КулЛиб электронная библиотека 

Голосовое управление Альта [Ольга Ашмарова] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Ольга Ашмарова Голосовое управление Альта

Яркое утреннее солнце освещает всё вокруг. В тени в от серого огромного дома по тропке в зарослях движется странная процессия. Впереди идёт рослый мужчина со светлыми волосами. На нём спортивный костюм фиолетового цвета. Рукава кофты завернуты по локоть. В одной руке у него самодельный топор: лезвие веревкой примотано к деревянной рукоятке. Им мужчина расчищает путь для всей компании. За ним спешит девочка лет восьми со светлыми волосами. В руке она несет кулек тыквенных семечек. Украдкой достает из него семена и щелкает их. Светлая кожура остается на тропинке, как хлебные крошки в сказке про Гензель и Гретель. Как будто малышка хочет оставить следы для того, кто следует за ними. Девочка легко балансирует на корнях деревьев и торопит своего отца. Ей не терпится оказаться на месте.

За ними идет бородатый мужчина. На плечах он несёт кудрявую девчушку лет пяти. На крошке зеленый костюмчик без ярких деталей. Она серьезна и молчалива. Настороженно смотрит по сторонам и держится за папину голову. Замыкают процессию рыжеволосый парень лет шестнадцати и девушка-тинейджер с кудрявыми волосами. Она не сводит глаз с парня и слушает каждое его слово. Он что-то рассказывает о своей первой работе.

Девочка со светлыми волосами бежит вперед, то и дело оглядываясь. Она смотрит вдаль, как будто хочет увидеть кого-то за деревьями. Девочка почти уверена, что чувствует спиной его тяжелый, холодный взгляд. Но всякий раз, когда она оборачивается, видит только непролазную чащу.

Так странная компания идёт примерно полчаса, и наконец перед ними

открывается вход в заброшенный парк аттракционов. От былого размаха не осталось и следа.

Аттракционы заросли плющом, покрылись ржавчиной. Парк не работает уже много лет. Тишину леса разрывает резкий скрежет, когда бородатый мужчина открывает заржавевшие ворота. Где-то вдалеке из-за резкого звука в воздух взлетает перепуганная стая птиц. Дети замирают на секунду, но испуг в глазах быстро сменяет восторг. Больше всех настоящим аттракционом рада девчушка со светлыми волосами. Она уже была в этом парке вдвоем с папой. Девочка хватает отца за руку и тянет его, а вместе с ним и всю компанию к зеркальному лабиринту.

Лабиринт большой, в нем два этажа. Через матовой стеклянный потолок его освещает солнце. Все шутят и смеются, пока молодой парень со скрипом открывает старую дверь, а затем замирают на секунду. Никто не решается зайти первым.

– Ну же! – громко говорит девочка со светлыми волосами, – Давайте веселиться!

Она тянет отца за собой, и они первые входят в зеркальный лабиринт. За ними заходят остальные. Девчушка оглядывается назад, как будто проверяя, что никто не струсил. Она смотрит вдаль, словно хочет увидеть ещё кого-то вдали за кустами, но вновь никого не находит. Проходит пара мгновений, девочка, а затем и ее отец исчезают в глубине лабиринта.

Компания расходится по проходам. Кругом зеркала. Девочка бежит вперед, отец еле поспевает за ней. Их друзья уже отстали от них и свернули в другой коридор. Вокруг слышны голоса, громкий, веселый смех.

– А это что такое? – спрашивает молодой парень.

Щелчок. Темнота. Страшная музыка. Записанные поверх нее крики ужаса перекрывает визг трех девочек.

– Тише! – пытаются успокоить их отцы.

– Это всего лишь аттракцион, в резервном генераторе парка остался заряд, – слышен вдали голос мужчины с бородой, – Крис, верни обратно тумблер.

Щелчок. Щелчок. Ещё щелчок.

– Не работает, – напуганный голос парня вдалеке, – Чёрт! Здесь огонь! Бежим!

