КулЛиб электронная библиотека 

Негр и снег [Юрий Яковлевич Яковлев] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Юрий Яковлев Негр и снег




Наверное, ночью в город вступила целая армия маляров с белыми вёдрами и белыми кистями. Они бесшумно принялись за работу, и к рассвету бурая земля, красные крыши и чёрный асфальт сверкали ослепительно белой краской.

Маляры так спешили, что забыли развесить на свежевыкрашенных перекрёстках предупреждающие плакаты — «Осторожно, окрашено!» И поэтому даже у самых аккуратных прохожих рукава, воротники, шапки и ботинки — всё в белой краске.

«Осторожно, окрашено! Осторожно, окрашено!» — нашёптывает на ухо холодный ветер. Но все уже успели перемазаться и махнули рукой на предостережение.

Только высокий, длиннорукий негр испытывал крайнюю неловкость, шагая по заснеженной улице. Он не знал, как уберечься от снега. Он с опаской косится на белые хлопья, летящие откуда-то сверху, и ставит ноги осторожно, как в комнате, в которой недавно выкрасили полы. А в руке он держал зелёный раскрытый зонт.

Зонт в руке негра напоминал огромный лист с крупными прожилками. Может быть, такие листья растут у него на родине? Кажется, в начале лета рука была светлой и на жарком африканском солнце до того загорела, что обуглилась. Крупные выступающие скулы, широкий нос, лоб, подбородок и даже выпуклые губы — всё чёрное. Белый снег ничего не мог поделать с этой чернотой. Ему удалось побелить только зубы и белки глаз.

За негром шла девочка. Она беленькая, а чёрные у неё только глаза и галоши на валенках. Девочка шла и прислушивалась, как шуршат снежинки, ударяясь в зелёный купол зонта.

С каждым вздохом негр втягивал в себя тонкую мятную струю холода. А когда он выдыхал, — изо рта шёл пар. Это, признаться, очень тревожило негра. Он прикрывал рот рукой, дышал в кулак. Тогда пар шёл из кулака. Может быть, он болен? Может быть, внутри у него что-то горит холодным огнём?

Тут негр заметил, что изо рта у девочки тоже шёл пар, и успокоился. Он улыбнулся незнакомой девочке и показал ей свои ровные белые зубы. Девочка тоже улыбнулась и тоже показала зубы. Два передних зуба росли в разные стороны.

Теперь они пошли рядом.

Навстречу спешили ребята с тонкими остроносыми планками и бамбуковыми палками на плечах. Значит, где-нибудь недалеко от города растёт бамбук. Интересно, как выглядит бамбуковая роща под снегом?

Мимо, поднимая снежный вихрь, промчался троллейбус. У него, как у ребят, тоже две высоко поднятые палки.

Негр почувствовал, что у него горят уши. Он решил, что это жгутся снежинки, и прижал ладонь к уху. Ухо перестало гореть. Это потому, что рука прохладная.

Негр опустил глаза и заметил, что его ботинки забрызганы известью. В таких грязных ботинках неловко разгуливать по большому городу. Он осмотрелся и отыскал глазами маленькую будочку чистильщика сапог.





У чистильщика свой волшебный цех. Здесь грязные скучные ботинки моментально превращаются в блестящие, улыбающиеся. Негр рассматривал баночки, и разноцветный гуталин напоминал ему родную красную и жёлтую землю. А девочке гуталин казался чем-то сладким и аппетитным, и ей хотелось лизнуть его языком.

Негр посмотрел на чистильщика виноватыми глазами и кивнул на ботинки. Чистильщик пошевелил большими усами и от удивления так выкатил глаза, что они стали совсем круглыми. Потом чистильщик наклонился к ботинку негра, раздул смуглые щёки — и как дунет! Ботинок сразу заблестел. Негр с восторгом посмотрел на мастера, словно чистильщик сапог был фокусником или волшебником. Он опустил зелёный зонт и в знак благодарности поднял шляпу. Под шляпой у него были мелкие, как каракуль, завитки. Пока негр держал шляпу в руке, несколько снежинок успели опуститься на голову. Негр быстро накрыл их шляпой, попались!

