Кельтская загадка (fb2)


Настройки текста:



Лин Гамильтон «Кельтская загадка»

Песнь Авархина

Ic tabairt a choisse dessi i nHerind asbert Amairgen Glungel mac Miled in laidseo sis:

Ступив правой ногой на землю Ирландии, Авархин Белое Колено прочел это стихотворение:

Am gaenk i mmur
Я — морская зыбь,
Am tonn trethain
Яростная волна,
Am fuaimm mara
Рев моря,
Am dam secht ndrenn
Олень в бою с семерыми,
Am seig i n-aill
Сокол над утесом.
Am der grene
Солнечный луч,
Am cain lubae
Красота деревца,
Am torc ar gait
Разъяренный вепрь,
Am he i llind
Лосось в заводи,
Am loch i mmaig
Озеро на равнине,
Am bri danae
Пламя отваги,
Am gae i fodb feras fechnu
Пронзающее копье,
Am de delbas do chin codnu
Бог, создающий героев,
Coich e no-d-gleith clochur sleibe
Я тот, кто пролагает горные тропы,
Cia on co-ta-gair aesa escai
Тот, кто описывает ход луны
Cia de i llaig funiud grene
И место, где заходит солнце,
Cia beir buar othig Temrack
Тот, кто гонит скот из Тары,
Cia buar tethrach tibis cech dain
Этот отличный пастух всеискусен
Cia de delbas faebru aine
Я бог, кующий оружие славы,
Commits cainte Cainte gaeth
Одаренный поэт. Светлый ум.

Пролог

Нам не обойтись без этой истории. Произошла она в глубокой древности, еще до того, как Авархин и сыновья Миля ступили на эти берега. Еще до того, как племена богини Дану отступили в сидх.[1] Не в те далекие времена, когда чума уничтожила сынов и дочерей Партолана. Не в столь стародавнем прошлом. Но все-таки очень давно.

В те дни по земле бродили великаны, из моря вылезали одноногие, однорукие, похожие на змей существа. Тогда обнаженное оружие вело рассказы, небо могло проливать огненный дождь, по ночам раздавались крики ведьмы. И тогда происходили самые ожесточенные из сражений, битвы света против тьмы. В этих битвах счастье было на стороне племени Туата де Данаан. Сперва они разбили наголову племя Фир Болг, затем в битве при Маг Туиред оттеснили далеко на север внушавших ужас фоморов.

Мы по сей день ведем рассказы о тех героях, предводителях в сражениях: о светоносном Луге, который убил Балора Злое Око; о целителе Диан Кехте; о Нуаде Серебряная Рука; и, прежде всего, о Дагде.

Вот это был бог! По его собственным словам, непревзойденный. Великан с безмерным аппетитом. У него был котел для варки свиней. И свиньи, и котел были не простыми. В котле всегда была готовая свинья, и он никогда не пустел, сколько бы ни было едоков. В довершение всего содержимое котла, по преданию, вдохновляло поэтов и оживляло мертвых.

Так или иначе, однажды Дагда отправился в лагерь фоморов предложить перемирие, а заодно, поскольку был хитрым, что-нибудь разведать. Фоморы, среди которых тоже были великаны, приготовили ему кашу из восьмидесяти галлонов молока и еще восьмидесяти — крупы и жира. Положили в нее свиней, коз и овец, потом вылили в громадную яму.

— Если не съешь все, — сказали фоморы, — тебе смерть.

— Съем, раз так, — ответил Дагда, достал свою ложку, до того большую, что в нее могли бы улечься мужчина с женщиной, и принялся есть. Под взглядами фоморов съел все, соскреб громадной рукой остатки каши с тех мест, куда не доставала ложка, и улегся спать.

— Взгляните на его брюхо, — восклицали фоморы, указывая на спящего Дагду, живот которого вздымался горой. — Ему не подняться с этого места.

И как думаете, что произошло? Дагда проснулся, крякнул, поднял свое громадное тело и нетвердой походкой пошел прочь, волоча за собой палицу, которая оставляла борозду шириной с межевую канаву. И даже после этого не выбился из сил, потому что в тот же день возлег с Морриган, богиней войны и разрушения. Но это уже другая история.

Знаете, я был тогда там. Да, был. Кто может сказать, что нет?

Глава первая Я — морская зыбь

Я поняла, что одна из очень немногих выгод быть мертвым — возможность говорить, что захочешь. Избавленный от бремени утонченной вежливости, ты можешь позволить себе какие угодно неприятные истины, жестокие насмешки, душераздирающие признания и прощальные выпады, при этом тебе не нужно терпеть бесконечные возражения, неловкие оправдания или угрозы возмездия, которые неизбежно вызывает подобная откровенность.

Эмин Бирн, видимо, так и думал, однако при этом дал волю такой ярости и злобе, что, пожалуй, даже сам не мог представить их последствий. Разумеется, слушая, как он говорит с того света, я сочла его просто грубым, бесчувственным. Но тогда я была лишь шапочно знакома с теми, к кому он обращался.

— Надо полагать, вы недоумеваете, зачем я собрал всех вас, — начал Бирн с ухмылкой на лице, которая сменилась гримасой, затем приступом удушья.

— Эмин всегда любил находиться в центре внимания, — прошептал Алекс Стюарт мне на ухо, чтобы не слышали остальные.

— Кроме того, видимо, имел пристрастие к банальным сценам, — прошептала я в ответ.

— Тем более, — продолжал Бирн после нескольких секунд одышки, — тем более, — повторил он, — когда вы знаете, что я мертв.

— И быть немного шутом, — добавил Алекс со вздохом.

Лицо на видеозаписи подалось к камере, стало неясным, потом вновь обрело четкость: чья-то невидимая рука настроила камеру. На него было тяжело смотреть: ввалившиеся глаза и щеки, в одной ноздре кислородная трубочка, однако я видела тень гордого и некогда красивого мужчины.

— Поражаюсь, что он позволил снимать себя в таком состоянии, — прошептала я Алексу.

Алекс снова подался ко мне:

— Лара, по-моему, ему всегда было наплевать, что думают о нем люди.

По восточному ковру медленно ползла небольшая черепаха.

— Ш-ш-ш, — прошипела через плечо женщина с худощавым лицом, сидевшая в первом ряду. Две ее соседки обернулись и свирепо уставились на нас. Это были мать и дочери, похожие друг на друга как три горошины в стручке, до того явным было фамильное сходство. Я справилась с искушением сказать что-нибудь обидное и удовольствовалась ответным свирепым взглядом и недобрыми мыслями.

Что за неприятная компания, подумала я: три женщины и сидящие между ними, будто своеобразные разделители, двое мужчин. Мужчины сняли пиджаки, гнетущая жара и спертый воздух в комнате пресекали всякие попытки соответствовать важности события. Они сутулились, я видела только белые рубашки, бледные шеи и над ними светлые волосы. На миг эти люди напомнили мне две ватные прокладки между пальцами, которые используют во время педикюра. Впоследствии я узнала, что эта метафора была очень уместной: они и в жизни отделяли этих женщин одну от другой.

По левую руку от нас большим пальцем ноги сидела мать, Маргарет, белокурая, стройная, изящная, в подобающем случаю черном шерстяном костюме с коротким прямым жакетом, отделанным тесьмой, — можно было сразу узнать Шанель. Она оправданно гордилась своими ногами, отличными для ее возраста, которые с регулярными интервалами то вытягивала, то забрасывала одну на другую. Рядом с ней сидел первый комок ваты, ее зять Шон Макхью, затем его жена Этне, старшая дочь Маргарет, тоже высокая, белокурая, стройная, нервозность ее наводила на мысль, что она больше всех беспокоится о семейных делах; затем второй комок, Конал О'Коннор, сидящий рядом с женой по имени Фионуала, средней дочерью, она очень походила на мать и сестру, только была пониже и попривлекательней. Этих женщин объединяли прямота спин и недовольство, врезавшееся в черты лица, особенно заметное у матери: выглядела она так, словно не могла избавиться от дурного привкуса во рту. У мужчин же намечались вторые подбородки и животики, что я, впервые видя их, приписала склонности к безделью.

Следующим пальцем, сядь она вместе с остальными, стала бы Брета, младшая дочь. Но она предпочла сесть в этой переполненной комнате как можно дальше от матери и сестер и теперь сутулилась в кресле. Выглядела Брета значительно младше Этне и Фионуалы: на мой взгляд, ей было лет двадцать пять. Если старших сестер разделяли обычные два-три года, то Фионуала была старше Бреты по меньшей мере лет на шесть-семь. Очевидно, Брета явилась маленьким сюрпризом в конце чадородного возраста или результатом последней попытки родителей сохранить семью. Если справедливо последнее, то попытка, судя по всему, была не особенно удачной. Полноватая, с надутым видом, но все-таки хорошенькая, она пошла в отца, — всматриваясь в лицо на экране телевизора, думала я. У нее были темные волосы, светлые глаза и лишь весьма отдаленное сходство с тремя другими женщинами. Вид у нее, как и у многих ее ровесников, был нарочито безразличный ко всему. И я не могла понять, притворство это или происходящее ее действительно не интересовало.

Какие-то признаки скорби по умершему выказывал только молодой человек с огненно-рыжими волосами — в лице его, румяном и усеянном веснушками, была искренняя печаль. Похоже было, что он занимается физической работой на свежем воздухе, мышцы его распирали простой, но опрятный пиджак, воротничок поношенной белой рубашки туго облегал шею. Звали его Майкл Дэвис. Его выделяли среди этих людей не только выражение скорби, но и та холодность, с которой все остальные относились к нему. Соответственно Майкла усадили в задний ряд вместе с Алексом, со мной и еще одним человеком — как мне сказали, адвокатом, представлявшим пока что не названное лицо.

И наконец, в комнате были два заботившихся об имении Эмина адвоката, служанка по имени Дейрдре — я мысленно окрестила ее Безутешной Дейрдре из-за унылого выражения лица, обычного или принятого по данному случаю, я не имела понятия, и из-за того, что ее, как верного вассала в поместье Бирна, явно звали только по имени, — и еще один работник, которого тоже называли просто Джон, от него несло перегаром, и руки его дрожали, когда он указывал нам наши места. Время от времени Джон выходил в коридор — как я полагала, сделать из фляжки глоток-другой; я бы не заметила этого, если бы не скрип его черных ботинок. В список присутствующих следует включить и черепаху, любимицу семьи, которая расхаживала по всему дому. Для меня было внове опасаться на нее наступить, и я совершенно по-другому оценила то, как Дизель, наш официальный сторожевой кот в антикварном магазине, совладелицей которого я являюсь, ухитряется не попадаться никому под ноги.

Наблюдая все это со стороны, помимо черепахи, я находила интересным отношение сидящих перед нами пяти членов семьи ко всему и ко всем. Хотя я и не видела их лиц, разве что в тех редких случаях, когда они оборачивались и шипели на нас, вполне можно было получить представление о нем.

К примеру, было совершенно очевидно, что, при том что по данному случаю все уселись вместе, при всем сходстве во внешности и в пренебрежительном, если не откровенно неприязненном отношении к Алексу, они плохо ладили между собой. Налицо были все признаки семейного разлада. Они редко смотрели друг на друга, женщины сидели совершенно прямо, решительно вытянув головы вперед, мужчины сутулились, но не смотрели ни на кого, кроме своих жен. Кроме того, старательно избегали взглядов на Брету, хотя она время от времени посматривала в их сторону, и совершенно не замечали Майкла и таинственного адвоката.

Думаю, уже ясно, что мне эти люди не понравились. Если у кого-то из них, за исключением Майкла Дэвиса, и были какие-то положительные черты, я пока что их не замечала. Ответив этим трем женщинам свирепым взглядом, я подумала, что напрасно приехала в Ирландию, но тут же пожалела об этой мысли. Алексу Стюарту нужно было мое присутствие здесь.

Алекс Стюарт — мой очень близкий друг, пенсионер, живет по соседству со мной и регулярно приходит помогать нам в антикварный магазин «Гринхальг и Макклинток», находящийся в престижном районе Торонто Йорквилле, таком престижном, что, пожалуй, нам может стать не по карману находиться там. Несколько месяцев назад Алекс получил удар по голове, вызвавший, по словам врачей, очень легкий паралич. Он лишь испытывал в течение нескольких дней легкое онемение одной стороны тела, но меня это напугало до смерти. Я с тех пор так кудахчу и хлопочу над ним, что, уверена, едва не свожу его с ума.

Поэтому когда Райен Макглинн, адвокат из юридической фирмы «Маккафферти и Макглинн» в Дублине, сообщил по телефону Алексу, что при оглашении завещания Эмина Бирна требуется его присутствие, и Алекс высказал некоторые сомнения относительно поездки, я настояла на том, что поеду с ним. Чтобы не смущать его, сказала, что мне нужен отдых, и хотя мысль об отпуске была еще более неожиданной, чем о черепахе в роли домашнего животного, я, к немалому собственному удивлению, решила устроить себе каникулы. Кроме того, уговорила своего друга, сержанта Королевской канадской конной полиции, Роба Лучку и его дочь Дженнифер ехать с нами. Мы решили вчетвером совершить тур по Ирландии после того, как завещание будет зачитано.

Алекс сказал, что понятия не имеет, зачем его вызывают, но я надеялась, что он получит небольшое состояние и сможет прожить остаток дней в роскоши. Зная, что он по своему характеру все равно будет приходить в магазин помогать нам, я думала, что, по крайней мере, мне больше не придется беспокоиться, как он сможет прожить на пенсию и те жалкие суммы, которые мы в состоянии платить ему.

Авиабилет Алекса должны были оплатить из средств Бирна, а я использовала часть бонусов частого авиапассажира на билеты для себя и Дженнифер. Их у меня великое множество, потому что товары, которыми мы с Сарой Гринхальг торгуем в своем магазине, закуплены во всех концах мира. Почти все закупки делаю я, поскольку Сара не особенно любит эту сторону нашего бизнеса, которая включает в себя по крайней мере четыре долгих путешествия в году.

Не знаю, почему я не пользуюсь этими бонусами чаще. Знакомым я говорю, что коплю их для кругосветного путешествия, в которое, видимо, никогда не отправлюсь. Зачем? Я занимаюсь тем, что люблю, и предпринимаю все эти поездки, от которых мало кто отказался бы, просто делая свою работу. Сказать по правде, я суеверно коплю бонусы на тот случай, если мы с Сарой когда-нибудь так обеднеем, что сможем остаться в деле только при условии, что я буду путешествовать бесплатно. Моя лучшая подруга Мойра, владелица шикарного салона красоты на нашей же улице, говорит, что бухгалтеры или актуарии, в обязанности которых входит забота о том, чтобы люди не обанкротили бонусами авиалинию, когда-нибудь подошлют ко мне убийцу.

Мы пробыли в Ирландии всего сутки, и я уже начала жалеть о том, что использовала эти бонусы. Мы сидели в полутьме одной из комнат усадьбы Эмина Бирна, которая, судя по неброскому указателю на дороге, называлась «Второй шанс». Дом был очень красивым, со светло-желтыми стенами, черной крышей и белой отделкой, впечатляюще длинной, изогнутой подъездной аллеей и множеством акров простирающейся к морю земли. Подъездная аллея была обсажена кустами гортензии, так густо усеянными поразительными розовыми, белыми и пурпурными цветами, что они едва не касались земли. В задней части дома была солнечная комната с белой плетеной мебелью, обитой зеленым ситцем, с видом на совершенно великолепный сад, а дальше, за вымощенным камнем патио и лестницей с гипсовыми урнами, виднелась голубизна Динглской бухты. Комната была замечательно светлой, просторной и резко контрастировала с общим духом этого места.

Мы, однако, сидели в библиотеке, превосходно подходящей для данного случая. Довольно большая, впечатляющая комната, тоже в задней части дома, рядом с солнечной, она была обшита очень темными деревянными панелями, в ней стояли большие кожаные кресла и письменный стол, такой громадный, что, должно быть, дом строился вокруг него. Библиотека, видимо, служила Эмину Бирну и кабинетом. Шторы из красного бархата от потолка до пола на очень больших окнах были задернуты, чтобы не допускать в комнату дневной свет и, к сожалению, воздух. Я ощущала своим, подчас чрезмерно чувствительным, носом легкий запах антисептика.

По контрасту со спокойной изысканностью внешней стороны дома эта комната была загромождена чуть ли не до состояния хаоса. Бирн, очевидно, был заядлым коллекционером, притом не особенно разборчивым. Это не значит, что собранные вещи были плохими — я бросила беглый взгляд вокруг, как только мы вошли, и подумала, что Бирн прекрасно знал, что коллекционирует, — но как будто, по крайней мере, на первый взгляд, не ограничивался чем-либо конкретным. Если в его собрании и существовала какая-то объединяющая тема, мне она была неясна. Там были картины, гравюры, сотни книг, большей частью очень старых, в кожаных переплетах, они стояли на полках, громоздящихся на мебели и на полу, покрытом тремя превосходными восточными коврами.

Картины на стенах, все написанные маслом, были мрачными, на них главным образом были изображены большие парусники, сражающиеся со стихиями или с вражескими кораблями. Вдоль одной из стен тянулись застекленные витрины с очень древним оружием, в основном мечами и наконечниками копий, внизу стояли необычные железные котлы, некоторые, по меньшей мере, двенадцати дюймов в диаметре, некоторые еще больше; я решила, что это котлы железного века. Все это размещалось на фоне задника из того же красного бархата, что и шторы. Оглянувшись, я решила, что на убранство комнаты потребовались десятки тысяч долларов и около мили бархата. Один меч, клинок которого был изъеден временем, висел на стене позади стола, другой — очевидно, особенный — лежал под стеклом на столе. Коллекция, что и говорить, была впечатляющей, но придавала происходящему какой-то зловещий оттенок. Она навела меня на мысль, что жизнь Эмина Бирна представляла собой своего рода затяжную битву.

Телевизор с видеомагнитофоном находились на подставке перед письменным столом, под телевизор была подложена стопка книг. Подставка стояла рядом со стулом, и с того места, где, позади более важных в жизни Эмина людей, сидели мы с Алексом, создавалось впечатление, что говорящая голова находится там, где находилась бы, будь Эмин жив и сиди за столом. В нормальной обстановке я бы захихикала при этой мысли, но тут было не до смеха.

Все мы, кроме Бреты, которая угнездилась в большом кресле и теребила кружевной носовой платок, сидели на довольно неудобных складных металлических стульях двумя полукругами перед столом. Видеомагнитофоном управлял Чарльз Маккафферти из фирмы «Маккафферти и Макглинн». По крайней мере, думаю, что Маккафферти. Он и его партнер носили совершенно одинаковые дорогие костюмы, темные, хорошо скроенные, жилеты из той же ткани с часами на цепочках, белые рубашки с сильно накрахмаленными воротничками, отложными манжетами и серебряными запонками. Кроме того, у них были почти одинаковые прически и дорогого вида очки для чтения, позволявшие взирать свысока на остальной мир. Различали их, видимо, по рисунку на серебристо-серых галстуках — на одном были ромбы, на другом полоски, очевидно, выражавшие их представление о сильной личности. Мысленно я прозвала их Твидлдум и Твидлди.[2] Знаю, что не стоит постоянно давать людям прозвища, зачастую уничижительные. Однако, что делать, я очень плохо запоминаю фамилии. И как бы я ни прозвала их, Маккафферти и Макглинн, видимо, неплохо преуспевали. Выглядели они благоденствующими, несмотря на одинаковую одежду. Унизительно было думать, что деньгами, которые они истратили на свои наряды, я могла бы оплатить закладную.

— Сейчас вы узнаете от Маккафферти или Макглинна — для меня нет разницы, что один, что другой, — условия моего завещания, — продолжал Эмин Бирн после очередного долгого приступа отдышки. Твидлдуму не понравилось замечание Бирна, что он и Твидлди неотличимы друг от друга, хотя я была согласна с ним полностью. Три ведьмы, как я уже окрестила их, перенесли внимание от нас вновь к телевизору.

— Чтобы не томить вас ожиданием, я оставил свою компанию «Бирн Энтерпрайзис» своим дочерям Этне и Фионуале, или Эриу и Фотле, как я называл их в детстве, и, фактически, их мужьям, Шону и Коналу. Шон и Конал, разумеется, вели, или, лучше сказать, разваливали бизнес во время моей болезни — Конал предпочитал работе сидение в баре, а Шон щеголял, как английский сквайр.

Оба сердито заерзали на сиденьях, а искаженное от усилий лицо продолжало говорить:

— Думаю, если мои дочери не найдут способа избавиться от этих бездельников, их наследство быстро станет ничего не стоящим.

Моей жене Маргарет я оставил «Второй шанс», включая сюда землю, дом и все, что в нем есть, за двумя исключениями, Коттеджем Розы, о котором скажу потом, и коллекцией древнего оружия, карт и рукописей, которую, по предыдущей договоренности, я оставляю дублинскому Тринити-колледжу. Кроме того, я предоставил ей денежное содержание, которое большинство людей сочло бы щедрым, но она наверняка сочтет жалким. Содержание дома и сада будет для Маргарет поучительным: возможно, она начнет понимать, во что обходились ее роскошества, обладание которыми она считала своим долгом. Если в ближайшее время Маргарет не найдет себе мужа или другого источника дохода, думаю, она вскоре его продаст.

Судя по желвакам, проступившим на челюстях Маргарет, и резкому вдоху, она была не особенно довольна услышанным.

— Моей младшей дочери Брете, которая до того, как покинула в ярости дом два года назад, была моей любимицей, моей Банбой, — уверен, что для двух других моих дочерей это не новость, — я не оставляю ничего. Она сказала, что презирает мои деньги, поэтому не получает ни гроша.

Брета не сказала ничего, лишь наклонилась, возможно, скрывая лицо, и подняла черепаху, заползшую под ее кресло. Принялась поглаживать ей головку, словно на свете не существовало других занятий.

— Я оставил, надеюсь, щедрую сумму для прислуги «Второго шанса». Кроме того, распорядился относительно ежемесячной стипендии Майклу Дэвису, если он согласится продолжить образование. Искренне надеюсь, что он примет мое предложение и добьется кое-чего в жизни. Он значительно облегчил мне бремя последних нескольких недель.

Все обратили взгляды на Майкла, но я не увидела ни одного дружелюбного. Майкл выглядел искренне благодарным за эту заботу, однако его наморщенный лоб указывал, что он не знает, чем облегчил бремя Эмина.

— Коттедж Розы, все находящееся в нем и участок, на котором он стоит, я оставляю Алексу Стюарту из Торонто — надеюсь, сегодня он находится здесь. Именно Алекс дал мне второй шанс, за который, несмотря ни на что, я благодарен, что бы тогда ни говорил, и хотя он отверг предложенное вознаграждение при моей жизни, надеюсь, сейчас он его примет. Коттедж Розы доставлял мне громадное удовольствие, думаю, Алексу он тоже понравится.

Коттедж Розы, подумала я, пожалуй, не то небольшое состояние, на которое я надеялась для Алекса. Алекс выглядел несколько ошеломленным этим известием. Мне внезапно представился каменный коттедж с сияющим цветами двором, миниатюрной версией сада «Второго шанса». Изобилие роз, поскольку он так назывался. Красных и белых, решила я, окутывающих арку над входом. Само собой, тростниковая крыша. Внутри побеленные стены и темные открытые балки, огромный камин с горящими поленьями, вырезанный из дерева лебедь на каминной полке. Большие удобные диваны, мягкие, обитые ситцем. Какого цвета? Нежно-зеленого? Морской волны? Нет, розового, пыльно-розового. Цвет должен быть розовым. Но большие, мягкие. Диваны, на которые можно залечь с хорошей книгой и стаканом шерри под рукой. Алексу наверняка придется модернизировать кухню и водопровод, но это будет замечательно. Я помогу ему. Шкафов будет не хватать, но я пришлю ему в подарок парочку антикварных из магазина. Мелкие детали. В общем, коттедж был замечательным. Возможно, придется заново отполировать полы, широкие доски темного цвета, с небольшими коврами, скорее всего из хлопка, зелеными, кремовыми, оттеняющими розовый цвет…

Мою мысленную экскурсию прервала атмосфера физического напряжения в комнате. Когда я вернулась к действительности, Маргарет была такой напряженной, что на шее выступали жилы, и даже сзади мне было видно, что ее челюсти крепко сжаты. Брета громко всхлипнула. Ее старшие сестры втянули головы в плечи. Эмин говорил об Алексе, и пока что сдерживаемый гнев в комнате готов был вот-вот выплеснуться. Возможно, они не особенно радовались счастью Майкла, но Алекс почему-то очень их бесил.

Лицо на экране умолкло на несколько секунд, чтобы отпить жидкости через соломинку.

— Здесь должен бы находиться еще один человек, но, опасаясь гнева моей семьи, он может прислать представителя.

Ведьмы, обернувшись, посмотрели на адвоката, сидящего справа от нас. Тот кивнул и не особенно приятно улыбнулся им.

— Я с сожалением уступил желаниям моей семьи и ничего не оставил Падригу Гилхули.

Адвокат, представлявший, как я догадалась, этого самого Гилхули, нахмурился; спина Маргарет слегка расслабилась.

Лицо продолжало:

— Пусть Падриг знает, я был очень рад принять его в нашу семью. Может быть, он потребует через суд часть наследства. Одно из благ быть мертвым заключается в том, что мне не придется разбираться с этим. Оставляю живым эту семейную распрю и все прочие, что мне приходилось выносить.

Мне причиняет немалую боль то, что в нашей семье одни раздоры. В попытке покончить с ними, пусть даже после моей смерти, я придумал занятие, которое потребует от вас совместных действий.

Все в комнате напряглись.

— Как ни странно, я возлагаю на него какую-то надежду — назовите это, если угодно, нелепым оптимизмом умирающего. Я попросил Маккафферти и Макглинна, после того как будет прочитано завещание, раздать вам всем по конверту. Оба крючкотвора, конечно же, возражали, говорили, что это неподобающе. Протестовали они, пусть и очень мягко, разумеется, с целью обезопасить себя, случись что, однако потребовали за это усилие дополнительный гонорар. Они так привыкли к роскоши на Сент-Стивенс Грин, что не смогли отказаться от моей просьбы, особенно когда я сказал им, что найду других душеприказчиков.

В каждом конверте находится указание, которое вкупе с остальными приведет к обнаружению предмета, обладающего большой ценностью. Одно указание само по себе ничего не даст. Некоторые из них ведут к сведениям об этом предмете, другие указывают на его местонахождение. Словом, чтобы найти его, вам нужно действовать сообща. Деликатничать я не намерен. Если вам нужна причина, чтобы участвовать в поисках, позвольте напомнить о том, что я уже сказал. Те, кто получил от меня что-то ценное, вполне могут обнаружить, что полученное стало никчемным. Этот предмет, если вы его найдете, обладает достаточной ценностью, чтобы помочь всем вам. Я хочу, чтобы вы приучились действовать и жить в согласии. Очень сомневаюсь, что вы на это способны, однако искренне надеюсь, вы докажете, что я не прав. Если нет, то нечто поистине замечательное и бесценное останется спрятанным, может быть, навсегда. Больше мне сказать нечего.

Рядом с лицом появилась поднятая рука, жест этот можно было истолковать как повеление уйти то ли оператору, то ли всем нам. Камера немного отъехала от лица, на экране появились еще трубки и больничные принадлежности, ряды банок с таблетками на прикроватном столике. Бирн не произносил ни слов любви, ни даже прощания, изображение умирающего с изборожденным морщинами страдания лицом медленно темнело.

Минуты две мы сидели, глядя на пустой экран, и обдумывали последние слова Эмина Бирна, слышались только негромкое шипение телевизора, тиканье часов в коридоре, крики птиц за окнами, шелест пальмовых листьев и где-то вдали негромкий рокот волнующегося на ветру моря.

Брета пришла в движение первой.

— Оху пост, папа, — вздохнула она, поднявшись из кресла и направляясь к двери. — Прямо-таки оху пост.

— Что это значит? — недоуменно прошептал мне Алекс.

— Думаю, второе слово означает «поступок», а первое — прилагательное от слова на букву «х», — прошептала я в ответ.

Алекс посмотрел на объемистый удаляющийся зад Бреты и неодобрительно покачал головой. Я подавила улыбку. Алекс много лет прослужил судовым казначеем в торговом флоте, но я ни разу не слышала, чтобы он сквернословил или хотя бы чертыхался. Сама же… Но хватит стереотипов.

Твидлди нервно откашлялся, давая понять, что нужно перейти к более официальной части процедуры.

— Очень необычно, — начал он. — Думаю, мисс Брете Бирн нужно присутствовать? — обратился он к Твидлдуму.

— Совершенно необычно. Ей надлежит быть здесь, — ответил Твидлдум. Твидлди принялся с неловкостью перебирать бумаги. Дейрдре раздвинула шторы. Я увидела Брету, шедшую через сад к морю.

— Предлагаю устроить небольшой перерыв, — сказал Твидлдум. — Дейрдре, — обратился он к служанке, — может, вы нам принесете чаю, а мистер Дэвис, — сказал он, понимая, что не следует просить Джона о чем-то обременительном, поскольку тот по ходу просмотра пленки несколько раз выходил в коридор, — пойдет попросит мисс Бирн оказать нам любезность, вернувшись в дом.

Сидевшие перед нами потрясающие пятеро поднялись, будто солдаты по команде, и колонной по одному вышли из комнаты. Разумеется, никто не предложил остальным присоединиться к ним или осмотреть дом — они предоставили Алекса, меня и адвоката Падрига Гилхули самим себе; Твидлдум и Твидлди возились с бумагами и конвертами. Поняв, что нам нужно оставаться в библиотеке, я с облегчением поднялась с неудобного стула и, не опасаясь наступить на черепаху, поскольку Брета забрала ее с собой, потянулась и стала осматривать комнату; в застекленную дверь было видно, как Майкл Дэвис бежит трусцой в ту сторону, куда ушла младшая дочь Бирна.

* * *

Полагаю, понятно, что я занимаюсь антикварным бизнесом потому, что люблю антикварные вещи, а поскольку я уже свыклась с хаосом в библиотеке Эмина Бирна и была избавлена от неприязненных взглядов членов его семейства, это место представляло собой подлинную отраду для моих глаз и души.

По тому, что люди коллекционируют, о них можно узнать многое, и я, хотя и придерживалась своего скоропалительного вывода, что жизнь для Бирна представляла собой своего рода битву, начала видеть некую связующую нить в том, что он собрал. Через несколько минут я решила, что картины представляют собой аномалию. Очевидно, они долгое время находились в семье либо его, либо Маргарет и повешены были там, где Бирн, сидя за столом, почти не видел их.

Созерцать Бирн любил две вещи: коллекцию оружия и свои карты. Оружие, решила я, было очень древним, относящимся к определенному периоду, хотя я понятия не имела, что это за период. То есть Бирн коллекционировал оружие не вообще, а какого-то конкретного времени. Так, там не было мушкетов и пистолетов, прусских касок и военных медалей, были только мечи и наконечники копий.

Карты в этой комнате были повсюду: висели в рамках на стенах, лежали на рабочем столе, валялись на полу в виде больших атласов. Кроме того, в углу комнаты лежало несколько свитков, и я готова была держать пари, что это карты. Еще там был шкафчик с длинными неглубокими ящиками, где, возможно, тоже хранились они.

Время от времени в магазине у меня появлялись старые карты, а в это время я как раз начала искать их для нового покупателя, страстного коллекционера. Почти все карты, которые обыкновенно сейчас встречаешь, представляют собой перепечатки со старых атласов, большинство их датируется серединой или концом девятнадцатого века. В последнее время были очень модны лекарства из трав и перепечатки с ботанических атласов, цены на них поднялись, но я нашла карты, которые всегда пользуются спросом. Многие покупают их, потому что они неплохо смотрятся на обшитых панелями стенах кабинетов — я именую это искусством оформления, — но есть серьезные коллекционеры, которые ищут редкое, необычное и готовы за это платить. Особенно их восхищают те карты, которые не вырезаны из атласов, а отпечатаны или в редких случаях вычерчены на отдельных листах бумаги или ткани.

Мой покупатель, дружелюбный человек по имени Мэтью Райт, собирающий ранние карты Британских островов, мог бы пойти на убийство или в крайнем случае нанесение тяжелых увечий, чтобы заполучить пару карт Бирна. Он говорил, что Британия и Ирландия были известны древним благодаря оживленной торговле с этими островами и что такой великий человек, как александрийский астроном Птолемей, уже во втором веке нашей эры составил карты этих земель. На всех картах Бирна была Ирландия, некоторые из них я узнала. Одну из них составил Джон Спид, картограф начала семнадцатого века. Она была не совеем точной, однако наверняка лучшей для своего времени. Карта Бирна датировалась тысяча шестьсот десятым годом и не обязательно представляла собой первое издание, потому что карты Спида обычно датировались, но потом с них долгое время снимались копии, однако я была почти уверена, что это оригинал.

Другая карта приписывалась, судя по бронзовой табличке на раме, Уильяму Петти, который, если память не изменяет мне, где-то в семнадцатом веке составил первый атлас Ирландии. Третья, лежавшая под стеклом на верху шкафчика с картами, была просто очаровательной, с указанием мест восхода и заката солнца в разные времена года, с изображениями чудовищ, выходящих из моря на берега Ирландии. Другие карты в рамах были тоже хороши, хотя и не столь уникальны, как экземпляры Спида и Уильяма Петти; в общем, коллекция была весьма впечатляющей. Я понимала, почему Бирн решил завещать ее Тринити-колледжу, и думала, что там ей будут очень рады.

Если пытаться понять Бирна по этой коллекции, то было интересно, почему в дополнение к висящим в рамах картам были еще сотни других, и все они, по крайней мере, на мой почти дилетантский взгляд, не были ценными, старыми или хоть чем-то примечательными. Там были современные карты военно-геодезического управления, дорожные карты компании «Мишлен», другие карты всевозможных форм и размеров. Тогда я подумала, что если Бирн собирал оружие из-за его древности, то карты по какой-то другой причине, которую я, возможно, никогда не узнаю.

* * *

Через несколько минут, наверняка ушедших на то, чтобы первым делом обслужить членов семьи, Дейрдре вкатила сервировочный столик с чайным сервизом и раздала чашки. Я подумала, что глоток-другой легендарного ирландского виски был бы гораздо лучше, но поняла, что данный случай требует унылой трезвости.

— Он умер прямо здесь, — сказала Дейрдре, подав мне чашку. — На том самом месте, где вы стоите.

Я непроизвольно подскочила, едва не пролив чай на восточный ковер.

— Кровать мы поставили здесь, — продолжала она, не замечая моего движения. — Под конец он не мог подниматься по лестнице. Рак легких, — добавила она. — Внезапный. Хозяину было очень плохо. А здесь ему нравилось, с его книгами, картами и с видом на сад и море. Кровать мы поставили там, откуда он мог смотреть в окно. Он был один. Очень печально. Ночная сиделка еще не пришла, а они все, — Дейрдре указала подбородком в ту сторону, где мы последний раз видели семью, — ужинали. Брета давно ушла. — Вид у служанки стал, если такое вообще возможно, еще более мрачным. — Он был в расцвете лет, совсем не старый. Знаете, я думала, что он дотянет до Рождества. Многие дотягивают.

— Может, нам полюбоваться видом снаружи? — предложил Алекс, взяв меня под руку.

— Отличная мысль, — благодарно ответила я, и мы с риском вызвать гнев семейства вышли через застекленные двери в вымощенный каменной плиткой патио позади дома. Постояли там, наслаждаясь солнцем и осторожно попивая чай, такой горячий и крепкий, что чувствовалось, как он разъедает пищевод и желудок.

— Замечательное место! — воскликнула я. Алекс кивнул.

— Что имел в виду Бирн, говоря, что вы дали ему второй шанс? — продолжала я. Алекс говорил мне только, что познакомился с Бирном много лет назад. В разговоре на эту тему он был несколько уклончив, из-за обещания, как я вскоре выяснила, давным-давно данного Бирну.

Алекс жестом предложил отойти подальше от дома.

— Не знаю, что известно об этом его семье, — негромко сказал он, — так что давайте отойдем подальше.

Мы двинулись по саду, то и дело останавливаясь, чтобы насладиться ароматом множества розовых кустов.

— Я впервые увидел Эмина Бирна, когда он пил в сомнительном притоне в Сингапуре, — начал Алекс. — Мое судно стояло на ремонте в сухом доке, и мы с ребятами часто бывали на берегу. Эмин, конечно же, был вошедшим в поговорку пьяным ирландцем, притом несколько угрюмым. Не веселым, но разговорчивым. Знаете, есть такие люди, которые пристают с разговорами, даже если не хочешь их слушать. Все твердил и твердил об Ирландии, как она прекрасна, однако не настолько, как женщина, которую он любил и утратил, в таком вот духе. Полная околесица, подумал я. Пришлось даже сказать, что он зануда. Однако на другой вечер я пошел в то же самое заведение. Выпивка там была дешевой и не слишком разбавленной. Эмин снова был там, таким же пьяным.

На сей раз он был не слишком разговорчивым. Сидел у стойки, пил стакан за стаканом дешевое ирландское виски, лил слезы в стакан. Трудно сказать, что хуже: разговорчивый пьяница или плачущий. Сказал мне только, что бросил в беде свою семью — видимо, имел в виду мать. Он производил отталкивающее впечатление. От него дурно пахло, и не только перегаром. Он много дней не мылся. Мне очень хотелось отделаться от него.

Эмин уронил голову на стойку, потом вдруг распрямил спину, словно пришел к какому-то выводу, решению, пошатываясь, слез с табурета и вышел на улицу. Сам не знаю, зачем я это сделал — он был мне очень неприятен — может, мной руководило какое-то шестое чувство, но я пошел за ним. Он подошел к воде и долго стоял на пирсе, задумчиво глядя в воду. Я уже хотел уйти, но тут он вдруг бросился вниз. Даже в тусклом свете фонаря в конце пирса я видел, что он не умеет плавать. Он даже не пытался плыть. Просто камнем пошел ко дну. Что мне было делать? Стоять и смотреть, как человек тонет? Я бросился за ним.

— Так он что, не умел плавать или не хотел? — перебила я.

— Видимо, не умел. Многие матросы отказываются учиться. Считают, что, если свалятся за борт в Северной Атлантике или другом подобном месте, лучше сразу пойти ко дну, чем попусту барахтаться.

— Но вы говорите, что он хотел покончить с собой. Что это была не случайность.

— Не случайность, в этом я уверен. В темноте его было трудно найти, и он был очень тяжелым, но все-таки я его вытащил. Бедняга отбивался, но был слишком пьян. Я отвел его в какой-то паршивый отель, он бранил меня — надо сказать, дочь переняла его выражения, — уложил в постель и ждал, пока он не заснет. На другой день я заставил его вымыться, и у нас начался разговор по душам, вроде тех, что я вел с молодыми ребятами на судне, которые, скажем так, сбивались с пути. У нас вышла жуткая ссора. Она была бы несколько комичной, не будь столь отчаянной. Я придумывал причины не кончать жизнь самоубийством, а он спорил со мной.

Я сказал ему, что жизнь замечательная штука и нельзя от нее отказываться; он ответил, что его жизнь ничего не стоит. Тогда я сказал, что кончать с собой — трусость, что бы с ним ни стряслось. Эмин сказал, что его жизнь — это его жизнь и ему решать, как ею распорядиться. Я ничего не мог добиться, пока не увидел у него на шее крестик. Тут я сказал ему, что он будет гореть в аду, если наложит на себя руки. Помню, он посмотрел на меня, потом сказал, что попадет в ад за гораздо худшие вещи. Но, кажется, мои слова подействовали на него. Он взял себя в руки. Видимо, в конце концов, простил меня за то, что я спас его. Сказал что-то в том смысле, что моей вины здесь нет, что человек может умереть, лишь когда придет его час, а его час не пришел в тот день в Сингапуре. Чистый фатализм думать, что день твоей смерти предопределен. У этих ирландцев много суеверий.

— Не сказал Эмин, что совершил такого ужасного?

— Сказал, что растоптал что-то, только не могу припомнить, что именно.

— Постойте, — сказала я. — Он что, хотел покончить с собой потому, что наступил на любимую семьей фарфоровую статуэтку фирмы «Ройял Доултон»[3] или что-то в этом роде?

— В Ирландии, скорее, это была бы «Уотерфорд Кристалл»,[4] вам не кажется? — улыбнулся Алекс. — Нет, думаю, нарушил что-то вроде табу. Он употребил незнакомое мне слово, не английское. Хотелось бы его вспомнить, здесь кто-нибудь смог бы сказать мне, что оно означает. Может, и вспомню. Память, к сожалению, уже не та, что раньше.

— Но все-таки получше моей, — ответила я. — Ну и что дальше? Очевидно, вам удалось отговорить его от самоубийства.

— Я взял его на судно матросом палубной команды, и мы несколько месяцев провели вместе в море. Знаете, это была очень тяжелая работа на тех-то судах, но ему, видимо, именно это и требовалось, а работником он был прекрасным. Когда мы вернулись в Европу, Эмин получил заработанные деньги, которые ухитрился не пропить, и покинул судно. Взял с меня слово, что я никому не расскажу о том, что он назвал минутой слабости, и я впервые рассказываю вам. Честно говоря, не думаю, что расскажу и членам его семьи, хотя теперь, когда он мертв, вряд ли это имеет особое значение.

Не скажу, что я хорошо знал Эмина, мы не были близкими друзьями и вскоре потеряли контакт. До сегодняшнего дня я его больше не видел. Если не считать видеозаписи да фотографии в одном из коммерческих журналов лет пять назад: его расхваливали как успешного дельца в одной из сводок международных новостей, или как там они называются. Я узнал его, хотя он разительно изменился. Честно говоря, не понимаю, почему он упомянул меня в завещании. Сделал я для него очень мало и, разумеется, не ожидал получить что-то, когда он умрет.

— Он сказал, что вы уже отвергали предложенное вознаграждение.

— Лет через десять после того, как мы расстались, Эмин прислал мне письмо с чеком на десять тысяч ирландских фунтов — дела за это время у него явно пошли в гору, — но без обратного адреса. Получать по чеку деньги я не стал. У Эмина не было никаких причин это делать.

