получат!

— Ну, как не стыдно! — укоризненно сказал я.

— А что касается тебя… — Он не успел закончить фразу, поскольку в этот момент высокий, худой и агрессивный абориген ткнул его в грудь и что-то вопросительно пропищал.

— Только вздумай это сделать ещё раз! — оскалился Джепсон, толкнув зеленого в ответ.

Туземец, не ожидавший такой реакции, едва не упал. Однако тут же сделал резкое движение правой ногой. Сначала я подумал, что он попытался лягнуть Джепсона, но ошибся. Движение оказалось куда более опасным. Абориген швырнул в Джепсона какое-то живое существо, необыкновенно быстрое и злобное. Я успел заметить, что оно похоже на змейку и — для разнообразия — было не зеленым, а оранжевым с мелкими черными пятнышками. Змейка упала на грудь Джепсона, укусила его, а затем помчалась вниз с такой быстротой, что мои глаза едва успевали проследить за ее перемещением. Оказавшись на земле, она шмыгнула к своему хозяину.

Обернувшись вокруг зеленой щиколотки, змейка сразу же потеряла интерес к происходящему — теперь ее легко было принять за безобидное украшение. Многие другие аборигены носили на ногах похожие «украшения», причём все они были оранжево-черными. Лишь у одного я заметил желто-черное существо.

В глазах Джепсона застыло изумление, он открыл рот, но не сумел произнести ни звука, хотя ему очень хотелось. Он зашатался. Абориген с желто-черным маленьким чудовищем на лодыжке с академическим интересом наблюдал за Джепсоном.

Я сломал ему шею.

С таким же хрустом ломается гнилое метловище.

Желто-черная гадина покинула своего хозяина в ту самую секунду, как хрустнула его шея, но при всей своей резвости на сей раз она опоздала. Когда Джепсон упал лицом вниз, мой сапог раздавил псевдозмею.


Поднялся настоящий тарарам. Я слышал, как Мак-Нолти кричит:

— Не сметь! Прекратить!

Даже в такой момент этот чокнутый служака беспокоился, что его могут понизить в звании за плохое обращение с инопланетянами.

— Ещё один! — орал Армстронг, после чего раздавался громкий всплеск.

Вовсю заработали трубки для стрельбы колючками, справа и слева разбивались стеклянные шары. Джепсон лежал на траве совершенно неподвижно, а вокруг кипело сражение. Рядом со мной оказался Бреннанд. Он сам задыхался, но не выпускал из мертвой хватки горло зеленого.

Мне попался следующий абориген. Я попытался представить, что это жареный цыпленок, от которого надо оторвать ножку. Зеленого было очень трудно удержать, он мотался, точно мячик-раскидайчик. Ломая его, я краем глаза увидел, как Саг Фарн схватил сразу пятерых — вот кому можно позавидовать, не руки, а настоящие анаконды. Мой противник вознамерился схватить хризантему, которой у меня отродясь не было, и до крайности удивился, не обнаружив ее. Так и не придумав другого способа одолеть меня, он отправился в реку.

Затем у моих ног взорвалось несколько шаров сразу. Я успел услышать торжествующий вопль Армстронга, сопровождавшийся громким всплеском, а последнее, что я запомнил, — как щупальце Саг Фарна схватило одного из шести туземцев, бросившихся на меня. Я упал.

Почему-то я не потерял сознание сразу, как в прошлый раз. Возможно, я получил только часть необходимой дозы, или в этих шарах содержалась не такое сильнодействующее вещество. Так или иначе, но меня повалили пятеро аборигенов, небо сплясало какой-то безумный танец, а мои мозги превратились в холодную комковатую кашу.

Когда я пришел в себя, оказалось, что мои руки вновь крепко связаны.

Слева от меня группа туземцев образовала здоровенную кучу — я не видел, кто оказался под ними, но отчетливо слышал их крики. Армстронг испустил оглушительный вопль, достойный недорезанной свиньи. Прошло ещё несколько минут, заполненных сопением и повизгиваниями, а потом куча распалась, и я увидел рядом связанных Блейна и Сага Фарна. Справа неподвижно лежал Джепсон. Я нигде не заметил шлюпки и больше не слышал шума ее двигателей.

Не теряя времени, зеленые погнали нас в лес или в город, уж не знаю, как это правильно назвать. Двое тащили Джепсона в плетеной корзине. Даже довольно далеко от реки вокруг почти каждого дерева был выстроен дом. Нам часто попадались местные жители, которые равнодушно провожали нас взглядом.

Миншалл и Мак-Нолти шли вслед за мной в этом нашем последнем параде.

— Я обязательно поговорю с их вождем, — со значением заявил шкипер. — И укажу ему на то, что досадные эксцессы явились результатом необъяснимой агрессивности его людей.

— Вне всякого сомнения, — не без сарказма отозвался Миншалл.

— Несмотря на трудности при установлении контакта, — продолжал Мак-Нолти, — я по-прежнему считаю, что нас должны принимать со всей необходимой вежливостью.

— О, безусловно, — отозвался Миншалл. Его голос стал ужасно серьезным, словно он был президентом общества гробовщиков, — И мы считаем, что нас принимали далеко не по первому разряду.

— Совершенно с тобой согласен, — одобрительно сказал шкипер.

— Поэтому любые проявления враждебности будут достойны всяческого осуждения, — добавил Миншалл все с той же абсолютной серьезностью.

— Конечно, — воодушевленно согласился Мак-Нолти.

— Не говоря уже о том, что они вынуждают нас выпотрошить всех зеленых на этой вонючей планете.

— Что? — Мак-Нолти споткнулся и едва не упал, а на его лице появилось выражение ужаса. — Что ты сейчас сказал?

Миншалл был сама невинность.

— Ничего, шкипер. Я даже рта не открывал. Наверное, вам просто показалось.

Для меня осталось тайной, что собирался ответить возмущенный капитан нашего корабля, поскольку зеленый заметил, что Мак-Нолти слегка приотстал, и ткнул его в спину. Сердито фыркнув, шкипер ускорил шаг и погрузился в молчание.

Наконец длинные ряды домов-деревьев остались позади, и мы вышли на прогалину вдвое больше той, на которой пропавший «Марафон» сделал посадку. Она имела форму круга, ровную поверхность устилал мягкий изумрудно-зеленый мох. Солнце, успевшее подняться довольно высоко, освещало зелеными лучами странный амфитеатр, по периметру которого собрались толпы молчаливых аборигенов; за нами наблюдали тысячи глаз.

Наше внимание привлек росший в центре круга исполин среди деревьев планеты. Я не смог даже приблизительно определить его высоту, но не сомневаюсь, что калифорнийское мамонтово дерево выглядело бы рядом с ним малышом. Диаметр ствола — никак не меньше сорока футов, размах огромных ветвей поражал воображение. Если эти космические зулусы намерены нас повесить, то лучшего места им не найти. Наши тела будут выглядеть точно мошки, болтающиеся между землей и облаками.

Должно быть, Миншалла посетили аналогичные мысли, поскольку он сказал Мак-Нолти:

— Превосходная новогодняя елочка. Интересно, кому из нас выпадет честь украсить собой верхушку.

— Не нужно воспринимать происходящее так болезненно, — сердито проговорил Мак-Нолти. — Туземцы не поступят столь противозаконно.

Тут крупный абориген с морщинистым лицом указал на шкипера, и шестеро зеленых подскочили, прервав его рассуждения о соблюдении межзвездного кодекса. С полнейшим пренебрежением к обычаям и законам, которые так чтил Мак-Нолти, они потащили его к дереву.


До этого момента мы как-то не обращали внимания на барабанный бой, глухо разносившийся по всему открытому пространству. Мы успели к нему привыкнуть — так человек перестает замечать тиканье знакомых часов. Теперь он стал заметно громче, а его ритм показался мне особенно зловещим. Эти размеренные удары усиливали драматизм нашего положения.

Зеленый свет придавал лицу шкипера сходство с лицом мертвеца, но он шёл навстречу своей судьбе, не оказывая сопротивления. И даже умудрялся шагать с важным видом, а вся его фигура выражала достоинство и непоколебимую веру в высокие идеалы. Я никогда не видел человека, который бы так слепо верил в законы. Мак-Нолти не сомневался: эти бедные невежественные люди не причинят ему вреда, не заполнив прежде все необходимые бланки с соответствующими печатями и подписями. Если ему и суждено умереть, то только после соблюдения формальностей.

На полпути к дереву шкипера встретили девять высоких аборигенов. Они были одеты так же, как и все остальные, однако их манеры наводили на мысль о том, что они отличаются от всех остальных. Колдуны, решил мой возбужденный разум.

Конвоиры передали Мак-Нолти с рук на руки и поспешно отошли к краю арены, словно опасались, что сейчас из-за дерева выскочит сам дьявол. Однако никакого дьявола мы не увидели; лишь чудовищное дерево вяло помахивало ветвями. Но теперь, когда мы знали, на что способны некоторые растения в этом зеленом мире, было совсем несложно предположить, что это способно на нечто особенно коварное. Не было сомнений в том, что дерево обладало большим количеством гамиша.

Девятка споро раздела Мак-Нолти до пояса. Он говорил, не закрывая рта, но мы находились слишком далеко, чтобы понять смысл лекции. Впрочем, девятка не обращала на его слова ни малейшего внимания. Аборигены тщательно осмотрели его грудь, посовещались между собой, а потом потащили его к дереву. Мак-Нолти сопротивлялся, не теряя достоинства. Однако церемониться с ним не стали, а просто подняли на руки и понесли к дереву.

— У нас ещё остались ноги, не так ли? — сквозь зубы прошипел Армстронг и изо всех сил лягнул ближайшего стража.

Но прежде чем мы успели его поддержать и устроить ещё одну бесполезную драку, наше внимание привлек гул с неба. Он постепенно перекрывал привычный барабанный бой. Затем гул перешёл в оглушительный рев, и серебристая шлюпка возникла над роковым деревом.

Что-то вывалилось из стремительно опускающейся шлюпки. Над падающим предметом вдруг раскрылся зонтик, резко затормозив падение. Парашют! Я разглядел, как на ремнях раскачивается фигура, а потом она скрылась в густой листве. Мы даже не успели понять, кто пытается прийти к нам на помощь.

Девятка бесцеремонно бросила Мак-Нолти прямо на мох и, задрав головы, стала смотреть вверх. Как ни странно, явление с небес вызвало у аборигенов любопытство, а не страх. Дерево не шевелилось. Неожиданно в его кроне сверкнул луч пистолета. Отрубленная ветка рухнула на землю.

В тот же миг тысячи похожих на почки бугорков, прятавшихся среди листьев, раздулись, словно воздушные шарики, быстро достигли величины гигантских тыкв, а потом лопнули с глухим треском. Воздух наполнился таким густым желтым туманом, что не прошло и минуты, как дерево скрылось в нем.

Аборигены заухали, как огромная стая растревоженных сов, и обратились в бегство. Девять стражей Мак-Нолти мигом забыли о его существовании и последовали за своими соплеменниками. Луч пистолета успел достать двух из них прежде, чем они пробежали десяток шагов; остальные семеро помчались ещё быстрее. Мак-Нолти пытался разорвать веревки, а туман медленно приближался к нашему шкиперу.

Вновь высоко в листве сверкнул луч. Вторая огромная ветка полетела на землю. Темный ствол дерева едва проступал сквозь пелену тумана. Желтые испарения всего тридцати футов не доставали до шкипера, а тот смотрел на дерево, словно зачарованный. Его руки были крепко притянуты веревкой к бокам. Из тумана доносились хлопки лопающихся «почек», но теперь уже не так часто.

Мы кричали растерявшемуся Мак-Нолти, чтобы он воспользовался нижними конечностями, но шкипер сделал всего несколько шаркающих шагов и остановился. Армстронг сверхчеловеческим усилием освободился от своих уз, выхватил из кармана складной нож и принялся резать веревки, которыми мы были связаны. Первыми он освободил Миншалла и Блейна, и они тут же помчались на помощь к Мак-Нолти, который, подобно древнему Аяксу, бросал вызов чужим богам — туману оставалось преодолеть всего десять футов. Они успели вовремя и привели шкипера к нам.

Как раз к тому моменту, когда мы освободились, шлюпка вернулась, но тут же скрылась за клубами желтого тумана. Мы разразились хриплыми радостными криками. Затем из тумана появилась могучая фигура, несшая в руках два тела. Это был Эл Стоу. На спине у него болталась рация.

Он подошел к нам — большой и могучий, с обычным огнем в глазах — и бросил на землю два трупа.

— Вот, взгляните, что этот туман сделает с вами, если немедленно не унесете отсюда ноги!

Мы взглянули на двух аборигенов, которых он подстрелил. Однако вовсе не действие лучевого пистолета вызвало ужасающий распад плоти. Мгновенное разложение привело к тому, что туземцы больше напоминали скелеты. Остались лишь жалкие ошметки мышц. Нетрудно было представить, что произошло бы с Элом Стоу, будь он таким же, как мы.

— Возвращаемся к реке, — сказал Эл, — даже если придётся сражаться. «Марафон» приземлится на большой прогалине, на берегу. Мы должны любой ценой пробиться к реке.

— И помните, ребята, — заявил успевший прийти в себя Мак-Нолти, — я не хочу, чтобы вы устроили бойню.

Ну, насмешил! Все наше вооружение состояло из лучевого пистолета Эла, складного ножа Армстронга и наших кулаков. А по пятам следовал смертельный туман. Между нами и рекой раскинулся огромный город, где обитало несметное количество врагов, об оружии которых мы имели лишь смутное представление. Поистине мы находились между желтым дьяволом и зеленым морем.

Мы двинулись в обратный путь; первым шёл Эл, за ним Мак-Нолти и дюжий Армстронг. Дальше шагали двое мужчин, тащивших Джепсона, к которому вернулась способность шевелить если не ногами, то языком. Двое других несли тело, которое зеленые доставили от самого «Марафона». Не встречая сопротивления и без всяких происшествий мы продвинулись на двести ярдов в лес, где и похоронили человека, который первым ступил на землю этой планеты. Он остался лежать, молчаливо согласившись со своей судьбой, а вокруг кипела непонятная жизнь джунглей.

Мы преодолели следующую сотню ярдов, и нам пришлось хоронить ещё одного участника экспедиции. Второй игрок в «утку на скале» решил, что должен искупить свою вину, и пошёл первым. Мы медленно и осторожно продвигались вперёд, ожидая засады, готовые к нападению куста, мечущего ядовитые колючки, или дерева с клейкими листьями.

Шедший первым человек резко повернул в сторону от дерева, оказавшегося пустым жилищем зеленых. Он так внимательно наблюдал за темным входом в дом, что не заметил соседнего дерева, под которым неожиданно оказался. Дерево было средней величины, с серебристо-зеленой корой и длинными изящными листьями, с которых свисали волокнистые нити, не доставая трех или четырех футов до земли. Последовала ослепительная голубоватая вспышка, запахло озоном и горелым волосом — и он упал замертво.

Желтый туман наступал, но все же мы вернулись обратно, чтобы похоронить убитого молнией рядом с погибшим раньше товарищем. Обойдя по широкой дуге опасное растение, которое назвали вольт-деревом, мы вышли на конец главной улицы. Мы приобрели одно преимущество, но лишились другого. Дома стояли по прямой линии и на довольно большом расстоянии друг от друга; мы могли шагать по середине улицы, не опасаясь нападения чудовищной растительности. Однако теперь мы бы стали легкой мишенью для аборигенов, если бы они захотели помешать нам вернуться домой. Но у нас не было выбора, поэтому мы смело пошли вперёд, несмотря на уязвимость нашего положения.


Когда мы упрямо шагали по центральной улице, готовые к любым неприятным неожиданностям, Саг Фарн сказал мне:

— Знаешь, у меня появилась идея, которую было бы неплохо развить.

— О чем ты? — с надеждой спросил я.

— Представь себе доску двенадцать на двенадцать клеток, — предложил он, напрочь забыв о наших сиюминутных проблемах. — Мы сможем поставить на доску по четыре дополнительные пешки и по четыре новые фигуры. Я предлагаю назвать фигуры лучниками. Они смогут перемещаться на две клетки вперёд, а есть — только по диагонали, на одну клетку. Тебе не кажется, что такая игра будет исключительно сложной?

— Я надеюсь, что ты проглотишь шахматную доску вместе с фигурами и испортишь себе желудок, — разочарованно ответил я.

— Зря я забыл, что по части интеллектуальных способностей и интересов ты не отличаешься от низших позвоночных. — Сделав такое наглое заявление, он достал бутылочку с хулу, которую непостижимым образом пронес через все наши злоключения, отошел от меня подальше и принялся самым оскорбительным образом ее нюхать.

Мы вовсе не пахнем так, как утверждают марсиане! Эти змеерукие — ужасные лжецы!

Чтобы прекратить наши споры, Эл Стоу прорычал:

— Пожалуй, хватит. — Достав рацию, он заговорил в микрофон: — Это ты, Стив? — После паузы добавил: — Да, мы ждем в четверти мили от берега. Мы не встретили сопротивления, но его нам обязательно окажут. Ладно, остаемся на месте. — И после ещё одной паузы: — Да, мы дадим тебе направление.

Обратив взгляд горящих глаз к небу, он прислушался, прижимая наушник к уху. Мы все прислушивались вместе с ним. Некоторое время до нас доносились только несмолкающие удары далеких барабанов этого безумного мира, но мы потом различили жужжание гигантского шершня.

Эл взял микрофон:

— Мы вас слышим. Вы летите в правильном направлении. — Звук двигателей стал громче, — Вы приближаетесь. — Он подождал ещё несколько секунд. — Теперь ушли немного в сторону, — Шум двигателя резко усилился. — Вот так! — закричал Эл. — Вы почти над нами!

Он с надеждой посмотрел вверх, и мы все последовали его примеру. В следующее мгновение шлюпка пронеслась над нами на огромной скорости. Тем не менее пилот нас заметил — кораблик описал широкую дугу и вернулся к нам, не снижая скорости. Мы закричали от радости, словно маленькие дети.

— Видел нас? — спросил в микрофон Эл. — Тогда попытайся сбросить груз.

И вновь шлюпка сделала круг и устремилась прямо на нас. Она напоминала огромный снаряд, выпущенный из старинной пушки. Через несколько мгновений на землю полетели какие-то вещи, а потом раскрылись парашюты. Шлюпка умчалась прочь, проделав дырку в северной части неба. Если бы не зловещие деревья, она могла бы приземлиться и отвезти хотя бы некоторых из нас в безопасное место.

Мы поспешили к сброшенным припасам, стали нетерпеливо разрывать упаковку, чтобы добраться до содержимого. Скафандры на всех. Что ж, очень неплохо, они помогут нам защититься от любых газов. Лучевые пистолеты с полным боезапасом. Набор стимуляторов. Небольшой контейнер с тщательно упакованной полудюжиной маленьких атомных бомб. По аптечке на каждого.

Один тюк висел на ветке — зацепился парашют. Оставалось надеяться, что там нет взрывчатых веществ. Мы перерезали стропы выстрелами лучевых пистолетов, и тюк упал на землю. В нем оказались концентраты и пятигаллоновый контейнер с фруктовым соком.

Сложив парашюты и разобрав припасы, мы двинулись к берегу. Первую милю прошли довольно легко; деревья, снова деревья и дома, покинутые обитателями. Именно на этом этапе путешествия я заметил, что дома строились только вокруг деревьев одного вида. И бесполезно искать жилища около деревьев с листьями-прилипалами или под ветвями тех деревьев, что умеют бить молниями. Насколько безвредны деревья-жилища? Никто из нас не горел желанием экспериментировать. Никто, кроме Миншалла.

Не обращая внимания на предостережения Мак-Нолти, который кудахтал, точно курица наседка, Миншалл осторожно, держа наготове лучевой пистолет, вошёл в один из покинутых домов. Через несколько секунд он вышел и сообщил, что внутри никого нет, но дерево, стоящее в центре жилища, грохочет, словно племенной тамтам. Он приложил ухо к стволу и услышал биение могучего сердца.

Далее нам пришлось выслушать долгое выступление Мак-Нолти о том, что не следует калечить столь удивительные деревья на чужой планете. Что, если они обладают разумом? Тогда они по межзвездному закону получают статус аборигенов, а следовательно, их охраняет такой-то параграф такого-то закона Транскосмического Кодекса, регулирующего отношения между различными планетами. Он погрузился в сложнейшие аспекты межзвездного права с огромным энтузиазмом, не отдавая себе отчета в том, что недавно его, возможно, собирались сварить в кипящем масле.

Когда Мак-Нолти замолчал, чтобы перевести дух, Эл Стоу заметил:

— Шкипер, не исключено, что у этого народа свои законы, которые хотят навязать нам.

Я посмотрел туда, куда указывал палец Эла. Говорят, что рекорд по быстроте надевания скафандра — двадцать семь секунд. Я уложился в двадцать, но у меня не осталось доказательств. Пришло время расплаты, подумал я. Длинная рука правосудия протянулась ко мне, чтобы рассчитаться за гуппи и банку сгущенного молока.

Примерно в полумиле нас поджидал вражеский авангард — огромные змееподобные существа, тела которых были заметно толще моего туловища и никак не короче ста футов. Они ползли к нам, но на удивление неловко; казалось, эти твари могут передвигаться только по прямой. За ними так же неуклюже следовала целая армия кустов обманчиво скромного вида. А третьим эшелоном наступала орда зеленых, которые размахивали руками и испускали победные крики — так храбры бывают те, кто чувствует себя в полнейшей безопасности. Скорость продвижения кошмарной армии определялась темпом «змей», которые перемещались совершенно непонятным образом.

Охваченные страхом, мы остановились. Ползучие твари надвигались с неотвратимостью страшной силы, готовой раздавить все на своем пути. И чем ближе они подбирались к нам, тем ужаснее выглядели. К тому моменту, когда нас разделяло триста ярдов, я уже понял, что такая «змея» могла обхватить шестерых из нас и причинить каждому куда больше вреда, чем боа-конструктор — беспомощной козе.

Мы столкнулись с дикими обитателями полуразумного леса. Я понял это инстинктивно. До нас уже доносилось слабое мяуканье. Вот те самые зеленые тигры — именно с ними пленившие нас зеленухи сражались в изумрудных джунглях. Очевидно, тигров можно приручить, направив их ярость и силу против врага. Это племя сумело добиться успеха. Наверное, оно было намного сильнее, чем Ка.

— Пожалуй, я могу с ними справиться, — сказал Эл Стоу, когда расстояние уменьшилось до двухсот ярдов.

Он небрежно активировал мини-бомбу, которая могла легко уничтожить «Марафон» или даже более крупный корабль. Главный и самый неприятный недостаток Эла Стоу заключался в том, что он никогда не относился с должным почтением к вещицам, которые могли наделать много шуму. Он с таким великолепным равнодушием подбрасывал бомбу на ладони, что мне ужасно хотелось оказаться в другой части космоса; и я уже был готов разрыдаться, когда Эл размахнулся и швырнул бомбу.

Мы бросились на землю. А она пучилась, как живот тяжелобольного. Огромные сгустки плазмы и куски зеленоватой волокнистой плоти взмыли вверх, на несколько незабываемых мгновений застыли в воздухе, а затем дождем посыпались на землю. Мы вскочили на ноги, пробежали вперёд сотню ярдов и вновь залегли, когда Эл метнул вторую бомбу. Ее взрыв навел меня на мысль о вулканах, проснувшихся неподалеку от моих многострадальных ушей. Не успел стихнуть грохот, как появилась шлюпка, спикировала на задние ряды врага и добавила парочку своих бомб.

— Вперёд! — закричал Эл.

Перекинув через плечо так и не обретшего способность двигаться самостоятельно Джепсона, он ринулся в атаку. Мы старались не отставать.

Первым препятствием на пути стала огромная воронка, на дне которой корчились какие-то изувеченные желтые черви. Огибая ее по краю, я перепрыгнул через шестифутовый кусок змея, который все ещё спазматически дергался. Между двумя воронками валялось множество изуродованных чудищ. Они были зелеными снаружи и внутри, а поверхность тел покрыта странными, похожими на волосы, завитками, которые продолжали шевелиться, словно пытались отыскать ушедшую жизнь.

Сто ярдов, разделявших два кратера, мы преодолели в рекордное время. Эл, несмотря на ношу, продолжал возглавлять наш отряд. Я вспотел, как бык во время случки, и благодарил планету за низкую гравитацию — в противном случае я бы не смог бежать так быстро.

Мы вновь разделились, чтобы обогнуть вторую воронку. Тут и произошло наше столкновение с врагом, начался рукопашный бой, все смешалось.

До меня добрался куст. Земное воспитание помешало отнестись к нему с должным уважением, несмотря на все наши последние злоключения. Я смотрел совсем в другую сторону, а он рванулся вперёд, схватил меня за ноги и дернул. Я растянулся на земле, потеряв оружие и проклиная всех и вся. Куст принялся методично осыпать мой скафандр серым порошком. В следующее мгновение длинное мощное щупальце протянулось над моей головой, схватило куст и разорвало его на части.

— Спасибо, Саг Фарн! — Я схватил упавший на землю пистолет, вскочил на ноги и побежал дальше.

Второе вражеское растение стало жертвой моего меткого выстрела, а потом мощный луч поджарил внутренности озверелого аборигена. Саг Фарн прикончил очередной куст и с презрительной ухмылкой бросил ошметки на землю. Странный порошок вроде бы не оказывал на него никакого влияния.

Эл оторвался от нас ярдов на двадцать. Он немного подождал, потом швырнул очередную бомбу, упал, почти сразу же вскочил и побежал дальше с Джепсоном на плече. Шлюпка вновь снизилась, продолжая косить задние ряды врагов. Из-за моей спины ударил луч, едва не задел шлем моего скафандра и сжег куст. В наушниках не стихала ругань по меньшей мере шести моих товарищей. Справа огромное дерево взмахнуло длиннющими ветвями и обрушилось на землю, но я не собирался на него глазеть.

Затем змея поймала Блейна. Как она умудрилась выжить в таком аду, осталось тайной. Она лежала среди частей тел и дергалась в конвульсиях, но когда Блейн попытался перепрыгнуть через нее, она ловко обвилась вокруг него. Его предсмертный хрип был ужасен. Скафандр не выдержал давления, брызнула кровь. Я в ужасе остановился, и на меня наткнулся Армстронг.

— Вперёд! — рявкнул он, энергично толкая в плечо.

Лучом пистолета он разрезал зеленого констриктора на несколько кусков. Мы побежали дальше, оставив позади раздавленный труп Блейна.

Мы преодолели первые два заслона и оказались среди вопящих аборигенов, чье число заметно уменьшилось. Хрупкие шары разбивались вокруг, но скафандры защищали нас от усыпляющего газа. И вообще мы бежали так быстро, что газ не успел бы сделать своё дело, Я прикончил трех зеленых подряд, а Эл оторвал голову ещё одному, даже не замедлив шага.

Мы уже задыхались от усталости, когда противник не выдержал и обратился в бегство. Оставшиеся аборигены мигом исчезли в своем лесу, когда шлюпка в очередной раз начала пикировать на них.

Путь был свободен. Однако мы постарались не снижать скорость и с оружием наготове побежали дальше. И очень скоро очутились на берегу реки. Здесь нас ожидало самое изумительное зрелище во всем разведанном космосе — «Марафон».

И тут Саг Фарн едва не напугал нас до смерти, когда мы с радостными криками устремились к шлюзу. Он опередил всех, вытянул обрубок щупальца и сказал:

— Лучше пока не входить.

— Почему? — резко спросил Эл. Его сияющие глаза обратились на обрубок щупальца, и он спросил: — Что с тобой случилось?

— Мне пришлось сбросить большую часть конечности, — небрежно ответил Саг Фарн, словно речь шла о смене шляпы. — Из-за того порошка. Это миллионы микроскопических насекомых. Они поедают все, к чему прикасаются. А теперь взгляните на себя.

Клянусь. богом, он не ошибся! Прямо у меня на глазах материал, из которого был сделан скафандр, покрывался пятнами. Рано или поздно пятна превратятся в дыры — и тогда микронасекомые займутся мной!

Никогда в жизни мне не было так страшно. Следующие полчаса мы провели, обливаясь потом, пришлось переключить пистолеты на самую малую мощность, чтобы сжечь весь порошок на скафандрах. Молодой Уилсон, никогда не упускавший возможности унизить своего ближнего, схватил фотоаппарат и заснял наши развлечения. Не сомневаюсь, что придет время, когда мир увидит эти отвратительные кадры, и вы будете радоваться, что вас ужасы системы Ригеля не касаются. Уилсон также сфотографировал лес, реку и пару перевернутых лодок аборигенов — тут мне и представился случай изучить двустворчатые лопасти. Наконец мы радостно ввалились в корабль.


Как только шлюпка была поставлена в док, «Марафон» стартовал. Признаюсь, я почувствовал себя на миллион долларов, когда в наши иллюминаторы полился славный желтый свет нашего солнца; призрачная зелень больше не превращала наши лица в физиономии ходячих мертвецов.

А пока мы с Бреннандом стояли рядом и смотрели, как стремительно удаляется от нас жуткий зеленый мир.

К нам подошел Эл и сообщил:

— Сержант, мы летим прямиком домой.

— Почему? — Бреннанд указал в сторону быстро уменьшающегося шара. — Мы улетаем с пустыми руками.

— Мак-Нолти считает, что мы узнали вполне достаточно. — Эл немного помолчал, дожидаясь, пока смолкнут вспомогательные двигатели. — Шкипер заявил, что мы — исследовательская экспедиция, а не передвижная бойня. С него хватит, он подумывает об уходе в отставку.

— Он нам лапшу на уши вешает! — заявил Бреннанд без малейшего почтения к нашему капитану.

— Кстати, а что нам удалось узнать? — поинтересовался я.

— Ну, нам известно, что на планете превалируют симбиозы, — ответил Эл. — Человек живёт с деревом как единый организм. Для этого и служит та странная штука на груди у туземца.

— Наркотики за кровь, — с отвращением пробормотал Бреннанд.

— Но, — продолжал Эл, — есть существа высшие по сравнению с Ка и со всеми остальными, они способны покидать свои деревья и путешествовать днем и ночью. Они умеют доить деревья и носить в чашах эту животворную жидкость, питаясь ею по мере надобности. Он сумели занять главенствующее положение в отношениях со своими партнерами, и они — единственные на всей планете — свободны.

— Однако даже самые сильные пали! — сказал я.

— Вовсе нет, — возразил Эл. — Мы сумели вырваться из их власти — но не покорили их. Мы вернулись с потерями и до сих пор не нашли способа вылечить Джепсона.

Он повернулся, чтобы уйти, но тут мне в голову пришла новая мысль.

— Послушай, а что произошло после нападения на корабль? И как вам удалось нас найти?

— Мы проигрывали бой. Лучшим проявлением отваги было отступление. Поэтому мы улетели прежде, чем враги успели захватить корабль. После этого найти вас не составило труда. — Я мог бы поклясться, что в его неизменно светящихся глазах промелькнули веселые искорки, — С вами остался Саг Фарн. А на корабле находился Кли Янг и остальные марсиане. — Он выразительно покачал головой, — А у марсиан много гамиша.

— Они же общаются между собой телепатически! — воскликнул Бреннанд, хлопнув себя по коленям. — Я совсем забыл. А Саг Фарн и слова не проронил. Этот косоглазый паук все время дрых.

— Тем не менее, — заметил Эл, — он поддерживал постоянную связь со своими сопланетниками.

Мы сошли с мостика и свернули в коридор. Затем раздался предупреждающий вой сирены, и мы с Бреннандом были вынуждены стоять, обнявшись как братья, пока корабль переходил в режим Флетгнера. Зеленый мир превратился в точку с быстротой, которая не уставала меня поражать. Мы с Бреннандом переглянулись, наши внутренности постепенно возвращались на прежние места. Наконец Бреннанд хитро ухмыльнулся, подошел к насосам правого отсека, нажал на кнопку и подождал, когда давление поднимется с трех футов до пятнадцати.

— Там марсиане, — напомнил я. — И им это не понравится.

— А я и не хочу, чтобы им понравилось. Я отучу этих резиновых клоунов скрывать от нас важную информацию!

— Боюсь, Мак-Нолти это тоже не понравится!

— А кого интересует, что нравится Мак-Нолти, а что нет! — рявкнул Бреннанд.

И тут из-за угла вышел Мак-Нолти, с большим достоинством перемещая своё солидное брюшко.

Бреннанд тут же повысил голос:

— Тебе должно быть стыдно! Разве можно так говорить? О нем нужно отзываться с уважением и всегда называть шкипером.

Вот что я вам скажу: если вы когда-нибудь станете членом экипажа космолета, не слишком беспокойтесь о корабле — остерегайтесь лучше своих так называемых «товарищей».

Книга IV. Гипнотика

Я рассчитывал на двенадцать месяцев заслуженного отдыха среди знакомых пейзажей Земли, но все пошло наперекосяк. Один парень из обсерватории, бесчеловечный любитель совать нос куда не просят, сумел внушить сильным мира сего, что в окрестностях Кассиопеи может существовать жизнь. И множество телеграмм полетело к усталым простофилям с приказом вновь кропить алтарь науки кровью их сердец.

Моя телеграмма пришла в три часа теплого ясного дня, когда я раскачивался в уютном кресле-качалке на веранде. Должен заметить, это весьма неподходящее время и место, чтобы с восторгом отнестись к предложению отдать родине свои руки или ноги. Мне ужасно хотелось сообщить об этом почтальону — но его вины тут не было. Поэтому я всего лишь растерзал телеграмму на мелкие клочки и развеял их по воздуху.

— Черта с два! — пообещал я сильным мира сего, продолжая раскачиваться с закрытыми глазами.

На следующий день я собрал вещички и отправился на восток, заглотив наживку исключительно потому, что у меня не хватило мужества отказаться. У меня никогда не хватало сил быть трусом.

Вот почему я, в который уже раз, стоял возле иллюминатора и мрачно наблюдал, как растет огромный новый мир. Несмотря на полное отсутствие энтузиазма, я был так поглощен зрелищем, что забыл пристегнуть ремни, когда «Марафон» устроил любимый фокус Флеттнера перед посадкой. Однако многолетние навыки сделали своё дело, и я успел пристегнуться в самый последний момент. И вновь испытал так хорошо знакомое ощущение, когда тебя выворачивает наизнанку и обратно.

Мой пост находился в оружейной, там я и оставался, пока в кают-компании выбирали по жребию тех, кто подставит свою задницу под пинки инопланетян. Теперь количество желающих выходить наружу без разрешения или оружия значительно уменьшилось. По крайней мере, никто не вылез через вспомогательные двигатели, ослушавшись приказа Мак-Нолти.

В иллюминатор была видна любая растительность, какую только можно себе представить. Однако растения объединяла одна общая черта: каждое из них держалось особняком. Высокое или низкое, узкое или широкое, каждое занимало свою собственную территорию — и вокруг него обязательно было свободное пространство. Здесь вы могли бы свободно гулять часами и ни разу не споткнуться — впрочем, кто знает, какие опасности поджидали зазевавшегося туриста?

Самым распространенным цветом здесь был зеленый, но с примесью желтого и коричневого. Хлорофилловые реакции наблюдались во всех уголках космоса, где солнечная радиация делала их возможными. Там, где солнечные лучи падали на землю, они казались золотыми. Солнце этого мира по многим параметрам напоминало наше солнце, но было жарче, поскольку планета кружила по более близкой к нему орбите.

Изучая этот новый мир, я ощутил смутную тревогу. Этот благородный принцип — живи и давай жить другим — почему-то наводил на мысль об искусственности. Однако я не видел, чтобы внизу присутствовал какой-то порядок, даже ровных рядов не наблюдалось. Тем не менее сложилось впечатление, что эту растительность культивировали существа, имеющие с нами очень мало общего. Возможно, местный агроном слонялся без всякой цели, вслепую разбрасывая семена, но при этом заботился о том, чтобы разные виды росли отдельно. Так человек сажает дуб в двадцати футах от капусты.

Подошедший Бреннанд заметил:

— Иной раз кажется, что существует закон, управляющий чужими мирами: они выглядят совершенно невинными, а сами готовы в любой момент укусить.

— Ты полагаешь, этот мир готовит какую-то пакость?

— Есть такое предчувствие. Не верю, что мы попали в райские сады.

— Насчет сада ты метко заметил.

— Что ты хочешь сказать? — с любопытством спросил Бреннанд.

Я показал на иллюминатор:

— Где тут борьба за жизненное пространство?

Он выглянул наружу:

— Ну, все просто. Земля недостаточно плодородна, поэтому растительность такая редкая.

— Ты так считаешь? — спросил я, показывая на мохнатые растения, похожие на кактусы, величиной с половину «Марафона».

— Все здесь растет случайным образом, — уклонился он от ответа. — Не станешь же ты сажать морковку рядом с крыжовником.

— Но другие могут.

— Зачем?

— Проклятье! — пробормотал я. — Спроси что-нибудь полегче. Спроси, зачем я здесь, когда мог бы остаться дома, в тепле и уюте.

— Зачем спрашивать, и так ясно, — воодушевился он. — На «Марафоне» нет утренней почты.

— И что с того?

— А с почтой приносят счета, письма угрожающего содержания…

— Ха! — Я внимательно посмотрел на Бреннанда. — Судишь о других по себе? Вот скажи, почему ты драпанул с Земли, как будто за тобой черти гнались? Небось, натворил чего-нибудь?

— Мы говорим не обо мне, — напомнил Бреннанд. — Мы обсуждаем тебя и твои мотивы. А со мной все предельно просто — я люблю большие деньги. Такие путешествия очень неплохо оплачиваются.

У меня имелся отличный ответ, но я так и не успел его озвучить. Появились два инженера — Амброуз и Макферлайн — и потребовали, чтобы я выдал им все необходимое для выхода.

— А где другие? — осведомился я, доставая лучевые пистолеты, аптечки первой помощи, пищевые концентраты и тому подобное.

— А других не будет.

— Хочешь сказать, что Мак-Нолти решил отправить на разведку всего двоих?

— Точно. Двое вполне могут управлять шлюпкой.

— С каждым новым рейсом старик все осторожнее, — прокомментировал Бреннанд.

— Хотите взять скафандры?

— Нет. — Амброуз кивнул на иллюминатор. — Скафандр весит тринадцать фунтов, и в нем пахнет старым козлом.

— Так вот что за аромат я ощущал все это время, — Я презрительно ткнул большим пальцем в сторону Бреннанда. — Думал, это от него.

— Правильно было бы сказать, что это пахнет от него, — ухмыльнулся Бреннанд. — Как у тебя с грамматикой?

Макферлайн, худой, жилистый и рыжий, засунул за пояс лучевой пистолет, размял руки и обратился к нам с предложением:

— На случай, если не вернусь: хочет кто-нибудь поцеловать меня на прощание? — Потом он скорчил рожу: — Ну-ну, пошутил… — И вышел из оружейной.

Через пару минут шлюпка стартовала и вскоре исчезла на западе. Ещё довольно долго мы слышали шум ее двигателей.


Я зашел к Стиву Грегори, который сидел в своей рубке и задумчиво ковырял в носу.

— Что новенького, Стив?

Он бросил мрачный взгляд на панели приборов и проворчал:

— Шипит и щелкает, больше ничего. — Он ткнул пальцем в толстую книгу, лежащую на столе. — Если верить этому радиокорану, показания приборов полностью соответствуют характеристикам солнца, которое носит название Зем двадцать семь. Именно оно озаряет этот мир своими лучами.

— И ничего другого?

— Абсолютный ноль. — Наклонившись вперёд, он включил связь со шлюпкой. — Говорите, шлюпка, мы хотим узнать, как у вас дела.

Скрипучий голос — мне так и не удалось понять, кому он принадлежал, Амброузу или Макферлайну, — ответил:

— Мы удалились на сорок четыре мили, летим на высоте восемь тысяч.

— Что-нибудь видите?

— Ничего интересного.

— Хорошо. Конец связи. — Стив откинулся на спинку кресла. — Эх, была ведь надежда, что наша предыдущая экспедиция станет для меня последней. Я совсем уж собрался уволиться и провести много долгих спокойных вечеров у камина.

— У меня были такие же намерения, — признался я. — Может, на мне проклятие лежит? Зря я так поступил с гуппи.

— Что ещё за гуппи? — Его брови поползли вверх.

— Не имеет значения. Когда-то я совершил поступок, который черным пятном лег на совесть.

— А кто может похвастаться чистой совестью? — отозвался Стив. — В старые добрые времена на Венере я продал свою метрику за…

Что-то щелкнуло в одном из его приборов. Он поспешил нажать на кнопку.

Послышался довольно громкий голос:

— Говорит шлюпка. Семьдесят миль к западу, высота четыре тысячи. Кружим над большим озером. Такое впечатление, что на берегу лагерь.

— Подождите-ка. — Стив повозился с переключателями, а потом заговорил в микрофон: — Капитан, Амброуз на связи. Он полагает, что нашёл представителей местной жизни.

— Свяжи его со мной, — приказал Мак-Нолти.

Стив повиновался. Мы услышали весь разговор.

— Что там у тебя, Амброуз?

— Лагерь на берегу озера.

— Ага! И кто в лагере?

— Никого там нет, — ответил Амброуз.

— Никого? Ты хочешь сказать, что он брошен?

— Не стал бы утверждать, но с высоты это выглядит именно так. Мы насчитали около сотни небольших хижин пирамидальной формы. Они расположены по концентрическим окружностям. Но между ними ничего не движется. — Он сделал паузу, потом спросил: — Капитан, вы не возражаете, если мы сядем и осмотрим лагерь?

Мак-Нолти это не понравилось. Он долго молчал, наверняка пытался найти способ изучить лагерь, не приближаясь к нему. Наш шкипер из тех редких храбрецов, которые готовы рисковать только в том случае, когда не имеют ни единого шанса на проигрыш. Наконец мы услышали его негромкий голос, словно Мак-Нолти обращался к кому-то другому:

— Они хотят высадиться. Что ты об этом думаешь?

— Кто не рискует, тот не выигрывает, — послышался низкий голос Эла Стоу.

— Да, наверное, ты прав, но… — Снова наступила пауза, затем голос Мак-Нолти зазвучал громче: — Послушай, Амброуз, там найдется местечко для «Марафона»?

— Только если вы готовы сжечь десять акров кустарника или раздавить половину хижин.

— Хм… Вот что я тебе скажу: пролети-ка над лагерем пару раз. Они обязательно выскочат из домов.

Амброуз вздохнул:

— Хорошо, капитан, сделаем — но я не думаю, что там кто-нибудь есть. — Долгое молчание, затем вновь голос Амброуза: — Никакого результата.

— Не показываются?

— Да. Мы едва не задели верхушки нескольких хижин и подняли тучи пыли. Здесь никого нет.

— Ладно. Садитесь, но соблюдайте осторожность. — Голос шкипера вновь стал едва различим, — Знаешь, Эл, в следующем рейсе командовать будет другой капитан…

Стив отключил звук и сказал:

— У него такие же проблемы, как у нас с тобой. Он тоскует по «Маргаритке» и регулярным рейсам на Венеру. Там все было таким спокойным и знакомым.

— Кто-то должен быть героем, — заметил я.

— Да, конечно. Но славу нужно делить с другими. Иногда ее бывает слишком много.

Он нахмурился, глядя на свои приборы, и мы вновь услышали голос Амброуза, на который накладывался какой-то шум:

— Осторожнее, Мак. Видишь тот ряд справа по борту? Да, все в порядке. А теперь тормози! Вот и все!

Шум стих. Затем последовал разговор, но инженеры находились слишком далеко от микрофона, и мы не могли ничего разобрать до тех пор, пока Амброуз и Макферлайн не начали кричать друг на друга. Похоже, они спорили, кому выходить наружу, а кому оставаться в шлюпке. Слегка покрасневший Стив не сразу заставил спорщиков умолкнуть.

— Вы, кретины! — орал он, позабыв о правилах вежливости. — Выдерите друг у друга по волосу. Тот, у кого окажется более длинный, выйдет наружу, а второй останется.

Наступило долгое молчание, закончившееся лязгом открывающегося люка.

Через некоторое время Стив нетерпеливо спросил:

— Ну, и кто оказался счастливчиком?

— Макферлайн, — угрюмо сообщил Амброуз.

Он отошел от микрофона, но связь выключать не стал. Некоторое время мы слышали его нетерпеливые шаги. Вероятно, он ходил от иллюминатора к иллюминатору и с завистью наблюдал за прогуливающимся Макферлайном.

Потом Амброуз пробормотал что-то неразборчивое, но явно сердитое. Шаги стали затихать. Люк вновь открылся, и мы услышали далекий голос Амброуза:

— Ну, что тебе нужно, хвастун?

Ответа мы не расслышали. Потом раздался глухой удар, словно кто-то спрыгнул из люка в густую траву, И наступила тишина. Минуты сменяли друг друга, каждая словно столетие.

У Стива задергались веки. Затем пришли в движение брови. Когда начали шевелиться уши, у меня лопнуло терпение.

— Давай не будем так нервничать. Лучше попробуем поговорить с Амброузом.

Бросив на меня злой взгляд, Стив принялся нажимать на кнопку вызова. Амброуз не отвечал. Как и Макферлайн. В шлюпке царила мертвая тишина, но фоновый шум говорил о том, что канал связи по-прежнему включен.

Стив хрипло кричал в микрофон:

— Шлюпка! Вы меня слышите? Это «Марафон». Отвечайте, шлюпка!

Тишина.

— Амброуз! — заорал Стив во весь голос. — Амброуз! Ты где?

Никакого ответа.

— Может, он решил кое-куда сходить, — с сомнением предположил я.

— Интересно, куда? — прикинулся дурачком Стив.

— Ну, усы причесать… Мы ведь часто говорим: отойду кое-куда. Знаешь, есть такая маленькая комнатка?

— Сейчас не время, — бросил Стив.

— Почему? Он не обязан сидеть возле передатчика все время.

— Он на разведке! — отрезал Стив. Он немного пожонглировал бровями, а потом добавил: — Ладно, даю ему десять минут.

Когда десять минут прошли, Стив сделал все от него зависящее, чтобы привлечь внимание Амброуза.

Шлюпка не отвечала.


