КулЛиб электронная библиотека 

Мы будем жить [CrazyOptimistka] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Crazyoptimistka Мы будем жить


Глава 1

Воздух был раскаленным и сухим, казалось, что пот если выделялся, то испарялся прямо из пор. Если необдуманно решишься сделать глубокий вдох, то рискнешь потерять сознание. И это лишь в марте месяце! Раньше я любила лето, но природа сошла с ума. Сбылись мечты фантастов и любителей постапокалипсиса, человечество своими же руками уничтожило мир, считая, что делает все во благо.

Как же я любила нежиться на солнце, бегать под весенним дождем и кататься на коньках в центральном парке. Ощущать, как снежинки тают на ладонях или как теплые волны моря омывают ступни ног. Но всего этого больше не существовало. И от нахлынувших воспоминаний появились не прошеные слезы. Больше ничего не осталось: ни садов, ни полей, ни рек с озерами. Моря испарились, птицы не летали в небе, а животные не бродили по земле. Мы постепенно забывали, как выглядит зеленая трава, как пахнет цветок и какое на вкус яблоко. Да что там говорить, для того, чтобы увидеть солнце и остатки голубого неба, приходилось рисковать жизнью и подниматься на поверхность.

Правду говорили, что человека погубит его же жадность. Технологии развивались бешеными темпами и люди не задумывались на тем, какие от их действий могут быть последствия. А когда они поняли, что остаются еще и безнаказанными, то масштабы разрушений превратились из глобальных в катастрофические. Представьте себе, что тысяча заводов ежедневно и одновременно делают огромное количество выбросов вредных примесей в атмосферу. Так вот, к огромному сожалению, озоновые дыры перестали быть аномалией. Нас успокаивали, говорили, что все под контролем, что не стоит бояться. Выпускали специальные солнцезащитные крема и светоотражающие панели и пленки для квартир и домов. И люди верили, что это помогает, они лихорадочно втирали в себя вонючую смесь и продолжали жить, ходить на вечеринки и печь индейку на праздник. А потоки радиации все увеличивались и опускались невидимыми волнами на Землю. И вот когда болезни все чаще перетекали в летальный исход, а мутация при рождении ребенка набирала обороты, люди вроде как очнулись и восстали против правительства. Но при правильном руководителе, который знает, за какие нити стоит дергать, бунтующие всего за один день превратились в покорное стадо овец, блеющих о мире и надежде и смиренно следующее за своим вожаком, волком в овечьей шкуре. Им обещали, что все страдания скоро завершатся, что над городами будут раскинуты защитные поля, что стоит бороться за будущее общими усилиями. И они верили. А для того, чтобы они не сомневались в правильности своего решения, в оборот был пущены особые лекарства. По сути, обычный наркотик, вызывающий сильнейшие галлюцинации и помогающий видеть мир совершенно в другом ракурсе и свете. Проблемы отступали, смерть близких людей не казалась большой утратой, и все вокруг наполнялось такими красками, о которых все забыли. Красками, которыми мир уже не мог играть.

Но были и те, кто трезво оценивал ситуацию и пытался донести до остальных, что мир уже не будет прежним. Что обычные люди будут обмануты, а элита не пострадает. Но такие высказывания считались «неприемлемыми» для общества. И за инакомыслие наказывали, судили и могли убить. Люди стали скрываться и вести подпольную борьбу. Кто же мог подумать, что эта борьба перерастет в жизнь под землей в прямом смысле этого слова? Мой отец был как раз из таких людей. Обычный инженер, который днем покорно работал на заводе, а по ночам рыл под нашим домом туннели. Тогда все только начиналось, и дыр в небе не было, когда папа заговорил с нами о том, что нас ждет.

– Не мели ерунды, Кристоф, – мама не рассчитала силы и с грохотом поставила дымящееся блюдо на стол. – Ты снова перечитал своих книжек. Где ты видишь признаки конца света? Яблоня во дворе цветет, наш пес Чарли снова укусил почтальона, дети ездили с дедушкой на рыбалку. Ну?

– Что?

– Ты прекрасно понимаешь, о чем я спрашиваю у тебя.

– Кристалл, ты слишком поверхностно относишься к этой проблеме.

– У нас нет проблем, – отозвалась жена, – мы только выплатили ипотеку за дом, дети хорошо учатся и лично я, хочу верить в то, то они вырастут, женятся и подарят нам внуков. И никак не хочу думать о том, что заводы взорвутся, а мы превратимся в зомби.

– Я не об этом тебе говорил.

– Да какая разница, это или не это, суть в том, что ты свихнулся на этой идее о конце света. Так нельзя, надо верить в хорошее будущее, понимаешь? – Она отвлеклась.– Дети мойте руки и бегом за стол!

– Но мы не можем закрыть глаза на то, что происходит. – Отец сел на свое место за столом.

– Милый, а что происходит? Летающие тарелки не приземляются, животные пока не разговаривают. Просто мир движется вперед и это нормально, что технологии так быстро развиваются. Кристоф, прошу тебя, угомонись. Мне ведь на следующей неделе ехать на конференцию и теперь я боюсь оставлять детей с тобой. Хватило прошлого раза, когда ты запугал Кори своими рассказами и у него появились кошмары. Пообещай мне, что ты прекратишь выдумывать то, чего не существует.

– Хорошо,– неохотно отозвался муж, но под пристальным взглядом жены поднял обе руки,– я сдаюсь. Я обещаю.

Как вы уже поняли, мой отец соврал. Так как мама была достаточно известным фармацевтом, ей часто приходилось отлучаться из дома. В этот раз ее вызвали на неделю в другой город. Я помню, как она обнимала нас с братом и как давала отцу указания. Помню, во что она была одета и как от ее волос пахло медовым шампунем. Помню, потому что это был последний раз, когда мы ее видели. Через неделю она не вернулась, а через месяц пришло скудное письмо, в котором она писала о том, что ей предложили работу в федерации и что пока она остается там. Простые слова, но где-то между строк проскальзывало, что она фактически прощается с нами. Однажды я видела ее на одном из плакатов, которыми были увешаны все стены района. Красивая, словно кукла, она улыбалась с куска бумаги и обещала вернуть прежнюю жизнь с пригоршней таблеток на ладони. Вроде бы она оставалась той же, но остекленевший взгляд и неестественно беспечное выражение лица выдавали очевидный факт. Теперь, она одна из них.

Горечь от обиды неприятной змеей окутала сердце и с каждым вздохом, сжимало его все сильней. Непонимание, отчаяние и страх образовали гремучую смесь в детской и неокрепшей душонке. Отцу я не говорила об этом, да и зачем, он ведь итак все знал. Казалось, что уход матери стал решающим ударом для него. Из некогда доброго и веселого мужчины, он превратился в тень. Он замкнулся в себе еще больше, а его помешательство лишь набирало обороты. Отец больше не гулял с нами в парке, не читал сказки на ночь и не готовил обеды. Он жил с нами в доме, но совершенно забыл о нашем существовании. Весь груз ответственности за восьмилетнего брата лег на мои плечи. А мне было всего десять лет. Что может сделать маленькая девочка? Что было в моих силах? Но я старалась, как могла: научилась готовить скромные блюда, поддерживала порядок в доме, покупала продукты и пыталась заменить мать для нас с братом. Я сознательно приняла то, что у меня не будет детства, но не хотела, чтобы оно отсутствовало у Кори.

Дни проходили и сливались в недели, недели перетекали в месяца, месяца становились годами. Жизнь стала напоминать одну сплошную и заезженную пластинку. Как правило, отец отправлялся на работу около шести утра. И хотя я прекрасно знала, что он не притронется к пище, все равно вставала раньше и готовила ему тосты с кофе. Чуть позже, за завтраком, я ставила перед тарелкой с остывшими гренками фото родителей с их свадьбы. Глупая, но традиция и в такие моменты, казалось, что они с нами рядом и мы все еще одна большая и дружная семья. Школа, поездка в магазин, проверка домашнего задания Кори и одинокий вечер перед книгой. Иногда бывали моменты, когда завидовала своим одноклассницам. У них было все, чего мы не имели. Семьи, друзья, прогулки и посиделки перед костром, дни рождения в большом кругу. Как бы я хотела, чтобы у меня появилась подружка, хотя бы одна единственная.

Но нас сторонились и обходили стороной, нас обсуждали и смеялись в спину, называли «дикарями», «детьми безумного отшельника». Чистые и опрятные, но вызывающие неприятные эмоции в обществе. Тогда я усвоила первый рок жизни: мы с братом можем довериться лишь друг другу.

И ты начинаешь выстраивать невидимую стену вокруг себя, надеясь, что тебе не сделают больно. Но не забывайте о том, что мы все-таки были детьми, которые в глубине души наивно верили, что мир не так уж плох и что люди могут быть добрее. Я помню, что мне нравился мальчик в средней школе. У него были пшеничного цвета волосы и ярко-голубые глаза. А еще у него появлялись две милые ямочки на щеках, когда он улыбался. Помню, что тайно влюбилась в него, когда он помог мне собрать вывалившиеся учебники из портфеля. Помню, как удивилась, когда он предложил провести домой, хотя внутри еле слышный голосок предупреждал, что не стоит доверять чужому человеку. И помню, как больно били камни по лицу и телу, когда он завел меня в тупик, где поджидали одноклассники. Они смеялись и бросали все, что попадалось им под руку, а он смеялся вместе с ними. И тогда я освоила второе правило в своей жизни: любовь приносит боль.

В тот вечер я долго не могла уснуть, все проигрывала ситуацию в голове, вспоминала злые лица и плакала. А еще злилась, но не на них, а на саму себя. Внизу раздались шаги, скорее всего, это отец вышел из своей «шахты» за провиантом. Мы с Кори старались обходить подвал стороной и никогда не видели, что отец там делает. Лишь на выходных мы становились свидетелями того, как к дому подъезжают машины с бетоном, каркасами и проводами. Соседи дружно крутили пальцами у висков и удалялись восвояси. Мы тоже не спрашивали, да и отец не сильно горел желанием нам что-либо рассказывать. Но именно в тот вечер я почувствовала острую необходимость в родительской поддержке. Я тогда впервые увидела, какой титанический труд был вложен в это место. Под неприметным половичком была обычная деревянная панель, которая открывала вход в подвальное помещение. Оказавшись в полутемном месте, потребовалось немного времени, чтобы глаза привыкли к плохому освещению. Но здесь ничего не было. Абсолютно обычный подвал с полками для банок и с кучей хлама в картонных коробках. И лишь в самом дальнем углу мелькал слабый свет где, оказывается, был еще один люк. Не знаю, на сколько метров уходила лестница вниз, но спуск показался мне бесконечным. Благо все вокруг было покрыто деревом, так что земля не сыпалась мне в глаза, а слабый свет проведенных лампочек хоть как-то отгонял тьму. И лишь когда я оказалась внизу перед дверью, я поняла, как трусятся руки и как сбилось дыхание. Я много раз представляла себе, что может скрываться под землей. Мой мозг предательски рисовал жуткие картины по поводу этого бункера. Но открыв дверь, поняла, что сильно ошибалась. Здесь была точная копия нашего дома: похожая мебель стояла на своем месте, картины и фотоколлажи развешены в том же порядке, что и наверху. Полки, книги, диски и игрушки были расставлены в точности до миллиметра. Единственное, что возвращало в реальность так это отсутствие окон и солнечного света льющегося оттуда. Не веря своим глазам и с замиранием сердца, сделала шаг и негромко вскрикнула от неожиданности, когда захлопнулась дверь за спиной. На встречу вышел отец и с удивлением застыл на своем месте. Мы несколько минут стояли на месте и смотрели друг на друга, не проронив ни слова. Казалось, что нас разделяли не пару метров бетона, а огромный океан из недосказанностей, непонимания и обид. И лишь спустя некоторое время, удобно устроившись на диване, мы впервые пробовали поговорить наедине. Какое жуткое ощущение, когда между словами и ответами возникает минутное молчание, а ты не знаешь чем его заполнить.

– Здесь…очень странно, – тихо произнесла я и пристально посмотрела на отца. Как он сильно постарел за это время. Седина фактически полностью покрыла его волосы, морщины глубокими бороздами испещрили лицо. Постоянная работа, недосып и труд в этом месте сделали свое дело, и цвет лица с синяками под глазами оставляли желать лучшего.

– Это ощущение пройдет, вот увидишь, это место станет для вас домом, – горячо запротестовал он в ответ, – поверь, у многих и такого не будет.

– Ты в это действительно веришь? – задала я вопрос и сразу поняла, что поступила глупо, ведь он воссоздал дом под землей, разве ответ не очевиден?

Отец тяжело вздохнул и, качнув головой, посмотрел куда-то вдаль.

– Ты еще очень мала, чтобы понять всю картину предстоящих разрушений. Но знай, ты должна будешь быть готовой к тому, что придется выживать в диких условиях.

–Пап, прекрати.

– Нет, ты должна выслушать меня. И это не бред сумасшедшего, как вы все считаете. Рэйн, весь мир изменится, не исключаю и того, что от мутации люди превратятся в монстров. Но не они будут нести ключевую опасность, а природа, которая восстанет против нас. Здесь вы будете в безопасности, я фактически закончил строительство и скопил неплохой запас продуктов. Я знаю, пока ты еще не готова принять всю информацию и это нормально. Вы должны держаться вместе и двигаться вперед. Рэйн, ты даже не представляешь, какое давление на вас будут оказывать. Вас будут проверять на прочность и появится множество проблем.

– Куда уж больше, отец, нас итак обходят стороной, словно мы прокаженные.

– И правильно! Пусть обходят! Ведь это залог того, что вас не тронут…

– Не тронут? – сорвалась я на крик, – это ты называешь «не тронут»? Посмотри на эти ссадины, посмотри на мое лицо с синяками от камней, которыми они закидывали меня сегодня. И это больно! Мне всего семнадцать лет и я хочу элементарных вещей: дружбы, радости. Я не хочу быть сильной и постоянно думать за тебя, за себя и за Кори. Я устала от презрения в свою сторону…

Все то, что я хотела ему сказать, утонуло в рыданиях. Всё, барьеры были пройдены. Я упивалась своими слезами и несбывшимися мечтами. Я горевала над тем, что у нас нет той жизни, которую показывали по телевизору. И поначалу винила в этом отца, но только его объятия сомкнулись вокруг меня, я забыла обо всем.

– Тихо, тихо, моя девочка, – успокаивал он меня,– я знаю, что тебе пришлось нелегко. И я горжусь тем, как ты приняла всю ответственность на себя. Я видел все твои старания и заботу. И я благодарен тебе за все. Сожалею, что у нас все так сложилось. Поверь, я тоже хотел для нас другой жизни, но все вышло абсолютно иначе. Прошу тебя, успокойся и не отчаивайся, у тебя все получится.

– Ты так уверен в этом, но почему? Почему ты думаешь, что я не уйду точно так же, как это сделала мама?

Я знаю, что этим вопросом лишний раз вскрыла пленку на кровоточащей ране. Боль мимолетной стрелой пронеслась в его глазах, но отец быстро взял себя в руки и твердо ответил:

– Ты не она. И точка. Я знаю, что рано или поздно ты примешь мою сторону.

Глава 2

Не думайте, что после этого разговора мы на следующий же день стали лучшими друзьями и начали обниматься при встрече или смотреть вместе программы за ужином. Нет, все осталось на своих местах и мы снова перестали замечать друг друга. Но отчего-то я больше не злилась на него, но и не поддерживала. А мир вокруг потихоньку стал меняться.

На улице становилось жарко да так, что в помещении было невозможно находиться. С каждой неделей в наших классах появлялось все больше кондиционеров, а занавески сменялись на более плотные жалюзи. Но даже это не спасало от удушающей жары. Монотонный голос директора, который раздавался из динамиков в вестибюле и обещающий радужное будущее для всех выпускников начинал раздражать. Они твердили, что для каждого из нас готово место в престижном университете и на хорошо оплачиваемой работе. Обещали, что ничто не помешает зажить нам счастливо. И это стадо овец верило всему, что они преподносили и не возражало, ведь почти все были под воздействием чудесных таблеток, даже первоклассники. Казалось, что они добавлялись и в воду, и в еду, и в сладости. Оставалось только распылять вещество по воздуху, но это было лишь вопросом времени. Правительство добилось своей цели и люди превратились в наркоманов, желающих получить свою дозу радости. Мы же со своими обедами из дома и отказом от таблеток поставили жирную окончательную точку между нами и обществом. Но на тот момент нам уже было абсолютно все равно. Я не только не претендовала на место королевы выпускного бала, но и не собиралась там появляться. А Кори, как бы я и не старалась, безбожно прогуливал школу. В отличии от меня, он постепенно стал на сторону отца и тянулся к нему, словно цветок к солнцу. И это было понятно, хотя и немного обидно. Я ведь столько вложила сил, чтобы брат не чувствовал себя обделенным и ущемленным чем-то, а в ответ он взбунтовался. И на каждую мою просьбу у него находилось тысячу предлогов, чтобы не помогать мне. Вместо этого, он все чаще находился под землей и проникался отцовской идеей о конце света. На этой почве мы стали конфликтовать и вскоре совсем перестали общаться. Как-то странно вышло, что в одном доме жила семья, в которой люди стали чужими друг для друга.

– Кори, ты мне нужен сегодня, – обратилась за завтраком я к брату.

– Ага.

– Не «ага», а хорошо.

– Может мне тебе еще и честь отдать? – Взгляд серых глаз стал дерзким.

– Не борзей…

– Иначе что? – Он вновь пытался затеять ссору.

– Слушай, я прекрасно понимаю, что ты сейчас делаешь. И сразу говорю, что я не куплюсь на это. Можешь хоть головой об стену биться, но спорить со мной не смей.

– Конечно, мамочка, все как всегда.

– Что ты имеешь в виду на этот раз?

– Ты мне надоела со своими вечными приказами. Кори то, Кори се… Ты хоть представляешь, как мне тяжело?

– Ох, прости, я и забыла. Это ведь ты взял на себя все обязательства после ухода матери. И это ты беспокоился, чтобы мы не умерли от голода…

– Ой, все, начинается заезженная пластинка. Как будто ты мир спасла и теперь все обязаны тебе в ноги кланяться. Корону поправь, Рэйн, мир вокруг тебя не вертится. Мне не нужна твоя помощь и твоя опека. В конце концов, мы не сироты, если ты забыла, то у нас отец жив.

– Нашел с кого брать пример,– фыркнула я в ответ. – Многое он тебе дал? Кроме своих бредовых идей?

– Вот,– Кори с размаху опустил ладонь на столешницу, – ты свихнулась. Ты такая же, как и мать. Я помню, как она насмехалась над ним и ты делаешь тоже самое. Ты забываешь свое же главное правило о том, что семья должна поддерживать друг друга. Но ты не поддерживаешь, ты навязываешь себя и свою помощь, а затем бьешь себя в грудь и попрекаешь всех.

– Не правда, я не такая.

– Конечно, все мы не такие. – Кори схватил пакет сока и вышел из кухни.

Слезы душили и росло ощущение того, будто бы меня ударили в живот и выбили весь воздух. Я задыхалась от обиды, от того, что близкий человек растоптал меня и плюнул в душу. Я ожидала этого от кого угодно, но не от родного брата, не от своей крови. А мне всего-то нужна была его помощь в приготовлении ужина на мое восемнадцатилетние.

Я так мечтала о дожде, о настоящем ливне, который был бы под стать моему хмурому настроению. Но на небе не было ни намека даже на облачко, а земля все так же напоминала почти выжженную пустыню. Ни свечей, ни торта, ни друзей, которые бы скандировали песенку про день рождение. Ничего. И внутри такая пустота будто бы вселенная дала мне пощечину. Я сидела на кухне и гипнотизировала взглядом духовой шкаф, когда в дверь постучали. На пороге стоял курьер в ослепительно белом комбинезоне.

– Вы Рэйн Вайлетт?

– Да, чем могу помочь?

– Вам посылка, распишитесь, пожалуйста.

– А кто отправил?

– В сопроводительном письме все указано. Всего доброго.

Он быстро сел в автомобиль и удалился, а я поспешила закрыть дверь, чтобы жар с улицы не проникал в дом. Легкий прямоугольный сверток в дорогой бумаге с ярко – алым бантом вызывал недоумение. Сначала я подумала, что это Кори решил оригинально меня поздравить. Но рука зависла над бантом, когда в голове пронеслась еще одна мысль. А что если это кто-то со школы решил жестоко подшутить? А вдруг там краска или еще что-то мерзкое? Внутри бушевали противоречивые чувства. Нет, не стоит открывать, но… черт…неизвестность так убивала. Аккуратно касаясь шелковой ленты, я потянула за один конец и, затаив дыхание, стянула обертку. Поверх бежевого футляра лежал небольшой конверт с письмом. Уж лучше бы я не открывала этот странный подарок, но шаг был сделан.

«Дорогая Рэйн Вайлетт, с восемнадцатилетием Вас. Вы вступаете во взрослую жизнь, поэтому перед вами открывается несколько путей. Первый – оставаться в сером мире и жить неблагополучной жизнью, которая не приносит радости. Второй путь – это вступить в нашу команду и увидеть мир другими глазами, получить привилегии. Надеемся, что вы примите правильное решение. С уважением, Кристалл Вайлетт, главный фармацевт федерации».

Так сухо и официально. И так неприятно. Лучше бы она забыла обо мне, было бы не так больно. Я даже совсем не удивилась, когда обнаружила те пресловутые таблетки в подарочной упаковке. Лекарства для особых клиентов, действующие в ускоренном режиме. Да, поистине родительская забота. Коробка отлетела в сторону, а у меня возникло дикое желание завопить. На глаза попалась старая фотография, где мать держала меня на руках и улыбалась. Мы обе выглядели такими счастливыми. Где же теперь это счастье? И если раньше в глубине души теплился слабый огонек любви к той, что меня родила. То теперь меня словно окатили холодной водой. Нас ничего не связывает, я для нее такая же овца из общего стада.

Предательство матери, отчужденность отца и безразличие брата слились в ядерную смесь, которая разъедала мою душу изнутри. Никому не нужная, никому не интересная, сломанная.… Где стоит отцовское спиртное я отлично помнила. Никаких прощальных записок, никакого сожаления. Только я, джин и эти треклятые таблетки. Хуже ведь уже не будет, верно?

Закрыв глаза, поднесла ладонь с пилюлями и уже была готова проглотить все это, как ощутила резкий удар по щеке. Передо мной оказалось гневное лицо Кори. Еще чуть-чуть и он превратится в разъяренного демона.

– Ты что делаешь?! – Заорал он.

– Избавляю тебя от своей надоедливой опеки, отца от обузы, а мир… мир даже не заметит моего отсутствия.

– Дура! Идиотка!

– Не ори на меня, – огрызнулась я и икнула.

– Да ты пьяна, – Кори опустился передо мной на колени. – Рэйн, ты хоть представляешь, что ты чуть не натворила?

Не зная, что ответить и как ему все объяснить, я разрыдалась.

– Глупая сестричка, – он прижал меня к себе, – прости, что заставил тебя считать себя ненужной. Просто ты так вошла в роль матери, что перестала думать о себе. Так нельзя, тебе ведь всего восемнадцать лет, ослабь хватку. Я уже достаточно взрослый и могу разделить хлопоты и переживания вместе с тобой. Пожалуйста, не плачь, ведь сегодня такой праздник.

– Что еще за праздник?

– Ну, здрасьте, – Кори присвистнул, – день, когда моя сестра стала официально старой – это праздничный день.

– Не такая я уж и древняя, – я не смогла не улыбнуться на его шутку. Брату всегда удавалось поднять мне настроение. – Я скучала по твоим подколкам.

– Я знаю. Я вел себя как идиот. Мир? – Он протянул мизинец, как часто делал это в детстве.

Наверно, именно этот день стал для меня своеобразной точкой невозврата. Я, как и мир сделала шаг вперед и больше не оглядывалась назад, оставив все мечты и надежды в прошлом.

Глава 3

Меня разбудил дикий топот, раздававшийся из гостиной. Часы на стене показывали половину четвертого утра, но сквозь плотно закрытые жалюзи проникал яркий солнечный свет. Необдуманно потянулась к окну, чтобы открыть его и посмотреть, что там творится. Но в комнату ворвался отец с криком:

– Не смей!

– А что происходит?

– Началось то, о чем я вас предупреждал. Все озоновые дыры объединились в одну, небо осталось без защиты. У тебя есть пара минут на сборы, жду тебя в подвале.

– Пап, может все обойдется? – с надеждой спросила я. Но отец лишь отрицательно покачал головой в ответ.

– Ты видела время?

– Раннее утро, а что?

– А тебе не душно?

Лишь после его вопроса я обратила внимание на то, что в комнате действительно жарко.

– Ты отключил кондиционеры?

– Нет, они оплавились. – Он открыл бутылку с водой и плеснул на стену. Я почувствовала мурашки по телу, когда увидела, как эта вода легким облачком испаряется прямо у меня на глазах. – По моим подсчетам через пару часов, все начнет гореть. Мы должны успеть спуститься до того, как радиация с жаром уничтожать здесь все к чертям. Собирайся!

Мой ступор длился около пяти минут, а затем я стала метаться по комнате. Это необычайно тяжело не упустить ни одной детали и все самое ценное взять с собой. Одежда, записные книжки, айпод, фен, плюшевый мишка, косметика. По лестнице я буквально скатилась с двумя сумками и рюкзаком за плечами. Кори так же был наготове, поверх дорожных сумок аккуратно лежала гитара.

– Что? – Он понял мой немой вопрос. – Такого уже ни у кого не будет.

– Дети, нужна ваша помощь, – послышался голос отца из кухни. Он стоял перед дверью и вбивал в нее гвозди. – Берите молотки и доски, нужно заколотить окна и входные двери.

– Зачем?

– Я позже все объясню, а теперь живо за дело, времени мало.

Наши действия напоминали мне какой-то плохой фильм ужасов, мы бегали от окна к окну и заколачивали проемы, а затем к ним перетаскивали мебель. Отец говорил, что это маленькая, но все же дополнительная защита. Мозг не соображал, он просто выполнял команды. В доме становилось неимоверно душно, мокрая от пота футболка прилипла к телу, инструменты выпадали из потных рук. Я как раз наклонилась за молотком, когда поняла, что он утопает в линолеуме. В прямом смысле этого слова. Я потянула его за деревянную рукоятку и с ужасом увидела, как некогда твердое покрытие пола тянется вслед за ним, словно растопленный сыр. Снаружи послышался женский крик. Я посмотрела на Кори, тот с таким же недоумением смотрел на меня.

Через пару секунд на улице была целая какофония звуков, казалось, город сходит с ума.

– Бросьте все, бегом вниз, – командовал отец.

– Но там люди, им нужна помощь, – как-то вяло прозвучал мой голос.

– Мы не сможем им помочь, уже слишком поздно.

Быстрыми перебежками, мы оказались у спуска в подвал. Пока отец забивал деревянную дверь, мы с Кори скидывали сумки вниз. Первой спускалась я, за мной Кори, а потом уже и отец. С каждым шагом вниз чувствовалась разница в температуре. Приятная прохлада окутывала тело и заставляла нас двигаться живее. И лишь оказавшись перед дверью в наш бункер, я поняла, что ощущения были такими, будто бы я опустилась на дно колодца.

С последнего моего визита здесь многое изменилось. На металлической двери оказались мощные замки с задвижками, а на стене висело оружие.

– Оно настоящее? – Подал голос Кори и присвистнул. – Когда ты успел?

– Если я скажу, что в городе я не один такой, кто сошел с ума?

– Есть и другие, кто строил такие бункера? – Я уселась прямо на полу и уперлась спиной об стену.

– Всего нас около двадцати – тридцати человек. Мы помогали друг другу, чем могли. Узнавали за материалы, делились знаниями. Я – хороший проектировщик, а кто-то был хорошо знаком с проводкой и системой электричества. Кто-то знал систему охлаждения, а кто-то занимался оружием. Видите, мелкими шагами и по крупицам, но мы все же добились своего.

Рассказ отца был прерван криками сверху, казалось, что над нами свирепствует толпа из тысячи человек.

Он подошел к стене и взял ружье, второе протянул Кори. Они без лишних слов повернулись к двери и замерли в ожидании. И хотя мы находились очень глубоко под землей, я все равно слышала эти вопли. Я мысленно представляла, что сейчас происходит в нашем доме. Как обезумевшие люди ломают мебель, переворачивают все вверх дном, пытаясь найти вход в убежище.

– Они же не доберутся до нас? – я поднялась на ноги. Но мне никто не ответил. – Они не доберутся?

– Не должны, – ответил отец, но напряженная поза его тела говорила о том, что он не совсем уверен в этом.

Казалось, что время остановилось. Казалось, что мы сходим с ума вместе с ними, я была готова сама завопить. Но удерживала себя, искусывая губу до крови. И когда я думала, что этот ад не прекратится, все внезапно стихло. Как будто по взмаху волшебной палочки нас окутала звенящая тишина.

– Ну, вот и все, можно перевести дух. – Отец отложил ружье и устало провел рукой по лицу.

– Что… что сейчас произошло? – хриплый голос вырвался из моего горла.

– Их не стало. Видимо, температура достигла своего максимума.

– Эти крики…казалось…

– Что они горят живьем, – закончил за меня Кори. Он был бледен и его руки заметно тряслись. Он обхватил голову и затряс ею, – неужели это все произошло на самом деле?

– Да, дети, – он подобрал сумки с пола, – это реальность. Стоит немного отдохнуть, распаковать вещи. Чуть позже я постараюсь вам ответить на все ваши вопросы.

Спорить с ним не хотелось, как и знать, что нас ждет впереди тоже. И если подъем и экстренные сборы происходили благодаря адреналину в крови, то по окончанию всех действий, внезапно навалилась такая дикая усталость. Хотя прошло…стоп, а сколько прошло времени? Маленький будильник на прикроватной тумбочке показывал всего восемь часов утра. Я рухнула на кровать, завернулась в покрывало, словно в кокон и зажмурилась крепко – крепко. И незаметно для себя провалилась в кошмарный сон. Мы вновь оказались у себя дома, все сидели за праздничным столом и ожидали чего-то. В гостиную вошла мама с огромным тортом в руках и сладко улыбнулась. Но ее улыбка была не человеческая. Рот разорвался от уха до уха, а язык то и дело по-змеиному высовывался наружу и облизывал губы. Я с ужасом отпрянула к стене и ощутила, как врезаюсь в кого-то. А если быть точнее, то в себя. Моя копия тоже улыбнулась, но это движение привело к тому, что кусок кожи отвалился с фарфорового лица. Отец и Кори поднялись со своих мест и протянули ко мне свои руки, с которых свисала обгоревшая плоть. Я бежала от них, от их крика. Но куда бы я ни поворачивала, я все равно оказывалась в гостиной. И они настигли меня… Пробуждение оказалось внезапным, запутавшись в покрывале, я скатилась с кровати и больно ударилась об пол. Еще не окончательно придя в себя, я сражалась в шерстяном плену с образами из своего сна. И когда мне показалось, что выхода нет, я закричала. Резкий искусственный свет ударил по глазам и на мгновение, я потерялась в пространстве. Стены, вокруг были сплошные стены… это не мой дом, я не знаю, где я нахожусь. Воздуха стало мало, я задыхалась. Казалось, что комната стала сужаться и крениться из стороны в сторону, а затем меня вырвало. А после этого, на мою голову обрушился каскад ледяной воды.

– Рэйн!– требовательно врывался в мой разум голос отца. – Посмотри на меня!

Потребовалось пару минут, чтобы я смогла сфокусироваться на его лице. Он испуганно смотрел на меня и, оказывается, крепко держал за руки. Дыхание постепенно приходило в норму, сердце перестало отбивать бешеный ритм.

– Что сейчас произошло? – слова неохотно сливались в предложения.

– У тебя был довольно серьезный приступ паники. – Он помог мне встать, аккуратно придерживая за талию.

– Ты напугала меня так, что мне сейчас охота огреть тебя этой кастрюлей, – Кори старался скрыть свой страх за напускным грозным тоном. – Больше так не делай.

– Я постараюсь, – слабая улыбка тронула мои губы.

– Думаю, нам всем не помешает выпить горячего чаю, – отец направился в сторону кухни. – Кори, помоги сестре.

– Со мной все в порядке, – отозвалась я, хотя немного врала.

– Было нормально, не выглядела бы как бледная поганка, – Кори успел отвернуться от брошенного кроссовка в его сторону. – Хотя реакция приходит в норму.

Через минут пятнадцать, когда я сменила мокрую одежду, мы собрались за столом с дымящимися чашками в руках.

– Что ж, пора обсудить кое-какие моменты. – Отец первым нарушил молчание между нами. – Как вы уже поняли, люди доигрались в богов и мира, которого мы знали больше нет.

– И что… что теперь там наверху? – прочистил горло Кори. – Город стерт с лица земли?

– К сожалению, я не ученый и с точностью до ста процентов не могу ответить на этот вопрос. Но как инженер, могу с уверенностью заверить, что все, что было изготовлено из дерева, а также с добавлением легкого по сплаву металла – все сгорело. Вы же видели, как все плавилось в доме?

Мы с братом кивнули, но перебивать отца не стали.

– Боюсь, что всех людей, кто остался без укрытия, постигла такая же участь. Температура на поверхности может достигать свыше ста градусов, а то и больше. Жизни наверху больше быть не может.

Он еще что-то говорил, го я уже не слушала. Внутри бушевал калейдоскоп чувств: беспомощность, злость, отчаянье и страх. Как будто кто-то невидимый для нас, выбил всю почву из-под ног. У меня была мечта: вырваться из этого города и увидеть мир. Но она разбилась и была погребена под землей, как и я. Щелчок. Вокруг меня образовался вакуум и я перестала слышать окружающие звуки. Медленное понимание всей ситуации заставляло биться сердце еще быстрее. Это не шутки и не игра, это не сон. Все действительно происходило по-настоящему. Здесь только я, Кори и отец. Возможно, что из тех, кого мы знали, никто не выжил.

– Как скоро мы сможем подняться наверх? – Подала я голос и тем самым прервала речь отца.

– Ну…

– Мы вообще сможем подняться туда?

– Теоретически можем, но нам придется переждать некоторое время.

– Сколько? – Твердость в моем голосе была лишь ширмой. Я не хотела показывать насколько мне страшно.

– Полгода, а может и год. Все будет зависеть от радиации и от того, как быстро она будет распространяться.

– Получается, что это убежище временное? – Кори резко остановился рядом со мной.

– К моему огромному сожалению, да. – Отец тяжело вздохнул. – Пекло мы переживем, но не радиацию. Увы, я ничего не смог придумать.

– И что дальше? – Я сжала руку Кори в поисках поддержки. – Выходит, что это лишь отсрочка от неизбежной смерти.

– Это не совсем так,– прозвучал ответ, – вы считаете, что в федерации сидели, сложа руки? Да они предвидели эту ситуацию еще за долго, как все человечество узнало об этом. И поверьте, времени и средств на подготовку у них было предостаточно. А чтобы люди не начали истерить, они ввели эти проклятые таблетки.

– К чему ты ведешь?

– Мы должны пробраться в здание федерации, в более мощное укрытие. Пока мы будем находиться здесь, у нас будет время на подготовку к вылазке.

– А ты точно знаешь, что это укрытие существует?

– Нет, но у меня…

– Погоди, что ты только что сказал? – Теперь и я поднялась на ноги. – Ты что издеваешься? Ты нас точно угробить хочешь?

– Рэйн, милая, успокойся. Я понимаю, что информации слишком много для сегодняшнего дня и все это кажется безумным. Но разве я ошибся по поводу предстоящей катастрофы? Так почему же ты считаешь, что я не прав в этом случае?

–Рэйн, он прав, – Кори поддержал отца.

– Вот только не надо сразу становиться на его сторону,– я в отчаянии ударила кулаком по столу, – господи, Кори, одумайся. Пробраться на несуществующую базу… Вы серьезно?

– А ты подумай сама, если бы были известны координаты убежища, думаешь, туда никто бы не ринулся? Вспомни все фильмы о катастрофах и как люди осаждали ковчеги.

– Это всего лишь выдумки, фантазии режиссеров. – Упрямо сопротивлялась я брату.

– Как думаешь, кто пытался сегодня прорваться в наш дом? Это наши соседи, Рэйн, которые вспомнили о безумном инженере, возводящем укрытие под землей. И это реальность, Рэйн, тебе стоит принять ее побыстрее. Что дальше отец?

– Во время работы над очередным проектом федерации у меня был доступ к архиву. Я успел сделать копии всех документов, которые помогли бы нам пробраться внутрь. Там есть фактически все чертежи коммуникаций, водоснабжения. Стоит их внимательно изучить и продумать все действия.

–Ну да, времени у нас теперь полно. – Фыркнула я в ответ.

– Тебе так кажется, – не остался в долгу отец, – нам предстоит проделать колоссальный труд. Начнем с завтрашнего дня.

Глава 4

Если постоянно говорить себе, что все хорошо, то оно так и будет.

Бред. Поверьте человеку, который живет под землей и каждый день ломает эту систему. А вместе с ней и себя. И начинается это с самого утра, когда открываешь глаза и видишь перед собой стену, а сама представляешь, что за ней настоящая природа, а не тонны земли. Когда уговариваешь сама себя, что вот-вот и почувствуешь свежий воздух, ощутишь на коже солнечное тепло. В такие моменты, кажется, что сходишь с ума. Ведь стоит проснуться окончательно, как пелена спадает с глаз и ты оказываешь один на один со своими разбитыми мечтами и страхами.

Шел пятый месяц нашей жизни под землей. Казалось бы, что немного времени прошло с того момента, как мы в последний раз были на поверхности. Но воспоминания из ярких картинок помимо воли стали превращаться в черно-белые негативы. Каждую свободную минутку, я закрывала глаза и представляла себе наши улицы, магазинчики. Пыталась воссоздать голоса тех немногих знакомых, которые у нас были. Но с каждым разом удавалось все сложнее и сложней. И все трудней становилось находиться в этом убежище, которое давило своими стенами. В такие минуты, я ценила то, что у меня есть свой угол, где я могу спрятаться от назойливого быта, от нравоучений отца, от рьяного желания Кори побыстрее вырваться на поверхность. Вырваться из лап этого каркаса, где ты не замечал, когда наступает утро, а когда ночь. Оказалось, что, будучи запертым в таком тесном пространстве, ты начинаешь видеть те вещи, которые тебя абсолютно не волновали в прошлом. И как начинает выводить из себя малейшая мелочь в действиях твоих родных.

