КулЛиб электронная библиотека 

Калейдоскоп снов [Александр Романов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Александр Романов Калейдоскоп снов

Глава 1

Сразу после включения операционной системы виртуального шлема по внутреннему экрану с обзором на двести семьдесят градусов пробежала цветовая радуга, а из наушников донёсся спокойный женский голос:

— Назовите своё настоящее имя и фамилию. Скажите ваш реальный возраст и код доступа в виртуальную сеть интерактивных развлечений.

— Альберт Горский. Возраст — двадцать девять лет. Код Ц-16 745-286-РФ.

Быстро сообщив всё, что от него требовалось, молодой человек улыбнулся самому себе и поправил воротник сенсорного комбинезона, полностью погружающего пользователя в виртуальное пространство. Его лицо закрывала эластичная маска, с помощью которой задействовались многочисленные рецепторы кожи и достигался ни с чем не сравнимый эффект присутствия в компьютерной модели реальности. Это ощущение также усиливалось за счёт специальных плотно облегающих перчаток и сапог с высокими голенищами из того же материала. Экипировка была впечатляющей!

Сам Альберт в буквальном смысле слова висел внутри сложной конструкции: с разных сторон его поддерживали крепкие резиновые жгуты, соединённые с дугообразной квадратной рамой из металлопластика, которая могла за счёт двух опор переворачиваться и вращаться во всех направлениях. Платформа под ногами представляла собой округлую поверхность, покрытую множеством шариков. Благодаря этим техническим хитростям Горский не был ограничен в действиях и мог при необходимости совершать любые перемещения в смоделированном пространстве — от простой ходьбы до свободного полёта без опасения свалиться на пол.

Как только компьютер принял его данные и проверил их по своим информационным каналам, внутренний экран шлема засветился ярким жёлтым светом, а из наушников вновь зазвучал бесстрастный голос:

«Доступ в виртуальную сеть интерактивных развлечений разрешён.

Необходимое предупреждение!..

В целях общей безопасности пользователю программы „ВСИАР“ запрещается находиться в сети более семи часов с момента входа в искусственную реальность.

Так же запрещается спать, поскольку это может вызвать непредвиденные последствия для всего организма. В том числе нервно-психическое расстройство головного мозга с нарушением пространственной ориентации и координации движения.

В случае нарушения этих правил компания VirtualityInternational, производитель программы „ВСИАР“, не несёт никакой ответственности и не берёт на себя никаких обязательств по выплате компенсации за возможный физический или моральный ущерб.

Необходимое напоминание!..

Оплата интерактивных развлечений по безналичному расчёту производится в зависимости от выбора определённой категории и уровня сложности программы „ВСИАР“, а также от продолжительности пребывания пользователя в виртуальной сети. Начисленная сумма оплаты будет автоматически снята с лицевого банковского счёта пользователя после его выхода из программы.

Компания Virtuality International предоставляет двадцать пять категорий виртуальных развлечений с тремя уровнями сложности — обычный, необычный и непредсказуемый.

Сделайте свой выбор!»

На экране шлема появился список из двадцати пяти строчек с названиями различных программных приложений, и Альберт, недолго думая, выбрал одну из них.

— Категория номер семь. Виртуальный музей живописи. Уровень сложности номер три — непредсказуемый.

— Ваш выбор принят, — спокойно ответил компьютер. — Последнее предупреждение касается третьего уровня сложности.

Людям с неуравновешенной психикой и ослабленным здоровьем погружение в виртуальное пространство типа «Семь-три ВСИАР» не рекомендуется. Для выхода из данного приложения необходимо произнести кодовые слова: «стоп, семь-три, ВСИАР. Выход».

Текущая дата посещения виртуальной сети интерактивных развлечений: десятое число десятого месяца две тысячи тридцать девятого года.

Текущее время: двенадцать часов пятьдесят семь минут.

Добро пожаловать в Виртуальный музей живописи с непредсказуемыми развлечениями!

В тот же момент перед глазами Альберта вспыхнул калейдоскоп ярких красок, сменившийся помещением с белоснежными стенами и единственной дверью, на которой были изображены две большие чёрные цифры «7–3».

Сделав несколько шагов вперед по твёрдой гладкой поверхности пола, он прикоснулся к круглой металлической ручке двери и осторожно потянул её на себя.

Экран шлема мигнул, и Альберт Горский оказался на одной из площадей знаменитого виртуального города Кибер-сити, который почти не имел границ пространства и времени. В уши ворвался привычный городской шум, напоминающий приглушённое жужжание пчелиного роя.

По ближайшим к площади дорогам с тихим шуршанием двигателей проносились современные электромобили и обычные машины с двигателями внутреннего сгорания, а в небе стремительно и бесшумно пролетали какие-то фантастические аэрокары.

Альберт оказался посреди живой, шумящей и пёстрой толпы. В первые секунды у него зарябило в глазах: мимо шли, мчались, ехали на роликах, велосипедах и даже верхом представители разных рас и стран мира, о чём можно было судить по одежде и цвету кожи. При этом все они разговаривали на общепринятом международном языке эсперанто.

Ноздри Альберта почти сразу уловили синтезированный запах свежего воздуха и аромат каких-то ярких цветов, росших на клумбах вдоль тротуаров.

В целом картинка явно претендовала на идиллическую: на ослепительно голубом небосклоне безмятежно сияло яркое солнце, и, судя по его положению, здесь в данный момент было не больше одиннадцати часов по местному времени.

Весь город был разделён на двадцать пять районов, в которых располагались самые лучшие общественные здания Земли, относящиеся к определённой категории интерактивных развлечений. В том районе, где находился Альберт, все здания, независимо от их архитектурного стиля, являлись различными музеями живописи крупнейших стран мира, славящихся своими картинными галереями.

Прямо напротив Альберта располагался знаменитый французский Лувр, справа от него — не менее известный российский Эрмитаж, рядом — лондонские Тейт и Тейт-модерн, а слева — Дрезденская картинная галерея из Германии.

Внимание Альберта привлёк музей, находившийся чуть в глубине арт-квартала. Внешне здание выглядело очень красиво. Архитектурный стиль наводил на мысли о юге Европы. Горский решил посетить именно его, хотя в зодчестве был не силён и мог ошибаться в своих предположениях.

Альберт быстро прошёл по цветным гранитным плитам площади в направлении выбранного музея и поднялся по широким ступеням портика с барельефными колоннами. Огромные резные двери из морёного дуба распахнулись перед ним, и любитель искусства попал в просторный вестибюль. Электрические светильники, стилизованные под обычные восковые свечи, мягко и равномерно освещали пустое пространство.

Подумав, что задерживаться здесь не стоит, Альберт решительно двинулся в первый зал картинной галереи. Выглядел он довольно большим. Дневного света, который лился в огромные арочные окна, оказалось достаточно для того, чтобы рассмотреть все картины, размещённые на стенах. Горский опять был один, но на этот раз откуда-то издалека доносились приглушённые шаги, очевидно, принадлежавшие другим виртуальным посетителям.

Ничего пугающего и тем более непредсказуемого с Альбертом пока не случилось, однако он знал, что все развлечения и неожиданности для него могут начаться в любой момент. Правда, Горский надеялся на то, что в идеале приключения начнутся лишь после проникновения в одну из приглянувшихся картин.

Большинство людей предпочитали посещать программу седьмой категории интерактивных развлечений с первым или вторым уровнем сложности в основном из-за того, что это позволяло им оказаться в любом крупнейшем художественном музее мира, не покидая пределов своей страны. Некоторые хотели стать «живой» частью какой-либо определённой виртуальной картины. И лишь на третьем уровне сложности желающих оказывалось не так много, поскольку никто не мог предположить, что его ждёт. В последнем случае компьютерная программа «ВСИАР» самостоятельно проектировала дальнейшее развитие событий в живописном мире любой картины. Принцип работы — случайный набор последовательных действий живых и неживых объектов в определённой обстановке. Фактически лотерея.

В первом зале экспозиция была представлена различными натюрмортами, написанными более или менее известными художниками XVII–XVIIIвеков. Однако Горского всё это совершенно не интересовало, и он быстро направился в те помещения музея, где могла находиться портретная галерея. Известные личности, простолюдины и мифические персонажи в декорациях своего времени — это действительно было интересно.

Пройдя мимо нескольких мужчин и женщин, которые сначала заинтересованно разглядывали красивые пейзажи, а затем неожиданно в них исчезали, Альберт поднялся по широкой мраморной лестнице на второй этаж. Там, в первом же зале, он обнаружил искомую коллекцию старинных портретов эпохи раннего Возрождения.

Будучи разными по размеру, все они висели на высоте полутора-двух метров. Так до них легче было дотянуться и проникнуть в пространство изображённого мира.

С первого мгновения, как только Альберт появился в этом зале, он ясно почувствовал на себе чьи-то пристальные взгляды. Тряхнув головой и силясь отогнать неприятное ощущение, Горский оглянулся. Обнаружив единственного человека, стоявшего к нему спиной в дальнем конце помещения, он слегка оторопел. Лишь присмотревшись как следует, Альберт понял, что со всех стен на него смотрят и внимательно изучают исторические персонажи.

Запечатлённые на холстах люди были давно мертвы, однако осмысленности и остроте их взгляда могли позавидовать многие живущие. Благодаря компьютерной программе «ВСИАР» мужчины, женщины и дети, взиравшие сейчас на Альберта с полотен, будто продолжали жить день за днём в собственных виртуальных мирах. Несмотря на застывшие выражения лиц, их глаза выдавали внутренние переживания.

У Альберта мелькнула странная мысль: быть может, персонажи картин осознают всё, что происходит в виртуальном музее живописи, и не всем из них это по нраву?

Осмотрев наиболее симпатичные, на свой вкус, портреты, Альберт решил повременить с проникновением в одно из этих полотен. В других залах второго этажа галереи могло быть кое-что получше, — он это чувствовал. И когда в третьем помещении его взгляд невольно задержался на большой яркой картине в золочёной деревянной раме, ему даже не пришлось удивляться своей находке.

Не в силах отвести глаз, он заворожённо уставился на изображение молодой прекрасной женщины, похожей на мифическую богиню.

Она стояла на песчаном берегу океана или, что более вероятно, на берегу Средиземного моря, держа на правой ладони поднятой руки белую чайку, а в левой, опущенной, — крупную морскую раковину. Наряд женщины составляли просторные золотисто-пурпурные одежды, напоминающие древнегреческую тогу, и золотые сандалии. Кроме того, её изящные руки, уши и шею украшали драгоценные браслеты, жемчужные серьги и ожерелье. Светлые волнистые волосы, спадавшие до пояса, были перевязаны сзади золотистой лентой.

Прекрасная дива стояла вполоборота и обворожительно улыбалась. Огромные и глубокие цвета морской волны глаза были устремлены на Альберта. Весь её облик — загадочная полуулыбка, золочёные одежды, неземной взгляд — манил Горского с непостижимой силой. Он ощутил острое желание оказаться возле этой молодой женщины немедленно, кем бы она ни была, чтобы раскрыть все её тайны.

Этот портрет, а может, и обычная фантазия на тему древних мифов, был написан кистью неизвестного художника примерно в середине XV века. Но в любом случае это было именно то, что Альберт Горский хотел получить от седьмой категории интерактивных развлечений. Он ощутил приятное волнение, ведь впереди его ожидал ещё и непредсказуемый третий уровень сложности.

Не думая больше ни о чём и не глядя на остальные полотна, Альберт быстро преодолел расстояние до стены и обеими руками прикоснулся к выбранному холсту.

Глава 2

В то же мгновение Горского подбросило вверх и будто в воздушном вихре понесло вперёд, навстречу прекрасной богине. Изображение на картине начало постепенно расширяться и оживать. Боковое зрение больше не воспринимало расплывшийся зал галереи. В сознание ворвался шум морского прибоя с плеском волн и криками чаек, которые кружили над мелководьем.

Всё ещё пребывая в виртуальном полёте, Альберт почувствовал лёгкое дуновение тёплого ветерка с запахом солёной воды. Под ногами он ощутил мягкую песчаную поверхность пляжа и увидел, что молодая женщина стоит в нескольких метрах от него. Кроме того, Горский отметил перемены в собственном облачении, — теперь его обувью стали кожаные сандалии с серебряными пряжками, а привычная одежда сменилась белоснежной тогой с пурпурной каймой.

От столь внезапного появления ещё одного человека на пустынном берегу прекрасная незнакомка вздрогнула, а сидевшая на её руке белая чайка, испуганно вскрикнув, взмыла в вверх.

Быстро поднеся к губам морскую раковину, дива собралась протрубить какой-то сигнал, но передумала и задумчиво улыбнулась.

— Кто ты? — поинтересовалась она на языке эсперанто, которым пользовались для общения в виртуальных мирах ВСИАР.

— Меня зовут Гор, — спокойно ответил Альберт, используя часть своей фамилии в качестве псевдонима, поскольку здесь вовсе не обязательно было называть настоящее имя. — А кто ты, чудесная богиня?

— Ты очень догадлив, Гор, я действительно богиня и повелительница прибрежной полосы, разделяющей земные и водные пределы. Меня зовут Синдэла, но обо мне мало кто знает, потому что со мной можно встретиться лишь на морском или океанском берегу. Всё, что находится или попадает в полосу прибоя, остаётся под моей властью и принадлежит мне по праву до тех пор, пока я этого желаю.

Она говорила не спеша, с подобающим ей достоинством. При этом в её голосе чувствовались удивительная сила и властность.

— А Нептун с Посейдоном случайно не твои родственники? — шутливо спросил Альберт и взглянул в сторону моря, где в любой момент из-за непредсказуемости программы могли появиться грозные боги.

— Надо же, ты вновь недалёк от истины, — с удивлением в голосе ответила Синдэла. — Правда, Нептун не имеет ко мне никакого отношения. А что касается Посейдона и Геи, то они мои родители. Единственная проблема заключается в том, что я их незаконнорождённая дочь, поэтому меня как бы вообще не существует. Но я не жалуюсь, ведь мне и так неплохо живётся в этом мире.

Альберт Горский понимающе кивнул и огляделся по сторонам. Позади него прямо над морским прибоем возвышались серые гранитные скалы, а далеко на севере, за лесами и холмами, виднелись вершины каких-то гор или потухших вулканов. Синеву неба оттеняли медленно плывущие белые облака.

Несмотря на вечернее время, солнце, клонившееся к закату, всё ещё дарило тепло, — Альберт ощущал его всей кожей. — А где это мы находимся? — невинно поинтересовался он и тут же прикусил язык, поскольку богине такой вопрос мог показаться глупым. — Я имею в виду, как называется эта местность?

Синдэла удивлённо приподняла брови.

— Странный ты человек, Гор, если сам не знаешь, где находишься. А впрочем, мне не трудно тебе ответить. Это южный мыс Крита. Но мне непонятно, как ты вообще здесь оказался? Неужели с неба свалился?

— На Крите, родине Зевса, всё возможно, — не стал возражать Альберт, надеясь заинтриговать прекрасную богиню.