— Мне это вполне понятно, — сказала я. — По его словам, вы дали ему второй шанс. Он даже назвал «Вторым шансом» свой дом и имение, так ведь? Это был очень важный момент, своего рода водораздел в его жизни.

Алекс пожал плечами.

— Интересно, где этот ваш Коттедж Розы, — продолжала я. — Надеюсь, он красивый.

Тут появился Майкл Дэвис.

— Я не нашел Бреты, — сказал он. — Хотя искал повсюду. Что будем делать?

* * *

Новость Майкла потребовала долгого совещания между Твидлдумом и Твидлди, но в конце концов они решили продолжить чтение завещания Эмина О'Нила Бирна из графства Керри, Ирландия. Ничего неожиданного там не было, мы только узнали, что у Дейрдре и Джона есть фамилии — у нее Флад, у него Херлихи. Майкл Дэвис выглядел признательным за дар Эмина, Джон Херлихи тайком поздравил себя, плеснув в стакан из стоявшего на боковом столике хрустального графина, и даже на лице Безутешной Дейрдре появилось что-то похожее на улыбку, когда она услышала, что получит. Суммы были довольно щедрыми, Дейрдре получила поменьше, чем Джон; я решила — потому, что она начала работать во «Втором шансе» позже Джона. Адвокат Падрига Гилхули все это время сидел с каменным лицом, и все снова напряглись, когда Твидлди дошел до той части, где говорилось об Алексе и Коттедже Розы. Зятья заерзали от удовольствия, когда было подтверждено, что «Бирн энтерпрайзис» наследуют их жены, а Маргарет выглядела, как и предсказывал ее муж, недовольной нищенской суммой, которую он оставил ей, хотя по меркам большинства сумма была немалой. Выли обычные оговорки: невероятно сложное объяснение, как в случае чьей-то смерти разделить оставшиеся деньги, и так далее. Призналось, особого внимания я на это не обратила.

Затем наступила минута, касающаяся той части, которую даже сам Бирн считал странной, — оба адвоката пошли по комнате, раздавая всем упомянутым в завещании конверты с их именами, выведенными дрожащей рукой: вне всякого сомнения, рукой Эмина Бирна в предсмертном усилии. Маргарет получила конверт, Этне с Фионуалой тоже, и, как ни странно, поскольку это должно было быть семейным обрядом, Алекс, Майкл и Падриг. Остался неполученным только конверт Бреты, поскольку ее не было в комнате. Твидлдум взял его и торжественно запер в стенной сейф.

Все сидели, глядя на кремовые конверты с вытесненными на клапанах инициалами ЭОНБ с таким видом, будто внутри них находились взрывные устройства. Все, кроме Алекса. Он немедленно открыл свой конверт и поднялся.

— Я не одобряю замысла Эмина, — сказал он, — но, чтобы покончить с этим, у меня написано: «Я — морская зыбь».

Все остальные посидели еще несколько секунд, уставясь на свои руки. Потом дружно встали и, сжимая неоткрытые конверты, поспешили к выходу.

Глава вторая Яростная волна

— Мило, — вздохнула я. — Очень мило. Приятные люди. Кажется, это место мне уже надоело. А вам? — спросила я, поворачиваясь к Алексу, который тоже наблюдал за поспешным и неприятным уходом семейки. — Может, угостить вас выпивкой в гостинице? — продолжала я. — Роб с Дженнифер уже, видимо, вернулись с осмотра достопримечательностей, послушаем об их приключениях. Сейчас здесь вам делать больше нечего, так ведь?

— Как будто бы нет, однако, думаю, нужно спросить, — ответил Алекс, засовывая конверт с его невразумительным содержимым в карман пиджака. Мы огляделись, но Твидлдума и Твидлди нигде не было видно.

— Можно будет позвонить потом, — сказал Алекс. — Сдается мне, выпивка — очень хорошая мысль.

Мы уже подходили к своей маленькой, взятой напрокат машине, когда услышали позади торопливые шаги по гравию, оглянулись и увидели догоняющего нас Майкла Дэвиса.

— Мистер Стюарт, мисс Макклинток. — Он помахал рукой. — Подождите минутку.

Подойдя к нам, он улыбнулся.

— Мистер Стюарт, не хотите взглянуть на Коттедж Розы? — сказал он. — Могу проводить вас к нему.

Я взглянула на Алекса и пожала плечами.

— Почему бы нет? Это далеко?

— Нет, — ответил он, — однако, — и с сомнением посмотрел на мои ноги, — там нужно подниматься по склону, мисс Макклинток.

— Называйте меня Лара, и я уверена, что со мной ничего не случится, — резко ответила я. Вместо обычных удобных туфель на низком каблуке я надела более подобающую для такого официального случая, как оглашение завещания обувь, и жалела об этом решении уже давно.

— Хорошо, мисс Макклинток, — ответил Майкл, отвергнув мое предложение фамильярности и заставив почувствовать себя довольно старой. — Сюда.

Мы зашли за дом и стали спускаться к морю, потом свернули на тропинку, огибающую холм справа. Тропинка пошла вверх, открывая нам замечательный вид на море и на сады усадьбы Бирна. По одну сторону дома был огород, четыре квадратных грядки с овощами и травами, их окружала невысокая изгородь, похожая на кусты розмарина, и разделяла выложенная камнем дорожка. Еле видная за разросшимися белыми розами арка вела в цветник с множеством цветов. Почти безупречный газон отделял его от розария и участка с тропическими пальмами и цветами. Я подумала о неровной полосе травы у себя дома, которую именовала газоном, и ощутила легкую зависть.

— Вам нравится? — спросил Майкл. — Я имею в виду сад.

Сад был очень красив, я так и сказала.

— Я очень горжусь им, — улыбнулся Майкл.

— Значит, вы…

Я умолкла. Назвать ли его садовником?

— Смотритель, — сказал он.

Ну конечно, подумала я. Люди вроде меня могут иметь садовника. Им следует иметь садовника, поправилась я, вспомнив о своих жалких попытках устроить что-то на заднем дворе. Однако у эминов бирнов этого мира — смотрители.

— Вы проделали отличную работу, — сказала я, и Алекс со мной согласился.

— Мистер Бирн говорит, у меня есть способности, — продолжал Майкл. — Говорил, — поправился он. — Всегда говорил, что они у меня есть. Конечно, может, он и злобный старый хрыч, но я тоскую по нему.

— Это орхидеи? — спросила я, указав на пальмовую рощу, чтобы сменить тему.

— Да, — ответил Майкл, повернувшись ко мне. — Здесь у нас крохотная экосистема. Маленький тропический рай там, где никто не ожидает. Эту часть Ирландии согревают атлантические течения, в результате приживаются весьма необычные растения и животные.

Он продолжал говорить со знанием дела о различных сторонах садоводства. Мне было понятно, почему Эмин Бирн счел нужным оказать поддержку Майклу Дэвису, дабы он мог продолжить образование.

Тропинка продолжала уводить нас вправо от дома, пока мы не дошли до мыса, высоко выступающего из воды. Здесь ветер дул нам в лицо, волны бились о камни внизу, желтый утесник и лилово-розовый вереск тянулись вдаль, насколько хватало взгляда, — это приятное зрелище совсем не походило на старательно ухоженный сад вокруг дома. Это была дикая сторона холма. Я оглянулась, но дома уже не было видно. Впереди была небольшая группа заброшенных домиков со снятыми крышами.

— Теперь уже недалеко, — сказал Майкл. Мы продолжали идти по тропинке, которая тянулась вдоль края утеса, то и дело слишком уж приближаясь к нему, особенно для меня, боящейся высоты. Далеко внизу плескалось море. Оно было очень красиво. Хотя было все еще так же ясно, как и в течение всего дня, на горизонте скапливались тучи и небо в той стороне было очень темным, почти черным. Время от времени сквозь них проглядывало солнце, почти как прожектор, и на воде появлялся яркий круг света. Пролетела цапля, едва не коснувшись воды.

— Следующая остановка — Америка, — сказал Майкл, указав на море. Так и есть, подумала я. Между этим мысом и Северной Америкой нет ничего, кроме воды. — Хочу когда-нибудь поехать туда, — мечтательно сказал он, потом озабоченно добавил: — Надвигается дождь. Непогода здесь приходит очень быстро. Не будем задерживаться.

Задерживаться где? — подумала я, но тут же увидела. Коттедж Розы был не таким, как я его представляла. Собственно говоря, назван он был совершенно неуместно. Ему подошло бы название Дом Вереска или Коттедж Утесника, потому что ни единой розы нигде не было видно. Это был обветренный дом ярдах в ста от края утеса, обращенный фасадом к морю, задней стороной к горе. Он был небольшим, то есть по сравнению с «Вторым шансом» и невзрачным. Крыша вопреки моим представлениям была не тростниковой, а шиферной. Стены были побеленными известкой, перед входом стояли два довольно ветхих стула.

Я повернулась к Алексу. Он стоял, чуть ли не ошеломленный этим зрелищем, словно не мог поверить своему счастью. Я видела, что ему очень нравится это место, и хотя понимала, что могу лишиться его общества, радовалась за него.

— Присаживайтесь, — сказал Майкл, указав на стулья, — а я пока найду ключ.

Алекс сел на стул, казавшийся более крепким, и стал осматриваться по сторонам. Я поглядела сперва на море, затем на купу деревьев за коттеджем. Когда взглянула на Алекса, он слегка улыбался и кивал.

— Замечательный, правда? — сказала я, очень довольная за него.

— Просто чудесный, — ответил Алекс, вновь обретя дар речи.

Майкл продолжал поиски, поднял два старых ведра на веранде, потом сунул руку за балку.

— В чем проблема? — спросила я.

— Ключ, — ответил он. — Обычно он где-нибудь здесь. Я думал, мистер Стюарт захочет заглянуть внутрь.

Я толкнула дверь, и она открылась. Майкл пожал плечами.

— Видимо, тот, кто был здесь последним, забыл запереть. Ничего страшного. Тут никто не бывает, и внутри нет ничего особенно ценного.

* * *

Мы вошли в главную комнату. Хоть она и не была тем маленьким сокровищем, какое мне представлялось, я тут же влюбилась в нее. Слева от нас был каменный камин, на полке стояли в бутылках из-под вина огарки свечей, у их оснований растаявший воск образовал маленькие рельефные ульи. Напротив камина стоял старый диван, обитый не первоклассным мебельным ситцем, как мне представлялось, но вполне удобный, под прямым углом к нему располагались два больших кресла, из тех, в которые так и хочется плюхнуться. Третье стояло у одного из двух обращенных к морю окон слегка повернутым, чтобы лучше обозревать открывающийся вид. И какой это был вид: до самого утеса вереск, а дальше вплоть до горизонта вода. Я обратила взгляд на море. Было время необычного освещения, когда солнце еще светит, однако небо и вода почти черные, кружащиеся чайки видны белыми пятнами на фоне надвигающейся тьмы. Ветер внезапно прекратился, крики чаек тоже, и мир затих, тишина была какой-то зловещей, словно он затаил дыхание в ожидании чего-то ужасного.

Подумав, что целый час сидения с семейкой Бирна в мрачной библиотеке с красным бархатом, батальной живописью, мечами и наконечниками копий привел меня в безотрадное расположение духа, я отринула эти гнетущие мысли и повернулась лицом к комнате.

По контрасту с моим беспокойством о мире снаружи комната вызывала ощущение уюта и покоя. Справа от двери стоял придвинутый к стене грубо обработанный стол с двумя стульями по обе стороны. На столе высилась стопка книг, на спинке одного из стульев висел поношенный свитер. В глубине была маленькая открытая кухня, довольно примитивная с точки зрения обстановки: там были только ящик со льдом и двухконфорочная газовая плита, поэтому я решила, что электричества там нет. Однако вода была, на открытых полках над эмалированной раковиной с насосом стояли разные тарелки. Дверь справа вела, как я предположила, в спальню. Я огляделась вокруг.

— Брета, — позвала я. — Идите поприветствуйте нас.

На лицах мужчин появилось недоуменное выражение. Через несколько секунд Брета бочком вошла в дверь справа от камина. О таких молодых женщинах, подумала я, люди всегда говорят, что у них красивое лицо, умалчивая об избыточном весе. У нее было много хороших черт, превосходные темные волосы контрастировали с безупречно белой кожей и голубыми глазами, но в эту минуту она выглядела ужасно. У меня возникло желание отвести ее в салон красоты к моей подруге Мойре и там привести в порядок. Темные волосы Бреты были растрепаны, она вертела свесившуюся прядь вокруг пальца. В черных джинсах и мешковатой трикотажной рубашке бурого цвета она походила на бродяжку. Светлая кожа покрылась пятнами. Она страдает, внезапно поняла я, несмотря на свое равнодушное поведение, но было ли то горе из-за смерти отца или разочарование из-за того, что ее лишили наследства, оставалось только догадываться.

— Откуда вы узнали? — обвиняюще спросила Брета.

Я указала на пол:

— Черепаха. Я увидела, как из-под дивана высунулась ее коричневая головка.

— Это он, — сказала Брета, опустилась на колени и сунула руку под диван. — Его зовут Вигс.

Больше ничего она, как будто, говорить не собиралась.

— Вигс, — повторила я и пошла к кухонному столу. На нем стояла початая бутылка виски. Я открыла ее и понюхала. Запах мне очень понравился. Взяв четыре стакана, я обернулась к остальным.

— Может, нам выпить за знакомство? Тем более, дождь начинается, — добавила я, потому что в комнате внезапно потемнело.

— Стоит ли этим молодым людям пить? — сурово спросил Алекс, глядя на бутылку «Бушмилса».[5]

— Мистер Стюарт, это Ирландия, — засмеялся Майкл. — Впитываем виски с материнским молоком. Виски ведь изобретено здесь. Ирландскими монахами. Для лечебных целей, разумеется. Рецепт попал в Шотландию, и там виски превратили в бурду.

Думаю, мы с Алексом правильно сделали, что не стали спорить о сравнительных достоинствах ирландского и шотландского виски.

Через несколько секунд ветер почти горизонтально захлестал каплями дождя по окнам. Брета снова ссутулилась в одном из стоящих перед камином кресел, обитом набивной тканью с махровыми розами, и поглаживала голову черепахи. Я разлила по стаканам виски. Брета опять надулась.

Я почувствовала раздражение. Не могу передать, до чего не люблю людей, которые постоянно дуются. К счастью, Дженнифер Лучка переросла эту фазу. Собственно, не столько переросла, сколько преобразилась, когда из дома ушла Барбара, любовница ее отца. Наглая блондинка, я называю ее Мисс Совершенство из-за того, что она сама создает себе фасоны одежды, утюжит все, даже носки, бегает на дальние дистанции, никогда не подаст салата, не украшенного каким-нибудь цветком, и работает вице-президентом банка. Если на то пошло, наглых я люблю еще меньше, чем надутых. Дженнифер, видимо, тоже.

— Может, разведем огонь? — воскликнул Майкл. Заглянул в дровяной ящик, пожал плечами и направился к двери. — Сейчас вернусь.

Я стояла возле окна, глядя в туман. Сквозь него было видно всего на несколько футов, и Майкл скрылся почти сразу же. Дождь барабанил по крыше, разбивался об оконные стекла. Вдали послышался громкий крик, возможно, чайки или убегавшего от дождя животного, этот звук снова вызвал у меня раздражение.

Пробыв под открытым небом дольше, чем мне представлялось необходимым, Майкл, вымокший до нитки и очень грязный, вернулся с охапкой темных штуковин, формой и размером напоминавших кирпичи.

— Торф, — сказал он, заметив выражение моего лица. — Вам потребуется завести еще, мистер Стюарт. Мне пришлось ползать на четвереньках, доставая последние из-под дома. Огонь у нас будет.

Через несколько минут торф затлел, и Майкл встал спиной к камину, чтобы обсушиться. Торф, решила я, это и есть знаменитые ирландские брикеты.

— Да, совсем забыл, — неожиданно сказал Майкл, доставая из кармана рубашки размокший листок бумаги. — Мое указание. Я ничего не сказал остальным, потому что они не сказали бы о своих. Может быть, у них это пройдет, — добавил он. — Мистер Бирн жестоко отчитал их на этом видео. Испортил им настроение. В общем, здесь написано вот что: «Яростная волна».

— «Я морская зыбь. Яростная волна», — сказала я, очень сомневаясь, что у членов семьи это пройдет. Они как будто слишком уж расстроились. — Совершенно непонятно. Кстати, о непонятном. Кто такой Падриг Гилхули?

В комнате воцарилась полная тишина. Рука Бреты замерла на голове черепахи.

— Никто, — ответил Майкл. — Итак, мое указание связано с двумя другими. Как по-вашему? Это означает что-то?

— Искусная смена темы.

— Не знаю, — сказал Алекс, тоже достав свой конверт. — Мое связано с одним.

— Конечно, означает, — сказала я, оставив попытку разузнать что-то о Гилхули. — Указания размещены в определенном порядке. Эмин Бирн, судя по его высказываниям на видео, бывал иногда очень проницательным и нелицеприятным в оценке характеров. — Я замялась перед тем, как продолжать, осознав, что он дал оценку и характеру Бреты. Однако Брета как будто не обращала на это внимания и лишь продолжала мерно поглаживать голову черепахи. — Зная вас обоих, он решил, что первым раскроет свое указание Алекс, а вслед за ним Майкл.

— Но что это означает? — спросил Майкл.

Мы — я имею в виду нас троих, Брета продолжала сидеть с отсутствующим видом — размышляли несколько минут, что это может означать. Рядом с горящим камином, при стуке дождя, с бутылкой виски было приятно так бессмысленно развлекаться, пытаясь понять, что все это значит: вести игру в двадцать вопросов с человеком, который знал ответ, но покинул этот мир.

Особенно воодушевился Майкл.

— Может, указания ведут к затонувшему неподалеку от берега судну с золотыми слитками, — предположил он.

— Возможно, — согласился Алекс.

— Но и морская зыбь, и яростная волна — это поверхность, а не глубь океана. Вряд ли следует воспринимать это буквально. Может быть, это анаграмма, какой-то загадочный шифр.

Брета громко вздохнула.

— Это стихотворение, — сказала она, взглянув на нас так, словно мы были неразумными существами, несколькими ступенями ниже ее любимого животного, которое она все еще держала на руках.

Мы взглянули на нее.

— Продолжай, Брет, — раздраженно сказал Майкл. — Нельзя же только сказать: «Это стихотворение» — и остановиться. Какое стихотворение? Что там дальше?

Брета промолчала. У меня возникло желание потрясти ее так, чтобы глаза на лоб вылезли, но я решила не проявлять по этому поводу никаких эмоций. Алекс получил свой замечательный маленький коттедж. Я сказала ему, что он исполнил свою роль, сообщив остальным свое указание, и теперь ему нужно отдыхать, забыв об этой неприятной семейке.

— Песнь Авархина, — сказала наконец Брета.

— Что? — хором спросила мы.

— Песнь Авархина. Произносится Авархин, пишется A-m-a-i-r-g-e-n, иногда A-m-h-a-i-r-g-h-i-n. Оно очень древнее. Считается, что Авархин был филе, то есть поэтом милезийцев, первым кельтом, ступившим на ирландскую землю. Говорят, он читал нараспев это стихотворение, сойдя с корабля на ирландскую землю. Все это, разумеется, чушь.

— Кто такие милезийцы?

— Ничего не знаете? — ответила Брета.

Черт, подумала я, противная молодая особа.

И решила сказать Робу, что ему повезло иметь такую дочь, как Дженнифер, ненамного младше Бреты, хоть иногда он и находит ее трудной.

— Если хотите знать, — сказала Брета, — стихотворение из книги «Лебор Габала».

«Лебор Габала».[6] Это говорило не больше, чем ответ на вопрос относительно Падрига Гилхули. Я напомнила себе, что очень довольна, что у меня никогда не было детей. Будучи, как многие из моих подруг, большинство которых, как и я, заняты бизнесом, не слишком твердой в этом вопросе, я довольна, что время от времени получаю возможность прояснять свои мысли по этому поводу.

— Ну, раз ты такая умная, — сказал Майкл — судя по тону, он был так же раздражен, как и я, — какая строка следует дальше?

— Рев моря, — самодовольно ответила Брета.

— Это наверняка имеет какое-то отношение к воде, — сказал Майкл.

— Следующая строка об олене, — язвительно сказала Брета. По крайней мере, она не молчала.

— Но мы не знаем, использовал ли Эмин все стихотворение, так ведь? — сказал Алекс. — Для этого нужно увидеть другие указания.

— У Бреты есть указание. Мистер Маккафферти — или это был мистер Макглинн? — положил его в сейф в кабинете твоего отца, — сказал Майкл. Брета сохраняла скучающий вид.

— Кончай, Брег, — сказал Майкл, робко коснувшись ее руки. Она отдернула руку. Он, не смутясь этим, продолжал: — Пошли, возьмем твой конверт. Любопытно поискать эту штуку, что бы она собой ни представляла. А если она действительно чего-то стоит, как говорит твой отец, и ты найдешь ее, все будет хорошо. Будешь обеспечена, может быть, до конца жизни.

Но Брета не обращала на нас внимания.

Дождь прекратился так же внезапно, как начался, появилось солнце. Мы с Алексом вышли наружу осмотреться. За домом над черными горами все еще висели тучи, однако вокруг нас был мир сочных, ярких цветов, главным образом зеленого, но, кроме того, желтого, фиолетового и темной синевы моря.

— Я могу привыкнуть к этому месту, — сказал Алекс, осматриваясь по сторонам. — Это не совсем то, что я ожидал при названии Коттедж Розы. Мне представлялось нечто вроде английского усадебного сада. Но, кажется, меня это устраивает больше.

— Рада за вас, Алекс, — сказала я. — Мы сможем сделать его поистине замечательным.

Он улыбнулся:

— Мне он нравится таким, как есть.

Майкл вышел и присоединился к нам.

— Не обращайте на нее внимания, — сказал он, указав на дом. — Она очень тоскует по отцу, как бы это ни выглядело со стороны.

В дверях появилась Брета, и он быстро сменил тему:

— Да, надо уходить. Погода может снова испортиться.

Майкл указал на новую гряду черных туч над морем и жестом пригласил нас в дом.

— Есть сюда другой путь? — спросила я, осматриваясь. — Другая дорога?

— Нет, — ответил Майкл. — Хотя можно проложить тропинку от главной дороги вон там, — сказал он, указывая на что-то, чего я не могла разглядеть. — Однако придется производить расчистку, — он указал на кусты и камни. — Обойдется недешево, это уж точно. Проще всего добираться сюда так, как мы пришли. Оставить машину у ворот «Второго шанса» и идти пешком. Члены семьи не могут помешать вам идти по их владениям, — добавил он. — Здесь есть право прохода.

Но могут попортить нам немало крови, подумала я. Майкл наблюдал за моим лицом.

— Я бы тоже хотел проложить сюда дорогу, — сказал он с легкой улыбкой.

В доме я собрала стаканы и пошла к раковине ополоснуть их, Алекс последовал за мной с полотенцем, чтобы протирать. Майкл принялся тушить огонь. Пока мы занимались делом, я не столько увидела, сколько почувствовала, как Брета поднялась из кресла и подошла к столу в другом конце комнаты. Мы все трое, ощутив это движение, повернулись и молча смотрели, как она взяла книгу, полистала ее, потом одной рукой прижала к груди. Другой, не замечая наших взглядов, медленно потянулась к свитеру на спинке стула. Посмотрев на свитер несколько секунд, подняла его к носу и глубоко вдохнула, потом прижала к лицу, по щеке ее покатилась большая слеза. Это свитер ее отца, подумала я. Его запах напоминает ей о нем. Она действительно очень тосковала по нему.

Наконец Брета заметила, что мы наблюдаем за ней. И взглянула прямо на Алекса.

— Я знаю, в завещании говорится — коттедж и все находящееся в нем, — сказала она дрожащим голосом, — но вы не будете возражать, если я возьму этот свитер?

— Конечно, берите, дорогая моя, — мягко ответил Алекс. — И книгу. Берите, пожалуйста, все, что хотите.

— Только книгу и свитер, — сказала Брета, крепко держа и то и другое.

* * *

Настроение у нас было подавленное, когда Майкл запер дверь, отдал ключ Алексу и мы пошли к большому дому; каждый был погружен в собственные мысли. Брета не выпускала книги и свитера, поэтому Майкл взял Вигса и пошел вперед. Я с легкой печалью наблюдала, как лучи предвечернего солнца освещают дождевые капли на листьях и цветах утесника и вереска, превращая их в сияющие аметисты и топазы. Близился вечер, и чайки кружились над водой возле берега, высматривая еду, или покачивались на гребнях волн, резко выделяясь на темном фоне.

— Осторожнее, — крикнул шедший впереди Майкл. — Здесь очень скользко.

Он был прав. После дождя тропинка была очень скользкой, и я несколько раз едва не поехала вниз по склону. Я осторожно шла вдоль кромки утеса, время от времени оборачивалась взглянуть, как там Алекс и Брета.

Хотя я старалась не смотреть вниз, что-то там привлекло мое внимание, и я остановилась. Окликнула Алекса, находившегося в нескольких ярдах от меня.

— Скажите еще раз, какое у вас указание?

— Я морская зыбь, — ответил он. — А что?

— Постойте минутку, — ответила я. Подо мной была небольшая бухточка у подножия утеса. По обе стороны от меня были отвесные обрывы, а прямо передо мной крутая, слегка поросшая травой тропинка, ведущая к воде. Я осторожно, учитывая свой выбор обуви, начала спускаться, оскальзываясь на мокрой земле и траве. Пройдя две трети пути, я потеряла туфлю, потом опору и покатилась по травянистому склону все быстрее и быстрее. Сверху доносились крики остальных. Страшно мне почему-то не было. Каким-то образом я понимала, что остановлюсь вовремя. Меня больше беспокоило, что я непристойно выгляжу, то и дело оказываясь вверх тормашками, чем то, что я могу разбиться о скалы. И в самом деле, почва вскоре слегка выровнялась на песчаной дюне, и я остановилась.

Я лежала на песке, точнее на гальке, в нескольких футах от качавшегося в прибое пришвартованного к бочке ялика. Ялик был белым там, где не отшелушилась краска, планширы были синими. Как я и предполагала еще наверху, на носу у него было написано его название — «Океанский гребень».

Майкл стал спускаться за мной, тоже оскальзываясь, но удерживаясь на ногах.

— Оставайтесь на месте, — крикнул он. — Я спущусь и помогу вам подняться.

— Ялик называется «Океанский гребень», — крикнула я ему и остальным. — Как думаете, это как-то связано с указанием?

Я огляделась вокруг. Владельца лодки нигде не было видно. Я нашла туфлю и осторожно пошла вдоль каменистого берега к ялику, стоявшему под большим скальным выступом. Лодка, насколько мне было видно, была совершенно пуста. Я решила, что нужно посмотреть повнимательней. В конце концов, если это был ответ на первое указание, там могло быть что-то, ведущее нас дальше, например записка в корзине для рыбы. Какой-то голосок напоминал мне, что я забыла о своем решении не вмешиваться в эту игру, но я не обращала на него внимания — видимо, скатившись кубарем с холма, я утратила здравый смысл.

Там было глубоко, и лодка стояла далековато от берега, чтобы можно было до нее дойти, поэтому я решила испробовать другой способ. Осторожно взобралась на большой камень в надежде, что с него будет лучше видно, есть ли что в лодке. Там, как я и думала, не было ничего, даже весла.

Глядя вокруг со своего наблюдательного пункта, я увидела у подножия крутого скалистого утеса возле края бухточки что-то похожее на ботинок, отчасти скрытый большим камнем. Может быть, подумала я, кто-то уронил ботинок с яхты, и его вынесло на берег. Но когда я спустилась с камня и пошла к нему, ко мне пришло внезапное предчувствие, а за ним ощущение кошмарного сна, который я не могла прекратить, сна, который заставлял меня медленно, неохотно идти к ботинку. Подойдя, я увидела, что ботинок надет на ногу. И эта нога была частью изломанного тела Джона Херлихи.

Глава третья Рёв моря

— Я думала, — произнесла я. Для меня это было облегчением, я имею в виду возможность снова думать после двух дней хождения в каком-то дрожащем, бессмысленном тумане, неспособной даже на самое легкое умственное усилие, Я все еще чувствовала себя слабой, словно после серьезной передозировки кофеина или адреналина, и подскакивала при каждом громком звуке. Однако наконец я начинала приходить в себя, шок от обнаружения Джона Херлихи постепенно проходил. Роб же, в отличие от меня, как будто не был склонен к легкой умственной деятельности.

— Почему я думаю, что это приведет к затруднениям? — проворчал он, ставя перед нами две пенистые кружки килкенийского крим-эля[7] на покрытый стеклом столик в баре гостиницы, где мы все остановились. — Не забывай, что мы здесь на отдыхе.

— Знаю, — ответила я и подумала, что из-за злополучной смерти Джона Херлихи это не совсем тот отдых, какого мне хотелось. — Но мы приехали сюда, чтобы составить Алексу компанию, и это касается Алекса. Мне казалось, — продолжала я, пока Роб не мог меня остановить, — что будет забавно поискать сокровище, ту драгоценную вещь, о которой говорил Эмин Бирн.

Роб скорчил гримасу.

— Плохая идея.

— Почему? — спросила я.

— У тебя короткая память, — ответил он. — Видимо, сказывается шок, хотя, может, причиной этому приближение среднего возраста. Джон Херлихи. Мертв. Причина смерти все еще устанавливается.

— Но он упал, — сказала я. — Пьяный в стельку, если хочешь знать мое мнение.

— Думаешь, он был пьяницей?

— Я случайно услышала, как Безутешная Дейрдре назвала Херлихи закоренелым пропойцей.

— Прав я, полагая, что ты не имеешь в виду Дейрдре из неоконченной пьесы Д.М. Синга под тем же названием?

— Я имею в виду Дейрдре, мрачного вида служанку, — ответила я, — и не пытайся сбить меня с толку своей эрудицией.

Хотя я знала Роба уже несколько лет, он всякий раз поражал меня подобными замечаниями. Понимаю, что повинна в грубом, несправедливом обобщении, думая, что полицейские не читают таких драматургов, как Джон Миллингтон Синг, особенно когда оказывается, что единственный полицейский, которого я знаю хорошо, читает их.

— Значит, предполагаешь, что он свалился с утеса спьяну, так? — спросил Роб. Тон его говорил, что мне предстоит выслушать небольшую лекцию. — Знаешь, таких предположений строить нельзя, — продолжал он, уходя с головой в эту тему. — Случаи смерти нужно тщательно расследовать. Случайно он упал, или существуют какие-то улики, свидетельствующие, что его толкнули, или он сам бросился вниз? Следы ног, признаки борьбы, ушибы на теле и все такое.

— Кажется, ты сказал, что мы здесь на отдыхе, — перебила я.

Роб засмеялся:

— Трудно выйти из рабочей колеи, так ведь?

— Для меня нетрудно, — беспечно ответила я.

— Значит, ты не разглядывала мебель в доме Бирна, не думала, что могла бы купить несколько вещей, если они в связи с его смертью попадут на аукцион?

— Нет.

— Разве ты не говорила, что он своего рода коллекционер? Не думала, что кое-каким вещам из его коллекции неплохо бы оказаться в твоем магазине?

— Вовсе нет, — ответила я. — Оружие на красном бархате совсем не в духе «Гринхальг и Макклинток».

Хотя от нескольких карт не отказалась бы, тайком подумала я.

Роб посмотрел на меня с недоверием.

— И ты ни разу не побеспокоилась о магазине, пока мы здесь? Я видел, как ты смотрела на телефоны в Шеннонском аэропорту, когда мы сошли с самолета.

— Нисколько не беспокоилась, — ответила я. Это было явной ложью, и мы оба это знали. Я действительно поглядывала на телефоны в аэропорту. Однако понимала, что дома сейчас ночь, и сумела сдержаться.

Обычно в магазине всегда бывают два человека — один сидит за кассой, другой занимается покупателями. Когда я уезжаю закупать товар, с Сарой в магазине остается Алекс; когда она на отдыхе, в магазине Алекс и я, и так далее. Но когда мы вдвоем в отъезде, Сара остается одна, она чародейка в деловом и финансовом отношении, однако слегка нервничает, общаясь с покупателями. Какое-то время я не знала, как быть: позаботиться об Алексе или о магазине.

В конце концов я попросила Клайва Свейна, своего бывшего мужа, в высшей степени бестактно открывшего антикварный магазин прямо напротив «Гринхальг и Макклинток», приглядывать за нашим магазином и помогать Саре, если в том возникнет нужда. Разумеется, это очень походило на обращение Кастера к Бешеному Коню с просьбой замещать его, пока он сходит поразвлечься,[8] но Клайв, подлец, бросил вторую жену и тайком от меня сошелся с моей лучшей подругой Мойрой, весьма успешной предпринимательницей. Мойра, рассудила я, не настолько далеко зашла в увлечении Клайвом, чтобы позволить ему разорить мой магазин. Я очень устала, стараясь не думать об этом слишком много.

Мы с Робом несколько минут молча потягивали пиво. Я сидела, наслаждаясь обстановкой бара, прозаично названного «Приютом охотников», огнем в камине, слегка потертыми диванами и креслами, обитыми тканью в золотисто-красно-зеленую полоску, темно-зелеными стенами с гравюрами с изображением английских охотничьих сцен и довольно дорогой, хотя и не в моем вкусе, висящей над каминной полкой картиной, где свора собак атаковала оленя. Я знала, что последует дальше, и точно, Роб театрально вздохнул.

— Ладно, итак, после двадцати пяти лет службы в полиции я оказываюсь беспомощным. Почему ты так уверена, что этот Херлихи упал с утеса случайно?

— Было очень скользко. Уж я-то знаю. Сама не очень-то пристойно покатилась кубарем вниз по холму. Алекс тебе не рассказывал?

— Рассказал. Правда, очень тактично. Ни словом не обмолвился о непристойности.

— Уверяю тебя, это было очень неприлично. Хорошо, что упала в грязь и мокрую траву. Испачкала одежду, но не ушиблась. Склон был не особенно крутым, и внизу не оказалось камней. Однако несколько ярдов в ту или другую сторону, и со мной случилось бы то же, что с Херлихи. А ведь я выпила всего глоток виски. А Херлихи, как я уже говорила, не только имел репутацию горького пьяницы, если можно полагаться на замечание Дейрдре, но я и сама видела, как он то и дело выходил на несколько секунд из комнаты. Мне было совершенно ясно, что он прикладывался к бутылке.

— Может, он выходил проверить, заперта дверь или нет, или у него были проблемы с мочевым пузырем, или не хотел, чтобы другие видели его горе, — заметил Роб.

— Не думаю. Его ботинки скрипели, и он останавливался, сделав несколько шагов, примерно возле буфета в коридоре, где я заметила несколько бутылок. Потом выпил еще, побольше, когда не то Твидлдум, не то Твидлди сказал, сколько он получит по завещанию. Кстати, ему должно было достаться около пятнадцати тысяч ирландских фунтов, сейчас это больше двадцати пяти тысяч долларов. Поэтому самоубийство исключается. С какой стати кончать с собой в тот день, когда тебе привалили деньги? Когда мы с Алексом пошли к машине, он снова пил возле буфета в коридоре. Просто чудо, что он смог хотя бы доплестись до края утеса! — закончила я.

— Вот-вот! — воскликнул Роб. — Что я тебе говорил? Вот ты и добавила крупицу сомнения в собственную версию.

Я свирепо уставилась на него.

— Моя точка зрения, если позволишь вернуться к ней, заключается в том, что раз мы ожидаем результатов вскрытия, можно тем временем поискать сокровище.

— Но зачем тебе это?

— Начнем с того, что мне будет приятно опередить этих чванливых особ.

Роб скривился.

— Не слишком ли поспешно ты судишь о них? Чем они это заслужили?

— Раз уж ты спрашиваешь, они отвратительно отнеслись к Алексу. Когда мы приехали, то целую вечность болтались в коридоре, и я слышала, как Маргарет, жена Бирна, говорила Твидлдуму или Твидлди — это адвокаты, — что не потерпит этого человека в своем доме. Я сочла, что она имела в виду Алекса, хотя, если подумать, это мог быть другой: адвокат или Падриг Гилхули, — кто бы он ни был. Во всяком случае, когда нас наконец впустили внутрь, Алекс подошел к ним и представился, а они даже отказались пожать его протянутую руку.

— Имей в виду, для них это было тяжелое время, — заметил Роб. Иногда он бывает слишком уж чутким.

— Знаю. Однако у Маргарет и двух ее дочерей были одинаковые выражения лиц, будто они уловили дурной запах или что-то в этом роде. — Я сделала паузу. — И существует еще одна причина.

— Я так и думал. Надеюсь, на сей раз истинная, — сказал Роб.

— Коттедж Алексу очень понравился. Было ясно без слов. Для него это сбывшаяся мечта.

— Очень рад за него. Но коттедж теперь принадлежит ему. К чему ты клонишь?

— К чему? Как Алекс будет присматривать за ним? Платить налоги или оплачивать счета за воду? Проводить электричество? Делать ремонт? Эти старые дома требуют больших затрат. И если он не захочет постоянно проезжать мимо дома — видит Бог, я бы не захотела, — то ему придется прокладывать дорогу, а это, уверяю тебя, будет стоить немало. Роб, он на пенсии! Если б мы смогли найти для него сокровище и оно действительно чего-то стоит, как говорил Бирн, Алекс сможет по-настоящему уйти на покой, не работать часть дня в магазине, как сейчас. Мы сейчас здесь, не так ли? — начала подольщаться я. — И не сможем уехать, пока полиция не завершит расследование смерти Джона Херлихи; сколько времени на это может уйти, я не представляю. Так или иначе, пока ищем, осмотрим сельскую местность и, может быть, получим от поисков удовольствие.

— Мне понятно твое беспокойство об Алексе, и, возможно, он нуждается в деньгах, но почему ты думаешь, что нам удастся найти это сокровище? Мы совершенно не знаем ни этих мест, ни здешних людей.

— Плевое дело, — ответила я. — В конце концов, ты полицейский. Привык пользоваться указаниями для поиска. У нас уже есть два, и мы знаем, что они взяты из стихотворения «Песнь Авархина».

На лице Роба появилось озадаченное выражение, и я ощутила легкое торжество, упомянув стихотворение, которого он не знал. Хоть подобные случаи бывают редко, я постаралась не злорадствовать.

— Майкл Дэвис постарается убедить Брету достать из сейфа свое указание и сообщить нам его. Тогда у нас будет три. Думаю, их всего семь — мать, три дочери и еще трое: Майкл, Алекс и некто по имени Падриг Гилхули, кстати, желанный в этом доме не больше, чем гремучая змея на вечеринке в саду — так что мы уже почти на полпути.

— На полпути куда? — спросила Дженнифер, садясь в кресло рядом с отцом. Она перебросила через спинку красную ветровку с надписью на спине «Пленных не брать».

— У нас есть половина указаний, которые раздали вчера членам семьи Эмина Бирна. Я пытаюсь убедить твоего отца, что нам нужно поискать упомянутое в завещании сокровище.

— Блеск! — воскликнула Дженнифер, она ухитрилась набраться местного сленга через несколько минут после нашего приземления в аэропорту Шеннона. Точнее, произнесла она нечто вроде «кселб». В последней школьной четверти Дженнифер брала уроки так называемого творческого мышления, преподаватель поощрял учеников мыслить нестандартно, использовать отвратительные выражения, которые так любят деловые консультанты, произнося слова задом наперед. Дженнифер с готовностью ухватилась за это предложение, и успехи ее сильно раздражали отца. Однако я смутно помнила школьных товарищей, делавших то же самое, тайные общества и тому подобное, и считала, что у нее это преходящая стадия. Разумеется, я не хотела препятствовать ее творческому мышлению, однако надеялась, что ему скоро придет конец. — Йавад, папа, — добавила она.

— Ну, теперь обе, — пробурчал Роб.

— Алекса видела? — спросила я.

— Да, — ответила Дженнифер. — Он на причале, хочет взять напрокат лодку. Я пришла спросить, не хотите ли отправиться с нами на морскую прогулку под парусом.

— Чудесная мысль! — ответила я.

— Под парусом! — с притворным ужасом воскликнул Роб. — Ты забываешь, что я украинец из Саскачевана.[9] Мое представление об отдыхе — сидеть на крыльце, глядя на пшеничные поля, тянущиеся до самого горизонта. А это что за отдых? Зачем идти на риск получить морскую болезнь, когда можно ощущать во рту привкус пыли и легкий ветерок, ерошащий твои волосы?

— Какие волосы? — усмехнулась Дженнифер, погладив небольшую плешь на темени отца. Я обратила внимание, что она переходит на правильную речь, когда хочет поддразнить его, чтобы он уловил насмешку.

— Поскольку здесь нет ни пыли, ни пшеницы, — спросила я, — что ты будешь делать, пока мы плаваем?

— Не знаю, — ответил Роб. — Придумаю что-нибудь.

В его тоне мне что-то не понравилось.

— Роб! — сказала я.

— Я подумал, может, загляну в местный полицейский участок — как они называют себя? Гарда,[10] так ведь? — и представлюсь.

— Какой это отдых, если махнешь на него рукой? — спросила я. — Уж не собираешься ли ты доказывать свою версию об убийстве Джона Херлихи?

Нельзя полагаться на этого человека, подумала я. Он совершенно одержим своей работой. Как могут люди вроде него ежеминутно думать наяву о преступлениях и преступниках, а может быть, даже во сне? Это болезнь.

— Кто это вдруг заговорил как специалист по отдыху? — мягко спросил Роб. — Хотя ты ни разу не отдыхала все эти годы, что я тебя знаю. Нет, я просто хочу упрочить международные контакты, наладить доброжелательные отношения между полициями разных стран, так сказать. Теперь отправляйтесь, чтобы я мог заняться этой благородной деятельностью. И постарайтесь не попасть в беду.

Он с любовью обнял дочь.

* * *

Выйдя из отеля «Три сестры», так называлась наша гостиница, Дженнифер и я свернули налево. Мы неторопливо шли по извилистой, мощенной булыжником улице, ведшей к морю, мимо очаровательных домиков, лавочек и пивных, окрашенных в солнечные цвета — желтый, красный, голубой и зеленый. Дженнифер без умолку говорила о том, что расскажет друзьям, когда вернется домой.