На втором месяце такой жизни под землей, мы фактически каждый день ругались и однажды, даже сцепились с Кори из-за его пения по утрам. Я не разделяла его оптимизма, для меня мир погрузился во тьму. Для него же все было так, словно он оказался в одной из своих компьютерных игрушек. Он с блеском в глазах представлял, как мы окажемся на настоящей улице. Верил, что придется бороться с зомби. Меня же мутило от одной мысли, что придется брать в руки оружие. А еще я не верила в оживших мертвецов. Он же с остервенением разрабатывал с отцом план нашего похода к зданию федерации. Возможно, все происходящее заставило его повзрослеть за короткий промежуток времени, но иногда я не узнавала в этом человеке своего младшего брата.

– Я просмотрел чертежи и меня заинтересовал вот этот уровень их подземного паркинга. Присмотрись, вот здесь идет какое-то углубление в фундаменте. Может быть, это и есть вход в убежище?

– Больше смахивает на то, что они планировали сделать на этом месте бокс для ремонта машин. Видишь эту отметку? – Отец похлопал по его спине. – Сын, тебе пора немного отдохнуть. Ты слишком много времени проводишь за этими бумагами.

– И что ты предлагаешь мне сделать? Я перечитал все книги, а генератора хватает лишь на то, чтобы обеспечивать работу освещения и охлаждения, так что о телевизоре я забыл давным-давно. И чем прикажешь мне отвлечься?

– Ого, кажется у кого-то нервный срыв, – присвистнула я со своего места.

– Да пошла ты! – резкий ответ заставил меня в недоумении открыть рот.

– Кори… – осуждающе начал говорить отец, но брат перебил его. Взмахнув в мою сторону рукой, он яростью заговорил:

– Она не имеет права что-либо говорить мне. Я хотя бы стараюсь помочь нам, а она? Что она делает? Слоняется без дела, вечно ноет о том, как же стало паршиво жить. И знаешь что? Я сыт ею по горло! Она и сейчас является обузой, а представь, что будет в дороге?

– Кори Вайлетт, придержи свой язык! – Отец разозлился не на шутку. – Не смей отзываться так о своей сестре. Неужели ты так ничего и не понял? Думаешь, что такой непобедимый герой? А может быть, именно она прикроет твою спину?

– Она? Пап, не смеши меня.

Не знаю, как я не разревелась от этих слов, но взяв себя в руки и стараясь, чтобы голос не дрожал, произнесла:

– Ты ведь даже не представляешь, как это больно, слышать такие слова не от кого-то другого, а от родного человека. Я обуза? Что ж, Кори, забудь обо мне. Я больше не стану досаждать тебе и ты даже слова от меня не услышишь.

– Только не начинай драматизировать, – Кори едко усмехнулся. – Мы это уже проходили. Сейчас ты запрешься в своей комнате и снова начнешь ныть.

– Не начну. Я ухожу отсюда.

– Рэйн, угомонись, ты никуда отсюда не выйдешь. – Отец встал на моем пути.– Еще слишком рано.

– Да пусть валит куда хочет. Все равно приползет обратно. – Кори направился на выход из комнаты.

– Кори, твою мать, помолчи! Рэйн, там опасно, ты одна не выживешь. Да и я не отпущу тебя. Не слушай своего непутевого брата, это не его слова. В этом аду каждый сходит с ума по-своему. Но мы должны держаться вместе, понимаешь?

– Зачем? Теперь я не уверена, что Кори не всадит мне нож в спину лишь ради того, чтобы я не тянула вас на дно. Я просто избавлю вас от лишней головной боли. Ты подумай отец, может, ты зря меня отговариваешь.

– Больше никогда так не смей говорить. – И он вслед за Кори вышел из комнаты.

Душа разрывалась на две части: одна хотела сделать назло и все же уйти, чтобы они кусали локти. Но вторая половина говорила мне, что это не стоит делать. Я ведь действительно так мало знала о том, что могло ждать меня наверху. Мне предстояло многому научиться.

Если верить будильнику, то на дворе стояла поздняя ночь. Глаза жутко болели от напряженного изучения тонких листов чертежей. Но как бы я не пыталась, я не понимала их. Даже с пометками на полях, оставленными Кори и отцом, они выглядели странным шифром для меня. Прикрыв на секунду глаза, я мысленно представила, что я смогу сделать там наверху. Но ничего не приходило на ум. Видимо, я действительно была бесполезной. В дверь коротко постучали, а затем послышался тихий голос Кори:

– Рэйн, открой пожалуйста, я же вижу, что в комнате горит ночник и ты не спишь.

Но я не торопилась открывать и лишь осторожно подошла к двери. Так мы и стояли по разную сторону деревянной преграды, но никто не спешил промолвить и слова. Наконец, после затяжной паузы последовал долгий вздох брата и он нарушил тишину:

– Ладно, я все понял… Да, я очень обидел тебя и отец был прав, когда говорил, что это не мои слова. Точнее мои, но я не со зла. Сама понимаешь, как едут мозги в этом скворечнике. Я не считаю тебя обузой, прости, что так глубоко ранил. Спокойной ночи.

– Кори постой, – мой голос заставил его остановиться,– научи меня пользоваться оружием.

– Да, конечно, – он кивнул головой. – Означает ли это, что возможно у меня появился шанс реабилитироваться в твоих глазах?

– Возможно, но не факт. – Я больше ничего не сказала, просто закрыла за собой дверь.

На следующий день я проснулась раньше обычного, но на кухне была уже не первой.

– Доброе утро, – Кори кивнул и протянул мне чашку с дымящимся кофе.

– Угу, – угрюмо отозвалась я, но кофе приняла. – Где отец?

– Еще у себя, ему что-то нездоровится.

– Что-то серьезное?

– Простая простуда, я уже заварил лекарства и отнес ему. Думаю, к вечеру будет как новенький. Ты готова?

Он так быстро сменил тему, что я не сразу поняла о чем он спрашивает. И лишь вопросительно вскинула брови.

– Или ты передумала обучаться?

– Нет, конечно, нет, – я стремительно встала из-за стола. – С чего начнем?

Кори провел мне к стеллажу у главной двери, где хранилось оружие. Его было не много, но достаточно, чтобы три человека смогли постоять за себя. Там же было и несколько видов ножей.

– Откуда они взялись?

– Ну, надо же было хоть как-то скоротать время, – усмехнулся брат, – конечно же, это не профессиональные клинки, но я постарался сделать их максимально похожими на бойцовские. Пришлось попотеть, но я горжусь результатом. Видишь? Все это сделано из кухонных ножей. Где-то удлинил рукоять, где-то пришлось срезать сталь для более тонкой формы.

– Здорово, – я протянула руку и коснулась пальцами самого тонкого экземпляра. – Можно?

– Конечно. Вообще-то он твой. – Кори взволнованно потер шею. – Я подумал, что тебе понадобится что-то миниатюрное и изящное.

Что ж, клинок оказался легким и непривычно лежал в руке. Деревянная рукоятка приятно скользила по коже, а лезвие было тонким, словно лист бумаги.

– Сделай пару взмахов, – посоветовал он. И я последовала его словам, но движения получились нелепыми, будто бы я фехтовала, а не сражалась.

– Нет-нет, не делать такие большие выпады, это не меч и не сабля, так что вреда на таком большом расстоянии не нанесет. Тебе стоит двигаться быстро и резко. Но для этого придется либо подкрадываться с другой стороны или…

– Подпустить противника близко к себе. – Закончила я мысль вместо него.

– Верно. Грубо говоря, пусть этот клинок станет твоим маленьким секретом. Давай начнем с самого простого,– Кори забрал его из моих рук и вернул на место. – Помоги мне отодвинуть диван.

Общими усилиями мы расчистили центр комнаты от лишних предметов.

– Я конечно, не боец, но кое-что умею. Становись напротив меня, надеюсь, ты хоть иногда смотрела фильмы – боевики?

– Ты же знаешь, что я больше люблю фантастику.

– Но ведь там присутствуют сцены драк?

– Ага, с применением лазерного оружия и силы мысли. У нас будет что-то на подобии такого?

– Шутница, – Кори нахмурился, – нет. Придется тебе научиться действовать руками. Ударь меня.

– Прости, что? – От удивления я застыла на месте.

– Что слышала.

– А вдруг я тебя раню или сделаю больно?

– Я это переживу. Ну же, бей.

– Кори, я не совсем уверена, что это правильное решение…

– БЕЙ! – Заорал брат и бросился в мою сторону.

Не знаю, возможно, по инерции я просто зажмурилась и сжав кулак, сделала выпад ему на встречу. И, конечно же, промахнулась или же Кори успел вовремя увернуться.

– Еще! – Скомандовал он мне и я вновь постаралась его ударить. В этот раз вышло чуть лучше и я попала по его плечу, но руку тут же пронзила резкая боль.

– Знаешь, почему больно? Смотри, когда ты сжимаешь кулак, то нужно бить выступившими костяшками, а не пальцами. Понятно? Еще раз, только старайся двигаться быстрее.

После двухчасовой тренировки я сносно представляла себе, как именно стоит наносить удары и куда их стоило наносить. Пот градом стекал по моей спине, дыхание сбилось, а ноги дрожали. Зато Кори был как ни в чем не бывало.

– Теперь попробуем наоборот.

– Давай немного передохнем, хорошо? – Я согнулась пополам и пыталась восстановить дыхание.

– Поверь, там, – Кори указательным пальцем тыкнул в потолок, – не будут спрашивать и ждать пока ты будешь готова. Слушай меня внимательно, эй, Рэйн я к тебе обращаюсь. Блокировка удара – это основа обороны. Ты должна научиться разгадывать язык тела. Тем самым ты облегчишь для себя бой. Есть множество отвлекающих маневров и жестов.

Кори показывал движения и заставлял меня повторять их вслед за собой. Когда отец появился в комнате, то слегка опешил от увиденного, но потом лишь одобрительно кивнул и не стал нам мешать. Ближе к вечеру моя тренировка была закончена. Но чувствовала я себя так, словно по мне проехался грузовик вдоль и поперек. Не помню, как пообедала и как дошла до комнаты. Как только голова коснулась подушки, я моментально отключилась.

Глава 5

Теперь время летело с удвоенной скоростью. Не успевал прозвенеть будильник, как Кори уже ожидал меня в гостиной. Иногда мне казалось, что на теле не осталось живого месте, где бы ни красовался синяк. Меня то пинали, то подбрасывали и не давали времени на передышку. Потихоньку я стала ненавидеть своего брата.

– Погоди… погоди, – в этот раз стояла на четвереньках и задыхалась, так как явно не ожидала получить удар живот.

– Вставай тряпка, – Кори расхаживал вокруг меня.

– А можно…

– Нет, нельзя. – Отрезал он и потянул меня за шкирку. – Какая же ты слабая, Рэйн. Я мучаюсь с тобой несколько недель подряд, а прогресса нет. Может, тебе это не так уж и нужно?

– Кори, не дави на нее, она же девушка, а не терминатор, – отец посмотрел на нас поверх древней газеты, которую перечитывал уже сотый раз подряд.

– Все в порядке, пап, не волнуйся. – Я вытерла вспотевшие ладони об спортивные штаны и встала в стойку. – Начинай.

Брат сделал взмах рукой и я чудом увернулась от кулака, который чуть не впечатался в мою щеку. Затем сама попробовала нанести удар и слегка задела его предплечье. Пользуясь тем, что он замешкался, подсекла его и удовлетворенно захлопала в ладоши, когда Кори оказался на полу.

– Это тебе за тряпку,– гордо оповестила я павшего противника и хотела сделать шаг, как вдруг резкий рывок за волосы заставил меня вскрикнуть от боли. Не успев моргнуть глазом, я оказалась на полу рядом с братом.

– Не спеши радоваться раньше времени,– он приподнялся на одном локте надо мной. – С этим что-то надо делать.

– С волосами? А они чем тебе мешают?

– Лично мне ничем, но только что ты сама почувствовала, чем это может обернуться для тебя. Слишком длинная коса, Рэйн, следует ее состричь.

– Нет, – я резко встала на ноги, – не такая уж она и длинная. И я ее буду заплетать, так что мешать она не будет.

– Ты невыносима!

– Рэйн, возможно, Кори прав. Ты подумай об этом предложении, давить на тебя никто не станет, но поверь, тебе самой станет полегче с более короткой стрижкой. Думаю, на сегодня пора заканчивать с вашей тренировкой. Нам с твоим братом нужно еще поработать над бумагами и проверить оборудование.

– Сколько времени у нас еще осталось? – Я подошла вместе с ними к главной двери на которой был прикреплен датчик, измеряющий уровень радиации.

– Черт, стрелка сдвинулась, – охнула я.

– Не страшно, пока что все в допустимой норме. Но нам стоило бы немного ускорить темп.

Пока мужчины копошились в горе бумаг, мне пришлось взяться за приготовление ужина. Консервированный суп с фасолью, порция лапши и тушенка. Пока все разогревалось, я поймала себя на мысли, что безумно соскучилась по свежим овощам. Но приходилось довольствоваться тем, что было. К тому же и эти припасы постепенно заканчивались. И в скором времени, это могло стать дополнительной проблемой в нашем выживании. Наспех перекусив, каждый занялся своим делом. Отец прочищал оружие, Кори сверял датчики, а я… я же застыла перед зеркалом в своем комнате и рассматривала свое отражение в нем. Оказывается, что можно отвыкнуть от самой себя. Я научилась обходиться без зеркальных поверхностей, по инерции заплетала косу и фактически не смотрелась туда. О какой-либо косметике и речи не было, я забыла, что это такое.

И вот впервые за долгое время, я увидела перемены в своей внешности. В отличии от худощавого брата, я всегда была слега полной. Брату с внешность повезло больше: он был высоким, смуглым брюнетом. Мой же небольшой рост и лишний вес всегда были поводом для дополнительных насмешек в школе. Но, видимо, из-за постоянных тренировок и совершенного другого питания, этот вес ушел. Ушли и милые ямочки на щеках. Теперь на лице резче выделялись скулы, а глаза казались огромными и бездонными карими колодцами. Добавьте сюда неестественно бледный оттенок кожи и длинные темно-русые волосы. Вот я и стала похожей на одну из тех фарфоровых кукол, которых так боялась с детства. Но волосы, они ведь всегда были моей гордостью, моей красотой. Даже без должного ухода они выглядели великолепным и густым водопадом, который спадал до поясницы. Но чувство восторженности резко сменилось на нечто противоположное. Голос разума предостерегал о том, что в пути мы вряд ли встретим такую цивилизацию как здесь. И роскошные локоны без мытья головы вскоре превратятся в плохо пахнущую копну. Стоило действовать быстро, пока решительность окончательно меня не покинула. Рука замерла на уровне плеч и я даже немного зажмурилась, когда услышала рассекающий звук ножниц у своего уха. Когда дело было сделано и я стояла с неровным каре, первое чувство, которое возникло – это облегчение. Кто резко сокращал длину, тот поймет. На глазах навернулись слезы, вот еще одна вещь, которой мне пришлось лишиться. И хотелось бы быть уверенной, что эти жертвы не были напрасны.

В дверь нетерпеливо постучали и не дождавшись ответа, в комнату ворвался Кори.

– Рэйн, срочно в гостиную!

– Что? Что случилось? – я выскочила вслед за ним и хотела еще спросить, но отец приложил палец к своим губам, призывая замолкнуть.

Не понимая происходящего, я вопросительно смотрела то на Кори, то на отца, на их напряженные тела посреди комнаты. Но царапающие звуки по металлу вернули меня к реальности. Я с ужасом уставилась на дверь и застыла на месте. Кто-то был внизу, кто-то пытался понять, как сюда пробраться. Резкий удар и мы дрогнули вместе с дверью.

– Действуем по плану Б, – зашептал отец, – собирайтесь, я за вами.

Кори схватил меня за руку и потащил в дальнюю комнату, не давая сказать и слова. Я знала, что такое план Б, мы прорабатывали его на экстренный случай. Но никто не ожидал, что он настанет так скоро. Брат помог надеть защитный костюм и взгромоздил на плечи рюкзак с необходимыми вещами. Сам он быстро облачился в защиту и передавая оружие мне в руки уточнил:

– Помнишь, о чем мы договаривались? – Его голос слегка подрагивал.

– Не отставать, держаться вместе. В случае чего, следовать к главному корпусу федерации. – Я не могла сдержать слез. – Кори…

– Мы справимся, – отрезал он, но не факт, что так считал. – Отец, быстрее!

– Я задержу их, – отозвался тот из комнаты, – выбирайтесь.

– Что? Нет, мы без тебя никуда не пойдем, – я хваталась за плечо брата, как за соломинку.

– Кори, мы с тобой тысячу раз обсуждали эту ситуацию.– Кристоф переметнул взгляд на ходящую ходуном дверь, – она долго не выдержит. Уводи сестру, доберитесь до укрытия.

То, что потом происходило, превратилось в размытую картинку. Я лишь поняла, что Кори обнял отца и вытолкнул меня к запасному выходу. Мы оказались в таком же маленьком тоннеле с лестницей, ведущей наверх. Поспешно пробирались в кромешной темноте и с каждым шагом, я даже сквозь костюм чувствовала жар приближающейся поверхности. До люка оставались считанные шаги, а тело тряслось так, будто бы я лихорадила. Паника со страхом прекрасно выполняли свою задачу и я еле удерживала себя, чтобы не потерять контроль над собой.

Не думать, не вспоминать, просто выполнять указания брата. Такая мантра помогла сохранить относительное спокойствие, но лишь до того момента, как крышка люка была отброшена в сторону и мы оказались на улице. Никогда не думала, что сердце действительно может пропустить удар. Мы оказались у соседнего дома или точнее от того, что от него осталось. Нам повезло, что солнце уже зашло, но, даже не смотря на это, мы буквально купались в диком жаре, исходящем от липкой жижи, которая некогда была асфальтом.

– Осторожней,– Кори огляделся, – ступай точно по моим следам. Чтобы ты ни увидела, не останавливайся. Мы должны добраться до федерации до восхода солнца, иначе… Рэйн, ты слушаешь меня?

Но я не могла, ни слушать его, ни сделать шаг, а тем более оторвать взгляда от того, что когда-то было нашим городом. Представьте себе, что все, что вы знали и помнили, перестало существовать. Вы по инерции ищете китайский ресторанчик на углу дома, а вместо него обнаруживаете лишь несущую стену с нагаром, толщиной в три пальца. Вы хотите взглянуть на магазинчик, где продавались ваши любимые сладости, а его попросту нет. Как – будто и вовсе никогда его и не было. Но боль в груди становится невыносимой, когда ты видишь свой дом. Свой настоящий дом. И ты не соображаешь, что делаешь, как ноги сами начинают нести в ту сторону.

– Что ты делаешь, остановись! – Доносился голос Кори, но я вырвалась вперед и неслась со всех сил. Я почти достигла цели, как резкий толчок сбил меня ног. Что-то тяжелое навалилось на меня и двигаться стало труднее.

– Прекрати дергаться, иначе я тебе что-нибудь сломаю, чтобы ты больше не убегала. – Брат был зол. Очень зол.

– Пусти, пожалуйста, – взмолилась я, – Кори, я хочу увидеть его.

– Это больше не наш дом, там ничего нет.

– Ты же знаешь, то это неправда, зачем ты так?

– Затем, чтобы ты поняла, что чуть не совершила чудовищную ошибку. Мимолетная слабость духа чуть не стоила тебе жизни. Ты думаешь, что там безопасно? Оглянись Рэйн, это место для нас чужое и здесь на каждом шагу могут поджидать неприятности. Ты думала, что можешь вот так просто войти туда? Для чего? Просто разбередить душу и пустить слезу от того, что все "не так"? Ты ведь даже взять оттуда ничего не сможешь!

– Отпусти меня Кори, – шептала я, но уже не вырвалась, – я думала…я просто…

– Тшш,– брат сгреб меня в охапку и укачивал, словно маленького ребенка, – я знаю, Рэйн, я не такой бездушный, как ты думаешь. Я бы тоже не отказался вернуться в прошлое, но нам это не под силу.

– Но, там ведь отец.

– Ты взрослая девочка, – он помог подняться, – ты должна понимать, что в любом деле есть жертвы.

– Как ты можешь так говорить?

– Мне больно, так же как и тебе, а возможно и еще больше! Но я не могу сейчас сломаться и дать волю всем чувствам. Кто-то должен контролировать ситуацию. Иначе мы погибнем.

Он отряхнул костюм и поправил рюкзак, а затем развернулся в сторону центра города. Мне ничего не оставалось делать, как последовать за ним. Словно прощаясь, я безмолвно посмотрела на наш дом и развернулась прочь.

Глава 6

Фильмы, книги и игры отдыхали по сравнению с тем, что открывалось нам с каждым шагом по этой забытой земле. Отец был прав, то, что когда то было оживленным мегаполисом, превратилось в пустыню. О том, что такое деревья и зелень можно было смело забыть, нас окружала выжженная и покрытая трещинами поверхность. Дома были полуразрушены либо же от них остался лишь фундамент. Машины покореженной грудой металла валялись то тут, то там на обочинах дороги. Люди пытались бежать от кошмара, который обрушился на них так внезапно.

Кто-то въехал прямиком в бакалейную лавку, несколько машин столкнулись прямо посреди дороги. И если ад действительно мог существовать, то он наверняка застал всех тех, кто не успел укрыться. И что самое страшное, так это попытки выжить, которые прослеживались на этих улицах. Магазинчики и дома своими окнами без стекол пустыми глазницами смотрели на нас и пробирали исходящим от них холодом до самых костей. Граффити на каждом углу гласили, что выжившие есть, а некоторые из надписей были огромным списком тех, кого кто-то потерял и надеялся найти живым. И таких записей были тысячи. Но нашли ли они друг друга? Я настолько увлеклась своими мыслями, что не заметила, как Кори остановился и врезалась ему спину.

– Что такое?

– Мне показалось, что я увидел движение впереди.

– И? Может это хороший знак?

– Не уверен, – Кори снял винтовку с плеча. – Постарайся не шуметь и достань свой пистолет.

Мы продвигались маленькими шагами навстречу неизвестности, но как только оказались у бывшего торгового центра, я облегченно вздохнула. Кусок рекламного щита был наполовину оторван и при каждом дуновении горячего ветра создавал иллюзию того, что кто-то движется.

– Что ж, осторожность не помешает,– брат выдавил что-то похожее на улыбку. – Мы прошли половину пути, мы большие молодцы.

Но я не разделила его радости и лишь печально всматривалась вдаль. И хотя солнце зашло несколько часов назад, улица была окутана легкой полутьмой. Поэтому у нас не было надобности в фонариках и мы могли свободно рассмотреть каждый попадающийся нам предмет. Но, то, что я увидела, заставило нервно затеребить свой костюм.

– По-моему, у нас проблема. – И казала туда, куда я только что смотрела,– скажи мне, что это галлюцинации и башня администрации не лежит на главной магистрали.

Но его молчание лишь подтвердило мои опасения. Наш основной путь к спасению был под завалами.

– Как мы доберемся до здания федерации? Кори, – позвала я, – скоро рассвет. Даже если мы и решимся пересечь магистраль, мы не успеем. Эй, Земля вызывает Кори…

Но брат застыл на месте и никак не реагировал на мои слова, тогда я решительно взмахнула рукой перед его лицом. Лишь после этого, он заморгал глазами и перевел свое внимание на меня:

– Я слышу и ты права, нам следует потратить оставшееся время на поиски надежного укрытия. Пока будем пережидать день, обмозгуем, как следовать дальше.

Мы завертелись на месте, изучая улицу. Но где можно было спрятаться в этих разваленных бетонных джунглях?

–Стой, может там? – Я указала на торговый центр. Купол оплавился и обрушился вовнутрь, часть стены обвалилась. – Нулевой этаж ведь находится в переходе под землей.

– Этого будет недостаточно, – неуверенно ответил Кори.

– Но это единственный вариант, который у нас есть. Идем скорее,– я потянула его за руку и заставила шевелиться.

Мы пробирались через скопление продуктовых тележек, которые сплавились между собой и мусора, которым были некогда красивые стеллажи торгового зала. Кроме того, парковка не отличалась от других улиц и была сплошь покрыта гарью с элементами от бывших машин. Но как только мы переступили порог самого здания, вокруг нас стала сгущаться тьма. Выхватив фонарики и с оружием наготове, мы с Кори плечом к плечу пробирались туда, где должен был остаться эскалатор. Что сразу бросилось в глаза, так это то, что даже не смотря на смертельную опасность, мародеры успели разнести отделы в щепки еще до того, как за дело взялась природа.

– Неужели в этом аду кому-то пригодился телевизор или новая стиральная машина? – Недоумевала я, глядя на развороченный отдел техники.

– Люди сошли с ума, они не понимали, что их ожидает. Да и жадность сделала свое дело, – с этими словами, Кори помог мне перебраться через огромный завал. – Страшно представить, что здесь происходило, какое кровавое месиво было на этом месте.

– Ты думаешь, что все было настолько плохо?

– Думаю, да. Прибавь к общей истерии то, что таблетки закончили свое действие, а новых порций навряд ли можно было найти. Озарение обрушилось на них так быстро, что они моментально сходили с ума.

Его слова словно подвели черту, и дальнейший путь мы провели в молчании.

– Ох, а здесь мы когда-то покупали мороженное. Когда все было хорошо. Когда у нас была семья. – С тоской в голосе произнесла я и указала лучом фонарика на некогда яркий уголок с разбитой неоновой вывеской. Естественно, от прошлого кондитерского отдела не осталось и следа. Кто-то даже не постеснялся сорвать плитку со стен. Один из холодильников выглядел так, будто бы в него забросили взрывчатку и теперь он светил своими металлическими внутренностями наружу. Другой агрегат по всей видимости пытались утащить, но так и не достигли своей цели. Холодильник был оставлен посреди зала, что выглядело еще более зловеще.

– Смотри лучше под ноги, – заворчал Кори, – не хватало еще тебя вытягивать…

Так иногда случается, что люди говорят что-то под руку и оно происходит с тобой. Не успела я сделать и трех шагов, как зацепилась ногой за металлический прут и стала заваливаться на бок. Словно выброшенный с верхних этажей котенок, я беспомощно размахивала руками в надежде на то, что могу хоть за что-нибудь зацепиться. Но не успела. И Кори не успел подскочить ко мне на помощь. Падение произошло настолько быстро, что я не сразу поняла, что произошло. И лишь резкая боль в ноге и ребрах вернула меня к реальности.

– Рэйн!! – откуда-то сверху донесся перепуганный голос брата. – Рэйн!!

– Я здесь, – вяло отозвалась я.

– Ты в порядке?

– Ммм… мне кажется, что получила сильные ушибы.

– Осторожно прощупай себя, возможно, что это переломы. Только делай это аккуратно, прошу тебя.

– Легко сказать, здесь так темно, что я даже своего носа не вижу, не говоря о том, чтобы понять, где мои ноги. – Заворчала я, но указания выполнила и с облегчением вздохнула. Все обошлось без переломов. Осторожно подтянув к себе ноги, я попыталась приподняться на коленях и тут же закусила губу от боли. – Все в порядке, я цела. Мне повезло и я приземлилась на что-то мягкое.

И я действительно была этому рада, ведь последствия могли оказаться куда хуже. Но радость мгновенно улетучилась, когда исследуя территорию вокруг себя, мои руки стали погружаться в это мягкое покрытие, словно в болото.

– Странно.

–Что там такое?

– Я словно сижу в жиже.

– Может ты попала на склад? Ну, там овощи, консервы…

–Помолчи, иначе меня сейчас вырвет,– хорошо хоть маска с костюмом не пропускали запахов. Но мозг предательски рисовал мне жуткую картинку с тухлой тушенкой.

– Наконец- то нашел, – Кори бросил мне фонарик, который я уронила при падении, – оглянись по сторонам и поищи выступ, а я пока приготовлю веревку.

– Отличный план, – я подняла фонарик и не сразу поняла, что за слизь тянется за ним.– Фу, тут явно что-то пропало…

Мы были правы в двух вещах из трех: да, здесь был когда-то склад, до того как обвалившаяся плита уничтожила нижний этаж. И да, здесь была гниль. Но не консервы разлагались, а тела. Множество человеческих тел. Разобрать, кто и где был, было невозможно, они находились здесь слишком долго и успели превратиться в однородную массу. Лишь кое-где торчали руки с почти слезшей плотью. Луч фонаря скользил по периметру и дрогнул в моих руках, когда я осветила то место, где стояла. Мои ноги утопали в жиже из кишок, мозгов и прочих жидкостях. Мой костюм был покрыт чьими-то волосами и кусочками кожи. И тут мир вокруг стал крениться, воздух перестал поступать сквозь защитную маску. Еще чуть-чуть и я могу потерять сознание и свалиться с головой в это болото из тел.

– Кори!!! Вытащи меня отсюда!!!

– Секунду, я почти закрепил веревку.

– Вытащи меня отсюда немедленно!!!!– Заорала я не своим голосом.

Конец веревки тут же приземлился рядом со мной, но руки тряслись так, что я не могла схватиться за нее.

– Рэйн, там кто-то есть?

– Ннет, точнее да, но они все мертвы…

– Послушай меня Рэйн, тебе придется помочь мне. Веревка слишком тонкая и сильно трется об острые края этой ямы, поэтому вытащить я тебя не смогу.

– Что мне делать?

– Тебе нужно подтянуться ко мне, чтобы я смог схватить тебя.

– А фонарик? Я его не удержу…

– Выключи его и лезь наверх.

– Но, Кори, я не могу… мне так страшно.

– Я знаю милая, но тебе придется сделать так, как я тебе сказал. Выключай.

Не знаю, то ли свет так лег, то ли это я стала сходить с ума, но прежде чем крохотный луч погас, несколько рук изменило свое положение. Вспоминая все навыки из уроков физкультуры, я изо всех сил подталкивала свое тело наверх. Но это оказалось не так уж и просто. Боль в ноге и отяжелевший рюкзак за спиной неумолимо тянул меня вниз.

– Давай, еще чуть-чуть, – подбадривал меня Кори.

И я пыталась его не подвести. Но в тот момент, когда я этого не ожидала, что-то схватило меня за ногу.

– Ааа!!– заорала я, – Кори, помоги мне!

Он еле дотянулся до меня и стал тащить наверх, но что-то не пускало меня. Я дергалась, извивалась в руках брата и наконец-то выскользнула из этой дыры. Мы лежали на спинах и тяжело дышали, сердце буквально выпрыгивало из груди.

– Что… что это было? Что за чертовщина? Ты же сказала, что там никого не было.

Но я лишь пожала плечами и ничего не смогла ответить, ведь сама не понимала, что только что произошло. Кори принялся осматривать мой костюм и чем дольше он это делал, тем больше менялось его лицо.

– Сколько же их там было?

– Не знаю, очень много, даже невозможно определить. Видимо они прятались там, когда плита обвалилась. Как думаешь, здесь везде так?

– Я не знаю, но надеюсь, что нет. Давай найдем относительно безопасное место, где бы мы могли устроить привал.

Глава 7

В итоге мы выбрали самый дальний угол здания, куда по нашим подсчетам не смогло б добраться пекло. Устроившись за очередными обломками, которые я уже перестала отличать от всех остальных, мы некоторое время просто молчали.

– Голодная? – подал голос брат.

– Нет. – Даже если бы я и хотела есть, то смутно себе представляла, как это можно было сделать без разгерметизации костюма.

– И я что-то без аппетита, но хотя бы поспать мы должны. Ложись первой, а я покараулю.

И хотя я устала не физически, а морально, я не стала спорить с братом и просто выключила фонарик. Относительно удобно устроившись на рюкзаке, просто закрыла глаза. Легкая дрема накатила на меня словно мягкие волны моря, унося в свой дивный мир. Но картинка резко сменилась и я подорвалась на своем месте.

– Кошмары? – Тихо спросил Кори в темноте. Он оказался так близко, что смог коснуться моего плеча.

– Не могу избавиться от этих жутких воспоминаний. Мне кажется, что ощущения того, как мои руки утопают в чьих-то останках, будет преследовать меня постоянно.

– А у меня до сих пор стоит твой крик в ушах. Я думал, что потеряю тебя как и отца,– его голос дрогнул.

– Но мы ведь справились, верно? – спросила я, сжав его руку.

– Верно.

Не знаю, сколько бы еще проговорили, но вдалеке послышался гул. Мы с Кори вскочили на ноги и словно по команде выжидающе замерли. Такого напряжения еще никогда не испытывала, казалось, что все мышцы превратились в натянутые струны.

Через несколько минут по стенам запрыгали блики фонариков, а затем послышались голоса. Кто бы там ни был, они спорили и даже ругались.

– Я же говорил тебе, что следует переждать!

– Да какая разница, мы нашли то, что искали, – ответил грубый голос.

– Но мы потеряли троих из нашей группы, а Мик все еще без сознания!

– И что? На троих больше, на троих меньше.

– Как ты можешь так говорить? Тейт, они же с нами с самого начала, они одни из нас! – Женский голос на высоких нотах резанул воздух.

Этот Тейт был жестоким или же мы с братом слишком много времени провели под землей. Так что возможно, что поведение и приоритеты людей изменились. Но неужели настолько, что человеческая жизнь больше ничего не значила? Кори дернул меня за руку, заставляя передвинуться ближе к группе.

– Моя дорогая Мойра, конечно же, мне жаль. Но в убежище нас ждет около тысячи человек. Так что в сравнении с этим, я теряю не так уж и много с уходом троих бойцов.

– Подонок, – воскликнула женщина.

Послышался звук пощечины и вновь заговорил Тейт:

– Каждый раз, когда мы поднимаемся на поверхность – мы все рискуем. Я предупреждал об этом каждого, кто вступал в нашу гвардию. И нечего теперь ныть, ты знала о том, с кем спала и что может случиться.

– Это тебя не касается!

Я даже зажмурилась, представляя, как он снова ударит ее. Но вместо этого, я услышала его голос с хрипотцой и то, как он разделяет каждое слово, словно говорит с малолетним ребенком:

– Меня касается абсолютно все, что происходит в моем убежище. И если потребуется, я буду знать о том, как ты дышишь, что ешь, когда спишь и сколько раз ходишь в туалет. И это не обсуждается. Если тебя что-то не устраивает, прошу на выход, я никого не удерживаю силой.

Звенящая тишина тяжелым саваном опустилась на поверхность. Не хотела бы я оказаться на месте той женщины. Да и вообще показываться на глаза той группе. Даже не спрашивая, я знала, что Кори в таком же замешательстве. Мы неплохо справлялись сами, но что если они из того же убежища, куда мы направляемся? А что, если нет? Но все сомнения улетучились при звуке отводящегося курка позади наших спин.

–Кто бы вы ни были, знайте, что если сделаете, хотя бы одно неверное движение, я вас расшибу на месте. Медленно поднимите руки и шагайте вперед.

Я хотела повернуться, но резкий окрик заставил меня передумать:

– Я же сказала без лишних движений! Эй, Тейт, у меня сюрприз для тебя!

Группа обернулась к нам на встречу с поднятым оружием в руках. Их было пятеро. Судя по росту и комплекции, девушек было всего двое. Далее следовали мужчины. Как я и предполагала, самый высокий и коренастый бугай и оказался Тейтом. Они, как и мы были одеты в защитные костюмы с масками на лице, поэтому рассмотреть внешность не представлялось возможным.

– Так – так-так, кто это у нас здесь? – Он сделал пару шагов к нам на встречу. – Рози, где ты их обнаружила?

– Подслушивали вон за теми завалами. – Девушка не покидала своих позиций позади, постоянно держа нас на мушке.

– Вот как? Неожиданно.

– Чего ты ждешь? Пристрели их и дело с концом, – от второй девушки буквально исходили волны ярости, – нам не нужен балласт.

– Закрой свой рот, Мойра, – заговорил Тейт с ледяным спокойствием. – Или ты стала лидером нашей группы? Лично я не вижу причин для таких действий.

– А вдруг они шпионы? А что, если их послали за нами, чтобы узнать расположение убежища? – Мойра не унималась.

– Ты перегибаешь палку, – включился в разговор другой мужчина небольшого роста. – Когда мы нашли тебя, ты была такой же запуганной девчонкой, которая пряталась в ржавых остатках своего дома. Но мы ведь тебя не пристрелили.

– Это совсем другое дело! Мы только что потеряли наших ребят, а вы как будто забыли об этом!

– Человечность никто не отменял и это главная позиция нашей группы.

– Да к черту человечность! Я не собираюсь заниматься благотворительностью, в то время как мои ребята гибнут. – Мойра резко вынула оружие из кобуры и наставила его на Кори. – Если вам было все равно, что не стало тех, кого вы знали, то и за этими плакать не будете!

Но то, что произошло дальше, заставило застыть кровь в жилах. Одновременно раздалось два выстрела и я на автомате дернулась в сторону Кори, пытаясь оттолкнуть его в сторону. Мы повалились на пол и я оказалась сверху брата.

– Кори!! – я затормошила его. – Кори!

– Я в порядке, честно, – хрипло ответил он, но я не успокаивалась, и мои руки скользили по его костюму пытаясь нащупать возможные раны.

– Кто-нибудь, посветите мне! Пожалуйста! – слова застряли в горле, когда я увидела Мойру лежащую у ног Тейта. Бульканье и хрипы доносились из ее горла, но он был неумолим.

– Не стоило так делать Мойра, ты ведь это уже поняла, верно? Прости, но ты подвела меня и я больше не могу положиться на тебя. Ты ведь знаешь, что это означает? – С этими словами, он резко вскинул руку и непонятно откуда взявшийся нож быстро вошел в тело Мойры, прекращая ее страдания. – Для тех, кто еще не понял, то мы не приветствуем и не продвигаем убийства. Мы все еще остаемся людьми, поэтому каждому нужен шанс. Она свой потратила в пустую и поэтому поплатилась за это. И если кто считает, что я не прав, прошу высказаться сразу.

Я ожидала всего, но только не повиновения, которое последовала за этой репликой. Оружие было опущено, но легче нам от этого не стало.

– У вас есть ровно пять минут, чтобы убедить меня в том, что я поступаю правильно, – Тейт вынул нож из тела и небрежно вытер его об костюм Мойры, – как я уже сказал, я не сторонник убийств. Но и заносить чуму на свою территорию я не собираюсь. Начнем с самого начала. Я хочу знать кто вы и откуда. Ну, чего молчим? Времени у нас еще достаточно, но не хотелось бы затягивать наше знакомство.

– Кори и Рэйн Вайлетт, – подал голос брат, – жили на Роуд – Вест, двадцать первый дом.

– Удивительные вещи,– цокнул языком Тейт, – сколько раз там бывали, но не видели выживших.

– Верно, – поддакнул его товарищ, – мы знаем каждый уголок этих улиц и там все дома развалены, вам было бы трудно там прятаться.