Записанные крики людей смешиваются с настоящими криками ужаса. Вокруг зеркала. Где же выход? Алые отсветы пламени в зеркалах. Настоящий огонь или блик? Отец тащит за собой напуганную светловолосую девочку. Она выпускает из рук мешок с тыквенными семечками. Белые семена рассыпаются по полу. Отец тащит ее по проходу, одной рукой касается зеркал и ищет выход. Кругом дым. Становится трудно дышать. Девочка плачет. Они зашли в тупик. Отец кричит. Ему издалека отвечает его друг. Пламя приближается к ним. Слышен громкий треск. Огонь добрался до балок на потолке. Балка рушится. Звучат громкие крики девочек.

Отец хватает светловолосую дочку и ведет её обратно из тупика. Резкий треск, и рушится еще одна балка. Он успевает оттолкнуть девочку. Балка падает прямо на него. От визга закладывает уши.

Впереди в дыму девочка видит два силуэта. Она кричит, она зовет их на помощь. Но в шуме записанных криков, друзья ее не слышат. Они удаляются от нее.

Девочка пытается вернуться к отцу. В огне пожара она видит его лицо, он поднимает с шеи на подбородок прозрачную маску.

– Иллая, нет! – кричит он что есть сил. Остальное он говорит уже в маску, и девочка не слышит его.

Она хочет подбежать к отцу. Но раздается страшный грохот. Стены лабиринта начинают рушиться. Одно из зеркал падает прямо на неё. Девочка успевает увернуться от стекла. Тупой удар рамой попадает по голове. Резкая боль. Темные круги перед глазами. Последнее, что она слышит перед тем, как потерять сознание, его тяжелые шаги. Он идет за ней.

И светловолосая девушка просыпается. Холодный пот. Мокрая постель.

Судорожно она прижимается к его широкой спине. За открытым окном моросит серый мелкий дождь.

Он просыпается от её прикосновения и поворачивается.

– Снова этот сон? – он с тревогой смотрит на неё и целует в лоб. Его губы кажутся девушке холодными.

Она кивает.

– Голова болит? – он с еще большей тревогой смотрит ей в глаза.

Девушка снова кивает.

– Давай я отнесу тебя в капсулу.

Он берёт её на руки. Она чувствует, как его сильные руки как будто сдавливают ее. Парень поднимает ее со старенького матраса и относит в соседнюю комнату, где стоят две капсулы длиной с человеческий рост. Он бережно опускает девушку в желтую капсулу, которая стоит ближе ко входу. Затем капсула закрывается. Он ещё секунду смотрит на её красивое, но бледное лицо, а затем возвращается в комнату с открытым окном. Снаружи всё ещё идёт дождь. За кронами деревьев прячется старое проржавевшее колесо обозрения, где-то почти у горизонта мерцают тусклые огни.

После нескольких часов, проведенных в капсуле виртуальной реальности, Иллая вновь проснулась. Первым делом она отправила команду капсуле и проверила жизненные показатели своего тела. Перед ней появились полоски цветовых индикаторов со схематичными значками: кардиограмма – возле ритма сердца, желудок – у шкалы насыщения и так далее. Капсула виртуальной реальности была полностью на голосовом управлении, никаких текстовых символов в ней невозможно было встретить.

Большинство показателей были в оранжевой зоне. Она несколько часов пробыла снаружи, и капсула еще не завершила подзарядку её тела питательными веществами. Часть из них вызвала легкий привкус чуть сладковатого пюре во рту, другие поступали сразу в кровь.

Одновременно с восполнением баланса воды и микроэлементов капсула начала программу очистки организма, а также восстановления тонуса мышц. Через ткань на одежде девушки капсула встраивалась в организм и запускала последовательность алгоритмов. Их задача была в том, чтобы хозяйка всегда была сыта, свежа и весела.

После показателей капсула запустила рекламную вставку с последними обновлениями. Объемное изображение девушки-создателя новой приключенческой игры рассказывало о всех прелестях сплава на байдарках по рекам Сибири и брызгах холодной воды, как настоящих.

Иллая голосом остановила рекламу. Она не знала, когда наступит новый приступ адской головной боли, рекламный ролик попусту тратил её и без того короткое время нормальной жизни. В мире 3040 года капсулы виртуальной реальности могли все, даже обеспечить появление на свет полностью здорового человека, но функции лечения в ней не было. Абсолютно здоровым людям лечение не нужно. После того ужасного пожара, в котором погиб отец, у Иллаи начались жуткие головные боли, но современные технологии не могли ей помочь.

