КулЛиб электронная библиотека 

Танец, который обманет всех [Анастасия Некрасова] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Анастасия Некрасова Танец, который обманет всех

1. Свет земной науки

– Значит, к нам летит сама Мишель Бергман? – громко спросила Асия.

Она стояла возле раковины в одном белье и умывалась, не закрывая дверь в гигиенблок.

Арус встал и плавно, как он всегда это делал, подошёл ближе и остановился в проходе – должно быть, не хотел, как она, перекрикивать шум льющейся воды.

– Да, – старпом облокотился спиной на то место, где дверь уходила в стену.

– И вы с ней, получается, старые друзья?

– Получается, так.

– Почему я не слышала об этом раньше? – Асия с подозрением посмотрела на Аруса, чувствуя, как капли стекают по лицу.

Арус улыбнулся.

– Не было повода рассказать. Мы познакомились в Учебном центре на Колшаре: она уже была солидным учёным, готовилась к службе во Флоте, – людей ведь тогда ещё совсем не брали…

Асия кивнула. Это она знала, как и имена всех учёных-первопроходцев, которые раньше других удостоились чести стать офицерами под флагом Колшара.

– Во многом благодаря ей я выбрал своим направлением медицину, – продолжал Арус. – Правда, стал психологом, а не химиком, как Мишель – признаюсь, мне далеко до неё…

– Твой труд не менее важен, – заметила Асия, выключая воду.

– Я знаю. – Прохладная ладонь легла ей на плечо. – Я скорее имел в виду, что её научные достижения очень важны для Союза.

Асия улыбнулась.

– Значит, мне предстоит подготовить для твоей подруги торжественную встречу?

– Ничего подобного, – покачал головой старпом. – Никакого торжества не будет.

– Но почему?! – Асия резко обернулась, чтобы, подняв голову, посмотреть в его большие тёмно-синие глаза.

– Мишель прибывает, как бы тебе сказать… – Арус задумчиво потёр подбородок. – Не то что инкогнито. Но её приезд не афишируется. По правде говоря, я даже не могу тебе сказать, зачем она прилетает.

Асия откинулась назад, опершись тазом о раковину.

– Вот это поворот!

– Киэри1, ты же знаешь, что если бы я мог, то сказал, – он мягко взял её за руку. – Но это приказ капитана.

– Я понимаю, – вздохнула Асия, прикрывая глаза. – Тогда что требуется от меня?

– Встретить её вместе со мной. Помочь устроиться на корабле. Всё то же самое, что и с любыми другими делегатами. – Арус наклонился, прижимаясь своим лбом к её. – Наверняка Мишель будет рада видеть соотечественницу.

Асия, не удержавшись, хихикнула – назвать её и доктора Бергман соотечественницами можно было, разве что, в масштабах всего космического Союза.

– Киэри?

– Всё хорошо, – Асия коротко коснулась его губами. – Я сделаю, что нужно. Тебе не будет за меня стыдно.

– Никогда.

Арус на секунду сжал её руку крепче, а потом отпустил – пора было одеваться, чтобы не опоздать на службу.


* * *

Когда Асия пружинистым шагом вошла в ангар для шаттлов, Арус уже был там – стоял, заведя руки за спину. Увидев её, командор едва заметно улыбнулся.

Интересно, волновался ли он перед встречей с Мишель? Асия так точно волновалась, том более что для неё гостья была пока только командором или доктором Бергман, и неизвестно, смогут ли они когда-нибудь стать ближе.

Асия заняла позицию слева от Аруса. Он был левшой, и ей нравилось иногда шутить, что она его левая рука.

– Шаттл со звёздной базы «ТариДжа-18» прибыл в стыковочный отсек, – отрапортовал молодой колшарец, стоящий неподалёку за аппаратурой.

Арус отозвался:

– Отлично.

Асия ощутила, как давление внутри неё растёт.

Не прошло и минуты, как шлюз зашипел, и ангар прорезали яркие огни из стыковочного отсека. Они обвели чёткой границей чёрный силуэт невысокого человека, шагавшего им навстречу. Когда глаза привыкли к свету, стало ясно, что он исказил немногое: у гостя – точнее, у гостьи была тёмная, как дерево венге, кожа и короткие волосы, заплетённые во множество косичек так, что один висок казался выбритым. Мишель улыбалась, и нетрудно было догадаться, кому из встречающих предназначалась эта улыбка. Но как бы Асия ни хотела дать им больше времени на приветствие, она должна была сказать официальные слова.

– Командор Бергман, – начала она спокойно, но уверенно, – мы рады приветствовать вас на борту «Шамана». Меня зовут Асия Муратова, я лейтенант Отдела связи и буду отвечать за ваше размещение и комфортное пребывание на борту. А это командор Арус, старший помощник капитана.

Последняя часть была самоочевидной и совершенно ненужной, но Асия решила не отступать от протокола.

Только теперь командор Бергман перевела взгляд на неё. Улыбка на её губах чуть угасла, а вот в глазах, напротив, зажглось любопытство. Асия уже и забыла, что человек на корабле Флота может вызвать интерес не меньший, чем двухметровый человек-амфибия.

– Рада видеть здесь соотечественницу, – произнесла Мишель, оглядев Асию. Ну вот, и она про отечество! – Приятно, что люди не останавливаются на достигнутом и продолжают работу на благо Союза.

– И делают успехи, – добавил Арус, чуть коснувшись плеча Асии.

Мишель подняла брови и посмотрела вопросительно сначала на командора, потом на Асию, но увидев, что никто из них не собирается развивать тему, заговорила о другом.

– Лейтенант Муратова, я буду благодарна, если вы проводите меня в каюту. Хочу привести себя в порядок с дороги.

– Конечно, – встрепенулась Асия, замершая от прикосновения Аруса. Она пока ещё не привыкла, что они могут проявлять свои чувства открыто. – Следуйте за мной, командор. Я вам всё покажу.

Вечером в каюте Асия застала Морин, лежащую на кровати с планшетом. Должно быть, соседка читала: они обе очень любили книги, особенно о магии и других мирах, многие из которых стали для них реальностью после того, как они присоединились к Флоту.

Отвлекать подругу не хотелось, но Асия так долго подбирала подходящие слова и не была уверена, что сможет собрать их вновь, если упустит момент.

– Мо, нужно поговорить, – Асия опустилась на свою кровать.

– О чём? – Морин не отрывала от экрана взгляда, бегавшего по строчкам.

– Я хочу тебе кое о чём рассказать. Скоро вся команда будет в курсе, и лучше ты услышишь от меня.

Лёгким касанием Морин заблокировала планшет и отложила его.

– Окей. Я слушаю.

Асия набрала побольше воздуха в лёгкие и начала говорить раньше, чем закончился вдох. Как будто так она могла обмануть саму себя: выплеснуть всё раньше, чем мозг успеет понять и испугаться.

– Я встречаюсь с командором Арусом.

Увидев, что реакции нет, Асия продолжила:

– Уже почти полгода. И когда меня нет по ночам в каюте, я чаще всего у него, а не на мостике. Это началось после нападения живой туманности2. Помнишь? Когда половина команды валялась в бреду после психоатаки. Ты тогда искала меня, а я сказала, что уснула в голокомнате. Я тогда в первый раз ночевала у него. Вот…

Морин повернулась к ней. Асия ожидала, что подруга обидится, но на её лице читалось скорее прохладное недоумение.

– Асия, серьёзно? – спросила она, наконец. – Ты с Длинным? Нет, ваши горячие взгляды-то все давно видят. Но чтобы настолько…

– А что такого? – пренебрежение в тоне Морин больно её кольнуло. Асия не помнила, чтобы та раньше так отзывалась о командоре. Когда они только заступили на службу, Морин даже заинтересовалась Арусом и поощряла попытки Асии узнать о нём побольше. А потом они обсуждали его народ и родную планету…

– Дозанимались калнарским языком, значит, – фыркнула Морин, вновь беря в руки планшет.

– Да что не так-то?!

Обида в груди Асии закручивалась в воронку пополам с недоумением. Она была уверена, что подруга удивится, или проявит хоть какой-то интерес, или скажет, что давно обо всём догадалась, а на деле…

– Ничего, – экран планшета засветился. – Это твоя жизнь, Асия, и ты можешь трахаться хоть с рилтом. Но, если честно, я не понимаю тебя.

– Почему?

Морин посмотрела на неё, на этот раз сочувственно.

– Он командор, – объяснила она таким тоном, каким обычно родители говорят малышам, что, к сожалению, не все вокруг желают им добра. – А ты едва стала лейтенантом. У него, возможно, таких как ты было сто отрядов, и каждый год новый.

– Он… – Асия запнулась. Наверное, она не имела права рассказывать, что у Аруса, чтившего традиции своего народа, никого не было до неё. – Думаю, всё не так.

Морин равнодушно пожала плечами.

– Повторяю, мне без разницы. Но я бы, конечно, не стала рисковать и начинать отношения с тем, кто настолько выше меня по рангу. А то мало ли что ему взбредёт в голову…

Асия не могла придумать достойного ответа. В смысле «Взбредёт в голову»? О чём она вообще?..

– Ну вот, например, поссорились вы, – продолжала Морин. – И что тогда будешь делать? Как служить на одном корабле?

– А почему мы обязательно должны поссориться?

Морин снова взглянула на неё с сочувствием, но ничего не сказала и отвернулась к планшету. Кажется, Асия не понимала каких-то простых вещей, которые всем, кроме неё, были очевидны.

Вдох. Выдох.

– Ладно, – она решила сменить тему. – Расскажи лучше, как день прошёл. Я вот встречала гостя на борту.

– И кто он? – спросила Морин почти равнодушно. – Тетрианин? Юлжанец?

– Нет… – Асия поняла, что, возможно, сболтнула лишнего. Арус ведь предупреждал, что не стоит привлекать внимание к визиту командора Бергман. – Скажем так, этот гость связан с наукой. А подробностей я и сама не знаю.

– Мишель Бергман?

– Откуда ты знаешь?!

– Ну, – Морин поморщилась, – я и сама, как ты выразилась, «связана с наукой».

– Постой… Так ты в курсе, зачем она прилетела?

Асия замерла, боясь пропустить хоть слово, хоть жест.

– Имею… некоторое представление.

Ей показалось, или в ответе Морин была небольшая заминка?

– И тебе нельзя обсуждать это со мной?

– В точку. – Морин перелистнула страницу на планшете.

Асия снова глубоко вздохнула, стараясь унять скворчащее внутри раздражение, чтобы ни на кого не брызнуло взрывающимися пузырьками масла. Похоже, ей предстояло смириться с тем, что кто угодно на корабле знал больше, и просто делать свою работу, надеясь, что когда-нибудь она тоже заслужит оказаться в круге избранных…

2. Мера внутреннего роста

Асия давно приходила к нему в каюту, как к себе домой. Наверное, это уже и был её дом, ведь здесь она проводила гораздо больше времени, чем в крыле младших офицеров. И Арус ничего не имел против – это ему даже нравилось, хотя они никогда не обсуждали, что пора начать жить вместе. Просто начали, вот и всё.