– Это точно, – верзила вертел в руках нож, от чего становилось не по себе. Мы словно играли в какую-то игру, где результат зависел только от нас. Кори уже устойчиво стоял на ногах и пытался вести себя спокойно, но тело все равно оставалось напряженным.

– Мы прятались под землей, наш отец соорудил там временное убежище. И мы оставались там, пока позволял радиационный фон. Буквально вчера мы поднялись на поверхность.

– Он ученый?

– Кто?

– Ваш отец, он ученый? Работал на федерацию?

– Нет, он был инженером.

– Я вам не верю и знаете почему? Как простой инженер без особых знаний мог создать такое?

– Ему помогали, – я думала, что разъясню ситуацию, но сделала только хуже.

– Кто ему помогал?

– Мы не знаем, – Кори загородил меня собой, – многие считали его сумасшедшим, он давно бредил о конце света. Мы и сами обходили его стороной, пока все это не началось. Да и какая разница, как мы спаслись? Для нас главное то, что мы выжили и у нас есть цель – дойти до убежища федерации.

Около минуты царила тишина, а потом волна хохота пронеслась по всему помещению.

– Тейт, ты слышал это? – Сквозь смех спросил другой парень.

– А откуда вы знаете про это убежище? И кто сказал, что вас туда пустят?

– В смысле? – Подала я голос.

– Федерация создала его только для своих людей. Всех остальных они оставили сдыхать на поверхности. – Зло ответила Рози. – Вы бы попали туда, если бы были родней кого-то из верхушки.

– Но у…– начала я говорить, но получив тычок от Кори, замолчала.

– Что? – Тейт приблизился.

– Ничего. Я всего лишь хотела сказать, что у каждого человека должен быт шанс на спасение. Неужели они настолько бессердечны?– Выкрутилась я и вроде бы нас пронесло.

– Ох, милочка, ты еще даже и не знаешь, что они творят с людьми, которые к ним попадают.

– А что происходит?

– Опыты проводят, заставляют выходить на поверхность без защитного костюма, а затем изучают получившихся уродов и их аномалии. Еще хотите туда добраться?

Как бы мы не хотели им не верить, но что в их словах было такое, что притягивало и заставляло слушать. Да, мы по-прежнему им не доверяли, как и они нам. Но от чего – то нам казалось, что они не лгали.

– Что нам теперь делать? – Это я уже обращалась к Кори.

– Я не знаю, – тихо ответил он.

Конечно же, мы могли попытаться все же пробраться к федерации. Но выжила ли наша мать и примет ли она нас? Вот в чем была загвоздка.

– Тейт, солнце заходит, нам стоит поторопиться, – негромко произнес один из парней.

– Хорошо, – вяло отозвался он.

– Тейт, нужно что-то решать, – девушка кивнула в нашу сторону.

– Я думаю, – он стал наворачивать круги вокруг нас, – и считаю, что их стоит забрать с собой.

– А вдруг они все же засланные?

– В этом я неуверен, но мы перестрахуемся.

–И в чем же здесь страховка? В том, что мы их сами приведем в наш дом? – Недовольно проворчала девица.

– А лучше будет, если они проследят за нами и ударят в спину? – С язвительностью уточнил тот. И удостоверившись, что ему вновь никто не возразил, продолжил,– плюс, при детальном осмотре мы сможем увидеть метки или жильца федерации или…

– Или клеймо их уродцев,– закончил его друг и схватил меня за руку,– шевели ногами, придется побегать.

– Вы не имеет права решать за нас, – я пыталась высвободиться из цепких рук, но с тем же успехом я могла бы биться со стенкой.

– А у вас больше нет выбора, – слова Тейта прозвучали как приговор.

Глава 8

Мы пробирались по городу, стараясь быть незаметными. И уходили куда-то на север от центра. В этих районах я никогда не бывала и обстановка казалась мне еще опасней.

– Головой не верти, все равно ничего не увидишь, – послышался голос за моей спиной. – И если планируешь сбежать, то я тебя огорчу: здесь повсюду расставлены наши ловушки, так что топай дальше.

Пройдя еще несколько метров, мы остановились в одном из переулков. И тут же на наши головы опустились черные мешки. Все чувства итак были на пределе, а тут сердце и вовсе пустилось в пляс. Я чувствовала себя зверем, которого вели на расстрел.

– Только попробуй пискнуть, – прошелестел тихий шепот над моим ухом,– и я сверну тебе шею.

Нервно сглотнув, я просто кивнула и мы продолжили путь. После нескольких поворотов, мы вновь остановились и раздался щелчок, после которого нас окатила волна ледяного воздуха. Место, на котором мы стояли, пришло в движение. Сначала промелькнула мысль, что это платформа, но потом я поняла, что мы оказались в лифте и с каждой минутой погружаемся все ниже и ниже.

Нас вновь куда-то вели, но только теперь вокруг нас слышалось движение и голоса.

– Рози, Родж, отведите их в санитарный отсек, – командным тоном приказал Тейт, – после обработки тщательно осмотрите их на наличие клейма. И не забудьте за их рюкзаки, все, что там находится, должно быть обработано и представлено в моем кабинете.

Резкий рывок и я зажмурилась от яркого света люминесцентных ламп. Оглядевшись, я поняла, что нас с Кори разделили и развели по разным боксам. За толстым стеклом я увидела девушку с короткой стрижкой, видимо они и была той Рози. Хотя она и держалась дерзко и надменно, но было заметно, что ей не больше семнадцати лет. Раздался щелчок и сквозь динамики прозвучал ее голос:

– Сейчас твой костюм обработают специальным составом, который убирает всю накопившуюся радиацию. После этого, ты оставляешь его здесь вместе с остальной своей одеждой и направляешься в следующий отсек.

– Всю одежду оставлять?

– Ты плохо слышишь? По-моему я ясно сказала: абсолютно всю. И нечего округлять глаза, мы с тобой не отличаемся в анатомическом плане. Или тебе есть что скрывать?

– Мне нечего скрывать, – я расправила плечи, готовясь ко всему, что мне стоило перенести.

И вот, стоя посредине этой комнаты, на меня вдруг обрушилось чувство полной беззащитности и безнадежности. Может нам стоило оставаться незамеченными в том центре? Но думать об этом было слишком поздно. Резкий сигнал оповестил о начале процедуры и мне пришлось выполнять все указания этой Рози. Передвижные панели закружились вокруг меня, обдавая теплой водой. Отяжелевший от жидкости костюм неприятным камнем стал тянуть вниз. Следом откуда-то появились опылители и стали распылять какое-то вещество. Послушно расставив руки в сторону, я медленно вращалась по кругу для полной обработки. Последним этапом было облучение костюма.

–Процедура обработки завершена. Радиации не обнаружено. Можете снять костюм. – Компьютерный голос эхом пронесся по боксу.

Рози жестом дала понять, что нужно избавляться от защиты и вроде бы я провела в нем немного времени, но оказавшись без него, ощутила себя не в своей тарелке. Расставаться с остальной одеждой мне и вовсе не хотелось. Слева открылась еще одна дверь и я двинулась в ту сторону. Новая комната напоминала смотровой кабинет со всем необходимым инвентарем: кушеткой у стены, белой ширмой и шкафами с медикаментами и инструментарием.

Здесь же меня ждала Рози, перед ней лежала папка и она заполняла какой-то бланк. Даже не посмотрев в мою сторону, она небрежно махнула рукой на ширму:

– Проходи и готовься к осмотру, а пока я задам тебе несколько вопросов.

– Для чего?

– Простая формальность и ничего большего. Полное имя и возраст?

– Рэйн Вайлетт, двадцать один год.

– Есть особые заболевания?

–Нет.

– Переносила какие-либо операции?

– Нет.

– Группа крови?

– Третья положительная.

– Отлично, – Рози вышла из-за стола, – теперь приступим к осмотру.

Стыдливо прикрываясь руками, я предстала перед девушкой. Наверно, мне стоило поблагодарить ее за то, что она действовала быстро и аккуратно. Ее пальцы порхали по моей коже, осматривая каждый сантиметр тела. Но даже не смотря на это, вся ситуация в целом была для меня унизительной. Не знаю, сколько прошло времени, но Рози отстранилась от меня и стала записывать что-то в бланк. Затем она открыла один из шкафчиков и достала комплект белья и трикотажный костюм.

– Держи, пока на первое время хватит, а там найдем что-нибудь другое.

– Спасибо, – поблагодарили я ее, принимая костюм в руки и возвращаясь обратно за ширму. – Я прошла проверку?

– Да.

– Я принята?

– Это решает Тейт, я же заведую медпунктом.

– Но со мной все в порядке?

– В целом да, – коротко ответила Рози и открыла следующую дверь,– следуй за мной и постарайся не отставать. Заблудишься – тебя искать никто не станет.

Но стоило нам выйти из комнаты, как я забыла об ее предупреждении и застыла на месте. Это было не просто убежище, а настоящий город под землей. Жизнь здесь била ключом и люди сновали по своим делам из стороны в сторону. Кто-то, как и я, удивленно застопорился на месте и смотрел на меня, а кто-то и вовсе проходил мимо. А еще здесь было очень много деток, которые резвились прямо на проходах.

– Чего вылупилась? Людей не видела? – Рози торопливо потянула меня за рукав, – еще насмотришься, пойдем, Тейт не любит долго ждать.

Мы двигались по узким улочкам, словно по лабиринту и вскоре вышли на другой участок убежища, который смахивал на спальный район.

Перед огромной дверью нас уже ожидали Кори и тот самый Родж. Скорее всего, мы с братом одновременно вздохнули с облегчением, как только увидели друг друга живыми и невредимыми. Рози с Роджем тоже обменялись взглядами, но что они означали?

– Все хорошо? – Кори заботливо поправил съехавшую накидку с моих плеч.

– В зависимости, что ты имеешь в виду. Если ты не забыл, то на дворе конец света, так что "хорошо" – это понятие довольно растяжимое.

– Смотрю, ты в норме. – Брат усмехнулся. – Ну, хуже уже не должно быть.

– Надейся, – буркнула я ему в ответ и вслед за всеми шагнула в открывшийся дверной проем. Мы оказались в достаточно просторном кабинете с минимумом мебели, которая была окрашена в черно-белый цвет. Словно, кто-то в шутку разделил в стиле инь-янь. Как и самого владельца этого кабинета. Тейт оказался не только высоким и хорошо сложенным парнем лет двадцати пяти, но и еще со странным цветом волос, таким же черно-белым, как и его владения. А еще, на всю правую щеку тянулся шрам, как будто кто-то ножом прошелся по гладкой поверхности и нарушил совершенство линий. Но, даже не смотря на это, он оставался красив. Опасно красив. Темно – карие, фактически черного цвета глаза так же пытливо осматривали меня и Кори.

– Не пялься, – злобно зашипела за моей спиной Рози. – Он этого не любит.

Легко сказать, но труднее было сделать. Я вроде бы опускала глаза и пыталась найти интересную точку на полу, чтобы сконцентрироваться, но все равно ловила себя на том, что возвращаюсь к его лицу. Он в свою очередь бесстыдно прошелся по мне взглядом и задержался на груди, а затем вновь вернулся к бумагам. С едва заметно усмешкой, он внимательно изучил бланки, которые ему передала Рози.

– Что ж, пока что ничего не было замечено, но остается еще множество вопросов к вам. Но с этим мы разберемся постепенно, а пока что добро пожаловать. Меня зовут Тейт и я руководитель этого убежища. Все вопросы, которые возникнут у вас в процессе обустройства, а они возникнут, спрашивайте лучше у меня. Так как никто другой вам не ответит так точно, как это могу сделать это я.

– Как вы могли обустроить такое убежище? Вы готовились? – Отреагировал сразу же Кори. – Здесь все из бетона и мы находимся слишком глубоко. Без хорошей техники, вы бы не достигли этой отметки.

– А ты наблюдательный, – Тейт сел в кресло и сложил руки на столе, – Рози, Родж, можете быть свободны.

– Ты уверен?– девушка как-то странно реагировала на его просьбы. А если уж совсем быть точной, то, скорее всего, он ей нравился и она вовсе не хотела оставлять его одного рядом с нами. Или со мной.

– Да, Рози, я вполне могу постоять за себя.

Не сильно горя желанием, девушка подчинилась и вместе с парнем вышла из комнаты. Но чувство напряженности не покинуло меня, а наоборот, усилилось еще больше. Что-то в этом Тейте было отталкивающее и одновременно завораживающее. От всех его движений веяло властью и силой. И он прекрасно знал об этом, а еще очень умело пользовался этим. А я очень не любила такой тип людей.

– Не забивайте свои головы пустой информацией. Вы ведь сами говорили, что для вас самым важным стало то, что вы выжили. Так какая разница, как появилось это убежище? Главное, что здесь безопасно.

Удивительно скользкий человек, сам обещал ответить на все вопросы и сам же от них увиливает. Но сразу было понятно, то выудить информацию у Тейта будет невозможно, если он сам не захочет этого. А он и не хотел.

– Здесь все одеты в форму разного цвета, что это означает? У вас здесь какие-то общины или секты?– вклинилась я в разговор.

– Нет, что ты, никаких сект, – рассмеялся Тейт, – для беспрерывной работы этого места мы используем все ресурсы, которые у нас есть. Здесь никто не сидит без дела. Убежище разделено на сектора и к каждому из них привязан свой цвет. Электрики ходят в синей униформе, инженеры в зеленой и так далее. Вас мы тоже определим, но после того, как выясним, чем вы будете полезны для нас и какие умения и способности у вас есть. Жить вы пока будете в семейном квартале. Отдельных мест для каждого пока нет, да, я понимаю, что это не совсем удобно для брата с сестрой, но пока это все, что мы можем предложить.

– Ничего страшного, – Кори обнял меня,– самый ужасный этап притирки замкнутом пространстве мы уже прошли.

– Это хорошо, а теперь, если вы не против, я хотел бы побеседовать с каждым из вас по отдельности.– С этими словами, он вытащил рацию,– Рози, ты мне нужна.

Не прошло и пяти минут, как девчонка ворвалась в кабинет.

– А я как раз была здесь неподалеку, – Рози явно врала. Раскрасневшееся от бега лицо и сбившееся дыхание были тому подтверждением. Понятно, что она по уши влюблена в Тейта, хотя и старалась это скрыть. Интересно, а он знал об этом?

Мне хватило лишь одного взгляда, чтобы все понять. Он все прекрасно знал и относился ко всему со спокойствием. Я бы даже сказала, что ему доставляло удовольствие наблюдать за Рози. Ах, ну конечно, с этой гадкой ухмылкой на лице. Честно, мне стало даже жалко эту девчонку.

– Рози, солнце мое, проведи для Рэйн небольшую экскурсию, покажи наши достопримечательности, познакомь с общественностью, возможно, найдутся знакомые лица.

И если при слове "солнце" она чуть не растеклась лужицей перед его ногами, то, как только прозвучало мое имя, Рози насупилась. Словно ребенок, которому вместо конфеты подсунули горькую пилюлю.

– Сколько времени у нас есть? – Деловито спросила она.

– Думаю, минут двадцать, как только я закончу, я дам знать и ты приведешь ее обратно. Здесь все поначалу путаются.

Я не сразу поняла, что последняя реплика была обращена непосредственно ко мне. Тейт смотрел на меня так, словно считал, что я должна рассыпаться в благодарностях. Мне же хотелось плюнуть ему в лицо и стереть это самодовольное выражение. Но взяв себя в руки, я лишь хмуро кивнула и последовала вслед за Рози, которая явно не горела желанием находиться рядом со мной.

Глава 9

Я не ждала, что Рози возьмет меня за руку и проведет по всем местам, которые мне стоило узнать. Не ждала и дружественного тона, но надеялась хотя бы на небольшое снисхождение с ее стороны. И зря. С того момента, как мы покинули кабинет, она набрала скорость и ловко маневрируя в толпе, двигалась лишь в одном ей известном направлении, попутно указывая в разные стороны:

– Там спальный сектор, а там тренировочный комплекс. А вот там столовая,– девушка резко остановилась и я врезалась в ее спину, – завтрак, обед и ужин строго по расписанию. Если ты опоздаешь – это твои проблемы. Это понятно?

– Ага и было бы еще понятней, если бы так не торопилась.

– Туго доходит? – с ходу завелась Рози.

– Слушай, я ничего плохого тебе не сделала. А во-вторых, мне абсолютно не интересен твой Тейт.

– Он не мой.

– Не пытайся меня одурачить, если бы он не был тебе небезразличен, ты не выглядела бы собакой, которая метит свою территорию и пытается вцепиться мне в глотку ради своего хозяина.

Мы гневно установились друг на друга, я видела, как Рози взвешивает все "за" и "против", наконец, она выдавила:

– Все вы так говорите, а потом приходится утешать неудавшихся любовниц. Думаешь, мне приятно?

– Начнем с того, что я не собираюсь пополнять эти ряды. Так что прибереги свои утешения для кого-нибудь другого.

– Посмотрим, что ты запоешь после приватной беседы. – Рози хотела еще что-то сказать, но сигнал рации прервал ее. – Возвращаемся обратно, он хочет тебя видеть.

Чем ближе мы подходили, тем неуютней мне становилось. Я ожидала увидеть у двери Кори, но его не было, как и не оказалось его и внутри. Я с надеждой обернулась к Рози, но та вновь надела на свое лицо маску безразличия.

– Спасибо, Рози, можешь быть свободна. – Тейт все так же продолжал восседать в своем кресле. Девушка кротко кивнула и вышла, я же застыла на своем месте.

– Не бойся, я не кусаюсь. Пока что. Да ты не стой, присаживайся, – Тейт царским жестом руки казала на стул, который сиротски стоял посреди комнаты. Прямо как в комнате для допросов, не хватало лишь лампы, ярко светящей в лицо.

– Какие ощущения? – спросил парень, когда я уселась напротив него.

– Стул жесткий.

– Хорошее чувство юмора.

– Это не юмор, а констатация факта.

– А помимо этого?

– Создается впечатление, что ты сейчас станешь засовывать мне иголки под ногти.

– Ну, пока не стану, ты ведь еще ничего не натворила, верно? – усмехнулся он. – Да, сразу видно разительное отличие от брата, он более коммуникабельный.

– Это качество называется абсолютно по-другому,– ворчливо вставила я и отвернулась от Тейта.

– И как же?

– Болтливость, а еще наличие огромных розовых очков. Из-за которых он не видит настоящую сущность человека.

– Занятно. Рэйн, что ты еще можешь мне рассказать о себе?

– Это смахивает на допрос,– я решительно встретила его взгляд.

– Пока что это просьба, – парировал Тейт.

Я с детства не переваривала анкетирование и опросы, а тут тем более не была расположена на задушевную беседу. Но меня принуждали к этому и деваться было некуда.

– Родилась и выросла в этом штате, думаю, все семейные подробности выболтал Кори. Не пью, не курю, к наркотикам отношусь равнодушно. Специальных навыков не имею, крестиком не вышиваю, как видишь, обыкновенная особа.

– Зря ты так себя недооцениваешь. В каждом человеке есть своя изюминка, ее лишь стоит найти. Плюс, ты пока не сильно хочешь раскрываться и идти на контакт. И я понимаю тебя, здесь все чужое, тебя сторонятся. Но это все мелочи, пока ты не поймешь, что мы не враги тебе. Тогда ты быстрее почувствуешь это место домом.

Да, психолог из него вышел бы еще тот. И скорее всего, Кори купился на эту чушь. Я же до сих пор не забыла, что он несколькими часами ранее, чуть не застрелил нас в том заброшенном центре.


– Твой брат очень находчивый и мастеровитый, нам не хватает таких людей. Пока что он определен в мастерские, но думаю, что он далеко пойдет. Что касается тебя, думаю, тебе понравится в медчасти.

И вновь пауза, и вновь это выражение лица будто бы он бросил к моим ногам целый мир и теперь я обязана благодарить его.

– Я так понимаю, что выбора у меня нет.

– Почему же, он есть всегда. Но я посчитал, что этот вариант самый подходящий для тебя.

– Ты всегда за всех решаешь?

– Я руководитель этого убежища и для его работы без сбоев, необходим тотальный контроль с моей стороны. Понимаешь, люди здесь разные и у каждого есть свои минусы и плюсы, но в основном, многим не хватает решимости. Поэтому, мне пришлось взвалить на себя эту ношу – решать все вопросы.

– И как, плечи не болят? – не удержалась я от сарказма, но при этом прекрасно понимала, что могу получить по шее. Но, видимо, его забавляли мои слова.

– Как видишь, я хорошо сложен, так что не боюсь тяжести, – с этими словами, он провел рукой по своему торсу и многозначительно улыбнулся. Гад. Он сознательно действовал мне на нервы.

– Да уж, решимости в тебе хоть отбавляй, что не скажешь по поводу скромности. Что еще я должна знать о тебе, Тейт? – с его позволения, инициатива перешла в мои руки.

– По-моему, ты уже увидела все мои стороны, включая и плохую. Ты теперь боишься меня? После того, как я убил Мойру?

Теперь он вышел из-за стола и медленно направился в мою сторону. Ни дать, ни взять, хищник на охоте. Оказавшись у моего стула, он наклонился и уперся двумя руками на подлокотники так, что я оказалась зажатой между ним и стулом. Он блуждал взглядом по моему лицу, как будто пытался рассмотреть меня в малейших деталях.

– Я не боюсь, а остерегаюсь и это две разные вещи. – Выдавила я из себя. – А еще я не люблю, когда вторгаются в мое личное пространство. Хоть мы и заперты под землей, это еще не означает, что я обязана боготворить тебя.

Тейт вздрогнул так, будто бы я отпустила ему пощечину. Резко выпрямившись, он вновь вернулся к столу:

– Можешь быть свободна до следующего утра, я передам Рози все указания. И Рэйн, – окликнул он меня, когда я была у двери, – ты точно подметила, что мы здесь заперты. Так что тебе придется меня полюбить. И к твоему сведенью, я не люблю, когда мне отказывают.

– Я как-нибудь это переживу,– бросила я ему в ответ, даже не оборачиваясь.

Отлично, не пробыв здесь и дня, я успела завести недоброжелателей. Что еще ожидало меня в этом убежище? И не успев сделать пару шагов от порога, я вновь столкнулась с Рози. Кажется, она серьезно решила меня достать.

– Послушай, если ты вновь собираешься действовать мне на нервы, то становись в очередь.

Но девушка резко схватила меня за локоть и потащила вслед за собой. И лишь, когда мы оказались в относительно безлюдном закутке, она яростно зашептала:

– Ты что с ума сошла? Ты хоть понимаешь, что ты сейчас сделала?

– Всего лишь поставила на место человека,– я пожала плечами.

– Нет, ты пошла против его воли и правил. Ты бросила ему вызов!

– И что с того? Чего ты так разнервничалась? Я думала, что ты-то уж порадуешься.

– Чему? Твоему кретинизму и нежеланию жить?– Рози крутанула пальцами у виска. – Да, ты мне не нравишься, но смерти я тебе не желаю.

– А это тут причем? – Теперь я окончательно запуталась в происходящем.

– Он ведь не шутил, когда сказал, что не потерпит отказов.

– И что теперь? Падать на колени каждый раз при его появлении?

Лепетать "хозяин" и пускать слюни?

–Тсс,– Рози закрыла мне рот своей ладошкой,– слушай меня очень внимательно, а потом делай выводы. Ты, конечно, молодец, что показала свой характер. Но если ты думаешь, что это его остановит, то ты крупно ошибаешься. Я такой опор его заигрыванием вижу впервые…

– Ах, так это еще были и заигрывания, – протянула я.

– Помолчи и оставь свой сарказм при себе. Я с ним с самого начала и неплохо разбираюсь в его характере. И с уверенностью могу сказать, что его интересуешь теперь не ты, а то, насколько быстро он сломает и подавит твое бунтарство. Рэйн, отныне ты балансируешь на лезвии ножа. Он будет играть с тобой, словно кот с упрямой мышью. Стоит тебе нарушить дозволенную границу и он сотрет тебя с лица земли. И поверь, ему это под силу. Он ведь не зря спросил тебя про Мойру.

– А что, были еще случаи? Помимо этой женщины?

– Был. – Рози насупилась. – И поверь, он стал уроком для всех, так что против его воли никто не дергается. И если он чего-то не получает добровольно, он берет это силой. Скоро ужин, нам стоит поторопиться.

– Постой, ты не договорила. Что это был за случай?

Девушка внимательно окинула меня взглядом, потом горько вздохнула:

– У него был брат – близнец, Ксавьер. Вначале они вместе здесь правили, вместе собирали по крупицам все, что ты здесь видишь. Несмотря на внешнее сходство, Ксавьер отличался более добрым характером. Он пресекал все игры Тейта, а потом они стали делить власть. И Ксавьер отказался уступать ему дорогу, он ведь видел это место совершенно другим.

– Что случилось потом? – Спросила я, хотя ответ сам напрашивался.

– Тейт выбросил его из убежища. Без еды и воды, без оружия и без защитного костюма… И Ксавьеру очень повезло, если он погиб мгновенно. Но если он получил радиацию и мутировал… мне страшно представить, что с ним сейчас.

– Порез на щеке Тейта, это от него?

– Да. Драка была нешуточная, они сцепились так, что никто не мог их разнять. А потом они оказались на площадке лифта, мы до сих пор так и не поняли, кто же из них нажал на рычаг. Их не было несколько минут, а когда платформа опустилась, Тейт уже был один. И вот теперь, как ты думаешь, если он не сжалился над собственным братом, что он сделает с тобой?

Но я не знала, что ей ответить. Мы некоторое время шли в тишине, каждая погруженная в свои мысли. Пока не наткнулись на указатель с табличкой "Столовая".

– Тебе сюда, надеюсь, тебе понравится стряпня Джимми.– Рози собиралась уходить, но я остановила ее.

– А ты?

– Я буду чуть позже. У меня еще остались некоторые дела.

– Рози, могу я задать тебе вопрос?

– Рискни,– он обернулась в мою сторону.

– Ты видела все своими глазами и все равно продолжаешь любить его?

– И что с того?

– Но ведь он – чудовище.

– Знаешь, в каждом из нас живет нечто подобное. Просто не все проявляют эту сущность. – Рози передернула плечами. – А вообще, это тебя не касается, я что-то не припомню, чтобы мы стали подружками.

Она развернулась и зашагала в другую сторону, я же вновь застыла перед очередными дверьми. Хорошо, Рэйн, соберись и войди туда. Ничего страшного здесь нет, это не школа и времена абсолютно другие. Сделай глубокий вдох и улыбнись. Ведь тебе здесь срочно необходимо завести друзей или хотя бы парочку единомышленников.

Глава 10

Время в этом месте летело абсолютно иначе. Возможно из-за того, что жизнь здесь бурлила в привычном ключе. Возможно из-за того, что мы действительно были заняты работой, а может быть, дело было в самих людях. Здесь все старательно изображали оптимизм, как будто бы мы не жили в бункере и над нашими головами не смыкались пласты из бетона, металла и земли. Я старалась быть добродушной ко всем и первое время с милой улыбкой рассказывала о себе и о нашей семье, о том, как мы спаслись. Но на сотом человеке, я устала и прекратила все попытки подружиться с этим обществом. Ведь каждый лишь изображал заинтересованность, а по факту всем было наплевать кто ты, главное, чтобы не был зараженным. Иллюзия, везде царила сплошная иллюзия мирной жизни.

Но все же, у меня появилось несколько хороших товарищей. Как бы Рози не старалась, но работая вместе, она привыкла ко мне и вскоре мы стали неплохо ладить. Если это можно так назвать наши постоянные стычки и беззлобные колкости в адрес друг друга. Плюс Джимми и Родж иногда пили с нами чай в столовой. Они оказались вполне милыми ребятами.

Что касается Тейта, то он не попадался в поле моего зрения и я почти забыла о нем и о его предупреждениях. Ключевое слово "почти". Шел второй месяц нашего пребывания в этом убежище, я как раз направлялась в столовую на обед вместе с Кори и Рози. Заняв очередь в веренице людей перед прилавком, я скучающим взглядом прошлась по ассортименту на прилавке.

– Итак, чем вы девчонки будете кормить меня сегодня? – Кори игриво приобнял нас. Бедолага, он так старался произвести впечатление на мою напарницу. Но Рози никак не реагировала на его ухаживания, лишь ворчливо скинула его руку:

– Может тебе еще слюнявчик на шею привязать и с ложки покормить?

– Было бы неплохо, – улыбнулся брат.– А можно и не только покормить.

С усилиями подавив улыбку, я отвернулась от этой парочки. Стоило признать, они мне нравились, да и само убежище переставало казаться мне мрачным и недружелюбным. Витая в своих мыслях, я не сразу поняла, что они внезапно замолчали.

– Неужели у тебя закончился запас язвительных реплик? – обратилась я к Рози и тут же прикусила язык. Такое обожание в ее глазах я вижу только тогда, когда она смотрит лишь на одного человека. И он был здесь.

Тейт вошел в столовую в обнимку с какой-то блондинкой, которая буквально висела на его шее. Наши взгляды встретились и он улыбнулся, а вот девушка одарила меня убийственным взглядом и еще крепче вцепилась в парня. Идиотка, которая надеялась стать той самой единственной.

– Могу поспорить, он бросит ее к вечеру,– вырвалось у меня, и я сочувствующе посмотрела на Рози.

– Да какая мне разница, я же говорила, что мне теперь все равно,– она дернула плечом и с напускной радостью накинулась на Джимми, – здоровяк, чем порадуешь?

– Я раздобыл для тебя твои любимые консервированные персики, – повар добродушно улыбнулся и выудил из-за прилавка небольшую банку.– Рэйн, для тебя тоже кое-что припас.

– Ох, Джимми, не стоило,– я улыбнулась, когда он протянул мне пакетик с печеньем.

– А мне? – влез Кори и тут же получил по рукам. – Вот так всегда, все лучшее девчонкам.

– Не заслужил еще, – Рози демонстративно потрусила перед его носом банкой и отошла к столику. – Я бы могла поделиться с тобой, но ты мне не нравишься, собственно говоря, как и твоя сестра.

– Он же это не серьезно? – Кори последовал вслед за мной.

– Кто ее знает, – я уселась на свое место у стены и принялась ковыряться вилкой в еде, – у нее разные тараканы в голове пробегают. Бери пример с меня и не обращай внимания. Или ты сильно расстроился?

– Не мели ерунды, было бы из-за чего, – брат деловито взялся поглощать свой обед.

– Ладно, я поделюсь с вами и помните мою доброту,– через некоторое время пробурчала Рози, открывая баночку.

– Вот видишь, сегодня тараканы добрые,– я пихнула в бок своего брата и улыбнулась. – Эй, налетай, такой щедрости ты еще не скоро увидишь. Ау, планета вызывает Кори, прием.

–А? Да, я здесь.

– О чем задумался?

– Да так,– брат насупился, – есть новость.

– Здорово, давненько я не слышала ничего нового.– Тут же влезла Рози.

– Но, судя по тебе, что-то не так? – мое чутье никогда меня не подводило. Хотя я очень надеялась, что сегодня ошиблась и эта новость будет действительно хорошей.

– Обещай, что не будешь кричать, – Кори пристально посмотрел на меня.

– Боже, как интригующе, – Рози подалась вперед,– где успел накосячить?

– Да ничего страшного не случилось. Просто Тейт предложил мне вступить в разведывательную группу. Вот и все.

На секунду мне показалось, что я ослышалась, а затем звук куда-то пропал. Я не понимала радостного выражения лица Кори и бурную заинтересованность Рози. И внезапно эта звенящая тишина оборвалась, слова вновь стали понятными.

– Что ты сейчас сказал?

– О, очнулась,– девушка толкнула меня в бок,– мы тут уже добрых пять минут обговаривали повышение твоего брата и то, что он должен выставиться за это. Соберем еще парочку знакомых, выпросим у Джимми немного спиртного…

– Нет, этого не будет. – Отрезала я слишком резким голосом.

– Почему? Думаешь, Джимми не поделится?

– Нет, я не это имела в виду. Кори никуда не поступит.

– Началось,– брат закатил глаза.

–И вообще, я не понимаю вашего энтузиазма. Как можно радоваться такому?

– А что, сразу поминки надо справлять? Не кипятись, все будет в порядке.

– Не кипятись? – Я чуть не взвыла. – Это не безопасно. А что, если с ним что-нибудь случиться?

– Ты слишком усложняешь ситуацию, – Кори начала нервничать,– пожалуйста, убавь свою гиперопеку. Мне уже не восемь лет, не надо трястись надо мной и вытирать слюни.

– Может, это все, потому что ты единственный родной мне человек, выживший в этом гребанном мире?

– Утрируешь, подруга, – Рози вальяжно раскинулась на стуле, – я состою в этой группе достаточно давно и как видишь, все в порядке. Да, разные случаются ситуации на поверхности, но стоит отдать должное Тейту, он блестяще справляется со всеми казусами.

– Я за тебя не беспокоюсь, иногда мне кажется, что у тебя в штанах перестукиваются стальные яйца. А это,– я ткнула пальцем в сторону Кори,– моя кровь. И естественно, я буду принимать все близко к сердцу. Я не доверяю Тейту и никогда не доверю жизнь Кори этому психопату.

– Тише, подруга, – Рози пнула меня ногой под столом. – Ты здесь не одна и свою неприязнь тебе придется засунуть настолько глубоко, насколько ты сможешь. Да, Тейт не всем нравится, но если ты будешь кричать об этом на каждом углу, поверь, тебя никто не поддержит. Его боятся и ты сама прекрасно знаешь, что не зря. И если все это стадо ополчится против тебя, тебя никто не спасет. Не наживай себе врагов еще больше, чем у тебя есть. К тому же для Кори это отличный шанс показать себя. Не гнить же ему здесь под землей с такими талантами.

– Нет, я даже думать об этом не стану. – Упрямо отстаивала я свою позицию. – Ты не понимаешь, Тейт пытается подобраться ко мне. И Кори является лишь предлогом.

– Рэйн, – Рози заговорила жестче, – ты извини, но ты не такая красавица и штабелей из парней я перед тобой не вижу. Считаешь, что он после твоего отказа места себе не находит? Оглянись, ему уже давно наплевать на тебя. Вокруг него постоянно вьется толпа баб, он явно не страдает от отсутствия внимания.

– Но ты ведь сама говорила, что он всегда получает желаемое.

– И в твоем случае, это не тело, а лишь твой характер и желание его сломать и подогнать под себя.– Рози встала со своего места.

– К тому же, я уже дал свое согласие и завтра поднимаюсь на поверхность, – брат так же поспешил убраться из-за стола.

Я же еще долго не могла отойти от полученной информации. Да, где-то они были правы и, я не могла вечно опекать Кори. Но и избавиться от этой выработанной годами привычки я тоже не могла. Чтобы ни говорила Рози, я все равно считала, что Тейт неспроста взялся за моего брата. И не могла отделаться от этой мысли до самого утра. Как только раздался сигнал оповещающий о подъеме и включился свет, наш подземный мир словно пчелиный рой зашевелился. Словно робот, я последовала вслед за остальными в душевую, а затем и в столовую на завтрак. И Кори рядом со мной, увы, не было.

– Слушай, ты бы сменила выражение лица. Такое чувство, будто бы тебя огрели сковородой. – Рози пристально посмотрела на меня со своего рабочего места.

– Спасибо за подбадривание. – Произнесла я в ответ и чтобы хоть как-то унять дрожь в руках, в сотый раз стала перебирать инструменты на столе.

– Дорогая, они скоро вернутся и все будет хорошо. Это ведь не длительный подъем на поверхность, иначе бы группа была гораздо больше.

– Да? И насколько они поднялись?

– А то ты сама не знаешь. День, может быть два. О, Рэйн, ты убиваешь все живое вокруг своим пессимизмом.

– У меня просто плохое предчувствие и я ничего не могу с собой поделать.

– А я ничего не хочу знать, – Рози сердито ударила кулаком по столу. – И хватит ныть, без тебя тошно. Как тебя терпели в том мире? Ты ведь постоянно видишь только плохое и делаешь шаг назад вместо того, чтобы рисковать.

– Ну да, как будто бы этого риска так мало в нашей теперешней жизни. – Парировала я в ответ.

–Стоп. Довольно. Скройся с глаз моих, – девушка гневно взмахнула рукой в сторону двери.

– А как же работа?

– Еще одно слово и я подам рапорт на твое увольнение отсюда. Считай, что я дала тебе выходной на сегодня. Иди в дом, поплачь вдоволь о своих несбывшихся мечтах, вообщем, делай все, что пожелаешь. Но чтобы с завтрашнего дня ты больше не заикалась о том, как все плохо. Наверху все вымерло – вот это плохо. А мы здесь еще здорово держимся.

Глава 11

Не скажу, что слова Рози перевернули мой внутренний мир, но осадок остался. И после трех часов бесцельного брожения по закоулкам, я все же приняла тот факт, что моя напарница была права. Мне стоит принимать вещи не так близко к сердцу. Горько себе признаваться, но я действительно была жуткой паникершей и нытиком. И только я хотела явиться к Рози с повинной, как резкий сигнал тревоги прорезал относительную тишину подземного мира. Волна дрожи пронеслась по телу, сердце замерло на секунду, а затем понеслось с дикой скоростью. В голове была лишь одна мысль… Лишь бы он был жив…

На поясе ожила рация и голос Рози подстегнул меня двигаться еще быстрее:

– Ты нужна мне в отсеке реанимации.

Ускоряя темп, я мчалась в нужном направлении, но затормозила у главного выхода. Толпа зевак судорожно вздыхала и тихо перешептывалась. И я увидела всего пять человек из восьми в защитных костюмах. Моментально стало не по себе, казалось, что кто-то резко перекрыл кислород. И лишь голос Рози не дал утонуть в обрушившемся на меня отчаянии.

– Где тебя черти носят?!

– Я рядом!– Рявкнула я в рацию и двинулась дальше.

Яркий свет ламп резко ударил по глазам. По сравнению с приглушенным освещением по всему периметру нашего поселения, здесь было слишком ярко. Пришлось на несколько минут зажмуриться, а когда зрение пришло в норму, то первым что бросилось в глаза, так это чей-то кровавый след на кафеле. Алая кровь на снежно белой поверхности смотрелась неестественно, словно кто-то просто разлил банку с гуашью. Приложив пропуск к монитору и дождавшись подтверждающего сигнала, я переступила порог второго бокса который служил нам операционной.

– Что случилось? Где Кори? – Паника пробивалась в моем голосе. Но, не смотря на это, я по инерции уже натягивала на себя халат и перчатки.

– Я не знаю, – Рози металась от одного стола к другому. Я впервые видела, что она испытывает страх. И лишь подойдя ближе, поняла причину.

– Тейт??