Естественно, нам пришлось доложить Мак-Нолти. Он кипел и брызгал слюной, а потом решил обсудить проблему с Элом. Они пришли к выводу, что пока рано считать происшедшее несчастьем. Скорее всего, любопытство Амброуза перевесило осторожность, и он отправился посмотреть на находку своего напарника. Или спустился помочь Макферлайну дотащить до шлюпки что-нибудь тяжелое. Однако он должен был предупредить Стива. Амброуз был обязан сообщить о своих намерениях и о причине выхода из шлюпки. По возвращении он получит хорошую головомойку.

Мы сидели и слушали. Было решено подождать ещё час и только после этого поднимать тревогу. Я покинул Стива и зашел на камбуз перекусить. Молодой Уилсон уже сидел там и поглощал кофе.

— Как дела на шлюпке? — поинтересовался он.

— Тайна, покрытая мраком, — Я налил себе чашку черного кофе и положил в тарелку какой-то дряни.

— А нельзя ли поподробнее?

— Парни сели возле какого-то поселения и замолчали. Стив ничего не может от них добиться.

— Поселение? И какие же существа там обитают?

— Никакие. Там никого нет. Поэтому Амброуз и Макферлайн вышли наружу — и поселение опустело окончательно.

— Они пропали?

— Я бы так не сказал.

— Но тебя это не слишком удивило бы. — Он бросил на меня хитрый взгляд.

— Да, именно так.

— Все начинается сначала. И что решил Мак-Нолти?

— Пока ничего.

— Ничего! Двоих парней могут зажарить и съесть, пока мы тут отдыхаем.

Я доел то, что лежало в моей тарелке, и допил кофе.

— До встречи в духовке у туземцев.

Большую часть следующего часа я провел в оружейной. Но никак не удавалось сосредоточиться на работе, поскольку не терпелось узнать новости. Я вернулся в рубку к Стиву.

— Какие…

— Ш-ш-ш! — Он поднес палец к губам, — До сих пор ни звука, но там что-то происходит.

Он усилил громкость. Послышался знакомый лязг открывающегося и закрывающегося люка. Затем шаркающие шаги. Стив нажал на кнопку вызова. Мы услышали, как на далекой шлюпке зазвенел звонок.

В ответ тут же раздался какой-то странный шум. Кто-то зашипел или сплюнул. И у меня появилось жутковатое впечатление: звонок напугал незнакомца. Шаги больше не повторились. Никто не поспешил ответить, как мы рассчитывали. Только плевок — и тишина.

Стив нахмурился и вновь нажал на кнопку вызова. Никакого ответа. Однако мы оба не сомневались, что на шлюпке кто-то есть. Стив быстро вдавил кнопку несколько раз подряд, что не могло не вызвать раздражения у Амброуза и Макферлайна. С тем же успехом он мог класть друг на друга три лимона.

— Черт возьми, что у них стряслось? — сердито спросил он.

— А ты гаркни как следует, — предложил я. — Там довольно мощные динамики, слышно от носа до кормы.

Схватив микрофон, Стив взревел:

— Эй!

В ответ раздался такой свист, какой издает локомотив, когда спускает пар; вслед за ним послышались удаляющиеся шаги, хлопнула дверца люка. После чего наступила тишина. Тот или те, что находились в шлюпке, спешно ее покинули.

Стив, вытаращив глаза, повернулся ко мне.

— И что ты по этому поводу скажешь? — спросил он.

— Мне это не нравится.

— Мне тоже, — пробормотал он, растерянно глядя на микрофон. — Думаешь, они так себя ведут, поскольку боятся получить приказ возвращаться?

— Вполне возможно, — не стал спорить я. — Нельзя исключать ни одного варианта, который способен придумать человеческий разум. Существует один шанс из миллиона, что они наткнулись на космический бар, где пара пышных брюнеток подает чудесные коктейли. Но я не слишком в такое верю. Меня беспокоит то, что мы слышали по радио.

— Согласен с тобой. Я доложу Мак-Нолти. — Переключившись на капитанский мостик, Стив сказал шкиперу: — Только что кто-то входил в шлюпку, но не пожелал ответить на мой вызов.

— Ты уверен?

— Да, капитан. Уверен так же стопроцентно, как и в том, что на моем лице есть нос. Кто-то был в шлюпке.

— Ты меня убедил, — заявил Мак-Нолти. — Как думаешь, это были Амброуз или Макферлайн?

После некоторых колебаний Стив ответил:

— Если это были они, то, значит, оба не желают иметь с нами дела. Они не ответили на мой вызов. А когда я закричал «Эй!», они убежали прочь.

— Худые новости, — решил Мак-Нолти. — Нам не следует терять времени… — Он замолчал, а динамик вдруг пронзительно вскрикнул: — Эй!

И после паузы Мак-Нолти добавил:

— Что это было?

— Это шлюпка. — Размахивая ушами так, что поднялся лёгкий ветерок, Стив принялся нажимать на кнопки и щелкать тумблерами. — Я переключаю ее на вас.

— Послушай, Амброуз, — важно начал Мак-Нолти, — что за игры?

— Послушай Амброуз, — глумливо и высокопарно (если такое сочетание возможно) заговорила шлюпка, — что за игры?

— Говорит капитан Мак-Нолти! — взревел наш достойный шкипер, у которого тут же повысилось кровяное давление.

— Говорит капитан Мак-Нолти, — визгливо передразнила шлюпка.

Мы слушали тяжелое дыхание капитана, затем он негромко, но с угрозой спросил:

— Стив, это ты со мной шутишь?

— Нет, сэр, — ответил Стив, потрясенный до глубины души.

Мак-Нолти вновь взревел:

— Амброуз, я приказываю немедленно вернуться, и ты это сделаешь, если не хочешь серьезных неприятностей!

Наступила долгая пауза, во время которой шлюпка пронзительным и насмешливым голосом повторила последнюю фразу капитана. После чего в разговор вступил другой голос.

— Кто это? — спокойно спросил Эл Стоу.

— Кто это? — осведомилась в ответ шлюпка.

— Йамишь вэнк вузинек, — произнёс Эл бессмысленный набор звуков.

— Йамишь вэнк вузинек, — эхом отозвалась шлюпка, словно ей было все равно, на каком языке говорить.

— Стив, отключай связь. Мы пошлем катер, чтобы выяснить, что там происходит.

Стив отключил связь и сказал мне:

— Наверное, Амброуз купил себе попугая.

— Или перерезал горло. — Я провел пальцем по своей глотке и захрипел.

Стиву моя шутка не понравилась.


На катере полетело девять землян. Пара марсиан согласилась оторваться от шахматной доски, но пока у нас не было оснований полагать, что понадобится их помощь, к тому же они занимали очень много места. Эл Стоу также не полетел, о чем следовало пожалеть, учитывая необычность обстоятельств. Мы ещё не понимали, как он мог нам пригодиться.

В кресле пилота сидел Баннистер. Катер сразу поднялся на высоту десять тысяч футов. В этом мире облачность была довольно слабой, поэтому видимость оставалась великолепной. Под нами расстилался обычный ландшафт: леса, простиравшиеся на несколько миль, реки и ручьи; вдалеке высились горы. И нигде мне не удалось заметить признаков разумной жизни.

Сидевший рядом со мной молодой Уилсон не выпускал из рук фотоаппарата, снабженного множеством приспособлений, а на объективе красовался зеленый фильтр. Он посматривал в объектив, затем переводил взгляд на солнце и нетерпеливо облизывал губы. Впереди, около Баннистера, устроился мрачный тип по имени Вейч, который поддерживал непрерывную связь со Стивом.

Вскоре катер начал снижаться и сделал плавный поворот направо. Баннистер наклонился вперёд, пытаясь найти подходящее место для посадки. Мы увидели пятнышко реки и концентрические круги из хижин. Рядом стояла шлюпка. Продолжая разворачиваться, мы снизились ещё больше и сразу поняли, что не сможем приземлиться, не повредив что-нибудь, — шлюпка занимала все свободное место.

Нам ничего не оставалось, как сделать второй заход. Мы снизились, вернулись и вновь пролетели над поселением на высоте, не превышающей пятисот футов, и увидели слонявшихся возле шлюпки Амброуза и Макферлайна, которые смотрели на нас.

Я глазам своим не верил: неужели можно быть такими легкомысленными! Мы промчались над ними за две секунды, но Уилсон успел несколько раз их заснять через иллюминатор.

Поскольку Уилсон занимал большую часть места возле иллюминатора, я не слишком хорошо разглядел инженеров, но сложилось впечатление, что они совершенно не пострадали и чувствуют себя прекрасно. И ещё мне показалось, что Амброуз держит в руках нечто вроде корзины с фруктами, что меня ужасно разозлило. Наверное, они прогуливались по окрестностям и набивали себе брюхо, пока на «Марафоне» тревожились из-за них и даже послали на выручку катер. Но они заплатят за свою наглость — Мак-Нолти сдерет с них шкуру.

Мы ещё раз развернулись и пролетели над шлюпкой. Баннистер делал угрожающие жесты, но Макферлайн весело помахал ему рукой, словно приветствовал доброго приятеля по воскресной школе. Уилсон вновь его сфотографировал.

Между тем Вейч продолжал бубнить в микрофон:

— С ними все в порядке. Должно быть, на шлюпке что-то случилось с передатчиком.

Уж не знаю, что «Марафон» на это ответил, но Вейч сказал напоследок:

— Хорошо. Мы сбросим им записку и вернемся назад.

Он быстро написал на листе бумаги несколько строк, засунул его в специальный контейнер и, когда мы пролетали над шлюпкой в последний раз, сбросил. Я увидел, как лента затрепетала в воздухе, контейнер упал в двадцати ярдах от нахальных бездельников. Через несколько минут поселение скрылось из виду.


Я направлялся в оружейную, когда меня подозвал Стив. Он смотрел на меня так, словно пытался определить, пьян я или трезв.

— Ты уверен, что с этими двумя бродягами все в порядке?

— Да, я видел их собственными глазами. А в чем дело?

— Ну… ну… — Он сглотнул, бросил тоскливый взгляд на свою рацию и повернулся ко мне. — Передатчик может выйти из строя. Не существует такой аппаратуры, которая всегда будет исправна.

— Ну и что?

— Но я никогда не слышал, чтобы испорченный передатчик повторял одно и то же слово в слово.

— Ну, а теперь услышал! — сказал я. — Все когда-нибудь случается в первый раз.

— Но это противоречит логике, — не сдавался Стив.

— Как и моя тетя Марта. У нее десять пальцев на ногах.

— У всех десять пальцев на ногах, — угрюмо ответил он.

— Да, но у нее два на левой и восемь на правой.

Он нахмурился:

— Меня не интересуют уродцы. Им место в цирке. Я утверждаю, что не может быть такой неисправности, которая приводит к возникновению эха.

— Но как тогда объяснить произошедшее?

— Никак, — Он тяжело вздохнул. — В этом все и дело. Я слышал то, что слышал, с моими ушами все в порядке, и радио здесь ни при чем. Кто-то с нами шутит дурные шутки, но мне не смешно.

— Амброуз не станет так глупо себя вести, — заметил я.

— Да и Макферлайн не похож на малолетнего придурка.

— Не похож, — согласился я.

— И кто же тогда?

— Заткнись, я не верю в полтергейст.

Я отправился в оружейную, чувствуя растущее беспокойство, но стараясь делать вид, что все в порядке. Стив знает своё дело. Он мастер по связи. И Стив уверен, что рация не может выкинуть такой фокус.

Значит, кто-то другой дразнил Мак-Нолти. Не Амброуз и не Макферлайн. Но больше там никого нет! И все же мы слышали эти слова своими ушами.

Чем больше я размышлял о случившемся, тем более необъяснимым оно казалось. Впрочем, чего ещё ждать, когда прилетаешь на незнакомую планету?

Успокоенный нашим отчетом, Мак-Нолти разрешил, чтобы немного размять ноги, выйти наружу отряду числом не более дюжины и со строгим приказом держать лучевые пистолеты наготове и далеко не отходить от корабля. Увы, ваш покорный слуга не вошёл в число счастливцев.

Они пришли ко мне за оружием. Среди них был Джепсон, сильно пострадавший в предыдущем рейсе.

— Ну и в какую историю ты намерен попасть на сей раз? — осведомился я.

— Не собираюсь никуда попадать, — заверил меня Джепсон.

Молдерс, высокий швед, взял лучемет и заметил:

— Я постараюсь держаться от тебя подальше. Мы достаточно долго пробыли вместе, когда приклеились друг к другу.

Они ушли. Солнце уже клонилось к закату, так что на прогулку осталось совсем немного времени.

Когда тени заметно удлинились, Мак-Нолти вновь заволновался. Шестеро вернулись обратно по собственному желанию, не найдя снаружи ничего интересного. Взвыла корабельная сирена, призывая остальных. Я заметил, что расчет артиллерийской установки проверяет своё многоствольное оружие. Начиналось что-то серьезное. Наверняка Стив должен знать, что происходит. Я решил его навестить.

— Ну, что случилось? — спросил я.

— Катер сбросил записку Амброузу и Макферлайну, не так ли?

— Верно. Я видел, как контейнер упал радом с ними.

— Так вот: они не отреагировали. — Он ткнул пальцем в сторону иллюминатора — становилось темно. — Солнце уже садится, а они не возвращаются. И не отвечают на мои вызовы. Меня уже тошнит от звона. Я кричал в микрофон, пока не охрип. Генератор на шлюпке работает, канал связи открыт, но Амброуз и Макферлайн с тем же успехом могли бы находиться в другой части космоса.

— Ничего не понимаю. — Я был в искреннем недоумении. — Сам их видел, они прогуливались возле шлюпки. Ничего плохого с ними не произошло. Да и шлюпка не пострадала.

— Мне все равно, — упрямо повторил он. — Здесь что-то не так, я уверен.

Мне было нечего добавить, я пошёл в свою каюту, там улегся на койку и раскрыл книжку, но никак не мог сосредоточиться на чтении. Подозрение, что кто-то сыграл с нами злую шутку, не проходило, а только усиливалось. И чем больше я размышлял, тем загадочнее выглядело то, что произошло со шлюпкой.

Спустилась ночь. Лишь звёзды давали немного тусклого света. Я все ещё ломал голову над задачкой, когда в дверь постучали и вошёл Уилсон.

Выражение его лица заставило меня сесть. Он выглядел так, словно только что поздоровался за руку с призраком.

— Что с тобой? — спросил я. — Расстройство желудка? Если так, то тебе нужно совсем в другое место.

— Не знаю, что у меня получилось, — Он присел на край стола, попытался собраться с мыслями, но ничего не вышло, — Я иду к Мак-Нолти. Но сначала хочу показать их тебе, чтобы ты меня успокоил — вдруг я спятил?

— О чем ты?

— Вот о чем. — Он бросил мне на колени три фотографии.

Я рассеянно посмотрел и отметил, что они сделаны во время полета на катере. Если учесть, что условия для съемок были не самыми лучшими, у Уилсона получилось вполне прилично — четко, контрастно, словно он фотографировал в студии.

— Хорошая работа, — похвалил я Уилсона. — Ты умеешь обращаться с камерой.

Он пораженно посмотрел на меня, а потом сказал:

— А ты не хочешь посмотреть повнимательней? Если помнишь, я фотографировал Амброуза с Макферлайном. Больше никого.

Я послушно поднес фотографии к глазам. После чего вскочил с койки и включил весь свет в своей каюте, чтобы убедиться. Колени вдруг обмякли. Длинная холодная сосулька растаяла у меня на спине.

На фотографии не было Амброуза.

И не было Макферлайна.

На их месте возле шлюпки торчали два отвратительных предмета, напоминающих массу спутанных черных жирных веревок.

— Ну? — спросил Уилсон, не сводивший с меня глаз.

Я вернул фотографии.

— Советую тебе немедленно отнести их в нос. А я приготовлю лучевые пистолеты и все остальное — нам они наверняка потребуются!

Через десять минут раздался общий сигнал тревоги. Я уже успел подготовиться и прибежал первым. Мы собрались в кают-компании, полные дурных предчувствий. Вошёл Мак-Нолти, за которым, сверкая глазами, следовал огромный Эл Стоу.

— Мы вступили в контакт с высшей формой жизни на этой планете несколько часов назад, но сами того не поняли, — с горечью начал Мак-Нолти. — Туземцы настроены враждебно и застигли нас врасплох. Четверо наших людей исчезли.

— Четверо? — невольно переспросил я.

Мак-Нолти посмотрел на меня, а потом вновь обратился ко всем собравшимся:

— Я дал разрешение выйти наружу двенадцати членам команды. Вернулись только десять человек. Джепсон и Пейнтер не отреагировали на сирену. Амброуз с Макферлайном не подчинились приказу вернуться. Мне ничего не остается, как считать их пропавшими без вести. — Он помрачнел. — Мы не должны больше нести потери!

Собравшиеся беспокойно перешептывались. Кли Янг наклонился и тихо сказал мне и Бреннанду:

— Он считает потерянные фигуры, но не просчитывает свои ходы. Как можно выиграть партию, не завладев инициативой…

Ему пришлось замолчать, поскольку Мак-Нолти продолжал:

— Неизвестно, что за враг нам противостоит. Но мы знаем, что он обладает гипнотическими способностями, которые нам следует принимать во внимание. Вне всякого сомнения, он использовал гипноз, чтобы выманить Амброуза из шлюпки, убедив, что его вызывает Макферлайн.

Бреннанд, который был не в курсе последних событий, спросил:

— А что вы подразумеваете под гипнотическими способностями, капитан?

— Например, мы видим то, что хотим видеть. Мы столкнулись с мощным оружием, которое воздействует на психику, и теперь необходимо соблюдать крайнюю осторожность!

— А оружие врага действует на Эла? — осведомился Бреннанд, — Может оно ввести его в заблуждение?

Хороший вопрос. Светящиеся глаза функционировали не так, как наши. Оптические нервы состояли из тончайших серебряных нитей, а мозг Эла Стоу был уникальной электронной машиной. Фотоаппарат Уилсона туземцы обмануть не сумели, и я решил, что Эла им также не удастся обвести вокруг пальца.

Однако Эл улыбнулся и сказал:

— Мне ещё только предстоит пройти проверку.

— Это также не подействует на марсиан, — заявил Кли Янг, воинственно размахивая щупальцами. Его глаза смотрели в противоположные стороны, и мне стало не по себе. — Нет сомнения в том, что наше зрение превосходит зрение землян.

— Чушь! — прервал его Бреннанд.

— Глаза тут ни при чем, ведь туземцы воздействуют на мозг, — добавил Эл Стоу.

— Это будет не так просто, — заявил Кли Янг. — Всем известно, что разум марсиан…

Взмахом руки Мак-Нолти заставил его замолчать.

— Сейчас не время сравнивать достоинства разных форм жизни. Мы должны выяснить, какова судьба наших товарищей, и попытаться их освободить, если они ещё живы. «Марафон» будет здесь, а отряд под командованием Эла Стоу отправится на поиски Джепсона и Пейнтера. Одновременно десять человек и один марсианин полетят на катере к шлюпке и совершат посадку неподалеку, даже если им придётся сжечь несколько хижин. Они попытаются разыскать Амброуза и Макферлайна. Мне нужны добровольцы. Десять мужчин и один марсианин с трудом разместятся на катере. Однако полет будет совсем недолгим, к тому же нет способа добраться туда иначе. И чем больше будет поисковая партия, тем лучше.

Марсианина включили в состав отряда, несмотря на его большой вес, поскольку Мак-Нолти надеялся, что в словах Кли Янга есть доля истины — кто знает, куда на самом деле смотрит марсианин? Эл Стоу возглавил другой отряд по той же причине: командир, которого невозможно загипнотизировать, лучший из всех возможных вариантов.

Я вызвался лететь на катере. А также Баннистер, Бреннанд, Кли Янг, Уилсон, Келли и несколько других. Велев оставшейся части команды разойтись по местам, Мак-Нолти обратился к добровольцам.

— Шесть человек и марсианин отправятся на поиски, — приказал капитан. — Вам следует держаться вместе, вы постоянно должны видеть друг друга. Четверо не должны покидать катер ни при каких обстоятельствах, — Он строго посмотрел на нас и добавил: — Я хочу, чтобы вы правильно меня поняли. Четверо из вас не оставят катер, даже если ушедшие на поиски вернутся и будут на коленях просить вас выйти. Не забывайте, это могут быть чужаки, загипнотизировавшие ваших товарищей!

— А если они не станут просить? — спросил Келли, кожу которого покрывала татуировка.

В правой руке он сжимал неизменный гаечный ключ.

Мак-Нолти некоторое время смотрел на ключ, а потом ледяным тоном ответил:

— Ты вполне можешь оставить свой замечательный инструмент на «Марафоне». Полагаю, лучевой пистолет намного эффективнее. — Мак-Нолти презрительно фыркнул и продолжал: — Если они не попросят вас выйти, то не возникнет никаких проблем.

— И тогда мы их впустим? — со значением произнёс Келли.

Ха! На нашего шкипера стоило посмотреть. Он открыл рот, потом его челюсти клацнули; он порозовел, а затем побагровел. Повернувшись к Элу Стоу, он начал делать какие-то непонятные движения руками.

— Он задал интересный вопрос, Эл. Если поисковый отряд надолго скроется из виду, как оставшиеся на катере узнают, что его можно впустить внутрь?

Эл ненадолго задумался.

— Самое простое — отдельный пароль для каждого. Того, кто не сможет его сказать, следует немедленно сжечь из лучевого пистолета. Конечно, может погибнуть тот, кто страдает забывчивостью, но мы не имеем права рисковать.

Шкиперу, как и нам, не слишком понравилась идея Эла. Всем хотелось придумать что-нибудь более надежное, чем пароль. Если туземцы могут заставить нас воспринимать ложные визуальные образы, то нельзя исключить, что они сымитируют нужные звуки или уверят нас в том, что мы слышим пароль. У меня возникло неприятное подозрение, что они способны убедить нас составить завещание в их пользу. Однако никто не придумал ничего лучше. Идеальным решением был бы анализ крови, но как его сделать, если за твоими товарищами гонится вражеская армия? Люди могут умереть страшной смертью, пока мы будем проверять, кто они на самом деле!


Предоставив Мак-Нолти разбираться со вторым отрядом поисковиков, мы постарались снять все лишнее с катера, захватив с собой лишь то, что могло понадобиться. Катер был в три раза больше шлюпки и предназначался для перевозки крупногабаритных грузов. На борту всегда находились тонна продовольствия, запас воды на пару месяцев, баллоны с кислородом, скафандры, космический компас, мощный радиопередатчик и тому подобное. Вытащив все это наружу, мы взяли на борт артиллерийскую установку, ящик с бомбами и ещё несколько «подарков» для местных жителей.

Когда я брел по коридору, сгибаясь под тяжестью запасных лент для артиллерийской установки, то заметил одного из механиков, который открывал люк. Другой стоял, опираясь спиной о стену, и ковырял в зубах. Оба напомнили мне портовых грузчиков, равнодушно наблюдающих за погрузкой мешков с венерианскими болотными бобами.

Обычно я не сую нос в чужие дела — только так и удается жить в мире с другими людьми, когда мы все надолго заперты в жестянке, где можно ненароком наступить на горло соседу. Наверное, последние события сделали меня излишне раздражительным — я так резко застыл на месте, что снарядные ленты звякнули.

— Кто приказал открыть люк?

— Никто, — равнодушно сообщил любитель зубочисток — Пейнтер вернулся и хочет войти.

— А откуда ты знаешь, что это он?

— Мы видели его в иллюминатор. — И механик очень выразительно посмотрел на меня — мол, тебе здесь нечего делать. — Он постучался. Возможно, что-то случилось с Джепсоном и ему требуется помощь.

— Возможно, — ответил я, сбрасывая на пол ленты и доставая лучевой пистолет. — А возможно и нет!

Механик смотрел на меня так, словно я лишился рассудка. Между тем люк распахнулся, открыв черноту ночи. Пейнтер ворвался в проём, словно за ним гналась тысяча дьяволов, и решительно двинулся вперёд по шлюзовой камере.

— Стой, где стоишь! — громко приказал я.

Он не обратил на мои слова ни малейшего внимания. А ведь Пейнтер знал меня достаточно хорошо, чтобы спросить: «Сержант, какая муха тебя укусила?» И если бы он так поступил, это сошло бы ему с рук. Но он не сказал ни слова.

Долю секунды я наблюдал за ним, не в силах поверить своим глазам — ведь это был Пейнтер, от сапог до лысины. Он был так похож на Пейнтера, что мне стало страшно, я же мог совершить хладнокровное убийство.

Однако я выстрелил. Луч ударил ему прямо в живот, прежде чем он успел сделать ещё шаг.

И тут волосы у меня встали дыбом, а оба механика схватились за головы. Что-то щелкнуло у меня перед глазами, и Пейнтер исчез, словно режиссер вырезал ножницами неудачный эпизод в фильме. А на его месте возникла корчащаяся масса черных веревок, пытающихся завязаться в миллион узлов. Кончики и петли вылезали из путаницы, дрожали и подергивались. Я не заметил глаз, носа, ушей или других узнаваемых органов; был лишь шар, состоящий из жирных витков; он корчился, словно дюжина питонов в предсмертных судорогах. Шар покатился обратно и выпал наружу, но я успел ещё раз угостить его лучом.

— Быстро! — рявкнул я, чувствуя, как по спине бегут струйки пота. — Закрывайте люк!

Механики неловко выполнили мой приказ, двигаясь словно во сне. Один нажал на рычаг, дверь медленно стала закрываться. Я стоял до тех пор, пока они не завернули все болты. В шлюзовой камере остался запах — наверное, так пахнет жареный козел, с которого забыли содрать шкуру.

Я вскинул ленты на плечо как раз в тот момент, когда появился Эл Стоу. Он понюхал воздух, посмотрел на механиков, пытавшихся делать вид, что они здесь ни при чем, и сразу понял: произошло что-то серьезное.

— В чем дело? — резко спросил Эл.

— Пейнтер вернулся, — сообщил я. — Только это был не Пейнтер.

— И вы его впустили?

— Да. И это был Пейнтер, тут не могло быть никаких сомнений. Я знал его лучше, чем свою мать.

— И поэтому…

— Но он не мог или не хотел разговаривать. Не отвечал на мои вопросы. — По спине сбежала вторая струйка пота. — Я выстрелил ему в живот, и он тут же превратился в чудовище из кошмара.

— Хм-м! Какая жалость, что меня здесь не было — тогда бы удалось проверить, действует ли гипноз на меня. — Он немного подумал и продолжал: — Судя по всему, они не способны говорить. А это существенно упрощает нашу задачу.

— Когда мы летали на Венеру, было ещё проще, — заметил я не без ностальгии.

Не обратив на мою реплику никакого внимания, Эл Стоу сказал:

— Теперь мы знаем, что они поймали Пейнтера и, возможно, Джепсона, в противном случае они бы не смогли создать такую правдоподобную копию, — Он повернулся к механикам. — И не вздумайте больше открывать дверь без разрешения шкипера. Это приказ!

Они хмуро кивнули. Эл пошёл дальше, а я поспешил на катер. Через час он должен был стартовать. Мы взошли на борт, было очень тесно — во всяком случае, танцевать удалось бы только на головах. Кли Янг надел шлем, чтобы дышать разреженным воздухом, а его длинные гибкие конечности оказались на коленях у некоторых из нас. Одно из щупальцев, заканчивающееся присоской размером с блюдечко, устроилось у меня на коленях. И страшно захотелось плюнуть в блюдце — хотя бы для того, чтобы разозлить марсианина.

В кресло пилота вновь уселся Баннистер, и мы полетели в черноту ночи. Тем не менее наш пилот без труда удерживал курс на шлюпку. На носу располагался мощный прожектор, а также на борту хватало приборов для полетов вслепую. Но больше всего помогло то, что рация на шлюпке продолжала работать и мы пеленговали ее без труда.

Скоро мы подлетели к поселению, и в свете нашего прожектора шлюпка засияла, точно лежащий на боку серебряный цилиндр. Прожектор лишь скользнул по пирамидкам, но мне показалось, что несколько темных бесформенных обитателей перемещаются от одной хижины к другой. Впрочем, уверенности у меня не было.

Баннистер сбросил напалмовые бомбы, как только мы миновали поселение. Тут же по земле прочертилась огненная линия длиной четыреста-пятьсот ярдов. Мы пролетели дальше, давая возможность пожару разгореться, описали широкую дугу — даже пришлось пролететь над холмами — и вернулись к озеру. Наконец мы зависли над хижинами на высоте около пятидесяти футов, так что все вокруг задрожало, а потом совершили посадку на выжженном нашими бомбами участке.

Четверо остались стеречь катер и защищать его от чужаков, а также от тех из нас, кого подведет память. Другие затвердили пароли. Мой был — нанифани это венерианское ругательство. Поскольку я был обычным космическим бродягой, а вовсе не интеллектуалом, то на любой планете прежде всего узнавал ругательства и помнил их дольше всех других слов. Вот только никогда не думал, что такое вульгарное слово станет для меня жизненно необходимым.

Покончив с приготовлениями, мы проверили лучевые пистолеты; каждый из нас захватил по бомбе. Бреннанд открыл люк и вышел наружу. За ним последовали Молдерс, Келли, я, затем Кли Янг и Уилсон. Я помню, как смотрел на танцующую девушку, которая была вытатуирована на руке Келли, когда соскакивал на землю. Ему пришлось расстаться с гаечным ключом — в правой руке был зажат лучевой пистолет. На меня свалился Кли Янг, так что я едва не запутался в его щупальцах. Не без труда я высвободился, сделав несколько удачных замечаний насчет красной планеты, где так успешно разводят слабоумных осьминогов.

Мрак вокруг был просто адским. Мы с трудом различали скелетообразные очертания непострадавших деревьев и кустов, которые начинались за выжженной территорией. У нас были мощные фонари, но мы опасались их использовать — кто знает, каковы истинные возможности противника? Когда сталкиваешься с неведомым врагом, соблюдай осторожность, даже если приходится перемещаться ощупью, как слепцу.

Но мы знали, где находится поселение, оставалось лишь преодолеть выжженный участок земли. Мы продвигались вперёд гуськом — туда, где, по логике, следовало искать Амброуза и Макферлайна. Или их тела.


Неприятности начались, как только кончилась выжженная земля. А до лагеря оставалось десятка два шагов. Перед нами лежала полоса деревьев и кустов, не тронутых пожаром. Дальше виднелись первые хижины. Мы вряд ли сообразили бы, что это хижины, если бы не знали, что они находятся именно там. Впрочем, наши глаза успели привыкнуть к темноте, и мы уже могли кое-что различать.

Бреннанд, который шёл во главе нашего отряда, ступил под деревья. Шедший в двух шагах за ним Молдерс замер. Послышался странный звук — занк! — и Молдерс издал удивленное восклицание. Высокий швед постоял ещё пару секунд, разыскивая глазами Бреннанда, который вроде как исчез. Потом Молдерс сделал шаг вперёд, ещё один, вглядываясь в темноту, и тут мы услышали тот же звук: занк!

Третьим шёл Келли, который остановился и хрипло прошептал:

— Здесь что-то нехорошее происходит. Я зажгу фонарь.

Мы осторожно подошли к нему, Келли включил фонарик и направил его луч вперёд. В круге света мы увидели лежащих Бреннанда и Молдерса, они походили на детей, притомившихся и уснувших на травке. И не видать врага, лишившего их сознания, не видать следов чужой жизни, из темноты не доносятся таинственные звуки. Но тут Молдерс зашевелился, сел и с глупым выражением лица осторожно погладил макушку. Бреннанд дважды дернулся и что-то невнятно промычал.

Мигая от яркого света, Молдерс пожаловался:

— Мне дали по башке! — Он с трудом поднялся на ноги и огляделся, постепенно свирепея. — Похоже, это было дерево!

Без лишних слов он выхватил лучевой пистолет и принялся стрелять в пятифутовое дерево. Мне показалось, что он спятил. А ещё через несколько мгновений я решил, что разум отказывает мне.

Только что перед нами стояло самое обычное дерево с длинными блестящими листьями; вне всякого сомнения, это было растение. Но как только луч Молдерса ударил в ствол, оно исчезло, словно сон. И на его месте возникли ужасные плетеные шары — ничего страшнее мне видеть не приходилось.

Рядом стояло такое же дерево. И хотя мое внимание было сосредоточено на чудовищных шарах, краем глаза я заметил, что дерево дрогнуло, словно собиралось что-то предпринять. Не помню, чтобы я когда-нибудь с такой быстротой выхватывал из кобуры лучевой пистолет. Никто и чихнуть не успел, а я уже открыл огонь. Спустя мгновение второе дерево превратилось в нагромождение жирных черных шаров.

Мы с Молдерсом продолжали стрелять. Невероятные сгустки чуждой жизни вызывали страх. Во-первых, они не издавали ни звука. Во-вторых, отсеченные и упавшие на землю фрагменты извивались, словно с ними ничего не произошло.

Мы рассекли деревья, наверное, на пару сотен кусочков, но они продолжали корчиться, точно части гигантского червя. Никто не вмешался в нашу схватку, соседние деревья застыли в неподвижности. Возможно, они были настоящими деревьями — кто знает.

Когда мы закончили стрельбу, Бреннанд поднялся на ноги и осторожно ощупал череп. Он огляделся по сторонам и желчно сказал Кли Янгу:

— Ты видел их. — Бреннанд указал на корчащихся червяков. — И как они выглядели?

— Должен с сожалением признать, — вздохнул Кли Янг, — что они были очень похожи на деревья.

— Ну, теперь мы все видим, какие преимущества дают глаза на шарнирах! — ядовито заметил Бреннанд. Он ещё раз потрогал голову, словно хотел убедиться в том, что она осталась на своем месте, и пнул шестидюймовый кусок извивающейся мерзости, — Вперёд!

И мы побежали к хижинам. Очень скоро все вместе ввалились в одну из них. Сооружение оказалось неожиданно большим: одна комната, никаких перегородок. Стены и крыша были сделаны из тростника, сплетенного так плотно, что он служил надежной защитой от ветра и дождя. Вся постройка покоилась на фундаменте из мощных свай, напоминающих бамбук. Пол покрывали циновки из травы, украшенные сложным повторяющимся узором из завитков. Возле одной из стен стояли три круглых стола в фут высотой и диаметром четыре фута. Я называю их столами, но с тем же успехом они могли исполнять роль стульев или кроватей.

С перекрещенных потолочных балок свисала диковинная утварь. Некоторые предметы были из дерева, другие — из тусклого металла, по цвету напоминающего свинец. Большинство из них имели узкие изогнутые носики с тонкими отверстиями, которые можно было заткнуть обычной булавкой. Мне сразу пришли на ум существа, которые что-то сосут из этих носиков маленькими ртами, размером с пуговицу от рубашки.

Затем наше внимание привлек висящий на стене инструмент, на который упал луч фонаря Бреннанда. Он имел круговую шкалу с сорока двумя точками. Другой диск, с единственной точкой, был наложен на первый — он едва заметно перемещался, переходя от одной точки на большей шкале к другой. Очевидно, это были часы, хотя мы и не слышали тиканья или каких-то других звуков. Мы получили доказательство, что имеем дело не с дикарями, а с существами, достигшими определенного уровня развития.

У меня сложилось впечатление, что в этой хижине никто не живёт. Между тем местные часы неумолимо отсчитывали единицы местного времени. Мы внимательно осмотрели все помещение, но больше ничего не нашли. В тот момент я мог бы поклясться самой страшной клятвой, что в хижине никого нет. Я почувствовал слабый неприятный запах, но не придал значения — возможно, так пахли обитатели хижины.

Хижина номер два ничем не отличались от первой. Она была пустой. Правда мебель в ней была расставлена иначе, и я насчитал пять круглых столов или кроватей. И два прибора со шкалами. Но владельцы отсутствовали. Мы оглядели помещение шестью парами глаз, не говоря уже о Кли Янге, как всегда глядевшем в разные стороны, и не обнаружили ни единого живого существа.

К тому моменту, когда мы заканчивали обход хижин, стоящих по внешнему кругу — я насчитал тридцать штук, — все были убеждены, что их обитатели сбежали, как только услышали рев двигателей катера, но оставили пару стражей, которые должны были узнать наши возможности. Ну, кое-что мы им показали.

Однако меня не покидало беспокойство — ведь мы разгуливали по чужому городу! Если аборигены умеют обрабатывать металлы и конструировать такие сложные инструменты, как часы, то почему бы им не создать какое-нибудь оружие, заметно превосходящее лук и стрелы?

Из чего следовало, что у нас могут быть большие неприятности.

Чего же они ждут? Почему не наносят удар?

А впрочем, если бы враг напал на одну из множества земных деревень, где ни у кого нет оружия, то результат был бы аналогичным. Когда требуются войска, их вызывают по телефону или по рации. Быть может, мы оказались в далекой провинции и жители просто убежали за помощью. В таком случае, нам ещё предстоят самые разнообразные развлечения.

Тут я ошибался. На самом деле все это время нас водили за нос.

Выходя из тридцатой хижины, Бреннанд хмуро сказал:

— Мы попусту тратим время.

— Целиком и полностью с тобой согласен, — отозвался Уилсон.

— Я поддерживаю, — заявил Келли.

Я не стал ничего говорить. Они выразили мои мысли. Я вышел из хижины, размышляя о том, что мы занимаемся ерундой. Пора возвращаться на катер и улетать.

— А как насчет шлюпки? — спросил Кли Янг.

— Пусть остается здесь, — равнодушно ответил Бреннанд.

— Ну, а Амброуз и Макферлайн? — не унимался марсианин, глядя на Келли и Бреннанда вытаращенными глазищами.

— Две иголки в стоге сена размером с планету, — заявил Бреннанд, — Мы можем искать их до тех пор, пока не отпустим седые бороды длиной целый фут. Пора возвращаться.

— И что мы скажем Мак-Нолти? — осведомился Кли Янг.

— Мы не нашли Амброуза и Макферлайна потому, что их здесь нет.

— Но это не факт.

— Для меня — факт! — заявил Бреннанд с непонятным упрямством.

— В самом деле? — В наступившей тишине Кли Янг оглядел всех нас, а потом спросил: — Все думают так же?

Мы кивнули. Да, и я вместе с остальными — вот какой я был болван.

— Очень странно, — задумчиво проговорил Кли Янг, а потом с нажимом добавил: — Но я так не считаю!

— И что с того? — резко спросил Келли.

Кли Янг повернулся к нему.

— Мой разум устроен не так, как ваш. Да, мои глаза можно обмануть — но только не все остальное!

— О чем ты?

— О той части моего сознания, которая не связана с визуальным восприятием.

— Что ты хочешь этим сказать? — вмешался Бреннанд.

Крепко сжимая в одном щупальце лучевой пистолет, а в другом фонарь, Кли с опаской посмотрел по сторонам и сказал:

— Мы прилетели сюда только для того, чтобы отыскать Амброуза и Макферлайна, если они ещё живы. А теперь вы все готовы об этом забыть. И все думают одинаково! — Глаза Кли Янга всматривались в темноту. — Вам не кажется такое совпадение мнений странным? Мне представляется, что кто-то навязывает вам эту мысль. Из чего следует: здесь кто-то есть!

Боже, какой шок я испытал! Несколько секунд в моем разуме не на жизнь, а на смерть сражались прямо противоположные идеи. Я лишь смутно видел лица остальных, но рядом стоял Уилсон — и его лицо выражало мучительные сомнения. Дальнейшие поиски бесполезны: я знаю это совершенно точно. Нас обманывают, убеждая вернуться на катер. А затем в моем мозгу что-то щелкнуло — факт победил фантазию. Должно быть, со всеми остальными произошло нечто похожее, поскольку Молдерс презрительно фыркнул, а Келли громко выругался.

— Мы осмотрим все оставшиеся хижины! — раздраженно воскликнул Бреннанд.

Мы тут же приступили к поискам во внутреннем круге. Конечно, дело пошло бы намного быстрее, если бы каждый взялся осмотреть по хижине, но мы получили жесткий приказ держаться вместе. Теперь мы поняли, что поступали правильно. Пару раз я едва не предложил ускорить процесс, разделившись на группы, но всякий раз успевал прикусить язык. Нет, я не стану плясать под дудку этих омерзительных монстров, прячущихся где-то в темноте.


Мы добрались до двенадцатой хижины второго кольца, и Бреннанд первым вошёл внутрь, направив перед собой луч фонаря. Мы уже привыкли повторять одни и те же действия, но старались сохранять бдительность. Я случайно оказался последним и уже собирался вслед за Уилсоном войти в хижину, когда откуда-то справа, из темноты, послышался шорох. Я остановился у двери и направил луч света на звук.

И увидел Амброуза, стоящего возле третьей, если считать от меня, хижине. Он замахал рукой, словно свет мешал ему увидеть того, кто держит фонарь. Амброуз выглядел таким довольным, словно только что женился на дочери местного вождя и решил остаться здесь.

— Идите сюда, тут один из наших! — крикнул я, заглянув в хижину.

Они выбежали наружу и уставились на освещенного мною Амброуза.

— Привет, Амброуз! — крикнул Бреннанд.

— Привет! — громко и отчетливо ответил Амброуз, а потом повернулся и скрылся в хижине.

Стоит ли говорить, что мы тут же подбежали к ней — а что, если там Макферлайн, который нуждается в помощи. Такое объяснение показалось нам наиболее правдоподобным — зачем ещё Амброуз столь поспешно удалился? Я был так уверен, что мы найдем в хижине лежащего на полу Макферлайна, что уже потянулся за аптечкой. Мы вбежали в хижину. Шесть лучей пронизали комнату.

В хижине никого не оказалось.

Никого!

В стенах не было отверстий, отсутствовала вторая дверь. Бреннанд освещал вход в хижину с того самого момента, как Амброуз в ней скрылся. Мы тщательно осмотрели помещение, мы звали Амброуза, но не нашли в комнате укрытия даже для крысы.

Мы стояли в полнейшей растерянности, во мне закипала ярость. И тут на Молдерса снизошло озарение.

— А почему нас заманили именно в эту хижину? Ответ: чтобы мы не вошли в две оставшиеся!

— Конечно! — выдохнул пораженный Бреннанд. Он подскочил к двери. — Плевать на приказ, мы разделимся на две тройки, чтобы осмотреть хижины одновременно.

Молдерс, Келли и я вбежали в хижину номер тринадцать. Пусто. Обстановка ничем не отличается от тех, где мы уже успели побывать. Двое моих спутников не стали терять времени. Решив, что все самое интересное происходит в соседней хижине, они выскочили наружу, чтобы присоединиться к группе Бреннанда. Я собирался последовать за ними, когда сзади раздался сдавленный стон.

Я остановился в дверях, повернулся и осветил комнату. Звук повторился, а потом я расслышал серию глухих ударов, словно кто-то стучал доской по густой траве.

Опять иллюзии, подумал я. Хотя до сих пор почти все иллюзии помалкивали, я был готов ко всему. Я мог бы поклясться, что Амброуз сказал «Привет!» Бреннанду. Затем мне в голову пришла новая мысль: среди разумных веревок были способные имитировать нашу речь, ведь кто-то передразнивал Мак-Нолти по радио — и это не могло быть иллюзией. Значит, они обладают голосом.

— Кто здесь? — задал я идиотский вопрос и приготовился стрелять, если хижина начнет меня передразнивать.

Однако в ответ с новой силой возобновились стоны и стук. Мой разум спорил сам с собой.

«Нам разрешили отходить друг от друга только на несколько ярдов. Все остальные собрались в соседней хижине, они увидят, если со мной что-нибудь случится снаружи — кто-то хочет, чтобы я прошёл в глубь комнаты, чтобы треснуть меня по башке».

Любопытство толкало меня в одну сторону, осторожность — в другую. И тут вернулся Келли — узнать, что меня задержало. Вопрос решился сам собой.

— Постой у входа, — сказал я. — Будешь меня прикрывать — там происходит что-то странное.

И я вновь вошёл в хижину, держа в одной руке фонарик, а в другой пистолет. Я сразу же направился в дальний левый угол, откуда доносились сдавленные стоны. Они стали громче, когда я подошел ближе, словно кто-то хотел сказать «теплее», как в детской игре, когда нужно найти спрятанную вещь. Теперь я слышал эти звуки так же отчетливо, как вой двигателей «Марафона» во время посадки. Чувствуя, что выгляжу полнейшим болваном в глазах Келли, я направил луч фонаря вниз, опустился на колени и принялся шарить руками по полу. И почти сразу же моя рука наткнулась на тяжелый сапог.

В следующее мгновение Келли произнёс неприличное слово и выстрелил в мою сторону. Жар слегка опалил мне волосы над воротником. Что-то зашевелилось у меня за спиной, несколько металлических предметов со звоном покатились по полу. Одновременно передо мной появился Амброуз.

Он возник из пустоты, словно могущественный волшебник произнёс заклинание. Когда заработал лучевой пистолет Келли, кто-то у меня за спиной потерял самообладание, и я увидел лежащего на спине Амброуза, связанного и с кляпом во рту. Я находился в таких расстроенных чувствах, что не мог поверить своим глазам. Вытащив кляп, я направил на Амброуза пистолет и сказал:

— Быть может, ты Амброуз, но уверенности у меня нет. Так что не повторяй мои слова, словно ты эхо. Выбери несколько своих и произнеси вслух.

Должен заметить, что Амброуз сделал мастерский выбор! Он выдал такую тираду, что Келли от восхищения даже потерял дар речи. Амброуз говорил быстро, уверенно и с большим чувством. В обычной жизни он человек спокойный, никому бы и в голову не пришло, что он способен обогатить свой язык столь изысканной бранью. Мы сразу поняли: перед нами — Амброуз, и никто иной. Ну, я освободил его от пут, что оказалось непростым делом — веревки были сплетены из очень прочной травы. Между тем Амброуз уже не мог остановиться, оглашая комнату немыслимыми оборотами. Рядом шевелились жирные веревки — разрезанная тварь испускала дух. Теперь на нас смотрели пять пар заинтересованных глаз — на шум прибежали товарищи.

Сбросив путы, Амброуз встал, убедился в том, что цел и невредим, и спросил:

— Вы нашли Мака?

— Пока нет, — ответил Уилсон.

— Десять к одному, что он в соседней хижине, — заявил Амброуз.

— Ты проиграл пари, — сообщил Уилсон. — Мы только что выяснили: там никого нет.

— А как вы осматривали хижину? — вмешался я. — Обшарили весь пол?