Чтобы сэкономить деньги в этой поездке, я жила в одной комнате с Дженнифер, как и Роб с Алексом. Делить комнату с восемнадцатилетней девицей — не мое представление об идеальном отдыхе, но мне понравилось ее общество, и пока мы шли к гавани, я заразилась энтузиазмом Дженнифер, который она привносила во все. Хотя поначалу ей не хотелось лететь с нами, теперь, в Ирландии, она превосходно проводила время. Она была на пороге взрослости — кое в чем, на мой взгляд, слишком неопытной для своего возраста, кое в чем очень практичной, дома ее ждала совершенно новая жизнь в университете.

Мать Дженнифер умерла, когда девочка была совсем маленькой, и Роб воспитывал ее сам. Снова не женился. По его словам, он и дочь так и не нашли женщины, которая устроила бы их обоих. Поэтому Дженнифер отличалась сочетанием уверенности в себе и полным одиночеством единственного ребенка. Я быстро уверилась, что самой большой проблемой в ее жизни было то, что у нее пока что не было настоящего парня. Как ни мучительно было это для Дженнифер — по ее утверждению, она была единственной девушкой в западном полушарии, которую ни разу не приглашали на школьный бал, — отца это положение дел вполне устраивало: по его словам, все потенциальные поклонники его дочери были похотливыми оболтусами. Прожив два дня в одной комнате с Дженнифер, я стала понимать, что пора бы серьезно поговорить с ее папой о том, чтобы он приберегал свое мастерство допрашивать и запугивать для тех, с кем сталкивается в избранной профессии, а не практиковал его на молодых людях, которые приходят к его дочери. Я не жаждала этого разговора, но для чего тогда друзья? И Роб всегда говорил мне то, что, по его мнению, я должна была о себе знать.

Городок тянулся вдоль устья реки, впадающей в большую бухту, которая представляла собой уютную гавань для десятков пришвартованных там лодок, больших и маленьких. Алекса мы нашли в конце причала, он ждал нас на «Мар Маллой», довольно старом и неуклюжем суденышке, окрашенном в ужасный цвет зеленого горошка. Погода для плавания под парусом была в самый раз: дул устойчивый, но несильный бриз. На небе не было ни облачка, похоже было, что такая погода продержится достаточно долго. Чайки с криком полетели за нами, когда Алекс завел мотор, и мы стали выходить из гавани мимо рыбацких лодок. Когда гавань осталась позади, Алекс заглушил мотор и стал отдавать команды для поднятия паруса. Ветер подхватил нас сразу же, и лодка лихо понеслась по волнам.

— Ару! — крикнула Дженнифер. Она впервые плавала под парусом, и ее возбуждение было заразительным. Я тоже начала радоваться, отбросив видение черного ботинка Джона Херлихи в самые отдаленные закоулки сознания.

— Ару! — согласилась я. С моря земля представлялась еще более красивой: синие горы вдали, рассеченные громадными долинами, холмы, обрывающиеся отвесными утесами в море, а за ними и там, где море смыкалось с сушей, яростные столбы брызг. И повсюду крохотные, редко разбросанные домики, резко выделявшиеся на фоне замечательных оттенков зелени.

— Куда? — крикнул нам Алекс, ветер срывал слова с его губ.

Дженнифер пожала плечами.

— В Юидналси, — крикнула она.

— У меня более практичная идея, — ответила я.

Плавание было довольно спокойным, мы шли вдоль берега, минуя прибойные пещеры и бухточки, возле одних были видны дома, возле других нет, кое-где дома были заброшенными, как те, что мы видели возле Коттеджа Розы.

Несколько домов не уступали красотой «Второму шансу». С моря они смотрелись захватывающе, бледная желтизна стен резко контрастировала с темной зеленью холмов за ними, ухоженные газоны и сады спускались к морю. Это походило на маленький рай, и даже Дженнифер, почти не обремененная тревогами поздней юности и склонная к напускному цинизму, выглядела пораженной.

Когда мы проплывали мимо «Второго шанса», ветер внезапно усилился, как в тот раз, когда мы шли к Коттеджу Розы, и нам пришлось несколько раз менять курс, чтобы продвигаться вперед. Однако было весело, когда небольшое суденышко то поднималось на волне, то проваливалось во впадину; неровная береговая линия, высокие утесы, у подножия которых разбивались волны и над которыми кружили морские птицы, терялись в тумане. И высоко на утесе уютно стоял новоприобретенный коттедж Алекса, обращенный фасадом к морю.

— Это он самый, дядя Алекс? — спросила Дженнифер, указав на берег. — Ооо, — воскликнула она, когда Алекс гордо кивнул, — блеск. Можно мне приезжать сюда на лето?

— Конечно, можно, — ответил он.

Ялик все еще покачивался в бухточке, когда мы подошли туда. Алекс мастерски провел наше суденышко мимо нескольких камней и стал подходить к нему бортом.

— Я ничего не вижу, — сказала Дженнифер, глядя в «Океанский гребень».

— Нужно перелезть туда, — сказала я.

— Только побыстрее, Лара, — сказал Алекс, встав с ним борт о борт. — Пора возвращаться, — добавил он, указав на клонящееся к закату солнце.

— Дайте мне несколько минут, — сказала я, перебираясь в другую лодку. Когда я оказалась там, Алекс оттолкнулся и встал на якорь в нескольких ярдах от нее.

Начав с кормы, я продвигалась вперед. Искала переброшенный через борт провод или веревку, думая, что в воде может находиться какой-нибудь непромокаемый сверток.

Подтянула ялик к бочке, к которой он был пришвартован, но ничего там не нашла. Провела пальцами под планширами на тот случай, если под них подсунут крохотный кусочек бумаги. Осмотрела гнезда уключин. Пошарила под каждым сиденьем и двинулась к носу. Там тоже пошарила под сиденьем. Ничего. Сунула руку в носовую щель. Пусто.

Я уже хотела прекратить поиски, но тут заметила, что одна из досок на носу выглядит в отличие от остальных свежевыкрашенной. Слегка потянула ее, она отошла, обнажив кусок белого пластикового пакета, туго свернутый, вставленный в паз между досками и потом приклеенный скотчем.

— Нашла, — крикнула я Дженнифер и Алексу и стала медленно отклеивать скотч, стараясь не повредить пластик или его содержимое.

— Яинапмок! — крикнула Дженнифер, указывая на берег. Я посмотрела в ту сторону. На вершине утеса, примерно в том месте, где, должно быть, упал Джон Херлихи, стоял, сложив на груди руки, Конал О'Коннор, зять номер два, он поставил одну ногу на камень у самого края и смотрел на нас, словно готовая к нападению хищная птица. В этот миг я поняла две вещи: во-первых, если б взгляды могли убивать, ялик тут же перевернулся бы килем вверх. Во-вторых, что кое-кто воспринимает эти поиски сокровища слишком серьезно.

— Давайте уплывать отсюда, — крикнула я Алексу, который поднял якорь и вел суденышко ко мне. Сунула пластиковый рулон в задний карман джинсов и вскарабкалась на борт «Мар Маллой». Алекс завел маленький мотор, и мы медленно против ветра вышли из бухточки.

* * *

Обратно к гавани мы должны были доплыть быстро. Ветер был попутным, и как только мы подняли парус, суденышко рванулось вперед. Заходящее солнце было позади и справа от нас.

Когда мы прошли около половины пути, какой-то траулер вынесся, рыча моторами, из предвечерней тени в бухте и направился прямо на нас. Это была большая лодка, она все приближалась и приближалась.

— Делаю поворот, — крикнул Алекс, мы с Дженнифер пригнулись, чтобы не удариться о гик, и перебрались к противоположному борту. Траулер изменил направление и продолжал устремляться к нам. Мы кричали и размахивали руками, стараясь привлечь внимание, но никого не было видно. В последнюю минуту Алекс, превосходный моряк, удивительно спокойный в критическом положении, сделал быстрый маневр, и траулер, готовый ударить нас всем бортом, лишь задел корму. Однако этого оказалось достаточно: захлестнутая волной «Мар Маллой» перевернулась, и мы оказались в воде.

Когда мы вывалились за борт, я ухватила Дженнифер, но так сильно ударилась о воду, что едва не потеряла сознание, и она выскользнула из моих рук. В ушах у меня стоял грохот, то ли от удара, то ли от шума моторов. Рот и нос заполнились соленой водой, когда я оказалась в кильватерной струе. Я с трудом вынырнула и стала взглядом искать остальных. Алекса увидела сразу же, но Дженнифер нигде не было. Меня охватил ужас, я принялась выкрикивать ее имя и вертеться в темной, холодной воде, отчаянно пытаясь увидеть ее розовую куртку или белокурые волосы.

Внезапно она появилась: сперва вынырнула голова, потом плечи, она кашляла и отфыркивалась в нескольких ярдах от меня.

— Анитокс! — пропыхтела она и погрозила кулаком удалявшемуся траулеру, который был уже маленькой черной тенью на мерцающей полосе солнечного света. — Цевазрем! — крикнула снова, уже гораздо громче. Я поняла, что с ней все в порядке.

Мы втроем попытались поставить лодку на киль, но это было трудно, а мы и так лишились сил, спасаясь от смерти, и в конце концов ухватились за борт в ожидании помощи. К счастью, она явилась быстро в лице Майкла Дэвиса на маленькой моторной лодке.

— Я увидел вас с утеса, — сказал он, втащив всех нас на борт и взяв на буксир парусник. — Этим траулером управлял какой-то идиот! Вы все могли погибнуть!

— Ты случайно не видел, кто этот идиот? — спросила я, отдышавшись.

— Нет, — ответил Майкл, но при этом отвел глаза. Мне показалось, что если он и не видел того человека на таком расстоянии, то прекрасно понимал, кто это. И явственно вспомнив злобное выражение лица Конала О'Коннора, поняла и я.

Глава четвёртая Олень в бою с семерыми

— Очевидно, ты права, — сказал Роб и кивнул в мою сторону, передавая мармелад дочери. Завтрак каждое утро подавали на небольшой застекленной веранде, выходящей в маленький сад гостиницы, и мы там вместе начинали день.

— Я всегда права, — сказала я. Дженнифер хихикнула. Алекс скептически приподнял брови.

Роб усмехнулся:

— Возможно. Но я не часто это признаю, так ведь?

— Мягко говоря, — поддразнила его Дженнифер. Роб замахнулся, будто хотел ударить ее по уху, она со смехом увернулась.

— Какой случай моей правоты ты имеешь в виду на сей раз? — спросила я. Мне было приятно видеть, что Роб и Дженнифер прекрасно ладят между собой и она снова произносит слова в обычном порядке.

— Относительно Джона Херлихи, — ответил он. — Очень высокое содержание алкоголя в крови. Он много пил несколько дней подряд. Удивительно, что он вообще держался на ногах, но постоянно пьющим это удается.

Я всегда бываю довольна, если Роб в чем-то со мной соглашается. Приятно сознавать, что по важным вопросам разногласий у нас почти нет. Однако в мелочах почти всегда расходимся. Время от времени это приводит к перебранкам. Иногда мне кажется, мы ведем себя как старая супружеская пара, хотя мы просто друзья. То, что Роб признал мою правоту в данном случае, было настоящей победой. Однако беда была в том, что я уже изменила мнение.

— А как с остальным, ушибами на теле и прочим?

— По словам полицейского, с которым я говорил, — приятный человек по фамилии Миног, — повреждения на теле Херлихи вполне совпадают с падением с высоты в сорок футов на груду камней, — заговорил Роб. — Тут все в порядке. К тому же эксперты указывают время наступления смерти с большой точностью. Ты проходила мимо этого места через несколько минут после окончания церемонии во «Втором шансе», то есть около половины четвертого, а спустя примерно сорок пять минут шла обратно, и Херлихи лежал внизу. Одежда его была мокрой, предположительно от дождя, под телом тоже, хотя у самого моря это почти ничего не значит. Возможно, Херлихи уже лежал там, когда вы шли в Коттедж Розы — ты могла его не заметить, — но, скорее всего, упал во время дождя. В любом случае время смерти не особенно меняется, и в этот период все, кого можно было бы подозревать, не были одни в течение долгого времени.

Для этого не требуется долгого времени, подумала я, нужно всего лишь добежать до края утеса и вернуться, обогнув дом, чтобы никто не заметил этого. А Майкл отсутствовал дольше, чем необходимо, как мне казалось, для того, чтобы набрать торфяных брикетов.

— А прочее? Следы ног? Признаки борьбы?

— Если они и были, ливень их уничтожил. Потом все топтались там, глядя вниз, когда ты его обнаружила. — Роб выглядел слегка раздраженным, словно мы должны были сами это понимать. Он немного помолчал. — Ты ради развлечения споришь со мной или изменила мнение?

Я пожала плечами. Как объяснить ему, что на несколько секунд наступила зловещая тишина и у меня проявилось предчувствие чего-то ужасного? Как сказать, что, едва начался дождь, я услышала нечленораздельный крик и приписала его птице или прячущемуся от дождя животному, но теперь думала, несмотря на все старания переубедить себя, что это мог кричать падающий с утеса человек?

— Просто полюбопытствовала, — ответила я.

— Так вот, больше не любопытствуй, — сказал Роб и потянулся за газетой «Айриш таймс». — Думаешь, мои сосуды выдержат двухнедельное пребывание здесь? — спросил он, глядя на стоявшую перед ним пустую тарелку. Несколько минут назад в ней был так называемый ирландский завтрак, способный вызвать сердечный приступ: два яйца, несколько ломтиков бекона, две сосиски, две кровяные колбаски разных сортов и гренок с ирландским маслом. Я поняла, что Роб меняет тему разговора.

Оставить это так я не могла. Звук, который слышала, раздражение, которое ощущала, не давали мне покоя. Если этот ужасный вскрик издал Джон Херлихи, значит, он не поскользнулся в грязи. Когда я его услышала, дождь только что начался. И почему, собственно, стало так тихо? Да, ветер прекратился перед самым дождем, наступило затишье перед бурей. Но что сказать о птицах, которые только что щебетали? Почему они тоже внезапно умолкли? Из-за приближающейся бури или чего-то другого, например борьбы на утесе?

До вчерашнего происшествия с лодкой я была бы готова принять официальное объяснение. Но после того, как видела лицо Конала О'Коннора, я не могла поверить, что случившееся с нами было случайностью. Это само по себе заставило меня относиться с подозрением к другим так называемым несчастным случаям. Но и этого я не могла сказать Робу. Когда мы вернулись, Дженнифер рассказала об этой истории отцу с чрезмерным драматизмом, и на лице Роба появилось беспокойное выражение, но по молодости лет она преувеличивала все, и мы с Алексом его успокоили. Мне хотелось рассказать ему о своем страхе, когда выпустила Дженнифер, об ужасных секундах перед тем, как она появилась на поверхности, но я понимала, что тем самым принесу облегчение себе, а не ему. Я решила, что быть родителем страшно и без разговоров о тех ужасах, какие могли бы случиться.

Когда с завтраком было покончено, Роб с Дженнифер объявили, что отправляются смотреть достопримечательности в Килларни, и пригласили нас с собой. Алекс ответил, что познакомился с человеком, который пригласил его на рыбалку. Я сказала, что просто похожу по городу.

— Обещай не приближаться ко «Второму шансу», — строго сказал Роб.

— Обещаю, — ответила я. Дать это обещание было легко, потому что на уме у меня было совсем другое. Что, кстати, ему бы тоже не понравилось.

* * *

Когда все разошлись, я снова спустилась к пристани. Почти целый час обходила доки, но в конце концов нашла то, что искала. Возле объявления, рекламирующего нечто, именуемое «Сент-Брендон чартерс», предлагающее выходы в море на рыбалку, обзорные туры по бухте Дингл, путешествие на Бласкетты, острова неподалеку от побережья Дингла, уроки ловли рыбы на муху и хождения под парусами. Владелец или владелица «Сент-Брендон чартерс», очевидно, обладали разносторонними интересами. В профессиональных кругах это вроде бы именуется «многопрофильный» — еще один уродливый термин вроде «снижения численности персонала», эвфемизма, означающего, что меньше работников делают гораздо больше работы.

— Хорошая лодка, — сказала я.

Мужчина лишь на секунду оторвался от работы.

— Да, — ответил он. — Спасибо.

— Не знаете, чья она?

Мужчина пропустил это мимо ушей и продолжал старательно очищать планшир дюйм за дюймом.

— Знает кто-нибудь, чья это лодка? — обратилась я к трем старикам, сидевшим на скамье.

— Она принадлежит Падди Гилхули, — ответил один из них. Это было не то имя, какое я ожидала услышать, но все же оно вызвало у меня интерес.

— Не знаете, где его можно найти?

— Он недалеко, — сказал старик. Второй приставил ладонь к уху, чтобы лучше слышать, и засмеялся.

— Вы смотрите на него, — крикнул он и указал на работавшего.

Надо было бы догадаться по его старательности, что это владелец, хотя было непохоже, что такая лодка ему по карману. Я тщетно поискала в его лице сходства с Эмином Бирном, решив, что эта семейка презирает его из-за того, что он незаконный сын Эмина. Если какое-то сходство и было, обнаружить его я не смогла.

— Это правда? — спросила я. — Вы Падриг Гилхули?

Мужчина промолчал. Я сочла это утверждением.

— Я искала вас.

Он промолчал снова.

— Жаль, что на носу появилась зеленая царапина, — продолжала я. — Необычный оттенок. Нужно быть поосторожней.

— Мы встречались? — внезапно спросил мужчина довольно воинственно, бросил тряпку в ведро и распрямился. Он был высоким, гибким, пожалуй, несколько худым, с темными волосами и очень темными, пронизывающими глазами, на нем были комбинезон, белая рубашка с засученными рукавами и толстые рабочие сапоги. На миг я едва не лишилась присутствия духа.

— Да, — ответила я, сделав глубокий вдох. — Точнее, встретились наши лодки, вот эта и та, на которой я и двое моих друзей плавали под парусом, «Мар Маллой».

— Значит, вы пришли извиниться за то, что ударили мою лодку? — сердито спросил он. — И, вне всякого сомнения, предложить плату за ремонт?

В голосе его слышалась саркастическая нотка. Разговор принимал не тот оборот, что мне хотелось.

— Очевидно, таким образом вы делаете вид, что не заметили, как ударили и опрокинули нас, — сказала я. Меня охватило такое раздражение, что я уже не боялась его. — И не только опрокинули, но и бросили тонуть.

Гилхули уставился на меня.

— О чем это вы? — спросил он наконец. — Я никого не ударял. А если б ударил, то уж точно не бросил бы тонуть.

— Тогда откуда эта зеленая царапина на вашей лодке?

— Это треклятые сволочи из «Второго шанса» подговорили вас? — спросил он. — Если да, то…

Он вскинул кулак, и я быстро попятилась.

— Нет, — ответила я с безопасного расстояния, — треклятые сволочи, по вашему изысканному выражению, этого не делали. Не подговаривали меня ни на что, и, честно говоря, думаю, им не терпится, чтобы я уехала. Может быть, начнем сначала?

Он пристально смотрел на меня несколько секунд, потом медленно опустил руку.

— Здравствуйте, — сказал он наконец. — Я Падди Гилхули, владелец этой лодки, носящей имя «Проигранные дела». А вы?

— Лара Макклинток. Здравствуйте.

— Американка, да?

— Я из Торонто.

— Канадка. Случайно, не приятельница Алекса как-там-его, который получил Коттедж Розы?

Я кивнула.

— Его зовут Алекс Стюарт. Он мой друг.

— Так, — произнес Гилхули. — Я слышал, что с ним была женщина. Мне сказал мой адвокат. Он был там, но вы это знаете, потому что тоже там были. Ну, что хотите сказать о моей лодке? Красивая, не так ли?

— Красивая, — ответила я, — но только не в том случае, если впервые видишь ее мчащейся прямо на тебя, а потом скрывающейся, когда ты наглоталась морской воды из ее кильватерной струи.

— И когда же произошло это предполагаемое событие?

Его тон снова стал агрессивным.

— Вчера во второй половине дня. Спросите своих приятелей, — я указала на сидевших стариков. — Они подтвердят, что «Мар Маллой» притащили вчера в конце дня на буксире, а ее экипаж был насквозь мокрым.

— Малахи, это так?

Один из стариков на скамье кивнул.

— Так, Падди.

Гилхули нахмурился.

— Значит, вот когда моя лодка получила царапину?

Малахи глубоко задумался.

— Трудно сказать, Падди, — ответил он наконец. — Трудно сказать. Близился закат. Мы сидели в пивной, решили немного промочить горло. В бухту входило много лодок, а эту, — он указал на меня, — тащили на буксире. Суеты было много. — Второй старик приложил ладонь к уху и посмотрел на Малахи. — Не помнишь, была лодка Падди здесь, когда прибуксировали эту? — прокричал ему Малахи.

— Не помню, — ответил второй, подумав несколько секунд.

— А этого спрашивать бесполезно, — сказал Малахи, указав на третьего, который, отвернувшись от нас, смотрел в море. — Он почти все время где-то витает.

— Малахи, раз ты подтверждаешь ее историю, — сказал Гилхули, — то, может, подтвердишь и мою.

— Какую? — спросила я.

— Корк, — сказал Малахи. Прозвучало это «Карк», но я догадалась, о чем речь. — Он был в Корке, наш Падди. Утром сел в поезд. Весь день не показывался здесь. Правда, вижу я неважно. Но Кев хорошо видит, так ведь, Кев? — прокричал он. Кев кивнул.

— Ну, вот и разобрались, — сказал Гилхули. — Я сожалею о том, что случилось с вами, но никакого отношения к этому не имею.

— Не мог ли Конал О'Коннор взять вашу лодку?

— Конал О'Коннор! — воскликнул Гилхули. — Конал О'Коннор может поцеловать мою ирландскую задницу!

— Он цитирует Джеймса Джойса, — с внушительным видом сказал Малахи. — «Улисса».

— Это означает «нет»? — язвительно спросила я. — А Шон Макхью?

Гилхули промолчал, но я видела, как на его щеках играют желваки, и выглядел он так, словно у него вот-вот лопнет кровеносный сосуд.

— Думаю, ваш адвокат рассказал вам о представлении, которое устроил Эмин Бирн, — сказала я.

— Рассказал. Чушь собачья. Я считал, что он умнее. Хотя вряд ли можно винить умирающего.

— Я назову вам наше указание, если вы назовете свое, — сказала я.

— Вы имеете в виду «морскую зыбь»? Там же был мой адвокат.

— Я знаю и другое указание, Майкла Дэвиса, — ответила я. Собственно говоря, я знала два, если считать то, которое сушила в своей гостиничной комнате в надежде, что там появится что-нибудь разборчивое, но раскрывать сразу все не следовало. — Мы думаем, что поиски этой вещи, что бы она ни представляла собой, могут оказаться интересными.

— Интересными? В этих людях из «Второго шанса» нет ничего интересного. Совершенно ничего.

Гилхули бросил тряпки в ведро и пошел прочь.

— Вы будете судиться с этой семьей за часть наследства? Бирн предположил, что, возможно, вы на это пойдете, и там был ваш адвокат. Как его зовут?

— Дермот Шанахан. А как я буду платить ему гонорар? — злобно спросил Гилхули.

Меня подмывало предложить ему продать свою любимую лодку, но я решила быть любезной.

— Могу угостить вас пивом или еще чем-нибудь? — спросила я, подумав, что выпивка развяжет ему язык и я узнаю, в чем причина вражды между ним и семьей Бирнов.

— Там, откуда я приехал, девушки ждут, чтобы их пригласили! — бросил он через плечо, уходя.

— Падриг, я приглашаю вас не на свидание, — ответила я его удаляющейся спине. — Просто выпить. Угрюмые, вызывающе ведущие себя мужчины не в моем вкусе. Вы задираетесь со всеми из принципа или у вас просто дурное настроение? Кстати, меня не интересует, как ведут себя ваши знакомые девушки.

И не называйте меня девушкой, мысленно добавила я. Но Гилхули шел дальше, словно не слыша.

* * *

Я повернулась к старикам на скамье, они смеялись так, что по щекам катились слезы. Точнее, смеялись двое. Третий, который еще не обращался ко мне, казалось, вел долгий спор с собой или со столбом на пристани.

— Если не интересуетесь угрюмыми молодыми людьми, — сказал наконец Малахи, утирая глаза, — что скажете о веселых стариках? Нас здесь трое. Я неважно вижу, Кев неважно слышит, а Денни, как сами видите, слегка странный — надеюсь, понимаете, о чем я. Но вместе мы кое-что собой представляем.

Мне пришлось тоже засмеяться.

— Давайте, садитесь. — Он указал на ветхий стул в нескольких футах от скамьи. — Выпьете? — И достал из стоявшей возле скамьи сумки бутылку виски и два жестяных стаканчика.

— Для меня сейчас слишком раннее время, — ответила я. — Но спасибо. Меня зовут Лара, — и стала пожимать им руки перед тем, как рискнуть сесть на стул. Даже Денни прекратил разговор с собой и мягко пожал мне руку. Малахи, Кев и Денни были одеты в серые шерстяные брюки, белые рубашки и черные рыбацкие шляпы.

— Братья? — спросила я.

Малахи и Кев дружно кивнули.

— Кев и я братья. Денни наш друг. Мы все названы в честь святых: я — святого Малахи, Кев — святого Кевина, а Денни — святого Дениса. Падди, разумеется, тоже — в честь величайшего ирландского святого Падрига.[11] Он неплохой, наш Падди, — добавил Малахи, когда перестал смеяться и перевел дыхание. — Правда, держится слегка вызывающе. Тут вы правы.

Двое других согласились.

— Он не стал бы опрокидывать вас в воду, — сказал Кев.

— И не бросил бы тонуть, — добавил Малахи. Поставил стаканчики на землю перед скамьей, бережно наполнил их, подал брату и другу, а сам остался с бутылкой. — За то, чтобы вы попали в рай до того, как дьявол узнает, что вы мертвы, — сказал он, подняв бутылку в тосте, и сделал большой глоток. Другие тоже выпили.

— Падди не ладит с людьми из «Второго шанса», так ведь? — спросила я. Раз Падриг не захотел сказать сам, может быть, скажут они.

— Совершенно не ладит, — подтвердил Малахи, — но эти ребята из большого дома сейчас со всеми в натянутых отношениях. Вот Эмин хорошо относился к парню. Подарил ему эту лодку.

Я ждала, но Малахи ничего больше не добавил. Я думала, как далеко могу зайти в наведении справок, чтобы старики не разозлились на меня и не замкнулись. Мне казалось, что меня, иностранку, будут терпеть только, пока я веду себя благоразумно.

— Здесь очень красиво, и день стоит замечательный, — сказала я, оглядываясь вокруг. Так оно и было: море, лодки, каменистый берег, простирающийся в обе стороны, часть его была окутана дымкой.

— Да, слава Богу, — согласился Малахи.

— Как думаешь, хочет она послушать историю? — спросил Кев брата. — Денни рассказывает хорошие истории, — сказал он мне.

— Нет, не хочет, — неожиданно сказал Денни, словно выйдя из транса.

— Хочу, конечно, — ответила я.

— Брось ты, Денни, — сказал Кев. — Расскажи историю этой славной девушке.

Я подумала, в какое раздражение пришла, когда Гилхули назвал меня девушкой, но услышать это от Кева было приятно. Пути феминизма не всегда просты.

— Молодые уже не слушают историй Денни, — прошептал мне Малахи. — Поэтому он рассказывает их столбу и пристани. Чтобы не забыть.

— Что ты там говоришь? — спросил Кев, толкнув локтем брата. — Погромче!

Малахи свирепо посмотрел на него.

— Почему он их не записывает? — спросила я. Малахи как будто пришел в ужас.

— Эти истории нельзя записывать. Это их испортит. Они слишком уж особенные.

— Расскажи ей историю про золотое кольцо, — сказал Кев, ткнув рукой друга.

— Нет, не стоит, — сказал Малахи. — Ее все знают. Расскажи про зеркало. Она самая лучшая!

Денни не произнес ни слова.

— Ладно, Денни, — раздраженно сказал Малахи. — Рассказывай, какую хочешь.

— Какую-нибудь из старых, — добавил Кев. — Думаю, у вас есть что-то, чтобы Денни промочить горло, так ведь? — сказал он, печально глядя на уже пустую бутылку. — Небольшое возлияние, чтобы он разговорился?

— К сожалению, нет, — ответила я, — поскольку не знала, что познакомлюсь с вами. Но в следующий раз обязательно прихвачу. Что Денни любит?

— Виски, конечно, — ответил Малахи.

— Я тоже, — сказал Кев. — И не обязательно самое лучшее. Сойдет любое.

— Да, хорошего не приносите, — согласился Малахи. — Не стоит привыкать к нему в наших обстоятельствах. А жаль, что хорошее виски выдерживают так долго, а не пьют.

Мы все посмотрели на Денни.

— Придется немного подождать, — прошептал Малахи. — Денни говорит, когда захочет.

* * *

Дожидаясь, пока на Денни найдет стих, мы сидели в дружелюбном молчании. Я, разумеется, думала о поиске сокровища, как стала это называть. Думала о Джоне Херлихи и его падении с утеса. Оно наверняка было связано с сокровищем, хотя непонятно, как. Ни Дейрдре, ни Херлихи не получали конверта, чтобы участвовать в поисках сокровища. Это был, используя затасканный деловой термин, ритуал создания команды, уловка, чтобы заставить семью действовать совместно. Но почему сюда привлечены Алекс, Майкл и Гилхули, я не знала и не догадывалась.

По крайней мере, на первый взгляд, уловка действовала, сплачивала семью. Мы были в значительном меньшинстве: Алекс и Майкл против остальных — Бреты, Маргарет, Этне, Фионуалы, Шона, Конала и Падрига Гилхули. С двумя из этих семи у меня были неприятные стычки, если считать злобный взгляд Конала и столкновение с лодкой одной, а разговор с Падди — второй. Если события будут разворачиваться так, как начались, мне предстояло еще пять неприятных стычек.

С другой стороны, трудно было представить, что если Херлихи столкнули с утеса — а пока что данная версия была самой убедительной, — это могло быть связано с чем-то, кроме поисков сокровищ. Алекс прочел свое указание вслух, его слышали все, включая Херлихи. Возможно, Херлихи сразу же связал его с яликом «Океанский гребень» в бухточке и отправился туда со всей быстротой, на какую были способны его нетвердые от пьянства ноги, надеясь быть принятым в дело. Если так, возможно, кто-то из семейки догнал его и столкнул вниз. Когда тело было обнаружено, появилась полиция, и подобраться к ялику им стало трудно.

Может быть, у Конала было именно такое намерение. Он выждал, когда полицейские уйдут, и собирался спуститься к бухточке, но тут с моря появились мы. Или он уже побывал там, но ничего не нашел. Потом увидел, как я достаю пластиковый пакет, это вполне объясняет злобное выражение его лица.

Другую проблему представлял собой промокший листок бумаги, который я взяла на ялике. Я предполагала, что, поскольку при оглашении завещания было роздано всего семь указаний, найти сокровище будет совсем несложно: сложить семь указаний, и все — сокровище найдено. Но если каждое указание вело к другому, означало ли это, что их четырнадцать или даже больше? Или что к сокровищу ведут семь разных путей? Я решила, что последнее исключается, потому что, если каждый пойдет своим путем, спасение семьи Бирнов, на которое надеялся Эмин, не состоится. Может быть, подумала я, указание в «Океанском гребне» было вовсе не указанием. Конечно, я взглянула на него, едва мы благополучно добрались до берега. Оно совсем не походило на указание, хотя писавший предусмотрительно воспользовался шариковой ручкой, поэтому темная паста была еще видна. Надпись больше походила на закорючки. Но если кто-то просто выводил закорючки, зачем заворачивать лист в пластик и прятать в ялике?

Мне пришло в голову, что в этой задачке вопросов больше, чем ответов, и все мои предположения недоказуемы.

Я взглянула на Денни. Он положил ладони на бедра и стал медленно раскачиваться взад-вперед на скамье. Все остальные ждали.

— Я расскажу вам об очень странном случае, который произошел с одним местным жителем, — заговорил наконец он. — С кем, не скажу. Если знаете, то знаете. Если нет, от меня не услышите. Нет.

В графстве Керри жил один человек, у него была жена и дочери-красавицы.

— Вот это хорошая история, — сказал Кев. — Очень загадочная.

— Не перебивай, — нахмурился Малахи. — Пусть рассказывает.

— Но этот человек не был счастлив, потому что хотел сына. Вскоре стало поздно — надеюсь, вы понимаете, жена приближалась к среднему возрасту. Он отчаянно хотел сына, и кое-кто говорит, что он заключил ради этого договор с дьяволом. Так или нет, к всеобщему удивлению, жена подарила ему замечательного парнишку. Мальчик был очень красив. Румяный, светловолосый, с голубыми глазами. Этот человек души не чаял в мальчике. Не отходил от него почти ни на минуту.

— Почти ни на минуту, — подтвердил Малахи.

— Но как-то ему пришлось поехать в Корк по делам, и пока его не было, сынишка, всего нескольких недель от роду, качался в люльке в саду, когда там появился очень странный мальчик, похожий на старика. Служанка его видела, и это странное существо залезло в постель мальчика. Возвратясь домой, этот человек увидел, что его сын исчез, а в колыбели лежит это странное существо. Это был настоящий ужас. Этот человек спрашивает жену: «Что здесь случилось?» «Ты о чем?» — удивилась она. «Это феи, — воскликнул тот человек, — они унесли моего мальчика». «С ума сошел», — говорит жена. Но это было правдой. Феи подменили мальчика своим. И тот человек бросился искать мальчика, пока тот не поел волшебной еды: все знают, что если поешь ее, то уже навсегда останешься с феями.

— Это верно, — подтвердил Кев. — Если они похитят тебя, не ешь того, что они предлагают, ни крошки, какой бы хорошей ни казалась еда.

— Ш-ш-ш, — оборвал его Малахи. — Дай ему досказать.

— Но, как я уже говорил, этот человек заключил договор с дьяволом, — продолжал Денни, словно не слыша их. — Поэтому он пошел к дьяволу и говорит: «Ты обещал мне сына», — дерзко говорит, что ему было терять, раз сын похищен? «Я дал тебе сына, — отвечает дьявол. — Но не говорил, что он всегда будет у тебя».

А этот человек из Керри был с головой — надеюсь, вы понимаете, о чем я — с хорошей головой на плечах. «Как думаешь, что скажут о тебе люди, если ты не исполняешь своих обещаний? — говорит он дьяволу. — Я всем расскажу, как ты обошелся со мной. И тогда с тобой уже не будут заключать договоров». «Придержи язык, — говорит дьявол. — Расхныкался хуже женщины. Я сделаю вот что. Возвращайся, избавься от уродца, который лежит в постели твоего мальчика, и я спасу твоего сына. Но ты должен будешь найти его сам, потому что я уже обещал его другому».

Этот человек из Керри принял предложение дьявола. Что еще оставалось ему? Возвращается он домой, берет меч, идет рубить уродцу голову, и что бы вы думали, уродец, видя, что ему грозит, выскакивает из колыбельки и удирает так быстро, что его никому не догнать.

И человек этот ищет по всей округе своего малыша, настоящего, но много лет не может найти. А когда находит, мальчик уже почти взрослый. Но жена этого человека, которая все годы грустила о пропавшем сыне, не узнает его, говорит, что это не он. Но человек-то знает, что это его пропавший сын, и перед смертью примиряется с ним. Вот такая это странная история, но правдивая и с хорошим в некотором роде концом.

Денни умолк и перестал раскачиваться. Рассказ был окончен. Какая странная история, подумала я, и решила бы забыть ее, если б не то, что было сказано дальше.

— У Денни много таких историй, — сказал Малахи. — Но у Эмина Бирна эта была любимой. У него всякий раз наворачивались слезы, правда, Кев?

— Да, всякий раз. Он принимал ее очень близко к сердцу.

Я хотела расспросить об этом, но тут услышала, как меня зовут с вершины холма над пристанью. Ко мне подбежал Майкл Дэвис.

— В гостинице мне сказали, что вы как будто спустились сюда, — тяжело дыша, сказал он. — Оно исчезло!

— Что исчезло?

— Указание Бреты! — воскликнул он. — Кто-то забрался в сейф и стащил ее конверт.

Глава пятая Сокол над утёсом

Как ни чудесен был котел Дагды, он представлял собой лишь один из четырех великих даров, по одному каждому городу, из которых появились дети богини Дану, и у каждого есть своя история.

Котел изобилия, который никогда не пустел, был принесен в Ирландию из Муриаса. Из Фалиаса был принесен Лиа Фаль, камень, который рычал и пел, когда на него вставал настоящий король Ирландии. Кое-кто говорит, что богиня Tea принесла его с востока в Тару, поэтому он представляет собой камень судьбы и должен находиться там, где правит верховный король скоттов. Многие думали, что они будут королями в Таре, но всего несколько человек слышали, как рычит и поет Лиа Фаль.

Этот камень не должен был покидать Ирландию. И не покидал. Однако Фергус, сын Эрка, попросил своего брата Муртага переправить Лиа Фаль на остров Айона,[12] чтобы Фергуса там могли короновать. Исполненный заботы о брате, Муртаг отправил камень за море. Потом Кеннет Второй[13] перевез его в Скон.[14]

И что произошло потом с этим даром богов? Его увезли проклятые англичане! Чего только мы не вытерпели от них! Жестокий Эдуард Первый[15] увез камень судьбы и поставил его под английским троном. Эдуард думал, что вместе с камнем получил и силу, но хоть раз, спрашиваю я, англичане слышали, как он рычит? Хоть раз слышали?

Кое-кто говорит, что камень, который сейчас находится в Таре почти в центре города, и есть Лиа Фаль. Но он не издает никаких звуков, и если это Лиа Фаль, то его волшебная сила покинула нас.

Еще кое-кто говорит, что англичане положили под свои королевские задницы обыкновенный камень. А Лиа Фаль спрятан, ждет лучших времен, ждет, что его найдут.

— Боюсь, вы сочтете нас нелюбезными, — сказала Маргарет Бирн, она умело разливала чай в изящные чашки цвета слоновой кости, перед этим властно удалив нервную Дейрдре, которая раздражающе стучала посудой. — Обстоятельства… — добавила она, тактично опустив глаза. — Надеюсь, вы понимаете.

Несмотря на изящное окружение и надменность, с которой принимали нас, в комнате ощущалась напряженность. Мне казалось, что Алекс и я, поспешившие во «Второй шанс» по просьбе Майкла и Бреты разобраться с деталями исчезновения конверта из сейфа, прервали какую-то драматичную сцену. Если да, то об этом никто не заикнулся.

Маргарет смотрела на меня, ожидая ответа. Она снова была изящно одета, опять Шанель и опять черное, на ней были шелковая блузка, юбка и туфли, которые выглядели очень дорогими: из змеиной, вполне подобающей ей, кожи. На ее лице со старательно нанесенным макияжем застыло выражение легкого удивления — результат, недобро подумала я, многих косметических операций. Но тем не менее она была привлекательной. С виду ей было под пятьдесят, но я думала, что она лет на десять старше. Она сидела на фоне двух написанных маслом портретов: Эмина Бирна в более счастливые времена и еще одного мужчины — судя по тонким губам и решительно сжатым челюстям, ее отца.

Рядом с ней сидела старшая дочь, Этне, с виду чуть ли не ровесница матери, одетая почти так же, как она, только в мягкий оттенок синего. Однако если Маргарет выглядела элегантно, то Этне несколько старомодно, даже безвкусно для своего возраста. В общем разговоре она ограничивалась одобрительными кивками, когда мать говорила, и нахмуриванием бровей, когда мать хмурилась, что происходило часто.

По другую сторону сидела Фионуала. Было видно, что дочь номер два не унаследовала утонченности матери. Платье ее, хоть и дорогое, было тесновато в раздавшейся талии. Брошка с искусственным бриллиантом выглядела слегка безвкусно. Внимание ее было почти целиком сосредоточено на собственных руках.

«Нелюбезными!» — подумала я, размышляя о первых словах Маргарет и сидении лицом к лицу с тремя ведьмами. По пути сюда мы были вынуждены съехать с дороги и едва не врезались в живую изгородь из фуксии, потому что навстречу нам мчался Конал О'Коннор, вчерашний хищник с утеса, лицо его было искажено, как я решила, яростью. Увидев нас, он даже не сбавил скорость.

— Машину он водит так же, как лодку, — негромко сказал Алекс, высказав те же мысли, что были у меня, когда я выезжала снова на дорогу под звук царапающих дверцу машины веток. Мы с Алексом пришли к одному и тому же выводу о личности шкипера лодки, опрокинувшей нашу.

Маргарет тоже явно была в очень скверном настроении, когда мы появились. Один из двух адвокатов семьи — кто именно, я не знаю, как раз уходил, когда мы приближались к парадной двери.

— Поверьте, я очень сожалею об этом, — услышала я его слова, когда он пожимал ей руку, затянув рукопожатие дольше, чем необходимо. — Искренне сожалею. Посмотрю, что удастся сделать.

И, отрывисто кивнув мне и Алексу, прошел мимо нас. О чем бы он ни сожалел, это омрачило и без того безрадостный взгляд Маргарет на жизнь. Она почти не разговаривала, сопровождая нас в дом. Нет, слово «нелюбезные» было не самым подходящим для описания этой семейки.

— Конечно, — тем не менее ответила я на ее просьбу о понимании. — Нам с Алексом очень неловко, что наше присутствие усиливает стресс, который вы и члены вашей семьи испытываете в столь горестное время.

Право, иногда я бываю тише воды, ниже травы.

— Да, конечно, — подтвердил Алекс. Все покивали друг другу, создав совершенно ложное впечатление согласия.