– Ару, я сказала Морин, что мы… – подняв голову, Асия замерла. – Прости… те. Командор. Я не знала, что у вас гости.

В привычном приглушённом свете каюты сверкнули белки глаз Мишель Бергман, такие яркие на фоне тёмной кожи. Её губы изогнулись в улыбке, но зубы так и остались спрятанными, даже когда она заговорила.

– Добрый вечер, энсин Муратова. Я думала, мы уже решили все вопросы.

Асия втянула голову в плечи. Глаза забегали от Мишель к Арусу и обратно.

– Нет, я…

Арус едва удержал вздох. Нет, такое совершенно никуда не годилось!

– Иди сюда, Аси, – он протянул к ней руки. Увидев, что девушка колеблется, добавил: – Я рад, что ты здесь.

И вот она, появилась – та самая улыбка, которую он полюбил в ней с самого начала.

Асия больше не сомневалась и подошла к нему, а Арус тут же обнял её за плечо, прижимая ближе. Мишель по-прежнему сдержанно улыбалась, глядя на них, и явно ждала объяснений.

– В официальной обстановке не было возможности рассказать обо всём, – начал Арус. – Думаю, чтобы избежать путаницы, лучше начать сначала: это лейтенант Асия Муратова, и она моя саткари.

Асия под его рукой дрогнула. Посмотрев вниз, Арус увидел расширившиеся больше обычного глаза, ярко-синие, как и всё вокруг. Он ободряюще улыбнулся и сжал её плечо чуть сильнее.

– Да-а, – задумчиво протянула Мишель. – А ты и правда сильно изменился.

– Расскажете, каким он был раньше? – Асия повернулась к ней. Арус был рад, что она, наконец, заговорила увереннее.

К счастью, Мишель обошлась без колкостей и заходов сверху.

– Арус был одиночкой, – она убрала ногу с ноги, поставила локти на стол и наклонилась вперёд. – Ну, знаешь, бывают такие ребята: со всеми хорошо, близко – ни с кем. Я думала, что так всегда и будет, но… Рада, что это не так.

Мишель улыбнулась уже теплее.

– И я рад, – отозвался Арус. – Как оказалось, всё дело в правильных людях.

Асия на секунду прикрыла глаза, коснувшись лицом его кителя.

– А вы тут?.. – она вновь поглядела на Мишель, потом на Аруса.

– Просто пьём, – Мишель подняла терракотовую кружку, стоявшую перед ней на столе. – Колшарский острый чай.

– Я предлагал что-нибудь покрепче, но Мишель отказалась…

– Потому что завтра трудный день, – африканка отсалютовала кружкой. – Да и что такое это твоё «покрепче»? Разбавленное вино? То ли во времена моей бабушки…

Арус усмехнулся, и Асия, кажется, тоже.

– А вот лейтенант, – Арус был благодарен, что в этот раз Мишель не ошиблась, – Муратова, я думаю, может себе позволить.

– О, нет! – Асия тут же попыталась отстраниться, но Арус только вытянул руку, которой держал её. – Я совсем не хотела мешать! Если бы знала, что у тебя гости…

– То что? Не пришла бы?

Арус нагнулся к ней прежде, чем Асия успела ответить. Чаще, если дело было не в постели, он целовал её в лоб, немного по-отечески, но сейчас было важно обозначить её роль, чтобы ни у одной из женщин больше не осталось сомнений на этот счёт. Поэтому он коснулся её губ и задержался на секунду, не углубляя поцелуй.

– Я же сказал: я рад, что ты пришла.

Асия коротко кивнула. Её круглое личико озарила улыбка.

– Так что ты будешь пить? – спросил Арус, отстраняясь. – Что угодно, только не кофе?

Асия хихикнула и подтвердила:

– Что угодно, только не кофе.

– Сейчас принесу.

И Арус отправился к дальней стене, где за метапластиковой панелью скрывался фабрикатор пищи. Женщин он оставил играть в гляделки и привыкать друг к другу.

Он хотел бы, чтобы его старая подруга с его возлюбленной подружились. Впрочем, даже если этого не случится – неважно. Важно то, что через час или два Мишель уйдёт из его каюты, а через пару недель – с корабля, а Асия останется здесь. С ним.


* * *

– А она хорошо устроилась, твоя Асия, – заметила Мишель, кладя планшет на стол.

Пока не все старшие офицеры собрались в конференц-зале «Шамана», у них ещё оставалось несколько минут, чтобы поговорить.

Арус пожал плечами:

– Не понимаю, почему ей должно быть плохо. Вы, земляне, единственный в Союзе народ, у которого страдания почему-то считаются почётными.

Мишель усмехнулась, и Арус впервые увидел её зубы, сверкнувшие, как звёзды на чёрном полотне космоса.

– А твоя женщина, значит, должна кататься как сыр в масле? – Мишель откинулась на спинку стула. – Так бы, наверное, на её родине сказали.

– Не знаю ни сыра, ни масла, – Арус взглядом проследил за вошедшими в зал офицерами АлСар-45713, коротко им кивнул. – Но моя женщина всегда должна знать, что она нужна, что она на своём месте и я рад её видеть независимо от обстоятельств.

Теперь настал черёд Мишель удивлённо качать головой. Хотя Арусу казалось, что он говорил абсолютно обычные вещи, но почему-то Асия отреагировала так же, когда услышала это впервые.

Метапластиковые двери зашипели, пропуская внутрь Кхефа Шада и сереброкожую литанийку Мал’эр, которую младшие офицеры в шутку называли старпомом старпома. Сам Арус никогда не относился к своему заместителю пренебрежительно, несмотря на то, что она отвергла многие традиции своего народа. Ему ли было её осуждать? Ведь он сам давным-давно покинул родную планету вопреки воле главы семьи, а теперь ещё вступил в связь с женщиной, не заключая законный брак. Мал’эр же всего лишь отрастила волосы – и они, по мнению Аруса, ей очень шли.

Все офицеры встали, приветствуя капитана, но он тут же бросил:

– Вольно. Не до формальностей сейчас: нас ждёт дело.

АлСар переглянулись. Арус и Мишель остались невозмутимыми.

– Но надо дождаться ещё одного специалиста. Без Отдела биологов не обойтись.

– Надеюсь, аш Аршан не заставит нас ждать, – отозвался лейтенант С’таш, глава Отдела связи.

– Не Дэш, – покачал головой капитан.

Метапластик двери вновь зашипел, и на пороге показался тот, кого Арус ожидал увидеть меньше всего – златовлосая соседка его возлюбленной. На секунду Морин замерла на пороге, окидывая неуверенным взглядом помещение и собравшихся в нём, но быстро взяла себя в руки и, не дожидаясь оклика капитана, прошла внутрь.

– У вас тут много людей, – вполголоса заметила Мишель, наклоняясь к Арусу.

Он в ответ только кивнул. Действительно, четверо для одного корабля – если считать саму командора Бергман и ещё парня, служившего в Инженерном, – пока что было много. Но Арус верил, что скоро всё изменится.

– Энсин Левченко? – бросил командор Сер’тан, не пытаясь скрыть в голосе холодного удивления на грани с пренебрежением.

– После нашей недавней миссии – считай, лейтенант, – капитан задержал на начальнике безопасности красноречивый взгляд. – Приказ о повышении уже одобрен, церемонию проведём на ближайшей звёздной базе.

Морин почти не отреагировала на эти слова – наверное, знала. Командор Сер’тан, помедлив секунду, кивнул. Должно быть, вспомнил, что если бы не Морин, то из прошлой миссии капитан бы не вернулся.

Свободных стула оставалось два: один ближе к капитану, другой – к Арусу. Морин секунду колебалась, выбирая, куда сесть. Было видно, что она хотела быть ближе к Шаду, но почему-то предпочла стул рядом со старпомом. Возможно, причина была в тех земных предубеждениях, из-за которых Арус с Асией почти полгода скрывали свои отношения…

– Командование прислало нам новое задание, – начал капитан, глядя по очереди на каждого из своих старших офицеров. – Но прежде чем я расскажу о нём, пусть командор Бергман введёт нас в курс ситуации на Колшаре.

– На Колшаре?..

АлСар снова переглянулись.

– Благодарю вас, капитан, – Мишель выпрямилась. – На самом деле, не только на Колшаре. Это имело место и на Литании, и на Четтаре, и в ряде мультивидовых колоний.

– О чём же вы, командор? – не выдержала Мал'эр, подаваясь вперёд. – Расскажите нам скорее!

Сер’тан бросил на соотечественницу осуждающий взгляд. С’таш остался равнодушен, но по движению его плеча Арус угадал, что он успокаивающе коснулся супруга под столом.

– Зафиксированы обращения в медицинские службы, – невозмутимо продолжала Мишель. – Разные места, одинаковые симптомы: головные боли, внутренние кровотечения, пена изо рта, иногда припадки. В ряде случаев этому предшествовали вспышки агрессии и приводы в планетарные Отделы безопасности.

На этот раз переглянулись Морин и Шад.

– Что же это? – осторожно поинтересовался лейтенант С’таш. – Болезнь?

– Наркотик.

Будь половиной их состава сейчас не литанийцы, а колшарцы, зал бы взорвался. Наркотики? В Союзе?! Да за одно только хранение в ряде областей давали такой тюремный срок, что выходить после него на свободу почти не имело смысла. А если бы поймали дилера…

– Это же… – начал Сер’тан.

– Невозможно, – подхватил С’таш.

– К сожалению, возможно, – вздохнул капитан, ставя на стол локоть. – Когда мы с энсином Левченко были на миссии, я сам столкнулся с действием похожего вещества, – Шад мельком взглянул на Морин, как показалось Арусу, с сожалением. – К счастью, ненадолго.

– Как вы можете быть уверены, что вещество то же самое? – спросил Сер’тан.

– Мы с командором Бергман… – подала голос Морин, но тут же осеклась. Шад кивнул ей, и она продолжила: – Мы сравнили образцы с планеты и те данные, что были у командора Бергман. Вещества практически идентичны. А значит… – Морин вновь запнулась, подняв взгляд на капитана. – Что сырьё для наркотика добывали именно там, где были мы.

– Выдающееся совпадение, – заметил лейтенант С’таш.

– Это не совпадение, – Мишель потянулась к своему планшету. – Мы специально отправили капитана Шада на эту планету. Общие экологические исследования – лишь прикрытие. На самом деле аш Шад должен был искать галлюциноген, и он его нашел. Но важно не это. – Её темные пальцы с короткими круглыми ногтями забегали по экрану. – Всесоюзный отдел безопасности давно ведёт это дело, хотя положение, по понятным причинам, не афишируют. И они установили, откуда распространяется зараза. Сейчас я передаю данные вам.

Арус провёл по магнитам на рукаве, потом разблокировал планшет.

– Это Периферия, – услышал он Сер’тана. – Причём глубокая Периферия, там у Союза нет ни власти, ни звёздных баз в ближайших секторах.

– Значит, мы отправимся туда тайно, – отозвался Шад. – Я правильно понимаю задание, командор Бергман?