Девушка осмотрелась в своей виртуальной реальности. Все было как обычно: как вчера, как месяц назад, как годы назад, как тогда до пожара, когда отец был жив.

В комнате стоял приторно-сладкий аромат цветущей липы. Она росла за единственным небольшим окном без штор. За деревом горел оранжевый уличный фонарь. А за ним совсем рядом были окна соседнего дома с такими же маленькими комнатами и приглушенным освещением. Иллая никогда не видела тени других жильцов в соседних окнах..

На одной стене в тусклой желтой комнате висел старинный плоский телевизор из XXI века. На тумбочке в противоположном углу стоял проигрыватель из XX века, рядом с ним была стопка пластинок. На столе стояла тарелка с тыквенными семечками. Иллая взяла одну, она всегда удивлялась: «На вкус, как настоящие, не отличить. Но отец говорил, что совсем другие».

На полу в комнате лежал матрас, укрытый пледом горчичного цвета. Сверху – две ярко желтые подушки.

В этой виртуальной реальности она была в безопасности, но всегда одна. Альт никогда не приходил сюда, когда она была внутри. «Или присоединяется к капсуле, но не проявляет себя? Наблюдает ли он сейчас за мной? Или занят своей работой? А что, если сейчас будет очередной приступ, и я отключусь здесь, в капсуле?» – вязкие мысли охватили Иллаю. Её голос дрогнул, она сказала голосовую команду и вышла из капсулы в реальность.

Девушка вновь оказалась в полностью пустой серой комнате. Из предметов в ней были только две капсулы виртуальной реальности. Иллая направилась в соседнюю комнату. Так на полу лежит старый, заштопанный черный матрас, болотный плед и пара выцветших подушек.

Иллая подошла к открытому окну. Слева она увидела стену своего огромного серого дома с окнами квартир с закрытыми ставнями. Дом с тысячей жителей был по сути безликой коробкой. Вдали у горизонта была видна крыша полностью автоматизированного ядерного реактора. Повсюду внизу виднелся лиственный лес. Густые кроны скрывали руины старого города.

На стекле Иллая увидела свое отражение. Её длинные русые волосы были растрепаны и струились по ярко желтой мантии. Наушники были отведены чуть в сторону от ушей, маска опущена на подбородок, желтые очки виртуальной реальности подняты на лоб. В карих глазах читалась усталость. Лицо было бледное. За своей спиной девушка видела дверь, которая вела в общедомовой коридор.

Донесся скрежет. Иллая вскрикнула от испуга. Ей показалось, что дверь пришла в движение. «Он вернулся!» – промелькнула страшная мысль в ее голове, но дверь осталась закрытой. Она посмотрела наружу, звук был от ставень ее окна, задетых порывом ветра.

Девушка облегченно вздохнула и опустилась на старенький матрас. Она прислонилась спиной к стене и достала из-под подушки очень старый ноутбук. Убедилась, что заряда от капсулы хватит ещё на пару часов, и погрузилась в работу. Каких усилий ей стоило освоение письменного кода, знала лишь только она сама, и Альт.

За работой Иллая не заметила, как прошли несколько часов. Неожиданно на экране появилось сообщение: «До конца работы ноутбука осталось 10 минут». Девушка резко захлопнула крышку. Звук разорвал тишину комнаты. У нее не получилось.. Вокруг было темно. Холодный вечерний воздух наполнял комнату, а цепенеющая злость от бессилия наполняла Иллаю.

«Он скоро придет!» – паника охватывала ее мозг и мешала рационально думать. Она опустилась на матрас, как будто боролась с сильным ветром, обхватила руками колени и опустила лицо вниз. Из ее глаз покатились слезы. Она сжала руки в кулаках и закричала, но её стон никто не услышал: у капсул жителей огромного дома была отличная звукоизоляция, а огоньки в лесу за окном были слишком далеко, чтобы услышать ее.

