КулЛиб электронная библиотека 

Вместе навсегда [Андрей Михайлов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Алексей Михайлов Вместе навсегда

У подножия величественной поросшей вековыми соснами скалы, один из склонов которой представлял собой редкое по красоте обнажение розового мрамора, невзирая на солидный статус каменного соседа и его покой, играя отблесками солнца, резвилась небольшая шустрая речка. На противоположном берегу, среди соснового бора, уютно устроился белый двухэтажный выполненный в альпийском стиле дом. Не имея возможности убежать, но бессмысленно повторяя попытки и каждую секунду пронося мимо человеческого жилища уже совершенно новый поток воды, река напоминала обитателям дома своей философией движения о парадоксе постоянства и изменчивости мира, о его свободе и ограниченности.

На просторной залитой ярким полуденным летним солнцем открытой террасе, с которой хорошо был виден прекрасный пейзаж вокруг, в плетёных из ротанга креслах напротив друг друга за небольшим круглым стеклянным столиком сидели двое мужчин. На столе в маленьких из белого фарфора кружечках источал аромат кофе излюбленного хозяином сорта с низким содержанием кофеина и таким специфическим кисловатым вкусом, характерным именно для арабики. Нарушая природный аромабаланс, запах, подхватываемый ветром, разносился далеко вниз по реке. В вазочке лежало румяное печенье домашней выпечки.

Один из сидящих на мягких терракотового цвета подушках был ценителем аравийских кофейных зерен и альпийского архитектурного стиля.

Хозяин дома Андрей Васильев – мужчина лет сорока с небольшим. Но его любовь к полезному для здоровья времяпрепровождению на природе, отсутствие вредных привычек и с детства поддерживаемый, благодаря отцу, сибирский спортивный закал удачно скрывали возраст, выдавая на люди образ атлетически сложенного тридцатилетнего зеленоглазого шатена. Единственным предателем в возрастном определении была начинающая себя проявлять седина в недельной небритости лица. Поддержание бодрости тела и духа было для Андрея не только личным культом, но и положенным по рабочему статусу элементом профессионального имиджа. Васильев, настойчиво пробираясь по карьерной лестнице, последние два года достаточно успешно возглавлял СНИМПИ – Санкт-Петербургский научно-исследовательский медико-психологический институт.

К слову сказать, на мировоззрение Андрея очень сильно повлиял отец. Будучи руководителем, а под закат своих лет став и собственником одной из фармацевтических компаний Восточной Сибири, именно он был инициатором переезда семьи в северную столицу, чтобы сын, пойдя по его стопам и окончив медицинский университет, мог продолжить образование, начать карьерный рост в научной столице. Ведь было очевидным, что возможностей в Питере куда больше, чем в далеком сибирском городе. Но вскоре после переезда отец умер от инсульта. Правление фармбизнесом перешло в руки матери Андрея, так же как и весь заработанный капитал.

За второй кружкой кофе сидел давний приятель Андрея – не в пример хозяину дома полноватый мужчина с «чинополагающимся» животиком – Семён Казаков. Человек он был служащий государству, пост занимал солидный в Министерстве здравоохранения и посему, а также, без сомнения, и за ряд принципиальных черт характера был весьма уважаем в ученых кругах.

Сосредоточенный на собеседнике взгляд и слегка сдвинутые брови говорили о сложности и важности разговора.

– Так что, Семён, решение мое окончательное и медлить я больше не собираюсь. Мне от тебя нужна поддержка в виде положительного экспертного заключения, чтобы на совете директоров уже никто не смог мне помешать, – подвел черту в разговоре Андрей.

– Андрей, я еще раз говорю тебе: «Все и так одобрят!» Зачем свою личную жизнь превращать в лабораторную клетку? Мы же набрали группу добровольцев и сделали это под пристальным наблюдением комиссии. Поэтому ни у кого никаких сомнений не возникнет в чистоте эксперимента! В противном случае, если ты станешь его участником, то по окончании сам же поспешишь обнародовать результаты. И, естественно, обо всем узнает Марина! Как ты ей будешь все объяснять и в каком свете перед нею предстанешь? – спорил Семён.

– Да как ты не поймешь! Мое участие и будет являться самым весомым доказательством безопасности. Если я уверен в своей методике и сам участвую, значит, и другие быстрее поверят в ее успешность. Верят только в тех, кто верит в себя! – парировал Андрей.

– Я тебя умоляю! Да в тебя и так верят! Я – про другое. А если тебе Марина перестанет нравиться – что тогда? – ухмыльнулся приятель в ответ.

– В таком случае я вынужден буду признать, что эксперимент провалился. Ведь в этом-то и суть проекта – навсегда закрепить привязанность в супружеской паре друг к другу. Ты только представь себе, что после признания нашей методики в мире никогда уже не будет разводов, брошенных детей, матерей- и отцов-одиночек! Все будут жить счастливо! Фантастический мир без измен и претензий! – с горящим взглядом первооткрывателя Андрей смотрел на Семёна. – Да что мир! Вот даже взять для примера тебя, Семён. Если бы вы с Анжелой прошли мой курс терапии, то были бы сейчас вместе и счастливы! – убедительно завершил свою пламенную речь Андрей. Семён скривил в ответ лицо, поставил на стол кружку с недопитым аравийским кофе и раздражительно произнес:

– Да нет уж, что было – то прошло! Она мне и так перед разводом нервы полгода мотала!

Он помолчал, невольно вдавшись в воспоминания о прошедшей супружеской жизни, тяжело вздохнул и немного погодя уже с более мягкими нотками в голосе добавил:

– Я очень надеюсь, что эксперимент удастся и вы с Мариной, в отличие от нас с Анжелой, будете жить долго и счастливо.

Андрей, внимательно наблюдавший за другом, выслушал его и вновь вернулся к своей просьбе:

– Обязательно. Только помоги мне, составь нужное экспертное заключение!

– Да, помогу, помогу. Я прекрасно понимаю: нельзя, чтобы что-то сорвалось. Инвесторы – люди серьезные, ты им потом будешь долго объяснять, почему деньги потрачены, а эксперимента – не было. Тем более, что ты скажешь в случае провала самому главному инвестору – Анне Сергеевне? – усмехнулся Семён.

– Да, мама действительно собиралась поучаствовать в проекте весомым денежным вкладом, – согласился с доводом приятеля Андрей.

– Разумеется, я просто обязана поддержать начинания своего любимого сына! – послышался со стороны дома мягкий женский голос.

Собеседники обернулись и у входа на террасу увидели статную красивую женщину с благородными чертами ухоженного лица. На вид ей было немного за «сорок пять». Постоянные косметические процедуры плюс пара пластических дали нужный эффект, и добрый десяток лет был умело профессиональными руками стерт с лица. Сидящее точно по фигуре длинное в пол голубое платье – в цвет ее глаз – ещё больше молодило даму. Русые волосы локонами спускались на плечи.

– Здравствуйте, дорогая Анна Сергеевна! Вы, как всегда, выглядите необычайно чудесно, словно сказочная фея! – приветственно улыбаясь, рассыпался в комплиментах Семён. – А мы тут вашими «плюшками» балуемся, – указывая на печенье, пошутил он.

– Спасибо. Надеюсь, «плюшки» вам понравились? – улыбнувшись поинтересовалась та в ответ.

– Да, как всегда, очень хороши! – ответил Семён и, встав из-за стола, глядя на Анну Сергеевну, продолжил:

– Ну что ж, мне пора. Спасибо. Простите, тороплюсь.

Хозяин вызвался проводить друга до припаркованного на заднем дворе дома автомобиля. Когда Семён сел в свой серебристый «ауди», Андрей сказал:

– Медлить нельзя. Ты ведь знаешь, что один небезызвестный европейский институт тоже работает над нашей темой. И совсем скоро, думаю, они будут готовы предложить методику, аналогичную по планируемому эффекту. А если они заявят о результатах первыми, то кричать: «Подождите, мы сейчас!» – будет глупо.

Семён молча кивнул, пожал руку Андрею, сел в автомобиль и, резко нажав на педаль газа, сопровождаемый свистом колес уехал.

––

Спустя неделю состоялась долгожданная, многообещающая, а потому такая волнительная для Васильева пресс-конференция.

Андрей, одетый, словно только что из Милана с показа мод: в деловом темно-синем приталенном костюме, рубашке – цвета электрик и галстуке, завязанном любимым узлом аскот, в начищенных до блеска отличных кожаных туфлях – стоял за трибуной небольшого современного конференц-зала, выступая с тщательно подготовленной речью:

– Несколько лет назад наш институт начал исследовательский проект в рамках программы по выявлению психологической совместимости людей в семейных парах, а также в трудовых коллективах. В результате была синтезирована уникальная методика под рабочим названием «Идиллия». Соблюдая закон об авторском праве и праве на интеллектуальную собственность, я, конечно, сейчас не стану раскрывать, как говорится, всех карт и рассказывать подробности методики. Но сообщу о результатах. Уверен, они заинтересуют, иначе бы не стал отвлекать вас от важных дел и тратить драгоценное время впустую.

Всем известна масса примеров, когда знакомые или даже близкие люди, прожив некоторое время вместе в любви и согласии, все-таки рано или поздно разводились. Кто-то скажет, что это закономерно: у кого-то любовная лодка разбивается о быт, кто-то находит вдруг любовь всей своей жизни, делая вывод, что прежняя была ошибкой. Я отвечу: нет, нет! Это не закономерно. Разве те, кто развелся, давая во Дворце бракосочетания обет любить друг друга и в беде и радости, лгали? Разве они планировали через некоторое время развестись? Большинство, конечно, нет. Но обстоятельства сыграли свою роль. Так вот наша методика позволяет устранить любые обстоятельства посредством влияния на самих людей. Никаких препаратов, никаких физических воздействий, но эффект поразителен! Пары, которые прошли наш пилотный эксперимент по апробации методики, живут счастливо в браке уже много лет так, как будто их медовый месяц никогда не заканчивался! Наши пары не теряют интерес друг к другу, не разводятся и счастливы!

Глаза Андрея горели, и, переводя дыхание, он взял в руку стоявший на трибуне стакан, наполненный минералкой, начал пить, успевая быстро оценить эмоциональное воздействие сказанного на слушателей. Кое-кто был предельно внимателен, кто-то скептически улыбался. Но публика оказалась взбудоражена, некоторые увлеченно, воспользовавшись небольшой паузой, о чем-то перешептывались друг с другом.

– Только представьте себе, – продолжил Андрей, – мир, в котором нет разводов; мир, в котором все счастливы; мир, в котором царит идиллия! Дети, рожденные в таких семьях, уже, если можно так выразиться, обречены на счастливую жизнь, ведь рядом любящие родители – пример для подражания. Мы сразу решаем проблему не только разводов, но и проблему неполной семьи, а как следствие – получаем гармоничное общество!

– Прям фантастика какая-то! – выкрикнул не без ехидства из зала какой-то грузный мужчина.

Андрей был готов к подобной реакции и спокойным тоном ответил:

– Готовясь к сегодняшней встрече, я предполагал, что найдутся слушатели, которые посчитают мое выступление неавторитетным. Это вполне предсказуемо, ведь не все из присутствующих знакомы с моими прежними заслугами в научной сфере. Но на такой случай кое-что приготовил именно для Вас, уважаемый, – сказал Андрей, обращаясь к скептически настроенному толстяку.

В зале наступила тишина, шептания прекратились. Природное человеческое любопытство заставило большинство сидящих прислушаться к оратору.

– Дело в том, – продолжал Андрей, – что на сегодняшнюю встречу я позвал одного всем известного человека. Это не просто наблюдатель происходящего, а непосредственный участник эксперимента, апробации методики. Не буду больше ничего говорить, она сама лучше меня сможет все рассказать. Ирина Викторовна, прошу Вас, поднимитесь к трибуне, – пригласил какую-то неведомую гостью Андрей.

Все в зале сразу принялись крутить головами по сторонам в поисках приглашенной. С третьего ряда поднялась дама с аккуратно уложенными в прическу волосами каштанового оттенка и в элегантном деловом костюме стального цвета. С чувством собственного достоинства неторопливо она проследовала к ступеням, ведущим на сцену. Андрей поспешил по-джентльменски подать руку.

Женщина поднялась, тихо поблагодарив Андрея, и подошла к микрофону. Тут-то все и разглядели в таинственной незнакомке когда-то очень известную в светских кругах Ирину Шейн.

Много лет назад все информационные каналы трубили о сенсационной новости – разводе самой известной пары. Она – популярный практикующий психолог, он ни больше, ни меньше – владелец одного из крупных предприятий. Причина развода всплыла довольно быстро – многие годы в браке, однообразие семейных отношений. Вдруг у обоих вспыхнула романтическая страсть к новым претендентам на руку и сердце. В результате – распад семьи и появление двух новых пар, в одной из которых жених, а в другой – невеста значительно моложе своих спутников. Правда, союз Влада, бывшего супруга Ирины, и студентки-практикантки довольно быстро распался. Вторая же пара еще некоторое время мелькала на экранах, нервируя пылкими взаимными чувствами ненавистников и скептиков. Но позже и Шейн с молодым художником Егором исчезли из поля зрения любопытствующих.

Увидев Ирину, многие вспомнили данную историю и с особым вниманием стали ее разглядывать. Она же, одарив всех располагающей улыбкой, неспешно начала свою приветственную речь:

– Добрый день, дамы и господа! Сегодня я решила выйти из тени, потому как тема, изучаемая моим давним знакомым Андреем Васильевым, очень близка мне и в теории, и в практике. Но, пожалуй, начну. Начну с теории. Всем вам известно, что я долгое время занималась психологией взаимоотношений. И свой опыт сегодня хочу преподнести в виде небольшого обобщения, вторящего теме встречи. Итак, поговорим о разводе. Так ли он прост, как кажется?

Многие считают, что распад семьи – только личная проблема двоих, даже не предполагая, что это и общественная проблема тоже. Ведь если хорошенько подумать, то окажется, что для общества развод – обесценивание института семьи, снижение работоспособности людей, переживающих кризисную ситуацию, увеличение количества одиноких людей, появление неполных семей, в которых воспитание детей без отца или без матери становится в каком-то смысле ущербным, поскольку невозможно одному родителю заменить второго. Таким образом, происходит ухудшение демографической ситуации в целом.

Разведенный человек испытывает большие потрясения. Вдруг обнаруживаются все те личностные особенности, которые могли лишь немного проявляться в прежней спокойной ежедневности. Справиться со стрессом не удается ни через год, ни через два. Установлено, что не менее пяти лет потребуется бывшим супругам, чтобы перестать искать виноватых, а в самом идеальном варианте – еще и понять, что они теперь должны быть друзьями, единомышленниками, а не врагами.

Разводящиеся в подавляющем большинстве случаев испытывают чувство отчаяния, тоски, одиночества, горечь несбывшихся надежд. Иногда последствия неудачной семейной жизни человек ощущает на себе спустя много лет после развода, опасается повторного вступления в брак из-за боязни снова совершить ошибку и испытать в очередной раз страдание.

Вследствие разводов увеличивается число неполных семей, в которых ребенок воспитывается одним из родителей. Рост количества детей, воспитывающихся в семье без отца, увеличивает вероятность асоциального поведения среди подростков, отрицательно влияет на их успехи.

Вряд ли новостью является и то, что развод негативно сказывается на здоровье людей: он создает ситуации, способные вызвать нервно-психические расстройства как у родителей, так и у детей. Одиночество, как следствие распавшегося брака, становится сложнейшей социально-психологической проблемой. Дети, выросшие в неполных семьях, часто повторяют жизненные ошибки своих родителей – не умеют ценить и сохранять семью.

Таким образом, повторюсь: не все так просто, как некоторым, может быть, хотелось бы видеть.

Теперь о практике. Вам, наверное, известно, что, несмотря на понимание всей сложности отрицательной роли развода, даже мне, специалисту-психологу, не удалось его избежать. И сегодня хотелось бы поговорить о том, как нужно и можно сохранять трепетные чувства друг к другу многие годы счастливой совместной жизни.

Ирина выдохнула. Оглядела притихший зал и продолжила:

– Полюбив во второй раз, я боялась потерять это счастье, несмотря на то что парила тогда, словно на крыльях, и мне казалось, что могу преодолеть любые трудности, проблемы – какими бы сложными они ни были. Мне хотелось творить – я придумывала новые проекты, разрабатывала новые методики. Все давалось легко и в удовольствие. Меня вела моя любовь. Но – чувства чувствами, а разум понимал, основываясь на предыдущем опыте, что рано или поздно любовь потеряет яркость и сочность красок, мир снова станет серым и опостылевшим. Мне очень этого не хотелось. Поэтому искала пути предупреждения пока еще не возникшего кризиса. Зная, что Андрей занимается проблемой разводов, решила обратиться к нему за советами и возможной помощью. Оказалось, что уже есть действующий проект, позволяющий закрепить чувство влюбленности в парах на всю жизнь. Конечно, я с готовностью вызвалась принять участие в эксперименте.