Посмотрев на меня так, словно я безнадежно спятил, Уилсон спросил:

— Черт возьми, зачем?

— Однако отличная мысль! — Келли облизал губы и поудобнее перехватил лучевой пистолет.

— Вы видите то, что вам предлагают видеть, — добавил я. — И если предлагают ничего не видеть…

— Послушайте меня, — вмешался Амброуз. — Эти клубки змей заставят вас поверить во все, что угодно. — Он шагнул к выходу. — Давайте осмотрим соседнюю хижину.

Мы направились к хижине номер четырнадцать. Шесть лучей осветили комнату от пола до потолка. Пусто. Проклятье, любому видно, что здесь никого нет!

Стоя посреди хижины, Амброуз позвал:

— Мак, постарайся издать хоть какой-нибудь звук.

Тишина.

Это выглядело очень глупо со стороны: Амброуз стоял в пустом помещении и пытался отыскать человека. Я представил себе лежащего Макферлайна, который отчаянно старается сбросить путы, оставаясь невидимым для наших глаз.

И тут у меня возникла замечательная идея, настоящее озарение.

— Эй! — воскликнул я. — Давайте направим все лучи в одну сторону!

— Для чего? — удивился Молдерс.

— Для того, — ответил я, наслаждаясь наступившим молчанием, — чтобы получить четкую тень. Ведь если в комнате кто-то есть, то он должен отбрасывать тень.

— Да, ты прав, — согласился Уилсон, восхищаясь моим умом.

Амброуз нетерпеливо взмахнул рукой, опустив меня с небес на землю.

Пустая трата времени. Мы не сможем увидеть не только сам объект, но и тень, которую он отбрасывает. Эти змеи — мастера морочить голову.

— И не только морочить! — проворчал Бреннанд, поглаживая солидную шишку на макушке.

— Ладно, Мак, — продолжал Амброуз, — если ты не в силах подать голос, то попробуй двигаться. Я буду стоять на месте, а ты подкатись ко мне. — Он немного подождал, глядя себе под ноги. Потом Амброуз развел руками и перехватил мой вопросительный взгляд. — Я пойду вдоль этой стенки. А ты двигайся мне навстречу с противоположной стороны. Остальные пусть походят в центральной части. Если наступите на что-нибудь, хватайте!

Опустившись на четвереньки, он пополз вдоль стены, ощупывая рукой пол. Я последовал его примеру. Поскольку я уже нашёл таким способом Амброуза, его идея не казалась мне столь безумной, как остальным. Тем не менее я чувствовал себя паршиво. Да, я продолжал прекрасно видеть окружающий мир, но меня смущало, что я больше не могу полностью полагаться на глаза. Конечно, я говорю о следствии, а не о причине. Глаза функционировали нормально; просто кто-то воздействовал на разум, мешая видеть то, что есть на самом деле.

Пока остальные бродили по центральной части помещения, я добрался до угла, повернул и двинулся вдоль следующей стены. После того как я свернул опять и вытянул вперёд руку, мои пальцы коснулись чего-то невидимого. Я сжал руку и ощутил скользкую эластичную трубку. Мне никак не удавалось ее выпустить. Чужак отчаянно дернулся, и я упал лицом вниз.

Келли сразу же понял, что произошло. Заметив, что я упал, он прицелился и нажал на курок. Луч ударил в пол впереди меня, в футе от сжатого кулака. Через долю секунды начался ужасный гвалт. Я обнаружил, что одной рукой цепляюсь за клубок черных веревок, который пытался тащить меня к двери, пока Келли отсекал от него куски. Бреннанд, недолго думая, всадил заряд прямо в его центр.

Амброуз попросил нож, чтобы перерезать веревки на Макферлайне. Кли Янг попытался ухватить чужака своими мощными щупальцами, но побоялся, что попадет под огонь пистолетов. Уилсон танцевал боевой танец посреди хижины и вёл непрерывный огонь из своего оружия. Однажды луч прошёл совсем рядом с толстым задом Келли, в другой раз — в дюйме над моей головой, проделав в стене дыру размером с обеденную тарелку. Уж не знаю, как ему удалось совершить такой подвиг: пару раз его луч изогнулся вопреки всем законам физики.

Наконец я отпустил то, что бестолково сжимал в руке. На ладони осталась вонючая серая слизь. Существо было рассечено на множество частей, но наши лучевые пистолеты продолжали его кромсать. Однако даже самые маленькие фрагменты все ещё шевелились, истекая темной жидкостью. По моим прикидкам, шар имел диаметр четыре фута и весил никак не меньше ста пятидесяти фунтов.

Между тем Макферлайн с кислым выражением лица избавлялся от травяной веревки.

— Почему ты не остался в шлюпке и не позвал на помощь? — сердито спросил он у Амброуза.

— Потому что появился твой близнец и поманил меня за собой, словно случилось нечто очень важное, — ответил Амброуз. — Тогда я не знал того, что мне известно сейчас. Поэтому я выпрыгнул наружу, мне даже в голову не приходило, что это мог быть не ты. Меня тут же связали. — Он фыркнул и добавил: — Я получил хороший урок. В следующий раз с места не сдвинусь, когда ты будешь умирать в муках.

— Благодарю, — проворчал Макферлайн. — Настанет день, и я отвечу тебе тем же. — Он сплюнул на кусок черной змеи, пытавшейся свернуться в кольцо возле его сапога. — Мы так и будем трепаться здесь всю ночь?

— Это ты жуешь жвачку, — проворчал Бреннанд. Он приблизился к двери и посветил фонарем в ту сторону, откуда мы пришли, — Мы проводим вас обоих до шлюпки. Сразу же стартуйте и возвращайтесь на «Марафон». Там вы сможете продолжить препирательства…

Он смолк, рука с фонарем дрогнула, затем он засунул другую руку в карман и крикнул:

— Их тут сотня! Ложись! — И швырнул что-то, а я распластался на полу, прикрыв лицо руками.

На несколько мгновений ночь превратилась в день. Земля качнулась, крыша хижины взлетела в небеса, как древний аэроплан. Через секунду с небес посыпались извивающиеся обрывки змей.

Несмотря на то что живущие на планете существа научились обрабатывать металлы, оружия у них не было. Вероятно, они развивались иным способом, потратив миллионы лет на оттачивание мастерства обмана. Так или иначе, но наши возможности оказались для них такими же удивительными, как их иллюзии — для нас.

Мы выскочили из хижины, чтобы воспользоваться паникой, начавшейся после взрыва бомбы, и помчались мимо хижин, потерявших крыши или разрушенных до основания. У каждого из нас была наготове бомба — вдруг враг вновь попытается напасть или обрушит мощную иллюзию на наше сознание. Но никто не встал у нас на пути, дорогу не преградила стая озверевших динозавров.

Я бежал в темноте вместе с остальными и размышлял о причинах такого поведения туземцев. Если бы я умел творить иллюзии, то первым делом продемонстрировал бы разъяренного слона. Но потом я сообразил, что любые иллюзии, которыми наши недруги пользовались для покорения местных форм жизни, показались бы нам абсолютно чуждыми — скорее всего, мы бы ответили бомбой. Да, имея с нами дело, они были сильно ограничены в возможностях. Но если придет день, когда они как следует познакомятся с людьми…

Получалось, что они именно по этой причине захватили в плен Амброуза и Макферлайна. Первое правило на войне: узнай врага. Четверо захваченных людей должны были выдать сведения, необходимые для победы над нами. Возможно, у аборигенов и был шанс победить. Честно говоря, я в этом сильно сомневался, но никогда не следует недооценивать противника.

Мы благополучно выбрались из поселения, понимая, что шлюпка находится где-то совсем рядом. Из-за темноты и кругового расположения хижин было трудно ориентироваться. До этого момента я следовал за товарищами, точно овца, но ведь Бреннанд без колебаний выбрал направление — казалось, он знает, что делает. А вдруг Бреннанд в спешке ошибся? Мы сбавили шаг, такое впечатление, что аналогичные мысли появились и у остальных. Неужели шлюпка находится так далеко от поселения?

Затем Бреннанд повернул свой фонарь, и луч наткнулся на блестящую корму шлюпки, оказавшуюся слева от нас. Очевидно, мы отклонились в сторону.

Когда мы подошли к шлюпке, Амброуз повернулся к нам и сказал:

— Спасибо, ребята. Мы возвращаемся. Встретимся на корабле.

И с этими словами он взялся за перила и сделал несколько смешных движений ногами, как если бы крутил педали велосипеда, пригнувшись к рулю. Выглядело это довольно глупо. Затем я вдруг понял, что шлюпка исчезла, а Амброуз пытается взобраться по несуществующей лестнице.

Кли Янг произнёс слово на высоком марсианском, для которого нет эквивалента на земных языках, и по дуге повёл лучом пистолета, рассчитывая достать аборигена, устроившего эту ловушку. То, что рядом находится один или даже несколько врагов, не вызывало сомнений. Вот только какое расстояние достаточно для воздействия на нашу психику? Десять ярдов или тысяча? В результате мы обнаружили лишь кусты и небольшие деревца, или что-то очень похожее на кусты и деревья. Выяснить, кто есть кто, можно было только одним способом: потратить драгоценное время и сжечь всю растительность вокруг нас.

Макферлайн не без злорадства спросил Амброуза:

— Неужели ты будешь каждый раз попадаться на их уловки?

Рассердившийся Амброуз прошипел:

— Заткнись, пока я тебе не врезал!

— Сейчас сам получишь! — прорычал Макферлайн, готовясь к кулачному поединку.

Бреннанд встал между ними и рявкнул:

— Неужели у вас не хватает мозгов сообразить: кто-то очень хочет, чтобы вы подрались?

— Ты прав, — поддержал его Молдерс, — давайте договоримся: если кому-то захочется свернуть соседу шею, пусть отложит это удовольствие до возвращения на корабль.

— Пожалуй, в ваших словах что-то есть, — признал слегка смутившийся Макферлайн. — К тому же сейчас нам нужно подумать совсем о другом. Где шлюпка?

— Она не может находиться далеко, — предположил я. — Даже сотня чудищ не утащит многотонную шлюпку.

— Что ж, будем двигаться по спирали, — решил Бреннанд. — Рано или поздно мы на нее наткнемся. — Он посмотрел по сторонам, не зная, в каком направлении идти.

— Давай налево, — предложил Келли и не поленился сообщить причину: — Я уже туда повернулся.

Мы пошли налево, стараясь не упускать из вида окраину поселения. В этот момент мне не пришло в голову, что эти хижины могут быть иллюзией, как и шлюпка, в то время как настоящие дома стоят в другом месте. Полагаю, мы могли бы бродить так кругами лет сто. Или даже по прямой, считая, что движемся по спирали, все дальше и дальше отходя от катера и шлюпки.

Быть может, бомба прикончила самых толковых врагов, оставив тех, кто не смог воспользоваться своим шансом, поскольку хижины оказались настоящими, и мы нашли шлюпку, пройдя всего четыреста ярдов. На сей раз Амброуз сначала ощупал перила и только после этого начал осторожно подниматься. Оказавшись возле люка, он ласково похлопал по корпусу.

— Ну, как я уже говорил, спасибо, ребята!

Он отпер люк и вошёл внутрь, за ним последовал Макферлайн. Теперь вы понимаете, насколько мы были одурманены, если все шестеро стояли и прощались с товарищами, собираясь топать до катера, как только они закроют люк. Макферлайн и в самом деле захлопнул дверцу, но тут же распахнул ее и посмотрел на нас с превосходством человека, умеющего использовать свою голову по назначению.

Снисходительно улыбнувшись нам, словно мы были безмозглыми венерианскими гуппи, он сказал:

— Похоже, никто из вас не хочет, чтобы его подвезли?

Бреннанд подскочил на месте, покачал головой и закричал:

— Вот это да! Нам вовсе не нужно идти к катеру, чтобы вернуться назад!

И он побежал вверх по лесенке. Остальные — за ним, последними оказались я и Уилсон. Мне пришлось немного подождать, пока Кли Янг заберется внутрь — он заполнял собой весь проём люка. Потом поднялся я и вошёл в шлюз, у меня за спиной послышались шаги Уилсона. Вероятно, он так спешил, что поскользнулся — металлические ступеньки были влажными от росы. Я увидел, как рука с фонариком описала широкую дугу, и фонарик погас. Я стоял и ждал, пока он заберется со второй попытки.

— Ты поднимаешься по лестнице с ловкостью жирафа, — с насмешкой сказал я, когда Уилсон оказался на верхней ступеньке.

Он ничего не ответил, что было очень на него не похоже. Когда я собрался поднять трап, он с застывшим лицом прошёл мимо меня, и повеяло серой слизью.

Иногда приходится отбросить благородные чувства и угрызения совести.

Я пнул его в живот.

В следующее мгновение передо мной оказался шар, который заметался, пытаясь ударить меня по ногам и повалить на пол. Его энергии хватило бы, чтобы крутить динамо-машину в течение недели. К тому же он был удивительно скользким, и я не мог его удержать. Да и вытащить пистолет мне никак не удавалось. Я уже подумывал о том, что проигрываю схватку по очкам, когда Кли Янг просунул щупальце в шлюз, схватил моего противника и раз двадцать стукнул о металлическую переборку, после чего выбросил в открытую дверь.

Не задержавшись ни на секунду, чтобы поблагодарить марсианина, я схватил фонарь, выдернул из кобуры лучевой пистолет и буквально слетел вниз по лестнице. В трех или четырех ярдах от нее по земле катался Уилсон, который боролся с двумя здоровенными клубками вертящихся змей. Очевидно, аборигены хотели связать Уилсона и отвести глаза возможным спасателям. Уилсон им все испортил, вынудив сосредоточить все силы на борьбе с ним — результат получился специфическим. Изображение то появлялось, то исчезало, как в плохом кино. Несколько мгновений я их видел, потом все пропадали и появлялись вновь. Я успел сделать удачный выстрел и отсек петлю, которая обвилась вокруг головы Уилсона. Затем по лестнице скатился Кли Янг и вступил в драку, отодвинув меня в сторону.

Надо признать, что марсианин был прекрасно приспособлен к такой борьбе. Не обращая внимания на регулярное исчезновение врага, он захватил огромными щупальцами всех участников потасовки, обездвижив их своими присосками. Затем он разделил их, случайно треснув Уилсона по уху. Одним щупальцем он поставил Уилсона на лестницу, а двумя другими принялся вколачивать врагов в землю. Некоторое время он развлекался таким образом, пару раз меняя ритм, чтобы продемонстрировать, что он контролирует ситуацию. Наконец он поднял туземцев в воздух и со всего размаха стукнул одного о другого. К этому моменту кино прекратилось. Жертвы Кли более не пытались выдать себя за кого-то другого. Он забросил обоих за деревья.

Покончив с делами, он взобрался по лестнице и протиснулся в люк. Я поднял трап, запер дверь направился в кабину — сообщить Амброузу, что все на борту и можно стартовать.

Макферлайн сидел на корточках рядом с Амброузом в крошечной кабине и говорил по радио со шлюпкой.

— Почему это вы нас собьете, если мы стартуем первыми?

Голос с катера отвечал:

— На «Марафон» вернуться первыми должны мы.

— Почему?

— Потому что у нас список ваших паролей. Как на «Марафоне» узнают, что это и в самом деле вы?

Нахмурившись, Макферлайн ответил:

— Да, да, звучит разумно. Но есть и другая точка зрения.

— О чем ты говоришь?

— Вы самые настоящие лоботрясы — ведь у вас нет паролей. Как людям на «Марафоне» узнать, что вы это вы?

— Мы не выходили наружу, — возмущённо заявил голос.

— Ха! — глумливо воскликнул Макферлайн, которому разговор доставлял все большее удовольствие. — Это вы так говорите!

Послышался шум, а потом другой голос заявил:

— Эти шестеро должны были вернуться сюда. Они поступили иначе. Ты утверждаешь, что они на вашей шлюпке — но это ты так говоришь!

Посмотрев на меня через плечо, Макферлайн прорычал:

— Поговори с этими убогими болванами, сержант. Скажи им, что вы здесь в целости и сохранности.

Вероятно, его слова услышали на катере, поскольку тут же последовал вопрос:

— Это ты, сержант? Назови свой пароль!

— Нанифани, — с наслаждением произнёс я.

— А кто ещё с тобой?

— Все на месте.

— Никто не пострадал?

— Никто.

После коротких раздумий собеседник сказал:

— Ладно, мы возвращаемся. Вы следуйте за нами. И садитесь после нас.

Макферлайн, который не любил получать приказы от младших чинов, ощетинился.

— Я не буду…

— Нет, будешь, — хладнокровно возразил голос с катера. — Поскольку наш катер вооружен, а ваша шлюпка — нет. Попробуй отмочить какую-нибудь шутку, и мы вас собьем. Шкипер нам только спасибо скажет!

Последний довод оказался решающим, Макферлайн выключил передатчик и угрюмо уставился в темноту. Через полминуты темноту прорезала огненная вспышка — стартовал катер. Мы проследили за удаляющейся яркой точкой, а потом я вцепился в ручки кресла, и Амброуз поднял шлюпку в воздух.

Вопреки ожиданиям наше возвращение не вызвало паники. Я бы не удивился, если бы меня подвергли серии тестов, подтверждающих, что я истинный землянин: отпечатки пальцев, анализ крови и так далее. Все было гораздо проще: мы оставались в переходном шлюзе до тех пор, пока каждого из нас не осмотрел Эл Стоу.

Я с огромным трудом отмыл руки от слизи: она размазывалась по ладони тонким слоем и норовила уничтожить мыльную пену. Затем проверил оружейную — все в порядке. Если мы вскоре стартуем, то все будут заняты, поэтому нужно узнать последние новости у Стива. По пути к нему я встретил Джепсона и зловеще расхохотался.

— Значит, ты все ещё жив, — сказал я, — Что с тобой произошло?

— Меня похитили, — без особого удовольствия ответил он.

— Ясное дело. Давно пора привыкнуть.

В ответ он фыркнул и заметил:

— Я бы мог привыкнуть, если бы это всякий раз происходило одинаково. Но враги изобретательны.

— И как это произошло на сей раз?

— Я болтался в лесу вместе с Пейнтером. Мы отошли от остальных, но находились рядом с кораблем. Пейнтер увидел, или решил, что увидел, на земле металлическую штуковину вроде украшения. Он отстал на пару шагов и наклонился, чтобы поднять. Если ему верить, пальцы ничего не нащупали.

— А что потом?

— Кто-то треснул его по голове, когда он наклонился. Я услышал, как он упал, и повернулся. Клянусь, он стоял, как и прежде, держа в руке свою находку. Ну, я подошел, чтобы посмотреть, и — вам!

— С тобой обошлись так же, как с Пейнтером.

— Да. Он утверждает, что это сделало дерево, но я не уверен. Когда я пришел в себя, оказалось, что меня связали по рукам и ногам, а в рот засунули пучок травы. Мало того, меня куда-то тащили два покрытых слизью урода. — Он скорчил рожу. — Видел бы ты их!

— Я видел, — заверил я Джепсона. — Но только после того, как они скинули пижамы.

— Потом они бросили меня и ушли, но вскоре вернулись вместе со связанным Пейнтером. И вновь удалились — вероятно, в поисках новых жертв. Мы лежали совершенно беспомощные, пока не замелькали фонари, кто-то начал стрелять из лучевых пистолетов, поднялся ужасный шум. И нас нашли. Ребята сказали, что они прикончили с десяток тварей, которые для них выглядели как деревья — но только не для Эла Стоу. Эл шёл впереди и указывал, в кого стрелять.

Пригодились его глаза-камеры!

Такой уж он есть — и наше счастье, что он с нами.

— Ну, мы бы все равно нашли способ борьбы с аборигенами, — заверил я Джепсона. — Я плачу налоги, чтобы яйцеголовые ни в чем не испытывали недостатка. Если они хотят, чтобы я и впредь летал на дальние планеты, пусть сделают проволочную шляпу или ещё какое устройство, чтобы оно защищало меня от подобных образин.

— Это уж точно! — воскликнул Джепсон. — Следующая экспедиция должна носить проволочные шляпы.


Стив грыз галету, сидя в своем чулане.

— Что новенького? Если ты, конечно, в курсе. А ты всегда в курсе, Большие Уши.

— Разве сам не знаешь? — парировал он. — Нет, конечно, не знаешь. Ты ничего не знаешь, Мозг с Горошину.

— Ладно, — сказал я, прислонившись к двери. — Теперь, когда мы представлены друг другу, гони информацию.

— Мы стартуем, как только все соберутся на борту и Мак-Нолти изучит отчёты.

— Так быстро? Мы и суток здесь не провели.

— Хочешь задержаться? — осведомился Стив.

— Черт возьми, нет, конечно!

— И я тоже. И чем скорее мы вернемся, тем скорее я получу толстую пачку банкнот.

— Однако мы мало что успели найти, — возразил я.

— Шкипер полагает, более чем достаточно. — Положив ноги на столик, где стояла вся его аппаратура, он продолжал: — Наши начальники на Земле выбирают планету так: закрывают глаза и бросают в звездную карту дротик. А потом говорят с умным видом: «Там может быть разумная жизнь, слетайте, проверьте». И нам остается только лететь и выяснять, правы ли они были в своем предположении. Что ж, мы получили ответ на этот вопрос — и мы возвращаемся домой, пока никому не оторвали голову и не выпустили внутренности.

— Меня это вполне устраивает, но только с одной оговоркой, — заявил я. — И оговорку эту я могу сформулировать двумя словами: никогда больше!

— Ты это говорил в прошлый раз.

— Может, и говорил, но…

Завыла сирена, я прервал разговор и побежал на своё место, чтобы поскорее пристегнуть ремни и пережить старт. Я так и не сумел привыкнуть к тому, как стартует и садится «Марафон», хоть и участвовал в этом тысячи раз. Я уже давно мечтал врезать Флеттнеру пару раз по физиономии за его изобретательность.

Мы успели пролететь двадцать миллионов миль, прежде чем Баннистер заглянул в оружейную и осведомился:

— Что так возмутило Мака, когда он ругался в шлюпке?

— Точно не знаю, но мне кажется, его подстрекали устроить скандал. Древнее правило: разделяй и властвуй. Но у них ничего не вышло, поскольку Мак слишком цивилизованное существо, чтобы зайти так далеко.

— Хм! — Баннистер почесал в затылке — мои слова произвели на него впечатление. — Изобретательные ребята.

— На мой вкус — даже слишком.

— А представь, что им бы удалось попасть на борт. Как бы мы себя чувствовали, если бы настоящие парни перемешались с воображаемыми — и мы бы не могли отличить одних от других?

— Ну, эту мысль можно развивать до бесконечности, — сказал я, поскольку и сам уже размышлял на данную тему. — В особенности если хочешь напугать себя до смерти.

Он ухмыльнулся:

— Я куда сильнее пугаюсь, наблюдая за образованными пауками, что обитают в правом отсеке.

И с этими словами он удалился, а я вернулся к своим делам. Мои мысли обратились к упомянутым Баннистером марсианам, разумным существам, не менее удивительным для нас, чем те, с которыми мне довелось встретиться в последних экспедициях. Но мы успели привыкнуть к марсианам и даже переживаем, когда они умирают. Да, это отличные парни. Их все любят. И никто не боится.

Но тогда в чем смысл последней фразы, произнесенной Баннистером? И почему он так странно ухмыльнулся? Похоже, он хотел привлечь мое внимание к каким-то нелегальным делишкам, которые обделываются в марсианском отсеке с разреженным воздухом.

Эта мысль грызла меня до тех пор, пока я не плюнул на свои дела и не пошёл проверить.

Когда я приник глазом к смотровому отверстию, волосы у меня на голове встали дыбом. Банда с красной планеты, как обычно, собралась вокруг доски, за исключением похрапывающего в углу Сага Фарна. По одну сторону доски расположился Кли Дрин. Я заметил, что он играет белыми.

Напротив него большой шар вытянул одну из своих жирных черных веревок и коснулся черного слона, но не передвинул. Марсиане сделали глубокий вдох, словно произошло нечто важное.

Ого! Я не стал ждать, что будет дальше, а сразу поспешил в нос «Марафона», искря каблуками на скользких поворотах. В результате я с разбега наткнулся на Эла Стоу. С тем же успехом можно было бы прыгнуть на скалу. Он схватил меня могучей рукой и посмотрел горящими глазами.

— Что-нибудь случилось, сержант?

— Ещё бы! — Я ощутил его силу и убедился, что он не иллюзия, — Они на борту!

— Кто — они?

— Веревочные гипнотизеры. По меньшей мере один из них. Сейчас он дурит марсиан за шахматной доской.

— Очень в этом сомневаюсь, — совершенно спокойно ответил Эл. — У него было слишком мало времени, чтобы научиться играть как следует.

— Ты хочешь сказать… — Я пораженно уставился на Эла. — Ты знал, что он на борту?

— Конечно. Сам поймал. А потом Кли Морг упросил отдать его им — ведь из герметично закрытого отсека не сбежать. И Кли Морг совершенно прав, хотя марсиане желали заполучить шар совсем по другой причине.

— Да? — Я был совершенно сбит с толку. — И какова же эта причина?

— Ты бы и сам мог догадаться, ведь тебе хорошо известны нравы марсиан. Они решили, что игра станет гораздо интереснее, если их гость будет передвигать фигуру на одну клетку, создавая иллюзию, что она отправилась на другую. — Он помолчал. — А значит, им придётся внимательней изучать каждый ход и напрягать логическое мышление, чтобы понять, что произошло на самом деле. Мне оставалось только развести руками. Похоже, банда с красной планеты окончательно спятила. Но дело не в этом, а в том, что странное существо нашло с марсианами общий язык и даже разделяет интерес к шахматам. Настанет день, когда оно выиграет чудовищно уродливый кубок, который я не стал бы терпеть возле своего кресла-качалки даже в качестве ночного горшка.

Покорители космоса! Тьфу, да и только! Все они чокнутые, как вы и я!



БЕЗУМНЫЙ МИР (роман)

«О начале 2032 года возвестил взрыв семнадцатого космического корабля «Земля — Марс». Шестнадцать предыдущих попыток также закончились неудачами. Джон Дж. Армстронг — изобретатель-одиночка — оснащает оборудованием ракету номер восемнадцать. Чтобы не потерять вложенные деньги, он начинает собственное расследование причин катастроф…

Глава 1

О начале 2032 года возвестил взрыв семнадцатого космического корабля «Земля — Марс». Взрыв был самый что ни на есть заурядный, и тем не менее это событие вызвало некоторый переполох. Для сенсации имелись две причины. Во-первых, ничего более выдающегося на первые полосы газет в тот момент не нашлось. Во-вторых, в ракете находился человек. Предыдущие шестнадцать неудач уже научили публику не удивляться таким случаям. Обыватель воспринимал каждое известие о катастрофе марсианской ракеты точно так же, как довольно частые, несмотря на официальные заверения, сообщения о падении самолетов. Из шестнадцати провалов восемь пришлось на долю американцев, пять — русских, по одному — англичан, французов и канадцев; всеми кораблями управляли автоматы. Долларов сгорело в избытке, но человеческих жертв до сих пор не было.

Общественное мнение, реагируя на повторяющуюся перед каждым запуском шумиху, перебирало возможные причины постоянных неудач. И нашло две: либо инженеры не столь непогрешимы, как считается, либо имел место искусный саботаж со стороны некоей международной диверсионной организации, поставившей перед собой задачу не допустить ракеты на Марс. Официальная пропаганда усиленно пережевывала вторую версию, причём не столько потому, что власти придерживались ее сами, сколько для того, чтобы отвлечь внимание от первого, гораздо более опасного для них предположения. И те, кто попался на эту удочку, упорно искали возможных диверсантов.

Поскольку на этот раз обратились в пыль триста миллионов рублей и вместе с ними русский космонавт Микитенко, диверсия не могла быть делом рук самой России. Следовало найти какую-то другую причину, и налогоплательщик, на собственной шкуре испытавший достижения науки, опять обратился к первой версии. Нужно добавить, что подобным умонастроениям немало способствовала болтовня леваков и безответственных теоретиков об уничтожении капиталистами излишков продукции. Это напугало людей. Обычно безропотный Джон Доу представил, как его кровные деньги горят в огне, и завопил во весь голос.

Такой была ситуация, когда Джон Дж. Армстронг читал в «Геральд» статью профессора Мэндла. Согласно его теории. Марс окружала смертоносная электромагнитная оболочка, радиус которой менялся со временем и составлял примерно от десяти до двенадцати тысяч миль. Гипотеза, однако, основывалась на довольно скудной информации.

Армстронг был плотным, широкоплечим мужчиной в твидовом костюме и ботинках на толстенной подошве. Мышление его отличалось осмотрительностью и взвешенностью. В жизненных состязаниях он чаще всего приходил к финишу в числе первых, и делал это с такой же обманчивой неторопливостью, как железнодорожный локомотив, хотя и менее шумно.

Спинка кресла прогнулась до предела под его весом в две сотни фунтов. Он вгляделся в мерцающий экран телевизора. На экране проецировалась та самая страница из «Геральд», которая заварила в его голове кашу из всевозможных теорий.

Наконец он набрал номер Мэндла. На экране появилось лицо профессора, молодое, смуглое, в обрамлении курчавых волос.

— Не думаю, что вы меня знаете. Меня зовут Джон Дж. Армстронг, — сообщил он Мэндлу. — Я имею отношение к ракете номер восемнадцать, которая строится сейчас в Нью-Мехико. Закончат ли ее вообще — вопрос сложный, пресса завывает на эту тему, как стая волков, а если эстафету подхватит Конгресс, нам, скорее всего, придётся бросить эту затею и заняться чем-то другим.

— Да, я в курсе. — Лицо Мэндла выразило сочувствие.

— Я прочел вашу статью в сегодняшней «Геральд», — продолжал Армстронг. — Если ваша теория не высосана из пальца, корабль можно смело сдавать в утиль. Поэтому я хотел бы задать вам пару вопросов. Первый: известными вам способы, посредством которых можно измерить параметры этого слоя, не губя корабль? И второй — как вы считаете, можно ли вообще преодолеть это препятствие? — Он помолчал и добавил: — Или Марс останется для нас недоступным на веки вечные?

— Теперь слушайте, — ответил Мэндл. — Информация, переданная искусственными спутниками, однозначно доказывает, что вокруг Земли существует ионизированный слой. Вокруг Марса может существовать похожий слой, но необязательно идентичный земному. О его природе можно лишь догадываться. Из семнадцати кораблей одиннадцать взорвались на расстоянии десяти — двенадцати тысяч миль от планеты, то есть преодолев девяносто пять процентов пути. Как вы сами понимаете, для простого совпадения это слишком. Мы имеем дело с некоей закономерностью…

— Хм! — пробурчал Армстронг. — Остальные шесть так далеко не проникали, а два вообще взорвались на старте…

— Следует учитывать человеческий фактор, дефекты в конструкции, низкую квалификацию, ошибки в расчетах и прочее, и прочее. Все ракеты были без экипажей, ведь мы все ещё продвигаемся к цели на ощупь, методом проб и ошибок. Я считаю, что даже при объединенных усилиях всей планеты первые корабли были обречены на гибель, причём задолго до того, как они достигли окрестностей Марса.

Армстронг поскреб подбородок волосатой рукой.

— Что ж, может, и так. Но они легко преодолели слои Эплтона и Хевисайда, спокойно перенесли скачок температуры и интенсивности космических лучей, так почему они должны взрываться в этом марсианском слое, даже если он и существует?

— Потому что он другой. — В голосе Мэндла появились нетерпеливые нотки. — Может быть, он провоцирует спонтанный распад топлива или корпуса корабля. Но это не очень корректное допущение. Скорее можно предположить, что он вызывает столь интенсивный перегрев, что корабль вспыхивает, как врезавшийся в атмосферу метеор. И если причина тому — какое-то неведомое поле вокруг планеты, то выхода я пока не вижу. Но если дело всего лишь в трении, тогда барьер можно преодолеть, просто снизив скорость.

— Этот восемнадцатый корабль задуман как пилотируемый, — мрачно заметил Армстронг. — Камикадзе по имени Джордж Куин намерен обосноваться в его носовой части. Нам не хотелось бы, чтобы он поджарился. Что же делать? Мэндл колебался, о чем-то размышляя. — Единственное, что можно сделать… — медленно произнёс он, — нужен автоматический зонд, который пойдет впереди. Если оба корабля снабдить датчиками, которые… — Не мигая, его темные глаза твёрдо смотрели на Армстронга, а затем лицо медленно сползло с экрана.

Глядя на опустевший экран, Армстронг ждал, когда собеседник появится снова. Пауза затягивалась. В конце концов, нахмурившись, он нажал кнопку срочного вызова. На экране возникла девушка-диспетчер.

— Я разговаривал с профессором Мэндлом, Вестчестер 1042, — пожаловался Армстронг. — Что случилось?

Девушка исчезла и через минуту появилась с сообщением:

— Извините, сэр, абонент не отвечает.

— Какой у него адрес?

Ее улыбка была любезной.

— К сожалению, сэр, нам разрешено сообщать адреса абонентов только полиции.

— Тогда соедините меня с Вестчестерским полицейским участком, — отрезал он.

С дежурным офицером Армстронг церемониться не стал.

— Говорит Джон Дж. Армстронг, Гринвич 5717. В доме профессора Мэндла, Вестчестер 1042, что-то случилось. Прошу вас отправиться туда как можно скорее!

Он отключился, затем набрал номер «Геральд», запросил добавочный «двенадцать» и сказал:

— Привет, Билл! На пустяки времени нет. Мне срочно нужен адрес профессора Мэндла, чью статейку ты засунул в последний выпуск. Можешь устроить? — Он немного подождал и, получив адрес, громыхнул в трубку: — Спасибо! Перезвоню позже.

Схватив шляпу, Армстронг выскочил на улицу, втиснул могучее тело в автомобиль и завел двигатель. Почему-то он был уверен, что профессор Мэндл никому и ничего уже не скажет.

Предчувствие его не обмануло. Скрюченный, уже начавший коченеть труп лежал на ковре под телефоном. Лицо Мэндла было спокойно.

По комнате расхаживал властного вида седоусый мужчина.

— Вы тот самый Армстронг, который нам позвонил? Быстро соображаете. Мы выехали сразу и все равно опоздали…

— В чем причина? — осведомился Армстронг.

— Пока не могу сказать. На первый взгляд он протянул ноги без чьей-либо помощи. Вскрытие покажет. — Он оценивающе взглянул на Армстронга. — Когда покойный разговаривал с вами, он был чем-нибудь взволнован, испуган, показался ли он вам обеспокоенным?

— Нет. Ничего подобного, насколько можно судить по экрану. — Армстронг недоверчиво посмотрел на труп. — Совсем ещё молодой парень. Наверное, меньше тридцати. Странно, не правда ли, когда такие молодые люди вдруг умирают?

— Вовсе нет, — усмехнулся полицейский. — У нас такое случается каждый день. — Он перевёл взгляд на вошедшего в комнату товарища.

— В мясной фургон, кэп? — гаркнул тот с порога.

— Да. Тащите его отсюда. Ничего интересного тут больше нет. — Он снова повернулся к Армстронгу: — Если вас интересуют результаты вскрытия, могу позвонить. Вы говорили, Гринвич 5717?

— Верно.

Полицейский капитан проявил легкое любопытство:

— Вы родственник?

— Нет. Я консультировался с ним по одному техническому вопросу. Меня аж передернуло, когда он вот так, прямо на полуслове…

— Пожалуй, кого угодно передернуло бы. — Капитан помахал шляпой, мрачно обвёл глазами комнату и небрежно натянул ее на голову. — Хотя нам не привыкать, — добавил он и вышел.

Армстронг направился в «Геральд» и, вызвав Билла Нортона, предложил позавтракать в небольшом уютном кафе, славившемся необыкновенными бифштексами.

Первое слово он произнёс только после того, как проглотил все, что заказал.

— Мэндл мёртв. Сыграл в ящик, когда говорил со мной. Паршивый трюк — так надуть, когда разговор ещё не окончен.

— Бывают трюки ещё паршивее, — сообщил Нортон. — Однажды один парень вдруг взял и спятил в тот самый миг…

— Давай без репортерских воспоминаний, — перебил Армстронг. — Просто я теперь в каком-то дурацком, подвешенном состоянии. Я подозреваю, что Мэндл действительно что-то добыл, и хочу знать что.

— Увы, слишком поздно. — Нортон мрачно и равнодушно кивнул. — Время течет, вспять не повернет. — Он перевёл взгляд на свою тарелку: — Спасибо за бифштекс, дружище.

— К черту бифштекс! — Стол заскрипел, когда Армстронг ухватился сильными руками за его края. — Чего стоил Мэндл? Кем он был в своей науке — настоящим ученым или выскочкой?

— Можно спросить у Фергюсона. Он редактор по науке, и он взял ту статью. И раз он ее взял, значит, Мэндл был серьезной фигурой. Может быть, его слова когда-нибудь даже высекут на камне. Ферги специализируется на последних новинках в науке и сам так учен, что покупает этот ликер не квартами, а литрами.

— Кажется, ты говорил, что он не пьет?

— Ну, ты же понимаешь, о чем я говорю. — Зевая, Нортон вежливо прикрыл рот ладонью. — Он малость не от мира сего.

— Слушай, Билл, сделай доброе дело, а? У меня нет контактов со всеми этими изобретателями слоев, и я начинаю об этом жалеть. Расспроси Фергюсона о Мэндле. Мне это нужно. Это плюс имя и адрес любого другого здешнего парня, которого он считает достаточно толковым, чтобы подобрать то, что уронил Мэндл.

— Ты так говоришь, будто тебе грозит потеря денег.

— Мне грозит потеря семи новых и чертовски дорогих игрушек. В том числе уникальной камеры. Помимо прочих хитрых штучек в корабле Куин захватит с собой пятидесятифунтовую камеру, которая отснимет многометражный цветной фильм. Это обошлось мне в двести тысяч баксов, но зато я приобретаю права на прокат фильма о путешествии на Марс. Это просто одна сплошная головная боль, но если я не получу фильм, половина моего состояния вылетит в трубу. — Он на миг задумался. — Я многое ставлю на кон, хотя шансы не равны, и я не хочу заведомого проигрыша.

Нортон ухмыльнулся и сказал:

— Поэтому ты хочешь быть уверенным, что Куин вернется национальным героем?

— Именно! Не говоря уже о том, что я не хочу, чтобы Куин поджарился. — Армстронг посерьёзнел. — Он сумасброд — как любой из тех, кто считает, что к Марсу можно промчаться пулей, в то время как дорогу ещё надо расчищать. Но мне он нравится. Даже если он потеряет камеру и все остальное, я хочу, чтобы он вернулся обратно, не подпалив штанов.

— Очень мило с твоей стороны! — Нортон встал, похлопал себя по животу, отдуваясь. — Прямо беда с этими космическими катастрофами. Слишком далеко от нас. А что далеко — то неинтересно. Не мог бы ты уговорить Куина хлопнуться где-нибудь поближе? И заодно, скажем, снести Эмпайр Стейт Билдинг?

— Если ему суждено навернуться, надеюсь, он сделает это прямо на притон дядюшки Джо, где днюет и ночует вся твоя кровожадная репортерская братия.

Нортон рассмеялся:

— Ладно! Налущу на тебя Ферги. Тогда и позвоню.

— Хорошо бы тебе поторопиться. Заказав вторую чашку кофе, Армстронг задумчиво отхлебывал из нее маленькими глотками, глядя в спину удаляющегося Нортона.

— Событие, повторившееся столько раз, не может быть случайным, — заявил Мэндл. — Это — явление, которое говорит о существовании какого-то закона. Логично, ничего не скажешь. Одна и та же комбинация иногда выпадает раз за разом, об этом знает любой игрок в кости, но вряд ли она выпадет семнадцать раз подряд. Мэндл что-то разнюхал… но что? Закон? Какой закон? Чей закон?

Армстронг устало прикрыл глаза. «Чей закон?» — как глупо! Все равно что «Кто виноват?». Типично русский вопрос. Физические законы — не плод человеческого ума, они такие, какие есть, и альтернатив нет. Так называемые социальные законы — всего-навсего этические соглашения, которые запросто изменяются в зависимости от места и времени действия. Никакие человеческие указы и постановления не могли взорвать одиннадцать кораблей на расстоянии больше сорока миллионов миль. Нет, конечно, нет. Ответственность за случившееся несет нечто, находящееся далеко за пределами этого мира.

За пределами этого мира? А что за его пределами? Именно это и пытались обнаружить те корабли. Именно это должна заснять его суперкамера. Как бы то ни было, в одном можно быть уверенным твёрдо: в новых мирах таятся новые законы.

Или новые люди пользуются новыми законами…

Или старые люди пользуются старыми законами…

Хмурясь от того, куда завели его мысли, Армстронг допил кофе и направился к выходу. В дверях, уловив в зеркале своё отражение, он остановился и некоторое время изучал собственные черты. На широком смуглом подвижном лице ясно выделялись серые глаза, и это создавало впечатление твердости, надежности и… обыденности.

— У какие у тебя большие зубы, бабушка, — произнёс Армстронг. Отражение оскалилось и ответило: — Это чтобы легче съесть тебя, моя дорогая! — Слишком я расфантазировался, — пробормотал он сокрушенно. Хотя именно благодаря фантазии появились суперкамера, солнечный компас и другие идеи, в тот момент он был чересчур зол на себя, чтобы отдать ей должное. — Пора образумиться!

Последнее мрачное замечание стало пророческим, хотя Армстронг об этом не подозревал. Первым раздался звонок от Нортона.

— Ферги говорит, что Боб Мэндл в последнее время считался одним из самых многообещающих астрофизиков. К его теориям присосалась толпа народу. Я видел у Ферги последнюю статью Мэндла. Там целая прорва безумных рисунков и формул, а речь идет о каких-то кривых Мэндла, которые хитрым способом взаимодействуют с другими каракулями — фигурами Лиссажу. И это взаимодействие якобы доказывает, что фотоны имеют массу покоя. Лично мне абсолютно наплевать; есть у фотона масса покоя или нет. Но Ферги считает, что эта статья — серьезная заявка на открытие чего-то там такого-эдакого.

— А как насчет остальной информации? — напомнил Армстронг.

— Ах да! Ближайший аналог Мэндла — профессор Мэндл.

Армстронг продолжал терпеливо смотреть на экран и, встретив наконец взгляд Нортона, коротко рявкнул:

— Повтори!

— Единственная здешняя светлая голова уровня Мэндла — профессор Мэндл. С моим телефоном все в порядке. Что-то не так с твоим?

— Я слышал тебя и в первый раз. Просто мне сейчас не до смеха. С чего ты взял, что я валяю дурака? У меня пока ещё хватает ума не конкурировать с тобой! Нортон ухмыльнулся в экран. — Ферги сказал, что это должен знать любой, у кого мозги в черепе не болтаются, как грецкий орех. — Он снова ухмыльнулся. — Клэр Мэндл.

— Девушка?!

— Его сестра. Педантична, как квадратный корень. Если она снисходит до того, чтобы послушать волчий вой, то исключительно для изучения эффекта Допплера.

— Хм! — только и мог сказать пораженный Армстронг. Нортон снова стал серьезным.

— Но Ферги утверждает, что она такой же классный специалист, каким был ее брат. Конечно, есть ученые и покруче Клэр Мэндл — например, ветхий старикашка по фамилии Горовиц, но у него есть существенный недостаток — он живёт в Вене. Этот Горовиц — Фергюсон его просто боготворит — взвесил фотон с точностью до ста с лишним знаков после запятой при помощи математических фокусов вокруг реакции на хлорофилл. Кстати, ты не знаешь, что это такое?

— Поскольку в одной из моих игрушек используется фотосинтез, минимальное представление я должен иметь, — криво улыбнувшись, ответил Армстронг.

— Ты просто гениален! Для меня что колонизация, что личная гигиена — все едино. Такое уж я дремучее существо. Что-нибудь ещё хочешь узнать?

— Больше, кажется, ничего. Спасибо, Билл.

— Не за что. Я расплатился за бифштекс. Когда ты созреешь накормить меня следующим?

— Когда телепатически узнаю, что ты проголодался. — Армстронг выключил аппарат и погрузился в размышления, но телефон внезапно зазвонил вновь.

На сей раз это оказался капитал полиции.

— Вскрытие показало, что причина смерти — тромбоз сосудов сердца, — сообщил он. — На обычном языке это означает, что там кровь свернулась.

— Причина естественная?

— Разумеется! — Полицейский капитан начал раздражаться. — Почему бы и нет?

— Я только хотел узнать, и все, — успокоил его Армстронг. — Мало знать — хуже, чем не знать ничего. Разумеется, это простое совпадение, но мне известно, что кровь может свертываться при отравлении ядом гадюки Рассела. Хотя, конечно, отсюда ничего не следует…

Раздражение капитана усилилось, он стал более настойчивым.

— Если вы что-то подозреваете, ваш долг — сообщить об этом нам!

— Видите ли, я знаю одно — запуски ракет словно заколдованы. Поэтому, когда первый человек, который мог дать нам хоть какие-то зацепки, вдруг отправляется на тот свет, я начинаю задумываться — а нет ли тут чего-то большего, чем простое невезение?

— Чего, например?

— Вы меня подловили! — признался Армстронг. — Я играю вслепую.

— Смотрите, не сверните себе шею, — предостерег капитан.

— Постараюсь.

После того как капитан отключился, Армстронг обдумал предстоящий разговор с Клэр Мэндл. Ясно, что неудобно докучать ей сейчас, когда на нее свалилась внезапная смерть брата. Лучше немного выждать. По крайней мере, неделю. Но неделя — это куча времени, и, значит, можно съездить в Нью-Мехико, проверить, как там идут дела. Кроме того, путешествие поможет ему избавиться от навязчивой идеи, какого-то непонятного, дурацкого предощущения, что и восемнадцатый по счету корабль не достигнет цели, если он, Армстронг, не сделает то, что сделать должен… Но здесь-то и крылся подвох — о том, что нужно делать, Армстронг и понятия не имел.

Снова засев за телефон, он позвонил в аэропорт и заказал билет на утренний рейс до Санта-Фе. Собираясь поужинать, он решил пройтись до ресторана пешком: иногда это полезно — больше увидишь и обдумаешь.

