КулЛиб электронная библиотека 

Роза белая [Владимир Минеев] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Владимир Минеев Роза белая


Александр открыл гараж, и как с человеком поздоровался с автомобилем. Со стороны, если б кто это слышал, подумали, что он не в себе. Возможно и так!

– Ну, здравствуй! Сколько лет, сколько зим, ты не возил меня на своих колесах. Сам понимаешь, не до тебя мне было. Но, я думаю, ты ведь не обиделся на меня. Сейчас я тебя отмою, почищу и мы с тобой намотаем не одну сотню километров.

Неожиданно в гараж заглянул мужчина средних лет и пристально посмотрел на Александра.

– Ты кто? – подозрительно прищурив глаза, спросил он.

– Александр Минаков, – протягивая руку, ответил Александр.

– А что ты делаешь в этом гараже?

– Вот, встречаюсь с другом.

Мужчина повертел головой по сторонам и снова уперся взглядом в Александра.

– И где твой друг?

– Так вот, мой железный конь.

– Извини парень, этот гараж принадлежал одинокой женщине, и она три месяца назад погибла.

– Знаю, – с грустью ответил Александр, – это моя мать. Вот, собрался съездить на кладбище.

– И как звали твою маму? – всё ещё подозрительно глядя на него, спросил мужчина.

– Елена Романовна Минакова.

Мужчина задумчиво опустил глаза и тут же заинтересовался чистотой своих рук. Он достал ветошь и стал протирать пальцы.

– Верно, её звали Елена Романовна, а фамилию я не знаю. Раза два или три, я смотрел за этой машиной. Где масло добавить, где тормоза прокачать. Только я не видел, чтобы она на ней выезжала. Я даже советовал ей продать автомобиль, чтобы гараж освободить. Я ведь предлагал ей гараж мне продать. Говорила, не могу, это память о муже.

– Всё верно, именно в этом гараже умер отец. У него давление прыгало, вот, зашел в гараж, потерял сознание и ударился головой. Пока приехала «скорая», он уже был мертв.

– Как же он ездил, если у него давление было?

– Так не ездил он на ней. Трудно было автомобиль купить, для этого несколько лет в очереди простоять нужно было. Купил, а тут давление стало прыгать, вот он на меня её оформил.

– А где он работал?

– Несколько лет шофером на Автобазе, а потом начальником колонны.

– Почему Елена Романовна ничего не говорила о тебе?

– Мать обиделась на меня, что я не приехал хоронить отца.

– И не приехал похоронить мать, – с упреком добавил он.

– Вас как зовут?

– Кондрат Иванович.

– Кондрат Иванович, я ведь человек подневольный.

– Нет такой работы, чтобы не приехать на похороны отца, да и матери тоже.

– Дело в том Кондрат Иванович, что я военный. Пограничник, теперь уже бывший. Когда умер отец, я лежал в госпитале. Врачи сказали, что я в рубашке родился. Тогда я упал на камни с двадцатиметровой высоты. А когда погибла мать, я снова был в госпитале. Я наступил на растяжку. Врачи вытащили меня с того света…, и списали на гражданку подчистую.

– Извини парень, – угрюмо произнес мужчина, покачивая головой. – Мой гараж рядом, если что, обращайся.

– Простите, если у вас есть гараж, зачем вам второй?

– А вот пойдём покажу.

Александр подошел к открытым воротам гаража соседа.

– Что ты видишь? – спросил он Александра.

– Вижу «копейку».

– Эту машину я подарил зятю, а себе купил пятнашку. Говорю ему бери, что дают, а он морду воротит. Вот, три года под окном свою машину ставлю.

– Понятно, ему вашу машину надо?

– Нет, ему «Мерседес» нужен, и обязательно чёрный. Меньше на бутылку смотрел бы, тогда и машину хорошую купил бы.

– А чем занимается ваш зять?

– Доставщиком в мебельном магазине работает. Говорит, там даже грузчики на «Тойотах» приезжают, а он, видите ли, на «копейке». Не модно и не престижно. А тебе как, не стыдно на «шестёрке» будет ездить?

– У меня Кондрат Иванович вторая группа инвалидности, мне и на «Оке» не стыдно.

– Вижу, здорово тебе досталось. Чем думаешь заняться?

– Да, есть у меня предложение. Старый знакомый предложил работу на его фирме.

– Ну, ладно парень, – он протянул руку, – рад был познакомиться. Да знаешь, последнее время, у нас стали открывать гаражи и угонять машины, прямо среди белого дня. Вот, я как бы проявил бдительность.

– Спасибо. А какие машины угоняют?

– Всякие, но побольше иностранные.


Он медленно двигался по городу, в котором не был уже десять лет и всюду видел большие перемены. Город стал другим, даже незнакомым. Прежними остались только названия улиц. Остановившись у школы, где он учился десять лет, попытался вспомнить фамилии одноклассников, но к своему удивлению, не мог вспомнить ни одной. Даже лица одноклассников вспоминались, какие-то детские. То ли из пятого класса, то ли из шестого. Почему не помнит одноклассников из десятого, выпускного класса? Он вспомнил, что в седьмом, он твердо решил стать военным. Да, у его одноклассников были свои компании по интересам, и он не вписывался ни в одну из них. Да, именно тогда он стал одиночкой и отдалился от класса. Наверное, поэтому он не помнит имена и фамилии, с кем просидел десять лет за партой.

А вот рынок нисколько не изменился. Кажется, здесь остановилось время. Именно с этим рынком были воспоминания детства. На большой перемене они прибегали сюда, где торговали семечками в стаканах. Для начала, брали горсть для пробы. Соглашались с ценой, высыпали стакан в карман и убегали не рассчитавшись. Правда, постоянные продавцы, знали их в лицо и этот номер уже не проходил. Но на следующий учебный год всё повторялось. Или из десяти порций мороженого, одно можно взять бесплатно. Этот фокус проделывали много раз и думается, что продавец давно об этом знала.

Купив две белые розы, их очень любила мама, Александр направился на кладбище. Но только он выехал на улицу, как ему под колеса бросилась девушка. Он среагировал молниеносно, едва не сбив её. Девушка сидела на пятой точке у крыла автомобиля и тупо смотрела вдаль. Александр вышел из машины и подошел к ней, чтобы убедиться, что она не пострадала.

– Ты, что на кладбище торопишься? – спросил он, осмотрев её с ног до головы.

Она посмотрела на него и развела руки в стороны.

– Да, тороплюсь.

– А что, в городе других автомобилей нет, как под мой прыгать?

– Я вот, на автобус не успела, – проговорила она, показывая на уходящий от остановки автобус.

Правда не понятно, на что она рассчитывала, ведь он под завязку был набит пассажирами.

– Ладно, садись в машину, отвезу куда тебе нужно.

– Правда?! Тогда на кладбище, – подозрительно охотно согласилась она.

– Серьёзно, что ли? – искренне удивился он.

– А что? – настороженно спросила она.

– Нет, ничего.

Она села в машину и осмотрелась. Сразу заметила две белые розы на заднем сиденье и усмехнулась. Александр сел за руль и тронулся с места, как она всем корпусом тела повернулась к нему.

– А вы никуда не торопитесь?

– Никуда, а в чём дело?

Он оторвал взгляд от дороги и посмотрел на попутчицу.

– Я подумала, сегодня так много народу на кладбище. Вот, если бы вы могли меня подождать, а потом привезти обратно в город.

– Тебе повезло, я тоже еду на кладбище.

– А кто у вас похоронен? – заинтересовалась она.

– Мать.

– Эти розы для неё?

– Да, она очень любила розы и именно белые.

– А у меня там сестра. Убили её три месяца назад. А как тебя зовут?

– Александр.

– А меня Роза Белая.

– Понятно, а настоящее имя ты конечно не скажешь.

Она весело засмеялась.

– Меня действительно зовут Роза, а фамилия Белая.

– Оригинально, и я в это должен поверить, да?

– К сожалению, у меня нет с собой паспорта, но в принципе я могу это доказать.

– Понятно, ты пригласишь меня к себе домой, где покажешь свой паспорт. Разумеется, будет кофе или что покрепче. А потом….

– А потом ничего не будет. Скажите, где похоронена ваша мама? – спросила она, выходя из машины.

– Не знаю, – ответил Александр, оглядываясь по сторонам.

– Как это? – удивилась Роза.

– Я не был на похоронах. Буквально вчера только приехал.

– А как давно её похоронили?

– Три месяца назад.

– Тогда тебе туда, – она указала направление, – там свежие захоронения.

Она двинулась первой и Александр устремился за ней. Как только они подошли к свежим могилам, она остановилась, достала пакет и стала раскладывать конфеты. Александр прочитал: «Здесь покоится раба Божья, Белая Мария Александровна».

– Это твоя родная сестра?

– Да, младшая.

Неожиданно для него, она стала раскладывать конфеты на соседней могиле и Александр прочитал: – Здесь покоится раба Божья, Минакова Елена Романовна.

– Это моя мать. Вы, что были с ней знакомы?

– Нет.

– Тогда почему вы раскладываете на её могиле конфеты и почему она с вашей сестрой погибла в один день?

– Я так понимаю, вы не знаете подробности.

– Говорю же, вчера только приехал.

– Дело в том, что моя сестра была на дискотеке. Когда пошла домой, за ней увязались два парня. Они хотели её изнасиловать, а она стала отбиваться. Это увидела ваша мама и заступилась за Машу. Свидетели говорят, она как тигрица накинулась на них и стала избивать. Один из них достал нож и ударил её в грудь. Потом они перерезали горло Маше и ушли.

– И, что, их не нашли?

– А чего их искать, они всем известны. Вот, только мать у одного прокурором работает. Понимаете, о чём я говорю? Правда, она организовала похороны моей сестры и вашей мамы за свой счёт. Тем самым, она как бы откупилась от наказания своего непутёвого сына.

Александр понимающе кивнул головой и медленно опустился на корточки перед могилой матери. Только через несколько минут, он воткнул розы в рыхлую землю могилы и резко поднялся. Когда их взгляды встретились, Роза ужаснулась. Его взгляд был отрешенным и в то же время, прожигающим.

– Вам плохо? – спросила сочувственно Роза.

– Очень.

– Может вам вызвать «скорую»?

– Не до такой степени.

– Хорошо бы определить, что это значит.

– Извини Роза, – он покосился на могилу её сестры и добавил – Александровна, это я про себя. Ладно, спасибо за информацию, пойду, поищу могилу отца.

– Что, и отец тоже умер? – ошарашенно глядя на него, спросила Роза.

Он кивнул, осматриваясь по сторонам, решая в какую податься.

– А давно?

– Давно, восемь лет назад. Он умер восемь лет назад.

– И ты не знаешь, где он похоронен?

– Если честно сказать, я впервые на этом кладбище, – признался он.

– Значит, ты отца тоже не хоронил? – с укором в голосе спросила Роза.

– Нет.

– Потрясающе! Где же ты тогда был, если близких тебе людей не смог похоронить?

– Там, откуда редко возвращаются, – вздохнув, ответил он.

– Как я понимаю, это не тюрьма. Насколько я знаю, оттуда возвращаются все. Так говоришь, восемь лет назад он умер? Тогда, нам сюда, если мне не изменяет память.

– А тебе что делать, у могилы моего отца?

– Чтобы не потеряться. Ты мне обещал довезти обратно в город.

– Вообще-то не обещал, но так и быть, отвезу.

Они вот уже полчаса блуждали по кладбищу и даже спрашивали у встречных, но никак не могли найти могилу отца.

– Скажи Роза, а почему на кладбище столько народа? – заинтересовался Александр.

– Так родительский день сегодня.

– А что это значит? – недоумевая, спросил он.

– В этот день поклоняются усопшим.

– Понятно. Значит, я именно сегодня должен найти могилу отца.

– Твоя фамилия Минаков?

– Да.

– Так вот могила Минакова Фёдора Ивановича.

Александр подошел к могиле и с трудом разобрал на подёрнутой ржавчиной табличке надпись. Он опустился на колени перед заросшим травой холмиком.

– Ну, здравствуй батя! Ты прости меня, что я не смог тебя проводить в последний путь. Но обещаю, что приведу в порядок место твоего пристанища, – он положил свои руки ладонями на поросший холмик и склонил на них голову. Простояв на коленях довольно долго, он распрямился и нехотя поднялся на ноги.

– А какие отношения у вас были с отцом? – добродушно спросила Роза.

– Если сказать хорошие, это значит, ничего не сказать. Скажу по-другому, я единственный ребенок в семье, да ещё мальчик. Отец хотел трех сыновей, построить дом и посадить дерево. Не получилось у них с матерью родить трех сыновей. Не построил он дом, но посадил дерево.

– Так почему ты не хоронил своих родителей? – настойчиво спросила Роза.

– Так получилось, что в том и другом случае, я лежал в госпитале.

– Значит, ты военный.

– Да, пограничник. Но, это уже в прошлом. Меня списали на гражданку.

– Понимаю, ты получил ранение.

– За две недели, как умер мой отец, я упал с двадцатиметровой высоты на острые камни. Фактически я сломал всё, что можно сломать в человеке. Врачи собрали меня, но ещё дважды возвращали с того света. Теперь понимаешь, что в таком разобранном состоянии, я не мог приехать и похоронить отца. Я узнал о смерти отца из письма матери. В письме она на меня обижалась, что я не приехал, когда она послала мне телеграмму. Правда, она так и не узнала, что со мной было тогда. Я не приехал на девять дней и не приехал на годовщину, а потом получил письмо, где она уведомляет меня, что у неё больше нет черствого бездушного сына.

– И ты не сообщил матери, в каком был состоянии?

– Мне передали это письмо, когда выписывали из госпиталя, где я провалялся два года. А письмо пришло, когда меня второй раз вытащили с того света.

– А что случилось, когда погибла твоя мама?

– Наступил на растяжку. Знаешь, что это такое?

– Да, видела по телевизору. Значит, в тот день, когда убили вашу маму, вы наступили на растяжку и попали в госпиталь.

– Не в тот день, а двумя неделями раньше я наступил на растяжку.

– И сильно тебя зацепило?

– Не знаю, но говорят, что меня признали мертвым, пока я не захрипел. Кстати, меня уже положили в чёрный мешок и говорят, долго не могли понять, откуда был хрип.

– А что было, когда обнаружили?

– Врач говорит, когда меня смотрел, у меня не билось сердце и сколько я так пролежал, неизвестно. В медицинской практике, если сердце не бьётся, в голову не поступает кровь и мозг отмирает. Даже если сердце будет биться, голова уже умерла. Врачи говорят, что это чудо, что я выжил. Правда, они не знают, сколько времени у меня не билось сердце. В двух словах, они вытащили из меня пару осколков и списали на гражданку.

– Надо вернуться к машине, – задумчиво сказал Александр. – Пойдем, пора возвращаться.

Он решительно повернулся и пошел вдоль могил. Роза посмотрела ему в след и поторопилась пойти за ним. Как только она поравнялась с Александром, он настойчивым голосом начал говорить.

– Знаешь Роза, а не помянуть ли нам наших близких, в каком-нибудь баре. Кстати, всё хотел спросить. Ты вообще свободна?

– В каком смысле, свободна?

– Ну, ты, наверное, замужем, или парень есть.

– А ты решил за мной приударить, что ли?

– Нет, я об этом не думал. Я подумал о ревнивом муже или парне, который мог бы нас увидеть вместе и сделать неправильные выводы.

Она улыбнулась. Чертовски красивая девушка, когда улыбается, подумал про себя Александр.

– Допустим, мужа у меня нет, а парень имеется. Правда, мы познакомились недавно через интернет, но ещё не встречались.

– Хорошая мысль. Наверное, мне стоит поискать себе девушку через интернет.

Роза буквально почувствовала, как её тело содрогнулось от ревности. Но сдержалась и не подала виду. Правда, в это время он на неё не смотрел.

– А ты свободен?

– Абсолютно свободен, вот уже десять лет.

– Как это понимать, десять лет?

– Десять лет назад я развелся с женой.

– Почему вы расстались?

– Всё банально, она не захотела жить на заставе. Я её не осуждаю, не каждая женщина может жить в таких условиях. А условий, по большому счёту, никаких.

– А как вы познакомились?

Он покосился на неё и улыбнулся.

– Романтичное знакомство. Кстати, благодаря белой розе.

– Интересно. Можешь рассказать?

– В двух словах не расскажешь, это нужно прочувствовать. Мы, молодые лейтенанты, закончили учёбу и отметили это дело в подъезде. Вышли на улицу и с криком «Ура», стали бросать вверх фуражки. Порыв ветра и, моя оказалась на балконе второго этажа. В общем, под смех товарищей, я полез на второй этаж и там сломал белую розу, которая росла в горшке. Тут выскочила на балкон девушка и стала ругаться.

Как она ругалась, пересказать невозможно, но в конце, я клятвенно пообещал на следующий день, привезти ей букет роз. Я человек слова, да и товарищи напомнили о моём обещании. Короче, на следующий день объехал всю Москву, купил букет роз, именно белых роз и привез ей. Так мы познакомились и разговорились. Оказалось, что мы земляки.

Через месяц мы расписались, а через год она закончила экономический и приехала ко мне на заставу. Правда, там она быстро поняла, что заняться ей нечем. Решила поехать к родителям и там начать свой бизнес. Для этого я даже взял кредит. Она купила гостиницу и стала раскручивать свой бизнес. Встречались крайне редко. У меня служба, у неё бизнес. Наши встречи были в основном деловыми.

Когда я выплатил кредит, она заявила, что нам нужно развестись. Семьи у нас всё равно нет, а то, что есть, это не семья. Сказала, что влюбилась в другого и хочет выйти за него замуж. Я дал согласие на развод и решил, что вычеркну её из своей жизни, а нет. Оказывается, при разводе, имущество делится пополам, в том числе и бизнес. Она тут же примчалась ко мне, а я в госпитале. Ещё неизвестно, выживу или нет. Если умру, то моя доля бизнеса переходит к ближайшим родственникам, проще говоря, к родителям. А с ними не договоришься. Отец Оксану сразу невзлюбил, а мать относилась к ней настороженно. Почему-то она ей не верила и считала её притворщицей. Поэтому, ей необходимо было, чтобы я хоть немного поправился и подписал отказную. Когда пошел на поправку, я подписал отказную, но оставил десять процентов. Если мы чужие друг другу, то зачем я брал кредит и расплачивался за него. Думал, пусть вернёт то, что я вложил. Короче, на этом мы расстались, думаю навсегда. По крайней мере мы не виделись десять лет и нет желания встретиться.

– Она выплачивает тебе десять процентов?

– У меня счёт в Банке и регулярно пополняется. Ты хочешь взять у меня в долг? Чем ты занимаешься, Роза?

Они подошли к машине и Александр открыл водительскую дверь. Он повернулся, посмотрел в ту сторону, от куда они пришли, как будто сохранял в памяти маршрут до могилы отца.

– Присаживайтесь Роза Александровна, отвезу вас обратно, – изобразил галантность Александр. – Так, чем ты занимаешься? – усевшись в машину снова спросил он.

– У меня свой цветочный магазин. Думаю, эти розы, ты купил в моём магазине.

– Если бы я купил у тебя, я тебя запомнил бы.

– А когда ты покупал?

– Минут за двадцать перед тем, как ты бросилась ко мне под машину.

– Всё правильно. Ты купил цветы в моём магазине, потому, что поблизости нет цветочных магазинов. Купил ты у моей продавщицы Ольги Матвеевны.

– Да, я помню, женщина в возрасте. Ей лет сорок пять.

– Ей пятьдесят пять, и она решила поработать до пенсии.

– Неужели! – искренне восхитился он. – Или она хорошо сохранилась, или я её плохо рассмотрел.

Роза расплылась в изумительной улыбке.

– А сколько тебе лет?

– Много. Уже тридцать семь.

– Учитывая, что тебе пришлось пережить в жизни, ты тоже неплохо выглядишь.

– А сколько тебе лет? Правда, женщины скрывают свой возраст.

– Мне тридцать с небольшим.

– Неужели?! Я думал, что тебе лет двадцать.

– Двадцать лет было моей сестре, когда её убили.

– Сочувствую. Кстати, куда тебя отвезти? А может, всё же заедем в бар и отметим наше знакомство.

– Как же ты поведёшь машину, после этого?

– Тоже верно, – согласился Александр. – Тогда предлагаю, поставить машину в гараж и потом пойти в бар.

– Ты, что, решил за мной приударить? – с улыбкой спросила Роза.

– А тебя разве не заинтересовал счёт в Банке?

– Что? Да пошел ты! Останови машину, я на автобусе доеду, – потребовала Роза и откровенно обиделась на него.

– А если не остановлю, ты выпрыгнешь на ходу? – улыбнувшись, спросил он.

– Идиот! А ну останови машину! – потребовала она сердито. – Не на ту нарвался, я и в ухо залепить могу.

– Что, серьёзно, можешь? – продолжая улыбаться, спросил он.

Роза посмотрела на него и поняла, что он пытается шутить.

– Тебе весело, тем не менее, у нас с тобой умерли близкие нам люди.

– Всё правильно, не нужно лить слёзы над усопшим, а радоваться за них.

– Ты что, с ума сошел?

– Нет. Я объясню почему. Случилось это в период моей юности. Я тогда в спортивном лагере был, как в деревне по соседству умерла бабушка. Так получилось, что нужно было помочь, и мы пошли добровольцами. Прежде всего, меня удивили похороны. Родственники не только не плакали, а смеялись, пели и танцевали. Кажется, абсурд, родственники сошли с ума. На самом деле, они оказались правы. Наша жизнь, это мучение, и когда человек умирает, говорят, что он отмучался.

– Ты хочешь сказать, что твоя мама всю жизнь мучилась, да?

– Ещё Бог сказал Еве, что рожать она будет в муках. Почему я единственный ребенок в семье? Роды были тяжелыми и это повлияло на всю её жизнь. У неё постоянно отекали и болели ноги. У неё были женские болезни, и она неоднократно лежала в больнице. Да, я радуюсь, что она отмучалась и попала в Рай.

– Почему, ты думаешь, что она попала в Рай? – заинтересовалась Роза.

– Если человек умирает сам, то попадает на Божий суд. А если его убивают, то снимаются все грехи, и он без суда попадает в Рай. Вот пример. У меня на заставе погиб молодой солдат. Мы в трауре, как смотреть в глаза родителям. Какие слова оправдания найти. Тут, я вспомнил бабушку из своей юности. Она ведь три года лежала пластом на кровати, и её мучили страшные боли. А когда меня в очередной раз вернули с того света, я подумал, что мои мучения ещё не закончились. Или ты скажешь, что в моей жизни нет мучений?

– Всё ты верно говоришь. Я бы даже согласилась с твоими выводами. Но зачем тогда человек рождается на свет?

– А зачем трава рождается каждую весну. Ведь осенью она засыхает и умирает.

– Она служит пищей для животных.

– Человек становится прахом и тоже служит пищей для кого-то. Всё живущее на земле, это пища для других.

– Если жизнь, это мучение, то почему люди мечтают жить вечно?

– Как Кощей бессмертный, который оказался в итоге сметным. Сказка ложь, но в ней намек, добрым молодцам урок. Где была спрятана смерть Кощея? В ларце, в зайце, утке, яйце. Это же прямая подсказка для учёных. Если человек хочет прожить долго, то ему нужно спрятаться в ларце. Проще говоря, жить в замкнутом пространстве и не работать. Мясо зайца и утки, легкое, диетическое. А яйцо, это мужская сила. Я нисколько не удивлюсь, если в скором времени появятся донорские яйца для престарелых мужчин.

– С тобой трудно поспорить.

– Вот поэтому не спорь со мной никогда.

– Ты хочешь сказать, что мы не расстанемся у подъезда моего дома?

– Я Роза верю, что наша жизнь в руках судьбы. Сколько отмерено судьбой, столько он проживёт. Если судьба столкнула нас, то так тому и быть.

– И куда это ты меня привёз? – спохватилась она, увидев, что он остановился у одних из ворот гаражей.

– Мы же решили поставить машину и отметить наше знакомство.

– Я этого не говорила.

– Опять споришь – с упреком проговорил Александр.

Она решительно вышла из автомобиля и осмотрелась. Кругом гаражи и единственная дорога, ведущая к ним. Хоть место глухое и мрачное, но страха не было. То там, то здесь стояли автомобили, несколько ворот были открыты и время от времени появлялись люди.

– А далеко до автобусной остановки? – спросила она, когда он вышел из автомобиля и подошел к воротам гаража, доставая ключи.

– До моего дома, гораздо ближе Роза.

– Не выйдет Минаков, я вашего брата насквозь вижу. Почему ты решил, что я лягу с тобой в постель? Между прочем, у меня дочь есть.

– Отлично! А отец кто?

– Отца нет. Хотя, в действительности конечно есть. Это один из тех, кто убил твою мать и мою сестру.

– Сын прокурорши? – заинтересованно спросил Александр.

– Нет, он один из отморозков. А у сына прокурорши целая банда таких, как Вадим. Они поклоняются Гитлеру, и в подвале у них флаги со свастикой. Ходят в чёрном и тяжёлых ботинках. Мать естественно покрывает сына.

– Понятно. А откуда ты знаешь про подвал? Тоже в этой банде была?

Роза заметно разволновалась и опустила глаза. Лучше всего, если этот разговор прекратить, подумала она и резко подошла к нему, чтоб заглянуть внутрь гаража.

– Извини, кровати у меня в гараже нет, не успел поставить. Да и места для неё тоже нет, – подметил он, увидев с каким интересом, она осматривает гараж.

– Чего? – бросила Роза на него презрительный взгляд. – Мне нужно домой Минаков. Меня дочь дома ждёт.

– Сколько ей?

– Пять лет.

– Уже большая девочка, – улыбнувшись проговорил Александр

– Нет, она ещё совсем маленькая, – возразила Роза.

– Ходит в детский сад?

– Нет, она дома сидит.

– С кем? – продолжил интересоваться он.

– С моей мамой.

– Отлично! – воскликнул Александр задорно глядя на неё.

– Что? Не понимаю.

– Отлично говорю, что у тебя есть и дочь и мама. Ты счастливая женщина! Сейчас поставим машину и пойдём к тебе.

– Это ещё зачем? – изумилась Роза его словам.

– Познакомишь меня с дочерью и мамой. Говорю же, наше случайное знакомство нужно непременно отметить.

Роза, тяжело вздохнув, отошла в сторону. Если бы она знала дорогу, то непременно сбежала бы отсюда.

– Нет, тогда лучше к тебе, – быстро проговорила она.

Он распахнул ворота и подозрительно посмотрел на неё. Странная какая-то она. То ломается как дикарка, то охотно соглашается. Неужели проститутка? Опять же, проститутки не работают на другой работе.

Он молча сел в автомобиль и загнал в гараж. Специально потянул время, чтобы определить, кто она на самом деле. По его мнению, честная девушка должна уйти, а проститутка непременно останется. Но когда он вышел, она стояла и тупо смотрела на дверь соседнего гаража. Понятно, проститутка решила подзаработать. Жаль, но придётся с ней расстаться.

– Ну, куда идём? – спросил он, мысленно уже расставшись с ней.

– Если честно сказать, то я бы хотела попасть в свой магазин. Но, понятно, что ты своего не упустишь, значит идём к тебе. Только учти, если будешь наглеть, я в морду дам. Понятно тебе?

– Если ты не такая, как я подумал, чего тогда не сбежала? Возможность у тебя была ведь, пока я машину в гараж ставил.

– Этот район я не знаю, – откровенно призналась она. – А блуждать по нему, только больше времени потеряешь.

– А ты, что в пустыне? – скептически спросил Александр.

– А давай сыграем – неожиданно предложила она.

– Интересное предложение. Во что будем играть? А игра детская или взрослая?

– Ладно, давай заключим с тобой пари, – загадочно проговорила Роза.

– Понятно, а сколько это будет стоить?

– Чисто символически, один рубль, – посмотрев на него, продолжила она.

– И что это за пари?

– Ты выведешь меня на улицу и мы будем спрашивать, как пройти на улицу Советскую. Если покажут нам, то ты выиграл, если нет, то я. Скажем, опрашиваем десять человек.

– Если я правильно тебя понял, то ты решила проиграть мне десять рублей.

Она покосилась на него и лукаво заулыбалась.

– Нет, я намерена выиграть у тебя десять рублей на билет, для проезда на автобусе.

– А чего мелочиться, давай по десять за ответ.

– Ну, если у тебя сто рублей лишних, то я согласна.

Его поразило, с какой легкостью она согласилась. Ничего не ответив, он кивнул. Они прошли между гаражами и вышли на улицу. Правда она оказалась пустынной.

– Извини, мы не обсудили вариант, если на улице никого нет.

– Тогда ты выведи меня на улицу, где есть пешеходы. Впрочем, не надо, вон у той калитки тетка стоит.

Он посмотрел, кивнул и они подошли к женщине.

– Саша, ты что ли? – спросила она, растерянно посмотрев на него.

– Я тетя Тоня, – узнал он женщину.

– Ты насовсем, или в отпуск? Знаешь, что с матерью приключилось? А это жена твоя? Тогда познакомиться нужно, соседи все-таки.

– Скажи тетя Тоня, как пройти на улицу Советская?

Тетя Тоня покрутила головой по сторонам и пожала плечами.

– Бог её знает, в центре где-то.

Александр всё понял, Роза знает то, что не знают другие. Вот почему она так смело заключила пари. Он взял её под руку и развернув на сто восемьдесят градусов, повел через дорогу. Роза не сопротивлялась, хотя не понимала, что происходит.

– Я всё понял! – сказал он, поймав на себе её вопросительный взгляд. – Я совсем забыл, что у нас любят переименовывать города, улицы, хотя для этого нет денег. Вполне возможно, что улицы Советской в городе больше нет. Если уж соседка тетя Тоня старожил, не знает.

Роза, прищурившись, посмотрела на него.

– Почему эта женщина назвала тебя соседом? Ты, что тоже живёшь на этой улице?

– Мы стоим у калитки моего дома – простодушно ответил Александр и, не сдержавшись, засмеялся.

Она пристально посмотрела на кирпичный дом через забор и, обернувшись, посмотрела на женщину.

– А почему твоя соседка не знает твоей жены?

– Потому, что её никто не видел. Я известил родителей, что женился и что живём отдельно. Хотя жена у меня местная, но она не горела желанием знакомиться с моими родителями.

– Но, ты говорил, что отец сразу невзлюбил её. Почему, если её не видел никогда?

– У отца были свои принципы. Если жена не живёт с мужем, значит она шлюха.

Роза неожиданно вздрогнула от этих слов и поёжилась. Можно подумать, что он говорил про неё.

– Так, что решила? – спросил он, открывая калитку.

– А, что я могу решить? Ты же начнёшь приставать. Если честно, то мне в магазин нужно. Кстати, он находиться на улице Советская.

– Ну, да! – воскликнул Александр. – Если так, то твой магазин всего в двух кварталах отсюда, – он указал направление рукой. – И почему это ты решила, что я буду к тебе приставать?

– А зачем тогда ты приглашаешь меня к себе домой?

– Отметить наше знакомство.

– Отметить в постели, – язвительно ответила она.

Он удручённо пожал плечами.

– Мне кажется, что я потерял связь со временем. Может объяснишь, что изменилось в нашем городе за эти годы?

– Не только в нашем городе, во всей стране многое изменилось. Можно подумать, что ты с Луны вчера свалился.

– Может и так Роза, – подтвердил он. – Я служил на заставе в горах. Ближний населенный пункт, это аул. Понимаешь, о чём я говорю? Когда первый раз попал в госпиталь, узнал, что Советского союза нет. Когда второй раз попал, оказалось, что все эти годы я защищал границу чужого государства.

– Неужели ты не смотрел телевизор? – удивилась Роза

– Смотрел, но без звука. К сожалению, я не выучил их язык. Впрочем, мне смотреть телевизор некогда было.

– Да ты пещерный человек Минаков.

– Возможно – охотно согласился он.

– Ах, возможно! Только по этой причине, с тобой опасно заходить в дом.

– Теперь понимаю твой страх Роза. Ладно, к себе не приглашаю, но провожу тебя до магазина. Не теряю надежды, что мы отметим наше знакомство в каком-нибудь баре.

Теперь его первоначальное мнение о ней противоположно поменялось. Больше он не считал её проституткой, а скорее девушкой, которая знает, что мужчина сильней и всегда может добиться своего силой. А так как препятствовать силе бесполезно, значит, нужно как-то выходить из положения с помощью переговоров или убеждений.

– Обещаешь посетить со мной бар?

– Ладно, обещаю.

– Нет, ты меня не поняла. Я настырный и буду тебя ждать в магазине – настойчиво сообщил он.

– Я освобожусь поздно. Потом, у меня дочь. Надеюсь, ты не забыл, я ведь говорила.

– При всех моих болячках, память у меня хорошая. Мне предлагали служить дальше, но только нужно было принять их гражданство. Я отказался. А вот, нашей стране такой пограничник не нужен, и дав рабочую инвалидность, списали на гражданку.

Он, подхватив её под руку, уже повел по улице в направлении к магазину. Она спохватилась, когда они пересекли одну улицу.

– Я забыла посмотреть, какой номер твоего дома.

Он весело засмеялся, чем озадачил её.

– Если ты избегаешь общения со мной, зачем тебе это нужно?

– Я не избегаю, просто день сегодня бешенный. А если честно сказать, то я не люблю случайные знакомства.

– Простите Роза Александровна, но это ты бросилась ко мне под колеса. Потом, я не верю в случайные знакомства. Всё предречено судьбой. Если она нас столкнула, значит так нужно. Я думаю, что к этой встрече мы шли очень долго. Если я готов к общению, то ты постоянно этого избегаешь.

– Неужели! Послушай, Саша, тебя не смущает тот факт, что у меня ребенок?

Он отпустил её локоть и, смеясь, захлопал в ладоши.

– Я не приглашаю тебя в ЗАГС, я приглашаю просто в бар. Вот, знаешь, у соседки тети Тони была дочь. Она лет на шесть меня младше. Так случилось, что я повел её в первый класс. С этого дня мы всегда были вместе.

Когда ей исполнилось двенадцать, а мне естественно восемнадцать, тетя Тоня, стала предупреждать, чтобы я не сотворил ей ребенка. Хоть я и говорил, что я для неё всего лишь старший брат, мне не верили. А дело в том, что я был не только старшим братом, но и подругой.

– Ты сказал была, а где она сейчас?

– Вышла замуж, живёт в Германии, и у неё двое детей. Кстати, у меня есть фотография её семейства. – Он достал фотографию и передал ей.

Роза на фотографии увидела довольно симпатичную девушку с маленьким ребенком на руках. Второй постарше сидел перед ними на корточках, а молодой парень стоял сзади. Перевернув фотографию, Роза увидела надпись, красивым ровным почерком. «Любимому старшему брату Александру от семьи Мазур.»

– Не понимаю, что ты хотел этим сказать? – спросила Роза, пожимая одновременно плечами.

– Хочу доказать, что дружба между парнем и девушкой, вполне реальные вещи. И не обязательно дружба через секс. Так и нас объединило общее горе, а убийца ходит на свободе.

Она задумчиво посмотрела на него.

– Ты хочешь правосудия, да? Вот знаешь, что это не один человек, а целая банда. И у одного отморозка, мама прокурор. В дополнение уже сказанного, скажу больше. Вот ребенку пять лет, а убили её, когда ей было всего двадцать. Вопрос, во сколько лет она родила?

– Кто? – не понял Александр.

– Моя сестра.

– В пятнадцать, и ребенок значит, её? Так эта дочь не твоя значит.

– В четырнадцать её изнасиловал парень. Мы подали заявление в милицию. Буквально в этот же день пришла прокурорша и вежливо попросила забрать заявление. Когда мы отказались, она перешла к угрозам. Сказала, что нашу семью выселят из города в двадцать четыре часа, за организацию проституции. Естественно, её угрозы мы пропустили мимо ушей. А утром пришел участковый и показал четыре заявления, где было сказано, что мы предоставляли им в течение года, сексуальные услуги. И хотя он прекрасно знал нашу семью, уходя, посоветовал забрать заявление и не связываться с прокуратурой.

– И вы забрали?

– Да, другого выхода не было.

– Прости за нескромный вопрос. Почему твоя сестра не сделала аборт?