Подводя итог, хочу со всей ответственностью заявить: вот как уже пять лет прошло с того дня, когда Андрей сделал вечной нашу с Егором любовь. Мы, как и в первые дни знакомства, по сей день испытываем влюбленность, очень трепетно относимся друг к другу. Время показало, что годы не властны над нашим чувством. И мы счастливы! – закончила свой монолог Ирина.

Казалось, что свет ее влюбленных глаз осветил даже самые дальние ряды зала. Секунда тишины сменилась шумом аплодисментов.

Из-за кулис вышел Андрей, поблагодарил Ирину и помог ей спуститься в зал.

– Ну вот, примерно так отзываются о своих чувствах и ощущениях все, кто попробовал нашу методику на себе. Теперь, уважаемые господа, выбор за вами. Если вы считаете, что моему проекту жить, я готов предоставить на ваше рассмотрение план, согласно которому ранее отобранные с помощью экспертов-психологов участники в конце проведения эксперимента своими пламенными чувствами докажут, что методика продуктивная. И это станет официальным подтверждением необходимости ее повсеместной реализации. Более того, я сам со своей любимой девушкой приму участие в эксперименте и докажу вам действенность своей методики на себе!

Мы сможем вместе сделать мир счастливым!

И зал снова взорвался одобряющими аплодисментами.

––

В этот же вечер в небольшом кафе, расположившемся за одной из многочисленных арок, ведущих с центральных шумных улиц в тихий старый район, Андрей встретился с Семёном.

– Если по окончании эксперимента методика будет признана успешной, то начнем ее внедрять на практике в реальной жизни. Влюбленным при подаче заявления в загс будет предложено скрепить свои узы не только подписями и клятвой верности, но и пройти терапевтический курс, направленный на упрочнение взаимной привязанности, – поделился планами Андрей.

– Слушай, я не совсем понимаю, как ты себе это представляешь? – с сомнением в голосе спросил друг.

– Все достаточно просто. Пара при регистрации своих отношений сначала пройдет в специальную комнату для фотографирования, там не будет ничего – только белые стены и огромная интерактивная панель, которая интуитивно подберет фон для будущей фотографии. После молодожены становятся к панели спиной и фотографируются на память, взявшись за руки или обнявшись. И все! Во время фотографии происходит закрепление восприятия друг друга, а именно – закрепление состояния влюбленности на всю оставшуюся жизнь, – на одном дыхании выпалил Андрей.

Семён, который с большим вниманием слушал его, утонув в диване и наслаждаясь редким сортом зеленого чая, отставил кружку и ответил:

– Круто, ничего не скажешь. Но, мне кажется, поспешили мы, нужно было увеличить соотношение положительных результатов. В общем, как-то со стороны не верится во все это, – скептически произнес он.

– Не верится? Это не главное, главное, что мне поверили те, кто должен был это сделать. Вся сумма, указанная в проектной смете, уже на счету! И, ура! я могу лететь на море с Мариной начинать эксперимент! – сверкая глазами и протягивая приятелю прозрачную стеклянную чашку для победного «чин-чин», возвещавшего о начале нового этапа на пути к мечте, почти закричал в ответ Андрей.

– Ну а все неудачные отношения с распавшимися парами, – продолжил он, пригубив ароматный напиток, – мы объявим заведомо известным нам плацебо. Скажем, что был двойной эксперимент и воздействию на специальном оборудовании подвергали только часть участников, у которых влюбленность закрепилась и переросла в привязанность. А тех, у кого чувство прошло, воздействию не подвергали. Мол, хотели еще проверить степень внушаемости на первых стадиях влюбленности. И нам останется лишь сказать, что эффект плацебо не сработал. Тогда у наших инвесторов возникнет иллюзия, что результативность проекта 100%.

– Ну, как? – хитро прищурившись, закончил объяснение, Андрей.

– А на самом деле воздействию подвергнутся все, – наконец стал понимать его замысел Семён.

– Конечно, все! Все сто процентов, но об этом будем знать только мы с тобой, – уже серьезно и решительно резюмировал Андрей.

Наступила молчаливая пауза.

– А ты уверен в Марине? Она ни о чем не догадывается? – спросил чуть позже Семён.

– Да. На все сто! Она подходит по всем параметрам и испытывает ко мне явный интерес. Мне кажется, что уже влюблена в меня! О чем она может догадываться? Наше знакомство было чистой случайностью. Ты же помнишь, как мы с ней повстречались? Наивная переписка в интернете, и она очень даже вовремя клюнула на меня, – уверенно ответил Андрей, самодовольно улыбаясь. «Андрюша, ты, наверное, очень нежный с женщинами, если даже от твоих слов я просто таю…» – всплыла в голове Андрея, мечтательно прикрывшего глаза, сладкая, словно карамель, фраза из переписки.

– Да, уж… – задумчиво протянул Семён, глядя на друга.

Еще немного поговорив о будущем после удачного завершения эксперимента, друзья быстро допили чай и попрощались. Андрей спешил к своей «потенциальной невесте».

Хлопнув тяжелой дверью старого кафе, Васильев нырнул в припаркованный у входа белый BMW. Выехав из небольшого дворика, где находилось место встречи друзей, оказавшись на шумной городской улице, автомобиль Андрея резко ускорился и, маневрируя в потоке, помчался, везя хозяина на встречу с Мариной.

По дороге его мысли занимала вереница обстоятельств, таким удачным образом сложившихся в красивую мозаику. Во-первых, он наконец-то встретил девушку своей мечты! И встретил в самый подходящий момент – тогда, когда без влюбленной в него девушки продвижение проекта было бы невозможным. Марина сочетала в себе качества, которые складывались в идеальный портрет практически пушкинской дамы сердца. Она обладала красивыми утонченными чертами лица. Большие зеленые глаза, нежно-розовые слегка пухлые губы цепляли взгляды мужчин своей природной магией. Марина оказалась противницей искусственности во всем, в том числе и во внешности: никогда не красила ресницы и губы, а в отношениях всегда была прямолинейна и откровенна, что сочеталось с ее острым умом и в то же время – с застенчивостью и кротостью. С ней было любопытно поговорить, она умело поддерживала любую тему, открывая собеседнику все новые таланты. Казалось, что ее интересы во многом совпадают с интересами Андрея. Манеры девушки, весьма примерные для многих, отличались особой изысканностью и в речи, и в движениях. При всей ее открытости, была в ней и какая-то недосказанность, что притягивало и вызывало желание разгадать.

Во-вторых, Марина понравилась Анне Сергеевне – маме Андрея, виновнице его затянувшейся холостяцкой жизни. Впервые за много лет она одобрила выбор сына и была очень внимательна к своей будущей невестке. Сам Андрей воспринимал свою подругу в качестве подарка судьбы. Появление Марины именно в этот жизненный промежуток оказалось весьма кстати.

Васильев уже десять лет являлся руководителем государственного проекта «Семья», работа в котором была нацелена на содействие решению проблем психологического комфорта сложившихся пар и направлена на совершенствование семейных отношений. Андрея смущало, что он, будучи главой такого проекта, не мог наладить собственную личную жизнь. Этим фактом его не раз упрекали. И Васильев решил, что ему срочно нужна влюбленная в него девушка, с помощью которой сам будет участвовать в эксперименте. Тогда, доказав продуктивность методики, он сможет на всю жизнь обеспечить себе и славу, и устойчивое финансовое благополучие, а так же, что немаловажно, – независимость от Анны Сергеевны, считавшей себя «центром вселенной» и, тем более, – жизни сына. Так одним махом Андрей собирался качественно улучшить свою жизнь.

Васильев остановил машину около старого трехэтажного здания, располагавшегося на краю вымощенной бежевой плиткой пешеходной площади, посреди которой возвышался чашеобразный фонтан. Вокруг площади было много кафе и ресторанчиков, прятавшихся в зеленых насаждениях кленов и благоухающих медовым ароматом лип. Андрей и Марина любили проводить здесь время. Поэтому и сегодня свое свидание они назначили друг другу именно здесь.

Андрей никогда не опаздывал. Вот и в этот раз приехал немного раньше. Купив букет кустовых роз, он устроился на скамейке в парке. Мимо гуляли влюбленные парочки. Задумавшись о проекте, не заметил, как подошла Марина. Ее кораллового цвета кружевное платье обтягивало фигуру и приятно будоражило воображение.

Васильев встал ей навстречу. Взявшись за тонкую талию рукой, мягко притянул к себе и, нежно поцеловав в шею, аккуратно прикоснулся указательным пальцем к ее губам:

– Здравствуй! – шепотом произнес он, протягивая букет.

Марина взмахнула своими длинными ресницами, подарив Андрею влюбленный взгляд:

– Здравствуй, – также шепотом ответила она.

Прогулявшись вдоль края площади, к которой примыкал парк, Андрей и Марина свернули на маленькую улочку. На ней было много ремесленных мастерских, при которых располагались магазинчики с разными сувенирами. Переходя от одного к другому, они случайно забрели в небольшой проулок, заканчивавшийся тупиком. Возвращаясь на главную улицу, Андрей вдруг увидел на одном из домов вывеску «Гадалка» и ниже фразу: «Узнай свою судьбу…»

– Марина, давай зайдем, пусть нам гадалка все карты раскроет,– с улыбкой предложил Андрей.

– К гадалке? – удивилась девушка. – Не думала, что ты в предсказания веришь.

– А что тут такого? Ничего дурного в этом не вижу, – ответил Андрей. – Ты же мне сама рассказывала, что вы с девчонками частенько гадали на картах?

– Ну, это совершенно другое. Одно дело, когда ты сам себе гадаешь, ну – или подруга, другое – когда незнакомый человек,– продолжала отнекиваться Марина.

Недалеко от них в торговой лавке стояла продавщица сувениров и, понаблюдав за спором, решила помочь Андрею, ну и, конечно, своей соседке, которая за «поставку» клиентов гадала ей совершенно бесплатно:

– Девушка, если Ваш мужчина просит, сходите! Это же всего лишь аттракцион, – с улыбкой уверенно предложила она.

Марина задумалась, посмотрела на торговку, потом на Андрея, улыбнулась, склонила голову и сказала:

– Ну, хорошо, давай сходим.

Внутри помещение напоминало жилище средневекового алхимика. Тут и там висели сушеные пучки пахучих трав, гирлянды сморщенных серых корешков. Весь этот «антураж» источал своеобразный резковатый аромат. В стеклянных банках хранились какие-то порошки. Было темно и мрачно. В дальней комнате мерцала свеча.

Освещаемая со спины ее светом, в проеме двери появилась гадалка. Это была, как ни странно, русская женщина, довольно молодая. Во всяком случае – таким было первое впечатление. Только очень темные карие глаза могли выдавать ее возможные магические способности. Наряд соответствовал заявленному на вывеске имиджу: большая объемная темная юбка и цветастая блуза, многочисленные бусы и какие-то амулеты на шее, браслеты на руках и, конечно же, месяцеобразные золотые серьги в ушах. На голове был подвязан платок. Усадив Васильева за стол, взяв его левую руку и повернув ладонью кверху, «цыганка» сказала:

– Андрей, ты встретил свою возлюбленную в самый нужный момент своей жизни…

Андрей удивленно переглянулся с Мариной, так как имени своего гадалке не называл.

– Эта девушка – твой ангел-хранитель, – между тем продолжала та. – Держись за нее, будь рядом с ней и всегда будешь счастлив. Андрей и Марина, в скором времени вы поженитесь, на вашу свадьбу придет очень много гостей. Вижу, как вы счастливы, – закончила гадалка, отпустив руку Андрея.

– А скажите, сколько детей у нас будет и кто родится первым: мальчик или девочка? – решил задать вопрос Андрей. Марина стояла молча.

Гадалка опять принялась за свою ворожбу, шепча что-то понятное только ей. Затем прошла вокруг Андрея и Марины с какими-то дымящимися в чаше корешками.




Сев в кресло чуть поодаль от стола и посидев немного с закрытыми глазами, она с удивлением и раздражением сказала:

– Ничего не могу понять! Смотрю, а детей ваших не вижу. Хочу посмотреть, что мешает им быть, тоже ничего не вижу. Ни порчи нет, ни наговора. Чертовщина какая-то, – расстроившись в своей профессиональной неудаче, подытожила гадалка. – Дайте-ка еще раз посмотрю судьбу каждого из вас.

После этих слов она встала за спиной мужчины, положила руки ему на плечи, закрыла глаза и через некоторое время произнесла:

– Вижу, ты влюблен и счастлив. Работаешь над чем-то важным. Для тебя откроется глубокое познание. Счастье твое не в деньгах. Богатство обойдет тебя стороной, но деньги будут у близкого человека. Много денег, – закончила первый «сеанс» дама. Затем рассказала про судьбу Марины, что она будет счастлива только с Андреем.

– Вместе вы будете счастливы, а это главное, – завершила свои предсказания гадалка.

Андрей и Марина покинули дом ворожеи с улыбками на лице.

Пора было расставаться. Андрей вызвал Марине такси, так как сам спешил домой: Анна Сергеевна жаловалась на недомогание и просила приехать пораньше. Такси появилось довольно быстро. Усаживаясь в открытую Андреем машину, Марина многозначно шепнула:

– Надеюсь, завтра тебе не надо будет к маме…

– Мне надо только к тебе, – нежно проведя по спине девушки, прошептал Андрей в ответ.

Такси отъехало, и он быстро пошел к своему авто.

Марина назвала водителю адрес, спешно достала из маленькой кожаной сумочки телефон, и отправила сообщение:

– Артур, привет! Ты где? Давай встретимся сейчас? Я буду на Центральной, на нашем месте. Через двадцать минут.

Прибыв на безлюдную улочку, она, нервничая в ожидании, прошла несколько сот метров, петляя по узким мрачноватым проулкам. Затем уселась на лавочку и закрыла глаза. Воспоминания не заставили себя долго ждать. Почему-то в памяти всплыла первая встреча с Артуром.

––

…Тихая летняя ночь, наполненная запахами трав и цветов, была обычной для черноморского побережья. Герань на клумбе возле двухэтажного белокаменного особняка источала свой тяжеловатый сладкий аромат особенно ярко, предчувствуя близкий дождь и наполняя запахом сквозь открытое окно воздух спальни на втором этаже.

Артур спал, раскинувшись на белых шелковых простынях широкой кровати. Его смуглое тело резко контрастировало с постельным бельем и отчетливо выделялось в темноте комнаты при свете луны.

Сегодня он спал один. Его новая «старая богатая подружка» не выдержала недельный ночной марафон. Они распрощались еще днем. Она пожаловалась на упадок сил и, обведя томным взглядом тело Артура, обтянутое в белоснежные майку и брюки, нежно провела пальцами правой руки по ягодицам своего бойфренда, умело переведя траекторию скольжения с тыльной стороны на «фасадную», остановив руку там, где обычно находится молния. Словно проснувшись от минутного забвения, достала из своего клатча несколько купюр и засунула их Артуру за пояс брюк. Пообещав позвонить, вышла из особняка, слегка качаясь от приятной усталости бессонных ночей, села в ожидавший ее автомобиль и уехала.

И вот теперь Артур восстанавливал свои силы после трудовых «будничных ночей».

На улице было тихо. Утопающий в тропической зелени квартал, в котором находился арендованный Артуром особняк, располагался далеко от шумных туристических улиц и прятал за стенами своих шикарных домов довольно состоятельных людей.

Тишина летней ночи нарушилась внезапным громом, и по крыше застучал дождь. Сверкали молнии. Артур проснулся от шума и световых отблесков. И не сразу сообразив, что его разбудило, встал, закрыть окно.

Он выглянул на улицу, чтобы вдохнуть свежесть мокрой летней ночи, и вдруг заметил, что по улице бежит какая-то девушка. Ее было хорошо видно в свете фонарей. Она торопилась, оглядываясь назад и время от времени озираясь по сторонам. Увидев, особняк Артура, подбежала к железному кованому забору и потрясла калитку. Та оказалась не заперта и легко подалась. Девушка вбежала во двор и с силой забарабанила в дверь.