Девочка улыбнулась. И двум кривым зубикам отозвались два ряда ослепительно белых и ровных зубов.

Не сговариваясь, негр и девочка зашагали дальше. Они шли по большому заснеженному городу, и в их глазах не угасало удивление. Негр впервые видел снег, а девочка впервые видела негра.

Он родился в том уголке земного шара, который ближе к солнцу. Там солнце в два счёта обожжёт лицо и руки. Но негры — дети солнца: у них огнеупорная кожа. Вероятно, в давние времена солнце так обуглило их предков, что, хотя кожа их стала чёрной, зато теперь ни одному негру не страшен зной.

Солнца-то негр не боится, а перед снегом он бессилен. И поэтому с опаской смотрит на летящие снежинки и ждёт от них всяких неприятностей. Он опускает зонтик ниже, боится, как бы снег не попал в лицо и, не дай бог, — в глаза.

Но разве от морозного снега убережёшься! Девочка заметила, что чёрная щека негра побелела. Она легонько потянула негра за рукав. Он вопросительно посмотрел на маленькую попутчицу. Глаза девочки были тревожными. Негр принял сигнал тревоги и, не понимая, в чём дело, остановился.



Девочка подцепила голой рукой горсточку снега, поднялась на носочки и неожиданно стала натирать чёрную щёку негра белым снегом. Негр почувствовал жгучую боль. Вероятно, девочка решила зло подшутить над ним, она специально обжигает его лицо снегом, от которого он так тщательно укрывался. Он сердито отвернулся от девочки и быстро зашагал прочь, держась за горящую щеку.

Но девочка нагнала его и снова потянула негра за рукав. Он хотел уже вырвать руку, но заметил, что в глазах у незнакомой девочки не было ни насмешки, ни зла.

Негр остановился и нерешительно наклонил свою большую голову. Девочка снова принялась за его щеку. Поначалу негру было очень больно. Потом боль прошла. И щека стала гореть, будто её напекло солнцем. Когда щека негра опять потемнела, девочка поднесла ладошку ко рту и стала дышать на неё: ладошка-то замёрзла.

А негр дотронулся кончиками пальцев до отмороженной щеки, словно хотел убедиться, что щека на месте. Оказывается, снег не только причиняет неприятности, но и лечит.

Негр снова показал девочке свои ослепительные зубы.

Теперь снег уже был ему не так страшен. Житель Африки осмелел и выставил из-под зонта ладонь, чтобы поймать снежинку. Но снежинки, коснувшись его руки, таяли. Он так и не смог бы рассмотреть их, если бы на помощь не пришла девочка. Она подставила варежку и сразу несколько лёгких снежинок благополучно приземлились на белую шерсть. Негр наклонился к девочкиной руке, и перед ним затрепетали маленькие невесомые звёздочки. Каждая из них имела свою форму. А он-то думал, что все снежинки одинаковые, как рис.



Негр дотронулся до них пальцами — звёздочки сразу исчезли. И он подумал, что перед ним с протянутой варежкой стоит маленькая волшебница, которая сумела приручить белые искристые звёздочки-снежинки.

Негр достал из кармана большой оранжевый апельсин и протянул его девочке. И девочка подумала, что негр несёт этот апельсин не из магазина, а сорвал его сам с тропического дерева, у которого листья большие, как зелёный зонт. Она сказала «спасибо» и покачала головой.

«Вероятно, «спасибо» — значит «не хочу», — подумал негр и выпятил большие чёрные губы. То ли он обиделся, то ли хотел выдавить из них слово.

— Са-па-са-ба! — с трудом выговорил он, изо всех сил замотал головой и снова решительно протянул девочке апельсин.