– Верно.

Арус оторвался от экрана и взглянул на капитана. Кхеф старался выглядеть невозмутимо, но по блеску в его золотых глазах Арус с уверенностью мог сказать, что ему даже нравится положение дел. У «Шамана» давно не было заданий, где можно было, как он говорил, размяться, и бывший оперативник засиделся в капитанском кресле.

– Я готов, – тут же обозначил Сер’тан. Но Мишель пришлось его разочаровать:

– Ни литанийцы, ни другие расы Оси4 не должны принимать прямого участия в операции. Если что-то пойдёт не так, нужно, чтобы было сложно отследить, кто её проводит. Нужен кто-то, кого они не знают.

Литанийцы в своей прямоте тут же уставились на Аруса. Редкий случай, когда Мал’эр и АлСар демонстрировали такое единодушие. Шад лишь взглянул на него украдкой, а девушки с Земли удержались. Но всё и так было ясно.

– Я понял. Я пойду.

– Не, не один же! – капитан приподнялся на жёстком стуле, чтобы сесть удобнее. – Тебе нужен напарник.

– И кто? – поинтересовался Арус. – Кого ещё из команды на Периферии не знают?

Он заметил, как Морин слева от него напряглась. На секунду Арус испугался, что именно её назначат ему в напарницы, но у капитана были другие планы.

– Есть один кандидат, – усмехнулся Шад. – Думаю, вы сработаетесь.

Арус не успел до конца повернуться к двери, но уже ухватил краем глаза и светлую кожу вошедшего, и чёрные волосы, привычно заплетённые в косу. Из груди вырвался вздох:

– Нет…

Глаза цвета морских глубин взглянули на него с удивлением.

– Добрый день, офицеры, – произнесла Асия Муратова.


* * *

Он был против, против до самой последней секунды и даже сейчас, когда до их отправления оставались считанные минуты. Но ему пришлось смириться и с приказом капитана, и с тем, что сама Асия была непреклонна.

– Я хочу отправиться с тобой, Ару, – говорила она. – Это мой долг и возможность стать частью команды.

– Ты уже часть команды, киэри! – горячо шептал он, сжимая её мягкие ладошки. – Тебе не нужно ничего доказывать, не нужно рисковать собой!

– Приезд Мишель показал, что нужно, – отвечала она негромко. – Все старшие офицеры – и даже Морин! – знали, что происходит. И если бы я не вызвалась на это задание, никто не рассказал бы мне…

О, Вселенная!

– И к тому же, – не сдавалась его упрямая девочка, – что бы ты делал там один, без меня? Кто бы был твоей второй парой глаз, кто бы прикрыл тебе спину? Разве может кто-то справиться с этим лучше, чем я?

Асия несмело улыбнулась, и Арус не оставалось ничего другого, кроме как со вздохом прижать её к себе.

Он жёстко следил, чтобы Асия не пропускала ежедневые занятия у Сер’тана, и сам тоже не пропускал. Литаниец со свойственной ему методичностью учил их базовым приёмам рукопашного боя, показывал, как стрелять и обращаться с хитрыми шпионскими приборами, которые не должно засечь никакое оборудование. Арус не давил на командора, зная, что тот подходит к работе со всей ответственностью, но не мог отделаться от мысли, что если что-то случится с Асией, то он заставит литанийца испытать такие эмоции, которые раньше были не доступны его нервной системе.

Но вот настал, как говорила Асия, «день икс». Арус, наряженный во что-то нелепое – блестящее, со сложным воротником и кучей карманов, как видимых, так и скрытых за слоями ткани, стоял и ждал свою напарницу у дверей лифта. Им предстояло спуститься на нём в ангар для шаттлов, где для них уже подготовили небольшой челнок, заранее лишённый всех опознавательных знаков.

Асия показалась из-за угла. В первую секунду Арус не узнал её, и ему пришлось моргнуть дважды, прежде чем он понял, что перед ним его возлюбленная. Волосы Асии зачесали набок, расцветив синими и фиолетовыми прядями, кожу подкрасили голубым, а от носа в скулам с обеих сторон тянулся ряд серебристых стразов. Такие же украшали короткое платье, выставляющее напоказ полукружия грудей и добавляющее объёма на бёдрах. Но больше Аруса удивило другое.

– А это зачем? – спросил он, указав на туфли на платформе. Она была высотой сантиметров пятнадцать, не меньше.

– Ну… – Асия неловко улыбнулась, спрятав одну ногу за другую. – Я подумала, что неплохо будет оказаться с тобой на одной высоте. Почти на одной…

Арус не сдержался, наклонился и обнял её так крепко, как у него хватило сил.

– Ты всегда будешь со мной на одной высоте, – сказал он, проводя рукой по её волосам и ощущая их непривычную гладкость. – Запомни: всегда.

Асия хмыкнула что-то ему в шею. Подержав её ещё немного, Арус отстранился и предложил Асии руку. Она взяла его за локоть, благодарно взглянув на Аруса. Вот-вот для них должна была начаться миссия, где им предстояло играть совсем другие роли.

3. Гости на станции

Когда их челнок отстыковался от «Шамана», в динамиках раздался голос капитана Шада.

– Итак, ваша задача – пройти большую часть пути на максимальной скорости и только за четверть парсека от цели замедлиться, – говорил он чуть хрипло. – «Шаман» не сможет вас сопровождать, чтобы нас не засекли. Но через несколько часов мы сможем выйти на такую дистанцию, чтобы поддерживать связь.

– Связь – это на крайний случай, – отозвался Арус. – Лучше до последнего воздерживаться от неё, ведь мы не знаем точно, какое у них оборудование.

– Верно.

Асия коснулась косички у виска. В неё были вплетены несколько тонких, как волоски, проводков, образующих переговорное устройство. За связь в их паре отвечала она, что закономерно.

– В общем, основные моменты ясны, – подвёл итог капитан. – В остальном – действуйте по ситуации. И Арус, – голос Шада стал чуть тише, – я жду тебя живым и целым. И Асию. Удачи вам.

– Спасибо, Кхеф, – отозвался Арус, прежде чем отключить связь.

Было слишком очевидно, к кому, в первую очередь, обращался капитан. Но Асия не расстроилась: её волновало совсем другое. И некоторые вопросы она хотела задать до того, как они прибудут к пункту назначения.

– Арус, скажи, почему ты назвал меня своей невестой5 перед Мишель?

– М-м?.. – он внёс последние настройки в навигационную систему челнока, и лишь потом повернулся к ней на крутящемся кресле. – А, ты про тот вечер. Думал, ты уже забыла.

– Всё время отвлекало что-то, – Асия пожала плечами. – Так это секрет?

– Почему же, нет. Просто в калнарском не так много слов, чтобы описать наши с тобой отношения. А мне хотелось чего-то весомого.

– А Мишель что, знает калнарский?

– Нет. – Арус очень серьёзно посмотрел ей в глаза. – Весомого для тебя.

Асия улыбнулась. В этот момент она почувствовала, как что-то тёплое разливается внутри – там, где в последние дни росло только напряжение.

– Вселенная, я не могу привыкнуть к тому, как ты выглядишь! – хохотнул Арус.

– Ну, мы оба будто сбежали из клипа Леди Гаги, – Асия кивнула на его костюм, сверкающий, как Млечный Путь в безоблачную ночь.

– Понятия не имею, о чём ты, – Арус вновь отвернулся к приборам. – Покажешь мне, когда вернёмся.

А вот и настало время самых животрепещущих вопросов.

– Ты думаешь, мы вернёмся?..

Асия смотрела на Аруса со всей надеждой, которую смогла собрать в своём сердце.

– Знаешь, если бы я был один, то мог бы сомневаться. – Асия хотела начать возражать, но он продолжил: – А с тобой у меня нет права на сомнения. Мы вернёмся, Аси, – Арус наклонился к ней и взял в свои когтистые пальцы её ладонь. – Обещаю.

Асия улыбнулась, стараясь изо всех сил, чтобы на глазах не выступили слёзы.

– А чтобы это гарантировать, давай повторим ещё раз нашу легенду, – Арус выпустил её руку и вновь откинулся на спинку стула.

Асия кивнула. Настало время прогнать тепло и вернуть напряжение на место.

Легенда у них была, что надо. Разрабатывали её всей командой: Мишель Бергман вводила в курс дела, командор Сер’тан предлагал варианты, лейтенант С’таш как всегда бесстрастно помогал сводить логические ниточки в единое полотно, указывая на слабые места, а капитан Шад разбавлял атмосферу шутками, чтобы всё это можно было вынести.

Согласно легенде, Арус был космически богатым торговцем с одной из планет Периферии, настолько отдалённой, что мало кто в этом секторе вообще знал, есть ли там жизнь. Устав от дел, он отправился в путешествие, чтобы пощекотать себе нервы и, как говорили на Земле в эру бумажных денег, облегчить кошелёк.

Он облетел уже немало планет, перепробовал все возможные деликатесы, забил трюмы нарядами и драгоценностями и даже прикупил по пути наложницу – Асию, но этого ему было мало. Торговец уходил всё дальше от границ Союза в поисках удовольствий, которых не было даже на планетах, где торговали телами: он желал получить наркотик.

– Почти прилетели, – заметил Арус, отвлёкшись на писк одного из приборов. – Нас засекли. Запрашивают идентификатор.

На курсирующую межзвёздную станцию «Лактарра» не пускали кого попало. Хотя она была за пределами Союза и вне его юрисдикции, их «товар» иногда попадал в союзные миры, включая планеты Оси, Колшар и Литанию. И руководство базы делало всё, чтобы оставаться в гравитационном поле Сатурна6 и не навлечь на себя гнев колшарского президента.

К счастью, Всесоюзный отдел безопасности давно разрабатывал этот объект, и Арусу сразу предоставили заветный код, без которого к «Лактарре» было нечего и подлетать.

– Ты готова, Аси? – Арус закончил вводить символы и снова повернулся к ней.

– Да.

Асия стиснула челюсти, и на секунду ей показалось, что зубы сейчас треснут. Впрочем, она не врала: готовой более, чем сейчас, она уже точно не будет.

Асия пропустила момент, когда очертания её рук пропали в сиянии телепорта. Оно было не по-литанийски серебряным, как на «Шамане», а искристо-алым, и от этого тревога усилилась. Когда перенос завершился, они оказались в невзрачном помещении со стальной обшивкой стен, вокруг – ни следа привычного метапластика.

Первым делом Асия убедилась, что Арус рядом. Стоило удостовериться, что долговязый силуэт в броском костюме по-прежнему слева от неё, как сердце, ударив по горлу в последний раз, опустилось в грудь и снова застучало медленнее.

От дальней стены отделились две тени, такие же серые, как обшивка. Когда они приблизились, Асия увидела жуткие вытянутые лица с присосками, как у гигантских пиявок, и алые фасетчатые глаза. От вида, как кровь течёт под бледной полупрозрачной кожей существ, Асию передёрнуло. Она успела повидать самых разных инопланетян, и крайне редко могла назвать кого-то уродливым, но для этих другого слова не подбиралось.