* * *

Разговор еще несколько минут продолжался в том же духе: неискренние любезности наслаивались на приевшиеся сантименты, Этне кивала в поддержку каждого слова матери. Потом, устав от усилий быть деликатными друг с другом, постепенно перешли к делу. Пока мы попивали чай, я старалась разобраться в своем окружении. В окно я увидела, как Шон Макхью, муж Этне, прошел в глубь сада. На нем были твидовый пиджак с кожаными нашивками на локтях, сапоги и кепка. Я вспомнила, что Эмин сравнил Макхью с английским сквайром, и отметила, что сравнение было уместным. Майкл Дэвис работал в саду, тайком бросая взгляды в сторону дома, возможно, в тщетной попытке увидеть, чем мы занимаемся. Он наклонялся и распрямлялся, выдергивая сорняки и расправляя растения, в бодром темпе, и это зрелище успокаивало меня. Оно было самым приятным во «Втором шансе».

— Я узнала от Бреты, что в доме произошла кража, — наконец сказала я, неловко попивая чай из чашки, которую подала мне Маргарет. Терпеть не могу эти изящные, крохотные чашечки, в ручку которых невозможно просунуть палец, и приходится изо всех сил стараться не пролить их содержимое на ковер под ногами. Но вокруг Маргарет все было таким. Комната была заполнена маленькими, изящными украшениями из хрусталя и фарфора, некоторые едва держались на краях стеклянных полок и боковых столиков с покрытыми изящной резьбой ножками. Я невольно задалась вопросом, что могло быть общего между ней и Эмином Бирном, который любил темное дерево и древние мечи.

— Да, — ответила она, снова опустив взгляд. — В такое время…

Маргарет опять не договорила. Я заметила, что это был ее любимый ход в разговоре — предоставлять другим заканчивать за нее фразы, чтобы не лицемерить самой.

— Брета говорит, ее конверт с указанием был похищен из сейфа в кабинете вашего мужа, — сказала я, не обращая внимания на попытки Маргарет быть деликатной. — Как думаете, кто мог это сделать?

— Но не можете же вы думать, что целью кражи был этот конверт, — сказала Маргарет, постоянно удивленное выражение ее лица при этой мысли усилилось. Этне приподняла брови так же, как мать. — Воры наверняка искали деньги.

— Деньги были взяты? — спросила я.

— В сейфе было немного денег, — ответила она. — Небольшая сумма на текущие расходы. Их взяли.

— Еще что-нибудь украдено?

— Ничего ценного, только несколько вещиц Эмина, — ответила Маргарет. Потом, видимо, решив, что это может показаться бесчувственным, добавила: — Разумеется, представляющих большую ценность как память о нем.

— Разумеется, — согласилась я. — Для вас это ужасно. Надеюсь, вы вызвали полицию.

По крайней мере, в этом я была искренней. Мне просто не терпелось отправить Роба в полицейский участок, чтобы он навел справки о признаках насильственного вторжения и прочем. Но сомневалась, что они окажутся. Готова была биться об заклад, что кражу совершил кто-то из членов семьи.

Маргарет покачала головой.

— Беспокоить из-за такой мелочи полицейских не стоило.

— Какие вещи вашего мужа взяты? — спросила я, придав голосу сочувственность. Я и вправду сочувствовала ей. Не по поводу кражи. Тут я ей не верила. Однако вся ситуация, бесчувственные реплики ее покойного мужа и поиски маленького сокровища, которые он придумал для наследников, должно быть, очень огорчали всех членов семьи. Я решила относиться к их поведению с большим пониманием.

— Его дневник и две карты.

— Они, разумеется, кое-чего стоят? — упрямо продолжала я.

— Но эти карты не древние, — ответила Маргарет. — Возможно, вор не имел понятия о ценности того, что он не взял. Коллекция оружия и рукописи представляют собой большую ценность. К сожалению, муж завещал их Тринити-колледжу.

Ее тон посуровел.

— Так, — заговорила Маргарет, поставив чашку и глядя прямо на меня, — я впервые видела ее глаза, жесткие, как бриллианты, и морщины возле губ, уничтожить их не могли даже косметические операции. — Если я удовлетворила ваше любопытство, попрошу вас об одолжении. Пожалуйста, оставьте нас с нашим горем. Эти поиски сокровища, предложенные моим мужем, жестоки, неуместны, и семья решила не заниматься ими.

Вот как, подумала я. И, может быть, свиньи умеют летать, детей приносят аисты и в конце сада живут феи и эльфы. Однако в отношении мужа она была права. Его жестокие слова на той видеозаписи, должно быть, ужасно подействовали на них. Я решила, что нужно быть более терпимой.

— Хочу попросить вас сделать то же самое, — продолжала Маргарет. — Пожалуйста, предоставьте нам самим справляться с нашим горем по мере сил. И в связи с этим есть еще один вопрос, который мы хотим обсудить с вами.

Она сказала «мы», но пока что говорила только сама.

— Коттедж Розы представляет для семьи большую памятную ценность, — продолжала она. Этне энергично закивала, и даже Фионуала подняла взгляд от своих рук. — Это место, где Эмин… — Маргарет сделала эффектную паузу. — Где Эмин проводил много времени. Нас несколько удивило, что некто, кого Эмин знал так мало и так давно, получит его во владение. Мы хотим попросить вас подумать о возвращении его семье.

Алекс опешил и через секунду открыл рот, собираясь заговорить.

— Этого мы делать не станем, — поспешно сказала я, не дав Алексу вымолвить ни слова, и всякое сочувствие, какое я испытывала к вдове, мгновенно улетучилось.

— В таком случае вы понимаете, что семья сочтет необходимым использовать все юридические возможности, чтобы вернуть Коттедж Розы. Мой муж был очень болен и не сознавал, что делает. Иначе, я уверена, он ни за что не завещал бы коттедж мистеру Стюарту.

Говорила она так, словно Алекса и не было в комнате.

Я собиралась сказать: «Увидимся в суде» — или что-нибудь в этом духе, но тут Маргарет твердо поставила чашку на серебряный поднос и поднялась из кресла.

Две другие тоже тут же встали. Фионуала, не сказавшая ни слова, даже «здравствуйте», вышла, не оглянувшись. Аудиенция, судя по всему, была окончена.

Однако Маргарет проявила еще одну черту характера. Когда она сделала шаг, из-под дивана вылез медлительный, спокойный Вигс, заставив ее вздрогнуть и потерять на миг равновесие. Она ухватилась за сервировочный столик, одна из изящных чашек упала и разбилась.

— Дейрдре! — прошипела она. — Дейрдре! Убери отсюда это отвратительное существо — навсегда.

Служанка ничего не ответила.

— Спасибо, что приехали, — властным тоном сказала Маргарет и указала в сторону коридора. Я поняла, что нам велено уходить. Я едва не вышла из себя и с трудом подавила желание сказать что-нибудь непристойное. Мне помнилось выражение лица Алекса, когда он впервые увидел этот маленький коттедж. Семейке Бирна мало, подумала я, этого роскошного дома, больше похожего на виллу, слуг, акров и акров земли с розами, орхидеями, пальмами и потрясающим видом на море. Нет, им подавай еще и Коттедж Розы.

* * *

Только через мой труп, подумала я, свирепо глядя на Маргарет. Внезапно ко мне пришло твердое решение, что Алекс не только сохранит свой коттедж, но и будет иметь достаточно денег, чтобы спокойно жить там. Если ради этого придется идти в суд, пусть. И если спокойная жизнь требовала выхватить сокровища у них из-под носа, мы пойдем и на это.

Только вот для этого требовались все указания, и нужно было придумать другой способ заполучить их. В какой-то момент я с радостью думала, что они нам не понадобятся. Найдя указание в ялике у берега, я подумала, что все в порядке. Мы знали два первых указания, и они привели нас к стихотворению древнего поэта по имени Авархин. Если каждая строка стихотворения вела к указанию, то их указания нам не понадобятся. Нужно только найти место, соответствующее строкам стихотворения.

Однако указание в ялике разочаровало меня. Оно, вне всякого сомнения, исходило от Эмина Бирна. По крайней мере, оно было написано на его бумаге для заметок, с его инициалами и шапкой «Второй шанс». Но если это и было указанием, то далеко не тем, на какое я надеялась.

Я не ожидала чего-то совершенно определенного, как, например, записки, что ключ от ячейки камеры хранения на вокзале в Килларни находится под третьим цветочным горшком на левой стороне подъездной аллеи. Однако рассчитывала на нечто большее, чем бессмысленный рисунок, который обнаружила, когда высохла бумага, набор черточек, смутно напоминавший железнодорожное полотно или, может быть, скелет рыбы. Но я сохранила этот листок уже хотя бы потому, что не верилось, что Эмин Бирн, да и кто угодно, станет заворачивать бессмысленный рисунок в пластик, дожидаться отлива или идти вброд к ялику и тщательно прятать его между досками. Однако иллюзии относительно быстрой находки сокровища рассеялись.

Видимо, тогда я была готова бросить это дело, но стечение событий заставило меня передумать. Главным из них, разумеется, был разговор с женщинами из семейки Бирнов и высказанное ими намерение отнять коттедж у Алекса.

Вдобавок к этому были два обстоятельства, которые означали, что времени у меня мало. Первым было решение Дженнифер каждое утро брать с неохотного согласия отца уроки хождения под парусами у Падрига Гилхули. Видимо, первое пугающее знакомство с этим спортом возбудило у девушки интерес к нему. Что до мнения ее отца, то ему не особенно нравилось, что дочь общается с подозреваемым в убийстве, но у Падрига, судя по всему, было неоспоримое алиби, подтвержденное его адвокатом в Корке.

Вторым было осознание, что какое-то время я буду редко видеться с Робом; это стало ясно, когда накануне вечером я зашла с Алексом в бар на главной улице городка и увидела Роба, болтавшего с привлекательной женщиной, стройной, в хорошей спортивной форме, с ореолом рыжеватых волос вокруг лица и красивыми зелеными глазами.

* * *

— Лара, — воскликнул Роб, когда я подошла к стойке. Я не поняла, что означает этот тон. Я заподозрила, что не «рад тебя видеть». Наверняка он выбрал этот бар в двух кварталах от гостиницы в надежде, что я его не найду. — Лара, познакомься с Медб Миног. Медб, это моя знакомая Лара Макклинток.

— Знакомая? Ясно.

— Здравствуйте, — сказала я, пожимая ей руку. Рукопожатие ее было очень твердым.

— Рада познакомиться с приятельницей Роберта, — сказала она. — Мы все очень рады, что он здесь.

«Кто это — мы?» — подумала я. Фамилия Миног была знакомой, но до меня не сразу дошло, что эта женщина — и есть тот «приятный человек», с которым Роб разговаривал в полицейском участке. Это придавало новый смысл словам Роба об «улучшении международных отношений», и то, что он назвал эту женщину приятным человеком, говорило многое о его намерении скрывать ее от меня.

— Ладно, Роберт, — мягко сказала я. — Извини, пойду посижу с другим твоим знакомым. Рада познакомиться с вами, Медб.

Я отошла и села с Алексом, стараясь не дуться. Это происшествие вызвало у меня раздражение, хотя не знаю, почему я так разозлилась. В конце концов, Роб волен вести себя как угодно. Я не могу претендовать на его привязанность. Иногда думаю, что он мог бы стать для меня подходящим мужем, но в этом направлении мы как будто не движемся.

Когда я только познакомилась с Робом, он жил с Мисс Совершенство, а у меня были редкие встречи с мексиканцем-археологом. Затем я оказалась свободной, то есть брошенной, но Роб все еще оставался с Барбарой. Потом Клайв, мой бывший муж, убедил свою вторую жену, Селесту, купить ему антикварный магазин напротив «Гринхальг и Макклинток», что привело меня в ярость, и я прекратила на какое-то время отношения с противоположным полом. Спустя какое-то время Клайв бросил Селесту и сошелся с моей лучшей подругой Мойрой, к этому времени Роб и Барбара расстались. Роб проявил ко мне некоторый интерес, во всяком случае, так мне казалось, но меня так расстроили Клайв и Мойра, что я не обращала на него внимания, по крайней мере, старалась не обращать.

Вспоминая все это, я начинаю размышлять, смогу ли я писать сценарии для послеполуденных телепередач, используя собственный жизненный опыт, если антикварный бизнес, ненадежный даже в лучшие времена, перестанет приносить доход. Я знаю, что, как женщине, перевалившей за сорок, мне следует примириться с одиночеством, приняться за вязание, чтобы заполнять долгие вечера, но не хочу примиряться. Подобно многим из моего поколения, я чувствую себя моложе своих лет — по крайней мере, тешу себя мыслями, что это так. Мне больше не кажется, что я смогу жить вечно, но и старухой я себя не чувствую. Однако это та стадия жизни, когда мужчины, мои ровесники, предпочитают женщин помоложе — значительно помоложе. Поскольку в Ирландии из-за демографических аномалий, связанных с уровнем эмиграции и прочим, пятьдесят процентов населения моложе двадцати пяти лет, поэтому она прямо-таки рай для мужчин сорока с хвостиком вроде Роба.

* * *

Но я отвлеклась. Окончательным и решающим фактором в моем окрепшем решении найти сокровище стала цепь событий, которые произошли, когда мы с Алексом покидали «Второй шанс» после неприятного разговора с его обитателями. Уже близился вечер, когда я вела взятую напрокат машину по длинной подъездной аллее к основной дороге. Пошел сильный дождь, Майкла нигде не было видно — должно быть, он укрылся в доме. Перед моими глазами гипнотически двигались стеклоочистители, стеклообогреватель работал на полную мощность, чтобы очистить запотевшие стекла. Когда я повернула, из густых кустов у обочины появилась какая-то фигура в капюшоне и встала на пути машины. Я резко нажала на тормоз, но второпях забыла выжать муфту сцепления. Машина дернулась и остановилась в нескольких футах от фигуры.

Я опустила стекло дверцы и взглянула на лицо под капюшоном. Это была Дейрдре, она выглядела очень испуганной, дрожащей птичкой на тонких ножках, волосы ее, несмотря на капюшон, слиплись от дождя.

— Держитесь подальше от «Второго шанса», — прошептала она. — Вы не представляете, что там творится. Эта семья проклята!

Потом оглянулась, быстро шагнула назад и скрылась в кустах.

Тут я увидела, что могло напугать ее. Шон Макхью, зять номер один, шел по подъездной аллее к дому. Он был, как и его свояк, белокурым, но потолще, с намечавшимся вторым подбородком, его поведение не казалось таким угрожающим, хотя сейчас вид у него был довольно грозный. На нем по-прежнему были твидовый пиджак и сапоги, за спиной развевался на ветру капюшон — одет он был как живущий в сельской местности джентльмен, — однако выглядел не особенно по-джентльменски. С плеча у него на ремне свисала винтовка. Хотя она не была нацелена на нас, минута была неприятной.

— Что вы здесь делаете? — спросил он.

— Мы пили в доме чай, — ответила я.

— Какого черта вынюхиваете на дороге?

— Я ничего не вынюхиваю, — надменно ответила я. — Машина остановилась. На дорогу выбежал кролик, пришлось резко затормозить.

Думаю, я выразилась поэтично. Дейрдре очень походила на испуганного кролика.

— Поезжайте, — сказал Макхью; видимо, он мне совершенно не верил. Может быть, там не было никаких кроликов. Тем не менее мы повиновались. Я считаю хорошим правилом не спорить с вооруженными людьми.

Я взглянула на Алекса.

— Все это грубо, вам не кажется?

— Да, грубо, но кое-что правда, — ответил он. — Как сказала Дейрдре, я не представляю, что там творится.

— Мне жаль Вигса, — сказала я. — Похоже, он обречен. Как думаете, что она с ним сделает? В унитаз его не спустишь, слишком велик.

— Даже думать не хочу, — негромко ответил Алекс. — Нужно было бы забрать его с собой.

— Пожалуй, и Дейрдре тоже, — сказала я. Алекс улыбнулся.

— Нужно подумать о прокладке дороги к Коттеджу Розы, — обеспокоено сказала я. — Нельзя допускать, чтобы Шон Макхью угрожал вам винтовкой всякий раз, когда попытаетесь туда подъехать.

— Подумаю, — ответил Алекс. — Я пока не решил, что делать с коттеджем.

— Но он же вам нравится, — сказала я. — И нельзя допускать, чтобы эти отвратительные люди шантажом лишили вас того, что вы получили по завещанию!

Алекс пожал плечами и стал смотреть в окошко. Я поняла, что сейчас ему не хочется говорить на эту тему.

— Остановите, — неожиданно попросил он. — Можете сдать машину назад ярдов на сто?

Я с удивлением подчинилась.

— В чем дело?

Алекс указал на узкую дорогу справа. Я посмотрела, но не поняла, что он имеет в виду. Насколько я видела, это была просто одна из дорог.

— Что такое? — спросила я в недоумении.

— Взгляните на указатели, — ответил он.

К дереву было приколочено несколько указателей. Один указывал на бар, другой на овощной ларек, остальные на индивидуальные имена. В самом низу был деревянный, грубо сделанный указатель с надписью от руки «Буруны».

— Есть смысл сделать попытку, — сказала я.

Мы медленно ехали, осматривая по пути все дома.

Минут через пять дорожное покрытие кончилось, мы затряслись по грязным выбоинам, потом резко свернули влево на еще худшую дорогу.

В самом конце дороги стоял домик, настоящая лачуга, из трубы вился дым. За ним было море, громадные буруны бились о черные утесы, пена высоко взлетала и превращалась в туман, висящий над бухточкой. Надпись на воротном столбе была почти неразборчивой, но мы явно находились возле «Бурунов».

Я взглянула на Алекса. Мы вылезли из машины и пошли к двери, по пятам за нами бежала с тявканьем черно-белая собачка.

Я постучала раз, потом другой. Внутри послышались шаги, лязгнула щеколда, и на нас уставилось знакомое лицо.

— Малахи! — воскликнула я.

— Лара! — ответил он. И крикнул: — Кев! Поставь чайник. Это та славная девушка, с которой мы разговаривали на пристани, — Лара. И ее друг, — добавил он, близоруко глядя на Алекса. Я представила их друг другу.

— Виски, случайно, не прихватили? — прошептал Малахи.

— Снова извиняюсь, — ответила я. — Не знала, что приеду сюда.

Я надеялась, что они не изменят радушного отношения ко мне до того, как привезу им виски.

— А Денни где? — спросила я, чтобы сменить тему.

— Денни живет у сестры с ее семьей в городе, — ответил Малахи. — Здесь только Кев и я.

Малахи освободил место на диване, смахнув бумаги, и отнес немытые тарелки в раковину.

— Мы не ждали гостей, — сказал он. — Извините за беспорядок.

— Ничего, — ответила я, села и взяла кружку с горячим чаем.

— Чем мы обязаны удовольствию видеть вас? — громко спросил Кев.

— Тише ты, не будь грубым, — сказал Малахи, грозя брату пальцем.

— Я просто хочу знать, — раздраженно ответил Кев.

— Кевин, это законный вопрос. Собственно говоря, мы не знали, что вы живете здесь. Просто ездили. Отсюда открывается замечательный вид, — сказала я, пытаясь сообразить, как перейти к нужной теме.

— Лучше не бывает, — согласился Кев.

— Превосходный, не так ли? — добавил Малахи.

— Но раз уж мы здесь, — продолжала я, — хочу кое о чем вас спросить. Не оставлял ли вам Эмин Бирн чего-нибудь для передачи семье или другу?

— Что она говорит? — спросил Кевин, поднеся к уху ладонь.

— Спрашивает, не оставлял ли Эмин Бирн чего здесь? — прокричал Малахи.

— Откуда она может знать? — спросил Кевин. Братья повернулись ко мне.

— Бирн загадал всем, кто что-либо получил по его завещанию, ну, почти всем, загадку. Алекс один из тех, кто ее разгадывает, и когда мы увидели указатель на «Буруны», подумали, что, может быть, это ключ к разгадке.

Хоть эта история и могла показаться неправдоподобной, я решила, что честность — лучшая политика.

— Что она говорит? — снова спросил Кевин.

— Что Алекс один из тех, кто ищет указания Эмина Бирна, — ответил Малахи.

— Хорошо, — сказал Кевин. — Она мне нравится больше, чем большинство остальных. Только она должна сказать волшебные слова, так ведь? Знает она эти волшебные слова?

Братья снова повернулись ко мне.

— Яростная волна, — ответила я.

— Знает! — воскликнул Малахи. — Кевин, давай указание. Оно принадлежит ей.

— Куда мы его задевали? — спросил Кевин с недоуменным видом. У меня упало сердце. Несколько минут братья шаркали по комнате, открывали выдвижные ящики, заглядывали под подушки. Я была в отчаянии.

— Нашел! — воскликнул наконец Малахи, достал из книги тонкий белый конверт и протянул мне. Я с трудом удержалась от искушения вскрыть его тут же.

Тут собачка снова затявкала снаружи, мы услышали приближающиеся к двери шаги, потом громкий стук в дверь.

— Господи, — произнес Малахи. — Три года не было гостей, а тут один за другим.

Он неторопливо открыл дверь, потом попытался ее закрыть. Сделать это помешала просунутая нога.

— Есть у тебя что-нибудь от Эмина Бирна? — грубо спросил Конал О'Коннор.

— Нет, — ответил Малахи, я подумала, что правдиво. Конверт был у меня, не у него. Но, должно быть, он выглядел подозрительно, потому что Конал грубо распахнул дверь и схватил Малахи за шиворот. Старик пошатнулся и чуть не упал, но О'Коннор удержал его. Кевин схватил сковородку. Я чайник.

— Послушайте, — сказал Алекс, шагнув вперед, кулаки его были сжаты, руки подняты в своего рода боксерской стойке. — Вы не имеете права так обращаться с людьми!

— Пошел вон, поганец, — сказал О'Коннор, выпустив Малахи, и угрожающе направился к Алексу. Я занесла чайник и двинулась к нему.

Алекс, шагнув в сторону, увернулся от удара, сделал финт левой, потом резко выбросил вперед правую руку. Раздалось громкое «хрясь», и Конал О'Коннор повалился на пол.

Глава шестая Солнечный луч

— Так, мистер Стюарт, — сказала бан гарда[16] Медб Миног. Голос ее звучал сурово, но в уголках губ играла улыбка. Она была лет тридцати с небольшим, рыжеватые волосы были аккуратно убраны под фуражку, цвет лица, как у многих женщин в Ирландии, был безупречным. — Ну и удар у вас.

— Жаль, что и я не стукнул его, — сердито проворчал Кевин.

— Радоваться надо, Кевин, — резко произнесла Миног. — Если б вы ударили его той сковородкой, О'Коннор, возможно, был бы убит, и вы очутились бы в незавидном положении. А так он лишь не сможет есть несколько дней твердой пищи. Я недавно видела его в пивной Тома Фицджеральда, он поглощал необходимые калории в жидком виде.

— Так, мистер Стюарт, — начала она снова, — поскольку есть три свидетеля, утверждающих, что вас спровоцировали, и с вами находится сотрудник канадской полиции, — она указала на Роба, — который может дать вам положительную характеристику, к тому же кое-кто из жителей города может заявить о далеко не образцовом поведении О'Коннора в последнее время, выдвигать обвинения мы не станем. Конал О'Коннор грозится сам возбудить дело об избиении, это его право, но мы полагаем, что он передумает, потому что уже стал мишенью для насмешек, учитывая вашу разницу в возрасте, не говоря уж о весе. Мы не станем выдвигать обвинения и против него, если вы не захотите возбудить дело. Смягчающие обстоятельства.

Мне стало любопытно, что это за обстоятельства, но я решила, что лучше не спрашивать.

— Я не буду возбуждать дела, — сказал Алекс.

— Пожалуй, я тоже, — сказал Малахи. — Однако этому парню лучше не приближаться больше к нашему дому.

— Ну и отлично. Теперь, джентльмены, если вы согласны вести себя тихо, — сказала гарда, — я пойду. — Взглянула на часики. — Наконец-то кончилась смена, — вздохнула она.

— В таком случае могу я угостить тебя виски? — спросил Роб.

— Это было бы замечательно, — ответила Медб. — Я загляну в участок, потом схожу домой, переоденусь и вернусь. Идет?

Роб согласно улыбнулся. У меня создалось впечатление, что он влюблен.

* * *

— Ну, могу я угостить вас обещанным виски? — обратилась я к Малахи и Кевину. Если Роб нашел себе новую женщину, у меня было двое новых мужчин.

— Можете, — ответил Малахи. — Она угощает нас выпивкой, — сказал он на ухо Кевину.

— А как вы, Алекс? — спросила я. Он поглаживал свои ушибленные костяшки.

— Пожалуй, выпью, — сказал он, Я заказала три виски для мужчин, кока-колу для Дженнифер и стакан вина для себя. Роб отверг мое предложение и отправился в свою комнату, наверняка прихорошиться к возвращению Медб Миног.

— Кто эта женщина у стойки? — спросила меня Дженнифер. Я посмотрела туда.

— Фионуала Бирн О'Коннор. А что?

— То есть одна из ведьм? — сказала Дженнифер. — Это еще хуже.

— Что хуже?

— Она строит глазки папе, — ответила Дженнифер. — К счастью, он как будто не обращает внимания.

Голос девушки звучал раздраженно, и я невольно улыбнулась. Отцы и дочери, подумала я. Ревность с той и другой стороны. Однако тут она попала в точку. Фионуала определенно собралась хорошо провести время. Она сидела на табурете у стойки, ее тесная, короткая юбка вызывающе задралась. Между пальцами с ярким маникюром она изящно держала сигарету и пускала струйки дыма. Мне стало любопытно, знает ли она о встрече челюсти своего мужа с кулаком Алекса.

Понравится ли Дженнифер Медб Миног больше Фионуалы, задумалась я, и тут к нам подошли Майкл и Брета.

— Что у вас с рукой? — спросил Майкл, взглянув на посиневшие костяшки Алекса.

— Она вошла в соприкосновение с челюстью Конала О'Коннора, — ответил Малахи.

— О'Коннор собирался убить Малахи, — вмешался Кевин. — Схватил за горло и начал душить. Малахи едва не терял сознание. — Господи, подумала я, вот так распространяются эти истории. Денни вскоре будет рассказывать эту столбу на пристани. — Мы с Алексом бросились на О'Коннора. Лара тоже.

— Уложил его в глубокий нокаут, — усмехнулся Малахи. — Замечательное было зрелище. Думаю, теперь нужно выпить за руку Алекса.

Я заказала еще виски для мужчин, для себя ничего. Начинало казаться, что вечер у нас затянется, и я подумала, что мне, возможно, придется потом вести машину.

Майкл взглянул на меня.

— Можете немного просветить нас? Мы видели, как О'Коннор выходил из пивной Тома Фицджеральда. С распухшим лицом, в очень дурном настроении. Совершенно пьяный. Пошел по одной из улиц.

— Надеюсь, не в этом направлении, — сказала я, подумав, что пьяный Конал может оказаться серьезной проблемой.

— Может, и нет, — ответил Майкл. — Но даже если в этом, на заплетающихся ногах он доберется сюда нескоро. Расскажите нам, что случилось сегодня.

Я поведала им эту историю с активной помощью Малахи и Кевина.

Во время этого разговора Брета ничего не говорила, хотя, когда дослушала, вид у нее был потрясенный. Казалось, она витает мыслями где-то далеко. Я предложила ей виски, но она отказалась, сидела со стаканом содовой, который едва пригубила, и смотрела в пламя камина напротив нас.

— Я лишилась работы, — внезапно сказала она, выйдя из оцепенения.

— Господи, — сказала я, — как жаль. Что случилось?

Брета молчала несколько секунд.

— Я работала в магазине одежды, — заговорила она наконец. — В магазине очень модной одежды в Килларни. Думаю, — неторопливо произнесла она, — они не сказали этого, но сочли, я недостаточно хорошо выгляжу, чтобы там работать.

Губа ее задрожала, но она не заплакала.

— Как так, Брет? — воскликнул Майкл. — Как это ты недостаточно хорошо выглядишь?

— Я здорово растолстела, — ответила Брета. Из уголка ее глаза выкатилась слезинка. Она сердито смахнула ее. — И они правы. Одежда на мне сидит неважно. Я не жалею об этой работе. Она была не особенно интересной. Но через две недели мне придется съехать с квартиры, и я не знаю, куда деваться.

— По-моему, Брет, ты просто красавица, — хрипло заговорил Майкл. — Можешь жить у меня. Понимаю, для тебя я недостаточно хорош, работаю в усадьбе твоей семьи и все такое. Но у меня есть квартирка в коттедже для работников. Раз Джона Херлихи уже нет, может, я смогу получить его квартиру. Она побольше, с маленькой кухней и всем остальным. Места хватит… — Он умолк и посмотрел на свои загрубелые руки. — Места хватит для всех нас.

Я не знала, кто это «все мы», но подумала, что его предложение очень хорошее, участь Бреты могла оказаться гораздо хуже. Возможно, Майкл не семи пядей во лбу, но достаточно умен, притом он добрый, щедрый и явно влюблен в Брету.

— Спасибо, Майкл, — негромко ответила Брета. — Я признательна тебе за это предложение. Очень, очень признательна. Оно самое приятное из того, что долгое время выпадало на мою долю. Мне нужно будет подумать об этом, но…

Брета не договорила, и они сидели, глядя друг на друга.

«Разве любовь не великолепна?» — подумала я. Она размораживала Брету, и это было замечательно.

— Значит, решено. Нам нужно искать то сокровище, — неожиданно заговорил Майкл. — Искать по-настоящему. Все будет хорошо, Брет. Денег там будет много. Мы можем искать все вместе. Уверен, их будет достаточно, чтобы разделить на всех. Можешь взять мою долю. — Он сделал паузу. — Я забыл, — обратился он ко мне. — Что случилось, когда вы пошли спрашивать об указании Бреты?

— Попытка оказалась неудачной, — ответила я. Алекс кивнул. — Ваша мать, — я взглянула на Брету, — утверждает, что это была обычная кража. Вместе с указанием из сейфа исчезло немного денег, если верить, что указание в самом деле исчезло. Кроме того, взяты две карты. Она сказала, что семья решила не иметь никакого отношения к поискам сокровища вашего отца.

— Я этому не верю, — возмущенно сказал Малахи. — За каким чертом явился к нам этот мерзавец Конал О'Коннор, если он не искал сокровище?

— Но они нам не нужны, так ведь? — упорствовал Майкл. — Брета знает это стихотворение. Давай, Брет. Расскажи нам о нем. Пожалуйста!

— Какой ты оптимист, Майкл. Прямо-таки помешанный. Может, папа просто разыгрывал нас.

— А может, и нет! Попытаться все равно стоит. Что нам терять?

Брета ласково посмотрела на него.

— Ладно, — заговорила она наконец. — Стихотворение называется «Песнь Авархина», считается, что Авархин Белое Колено ступил с этими словами на ирландский берег. Отец заставил меня перевести это стихотворение с древнеирландского и выучить наизусть. Звучит оно примерно так: «Я морская зыбь, яростная волна, рев моря».

Голос ее звучал приятно, с ирландской мелодичностью и ритмом.

— Отец хорошо ее выучил! — воскликнул Кевин, держа ладонь приставленной к уху. — Сейчас почти все молодые люди не интересуются старыми историями, делают вид, что прошлое не имеет значения, но Брета всегда интересовалась. Она во многом похожа на отца.

— Тихо ты, — сказал Малахи.

— «Солнечный луч».

Майкл взял Брету за руку. На сей раз она ее не отдернула.

— «Красота деревца».

Это были замечательные образы, и я попала под обаяние слов. Так оно и продолжалось, пока Брета не приблизилась к концу.

— «Кто гонит скот из Тары», — произнесла она. — «Этот отличный пастух всеискусен». — Сделала краткую паузу. — Это дословный перевод, но кое-кто истолковал эти фразы о скоте как о звездах. Это вопрос, примерно такой: «Кто призывает звезды? На кого звезды светят?».

— Надеюсь, они светят для нас, — с жаром сказал Майкл.

* * *

Ясно было одно — звезды не светили для Конала О'Коннора. Дверь бара распахнулась, и совершенно пьяный Конал вошел нетвердой походкой. Волосы его слиплись от дождя, челюсть была распухшей, лицо раскраснелось от выпивки. Увидев, что он смотрит в нашу сторону, я ощутила прилив страха. Но искал он не нас.

— Нуала, — заорал он. — Надевай пальто. Мы идем домой! А ты, скотина, — сказал он, схватив мужчину, сидевшего рядом с Фионуалой, который стал объектом ее внимания после ухода Роба, — держи свои лапы подальше от моей жены.

Этот человек чуть не упал, когда Конал сдернул его с табурета.

— Послушай, Конал, — сказал Идан, владелец и бармен. — Успокойся, а?

— Я ничего не делал, — сказал тот человек. — Просто разговаривал, и все.

— Разговаривай с кем-нибудь другим, — заорал Конал. — Нуала, пошли. Ну!

— Я никуда с тобой не пойду, Конал, — ответила она. — И это уже не твой дом. У нас с тобой все кончено. И больше не смей появляться возле «Второго шанса»!

Конал с искаженным от ярости лицом схватил ее за руку. Несколько человек отступили. Я скорее почувствовала, чем увидела, что несколько человек выскользнуло в дверь, решив смело встретить дождь, чтобы не оказаться замешанными в этой отвратительной сцене.

— Мистер О'Коннор, — раздался спокойный голос гарды Миног. Она была не в мундире, поэтому выглядела покладистой, довольно привлекательной, но оставить без внимания ее тон было нельзя. — Предлагаю вам снять номер в отеле на этой улице, чтобы не проводить ночь в тюрьме. Пожалуйста, выпустите руку миссис О'Коннор.

Конал, все еще державший Фионуалу за руку, пропустил ее слова мимо ушей и потащил жену к двери.

— Кажется, гарда Миног попросила вас выпустить миссис О'Коннор и уйти отсюда, — сказал Роб. Я не видела, как он вернулся, но решила сказать ему, что его расчет времени безупречен. — Предлагаю исполнить это в точности, — сказал он, сделав ударение на последнем слове. Он стоял очень спокойно, опустив руки, но в нем чувствовалась готовность при необходимости действовать очень быстро. И в голосе его звучало что-то такое, чего я раньше не слышала, говорившее, что Коналу лучше бы повиноваться. Конал, видимо, тоже услышал это, потому что через секунду-другую выпустил руку Фионуалы и вышел из бара, толкнув столик у двери так сильно, что несколько стаканов упало на пол.

Его грубый уход был встречен полной тишиной. Вслед за Коналом ушло с испорченным настроением еще несколько человек. Коналы о'конноры этого мира вредят бизнесу.

* * *

— Малахи, как насчет джиги-другой? — наконец спросил Идан, взяв метлу и мусорный ящик. — Весь вечер бесплатно угощаю выпивкой, если поможешь мне развлечь гостей.

— Идет, — ответил Малахи. Один из официантов взял метлу и принялся подметать оставленные Коналом осколки.

Идан зашел в заднюю комнату и тут же вышел со скрипкой и кельтским барабаном.

— Где Шейла? — крикнул кто-то из посетителей.

— В задней комнате, где же еще? — ответил Идан. — Но я вытащу ее оттуда для такого случая.

Шейла, жена Идана и совладелица бара, вышла с красным от кухонного жара лицом из задней комнаты.

— Где твоя флейта? — крикнул человек в глубине зала. Шейла усмехнулась.

— Устраиваем небольшой сейлид, да? — сказала она, доставая тонкую флейту из заднего кармана. — Когда увидела, как входят Малахи и Кевин, я подумала, что такое может случиться. Брета, очень хорошо, что ты снова с нами.

— Что такое сейлид? — спросила Дженнифер.

— Музыкальная вечеринка, — ответил человек, сидевший за соседним столиком. — Захватила туфли для танцев, а?

Под взглядом Идана Малахи несколько раз провел смычком по струнам, настраивая инструмент.

— Выбирай мелодию, — сказал ему Идан, — а мы подхватим.

— Позвони своему дяде, — крикнул Кевин одному из молодых людей у стойки, тот кивнул и пошел к телефону. — Это один из сыновей сестры Денни. Денни надо быть здесь.

Малахи заиграл зажигательную мелодию, Шейла вторила ему на флейте. Идан отбивал ритм на барабане. Вскоре вся толпа раскачивалась в такт возбуждающей музыке, а одна из пожилых женщин принялась танцевать. Через минуту-другую мебель отодвинули к стене, и Малахи водил смычком со всей быстротой, на какую был способен. Дженнифер схватила Алекса за руку и подняла со стула. Брета застенчиво взяла руку Майкла. Даже Медб убедила Роба подняться и танцевать, это событие я нашла совершенно необычайным. Кевин не совсем твердо встал и церемонно поклонился.

— Доставите мне удовольствие покружиться в танце? — спросил он меня. Я не знала шагов, но это как будто не имело значения. Честно говоря, неподвижно сидеть было невозможно. Все, кто мог, смеялись, пили и восторженно танцевали. Те, кто был для этого слишком стар, улыбались, хлопали в такт музыке и пели. Точнее, все, кроме Фионуалы, она несколько минут постояла с краю, вяло хлопая в такт музыке, на лице ее отражались противоположные чувства. Сделав с Кевином несколько кругов, я повернулась, чтобы снова взглянуть на нее, но она ушла. Вскоре Фионуала с Коналом были напрочь забыты, музыка и выпивка вновь подняли у всех настроение.

Когда большинство людей запыхалось, Идан крикнул, перекрывая шум:

— Устроим небольшой перерыв. Мне нужно зарабатывать на жизнь, так ведь? Поэтому кто хочет еще выпить и поесть стряпни Шейлы? Лучшая еда в городе!

Брета и Майкл со смехом повалились на стулья за нашим столом. Вскоре к нам присоединились Дженнифер и Алекс.

— Это было блестяще! — тяжело дыша, сказала Дженнифер. — Совершенно блестяще.

Она была права. Вечер полнился безудержным весельем и непосредственностью, их, к сожалению, недостает большей части музыки и танцев, которые в наши дни рекламируются как кельтские. Тут было все настоящим. Дженнифер обняла меня.

— Я прекрасно провожу время, — сказала она. — Как никогда!

Я тоже обняла ее.

— Через две-три недели откроется музыкальный фестиваль, — сказал Майкл. — Музыка и танцы будут по всему городу. Жаль, что вы уедете. А может, и не уедете. Может, вас очарует это место — оно очаровывает многих — и вы захотите остаться здесь навсегда. Такое случалось.

— Давайте останемся! — сказала Дженнифер. Вот вам и девушка, которая не хотела расставаться с друзьями в Торонто даже на неделю-другую.

Малахи и Кевин были уже у стойки, Идан наливал обоим виски, Денни тоже, если он пообещает рассказать историю.

— Ну вот, — крикнул Идан через несколько минут, перекрывая шум. — Если подкрепитесь выпивкой, мы выслушаем одну из историй Денни!

Поднялся общий шум, кое-кто одобрительно затопал ногами.

— Денни, расскажи, как ты слышал баньши,[17] — крикнула молодая женщина в глубине зала.

— Принесите кто-нибудь кресло для Денни, — сказал Идан, и перед камином быстро поставили кресло-качалку.

— По случаю возвращения Бреты в «Три сестры» выбрать историю может она, — сказал Денни.

— Выбери хорошую, Брета, — крикнул какой-то мужчина.

Брета ненадолго задумалась.

— Денни, в честь моего папы я хотела бы послушать одну из старых. Расскажи, как Добрый народ стал править Ирландией.

— Хороший выбор, Брета, — сказал Малахи.

Денни немного покачался в качалке.

— История, которую я вам расскажу, произошла в глубокой древности. Еще до того, как Авархин и сыновья Миля ступили на эти берега. Не в те далекие времена, когда чума уничтожила сынов и дочерей Партолана. Не в столь стародавнем прошлом. Но все-таки очень давно.

В те дни по земле бродили великаны, из моря вылезали одноногие, однорукие, похожие на змей существа. Тогда обнаженное оружие вело рассказы, небо могло проливать огненный дождь, по ночам раздавались крики ведьмы. И тогда происходили самые ожесточенные из сражений, битвы света против тьмы, их вело и выигрывало племя Туата де Данаан.

В баре стояла полная тишина. Трое детишек, сыновья и дочь владельцев гостиницы, прокрались в зал и недвижно сидели на полу. По окну забарабанил сильный дождь, дрова в камине потрескивали и шипели.

— Существует много историй о том, как туаты пришли в Ирландию. Много преданий. Одни говорят, что они пришли из Скифии, откуда их изгнали филистимляне; другие — что из северных царств, из четырех знаменитых городов, где научились магии и друидическому ведовству.

Существуют разные рассказы о том, как туаты появились здесь. Одни говорят, что из тумана, другие — что на кораблях, которые сожгли, чтобы они не попали в руки фоморам или чтобы у них самих не было возможности бежать.

Так или иначе, они появились здесь, и когда туман или дым рассеялся, племя Фир Болг, которое жило тогда в западной части нашего острова, обнаружило, что туаты уже построили укрепления.

Два войска встретились. Осмотрели оружие друг друга, у Фир Болг оно было тяжелым, грозного вида, у туатов легким, им можно было действовать молниеносно.

— Нам следует разделить остров поровну, — сказали туаты.

Но оружие пришельцев не произвело впечатления на Фир Болг, поэтому они решили не принимать этого предложения и сражаться. И поэтому состоялась первая большая битва при Маг Туиред, на равнине неподалеку от Конга. Во главе войска Фир Болг стоял Эохад, сын Эрка; туатов возглавлял князь Нуада.

— Нуада Серебряная Рука, — выкрикнул один из детей.

— Нуада Аргат-лам, Нуада Серебряная Рука, — подтвердил Денни. — Но его стали называть так только после битвы, и я расскажу, почему. Битва была ожесточенной, обе стороны несли большие потери. Но туаты одержали победу и оттеснили Фир Болг на север, там погибло тысяча сто человек, в том числе Эохад, сын Эрка.

Но за победу пришлось заплатить дорогой ценой. В этой невиданной битве Нуада потерял руку. Диан Кехт, целитель, и Кредне, медник, сделали ему серебряную руку, которая действовала, как эта, — сказал Денни, взяв одного из детей за руку. — Туаты владели магией, так ведь?