– Собственной персоной. – Рози потянулась за инструментом, но я оказалась рядом и помогла срезать костюм. Безупречное тело парня было усеяно укусами из которых тонкой струйкой сочилась кровь. Рванные раны смотрелись ужасающе. Как будто кто-то хотел разорвать его на куски. Мы работали молча, не проронив ни слова. Закончив с обработкой и остановив кровотечения, я перешла ко второму столу, где лежал Джо. Ему тоже досталось, но не так как Тейту. Он потерял сознание от удара по голове, но костюм был цел. Лишь небольшой кровавый отпечаток изнутри помог прояснить ситуацию. При детальнейшем осмотре выявилась пара сломанных ребер и множественные ушибы.

– Была драка, – высказала я свои мысли вслух, – но с кем? С другими выжившими?

– Нет,– раздался голос Кори позади меня. С долей облегчения я ринулась к нему и заключила в объятия. Но брат зашипел от боли и попятился назад.

– Что такое? Где болит? Тебя ранили? Костюм цел?

– Я в порядке, мне повезло гораздо больше, чем им, – с этими словами он кивнул в сторону операционных столов.

– Покажи, – требовательно произнесла я.

– Пустяки, – Кори попытался отмахнуться, но под моим пристальным взглядом сдался и поднял край футболки. На бледной коже живота расцветала огромная гематома.

– Выглядит не очень, – я аккуратно прикоснулась к коже.– Что произошло?

– Не могу сказать.

– Не поняла, почему ты не можешь рассказать?

– Тейт не сразу отключился и некоторое время был в сознании. Он отдал приказ, чтобы мы не разглашали информацию о произошедшем инциденте.

– Издеваешься? Как будто бы зрелище вашего кровавого возращения не повлияло на народ. Я серьезно, Кори, в чем дело?

– Действительно, Кори, не юли, мы итак на нервах. – Рози отвлеклась от шитья ран. – Если ты сам не расскажешь, то я помогу твоей сестре выбить из тебя всю правду. И в руках у меня будет какой-нибудь из этих инструментов.

– Пообещаете, что никому не расскажите?

– А у меня написано на лбу, что я трепло? – грозно спросила девушка, попутно подключая дополнительные приборы к Тейту.

Кори вздохнул и, понизив голос почти до шепота, стал говорить:

– Мы благополучно обследовали западное крыло больницы и устроили привал, как шум снаружи заставил нас подняться. Солнце только взошло и мы думали, что наткнулись на еще одних выживших. Но это были не люди. Точнее, это какое-то подобие людей. Но двигались они слаженно, словно натренированная команда.

– Как это "не люди"? Мутировавшие особи?

– Скорее всего, – Кори устало потер переносицу.

– То есть ты не уверен и можешь ошибаться?

– Я не знаю Рэйн, что или кто это был. Но они пришли за нами. Не за едой или оружием, а именно за нами. Борьба завязалась мгновенно и мы еле успели унести ноги оттуда. Тейт дал приказ отступать, а сам минировал опоры больницы. Но взрыва все не было и не было и тогда мы развернулись в обратную сторону. А их уже окружили и атаковали, вообщем, мы еле смогли их вытащить.

– Тише, не вини себя,– я аккуратно обняла брата, – вы сделали все, что могли.

– Знаете что? – оборвала нас Рози. – Что-то тут неладно. Мы не контактируем с мутантами по одной простой причине того, что они превращаются в зомби. Они не понимают, что они делают, у них нет целей. Они просто сжирают все, что встречается у них на пути. Те, кто встретился вам – что-то иное. Что-то разумное.

–Может, это все же были люди? – с надеждой спросила я.

– Люди не пользуются своими зубами в качестве оружия. Ты только посмотри сюда,– Рози откинула простыню и указала на повязки, – его разрывали, пытаясь добраться до жизненно важных артерий. Как будто их научили этому, указали, как правильно стоит бить. В предыдущих вылазках мы встречали тех, на кого напали мутанты и поверь, там просто было мясо.

Я переместила свой взгляд на лицо Тейта. Сейчас он выглядел младше своих лет, а бледное лицо сильно контрастировало с черно-белыми волосам.

– Я взяла кровь на пробу, вдруг что-нибудь обнаружится, – на этой фразе голос Рози дрогнул, но она быстро взяла себя в руки.– Так, перевозим Джо в обычную палату, а Тейт пока остается здесь. Кори, пойди и успокой всех, скажи, что их предводитель в норме. Думаю, маленькая ложь не повредит. Надеюсь, что он действительно скоро вернется к нам.

Когда во всем мире наступил день, а у нас все стали готовиться ко сну, я все еще была на ногах. Кори и остальные члены команды смогли относительно убедить поселение, что ситуация под контролем. Я в этот момент стояла позади всех и с грустью заметила, что мы ничем не отличаемся от тех, кто жил тогда на поверхности. То же стадо, только под землей.

С дымящейся кружкой кофе, я медленно шла к нашей лаборатории. Попутно замечая, как пустеет наш подземный городок, как затихают голоса и этот мир погружается в тишину. И мне нравился именно этот момент.

Как я и ожидала, Рози была у кровати Тейта и нежно гладила его по руке.

– Эй, тебе пора немного отдохнуть, – обратилась я к ней, делая вид, что не заметила ее опухших глаз из-за слез.

– Да,– устало откликнулась девушка и на мгновение закрыла глаза. – Кстати, образцы обработались.

– Так быстро? – удивилась я.– И что там? Яд?

– Паралитик. – Рози сфокусировала свой взгляд на мне.– Ты можешь себе представить человека, в слюне которого бы содержалась такая вещь?

– Нет.– Покачала я головой, будучи в замешательстве.– Думаешь, дело в мутации?

– И не только. Я уже говорила, что мутировавшие особи больше напоминают оживших трупов, чем людей. Без единого намека на разум. А здесь что-то другое. Даже по содержанию слюны я не смогла определить генотип нападавших.

– Что же это тогда?

– На этот вопрос нам сможет ответить лишь Тейт. – Рози вмиг насупилась.– Если только…

–Что? – я подалась вперед и взяла ее за руку и тут, невидимые барьеры девушки рухнули. Она разрыдалась, словно маленький ребенок.

– Если он выживет. – Всхлипнула она.– Концентрация паралитика настолько высока, что я вообще не понимаю, как он выжил.

– Но ведь показатели близки к норме, так?

– Да, стабильно тяжелое состояние. Но, чем обернутся для него эти укусы, я не знаю. Возможно, он станет инвалидом…

– Успокойся, – я удивилась своему совершенно холодному тону, – он выкарабкается.

– Не надо, я не маленькая девочка, потерявшая свою любимую игрушку, – Рози резко сменила тон и выдернула руку.– И не делай вид будто бы тебя волнует его жизнь. Ты ведь его на дух не переносила!

– Отсутствие симпатий в его сторону еще не означает, что я желаю ему ужасной участи.

Некоторое время мы просто молчали, я рассеяно посматривала на мигающий монитор, когда Рози откашлявшись, обратилась ко мне:

– Рэйн, прости, я не хотела говорить все эти вещи. Мои язык и эмоции стали мне не подконтрольны.

– Ничего, я понимаю. Я всего лишь поражаюсь насколько твоя любовь и привязанность к нему сильна. И это невзирая на то, что твои чувства безответны.

– Он ведь спас меня. – Девушка мечтательно вздохнула. – Словно принц в окружении своей свиты явился перед нами и вывел из того места, где мы пережидали бурю. Мне было всего пятнадцать, а много ли надо для девчонки? Ты же сама видишь, какой он.

– Ага, – буркнула я.

–Властный, сильный, красивый парень. Вот и я не устояла, влюбилась в него и ничего не могла с собой поделать.

– Но он ведь видит в тебе товарища по команде…

– Хуже, младшую сестру. А как ты сама видишь, из такой любви ничего большего не выйдет.

– А ты пыталась?

– Да я сбилась со счету, сколько раз я пыталась привлечь его внимание к себе.

– А голой не пробовала дождаться в его кабинете?– Пошутила я, но при виде свекольного румянца на щеках девушки, протянула,– ох, Рози, я же не знала…

– Да, я так и поняла. А вот он не оценил. Накинул мне халат на плечи и провел беседу о вторых половинках своим отеческим тоном. Больше я не пыталась, хотя в тайне надеюсь, что он когда-нибудь обратит на меня внимание. А пока наблюдаю, как он спит с половиной этих девиц.

– Ты просто уникальная особа, – прихлопнула я ее по плечу.

– Да какая есть. Кто останется на дежурство?– сменила она тему.

– Думаю, ты, – ответила я, зная, насколько ей необходимо побыть с Тейтом. – И смотри, не шали здесь.

– Да пошла ты, – послышался ее смешок мне в спину.

Глава 12

Шла вторая неделя после случившегося инцидента на поверхности. Работа и жизнь под землей не замедляла своего хода. Вот только Тейт так и не пришел в себя. А пока Джо занимался его обязанностями и, конечно же, старался пресекать все разговоры о произошедшем случае. Еще через неделю, он стал собирать группу для повторного поднятия на поверхность.

– Это плохая идея, – я раскачивалась на стуле и наблюдала за тем, как Рози собирала свой рюкзак.

– А что остается нам делать? Приказы ведь не обсуждаются.

– А кто удостоил его такими полномочиями, а?

– Джо является правой рукой Тейта, так что он знает, что делает. Хотя я так же не в восторге от происходящего.

– От того что я остаюсь здесь за главную?

– И это тоже. – Рози перестала копошиться в рюкзаке и уперла руки в боки. – Надеюсь, ты не успеешь наломать дров до моего возращения.

– Я, конечно, не профи по сравнению с тобой, но и не полная дура. – Недовольно скривилась я. – Твоими инструкциями оклеена каждая стенка, странно как ты в туалете еще ничего не написала.

– Думаю, там ты уже справишься без меня.

– Рози…

– Я присмотрю за твоим братом, – с полуслова поняла меня девушка, – не волнуйся.

– И сама будь осторожна.

– Ох, давай оставим эти розовые сопли на завтра, хорошо?

– Я не пойду провожать вас, не хочу нагнетать обстановку своими переживаниями и нравоучениями.

– Кто ты и что ты сделала с прежней Рэйн? – Рози расхохоталась.

– Это по-прежнему я, просто прислушиваюсь к некоторым советам.

– Хвала нашим бетонным небесам, – девушка шутливо вскинула руки к потолку за что сразу же получила от меня пинок. – Ладно, ладно, пойду и перекушу что-нибудь. Если что-нибудь случится, сразу вызывай меня.

Конечно же она имела в виду Тейта. Но ничего не произошло, ни в тот день, ни на следующий. И даже через неделю после того, как группа поднялась наверх, у нас все оставалось без изменений. Я работала на посту, раздавала медикаменты, а когда наступала наша "ночь", то дежурила у постели Тейта. Поначалу было не по себе, мне постоянно казалось, что он то не дышит, то наблюдает за мной. Я постоянно дергалась к мониторам, когда они меняли свои показания, прислушивалась к тому, как работает его сердце. И постоянно проигрывала в уме то, как он очнется. Но этого не происходило. А я же, на удивление, с каждым днем переставала его бояться. Даже читала ему иногда, рассказывала новости дня и выполняла функции медсестры-сиделки. Сегодня был один из таких дней, когда я аккуратно закрыв за собой двери, направилась с небольшой емкостью с теплой воды к его постели.

– Ну, что, сегодня у нас вновь банные процедуры. Знаю-знаю, тебе это не очень нравится, но стоит потерпеть. – Разговаривала я сама с собой, стягивая покрывало с тела Тейта и смачивая губку в мыльном растворе. – Кстати, я от этого тоже не в восторге. Это чтоб ты знал.

Медленно и аккуратно протирая теплую кожу, я старалась не задевать заживающие раны. Затем настал черед бритья, признаюсь, первые разы я слегка нервничала и сделала пару порезов. Но сейчас, мои руки действовали уверенней. По окончанию всех процедур, я вытерла его лицо полотенцем и на секунду замерла, прижав свою ладонь к его щеке. Тейт был красив даже не смотря на бледность, если бы не его характер и жестокость, он бы мне понравился.

– Жаль, что под рукой нет фотоаппарата, чтобы запечатлеть этот редкий кадр. Наверно, никто из здесь живущих не видел своего беспощадного лидера таким беспомощным. – Тихо произнесла я и развернулась к шкафчику за перевязочным материалом.

– И надеюсь, что никто не увидит. – Послышался голос Тейта позади, заставивший меня подпрыгнуть от неожиданности.

– Что за черт?

– Да нет, это всего лишь я,– хриплый голос с койки действительно принадлежал парню, – мне бы воды.

–Да, конечно, – я осторожно поднесла бокал к его губам и придержала его голову пока он пил.

– Спасибо, – Тейт откинулся на подушки и наблюдал за тем, как я фиксирую все показатели. – И долго я так пролежал?

– Почти месяц. Какие ощущения?

– Кроме того, что я беспомощен как котенок? – взгляд карих взгляд вводил меня в ступор. Но потом до меня все дошло и честно, хотелось снова ввести его в кому.

– Как долго ты уже бодрствуешь? – еле сдерживаясь от злости, спросила я его.

– Скажем так, от купаний в такой форме я не восторге, но руки у тебя очень мягкие и нежные, так что это того стоило. – Легкая улыбка тронула его губы.

– Я рада, что тебе понравилось. Потому что я больше не планирую этого повторять. – Зло произнесла я.– И уже не дождусь, когда вернется Рози, чтобы передать тебя ей.

– Как давно они на поверхности? – Тейт стразу же стал серьезным.

– Столько же, сколько и ты валялся в отключке.

– Месяц… есть какие-либо вести от них?

– Нет, – раздраженность сменилась на беспокойство, – они молчат.

– Мне стоит подняться.– Тейт попытался сдвинуться с места, но тут же со стоном вернулся обратно.

– Забудь пока о резких движениях. Тебе предстоит долгая реабилитация, прежде чем я разрешу тебе покинуть это место.

– И кто давал тебе такие полномочия? Вроде бы я являюсь руководителем или что-то поменялось, пока я отсутствовал? – В голосе парня зазвучали холодные нотки.

– Нет, все осталось на своих местах, но твое выздоровление частично зависит от меня. Так что будь паинькой и слушайся меня. А еще не смей командовать и орать на меня, а то кто его знает, что я решу тебе в следующий раз вколоть.

В глазах Тейта блеснул озорной огонек и он улыбнулся.

– Хорошо, я принимаю условия твоей игры.

– Это вовсе не игра, – возразила я.

–Но, после того как я встану с этой койки, – игнорируя меня, продолжил Тейт,– ты будешь играть по моим правилам.

– Это мы еще посмотрим, – с вызовом ответила я и постаралась не отвести глаз. И честно говоря, надеялась, что он забудет обо всем, а реабилитация окажется очень долгой.

Но на удивление, Тейт шел на поправку достаточно быстро. И хотя оставалось пару ран, которые не затягивались, его общее состояние было удовлетворительным. Чего не скажешь о нашем общении. Поначалу оно состояло из неприкрытой враждебности с моей стороны и заинтересованностью со стороны Тейта. Но с каждым днем, находясь рядом почти двадцать четыре часа, появилось что-то похожее на симпатию. И пусть она заключалась в постоянном обмене колкостями и язвительными замечаниями. Но нам было достаточно комфортно в обществе друг друга.

Не осознавая того, я привыкала к Тейту и дежурства больше не казались мне каторгой.

– Доброе утро, – поприветствовала я Лизу, нашего второго повара, – мне как обычно.

– Рэйн, а как он? – спросила она, собирая завтрак.

– Все хорошо, а что?

– Просто тут такое дело, – понизила она голос, – понимаешь, тут собираются разные люди и они бывает слишком громко говорят.

– Ближе к делу.

– Вообщем, народ волнуется. Идет слух, что Тейт не выжил, а вы лишь тянете время. А тут еще и разведывательная группа ушла, мол, чтобы замести следы.

– Я поняла тебя, спасибо, – поблагодарила я и развернулась к выходу.

В палату я буквально влетела, чем удивила Тейта. Он сидел на кровати и пролистывал какие-то бумаги.

– У нас проблемы, – коротко бросила я.

– У нас? Это что-то новенькое.

–Прекрати подлавливать меня на словах. Я серьезно Тейт.

– Ладно, что случилось? – Он прекратил просматривать документы.

– Люди считают, что мы скрываем твой труп.

– Оу,– прозвучал ответ.

– И это все что ты можешь сказать?

– А что, вполне логично, учитывая все обстоятельства.– Парень потянулся к тарелкам, за что тут же получил по рукам.– Эй, за что?

– Это мои блинчики, а твоя овсянка находится в другой тарелке.

– Я не хочу есть эту гадость. Она не вкусная. – Тейт насупился словно ребенок.

– На этой "гадости" сидит половина жителей и как видишь, живы и здоровы.

Парень буравил меня взглядом и вяло ковырялся ложкой в тарелке.

– Знаешь, почему ты такая злая?

– Удиви меня, – я отхлебнула кофе из чашки.

– Потому что у тебя давно не было парня.

–А ты, конечно же, единственный кто может исправить эту ситуацию?

– Могу помочь, тебе лишь стоит попросить, – плотоядно улыбнулся Тейт.

– Посмотрим, как ты запоешь после клизмы.

– Что? Нет, Рэйн, так не пойдет. Ты используешь запрещенные приемы.

– Ничего не знаю, – пропела я и улыбнулась.– Так что?

– Я против.

– Я имею ввиду, что тебе пора показаться народу, дубина.

– Да я уже думал об этом. Просто хотел появиться на публике после возращения группы.

При упоминании об этом, сердце сжалось и я вновь повернулась к Тейту.

– Идет уже второй месяц, как они отсутствуют. Куда ты их отправил?

Он напрягся и его взгляд стал жестким.

– Видишь ли, есть некая головоломка, которую я не могу решить. Не хватает деталей для полной картины.

– Каких деталей?

– Прости, но этого я сказать тебе не могу.– Он вновь вернулся к бумагам.

– Ты мне все еще не доверяешь? – не отставала я от Тейта.

– Не в этом дело.

– А в чем?

– Пойми, что некоторую информацию стоит знать лишь близким людям.

И это его последнее утверждение окончательно вывело меня из себя.

– И кто в твоем понимании "близкий" человек? Тот, кто прошел через твою постель?

Карие глаза впились в меня и от этого взгляда захотелось спрятаться. Он прожигал меня до костей, заставлял гореть изнутри.

– Не совсем верное утверждение, но доля правды в нем есть. – Наконец-то произнес он. – Я ведь не беру кого попало в свою постель. А теперь, будь добра, попроси Роджа принести мою одежду.

– Я могу…

–Не стоит, твои обязанности касаются медицинской части и не более.– Вернулся былой холод в его голос. – Ты свободна.

Глава 13

Какой дурой я была! Как я могла так оплошать и дать слабину? На что я надеялась? Он был и остается тем самым Тейтом, которого мы встретили в том торговом центре. Он ведь даже мне не друг, от чего он станет делиться со мной всеми мыслями? И почему то именно это огорчало больше всего.

Противоречивые мысли клубились в моей голове, словно змеи и чувствовала я себя паршиво. И возвращаться в палату не особо хотелось, но рация и голос Тейта вернули меня в реальность.

– Рэйн, я бы попросил тебя зайти ко мне.

Набрав в легкие побольше воздуха, я толкнула двери и вошла в палату. Тейт стоял рядом с кроватью и придерживался за трость. На лбу блестели капли пота и выглядел он не очень хорошо. Облаченный в брюки, он сердито посматривал в сторону рубашки, лежавшей на покрывале.

– Что – то срочное? – нейтрально спросила я, но заметив выступившую кровь на повязке, заволновалась. – Что произошло?

– Я одевался и все шло просто прекрасно, пока не дошел до этой чертовой рубашки!

– Почему ты не попросил о помощи раньше? – Сделав несколько шагов, я приблизилась к нему.

– Потому что я никогда не прошу о помощи, разве не ясно? – Он развернулся в мою сторону и внезапно покачнулся.

Мигом оказавшись рядом, я едва успела подхватить его. И впервые оказалась к нему так близко с момента пробуждения Тейта. И чувствовала себя, мягко говоря, не в своей тарелке.

– Давай я сменю повязку,– нарушила я наше затянувшееся молчание.

Тейт кивнул и ничего не ответив, просто присел на край постели. Стараясь действовать быстро, но аккуратно, я сняла пропитанную кровью ткань и смоченным в перекиси спонжем прошлась по ране. Затем прикрепила новую повязку и зафиксировала ее пластырем. И в это время Тейт со свистом втянул в себя воздух.

– Прости, – поспешно извинилась я. Но парень ничего не ответил и потянулся за рубашкой. Я успела перехватить его за здоровую руку.

– Позволь мне помочь, – но осеклась на последнем слове и, прочистив горло, поправила саму себя, – считай, что это одолжение.

– Одолжение? Мне? – брови Тейта поползли вверх.

– Ну, помощь ты не принимаешь, так что довольствуйся хотя бы этим.

– Интересно. – Парень криво усмехнулся. – Ко мне еще никто так не относился.

– Потому что все боятся тебя и пытаются угодить. – Я пожала плечами и накинула рубашку на голое тело, а затем аккуратно просунула в рукав больную руку.

– А ты нет.– Произнес он скорее утвердительно.

– Должно же быть хоть какое-то разнообразие.

Я почти застегнула все пуговицы, когда Тейт положил свою руку поверх моей. Его карие глаза гипнотизировали и удерживали взгляд на себе. Усталость на его лице уступила место какому-то другому чувству.

– Чего ты добиваешься Рэйн?

– Ничего. – Я не лгала ему.

– А считаю совсем по-другому.

– Мы уже обговаривали эту тему, Тейт, мне от тебя ничего не нужно. – Я сделала шаг назад. – Тебе стоит поторопиться, публика ждет своего предводителя.

Я как всегда стояла позади всех и с моего места хорошо просматривалось все помещение. И была настолько поражена реакции народа на появление Тейта. Они боготворили его, плакали и ловили каждое его слово, словно перед ними стоял пророк. Да и Тейта было не узнать. Вместо того слабого парня, я видела прежнего Тейта. Сильный, жестокий, с дерзким огоньком в глазах. Он говорил с такой твердостью, что если бы я не знала всей правды, я бы безоговорочно поверила ему. Но я ведь все знала. И мне стало дурно от всего этого вранья, проталкиваясь через толпу, я поспешила на выход. И еще долго не могла себя заставить вернуться на рабочее место. Но время неумолимо приближалось к отметке восьми часов, а это означало, что мне скоро стоило делать перевязку. В палату я вошла мрачнее тучи и даже не посмотрев в сторону Тейта, двинулась к столу с медикаментами.

– Как я выступил?

– Прекрасно.

– Хм, смотрю, кто-то не в духе. Что случилось?

– Ничего.

– Рэйн,– Тейт схватил меня за руку, – в чем проблема?

– В тебе!! – Рявкнула я, высвобождаясь.

– Объяснись,– потребовал парень.

– Знаешь, я сыта по горло всем твоим враньем. О том, что все будет хорошо и никакой угрозы нет. Видели бы они тебя несколькими неделями раньше, слышали бы они то, что слышала я.

– Да, мне выгодно преподносить информацию именно в таком ракурсе. Мне не нужна паника и хаос с вытекающими отсюда последствиями. И будь ты хоть капельку умнее, ты бы не впадала сейчас бы в истерику.

– Знаешь ли, сложно удержать себя в руках, когда сердце не месте из-за переживаний. А ты единственный, кто может ответить на все мои вопросы. – Я гневно уставилась на Тейта. – Где мой брат?

– На задании. – Процедил сквозь зубы Тейт.

– Расскажи мне что-нибудь новое. Иначе…

– Иначе что? – Парень оказался рядом.– Ну что ты можешь сделать против меня? Думаешь, тебе кто-то поверит? Знаешь кто ты? Мелкая шестерка без права голоса.

– Ненавижу тебя!

– Забавно, я-то думал, что нравлюсь тебе.

– Ты? Ты сейчас серьезно? Да я на дух тебя не переношу. И половина здешних обитателей.

– Неужели у тебя появился дар предвиденья? Или ты научилась читать чужие мысли? – Он свирепствовал.– Пробыла здесь несколько месяцев и еще на что-то претендуешь? Да ты только посмотри на себя, ты же полный ноль! Закрылась в своем мирке, не идешь ни с кем на контакт. И если я спрошу у первого попавшегося мне встречного о тебе, не факт, что он вообще знает кто ты такая!

Не знаю, что больше меня задело из сказанного, но я потеряла контроль над собой. И опомнилась лишь тогда, когда моя рука со звоном опустилась на его щеку. Я думала, что он убьет меня прямо здесь и сейчас. Он походил на разъяренного демона, который готов снести все на своем пути. И даже на мгновение, я закрыла глаза и сжалась, ожидая ответного удара. Но вместо этого, последовал рывок и его мягкие губы прижались к моим. Сначала Тейт действовал мягко, будто изучая. Но вскоре его напор стал сильнее, а я … я почему-то не могла ему сопротивляться. Его поцелуи были словно огонь и лед, страсть переходила в нежность и наоборот. И я таяла под их воздействием. Его руки прижимали меня к своей сильной груди. И не удержавшись, я просунула руку под его рубашку и коснулась кожи. Тейт вздрогнул и на секунду отстранил свое лицо.

– Что же ты делаешь со мной?

– Я не знаю, – честно ответила я и заглянула в его глаза. И уж лучше бы я этого не делала, ведь оказывается, что утонуть можно даже находясь на суше.

Он прижался лбом к моему лбу и фактически прошептал в мои полуоткрытые губы:

– Ты даже не представляешь, как давно я об этом мечтал.

И это стало каким-то наваждением, я больше не хотела ничего слышать. Я лишь хотела, чтобы он снова меня поцеловал и больше не останавливался. Резко потянув его к себе, я впилась в его губы и с удовольствием поглотила его стон. Но в дверь внезапно постучали и не дождавшись ответа, вошел Родж. И хотя я успела отскочить от парня, все равно понимала, что выглядели мы нелепо. Тейт с полурастегнутой рубашкой и я с взлохмаченными волосами и раскрасневшимся лицом. Да, определенно мы себя не выдавали.

– Я зайду позже, – пролепетала я и выскочила из комнаты.

Оказавшись вдалеке от Тейта, я встряхнула головой, пытаясь отогнать не прошеное наваждение. Что же я чуть не натворила? Что это со мной? Я ведь не испытываю к нему никаких чувств. Ведь не испытываю, верно?

Тысяча вопросов блуждала в моей голове. И мне бы не помешал трезвый взгляд со стороны Кори. Или Рози. Черт, а как же мне с ней быть? Она ведь доверилась мне и стоило группе оказаться за порогом, как я повисла на шее у того, кого она любила. Мне не было прощения.

Мое "я" разрывалось на две части: одна половина бунтовала и крутила у виска, мол, одумайся. Что ты творишь? Но вторая будто обезумела и все еще не отойдя от эйфории, требовала продолжения. Стыд, разочарование, горечь и это все смешалось в одну липкую субстанцию, которая болотом засасывала меня. Я все сидела, погруженная в свои мысли и даже не заметила, как оказалась не одна. Тяжелая ладонь скользнула по моему плечу, заставляя меня вздрогнуть, а карие глаза пристально следили за каждым моим движением.

– Прости, не хотел пугать. Могу ли я присоединиться к тебе?– Спросил Тейт и не дождавшись ответа, устроился рядом. – Пришлось немного потрудиться, чтобы найти тебя. Все в порядке?

– Вполне, – соврала я. Хотя в душе я сомневалась, что все произошедшее может попасть под определение "нормально". – А у тебя?

– Да, все хорошо,– его лицо было безмятежным. И глядя на этот идеальный профиль, я задумалась. А что, если для него все это было лишь одним из пунктиков в распорядке дня?

– Хочешь поговорить об этом?– Тейт повернул свою голову в мою сторону.

– О чем именно? О том, что произошло в твоем кабинете? – Я устало потерла переносицу и на мгновение отвернулась, чтобы он не видел моих глаз. И боли. – Не вижу смысла и необходимости.

Послышался облегченный вздох, который заставил меня вновь обернуться к нему. Неужели для него все это так просто? Но ответа я не видела, Тейт оставался закрытой книгой для меня. Лишь мимолетное удивление отобразилось на его лице, но он поспешно взял себя в руки:

– Верно, мне нравится твой подход к делу. А я уж было приготовился к очередному нытью про любовь и все такое.

– Неужели? Спорю, у тебя есть заготовки на все случаи. И со всеми так? – Не надо было продолжать этот разговор, но меня словно магнитом тянуло. Хотя я знала, что услышанное мне не понравится.

– Бабская натура – вещь предсказуемая. Вам всем подавай принцев и коней. А еще романтики и лепестков роз с серенадами под окнами. И не важно, что там на верху произошел конец света. Вы не оцениваете реальной ситуации, а ведь было бы гораздо проще, если бы вы понимали, что можно довольствоваться сексом без дальнейших обязательств. Своего рода взаимопомощь. Это ведь так просто. Но нет же, вам всегда чего-то не хватает.

Я подняла руку, показывая жестом, чтобы он остановился. Просто не могла слушать эту грязь.

– Кому-кому, а тебе грех жаловаться на недостаток внимания и так сказать "взаимопомощи". Я задам тебе такой же вопрос, что и ты мне накануне. Чего ты добиваешься? Чего именно ты хочешь от меня?

Тейт смотрел на меня и его взгляд метался от моих глаз на губы и обратно. Казалось, он будет молчать вечно.

– Я дам тебе ответ позже.– Наконец-то отозвался он и встал со своего места.

– Тейт,– позвала я.

– Я сказал, позже, Рэйн. – Ответил он, даже не обернувшись. – Время отдыхать, день был насыщенный.

Больше мы этот разговор не затрагивали. И словно вернулись к той точке, когда игнорирование друг друга было оптимальным вариантом для нас. Тейт стал быстро становиться на ноги и все меньше проводил времени в медицинском блоке. Вскоре, я его почти не видела. Конечно, я могла бы заняться самоедством, анализируя всю ситуацию, но что-то глубоко внутри меня протестовало. Да и мысли в основном были заняты тем, что отсутствие группы перевалило за три месяца. Сколько раз я просыпалась в холодном поту от кошмаров, где Кори возвращался на базу в виде живого мертвеца. Я ловила каждую крупинку информации, которую могла услышать от тех, кто был хоть как-то приближен к Тейту. Но этого было катастрофически мало, почти никто ничего не знал. Иногда я заходилась в истерике от безысходности. Казалось, что я единственный человек на базе, который хоть как-то беспокоился о группе. Остальные либо же хорошо скрывали свои чувства, либо же действительно были безразличны.

Сегодняшний день ничем не отличался от предыдущих, кроме того, что мне нужно было набрать еще крови у Тейта для дальнейших исследований. А идти к нему так не хотелось. Поэтому, я не спеша загрузила необходимый инструмент, немного покопалась в компьютере, а когда подошло время, скрипя зубами, отправилась к Тейту. Не дойдя и пары шагов, я чуть не столкнулась с вылетевшей оттуда блондинкой. И выглядела она, мягко говоря, расстроенной.

– Лови момент дорогуша, он весь в твоем распоряжении.– Зло процедила она мне сквозь зубы и поспешила прочь.

Я бы удивилась, но это была настолько в духе Тейта. Самого хозяина кабинета я застала за просматриванием каких-то документов. И если бы не алеющий отпечаток ладони на его щеке, ничто бы не выдало инцидента с блондинкой.

– Что? – Оказывается, Тейт уже смотрел на меня, а не на бумаги.

– Ничего, – пожала я плечами, – мы ведь договаривались о встрече, помнишь? У меня закончилась твоя кровь, а исследования еще не завершены.

– Абсолютно вылетело из головы. Да и не вижу смыла, я ведь говорил тебе, что здоров.

– Смысл есть, – начала возражать я ему. – Тебя ранили, накачали паралитиком и ты долгое время был в коме. Плюс, не забывай, что костюм был разгерметизирован.

– И что? Если бы что-то подцепил, то уже б давно мутировал. Я тебе уже в сотый раз повторяю, что здоров! – Резко ответил он в мою сторону.

– Вот придут ответы, тогда мы и убедимся. И поверь, я тут же отстану от тебя.– Я тоже не осталась в долгу. – Мне меньше всего хочется находиться в твоей компании.

На мгновение мне показалось, что он поморщился от моих слов. Но все же начала поднимать рукав рубашки. В полной тишине я проделала необходимую процедуру и осмотрела его рубцы.

– Не мое дело, но я бы приложила лед, – взглядом указав на щеку, я повернулась к столу за марлей для повязки.

– И так сойдет, – буркнул Тейт.

– Ну да, видимо, не впервой получать по лицу. – Сорвалось у меня с языка. – Прости.

– Рад, что тебя волнует моя жизнь, но можешь не беспокоиться. Просто разошлись во мнении.

– С чего бы мне волноваться за тебя? Просто девчонку жалко, разбил очередное сердце.

Тейт вздохнул и поднялся со своего места, а затем стал мерить шагами комнату.

– Поверь, там нет сердца. Знаешь, что на том месте? Желание выделиться, алчность, выгода. Но не искренние чувства.

– Странно, что ты требуешь этого, не давая и не обещая ничего в ответ. – Я уже собрала все свои вещи и собиралась уходить, как парень оказался рядом и схватил меня за руки.

–Мне нужна искра.

– Что, прости? – Я бы сделала шаг назад, но идти было некуда. Позади меня располагалась стена.

– Ты тогда спросила меня о том, что мне нужно. И я отвечаю тебе, что мне необходима та искра, которая есть между нами. Ты же не будешь отрицать этого? Я ведь вижу по твоим глазам, что ты чувствуешь то же самое ко мне. Между нами есть притяжение…

Собравшись с духом, я посмотрела ему в лицо и тихо произнесла:

– Я не уверена в том, что чувствую. Но одно могу сказать точно, что я не хочу выбегать так же, как твоя предыдущая подружка.

– А ты и не будешь, – прошептал он, склоняясь к моим губам, – верь мне.

Не знаю, возможно, его тон подействовал на меня или же мне просто надоело сопротивляться. Но я потянулась к Тейту и таким образом, ответила на его мольбы. Его губы вновь обжигали, его руки властно сминали мое тело. На этот раз мы не исследовали друг друга, мы терзали, пытаясь освободиться от одежды.

– Ты прекрасна, – хрипло произнес он, отстраняясь от меня и пожирая взглядом. Его ладони накрыли мою грудь и немного сжали, вызывая у меня стон. Затем он заскользил ниже. Мне нравились те ощущения, которые дарило его тело. Его движения возносили меня до небывалых высот, его запах опьянял. Я растворялась в каждом толчке Тейта и медленно сходила с ума. Возможно, я потом и буду жалеть об этом, но именно сейчас, я не хотела, чтобы он останавливался.

Я дрейфовала в его объятиях и наслаждалась биением его сердца, когда нашу небольшую идиллию прервал требовательный стук в дверь.

– Не бойся, она заперта, – прошелестел голос над моей головой.

Но стук не прекратился и к нему добавился голос Роджа:

– Тейт, ты срочно нужен в изоляторах.

– Я буду через пару минут! – Крикнул тот в ответ и уже более тише, обратился ко мне, – вот неугомонный, вечно он не вовремя приходит.

Я уже была готова согласиться, но следующая реплика Роджа буквально выбила весь воздух из моих легких:

– Тейт, группа вернулась и тебе лучше оказаться там прямо сейчас.

Не медля и секунды мы оказались у двери и я была очень благодарна Роджу, что тот никак не прокомментировал мое присутствие в кабинете. Он лишь выгул бровь, но затем перевел взгляд на Тейта:

– Хорошо, что вы здесь вдвоем. – Родж явно нервничал и теребил рацию на ремне.

– Как они прибыли на базу? Их видели?

– Нет, они воспользовались запасным выходом.

– Неужели все так плохо? – я плохо понимала происходящее.

– Я бы сказал, что критично, но вам стоит увидеть это самим.

Вы когда-нибудь теряли дар речи и забывали как дышать? Будто бы в комнате выкачали весь воздух и ты становился рыбкой, выброшенной на берег? Коридоры кренились и я едва держала себя в сознании, пока мы продвигались к изоляционным блокам. И только оказавшись в самом блоке, поняла одну страшную вещь: их вернулось всего трое. И Кори с ними не было.

Ноги подкосились и если бы не Родж, я бы оказалась на полу.

– Дыши, – произнес он и подкатил стул ко мне. – Это только начало.

Глава 14

Джо, Алекс и еще один парень, имя которого я не помнила, выглядели измотанными и разбитыми. Они были уже без костюмов, но на открытых участках кожи багровели кровоподтеки. Тейт не спешил приближаться к ним и молча буравил их взглядом.

– Тейт, прости…– Джо обхватил себя руками, что так глупо смотрелось, как для взрослого мужчины.

– Расскажи мне абсолютно обо всем, что там произошло. – Без единой эмоции произнес тот.

– Ты уверен? – Взгляд парня метнулся в мою сторону, но потом он просто кивнул. – Хорошо. Как ты и приказал, я собрал группу сразу же, как был готов к выходу на поверхность. Мы отправились на те же координаты, где на тебя напали. По прибытию на место стали собирать образцы и заметили следы, уходящие на север. Мною было принято решение отправиться в том направлении. Слежки не было, я могу в этом поклясться, наша дорога была без препятствий.

– И тебя это не насторожило?– Перебил его Тейт.

– Немного, но мы не могли остановиться. Поверь, те образцы, что нам удалось достать… их было недостаточно. Это была бы бесполезная вылазка. А так…так мы добрались к одному из убежищ федерации.

– Этого не может быть, – Тейт прервал его, – сколько раз мы пытались туда пробраться, а? Тысячи! И ни разу, слышишь меня, мы не были так близки к успеху. А тут ты мне говоришь, что вас буквально впустили туда! Бред!

– Нет, это правда, – встрял Алекс, – это действительно убежище федерации. По крайней мере, было им, пока его не захватили.

– Повстанцы? – встряла я. – Есть еще такие же как и мы?

– Нет, Рэйн, мы тоже так думали. Но там правят мутирующие особи.

– Да вы издеваетесь надо мной! – Тейт был в ярости. – Вы хоть понимаете, что вы говорите?

– Понимаем, даже более того, мы сами видели, – не сдержался Джо.– Когда схватили Рози…

– Что?

Казалось, что сам воздух вокруг Тейта стал леденеть.

–Как вы могли допустить это? Ты же не первый раз на вылазке, ты был со мной, ты учился у меня! Я доверил тебе такое важное мероприятие, так как полагался на тебя! И что в итоге? Угроблена почти вся группа! Как это объяснить людям?!