Она снова сказала «спасибо», но на этот раз приняла подарок. Она взяла апельсин и прижала его двумя руками к животу, чтобы на него не попали снежинки.

Негр никак не мог понять, что означает русское слово «са-па-си-бо». Хочу или не хочу? Беру или не беру? Хорошо или плохо?

И снова они идут по городу. Рядом с чёрным негром снег кажется ещё белей. И негр в душе завидует девочке: она не обращает никакого внимания на снег, а он ждёт от снега новых неожиданностей.

Так они дошли до перекрёстка, где работала снегоочистительная машина. У этой проворной машины две цепкие железные руки. Они жадно загребали снег, словно хотели стать обладателями всего снега на свете. Негру понравилась эта машина. Хорошо бы она и в самом деле собрала весь снег с земли! Тогда нигде не будет холода, и вся земля зацветёт, как его родной край.





Девочка кивнула на машину и сказала:

— Давай-давай!

— Тавай-тавай! — весело повторил негр.

Ему нравилось название машины. Его совсем не трудно произносить. Не то, что «са-па-си-бо».

— Тавай-тавай! — приговаривал негр, и люди вокруг думали, что он знает русский язык, и только не могли понять, зачем ему зимой понадобился зонт.

Девочка стянула варежку и стала чистить апельсин. Она кидала корки под руки машины «давай-давай», и машина загребала их вместе со снегом. Потом девочка разломила апельсин пополам и протянула половинку негру. Он отправил апельсин в рот. Никогда ещё он не ел таких прохладных и сладких апельсинов. Это маленькая волшебница сделала обычный апельсин таким вкусным.

Житель города, попав в непроходимые джунгли, через пять шагов собьётся с пути. А для сына джунглей город — неразрешимая загадка. Лабиринты улиц уводят в другую сторону, а большие площади ставят в тупик.

Незаметно девочка и негр поменялись ролями. Теперь девочка шла впереди, а негр следом за ней. Он боялся потерять ее из виду. Сейчас в огромном незнакомом городе у него нет человека ближе, чем эта белая девочка, у которой чёрные только глаза и галоши на валенках.

Девочка почувствовала, что она должна прокладывать путь в огромных снежных джунглях, имя которым — зимний город. И тропинка, которую она выбрала, привела в школу, на пионерский сбор.





Негр облегчённо вздохнул, когда вместе со своей спутницей переступил порог школы, и с особым удовольствием закрыл дверь перед носом у снега.

Он снял пальто в раздевалке и с огорчением увидел, что всё пальто в белых пятнах. Шляпа тоже была испорчена. Большой перепончатый зонт не спас от снега. Липкий и яркий, как свежая краска, снег налип на пальто и на шляпу. Негр виновато протянул свою одежду старушке в синем халате. Он хотел предупредить, чтобы старушка не испачкалась, но не знал, как это сделать.

Когда негр, следуя за своим маленьким проводником, вошёл в большую комнату, дети в белых рубашках захлопали в ладоши. Негр подумал, что его приняли за какую-то важную персону. Хорошо, что сквозь чёрную кожу незаметно, как человек краснеет.



Его провели к столу, покрытому красной материей, и ребята умолкли. По выражению их лиц он почувствовал, что от него чего-то ждут. Нужно было срочно посоветоваться с девочкой, которая привела его сюда, он стал искать её глазами, но никак не мог найти: белые девочки удивительно похожи друг на друга, их не так-то просто различить. Пришлось самому выходить из затруднительного положения.

Он ткнул себя пальцем в грудь и сказал:

— Мамаду.

Все ребята без переводчика поняли, что гостя зовут Мамаду. И тогда один за другим ребята стали подниматься со своих мест и называть своё имя:

— Серёжа!

— Ира!

— Кето!

— Сима!

— Гена!

— Светлана!

И пока каждый из ребят называл своё имя, гость обдумывал, что ещё можно сказать такое, что было бы понятно всем.

После общего знакомства негр снова ударил, себя пальцем в грудь и сказал ещё одно слово:

— Мали!