— Так кто же ты на самом деле?

— А разве для тебя это имеет значение?

Она на секунду задумалась, оценивая внешность незваного гостя, и он решил, что компьютерная программа седьмой категории с непредсказуемым уровнем сложности вполне могла изобразить его в более выгодном свете, чем есть на самом деле.

— То, что ты красив, Гор, это бесспорно, но по-настоящему божественных черт тебе явно не достаёт. И если честно, то мне действительно всё равно кто ты, полубог или простой смертный, ведь на морском берегу мне часто бывает так одиноко, что я рада пообщаться с любым разумным существом.

В её глазах мелькнули лукавые искорки, но Альберт Горский не обратил на это внимания, поскольку богиня тут же очаровательно улыбнулась и снисходительным тоном продолжила:

— Кстати, ты так неожиданно здесь появился, что даже не соизволил как следует меня поприветствовать. Встань на одно колено и поцелуй мне руку, — величественно приказала богиня.

Подобному развитию событий в виртуальном мире Альберт ничуть не удивился. Сохраняя собственное достоинство, он не спеша приблизился к Синдэле, приклонил колено и коснулся губами её руки, отметив тот факт, что у богини очень красивые тонкие пальцы. От золотистой, чуть загорелой кожи дивы исходил дурманящий аромат магнолий, и Альберт не без удовольствия запечатлел звучный поцелуй на изящной кисти, восполняя всем происходящим недостаток женской компании в реальной жизни.

Вспомнив о недавнем разводе со второй женой и проблемах, связанных с разделом имущества по контракту после трёх лет совместной жизни, он мотнул головой, отгоняя неприятные мысли подальше от той виртуальной реальности, в которой сейчас находился.

— Тебе что-то не нравится? — заметив его движение, спросила Син- дэла.

— Нет-нет, всё в порядке, — быстро заверил он диву и вновь поднялся перед неизвестной древнегреческой богиней во весь рост. — А тебе кто- нибудь уже говорил, какая ты красавица?

— Разумеется! Мне об этом говорили все, кого я встречала на своих берегах. Или ты думал, что среди богинь встречаются некрасивые?

— Да я об этом вообще никогда раньше не задумывался, — честно признался Альберт. — Но в любом случае ты мне кажешься самой прекрасной женщиной из всех, кого я раньше видел.

— И даже прекраснее самой Афродиты?

— А почему бы и нет. Я ведь с ней лично ни разу не встречался, поэтому не знаю, как она выглядит на самом деле. А что касается тебя.

— То есть ты хочешь сказать, что я тебе нравлюсь?

— Ну, ещё бы! — нисколько не смутившись воскликнул Альберт и увидел, как заблестели глаза богини. — Ты мне понравилась с первого взгляда.

Находясь достаточно близко от Синдэлы, он слышал, как участилось её дыхание, и это было довольно странно для столь возвышенного существа. Но, возможно, именно так и начинает проявлять себя компьютерная программа третьего уровня сложности. Вероятно, теперь от прекрасной богини можно было ожидать всего, чего угодно.

— Между прочим, ты мне тоже сразу понравился, — томным голосом произнесла она в ответ. — Именно поэтому я не стала прибегать к могучей силе моей раковины, трубный звук которой может вызвать не только приливы и отливы, но также шторм, землетрясение и цунами. В тебе, Гор, есть что-то от полубога. Хотя до Геракла или Тезея тебе всё-таки далеко. Однако именно это загадочное «что-то» меня и привлекает больше всего.

— Может быть, стоит узнать тебя получше. — игриво добавила она, затем сделала шаг навстречу Альберту и совсем тихо прошептала: — Закрой глаза, Гор, и я тебя поцелую, если ты не решаешься первым начать нашу весёлую пляжную забаву. И не бойся меня. Я не кусаюсь.

На её устах в очередной раз заиграла таинственная многообещающая улыбка.

Подчиняясь повелительному взгляду Синдэлы, Альберт Горский почти неосознанно прикрыл глаза. Ему не хотелось задумываться о том, что будет дальше. Затем он ощутил на губах нежный поцелуй, хотя по- прежнему отлично понимал, что это всего лишь результат воздействия осязательных электродов его маски.

Когда он вновь посмотрел на свою богиню, она стояла перед ним без верхней одежды, и теперь её стройное восхитительное тело прикрывали только две золотисто-пурпурные повязки на груди и бёдрах.

Развязав ленту на волосах, Синдэла кокетливо тряхнула головой. Длинные волнистые пряди золотой волной заструились по плечам. От такого неожиданного и чудесного зрелища Альберт слегка оторопел, не зная, как себя вести.

— Что же ты стоишь, Гор? Обними меня скорее, — промолвила богиня, освобождая его от принятия какого-либо самостоятельного решения.

Она вплотную приблизилась к Альберту, так что ему больше ничего не оставалось, как заключить диву в объятья. Горский ощутил плавный изгиб её спины, гладкую упругую кожу и прикосновение тёплых губ. Они вновь слились в крепком и продолжительном поцелуе. От происходящего у Горского чуть закружилась голова, и он лишний раз восхитился мастерством разработчиков виртуальной реальности.

В нахлынувшем блаженстве Альберт зажмурился от удовольствия, чтобы полнее насладиться всем спектром ощущений. Однако в последний момент он уловил быстрый заход солнца, и у него мелькнуло странное ощущение, будто светило просто торопливо свалилось за линию горизонта. Одновременно краем глаза он заметил сдвоенную вытянутую тень на песке. При этом одна её половинка имела какие-то жутковатые очертания.

Горский мысленно отмахнулся от подозрительного видения и погрузился в пучину любовных страстей. Восхитительные ласки и поцелуи продолжались ещё несколько минут.

Внезапно произошла странная перемена, — аромат магнолий исчез, вытесненный возникшим из ниоткуда густым неприятным запахом. Кроме того, Альберт сразу услышал перед собой сдавленное сопение и почувствовал груз тяжёлых рук на своих плечах. Всё это слишком мало походило на объятия юной девы. По спине Альберта прошёл холодок липкого ужаса.

Он приоткрыл один глаз и резко отпрянул назад. В первый момент ему показалось, что перед ним стоит сама смерть. Но, приглядевшись в сгущающихся сумерках, понял, что эта человекообразная тварь больше похожа на крылатую вампиршу или ведьму. В любом случае она выглядела весьма устрашающе.

У неё была молочно-белая кожа, обтягивающая костлявое тело, красные светящиеся глаза, торчащие из большого рта клыки, острые когти на крючковатых пальцах и длинные чёрные волосы, развевающиеся на ветру между двух широких кожистых крыльев.

— Что с тобой случилось, Гор? — удивлёно поинтересовалось жуткое отродье хриплым гортанным голосом. — Ты что, испугался меня? Это ведь я — твоя красавица Синдэла! Твоя богиня.

Иди же ко мне и ничего не бойся. Я тебя не трону… А если тебя так удивляет моя новая внешность, то это ещё не повод для страха. Я не причиню тебе зла.

Просто, когда в мире наступает ночь, я вынуждена изменять свой божественный образ для этой ночной жизни. Однако подобное превращение не помешает нам продолжить наши любовные игры. Я ведь тебе по-прежнему нравлюсь?

— Да уж, конечно. Ещё бы. — с нескрываемым сарказмом ответил Альберт и отшатнулся от вновь протянутых рук Синдэлы.

Вспомнив о недавних поцелуях, он стал брезгливо отплёвываться, отойдя подальше от крылатой твари. Таких непредсказуемых событий он не мог ожидать даже от виртуальной реальности третьего уровня сложности, хотя и надеялся, что всё ещё исправится, ведь это может быть лишь кратковременная страшилка, случайно созданная программой «ВСИАР».

— И как же мне теперь всё это понимать? — раздражённо спросила Синдэла.

— Изыди, нечисть, изыди! — запальчиво воскликнул Альберт, отмахиваясь от неё. — Ты мне больше не нравишься!

Услышав столь дерзкий ответ, богиня громко и неприятно рассмеялась.

— В таком случае, Гор, мне придётся тебя убить. И я с большим удовольствием высосу из тебя всю кровь вместе с твоей никчёмной жизнью.

Подняв с песка почерневшую морскую раковину, мерзкая тварь поднесла её к губам. Раздался звучный трубный глас — и в одно мгновение тёплый морской бриз сменился шквалистым штормовым ветром. Земля под ногами содрогнулась, гигантские волны обрушились на песчаный берег и бурлящая пена легко докатилась до того места, где стояла бывшая прекрасная богиня.

Горский находился чуть дальше от берега, и вода пока не могла его настичь. Но он едва удержался от падения, — ветер стремительно превращался в бурю, а земля под ногами дрожала и рокотала. Выдержав паузу и пытаясь совладать с проявлениями стихии, Альберт выпрямился и хладнокровным тоном произнёс:

— Конечно, с помощью своей раковины ты можешь сделать и нечто пострашнее. Я в этом не сомневаюсь. Но как бы там ни было, ты всё равно не сможешь причинить мне никакого вреда. Ты, наверное, не знаешь, что мы оба сейчас находимся в виртуальной, то есть искусственно созданной среде, но в отличие от тебя я легко могу отсюда выйти.

Злобная тварь вновь жутко расхохоталась и ехидно прошипела:

— Да что ты несёшь, Гор! Какая там виртуальная среда? Опомнись, если хочешь сохранить хотя бы толику своего достоинства. Это мой ночной мир, и ты находишься в моей власти. Так что не смеши меня. Здесь я могу сделать с тобой всё, что угодно, и ты никуда не денешься!..

Она снова наклонилась к песку и вместо своей прежней одежды подняла большую рыболовную сеть с крупными ячейками, которой, вероятно, так же легко можно было ловить виртуальных людей.

Альберт, конечно, не поверил словам Синдэлы и всё же для проверки системы произнёс кодовую фразу:

— Стоп, семь-три, ВСИАР..

Несмотря на ожидания, заветные слова никак не сказались на антураже, окружающем Горского. Обстановка вокруг осталась жуткой, даже и не думая замирать на месте, как это было предусмотрено программой.

Альберт по-прежнему стоял на морском берегу, обдуваемый холодным штормовым ветром, и чувствовал долетающие до него брызги волн. А крылатая тварь, как и раньше, злорадно смеялась над ним.

— Стоп, семь-три ВСИАР. Выход! — громко повторил он весь пароль целиком, рассчитывая в то же мгновение оказаться в пустом помещении с белыми стенами и единственной дверью для выхода из программы.

Однако и на этот раз всё было тщетно. Но такого просто не могло случиться, ведь операционная система обязана была отреагировать!

— Я же говорила тебе, Гор, что ты зря забил себе голову какими-то бредовыми мыслями о нашем мире, из которого на самом деле нет ни одного лёгкого выхода, — продолжая смеяться, произнесла Синдэла. — Сейчас ты в моих руках и отсюда сможешь отправиться только в Аид. Правда, сначала я за тобой немного погоняюсь, ведь я очень люблю ночную охоту на простых смертных. Поэтому беги, Гор, спасайся!..

Её смех стал оглушительным. Она смотрела прямо в глаза Альберту, завораживая его своим колдовским взглядом.

Испытывая острое ощущение того, что он находится в полуночном бреду, виртуальный путешественник пребывал в полном замешательстве. Такая непредсказуемость программы третьего уровня сложности — это уже чересчур. И даже несмотря на то, что весь окружающий мир вместе с тварью были всего лишь компьютерной фантазией, в данных условиях Синдэла могла причинить ему самую настоящую боль. Для некоторых пользователей со слабым здоровьем такие забавы оканчивались тяжёлым шоковым состоянием и даже инсультом.

Оставаться ещё шесть часов в этом мире и ждать, когда компьютер самостоятельно проверит всю программу и устранит сбой, Альберт Горский не хотел. А снимать виртуальный шлем до автоматического отключения энергопитания было запрещено в целях соблюдения безопасности. Такие панические действия пользователя ВСИАР были равносильны самоубийству. Закончиться это могло как угодно — от общего паралича организма до остановки сердца.

Подобная перспектива Альберта совершенно не устраивала. И сейчас ему оставалось либо сражаться с крылатой вампиршей, что было просто смехотворной затеей, учитывая её силу, либо бежать в лес и прятаться от неё в течение нескольких часов.

Горский взглянул на Синдэлу. Она уже сделала несколько шагов в его сторону, держа в одной руке ловчую сеть, а в другой — тяжёлую морскую раковину, которой легко можно было пришибить обычного человека.

Быстро стряхнув с себя оцепенение от гипнотического взгляда крылатой вампирши, Альберт бросился бежать в сторону леса, который начинался примерно в полукилометре от прибрежной полосы. Позади тут же раздался азартный гогот ночной охотницы и шум хлопающих крыльев. Однако Горский уже не оборачивался, стараясь не будоражить мозг новыми впечатлениями. Он бежал зигзагом, пытаясь держаться вблизи кустарников, чтобы на него труднее было набросить сеть.

— Ты всё равно от меня не уйдёшь! — прокричала Синдэла сверху, догоняя Альберта. — Я обязательно напьюсь твоей вкусной молодой крови.

Альберт решил не вступать в диалог с этой экстравагантной дамой. Он вдруг с ужасом подумал, что кроме неё здесь скоро могут появиться и другие любители свежей человечины. Мало ли каких ещё монстров создала программа «ВСИАР», если с ней не всё в порядке.

Вокруг уже окончательно стемнело, и теперь Альберт мог ориентироваться в пространстве только благодаря взошедшей Луне и звёздам. Мечась, как заяц по полю, он думал о тучах и проливном дожде. В этом случае ужасная тварь наверняка не смогла бы напасть на него сверху.

Избрав тактику быстрых перебежек и резкой смены направления движения, неудобного для Синдэлы, Альберт дважды избегал брошенной ею сети и отрывался от погони. Из-за этого смех вампирши очень скоро перешёл в злобное рычание. Затем посыпались проклятья, посылаемые на весь людской род, и на беглеца в первую очередь.

Когда до ближайших зарослей оставалось всего несколько метров, Альберт получил удар в спину чем-то увесистым, потерял равновесие и упал на землю. Всё-таки крупная морская раковина пригодилась Синдэ- ле, и она не промахнулась.

Прежде чем жертва успела подняться на ноги, сверху на неё была наброшена ловчая сеть. Горский попытался освободиться, но вместо этого ещё больше запутался. Острые когти налетевшей твари вонзились в его плечи и стали рвать в клочья белую тогу, одновременно царапая кожу.

Альберт почувствовал боль и ощутил, как из его ран течёт тёплая кровь, но все попытки сопротивления ни к чему не привели. Синдела с ловкостью мастера спорта по греко-римской борьбе заломила ему руку за спину. Малейшее движение причиняло дикую боль в израненном плече.

— Вот ты мне и попался, милый Гор, — радостно прошипела крылатая вампирша, слизывая шершавым языком его кровь.