– Врач сказал, что аборт в столь раннем возрасте может повлечь бесплодие. Тогда мы решили, что она будет рожать.

– И что потом?

– Потом у девочки стало две мамы и бабушка.

– Почему так?

– Биологическая мать она, а по документам я.

– Так бы и сказала, что удочерила дочь сестры.

Они уже подошли к магазину, как Роза резко повернулась и бросилась к нему на шею. Её притворство было видно невооруженным взглядом.

– И что это значит? – спросил он, хотя был не против, обниматься с ней прямо на улице среди белого дня.

– Знаешь, а пойдём в бар, отметим наше знакомство – предложила она, отпустила его шею и чуть ли не силой потащила его в противоположную сторону.

Он стряхнул её руки с себя и оттолкнул.

– Я конечно не против бара, но такие перемены не от симпатии ко мне. Мне кажется, ты испугалась тех двух парней, что у тебя в магазине. Ты их знаешь? Кто они? Чего хотят?

– Не твоё дело!

Он схватил её за плечо и резко приблизил к себе.

– С друзьями так не поступают Роза Александровна.

– Мы знакомы от силы часа четыре, – напомнила она, – почему я должна считать тебя своим другом? Тем более я не верю в дружбу вообще, а тем более в дружбу между парнем и девушкой.

– Больше всего на свете меня нервирует, когда меня оставляют в дураках. Или ты рассказываешь, в чём проблема, или я иду разбираться сам. Не даю гарантию, что твой магазин после этого будет целым.

Теперь она схватила его за грудки и притянула к себе. При этом их носы практически соприкоснулись. Не открывая рта, она проговорила сквозь зубы.

– Тебе видимо пограничник, жить надоело.

– Не хочешь говорить, сам разберусь, – он попытался отцепить от себя её руки, но она уцепилась как клещ.

– Ладно, я расскажу, – нехотя согласилась она, разжимая пальцы и опуская безвольно руки. – Дело в том, что они дали Маше наркотики на крупную сумму, для распространения на дискотеке. А Маша спустила наркотики в унитаз. За это её убили. Теперь они требуют с меня возместить убытки. У меня естественно таких денег нет, вот они требуют, чтобы я продала магазин и квартиру. Но, так как я ни квартиры, ни магазина продавать не желаю, они теперь требуют, чтобы я подписала генеральную доверенность на продажу квартиры.

– Бьют?

– Что? Ах нет, гладят по головке.

– Как долго ты сможешь это терпеть? Пока все внутренности не отобьют?

– Но, я не могу продать квартиру, так как все мы окажемся на улице. Я не могу продать магазин, так как другого источника дохода у меня нет. У меня нет другого выхода, как терпеть. У меня вообще нет никакого выхода.

– Ты в Бога веришь? – неожиданно спросил Александр.

– Причём здесь это?

– Бог терпел и нам велел. Ударили по одной щеке, подставь другую. Слушай меня внимательно, я дважды повторять не люблю. Ты сейчас пойдёшь к магазину, но заходить не будешь. Как только они тебя заметят, беги за этот угол дома. Не сомневаюсь, они побегут за тобой. А дальше уже моя работа. Ты всё поняла?

– Понятно, только их много. Со всеми не справишься. И мамаша прокурор, тоже весьма крупная фигура.

– Поэтому на правосудие рассчитывать не приходится и нужно бороться их же методами. В общем, против их силы поставить свою. А так как силы неравные, нужно использовать хитрость. Веник переломить невозможно, а вот каждый прутик по отдельности, вполне под силу. Понятно о чём я говорю?

– Ты хочешь бороться с целой бандой в одиночку?

– А ты разве к этому не причастна?

– А стоит так рисковать из-за меня?

– Ты не забывай, что они убили мою мать.

– Твоя мама случайно оказалась не в то время, не в том месте.

– Я уже говорил, что случайностей не бывает. Всё предопределено судьбой. Всё, иди уже, – он слегка подтолкнул её к магазину.

Она подошла, увидела, что её заметили и побежала. Как предполагал Александр, парни бросились догонять её. Только один завернул за угол, как Александр ребром ладони нанес ему сильный удар по горлу. Парень резко остановился и через мгновенье рухнул лицом в асфальт. Второй ничего не зная, что случилось с первым, выскочил из-за угла и получил удар кулаком в челюсть. От удара его отбросило в сторону и он головой ударился о стену. Глаза закатились и он рухнул на бок.

– Ты их убил и что дальше? – спросила Роза, не испытывая при этом ни страха, ни сожаления к парням.

– Этот готов, а тот у стены ещё живой, – сообщил Александр, проверяя содержимое карманов. Он тут же нашел ключи от автомобиля и подбросил их на ладони. – Нужно увезти их в лес и там сделать так, чтобы никто не заподозрил, что мы к этому были причастны.

– Нам не выехать за город. Их автомобиль вся милиция знает и не останавливает. А если увидят, что за рулём не они, то всё, приехали.

Её деловой тон Александру понравился. Впрочем, не она их убила, а значит волноваться нечего. Но с другой стороны, держится молодцом.

– Я, Роза вырос в этом городе и знаю такие дороги, где милиция никогда не поедет. У отца моей младшей сестры был мотоцикл «Ява» с люлькой. Я тайком брал мотоцикл и всю компанию вывозил на природу. Я же входил в их компанию и у меня было прозвище.

– Какое?

– Нянька. Знаешь, это не случайно меня так звали. Я ведь был старше их всех на шесть лет. При этом они меня слушались и мои приказы не обсуждались. Сейчас я подгоню машину, мы загрузим их и отвезём в лес. По дороге, ты зайдёшь в магазин, купишь две бутылки водки и закуски.

– Зачем? – удивлено спросила она.

– Будем заметать следы. Вот тебе деньги, я пошел за машиной.

Он передал ей деньги и через несколько минут подъехал на машине. Одного они погрузили в багажник, а другого на заднее сиденье автомобиля.

– Скажи Роза, ты их знаешь?

– Да. Тот труп в багажнике Лутохин, кличка Смешарик. Настоящий садист. Он когда бьёт, смотрит в глаза и смеется. А этот на сиденье Светашев, кличка Сверчок. Он сам не бьёт, но постоянно трещит, нагнетая обстановку. Кстати, он дважды сидел и оба раза в малолетке. Первый раз за кражу велосипедов, а второй за кражу мотоциклов.

Александр внимательно выслушал её, завел двигатель, и тронулся. Он остановил автомобиль на удалении от магазина. Она исполнила всё в точности. Купила две бутылки водки, и колбасы.

– Я не понимаю, зачем всё это – проговорила она, усаживаясь в автомобиль. Но тут обнаружила, что Александра в машине нет. Она повертела головой по сторонам и стала беспокоиться. Неужели он её бросил, решил подставить. Но буквально через минуту, он сел в автомобиль и торопясь уехать с глаз прохожих, начал быстро набирать скорость. Наверное, в туалет ходил, подумала она и уткнулась в лобовое стекло тупым взглядом.

И хоть она старалась ни о чём не думать, они быстро доехали до речки, где Александр остановился и заглушил двигатель. Роза пристально и в тоже время с любопытством наблюдала за Александром. Он стёр все отпечатки в автомобиле. Достал труп Лутохина из багажника, приложил его руки к рулю и после этого усадил перед капотом. Затем он обернул его лицо тряпкой и со всей силой ударил головой о машину. Только после этого, он вытащил Светашева из салона, влил в него бутылку водки, оттащил и бросил в воду. Подождал несколько минут и вытащил его на берег. Убедившись, что тот мертв, поставил непочатую бутылку на капот и положил колбасу. После этого, велел ей походить по полянке. Пока она прохаживалась, он достал скотч и стал оставлять многочисленные отпечатки пальцев.

– А что ты делаешь? – спросила она, заинтересовавшись.

– Там недалеко офис и много женщин входило. Вот я на скотч набрал их отпечатки.

– Теперь, как переводные картинки, ты оставляешь отпечатки на трупах.

– Именно так Роза!

Он отвел её на небольшое расстояние и внимательно осмотрел поляну. Убедившись, что всё на своих местах, он повел её через лес в направление города.

Пять километров по лесу, сказались на самочувствии Розы. У неё не было практики ходить по лесу пешком, да ещё так далеко. Едва достигнув его дома, она безоговорочно вошла. Оглядев помещение, она буквально повалилась устало на диван, вытянув ноги. Только когда блаженно закрыла глаза, она представила всю картину преступления, которое они совершили.

– Я думаю, не плохо бы нам пообедать, или вернее, поужинать, – громко сказал Минаков, заставляя её вздрогнуть.

– Для тебя убить человека рядовое событие, да?

– Не рядовое, но думать об этом, не стоит. Что сделано, то сделано.

– Ладно, ты убил Лутохина, по неосторожности. Но, зачем ты убил Светашева?

– Ты заметила, когда мы уходили, я протыкал землю сучком?

– Да, а зачем?

– Картина такая. Двое парней привезли двух женщин. Что-то не поделили и один другого ударил или толкнул, так сильно, что тот разбил себе голову об автомобиль. Парень, видя, что убил друга, выпивает бутылку водки и бросается топиться. Девушки, не понимая, что происходит, в панике. Одна наконец решается вытащить парня из воды. Вытаскивает на берег и с ужасом узнает, что тот мертв. Они всё бросают и убегают. Значит, были две девушки, а мы тут ни причём. Что касается парня, то если бы он очнулся, то непременно указал бы на тебя. Значит не он, а ты была бы трупом. Ужинать будешь?

– Думаю, после всего, у меня кусок в горло не полезет, – отмахнулась Роза.

– Если бы ты была на моём месте, то давно умерла с голоду.

Роза подозрительно покосилась на него.

– Ты хочешь сказать, что видел горы трупов.

– Верно сказано, именно горы трупов, – согласился Александр.

– Ты серьёзно видел горы трупов? – недоверчиво спросила она.

– Понимаешь, я только принял заставу. Старый уехал, а я только заступил и ещё не был в курсе всех дел. Они об этом знали и решили перейти границу, именно в это время. Завязался неравный бой, но мы выстояли и даже вынудили их отступить. С нашей стороны двое погибших, с их шестьдесят три. Но самое главное, они не брали с собой раненых, а пристреливали на месте и складывали, как ты сказала, горочкой. Получается, что я с первого дня видел гору трупов.

– А потом? Что было потом? – ужаснулась Роза.

– Ну, гор не было, но трупы были.

– Что потом с этой горой трупов? И почему их складывали горой?

– Вопрос интересный, может за ужином продолжим разговор.

– Странный ты какой-то парень Минаков. Будем говорить о трупах и жевать.

– Ничего странного в этом нет. Человек умер, его похоронили, поминают, пьют, закусывают и говорят о покойнике. Или это не так?

Роза удручённо посмотрела на него. В принципе он прав, но как-то не по себе всё-таки говорить о трупах во время еды.

– Нет, в целом я конечно соглашусь с тобой, но одно дело поминать усопшего и совсем другое говорить о трупах, которые лежат там в лесу.

– Ладно, пошли ужинать молча.

Она только хотела отказаться, как тут же почувствовала голод.

– Если молча, – согласилась она, поднимаясь с дивана. – Что у нас на ужин?

– То, что Бог послал.

– И что он послал? – спросила она, пытаясь улыбнуться.

– Немного тушеной картошки и кофе. Извини, спиртного у меня в доме нет. Родители как-то не баловались этим. В молодые годы, я разумеется, принимал на грудь, но после госпиталя врачи рекомендовали не употреблять горючее. Хотя в принципе, магазин недалеко, могу сбегать.

– Зачем же, если ты не пьёшь?

– Если за компанию и в меру, то можно.

– Знакомая песенка. Все так говорят, а сами потом как свиньи напиваются.

– Поверь мне на слово. Хотя твоё неверие мне нравится. Ты не такая доверчивая, как я думал раньше. Расскажи о себе, о своей семье.

Она понуро опустила голову на грудь и стала раздраженно крутить ложкой.

– Что конкретно тебя интересует?

– Всё.

– А зачем тебе это?

– Понимаешь, после клинической смерти, я стал видеть будущее.

Она недоверчиво посмотрела на него.

– Вижу, не веришь. Сейчас по улице идёт мужчина. Волосы темные, одет в трико, камуфляжную курку, несёт пакет с продуктами.

Роза обратила внимание, что он сидит спиной к окну. Она обернулась и убедилась, что напротив него нет зеркала. Тогда она решила проверить его слова и подошла к окну. По улице, мимо дома, действительно проходил мужчина, точно, как описал его Александр.

– Теперь понимаю, как ты узнал, что два парня находились в моём магазине. Ведь ты их не видел и вообще стоял к магазину спиной.

Она села за стол, взяла ложку и пристально посмотрела на него.

– Если у тебя такие способности, то расскажи про меня сам.

Он кивнул, закрыл глаза и вытянул вперед руку. Замерев на несколько минут. Она не решалась его отвлекать. Наконец, он опустил руку и тряхнув головой, открыл глаза.

– Я полагался на судьбу и не хотел заглядывать в будущее, но ты сама попросила.

– Что-то не так? – заволновалась она.

– Всё так, но не хочу говорить об этом раньше времени. Лучше я расскажу о твоей семье. Твоя мама учительница начальных классов. Она проработала в школе два года, и её сбила машина. Это было зимой и водитель сам доставил её в больницу. Врачи сделали всё, что могли, но она осталась в инвалидной коляске. Против водителя возбудили уголовное дело и ему грозило тюремное заключение и лишения прав.

Тогда он уговорил твою маму признать себя виновной. После суда, он пришёл к ней поблагодарить и в знак благодарности изнасиловал. После этого родилась ты. Значит, твой отец таксист и зовут его действительно Александр. Через пять лет он узнал о тебе и пришел посмотреть, но после этого визита, родилась твоя сестра Маша. Больше он в вашем доме не появлялся и уже не появится никогда.

– Почему?

– Через два года, он врежется в автомобиль с серьёзным человеком и охрана застрелит его.

– Я его никогда не видела, но мне его искренне жаль. Слушай, если ты знаешь, то его можно предупредить.

– Можно, но это не поможет. От судьбы не убежишь и не спрячешься. Ладно, ешь и перейдём к делу.

Роза настороженно посмотрела на него.

– К какому делу?

– К нашему. Хочется тебе об этом говорить или нет, но после того, что мы с тобой сегодня сделали, тебя не оставят в покое.

– Прости, но я только стала невольным свидетелем.

– Ты, Роза соучастница преступления и не надо здесь мне трезвонить – грубо осек её Александр.

Роза нервно забарабанила пальцами по столу.

– Послушай, зачем ты меня втянул в это дело?

– Вот, эти разборки, мне по-барабану. Хочу отметить, что я этих парней не знаю, а значит, ты меня втянула в это дело. Я действовал по обстановке.

– Ты хочешь сказать, что был вынужден их убить, что ли?

– Вот именно! Я не хотел говорить, но вынужден признаться, что они получили задание, добиться подписания документов и потом …, они убили бы тебя и меня тоже.

– Понимаю, почему ты не стал рассказывать обо мне, а рассказал про маму. А что будет потом?

– Ты расскажешь поименно обо всех, кого знаешь из банды.

– Зачем, ведь ты сам можешь это узнать.

– Не могу. Чтоб рассказать о человеке, мне нужен контакт.

– Проще говоря, тебе нужно видеть человека, да?

– Не пытайся разобраться в моих способностях, так как я сам ещё плохо разбираюсь.

– А как ты столь подробно рассказал про маму, если её никогда не видел?

Он стал серьезным, и даже грустным.

– Ты видела, я направил на тебя руку? Не столько на тебя, как на твою сумочку. Обычно, там находится паспорт. По паспорту можно узнать многое о человеке. Но там у тебя ещё фотография твоей мамы и девочки. Вот по фотографии, я получил информацию о твоей маме. А сейчас, я бы хотел услышать рассказ о тех, которых ты знаешь в банде.

– Я всех знаю. Дело в том, что они все с одного класса. Маша тоже из этого класса.

– Отлично, расскажи о каждом в отдельности.

– Ну, старший, точнее главарь банды Геббельс, он же Виктор Чистяков. Он старше всех, так как второгодник и пошел с восьми лет. Мать его прокурорша. Я уверена, что она главарь банды и зовут её Ева Браун. В русском варианте – Елена Георгиевна Чистякова. Правая рука Геббельса, казначей и лучший друг Чистякова, Борман. По-русски Борис Манаев. Он экономист по образованию.

Остальные штурмовики по парам. Одну пару ты уже знаешь. Смешарик и Сверчок. Ещё в банде Мерин, Виктор Меринов и Хата, по-русски Сергей Хатиков. Далее Гесс, по-русски Вадим Новиков, тоже лучший друг Геббельса, и это он изнасиловал мою сестру. С ним в паре Лом, по-русски Федор Лемешкин. Игорь Пальчиков, прозвище Палец и Марат Фархутдинов, прозвище Татарин. Игорь Мезенин, прозвище Тютя и Александр Кузьмин, прозвище Стрелок. Кстати, он кадровый военный, лейтенант. В части служил не долго. Там произошло ЧП и он оказался козлом отпущения. Далее Александр Казак, прозвища нет, зовут по фамилии и Александр Ляхин, прозвище Лях. Ещё три девушки, но они не одноклассники. Власовец Татьяна, Денисова Светлана и Алла Кузьмина.

– А вот, Алла Кузьмина, сестра или жена Александра Кузьмина?

– Ни то и ни другое, однофамилица.

– В эту банду входила и твоя сестра?

– Входила – на выдохе ответила Роза.

– Как я понимаю, девушки обслуживали всех этих парней, да?

– Нет, они распространяли наркотики. Ну, наверное, и обслуживали тоже. Хотя Маша говорила, что ни с кем не спала.

– В такой компании и не спала, верится с трудом. А клички в девочек есть?

– Нет, кличек у них нет.

– Ты говорила, что Вадим изнасиловал Машу в четырнадцать лет.

– Да, в школе. А что?

– А как давно сформировалась эта банда?

– Банда сформировалась ещё в школе, как поставщики проституток – школьниц. Позже появились наркотики и квартиры.

– А кто поставляет им наркотики? – поинтересовался Александр.

– Власовец, Денисова и Кузьмина.

– И твоя сестра тоже поставляла?

– Да. Она привезла наркотики и спустила их в унитаз. За это её убили.

– А зачем она это сделала? – продолжил интересоваться он

– Я не знаю, что там произошло, меня там не было.

– Тогда откуда ты всё это знаешь? – спросил он, подозрительно посмотрев на неё.

– Маша рассказывала мне и я была в курсе их дел. Она хотела уйти из банды, но сам понимаешь, что просто так не уйдёшь. Мы обсуждали с ней, как это лучше сделать. Спасибо за ужин, мне пора идти домой.

Он демонстративно посмотрел в её тарелку и усмехнулся.

– Во-первых, ты ничего не ела, а зря. Во-вторых, ты сегодня ночуешь у меня.

– С какого перепугу я буду ночевать у тебя? – спросила она, поднимаясь из-за стола. – Кстати, от картошки меня пучит.

– Сядь! – в приказном порядке сказал он и указал на стул.

Она несколько секунд думала и подчинилась.

– Я поняла, чего ты добиваешься от меня.

– Ну, если поняла, то садись.

– А если не сяду, то ты силой будешь удерживать меня.

– Ладно, можешь уходить. Хочу предупредить, что тебя там ждут. – Он посмотрел на часы. – Ещё нет, но ты успеешь дойти до дома.

– Кто меня будет ждать?

– Два парня и женщина прокурор. Дело в том Роза, что около часа назад, рыбак нашел наших парней. Позвонил в милицию, а те сообщили Еве Браун. А так как Чистяков посылал их к тебе, то ты первая и главная подозреваемая.

– Но, я могу отрицать, что была там, на берегу реки.

– Интересно, сможешь поминутно рассказать, где ты была сегодня?

– Можно придумать всё что угодно.

– А если проверят? Кстати, на твоих туфлях непременно стался грунт с берега.

– Туфли можно помыть.

– Нужно очень хорошо мыть, чтоб быть уверенной в чистоте обуви. В общем так Роза, секс не гарантирую, но чистую постель вполне возможно.

Она пристально с недоверием посмотрела на него.

– А почему секс не гарантируешь? – вызывающе спросила она.

– Зачем торопиться, у нас вся жизнь впереди.

– Ты такой самоуверенный, думаешь, что ты мне нравишься?

Он молча выставил перед собой руку с растопыренными пальцами и закрыл глаза. Воцарилась звенящая тишина. Через минуту он тряхнул головой и открыл глаза.

– Да, действительно, я тебе не нравлюсь, но ты меня боишься. Боишься не парня во мне, а мои неординарные способности заглядывать как в прошлое, так и в будущее. Да ещё не веришь мне. Ничего, к этому ты скоро привыкнешь и даже будешь радоваться моим способностям.

Она задумчиво посмотрела по сторонам, как бы осматривая кухню.

– Ладно, верю, – скривив лицо, она попыталась изобразить улыбку. – Вот скажи мне, как ты узнал, что их нашли? Ведь у тебя нет контакта с парнями.

– Есть, я взял зажигалку. Любой предмет хранит энергетику владельца.

– Понятно. Тогда, как ты определил, что по улице прошел мужчина?

Он весело засмеялся.

– Тут нет мистики. Когда я подогревал ужин, мимо прошел мужчина и он кашлял. Когда сидели за столом, услышал, на улице тот же кашель. Чтоб произвести на тебя впечатление, я рассказал про него.

– Да, тебе удалось произвести на меня впечатление.

– Ладно, ужинай, а ляжешь спать в комнате родителей. Я же буду спать в своей.

– А ты дашь слово, что не явишься ко мне ночью.

– Нет, не дам. Тебя будет мучить бессонница и ты сама придёшь ко мне. Но секса сегодня не будет, это точно.

– Ну если так, то может я сразу лягу к тебе.

– Нет Роза, тогда я не буду спать всю ночь.


Он расстелил ей постель в комнате родителей, дал ночную рубашку матери и ушел в свою комнату. Не прошло десяти минут, как в его комнате появилась она. В ночной рубашке она выглядела не менее привлекательно. Она робко посмотрела на него и стыдливо опустила глаза.

– Ты сказал, что я не смогу уснуть и все равно прейду к тебе. Вот решила придти сразу. Но ты обещал, что секса не будет.

– Слово офицера. – он откинул одеяло. – Ложись.

Она мгновенно улеглась на кровати, уткнулась головой в его плечо и погрузилась в глубокий сон.

Утром, открыв глаза, она встретилась с его глазами.

– Я не помню, как уснула, – стыдливо призналась она.

– Нормально уснула.

– Знаешь, у меня такое чувство, что мы женаты сто лет.

– Действительно, в прошлой жизни мы были женаты. Правда, ты была мужчиной, а я женщиной. Мы жили в Англии и ты была…, скорее, был садоводом. Вот откуда у тебя любовь к цветам. Я же была кухаркой и накрывала на стол. Нам уже много лет и мы всю жизнь прожили в этой семье. Наш хозяин очень богатый и влиятельный человек в Англии. Ещё я знаю, что мы достались ему по наследству от его родителей.

– А наши хозяева старые?

– Возраст определить сложно, но они молодые. Кстати, тебя в той жизни звали Роберт.

– Скажи, а дети у нас с тобой есть?

– С уверенностью сказать не могу, но кажется есть. А вот сколько и какого пола, я не могу сказать. Ладно, давай вернёмся в наши дни. Вставай, приводи себя в порядок, позавтракаешь и топай в магазин. Сегодня к тебе придёт Чистякова и будет допрашивать. Нужно знать, как себя вести и что отвечать.

– Кстати, я вчера забыла сказать, что в банде есть ещё один человек. Любовник Чистяковой, Пастух. Геннадий Пастухов, лет так на двадцать её моложе и он директор риэлтерской фирмы. Продажа квартир в нашем городе проходит через него.

– А ты откуда знаешь про любовника? И как на это смотрит муж Чистяковой?

Она засмеялась в голос.

– Так не было у Чистяковой никогда мужа. А что касается любовника, то это всему городу известно. Именно он приходил к нам и предлагал за нашу квартиру смешную цену в двести пятьдесят тысяч.

– Тебя не устроила цена?

– Наша квартира в хорошем районе города и стоит в пять раз дороже. Если хочешь продать квартиру, то без фирмы Пастухова не получится. Он приходит, оценивает и предлагает цену. Естественно заниженную до минимума. Если не согласен, то можешь вообще ничего не получить. Впрочем, и так можно остаться и без квартиры и без денег. Всё зависит от его настроения.

– И нет на него управы?

– А Чистякова на что!

– Понятно, она всем тут заправляет. Нужно рубить голову.

– Ты хочешь её убить?

– Можно, но это так просто. Думаю, нужно отрубить для начала руки и ноги.

– Не понимаю, – пожимая плечами, призналась Роза.

– Если убить Чистякову, то её место займёт её сын. Он давно об этом мечтает. Он вырос и уже не хочет держаться за мамину юбку. А вот её руки и ноги, это банда. Надо ликвидировать банду, тем самым лишив её рук и ног. Тогда можно убирать голову.

– Это безумие! Их много, и они ходят парами.

– Они Роза не гомики, чтобы спать в одной постели, – засмеялся Александр.

– Ах, значит, вот так!

– Там видно будет. Давай, тебе пора в магазин и не забудь, тебя будет допрашивать сама Чистякова.


Приняв душ, она подошла к плите, и тут раздался звонок. Чистякова сняла трубку.

– Что мама с моими парнями?

– Скажи, куда ты их посылал? – вопросом на вопрос ответила она.

– В магазин к Розе. Пора окончательно решить этот вопрос.

– Тогда, почему их нашли на берегу реки, да ещё с девочками?

– Вообще-то, они должны были заставить Розу подписать документы, а потом ликвидировать.

– Ты что, с ума сошел? Зачем убивать её?

– Она мне надоела. Потом, я почти уверен, что она захочет отомстить за сестру. А возможно, за квартиру и магазин. Я не хочу оглядываться по сторонам, когда выхожу из дома на улицу.

– Оставь девочку в покое, не думаю, что она способна мстить.

– Так, что там с мальчиками?

– Что с мальчиками? Два трупа, – ответила Чистякова резко.

– Кто их убил? Ты уже выяснила?

– Думаю, сами себя.

– Этого не может быть!

– Одна из версий, это они не поделили девочек. Произошла драка, один ударил другого и тот, падая, разбил себе голову об автомобиль. Когда он осознал, что убил, выпил бутылку водки и пошел топиться. Думаю, девушки, которые были с ними, не понимали, что происходит и вытащили его из воды, но было уже поздно. Разумеется, они сбежали. Я думаю, что эти девушки, ваши путаны и мне их нужно найти. Так узнай, кто был с парнями вчера. Да, по мнению эксперта, одна из девушек весом более девяносто килограмм.

– Всё правильно мама, эти девушки Роза и её продавщица.

– Увы сынок, продавщица старая женщина и не ходит на шпильках.

– А документы? Они подписаны? Вообще, ты их видела?

– Да, я их забрала и они не подписаны. Это говорит о том, что Роза здесь ни причём. Она документы обязательно забрала бы и уничтожила. Нет сын, это не Роза.

– Хорошо мама, я узнаю, кто из наших девчонок был на реке.

– А я наведаюсь к Розе в магазин.

– Почему не пригласить её к себе в кабинет?

– Это насторожит её и будет время, что-то придумать в своё оправдание. А так, просто дружеская беседа и у неё не будет времени придумывать алиби.

– Ладно, пока. Когда узнаю что-нибудь, позвоню.


Роза открыла магазин и только успела пройти за прилавок, как вошла Чистякова в сопровождение двух парней в штатском. Роза сразу узнала их. Один следователь уголовного розыска, в звании лейтенанта, Владимир Данилов. Чистякова постоянно таскает его за собой. Даже поговаривают, что он её любовник. Второй высокий с развитой мускулатурой Егор Тимофеев. В прошлом толкал гири, участвовал в соревнованиях. Потом неожиданно стал повсюду сопровождать Чистякову, по сути, став её телохранителем.

– Ты помнишь меня? – спросила Чистякова, подходя к прилавку.

– Да, такое разве забудешь.

– У меня к тебе несколько вопросов. К тебе заходили вчера Лутохин и Светашев?

– Может заходили, но меня вчера целый день не было в магазине. А что?

Этот ответ заметно насторожил Чистякову.

– А где ты была целый день?

– На кладбище. А что случилось? – поинтересовалась Роза, нахально посмотрев на Чистякову, протирая прилавок.

– Ты была у своей сестры?

– Разумеется. А в чём собственно дело?

– И ты целый день была на кладбище? И у тебя куча свидетелей, которые это могут подтвердить.

– С какой стати мне нужны свидетели? – возмутилась Роза.

– Ты подозреваешься в убийстве.

Роза растянула губы в улыбке, недоверчиво поглядывая на них.

– И кого я убила?

– Лутохина и Светашева.

– Что, сразу двоих!? – усмехнулась Роза. – Интересно, как я с ними справилась. Хотя, я рада, что их больше нет.

– Вот, поэтому, ты мне расскажешь, что делала вчера поминутно. Учти, что каждое твоё слово я проверю.

– Хорошо. Вчера был родительский день. Я открыла магазин, оставила продавца и поехала на кладбище на могилу сестры. Спешила на автобус и перебегая улицу, едва не попала под машину. Он действительно меня толкнул и я упала. Удар был не сильный, но я не устояла просто на ногах и упала. Водитель испугался, выскочил из машины и помог мне подняться. Кстати, я разбила коленку и он оказал мне помощь. Потом, предложил отвезти меня в любое место, куда я пожелаю.

Я понимала, что на автобус не попадёшь, очень много народа, а тут парень предлагает свои услуги и сказала, чтобы он отвез меня на кладбище. Тут выяснилось, что он тоже едет на кладбище и нам, в общем, по пути. Дальше, ещё интереснее. Оказывается, могила его матери и моей сестры, находятся рядом. Мало того, оказалось, что его мать убили вместе с сестрой. Его зовут Александр Минаков.

– Да, помню, что у Минаковой был сын. Вот, только, найти его не могли. Ладно, что потом?

– Потом, мы на кладбище, нашли могилу его отца. Потом, он пригласил меня в кафе, но в кафе мы не попали, а пришли к нему домой. В общем, я осталась у него ночевать.

– Адрес Минакова, потребовала Чистякова.

– Адрес не знаю. И вообще в том районе я никогда не была. Да, когда стало смеркаться, я попросила проводить меня домой, а он отказался. Сама выйти я не смогла бы, а блуждать всю ночь по городу, мне не хотелось. Вот, поэтому, я осталась у него ночевать.

– Понятно, – одобрительно кивнула Чистякова, довольная показаниями Розы. Говорят, доверяй, но проверяй и она решила проверить показания.

– Данилов, останешься здесь и в ближайшие полчаса смотри, чтобы она никому не звонила. Кстати, у Минакова есть телефон?

– Понятия не имею. Во всяком случае он мне номер телефона не давал.

Данилов, выполняя приказ, подошел к прилавку и, уперевшись локтями, положил голову в ладони.

– Значит, тебя сегодня ночью имели – с издевкой проговорил он.

– А тебе какое до этого дело? – ответила Роза и демонстративно гордо подняла подбородок.

Чистякова на несколько секунд задержалась у открытой двери, посмотрела на Данилова, укоризненно покачала головой и вышла в сопровождение Тимофеева.


Александр предвидел, что к нему явиться прокурорша, чтобы подтвердить показания Розы. Он вышел на улицу и занялся огородиком.

Чистякова не заставила себя ждать. В калитку вошла статная, не молодая женщина, но ещё не утратившая своей превликательности, в сопровождении атлетически сложенного парня.

– Вы Минаков?

– Так точно! А что? С кем имею честь?

– Военный, что ли? – поинтересовалась Чистякова.

– Да, офицер. Правда, бывший. Дурная привычка, думаю, со временем избавлюсь. Так, с кем имею честь?

– Старший следователь прокуратуры Чистякова Елена Георгиевна – она показала удостоверение в развернутом виде.

– А что нужно прокуратуре от меня? – удивился Александр.

– Вам знакома Роза Белая?

– Естественно. Моя мама любила белые розы. А в чём собственно дело?

– Я вас не про цветы спрашиваю, а про девушку, которую зовут Роза.

– А причём здесь белая? – спросил Минаков, обескураженно глядя на них.

– Фамилия у неё такая.

– А, вот как! Извините, не знал. Да, Розу знаю. Вчера познакомились. А что случилось?

– С кем?

– С Розой … Белой.

– А где и как вы познакомились?

– На улице. Она спешила на автобус, а я слегка толкнул её автомобилем. Она упала и разбила себе коленку. Я не виноват, что она бежала через дорогу, не глядя по сторонам. Я предложил отвести её в больницу, но она отказалась. Да и травма была пустяковой. Перевязал ей колено и как шофер, предложил свои услуги. Оказалось, что нам по пути. Так познакомились. А что с ней? Она что, подала заявление, что я её сбил?

Последний вопрос Чистякова проигнорировала.

– Значит вы тоже ехали на кладбище. К кому?

– К матери … и отцу.

– Хорошо, а что потом?

– А потом, вы не поверите, стали происходить удивительные вещи. Оказывается, могила моей матери и её сестры, находятся рядом. Мало того, их убил один человек.

– Она сказала, кто?

– Не помню. Кажется, нет. Да, точно, она не называла никаких имен. Так в чём дело? Её что, убил тот парень, который убил мою мать и её сестру, да?

– Никто её не убивал и перестаньте задавать мне вопросы. Вопросы задаю я. И, так! Вы нашли могилу своей матери и что дальше. Кстати, вас не было на похоронах. Почему?

– Я лежал в госпитале.

– Понятно. Так, что было дальше?

– Дальше, мы пошли искать могилу отца.

– Так получается, что вы не знали, где похоронен ваш отец. Почему?

– Потому, что в это время, я тоже лежал в госпитале.

– Вы что, постоянно лежали в госпитале?

– Нет. Так странным образом распорядилась судьба, что эти два раза совпали.

– Понятно. Вернёмся к Розе. Всё это время, Роза была с вами?

– Да, это она нашла могилу моего отца.

– А почему она решила вам помочь?

– Я ей обещал, отвезти обратно в город, – с наивностью в голосе проговорил он.

– Отвезли её в город? – спросила Чистякова.

– Разумеется. Предложил отметить в баре наше знакомство и помянуть усопших родственников, но она отказалась. Мне не хотелось с ней расставаться и я пригласил её к себе домой.

– И что было дальше?

– А что такого? Понятно, что она мне понравилась и я хотел вступить с ней в интимные отношения. До вечера развлекал её разговорами, предварительно выяснив, что у неё нет парня и этот район она не знает. Когда она спохватилась, что уже поздно, попросила меня проводить до центральной улицы, но я отказался. Предложил ей ночевать у меня. Вы понимаете, что я питал надежду на близкие отношения, но не получилось. Она согласилась ночевать у меня, только после того, когда я дал гарантию, не приставать к ней. Слово офицера и между нами ничего не было. А она что, обвиняет меня в изнасиловании? Я могу пройти любую экспертизу. Между нами близости не было. Вообще-то мы расстались друзьями и надеюсь, когда-нибудь, у меня с ней что-то получится.

– Значит, думаете, что-то получится? – с усмешкой спросила Чистякова.

– Надежда есть? Так что случилось?

– Ничего, проверяем её алиби.

– Алиби? А что она натворила такого, если ей нужны алиби? А что говорит она?

– То же самое.

Она одобрительно кивнула, подошла к калитке и, остановившись, обернулась.

– У вас какой автомобиль?

– «Жигули» шестерка, а что? – насторожился Александр.

– А где ваш гараж находится?

– В конце улицы. Я могу показать, если нужно.

– Документы на автомобиль и на гараж есть?

– Разумеется. Хотите посмотреть?

– Нет, я вам верю.

Тем не менее, когда она села в машину, взяла телефон и набрала номер.

– Павел Сергеевич, это Чистякова. Проверь по своей базе данных Александра Минакова.

– Понял, Александр Минаков. Лена подожди минуточку. Алло, ты слушаешь?

– Да, да я тебя слушаю.

– Значит так! У него «Жигули» шестой модели. Штрафов нет. Страховка оплачена, техосмотр пройден. Госномер ….