За поясом у каждого из стражей висел энергопистолет. Асия похолодела: их что, раскрыли? Так сразу?..

Дышащую вентиляцией тишину нарушил голос Аруса:

– Мы прибыли по приглашению…

Одно из существ прервало его шелестом-хрипом. Переводчик тут же продублировал на калнарском:

– Сюда никого не приглашают.

– Правда? – Арус протянул стражу тонкую прямоугольную пластинку, зажатую между кончиками когтистых пальцев. Он держал её небрежно, словно ничего не стоило бросить пластинку под ноги и растоптать каблуком блестящей туфли.

Существо протянуло ладонь, и Арус выронил на неё пластинку, не касаясь кожи. На его лице Асия прочитала выражение, которого прежде никогда у него не видела – брезгливость.

Стражи склонились над пластинкой, всматриваясь в едва проступающие на ней голубоватые буквы. Потом переглянулись. Один из них измерил взглядом сначала Аруса, затем Асию.

– Не советую играть со мной, – бросил Арус, складывая руки на груди. – Я пересёк четверть квадранта совсем для другой игры. – Существо вновь захрипело, но Арус прервал его: – Я слышал, что на «Лактарре» можно хорошо провести время. Вы сами видите, кто меня пригласил. Такими рекомендациями не разбрасываются. Мы, конечно, можем вернуться на шаттл, – Арус полуобернулся, дав Асии знак делать, как он. – Но патрон об этом узнает, и тогда…

– Не нужно! – существо, подавшись вперёд, наконец смогло перешелестеть Аруса.

Второй ткнул его острым локтем в бок.

– В любом случае, вы прибыли слишком рано, – добавил второй. – Ваш пропуск в Зоны только на завтра…

– Меня не волнует, – отрезал Арус и тут же добавил мягче: – Уверен, на «Лактарре» найдут способ достойно разместить гостей.

Их с Асией проводили в лифт, дверь которого не отъезжала привычно в сторону, а утекала, как расплавленный воск, в пол, чтобы потом так же тягучим водопадом опуститься сверху.

Гостей пропустили первыми. За ними вошёл один из стражей – Асия назвала его про себя «лифтёром». По сложной схеме, очень напоминавшей карту метрополитена в земном мегаполисе, лифтёр провёл пальцем извилистую линию, и кабина тронулась. Порой Асии казалось, что они едут не только вверх или вниз, но и в бок, точь-в-точь повторяя маршрут на схеме. Хотя после пятой смены направления она сбилась и перестала сравнивать. Без сомнений оставалось одно: если что-то пойдёт не так, они с Арусом ни за что не выберутся со станции сами.

Наконец кабина остановилась. Дверь утекла, и перед ними открылось небольшое помещение всё в тех же металлически-серых тонах, только на этот раз гораздо более уютное. Здесь был маленький столик со стеклянными украшениями на нём, светящаяся панель почти во всю стену, а главное – посередине стояла самая настоящая…

«Кровать!» – Асия еле удержала восторженный вздох.

В каюте Аруса, где она, можно сказать, самовольно прописалась, постелью служила земляная насыпь с вечно зелёным газоном. Заниматься на ней любовью было романтично, особенно на первых порах, но для сна порой так хотелось чего-то более обыденного…

Арус увлёк её за собой в комнату, но пока он слушал объяснения лифтёра о том, как здесь всё устроено, Асия не могла отвести взгляда от туго натянутых переливающихся всеми оттенками серебра простынь. Интересно, удобно ли на них? Холодят ли они обнажённую кожу?

Наконец лифтёр, нелепо пятясь, оставил их вдвоём. Дверь за ним опустилась, застыв частью неровной стены, которая вся будто была залита слоями инопланетного шоколада. Если не знаешь, где искать, можно застрять здесь навсегда, потеряв единственный выход. Впрочем, единственный ли…

– Тэджи! – требовательно позвал Арус.

Видимо, он обращался к ней уже не в первый раз, а Асия слишком заблудилась в своих мыслях и не сразу откликнулась на новое имя.

– Ты должна реагировать, когда я зову, – недовольно сказал он.

Таких стальных ноток в его голосе Асия тоже не слышала, и на секунду это сбило её с толку.

– Простите меня, господин.

Она сделала шаг к нему, и Арус благосклонно протянул навстречу руки.

– Тебе повезло, что ты у меня любимая, – ухмыльнулся он, гладя её по волосам.

Асия прикрыла глаза, принимая ласку.

В калнарском языке было несколько слов, которые могли переводиться как «любимая». Одно из них совпадало с английским «favourite», означая на самом деле «лучшая из многих». Но Арус выбрал другое – то, которое выделяло её одну без всякого множества.

– Нам на игру только завтра, – Арус коснулся её губ, и Асия замерла, слушая, как дыхание разбивается о кончики его пальцев.

– Как думаешь, на нас смотрят сейчас? – спросила она, подразумевая, что в комнате могли быть скрытые камеры.

– Не знаю. Не исключено.

Арус нагнулся и поцеловал её. Когда их языки соприкоснулись, Асия испытала ту самую тянущую слабость, которая одновременно была её силой. Она поняла совершенно точно, что даже если в комнате есть камеры, это не помешает им обновить шикарную кровать…

А может, так будет даже интереснее.

– Будь жёстче, – шепнула Асия, на секунду разорвав поцелуй.

– Почему это?

Его руки шарили по её спине в поисках застёжки.

– Ты в образе, – выдохнула Асия как могла тихо, прижавшись губами там, где у человека было бы ухо.

Она уже вытянула рубашку из его брюк – удивившись мимоходом, как легко это получилось, и исследовала ладонями его живот, как слепой ваятель, который надеялся запомнить каждый изгиб, чтобы потом повторить в своей лучшей скульптуре.

– Откуда они знают, что мне нравится в сексе? – но всё же Арус твёрдо взял её за руки, отнимая их от себя. – И вообще, наложница, ты слишком много болтаешь. – Он сделал несколько шагов, заставляя Асию отступать, а потом толкнул.

Выверенный жест, и приземлилась Асия прямиком на серебряные простыни, ощутить которые так желала. Но от неожиданности она охнула, а горячая пульсация внизу живота подскочила к самому горлу.

Арус принялся раздеваться. Медленно, не сводя с Асии взгляда, словно хотел распалить её ещё больше.

Простыни действительно холодили кожу – Арус всё-таки успел расстегнуть платье. Эта прохлада резко контрастировала с жаром сверхновой, что зарождалась у неё внутри. Асия дышала часто-часто, наблюдая, как тонкие длинные пальцы проводят по сенсорной молнии на брюках, а потом поддевают их сверху, чтобы спустить…

Приподняв бёдра, Асия запустила руку под юбку и стянула трусики. Отшвырнула их, понадеявшись, что сможет отыскать утром.

Отчаянно и бесстыдно она развела ноги.

– Иди ко мне.

Ей удалось удержать от дрожи голос, но не локти – они ходили ходуном, и ей казалось, что сейчас она упадет без сил ещё раньше, чем всё начнётся.

Арус встал коленями на постель, подобрался ближе и лёг на Асию. Теперь уже и он двигался немного торопливо, выбиваясь из властной роли.

– Непослушная девочка, – Арус сжал её ягодицу прохладной ладонью, слегка царапнув когтями.

Когда он толкнулся в неё, Асия не удержалась от всхлипа.

– Вечно… Забываешь… Кто здесь… Главный…

Крепко обхватив его ногами, Асия приподнялась и укусила Аруса за шею.

4. Все удовольствия «Лактарры»

Асия смотрела, как командор пытался справиться с застёжкой на своей новой куртке. Было видно, что он не привык носить что-то, кроме формы.

Она откинула голову назад, сбрасывая волосы с лица. Стоит ли помочь ему? Проститутки – а по факту, она была проституткой, только очень дорогой, – помогают своим клиентам одеваться? Она теперь невольно всё сравнивала с этой своей новой ролью.

К счастью, Арус победил куртку. Асия привела себя в порядок быстро, и они вместе ступили в лифт, двери которого открылись сразу, стоило им подойти к стене. Значит, если не камеры, то какие-то сенсоры в комнате точно были.

Как ей себя вести? Улыбаться всем, пытаясь заполучить «новых клиентов»? Асия вздрогнула. Арус бы её убил. Хотя нет, Арус и «убил» – понятия настолько несовместимые, что нечего об этом и думать. Скорее Арус бы огорчился – и это для неё было даже хуже. К тому же не во всех культурах именно улыбка демонстрирует готовность вступить в связь.

Асия сжала локоть Аруса крепче. Она решила, что будет как Марго Фенринг на приёме у Фейд-Рауты7 – холодной, высокомерной и неприступной. Теперь главное – со всем этим справиться.

Ещё раньше, чем дверь лифта до конца опустилась, по ушам ударила какофония: Асия испугалась, что не услышит Аруса, реши тот что-нибудь ей сказать. Она взглянула ему в лицо, и Арус едва заметно улыбнулся.

Яркий свет мазнул по глазам, ослепив. Арус повлёк её вперёд, и Асия шагнула за ним, хотя по-прежнему ничего не видела. Готова она или нет – их игра началась.

Когда зрение вернулось, Асия на секунду пожалела, что не осталась слепой чуть дольше. Вокруг всё сверкало, мелькало, тут и там сидели-ходили-танцевали инопланетяне, причём большинство из них она никогда не видела даже в Расширенной классификации Союза8. И, конечно, нигде не было привычных колшарцев, литанийцев и рилтов. Капитан правильно сделал, выбрав для миссии её и Аруса.

В окружающем шуме Асия понемногу стала различать звуки, что его составляли: ритмичную музыку, голос вокалиста (или вокалистки – кто их разберёт), постукивание разговоров, напоминавшее шелест мелкой гальки.

Арус вёл её, не давая времени сориентироваться. Сам он по сторонам почти не смотрел и проигнорировал поспешившего к ним конфа9 с клювом на лице и перьями на открытых плечах. Конф принялся оживлённо щёлкать, но Арус уверенно двинулся вперёд, не дав программе перевода ни шанса.

По обеим сторонам чуть в отдалении стояли скульптуры. У Асии не было возможности приглядеться, но ей показалось, что огненно-рыжие прожилки на них искажались и меняли форму, будто лава текла: так перемещались блёстки в метапластике, из которого сделано всё на «Шамане».

Только сейчас Асия осознала, как в помещении жарко – хотелось обмахнуться, пока на коже не выступил пот, но было нечем и некогда. Дальше было ещё жарче, а вдоль стен высились ряды автоматов разных форм и размеров. Они призывно мигали неоновыми огнями, а на экранах сменяли друг друга изображения, которые Асия даже не пыталась разобрать. Но и без этого она догадалась, что перед ней местные слот-машины.

Возле одного из автоматов царило оживление: сразу несколько тучных инопланетян со складками, из-за которых невозможно было разглядеть черты лица, по очереди клали ладони прямо на экран. Спустя пару секунд контур на автомате загорался голубым или сиреневым, и толпа вокруг воодушевлённо гудела.