Сердце Альберта бешено колотилось. Нервы были натянуты, как струны. Предчувствуя нешуточную и уже совсем не виртуальную опасность, грозившую обернуться психическим расстройством, он в очередной раз выкрикнул полный пароль выхода из программы, но всё осталось по- прежнему. Реакции компьютера не последовало.

Прижимая пленника всем своим весом к земле, Синдэла вновь торжествующе рассмеялась и сказала:

— Всё, Гор, с тобой покончено. Прощайся с жизнью, смертный человек.

Несмотря на всю поэтичность произнесённых слов, Альберт почувствовал, с какой отнюдь не поэтичной кровожадностью клыки вампирши впиваются в его сонную артерию. От боли и ужаса он дико закричал во всю силу лёгких и в то же мгновение проснулся. Вокруг царила тихая ночь.

Всё ещё не понимая до конца, что же с ним произошло, Альберт Горский быстро осмотрелся вокруг. Из груди его вырвался тихий возглас облегчения.

Глава 3

Собственная спальня, родная кровать. Как он мог забыть, где находится? Значит, это был только сон и ничего больше!..

Настольные электронные часы показывали без четверти два ночи. За широким окном, прикрытым полупрозрачными шторками, было ещё темно.

Морщась от неприятного ощущения, напоминающего лёгкое покалывание, Альберт размял правую руку, которая каким-то образом оказалась под спиной, в результате чего сильно затекла и онемела. Судя по тому, что вся постель была скомкана, во сне он активно ворочался. Видимо, таким образом он и принял столь замысловатое положение. Когда же Альберт снова откинулся на кровать, в шею что-то кольнуло. Это оказалось крохотное пёрышко, пробившееся сквозь наволочку старой подушки, которая досталась ему по наследству от бабушки.

«Вот тебе и крылатая тварь Синдэла с вампирскими клыками», — усмехнувшись, подумал он и перевернул подушку на другую сторону.

Перед его мысленным взором всё ещё маячило искажённое злобой лицо мерзкой вампирши, но страх, к счастью, уже окончательно прошёл. Теперь Горский тихо недоумевал, как ему мог присниться настолько реалистичный сон. В принципе, в этом не было ничего сверхъестественного, ведь прежде с ним такое уже случалось. Однако в целом всё это — и сюжет, и развитие ситуации — казалось очень странным.

До сих пор никто из учёных так и не смог дать толкового доказуемого объяснения, почему, для чего и каким образом возникают сновидения?.. Одни утверждают, что во сне отражаются те тайные желания, которые люди не могут реализовать в реальной жизни. Другие пытаются доказать, что это всего лишь проявление ночной работы головного мозга или подсознательная обработка информации, накопленной за весь прошедший день. Однако, судя по тому, что обычно снится самому Альберту и некоторым из его друзей, подобные теории кажутся малоубедительными. По крайней мере, он никогда не мечтал о том, чтобы за ним гонялась страшная крылатая вампирша, больше подходящая для фильма ужасов. Кроме того, он не имел собственного интерактивного снаряжения, необходимого для входа в виртуальное пространство.

Для этого Альберт периодически посещал специальный клуб «ВСИАР». Но последний раз он был там недели две назад, так что возможность повторной обработки мозгом столь устаревшей информации была весьма сомнительной.

Поудобнее устроившись на мягкой кровати, Альберт Горский уже собирался продолжить ночной отдых, но внезапно ему в глаза ударил яркий свет. Он проникал через окно со стороны заднего двора, однако не мог принадлежать ни фонарям, ни тем более прожекторам, поскольку там их просто не было. Ближайшие соседи Альберта жили почти в двухстах метрах от него. Интересно, что к белому свету примешивались ещё какие-то красные отблески, и всё это яркое свечение постепенно удалялось к берёзовой роще, которая располагалась за земельным участком и садом Горского.

Прежде чем его разум успел сделать хоть какой-то вывод, на что это похоже, ноги уже нащупали тапки на полу. Он быстро подошёл к окну, резко отдёрнув обе шторки в разные стороны.

Со смешанным чувством изумления и восторга Горский увидел большой светящийся шар, чуть сплющенный сверху и снизу. Он висел в десятке метров над рощей, а вокруг него метались ещё две маленькие красные сферы. Они периодически совершали немыслимые для земной техники виражи, моментально изменяя траекторию полёта под любыми углами, хотя все это, по мнению обременённых высшим образованием людей, было несовместимо ни с какими физическими законами.

Сердце Альберта, по мере того как приходило осознание увиденного, медленно опускалось в пятки. Несомненно, сейчас он наблюдал необъявленный визит тех самых пресловутых неопознанных летающих объектов, о которых часто трубят СМИ. Да-да, все знают, что НЛО-навты уже давно должны были вступить в открытый контакт с человечеством, но до сих пор почему-то официально этого не сделали. Что же касается личных встреч пришельцев с отдельными представителями вида homosapiens, то описанием подобных случаев пестрели каждый месяц сотни различных газет и журналов. Радио- и тележурналисты тоже не отставали. Кроме слов очевидцев всем, безусловно, хотелось фактологии и неоспоримых доказательств. Приводились таинственные знаки и отметины, оставленные инопланетянами на разных частях тела контактёров, предлагались версии и трактовки. В общем, СМИ старались на славу, поэтому в знаменитых зелёных человечков могли поверить уже и самые закоренелые скептики.

Вселенная огромна, если не бесконечна. И глупо было бы думать, что люди — единственные разумные существа, а Земля — уникальная неповторимая планета. Космос безграничен, поэтому в солнечной системе может летать всё что угодно, начиная с межпланетных кораблей и заканчивая потерянными в космосе разводными ключами.

Так называемая «летающая тарелка» тоже не была исключением из этого ряда. И вот теперь Альберт Горский мог собственными глазами наблюдать настоящий неопознанный летающий объект вместе с двумя малыми шарами-зондами.

Минут пять большой НЛО неподвижно висел на одном месте. Затем цвет его свечения постепенно изменился. Став тёмно-оранжевым сверху и зелёным снизу, он начал медленно снижаться. Посадочной площадкой, судя по всему, была выбрана любимая поляна Горского в глубине рощи. Красные шары ещё немного покружили над деревьями, совершая резкие развороты, после чего быстро исчезли в том же районе.

Все объекты скрылись за кронами высоких берёз и манящее свечение пропало. Альберта пожирало любопытство. Непреодолимая сила тянула выйти во двор, чтобы отправиться в рощу и поближе рассмотреть загадочные НЛО. Назвать их «летающими тарелками», или ещё хуже — «блюдцами», язык не поворачивался. Всё-таки на дворе был уже две тысячи пятидесятый год, а не тысяча девятьсот сорок седьмой, когда первым замеченным в небе дискообразным объектам газетчики дали такое глупое название.

Альберт кинулся одеваться. Джинсы, рубашка и туфли были натянуты с молниеносной быстротой. Одновременно он решил прихватить с собой на ночной променад цифровую видеокамеру, чтобы впоследствии, рассказывая о встрече с инопланетными гостями, не быть голословным. Устройство размером с пачку сигарет отлично уместилось в заднем кармане. Что ж, вперёд — через чёрный ход на задний двор к заветной берёзовой роще! Он совершенно не думал о последствиях своей вылазки, но где-то в глубине души надеялся, что всё пройдёт удачно.

Темнота вполне могла претендовать на эпитет «кромешная», если бы не слабый желтоватый отблеск дорожных фонарей, стоявших по ту сторону дома. Поскольку Альберт хорошо знал каждый сантиметр своего земельного участка, он, не замедляя шага, направился по узкой тропинке прямо к берёзовой роще.

Проходя мимо плодовых деревьев, росших в его саду, он сорвал парочку больших спелых яблок и поспешил дальше, на ходу впиваясь зубами в сочную мякоть. Жевал он скорее от нервного возбуждения, нежели от голода. Поедание яблок хоть как-то снимало напряжение.

Как только Альберт оказался в роще, он замедлил шаг и, скрываясь за кустами малины, тихонько прокрался к нужному месту. НЛО парил меж берёз, лениво исследуя поверхность поляны яркими лучами.

Теперь даже за стволами и кронами деревьев можно было разглядеть, что оранжево-зелёный шар завис всего в трёх метрах над землей, а по его горизонтальной окружности поочерёдно пробегают жёлтые и белые огни. Кроме двух красных шаров-спутников поблизости от основного НЛО больше ничего не было.

Альберт давно мечтал о встрече с настоящими пришельцами, но сейчас быстро осадил себя. Перспектива стать лабораторной мышью для научных исследований инопланетных гостей была отнюдь не радужной.

Он ползком добрался до края поляны и залёг в траве, ощущая себя разведчиком времён Великой Отечественной войны. Кусты дикой малины больно кололись, но Горский стоически терпел все неудобства. В правой руке, как полковое знамя, он держал видеокамеру, которую включил ещё на пути к берёзовой роще. Хотелось, чтобы реалистичность съёмок не подвергалась сомнениям. Он стремился зафиксировать побольше крупных планов. Нужно было заснять корабль пришельцев во всей его неземной красе.

Альберт никогда не жаловался на глазомер, поэтому теперь, с расстояния в полтора десятка метров, он легко мог определить размеры летательных аппаратов. НЛО достигало в диаметре около одиннадцати метров, а зонды — не более метра. От последних исходило тихое монотонное жужжание или, точнее, низкий гул, схожий с гудением высоковольтных линий электропередачи.

Всё, увиденное Горским, идеально ложилось на его представление о неопознанных летающих объектах подобного типа. Но было бы ещё интересней узнать, какие гуманоиды являются владельцами этого корабля?

Плавный ход мыслей нарушило низкое, едва уловимое гудение. Оно звучало одновременно где-то над головой и за спиной. Задумавшись о возможных типах пришельцев, находящихся в НЛО, Альберт прозевал крутой вираж одного из красных шаров. Теперь объект завис прямо над его укрытием. Второй отрезал путь к отступлению, замерев на расстоянии нескольких метров от наблюдателя.

Перевернувшись на спину, Альберт огляделся, оценивая свои шансы на возможное бегство, и быстро понял, что вернуться домой ему так просто не удастся. Никакого страха он при этом пока не испытывал.

Бесстрастно излучая переливчато-красный свет, шары не проявляли по отношению к нему даже минимальной агрессии, скорее, выполняли роль сторожевых псов. Ситуация складывалась малоприятная, но не смертельная.

В замешательстве Горский находился всего несколько минут, а когда снова взглянул в сторону большого НЛО, то, к немалому удивлению, увидел, что инопланетный корабль уже успел приземлиться на три выдвижные опоры. Кроме того, шар опять изменил цвет, так что теперь он был красно-серым. В его нижней части появилось овальное отверстие входного люка, возле которого стояли два пришельца в серебристых комбинезонах, но без защитных гермошлемов. Они почти не двигались и смотрели прямо на Альберта.

Опираясь на одну из главных классификаций уфологии, этих инопланетян можно было отнести к гуманоидам девятого типа, которые всегда считались миролюбивыми существами, доброжелательными по отношению к представителям человеческой расы. Решив, что бояться нечего, Альберт взял себя в руки, чтобы ничего не прозевать.

Пришельцы были довольно высокого роста, около двух метров, и имели тёмно-серую кожу без какого-либо волосяного покрова на голове. Их овальные лица с вытянутыми подбородками были изборождены глубокими морщинами. Впрочем, на взгляд земного человека, это не сильно их уродовало, ведь и среди обычных людей встречались экзотические лица. Уши гуманоидов были вытянуты вверх, «орлиные» носы казались излишне большими, а глаза и тонкогубые рты выглядели вполне нормально. В общем, ничего устрашающего они из себя не представляли.

Некоторое время Альберт изучал их внешний вид, не забывая снимать всё на видеокамеру, но неожиданно услышал в голове чёткие слова на языке эсперанто:

— Не бойся нас, человек. Выходи из укрытия…

Другой голос тут же добавил:

— Мы представители мирной расы гуманоидов с далёкой планеты и хотим стать твоими друзьями. Выходи к нам на поляну. И ничего не бойся.

Ещё несколько долгих минут он неподвижно лежал под кустами малины, не решаясь что-либо предпринять. Но врождённая пытливость ума, наконец, одержала верх, и Альберт, послав всё к чертям собачьим, медленно выбрался из своего ненадёжного укрытия. Держа камеру в опущенной руке, он почти лениво, с показным безразличием направился к пришельцам. А поскольку в руках новоявленных друзей не было никаких подозрительных предметов, Горский остановился всего в трёх шагах от них. Это был единственный способ доказать свою смелость, ведь сейчас он действительно уже ничего не боялся. Из всех возможных человеческих чувств у Альберта сохранилось одно лишь любопытство, которое в общем-то и привело на эту поляну.

Глядя в чёрные глаза пришельцев, он собрался с мыслями и дипломатично поинтересовался:

— Кто вы и с какой звезды к нам пожаловали?

Задавая вопросы, он продолжал снимать инопланетян на видеокамеру, хотя и не надеялся, что они начнут отвечать ему вслух. Скорее всего, они предпочитали телепатическое общение. Что ж, представителям человеческой расы оставалось только завидовать пришельцам и мечтать о подобных способностях.

— Мы гуманоиды, принадлежащие к расе зельдинов с первичной планеты Зельд, — раздался в голове Альберта спокойный голос одного из пришельцев. — А на Землю мы прибыли из звёздной системы Винцера. По-вашему эта звезда называется Аламак, то есть Вега Андромеды. Там находится одна из наших многочисленных колоний, именно оттуда мы обычно совершаем свои экспедиции в другие системы и галактики.

Пришельцы не делали никаких лишних движений, а их лица и умные глаза излучали сплошное дружелюбие. Альберт приободрился и деловито спросил:

— А сколько же времени вам понадобилось на то, чтобы преодолеть такое огромное расстояние, и как вам вообще это удаётся?

Зельдины быстро переглянулись, и второй голос тут же ответил:

— По вашему земному времени всё путешествие заняло у нас не больше двадцати дней. Это возможно благодаря особым гравитационным двигателям в сочетании с подпространственным перемещением, если ты понимаешь, что я имею в виду. Но для таких дальних полётов мы используем огромные звездолёты, а то, что ты видишь перед собой, это всего лишь маленький разведочный корабль, который летает за счёт трайслеров.

Немой вопрос, родившийся у Горского после столь длинной череды специфических терминов, был настолько очевиден, что инопланетный гость поспешил добавить:

— Трайслеры — это антигравитационные двигатели, создающие при работе своеобразное поле вокруг всего летательного аппарата. Наши автоматические поисковые зонды тоже летают на трайслерах, но малой мощности, с помощью перераспределения энергии от основного корабля. Что же касается нашего звездолёта, то он в данный момент находится на тёмной стороне Луны, так же как и межзвёздные корабли нескольких других гуманоидных рас, которые посещают Землю.

Альберт немного смутился, поскольку пришельцы сразу отвечали на те вопросы, о которых он только успевал подумать. Значит, они обладали способностью не только передавать свои мысли телепатически, но и читать чужие. Горскому эти фокусы не понравились, и он постарался ни о чём не думать, хотя никаких особых тайн и коварных замыслов в его мозгу всё равно не содержалось. Однако, решив проявить принципиальность, полностью переходить на мысленное общение он тоже не хотел.