– Спасибо Паша, достаточно – перебила она его и отключила телефон. Но тут, же набрала другой. – Витя, что выяснил по девочкам?

– Мама, я опросил почти всех девчонок, но вчера никто из них Смешарика и Сверчка не видел. Потом, таких тяжеловесных девчонок у нас нет. Есть одна Булочка, но в данный момент она у себя на родине, в Молдавии.

– Почему она в Молдавии?

– Я отпустил.

– Зачем ты её отпустил? – удивилась Чистякова.

– Ребенок у неё умер.

– А ты уверен, что она уехала?

– Да, Лях её на самолёт посадил. С самолёта не спрыгнешь.

– Да, с самолёта не спрыгнешь. А больше никого нет, подходящих?

– По описанию веса, могла бы подойти Баскетболистка, но ты сама прекрасно понимаешь, она вне игры.

– Вера Воротникова, с ростом метр восемьдесят пять. Да, только она ведь в больнице. Ей шофер монтировкой позвоночник перебил. А ты проверил, она встаёт или нет?

– Конечно проверил. Позвонил врачу, он сказал, что по всей видимости, она сидеть не сможет, не то, что вставать или ходить. А что с Розой?

– Ничего, у неё алиби. Кажется, наша Роза наладила отношения с Минаковым.

– Минаков? Что-то знакомая фамилия. Где-то я её слышал.

– Это сын той женщины, которую ты убил вместе с Машей. Думаю, Роза ему ещё не рассказала, кто убил его мать. Но скажет потом.

– И кто он? – заинтересованно проговорил Виктор.

– Бывший военный, на пенсии по инвалидности.

– Ты считаешь, что какой-то инвалид мне может угрожать? Может его отправить экспрессом к матери?

– Хватит сынок крови. Ты понимаешь, что мне нужно будет найти убийцу и довести дело до суда. Офицера не трогать, я запрещаю.

– А Розу? Её можно трогать?

– Розу нужно оставить в покое. Посмотрим, как у них будет развиваться роман. Думаю, в скором времени у них будет ребенок. Вот тогда можно снова взять её в оборот.

– Мамуля, ты у меня золото, я тебя люблю. Что с моими парнями?

– Ну, я думаю, что девочки были чужие и найти их не реально. Ты бы своих «Ослов» в узде держал, а то распустились. Творят, что хотят. Короче, я спишу на несчастный случай и самоубийство.

– Ты умная, тебе видней.

Чистякова отключила телефон, небрежно бросила в сумочку и, посмотрев на водителя, скомандовала: – Егор, поехали в прокуратуру.


Вечером, закрыв магазин, Роза сама, не понимая почему, направилась к дому Минакова. Какая-то неведомая сила тянула её туда. Может прав Саша, это судьба? Какое-то странное обстоятельство. Именно ему под машину бросилась она, именно их близкие лежат рядом. И именно он защитил её от парней. Точно, это судьба, быть им вместе. Можно поверить и в то, что в прошлой жизни, они были мужем и женой. Можно поверить и в то, что любовь к цветам, перешла ей из прошлой жизни, когда она была садовником. Жаль, что его слова нельзя проверить.

Когда она вошла, Александр жарил котлеты на кухне. Посмотрев на неё, он не удивился, увидев её в своём доме.

– Я знал, что ты придёшь. Мой руки, сейчас ужинать будем.

– С твоими способностями, я не удивляюсь, что ты знал о моём приходе. Только не думай, что я за тобой бегаю.

– Я не думаю, я знаю, – утвердительно сказал он.

– Что ты знаешь? – переспросила Роза, удивлённо глядя на него.

– Знаю, что ты за мной бегаешь.

– Вот ещё! Я пришла узнать, была ли у тебя Чистякова?

– Конечно. А что это за парень атлетического сложения с ней был?

– Егор Тимофеев. Раньше он гири толкал. На соревнованиях участвовал. Надорвал спину и Чистякова взяла его к себе, как водителем и телохранителем.

– И любовником, – добавил Александр.

– Про любовника не знаю, народ об этом ничего не говорит.

– А откуда Роза, ты так подробно знаешь обо всех, кто окружает Еву Браун? Зачем ты собираешь эту информацию?

– Я не собираю, она сама доходит до меня от разных источников.

– Чтобы узнать правду, мне нужно залезть к тебе в голову, а я не хочу этого делать. Может, ты сама скажешь.

– А ты опасный тип Александр. Ладно, так и быть, скажу, ведь от тебя ничего не скроешь. В общем, после смерти Маши, я смирилась, но, когда на меня наехали, стала искать в каждом, из окружения Чистяковой, слабые места, вредные привычки.

– С какой целью? Ладно, иди умойся и садись ужинать.

Когда она вернулась, на столе стояла тарелка с макаронами и котлетой. Александр по-прежнему колдовал у плиты. Живот моментально среагировал на еду и недовольно заурчал. Роза села за стол и принялась есть.

– Довольно вкусно. Скажи Саша, ты точно знал, что я приду сегодня к тебе?

– Разумеется знал.

– Ты точно можешь, читать чужие мысли?

– Роза, мысль, это энергия, а энергия, это источник информации. Нужно просто уметь считывать эту информацию.

– Интересно, этому можно научиться?

– Не знаю, Роза. У меня этот дар появился после клинической смерти. Я долго проваливался в черную дыру, как на пути встал человек в белом. Он меня остановил и сказал, что я должен возвращаться. Когда я очнулся, врачи сказали, что я был на том свете всего две минуты. А мне казалось, что я падал в черную дыру очень долго. Но самое поразительное в том, что про две минуты мне никто не говорил. Я прочитал мысли одного из врачей. Так я понял, что во мне, что-то изменилось.

Тут ещё посмотрел передачу по телевизору и стал пробовать себя в разных направлениях. Таким образом я определил рамки возможного. То, что я обладаю неординарными способностями понял сразу. Точнее, я знал, как только открыл глаза.

– В общих чертах, мне понятно, как ты стал ясновидящим. – задумчиво сказала Роза – Значит, чтобы обладать даром, нужно умереть.

– Понятия не имею вообще, нужно умирать или нет. Я думаю, что вообще не умирал. Клиническая смерть, это остановка сердца, но при этом мозг всё равно работает. Говорят, что мозг умирает от недостатка кислорода, поступающего с кровью. Думаю, у каждого запас кислорода индивидуально свой. Однажды, я стал свидетелем уникального случая. Короче, умер старик. Ну, не совсем старик, ему всего пятьдесят было. В общем, умер. Врач констатировал смерть, три дня в гробу, как положено. Вот, понесли на кладбище, только крышку прикладывают, чтобы заколотить, а он поднимается. Все в панике, кто в обморок, кто убегает, кто креститься.

Когда успокоились и стали спрашивать, он говорит, что видел себя со стороны как бы. И даже слышал, что говорили. Вот, когда подняли крышку гроба, что-то заставило его вернуться в тело и он ожил. Правда, абсолютно поседел через три дня, а через месяц умер. Чтобы больше не пугал людей, родственники решили его анатомировать. Врачи говорили, что за месяц его организм состарился лет на двадцать.

– А что, первый раз его не анатомировали?

– Нет, он ведь во время операции умер. В Афганистане воевал, оттуда осколок под сердцем привез. Не беспокоил и ладно. А тут дал о себе знать и решили осколок удалить. Операцию сделали, только в палату, а тут сердце остановилось. Запустить не могли и врач констатировал смерть.

– Какие жуткие истории ты рассказываешь, – нервно передёрнулась Роза.

– Ты говорила о вредных привычках. Зачем тебе это?

– Если не скажу, ты в мою голову залезешь, да?

– Нет, я знаю, зачем ты это делаешь, – утвердительно проговорил он

– Да, я хотела мстить, но убить человека не так просто.

– Правильно, не просто. В первый раз, а потом не так сложно. Знаешь почему? Не ты его, так он тебя.

– Ты думаешь, вчера они убили бы меня?

– Непременно. У них был приказ.

– Знаешь, я ведь ужасно боялась трупов. Вчера два трупа, и никакого страха.

– Ты мне зубы не заговаривай, а расскажи о вредных привычках, – вернул он на предыдущую тему.

– Вредными привычками назвать это нельзя, так увлечения, распорядок дня, не более того.

– И так, с кого начнём? – потирая ладони, с нетерпением спросил Александр.

– С Ляхина. Про других я пока ничего не знаю. – начала рассказывать Роза. – В общем, он любит поплавать в затоне. Плавает он хорошо и быстро. Ещё в школе он говорил, что побьёт рекорд какого-то чемпиона. Фамилию его не помню. То ли Сальников, то ли Санников. Знаю, что он установил рекорд на самой длинной дистанции. Потом, его карьера пловца не сложилась, но он продолжает тренироваться в затоне.

– Почему у него карьера пловца не сложилась?

– Какой тренер его возьмет, если он самоуверенный и всё сам знает.

– Если тренируется, значит надежду не теряет, побить рекорд? Так, понятно теперь, зачем ты купила акваланг.

– Откуда ты знаешь про акваланг? Ах да, ты же ясновидящий.

– Странно, что ты постоянно забываешь об этом. Только с аквалангом у тебя ничего не получится. По нему тебя вычислят. У кого ты его купила?

– Я купила акваланг в Турции, у драйвера. Почему ты считаешь, что по нему меня вычислят?

– Где ты будешь заправлять акваланг воздухом?

– Что? Воздухом? Вот блин! Я об этом, как-то не подумала.

– Ты же вроде не блондинка, – смеясь, сказал он, и сел за стол напротив неё.

– А причём здесь блондинка? – обиженно пробормотала Роза.

– Считается, что они задним умом думают.

– Понятно, ты меня выставил дурой. Если честно сказать, я даже плавать не умею.

– Зачем же ты купила акваланг? – с интересом спросил он.

– Сама не знаю. Хотя нет, у меня был план. Я хотела поднырнуть под него, схватить за ногу и утянуть на дно. Этот план у меня возник в голове сразу, как только я увидела акваланг.

– Понятно. Вот почему первым в твоём списке Лях?

– Если я не скажу, ты залезешь в мою голову и все равно узнаешь. Короче, он меня достал, во как! – она провела ладонью по горлу.

– Вот тут расскажи и поподробнее.

– В общем мы знакомы давно, мы жили в одном дворе. Потом, когда Маша родила, к ней приходили одноклассники, в том числе и он. Он учился в школе, а я в институте. Моя специальность цветовод, а он почему-то считал, что я учусь на фармацевта. Он был помешан на рекорде и просил меня достать ему таблетки для повышения выносливости. А я понятия не имею, что это за таблетки. Потом у них умер дед и они переехали в его квартиру. Таким образом он жил в том же районе, но хоть не в одном дворе. И я его больше не видела. И вот однажды встретила его в Турции.

– А ты отдыхала в Турции?

– Нет, что ты! Я «челноком» была. Товар оттуда возила. А что?

– Ничего. Продолжай. И что за товар?

– Платья, футболки, носки, и так далее. Я ведь не для себя. Я тогда с Ашотом работала.

– Молодой?

– Ты думаешь, у меня был с ним роман? Сразу говорю, нет. В общем, он армянин и мне в отцы годился. В общем, у него семья и его жена, она подруга моей матери. Вот, через его жену, я стала у него работать.

– А что Лях делал в Турции?

– Понятия не имею. В общем, он подскочил ко мне, сказал, что за ним следят и сунул пакет мне в сумку. Я посмотрела, а там пакет с наркотиками. В общем, я напугалась и даже хотела выбросить, но в тоже время понимала, если выброшу, он меня убьёт за это. Нужно возвращаться домой, а он не появляется. В общем, я засунула пакет в плавки и так перевезла через границу.

– И тебя не проверили?

– Дело в том, что я уже примелькалась и меня проверяли несколько раз. Точнее, не всегда. И в этот раз пронесло.

– А что потом?

– Не успела я зайти во двор, как появился Лях, забрал пакет, даже спасибо не сказал и смылся. Честно сказать, я стала бояться ездить в Турцию. Слава Богу, больше не пришлось.

– Почему? – удивился Александр.

– У Ашота была торговая точка – палатка на рынке. Так вот, он быстро свернул её и куда-то уехал с семьёй.

– А что Лях?

– Когда я приобрела цветочный магазин, он приходил, интересовался, откуда я привожу цветы. Он думал, что я цветы из Голландии привожу.

– А ты откуда их возишь?

– Из Москвы. Видимо Москва его не интересовала и он очень расстроился этим. Я поняла, что он хотел меня использовать, как курьера по доставке наркотиков. Так, как Аллу, Светлану, Таню и Машу. Это он передаёт им наркотики, а потом следит со стороны, чтобы они нормально довезли товар.

– И ты приговорила его к смерти?

– Да, приговорила, он это заслужил. Потому, что он мерзавец.

– Ладно, нужно подумать, как это сделать и не подставиться. А ты выходишь из игры. Я сам всё сделаю, без тебя.

– Как это, выходишь, – возмутилась Роза, – это моё дело, а не твоё.

– От вида трупов тебя мутит.

– С чего ты взял, что меня мутит? – напирала она.

– Видел, как тебя тошнило на берегу. Всё, довольно спорить, это мужская работа.

– Что, ради меня ты готов убить?

– Это Роза, борьба добра со злом, – спокойно сказал он.

– Значит, ты в одиночку решил с этим бороться?

Он опустил голову, и исподлобья посмотрел на неё. О чем-то ненадолго задумался и глядя ей в глаза, медленно проговаривая каждое слово, убедительно сказал: – Тебе нужно Роза, срочно продать акваланг, в крайнем случае, выбросить.

– Выбросить! А ты знаешь, сколько он стоит?

– Ты знаешь Роза, что свобода дороже любых денег. Если тебя посадят, что будет с твоей мамой и с дочерью? А если убьют? Сама говоришь, они отморозки.

– Да понимаю я! Хорошо, я продам, у меня есть покупатель. Правда, скоро продать не получится.

– Почему?

– Предполагаемый покупатель в данное время отсутствует.

– Чем занимается твой покупатель?

– Он дальнобойщик и подолгу бывает в отъезде.

– И как давно ты его знаешь?

– С Института. Нет, ты не подумай, что у меня с ним, что-то было. Он просто знакомый. Мы вместе учились в техникуме. Он веселый и разговорчивый, а мы ржали, как кони.

– Лошади, – поправил её Александр.

Она в недоумение пожала плечами.

– Причём тут лошади? – и тут же засмеялась, понимая, о чём идёт речь.

– Ну, как ужин? – неожиданно спросил Александр, поднимаясь из-за стола.

– Замечательный? Ты хорошо готовишь, – добавила она.

– Вот и славненько. А теперь ступай красавица, ступай.

– Куда? – спросила Роза, непонимающе посмотрев на Александра.

– Домой лапочка, домой.

– Ты меня прогоняешь? – обескураженно проговорила она.

– Нет, но мне нужно побыть одному.

Она поднялась и всем своим видом показала, что обиделась. Она планировала остаться у него на ночь, а он её прогоняет. Ну ладно, ты ещё пожалеешь об этом.

Резкими движениями стряхнула крошки с платья и решительным шагом направилась к двери. Каждую секунду она думала, что вот сейчас он её остановит. Она дошла до двери, а он её так и не остановил. Ладно Минаков, уйду по-английски, не прощаясь.


– Виктор, что происходит?

– Что именно мама? – не понимая её поинтересовался он.

– В затоне утонул Ляхин.

– Что? Этого не может быть! Он же плавал, как рыба в воде. Его утопили?

– Не похоже, но странным образом, на месте где он утонул, плавала белая роза.

– Это она его утопила? Нет мама, я не верю, чтобы Роза могла утопить Ляха.

– В том-то и дело, что кто-то хочет, чтобы мы на неё подумали.

– Значит, кто-то хочет её подставить? А не этот ли её парень? Минаков, кажется.

– Нет, не думаю. Зачем Минакову подставлять Розу, если у них роман только начался.

– А если он винит её в смерти своей матери?

– Говоришь винит в смерти матери? Да, но Роза тут причём? Ведь его мать защищала не Розу, а Марию. Нет, это плохая версия сынок. Подумай, кто ещё мог желать его смерти? Кстати, чем он у тебя занимался?

– Покупал наркотики и контролировал девочек при транспортировке.

– А всё ли у него там чисто, или задолжал кому?

– Это невозможно мама.

– Всё возможно сынок. Если он брал больше и в долг.

– Ты сама знаешь, что в долг не дают. Сколько взял, столько привёз, всё копейка в копейку. Так ты уверена, что его утопили?

– Нет, но роза, плавающая на воде, меня смущает.

– А что, если у него ноги свело, он стал тонуть и, кто-то видел это. Бросил розу в воду, как положил на могилу. Понимаешь меня?

– А ты понимаешь, что роза белая.

– Я понял, ты не там ищешь мама. Если это убийство, то нужно искать убийцу в окружении Розы. Может парень решил отомстить ей за неразделённую любовь.

– Хорошая мысль, непременно нужно отработать. Хотя возможно никакого убийцы не было. Эксперт сказал, что его не ударили, не хватали за ноги. Кстати, за руки тоже. Может, действительно сам утонул.

В сумочке заиграла мелодия, она достала телефон и приложила к уху.

– Да Володя, я слушаю. Акваланг говоришь нашли. Без воздуха. Мать говорит, что она из Турции привезла. Что им не пользовались. С чего ты взял? Ах, он в пыли. И много пыли? Много, очень много. Ладно, сама узнаю, зачем Розе акваланг. Всё, отбой.

Вернув телефон в сумочку, она пристально посмотрела на сына.

– Потрясающая новость, у Розы дома нашли акваланг.

– Что? Интересно, зачем ей акваланг? Ты думаешь, это она утопила Ляха? Не верю мама. Роза воды боится, думаю, она плавать не умеет.

– Странно сынок, что ты её защищаешь. А ещё вчера хотел избавиться.

– Да мама, потому что, она воспитывает мою дочь.

– А ты уверен, что Машка родила от тебя?

– Да, я был первым.

Она громко засмеялась. Скорее выдавила этот смех из себя.

– Первый или второй, это не имеет значения сынок. Некоторые пять лет живут, а детей нет и вдруг раз и ребенок. Хотя я видела эту девочку и должна признать, что она действительно чем-то похожа на тебя. Возможно, ты прав, но тогда эта девочка моя внучка. Вот, только я всё-таки не пойму тебя. То ты её защищаешь, то готов убить. А потом, почему ты думаешь, что Роза не умеет плавать?

– Я несколько раз видел её на пляже. Она выше колен в воду не заходит.

– Может у неё купальник такого качества, что ей стыдно показывать.

– С нижним бельём у неё все хорошо мама. Даже лучше, чем просто хорошо. Я бы сказал супер.

– Откуда ты знаешь про её нижнее бельё? – спросила она, подозрительно взглянув на сына.

– Я наблюдал за ней через окно в бинокль.

– Ты прямо как мальчик подросток.

– Верно мама, я ведь тогда в школе учился.

– Понятно, что наблюдал ты не за Розой, а за Машей и Розу ты видел случайно.

– Да, я видел, что Роза была привязана к ребенку больше, чем Машка.

– Ладно, сынок, успокойся, акваланг пустой и густо покрыт пылью. Явно им не пользовались давно. И всё-таки, кто-то упорно нас направляет именно к Розе. Белая роза на месте, где утонул Ляхин и акваланг у неё дома. Значит, этот некто, был у неё дома и видел акваланг. Кто это может быть? Может это всё-таки Минаков?

– Нет, это не он мама.

– Почему ты так уверен в этом?

– За Розой постоянно наблюдает Татарин.

– А зачем ты за ней следишь?

– Хотел проследить, как будет у них развиваться роман. Сама сказала, что появятся дети.

– И что из того?

– Тогда я заберу свою дочь.

– Ты, что, с ума сошел? Что ты будешь с ней делать?

– Вижу, имея молодого любовника, ты не хочешь быть бабушкой.

– Да, не хочу. А ты знаешь, сколько времени требует к себе ребенок? Или ты думаешь, что я оставлю работу и буду с ней сидеть?

– Нет, я найду няньку.

– Ладно, ты уже большой мальчик и поступай как знаешь, но на меня не рассчитывай. А что, Роза тебе нравится?

– Ты знаешь, мне не нравятся женщины старше меня. Но мне нравится, как Роза ухаживает за моей дочерью.

– Ладно, сынок, мне работать надо.


Эту неделю Роза не находила себе места. Она думала, вот придёт Александр и будет извиняться за то, что выставил её за дверь. Она для порядка, покажет своё недовольство, чтобы впредь такое не повторялось и неохотно, но примет его извинения. Вот только мечтать можно по-разному, а на деле всё совсем не так. Подходит к концу неделя, а он ведь не явился с извинениями. А ведь они в прошлой жизни были супругами. Сегодня она настроена идти к нему и выяснить отношения.

Поправив прическу, она направилась на выход, как дверь распахнулась и в магазин вошла Чистякова. Её телохранитель Егор, остался на улице. Широко расставив ноги, он своим телом закрыл вход, а его вид говорил, что входить в магазин нельзя.

– Здравствуй Роза, – поздоровалась Чистякова и пошла по магазину, рассматривая цветы.

– Вы хотите купить цветы? – осторожно спросила Роза.

– Нет, терпеть не могу цветы. Не знаю, что здесь красивого. Это же просто разноцветная трава. Притом, что многие цветы вообще не пахнут, а у других отвратительный запах. Потом покупать за большие деньги цветное сено, это расточительно. Я понимаю, что в деревне сено можно скормить скотине, но ни одна женщина не будет, есть высохшие цветы. – она повернулась и пронзительным взглядом посмотрела в глаза Розы. – Скажи, зачем у тебя дома акваланг?

Роза почти натурально изобразила недоумение и пожала плечами.

– Ах, акваланг! А откуда вы знаете, что у меня акваланг? Вы что, были у меня дома?

– Да, мои люди были у тебя дома. Так откуда у тебя акваланг? И зачем он тебе?

– Откуда? – повторила вопрос Роза. – Из Турции.

– А зачем? Ты хотела стать дайвером?

– Мне он вообще-то ни к чему. Я воды боюсь с детства.

– А причина страха?

– Причина? – повторила Роза. – Причина простая. Когда я закончила первый класс, мама купила велосипед. Это была такая радость для меня. Нужно было научиться кататься и тут девчонки предложили хорошую ровную дорожку на берегу затона. Вы, наверное, знаете.

– Да, знаю, – подтвердила Чистякова.

– Так вот, когда у меня стало получаться хорошо, я сильно разогналась и слетела в воду. Понятно, что нахлебалась воды и чуть не утонула. Меня спасли, а велосипед нет. Можете представить, в каком я была состоянии, когда осознала, что велосипеда у меня больше никогда не будет. Честно говоря, у меня был нервный срыв и я больше не подхожу к воде.

– С этим твоим страхом, мне понятно, но тогда зачем тебе акваланг?

– Как я уже говорила, акваланг я купила в Турции, для одного покупателя.

– И что за покупатель? Как он выглядел?

– Обычный мужчина в возрасте от сорока, до сорока пяти. Черные длинные волосы, собранные вместе и перетянутые резинкой, как конский хвостик.

– Ты работала на Ашота Геворкяна?

– Да. Я тогда за товаром моталась в Турцию.

– Но, он ведь торговал одеждой.

– Ах, вот вы о чём! В общем, однажды подошел мужчина и спросил, откуда мы привозим товар. Когда я сказала из Турции, он поинтересовался, можно ли там купить акваланг. Я сказала, что там можно купить всё, что угодно. Вот, тогда он попросил купить ему акваланг. Кстати, он не для себя его хотел купить, а для жены или любовницы.

– Почему ты так решила?

– Не знаю, но он говорил, что ей этот подарок понравиться.

– Логично, – призналась Чистякова. – Если ей, то, несомненно, женщине. Тогда почему он у тебя дома?

– Когда я согласилась привезти ему акваланг, он хотел заплатить сразу, но я отказалась брать деньги. Вдруг мне не встретится акваланг и тогда мне придётся с извинениями, вернуть эту сумму. Ни того ни другого я не хотела делать. Тем не менее, он дал мне задаток, сто долларов.

– Прямо сто долларов?

– Да, одной бумажкой в сто долларов. В общем, я привезла акваланг, а он не появился. А почему вас это так интересует?

– Ашот свернул палатку, может мужчина не знает, где вас найти?

– Он записал мой адрес. Ведь он забрать хотел у меня из дома. Так мы с ним договаривались.

– А у тебя в магазине есть белые розы?

– Сейчас нет, на той недели были.

– Ты помнишь, кто их покупал у тебя?

– Я не запоминаю покупателей. В принципе, это невозможно, помнить всех покупающих цветы. А что случилось? – насторожилась Роза.

– Надеюсь, ты вспомнишь, кто купил последние розы – как-то угрожающе потребовала Чистякова.

– Я так понимаю, что вас интересует, кто купил последнюю розу и конечно белую.

– Вот именно, белую.

– Так, сейчас вспомню. Последнею белую розу купила женщина. Она не высокая, чуть ниже меня, в хорошем деловом костюме. Что на ногах не помню, но в ушах серьги в виде сердечек. Думаю, золотые. На левой руке обручальное кольцо. На правой, кольцо с синим камушком. Пожалуй, это всё, что я запомнила.

– А кто перед ней покупал белые Розы?

– Я не помню. В тот день было много покупателей и невозможно помнить, кто какие цветы покупал.

– Тем не менее, ты запомнила эту женщину.

– Да, благодаря её сережкам.

– Тебе понравились её сережки?

– У моей мамы были точно такие же. Мы их продали два года назад.

– И ты подумала, что у неё ваши сережки, да?

– Вот именно, так я подумала.

– Хорошо, а сколько роз она купила?

– Две. Одну белую, одну красную.

– А кто мог знать, что у тебя дома есть акваланг?

– Понятия не имею. Впрочем, никто. Хотя, тот мужчина, который заказывал акваланг. А он что, преступник?

– Возможно, – согласилась Чистякова. – Ты знаешь, что в затоне нашли утопленника? Александр Ляхин.

– Ляхина знаю, но он же хорошо плавал. Я помню, он все рекорды по плаванью хотел побить. Теперь понимаю, почему вас интересует акваланг. А его утопили?

– Думаю да, хотя улик нет. Но, на месте где нашли Ляхина, плавала белая роза.

– Ах, вот почему вас заинтересовали цветы.

– Ты очень поможешь следствию, если вспомнишь всех, кто покупал розы.

– Я готова помочь следствию, только всех покупателей запомнить невозможно. Многие покупают цветы, один раз в год. Например, на восьмое марта. Конечно, нужно добавить, что в предпраздничные дни очень много покупателей. Вот в прошлом месяце умерла женщина – политик. Столько было покупателей, что они почти все цветы скупили.

– Я думаю, ты должна помнить всех, кто покупает белые розы.

– Интересно, почему я должна это помнить?

– Ты же Роза Белая.

– И что? У нас в классе был парень по фамилии Лесник, значит, по-вашему, он должен помнить всех, кто заходит в лес. Так, что ли?

– Значит, ты не хочешь сотрудничать со следствием.

– Я сказала всё, что знаю. И к тому же я не одна продаю цветы. У меня есть продавец. И ещё тот факт, что в нашем городе не один только мой цветочный магазин. Ладно, хорошо, подойдём к этому, с другой стороны. Скажите, кто нашел труп?

– Один парень, увидел на воде розу и поплыл за ней. Тут он увидел Ляхина. Да, я понимаю, на что ты намекаешь. Этот парень не имеет к Ляхину никакого отношения. Это компания студентов из восьми человек, приехала отдыхать. И у них есть билеты.

– Это ничего не меняет. – Возразила Роза – Чтобы утопить человека, нужно всего несколько минут. Я знаю, что Ляхин задиристый, он мог что-то не поделить со студентами и они его утопили. Потом придумали историю с розой и вот тебе алиби.

– Да, красивая версия, но он утонул раньше их на сутки.

– Ну, тогда такая версия. Он плавал, а вода холодная, у него свело ногу или ноги и он утонул. А роза попала в воду случайно. Например, парень встречался с девушкой и принёс розу. Потом они поссорились и, она в гневе выбросила цветок в воду. И то, что цветок оказался там, где нашли Ляхина, чистая случайность.

Чистякова задумчиво посмотрела на дверь, за которой была широкая спина Егора и через минуту кивнула, как бы соглашаясь. Затем она ещё раз прошлась по магазину, рассматривая цветы и остановилась напротив Розы.

– Значит нам нужен парень, который купил цветок для своей девушки.

– А почему вы решили, что этот парень купил цветок у нас? Я же говорю, в этом городе цветочный магазин не только у меня.

– Да, верно, – неожиданно быстро согласилась Чистякова. И вновь задумчиво посмотрела на спину Егора за дверью.

– А может он плавал с розой. Например, держал её в зубах.

– Ляхин с цветком в зубах плавал, это уже ни в какие рамки не лезет, – усмехнулась Чистякова и, кивнув на прощание, пошла на выход. На улице она достала телефон и набрала номер.

– Это Чистякова, какие новости? Что в бутылке, снотворное. Странно. А ты что об этом думаешь? Что думаешь, он покончил с собой? Хорошо, проверим.


Как только за Чистяковой закрылась дверь, Роза облегчённо вздохнула. Теперь она точно знает, что пойдёт к Минакову. День тянулся долго и она не могла дождаться вечера, ведь так хотелось узнать новости от Александра. Покупателей особо не было, а время надо было как-то скоротать и, Роза занялась уборкой в магазине.

Она открыла дверь без стука и, перешагнув порог, столкнулась с пятой точкой Александра. Он стоял к ней задом, согнувшись, с веником в руке и что-то разглядывал на полу.

– Что ты делаешь? – спросила она, так как он не обратил на неё внимание.

– Вот, решил подмести пол, а он воюет. А я ведь его в сто раз сильнее.

– Кто? – спросила она и вытянувшись, посмотрела из-за спины. На полу, в углу паутина и паук, который размахивал лапами. – Ты как маленький мальчик с пауками играешь.

– Не играю, а воюю. Я восхищаюсь его мужеству. А ведь он знает, что я сильней.

– Саша, у меня сегодня в магазине была Ева Браун.

Он смахнул веником паутину с пауком и, выпрямившись, повернулся к ней лицом.

– И что в этом такого? – равнодушно пожал он плечами.

– Ляхин утонул, – сказала Роза, поражаясь его равнодушию.

– Ну да и, что?

– Это ты его утопил? – уже ничему не удивляясь, спросила она.

– А ты сомневаешься?

– А зачем ты бросил розу в воду? Это же прямая наводка на меня.

– Вот, поэтому и бросил.

– Понятно. Ты хочешь меня подставить? Но, за что?

– А ты случайно, не блондинка перекрашенная?

– Что ты привязался со своей блондинкой! – разозлилась она. – Блондинка, не блондинка, какая тебе разница?

– Ужинать будешь, – неожиданно предложил он.

– Буду. А что у тебя есть?

– Рассольник. Проходи, там поговорим. – и махнул рукой в сторону кухни.

Она решительно пошла на кухню и заняла место за столом. Он, как хороший официант, быстро собрал на стол. Только после того, как она съела рассольник и запила чаем с малиновым вареньем, он стал говорить.

– Вот когда ты не голодная, то будешь добрее. – с улыбкой произнёс он.

– Ты знал, что я приду сегодня? Мне кажется, ты совсем не удивился.

– Я давно ничему не удивляюсь. Просто разучился это делать. – развёл руки в стороны, изображая равнодушие Александр.

– Так, зачем ты подставил меня?

– Наоборот, убрал из-под удара. Если убийца оставляет на трупе записку, я такой сякой, убил человека и пишет, где его можно найти, то это подстава. Он же не идиот.

– Да, теперь понятно.

– Разумеется, ты уже вне подозрения.

– Я да, а ты? – неожиданно громко спросила Роза.

– А я-то тут причём? Я Ляхина не знал и наши дорожки не пересекались. А потом, в городе не один цветочный магазин.

– Ты имеешь в виду конкурентов? – догадалась Роза.

– Правильно мыслишь, значит, не блондинка.

– И что тебе далась эта блондинка?

– Хочу понять, с кем имею дело? Я должен быть уверен в тебе, как в себе.

– Как успехи в таком трудном деле? – съехидничала она.

– Если честно, то пока никаких успехов, – не обращая внимания на её тон, сказал Саша.

– Ты мне не доверяешь, да?

– Не в доверие дело Роза, а в стойкости духа. У тебя стойкости практически нет.

– Ты имеешь в виду, могу ли я тебя предать, да? – повышая голос, спросила она.

– Вот именно, об этом я и говорю.

– Когда Чистякова допрашивала меня сегодня, я сразу поняла, что это ты утопил Ляху. Между тем, я не сдала тебя. Этот мой поступок о чём-то говорит?

– Говорит, – подтвердил Александр, со спокойствием глядя на неё.

– О чём? – настаивала Роза.

– О том, что тебе пора домой.

Она подскочила так резко, что стол чуть не перевернулся. Она сделала шаг по направлению к двери и вдруг резко остановилась.

– Скажи, почему каждый раз ты выгоняешь меня? – сердито проговорила Роза.

– С чего ты взяла, что я тебя выгоняю?

– А то, что произошло сейчас, это как называется? – возмутилась она.

– Как ты думаешь, почему у нас ничего не было в ту ночь?

– Ты дал слово.

– Слово, это просто звук.

– Я помню ты говорил, что в прошлой жизни мы были женаты.

– Так это в прошлой, – отмахнулся Александр. – В прошлой жизни я был женщиной и всё было совсем по-другому. Впрочем, к чему ты клонишь?

– Ты мне можешь доверять.

– Я тебе доверяю и что дальше? – спросил он, согласно кивая головой.

– Лях хорошо плавал, тогда как тебе не совсем здоровому, удалось его утопить?

– Так он утонул сам.

– Ты думаешь, я тебе поверю? – с сомнением в голосе проговорила Роза.

– Ты же узнавала его привычки и должна знать, что он приносит с собой воду.

– Какую воду? Я этого не знала. Про воду я ничего не знала, – изумилась она.

– Простую, чистую воду в бутылке.

– Как это имеет отношение к происшествию? – спросила Роза, она начала терять терпение.

– Привычка, это великое дело. И так, он делает заплыв, пьёт воду и начинает усердно тренироваться.

– Если честно сказать, то я наблюдала за ним, с противоположной стороны затона. Поэтому тот берег, где он заходит в воду, мне не видно. Он меня знает в лицо и ты понимаешь, что я не могла в открытую стоять на берегу. А причём здесь вода в бутылке? Ты его бутылкой по голове, да?

– Зачем бутылкой? Достаточно насыпать в бутылку снотворного.

– И ты думал, что он уснёт и утонет, да?

– Так утонул ведь. Труднее было проникнуть к нему в комнату и оставить такую же бутылку с водой. Благо, что он живёт на первом этаже. Надёюсь, ты это знаешь.

– Да, – призналась Роза. – Но как тебе удалось проникнуть в его комнату?

– Через окно.

– Ты хотел сказать, через форточку.

– Нет, через окно. Обычное дело, когда кто-то решил покрасить окно.

Она с нескрываемым любопытством посмотрела на него.

– Что значит, покрасить окно? Вообще, причём здесь покрасить окно?

– Чтоб попасть в комнату, я нарядился в обычную робу, взял краску и сделал вид, что крашу окно. В этом случае, на меня никто не обратил внимание. Обычное дело, не правда ли? По сути, до меня никому нет дела. Таким образом, я незаметно проник в комнату через окно, оставил бутылку с водой и так же незаметно ушел. А тебе известно, что он по вечерам растворял в воде какие-то таблетки?

– Нет. А что он употреблял?

– Понятия не имею, но это меня в принципе не интересует, – спокойно сказал Саша.

– Он жил с родителями, Минаков, – напомнила Роза.

– Ты говорила, что изучаешь привычки, а я повадки. Он давно вырос и родители не знают, чем занимается их сын. Но, главное для родителей то, что он не просит у них денег.

– А ты откуда знаешь?

– Я же сказал, что изучаю повадки. Вопросы ещё есть?

Она замотала головой, отправилась к двери и снова остановилась, постояла с минуту и решительно повернувшись, подошла к нему.

– Всё-таки, почему ты меня прогоняешь? Если останусь, что будешь делать?

– Мне не жалко Роза, но учти, как бы самой не пожалеть, что не послушалась меня.