– Ты прав, прав! – Джо взмахнул рукой, будто бы защищаясь, – я должен был предусмотреть все нюансы и просчитать каждый ход. Но ощущение того, что мы приблизились настолько близко…я потерял голову. Да к тому же, эти двое вечно норовили ускользнуть. Прости, Рэйн, но твой брат был катастрофой. Вечно тянущий лямку первенства на себя. И я подумал, ну пусть попробует и успокоится. И не успели мы опомнится, как на очередном привале они исчезли.

–Пожалуйста, скажите, что с ними все в порядке.– Взмолилась я.– Вы же нашли их?

– Нашли, но лишь тогда, когда сами оказались в ловушке. – Подал голос Алекс. – И Тейт был прав, нам вскружили голову, обманули и заманили. В борьбе погибло двое ребят, а нас разоружили и загнали под землю. Там мы и нашли твоего брата вместе с Рози.

Воцарилась тишина да настолько гробовая, что я могла поклясться, что слышу не только свое сердцебиение, но и остальных тоже.

– Бред сумасшедшего! – Тейт ударил кулаком по столу и по деревянной поверхности тут же поползли трещины. – Мертвецы загнали в ловушку? Те, которых мы истребляли толпами? Те, которые не помнят, кто они и кем были до конца света? Те, которые движимы лишь чувством голода? Они, да?

– Я понимаю, что ты не можешь в это поверить, но если бы ты увидел все своими глазами, ты бы сейчас так не говорил.– Джо начинал нервничать. – Все, что мы говорим – чистейшая правда.

– И что же было дальше? Вы сложили оружие, сели за белые скатерти и принялись за чаепитие? – Едкость в голосе Тейта не знала границ. – О чем же говорили? О погоде? Или быть может, обсуждали планы на будущее?

– Тейт, прошу, пусть он продолжит,– я встала со стула и сделала шаг в его сторону, но будто бы общалась с холодной и ледяной горой. В его взгляде не было того жара, который я видела всего часом ранее.

– Заткнись и сядь на место. – Процедил он сквозь зубы, чем заставил меня пошатнуться. – Чего же они добивались?

Джо прочистил горло и, переглянувшись с Алексом, заговорил:

– Они разумны Тейт, но они не люди. Точнее, они были ими, а некоторые из них до сих пор не потеряли человеческий облик. Они говорят, они дышат, они не потеряли навыки бойцов. Но мутация сильно изменила их. Мы не знаем, кто ими управляет, с нами говорил посредник. И естественно, нам не раскрывали своих планов, но они знали, что ты пошлешь нас обратно. Там есть кто-то, кто тебя знает и знает твои следующие шаги. Мы были ожидаемой целью, Тейт, как ты не поймешь этого?! Но их главная задача не мы, а ты. Они хотят тебя, вот почему нас с Алексом отпустили. Нам позволили уйти, зная, что ты послушаешь меня, но никак не Роба или Стиви, которых они убили.

– И что же заставит меня отправиться к ним? – Парень сложил руки на груди и скептически усмехнулся.

– Не что, а кто, – Алекс указал на затемненное окно одного из изоляторов.

Тейт без раздумий нажал на кнопку и то помещение озарил яркий свет, который осветил нам четыре стены и скрючившуюся фигуру в углу. На ней фактически не осталось одежды, все тело было во множественных ранах из которых сочилась кровь.

– Рози… – ахнула я и рванула к стеклу. Не жалея себя, я тарабанила по твердой поверхности, добиваясь того, чтобы она посмотрела на меня.

– Она не слышит тебя. – Тейт был на удивление спокоен, чем окончательно вывел меня из себя.

– Почему ты так ведешь себя? Она же была для тебя младшей сестрой, которую ты спас!

– Я многих спас из здешних жителей, но не обязан убиваться по каждой жертве. – Голос, как сталь рассекал воздух и достигал моего сердца, беспощадно вонзаясь все глубже и глубже. – Отойди оттуда и не устраивай комедии. И как я должен это расценивать? Джо, раз ты у нас посредник, потрудись объясниться.

– Они сказали, что она станет для тебя поводом задуматься.

– Если они так сказали, значит, они просто глупы. Эта девчонка ничего не значит для меня и я могу ее хоть сейчас выбросить на улицу. Я не буду вести диалога с нежитью. С ними не разговаривают, их истребляют. Родж, собери всех в основном зале, следует дать народу некие объяснения по поводу отсутствию группы.

Внутри все похолодело, я смотрела то на Рози, то на Тейта, то на Джо.

– Что ты собираешься делать? – спросила я. – Тейт!

– Свою работу, милочка, что же еще? Они хотят войны, они ее получат. – С этими словами, он оскалился.– Все на выход, господа. Родж, удостоверься, чтобы сюда никто не попал.

– Даже она? – парень кивнул в мою сторону.

– Она в первую очередь.

– Не поступай так, – я была поражена, – я не соглашусь с твоим решением.

– Дорогуша, то, что ты со мной переспала, не дает тебе никаких гарантий и тем более привилегий. Я думал, ты понятливая.

Не знаю, время будто бы остановилось или же это я перестала ориентироваться в происходящем. Мне казалось, что я сплю и вот-вот проснусь. И как только открою глаза, то ничего не будет. Я обнаружу Кори рядом со мной, А Рози найдется в лаборатории. И все будет как прежде.

Но реальность оказалась той еще дрянью. Меня вытолкали в коридор и вместе с остальными вывели в основной корпус, где нас окружила толпа. Кто-то ликовал, кто-то поздравлял с возращением, кто-то смотрел с опаской. Я поежилась, так как чувствовала себя какой-то заключенной, которую ведут на эшафот.

– Пока я не решил, что с ними делать, поэтому отправь их пока в камеры. – Распорядился Тейт, когда вокруг нас никого не было из посторонних. И затем он обратился ко мне. – Рэйн, ты не обязана препровождать их, займись своими делами.

– Не указывай мне, что мне делать. Если уж я и переспала с тобой, то это не означает, что я стал куклой, которой ты можешь управлять.– Огрызнулась я в ответ.

В рядах конвоя позади парня послышался смешок, а в его глазах промелькнула злость.

– Ошибаешься, Рэйн, здесь каждый принадлежит мне и будет делать то, что я скажу. Пора бы тебе это усвоить.

– Я не уйду, можешь оставить меня вместе с ними, – храбрилась я. А заодно молилась, чтобы мой блеф остался незамеченным.

– Тебе не понравится, – угрожающе двинулся он на меня.

– С тобой мне тоже не слишком понравилось. Если я тебя перенесла, то и их общество переживу. – Почти выплюнула я ему в лицо.

– Как знаешь, – он еще раз усмехнулся, – как знаешь.

Глава 15

Я сидела на неудобной лавочке, обхватив руками колени и уткнувшись в них лбом. Слезы обиды, непонимания, разочарования постоянно наворачивались на глазах, поэтому приходилось часто моргать, чтобы никто их не заметил. Никогда бы не подумала, что всего за один день моя жизнь сможет взлететь до невиданных высот и моментально оказаться на таком дне. Я корила себя за то, что не уберегла Кори и Рози, за то, что повелась на сладкие речи Тейта и его харизму. Я знала, что будет больно, но не думала, что так быстро и настолько сильно.

– Зря ты так, – тихо произнес Джо, обращаясь ко мне. – Тебе здесь не место.

– Я знаю, но и там тоже нет моего места. – Подала я голос и подняла голову, чтобы посмотреть на него.

– Послушай, я достаточно долго пробыл рядом с Тейтом и знаю его нрав, ничего хорошего ждать не стоит. – Джо сел рядом и устало привалился спиной к стене.

– Думаешь, все настолько ужасно? – подал голос Алекс, устроившись у противоположной стены.– Что он может с нами сделать? Продержать здесь пока не успокоится? Мы ведь ничего не сделали, на каком основании он нас заключил в клетку, а?

– Ты даже не представляешь, на что он способен. Но его поддержат в любом случае, что бы он ни сказал, народ будет на его стороне.

– Но мы ни в чем не виноваты! – Голос Алекса взлетел на пол октавы выше.– Это его стоит запереть сюда, это он отправил нас на это задание. Он допустил промах, а теперь хочет за наш счет все исправить!

– Тише,– осадил его Джо, – не усложняй ситуацию. Послушай, Рэйн, тебе надо выбираться отсюда.

– В смысле? – удивленно уставилась я на него.

– Если Тейт не сменит тактику, а он не сменит, то скоро от этого убежища ничего не останется. Те особи…они не хотят войны. Пока что.

– Чего же они хотят?

– Знаешь, я доверял Тейту свою жизнь и был безоговорочно верен ему. Но, в словах тех существ было что-то такое, что заставило меня взглянуть на него по-другому. Они говорили, что он не тот, кому стоит верить. Он – предатель.

– И ты поверил им? Возможно, им просто выгодно настроить людей против Тейта? – Я внимательно смотрела на парней.

– Ты до сих пор веришь ему? После того, как он вытер об тебя ноги? – Алекс не удержался и фыркнул. – Честно, Рэйн, я думал ты другая.

– Алекс, не стоит…– Джо хотел его остановить, но я не позволила.

– Я тоже думала, что другая. А оказалась, как все. Но тебя это не касается, ты мне не друг, не брат, так что свое мнение оставь при себе. Мне и так вполне хватило унижения, а прочитать морали я и сама себе могу.

–Кстати, по поводу Кори… Ты ведь хочешь узнать, ведь так?

Стоило ему произнести имя брата, как внутри меня все перевернулось.

– Говори.

– Он жив, его оставили там же под землей, как гарантию.

– Как гарантию чего?

– Того, что к ним хоть кто-нибудь прислушается. Он в порядке, цел и невредим, не переживай. Но, вот с Рози…

– Продолжай.– Неуверенно попросила я, хотя догадывалась, о чем он мне скажет.

– Она заражена, ты ведь поняла это? При захвате ее костюм был разорван и она находилась вместе с ними в таком же виде, в каком ты ее видела. Сложно сказать, зачем они ее отдали и почему не убили. Просто сказали, что это послужит Тейту напоминанием. Но напоминанием чего? Я и сам не знаю.

Наш разговор прервали шаги и звонкие голоса, а через минуту показалась охрана.

– На выход господа, – обратился один из них, открывая решетку. – И ты красавица пойдешь вместе с ними.

Мы оказались в основном зале, где нас ожидала затихшая толпа людей. Ни они, ни мы не знали, что сейчас будет происходить. Никто не перешептывался, никто не шевелился, все только следили за уверенными движениями восходящего на своеобразный помост Тейта. Он был спокоен и безразличен даже тогда, когда его взгляд остановился на мне, а затем вновь переместился на ожидающую публику.

– Дорогие собратья! Я остановил нашу работу по двум причинам. Как видите, группа вернулась обратно, но вернулась она с печальными вестями и не в полном объеме. Я не хотел беспокоить вас напрасно, но мне нужна ваша поддержка в принятии очень важного решения. Они, – с этими словами Тейт указал на стоящих неподалеку Джо и Алекса, – вернулись с пустоши. Да, они рисковали своими жизнями, добывая полезные для нас сведенья. Но они позволили погибнуть нашим людям и перешли на другую сторону. Они доказывают, что мутанты с поверхности имеют разум и угрожают нам. Но мы ведь знаем, что они на это не способны.

Тейт на секунду замолчал, давая публике переварить информацию. Толпа зашумела, кто-то даже прокричал ругательства.

– Они поверили им, они решили внести в нашу огромную семью смуту. Но я не допущу этого! Бедная Рози…– Тейт трагично вскинул руку, – она поплатилась за то, то они позволили себе действовать не в наших интересах, а в интересах мутантов!

Толпа обезумела, а я же на мгновение потеряла дар речи. Он смаковал свое превосходство, смешивая Джо и Алекса с грязью.

– Это неправда! – Воскликнула я, добиваясь того, чтобы на меня обратили внимание. – Ты лжешь Тейт! Они всего лишь выступают в роли посредников, эти парни чуть не отдали свои жизни ради твоего задания. Ты ведь знал, на что ты их отправляешь. И не смей приравнивать себя к лику святых, ведь буквально час назад ты сказал, что Рози для тебя всего лишь пешка, которую можно убрать со счетов.

Народ затих, разрываясь между нами. Но на Тейта не подействовало ни одно мое слово, он даже как – будто ожидал от меня чего-то подобного.

– Вот вам прямое доказательство, как пагубно влияет их выдумка на людей.

– Нет, ты ошибаешься! А как же мой брат, а? Он все еще в плену у тех особей. Что ты на это скажешь?

– Спроси лучше у толпы, что они думают. Готовы ли они ринуться за одним человеком, который возможно уже мертв. И был мертв даже до их возращения на базу. Ты не задумывалась над этим? Они лгут, прикрывая свои шкуры.

– Тейт, как ты можешь так говорить, – Джо выступил вперед, – мы служили тебе верой и правдой. Да все здесь знают нас, мы ведь с вами с самого начала.

– Верно. Но мы знали вас до поднятия на поверхность, а сейчас вы стали иными. Лично я не могу вам доверять, а сможете ли вы доверить свою жизнь тем, кто уже так бездумно распрощался с теми ребятами ради того, чтобы внести сюда панику? Сможете ли вы спать спокойно, зная, что эти двое возможно не те за кого себя выдают?

Толпа молчала, а затем стали пробиваться робкие голоса, которые переросли в дружный крик:

–Нет!

– Я считаю справедливым свое решение, но хотел бы, чтобы вы поддержали меня. За то, что бездумно руководили группой и отправили на тот свет ни в чем неповинных наших бойцов. За то, что своей позицией вы подвергаете нас опасности. Я приговариваю вас к высшей мере наказания. Общество, вы согласны с моим решением?

– Да!! – Донеслось с каждого уголка.

Я не сразу поняла, что происходит. Резкий свист и капли чего-то теплого на моем лице. Кровь. Я вся была усеяна мелкими каплями теплой крови. Стирая ее и оставляя на себе разводы, я судорожно осмотрелась по сторонам и с ужасом поняла, что Джо и Алекс вместе с третьим пареньком лежат на полу. Хотела броситься к ним, но меня удерживали чьи-то сильные руки. Сквозь пелену ужаса, который стал окутывать мой разум, донесся все такой же спокойный голос Тейта:

– Мы еще не закончили. Рэйн, за то, что ты решилась на их поддержку, ты так же подлежишь наказанию.

– Почему бы тебе и ее не пристрелить? – раздался знакомый голос из толпы.

Ну конечно же, та блондинка, которая выбегала из кабинета Тейта.

– Слишком сурово, – парень покачал головой.

– Почему же? А где гарантии того, что она не станет продвигать их идею? – не унималась та.

– Она не из этих, она слишком слаба для такой крупной игры. – Тейт задумчиво осмотрел меня. – Что думает наше общество?

Со стороны посыпались предложения, от которых у меня поползли мурашки по коже. Никогда не думала, что меня здесь так ненавидят.

– Ты жалеешь ее?– раздался голос из толпы.

– Нет, но считаю, что ее еще можно исправить. Думаю, что наказание плетью будет в самый раз.

– Мы что, в средневековье? – не удержалась я от комментария, до конца не веря в происходящее.

– Нет, но это отличный метод, который заставляет человека переосмыслить некоторые вещи. Ты сама все поймешь, как только мы начнем. Родж, распорядись, чтобы тела подняли на поверхность. Думаю, пресловутые мутанты доделают оставшуюся грязную работу за нас.

Толпа одобрительно загудела, требуя продолжения.

–Повернись ко мне спиной и сними рубашку. – Скомандовал Тейт. – Пять ударов Рэйн, я сделаю их всего пять. Считайте!

Одеревеневшими руками я попыталась расстегнуть пуговицы, но они предательски выскальзывали из пальцев. Когда легкая ткань скользнула с моих плеч, стало не по себе и все тело покрылось мурашками. Я всеми порами ощущала неприязнь, которая витала в этом помещении и не понимала, как эти люди могли так резко изменить свое отношение ко мне. Они ведь совсем меня не знали… Резко вспыхнувшая боль на спине моментально выдернула меня из оцепенения. С меня как – будто бы сдирали живьем кожу. Рассудок затуманился и я потерялась в этом ощущении. Помню, что на третьем ударе я упала на колени и заорала, с моих глаз бежали слезы, а по рукам начала струиться кровь. Толпа, словно обезумевшие животные, учуявшие этот запах, уже не могла остановиться. Даже после пятого удара, когда я лежала бесформенной грудой на полу, они продолжали что-то кричать. Но мне уже было все равно, я хотела лишь того, чтобы боль прекратилась. Чтобы все замолчали. И в какой-то момент меня вроде бы услышали и я с благодарностью погрузилась в темноту.

Одно я точно понимала: мне было хорошо, когда я была в беспамятстве. Но стоило мне на секунду открыть глаза, как боль окутывала мое тело и разум. Я не знаю, кто принес меня в медицинский блок, точнее, кто пожалел меня и не оставил в том зале. Хотелось бы увидеть лицо спасителя, сказать ему спасибо, но я потеряла контроль над своим телом. Так и продолжала лежать лицом в подушку, в то время как чьи-то руки аккуратно обрабатывали мои раны. Иногда казалось, что уж лучше бы меня бросили там же, настолько было больно. Я плакала и бормотала свои мысли вслух, надеясь, то меня услышат. Но чей-то голос убаюкивал и обещал, что все будет хорошо, а затем я снова отключалась. Не знаю, сколько по времени я провела в таком состоянии, но казалось, что вечность. Дни перестали разделяться и слились в одно бесформенное пятно. И в очередной из таких дней, когда я все больше времени проводила в сознании, появился посетитель. И уж лучше бы я его не видела.

– Пришел, чтобы удостовериться, что я еще дышу? – хрипло произнесла я, как только он оказался в поле моего зрения.

– Ну, судя по твоей язвительности, слышу, ты идешь на поправку.

– Стараюсь, как могу. Зачем я тебе понадобилась?

– Злишься? – Ответил вопросом на вопрос парень и поставил стул рядом с койкой. – Не осуждаю тебя, но тебе стоит знать, что я был вынужден так поступить с тобой.

– Ага, сейчас же мигом в это поверю,– зашипела я не то от обиды, не то от боли, стараясь подняться с постели. Не хотелось, чтобы он видел насколько мне еще плохо.

– Полегче, не все раны зажили до конца, – Тейт попытался уложить меня обратно, но я дернулась от его прикосновения.

– Не смей трогать меня! Больше никогда, слышишь, не смей ко мне прикасаться! – Заорала я на него.

– Да чтоб тебя Рэйн! – Выругался сквозь зубы Тейт. – Если бы я хотел свести тебя с лица земли, я бы пристрелил тебя на том же месте вместе с теми предателями.

На мгновение я оторопела и даже не знала что сказать. Но память услужливо подсунула воспоминания о безжизненных телах Джо и Алекса. И ярость новой волной взмыла вверх:

– Ты лживый кусок дерьма, Тейт. Не смей о них так говорить, не в моем присутствии. Как ты мог?! Они верили тебе, они жертвовали собой каждый раз, когда поднимались наверх. Кем ты себя возомнил, что решаешь у кого забрать жизнь, а? Каково тебе теперь, зная, что ты убил преданных тебе людей лишь для того, чтобы прикрыть свою задницу?

– Если ты думаешь, что заденешь что-то важное в моей душе, то ты ошибаешься. Ради власти приходится чем-то жертвовать. И я пожертвовал. Мне абсолютно наплевать на то, что обо мне думают другие люди и ты в том числе. Мне важен конечный результат и я добиваюсь его любым возможным для меня способом. Я уберу любого, кто встанет у меня на пути. А тебе не мешало бы быть немного более благодарной.

– За что? За то, что изувечил и унизил? Или за то, что оставил моего брата у тех монстров? Ах, погоди, быть может, стоит расцеловать тебя за то, что случилось с Рози?

– Не были бы они так глупы, не оказались бы там, где они теперь находятся.– Тейт со скучающим видом прошелся по мне. – Я считаю, что каждый получает по своим заслугам.

– И я в том числе?– Меня буквально тошнило от его слов.– Так что же заставило тебя изменить свое решение по поводу меня?

– Банальная жалость.

Этот ответ, словно топор, отсек все мои крохотные надежды на его человечность. Я горько рассмеялась, чем вызвала у него недоумение.

– Я такая идиотка, – сквозь приступы хохота и слез произнесла я, – действительно, так мне и надо. Знаешь, Тейт, спасибо тебе за то, что убил последние добрые мысли о людях. И за то, что показал, какой тварью может оказаться человек.

– Рэйн, неужели ты настолько глупа?

– Была.

– Не лги себе, ты и сейчас осталась такой же наивной дурой. А знаешь почему? Потому что до сих пор веришь в то, что Кори жив. Но нет никаких доказательств, кроме слов. Хватаешься за любую соломинку и сама же себя утопишь.

– Он жив, – я отвернулась от парня, чтобы скрыть не прошеные слезы.

– Нет.

– Он жив, – повторила я более тверже, – тебе этого не понять. У тебя нет отношений, нет семьи. Ты не умеешь любить…

– Стоп, так вот в чем дело, – Тейт встал со стула, – не стоит напрягаться, я уже знаю, что ты мне хочешь сказать. В тебе сейчас говорит не сестринские чувства, а уязвленная гордость. Но разве мы не обговаривали этот момент? И если я не ошибаюсь, то ты не отвергла меня, а наоборот дала свое согласие. Разве не так?

Если бы не боль, я бы с удовольствием вцепилась в его лицо. Но я была еще слишком слаба, а этот разговор выпил из меня последние силы.

– Да, Тейт, ты прав. И я вынесла урок, можешь не беспокоиться об этом. Пожалуйста, уходи и больше не тревожь меня. Забудь кто я такая, пусть я стану для тебя еще одним пустым местом.

Парень ничего не ответил, он смерил меня тяжелым взглядом, а затем просто развернулся и ушел. А я, как бы ни старалась держаться, все равно скрутилась клубочком на постели и растворилась в собственных слезах.

Глава 16

Мое выздоровление проходило медленно, наверно за счет того, что и лечить меня было некому. Приходила какая-то женщина, быстро обрабатывала раны и уходила обратно. Но это были чужие руки, не те, которые я помнила после побоев. В них не было той аккуратности и нежности, наоборот, ее процедуры больше напоминали мне пытки. Тогда я только догадывалась о том, что ждет меня, стоит мне покинуть этот блок. Просто не знала, насколько все окажется серьезно. Вместо того чтобы ожидать пока мне принесут мою порцию, я решила самостоятельно сходить в столовую. Настроения в толпе по отношению ко мне колебались от пренебрежительных взглядов до откровенно жестоких реплик. Меня ненавидели, презирали, осуждали. Но я не понимала за что. Как будто на мне теперь было невидимое клеймо предательницы и все считали, что имеют право измываться надо мной.

После этой вылазки выходить к этим людям я больше не стремилась, засела в своей комнате, словно в коконе, где было тихо и спокойно. Где никто не стремился причинить боль.

Время шло, я действительно стала невидимкой для общества. Меня старались больше не замечать даже в те редкие минуты, когда я была снаружи комнаты. Или, быть может, я настолько ушла в себя, что больше ни на что не реагировала. Жизнь в этом месте продолжала бить ключом, но уже без меня и не для меня. Да и не жизнь это была больше, а выживание. Без Кори и после предательства Тейта, я сама себе напоминала сломанную куклу. Словно лампочка, я перегорела ко всему вокруг и наверно так и продолжалось, если бы не один случай.

Я как раз пробиралась к своему жилью, когда мне зажали рот и заволокли в полутемный угол.

– Только попробуй заорать, – пригрозил незнакомый голос, – и я с удовольствием вырву твой язык.

Когда зрение привыкло к полутьме, я разглядела худощавого парня, который удерживал и, конечно же, блондинку, которую уже знала.

– Кивни головой, если обещаешь, что не издашь ни звука.

Я кивнула и с облегчением вздохнула, когда потная ладонь исчезла с моего лица.

– Вот смотрю на тебя и задаюсь вопросом, что же он в тебе нашел? Блеклая, серая мышь.

– Совершенно не понимаю о чем ты.

– Серьезно?– Блондинка театрально взмахнула рукой почти у моего лица. – Дорогуша, знаешь ли ты, сколько времени я потратила, чтобы Тейт обратил на меня внимание? Конечно же, ты даже и не представляешь себе этого. И вот, когда я достигла своей цели, появилась ты и уничтожила все мои старания! Я терпела его вечные размышления о тебе и твоем брате. Я даже стерпела, когда он назвал меня в постели твоим именем. И ради чего? Чтобы в один прекрасный день он бросил меня?

– И что же ты теперь от меня хочешь? Отомстить? Тебе не кажется, что ты опоздала? Серьезно, я не знаю как твое имя и кто ты тут такая, но посмотри на меня. Я – тень, разве вы не этого добивались? – Меня будто бы прорвало и я стала выплескивать всю злость на девушку. – Меня раздавили, унизили, уничтожили. Хочешь добить? Добивай! Потому что я чувствую себя заточенной в эту клетку навечно. И ты тем самым избавишь меня от этих мучений.

Девушка молча смотрела на меня, будто бы оценивая, а потом сказала то, чего я меньше всего ожидала от нее услышать:

– А знаешь что птичка, я, пожалуй, открою для тебя эту клетку.

–Что?

– Ты ведь этого хочешь? Я дам тебе твою желанную свободу, но мне потребуется немного времени.

–Постой, зачем ты делаешь это?

Блондинка усмехнулась и поманила за собой парня.

– Пошевели мозгами и поймешь, что о тебе перестанут думать сразу же, как только тебя здесь не станет. Мне это на руку и я смогу заполучить Тейта обратно.

Больше она ничего не сказала, но мне и не нужно было. В глубине души зажегся крохотный огонек надежды. Хотя затем все омрачилось чувством тревоги и страха. Как же мне выжить там наверху? Ведь Кори был прав, я слишком слаба, как морально, так и физически. Если бы он был здесь… И тут меня осенило. Выжить можно, если добраться до другого убежища. Но точных координат мне никто не скажет. Кроме Рози. А значит, мы должны уйти отсюда вдвоем.

Сколько времени мне было отведено, я не знала, но не стала мешкать. И лишь когда я очнулась из своего состояния ступора, поняла, что Тейт не оставил меня в покое. Его рядом не было, но он постарался, чтобы его приспешники находились поблизости. Как я этого раньше не замечала? Пришлось изрядно постараться, чтобы они ничего не заподозрили. Вне своей комнаты я изо всех сил делала вид, что все также безразлична к жизни. Но стоило мне оказаться одной, я оживала. Конечно же, огромных усилий стоило то, чтобы запастись провиантом. Поначалу мне не хотели отдавать с собой то, что я не доедала. Но потом, видимо, сжалились. Да и по введенному правилу, каждый житель был обязан получить свою суточную порцию. Так что им вскоре было все равно, съедаю я ее или выбрасываю. Сложнее дело обстояло с экипировкой, моя рабочая униформа осталась в главном медицинском блоке. Но Тейт отстранил меня от обязанностей, а без карты доступа туда невозможно попасть. Если только… Если только Рози не оставила свою карту перед тем, как подняться на поверхность. Рози. Одно лишь упоминание о ней вызывало у меня чувство горечи. Как она там? Продолжила ли она мутировать или осталась человеком? Как она воспримет меня вместе с моим предложением покинуть это место? Ведь без нее я не найду Кори. Она – единственный шанс на наше спасение отсюда. И единственный проводник, который у меня был.

Время приближалось к той отметке, когда подземный народ заканчивал работу и отправлялся на отдых. Если я не ошибалась, то через десять минут после гудка, сменяется охрана. С гулко бьющимся в груди сердцем, я выскользнула из своего укрытия и зашагала в ту сторону, где раньше находились жилище Рози. И благодаря идеально подобранному моменту, когда все спешили разойтись по домам, я смогла затеряться в толпе и уйти от слежки. С замком не возникло проблем, все двери, кроме лаборатории и других рабочих помещений не закрывались на специальные замки. Люди свято верили, что здесь никто не покусится на их итак жалкое имущество. Так что я проникла в комнату и моментально закрыла дверь за собой. В тусклом свете маленького фонарика я оглядывалась по сторонам в надежде, что мне бросится в глаза хоть то-то полезное. Но везде царила хирургическая чистота. Зная маниакальное желание Рози содержать все в порядке, я бы и не удивилась. Но здесь было слишком стерильно и тем самым, создавалось впечатление, что тут никто не жил. А значит, кто-то постарался здесь до меня. Паника нарастала с каждой минутой, а времени было так мало. Я обыскала почти каждый миллиметр комнаты, но пропуска нигде не было. Думай, Рэйн, думай! Взгляд метался из стороны в сторону, цепляясь за каждую мелочь. И лишь когда я совсем отчаявшись, сидела на маленькой кровати, луч фонарика упал чуть дальше прикроватной тумбочки. И между ней и платяным шкафом что-то заблестело. Но зазор был настолько мал, что моя рука не могла туда протиснуться. Заметив скрепку на столике, я мигом расправила ее и, опустившись на пол, потянулась к заветной карточке. Но как бы ни старалась, не могла подцепить ее край.

– Ну же, давай. – Прошептала я, изгибаясь под немыслимым углом. Как вдруг, послышались шаги. – Черт, давай же!

Кто-то приближался к комнате Рози и я не могла себе позволить, чтобы меня застали здесь. Вложив все силы, я дотянулась до шнурка и рванула его на себя. А затем поспешила скрыться в шкафу и замерла, стараясь не издавать ни звука.

Сквозь тонкую полосу щели проник свет, заставляя меня еще сильнее вжаться в угол своего убежища. Посетителей было всего двое, но я сразу же узнала их голоса.

– Что мы здесь делаем? Ведь это помещение проверяли дважды, что мы пытаемся найти?

– Они упустили ее где-то здесь.

– Тейт, ты уж прости, но твоя зацикленность на Рэйн переходит все границы. Почему она не дает тебе покоя?

– Не знаю, но я не нахожу себе места когда у меня нет информации о ней.

– Может ты влюбился? – Многозначительно протянул Родж.

Я была на сто процентов уверена, что в данную минуту Тейт одарил его одним из своих фирменных убийственных взглядов.

– Нет, это точно не про меня.

– Тогда зачем тебе все это? Разве ты не получил от нее то, чего добивался? Мог бы и оставить ее в покое, как делал это не раз со своими подружками.

– В том то и дело, что не могу, – горько рассмеялся Тейт ему в ответ. – Она чертовой занозой застряла в моей голове. Непокорная, сильная…

– Мне кажется, что после последнего шоу, она покорней некуда. Я видел ее несколько раз и вид у нее был не очень. Поговаривают, что она окончательно замкнулась в себе. – Перебил его Родж.

После его слов воцарилась тишина и лишь чьи-то шаги по комнате нарушали ее. И когда в дверь шкафа последовал удар, я вздрогнула и зажала рот рукой, чтобы не вскрикнуть.

– Нет, это не так. Я чувствую, что за этой скорлупой что-то происходит.

– Это больше смахивает на паранойю, ты в курсе?– его напарник устало вздохнул. – Остановись, это уже фантазии твоего воспаленного мозга. Тебе везде мерещатся заговоры, но так нельзя! Ты считаешь, что Рэйн способна поднять бунт? Да кто ее послушает? Благодаря твоим же усилиям она стала изгоем.

Ох, знал бы Родж, насколько он был прав.

– И вообще, сейчас на первом плане для тебя должна быть Рози, а не какая-то глупая девка, которая не в ладах с собой.

– Я знаю.

– Так почему ты еще не занялся этой проблемой? Она бросается на каждого, кто входит в камеру.

– Так добавь успокоительного, – раздражительно ответил Тейт.

– Это не поможет, ты ведь знаешь это? Ты знаешь, чего она хочет и добивается. Не мое имя она рисует своей кровью на стенах. Мы сдерживаем ее, но тебе придется с ней поговорить. – Это последнее, что произнес Родж, прежде чем покинуть комнату.

И вновь нас окутала тишина, я молилась, чтобы мое сердцебиение не выдало меня. Особенно, когда Тейт снова оказался у шкафа. Я слышала, как он провел рукой по гладкой поверхности дверцы, как прошептал мое имя, отчего мне пришлось прикусить губу до боли.

– Что у тебя на уме? – спросил он у пустоты и покинул это место вслед за Роджем.

По истечению нескольких минут и десятка спокойных вздохов, я позволила себе высунуться из своего убежища. А затем поспешила убраться отсюда, пока никто не видит. Но не успела я пройти и половины пути, как меня вновь дернули в темный закоулок. Размахивая руками и отбиваясь от нападавших, я чуть не заорала, так как думала, что меня выследила охрана Тейта. Но вовремя раздавшийся голос рядом со мной голос, заставил успокоиться бешено выпрыгивающее сердце из груди.

– Уймись припадочная!

– Было бы гораздо проще, если бы вы перестали так подкрадываться и нападать, – огрызнулась я в ответ.

– А ты не думаешь, что это было бы странно, если бы я вдруг подошла к тебе и заговорила? – Блондинка надменно выгнула бровь. – У тебя сейчас паршивая репутация, так что не тебе диктовать какие-либо условия. Будь готова к завтрашнему дню.

– Завтра? – не веря своим ушам, переспросила я у нее.

– Ну да. Или ты передумала и решила здесь задержаться?

– Нет, но мне нужно кое-что еще.

– И что же это?

– Я не уйду отсюда без Рози.

– Ты в своем уме? – худощавый паренек взволнованно взъерошил волосы. – Эрика, даже и не вздумай туда лезть.

– Почему? – девушка перевела взгляд на него.

– Во-первых, охрана.

– Этот вопрос я беру на себя, если смогу пробраться за снотворным. – Перебила я его.

– Ты смотри, а она не так глупа, как кажется,– Эрика на мгновение отвернулась.

– Я все равно не вижу плюсов. Даже если мы уберем охрану, то как она выведет Рози без последствий? – Не унимался парень. – Говорят, что та почти мутировала и сошла с ума. Она стала одной из тех, кто поедает все живое наверху.

– Я не поверю в это, пока не увижу собственными глазами, – твердо ответила я, – здесь ей не светит ничего хорошего, как и мне. Так что, я могу на вас рассчитывать?

– Эрика, подумай хорошо, – многозначительно протянул парень.

– Я уже все решила, – блондинка жестом заставила его замолчать,– времени будет мало, так что завтра после гудка, я жду тебя у блока с охраной. И приготовься действовать быстро.

Глава 17

Время. Никогда не думала, что жизнь может зависеть от такой незначительной мелочи, как движение минутной стрелки на часах. После разговора с Эрикой, я поспешила к себе и стала в сотый раз пересматривать сумку со скудными пожитками. Покончив с ней, я еле заставила себя прилечь, но так и не смогла оторвать взгляда от маленького будильника на прикроватном столике. Казалось, что время издевается надо мной и стрелки застыли на своих местах, будто их кто-то приклеил. С трудом заставив себя отвернуться, я закрыла глаза и сконцентрировалась на вдохах, как когда-то учил меня Кори. Мне необходимо отдохнуть, но мысли не давали покоя. Я проигрывала в уме все возможные сценарии действий, пока не забылась тревожным сном.

Сигнал будильника поднял меня за полчаса до завтрака. Чтобы не вызвать лишних подозрений стило показаться в столовой. Но как на зло, об одной только мысли о жидкой похлебке, которую выдавали сегодня, тошнота покатывала к самому горлу.

Двигаясь в очереди за своей тарелкой, я краем глаза заметила Эрику, которая ворковала с кем-то у крайнего стола. И когда угол обзора сменился, я увидела Тейта. Ох, конечно же, с кем еще она могла так беседовать. Но он не обращал на нее внимания, его карие глаза пристально следили за мной. Слабая тень улыбки появилась на моем лице и я поспешила отвернуться. Ничего, еще немного и я перестану видеть это красивое и надменное лицо. Лицо, которое причиняет столько боли ради своей выгоды.

Просидев в столовой максимально долго, я еще немного побродила по коридорам, чтобы хоть как-то унять нарастающую дрожь. Я не знала чем себя занять и бесцельно просидела в комнате оставшуюся половину дня. Перед самим гудком, я вновь оглядела свое пристанище в последний раз. В какой-то момент стало не по себе, ведь мы надеялись, что это место станет нашим домом навсегда. Еще одно заблуждение в этой жизни. Затем я просто развернулась, чтобы покинуть это место навсегда.

Добравшись до назначенного места, я увидела лишь приспешника Эрики.

– Где она? – окликнула я его.

– А ты думаешь, охрана сама ушла? – вопросом на вопрос ответил он мне.

– Ладно, проехали, – оглянувшись по сторонам, я достала карточку Рози и провела по сканеру. Маячок приветственно замигал зеленым светом и дверь бесшумно отворилась. Не теряя ни минуты, я заскочила внутрь и сначала зажмурилась от ставшего мне непривычным яркого света. Хорошо, что расположение медикаментов и инвентаря не изменилось. Я сгребала все, что могло мне пригодиться в дороге, не забыв и о снотворном.

– Быстрее, – поторопил меня помощник Эрики.

Но мне не требовалось много времени, ведь я уже фактически впрыгнула в защитный костюм и вскочила к нему.

Чем ближе мы побирались к месту, где находилась Рози, тем сильнее я нервничала. Но из этого состояния меня быстро выдернул шепот Эрики:

– Ну, наконец-то, – она скучающим взглядом прошлась по мне. – Милый костюмчик. Почему так долго? Что-то пошло не по плану?

– Нет, все в порядке. – Возразила я, протягивая ей шприцы со снотворным. – Как мы это сделаем? Кто будет отвлекать?

– Ты что, – она посмотрела на меня словно на умалишенную. – Кто же так рискует?

С этими словами, Эрика вылила содержимое по двум стаканам с газировкой и, поправив волосы, направилась к двум парням у дверей.

– Эй, мальчики, как дела? – нарочно громко окликнула она их.

– Что ты здесь делаешь?

– Тейт обмолвился, что вы на дежурстве, вот и решила вас порадовать. – Заворковала девушка.

– Вы снова вместе? Да ты еще та девица, как посмотрю, умеешь добиться своего, – хохотнул один из них. – Но тебе все равно нельзя здесь находиться. Даже не смотря на то, что ты с Тейтом. Или под ним.

– Уйми свой пыл, красавчик, я же не стремлюсь попасть внутрь, верно? Жара стоит такая, а вам еще работать целую смену. Так что скажите спасибо, что хоть кто-то о вас помнит.

– Что правда, то правда. – Отозвался второй напарник. – Давай сюда напитки и проваливай.

– И вам пожалуйста, – язвительно ответила Эрика и зашагал прочь.