— А сколько лет существования насчитывает ваша цивилизация, — вдруг спросил Альберт первое, что пришло ему на ум, — и чем вы занимаетесь у нас в солнечной системе и на Земле?

— По вашему летоисчислению наша высокоразвитая цивилизация существует уже больше тридцати четырёх тысяч лет, — ответил первый голос. — Но по общим космическим меркам мы всё ещё являемся довольно молодыми представителями галактического сообщества. Некоторые высшие и древнейшие цивилизации насчитывают не один миллион лет своего существования, по интеллектуальному и научно-техническому развитию мы отстаём от них так же сильно, как и вы от нас.

А на Землю мы прилетели с исследовательской экспедицией, чтобы изучить жизнь людей в период наибольших мировых изменений и проследить за вашим техническим прогрессом. Последний раз мы были здесь более ста лет назад. Правда, в прошлые тысячелетия наши звездолёты тоже посещали вашу планету. Но в те времена на ней не происходило ничего, что могло бы представлять исследовательский интерес. Однако сейчас вы, земляне, развиваетесь гораздо быстрее, чем многие другие расы инопланетных существ вашего интеллектуального уровня.

За минувшие двести пятьдесят лет вам удалось сделать немало открытий в разных областях деятельности, создать внушительный арсенал оружия массового поражения и так изменить качество человеческой жизни, что это вызывает удивление, настороженность и интерес. Причём не только у нас, но и у более высокоорганизованных цивилизаций галактического сообщества.

Всего лишь полтора века назад вы впервые поднялись в воздух на примитивных самолётах, а теперь уже посылаете свои экспедиции к Марсу и спутникам Юпитера. И нам любопытно знать, куда вы доберётесь ещё через сто пятьдесят лет, и как вы при этом распорядитесь всеми своими научными и особенно военно-техническими достижениями?.. Мы наблюдаем за людьми уже довольно давно. Поэтому нам не безразлична ваша дальнейшая судьба.

— Почему же тогда вы не хотите вступить в открытый официальный контакт со всеми народами Земли, что для нас было бы очень полезно? — спросил Альберт.

— К сожалению, по законам галактического сообщества, мы не имеем права каким-либо образом вмешиваться и влиять на интенсивно меняющуюся жизнь развивающихся цивилизаций других планет. Поэтому на Земле до определённых пор мы можем выступать лишь в роли наблюдателей.

Впрочем, ещё в прошлом веке мы начали тайно контактировать со спецслужбами и правительствами некоторых стран вашего мира, которые обладают средствами и возможностями скрытого влияния на общественное мнение всех жителей Земли. Подобные контакты всегда были строго засекречены ещё и потому, что большинство простых людей по-прежнему могут неадекватно отреагировать на официальное признание того, что НЛО и пришельцы с других планет действительно существуют.

Многие люди всё ещё боятся или опасаются нас, и в этом, в определённой мере, виноваты ваши писатели-фантасты. Начиная с девятнадцатого века, они почти всегда описывали инопланетян, как злобных монстров или жестоких захватчиков, жаждущих поработить слабое человечество. Такие устрашающие романы и фантастические фильмы на ту же тему на девяносто девять процентов не соответствуют реальной действительности, но именно из-за них в сознании землян закрепилось недоброе подозрение ко всему, что прилетает из космоса.

Конечно, среди различных инопланетных рас есть и достаточно агрессивные существа, которые были бы не прочь завоевать чужую планету. Но они отлично понимают, что высшие цивилизации не позволят им так просто напасть на Землю. Поэтому в ближайшие столетия вам вообще не стоит опасаться какого-либо вторжения извне. А потом вы и сами сможете защитить себя от любых врагов, которые имеют ваш уровень интеллектуального развития. Более совершенные существа предпочитают жить в мире.

— Ну, что ж, звучит вполне оптимистично. Прямо-таки хочется вам верить, — усмехнувшись, сказал Альберт и пожалел, что его японская камера не может записывать мысленные ответы зельдинов.

Оставалось лишь надеяться на то, что хорошим специалистам в области гипноза удастся извлечь всю полученную информацию из его памяти и подсознания.

— Кстати, господа пришельцы, — с ходу продолжил он, проявляя чудеса нахальства, — я бы сейчас не отказался побывать внутри вашего разведочного корабля, если, конечно, вы не возражаете?..

— Нет, милости просим, — одновременно с лёгкими нотками иронии ответили оба инопланетянина, демонстрируя неожиданное наличие чувства юмора, и расступились перед входным люком НЛО. — Если хочешь, мы возьмём тебя с собой в небольшое путешествие на тёмную сторону Луны, чтобы ты смог увидеть наш главный звездолёт.

Мы уже проводили такую экскурсию для нескольких человек с Земли, и им всё очень понравилось. Только спрячь свою видеокамеру, потому что на наших кораблях из-за особого электронного поля такая примитивная техника не сможет нормально работать, и потом всё изображение окажется размытым. Что же касается прежней записи, то она не имеет для нас большого значения, поскольку сейчас такими видеокадрами уже почти никого не удивишь. Ты можешь показывать весь отснятый материал кому угодно. Нам это будет даже более выгодно, чем тебе. Понимаешь?

Альберт Горский утвердительно кивнул и снова смутился из-за того, что его маленький секрет так легко и быстро раскрыли. Но тут, скорее всего, постарались автоматические зонды. Наверняка, они были способны обнаружить не только земную аппаратуру, но и гораздо менее заметную инопланетную технику, о которой мечтал бы любой разведчик земли, особенно в прошлом веке.

Убрав видеокамеру в нагрудный карман рубашки, он подошёл к НЛО и вслед за одним из пришельцев поднялся по маленькому трапу в переходной шлюз корабля-разведчика. Внутри сразу вспыхнул яркий свет.

В конце узкого коридора с двумя боковыми дверями Альберт увидел просторное помещение с округлой и полупрозрачной стенкой, которая, вероятно, являлась обзорным экраном. Перед ним располагался широкий пульт управления с множеством разноцветных клавиш и три мягких кресла с высокими спинками.

Позади Альберта послышалось тихое шипение закрывающегося входного люка, но он даже не потрудился обернуться и спокойно зашёл в кабину НЛО. Однако, прежде, чем он успел приблизиться к одному из кресел, неизвестно откуда донёсся неприятный дребезжащий звон. Пол начал уходить из-под ног, и Горский внезапно понял, что погружается в ватную темноту…

Глава 4

Несмотря на то, что Альберт Горский уже потерял ощущение реальности, в наступившей темноте назойливый звук лишь усиливался и нарастал, становясь всё громче и громче. А когда тот превратился в настойчивый сигнал будильника, Альберт широко раскрыл глаза и рывком вскочил с койки.

В результате этого неосторожного действия из-за слабого притяжения внутренней гравитации он чуть не врезался головой в противоположную стену помещения, но вовремя успел выставить руки и смягчить удар. Горский явно ещё не проснулся, мысли шевелились очень лениво, поэтому своё состояние и местоположение он определял мучительно долго.

Вокруг него в небольшой квадратной комнате, тускло освещённой ночником, были расположены два кресла, встроенные в стену шкаф и умывальник, а также откидная койка и столик из металлопластика, который обычно закрывал круглый иллюминатор корабля. За ним виднелась чернота космоса с россыпью белых звёзд.

Теперь всё встало на свои места.

Альберт находился в собственной каюте на грузовом корабле «Атлант» — звездолёте типа FS-187-J, который летел к планете Экрипс, расположенной в звёздной системе Проксимы Центавра. Именно эта планета более шестидесяти лет назад стала первой колонией землян за пределами солнечной системы.

Тут же вспомнив о ночных снах, которые так невероятно реалистично переходили один в другой, Альберт недовольно выругался про себя, а вслух тихо добавил:

— И приснится же такое… Прямо путешествие во времени или что-то в этом роде.

Голосовой командой он включил верхний свет и стал одеваться в тёмно-синий комбинезон с нашивками бортинженера и трёхцветной треугольной эмблемой грузового класса.

Умывшись под сильным напором водяных струй, он быстро причесался и вышел в коридор жилого отсека, где сразу же встретил своего лучшего друга, которого все называли «мексиканцем».

В данном случае коллеги особого остроумия не продемонстрировали, поскольку прозвище было, скорее, констатацией факта. Как ещё называть типичного латиноамериканца с красивыми карими глазами и жизнерадостной белозубой улыбкой на смуглом лице? Для полноты картины здесь ему не хватало лишь сомбреро и обычной гавайской гитары. Он был отличным бортинженером и всеобщим любимцем в кают-компании звездолёта.

— Привет, амиго, — как всегда весело поздоровался мексиканец, подходя к Альберту. — Неплохой сегодня выдался денёк! Правда?

— Не знаю, Мигель. Мне сейчас как-то не до этого, — задумчиво ответил Горский.

Они не спеша направились в конец коридора к помещению уборной, и мексиканец сразу отметил необычную молчаливость друга.

— Ты что сегодня такой заторможенный? Просто не выспался, или кошмары ночью снились?

— Да как тебе сказать… Сначала мне снился виртуальный мир с какой-то крылатой вампиршей, выдававшей себя за богиню Синдэлу, и я даже не знаю, была ли такая в древнегреческих мифах на самом деле. А потом я вдруг оказался в середине прошлого века, где наблюдал за НЛО и встречался с пришельцами. Кажется, они называли себя зельдинами, но, по-моему, это были самые обычные гуманоиды зендалы.

— Весело!.. Насколько я помню из курса истории, эти серокожие инопланетяне одними из первых начали тайно контактировать с земными властями и секретными спецслужбами. А их корабли так и называли — НЛО. То есть неопознанные летающие объекты. Кстати, я могу гордиться тем, что в двадцатом и двадцать первом веках их больше всего видели в странах Латинской Америки, и особенно в Мексике. Правда, тогда к пришельцам относились с большим опасением. Но сейчас, слава богу, конец двадцать второго века, и мы уже около пятидесяти лет открыто сотрудничаем с некоторыми расами гуманоидов. В том числе и с твоими зендалами. У нас ведь с ними, кажется, заключены кое-какие торговые соглашения.

Мигель помолчал, замедляя шаг, а затем сказал:

— Ну, Альберт, ты, по крайней мере, видишь хоть какие-то интересные сны, а вот мне уже третью ночь подряд снятся только одни звёзды, звёзды и ничего, кроме звёзд.

— Тогда у тебя, по всей видимости, началась небольшая звёздная болезнь.

Оценив шутку друга, мексиканец весело рассмеялся и, не говоря больше ни слова, зашёл в одну из кабинок уборной.

Альберт Горский сделал то же самое, чтобы освободить мочевой пузырь от лишней жидкости, которая потом будет переработана в чистую воду и, как ни странно, вновь употреблена по назначению.

Спустя пару минут они уже входили в помещение кают-компании, где сидели несколько человек из технической команды звездолёта, а также три сотрудника земной службы безопасности. Из-за какого-то сверхсрочного дела они предпочли лететь на этом грузовом корабле вместо того, чтобы дожидаться ближайшего пассажирского рейса до планеты Экрипс. А поскольку агенты вели себя вполне дружелюбно, люди из команды и экипажа звездолёта воспринимали их, как своих ребят. Причём, одним из сотрудников ЗСБ была молодая женщина.

Заметив появление двух друзей, все обменялись с ними приветствиями и продолжили ранее начатые беседы.

Горский, усевшись в свободное кресло, негромко спросил:

— Кто-нибудь знает, как прошла сегодня ночная вахта? Есть какие-то новости или всё по-прежнему? Тишина и спокойствие?

— Да так, ничего сверхъестественного, — спокойно ответил инженер-кибернетик, узколицый темноволосый человек с тонкими усиками, являвшийся непосредственным начальником Альберта и Мигеля. — Правда, я тут недавно говорил с капитаном Зотовым, и он сообщил, что полтора часа назад наши радары засекли в космосе неизвестный объект больших размеров. Скорее всего, это был инопланетный корабль. Он прошёл мимо нас под некоторым углом, и его скорость была в два с половиной раза больше, чем у «Атланта».

— Ну, вот вам и ещё один НЛО, а точнее неопознанный космический объект, — усмехнувшись, произнёс мексиканец и подмигнул Горскому.

— Это ты о чём? — поинтересовался главный механик, здоровенный детина с серьгой в ухе и золотой цепочкой на шее.

— Да, в общем-то, ни о чём, если не считать снов Альберта. Но вы меня извините, Лурье. Я вас, кажется, прервал. Продолжайте, пожалуйста.

— Спасибо, Мигель, — кивнул кибернетик, — но я, в принципе, уже всё сказал. Хочу лишь добавить, что этот инопланетный корабль успел нас просканировать от макушки до пят, чего нам, к сожалению, не удалось сделать. При этом он даже не попытался выйти с нами на связь. Впрочем, при наших скоростях и встречных курсах, это всё равно было бы нереально.

— Вот именно, — тихо подтвердил старший агент ЗСБ.

Это был мужчина средних лет и среднего роста с абсолютно непримечательной внешностью среднестатистического землянина.

Альберт искоса глянул на сотрудников службы безопасности, но их лица, как всегда, почти ничего не выражали.

— А кто-нибудь знает, что у нас сегодня будет на завтрак? — поинтересовался он, переводя разговор на другую тему.

— Рагу по-мексикански! — тут же воскликнул Мигель. — Между прочим, это одно из моих любимейших блюд. Хочу заметить, что я потратил немало усилий, чтобы выклянчить его у наших коков. Как будто им сложно состряпать такую вкуснятину!..

— А вот я бы предпочёл простой бифштекс из телятины или свиную отбивную с луком и кетчупом, — заявил механик, потирая мозолистые ручища, — и чтоб кусок был прямо на всю сковороду!

— Да, что ты, Билли. Там ведь живёт холестерин, — притворно ужаснулся Мигель, напоминая всем старую северо-американскую страшилку, которой лет 200 назад все друг друга пугали.

В те времена холестерин и ожирение были чуть ли не главными проблемами в Америке. Борьба за здоровое питание шла не на жизнь, а насмерть. И побеждали в этой борьбе соблазнительные, вкусные и ужасно вредные гамбургеры.

Все находившиеся в кают-компании весело рассмеялись, а механик Вильям ещё громче других захохотал своим басом. От недостатка чувства юмора здесь никто не страдал.

— Что-то у вас тут больно шумно для девяти часов утра, — неожиданно послышался мягкий голос второго пилота грузового корабля, и вслед за этим в помещение вошла его обладательница — красивая рыжеволосая женщина в бело-синем комбинезоне.

— Да ну что ты, дорогая Кристина, — тут же воскликнул мексиканец, — разве мы посмели бы шуметь здесь без твоего присутствия?.. Но теперь, когда ты присоединилась к нам, мы попробуем веселиться в два раза громче, если, конечно, у нас ещё будет повод для смеха.

— Ну, что ты, дорогой Мигель, — снисходительно парировала Кристина, — мы ведь все хорошо знаем, что в твоей компании можно смеяться и без всякого повода.