Артур, наблюдавший за всем из окна, словно за кадрами из кино, не сразу сообразил, что стучат в его дверь. Набросив белый шелковый халат и наспех подпоясавшись, перепрыгивая через три ступеньки, вмиг оказался около нее. Повернув пару раз ключ, резко потянул за ручку и открыл дверь. Девушка, стоявшая на крыльце, тут же прошмыгнула в дом и, быстро закрыв за собой, резко задвинула щеколду.

Артур молча, с недоумением разглядывал ночную непрошеную гостью.

Это была молодая девушка среднего роста с длинными мокрыми растрепанными каштановыми волосами. Из одежды на ней был только пастельного цвета короткий шелковый, отделанный понизу кружевом пеньюар. Ткань его намокла под дождем и каждым своим сантиметром прижалась к телу, открывая стороннему взгляду прелести молодого тела. Девушка стояла босыми ногами на мягком придверном коврике и, глядя испуганным взглядом на Артура, тряслась мелкой дрожью.

Тому понадобилась секунда, чтобы принять решение. Он все так же молча подхватил девушку на руки и аккуратно понес в свою спальню на второй этаж. Незнакомка не сопротивлялась. Обняв руками шею своего спасителя, прижалась своим мокрым телом к его шелковому халату.

Зайдя в комнату, Артур положил девушку на кровать и сказал:

– Тебе нужно переодеться в сухое. Иначе можешь заболеть. Я сейчас.

Он скрылся за дверью, а когда вернулся спустя пару минуту в комнату с чистым халатом в руках, то увидел, что незнакомка мирно спит. Мокрый пеньюар лежал рядом на полу.

Артур, не скрывая удивления, стоял как вкопанный и разглядывал нечаянную гостью. Ее изгибы бедер и прекрасной формы грудь пленили. Он не верил, что все происходящее не сон. Картинка была настолько притягательной, что юноша почувствовал сильное желание. Но решил не испытывать судьбу – прикрыл девушку одеялом и лег с другой стороны кровати, притушив настольную лампу.

Мысли путались. Усталость победила возбуждение и сдалась в плен дреме. В голове рисовались разные сюжеты – с незнакомкой в главной роли. Вот он спасает ее от бандитов и она в благодарность отдается ему. Вот на его дне рождения из огромного многоярусного торта выпрыгивает обнаженная красавица и он яростно начинает слизывать с нее воздушный крем.

Артур почти погрузился в сон, как вдруг почувствовал скольжение руки по своему телу. Оказалось, незнакомка вовсе не спала. Она придвинулась к нему, прижалась горячим телом, продолжая гладить рукой. Сон вмиг улетучился и превратился в явь. Возбуждение, по мере скольжения руки все ниже, росло. И когда рука незнакомки, в очередной раз завершая движение по телу Артура, снова замерла в конечной точке, возбуждение почти достигло апогея.

Артур закончил играть смиренную роль и перешел к игре по своим правилам. Он резким, но нежным движением запрокинул девушку на спину. И с упоением принялся ласкать ее грудь…

Утро было ярким и солнечным.

Артур проснулся в отличном настроении, вспоминая свое прекрасное ночное видение. Открыл глаза и вмиг понял, что сон был явью: спящая незнакомка лежала рядом.

Позже она рассказала Артуру, что зовут ее Марина и что этой ночью сбежала от своего любовника, которому ее отдали за долги. Она целый месяц терпела его в постели, но сегодняшняя ночь переполнила чашу терпения.

– Я решила, что лучше отдамся первому встречному, чем позволю этой скотине еще раз дотронуться до меня!

––

Шум колес спугнул картинки воспоминаний, и Марина открыла глаза.

Подъехал большой черный седан. Девушка скользнула на заднее сиденье, и авто, не спеша тронувшись с места, покатило, отражая тени растущих вдоль улицы липовых деревьев.

Очутившись в автомобиле, девушка приблизилась к водителю и поцеловала его. Водитель – худощавый загорелый с блестящим взглядом парень, улыбаясь и сверкая белоснежными зубами, с небольшой вальяжностью в голосе спросил:

– Что за спешка? Соскучилась? Надеюсь, наш «жених» по-прежнему слеп?

Марина посмотрела Артуру в глаза через зеркало заднего вида и не без тревоги сообщила:

– Мы сейчас с Андреем были у гадалки.

– У гадалки? И что? – не понимая тревоги Марины, произнес сквозь улыбку молодой человек.

– А то, что когда к гадалке пошли, я реально испугалась. Думаю: «Ну все, сейчас на чистую воду выведет!» А она, представляешь, говорит ему: «Девушка эта – твой ангел-хранитель… Только с ней вместе вы будете счастливы». Со стороны, наверное, было видно, как у меня челюсть отвисла, – немного успокоившись, закончила спутница.

– И что, ты теперь в гадалок не веришь? – продолжал улыбаться Артур.

– Почему не верю? Она потом сказала Андрею, что богатство обойдет его стороной, деньги будут у близкого человека. Ну, то есть у меня. Все-таки видит, получается, гадалка будущее! – уже уверенно резюмировала Марина.

– Может, и видит. Она тебе случайно про день свадьбы ничего не говорила? Когда он будет? А то ведь без свидетельства о браке ничего не выйдет! – поинтересовался Артур.

– Сказала будет много гостей на свадьбе, только когда это будет про это ничего не сообщила, а вот Андрей мне сегодня сказал, что свадьба будет после того, как я соглашусь участвовать в каком-то там эксперименте, – с недоумением ответила Марина.

– Э-э-э! В каком еще эксперименте? – спросил Артур, нежно поглаживая ее руку.



– В каком-то психологическом! – с улыбкой ответила та, подавшись к нему. Прид-

винувшись и проведя языком по губам Артура, она снова откинулась на спинку черного кожаного сиденья. – Он сказал, что это очень важно для него, и если я его люблю, должна обязательно участвовать. Ты же не против? – с легкой тревогой девушка пристально посмотрела в глаза мужчины.

– Да участвуй в чем угодно, только быстрее. Когда фарммонополия будет у нас в руках, мы и вспоминать забудем про какие-то там эксперименты! Когда он начнется-то? – с нетерпением спросил Артур.

– Через несколько дней, – вздохнула Марина.

––

В составе экспериментальной группы, где находились лишь влюбленные пары, Марина и Андрей прибыли в санаторий, раньше входивший в структуру Минобороны, а сейчас специально оборудованный для проведения эксперимента. Просторные двухместные номера – с современным интерьером в бежевых тонах, с цветами в вазах, шампанским и клубникой в холодильнике, джакузи, шелковым пастельным бельем, белоснежными махровыми халатами и табличками «Не беспокоить» – ожидали влюбленных.

Рядом, в соседней гостинице, под видом одинокого туриста поселился Артур.

По условиям эксперимента постояльцы санатория могли свободно покидать территорию, прогуливаясь по курортному городку, а вот попасть посторонним на объект было проблематично: на пропускных пунктах санатория, окруженного высоким забором, установили строгий фейсконтроль по специальным именным пропускам. Единственным способом проникновения без документа служил песчаный пляж, находящийся рядом и открытый для всех желающих. Но бдительная охрана быстро выдворяла «заблудившихся». По крайней мере, так всем казалось, потому что происходило это шумно, нарушители часто оказывались пьяными туристами и при задержании устраивали концерты.

Дав немного обустроиться и отдохнуть с дороги, на следующий день организаторы провели вечер встречи. Мужчины и женщины знакомились и общались друг с другом, выказывая симпатии. Всего было двадцать участников. Девушки, конечно же, надели лучшие из привезенных нарядов, большинство из которых отличал минимализм. Поэтому предвкушающим наслаждение мужским взглядам открывались то округлые голые плечи, то глубокие декольте, ложбинки между лопаток открытых спин или туго обтянутые крутые бедра. К концу вечера, когда было выпито изрядное количество шампанского, один из организаторов, мужчина средних лет, обратился к участникам с речью:

– Надеемся, что сегодняшний вечер понравился и вы зарядились положительными эмоциями. Надеемся, что ваши чувства будут все ярче и ярче с каждым днем!

Все зааплодировали.

– По правилам, в течение трех дней вы будете общаться в парах, а затем сообщите нам о своей готовности продолжать эксперимент. Если в конце третьего дня пара дает взаимное согласие, то влюбленные приступят ко второму этапу. И мы прямо здесь – в торжественной, как и положено, обстановке – зарегистрируем ваш брак, который никогда, уж поверьте, не захотите расторгнуть, так как будете счастливы вместе так же, как и сейчас. В этом, собственно, и суть нашей методики: чтобы мужчина и женщина, которые поклялись друг другу быть вместе навсегда, были вместе по собственной воле, только по взаимному чувству любви. Пары после бракосочетания некоторое время продолжат находиться здесь под нашим наблюдением, а затем уедут домой. Те же, кто по истечении трех дней не захочет продолжать эксперимент в качестве супруга и супруги, должны будут покинуть территорию нашего санатория.

Мы решили сделать сюрприз, который заключается в том, что кто-то из выбывающей пары получит солидное денежное вознаграждение. Кто это будет – определит брошенный жребий. Чтобы ни у кого не возникало иллюзий, дополню, что вознаграждение получают выбывшие участники, а молодожены получат только друг друга и состояние влюбленности на всю оставшуюся жизнь, а это, поверьте мне, – божественное состояние, которое не заменят никакие деньги. Чувство влюбленности можно сравнить с ароматом лилии: сладкий, нежный, пьянящий, он проникает прямо в сердце! Различия лишь в том, что аромат лилии чувствуется несколько секунд, а чувство влюбленности будет находиться в каждом из вас постоянно, – закончил свою речь помощник Васильева.

––

На следующий день влюбленным было предложено прослушать лекцию некоего сексолога с репутацией «новатора-теоретика», который очень настойчиво добивался возможности провести своей лекторий, узнав о готовящемся здесь эксперименте.

Сексопатолог Виктор Викторович, мужчина за шестьдесят, был личностью не особо почитаемой, но (имея некие связи) вынужденно уважаемой в медицинских кругах. Редкие волосы, слегка жирноватая кожа лица выдавали гормональный сбой в его организме и наряду, с мягко говоря, не очень привлекательной внешностью вызывали немного даже отталкивающее впечатление:

– Лично я проблему измен в семье решаю одним интересным способом, – открыл свой лекторий Виктор Викторович. – Никогда никому не раскрывал, но вам, участникам эксперимента, расскажу. Когда ко мне приходили семейные пары, а приходят не рядовые граждане, которые даже в приватной беседе никогда не раскроют свои секреты: как правило, состоятельный мужчина является виновником напряженных отношений в семье, я начинаю им рассказывать про человеческую физиологию. Уверен, что и многим из вас не помешает кое-какая информация в этом плане. Так вот, смысл в следующем. Приходит такая семейная пара ко мне на прием – спрашиваю их, знают ли они, почему женщины живут дольше мужчин? И объясняю, что любящие женщины и мужчины имеют предрасположенность друг к другу генетическую и, как следствие, физиологическую. И, что самое важное, у женщины есть конкретное количество яйцеклеток, рассчитанное на всю ее половую жизнь. Как только яйцеклетки заканчиваются, начинаются необратимые процессы в организме, которые ускоряют старение дамы. А у ее партнера на это количество яйцеклеток есть такое же количество своего материала. И репродуктивная способность у супругов одинаковая. Когда же мужчина начинает растрачивать свой материал еще и с другими женщинами, тем самым он сокращает свою половую жизнь. Всегда в такой беседе я подвожу к тому, что количество счастливых лет у них одинаково. Но мужчина, ускорив свой сексуальный темп, приближает старость. На свою женщину у него в какой-то момент уже не остается сил, – с важным видом первоисточника истины закончил свою речь сексолог.

К тому моменту зал уже почти опустел, потому как нудный тон речей старика вытолкнул влюбленные парочки на солнце к морю.

Три последующих дня по рекомендации научной администрации участникам можно было провести отдельно от партнера, чем и воспользовалась Марина. Она выскользнула за пределы санатория, объяснив Андрею, что хочет приготовить для него сюрприз к скорой первой брачной ночи, а сама поспешила к Артуру.

– Я так соскучился! Без тебя мне совсем не спится. Какие новости? – прижимая к себе Марину, спросил Артур.

– Все идет по плану, любимый. Уже через три дня будет свадебная церемония, на которой нам вручат свидетельство о заключении брака. И все: я – Васильева! – радостно ответила подруга и принялась целовать Артура.

Тот радостно подхватил девушку на руки и понес в комнату.

– Приехали! – сказал он, положив Марину на диван, на тумбочке возле которого у настольной лампы лежала небольшая фотография. На ней стояли они на пляже черноморского побережья, обнявшись, счастливые и загорелые. В верхнем правом углу рукой Артура было написано: «Forever together».

– Ух, ты! Где ты ее откопал? – удивленно воскликнула Марина, взяв фотографию в руки.

– В кармане, – улыбнувшись, ответил Артур. – Как только все закончится, поедем с тобой туда, где наше море, скалы и песок…

– А лучше – поплывем на своей яхте! – поддержала мечтательно Марина.

Парочка, забыв о реальности, предалась своей страсти.

…Электронные настенные часы пикнули, возвестив о начале следующего часа. Марина рефлекторно бросила на них взгляд и тут же подскочила с дивана:

– Черт! Мне нужно возвращаться, – на ходу хватая разбросанное по полу кружевное нижнее белье, проскальзывая в ванную комнату, сказала она.

Зашумела вода в душевой кабине. Дверь Марина оставила открытой, и Артур с удовольствием наблюдал за девушкой.

Через пару минут та уже стояла в комнате одетая и с причесанными волосами.

– Не забудь баночку, – напомнил мужчина, протягивая Марине, торопливо натягивающей на свое тело платье, какой-то маленький пузырек из темного стекла.

– Я все-таки переживаю. У нас вокруг много медиков. Они каждый день снимают разные показания и тщательно следят за тем, что мы едим. Боюсь, что потом меня совесть и страшные сны будут мучить всю жизнь, – высказала свои опасения Марина.

– Любимая, никто ничего не заметит. Просто добавляй ему это в еду по не многу каждый день. При многократном попадании в организм в небольших дозах у человека рано или поздно случится сердечный приступ, но не сразу. А вот если содержимое разом все выпить – то просто мгновенная смерть, – ответил Артур с легкими холодными нотками в голосе. Его начала раздражать нерешительность Марины, и он добавил:

– Тянуть не надо. Сделать – и забыть. Это последнее наше дело, после начнется новая богатая жизнь. А сниться всю жизнь буду тебе только я, и то в сладких снах, – подбодрил он подругу.

По спине Марины пробежали мурашки. Но слова Артура придали уверенности. Взяв сумочку, она вышла в коридор, тихонько притворив за собой дверь.

––

Утро выдалось очень солнечным, что было неудивительно для этих мест. Марина проснулась от нежного прикосновения губ. Рядом в утренних лучах стоял Андрей, держа перед собой букет свежесрезанных роз.

– Любимая, просыпайся, – припав на колено, шептал он, целуя девушке шею. Марина заулыбалась.

– Солнышко, сегодня решающий день. И у меня для тебя сюрприз, – продолжал Андрей.

– Спасибо, чудесные цветы! – ответила Марина, рассматривая розы.

– Нет, не розы сюрприз, – хитро улыбнулся Андрей.

Марина потянулась, на пару секунд замерла в постели и решительно встала, забыв про негу сна. Любопытство способно подвигнуть женщину на многое, даже на отказ от удовольствия понежиться в постели.

– А почему окна закрыты? – спросила в недоумении. Она не любила штор и никогда их не задвигала. Девушка открыла плотные бежевые полотна и опешила. Под окном на зеленом газоне огромными объемными красными буквами было выложено: «Марина! Я тебя люблю! Выходи за меня замуж!» Опешив от такого сюрприза, Марина медленно с сияющими глазами повернулась к Андрею и увидела прямо перед собой маленькую белую с кружевами, расшитую жемчугом подушечку, на которой лежало обручальное кольцо.

– Любимая, выходи за меня замуж! – протянул он ей подарок.

Оторопевшая Марина смотрела на Андрея. В голове почему-то всплыл образ Артура с темной баночкой в руках, а потом их счастливые лица на фоне моря.

– Марина? – вопросительно произнес Андрей.

– Да, да. Я согласна, – поспешно улыбнулась она.

На следующий вечер состоялось основное мероприятие эксперимента, стилизованное под регистрацию брака в загсе. Андрей надел заранее приготовленный белый свадебный костюм, а Марина – короткое кремовое платье. Церемония прошла просто, без лишних слов. Молодоженам вручили бутафорское свидетельство о заключении брака и пригласили пройти для фотографирования в соседний зал. Это был главный элемент всего эксперимента.