Мы же остались на своих местах и стали выжидать. Не прошло пяти минут, как послышался ругань и звук падающих стаканов, а вслед за ними и тел. Осторожно выглянув и удостоверившись в том, что охрана спит, я мелкими шагами добралась до одного из парней и осмотрела карманы на наличие ключа. А когда нашла его, то ринулась к двери и буквально влетела в знакомую камеру. Воспоминания неприятно резанули по памяти. Я была здесь всего раз и в тот день, меня жестоко сдернули с небес на самое дно. Выключатель громко клацнул и свет озарил помещение. Вот тогда я и увидела ее. Рози стояла лицом к стеклу и безжизненно смотрела сквозь него. Чтобы я не делала, она не реагировала и не подавала никаких признаков жизни. Будто бы передо мной находился манекен. Отчаявшись, я пробежалась глазами по приборной панели. Так много кнопок… где же связь? Но я не находила ее, а время теперь беспощадно двигалось и не в мою сторону.

– Будь что будет, – прошептала я сама себе и бросила поиски. Всего одно движение картой и я оказалась внутри. Не смотря на леденящий душу страх, я сделала шаг к девушке.

– Рози, ты слышишь меня?– С этими словами, я дотронулась до ее плеча и тут же отдернула руку.

Ее кожа была холодной и липкой, испещренная разными по диаметру ранами, она приобрела почти сине – зеленый цвет. И этот запах… я его никогда не забуду. Гниющее тело, которое каким-то образом держалось на ногах. Я думала, что опоздала и Рози мутировала в ходячего мертвеца. Что же мне теперь делать? Оставить ее здесь? Но как же я найду Кори?

Что-то скатилось у меня по щеке и только тогда я поняла, что плачу. Резкий шипящий звук вывел меня из транса. И я тут же столкнулась с тем, что Рози смотрит на меня. Ее налитые кровью глаза пристально впивались в мое лицо, рот то и дело открывался, обнажая все еще белые зубы.

– Рози, дай мне знак, что ты понимаешь меня.

Но на мою просьбу, лицо девушки исказилось и она резко развернулась. Шаг за шагом, она заставляла меня отступать до самой стены. И в самый последний момент, когда бетон холодил мою спину, а ее лицо в нескольких сантиметрах от моего лица, я уже прощалась с жизнью. Зажмурившись, я приготовилась к тому, что она сейчас примется терзать мое тело. Но вместо этого, услышала ее хриплый голос:

– Рэйн.

– Я… думала, что уже поздно, – отозвалась я еле двигая пересохшим языком.

– Поздно, – горько усмехнулась она или точнее, попыталась так сделать. – Где он?

– Рози, послушай меня, времени мало и нам стоит уйти отсюда. Нам нужно подняться а поверхность.

– Нет.

– Он не придет. Тейт предал тебя, Кори и всю группу. Он застрелил Джо и Алекса у всех на глазах. Он не придет к тебе, понимаешь? Он оставил тебя для исследований. Все подземелье считает, что вы предатели и он сам убедил их в этом.

– Он не мог. – Рози мотнула головой. – Он просто боится.

– И видимо, есть чего бояться, но это не оправдание для его действий.

Я видела, как она колеблется и не знает верить мне или нет.

– Я хочу уйти отсюда и вернуть Кори. Только ты знаешь дорогу, поэтому мне нужна твоя помощь. Поверь, Рози, здесь теперь все по-другому. Нам больше здесь не рады. Пойдем со мной, пожалуйста.

Но она не успела ответить, как комната наполнилась людьми с оружием, которые моментально взяли нас на прицел.

– Стрелять только по моей команде. – Послышался знакомый голос. А вслед за этим показался Тейт собственной персоной. А рядом с ним была Эрика. И вот тут-то я поняла, что меня обвели вокруг пальца. Меня заманили. Меня предали.

Как же я сразу не поняла, что Эрика меня сдаст? Как я не обратила внимания, что все выходило слишком просто? Отсутствие слежки за мной, отсутствие охраны у медицинского блока… Моя же наивность меня и сгубила.

Тейт скрестил руки на груди и молча сверил меня взглядом.

– Ну, давай, начинай, – я так же не сводила с него глаз.

– Ты меня огорчила.

– Не поверишь, сама себя корю за такую тупость. И что теперь? Пристрелишь?

–Выйдите все отсюда, – скомандовал он остальным.

– Но, Тейт, ты же обещал, – Эрика попыталась возразить.

– Я помню. – Оборвал он ее. – А теперь все вон!

И лишь когда нас в комнате осталось трое, парень перевернул стул и сел, а затем выложил пистолет перед собой.

– Ну вот скажи, чего тебе не хватает, а? Чего ты постоянно лезешь туда, куда тебя не звали?

– Привычка такая, – отозвалась я на реплику парня и мельком взглянула на Рози. Та не шевелилась и смотрела на Тейта. – Не хочешь поздороваться со своей подопечной? Она тебя очень ждала, но ты даже пальцем не пошевелил, чтобы чем-то помочь ей.

– Речь сейчас не о ней, а о тебе. Я смотрю на тебя и думаю, что совершил ошибку, вытянув тебя после побоев. Надо было оставить тебя там, в луже собственной крови, а не выхаживать.

– Так это был ты? – Не успела я скрыть своего удивления.

– Кроме меня ты никому здесь больше не нужна, от кого еще ты ждала помощи? – Самодовольно усмехнулся он.

– И зачем тебе это надо было? Я запуталась, что за человек передо мной. Сейчас я вижу властного и эгоистичного человека, а через минуту…

– Видишь желание в моих глазах? – Закончил он вместо меня. – Да, это так. Видишь ли, Рэйн, я боялся признаться самому себе, как ты меня зацепила. С самого первого дня нашего знакомства я не мог выкинуть тебя из головы. Влюбленность? Нет. Это больше похоже на желание обладать чем-то, что мне не подвластно. Мне пришлось усердно постараться, чтобы ты пошла на контакт и открылась мне. Кстати, я тоже никогда не был таким откровенным перед кем-то, я никогда не обнажал свою душу.

– Мне стоит быть польщенной? – Саркастически переспросила я. – А знаешь ли ты, через что прошла после того, как открылась тебе? Через какой ад? Черт, а ведь я даже не знаю, правду ты сейчас говоришь или вновь врешь, оттягивая время? Отпусти меня, дай мне уйти отсюда.

– Знаешь ли ты, что скрывается за твоей просьбой? Я же вижу, как тебя трясет от страха. Рэйн, признай, что окажись ты там, ты не протянешь и дня без помощи. Хотя, я был очень удивлен, когда ко мне заявилась Эрика и рассказала о твоей сумасбродной идее. Никогда бы не подумал, что в такой головке может зародиться такой сумасшедший план. И я решил посмотреть, насколько далеко ты зайдешь. И был поражен твоей смекалкой, хотя и расстроен, что ты все-таки решилась на это. Я мог бы дать тебе целый мир, но ты отчаянно сопротивляешься. Ты сама оказалась виноватой в сложившейся ситуации и сама прекрасно об этом знаешь.

Не знаю, откуда, но он считывал все мои эмоции. Как бы я не старалась храбриться, все равно не получалось его обмануть. Я вновь взглянула на Рози, но та не проявляла никаких эмоций.

– Я же тебе уже сказала, что не хочу такой жизни. И уж лучше быть там наверху, чем у тебя под боком, словно собачка, которую ты то гладишь, то бьешь. Ты предаешь людей и избавляешься от них, словно от мусора.

Тейт поджал губы и гневно соскочил со стула, а затем быстрыми шагами направился ко мне. Схватив меня за горло, он протянул меня в таком положении до самой стены.

– Ты играешь с огнем, как никто другая. Знаешь, что тебя ожидает, стоит тебе оказаться по ту сторону двери?

– Удиви… меня, – еле прохрипела я, чувствуя, как его хватка становится все сильнее.

И он резко отпустил меня, а я закашлялась от вновь прибывавшего воздуха в мои легкие. Но не успела опомнится, как он схватил меня за волосы и потащил в другом направлении. Мы оказались перед основной подъемной платформой, ведущей наверх.

– Ты хочешь уйти отсюда?– Ревел его голос около меня, а его руки терзали мое тело, срывая костюм. – Хочешь?

Я осталась в одном белье и беспомощно пыталась прикрыться от всех взглядов.

– Что ты теперь скажешь, а? Решишься ты подняться туда в таком виде и без всякой защиты? Ты же не перестаешь повторять, что там лучше. Если ты и впрямь такая смелая, то поднимайся на платформу. – Скомандовал он мне и вернулся к пульту, где его поджидала Эрика. Толпа позади него резко затихла и наблюдала за каждым моим движением. А я… я не могла совладать с дрожью и тело окончательно перестало меня слушаться.

– И где же твоя пресловутая храбрость? – С усмешкой в голосе, подстегивал Тейт.

Наверно, именно это заставило меня подняться с колен. Что ж, если погибать, то уж явно не от его руки.

– Сумасшедшая, – донеслось со стороны, – проси прощения. Покайся и мы простим тебя.

Моя голова резко дернулась в ответ на эти выкрики. Ну уж нет, я не доставлю вам такого удовольствия, не в этой жизни. Оказавшись на платформе, я гордо расправила плечи и посмотрела на того, кто сломал мою жизнь.

– Ты уверена? – спросил Тейт и я успела заметить как в его тоне проскользнула странная интонация. Он боялся и явно хотел уличить меня в блефе.

– Давай, жми.– Ответила я ему.

– Упрямая девчонка, ты хоть понимаешь, что тебя ожидает?

– Вполне.

– Чего ты ждешь? – Влезла Эрика. – Она же явно дала тебе понять, что не покориться. Рэйн сама выбрала свой путь, мы ей давали шанс, но она его упустила.

И не успел никто опомниться, как ее ладонь опустилась на рычаг, заставляя платформу взмыть наверх. Последнее, что я видела, как Тейт с ужасом в глазах пытался ее остановить, но было слишком поздно. А затем в толпе послышались крики, когда в комнату влетела разъяренная Рози. И все. Меня окружила тишина и яркий свет.

Глава 18

Знаете ли вы, что страх бывает разным? Есть такой, что просто холодит душу и вызывает мурашки по коже. Есть такой, что заставляет ваше тело налиться свинцом. А есть такой, что забываешь как дышать. Он окутывает тебя с головы до ног, заставляя сердце пропускать удары. Видимо, я была слишком везучей и столкнулась с каждым из них по очереди.

Оказавшись там наверху, я чуть не задохнулась от горячего воздуха. Жар, исходящий от земли окутывал тело и моментально покрывал его испариной. И хотя солнце зашло, я чувствовала, как внутри меня растет температура. Но не это пугало меня. Я отвыкла от внешнего мира и словно маленький ребенок в магазине, чуть ли не с открытым ртом делала свои первые шаги. С момента нашего с Кори путешествия прошло достаточно много времени и создавалось впечатление, будто кто-то планомерно стирал все с лица земли. А еще меня поразило небо ярко-красного цвета с горящими звездами прямо над моей головой. Я продолжала свой путь, хотя понимала, что обречена. Без защиты и вдыхая пыльный воздух, который обжигал меня изнутри, я понимала, что продержусь не долго. И все шла и шла, пока в глазах не стало темнеть, а затем споткнулась и упала. Но даже тогда я продолжала ползти, оставляя за собой кровавый след на земле. Ведь моя кожа покрылась волдырями и лопалась от каждого моего движения. Но боли не было, я фактически перестала что-либо чувствовать. Помню, что прижалась к чему-то твердому, не то к обломку, не то к камню. Помню, как закричала и это последнее, что я смогла сделать. А затем потеряла сознание, надеясь, что на этом все закончится.

Наверно, все же рай существовал. Я видела перед собой отца и мать, мы вновь собрались нашем доме и играли в карты. Мы смеялись, а сквозь отрытое окно проникал прохладный воздух. Скорее всего, на вечер обещали грозу. И я вдыхала этот пьянящий аромат и никак не могла насытиться.

– Эй, Рэйн, твой ход, – окликнул меня отец и улыбнулся, отчего у меня на глазах навернулись слезы.

– Нет, – перебила его мама, – она не будет играть. Ей стоит очнуться.

– Что? – непонимающе спросила я.

– Очнись! – Ее голос словно тысяча колоколов разошелся по комнате и оглушил меня.

– Мама прекрати!!

– Очнись! Очнись! Очнись!

И я открыл глаза.

Кто-то склонился надо мной и тормошил за плечи.

–Ммм, – вырвалось из моего горла. Я вообще не представляла себе, что смогу хотя бы что-то произнести.

– Очнись, Рэйн, – окликнул меня знакомый голос вновь, заставляя сфокусировать свой взгляд.

– Джо? – не веря своим глазам, переспросила я. – Я, что на небесах?

– Нет, подруга, – улыбнулся он мне, – давай помогу подняться.

– А мне можно?

– Шутишь? Ты провалялась в отключке почти три недели, так что пора тебе немного расходиться.

– Я не понимаю, – бормотала я ему, пока он помогал мне встать с постели, – я же была там, когда Тейт вас казнил. Как ты выжил? А Алекс?

– Как много вопросов, но без них никуда, – Джо поддерживал меня за талию и оттянул край футболки, указывая на зияющую рану в теле. – Да, нас на самом деле… как бы это сказать? Не стало? Грустно признавать, но мы были к этому готовы. Да и к тому же, нас уже ждали здесь. Хотя, признаюсь, было страшно и первое время больно. Но со временем чувства куда-то пропадают.

– Я совершенно запуталась, ты будто говоришь на каком-то непонятно мне языке.

– Прости. Хочется ввести тебя в курс дела без лишних сантиментов. – Джо открыл дверь. – Понимаешь, Рэйн, нас действительно выбросили на улицу. Мне и Алексу повезло, мы получили ранения, но смогли продержаться до прихода помощи, а вот третий паренек не смог. Радиация сделала свое дело и как ни прискорбно, но мы мутировали. Но остаемся почти людьми отнюдь не благодаря этому.

И только после этих слов я поняла, что он говорил правду. Его рука была ледяной и оттенком напоминала кожу Рози. Я перевела взгляд на себя и с ужасом уставилась на перебинтованные участки тела. От шока я совсем позабыла о том, что я выбралась из убежища Тейта.

– Что со мной? Я помню, как выбралась на поверхность и просто шла куда глаза глядят, пока не упала… я тоже заражена, да?

Джо взъерошил свои волосы и глубоко вдохнул.

– Честно, Рэйн, я не специалист и не могу тебе ответить на этот вопрос.

– А кто может? Джо, где мы? Что это за место?

–Знаешь, я думаю, есть еще люди, которые смогут просветить тебя. Но предупреждаю, правда будет слишком жестокой. Так что приготовься.

С этими словами он вывел меня в обширную комнату, которая была наполнена людьми и мутантами. Я посильнее прижалась к парню, но тот лишь усмехнулся:

– Не бойся, они не причинят вреда. Мы здесь все довольно милые и безобидные, пусть тебя пугает внешний вид.

Легко сказать, да трудно сделать. Мутация по-своему поработала над каждым жителем этого убежища. У кого-то не хватало конечностей, а кто-то светил ранами, которые были получены в бою. И все они смотрели на меня, но что было самым поразительным, в их взглядах не было враждебности и злости. Лишь сочувствие, как – будто бы они знали, через что мне пришлось пройти. И это так разительно отличалось от тех, кого я видела и с кем жила в бункере Тейта. Здесь я сразу почувствовала своей.

– Рэйн, – окликнули меня и я чуть не утонула в объятиях брата.

– Живой, ты живой, – шептала я, уткнувшись ему в плечо.

– Я думал, что больше не увижу тебя, – тихо отозвался он.

– Больше никогда, слышишь, никогда не поступай так со мной, – всхлипнула я и отстранилась, чтобы посмотреть на Кори. Передо мной стоял уже не парень, а резко повзрослевший мужчина с сединой в висках. Наверно, я тоже постарела, но какая разница, как ты выглядишь, когда ты выжил?

– Вот теперь точно всегда буду слушаться только тебя, – он рассмеялся. – Как ты?

– У меня множество вопросов к тебе.

– Знаю, но прежде чем рассказать тебе все, я хотел бы тебя кое с кем познакомить.

Кори жестом указал мне направление и мы зашагали в другую сторону.

Оказавшись перед дверью, брат легонько постучал костяшками пальцев и не дожидаясь ответа, зашел. Я же с опаской делала каждый шаг и постоянно оглядывалась, ожидая удара в спину.

– Пожалуйста, прекрати нервничать, тебя здесь не обидят, – послышался голос и я чуть не упала в обморок.

Наверно, каждый человек испытывал чувство де-жавю в своей жизни. Вот и я замерла на пороге небольшой комнаты с широко открытым ртом. Не думайте, что я не встречала близнецов до этого. Но сходство было настолько сильным, даже пугающе идентичным. Мимика, черты лица, телосложение. Те же карие глаза пытливо рассматривали меня, как когда-то это делал Тейт. Только русые волосы до плеч, собранные в небольшой хвостик и отсутствие шрама на лице напоминало о том, что это не он.

– Ты должно быть Рэйн? Я – Ксавьер, приятно познакомиться. – Молодой человек, потянул руку и я уставилась на татуировки. Ярко-алый феникс расположился по все длине руки и устремлял свои крылья куда-то вверх. У Тейта на этом месте красовался тигр. Я оглянулась на брата, а затем вновь вернулась взглядом к парню. И вместо пожатия протянутой руки, я тыкнула пальцем в его предплечье. Теплая кожа и никаких признаков мутации.

– Как? Как такое возможно?

– Ты сейчас про что? Про сходство? Мы ведь являемся близнецами.

– Нет, я про то, что ты выжил. Ведь мне рассказывали, что Тейт выбросил тебя на поверхность без костюма.

– Все верно. Как в принципе, он поступил и с тобой. – Ксавьер сел напротив меня и сложил руки на столе.

Его слова неприятно резанули слух и заставили дернуться, что не осталось незамеченным для парня. Он понимающе кивнул:

– Смотрю, Тейт так и не изменился. А жаль. Его маниакальное желание власти скоро его погубит.

– Ксавьер, я бы с удовольствием выслушала вашу семейную историю, но на данный момент мне очень важно знать, что со мной и Кори. Как я здесь оказалась, почему нет признаков мутации? И какого черта здесь происходит?

Он улыбнулся мне в ответ и переглянулся с братом.

– Что? Я по горло сыта тайнами. Мы жили в неведении и словно слепые котята следовали за Тейтом. Здесь будет так же? Если да, то я предпочту подняться обратно наверх.– Вскипела я.

– Тише Рэйн, не стоит так утруждаться и пытаться напугать меня. У нас будет долгий разговор и в отличии от моего брата, в конце я оставлю тебе право выбора. Постарайся усвоить для себя одну простую истину, чтобы ты не путалась. Я не Тейт. И никогда не сравнивай меня с ним.

Что-то в его тоне было одновременно предостерегающим и в то же время немного успокаивающим. Что-то заставляло ему довериться. Но ведь это могло быть и обманом, так как Тейт… хотя нет, ему я не доверяла с первой минуты.

– Хорошо,– согласилась я, – хуже ведь уже не станет?

Знала бы я, что моя последняя фраза станет пророческой.

– Думаю, не стоит спрашивать о том, что рассказывал мой брат? Говорил ли он о том, что на самом деле происходит на поверхности?

– В этом плане он был совсем немногословен. Мое представление о мире над нами состоит из того, что я сама видела и кое-каких воспоминаний.

– Что и следовало ожидать, – непонятно к кому обратился Ксавьер. – Рэйн, я сожалею, но все что ты знала и видела… это все ложь. Не перебивай меня и позволь детально объяснить. На самом деле, мир, который мы знали, никуда не исчез. Там до сих пор цветут цветы, растут деревья, есть птицы и животные. Климат конечно еще не полностью вернулся в норму, но сезоны уже начали чередоваться. Рэйн, нас изначально готовили в качестве подопытных крыс к этой войне. Федерация долго вынашивала план по созданию нового вида оружия и армии. Было потрачено несколько десятков лет и миллиарды долларов на этот проект. И когда они заручились поддержкой множества правительств, они стали реализовывать свой план в действие. Ты была слишком мала, когда они шаг за шагом внедряли концепции в твою жизнь. Сначала они ввели радиацию малыми дозами, а вместе с этим запустили разрушение озонового слоя, чтобы скрыть следы своего вмешательства. Человеку проще винить природу, чем поверить в то, что его намеренно травят. А чтобы процесс был под контролем, ввели особые препараты.

– Таблетки.– Подал голос Кори позади меня.

– Да, они самые. Наркотическое вещество, которое не только подавляло человека, но и подготавливало организм к мутации. Они планомерно увеличивали дозу радиации и смотрели, как человеческий организм справляется с нагрузкой, какой слой общества будет готов мутировать быстрее. А чтобы радиация не распространялась на другие регионы, нас окружили куполами.

– Стоп. Хватит. – Я зажала уши руками и зажмурилась.

– Себя они тоже обезопасили куполом, но небольшая порция коснулась и их. Я ведь не зря тебе сказал за сезоны погоды. Некоторое время назад, у них наблюдалась зима на протяжении почти восьми месяцев. Но в целом, они не пострадали.

– Я не верю в это, просто не верю.

– Ты так же не верила и отцу, – тихо произнес Кори.

– Это совершенно другое дело! Но сейчас незнакомый мне человек говорит о том, что все было подстроено. Что мы жили не своей жизнью, что нас выращивали ради эксперимента! Неужели и помешательство, а впоследствии и смерть отца были частью всего этого?

– К сожалению, но да. Ты просто еще не все услышала. – Таков был ответ брата на мои протесты.

– Ты веришь каждому встречному и так же в свое время доверился Тейту. И что в итоге? Откуда ты знаешь, что этот не врет?

– Ты же видела обитателей? К тому же я жив, ты жива, разве этого недостаточно?

– Кстати, если ты говоришь правду, то каким образом вам удалось захватить эти убежища? – Обратилась я к Ксавьеру.

– А кто сказал, что их захватили? Они изначально принадлежали нам. Рэйн, я и Тейт являемся одними из основных кураторов, которых назначили для контроля над вами.

И тут я поняла, что теряю дар речи. Эта не та правда, которую я хотела слышать.

Глава 19

Я подняла руки в знак протеста и хотела уйти, но ноги не слушались меня. Мне хотелось чтобы он перестал говорить, чтобы я открыла глаза и оказалась в другом месте. Но Ксавьер не останавливался:

– Знаешь, федерация всегда была лживым сборищем ублюдков. Нам обещали простую работу: следить и отлавливать выживших, собирать информацию и отправлять подопытных к ним за границу купола. Все просто. Мутация проходила гладко. Как я и говорил, первой фазой были таблетки. Вторая ожидала всех на этих базах, где под нашим контролем вводился еще один препарат. Люди ни о чем не подозревая всего в одно мгновение становились мутантами. Нужен был лишь правильный катализатор. Но что-то пошло не так и однажды сдача такого объекта сорвалась. Возможно, слишком большая дозировка радиации или еще что-то. Но вместо послушных особей, они получили новый вид, который не поддавался контролю. Да к тому же, они инфицируют других попавшихся им на пути. Федерация перекрыла основной ход к ним и увеличила поток радиации до самого максимума, чтобы сжечь здесь все и избавиться от неудачного опыта.

– Зачем? Зачем они это делали? Ведь в том убежище столько детей, женщин…– еле слышно прошептала я.

– Вот именно, вряд ли кто-то заподозрит маленькую девочку в том, что внутри нее обитает монстр. Который по сигналу разорвет любого, кто встанет у него на пути.

– Что дальше?

– А то, что от нас отреклись и решили забыть, словно за кошмар. Особей на поверхности не уменьшилось, а наоборот стало еще больше. А федерация преспокойно отгородилась от нас своим куполом и продолжает жить дальше. Таких убежищ по этому региону всего три. Одним из них управляли мы с братом, но как видишь, Тейт не любит делиться. Когда стало известно, что нас предали и бросили здесь, я предложил ему просто спасать людей и прекратить исследования и эксперименты. Но было поздно, он стал одержим идеей создать свою собственную армию. И вот тогда все и случилось.

– Он выбросил тебя за пределы, – констатировала я и поежилась.

– Да, – печально вздохнул Ксавьер.

– Как же ты выжил?

– Ну, здесь стоит поблагодарить федерацию. Перед отправкой сюда, нас напичкали таким составом, что нам ничего не страшно. У нас с Тейтом своего рода иммунитет. Но и он не вечен, с каждым поднятием на поверхность без защиты и укусом или царапиной, полученной там, процент сыворотки в крови уменьшается.

–Вот почему Тейт выжил после нападения. А я ломала голову, что же не так с его результатами анализов.– Все произошедшее словно пазл становилось на свои места.– А он знает об этом?

– Конечно. Мой брат надеялся, что меня добьет палящая жара. И сначала так и было, я думал, что не выживу. Пока мне не пришли на помощь ребята из второго убежища. Они нашли меня в критическом состоянии и еле вытащили с того света. Пришлось долго проваляться на больничной койке, приходя в сознание и залечивая ожоги.

– Но погоди, ты сказал, что таких убежищ всего три. Один под контролем Тейта, другой под твоим, а что с третьим? – Я подалась вперед.

– Третий бункер являлся основным и именно через его подземный ход осуществлялась передача людей на ту сторону. Там есть лифт и нужно всего три ключа, чтобы оказаться в мире, где есть нормальная жизнь. Но, увы, он пал под натиском этой заразы и сейчас кишит неизвестным количеством мутантов. Без необходимого количества ключей, это станет настоящим самоубийством без шанса на выживание.

Я прямо чувствовала, как мой мозг словно механизм заворочал своими шестеренками. И Тейт, и Ксавьер знают об этом бункере. И оба хотели оказаться по ту сторону купола. Но у каждого был всего один ключ. И не зря Тейт делал все эти вылазки, он попросту искал эти ключи! А Ксавьер в свою очередь организовал нападение на брата с такой же целью.

– Зачем он хочет выбраться? Зачем ты хочешь? – Подняла я взгляд на парня передо мной.

– Я лишь хочу снова быть со своей семьей, – устало ответил он. – Меня не спрашивали о том, хочу я служить здесь или нет. Просто отослали и заставили бросить жену и дочь. Я хочу увидеть их и обнять. А Тейт… не знаю, возможно, хочет отомстить? Но скорее всего, его беспокоит лишь то, что срок действия сыворотки заканчивается. И кто его знает, как наши организмы отреагируют на это. Лишь лаборатории федерации могут нам помочь и возможно излечить.

– Даже тех, кто уже мутировал? Как Рози и Джо?

– Возможно и их тоже.

– Постой, а как же тогда выжила я?

– Как я и говорил, те таблетки были основной базой. Вы с братом их не принимали и соответственно, второму препарату не за что было закрепиться. Плюс основную дозу радиации вы пережили в своем собственном убежище, что еще больше помогло вашему иммунитету. Но и это не гарантирует вам стопроцентную защиту.

– Зато они могут находиться в нашем окружении без вреда, – послышался голос Рози позади.

Я потеряла дар речи и лишь пыталась не упасть со стула.

– Ах, да, еще и выглядят нормально. – Рози ухмыльнулась. – Не то, что мы.

– Как ты смогла выбраться оттуда? – еле выговорила я.

– Видела бы ты какую панику я там навела своим присутствием. Люди шарахались и расступались передо мной. Так что добраться до платформы не составило труда.

– Ты тоже вместе с ним? – кивнула я на Ксавьера. – А как же твоя привязанность к Тейту? Я уже ничего не понимаю… Что происходит?

– Ну, знаешь подруга, ты была права. Тейт оказался еще той скотиной. Но ты ведь об этом уже знаешь, верно? Я к своему сожалению, увлекалась теми таблетками и вот, когда костюм разгерметизировался, увы, реакция не заставила себя долго ждать. И я стала превращаться. Кто ж знал, что Тейт продолжал нас пичкать этой отравой? Ксавьер все объяснил нам, но в отличии от Джо и Алекса, я в это верить не захотела. – Рози облокотилась об стену спиной.– И вот, нас отпустили. Но в том месте, что я считала домом, меня же и предали.

– Я же говорил, что я не брат, что я не заставляю делать выбор, – Ксавьер наклонился в мою сторону. – Рози хотела уйти и я ее не держал. Я думал, что она поможет Тейту встать на правильный путь и он задумается. Я рассказал ребятам и предложил им путь, который был бы с минимальным количеством жертв. Но, как видите, ему это не подходит. Что ж, тогда и я стану действовать его же методами. Крайне важно, чтобы мы добыли все ключи. Иначе, если Тейту это удастся первому, он уничтожит тот мир, а мы останемся запертыми здесь навечно. Так что Рэйн, тебе решать, на чьей ты будешь стороне. В случае чего, я покажу, где выход.

И он оставил нас в полной тишине. Я, фактически не моргая, уставилась в одну точку и все пыталась переварить услышанное. Я думала, что во мне возникнет ураган эмоций, но ощущалась лишь какая-то странная и пугающая пустота. А казалось бы, мы столько пережили, через столько прошли. И ради чего? Ради чьей-то забавы. Мы рисковали своими жизнями, мы выживали в этом аду, мы теряли и терялись… А кто-то просто наблюдал за нами со стороны и делал свои ставки, словно все это огромная игра. Я поняла, что устала морально и физически.

– Кори, можешь отвести меня куда-нибудь?

Брат понял все без объяснений, как и Рози. Мы втроем вышли из кабинета, но девушка развернулась в другую сторону, позволяя нам пойти по другому пути. А мы все шли и шли. Это убежище было сильно похоже на то, где обитал Тейт. Но потом я одернула себя и напомнила, что бункера однотипны.

– С ума сойти можно, да? – Подал голос Кори, нарушая затянувшуюся тишину между нами.

– Честно? Я не знаю, что тебе ответить, – устало ответила я, когда он подвел меня к подобию скамейки. – Мне кажется, что я вот-вот проснусь и окажусь дома. И не будет этого конца света, бункеров, мутантов и всего остального, что нам пришлось пережить. Но потом вспоминаю, что не сплю и это все реальность. Ты веришь Ксавьеру?

– Да, – сразу же ответил Кори, – возможно, ты права и наивен. Возможно, что я просто устал и хочу увидеть в конце этого гребаного тоннеля хоть какой-нибудь свет. Он дал надежду и в его словах есть что-то, что заставляет верить. Знаешь, когда я узнал обо всем, то кроме шока испытал и странное чувство радости вперемешку со злостью. Сколько же времени потрачено зря, но ведь если нам удастся, то мы можем вернуться к нормальной жизни.

– А она есть? Эта нормальная жизнь? Я уже не верю в это.

– Рэйн, не стоит опускать руки, не использовав последний шанс. Лично я не готов отдать его Тейту. Ты со мной?

– Странный вопрос, куда же я без тебя, – ответила я брату, уткнувшись в его плечо.

– Мы справимся, обязательно справимся. – Повторял Кори, поглаживая меня по голове. И не понятно, кого больше он старался успокоить. Себя или меня?

Я проснулась в холодном поту после очередного кошмара, который уже не был для меня чем-то новым. И лишь после того, как рассеянный свет лампы озарил комнату, мо сердце относительно успокоилось. На соседней койке расположился Кори, который в данный момент мирно посапывал. Почему-то перед глазами пронеслось воспоминание из детства, когда мы делили одну комнату на двоих. В то время Кори много разговаривал во сне и пришлось уговаривать отца переделать его кабинет под новую комнату для брата. Тогда я жаловалась на отсутствие личного пространства, теперь же была рада быть с ним так близко.

Заботливо накинув простынь на его плечи, я погладила его по волосам и вернулась в свою постель, но заснуть уже не могла. А через некоторое время зашевелился и Кори.

– Не спится? – хрипло спросил он, поднимаясь с постели и протирая глаза.

– Да как-то не особо.

– Подъем лишь через час, – брат посмотрел на часы, а затем на меня. – Голодная?

– Да, с удовольствием бы перекусила, – я благодарно кивнула ему. – А как здесь вообще проходит день?

– Не особо отличается от того, где мы были до этого. Правда, не так систематизировано. Есть смены, которые наблюдают за поверхностью и дежурят по периметру. Остальные помогают, чем могут. Короче говоря, все в меру. Здесь тебя не заставляют выполнять поручение, все делается на чистом доверии. Понимаешь, они итак многое упустили с этой мутацией и последнее, что они хотят потерять так это оставшиеся человеческие качества.

– Понятно. Не подскажешь где найти Ксавьера?

Кори усмехнулся и открыл дверь:

– Ну, это самый простой вопрос. Знаешь, мне иногда кажется, что он вообще не отдыхает и находится на вахте. Пойдем, я проведу тебя.

Глава 20

И ведь действительно мы нашли Ксавьера за главным компьютером с дымящейся чашкой кофе в одной руке и почти погасшей сигаретой в другой.

– Доброе утро, – отозвался он, даже не повернув головы.

– Послушай, не буду ходить вокруг да около, – обратилась я к нему, – я хотела бы остаться здесь вместе с вами.

Пристальный взгляд скользнул по моему лицу, чашка с сигаретой ушли в сторону.

– Это здорово, я очень рад. Но хочу сразу поставить тебя перед фактом того, что не гарантирую сохранности твоей жизни или жизни твоего брата. Ты согласна на это?

– Жестоко.

– Зато правда и честно говорится в глаза. – Ксавьер оставался серьезным.– Разве ты не этого хотела?

– Все верно, – ответила я, – и я остаюсь даже при таком раскладе.

– Чудесно, а главное, вовремя. Так как мы выдвигаемся сегодня. Я давал Тейту шанс и он упустил его. Значит, время действовать более решительно. Сначала мы добудем его ключ, а затем отправимся к третьему убежищу.

– Ну да, он так и отдаст нам ключ на блюдечке, – вмешался Кори.

– Нет, не отдаст. – Парень перевел взгляд с меня на моего брата. – Будет бой. Вот поэтому я и не гарантирую благополучного исхода для вас и для себя.

Совещание через час, затем подготовка и сборы. А пока отдыхайте, подкрепитесь, не факт, что кто-то вернется обратно.

Я наблюдала за тем, как Ксавьер раздает указания и что-то показывает на карте, объясняя местоположение бункера Тейта.

– У нас есть ряд преимуществ. Во-первых, четверо из нас знают это убежище как свои пять пальцев. Во-вторых, мы быстрее и проворней, большинству из нас не нужны костюмы для защиты. Если будем действовать четко по плану, то ключ окажется у нас в считанные минуты. Тейта не трогать, с ним я разберусь лично. Все понятно?

Он обвел комнату взглядом и дождался подтверждения от каждого из присутствующих в зале.

– И помните, мы не трогаем беззащитных людей. Лишь тот, кто пойдет на нас с оружием от него же и погибнет. Добудем то, что нам нужно и вернемся сюда. Затем собираем группу и штурмуем третий бункер.

– Ты же говорил, что третий ключ утерян,– донеслось из толпы. Я тоже об этом подумала, но спрашивать не стала.

– Я знал того, кто хранил ключ. Я бывал там и приблизительно могу догадаться, куда его могли спрятать для сохранности. Если же там его не будет, то нам предстоит работа посложнее. Придется найти того человека или то, что от него осталось. Но я все же надеюсь на более легкий вариант. Не будем терять время и все, кого я вызвал должны быть готовы через полчаса.

Нас было около пятнадцати. Группа разношерстных человек и мутантов, которые шли на верную смерть. Не знаю, лучше это что Ксавьер говорил в лоб все что думал. Или же стоило просить его об одолжении и ничего е рассказывать. Так как стоя перед закрытыми дверями бункера и ожидая сигнала от Ксавьера, я чувствовала, как мои зубы не попадают друг на друга. Я бы наверно соврала, если бы сказала, что мне не страшно. Мыслить рационально не получалось, ноги не слушались, а руки мертвой хваткой вцепились в оружие.

– Сделай глубокий вдох и представь, что мы сейчас просто выходим на прогулку. – Послышался в прикрепленном динамике к уху голос Кори.

– Ага, прогулка на эшафот, – горько усмехнулась я.

– Если так будешь думать, то все так и случится,– вмешался в наш разговор Ксавьер, – и не забывайте, что связь общая, так что говорим только по делу. Выходим через две минуты, всем быть начеку.

Мы двигались достаточно быстро, прикрывая спины друг друга. Те, кто не мутировал были в центре, мутанты же расположились по краям. Улицы пустовали, но от этого не становилось легче. Наоборот, обстановка вокруг и неизвестность накаливали все до предела. Ксавьер резко остановился и отдал команду остальным, чтобы и они заняли оборонительные позиции. И тут раздался первый выстрел. Справа от меня повалился на землю первый мутант. Кто-то открыл ответный огонь и понеслось. Взрывы, крики, все это смешалось в жуткую какофонию и я растерялась. Куда бежать? Что мне делать? Куда стрелять? Помню, что решилась покинуть свою позицию, но это оказалось плохим решением.

– Ложись! – Заорали мне на ухо и я упала на колени под тяжестью чьего-то тела.

– Кори, где ты? – Но в наушниках вместо голоса брата слышались чужие крики и стоны раненных. Паника нарастала снежным комом, дыхание сбилось не только от стресса, но и от того, что тело на мне давило своей тяжестью.

– Эй, – попыталась я столкнуть с себя того, кто как оказалось спас мне жизнь. Но, увы, парень уже не реагировал на происходящее вокруг. Выбравшись из-под него, я перекатилась в другую сторону и осталась лежать на спине.– Кто-нибудь…Рози…Кори, отзовитесь.

Но ответом мне была тишина. Вжимаясь в землю, я поползла вперед, пытаясь найти хоть какое-нибудь укрытие. И я ползла, не обращая внимания на ужас творившийся вокруг меня, пока носом не уперлась в чьи-то ботинки, а затем и в автомат, который был нацелен на мое лицо. Нашивку на груди я узнала сразу. На нас охотились никто иные, как Тейт и его команда. Я впервые встала перед выбором: чужая жизнь или своя собственная. Ведь никогда не поощряла ни насилие над другими людьми в мирной жизни, ни стремление Кори быстрее оказаться на поверхности, чтобы поучаствовать в перестрелках уже после наступившего апокалипсиса. Я вообще не представляла себе каково это забрать чью-то жизнь. Но первобытный инстинкт дал о себе знать и я даже до конца не успела понять, как мои пальцы нажали на курок. И ведь как все просто, всего одно движение и перед тобой не человек, а лежащая груда костей и мяса. Но времени не было на раздумья, следовало двигаться дальше. В нескольких метрах возвышался валун за которым я могла бы укрыться. Стоило преодолеть всего немного, чтобы оказаться в безопасности.

Знаете, что самое паршивое в данной ситуации? Помимо проносящихся пуль над твоей головой? Это адреналин, который начинает застилать тебе глаза и дает чувство того, что ты превращаешься в супермена. Сильного, проворного и пуленепробиваемого человека. Но при этом очень глупого человека, который перестает контролировать ситуацию. Вот и я сглупила. Забыла о том, что стоит хотя бы оглядываться по сторонам. В итоге, буквально в метре от валуна меня дернули за шкирку, словно котенка.