Бортинженер широко улыбнулся, по достоинству оценив всё сказанное на его счёт. Но прежде чем он успел найти подходящие слова для равноценного ответа, из динамиков общего оповещения прозвучал строгий голос капитана:

— Всем внимание!..

Только что наши радары вновь засекли неопознанный космический объект. По всей видимости, это тот же самый корабль, который был замечен полтора часа назад. За это короткое время он успел развернуться и снизить скорость полёта. Сейчас он догоняет нас. Цели его неизвестны.

В данный момент мы проводим лазерное сканирование объекта для установления его принадлежности и пытаемся выйти с ним на прямую радиосвязь, чтобы выяснить намерения чужаков. Астронавигатора, ксенолога, второго пилота и трёх агентов ЗСБ прошу зайти в рубку управления звездолёта. Немедленно!

Динамики умолкли, и Кристина, ещё не успевшая присесть в пустое кресло, быстро вышла из кают-компании. За ней тут же последовали ещё двое вызванных членов команды, до этого молча сидевшие в дальнем конце помещения. Лица сотрудников службы безопасности сразу стали совершенно серьёзными и профессионально насторожёнными. Агенты переглянулись и в свою очередь поспешили удалиться.

— Да, похоже, сегодня на завтрак нам так и не удастся отведать рагу по-мексикански, — без тени иронии, сочувственно глядя на Мигеля, пробормотал Альберт. — Но я надеюсь, что это будет самая большая наша проблема на сегодняшний день.

Мексиканец пожал плечами. Потом хмыкнул и задумчиво сказал:

— Не знаю, что там будет дальше, но твой сон может оказаться вещим. И по сравнению с этим моё любимое рагу — просто ерунда. А я ведь чувствовал, что сегодня должно произойти нечто интересное, хотя ещё неизвестно, чем всё это для нас закончится.

— Да что вы так волнуетесь? — присоединился к разговору Лурье. — Можно подумать, будто люди ещё ни разу не вступали в открытый контакт с инопланетянами. Лично я считаю, что чужаки с неизвестного корабля, кем бы они ни были, именно для этого и решили нас догнать. А мы всего лишь должны их встретить…

— Вопрос лишь в том, как их встречать — с оружием в руках или с распростёртыми объятьями?.. Главное, не столкнуться с агрессивными завоевателями, — закончил Альберт невысказанную мысль инженера-кибернетика, вспоминая ночной сон и слова зендалов. — А ведь корабельный арсенал не так велик, как нам хотелось бы. И наш звездолёт в несколько раз меньше, чем инопланетный корабль. Так что в случае столкновения, нам будет уже не до шуток.

— Ничего, — расправляя широченные плечи, проскрежетал зубами механик, от чего на его скулах вздулись желваки, — пусть только попробуют сунуться к нам с враждебными намерениями… Я из них голыми руками отбивных наделаю и на сковородке поджарю.

Усмехнувшись, он недвусмысленно потёр огромные кулаки.

— Да ладно вам нагнетать обстановку. И так тошно, — вновь примирительно произнёс Лурье. — Всё будет в полном порядке и никаких кровавых эксцессов не произойдёт. И вообще, друзья, давайте-ка оптимистичнее смотреть на вещи! Тогда и неприятностей с проблемами будет меньше! Надо верить в лучшее…

— Но при этом готовиться к худшему, — отозвался Вильям и повыше закатал рукава комбинезона. — Космос полон всяческих сюрпризов. В основном, дерьмовых!

— И тем не менее, я буду надеяться на лучшее! — бодро заявил Мигель, но на этот раз его улыбка уже не была такой широкой и убедительной, как обычно.

Альберт Горский согласно кивнул, и спор на эту тему исчерпал себя. После этого механик и кибернетик начали обсуждать, какие из известных им инопланетных рас являются действительно дружелюбными, а какие могут вдруг оказаться агрессивными. Мексиканец в это обсуждение решил не вмешиваться, занимаясь обработкой своих ногтей, а Горский лишь изредка поддерживал то или иное мнение.

Мирные беседы продолжались ещё минут десять, пока из динамиков вновь не зазвучал голос капитана Зотова. Он попросил всех членов корабельной команды, не занятых срочной работой, собраться в кают-компании для важного сообщения. В принципе, он мог бы высказаться и непосредственно по интерфону, но по какой-то веской причине решил сделать это при встрече.

Спустя минуту в помещении появились одиннадцать человек, в том числе четыре женщины, а затем и сам капитан с двумя агентами ЗСБ. По озабоченному выражению их лиц все сразу поняли, что дело, связанное с инопланетным кораблём, гораздо серьёзнее, чем это можно было предположить.

В воздухе повисло напряжение. Пришедшие в кают-компанию люди безмолвно разместились на диванах. В наступившей тишине капитан Зотов обвёл всех взглядом и нарочито громко заговорил:

— Несколько минут назад нашим связистам всё-таки удалось установить аудиовизуальный контакт с неизвестным инопланетным звездолётом, который продолжает нас догонять и очень скоро настигнет. Впрочем, это скорее он с нами связался, а мы лишь зафиксировали нужную частоту в определённом диапазоне радиоволн.

На экране интеркома мы сразу увидели инопланетян негуманоидной расы, внешне чем-то похожих на древнеземных ящеров, но более симпатичных и, слава Богу, без хвостов. Страшных плотоядных зубов я тоже не заметил. Но в целом к их внешнему виду ещё нужно будет привыкнуть, поскольку таких существ люди раньше не встречали.

После того, как мы друг друга внимательно рассмотрели, они каким-то образом проникли в наш главный бортовой компьютер и загрузили в него собственный лингвистический словарь с предметно-образными переводами отдельных слов и значений. Язык эсперанто, вероятнее всего, в их базе данных уже был.

Благодаря совместным усилиям, и с помощью электронных синхропереводчиков, мы смогли поговорить с этими чужаками. Они называют себя ландрианами, что дословно означает «миролюбцы».

Их временные поселения и постоянные колонии на различных планетах занимают несколько десятков звёздных систем, но местоположение своей родной планеты они не открыли, поскольку для них это табу. Мы услышали только её название — Адрия. Первые космические полёты ландриан начались ещё семьдесят тысяч лет назад по земному времени. Но они заявляют, что экспансия их цивилизации на другие планеты была вынужденной мерой, и они предпочли бы этого не делать.

Я думаю, вы все догадываетесь, что этой причиной является обычное перенаселённость их материнской планеты. Однако сейчас мы ещё не можем и не должны полностью доверять ландрианам, поскольку мы их совсем не знаем.

Капитан сделал паузу и уже гораздо тише, будто размышляя вслух, произнёс:

— Лично меня настораживает их взгляд, эти полуприкрытые золотистые глаза… И вообще, они ведут себя слишком дружелюбно. Я бы даже сказал подозрительно дружелюбно, что совсем не вяжется с их внешним видом.

Симпатичный, голубоглазый Зотов отличался не только незаурядным интеллектом, но также подкупающей искренностью и открытостью. Он был достойным и ответственным капитаном, снискавшим беззаветную любовь и преданность команды без намёка на подобострастие. Поэтому сейчас в кают-компании присутствующие ловили каждое его слово, готовясь выполнить любую команду.

— Видите ли, друзья, всё было бы не так опасно, если бы не одно обстоятельство… — продолжил он, бросив короткий взгляд на сотрудников ЗСБ. — Дело в том, что появление на борту нашего грузового корабля агентов земной спецслужбы не случайно. Срочное путешествие на Экрипс — лишь прикрытие. Их основная миссия — сопровождение секретного груза, от которого, возможно, зависит дальнейшая судьба всех человеческих колоний на других планетах.

Даже я не владею полной информацией об этом грузе и не могу сообщить вам никаких подробностей. Эти сведения строго засекречены, и вам остаётся лишь мне поверить. Я намеренно не стал говорить об этом по интерфону, так как чужаки вполне могут прослушивать все наши внутренние каналы связи.

Если ландриане нас обманут и вздумают захватить звездолёт, то мы окажемся в сложной ситуации. Давайте пройдёмся по нашему арсеналу.

У «Атланта» всего лишь три лазерные противометеоритные пушки… М-даа, вряд ли они смогут нам чем-то помочь. Личное оружие?

— Только лазерные винтовки и автоматические скорострельные пистолеты-пулемёты, — отозвался на вопрос капитана Мигель. — Но в случае чего, они смогут нам пригодиться для самообороны. У нас, конечно, есть ещё электрошоковые станеры, но если инопланетяне будут в хороших защитных костюмах, то это оружие окажется бесполезным.

— Утешительного мало, — кивнул капитан. — Итак, ландриане предложили встретиться на нашей территории, то есть на «Атланте». В этом есть небольшое преимущество, поскольку здесь мы хозяева, и постараемся себя защитить. Хотелось бы верить, что до рукопашной не дойдёт, но готовиться следует к любым неожиданностям. Ускользнуть от корабля чужаков мы всё равно не сможем, так как наш звездолёт по всем параметрам уступает ландрианской громадине, а до ближайших ворот в гиперпространство нам нужно лететь ещё почти целый месяц. Да и то лишь с предельно допустимым ускорением. Поэтому, если ситуация выйдет из-под контроля, я буду вынужден включить систему самоуничтожения «Атланта». Она сработает через пять минут после введения специального кода в бортовой компьютер.

В кают-компании воцарилось гробовое молчание. Все обдумывали и анализировали полученную информацию. Потом капитан Зотов попросил агентов спецслужбы принести из грузового отсека нужное количество коробок с оружием.

Как только они вышли, из динамиков общей связи донёсся прокуренный голос старшего помощника:

— Всем внимание!.. Корабль ландриан только что догнал наш звездолёт и теперь летит параллельным курсом на расстоянии одна тысяча четыреста двадцать километров. Кроме того, нежданные гости уже отправили в нашу сторону свою шлюпку с мирной делегацией из семи контактёров. Они просят разрешения пристыковаться к «Атланту».

По всей вероятности, это маленькое судно может закрепиться на корпусе любого космического корабля и обладает универсальной конструкцией стыковочного узла.

— В таком случае, — сказал капитан, — разрешите им подойти к главной стыковочной секции. Постараемся относиться к ландрианам с максимальным уважением и будем рассчитывать на благополучный исход нашей встречи.

Затем он дал несколько важных распоряжений старпому, и вышел вместе с остальными членами команды из помещения кают-компании в коридор.

Все направились к центральному стыковочному узлу, где их вскоре догнали агенты ЗСБ. Они толкали перед собой тележки, заваленные ящиками с пистолетами-пулемётами и запасными обоймами.

Когда члены корабельной команды были вооружены, капитан Зотов отправил механика с оставшимися ящиками в рубку управления, чтобы он раздал оружие пилотирующему экипажу звездолёта. Тем временем сотрудники спецслужбы ушли за своим секретным грузом, намереваясь перенести его на спасательный шаттл.

Альберт Горский проверил обойму пистолета-пулемёта и почти бесшумно передёрнул затвор, готовя смертельное оружие к бою. Затем спрятал его в кобуру, закреплённую на поясном ремне.

Он надеялся, что ландриане не станут воспринимать всё это, как наглядный акт открытого или скрытого проявления агрессии, ведь у людей с давних пор существовал обычай повсюду таскать с собой оружие. И чужаки, наверняка, об этом знают. А то, что сами земляне раньше ничего о них не слышали, это ещё не значит, что ландриане никогда не посещали Землю.

Оказавшись в отсеке стыковочного узла, Альберт с другими членами команды и капитаном встал перед металлическими дверями шлюзовой камеры, ожидая появления гостей.

— Внимание, группе встречающих! — вновь через динамики интерфона заговорил старший помощник, — в ближайшие минуты будет произведена стыковка ландрианской шлюпки с грузовым кораблём «Атлант». Как мы уже знаем, эта негуманоидная раса инопланетян спокойно переносит азотно-кислородную атмосферу, то есть может дышать нашим воздухом. Поэтому делегация контактёров будет без скафандров, но в защитных масках, чтобы обезопасить себя и нас от взаимных болезнетворных микробов.

Через несколько секунд все ощутили лёгкий толчок стыковки и дрожь пола, прокатившуюся по отсекам звездолёта.

Старпом тут же продолжил:

— Ввожу коды автоматического открытия внешних створок шлюза и проведения поверхностной стерилизации ландриан. Сканирующие системы и детекторы-металлоискатели показывают, что у инопланетян отсутствует какое-либо известное нам оружие. Но расслабляться пока не стоит. До начала встречи осталась одна минута.

— Ну, вот, господа, и настал наш час контакта третьей степени, — спокойно объявил капитан Зотов, хотя в его голосе всё ещё сохранялось напряжение.

Прошло ещё немного времени, и Альберт, сосредоточенно ожидавший раскрытия внутренних дверей шлюзовой камеры, внезапно услышал голос Кристины, доносившийся откуда-то издалека.

— Эй, Горский, просыпайся! Мы уже на подлёте к Тарине, так что вставай. Хватит дрыхнуть. Ну же, солнце моё, просыпайся. Я жду!..

Глава 5

Яркая и невероятно реальная картина текущего сна неожиданно померкла, и Альберт, издав нечленораздельное мычание, открыл заспанные глаза.

— Вот так всегда на самом интересном месте, — раздражённо проворчал он и взглянул на стоящую перед зеркалом рыжеволосую красавицу.

Даже по утрам, с растрёпанной причёской Кристина выглядела очень привлекательной и соблазнительной, от чего у Альберта невольно просыпался основной инстинкт. Вопреки ночному сновидению, они были связаны не только дружескими, но и более тесными отношениями, и в скором времени собирались пожениться.

Правда, сейчас Альберт Горский больше думал о том, что ему так и не удалось увидеть во сне тех самых подозрительных ящероподобных инопланетян, хотя в реальной жизни он был хорошо знаком с представителями ландрианской расы.

Внешне они действительно имели мало общего с гуманоидами, но при этом были очень миролюбивыми, честными, надёжными в дружбе и приятными в общении существами. А уж о той пользе, которую они принесли человеческой расе, и говорить нечего.

— Слушай, Кристина, а какой нынче год на борту? — задумчиво спросил он, — а то я спросонок ничего вспомнить не могу.

Женщина обернулась и удивлённо приподняла тонкие чёрные брови.

— Ты что, милый, во сне головой о стенку ударился? Сейчас две тысячи двести тридцать девятый год. А может тебе ещё число назвать и время с точностью до минуты?

— Да нет, это я уже припоминаю, — отмахнулся Альберт. — Сегодня тридцатое число второго месяца по александрийскому календарю. Правильно?

Подозрительно хмыкнув, Кристина кивнула и вновь занялась своей причёской, а он извиняющимся тоном продолжил:

— Между прочим, я здесь совершенно ни при чём. Просто мне приснился очень интересный сон, в котором мы с тобой и ещё несколькими нашими знакомыми летели на грузовом звездолёте к планете Экрипс, и всё это вроде бы происходило в конце восьмидесятых годов прошлого века. Кстати сказать, ты там была вторым пилотом корабля, а не ксенобиологом.