Абсолютно белые стены по периметру помещения немного удивили девушку, но она быстро забыла о своем впечатлении, так как чувствовала себя счастливой. Это ненастоящее бракосочетание казалось еще одним уверенным шагом, чтобы ей стать Васильевой. Сегодня утром она по-новому пересмотрела отношения с Андреем. Симпатия к нему вдруг заиграла более яркими красками. Девушка начала понимать, что перспектива остаться его женой не такой уж и плохой вариант. В душе она, конечно, была авантюристкой, и мысль, что они с Артуром станут богаты и счастливы, не покидала ее. Но, как любой женщине, ей хотелось нянчить детей, а криминальный образ жизни Артура никогда не позволил бы им остепениться.

…Оператора установки в зале не было, через громкую связь он скомандовал паре:

– Дорогие молодожены, обратите внимание на стену с экраном. Сейчас перед вами будут появляться картинки. Выберите ту, которая понравится, она и будет служить фоном к вашей фотографии.

На экране замелькали виды тропических пляжей во время заката и другие романтические местечки. Потом появилась картинка, похожая на черноморское побережье.

– Вот! Вот! Вот эту хочу! – выкрикнула Марина, указывая правой рукой.

– Решение любимой – закон, – улыбнулся ей Андрей.

Они встали, обнявшись на фоне выбранного пейзажа, и замерли, счастливо улыбаясь.

Не резкий, но мощный свет от противоположной стены, как большая фотовспышка, на время ослепил их. Все пространство вокруг заполнилось этим белым светом. Где-то в глубине комнаты послышался гул какого-то прибора. Слегка кольнуло в мочку уха. Марина почувствовала, как по телу поднялась теплая волна и внизу живота защекотало. Чувство вселенского счастья овладело ею полностью. Она ощутила в себе необыкновенную легкость, ей хотелось парить над землей, взявшись с Андреем за руки. Девушка посмотрела на него, слегка повернув голову. Андрей улыбнулся в ответ.

Снова ослепила вспышка, гул растворился в тишине. Через пару секунд из правой боковой стены выдвинулся прозрачный ящик, в котором лежал красивый конверт. Взяв его, молодой человек протянул подруге. Она повертела в руках, раскрыла, потянув за небольшую ажурную петельку. Внутри лежала фотография Марины и Андрея, улыбающихся на фоне морского пейзажа.


Молодожены вернулись в зал для продолжения церемонии, где их уже ждали организаторы и другие участники. Все громко зааплодировали и закричали, держа в руках бокалы с шампанским:

– Горько! Горько! Горько!

Андрей страстно обнял и поцеловал Марину.

– Уважаемые гости, угощайтесь, отдыхайте, – пригласил Андрей, указывая на банкетные столы, – А мы вас покидаем, – хитро улыбаясь, продолжил он.

В номере уже все было приготовлено для молодых. Накрыт маленький стол, окна зашторены, свет выключен, зажжены свечи. Тихо играла медленная музыка. В воздухе витал какой-то приятный дурманящий аромат. Ванна джакузи была наполнена, и от нее к спальне вела дорожка из лепестков бордовых роз.

Андрей протянул бокал шампанского Марине и сказал:

– За нас и нашу вечную любовь!

– За нас, – поддержала Марина, сияя влюбленными глазами. И они выпили, переплетя руки. Потом Андрей подхватил Марину на руки и шагнул по направлению к спальне.

– Андрюш, я в ванну, – шепнула ему Марина.

Когда он скрылся в спальне, девушка медленно разделась и погрузилась в ароматную пузырящуюся воду. В голове была какая-то чехарда. По телу пробегала приятная дрожь и томление. «Проклятое шампанское», – подумала Марина, сосредоточенно глядя при этом на полочку, за которой был спрятан темный пузырек. Продолжая туда неотрывно смотреть, встала и, стирая скользящие по коже капли воды полотенцем, подошла к полочке, протянула руку… Потом замерла на секунду и, опустив руку, отошла. Надела кружевной пеньюар, вышла из ванной, ступая босыми ногами по мягкому белоснежному ковру…



На следующий день под предлогом пройтись по местным салонам модной одежды, а заодно развеяться и отдохнуть Марина выскользнула с территории базы и отправилась в отель к Артуру. По пути забежав в магазин, купила немного продуктов, шампанского и любимой Артуром красной икры.

– Дорогой! Это нужно отметить! – с порога прокричала ему.

Артур радостно встретил Марину в коридоре номера и, притянув к себе, целуя, нетерпеливо спросил:

– Все? Ты все сделала?

– Да, – ответила Марина улыбаясь. – Давай отметим.

И она начала вынимать продукты из пакета.



– Хорошо, я сейчас. И ты мне все расскажешь в подробностях, – облегченно выдохнув, ответил Артур и скрылся в туалетной комнате.

Марина быстро все выложила на стол, открыла баночку с икрой, потом достала из кармана темный пузырек и все его бесцветное содержимое добавила в икру, тщательно перемешав. Сделав пару бутербродов, аккуратно положила их на тарелочку.

Дверь щелкнула, и в комнату зашел Артур.

– О! Да у нас настоящий банкет! – удивился он. Схватив сразу приглянувшийся ему бутерброд, целиком засунул в рот.

– Артур! Открывай скорее шампанское, – сказала Марина, незаметно приглядываясь к нему.

– Секундочку! – ответил Артур, взял левой рукой бутылку и вдруг стал опускаться на диван, придерживаясь правой за сердце.

Тут же его лицо свело ужасной судорогой. Он силился что-то сказать, но не смог. Стеклянный взгляд застыл на Марине, рука разжалась, бутылка упала на покрытый ковром пол, немного по нему прокатилась. Артур повалился на бок и остался лежать в неподвижной скрюченной позе на диване.

Марина посмотрела на его фигуру, перевела взгляд на тумбочку, где стояла их фотография. Схватив, подожгла над пепельницей, замерев от исчезающей на глазах картинки.

– Вот тебе и «Forever together», – произнесла наконец полушепотом.

Затем она вернулась в санаторий и, воспользовавшись тем, что Андрей был на научном совете, незаметно проскользнула в номер.



Пройдя по нему и убедившись, что никого нет, остановила свой взгляд на свадебной фотографии. Подойдя к журнальному столику, взяла ее и, немного подумав, подписала: «Вместе навсегда!»

Все следующие дни девушка украдкой отслеживала происходящие в городе события, особенно криминального характера. И вот однажды, просматривая по телеканалу вечерние новости, увидела ролик о том, что в городскую больницу доставлен мужчина в коме. В видеосюжете сообщалось, что мужчина распивал в номере гостиницы спиртные напитки и предположительно страдал диабетом. На эту мысль полицейских натолкнула найденная в номере инсулиновая аптечка. После этих слов журналиста Марина недовольно произнесла: «Какой к черту диабет?»

– Что, дорогая? – отозвался сидящий рядом Андрей.

Марина повернулась к нему:

– Пойдем в парк! Посмотри, какая погода хорошая!

Андрей улыбнулся и молча кивнул ей в ответ.

Спустившись в парк, расположившийся в треугольнике между скалами и морем, они некоторое время гуляли молча, потом, присев на скамейку, Андрей обнял супругу и спросил: «Ты последнее время какая-то напряженная и задумчивая. Что случилось?»

Марина, сама уже уставшая от неизвестности, обрадовалась, с одной стороны, такому вниманию Андрея. Стало очень приятно, что он заметил ее состояние. Но в то же время она ничем не хотела выдать себя. Поэтому как можно спокойнее постаралась ответить:

– Да ты знаешь: все вроде хорошо, но какая-то скука одолела. Меня тут удерживает только то, что ты рядом. Понимаю, что от успеха проекта зависит твоя карьера, но когда ты на совещаниях, мне совершенно нечем заняться. Наше заточение не совсем похоже на медовый месяц.

Андрей приобнял Марину и прошептал: «Ну, не грусти, я уже давно готовлю тебе сюрприз».

– Какой? – оживилась Марина.

– А это, дорогая, узнаешь в ближайшее время!

На следующий день Андрей связался по видеосвязи со своим компаньоном Семёном Казаковым.

– Доброе утро! Как дела в северной столице? – начал Андрей с приветствия.

– Привет! Привет! У нас все нормально! Посмотрел файлы, которые ты вчера ночью прислал: опять что-то грандиозное замыслил?

– Почему грандиозное и почему я? Все в рамках разработанной советом директоров концепции.

– Андрей, что-то не припомню, чтобы совет одобрил покупку золотого колье стоимостью в миллион долларов, даже если и для твоей супруги! – выпалил Семён, вопросительно глядя с монитора на Васильева.

– Ну как же! Согласно разработанной концепции, в бюджет предприятия на рекламные акции и продвижение заложено девять миллионов.

– И ты покупкой украшений хочешь привлечь внимание и заодно пополнить семейный бюджет? – хитро улыбнулся Семён.

– Первое – да, второе – нет. Сейчас объясню. Первое «привлечь внимание» Отношения влюбленных – это, прежде всего, романтическая атмосфера, которая создает эмоционально-возвышенное мироощущение. А любовь – это безумные поступки, такие поступки, которые приковывают внимание и заставляют восхищаться. И ежегодный бриллиантовый морской круиз как раз будет кстати. Это же симбиоз всех романтических настроений! Представляешь, какую картинку увидят люди: огромный круизный лайнер, шикарная обстановка, миллионеры и мировые звезды – и все на фоне бриллиантового аукциона. Мы будем исповедовать новые высокие чувства, это будет наивысшая мораль, которую противопоставим «серым будням». И это отличная возможность приковать внимание к нашему проекту, потому что бриллиантовый круиз очень хорошо освещают СМИ и без нас! Основная мысль в ленте новостей будет такой: «У участников проекта зашкаливают эмоции, на фоне взаимной симпатии у них срывает голову!» Люди по всему миру начнут требовать у своих правительств повсеместное внедрение новации. Молодежь, наиболее зависимая в романтическом ключе часть населения, захочет попробовать на себе методику закрепления влюбленности. Чувства со временем остывают, но только не в нашем проекте. Представляешь, какой соблазн – всегда испытывать влюбленность, быть на эмоциональном пике ощущений! Боюсь, что это новый «меганаркотик». Второе «пополнить семейный бюджет». Украшение которое мы приобретем по всем документам будет принадлежать корпорации и юридически у меня на него не будет ни каких прав.

Семёну понравилась речь Андрея, отметившему про себя, что именно так и нужно презентовать их новый продукт.

– Молодец! – похвалил он друга. – Глобально мыслишь, думаешь о деле, а не о себе лично. Отличная идея. Если колье будет собственностью корпорации, думаю, никто возражать не станет. Сегодня постараюсь убедить совет.

Четырнадцатиэтажный корабль, длиной почти с три футбольных поля, было неправильным называть просто кораблем. Сияющий в лучах солнца своей белизной и отражающийся в бирюзовой воде, гигантский пятизвездочный лайнер представлял собой ультрамодный «город развлечений на воде».

Он поражал своим шиком и возможностями буквально с первого взгляда. На его променад-палубе прогуливались счастливые и загорелые люди, искусственный серфинг всегда был полон профессионалов и любителей поглазеть. Высоченный, достающий до самой верхней палубы, скалодром открывал безупречный вид на океанские просторы. У многочисленных бассейнов с лазурной водой, отражающей небо и яркие солнечные блики, томились загорелые тела круизеров. Время от времени кто-то с визгом пролетал по прозрачной крученой горке-трубе аквапарка.

На одной из палуб искусственное поле для гольфа испытывало на себе тщетные попытки нескольких молодых людей показать отдыхающим зрителям виртуозную игру.

Аэротруба работала своим чередом, то выталкивая воздушным потоком, то опуская вниз кого-либо из жаждущих научиться летать. В небе, а вернее – на тарзанке, натянутой практически в небесах по макушкам верхней палубы, любители адреналина возносились, словно птицы, над всеми отдыхающими, забывая дышать от потрясающей красоты, открывавшейся их взору.

Внутри лайнер сражал своей красотой просто наповал. Такой шик на земле позволить себе смог бы, пожалуй, только шейх Арабских Эмиратов или кто-нибудь из миллиардеров. Гигантские винтовые лестницы между этажами были сделаны из чешского стекла и сплошь усыпаны кристаллами Сваровски, отчего миллиарды бриллиантовых бликов расцвечивали все вокруг и превращали в невиданной красоты сказку.

Посреди гостиного зала стоял белоснежный лакированный рояль. Белая кожаная мебель достойно разместилась на персидских коврах. Огромный лодкоподобный сияющий огнями открытый лифт-ресторан медленно опускал и поднимал довольных клиентов желающих насладится деликатесами и шедеврами кулинарного искусства. Казино никогда не пустовало и привлекало многих запахом свежих купюр.

Но самое главное действо намечалось в огромном театре – точной копии всемирно известного Ла Скала. Все ждали аукцион, назначенный на вечер пятницы. Как раз тогда, когда должен был состояться капитанский бал. Все дамы с самого утра только и говорили о том, кто, в каких нарядах предстанет перед публикой. Пятничный день в маршруте значился в качестве морского, а значит – весь день пассажиры могли провести на лайнере. Отдохнуть от многочисленных экскурсий и пляжей, полежать в джакузи на верхней палубе или отправиться по салонам и магазинам за новыми ощущениями и покупками.

Проснувшись рано утром (на часах по-местному не было еще и 9), Марина глубоко вдохнула свежий воздух океана, проникавший из открытого окна балкона каюты сквозь занавеску. Немного помедлив, откинула белоснежную простынь, медленно потянулась, жмурясь от предвкушения очередного потрясающего дня на корабле и, накинув на свое загорелое тело облегающий полупрозрачный пеньюар из шелка, вышла на балкон. Океан сверкал на солнце бирюзой, легкий ветерок приятно щекотал растрепавшимися от сна волосами лицо. Марина дышала полной грудью окружавшим ее счастьем.

– Ну что, дорогая, ты готова к сегодняшнему вечеру? – раздался голос Андрея за спиной девушки.

– Ой, напугал меня, – вздрогнув от неожиданности, ответила Марина. – К какому мероприятию? – она удивленно прижалась к Андрею.

– Неужели ты забыла, что сегодня благотворительный аукцион? – заглядывая в светящиеся счастьем глаза любимой, поинтересовался супруг.

– Ах, а он уже сегодня? Совсем забыла! Тогда я быстро в ванную, а потом в spa-салон и салон красоты! – поцеловав мужа, выпорхнула из его объятий Марина.

– Я сегодня буду самая неотразимая! – скидывая на ходу пеньюар, показав Андрею всю свою красоту в естественном неприкрытом виде и не закрывая за собой дверь в туалетную комнату, на ходу пропела она. Андрей, постояв, словно завороженный, пару секунд и хитро взглянув на лежащий небрежно на полу прозрачный пеньюар, последовал в ванную за его хозяйкой.

Вечер аукциона обещал быть самым шикарным мероприятием всего круиза. Каждую минуту по сверкающей искусственными бриллиантами винтовой лестнице в зал самого большого ресторана лайнера спускались дамы в длинных платьях в пол, привлекая внимание мужчин откровенными декольте и очень смелыми разрезами, открывавшими пытливому мужскому уму безбрежный океан фантазий. В зале звучала лирическая музыка в исполнении известного европейского джаз-бэнда. Официанты в белоснежных куртках услужливо разливали шампанское. Начало аукциона предполагало легкий аперитив.

Спустя полчаса, когда все гости собрались и вдоволь напробовались разных сортов шипучего «напитка любви», всех пригласили пройти в закрытый зал, который в будние дни служил театральной сценой для различных бродвейских шоу на лайнере, а сегодня должен был собрать публику, желавшую расстаться со своими деньгами, частично пожертвовав их на благотворительность. Конечно, каждый из присутствующих мечтал приобрести звезду аукциона – умопомрачительное бриллиантовое колье.

Его за несколько часов до начала разместили под специальным прозрачным бронированным стеклом в большом кубе на высокой из черного бархата подставке. И все без исключения дамы, держа в руках бокалы с шампанским, прогуливались мимо ожерелья, сверля его взглядами и нервно отпивая мелкими глотками охлажденное вино.

Аукцион начался ровно в назначенное время. Разыграли пару лотов из картин известных художников XIX века, несколько небольших бриллиантовых украшений и наконец дошли до звезды.

Колье извлекли из стеклянного футляра два молодых человека в черных фраках и держали на вытянутых в сторону зрителей руках. Публика оживилась, некоторые из собравшихся даже привстали, чтобы еще раз полюбоваться ювелирным шедевром.