Ресторан он выбрал неудачно. Еда была приличная, но подавали ее при помощи роликовой обслуживающей системы — так на фермах распределяют корм скотине. В зале оказался небольшой пятачок для танцев, на котором, в самый разгар его трапезы, с десяток пар затеяли наимоднейшую «трясучку» под равномерное, бьющее по нервам бренчание шести контрабасов и электрической арфы. Оркестр бухал, как мефистофелевский метроном. Выпучив глаза и раскрыв рты, слипшиеся в экстазе парочки дрожали с головы до пят. Арфа и контрабасы довели их почти до истерики. Армстронг вышел, не закончив ужина.

Он подошел к витрине небольшого магазинчика. Его внимание привлек один экспонат — причудливо изогнутый обрубок дерева, чем-то напоминающий омара, из которого выступали два тонких родиевых стержня: один торчал прямо, другой целился в сторону. Табличка внизу гласила: «Автор — Тамари. Возвышение Психеи. Цена 75 долларов».

Армстронг почувствовал, как сжались челюсти, когда он поймал взглядом собственное отражение в стекле витрины. Какое-то время он смотрел на самого себя так, словно это был совершенно чужой человек.

«Кто хлебал из моей чашки? — запричитал крошечный медвежонок».

Он топнул ногой, словно стряхивая что-то, и направился к ближайшей телекабине. Незанятой оказалась только кабина с «Дейли»; он вошёл в нее, откинулся на сиденье, бросил монетку и стал просматривать появившийся на экране вечерний выпуск.

О космических кораблях никак не упоминалось, за исключением заметки о том, что правительство России с признательностью оценило многочисленные выражения сочувствия, поступившие практически от всех государств. Ни словечка о демонстрациях и протестах против продолжения запусков. Наверное, газеты, пока могли, воздерживались от подобных публикаций. Престиж нации требовал, чтобы старты ракет продолжались.

Весь выпуск оказался на редкость «беззубый»; главный акцент делался на разлив Миссисипи и дело Вентворса об убийстве. Юного Вентворса признали невменяемым, и «Дейли» намекала, что если бы он не был Вентворсом, то погорел бы непременно. Но парень был Вентворсом, и три психиатра, с ученым видом поразглагольствовав об агрессивных неврозах, в итоге его спасли. Оправдали гонорар. А в какой-нибудь Бирме или Сомали людей вешают как раз за то, что они в самом деле спятили. Неважно, что ты сделал, важно — что ты думал, когда это делал.

— Чертовщина какая-то! — громко произнёс Армстронг. — Что это сегодня со мной?

Выйдя из кабины, он поставил себе диагноз: барахлит печень, надо принять слабительное. Если бы он определил у себя сифилис, эдипов комплекс или сверхчувственное восприятие, то и тогда он не был бы дальше от истины.

«Истина — это драгоценный камень с множеством граней», — определил принц Гаутама. Но Будда забыл добавить, что чем дальше уходишь от одной грани, тем ближе подходишь к другой. Впрочем, Армстронг также не думал об этом. Ни теперь, ни потом!

Глава 2

Строительный комплекс и стартовая площадка Нью-Мехико находились милях в пятидесяти севернее Галлупа. С точки зрения тех кто там работал, единственным достоинством этого места была его дешевизна. Двадцать лет назад отсюда стартовала ракета номер два, и когда она взорвалась в космосе, словно чудовищная петарда, опечаленные создатели покинули несчастливое место. Конструкторы девятой ракеты, лучше финансируемые — отчасти даже правительством, — снова использовали здешний комплекс, модернизировали его, но затем тоже бросили. И вот сейчас создатели номера восемнадцатого надеялись на лучшую участь.

Армстронг нашёл космодром до странности безлюдным и тихим. Немногословные охранники впустили его через стальные ворота с тройными запорами, и, пройдя полпути до административного корпуса, он повстречался с Куином.

— Хэлло, малыш! — проговорил достававший Армстронгу до плеча Куин. — Что тебя вдруг сюда занесло?

— Ты ни строчки не пишешь своему благодетелю, — в тон ему ответил Армстронг.

Куин ухмыльнулся:

— Тоже мне благодетель! Лоусон со своей математикой уже от меня бегает. Сейчас ты его нигде не найдешь. Я его прямо замучил, заставляя подсчитывать твою долю. Он говорит, что если фильм займет десять минут, ты получишь десять миллионов зелененьких.

— Из которых семьдесят процентов заберет правительство, а пятнадцать — ты. — Согнав с лица улыбку, Армстронг спросил: — Погоди-ка, ты хочешь сказать, что Лоусон не работает? Что тут вообще происходит — местный день независимости?

— Работа встала вчера. Вашингтон прекратил финансирование из-за какого-то вопроса из сферы высокой политики. Наши спонсоры перепугались и пошли в ту же масть. Осталась тонюсенькая струйка, которой хватает на недельные выплаты, но и только. Вдобавок компания «Рибера Стил» задержала поставки из-за нехватки бериллия для обшивки. — Он снова ухмыльнулся. — Потому и суета.

— Это преступление!

— Отнюдь. Чем дольше это продолжается, тем больше срок моей жизни.

Армстронг внимательно посмотрел на него:

— Ты можешь не лететь, Джордж. Ты можешь выйти из игры в любой момент.

— Я знаю. — Задиристый взгляд Куина устремился в небо. — Я всего лишь подурачился. От этого корабля, раз он отправляется в полет, меня за уши не оттащишь. Мне этим заниматься, мне — и никому другому! Не забывай.

— Когда ещё все начнётся…

— Когда-нибудь начнётся. Работу тормозят технические неурядицы и бюрократические препоны, но в конце концов она будет сделана. Я нутром чую.

— Какой молодец! — похвалил Армстронг. — Слава Богу, что тут есть хоть один оптимист.

— Вообще-то я никогда не был завзятым оптимистом. Но ведь ты не грустил, когда мы виделись здесь в прошлый раз. Ты сам говорил, что на номер девять ушло два года и что эта — намного лучше той. — Он с любопытством рассматривал Армстронга. — Между прочим, сам-то ты сейчас от оптимизма ох как далек. Хандришь. Нужно встряхнуться!

Джон Армстронг на минуту задумался. Мимо, насвистывая «Крошка, танцуй веселей», прошёл рабочий в замасленной робе. Армстронга передернуло.

— Может, ты прав, — признал он. — Я в последнее время совсем не отдыхал. Всякий бред в голову лезет…

— Причина проста, — с уверенным видом заявил Куин. — Ты работал как вол, чтобы успеть сварганить в срок несколько безделушек для корабля. Ты подстегивал свои мозги как только мог. Сейчас работа кончена, а шарики все ещё крутятся. И это тебя беспокоит. Ты просто должен переключиться на что-нибудь простенькое, полезное для здоровья и возбуждающее, например на ограбление банка…

— Спасибо за совет, доктор Куин. — Он улыбнулся. — Ну, пошли мучить нашего друга Фазергила.

Проходя мимо недостроенного корабля, они остановились и молча его осмотрели. Ракета располагалась внутри ажурной фермы — тусклый черный цилиндр в восемьдесят футов высотой. Ферма возвышалась ещё на восемьдесят футов — то есть на предполагаемую длину корабля после того, как будет прилажена головная ступень. Это означало, что корпус готов лишь наполовину, да и начинки ещё маловато. Работы впереди было много.

В административном корпусе, в персональной берлоге-кабинете, они нашли темноволосого энергичного малого, явно обожавшего цветы, которые стояли даже на его рабочем столе.

— А, Джон! Привет? — Он протянул холеную руку, затем указал на кресла, аккуратно уселся в своё, поправил безупречный узел галстука и подвинул на дюйм вазу с цветами. — Ну-с? — со слащавой веселостью произнёс он. — Чему мы обязаны таким удовольствием?

— Мне скучно, — сообщил Армстронг, уставясь на Фазергила твердым немигающим взглядом.

— В самом деле? — Фазергил беспомощно развел руками. — Ты выбрал очень неподходящий момент. Мы связаны по рукам и ногам перебоями со снабжением… нерешительность правительства… Прорва всяких «не»…

— Каких именно? — бесцветным голосом осведомился Армстронг.

— А?

— Ты упомянул про какие-то «не», которые связывают вас по рукам и ногам.

Фазергил глотнул, посмотрел на цветы, затем на потолок и снова на цветы.

— Ну? — подстегнул собеседника Армстронг. Сбоку задумчивым взглядом их изучал Куин, но Армстронг не обращал на это внимания.

— Мелочи, — слабым голосом произнёс Фазергил.

— Какие мелочи? Все, что способно подрезать проекту крылышки, не может считаться мелочью. Кто говорит, что это мелочи?

Весь вспыхнув, Фазергил выпрямился в кресле.

— Ты не имеешь права говорить со мной в таком тоне? Что, черт возьми, за манеры?!

— Полегче, Джон, — озабоченно предупредил Куин.

Армстронг подался вперёд, его серые глаза загорелись.

— Почему мы должны сидеть и ждать пластин от «Рибера Стил», когда у «Бетльхэма» столько бериллия, что из него можно построить линкор? Фазергил дернулся в кресле.

— Откуда тебе это известно?

— «Бетльхэм» завалил рекламой своего бериллия все коммерческие издания.

— Все равно я не могу разорвать контракт, — возразил Фазергил.

— А я и не думаю, что можешь. Но ничто не мешает «Бетльхэму» поставлять бериллий от имени «Риберы». Это обычная торговая практика. Кто решил, что «Рибера» должна заполучить этот контракт в первую очередь?

— Вомерсли.

— Сенатор Вомерсли? — Кустистые брови Армстронга изогнулись дугой.

Передвинув цветочную вазу ещё на дюйм, Фазергил кивнул. Выражение лица у него было таким, словно его пытали.

— Итак, что насчет этих «не»? — упорствовал Армстронг.

— Ох, ради святого Петра! — Фазергил в тщетной надежде принялся сквозь очки изучать потолок. — Разработчики вдруг сменили атомное горючее, вместо плутония взяли торий. Какие-то туманные соображения из области динамики ядерного распада… Но это не так уж важно, раз двигатели ещё не закончены. Ещё говорят, что кремний-бериллиевая облицовка тоже не слишком надежна. Ее нужно сделать толще или как-то усилить… Это предложение исходит от фирмы «Североамериканские трубы».

— Что ещё?

— Кто-то украл рентгеновский сканер, и теперь нам нечем исследовать сварные швы. Пришлось затребовать другой сканер. Его ещё нет.

— Все?

— Забастовка водителей грузовиков задержала поставки на несколько дней. С этим мы справились, пригрозив задействовать железнодорожную ветку.

— Фазергил начал обретать уверенность. Он посмотрел на Армстронга:

— Что с тобой творится? Ты ведешь себя так, словно тебя назначили официальным толкачом. Или ты приобрел на Марсе алмазные копи?

Армстронг встал и кривовато улыбнулся.

— Что ж, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало, — произнёс он загадочно. — Премного благодарен за новости, простите, что влез в ваши дела.

Фазергил поднял руку и стал поглаживать свою набриолиненную голову, словно вытесняя из нее все мысли об Армстронге.

— У меня хлопот полон рот, — проговорил он, снова принимая гостеприимный вид, — но я всегда рад тебя видеть, Джон…

На улице Армстронг обратился к Куину:

— Тебе все равно сейчас делать нечего, Джордж. Как насчет того, чтобы протянуть руку помощи старому приятелю?

— Что ты задумал?

— Я хочу, чтобы ты засунул нос в чужие дела и раскопал для меня кое-какие имена. Пришли их по почте, как только раздобудешь. Мне нужно имя того парня, который спер сканер; имя того, кто порекомендовал сменить топливо; имя человека из «Североамериканских труб», который возжелал усилить обшивку. Если сумеешь выяснить, кто подзуживал водителей грузовиков, пригодится и это.

Джордж Куин недоверчиво оглядел Армстронга и сказал:

— Сдается мне, что ты спятил!

— Большинство людей на земле думает, что спятил именно ты, — парировал Армстронг. Он пожал руку Куину, заставив того сморщиться от боли. — Мы, шизики, должны держаться друг за дружку.

— Ладно. — Куин помрачнел. — Если ты играешь в Шерлока, так и быть, я буду Ватсоном.

Армстронг хлопнул Куина по спине, выразив таким способом одобрение. Да, надо держаться друг за дружку…

Внезапно им снова овладело мрачное настроение. Казалось, будто мозг сжала гигантская четырехмерная амеба… Засунув руки поглубже в карманы, Армстронг, тяжело ступая, направился к воротам. Лучше убраться отсюда, пока изучающий взгляд Куина не превратился в неодобрительный.

Дома, в своей нью-йоркской квартире, он оценил ситуацию под другим углом зрения. У него была небольшая, но отлично оборудованная лаборатория в Коннектикуте, в которой он провел свои лучшие часы, воплощая «в металл» свои идеи. Место, куда спешишь только тогда, когда тебя обуревает жажда творить… Но являться туда в поисках прибежища от мирской суеты… Нет, это совсем не радовало.

В настоящий момент Армстронгу было нечего разрабатывать. Его прибор и без того являлся основой дюжины многообещающих устройств, и для любого вольного, не работающего по найму, изобретателя это представляло большой успех. Но он не мог заставить себя загореться вдохновением, без которого всякий лабораторный труд обречен на провал. Вдохновение всегда приходило внезапно — непредвиденное, незваное. Сейчас его не было, и именно поэтому он, Армстронг, догадался, что его, Армстронга, беда заключается в праздности ума.

Измученный безвыходностью положения, его мозг рыскал в поисках хоть какого-нибудь занятия. Он искал ту самую черную кошку, за которой мог бы гоняться в темной комнате.

Дойдя в приступе самокопания до подобного вывода, девять человек из десяти решили бы, что им следует либо посетить психиатра, либо совершить кругосветный вояж. Либо, на худой конец, вступить в гольф-клуб. Реакция Армстронга была иной и совершенно для него типичной. Его ум хочет гоняться за призраками? Пожалуйста! Но погоня должна быть безопасной и, по возможности, захватывающей. Почему бы не попытаться выследить мифического дракона? В мрачной лесной чащобе и впрямь можно повстречать нечто огнедышащее. И уж если он так решил, это означало, что дни дракона сочтены. Из акульей хватки Армстронга не так-то легко вырваться.

Приняв наконец решение, он успокоился и, приехав на машине в Нью-Джерси, позвонил в дверь Эдди Дрейка.

— Ба! — воскликнул Дрейк. — Человек-Гора пожаловал! — Он сделал приглашающий жест. — Садись вот сюда — это самое прочное кресло в доме. Ну, сколько тебе нужно взаймы?

— Раз ты так щедр, одолжу сигарету, — Армстронг прикурил, закинул ногу за ногу и вперил взгляд в свои огромные ботинки.

— Эдди, семь лет назад ты работал с ракетой номер девять.

— Не напоминай о ней, — огорчился Дрейк.

— Это не твоя вина.

— Вообще ничья, — заметил Дрейк.

— Ты уверен?

Дрейк выронил зажигалку, поднял ее с ковра и запротестовал:

— Что-то я тебя не понимаю! Номер девять гробанулся на полдороге к Марсу. Каждый из нас сделал все от него зависящее. Очевидно, этого оказалось недостаточно. Так чья тут вина?

— Меня интересует вовсе не результат. Меня интересуют те препятствия, о которые ты спотыкался в процессе работы, их, так сказать, природа.

— Ясно. — Дрейк посмотрел на него с хитринкой во взгляде. — У тебя проблемы с номером восемнадцать, и ты ищешь зацепки?

— В некотором смысле — да.

— Не удивляюсь. Ладно, чем могу, помогу. — Дрейк задумался, вспоминая давно минувшее. — Самой большой нашей бедой была авария двигателей. На испытательных стендах они вели себя великолепно. На первых испытаниях после установки в корабль — тоже. И только при повторных испытаниях… С превеликим трудом мы их заменили, и это обошлось нам в пять месяцев сумасшедшей работы.

— Кто выполнял монтаж двигателей?

— «Саузерн Атомикс Компани».

— Кто их проектировал, знаешь?

— Не имею понятия. Может быть, сумею выяснить.

— Буду очень обязан, если сумеешь, — сказал Армстронг. — Какие ещё случались неприятности?

— Всякая ерунда, мелочи. — Пришлось изрядно повозиться со схемой управления. На испытаниях полетели два микропроцессора, заменили другими. Много было столкновений с местными чиновниками, которым не нравилась суета в их округе, и они хотели, чтобы мы убрались от них хоть в Китай. Мы не могли послать их к чертовой матери, потому что правительство упорно делало вид, что не замечает строительства корабля…

Дрейк сощурил глаза, изучающе глядя на Армстронга, и продолжил:

— Но худшее началось потом… Стартовала эта штуковина, как ты помнишь, на глазах всей планеты. И взорвалась на полпути. Скажу тебе, грохот стоял такой, что, мне кажется, я слышу его до сих пор. Всякие доблестные налогоплательщики, иностранцы, религиозные проповедники, финансисты и политические экстремисты писали ядовитые письма в газеты, в Конгресс и всем имевшим хоть какое-то отношение к кораблю. Дюжина придурков написала и мне, предлагая арестовать тех, кто взорвал ракету. Ещё двое признались, что это сделали они. Десять сообщили, что то была Божья кара. Один прислал мне по почте свою налоговую декларацию и потребовал, чтобы я ее оплатил… — Он хмыкнул. — Когда номер восемнадцать накроется, ты очень скоро узнаешь, кто виноват, — доброхоты сообщат тебе письменно.

— Как ты думаешь, кого они назовут?

— Католиков, евреев, негров, масонов, Ку-Клукс-Клан, Армию Спасения, ветеранов второй мировой войны, свидетелей Иеговы, англичан, русских, капиталистов, анархистов, банкиров, арабских нефтяных магнатов… — Он остановился и перевёл дыхание. — Список можно продолжить.

— Прямо кладезь информации! — Ты увидишь, что мир битком набит мелочными ненавистниками, напыщенными пессимистами и извращенцами.

— Почему же битком? — не согласился Армстронг. — Нет, я бы так не сказал. Кое-где царит рассудительное спокойствие. Ладно… давай вернемся к этому позже. Эд, кто поставлял автоматику и сопла двигателей?

— Автоматику делала компания «Дистанционное управление». Сопла — «Североамериканские трубы».

— Хм! Ещё один пунктик — ты знаешь, кто начал против вас агитацию среди населения? Если не знаешь, то можешь выяснить?

— Знаю, — тут же ответил Дрейк, скорчив гримасу. — Имел счастье несколько раз мило беседовать с этим типом. Его зовут Мервин Ричардс, у него впалые щеки и ввалившиеся глаза. Любит совать свой нос в чужие дела. Способен заговорить до смерти кого угодно и чертовски напугал тогда окрестных жителей.

— Нас он пока не беспокоил.

— Я думаю, этого не случится. Последнее, что я о нем слышал, — он подался во Фриско разыгрывать роль верховного служителя культа эктоплазменного резонанса. Черт знает что это такое.

— Понятно. — С минуту Армстронг размышлял, затем спросил: — Не знаешь, где Кларк Маршал?

— Наверное, где-нибудь во Флориде. Хочешь допросить и его?

— Да. Уж что-нибудь я из него вытяну. — Армстронг встал, пожал Дрейку руку: — До встречи, Эд. Не забудь о тех именах для меня.

По дороге домой Армстронг остановился у библиотеки городка Джерси и какое-то время потратил, просматривая справочники и книги по ракетной технике. Он выписал девять фамилий, две из которых нашёл в Манхэттенском телефонном справочнике. Он позвонил этим двоим и учинил им форменный допрос, получив в ответ целый ливень саркастических замечаний и язвительной брани. Однако он вытянул из них, хотя и с трудом, обещания сотрудничать, а большего пока и не требовалось. После библиотеки он направился домой и записал все то, что узнал к этому моменту. Затем перечитал написанное и задумался. Не так уж много. Всего лишь куча малопонятной чепухи. Впрочем, материала прибавится, когда Куин, Нортон, Дрейк и другие добудут информацию.

Хотя картина в любом случае получится туманной. Есть риск, что, в конце концов, он останется один на один с безумной гипотезой, которую ни проверить, ни как-нибудь использовать не сумеет, но все равно убивать время таким образом — лучше, чем писать на стенах: «Голосуйте за Мориарти».

Что дальше? Ещё семь фамилий, за которыми можно поохотиться завтра и послезавтра. После этого пора будет поговорить с Клэр Мэндл. Он вдруг подумал, что в целом мире никто не помешает ему довести дело до конца. Целеустремленность и основательность! Если бы ему пришло в голову заняться сомнамбулизмом, он наверняка стал бы чемпионом среди лунатиков.

Расчехлив пишущую машинку, Армстронг отпечатал письма — четыре в Англию и три во Францию. Письма были ясные, убедительные, призывали к сотрудничеству, но он сомневался в успехе. Безотлагательность имеет тенденцию таять пропорционально расстоянию. Даже самые крупные неприятности выглядят значительно мельче, если случаются за несколько тысяч миль. Может, европейцы откликнутся и пришлют информацию, может, нет, но попробовать стоило.

Отправившись на традиционную прогулку, во время которой он привык размышлять, Армстронг опустил письма в почтовый ящик и двинулся к центру города. Здесь на каждом углу переливались, мигали, вспыхивали огни: «Розовый Бурбон», «Закусочные Перлица», «Виталакс даст вам жизнь», «Танец такси», «Кит Руни в «Удаче ирландца», «Виталакс», «Виталакс», «Виталакс»… Вкрадчиво, соблазнительно, убедительно, и снова — вкрадчиво, соблазнительно — до тех пор, пока… Потому что, если вранье повторять слишком часто, в него поверят. Бог есть любовь. Студенты-бездельники любят добрую старую выпивку. Жизнь прекрасна! Если новость удовлетворяет этому лозунгу, она достойна… Что значит «удовлетворяет» и кто так говорит? Виталакс даст вам жизнь. Сильные руки защитят мир. Все новости… Виталакс…

Должно быть, он непроизвольно заговорил вслух, потому что какой-то мужчина остановился, посмотрел на него и сказал:

— Извините?..

— Нет, нет, ничего, — заверил Армстронг. — Я просто болтал с Твилипом. — Заметив непонимающий вид прохожего, он пояснил: — Он совсем крошечный и зеленый, а на хвосте у него узелок. Я ношу его в кармане жилета. — Армстронг ухмыльнулся, показав зубы.

— А-а! — Мужчина посмотрел на него странным взглядом и поспешил удалиться.

Войдя в ближайшую закусочную, Армстронг занял столик в углу и попросил пинту крепчайшего яванского кофе. В ожидании заказа он поглаживал волосы руками. Ему казалось, что его мозг заполняется маленькими голубыми пузырьками, лопающимися с характерным «плоп-плоп-плоп». На самом деле, конечно, никаких пузырьков не было, а такими ему представлялись греховные замыслы. Впрочем, он вовсе не мечтал вывалять кого-нибудь в смоле и перьях или подлить кому-нибудь масла в ботинки. Пока.

Принесли кофе, он отхлебнул немного, разглядывая поток прохожих. Блики от окон и рекламы освещали их, будто актеров на сцене. Лица бесстрастные, лица возбужденные, лица вытянутые, лица круглые, лица энергичные, лица счастливые, лица мрачные, лица красивые, лица самодовольные, лица пустые, лица плачущие, лица любопытные — все разные и вместе с тем объединенные каким-то сходством. И это сходство было краеугольным камнем власти.

Какой власти? Линкольна? Ленина? Королевы Елизаветы? Власти Робеспьера? Конфуция? Или легкомысленного и просвещенного герцога де Морни, который не думал о людях, пока вдруг случайно с ними не сталкивался?

Формы власти столь же разнообразны, сколь различны сами люди.

Бармен за стойкой включил радио, и медленно потекла соната Генделя в исполнении Филадельфийского симфонического оркестра. Музыка успокаивала. Медленный величавый ритм очищал мозг от всего ненужного, как автомобильный «дворник». Она напрочь стерла «Танцующую крошку», отфильтровала дурацкий «Виталакс» и сделала симпатичными лица людей.

Вдруг музыка смолкла, и вместо нее раздался бесстрастный четкий-голос:

— Экстренное сообщение! Полчаса назад произошла крупная катастрофа на гигантской российской атомной станции в Уральских горах. Взрыв зарегистрирован всеми сейсмическими станциями. О жертвах не сообщается, но есть опасения, что они могут быть очень велики. Дальнейшая информация будет передаваться по мере поступления. — Голос умолк, затем добавил: — Сообщение зачитано с любезного разрешения фирмы «Гильде Брау», производителя лучшего в мире пива. — Снова зазвучал Гендель. Теперь музыка звучала словно реквием.

Негромко выругавшись, Армстронг покинул кафе и влился в толпу. Стемнело, небосвод был черным и траурным, и только в одном месте злобно глядел вниз гигантский белый глаз луны. Непрерывный поток ярких движущихся огней озарял небо над Манхэттеном и дальше, над Бронксом. Где-то между потоком света и Луной, высоко на крыше невидимого небоскреба медленно полз малиновый червяк, образуя слова: «Она любит мятную жевательную резинку!»

За спиной Армстронга радио переключилось на другую станцию и заиграло с новой силой. Песня называлась «Ещё одна танцующая крошка», и ритм ее сотрясал тело с головы до пят.

«Услышав, как музыка насмехается над царством их теней, они поняли вдруг, что умерли…»

Армстронг не мог вспомнить, откуда знает эти слова и когда они запали ему в душу.

Но все это выбило его из колеи. Прыгнув в подвернувшееся такси, он поспешно покинул это место, сам не зная, от чего убегает.

Семерка была не таким уж счастливым числом. Он встал со звонком будильника, чувствуя, что неплохо выспался, и это странным образом контрастировало с перипетиями вчерашнего дня. Затем принял душ, побрился и включил запись утренних новостей. Русские объявили, что пятьдесят квадратных миль превратились в пустыню, а воронка в эпицентре оказалась почти в двадцать метров глубиной. Причина взрыва неизвестна. Общество Друзей предложило двадцать авиагоспиталей и перебросило их от китайской границы на место катастрофы. Юный Вентворт продал права на экранизацию своей автобиографии.

В ярости Армстронг выключил телевизор и остаток дня провел в поисках тех семи человек.

Двое, как выяснилось, умерли. Один был в Европе — незнамо где. До троих он дозвонился по телефону. Первый из них пребывал в легкомысленном и беззаботном настроении, двое других были сердиты, нетерпеливы, язвительны и даже не пытались скрыть, что считают его надоедливым дилетантом. Последнему из семерки он послал письмо. Все. Он сделал, что мог. Без свежей информации дальнейшее расследование невозможно. Конечно, если не считать Клэр Мэндл.

Утром следующего дня Армстронг мчался к Территауну, держась крайней левой полосы. Клэр Мэндл оказалась молодой женщиной, темноволосой, с живым лицом и совсем не похожей на своего брата. Она была одета в зеленый вельветовый костюм, сшитый у хорошего портного, и держала себя со спокойной уверенностью. Присмотревшись, Армстронг решил, что самая привлекательная ее черта — глаза, темные и миндалевидные; они делали ее похожей на эльфа.

Клэр Мэндл легко опустилась во вращающееся кресло, положила руки на колени и приготовилась слушать. Армстронг быстро пересказал события.

— …Затем ваш брат начал развивать свою идею… и вот здесь-то это и произошло. — Он задумался на несколько секунд. — Я чувствовал, что не имел права беспокоить вас до сегодняшнего дня…

Ее красиво изогнутые брови чуточку поднялись.

— Вы считаете, что я смогу дать вам недостающую информацию?

— Меня уверили, что вы — единственный человек, который в состоянии это сделать.

— Мы с Бобом работали вместе, но только изредка, — задумчиво проговорила она. — У нас были разные области научных интересов. Чтобы ответить на ваши вопросы, я должна просмотреть его бумаги и кое-что вспомнить.

— Я был бы очень признателен, если бы вы именно так и сделали, — уверил он. — Я могу вам позвонить?

— Конечно. — Он пристально посмотрел на нее спокойными серыми глазами. — Но я предпочел бы встретиться где-нибудь в городе. Мы могли бы обсудить дело за ленчем.

Ее смех напомнил ему звон серебряных колокольчиков.

— Вы времени даром не теряете!

— У меня имеются скрытые мотивы, — сообщил Армстронг.

— В самом деле? — Она обнаружила женское любопытство. — Какие же?

— Я хотел бы познакомить вас с одним своим приятелем, газетным коршуном. Он мне сказал, что у ваших волос квадратные корни.

В ответ прозвучал смех — такой же, как прежде, мягкий и низкий.

— Договорились! Поставить на место газетчика — благая цель, и я готова раскрыть правду. — Она напоминала Армстронгу эльфа, подглядывающего изумленными глазами в замочную скважину. — Я вам позвоню, когда все сделаю.

— Благословляю вас! — произнёс Армстронг, неожиданно заметив, что голос его охрип.

Сев в автомобиль, он завел мотор, отъехал на приличное расстояние и только тогда решился дать себе волю — изобразить нечто в духе тирольской песни.

Братец, за удовольствия надо платить!.. Смотри, куда это тебя заведет!.. Она полюбит мятную жвачку!..

Он оборвал рулады, сердито уставился в ветровое стекло и остаток пути не раскрывал рта.

После полудня подал весточку Куин, сообщив четыре фамилии.

— Вот они, Шерлок. Может, ты чего-нибудь из них и вытащишь. — Он прищурился и показал язык. — Полюбуйся! Таким ты был неделю назад.

— Что же, по-твоему, случилось неделю назад?

— Ничего. Поэтому ты так и выглядел.

Армстронг в ответ проворчал что-то невразумительное. Аккуратно занеся имена в свою записную книжку, он спросил:

— Что-нибудь ещё у вас происходит?

— У нас начались гонки шакалов.

— Ну и как, они уже собрались у трупа?

— Обглодали до косточек. Сенатор Кармайкл во всеуслышание огласил, сколько зелененьких потрачено на полеты к Марсу до сего дня. А также сколько потратить ещё предстоит. Он говорит, что это позор. Сенаторы Райт, Эмблдон и Линдл поют ту же песню. Прямо-таки хором.

В книжном шкафу у Армстронга имелся экземпляр «Политического зоопарка». Сняв его с полки, он прочитал краткие биографии сенаторов Кармайкла, Райта, Эмблдона и Линдла. Затем, вспомнив про Вомерсли, просмотрел соответствующую статью тоже. Это ни к чему не привело: он не нашёл ничего интересного. Комплименты и плохо замаскированная лесть вперемежку с перечнем политических побед и счастливых историй о бедных фермерах. Эти пятеро отличались друг от друга совершенно ординарными качествами, а другими, столь же ординарными, были похожи. Армстронг искал другое (если это вообще могло быть найдено) — странности, необычности, какие-то свойства, присущие им всем одновременно. Из «Зоопарка» же удалось выудить только одно — общей у пятерых сенаторов оказалась привычка носить брюки.

Конечно, глупо гоняться за воображаемыми диверсантами в одиночку и без подходящих средств, стараясь переплюнуть ФБР. Но сама охота его практическому уму не казалась глупой. Армстронгу уже приходилось гоняться за призраками, и в конце концов каждый раз обнаруживалось, что выглядят они на удивление реальными. Поистине, то была редчайшая, «эдисоновская» случайность, но когда однажды ночью произошел мгновенный всплеск напряженности магнитного поля и иридиево-кобальтовая игла, развернувшись перпендикулярно силовым линиям, медленно начала колебаться… И дело Даже не в самом феномене, а в погоне за ним, потому что когда человек два года подряд преследует цель, настигает ее и патентует солнечный компас, то к этому моменту у него развивается нюх на всякий любопытный запах, не хуже, чем у охотничьей собаки. Рассуждая таким образом, Армстронг примирялся со своей непоседливостью и учился извлекать из нее пользу. Кроме того, у него было ещё одно оправдание перед самим собой: он никогда не позволял своему разуму вертеться вокруг какой-нибудь бесполезной и никчемной задачи.

Следующий логический шаг — отстегнуть зелененьких и купить пару добавочных неглупых мозгов. За развлечения нужно платить и не скупиться, иначе шутки могут кончиться плохо — в разгар веселья можно схлопотать удар отравленным кинжалом.

Глава 3

Подходящим союзником казался Хансен, его репутация во всех отношениях была безупречна.

Армстронгу потребовалось всего несколько минут, чтобы добраться до здания из коричневого камня, на втором этаже которого размещалось агентство Хансена.

Высокая томная блондинка, взяв визитную карточку Армстронга, скрылась за дверью и почти сразу вернулась со словами:

— Мистер Хансен примет вас прямо сейчас, мистер Армстронг.

Хансен оказался почти такого же роста, как его клиент, разве что не столь широкоплечим. Предложив Армстронгу кресло, он сел за стол и сквозь очки внимательно оглядел гостя с головы до пят. Осмотр был неторопливый, непринужденный и откровенный.

— Ваше резюме? — улыбнулся Армстронг.

Не отводя испытующих глаз и не изменившись в лице, Хансен осведомился:

— Чем могу быть полезен, мистер Армстронг?

— Мне нужна информация о некоторых людях. — Армстронг вытащил из кармана листок и протянул его Хансену.

Детектив просмотрел список.

— Пятеро из них — сенаторы.

— Это имеет значение?

Пронзительные глаза снова впились в Армстронга.

— Все зависит от того, что вы подразумеваете под информацией. Если вам нужны их биографии — нет проблем! Но если речь идет о компромате, я должен знать точно, кто вы такой и как намерены использовать материал. Если дело мне не понравится, я за него не возьмусь. — Его тонкие губы сжались. — Таковы мои принципы.

— Весьма достойный подход, — одобрил Армстронг. — Чтобы рассеять ваши сомнения, есть простое решение. Вам нужно всего лишь постараться узнать мое имя.

— Какое?

— Джон Дж. Армстронг.

— Да-а, — согласился Хансен. — Этого вполне достаточно. — Правой рукой он поигрывал золотым перстнем с печаткой, блестевшим на пальце левой руки. — Прошу вас подробнее.

— Мне не нужны пухлые романы об этих людях. Меня не интересуют их дни рождения. Мне нужна как можно более полная и исчерпывающая информация об организациях, к которым они принадлежат, их деловых интересах, клубах, дружеских связях, политических, религиозных или этнических объединениях, вообще, о любых норах, в которые они могли бы провалиться…

— Это будет нетрудно, — заметил Хансен.

— Значит, обойдется дешево. — Армстронг широко улыбнулся, когда его собеседник вздрогнул. — Чем лучше вы выполните это задание, тем легче вам будет в дальнейшем.

— Да! — удивлённо произнёс Хансен, передвигая лист. — Так это не все?

— Это только начало. Скоро у вас появится другой список, а после него ещё один. Если у меня хватит денег и терпения и если мои друзья из сострадания не отговорят меня от этого дела, вам предстоит собрать сведения о целом батальоне.

— Мы сделаем все возможное. Уверен, вы будете довольны. — Хансен опять поиграл перстнем. — Информация по каждому объекту обойдется в сорок долларов. Все дополнительные затраты будут указаны в счете. Не проконсультировавшись с вами, мы не пойдем на крупные расходы.

— Да хранит вас за это Бог! — с озорным пафосом ответил Армстронг и отсчитал деньги.

Нажав кнопку на столе, Хансен приказал появившейся блондинке:

— Положите деньги в сейф, Мириам, и дайте мистеру Армстронгу расписку.

Автомобиль двигался в сторону редакции «Геральд»; небрежно развалясь за рулем, Армстронг проводил мысленный смотр своих войск. Из профессионалов у него имелся Хансен и батальон его помощников. Отряд волонтеров состоял из Нортона, Дрейка, Куина… Пожалуй, и все. Ещё сюда он мог добавить и эльфа-Клэр. Было бы неплохо, чтобы и впредь никто из них не знал, что делают другие. В конце концов, члены любой разветвленной структуры просто не в состоянии знать все о характере деятельности своей организации, да и не должны это знать. Они должны видеть цель и идти к ней или, по крайней мере, верить, что идут. А его задача — убедить их в этом.

Когда Армстронг подъехал к редакции, Нортон был занят. Его провели в комнату отдыха — большую, обставленную с кричащей роскошью и заваленную бумажными копиями недавних выпусков. Он лениво начал их просматривать и в первой же наткнулся на кое-что интересное. Заголовок на седьмой странице гласил: «Самолеты пожирают расстояния», и тут же на десятой оказались трагические снимки авиационной катастрофы в Айове, где погибло несколько десятков людей. Расстояние до могилы! Он перевернул страницу. «Виталакс»… «Гильде Брау»… «Час хладнокровия»… «Внешняя оболочка слоновой кости содержит бенадиум, чудесный порошок для ваших зубов».

Армстронг рывком перевернул страницу. «Четыре свободы». «Шелковый магнат предъявляет обвинение Аркадии». «Протест Греции». «Медь на свалке». «Мысль о сегодняшнем дне»… Мысль о сегодняшнем дне… Он моргнул и прочитал заметку, набранную маленькими буковками в небольшом столбце.

«Воистину говорю я вам, будет ли польза людям, если они завоюют весь мир, но потеряют свою бессмертную душу?»

Именно в этот момент в комнату с веселым кличем влетел Нортон:

— Эй, парень, у меня просто зверский телепатический аппетит! — Он остановился, глянул на Армстронга и добавил гораздо спокойнее: — Что с тобой, бедолага?

— Да так, лезет в голову всякий бред, — медленно произнёс Армстронг. — Наверное, мне вообще не стоило высовывать нос из лаборатории.

— Отнюдь нет, — возразил Нортон. — У тебя та же беда, что у Кассия, — ты слишком много думаешь. И слишком редко обедаешь в компании, — ввернул он.

— Так. Намек понят. Где ты желаешь объедаться за мой счёт на этот раз?

Нортон закатил глаза:

— Ну зачем так грубо?

— Зато вполне в духе нашей беседы.

— Давай тогда его сменим. Предлагаю навестить обжираловку Папазоглуса. Говорят, он готовит мясо каким-то новым способом.

Добравшись до Пятидесятой улицы, они запарковали машину на подземной стоянке и после короткой прогулки по двум кварталам подошли к заведению грека — современному кафе, наполненному аппетитными ароматами.

Мясо «по-новому» оказалось здоровенным, наполовину обугленным бифштексом с грибами. Нортон, по своему обыкновению, расправился с ним так, словно голодал по меньшей мере лет тридцать.

— Уф-ф! — Он откинулся на стуле и обратил на Армстронга лоснящийся сытый взгляд. — Ну вот. Сейчас я не в состоянии даже пошевелиться. Можешь давать работу. Что я должен сделать на сей раз?

— Кажется, пропал Кларк Маршал. Эдди Дрейк считал, что он во Флориде, но так и не сумел напасть на его след. Вот я и подумал, может, кто-нибудь из твоих тамошних газетных волков раздобудет о Маршале какие-нибудь сведения? Несколько дней назад его видели в Ки-Уэсте.

— Не лучше ли этим заняться полиции?

— Я не могу идти в полицию, у меня нет причин подозревать, что с Маршалом что-то случилось. Скорее всего, он собрал вещички и легким аллюром отправился в неизвестном направлении. Но ведь он — личность заметная, и наверняка кто-нибудь из твоих любителей бифштексов знает, куда он девался.

— Да, он личность известная, верно. Был! Ему трижды выпадало писать о космических кораблях — о номерах первом, десятом и четырнадцатом. — Нортон печально покачал головой. — Бедный старина Кларк! Он пропал после того, как взорвался последний. — Он задумчиво и холодно посмотрел на Армстронга. — Ты никогда с ним не встречался?

Армстронг пожал плечами:

— Я видел только его фотографию и читал несколько давнишних статей. Ещё я читал его письмо в газеты, где предрекалось, что номер восемнадцатый тоже обречен. Сдается мне, он здорово скис от несбывшихся надежд.

— Он больше чем скис. Он свихнулся. — То есть?

— У него развилось что-то вроде мании преследования. Он метался по стране с видом первохристианского мученика — от чего-то убегал.

— Или за чем-то охотился?

Нортон с трудом поднялся:

— Послушай. Я не против побегать вместе с тобой за привидениями, делая перерывы для добрых бифштексов. Но не добавляй к прочим своим иллюзиям ещё одну: будто Кларк Маршал и всякие бродяги, двоеженцы и прочие выродки, которые где-то скрываются, окажутся в одной упряжке с тобой и что они тоже мечтают ловить призраков. Не воображай, Бога ради, что весь этот дурной мир — твой надежный тыл. — Нортон устало плюхнулся обратно на стул. — Потому что он совсем ненадежен!

— Я все это знаю, — сказал Армстронг. — Мир таков не только для меня. Он ненадежен для кого угодно и для чего угодно.

Сцепив пальцы на сытом брюхе, Нортон снизошел до возражения на последнее замечание.

— Мир? — проворчал он. — Нет! Если не дерутся народы — слава Богу, сейчас этого нет, — то дерутся семьи, наконец, отдельные люди. — Он прикрыл глаза. — И иногда они колотят манекены, просто забавы ради… — Нортон открыл глаза. — Пища! Жратва! — тоном проповедника выговорил он. — Мир постоянен в еде. Весь мир ест — это инстинкт.

— За исключением тех случаев, когда он постится или объявляет голодовку.

— Проклятие! — устало воскликнул Нортон. — Мир постится по религиозным мотивам, голодает по политическим и иногда уничтожает продовольствие по экономическим.

— Хорошо. Ты меня убедил. Мир действительно непостоянен. Ни в чем. А знаешь почему?

— А ты?

— Ха! Любой газетчик это знает, а кроме газетчиков — ещё множество людей. Потому, что мир глуп.

— Я бы так не сказал, — заметил Армстронг.

— А я бы сказал. — Нортон удовлетворенно похлопал себя по животу. — Ты слишком долго жил с закрытыми глазами, чтобы видеть, как самозабвенно глуп этот мир. Несколько лет назад один из наших ребят попросил сотню прохожих назвать фамилию матери президента Джексона. Сорок семь ответили правильно — миссис Джексон. Пятьдесят три сказали, что не знают или не могут вспомнить. — Нортон самодовольно взглянул на Армстронга. — В прошлом году двести тысяч русских побывали в мавзолее Ленина, словно это храм Божий. А у французов появилась мода татуировать на мочках ушей три черточки — за свободу, равенство и братство. Годом раньше, когда император Таиланда сломал ногу, весь двор ковылял на костылях, потому что моду там задают члены королевской семьи. Было время, когда все британские аристократы носили помочи из змеиной кожи по той же самой причине.

— Может быть, но…

— Нет, продолжим, — гнул своё Нортон, не переставая любоваться собой. — Аккурат к двадцатилетнему возрасту начинаешь понимать, что нет на свете невозможных безумств. Ты читал когда-нибудь «Краткий экскурс в историю человеческой глупости» Питкина?

— Кажется, нет.

— Поверь мне, ключевое слово здесь — «краткий». Ни Питкин, ни его сыновья, ни внуки не прожили бы столько, чтобы написать «полный» экскурс. Марафонские танцоры, пожиратели яиц, земляных орехов, любители ходить на шестах были во все века. Глупость восходит к истокам человеческой истории. Пирамиды — такая большая глупость, что тысячи глупцов сочиняют о них глупые теории с первого дня их существования.

— Да не хочу я с тобой спорить…

— Ради всего святого! — взмолился Нортон. — Дай же мне хоть слово сказать! Глупость — понятие относительное. Например, я считаю себя умным, потому что повидал на своем веку немало людей гораздо глупее себя. Но и мой ум относителен, потому что, по большому счету, я тоже глуп, хотя не так безнадежно, как некоторые тупицы. Вообще, на свете немало людей с проблесками ума, которые в состоянии воспользоваться глупостью окружающих. Одни, чтобы облегчить себе махинации, придумывают новые законы — это политики. Другие зарабатывают на жизнь, прикрываясь уже готовыми законами, и становятся журналистами, торговцами, производителями оружия, гадалками на кофейной гуще… Ещё они могут запускать ракеты. Третьи доходят до того, что игнорируют любые законы, становятся обманщиками и плутами. — Нортон мечтательно улыбнулся. — Есть старинное изречение, что природа создала мошенников для того, чтобы учить уму-разуму дураков.

— Ты закончил? — дружелюбно улыбнулся Армстронг.

— Да. — Нортон ещё раз с видимым удовольствием похлопал себя по животу. — Это бифштекс. Из-за него я так миролюбив.

— Ну, тогда, — продолжил Армстронг, — мне сдается, что твои рассуждения смахивают на бред: ты начал со следствий и прошёл весь путь в обратную сторону, к выдуманной причине.

— Выдуманной?

— Именно. С чего ты взял, что это глупость?

— А что же ещё?

— Не знаю.

— Вот! — Портов торжествовал. — Ты не знаешь!

— Ну и что? Что доказывает мое невежество?

— Оно ничего не доказывает, — неохотно признал Нортон. — Но оно и не опровергает мою теорию о том, что мир есть, всегда был и, вероятно, всегда будет безнадежно глуп. Видишь ли, слишком уж хорошо в эту теорию укладываются факты.

— Я сочиню тебе десяток таких теорий, — сообщил Армстронг. — И все они объяснят те же факты ещё лучше? — Он встал, встретившись с удивленным взглядом собеседника. — Как ты заметил, беда в том, что я слишком много думаю. — Армстронг взял шляпу. — Надеюсь, ты не настолько глуп, что забудешь разузнать о Маршале? — Он помахал ручищей: — До скорого, непоседа.

— А ты — бродяга! — громко крикнул Нортон вдогонку. Хмуро уставившись в пустую тарелку, он облизал губы и вдруг помрачнел ещё больше. — О, змей! Он не заплатил за бифштексы!..

Пять дней понадобилось Хансену, чтобы раскопать подробности. С точки зрения Армстронга, дело продвинулось быстро, и его оценка крепкого долговязого детектива выросла до высшего балла.

Раскрыв аккуратно напечатанное послание Хансена, Армстронг тщательно его прочел, вполголоса бормоча отдельные фразы.