Беспомощность просто разрывала девушку изнутри. В дверном проеме она увидела капсулу в соседней комнате. Она стояла ближе к стене и светилась серо-зеленым. Внутри неё кружили летучие мыши и вороны.

– Чёрт! – успела выругаться Иллая и резко дежурно улыбнулась. Очки опустились на лицо, наушники оказались в ушах, маска поднялась с шеи на лицо. Девушка приняла входящих звонок.

Прошла пара секунд, и Иллая оказалась в жутковатом месте: в большой комнате старого дома, стены которого были сплошь покрыты паутиной. Там был полумрак. Стоял затхлый запах сырости. Казалось, из-за любого угла вдруг может вылететь приведение или выйти зомби.

Совсем близко послышался жуткий скрип лестницы, но он не вызвал у девушки ни капельки страха. Она слишком хорошо знала это место. Ее внимание привлекли лишь лежавшие на столе горсть тыквенных семечек. «Отец их так любил, а она их здесь просто рассыпала!» – со злостью подумала девушка. Лестница скрипнула вновь. К Иллае спустилась ее мама – создатель популярных хорроров для капсул полного погружения.

– Привет, дочка! – мама радостно поприветствовала Иллаю. Её звонкий голос выбивался из атмосферы этого виртуального мира.

– Привет, мам, давно не виделись, – с улыбкой ответила Ила.

– Ага, давненько, была занята подготовкой нового ужастика про маньяка с темной улицы, ты уже успела его оценить?

– Конечно, там все так реально, – не моргнув глазом, соврала Иллая.

– Здорово! Ила, ты знаешь, как для меня важно, чтобы тебе понравилось, – ещё радостнее улыбнулась мама, – а как твоя работа в ядре?

– Всё хорошо, мам, – улыбнулась Иллая, – новые секретные проекты реализовываем, всё хорошо.

– Ты такая умница, я горжусь тобой!

– Я знаю. Мне нужно спешить доделывать проект.

– Тогда до встречи.

– Пока, мам.

Прозвучала короткая голосовая команда, очки Иллаи остались на глазах, но стали прозрачными. Она вновь была в комнате с открытым окном. Осмотревшись, девушка вздохнула. Она не любила такие разговоры с мамой. За пятнадцать лет Иллая так и не нашла в себе смелости рассказать маме правду о своей болезни. Она не видела маму в реальном мире после гибели отца. Тогда Иллае было семь лет. За несколько недель до тех трагических событий родители сильно поссорились. Причину ссоры Иллая не знала. Мать тогда ушла в свою капсулу и начала новый хоррор-проект.

Прошло десять дней с ухода мамы в виртуальный мир, как в доме появился Альт. Ему тогда было тринадцать. Отец Иллаи просил ни в коем случае никому о мальчике не рассказывать, даже маме. Иллая выполнила эту просьбу сполна. Мама так и не узнала, что у них в доме живёт ещё один человек.

Иллая отбросила очки и маску в сторону, отвела взгляд от маминой капсулы и уставилась на дверь в коридор. «Скоро вернется Альт» – страх и бессилие сковали её. Чем дольше она смотрела на серую дверь в темноте, тем яснее вспоминала тот день, когда впервые увидела его на пороге.

Тогда она вышла из капсулы в реальность и сразу услышала дождь за окном и приглушенные разговоры в соседней комнате. Резко вскочила и на цыпочках направилась туда. То, что девочка увидела в дверном проеме, повергло ее в ужас. Отец был рядом со старым матрасом, и Иллая видела лишь его спину. Перед ним, опираясь на его капсулу, стоял согнувшись худая женщина с темными как смоль волосами. На ней была странная одежда: платье из серой ткани. Ни мантии, ни наушников, ни очков, ни маски у женщины не было. Ее когда-то красиво лицо было изувечено шрамами. Таких лиц Иллая никогда раньше не видела, тем более в реальности. За ней в открытых дверях стоял мальчик в серой одежде. Он стоял согнувшись, опираясь на две палки. На его лице был огромный фиолетовый синяк.

Женщина говорила тихо. Слова ее наполняла злость. Илла застыла в оцепенение, глядя на гостей отца.

– Ты должен ему помочь! – говорила женщина.

– Вероника, подумай о последствиях, это опасно! – отвечал отец.