Она решительно прошла мимо него и остановилась.

– Поживем, увидим.


Едва открыв глаза, она тут же повернулась лицом к нему. Он лежал на спине с закрытыми глазами и видимо спал. Но, стоило ей улыбнуться, как он тут же спросил:

– Ты чего улыбаешься?

– Говорил, что не совсем здоров, а мне понравилось.

– Дура! – резко сказал Александр, не глядя на неё.

– Что это ещё такое? – обиделась она.

– Если ты мечтаешь родить ребенка, то стоит искать другого партнёра. От меня не может быть детей. Моя жена ушла от меня, так как не могла родить от меня. Дело в том, что моё семя не дает всходов.

– А может….

– Ничего не может Роза, я сам ей сказал, что у нас не будет детей.

– Ты чем-то болел?

– Нет, это порча. Понимаешь, когда я поступал в институт, я жил у одной бабки на квартире. У меня был секс с её внучкой. Бабка спросила, собираюсь ли я жениться на её внучке. Я сказал нет и, она сделала меня бесплодным.

– Странно, что, поступая в военное училище, ты жил на квартире – это первое. А второе, почему ты не женился на её внучке?

– Во-первых, я хотел быть военным, но не пограничником. Потому поступал в технический институт. Не прошел и тут успел в пограничное училище. А почему не женился на её внучке? Всё не так просто, как кажется на первый взгляд. К тому времени, она была беременна на четвертом месяце. Парень, от которого она ждала ребенка, не нравился бабке, вот она приказала ей переспать со мной. Как это произошло, рассказывать не буду. Понятно, что я не отказался. Потому бабка решила, что теперь я обязан жениться на ней. А так как я отказался, она навела на меня порчу. Естественно, я был молодой и посмеялся, но вскоре пришлось поверить. До жены у меня были девушки, но после того, когда я им рассказывал про проклятие, они меня бросали. Я ведь и будущей жене сказал о проклятии, но она махнула на то рукой. Возможно считала, что я пошутил.

– Поэтому она вышла за тебя замуж.

– Ты тоже мне не веришь?

– Верю, но это не имеет значения. У меня есть дочь.

– Чужая дочь. Думаю, каждая женщина мечтает стать настоящей матерью. Через боль, тем дороже ребенок.

– Откуда тебе знать? Кстати, моя мама говорила, что родила нас с Машей легко.

– Врет. Твоя мама тебе врёт, Роза.

– Что значит, врёт?

– То, что с тобой и твоей сестрой ей делали Кесарево сечение.

– Да, но откуда ты знаешь? – удивилась она.

– Ты опять забыла? – засмеялся Александр. – Может мне больше не напоминать? Намного спокойней жить будешь.

– Действительно забыла. Ладно, оставим эту тему.

– Думаю, теперь ты оставишь меня. Не волнуйся, я к этому уже привык.

– И не надейся. Я остаюсь. Тем более, свой или чужой, но у меня есть ребенок и мне нужно её воспитывать. А если взять во внимание то, что Ева Браун меня хочет оставить без жилплощади и магазина, то мне вполне подойдёт твой дом и твоя пенсия.

– Понятно, тебе нужны гарантии.

– Да, тем более, ты далеко не импотент.


– Виктор, сегодня утром Казак взорвался в своей машине.

– Как это взорвался? – спросил он, обалдев от её слов и выпучив глаза.

– Сел в машину, включил передачу и взорвалась граната.

– Кто? Кто, это сделал? – взревел Виктор, уставившись на свою мать.

– Пока не знаю сынок, но это уже вызов. На месте взрыва опять нашли белую розу. Что ты об этом думаешь?

– Первая мысль, что это Роза, но Казак с ней не имел дел. Значит, ей просто не за чем мстить ему.

– Ляха, Казак, кто следующий? – спросила Чистякова, хмурясь при этом.

Виктор трясущими пальцами достал телефон и набрал номер. Нервничая, усиленно теребил свой подбородок, ждал, когда ему ответят.

– Татарин, докладывай, что этой ночью делала Роза? Ты уверен?

Понятно. Ладно, свободен.

– Что он сказал? – поинтересовалась мать, тоже нервничая.

– Как я говорил, Роза здесь ни причём. После работы, Роза пошла к Минакову и до утра была с ним. Татарин подсмотрел в окно, они трахались.

– Значит, Минаков тоже вне подозрения. И ночью они никуда не выходили?

– Татарин говорит, что нет.

– Тогда, кто это делает? И почему он хочет, чтобы мы думали на Розу?

– Тебя интересует, что я об этом думаю?

– Говори, конечно мне интересно, нам нужны разные версии, чтобы разобраться.

– Нужно проверить всех, кто был влюблён в Розу. Возможно этот воздыхатель мстит.

– Да, ты прав сынок. Очень похоже, что это так. Вот, только, как узнать, кто в неё влюблен? Значит, нужно у неё спросить.

– Правильно, но бесполезно мама. Этот парень, может тайно в неё влюблён. Она может его не знать. Хотя, я бы все же её допросил.


Роза открыла магазин и только встала за прилавок, как дверь распахнулась и вошла Чистякова, как всегда в сопровождении своего телохранителя. Он, осмотрев магазин, тут же вышел и встал у двери снаружи, как часовой. Пока Чистякова подходила к прилавку, Роза затаила дыхание. Её появление, ничего хорошего не сулило.

– Здравствуй Роза. – недоброжелательным тоном произнесла она.

– Здравствуйте. Неужели вам нужны цветы.

– Нет, мне нужно с тобой поговорить.

– Ну давайте, поговорим, – вздохнув, Роза посмотрела на Чистякову.

– Ты знала Казака?

– Да, это одноклассник Маши. А в чём дело?

– Его взорвали. Сегодня утром.

– Насмерть? – ужаснулась Роза, округлив свои глаза.

– А ты как думаешь?

– Понятно. Значит вы пришли узнать, где я была в эту ночь? – не довольным тоном спросила Роза. Ей совсем не хотелось рассказывать про свою личную жизнь.

– Я знаю, где ты была и с кем. На месте взрыва была белая роза.

– Значит Вы хотите знать, кто покупал розы в моём магазине. Знаете, не моё это дело, но тот, кто хочет остаться незамеченным, может сам не покупать цветы. Всего лишь дать денег случайному человеку. Это может быть таксист, девочка, мальчик, женщина, девушка, мужчина, парень, старик и старуха. Вы понимаете, о чём я хочу сказать?

– Прекрасно понимаю. Ты скажи, с кем дружила до знакомства с Минаковым?

– После смерти Маши, больше ни с кем.

– А до смерти Марии?

– До смерти Маши, у меня был роман с Николаем Валентиновичем Смирновым.

– Инструктором из автошколы? – уточнила Чистякова.

– Да, с ним, – подтвердила Роза.

– Почему расстались?

– А вы не знали, что в него врезался грузовик? – удивилась Роза.

– Да, помню. А после него, романов не было?

– А после, как-то некогда было об этом думать.

– А может тайный воздыхатель? Ничего не замечала? – продолжала допрос Чистякова.

Роза пожала плечами, и замотала головой.

– Нет. Я не заметила, чтобы кто-нибудь с интересом смотрел в мою сторону.

– А может замечала комплименты от кого-то. Ну, ты понимаешь, о чём я говорю?

– Понимаю, но ничего такого, не замечала.

– Ну, ладно, – Чистякова пристально посмотрела на Розу.

Не прощаясь, она решительно двинулась на выход. Это была её манера поведения, она никогда ни с кем не прощалась, не считала нужным.

Роза сразу решила, что это проделки Минакова. Только, как это он сделал, если всю ночь они были вместе? Этот вопрос прочно засел у неё в голове, раздражая всё сильнее и сильнее. Даже обслуживая посетителей, она не могла избавиться от неё.

Как долго тянется время. Едва закончился рабочий день, она закрыла магазин и поспешила к Александру. Привычное дело, он снова был на кухне и готовил ужин.

– Ты знаешь, что сегодня утром взорвался Казак?

– Разумеется, знаю. Но не понимаю, почему ты так волнуешься? – он повернулся и посмотрел на неё.

– Это сделал ты? Но, как?

– По-детски, просто. Привязал гранату на рычаг. При включении передачи, выдергивается чека и бах.

– Насколько мне известно, Казак подолгу играет в бильярд и домой возвращается поздно ночью. Значит, это сделать можно только утром. А утром, ты был со мной. Тогда скажи, кто это сделал? Я думаю, у тебя есть друг.

– К сожалению, в этом городе у меня нет друга. Знакомые есть, а друга нет. Всех моих друзей разбросало по стране. А сделал я это просто. Ты уснула и, я ушел. Я знаю, что за тобой следит Татарин, поэтому, я вылез в окно с другой стороны дома и вернулся через окно.

– А ведь я могла проснуться.

– Не могла, я дал тебе снотворное и ты спала, как убитая.

– Хорошее сравнение и главное вовремя сказанное. Ладно убедил, я поверю тебе на слово. Но, где ты взял гранату и розу?

– Вот значит, что тебя интересует. Впрочем, ничего сверхъестественного здесь нет. Через семь домов от меня живет старушка, у которой целая плантация роз. Правда, старушкой её назвать очень трудно, если я скажу, сколько ей лет, ты всё равно, не поверишь.

– Сколько? – спросила Роза, удивлённо глядя на Александра.

– Двадцать восемь.

– Для тебя она старуха? – съехидничала она, покачав головой.

– Нет, для всех.

– Что за бред! – воскликнула она, скептически посмотрев на него.

– У неё редкая болезнь. В шестнадцать, она выглядела на сорок, сейчас на семьдесят.

– Да, да, я слышала про эту болезнь, быстрого старения. А как ты с ней познакомился?

– Это ревность или любопытство? – с интересом спросил Саша.

– Любопытство. Неужели ты подумал, что я буду ревновать тебя к старухе.

– К двадцати восьмилетней, – уточнил он.

– Не в возрасте дело, а как она выглядит.

– Ну, если так, то скажу. Я с ней не знаком. Правда, видел несколько раз и то издалека. – задумавшись, медленно проговорил Саша.

– Тогда откуда знаешь про её недуг?

– Навел справки и сам был потрясён. – откровенно признался он.

– А зачем она выращивает розы?

– Извини, забыл спросить, когда тайком срезал у неё розу, – засмеялся он.

– Ты ещё и вор, – утвердительно сказала она.

– Я всё хотел спросить, зачем тебе оружие? – уже серьёзно спросил Александр.

– Какое оружие? – насторожилась она.

– Не знаю. Думаю, ты сама скажешь.

– А с чего ты взял, что у меня есть оружие?

– Ты снова и снова забываешь про мой дар? Неужели у тебя память короткая, или ты нарочно это делаешь?

– Ах, это! Да, я недавно приобрела пистолет. А как по-твоему, я могла бы мстить банде Чистяковой. Но прежде, мне нужно научиться хорошо из него стрелять. Слушай, ты научи меня стрелять.

– Не женское дело, стрелять в людей Роза. А узнал я про оружие, только потому, что от тебя оружейным маслом пахнет. И ствол у этого пистолета плохой, он стреляет очень плохо. Я думаю, от него нужно избавиться.

– С чего ты взял, что ствол плохой? – и тут она заметила, что он открытой ладонью водит по её сумочке, – А ты можешь сказать, почему он плохой?

– Во-первых, на нём много крови. Думаю, его владелец киллер. Во-вторых, пистолет плохого качества, и ему необходимо было сбросить его, вот он и продал тебе. Это парень, от двадцати до тридцати, в очках. Волосы светло-рыжие, длинные до плеч, завязаны конским хвостиком. У него усы и козлиная бородка. Правда усы и бородка, наклеены. Я прав?

– Как всегда, – отмахнулась она.

– А зачем ты носишь его в сумочке?

– Дома оставить нельзя, мама может найти. В магазине тоже оставить нельзя, вот и ношу его с собой.

– Это безумие Роза, – неодобрительно качая головой, проговорил Александр.

– Что именно? – поинтересовалась Роза, прикидываясь наивной.

– То, что ты хотела сделать, – терпеливо объяснял он, прекрасно понимая, что она прикидывается наивной.

– Не понимаю, что я хотела сделать?

– Когда в очередной раз пришли бы к тебе парни Чистякова, ты их убила бы.

– Да, для этого я купила пистолет. Меня бы оправдали, ведь я защищалась.

– Ева Браун посадила бы тебя надолго. Можешь не сомневаться. Тем более на стволе много крови. Все эти преступления приписали бы тебе.

– Значит ты, советуешь его выбросить, да?

– Да, я настойчиво советую тебе избавиться от него, но не вздумай продавать. Иначе попадёшься и не сможешь оправдаться.

– Кстати, ты не ответил, где взял гранату?

– Там же где ты пистолет. Но, на ней нет крови. Она ведь одноразовая, – смеясь, ответил Александр.

– У меня была Чистякова. Она думает, что это сделал мой парень, которого я отвергла.

– Ну, тогда подставь парня, с которым познакомилась в интернете.

– Зачем подставлять незнакомца? – недоуменно уставилась на него Роза.

– Пусть бегают за призраком, – заулыбался в ответ Александр.

– Что ты хочешь этим сказать? – недоверчиво спросила Роза.

– Твой парень из интернета, не парень.

– Женщина, что ли? – она обескураженно смотрела не него.

– Это мальчик, ему одиннадцать лет.

– А, фотография? – насторожилась Роза.

– Фотография футболиста из английского клуба «Арсенал».

– Интересно, а что хотел этот мальчик?

– Ему просто нужно общение, – спокойно ответил он.

– Ему что, сверстников мало? – не поверила Роза.

– Полгода назад, у него умерла двоюродная сестра, приблизительно твоего возраста. Они были друзьями. Она была ему очень близким другом.

– А отчего она умерла?

– Рак легких, – вздохнув, ответил Александр. Он на некоторое время задумался, как не справедлив и беспощаден, этот жестокий мир.

– Я что, похожа на его сестру?

– Думаю, что-то общее у вас есть.

– Знаешь, ведь мы хотели встретиться. Как думаешь, он подошел бы ко мне?

– Думаю, подошел бы.

– Не представляю, как бы я повела себя в этом случае, увидев перед собой мальчика.

– В принципе, я могу это представить. Первое, что пришло бы тебе в голову, это то, что вместо себя к тебе подослал своего младшего брата, или знакомого. Во всяком случае, этот мальчик тебя бы заинтересовал. Потом, когда он во всём признался бы, ты обиделась бы, что тебя развели. А потом смирилась бы и, вы стали бы друзьями. А возможно, ничего бы этого не было.

– Скорее всего, ничего не было бы, – уверенно подтвердила Роза.


Телефонный звонок вывел Чистякову из приятного эротического сна. Она нехотя взяла трубку и пробурчала:

– Следователь прокуратуры Чистякова слушает.

– Мама, у нас очередной труп.

– Кто на этот раз? – окунувшись в реальность резко поинтересовалась она.

– Татарин. Менты уже с утра здесь.

– Где это случилось?

– У магазина Розы. Убит в машине, из пистолета, практически в упор. А в салоне на пассажирском сиденье, белая роза. Моих парней, кто-то безжалостно и методично убивает, мама. Ты что-нибудь узнала про отверженного любовника Розы Белой?

– Ничего узнать не удалось.

– Так спроси у неё напрямую.

– Спрашивала. Она понятия не имеет.

– Врёт. Нужно узнать весь круг её знакомых.

– Ты прав сынок, нужно принимать меры. Не знаешь, когда его убили?

– Приблизительно от пяти до семи вечера.

– А Татарин где должен был быть в это время?

– У магазина, как и положено. Ведь я поручил ему следить за Розой.

– А если всё-таки это она. Ты не подумал об этом?

– Нет, не думал. Станислав Яковлевич убежден, что это сделал профессионал. К этой мысли его привело то, как взорвали Казака и как убили Татарина. Он даже рискнул предположить, кто будет следующий.

– Он назвал тебя? – заволновалась Чистякова.

– Нет, я, по его мнению, буду последним.

– Кого же в таком случае, он назвал?

– Стрелка.

– И почему именно он? – удивленно спросила она.

– Этот некто, убирает пары.

– Интересно. Да, но откуда он знает, что твои оболтусы разбиты по парам?

– Мама, ты забыла, чей он дядя.

– Да, помню, Вадима Новикова. Как его там зовут?

– Гесс.

– А что Новиков думает об этих убийствах и о белой розе на трупах?

– Он тоже считает, что это не Роза Белая, а некто, кого мы очень разозлили.

– Может Минаков, решил отомстить за свою мать. Как ты считаешь?

– Минаков пограничник, а здесь орудует какой-то диверсант.

– А свидетели есть?

– Нет свидетелей мама. Просто стоит машина, а в ней задремал парень. Никому нет никакого дела. Пока одному не приспичило использовать автомобиль, как такси. Дверцу открыл, а там башка в крови. Кстати, это он вызвал милицию.

– Выяснили его личность?

– Да, это пенсионер, живет здесь недалеко. Дочь пригласила его на день рождения, вот он пришел к магазину, чтобы купить цветы, а магазин ещё закрыт. Без подарка идти не хотел, вот и решил прокатиться до другого магазина.

– А что это его с утра на день рождения пригласили? – усомнилась Елена Георгиевна.

– Данилова это тоже заинтересовало. Дело в том, что они двадцать лет с дочерью не общались. Она живет в другом городе, вот приехала, позвонила отцу и пригласила на день рождения. Отец всю ночь не спал и с утра за подарком сорвался.

– А, что, действительно так, как он говорит?

– Данилов проверил, всё именно так. В общем, этот старик, не похож на мстителя.

– А ты думаешь, что вам кто-то мстит?

– Да мама! Я думаю, что мы не там роем и не там ищем.

– Что ты имеешь в виду?

– Я думаю, что этот парень вернулся со службы и обнаружил, что его любимую сделали проституткой. Он убивает всех, кто это сделал.

– Возможно, ты прав сынок. Но, причём здесь цветок?

– Думаю, это его фирменный знак. Может он своей любимой дарил белые розы. Или специально направляет нас к Розе Белой, тем самым мы тратим на неё много времени.

– А что, неплохая версия сынок. Твоя задача, узнать, у кого из твоих девушек парень служил. Узнать нужно тихо, без насилия. Ты понял меня?

– Понял мама.

– Давай, действуй. К вечеру жду результата.


Александр уже целый час сидел у подъезда Мезина, стараясь не привлекать к себе внимание. На игровой площадке, огороженной сеткой, играли дети в футбол и, он делал вид, что его это очень заинтересовало. Но, когда к подъезду подошел Игорь Мезин, он поднялся, осмотрелся по сторонам и направился к нему. Мезин подошел к двери первым и Александр оказался у него за спиной. Но только парень взялся за ручку двери, как Александр вогнал в него заточенную спицу от мотоцикла. Точно в сердце. Мезин замер и этого времени хватило Минакову, быстро и незаметно уйти.


– Виктор, сегодня убили Игоря Мезина.

– Как? – только и смог спросить ошарашенный неприятной новостью Виктор.

– Воткнули спицу от мотоцикла в сердце. Убили у подъезда его дома, приблизительно, от часу до двух дня.

– Мама, делай хоть что-нибудь! – он буквально взревел, как раненый зверь.

– Ты сделал, что я тебе говорила?

– Да. Только это болото. У каждой, кто-то служил или служит. Это жених или брат.

– Значит нужно покопаться в этом болоте сынок. Хочешь жить, замарайся.

– Понял, не дурак. Да, я кое-что выяснил, но не про всех конечно. Результат такой. Несмотря на то, что их невесты проститутки, трое женились. Один нигде не работает и закладывает за воротник. Короче, не просыхает. Гесс разговаривал с ним и говорит, что тому всё равно, чем занимается его жена. Лишь бы деньги на водку давала. Двое других на вахте. Вернутся дней через десять. Так что у них алиби. Ещё у шести девчонок, их парни женились на других. У четырёх есть дети. По крайней мере, никто из них с бывшими не общаются. Две, самые молодые, говорят, что не было у них парней. Правда у одной есть брат. Он работает пекарем. Он и в армии пекарем был.

– А что ты скажешь про остальных?

– По-разному, но в целом, ничего серьёзного.

– Витя, когда убивают твоих парней, всё серьезно.

– Я понимаю мама, но зацепиться не за что.

– Я думаю, что «черная кошка» в этом болоте плавает. Покопайся ещё и повнимательнее.

– Хорошо, покопаюсь. А цветок у Тюти был?

– Разумеется. Белая роза.

– Когда я найду его, я разорву его на куски.

– Да, конечно. Только его нужно найти раньше, чем он убьёт тебя сынок.

– А я ведь думал об этом. Почему он не убил меня первым? Все девчонки знают, что я главный. Нет мама, здесь что-то не так.

– А что не так Виктор?

– Если его направляет какая-то девчонка из наших, то первым должен быть я. Логично?

– Да – согласилась она.

– Значит, мы снова не там роем, мама.

– Виктор, у нас абсолютно ничего нет. Всё сделано очень профессионально. Мы имеем дело с опытным убийцей.

– А почему этот опытный убивает именно моих парней? И как утверждал Станислав Яковлевич, что он убивает пары, то Мезин не входит в эти самые пары.

– Виктор, предупреди своих парней, чтобы были повнимательнее.

– Уже предупредил. Кстати, Игорь тоже был предупреждён.

– Стоп! Значит он не почувствовал опасность. Значит это могла быть женщина или девушка, – она посмотрела на Данилова. – Володя, что скажешь?

Данилов пожал плечами.

– Скажу только то, что сказал Станислав Яковлевич. А он сказал, что удар бы точным и плюс медицинские перчатки. Тот, кто это сделал, хорошо знает строение тела.

– А где можно купить медицинские перчатки?

– У нас в городе не купишь.

– Получается, что он работает в медицинском учреждении, – она вновь приложила трубку к уху. – Виктор, ты слышал? Нужно выяснить, кто из твоего окружения связан с медициной.

– Да, я слышал. Хорошо, выясню.

– А заодно пусть выяснит, в какой аптеке продают гранаты – добавил Данилов.

Чистякова убрала телефон и грозно посмотрела на Данилова.

– Ты что-то хотел сказать? Говори.

– Да, конечно, скажу. Как убили тех двух парней на берегу? Одного ударили головой об автомобиль, другого утопили. По крайней мере, нужно обладать силой, чтобы справиться с двумя парнями и далеко не хилыми. Марата Фархутдинова убили из пистолета в машине. По пуле, вытащенной из трупа ясно, что стреляли из Макарова. Казака взорвали гранатой. Игоря Мезина прокололи спицей от мотоцикла. Что получается? Если это женщина, то она супер. Обладает недюжинной силой, стреляет из пистолета, знакома с подрывной работой и гоняет на мотоцикле. И к тому же она ещё медик.

– Да, не складывается ребус, – утвердительно ответила Чистякова. – И зачем ты об этом говоришь?

– Вы помните Елена Георгиевна, три года назад, я вел дело врачей.

– Помню. В палате больницы убили парня. Это сделал отец.

– Да, но пока я на него вышел, я проверял всех врачей, нянечек, медсестёр и весь обслуживающий персонал больницы.

– Говори короче Данилов.

– В общем, нет среди них таких, кто бы подходил к той категории, которую я перечислил.

– Говори проще Данилов.

– Я говорю, что мы не там ищем.

– Хорошо, а где нужно искать? Кстати, что там со спицей?

– Собственно, ничего. Не новая, но и не стояла на колесе.

– Понятно, запчасть. Что-то ещё можешь сказать?

– Могу. В городе четыре почти тысяча мотоциклов и у каждого, не сомневаюсь, есть запчасти.

– Понятно, если все проверить, то уйдёт куча времени. Хотя стоп! Кто-нибудь проверял гараж Минакова?

– Нет. У него же автомобиль.

– А в детстве возможно у него был мотоцикл, – предположила Чистякова. – Вот, Данилов, займись этим, немедленно. Хотя ладно, я сама этим займусь. Что-то Минаков, какой-то подозрительный тип. Какой-то он слишком спокойный.

– Елена Георгиевна, разрешите возразить. Я интересовался Минаковым и выяснил, что он пограничник, побывал в таких передрягах, что никому не советую. Он трижды был в клинической смерти и теперь понятно, почему он такой спокойный. Да, возможно, подозрительно спокойный. Он не боится смерти и ему на всё наплевать.

– И на Розу тоже?

– Думаю…, да. Марат мне докладывал о каждом шаге Розы и Минакова. Это Роза к нему тянулась, а он неохотно её принимал.

– С чего это Марат тебя информировал Данилов? – заинтересовалась она

– Он был моим информатором.

– Марат человек моего сына, – напомнила Чистякова. – Он, что, и вашим и нашим?

– А что здесь особенного? Неужели вы об этом не знали?

– Давно Марат с тобой? – недовольно проговорила она.

– С четырнадцати лет, – признался Данилов.

– Так вот откуда ты в курсе всех дел моего сына. И молчал об этом.

– А я должен был объявить вам войну, что ли?

– Может, это ты убираешь парней? – она пристально уставилась на него.

– Да, конечно. И своего информатора тоже. Какая в это цель?

– А если Марат хотел рассказать про тебя Виктору? – не отводя глаз продолжала Чистякова.

– Виктор знает об этом, эта ниточка тянется давно. Кстати, Виктор в четырнадцать лет, тоже был моим осведомителем.

– Не верю, чтобы мой сын….

– Не надо Елена Георгиевна, – перебил её Данилов, – изображать из себя всезнающею мать. Тогда я был молодой, а тут такое громкое дело. Изнасиловали школьницу и под подозрение попал ваш сын. Потом выяснилось, что это как бы не он и я ему поручил узнать, кто это сделал. Вот и вся история. Да, когда Виктор изнасиловал Машу, сам пришел и признался.

– Ты знал, что это он, но делал вид, что ищешь насильника. Вообще-то я тогда думала, что ты меня боялся.

– Возможно боялся, – ухмыльнулся Данилов.

– А Марат, как попал в твои сети?

– Ограбление киоска и все свидетели указали на Марата. Виктор попросил спустить это дело на тормозах. Таким образом он передал свои обязанности информатора Марату.

Чистякова махнула рукой. Она поняла, что за её спиной идёт своя жизнь и об этом ей ничего не докладывают. Этот факт озадачил её, она считала себя всезнающей и всесильной, теперь поняла, что это не совсем так.

– Ладно, оставим этот разговор. Так кто по-твоему убивает парней Виктора?

– Как я сказал, это профессионал. В общем, не его нужно искать, а заказчика.

– Ты думаешь, его наняли? – искренне удивилась Чистякова.

– Да, именно так я думаю.

– Час от часу не легче. И у тебя есть план?

– Нет, но соображаю, кому это нужно. А главное, у кого есть такие деньги. Я думаю, что наёмник не дешевый. Это очень дорогой киллер, так обставить убийства надо суметь.

– Как думаешь, сколько ему заплатили?

– Если на всех, то тысяч пятьсот, не меньше, – покачал головой Данилов

– В какой валюте? – поинтересовалась Чистякова, прикидывая в уме, какая сумма в итоге может получиться и сколько отвалил заказчик.

– В долларах или евро.

– Что предлагаешь? – со вздохом продолжила она, понимая, что уже не контролирует сложившуюся ситуацию.

– Нужно потрясти всех толстосумов.

– А кто по-твоему может столько отвалить? – задумчиво произнесла Чистякова.

– В нашем городе, никто. А вот Филин может.

– Кто такой Филин? Не слышала о таком, – подумав спросила она.

– Филимонов Павел Иванович. Вор в законе. По моим данным, он давно хочет прибрать наш городишко. Думаю, это он зачищает территорию, не своими руками, разумеется.

– И какой круг его интересов?

– Всё то, чем владеет ваш сын.

– Наркотики, проститутки, рэкет. Ты знаешь, где его искать?

– В Москве. Он обитает в Москве, – выдал Данилов.

– Если он в Москве, то зачем ему наш провинциальный городишко?

– Удобный канал, для поставки наркотиков из Афгана. Возможно ему надо перевалочную базу организовать по близости от столицы.

– Чушь, у Виктора нет наркотиков из Афгана. Кстати, ты что предлагаешь?

– Известить Московскую прокуратуру. Пусть они им займутся. – уверенно сказал Данилов.

– Нет. У меня нет никого, к кому я бы могла обратиться.

– Жаль. А через областную прокуратуру, можно это передать в Москву?

– Не знаю. А что это нам даст?

– Я думаю, что он не заплатил наёмнику всю сумму. Если прекратит финансировать, то прекратятся убийства парней.

– Твоя мысль мне понятна. Здесь ты прав Данилов. Ему платят за каждое убийство. Не заплатили и он не убивает. Всё верно Данилов, правильно мыслишь. Молодец!

– Служу России! – отчеканил Данилов.

– Дурак, ты служишь мне, – самоуверенно заявила Чистякова, похлопав его по руке.

Данилов пристально посмотрел на неё. Идиотка, лучше бы она этого не говорила. Тоже мне, хозяйка города. Ещё посмотрим, кто останется в дураках.


Когда Данилов вошел в кабинет мэра, он стоял у бара и рассматривал этикетку на бутылке с коньяком.

– Володя будешь коньяк? – спросил он, без всякого приветствия.

– Нет, Иван Семенович, у меня язва к сожалению.

–Такой молодой, а уже язва, – усмехнулся Иван Семенович. – Ну, какие новости принес? – спросил он, усаживаясь в кресло, извлекая из-под стола хрустальную стопку. – С вашего разрешения, я выпью.

– Я Чистяковой рассказал про Филина, думаю, это её заинтересовало.

– Клюнула значит рыбка, – выдохнул мер и поставил стопку на стол.

– Думаю, да. Она сейчас в таком состоянии, за что угодно ухватиться готова. Даже за соломинку, лишь бы сына уберечь от смерти.

– Ну, а нашел ты этого парня?

– Увы, нет ещё, – спокойно ответил Данилов.

– Когда найдёшь, не спеши брать, пусть уберёт всех. А там посмотрим.

Данилов вольготно развалился в кресле у стола мэра. По его расслабленной позе было понятно, здесь он довольно частый посетитель.

– Скажите Иван Семенович, а Филин вообще существует?

– Не знаю Володя. Честно говорю. Тут такое дело, моего друга посадили за незаконную деятельность. Там, у них на зоне, всем заправлял вор в законе Филимонов, по кличке Филин. Он кажется освободился полгода назад. Вот я и вспомнил про него. А где он сейчас, я понятия не имею. А что ты думаешь о парне, который объявил войну банде Виктора Чистякова? У тебя самого уже есть кто-нибудь на подозрении?

– Есть двое, – неуверенно сказал Данилов, посмотрел на мэра и пожал плечами.

– Кто такие? – сразу заинтересовался мэр.

– Бывший пограничник Минаков и Александр Кузьмин, он же Стрелок. Из банды Виктора Чистякова.

– Почему пограничник ввязался в драку? На него наехала банда Чистякова, да?

– Нет, но думаю, он может мстить за смерть матери.

– А это правда, что его мать убил кто-то из банды Чистякова?

– Правда. Так это и было. Только она там случайно оказалась, – начал рассказывать Данилов.

– А Кузьмин? У него какой мотив?

– Любовный, – ответил Данилов, вытягивая блаженно ноги.

– Вот с этого момента подробнее. – заинтересовался Иван Семенович.

– Короче, я выяснил, что в поезде Кузьмин познакомился с девушкой. Возникла обоюдная симпатия. У неё был цветочный магазин на Советской. Когда он пришел в магазин, обнаружил её мертвой на полу. Её забили насмерть. Не трудно догадаться, кто это сделал. Думаю, чтобы конкретно узнать кто именно, он втесался в банду Чистякова. О его знакомстве с убитой в цветочном магазине никто не знает. Теперь, я думаю, он убивает тех, кто убил её. Но возможно, я ошибаюсь.

– Странные дела творятся вокруг цветочных магазинов, – медленно и вдумчиво произнёс Иван Семенович. – Подумай над этим, Володя. Я подозреваю, что они не только цветочки продают.

– Не хорошо читать чужие мыли, – заулыбался Данилов. – Я тоже думаю, что банда Чистякова не просто так вьётся вокруг цветочных магазинов.

Иван Семенович налил в стопку коньяк и выпил одним глотком. Спрятав стопку под стол, он подпер голову руками и внимательно стал разглядывать всё, что стояло у него на столе, как будто видел в первый раз.

– Да, – наконец изрек он, – банду Чистякова нужно ликвидировать. Да, и её тоже.

– Иван Семенович, не понимаю, зачем вы навели Чистякову на Филина?

– Володя, хочу знать, откуда к ней руки тянутся. И под силу ли мне их отрубить. Сам должен понимать, что в открытую я не могу с ней бороться. Сейчас без проблем можно убить мэра. Она следователь прокуратуры и ясное дело, дальше мусорного ведра, дело не тронется.

– А прокурор города?

– А что прокурор? Он у неё в кулаке, рот не может открыть. Несколько лет назад, он имел неосторожность переспать с ней. Она это все записала. Понимаешь, о чём идёт речь? Представлено это так, как будто прокурор города изнасиловал молодую сотрудницу. Ей достаточно сбросить эту запись в интернет и тут такое начнётся. Или показать эту запись его жене. Такой шум начнётся, что бомба взорвется тише.

– Простите Иван Семенович, а вам то откуда это известно про запись?

– Так мы вместе с прокурором копию смотрели. Естественно, оригинал у неё. Но главное, я точно знаю, что не его рука её прикрывает. Он просто молчит. Ему ничего не остаётся делать, только смотреть сквозь пальцы.

– Знаете, Иван Семенович, в таком случае, я его тоже внесу в список подозреваемых.

– Это ещё почему? – насторожился Иван Семенович.

– У него мотив убрать всех людей Чистяковой. Возможно, её тоже.

– Бред какой-то. В его возрасте, начать убивать…, не верю. Не проще ли ему просто прикончить только её. Если у тебя всё Володя, то иди и помни, кто бы это ни был, пусть завершит своё дело.

Иван Семенович задумчиво посмотрел на бутылку и решительно поднявшись, отнес её в бар. Данилов дошел до двери и обернулся.

– Простите Иван Семенович, а почему вы доверились мне, а не полковнику Колину Ивану Ивановичу.

– Я не могу быть с тобой откровенным, ты уж извини Володя.

– Не можете, или не хотите? – настаивал Данилов. – Но он мой начальник.

– Ладно, садись – указал на стул Иван Семенович.

– Спасибо, я постою.

– Как хочешь, – махнул рукой Иван Семенович и грузно сел в кресло. – дело в том Володя, что Виктор Чистяков его сын.

– Как? – искренне был удивлён Данилов.

– А вот так Володя. Колин мой друг, мы жили на одной лестничной клетке. Я ещё в школу ходил, а он уже в милиции работал. Я женился, а он всё в холостяках ходил. Потом уехал учиться и вернулся с Чистяковой. Ему тридцать, а ей девятнадцать. Моя жена сразу определила, что Лена ему не пара. Их брак долго не продержался. Тем не менее, они готовились к свадьбе. В день регистрации мы два часа ждали её у ЗАГСа и она не пришла. Потом Колин сказал, что она в последний момент передумала. В общем, она уехала учиться, ведь она была студенткой. Там она родила Виктора, о чём известила Колина. Конечно, он был безумно рад и просил её приехать, чтобы воспитывать сына. Только через девять лет она согласилась приехать, при условии, что он никому не скажет, что является отцом. Потом он пожалел об этом, но было уже поздно. Она приехала и развела бурную деятельность, делая себе карьеру через постель. Она не разрешила Ивану даже приближаться к сыну. Понимаешь, о чём я говорю?

Данилов понимающе кивнул.

– Можете не продолжать Иван Семенович, всё, что было дальше, я знаю.

– Ты понимаешь Володя, что этот разговор должен остаться в тайне.

– Да. И последнее Иван Семенович. Виктор знает, что Колин его отец?

– Нет. Никто не знает, в том числе и Виктор.

– До свидания Иван Семенович.

Данилов вышел из кабинета с дурным предчувствием. Одно понятно, почему Иван Семенович хочет избавиться от Чистяковой. Естественно, он не хочет привлекать Иван Ивановича Колина, так как тот будет против. А Чистякова уже всех достала. А что, если это Колин громит банду своего сына. Нужно его тоже занести в «черный» список.