«Ирвин Джеймс Линдл, совладелец компании «Рид энд Линдл» в Уичите, штат Канзас. Сенатор, член Комитета по общественному питанию и Комитета по связям с Латинской Америкой. Принадлежит к Ассоциации производителей сельскохозяйственной техники. Национальной ассоциации производителей… м-м… Вторая авеню… Епископская Капелла в Уичите, Международный Ротари-клуб, Канзасский кегельный клуб, номер 414 Американского Легиона, клуб снайперов… м-м… попечитель Американского движения молодежи…»

Информации оказалось море — Хансен выполнил работу добросовестно. Внимательно изучив пункты, Армстронг пересчитал их и обнаружил, что Линдл состоял членом ни много ни мало тридцати восьми организаций. На другом листе Вомерсли побил этот рекорд — у него было сорок четыре. Эмблтон опустил планку до двадцати одного. Пометив каждое досье соответствующим числом, Армстронг обнаружил, что первым идет Вомерсли с сорока четырьмя, а замыкает список Мервин Ричардс всего лишь с одиннадцатью. Но этого изобилия было далеко не достаточно. Ему понадобится информация обо всех, перечисленных в письме, которое он получил от Куина и переслал Хансену только вчера. А ещё кое-что должно поступить от Нортона, Дрейка и других. Тратить время и силы, чтобы решить головоломку на десять процентов, было не в его привычках. Предстоит собрать ещё много кусочков, чтобы подобрать ключик ко всей мозаике, разобраться, какие фрагменты пропущены, а может, и узнать, где их прячут.

Пронзительно заверещал видеотелефон, и Армстронг оставил своё занятие. На экране появилось лицо Клэр Мэндл.

— Добрый день, мистер Армстронг!

— Добрый день, Клэр, — ответствовал он с неподдельным энтузиазмом. — Когда мы идем обедать?

— Я заставила вас ждать?

— Почти неделю.

— Простите. Я не думала, что это так срочно.

— Конечно, вы не думали. Вы сама благопристойность! — Он наградил ее насмешливым взглядом. — Но теперь вы убедились, что мои намерения честны…

— У вас есть намерения? — с озорным видом перебила она.

Это вывело Армстронга из равновесия. Он поджал губы, борясь с желанием сказать какую-нибудь едкость. Клэр смотрела на него своими раскосыми глазами, и это никак не способствовало его душевному покою.

— Я говорил вам о них, — тихо произнёс он. — Вы мне нужны для представительности. Она улыбнулась и снова изящно кольнула его: — И где же вы хотите устроить представление моей персоны?

— Вы выбираете самые ужасные слова, — пожаловался Армстронг. — Как насчет «Лонгчампа»?

— Сегодня вечером?

— Да! — прямо расцвел он.

— Ничего себе! — удивилась она. — О какой же науке может идти речь?

— Вы когда-нибудь на себя смотрели в зеркало? — парировал Армстронг.

— Я не имела в виду вашу внешность. Только ваше поведение.

— А! — Он широко улыбнулся. — Это специально — дабы доказать, что действие и противодействие не всегда равны и противонаправлены.

— Мы можем обсудить этот вопрос позже, — сказала она. — В половине девятого в «Лонгчампе». Вам удобно?

— Договорились! — Почему-то его голос звучал выше и тоньше обычного, и Армстронг тут же попытался исправить недоразумение: — В восемь двадцать. Вдруг вы придете раньше.

Раньше она не появилась, но и не опоздала. Такси остановилось у главного входа ровно в восемь тридцать; он встретил ее, проводил внутрь, подвинул стул. Под манто на ней было платье из мерцающего зеленого материала, безупречную прическу увенчивал предмет, слишком маленький для шляпки и слишком большой для цветка.

Заметив, что его восхищенный взгляд не отрывается от этого предмета, она сообщила:

— Это просто украшение.

— Вижу! — подтвердил он с полным отсутствием такта.

Слегка нахмурившись и покусывая нижнюю губу, Клэр сменила тему:

— Я просмотрела статьи Боба.

— И что вы нашли? — спросил Армстронг, опустив взгляд.

— Он систематизировал информацию об одиннадцати кораблях, которые взорвались, почти достигнув Марса. Такую информацию, например, как их расстояние от планеты в момент взрыва и последние переданные на Землю данные телеметрии. Главный его вывод представляется бесспорным — корабли разрушились не случайно. Все катастрофы вызваны одной и той же причиной.

— Тот самый слой?

Клэр заколебалась:

— Может быть. — В ее глазах мелькнул тревожный огонек. — Один из кораблей резко вильнул в сторону, видимо из-за внезапного выхлопа бокового сопла. Его траектория сильно искривилась, прежде чем гироскопы вновь вернули его на курс. В результате этот корабль подошел почти на две тысячи миль ближе к планете, чем все остальные. Затем он взорвался.

— И что?

— А то, что данное обстоятельство сильно беспокоило Боба. В его теорию слоев этот двухтысячемильный нырок не укладывался. Естественно, он попробовал заделать брешь и обнаружил, что стоит перед двумя возможностями: либо информация о корабле недостоверна, и в действительности он взорвался на том же расстоянии от поверхности, что и другие, и тогда с теорией все в порядке; либо, если информация точна, — Клэр в сомнении помедлила, — то очень похоже, что корабль уничтожили намеренно. Лазером.

— Как?! — воскликнул он. — Отсюда? За сорок восемь миллионов миль?

— Очевидно, нет. Насколько мне известно, на Земле нет оружия такой мощности. Я вообще не представляю, каким образом можно генерировать лазерный луч в сотую долю от требуемой мощности. — Она на миг задумалась. — Остается только луч с Марса, хотя считается, что Марс необитаем. Впрочем, эта мысль столь абсурдна, что ее вряд ли стоит принимать в расчет. Остается лишь теория Боба, которая, понятное дело, рассыпается, если информация о том корабле точна.

Официант принес заказ, и они прервали беседу. Только когда он удалился настолько, что не мог их услышать, Армстронг сказал:

— Все споры о причинах проистекают от нашего невежества. Или неведения. Корабли передали по радио прорву информации: температура, интенсивность космического излучения, расход топлива и прочее. Но это не то.

Она кивнула в ответ на его вопрошающий взгляд, и он продолжил:

— Как нам узнать главное? У вас есть какие-нибудь соображения? — Это может сделать караван. — Караван?

— Да, и чем длиннее, тем лучше. — Она пригубила из своего бокала. — Пилотируемый корабль-матка, впереди которого один за другим летят зонды. Первый зонд будет приманкой. Когда он взрывается, следующий за ним отклоняется от курса на заданный угол. Если и он аналогичным образом врезается в преграду, описывает дугу третий зонд. Тем временем корабль-матка, идущий в арьергарде, при первом же взрыве поворачивает к Земле, собирая всю информацию, которую успеет принять от всех зондов. — Она с задумчивым видом водила своим бокалом по белой скатерти. — Даже если эта методика не позволит получить достаточно данных, она, по крайней мере, прояснит один вопрос.

— Какой именно?

— Она установит причину гибели кораблей. Излучение, или же имеет место диверсия. Если диверсия, то никакое, даже самое поспешное отступление их не спасет. Но если хотя бы один вернется невредимым, тогда причиной можно считать слой Мэндла.

— Просто, слишком просто. — Он опечалился. — Это обойдется минимум в двести миллионов долларов.

— Да, я знаю, — искренне посочувствовала она. — Но раз уж информация находится за миллионы миль, кто-нибудь должен рискнуть ее добыть. Ведь другого способа не существует. — Лицо ее посветлело, и она наградила Армстронга ободряющей улыбкой. — Для начала могу ссудить вам десятку.

— Спасибо, не надо, — сказал он. — Если бы две сотни миллионов баксов потребовались для того, чтобы взорвать к чертям всю цивилизацию, их бы быстренько нашли. Но для такого проекта — нет! Десять миллионов на боевой самолет; десять центов на космические исследования — вот такие у нас дела.

Ее прохладная рука легонько коснулась его лапищи:

— Мрачный вы человек!

Он беспокойно заерзал, и она улыбнулась опять:

— Шкала ценностей в нашем мире не так уж плоха.

— Да?

— Безусловно. Вполне естественно, что на оружие деньги дают охотнее, чем на рискованные предприятия. В конце концов, страх — чувство самое глубокое, более… человеческое, что ли, из всех. Избавиться от страха — это гораздо актуальнее, чем удовлетворить любопытство. Если вы посадите на Марс свою ракету, то это не сделает дома людей прочнее, не спасет чью-нибудь жизнь и не будет гарантом свободы.

— Свобода, — усмехнулся он. — Какие только зверства не совершались под ее знаменем! — Он снова занервничал, тяжелые челюсти сжались. — Все зависит от того, что подразумевать под словом «свобода». — Затем он вдруг сменил тон и добавил; — Извините. Мы ведь пришли сюда не затем, чтобы спорить друг с другом? Давайте оставим эту тему.

— Согласна. — Она оглядела людей за соседними столиками. — Где этот газетный волк, который должен меня оценить?

— Его не будет. Я передумал и не позвал его.

— Как же так?

Он попробовал недовольно взглянуть на нее, но не смог придать лицу соответствующего выражения. Гримаса, появившаяся на его лице, заставила ее брови подняться в удивлении.

— Двое — это тоже компания, — сообщил он.

— А ужасная мина, которую вы на себя только что нацепили, должна, по-видимому, означать угрозу?

— Если угодно. Я чертовски скверно разыгрываю сцены.

— Вы думаете, это необходимо?

Он оживился и уверил:

— Нет, конечно! Просто я пытался убежать от своих мыслей и убежал слишком далеко. Совсем как тот человек, которому вырвали зуб, и он смеется, только чтобы показать, что ничего не почувствовал.

— Воистину, странен мужской ум, и извилисты тропы его, — философски заметила Клэр. Она перевела взгляд куда-то за его плечо, глаза ее вдруг сузились, она наклонилась вперёд и тихо произнесла: — У моего брата Боба была одна причуда. Может быть, он рассказывал вам. Он не верил в совпадения.

— Да, он говорил мне. Почему вы вспомнили об этом сейчас?

— Потому что именно сейчас я кое-кого увидела. — Ее голова придвинулась ближе. — Через четыре столика позади вас — рыжий, веснушчатый человек в светло-сером костюме. Сегодня утром, когда я вышла из дома, он прошёл мимо меня. Я посмотрела на него совершенно случайно, конечно, и забыла бы напрочь, если бы он снова не пересек мне дорогу в тот момент, когда я вышла на улицу вечером. Теперь он — здесь. Три раза за день — это уже многовато. — Она весело усмехнулась. — Если он так же любопытен, как и Боб, и, в свою очередь, запомнил меня, он наверняка подумает, что я против него что-то замышляю.

— Вы уверены, что не ошиблись? — спросил Армстронг, не оборачиваясь.

— Убеждена.

— И вы никогда, не замечали его раньше?

— Не припоминаю.

Армстронг немного подумал, затем пожал плечами:

— Может, это какой-нибудь робкий обожатель? Стесняется подойти. Предпочитает восхищаться издалека.

— Не говорите глупостей, — укорила она.

Он снова пожал плечами и взглянул на часы.

— Вы позволите, я выйду на минутку? Скоро вернусь. — Дождавшись ее кивка, Армстронг поднялся и небрежно направился к выходу, по-прежнему не глядя по сторонам.

Снаружи имелась телефонная будка. Войдя в нее, он опустил монетку и стал набирать цифры, следя за экраном.

Автоответчик провозгласил: «Агентство Хансена! Вы можете подключиться к ночной линии связи по четвертому сигналу или записать своё сообщение по десятому сигналу. Один… два… три… четыре…»

— Подключаюсь, — моментально среагировал Армстронг. Крохотный голубой курсор замигал на цифре четыре, послышался характерный звук зуммера.

Затем раздался резкий щелчок, цифра четыре растаяла, и появилось суровое лицо Хансена. На голове у него красовалась шляпа. Он бесстрастно смотрел на Армстронга, не произнося ни слова.

— Уходите или пришли? — осведомился Армстронг.

— Ухожу. Впрочем, никакой разницы. Эта линия включается в любом случае, здесь ли я или нет. — Он холодно глядел с экрана. — В чем дело?

— Я-в «Лонгчампе» с приятельницей. Кажется, за ней следят.

— Ну и что? Нет закона, запрещающего за кем-нибудь следить, особенно за дамой.

— А если это не просто так? Вдруг ей грозит опасность?

— Чепуха! — На бесстрастном лице сверкнули глаза. — Вы начитались дурацких книжек. Но если парень до сих пор не имел дела с полицией, вы ничего с ним не сделаете, пока он сам не схватит вас за горло.

— Просто замечательно! — В Армстронге взыграл боевой дух. — Значит, я позвонил вам просто так, чтобы вы спели мне колыбельную?

— Оторвитесь от него, уходите оттуда.

— Удирать — занятие, недостойное мужчины.

— Или, — продолжил Хансен, игнорируя это замечание, — можно завлечь его в какое-нибудь укромное местечко и пересчитать ему ребра.

— Я уже прикидывал. Это ничего не даст.

— Или, — добавил Хансен по-прежнему невозмутимо, — сделайте то, что обычно делаю я, — сами выследите «хвост» и выясните, кто стоит за его спиной. Всегда лучше знать чужие козыри.

— У меня была такая мысль. Но раз уж я с дамой, я не могу следить за парнем, который следит за ней, тем более что я должен ее охранять. Придется этим делом заняться вам.

— Вы можете оставаться на месте, пока я не приеду? — спросил Хансен.

— Вообще-то мы собирались на выставку на Шестой авеню, но, так уж и быть, подождем, когда вы к нам присоединитесь.

— Мне нужно пятнадцать минут. — Хансен сдвинул шляпу на затылок. — Когда появлюсь, вы меня не видите — понятно?

— Да я вас вообще знать не знаю, — согласно кивнул Армстронг. Выключив монитор, он вернулся к Клэр.

— Четвертый столик свободен, — сокрушенно сказал он, тяжело опускаясь в кресло.

— Боже мой! — воскликнула Клэр, приложив к блеснувшим глазам платочек размером чуть больше почтовой марки. — Вы о том человеке? Ну, вы не лучше Боба! — Отрезвленная его спокойным взглядом, она добавила: — Он вышел сразу за вами.

Армстронг сделал знак официанту. Лучше пока замять это дело. Пусть она успокоится, в ближайшие четверть часа ее ничто не должно огорчать. Но за кем следил рыжий сейчас, за Клэр или за ним?

С минутным опозданием прибыл Хансен в сопровождении Мириам и приземистого малого, на вид отпетого хулигана, в грозящей лопнуть по швам кожаной куртке. Трио с достоинством продефилировало мимо Армстронга, взглянув на него, как на пустое место, и заняло столик в глубине зала, левее.

Болтая с Клэр и одновременно стараясь не пропустить все ещё отсутствовавшего соглядатая, Армстронг дал Хансену с друзьями время на то, чтобы пропустить по стаканчику, затем встал и помог своей даме надеть манто.

Они направились на выставку и провели два часа среди впечатляющих голограмм-экспонатов, наблюдая демонстрацию передвижной телеустановки с десятифутовым экраном. Они сошлись во мнении, что цветовая насыщенность и объемность изображения выше всяких похвал. Телевидение почти достигло предела своих возможностей.

Оттуда они направились в ночной бар, а затем Армстронг на своей машине отвез Клэр домой. По дороге ничего не случилось, и до самого возвращения к себе он не замечал Хансена или ещё кого-нибудь. Чувствуя раздражение оттого, что ничего необычного не происходило, Армстронг задумался: а не слишком ли он драматизирует всякие пустяки?

Мысленно перебирая детские воспоминания, Армстронг подумал, что всегда и во всем был воплощением нормальности. Ни живостью ума, ни причудливостью фантазий, ни вздорностью капризов он не превосходил любого здорового ребёнка. Лишь позже он развил в себе свою одержимость и склонность к мрачным предчувствиям. Почему, почему, почему? Он сердито смотрел в стену, которая, казалось, молча вторила: «Почему, почему, почему?»

Начало светать, затем наступило утро, а он все ломал голову над одними и теми же вопросами, с томительной безысходностью не находя на них ответа. Усталый, он тупо слонялся по квартире, пока наконец в половине одиннадцатого не позвонил Хансен.

— Я потратил на это дело много времени, — заявил Хансен, — зато впервые оказался участником целой кавалькады.

— Что значит «кавалькады»?

— Возглавляли ее вы и ваша подруга. Затем — тип, который следил за вами. Провисев у него на «хвосте» целый час, я вдруг обнаружил, что кто-то висит на «хвосте» у меня. Поэтому мы с Питом разделились, и, таким образом, я отвязался от этого последнего шпика. Он прицепился к Питу, а я последовал за ним. Выстроилась такая цепочка: вы, затем ваш «хвост», затем Пит, затем тот, другой тип, затем я. Хорошо ещё, что вам не взбрело в голову кататься всю ночь — к утру за вами таскалась бы половина Нью-Йорка.

Армстронг нахмурился. Этот рассказ озадачил его вконец.

— Что дальше?

— Первый отстал, когда вы приехали домой. Топтун отправился на подземную стоянку на Восьмой авеню, пересел в другую машину и поехал вот по этому адресу на Сайпрес Хиллз. — Хансен зачитал адрес, затем продолжил: — Конечно, остальные участники парада тоже побывали на Сайпрес Хиллз: там Пит бросил все и отправился домой. Тот, кто следил за Питом, последовал за ним, но на полпути отстал. Для этого Мириам пришлось проделать прямо-таки цирковые номера с нашим автомобилем. В результате остались двое — этот последний хвост и я. Ни за что не угадаете, куда он меня привел.

— Куда? — осведомился Армстронг.

— Четвертый этаж Манхэттенского банка. Он вызвал ночной лифт с таким видом, будто направляется к себе домой. Дальше идти я не мог.

— А что находится на четвертом этаже?

В первый раз на длинном лице Хансена появилось какое-то выражение: странная смесь разочарования и приятного предвкушения того, что он сейчас скажет своему собеседнику.

— Судя по индикатору, лифт действительно остановился на четвертом этаже. К тому же в окнах четвертого этажа горел свет… — Хансен, словно дразня собеседника, умолк. — Весь четвертый этаж, как оказалось, занимает местное отделение ФБР.

— Что? — вырвалось у Армстронга.

— То, что слышали. — Хансен опять был невозмутим. — И поэтому я считаю своим долгом поинтересоваться: что все это значит и во что вы меня впутали?

— Мне-то, черт возьми, откуда знать?! — Почти сразу Армстронг почувствовал, что произнёс не те слова, которые следовало.

— Что ж, в таком случае, — с мрачным скепсисом заметил Хансен, — советую вам съездить туда и самому расспросить ФБР. — Сурово посмотрев на Армстронга, он отключился.

Армстронг сел и стиснул голову руками. Что губит ракеты: лазер с Марса или диверсия на Земле?.. Удирать — занятие для женщин… «Виталакс» даст вам жизнь — даст ли?.. Лучше съездить туда и спросить у ФБР… Сильные руки сохранят мир. Кратер в две мили глубиной и диаметром в пятьдесят…

Я — Озимандис, царь царей, — пристально вглядываюсь а деяния свои — с высоты величия своего и скорби своей…

«Гильде Бра»… «Виталакс»… Лучше пойти и спросить ФБР…

Лучше пойти и спросить ФБР!

Глава 4

У человека из ФБР было такое широкое и костистое лицо, какого Армстронгу видеть ещё не доводилось. Больше всего он походил на портновский манекен. Сидя за черным полированным столом, он прислонил визитную карточку посетителя к небольшому календарю и принялся изучать Армстронга бесстрастными зеленоватыми глазами.

— Какие у вас проблемы, мистер Армстронг?

— За мной следят. Кто-то из вашей компании. Я желаю знать почему.

— Конечно, это ваше право! — Представитель ФБР едва заметно улыбнулся. — Собственно, мы и рассчитывали, что вы придете к нам после того, как Хансен снабдил вас информацией.

Армстронг откинулся в кресле и едко осведомился:

— Откуда вам известно, чем снабдил меня Хансен?

— Наш сотрудник доложил, что Хансен не отставал от него почти весь вечер. Агент не пытался скрыться, так как Хансен достаточно хорошо нам известен. — Человек за столом опять улыбнулся. — И, без сомнения, он доставил себе некоторое удовольствие, приведя прославленного Хансена сюда.

— Фу! — отвращением выдохнул Армстронг.

— Однако, — продолжил тот, — должен вам сообщить, что вам не о чем беспокоиться. Вас снабдили «сопровождающим» исключительно потому, что мы отечески присматриваем за мисс Мэндл.

— Тогда почему вы предполагали, что я к вам приду?

— Потому что ваш приход доказывает, что у вас нет ни малейшего представления о том, почему за вами следят. Это, в свою очередь, доказывает, что вы не знаете, почему нас интересует мисс Мэндл. — Он отсутствующим взглядом посмотрел на календарь. — Вы рассказали ей о событиях последней ночи?

— Нет.

— Она знает, что за ней следят?

— Не думаю. Она сначала обратила внимание, но затем решила, что это совпадение. — Армстронг почувствовал легкое раздражение. Его собственное маленькое расследование грозило превратиться в нечто значительно большего размаха. — Но почему всё-таки вы установили надзор? В чем вы ее подозреваете?

Проигнорировав вопрос, агент пристально взглянул на Армстронга и осведомился:

— Не кажется ли вам, что мисс Мэндл слишком быстро отказалась от мысли о слежке? Не думаете ли вы, что она разыграла спектакль? Ее поведение показалось вам естественным, или она была чем-то взволнована?

Армстронг ответил:

— Любой человек в здравом уме с первого взгляда понял бы, что мисс Мэндл далека от самой мысли о преследовании. Преследовать ее нет никаких причин. Зачем это понадобилось вам?

— А вам? — спросил агент. — Это мое дело, — фыркнул Армстронг.

— Конечно! И наше — тоже! — Федеральный агент встал. — Видите ли, мистер Армстронг, нам нужно убедиться, что мисс Мэндл не осведомлена о некоем обстоятельстве, о котором, как мы надеемся, она не знает. Либо — если она всё-таки в курсе дела, то не сообщила ли она о нем кому-нибудь ещё. Из ваших слов следует, что мисс Мэндл этой информацией не обладает… — Почему не спросить ее прямо?

— Потому что мисс Мэндл, с ее умом ученого, сразу же осознает значимость предмета. Боюсь, что с помощью дедукции она быстро докопается до истины, чего нам бы не хотелось.

— Значит, эта информация — научного характера?

— Можете так считать. — Взяв визитную карточку, он протянул ее Армстронгу — деликатный намек, что разговор закончен.

Армстронг поднялся и сунул карточку в карман жилета.

— Это имеет отношение к полетам на Марс?

Федеральный агент и глазом не моргнул:

— Сожалею, но в настоящий момент не могу ответить на ваш вопрос.

— Допустим, я сообщу мисс Мэндл, что ФБР наступает ей на пятки?

— Нас больше устроило бы, чтобы вы этого не делали. Но мы не можем принудить вас молчать. — Федеральный агент спокойно рассматривал Армстронга. — Мисс Мэндл, скорее всего, недолго будет нас интересовать. Но если вы вмешаетесь, мы расценим это как враждебный акт и возьмемся за вас тоже. Тем не менее вы вольны поступать как считаете нужным.

— О, черт! — Армстронг был озадачен и отнюдь не обрадован. — Мне не нравится наш разговор — сплошные загадки и ничего конкретного. По крайней мере, вы могли бы объяснить, почему за нами следил ещё и тот тип с Сайпрес Хиллз.

Агент нахмурился.

— Кое в чем нам предстоит разобраться. Впрочем, Хансен тоже не дремлет, и вы, вероятно, узнаете причину почти одновременно с нами.

— Отлично. — Твердо ступая, Армстронг направился к выходу. — На том и закончим.

— Сожалею, но не могу ничем помочь, — произнёс хозяин кабинета, когда Армстронг уже закрывал за собой дверь.

Выйдя на улицу, Армстронг направился к ближайшему видеофону, позвонил Хансену и с подробностями пересказал весь разговор.

— Короче, — заключил он, — ФБР «пасет» бедняжку Клэр на тот самый случай, если она обнаружит, что Санта-Клаус — это всего-навсего ее собственный переодетый папочка, и устроит революцию среди разочарованных детишек.

— Вы просто паразитируете на моем уме, — мягко произнёс Хансен.

— Что? — Армстронг, моргнув, уставился в бесстрастное лицо.

— Этот толстяк из Бюро надавал вам целую кучу козырей.

— В самом деле? Каких?

— Во-первых, они не могут допрашивать мисс Мэндл, ибо боятся, что она их перехитрит и узнает истину. Во-вторых, они рассчитывают, что одной лишь ее проницательности явно не хватит, чтобы добыть эти факты. В-третьих, они боятся, что она узнает эти факты каким-либо иным путем. В-четвертых, они также боятся, что кто-нибудь, владеющий данной информацией, предоставит ее ей.

— Дальше, — подбодрил Армстронг.

— Они не могут проверить того, кто мог бы сообщить ей эти данные. Почему? Ответ прост: потому что он мёртв! Кто же из тех, кто сейчас мёртв, был так близок к Клэр Мэндл, что…

— Боб Мэндл.

— Однако вы понятливы. — Темные глаза Хансена твёрдо, не мигая, смотрели с экрана. — Вне всякого сомнения, она имела отношение к чему-то, чем он непосредственно занимался, а его сестра — нет. Может быть, ещё один Манхэттенский проект. Может, правительство где-нибудь на чердаке собирает квантовую бомбу. Не знаю. И будь я проклят, если хочу это знать. Предпочитаю держаться подальше от таких дел.

— Ваше дело — сторона, можете не волноваться, — уверил Армстронг.

— А вы меня не успокаивайте. Я звонил в ФБР ещё до того, как вы туда собрались. Мне ответили, что против вас у них ничего нет. — Хансен посмотрел вниз на свой стол. — Только что я получил ещё три рапорта. Вы за ними приедете или предпочитаете получить по почте?

— Отправьте почтой, — распорядился Армстронг. Выключив видеофон, он подошел к машине и сел, не заводя мотор. Несколько минут он с отсутствующим видом глядел в ветровое стекло, пока его мозг перетряхивал факты.

Предположим, он позвонит Клэр и решительно спросит… Что дальше? В любом случае, как задать вопрос? «Располагаете ли вы какой-либо официальной информацией, владеть которой вам не следует?» Черт возьми, это глупо! «Говорил ли вам Боб когда-либо то, что он не должен был говорить, и если да, то что именно?» Да ему укажут на дверь, не успеет он и глазом моргнуть!

Она выгонит его, даже если он пустит в ход все своё обаяние, и будет права, трижды права, тем более что, скорее всего, она ничего-таки не знает. С другой стороны, если Боб что-то и рассказал ей, как брат сестре, по-родственному, вряд ли она выложит это по первому требованию совершенно чужому человеку. К тому же подобный инцидент отнюдь не улучшит их отношений. Значит, допрос Клэр Мэндл исключен. Армстронг сразу же выбросил эту мысль из головы.

Что всё-таки хочет от нее ФБР? Он чувствовал, что здесь скрывается пропущенное звено его собственной головоломки. Причём звено ключевое. Может быть, ухватившись за него, он вытянет всю Цепь?..

В этом деле спешить нельзя. Самая быстрая дорога к истине — в данном случае — отнюдь не прямая. То, что не должна знать Клэр Мэндл, вероятно, не следует знать и ему. Если об этом умолчали в ФБР, то можно побиться об заклад, что никакой другой бюрократ с ним не разоткровенничается.

Армстронг встрепенулся, решив хотя бы на время выбросить из головы осточертевшие мысли. Доехав до центра, он поставил машину на стоянку и вошёл в кинотеатр на Пятидесятой улице. Там показывали кинохронику — отличное средство успокоить разыгравшееся воображение.

Щурясь в полутьме, он нашёл свободное кресло, сел и поднял взгляд на экран. Там, посреди живописного ландшафта Северной Дакоты, возвышались свадебные виселицы, многократно раскритикованные как признак безвкусицы и дурного тона. В петлях, пропущенных под мышками, раскачивались бок о бок жених и невеста, глупо улыбаясь в камеру, а священник с козлиной бородкой, подвешенный таким же образом, бормотал соответствующие молитвы. Развалясь в кресле, Армстронг хмуро смотрел на эту сцену.

Кадр сменился. На сей раз беспорядки в Индии. Мусульмане, атакующие процессию буддистов, и вооруженная дубинками полиция, избивающая и тех, и других. Крупным планом — потные, фанатичные физиономии, трупы в сточных канавах. Мимолетные кадры горящего древнего храма, и на его фоне мрачная фигура Великого Бога Ганеши…

Затем спуск на воду «Железного Герцога», крупнейшего английского линкора. Разбитая о борт бутылка шампанского, поднятый флаг и какой-то тип с лошадиным лицом, дирижирующий военным оркестром. Сильные руки защитят мир.

Первый полет нового русского бомбардировщика. Аплодисменты, музыка, дробь марширующих колонн. Сильные руки защитят мир.

Крошечные точки, с огромной скоростью несущиеся по небосводу, — новейшие американские стратосферные истребители, за час покрывающие тысячи миль. Победа, победа, аллилуйя! Сильные руки защитят мир.

Затем последовала круговерть новых фасонов шляпок, платьев и купальников, каких-то бесполезных технических новинок, а под занавес — панегирик новейшему музыкальному автомату — с клавиатурой, позволяющей выбирать нужную мелодию, с экраном, изображающим соответствующих исполнителей. Зрителям и слушателям предлагался рекламный ролик: накурившиеся марихуаны юнцы, терзающие слух шлягером «Крошка, танцуй веселей». Что ж, солидно, восемь ударов на такт.

Его глаза привыкли к полумраку; Армстронг посмотрел по сторонам, изучил поблекшую блондинку в соседнем кресле. Ее челюсти что-то пережевывали, глаза впились в экран, левая нога постукивала в ритм громыхавшему музыкальному автомату. Начальная стадия сонолепсии.

Армстронг глянул в противоположную сторону. Там, вяло раскрыв рот уставясь в пустоту, дергался прыщавый тинейджер, безуспешно стараясь вписаться в ритм.

Толкнув тинейджера локтем, Армстронг рявкнул:

— Брысь!

Юнец перестал трястись и повернул очкастую физиономию к Армстронгу:

— А? Что?

— Прочь! — поднявшись во весь рост, прорычал Армстронг. Юнец рефлекторно поджал ноги, но лишь только Армстронг прошёл, снова уставился в экран, открыв рот, а мысль о том, что же такое ему сказали, не успев даже оформиться в его голове, бесследно растворилась.

Армстронг отправился домой. Что-то шевелилось и корчилось в глубине его сознания, словно искалеченная змея. Таинственное и неуловимое нечто, которое он никак не мог ухватить, ощущение чего-то смутно знакомого и столь же смутно опасного… Обычно, когда на него накатывало такое состояние, он справлялся с ним одним и тем же способом: сначала пытался распознать эту мысль, а потом, потерпев неудачу, от нее избавиться.

На сей раз ему помогла крошечная булавочная головка, поблескивающая в центре двери, словно глаз насекомого. Остановившись с ключом в руке, он внимательно осмотрел мерцавшую бусинку, затем быстро глянул на верхнюю и нижнюю лестничные площадки. Не дотрагиваясь до двери, он убрал ключ в карман и тихонько удалился.

Очутившись на улице, Армстронг посмотрел на окна своей квартиры, убедился, что они не светятся, и из угловой аптеки на противоположной стороне позвонил Хансену.

— В мою дверь вмонтирована катодная трубка типа «муравьиный глаз». Она зажигается, если дверь открывают, не воспользовавшись специальным непроводящим ключом. Сейчас эта трубка горит. Кто-то забрался в квартиру.

— Вызовите полицию, — предложил Хансен.

— Сначала я так и хотел сделать, но лотом мне пришла в голову идея получше. Я хочу, чтобы вы позвонили мне домой. Если кто-то снимет трубку, вы скажете, что это полицейская проверка, и попросите позвать меня. Если у них имеется сканер, отключающий экран, вы потребуете его заблокировать. — Он воинственно оскалился. — Это заставит гостей пуститься в бега. А я посмотрю, куда они направятся.

— О’кей, — согласился Хансен. — Хотел бы я знать, чем все это кончится. Начинаем. — Он отключился.

С небрежным видом Армстронг вышел из аптеки и, пройдя по улице, скользнул в темный подъезд напротив своего дома. Ждать пришлось дольше, чем он предполагал. Прошло пятнадцать томительных минут, затем двадцать. Никто не вышел из дома, никто туда не вошёл. Армстронг нервничал. Черт возьми, неужели незваные гости почуяли неладное? Но это могло случиться, только если они знают Хансена в лицо. И это тоже весьма примечательный факт.

Армстронг то и дело смотрел на часы. Шла уже двадцать вторая минута, когда на улице внезапно появились два автомобиля. Они с визгом остановились у его подъезда. Из первой машины выпрыгнули четверо полисменов, из второй появился Хансен. Взгляд его был настороженным.

Выйдя из своего укрытия, Армстронг перешёл улицу.

— Что-нибудь не так?

— Я звонил три раза, — сообщил Хансен, — но так и не дождался ответа. Вы о себе знать не давали, поэтому я решил вызвать полицию.

— Хм-м!

— Я же не знал, где вы. Может, вы зашли в квартиру и нарвались на неприятности. Так что не обессудьте. Пойдемте, надо посмотреть, что там делается.

Все шестеро поднялись по лестнице и подошли к двери, на которой поблескивал крохотный огонек. Вставив ключ в замок, Армстронг отпер дверь, широко распахнул ее, и в тот же миг могучий полицейский, оттолкнув его в сторону, проскользнул в дверной проём с пистолетом на изготовку, шаря свободной рукой в поисках выключателя. Наконец вспыхнул свет. Полицейский сделал четыре шага, остановился и воскликнул:

— Труп, будь я проклят!

Оттеснив Армстронга, в квартиру вошли остальные. Внутри царил неописуемый беспорядок. Дверцы шкафов были распахнуты, ящики выдвинуты, их содержимое валялось на полу. От сквозняка в воздухе порхали бумажки. Даже ковры оказались изодраны в клочья. В центре стояло кресло — в нем покоился труп, и его спокойная лоза жутко контрастировала с хаосом вокруг. Крови на теле не было, и, если бы не упавшая на грудь голова, ничто не указывало бы на то, что жизни в нем не больше, чем в манекене.

Приподняв волосатой рукой подбородок покойника, первый полицейский вгляделся в мертвое лицо.

— Готов! — Он обежал взглядом присутствующих. — Кто-нибудь его знает?

Не сводя глаз с худощавого, посиневшего лица и жестких взъерошенных волос, Армстронг сказал:

— Я не вполне уверен, потому что никогда не встречался с ним лично, но думаю, что этого человека звали Кларк Маршал.

— Тот самый, помешанный на ракетах? — быстро вставил Хансен. Армстронг кивнул.

— Если вы вызовете Билла Нортона из «Геральд» и покажете ему картинку по монитору, он его опознает. Нортон хорошо знал Маршала.

Взявшись за телефон, полицейский несколько раз набрал номер, затем бросил это занятие.

— Черта с два! Отключен. — Он обвёл комнату профессиональным взглядом. — Тот, кто здесь поработал, видать, чертовски спешил. — Полицейский пожал плечами и сказал, обращаясь к своим товарищам: — Я вернусь к машине и вызову экспертов. Попрошу их взять с собой Нортона. — Он вышел.

Другой полицейский сказал Армстронгу:

— Обычно воры не громят все подряд, а громилы не воруют. Похоже, тут побывали и те, и другие. Что им было нужно? У вас есть какие-нибудь соображения на этот счёт? Если да, то посмотрите, нашли ли они то, что искали.

— Что они могли искать — не представляю, — Армстронг пожал плечами.

Стоявший рядом Хансен улыбнулся и подчеркнуто широко зевнул, на лице его был написан откровенный скепсис. Армстронг обернулся к нему:

— Это правда. Я совершенно без понятия. — Он помолчал, затем со злобным удовлетворением добавил: — Но, если повезёт, я скоро узнаю, кто это сделал.

— Ваше доверие в высшей степени льстит мне, — сказал Хансен.

— От скромности вы не умрете, — ядовито усмехнулся Армстронг. — Если бы я полагался только на других, я бы никогда ничего не добился, даже если бы все вокруг так же честно отрабатывали свой гонорар. Я имел в виду не вас и не полицию. Я имел в виду конструкцию настенных часов.

— О! — Слегка смутившись, Хансен направился к внушительному механизму, висевшему на дальней стене. Теперь, подойдя ближе, он видел, что подвеска была толще обычной, а внутри поблескивало что-то, похожее на линзу. Если бы не замечание Армстронга, он сто раз прошёл бы мимо, не обратив внимания на эту деталь. Хансен уязвлённо облизал тонкие губы.

Пока трое полицейских с нескрываемым удивлением наблюдали за этой сценой, Армстронг легким движением потянул часы на себя и, услышав щелчок, освободил от фиксаторов и положил их на стол.

В открывшейся нише Армстронг аккуратно разъединил несколько проводов и достал небольшой блестящий прибор, в торце которого была вмонтирована трубочка с линзами на концах. Все это он положил рядом с часами.

— Внутри этой штуки, — сообщил Армстронг, — семьсот футов одномиллиметровой плёнки. Ее можно проявить. Эта камера включается, как только срабатывает сигнализатор на двери. Если Бог на нашей стороне, дело в шляпе.

— Ну и ну! — прошептал кто-то из полицейских, затем добавил ещё более уважительно: — Вот это парень!

Армстронг немедленно принялся за дело и не успел ещё закончить, когда прибыли эксперты и Нортон.

— Это Кларк, ясное дело! — возбужденно сказал Билл. — Боже мой! Я с ним только вчера разговаривал…

— Да? — Армстронг умело заправил кассету в аппарат и начал перематывать плёнку. — Он говорил, что придет сюда?

— Я сам направил его к тебе. Я позвонил ему и сказал, что некто Армстронг спятил точно так же, как и он, и хочет его видеть. Сумасшедших тянет друг к другу, верно? Сегодня утром он объявился. Я раз шесть пытался до тебя дозвониться.

— Меня не было дома. Большую часть дня я провел в ФБР.

— Он был как рыба на сковородке, — говорил Нортон. — Вел себя так, словно за ним охотился дух его дедушки. В конце концов я дал ему твой адрес, и он сказал, что поедет к тебе сегодня, только позже. — Нортон провел рукой по взъерошенным волосам. — В голове не укладывается! Он просил дать ему адрес, где его ждала смерть! Надо же!

Поглядывая на часы, Армстронг проявлял плёнку.

— «Рыба на сковородке». Что это значит? Он боялся?

— Ну, этого бы я не сказал. Скорее, он был похож на человека, который ждёт, что на него вот-вот вденут смирительную рубашку. Как будто он что-то прятал, а что — сам толком не знал. И это чертовски ему мешало. — Нортон всмотрелся в аппарат, над которым колдовал Армстронг: — Что за чертовщиной ты занимаешься? Масло взбиваешь?

— Примерно. Хочу смазать дорогу, чтобы кое у кого колеса забуксовали!

Оттеснив Нортона в сторону, в комнату вошёл капитан полиции. — Вы Джон Дж. Армстронг?

— Да.

— Врач говорит, что этот человек умер три-четыре часа назад. Причина смерти пока неизвестна. — Капитан смерил Армстронга взглядом. — Где вы находились в это время?

— В ФБР.

— Вот как? — Капитан от неожиданности вздрогнул. — Если в этом деле участвует ФБР, то, пожалуй, я позвоню им прямо сейчас.

— Это было бы весьма кстати, — одобрил Армстронг. Вытянув из бачка конец плёнки, он вставил его в электросушилку и, когда капитан вышел, подмигнул Нортону.

Хансен просунул голову в дверь:

— Долго ещё? — Минут пять.

— Я включу проектор и подготовлю экран. — Спасибо. — Продолжая перематывать плёнку, Армстронг услышал, как в соседней комнате зазвонил видеофон, и флегматично заметил Нортону: — Смотри-ка, они восстановили связь. Держу пари, что это звонит миссис Сондерс из Хартфорда, и она сейчас скажет, что у нее там настоящий погром. Поговори с ней и попроси ее не переживать.

Не успел Нортон сделать штаг, как в комнату вошёл полицейский.

— Теперь с телефоном все в порядке. Вам звонят — сказали, что пытаются дозвониться уже несколько часов, какая-то миссис Сондерс из Хартфорда. Говорит, что ваша лаборатория разгромлена и сейчас там черт-те что творится. С ней беседуют тамошние полицейские.

Нортон уставился на полицейского, потом на Армстронга, потом опять на полицейского. С трудом проглотив комок в горле, он выговорил:

— Будь я проклят, если меня прельщают лавры пророка! — Затем он направился к видеофону.

Озадаченному полицейскому Армстронг объяснил:

— Билл ответит. Я так и думал, что лаборатория не избежит той же участи. Вряд ли эти ребята упустили бы ее из виду. — Вставив плёнку в микропроектор, он посмотрел в объектив и присвистнул: — Отлично! Ловушка сработала? — И Армстронг направился в соседнюю комнату. Там находились пятеро полицейских в форме плюс четверо экспертов, Хансен и Нортон. Последний как раз закончил утешать миссис Сондерс.

— Она говорит, что все перевернуто вверх дном. Трудно сказать, уцелело ли хоть что-нибудь вообще.

Армстронг хмыкнул, выключил свет и нажал кнопку на проекторе. Яркий луч, прорезав темноту, осветил небольшой экран на противоположной стене. На экране появилось миниатюрное, размером два на три фута, изображение комнаты. Зрители увидели, как дверь медленно приоткрылась.

Какой-то человек осторожно проскользнул внутрь, закрыл за собой дверь, проверил, надежно ли она заперта, и после этого быстро обследовал квартиру. Он был среднего роста и телосложения, с рыжими волосами, одет в серый костюм.

— Парень из Сайпрес Хиллз, — шепнул Хансен, ткнув Армстронга локтем. Тот кивнул.

Подойдя к маленькому деревянному бюро, стоявшему левее двери, рыжий ловко открыл его и быстро просмотрел содержимое. Он явно спешил — ненужные бумаги и документы разрывались и как попало бросались на пол. Очевидно, он не нашёл того, что искал. Опустошив бюро, он простучал его со всех сторон в поисках тайников, перевернул и обследовал дно. Затем, убедившись, что в бюро ничего больше спрятано быть не может, человек повернулся к дюралевому письменному столу и с той же лихорадочной поспешностью проделал с ним те же операции. Не повезло ему и здесь.

На секунду он остановился и посмотрел на часы. Бледно-голубые глаза взглянули прямо в камеру, но их хозяин так и не заподозрил, что каждый его шаг фиксируется на пленке. На лице было написано одно только нетерпение.

С новой энергией он принялся сбрасывать с книжных полок книги, основательно перетряхивая их одну за одной. После этого его внимание переключилось на кресла и диван, он перевернул их и тоже простучал. Затем настал черед ковров и паркета, для чего рыжему пришлось опуститься на четвереньки.

Не удовлетворившись, он направился в спальню, пропав из поля зрения камеры, но плёнка продолжала воспроизводить шум его движений и звук передвигаемой время от времени мебели. Это продолжалось минуты две, а затем кто-то громко постучал в дверь.

Рыжий вновь появился на экране. Он быстро, по-кошачьи, приблизился к двери, осторожно встал сбоку и, глядя своими тусклыми глазами на замок, приложил ухо к косяку. Достав из кармана предмет, похожий на небольшой фонарь, он сжал его в правой руке.

Невидимый посетитель постучал снова. Рыжий не шевелился. Потом стук раздался в третий раз. Около трех минут рыжий стоял у двери, готовый, видимо, ко всему, а затем… Пленка кончилась. Армстронг включил свет.

— Проклятие! — взвыл полицейский капитан. — Если бы побольше метража!

— Это тот тип, которого мы вели до Сайпрес Хиллз, — заявил Хансен. Он мрачно посмотрел на тело, уже перенесенное на диван и накрытое простыней. — Жаль, что вы не сняли до конца! Хотел бы я узнать, как это случилось!

— Десять против одного, что Кларк не ушёл, как надеялся этот рыжий, — предположил капитан. — Он постучал раза три, потом прогулялся за газетой или сигаретами, вернулся, сел около двери и стал ждать, когда вернется мистер Армстронг. А когда взломщик открыл дверь, Кларк застукал его с поличным. Что случилось потом, каждый может себе представить, но этот рыжий — именно тот, кто нам нужен. — Он взглянул на Хансена: — Вы знаете, где он живёт?

— Я знаю, куда он меня привел. — Хансен назвал адрес в Сайпресс Хиллз. — Ещё за ним следило ФБР. Может, у них информации больше.

— Это мы тоже отработаем. — Капитан повернулся к Армстронгу: — Вам придётся отдать этот фильм нам. Боже, что за улика! — Его мясистое лицо выражало восхищение. — Самая изящная ловушка, которую я видел в жизни и которая сработала. Поздравляю! Жаль, что у вас нет другой такой штуки в Хартфорде.

— Найдется и там. Если я вам больше не нужен, то я хотел бы именно туда и отправиться.

— Конечно, поезжайте! Будь я проклят, если у меня есть причины вас задерживать.

— Спасибо. — Армстронг достал ключ от входной двери и протянул его Хансену: — Закроете потом, ладно? Я позвоню вам в контору сразу, как вернусь: — Он снова посмотрел на капитана полиции. — Если появятся люди из ФБР, надеюсь, вы им все объясните.

Кивнув Нортону, который уже спешно царапал в блокноте какие-то каракули о покойном Кларке Маршале, он вышел и сел в машину.

Он ехал очень быстро, но спокойно. Серые глаза с обманчивой небрежностью следили за дорогой, изредка поглядывали в зеркало заднего вида и снова возвращались на стремительно бегущую ленту асфальта.

Через час с небольшим Армстронг достиг развязки, где сходились пять дорог. Такой случай упускать было жалко. Обогнав тяжелый грузовик и увернувшись от двух встречных «седанов», он свернул, стремительно описал круг и вновь выскочил на ту же трассу. И, не теряя времени, развернул машину поперек дороги, прямо перед носом зеленого туристского микроавтобуса, который вот уже полчаса следовал за ним как на привязи.

Как ни быстр был маневр, водитель зеленой машины успел среагировать. Увидев перед собой автомобиль Армстронга и заметив, что другая полоса занята приближающимся грузовиком, он резко затормозил и остановился буквально в ярде от преграды. Включив заднюю скорость, он попытался развернуться, но тут уже Армстронг оказался на высоте. Подбежав к зеленой машине, он резко распахнул дверцу и рванул рыжего водителя за левую руку.