И это слово все поняли.

— Он из Мали! Он из Мали! — зашумели ребята. Теперь в запасе оставалось ещё одно слово. Правда, его смысл до сих пор был неясен негру Мамаду из Мали, но он на свой страх и риск решил произнести его. Он напряг губы и по складам произнёс:

— Са-па-си-ба!

Ребята оглушительно захлопали. Совершенно неожиданно негр произнёс очень знакомое им слово. Что делать дальше?

На столе, на красной материи, лежал барабан. Он был непохож на те барабаны, которых так много в Мали. Там барабаны высокие, как бочонки, а этот плоский, как лукошко. Негр осторожно взял его в руки и сказал:

— Там-там!

А ребята в ответ ему сказали:

— Барабан!

Он осмотрел этот странный там-там и стал тихонько постукивать пальцами по бычьей коже. Пионерский барабан издал хрипловатый звук, а негр начал напевать:

— Бу-ту, бу-ле!.. Бу-ту, бу-ле! — пел он и, пританцовывая, двигался вокруг стола.

Он бил всё смелее в барабан и пел всё громче. И ребята не выдержали и запели тоже. И вот уже весь отряд пел:

— Бу-ту, бу-ле!.. Бу-ту, бу-ле!..

Всем было очень весело. И негр забыл о снеге.

Когда житель Мали со своими новыми друзьями очутился в раздевалке, ему снова стало не по себе: кому приятно надевать пальто с белыми пятнами.

Каково же было его удивление, когда старушка в синем халате протянула ему совершенно чистые пальто и шляпу. Он недоверчиво посмотрел свою одежду, она была без единого пятнышка. Он решил, что это старушка вывела неприятные пятна, которые наставил снег, и с благодарностью наклонил свою каракулевую голову — поклонился старушке. А та замахала рукой.





Вместе с ребятами негр вышел на улицу. Снег уже не падал с неба. Видимо, все его запасы высыпались из туч. Теперь он лежал перед школой, похожий на белый кварцевый песок.

Не сговариваясь, новые друзья негра Мамаду стали подхватывать пригоршни снега, делать из него белые мячики и кидать друг в друга. К его удивлению, ребята не боялись снега и весело смеялись, когда снежный мячик попадал в них. Некоторое время негр с любопытством следил за игрой. Он думал о том, как хорошо было бы привезти мешок белых снежков своему сыну и его друзьям. В жаркий день очень приятно поиграть в снежки. Потом он осторожно нагнулся и большой чёрной рукой поддел горсточку снега. Снег не жёгся, а холодил руку. Мамаду ловко бросил снежок и посмотрел на ладошку: нет ли ожога. Он оторвал взгляд от руки и увидел девочку. Она улыбнулась и показала Мамаду два зуба, растущих в разные стороны. Это была его знакомая. Жителю Мали хотелось многое сказать, но пока он обдумывал, как это сделать, девочка убежала, смешалась со всеми ребятами, и Мамаду снова не смог отличить её от других белых девочек.

А потом они шли по вечернему белому городу. Снег, как новый беспокойный жилец, на каждом шагу давал о себе знать. От него улицы стали уже, а звуки — тише. Некоторые вывески невозможно было прочесть, потому что снег залепил половину букв.

На углу они стали прощаться — каждый из пионеров подходил к гостю из Мали и жал ему руку. Ладонь его была розоватой. Наверное, чернота стёрлась с годами от работы. Когда очередь дошла до знакомой девочки, она улыбнулась Мамаду, и он узнал её. И ему стало радостно, что он научился отличать свою новую знакомую от остальных белых.

Возле самой гостиницы негр остановился под фонарём и стал ловить на рукав снежинки. Они доверчиво опускались на сукно, сверкали в лучах света и были похожи на старинные узоры, на цветы диковинных растений и на морские звёзды. Они все были из снега и все были разные, и негр различал их, как различают белых людей, когда узнают поближе.