Озвучили начальную стоимость. В бой ринулось сразу несколько человек, но не прошло и минуты, как была названа такая цена, побить которую не нашлось желающих.

– Итак… – тянул ведущий, оглядывая присутствующих. Все замерли в ожидании.

– Даю больше! – вдруг выкрикнул Андрей. Марина, уронив из рук фужер с шампанским, с изумлением и беспредельным удивлением посмотрела на него. Бокал, выплеснув игристый напиток, отскочил от дубового паркета и, замедлив свой полет, звонко разбился о гранитную ножку стола.

Раздался удар молотка, и прозвучали слова ведущего:

– Три! Продано!

Зал разразился бурными аплодисментами. Андрей с улыбкой повернулся к Марине и сказал:

– Это для тебя, любимая!

…Ночь после аукциона для Андрея и Марины была самой сказочной в их жизни. Наполненные сумасшедшими эмоциями, они пребывали в страстной эйфории до самого рассвета и уснули, безумно уставшие и счастливые, с первыми лучами солнца.

––

По возвращении из круиза Андрея попросил зайти к себе начальник охраны. Он казался несколько встревоженным.

– Пока Вас не было, к нам приходил следователь из полиции.

– Что ему нужно? – удивился Андрей.

– Он ищет эту женщину, – сказал Сергей Васильевич и протянул фото. На нем посередине гостиничного номера у стола стояла девушка, в которой не трудно было узнать Марину.

– И чем она привлекла внимание полиции? – глухо спросил Андрей у охранника. Тот пожал плечами и протянул листок.

– Вот, он оставил свой телефон, просил сообщить, если кто-нибудь из персонала вспомнит ее или вдруг увидит!

– И что Вы сказали полицейскому?

– Сказал, что сейчас девчонки так малюются: мать родная одну от другой не отличит.

– Значит так, Сергей Васильевич! Спасибо большое за информацию! Посторонних на территорию не впускать. Я с этим следователем сам переговорю и потом обо всем сообщу. Хорошо?

– Да как скажите!

Выйдя от начальника охраны, Андрей стал размышлять над тем, что полиции могло понадобиться от Марины. На фото была она – в этом не сомневался. Но что она могла совершить! Фото недавнее – это Андрей понял по платью, в котором была Марина и которое они с ней вместе купили в Питере перед поездкой. Может быть, девушка понравилась какому-нибудь богатому бездельнику, которых тут хватает? Тот украдкой сфотографировал Марину и нанял частного детектива выследить и все про нее узнать, а тот в свою очередь ничего умнее не придумал, как представиться сотрудником полиции?

Выстраивая версии, Андрей прогулялся по парку и, решив не откладывать разговор в долгий ящик, позвонил следователю. Но абонент был отключен, речевой информатор предложил оставить сообщение после сигнала.

– Здравствуйте! Вас беспокоит Андрей Владимирович! Вы обращались к начальнику охраны базы отдыха «Чайка» – объекта, находящегося в подчинении Министерства обороны, с просьбой найти человека, а точнее – девушку, изображенную на фотографии. Я хотел бы переговорить по этому поводу. Как будет минутка – перезвоните мне, пожалуйста!

Следователь не заставил себя долго ждать, через десять минут раздался звонок.

– Андрей Владимирович, добрый день. Был на совещании, пришлось выключить телефон.

– Ничего страшного. Чем могу быть полезен?

– Как вы поняли, Андрей Владимирович, полиция в настоящее время разыскивает одну девушку, которая, как мы думаем, находится на территории вашей базы отдыха!

– А почему думаете, что она здесь? – спросил Андрей

– Потому что мы проследили ее путь по камерам уличного наблюдения!

– Тогда делайте запрос с соблюдением всех норм законодательства. Земля, на которой находится база отдыха, принадлежит Министерству обороны. Процедуру оформления ордера Вы, надеюсь, знаете?

– Андрей Владимирович, поверьте: до этого дело не дойдет. Нам нужно встретиться и переговорить. Я к Вам сам подъеду, а пока посмотрите пару файлов. Отправил их на Вашу личную электронную почту.

– Вы знаете мою личную почту? – изумился Андрей.

– Да, а что тут такого, я же в полиции работаю! Вам сегодня удобно встретиться, скажем так, в половине седьмого?

– Хорошо, давайте в половине седьмого. Встречу Вас на КПП.

– Тогда – до встречи!

Андрей открыл первый файл, висевший не прочитанным в почте. Видеоролик из новостной ленты содержал информацию о каком-то мужчине, которого обнаружили в гостиничном номере в бессознательном состоянии и который до сих пор, не выйдя из комы, находится в больнице. Затем была показана фотография этого мужчины с просьбой откликнуться всех, кто что-либо о нем знает.

Второй ролик заставил Андрея понервничать. На нем в гостиничном номере, изображенном на фотографии, показывали Марину в обществе того самого парня. И хотя видео оказалось без звука, даже по манере общения пары было видно, что девушка и молодой человек хорошо знакомы друг с другом. Марина и ее собеседник планировали выпить шампанского, но до этого не дошло, так как, съев бутерброд, мужчина вдруг сел на диван, затем упал на бок и, судя по всему, потерял сознание. Дальше шло видео, снятое с другого ракурса, которое изобличало Марину как отравительницу. На нем было видно, пусть и не совсем отчетливо, как она подмешивает какую-то жидкость в икру, после чего делает бутерброды.

Андрея бросило в холодный пот, эмоции нахлынули на него и мешали сосредоточиться. Выходило, что Марина – почти убийца! Такой вывод напрашивался у любого, кто посмотрел бы это видео. Пусть и неудачное покушение, не с летальным исходом, но все-таки это отравление! По крайней мере, так вправе утверждать полиция.

Андрею показался еще более загадочным факт, что адрес его личной электронной почты оказался у следователя. Если бы он сказал про адрес корпоративной почты – тут все понятно. «Я оставил ему сообщение на голосовой почте, – размышлял про себя Андрей. – Он мог пробить по базе мой номер, установить абонента и затем, зайдя на сайт корпорации, найти адрес почты, но только рабочей. А личную мало кто знает, даже начальник охраны Сергей Васильевич не в курсе. Значит, кто-то из своих!

Мало ли еще с кем он успел пообщаться. Хотя, какая теперь разница – мышеловка захлопнулась! Следователь точно знает, что девушка находится на территории базы, в этом он уверен. И все, что ему остается, это установить личность, задержать и предъявить обвинение. Вот это влипли!»

От тяжелых мыслей отвлек телефонный звонок. Он был от Анны Сергеевны.

– Алло! Мама, привет!

– Привет, мой дорогой! Как твои дела?

– Очень хорошо! Извини, что не звонил, был сильно занят, – сказал Андрей, а про себя подумал: «Да и сейчас не свободен».

Мать, почувствовав напряжение в голосе сына, решила поторопиться и перешла сразу к делу.

– Андрей, помнишь, мы отдыхали в Италии и я познакомила тебя с нашим старым знакомым – другом отца Дмитрием Александровичем?

– Ну, конечно, помню. Он же нас катал на своей яхте!

– Точно! – засмеялась Анна Сергеевна. – Как я могла забыть?! Так вот, Дмитрию Санычу нужна твоя помощь. И я прошу, чтобы ты ему не отказывал. Он хочет поучаствовать в эксперименте.

– Мам, мне, честно, сейчас не до Дмитрия Александровича! Эксперимент в самом разгаре. Давай дождемся его завершения, я не могу сейчас отвлекаться!

– Ну, Андрюша, он очень сильно просит. Пожалуйста, удели ему немного времени.

– Я сейчас занят, правда! Не обижайся. Давай позже созвонимся и все обсудим! Хорошо?

– Андрей, буду ждать твоего звонка. И мне не хотелось бы расстраивать Дмитрия Александровича!

– Мам, я что-нибудь придумаю! Ну все, целую! Пока!

Услышав в ответ «И я тебя целую, Андрюша», он нажал клавишу отключения и снова погрузился в свои размышления.

На мгновение вдруг подумалось, что неизбежно случится самый худший вариант и события будут развиваться по самому трагическому сценарию. В голове промелькнул образ стриженой наголо Марины в арестантской одежде, затем увидел себя на суде при объявлении обвинительного приговора… Он и представить себе не мог, что его добрая и милая избранница могла решиться на убийство человека.

– Марина, Мариночка, что ты натворила, – сокрушался вслух Андрей. Погрузившись в мысли, он не заметил, как прошел весь парк и вышел к пляжу. Постояв на берегу моря, глядя вдаль, где за горизонтом скрывались большие корабли, подумал: «Такой простор, а от проблем не спрячешься!»

Постояв еще какое-то время, Андрей пришел к выводу, что в одиночку он не справится и решил, пока случившееся не приняло огласку, срочно вызвать Семёна из Петербурга. Что и сделал по телефону. После их разговора тот взял авиабилет на ближайший рейс.

В половине седьмого вечера, как и договорились со следователем, Андрей ждал на КПП. В назначенное время, не опоздав ни на минуту, к дверям пропускного пункта подъехало такси, из которого вышел мужчина лет пятидесяти. Приветливо улыбнувшись, подошел к Андрею и протянул руку:

– Константин Сергеевич. Следственный комитет.

– Андрей Владимирович – руководитель научного проекта. Константин Сергеевич, пройдемте ко мне в кабинет!

– Давайте поговорим на свежем воздухе, я с утра до вечера в четырех стенах. И тем более – это же не допрос, а дружеская беседа!

Андрей на секунду задумался: ему понравился добрый тон нового знакомого. Но что если это такая тактика, чтобы расположить к доверительной беседе? Тогда, видимо, следует настраиваться на соответствующее противоборство со следователем.

– Конечно, Константин Сергеевич, свежий воздух черноморского побережья еще никому не навредил, – после недолгой паузы согласился Андрей.

Следователь оказался весьма словоохотлив и, взяв беседу в свои руки, поведал, что это его последнее дело, после которого он уходит на пенсию, что он хотел бы купить дом в горах у озера и отдыхать со своей семьей от городской суеты…

– Знаете, Андрей Владимирович, какая неблагодарная работа у нас, полицейских. Меня с детства учили помогать людям, в школе говорили о человеколюбии, гуманизме. И я с юности проникся идеями всеобщей благодати! Поступив на юрфак, сразу решил, что буду следователем. Не адвокатом, не юристом – мне на тот момент казалось, что в этих профессиях много лжи, притворства и обмана. Хотел стать именно следователем, чтобы находить и искоренять зло, бороться с преступностью на корню – так скажем, непосредственно участвовать в процессе оздоровления общества. И пожалуйста, не подумайте, что мною руководило чувство мести или желание примерить на себя роль палача. Поверьте, нервы крепкие и с психикой все в порядке.

Так вот, когда только я стал постигать азы сыскного дела, столкнулся с тем, что многим следователям очень тяжело добраться до истины в силу отсутствия интуиции, профессионального чутья, а иногда и просто из-за нехватки времени. И эти обстоятельства приводили к катастрофическим последствиям! Знаете, сколько в целом по стране в год отменяется обвинительных приговоров? – произнес следователь и вопросительно посмотрел на Андрея.

– У-у-у! Цифра ужасает, а учитывая тот факт, что я ярый противник полицейского и

судебного произвола, меня это количество искалеченных жизней приводит в уныние. Ведь каждый подследственный из этого списка был невиновным. Только нежелание следователя разобраться в мелочах, докопаться до сути позволило сфабриковать дело и, гонясь за количеством раскрытых преступлений, посадить на скамью случайного человека. А ведь в это время настоящий преступник продолжает гулять на свободе и, упиваясь своей безнаказанностью, может совершать еще большие злодеяния. Я просто не могу мириться с тем, что страдают невиновные люди.

Во время неспешной прогулки мужчин случилось, что они оказались в безлюдном месте. Следователь огляделся по сторонам и сказал Андрею:

– Время – деньги. Пора переходить к делу. Вкратце опишу обстоятельства, а они, доложу я вам, весьма щекотливые. Как вы поняли из видео, девушка пыталась отравить своего любовника…

В этот момент Андрей невольно остановился, но, вовремя спохватившись, продолжил неспешно идти за Константином Сергеевичем. Между тем следователь продолжал:

– Но это, на первый взгляд. На самом деле девушка не преступник, а жертва… жертва обстоятельств!

Несколько опешив, Андрей остановился и вопросительно посмотрел на следователя.

– Да, да! Тут нечему удивляться: порой белое становится черным, а черное – белым. Все в этом мире неоднозначно. Это только в книжках и кино все просто. Проводя расследование, я пришел к выводу, что девушка стала жертвой обыкновенного шантажа. И этот подонок получил по заслугам. Даже когда она уже крепко сидела на крючке, он продолжал собирать компромат. Обратите внимание: съемка скрытой камерой – это его рук дело.

Следователь замолчал, остановился и посмотрел на Андрея:

– Я к чему это все рассказываю? Дело в том, что у меня есть основание предполагать: девушка находится на территории санатория. Начальник охраны дал понять, что поиски человека внутри периметра осуществимы только с санкции военной прокуратуры либо с Вашего согласия. Открою карты: с военной прокуратурой мое начальство не очень дружно и получить такое разрешение весьма затруднительно. Поэтому хочу попросить Вас оказать следствию помощь. Потерпевший вот-вот выйдет из комы, и мне до разговора с ним нужно знать, как можно больше. Постараюсь все уладить, если Вы, Андрей Владимирович, в этом заинтересованы?

Проговорив последнее предложение, следователь внимательно посмотрел в глаза Андрею. Взгляд Константина Сергеевича был доброжелательным, что наводило на мысль о взаимовыгодной сделке, но суть этой сделки Андрей пока не понимал. Он размышлял: «Что надо мне? Замять дело, чтобы следователь забыл про существование Марины и никогда больше про нее не вспоминал. А что нужно следователю? Допросить Марину. Но тогда, какой мне в этом резон? Или сыщик думает, что я, как и он, хочу, чтобы «на земле восторжествовала справедливость», и буду помогать искать преступницу? Пока нужно стоять на своем: девушки на территории нет. Но и упускать возможность договориться со следователем не стоит, поэтому пора задать вопрос в лоб».

– Константин Сергеевич, мы здравомыслящие люди, у каждого свои интересы, но все-таки давайте начистоту, что Вы можете предложить, что устроило бы нас обоих.

Произнеся это, он тут же спохватился и подумал про себя: «А если следователь просто хочет склонить меня, как говорят в этих случаях, на сторону следствия и заставить таким образом выдать Марину?»

– Давайте, Андрей Владимирович, поступим так: Вы мне предоставляете возможность побеседовать с девушкой, чтобы установить кое-какие детали. Уверен: она не является закоренелым преступником и прибегла к отравлению под давлением обстоятельств, а быть может (лицо следователя стало задумчивым), она вовсе не желала смерти потерпевшего. Может, хотела лишь обездвижить его, чтобы… например, избежать приставаний с его стороны или чтобы, пока он находится в отключке, забрать какую-то принадлежащую ей вещь, но переборщила с дозой препарата. Как вам такой вариант? Вполне жизнеспособная версия, как вы считаете? – мужчина вопрошающе смотрел на собеседника.

Андрей про себя оценил попытки следователя оправдать Марину, подумав, что если все перейдет в официальную плоскость, наверное, это будет лучший вариант. Хотя в идеале лучше вообще девушку не показывать следователю. Но как об этом договориться? И стоит ли договариваться? Может, просто отправить Марину обратно в Питер? Отправить обратно – а что это даст? Ведь у следствия есть видеозапись с ней и сейчас два варианта развития событий. И оба зависят не от принятого им решения, а от того, выйдет ли потерпевший из комы или жизнь в нем будет постепенно угасать. «Если все будет хорошо, – продолжал про себя размышлять Андрей, – тогда нужно сотрудничать не со следствием, а договариваться с парнем».

Второй вариант, о котором даже думать не хотелось, был самым плачевным и не оставлял шансов никому. В случае, если молодой человек не выйдет из комы или чего хуже – умрет, все договоренности со следователем аннулируются: ему нужен будет убийца. И, похоже, господин полицейский не исключает такого развития событий, а, наоборот, предвидя это, пытается скорее установить контакт с Мариной как с потенциальной убийцей. Сейчас, пока потерпевший жив, никто не даст ордер на арест девушки, но сидеть на месте и ждать Андрей не хотел. Прежде чем о чем-то договариваться – нужно все взвесить. А пока нужно было успокоить следователя, пообещать сотрудничество, постараться усыпить его бдительность.