Однако для туатов это было большой потерей, потому что Нуада, хотя серебряная рука действовала замечательно, больше не мог быть их королем, короли туатов не должны были быть увечными. И власть досталась Бресу Красивому, Брес был не только наполовину фомором, но и очень плохим королем. И фоморы брали с туатов такую большую дань, что туаты очень страдали, да и их боги тоже, Дагда и остальные. Когда стало казаться, что настало самое мрачное время, появился новый отважный воин, величайший из всех, Луг Ламфада, Луг Длинная Рука, он с другими богами и Нуадой, у которого теперь была настоящая рука, созданная благодаря магии, участвовал во второй битве при Маг Туиред, еще более жестокой, чем первая, битве за верховенство над внушавшими ужас фоморами.

Дальше Денни рассказывал о волшебных арфах, мечах и копьях, о богах и богинях, о пророчествах и нарушенных обещаниях, о доблести и предательстве, об убитых сыновьями отцах и сыновьях, убитых отцами, и в конце концов о гибели Нуады на поле битвы и о пророчестве Морриган, богини войны, относительно конца света.

— И это всего лишь одна из историй о туатах, — заключил Денни. — Их существует множество. В конце концов, как все вы знаете, их победили сыновья Миля, они были изгнаны в сидхи, на острова и в подземный мир, где они живут по сей день. — Он сделал небольшую паузу. — Бармен, как насчет того, чтобы слегка промочить горло?

Толпа зааплодировала, потом все обратились снова к своим друзьям, к выпивке, и вскоре в зале поднялся веселый шум.

* * *

Пока остальные болтали, я невольно вернулась мыслями к неприятным эпизодам с Копалом. «Смягчающие обстоятельства», сказала гарда Миног, объясняя, почему полиция не будет выдвигать обвинения против Конала О'Коннора. Если судить по последней отвратительной сцене, эти смягчающие обстоятельства включали в себя ожесточенную ссору с женой, что могло означать конец брака; возможно, это было причиной его ухода из «Второго шанса» в тот день, когда мы приезжали, и его озлобленности впоследствии. Поскольку Фионуала унаследовала половину «Бирн Энтерпрайзис» — судя по всему, весьма успешного бизнеса, в управлении которым, или, по словам Бирна, в разваливании которого он принимал участие, — она дала Коналу отставку. Поэтому неудивительно его чрезмерное стремление отыскать указание: он хотел обогнать семью в поисках сокровища, что бы оно собой ни представляло, еще больше, чем я.

— Брет, ты не думала о том, что может представлять собой сокровище твоего отца? — спрашивал Майкл, когда я вернулась к настоящему.

— Думала, конечно, и много, — ответила она.

— И что?

— Думаю, речь шла о чем-то очень-очень древнем. Как-никак, он выбрал песнь Авархина. Я уверена, что это нечто кельтское, может, со времен появления здесь милезийцев.

— Когда это было? — спросила Дженнифер.

— В любое время после двухсотого года до нашей эры, — ответила Брета. — Возможно, уже в двенадцатом или даже пятнадцатом веке, когда «Песнь Авархина» была записана.

Дженнифер широко раскрыла глаза.

— Но это может быть почти что угодно. Рукописи с цветными рисунками, золото, бронза, железо.

— Да, — ответила Брета.

— Могла бы сказать нам немного определеннее, — вздохнул Майкл. — Как насчет древних карт и оружия твоего папы? Знаю, он сказал, что отдает их Тринити-колледжу, но может, спрятал что-нибудь особенно древнее или важное? Эти вещи чего-нибудь стоят?

— Да, — ответила я. — Стоят.

— Возможно, — заговорила Брета. — Но отцу нравились многие вещи. Образования у него не было. Он говорил, что никакое образование не привело бы его к успеху, нужен был только усердный труд. Он рано бросил школу, чтобы работать со своим отцом в семейном бизнесе, потом ушел в море. Однако, несмотря на его слова, думаю, он остро ощущал нехватку образования. Вот почему он хотел, Майкл, чтобы ты продолжал учиться.

Майкл кивнул.

— Но отец был очень начитанным, многое почерпнул из книг. Он был воспитан на старых историях, вроде той, что рассказывал Денни, и излагал их нам, моим сестрам и мне. В определенном смысле верил в эти древние истории. Я не хочу сказать, что он верил в колдовство, в эльфов и фей, по крайней мере, не больше, чем остальные ирландцы, но, в отличие от многих, считал, что древние истории — реальные рассказы о реальных событиях и реальных людях, и, когда не был занят работой, старался это доказать. Находил и читал старые рукописи, изучал старые карты, установил все места больших эпических сражений. Вы тоже можете найти их, если поищете.

— Насколько я понимаю, этот взгляд разделяют не все, — сказал Алекс.

— Тут вы совершенно правы, — засмеялась Брета. — Помню, я изучала в школе «Лебор Габала» — «Книгу захватов». Кстати, стихотворение Авархина взято оттуда, история, которую рассказывал Денни, тоже. Это история о прибытии различных народов на берега Ирландии, начинается она с некоего человека по имени Сессар. Сюда приплывали партолианцы, немедийцы, затем Туата де Данаан и наконец так называемые сыновья Миля, кельты. Все это я узнала, как говорится, когда пешком ходила под стол.

Голос ее слегка дрогнул.

— В общем, в школу пригласили профессора археологии, чтобы он рассказал нам об этом. Профессор сказал, что мифологический цикл, часть «Лебор Габала», где содержатся все эти древние истории, — просто собрание старых небылиц, историй, которые кое-что говорят о жизни людей, но отнюдь не правдивые, что они написаны монахами в двенадцатом веке, а не поэтами вроде Авархина. Сказал даже, что нет никаких археологических свидетельств тех вторжений, о которых говорится в книге. Я была очень разочарована и побежала домой рассказать об этом папе. Мне тогда было от силы десять лет, и я считала все истории, которые он рассказывал мне, совершенно правдивыми, видимо, как дети, верящие в Деда Мороза.

Папа пришел в неистовство. Сказал, что профессор, несмотря на всю его образованность, просто-напросто осел. Что все эти истории действительно записаны монахами, но монахи старались сохранить древние истории, а они гораздо старше двенадцатого века. Что, пожалуй, в древних историях кое-что слегка преувеличено, что в них много волшебства, но, если убрать эти элементы, получится хроника подлинных событий, которые в течение столетий передавались из поколения в поколение как миф.

— Пожалуй, ваш отец был так называемым анналистом, — сказал Алекс. — Попытка обосновать существование исторической основы древних мифов — весьма почтенная традиция.

— Да, но отец был одержим идеей доказать неправоту профессора, думаю, не только из-за недостатка образования — в этом смысле он был несколько уязвимым, — но и потому, что действительно считал этого человека ослом. Отец верил, что существовали вторжения различных народов, многие из них были, видимо, разными группами кельтов. И решил это доказать, найти свидетельства.

— И как же он собрался это сделать? — спросила я.

— Для начала решил отыскать четыре великих дара богов и установить их подлинность.

Майкл бросил на нее взгляд.

— Он был помешанным.

— Может быть, — ответила Брета. — Но Лиа Фаль, как быть с ним? Он существует, так ведь?

— Вам придется слегка просветить нас, — сказал Алекс. — Лиа Фаль — кто это или что? И что за четыре великих дара богов?

— В историях о Туата де Данаан говорится о четырех поразительных предметах, которые предположительно были привезены из четырех городов, из которых прибыли туаты, — стала рассказывать Брета. — Из Фалиаса, одного из этих городов, предположительно был привезен Камень Фаль. Этот камень находился в Таре, был сиденьем верховных королей Ирландии. Когда кто-нибудь собирался стать ирландским королем, он должен был коснуться этого камня. Если камень рычал, этот человек был законным королем. Камень под названием Лиа Фаль существует в Таре по сей день — можно поехать туда и его увидеть. Однако большинство людей считает его ненастоящим. Настоящий был отправлен в Шотландию для церемонии коронования, и в конце концов его увезли в замок Скон.

— Сконский камень! — воскликнул Алекс. — Это так называемый Коронационный камень, так ведь, который совсем недавно был возвращен из Вестминстера в Шотландию? Который служил основанием британского трона?

— Совершенно верно, — ответила Брета. — Говорилось, что тот, кому принадлежит камень, будет править Шотландией или скоттами, под которыми имелись в виду шотландско-ирландские милезийцы. Вот почему было так важно, чтобы камень вернулся в Шотландию. Шотландцам всегда не особенно нравилось, что на нем сидят английские король или королева.

Об этом камне существует много легенд. Одни говорят, что камень в Вестминстере представлял собой не настоящий Сконский камень, или Лиа Фаль, что настоящий спрятан где-то в Шотландии. Другие — что он не покидал Ирландии. Папа говорил, что существовал настоящий камень, игравший важную роль в выборе верховного короля ирландцев. Он не заходил так далеко, чтобы утверждать, будто камень рычал, когда его касался настоящий король, но считал, что это был важный камень.

То же самое папа говорил о других дарах, одним из которых был волшебный котел Дагды, главного бога, привезенный из волшебного города Муриас. Считается, что котел Дагды никогда не пустел, сколько бы людей ни приходило есть. Сейчас никто не сомневается, что существовали кельтские котлы, имевшие ритуальное значение. К примеру, есть так называемый котел Гундерструпа, серебряный с позолотой котел Гундерструпа в Дании, его датируют первым или вторым веком до новой эры. На нем изображено некое божество с рогами, возможно, Цернунн.[18] Поэтому папа говорил, что в Ирландии действительно существовал культовый, или ритуальный, котел, котел, который в древности считали котлом Дагды, разумеется, не обладавший никакими волшебными свойствами.

— Вот почему он коллекционировал железные котлы! — сказала я. — А еще два волшебных предмета?

— Копье Луга, бога туатов, его часто называют Луг Светоносный или Луг Длинная Рука. Считается, что его копье обеспечивало победу. Денни в своей истории упоминал меч Нуады Аргат-лам, Нуады Серебряная Рука, от которого никому не было спасения.

— А, — сказала я, — коллекция мечей и копий вашего отца!

— Да, — сказала Брета. — Он искал культовые или ритуальные копье и меч.

— Думал, что нашел их? — спросил Алекс.

— Нет, не думал. Но продолжал искать. Был один меч, лежавший на письменном столе, который, по его мнению, возможно, был таким металлическим эквивалентом Сконского камня. Меч датируется железным веком, так что кто может знать?

— То есть сокровищем может быть одна из этих вещей? Котел, меч или копье?

— Возможно, — ответила Брета. — Или, разумеется, что-то другое. Отец постоянно штудировал мифы, ища указаний, читал все древние документы, какие попадали ему в руки. Слов нет, он был слегка одержим этим, временами мне казалось, что его больше интересуют поиски, чем я. Вскоре меня стало сильно раздражать, что он звал меня Банбой, а не Бретой.

— Банба — это кто или что? — спросила Дженнифер.

— У туатов были три нераздельные богини: Банба, Фолта и Эриу. Все три имени были в то или иное время названиями Ирландии, но, в конце концов, через соглашение с Авархином утвердилось Эриу. Эрин — это форма Эриу.

— Значит, вы и ваши сестры получили прозвища в честь этих трех богинь?

Брета кивнула.

— Сперва было приятно быть названной в честь богини, но со временем я сочла, что это просто признак одержимости отца этими мифологическими существами. И кому захочется быть названной в честь богини, которая ассоциируется со свиньей, как Банба, особенно при моей полноте? Однако, — сказала она, взглянув на часики, — хватит древней ирландской истории на один вечер. Мне нужно успеть на автобус до Килларни.

— Почему ты не остаешься во «Втором шансе»? — спросил Майкл.

— Нет уж, — ответила Брета. — Мне там теперь неуютно.

В глазах у Майкла был вопрос: «А у меня?», — на который Брета не обращала внимания.

— Кстати, о «Втором шансе», — сказала я. — На вашем месте я забрала бы оттуда Вигса.

На лице Бреты появилось встревоженное выражение.

— Мне кажется, ваша мать его недолюбливает, — сказала я. Это было преуменьшением. Я надеялась, что еще не поздно, и семья в это время не хлебает черепаховый суп.

— Майкл! — воскликнула Брета. — Заберешь оттуда Вигса для меня?

— Заберу, — ответил он. — Отнесу в свою квартиру.

— Сегодня!

— Ладно. Сегодня, — ответил он. Мы с Алексом проводили их до двери.

— Подвезти вас? — спросила я.

— Нет, спасибо.

— Брет, я провожу тебя до автобуса, — сказал Майкл.

Она улыбнулась.

— Только если пообещаешь потом зайти за Вигсом.

— Обещаю, — сказал он. — Зайду непременно. Тихо войду, чтобы никто не услышал, и заберу Вигса. Завтра я начинаю искать сокровище, — обратился он к нам. — Первым делом. У меня выходной. Поможете нам найти его?

Я взглянула на Алекса. Он кивнул.

— Хорошо, — сказала я. — Почему бы нет?

— Обещаете? — спросил Майкл.

— Да, обещаю, — ответила я. Он улыбнулся.

— Хорошо. Давайте начнем пораньше. Завтра утром в восемь я буду здесь. Идет?

— Идет, — ответили в унисон мы с Алексом.

Улица была скользкой от дождя, но теперь лишь слегка моросило. Воздух был свежим, приятным после жары и табачного дыма в пивной. На улице было несколько человек с поднятыми от мороси воротниками. В нескольких ярдах Фионуала садилась в свою машину; я праздно задалась вопросом, где сейчас ее муж, который вскоре станет бывшим. И твердо решила, что это не мое дело.

Мы с Алексом стояли, глядя вслед Брете и Майклу, пока они почти не скрылись, одной рукой он вел свой велосипед, другой держал Брету за руку. Такой счастливой я ее еще не видела, собственно говоря, его тоже, и не могла заставить себя сказать им, что указания из стихотворения Авархина никуда не ведут, что второе указание, полученное таким драматичным образом, содержит те же каракули, что и первое. С этим можно было повременить до завтра.

— Завтра в восемь, — крикнул Майкл, перед тем как они свернули за угол. — Буду в это время у вашей двери.

Когда они скрылись, меня осенило. Я поняла, кто «все мы», для кого у Майкла было место. Это были Майкл, Брета и ее еще не родившийся ребенок. Брета Бирн была беременна.

Глава седьмая Красота деревца

Майкла мы нашли в саду, среди роз, там, где из дома его не было видно. Он не появился ни в восемь часов, ни в половине девятого, ни в девять. Лежал Майкл ничком; судя по отпечаткам в грязи, он перед смертью с трудом прошел около ста ярдов. Никаких следов на нем не было видно. Но если б Джон Херлихи не упал на камни с высоты в сорок футов, на его теле тоже, может быть, следов бы не осталось.

Более наблюдательные люди, чем я, обнаружили крохотную дырку на ткани его джинсов, прокол позади колена.

— Яд, — сказали они. — Если б только кто-то обнаружил его вовремя.

Майкл держал в окоченевшей руке рваный листок бумаги так крепко, словно боролся за него с самим дьяволом. На нем было написано «ЭОНБ» и «Второй Ша». Корявое указание было помечено как седьмое, «Красота д…»

О той жуткой минуте, когда мы нашли его, я помню две вещи. Во-первых, свет. Солнце, необычайно яркое, казалось, высосало окраску из всех цветов, кровь из роз, сердце из лиловых гортензий, жизнь из плюща. Во-вторых, звук. Стоявшая рядом со мной Брета издавала негромкие, нечленораздельные звуки, словно котенок, которого душат или топят.

* * *

Потом, несколько дней спустя, я оказалась на кладбище. Шел мелкий, холодный дождь, погода была под стать событию. Гроб Майкла, украшенный цветами, которые он выращивал, — букетом белых роз, несколькими веточками крохотных орхидей, — опустили в могилу. Похоронили его меньше чем в ста ярдах от того места, где он родился. Священник говорил о прахе и пепле. Я ощущала во рту привкус того и другого.

Я огляделась. Среди присутствующих было много людей из города, которых я не знала, друзей Майкла. Брета стояла особняком. Глаза ее были странно тусклыми, она теребила в руках платочек. Иногда губы ее беззвучно шевелились. Я бочком подошла к ней и попыталась утешить ее, но она отвернулась.

Мои друзья были там. Алекс с выражением безутешной печали в лице; Дженнифер, пепельная, — очевидно, впервые в жизни осознавшая, что люди ее возраста могут умирать. Глядя на нее, я вспомнила ощущение удушливого страха, когда потеряла ее на несколько секунд в холодном море. Я взглянула на Роба; он, как полицейский, был знаком с внезапной смертью, но лицо его едва скрывало горе. Стоя там, я поняла, что невозможно привыкнуть к чьей бы то ни было смерти, особенно такого юного, замечательного человека, как Майкл. Я знала, что Роб тоже думает о Дженнифер. Там была Медб Миног, в мундире, лицо ее было мрачным, печальным, но вместе с тем настороженным.

Падриг Гилхули стоял позади, сумрачный, загадочный, одинокий. Время от времени он смотрел на Брету, но не делал ни шага в ее сторону. Малахи, Кевин и Денни жались друг к другу, словно вместе могли перехитрить смерть.

По другую сторону могилы стояли члены семьи Бирнов, все в черном, укрывшиеся от дождя большими черными зонтиками, напоминавшими мне черные паруса кораблей смерти. Безутешная Дейрдре стояла с ними, но чуть в стороне. Выглядела она так, словно сердце ее вот-вот разорвется. Я видела Маргарет, напоминавшую мне большую черную ворону; Этне, более робкую, чем когда бы то ни было; Фионуалу, почему-то слегка встревоженную. Конала О'Коннора не было ни среди них, ни где-либо еще. Однако Шон Макхью был, стоял со скучающим видом, словно находился здесь только по обязанности, как владелец поместья на погребении слуги.

При взгляде на него у меня зашевелилось воспоминание о том роковом утре, оно приходило медленно, вспышками: Шон Макхью, вышедший на наши крики, тычет тело Майкла носком ноги. Умом я понимала, что Шон пытается разбудить его. Сердцем видела в этом совершенно хамский поступок, раскрывающий всем напоказ душу Макхью, черную, съежившуюся оболочку.

Я смотрела на семейку Бирнов через пропасть, которую представляли собой могила и гроб Майкла, и понимала, что всех, за исключением Дейрдре, ненавижу. Майкл спросил, что мы теряем, занимаясь поиском сокровища, и ответ теперь был ясен. В этот миг я поняла, что если б могла убить их всех до единого, то убила бы. Я согласна, что я очень, очень зла. Я отомстила бы за Майкла, если б могла. Но еще сильнее у меня было удушливое ощущение подкрадывающегося зла, которое угрожало всем самым дорогим для меня людям: Алексу, который как один из наследников Бирна наверняка был потенциальной жертвой; Дженнифер, которая в тот день могла утонуть, случайно погибнуть в жестокой игре.

Потом я вспомнила, что дала Майклу Дэвису обещание. Сказала, что помогу ему искать сокровище. И была готова сделать что угодно для выполнения этого обещания, не только потому, что дала его. Находка сокровища представлялась единственным способом положить конец этому ужасу. Но при этом я сознавала, что не знаю, с чего начать. В моем распоряжении было только стихотворение, возможно, древнее заклинание, произнесенное кельтом, который, может быть, никогда не существовал, и два указания из строк этого стихотворения, которые мне ничего не говорили, возможно, были просто жестокой шуткой злобного умирающего человека.

Священник говорил о Боге, и я стала думать о Нем, а также о древних кельтских божествах, Дагде, Светоносном Луге, трех богинях — Банбе, Фолте и Эриу. И решила, что не отказалась бы от их небольшой помощи.

Потом ветер усилился, море покрылось белыми барашками, все вокруг затянула пелена дождя, колеблющаяся, словно кружевная занавеска, и у меня появилось жуткое ощущение, что, ища божественной помощи, я совершила кощунство, и боги предупреждают меня этим ливнем. Служба кончилась, люди поспешили в укрытия, кто-то в церковь, кто-то в машины, чтобы незаметно исчезнуть. Денни остался с несколькими людьми — видимо, его родственниками. Роб повел Медб к ее машине.

Алекс, Малахи и Кевин, Дженнифер и я спрятались под деревьями, надели капюшоны и втянули головы в плечи. Было невыразимо уныло.

— До чего же скверный день, — сказала я Кевину. Это все, что я могла сказать.

— Хуже не бывает, — печально согласился он.

Дождь прекратился так же внезапно, как и начался. Вышло солнце, и на небе появились две радуги. Это было захватывающее зрелище, почти мучительно красивое, и цвета мира вернулись, на больших листьях деревца поблизости сияли крупные капли дождя. Я подумала о солнечном луче Авархина и красоте деревца. Окинула взглядом кладбище, памятники, имена на которых так стерлись от времени, что стали едва различимыми, потемневшие статуи, ставшие чуть светлее после дождя. В углу кладбища, всего в нескольких футах от нас, стоял одинокий камень, грубый обелиск трех-четырех футов высотой. У вершины был вырезан кельтский крест. Под ним были высечены штрихи, одни прямые, другие косые. Я отвернулась, но потом снова взглянула на обелиск и поняла, что моя молитва услышана. Увидела, что помощь пришла. Алекс тоже посмотрел на него и воскликнул:

— Господи!

* * *

— Огамическое письмо, — сказал Алекс, — древний кельтский алфавит и первая известная письменность в Ирландии. Названа так по имени кельтского бога мудрости, красноречия и письменности Огмиоса, иногда оно произносится Огме. Считается, что огамическое письмо появилось в этой части Ирландии и, очевидно, основывалось на названиях деревьев.

Насколько я понимаю, это линейный алфавит, буквы состоят из групп линий количеством до пяти, горизонтальных или наклоненных слева направо по обе стороны вертикального ребра. В случае с камнем, который мы видели на кладбище, это ребро представлял собой острый край одного из передних углов плиты. Насечки, если помните, шли по обе стороны этого края.

Каждой группе штрихов можно найти соответствующую букву в латинском алфавите. Одни группы пересекают вертикальное ребро, другие находятся с правой или левой стороны. Положение штрихов относительно ребра важно. Понимаете, о чем я говорю?

— Я понимаю, и это блеск, — сказала Дженнифер.

— Кажется, я тоже понимаю, — сказала я. — Только поясните, какая разница, справа или слева от ребра расположены штрихи?

— Хорошо. К примеру, пять горизонтальных штрихов справа от вертикали обозначают «эн»; пять горизонтальных слева — это «ка». Пять горизонтальных штрихов, пересекающих ребро, — «и». Пять диагональных — «эр». Думаю, по сравнению с другими алфавитами этот не особенно сложен, скорее, нескладен; полагаю, его использовали для мемориальных целей, надписывания и так далее, а не как повседневный рабочий алфавит, но для наших целей, он, видимо, вполне подойдет.

— Так, вот эти буквы, — продолжал Алекс, указывая на таблицу. — Я списал их в местной библиотеке. Давайте указания, посмотрим, что сможем обнаружить.

Руки у меня слегка дрожали от волнения, когда я доставала взятый у Малахи и Кевина листок бумаги с инициалами и домашним адресом Бирна сверху и разглаживала его для Алекса.

— Кажется, я в жизни не занималась ничем более волнующим, — вздохнула Дженнифер. — Дядя Алекс, что там говорится?

— Надо разобраться, так ведь? — ответил Алекс. — Начинаем. Четыре штриха справа от вертикали — это… — он умолк и склонился над таблицей, — это «эс». Затем четыре штриха, горизонтально пересекающих вертикаль, — это, — он снова сделал паузу, — «е». Потом пять справа — «эн». Лара, вы записываете?

— Записываю, — ответила я, показав листок, на котором написала «SEN».

— Ладно, пойдем дальше. Два горизонтальных штриха, пересекающих вертикаль — «о». Три горизонтальных слева — это «тэ». Затем, кажется, еще одно «эс», потом еще «е», потом «эс». Нет, постойте, это «у», еще «е», потом один слева — «ха».

Так продолжалось, пока Алекс не расшифровал все. Там были штрихи слева, штрихи справа, горизонтальные, вертикальные, диагональные. В конце концов я взглянула на свой листок. На нем было написано «SENOTSESEHTNOEBESRUCA». У меня упало сердце.

— Как думаете, это гэльский язык? — спросила я, не обращаясь ни к кому конкретно.

— Не знаю, но это не латынь, — сказал Алекс. — Это я знаю. Может, анаграмма?

Дженнифер вгляделась в надпись.

— Сенат сесет ноб эс рука, — воскликнула она, или что-то похожее на это. Мы уставились на нее.

— «Будь прокляты эти камни!»

Глава восьмая Разъярённый вепрь

Что касается работы, обслуга в семье Бирнов попадает примерно в ту же категорию — особенно если учесть возможность преспокойно уволиться в любое время, — как скрипач с «Титаника», чем и воспользовалась Дейрдре Флад. Когда я догнала ее, Дейрдре направлялась к автобусной остановке в Дингле, чтобы доехать оттуда до железнодорожной станции в Трали, а оттуда куда угодно. У нее были большой, старый чемодан и что-то похожее на коробку для шляпы.

Когда я предложила подвезти Дейрдре в город, она сперва отказывалась, однако тяжесть ноши и далекий путь заставили ее согласиться. После похорон Майкла прошло несколько дней, и Дейрдре уезжала.

— Я предупредила их об уходе, — сказала она, когда мы тронулись, глядя вперед и крепко держа шляпную коробку на коленях. — В завещании не сказано, что я должна работать там вечно. Я спрашивала этих адвокатов, мистера Маккафферти и мистера Макглинна, они сказали, что я могу уйти, когда захочу. Я использую свои выходные как предупреждение, — вызывающе сказала она. — Они не могут сказать, что ухожу внезапно, но я больше ни дня не останусь под этой крышей. Кухарка тоже ушла. Им придется самим заботиться о себе.

Я с удовольствием представила себе на минуту Маргарет Бирн, в черном костюме от Шанель и в туфлях из змеиной кожи, пытающейся вскипятить чайник.

— Не осуждаю вас, — сказала я. — Мне бы тоже хотелось уехать. Но как быть с полицией? Там знают, что вы уезжаете? Расследование еще не закончено.

Слово «убийства» я не стала произносить. Вид у Дейрдре был какой-то робкий, я не была уверена, что она подумала об этом.

— Я сказала бан гарде Миног, — ответила она. — Бан гарда знает, где меня найти.

— Дейрдре, когда отходит ваш автобус? — спросила я, когда мы въехали в город.

— В двадцать минут пятого.

— Впереди еще больше часа. Может, оставим ваши вещи в машине и выпьем где-нибудь чаю?

Дейрдре заколебалась. Ей явно действовали на нервы все люди, как-то связанные с семейством Бирнов.

— Думаю, будет не вредно, — ответила она наконец. — Дальше по этой улице есть отличная чайная.

* * *

Заведение было очаровательным — чайная по одну сторону от парадной двери, пивная по другую. В чайной на столиках были скатерти из ирландского полотна, фарфор с красивыми зелеными и кремовыми узорами, ложечки из настоящего серебра с выступом на ручке. Стены украшали красивые акварели с видами здешних мест и гавани. Приятного вида женщина с мальчиком, видимо сыном, споро разносили большие чайники и тарелки с булочками, джемом и густыми сливками. Чай был превосходным, и все было слишком уж английским, хотя скажи я это в ирландском городе, меня, наверно, убили бы. Мы сели за столик возле окна, откуда сквозь тюлевые занавески можно было наблюдать за жизнью на улице.

— Дейрдре, — сказала я, налив молока ей в чашку и старательно намазав себе маслом булочку. — Несколько дней назад, когда мы с Алексом были во «Втором шансе», вы любезно предупредили нас, чтобы мы держались подальше от этого места.

Я подождала несколько секунд, но она словно бы не слышала. Дейрдре была очень педантичной. Старалась, чтобы масло полностью покрывало поверхность булочки.

— Знаю, что они не особенно приятные люди, но о чем вы хотели нас предупредить? — продолжала я.

— Именно о том, что они не особенно приятные люди.

— Дейрдре, но вы сказали, что это место проклято. Это уже совсем другое дело.

Она не ответила.

— Прошу вас, — заговорила я. — Алекс Стюарт мой очень близкий друг. Он, хотя ничего не ожидал от Эмина Бирна, получил Коттедж Розы. А теперь погиб Джон Херлихи, вслед за ним Майкл, и если Алексу грозит опасность, мне нужно знать, какая.

— Толком не знаю, — неохотно ответила Дейрдре. — Кажется, что-то случилось давно, еще до того, как я стала там работать.

— Как давно?

— Лет пять назад, — ответила она. — После того, как уволилась последняя служанка.

— Как думаете, что там случилось?

— Что-то дурное. Кажется, кто-то умер, и с тех пор это место проклято. Вам, как я и советовала, лучше держаться от него подальше.

— Дейрдре, кто может об этом знать? Работал там кто-нибудь, кто может помнить? Вы упомянули кухарку, другую служанку.

— Кухарки долго там не держатся, — фыркнула Дейрдре. — Они вечно недовольны! Миссис О'Ши проработала там год с небольшим. Дольше нее никто там не продержался.

— Дейрдре, но вы проработали там пять лет. Почему?

— Нуждалась в деньгах, почему же еще? Китти, служанка, что была до меня, оставалась там очень долгое время. И что бы ни говорили, мистер Бирн был неплохим хозяином. В нем всегда ощущалась какая-то печаль, но он был щедрым, давал мне дополнительную плату на Рождество и день рождения, но велел не говорить этой особе, миссис Бирн. К Джону тоже хорошо относился. Джон целую вечность работал там. Они иногда выпивали вместе, когда остальные ложились спать.

— А где теперь Китти? — спросила я.

— Не знаю, — ответила Дейрдре. — Больше я ее не видела.

— А Майкл? Он хорошо ладил с мистером Бирном?

— Майкл. — Голос ее дрогнул, и она немного помолчала. — Да, Майкл и мистер Бирн тоже ладили. Когда он был сильно болен, умирал, то любил смотреть, как Майкл работает в саду. Знаете, Майкл был влюблен в Брету. Может, вы заметили. Ему не удавалось этого скрыть. Он очень расстроился, когда она ушла. Тогда Брета была стройненькой, совсем не толстой и очень красивой. Она скверно выглядела на похоронах. Очень скверно. Майкл оставался, потому что хорошо относился к мистеру Бирну и ждал Брету, надеялся, что она вернется. Как думаете, она оправится? Она выглядела на похоронах слегка странно.

— Вы знаете, почему она ушла?

— Из-за молодого человека. Брета встречалась с кем-то в городе, а отцу это не нравилось. У них вышла жуткая ссора, мистер Бирн кричал, и Брета орала. Жуть. Брета ушла и не захотела возвращаться. Я слышала, она недавно порвала со своим молодым человеком, но в дом не вернулась.

— Не знаете, кто этот молодой человек?

— Падди Гилхули, — ответила Дейрдре. — Странно, это имя вспоминается снова и снова. Эмину Бирну он, видимо, достаточно нравился, чтобы подарить ему лодку, но недостаточно, чтобы позволить встречаться со своей дочерью.

— Видели вы Майкла в тот вечер? Когда он…

Увидев ее пораженное лицо, я не договорила.

— Нет, — ответила она. — Как я могла его видеть? Он ушел на ночь. Жил он в доме для работников. Я жила в большом доме, — добавила она. — На верхнем этаже. Уютное местечко. Мне его отвел мистер Бирн.

— Может, он зачем-то вернулся в дом. Его нашли в саду, ближе к большому дому, чем к коттеджу для работников, и я решила, что он, должно быть, вернулся.

Конечно, вернулся, подумала я. Майкл обещал Брете сходить за Вигсом, а он был человеком слова.

— Вот не знаю, — сказала Дейрдре.

— Как думаете, был у него ключ от дома? То есть мог он войти, не будя никого?

— Должно быть, — ответила она. — У всех работников были ключи. Только не от парадной двери, а от черного хода сзади. Но к чему вы клоните?

— Ни к чему, — ответила я. — Просто я видела Майкла в пивной перед его смертью, и у меня создалось впечатление, что он собирался пойти в дом.

Дейрдре взглянула на часики.

— Мне пора, — сказала она.

— Я провожу вас к машине, чтобы вы взяли вещи. Куда вы едете? Вам есть где остановиться?

Она взглянула на меня с подозрением.

— Не волнуйтесь, Дейрдре, — сказала я, — следить за вами я не собираюсь, и отвечать на вопросы вы не обязаны. Я просто хочу знать, что у вас все будет в порядке.

— Поживу у племянника в Дублине, пока не найду нового места, — ответила наконец она. — Не пропаду.

— Уверена, что у вас все будет замечательно, — утешающе сказала я. Дейрдре была довольно-таки раздражительной, а мне хотелось узнать еще кое-что. — Дочери с мужьями — они все живут в большом доме?

— Этне и мистер Макхью в доме. Фионуала и мистер О'Коннор тоже жили там — места в доме много, — но рассорились с остальными членами семьи, во всяком случае, мистер Макхью и мистер О'Коннор как будто не ладят, и они перебрались в дом поменьше, тоже на территории имения, но дальше по дороге, вблизи от дома для работников. Фионуала живет там и сейчас. Мистер О'Коннор, я слышала, снимает в городе квартиру, — сказала она и потянулась к сумочке.

— Дейрдре, пусть чай будет моим угощением, — сказала я, показав, чтобы она убрала кошелек. — Не знаете, из-за чего рассорилась семья?

Дейрдре пожала плечами.

— Не слышала. Видимо, из-за денег и бизнеса. Мистер Макхью и мистер О'Коннор совместно управляли «Бирн Энтерпрайзис», когда мистер Эмин Бирн болел, и не особенно ладили. Когда во главе стоял мистер Бирн, все было хорошо: он заставлял их работать вместе, но потом…

Она не договорила.

— А Конал и Фионуала? Что случилось у них?

— Думаю, обычное дело, — осуждающе ответила Дейрдре. — Она всегда поглядывала на сторону, а он пил. В результате бездельничал. Алкоголь, знаете ли, ирландское проклятье. Навлекли его на нас англичане.

Я заметила, что англичан винили здесь очень во многом. Доставая бумажник, чтобы оплатить счет, я взглянула в сторону бара. Выглядел он хорошо, синие стены были оклеены аккуратно обрамленными старыми плакатами, рекламирующими различные сорта пива. Один гласил: «Темный эль из Ньюкасла!». «Каридж!» — провозглашал другой. Здесь явно пили английское пиво, несмотря на свое отношение к англичанам.

Я оглядела рекламу английского пива, потом взяла ложечку и увидела изображение на ручке. Это был дикий кабан свирепого вида с двумя скрещенными костями в пасти.

— Дейрдре, как называется это заведение?

— Пивная или чайная? — ответила она. — Это чайная Бригид. Вот она, — Дейрдре указала на женщину, которая подала нам чай и теперь сидела за кассой. — А пивная называется «Кабанья голова».

— Одну минутку, — сказала я. Достала из сумочки листок бумаги и написала записку. Отдала Бригид ее и деньги. Бригид взглянула на записку, потом на меня.

— Пойдемте со мной, — сказала она наконец. Взяла поднос с чаем и стала подниматься по лестнице на второй этаж. Очевидно, она жила там вместе с семьей. В большом кресле перед телевизором сидела старуха. Когда мы вошли, она с подозрительностью оглядела меня.

— Все хорошо? — ворчливо спросила она у Бригид.

— Замечательно, мама. Вот твой чай. Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо, насколько этого можно ожидать в моем возрасте. Это земляничное варенье? — сказала старуха, коснувшись его ложечкой. И, очевидно удовлетворенная, повернулась ко мне. Она была очень хрупкой, руки ее были почти прозрачными, с голубыми венами, волосы совершенно седыми. Несмотря на тепло в комнате, казавшееся мне чрезмерным, она куталась в одеяло и казалась совсем маленькой в своем большом кресле. Но глаза у нее были ясными, и у меня создалось впечатление, что она очень проницательна.

— Кто вы? — спросила она.

— Меня зовут Лара.

— Мама, она пришла за указанием Эмина, — сказала Бригид. — У нее есть пароль, «Разъяренный вепрь».

— Вы не здешняя. Откуда узнали об этом? — недоверчиво спросила старуха.

— Мой друг получил кое-что от Эмина Бирна по завещанию.

— Кто ваш друг и что он получил?

— Его зовут Алекс Стюарт, Бирн завещал ему Коттедж Розы.

Старуха с удивлением пристально посмотрела на меня.

— Тогда он, должно быть, особый друг Эмина.

— В определенном смысле да, — согласилась я. — Алекс много лет назад спас ему жизнь.

Старуха кивнула.

— Эмин был замечательным человеком, что бы о нем ни говорили. Был очень добр к нам. В том, что случилось, его вины нет.

— А что случилось? — спросила я, но тут Бригид вернулась из другой комнаты и протянула мне листок бумаги.

— Мама, хватит сплетен. Не обращайте на нее внимания, — сказала она, провожая меня до двери.

Мне очень хотелось еще порасспрашивать, но было ясно, что если здесь существуют секреты, а, судя по намекам, они существовали, люди не собирались ими делиться, во всяком случае, со мной.

* * *

Я пошла с Дейрдре к машине, достала ее чемодан и ждала вместе с ней, пока не подошел автобус. Собираясь подняться в салон, она обернулась и протянула мне шляпную коробку:

— Для Бреты, когда она будет готова.

Когда она встала на ступеньку, у меня возник еще вопрос.

— Не знаете, кто теперь получит деньги Майкла и Джона?

Дейрдре остановилась в недоумении.

— Вот это вопрос. Не помню. Я очень обрадовалась, что получила кое-что, поэтому дальше почти не слушала. — Пожала плечами и стала подниматься. — Вряд ли я.

Когда автобус отъехал, я открыла коробку. Там Вигс с удовольствием жевал лист салата.

— Что мне с тобой делать? — спросила я его. Самым простым было отдать черепаху Брете, как просила Дейрдре. Но тут возникали две проблемы. Во-первых, я не была уверена, что это наилучшая мысль. Майкл вернулся во «Второй шанс» забрать Вигса по просьбе Бреты, и хотя ни его, ни ее нельзя было винить в случившемся, вид черепахи мог ее расстроить. Во-вторых, я не знала, где она. Шейла, хозяйка гостиницы, сказала, что Брета ищет работу и дешевое жилье, отказываясь даже в этих обстоятельствах вернуться домой.

Совершенно случайно, или так мне тогда казалось, я увидела Брету в небольшой столовой и подошла к ней, держа в руке коробку с Вигсом.

— Можно подсесть на минутку? — спросила я. Через несколько секунд она кивнула, я села напротив нее и заказала кофе.

Брета продолжала есть, совершенно не обращая на меня внимания. Она явно ела за двоих, перед ней стояла большая тарелка с рыбой и чипсами, рядом с тарелкой лежал хлеб и стоял большой стакан кока-колы.

— Брета, я очень сожалею о случившемся, — сказала я. — Майкл был замечательным молодым человеком. Все это просто ужасно.

Брета сосредоточилась на еде. Можно сказать, она не столько ела, сколько заталкивала еду в рот. Почти не жевала. Я подумала, что она поглощает еду, чтобы заглушить мучительные чувства, гнев и горе, сознает она это или нет.

— Брета, — продолжала я, хотя при виде того, как быстро она уминает всю эту жирную пищу, ощутила легкую тошноту. — Я с большой тревогой думала о случившемся и, как ни эгоистично это звучит, о том, что это может означать для Алекса. Боюсь, что получение наследства может быть очень опасно для всех. Уверена, вашему отцу не приходило в голову, что могут произойти такие ужасные вещи…

— Я ненавижу его, — злобно сказала Брета. — Ненавижу!

— Но, может быть, находка сокровища положит этому конец, — продолжала я, сделав небольшую паузу после этой вспышки. — Мы — Алекс, я и еще несколько друзей — уже нашли несколько указаний. Они у меня в гостинице. Я уверена, что если взглянете на них, то сможете помочь нам. Вы так много знаете о кельтской истории и…

— Нет! — воскликнула она. — Ни за что. Я никогда не прощу отца за это. Моя жизнь… загублена.

Она как будто бы собиралась заплакать, потом затолкала в рот еще чипсов.

— Брета, но вам нужны деньги, — возразила я. — Прошу вас…

Я коснулась ее руки. Брета отдернула руку.

— Оставьте меня, — сказала она, поднимаясь со стула. — Уезжайте. Это все ваша вина. Зачем только вы приехали?

Брета чуть ли не бегом подошла к кассирше, затем вышла. Уязвленная, я не пыталась ее задержать. Просидев несколько минут, я взяла Вигса и понесла в гостиницу; трое детей Шейлы и Идана встретили его восторженно, сама Шейла безропотно. Затем я пошла в бар и заказала выпивку: на сей раз не легкое вино, а ирландское виски со льдом.

* * *

Было мучительно думать, что Брета винит меня в случившемся. Я сказала себе, что нелепо чувствовать себя виновной во всем, однако меня не оставляла мысль, что, может быть, совершенно невольно я сделала что-то, повлекшее за собой эту цепь событий. Но в таком случае я должна была сделать что-то, чтобы привести все в порядок. Только что? Я понимала, что не все разделяли мой энтузиазм относительно поиска сокровища, но не представляла, что еще делать. Поскольку время от времени появлялись зловещие намеки о прошлом Бирна, логичнее всего было начинать с поисков сокровища. В последние несколько дней я многое слышала о Бирне, и в этом баре, и в городе. По словам Дейрдре, он бы не самым популярным человеком в городе, но им как будто сдержанно восхищались за деловую хватку. Похоже, он держался особняком, не был завсегдатаем баров, как многие в городе. И местные жители все еще считали его новоселом, хотя он приехал в Дингл только что женившись, много лет назад. Но не было ничего такого, что соответствовало бы мнению Дейрдре о проклятии. Чем больше я об этом думала, тем больше она казалась мне суеверной, необразованной женщиной, и тем более вероятным ответом на вопрос, почему Майкл был убит, представлялось сокровище: как-никак, в его мертвой руке было зажато одно из указаний. В конце концов я пообещала себе, что буду держать глаза и уши открытыми, дабы побольше узнать о Бирне, но сосредоточусь на поисках сокровища, хотя было ясно, что искать его придется без помощи Бреты.

В этом смысле дела у нас шли не так уж плохо даже без нее. Первые указания оказалось найти легче всего, все они находились неподалеку от «Второго шанса». Сперва указания Алекса и Майкла, потом относительно красоты деревца, обнаруженное, пусть и часть его, в мертвой руке Майкла.