– И что? Ты должен. Ты именно за этим искал старинные предметы в нашем поселении, я помогала тебе. А ты должен помочь моему сыну стать нормальным.

– Он не станет нормальным, как ты не поймешь это? Запрограммированным чипом я могу постараться вылечить его паралич, но тогда вся его нервная система окажется уязвимой, с возможностью удаленного управления.

– Сам говоришь, что это программа. Сколько ты ее расшифровывал? В нашем поселении никто не умеет читать, в капсулах тоже, а чтобы ввести голосовую команду, нужно сначала написать этот код.

– Все ты понимаешь! – злился отец. – Тогда пойми наконец, как это опасно! Если программа управления попадет в плохие руки, он может стать просто чужой марионеткой на голосовом управлении.

– Об этом никто, кроме нас не узнает, а Альт будет здоровым. И мой муж успокоится.

– А ты не видишь угрозы в том, что твой муж узнает, что Альт стал нормальным, благодаря технологиям, а не волшебному исцелению? Разве суть вашего учения не в отказе от технологий?

– А то, что он делает сейчас, не угроза? – женщина провела рукой по своему изувеченному лицу. – Я с рождения Альта живу под угрозой, и с каждым днем она все страшней. Видишь этот синяк на лице мальчика! Он должен жить. Мой муж никогда не узнает о чипе, а Альт будет нормальным.

– Нет, – громко ответил отец.

– Я не уйду. Ты должен! – закричала женщина и упала на пол.

Отец повернулся, как будто боялся, что крик услышат дочка и жена, которые были в соседней комнате в звуконепроницаемых капсулах. Он увидел Иллаю в дверном проеме. Она плохо помнила, как отец схватил ее в охапку и вернул в капсулу. Ее глаза смотрели на искалеченного мальчика, который держался одной рукой за палку, а второй старался поднять с пола свою мать.

Через несколько дней Иллая вновь увидела этого мальчика у них в квартире. Он вернулся один. Когда именно, она не знала. Когда она вышла из капсулы в реальность, он был уже здоров, молчалив и грустен.

Иллая резко встрепенулась. Её пронзила боль в руке. В своих мыслях она не заметила, как уснула и отлежала руку. Вокруг была темнота. Стало теплее. Окно было закрыто. На плече она почувствовала его тяжелую руку. Альт вернулся и спал рядом на матрасе, обнимая её. Девушка легко откатилась в сторону и осторожно, чтобы не разбудить, опустила его руку на матрас. Она подняла с пола ноутбук. Открыла крышку. Экран слабо загорелся, экономя остатки электроэнергии. Девушка погрузилась в знакомый код, написанный на старинном языке. Ее взгляд зацепился за знакомую строчку в конце. Она появилась здесь пятнадцать лет назад, но расшифровать её она смогла только вчера: голосовая команда «Спаси Иллаю».

«Расшифровал ли ее уже Альт? Что он будет чувствовать ко мне, если ее отменить? Стереть этот код? Переписать, но как? Будет ли он делать все, чтобы разработать чип для меня? Будет ли со мной?» – с тревогой думала Иллая, затем в ее голове появилась новая идея. Девушка посмотрела на спящего Альта. Зловещая улыбка появилась на бледном лице, освещенном светом ноутбука. Она провела левой рукой по пепельно черным волосам, а правой вывела на экран надпись: «Скрыть фрагмет». Щелчок, фрагмент кода был скрыт.

– Рэджеральт, отключить чип, – тихо и холодно сказала Иллая. Спокойное лицо спящего парня тут же перекосилось от боли, но он не проснулся. Нога затряслась в судороге. Иллая без тени жалости наблюдала за этим. Ей стало спокойней. Жесткая мысль пришла к ней в голову: «Ничего ты мне не сделаешь, и никуда ты не уйдешь без ног».

– Рэджеральт, включить чип, – также тихо сказала девушка.

Учащенное дыхание парня тут же успокоилось, на лице вновь появилось спокойное выражение. Дрожь в ноге прошла.

Темнота в комнате нарастала, поглощала и забирала целиком двух единственных жителей огромного дома, оставшихся этой ночью в реальности.