– Константин Сергеевич, будьте уверены: сделаю все, что от меня зависит. Если эта девушка находится на нашей территории, мы обязательно найдем. Меня, как человека непосредственно связанного с медициной, волнует состояние этого мужчины. Может быть, пока мы ищем девушку, сконцентрировать внимание на его здоровье и помочь ему выкарабкаться! Поверьте, у военных врачей больше шансов справиться с отравлением или с чем-то там ещё, чем у гражданских.

– Спасибо большое за предложение, но военному ведомству лучше не отсвечивать сейчас рядом с потерпевшим. Неизвестно, о чем мы с Вами договоримся и как все пойдет, – а Вы там уже примелькаетесь. Могут заинтересоваться Вашим рвением, нас же тоже контролирует Служба собственной безопасности. Потом ко мне вопросы возникнут. Поэтому порыв помочь человеку – идея, конечно хорошая, но не совсем уместная. Давайте сначала определимся с девушкой, – продолжал гнуть свою линию сотрудник полиции. – А пока разрешите откланяться. Извините – дела!

– Да уж, щекотливое дельце предстоит уладить, – подумал Андрей, провожая взглядом сыщика. Как только тот скрылся из вида, тут же набрал по телефону номер Семёна.

– Ты где?

– В аэропорту на регистрации! Через час вылетаю!

– К нам?

– Ну а куда еще?

– Очень хорошо! Есть новости!

– Хорошие или плохие? Рассказывай!

– Не могу. По прилету поговорим!

Андрей отключил телефон, и посмотрел вдаль сквозь деревья – в ту сторону, откуда дул свежий морской ветер. В этот миг он снова ощутил, как возвращается контроль над ситуацией, ему казалось, что он постиг гармонию окружающего мира, Андрей был снова полон сил.

––

После того как все изложил Семёну, тот вскочил и со счастливым лицом стал бегать по кабинету, приговаривая:

– Это триумф, это триумф …

Подскочив к компаньону, взял его за плечи и, глядя в глаза, еще раз воодушевленно проговорил:

– Это же ТРИУМФ! Ты понимаешь?!

– Семён, – закричал на него Андрей. – Ты вообще о чем? Какой, твою мать, триумф?! Нас посадят. Тебя, может, нет, а меня с Мариной точно! Ты понимаешь, что мы натворили? Марина, получается, под воздействием нашей «экспериментальной методики» пыталась совершить убийство! Ее, кстати, скорее всего, оправдают – примут во внимание этот факт. А меня? Меня, как разработчика, посадят! И на дальнейшие исследования наложат запрет. Ты этому радуешься?

И на самом деле – у Семёна с лица не сходила улыбка.

– Чему я радуюсь? Да я радуюсь тому, что твоя программа работает. Да еще как работает! А это значит, Андрей, что эксперимент «Идиллия» получил неопровержимые доказательства своей работоспособности. И я думаю, что нужно ехать в Министерство докладывать о наших успехах!

– Семён о каких успехах докладывать? О неудачном покушении? Эксперимент еще не завершился, выводы делать рано! А вот закрыть нас, как угрозу для общества, могут!

– Да, я считаю, этот эпизод с Мариной и есть наилучший результат за все время эксперимента. Твоя методика как нельзя кстати подходит для… нашей армии. Лучшего и желать нельзя! Вот ты говоришь, что этот человек шантажировал Марину и она решила его убить. Хладнокровно, самостоятельно разработала план. Ведь явно она это делала не спонтанно и, придерживаясь своего плана, довела дело до конца, что говорит о сумасшедшем самоконтроле. И, заметь, она – обычная девчонка, а не профессиональный убийца. Что послужило причиной такого поведения? Желание Марины устранить угрозу для ваших отношений.

Методика перенастроила ее инстинкты, создала мотивацию, силу которой девушка преодолеть не смогла и пошла на убийство. Марина – твой самый верный телохранитель! Да нашим конкурентам такого и не снилось, они только и смогли повысить уровень агрессии, вызванный инъекцией, изменяющей гормональный статус, опускающий человека до первобытного уровня. И для чего? Для того чтобы сделать из бойцов с трудом контролируемое стадо озлобленных обезьян? А теперь представь, что ты сможешь! Твоя методика прививает испытуемым в первую очередь преданность и верность. И это не эпизодический эффект – ты добился стабильного и долгосрочного воздействия на человека. А вспомни, с чего все начиналось: руководство лишь поставило задачу найти брешь в психологии человека, исключить предательство. Сделать невозможным нарушение верности долгу. Предотвратить измену. Измена – крах любой идеологии, провал любой, даже самой законспирированной, организации. Ты же с этой задачей хотел справиться! Нет, Андрей Владимирович, отдалился ты от основного задания, забыл кто наши заказчики…

Нам лучших специалистов со всей страны собрали, разрешили эксперимент над людьми провести. От нас результат ждут. Ты же сам говорил, что для военных «Идиллия» заменит присягу, а вернее – вплавит им мысль о верности государству в самый мозг, в самое нутро. Ты в самом начале к этому шел – разве не так? – продолжал горячиться Семён.

– Нет, не так! Это другое, – возразил Андрей. – Иначе говоря, данная ситуация наводит меня на мысль, что испытуемые – а в случае с военными это подготовленные и натренированные на убийство люди! – ради сохранения жизни своих товарищей не станут считаться с жизнью других людей. Для них это будут всего лишь сопутствующие жертвы! И как далеко они в этом зайдут? Вот в чем вопрос?

Мне надо все проверить, прежде чем докладывать в Министерство. Заявить об успехе всегда успеем, у меня сейчас другая задача. Лучше скажи, как будем проблему решать?

– Я думаю, нужно договариваться с полицией, предложить денег! Судя по вашему разговору, он тебе на это и намекал. Только ты решил в кошки мышки поиграть, надо было сразу спросить, сколько, и все!

– Вообще-то дача взятки сотруднику полиции тоже не слабая статья, это первое. Во вторых – если бы он был уверен, что Марина находится здесь, церемониться не стал бы. У него догадки – и всего лишь. Может, они проследили ее по камерам уличного наблюдения и в районе санатория след оборвался. Может, через службу такси нашли, но я прямо чувствую его неуверенность. Поэтому карты раскрывать пока, считаю, рано. Спешка ни к чему хорошему не приведет. Да и как что-то решать со следователем, не поговорив с Мариной?

– А ты когда с ней планируешь объясниться?

– Сегодня, но не знаю с чего начать. С тобой хотел обсудить. Потом уж с ней. Она изменилась в последнее время, теперь понимаю из-за чего.

– Даже не знаю, чем помочь. В психологии ты специалист, я тебе здесь не советчик. Разговаривать рано или поздно все равно придется, поэтому лучше сейчас… Пока еще чего-нибудь не произошло! – сказал Семён, отворачиваясь куда- то в сторону.

Это слова заставили Андрея резко повернуться к Семёну с вопросом:

– В смысле? Ты про что сейчас?

– Не думал я, что после воздействия «Идиллии» испытуемого будут мучать «призраки прошлого», хотя в данном случае, с точки зрения наших заказчиков, все произошло наилучшим образом, но все-таки разве нельзя сделать человека равнодушным к прошлому?

– Семён, ну что ты! Мы этот аспект очень хорошо изучили, проводили эксперименты. В самом начале, когда переключились на гражданские лица, основной задачей было коммутация новых семейных пар в постэкспериментальной реальности как между собой, так и в различных социальных группах и в социуме в целом. И вопрос более ранних привязанностей и пристрастий был тщательно нами рассмотрен. Например, если у кого из супругов остался ребенок от предыдущего брака, то чувство привязанности к ребенку усиливалось. Как и любовь к своим родителям, близким родственникам. Наша технология позволяет чувства, приобретенные ранее, усилить и закрепить. Допустим, кто-то занимался охотой или рыбалкой и эти занятие человек считал для себя положительной практикой – тогда он их и дальше будет воспринимать как любимое времяпрепровождение.

Правда, к сожалению, это касается и плохих привычек. Если на момент эксперимента испытуемый относился к ним снисходительно, то и после он не сможет с ними расстаться. Поэтому перед экспериментом, согласно рекомендациям наших специалистов, участнику нужно будет пройти соответствующее лечение. Вопрос влияния предшествующих событий и образа жизни испытуемых досконально изучен, и вывод можно сделать такой: «Мы не делаем человека лучше, мы делаем его состояние стабильным на многие годы». Впрочем, это все, конечно, интересно. Но, повторюсь, у нас есть конкретная проблема! И сейчас мы должны решить, что будем делать дальше?

– Что делать дальше? Ты же уже вроде определился! – с некоторым удивлением произнес Семён.

– Думаешь, заплатить следователю – самый оптимальный вариант?

– А у тебя есть сейчас другие предложения?

– Нет.

– Ну, тогда будем платить!

Раздался звонок телефона. Андрей посмотрел на экран: Марина.

– Да! Любимая, я тебя слушаю!

– Андрей, приехала Анна Сергеевна, заходила к нам в номер. Я предложила ей остаться и подождать, но она отказалась и пошла тебя искать.

– Хорошо. Сейчас ее наберу.

– Подожди! Она просила тебе не говорить: хочет сделать сюрприз.

Андрей впервые за два дня улыбнулся.

– Ладно. Сюрприз – так сюрприз!

Не успел он это произнести, как за спиной раздался голос матери.

– Да, видимо, уже не получится. Ну что за человек! Попросила же не говорить, – в голосе женщины чувствовалась досада.

– Мама, ну что еще за обиды! Марина меня очень сильно любит, поэтому не могла не позвонить, – с этими словами Андрей обнял Анну Сергеевну и поцеловал в щеку.

– Андрей для Марины сейчас самый главный человек в ее жизни, – поддакнул ему Семён.

– А в жизни Андрея главный человек – я! И она должна это понимать. А пока этого в ее голове нет – так и будет носить бриллианты, которые ей не принадлежат.

В момент этого категоричного заявления Андрей кинул взгляд на телефон: секундомер продолжал отчитывать время разговора. Он понял, что из-за неожиданного появления матери не отключил Марину. «Она все слышала!» – мелькнувшая мысль в ту же секунду нарисовала в голове Андрея нелицеприятную картину предстоящего разговора с Мариной! Решение купить украшение на аукционе за счет корпорации уже не выглядело таким гениальным! Надо было сразу все рассказать перед круизом и уговорить Марину участвовать в этом «спектакле», а не использовать ее втемную.

– Андрей, Андрей! Ты меня совсем не слушаешь? Со мной прилетел Дмитрий Саныч! Он прилетел не один, а с Вероникой – своей новой пассией, которую хочет сделать супругой! Для него это очень ценные отношения, и он решил, узнав про нашу программу, закрепить их особым способом! Вам нужно обязательно встретиться, переговорить и обо всем договориться. И это, – Анна Сергеевна сделала паузу, – моя личная просьба!

В комнате наступила тишина. Женщина внимательно смотрела на сына.

Некоторое время назад Андрей без сомнения отказал бы, но сейчас многое изменилось. Он нуждался в финансовой поддержке и поэтому решил получить максимальную выгоду.

– Мама, если ты настаиваешь я, конечно, помогу. Но он должен понимать, что это будет стоить хороших денег! – заявил Андрей и заговорщицки подмигнул Семёну.

– О-о, сынок, для Димы деньги не вопрос! – с облегчением воскликнула Анна Сергеевна. – Главное – результат.

– Результат? Результат будет!

После разговора с матерью Андрей поспешил к Марине. Рассказал ей про неприятную ситуацию с украшением, пообещав когда-нибудь обязательно выкупить колье у корпорации. Марина ответила, что вообще не придает этому никакого значения, понимает причины, по которым решили ее не ставить в известность. Сейчас она больше переживает, чтобы все осталось в тайне, так как если придать дело огласке, это может серьезно повлиять на репутацию не только Андрея, но и всего предприятия.

На следующий день ещё до завтрака Андрей, как и обещал Анне Сергеевне, встретился с ее знакомым. Они расположились в кафе на верхней террасе главного корпуса санатория. В такой ранний час посетителей не было и официанты неспешно накрывали столы. Дмитрий Саныч, как называла его Анна Сергеевна, выбрал столик у самого ограждения, откуда открывался великолепный вид на пляж и прибрежные скалы. Дул теплый морской бриз, и погода располагала к неспешной дружеской беседе.

– Андрей, – начал разговор старший из мужчин. – Наступил такой возраст, когда

хочется понянчиться с детьми. Внуков мне, видимо, не дождаться, да я и не совсем стар, чтобы нам с моей будущей супругой возраст помешал завести малыша. Мой сын или дочь должны расти в счастливой полноценной семье, поэтому не хочу детей от служанки или содержанки: ребенку нужна настоящая мать с моей фамилией. Кроме того, и на репутацию это повлияет лучшим образом. Круг моего общения – очень консервативные люди с хорошим воспитанием, которые чтут семейные ценности. Но молодые девушки – такие непостоянные, чересчур влюбчивые. Быстро теряют голову от мимолетных романов. Год, два – и брак распался. Мне же сейчас нужны гарантированные отношения с женщиной, которой могу доверять.

Поэтому, когда друзья за рубежом рассказали, какие вы тут чудеса творите, был просто восхищен своими соотечественниками, которым в голову пришла такая гениальная идея! А позже узнал, что, оказывается, все это – благодаря сыну моей глубокоуважаемой Анны Сергеевны! Я окончательно понял: ваше изобретение решит все мои проблемы! Я должен участвовать!

– Дмитрий Александрович, вопрос Вашего участия в эксперименте мы как-нибудь уладим. Дело не в этом, а в том, что наша методика лишь закрепляет надолго и немного усиливает уже сформировавшиеся ранее чувства. И не только у Вас и к Вам, но и у вашей спутницы к другим людям, если таковые имеются. И пристрастия к вредным привычкам тоже будут закреплены и могут остаться навсегда. Поэтому у меня к Вам ряд обязательных вопросов. Первый: есть ли у Вашей пассии пристрастие к табаку, алкоголю, наркотикам?

– Абсолютно никаких пристрастий и вредных привычек, – не задумываясь, уверенно заявил собеседник.

– Так, хорошо. Теперь следующее: как думаете, будущая супруга действительно Вас любит? Или же она это чувство сама себе придумала и…– Андрей запнулся, подумав про себя: «Как бы поделикатней тут выразиться?», потом, стараясь говорить как можно вежливее, закончил: – водит Вас за нос?

– Исключено! – его собеседник был категоричен.

– Подождите, – настойчиво продолжал Андрей, – у меня не праздный интерес, от этого зависит успех мероприятия. Если Вы вдруг сомневаетесь, то не грех проверить ее хотя бы на полиграфе. Объясню, почему это так важно. «Идиллия» сделает вашу пару счастливой и верной только в том случае, если на период эксперимента оба любите друг друга и любимы. Чувства должны быть искренними. То, что будет в ваших сердцах, то программа и закрепит. Если можно так выразиться: «В ваших головах чувство любви будет вечным». Но если вдруг Ваша девушка имеет роман на стороне, то влечение к другому партнеру никуда не денется, а, скорее всего, усилится. Как хороший момент отмечу: если человек испытывает какие-либо негативные эмоции, скажем так, к предмету своего бывшего пристрастия – будь то сексуальный партнер или просто какая-то вредная привычка, – то и эти отрицательные чувства усилятся, что, кстати, на сегодняшний день подтверждено.

Дмитрия Александровича последние слова погрузили в раздумья, на его лице появилось выражение озабоченности.

– Андрей, если честно, я представлял все по-другому. Думал, что можно взять любую пару, испытывающую друг к другу симпатию, и с помощью ваших технологий сделать так, чтобы между ними вспыхнули настоящие чувства, да так, что они, потеряв голову от любви, были счастливы на многие годы. А уж про бывших партнеров и партнерш и в голову не приходило! Хотя меня данный факт нисколько не смущает, потому что на 100% уверен в себе и Веронике. Мы любим друг друга, несмотря на разницу в возрасте. Да, конечно, в самом начале наших отношений я немного сомневался в ее искренности, но со временем понял, что это именно та женщина, с которой готов прожить остаток своих дней. Разумеется, надеюсь, что мне еще жить да жить. А скажите, есть какие-то медицинские противопоказания?

– Вот здесь, Дмитрий Александрович, можете быть спокойны: никаких противопоказаний нет!

Андрей хотел было продолжить, но его отвлек телефон. Звонил следователь. Он нервничал и настаивал встретиться на том же месте через час. Отказывать не имело смысла, поэтому Андрей сразу согласился. Обсудив с собеседником еще кое-какие детали, попрощался и, спустившись в парк, позвонил Семёну.

– С добрым пока что утром. Звонил следователь, сказал, что надо сейчас встретиться. О чем пойдет разговор, не сказал, но показался очень взволнованным!