Чистякова вошла в калитку и внимательно осмотрелась, не пропуская ничего, даже мелочь. Её телохранитель Егор, остался в машине, но тем не менее, достал пистолет из кобуры и заткнул за ремень на пояснице.

Осмотрев двор, она двинулась к двери и постучала. Тишина. Она постучала ещё раз, а потом ударила дверь ногой. Дверь тут же распахнулась и на пороге появился Минаков с заспанными глазами.

– Это снова вы!

– А вы о ком подумали?

– Думал, это пацаны, – лениво проговорил он, потягиваясь при этом.

– Какие пацаны? – недоумевая, спросила Чистякова.

– Соседские.

– И что им нужно от вас?

– Вчера они играли в футбол, а я был у них судья. Может впервые, у них был судья и они не подрались. Им понравилось и сегодня они пригласили меня быть судьёй. Я отказался, а они стали стучать в дверь. Одним словом, стали доставать. Я закрылся и задремал. А вы по какому вопросу?

– Меня интересует ваш гараж Минаков.

– Гараж? – удивленно переспросил Александр, пожимая плечами. – Ну, он вон там, где улицу пересекли гаражи.

– Так покажите.

– Пойдёмте, если хотите.

Он не торопясь скинул тапочки, надел кроссовки, потянулся за ключами, но они упали на пол. Минаков нервно выругался, что опять отвалился гвоздик, на котором висели ключи. Он поднял ключи и они отправились к гаражам. Автомобиль медленно двинулся за ними.

– Елена, не помню вашего отчества. Вас, что интересует в гараже?

– Георгиевна, – сообщила Чистякова и удивилась, что как-то особенно вежливо он разговаривает. – Меня интересует мотоцикл.

– Мотоцикл? – удивленно посмотрел на неё Александр. – Так, у меня никогда не было мотоцикла.

– Даже в детстве?

– В детстве у меня был велосипед. На нём я ездил до четырнадцати лет. А потом сразу автомобиль. Правда, соседа.

– У вас своей машины не было?

– Отец купил «Жигули», когда я учиться уехал.

– А у соседа, какой был автомобиль?

– Горбатый «Запорожец». Гаражей тогда этих не было и мы гоняли по улице и на пустыре. Да, дорога здесь была разбита, так что, не очень разгонишься.

– А где гараж соседа?

– Я уже не помню, когда его убрали. Вообще-то, он был железный.

– Может у соседа был мотоцикл?

– По тем временам, иметь машину и мотоцикл, это роскошь. Нет, на нашей улице ни у кого не было мотоцикла. А вам что, нужен мотоцикл?

– Да.

– Какой марки?

– Любой.

– Даже не знаю, что вам сказать. Как-то мотоциклами никогда не интересовался.

– Тогда, почему вы спросили, какая марка нас интересует? – заглядывая в глаза спросила Чистякова.

– Тут как-то у продовольственного магазина видел мотоцикл с люлькой. Кажется, «Иж».

– Если вас мотоциклы не интересуют, то почему запомнили этот?

– Только потому, что за рулём бабка была.

– А где она живёт знаете? – оживилась она.

– Понятия не имею. Думаю, где-то близко.

– Почему так думаете?

– Она без каски была. А без каски далеко не уедешь. И ещё в тот день достаточно прохладно было, поздний вечер. Думаю, вы понимаете, что ехать на мотоцикле по холоду не комфортно.

– Логично. А что вы делали вчера в час дня? – снова, заглядывая в глаза поинтересовалась Чистякова

– Судил футбольный матч.

– Кто может это подтвердить?

– А мне нужны алиби? – нехотя изобразил удивление Александр.

– Да, нужны.

– Тогда все мальчишки, которые играли в футбол. А в чём собственно дело?

– Вы знали Игоря Мезина?

– Нет, не знал. А может фото его покажите. Понимаете, можно не помнить фамилию, но в лицо где-нибудь встречались.

– У вас хорошая зрительная память? – любезно спросила Чистякова.

– Да, не жалуюсь.

– Тогда скажите, какой номер на автомобиле, который двигается за нами?

– С 020 УК.

– А если после буквы К подставить а, что получится? – неожиданно спросила Чистякова.

Александр засмеялся.

– Нет, это не случайно на автомобиле такие буквы. Я сука, которая выведет тебя на чистую воду.

– А я что, на грязной стою, – усмехнулся Александр.

– Так говоришь, не было на вашей улице мотоциклов?

– Да, не было, – уверенно подтвердил Александр.

– А в этом дворе, что? – она указала на мотоцикл во дворе, у которого они остановились.

– Вы спрашивали про детство, тогда не было. А теперь не знаю, так как не был здесь десять лет.

– И ты, конечно, не знаешь, кто здесь живёт?

– Конечно не знаю. Я только недавно приехал, столько всего поменялось.

– Ну пошли, узнаем.

Они подошли к забору и, она громко позвала хозяина. Вскоре из дома вышел мужчина, убрал собаку в сарай и подошел к ним.

– Это ваш мотоцикл?

– Нет, брата.

– Вам знаком этот парень? – Чистякова указала на Александра.

– Нет, но видел, когда он входил вон в тот дом. Раньше там женщина жила, но её похоронили недавно.

– Значит, вы его не знаете?

– Мы недавно сюда переехали.

– Когда именно? – она покосилась на Александра.

– Около трех лет.

– Вы с братом живёте?

– Нет, брат живёт в деревне. Вот, в гости приехал. А в чём дело?

– Когда приехал брат? – продолжала задавать вопросы Чистякова.

– Сегодня утром.

Она, задумчиво глядя на мотоцикл, кивнула и пошла к гаражам. Александр пошел за ней. Мужчина, пожав плечами, пошел в дом. Поравнявшись с Чистяковой, Александр посмотрел на неё.

– Извините, я что-то не понимаю. Причём здесь мотоцикл и я? Потом, зачем мне алиби на вчерашний день? Вы думаете, что я угнал мотоцикл?

– Тебе Роза рассказывала про Мезина?

– Зачем ей рассказывать мне про какого-то Мезина? И вообще, кто он такой? А, а, а, понимаю, у Розы был с ним роман. Тем более, не думаю, чтобы женщина рассказывала парню, про свои прошлые романы. Конечно, кто-то другой, например, подруга может рассказать, но не она сама. Вы, несомненно, меня понимаете. Это парни любят похвастать перед дамой, о своих любовных похождениях. Но девушка парню не расскажет об этом никогда.

– Что позволено мужику, не позволено даме, – с иронией добавила она.

– Мы понимаем друг друга, – продолжил Александр. – И, так! Логически рассуждая, я могу предположить, что у Мезина угнали дорогой иностранного производства мотоцикл. Вот, не понятно, каким боком меня подозревают в этом.

– У Мезина нет и никогда не было мотоцикла, – резко оборвала его размышления вслух Чистякова. – Мезина убили.

– Ах, вот так значит! Понятно, его сбил мотоцикл. Тогда, почему вы не осмотрели тот мотоцикл во дворе?

– Мезина убили спицей.

– Спицей? Не понял, как это?

– Минаков, не строите из себя дурака, – нервно произнесла Чистякова

– Я не могу представить, как можно убить спицей. Допустим, она сломалась и на скорости вылетела. Но, это в принципе невозможно. Спица крепится с обеих сторон. И если даже оборвать с одной стороны, она всё равно никуда не денется. Скорее всего, её загнёт в колесе.

– Ну хватит, нести всякую чушь, – пресекла его Чистякова. – Мезину вогнали спицу в самое сердце.

– Ну так бы и сказали. А то я действительно, как дурак, ломаю голову. Как это спица может выстрелить из колеса, как пуля.

– Что ты сказал? – останавливаясь, спросила она.

– Ну, ломаю голову.

– Выстрелить. Ты сказал выстрелить, – проговорила Чистякова, глядя на него.

– Да, я это сказал.

– Значит, можно выстрелить спицей…, допустим из арбалета. Или из лука. Как ты думаешь Минаков, можно?

– Не знаю, но можно попробовать. Мы в детстве лук из черёмухи делали. Но, думаю, ничего не выйдет.

– Почему? – возмутилась она.

– Как я понял, спица от мотоцикла, а она тяжелая. Вот, от велосипеда, думаю можно. Она тоньше и легче.

– Значит, не полетит, говоришь?

– От мотоцикла думаю, нет. В крайнем случае, не дальше двух метров.

– А, с арбалета?

– Арбалет я видел только по телевизору. Поэтому сказать о нём ничего не могу. Конечно, можно сделать самому, но только по памяти. Вот, если бы чертежи достать и материал, из которого он сделан, то тогда можно настоящий сделать.

– Ты бы сделал?

– По чертежам, думаю, да.

Она уставилась на него, то сужая глаза до щелочек, то выпучивая. Эта игра глазами, продолжалась томительно долго, наконец она резко повернулась и подошла к машине. Открыв дверцу, она на несколько секунд задержалась и, бросив на Александра взгляд, села в машину. Незамедлительно машина сорвалась с места и развернулась. Александр проводил её взглядом до поворота и пошел домой.


Едва переступив порог, Роза поняла, что Александр как всегда на кухне.

– Саша, ты знаешь, Мезина убили! – крикнула Роза, скидывая на ходу туфли.

– Знаю, – невозмутимо откликнулся он.

– Это ты его?

– Как что случилось, так я. У меня Чистякова была.

– Ты под подозрением, да?

– Естественно. Она, идиотка на испуг меня хотела взять. – хихикнул Александр.

– А она сказала, как убили Мезина?

– Спицу воткнули в сердце.

– Подожди, если не ты, то тогда кто его убил? – не поверив, произнесла Роза.

– Понятия не имею.

– В городе ходит слух, что появился маньяк. Он на каждом трупе оставляет белую розу. Кстати, у Мезина тоже белая роза была. Как ты думаешь, кто это под тебя подстроился?

– Не знаю, Роза. Радует то, что я не один.

– Только ты воюешь с бандой Чистяковой, а он же этого не знает.

– Тем не менее, он убил Мезина из банды.

– Если это случайность, то в дальнейшем он будет убивать без разбора?

– Не будет. Его вычислят.

– Вот вруша! Ведь знаешь, кто убил Мезина. По глазам вижу, что знаешь.

Он оторвался от плиты и посмотрел на неё.

– Не знал я, что у меня глаза на затылке. Как тебе удалось заглянуть в мои глаза, если я к тебе боком стою?

– Это образное выражение, – пояснила Роза.

– Ну, если так, то я действительно знаю, кто убил Мезина.

– Кто? – нетерпеливо спросила она.

– Геннадий Пастухов.

– Любовник Чистяковой. Бред какой-то! Тем более, он тоже в банде. Может, знаешь почему он убил Мезина?

– Естественно, – заигрывающим тоном сказал Минаков.

– Ну? – нетерпеливо поинтересовалась она.

– Карточный долг.

– В конце концов, я дождусь внятного объяснения или нет? – уже раздраженным голосом спросила Роза.

– Возможно, дождёшься. Короче так! Пастух проиграл Мезину крупную сумму. Решил не отдавать. Нет человека, нет долга. Надеюсь, ты всё поняла.

– Да. Вот, только Пастух свой человек у Чистяковой, кто на него подумает? – не понимая к чему он клонит, продолжала спрашивать Роза.

– Чистякова подумает. Достаточно запустить слух, а это почти тоже самое, что запустить ракету в нужном направлении. Роза, я умею не только стрелять, я умею думать.

– Значит, это ты убил Мезина и подставляешь Пастухова.

– Кто подсказал или сама додумалась?

– Это говорит о том, что я тебя хорошо знаю, – украдкой улыбнулась она.

– Молодец. Таким образом, я одним выстрелом убиваю двух Зайцев.

– Может расскажешь, как ты до этого додумался?

– Легко. Я выяснил, что Пастух часто приезжает в квартиру Мезина. Приятное времяпровождение, вино, девочки, карты. Грех не обратить это в свою пользу. И так! Мотоцикл Пастуха давно примелькался соседям и ни один из них, не сможет в точности сказать, видели ли мотоцикл в день убийства. К этому прилагаются улики. Спица из гаража Пастуха и медицинские перчатки. Мотив, карточный долг.

– Если я правильно поняла, то спицу и перчатки ты взял из его гаража. Возникает вопрос. Почему он не выбросил улики после убийства?

– А зачем? Ведь он считал себя вне подозрения. И цветок розы, чтобы думали на другого.

– Думаешь, это сработает?

– Уже сработало. Я видел, как Чистякова и Егор посетили гараж Пастуха. Через тридцать минут подъехала милиция и они сопроводили Пастуха, под белые ручки в машину. Десять, двенадцать лет гарантировано. Думаю, это правильно, на Пастухе немало крови стариков и вообще людей.

– Ты думаешь?

– Это он решал, кого отправить на тот свет, а кого достаточно вывести в дальнее село и бросить на произвол судьбы.

– Ты прав Саша, я это знаю. Он с Мезиным и Лемешкиным приходили к старикам и предлагали продать квартиру. Если те отказывались, то Мезин и Лемешкин их принуждали физически. Как только те подписывали договор купли – продажи, их вывозили в заброшенную деревню, или они пропадали вообще.

– Роза, я это знаю, можешь не рассказывать.

– А ты знаешь, что те, кто покупал потом эти квартиры, тоже исчезали. А то, что одна и та же квартира несколько раз продавалась?

– Да, и это тоже.

– Если за такой короткий срок, ты знаешь так много о банде, то делаю вывод. Тебе кто-то помогает.

Александр поставил сковороду на стол и улыбнулся.

– Сегодня будет жареная картошка. Тебя устраивает?

– Спасибо, но ты не ответил на мой вопрос, – настаивала Роза.

– Меньше знаешь, крепче спишь.

– Скажи, это женщина? – спросила Роза с нотками ревности в голосе.

– О, о, о! – протянул он. – Ты ревнуешь?

– Да. И имею полное право.

– Ответный удар будет такой. Мы не женаты, Роза. И прав у тебя никаких нет.

– Может ещё скажешь, что ничего не было между нами?

– Секс был, но это не значит, что после этого ты получаешь права на меня.

Она нервно передернула плечами и тут же села за стол. Взяв вилку, она покрутила её в руках и неожиданно швырнула на пол.

– Не боишься, что, зная, кто убил парней, я сдам тебя Чистяковой?

Он весело во весь голос засмеялся. Сел напротив за стол и посмотрел прямо в глаза.

– Я исчезну Роза, а по городу пойдёт слух, что это ты меня наняла. Так что твоя карта бита Роза. Соглашайся на ничью, или потерпишь поражение. Если помнишь, то я отказывался от близости, но ты настояла.

– Потому, что влюбилась. Потом, ты сам говорил, что мы в прошлой жизни были мужем и женой.

– Ты, что ненормальная? Даже ребенок не поверит в эту сказку. И если человек даже рождается заново, этого никто не знает. И доказать это невозможно.

– Я видела по телевизору, как женщина под гипнозом, видела свою прошлую жизнь. Подробно рассказывала, кто она была в прошлой жизни и называла точный адрес.

– Да, мне это знакомо. Так вот Роза, это объясняется тем, что каждый живущий на земле человек оставляет информацию. Вообще, вся атмосфера насыщена информацией. Когда человека погружают в гипноз, он попадает на какую-то информацию. В Индии, например, считают, что в прошлой жизни, он мог быть коровой, крысой, травой. Но ни один из тех, кто был под гипнозом, не сказал, что видит себя коровой или деревом. Видят себя только человеком. Притом, человеком разного пола. Это говорит о том, на какой источник информации попадаешь. Например, в прошлой жизни ты был музыкантом, а в этой не умеешь играть ни на каком инструменте. Почему в прошлой жизни ты был летчиком, а в этой боишься высоты. Или в прошлой жизни ты был женщиной, а в этой мужчина и стараешься познать женщину. Если в прошлой жизни ты был женщиной, то должен знать о ней всё.

– Но ты говорил, что в прошлой жизни я была садоводом и в этой у меня любовь к цветам.

– Я это выдумал Роза, а ты поверила.

– Зачем?

– Сам не знаю. Возможно, хотел произвести впечатление.

– А ты обладаешь даром, или это тоже для впечатления?

– Не знаю, как ответить. Во-первых, я недавно обнаружил этот дар в себе. Пытаюсь научиться управлять им. Иногда вижу, иногда ничего, как бы ни старался. Я ещё не могу использовать его по желанию. Понимаешь?

– И все-таки обладаешь. А как ты можешь это объяснить?

– Думаю, во время клинической смерти, во мне включились какие-то датчики выживания, или самосохранения. Ведь, до сих пор не знают, на что способен человек в критической ситуации. Вот характерный случай, который я знаю. Один водитель берет попутчиков. А у них злой умысел. Они бьют водителя по затылку, забирают деньги и убегают. От удара, водитель ослеп совершенно. Но, тем не менее, садится за руль и спокойно приезжает домой. Вот объяснить это невозможно. Или другой характерный случай.

Мальчик одиннадцати, двенадцати лет возвращается со школы и видит, что тонут двое маленьких пацана. Они на плоту катались на речке. Он спасает их, а потом объясняет, что до этого не умел плавать. Мало того, у него даже не было возможности научиться плавать. Он рос на местности, где нет водоёмов пригодных для плаванья.

– Точнее, где? – недоверчиво спросила она.

– Точнее в горах. Высоко в горах. Его родители метеорологи.

– Понятно. Вопросов больше нет. С вами всё ясно Минаков. Я для тебя только партнер по сексу и ничего больше.

– Во-первых, ты сама этого хотела. А во-вторых, мы сообщники или как сейчас говорят, партнёры.

– Значит, у нас только деловые отношения, да?

– Интимные тоже. Хватит разговоров, давай ешь, пока не остыло.


Вот уже третий день Роза была в подавленном состояние. После того разговора, она могла бы уйти и больше никогда не появляться в его доме. Но тогда он решит, что в любой момент она его может сдать Чистяковой. Всякий, нормально мыслящий человек на его месте убрал бы её, как ненужного свидетеля, так как она знает много. А с другой стороны, как только он стал убивать парней из банды, на неё прекратились наезды. Да, у них сейчас другие дела, они ищут убийцу. Значит, нужно стиснуть зубы и поддерживать партнерство до конца. А там посмотрим, как будет дальше.

Её размышления прервала, неожиданно ворвавшиеся в магазин, разъяренная Чистякова. Подбежав к прилавку, она со злости ударила по нему кулаком.

– Я уверена, ты знаешь убийцу.

– Елена Георгиевна, с чего вы взяли, что я знаю этого маньяка?

– Этот маньяк почему-то убивает исключительно наших ребят.

– Уж не думаете, что это я убийца?

– Нет, не ты, но ты могла нанять его. Я почему-то уверена, что ты его наняла.

– А вы не подумали, откуда у меня такие деньги, чтобы нанять убийцу. Я знаю, чтобы убить кого-то, нужно хорошо заплатить. А если не заплатишь, то тебя тоже убьют. А я молодая и мне жить хочется.

Чистякова пристально посмотрев на неё, видимо согласилась с ней и заметно расслабилась.

– А какие у вас отношения с Минаковым? Не находишь, что он какой-то странный. Подозрительно спокойный, или скорее равнодушный.

– Да, вы правы. Я ведь хотела выйти за него замуж, но он как-то равнодушно к этому отнесся. Думаю, это у него после клинической смерти. Он говорил, что там ему было хорошо, а здесь суета. И неоднократно говорил, что остался бы там. Думаю, он хочет умереть. Возможно, поэтому он спокойно относится ко всему, что происходит вокруг. Я, конечно, пытаюсь пробудить у него любовь к жизни, но пока не получается.

– А он на работу устроился?

– Нет, ему зачем на работу? У него же пенсия военная. Простите Елена Георгиевна, если вы явились сюда, значит кого-то убили?

– Сергея Хатикова. Ты знала его?

– Да, ведь он одноклассник Маши. Я как-то не так давно, видела его в автомобиле.

– Не так давно, это когда?

– Точно не помню. Около месяца назад.

– О чём говорили?

– Я к нему не подходила. И зачем, ведь мы с ним практически не знакомы. Как я поняла, у Хатикова нашли белую розу.

– Да, ты правильно поняла. Ну, алиби Минакова я проверю. А расскажи мне Роза, обо всех своих парнях, с которыми у тебя были отношения.

– С кем у меня был роман, или просто отношения?

– Обо всех.

– Ну, отношения были со многими. Сейчас трудно вспомнить всех.

– Ладно, тогда скажи, с кем были романы.

Роза кивнула и на минуту задумалась.

– Самый первый роман, у меня был с учителем физики в десятом классе. Его звали Евгений Васильевич. По-правде сказать, это романом назвать нельзя. В общем, я влюбилась в него и преследовала, а он относился ко мне как к дочери. Однажды, я набралась смелости и попыталась затащить его в постель, а он отказался. Он отказался, хотя я была перед ним голой. Было ужасно стыдно и со злости я накатала на него в милицию. Мол, он пытался меня изнасиловать.

Милиция потребовала доказательства, а у меня их нет. Но, вот его жене, не нужны были доказательства и, она подала на развод. Узнав об этом, я ликовала. Теперь то, он точно будет мой. Но моя радость была преждевременной. Они помирились с женой, а вскоре уехали в неизвестном направлении.

– Интересно, на сколько лет Евгений Васильевич, был старше тебя?

– На пятнадцать.

– Не старый для тебя?

– Мне нравились зрелые мужчины. Кстати, следующий роман у меня был с инструктором по вождению Смирновым. Да, именно он в машине, стал моим первым мужчиной. И это повторялось неоднократно. Он обещал развестись с женой и жениться на мне. Но, к сожалению, погиб в аварии. К этому хочу добавить, что он тоже был старше меня на пятнадцать лет. Тогда я дала клятву, что с женатыми мужчинами не буду иметь отношения.

Следующий роман у меня был с таксистом. Каждое утро я ловила такси, чтобы уехать на работу. Работала я тогда в теплице и добраться туда можно только на такси или попутке. В общем, я дважды попала на одного таксиста. А потом, он стал регулярно каждое утро отвозить меня на работу, бесплатно. Между нами возникла симпатия, которая переросла в интимные отношения. Как это случилось, я уже не помню. Вот, только роман наш закончился быстро. Вскоре я узнала, что я у него не одна.

В теплице работало около пятидесяти человек и больше половины женщины и девушки. Судя по разговору, у него практически с каждой был роман. И сценарий один и тот же. Это не случайно я дважды попала к нему в машину. Достаточно было одного раза. На второй раз, он сам тебя караулит. Потом привыкаешь, интимные отношения и роман заканчивается. У него уже роман с другой. И вот, встретив Александра Минакова, я решила, что этот роман непременно должен закончиться свадьбой. Правда, для этого нужно приложить усилие. Вот и все мои романы Елена Георгиевна.

– В этом странность. Как только ты познакомилась с Минаковым, стали убивать парней. А скажи мне Роза, только честно. Ты бросила таксиста или он тебя?

– Он конечно. Я же говорила, что у нас был секс и после этого он стал возить другую.

– И вы больше с ним не встречались?

– Конечно нет. Зачем? И так все ясно.

– А мог он мстить тебе, что у тебя роман с Минаковым?

– Я что, какая-то особенная, что ли? Не думаю, что он хотел создать гарем и вредить тем, кто из него вышел. Дело в том, что многие девушки, которых он возил, вышли замуж. У некоторых, уже дети. Хотите услышать подробности. Тогда слушайте. Все его романы проходили по одному сценарию. Как я говорила, два раза платная поездка, третья бесплатная, на четвертой секс и роман закончен.

– А случайно ты от него не была беременна?

– Конечно нет. В принципе, никто из девушек не мог иметь от него ребенка. Он всегда использовал презерватив.

– Как фамилия таксиста?

– Понятия не имею.

– А как его зовут?

– По-разному. У меня он был Иваном. У Маринки Николаем. У девчонки, не помню её имени, он был Григорием. А как его зовут на самом деле, никто не знает.

– А марка машины?

– Трудно сказать. Одна говорила, что он был на «Жигулях». Кстати, несколько девчонок, говорили тоже про «Жигули». Но позже, несколько человек утверждали, что он был на черной иностранной машине. Вот меня и ещё парочку, он уже подвозил на серебристой иностранной машине. На ней руль был справа. Думаю, он специально назывался разными именами и менял автомобили, чтобы мы думали, что это разные водители. А вот сценарий всегда один.

– Ну, а номер автомобиля, ты не помнишь?

– Честно сказать, я на него не смотрела.

– Понятно. Не замечаешь того, что у тебя перед глазами. Тогда скажи, где я могу найти девочек, у которых был роман с этим таксистом?

– Хотите проверить мои показания? Тогда вам нужно в теплицу. Там ещё многие работают, из тех, кто катался с ним.

– Что было потом, после романа с таксистом?

– Я перешла работать в магазин, а потом купила его.

– Кто владел магазином до этого?

– Людмила Викторовна Жарова, – с нескрываемой грустью ответила Роза.

– Да, знаю её, – подтвердила Чистякова. – Кажется у неё рак.

– Говорят, лечится в Германии.

– А у кого ты взяла деньги на покупку магазина?

– Ни у кого. Когда Людмила Викторовна узнала о своей болезни, она оставила меня за старшую, с правом нанять ещё продавца. А спустя какое-то время, прислала документы на собственность. По договору, я в течение десяти лет выплачиваю на её счёт пять процентов от продажи.

– Ты хочешь сказать, что магазин ещё не принадлежит тебе, да?

– Пока нет.

Чистякова, как-то озабоченно осмотрелась по сторонам и неожиданно для Розы, молча пошла на выход.

Роза проводила её взглядом и с усмешкой на губах подумала: Правильно сказал Саша. Чистякова идиотка! Злится от бессилия.

Она не сомневалась, что Хатикова убил Саша, жаль только, что Чистякова не сказала, как. Скорее всего, снова что-то оригинальное придумал.


Переступив порог дома, она незамедлительно отправилась на кухню. Немало была удивлена, что Александра там нет. Она обошла весь дом, но и там его не обнаружила. Но, стоило ей выйти на улицу, как увидела его выходящим из туалета.

– Что ты там делал?

– Странный вопрос. Ты не находишь?

Она двинулась ему навстречу. Подойдя вплотную, тихо спросила.

– Ты убил Сергея Хатикова. Расскажешь, как это сделал?

– Не его одного. Слава докатилась до областного центра, можешь подробности узнать по телевизору.

– И кто составил Хате компанию?

– Лом.

– Федя Лемешкин! Отвратительный тип. Такими темпами, ты быстро с ними управишься. А как ты их убил?

– Легко.

– У тебя всё легко. Давай, рассказывай.

– Пошли в дом, тут может быть много ушей, – почти шёпотом произнес Саша.

Они поспешили зайти в дом и как только Александр закрыл дверь, Роза повернулась к нему, давая понять, что ждёт пояснений.

– Как же ты справился с двумя сразу?

– Эти два типа, зашли в бар и стали выпячивать грудь, за что получили по зубам. А ещё ногами по рёбрам. Естественно обиженные и униженные, они отправились за подмогой. Но когда сели в машину, я свернул им шеи. Всё произошло так быстро, что они не поняли, что случилось. Теперь Чистякова надолго там застрянет. Кто начал драку, кто ударил, кто пнул, кто выходил? Уточнять время желательно по минутам. А народу в баре много и все навеселе. Так что, разбираться долго будет.

– Алиби то у тебя есть на этот случай?

– Естественно! Я устанавливал домофон в доме, на улице Смоленской восемнадцать.

– Какой домофон? Ты что, пудришь мне мозги? – занервничала Роза.

– А, да! Тебя же не было три дня! Я совершенно случайно нашёл временную работу в местном сервисе.

– Тогда, как ты узнал, что Хата и Лом, пойдут в бар?

– Так, они мимо меня проехали. И я видел, что они остановились у бара.

– Это плохо Саша. Ты был близко от места преступления.

– Городок у нас маленький, но притом, Смоленская от бара не так близко находится. А ещё, любой человек из бригады скажет, что я никуда не уходил из дома.

– Если не уходил, то как тогда попал к ним в машину? Ты уверен, что никто из бригады не выдаст тебя?

– Конечно, потому, что я был у них на глазах постоянно.

– Тогда объясни, как можно находиться в разных местах одновременно?

– Просто Роза. Как ты понимаешь, мы мотаемся по квартирам, устанавливая аппараты. Естественно, все видели, что я вниз не спускался. Это верно. Я вылез на крышу, спустился по пожарной лестнице в другом подъезде и затаился на заднем сиденье. Сделав дело, я вернулся тем же путём. И вся бригада видела, что я работаю.

– А ты действительно профессионал. Думаю, ты меня тоже убьёшь, как ненужного свидетеля.

– А ты не свидетель, ты пострадавшая. К тому же соучастница. Ведь это ты сказала численность банды, по фамилиям. Назвала клички и даже, кто чем занимается в банде. Тогда почему ты подумала, что я убью тебя?

– Тогда скажи честно, ты женишься на мне?

– Это трудный вопрос. Пока я не буду на него отвечать.

– Почему?

– Казаку нужен конь, женщина и свобода.

– А дети тебя не интересуют?

– Интересуют, но после работы.

– Понятно, после работы, ты бы поиграл с детьми. Со своими или тебе без разницы?

– Нет, конечно со своими. Хотя всё зависит от женщины. Если она по каким-то причинам не сможет иметь детей, то тогда придётся играть с приёмными, но не чужими. Разницу понимаешь? А если честно, то ни приёмных, ни чужих, я бы не хотел детей иметь.

Роза отвернулась и незаметно для него улыбнулась. По крайней мере, надежда есть. Теперь она знает главное. Она хочет от него ребенка, а он хочет иметь детей. И если она правильно его поняла, то он хочет не одного ребенка, а больше. И тут желания их совпадают.

– Тогда у меня такой вопрос. Сколько детей ты бы хотел иметь?

– Слушай, откуда у тебя такие вопросы? Ты, что, беременна?

– Не могу точно сказать, но у меня задержка месячных.

– И что это значит?

– Бывает, что ничего не значит, а бывает, то самое, – она показала на себе большой живот.

– У тебя уже были залёты? – поинтересовался он.

– Нет, но у других были.

– Понятно. А нельзя с этим повременить, хотя бы? Отложить беременность до конца работы.

– Какой работы? – в недоумение она пожала плечами.

– Моя работа, ликвидировать банду Чистяковой.

Он прошёл в комнату и практически с лету плюхнулся на диван. Роза пошла следом и присела на край дивана. Она намеренно села с краю, так, чтобы можно было повернуться к нему для продолжения беседы.

– Да! Только хочу напомнить, что банда её сына.

– Ты заблуждаешься дорогая. Главарь банды Ева Браун. Все остальные, шестёрки, в том числе и Виктор.

– Нет, это ты ошибаешься. Виктор ещё в школе сколотил эту банду отморозков.

– Не надо спорить со мной, Роза. Я знаю, что говорю. Виктор нормальный, даже добрый мальчик. Это мать велела ему сколотить банду. Да, это она поставила его старшим, хотя среди мальчишек есть явные лидеры. Они бы могли повести за собой. Это Чистякова приказала сыну, изнасиловать твою сестру. Ты хочешь услышать правду, тогда слушай. Чистяковой нужно было растоптать и унизить, опустить до плинтуса твою сестру. Это Маша отговаривала своих подруг заниматься проституцией. Тем самым, она мешала Чистяковой. Была как кость в горле или заноза в заднице. Она рассчитывала на громкое дело, но не получилось. По плану Чистяковой, Мария должна была заявить в милицию, но она этого не сделала. Почему она на это дело толкнула своего сына? Она убивала двух зайцев. Так как подозреваемый её сын, значит она не может вести это дело. А прокурор, который будет вести это дело, подготовлен. В общем, Марию планировалось извалять в грязи по полной программе. И хоть Мария не подавала заявление и это не получило широкой огласки, все же унизило её, прежде всего перед подругами. Потом Чистякова поручила Виктору уговорить Марию работать курьером по транспортировке наркотиков.

Как ему это удалось, я не знаю. А Маша бунтарь по характеру. Это естественно не нравилось Чистяковой и тогда она решила убрать её. Да, она её унизила, но не сломала и не подчинила себе. То, что, Маша высыпала в унитаз, не были наркотиками. Это был мел, и акция была хорошо спланирована. Опять она послала убить Марию, Виктора. Она мечтает из сына сделать жестокого и хладнокровного лидера. Но он по натуре мягкий и добрый. Да, он был там, но у него рука не поднялась убить Машу. Это сделал за него Игорь Мезин. В общем, как бы Чистякова не старалась, ей не удаётся сделать сына лидером банды. Именно поэтому она создала клуб, где должно быть поклонение Гитлеру, свастики, но прежде всего насилию. Но, в то же время, этот клуб стал ширмой, чтобы как-то можно оправдать всё то, что делают парни. А парням плевать на Гитлера, на свастику, на всю эту идеологию фашизма, хотя им нравится властвовать и унижать других.

– Понятно, только откуда ты всё это знаешь? Прежде всего, меня удивили подробности.

– У меня есть источник информации, называть его я пока не могу.

– Пока? Значит ты мне скажешь, кто этот, все знающий?

– Скажу, после того, как выполню свою работу.

– А убивать, это твоя работа? Скажи, тебе не жалко парней, которых ты убил?

– Нет, мне их не жалко.

– Подожди, если главарь Чистякова, то почему ты не убьёшь её? Тогда, я думаю, все остальные разбегутся.

– Не было приказа её убивать.

– Что? Какого приказа? Значит, ты выполняешь чей-то приказ, да?

– Я всего лишь солдат, Роза.

– Ничего не понимаю, – призналась она.

– И не надо. Пока не надо. Всему своё время.

– Я думала, что ты мстишь за свою мать.

– Да Роза, поэтому я взялся выполнить эту работу.

– Скажи, я тебе не мешаю, выполнять работу?

– Нет. Не мешаешь, я даже скажу, что помогла, – он одобрительно посмотрел на нее.

– А кто придумал подбрасывать белые розы?

– Я. Это как знак, как символ.

– Значит, ты хотел подставить меня?

– Наоборот, отвести подозрение.

– Но не получилось. Чистякова постоянно на меня наезжает.

– Всё правильно. Так было задумано.

– Не понимаю, – честно призналась Роза.

– Чистякова, сама того не подозревая, выкладывает тебе, в каком направление ведёт следствие. Теперь понимаешь?

– Если честно, то нет. Как-то ещё не дошло.

– Хорошо, объясняю по слогам. Она выдаёт нужную мне информацию. В каком направление идёт следствие. Её интересует таксист? Очень хорошо. Значит, она все силы бросит на поиски таксиста. У него много имён, разные автомобили и нет номера. Значит, я выхожу из поля её зрения.

– А откуда ты знаешь про таксиста? Я же ничего тебе на рассказала ещё.

– Не важно. Слушай дальше. Пусть на короткий срок, но за мной нет слежки и я могу действовать. Если под подозрением я, то я естественно подготавливаюсь к встрече и жду. Теперь понятно?

– Да, только не понятно, откуда ты знаешь, о чём мы с ней говорим.

– Сказал же, что источник информации я сказать пока не могу. Вот закончу дело, тогда возможно. А пока ни слова. Вообще, ты уже знаешь больше того, что следовало бы тебе знать.

– Скажи, я тебе нравлюсь?

– Да, ты привлекательная женщина. И я немного удивлен, что ты до сих пор не замужем.

– Так никто не берет. Думаю, может ты возьмешь.

– С удовольствием, но только после того, как выполню свою работу. А потом можно подумать о личной жизни.

– А одновременно это нельзя делать?

– Нельзя Роза. Сама понимаешь, работа у меня опасная. Не хочу, чтобы ты была вдовой. Меня могут посадить, ты понимаешь это.

– На сколько? В общем, не важно, я буду ждать.

– Роза, Роза, мне дадут пожизненно. Ты это понимаешь? Количество трупов умножь на восемь и добавь преднамеренное, спланированное.

Она задумчиво посмотрела на него.

– Так вот почему, твоя личная жизнь на втором плане. Извини, я как-то об этом не подумала. Хотя, я действительно очень хочу выйти за тебя замуж. Я люблю тебя Минаков.

– Очень трудно это не заметить – улыбнулся он.

– Пожалуйста, будь осторожен.

– Я стараюсь.


Чистякова зашла в кабинет, кивком головы поздоровалась со всеми и устало уселась на стул.