Я предположила, что одно из указаний находится в саду, возможно в сарае для инструментов. Однако когда вошла туда, обнаружила, что там уже кто-то вел поиски. По крайней мере, я сочла, что это единственно возможный вывод, так как не верилось, что Майкл, старательно ухаживавший за садом, оставил бы в своем владении такой кавардак: повсюду валялись садовые инструменты, разбитые горшки, пол и верстак были усыпаны землей.

Я боялась, что указание для нас утеряно, но Роб, сам того не подозревая, спас положение. Войдя в вестибюль гостиницы, он остановился полюбоваться вазой с розами, сказав при этом: «Самые красивые из цветов, так ведь?» — и я через несколько минут поехала в Коттедж Розы. Дала небольшой крюк, потому что не хотела ехать по земле Бирнов, и свернула к коттеджу с шоссе. Царапины от диких кустов и камней того стоили, i быстро нашла указание, засунутое за дверной косяк.

Следующее указание увело нас дальше, и найти его оказалось немного труднее. Дингл — полуостров длиной всего около тридцати миль, его часто называют выдающимся в море пальцем, крайней западной точкой Ирландии. Для меня это не торчащий палец руки, а первобытное существо; горы — это его хребет, волнистый торс, который уходит в море, так что виден только самый верх — острова Бласкет, а голова погружена в глубину. В действительности здесь четыре горных района: Слиаб Мис, в том месте, где палец соединяется с рукой, горы Страдбалли, гора Брендон на северной стороне и гора Игл на юго-западе. Между ними находятся поразительно красивые, но разрозненные долины, скалистые ущелья и захватывающие дух виды. Дороги через горные перевалы поднимаются по крутым склонам, потом стремительно уходят к морю, где расположены десятки городков и сотни древних исторических мест. То есть поле для поисков было обширное.

Тем не менее, мы делали успехи. Не скажу, что прочесывали местность с военной тщательностью, но пока Роб помогал ирландским полицейским в рае-следовании убийства — по крайней мере, он именовал это так, — мы с текстом стихотворения Авархина, который Алекс отыскал в местной библиотеке, и Малахи с Кевином, превосходно знающими этот район, отправились искать остальные указания.

Кевин, оказавшийся мастером в этом деле, разобрался с соколом над утесом.

— Должно быть, это гора Игл,[19] — сказал он. — Сокол, хищная птица — орел. Утес — гора. Не точно, но где еще это может быть?

* * *

Гора Игл оказалась довольно большой, спускающейся к краю моря возле Сли Хед. Кевин возглавил нашу разношерстную компанию в занимательных поисках по холмам. Мы перелезали через каменные ограды, обходили овец, тащились по грязи, останавливаясь всякий раз, когда обнаруживали остатки какого-нибудь древнего сооружения. Местность была усеяна руинами крохотных, похожих на ульи хижин, где много веков назад люди не столько жили, сколько укрывались, Малахи называл их клоханами. Многие представляли собой лишь груды камней, но некоторые все еще стояли маленькими шедеврами строительства: старательно уложенные без раствора камни прилегали друг к другу и образовывали домики, выдержавшие столетия ненастий и вторжений.

— Эмин Бирн любил древние места, — сказал Кевин, оглядывая нас, — поэтому, думаю, нужно их осмотреть.

Мы осматривали все, что могли, влезали в низкие дверные проемы и искали на стенах какие-нибудь признаки указания. Не находили ничего, но Малахи не сдавался. В конце концов мы наткнулись на остатки древнего каменного форта прямо посреди поля. Там обнаружили между камнями завернутый в пластик маленький бумажный свиток. Малахи и Кевин пришли в восторг.

Дженнифер тоже была хорошей помощницей. Она сразу же поняла, что огамическое письмо читается справа налево и снизу вверх, тем самым сберегла нам много времени. Кто бы мог подумать, что уроки творческого мышления и раздражающее старание произносить слова задом наперед найдут такое практическое применение?

Одно из указаний Дженнифер нашла сама. Во время уроков хождения под парусами за пределами бухты она увидела магазин компакт-дисков, называвшийся «Музыка моря». И как только оказалась на суше, поднялась по пожарной лестнице к вывеске и обнаружила указание, приклеенное изнутри скотчем.

Найденное в «Кабаньей голове» указание вызывало у меня легкое беспокойство. Указания получили семь человек: Алекс, Майкл, Маргарет, Этне, Фионуала; Брета и Падриг Гилхули. Данное указание представляло собой восьмую строку стихотворения. То ли это означало, что не каждая строка ведет к указанию, — и поскольку мы располагали не всеми, то не знали этого, — то ли что нам нужно искать их в каждой строке.

Еще до находки указания в «Кабаньей голове» у нас не хватало тех, которые связаны с оленем в бою с семерыми и солнечным лучом. Трудно было понять, продолжать ли поиски или предположить, что кто-то нашел их раньше нас. Помимо беспорядка в сарае с инструментами и нашей небольшой ссоры с Коналом О'Коннором ничто не говорило, что указания ищет кто-то еще. Может, Маргарет Бирн была искренней, говоря, что члены семьи не станут принимать участия в поисках, и Конал был единственным отступником. Однако я почему-то сомневалась в этом. Они показали себя совершенно беспощадными в том, что касалось наследования Алексом Коттеджа Розы, чем мне еще предстояло заняться.

* * *

Нужно продолжать поиски, подумала я, оглядывая бар. Взгляд мой остановился на картине над камином, там была изображена сцена, которую я нашла отвратительной, несмотря на мастерство художника. Оленя с утыканной стрелами мордой атаковала свора гончих. Олень в бою с семерыми, прошептала я, считая собак. Разумеется, их было семь. Прямо у меня под носом.

Взяв свой стакан, я неспешно подошла к камину небрежной, как надеялась, походкой, и несколько минут постояла со стаканом в руке спиной к огню, в самой ирландской позе. Поскольку Идан развлекал людей у стойки своими рассказами, и все глаза были, как будто, устремлены на него, я приподняла нижний угол картины и бросила быстрый взгляд на ее оборотную сторону. Указание было там, во всяком случае, до того, как я туда заглянула. Оставался лишь уголок листка, все еще приклеенный скотчем. Я быстро его вытащила. Потом сопоставлю его со списком уже найденных указаний, но сомнений в том, что кто-то еще ищет сокровище, несмотря на заверения в обратном, почти не осталось. Вопрос заключался в том, кто и насколько опасны он или они.

Я подошла к стойке, чтобы достать из сейфа так называемый сводный список, внесла в него указание из «Кабаньей головы», потом какое-то время перечитывала его. Взяла новый лист бумаги, провела посередине вертикальную черту, пометила одну сторону — «Песнь Авархина», другую — «Огамические указания» и посмотрела на то, чем мы располагали.



Все это сильно озадачивало. Огамические указания как будто не имели ничего общего со строками стихотворения, кроме того, что строки вели к их находке. Могла тут быть какая-то прямая связь? Я не знала. Казалось возможным, что первое указание ведет к определенному месту. А остальные? Белое Алму к красному Медб представлялось мне похожим на настольную игру, Белая королева или еще что-то к чему-то красному. Я полагала, что Медб не гарда Медб Миног, тем более что не было никаких оснований считать так. Медб, я знала, была древней кельтской королевой.

Три огамических указания были построены по образцу «что-то-к-чему-то» — может быть, тоже обозначали направления, — только я не знала, что это за вещи и где они. Камни были большими, ничего не скажешь. Эти указания раздражали меня: либо это были недоступные места, либо их придумал человек, считавший, что знает гораздо больше, чем мы. Мне казалось, что покойник дурачит меня. Однако я нехотя признавала, что обстоятельства были бы иными, если бы мы и семья Бирнов действовали вместе, тогда задача могла бы оказаться легкой. Но кто был виноват, что они отказывались?

Будь проклят Эмин Бирн, ожесточенно подумала я, и это вернуло меня к словам Дейрдре и намекам остальных о чем-то неладном в прошлом, про которое никто не хотел мне говорить. Эта скрытность была мне понятна. В самом деле, с какой стати говорить совершенно чужой, приехавшей из другой страны женщине о своих неприглядных тайнах? Как-никак это Дингл, уединенное, сравнительно отдаленное место со своими обычаями. Мне казалось, что даже в Ирландии в нем видят нечто чуждое: говорящую по-гэльски часть страны, анахронизм в слишком уж современном мире. Но все-таки было досадно. Я решила, что, пожалуй, идти к цели нужно разными путями. Малахи, Кевин и Дженнифер будут искать остальные указания. Алекса отправлю в местную библиотеку или куда-нибудь еще за уточнением названий мест в огамических указаниях. Сама же я решила немного покопаться в прошлом Эмина Бирна. В конце концов, время у нас было. Уехать, пока расследование убийства шло своим неспешным ходом, мы не могли. В настоящее время ждали возможной эксгумации тела Джона Херлихи для проверки, нет ли и в его организме яда. Что он там окажется, я не сомневалась ни на минуту.

Роб, подумала я, будет очень рад оставаться здесь бесконечно. Он ухитрился убедить свое начальство в Торонто прикомандировать его на время в распоряжение местной полиции. По его словам, это было удачей, так как, пока он здесь, ему будут платить. Я подумала, что он считает это удачей совсем по другой причине, но ничего не сказала. Дженнифер радовалась возможности побыть здесь подольше. Хотя Роб поначалу противился тому, что она берет уроки хождения под парусами у Падрига Гилхули, видя в нем подозреваемого, я убедила его несколько смягчиться, не было никаких причин впутывать сюда этого человека. Несколько приятелей Падди засвидетельствовали его присутствие в их излюбленном баре в тот день, когда зачитывали завещание, и в тот вечер, когда погиб Майкл. Домовладелица — у Падрига была квартира в городе — утверждала, что он вернулся вскоре после закрытия питейных заведений и не выходил до утра.

Так или иначе, Дженнифер очень нравилось ходить под парусом, у нее появились друзья в городе, и она прямо-таки расцвела, стала совсем не той застенчивой и довольно-таки незрелой девчонкой, с которой я сюда прилетела. Алекс оставался таким, как всегда.

Единственной проблемой для меня был магазин, и я начинала о нем тревожиться. Сара как будто не особенно обеспокоилась, услышав, что мое возвращение откладывается, сказала, что ей очень помогает Клайв. Это развитие событий взволновало меня. Я задалась вопросом, что, собственно, на уме у Клайва, этой крысы. Решила подняться к себе в комнату и, пока нет остальных, позвонить своей подруге и новой спутнице жизни Клайва Мойре, попросить ее оценить положение, не упоминая о своем беспокойстве. У подножия лестницы я заколебалась, потом повернулась, чтобы положить сводный список в сейф и сдать портье ключ. Казалось несколько глупым носить при себе наличность и кредитные карточки, но прятать под запор лист бумаги — однако с самого начала я решила, что лучше поосторожничать, чем потом кусать локти.

* * *

И правильно сделала. Я открыла дверь в комнату, которую занимала вместе с Дженнифер, и у меня отвисла челюсть. Если требовалось доказательство того, что не только мы ищем сокровище, то я его получила. В комнате царил хаос. Ее тщательно обыскивали. Матрацы были сняты и приставлены к стене, смятый ковер валялся в углу; выдвижные ящики были открыты, все их содержимое вывалено; наши чемоданы были сняты с полки в шкафу, открыты и так брошены. Обыскали даже ванную. Казалось, в моей косметической сумочке открывали все отделения.

Опять Конал, подумала я, или, хуже того, Брета? Очень не хотелось так думать, но в тот день я сказала ей, что у нас в гостинице есть несколько указаний. В пиковое время в баре жилая часть оставалась почти без присмотра. Парадная дверь в гостиницу была заперта, но тому, кто знал расположение помещений, было просто пройти через кухню или через вход возле бара. Я дала Брете много времени, пока хандрила в баре, зализывая раны после ее обвинений.

Потрясенная, я стояла, глядя на беспорядок. В конце концов услышала шаги вверх по лестнице и два знакомых голоса.

— Это мои деньги, — говорила Дженнифер. — Ты сам сказал так. Сказал, что могу распоряжаться ими, как хочу.

— Нет, моей дочери… — начал было Роб, тут они вышли из-за угла и замерли перед открытой дверью. Дженнифер ахнула.

Мне в голову разом пришли две мысли. Одна — что Роб старый дурак в том, что касается Дженнифер, и нужно ему об этом сказать. Другая — что мне пора пошире ознакомиться с Ирландией.

С минуту мы молча стояли у двери.

— Тепрет ен угом, адгок икнодоп тюагорт иом ищев, — сказала наконец Дженнифер.

— Я ежот, — согласилась я.

Глава девятая Лосось в заводи

Увидев меня, Дейрдре едва не выронила чайный поднос. Было 6 очень жаль, если б его содержимое упало на антикварный обюссонский ковер.[20] Думаю, при одержимости подобными вещами ее нового нанимателя она могла бы из-за этого лишиться работы.

Хотя в Ирландии не любят об этом говорить, одно время Дублин являлся вторым городом Британской империи, соперничал с Лондоном и подчас превосходил его великолепием и бросающимся в глаза богатством. В Лондоне Темза, в Дублине Лиффи, оба города пользовались приморским положением, чтобы вести оживленную торговлю с самыми отдаленными частями империи, из Дублина шел поток искусных изделий из серебра, фарфора, стекла и тканей для украшения величественных английских домов за Ирландским морем.

Помимо горестных воспоминаний о репрессиях и религиозном насилии, от того периода в Дублине остались впечатляющие памятники — широкие проспекты, арочные мосты и такие архитектурные сокровища, как Фор Кортс, центр ирландской судебной системы с 1796 года, таможня с изящными аркадами, колоннами и парящим куполом, а также замечательные районы, такие как Сент-Стивенс Грин, прекрасная площадь со зданиями георгианской архитектуры вокруг небольшого красивого парка, на этой площади находится юридическая фирма «Маккафферти и Макглинн».

Видимо, Дейрдре Флад считала Дублин достаточно отдаленным местом, где она больше не увидит никого, связанного со «Вторым шансом», но на самом деле туда всего несколько часов езды поездом от Трали.

Дженнифер несколько раз говорила, что хотела бы повидать Дублин, и я без труда уговорила Роба позволить мне взять ее с собой на два дня посмотреть достопримечательности. Добиться его разрешения удалось легко по ряду причин, из них не последней была та, что мы действовали друг другу на нервы. Очевидно, дочери Роба нельзя было стричь волосы, покупать темную губную помаду, черную одежду — колготки, свитер, короткую юбку и — о ужас — вставлять в нос украшение из горного хрусталя. Роб не слушал моих слов, что почти каждая девушка возраста Дженнифер делает что-то подобное, поэтому я в лицо назвала его старым дураком, как и собиралась, если он не станет внимать разумным доводам, и это заявление, справедливое, на мой взгляд, пробудило у него не совсем добрые чувства. Поэтому увеличить расстояние между нами на некоторое время казалось удачной мыслью.

Второй причиной было то, что не особенно умный обыск в нашей комнате расстроил нас, хотя, честно говоря, то, что в моих вещах рылся какой-то подонок, расстроило меня больше, чем Дженнифер. Ее успокоили новая комната и выстиранная одежда, об этом немедленно позаботились Идан с Шейлой, расстроенные даже больше, чем мы. Однако я тайком отправилась в прачечную самообслуживания, чтобы выстирать все еще раз. Увеличить расстояние между собой и тем, кто устроил разгром в нашей комнате, тоже представлялось неплохой мыслью.

Подозреваю, Роб тоже счел эту поездку превосходным способом оторвать меня от поисков фамильного сокровища Бирнов и, особенно, от расследования убийства, а свою дочь от уроков хождения под парусом у Падрига Гилхули. Поэтому он был бы разочарован, узнав, что я поехала в Дублин, дабы нанести визит Маккафферти и Макглинну, Твидлдуму и Твидлди, и что, оставив Дженнифер у ворот Тринити-колледжа для двухчасовой прогулки по историческому Дублину, я направилась прямо туда.

Эмин Бирн сказал, что эти два адвоката, или крючкотвора, как он назвал их, так привыкли к роскоши на Сент-Стивенс Грин, что не могли отказать ему ни в какой просьбе, и я увидела, что прийти к такому выводу было нетрудно.

Контора их находилась в одном из особняков прямо в центре города. Фасад особняка был совершенно георгианским, белым, с ярко-красной дверью, с двумя колоннами по бокам и превосходным веерообразным окном над ней. Подобные особняки со слегка разнящимися входами тянулись по всей площади: двери были окрашены во все мыслимые цвета — черный, желтый, розовый, лиловый, одни с похожими веерообразными окнами над ними, другие — с боковыми. Бронзовый дверной молоток на двери был под стать скромной табличке с надписью «Ч.Б. Маккафферти и Р. А. Макглинн, адвокаты».

Дверь открывалась в вестибюль с черно-белой мраморной мозаикой на полу, черными урнами и белыми стенами, с красивой лепниной в стиле рококо на потолке. Один угол занимал бюст, похожий на римский, — возможно, Цезаря. Казалось, что входишь в особняк богатого ирландца в середине восемнадцатого века, единственной дисгармонирующей чертой были компьютер и телефон в приемной секретарши. Было ясно, что Маккафферти и Макглинн весьма преуспевают.

Прямо передо мной находилась лестница. Это почему-то напомнило мне, что некогда при королевских дворах Англии и Европы достоинство человека определялось комнатой, в которой его принимали. Чем ближе человек приближался к личным покоям монарха, тем значительней он был. Мне стало любопытно, поднимусь ли я по этой лестнице.

Поднялась я лишь на второй из четырех этажей, если только правильно сосчитала этажи, войдя с улицы. Нельзя сказать, что мое продвижение было легким. Я решила устроить внезапную атаку и вошла вооруженной только письмом Алекса, адресат указан не был.

* * *

— Понимаю, с моей стороны это слишком бесцеремонно, — сказала я секретарше, молодой женщине с превосходными ногтями, над которыми она, видимо, трудилась почти весь день. — Уверена, что мистер Маккафферти и мистер Макглинн чрезвычайно заняты, но я оказалась в Дублине совершенно неожиданно, вскоре должна вернуться в Канаду, и зашла поинтересоваться, есть ли какая-то возможность поговорить несколько минут с кем-нибудь из них. У меня несколько вопросов относительно наследства мистера Алекса Стюарта из недвижимости Эмина Бирна.

Я надеялась, это прозвучало достаточно покаянно за столь серьезное нарушение юридического этикета.

До слов «Эмина Бирна» секретарша относилась ко мне со значительно меньшим интересом, чем к собственным ногтям, но, видимо, эти слова были волшебными.

— Мистер Макглинн и мистер Маккафферти заняты с клиентом, — сказала она, манерно произнося гласные звуки, над чем, видимо, тоже усердно потрудилась. — Когда освободятся, не знаю.

— Я подожду, — сказала я, усаживаясь в превосходное кресло в углу комнаты. Секретарша несколько секунд глядела на меня, потом нехотя подняла телефонную трубку. Последовал один из тех разговоров, когда секретарша делает вид, будто разговаривает с помощником, хотя на самом деле говорит с одним из адвокатов.

— Здесь некая мисс Макклинток из Канады, хочет поговорить с мистером Маккафферти или мистером Макглинном о недвижимости мистера Бирна. — Пауза. — Нет, без назначения. — Снова пауза. — Да, — сказала она. И обратилась ко мне, положив трубку: — Один из адвокатов постарается найти для вас время между назначенными приемами. Можете подождать наверху. Возможно, захотите взглянуть на это, — и протянула отпечатанную карточку, где перечислялись гонорары Маккафферти и Макглинна за различные услуги. Цены, говоря одним словом, были поразительными.

Миновав это первое препятствие, я поднялась в библиотеку, красивую комнату на втором этаже, с голубыми стенами, судя по виду, очищенными до изначального слоя краски, всю уставленную томами юридической литературы. Главным украшением комнаты был мраморный камин с двумя резными бараньими головами по обе стороны каминной доски, над ним красовалась напоминающая итальянскую пейзажная фреска, датируемая, видимо, началом или серединой восемнадцатого века. На стенах по сторонам камина были гипсовые пластины с изображением Фемиды, у богини были ниспадающие одеяния, повязка на глазах и застывшие в равновесии весы.

Посреди комнаты стоял большой стол под любопытной люстрой с голубыми, под цвет стен, стеклами. Я решила, что здесь, судя по громоздящимся на столе томам, адвокаты или их помощники вели изыскания, восседая в резных, замысловато украшенных креслах, стиль которых иногда называют китайским чиппендейлом.[21] На стенах висели гравюры с портретами, в комнате было еще несколько красивых предметов мебели. Все они были изысканными, выбранными с безупречным, точнее, очень близким к моему, вкусом.

Георгианский[22] период замечателен, подумала я. Некоторые из декоративных деталей были, на мой взгляд, несколько вычурными, однако в общем пропорции были такими приятными, все было таким элегантным, что я была совершенно очарована.

Больше всего мне понравился привлекательно потертый обюссонский ковер. Я люблю старые ковры. Они наводят меня на мысли обо всех ногах, которые по ним ступали, о разговорах над ними, о призраках, обитающих в них до сих пор. Этот ковер был особенно замечательным в этом смысле, там была потертость в том месте, где долгое время стояло что-то тяжелое, и едва заметная дорожка, протоптанная, видимо, при хождении из одной комнаты в другую.

Тот, кто реставрировал и украшал эту комнату, делал это с пристальным вниманием к деталям, с любовью к ирландско-георгианскому стилю и весьма солидным бюджетом. Я могла только представлять, сколько стоило добиться такого результата. Комната была очень впечатляющей и внушающей легкий страх, я решила, что это сделано намеренно. Если расценки гонораров, перечень которых вы получали при входе, вас не отпугивали, то в этой комнате мог происходить отсев всех, кроме очень обеспеченных или таких упрямых, как я. Проведя здесь несколько минут, человек либо будет поражен и готов платить Твидлдуму и Твидлди большие деньги за их несравненные услуги, либо тихо уйдет, решив, что они ему не по карману. Я, разумеется, осталась, надеясь, что для уплаты гонорара не придется вторично закладывать дом или, хуже того, продавать свою долю в магазине «Гринхальг и Макклинток».

Через несколько минут нетерпеливого ожидания, основательно запуганная убранством, я услышала доносящиеся сверху голоса и шаги; очевидно, там был кто-то более значительный, чем я, потом через несколько минут шаги вверх по лестнице, и в комнату вошла Дейрдре с чайным подносом. Мы обе удивились этой встрече.

— Что вы здесь делаете? — выдавила она, поднос закачался, чашки застучали. Я тут же вспомнила о своем обещании в Дингле не следовать за ней в Дублин. Но откуда я могла знать, что она здесь?

— Приехала повидать одного из адвокатов по поводу наследства Алекса Стюарта, — сказала я утешающим тоном и поддержала поднос. — Приятно видеть вас снова. Рада, что вы сразу же нашли работу. Надеюсь, у вас все хорошо.

— Да, спасибо, — ответила Дейрдре, вновь обретя самообладание. — Хотите чашку чая и бисквит?

Она налила чай в две слегка переливчатые чашки кремового цвета, скорее всего, билликские,[23] мне — черный, в другую — с молоком. Через несколько секунд в комнату вошел адвокат.

Я поднялась со стула.

— Мистер…

Кто это? Маккафферти или Макглинн? Твидлдум или Твидлди?

— Мисс Макклинток, я Маккафферти, — сказал он, протягивая руку. — Спасибо, Дейрдре. Можете оставить нас. Чем могу служить? — спросил он, взглянув сперва на меня, потом на часы. В самом деле, слышалось, как тикает какой-то счетчик, или мне это казалось?

Одет он был так же строго, как и в тот день во «Втором шансе», в темный костюм-тройку, белую рубашку с безупречно накрахмаленным воротничком, шелковым галстуком и отложными манжетами, галстук на сей раз был темно-бордовым, с каким-то украшением. Мне стало любопытно, какой галстук у его партнера, — может быть, темно-бордовый с полосками? Однако пахло от него приятно, тонким одеколоном, который напомнил мне о свежих морских бризах, продувающих вересковые поля, и кожаных креслах перед камином, в котором ревет огонь.

Лара, возьми себя в руки, сказала я себе.

— Спасибо, что так быстро приняли меня, — сказала я, пожимая его руку.

— Я рад видеть вас, — любезно ответил он, указал мне на кресло и сел напротив.

Несколько минут разговор шел только о делах. Мы говорили об ирландских налогах, праве собственности иностранцев на недвижимость, праве проезда по земле Бирнов и так далее, обо всем, что Алексу нужно знать. Маккафферти сделал несколько записей дорогой, но изящной авторучкой в маленькой записной книжке с золотым обрезом в кожаной обложке, время от времени давал советы; думая, сколько за них придется платить, я надеялась, что они окажутся полезными для Алекса.

Мне хотелось обсудить довольно щекотливое дело, и я потратила несколько минут, чтобы подойти к нему. В этом отношении Алекс был удивительно пассивным, но я не собиралась сдаваться.

— Семейство Бирнов заявило, что они могут оспорить завещание с целью вернуть себе Коттедж Розы, — сказала я наконец. — Не хочу ставить вас в неприятное положение, — добавила я, — знаю, что вы некоторое время представляли интересы мистера Бирна, но на чьей стороне вы будете в этом вопросе? Если не на нашей, не могли бы порекомендовать другого адвоката? Мы, естественно, не знаем здесь никого.

— Наследники будут предъявлять иск на эту недвижимость, и я, как душеприказчик, буду обязан ее защищать, — ответил Маккафферти. — Мы, разумеется, прибегнем к услугам барристера,[24] чтобы он представлял нас в суде. Однако искренне надеюсь, что до этого не дойдет. Думаю, это было бы очень плачевно. Поэтому да, говоря вашими словами, я буду на вашей стороне.

— Спасибо, — сказала я, поднимаясь из кресла. — Кстати, что будет с деньгами, которые предназначались Джону Херлихи и Майклу Дэвису?

— К сожалению, мистер Стюарт их не получит, — ответил он.

— Я так и предполагала, но кто? — не отставала я.

Как-никак, это был один из вопросов, за ответами на которые я приехала в Дублин.

— Собственно говоря, деньги возвращаются семье и распределяются между ее членами. Это очень сложная формальность, — добавил он, одарив меня взглядом, говорящим: «Не ломайте над этим свою красивую головку». Он явно флиртовал со мной.

Мне хотелось сказать: «Испытайте меня», — но вместо этого я избрала другой подход и начала ответный флирт.

— У вас просто замечательная контора. Это георгианский стиль, не так ли? — сказала я, оглядываясь по сторонам. — Вы сами реставрировали помещение?

Слова мои были совершенно искренними, но мотивы тайными. Полагая, что он очень гордится декором, я надеялась размягчить его, чтобы подобраться к некоторым другим вопросам.

Чарльз тут же оживился.

— Да, — ответил он. — Мой партнер, Райен Макглинн, и я нашли этот дом в очень скверном состоянии. Просто ужасном. Мы работали над ним несколько лет. Нашли искусных мастеров и понемногу обставляли его, покупали мебель вещь за вещью. А краска на стенах изначальная.

— Я так и подумала, — сказала я, посмотрев на него самым внимательным, как надеялась, взглядом. — Ковер мне очень нравится. Обюссонский, не так ли?

— Да. Мне тоже, — ответил он. — В коврах что-то есть, правда? Мне нравится думать о людях, которые ходили по ним в течение многих лет.

Я пришла в полное замешательство. Никак не ожидала найти в юридической конторе Маккафферти и Макглинна родственную душу. Это заставило меня увидеть его в совершенно новом свете, я тут же забыла, для выяснения чего приехала в Дублин, и стала пытаться вспомнить, носит он или нет обручальное кольцо. Кольца у него не было. Это, разумеется, ни о чем не говорило, но служило хорошим началом.

— Вы занимаете все четыре этажа под кабинеты?

— Три, — ответил Чарльз. — Кабинеты, мой и Райена, находятся на третьем этаже. На четвертом у Райена квартира. Я живу в Боллсбридже, — добавил он.

Я понятия не имела, где это, но решила, что это должно было произвести на меня впечатление.

— С женой и детьми? — спросила я. По общему мнению, тонкость не принадлежит к числу моих достоинств.

— К сожалению, семьи у меня нет, — ответил он с легкой улыбкой.

— У меня тоже, — сказала я. Мы смотрели друг другу в глаза чуть дольше, чем было необходимо. Чарльз был во многом очень привлекательным, с легкой сединой на висках, красивым телосложением, примерно моего возраста или чуть помоложе.

— Расскажите мне об этой вещи, — попросила я и указала на предмет у стены. Я прекрасно знала, что это такое, — как-никак, это мой бизнес: красивый секретер, на мой взгляд — середины восемнадцатого века, — но не хотела прекращать разговор. Признаюсь, мне нравится слегка пофлиртовать время от времени. В конце концов, в подходящих обстоятельствах совершенно безопасно и довольно приятно показать мужчинам, что находишь их привлекательными, и встретить в ответ их восхищение. Все это, разумеется, было довольно чопорно, я была мисс Макклинток, он мистером Маккафферти, но почему-то это было тем более интересно.

Я сказала ему, что у меня в Торонто антикварный магазин.

— В самом деле? — воскликнул Чарльз. — Тогда позвольте, пожалуйста, устроить вам небольшой тур. Здесь все подлинное, — сказал он, указав на кресло, и провел рукой по ткани, как мне показалось, с намеком. Я заметила, что у него красивые руки. Чарльз указывал на каждый предмет в комнате, рассказывал вкратце о его истории, о том, где нашел его, какое знатное семейство владело им, в какую цену ему он встал. Я старалась выглядеть пораженной, что было нетрудно, — честно говоря, я была поражена. Когда не встречалась с ним взглядом или не наслаждалась тем, как он касается всего, я мысленно вводила в своем магазине новый стиль — ирландско-георгианский — с дизайнерскими услугами, чтобы у наших покупателей все выглядело наилучшим образом. Это была хорошая, нет, блестящая идея: все ирландское было в моде благодаря очень популярным псевдокельтским танцорам и певцам. Я не совсем представляла, как добиться вида изначальной окраски, но знала, кто может это сделать, если я заставлю себя попросить его: Клайв, он был первым моим служащим, дизайнером, до того как я совершила ошибку, выйдя за него замуж. Я думала, что, за исключением этой проблемы, нашла безошибочный ход, хотя некоторые цены, которые называл Маккафферти, были устрашающими.

Если я и могла найти какой-то недостаток в обстановке библиотеки, заключался он в том, что все было слишком уж безупречным. Люди, которые так обставляют помещение, не просто заботятся о деталях, они одержимы ими. Я поймала себя на желании найти какую-то дисгармонирующую нотку, какую-то вещь, относящуюся к другому месту или времени, чтобы Маккафферти казался мне несколько более человечным. Их не было. У меня есть такие покупатели, они целиком сосредоточены на подлинности вещей и во многих смыслах помогают мне оставаться в бизнесе. Лично я предпочитаю чуть менее строгий подход, смесь взаимодополняющих стилей. Мойра, вкус которой в декорировании лучше всего назвать эклектичным, — та меняет обстановку в своем салоне красоты примерно каждые полгода, зачастую с моей помощью, что делает ее не только лучшей моей подругой, но и лучшей рекламой магазину, — назвала бы убранство конторы Макглинна и Маккафферти результатом больного воображения. Я подумала, что, возможно, Чарльз, будучи холостяком, закоренел в своих привычках.

Нет нужды говорить, что этого мнения я не высказала.

— Вы замечательно реставрировали дом, — заговорила я. — Очевидно, успех сопутствует вам во всем, что бы ни делали. У вас богатые клиенты. Люди вроде Эмина Бирна. Очень благодарна, что вы для меня выкроили время из своего плотного расписания.

— Я был очень рад помочь, — ответил он, смущенно поправляя свой красивый галстук. Он наслаждался каждой минутой этого времяпрепровождения, так же, как я.

— И с вашей стороны было очень любезно предоставить работу Дейрдре Флад, — сказала я. — Приятно видеть, что она встала на ноги.

— Не стоит об этом говорить, — ответил он. — Ужасное дело эти смерти. Бедняжка была совсем перепугана. Я рад, что смог помочь ей в этих обстоятельствах.

— Эмин Бирн, должно быть, был нелегким клиентом, — продолжала я, — судя по тому видео. Не самым покладистым человеком на свете. Я, разумеется, не знала его, но Алекс Стюарт познакомился с ним много лет назад, когда служил в торговом флоте. Вы с ним давно были знакомы?

— Нет, — лаконично ответил Чарльз. Я ждала дальнейших пояснений, молча глядя на него. Мне говорили, что это старый репортерский прием — создавать долгую паузу, которую собеседник считает нужным заполнить. Наконец он сказал: — Бирн перешел к нам от другого адвоката около пяти лет назад.

Жаль, подумала я, значит, не успел узнать о старом фамильном проклятии.

— Каким делом он занимался? Я имею в виду компанию «Бирн Энтерпрайзис».

— Многими. Эта компания занимается различными отраслями. Изначально земельной собственностью. Бирн владел большими участками болотистых земель. С большой выгодой.

— Болота приносят доход? — спросила я с искренним удивлением.

— Да, — ответил Маккафферти. — Очень неплохой. Торф в Ирландии основное топливо. Существует громадное коммерческое предприятие по его добыче — «Борд на Мона». Но есть и маленькие, частные. Эмин Бирн сдавал участки болотистых земель в аренду на три месяца. Арендаторы брали для отопления столько торфа, сколько могли, и увозили его домой, потом Бирн сдавал эти участки другим арендаторам. Земельные владения у него были большими, поэтому запасы не истощались, и у него был солидный постоянный доход. Он пускал полученные деньги на другие дела. Импорт-экспорт. Медицинские принадлежности. Все они были очень доходными.

— Мистер Бирн как будто не особенно верил в способность зятьев успешно вести дело, — сказала я в надежде, что теперь, когда настороженность Маккафферти ослабла, он окажется человеком, которому нравится быть в курсе дела и говорить об этом всем.

— Да, не верил, — ответил он. — И по веской причине. Зятья не ладят друг с другом и не блещут деловыми способностями. Когда делами руководил Эмин Бирн, все было отлично, но когда заболел, дела тут же пошли скверно. Жаль, конечно, но тут мы ничего не можем поделать. Поразительно, как они сумели все испоганить. Простите, пожалуйста, мою резкость, но мне больно видеть, что они делают. Торфяной бизнес сошел почти на нет, а они как будто не могут ничего предпринять.

— Говорят, Фионуала и О'Коннор разводятся, — сказала я заговорщицким тоном. Нет ничего приятнее, чем обсуждать отношения других, когда сама настроена завести роман.

— Я тоже слышал, — сказал Маккафферти. И даже хихикнул при этом. Я решила, что он почему-то радуется горестям этой семьи.

— Как думаете, чем это кончится? Кто станет управлять компанией?

— Не знаю, — ответил он, — но будет любопытно увидеть, не так ли?

— Странная штука эти поиски сокровища, правда? — сказала я. Хоть мне и нравилось флиртовать, но я не зашла так далеко, чтобы забыть о цели приезда. По крайней мере, пока еще.

— Да, — сказал Маккафферти, внезапно посерьезнев. — Вы наверняка заметили, что Бирн сказал, — мы не одобряли этого. Согласились участвовать не потому, что, как сказал Бирн, хотели получить деньги. Мы сочли своим долгом внести в этот процесс какой-то здравый смысл.

— И что вы должны были делать? Вы знаете все указания?

— Нет, — ответил Маккафферти, с подозрением взглянув на меня. Он тоже не зашел слишком далеко. — Бирн попросил нас после его смерти раздать конверты наследникам, вот и все.

— И вы не заглянули в них? — спросила я, приняв шутливый, как надеялась, тон.

— Нет, — ответил он с оскорбленным видом. — Конверты мы получили запечатанными.

— Рада слышать, — сказала я. — Кажется, знать указания опасно. Майкла Дэвиса нашли с зажатой в руке частью указания. Думаю, не будет большой натяжкой предположить, что тот, кто взял это указание, и был убийцей.

— Полицейские уже задавали нам этот вопрос, — ответил Маккафферти. — К сожалению, мы не смогли им помочь.

Теперь он смотрел на меня очень пристально.

— Кое-что вызывает у меня легкое недоумение, — продолжала я, словно не замечая его взгляда. — Кто прятал второй комплект указаний? Наверняка не Эмин Бирн. Он был очень болен. Никак не смог бы подняться на гору Игл к древнему форту, не смог бы спуститься к бухточке, влезть в лодку и спрятать первое указание.

— Возможно, он сделал это еще давно, когда был в добром здравии, — сказал Чарльз, и я заметила, что он не удивился моему упоминанию ни о форте и лодке, ни о втором комплекте указаний.

— Но Дейрдре сказала, что он заболел внезапно и очень сильно. Зачем ему было прятать указания, которые раздадут родственникам после его смерти, если он был совершенно здоров и не собирался умирать в скором времени? Было бы большой опасностью, если б они пропали, так ведь, особенно находившиеся снаружи?

— Право, не знаю, — ответил Маккафферти. — И неважно, кто их прятал, так ведь? — продолжал он. — Лишь бы члены семьи совместно искали это сокровище, как хотелось Бирну.

— По-моему, важно, — сказала я. — Тот, кто раскладывал указания, вполне мог заглянуть в них. Они были не запечатаны, просто всунуты в пластиковые пакеты. И думаю, мог непреднамеренно привести к убийству этих людей. Теперь вы будете осторожны, не так ли, мистер Маккафферти? — сказала я, глядя ему прямо в глаза.

— Зовите меня, пожалуйста, Чарльз, — сказал он. — Конечно, я буду осторожен.

И положил ладонь мне на руку.

После рукопожатия при встрече он впервые коснулся меня. Я внезапно почувствовала, что попадаю в положение, которого, возможно, не смогу контролировать.

— Ой, — воскликнула я, взглянув на часики. — Право, мне надо бежать. Я должна встретить свою юную подругу, гуляющую по историческому Дублину. Нельзя заставлять ее ждать. Однако мне очень понравился тур по вашей конторе.

— Мне он тоже понравился, — сказал он, когда мы спускались по лестнице к парадной двери. — Надеюсь, вы нанесете нам еще визит. Возможно, наши пути сойдутся снова. Мне нужно бывать во «Втором шансе» время от времени, чтобы помогать семье в различных делах.

— Возможно, — улыбнулась я. Вот и конец моему намерению больше не видеться с ним.

— Отлично, — сказал он. — Где вас искать, если понадобитесь по какой-то причине, например оспариванию завещания?

— В Дингле, в гостинице «Три сестры».

— Знаю ее.

При этих его словах мы спустились на первый этаж. В вестибюле были Дейрдре и Твидлди, то бишь Райен Макглинн, что положило конец нашему флирту или обольщению. Как я и предвидела, тот и другой снова были одеты одинаково. Я вгляделась в их лица, ища какие-нибудь общие фамильные черты, но сходство этих людей ограничивалось примерно одинаковым возрастом, одеждой и манерой вести себя. Макглинн был чуточку потяжелее, не таким подтянутым, как Чарльз, и более непринужденным. Он любезно выпускал в дверь величественную даму, говорил, чтобы она не беспокоилась, что все меры будут приняты. Она выглядела прямо-таки трогательно благодарной, учитывая, сколько ей придется платить за возможность не беспокоиться.

— Мы уже встречались, не так ли? — обратил он свое обаяние на меня. — Мисс…

— Макклинток, — сказал Маккафферти. — Мисс Макклинток приехала разобраться в нескольких деталях по поводу наследования ее знакомым недвижимости из владений Эмина Бирна.

— Ну конечно же, во «Втором шансе», — сказал Макглинн, пожимая мне руку.

— Должна поздравить вас с вашей конторой, — сказала я. — Мистер Маккафферти показывал мне ее.

— Замечательная, так ведь? — сказал Макглинн. — Все это устроил Чарльз. Знаток у нас он. Я только соглашаюсь с его предложениями.

— Райен больше интересуется хорошей едой, — улыбнулся Маккафферти.

— Едой, — подтвердил Макглинн, поглаживая себя по животу, — и вином.

Он подмигнул мне. Казалось, оба эти джентльмена преисполнены обаяния.

Это добродушное словесное соперничество оборвалось, когда открылась дверь и вошла Фионуала Бирн О'Коннор. Меня она увидела с неудовольствием. Но и Дейрдре увидела Фионуалу с неудовольствием, вновь приняла вид испуганного кролика, едва взглянув на нее.

— Что она здесь делает? — спросила Фионуала, глядя на меня. С моего появления здесь об этом спрашивали во второй раз. Однако Дейрдре предположила, что Фионуала ее имеет в виду, и несколько раз беззвучно раскрыла рот. Я понимала, что речь идет обо мне.

— Вы же знаете, что мы не можем на это ответить, — утешающим тоном сказал Макглинн. — Позвольте взять ваше пальто, миссис О'Коннор, затем мы поднимемся наверх.

Я отвернулась от нее и занялась оплатой счета, на что ушло немало дорожных чеков. Чувствовала, как ее глаза буравят мне спину.

— Чарльз, — негромко сказала Фионуала, убедившись, к своему удовольствию, что я собираюсь уходить, — мне очень нужна ваша помощь в одном деле.

— Разумеется, я сделаю все, что в моих силах, — ответил он тем же фамильярным тоном, который принял в разговоре со мной несколько минут назад. Я ощутила укол ревности, всего лишь легкий укол.

— Давайте поднимемся наверх, — продолжал он, взял Фионуалу за руку и направил на лестницу впереди себя. Когда она дошла почти до верху, повернулся ко мне в последний раз и, подавшись вперед так, что я ощутила запах превосходного одеколона, сказал вполголоса:

— Передайте мистеру Стюарту, я горжусь тем, что пишу завещания, не имеющие ни единого уязвимого места.

И поспешил вслед за Фионуалой. Я направилась к двери.