– О чем будет разговор – можно предположить. Ты сейчас где? Лучше обсудить это не по телефону.

– Подходи в парк возле главного корпуса.

Семён не заставил себя ждать, подошел через пять минут. Слегка запыхавшись, сходу начал успокаивать:

– Думаю: ничего страшного. Если бы он изменил свое отношение, то вызвал тебя повесткой на допрос или сообщил в военную прокуратуру, что, по его данным, на территории санатория укрывается подозреваемая. Но тогда бы тебе не звонил. А так – дружеская встреча. Решай с ним по деньгам сегодня и закроем вопрос.

– А как предложить?

– По разговору поймешь. Скорее всего, он сам тебе намекнет. Короче говоря, «по ходу пьесы» разберешься!

– А если начнет спрашивать про Марину, что сказать?

– Про Марину вообще лучше не упоминать. Просто начни с того, что проверили всех девушек в санатории по базе. Среди отдыхающих и персонала никого похожего не нашли.

– Вдруг он попросит доступ к базе данных?

– Предоставим! – уверенно сказал Семён и, подмигнув, продолжил: – Но Марину оттуда уберем.

– Думаешь, он поверит?

– Деньги дашь – во что угодно поверит!

– Тогда зачем их давать? Если сказать, что по базе похожей девушки нет, как-то нелогично деньги предлагать!

– Давай представим, что ты – следователь, а я это ты! Представил? Молодец, теперь запоминай свой монолог: «Господин полицейский, – Семён деловито вскинул голову, как будто находился на сцене театра или в зале суда, – давайте представим: преступница, заметая следы, специально дала вам понять, что она находится в санатории. То есть наследила так, что след теряется на нашей территории. Но ведь не факт, что санаторий был конечной точкой ее пути. Скорее всего, она решила вас запутать и направить по ложному следу. Понимаю: вам легче думать, что девушка здесь. Но, поверьте, это не так. Поэтому лучше поискать в другом месте. И чтобы вам не тратить свое время, предлагаю нанять частного детектива, а его работу оплачу я. Наличными!»

– Ну как? – закончил речь Семён.

– На сегодня это лучший вариант! Во всяком случае, мне в голову вообще ничего не приходит, – Андрей посмотрел на часы. – Ладно, через 15 минут подъедет. Пойду, а то опоздаю. – И поспешил на встречу.

Следователь уже был на месте.

– Константин Сергеевич, дорогой мой человек, как рад Вас видеть! – как можно более радушно приветствовал его Андрей.

Но на сей раз суровое лицо сотрудника полиции не предвещало дружеской беседы.

– Здравствуйте! Я думал, Вы со своей девушкой придете. Как договаривались!

– Нормальный ход!!! – невольно вырвалось у Андрея, пришедшего в недоумение от такого начала разговора. – Мы ни о чем таком не договаривались. Это, во-первых. И, во вторых – при чем тут моя девушка?

Константин Сергеевич укоризненно окинул взглядом Андрея, покачал головой и произнес:

– Я Вам тут душу изливал, наплевав на профессиональную этику и тайну следствия, а Вы мне, значит, «дурака» решили включить и, как оказалось, «ваньку валяли». Давайте все-таки будем взаимно вежливы и честны. Иначе не договоримся, – после этих слов сыщик достал телефон, открыл новостную ленту и показал фото из репортажа об аукционе во время морского круиза.

– Ваша спутница на корабле и девушка на видео – одно и то же лицо! – сурово прокомментировал он.

После его слов Андрея окатило холодным душем. Да, в научном мире он считался человеком весьма умным! Но стоило попасть в мир криминальный – и сразу предстал перед самим собой полным идиотом. Молодой человек был уверен, что и полицейский в этот момент смотрел на него, как на упрямого и глупого осла.

– Так что, Андрей Владимирович, продолжал между тем следователь. – Я, конечно, понимаю, что Вы надеялись ограничиться примитивным отпирательством «Ничего не понимаю, ничего не помню, на фото никого не узнаю». Чего добиваетесь? Чтобы я провел процедуру опознания? Чтобы персонал гостиницы подтвердил, что видел там Марину? Плюсом к тому отправим Вашу девушку на дактилоскопию и сравним ее пальчики с отпечатками, найденными в номере. И на этом все! Следствие закончится, дальше – суд и тюрьма. Вы этого хотите или Вам на нее наплевать? Этот парень – настоящий проходимец, мне сугубо «фиолетово», что с ним будет дальше. Но я скоро ухожу на пенсию, а Вы – человек вроде ничего. Так давайте помогать друг другу.

Андрей, стоявший, опустив голову, поднял свой взгляд и с надеждой посмотрел на Константина Сергеевича, который из обвинителя уже представлялся в образе спасителя. Не обращая внимание на то, какое впечатление произвел сказанным, тот набрал на экране телефона сумму, которую он хотел бы получить, и молча показал ее Андрею. После небольшой паузы добавил:

– Дорогой мой друг, согласитесь – небольшие деньги, чтобы уладить такое большое недоразумение. Да, кстати, это в рублях: в России все-таки живем! Так Вы согласны или нет?

– Согласен. У меня разве есть выбор?

– Ну, выбор, как мы знаем, есть всегда, но в данной ситуации меня к Вам послал сам Господь – спасать ваши души. Ведь на моем месте мог быть более упертый следователь. И тогда все было бы по-другому. Ладно, коль мы договорились, нам теперь отсвечивать в общественных местах ни к чему. Вот инструкция, – он протянул Андрею маленький листок бумаги. – Четко выполните ее при передаче денег, чтобы мне лишний раз не нервничать. Сами понимаете: я очень сильно рискую!

После этих слов Константин Сергеевич попрощался и быстро зашагал по аллее, оставив Андрея наедине со своими мыслями.

Придя в себя, достал телефон и отправил Семёну эсэмэской короткое сообщение. «Надеюсь, это в рублях?» – тут же откликнулся Семён. «Да», – подтвердил Андрей. «Сказал, как договаривались?» – «Не успел, все пошло не по плану».– «Но, как я понимаю, все утряслось?» – «Не совсем. Он все знает».

…В какой-то отрезок времени деньги для некоторых людей перестают быть чем то ценным. Они лишь играют роль посредника при достижении выбранной цели. Для Андрея как раз настал такой момент, когда сумма, обозначенная следователем, хоть и была большой, но совершенно не пугала. Нужно было срочно решить проблему и отвести беду от него и Марины. Да и, пожалуй, всего мероприятия в целом, потому что если об этом преступлении узнают конкуренты, проект закроют. Тогда случится непоправимое: пострадают все, а не только он с супругой. Сейчас, в начале пути, неважно, какие потери ты понесешь, важно – кто станет победителем в этой гонке технологий. Победителю достанется все.

Благодаря Семёну и Дмитрию Александровичу на следующий день требуемая сумма была собрана.

Так совпало, что в день передачи денег объявили большой банкет с увеселительной программой и салютом в завершение. После обеда Андрей уехал в город к следователю. Все же остальные занялись приготовлениями к предстоящему мероприятию.

Ближе к четырем часам дня Марина, Дмитрий Александрович с Вероникой и Семён собрались в апартаментах Анны Сергеевны, а точнее – на открытой террасе пить чай и ждать Андрея, который должен был появиться с минуты на минуту.

В основном все слушали Дмитрия Александровича и Анну Сергеевну, которые наперебой делились с молодежью увлекательными историями из своей молодости. Семён все время отходил в сторону для телефонных разговоров. Вероника погрузилась в паутину социальных сетей. Марина изучала узор на скатерти, иногда, отводя взгляд в сторону моря, рассматривала проплывающие корабли.

Тем временем разговор зашел о Франции. В ходе беседы Дмитрий Александрович и Анна Сергеевна то и дело переходили на французский. В конце концов так увлеклись, что стали по очереди декламировать стихи французских поэтов на языке авторов. Затем они вспомнили песню и решили исполнить ее дуэтом. Вероника не удержалась, отложила в сторону телефон, тоже стала подпевать. В какой-то момент Анна Сергеевна повернулась к Марине с вопросом:

– Мариночка, а что же не поете с нами?

– Я, Анна Сергеевна, в Париже не была и во французском не сильна. Мне больше испанский нравится. Давайте лучше за Вами поухаживаю. Кто будет торт? У нас сегодня на десерт «Киевский» и … какое совпадение, «Наполеон»!

Дмитрий Александрович засмеялся и попросил себе кусочек «Наполеона».

– Кстати, французские кондитеры называют этот торт «Mille feuilles» – «тысяча листов», – пояснил он, принимая тарелочку из рук Марины.

Угостив всех десертом, она взяла телефон и отошла в сторону, чтобы сделать звонок. Шли гудки, Андрей не брал трубку. Девушка не стала возвращаться за стол, ожидая, что он перезвонит.

Улучив момент, Дмитрий Александрович спросил у Анны Сергеевны на французском:

– Как я понимаю, Марина – избранница Андрея. Они в браке?

Анна Сергеевна улыбнулась и также ответила по-французски:

– Нет, я отговорила Андрея. Их союз не имеет юридической силы. Чувства можно же проверить и без официальной регистрации.

В этот момент Марина резко повернулась в сторону стола, но сразу отвела взгляд. Анна Сергеевна заметила это и сменила тему разговора, перейдя на русский.

Через некоторое время у Марины зазвонил телефон.

– Привет как дела? – услышала она голос Андрея.

– Ты не брал трубку – я начала волноваться!

– Пришлось оставить телефон в машине, я уже подъезжаю и скоро ворвусь в вашу жизнь.

Андрей появился на пороге с охапкой цветов в руках, оформленных в очень красивые композиции. По букету он вручил маме и Веронике, третий – самый красивый – подарил супруге. Выслушав слова благодарности в свой адрес, перекинулся парой фраз с Семёном. Потом, сказав присутствующим, что вынужден похитить Марину, взял ее за руку, и они вышли, направляясь в свой номер.

– Андрей, – обратилась к мужу Марина, как только они вышли из комнаты. – Можно сегодня вечером на банкет одену колье?

– Конечно, можно! Почему ты спрашиваешь? – он остановил ее, взяв под локоть. – Ты что, Марина, обиделась? Пройдет время – и мы сможем позволить себе и не такое. Сейчас украшение в миллион долларов нам по карману. Надеюсь, ты понимаешь, что мне для тебя ничего не жалко. Все банально упирается в финансы.

– Андрей, я бы никогда в жизни не попросила такой дорогой подарок, но, скажи, к чему было пускать пыль в глаза? Ты хотя бы мог рассказать обо всем в самом начале?

– Марина, мы же это уже обсуждали. Всему нашему предприятию нужно было придать респектабельный вид. Не говорил тебе, но там были очень состоятельные люди – наши потенциальные инвесторы и партнеры. Я не могу распространяться о некоторых деталях: до определенного момента это является государственной тайной. У нас глобальный проект! Ты даже не представляешь – насколько!

– Я тоже часть проекта? – с грустью поинтересовалась девушка.

– В каком смысле?

– Мне кажется, я просто исполняю роль твоей супруги. Хочу быть твоей женой по-настоящему.

– Обещаю, когда вернемся в Питер, обязательно распишемся! Хорошо?

– А твоя мама не будет против?

Лицо Андрея на секунду стало мрачным, как будто его перекосило от внезапной судороги.

– Знаешь, у мамы свои взгляды на жизнь. Давай, когда вернемся, обязательно решим, что будем делать.

Марина, ничего не ответив, молча стала спускаться вниз по лестнице.

Время до вечернего мероприятия тянулось очень долго. Андрей ходил из угла в угол, ему хотелось обстоятельно поговорить с Мариной, но не знал, как лучше начать. С одной стороны, хотелось все сохранить в тайне и не раскрывать факт сделки с Константином Сергеевичем, с другой – он все-таки любил Марину и понимал, что для нее это стресс. Мотивы ее поступка он должен был выяснить: это важно и для их отношений, и для эксперимента в целом. Идеально, если Марина согласится на комплексное обследование, чтобы понять и объяснить процессы, которые ею руководили и привели к совершению преступления.

Андрей терялся в догадках, осознает ли она тяжесть совершенного в полной мере? Или же для нее все произошло неосознанно, возникло состояние аффекта либо чего-то похожего на него? А может, было нечто новое, ранее не известное науке? Насколько рационально она мыслила? Была ли это эмоционально выбранная цель?

Время хоть и тянулось мучительно долго, как показалось Андрею из-за тяжелых мыслей, Марина все уже успела ему несколько раз показаться в разных платьях, выбирая наряд для банкета и устроив небольшое дефиле. Один раз даже вышла в полностью прозрачном пеньюаре «на подиум» в гостиную, где погруженным в свои мысли зрителем сидел в мягком кресле Андрей. Игриво крутанулась перед возлюбленным, недвусмысленно намекая на продолжение показа… Но Андрей, которого даже обольстительная фигура Марины не смогла отключить от тяжелых раздумий, только и спросил:

– Ты что, в этом собираешься идти?

Девушка удивленно посмотрела на него и скрылась в спальне. Угрюмо уселась у туалетного столика и стала наводить макияж.

Наконец наступило время спускаться в банкетный зал.

Во время ужина праздничная программа набрала обороты, всюду слышался смех.

Участники эксперимента, приглашенные гости веселились от всей души, но Андрей мучился неопределенностью дальнейших отношений с Мариной. Он все чаще думал о той решимости, которую проявила та в попытке отравить человека. И это уже начинало его пугать.

Атмосфера праздника овладела присутствующими, ловко заменив самоконтроль на бокал вина.

Марина и Андрей тоже не были исключением: начав вечер за одним столом, они уже через пару часов оказались в разных частях зала, Марина кружила на танцполе, Андрей все чаще подходил к бару.

И вот, ожидая очередную порцию горячительного, облокотившись на стойку, Андрей услышал, что до него пытается докричаться сквозь шум музыки Семён.

– Хватит пить! Ты что, в самом деле?

Андрей всегда прислушивался к другу, и сегодняшний день не был исключением.

Когда бармен поставил перед ним стакан, он отодвинул его тыльной стороной ладони.

– Я все-таки решил поговорить с Мариной, – признался Семёну

– Когда? Сейчас?

– Именно сейчас. Ты не знаешь, где она?

– Минут пятнадцать назад танцевала. Позвать?

– Нет, я сам.

Когда он дошел до танцующих пар, музыканты на сцене решили сыграть медленную композицию. Марина, которую Андрей хотел было увести с площадки, потянула его руку обратно, вынуждая танцевать с ней. Супруг потянул ее в сторону:

– Пойдем, нам надо поговорить.

Марина уже достаточно выпила и, продолжая кружить мужа в танце, лишь улыбнулась.

– Пойдем, – настаивал он. Но девушка, очень смешно скосив глаза, только рассмеялась.

Тогда Андрей подхватил Марину на руки, под аплодисменты и одобрительный смех присутствующих направился к выходу. Выйдя из помещения, поставил ее на ноги. В этот момент прогрохотал гром, стал накрапывать дождь.

– Андрей, здесь холодно, пойдем обратно.

Он снял с себя пиджак и накинул на плечи супруги. Посмотрел ей в глаза, оценивая возможность вести диалог на серьезные темы. В ответ на взгляд услышал:

– Что?

– Дорогая, нам надо с тобой поговорить.

– Я это поняла!

– Мне после нашего приезда из морского круиза пришлось общаться с полицией.

Лицо Марины, до этого выглядевшее беззаботным, вмиг изменилось, в глазах появился испуг. Андрей продолжил:

– Сотрудник полиции показал мне твою фотографию и видео, снятое скрытой камерой, на котором видно, как ты пыталась отравить человека.

– И что ты им сказал? – голос Марины дрогнул. – Меня хотят посадить?

– Сейчас пострадавший в коме, все зависит от того, выживет ли. Хотя полицейский сказал, что за его здоровье переживать не стоит и рано или поздно он придет в сознание.

Девушка всем телом прижалась к Андрею, ее трясло от страха. Услышав рыдания, мужчина приобнял ее, прикрывая снятым пиджаком, попытался успокоить.

– Это мой бывший парень, – начала сквозь слезы рассказывать Марина. – Мы с ним расстались, но последнее время не было от него покоя. Думала, из Петербурга на время уедем – забудет, а он и здесь нашел. Сначала уговаривал, чтобы я к нему вернулась, а когда понял, что больше его не люблю, изменился. Злой был постоянно, стал шантажировать. Я хотела тебе сама все рассказать, но потом испугалась.

– Испугалась так, что решила человека на тот свет отправить! – не поверил супруг. – А представляешь, если бы он умер! Тогда как?