Но один раз программа сработала иначе, и автомат выдал оранжевый цвет. Инопланетянин, прижимавший руку к экрану, с криком отдёрнул её – на его ладони Асия мельком увидела знак, алеющий краями обожжённой кожи. Её передёрнуло, а толпа загудела особенно радостно.

– Каждый развлекается по-своему, – негромко сказал Арус.

Асия ничего не ответила. Их предупреждали, что «Лактарра» – странное и тёмное место, суровое даже к тем, кто пришёл к ней с открытыми намерениями. Асия не хотела бы узнать, как здесь обращаются с лазутчиками.

За дверью их лица овеяло тяжёлой удушающей влагой. Казалось, здесь вот-вот пойдёт дождь – даже хотелось, чтобы он пошёл, – но вряд ли владельцы станции позволили бы гостям замочить их дорогущие костюмы. Всё вокруг было смесью зелёного и серого – цвета стволов лиан и распустившихся листьев. Они тянулись повсюду и не просто обвивали мебель: они были ею – столами, креслами, барной стойкой, и даже колонны, подпирающие потолок, тоже представляли из себя широкие узловатые стволы.

Опустив глаза, Асия заметила круги на воде, расходящиеся от её и Аруса туфель. Сначала она испугалась, что они промочат ноги, но, не почувствовав влаги, успокоилась. Вода на полу была просто проекцией.

Дальше барной стойки располагалась сцена, на которой пела девушка. Точнее, Асия до сих пор допускала, что могла ошибаться, но увидев инопланетянку вблизи, она говорила о её поле с большей уверенностью. Спускавшиеся с головы певицы жгуты, сплетённые то ли из волос, то ли из щупалец, вызывали в памяти образ оперной дивы Плавалагуны10, хотя эта инопланетянка была более тоненькой и эфемерной. Асия так и ждала, что музыка резко ускорится и все, кто сидит за столиками, пустятся в пляс – главное, чтобы не в драку.

Повернув голову, Асия заметила в противоположной от сцены стороне столы. За ними точно не дегустировали местную кухню: её показалось, что она видит блестящие шарики, а в руках некоторых гостей – палочки, напоминающие то ли кии, то ли школьные указки… Значит, это игровой стол!

Асия была уверена, что Арус поведёт её туда, ведь именно там, согласно информации от ВОБ11, можно было выйти на дилера. Однако Арус даже не остановился напротив игорной зоны. Асии оставалось только следовать за «хозяином», надеясь, что он и вправду понимает, что делает.

Следующий зал дохнул на них холодом, словно они зашли в гигантский фургон для перевозки говяжьих туш. Асия сама не знала, почему подумала о мясе, а не, скажем, о мороженом, но, как оказалось, её сравнение было даже слишком метким.

Стоило им войти, как к ним подошёл очередной конф. Его, в отличие от клюволицего в первом зале, инстинкт самосохранения подсказывал не игнорировать: существо было высоким, даже выше Аруса, и при этом мощным. Больше всего оно напоминало то, как в земной культуре принято изображать снежного человека.

Существо угрожающе зарычало, но программа тут же перевела:

– Желаете пройти к Большой арене или к Малой?

Арус на секунду задумался, но, к счастью, решил на время сбавить пафос.

– К Малой, – ответил он, и существо, то ли кашлянув, то ли хрюкнув, повело их вглубь зала, вежливо, но уверенно разводя широкими плечами тех, кто не успевал уступить дорогу.

Поначалу Асия удивилась такой наглости конфа – разве на «Лактарре» не принято уважительно относиться к гостям? – но она быстро заметила, что никто не злится и не негодует. Все в зале, кроме невозмутимого йети, что вёл их с Арусом, пребывали в каком-то странном возбуждении, и Асия надеялась, что скоро поймёт его причину.

Чем дальше они шли, тем гуще становилась толпа. В какой-то момент конф остановился, перестав теснить народ.

– Этот бой скоро закончится, – сказал он. – Перед следующим кто-то из зрителей уйдёт, и у вас будет возможность встать ближе. Если хотите сделать ставки…

– Не хотим, – отрезал Арус. Пафосная роль возвращалась.

Конф склонил лохматую голову и, пожелав паре хорошо провести время, удалился.

Толпа вокруг них шумела и ёрзала. Жар от множества тел мгновенно унёс тот холод, что царил в ледяном зале, оставив его глубинам космоса. И хотя Асия по-прежнему не видела пресловутой Арены, уже было ясно, что здесь происходило.

Привстать на цыпочки, если ты уже на высокой платформе, практически невозможно. Но всё-таки Асия очень постаралась.

– Господин, там что, дерутся?.. – она приблизилась, насколько смогла, к лицу Аруса.

Он поморщился и ответил не сразу, но в конце концов бросил:

– Да. – Арус махнул когтистой рукой в сторону экрана, закреплённого в выступе потолка. Сам он прекрасно видел происходящее над головами гостей.

На Арене, которая и вправду была небольшой, сражались двое. Один пониже ростом, с лицом вытянутым, как у ехидны. То ли широкие шипы, то ли длинные пластины, покрывавшие спину, усиливали сходство. А второй – высокий, безволосый, с зеленоватой кожей, покрытой вязью татуировок.

Оба явно играли на публику: то и дело поворачиваясь к зрителям и призывно взмахивая руками – на каждый такой жест гости «Лактарры» разражались восторженными воплями.

Асия невольно залюбовалась отточенными движениями бойцов. Она подумала, что здесь хорошо смотрелся бы Сер’тан: с его стремительной грацией и серебряной кожей, которая бы будто светилась, отражая блики от льда и ламп, – но тут татуированному бойцу надоело играть. Он рванулся вперёд, перехватив руку соперника, и ударил по локтю. Раздался хруст. Боец-ехидна заорал. Следующими удары татуированного угодили в грудь, в шею и по челюсти снизу. Потом он разжал руку, которой по-прежнему держал соперника, и ехидна упал. Казалось, он больше не шевелился.

Асия в испуге закрыла лицо рукой. Морок спал. Нет, она ни за что не хотела бы увидеть здесь Сер’тана. Даже в роли победителя.

Пока толпа ревела, а татуированный боец тряс поднятыми кулаками, на арену поднялись двое конфов-йети. Они утащили бесчувственного – но Асия по-прежнему надеялась, что живого – проигравшего, размазывая по льду кровь. Такую же, как у людей, калнаров и почти всех видов в галактике – красную.

– Красавчик! – закричала из зала женщина, пупырчатой кожей и огромным горбатым носом напомнившая Асии ведьму. – Не хочешь повеселиться со мной в Зоне темноты?

Боец услышал её. Повернулся на голос и, хитро сощурившись, спросил:

– Сколько платишь?

Толпа притихла, ожидая развязки.

– Семь тысяч хедал!

Асия не знала местной валюты, но по тому, как зрители засвистели, догадалась: предложение щедрое. Но каким бы оно ни было, неужели боец может вот так спустить себя только что не с аукциона? Разве нет у них принципов, нет чести… Разве не хочется, в конце концов, отдохнуть после боя?!

Победитель развёл руки, демонстрируя накачанную грудь с особенно яркими завитками татуировок.

– Я весь твой!

Радость толпы могла сравниться только с ужасом Асии.

– Пошли отсюда, – Арус развернулся и подставил ей другой локоть. – Мы здесь не для этого.

5. Лето. Специи. Оранжевый

Вернувшись в предыдущий зал – влажно-душный и увитый лианами, Арус и Асия сели у барной стойки.

– Почему мы здесь? – спросила Асия, убедившись, что рядом нет никого, кто мог бы их подслушать. – Зачем ходили в ледяной зал? И разве мы не должны быть… – она стрельнула глазами влево, намекая на зону, где расположились игроки. Арусу, сидящему напротив, как раз был хорошо виден их стол.

– Мы не можем взять и пойти туда. Согласно местным правилам, гости нашего уровня так не делают. Нужно, чтобы нас пригласили, – он звонко постучал по стойке когтями, намекая, что если здесь есть бармен, ему пора бы появиться. – Я позаботился, чтобы нас заметили.

Асия коротко кивнула.

Бармен появился из-за стены лиан. Его грузная фигура, маячившая тёмным пятном на границе видимости, поначалу не привлекла внимания Асии, но когда лейтанант Муратова повернулась, её ждало большое удивление: перед ней был шагранец. А она-то была уверена, что не встретит на «Лактарре» никого из Союза.

– Чего желают дорогие гости? – пробасил гигант, беря в щупальца один из изящных бокалов с ассиметричным верхом – таких целый ряд висел перед ним на тонкой подставке, поблёскивающей металлом.

Асия подумала, что бармен двигается точно как Да’Лид, шагранский повар на «Шамане», но поспешно отвела взгляд. Она не должна выдать, что в представителе одной из рас Оси для неё есть что-то особенное.

Арус же не вышел из роли ни на секунду:

– Все гости здесь дорогие, – он вальяжно опустил на стойку локоть. – Нам нужно что-то потеплее – хватит с нас ледяных декораций.

– Потеплее? – осклабился бармен. – Как в первом зале?

Арус посмотрел на него так, словно желал, чтобы шагранца вытянуло со станции через разгерметизировавшийся люк в открытый космос.

– Разберёшься. – Прозвучало тихо, но оттого не менее угрожающе.

– Конечно, – шагранец вернул на место бокал и поковылял к лианному закулисью. Кажется, поведение Аруса его ни капли не смущало – должно быть, и не к такому привык, работая здесь.

– Ты – язва, – шепнула Асия одними губами.

Арус и её наградил уничижительным взглядом, но на этот раз в нём на секунду промелькнула хитринка.

– Что ещё скажешь? – он подпёр ладонью голову, а коленом коснулся обнажённой ноги Асии.

Тепло в животе скрутилось в плотный узел.

– Я люблю тебя.

Арус не ответил, но улыбка в его глазах задержалась чуть дольше.

– Нам надо быть собраннее, – он снова выпрямился, убрав руку со стойки и колено от её ноги.

– Надо.

Как раз вернулся бармен. В щупальцах он нёс два бокала, один похожий на вытянутую перевёрнутую пирамиду с ярко-оранжевой жидкостью, а второй – из полых поставленных друг на друга шариков, чуть похожий на гусеницу. На поверхности зеленоватого коктейля плавали тёмные реснички. Асии хотелось верить, что это инопланетный укроп.

– Позволил себе выбрать для вас это, – шагранец подвинул к Арусу оранжевый коктейль, – а для вас – это, – «реснички» достались Асии. – Думаю, это поможет вам согреться.

Арус слегка брезгливо посмотрел на бокал.

– Это точно не синтетическая дрянь из фабрикатора?

– Что вы! – шагранец улыбнулся, обнажая ряд мелких, как щетинки, зубов, тянущийся от уха до уха. – Только натуральные продукты. Для гостей на «Лактарре» всё самое лучшее!

Асия постаралась прогнать из мыслей образ обожжённой руки инопланетянина у автомата в первом зале.