Глава 5

Подобно многим атлетически сложенным людям, Армстронг имел лишь приблизительное представление о собственной силе. Он выдернул рыжего из-за руля, как куклу, и не успел тот коснуться ногами земли, как огромный кулак ударил его прямо в челюсть. Рыжий, пролетев по воздуху пару ярдов, грохнулся наземь и затих. Словно свечка потухла.

Слегка удивленный тем, что его удар оказал подобный эффект, Армстронг подул на костяшки пальцев, огляделся и обнаружил, что собрал аудиторию. Из грузовика, остановившегося ярдах в пятидесяти, высунулся водитель и с любопытством смотрел на происходящее; какая-то легковушка притормозила у обочины, и непомерно толстая женщина с целым выводком ребятишек таращила на него глаза, как будто здесь снимают кино. Позади машины Армстронга плавно остановился черный лимузин, из которого не спеша вышли два человека. — Отыскав носовой платок, Армстронг перевернул бесчувственного рыжего лицом вниз, завел ему руки за спину и приготовился связать, когда заметил, что к нему приближается парочка из черной машины. Оба были плечистые парни, но Армстронгу не чета.

Один из них выставил ногу и слегка пнул ботинком лежавшего пленника.

— Вы нас опередили, мистер Армстронг, — заметил он, и в его руке сверкнула золотая бляха. — Мы офицеры ФБР. — Он задумчиво посмотрел на рыжего. — Мы сразу его засекли, как только он увязался за вами. Зря вы так. Лучше бы веревочке виться дальше — глядишь, этот тип размотал бы ее столько, что хватило бы его связать.

— Вы опоздали, — отрывисто сказал Армстронг. — Им уже интересуется полиция.

— О, в таком случае вы выполнили работу на отлично, — признал агент. — Мы бы его запросто взяли, только вот полиция всегда забывает нас об этом попросить. — Он вытащил наручники: — Разрешите? Мы доставим его в лучшем виде.

— Я бы с удовольствием, — отчетливо произнёс Армстронг, — но мне не нравится форма ваших ушей.

С этими словами он ударил офицера в зубы. Таким ударом можно было свалить и быка… Человек с глухим стуком растянулся плашмя.

Одновременно Армстронг сделал «нырок». Толстуха, которая, раскрыв рот, все ещё выглядывала из окна своей машины, должно быть, подумала, что у него глаза на затылке, так как напарник поверженного офицера, махнув своей дубинкой по воздуху, вдруг согнулся, почти упал на широкую спину Армстронга и тут же был опрокинут на землю. Первый агент попытался встать, и Армстронг прыгнул к нему, одновременно ударив второго ботинком в живот. Это вышло случайно, но удачно, и теперь он мог не опасаться валяющегося в пыли первого.

Быстрота, столь необычная в таком крупном и массивном человеке, казалось, принесла ему легкую победу, но нельзя учесть все. Занятый двумя противниками, Армстронг не заметил, как очнулся рыжий. Тот выбросил вперёд ногу — в самый нужный момент, и Армстронг грохнулся на асфальт.

Не в силах вздохнуть, он перекатился на спину и услышал женский истошный вопль. Кто-то схватил его за ноги. Бледно-голубые глаза заглянули ему в лицо, а затем что-то взорвалось в его голове. И сразу все поглотил-мрак…

Сознание возвращалось медленно. Он лежал на траве, а на голове набухала шишка. Тупая пульсирующая боль мучительно отдавалась в глазах. Когда мгла рассеялась, Армстронг увидел над собой водителя грузовика и патрульного полицейского мотоциклиста. Он сел, потирая раскалывающуюся голову, и огляделся по сторонам.

Машина с толстухой исчезла, впрочем, как и машина рыжего и черный лимузин. Его собственный автомобиль стоял на обочине, а за ним притулился полицейский мотоцикл.

— Фу! — выдохнул он, осторожно поглаживая голову.

— Эти парни здорово вас отделали, — смущенно сказал водитель. — Они так быстро смотались, что я не успел запомнить номера машин.

— За ними едет мой напарник, — вставил полицейский. — Мы опоздали только на минуту, так что, может, ещё успеем догнать. — Он взглянул на Армстронга: — Вы сумеете их опознать? Вы их знаете?

— Нет. Пока не знаю, — мрачно ответил Армстронг. Стараясь сидеть прямо, он сжимал голову так; словно боялся, что она рассыплется на мелкие кусочки. — Двое хотели меня надуть. Представились агентами ФБР. Якобы они меня охраняли. На самом деле они сопровождали третьего.

— Как вы узнали, что они не из ФБР?

— Никогда не слышал, чтобы люди из ФБР разъезжали в иностранных спортивных машинах или использовали наручники европейского образца.

— Значит, им будет предъявлено ещё одно обвинение, — размышлял вслух полицейский. — И серьезное — имперсонация представителя закона. В любом случае, я должен представить рапорт. Пожалуйста, ваше имя и адрес. — Повернувшись к шоферу грузовика, полицейский прибавил: — Ваши — тоже, вы свидетель. — Записав данные, он спросил Армстронга: — Далеко вы направляетесь?

— В Хартфорд.

— Не наш округ, но сейчас это не имеет значения. Я поеду за вами следом. Если они за вас взялись, то могут попробовать ещё раз.

Усевшись за руль, Армстронг отправился дальше; полицейский мотоцикл стрекотал позади. Вести машину было трудно, на каждый удар пульса голова отзывалась, как чугунный шар. С усилием удерживая набрякшие веки, он всматривался вперёд, чувствуя, как внутри поднимается злость. Оказалось, что это была не слишком удачная идея — вот так, с налету, покончить с рыжим. Единственное, чего он добился, — заработал шишку на голове.

Или не только? Продолжая размышлять, Армстронг пришел к выводу, что теперь у него есть вполне определенная уверенность — казалось бы, бессмысленные поиски кусочков им же самим придуманной головоломки вовсе не являются бессмысленными. Общая картина существовала, нужно только ее построить, а для этого — найти и собрать все фрагменты. Его дом и лабораторию обыскали не шутки ради. И рыжий с приятелями не просто так повис у него на хвосте. За всем этим угадывалась цель, и ее можно выяснить, если он, Армстронг, проявит чуть больше упорства и если ему немного повезёт.

Эти мысли настолько успокоили Армстронга, что он прибыл в Хартфорд в куда более спокойном состоянии. Полицейский на мотоцикле отстал, дав на прощание двойной сигнал, и помчался обратно, на свой участок. Армстронга встретила миссис Сондерс; она нервно ломала руки и уверяла, что вышла всего на пару часов.

— Я успела только завернуть за угол!..

Обронив пару успокоительных фраз, Армстронг извлек из тайника скрытую камеру, обработал плёнку и вставил ее в проектор.

То, что он увидел, было почти полным повторением сцены из первого фильма, разве что здесь взломщиком оказался худощавый тип с впалыми щеками, который сделал своё дело без всяких помех. Прибыли двое хартфордских полицейских в штатском, и Армстронг прокрутил фильм ещё раз, для них. Однако полицейские не опознали человека со впалыми щеками и вскоре удалились, забрав плёнку как вещественное доказательство. Армстронг прибрал в лаборатории, проверил оборудование и наконец убедился, что ничто ценное не пострадало.

Ясно, что оба взломщика не нашли того, что искали. Может, они решат, что он носит это с собой? На всякий случай надо следить в оба!

Лишь через три дня он увиделся с Хансеном. Томная Мириам провела его в кабинет, где детектив беспокойно ерзал в скрипучем кресле.

— Я ошеломлен той скоростью, с какой мы бегаем по кругу, — устало заявил Армстронг.

Хансен нахмурился, порылся в столе, достал ключ от квартиры Армстронга и бросил его на стол.

— Обычно я чего-то добиваюсь, когда знаю, куда идти. Чего, черт побери, вы от меня хотите, если я работаю в потемках? Вы просите от меня информацию и время от времени зовете на помощь…

— Просто все очень скверно, — смягчился Армстронг. — Поверьте, я не стал бы держать вас в потемках, если бы сам видел хоть какой-то луч света.

— Вы всерьез хотите уверить меня в том, что топчетесь, как пьяный слон в посудной лавке, не понимая, что творится вокруг?

— Именно так! И, черт возьми, как хочется изменить ситуацию!

— Боже мой! — не поверил Хансен. — Вы-суете свой нос в чужие дела, бросаете деньги на ветер, людей преследуют и убивают — а вы не знаете, почему!

— Послушайте! Дело не во мне. Можете думать, что я просто помешался. Но остальное идет своим чередом. Вот в чем вся штука!

— Вздор, — сказал Хансен. — Своим чередом отчалит гроб на катафалке. И в нем будете вы. — Он нахмурился ещё больше. — И никто не поймет почему. — Хансен наклонился над столом и добавил: — И никто не будет знать — кто следующий?

— Вы попали в точку, — согласился Армстронг. — Это было бы неплохо — узнать, кто на очереди, после того, как меня похоронят. — Неожиданная мысль вдруг пришла ему в голову, и он с энтузиазмом добавил: — Например, вы!

— Не исключено, — мрачно заметил Хансен.

— Но, — продолжил Армстронг, — если я протяну ноги, людям следует знать, почему я их протянул. Это могло бы побудить кого-нибудь подхватить эстафетную палочку. А когда убьют и его, у меня на том свете появится друг.

— Мой бизнес ограничен этим светом, — чопорно заявил Хансен. — Астральные сферы меня заинтересуют, когда там станут платить полновесной монетой.

— Отлично. — Жестом руки Армстронг как бы отмел неприятные мысли. — Я расскажу вам то немногое, что знаю, а дальше поступайте, как сочтете нужным. Короче, мне пришла в голову мысль, что катастрофы в космосе не случайны. Возможно, это чей-то умысел. Может быть, кто-то подстраивает их.

— Кто?

Армстронг наградил Хансена презрительным взглядом.

— Как вы думаете, если я знаю ответ, то зачем я, черт возьми, прыгаю, как мартышка в клетке?!

Хансен промолчал, и тогда он продолжил:

— Эту предпосылку я принял в основном ради собственного развлечения. Или ещё по какой-то причине, которую я сейчас уже не в состоянии объяснить. Если допущение неверно, то все мои заключения тоже будут неверными, как бы логичны они ни были. Я отталкивался от того, что катастрофы космических кораблей организуются неизвестными лицами. Что же отсюда следует в первую очередь?

— Продолжайте.

— Эти аварии происходили в разное время, корабли создавались различными группами ученых и в различных государствах. Следовательно, никакой, даже сверхгениальный маньяк-одиночка не может быть ответственным за все катастрофы. Следовательно, за этим стоит организация, причём она должна быть действительно международной и лишенной всяких патриотических мотивов. Здесь мы подходим к первому противоречию. — Армстронг задумчиво почесал подбородок. — Предположим, русские хотели бы помешать нам достичь Марса раньше их; по той же причине французы могут притормозить англичан, и так далее, но зачем какой бы то ни было международной организации останавливать всех подряд? Чего они добиваются? Каковы их цели?

— Почем я знаю? — пожав плечами, сказал Хансен.

— Да, тут вроде никакого смысла нет, — кивнул Армстронг, — и именно это беспокоит меня больше всего. Неделю назад я представлял себе два решения: первое — что они продают свои услуги всем государствам по очереди, но тогда эту банду уже давно вытащили бы за ушко да на солнышко. Второе — я спятил, и мне мерещится всякая чертовщина. — Армстронг яростно поскреб голову. — Черт побери, но ведь шишка на черепе мне не мерещится.

— Подозреваю, что, погнавшись за призраком, вы, сами того не желая, наткнулись на нечто конкретное, но абсолютно из другой оперы, — предположил Хансен. — Как тот парень, который копал колодец, а выкопал труп.

— Может быть, но вряд ли. — Армстронг на миг задумался. — Если организация существует, то искать ее нужно повсюду, потому что она наверняка прячется под самой невинной вывеской. Вот почему я держу вас на сборе информации. Хочу подвести подозрения под общий знаменатель.

— А! — заметил Хансен. Глаза его блеснули, и он снова воскликнул: — А!

— Беда в том, что у меня слишком мало данных. Да ещё эти полицейские истории, слежки и погромы… Отвлекает. Вы получили письма из Англии и Франции?

Хансен достал из ящика четыре письма.

— Извините, мне следовало отдать их вам сразу. Они пришли вчера днем. — Хансен покрутил свой перстень. — Как я понимаю, вам нужна информация об одиннадцати людях, которые упоминаются в этих письмах?

— Обязательно? — Армстронг быстро просмотрел письма и протянул их назад. — Что ж, кое-кто ответил. Даже больше народу, чем я ожидал. Некоторых людей чертовски легко напугать. Крикнешь им: «Эй!» — и они уже молчат. — Засунув руки в карманы, он вытянул ноги и вздохнул: — Хорошо бы иметь окурок сигареты с места каждого преступления, а потом поговорить по душам с тем парнем, который этот окурок выбросил. Как в кино. — Армстронг мрачно взглянул на слушавшего его Хансена. — Разве вы не согласны, что любое преступление можно раскрыть по окурку, на котором написано имя убийцы, а?

— Так не бывает, — усмехнулся Хансен. — Во всяком случае, у меня. Мне приходится трудиться в поте лица — но в конце концов получается то же самое.

— Потеть, конечно, приходится. Всякий раз, когда мы надеемся, что к чему-то пришли, вдруг обнаруживается, что мы не пришли ни к чему. Рыжий исчез вместе со своими спасителями, и с тех пор о них ни слуху ни духу. Квартира в Сайпрес Хиллз оказалась арендованной человеком, который уже исчез, и опять никакого ключика. Никто не может нащупать след того типа, который разгромил мою лабораторию. Кларк Маршал умирает от тромбоза сосудов сердца, точь-в-точь как Боб Мэндл, и ни один эскулап не находит в этом ничего необычного…

— Но хоть что-нибудь они узнали? — Что они могут? Божатся, что симптомы самые обычные, и такая смерть не может быть насильственной. И что сам человек не может ни съесть, ни выпить, ни ввести себе шприцем ничего, что привело бы его к подобному концу. Отсюда следует, что обе смерти были естественными, несмотря на то что последняя произошла при чрезвычайно подозрительных обстоятельствах. Вот так-то!

Оба надолго замолчали, размышляя, затем Хансен заметил:

— Мистер Армстронг, я пришел к выводу, что у всех людей, о которых вы собираете информацию, есть одно общее качество.

Армстронг подобрал ноги.

— Какое? — отрывисто спросил он.

— Все они живы.

Снова вытянув ноги, Армстронг расслабился. — Конечно, живы. Зачем мне информация о мертвых?

— Почему нет? Некоторые из них вполне могли делиться на этот ваш неуловимый общий знаменатель, когда были живы.

— Не исключено.

— А кое-кто вполне мог умереть естественной смертью.

— Что вы имеете в виду?

— То, что их, возможно, скрутил тромбоз сосудов сердца.

— В самом деле! — Армстронг мысленно повертел идею так и сяк. — Хорошо, предположим, мы обнаружили дюжину умерших от этой болезни — ну и что? Любой врач скажет нам, что для такого города, как Нью-Йорк, это — капля в море. Тем не менее я все же согласен, что это что-нибудь может значить. Но что?

— У меня есть на этот счёт одно соображение, — произнёс Хансен. — Вы ловко подловили рыжего этой вашей камерой, но одновременно убедились, что рыжий тоже не промах. Между прочим, наверняка вы заметили то же, что и я, и подумали об этом раз пятьдесят с тех пор. — Хансен снова покрутил перстень. — А полиции это и в голову не пришло.

— Да, — медленно согласился Армстронг. — Та штука, которую рыжий держал в руке, когда стоял у двери. Она напоминала фонарь. Но кто, скажите на милость, будет стоять за дверью с фонариком на изготовку? Это нелепо. Тем не менее он держал его так, как держат оружие. — Армстронг взглянул на Хансена: — Мне кажется, у него был газовый баллончик.

Хансен кивнул:

— Согласен. — Он облизал тонкие губы. — Я могу строить предположения об этом оружии только на основе известных фактов, пусть даже они не совсем обычны. Но я никогда не поверю, что подобная штука — некое абсолютно неизвестное приспособление. Я пришел к выводу, что мы видели карманный газовый баллончик. Поэтому вчера днем я позвонил доктору Лоури и спросил, знает ли он какой-нибудь газ, способный вызвать тромбоз сосудов сердца.

— И что он ответил?

— Он ответил, что сама мысль об этом абсурдна.

— Ну вот, мы снова в тупике, — проворчал Армстронг.

— Он дает по десять долларов за каждое своё слово, и слов было немало, что такого газа не существует. — Снова облизав губы, Хансен добавил: — Но…

— Не тяните, Хансен? Вы не давали обет молчания?

— Но газовый раздражитель, достаточно мощный, чтобы вызвать дыхательные спазмы, в принципе мог стать причиной смерти человека с определенной стадией тромбоза. Пульс у жертвы учащается до неимоверной частоты и как поршнем загоняет тромб прямо в сердце.

— Ни черта это нам не даст, — заявил Армстронг, снова откидываясь в кресле. — Я своими глазами видел, как загнулся Мэндл. Он ни разу не кашлянул.

— Знаю. Я поинтересовался. Я также присутствовал на вскрытии тела Маршала. Так вот, он не вдыхал ни газ, ни что-либо другое, что оставило бы следы в его легких. Кроме того, у него не было судорог — это установлено.

— И мы опять вернулись к исходной точке. Газовый баллончик рыжего, оказывается, вовсе не газовый. — Кустистые брови Армстронга сошлись вместе. — Сдается мне, мы заплутали в трех соснах.

— С вас сто долларов, — напомнил Хансен. — Надо торопиться получить свои деньги, пока клиент не загнулся.

Армстронг встал, отсчитал деньги.

— Дайте срок, и я выберусь из этого тупика, даже если придётся рискнуть своей шеей. Хотя, надеюсь, когда я получу от вас все досье, я смогу проложить другой путь. Но для этого мне нужна информация — и чем раньше, тем лучше.

— Это уж моя работа, — сказал Хансен. — И, поверьте, я не сижу сложа руки. У меня есть кое-какие соображения.

Армстронг уже наполовину открыл дверь, но задержался.

— Не откажетесь сообщить? — спросил он.

— Дело в корреляции. Эти ребята обшарили ваш дом и лабораторию не просто так. Они что-то искали, хотя мы и не знаем, что именно. Если кто-то из вашего списка тоже подвергся обыску или был убит, это станет для меня отличным указателем. Сейчас я отрабатываю эту версию.

— Вы тратите время впустую. — Армстронг с интересом наблюдал, как Хансен открыл рот, а затем закрыл его, не сказав ни слова. — Этой версией я уже сыт по горло. Почему? А потому, что я понял — ФБР знает, что у меня искали, но предпочитает молчать. И ещё они знают, что этого у меня быть не могло…

— Значит, они просто гнусные, мерзкие вруны! — Хансен почесал лоб. — Черт побери! С каждой минутой мы погружаемся все глубже и глубже и даже не знаем — во что!

Смиренно ссутулив широкую спину, Армстронг закрыл дверь и направился домой.

Кто-то, быть может сам Хансен, прибрал его квартиру, что его очень порадовало. Отряхнув плащ, Армстронг повесил его на вешалку, достал потайную камеру, перезарядил ее, подготовил к работе и вставил обратно в тайник.

Затем он позвонил Клэр Мэндл. Она казалась такой же опрятной и приветливой, как всегда.

— О, это вы, мистер Армстронг!

— Джон! — поправил он.

— Вот ещё, — парировала она. — Мы не настолько близко знакомы.

— Именно поэтому пусть пока будет Джон. Для более серьезных дел ещё слишком рано.

— Отсюда я заключаю, что вы звоните мне не для профессиональной консультации, а просто поговорить о цветах, которые появляются весной! У вас опять скрытые мотивы. — Она мелодраматически вздохнула. — Ну хорошо, можете изложить Дело… Джон!

— Послушайте, — произнёс он, — я позвонил, чтобы выяснить, можем ли мы опять где-нибудь встретиться?

— Встретиться-то мы можем. Только надо ли? — Я хотел задать вам один очень важный вопрос.

— Неужели! Так быстро! — Она взглянула на него в притворном изумлении.

Он продолжал срывающимся голосом:

— Если у меня не окажется возможности задать его при встрече, я вынужден буду спросить прямо сейчас!

В ответ Клэр чуть опустила глаза. Красиво играет, подумал Армстронг, медленно наливаясь краской.

— Кто-нибудь побывал у вас? Кто-нибудь рылся в ваших бумагах? — проскрежетал он сквозь зубы.

Она озадаченно взглянула на него:

— Откуда вы узнали?

— Значит, кто-то был! — мрачно заметил он. Но про себя порадовался — само небо посылало ему отличную возможность сблизиться с ней. — Клэр, если вы хотите узнать подробности, это должно обсуждаться за чашкой чая, а не по телефону.

— Это ультиматум?

— Да.

— Браво! — заключила она. — Ладно, я сдаюсь. Сегодня?

Армстронг истово закивал и подумал, что ведет себя совсем по-детски; впрочем, его это не смутило. Ее улыбка была искренней.

— На том же месте в тот же час?

— Приходите пораньше!

Он проследил, как растаяло на экране ее изображение, потом вдруг пнул диванную подушку ногой, несколько раз хлопнул в ладоши, пару раз проорал во все горло:

— Здорово! Здорово! Здорово! — И, успокоившись, отправился бриться.

Клэр явилась минута в минуту — в превосходно сшитом костюме и маленькой фетровой шляпке.

— Ну, — сказала она, когда они сели за столик, — как вы собираетесь посвятить меня в эту тайну?

Он сидел сцепив руки и напряженно глядел на нее. Молчаливое созерцание продолжалось довольно долго, и спустя какое-то время она усмехнулась, достала пудреницу, изучила себя в зеркальце, но обнаружить пятнышко на носу не удалось. Убрав пудреницу, Клэр наклонилась вперёд и легонько ударила его по руке:

— Проснитесь! Я задала вам вопрос!

Покачав головой, Армстронг проникновенно произнёс:

— Воображение! Красота! Ум! Ах, черт возьми!

— В чем дело?

— Ни в чем. Скажите мне, почему вы так совершенны?

— Наверное, потому, что вы не носите очки, — усмехнулась Клэр. — Кроме того, уж не хотите ли вы меня обольстить?

— Боже сохрани! — горячо сказал Армстронг. — Хотя…

Она снова ударила его по руке, на этот раз сильнее.

— Хватит на меня смотреть, вы не в зоопарке? Возьмите себя в руки и рассказывайте об этих мародерах.

Обидевшись, Армстронг открыл было рот, чтобы дать достойный ответ, но в последний момент передумал и произнёс:

— Ладно. Слушайте. Мою берлогу прочесали граблями три или четыре дня назад. То же самое сотворили с моей лабораторией в Хартфорде. Что они искали — для меня загадка, и она не дает мне покоя. — Он внимательно посмотрел на нее. Сейчас нельзя ошибиться. Иначе можно угробить все дело. — Так как это произошло вскоре после нашей последней беседы, я задумался — нет ли здесь какой-либо связи. Иначе говоря, нас могли заподозрить в обмене какой-то информацией — тогда вы тоже должны были стать жертвой.

— Ясно. — Она была озадачена. — Чем же таким интересным мы могли обменяться?

— Наверное, тем, что искали в вашем доме, — подчеркнул Армстронг.

Клэр не обиделась, лицо ее стало ещё серьезнее.

— Кто-то проник в дом вчера, перерыл все мои бумаги, перевернул вверх дном содержимое стола и библиотеки, но ничего не взял.

— Вы уверены, что не упустили какую-нибудь мелочь?

— Вполне.

— Может быть, что-то из архива вашего брата?..

— Оттуда тоже. — В ее взгляде появилась усмешка. — Что особенного могло быть в бумагах Боба?

— Я знаю, что он работал с правительственным заказом высшей степени секретности.

— Кто вам это сказал?

— ФБР.

Трудно было судить, попал ли удар в цель. Клэр прекрасно владела собой и восприняла эту информацию спокойно. Казалось, она просто задумалась над ответом.

— Боба привлекали к какому-то космическому проекту. Это я знаю точно. Но в бумагах ничего подобного нет. Единственное исключение — та статья, в которой он объяснял свою теорию слоев. Очевидно, он не вёл записей на эту тему и передавал материалы прямо правительству, уничтожая черновики. Боб всегда был очень методичен и чрезмерно осторожен.

— Так и должно быть, если человек связан с секретной работой, — одобрительно сказал Армстронг.

— Насколько мне известно, сейчас готовится старт корабля под номером восемнадцать, — продолжала Клэр, — Боб наверняка занимался именно этим проектом. Я думаю, корабль будет совершенно новой, особой конструкции, основанной на последних разработках…

— Номер восемнадцать, можно сказать, уже почти при смерти, — возразил Армстронг и, внезапно решившись, принялся подробно описывать свой недавний визит в Нью-Мехико, спарринг-матч с Фазергилом и то, что узнал от Куина. — Не знаю, что подумаете вы, — заключил он, — но мне кажется, что такие задержки неспроста. Корабль как будто задерживают изо всех сил, заботясь только об одном — чтобы это не слишком бросалось в глаза.

Клэр задумалась, ее глаза вдруг стали серьезными. Наконец она сказала:

— Возникает любопытный парадокс. Корабль финансируется правительством, и большинство препятствий кажутся инспирированными опять же правительством. — Правительство строит этот корабль и само же тянет с окончанием работ. Возможно, в игре участвует кто-то ещё, и это усложняет ситуацию, но давайте пока сконцентрируемся только на правительственном аспекте. Почему власти тянут с постройкой корабля?

— Конечно, не потому, что у них нет на это денег. Спросите что-нибудь полегче!

— Мы должны ответить на этот вопрос. Потому что под кажущимися противоречиями всегда кроется логика.

— Единственное, что приходит на ум, — строительство корабля могут тормозить, когда появляется альтернатива уже созданным разработкам. Но зачем они ломают уже построенное, если можно заранее спланировать сроки монтажа под окончание испытаний каждого конкретного устройства? Я знаю, что бюрократы — не люди, но не настолько же!

Она неодобрительно сморщила носик.

— По-моему, слишком уж просто. Вы сами-то верите в это?

— Не верю. Но попробуйте сочинить что-нибудь получше.

Клэр снова задумалась, и Армстронг, заказав напитки, воспользовался случаем, чтобы внимательно ее рассмотреть. Она, казалось, не замечала его пристального взгляда; в молчании прошло несколько минут, затем ее глаза вдруг вспыхнули.

— А что, если номер восемнадцать вовсе не при смерти? Что, если он вообще не рождался?

— Я вас не понимаю.

— Приманка. Подсадная утка.

— Что? — воскликнул Армстронг.

— Ш-ш! — Она посмотрела на ближайшие столики. — Не надо так кричать! — Ее голос зазвучал тише, доверительнее. — Полмира пережевывает версию о постоянных диверсиях в космической промышленности, и, конечно, правительство не могло остаться в стороне. Теперь подумайте, что бы вы сделали на их месте, если бы решили поставить суперракету на стапель, но опасались бы всех этих странных штучек, происшедших с ее предтечами? — Взгляд Клэр стал острым, пронизывающим. — Что бы вы сделали?

Он хлопнул по столу огромной ручищей:

— Черт возьми! Я строил бы ее спокойно и тайком в какой-нибудь глуши, да хоть на Северном полюсе! И я строил бы другую, о которой знала бы каждая собака, в Нью-Мехико, специально для диверсантов.

— Умный мальчик! — похвалила Клэр.

— Только есть тут одна загвоздка, которая меня тревожит, — добавил Армстронг, не обратив внимания на ее сарказм.

— Откройте мне душу.

— В один прекрасный день кое-кому придётся за все это отчитаться. Или оправдаться, если угодно.

— Но вас волнует не только это, верно? — подчеркнула Клэр.

— Конечно? Я вам уже говорил, кто меня волнует!

Впервые она покраснела, и он отметил это с удовлетворением. Словно прочитав его мысли, Клэр достала пудреницу и слегка приложила к лицу подушечку. Армстронг следил за нею молча.

Закончив, она едко заметила:

— Мало кому удавалось угнаться за двумя зайцами.

— А вдруг я стану счастливым исключением? — возразил Армстронг. Он подозвал официанта и, когда на столе появились новые бокалы, доверительно наклонился к молодой женщине: — Давайте прекратим подпускать друг другу шпильки. Дело-то нешуточное. У меня все внутри переворачивается.

— Да что вы говорите! — прошептала она, сделав маленький глоток из своего бокала.

— В последние дни мне не дает покоя странное чувство, — упрямо продолжал Армстронг. — Не знаю, может, я просто свихнулся.

— Что за чувство?

— Смесь дурных предчувствий, раздражения, подозрения и вообще взвинченность.

— И давно это с вами?

— Не знаю. Давно. Или недавно. Я читаю новости, и оно появляется сразу же. Я смотрю на небо, и оно уже тут как тут. Слушаю радио, и оно пеленает меня, словно кокон. Я могу быть на седьмом небе — и вдруг самая пустячная мелочишка подрезает мне крылья. Я становлюсь капризнее примадонны.

— Вам нужна хорошая доза «Виталакса», — поставила диагноз Клэр.

Он хмуро, чуть ли не свирепо глянул на нее.

— Вот от таких слов оно и возникает! И каждый день я трачу на борьбу с ним все больше и больше сил!

Поставив бокал на стол, Клэр серьезно заметила:

— Можно сказать иначе, Джон. Вам необходимо как следует отдохнуть.

— Не думаю. Физически я совершенно здоров. Меня тревожит состояние моей психики. И на то есть основания. — Армстронг спокойно посмотрел на нее. — У меня нет доказательств, но что-то упорно подсказывает мне, что это важный кусок той загадки, которую я пытаюсь разрешить.

— Вы хотите сказать, что ваша раздражительность связана с проблемой ракет?

— Клэр, да неужели она может быть связана с чем-нибудь другим? Я уверен в этом так же, как в том, что вы сидите передо мной.

— Вы пытались докопаться до первопричины?

— Да, конечно, — только не сработало. Не понимаю, что за чертовщина. — Армстронг уныло посмотрел по сторонам и искоса глянул на Клэр. — Например, считая как-то вечером ворон, я вдруг заметил темнокожего ладного парня в зеленом тюрбане. Очевидно, свами — его звали Шри Банерджи или как-то похоже. Я немедленно стал размышлять об индусском аскетизме. Я думал о тех, кто годами пристально вглядывается в солнце, пока не ослепнет совсем, а затем продолжает это занятие уже незрячим весь остаток своей жалкой жизни. Я думал о других, которые держат руку поднятой, пока она не высохнет, и о третьих, которые сидят на корточках, пока ноги их не деформируются, и этих людей приходится потом носить на руках. Я увидел всех их словно воочию. И я почувствовал, что сердце мое сейчас выскочит из груди — так это было больно.

Странный блеск появился в глазах Клэр, когда Армстронг умолк.

— А как вы себя чувствуете со мной? Только серьезно, без острот.

— Спокойно, — сказал он. — Спокойно, безмятежно и как-то мирно.

Ее негромкий смех напоминал звон колокольчиков.

— Как если бы я была не от мира сего?

— Вы отнюдь не ангел, и слава Богу, — ответил Армстронг. — Вы женщина. Предпочитаю вас в таком качестве.

— Это не ответ на мой вопрос.

— Я на него отвечу, — неожиданно сказал Армстронг, — когда буду владеть всеми фактами.

Их глаза смотрели прямо друг в друга, и слова ее стучали, как барабан, в его мозгу: не от мира сего… не от мира сего… не от мира сего… Черт подери! Люди не из этого мира! Клэр первой опустила глаза.

Глава 6

Был час пополудни четвертого дня, с тех пор как Хансен прислал последнее досье. Армстронг отодвинул в сторону кучу бумаг, поскреб щетину и потянулся к телефону.

— Ханни на месте?

Соединяю, — медленно выговорила Мириам.

На экране появилось-суровое лицо Хансена.

— Вы получили счёт? — спросил детектив.

— Да. Чек послан почтой.

— О’кей! Что-нибудь ещё?

— Ещё? Мой Бог, мы только начали! Я кое-что нашёл в этих досье. Вы можете приехать ко мне?

— Через двадцать минут. — Хансен исчез с экрана.

Наскоро побрившись, Армстронг заметно посвежел, но круги под воспаленными глазами все же остались. Когда прибыл Хансен, Армстронг ещё держал в руках полотенце.

— Рассказывайте, Шерлок, — бросил детектив, плюхаясь в кресло.

— Из ста семнадцати досье я выбрал тридцать четыре, которые объединены одним фактом. А именно — членством интересующих нас людей в «Норман-клубе».

— Хм! — На Хансена это явно не произвело впечатления. — Слышали о таком?

— Не помню. — Детектив беззаботно махнул рукой. — На свете столько же клубов, сколько рыб в море. Большинство из них просто мыльные пузыри. Почему же «Норман-клуб» такой особенный?

— Особенностей несколько. Для начала, клуб — международный. Филиалы есть в каждой стране, практически — в каждом городе. Клубы эти закрыты для посторонних. Только сами их члены знают, зачем они туда приходят.

— Где вы раскопали этот мусор?

— В Центральном Регистре. Да будет вам известно, что все клубы и организации обязаны регистрироваться. «Норман-клуб», по документам, всего лишь литературное объединение, и никаких политических целей не преследует. Чушь собачья, за этим явно что-то кроется.

— Гм, — произнёс Хансен. — Вы хотите, чтобы я проверял всю эту толпу?

— Нет, не хочу. Я собираюсь залезть прямо в их местный клоповник и сделать это сам, если сумею, конечно. — Армстронг швырнул полотенце на вешалку и сел, не сводя глаз с гостя. — Надеюсь, кое-что разузнаю. У того рыжего был эскорт, и думаю, что это — не просто так.

— Делайте, что хотите, — невозмутимо сказал Хансен. — Только дайте мне знать, если в вашем кошельке покажется дно.

— Я хочу, чтобы вы находились поблизости — на случай, если меня загонят в угол. — Наклонившись, Армстронг открыл шкаф и достал небольшой черный приборчик с крохотной параболической антенной на торце. Протянув его Хансену, он подробно объяснил, как им пользоваться, и закончил: — Будьте готовы к шести часам вечера, угол Шестой и Западной Пятьдесят Восьмой. Однажды вы согласились со мной работать — и это был ваш собственный, осознанный выбор. Так следуйте ему.

Хансен встал, задумчиво повертел приборчик и опустил его в карман.

— Ладно. Я там буду. Но если вы умрете от тромбоза, я тут же уношу ноги. «Норман-клуб» — ха! — Он пошёл к двери. — Хорошо бы он оказался просто сборищем придурков, которые коллекционируют французские романы. Очень на это надеюсь.

Усмехнувшись, Армстронг ничего не ответил и только хитро глянул Хансену вслед. Он обратил внимание на полушутливую догадку детектива: слово «Норман» вызывало ассоциации с Францией. Там, в Париже, также был филиал клуба. Но филиалы имелись и в других местах, там, где изучение французской литературы выглядело бы несколько странно.

Очевидно, что «Норман-клуб» преследует некие цели, отличные от заявленных. Название его вовсе не обязательно связано с Францией или даже с Европой. Оно связано… С чем?

Черт, опять двадцать пять… Мысли понеслись вскачь, перепрыгивая друг через друга, одна путанее другой, а в конце цепочки его ждёт ответ столь неясный, что, добравшись до него, он не сумеет понять, что именно получил. Это был безумный танец безумного мима, разгадать который можно лишь интуитивно, но любая попытка применить логику обречена на провал.

Нахальный клоун-мим танцевал, то появляясь, то вдруг исчезая из освещенного круга на сцене и — главное — не переставая насмехаться над зрителем:

— Давай, дружище, лови меня! Я все вижу, а ты, такой большой, не видишь ни черта! Раз, два, три, четыре, пять — где меня искать? Ни за что и никогда не поймаете меня!

От этой мысли становилось жутко. Где-то рядом скрывалась леденящую душу истина, которая ловко ускользала от Армстронга всякий раз, когда тот пытался ее схватить. Истина эта напоминала о себе постоянно — о ней говорили по радио, кричали и трубили во весь голос на переполненных улицах, с иронией она звучала в помпезных речах политиков, ее с придыханием нашептывали губы ослепших отшельников, о ней бормотали толпы молящихся.

Армстронга прошиб пот. Громоздкий и неповоротливый, как медведь в клетке, он топтался по ковру, туда-обратно, туда-обратно, туда-обратно. Под его тяжелыми шагами скрипели половицы. Туда-обратно. Когда открывается зоопарк? Пускают ли туда посетителей? Принесли они какие-нибудь булочки? «Она полюбит «Чиклеминт». Он яростно надавил правым кулаком на левую ладонь. Пора? Скоро шесть часов?

«Норман-клуб» ненавязчиво намекал о миллионах долларов в карманах его членов. У десятиэтажного здания был огромный арочный подъезд, а фасад облицован серым гранитом; и то и другое производило впечатление. За аркой находилась стеклянная вращающаяся дверь, а перед дверью располагался швейцар, наряженный, как увешанный звездами генерал игрушечной армии.

Поднявшись по широким мраморным ступенькам, Армстронг наткнулся на изящную «генеральскую» руку в белой перчатке.

— Прошу прощения, сэр, — услышал он хорошо поставленный голос.

— Пока не за что, — сказал Армстронг с дерзкой щедростью.

— Сэр, вход разрешен только членам клуба.

— А! — Армстронг сдвинул шляпу на лоб и почесал в затылке. «Генерал» наблюдал этот неизысканный жест с благовоспитанной снисходительностью, намекающей, что членство в клубе не для тех, кто привык почесываться. Между тем Армстронг оценивающе разглядывал швейцара. — Как стать членом? — спросил он.

— Нужно иметь рекомендации, сэр.

— От кого?

— От члена клуба, сэр.

— Ах да, конечно. — Армстронг слегка толкнул дверь, отчего она начала медленно поворачиваться. — Боюсь, чтобы убедить моего влиятельного друга дать рекомендацию, мне придётся сперва войти.

«Генерал» воинственно нахмурился, сделал шаг вперёд и вытянул руку шлагбаумом:

— Очень жаль, сэр…

Армстронг аккуратно наступил своей ножищей на лакированный ботинок швейцара и так же аккуратно толкнул его в грудь. «Генерал» моментально оказался в сидячем положении. Быстро оглядев улицу, Армстронг вошёл в дверь и очутился в фойе, пол которого покрывал толстый ковёр.

Некто с набриолиненными волосами взял у него шляпу и пальто и элегантным жестом указал на дверь в дальнем конце:

— Сюда, сэр.

— Благодарю вас. — Шагая по толстенному ковру, Армстронг добрался до двери, оглянулся и заметил, что снаружи, на улице, швейцар в униформе уже поднялся на ноги и принял исходное положение. Преследовать его швейцар не пытался — видно, не очень-то он был уверен в себе, а может, предоставил справляться с бесцеремонным чужаком внутренней службе. Удовлетворенно улыбнувшись, Армстронг открыл дверь и шагнул в проём.

Дверь бесшумно закрылась за ним, чуть слышно щелкнул замок, и единственный в комнате человек, сидевший за дальним столом, поднял голову. Это был смуглый, холеный мужчина с черными глазами.

Равнодушно оглядев гостя, он любезным тоном произнёс:

— Рад видеть вас, мистер Армстронг. — Затем он изящной рукой указал на кресло: — Садитесь, пожалуйста. — И нажал кнопку на столе.

Осторожно усевшись, Армстронг громко произнёс:

— Так вы меня знаете?

— Конечно, конечно. — Мужчина коротко и деланно рассмеялся. — Мы вас ждали. Мистер Ротман будет здесь с минуты на минуту. Уверяю вас, он не задержится.

— Отлично. — Армстронг закинул ногу за ногу и сердито уставился на смуглого, который, совершенно не обратив на это внимания, принялся за свои бумаги.

«Мы вас ждали!» Как, во имя всех святых, они могли его ждать? Никто не знал, что он придет сюда, кроме Хансена и разве что Мириам. Армстронг встал и направился обратно к двери. Попробовал ее открыть — как и следовало ожидать, она оказалась запертой. Он вернулся в кресло. Смуглый даже не поднял глаз и с безразличным видом продолжал возиться со своими бумагами.

— Где мистер Хансен? — обратился к нему Армстронг.

Человек посмотрел на него, в черных глазах мелькнула насмешка.

— Мистер Хансен? — Он задумался на пару секунд. — Ах да, мистер Хансен! Мы позаботимся о нем, если возникнет необходимость. — Он перевёл взгляд на другую дверь: — А вот и мистер Ротман.

Сунув руку в карман, Армстронг поднялся из кресла. Вошедший оказался крупным, кряжистым мужчиной, немного склонным к полноте. Его красная физиономия была увенчана копной вьющихся белых волос. Любезно кивнув смуглому, Ротман с протянутой рукой энергично направился к Армстронгу:

— Мой дорогой мистер Армстронг! Рад приветствовать вас! — Его рукопожатие было энергичным и радушным. Похлопав Армстронга по плечу, он хохотнул: — А вы знаете, я даже держал пари, что вы появитесь не позже чем через десять дней.

— В самом деле? — хмуро сказал Армстронг. Он был озадачен. Такого приема он ожидал меньше всего. Слишком много нелепых неожиданностей во всем этом нелепом деле… — Кто рассказал вам? Хансен? — спросил он.

— Господи, мистер Армстронг, вы нас недооцениваете. Наши источники информации гораздо более надежны. — Снова хихикнув, он повёл Армстронга к той двери, откуда вышел сам. Смуглый продолжал работать, не обращая на них внимания. — Не сомневаюсь, мистер Армстронг, что вы найдете нашу компанию совершенно непохожей на то, что вы предполагали увидеть, — но так случается почти со всеми, кто к нам приходит. Очень спокойная компания, очень. — Подойдя к двери, он широко распахнул ее: — Прошу.

Армстронг, ещё не переступив порог, успел заметить небольшую группу, человек шесть, расположившихся вокруг какого-то аппарата, похожего на гигантскую видеокамеру. Он не успел ни оценить обстановку, ни что-то предпринять, ни даже пустить в ход кулаки, к чему был внутренне готов, ни даже отпрыгнуть в сторону или броситься на пол.

Эта картинка — «видеокамера» и люди возле нее — запечатлелась у него на сетчатке за мгновение до того, как из аппарата вырвался яркий голубой луч, и… сознание покинуло Армстронга, а огромное тело рухнуло на пол.

По комнате распространялся залах озона. Позади — смуглый человек хладнокровно перекладывал бумаги на своем столе, продолжая что-то писать.

Армстронг пришел в себя в роскошно обставленной камере; в горле у него пересохло, но руки-ноги были целы. Он лежал на кровати, а вокруг стояли инкрустированный столик, небольшое бюро, пара глубоких мягких кресел, электрический радиатор, стеллаж с книгами в отличных твердых переплетах и многое другое, чего обычно в камерах не бывает. Видя все это словно в тумане, Армстронг облизал пересохшие губы, поднялся, пошатываясь, добрел до умывальника, открыл до отказа кран с холодной водой и напился.

Двери в камере не было, вместо нее имелась толстая решетка из бериллиево-стальных прутьев дюймовой толщины. Подойдя к решетке, Армстронг выглянул в коридор. Противоположная стена была глухой, но по бокам его камеры находились ещё две и, возможно, ещё несколько — дальше по коридору. Тряхнув решетку, он крикнул:

— Есть тут кто-нибудь?

Кто-то зашевелился в соседней клетке справа. Ее обитатель подошел к своей решетке, но видеть друг друга узники не могли. Невидимый сосед Армстронга заговорил; судя по голосу, он был намного старше.

— Значит, вы пришли в себя? Долго ж вы были без сознания. За последние два часа я окликал вас раз десять. Как они вас взяли?

— Не знаю. Помню яркую голубую вспышку, а потом я сразу вырубился, будто меня нокаутировали. Где мы?

— Об этом, я сам хотел спросить вас. — Сосед помолчал немного и сказал: — В любом случае, сейчас вы на ногах, пришли в себя и сможете ответить на другой вопрос — очень для меня важный.

— Валяйте, — разрешил Армстронг, тщетно пытаясь высмотреть сквозь прутья хоть что-нибудь.

— Что такое жизнь?

— А?

— Что такое жизнь? — повторил человек.

— Странный вопрос. Зачем это вам?

— Совершенно необходимо! От ответа зависит моя жизнь. Я могу ее лишиться. Или даже хуже, если, конечно, такое бывает. Не знаю. Но я должен ответить на один вопрос, а он звучит именно так: что такое жизнь?

Вцепившись в решетку с такой силой, что побелели костяшки пальцев, Армстронг процедил сквозь зубы:

— Кто задал вам этот вопрос? Кому нужен ответ? Кто и почему угрожает вам?

— Если я расскажу вам, — возразил невидимый собеседник, — то вы начнете думать об этом, вместо того чтобы искать ответ на мой вопрос. Вы найдете мне ответ, хороший ответ, и вот тогда я расскажу вам то немногое, что знаю. — Его сотряс приступ сильнейшего кашля, затем он продолжил: — Напрягите же свои умственные способности, пока вы их ещё не растеряли. Следующим будете вы. Один вопрос! И надеюсь, ради самого себя вы отыщете ответ?

— Это что — экзамен?

— Его придумали они. Провалившихся хоронят.

— Вы сошли с ума! — решил Армстронг. Оставив решетку в покое, он упал в кресло, вперив желчный взор в стену. Неужто его засунули в сумасшедший дом? Известно ведь, что туда легко попасть, но почти невозможно выйти. Если так, кто поместил его сюда и по чьему приказу? Что это, искусный и надежный метод, с помощью которого влиятельные персоны устраняют со своего пути непрошеных соглядатаев? Либо его недавняя навязчивая мысль о собственной ненормальности получила вдруг весомое подтверждение?

И значит, та голубая вспышка — всего лишь видение, бред сумасшедшего? Значит, он просто вдруг взял и попал в руки ни в чем не повинному добряку Ротману? Нервный шок, нервный тик, нервный… Или — опухоль мозга… Ну уж нет, его мозг мог выкинуть какой-либо фортель, но своё основное дело выполнял безотказно, и Армстронг сейчас ощущал прилив умственных сил.