* * *

До встречи с Дженнифер у меня оставалось несколько минут, и я была очень этим довольна. Я слегка утратила душевное равновесие. Поймала себя на мысли, каково было бы жить в ирландско-георгианском великолепии, и где, собственно, находится Боллсбридж. Эта мысль вызвала у меня досаду. Мне нравится думать, что я трезво смотрю на вещи, но тут, казалось, эта трезвость улетучивается. Самое странное то, что, хотя тут было взаимное притяжение, я не представляла, насколько далеко оно простиралось. В самом деле, подумала я, сексуальная энергия проявлялась больше у меня, чем у Чарльза, его страсть была обращена на что-то другое. Может, на Фионуалу? Эта мысль была почти невыносимой. Я решила, что, хотя все это было весело и приятно думать, что он будет на нашей стороне, если дело дойдет до суда с Бирнами, эти отношения ни к чему не приведут, да и быть независимой лучше. И велела себе выбросить его из головы.

Я решительно обратила мысли на то, что узнала о семье Бирнов и о поисках сокровища. Немного, гораздо меньше, чем надеялась. Я так и не знала, кто прятал указания; не знала, имеет ли это значение, хотя казалось, что имело. Этим человеком не мог быть кто-то из тех, кто получил указания: он просмотрел бы их все перед тем, как спрятать. Я бы наверняка так и сделала. Значит, члены семьи, Падриг Гилхули, Майкл и Алекс исключались.

Джон Херлихи? Возможно. Либо он, либо Дейрдре, этим и могло объясняться, почему у нее вечно такой испуганный вид. Малахи или Кевин? Они знали Эмина Бирна, сами сказали об этом. Но я почему-то не представляла, что они могут вести себя с нами так лживо. Их радость при обнаружении указаний казалась мне совершенно искренней. Денни тоже вряд ли. Так что, если то был не совершенно посторонний человек, наиболее вероятными кандидатами для выполнения этого дела оставались Маккафферти и Макглинн.

Вторым очевидным вопросом было, кто спрятал сокровище и что оно представляет собой. Возможно, сам Эмин Бирн, когда был еще здоров. Может быть, он нашел его давно и тогда же спрятал. Мне смутно припоминалось, что клады находили в болотах Ирландии — нужно будет навести кое-какие справки, — поэтому он, крупный землевладелец, мог найти что-то и оставить спрятанным. Но если прятать сокровище требовалось одновременно с указаниями, главный вопрос заключался в том, кто его прятал и там ли оно до сих пор. Соблазнительно было думать, что да.

Я подошла к воротам Тринити-колледжа за несколько минут до назначенного времени, но Дженнифер нигде не было видно. Решила немного прогуляться, чтобы отогнать мысли о Чарльзе Маккафферти, и вскоре обнаружила, что прохожу мимо статуи женщины с тачкой, видимо, это была Молли Мэлоун, торговка моллюсками,[25] потом свернула на Графтон-стрит, оживленную торговую улицу, закрытую для проезда автомобилей на несколько часов в день. Там было на что посмотреть: красивые старые здания, множество витрин, торговцы цветами с громадными ведрами своего восхитительного товара, особенно бросались в глаза белые и розовые лилии, воздух был напитан их пьянящим ароматом.

Пройдя по улице, я оказалась перед трехэтажным историческим зданием, «Восточным кафе Бьюли», заведением, которое славится кофе и чаем на протяжении почти полутора веков. Остановилась полюбоваться фасадом и заметила отражавшуюся в оконном стекле на втором этаже парочку. Приятно было видеть, как они сидят, сблизив головы и держась за руки. Под моим взглядом мужчина подался к девушке и поцеловал ее в губы, в течение нескольких секунд я отчетливо видела обоих.

Роб убьет меня, было моей единственной мыслью.

* * *

— Теперь еще и ты, — простонала Дженнифер. — Мне восемнадцать! Многие мои ровесницы уже замужем. И с детьми, — добавила она.

— Сколько ему лет? — спросила я. — Тридцать пять? Тридцать шесть?

Дженнифер закусила губу.

— Вдвое старше тебя, — раздраженно сказала я. — Падриг Гилхули не пара тебе.

— Он умудренный опытом, — возразила Дженнифер. — Не то что эти глупые мальчишки в школе.

Я бы не назвала Падрига Гилхули умудренным, но, думаю, все относительно. Конечно, он должен быть житейски более опытным, чем ее ровесники в Торонто, и это очень меня беспокоило. К тому же, я не думала, что его относительная умудренность играла здесь роль.

Хотя мои восемнадцать лет мне помнились смутно, я понимала, что черные волосы Падрига, голубые глаза, светлая кожа, не говоря уж о его задумчивом виде, должны обладать сильной привлекательностью. Как далеко у них это зашло?

— Дженнифер, надеюсь, ты не сделала ничего такого, о чем придется жалеть, — сказала я. Господи, я заговорила, как старая зануда, но не могла остановиться. Может, не стоило называть Роба дураком.

— Падди — джентльмен, — фыркнула Дженнифер. Я надеялась, что поняла смысл сказанного правильно. Он крепко поцеловал ее в кафе, и у нее это не вызвало ничего похожего на неудовольствие. Я не была уверена, что его джентльменство продлится долго.

— Не говори папе, ладно? — умоляющим голосом попросила Дженнифер. Признаюсь, у меня было искушение согласиться, однако я знала, что не могу.

— Прости, что не сказала тебе, солгала насчет прогулки и всего прочего. Дело в том, что папа нелепо относится к ребятам, которые меня куда-то приглашают.

Она шмыгнула носом. Я вздохнула. Если на то пошло, мы не были честны одна с другой относительно мотивов поездки в Дублин. И то, что Дженнифер сказала об отце, было правдой. Он был просто помешанным в том, что касалось его дочери и ребят. Она была очень чувствительной девушкой, более правдивой, чем я собиралась быть. Но Падди Гилхули! Старше ее вдвое!

— Я спросила Падди о его лодке, — заговорила Дженнифер. — Не хотела бы встретиться с тем, кто так гоняет на ней. Он поставил лодку в ремонт, а сам поехал в Корк к адвокату. Ремонтники оставили ее возле мастерской, с ключами, чтобы Падди мог взять ее, когда вернется, потому что на другой день она была нужна ему рано утром. Кто-то зафрахтовал его лодку для рыбной ловли на два часа сразу же после рассвета. Мастерская закрывается в четыре часа. Поэтому кто угодно мог взять ее, а потом вернуть на место.

— Это успокаивает, — сказала я. — Не говорил он тебе, почему враждует с семьей Бирнов и почему его не включили в завещание?

— Пока что не говорил, — ответила девушка. — Я спросила его о Бирнах, но он только разозлился, поэтому я оставила эту тему. Правда, о поисках сокровища сказала, — добавила она после паузы. — И о наших успехах с указаниями и прочим.

Скверное решение, подумала я, но в данных обстоятельствах, очевидно, предсказуемое.

— И Падди назвал мне свою строку стихотворения, — торжествующе сказала Дженнифер. — «Лосось в заводи». Я объяснила ему, как пользоваться этими указаниями, и он сказал, что, наверно, найдет указание к ней, когда мы вернемся. Принесет его нам, чтобы мы расшифровали огамическое письмо, сам он не может. Я знала, что смогу уговорить его помочь.

Можно подумать, что мое собственное поведение меньше часа назад заставило меня отнестись к поступку Дженнифер с пониманием. Нет. Собственно говоря, я пришла в ужас.

— Значит, ты держала его руку и позволяла целовать себя ради того, чтобы получить его указание!

На лице Дженнифер появилось оскорбленное выражение.

— Это отвратительно! — воскликнула она. По крайней мере, мы в этом разговоре хоть в чем-то с ней сошлись.

— Дело в том, — продолжала она, — что я, кажется, влюбилась в него.

Да, Роб меня убьет. Но перед этим подвергнет пытке.

Глава десятая Озеро на равнине

Вы спрашивали меня о дарах богов. Давайте расскажу вам о Луге. О нем существует много прекрасных историй, иногда его называют Семилданах, Всеискусный, за многочисленные таланты, о которых я еще собираюсь вам рассказать, или Ламфада, Длинная Рука, за мастерское владение копьем и пращой. Этого Луга мы восхваляем, сознаем сами то или нет, на августовском празднестве урожая Лугнаса.

Это Луг убедил Нуаду Аргат-лам, короля племени Туата де Данаан, сбросить ярмо угнетателей, фоморов, сущих демонов, возложивших на туатов такие громадные тяготы, что даже великий Дагда служил им. Но сперва Лугу нужно было явиться к королевскому двору Нуады, что было уже само по себе великим подвигом.

Однако вернемся к началу: Луг был отчасти фомором, хоть верьте, хоть нет. Матерью его была Этне, дочь Балора Злое Око, подлого великана, который был королем фоморов. Балор получил это прозвище потому, что взгляд его глаза мог убивать на месте. Так вот, этот Балор жил на севере Ирландии, на острове Тори, и держал Этне запертой в башне из-за предсказания, что его убьет собственный внук. Балор, ясное дело, решил не допустить появления внука. Но Киан из племени туатов таил зло на Балора и, одевшись женщиной, проник в башню Этне. Случилось то, чего и следовало ожидать: Этне родила тройню. Ужасный Балор велел сбросить детей с утеса, чтобы они утонули.

Но один не погиб и вырос непохожим на всех остальных человеком, в сущности, богом, обладавшим грозной силой и многочисленными талантами. Это и был Луг Ламфада. Луг явился ко двору Нуады Аргат-лам, Нуады Серебряная Рука, и попросился на службу. Страж не хотел его пускать. «Я плотник», — сказал Луг. «У нас уже есть один», — ответил страж. «Я кузнец», — сказал Луг. «И кузнец у нас тоже есть». Так и шло дальше: ткач, поэт, арфист, врачеватель и многое другое. И страж всякий раз отвечал: «Такой у нас есть».

«Но есть ли такой, кто сочетал бы в себе их всех?» — возразил наконец Луг, и Нуада его впустил. И это было хорошо, потому что Луг больше всех остальных сделал для победы над фоморами.

О дарах богов: Луг владел одним из них, копьем из волшебного города Гориас, копьем, которое всегда приводило к победе.

«Второй шанс» продавался. Там не было неподобающих табличек, воткнутых в красиво ухоженные газоны, на которых, честно говоря, было уже заметно отсутствие внимания Майкла. Вместо них в местной газете появилось сдержанное объявление, предлагающее заинтересованным сторонам обращаться за справками в юридическую контору «Маккафферти и Макглинн», Дублин, Сент-Стивенс Грин.

Тело Эмина Бирна едва успело остыть — со дня похорон не прошло и двух месяцев, — а дела его семьи шли, как он и предсказал перед смертью, все хуже и хуже. Одна компания, по размещению ценных бумаг, несла значительные убытки, и по сообщениям в газетах у меня создалось впечатление, что инвесторы покидают империю Бирна группами.

По городу ходил слух, что Маргарет Бирн не будет нанимать людей на места Джона Херлихи и Майкла, по крайней мере, на полный рабочий день. Члены семьи искали садовника с неполным рабочим днем, чтобы он ухаживал за садом, пока дом не будет продан. Искали и домработницу-кухарку, чтобы она приходила на несколько часов и поддерживала в доме порядок. Разумеется, ходили слухи, что после случившегося с Джоном и Майклом работать туда не пойдет никто.

Брета нашла работу, хотя должность была гораздо ниже способностей молодой женщины, недавно читавшей в баре наизусть «Песнь Авархина». Думаю, совершенно одна, ждущая ребенка, лишенная наследства, она ухватилась за то, что смогла найти, в данном случае — работу официанткой в одном из кафе Дингла. Я пыталась выследить ее со времени нашего разговора после похорон, но безуспешно. Она съехала с квартиры в Килларни и не оставила нового адреса. Потом я два раза видела ее на улицах Дингла, но она переходила на другую сторону, чтобы избежать встречи со мной.

Наконец я увидела ее в окно кафе, вошла и села за столик. Брета была там одна, и я решила, что ей придется кое-что сказать мне. Она встала у столика, смахнула с глаз длинную прядь волос и молча смотрела на меня, держа ручку на страничке блокнота для заказов.

— Здравствуйте, Брета, — сказала я. — Я ищу вас в надежде поговорить с вами снова.

Она не ответила. Молчание затягивалось.

— Я хотела узнать, не можем ли мы встретиться после того, как вы закончите работу, для разговора.

Опять молчание.

— Чай с лимоном, — сказала я наконец. — И, пожалуй, бутерброд с сыром.

Брета молча повернулась, отошла и вернулась с моим заказом, который поставила передо мной чуть ли не с оглушительным стуком.

— Я очень сожалею, что сказанное мною в прошлый раз так вас расстроило.

Это было правдой, хотя я до сих пор не была уверена, она ли учинила обыск в нашей комнате. Брета сказала, что не ищет сокровище. Возможно. Но даже если так оно и было, могло статься, что она старалась отвратить нас от поисков. Во всяком случае, она молча отошла.

— Если могу хоть чем-то помочь… — беспомощно произнесла я в ее удалявшуюся спину. Опустила взгляд к чаю с бутербродом и поняла, что в такой обстановке не могу съесть ни кусочка. Оставила на столике деньги и ушла.

* * *

Несмотря на все разговоры в городе о причине этих двух смертей и мои опасения, повторное вскрытие тела Джона Херлихи не выявило никакого яда и лишь подтвердило то, что мы уже знали: Джон Херлихи неумеренно пил. Майкл был убит чрезмерной дозой героина, скверного героина, и поскольку не было никаких указаний на то, что он когда-либо принимал наркотики, тем более — был наркоманом, смерть его по-прежнему расследовалась как убийство.

Я еще не говорила Робу о Дженнифер и Гилхули, хотя собиралась сказать, невзирая на ее просьбы. Я сказала девушке, что даю ей два дня на то, чтобы самой порвать с ним, но ей трудно было найти для этого подходящее время. Роб проводил много времени с гардами, по крайней мере, с одной из них, пытаясь раскрыть убийство Майкла, да и вечерами мало бывал в гостинице. Начал курить, хотя говорил мне, что бросил эту привычку, когда родилась Дженнифер, Говорят, что если мужчина не курит, мужчиной не пахнет, и я предположила, что его отношения с Медб перешли на более интимный уровень, но, возможно, Роб снова закурил, чтобы не особенно выделяться — в Ирландии курят очень многие, пивные и рестораны почти всегда наполнены табачным дымом. Мы не говорили об этом, хотя я неодобрительно смотрела на него в тех редких случаях, когда он закуривал в моем присутствии.

Иногда Роб шел со мной и Дженнифер перекусить в гостинице, но там всегда бывало переполнено, и когда я пыталась оставить их наедине друг с другом, ничего не получалось. Выходя из своей комнаты, где я специально скрывалась несколько минут, я обнаруживала, что Идан рассказывает Робу и Дженнифер что-нибудь смешное или Малахи с Кевином подсели к ним и заказали пива. Роб был очень озабочен, лишь изредка покидал свой внутренний мир, чтобы спросить меня, как дела, а Дженнифер, как проходят ее уроки хождения под парусом, и это было почти все. Таким я никогда его не видела, и иногда мне хотелось вернуть его к действительности, сказав, что с Падди Гилхули Дженнифер может научиться не только ходить под парусом, но это казалось некрасивым.

Алекс отправился на несколько дней пожить в Коттедже Розы. Сказал, что хочет посмотреть, как будет чувствовать себя в этом доме, перед тем как принять решение, что с ним делать, но я поняла, что он хочет как следует выспаться без Роба, который приходил и уходил в неподходящее время. Мысль о том, что Алекс будет жить один в Коттедже Розы, — я никак не могла поехать с ним, оставив Дженнифер одну на всю ночь, — вызвала у меня сильную тревогу. Я сказала ему, что беспокоюсь о его здоровье, о близости ко «Второму шансу» и о том, что убийца может оказаться там. Он сказал, чтобы я не волновалась. Мы достигли компромисса: он должен был взять мой сотовый телефон и почти каждый день встречаться со мной за обедом, обычно состоявшим из превосходной рыбы с чипсами, кружки «гиннеса» для него и килкенийского крим-эля для меня.

Нечего и говорить, что Дженнифер была поглощена своими уроками хождения под парусами и всем, что они влекли за собой.

Все это означало, что я осталась в одиночестве и была сама не своя. Чувствовала себя покинутой, в то время как все остальные общались с другими — Роб со своей Медб, Дженнифер со своим Падди, Алекс со своей Розой. В конце концов я решила, что просто не в себе по причинам, которые могла объяснить только последствием обнаружения двух трупов и оторванности от дома.

Поэтому я сделала то, что всегда делаю, когда оказываюсь рабыней чувств, которые считаю ниже своего достоинства: ушла с головой в работу, по крайней мере, попыталась. Несколько раз позвонила Саре, чтобы узнать, как идут дела, но она совершенно спокойно говорила о моем затянувшемся пребывании в Ирландии, что вызвало у меня тревогу. Я могла только предположить по ее спокойствию, что Клайв взял на себя управление магазином, и зрительно представляла себе, что когда вернусь, найду магазин холодным и темным, а магазин Клайва напротив — сияющей огнями Меккой любителей антиквариата со всего мира. Несколько ночей я просыпалась в холодном поту, потом не выдержала и позвонила Мойре.

* * *

— Все прекрасно, — сказала Мойра, когда я спросила ее о делах вообще. К теме магазина я подбиралась постепенно.

— Сара, должно быть, совсем замучилась, работая одна в магазине, — сказала я, пуская пробный шар.

— Нет, не думаю, — сказала она спокойно. — Похоже, у нее все в порядке. Клайв нашел в помощники ей студента, изучающего торговое дело в местном колледже, он помогает ей часа два в день после занятий. Сара говорит, что парень работает превосходно. И Бен тоже очень доволен.

«В чем тут хитрость? — подумала я. — Может, Бен получает большие деньги? Может, Клайв хочет обанкротить меня?»

— Обходится он дешево, — продолжала Мойра. — Половину зарплаты ему платит колледж.

К моему немалому удивлению, после нескольких более конкретных вопросов я не смогла найти в действиях Клайва ни единого недостатка. И не могла понять, испытываю облегчение или разочарование.

— Отлично, — сказала я.

— У Клайва есть идея, он хочет обсудить ее с тобой, когда вернешься, — сказала Мойра. — Насчет совместного бизнеса. Не стану тебе о ней рассказывать, он хочет сделать это сам. Однако думаю, идея блестящая.

— Ну, не знаю… — сказала я. Наступила пауза.

— Лара, — заговорила Мойра. — Мы ни разу не обсуждали с тобой этого вопроса, я имею в виду себя и Клайва. Понимаю, тебе это неприятно, мне всегда казалось, что ты не хочешь об этом говорить, и я неловко себя чувствовала, потому что пока я не сошлась с Клайвом, мы с тобой могли обсуждать все. Может, разговор по трансатлантическому кабелю не самое подходящее время, но Клайв старается изо всех сил. Он знает, как много значит для меня наша дружба. Я сказала ему. Сказала, что у меня было много мужчин с тех пор, как мы стали подругами, и я хочу, чтобы мы остались подругами навсегда. Очень надеюсь, что вы, несмотря на ваш неприятный развод, сможете ладить.

В том, что мы с Клайвом сможем ладить, я слегка сомневалась, но дружба с Мойрой значила для меня так же много, как и для нее, и я решила, что есть смысл попробовать.

— Наверняка сможем, — сказала я.

— Замечательно! — обрадовалась Мойра. — Теперь расскажи, что делается там.

И я рассказала о семье Бирнов, завещании, «Втором шансе» и саде, поиске сокровища и наконец об убийствах.

— Я правильно поняла? — спросила Мойра. — Убивают работников, не членов семьи? Разве это не странно?

— Странно, — согласилась я.

— У этих работников были указания?

— У Майкла Дэвиса было. У Джона Херлихи нет. У Дейрдре Флад тоже нет, правда, она жива.

— Почему указание получил только один из них? Майкл был единственным помимо членов семьи, кто получил его?

— Получил и Падди Гилхули. Его связь с семьей, по крайней мере, единственная, о которой я знаю, заключается в том, что он встречался с Бретой Бирн, младшей дочерью, семья противилась этому, и Брета ушла из дома. С Падди она больше не встречается. Дейрдре появилась в доме сравнительно недавно, меньше пяти лет назад, так что в том, что она не получила указания, нет ничего странного. Что касается Херлихи, это слегка удивительно, у меня создалось впечатление, что он всегда работал во «Втором шансе». Майкл проработал там немногим больше, чем Дейрдре. Можно было ожидать, что Херлихи получит указание, но ему досталась по завещанию значительная сумма денег. Дейрдре тоже получила деньги, правда, поменьше. Майкл получил что-то среднее между ними, если мне память не изменяет, и еще дополнительные деньги, если продолжит образование. Этому уже не бывать, — добавила я с грустью.

— И ты уверена, что все дело в сокровище? — спросила Мойра. — Если Херлихи не получил указания, может, причина тут в чем-то совершенно другом?

— Хороший вопрос, — ответила я. — Но мне в голову не приходит ничего иного. Сокровище, если оно существует, должно стоить немалых денег. В чем же еще может быть причина?

— Не знаю, — ответила Мойра. — Говорят же, что мотивом преступления почти всегда являются деньги или страсть. Сокровище, надо полагать, представляет собой только денежную сторону.

— Видишь ли, деньги, которые предназначались Джону и Майклу, вернутся, как говорит адвокат Бирнов, в семью, но что они могли послужить мотивом убийства, мне кажется невероятным.

— А как насчет мотива страсти? Какая-нибудь семейная тайна. Неприятный секрет из прошлого Бирна. Я, наверно, слишком преувеличиваю, — засмеялась Мойра. — Ну ладно, тогда какая-то обида. Скажем, бывший садовник, псих, которого Херлихи уволил за то, что он загубил орхидеи, отомстил Херлихи и новому садовнику. Небольшая натяжка, признаю. А этот Гилхули? Может, он собирался жениться на богатой невесте, а потом его постигло разочарование. Хотя нет, — сказала она, отвечая на собственный вопрос, — убивать работников из-за этого он бы не стал. Да, это загадка.

— Загадка, — согласилась я. — Время от времени появляются намеки о чем-то в прошлом Бирна, но это явно было очень давно, если вообще было, он прожил здесь около тридцати лет, и никто из местных жителей, кажется, не знает ничего особенного. Но поскольку ты упомянула Гилхули, у меня есть еще одна проблема, в связи с которой я хотела бы получить твой совет.

И рассказала ей об эскападах Дженнифер.

— Айиии! — воскликнула она. — Тридцать пять-тридцать шесть? Скверное дело. Думаю, ты должна сообщить Робу, — сказала Мойра после минутного размышления. — Если будешь молчать, он сочтет, что ты причастна к этому, скрывала происходящее от него или, того хуже, даже помогала им встречаться. На твоем месте я бы дала Дженнифер еще пять минут, чтобы сказать все отцу, а если она не скажет, скажи сама!

— Ты, как всегда, права, Мойра. Я собиралась сказать ему. Только сейчас у Роба новая подружка, она служит в полиции, зовут ее Медб Миног. Похоже, дело серьезно, и мы с Дженнифер его почти не видим.

— Как! — воскликнула Мойра. — Роб завел там кралю?

— Да, — ответила я.

— О, — произнесла Мойра. В ее голосе слышалось разочарование.

— Мойра!

Я понимала, что означает этот тон.

— Знаю, — сказала она. — Насчет его и тебя у меня были планы. Внешне Роб привлекательный, так ведь? Надежная постоянная работа. Да и сам он человек надежный. Я думала, для тебя он будет хорош. И ты для него, — преданно добавила Мойра. — Он несколько скованный, ты бы раскрепостила его. Собственно, я думала, что вы будете превосходной парой.

Я засмеялась. Мойра постоянно старается подыскать мне спутника жизни. Видимо, подруги для того и существуют.

— Не смейся. Что скажешь о Дженнифер? Ты привязана к ней, разве не так? Не думаешь, что это был бы превосходный коллективный договор?

— Дженнифер мне очень по душе. Я удивляюсь тому, как довольна ее обществом, а Роб красивый мужчина, — сказала я. — Но мы с ним сводим с ума друг друга и поэтому просто друзья. На твоем месте я махнула бы на него рукой.

— Посмотрим, — сказала она тоном, означавшим лишь временное отступление. — А пока что будь осторожна. Не приближайся к этой ужасной семейке.

— Ладно, — ответила я, притом совершенно искренне. Я решила отказаться от поиска сокровища, во всяком случае, на время, и вернуться к бизнесу. В конце концов, после Майкла никто не лишался жизни, и никаких угрожающих инцидентов не было. Возможно, Мойра была права, и дело заключалось в чем-то совершенно ином. — Поищу какой-нибудь антиквариат, пока нахожусь здесь. Буду заниматься полезным делом, пока нам не разрешат вернуться. Надеюсь, это будет скоро.

— Отлично, — сказала она. — Сообщи нам, когда вылетишь. Мы встретим тебя в аэропорту.

— Спасибо, — ответила я, хотя знала, что сообщать не буду. Несмотря на дружбу с Мойрой, мне не хотелось, чтобы меня встречал Клайв, но я понимала, что выказывать этого не нужно. — Передай Клайву, я очень благодарна ему за то, что он делает для Сары и магазина и что мне очень не терпится выслушать его идею, — добавила я, скрипя зубами.

— Непременно передам, — довольным тоном ответила Мойра.

Окончив разговор, я тут же обратилась к своему решению заняться бизнесом. Позвонила в Торонто своему грузоотправителю Дэви Томпсону, спросила о его деловых партнерах, к которым могу обратиться, чтобы отправить покупки домой, если найду что-нибудь. Потом связалась с банком, попросила отправить факсом в гостиницу рекомендательное письмо. Затем навела справки о владельцах усадеб в округе, где можно поискать антикварную мебель, о продающихся старых домах и так далее. Вооружась кое-какими сведениями, поехала на машине посмотреть, что удастся найти. Приятно провела день и была вознаграждена парой замечательных покупок: превосходным гарнитуром для столовой начала девятнадцатого века и красивым серебряным чайным сервизом, в который влюбилась так, что подумала, что могу оставить его себе, если он не будет куплен через несколько минут после того, как выставлю его на продажу. Условясь, что мои покупки доставят грузоотправителю в Уотерфорд, довольная собой, поехала в гостиницу. Пообещала себе в виде вознаграждения стакан вина и новые поиски на другой день.

Намерения мои были хорошими, но дела помешали их исполнению.

* * *

Хоть мне и хотелось оставить поиски сокровища и вернуться к своему магазину, страсть к поискам вспыхнула у меня с новой силой, как только я приехала в гостиницу. Гилхули сдержал слово и нашел указание, которое соответствовало строке «Лосось в заводи». В переводе с огамического письма оно означало «Axis mundi»[26] возможно, ось, вокруг которой вращался мир. Много было от этого пользы, нечего сказать, однако Гилхули и Дженнифер загорелись стремлением найти остальные указания и заручились поддержкой Малахи и Кевина. Теперь уже было ясно, что нам не нужны указания остальных членов семьи: требовалось только найти указания, соответствующие строкам песни Авархина, и расшифровать огамическое письмо. К концу того дня, когда я искала антиквариат, эта отважная четверка, видимо, представлявшая собой любопытное зрелище: двое стариков, белокурая канадка в красной ветровке с надписью «Пленных не брать» и местный моряк вдвое старше ее — нашла указание, соответствующее строке «Пламя отваги». Теперь указания выглядели так:



Все это было очень загадочно, и указания были не единственным источником неразберихи. Как ни странно, Дейрдре вернулась и попросилась на прежнее место во «Втором шансе» через несколько дней после того, как я видела ее в Дублине. Судя по разговорам в баре, Маргарет Бирн ухватилась за возможность вернуть ее: в городе не было никого, кто опустился бы так низко. Горожане говорили, что Дейрдре не понравился шумный и пыльный Дублин, платили там ей мало, еще меньше, чем прижимистая Маргарет; кое-кто считал, что Маргарет не по карману платить Дейрдре те же деньги, что прежде, я искренне надеялась, что этот слух неверен. Я случайно услышала, как владелец магазина сказал Этне, что кредит ей не может быть продлен, пока она не оплатит просроченного счета, при этом мы обе покраснели от смущения. Мне было понятно, что Дейрдре могла предпочесть красивый Дингл Дублину, но все-таки я удивилась. Я думала, Дейрдре до того напугана убийствами Джона и Майкла, что ни в коем случае не вернется.

Мне хотелось бы расспросить ее об этом, но она отказывалась разговаривать. По крайней мере, со мной, здесь она оказалась в небольшой, но постоянно увеличивающейся компании людей, видевших во мне местную разновидность Тифозной Мэри.[27] Когда я увидела ее на другой день на улице, она, видя, что я иду к ней, торопливо перешла, как Брета, на другую сторону и быстро скрылась в переулке. Пока я шла к тому месту, она исчезла в лабиринте улочек. Я решила, что мое неожиданное появление у Маккафферти и Макглинна так напугало ее, но мне казалось, что после всего произошедшего во «Втором шансе» она будет видеть во мне меньшее из зол. Очевидно, я ошибалась.

Но если Дейрдре нечего было сказать мне, у нее нашлось много, что сказать полицейским.

Глава одиннадцатая Пламя отваги

То, что Дейрдре сказала полицейским, привело Конала О'Коннора в тюрьму. Вернее, его реакция на то, что сказала Дейрдре. Конал, наверняка вспыльчивый и в лучшие времена, дошел до белого каления из-за разрыва с Фионуалой и постоянных напоминаний, дружелюбных и не очень, о стычке с Алексом. Его вызов для допроса привел к драке в полицейском участке, после чего один полицейский оказался с разбитым носом, а Конал в наручниках.

Конала вели в камеру, когда я пришла в участок поговорить с Робом.

— Пошел ты, — окрысился он, когда полицейский взял его за руку. — Я искал жену, — прокричал он через плечо, когда его уводили. — Она была там, я знаю. Флиртует с каждым встречным. Кто-нибудь должен был видеть меня.

* * *

— Где видеть? — спросила я Роба, когда он вел меня к своему месту в участке. Ему отвели стол посреди шумной комнаты, напротив обаятельного полицейского, который при нашем появлении галантно освободил для меня стул и пошел за другим.

— В городе, — ответил Роб. — Дейрдре сказала нам сегодня утром, что видела Конала О'Коннора во «Втором шансе» в тот вечер, когда погиб Майкл Дэвис. После того как пивные закрылись. Он говорит, что искал жену, но в городе, а не во «Втором шансе».

— Так мы все видели его в городе, когда он устроил сцену в баре. Но я разговаривала с Дейрдре перед ее отъездом в Дублин, и она ни слова не сказала об этом. Почему она говорит это теперь? Почему молчала раньше?

— Объясняет свое молчание преданностью семье Бирнов, нежеланием навлекать на кого-то из них неприятности, тем, что была уверена — Конал не совершал ничего дурного, и так далее, и так далее. Кстати, я понимаю, почему ты называешь ее Безутешной Дейрдре. Маленькая, унылая женщина. Я иногда вижу такие лица, как у нее, обычно у жертв. Выражение их словно бы говорит — они знают, что жизнь разочарует их, что с ними случится что-то скверное. И, как ни странно, случается. Не знаю, то ли они жертвы потому, что выглядят жертвами, каким-то образом навлекают на себя беду, или выглядят так из-за того, что уже случилось с ними. В любом случае не знаю, что говорить таким людям или делать с ними. — Роб сделал небольшую паузу. — В общем, я попросил тебя прийти, чтобы еще раз уточнить время. Мы уже занимались этим, но в свете заявления Дейрдре придется перепроверить все снова.

Вид у Роба был усталый. И неудивительно, он весь день преследовал преступников и всю ночь развлекался с бан гардой Медб.

— Как себя чувствуешь? — спросил он с улыбкой. — У нас целую вечность не было возможности поговорить.

— Отлично, — ответила я. — Использую свободное время на поиски товаров для магазина. Полагаю, до отъезда могу сделать что-то полезное.

— Отлично, — сказал Роб. Я знала, что он думает. Он хотел мне верить, но не знал, можно или нет. Но то, что я сказала, ему понравилось. Он думал, это оградит меня от неприятностей. — Правда? — недоверчиво спросил он.

— Чистая, — ответила я. Достала из сумочки фотографию столового гарнитура, которую дал мне продавец, и положила перед ним. — Видишь? Отличный, правда? И еще нашла красивый серебряный чайный сервиз.

— Замечательно, — сказал Роб, возвращая мне фотографию. Нам как будто трудно было говорить о чем-то, кроме полицейской работы, хотя раньше мы болтали без умолку. Хорошего в этом было мало.

— Ну ладно, — сказал он. — К делу. Давай припомним события того вечера. Майкл и Брета ушли вместе?

— Да. Ей нужно было успеть на последний автобус в Килларни. Майкл собирался проводить ее до автобусной остановки, потом обещал ей вернуться во «Второй шанс» за Вигсом.

— За черепахой, — сказал Роб.

— Да.

— Способ передвижения?

— Майкл пешком проводил ее к автобусу, но у него был велосипед, и, видимо, на нем он поехал к дому. Уверена, Брета это подтвердит.

— Она, можно сказать, подтвердила. Замкнутая молодая женщина, правда? Говорила она тебе что-нибудь?

— Ни слова, — ответила я. — В буквальном смысле. Она не разговаривает со мной.

— Насколько я понимаю, она со всеми несловоохотлива. Ладно, — вздохнул он. — Последний автобус отходил в десять тридцать. Брета уехала на нем: водитель ее помнит. И думает, Майкл был там, это логично. Он должен был дождаться с Бретой автобуса. Потом Майкл едет на велосипеде во «Второй шанс». Это заняло по меньшей мере двадцать минут. Брендон, — Роб указал на полицейского за соседним столом, тот улыбнулся, — сильный молодой человек, проделал этот путь и засек время. Значит, Майкл приехал туда около одиннадцати. А Конал все время ходил по пивным, хотя с трудом припоминает, где был в десять или в половине одиннадцатого. Говорит, что случайно столкнулся с Фионуалой, и у них вышла очередная ссора, насколько я понимаю, шумная. Несколько человек слышали, как мужчина и женщина орали друг на друга на улице. Ну, это несколько минут, и только. Как, по-твоему, что делал Майкл?

— Думаю, то, что обещал. Поехал во «Второй шанс» за Вигсом. Он мог войти через заднюю дверь. У работников были ключи от черного хода. Было поздно…

— Не так уж поздно, но семья, то есть Шон, Этне и Маргарет, утверждают, что легли спать очень рано и не слышали ни звука. У Дейрдре комната на чердаке, так что она, видимо, ничего не слышала. И утверждает, что нет. Однако говорит, что видела, как Конал крадучись шел возле дома. Очевидно, выглянула в окно. Шел небольшой дождь, так что в темноте, пожалуй, видно было плохо, но она говорит, что узнала его походку и фигуру. Конал упорно утверждает, что возле дома его не было.

— Итак, Майкл поехал искать Вигса. Однако Вигс был у Дейрдре. Она отдала его мне, когда уезжала в Дублин. Это может означать, что Майкл не нашел Вигса, что он не входил в дом или вошел и вынес черепаху наружу. Дейрдре сказала, где нашла ее?

— Говорит, в доме.

— Значит, Майкл мог встретиться с Коналом до того, как вошел в дом. А что дальше? Конал колет его шприцем?

— У Конала как будто нет проблем с наркотиками, есть только с выпивкой и вспыльчивостью, — ответил Роб. — Эти ирландцы, похоже, не дураки выпить. Некоторые прямо-таки представляют собой стереотип пьяницы. Но не знаю. Конал утверждает, что Майкла в тот вечер совсем не видел. Очевидно, так был поглощен криком на жену, что не заметил его в баре. Вопрос заключается в том, что если даже и видел, зачем его убивать? Только потому, что у него выдался очень скверный день? В том, что жена бросила Конала, Майкл не виноват, хотя, возможно, она с ним заигрывала. Если мне память не изменяет, Фионуала в тот вечер вовсю демонстрировала ноги и груди.

Я мысленно улыбнулась. Я думала, Роб был так опьянен Медб, что не замечал Фионуалы, но, очевидно, заметил.

— И это не Майкл нокаутировал его в доме Малахи и Кевина. Это наш Алекс. — Роб усмехнулся. — Жаль, что я не видел этого. Так зачем было Коналу убивать Майкла?

— Может, ради указания? — сказала я. — У Майкла было зажато в руке указание, по крайней мере, его часть.

— Мы, разумеется, занимались указаниями, говорили с этими адвокатами, Маккафферти и Макглинном, по крайней мере, с одним их них. Я их не могу различить, — сказал он, заглядывая в свои записи. — С Маккафферти. Он говорит, они не имели никакого отношения ко второму комплекту указаний, и кто их прятал, он не знает. Не знали они, и какая строка стихотворения находилась в каждом из конвертов. Думаю, ему можно верить, он тоже член системы правосудия и все такое.

— Ты узнал, какие указания были у каждого? Это может оказаться важным, так ведь?

— Конечно, узнал, — ответил Роб. — Я ведь опытный сыщик. Конал с Фионуалой получили, — он снова заглянул в свои записи, — «солнечный луч». Маргарет говорит, что уничтожила свое, даже не глядя; Этне и Шон получили «оленя в бою с семерыми». Падриг Гилхули получил…

— «Лосося в заводи», — перебила я. Майкл — «яростную волну». Алекс — «морскую зыбь». Беда в том, что строк в стихотворении больше, чем людей или, если угодно, розданных конвертов. У Бреты могла быть «красота деревца», но ее указание похитили из сейфа. Майкл, должно быть, его нашел — может, и боролся из-за него с Коналом. Он был очень привязан к Брете и не хотел, чтобы ее указание оказалось у кого-то другого.

— С Коналом или кем-то другим, — ответил Роб. — Возможно. Или, может быть, нашел листок где-то в доме. Предположений много, так ведь? Посмотрим, чего удастся добиться от Конала. Сейчас его допрашивает бан гарда Миног. — Я обратила внимание, что в моем присутствии он всегда называл ее Миног, а не Медб. — У нас нет достаточных улик, чтобы арестовать его за убийство — сейчас он может все отрицать, — но у нас ость другой повод для его ареста. Гарда Мерфи, разумеется, может не согласиться, что это случайность. Нос у него свернут вправо. Скорее всего, сломан и жутко распух. Кстати, — сменил он тему, — можешь это расшифровать?

И подал мне листок бумаги с инициалами Эмина Бирна и шапкой «Второй шанс» наверху.

— Указание Конала?

— Угу. Он отдал нам его. Сказал, это никчемный хлам. Дженнифер говорила, что вы способны расшифровать любую такую надпись, кажется, это письмо называется огамическим.

— Да, огамическое. Алекс подлинный специалист по нему. Это он, так сказать, расшифровал код. Я уже узнаю некоторые буквы, но мне нужна моя шпаргалка. Она в сейфе, в гостинице. Сделай мне копию, я поеду туда и потом позвоню.

— Спасибо, — улыбнулся Роб. — Это сбережет нам какое-то время. Копию я уже сделал, вот она. Мне хотелось бы получить и другие указания, если ты ничего не имеешь против, хотя, насколько я понимаю, они мало что говорят. Про обвинения Дейрдре помалкивай, ладно? Ни к чему раскрывать наш источник этой семье, особенно Коналу. Мы говорим ему, что его, проходя мимо, увидел кто-то неустановленный. Кстати, как дела у Дженнифер? Она здорова, так ведь? Последнее время я ее почти не вижу, но она, похоже, всем довольна.

Вопрос, которого я страшилась. Я огляделась вокруг. Один полицейский, стол которого стоял рядом, работал всего в нескольких футах, еще двое находились явно в пределах слышимости.

— У нее все хорошо, — ответила я. — Но ей, кажется, недостает тебя и твоих отеческих наставлений. — Это был прозрачный намек. — Тебе надо постараться проводить побольше времени с ней, с глазу на глаз, чтобы иметь возможность поговорить.

— Да, — ответил он, — постараюсь. Хотя, уверен, наставлений она получает от тебя достаточно. Как и я сейчас. — Роб улыбнулся. — Спасибо за совет.

Я поднялась. Если он полагал, что я даю его дочери наставления, то вряд ли будет особенно доволен их результатом.

— Поскольку я теперь раздаю советы, у меня есть для тебя еще один. Поспи немного, — сказала я и пошла к выходу. Услышала его смешок, но не оглянулась.

* * *

Указание Конала и Фионуалы — «солнечный луч» — в огамическом письме читалось «Грианан Айлех к Гранарду по линии полуденного солнца» и было не более понятным, чем остальные. Я переписала их все на лист бумаги и завезла Робу в полицейский участок по пути за очередными покупками. Я слышала, что в городке Баллиферритер, находящемся на другой стороне полуострова Дингл, проводится аукцион. Остановилась, чтобы перекусить в маленьком винном баре на главной улице, и обнаружила там, к своему удивлению, Дженнифер, Гилхули, Малахи и Кевина. Улыбнулась ей, обоим братьям и свирепо посмотрела на Гилхули.

— Как вы сюда добрались? — спросила я их.

— Падди одолжил машину, — ответила Дженнифер, указав за окно. Там стоял старый автофургон. — Мы нашли еще одно указание, — сказала Дженнифер. — Я сделала копию таблицы дяди Алекса и захватила ее.

— Загадка какая-то, — сказал Малахи. Дженнифер протянула мне лист бумаги.

— «Всевидевшее и видящее глаз огня», — прочла я. — К какой это строке стихотворения?

— «Пламя отваги», — ответил Малахи. — И мы нашли еще одно, относящееся к «тому, кто пролагает горные тропы». Кев решил, что это относится к горе Брандон, названой в честь святого Брандона, мы поднялись по тропинке к пирамиде из камней и нашли его там.

— Замечательно, — сказала я.

— Не особенно, — сказал Малахи. — Видите ли, с этим листом небольшая проблема. Он был спрятан так же, как остальные, на нем инициалы Бирна и все прочее.

— Но?

— Но он чистый! Вот, посмотрите.

Я посмотрела. Лист был уже знакомым, но, как сказал Малахи, совершенно чистым.

— Что это означает? — спросила Дженнифер, не обращаясь ни к кому. — Бумага как будто не была мокрой. Чернила смыть не могло.

— Откуда мне знать? — ответила я. — Разве что…

Все уставились на меня.

— Во втором комплекте указаний больше, чем в первом. Мы нашли огамические указания к строкам стихотворения, которые никому не были даны. Очевидно, предполагалось, что с имеющимися указаниями мы поймем, что они из «Песни Авархина», и найдем все строки стихотворения, не только те, какими располагаем. — Тут я умолкла, все ждали, — Итак… — я заколебалась. — Итак, не знаю.