Арус, недоверчиво повертел бокал в руке, но всё-таки решился сделать глоток.

– Как тебе? – спросила Асия, увидев, как он поморщился.

– И правда согревает. Хотя вкус слишком пряный для меня.

Асия потянулась к своему, но Арус перехватил её руку.

– Постой.

Он взял её бокал сам, мимоходом бросив туда полупрозрачную маленькую таблетку. Рука его была повёрнута так, что увидеть жест могла только Асия. Конечно, на задании им нельзя пьянеть. Видимо, со своим коктейлем Арус проделал то же самое.

Арус поднёс бокал Асии.

– Пей.

Не отрывая от его лица взгляда, она отпила немного. Её коктейль оказался слегка мятным, но всё равно от него по телу разлилось приятное тепло, даже слишком нежное для этого пугающего места.

Когда Арус убрал бокал, одинокая капля скользнула с её губ по подбородку, а потом упала, спрятавшись в вырезе платья. Асия отёрла подбородок тыльной стороной ладони, понадеявшись, что одна капля не повредит микрокапсуле, закреплённой между грудей.

Арус вновь развалился на стойке и оглядывал всё с жутко недовольным видом. Глотнув коктейля ещё раз, Асия решилась спросить:

– Так какой у нас план?

Напарник посмотрел на неё, потом перевёл взгляд Асии за спину, но тут же отвернулся.

– Наш план идёт к нам.

– Приветствую гостей станции «Лактарра»! – прочирикал невысокий инопланетянин с клювом, как у конфа в первом зале. – Не скучаете ли вы?

– Уже готовы начать, – лениво протянул Арус.

Он медленно, словно делая одолжение, повернулся к конфу, глядя на него сверху вниз.

– Это непорядок, здесь никому не должно быть скучно! – конф склонил набок голову, не сводя с Аруса немигающего взгляда чёрных и тоже птичьих глаз. – Возможно, вы желаете присоединиться к игре? – он показал рукой в перьях на столик в другом углу зала, который и был целью Аруса и Асии.

– К игре? – казалось, Арусу совершенно не интересно это предложение. – А во что играют?

– В литанаш.

– Я не знаю такой игры.

Асия затаила дыхание. Никто не говорил им, во что именно играют на «Лактарре», но она сама перед миссией освежила знания о принципах рулетки, покера и прочих развлечениях, принятых в казино на Земле или на других планетах Союза. Но про литанаш она, как и Арус, слышала впервые.

– О, в этом нет совершенно ничего сложного! Я быстро объясню вам правила…

Арус всё так же неторопливо взял свой бокал, отпил из него, потом вернул на стойку. Можно было поверить, что он и вправду не очень-то хочет за стол к игрокам, но в конечном счёте любопытство победило.

– Ну, хорошо. – Арус встал и подал руку Асии. – Веди нас.

– Отлично! – обрадованный конф забил руками, и Асия подумала, что ещё чуть-чуть и он правда взлетит. – Уверен, вы не разочаруетесь!

Они шли медленно, словно тянули время. Юркий конф наверняка хотел бы привести новых игроков гораздо быстрее, но не мог торопить гостей, поэтому ему пришлось подстроиться. Наконец, они дошли.

– Прошу вас, прошу, – зачирикал конф, показывая Арусу и Асии на два свободных кресла с болотно-зелёной обивкой у правого угла стола. – Как раз для вас, два места.

– Ей не нужно, – Арус придирчиво оглядел кресло и лишь потом изволил на него опуститься. Рукой он похлопал себя по колену, и Асия села к нему. Так и вправду лучше: можно было незаметно переговариваться, а близость партнёра дарила иллюзию защиты.

За столом кроме них сидели двое: один бульдоголицый – как те, что зарабатывали себе клеймо в первом зале, – и совсем чудное существо, напомнившее Асии то ли макаронного монстра (слава богу, не летающего), то ли оживший ночной кошмар младшеклассницы. Их никто не представил, потому что, насколько Асия знала, здесь не принято было называть имена – по крайней мере, настоящие.

– Итак, у нас новый игрок! – радостно объявил конф. – Поэтому я быстро расскажу основные правила. Каждому выдаётся по четыре шара. Шар можно запустить по одной из ближайших к вам дорожек…

Асия быстро пробежала взглядом по стройным рядам шаров, настолько гладких, что на них, казалось, даже не остаётся отпечатков пальцев. Но больше её привлёк сам стол: зелёный, как и кресла, а блестки, кружащиеся в материале, приковывали взгляд…

Иногда по бороздкам на поверхности пробегала рябь и они менялись местами: те, что раньше казались прямыми и безопасными, изгибались, уводя к дырам в столе, а где-то материал становился как желе. И тут до Асии дошло: стол метапластиковый!

Из этого же материала только другого, похожего на золотистый авантюрин, цвета был сделан «Шаман»! Метапластик можно было запрограммировать, чтобы он принимал определённые формы и держал или менял их. Можно было задать цвет, текстуру, сделать прозрачным или превратить в зеркало… И всё бы ничего, но метапластик вошёл в употребление совсем недавно, а технология его производства до сих пор оставалась засекреченной. Откуда на «Лактарре» новейшие разработки с Литании?

Теперь она вспомнила, почему ей показалось знакомым слово «литанаш». Это означало «литанийский»!

Арус предупреждающе сжал её бедро – должно быть, почувствовал, как Асия от волнения подалась вперёд.

– Побеждает тот, чей шар доберётся до центра стола – до «Лактарры». – Конф указал когтем туда, где из метапластика возвышалась фигурка станции в миниатюре.

– Он обдурит вас, так и знайте! – гавкнул бульдоголицый. – Этот стол запрограммирован так, чтобы все шары срывались в чёрные дыры или прыгали из туманности в туманность.

– Нет-нет, никакого надувательства! – замахал руками-крыльями конф. – Все препятствия выпадают совершенно случайно, запрограммировать заранее чей-то проигрыш невозможно…

Ага, конечно. Асия слишком много читала про казино перед отправкой на «Лактарру», поэтому прекрасно знала, что казино всегда, абсолютно всегда остаётся в выигрыше.

Арус не обратил внимания на конфа и сдержанно кивнул бульдоголицему:

– Спасибо за предупреждение.

– Ну что? – конф обвёл всех взглядом чёрных бусин-глаз. – Готовы начинать?

Бульдоголицый кивнул – от этого все складки на его голове содрогнулись, – макаронный монстр пробулькал что-то невнятное, а Арус взял шар и сказал:

– Готов.

Шар он зажал в правой ладони, ведь левая обнимала талию напарницы. Асия подумала, что, возможно, ей лучше пересесть: ведь Арус был левшой, и делать броски правой у него получилось бы хуже. Впрочем, они прибыли на «Лактарру» не за выигрышем, поэтому Асия осталась там, где сидела.

– Новый игрок бросает первым, – сказал конф.

Арус, задумчиво крутанув шарик в когтистых пальцах, а потом отправил в самую правую из доступных ему дорожек. Шар заскользил по метапластику, и блик на его поверхности не менял своего места, как будто тот не крутился, а просто плыл вперёд, повёрнутый вверх всё время одной стороной. По столу прошла рябь, дорожка вильнула, и шарик провалился в отверстие, оказавшееся у него на пути.

– Чёрная дыра! Вы потеряли шар, – конф приложил к груди одну из рук, старательно имитируя сожаление.

– Могли бы и подыграть новенькому, – снова подал голос бульдоголицый. – А то, проиграв в первой же партии, он может нас покинуть.

Асии не нравился этот тип. Как, впрочем, и всё на «Лактарре». Она повела плечами, выпрямляя спину.

Следующим бросал макаронный монстр. На развилке шар вильнул вправо и тут же завяз в незатвердевшем метапластике.

– Туманность – пропуск хода, – констатировал конф.

Настала очередь бульдоголицего. Когда он тоже лишился шара в чёрной дыре, потешно выругавшись и хлопнув себя по колену мясистой пятернёй, Асия спрятала усмешку ладонью, якобы поправляя упавшие на лицо пряди.

Второй шар, брошенный Арусом, тоже застрял в туманности, и бульдоголицему пришлось ходить вновь.

Вскоре Асии наскучило наблюдать за игрой. Она стала смотреть на певицу а-ля «Пятый элемент», что по-прежнему развлекала гостей с неширокой сцены. Чуть ниже её сновали туда-сюда тонконогие бледные официантки, разносящие бокалы в разные зоны зала, а свет под потолком играл на лианах причудливыми бликами.

На этот раз песня была не зажигательной, а медленной, даже успокаивающей. Асия прильнула спиной к плечу Аруса, не отрывая от исполнительницы взгляда. Волны инопланетного голоса укачивали, и она поймала себя на том, что в других обстоятельствах было бы очень просто почувствовать себя счастливой: вкусные коктейли, приятная музыка, любимый мужчина рядом…

– Он здесь.

Асия вздрогнула, когда шёпот Аруса обжёг ей шею у самого уха. Арус тут же чуть прикусил нежную кожу, маскируя разговор лазутчиков под флирт. Асия хихикнула и шутливо его оттолкнула, хотя на самом деле ей было совсем не до смеха.

Обернувшись к столу, Асия увидела нового инопланетянина с пепельной кожей. На вид она была загрубевшей, словно у слона или носорога, а лицо его пересекали несколько симметричных разрезов на лбу и щеках. Одет он был просто и даже скромно, если сравнивать с другими гостями «Лактарры»: в тёмно-серый костюм без блёсток и ярких деталей, но со множеством карманов. Возможно, в одном из них скрывалось то, что привело сюда Аруса и Асию.

Гость сел за игровой стол. Объяснять правила ему никто не стал, но конф тут же закрутился вокруг него:

– Доброго времени, доброго времени! – залебезил он. – Вам выдать шары сейчас, или…

– Нет, благодарю, – прервал его пепельный. Голос у него был тихий и чуть хрипловатый. – Я дождусь конца этого тура.

Конф мгновенно заткнулся и отступил.

У Аруса остался один шар. У макаронного монстра – ни одного. А последний снаряд бульдоголицего, как поняла Асия, только что застрял в туманности.

– Ваш ход, – обратился конф к Арусу.

Арус катнул шар по ближайшей дорожке. Он почти сразу угодил в чёрную дыру.

– Осталась ваша попытка, – конф кивнул бульдоголицему.

Тот, пыхтя, приподнялся. В руках его была небольшая палка – на подобие кия, только короче и тоньше, – которая до этого крепилась к краю стола. Кончиком палки инопланетянин подтолкнул шар, но по столу тут же пошла рябь, и последняя «фишка» в этой игре скрылась в чёрной дыре.

– Тур завершён, – констатировал конф. – В этот раз у нас нет победителя.

– И в следующий не будет, – складки на щеках бульдоголицего недовольно подрагивали. – Я же говорю: стол запрограммирован, чтобы дурить нас!

Однако, как заметила Асия, уходить инопланетянин никуда не собирался. Похоже, его вполне устраивало, что его дурят.

– Я не против сыграть ещё раз. А вы? – Арус спросил с таким видом, будто ему не было дела, согласится кто-то, или он будет катать шары сам с собой.