– Ну, что Данилов, опросил девчонок тепличных?

– Да, только ничего нового. Все говорят одно и то же, как под копирку. В общем, Роза одна из многих.

– И все-таки, хотелось бы найти этого таксиста, – высказалась Чистякова.

– Да, он менял имена, машины, но мы нашли его. В общем, не таксист он.

– Понятно, бомбила.

– И не бомбила. Он сын директора тепличного хозяйства.

– А кто у нас директор?

– Зоя Ильинична Говитова.

– Да, знаю Зою. А, что её сын?

– Официально он её водитель. В бухгалтерии записывал имена, адреса девочек, которые работали в теплице. Потом, выдавал себя за таксиста, подвозил до теплицы. Ну, а дальше по схеме. Мы нашли у него записную книжку. Если уже попользовался, то вычеркивает. Роза в его списке есть, но вычеркнута.

– Ладно. Черт с ним. А что у нас по Хатикову и Лемешкину?

– Ничего определенного. Короче, компания молодых людей откупила бар. У них мальчишник был, а потом явились Хатиков и Лемешкин. Им вежливо объяснили, что здесь вечеринка и бар закрыт. По показаниям следует, что Лемешкин сначала плюнул ему в лицо, а потом ударил в ухо.

Естественно, за товарища заступились. Все парни стали бить Лемешкина. Хатиков бросился к двери, но его догнали и тоже побили. Когда один из парней сказал, что с них хватит, все вернулись за столики. Первым поднялся Хатиков, потом помог подняться Лемешкину. Говорят, что этот Лемешкин выкрикивал угрозы, когда покидал бар. Многие хотели выйти и добавить. Многие поодиночке, некоторые парами, выскакивали на улицу, но к машине никто не подходил. Когда они сели в машину, все вернулись в бар.

– Да, в общем ясно, что это не они, – прервала Чистякова.

– Наоборот, они все путаются в показаниях.

– Володя, ты забыл про две белые розы в салоне.

– Да, верно. Значит, среди них был убийца, которого мы ищем.

– Ну-ка, ну-ка. Знаешь, ты прав. А ты выяснил, среди них не было чужих. Тех, которых никто не знает.

– Выяснил. Все они знакомы с детства, почти с детского сада. Чужих не было.

– Всё же нужно проверить каждого Володя, может, у кого пересекались дорожки с Розой.

– Я понял, о чём вы подумали. Дело в том, что они все одногодки. Им по восемнадцать лет.

– Ах, так! А по какому поводу была вечеринка?

– Парень решил откосить от Армии и решил жениться.

– Ладно, оставим их в покое. А что делал Минаков в это время?

– Мой осведомитель сообщил, что Минаков с бригадой работал на улице Смоленской 18. За целый день, никто из бригады не выходил. Даже в магазин за сигаретами. В пять закончили работу и разъехались по домам. Минаков поехал домой, по дороге остановился у магазина, купил продукты. Больше нигде не останавливался. В шесть часов к нему пришла Роза.

– А что о Розе?

– Тоже ничего существенного. Целый день в магазине. В обед была в кафе.

– У тебя есть карта города?

Данилов достал карту и развернул на столе.

– И что мы тут смотрим? – спросил он.

– Где улица Смоленская?

– Вот, – он провел пальцем. – А вот дом, где работал Минаков. И что?

– А где бар?

– Вот, – он ткнул пальцем.

– А какое расстояние от дома, до бара?

Данилов задумался, достал линейку и измерил.

– Приблизительно восемьсот метров.

– А сколько подъездов в доме?

– Четыре.

– Где был твой осведомитель?

– Здесь, перед подъездом.

– А, он не проспал?

– Нет, это добросовестный и надёжный человек.

– Да, меня нервирует Минаков, своим спокойствием. Ладно, снимай наблюдение с Минакова и Розы.

Она поднялась и направилась к двери.

– Елена Георгиевна, мне кажется, мы ищем по большому кругу, а нужно искать по-малому.

Чистякова тут же вернулась на стул.

– Поясни Данилов свои мысли.

– Мы бегаем по большому кругу, когда нужно рядом.

– Это я уже слышала. Конкретно, что?

– Нужно искать среди своих.

– Интересно, где свои? В прокуратуре? Здесь в уголовном розыске? Или ещё где?

– Среди пацанов, Елена Георгиевна.

– Кто? Кого подозреваешь?

– Всех. Нужно копать.

– Скоро копать будет негде. Четверо осталось.

– Пятеро, а вообще семеро.

– Семеро, – задумчиво проговорила она. – Ты что, меня тоже подозреваешь?

– Тогда скажите, кто из посторонних мог знать, что Хатиков и Лемешкин поедут в этот день в бар за сбором? А кто мог знать, что Фархутдинов наблюдает за Розой? А кто мог знать, что Пастухов проиграл в карты Мезину крупную сумму денег? А кто мог знать, что Ляхин тренируется на затоне?

– Знаешь Данилов, а ты действительно прав. И кто же это может быть? На кого ты думаешь?

Данилов пожал плечами.

– Не верю, что никого не подозреваешь.

– А если я скажу, что это Вы, или ваш сын.

– Данилов, ты с ума сошел, что ли? Виктор отпадает. Он не мужик, а баба! Значит я? А зачем мне убивать товарищей моего сына? Они же и так работали под моим командованием.

– Нужно подумать, – ответил Данилов, почесав затылок.

– Подумай Данилов, – посоветовала она, поднялась и стремительно вышла из кабинета.

Данилов вопросительно посмотрел на лейтенанта Кириллова.

– Коля, ты всё слышал. Что скажешь?

– Скажу, что Елена Георгиевна стерва. Я бы приписал ей все убийства, кроме последнего.

– Почему?

– Свернуть шею, нужно уметь. Тут не у каждого получится.

– Да, ты прав, – согласился он. – А что скажешь про Виктора?

– Тюфяк. Тут я с ней полностью согласен.

– Ладно, кто по-твоему, подходит на эту роль? – озадаченно спросил Данилов.

– Из банды? Думаю, Стрелок! – почти уверенно ответил Кирилов.

– Кузьмин? Почему ты думаешь на него?

– Во-первых, он бывший военный и прошел хорошую подготовку. Во-вторых, он держится в стороне от всех. И у него уйма свободного времени. Его никто не контролирует. У него есть сила, у него есть оружие. В том числе, граната, пистолет. Он оригинально подходит на эту роль.

– Действительно подходит, – подтвердил Данилов. – Вот, только есть две неувязочки. Когда взорвался Казак, Кузьмин был в небе.

– В небе? – не понял юмора Кириллов.

– Да, он был в самолёте.

– Хорошее алиби.

– Не то слово. Железное, – даже кивнул в этот момент Данилов.

– Говорят, таких не бывает.

– Бывают Кириллов. Кузьмин летел из Молдавии.

– А, это точно, что он прилетел из Молдавии?

– Я проверял, точно. – снова кивнул Данилов.

– А какая вторая?

– Когда убили Фархутдинова, Кузьмин был далеко.

– Летел на самолёте, – предположил Кириллов.

– Уже прилетел. Он был в Красноярске. Хоронил тёщу. Я ведь проверил всех и остановился на Чистяковой и Викторе. Есть вещи, о которых никто знать не мог, кроме их двоих. Ты сказал, что Виктор тюфяк. Знаешь, в тихом омуте черти водятся. Во-первых, он достаточно силён. Во-вторых, он в детстве занимался каратэ. Значит навыки есть. Вот и нужно под него покапать.

– Ты мне это поручаешь?

– Да, покопай Кириллов под него. Что накопаешь, сразу докладывай. И будь осторожен, понимаешь, что это опасно.

– Ладно, сделаем.


Роза настолько прижилась в доме Минакова, что вела себя как хозяйка. Не редко она ругала Александра, если тот не разуваясь, проходил дальше коридора. Она строго следила за чистотой и порядком в доме. Александр, хоть и ворчал, но подчинялся. Вообще с её приходом в дом, он как-то даже изменился. А главное, она удивительно быстро нашла общий язык со всеми соседями на улице.

Переступив порог, она буквально врезалась в широкую спину. Оттолкнувшись, от неё, она отступила назад и очутилась снова за порогом.

– Простите, вы кто? – спросила она спину.

Спина повернулась и Роза испуганно отошла ещё на один шаг назад. Перед ней стоял Егор Тимофеев. Если он здесь, значит, здесь Чистякова.

– А что вы так испугались, – добродушно спросил Егор и улыбнулся.

Из комнаты, мимо Егора, протиснулся Александр и, увидев Розу за порогом, весело хихикнул.

– Что, хозяйку в дом не пускают? – спросил он, улыбаясь.

– А что случилось? – спросила она в ответ.

– Нечто ужасное. Вот Егор, боится твоего гнева и в комнату не проходит.

– Да ладно, я уже пойду – пробурчал Егор и осторожно, чтобы не сбить Розу, тихо вышел.

Только когда на улице заработала машина и удалилась, Роза вошла в дом и закрыла за собой дверь.

– А чего он приходил?

– Поговорить.

– Ах, просто поговорить. А о чём поговорить? Ты снова под подозрением, да?

– На этот раз нет.

– Тогда, чего ему надо? – показала недовольство Роза.

– А что ты так волнуешься? Я Егора тысячу лет знаю.

– Откуда ты его знаешь? Он не местный.

– Откуда ты знаешь, что он не местный? – изобразил удивление Минаков.

– Понятия не имею. Но говорят же.

– Ладно, тут дело такое. Он Бормана похитил, с партийной кассой. Бормана спрятал, кассу сюда привёз.

– Зачем? – забеспокоилась она.

– Чтоб не потерялись.

– Ты, что с ума сошел? Это же подстава. – теперь уже серьёзно испугалась Роза.

– Успокойся, всё нормально. – сказал медленно и совершено спокойно Александр.

– Ты точно не в своём уме, Минаков.

– Короче, у тебя сегодня не было Чистяковой, поэтому ты не знаешь последние новости дня.

– И что в этих новостях? – насторожилась она.

– Колобок повесился.

– И, что, я не знаю такого.

Александр громко засмеялся, но увидев её недоуменное лицо, попытался успокоиться.

– Ты не знаешь сказку про Колобка?

– Знаю, но причём здесь сказка?

– Да, а, а, – протянул он. – С юмором у нас туго. Повторяю, Колобок повесился.

– Ладно, если это Колобок из сказки, то как он повесится, если у него шеи нет. Но, если это кличка, то кто такой Колобок?

– Ну, тогда извини. Я просто не подумал, что Колобок, может быть чья-то кличка. Короче, Игорь Пальчиков повесился.

– Это ты его повесил?

– В том-то и дело, что сам. Егор сказал, что за час до этого, он привёз Чистякову к Игорю. Обычно он сопровождает её, а тут она велела ему ждать в машине. В общем, пробыла она у него минут двадцать. Через час пришла мать с работы и увидела сына повешенным.

– Ты считаешь, что Чистякова его повесила?

– Нет, но видимо заставила его повеситься.

– А почему вдруг Егор решил, тебе рассказать? – стала запутываться в своих мыслях Роза.

– Ты никуда не уезжала из города?

– Нет. Мне некуда ездить, я всегда тут.

– Ты помнишь, что было в городе три года назад? Ну, что-то необычное?

Роза задумалась, почесала висок и пожала плечами.

– Нет, ничего такого.

– Три года назад, в городе было два взрыва. Один на остановке, а вторым взорвали ларёк на улице Кутузова.

– Да, вспомнила, ходили слухи о взрывах. Кажется, даже жертвы были.

– Шесть человек убиты, семнадцать раненых. Так вот, Егор сотрудник ГРУ. Нужно объяснять, что это за организация?

– Я знаю, разведка.

– Правильно. В его задачу входило, найти лиц причастных к теракту. Вот так дорожка привела его в банду Чистяковой. Исполнителя он вычислил, это был Игорь Пальчиков, он же Палец, он же Колобок, он же Мюллер. Но не мог выяснить, кто заказчик. Малину испортил следователь уголовного розыска Данилов. Он прямо в глаза сказал, что подозревает всех в её окружение пацанов, в том числе и её. Это значит, что Данилов будет допрашивать всех. Вот, она и засуетилась, вдруг Палец проболтается. Для неё надежнее, если Пальчиков умрёт.

– Значит, это она его повесила.

– А ты слушаешь, о чём я говорю?

– Слушаю.

– Я ведь сказал, что Егор привез Чистякову за час до смерти Пальчикова.

– Ну теперь дошло. Он повесился через час после её визита к нему.

– Но главное, на полу была белая роза. – он вопросительно посмотрел на неё. – Догадайся, зачем?

– Понятно, она хочет приписать это убийство тебе.

– Вот именно.

– А почему Егор явился к тебе? Выходит, он знает, кто убивает парней.

– А ты до сих пор не поняла? Егор старше меня по званию. Это он даёт распоряжения, кого убить, а кого не трогать. Это он наводит меня на объект, зная все передвижения. Он планирует операцию, а я только исполняю.

– Значит, он решил убить всех в банде?

– Думаю, нет. Думаю, этот приказ пришёл сверху.

– Ладно, а что дальше? В банде остались только Меринов, Новиков и Кузьмин. Что будет с ними?

– Тебе кого-то жалко?

– Если честно сказать, то только Кузьмина.

– Почему?

– У него жена, дети. Потом он не участвовал практически ни в каких делах. Он, как бы вне банды.

– Правильно. Он отстреливал предпринимателей, как дичь. Я имею в виду тех, кто не желал платить мзду Чистяковой. Или девчонок, которые сбегали и не хотели заниматься проституцией. Это настоящая охота. Девушка прячется в деревне, дома. Начинают шуметь, кричать. Одним словом, выгоняют из дома, как зверя из норы. Девчонка бежит в лес и вот тут начинается настоящая охота. Нужно найти и уложить одним выстрелом, в лоб. А ты знаешь, откуда у Кузьмина такое прозвище?

– Нет.

– А я расскажу. Однажды приходит Кузьмин к старику со старухой и говорит, чтобы они продали ему свою квартиру. Не ахти какая двухкомнатная квартира, но в престижном районе города. А старики уперлись, не хотят продавать. Вывезли их в лес и давай пулять. Гоняли стариков и загоняли. Старуха не в силах бежать, под кустом притаилась. Мимо Кузьмин проходит, а она возьми и чихни. Он поворачивается и стреляет. Бабке точно в лоб попал не прицеливаясь. Так Кузьмину дали кличку, Стрелок. А ты говоришь, жалко. Семья мол, дети плачут. Как без папки кормилица жить-то будут.

– Ладно Кузьмин сволочь, но жена, дети причём. Почему ты с иронией говоришь.

– Потому, что знаю жену его и детей. С кого начать?

– С жены.

– Жену Кузьмина зовут Ирина. Она «мамка» у проституток. Их точка, у кинотеатра «Русь». Жестокая тварь. Если не заработала норму, то всю ночь будешь на стройке с таджиками зарабатывать. Именно от неё чаще всего девчонки сбегают. А Кузьмин их потом отстреливает, как зверей в лесу.

– А трупы, куда они прячут? Или бросают в лесу?

– Трупы везут в морг, там свой человек Станислав Яковлевич. Там он помоет, порежет, подчистит. Если объявятся родственники, то придумает историю болезни, от которой наступает внезапная смерть. Если нет родственников, то сожгут в кочегарке.

– Я так понимаю, всё это с ведомства Чистяковой, да?

– Разумеется, без неё никуда.

– Вот тварь! А у тебя нет желания её убить?

– У меня есть огромное желание, но нет приказа. Я ведь человек военный. Под неё давно яму копают, но пока безуспешно. Дело в том, что где-то в высоких кабинетах сидит её ангел – хранитель. Задача номер один, узнать её ангела – хранителя. Для начальства, Чистякова мелкая рыбешка, им нужна рыба крупная. А если он ещё член опальной партии, то готовь место для ордена или медали. Газеты шумиху устроят.

– А когда найдут её покровителя, что будет с Чистяковой?

– Тогда все трупы всплывут и получит она срок. Эдак лет двадцать пять. Но, думаю, не выйдет никогда. Скорее всего, или убьют, или сама повесится.

– Не понимаю. Если знают, кто лидер и организатор, то зачем было убивать парней?

– Говорят наверху виднее. Считают, если ликвидировать криминальную группировку, то она вынуждена будет обратиться к своему покровителю. Таким образом, она выдаст его.

– Когда это будет?

– Роза, у тебя вся жизнь впереди, не торопись. Когда торопишься, старость быстро приходит.

– А почему ты не убил до сих пор Кузьмина? Если действительно знаешь, что он такой сволочь. Или приказа не было?

– Приказ был, но к нему подступиться сложно. Осторожный очень. Я бы сказал, что он достойный противник, не то, что эти мальчишки, у которых молоко на губах не обсохло.


Чистякова взяла трубку и быстро набрала номер.

– Ну здравствуй, Стрелок!

– Что случилось Елена Георгиевна?

– А ты разве не слышал, что наших парней кто-то убивает?

– Знаю, почти никого не осталось.

– Пора тебе за серьёзное дело браться Стрелок. Ведь ты охотник, вот и найди мне этого гада.

– Елена Георгиевна, такого уговора у нас не было. Мне показывают мишень, я его убираю. Да, я выслеживаю дичь, но при этом, я знаю кого. А искать, это уже ваша забота. Вот покажите дичь, я отстрелю.

– Не боишься, что следующим будешь ты?

– Не боится только дурак. Вот, когда я почувствую опасность, а я обязательно это почувствую, то приму меры. И почему следующий я, а не ты. Кстати, хочу сказать, что обо мне знают только трое. Это я, ты и Виктор.

– Интересно, что ты этим хочешь сказать?

– Хочу сказать, что если он убьёт тебя и Виктора, то обо мне это неизвестный мститель, не узнает никогда.

– А скажи мне Кузьмин, сколько девчонок ты убил?

– Я их не считал.

– Так хочу напомнить, что у многих были родственники.

– И что?

– Только то, что брат, сват или жених, может мстить.

– Может, только причём здесь парни, которых он убил? Понимаешь, Елена Георгиевна, что в этом случае, первой жертвой был бы я. Так, что покажешь объект и я выполню свою работу. Нет объекта, нет работы.

– Ладно, я пересмотрю договор и с этого момента, ты будешь получать только за выполненную работу.

– Ха, ха, ха. Если такими темпами будет продолжаться дальше, то тебя скоро убьют и я буду безработный.

– Это…, – она не успела сказать, в трубке послышался хлопок и связь оборвалась.

Она нажала на повтор, но телефон Кузьмина не отвечал. Тимофеев доставил её в уголовный розыск. Она ворвалась в кабинет, как ядро, выпущенное из пушки.

– Данилов, нужно срочно отправить людей на квартиру Кузьмина. Мне кажется, там что-то случилось.

– Да, случилось, – подтвердил Данилов. – Мне только что сообщили, что Кузьмин и его жена, убиты. Вот, собрался туда. А вам откуда это известно Елена Георгиевна?

– Тридцать минут назад, я разговаривала с ним по телефону. Вдруг хлопок и связь оборвалась. Я дважды делала повторный вызов, но он не отвечает. А кто сообщил вам?

– Позвонила женщина, сказала, что в квартире Кузьминых взорвался баллон с газом. Она пошла посмотреть, а там два обгоревших трупа. Кстати, хочу сказать, что по всем трупам, звонили исключительно только женщины. И самое странное, что ни одну из них мы не нашли.

– Так, говори, какая мысль у тебя появилась.

– Такая, что все эти убийства, дело рук женщины.

Их разговор прервал телефонный звонок. Данилов взял трубку, несколько минут слушал молча и в конце произнёс: – Розы. Понятно. – Положив трубку, он пристально посмотрел на Чистякову.

– На пороге квартиры, мои ребята нашли две белые розы. А звонила соседка. Когда она заглядывала, цветов в квартире не было.

– Потрясающе! – воскликнула Чистякова и, хлопнув в ладоши, медленно опустилась на стул. – Значит, это не несчастный случай.

– Знаете, Елена Георгиевна, я тщательно проверял каждое убийство и следы ведут меня к вашим путанам.

– К путанам, говоришь? – задумчиво посмотрела на него Чистякова.

– Да – твердо ответил Данилов.

– Стоп! Тогда нужно выяснить, кто эта женщина с Кузьминым?

– Не понял. Вы думаете, что с Кузьминым была путана? Если она убивала, то кто положил цветы?

– Верно Данилов, я об этом не подумала. Соседка….

– Я понимаю, вы подозреваете всех, но соседка в преклонном возрасте. Давайте рассуждать логично. Во-первых, факт, что ребята не взяли бы её на речку. Факт второй, она бы не смогла утопить Ляхина и уж тем более свернуть шеи двум мужикам.

– А дальше, что?

– Нужно искать сильную женщину, среди ваших путан. Естественно молодую и привлекательную.

– Виктор проверял, но ничего. Под эту категорию подходили двое, но они вне подозрения. У них железное алиби на момент убийства. Проще говоря, их не было в городе.

Данилов открыл папку и перебрал несколько листков. Остановившись на одном, он бросил взгляд на Чистякову.

– Вера Воротникова и Булочка. Он хорошо проверил их алиби?

– Перестань Данилов, они были в самолёте. Оттуда не спрыгнешь и естественно не вернёшься. Я не первый год в прокуратуре работаю. Кстати, Манаева Бориса нашел? Ведь он с деньгами пропал.

– Благо, что цветок после себя не оставил. Значит, он не труп. Может, просто испугался и залёг.

– Но, он бы мог поставить в известность меня.

– А может вы как раз под подозрением, Елена Георгиевна.

– Чушь, – отмахнулась она, и поднялась со стула. – Ну что, едем на квартиру Кузьмина. Могу взять тебя с собой.


Минаков установил в квартире домофон и хозяйка пригласила его за стол, на чашку чая. Только он сел, как в кармане запиликал телефон. Определив, что это звонит Роза, усмехнулся, извинился перед хозяйкой и вышел на лестничную клетку.

– Я слушаю Роза.

– У меня потрясающая новость. В квартире Кузьмина взорвался баллон с газом. Короче, он и она трупы.

– Да, я положил две розы.

– Что? Так это твоих рук дело. А я думала, что тебе повезло и не надо выслеживать Кузьмина. Не понимаю, как ты это сделал?

– Всё гениальное, просто. Я говорил тебе, что к нему трудно подступиться. И вот, представился счастливый случай. А дальше всё просто. Совершенно случайно увидел баллон с газом на кухне и выстрелил в кран. Кран сорвало и баллон взорвался.

– Ты что, носишь с собой оружие?

– Ну что ты! Нет, конечно. Оружие давно на чердаке спрятано было. Я же говорил, что не могу к нему подступиться. Дело в том, что, несмотря на то, что они муж и жена, очень редко появляются вместе на кухне. Даже если они вместе на кухне, то положить обеих нет возможности. Если положишь одного, то второй непременно сбежит и тогда придётся бегать мне.

– А зачем ты мне по телефону рассказываешь подробности? – подозрительно спросила Роза.

– Дело в том Роза, что я закончил свою работу и должен исчезнуть. И этот разговор у нас последний.

– Какая глупость. Тебя непременно объявят в розыск.

– Это естественно. Будут искать Минакова.

– Если я правильно понимаю, ты не Минаков. Тогда, кто ты?

– Это сейчас не так важно.

– И твоя работа убивать людей?

– Вообще-то нет. Я не кровожадный. Мне предложили, я согласился. Дело в том, что Минаков спас меня от смерти.

– Я так понимаю, Минаков погиб.

– Нет. Он даже ближе, чём ты думаешь.

– В общем, я думаю, что это не телефонный разговор. Нам нужно встретиться.

– Расставание с глазу на глаз, долго запоминается Роза. А по телефону, ты меня быстро забудешь.

– Теперь то, я точно тебя быстро не забуду. У нас будет ребенок.

– Ребенок желанный?

– Конечно да! Странный вопрос.

– Тогда поздравляю. У вас будет желанный ребенок. Повторяю, у вас с Минаковым.

– Ты думаешь, что настоящий Минаков будет воспитывать твоего ребенка?

– Роза мне пора. А хочешь знать подробности, то спроси у Егора Тимофеева. Кстати, он настоящий подполковник.


Роза увидела Тимофеева, а точнее автомобиль на котором он возил Чистякову, у отделения милиции. Она решила подождать и всё узнать, как советовал псевдо Минаков. К счастью, Тимофеев не заставил долго ждать. Он вышел из отделения и подошел к ней.

– Роза Александровна, я так понимаю, вы меня ждёте?

Роза была удивлена, но старалась не подать вида.

– Да. А вы действительно подполковник милиции?

– Не совсем милиции, но действительно подполковник.

– Скажите, вы Минакова хорошо знаете? Вернее, того человека, который выдавал себя за Минакова.

Он положил ей на плечо руку.

– Я понял, о ком идёт речь, Роза Александровна. Если честно сказать, то никто не знает, кто он и на кого работает. Но он профессионал в своём деле.

– Понимаю. А вы могли бы сказать, хотя бы его имя? – она недвусмысленно указала на свой живот.

Тимофеев улыбнулся.

– Вам нужно знать отчество для ребенка? Ладно, открою вам тайну. У него много имен и, понятно, все они не настоящие. В нашем ведомстве, он известен под псевдонимом «импотент». Когда мы с ним работали в Косово, я знал его как Али Баба. Понимаете, больше я ничего про него сказать не могу. Не принято у нас спрашивать об этом.

– Понятно. А что с Чистяковой и её сыном? Наверное, об этом вам тоже нельзя говорить?

– Теперь можно Роза Александровна. Чистякова была первой скрипкой в оркестре, а нам нужен был дирижер.

– А, кто дирижер?

– Её отец, – быстро ответил Тимофеев и стал внимательно наблюдать за её реакцией.

– Что? Отец? Он, что, большая «шишка»?

– Как сказать. В прошлом он был начальником снабжения на текстильной фабрике. Занимался махинациями и попался. Его посадили на восемь лет. Его жена говорила дочери, что против отца дело сфабриковали. Чтобы в дальнейшем защищать отца, она закончила Юридический и стала адвокатом. Когда отец освободился, он с «товарищами» по фабрике, организовал нападение на инкассаторскую машину. Но, неудачно. Плохо подготовились. На суде защищала его дочь, Елена Георгиевна. Вот, только не смогла защитить и, он получил новый срок. Тогда она поняла, что в прокуратуре, возможности больше и перешла в прокуратуру. Там ведь можно, вообще дело до суда не доводить. В это время она познакомилась с полковником Колиным и родила от него сына. Но Колина перевели в этот город, а она с ним не поехала. В общем, в прокуратуре она развила активную деятельность, только направлена она была не в ту сторону. Короче она отпускала настоящих преступников и доводила до суда тех, кто к преступлению не причастен. Когда почувствовала, что за ней пристально наблюдают, она попросила Колина перевести её сюда. И здесь она как бы начала всё с чистого листа. А в это время, на свободу вышел отец и задался целью вернуть всё то, что у него отняли. Вот, только вернуть он хотел, с помощью своей дочери.

– Скажите, а без убийства парней нельзя было вычислить отца Чистяковой?

Тимофеев пожал плечами и задумчиво почесал подбородок.

– Дело в том Роза Александровна, что я вел девочек – курьеров от Таджикистана и вышел на Виктора Чистякова. Вскоре я понял, что он далеко не лидер и мне нужно было узнать, кто отдаёт ему приказы. Для этого мне нужно было внедриться в эту группировку.

Мне повезло, я стал личным водителем Чистяковой. И тут я понял, что Чистяковой кто-то командует. Первым подозреваемым был полковник Колин. А, он ведь главный милиционер города. Тут на одних подозрениях дело не сошьёшь. И Чистякова с ним не связывается, нет никакого контакта. Было принято решение, поставить Чистякову в такие условия, при которых она должна будет обраться к режиссеру. Для этой цели прибыл «Импотент».

– Ничего себе «импотент», если я от него беременна, – возразила Роза.

Тимофеев посмотрел на её живот и усмехнулся.

– Понимаете, Роза Александровна, прозвища просто так не дают.

– Что вы хотите этим сказать? По-вашему, я вру, да? Может я не беременна. Ну конечно, я всё это выдумала.

– Я верю, что вы в положении, но не верю, что от него.

– А почему вы так уверены в этом? Ведь вы сказали, что не знаете его.

– Скажите честно, вы видели его член?

Роза смутилась и покраснела. Щеки горели от стыда, но она набралась смелости и бойко ответила:

– Не только видела, но и держала в руках.

– А вот это, самое интересное. Он конечно мастер на фантазии и, я допускаю, что вы занимались с ним любовью, но ребенка от него вы бы не смоги иметь.

– Я, что, сошла с ума?

– Видите ли, Роза Александровна, дело в том, что у Импотента нет члена. Вот почему у него такое прозвище.

– А куда делся его член, если не секрет? И, что это вообще значит?

– Ещё в юности у него была любовница, замужняя женщина. Во время полового акта пришел муж. От испуга она, как тисками сдавила его член и, они не могли разъединиться. Вы понимаете меня? Так вот, муж взял нож и отрезал ему половой орган. Боль, кровь и он сбежал. И, в общем, остался без члена. Я допускаю, что у него протез, но от протеза не наступит беременность. Думаю, вам не надо это объяснять.

– Вы хотите сказать, что я с кем-то другим была в интимных отношениях? А теперь хочу, чтобы отцом был, этот, как вы говорите, импотент? Но, я ни с кем, кроме него, не была.

– Ну, я не знаю, Роза Александровна. И всё-таки, уверен, что у вас ребенок не от него.

– Ладно, будем считать, что ветром занесло.

– Не обижайтесь, но я видел его без нижнего белья. А видел я его голым, когда мы в Косово речку переплывали.

– И что, для этого нужно было раздеваться догола?

– Да, нужно было. От этого зависела наша жизнь. Нельзя было выдать, что мы были на другом берегу. А мокрые трусы, это уже расстрел.

– Понимаю, – задумчиво проговорила она. – значит, у него нет члена.

– Думаю, мне не следовало вам об этом говорить.

– Нет, спасибо, что сказали.


Через девять месяцев Роза родила сына и, не раздумывая, назвала его Александром. В память о том импотенте. По большому счёту, она не злилась на него. Теперь главное, что у неё есть сын. Она каждый день получала передачи и жалела мать, которая на инвалидной коляске, каждый день приносила передачи. Хотя, могла бы поберечь себя и приходить через день. Она бы не обиделась. Но выписавшись из больницы, её ждал сюрприз. На крыльце её ждал незнакомый парень с букетом белых роз. А за спиной у него стояли знакомые «Жигули».

– Вы кто? – спросила она, в тот момент, когда нянечка передала ему сына.

– Я, Александр Минаков, отец нашего сына.

– Зачем это вам? Вы прекрасно знаете, что это не ваш ребенок.

Александр улыбнулся.

– Я прекрасно знаю, что это мой ребенок. Прошу в машину, а подробности я расскажу дома.

– У кого дома?

– У меня дома. Точнее, у нас дома. Нас уже с нетерпением ждут. Маме не терпится увидеть внука, а дочке, своего младшего брата.

Она пошла к машине, понимая, что непременно нужно ехать в его дом, хотя бы для того, чтоб разобраться в этом деле. Но только она села на заднее сиденье и, он ей вручил конверт с сыном, не удержалась от вопросов.

– Это вы каждый день приносили передачу?

– А, что-то не так?

– Вообще-то, я думала, что это мама.

– А как ты себе это представляешь? Чтобы мама, каждый день, преодолевала такое расстояние на инвалидной коляске. Ведь в городе нет специального транспорта для инвалидов.

– Тогда как она добралась до твоего дома?

– Вообще-то, это не только мой дом, а наш. И это особый случай. Хотя, это уже норма. Видишь ли, дорогая, за то время, что ты была в больнице, она ежедневно была у нас дома. В общем, она приготовила комнату для внука.

– И ты ей сказал, что это твой сын.

– А ты сомневаешься?

– Я знаю, что вижу тебя впервые.

– Это верно, – согласился он и она увидела через зеркало его улыбку.

– Я не понимаю, чему ты радуешься. Кстати, ты знаешь того, кто был вместо тебя?

– Трудно сказать. С одной стороны, мы всё это время жили вместе, а с другой стороны, я даже не знаю, как его зовут.

– А где вы жили вместе? – искренне не понимала Роза.

– У нас дома.

– Я несколько раз была у тебя дома и даже ночевала там, но тебя не видела.

– Да, ты создавала неудобства и приходилось прятаться. В общем, это я попросил его, чтобы он взял тебя на кладбище.

– Ну, что ты врешь! Мы были в машине вдвоём?

– Вот, об этом я и говорю. Приходилось прятаться. Когда в машине едут два Александра Минакова – это перебор. Понимаешь? Но я хотел побывать на могиле матери и отца. Вот когда он слегка толкнул тебя машиной, я попросил его взять тебя с нами. Если ты спешила на переполненный автобус, а этот автобус всегда ходил на кладбище, то нам с тобой по пути. А когда я увидел, что твоя сестра похоронена с моей матерью, понял, что их убили вместе. Я ведь не знал, где похоронена моя мать и где похоронен отец.

– А ты, что, в багажнике прятался?

– Нет, на заднем сиденье.

– На заднем сиденье лежали две розы.

– Вот, поэтому ты не заметила меня на полу. Кстати, идея подбрасывать белые розы на трупы, принадлежит мне. Правда, эта идея первоначально не понравилась ему, но, когда я подбросил цветок в воду, это стало фирменным его почерком. Но, я ещё подбросил цветы Кузьминым, после того, как взорвался баллон с газом. Во всех остальных случаях, он делал это сам. Я же только поставлял ему цветы.

– И где ты их брал? – недоверчиво спросила она.

– Несколько штук, у тебя в магазине. Я просил незнакомых женщин купить мне цветы, за вознаграждение. И они покупали. Но, когда Татарин стал постоянно за тобой следить, пришлось воровать во дворах.

– Понятно. Тогда скажи, ты убивал парней?

– Я пограничник, а не киллер. А он профессиональный киллер и это он получал информацию, кого нужно убить. Это его работа и ничего личного. Потом, я только прикрытие для него.

– В каком смысле?

– За домом велось наблюдение, а ему нужно уйти. Он уходил, а я маячил в окне. Топил печку, готовил ужин, зная, что ты скоро придешь.

– Но ведь ты его как-то называл. Какое имя у него было?

– Импотент, – уверенно ответил он.

– Странно, – задумалась Роза.

– Мне тоже было странным, что его так называют. Правда, это было два года назад.

– А что было два года назад?

– Два года назад мне был приказ, перевести скрытно человека за границу. Я долго служил в этом районе и знал все горные тропы. Когда я узнал, что его зовут Импотент, меня это удивило. Сначала я решил, что кто-то прикалывается. В общем, это в каком-то роде, как-то оскорбительно для парня. Но, когда мы встретились и я спросил, как мне его называть, он просто ответил, «Импотент». Естественно, меня это удивило и, я стал расспрашивать. Тогда он рассказал историю своей юности. Говорил, хотел служить в ВДВ, а тут никуда не взяли. Обиделся, обозлился, нашел и выследил того мужика. Убил его и испытал при этом кайф. Через некоторое время он узнал, что не первый и, к сожалению, не последний, кого они лишили мужского достоинства. В общем, он посадил её на кол. Ну, в общем, понимаешь, каким местом. Она умирала долго и мучительно. Как он говорит, при этом он не испытывал никаких чувств. Так он стал киллером и испытывает кайф, если смерть наступает мгновенно.

Тогда, два года назад, я вел его по горной тропе, никому не известной, но нас уже ждали. Не перевелись ещё предатели в нашем мире. Их было больше, завязался бой и нам пришлось отступать. Но пути отступления, они перекрыли. Вот тогда он умышленно наступил на растяжку, чтобы не сдаваться живым. Только я не понял его мыслей и закрыл его своим телом. Он тоже был ранен, но не так, как я. Боевики решили, что мы мертвые и ушли, оставив нас горным орлам на корм. Несмотря на то, что я практически был мертв, он всё же притащил меня на заставу. Там меня упаковали в мешок и вызвали вертолёт, чтоб отвести мой труп на Родину. А вот, когда вертолёт прибыл, я захрипел и меня отвезли в госпиталь.

– Извини, я не понимаю. Если вы сюда приехали вместе, то зачем он взял твоё имя и фамилию?