– Прикажи отставить огонь, – послышался знакомый голос через защитную маску.

– Я не командую этой операцией, – отозвалась я и дернулась в сторону, но было бесполезно.

– Я знаю, но тебя ведь слышат. – Тейт продолжал удерживать меня в повешенном состоянии. – Живо!

– Ксавьер, – позвала я в микрофон. – Пожалуйста, отзовись.

Минута тишины, две, три.

– Он не отзывается.

– Пробуй еще раз!

– Ксавьер!!!!

Но вместо заветного голоса я услышала звук отводящегося курка возле моей головы.

– Сделаешь шаг и я пристрелю ее. – Тейт был как всегда спокоен.

– Нет, не пристрелишь. Она нужна тебе так же, как и мне, брат. Прикажи прекратить стрельбу и я отдам приказ вместе с тобой. Мы итак потеряли большое количество людей с двух сторон.

Казалось, что время остановилось и все вокруг замерло. Я слышала, как они оба призвали людей не стрелять и от навалившейся тишины, уши непривычно заложило.

– Отпусти меня,– еще раз дернулась я в руках Тейта, напоминая о себе.

– Нет. Ты будешь рядом со мной. Кстати, я удивлен, ты жива да еще и в защитном костюме. Как так?

– Не твое дело, – зашипела я в его сторону. – Что за бред? Зачем я вам нужна?

– О, мой милый братец тебе не удосужился сказать? – Тейт деланно засмеялся. – Как же так Ксавьер, я-то думал, ты придерживаешься своей теории о честности. Или ты можешь только раскрывать чужие секреты, но о своих скелетах предпочитаешь молчать?

– Закрой свой рот, Тейт! Кто просит тебя вмешиваться? – Зашипела я в его сторону, за что тут же поплатилась ударом рукоятки по затылку.

– Наверно, оружие в одной моей руке и твоя хлипкая шея в другой, дает мне полное право вмешиваться туда, куда я посчитаю нужным. Так что Ксавьер, сыграем по-моему или по-твоему?

– Зачем ты спрашиваешь, если уже решил? – Отозвался тот ему в ответ.

– Верно, – усмехнулся Тейт и не успела я и глазом моргнуть, как он резко отвел руку и выстрелил в своего брата.

Вмиг все оружие было наведено друг на друга. Напряжение в воздухе стало фактически осязаемо. В любой момент мы все могли оказаться на месте Ксавьера.

– Ты сумасшедший ублюдок! – заорала я, как только до меня дошло все случившееся.

–Отпусти ее, – разделяя каждое слово, произнес Кори и навел прицел на Тейта.

– А то что? – Ехидно уточнил тот и я услышала звук расстегивающейся молнии. – Думаешь, я не подготовился? Слушайте все внимательно. У вас есть два варианта: сложить оружие и последовать со мной или же можете выстрелить сейчас. Но тогда вы не только не сможете выбраться отсюда и как вы догадываетесь, я потащу вас следом за собой прямиком в ад. Здесь динамита хватит на сотни километров разрушений.

– Что? Что там такое? – Я все же вывернулась и смогла выскочить из его захвата. Но, то, что я увидела… десятки проводов переплетаясь, крепились к зарядам на его жилете. А детонатор Тейт уже сжимал в руке. Мы оказались в западне.

– Очень предусмотрительно, – Кори не спускал с него своего оружия. – Зачем же тебе мы? Если ты можешь свободно выбраться отсюда сам?

– Нет, не могу. Во-первых, мне нужны были мутанты, – с этими словами Тейт указал в сторону людей Ксавьера. – Зачем мне гробить свой народ, когда собралась такая отличная армия? А во-вторых, мне нужен был кто-то из вас, Вайлетт. Я расстроился, когда ты не вернулся Кори. А когда я потерял Рэйн, я был просто убит горем.

– Как иронично. Ты сам меня чуть не убил,– поправила я его.

– Это было маленьким недоразумением. И если на то пошло, то именно благодаря мне, вы снова вместе. Разве это не чудесно?

–А в третьих-то что?– Я не стала отвечать на его вопрос.

– Вы и есть недостающая часть головоломки.

– Тебе ж нужен ключ, а мы не имеем к этому никакого отношения. Мы даже не знаем, где находится этот бункер. Единственный, кто мог тебе ответить, лежит в метре от тебя.

– Ключ- это всего лишь ключ, который откроет эту сторону прохода. А вот вторая дверь контролируется другим человеком. И поверь, он не откроет мне без веской причины. И эта причина – вы.

– Ты вновь пытаешься запудрить нам мозги! Мое терпение не безгранично. – Кори взвел курок. – Отвечай, что тебе от нас надо?!

– Тише-тише, – Тейт в шутливой форме приподнял одну руку, словно сдавался.– Ты прав, чего ходить вокруг да около, верно? Там ваша мать. Она контролирует этот проект. Ей мы сдавали подопытных, ведь она стоит во главе всего этого. Да-да, именно она предложила заточить вас под этот купол. Когда я узнал об этом, то ужаснулся. Как по мне, это было слишком жестоко бросить своих детей в этом аду. А когда все пошло наперекосяк, она отдала приказ найти вас и пообещала царскую награду. Мы долго вас искали, даже был момент, когда я уже решил, что все напрасно. Ведь мы столько раз были у вас дома, но я даже и не догадывался, что вы были у нас под носом.

Глава 21

С каждым его словом, давно позабытая рана открывалась все шире и шире. Моя мать стояла за всем этим. С ее подачи мы стали подопытными крысами. Сначала она безучастно наблюдала за тем, как вымирает наш городок, а теперь решилась нас разыскать?

– Не верь ему, – Кори покачал головой.

– Да ладно, я же вижу по вашим глазам, что вы допускаете такой вариант событий. Не вижу смысла вам врать по этому поводу. Теперь все следуют за мной и выполняют мои команды. Вперед! Мы итак слишком много потеряли времени на пустую болтовню. Ах, да, и захватите моего брата.

– Зачем?

– Я однажды уже поверил в его гибель, а это чуть не стоило мне жизни. Не хочу наступать на те же грабли.

Мы все шли и шли, продвигаясь по бетонным джунглям куда-то на север. Я уже перестала обращать внимание на окружающий нас пейзаж. Ведь в голове никак не могли уложится последние новости. Я бы очень хотела обсудить все с Кори, но связь в наушниках была общей и наш разговор стал бы тоже общим. Пришлось, молча продолжать путь. Никто не нарушал тишину, повисшую в нашей команде. Были слышны лишь дыхание, воющий ветер над головами и скрип гравия под ногами. Я повернулась назад и увидела, как один из мутантов тащит Ксавьера на своем плече. Казалось бы, что за последнее время мы должны были стать черствыми и бездушными. Но отчего-то на душе было совсем паршиво. Даже несмотря на то, что он так же обманул нас, как и его брат, Ксавьер в какой-то степени мне нравился. И если не брать во внимание то, как он обошелся с нами, я думаю, что хотя бы с остальными он был честен. Не то, что Тейт. Я невольно перевела взгляд на парня и заметила, что он так же на меня посматривает. Не знаю, что было в нем такого, что я до сих пор чувствовала неловко рядом с ним? И, видимо, он был доволен этим.

– Стойте!– Раздался чей-то голос позади.

– Что там еще случилось? – Тейт обернулся к говорившему человеку.

– Здесь что-то не так.

– Не мели ерунды, эта территория чиста. Не стоит терять время, двигаемся дальше. Мы фактически дошли к базе.

– Откуда ты знаешь, что здесь никого нет? Ксавьер говорил, что эта база кишит мутантами, которые неподконтрольны вам. – Вклинилась я в разговор.

– Ох, да ладно, ты веришь, что мой брат мог обо всем знать?

– Но он ведь прочесывал эту территорию намного чаще, чем ты.

– Рэйн, твой ум начинает меня раздражать.

– Но ведь здесь действительно тихо,– не унималась я.

– Это выжженная пустошь, здесь должно быть тихо! – Рявкнул Тейт. – Мы почти у цели и если ты не уймешься, я заклею тебе рот. Двигаемся дальше и не отстаем!

Знал бы он, как мне хотелось его удавить и зарыть в землю прямо здесь и сейчас. Или чтобы его кто-то закопал. Не знаю, возможно, судьба – злодейка услышала меня, а может это было лишь совпадением… Но мы прошли всего пару метров, как на нас открыли охоту. Эти особи буквально появились из-под земли. Они двигались молниеносно, окружая нас в своеобразное кольцо.

– Огонь на поражение! – Скомандовал Тейт.

– Как будто мы сами этого не поняли! – Отреагировал кто-то из группы.

И мы отстреливались как могли, убивая этих тварей одного за другим. Но на месте одного убитого, появлялось сразу десять таких же. Эти особи не были похожи на мутантов из бункера Ксавьера. В них не было ничего человеческого. Полностью сошедшая плоть обнажала пожелтевшие кости, которые еле удерживали гниющее мясо и внутренности. Их некогда человеческие лица превратились в кровавое месиво, на котором жадно блестели налитые кровью глаза. Они стремились добраться, раскромсать и убить каждого из нас. В ушах звенело от бесконечной стрельбы. Мы отбивались как могли, но их было слишком много…

На секунду я потеряла всех из виду, оставшись окруженной этими монстрами. И знаете, я не чувствовала страха. Мне просто было жаль, что я не успела попрощаться с братом. Да и выхода из сложившейся ситуации так же не предвиделось. Мы проиграли. Нужно уходить с достоинством, поэтому я не задумываясь, вскинула руку и прижала пистолет к голове. А затем нажала на курок.

Но вместо облегчения или что там чувствуют, когда уходят на небеса, я почувствовала как земля под моими ногами пришла в движение. И ко всему, мой магазин был пуст. А затем мы просто провалились под землю…Мне казалось, что наше падение бесконечно. Будто бы я была Алисой, которая провалилась под землю, следуя за белым кроликом. Приземление было таким же внезапным, как и полет. Боль в ноге пронзила меня, словно огненная стрела и пришлось прикусить губу, чтобы не зайтись в крике. Кто-то схватил меня за руку, еще кто-то дотянулся до моей спины, как бы заставляя меня очнуться от шока. Удобней перехватив пистолет, я стала отбиваться от нападающих. Но, как было возможным отбиться от тех, кого не видишь? И тут случилось то, чего я совсем не ожидала, но что было таким предсказуемым в данной ситуации. Чьи-то зубы вцепились в мое запястье и я почувствовала, как кровь теплой струйкой стала стекать по руке.

– Аааа!!!– Заорала я и пнула ногой туда, где по моему предположению был монстр. К счастью, цель была задета и вой на высоких нотах, стал для меня сигналом о попадании. Я вырвалась, но какой ценой? Кровь продолжала скапливаться уже под костюмом, собираясь мерзкой лужицей во всех сгибах материала. Кое-как придерживая пистолет раненной рукой, а вторую выставив вперед, я начала медленной идти вперед. Шаг за шагом, переступая чьи-то тела, я двигалась куда-то, куда меня вело чутье. Я шарахалась от каждого звука и готовилась к схватке каждый раз, как мне казалось, что кто-то бродит рядом со мной в этой непроглядной тьме. И очень надеялась, что услышу до боли родной голос Кори. Но никого не было. И я продолжала свой путь, словно слепая, отгоняя предательские мысли о том, что брат мог быть похоронен под этими завалами или до него добрался кто-то из мутантов на поверхности. Ведя рукой по облупившейся стенке, я медленно шла вперед, как вдруг услышала очередной шорох в нескольких метрах, а затем увидела луч фонарика. Мое выражение лица, наверно, было таким же, как у путника, который увидел оазис в пустыне. Шок, облегчение, ужас, все каскадом обрушилось на мое сознание. Хотелось закричать от радости, но в то же время, щемящее душу чувство страха вновь заставило меня прикусить язык. И как оказалось, что не зря. Но было уже так поздно, луч фонарика скользнул по стене и остановился на моем лице. Я, щурясь, подняла руку, прикрываясь от слепящего света.

– О, нет, из всех вариантов, мне выпал худший, – протянула я, как только силуэт перестал быть темным пятном и трансформировался в Тейта.

– Радуйся, что это я.

– Чему радоваться? Тому, что ты используешь меня ради своей выгоды?

– И ради твоей выгоды тоже. Думаю, ты так же хочешь выбраться отсюда. Есть патроны?

– Нет, закончились еще наверху, – угрюмо ответила я и уставилась туда, куда доставал свет. Мы были в окружении огромного количества тел и я тут же отвела взгляд. – Есть еще выжившие?

– Не знаю,– Тейт потянул меня следом за собой. – Я не знаю, кто еще сюда попал. Точнее, кто стоял на платформе в тот момент, когда я ее активизировал.

– Значит, у нас есть шанс на то, что нас найдут?

– Ну, если кто-то знает куда нажать, а это наврядли, то да, найдут. Но, какая разница? У меня есть все, что мне нужно и наверх я не планирую больше возвращаться.

– Ах, да, ключ Ксавьера, свой ключ и я. – Горько вздохнула я. – А третий ключ?

–Найдем.

– Ты ведь не знаешь где он, верно?

– Знаешь, Рэйн, мне даже он и не нужен. Мне главное добраться до командного пульта управления и включить питание. А потом я выйду на связь с федерацией и дело в шляпе.

Шоркающий звук из-за угла заставил нас остановиться. Тейт загородил меня собой и поднял пистолет вместе с фонариком. Не знаю, то ли оружие в его руке, то ли взрывчатка на его теле или само присутствие хотя бы одного живого человека, которого я знаю, делало ситуацию не такой ужасной. Послышался выстрел и я вздрогнула на своем месте, а когда Тейт потянул меня следом за собой, облегченно вздохнула. Это был очередной монстр.

– Я прям затылком чувствую, как ты думаешь, – тихо произнес парень, уводя меня вглубь коридоров. – Я бы на твоем месте уже давным-давно перестал цепляться за глупые мысли.

– Я же тебе уже говорила Тейт, ты не знаешь каково это любить и заботиться. Все твои попытки выглядят изощренным подобием настоящих чувств.

Возможно, мне показалось, но парень вздрогнул от моих слов. А если приплюсовать то, что я была укушена и кровопотеря отнимала мои силы, то галлюцинации не казались мне уже чем-то таким странным.

– Ты ошибаешься, Рэйн. Я пожертвовал всем этим. Вот ты, например, вечно тянешься и хватаешься за призрачный шанс, что Кори жив. А зачем? Зачем терзать свое тело и разум? А вдруг все твои надежды рухнут, когда ты увидишь его тело? Эта боль… она ведь будет с тобой до конца. Я отказался от этих чувств, прекрасно осознавая, что им нет места в моей жизни. Пока что.

– Да ты просто побоялся. А я не боюсь этой боли. Ведь именно она доказывает, что я еще настоящий человек. А кто ты, Тейт? И чем ты отличаешься от этих бездушных тварей? – Устало ответила я и потеряв равновесие, споткнулась и рухнула на бетонный пол.

– Что случилось?

–Мне надо немного отдохнуть. Совсем малость. – Каждое слово стало даваться с таким трудом.

–Рэйн, сейчас не время останавливаться,– Тейт подошел ближе и взялся за мою раненную руку, заставляя меня встать. От накатившей боли, я вскрикнула.

– Что? Что с тобой? – парень деловито стал осматривать меня и как только увидел руку, моментально помрачнел. – Как давно тебя укусили?

– Как только я приземлилась сюда, их было несколько и я не успела от всех отбиться.

– Почему ты сразу не сказала? Нужно было остановить кровь!

– А что, моего тела для пропуска не хватит? – даже уже еле выговаривая, я старалась язвить. – Да ладно, Тейт, чего раскис? Переживаешь за меня? Ты же вроде бы сам только что сказал, что тебя ничего не волнует.

Я хотела еще многое ему рассказать, но слабость все же меня доконала и я провалилась в бессознательную тьму.

Глава 22

Первое, что пришло мне на ум, так это то, что я слишком часто стала падать в обморок. Нет, серьезно, это уже начинало раздражать. Холода от бетона я под собой не чувствовала, наоборот, было слишком мягко. А еще, даже с закрытыми глазами, ощущала свет. Значит, Тейту удалось запустить генератор. Попробовав пошевелить конечностями, с ужасом поняла, что мои руки и ноги обездвижены.

– Тише – тише, – послышался голос откуда-то сверху.

Пришлось очень сильно постараться, чтобы открыть глаза. Сначала все было как в тумане и имело размытые формы. А затем, четкость пришла в норму и я увидела Тейта перед собой.

– Я не могу пошевелиться… что со мной?

– Меры предосторожности и не более,– сдержано пояснил он мне и вновь повернулся к мониторам.

– Что? – Спросила я и переведя глаза дальше, поняла о чем он говорил. Он боялся меня или тем, кем я могла стать. Поэтому приковал к лежаку, словно я могла накинуться на него в любой момент. – И что теперь?

– Я обработал твою руку и перевязал ее. Но… ты же сама прекрасно все понимаешь, Рэйн. Мне главное довести тебя до финишной точки и все. И меньше всего я хочу тебя пристрелить.

– Забавно. Знаешь, ты настолько разный. Сейчас ты говоришь так отстраненно, а через минуту я могу вновь увидеть того Тейта, который спас меня после побоев. Который целовал меня… Посмотри на меня.

Но парень не шевелился и оставался стоять спиной ко мне.

– Я сказала, посмотри на меня! – Я с силой дернулась и на мгновение сама оторопела. У меня никогда не было такой силы. И не надо думать, что это злость дала ее мне. Нет. Я превращалась. И синюшные вены, которые паутинкой поднимались по руке с багровыми пятнами вперемешку, были тому доказательством. Подняв глаза, я встретилась с тяжелым взглядом Тейта. – Сколько мне осталось? И в кого я превращусь?

– Судя по всему, часов пять-шесть и не более. И я очень надеюсь, что я успею довести тебя до федерации, где тебе окажут помощь.

– Ты вновь мне лжешь, Тейт. – Горько усмехнулась я. – Моя мать… это уже чужая мне женщина и ей наплевать на меня. Как только она увидит в кого я превращаюсь, она заберет меня ставить свои опыты дальше. Если ты хотя бы хоть что-то чувствуешь ко мне, прошу, отпусти меня.

Тейт вздохнул и взъерошил свои волосы, затем усмехнулся:

– Знаешь, ты права. Я тебе лгал и себе тоже. Ты зацепила меня с самого первого нашего знакомства. И я уже говорил тебе об этом. Ты пугаешь меня Рэйн тем, что разбудила внутри меня нечто неподконтрольное мне. Я изгонял тебя из своих мыслей, я ненавидел тебя. Знакомясь с вашим делом, я отметил лишь то, что ты симпатична. Но не знал, насколько ты западешь мне в душу. Я хотел лишь получить билет на волю, веришь? И мне было все равно, что с вами будет. Пока я не увидел тебя лично. А потом ты стала занозой в моем мозгу. Черт, Рэйн! Да я знать не знал, что могу кого-то полюбить!

– Ты говоришь так, словно я виновата в этом. Шел бы себе дальше и не портил жизнь ни себе, ни мне. Ты же получил то, что хотел. Я переспала с тобой осознанно и ничего не требовала в ответ. – Огрызнулась я. – Ты со своей "любовью" превратил мою жизнь в ад! Ты забирал у меня все, что я любила. Брата, подругу, нормальное существование… Помнишь те пять ударов плетью? Помнишь, как застрелил Джо на моих глазах? Помнишь, как уничтожал меня как личность? И все потому, что ты словно обиженный ребенок не получил того, что тебе взбрендило в голову! Я не прошу твоей исповеди передо мной сейчас. Какой толк, Тейт? Через несколько часов я могу уже и не вспомнить, кто я такая. Я лишь взываю к тому, что если в тебе осталось что-то человечное, пожалуйста, отпусти меня. Или все закончится гораздо печальней. Но я не пойду с тобой в федерацию. Мне теперь там не место.

Мы смотрели друг на друга с ненавистью. А затем, Тейт вновь надел свою эгоистичную маску и стал прежним. Властным, жестоким и заботящимся лишь о своих интересах.

– Нет. Как я уже говорил, я хочу выбраться отсюда и теперь, мне плевать, что с тобой сделают в федерации.

– Тогда молись Тейт, чтобы ты добрался. И уж лучше тебе держать меня на мушке. – Мне больше не хотелось говорить, я просто отвернулась к стене.

Минуты тянулись настолько медленно, что мне казалось, будто бы мы здесь находимся вечно. Несколько раз оборачивалась, но все так же упиралась взглядом в широкую спину Тейта. Он не отходил от панели управления и пытался разобраться с проводами и кнопками. Даже тупой бы понял, что у него ничего не получается. Всемогущий и беспощадный Тейт оказался в ловушке, надо же… Смех вместе с кашлем начали душить меня и не выдержав, я засмеялась в голос.

– Что происходит? – Непонимающе спросил меня парень, сузив глаза. – Что смешного?

– Ничего. Я просто наслаждаюсь этим моментом. – Успела произнести до того, как кашель заставил меня умолкнуть. Что-то стекло с уголка губ по щеке и по расширяющимся глазам парня поняла, что дела становятся еще хуже. Насколько это было возможным, я дотянулась до лица и смахнула каплю со щеки. Это была кровь. Переведя взгляд на руку, увидела, что в тех местах, где Тейт связала меня начала отслаиваться кожа. Цвет моей кожи приобретал жутковатый оттенок.

– Часики тикают, Тейт, боюсь, я долго не протяну. – Я хотела еще что-то добавить, как экран компьютера оживился и на нем появилось лицо моей матери.

– Приветствую тебя Тейт, с вами долго не было связи, вам удалось найти что-то ценное для нас? – Ее голос был неживым, как и лицо. С нами говорила какая-то бездушная кукла. Тейт ничего не ответил и просто отошел в сторону, чтобы она увидела меня. В глазах матери промелькнул странный блеск, но она мгновенно взяла себя в руки. – Прекрасно. Нужно срочно доставить ее к нам.

– Есть одна проблема, мэм. – Парень вновь встал на свое место. – Нет третьего ключа. Вы сможете открыть портал без него?

– Тейт, ты же знаешь, что это маловероятно. Мы ведь не просто так их разработали. Я подключу всех специалистов, чтобы разобраться с этой проблемой, но мне нужно немного времени. Она протянет?

– Эй, дамочка, я вообще-то здесь нахожусь и все слышу, – крикнула я.– Или ты не считаешь нужным со мной говорить?

Последовал вздох и она вновь заговорила:

– Здравствуй Рэйн.

– Ну что, ты довольна своей работой? Посмотри на меня внимательно, ничего не замечаешь, а? А помнишь своего младшего сына? Я теперь даже и не знаю, что с ним случилось. А отца ты не забыла? Его, кстати, сожрали живьем. И все ради чего?

– Прости, но я должна была это сделать. Такова моя работа. – Ответила она мне. – Но скоро ты будешь здесь и я смогу позаботиться о тебе.

– Спасибо, но я сыта твоей заботой. – Гневно произнесла я. – И если у вас получится переправить меня, я вцеплюсь тебе в глотку и даже глазом не моргну.

– Она не в себе, видимо, процесс уже затронул ее мозг. Как видите, агрессия на лицо. – Вклинился Тейт.

– В аптечке есть все необходимое, чтобы успокоить ее. И Тейт, она нужна мне живьем и до того, как она полностью мутирует.

– Прекрасно, а я- то думала, что ты действительно соскучилась. Но тебе нужна лишь моя кровь и тело для исследований. Как-то не по-матерински, не находишь? – Я чувствовала, как непрошенные слезы накатываются на глаза.

– Ты услышал меня. – И Кристалл отключилась.

Я смотрела, как он подошел к стене и достал из аптечки шприц с ампулой. Что-то подсказывало мне, что это далеко не витаминки. Я дернулась из всех сил, но мои оковы лишь слабо звякнули от моих телодвижений. Тейт подбирался ко мне все ближе и ближе:

– Тихо, Рэйн, я не собираюсь тебе делать больно.

– Да что ты говоришь.

– Это всего лишь успокоительное, чтобы ты стала более… покладистой.

– Если ты сделаешь хоть один шаг…

– Ты мне ничего не сделаешь, ясно? – Усмехнулся он мне в ответ.

Я дернулась еще сильнее и почувствовала, как крепление лежака пошатнулось вместе со мной. Но все было напрасным, Тейт успел вколоть мне содержимое шприца.

И на меня навалилась такая усталость, будто бы я прошла пешком и без остановки тысячу километров. Я боролась с тяжелеющими веками, но проигрывала.

Но в отключке я пробыла не долго, что-то пошло не так. Что-то происходило внутри меня. Я чувствовала, как жар в груди расползается по всему телу. Такое чувство, что по моим венам струился кипяток вместо крови. Рубашка прилипла к телу, но я все так же не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Хотела позвать Тейта, но с ужасом поняла, что вообще не могу совладать со своим телом. Я была заперта внутри себя и не могла подать даже звука, чтобы он обратил на меня внимание. А тем временем, мое обращение набирало обороты. Экран перед парнем снова ожил и чей-то незнакомый голос инструктировал Тейта:

– Мы не можем подобрать комбинацию, чтобы открыть проход с твоей стороны. Тебе придется действовать вручную. Я сбрасываю тебе необходимую информацию и знай, у тебя есть всего десять минут, чтобы пройти через него. Дальше дверь захлопнется и в этот раз уже навсегда. А дальше мы зачистим эту территорию.

– Понятно. – Хмуро отозвался Тейт. – Высылайте чертежи, думаю, я справлюсь.

Как только собеседник отключился, парень выхватил рацию и нажав на кнопку, позвал:

– Родж, прием! Ты слышишь меня?! Отзовись!

Но в ответ была лишь тишина. Я видела, как Тейт закипает и теряет контроль.

– Черт!! Черт!!

–Ууу…– еле вымолвила я. Знал бы хоть кто-то, как тяжело мне далось такое элементарное действие. Глаза парня сфокусировались на мне, а затем на дверном проеме. Я видела, как его лицо теряет краски и становится белее снега. Что же его так напугало? И только после того, как я услышала голос у изголовья своего лежака, я поняла, в чем дело. Хотя "поняла" было таким далеким от истины.

Глава 23

– Все идет не так, как ты задумал? – Раздался знакомый голос и следом послышался звук взводимого курка пистолета.

– Мне что мерещится? И ты восстал из ада по мою душу? – Нервно хохотнул Тейт. – Или это мой воспаленный мозг решил сыграть со мной такую злую шутку?

– Все кончено Тейт, я слышал весь разговор. – Ксавьер подошел поближе и наклонился надо мной. В его глазах я видела такую вселенскую печаль, что защемило сердце. – Ты ничего не сможешь сделать.

– Знаешь, ты слишком рано начинаешь опускать руки. Рэйн – мой пропуск отсюда и я собираюсь им воспользоваться.

– Да как ты не понимаешь?! Тебя пристрелят сразу же, как ты переступишь порог. И Рэйн им нужна лишь для экспериментов! Они не будут хлопать в ладоши и радоваться, что нашли лекарство. Они его даже не ищут! Они разрабатывают очередное оружие против мутации. Они собираются уничтожить всех, кто выжил.

– И что? Какое мне дело до остальных, кто здесь остался? – Жестокость Тейта поражала до глубины души.

– Наверно, потому что ты тоже мутируешь, – отозвался его брат и я почувствовала, как он сжал мою руку. Но я не смогла ответить ему, я ничего не могла сделать. Я будто бы была одиноким зрителем в театре и безмолвно наблюдала за разворачивающимся спектаклем передо мной.

– Чушь, – фыркнул Тейт, – такого быть не может.

– Посмотри на меня, – Ксавьер медленно расстегивал мои оковы, – думаешь, инъекции все еще действуют? Что-то я уже сомневаюсь. Вот поэтому, ты теперь представляешь для них такую же опасность, как и другие подопытные. Нам стоит объединиться, Тейт, иначе мы все погибнем.

Воцарившееся молчание неприятно действовало на нервы. Я изо всех сил старалась избавиться от своего литургического состояния и хотя бы что-нибудь сказать, прокричать им, чтобы ни остановились. Чтобы они не решали вместо меня. Чтобы они не решали за всех остальных.

– Что же ты предлагаешь, братец? – Заинтересованно произнес Тейт.

– Здесь все еще работают камеры?

– Навряд ли, мощности генераторов хватает лишь на обеспечение компьютеров.

– Пока они отошлют нам чертежи, я созову группу для штурма. Наша задача состоит в том, чтобы не дать им закрыть проход. После того, как они удостоверятся, что перед ними только ты и Рэйн, мы начнем атаку. – Ксавьер похлопал меня по щеке. – Ну же, Рэйн, тебе бы пора прийти в себя. Нам очень понадобится твоя помощь. Давай, девочка, иначе я не расскажу тебе о Кори.

Слова о моем брате резанули слух и заставили меня сфокусироваться на говорившем человеке.

– Вижу, что реакция пошла. Послушай меня, к сожалению, все выходит не так, как бы я этого хотел. И, к огромному сожалению, у меня нет другого выхода, как сделать из тебя приманку. Точнее, я и раньше это собирался сделать. Но, надеялся, что ты все же выживешь.

– К чему эти сопли? – Прервал его Тейт.

– Прости моего брата, с выражением чувств у него были проблемы с самого начала. – Ксавьер даже не повернулся в его сторону, его глаза были прикованы ко мне. – Ты же помнишь, что я не обещал хорошего исхода?

Мне стоило неимоверных усилий, чтобы кивнуть ему.

– Мы отбились от тех монстров и Кори остался жив. Но я не могу тебе рассказать о его местонахождении, не сейчас. Мне нужно знать, что ты не сорвешь эту операцию. Как только мы зачистим ту территорию, я дам команду, чтобы его привели. Прости, но эти меры необходимы.

– А что будет после того, как мы войдем туда? Я…я…

– Тейт, в чем дело?– Ксавьер отошел от меня и приблизился к брату. – Что с тобой? Что за черт?

И тут я уловила еле заметный запах какого-то вещества. Но откуда он распыляется и что это такое, я понятие не имела. Наблюдая за тем, как оба брата сползают на пол, я с ужасом понимала, что меня ждет их участь и сопротивлялась изо всех сил, старалась побороть вновь накатывающую слабость. И когда мои силы были на исходе, я увидела фигуру в дверном проеме.

– Чисто. – Отрапортовал кто-то над моей головой. – Что с ней делать, мэм?

– Братьев связать и бросить за решетку, а ее сразу же на операционный стол. Мы итак потеряли слишком много времени. – Говорившая особа приблизилась и я смутно поняла, что передо мной моя мать. – Я же говорила, Рэйн, что позабочусь о тебе.

Боль. Бьющая, словно разряды тока по всему телу. Это первое чувство, которое я испытала, когда поняла, что отхожу от сна. Но открывать глаза я не спешила, пытаясь понять, насколько плохи мои дела. Но я ничего не чувствовала кроме боли.

– Все в порядке, дорогая, не бойся,– вновь раздался знакомый голос рядом со мной, а затем кто-то погладил меня по волосам. – Открой глаза.

– Больно…– прохрипела я.

– Это нормальная реакция, скоро все пройдет.

Когда я наконец совладала с собой, когда я смогла открыть глаза… уж лучше б я этого не делала вовсе. Повсюду металл и множество приборов, а еще раздражающий яркий свет. И лицо моей матери надо мной. Она изменилась, время не пощадило ее внешность. За тонной штукатурки из косметики прорисовывалось множество морщинок вокруг ее глаз и рта, седина не взирая на покрашенные волосы, пробивалась в каждой пряди. И как всегда, ни единой эмоции.

– Отлично, – произнесла она и отвернулась к монитору.

– Что… как я здесь оказалась? – Слова словно колючие иглы впивались в мое горло и застревали в нем. – Где Ксавьер и Тейт?

– Глупые вопросы, которые не должны тебя волновать. Твоя жизнь теперь вышла на новый уровень. Постарайся забыть все, что было с тобой там.

– Знаешь, Тейт почему-то думал, что ты беспокоилась за нас. Но он ошибся.

– Глупый мальчик, возомнивший себя героем, – отмахнулась от моих слов Кристалл. – Надо было раньше снять его с должности, пока он не создал нам таких проблем. Ладно, чего уж рассуждать теперь?

– Что тебе нужно от меня?– Я попыталась пошевелиться, но поняла, что вновь прикована.

– Прости, простая мера предосторожности. Хотела бы я сказать, что скучала. Но, увы, ты мне нужна для опытов. Даже сейчас, мутируя, ты представляешь для нас большую ценность. И, Рэйн, давай говорить откровенно. Если мне понадобится, я разберу тебя на органы. Так что давай без лишних движений, хорошо?

Я не знала, что ей ответить и ляпнула первое, что взбрело в голову:

– А ты вообще моя мать? У тебя есть сердце?

На секунду, Кристалл задумалась, но тут же поспешила ответить:

– Мне очень жаль. – Она выдернула иглу из моей вены. – Я вколола тебе сыворотку, которая немного снимет боль и замедлит мутацию. Пока отдыхай и набирайся сил.

– Для чего? – хмыкнула я.

– Для исследований, а они не совсем приятны.

– Неужто ты мне череп решила раскроить?

– Нет. Не сразу. – Кристалл как всегда ответила прямо, не реагируя на тонну яда в моих словах. А затем ушла, оставив меня на твердом и холодном столе из металла. Спасибо, что хоть свет погасила, но от этого ушла лишь боль в глазах и голове. А вот внутренняя боль разгоралась так, словно костер, в который подкинули свежих дровишек.

– Вот черт, – послышалось из дальнего темного угла.

– Тейт, – позвала я по имени парня.

– Рэйн? Что произошло?

– Ты даже не представляешь, как я рада тебя слышать! Тейт? – Напряглась я, не услышав его голоса вновь. – Ты в порядке?

– Голова раскалывается, – отозвался он в ответ.

– Видимо, это из-за газа, который они пустили в бункер. Тейт? Не молчи, пожалуйста.

– Как ты? – После небольшого молчания произнес он.

– Паршиво. Меня вновь приковали, накачали какой-то дрянью и Кристалл пообещала разделать меня, словно рождественскую индейку. Как-то так.

– Нам нужно выбираться отсюда.

– Ты, видимо, пропустил мимо ушей тот факт, что я связана по рукам и огам.

– А я сижу, словно пес, за оградой и без ключа отсюда не смогу выйти. Так что Рэйн, тебе придется постараться.

Отлично, просто замечательно. И что я должна была сделать? Повертев головой из стороны в сторону, я не увидела ничего, что могло бы нам помочь. Ни инструментов, ни каких либо других предметов рядом не было.

– Здесь пусто, ничего нет. Что нам делать?

– Не знаю. Попробуй разозлиться для начала.

– О чем ты?

– Рэйн, главное преимущество мутантов в их силе. И в том, что они не чувствуют боли.

– Все равно не совсем понимаю тебя. – Я дернула рукой, гремя наручниками.– Мне больно и я все прекрасно ощущаю.

– А знаешь, о чем я сейчас думаю? – Резко сменил Тейт тему.

– О чем?

– О том, как ты шикарно смотрелась на моем письменном столе…

– Сейчас не время…

– А затем, как ты расползлась под натиском моих рук и плети,– не дал договорить мне Тейт.

– Ты больной на голову извращенец. – Гневно ответила я ему.

–Да, возможно. Но унижать и ломать тебя, было так занимательно прекрасно…

И он говорил, говорил и все повторял всякие гадкие вещи, о которых я хотела бы забыть. Но он не останавливался и все подливал масла в огонь. И с каждым его словом, я чувствовала, как ярость медленно заполняет меня, будто бы сосуд.

– И знаешь, ты очень похожа на свою мать. – В его голосе послышалась усмешка. – Прямо вылитая копия.

Не знаю, наверно, именно это оказалось для меня финальной каплей.

– Ты не имеешь право даже открывать свой рот! Я не такая, как она, не смей меня сравнивать с ней!!!

– Воу-воу, потише, я уже все понял, – почему-то примирительно заговорил парень.

– Нет, ни черта ты не понял, ты напыщенный урод. И вместо сердца у тебя камень! Тебе плевать на всех, кроме себя и своих чувств. Ты думаешь, что пуп земли и все тебе обязаны. И где теперь ты? Где? За решеткой в каком-то подвале, сидишь и ждешь помощи.

В его глазах появилось что-то незнакомое. Стоп. Я смотрю сейчас на Тейта и мои руки почему-то сжимают металлические прутья. Я не на столе и не прикована, остатки наручников болтаются на моих запястьях. Я в ужасе посмотрела на Тейта.

– Знаешь, в какой-то момент, мне показалось, что ты готова выцарапать мои глаза и был рад, что нас разделяет эта хреновина. – Парень подошел ближе. – Какие ощущения?

– Не понимаю… Как я здесь оказалась? Я не помню ничего....

– Я же говорил, что тебе стоит разозлиться. И помог тебе в этом. А в ярости, мутанты совершают страшные вещи.

Глава 24

Из коридора послышался какой-то шум, заставивший нас напрячься.

– Это за нами, – Тейт придвинулся вплотную к решетке.

– Откуда ты знаешь?

– Видимо, ты была подключена к аппарату, – он кивнул на меня и я увидела провода, свисающие с моего тела. – Послушай, у охраны в любом случае будут ключи от этой клетки, достань их. Да, ты не боец и никогда им не была, но это было в другой жизни. Прежней Рэйн уже нет, она осталась там, в том бункере и доказательством этого, служит твоя окончательная трансформация.

– Все, да? – горько усмехнулась я, – я теперь живой труп?

Тейт замолчал и лишь тоскливо улыбнулся, а затем протянул руку и коснулся моего плеча.

– Если тебя это утешит, то ты до сих пор симпатичная. Даже в этом состоянии.

–Ох, Тейт, не известно выживем мы или нет, а ты все никак не успокоишься. Я ведь не знаю, как управлять этим состоянием, у меня нет ни инструкции, ни кнопки запуска. В первый раз ты меня разозлил, но вряд ли это подействует сейчас.

– А ты подумай о чем-нибудь другом. Думай о том, что если не выберешься отсюда, тебя действительно распотрошат. И ты не сможешь найти моего брата, а соответственно, не узнаешь где Кори.

За всей этой суматохой я действительно забыла о брате. И это произвело нужный эффект. Когда в комнату ворвалась охрана, я была готова их встретить. То существо, то кем я стала… было сильным, жестоким и не желало пощады. Я крушила все вокруг себя, увечила людей. И с каким-то странным чувством наслаждения слушала звук ломающихся костей. Я хотела рвать и терзать, но больше всего, я хотела почувствовать их плоть и кровь у себя во рту.