Альберт кивнул на её нагрудную нашивку, отражавшуюся в зеркале, и на круглую эмблему с изображением серебристого космолёта, летящего к золотистой планете. Эта эмблема обозначала принадлежность человека к любой научной экспедиции, будь она поисковой или исследовательской. Затем его взгляд скользнул ниже по стройному телу женщины в оранжево-зелёном комбинезоне.

В некотором замешательстве она снова посмотрела на Альберта.

— Это и впрямь удивительно, ведь в детстве я мечтала стать настоящим пилотом, или даже капитаном любого космического корабля. Однако, в старшем возрасте, когда мне было уже лет семнадцать, я всё же предпочла выучиться на ксенобиолога, чтобы заниматься наукой и одновременно путешествовать на неизученные планеты. Между прочим, о своём выборе я до сих пор не жалею.

— Понятно, — подытожил он и быстро встал с широкой койки, чтобы одеться в собственный яркий комбинезон. — Всё ясно, как белый день!..

На самом деле, он так и остался в замешательстве, поскольку раньше никогда не спрашивал любимую женщину о её детских мечтах. Так почему же именно эта деталь биографии Кристины приснилась ему сегодня?

Сам он тоже был не бортинженером, а геологом-разведчиком. Что же касается его друзей, то Мигель по прозвищу «мексиканец» в реальности являлся палеонтологом, здоровяк Вильям не просто каким-то механиком, а отличным инженером-механиком. Зато с кибернетиком Лурье и капитаном Зотовым никаких ошибок во сне не произошло.

Сотрудниками земной службы безопасности на этом научно-исследовательском корабле вообще не пахло, и Альберт Горский сейчас даже не мог вспомнить лиц трёх приснившихся агентов.

Подойдя к полукруглому иллюминатору с включённым светофильтром, он увидел в черноте космоса яркий пылающий диск жёлтой звезды Радун-Ши из созвездия Змееносца и медленно спросил:

— Ну, и сколько нам ещё осталось лететь до нашей Тарины?

— Примерно полтора часа, — ответила Кристина. — Так что заморить червячка мы ещё успеем. Пошли.

Она направилась к выходу из каюты, и Альберт последовал за ней, вспоминая, что во сне завтрак ему так и не достался.

Несмотря на то, что главные тормозные двигатели научно-исследовательского космолёта были запущены на полную мощность, «Христофор Колумб» с приличной скоростью приближался к зеленоватому шарику планеты, которая постепенно вырастала на обзорном стереоэкране в рубке управления.

В этом просторном помещении после завтрака собрался весь пилотирующий экипаж и основные члены научной команды корабля. Они желали поскорее изучить каждый клочок суши, каждую лужу и каждую божью тварь на этой небольшой планете, которая была открыта совсем недавно.

Тарину обнаружил один из научно-поисковых космолётов всего полтора года назад. Тогда ограничились внешним осмотром поверхности планеты и беглым знакомством с флорой и фауной. Для более детального её изучения сюда и направлялась экспедиция «Христофора Колумба», в которую входили учёные, хорошо знавшие своё дело и побывавшие уже на десятке других планет.

Это был первый визит такого рода, поэтому исследованиям было отведено всего лишь пять месяцев. Но если Тарина окажется достаточно перспективной для освоения, то впоследствии на неё прибудет постоянная научная группа и люди, заинтересованные в разработке её природных ресурсов.

Из подробного доклада капитана поискового корабля «Селектор» Саманты Стюарт стало известно, что эта планета необитаема, поскольку на ней не были обнаружены какие-либо следы и артефакты, подтверждающие существование разумных аборигенов любого типа. Тарина вполне пригодна для жизни человека, так как её воздухом можно дышать, а сила притяжения практически равна земной.

В атмосфере, воде и почве планеты не были выявлены по-настоящему смертельные микроорганизмы и бактерии. Опасаться было практически нечего, тем более, что команда была привита от всех простейших чужеродных вирусов.

Что же касается тропического и субтропического климата в обоих полушариях Тарины, то к нему можно было привыкнуть.

В наиболее жарких экваториальных широтах планету по окружности опоясывал сине-зелёный океан, занимавший около пятидесяти четырёх процентов всей поверхности. Бесконечные красно-оранжевые, дикие джунгли покрывали большую часть территории двух континентов, перемежаясь горной местностью и безжизненными раскалёнными пустынями, где дневные температуры доходили до отметки семидесяти градусов по Цельсию выше ноля.

Фауна Тарины оказалась весьма многообразной, хотя и сильно отличалась от привычной земной. Птицы здесь вообще отсутствовали как факт, а количество рыбы и других водоплавающих было сравнительно мало. Зато джунгли пестрели сотнями видов насекомых и всевозможных животных, особенно хищных.

По данным геологической разведки на планете имелись большие залежи железной руды, меди, алюминия, свинца и таких ценных металлов, как серебро, золото, платина, палладий, никель и хром, что делало перспективу колонизации весьма радужной.

Удобно разместившись между Мигелем и Кристиной, Альберт Горский внимательно рассматривал светлую часть Тарины, кое-где прикрытую дымкой облаков.

У неё не было ни одного настоящего спутника, если не считать исследовательской орбитальной станции, оставленной научно-поисковым кораблём «Селектор». С тех пор она автоматически, в меру своих возможностей, изучала Тарину. проводила видеосъёмку и сканирование поверхности, водных глубин и недр планеты во всех доступных спектрах и диапазонах.

Прошло ещё полчаса, и стереоизображение загадочного мира закрыло почти весь обзорный экран, так что сейчас на нём можно было разглядеть даже крупные реки и озёра, отражавшие блеск Радун-Ши.

«Христофор Колумб», демонстрируя высший уровень пилотажа, начал плавно выходить на высокую орбиту вокруг планеты.

— Ну, вот мы и добрались, друзья, — торжественно объявил капитан Зотов, обращаясь ко всем присутствующим в рубке. — Поздравляю!

Раздались дружные аплодисменты. Он продолжил:

— Наш исследовательский катер с необходимым снаряжением и оборудованием, а также запасом продовольствия на одну неделю и кое-каким оружием для защиты от хищников, будет готов к вылету ровно через час. Поэтому, господа учёные, быстренько собирайте свои вещички и вперёд на Тарину, где вас в ближайшие месяцы ждёт интересная работа.

Члены экипажа, остающиеся на корабле, в свою очередь, займутся обработкой данных, которые будут получены с исследовательской орбитальной станции. Надеюсь, я смогу в скором времени посетить ваш временный лагерь на планете. Удачи!..

На Тарину собирались отправиться девять исследователей, не считая Лурье и Вильяма, которые обслуживали планетолёт. Все они в течение часа бегали по коридорам и каютам, пакуя сумки и собирая коробки с личными вещами и аппаратурой. Альберт тоже не был исключением из их числа. И даже Кристина, всегда такая спокойная и неторопливая, в это время была на себя не похожа. Когда же вся группа учёных погрузилась на борт исследовательского катера, он без лишних задержек стартовал.

Посадка была намечена в северном полушарии Тарины на её светлой стороне, где сейчас наступало утро.

Двухчасовой полёт по длинной нисходящей траектории прошёл нормально. В плотных слоях атмосферы были включены антигравитационные двигатели, после чего космолёт совершил облёт нужного района и мягко опустился на поверхность планеты в намеченной точке. Это была большая поляна в джунглях, расположенная между озером и горной рекой, которая впадала в море. Полтора года назад на этом же месте высаживалась группа Саманты Стюарт.

Альберт Горский вышел из планетолёта вслед за начальником экспедиции и Кристиной. Всей грудью он вдохнул тёплый влажный воздух джунглей с едва уловимой примесью какого-то сладкого запаха.

Зеленоватое небо было частично закрыто неподвижными перистыми облаками, но они вряд ли могли защитить людей от обжигающих лучей ярко-жёлтой звезды Радун-Ши. Благо, что у всех учёных имелись широкополые шляпы с москитной сеткой, а их комбинезоны не пропускали тепло и защищали тела от перегрева.

Свои сумки с вещами и кое-какими геологоразведочными инструментами Альберт пока оставил в катере. Однако он не забыл пристегнуть к поясу кобуру с парализатором и знаменитый мачете — старинный спутник и помощник человека в непроходимых зарослях джунглей.

Местная растительность была довольно густой и разнообразной. Удивительны были деревья — с серой корой и пёстрыми листьями. Их высота достигала пятнадцати метров, при этом ветви росли вертикально вверх, будто пытались дотянуться до раскаленного светила. Впрочем, на других планетах встречались и более причудливые растения.

Прохаживаясь по мягкой коричневой почве, кое-где поросшей густыми пучками жёсткой оранжевой травы, Альберт вслушивался в звуки джунглей. Периодически оттуда доносился стрекот насекомых и непривычные крики местных животных. Явно не хватало привычного птичьего пения и гомона, поэтому здешняя природа могла показаться недостаточно живой, как бывает на Земле только по ночам.

— А всё-таки здесь не так уж и плохо, как я думал, — неожиданно воскликнул Мигель. — Нужно только привыкнуть, и тогда всё будет в полном порядке!

— Вот ты и привыкай, если хочешь, — мрачно буркнула Кристина, — а я тут всё равно больше чем на пять месяцев не задержусь. Мне на Тарине уже как-то не по себе. Сама не знаю, почему.

— Да уж, — согласился Альберт, — здесь меня не оставляет тревожное чувство. Что-то в воздухе… Не знаю. А вы что об этом думаете, господин Эдисон?

Пожилой начальник экспедиции, являвшийся профессором биохимии, погладил аккуратную седую бородку и, негромко рассмеявшись, ответил:

— Вы, друзья, ещё слишком молоды, чтобы судить о Тарине по своим первым впечатлениям, которые чаще всего бывают ошибочными. А вот если бы вы посетили те планеты, где я когда-то побывал, то, наверняка, назвали бы этот мир настоящим раем.

А сейчас давайте не будем терять время! Нам пора отправляться на северо-запад по кратчайшему маршруту к озеру. Не знаю как вам, а мне хочется поскорее приступить к работе. Пока мы будем заниматься сбором природных образцов и необходимой информации, наш силач Вильям развернёт на этой поляне временный лагерь с палатками и защитно-силовым барьером. А вы, Лурье, отправитесь на облёт обозначенных ранее точек планеты и установите там автоматическую исследовательскую аппаратуру. Ну, а после этого вы вместе займётесь приготовлением праздничного обеда. Задачи ясны, господа?

— Да, сэр, — отозвался за двоих Лурье. — Разрешите приступать к выполнению задания?

— Безусловно, — улыбнулся Эдисон и обвёл взглядом группу исследователей. — Остальные — шагом марш за мной в джунгли. Пусть только кто-нибудь помоложе и посильнее идёт впереди и прорубает нам путь в зарослях.

Никто, кроме Альберта и Мигеля, такого желания не высказал, но и двух добровольцев с мачете для подобной работы было вполне достаточно.

Поочерёдно сменяя друг друга и ловко орудуя широкими острыми лезвиями, они начали постепенно продвигаться вглубь джунглей. Благодаря их усердию остальная группа учёных, включавшая равное количество мужчин и женщин, неторопливо шла по созданной просеке. По ходу они собирали образцы растений, насекомых, перегноя и остатки обглоданных костей каких-то животных.

Вскоре над ними пролетел исследовательский катер, который к их приходу должен оставить на берегу озера ящики с оборудованием.

Поскольку аборигенов на Тарине не было, люди могли не опасаться организованного нападения из зарослей джунглей. Правда несколько смущала информация о местных хищниках, но наготове у путешественников всегда были верные парализаторы.

Несмотря на защитные сетки, прикрывавшие лица, учёным то и дело приходилось отмахиваться от назойливых насекомых, которые кружили вокруг них и пытались проникнуть сквозь мелкие ячейки, чтобы добраться до открытой кожи. Хорошо ещё, что их руки были натёрты специальной мазью, неприятной для любых кровососов.

Листья деревьев тихо шелестели от слабого ветерка, который дул как раз в ту сторону, куда направлялась группа. И это было не очень хорошо, поскольку необычный человеческий запах мог привлечь к себе внимание местных хищников.

Опасения учёных оправдались всего через полчаса неспешного хода, когда впереди раздалось грозное рычание. Неожиданно оно перешло в громкое шипение и леденящий душу вой. Первая мысль, приходящая в голову, была о драке двух злобных тварей. Вторая — о том, что наступает конец несчастной жертве какого-то плотоядного зверя. И наконец, третья мысль, оказавшаяся в итоге верной, осенила Альберта Горского. Он практически сразу догадался, что так может звучать угроза, предназначенная непрошенным гостям. И, очевидно, в первую очередь, обращённая к нему лично, поскольку во главе делегации незваных посетителей шёл именно он.

Физические усилия и душный воздух сделали своё дело — по лицам Мигеля и Горского пот лился буквально ручьями, так что «человечий» дух местные хищники могли почувствовать за версту.

Резко остановившись, Альберт поднял вверх руку с мачете, предупреждая остальных учёных об опасности, хотя все они и так уже притихли. Затем он переглянулся с Мигелем. Не сговариваясь, друзья синхронно извлекли свои парализаторы и не спеша двинулись навстречу неведомой твари. Она продолжала рычать и завывать, подобно земному волку.

Если бы этого хищника удалось подстрелить, то он стал бы первым наглядным образцом таринской фауны, которую вскоре начнёт изучать ксенобиолог Кристина.

Жестом попросив коллег замереть на месте, мексиканец и Альберт сделали несколько крадущихся шажков по направлению к источнику звука. Горский осторожно отогнул ветки колючего кустарника с жёлтыми листьями и маленькими зелёными цветками… и засмеялся.

Прямо в центре небольшой полянки лежал плоский валун, на котором торжественно восседало животное, более всего напоминавшее пушистую жабу. Оно выло, скулило, рычало и стонало — в общем, разорялось на все лады. А поскольку размер это чудо имело весьма внушительный — примерно с хорошего земного кабанчика — извлекаемые звуки выходили очень впечатляющими.

Не понимая, что происходит, остальные члены экспедиции поначалу оторопели от такой реакции Альберта, но приблизившись к точке обзора, разразились дружным хохотом. Животное, и правда, было уморительным — к извлечению всех звуков оно явно подходило с полным самозабвением, о чём свидетельствовали полуприкрытые, прямо как у музыканта, глазки.

Неожиданно за спиной учёных раздался треск ломаемых сучьев. Горский и мексиканец отреагировали первыми, выставив перед собой оружие и одновременно заслоняя женщин. В ту же секунду молниеносным прыжком на поляне оказался ещё один представитель местный фауны.

«Да-а-а, вот кого стоило бояться, — пронеслось в голове у Альберта. — А лягушка-то вовсе не принцесса, а приманка. Если, конечно, эти уроды находятся в симбиозе, что, в принципе, не исключено…»

Существо, представшее перед учёными, симпатии не вызывало: вытянутая плоская голова на длинной шее, четыре пары когтистых лап и загнутый вверх хвост, увенчанный чем-то, похожим на ядовитое жало. Помимо этого, хищник имел большую клыкастую пасть и был весь покрыт красно-серой чешуёй. Его круглые жёлтые глаза не мигая смотрели прямо на Альберта и мексиканца.