– Это всего лишь легенда. Если в маленький город прибывает незнакомый парень, он в центре внимания. А если начались убийства, то он первый в списке подозреваемых. Другое дело, когда домой вернулся бывший пограничник. Не маловажный факт, что прибывшему нужно где-то жить. Да и передвигаться по городу. А тут дом и машина в его распоряжении. А главное, это не вызывает подозрения. Но всё осложнила ты.

– Я? Каким образом?

– Да. Подполковник Тимофеев не знал, что с твоей сестрой была убита моя мать. Понимаешь, если Импотент начнёт убивать, то я под подозрением. Это можно расценить, как будто, я решил отомстить за мать. Поэтому Тимофеев посоветовал Чистяковой установить за мной и тобой круглосуточное наблюдение. Тут я и сыграл свою роль. Когда ему нужно было уйти, он уходил, а я маячил перед наблюдателями. Естественно, создавал алиби. Наблюдатели докладывали, что во время убийства, я не выходил из дома.

– Значит, под одной фамилией было два человека. Оригинально. Тогда скажи, как получилось, что сын твой, а не его. Ведь, я была уверена, что спала с ним, а не с тобой.

– Когда ты предложила ему заняться любовью, он сказал, что не совсем здоров. Помнишь?

– Помню.

– Так вот! Было понятно, что ты повторишь попытку. А когда ты оставалась ночевать, нам пришлось спать на одной кровати. Вот, когда ты открыла дверь, он спрятался под кроватью.

– Какой ужас! Значит, он слышал и видел, как мы занимались с тобой любовью.

– Думаю, не видел, но точно слышал, конечно.

– Но подожди. Когда я проснулась, он был рядом.

– Правильно. Когда ты уснула, я ушел в другую комнату, а он лег рядом с тобой.

– Говорят, что только женщина может знать, от кого у неё ребенок. Выходит, это неправда. Да, здорово вы меня провели. Значит ты отец моего сына. А, ты уверен?

– На все сто. Знаешь, я уже был женат и обманут. Впрочем, ты уже это слышала. Балкон, сломанная роза.

– Слышала конечно, он мне рассказывал. Значит история про тебя?

– Да, это был я! Так вот! Мы расписались, а через год она приехала на заставу. Ей там не понравилось и, она уехала к родителям. Вскоре она сообщила, что беременна и хочет, чтобы я взял кредит в Банке. В общем, она откроет свой бизнес и тогда наш ребенок будет обеспеченным.

Представляешь, такая радость, у меня будет ребенок. Я не знал кто, но мне было всё равно, мальчик или девочка.

Ну, и конечно, мой ребенок должен быть обеспеченным. Я взял кредит, она родила сына. А сын, для мужчины, это великое дело. У меня сын и, я ходил по заставе с гордо поднятой головой. А вскоре она прислала фотографию сына и, моя гордость опустилась ниже плинтуса.

Я сразу усомнился, что это мой сын. Скорее всего, его отец с Кавказа. Я даже подумал, что у меня нет сына, а эту фотографию она взяла у подружки. Могла бы найти получше. Но вскоре выяснилось, что она действительно родила сына и на фотографии он. Тогда я решил удостовериться в том, что я его отец. Чтобы экспертиза подтвердила или опровергла мои сомнения. Когда я предложил ей сдать анализы на ДНК, она призналась.

А дело было так. Она с подружкой познакомилась с парнями из Азербайджана и те пригласили их к себе. Там они их напоили и …, понятно. Четверо на двоих. В общем, проснулись они в парке на лавочке, без денег, без одежды, но укрытые одеялами. Вскоре стало понятно, что она залетела и чтобы не вызвать у меня подозрение, приехала на заставу. Вообще-то, могла сделать аборт и об этом никто не узнал бы. Но она испугалась и решила оставить ребенка. Она решила, что я не узнаю и всё будет нормально. Только я подал на развод. Кто отец ребенка, она не знает. Мы с ней развелись и она сейчас живёт с сожителем. Он нигде не работает, сидит на её шее, пьёт. Ребенка не признаёт.

– А ты откуда это знаешь?

– Когда мы разошлись, она заваливала меня письмами. Жаловалась на жизнь. Просила простить её. Писала, что мальчику нужен хороший отец. Что ей трудно одной его воспитывать и, я мог бы его усыновить.

– А ты, что?

– Ничего. Я не ответил ни на одно её письмо. Всё это ложь была, от начала и до самого конца. Ей нужно было, чтобы я платил кредит. А ещё, ей нужно было, чтобы я усыновил мальчика и тогда она бы могла получать алименты. Когда она узнала, что я в госпитале и могу умереть, приехала, чтобы я усыновил её сына.

– Зачем ей это нужно, если ты умрёшь?

– А ты не понимаешь? Я военный и, если умер, то дети получают пенсию. Она экономист по образованию. Во всех случаях, она хочет получать деньги. Вот, только облом у неё вышел. Я не умер и потребовал десять процентов от её прибыли в бизнесе. Это своего рода возмещение тех денег, что я вложил в её кредит. Я не экономист, но тоже считать умею. Таким образом, на моём счету, скопилась приличная сумма. Я думаю, когда ты выйдешь за меня замуж, нам это пригодится.

– Ты делаешь мне предложение, несмотря на то, что я была влюблена в другого Минакова?

– Бывает. Всё равно, другого Минакова нет, он мираж. А я делаю тебе предложение, так как другого выхода нет. У нас сын Роза. Ты согласна выйти за меня замуж?

– Ты сам сказал, что другого выхода нет. Кстати, ты не забыл, что со мной дочь Марии и я её не оставлю.

– У меня не было ни малейшего сомнения в этом. У нас будет большая семья. В общем, теща, ты, дочь и сын.

– Ты хочешь сказать, что мама будет жить с нами?

– Разумеется. Мы не можем её бросить одну. А потом, без бабушки нам не обойтись.

– Но, она инвалид, – напомнила Роза.

– Правильно, нужно переделать крыльцо, чтобы она самостоятельно могла выезжать на улицу. Соседи у нас хорошие, так что, ей будет с кем поболтать, а заодно и за внуками присмотреть.

– Значит, ты уже всё решил. А что будет с маминой квартирой?

– Можем сдавать в аренду. Ну, ты согласна выйти за меня замуж?

– Ты уже сказал, что нет другого выхода.

– Для меня нет, а для тебя есть. Ты можешь не принять моё предложение. А я, не могу отказаться от своих детей. В этом случае, я буду платить алименты …, на двоих, разумеется. Буду дарить подарки, встречаться и отдыхать где-нибудь за границей.

– Без меня?

– Если ты не выйдешь за меня замуж, то зачем я буду тратить на тебя деньги. Конечно без тебя, но с тёщей.

У неё на руках зашевелился свёрток и подал голос.

– Так вот ты какай Саша Минаков!

– Это ты кому сейчас сказала, мне или сыну? Если ему, то это только начало. Думаю, он будет крутым парнем.

– Ладно, поддай газу, а то твой сын мокрый.


С ликвидацией банды Чистяковой, в городе стало спокойно. Даже слишком спокойно, хотя Минаков повторял, что свято место пусто не бывает. Придут другие и всё начнется сначала. Она не хотела в это верить, но в тоже время, постоянно ожидала визита не прошеных гостей. И в этот день, она открыла магазин, как обычно и стала расставлять цветы по вазам.

Дверь распахнулась и в магазин вошла солидная женщина. Обычно первые покупатели приходят к десяти, не раньше. Эта женщина, явно неместная.

– Что желаете? – вежливо спросила Роза.

Женщина огляделась по сторонам и, улыбнувшись, задержала взгляд на Розе.

– Здравствуй Роза.

– Здравствуйте. А мы знакомы?

– А ты не помнишь? Всего то, год прошел. А Минаков говорил, что ты была влюблена в меня.

– Импотент. Но, почему ты нарядился в женщину? – с удивлением спросила Роза.

– Я, женщина от природы.

– Ну кто бы сомневался. Ах, понимаю, ты сменила пол.

– Ничего я не меняла Роза, я родилась такой.

– Ладно, что ты делаешь в нашем городе?

– Я, Роза выхожу замуж. Вот, приехала лично пригласить вас с Минаковым на свадьбу. Время подумать о семье. Хочу детей. В общем, планирую двух, для начала, а там видно будет. Конечно, можно было прислать вам приглашение, но вы бы не поехали. О детях ваших не спрашиваю, уже посмотрела. Минакова, тоже видела и маму твою.

– Не понимаю, разве при смене пола, можно родить ребенка?

– Говорю же, русским языком, что я женщина.

– А как же отрезанный член?

– Это легенда. Ну подумай, какой мужчина будет отзываться на Импотента?

– Ничего не понимаю, – пожала плечами Роза. – Не хочешь рассказать, чтобы я не ломала голову. А то как-то стыдно, что я была влюблена в женщину.

– Ну ладно, так и быть, расскажу. В шестнадцать лет я познакомилась с парнем. Он был старше меня на десять лет. Правда, мне было наплевать на возраст. Он был такой обходительный, что я влюбилась в него по самые уши. Честно скажу, он не пытался вступить со мной в интимную связь и это меня подкупило. Вот, когда мне исполнилось восемнадцать, я узнала, что он женат, у него дети. А самое главное, что таких как я у него много. Мы для него, как игрушки. В общем, я рассказала ему всё, что знаю и вот тут, он стал требовать близости. Естественно, я отказала. Он избил меня и взял силой. В общем, изнасиловал.

Я решила, во чтобы то ни стало, убить его. Конечно, я понимала, что убить его могу, только оружием. Нож не подходил, так как он физически сильнее меня. А вот достойное оружие я не нашла. Правда встретила свою подругу, которая уже много лет занимается каратэ. Она посоветовала заняться этим и тогда, я бы смогла его убить голыми руками. Так я занялась восточными единоборствами. А через год, равных мне среди девушек не было. Тренер предложил провести бой с парнем, но мы оба понимали, что парень со мной в полную силу драться не будет. И мы придумали нарядить меня в парня. От природы у меня маленькая грудь. У некоторых парней, она даже больше, чем у меня. А чтобы не вызвать подозрения, стала брить под носом. Вскоре, у меня появились приличные усы. Первый бой я проиграла, но не сдалась. Стала упорно тренироваться, вскоре стала побеждать парней. Почувствовав силу, я встретила Жака и свернула ему шею.

– Он, что, иностранец?

– Да, журналист, иностранец с русскими корнями. Кто из девчонок не мечтал о принце на белом коне? Ну, так как принцев в России нет, значит, иностранец. В общем, завели уголовное дело и, я не собиралась прятаться. Пришла с повинной, но мне не поверили. Сказали, что я себя оговариваю. Но, когда я вышла, меня встретил мужчина. Он был там в кабинете. Он поверил и предложил мне работать на него. Мало того, он мне рассказал про жену Жака. И её тоже нужно было убить.

– А причём здесь жена?

– Притом Роза, что всё у них было поставлено на конвейер. И так! Жак знакомиться с девушкой шестнадцати лет и обхаживает её до восемнадцати. Затем он становиться первым её мужчиной и бросает. Девушка в отчаянии, готовая на всё. Тут появляется жена Жака и начинает обрабатывать. Мол, ты молодая, оставь ребенка в роддоме. Многие действительно оставляли.

Тут снова появляется жена Жака и требует отдать ей ребенка. И имела на это полное право, ведь Жак, биологический отец этого ребенка. Тут можно проводить любую экспертизу. Естественно, ей отдавали ребенка, она их записывала на себя, как родных детей и вывозила за границу. Там продавала и возвращалась за новой партией. Но главное, что остановить это законным путём невозможно.

– Ты убила её?

– Без сожаления.

– И пришла с повинной?

– Ну, уж нет! Я отправилась за границу, чтобы покончить с их семейным бизнесом. Там я убила ещё двоих. Отца Жака и брата жены. Затем я отправилась в Ингушетию, потом в Дагестан. После этого, мне нужно было попасть в Афганистан. Вот, проводником у меня был Минаков.

– А Саша знал, что ты женщина?

– Конечно, нет. Он узнал, когда мы лежали с ним в госпитале. Дело в том, что я лежала в женской палате. Думаю, не нужно иметь много мозгов, чтоб понять, что я женщина.

– А откуда появилась легенда, что ты Импотент?

– Это случилось, когда я убирала отца Жака и его шурина. Дело в том, что я, как ты понимаешь, не могу сходить по-маленькому, как мужчина. В тоже время, я не могу пойти в женский туалет. А моё поведение, вызывает подозрение. Пришлось придумать легенду, об отрезанном члене. Так я стала Импотентом. Тем более, отец Жака страстно любил мужчин. Это его страсть стоила ему жизни.

– Понятно, – закивала Роза. – Ты обряжаешься в мужчину и работаешь одна, как я понимаю. Тогда почему ты приехала сюда с Минаковым? Ты боялась, что он тебя выдаст?

– Нет, здесь всё совсем не так, как ты думаешь. Дело в том, что Минакову нужно было возвращаться домой. И у меня работа в этом городе. Было принято решение, мне стать Минаковым, а ему прятаться и по возможности помогать.

– А почему Александру, нужно было обязательно возвращаться домой?

– А куда ему ещё возвращаться? Его списали на гражданку. Военный с квартирой, это из области фантастики. Тем более, он служил на границе и за рубежом. У него единственная крыша над головой, это родительский дом. Тем более, у него мать убили.

– А ты знала, что Егор Тимофеев, подполковник?

– Разумеется. Он вел банду Чистяковой. Он попросил в помощь киллера. Я убивала тех, на кого он указывал.

– Значит, ты профессиональный киллер. А разве тебе можно, выходить замуж?

Она весело засмеялась.

– Я киллер, когда мужчина. А когда я женщина, то такая же, как ты.

– А как тебя зовут?

– Импотент.

– Но, женское имя у тебя есть?

– Наверное. Когда я направлялась в Афганистан, то звали меня Али Баба. Когда попала в госпиталь, то там стала Алиной Бабаевой. Правда, была ещё одна версия. Алина Бабаян. Но, от неё быстро отказались, так как я совсем не похожа на Армянку.

– И всё-таки, как твоё настоящее имя?

– Я забыла. Впрочем, зачем тебе это знать?

– Как я понимаю, ты будешь продолжать убивать. А как на это посмотрит твой муж? Вообще, он знает, что ты киллер?

Она снова засмеялась.

– Роза, мой муж, это мой тренер. Мы вместе живём уже десять лет. Вот, только сейчас решили официально зарегистрировать наш брак. Время уходит, а у нас нет детей. Это плохо Роза, когда нет детей.

– Да, плохо. Значит, ты Алина Бабаева. Ну, что ж, пусть будет Алина.

– Пусть будет. Так ты с Минаковым будешь у меня на свадьбе?

– Где будет свадьба? Кстати, у Саши нужно спросить.

– Свадьба будет в Брянске. А, с Александром мы говорили, он согласен, как решишь ты. У тебя хороший муж Роза. Не понимаю, почему ты его не любишь.

– Я однолюбка и была влюблена в Импотента. Теперь, когда всё прояснилось, я буду любить только Минакова…, и своих детей.

– Значит, прав был Александр, когда говорил, что ты его не любишь, а терпишь его присутствие.

– Потому, что не верила, что в ту ночь занималась любовью с ним. Я не верила в сказку, что Импотент прятался в это время под кроватью. Я бы не поверила, если бы он сказал, что Импотент – это женщина. Да, Минаков хороший парень и он мне нравился, но любить я могла только Импотента.

– Извини, но я, как видишь, женщина. А что, может бросишь Минакова, я брошу своего и мы поженимся.

Роза совсем не весело засмеялась.

– Нет уж, я не одобряю однополые браки. Теперь, я могу любить только Минакова.

– Ну, и, слава Богу. Так, как на счёт свадьбы?

– Спасибо за приглашение, но мы не поедем.

– Жаль.

Алина осмотрелась по сторонам и, не прощаясь, вышла из магазина. Только теперь, глядя на неё в окно, Роза поняла, что перед ней была, или был Импотент. Тот самый, в которого она была влюблена. И как неприятно осознавать, что всё это время она ждала его возвращения. Неприятно осознавать, что она не верила Минакову, даже в то, что он отец её сына, – Спасибо Алина, что открыла мне глаза – проговорила она и закрыла глаза руками.


Переступив порог, она буквально врезалась в грудь Александра. Это было настолько неожиданно врезаться как будто в стену, что её отбросило назад.

– Ты чего такая? – с удивлением посмотрел на неё Александр.

– Я? Ох, да! У меня сегодня в магазине был…, точнее, была Импотент.

– Не понял, – искренне удивился Александр.

– А разве она не приглашала тебя на свадьбу?

– Кто?

– Алина. Впрочем, я не знаю, как её зовут. Одним словом, Импотент.

– Понятно, Импотент в своём репертуаре. Наверное, прошло время всё рассказать тебе. Пойдём, сядем.

Она прошла мимо него и уселась на диване. Ощущение тревоги не покидало её, наоборот нарастало с каждой секундой. Он встал перед ней, и задумчиво почесал щеку.

– Не знаю, даже с чего начать. А, он сказал на ком женится?

– Она выходит замуж за тренера.

– Дело в том Роза, что Импотент – это мужчина. Впрочем, не совсем так. Зовут его Алексей Бабаевский. Скажу больше, он мой двоюродный брат. Впрочем, я плохо в этом разбираюсь, и проще сказать так. Короче, у моей мамы сестра двоюродная замужем за дядей Лёней, а его двоюродный брат Алексей Бабаевский. А Импотент, сын дяди Лёши. Понятно?

– Да, понятно, что седьмая вода на киселе.

– Так вот! Дядя Лёша спортсмен. Он занимался кикбоксингом. Вот он познакомился со студенткой Еленой Чистяковой.

– Той самой Евой Браун?

– Вот именно. У них родился мальчик. Не знаю, как сказать, но мальчик не совсем обычный. – он снова задумчиво почесал щёку и тяжело вздохнул. – В общем, у мальчика было два члена. Чистякова бросила его в роддоме, а дядя Лёша забрал сына.

Напоминаю, дядя Лёша был спортсмен и часто был на сборах, соревнованиях, а воспитывала его бабушка. Когда Алексею младшему исполнилось семь и нужно было идти в школу, бабушка решила, что один член нужно удалить. Вдруг, в школе об этом узнают, тогда мальчишку просмеют.

Ему сделали операцию и, удалив один член, повредили другой. Он стал гнить и его тоже пришлось удалить частично. Таким образом, он не совсем мальчик и не девочка. Нужно отдать ему должное, он быстро освоился с таким положением. Он одевался девочкой и у него были подруги. Он одевался мальчиком и у него были друзья.

Вообще-то, считали, что это не один, а два человека, сестра и брат близнецы. Он так к этому привык, что одинаково чувствует себя как девочкой, так и мальчиком. С одной стороны, он Алексей Бабаевский, с другой стороны Алина Бабаевская. Я понятно рассказываю?

– Пока, да.

– Так вот, когда ему было четырнадцать, она Алина Бабаевская с подружками, пошли на дискотеку. Там произошла драка и была убита девушка. Дело вела Чистякова. Она сразу нашла подозреваемых. Короче, Алину – Алексея и её подруг. Она выбила из них признание и суд присудил им по четыре года.

– Ты хочешь сказать, что она посадила своего сына?

– Думаю, нет. В деле Алексей был Алиной Бабаевской. Чистякова ненавидела всех с этой фамилией. А может, у неё была какая-то другая причина. Но, тут встал вопрос, где отбывать наказанию Алексею. В колонии для мальчиков или для девочек. Как ты понимаешь, он ведь необычный мальчик. В общем, его посадили с девочками.

Через два года нашли и задержали настоящего убийцу и Алину с подругами нужно было освобождать. Чистякова препятствовала их освобождению и они отсидели от звонка до звонка.

Когда они освободились, у ворот их встретил иностранный журналист Жак. Он взял у них интервью, а потом под разными предлогами, приглашал к себе домой и насиловал. Он пригласил к себе Алексея и тоже пытался изнасиловать, хотя знал, что он не девушка. А дальше события стали развиваться так. Подруги Алины, в этом случае нужно называть его так, обнаружили, что беременны и подали заявление в прокуратуру.

Чистякова стала обвинять их в корыстных целях. Они сами пришли к нему домой. Они сами по обоюдному согласию занимались с ним любовью. Теперь хотят получить за это хорошее вознаграждение. В общем, двое их троих, сделали аборт, а третья испугалась и оставила ребенка. С одной стороны, правильно сделала, так как те двое, теперь не могут иметь детей. А, что третья? Она родила мальчика.

И тут появляется жена Жака, под видом психолога. Она уговаривает её, оставить ребенка в роддоме. Она молодая, недавно вышла из тюрьмы. Она ещё не определилась в жизни. У неё нет специальности. Ребенок будет помехой, если она захочет выйти замуж. Короче, она оставила ребенка в роддоме.

Тут появляется Жак и заявляет, что он отец ребенка и хочет его забрать. Кто бы сомневался, что он отец ребенка. И тут происходит следующие. Мать ребенка падает с балкона шестого этажа. Чистякова, не выходя из кабинета, делает заключение – самоубийство. Алексей в это не поверил и провел своё расследование. Он выяснил, что не сама она упала с балкона, её сбросил мужчина. По словесному портрету, он установил, что это был Жак. Жак тем временем, усыновил мальчика и уехал за границу. Вскоре вернулся, уже бездетным.

Алексей назначил ему свидание и Жак пришел с белой розой. Не знаю, какой разговор у них был, только Алексей свернул ему шею и положил розу на грудь. С того момента оставлять розу белую на трупе, стало его фирменным знаком. А вскоре он свернул шею жене Жака и, разумеется, оставил розу. Скажу сразу, цветок на трупе и твоё имя, фамилия никак не связаны. Дальше Алексей делает следующее. Он дождался, когда за трупом жены Жака приедут родственники и убивает одного.

Затем идёт в прокуратуру сдаваться. У Чистяковой в это время, был роман с Колиным. Его перевели в наш город и она перевелась тоже. Вскоре родила Виктора, но запретила Колину приближаться к сыну. Таким образом, Алексей попал на другого, молодого следователя. А вот он не поверил ему. Дело в том, что многочисленные свидетели показывали, что убийца, женщина, белая роза на трупах, это подтверждает. А он ведь парень и никто не брал его во внимание. Я говорил, что он легко может быть и мужчиной и женщиной.

Там, в прокуратуре он познакомился с майором Егором Тимофеевым. Тимофеев работал по наркотикам и взял Алексея в свою команду. Вскоре команда Тимофеева вышла на Чистякову. Нужно было проследить, откуда поступают наркотики. Короче, всю цепочку. Ко мне на заставу явился Алексей, точнее Алина. Ну, ты поняла, о чём я говорю. В общем, я должен провести её тайными тропами за границу. А вот тут произошло следующее. Один солдат решил посмотреть, чем мы будем заниматься, уединившись в горох. Ну, ты понимаешь, когда уединяются мужчина с женщиной. В общем, он следил за нами. Мы же напоролись на засаду и попали в окружение.

Чтобы не сдаваться живыми, Алексей наступил на растяжку. Я прикрыл его своим телом, и мне досталось больше. Когда всё утихло, солдат вытащил нас на заставу и отправил вертолётом в госпиталь. По ошибке, Алексея поместили в женскую палату. Впрочем, ему не привыкать.

Когда обнаружили, что он всё- таки мужчина, без мужских достоинств, он получил прозвище Импотент. Даже несмотря на это, его оставили в женской палате. А, прозвище ему понравилось. Дальше нужно было заканчивать дело, но под своим именем он не может работать в нашем городе. Поэтому, он прибыл под моим именем. Когда Чистякова проявила к нему внимание, мы подозревали, что она узнала в нём своего сына. Но дальнейшие события показали, что именно в тебе она хотела рассмотреть своего сына. Тут всё просто Роза. У тебя роман с Минаковым. Если ты вскоре будешь беременна, значит, она ошиблась. Если нет, то ты Алексей. Понятно, что Алексей не может быть беременным.

– Что, выходит, ты специально мне сделал ребенка, да?

– Должен признать, что это так. Но, с другой стороны, я действительно влюбился. Всё в прошлом Роза, у нас семья, сын.

– Знаешь Саша, как противно это слышать. Одно дело, когда обстановка требует родить и совсем другое, по любви. Ребенок должен быть желанным.

– Для меня наш сын желанный. А для тебя разве нет?

– Ты считаешь меня такой глупой. Ты сам сказал, что ребенок был нужен, чтобы снять с меня подозрение. О каком желании ты сейчас говоришь?

– Хорошо. Мне понятен твой гнев. Хочу сказать, что никто не планировал через беременность снять подозрение с тебя. Просто так получилось. Ты сама пришла ко мне в постель. Мне нужно было прогнать тебя что ли. Как я мог отказаться от такого удовольствия. Отказать женщине, не в моих правилах. Потом, ты мне нравилась. Но, я не мог тебе предложить стать моей женой, по той причине, что скрывался от всех. А когда появился живот, ребенок стал для меня желанным.

– Саша, ты хороший парень, замечательный муж и отец, но я не люблю тебя. Понимаешь, я люблю Алексея и ничего не могу с этим поделать.

– Ты, наверное, не дружишь с головой. Я тебе рассказал, кто такой Алексей. На что ты рассчитываешь? Жить с ним, как муж и жена, но при этом иметь детей от меня, что ли? Ты не думала, как это возможно. Потом, несмотря на его недостатки, он гордый человек и никогда не согласиться на такое.

– Ты имеешь в виду, как он будет исполнять свой супружеский долг?

– Вот именно Роза. А то, что его зовут Импотент, тебе ничего не говорит? Я говорил, что операция прошла крайне неудачно и он никогда не будет полноценным мужчиной.

– Разве это так важно, когда есть любовь.

– О, да! Совсем не важно, спать с женщиной, не заниматься любовью и воспитывать детей от другого мужика.

– Чтобы ты сейчас ни говорил про него, я Саша его люблю и ухожу от тебя. Ты извини, сам виноват. Ты вступил со мной в половую связь, обманным путём. Я этого простить не могу. Извини.

– Ладно, насильно мил не будешь. Уходи.

– Последняя просьба. Где мне искать Алексея?

– У, у, у! Этого никто не знает. Нет, ты не подумай, что я скрываю от тебя, где его можно найти. Я сейчас объясню. Не буду говорить, что он мой родственник, ты это знаешь. А познакомился я с ним в детстве, когда мои родители отправили меня на всё лето к дяде Лёше. Разумеется, мальчишкой, я не понимал истинную цель поездки. Дело в том, что Алексею сделали операцию и он находился в подавленном состоянии. Дядя Лёша решил, что ему нужен настоящий друг и желательно сверстник. Мы с ним почти одногодки. Вот, только опасения старших были напрасными.

Алексей не убивался, тем, что он ни мальчик, ни девочка. В общем, ему это даже нравилось. Мы играли с ним в футбол, ходили на рыбалку и дрались с пацанами. В общем, он был обычным мальчиком. Но, в тоже время, он одевался девочкой и заводил подружек. Потом, представившись моей сестрой, он знакомил меня с девочками. Лето пролетело, я вернулся домой и мы больше не виделись.

А встретились мы, только тогда, когда он приехал ко мне на заставу. Разумеется, вспомнили детство, он рассказал мне про дискотеку, про драку, про судимость. Рассказал, про Жака, про его жену и родственника. А ещё он мне рассказал про свою мать, Чистякову. До этого момента, я не имел понятия, кто его мать. В моей детской памяти, осталось только то, что его мама умерла при родах. Понимаешь?

А дальше засада, ранение, госпиталь. Когда нас выписывали, он сказал, что хочет закончить дело. Сказал, что ненавидит мать и хочет ей отомстить. Что он хочет стать мной, а я невидимым. Всё, что я рассказываю про него и его дела, это с его слов. Я о нём ничего не знаю. Не знаю, где он работает или служит. Где живет. Какое у него семейное положение. Вот, когда он мне сказал, что Чистякова его мать, мне это ничего не говорило. Я не знал, что она живёт в моём городе.

– Значит, ты не знаешь, где мне найти Алексея.

– Нет.

– И всё-таки, я ухожу от тебя Саша. Мне всё больше кажется, что вы с Импотентом морочите мне голову. Он говорит одно, а ты другое. Много из ваших рассказов не сходится. Это больше похоже на байку для слабоумных. И вообще, я всё больше подозреваю, что ты, Минаков и этот выдуманный Импотент, одно и тоже лицо. Я не дура, чтобы верить в ваши сказки!

– Конечно, уходи, я не могу удерживать тебя насильно.


Прошел год. Александр шел по улице, радуясь весне, ласковому солнцу, зеленой травке, что пробилась наружу и рассматривая прохожих, впереди он увидел спину Розы. Хотя произошли большие изменения, но он узнал её. Она не спеша шла по улице и казалась, что рассматривает исключительно свои ноги.

Ускорив шаг, он догнал её и положил руку на плечо.

– Привет!

Роза испуганно отпрыгнула от него в сторону. Прищурив глаза, рассматривала его и, в конце концов, растянула на губах улыбку. Правда, она больше напоминала оскал. Не хватала только грозного рычания.

– Ты чего испугалась, то? – усмехнулся Александр.

– А ты не знаешь?

– Нет. А в чём дело?

– Скажешь, что ты мне не звонил?

– Нет, не звонил. А ты ждала звонка, где я должен умолять тебя вернуться, что ли? Извини Роза, но я не мальчик. Если женщина решила уйти от парня, то бесполезно даже пытаться её вернуть. Даже если вернётся, то не будет так, как было раньше.

– Значит ты не звонил?

– Нет же! А что случилось?

– А сколько времени мы не виделись?

– Не знаю. Около года, наверное. Так, что случилось?

– Вот уже примерно полгода, мне кто-то звонит. Мат, угрозы, требует вернуть ему сына.

– И ты решила, что это я. Хотя подожди. Выходит, ты не только со мной занималась любовью. Ах, ты стерва!

– Вот, именно так он меня называет. Что касается других связей, то я бы подозревала не только тебя. Ты понимаешь?

– Это уже интересно. Тогда на каком основание, он решил, что это его сын?

– Я не знаю.

– Хорошо, давай разберёмся. Во-первых, ты, надеюсь, не будешь отрицать, что вступая со мной в интимную связь, ты была не девочкой.

– И что?

– А то Роза, что я был не первым твоим мужчиной. Так вот, вспомни, кто был первый. Тогда, возможно поймешь, кто тебе звонит. А также, вспомни остальных своих партнёров.

– Полный бред. Вспоминать нечего. До тебя у меня был всего один партнёр. Его убили. Или ты думаешь, что ему в гроб телефон положили. Вот, он теперь названивает. А потом, если бы родился ребенок, то сейчас ему было бы лет двенадцать.

– Говоришь, убили первого твоего парня. А не скажешь, кто это был? Я подозреваю, что он был из банды Чистякова.

– Правильно думаешь. Это Татарин.

– Вот не думал, что твой первый парень, Татарин.

– Да не парень он мой. Он меня в подсобке взял силой, когда я ещё у Ашота работала. – пристально посмотрев на него, она спросила, не скрывая подозрения. – О чём задумался?

– Думаю, если Татарин к звонку не имеет отношение, то кто из его друзей мог играть тебе на нервах. Кто из банды Чистяковой ещё остался в живых.

– Ну, это же явно, что ты мне названиваешь.

– Да не звонил я тебе Роза. У меня другая жизнь. Я устроился на работу. Работаю, точнее служу, в МЧС. Я спасатель. Восемь месяцев назад, я спас женщину, после аварии. Пару раз навестил её в больнице. В общем, у нас роман. Она разведена. У неё трое детей. Старшему десять лет. Именно он свёл меня с ней. Тут такое дело. Она до сих пор в больнице, а я воспитываю её детей. У меня нет времени на звонки. Работа, дети, больница. Понимаешь. Извини, но я ни разу за всё это время, не вспомнил о тебе и о нашем сыне. Закрутился.

– Значит, ты нашел себе другую женщину, – с грустью произнесла она. – Значит, ни разу не вспомнил о сыне.

– А что ты хотела? Ты от меня ушла, потому лишь, что любишь другого. Сына моего ты мне не оставила. Хотя правильно сделала. Что бы я с ним делал, не представляю. Теперь, ты обижаешься, что я забыл сына. Кстати, как у тебя дела? Нашла Алексея?

– Нет. И дела у меня, из рук вон, плохо. Тут за мной приударил один парень, но как узнал, что у меня двое детей, пропал.

– А как зовут этого парня?

– А не всё ли равно, как его зовут. Это не он мне звонит, это точно.

– И всё-таки, как его зовут и где он работает?

– Зовут Иваном, фамилию не знаю. Работает таксистом. А что?

Александр засмеялся.

– Смешно, да? – с упрёком, спросила она.

– Я знаю, кто тебе звонит.

– Ну, ты конечно. Мог бы сразу признаться.

– Нет, отец Ивана.

– А ты откуда знаешь? И причём здесь его отец? Я его вообще никогда не видела.

– Его отец работает у нас в МЧС. Я слышал разговор. Он возмущался, что его сын Иван, познакомился с «сучкой», которая старше его на пять лет. У неё двое детей от разных мужиков и, он хочет, чтобы она вернула им сына. С тех пор, как он связался с тобой, не появляется дома. А они беспокоятся.

– Пожалуй ты прав. Главное, всё сходится. Я действительно старше его на пять лет. Это он своего сына требует вернуть, а я думала, что моего. Извини, что на тебя думала. Ну теперь, когда он от меня ушел, звонков не будет, я так думаю.

– А когда он от тебя ушел?

– Да, уже неделю назад.

– Насколько я знаю, вчера он ещё домой не явился.

– А я тут причём?

– Думаю, пока он не явится, звонки будут продолжаться.

– Ты не мог бы сказать папаше, что его сын давно от меня ушел.

– К сожалению, нет.

– Не хочешь, да?

– Дело в том Роза, что вчера он попрощался с нами. Ушел на пенсию. Так что, решай сама свои проблемы. Потом, мне не совсем понятно, почему в таком случае, ушла от меня. Ты любишь Алексея, а роман заводишь с Иваном.

– Никакого романа я не заводила. Однажды, я проехала с ним на такси. Тем более, я была с сыном. Мы поехали в больницу.

– А что с ним?

– Ничего особенного. Поднялась температура. Так вот. Когда мы сели в такси, по радио пели песню «Белые розы», в исполнение Юры Шатунова. Я сказала, чтобы он убавил звук и что это песня про меня. Так мы разговорились и, он узнал, что меня зовут Роза Белая. И хоть я его отпустила у больницы, он дождался и отвез нас обратно, бесплатно. Таким образом узнал, где я живу и стал наведываться ежедневно. Приходил с подарками, гостинцами, возил нас на природу. Охотно гулял с сыном на улице. Вот тут начались звонки. Когда он спрашивал, кто это звонит, я говорила, что это ты. Я ведь была уверена, что это ты. А потом произошло, что-то невероятное. Иван пришел пьяный и какой-то нервный. С порога послал всех на три буквы, схватил сына за шкирку и небрежно швырнул его в сторону. Повезло, что он угодил на диван. Я стала прогонять его, он ещё сбросил со стола всю посуду, потом сказал, что не знал, что у меня двое детей и ушел. Больше он не приходил. Вот, такой у нас был роман.

– Ты сейчас оправдываешься что ли?

– Нет, просто рассказываю, как было.

– А зачем? Думаешь, разбитое зеркало, можно склеить? Знаешь, Роза, я не смогу так жить. Сегодня ты любишь, завтра не любишь, послезавтра, снова любишь.

– Я хотела напомнить Саша, что у нас общий сын.

– И что из того, что ты напомнила мне об этом?

– Ничего, просто нужно помнить об этом, воспитывая чужих детей.

– Ах, вот как вы заговорили! Я, между прочим, стремился создать семью, но ты решила, что не любишь меня и добровольно покинула. А впрочем, если сказать честно, то я не уверен, что у тебя мой сын.

– Что значит, не уверен? Мы с тобой не занимались любовью?

– Я ведь не мальчик Роза, а довольно опытный в этих делах мужчина. Когда жена ушла от меня, родила сына и решила, что я поверю, что он мой. Понимаешь, о чём я говорю?

– Пока, нет. К чему этот разговор?

– К тому Роза, что женщина никогда не скажет правду.