Его задумчивый взор остановился на полке с книгами, но глаза не видели их, а уши слышали лишь тихое непрерывное бормотание узника из соседней камеры. Если они хотели его убрать, гораздо проще было сделать это раньше. Значит, они хотят вытянуть из него что-то, прежде чем заставить замолчать раз и навсегда. Возможно, их интересует секретная информация, за которой посылали рыжего. Вряд ли им требовался всего лишь удовлетворительный ответ на единственный отвлеченный вопрос. Заставлять жертву покупать себе жизнь одной крупицей философской премудрости — просто форменное издевательство.

«Что такое жизнь?»

Несмотря на весь свой рационализм, Армстронг никак не мог отделаться от этого вопроса, словно гвоздем засевшего у него в мозгу. Вопрос изводил его, пока он не встал с кресла, несколько раз прошелся из угла в угол и, в конце концов, обнаружил, что снова стоит у решетки.

— Эй! — обратился он к невидимому соседу. — А как вы сами считаете, что такое жизнь?

Сосед прекратил бормотать и подошел ближе.

— В детстве и юности меня учили, что жизнь — это средство, для достижения высших целей. Наверное, я должен ответить именно так. Но что, если этот ответ их не устроит? Вдруг они скажут, что я ответил неправильно?.. И тогда… и тогда…

— Ну? — нетерпеливо спросил Армстронг.

— Не знаю. Я не уверен, что ответ правильный, а он должен быть правильным! Вы сами поймете, как важно дать правильный ответ, когда они зададут вопрос вам!

Не обратив внимания на эту зловещую ремарку, Армстронг осведомился:

— Какие ещё варианты вы придумали?

Сосед замялся, затем с сомнением произнёс:

— Жизнь — это рост.

— Кристаллы тоже растут, — заметил Армстронг.

— Значит, неправильно. Как насчет того, что жизнь — это движение?

— Деревья не движутся по собственной воле.

— Но они растут. А рост — это форма движения.

— Планеты тоже движутся. А также спутники, астероиды и прочие штуки, которые уж точно не живые.

— Ради Бога, прекратите! Если вы так легко играете словами, то они и подавно. Я придумал дюжину ответов, и все никуда не годятся. — Его усталый голос выдавал нервное напряжение. — В каждом есть какой-то изъян. — Некоторое время сосед помолчал, затем заговорил опять: — Если бы об этом спросили вас, что бы вы ответили?

Армстронг подумал насколько минут, потом медленно произнёс:

— Я бы сказал, что жизнь — это категория материи, и не стал бы ломать голову.

Без всякого восторга человек пробормотал:

— Спасибо. Это интересно. — И, отойдя в глубь своей клетки, снова принялся бормотать себе под нос.

Впрочем, на этот раз долго думать ему не дали. Минут через десять в коридоре появились два коренастых типа с суровыми лицами; они прошли мимо Армстронга, даже не удосужившись на него взглянуть, и отперли соседнюю камеру. Армстронг встал у своей решетки.

Через несколько секунд они проследовали обратно, ведя под руки сутулого, сморщенного человечка. Близоруко щурясь поверх пенсне, человечек то и дело спотыкался, но стражники были невозмутимы, как сфинксы.

Армстронг с черным юмором сказал ближайшему:

— В тебе, похоже, не меньше двухсот фунтов — значит, и веревки потребуется футов восемь.

Охранники не прореагировали, словно были глухонемыми. С невозмутимым видом они прошли мимо, а пленник между ними продолжал монотонно бубнить своё. В конце коридора захлопнулась дверь — звук их шагов и бормотание старика будто отрезало, и наступила тишина. Очевидно, в остальных камерах никого не было. Армстронг остался наедине со своими мыслями.

Следующий час он провел, обследуя свою камеру в поисках скрытых микрофонов, сканеров и прочих шпионских штучек. Ничего. Заглянув под мебель, вынув книги, просмотрев все, до чего мог дотянуться, он лишь убил время — и это немного его развлекло, но не принесло награды за труды. Если они и установили какое-нибудь следящее устройство, то разве что под штукатуркой. Чтобы его обнаружить, пришлось бы расковыривать стены и потолок.

Довольный, что ничего не нашёл, Армстронг умылся, почистил зубы, привел себя в порядок и просмотрел корешки книг. Ни одна из них его не заинтересовала.

Вскоре появился один из охранников, просунул под решетку поднос с обедом и ушёл, не проронив ни слова. На следующее утро таким же способом Армстронг получил завтрак. Еда сделала бы честь лучшему отелю. Какую бы судьбу ему ни уготовили перед тем, как что-либо сделать, его решили откормить. Наслаждаясь едой, Армстронг решил, что за меню он им, так и быть, вынесет благодарность, если, конечно, выберется отсюда.

Но когда наступило время обеда, аппетит его поубавился из-за мыслей о все ещё отсутствующем соседе. Старик так и не появился. Значит, либо он дал верный ответ, либо все это — просто безумный трюк, где на карту ставилась жизнь и где любителям задавать слишком много вопросов предлагалось ответить всего на один вопрос, но какой! Так сказать, око за око.

Но «Норман-клуб» определенно был частью той таинственной головоломки, которую он пытался разгадать, главной частью, ключевым звеном. Это знание принесло ему мало радости; получается, что этой же информацией должен владеть и Хансен, а тогда суровый детектив был одним из лучших актеров и отпетых лжецов, с какими он когда-либо сталкивался. Хотя Армстронг подозревал кого угодно, только не Хансена. А все его собственная непроходимая глупость! Дураки обречены попадать впросак.

С мрачным видом, в двадцатый раз, он ощупал жилетный карман. Вещь, которая должна была там находиться, исчезла. Они победили в этой игре! Если бы ему удалось сохранить эту штуку, половина полицейских Нью-Йорка уже ворвалась бы в их лавочку. Поскольку ничего не случилось, значит, устройство больше не работало — они знали, как с ним обращаться.

Через несколько мгновений размышления пришлось оборвать. Под решетку просунули обед, уже успевший слегка остыть. На подносе, прислоненный к тарелке с жареным цыпленком, стоял белый конверт. Быстро вскрыв его, Армстронг прочел вслух:

«Дорогой мистер Армстронг! Ваша дальнейшая судьба зависит от того, какой вы подыщете ответ на простой вопрос, написанный ниже. Надеемся, что вы дадите обдуманный ответ, ибо ваша жизнь имеет для вас значение. Потратьте время с толком — в вашем распоряжении есть два дня для серьезных размышлений».

Подписи не было. Армстронг посмотрел на шесть слов, отпечатанных большими буквами внизу, и мысли его смешались. По спине пробежал холодок. Вот когда сбылись все суеверные страхи, вот когда оправдались плохие приметы, вот, оказывается, что означало то странное душевное беспокойство, о котором он говорил Клэр!

Это была расплата! Медленно, с почти физическим усилием его глаза прошлись по шести судьбоносным словам:

«ОТКУДА ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО ВЫ НОРМАЛЬНЫ?»

Глава 7

Шесть слов состояли из двадцати восьми букв и требовали ответа, от которого зависела его судьба. Правда, в записке не говорилось о смерти прямо; угроза даже основывалась на том, что Армстронг говорил, о чем думал. Эти фокусники могли сделать с ним все, что угодно, — если их могущества хватило на то, чтобы бросить вызов правительствам многих государств и по меньшей мере на двадцать лет задержать завоевание Марса, значит, им вовсе незачем стесняться в средствах, когда дело касается одного человека. Шесть слов — они давили так, как петля сдавливает шею повешенного.

Армстронг прочитал вопрос в третий раз. Фраза была отпечатана голубым шрифтом, она казалась наглой, самоуверенной, вызывающей, словно писавший ее упивался тем, что ставил именно неразрешимую задачу.

«ОТКУДА ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО ВЫ НОРМАЛЬНЫ?»

Щелчком отправив бумажку на крышку столика, Армстронг сел, отодвинул поднос с едой в сторону, упер локти в стол и обхватил голову руками. Жареные цыплята его больше не интересовали. Это послание напоминало звонок в опытах Павлова; только собака, вместо того чтобы истекать слюной, задумалась!

Не меняя позы, Армстронг дал волю мыслям. Если он нормален, они обязательно куда-нибудь его приведут. Если он сумасшедший, они будут просто носиться по кругу. Нортон был прав — я слишком много думаю. Можно ли существовать, не думая? «Я мыслю, следовательно, я…» Я — что?

Я — Джон Дж. Армстронг. Так утверждается. Я дал жизнь умным вещицам, задуманным Джоном Дж. Армстронгом. Некоторые люди похвалили эти вещи, расценили их как плоды здравого ума и даже оказались настолько любезны, что приписали мне искру гениальности. И… и… гений сродни безумцу! Куда это я опять? Я стою на границе? Я преуспевал по одну сторону этой границы, а сейчас оказался по ее другую сторону? Тонкая красная линия…

В любом случае, что заставляет их подозревать, что я ненормален? Откуда им известно, что они сами нормальные? Что такое нормальность? Разве есть четкое определение? Если есть, то кто его придумал? И с чего этот парень взял, что он сам нормальный? Откуда вообще человек знает, что он в своем уме?

«ОТКУДА ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО ВЫ НОРМАЛЬНЫ?»

Ответ: конечно, я нормален. Откуда вам это известно? Я должен быть нормальным! Это почему? Потому что я так считаю. Так может считать любой псих! Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли? И сумасшедших убирают с дороги, не правда ли?

Менее спятившие изолируют более спятивших. Говорят, что разница между теми, кто сидит в тюрьме, и теми, кто там не сидит, в том, что последние никогда не попадались с поличным. Разница между теми, кто в сумасшедшем доме, и теми, кто вне его…

— Заткнись! — Крик вырвался у него непроизвольно, и Армстронга даже передернуло от ярости, с которой он прозвучал. Поднявшись из-за стола, он принялся мерить шагами камеру.

Не тревожься, сынок. Это все пустяки. Сумасшедшие часто беседуют сами с собой. Иногда кричат. Иногда вопят. Иногда пронзительно визжат на таких высоких нотах, что слух не выдерживает. Иногда они шепчут, шепчут, шепчут, а их налитые кровью глаза видят то, чего нигде нет. Они вытворяют и другие фокусы. Они носят талисманы, без которых не решаются перейти улицу. У них есть счастливые числа, которые управляют их жизнью, и перед каждым делом они повторяют эти числа про себя. Когда им кажется, что никто их не видит, они трогают дверные ручки, потому что не потрогать дверную ручку — ужасная примета. Они избегают наступать на трещины между камнями мостовой, ибо наступить на такую трещину означает разделить надвое живую душу. Свихнувшемуся необходимо одиночество, потому что со временем безумие расцветает и требует все больше и больше сил, и бедняга отдает их с готовностью… Но за тобой-то не числится ничего такого, сынок. Или?..

«ОТКУДА ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО ВЫ НОРМАЛЬНЫ?»

Разве ты забыл, что твой долг — принимать стойку «смирно» всякий раз, когда коллекция надраенных медных труб воспроизводит акустические колебания в определенной последовательности? Говоришь, ты никогда не совершил, бы подобной нелепости? Пятьдесят миллионов французов делают это всякий раз, когда оркестр играет «Марсельезу», а пятьдесят миллионов французов не могут быть все сплошь ненормальны, верно? Хватался бы ты левой рукой за правую ступню, едва заслышав «Крошка, танцуй веселей», если сто миллионов поступают именно так и ожидают, что ты последуешь их примеру? Ты не последуешь? Лжешь!

— Сумасшедшие — лгуны, — ни к кому не обращаясь, произнёс Армстронг. — Они лгут самим себе, упорно и многословно, и им легко себя обманывать, потому что они живут в придуманном, призрачном мире. Я себе не лгу. Я не идиот. Я разговаривал с собой, чтобы лучше сосредоточиться, так иногда делают и другие люди. Это просто привычка себя анализировать и не имеет никакого отношения к вопросу о здравом уме.

Эта маленькая речь успокоила его, но не убедила. Армстронг страдал грехом скептицизма, ибо слишком хорошо знал, насколько легко убедить того, кто хочет, чтобы его убедили. Он же не собирался сдаваться на милость эмоций. Ведь именно способ мышления определяет, здравый ум или нет. Если мысли приводят человека к конкретному результату — значит, этот человек разумен, нормален. Но если под влиянием эмоций человек не способен ни до чего додуматься, если эмоции возьмут верх над разумом — такой человек безумен.

Но что такое конкретный результат? И кто сказал это… и откуда он знал, что он сам нормален?

Армстронг вернулся за стол. Придвинув поднос с едой, он оглядел его без всякого энтузиазма и раздраженно пробурчал:

— Будь я проклят, если хочу есть, но я не собираюсь давать им повод думать, что они меня запугали, — это у них не получится!

Покончив с обедом, он развернул кресло к решетке и дал свободу своим мыслям, которые вертелись вокруг Клэр Мэндл, но отнюдь не имели отношения к ее научной деятельности. Армстронг вспомнил, как ее миндалевидные глаза вглядывались в его лицо. К таким глазам очень пошла бы изумрудно-зеленая шляпка эльфа с помпончиком на макушке. Когда-нибудь он обязательно купит ей такую шляпку и заставит надеть.

Армстронг сидел, не отрывая глаз от решетки. Наконец появился охранник. Он поставил под решетку чай и тарелку с пирожными и стал ждать, когда Армстронг отдаст ему пустой поднос, оставшийся от обеда.

Трюк, который задумал Армстронг, мог не сработать, но попробовать стоило. По крайней мере, они получат столько же пищи для размышлений, сколько сами дали ему. А кроме того — долой однообразие в жизни!

— Давай на пари, что сам ты такого не пробовал? — вызывающе бросил Армстронг сквозь решетку.

Охранник не отреагировал, более того, не удосужился поднять на узника глаза.

Беззаботно пожав широкими плечами, Армстронг выпустил вторую отравленную стрелу:

— А ты смотрел последний фильм с Консуэлой Игуэрола? Потрясающий фильм! Если б ты смотрел, то, наверное, до сих пор был бы в столбняке. Впрочем, выбрось это из головы, парень, — Консуэла все равно не для тебя.

Охранник нетерпеливо дернулся. Армстронг не спеша оглядел его с головы до ног, но и это не возымело никакого эффекта. Тогда он принес пустой поднос и начал просовывать его под решетку, удерживая в дюйме над полом. Но как только поднос оказался на «той стороне» и охранник наклонился, чтобы его взять, Армстронг разжал пальцы.

Ампула, прикрепленная к днищу подноса, на дальнем от Армстронга конце, треснула с характерным звуком лопнувшего стекла, и Армстронг едва успел отскочить прочь, когда струя мутного газа ударила снизу прямо в лицо охраннику. Несколько секунд тело беспорядочно дергалось, тщетно пытаясь выпрямиться, затем рухнуло вперёд, лицом в поднос.

Сдернув со стола скатерть, Армстронг начал лихорадочно размахивать ею, отгоняя от себя воздух. Потом он остановился, потянул носом, снова замахал скатертью, постепенно приближаясь к решетке и одновременно принюхиваясь, пока наконец не удостоверился, что пары рассеялись. Просунув руки сквозь прутья, он поднял охранника на ноги и прислонил к решетке.

Именно в этот момент он заметил ещё двух охранников, да и то лишь потому, что они стояли рядом, опершись о противоположную стену. Они небрежно отделились от стены, держа руки в карманах; на суровых лицах не отражалось ни страха, ни беспокойства, ни какого-либо желания вмешаться. Оба глядели на Армстронга со странным выражением вялого интереса.

Придерживая свою бесчувственную жертву одной рукой и не сводя внимательных глаз с двух зрителей, Армстронг другой рукой обыскал охранника. Обыск он проделал тщательно, обследовав все карманы, и все это время двое громил с академическим интересом следили за его действиями. Это была самая идиотская ситуация, в которую он когда-либо попадал.

В конце концов Армстронг осторожно отпустил охранника, и тот мягко сполз на пол. Армстронг поморщился. Ни ключа, ни оружия, ничего такого, что оправдало бы затраченные усилия. Парочка приблизилась к решетке и подняла своего бесчувственного товарища.

Ближайший к Армстронгу заглянул в камеру и спросил:

— Вас обыскали. Где вы взяли ампулу?

— Наконец-то слышу человеческую речь, — одобрительно заметил Армстронг. — Я думал, вы все языки проглотили. Как насчет немножко поболтать?

— Отвечайте на вопрос, — упорно гнул своё охранник.

— Вы ещё слишком молоды, чтобы знать о таких вещах. Вот вы скушаете свою манную кашку, вырастете большими, тогда папа вам все расскажет.

Как с гуся вода. Этот тип не выказал ни раздражения, ни гнева, ни какого-либо другого чувства. Воистину, кто бы ни подбирал сюда охранников, он, наверное, нанимал самых флегматичных типов на свете.

Восприняв его отказ отвечать так, словно это не имело ни малейшего значения, охранник приподнял голову и плечи пострадавшего коллеги и спросил:

— Сколько он пробудет в нокауте?

— Минут двадцать, — ответил Армстронг. — Потом он очухается без всяких последствий.

Охранник понимающе кивнул, и оба удалились, унося своего товарища.

Расстроенный Армстронг слонялся по камере. Ни ключа, ни оружия — вообще ничего. Редкостное невезение. Они опередили его и тут, заранее рассчитав, что он попытается освободиться. Именно поэтому у охранника не оказалось ничего полезного. Двойная страховка — ведь они обыскали его, пока он был без сознания.

Теперь Армстронгу стало понятным поведение двух остальных тюремщиков. Хотя, Бог свидетель, ему доставило бы больше удовольствия, если бы они набросились на него, как рассерженные гориллы, — уж тогда бы он им показал, где раки зимуют. Черта с два они бы с ним справились. А если бы и справились, то одного он успел бы приложить как следует. Увы, даже в этом маленьком развлечении ему отказали.

Зачем тебе ещё развлечения, ты, чудак с кашей в голове? Неужели тебе мало?

«ОТКУДА ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО ВЫ НОРМАЛЬНЫ?»

На полке с книгами имелся толковый словарь. Вытащив его, Армстронг перелистал страницы. «Нормальный — в значении: здоровый; не расстроенный умственно; в здравом уме; здравого рассудка». Конечно, в сотый раз всплыли неизбежные вопросы: «Что такое «нормальное»? Правильное? Здоровое? Кто автор определения? Кто проверял самого автора на соответствие его собственному определению? Что случится, если в психбольнице пациенты будут лечить друг друга? Вот когда жизнь не покажется медом, и никто и ни за что не ответит на главный вопрос: А судьи кто?

Поставив словарь обратно, Армстронг взял соседнюю книгу — «Змеиное гнездо» Мэри Джейн Уорд. На последней странице он прочел: «Я скажу тебе, когда это кончится — когда больных станет больше, чем здоровых, и они засадят здоровых в психушку!»

Выругавшись вполголоса, он со стуком задвинул на место и эту книгу. Больные засадят здоровых в дур дом… Или они уже это сделали? Что, если обитатели сумасшедших домов на самом деле вовсе не сумасшедшие? Бред какой-то! Как сформулировать абсолютный критерий нормальности, если не существует критерия ненормальности? Почему воинствующего индивидуалиста считают безумным, если он беден, и всего лишь эксцентричным, если он богат? Зависит ли умственное равновесие от обладания парой-другой миллионов?

Психологи и психиатры искали критерий годами и, похоже, примирились с невозможностью когда-нибудь его получить. Отсюда и пошла гулять мрачная шутка, что посреди всеобщего, поголовного и всеобъемлющего невежества и безумия почему-то лишь психиатрам дозволено утверждать — вот этот опасный маньяк может разгуливать на свободе, а вон тот вольнодумец должен быть заперт в психушку.

«Если он в здравом уме, пусть он это докажет».

И всё-таки надо найти ответ на вопрос. Ведь он точно есть, он существует, нужно только сохранить выдержку, спокойствие, собранность, устоять перед возмутительной неуместностью вопроса. Вдобавок ответ, который удовлетворит его самого, может не устроить его инквизиторов, и тогда его запросто закатают в бетон или придумают ещё что-нибудь, не менее эффективное. А что, если дать им ответ, прямо противоположный тому, какой они от него ждут. Закатить глаза, пустить слюну на подбородок, захихикать и заявить, ломая руки: «Видите, я идиот! Я всегда им был! Я самый-самый идиотский идиот в подлунном мире!» И добавить доверительным басом: «Вы знаете, кто я? Я вам скажу — я Монтигома, Виннету или Соколиный Глаз!» А в довершение — гомерически расхохотаться. То-то бы они призадумались. Но что дальше?

_ Они сделают то же самое, что и в случае, если я отвечу неправильно, — сказал Армстронг в стену.

Интересно, справился ли сосед со своим вопросом «Что такое жизнь?». Возможно, сейчас он узнал ответ, ибо нашёл его, выяснив, что такое смерть. Был этот пожилой человек первой или пятнадцатой жертвой зловещей игры? И какие вопросы задавались другим, прежде чем они вступали в неведомое? Вопросы, вопросы, вопросы… Они способны довести человека до ручки — если он уже до нее не дошел.

Армстронг устало окинул взглядом книжную полку. Если эти тома подобрали специально для него — лучше вообще их не трогать. «Змеиное гнездо» наводило на мысль именно об умышленном подборе, причём довольно коварном. Книги предназначены для того, чтобы выбить из колеи его беспокойный ум. С другой стороны, если они стояли в этой камере всегда, безотносительно к вопросу о его нормальности, от них может быть некая польза. Когда совсем будет худо, он возьмет в руки книжку, уляжется на диван и, если повезёт, на время избавится от мучительных бесконечных вопросов.

Взгляд его наткнулся на «Тиранию слов» Стюарта Чейза, он вытащил ее и бегло просмотрел; Семантика. Ну что же, это пригодится. Все, что угодно, лишь бы отнять магическую силу у воображаемых дьяволов. Испытав на себе психическую тиранию шести судьбоносных слов, он ничего не потеряет, если попытается понять своих тиранов.

Устроившись в кресле, Армстронг заставил себя отвлечься от проблем и углубился в объяснения и иронические комментарии Чейза. Все было хорошо, пока он не споткнулся об абзац, от которого мысли его снова понеслись вскачь. Тряхнув головой, Армстронг перечитал отрывок, с отвращением бормоча слова: «Навык семантического анализа позволяет нам отделить мыслительный процесс от реальных событий; делает нас способными к абстрагированию; предохраняет от соблазна заселить Вселенную несуществующими образами. Этот навык включает в себя склонность к поэзии, фантазии, творчеству, интеллектуальным развлечениям. Он удерживает нас от извечной человеческой тяги к подмене действительных причин мнимыми, выдуманными, которые вовсе не стоят того, чтобы за них драться и умирать. Этот навык предохраняет человека от опасного воздействия чужой воли, понижает степень внушаемости, сдерживает развитие психических состояний, граничащих с безумием».

Он яростно швырнул книгу в угол. «Психические состояния, граничащие с безумием». Неужели этот чертов Чейз такой великий специалист, что не боится сказать, что нормально, а что ненормально? Неужто вообще все писатели разбираются в этих вопросах? Если нет, тогда кто? Глотатели золотых рыбок? Что там сказал старый фермер своей жене? Ах, да: «Весь мир сошел с ума, кроме нас с тобой, да и ты временами чуточку странная».

Вернувшись к полке, Армстронг снял следующую книгу и открыл с обреченным видом. Если и у третьей подобный привкус, значит, совершенно ясно, все эти тома подобрали специально для него. Через три точки на плоскости можно провести только одну окружность. Следовательно, налицо подготовка, а это, в свою очередь, означает, что таинственные тюремщики действительно предвидели его появление, в чем они и признались тогда в «Норман-клубе».

Книга называлась «Человеческое мышление», автор — Бертран Рассел, и он отшвырнул ее вслед за Чейзом, когда дошел до места, где говорилось: «Некоторые считают, что психоанализ окончательно показал отсутствие в нашей вере какого бы то ни было рационального зерна именно подчеркиванием странных, почти безумных истоков самых заботливо лелеемых людьми убеждений».

Яростно выругавшись, Армстронг стал искать выключатель, чтобы погасить свет, не нашёл и, закрыв глаза, повалился на диванчик. В полночь лампы погасли сами, но прошло ещё много времени, прежде чем он погрузился в тяжелую дрему.

Ему дали помучиться ещё тридцать шесть часов, и на исходе их он понял, как быстро даже самый сильный разум пасует перед единственной навязчивой мыслью.

«ОТКУДА ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО ВЫ НОРМАЛЬНЫ?»

Забудь об этом! Выбрось из головы! Думай о чем-нибудь другом! О чем угодно!

«ОТКУДА ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО ВЫ НОРМАЛЬНЫ?»

Думай о Куине, который ждёт своего полета на Марс. Думай о Фазергиле. Думай о том дне, когда ты поймал черного окуня (он хоть и был большой, но все же не такой, как кит). Думай о том дне, когда ты запатентовал солнечный компас (десять тысяч плюс солидный процент). Думай об обеде, который матушка Сондерс давала в последний День Благодарения.

«ОТКУДА ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО ВЫ НОРМАЛЬНЫ?»

Старая добрая пытка каплями воды — бесконечное «кап-кап-кап» — вопрос, который раз за разом всплывает в мозгу и крутится, крутится, крутится, не находя ответа.

Когда появились охранники, Армстронг воспринял их приход с облегчением. Их было шестеро — сильных, с бесстрастными лицами, похожих друг на друга, как братья. Они открыли камеру, провели его по коридору, потом через анфиладу из четырех комнат и большой зал. Он ступал твёрдо и решительно, не спотыкаясь, как его предшественник. Внимательным взглядом он оценивал обстановку, больше всего сожалея о том, что эскорт оказался таким многочисленным. Двое охранников стали бы забавой для его мощных мышц, троих было бы не слишком много, и он рискнул бы испытать судьбу даже с четырьмя. Тот, кто назначил в наряд шестерых, видно, знал своё дело. Ввязываться в заведомо безнадежную драку было бы верхом глупости.

Перед огромной дверью в левой стене залы эскорт остановился, и один из охранников приказал:

— Снимите ботинки.

— Там что — мечеть? — спросил Армстронг.

— Снимите ботинки.

Наклонившись, Армстронг разулся и поставил ботинки у стены.

Один из охранников толкнул дверь, махнул рукой, и Армстронг с вызывающим видом прошёл дальше. Его ноги в одних носках бесшумно ступали по толстому ковру. Заметив кресло, он плюхнулся в него и воинственно уставился на человека, сидящего за огромным полированным столом.

Последний ответил взглядом, выражающим вежливый интерес. Типичный аристократ, подумал Армстронг. Аккуратно подстриженные седые волосы, проницательные темно-карие глаза и тонкий, крючковатый нос хозяина кабинета делали его похожим на ястреба. Губы полные, но поджатые. Линия рта свидетельствовала о наличии чувства юмора.

Бросив Армстронгу знакомый блестящий предмет, он произнёс глубоким гортанным голосом:

— Можете забрать свою зажигалку, мистер Армстронг. Остроумная штучка. Каков ее диапазон?

— Около семи миль, — коротко ответил Армстронг.

— В самом деле? Нас больше всего заинтересовал источник питания. И ещё эти крохотные магнетрончики. — Он положил на стол холеные руки и улыбнулся. — Кристалл мы, конечно, извлекли. Разве можно допустить, чтобы продолжал идти сигнал, тем более, что ваш друг Хансен преданно вас караулил. Жаль, жаль было портить вещь, но мы обязаны думать о своих интересах. Кажется, электронщики называют такое устройство скваггер?

— Бипер, — раздраженно поправил Армстронг. — Он делает «бип-бип».

— Дорогой мой! С этим «бип-бип» мы попали бы в весьма дурацкое положение, если бы заранее не подготовили вам ту дурацкую ловушку. Вы уж нас простите!

— Ничего. Трудности у вас ещё впереди, — уверил его Армстронг. — Руки-ноги у меня пока целы, и дырок в штанах нет.

Непонятно почему, но это замечание доставило его собеседнику явное удовольствие. Одобрительно рассмеявшись, он дружелюбно посмотрел на Армстронга, затем, нажав кнопку на столе, заговорил в маленький видеофон:

— Ну что? В каблуке левого ботинка? И пачка пиробумаги в правом? Почему не нашли при первом обыске?! — В его любезных глазах вспыхнули красные огоньки. — Кто обыскивал? Фамилия? — Получив ответ, он отрезал: — Пришлите его сюда немедленно, я разберусь с этим делом. — Сняв палец с кнопки, он откинулся в кресле, взглянул на Армстронга, и жесткое выражение сползло с его лица.

— Собираетесь отшлепать мальчика по попке? — спросил Армстронг.

— Лучше подумайте о том, что будет с вами, — любезно ответил собеседник. Лицо его оставалось спокойным, но в глазах появился лед. — Вам был задан вопрос. Вы нашли ответ или просите дополнительное время?

— Я ничего ни у кого не прошу, а меньше всего — у вас. — Армстронг ответил собеседнику столь же твердым взглядом. — Ответ готов.

— Какой же? — Я не знаю, что я нормален.

— Это ваш полный и окончательный ответ?

— Да, — подтвердил Армстронг. — И мне наплевать, нравится он вам или нет. Можете делать с ним и со мной, что хотите.

— Ай-яй-яй? — укорил собеседник. — Давайте будем сдержаннее. Моя личная оценка вашего ответа никак не связана с последствиями, которые он повлечет за собой. Если хотите знать, я считаю ваш ответ просто блестящим.

— Премного благодарен, — вызывающе усмехнулся Армстронг. — Сомневаюсь, чтобы кто-то ответил иначе.

— Разумное допущение, учитывая противоречивые обстоятельства, в которые вы попали, — заметил его собеседник. — Но абсолютно неверное.

— Вот как?

Инквизитор вздохнул и произнёс:

— Так уж вышло, что я знаю, что нормален. Этот факт был удостоверен со стопроцентной точностью и может быть доказан вновь в любой момент, когда мне вздумается.

— Чушь! — резко бросил Армстронг. Проигнорировав это замечание, собеседник продолжил все тем же спокойным, хорошо поставленным голосом:

— Кстати, каждый индивид в этом здании отличается от большинства людей именно тем, что абсолютно нормален. Члены «Норман-клуба» — нормальны совершенно и безоговорочно. — Холодными уверенными глазами он посмотрел на Армстронга. — Это качество — необходимое условие членства. Кандидат должен быть нормальным человеком — норманом!

— Что? — Армстронг встал, его пальцы задрожали.

— Его мозг не должен зависеть от, если так можно выразиться, флюидов собственного тела, — невозмутимо продолжал собеседник. — То есть кандидат не должен быть гуманом.

— Вы хотите сказать, что не относитесь к человеческому роду? — медленно произнёс Армстронг.

— Сядьте, сядьте? Успокойтесь! Излишняя горячность говорит не в вашу пользу. — Он взмахнул рукой и подождал, пока Армстронг не заставил себя опуститься в кресло. — Если исходить из принятых в этом несчастном мире понятий, я — человек, то есть анатомически и физиологически я ничем не отличаюсь от вас. Но в более глубоком смысле — в истинном смысле — я не гуман, слава Богу! Я — норман!

— Что такое «более глубокий» смысл? Для кого он глубокий? — осведомился Армстронг.

— Это вам ещё предстоит узнать. Всему своё время. — Норман нажал кнопку и проговорил в видеофон: — Он готов для Комнаты Десять.

Армстронг снова, встал. Он ощущал себя явно не в своей тарелке — взъерошенный, потный, да ещё и в помятом костюме.

— Значит, у меня впереди полно времени, так? И вы даете мне возможность узнать, что стоит за всей этой мелодраматической галиматьей?

— Если угодно.

— Тогда к чему эта идиотская игра в вопросы, да ещё с угрозами?

Человек широко улыбнулся:

— Вопрос подобран так, чтобы подвести ваш мозг к состоянию истощения, необходимому для последующего этапа, ибо усталый мозг и восприимчив, и не агрессивен. Что касается угроз… Я могу лишь предположить, что вы были введены в заблуждение пессимизмом и слабоволием индивида в соседней… гм… комнате.

— Клетке, — поправил Армстронг.

— Хорошо — назовем ее клеткой. Но с вашей стороны было немножко наивно позволить ввести себя в заблуждение, вам не кажется? Наше сообщение не содержало угрозы. Мы вообще не желаем вам зла.

— Хорошо. Ловлю вас на слове. Отдайте мне ботинки, и я отправлюсь отсюда восвояси.

— Не сейчас. — Хозяин кабинета посмотрел на открытую дверь и вошедших охранников. — Не сейчас, мистер Армстронг. Прежде всего мы хотим предоставить вам удовольствие убедиться, что вы действительно нормальны. Я уверен, что мы не ошиблись!

— А если всё-таки ошиблись?

В глазах собеседника вновь вспыхнул нехороший огонек.

— Я буду безмерно опечален.

— Вот это я вам обещаю! — пригрозил Армстронг. Вызывающе задрав подбородок, он поднялся, вышел вместе с охранниками за дверь и обулся. Проверять ботинки не имело смысла: из краткого разговора по видеофону он понял, что из полостей в каблуках все изъято.

Выпрямившись и махнув рукой в сторону кабинета, он спросил у одного из охранников:

— Кто этот прилизанный ловкач?

— Сенатор Линдл, — ответили ему. Армстронг даже рот открыл. — Линдл?! Ну и дела! Когда он в последний раз читал Конституцию, хотел бы я знать!

— Нужно было спросить у него «самого, — парировал охранник. Он показал в конец зала: — Теперь вас ждут там. Комната Десять.

— А там — что?

Без всякого выражения охранник ответил:

— А там заглядывают под черепушку и решают — либо…

Он не договорил и резко отшатнулся от внезапного удара армстронговского кулака. Хоть Армстронг целился в челюсть, а попал в лоб, этого оказалось достаточно — охранник опрокинулся на пол, да так и остался лежать.

Остальные проявили себя настоящими «норманами». Изменение ситуации они восприняли без лишних эмоций, отреагировали быстро и согласованно. В полном молчании и с пугающим равнодушием они набросились на Армстронга и повалили его на ковёр. Напрягшись, он отшвырнул одного из нападавших, но тот выбыл из игры ненадолго, впрочем, как и первый, получивший удар в лоб, который пришел в себя и тоже присоединился к дерущимся.

Вся семерка боролась в каком-то странном неестественном молчании, то вставая на ноги, когда могучие руки Армстронга подымали весь клубок тел, то вновь образуя на ковре кучу.

Но шестеро против одного — всё-таки слишком. В конце концов, подхватив Армстронга за руки и за ноги, тюремщики отволокли несчастного в Комнату Десять.

Там его привязали ремнями к горизонтальной металлической решетке, установленной в центре непонятного и зловещего аппарата внушительных размеров. Как индюка на вертел, подумал Армстронг.

Глава 8

Один широкий ремень прижимал лодыжки, другой стягивал колени, ещё один удерживал бедра, четвертый обхватывал талию и пятый обвивал грудь. На шее Армстронга набухли вены, лицо налилось от напряжения кровью — и ремень на груди лопнул с громким треском. Усилие, которым он порвал двухдюймовую кожу, было впечатляющим и эффектным, но абсолютно бесполезным. Его тут же опутали ещё четырьмя ремнями, и всего их стало восемь. Затем громилы перевели дух, потерли свои синяки и шишки, взглянули на пленника — без злобы, но и без восторга — и вышли.

Оставшись один, Армстронг завертел головой в разные стороны, насколько позволяли ремни, пытаясь оценить обстановку. Если это была камера пыток, то она почему-то походила на радиостудию. Среди всякой всячины, разбросанной как и где попало, он увидел несколько мощных конденсаторов, множество резисторов, лампы с водяным охлаждением и угольными анодами размером со средний аквариум, ртутные стабилизаторы, двойные проволочные сферы, вставленные одна в другую, как в старинных вариометрах. Вся проводка была не из меди, а из тонких серебряных трубочек, в местах соединений покрытых бронзой. Некоторые трубочки проходили сквозь большие стеклянные бусины, а рядом тянулись параллельные полоски алюминиевой фольги, очевидно, для подавления помех.

На этом сходство с радиостудией исчерпывалось; насколько он мог судить, странная схема не имела ничего общего с известными стандартами. Ни один радиоинженер в здравом уме не соединил бы элементы подобным образом. Странные штуковины и паутина серебряных трубочек окружали Армстронга со всех сторон, уходя куда-то за голову, где он не мог ничего. Он решил, что это и есть агрегат для прощупывания мозгов. Его догадку подтверждал шлем, висящий над головой. Армстронг мрачно сверкнул глазами.

Похоже, эти чертовы «норманы» изобрели какой-то способ сводить людей с ума, не оставляя шрамов на теле; от нежелательного человека они могли избавиться раз и навсегда, не убивая его. Ни один психиатр ничего не заподозрит, как бы тщательно он ни обследовал жертву преступления — единственного в своем роде, которое не оставляет следов. Да, все сходится. Сделав это, они позволят ему уйти. Он останется жив, но уже не сможет отличить автомобиль от велосипеда. Армстронг снова попытался разорвать ремни. Тщетно. Они скрипели, но не поддавались.

— По-моему, это устройство поинтереснее, ваш бипер, а, мистер Армстронг? — вкрадчиво произнёс чей-то голос.

Скосив глаза, Армстронг увидел Линдла. Сейчас сенатор ещё больше походил на ястреба, но острые, словно выточенные резцом, черты его лица при этом выражали подобие дружелюбия и свидетельствовали о хорошем чувстве юмора.

— Веселитесь, пока есть возможность, — проворчал Армстронг. — Петухи тоже кукарекают, пока в суп не попадают.

— Дорогой мистер Армстронг, у меня и в мыслях не было веселиться. — Линдл сделал протестующий жест. — Я в высшей степени восхищаюсь вами, а также вашими работами, которые, если позволите заметить, считаю просто гениальными. Даже этот аппарат не идет с ними ни в какое сравнение, если учесть, какие препятствия вам пришлось преодолеть на пути к своим изобретениям.

— Не надейтесь, я вас благодарить не собираюсь. Когда-нибудь и я буду точно так же восхищаться вами — связанным.

Линдл улыбнулся:

— Скажите, когда вы были маленьким, вы сами шли к зубному врачу или вас тащил силком папа?

— Я тащил папу, — кисло произнёс Армстронг.

— Вы воинственно настроены, — все ещё улыбаясь, заметил Линдл. — Однако это не ваша вина. Я буду рад продолжить разговор позже, когда вы пройдете процедуру. — Подняв руку, он сделал знак. Старый седой человек в очках с толстыми линзами в длинном белом халате приблизился к Армстронгу и мельком взглянул на него, как будто тот был кроликом, пришпиленным к лабораторному столу для вскрытия. Линдл сказал: — Это доктор Горовиц. Оперировать будет он. Приступайте, доктор! — Бросив на жертву последний веселый взгляд, он вышел.

Горовиц включил на пульте большой рубильник. Ртутные трубки замерцали пурпурным светом, угольные аноды постепенно стали красными, затем золотистыми. Странный ровный звук, напоминающий шипение пара, раздался из аппарата, и ноги Армстронга вдруг почувствовали тепло, исходящее откуда-то из-под решетки. Комната наполнилась запахом горячего металла, горелого пластика и озона.

Тщетно стараясь разорвать путы, Армстронг пообещал Горовицу:

— Я до тебя ещё доберусь! Выверну наизнанку!

Горовиц обернулся. Глаза его за мощными линзами казались огромными, как у совы. Не ответив ни слова, он взял шлем за ободок и осторожно опустил Армстронгу на голову. Армстронг успел заметить несколько непонятных колец внутри шлема, затем наступила темнота. До слуха его донеслись чьи-то торопливые шаги, резкий щелчок переключателя, а потом он почувствовал, будто его мозг вращается внутри черепной коробки.

Он не испытывал физической боли, а только странное неприятное чувство, вроде того, что люди ощущают во сне, падая с высоты и просыпаясь в ужасе от неизбежного удара о землю. Казалось, существует земной, во плоти и крови, но какой-то вялый Армстронг, наблюдающий, как другого, одухотворенного, небесного Армстронга подвергают жестоким мукам. Оба Армстронга были половинками его самого, и сознания обеих половинок пытались воспрепятствовать этому противоестественному раздвоению.

Миллион вопросов посыпался на его разум с немыслимой быстротой, а непроизвольные ответы появлялись прежде, чем мозг успевал осознать смысл обращений. Как вы реагируете на это? Как вы реагируете на то? Значит ли это утверждение что-нибудь для вас? Верите ли вы первому, второму или третьему — и почему? Отвергаете вы четвертое, пятое или шестое — и почему? Сочувствуете ли вы седьмому? Отталкивает ли вас восьмое? Как изменится ваша точка зрения на девятое, если ваше духовное «я» снова соединится с телесной оболочкой? Миллион вопросов в минуту, тысяча в секунду, сотни в каждый миг. Некогда думать, взвешивать, рассуждать, вспоминать скрытые предрассудки, предубеждения, желания и прочие нюансы, из которых складывается личность человека. Да это и не требовалось. Нужны были автоматические, реакции. Как у амебы: задрожит, сожмется или поползет?

Представьте, что вас окунают в воду. Горячая она или холодная? Светлая или тёмная? Истина или ложь? Оцените факт. Вообще, факт ли это? Вычислите эту сумму. Согласны ли вы, что это этично? При определенных обстоятельствах?.. А что такое этика вообще? Определяют ли обстоятельства этичность поступка? Откуда вы знаете, что вы нормальны? В чем разница между правдой и ложью? Может ли нечто быть правдой для одного человека и ложью для другого? Может ли оно быть правдой сегодня, но ложью вчера — и снова ложью завтра? Может ли это быть правдой для вас, но ложью для меня? Существует ли абсолютная истина и абсолютная ложь? Универсальны ли они при всех обстоятельствах? Разумен ли довод? Разумна ли вера? Откуда вы знаете, что вы нормальны? Какой смысл вы вкладываете в следующие слова?.. Разумна ли интуиция? Зависима ли логика? Рациональна ли мысль?

Армстронг тонул в бездонном море безволия, и разум его послушно откликался на все вопросы, как бы они ни были каверзны. Сколько это продолжалось, он не имел ни малейшего понятия, ибо время и пространство перестали существовать, и во Вселенной не осталось ничего, кроме его собственного беззащитного ума, исповедовавшегося перед электронным алтарем.

Первыми признаками возврата к нормальному состоянию были жар и полное физическое истощение. Он безвольно лежал на металлической решетке, уставившись невидящим взглядом на переплетение серебряных трубочек и бусин. Эта штуковина выжала его как лимон; руки дрожали, голова раскалывалась от боли. До него медленно доходило, что ремни больше не опутывают его тело, а Горовиц стоит рядом и молча его изучает.

На скверном английском, гортанным голосом, Горовиц произнёс:

— Выпейте — вам станет лучше.

Горячая жидкость обожгла горло. Сделав большой глоток, Армстронг облизал губы и закрыл глаза; мелькнула запоздалая мысль, что он выпил, скорее всего, какой-то наркотик. Снадобье подействовало сразу, и он был настолько истощен, что, махнув на все рукой, моментально провалился в сон.

На вызов ученого явились охранники. Они подняли тяжелое тело с решетки, отнесли обратно в камеру и оставили там. Они проделали это так же флегматично, как всегда, словно таскать тела было для них будничным, рутинным занятием. Но они в своё время тоже прошли через психотрон.

Армстронг проспал целые сутки, после чего умылся, побрился, позавтракал и почти пришел в себя, когда за ним явились опять. Его снова провели по коридору, через четыре комнаты в зал; снова его провели через двойные двери, и он очутился в том же кресле лицом к лицу с Линдлом. Сенатор поднял голову, на лице его читалось удовлетворение.

— Ну, мистер Армстронг, похоже, вы прошли путь до конца. Он был долог и извилист, со множеством ловушек и препятствий, но вы его всё-таки прошли. Поздравляю.

— Это ещё не конец! И наступит он, только когда…

Линдл протестующе поднял руку:

— Знаю, знаю! Вы хотите сообщить мне все, что вы обо мне думаете. Но давайте на время оставим личности, а? У вас наверняка много вопросов, и сейчас настало время на них ответить. У нас больше нет причин скрывать от вас информацию, а наоборот, есть весомый довод в пользу того, чтобы все вам рассказать.

— Какой довод?

— Вы нормальный!

— Ха! — воскликнул Армстронг с иронией. — Неужели? Даже не верится!

Подавшись вперёд, Линдл внимательно на него посмотрел.

— Послушайте, я хочу изложить вам кое-какие факты. Готов держать пари, что вы мне не поверите, хотя от этого они не перестанут быть фактами. Однако вы можете получить информацию только при определенных условиях.

— Валяйте, — равнодушно произнёс Армстронг.

— Вы должны отбросить вполне естественную враждебность по отношению ко мне, ибо она есть порождение ваших эмоций, а не разума. Я понимаю, что насильно мил не будешь, и я не прошу ни любви, ни дружбы — пока! Но я настаиваю на том, чтобы вы выслушали меня спокойно и без предубеждения. Давайте на время забудем, что произошло, и поговорим серьезно.

Армстронг задумался. По сути дела, от него требовалось изменить самому себе, пусть и на время. Превратиться в рыбу. Заморозить эмоции. Предположим, он согласится. На время. Он выслушает этого лощеного аристократа с ястребиным профилем, но пусть он не требует от него дружбы. Сидеть и слушать, флегматично, как изваяние, — это пожалуйста. Но не больше. А уж забыть — черта с два!

— Ладно. Попробую, — произнёс он наконец.

— Вот и хорошо! — одобрительно заметил Линдл. Скрестив руки на столе, он заговорил: — Как известно, и, возможно, время от времени вы об этом задумывались, людей этого мира можно разделить на группы несколькими способами. Однако критерии классификации неоднозначны и иногда противоречат один другому. Вы можете, например, разделить людей по цвету кожи. Или по фонетическому признаку, в соответствии с языками, на которых они говорят. Либо согласно их политическим, экономическим или религиозным пристрастиям. Людей можно также разделить на мужчин и женщин, на старых и молодых, на богатых и бедных, на невежественных и образованных. Критериев очень, очень много!

Он многозначительно понизил голос.

— Но есть один критерий, который применяется реже других, хотя именно он — самый важный.

— Продолжайте, — подбодрил Армстронг.

— Каждый землянин либо «гуман», либо «норман»! — Линдл оценивающе посмотрел на собеседника. — То есть, иначе говоря, либо он безумный, либо нет; либо неразумный, либо здравомыслящий!