Тварь, несомненно, видела людей впервые, хотя сами они уже не раз встречали подобных чудищ на других планетах. Остановившись напротив двуногих существ высокого роста, зверь теперь не знал, что ему делать, или просто решал, на кого следует напасть в первую очередь.

Возможно, этот хищник был одним из самых опасных на Тарине, и прежде ему не доводилось испытывать чувства страха. Поэтому сейчас он мог легко наброситься сразу на всю группу ученых.

Ещё несколько невыносимо долгих мгновений стороны изучали друг друга. Наконец, тварь дико взвыла, и вой этот за долю секунды перешёл в громкий ультразвук. Горский боковым зрением увидел, как Кристина схватилась за голову, прикрывая уши ладонями. В этот момент нервы двух друзей не выдержали, и они почти одновременно открыли стрельбу из парализаторов.

Несомненно, этот зверь был бы мгновенно обездвижен или даже убит десятком парализующих зарядов, если бы не его твёрдая защитная чешуя, которая была практически неуязвима для бледно-голубых лучей оружия.

Высоко подпрыгнув на месте, хищник оборвал вой, а затем рванулся к Мигелю, целя в него жалом, напоминающим стальной шип. К счастью, мексиканец имел врождённую быстроту реакции. Он ловко отскочил в сторону и в прыжке рубанул сверху своим мачете по хвосту живучей твари. Дикий крик боли и страха разнёсся по джунглям. Опасный зверь бросился обратно в заросли, оставляя за собой чёрные пятна крови. При желании его ещё можно было догнать и поймать, но сейчас этим никто не хотел заниматься.

Облегчённо вздохнув, Альберт Горский спрятал парализатор в кобуру и поздравил Мигеля с его первой победой. Мексиканец отшутился, заметив, что трофей попался какой-то уж очень живучий и резвый. Гораздо более ценным приобретением, особенно для биохимика Эдисона, оказалось отрубленное жало десятисантиметровой длины. На его кончике блестела жёлтая капля яда.

Раскрыв походную сумку, начальник экспедиции достал металлические щипцы и поднял обрубок с земли.

— Да, это неплохой трофей, — задумчиво сказал он и спрятал жало в пластиковый контейнер. — А теперь пойдёмте дальше.

Мексиканец согласно кивнул и решил сменить Альберта в работе, бодро прорубая и расчищая просеку для остальной группы людей. Продолжая соблюдать повышенную безопасность, они добрались до озера почти за час без каких-либо новых происшествий.

Водоём тянулся почти на два километра и достигал в поперечнике не менее полутора. Джунгли стремились завладеть берегами озера, и без того густо поросшими оранжево-красной растительностью.

Неподалёку на открытом участке Альберт с Мигелем увидели пять пластиковых ящиков, которые оставил для группы инженер-кибернетик Лурье. После этого все учёные незамедлительно приступили к работе. Собрав из различной аппаратуры и спецоборудования мини-лабораторию с автономным источником электропитания, они приступили к исследованию химического состава здешней воды и почвы, а также к изучению найденных и пойманных образцов местной флоры и фауны. В основном, это были насекомые и мелкие животные, которых удалось подстрелить из парализатора.

Являясь по профессии палеонтологом, мексиканец с любопытством изучал подобранные с земли мелкие скелеты и крупные кости каких-то существ, чтобы выяснить их строение, структуру и некоторые другие особенности. В будущем всё это поможет составить карту эволюционного развития таринской живой природы.

Альберту в это время заниматься было нечем, так как свою геологическую разведку он предполагал начать в районе ближайших гор, где были отмечены залежи различных металлов. Поэтому сейчас он, в основном, помогал другим учёным.

Вместе с Кристиной он запустил в озеро подводного многоцелевого робота, который вёл прямую телевизионную трансляцию и одновременно охотился на различных обитателей водоёма. С помощью электрошоковых разрядов и двух механических рук ему удалось поймать несколько достаточно крупных существ, которые смутно напоминали земных рыб. Вскоре они были доставлены на берег, где подверглись пристрастному изучению всеми доступными способами — их сканировали, анализировали и чуть ли не допрашивали. В результате выяснилось, что один из обитателей озёрного мира даже пригоден в пищу для человека. Впрочем, добровольцев, согласных отведать жареное существо на вкус, так и не нашлось. Тогда Горский решил отнести этот деликатес Биллу, который любил испытывать свой желудок на прочность и выносливость.

За три с половиной часа разнообразных исследований учёные смогли получить немало интересной и полезной информации об окружающей их природе, а также об отдельных представителях флоры и фауны этого небольшого приозёрного района.

Из всех объявленных результатов Альберту удалось понять только то, что он ещё помнил из школьной программы обучения. К сожалению, он был отличным специалистом лишь в своей области научных знаний.

Исследовательский процесс шёл по заранее намеченному плану. Поэтому, когда сразу у нескольких учёных сработал непредвиденный сигнал вызова наручных передатчиков, остальные люди невольно прислушались.

Альберт первым успел нажать кнопку на браслете своих многофункциональных часов. Из микродинамика тут же донёсся взволнованный голос Лурье.

— Прошу прощения, коллеги, что я отрываю вас от работы. Но, похоже, у нас появилась серьёзная проблема, связанная с инженером-механиком. Наш здоровяк Билли просто взбесился, и я не знаю, что с ним делать…

— Подождите, господин Лурье, — перебил его профессор Эдисон, — давайте всё сначала и по порядку. Только не спешите, а то мы ничего не поняли.

— Да, я и сам никак не могу понять, что произошло с Билом, — вновь заговорил кибернетик, — но он сейчас какой-то невменяемый. В общем, минут пять назад я вернулся на катере в наш лагерь, после того, как закончил установку исследовательской аппаратуры. А когда увидел безумные глаза Вильяма, то сразу понял, что с ним не всё в порядке. Конечно, он никогда не был шёлковым мальчиком, и периодически его посещало дурное расположение духа или раздражение, называйте, как хотите. Но сейчас… Я не знаю, что делать… Он просто разгромил весь наш лагерь, который сам же и разворачивал. Билли разбил всю аппаратуру, оставленную мной на поляне, порезал в клочья палатки и разбросал повсюду остальное снаряжение.

Мне даже пришлось несколько раз выстрелить в него из парализатора, но это не подействовало, потому что он продолжал бушевать.

— Не может быть! — изумлённо и недоверчиво воскликнула Кристина. — Билл ведь не робот, а обычный человек, и на него обязательно должны действовать парализующие заряды.

— Я тоже сначала в это не поверил, — невесело усмехнулся Лурье, — но быстро убедился, что никакой парализатор его не берёт. А сейчас Бил уже взялся за контрольный пульт защитно-силового барьера, который он успел задействовать, и без которого мы вряд ли сможем спокойно спать по ночам.

— Это уж точно, — согласился один из ксенозоологов и посмотрел на других учёных. — Нам нужно срочно что-то сделать!

— Пусть четверо из вас, мужчины посильнее, немедленно возвращаются на нашу поляну, — торопливо продолжил кибернетик. — А я тем временем постараюсь самостоятельно утихомирить буяна. Не думаю, что мне удастся с ним справиться, но других вариантов нет. Я не могу просто наблюдать, как он здесь неистовствует.

— Ладно, мы сейчас же отправляемся к тебе на помощь, — заявил Альберт и взглянул на Мигеля, который в ответ утвердительно закивал.

— С вами пойдут ещё два человека, — быстро добавил начальник экспедиции и выбрал из трёх оставшихся мужчин довольно крепкого ксенозоолога и высокорослого геодезиста. — Только будьте поаккуратнее с инженером-механиком. Просто успокойте его и свяжите, если он начнёт снова буянить. И не забывайте поддерживать с нами связь.

Держа в руках парализаторы, четверо исследователей побежали по ранее прорубленной в зарослях просеке обратно в лагерь. И на этот раз весь их путь занял не больше пятнадцати минут. Однако помощь прибыла слишком поздно…

Планетолёт с открытым входным люком и спущенным трапом стоял в дальнем конце поляны, а возле него неподвижно лежал кибернетик Лурье. Защитный барьер по всему периметру лагеря был отключён, а его энергосиловые кабели и блоки разрублены и разбиты.

В центре разгромленной стоянки среди искорёженной аппаратуры, разбросанных вещей и обрывков палаток прямо на земле сидел виновник всего случившегося. Не обращая внимания на пришедших людей, инженер-механик держался руками за голову, будто она у него сильно болела, и тихо мычал.

Альберт с мексиканцем сразу же бросились к Лурье, у которого над ухом виднелась небольшая кровоточащая рана, оставленная каким-то твёрдым тупым предметом. К счастью, он был жив и только потерял сознание — очевидно, Вильям оглушил его.

Предчувствуя неладное, Альберт заглянул в салон катера и обнаружил там не меньший разгром, чем в лагере. Пульт управления и обзорный экран были разбиты, мягкая обивка с кресел содрана, а рядом на полу валялись личные вещи ученых, выпотрошенные из сумок. Планетолёт требовал срочного ремонта, однако им могли заняться только Лурье и Бил, которые сейчас были недееспособны.

Оставив инженера-кибернетика на попечение Мигеля, Альберт подошёл к другим учёным и присел возле механика. Затем потряс его за плечи и громко спросил:

— Ты меня слышишь, Вильям? Отвечай!..

— Да-а, — тихим сдавленным голосом пробормотал здоровяк, мотая головой.

— Зачем ты всё это натворил?

— Не знаю… Я ничего не помню. Почему вы уже вернулись?

— Расскажи, что здесь произошло! — продолжал настаивать Альберт.

— Да ничего особенного. Просто голова сильно разболелась, — голос Билли становился всё твёрже и увереннее. — После того, как я развернул наш лагерь и активировал по его периметру защитный барьер, мне захотелось отдохнуть. Но когда я прилёг на спальный мешок возле контрольного пульта, то незаметно задремал. А потом у меня появилась резкая головная боль, и я проснулся… Да, я почувствовал сильную боль и проснулся уже посреди этого страшного бардака, но сразу заметил…

Он вдруг запнулся, тупо глядя на трёх стоящих перед ним исследователей.

— Ну же, говори, что ты видел? — быстро спросил геодезист.

— Я не знаю, кто это был, но уж точно не люди, — медленно заговорил Вильям. — Скорее всего, они такие же чужаки на этой планете, как и мы, поскольку были одеты в белые скафандры с гермошлемами. Но я их видел издалека и только со спины, когда они уходили в джунгли. Наверняка, это они здесь всё разгромили и оглушили Лурье, чтобы он им не помешал. А что они сделали со мной, я вообще не представляю.

— Как давно это произошло, и в какую сторону ушли пришельцы? — недоверчиво поинтересовался Альберт.

— Да вот, всего несколько минут назад. Вы опоздали на самую малость. А ушли они, по-моему, на Запад, если всё это мне не померещилось спросонья. Их было двое или трое… Точно не помню. И у них в руках, вроде бы, имелись какие-то блестящие трубки. — Вильям на секунду задумался. — Да, они ушли вон туда, в сторону заходящего светила.

— Ладно, — кивнул Альберт и обратился к учёным, — мы с Мигелем попробуем догнать чужаков и выяснить, что они здесь делали. Если, конечно, этот здоровяк не врёт. А вы пока присмотрите за Лурье и Билом. И не забудьте доложить обо всём профессору.

Поскольку никто против этого не возражал, он позвал мексиканца и вместе с ним побежал к западному краю поляны, где виднелась звериная тропа.

Чертыхаясь в попытках уклониться от колючих веток, они с максимальной скоростью направились вслед за инопланетянами. Вероятнее всего, чужаки ушли в сторону горной реки, если они вообще существовали. После разговора с механиком, вся эта история вызывала ещё больше вопросов, чем раньше. Если Лурье говорил правду о том, что его напарник действительно разнёс лагерь в клочья, находясь в буйном состоянии, то, вполне возможно, что Вильям просто схитрил, обвиняя во всём неких пришельцев. Но в этом случае, непонятно почему он вообще взбесился без каких-либо видимых причин, ведь в подобных экспедициях он участвовал уже не раз, и раньше с ним ничего подобного не случалось. А здесь в него будто демон вселился…

Но откуда появились загадочные чужаки? Быть может, это они каким-то образом повлияли на инженера-механика, заставив его разнести стоянку вместе с аппаратурой катера в клочья? Но как… А главное — зачем? Скорее всего, пришельцы хотели навредить людям, поэтому выбрали момент, когда двое членов земной группы остались одни. Другие разумные объяснения произошедшего пока не находились.

Внимательно вглядываясь в заросли кустов, Альберт с Мигелем на ходу обсуждали обе версии. В итоге склонились ко второму варианту, поскольку хорошо знали своего механика и привыкли ему доверять. Если он совершенно искренне говорил, что ничего не помнит, то значит, его сознание, в самом деле, на какое-то время было заблокировано. Не зря у него так неожиданно разболелась голова, на которую он прежде никогда не жаловался. А в его притворство верить вообще не хотелось.

Друзья пробежали ещё несколько десятков метров прежде чем заметили промелькнувшие впереди белые силуэты, резко выделявшиеся на фоне окружающей растительности. Значит, механик, всё-таки, не соврал. Их было двое, и они явно никуда не спешили.

Когда до чужаков оставалось не больше полусотни метров, Альберт громко прокричал на межзвёздном языке требование остановиться. Инопланетяне тут же замерли на месте и обернулись к бегущим навстречу людям.

Альберт Горский отлично сознавал, что в случае возможной перестрелки, их с Мигелем парализаторы будут бесполезными игрушками против серьёзного оружия, которым могут обладать противники. Однако…

— Кармал! — вновь повторил Альберт уже более спокойным тоном и замедлил шаг.

Сквозь затемнённые лицевые щитки овальных гермошлемов трудно было разглядеть физиономии пришельцев. Только приблизившись к ним на расстояние нескольких метров, учёным стало понятно, что этот вид гуманоидов им не известен.

Высоким ростом они не отличались. Тела, судя по скафандрам, вполне пропорциональные. И насколько удавалось рассмотреть, у них были большие глаза и светлая кожа. Всем своим обликом они выражали дружелюбие и невинность.

Некоторое время все молчали, разглядывая друг друга, после чего напряжённую обстановку разрядил стоявший впереди чужак.

— Прежде, чем вы начнёте задавать свои вопросы, мы просим вас убрать оружие, — внезапно заговорил он на человеческом языке эсперанто, показывая собственные пустые руки. — Мы сами безоружны, и не причиним вам никакого вреда.

Голос, звучавший из динамика гермошлема, казался вполне миролюбивым. Правда, от этого доверия к инопланетянам у людей не прибавилось.