– Рэйн, нет!!! Остановись!! – Заорал кто-то со стороны. Кто он? Я его знаю? Нет, не помню. Но он тоже представляет для меня угрозу, как и те, кого я уже успела убить. Надо добраться до него…Что это, что за преграда?? Почему я не могу до него добраться? Как вкусно от него пахнет страхом… Я тянулась к нему и билась об прутья, но не могла достать и это злило меня еще больше.

– Рэйн Вайлетт! Остановись!! Помни о том, кто ты! Ксавьер и Кори… Ты помнишь эти имена? Он ведь ждет тебя!

Что-то щелкнуло внутри меня и пусть не сразу, но я становилась собой. Будто бы я отсутствовала в своем собственном теле и сейчас вернулась. Самое страшное, что я ничего не помнила. С ужасом оглядываясь по сторонам, я пыталась стереть кровь со своих рук и лишь еле слышно шептала:

– Мне так жаль, очень жаль… я не хотела…– непонятно к кому обращалась я. Вряд ли тела на полу могли меня услышать и тем более принять мои извинения. – Да что же это? Как я могла?

– Рэйн? – позвал меня Тейт. – Все прошло, успокойся и найди у охраны ключи.

– Я не могу… там все в крови и…

– Мы теряем время! Да, это твоих рук дело, но тебе стоит привыкнуть к этому состоянию. Так что возьми себя в руки и найди эти чертовы ключи!

Кое-как переборов себя, я подошла к куче человеческих тел и принялась рыться в этой кровавой массе, еле сдерживая свои рвотные рефлексы. Как некстати мне вдруг вспомнилось, как я провалилась в торговом центре в такую же субстанцию. Теперь все стало на свои места. Плита не рухнула и люди лишь пытались там укрыться от этих монстров. Но не смогли.

Ключи нашлись не сразу, выуживая их из кармана охранника, я в сотый раз просила прощения про себя. Открывая дверь клетки, где находился Тейт, с ужасом напряглась. Но, на удивление, я увидела, как парень старается обойти меня стороной. А в его глазах мелькает страх. Он боялся меня.

– Да, – будто бы прочтя мои мысли, кивнул он, – мне нужно немного времени, чтобы привыкнуть к тому, что ты сильнее меня и кровожадней.

– Я не контролировала себя. Я просто не могла себя остановить.

– Не оправдывайся, не стоит. Это нормальная реакция твоего сознания, не забывай, перед тобой стоит человек, который относительно знаком с мутацией. Главное, что ты вовремя остановилась.

– Что ты имеешь в виду?

– Мы ведь проводили опыты, правда, не доводили их до такой критической точки. Но, были слухи, что если дать мутанту попробовать человеческой крови, то он становится неконтролируемым.

– Как те, кто напал на нас? Такие мутанты?

– Да. Они потеряли все человеческие качества, так как не смогли себя сдерживать.

– Нет,– перебила я его, – они просто не смогли вернуть себе контроль. Это настолько сильное чувство, которое овладевает твоим мозгом. Ты даже не можешь себе представить, насколько мне пришлось потрудиться, чтобы взять себя в руки.

– Может, это твоя особенность? – Тейт открыл шкафчик у стены и достал оттуда оружие. – Тебя ведь не просто так хотели заполучить сюда.

Я лишь пожала плечами и двинулась к двери. Осторожно приоткрыв ее, я выглянула наружу и удостоверившись что никого нет, махнула рукой Тейту.

Мы старались двигаться бесшумно, попутно убирая охрану на своем пути. Я впервые видела Тейта за работой. Его удары были точны, ни один человек не мог противостоять его силе. Наверно, мне повезло, что именно он оказался рядом. Но вдруг стало как-то не по себе и даже немного грустно. Ведь он сражался не ради меня, а ради себя. И скоро он меня бросит.

– Чего встала? – бросил он в мою сторону. – Что-то не так?

– Нет. Все так. На мгновение показалось, что мы стали командой. Не бери в голову, видимо, не весь человек во мне еще умер. Вот и пробивает на слезу.

– Забавная ты Рэйн. Тебя словно лодку кидает то в одну сторону, то в другую. Ты то хочешь быть рядом, то обвиняешь меня почти во всех смертных грехах. Ты определись со своими мыслями.

– Эй, Грег, что у тебя там? Не могу дозваться остальных… – Голос из рации перебил парня.

Тейт снял с пояса лежавшего человека рацию и нажал на кнопку.– Все отлично, ничего не обнаружено.

– Превосходно, доктор Вайлетт приказала приставить дополнительную охрану к блоку А, где находится подопытный.

– Уже иду. – И Тейт нажал на отбой. – Вот и славно, кажется, мы нашли моего брата. Но нам стоит немного преобразиться, что думаешь по этому поводу?

Я старалась идти нормально, но форма с чужого плеча норовила сползти с меня при каждом шаге. К тому же от нее у меня началась дикая реакция, будто бы на кожу выпустили сотню муравьев и они кусали меня. Кожа горела и чесалась, чем медленно выводила меня из себя.

– Потерпи немного и надвинь кепку ниже на глаза,– посоветовал Тейт,– впереди много камер наблюдения. Сначала иду я, зачищаю коридор и подаю тебе сигнал, только потом идешь ты, ясно?

– Да, только ты поторопись. Мне не терпится покинуть это место.

– И вернуться туда? Под купол? – Мрачно переспросил Тейт. – И жить в западне, как зверь?

– А что ты предлагаешь?

– Свободу.

– Здесь нет никакой свободы и никогда не было.

– Это пока правит федерация. Но, если мы станем у руля правления, все изменится.

– Больше похоже на то, что ты хочешь расширить рамки своей власти.

– Возможно. Но я бы мог позаботиться о тех, кто остался по ту сторону.

– С чего такая милость?– Я в очередной раз подтянула сползающий рукав. – У нас были разные цели, разве не забыл? Спасение человечества больше подходило Ксавьеру, но не тебе.

– Может быть, я передумал. Не все ж моему брату геройствовать. – Тейт подмигнул мне и направился в сторону двери, ведущей к блоку.

Не знаю, то ли от напряжения, то ли от бездействия, но время тянулось так медленно. А Тейта все не было и не было. Я чувствовала, что что-то не так, что что-то случилось. И больше не могла ждать от него сигнала, решительно воспрянув, я вывернула из-за угла и зашагала по пустынному коридору. В голове крутилась странная мысль о том, что здесь слишком тихо и безлюдно. Неужели Тейт успел всех вырубить? Толкнув тяжелую дверь блока, я застыла… и вопль ужаса вырвался из моей груди…

Глава 25

Ноги подкосились сами собой и я рухнула на бетонный пол. Нет, я не могла смотреть на это, но глаза сами стремились охватить всю картину. Море крови повсюду, словно я оказалась на бойне. Немеющими руками, я подталкивала свое едва слушающееся меня тело вперед.

– Нет…нет, – мои всхлипы гулко разносились по комнате в то время, как я покачиваясь, обхватила холодное и бездыханное тело. – Ну как же так? Как они вас нашли?

Но мне никто не отвечал. Стеклянные глаза Рози безжизненно уставились в потолок. Чуть дальше от нас лежал Родж, Джо и Ксавьер. И они так же не подавали признаков жизни. И что-то подсказывало, что они уже не воскреснут обратно. Зияющие дыры в их грудных клетках подтверждало мои мысли.

–Тебе страшно? – Раздался голос за моей спиной, заставляя меня утереть слезы.

– Где он? – Не оборачиваясь, спросила я у собеседника. Точнее, собеседницы.

– Уже в операционном блоке. Но его пока не трогали. И не тронут, если ты пойдешь со мной.

– Какая же ты тварь. – Медленно процедила я, оборачиваясь к Кристалл.

– Я всего лишь делаю свою работу.

– При этом забывая о человечности.

– Дорогая, но ты ведь уже не человек, – мягко ответила она мне и направила в мою сторону пистолет.– Только сделай неверный шаг и я тебя мигом усмирю.

– И надолго ли меня остановит твоя пуля? – Я сделал шаг в ее сторону, срывая при этом ненужную мне одежду.

– Я долго работала над разными идеями и все же нашла способы, чтобы вас успокаивать или же убивать. Не зря же я считаюсь мозгом этой федерации. Если бы не я, пал бы последний островок для людей в этом бездонном море мутантов.

– Если бы не ты, ничего бы и не было. – Ядовито ответила я ей. – Где Тейт?

– Нашего солдатика отправили в ремонт. О, нет, он не ранен. Просто срок действия в его чипе подошел к концу и он стал совсем неуправляемым.

– Чип?

– Каждому управляющему бункера был вживлен чип, который запускал сложный механизм подачи определенного вещества для контроля за их разумом. Нам нужны были стойкие солдаты, чтобы они выполняли свою работу и не отвлекались, не привязывались к подопытным.

– Бездушные роботы, а не люди.

– Называй так, как хочешь. – Кристалл махнула рукой в сторону другого выхода. – Вперед. И держи свои руки так, чтобы их видела.

– Так вот почему он становился таким. То безжалостным убийцей, то хватался спасать мир.– Я шла по коридору с заведенными за голову руками.

– Да и чтобы не потерять его, как я потеряла Ксавьера, мне пришлось отправить его на повторное чипирование. Он отличный солдат, которого бы мне не хотелось отправлять на свалку.

– Чего же ты хочешь от меня, помимо того, чтобы вывернуть мои внутренности? – Я на мгновение остановилась и тут же почувствовала холодный металл у затылка.

– Все очень просто. Кори не заражен, а значит, его кровь может стать сывороткой, если мы обнаружим и выведем устойчивый ген перед мутацией. Ты же его полная противоположность. Твоя мутация не похожа на остальных. И мне до чертиков интересно знать, почему так произошло.

– Рози, Ксавьер – они ведь были такими же, как и я.

– Нет-нет, на их мутацию воздействовали лекарства. Твоя же мутация чистая и ты должна была превратиться в тех, кто теряет рассудок и контроль над своим телом. Но что-то в тебе до сих пор сопротивляется. Ты стала каким-то новым видом.

–Надо же, никогда бы не подумала, что стану такой ценной для тебя. Не как дочь, а как образец для исследований.

– В данной ситуации все чем-то пожертвовали. Ради будущего федерации…

– Хватит. Стоп. Ни слова больше, иначе твоя игрушка тебе не поможет. – Я медленно развернулась к ней лицом. Я больше не могла, не хотела слышать весь этот бред о федерации, о жизни или еще о чем то. Я хотела впиться зубами в ее горло, распотрошить эту особу и еле сдерживала себя. Я боялась, что не смогу вернуть контроль над своим телом. Я не хотела, чтобы Кори увидел меня такой, чтобы он оказался рядом в тот момент, когда я вновь стану монстром. Я так боялась ему навредить. Мне нужно совсем немного потерпеть, совсем немного. Медленно сделав вдох-выдох, я вновь развернулась в другую сторону и продолжила свой путь.

Мы оказались в очень просторной комнате, посреди которой было несколько столов. На одном из которых, лежал Кори. Множество трубок и проводов тянулось из его тела, монотонный писк аппарата передавал работу сердца и другие показатели. Здесь было очень много людей и охраны. И все они обернулись, как только мы переступили порог. Почему то сразу вспомнилась школа и то, как сверстники реагировали на нас. Что здесь, что там, мы были диковинными игрушками. Хотя, нет, не игрушками. Уродцами. Они с диким удивлением рассматривали меня, от чего я застопорилась на месте.

– Тебе удалось! – Воскликнул какой-то худощавый мужчина и поспешил к нам на встречу. – Как она прекрасно сохранилась! Не то, что те объекты.

– Роберт, уйми свой пыл пожалуйста и приготовь для нее место. – Кристалл подтолкнула меня в центр.– Как продвигаются исследования?

– Мы взяли все необходимые образцы и сейчас идет их обработка. Но....

– В чем дело?

– Парень слишком слаб. Нужно сделать перерыв и дать ему хотя бы немного восстановиться. Его раны слишком глубокие и они не затягиваются.

– Какие раны? Ты же говорила, что не тронула его! – Гневно воскликнула я.

– Я не соврала тебе и лично я никого не трогала. За своих же людей, прости, я не ручалась.

А дальше… дальше я уже перестала контролировать себя. Я бросилась на Кристалл, попутно разрывая на части всех, кто попадался мне под руку. Их крики и вопли приятно грели мою душу. И я прорывалась через кольца охраны, не смотря на свистящие пули над головой.

– Сохраните ее! Не стрелять на поражение!– Раздавались приказы. А я все так же пыталась добраться к своей матери, не смотря на жжение по всему телу. Я чувствовала, как они пробивают мою кожу, как выходят пули на вылет, но не останавливалась. Но силы предательски покидали меня и последняя пуля, которая прошла под коленом выбила меня из колеи.

– Я доберусь до тебя, вот увидишь,– это последнее, что я успела прошептать, прежде чем охранник вырубил меня ударом с ноги.

Я дрейфовала в давно позабытом чувстве умиротворения, где не было боли и страданий. Где меня обволакивало чем-то теплым и заставляло мой разум отключаться от всего вокруг. Здесь было так тихо и уютно. Я давно не ощущала таких чувств. Мне словно обещали вечный покой, если я останусь здесь. Но, внезапно, картинки произошедшего накануне снежным комом пронеслись по моему сознанию, заставляя очнуться. Медленно и неуверенно, я открыла глаза и постаралась сфокусировать свой взгляд. Мой мозг воспринимал все так, будто был окружен какой-то ватой. Что со мной? Почему я не могу пошевелить ни рукой, ни ногой? Ах, конечно, они приковали меня и постарались по максимуму обездвижить меня. Слева послышался какой-то шум и я машинально повернула голову в ту сторону. Из другого выхода показалось кресло, на котором сидел Тейт. Но он уже был другим. В его глазах появилось все то же старое выражение отрешенности, как будто бы он ничего не боялся. Как будто бы ему было все равно.

– Ну, вот старина, мы тебя и подлатали. Добро пожаловать домой.

– Отлично, когда я могу приступить к своей работе? – послышался знакомый голос.

– Не торопись, некоторые процедуры еще не окончены. Да и к тому же у тебя будет новая миссия.

– А что со старым куполом?

– Дошли слухи, что Кристалл хочет взорвать там все к чертям. Так что скоро там некого будет контролировать.

– Разве?

– Да, ты выполнил главную задачу и нашел брата с сестрой. Кристалл очень довольна твоей работой.

– Отлично. – Повторил Тейт.

– Посиди здесь, мне надо записать кое-какие данные и затем я отвезу тебя в другой отдел. Там ты наконец увидишь нормальное небо и поешь нормальной еды.

Нормальное небо… я уже забыла, что это такое. Разве оно могло быть… синим или голубым? Я закрыла глаза, представляя его таким, каким оно мне запомнилось. Голубое небо с белыми облаками, по которому проносятся стаи птиц. И одинокая слезинка скатилась с моих ресниц, оставляя дорожку на щеке. А когда я вновь открыла глаза, то обнаружила Тейта рядом с собой. Он пристально изучал меня.

–Тейт…– с мольбой произнесла я его имя. – Пожалуйста, скажи, что ты помнишь меня.

– Помню.– Ответил он без единой эмоции. – Ты Рэйн Вайлетт, наш главный объект. Почему ты такая?

Захотелось зарыдать в голос. Вместе с обновлением чипа, они стерли почти всю его память.

– Ты совсем ничего не помнишь? О том, как мы попали сюда? Ты хоть знаешь, что они убили и Рози, и Ксавьера? Не молчи!

– Знаю, – на мгновение что-то мелькнуло в его тоне. Что-то такое знакомое. Но он тут же пресек эту вспышку и потер переносицу. – Эта головная боль добивает меня.

– Помоги мне, пожалуйста. Я всего лишь хочу забрать брата и убраться отсюда подальше.

– И что дальше? Ты – зараженный мутант, ты опасна для всех жителей федерации. Думаешь, тебе позволят разгуливать по улице как ни в чем не бывало?

– Тейт, посмотри на меня, – я привлекала его внимание, как могла, – я всего лишь хочу выжить. Пусть я и стала такой, но я хочу уйти обратно. Но прежде всего мне надо спасти Кори. Освободи меня, пожалуйста.

И он слушал меня, пока я говорила. Мне даже показалось, будто бы я смогла достучаться до прежнего Тейта. Но это было не так и его лицо оставалась таким же холодным, таким же чужим. А затем он содрогнулся и волна боли пронеслась по нему. Схватившись за край моего стола, другой рукой он стал тереть свою голову.

–Эй, что ты делаешь? Отойди от нее немедленно! – Тот служащий, что привез его сюда, моментально оказался рядом и успел подхватить Тейта до того, как он без сознания свалился на пол.

Глава 26

Я вновь осталась одна, окруженная лишь многочисленной аппаратурой. Дурман от лекарств отступил и я наконец-то смогла нормально мыслить, а еще проанализировать ситуацию. После того, как я смогла более-менее осмотреться, крайне неутешительный вывод напросился сам собой. Это засада и без посторонней помощи, наврядли смогла бы выбраться. Но все союзники мертвы, брата увезли в неизвестном направлении, а Тейта накачали так, что он помнил лишь десятую часть всех событий. Так что да, я в полной заднице. И как бы я не пыталась, цепи крепко держали меня прикованной к столу. А все эти доктора и ученые все подходили ко мне по одному и что-то обязательно забирали с собой. Кто-то кровь, кто-то частицы моей одежды, кто-то соскобы с моей кожи. И каждый раз они делали мне больно, как морально, так и физически. Но для них я была всего лишь очередным подопытным кроликом.

Я перестала различать дни и ночи, мне казалось, что они превратились в какую-то липкую жижу, засасывающую все больше и больше. С каждым днем от бессилия и бездействия, маленькая частица меня умирала. Я думала, что мои дни сочтены, ведь опыты становились все серьезней и опасней. Теперь они начали исследовать мое тело глубже. Я терялась в пространстве из-за постоянных наркозов, а иногда уже не понимала, в какой реальности нахожусь. В один из таких дней, когда меня в очередной день привезли из операционной, я лежала и, не моргая, уставилась в потолок. Я представила себе небо и птиц, а еще солнце, которое просто светило, а не сжигало все на своем пути. И даже могла поклясться, что уже слышала шелест зеленой листвы. Как вдруг в мой разум стал пробиваться какой-то навязчивый голос, который так требовательно меня звал по имени:

– Рэйн, очнись! Нам нужно убираться отсюда!

– О, неужели галлюцинации стали такими четкими? Сгинь, призрак, – вяло отмахнулась я еле поддающийся мне рукой.

– Она совсем плоха, что делать? – призрак к кому то обратился. Вот это было чем-то новеньким, неужели у меня совсем поехала крыша и они коллективно явились по мою душу?

– Отключай ее от системы и хватай на руки, у нас мало времени.

– Она дотянет?

– Кори, я похож на медиума? Откуда я знаю!

Я чувствовала, как дернулись наручники и зазвенели цепи, а затем меня подхватили и я уткнулась в чью-то грудь носом.

– Нет, этого не может быть. Ты не можешь здесь быть. И ты, кстати, тоже. – С трудом, но я постаралась удержать свою голову в вертикальном положении и относительно внятно построить беседу.

– Еще как можем, дорогая, – ответил Тейт и поправив рюкзак на своем плече кивнул моему брату, указывая на дверь. – На счет три.

– Что… – хотела я переспросить, но взрыв в коридоре заставил меня заткнуться и даже как-то взбодрил. – Кори? Тейт? Это действительно вы?

–Да, а ты ждала кого-то другого?– Тейт усмехнулся и выскочил за дверь. – Чисто, выходим. Быстро-быстро- быстро!

И мы неслись по коридорам, попутно убирая всех с пути. Точнее, убирал всех Тейт, а Кори продолжал бежать со мной на руках. Крики, стрельба, вой сирены – все это взрывало мой мозг. И лишь когда мы оказались в лифе и за нами захлопнулись двери, мы могли немного отдышаться.

– Дальше я пойду сама, – я сползла с рук брата и держать за стену лифта, наконец-то могла нормально на них посмотреть.

– Нет, ты слишком слаба.

– Я не буду обузой, которая тянет всех вниз.

– Ты не обуза, – упрямо ответил Кори. – Мы выберемся отсюда, поняла?

– Да, – кивнула я в ответ и, не выдержав, обняла брата.– Как вообще все это произошло, я не понимаю…

– А это так важно? – Хриплый голос Тейта вклинился в разговор.

– Да, для меня важно. Так как ты вообще должен быть там.– Я махнула рукой вниз.

– Где? – Удивленно спросил он.

– Тебя ведь заново накачали препаратом. Ты помнишь момент, когда меня привели на опыты? Ты был там, но с тобой что-то сотворили и ты…

– А, ты об этом? – Тейт повернулся ко мне спиной и тыкнул пальцем в шею, где красовалась небольшая рана. – Было больно, но я избавился от чипа. Не люблю быть под контролем. Давай сразу отвечу на твои вопросы, чтобы мы все прояснили. Я все помнил, все до последней минуты. Но этот препарат сдерживал все мои эмоции, контролировал мои мысли. Ксавьер был прав, мы уже не те, какими были отправлены на службу. Возможно, я тоже мутировал, так что-то дало сбой. Вспышки воспоминаний становились все четче. А после того как выдрал этот чип, я снова совладал со своими мыслями и телом. Затем собирал информацию и потихоньку пробирался к Кори. После этого нашли мой жилет с взрывчаткой и кое-кое оружие и пошли за тобой.

– Как-то быстро у вас все вышло, но я рада этому. Что? Что такое? С тобой что то сделали? Кори, почему ты молчишь?– Это я уже обратилась к брату.

Кори потер затылок и устало присел на пол.

– Нет, я все так же остаюсь человеком. Они проводили испытания, но не такие как на тебе. Брали анализы, много разговаривали. Говорили, что я очень ценен. И ты тоже.

– Но что-то в твоих словах меня продолжает пугать.

– Мы потеряли слишком много времени.

– Не поняла.

– Они нашли сыворотку против мутации, – произнес Тейт, – из его крови.

– Но ведь это чудесная новость!

– Нет. Она действует как бомба замедленного действия. Если в теле человека преобладает незараженные гены, то он восстанавливается. Но если мутирующих генов больше, она сама перепрограммируется и подопытный не выживает. Он уже бесповоротно становится монстром.

– Как они вычислили это? – Спросила я, но уже догадывалась об ответе.

– Были другие люди и те, у кого уже проявилась мутация.

– Но?

– Но главным подопытным оставалась ты. Рэйн, они ввели тебе эту сыворотку. Из-за того что твоя мутация уникальна, реакция на эту сыворотку так же уникальна. И если Кори дал им лекарство, то ты должна была им дать оружие. Они вывели новый вид мутации, который намного сильнее и смертельней.

– Сколько времени прошло? Мы ведь только попали сюда. – Я чувствовала, как меня прошиб холодный пот. – Сколько?

– Почти полгода, – тихо ответил Кори. – И мы не знаем, как отреагирует твой организм дальше. Опыты еще не были окончены, они собирались вколоть твои гены мне, чтобы посмотреть на реакцию. Но тут подоспел Тейт и спас нас.

Знаете ли вы, каково это, когда в груди не хватает воздуха? Когда ты пытаешься сделать вдох и не чувствуешь, как легкие наполняются? Когда паника накрывает тебя с головой и ты перестаешь понимать где ты находишься? Я думала, то больше не могу чувствовать подобные эмоции, но я так сильно ошибалась.

– Успокойся, делай глубокий вдох-выдох,– голос Тейта настойчиво вклинивался в эту пелену страха. – Мы разберемся с этим сразу же, как только захватим федерацию.

– И как ты это собираешься сделать? – Послышался вопрос Кори где-то у меня над головой, пока я стояла на четвереньках и пыталась не выблевать остатки своего желудка. – И почему ты все же решил нам помочь?

– Я никогда не скрывал, что хотел выбраться из ненавистного мне бункера. Просто у меня были другие цели, которые были абсолютно противоположны целям моего брата.

– И что же изменилось? Ты своего добился, – продолжал мой брат.

– Они думали, что я уже полностью под их контролем и однажды оставили папку рядом с моей кровати, а там указаны всего три основных подопытных. Ты, Рэйн и я. – С этими словами, Тейт задрал край футболки и я увидела темно-бордовые пятна, расползающиеся по торсу. – Теперь я с вами в одной лодке. И я не вижу никаких других вариантов, кроме войны. Для меня больше нет пути назад, как и для вас тоже. Теперь для нас главное добраться до лаборатории и уничтожить вакцины. Там же и выход в тоннель, который ведет в наше убежище.

И тут лифт резко дернулся и остановился.

– Это разве наш этаж? – Кори уставился на мигающую цифру.

– Нет. – Коротко ответил Тейт. – Кори встань позади нас и приготовься. Рэйн, сможешь действовать сама?

– Думаю, да, – кивнула я.

– Что ж, тогда начнем.– Парень протянул мне пистолет и повернулся лицом к выходу.

И двери лифта медленно раскрылись перед нами…

Глава 27

Они дали нас и были прекрасно подготовлены. И не успели двери лифта разъехаться в полном объеме, как они открыли огонь по нам. Тем самым заставляя вжаться в углы металлической коробки без возможности на ответный огонь. Тейт знаками приказал нам прижаться как можно ближе к стенам и бросил в коридор гранату. После последовавшего взрыва, он выглянул наружу и махнул рукой, призывая к движению. Пробираясь по лабиринтам коридора, мы то и дело натыкались на сотрудников федерации, которые пытались нас убить.

– Тейт, у меня патроны на исходе, сколько нам еще идти? – позвала я его.

– Если карта верна, то еще этаж вверх и мы на месте.

И мы вновь задвигались, продираясь к лестнице. И уже будучи на лестничной площадке, я только осознала, что была ранена. Как и Тейт.

– Ты как? – Спросила я у Кори.

– В порядке, а ты?

– Бывало и лучше. Тейт?

– Я в норме.

– Может, вам нужна перевязка? – Кори кивнул в нашу сторону.

– Нет, – хором ответили мы.

– Не страшно,– уже более мягко отозвалась я. Мы-то оба знали, что перевязками нас уже не спасти.

– Есть пять минут на то чтобы перевести дух. – Тейт сбросил рюкзак и прислонился к стене.

– А мы не теряем время?

– Они в любом случае уже ждут нас. Эта стерва прекрасно догадывается о наших планах и естественно сделает все, чтобы помешать нам. Ни ты, ни я, ни Кори ей больше не нужны. Так что стрелять она будет на поражение. Нам стоит действовать так же. – И пользуясь случаем, что Кори отошел от нас и отвлекся, Тейт шепотом продолжил. – Ты же понимаешь, что мы останемся здесь?

– Ты имеешь в виду…

– Да, именно это и имею. Я не знаю, как произойдет превращение у меня или у тебя, поэтому стоит его подготовить.

Я судорожно сглотнула. Одно дело бороться и надеяться на то, что существует хотя бы один шанс на светлое будущее. И совсем другое, когда ты заведомо собираешься пожертвовать собой. Но Тейт был прав, для нас все окончено. Мы стали неизвестными мутантами, которые могли навредить всем вокруг.

– Эй, Кори, – Тейт подозвал моего брата. – Слушай сюда внимательно. Как только нам удастся открыть вход в тоннель, ты пулей летишь в наш бункер,понял?

– А вы?

– Мы останемся здесь и зачистим тут все, чтобы вам было безопасно сюда возвращаться. Теперь ты главный, собери людей. Будь уверен, они пойдут за тобой. Ты ведь был на стороне Ксавьера? Так исполни его план, освободи всех, приведи сюда и встань во главе федерации. Расскажи всем, открой глаза народу, создай вакцину, которая вылечит, а не убьет всех остальных.

– Нет, так дело не делается, – отрицательно замотал головой Кори.

– Послушай меня, – пыталась я отвлечь его, но сама едва сдерживала слезы.

– Нет.

– Кори…

– Такое чувство, будто ты прощаешься со мной. Отец пожертвовал собой, а теперь и ты туда же. Я не могу тебя потерять!

– Я всегда буду с тобой рядом. – С каждым словом, ком в горле становился все больше и больше. – Как и папа.

– И к тому же, кто сказал, что мы прощаемся? – Вклинился Тейт. – Просто так получилось, что из нас троих ты более ценный.

– Да, так же нам не так страшны пули, как тебе. Так что это наша прямая обязанность тебя защитить. Видишь, твоя сестренка все же на что- то способна.

К несчастью, я была прервана шумом из коридора. Мы молча и без единой заминки, схватили свои вещи и ринулись вверх по ступенькам.

А дальше…дальше все происходило как в замедленной съемке. Вот мы врываемся в главную лабораторию, я вижу искаженное гневом лицо своей матери. Она кричит о том, чтобы нас уничтожили, но при этом прячется за спинами своей охраны. Я слышу крики и стрельбу на заднем фоне, но не отрываюсь от лица Кристалл. Краем глаза, я заметила, что Кори успел спрятаться за чем-то напоминающим мне стол.

– Не высовывайся! – покричала я ему и бросилась в гущу борьбы вслед за Тейтом. И мы бились как могли, отстреливались до тех пор пока были пули. Но магазины наших пистолетов скоро опустели, а люди все прибывали и прибывали. И еще я чувствовала дикую усталость. Возможно, это слабость от ранений так действовала, но я чувствовала как силы постепенно покидают меня, а мы даже и на сантиметр не приблизились к Кристалл. И тут произошло то, что заставило меня задержать дыхание. Тейт отбросил все свое оружие и развернулся лицом к людям, чем заставил их застыть на месте.

– Чего встали как вкопанные? Огонь! – Скомандовала Кристалл, а сама судорожно что-то набирала на клавиатуре.

– Не дай ей заблокировать выход, – услышала я от Тейта и не успела ему ничего ответить. Ведь поняла, что он трансформируется. Глаза налились кровью, цвет кожи стал бледнее мела, а каждая его вена причудливым фиолетовым узором растекалась под этой почти прозрачной кожицей. Он закричал и крик его был наполнен яростью. А затем он стал крушить все подряд и даже летящие в его плоть пули не останавливали его. Шаг за шагом, он все ближе подбирался к платформе на которой находилась Кристалл. Я поняла, что теряю время и последовала за ним. Люди стали разбегаться, они бросали свое оружие и мчались к выходу. Но Тейт настигал каждого из них и вскоре, нас осталось всего четверо. А вокруг было сплошное море из покореженного пулями металла, оборванных проводов и кучи тел. Мы были так близки к своей цели, мы почти настигли ее. И в этом плане стали слишком беспечными, одурманенными своей победой. Как вдруг я услышала еле слышный хлопок и Тейт замертво свалился рядом со мной. Я мгновенно оказалась у его тела, при этом даже не задумываясь о том, что могу стать следующей.

Зажимая его рану, я старалась остановить кровь и не смотреть в его глаза, которые так и остались красными. Щелчок и в мой затылок уперся холодный металл, а следом зазвучал такой же холодный голос:

– Немедленно отползла от него и позвала своего драгоценного брата.

– Что? – Я совсем забыла о Кори и мой взгляд уперся в его убежище. Но оно было пустым. – Где он?

– Это я тебя должна спросить, – Кристалл стала озираться по сторонам. – Может, он сбежал? Подальше от таких монстров как вы?

– Не угадала дамочка, – послышался голос брата и Кори показался из-за угла.

В одной руке у него была граната, а в другой контейнер с пробирками.– Пользуясь общей неразберихой, мне удалось найти вот это.

– Отдай мне их или я выстрелю твой сестре в голову и ты будешь собирать ее по кусочкам.

– Я бы на твоем месте так не говорил, иначе моя вторая рука дрогнет и здесь все взлетит на воздух.

– Ты не посмеешь, – ядовито прошипела она, – здесь же вакцины, которые могут вылечить ее.

– Лжешь, здесь ничего нет, кроме оружия. – Кори осторожно приближался к нам.

– Стой на месте!

– Хорошо, – он остановился, – отпусти мою сестру.

– Знаешь, ты такой же тупой и наивный, как и твой отец. Я была так счастлива убраться из этого дома, где были вы. Ты даже не представляешь себе, что может дать тебе власть. И если ты отдашь мне контейнер, возможно, я покажу тебе это.

– Хм, – Кори на мгновение опустил глаза и я видела, как ее слова больно ударили прямо в сердце. – А я не жалею, что потерял тебя. Как мать, ты совсем никчемна. И отец с Рэйн – это лучшее, что было в моей жизни.

Я благодарно посмотрела на брата и выдавила слабую улыбку и произнесла одними губами "я люблю тебя". Он грустно кивнул, будто бы принимая мои прощальные слова.

– Глупый героизм! И ради чего? – Кристалл на секунду отвела пистолет от моей головы, но мне было этого достаточно. Процесс мутации волной прокатился по моему телу и я перестала быть той Рэйн, которой была мгновением ранее. И с удовольствием вцепилась в руку Кристалл, разрывая ее плоть до кости. Выплевывая ее кровь, я с удовольствием слушала ее крики раненного животного.

– Тварь! Что ты наделала!! – Орала она, извиваясь на полу и пытаясь остановить хлещущую кровь из раны. Но мне было плевать, я двигалась к ней, словно хищник на охоте. Она пыталась остановить меня, стреляя из пистолета. Но раненная рука ее фактически не слушалась и пули пролетали мимо, а если и попадали, то не в жизненно важные места. Схватив ее за волосы и протащив до платформы, я заставила ее встать и указала на клавиатуру.

– Мне нужна вакцина… мне нужна она!!

Одно движение и ее лицо оказалось прижатым к столу.

– Ключ, – одно лишь слово слетело с моих губ.

– Ты не понимаешь, что натворишь, если выпустишь ее отсюда. – Кристалл беспомощно извивалась под моей рукой.

– Я разберусь. – Кори стоял чуть вдалеке от нас. – От тебя требуется совсем немного. Простой открой нам эту чертову дверь!

– Хорошо… хорошо… Но взамен мне нужна вакцина. Прошу, я буду на коленях умолять, но дай мне одну дозу. Я дам вам уйти! Ну же! Я теряю время!

– Скажи код и Рэйн тебя отпустит, а затем я вручу тебе шприц. – Кори стал приближаться.

– На панели надо нажать код из дат ваших рождений. – Прошептала она и это было последним, что Кристалл успела сделать. Раздался хруст и ее голова, словно арбуз треснула под моей рукой.

– Что? Рэйн, нет!!

– Она солгала. Нас бы никто не отпустил – С трудом объяснила я. – Тебе надо уходить.

– Нет, я не уйду один! Мы вместе покинем федерацию и вернемся за подкреплением!

– Нет! Уходи! Я с трудом контролирую остатки своего человеческого сознания. Кори, я превращаюсь и уже не вернусь обратно.

– Рэйн…

– Живо!

– Я вернусь за тобой! – Со слезами на глазах, произнес Кори и направился к выходу. Нажав необходимую комбинацию, он еще раз оглянулся и шагнул через порог. И когда двери стали закрываться обратно я, пользуясь своей силой и скоростью, успела оказаться рядом и выдернуть рюкзак из его рук.

– Нет!!!! – Послышалось с той стороны, но было поздно и дверь захлопнулась.

– Прощай, – прошептала я и прислонила руку к металлу. А затем побрела к телу Тейта.

– Вот мы и вместе, прям как ты хотел, – усмехнулась я, точнее оскалилась и зашлась в кашле. Сев рядом, одной рукой взяла ладонь Тейта, а второй выдернула чеку. И это было так вовремя ибо свет в моих глазах окрасился в кровавый цвет и сознание вышло из-под контроля. Я стала монстром, который жаждал только крови и ничего больше. Мое тело дернулось в сторону двери, но тут вовремя раздался взрыв…

*****

Двадцать лет спустя…

Я подписывал последние документы и поднял глаза на стоящую фоторамку передо мной. Это единственная вещь от Кристалл, которую я захотел оставить. На старом снимке стояли трое: я, папа и Рэйн. Живые. И так чему-то весело улыбающиеся. Горький вздох вырвался из горла, но я быстро взял себя в руки.

– Мистер Вайлетт, пресс-конференция начнется через двадцать минут, – сообщи голос моей помощницы по громкой связи.

– Хорошо, прикажи машине ждать меня у главной лаборатории. – Я встал с кожаного кресла и захватив пиджак, последовал на выход. Все, кто мне встречался по пути, учтиво кивали и приветствовали меня. Я же просто шел к нужной мне цели, не замечая никого вокруг.

– Как дела? – Спросил я, когда оказался на месте.

– Пока ничего нового, все стабильно.

– Ну, это тоже хорошо, не оставишь меня одного на несколько минут?

– Да, сэр. – Без единого лишнего вопроса, собеседник оставил меня в помещении. – Если что, я буду рядом.

Как быстро летит время… Двадцать лет назад, я вырвался на свободу, но оставил самое дорогое в моей жизни здесь в федерации. Я все же добрался до бункера и созвал людей. Мы двинулись обратно и дорога заняла достаточно много времени, как бы мы ни старались торопиться. Нам удалось захватить и укрепиться в федерации. Ведь после гибели Кристалл, здесь царил хаос. И этот хаос был еще очень долго, пока мы разбирались со всеми, кто нас не поддерживал. Я стал во главе федерации и пригрозил всем остальным, что открою дверь и впущу сюда настоящих мутантов, если меня не признают. И они признали. А затем, жизнь здесь стала налаживаться. Под нашим контролем, медленно из жителей стали выводить препараты. Мы больше не экспериментировали с вакциной и мутацией. Как я и обещал народу, я дал им настоящую жизнь. При этом пустив все усилия на разработку и внедрение новых технологий, которые бы ускорили нормализацию защитных слоев Земли. Вот только радостью от этой глобальной победы мне было не с кем поделиться… Пока что…

– Привет сестренка, – тихо прошептал я, прижимая ладонь к стеклу камеры, где лежала Рэйн. – Я тебе обещаю, что скоро ты откроешь свои прекрасные глаза и я покажу тебе мир.

Да, когда мы открыли дверь, я прекрасно знал, что увижу. Но даже будучи готовым, не смог сдержать слезы при виде ее тела. Я хотел ее похоронить как человека, который отдал свою жизнь ради нашего будущего. И почти был готов сделать это, когда мне сообщили, что что-то в ней живо. Каким-то чудом со столь ужасными ранами, она осталась жива. Я догадывался, что это благодаря вакцине и ее мутации после этого. Созвав самых лучших ученых, я дал команду на разработку любого вещества, которое могло бы ее оживить. Но даже если она очнется, она все еще будет монстром. Для всех, кто здесь находится. Но не для меня. И пусть я потрачу еще очень много лет, я найду выход из этой ситуации. Я ее не оставлю, как она не оставляла меня. И мы наконец-то будем жить…