– Да, – пепельный придвинулся поближе к столу. – Пожалуй сыграем.

– Отлично! – конф нажал на что-то в углу, и перед каждым игроком тут же выдвинулся новый набор из четырёх сияющих подшипников-переростков.

Первым ходил пепельный. Что удивительно, его шар не угодил ни в чёрную дыру, ни в туманность: просто застыл, докатившись до середины одного из желобков. Похоже, «Лактарра» любила своих.

– Хороший ход! – подбодрил конф.

Но пепельный даже не посмотрел в его сторону.

Арус бросил шар, практически не глядя. Едва его рука освободилась, он привлёк Асию к себе, а сам снова прижался лицом к её шее.

Его смазанный шёпот вызывал волну мурашек, разбегавшихся до самых ног, и хотя Асия от волнения не могла разобрать почти ни слова – а разбирать было нечего, Арус повторял какие-то глупости, которые могли подойти для спальни, но не для спецоперации, – она чувствовала, что щёки заливал румянец. Интересно, как это смотрелось под голубой краской?..

Когда рука Аруса скользнула под лиф её платья, Асия не удержалась от лёгкого вздоха. Бульдоголицый слегка поднял брови, остальные же не отреагировали никак: наверное, и не такого насмотрелись в этой обители вседозволенности.

Арус, оставив несколько поцелуев на шее Асии, обхватил ладонью её левую грудь. В этот раз у неё хватило самообладания, чтобы не только не вздохнуть снова, но и приклеить к губам лёгкую улыбку. Всё идёт как надо: она – красивая вещь, он – её хозяин. Так все должны думать.

Немного погладив подушечкой пальца её сосок – Асия почувствовала, как между ног рождается пульсация в такт с ударами сердца, – Арус, наконец, убрал руку. Асия почувствовала, что капсулу, приклеенную к коже, он успел сковырнуть когтем и забрать.

– Довольно откровенно, – прокомментировал бульдоголицый, когда Арус вновь потянулся к шару для нового хода.

Тот пожал плечами:

– Я не для того прилетел на «Лактарру», чтобы скромничать.

Пепельный усмехнулся, и Асия отметила про себя, что наглость, видимо, привлекает внимание дельца. Надо было развить успех.

Медленная песня закончилась и началась новая – опять зажигательная и ритмичная. В этот раз Асия обвила руками Аруса за шею и прильнула к его щеке губами. Надолго.

– Что я могу сделать? – шепнула она, перестав целовать его.

Арус посмотрел на метапластиковый стол, потом на сцену, потом на Асию.

– Станцуй.

Она удивлённо отстранилась.

– Что?..

– Станцуй, – повторил он уже громче. – Ты хороша. Пусть все видят.

Он сказал это с нажимом на «все», и Асия поняла, что это – часть его плана. Не мешало бы предупредить заранее!..

– Давай, – Арус слегка подтолкнул её, и выбора просто не оставалось.

Асия улыбнулась ещё шире – как будто танцевать для публики было её любимым занятием и самым выдающимся талантом, и обворожительно глядя на любовника из-под чёрных ресниц, отозвалась:

– Как скажете, господин.

Не поднимаясь с его колен, Асия нагнулась и расстегнула свои ужасные туфли – сначала левый, потом правый. С невероятным облегчением она ступила босыми ногами на пол, и из-под её пальцев тут же разошлись круги на ненастоящей воде. Да, так жить вполне было можно.

Грациозно поднявшись, она кивнула Арусу и пошла к одной из платформ, которых было несколько неподалёку от сцены. К счастью, все они пустовали – Асия боялась, что не выдержала бы конкуренции с профессиональными танцовщицами.

На пути к платформе Асия старалась почувствовать музыку: поймать ритм, найти ассоциации. Жаркое лето, полуобнажённые тела, солнце, которое только начинает клониться к закату… Запах специй, почти как от коктейля Аруса, и – оранжевый. Да, много-много всего оранжевого…

Шаг Асии начал пружинить. Как бы ни было страшно и странно то, что происходило вокруг, как ни тяготила неизвестность, она хотела, нет – она желала этого танца.

Толстенная лиана обвивалась вокруг возвышения, и Асия, не давая себе времени даже на вдох, в два шага взлетела по ней на платформу. Поглядев вокруг, она не увидела лиц: только всполохи, вспышки, блеск… Асия закрыла глаза, не успев сфокусироваться ни на чём. Так даже лучше.

Лето. Специи. Оранжевый.

Она начала движение с рук, как когда-то давно, когда так она спасала жизнь себе и Арусу12. Делала ли она то же самое сейчас? Асия не знала и не хотела знать.

Вдох. Прогиб. К движению подключились бёдра, а за ними – ноги.

Асия всё-таки открыла глаза, чтобы не свалиться, ненароком, с края платформы.

Улыбнулась широко, не открывая губ. Наклонилась вперёд – волосы на секунду закрыли обзор, но Асия мотнула головой и отбросила их на спину.

Теперь она поймала взгляд Аруса. Он смотрел на неё с восхищением, которое не удавалось спрятать за маской высокомерия. Это мешало тому, что они собирались делать.

«Не забудь, любимый, не забудь…»

И он как будто услышал. Отвернулся от неё и наклонился к сидящему рядом пепельному, что-то ему шепнул.

Асия не увидела – завязался ли между ними разговор – надо было танцевать. Вновь ухватившись кончиками пальцев за едва отступившую эйфорию, Асия развернулась. Пусть зрители рассмотрят её со всех сторон – она не сомневалась, что им этого хочется…

Песня закончилась, закончился и танец. Начинать новый Асия не стала: ей не понравился трек, да и хотелось сохранить вау-эффект, а для этого не стоило развлекать гостей «Лактарры» весь вечер.

Асия замерла на секунду, чтобы остановить кружащуюся голову. Потом аккуратно спустилась по лиане и с видом победительницы пошла назад, к игорному столу. Все инопланетяне, включая пернатого конфа, смотрели на неё.

– Господин, вы закончили? – спросила она, учтиво склонив голову.

– Да. – Арус лгал – у него в руках оставался ещё один шар, но почему-то он предпочёл подняться с кресла. – Пошли.

Асия нагнулась, чтобы поднять за ремешки оставленные у стола туфли. Сердце ёкнуло, когда она увидела, что пепельный поднялся вместе с Арусом. Значит, они до чего-то договорились…

– Постойте! – неожиданно выпалил бульдоголицый.

Арус обернулся. Пепельный же не остановился, а пошёл в дальнюю сторону зала – туда, где был переход в ледяную зону. Асия чуть не заскулила от досады: они вот-вот его потеряют! Но её спутник оставался спокоен.

Глазки бульдоголицего впились в Асию.

– Слушай, как насчёт того, чтобы уступить мне твою девку? Ненадолго! – тут же поспешил заверить он. – Верну в лучшем виде. Отдохнём с ней в Зоне темноты, пока вы обсуждаете дела… Я хорошо заплачу! Что скажешь, м-м?

Он только что не потирал руки, и только адреналин, всё ещё танцующий в крови, помешал Асии опешить или испугаться.

– Увы, – Арус положил руку Асии на талию. – Сколько бы у тебя ни было денег, на такую женщину не хватит. Она слишком дорогая.

Сказав это, он отвернулся и повлёк Асию прочь – туда, где недавно скрылась спина пепельнокожего дельца.

6. Танец никого не обманул

– Как повезло, что умелые наложницы нынче дороги, – хихикнула Асия, но тут же взглянула на Аруса с благодарностью. – Ты мой защитник.

Он ничего не ответил, лишь улыбнулся уголком рта. Асия догадалась, что он напряжён, и сама постаралась успокоиться.

– Ты знаешь, куда он ушёл? – перевела она тему.

– Да, он сказал. Там, в конце зала, есть скрытые переговорные комнаты.

– Мы будем там втроём?

– Возможно.

Асии было этого мало, но она понимала, что больше Арус не может ей сказать. В конце концов, он тоже не каждый день заключает сделки с инопланетными наркоторговцами.

Дойдя практически до дверей в ледяной зал, Арус свернул направо. В углу помещения стоял громила, очень похожий на того, что провожал их до ринга, только шерсть у него была не белая, а бурая. Асия тут же окрестила его медведем.

Медведь смерил их равнодушным взглядом, а потом шагнул в сторону. Лианы, закрывавшие часть стены, пришли в движение и расползлись в стороны, открывая проход. Асия почему-то подумала про дьявольские силки из самой знаменитой волшебной саги рубежа XX и XXI века13. Интересно, а эти боятся солнечного света?..

Судя по всему, света боялись те, кто скрывался в комнате. Едва Арус и Асия зашли, как лианы вернулись на место, и спутники оказались в полной темноте. Было невозможно даже понять, в маленькой они комнате или в зале, огромном, как один из предыдущих.

– Подойдите ближе.

Луч света сорвался с потолка, выхватив из темноты фигуру. Асия не сразу разобрала его черты и цвет кожи, но поняла, что это дилер. Значит, он всё-таки ждал их.

Арус повёл Асию к перевёрнутому стакану из света, в котором стоял пепельный. Дюжина шагов – и они оказались под стаканом вместе с ним.

– Зачем вы здесь? – спросил он их.

– За тем же, зачем все, – невозмутимо ответил Арус. – За удовольствием.

Пепельный усмехнулся:

– Удовольствие для всех разное.

– Ты знаешь, какого ищу я. Иначе не стоял бы здесь.

Кажется, Арус переборщил с дерзостью. Пепельный наклонил голову:

– Осторожнее. Тут только гости и конфы не знают настоящих имён. Я же знаю всех. И если мне не понравится что-то – тебя найдут, где бы ты ни скрывался.

Асии показалось, будто они вновь оказались в ледяном зале. Только в этот раз на ринге были они сами.

Арус же лишь закатил глаза.

– Повторяю ещё раз: я здесь не для того, чтобы играть или скрываться. Мне нужен твой товар. И ты бы не позвал нас сюда, если бы не хотел его продать.

Пепельный вздохнул.

– Ты упорен, гость. Но знаешь ли ты, сколько мой товар стоит?

– Знаешь ли ты, сколько денег на моём счёте? – Арус неожиданно шагнул вперёд и поднял руку, в которой был тот самый шарик, что он зачем-то унёс из игрового зала. – Уверен, что знаешь. – Он опустил шарик в один из карманов пепельного. – Я готов платить.

Вот оно! Арус должен был раздавить капсулу, которую снял с Асии, и каким-то образом поместить содержимое на вражеского агента. В капле жидкости были нано-маячки, которые впитались бы в одежду и даже в кожу, а сигнал от них вывел бы флот к тому, кто стоит за распространением наркотиков в Союзе. Асия не сомневалась, что вместе с шариком в карман к пепельному проникли маячки. Теперь главное, чтобы он не выкинул «подарок» в ближайшие полминуты. Но он, похоже, не собирался этого делать.

– Хорошо, – не сводя с Аруса взгляда, пепельный протянул руку. – Тогда плати.