— Кто же тогда, позвольте поинтересоваться, решил навредить нашей научно-исследовательской экспедиции? — резко выпалил Мигель, но всё же последовал примеру Альберта и опустил свой парализатор. — Мы хотим знать, кто и по какой причине разгромил наш лагерь и планетолёт, да ещё таким варварским способом?.. Или вы будете утверждать, что во всём виноват один из наших людей. И, что он сделал всё это по собственной воле, то есть умышленно?!.

— Произошедшее на поляне действительно дело его рук, но тут не было злого умысла, — спокойно ответил главный чужак. — Ваш человек просто не понимал, что он отравлен и не может контролировать свои действия. Мы здесь абсолютно не при чём, и я попробую вам это доказать. Если, конечно, вы захотите мне поверить.

Он пристально посмотрел на людей, и когда Альберт спрятал оружие в кобуру, не спеша продолжил:

— Всё дело в воздухе этой планеты. В джунглях он содержит определённую органическую примесь, идущую от всех разлагающихся растений. Если у вас достаточно хорошо развито обоняние, то вы сами можете почувствовать этот сладковатый запах гниения. На обитателей Тарины эти испарения никак не влияют, но у нас они вызывают аллергическую реакцию с кожным раздражением и удушьем. Поэтому мы ходим в скафандрах, хотя могли бы дышать здешним воздухом.

На вас, людей эта органическая примесь оказывает воздействие лишь в то время, когда вы находитесь в спокойном дремотном состоянии или спите. Подобно сильнодействующему наркотику, она влияет на нервную систему и психику человека, одновременно блокируя его сознание, что приводит к перевозбуждению и неконтролируемой агрессии. На самом деле это страшный галлюциноген. Из-за него человек становится похож на одержимого и начинает буйствовать на пределе своих физических возможностей. А это очень опасно, как для него самого, так и для всех окружающих.

Мы наблюдали за вами с тех пор, как ваш межзвёздный корабль вышел на орбиту планеты. А когда мы перехватили последние радио-переговоры, то узнали, что случилось с вашим инженером-механиком и сразу поспешили к нему на помощь. К счастью, мы находились неподалёку от этих мест. Наш подводный модуль базируется на дне горной реки, поэтому мы успели остановить вашего Била прежде, чем он успел себя покалечить.

Второй инопланетянин вытащил из набедренного кармана скафандра серебристую трубку с кнопкой посередине и показал её людям.

— У нас есть особый излучатель, который может нейтрализовать воздействие гниющих растительных испарений, но побочным эффектом его применения становится сильная головная боль. Однако, это всё же лучше, чем сумасшествие. Нас эти излучатели избавляют от удушья и кожной аллергии, но с каждым разом на меньший срок. Так что в последнее время мы предпочитаем ходить в лёгких защитных скафандрах. Мы можем даже позавидовать вам — человеческие организмы гораздо быстрее адаптируются к новым условиям, оказываясь при этом выносливей нас. После первой нейтрализации буйства, ваша физиология и нервная система уже никак не реагируют на галлюциногенные испарения.

Примите этот излучатель в знак нашей доброй воли. Теперь он вам наверняка пригодится.

Чужак протянул трубку Альберту, и тот осторожно взял её в руку, после чего задумчиво произнёс:

— Если вы так хорошо знакомы с нашим языком и знаете, к какой расе мы относимся, то, вероятно, уже не раз встречали людей. А если не первый год находитесь на этой планете, то, скорее всего, могли наблюдать за людьми, которые высаживались на нашей поляне с научно-поискового корабля примерно полтора года назад?!.

Большеглазые пришельцы чуть заметно мотнули головой, что могло означать согласие, и Горский торопливо спросил:

— Тогда объясните, почему их группа не зафиксировала ни одного помешательства в своих рядах? Ведь вы за ними наблюдали — они также, как и мы отдыхали и ночевали на открытом воздухе.

— Подожди, амиго, тебя уже не туда понесло, — остановил его Мигель. — Ты ведь сам должен знать, что группа Саманты Стюарт пользовалась защитными дыхательными масками. А спали они только в герметичных палатках с хорошими воздушными фильтрами, которые не пропускали внутрь ничего чужеродного и опасного, не говоря уже об органической примеси испарений.

— Ваш друг совершенно прав, — лаконично подтвердил первый инопланетянин, немного помолчал и продолжил: — Именно в то время мы впервые так близко столкнулись с человеческой расой, хотя раньше довольно часто слышали о вашем существовании. И эти слухи не всегда были хорошими. Мы же предпочитаем не вмешиваться в жизнь других разумных существ, стараясь избегать открытых контактов с представителями иных цивилизаций, если нам это не нужно. Поэтому группа, о которой вы говорили, так и не узнала о нашем существовании на этой планете.

Мы изучаем её не очень давно, но если в будущем встанет вопрос об освоении людьми этого мира, то, я думаю, мы сможем договориться, поскольку нас больше интересуют подводные ресурсы, а для вас выгоднее разрабатывать то, что находится на поверхности и под землёй.

А сейчас нам пора возвращаться к подводному модулю. Мы отправляемся на исследовательскую базу, расположенную на дне ближайшего моря.

Альберт Горский хотел задать ещё несколько вопросов по поводу других местных опасностей, но в этот момент услышал сигнал вызова рации и быстро включил её.

— Внимание! Предупреждение! — послышался вдруг знакомый женский голос. — Безопасное время пребывания в программе «Семь-три ВСИАР» закончилось. Дальнейшее присутствие в виртуальном пространстве может вызвать у пользователя нервно-психическое расстройства. Для выхода из компьютерной программы седьмой категории третьего уровня сложности необходимо назвать пароль.

Глава 6

Мгновенно открыв глаза, Альберт с изумлением обнаружил, что находится в пустоте космического пространства, а вокруг сверкают миллиарды ярких звёзд бесконечной Вселенной.

В тот же момент его охватило чувство глубокого одиночества, будто все люди, которых он когда-либо встречал и хорошо знал, бросили его здесь на произвол судьбы. И теперь ему суждено вечно пребывать в этой холодной пустоте, где ему даже не с кем поговорить.

Постепенно Альберт Горский начал понимать, что с ним опять случилось нечто непредвиденное. Но он уже знал, что это не сон, а значит, окружающая его Вселенная всего лишь виртуальная иллюзия.

Скорее всего, находясь в компьютерной программе «7–3 ВСИАР» и обнимаясь с богиней Синдэлой, он незаметно уснул. А всё, что было дальше, ему просто приснилось. Эти необычные, но очень реалистичные сны могли стать результатом взаимодействия его подсознания с непредсказуемой программой третьего уровня сложности, поэтому они не заканчивались до тех пор, пока его не разбудил компьютер виртуального шлема.

Спустя минуту из наушников снова зазвучал бесстрастный голос:

— Необходимое напоминание!..

В том случае, если пользователь не желает выходить из виртуальной сети интерактивных развлечений, после полученного предупреждения, компания «virtuality international», производитель программы и специального снаряжения для «ВСИАР», не несёт ответственности за его здоровье и самочувствие.

Естественно, Альберт больше не хотел оставаться в этой категории развлечений и вообще в виртуальном пространстве — был велик риск заснуть снова. К тому же, он сильно устал и проголодался.

Недолго думая, он громко сказал:

— Стоп. Семь-три ВСИАР. Выход.

Его виртуальное тело тут же самостоятельно развернулось на 180 градусов, и он увидел впереди светящийся прямоугольник открытой двери. Она аккуратно располагалась прямо посреди космоса, затмевая окружающие звёзды.

Альберта очень быстро затянуло внутрь ярко освещённого пространства, и он оказался в знакомой белой комнате.

— Программа «Семь-три ВСИАР» закончена, — сказал компьютер, и перед глазами Альберта промелькнула цветная радуга.

Экран погас.

— Ну, наконец-то, всё это закончилось, — облегчённо пробормотал он и снял с головы шлем вместе с электродной маской. — Выбрал забаву на свою голову…

Разумеется, сейчас он находился в тренажёрном зале своего дома и был пристёгнут эластичными ремнями к изогнутой квадратной раме. И как он только мог думать, что у него нет спецоборудования для интерактивных развлечений? Он ведь купил всё это еще полтора месяца назад, хотя раньше, действительно, был завсегдатаем одного из городских клубов ВСИАР.

Освободившись от крепёжных ремней, Альберт Горский не спеша разделся и сложил дорогостоящее снаряжение в небольшой шкафчик. Затем собрал в охапку свою одежду и направился по лестнице на первый этаж дома, чтобы принять душ и хорошенько поужинать.

Наручные часы показывали 20:17, и за окнами было уже темно.

С улицы доносился тихий шорох проносящихся по дороге электромобилей. В гулких, аскетично обставленных комнатах дома царила тишина. Кроме него, здесь больше никто не жил.

Альберт вдруг ощутил почти такое же гнетущее одиночество, какое овладело им в виртуальном безмолвии космического пространства. Заходя в ванную комнату, он твёрдо решил отправиться сегодня же вечером на какую-нибудь весёлую вечеринку или в ближайшее казино, где можно было бы с азартом прокутить часть своих сбережений. Слава Богу, с деньгами у него проблем не было, поскольку он имел отлично оплачиваемую работу. К тому же, от дядюшки ему досталось приличное наследство, которое, как известно, лишним не бывает.

Собрав волю в кулак, Альберт Горский мужественно принял контрастный душ, затем прошёл на кухню и быстро вознаградил себя приличным куском пиццы, разогретой в микроволновке. Чашка крепкого чёрного кофе ещё больше взбодрила его. Более плотно он решил не есть, так как знал, что в гостях у друзей или в казино, после крупного проигрыша его обязательно накормят.

Покончив с ужином, он поднялся на второй этаж и замер перед открытым платяным шкафом. Горский был немного пижоном, ничуть не стыдясь этого. Он выбрал нескромный дизайнерский костюм, полюбовался отражением в зеркале и отправился в гостиную. Там Альберт сел перед видеофоном, решив позвонить своему лучшему другу Мигелю, который в действительности был программистом, а не палеонтологом, как в последнем сне. Они знали друг друга уже почти тринадцать лет и сейчас вместе работали в частной компании, ведущей разработки в области искусственного интеллекта.

Включив двухстороннюю аудиовизуальную связь видеофона, он выбрал из списка контактов нужный номер и немного подождал. Вскоре экран мигнул и засветился. Трёхмерное изображение знакомого смуглого лица мексиканца приветливо заулыбалось. Карие глаза были неизменно насмешливы.

— Привет, амиго, — также улыбаясь, сказал Альберт Горский. — Чем думаешь заняться этим вечером? Может быть, сходим сегодня в казино «Золотой звездопад», если у тебя нет других предложений или собственных планов на эту ночь?

— А разве ты не собираешься идти к Кристине? — удивлённо спросил Мигель. — Она ведь приглашала нас к себе домой, по случаю её сегодняшней помолвки с этим… Как его там?..

— С Виктором Зотовым, — упавшим голосом подсказал Альберт, вспомнив о приглашении. — Он космонавт или астронавт, как тебе угодно, и в следующем году готовится лететь с третьей международной экспедицией на Марс.

— Ну, в общем, ты сам всё знаешь. Так что пойдём лучше со мной на эту вечеринку, а то Кристина на тебя обидится. И я тоже.

— Но-но, не пугай, — усмехнувшись, ответил Альберт. — Я и сам намеревался к ней пойти. Просто забыл из-за того, что полдня провёл в одной из программ «ВСИАР». И, как назло, заснул. Представляешь?..

Он вдруг негромко рассмеялся, вспоминая, что в последнем сне Кристина была его собственной невестой, а Зотов настоящим капитаном звездолёта.

— Горский, у тебя истерика. Прекрати хихикать, — заявил Мигель. — Похоже, ты действительно слишком долго развлекался в своём виртуальном пространстве, если теперь смеёшься над самим собой.

— Да нет, дело не во мне, а в моих фантастических снах, которые я видел, пока находился в седьмой категории с третьим уровнем сложности. Это было что-то…

Альберт Горский вкратце пересказал мексиканцу то, что с ним происходило после входа в сеть виртуальных развлечений. Особое внимание он уделил тому факту, что в каждом новом сне он просыпался так, словно это была самая настоящая реальность. Мигель всё это время понимающе кивал, а затем спокойно ответил:

— Ну что ж, такое, в принципе, бывает даже в самых обычных ночных снах, не говоря уже о непредсказуемых сновидениях, которые могут возникнуть под воздействием интерактивной компьютерной программы. Ты ведь сам прекрасно знаешь, что в виртуальном пространстве спать нельзя. Особенно в третьем уровне сложности. И тебя, дурака, об этом, наверняка предупредили… Хорошо ещё, что ты от страха не помер, когда на тебя набросилась эта жуткая тварь — вампирша Синдэла. Но тебе повезло только потому, что твоё сердце работает, как хороший мотор, да и нервишки пока крепки. А что касается НЛО с пришельцами и наших космических путешествий к другим планетам, то это даже интересно. Я бы и сам не отказался поучаствовать в подобных приключениях, хотя бы во сне.

— Да я бы тоже против этого не возражал, если бы сны так подло не сменяли друг друга. Я ведь понятия не имел о том, где нахожусь — в виртуальном сне или наяву. А после нового пробуждения я каждый раз думал, что это реальность, но она опять оказывалась сном. Будь моя воля, я поймал бы того Морфея, который показывал мне все эти сновидения, и устроил бы ему такую кошмарную ночь, что он запомнил бы меня на всю свою вечную жизнь.

— А ты не боишься, что он может тебя услышать, или что мы сейчас пребываем ещё в каком-нибудь реалистичном сне? — лукаво ухмыльнувшись, спросил Мигель. — Может быть, нам всё это только снится, и кто из нас, в таком случае, сможет отличить живой сон от истинной реальности?

Альберт Горский изумлённо уставился на друга, не желая, чтобы смысл слов Мигеля достиг его сознания. Даже допускать такую возможность было не очень приятно. Спорить он тоже не мог, потому что все контраргументы куда-то спрятались, в голове царил полный хаос.

Заметив глуповатое выражение лица Альберта, мексиканец громко расхохотался.

Неожиданно его голова на экране видеофона начала расплываться и увеличиваться в размерах, как воздушный шар. Складывалось ощущение, будто кто-то надувает её изнутри. Такая чертовщина продолжалась не меньше минуты, пока глаза Мигеля не стали вылизать из орбит, а язык не вывалился изо рта.

Остолбеневший от всего происходящего, Альберт, как под гипнозом, не мог оторвать взгляда от страшного зрелища, не зная, что ему дальше делать.

Весёлый смех мексиканца всё ещё звучал из динамика видеофона, когда его разбухшая голова вдруг разлетелась в клочья, и кровь, смешанная с чем-то сероватым, брызнула с экрана прямо на Альберта.

— Нет, только не это! — выйдя из оцепенения заорал он, схватил видеофон и со всей силы грохнул его о твёрдый паркетный пол. Аппарат с треском разбился у его ног, и тут же раздался оглушительный взрыв.

Альберт Горский дёрнулся всем телом и внезапно проснулся…


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6