Беспокойно заерзав в кресле, Армстронг заметил:

— Я ничего не говорю. Предоставляю это вам.

— Нормальных, в здравом уме людей — мало, — продолжил Линдл. Его голос приобрел особый тембр, мрачный и тяжеловесный, словно он пытался подражать ангелу, читающему Книгу Судеб. — Ненормальных, наоборот, много — фактически их подавляющее большинство в этом несчастном мире. Не следует питать иллюзий: если некто менее безумен, чем остальные, это не означает, что он нормален. Относительные категории — всего лишь относительные категории. Отсюда следует, что никто в этом мире не может считаться нормальным до тех пор, пока это не подтверждено объективными доказательствами.

— И конечно, вы их придумали, — саркастически заметил Армстронг. — Помешанные определяют, кто помешан!

— Минуточку! — укоризненно произнёс Линдл. — Мы ведь договорились не проявлять враждебности, не так ли? — Он спокойно взглянул на Армстронга, помолчал, затем продолжил: — Методику эту придумал не я. Ее вообще разработали не здесь.

— Значит, ее придумали на Марсе? — весело предположил Армстронг.

— Именно.

Армстронг издал непроизвольное: «Что?» — затем прикусил губу и погрузился в молчание.

— Я вас предупреждал. Я сказал, что вы получите больше фактов, чем заслуживаете! — Тонкое лицо Линдла стало задумчивым. — Эти методы были придуманы на Марсе нашими предками сто двадцать тысяч лет назад. Они — единственное средство, при помощи которого нормальность человека можно определить достоверно.

— Наши предки… Вы хотите сказать, что люди прибыли сюда с Марса… в доисторические времена?

— Не все. Только те, у которых белая кожа. По прямой линии белые — марсиане, все до единого. И неважно — знают они это или нет, нравится им; это или нет. Желтокожие люди — единственные коренные земляне, — они жили здесь всегда. В некотором смысле мы у них в гостях. Как, скажем, американцы в гостях у индейцев. Но люди с красной кожей — венериане. Чернокожие — с Меркурия. Каждый негр — меркурианец по происхождению.

— Звучит как постулаты новой религии, — скептически заметил Армстронг. — Откуда вы все это взяли — увидели в магическом кристалле? Вам кто-то передал священные скрижали?

— Послушайте! Это же происходило сто с лишним тысяч лет назад! Здесь некому было вести записи! Да они бы и не сохранились. — Линдл говорил доверительно и уверенно. Он нисколько не напоминал фанатика или служителя культа, эдакого безумного проповедника безумного учения, верного только потому, что оно «единственно верно». Он говорил так, словно убеждал, что розы — красные, а фиалки — голубые. — Видите ли, все это — достояние внеземной истории, анналы которой намного древней и гораздо достоверней, чем легенды Земли. Эти факты имеют неоспоримые доказательства, и их можно проверить в любой момент.

— Да? — прервал его Армстронг. — Как?

— Как угодно. Например, я могу показать вам трехмерные записи происходивших событий, включая первые марсианские экспедиции на Землю и Луну. Я могу дать вам поиграть с психотроном, пока вы не убедитесь сами, что он не похож ни на один аппарат, существующий в этом мире. Однако самое эффектное и бесспорное доказательство будет обнаружено тогда, когда земляне достигнут Марса — если нам не удастся им помешать!

— А! — Армстронг положил свои мощные руки на подлокотники кресла и принял воинственный вид. — Стало быть, вы признаете, что диверсии с ракетами — ваших рук дело?

— Признаю? Мой дорогой, мы гордимся этим!

— По-моему, — отчеканил Армстронг, — вы сами сунули голову в петлю и сами затянули веревку. Вы собираетесь гордиться и в тюрьме, когда ФБР поймает вас за шиворот?

Линдл иронично хмыкнул:

— Слышу речь землянина. Американца. Причём стопроцентного.

— Может быть. Но мне нравится быть американцем. Я нормален. Вы сами это сказали. Я достаточно нормален, чтобы сохранить какое-то самоуважение. И я не собираюсь продаваться первому встречному просто потому, что этот первый встречный предложил мне большую цену.

— Каков упрямец! — Линдл рассмеялся и погрозил пальцем: — Никакой враждебности — помните? У этого разговора одна цель — мы раскрываем перед вами карты, а уж вы сами решаете, что для вас предпочтительнее. Но услышать вы должны все. Ведь вы — ученый, вы не привыкли принимать решения, исходя из непроверенных фактов, правда?

— Да. Не привык. Выкладывайте все. Я слушаю — но не надейтесь, что я просто так возьму и поверю!

— Я изложу вам вкратце ту историю, которая неизвестна большинству людей в этом мире. Неизвестна потому, что ее держат в тайне по причинам, которые вы скоро поймете. Отдельные эпизоды этой истории и кое-какие факты являются тщательно оберегаемыми секретами определенных тайных обществ, например масонов или мальтийских рыцарей. Информация, которую вы от меня узнаете, не подлежит разглашению, всуе, если можно так выразиться. Это — бисер, который не рассылают перед… обыкновенными людьми. Это знание для немногих — нормальных!

— Я весь внимание.

— Вы должны не просто слушать, — сказал Линдл. — Вы должны также думать. Думать, чтобы запомнить. А запомнив и вникнув, постараться увидеть будни этого мира под новым углом, другим взором.

Линдл проницательно взглянул на Армстронга и начал рассказ:

— Более ста двадцати тысяч лет назад раса белокожих высокоразвитых людей Марса вышла в космос и направила свои корабли к внутренним планетам Солнечной системы. Они обнаружили, что все планеты заселены существами, чрезвычайно похожими на них самих, но отстающими в развитии. Разница ограничивалась чертами лица и цветом кожи. Обитатели Меркурия — чернокожие, жители Венеры — бронзовые, земляне — желтые. Объяснение здесь очень простое: пигментация находится в прямой зависимости от интенсивности солнечного облучения. Марсиане белые, потому что они должны быть белыми.

— Тут я с вами вполне согласен, — признал Армстронг. — Так и должно быть, если это вообще может быть.

Линдл не обратил на его шутку никакого внимания.

— На ходе истории сказалось различие природных условий. Все планеты были плодородны, но ни на одной жизнь не развивалась так бурно, как на Земле. Однако в этом заключалось и ее несчастье, жизнь на Земле просто-напросто пожирала сама себя. Меркурий и Венера отставали от Марса очень ненамного — настолько ненамного, что они и сами могли бы в течение ближайшей тысячи лет выйти в космос, даже если бы белые марсиане им не помогли. Но желтые люди Земли оказались невероятно примитивными, сущими дикарями, занятыми постоянной и тяжелейшей борьбой за существование среди кишащих вокруг чудовищных форм жизни. Потенциал земной расы был не меньшим, чем у их соседей, но землянам приходилось преодолевать гораздо более трудные препятствия, и прогресс, естественно, шёл медленнее. Никому из обитателей трех других планет не было нужды тратить столько сил на борьбу за выживание, и потому их развитие шло сравнительно быстро, особенно — на Марсе. Земляне же поднимались к вершине самым трудным маршрутом. Изобилие жизни на их планете, которое может быть благом, было их бичом.

— Ну и?.. — без необходимости подтолкнул Армстронг.

— В дальнейшем, совместно осваивая космос, культуры трех планет — Марса, Венеры и Меркурия — сблизились и фактически объединились. Землю — мир джунглей и болот, ядовитых растений и опасных хищников — просто игнорировали. Она была слишком молодой, слишком дикой, чтобы стать равноправным членом Солнечного Братства. Хотя, повторяю, потенциальные возможности землян были хорошо известны, и их ждала столь же великая судьба. Но так уж получилось, что немногочисленные желтые люди Земли в те времена ещё недалеко ушли от обезьян.

— Однако же самая древняя из известных цивилизаций на Земле, как оказалось, была китайской, — хитро вставил Армстронг.

— Совершенно верно, — согласился Линдл.» — Что также является доказательством правдивости моего рассказа. Я ещё вернусь к этому обстоятельству. — Прежде чем продолжить, он взглянул на Армстронга, чтобы понаблюдать, какой эффект производят его слова.

— Довольно долго Землю не брали в расчет, о ней забыли, совсем как об Америке в период между Эриком Рыжим и Колумбом. За это время люди трех других планет стали почти богами, и лишь одна черта отделяла их от совершенства — они несли в себе семена саморазрушения, склонность к агрессии, которая время от времени грозила ввергнуть их миры в кровавые и бесполезные войны. Это был изначальный, извечный дефект менталитета, который давал всходы в каждом поколении. Распознать его не могли прежде всего потому, что, во-первых, не существовало надежной методики, а во-вторых, люди понимали, что, даже если бы методика вдруг появилась, использовать ее не имело никакого смысла, пока не решена куда более важная проблема — сепарации. Иными словами, незачем отделять агнцев от козлищ, если не знаешь, что делать с последними. Вопрос об эвтаназии даже не поднимался; уровень морали в обществе был уже достаточно высок. Для того чтобы могущественные цивилизации трех планет достигли истинного совершенства, требовался некий «мирный» способ избавления от «нечистых». И в течение многих столетий мудрейшие из мудрых не могли найти решения.

Сделав паузу, Линдл перегнулся через стол и предложил Армстронгу сигареты. Взяв одну, Джон заметил:

— Ангелам тоже свойственны вредные привычки, а? — Он усмехнулся, воткнул сигарету в рот и, машинально затянувшись, как это обычно у него получалось, полез в карман за зажигалкой. Внезапно кончик сигареты зажегся сам собой, но дым, который проник в его легкие, был не табачным, а каким-то другим, ароматным и успокаивающим.

— Даже ангелы любят утешение? — улыбнулся Линдл. — Однако продолжим. Наконец нашли решение. К любому замку можно подобрать ключик, нужно лишь время. Проблема перестала быть проблемой, когда Прахада, марсианский специалист по электронике, создал психотрон. Это было абсолютное решение. Со стопроцентной достоверностью психотрон отличал рационально мыслящих людей от мыслящих иррационально. Он не мог устранить причины, скрытые на генетическом уровне, но он со стопроцентной гарантией идентифицировал психический дефект. Это был чисто психический анализ: физические несовершенства и расовые различия аппарат игнорировал. Умственно несовершенным особям отказывалось в статусе полноправных граждан всех трех планет. Если угодно, это статус «богоподобного».

— Для многих он оказался прекрасным подарком! — вставил Армстронг.

— Вскоре после изобретения психотрона один венерианский философ разработал план, который полностью соответствовал этическому кодексу Солнечного Братства и предусматривал право несовершенных распоряжаться собственной судьбой. Одним словом, не прошедших тест на психотроне решили высылать на Землю.

Армстронг уронил сигарету, но сразу же поднял ее с ковра. Его пальцы дрожали, хотя он напряг всю свою волю, чтобы сохранить самообладание. Казалось, душа его снова распалась на две непримиримые половины. «Ну и горазд же врать этот Линдл! Да он самый натуральный псих! Только сумасшедший может придумать такой вздор!» — говорила одна половина. Другой голос с дьявольской настойчивостью твердил: «А разве не это ты подозревал все время? Ты видел, ты знал, что человеческое поведение иррационально, но у тебя не хватало духу признать этот факт. Ты не доверял своим собственным мыслям, потому что считал безумие окружающих нормой!»

Решительно выбросив из головы оба назойливых голоса, Армстронг сосредоточился на поразительной истории, которую рассказывал человек с хищным птичьим лицом.

— На самом деле предложенный план «психической чистки» ненамного отличался от гораздо более позднего плана англичан, которые, после нескольких первых экспедиций, превратили в тюрьму целый материк — и стали ссылать туда преступников и всякого рода смутьянов. Для Франции эту роль играла Гвиана. Приверженцы плана, рассматривавшие Землю, если угодно, как своего рода космическую Австралию, доказывали меркурианцам, венерианам и марсианам: «Давайте избавимся от гуманов! Мы не лишаем их права на жизнь. Мы не хотим крови! Пусть сама Природа рассудит, смогут ли выжить люди с ущербным мышлением». План был принят. На это ушла бездна сил, средств, времени — целых шестьсот лет! Но они это сделали!

— Гитлер рядом с вами просто младенец, — заключил Армстронг.

Нимало не смутившись, Линдл продолжал с задумчивым видом:

— Итак, основательно потрудившись, три планеты отфильтровали всех психически дефектных и избавились от них, невзирая на возраст, пол и степень несовершенства и не обращая внимания на их просьбы и мольбы. Меньшинство превратилось в большинство. Это лучше, чем эвтаназия, и более щадящая мера, согласитесь. — С этого момента Земля оказалась населена чернокожими изгнанниками с Меркурия, коричневыми с Венеры, белыми с Марса плюс, конечно же, местными желтыми, среди которых находились и нормальные, и психически дефектные индивиды. Вопрос об их чистке так и остался открытым. К лучшему или к худшему — время покажет. Но факт, который вы упомянули и который я просил вас запомнить — о том, что именно китайцы создали древнейшую земную цивилизацию, не случаен. Ибо среди всех обитателей планеты только они имели нормальных, которые компенсировали влияние ненормальных. Прочие, как было установлено с помощью психотрона, в той или иной степени страдали безумием — и по сей день большинство все ещё остаются таковыми!

— Знаете ли, от ваших слов человек вполне может наложить на себя руки, — заметил Армстронг. — Даже сумасшедшие не любят, когда им каждый день напоминают об их обреченности.

— Интересное суждение, хотя и абсолютно беспочвенное, — возразил Линдл. — Как я вам сказал, правду знают очень немногие, остальные пребывают в счастливом неведении. Это — во-первых. Во-вторых, тысячелетия спустя выявился факт огромной значимости, факт, который дает повод для оптимизма и может считаться оправданием для чистки. Оказалось, что здравомыслие — признак доминантный.

— Что-что?

— Здравомыслие — доминанта, — настойчиво повторил Линдл. — С течением времени, по мере смены поколений, дефект мышления постепенно сглаживается и исчезает, уступая место наследственному здравомыслию. Каждое следующее поколение и качественно, и количественно отличается от предыдущего. Так называемая «дефектная» раса, как выяснилось, находится на том же пути, только значительно отстала. В один прекрасный день она наверстает упущенное! — Линдл снова взглянул на Армстронга, чтобы убедиться в действенности своих слов. — Главная проблема сейчас в другом — несовершенные люди Земли преуспевают в науке — и особенно в космонавтике — гораздо быстрее, чем прогрессируют психологически. Они угрожают вторгнуться в «святилища» богов, хотя им ещё очень далеко до богоподобия. Некоторые обладают мозгом нормана, сохраняя при этом стиль мышления гумана. Иными словами, они стремятся заполучить приз, который предназначен вовсе не для них — по крайней мере, пока. И если мы не сумеем им помешать, то есть если мы каким-либо способом не сдержим космическую экспансию Земли, то Марс, Венера и Меркурий встретятся с проблемами, которые они уже решили сто тысяч лет назад.

— По-моему, это стыдно, — сказал Армстронг.

— Разве? — Голос Линдла звучал резко. — Подумайте ещё. Вы считаете себя американцем и землянином, потому что… потому что вы так считаете. Но ведь когда-то вы так же искренне верили в Санта-Клауса и пасхального кролика. Но вы — белый и нормальный и по определению — марсианин! И вот тут возникает вопрос о вашей лояльности.

— Слишком вы быстрый, — парировал Армстронг. — Что такого сделал для меня Марс, чтобы я вдруг проникся к нему благодарностью? Я уж не говорю о лояльности.

— Многое! Например, Марс дал вам право на жизнь, хотя не так уж трудно было вообще отказать вам в нем. Вы живёте потому, что ваших предков выслали, вместо того чтобы их убить. Если бы Марс поступил так, как поступали многие из земных маньяков, вы бы не родились никогда!

— Но…

— И во-вторых, — с нажимом продолжал Линдл, — Марс не бросил этот мир на произвол судьбы. Он вмешивается в жизнь Земли и делает все возможное, чтобы ростки благоразумия не погибли. Это значит, что вы живёте в мире, который не так катастрофически безумен, каким он мог быть.

— Вмешивается? — Взгляд Армстронга стал насмешливым. — Что вы подразумеваете под вмешательством? По-моему, вы говорили, что они сослали нас сюда и бросили — именно на произвол судьбы.

— Нет. Была проведена чистка, но марсиане не умыли руки. Никогда и никому не запрещалось наведываться в этот дурдом. Ученые, заинтересованные в развитии земного человечества, прилетали и делали, что могли. Это были выдающиеся миссионеры! Многих из них помнят до сих пор — Гаутама Будда с Северной Венеры, например. Здесь его звали Буддой! В те времена наши посланцы могли сдвигать горы. Ужасно жаль, что слова этих людей всякий раз немыслимо искажались, и они никогда не бывали поняты больше чем наполовину. Их происхождение сегодня окутано мистической тайной, а попытки показать, на что способна настоящая наука, до сих пор воспринимаются как великие чудеса. На столбе огня они пришли, и на огненной колеснице вознеслись на небеса!

— Вы имеете в виду?..

Линдл кивнул:

— Почти каждый из великих, кого вы в состоянии вспомнить. Исключая Конфуция — он обладал природной мудростью аборигена-землянина, причём здравомыслящего. Но остальные… почти все… — Голос его замер, и некоторое время Линдл молчал. — Чудес не бывает, и это отлично известно многим земным ученым — потому что многие из них здравомыслящие. Говорящая статуя Мемнона просто-напросто резонировала всякий раз, когда жрец ударял по соответствующему месту. Когда Мухаммед совершал своё знаменитое путешествие в Иерусалим, он телепортировал себя с такой же легкостью, с какой тропические фрукты телепортируются через красные пустыни. Но ни демонстрация достижений науки, ни проповеди так и не смогли пробудить здравомыслие у неразумных; наоборот, на основе этических учений они создали безумные культы, которые только добавили горя в их жизнь и которые мешают этому миру до сих пор. Поэтому примерно шестнадцать или семнадцать столетий назад попытки открытого вмешательства были прекращены, а вместо них налажено более эффективное, скрытое воздействие. И вот сейчас, в наше время. Солнечное Братство вдруг обнаружило, что ему куда важнее позаботиться о защите от землян, чем об оказании им социально-психологической помощи.

— Любопытно, — признал Армстронг. Он откинулся в кресле и вытянул ноги. — Красочно, жизненно. Ничем не хуже «Золушки» и «Снежной Королевы». На вашем месте я обязательно придал бы рассказу больше драматизма. Как? Например, встал бы и продекламировал: «Смотрите! Завидуйте! Я — гражданин Марса!»

— Каковым я и являюсь, — парировал Линдл. — И вы тоже! Верно — по рождению я землянин. Но по убеждениям и по духу я — марсианин. Я не жду, что вы прямо сейчас, сразу начнете смотреть на вещи моими глазами, но я посеял семена в вашем сознании, и, рано или поздно, они дадут всходы. Нравится вам это или нет, но вы не сможете больше упрямо цепляться за земные предрассудки, если вы признаны одним из самых передовых людей в Солнечной системе. Теперь, после того как вы осознали себя здравомыслящим, ваш долг — охранять границу, тонкую красную линию, и оберегать от безумия, кого нужно спасти — других здравомыслящих.

— Мой долг? Кто это сказал? — Армстронг поднялся на ноги.

— Не я! Никто! Вы сделаете выбор сами, подсознательно, если уже не сделали. Вы не можете не быть норманом, потому что вы норман. — Линдл встал вслед за Армстронгом — одного с ним роста, он больше походил на преуспевающего адвоката, чем на известного политика. — Вы свободны, мистер Армстронг.

— Вы в себе уверены, да? «Грубое посягательство на свободу субъекта подлежит судебному преследованию». Так гласит закон. Откуда вы знаете, что я не причиню вам массу хлопот, когда отсюда выйду?

Линдл прошёл по ковру и распахнул дверь.

— Точь-в-точь мои слова. То же самое говорил я, когда освобождали меня. То же самое говорили и сотни других. И все они, после недолгих раздумий, вернулись. Вы понимаете? Наша сила именно в том, что люди тянутся к нам сами, по осознанному велению души. Хотя вы, быть может, пока этого не понимаете. Можно привести пример: птицы одного вида сбиваются в одну стаю. Но это упрощение. В других мирах приняты термины «психогравитация» или «телесимпатия».

— Я называю это стадным инстинктом, — раздраженно произнёс Армстронг. — Мне с вами не по пути. Я — волк-одиночка.

Линдл усмехнулся:

— Видите ли, главная черта нормальных — они не могут не думать. Им это нравится и не причиняет никакой боли. Они думают, думают, думают — все глубже, все настойчивей, и ничто не может их отвлечь. В конце концов, они оказываются членами «Норман-клуба». Подобное тянется к подобному — и мы с вами ещё увидимся. Обязательно. — Он приглашающим жестом обвёл комнату: — А пока что — получайте свою гарантированную свободу, мистер Армстронг. Свободу жить в безумном мире. — В его глазах вспыхнули странные огоньки. — Посмотрим, как вам теперь понравится этот дурдом!

Армстронг разглядывал Линдла, задумчиво и чуть раздраженно покусывая зубами нижнюю губу. Ему очень хотелось сказать кое-что не из школьной программы, но почему-то казалось, что Линдл этого не поймет. Наконец он проворчал:

— Ладно. В дурдом так в дурдом. Пойду набираться сил. Но предупреждаю, в следующий раз мы встретимся уже в другом месте. — Армстронг угрожающе взглянул на Линдла. — Берегитесь!

С этим он и вышел.

Глава 9

В офис Хансена Армстронг ворвался, распахнув дверь ногой. Мириам, с мечтательной улыбкой сидевшая за столом, вздрогнула, когда он прошагал мимо, вместо приветствия едва удостоив ее угрюмым ворчанием. С видом разъяренного носорога он прошёл в кабинет, плюхнулся в кресло и уставился на мрачного как туча агента недобрым взглядом.

— Отлично вы меня прикрыли! Ничего не скажешь!

Хансен слегка приподнял левую бровь, достал из ящика стола какую-то бумагу и молча швырнул ее через стол. Армстронг поднял ее и прочитал:

«Тут просто лагерь бойскаутов. Вы только без пользы потратите время. Когда понадобится помощь, я вам позвоню. Джон Дж. Армстронг».

— Подпись — ваша, — с ударением произнёс Хансен. — Я сделал двойную проверку. Второй раз — у Сида в полицейском управлении. Он заявил однозначно: почерк и подпись — ваши.

— Когда и где вы ее получили?

— Через час после того, как вы вошли в здание. Я сидел в закусочной через дорогу, за четвертым столиком слева, точно там, где вы велели быть. Тот разодетый швейцар подошел прямо ко мне, протянул конверт и сказал: «Сообщение от мистера Армстронга».

— Первый раз слышу. — Армстронг с нескрываемым раздражением бросил записку обратно Хансену. Тот продолжал:

— Я прочитал и сравнил подпись с образцом, который ношу в жилетном кармане. Это ваша подпись, Сид подтвердил. Вы сами понимаете, я не настолько прост, чтобы попасться на такую удочку, но здесь все чисто. Эту записку написали вы. — Он развел руками. — Мне не оставалось ничего иного, как собрать вещички и убраться.

— Тем не менее я ее не писал.

Хансен позволил себе испустить глубокий вздох.

— Значит, чудеса в этом мире ещё случаются. — Он отпихнул злополучное послание. — Предлагаю вам взять ее и пройтись по банкам. Если пятнадцать клерков подряд скажут вам, что подпись подлинная, тогда вам просто придётся поверить в чудеса.

Сложив записку, Армстронг сунул ее в карман.

— Я проверю сам. Если подпись моя, значит, я писал под их гипнозом. Но как? Даже не представляю…

— О, так вы были под гипнозом?

— Они со мной не церемонились, все произошло в считанные секунды. Я свалился, как мешок с мукой. А вы сидели себе спокойно и слушали «бип-бип». Приборчик они тоже нашли. Хотя о нем знали только вы и я, и я им об этом не говорил. — Сцепив пальцы, Армстронг наклонился вперёд: — Вы?

— Конечно, я! Кто же ещё! Я всегда именно так и поступаю. Не отдаю долги, плюю клиентам в лицо, а свободное время трачу на поиски способов обанкротиться. — Голос стал едким. — Если уж вы умеете во сне писать письма, то, наверное, можете и отвечать на вопросы. Во сне.

— Вопросы! — У Армстронга вырвался стон. — Я ответил на миллион вопросов. — Вот видите!

— Может, я действительно слишком много говорил. Но я не знаю, что я говорил, что писал, и не знаю, как они меня заставили это сделать. — Армстронг огляделся. — Где ваш бипер?

— В сейфе. Мириам отдаст его вам, когда будете уходить. Этот будильник пищал ещё четыре часа после того, как я сюда вернулся. И каждый раз он указывал в разные стороны. Последний раз сигнал пришел откуда-то из Нью-Джерси. Потом он выключился.

— Верно, они меня выпустили на той стороне Джерси-Сити.

Хансен внимательно оглядел его.

— Вас не было четыре дня. И похоже, «Норман-клуб» не пошёл вам на пользу. Видок у вас тот ещё.

— Да. — Армстронг некоторое время размышлял. — Как только я обрел свободу управлять своими ногами, я сразу пошёл в полицию. Я нисколько не сомневался, что прижучить эту компанию будет чертовски трудно, и то, что мне сказали фараоны, не было неожиданностью. Моя тюрьма известна как клиника для невротиков, которая содержится за счёт благотворительности влиятельных членов «Норман-клуба». В разное время два десятка психопатов досаждали полиции жалобами на незаконное содержание в клинике. Шестнадцать одумались сами; четверо обратились в суд и, потратив массу сил и кучу денег, проиграли дело. Умные адвокаты и честные свидетели не оставили камня на камне от их показаний. Кроме того, психи что-то лепетали насчет происков коварных марсиан, а любой судья знает, что человек, который бормочет про марсиан, — самый настоящий псих.

— Марсиане? — Брови Хансена снова поползли вверх.

— Ну да! — Армстронг разглядывал его со злобным удовлетворением. — Вы марсианин, и я марсианин, и Мириам тоже марсианка. Вы — инопланетянин, если только ваше имя не Пу Суньцзы. «Норман-клуб» может это доказать.

— Бред, — кратко ответил Хансен. Потом добавил: — Как они это докажут? С таким же успехом можно доказывать, что Солнце вращается вокруг Земли, а Земля квадратная. Зачем делать мир безумнее, чем он есть?

— В том-то и дело. Мир именно безумный. Почти все люди на Земле безумны, кроме меня.

По неподвижному лицу Хансена промелькнула неясная тень тревоги. Наклонившись вниз, он пошарил в нижнем ящике стола, извлек бутылку бурбона и протянул Армстронгу:

— Хлебните. Поможет.

— Да. Надо быть последним кретином, чтобы отказаться. — Армстронг приник губами к горлышку, потом перевёл дыхание и приложился опять. Наконец он отдал бутылку Хансену. — Так вот, узнав, что я — самый что ни на есть нормальный тип, я столкнулся с сотней проблем, отсюда вытекающих. Самая важная сейчас — определить, насколько безумны вы.

— Я? — Хансен, казалось, и удивился, и огорчился одновременно. Схватив бутылку, он сделал огромный глоток. — Обычно я схожу с ума, когда меня доводят до белого каления психованные клиенты.

Проигнорировав эту шпильку, Армстронг великодушно заметил:

— Конечно, есть шанс, что вы тоже нормальный. Было бы чудесно, если б так и оказалось. Если у нас обоих достанет здравого смысла, чтобы тащить свою ношу, нам следует держаться друг за дружку среди всех этих идиотов. — Он сделал жест рукой, как бы показывая весь остальной мир.

— Что они с вами сделали? — озабоченно осведомился Хансен. — Влили под череп бутылку пива?

— Сейчас расскажу. На этот раз без дураков. Произошло вот что…

И Армстронг поведал Хансену, что с ним случилось. Это заняло почти час. К тому времени, когда он окончил свои рассказ, лицо агента выражало весьма любопытную смесь эмоций.

— Вот так, — заключил Армстронг. — Оказывается, на старушке Земле живут сами земляне плюс потомки изгнанников с Марса, Венеры и Меркурия. И практически никто из них ни о чем не догадывается. У большинства мышление все ещё дефектно, хоть и в разной степени, и об этом они тоже ничего не знают.

— И вы поверили в эту белиберду? — взорвался Хансен.

— Я ее не принимаю. Но и не отвергаю. С одной стороны, это слишком унизительно для самолюбия, но с другой — очень уж правдоподобно.

— Вы представляете, что станется с этой планетой, если ее обитатели вдруг обнаружат, что они — толпа хронических психопатов, запертых в дурдоме? Дьявол меня побери, они тогда действительно свихнутся!

— Идиот, по определению, не может быть идиотом только наполовину, — иронично заметил Армстронг. — Кроме того, вы забываете, что здравомыслие всё-таки доминирует. Дефект мышления — признак рецессивный, он обречен на вымирание, хоть и медленное. Этот мир в своё время обязательно станет «нормальным», и тогда другие планеты примут нас в свою семью как давно потерянных братьев. Но пока мы ещё не готовы.

— Чепуха! — отрезал Хансен. — Ахинея! Вздор! Галиматья! Псевдоисторические байки!

— Может быть — да, а может быть — нет. Вы упустили кое-что. Меня, например, весьма тревожат два обстоятельства.

— Что такое?

— Во-первых, аварии ракет — действительно дело рук этих милых ребят, и как они их устраивают, нам неизвестно. Во-вторых, диверсии организуют члены «Норман-клуба» самых разных национальностей. И неважно, считают ли они себя русскими марсианами, английскими марсианами, французскими марсианами или ещё какими-нибудь марсианами. Главное — они считают себя в первую очередь марсианами, венерианами или меркурианами, а уж догом англичанами, русскими или португальцами. — Армстронг на мгновение задумался. — Однако если бы ракету строили в Индии, то, скорее всего, ее уничтожили бы индо-венериане. Африканский корабль погиб бы от рук афро-меркуриан. Мы столкнулись с могущественной и безжалостной организацией глобального масштаба, которая действует в интересах не нашего мира. То, что вера этих людей, возможно, основана на полном абсурде, не имеет никакого значения. Даже если бы ни Христос, ни Магомет не родились на Земле, это не избавило бы мир от фанатиков, инквизиции и исламского фундаментализма. Вера, религия, идеология — вот что имеет значение.

— Знаю, знаю, — мрачно согласился Хансен. — Таким образом, мы оказались перед абсолютно алогичной ситуацией, когда утверждается, что правда — это не то, что очевидно, а то, во что очень сильно верят. Хуже всего другое — нелогичность, исходя из неверных предпосылок, объяснить можно логично. Стоит только встать на эту позицию, как произойдёт превращение — любой жизненный эпизод лишний раз будет доказывать, что мир действительно охватило повальное безумие. — Он покосился на бутылку бурбона и продолжил: — Так, нелогичность утверждает, что если пятьдесят миллионов людей твёрдо, фанатично верят в хрюндельмундиндель, то хрюндельмундиндель существует! Хотя до какого же абсурда нужно докатиться, чтобы использовать в качестве аргументов фразы вроде «Пятьдесят миллионов французов не могут быть не правы». Сумасшедшие законы для сумасшедших людей!

— По-моему, мы сегодня надеремся, — пробормотал Хансен.

— Я хочу сказать, что вопрос в том, правы или не правы эти фанатики из «Норман-клуба», сейчас не важен. Важно другое — какое действие оказывает на них вера, в чем кроются мотивы их поведения. И как следствие: что мы можем сделать, чтобы испортить им игру.

— А чего ради, собственно, беспокоиться? — Схватив бутылку, Хансен сделал большой глоток. С трудом переведя дух, он воскликнул: — Ух ты? — Потом провел ладонью по губам. — Если какие-то психи хотят вырваться в космос, а другие психи хотят им помешать, почему не дать им возможность подраться между собой? Если кто-нибудь когда-нибудь доберется до Марса, мне от этого не отломится ни одного цента.

— Это за вас говорит бурбон. — Армстронг строго взглянул на Хансена. — Обычно вы говорите не так. Вы забыли, что я — как раз тот самый псих, который рвется на Марс, и что я плачу вам за то, что вы помогаете мне продвигаться в этом направлении.

— Да. — Хансен кивнул. Его внимание сейчас целиком занимал язык, который вдруг перестал слушаться. — Да… я имел в виду… это самое… конечно? Все, что вы говорите!

— Тогда оставьте бутылку в покое и слушайте внимательно. Этот эпизод в «Норман-клубе», как гребень гигантской волны, перенес меня через рифы. Но я не удовлетворен. Слишком много камней остались неперевернутыми.

— Вы имеете в виду смерти Мэндла и Маршала?

— И это, и кое-что другое. Например, кто и зачем обыскивал мою квартиру и лабораторию? Кто тот рыжий? Куда он делся? Что он искал? Зачем следил за мной?

Хансен со всеми предосторожностями опёрся руками о стол и встал; глаза его сузились, лицо стало строгим. Продолжая смотреть на него, Армстронг упер ноги покрепче в пол и напрягся.

— Сальто вам не поможет, — произнёс за его спиной тихий, вкрадчивый голос. — Прошу воздержаться от резких движений. И вы, мистер Хансен, будьте добры, сядьте на место.

Щелкнул замок, и в поле зрения Армстронга появились трое мужчин. Он узнал их. Первым был рыжий. Второй — худощавый задохлик, который резвился в его лаборатории. Третий был из той парочки фиктивных агентов ФБР.

Рыжий и задохлик держали в руках «фонари», как две капли воды похожие на тот, который засняла потайная камера Армстронга. Третий человек держал руки в карманах.

Рыжий легкими шагами пересек кабинет, присел на краешек хансеновского стола вполоборота к детективу и непринужденно обратился к Армстронгу:

— Надеюсь, вы не натворите глупостей. Да и зачем вам это? Ведь вы знаете, что вы — нормальный.

— Если ваши штуковины — орудия убийства, предупреждаю, вам это будет дорого стоить, — ответил Армстронг. — И советую не тратить попусту слов.

— В вашем посещении «Норман-клуба» более всех был заинтересован я, — продолжал рыжий. — Дедуктивные способности делают вам честь.

— Спасибо. Вы даже не представляете, как это лестно для меня.

— Отдельная благодарность мистеру Хансену за его посильную поддержку.

— Дьявол вам в печенку! — проскрежетал Хансен. — Что вы сделали с Мириам?

— Она в полном порядке. В хорошей компании. Ей не причинят зла, уверяю вас. — Голубые глаза рыжего загорелись холодным светом, и он продолжил, сверля Армстронга твердым немигающим взглядом: — Нам было очень приятно узнать о вашей нормальности. Но гораздо большее удовлетворение нам доставил ваш отказ от членства в «Норман-клубе» и решимость продолжать борьбу. Подобная реакция редка и в высшей степени похвальна.

— У вас что, спрятан здесь микрофон?

— Да, под календарем мистера Хансена найдется один. Жаль, конечно, что мистер Хансен оказался втянутым в это дело, но это не его вина — о микрофоне он не подозревал. Конечно, аналогичные штучки есть и в вашей квартире, и в лаборатории, ведь нельзя же заранее знать, где вы пожелаете излить душу.

— Вы основательно потрудились.

— У нас привычка все делать основательно.

— У вас?

— Я не попадусь на удочку, мистер Армстронг. Считайте, что я говорю от своего лица и от лица моих товарищей, и на этом остановимся. — Его тонкие губы скривились в мягкой усмешке, но глаза остались холодными и невыразительными. — Мы здесь потому, что нам нравится ваше отношение к космическим экспериментам, особенно теперь, когда вы знаете то, что знаете. Ответьте, неужели, несмотря на мнение «Норман-клуба», несмотря на то, что вы, сами того не зная, оказались под их защитой, неужели вы по-прежнему ратуете за скорейшее завоевание космоса?

— Да.

— Почему?

— Занимайтесь лучше своими делами, — предложил Армстронг.

— Именно это мы и делаем в настоящий момент. Видите ли, мистер Армстронг, мы тоже заинтересованы в скорейшем прорыве в космос.

— Чьем? — Армстронг проницательно оглядел рыжего. — Американцев, русских, эскимосов или ещё кого-нибудь?

— Землян. Любых землян. Национальность не имеет значения.

— У вас большие планы. Вы были бы мне очень симпатичны, если б хоть раз в году ходили в баню. Вы анархист?

Рыжий упорно не желал выходить из себя, по-прежнему сохраняя невозмутимость.

— Меня не интересуют земные религии и всякие политические «измы». Я — уроженец Марса.

— Хе-хе! Оч-чень приятно! — пробурчал за его спиной Хансен.

Рыжий обернулся и оглядел его своими змеиными глазами. Хансен добавил:

— Я тоже так умею. Знаете, кто я? Мудрец из страны Оз?

— Весьма остроумно, — отчеканил рыжий ледяным тоном.

— А по-моему, ваши шарики как-то не так крутятся, — сказал Армстронг. — Вы сумасшедший?

— Видите ли, мистер Армстронг, психотрон объявил вас нормальным, а вот нас — к сожалению, нет. Вот почему мы торчим на этой паршивой планете? Вот почему мы хотим вырваться! — Он наклонился вперёд. Глаза рыжего засверкали сильнее. — Никакая чертова машина не имеет права решать, где кому жить. И не сможет, если вы…

— Не загибайте! Ваша история не выдерживает критики сразу по нескольким пунктам. Во-первых, большая чистка завершена уйму лет назад, и поэтому…

— Завершена, — прервал рыжий, — но отдельные люди с дефектами мышления рождались в каждом следующем поколении. Их вышвыривали вон сразу, как только обнаруживали. Они появлялись здесь, у вас, раз за разом — принцесса Карибу, Каспар Хейзер… имя им легион?

— Второе, — спокойно продолжал Армстронг, — ни один человек, даже полный идиот, не стал бы хвастать своим идиотизмом, не имея на то причин. Какая же причина у вас?

— А как вы думаете?

— Я думаю, что вы пытаетесь меня надуть, заявляя, будто завоевание космоса послужит безумным целям патентованных идиотов. Зная мое отношение к теме, вы рассчитываете таким образом заставить меня отказаться от своих планов.

Именно этого добивался «Норман-клуб»! Я полагаю также, что вы — всего-навсего шестерка и работаете на «Норман-клуб», обрабатывая меня по принципу «от противного». Я не могу понять только одного — почему, черт бы вас всех побрал, почему вы придаете моей персоне такое значение?!

— Не мои, а ваши выводы, мистер Армстронг, не выдерживают никакой критики. Мы имеем такое же отношение к «Норман-клубу», какое вы имеете к индийским раджам. Что же касается вашей значимости — она определяется информацией, которую вам удалось откопать и которая затрагивает нас непосредственно. — Рыжий медленно покачивал ногой, ударяя каблуком по столу. Рука его твёрдо сжимала похожее на фонарь оружие, а раструб был направлен Армстронгу в грудь. — Я не могу заставить вас поверить в то, во что вы верить не желаете. Но если, отказываясь верить фактам, вы также отказываетесь подчиниться нашим требованиям… — Он многозначительно покачал «фонарем». — Мы добьемся этого любым путем.

— Ну-ну, полно! Вы же не герой телесериала о гангстерах, — напомнил Армстронг. — А чего вы добиваетесь?

— Информации.

— Какой информации?

— Не прикидывайтесь идиотом! — неожиданно вспылил рыжий. — Вы знаете, что нам нужна информация о ракетах девятнадцать и двадцать…

— А-а! — произнёс Армстронг, изо всех сил скрывая изумление. — Ах, это! Ну, я ее закопал.

— Где?

— Под Статуей Свободы.

— Это не смешно. — Рыжий опустил ноги на пол и выпрямился во весь рост. Оба его приятеля, выйдя из полурасслабленного состояния, насторожились. — Честно говоря, я уже сыт по горло препирательством с таким упрямым мулом, как вы. Мы даем вам ровно минуту…

Слова его заглушил внезапный шум в приемной. Дверь распахнулась, послышался топот ног, пронзительный крик Мириам, и один за другим прогремели четыре выстрела. Стекло в двери треснуло, куски его разлетелись по сторонам, и крупнокалиберная пуля впилась в ножку стола. В тот же миг Армстронг ударом ноги вышиб из руки рыжего «фонарь», который со стуком упал на ковёр.

Не теряя времени на то, чтобы выпрямиться, он выбросил вперёд мускулистую ручищу и сгреб рыжего в охапку. Тот почти не сопротивлялся, это было бесполезно.

Армстронг рычал, как рассерженный медведь. Грохнул выстрел, струя пламени ударила со стороны внутренних помещений офиса, и Армстронг увидел, как темные, напряженные глаза детектива вперились в худощавого, сгибающегося в поклоне, как японский генерал. Ещё два выстрела прозвучали со стороны задней двери. Армстронг не обратил на них никакого внимания и, игнорируя судорожные попытки рыжего освободиться, одной рукой надавил ему сверху на шею, другую завел под подбородок и дернул одновременно вверх и вбок. Послышался глухой треск, и тело рыжего безвольно свалилось на ковёр.

Тяжело дыша, Армстронг поднялся на ноги и вытер руки о полы пиджака.

— Черт возьми! Я свернул ему шею! Как цыпленку! — Он с удивлением посмотрел по сторонам и заметил, что суровый Хансен все ещё сжимает в правой руке пистолет.

Толстый помощник детектива по имени Пит заглядывал в дверь, а за его спиной маячила пара полицейских. Худощавый неподвижно лежал на полу, а третий налетчик сидел в углу с дыркой вместо левого глаза.

— Кажется, мы перестарались, — опечалился Пит. — Теперь эти ребята ничего уже не расскажут. — Войдя мелкими шажками в комнату, он ткнул ногой худощавого. — Мертвее пустой бутылки.

Спокойно положив пистолет на стол, Хансен посмотрел на полицейских и указал на телефон:

— Звоните, если хотите. Сообщите заодно и в ФБР — у них был какой-то интерес к этим парням. — С выражением усталого смирения он смотрел, как полицейский набирает номер участка. — Отличная работа, Пит, — медленно проговорил Хансен.

— Интересно, что это вы называете отличной работой? — осведомился Армстронг. Искоса поглядывая на полицейских, он незаметно толкнул «фонарь» рыжего под стол, с глаз долой. — Вы знали, что он собирается вмешаться?

— Не знал, но надеялся.

— Как же это случилось?

— У меня свои порядки и свои методы. Когда я получил ту вашу записку, я действительно ушёл из кафе. Но мои обязанности взял на себя Пит. Его сменил ещё один человек. Наблюдение велось вплоть до того момента, как вы появились здесь, и просто здорово, что я не упомянул об этом раньше. Агентам были даны инструкции дождаться вас, когда бы вы ни вышли, и следовать за вами, куда бы вы ни пошли. Они потеряли вас, когда замолк «комар».

— Ну и?..

— Я и сидел в забегаловке, — вмешался Пит, — когда позвонила Мириам и сообщила, что вы только что явились сюда. Я вернулся к нашей конторе и болтался поблизости, чтобы не пропустить, когда вы выйдете. Потом подъехали эти рожи, а парня с Сайпрес Хиллз я усек сразу. Для меня этого было достаточно — я вызвал полицию, и мы ворвались внутрь за ними следом. Вот и все.

— Вот и все, — как эхо повторил Армстронг. — Очень просто — несколько выстрелов, три трупа, и ответы на все вопросы у нас в кармане, так? Черта с два! Хотя нам и повезло. — Пройдясь взад-вперёд по комнате, он столкнул со стола набитую бумагами папку, выругался, наклонился и принялся собирать разлетевшиеся листы. И только Хансен заметил, как Армстронг сунул в карман тот самый, похожий на фонарь, предмет. Впрочем, виду Хансен не подал.

— Они едут сюда, — сказал полицейский, положив трубку. Заметив в ногах худощавого второй «фонарь», полицейский подобрал его, повертел в руках и посмотрел на Пита:

— Вы насчет этой штуковины нас предупреждали? По-моему, ничего особенного. Обычный фонарь.

— Попробуйте его на себе, — предложил Пит. — Может, вы успеете получить удовольствие, прежде чем обнаружите, что играете в раю на арфе.

— Хм! — Полицейский, недоверчиво ухмыльнувшись, положил «фонарь» на стол. Склонившись над третьим телом в углу, он обыскал его, обнаружил ещё один «фонарь» и положил рядом с первым. Поняв намек, его напарник вышел в приемную и через несколько секунд вернулся с третьим «фонарем». Оглянувшись через плечо, он проговорил:

— В самый глаз. Отличный выстрел, скажу я вам. Давно у меня так не получалось. Я сейчас в хорошей форме.

Хансен глубоко вздохнул и крикнул:

— Мириам!

— Отсутствует, — сказал Пит. — Она схватила свою шляпку и исчезла в тот самый миг, когда мы вошли. Как говорится, взяла ноги в руки. Историчка!

— Истеричка, — поправил Армстронг. — Нет, историчка, — упорствовал Пит. Он кивнул в сторону Хансена. — Она такое говорила о его предках, что уши вяли. Жаль, вы не слышали!

— Ничего, оклемается, — рассудил Хансен. — Утром будет здесь. Я же плачу ей за работу, верно?

— Наверное, она думает, что ей платят не за то, чтобы она на работе умерла, — предположил Пит.

— Это без надобности, — отрезал Хансен. Глаза его снова вернулись к клиенту. — Риск повышает ставки.

— Заметано! — Армстронг опустился на корточки и о чем-то задумался над телом рыжего. — Как скажете. Пока я ещё не банкрот!

Он внимательно вгляделся в лицо мертвеца. Теперь оно стало спокойным и утратило большую часть своего высокомерия. Нос покрывали веснушки, и кожа была как у всех рыжих — тонкой, почти прозрачной. Больше ничего особо примечательного его лицо не могло сказать Армстронгу. И если этот человек действительно уроженец Марса, то он не нуждался ни в каком гриме, чтобы скрыть своё инопланетное происхождение. Он был защищен самой своей ординарностью. В толпе вы отыскали бы дюжину таких, как он. Неужели поразительное заявление рыжего основано на реальных, действительных фактах? Или это ещё одна порция лапши на уши, которой его потчевали с того момента, как он переступил порог «Норман-клуба»? Линдл делил мир на нормальных и ненормальных, но — земного происхождения, и он ни словом не обмолвился о марсианах, которых ссылают на Землю сейчас. Верно, он на