Арус тоже протянул ему запястье. Там у него крепился тонкий браслет: что-то вроде билета ко всему на «Лактарре». К нему же был подключен фальшивый счёт, который создал ВОБ для альтер-эго Аруса. Асия ждала, что сейчас делец поднесёт к его браслету свой и сделка свершится, но вместо этого пепельный схватил Аруса за запястье. Асия от неожиданности отшатнулась.

– Думали обмануть меня?!

Его голос перестал быть тихим – казалось, он отдаётся от стен, которые так и оставались невидимыми.

– Что ты достал из сисек своей подружки? – он говорил это, не поворачиваясь в сторону Асии. – Сначала я подумал, что это какая-то штука, чтобы обыграть казино. Идиоты, которые пытаются это сделать, иногда встречаются. Танец был очень кстати – ты мог прикрепить к столу что угодно, пока все пялятся на неё. Я на всякий случай пробил тебя по базе. Тебя нет. Как и того, кто якобы выслал тебе приглашение.

Искусственная гравитация под ногами Асии словно исчезала. Казалось, ещё чуть-чуть, и пол перестанет держать её.

– Ты это положил мне в карман, да? Думал, я не замечу? Ошибаешься. – Полосы на лице пепельного, которые Асия приняла за шрамирование или врождённые особенности кожи, раскрылись. В каждой из них влажно блестело по глазу. – «Лактарра» видит всё.

Теперь даже Арус, до этого державшийся спокойно, не выдержал. Он выдернул руку и начал пятиться к двери, подталкивая туда же Асию. Она мимоходом успела удивиться, что многоглазый не стал его останавливать.

– Вам не покинуть станцию, – сказал он на удивление спокойно. Ни один из его глаз не моргнул.

Лианы расступились, выпуская их из царства тени. Асия стрельнула глазами на медведя, который стоял спокойно, а Арус развернулся и, не церемонясь, потащил её за собой. Она даже не успела надеть туфли – впрочем, наверное, это было к лучшему.

– Что теперь? – дрожащим голосом спросила Асия. Она кожей чувствовала взгляды всех работников станции, направленные на них. Они знали, что перед ними шпионы, или ещё нет?..

– Идём.

Они не бежали, но шли всё равно очень быстро. Миновав зал с лианами, они вновь оказались в огненном. Жар от лавовых скульптур или автоматы, клеймящие игроков, уже не пугали так, как последние слова, сказанные многоглазым: «Вам не покинуть станцию».

Лифт однако удалось вызвать. Едва дверь-водопад опустилась за ними, Арус велел Асии:

– Вызывай Шада.

– Что?.. – поначалу она даже растерялась. – Но ведь связь – на крайний случай. Корабль могут засечь и…

– Сейчас случай самый крайний, – Арус уже возился с картой-микросхемой – должно быть, пытался воспроизвести маршрут до их номера. Или сразу до телепортационного отсека. – Корабль засекут, но, поверь, если нас возьмут живыми, будет хуже. Мы много знаем.

От этих слов Асию замутило.

– Вызывай Шада!

Дрожащими пальцами она провела по косичке у виска. В ухе сначала запищали помехи, а потом она услышала знакомый голос:

– Приём, команда. Как вы там?

– Плохо, – выпалила Асия. Чёрт, не так докладывают в критических ситуациях! – Нас раскрыли. Возможно, погоня.

– Вас понял, – даже не видя его, Асия представила, как колшарец подобрался в капитанском кресле. – Надо вытаскивать вас. Станция экранирована. Вы сможете добраться до одного из внешних отсеков? Там инженеры смогут обойти защиту и активировать телепорт.

– Арус, мы сможем до одного из внешних?..

– Попытаемся.

Тут панель под его пальцами взорвалась снопом искр. Он еле успел отдёрнуть руку. Свет в лифте погас, но Асия чувствовала, что движение не прекратилось.

– Что происходит?..

Из темноты ей ответил голос Аруса:

– Они перехватили управление.

Асия повторила его слова капитану.

– Вот пепел, – ругнулся он. – Сохраняйте спокойствие. Мы найдём способ вас вытащить, слышите? Мы вас не…

Асия почувствовала-услышала, как Арус подошёл к дверям лифта. Он взял Асию за руки и пододвинул так, чтобы она встала за ним.

– Что бы ни случилось – не высовывайся.

Ей хотелось запротестовать и одновременно забиться в самый угол кабины. Но тут лифт остановился. Не прошло и вдоха, как дверь – единственное, что отделяло их от возможной погони, утекла в пол, и силуэт Аруса очертил свет. Он был морозный и белый. Вместе со светом ворвался шум нескольких десятков голосов.

Они оба замерли. Асия не решилась ослушаться и выйти из-за Аруса, и, положив руки ему на спину, сосредоточилась на том, как он дышит. Ровный ритм дыхания командора, хладнокровного во всех смыслах, помог ей немного успокоиться, прежде чем сквозь шум прорвалось громовое:

– Выходите.

Арус оглянулся на Асию через плечо. Наверняка они оба думали о том, что выходить им как раз не хочется, но…

– Сидеть здесь нет смысла, – сказал Арус. – Попробуем потянуть время?

Её хватило только на короткое:

– Да.

И они вместе шагнули на свет.

Лазутчики оказались на круглой площади, припорошенной искусственным снегом. Почему искусственным? Да ведь откуда на станции в космосе взяться настоящему.

С трёх сторон от площади поднимались массивные ступени, словно вырубленные в ледяной скале. По разодетым инопланетянам, сидящим на них, Асия догадалась, где они, в ту же самую секунду, что это объявил невидимый комментатор:

– Добро пожаловать на Большую Арену.

Улюлюканье зрителей морозцем пробежало по коже Асии, заставляя её сжаться. Арус же стоял непоколебимо.

– Почему мы здесь? – Асия знала, что калнар гораздо хуже, чем она, переносит низкие температуры, и всё равно его голос не дрогнул. Казалось, он и правда верил, что лишняя минута или две могут спасти их.

Комментатор рассмеялся:

– О, не беспокойтесь! Мы зачитаем полный список преступлений, прежде чем вы узнаете, как поступают на «Лактарре» с предателями.

Толпа заревела громче.

– Асия, – зашелестел в ухе капитан Шад. – Что у вас там происходит?

Она не могла ему ответить. Если засекут, что она держит связь с кораблём, с ними могут перестать церемониться – возможно, расколют ей голову на месте, чтобы вытащить имплантированный в слуховой канал переводчик.

А ещё она не могла больше прятаться за спину своего мужчины, как будто и правда была лишь купленной за деньги наложницей при всесильном господине. Их сила иссякла. И при этом она только начиналась.

– Лейтенант Муратова, приём!..

Асия сделала шаг, чтобы оказаться с Арусом бок о бок. Глядя только вперёд и собрав в своей груди всё упрямство, какое в ней было, она взяла Аруса за руку. За самую главную – за левую.

– Вы незаконно прибыли на станцию, – принялся перечислять комментатор.

Даже смешно было слышать о законе в месте, которое самим своим существованием попирало все мыслимые.

– Использовали для оплаты поддельные счета…

Но деньги на них были настоящие – об этом обвинители почему-то решили умолчать.

Звучали ещё какие-то обвинения, по большей части сфабрикованные: говорилось, что Арус с Асией пытались саботировать работу игорного зала, вывести из строя стол для литанаша и так далее. Об их встрече с многоглазым – ни слова, и Асия ещё раз убедилась, что даже от большинства гостей станции скрывают процветающую наркоторговлю.

– …Обычно за подобное мошенники становятся бойцами, – объявил комментатор, закончив череду обвинений. – Но сегодня… – связь на секунду прервалась, – сегодня правосудие будет холодным. Надеюсь, вам понравится, – добавил он уже для зрителей: некоторые из них, кажется, готовы были требовать «погорячее».

Двери по сторонам Арены опустились и на площадь вышли трое йети. У каждого было по пистолету.

– Беги к лифту, – сказал Арус Асии.

– А смысл?.. – от отчаяния она готова была засмеяться.

Он сжал её руку и взглянул на неё. В тёмно-синих безднах глаз Асия прочитала отчаяние.

– Беги! – Арус толкнул её, сам делая шаг вперёд.

– Асия, я знаю, ты слышишь! – взревел в её ухе капитан Шад. – Ответь немедленно, это приказ!

– Нет! – закричала она им обоим.

Вопль жаждущей крови толпы перехлестнул её крик. Йети подняли пистолеты. В отчаянии Асия вновь вцепилась в ладонь Аруса. Она не верила ни в счастливый исход, ни даже в лишнюю секунду. Единственное, чего она в этот момент всей душой хотела – не отпускать его.

Последним сигналом, который получил «Шаман», были дрогнувшие жизненные показатели старпома и его напарницы.

Примечания

1

Киэри (калнарский) – море.

(обратно)

2

Речь о событиях истории «Нервы и вены Вселенной» из книги «Круговорот леторождённых».

(обратно)

3

АлСар-4571 – у литанийцев нет фамилий, только аббревиатуры, обозначающие, где или по какому принципу был заключён брак, и номер гражданского акта, под которым он был записан. "АлСар" – литанийская аббревиатура для Межзвёздного Флота, то есть в данном случае речь о семейной паре офицеров.

(обратно)

4

Расы Оси – Ось Союза составляют четыре мира: Колшар, Литания, Шагра и Рилта. Это наиболее развитые и влиятельные планеты, вошедшие в Союз одними из первых. Соответственно, колшарцы, литанийцы, шагранцы и рилты – расы Оси, наиболее многочисленные и узнаваемые не только в Союзе, но и в ряде миров Периферии.

(обратно)

5

Саткари (калнарский) – невеста.

(обратно)

6

Во втором фильме перезагруженной Вселенной "Звёздного пути" один из героев в челноке использует гравитационное поле Сатурна, чтобы остаться незамеченным. Здесь это используется как устойчивое выражение: "Оставаться/находиться в гравитационном поле Сатурна" – избегать чьего-то нежелательного внимания, опасности.

(обратно)

7

Марго Фенринг и Фейд-Раута Харконнен – герои книги Фрэнка Герберта «Дюна».

(обратно)

8

Расширенная классификация Союза – подробный список, включающий портреты и описания всех разумных рас, с которыми Союз когда-либо вступал в контакт.

(обратно)

9

Конф – сокращённо от «конферансье». Здесь – распорядитель зала.

(обратно)

10

Плавалагуна – инопланетная оперная певица, героиня фильма «Пятый элемент».

(обратно)

11

ВОБ – аббревиатура Всесоюзного отдела безопасности.

(обратно)

12

Речь о событиях истории «Танец призыва «Шамана»» книги «Круговорот леторождённых».

(обратно)

13

Речь об истории про Гарри Поттера.

(обратно)

Оглавление

  • 1. Свет земной науки
  • 2. Мера внутреннего роста
  • 3. Гости на станции
  • 4. Все удовольствия «Лактарры»
  • 5. Лето. Специи. Оранжевый
  • 6. Танец никого не обманул
  • *** Примечания ***