– Не мог он умереть: там было снотворное! Я просто забрала фотографии и его телефон, в котором имелась наша переписка. И все! Что мне оставалось делать! Он шантажировал, а я не знала, как ты на это отреагируешь. Он так обставил, что все выглядело как измена. Боялась, что ты мне не поверишь.

– Считаешь, что лучше сделала?

– Поначалу – да, я считала, что это идеальное решение. Да и если он вдруг бы умер, отвечать пришлось бы все равно мне. Ты никаким боком не причастен. Мы с тобой даже не расписаны.

– Ну что ты заладила? Расписаны – не расписаны!

– Да потому что для меня это важно!

– А для меня важно, Марина, чтобы теперь никого не посадили.

– Андрей, кого, кроме меня, могут посадить?

– Меня, Мариночка! Меня!

– За что? За то, что спишь в одной постели с потенциальной убийцей? Или за то, что приносишь мне кофе по утрам? За что? – Марина нервно рассмеялась и посмотрела Андрею в глаза. – Ты ничем не запятнан. К тебе какие могут быть вопросы? А вот если полиция знает теперь, где меня искать, рано или поздно они за мной придут!

– Не придут, я обо всем договорился! – уже более спокойным тоном произнес мужчина.

– С кем? С полицией?

– Мир не без добрых людей. Следователь, который ведет это дело, оказался хорошим отзывчивым человеком. Да! Он знает, где и как тебя искать, но мне удалось найти с ним общий язык.

– Ладно, я поступила плохо. Ты – молодец, всех спас, со всеми договорился. Но я так понимаю, не ради меня: тебе на меня наплевать. Ты на мне по-настоящему никогда не женишься, потому что Анна Сергеевна против. И про свадьбу мне все врал. Устроили какое-то шоу. Ты про семью совсем не думаешь, для тебя главное карьера и что мама скажет! – последние слова Марина почти прокричала.

– Да нет же! – опять возбужденно заговорил Андрей. – Ты ошибаешься: про семью я думал и с мамой бы все уладил, но сейчас, если честно, просто не знаю, что с тобой делать. Ты сильно изменилась, Мариночка…

– Изменилась? – Марина подняла на него полные слез глаза. – Изменилась? – она скинула пиджак к его ногам и плача стала отступать от него.

– Ладно! Все, Марина! Пойдем! – примирительно протянул он ей руку.

– Да пошел ты! – она развернулась и зашагала в темноту.

Посмотрев вслед удаляющейся Марине, Андрей поднял пиджак, попытался отряхнуть, но потом с размаха кинул куда-то в сторону. Постояв еще немного, мужчина вернулся на банкет.

В самый разгар увеселительной программы пришло смс-сообщение от следователя: «У меня хорошие новости: наш спящий проснулся». Андрея фраза навела на определенные мысли: либо это какая-то шифровка и плюс ко всему Константин Сергеевич ошибся адресом, потому что послание, похоже, предназначалось явно не для Андрея. Либо, получив всю сумму, наш добрый полицейский решил это дело отметить и, увлекшись горячительными напитками, с пьяных глаз написал черт-те что.

Андрей хотел было убрать телефон, но пришла вторая эсэмэска: «Мы его уже допросили», после которой он догадался, о чем и о ком идет речь. Тут же набрал: «Вы можете говорить?» Как только сообщение ушло, последовал входящий звонок от следователя. Андрей сбросил вызов и стал быстро пробираться к выходу, так как в зале было очень шумно. Выйдя из помещения на свежий воздух, перезвонил. Через пару гудков знакомый голос ответил:

– Алло! Следственный комитет. Ощепков слушает.

– Здравствуйте, Константин Сергеевич, я по поводу смс от Вас.

– Да-да. Андрей. Как Вы поняли, потерпевший вышел из комы, наш дознаватель предварительно его уже опросил. Дело будут закрывать, поэтому материалы, которыми могу с Вами поделиться, тайны следствия не содержат. А смысл в следующем: в том, что случилось, никого он не винит, так как, с его слов, страдает вегетативным расстройством и сам нарушил схему лечения, назначенную врачом. Заявление писать отказался, поскольку в произошедшем не видит состава преступления. Во всяком случае, так написано в рапорте сотрудника, который проводил опрос. Извините, больше нет времени говорить, я сейчас занят…

За разговором Андрей не заметил, что стоит под дождем. Выпрямил руки перед собой, ловя капли дождя… Ладошками, ставшими тотчас же мокрыми, вытер лицо. Посмотрел в небо и улыбнулся.

– Неужели все позади? Боже мой, как хорошо, что все обошлось!

И сразу подумал, что новость надо сообщить Марине. Андрей почти бегом вернулся в банкетный зал. Внимательно осмотрелся, вглядываясь в каждый женский силуэт. Когда понял, что ее нигде нет, подошел к Семёну, попросил выйти с ним на улицу, где все ему рассказал.

– Представляешь, Семён, он вышел из комы! Теперь точно не о чем переживать. Думаю, это следователь его убедил заявление не писать. Мол, никого не найдем, и все такое. Иначе на кой черт он мне звонил?

Стоит отметить, что оба мужчины были уже достаточно навеселе. Андрей громко разговаривал и отчаянно жестикулировал, Семён же все воспринимал как должное, но был более сдержан в эмоциях.

– Нужно срочно Маринку найти. Перенервничала девчонка. Ну, ни че, слава богу, все обошлось. Слава… богу… все нормально теперь… будет, – заплетающимся языком проговорил Андрей, пошатываясь из стороны в сторону, потом медленно осел на землю и заплакал.

––

Уже ярко светило солнце, когда в дверь кто-то сильно постучал.

– Андрей Владимирович, откройте, – послышался из-за двери голос начальника охраны.

Кое-как поднявшись, Андрей взглянул на постель: Марины не было. Зашел в соседнюю комнату – и там никого. На балконе, в ванной комнате, в кабинете – тоже пусто.

– Открывай! – приказал кому-то за дверью женский голос. Это была Анна Сергеевна.

Послышался металлический хруст в замочной скважине. Едва Андрей успел накинуть халат, как дверь распахнулась. Первой вошла мать, затем начальник охраны и замыкал делегацию Семён.

– Ну и заставил ты меня поволноваться! – встав посередине комнаты, укоризненно качая головой, сказала Анна Сергеевна.

– Мам, что случилось?

– Андрей, где Марина?

– Хотелось бы знать, – осознавая, что накатывает похмельный синдром, с трудом произнес Андрей.

– Посмотри, – обратившись к нему, мать подозвала Семёна, держащего в руках женские туфли. – Это ее?

Семён подошел и молча протянул ему обувь.

Андрей осмотрел и утвердительно кивнул:

– Мы их вместе покупали, сомнений нет! Что она опять натворила?

Он оглядел присутствующих, все молчали. Тогда Андрей вскочил и громко, рассерженно спросил:

– Кто-нибудь скажет мне, что случилось?

– Вчера ночью Марина, покинув ресторан, ушла на берег, предположительно в сторону скал. Выяснили это – на основании записей с камеры наблюдения. А утром при обходе периметра наш сотрудник обнаружил недалеко от обрыва эту пару женских туфель. Вот и все, что случилось. Выводы пока делать рано. Будем надеяться на лучшее, – ответил начальник охраны.

– А что худшее? Вы хотите сказать, что она упала со скалы? Покажите мне, где это было. Я сам хочу все посмотреть! Сергей Васильевич, покажите, где это?

– Как пожелаете, Андрей Владимирович.

Андрей зашел в гардеробную, быстро переоделся, и уже через несколько минут они шли через парк по извилистой тропе, ведущей к скалам. Место, до которого добрались, оказалось смотровой площадкой. Здесь они с Мариной часто бывали. Хотя путь в гору был довольно трудным и ночью отсутствовало какое-либо освещение, девушка вполне могла сюда добраться и в полной темноте.

– Туфли лежали вот здесь! – сказал охранник и указал на скамейку.

– Скорее всего, она принесла их в руках: как понимаете, туфли на каблуках не самая подходящая обувь, чтобы идти по камням. Затем присела на скамейку отдохнуть, положила их здесь рядом с собой, а когда пошла обратно, просто забыла.

Андрей подошел к обрыву, насколько сумел близко. Посмотрел вниз.

– Сергей Васильевич, а человек отсюда может спрыгнуть?

– Ну, спрыгнуть можно, откуда угодно. Но нас интересует не сам факт прыжка, а последствия. Так вот, в теории неподготовленный человек может отсюда спрыгнуть и остаться в живых. И такая горячая голова у нас есть – периодически отсюда сигает. Только скажу для справки – это человек подготовленный и делает прыжки в дневное время. Но Ваша девушка вряд ли отсюда спрыгнула. Спасатели уже осмотрели прибрежную акваторию, никого не нашли!

– То есть, она могла прыгнуть в воду, выбраться на берег и затем случайно уйти на соседний пляж?

– Вполне возможно!

– Значит, нужно расширить территорию поиска, – решительно заявил Андрей.

– Что мы уже и сделали, Андрей Владимирович. Я, если не возражаете, пойду и еще раз проверю все видеозаписи с камер наблюдения. Может, что-то еще удастся выяснить.

– Хорошо, Сергей Васильевич. И опросите, пожалуйста, всех сотрудников. Вдруг найдутся случайные свидетели.

Когда начальник охраны ушел, Семён обратился к Андрею.

– Не хочу сгущать краски, но, мне кажется, нужно готовиться к самому худшему.

Посмотрев на него, Андрей вскинул голову. В глазах появились слезы, и он трясущимися губами произнес:

– Нет! Я в это не верю! Марина на такое никогда не пойдет.

– Та Марина, которую ты знал! – возразил приятель. – Но сейчас это другой человек. С измененным сознанием. Ожидать можно все, что угодно.

– Ждать не собираюсь, буду ее искать. Надо подключать полицию.

Семён схватил за руку Андрея.

– Подожди пороть горячку. Может, объявится.

– Ты же сам говоришь, что готовиться нужно к худшему?

– Если с Мариной что-то случилось, – стал убеждать Семён, – все может быть неправильно понято и представлено в медийном пространстве. Пострадает имидж эксперимента. В социуме могут расценить, что это опасно. Знаю, как трудно такое принять, но мы должны здраво смотреть на вещи. Я бы не придавал это происшествие огласке раньше времени: скоро подведение итогов. Дождемся положительного заключения комиссии, подпишем контракты – тогда, пожалуйста. Пойми: ситуацию не исправить – ее можно только усугубить. Если девушка жива – хорошо, а если, не дай бог, мертва – мы ее уже не вернем. Поэтому давай надеяться, что скоро найдем Марину целой и невредимой.

– Я сложа руки сидеть не буду. Может, заявление в полицию писать рановато, но помощь полицейских нам понадобится. Если до вечера не найдем, буду звонить нашему дорогому следователю, – решительно сказал Андрей. – Думаю, он с радостью поможет найти Марину, тем более, что так хотел с ней поговорить.

– Вот так, думаю, будет правильно, – одобрил Семён рассуждения друга.

В течение нескольких часов на территории санатория осматривали каждый уголок, опрашивали всех, кто только мог видеть пропавшую девушку, но ничего нового выяснить не удалось.

Ближе к двум Андрей зашел к начальнику охраны.

– Ну как, что-нибудь удалось выяснить?

– Ничего существенного. Вот основные моменты, – мужчина жестом пригласил Андрея к монитору. – Я проследил весь ее путь от банкетного зала через парк до самой скалы. Дальше видеонаблюдения нет.

– По пути она с кем-нибудь общалась или разговаривала, по телефону например?

– Нет, просто медленно шла. Я бы сказал: «брела». Она была расстроена или чем-то обеспокоена.

– Чем?

– Откуда ж мне знать. Наверное, после вашего разговора!

Сергей Васильевич щелкнул клавишей, и на экране появилось несколько окон, где с разных ракурсов была снята беседа, а точнее – ссора Андрея и Марины.

У Андрея защемило в груди: если б можно было вернуться туда, во вчерашний вечер! Конечно, он повел бы себя по-другому. Но изменить уже ничего нельзя! И от понимания этого ему стало еще больнее.

– Скорее всего, Вы были последним, кто с ней разговаривал.

Подавленный Андрей вышел из помещения и позвонил другу.

– Семён, есть какие-нибудь новости?

– Обследовали соседние пляжи, опросили очень много людей, фотографию и информацию о розыске разместили у спасателей и во всех заведениях на берегу. Пока никто не звонил. Продолжаем искать.

– Спасибо. Я все-таки хочу позвонить следователю, он человек более опытный в этих делах.

– Согласен. Звони. Я тоже не вижу других вариантов.

Андрей набрал номер и услышал приветливый голос:

– Добрый день, Андрей Владимирович, слушаю Вас.

– Константин Сергеевич, здравствуйте. Извините за беспокойство. Не могли бы к нам подъехать?

– К сожалению, нет. А что случилось?

– Видите ли, тут такое дело… Не хотел по телефону… В общем, Марина пропала!

– Марина?

– Ну та самая девушка!

– Ах, Марина! Ваша девушка?

– Да, точно. Мне ее нужно найти. Она вчера ночью ушла и до сих пор не вернулась.

– По телефону пробовали отследить? Если аппарат включен, можно установить его местоположение, – голос следователя сразу стал деловым.

– Нет, мобильник она оставила у нас в номере.

– А в розыск официально заявить не хотите?

– Пока нет. Думаю, справимся собственными силами. Вот Вас хотел попросить о помощи.

– Тогда скиньте мне на электронную почту несколько ее фотографий и личные данные: рост, вес, особые приметы. Опишите татуировки, родинки – в общем, все, что вспомните. Хорошо?

– Да, сейчас этим займусь. И еще хотел спросить: сегодня ночью или утром никаких несчастных случаев не было?

– Несчастных случаев? А-а, Вы имеете в виду с участием женщины, подходящей под описание Марины? Нет, ничего подобного! Сейчас еще раз посмотрю рапорт оперативного дежурного, проверю сводку по соседнему району. Если что будет – сразу сообщу. Все, надо работать. Жду от Вас информацию. Конец связи.

– До свидания, – попрощался с ним Андрей, зашагав в сторону своего кабинета. Про себя подумал: «Как быстро все меняется! Буквально несколько дней назад я скрывал существование Марины от следователя, а сейчас тороплюсь скинуть ему ее личное дело».

Между тем время шло, поиски продолжались. Однако с каждым часом надежды найти пропавшую девушку живой таяли. Практически все понимали, что шансов таких немного. Мало кто верил в благополучный исход. Кроме Андрея и Константина Сергеевича. Но если первый тоже стал отчаиваться, поддаваясь панике, то следователь, наоборот, был уверен, бодр и весел.

…Ближе к вечеру Константин Сергеевич разложил свои вещи на кухонном столе, сложил аккуратно полицейскую форму в пакет и, положив рядом на стол, на глаз оценил объем. Затем выбрал из лежавших на антресолях хозяйственных сумок подходящую по размеру и быстро все упаковал. Отключил телефон, оглядел комнату и, выйдя на улицу, поймал случайное такси.

– В старый порт!– крикнул он таксисту и всю дорогу, любуясь прибрежными пейзажами, напевал себе под нос какую-то песню.

Через час Константин Сергеевич был на месте. Машина уехала. Подождав, когда она скроется из виду, следователь стал пробираться между обветшалыми корпусами бывшего судоремонтного предприятия. Выйдя к пирсу, нашел среди ржавых посудин вполне приличного вида скоростной катер. Открыв дверь рубки, обнаружил на капитанском месте мирно спящую под звук прибоя Марину. Поставив вещи на пол, подошел и поцеловал девушку. Она проснулась и, улыбнувшись, произнесла:

– Папа, ну наконец-то! Я уж думала, что-то случилось!

– Могло случиться, а сейчас все уже позади. Мне нужно было убедиться, что Артур уедет из города. Не вовремя он очнулся. Сейчас, кстати, у него новые документы. И он больше не Артур!

– А кто?

– Какая разница? Ты же сказала, что больше знать его не хочешь! – обнял ее отец и добавил: – Только идиоту могла прийти мысль отравить Андрея. Там такая мама – хрен бы что тебе досталось, а вот загреметь на 10 лет за убийство – это запросто! Короче, тупой он оказался, мы с ним больше не работаем. Возвращаемся во Францию, к нашей старой команде! Ты французский не забыла?

– Нет, мне его недавно очень удачно напомнили.

– Ну все, тогда в путь! Мы снова вместе!

Марина улыбнулась:

– Хочу, чтобы так было всегда!

Катер отшвартовался и, набирая ход, скрылся за линией горизонта…