– И что ты хочешь этим сказать? Как ты понял, что сын не твой.

– Очень просто. Женщина двенадцать месяцев не бывает беременна.

– А причём здесь двенадцать месяцев.

– Притом, что, когда мы расстались с ней, прошло двенадцать месяцев. Несмотря на это, она упорно утверждала, что это мой сын. Но, это не всё. Кроме неё, у меня были женщины. Вот, один такой случай. Я проживал с женщиной, у которой был ребенок, четырёх лет. Через три месяца совместного проживания, она подаёт на алименты. Вполне серьёзно утверждая, что её четырёхлетний сын от меня. А мы знакомы всего три месяца.

– И ты платишь алименты?

– С чего это вдруг я буду платить алименты. Нет, конечно. На первый взгляд смешно, да. А вот, нет. Всё серьёзно. Был суд и соседи подтверждают, что мы жили с ней. И практически, суд уже выносит приговор, мне платить алименты.

– Я так понимаю, она от тебя ушла и подала на алименты.

– Правильно понимаешь. Но, при подсчёте времени зачатия, было установлено, что я находился в госпитале. А дело всё в том, что она жила со многими мужиками и соседи уже не знают, то ли я раньше жил с ней, то ли нет. А разводить мужиков на алименты, это её бизнес. Я это к тому рассказал, что женщинам верить нельзя. Тебе я тоже не верю. Ведь ты меня обманула.

– Интересно, в чём?

– Ты сказала, что первый и единственный парень, был Татарин. А я знаю, что вся банда Чистякова тебя насиловала ежедневно.

– Кто тебе это сказал?

– Твоя мама.

– Она не так всё поняла. Я могу объяснить. Да, парни приезжали и лапали меня постоянно. Я приходила домой и говорила маме, что меня в очередной раз насиловали. По-другому это не назовёшь, хотя секса не было.

– Ладно, не будем ломать комедию Роза. За день до нашего секса, ты два с половиной часа занималась любовью с Виктором.

– С Виктором? Ха, ха, это смешно.

– Вот не надо ломать комедию Роза. Вас заснял Татарин и чтобы этот компромат не увидела Ева Браун, ты убила Татарина.

– Я убила Татарина?

– Говорю же, не надо ломать комедию Роза. Всё это зафиксировала камера наблюдения. Когда одевшись женщиной, я пришел к тебе в магазин, чтобы свернуть шею, но начальство запретило. И ушла ты от меня, не к Алексею, а к Виктору. Моё начальство решило взять тебя, когда ты отсадишь ребенка от груди. Вот сейчас пришло это время.

– Я так и подозревала, что это был ты. Я была почти уверенна, что узнала тебя по голосу, но сомнения оставались. И жучки в магазине твоих рук дело.

– Конечно, только ты себе не представляешь, сколько я про тебя знаю.

– И что ты про меня знаешь? – с усмешкой спросила она, считая, что он просто блефует.

– Я знаю, кто ты и что из себя представляешь. Начну с самого начала, если не возражаешь.

– Не возражаю. Даже очень интересно.

– Отлично. Твой отец Николенко Антон Федорович работал главным бухгалтером на заводе. Присвоил крупную сумму денег и его посадили. В тюрьме он умер от туберкулёза. Мать Николенко Галина Ильинична, повесилась. Хотя это спорно. Многие считают, что её повесили, или помогли повеситься. Ты Николенко Роза Антоновна, в четырнадцать лет, попадаешь в детский дом. Когда тебе исполнилось восемнадцать, ты решила найти деньги, которые вам оставил отец.

Поиски привели тебя к Романову Николаю Валентиновичу, в своем круге известен, как Кнут. Именно он давил нары с твоим отцом. Именно он сообщил твоей матери о смерти. Именно он нашел твою мать повешенной. Конечно, я не могу сказать, о чём вы говорили с ним, но после этой встречи, ты стала курьером. Потом смерть Кнута и ты мотаешь срок за убийство.

После освобождения, ты знакомишься с Машей Белой и приживаешься в её семье. А вскоре становишься Розой Белой. А дальше всё закрутилось. Работая у Ашота, ты распространяла наркотики. Когда Ашот об этом узнал, он продал свой бизнес и уехал. Тебе нужна была точка и ты на деньги отца покупаешь цветочный магазин. Это чудесная мысль, в горшках с цветами распространять наркотики.

– Это твои фантазии, или у тебя есть доказательства?

– Разумеется, есть доказательства. Иначе я бы не стал тебе говорить.

– Ты меня предупреждаешь?

– Нет, Роза. – он посмотрел по сторонам, увидел стоящий автомобиль и кивнул в его сторону. – Поздно. Вон в том автомобиле сидят люди, которые тебя заберут. Они опасаются, что я всё-таки сверну тебе шею.

– Я не понимаю, за что?

– Ох, Роза! – вздохнул он. – Когда я развелся с женой, встретил женщину. Она родила мне дочь. Я любил её до безумия. Души в ней нечаял. Однажды я нашел их мертвыми. Они умерли от передозировки наркотиков. Моей дочери было всего шесть лет. Ты можешь поверить, что ребенок был наркоманом?

– Нет, – твердо ответила она.

– Я нашел парня, который это сделал и убил его. А этот парень, оказался сыном большого человека. Доказательств у него не было, но была уверенность, что это сделал я. Начались гонения и меня выгнали из Армии. Вот тогда я встретил людей, которые конкретно с этим злом борются. Всем, кто связан с наркотиками, я с огромным удовольствием откручиваю головы. Заметь, откручиваю, а Татарина убили выстрелом из пистолета. Это не мой стиль. Я вообще не ношу оружия.

– Понятно. Кстати, ты сказал, что я в горшках распространяю наркотики. А где же я их беру?

– Ну, это не проблема. Берешь, или точнее, брала у Виктора, с которым у тебя любовь. Кстати, увидев, что Виктор стал засматриваться на Машу, убила её.

– Я убила Машу? Бред!

– Совсем, нет. Ты выдала себя. Ты сказала, что Маша вышла из дискотеки и за ней увязались двое. Ни один, ни три, ни четыре, а именно двое. Потом, ты сказала, что моя мать бросилась на них, как тигрица. Откуда такие подробности, если тебя там не было?

– Так говорили. Весь город так говорил.

– Кто мог говорить, если нет свидетелей? Единственный свидетель, это моя мать, которую ты убила.

– Так вот за что, ты хочешь свернуть мне шею.

– И за это тоже.

– Не жалко, что твой сын останется сиротой?

– Ну, перестань! – отмахнулся он, так, что даже парни выскочили из автомобиля и подбежали. – Нет, нет, я не причинил ей вред, можете забирать.

Как по команде, они схватили Розу и потащили к машине. Александр проводил их взглядом и пошел дальше.


Она металась по узкому длинному помещению, походившему на коридор. Без окон, без какой-либо мебели и деревянной дверью. Роза поняла, что это не тюремная камера и не камера СИЗО. Единственная достопримечательность помещения, это бетонный выступ у стены, на котором нельзя даже лечь, только сидеть. Кто тогда эти люди?

Неожиданно дверь открылась, и вошел Александр. Он пристально посмотрел на неё, подошел к выступу и, не раздумывая сел, склонив голову.

Роза затаила дыхание. Воцарилась гнетущая тишина. Тишина давила на уши.

– Роза, – проговорил Александр, не поднимая головы. – Виктор сдал тебя с потрохами.

– Не понимаю, – довольно искренне удивилась Роза. – Вы и так про меня всё знаете.

– Дура! На тебе четыре трупа и распространение наркотиков. Тебе грозит двадцать пять лет или пожизненное. Только сидеть ты не будешь, тебя убьют.

– Ты пришел меня убивать?

– С удовольствием Роза, но начальство не разрешает.

– Если не ты, тогда кто?

– Чистякова послала весточку на волю.

– Не понимаю, ей что от меня надо?

– Ладно, начну по порядку. Это для того, чтоб ты поняла, почему Чистякова хочет твоей смерти. Начну с того, что у Маши от Виктора дочь, а ты решила отбить его у неё. Обещала родить ему сына. Правда, поставила условие. Ему нужно было убить Машу. Вы с Виктором караулили её у дискотеки и, никто вас естественно не видел. Когда вышла Маша, у Виктора не поднялась на неё рука и ты убила её. Моя мать оказалась не в то время, не в том месте. Она оказалась свидетелем убийства и ты погналась за ней. Ты молодая, она пожилая и тебе легко было её догнать. Один удар ножом и всё, нет свидетеля.

Ты уговорила Виктора, взять убийство на себя. Всё правильно, он рассказал матери, а она не посадила своего сына. Далее, когда ты убила Татарина, ты исполняла обещание, родить ему сына. Почему вы так долго занимались любовью? Только потому, что честно говоря, у него не стоял. В общем, вы не занимались любовью, а мучились. Но, все же, зачатие было, хотя ты не была в этом уверена и подстраховалась, залезла ко мне в постель. Ребенок сто процентов не мой, при рождении мы это проверили.

– Допустим, что всё так. Но причём здесь Чистякова?

– Ты подставила её сына. Ты много лет водила её за нос, торгуя её наркотиками. Она тебе этого никогда не простит.

– Ладно, всё понятно. Эта стерва не думала, что какая-то девчонка, может с ней играть. А зачем ты мне это рассказываешь?

– Дело в том Роза, что нам не удалось отследить, кому она передала весточку. Получается, мы провели косметический ремонт, а нужно капитальный.

– А я тут причём? Кроме парней Виктора, я больше никого не знаю.

– Если хочешь жить, то предлагаю сотрудничество.

– Сотрудничать с ментами? Вы не по адресу обратились, – она сложила руки на груди и уперто уставилась на Александра. – Какая разница, ты меня убьёшь или кто-то другой.

– Я человек военный и выполняю приказы. Если бы мне разрешили, я убил бы тебя давно. Но мне не разрешают. Но у тебя есть шанс остаться в живых.

– А зачем? Пожизненное, это тоже смерть, только медленная. Слушай, ты первоначально сказал, что на мне четыре трупа. Маша, твоя мать и Татарин. А кто четвертый?

– Кнут.

– Ах, Кнут! Правда он хотел меня изнасиловать, но я не убивала его.

– Роза, не надо лгать. Кнут не мог тебя изнасиловать, по той причине, что в детстве он упал с велосипеда и отбил себе мошонку. Не буду вдаваться в подробности, но всё было настолько плохо, что его кастрировали. Когда он сидел по малолетке, его звали Красная Шапочка. Он гей Роза. А убила ты его, чисто по-женски, отравив мужика.

– И было за что. Он пытал мою мать, забрал деньги и заставил повеситься.

– А поподробнее можно этот эпизод?

– Что значит, поподробнее?

– Ты сама видела, или это твои размышления? Только не ври.

– Нет, я не видела, а знаю с его слов.

– И что же он сказал?

– Он сказал, что мой отец припрятал деньги, но мать не знает где тайник. Когда Кнут освободится, он должен прийти к матери и сказать, где тайник. За это сообщение он получит двадцать процентов. Только мать знала про тайник и давно перепрятала деньги. Он сказал про тайник, но там было пусто. Он догадался, что мать перепрятала деньги и он не получит обещанные проценты. Мать не хотела отдавать и он её стал пытать. В конечном итоге, он сам нашел деньги и теперь решил забрать все. Тогда мама сказала, что лучше он убил бы её. А он сказал, что она сама может повеситься. Он привязал петлю и заставил повеситься.

– Ну, это понятно. А вот скажи, как ты нашла деньги? Кнут их что, не прятал? И второе, как ты вообще на него вышла?

– Как вышла? – усмехнулась она. – Он ко мне в детский дом приезжал, с подарками. А потом, он жил в нашей квартире. Что касается денег, то он покупал наркотики. Я просто продолжила его бизнес. Ашот был в доле и прекрасно знал про наркотики. Хоть Ашот был у меня в доле, но на него наехала Чистякова и он сбежал. Мне пришлось искать другие каналы и таким образом, я познакомилась с Машей. Она меня познакомила с Татарином. Он сопровождал курьеров. Вариант хороший, но он слишком мелкая фигура для хорошего бизнеса.

Тогда я связалась с Виктором и предложила ему, часть поступающего наркотика, продавать налево. Он согласился и всё завертелось. Несмотря на то, что в обороте были мои деньги, доход мы делили пополам. Всё было нормально, пока его жаба не задавила. Он сказал, что будет брать восемьдесят процентов. Единственный выход, это создать с ним семью. Тогда не нужно, делить, всё наше. Понимаешь?

Короче, у Маши дочь от него, и она была для меня преградой для создания семьи. Её необходимо было убить. Потом мне нужно было родить от него ребенка, чтобы привязать окончательно. Мои планы почти сбылись, если бы не ты. Я ненавижу тебя и ты меня тоже, так убей меня.

– Я с удовольствием свернул бы тебе шею, но ещё видимо не время.

Роза внимательно осмотрела помещение, так, как будто видит его впервые.

– Это не тюремное помещение, а твои выходки не похожи на милицейские. Кто вы?

– Ну, в общем, ты права. Я не милиционер, а пограничник. Хотя в нашей команде, действительно есть милиционеры. Тогда вопрос. К кому относятся пограничники.

– Понятия не имею. Наверное, к Министерству обороны.

– К ФСБ. Думаю, ты знаешь, что это такое?

Роза кивнула.

– Должен тебе признаться, что ни к одной известной тебе организации мы не относимся. Скажу больше. Вот, поймали наркоторговца, дали десять лет. А через два года он выходит по амнистии. И снова за работу и снова его ловят. Такое бесконечное движение. Правильно, чтобы милиция не скучала. Но, тогда законными методами бороться с этим злом невозможно и когда жареный петух в задницу клюнет, пострадавшие начинают бороться с этим другим способом.

– Проще говоря, убивают без суда и следствия.

– Верно Роза. По-крайней мере, он уже не будет торговать наркотиками никогда. У моего начальства, а он генерал, от передозировки умер сын. У меня жена и ребенок. У всех, кто с нами, та же история. Мы пробовали по закону, но всё впустую.

– Мне не понятно, почему меня еще не убили.

– Хорошо, буду с тобой честен. Во-первых, ни Чистякова, а тем более ни ты, не могли организовать канал поставки наркотиков из Афганистана. Не тот уровень. Во-вторых, в каждом городе есть вор в законе. Или смотрящий за районом. Он контролирует всё, что происходит в районе, но почему-то не контролирует такой бизнес, как наркотики. Можешь не спрашивать, его мы проверили со всех сторон. Тут возникает вопрос. Почему он не контролировал? Боялся Чистякову? Ну, это вряд ли. А кто тогда стоит над этим? И в-третьих, кому Чистякова послала весточку. И последнее, тебе ничего не светит Роза. Конечно, мы можем тебя убить, а можем убить чужими руками. Ты понимаешь, о чём я говорю? Повторяю, Чистякова хочет тебя убить.

– Странно как-то. Ты знаешь, что Чистякова меня заказала, но не знаешь кому. Неувязочка начальник.

– Дело в том Роза, что женщину, которая вышла на свободу с весточкой от Чистяковой, сбила машина.

– Зачем вы её убили раньше времени? Могли бы….

– Стоп! – прервал её Александр и задумчиво уставился на неё. – Хорошая мысль посетила твою голову, – сказал он и пошел к двери.

– Что-то не так? – бросила она вдогонку ему.

– Всё так Роза.


Александр осторожно открыл дверь булавкой и вошел в квартиру. Егор стоял у окна, беспечно рассматривая улицу и степенно потягивая Коньяк. Сделав глоток, он облизывал губы и смаковал.

– Мог бы постучать – сказал он, даже не повернувшись к нему лицом. – Я бы открыл дверь.

– А ты всегда на стороже?

– Нет.

– Ты услышал, что я открываю замок?

– Нет.

– А как ты узнал, что это я?

– Ты пограничник и на природе, ты супер. А это город и здесь я супер.

– Возможно, – согласился Александр. – А всё-таки, как ты узнал, что это я?

Егор повернулся к нему лицом, подошел к столу и поставил пустую рюмку.

– Ты поставил свой автомобиль далеко от дома, только мне из окна его видно.

Александр подошел к окну и посмотрел. Действительно, из окна видно автомобиль, но не видно номера. Тогда, как Егор определил, что это его автомобиль.

– Что-то ты мутишь Егор, номеров не видно.

– А зачем номера? Такой развалюхи, как у тебя, в этом дворе нет.

– Понятно.

– А мне нет. Что это ты таким вот образом проник в мою квартиру. Что-то случилось?

– Возможно Егор, а возможно нет. Ты не в курсе, нашли водителя, который сбил Зою?

– Какую Зою? А, ту женщину, которая вышла из тюрьмы. Нет, кажется, не нашли. А зачем он тебе?

– Зоя несла весточку от Чистяковой.

– Да, я читал и что? Мы её вместе с тобой читали.

– А кто ещё знал об этом?

Егор пожал плечами.

– Генерал. А что?

– Я думаю, что она не случайно попала под автомобиль.

– Понимаю. Ты кого-то подозреваешь?

– Тебя.

– А почему не себя, – с усмешкой ответил Егор и его рука, плавно поплыла в карман.

Александр схватил его за руку.

– Не надо. Не успеешь.

– Я за сигаретами.

– Какие сигареты Егор, ты ведь не куришь. Значит так! Ты двумя пальцами, медленно вытаскиваешь свою «пушку» и кладёшь на стол. И давай без глупостей. А то я сверну тебе шею раньше времени.

– Что такое майор, я между прочим, подполковник.

– Извини Егор, я не майор, я гражданский человек.

– А в чём ты меня подозреваешь? Зачем мне убивать какую-то Зою?

– Ты пистолетик положи на стол, – учтиво попросил Александр.

Егор двумя пальцами достал из кармана пистолет и положил на стол. Александр тут же взял его.

– Значит, это ты сбил Зою, чтобы она не передала весточку от Чистяковой. Вот, не думал, что ты в этом замешан.

– И что теперь? Ты убьешь меня из моего пистолета и сделаешь это так, как будто я сам застрелился. Я слышал, что ты обладаешь какими-то сверхспособностями. Так в чём ты меня подозреваешь?

– Подозреваю, что ты не тот, за кого себя выдаешь, – сказал Александр.

– Интересно. И кто я на самом деле? – поинтересовался Егор.

– Антон Николенко, – предположил Александр.

– И кто это?

– Ты. Неужели, ты забыл свою настоящею фамилию?

– Интересно, с чего это пришло тебе в голову, так думать?

– Скажи мне Антон, как ты попал в нашу банду?

– Я не Антон, а попал я как все.

– Увы и ах! Мы собрались, только потому, что кто-то из наших близких пострадал от наркоманов. Кто пострадал у тебя?

– А какое твое дело?

– Вот видишь, ответа нет. А скажи мне Антон, за что тебя посадили?

– За убийство.

– А кого ты убил?

– Не твоё собачье дело, – он медленно стал приподниматься со стула.

– Не дергайся, а то продырявлю тебе, что-нибудь.

Он опустился на место и пристально уставился на Александра.

– Что за проверку ты мне тут устроил?

– Это не проверка, это разоблачение. Одного не пойму, зачем ты убил парней, ведь они на тебя пахали.

– А не ты ли их убил, – парировал он.

– Правильно, по приказу генерала. Только генерал такого приказа не давал. Это твоя инициатива.

– Значит генерал на меня стрелки перевёл.

– Нет, конечно. Ты ему предложил, а он сказал, чтобы ты действовал по обстановке.

– Это же бред, обвинять меня в этом.

– Ну, да! Мы ведь хотели выйти на организатора, а парни могли знать его. Поэтому ты их убрал, моими руками. Ты чистенький, да. Приказ генерала, а исполнитель Минаков. Ты тут ни причём.

– Да, я ни причём, – он демонстративно развёл руки.

– Хорошо, начнём сначала.

– Так кого убил, подполковник Егор Тимофеев?

Он криво усмехнулся.

– Вот Николенко, ты умный мужик, а биографию подполковника Тимофеева не изучил. Это твой промах. Ты не можешь ответить на элементарную вещь. Кого ты убил и тебе дали срок?

– Я не хочу об этом вспоминать.

– Ах, вот так значит! Не хочешь вспоминать. Ты не помнишь, потому, что не знаешь. А кем ты работал раньше? Это помнишь, или тоже не хочешь вспоминать?

– В уголовном розыске.

– Молодец! А скажи мне, тебя не удивляет, что ты такой накаченный, атлетического сложения, а я такой невзрачный, но ты боишься вступить со мной в драку?

– Только потому, что у тебя «пушка».

– Или потому, что все твои мускулы, это муляж. Раздевайся.

– Я не девка, чтоб перед тобой раздеваться.

– Ладно, спектакль закончен Николенко.

– А может, только начинается, – язвительно заявил он.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Только то, Минаков, что я расскажу о твоей выходке, генералу.

– Я разговаривал с твоей дочерью Николенко, и позвонил генералу, перед тем, как прийти к тебе. Ваша карта бита, господин Николенко.

– Интересно, что тебе сказал генерал? И кто интересно моя дочь?

– А вот, слушай. Роза твоя дочь….

– Вот стерва! – выругался он со злобой.

– Зачем ты так, ведь она твоя дочь.

– Понятно, откуда у тебя такие познания.

– Ошибаешься, она про тебя слова не сказала. Дело в том, что к генералу приехал друг, который самолично хоронил подполковника Тимофеева. Он действительно умер в тюрьме от туберкулёза.

– Да, а, а. Видел я этого подполковника в зоне.

– И не придал значения?

– Да, мало ли кто там болтается с погонами.

– Генерала интересует, кто помог тебе умереть от туберкулёза и родиться Тимофеевым?

– За хорошие деньги, можно всё.

– Кстати, на счёт денег. За что ты убил Кнута?

– Сильно много хотел.

– За свою услугу он потребовал больше, чем ты ему обещал?

– Он хотел, чтобы я ему каждый месяц платил зарплату, за молчание.

– Ах, он тебя шантажировал. Значит, он был в курсе, что ты не Тимофеев.

– Ещё бы! Это он хотел выйти на свободу Тимофеевым.

– А ты его опередил, да?

– Нет, я его отговорил. Он заметная фигура.

– А зачем ты надел на себя эти мускулы?

– Он мужик здоровый, а я худой. Нужно было соответствовать.

– Но, он болел туберкулёзом и явно похудел.

– Не успел похудеть. Тем более, он умер не от туберкулёза, его убили.

– Кто и за что?

– А ты думаешь, у подполковника врагов мало? Он заболел туберкулёзом, обратился в медпункт, а там его убрали. Достаточно сделать укол и всё.

– Понятно, значит на зоне работает медик продажный.

– За деньги любого купить можно.

– А ты меня купи.

– Смотря сколько предложить, – прищурился Никоненко.

– А сколько ты можешь?

– Сто тысяч.

– Как дешево ты ценишь свою свободу, – усмехнулся Минаков.

– А сколько хочешь ты?

– Твою жизнь.

– Значит, не договоримся.

– Ты думал, что со мной можно договориться. А кто мне вернёт жену и дочь? Какими деньгами можно купить им жизнь?

– Я твою жену не знаю. Почему ты валишь всё на меня?

– Только потому Николенко, что мою жену схватили Лях и Татарин. Сначала её насиловали, а потом посадили на наркотики. Всё это происходило на глазах у дочери. Ненужный свидетель и её тоже посадили на наркотики.

– Верю, но я тут причём?

– Они твои люди Николенко.

– Эти парни Чистяковой, – попытался перевести стрелки Антон.

– А ты ведь над ней был. Значит, с тебя спрос.

– Чистякова не знала кто я. Точнее сказать, я был как телохранитель и любовник. Мне это было удобно и всё.

– А можно с этого момента, поподробнее.

– Подробнее. Можно и так! Всё началось с того, что мой друг со школы, воевал в Афганистане. У него был канал поставки героина, нужны оптовые покупатели. А я главный бухгалтер, к деньгам доступ имел. Взял деньги на предприятии и пошли поставки. Хотел вернуть, но не успел, посадили. Появилась возможность выйти раньше срока. Вышел, канал поставки ещё есть. Нужны курьеры. Я сразу понял, что Чистякова держит город в кулаке. Втёрся к ней в доверие, стал водителем, телохранителем и любовником.

Предложить ей продавать наркотики, не рискнул. Но тут я понял, что можно договориться с её сыном Виктором. Вот, подослал к нему Розу. Она всё сделала в лучшем виде. Всё встало на поток. Вот тут, я узнал, что каналом интересуется генерал. Вскоре выяснил, что в Афганистан прибудет его человек, Импотент. Навел справки, узнал время, и устроил засаду.

Ты оказался там, не в то время, не в том месте. Вообще-то мне сказали, что вы оба мертвы. Мне очень жаль, что они тебя не добили. Генерал не смог переправить своего человека в Афганистан и вышел на меня. Я пообещал ему, что попытаюсь внедриться в эту банду, хотя сам давно уже внедрился.

– Ты воспользовался тем, что генерал знал Тимофеева.

– Вот именно. Лично мы с ним не встречались, только по телефону и это меня вполне устраивало.

– А ты знал, что генерал с Тимофеевым вместе учились в институте?

– Нет, конечно. Но, по ходу дела узнал.

– Ладно и что потом?

– А потом, генерал сообщил, что мне в помощь прибудет Импотент. Конечно я удивился, что он остался жив. Но, опасаться мне нечего, ведь Импотент меня не знает. И тут приезжаешь ты, тем более в мое подчинение. Но быстро понял, что ты не подчиняешься мне и ведёшь какую-то свою игру.

Значит, нужно зачистить хвосты, и показать работу. К тому же было понятно, что с тобой не договоришься. Поэтому, я решил твоими руками убрать парней Виктора. В принципе, я хотел перевести стрелки на Чистякову, но понял, что ты в это не поверишь. Значит, нужно искать мнимого главаря банды.

– Ты самого себя собирался искать?

– Человека, которого в природе не существует.

– Все-таки, почему ты решил обрубить концы?

– Ты вышел на девчонок, курьеров. Через них на парней, которые их сопровождали. Через парней на Виктора Чистякова. Вскоре понял, что сама Чистякова в этом не участвует, а значит, будешь искать меня. Нет уверенности, что Виктор не рассказал парням про меня. Вот, поэтому их нужно было убрать.

– Странно, тебя знал Виктор, но ты не убрал его, как парней.

– Если его убрать, Чистякова начнёт рвать и метать. Потом, Виктор всегда мог набрать себе другую команду. Это только с виду он такой тихоня, а на самом деле, он умный парень.

– А зачем Роза убила Татарина? Почему, ты не сказал, сделать это мне?

– Когда Виктор был в магазине два с половиной часа, он был не с Розой. Я тоже был там. А Татарин установил там жучки и всё слышал. Его пришлось немедленно убрать.

– Как вы обнаружили «жучки» в магазине?

– Роза приготовила нам кофе. У Виктора упала ложечка, он наклонился и увидел «жучок» под столом. Вытащил пистолет, но Роза взяла его и пока Татарин нас слушал, вышла и застрелила его. Татарин даже не понял, откуда она там появилась. Потом мы проверили магазин, нашли ещё пару «жучков».

– А скажи мне, зачем ты Розу подсунул мне?

– Чтобы знать, кто ты. Но, ты ловко водил нас за нос. Говорил, что всё делает Импотент, а ты только ширма. Розе нужно было узнать, где всё-таки этот неуловимый Импотент. Когда понял, что Импотента нет, приказал Розе покинуть тебя. Нужно отдать тебе должное, ты был хорошим отцом для её ребенка.

– Она правда думала, что я считаю её сына своим?

– Точно не могу сказать, но думаю, да.

– И последний вопрос. Чистякова не знала, кто ты на самом деле, тогда почему она отправила записку к тебе, убить Розу? Впрочем, ты бы убил свою дочь или поручил это мне?

– У меня одна дочь. Конечно, ничего бы я этого не делал. А почему мне, только потому, что я её телохранитель. Она считала, что я её верный пес. Выполню любое её приказание.

– Ты спал с ней?

– Да, было дело. Только любовница она никакая.

– Трудно в это поверить. По той причине, что она карьеру делала, исключительно через постель.

– Не могу сказать, но я за свои слова, отвечаю. Я в своё время знал много женщин, но она по сравнению с ними, бревно.

– Может постарела? А может она через постель шантажировала? А тебя какой интерес шантажировать?

– Может и так, говорить ничего не буду.

– Ну, пошли Николенко, ждёт тебя длительное тюремное заключение.

– А ты не такой умный, как я думал. Думаешь, всё, что я здесь говорил, скажу на суде? Ха, ха, какая наивность.

– Мне льстит, что ты считаешь меня умным. Не хочу ударить лицом в грязь. Всё, что мы здесь говорили, я записал, так, что будешь говорить, или нет, не имеет значения.

– Если ты все записал, то там твоё признание. По моему приказу ты убивал парней. Так что сядем вместе.

– Вполне возможно, чтобы свернуть тебе шею в тюрьме. Таких как ты, нельзя оставлять в живых.

– Почему тебе не сделать это сейчас?

– Я подчиняюсь приказам.

– Приказам генерала, который творит беззаконие. Зачем ему нужно, чтобы меня судили? Скажи Минаков, а что будет с моей дочерью?

– Я могу предсказывать будущее, но тебя это не обрадует. Розу тоже посадят. Как не крути, она убила Татарина. Плюс наркотики, но дадут сравнительно не так много. Тем не менее, она не выйдет оттуда никогда. Правда, ты умрёшь раньше.

– Значит, ты меня убьешь?

– Нет, не я, а жаль. Тебя зарежут дружки Кнута.

– Причём здесь Кнут? Его уже черви съели.

– Николенко, ты сидел за кражу, но ты не вор по тюремным меркам. Ты думаешь, что Кнут организовал тебе побег. Какая наивность. Кнут – это пешка. Без вора в законе, он бы ничего не сделал. Он был под кем-то. И не сам он явился к тебе, его послали. Ты думаешь, убив его, это тебе простят?

– Можешь не продолжать, я всё понял. Нельзя мне в тюрьму.

– Я бы с удовольствием прибил тебя, но у меня приказ, не трогать.

– Понятно. А кто убьёт Розу? А главное, за что?

– Я могу сказать, но ты этого не поймёшь. Это банальная ревность.

– Ревность? – повторил изумленно Николенко. – Не понимаю.

– Понятие простое папаша. У Виктора есть девушка и они давно любят друг друга. Когда Роза попадёт с ней в одну камеру, та её зарежет.

– Первый раз слышу о девушке. Вот, не надо придумывать Минаков.

– Я же сказал, что ты не поймёшь. Ты считал, что контролируешь ситуацию, а многого не знаешь.

– Кто она? – требовательно спросил Николенко.

– Тёмная лошадка, – засмеявшись, ответил Минаков.

– Не скажешь?

– Могу сказать, только вряд ли тебе это поможет.

– Я не о себе волнуюсь.

– Я так и понял. Все твои волнения напрасны, судьбу не изменить.

– Почему же, если знаешь, что тебя ждёт в будущем.

– Возможно, но я не хочу менять ничего в её жизни. Пусть будет так, как будет. Мы друг друга прекрасно поняли.

Минаков пошел к двери, но Николенко устремился за ним.

– Скажи, кто убьёт Розу? – он схватил за плечо Александра.

В одно мгновенье Минаков обернулся и нанёс сильный удар между глаз. Николенко, сначала замер, вытаращив глаза и медленно повалился на пол. Он практически не дышал, но Александр, только плюнул на него и вышел.


Роза металась, не находив себе места, в этом жутком помещении. Неожиданно дверь распахнулась и с белой розой в руках, вошел Александр. Взглянув на розу, она всё поняла.

– Ты пришел убивать меня?

– Ты знаешь, я бы с большим удовольствием, но умрёшь ты не от моей руки.

– А зачем тогда эта роза?

– Я пришел прощаться. Больше мы не увидимся никогда. Точнее, я тебя не увижу больше живой. Прими последний мой подарок. Во всяком случае, при жизни.

– Странный ты какой-то, Саша.

– Для тебя я всегда был странным.

– Ладно, что будет с моим сыном?

– Сначала он будет жить в детском доме, а потом его заберёт женщина, которая убьёт тебя. Правда, после того, как освободится.

– Что? Кто она? Почему она убьёт меня и заберёт моего сына?

– Всё просто Роза, как Божий день. Она жена Виктора.

– Жена? Это бред какой-то! Нет у него жены.

– То, что он похищал девушек и продавал их в бордели, ты знаешь. Не будем ворошить прошлое. Однажды встретил её и влюбился. Он скрывал её от всех. Купил ей квартиру в райцентре, содержал. Но когда его посадили, она фактически лишилась всего. Как говорится, из Князи в грязи. Кому это понравится? Никому. Жить в богатстве и вдруг очутиться под забором. Во всех своих бедах, она винит тебя. Это будет стоить тебе жизни.

– Понятно. Только зачем ей мой сын?

– Понимаешь, она от природы не может иметь детей, а твоего сына она возьмет, только потому, что это сын Виктора.

– Подожди, значит она заберёт и дочь Маши.

– Нет.

– Почему, нет?

– Даже сам Виктор не уверен, что это его дочь.

– Что значит, не уверен?

– Это значит, что он не единственный парень Марии.

– Маша сама говорила, что её дочь от Виктора.

– Говорила, потому, что желала жить хорошо. Впрочем, она могла сказать, что дочь у неё от Мэра.

– Что значит, сказать? Она с ним спала?

– И с ним и с прокурором города и с милиционерами, которые её задерживали. И со случайными попутчиками и с проводниками поезда. Впрочем, можно перечислять бесконечно. Все женщины хотят жить в достатке. Все они делятся на три категории. Первые, зарабатывают достаток своим трудом. Вторые, стремятся заполучить мужчину с достатком. Для этого нужно умело пользоваться своими сексуальными способностями. К третьей категории относилась Мария. Она использовала любую возможность для достатка.

– С первыми двумя, всё понятно. Не понятно третья категория.

– Простой пример. Зачем платить за билет, если можно переспать с проводником. Проще сказать так! Маше не нужен муж, ей нужен был источник дохода.

– Понятно. Только зачем ей Мэр?

– Для шантажа.

– Прокурор тоже?

Александр кивнул.

– А случайные попутчики?

– Ну, не все конечно. Только те, кто играет в карты, коротая дорогу. И только те, кто играет на деньги.

– А Виктор?

– Ты думаешь, что Виктор ей мало платил за дочь?

– Странно, она всегда нуждалась в деньгах, – как бы размышляя сама с собой, проговорила она, пожимая плечами.

– Денег много не бывает, не мне тебе рассказывать. Тем не менее, у Маши приличный счёт в Банке.

– И сколько? – с иронией спросила Роза.

– Столько, что можно купить приличный домик в Испании.

– В Испании? Ах, понимаю, зачем она изучала испанский язык.

– Смешно Роза, жила бок о бок с названой сестрой и ничего о ней не знала.

– Значит Виктор ей не нужен был?

– Конечно нет. Зря ты её убила Роза.

– Я же не могла знать, что у неё в голове творится. А почему Испания? Впрочем, откуда ты знаешь, что она в Испанию хотела уехать?

– У нас есть аналитик, который читал её дневники.

– Она писала дневники?

– Да, с двенадцати лет. Первая любовь. Нет, не к мальчику, а к учителю. Как дочери к отцу. Потом учитель уехал в Испанию и она мечтала уехать туда. Но не бедной овечкой, а состоятельной дамой. Свою детскую мечту, она как умела, воплощала в жизнь. Ты оборвала её жизнь и мечту.

– Откуда я знала, что Виктор ей не нужен. Зато, мне он был сильно нужен и я не могла терпеть конкурентку. А скажи, Виктор знал, что она спала со всеми подряд?

– Наверное, иначе бы не сомневался, что у неё дочь от него.

– Вот скажи, Минаков, мой отец всегда говорил, что он в безопасности. Как вы его вычислили?

– Просто. Он убил Кнута, а подполковник Тимофеев не сидел с Кнутом. Они не были знакомы. Тогда почему Кнут пришел к Тимофееву? Вскоре к генералу приехал друг, который лично хоронил Тимофеева. С этого момента стало понятно, кто скрывается под личиной подполковника Тимофеева. Прощай Роза.

Александр пошел к двери.

– Спасибо, что рассказал, думаю это мне не пригодится. Обидно конечно, что я сама себя переиграла. Прощай Саша.