— Итак, это означает, что когда мы доберемся сюда, указаний больше не будет, — сказала Дженнифер. — Разве не это ты думаешь?

— Пожалуй. Нам все еще недостает нескольких предыдущих строк. Нужно постараться найти их, посмотреть, есть ли при них огамические указания, и, может, одну-две последующих строки, посмотреть, приведут ли они тоже к чистым листам. Тогда будем знать точно.

— Строки, начиная с этой, о горных тропах, — заговорил Малахи, глядя на копию стихотворения, которую Дженнифер взяла с собой, — построены слегка иначе. Вместо «я то-то и то-то» они начинаются с «тот»: «тот, кто пролагает горные тропы», «тот, кто описывает ход луны» и так далее. Так что, может, мы дошли до конца указаний. Пожалуй, нам нужно найти недостающие. У нас нет связанных с «оленем в бою с семерыми» и с «солнечным лучом», так ведь?

— Одно из них есть, — сказала я. — Связанное с «солнечным лучом», — и сделала паузу, доставая записи.

— «Грианан Айлех к Гранарду по линии полуденного солнца», — прочла Дженнифер. — Где ты его нашла?

— В полицейском участке, — ответила я. — Это долгая история.

Я чувствовала себя слегка виноватой, передавая полученное от Роба указание. Но я отдала ему все, какие у нас были, разве не так?

— У тебя была возможность поговорить с папой? — спросила Дженнифер. Она выглядит какой-то одинокой, подумала я, скучающей по нему. Но она интересовалась, рассказала ли я отцу о ней и Падди.

— Только накоротке, — ответила я. — Там было много народу. — На ее лице отразилось облегчение. — Не говори ему, что я сказала вам об указании Конала, — добавила я.

— Может быть, тут мы заключим сделку, — сказала она с озорной улыбкой.

— Может, и нет, — ответила я, но поймала себя на том, что тоже улыбаюсь. — Не говори, и все.

— Что она сказала? — спросил Кевин.

— Сказала — не говори Робу, что она дала нам это указание, — произнес Малахи Кевину в ухо.

— Так, — прокричал Кевин, — что за указание?

— «Грианан Айлех к Гранарду по линии полуденного солнца», — прокричал в ответ Малахи. Несколько посетителей бара посмотрели в нашу сторону.

— Я знаю Гранард, — сказал Кевин. — Это город, кажется, в графстве Лонгфорд. Насчет этого глаза огня не знаю, но Гранард существующее место.

— Это первое настоящее название места, какое у нас есть, — сказал Падди. — Может, сокровище спрятано в Гранарде. Наверно, есть смысл туда поехать. Я постараюсь оставить у себя машину еще на день-другой. Можно поехать сегодня вечером.

Чтобы Дженнифер проводила ночь с этим типом? Такого я допустить не могла.

— Минутку, — сказала я. — Мы еще не нашли многих указаний. Может, сосредоточимся на том, чтобы найти все, а потом посмотрим, чем располагаем.

На лице Дженнифер отразилось разочарование.

— Пожалуй, ты права, — вздохнула она. — Но мне очень хочется поехать, поискать эту штуку, что там она собой представляет.

— Хорошее замечание, — сказала я. — Эмин Бирн говорил, что одни указания ведут к сведениям об этом предмете, другие к его местонахождению. Может быть, Гранард указание на «что», а не «где». Без «что», даже зная «где», мы не будем знать, что искать. Животное, растение, минерал?

— Думаю, это золото, — заговорил Малахи. — Болота. Эмин Бирн занимался торфяным бизнесом. В болотах каких только сокровищ ни находили, золото и все такое прочее. Кельты, видимо, прятали ценности в болотах или бросали туда в виде жертвоприношения. Римские монеты, сокровища викингов, золотые торки. Это металлические ошейники, которые надевали кельты, — обратился он к Дженнифер. — В бою они больше ничего не носили, ошейники да мечи и щиты. Сражались нагишом. Наверно, было на что посмотреть. — Он громко захохотал и хлопнул себя по колену. — У Денни есть хорошие истории об этих битвах. Скоро заставим его их рассказать. Если, конечно, Лара, вы готовы угостить его порцией виски или тремя, — добавил он.

— Готова, — ответила я. И тоже засмеялась. Мне очень нравились эти трое стариков.

— Так, какие строки стихотворения еще остались? — спросил Падди. — «Олень в бою с семерыми», я знаю, а еще?

— Давайте посмотрим, — сказала я, глядя в свои записи. — «Пронзающее копье», «Бог, создающий героев», чтобы это ни означало.

— Насчет одной строки у Кевина есть идея, — сказала Дженнифер. — Мы поедем туда после обеда. Какая-то келья.

— Молельня, — поправил ее Малахи. — Молельня «Галларус». Кевин думает, это место для озера на равнине. Место религиозное, очень древнее. Эмин Бирн любил такие. Правда, это довольно невразумительно. Указания становятся все непонятнее. Но Кевину это представляется так. Озер на равнинах здесь нет. Они все в горных долинах. Вот он и думает, что это молельня Галларус: она по форме напоминает перевернутую лодку и находится она на одной из немногих равнин. Ну, если все поели, то в путь.

* * *

Молельня Галларус представляла собой необычайное, очень древнее строение на открытой ветрам равнине с видом на далекое море и три холма, похожих на волны, застывшие в движении при каком-то катаклизме в древней истории земли.

— Это три сестры, — сказал Малахи, посмотрев в ту же сторону. — Их так прозвали. Теперь пойдемте, посмотрим на молельню.

Молельня была сложена без раствора, из тысяч тщательно пригнанных камней возникла крохотная раннехристианская церковь площадью примерно двадцать на шестнадцать футов, стены ее сводились на конус, образуя арчатую крышу с пояском. Она действительно походила на перевернутую килем вверх лодку. Там были только одно маленькое окошко и одна низкая дверь, расположенные друг напротив друга в разных сторонах здания.

Я потрогала стены изнутри.

— Красота, правда? — сказал Малахи. — Сложена без раствора, но стены до сих пор не пропускают воду, хоть простояли тысячу лет! Даже больше. Ее предположительно датируют восьмым веком. Конструкция та же самая, что у клоханов, которые мы видели на склоне горы Игл, только они круглые, а молельня прямоугольная. Красота, — повторил он.

Снаружи послышались крики, мы выбежали и увидели Дженнифер и Падди, он размахивал листом, сложенным много раз до размера квадратного дюйма.

— Нашел его сзади, между камнями, — сказал Падди.

— Быстрей разворачивай! — воскликнула Дженнифер. — Алфавит у меня с собой.

Лист они развернули быстро, но все-таки остальные успели собраться вокруг них.

— Написано на нем что-нибудь? — спросил Кевин, пытаясь взглянуть через плечо Падди.

— Да! — радостно ответила Дженнифер. — Только здесь очень ветрено. Придется перевести надпись позже. Возможно, это относится к строке о героях.

— Давайте над этим подумаем, — сказал Малахи, когда мы направились обратно к машине. — Кев, что скажешь о боге, создающем героев? Есть какие-нибудь блестящие идеи?

— Ты сказал — «герой»? — выкрикнул Кев.

— Да, — ответил Малахи.

— Так вот, кто величайший герой Западной Ирландии?

— Отличная идея, Кев! — сказал Малахи.

— Ну ладно, — сказала я. — Сдаюсь. Кто этот величайший герой?

Кевин и Малахи ужаснулись моему невежеству. Падди лишь улыбнулся и открыл дверцу машины.

— Ну как же, Финн Маккул, — сказал Малахи. — Глава фиана.[28] Величайший воин всех времен. Как выяснилось, он вел одну из самых великих битв здесь, на полуострове Дингл. Падди, сможешь на сей раз вести эту штуку быстрее? И выдержит она подъем? — спросил он, слегка пнув шину.

— Поедем со всей возможной скоростью, Малахи, — ответил Падди. — Усаживайтесь. Вы поедете следом, мисс Макклинток?

— Куда мы едем?

— Возможности две. Либо к столу Финна Маккула, это дольмен[29] в горах Слиаб Мис, либо к Вентри, где Маккул вел легендарную битву. На дольмен придется взбираться, и, скорее всего, мне. Если да, то сегодня делать этого не стану, — сказал он, глядя на клонящееся к закату солнце.

— Тогда давайте немного побудем здесь, — сказала я. — Что с другой строкой, о пронзающем копье?

Кевин поскреб в затылке.

— Она приводит меня в недоумение. Но я буду упорно думать.

— По-моему, это пронзающее копье вполне может находиться в кабинете Эмина Бирна, — сказала я. — Он заполнен мечами, копьями и прочим. Возможно, это указание Маргарет — она говорит, что уничтожила свое, не глядя, — и если так, возможно, Эмин хотел облегчить ей задачу. Первое место было в его владениях, по крайней мере, внизу, в бухточке. Может быть, и это тоже там. Если да, возможно, она уже нашла указание, разве что действительно никто из них не ищет сокровище.

— А как мы найдем его? — спросила Дженнифер. — Для этого нужно будет войти в дом.

— Я ни за что не пойду в это треклятое место, — сказал Падди.

— Я тоже, — сказал Малахи.

— И я, — присоединился к ним Кевин.

* * *

— Я проходила мимо по пути в Коттедж Розы, — сказала я, протягивая Маргарет свою визитную карточку у входа во «Второй шанс». Маргарет мельком взглянула на нее. — Кстати, это моя помощница, Дженнифер. Дженнифер, это миссис Бирн. Извините, что побеспокоила, не знаю, в курсе вы или нет, но, как видите, я совладелица антикварного магазина «Гринхальг и Макклинток» в Торонто. Я обратила внимание, что ваш дом продается, и подумала, что, может, вы готовы продать кое-что из вещей. Особенно меня интересуют карты вашего мужа, которые я видела в тот день, если есть такие, что не завещаны Тринити-колледжу. У меня есть покупатель, который коллекционирует карты, а некоторые из ваших очень хороши. Если они не продаются, — продолжала я, — буду очень признательна, если покажете нам те вещи, которые собираетесь продать.

— Мы еще не решили, что будем продавать, — неохотно сказала Маргарет. — Конечно, от кое-каких вещей избавимся. Мы собираемся переехать в более уютное жилище, и для всего, сами понимаете, не будет места.

— Разумеется, — согласилась я. Может, эта семья и в самом деле так разорилась, как говорят в городе. — Надеюсь, вы примете решение до того, как я вернусь в Канаду, думаю, это будет скоро. Кстати, — я достала из сумочки конверт и протянула ей. — Рекомендательное письмо из моего банка.

Маргарет взглянула на него и сказала наконец:

— Заходите.

— Вы будете искать новое жилье где-нибудь поблизости? — оживленно спросила я, стараясь завязать разговор.

— Вряд ли, — ответила Маргарет. — Подумываю вернуться туда, где я родилась. В Коннемару. Знаете эту местность?

— Нет, — сказала я, — но слышала, она красивая. Это неподалеку от Гэлуэя, так ведь?

— Да, — ответила Маргарет. — Очень красивая.

— Вы с мужем познакомились там?

Маргарет кивнула.

— После того, как он ушел в море и познакомился с Алексом?

— До этого. Мы были помолвлены, но он ушел в плавание. Я заключила помолвку с другим человеком, но Эмин вернулся, и я снова увлеклась им.

Голос ее стал печальным, почти тоскливым, и я почувствовала себя очень виноватой. Этот поиск сокровищ иногда походил на игру в шарады, и было легко забыть, что с ним связаны реальные люди с реальными чувствами. Только сосредоточившись на своей задаче и напомнив себе, что от находки сокровища может не только зависеть будущее Алекса, что это может прекратить насилие, я нашла в себе силы остаться. Маргарет резко повернулась.

— Вот кабинет моего мужа. Люди из Тринити-колледжа уже побывали здесь, — сказала она, указывая на опустевшие застекленные витрины, — там, где было оружие, на красном бархате остались темные пятна. — Они почти ничего не оставили. Вас интересуют картины? Они принадлежали моему отцу. По-моему, очень хорошие.

Не особенно сентиментальная женщина — возможно, просто практичная.

— Восхитительные, правда, Дженнифер? — сказала я. Девушка уверенно кивнула. Честно говоря, там была всего одна картина, обладавшая, на мой взгляд, какой-то ценностью, кроме сентиментальной, и я мысленно отметила ее. Под взглядом Маргарет мы тщательно все осматривали, иногда поднимали какие-то вещи, другие передвигали, чтобы заглянуть под них. Наконец я нашла, что хотела; во всяком случае, была почти уверена, что да. Подошла к окну и посмотрела наружу.

— Восхитительный день, правда? — сказала я перед тем, как отвернуться. Мне пришло на ум, что я слишком часто употребляю слово «восхитительный», может быть из-за нервозности.

Мое появление в окне служило сигналом Алексу, он прятался за сараем и, если я найду то, что нужно, должен был пойти в Коттедж Розы и позвонить оттуда по моему сотовому телефону в дом. Телефон прозвонил три раза. Маргарет не обратила на это внимания. Через несколько секунд в комнате появилась Дейрдре. Она снова удивилась, увидев меня.

— Это вас, мадам, — сказала она, не глядя в мою сторону.

— Прошу прощения, — сказала Маргарет и вышла. Я обрадовалась. Я рассчитывала на то, что Маргарет не станет говорить по телефону в моем присутствии. Однако Дейрдре оставалась на месте.

Дженнифер подошла к ней.

— Простите, можно воспользоваться ванной? — спросила она. Дейрдре заколебалась, и я подумала, что все рухнуло.

— О, вы имеете в виду туалет, — наконец сказала она. — Идите за мной.

Я поспешно приподняла застекленную витрину, теперь пустую, где раньше лежал любимый бирновский наконечник копья, которым, по его мнению, владел Луг Ламфада. Быстро взяла листок бумаги, и когда Маргарет вернулась, снова стояла, глядя в окно.

— Трубку положили, — сказала Маргарет.

— Какая досада, — сказала я. — А вот и Дженнифер.

Я еще походила по комнате, взяла с Маргарет обещание, что она позвонит мне, если решит продавать старые восточные ковры, потом предложила за картину больше, чем она стоила, заплатила наличными и сказала, что пришлю кого-нибудь за ней, если это удобно. Очевидно, Маргарет это устраивало.

* * *

Спустя несколько минут Дженнифер и я сидели в Коттедже Розы вместе с остальными. Держа указание в одной руке, огамический алфавит в другой, Дженнифер потчевала всех рассказом о нашем приключении. По ее словам, Маргарет Бирн всего лишь несколько микросекунд отдаляли от раскрытия нашего намерения, а Дейрдре собиралась вызвать полицию.

Рассказ ее был более внятным, чем указание. Оно гласило: «Umbilicus Hiberniae,[30] священный центр». Не особенно ясно, но, если моя теория была верна, у нас появилось еще одно направление поиска. Дальше видно будет.

Алекс сходил к пристани и принес замечательную рыбу, решив устроить в своем новом доме первый праздничный обед. Без электричества это было не так просто, но Падди развел огонь, Дженнифер и я зажгли свечи и накрыли стол, и мы неплохо провели время в этом маленьком уютном коттедже. У нас была рыба, поджаренная в пламени на сковородке, печенная на углях картошка, сдобренная ирландским маслом, и множество свежих овощей, затем последовала клубника в густых ирландских сливках. Поначалу между мной и Падди существовала какая-то натянутость, хотя в его манерах я, несмотря на сильную усталость, не могла найти никакого недостатка. Он был заботливым к Дженнифер, любезным с Малахи и Кевином, услужливым с Алексом, не докучал мне и при необходимости обращался «мисс Макклинток». Проявлял ненавязчивое обаяние ирландца, когда разговор и дружелюбие вывели его из обычной замкнутости, и я решила, что между нами заключено перемирие.

— Начало нашего знакомства было не особенно приятным, — сказала я ему, когда мы накрывали стол.

— Не особенно, — согласился он.

— Я думала, это вы опрокинули нас в воду. Думаю, та лодка была вашей, — осмотрительно добавила я.

— Возможно, — сказал он. — Все еще думаете, что управлял ею я?

— Нет. Малахи и Кевин сказали, что вы так не поступили бы, и для меня этого достаточно.

Падди улыбнулся.

— Замечательные старики, правда? Да, вас опрокинул не я, хотя, к сожалению, это, возможно, была моя лодка. Расход горючего был больше, чем я ожидал, лодка только что вышла из ремонта. Ребята вывели ее проверить, хорошо ли над ней поработали, но не на такое расстояние.

— Как думаете, кто мог взять ее?

— Конал, — ответил Падди.

— Зачем?

— Он способен на опрометчивые поступки. Хотел убить двух птиц одним камнем: отпугнуть вас от поисков сокровища и доставить неприятности мне. Публика во «Втором шансе» скверная, — добавил он. — Обращались они со мной грубо. Считают себя лучше всех, но это не так. Вот Эмин был замечательным человеком. Принял меня в дом, обращался как с членом семьи. Ко всем хорошо относился — к Майклу, Джону, ко мне. А Маргарет нет. Неприятная женщина. Обращалась со мной, как со швалью. Конал и Шон тоже. Эти две сестры брали с них пример.

— Только две?

— Брета не такая, — мягко сказал он. — Она замечательная, как и ее отец.

— Называйте меня Лара, — сказала я.

— Может быть, тетя Лара? — улыбнулся он.

— Нет, — ответила я. И подумала: «Не испытывай судьбу».

Поздно вечером, сытые и согретые праздничной обстановкой, мы оставили Алекса уютно устроившимся в коттедже и, осторожно выбирая путь, поехали к главной дороге, не имея желания встречаться с вооруженным Коналом, а потом в город. Я высадила Малахи и Кевина, потом мы поехали к приятелю Падди, у которого он взял машину. Там он сел на свой мотоцикл, а я с Дженнифер поехала к гостинице.

Там лежал адресованный мне конверт. В нем была записка. «Я приходила к вам, — говорилось в ней. — Приду еще раз в выходной. Послезавтра, в 11 часов. Пожалуйста, дождитесь. Мне нужно сказать вам кое-что. Очень важное. Д. Флад».

Глава двенадцатая Пронзающее копьё

К сожалению, семья Бирнов довела до конца свою угрозу подать судебный иск, чтобы отобрать Коттедж Розы у Алекса.

— Лара, — раздался в трубке вкрадчивый голос, — это Чарльз.

Мне показалось, что я ощущаю запах его одеколона, и, признаюсь, вопреки всем моим добрым намерениям, сердце у меня забилось чаще.

— Боюсь, у меня скверные новости. Несмотря на все мои усилия переубедить Бирнов, она наняли другого адвоката и требуют через суд возвращения Коттеджа Розы. Утверждают, как я и предполагал, что Эмин был noncompos mentis,[31] потому что рак дошел до мозга. Нам нужно увидеться, чтобы решить, как действовать. Мы с Райеном сегодня приедем. Как думаете, сможете вы связаться с мистером Стюартом, чтобы мы смогли сегодня встретиться вчетвером на час-другой?

Я считала, что это возможно. Как ни раздражал меня этот ход событий, я решила, что встреча с Чарльзом слегка улучшит мое душевное состояние.

Мы встретились в салоне гостиницы, сели за большой стол, чтобы Чарльз и Райен смогли разложить свои бумаги. Оба снова были в адвокатской униформе, костюмах-тройках и всем прочем, чем обратили на себя внимание многих постояльцев.

— Итак, мистер Стюарт, — начал Райен, ободряюще улыбаясь. — Вам совершенно незачем беспокоиться. Уверяю вас, эта семья ничего не сможет добиться. У нас есть копии ранних версий завещания Эмина Бирна, некоторым из них уже несколько лет, и во всех них вы упомянуты. Так что их довод, мысль, что Эмин был перед смертью не в своем уме, не выдерживает никакой критики. Мы надеемся, — он взглянул на Чарльза, тот кивнул, — что суд найдет этот иск странным и даже не станет его рассматривать.

— Не знаю, — начал Алекс. — Я много думал, находясь в Коттедже Розы. Место красивое, но…

— Конечно, — перебил Райен. — Замечательное место. И Эмин Бирн хотел, чтобы оно принадлежало вам.

— Знаю, — сказал Алекс, — но этот коттедж мне не нужен, и я начинаю думать — учитывая ходящие в городе слухи, — что семья Бирнов как будто…

— Вряд ли, — вмешалась я. — У них есть «Второй шанс», и, хотя, возможно, им придется продать его, они не совсем на мели. Что можно сейчас получить за такой дом? Наверняка больше, чем у нас когда-либо будет. И они сохраняют контроль над «Бирн Энтерпрайзис», хотя компания работает хуже, чем могла бы.

— Но если этот коттедж для них так много значит, — возразил он.

— Нет-нет, Алекс, — воскликнула я. — Не делайте этого. Вам же нравится это место. Я видела вас вчера, когда вы стряпали на огне. Таким довольным вы давно не выглядели. Этот коттедж для вас райское место: морской воздух, тишина, вдали от большого города.

— Но мои друзья, моя жизнь в Торонто, — заговорил он. — Вы знаете это не хуже меня. Что я буду делать, если не смогу приходить в магазин каждый день? Вы думаете, я оказываю вам любезность. Нет. Я возненавидел выход на пенсию через пять минут. Мне нужна деятельность, сознание, что я нужен.

— Ну ладно, мы оба выигрываем от вашего присутствия в магазине. Я рада слышать это, Алекс, но разговор сейчас не об этом. Если не хотите жить в коттедже, вы всегда можете его продать или сдать внаем, купить себе маленький коттедж поближе к дому, но, как говорит Райен, Эмин Бирн хотел, чтобы этот коттедж достался вам, и эти люди не должны быть такими эгоистичными. Вы спасли ему жизнь, и он хотел как-то отблагодарить вас.

— Это правда? — обратился Чарльз к Алексу. — Мне всегда было любопытно. Расскажите нам о том случае.

Алекс изложил ему деликатно отредактированную версию, сказав, что Эмин упал с пирса в Сингапуре.

— Сингапур! — воскликнул Райен. — Отличное место. Я ел там лучший на свете кисло-сладкий суп в ресторанчике неподалеку от отеля «Раффлз». И дим сум![32]

Я улыбнулась, вспомнив слова Чарльза, что Райен гурман. Взглянула на него, он тоже улыбался.

— Я точно знаю, где вы его нашли! — сказал Алекс, и они заговорили о сингапурской кухне, потом о гонконгской, потом о шанхайской. Чарльз слушал с живым интересом, и вскоре они стали рассказывать о местах, где бывали, и о своих приключениях. Чарльз, оказывается, родился не в богатой семье и упорно трудился, чтобы окончить юридический факультет. Под его лощеной наружностью ощущалась решимость, которую я находила очень привлекательной.

После нескольких минут разговора о путешествиях Чарльз снова перевел разговор к насущной теме.

— Итак, мистер Стюарт, — заговорил он. — Как ни приятна эта беседа, нужно выработать линию вашего поведения в этом иске. Мы, разумеется, пойдем навстречу вашим желаниям. Если вы не хотите сохранить за собой Коттедж Розы, мы попросту не станем оспаривать иск. Но Эмину Бирну очень хотелось, чтобы он принадлежал вам. Это я могу подтвердить лично. Я, разумеется, не понимал, почему, не зная этой истории, но долгое время обсуждал с ним завещание, и в его намерениях у меня нет ни малейших сомнений. И могу заверить вас, он был совершенно в здравом уме.

— В таком случае вы будете отстаивать завещание? — спросил Алекс. Оба адвоката ему явно нравились, и он, к моей радости, менял свои взгляды. Мне была невыносима мысль, что эта семейка отнимет у него коттедж.

— Да, мы будем защитниками, но наймем юрисконсульта, барристера, для работы в суде, — ответил Чарльз.

— Не будет ли это дорого стоить? — спросил Алекс.

— Скорее всего, будет, если дело дойдет до суда, но, как сказал Райен, мы думаем, этого может не произойти. Однако вам беспокоиться об этом не нужно. По правилам судебные расходы будет оплачивать имение, а не вы.

— Ну, тогда ладно, — сказал Алекс. — Лара, вы думаете так?

— Да, Алекс, — ответила я. — Думаю, что семейка Бирнов просто жадничает. Она далеко не в таком отчаянном положении, как делает вид.

— Стало быть, вы с нами? — спросил Райен.

— Пожалуй, — ответил Алекс. — Мне очень нравится этот маленький коттедж.

— Превосходно! — воскликнул Чарльз. — Теперь, Райен, полагаю, тебе нужно кое-что сделать во «Втором шансе» перед возвращением в Дублин.

— Да, нужно. Один из парадоксов создавшегося положения, — сказал он, глядя на меня, — заключается в том, что раз семья подает иск относительно недвижимости, мы, как душеприказчики, продолжаем представлять миссис О'Коннор в некоторых личных делах. Чарльз, идешь со мной?

Чарльз чуть вопросительно взглянул на меня.

— Пожалуй, нет. Может быть… выпьем? — спросил он, не сводя с меня взгляда. — Мисс Макклинток, мистер Стюарт?

— Конечно, — ответила я. И подумала: «Замечательно».

* * *

Чарльз сходил к бару за выпивкой, мы немного поболтали, потом нас прервал Малахи.

— Вот вы где! — воскликнул он, глядя на Алекса. — Мы искали вас повсюду. Забыли, что мы должны встретиться в пивной Тома Фицджеральда?

— Господи! — воскликнул Алекс. — Понятия не имел, что уже так поздно. Лара, Чарльз, извините меня?

— Конечно, — ответили мы в унисон.

— Я провожу его домой, — сказал Малахи. — Не волнуйтесь.

Чарльз улыбнулся мне.

— Может, поедим вместе? Дорога до Дублина долгая. На этой улице есть очень хороший рыбный ресторан. Я всегда стараюсь отведать дары моря, когда приезжаю сюда. Они очень хороши здесь. Что скажете?

Я подумала, что это превосходная мысль, ответила согласием, и через несколько минут мы сидели за столиком у окна, официант принес нам черную доску со списком дневного улова.

— Пожалуй, закажем шампанского, — сказал Чарльз. — Для начала. Слегка отпразднуем решение мистера Стюарта.

Чарльз Маккафферти был одним из тех мужчин, над которыми я и мои подруги склонны посмеиваться, со старомодными манерами, они бросаются вперед распахивать дверь и выбирают для нас еду, будто мы не можем сделать это сами. Однако я почему-то нашла это несколько успокаивающим, не нужно ни о чем думать, можно только наслаждаться очень вкусной едой и вином, которые он выбрал. Может, из них двоих гурманом был Райен, но Чарльз хорошо знал, что нужно выбрать. Кроме того, он уделял мне безраздельное внимание, и я находила это очень лестным. Завтра буду бранить себя, сказала я себе, за такое серьезное отклонение от феминистской идеологии, но сегодня с удовольствием посижу здесь. Однако напомнила Чарльзу о своем магазине, пусть не думает, что я не от мира сего.

— Помню, — сказал он. — Мне очень понравилось показывать вам нашу контору. Вы специализируетесь на каком-нибудь конкретном периоде?

Я рассказала ему все о магазине, как-никак, это моя любимая тема. Приятно было говорить о нем. Это напомнило мне о давних разговорах с Клайвом, когда мы еще только встречались, до того как вступили в брак и все кончилось неудачей. Приятно было найти общие интересы с другим человеком, иметь возможность обсуждать все в таких подробностях с тем, кто относится к этому предмету так же фанатично, как я. Правда, с Чарльзом я испытывала легкое замешательство. Не могла понять, всерьез он интересуется мной или нет. И решить, мой это тип мужчины или нет. Мы слегка флиртовали, потом оставляли это; думаю, мы оба противоречиво относились к идее нового романа. У меня были настолько скромные успехи в том, что касается мужчин, что мысль о завязывании новых отношений с кем-то, особенно так далеко от дома, была, мягко говоря, обескураживающей. Мне стало любопытно, не думает ли он так же.

Однако я находила Чарльза привлекательным, ничего не скажешь. Поймала себя на том, что жалею, что не заключила соглашения с Дженнифер, как в общежитии колледжа, где привязанная к дверной ручке лента означает «Не входить». Однако, если б мы заключили такое соглашение, оно бы касалось обеих, а я не хотела попустительствовать интимным отношениям между Дженнифер и Падди.

По ходу разговора я почувствовала, что за мной наблюдают, ничего необычного в этом не было. Вид у Чарльза был внушительный, одет он был лучше всех в ресторане. И бутылка шампанского в ведерке со льдом привлекала к себе пристальные взгляды. Но этот взгляд был каким-то иным. Я огляделась и увидела возле стойки Роба. На его лице было очень странное выражение, отчасти в нем было безразличие, отчасти… что? Ревность? Не может быть! Я посмотрела на него еще раз. Подумала: «Возможно». Ну и хорошо. Я улыбнулась Робу, потом подалась вперед, к Чарльзу, он протянул руку и сжал мои пальцы. Я сомкнула с ним руки. Роб повернулся к стойке и заказал еще виски. Мне стало любопытно, где Медб.

Чем бы ни мог закончиться этот вечер, будь мы одни, такой возможности нам не представилось. Когда мы допивали кофе, появился Райен.

— А, вот вы где, — сказал он. — Так и думал, что найду вас здесь. Что ели? Морского окуня? Жаль, опоздал. Я ел какую-то отвратительную ирландскую тушенку во «Втором шансе». Стряпню Маргарет. Надеюсь, она вскоре найдет кухарку. Ужин там не тот, что был прежде. А эта Дейрдре! Все время что-то роняет, чем-то стучит. Хорошо, что она ушла от нас, Чарльз. То и дело обливала чаем колени наших клиентов.

— Почему она ушла от вас? — спросила я. — В день отъезда она так отзывалась о «Втором шансе», что я думала — она ни за что туда не вернется.

— Бог ее знает, — ответил Райен. — Я так точно не знаю. Но своим уходом она сделала нам одолжение.

— Думаю, ей не понравился Дублин, — сказал Чарльз.

— Что там может не нравиться? — сказал Райен. — Кстати, о Дублине, Чарльз, — не пора ли нам возвращаться?

— К сожалению, да, — сказал Чарльз, целуя мне руку. Я подняла взгляд и увидела, что Роб снова смотрит на меня. — Но, может быть, как-нибудь в другой раз?

— Это было бы замечательно, — сказала я. — Спасибо за то, что помогли Алексу, и за очень приятный вечер.

Оба адвоката вышли к стоявшему «мерседесу» и уехали, машину вел Райен. Тронувшись с места, они с улыбкой помахали мне на прощание. Когда я снова оглянулась, Роба уже не было.

Разговор о Дейрдре напомнил мне, что завтра предстоит с ней увидеться. Она писала — что-то очень важное. Надо сказать, у меня это вызвало легкое раздражение. Я собиралась в этот день заняться поисками антиквариата для магазина. Но тем не менее решила дождаться ее. Может, она в самом деле скажет что-то интересное.

* * *

После полуночи в нашей комнате раздался телефонный звонок. Звонил Чарльз из Дублина.

— Хочу пожелать спокойной ночи, — произнес он своим приятным ирландским голосом. — Понимаю, уже поздно, но мне захотелось услышать ваш голос. Я провел чудесный вечер, хотя он и был очень недолгим.

— Я тоже, — ответила я. Хоть я и сказала себе, что он мужчина совершенно не моего типа, мне было приятно, что он позвонил.

— Мы еще увидимся. Это одно из благ выступать против иска семейства Бирнов, — усмехнулся он.

— До встречи, — сказала я и положила трубку.

— Кто это звонил? — спросила сонным голосом Дженнифер.

— Чарльз Маккафферти, — ответила я. — Спи.

— Папа сказал, что ты ужинала с одним из этих адвокатов, — сказала Дженнифер. — По-моему, он ревнует.

— По-моему, он слишком занят с Медб, чтобы ревновать меня, — съязвила я.

— Ты мне нравишься больше, чем Медб.

— Вот не знала, что у нас соперничество, — сказала я. — Спи!

* * *

На другой день Дейрдре не появилась. Прождав около двух часов, я позвонила во «Второй шанс». Мне показалось, что ответил Шон.

— Дейрдре там? — спросила я.

— Кто это? — спросил он с подозрением.

— Неважно, кто, — ответила я. Этот человек вызывал у меня сильное раздражение. — Я хочу поговорить с Дейрдре.

— Это та самая канадка, да? Приятельница человека, который отнял у нас Коттедж Розы?

— Он не отнимал его у вас. Коттедж завещал ему ваш тесть, — сказала я. — Дейрдре там?

— Здесь ее нет, — ответил Шон.

— Не знаете, где она? Она должна была встретиться со мной, — продолжала я. И пожалела о своих словах. Это разозлит его, и, возможно, у Дейрдре возникнут неприятности.

— Сегодня у нее выходной. Она вольна делать, что угодно. Где она — понятия не имею. И больше, пожалуйста, не звоните сюда! — сказал он и швырнул трубку.

Я прождала еще часа два, потом поехала на аукцион. Раздражающая женщина, подумала я. И семейка раздражающая. Я задумалась о том, что могла сказать мне Дейрдре такого важного. Может, о том, кто отец ребенка Бреты? Любопытно, конечно, но что тут такого важного? А если не об этом, то о чем?

Глава тринадцатая Бог, создающий героев

Нуада, вот это был человек, человек и вместе с тем бог. Знаете, что у Туата де Данаан самое главное? Они были в определенном смысле богами, но у них были те же трудности, что и у всех нас, и они были смертны. В конце концов они все умерли, а потом настал конец и всему их волшебству, когда пришел святой Падриг и проклял старых богов. Три нераздельные богини, Банба, Фолта и Эриу умерли, их мужья-короли тоже.

Однако Нуада, как я сказал, был замечательным богом. Он был королем туатов и сражался в обеих битвах у Маг Туиред, у него был меч, наносивший только смертельные удары, волшебный меч из города Финдиаса, дар богов, один из четырех великих. В первой битве он одолел племя Фир Болг, изгнал его на запад, в Коннахт и на острова Аран. Но в том сражении Нуада лишился руки, а поскольку король туатов не должен был иметь увечий, он больше не мог быть королем. Диан Кехт, целитель, изготовил ему серебряную руку, которая действовала, как живая, но быть королем он все-таки не мог.

Поэтому Нуаде приходилось смотреть, как новый король Брес, прозванный Красивым, губит королевство. Пусть Брес и был внешне привлекательным, он был отчасти фомором, сыном фоморского короля Элата и туатской женщины Эри, а внутренне он привлекательным не был, надеюсь, понимаете, что я имею в виду. Был скупым с туатами, требовал платить дань ему и фоморам, в конце концов даже великий Дагда стал строителем фортов, а Огме унизился до того, что носил дрова угнетателям.

И Нуада все это видел. Должно быть, время это для него было тяжелое, видеть богов в таком ужасном рабстве. А потом рука его восстановилась благодаря чарам Миаха, сына Диан Кехта. Одни говорят, Миах взял отрубленную кисть Нуады, другие — руку свинопаса, и приставил ее к руке Нуады. Мышцы и суставы срослись, наросла кожа. И Нуада снова получил возможность быть королем.

Нуада устроил королевский пир, на него пришел Луг Ламфада, Луг Длинная Рука, он убедил Нуаду снова возглавить своих людей в сражении, на сей раз с худшими из врагов, зловредными фоморами. Нуада передал королевство Лугу, и на сей раз туаты одержали победу, победу света и жизни над тьмой, и Морриган, ворона, так превозносила ее, что слышно было на всю страну.

Нуада мне нравится больше всех — он кажется таким человечным, несмотря на волшебство; он нес на плечах бремя угнетения своего народа, будучи беспомощным, потому что калека не мог быть королем. Погиб он от руки фомора Балора во второй великой битве при Маг Туиред. Знаете, я был с ним. Я видел, как гибло волшебство.

Да, Нуада нравится мне больше всех. Эмин Бирн тоже считал его самым лучшим.

Тело Дейрдре вынесло на берег неподалеку от «Второго шанса». Она так и не пришла в гостиницу «Три сестры» на встречу со мной, а если и приходила, ее никто не видел. Она унесла с собой в могилу то, что хотела мне сказать.

К счастью, тело обнаружила не я. Этот печальный жребий выпал на долю Падди Гилхули, он рано утром вышел в море на своей лодке и увидел у берега что-то подозрительное.

— Конала О'Коннора обвинить в этом убийстве нельзя, — вздохнул Роб, — он сидел у нас под замком. Думаю, придется его выпустить. Нельзя вечно держать его в камере за то, что разбил нос полицейскому. Хотелось бы, но это невозможно.

— А остальные члены семьи?

— Этне, Шон и Маргарет, как обычно, обеспечили друг другу алиби. Все были дома всю ночь. Очень удобно, если хочешь знать мое мнение. Фионуала прикидывается скромницей, но, думаю, выяснится, что она была с каким-то мужчиной, наверняка женатым, который в конце концов явится сюда с лукавым видом и попросит у нас обещания, что мы ничего не скажем его жене. Вот с Гилхули я еще не говорил. Пусть он обнаружил тело, но это еще не говорит о его невиновности, хотя, насколько понимаю, он очень расстроен случившимся. По словам гарды Миног, все еще пьет после потрясения. В скором времени нужно будет его допросить.

Кстати, я должен проверить Алекса, поскольку он в списке людей, что-то получивших по завещанию. Сомневаюсь, что кому-то придется подтверждать его алиби, он всю ночь провел один у себя в комнате. Нет-нет, — сказал Роб, взглянув в мое встревоженное лицо, — я не думаю, что это сделал Алекс. Записку Дейрдре, сама понимаешь, я забираю. Не представляешь, что она хотела тебе сказать?

Я покачала головой и спросила:

— Когда она умерла?

— Ночью или очень рано утром. Кое-кто видел ее вечером, в том числе один из этих адвокатов. В Дублин они вернулись вместе — я разговаривал с ними.

Меня подмывало сказать, что Чарльз звонил мне в полночь из Дублина, подтвердить таким образом его местопребывание, но я решила, что в этом нет необходимости и это будет жестоко.

— Бирны говорят, Дейрдре легла в обычное время, — продолжал Роб, — но, должно быть, где-то среди ночи потихоньку вышла. Зачем? Должно быть, с кем-то увидеться. С кем — понятия не имею… Господи, жизнь у нее была тяжелая, — добавил Роб, листая страницы в папке. — Похоже, много лет работала в очень тяжелых условиях. «Второй шанс» при всех его недостатках, должно быть, казался ей раем. Неудивительно, что она вернулась туда. До «Второго шанса» она работала в химчистке, — Роб вынул из папки лист. — В цехе, со всеми этими химикалиями. Может, потому и выглядела такой угрюмой. Ладно, если надумаешь что-то сообщить мне, позвони.

* * *

Я пошла обратно в гостиницу, думая о Дейрдре. Несмотря на ужасные события последних нескольких часов, город выглядел весело, повсюду висели афиши и полотнища с объявлениями о музыкальном фестивале, до начала которого оставалось меньше недели. Все в городе говорили о нем и явно ждали его с нетерпением. Однако я не могла проникнуться этим духом.

Не могла отделаться от чувства беспомощности перед лицом этого ужаса. И совершенно не понимала, что происходит: убита еще одна из служащих во «Втором шансе», еще один человек, даже не получивший указаний, погиб страшной смертью.

Я все думала о словах Мойры, что вели ко всему этому либо деньги, либо страсть. Если так, я видела всего две возможности: сокровище или прошлое Эмина Бирна. Сокровища я не нашла и пока не знала, что оно представляет собой. И об Эмине Бирне не знала многого. Но знала, что он постоянно искал четыре великие дара богов. Я направилась к пристани. Там сидел, разговаривая со столбом, Денни.

— Денни, — вполголоса окликнула я его, потом погромче: — Денни!

Поначалу он выглядел слегка недоумевающим.

— Лара, — произнес наконец он. — Это вы.

— Денни, я принесла вам бутылку виски, — сказала я. — И мне нужно выслушать кое-что из ваших историй.

— Какую хотели бы? — спросил он с довольным видом.

— Все, Денни, — ответила я. — Хочу выслушать все любимые истории Эмина Бирна, о богах и великих сражениях, о появлении Авархина на ирландских берегах. И хочу снова послушать о пропавшем ребенке, о человеке из округа Керри и ребенке, похищенном феями, — сказала я, поддавшись порыву. — Которая была любимой у Эмина. Начните с какой угодно.

И Денни стал рассказывать. Любимыми историями Бирна, как я и предполагала, были легенды о четырех великих дарах богов. Денни рассказал о котле Дагды, который никогда не пустел, сколько бы человек ни садилось за еду. О Лиа Фале, Камне судьбы, который рычал, когда его касался истинный король Ирландии, и который теперь либо утерян, либо находится в Эдинбурге; рассказал о Луге Ламфаде, Луге Длинная Рука, владельце волшебного копья, с которым не была проиграна ни одна битва, о том, как он убил своего деда, фомора Балора Злое Око, после того как пришел ко двору и убедил короля сбросить ярмо фоморского гнета. И наконец рассказал о своем и Эмина любимом герое, Нуаде Серебряная Рука, Нуаде Аргат-лам, обладателе четвертого дара богов, волшебного меча, и короле племени Туата де Данаан, богоподобных людей, которое после прихода кельтов было изгнано в сидхи, волшебные холмы. И вдобавок рассказал историю прибытия Авархина и сынов Миля, историю появления кельтов в Ирландии.

А потом Денни рассказал о пропавшем ребенке, которого похитили феи, ребенке, ради рождения которого отец заключил договор с дьяволом, но потом лишился его. У этой истории был хороший конец, человек под конец жизни находит сына, и они примиряются, что казалось не особенно правдивым. Эта история походила на одну из тех, что изначально были правдивыми, но с течением времени от пересказов в них все перепуталось. Однако у Эмина Бирна она была любимой. Когда он ее слушал, на глаза у него наворачивались слезы, а растрогать этого человека — как я могла лишь предполагать — было нелегко, и поэтому на нее следовало обратить внимание. Она подкрепляла мое мнение, что прошлое Эмина Бирна не было открытой книгой. Он приехал сюда из Гэлуэя вместе с Маргарет после того, как, по рассказу Алекса, провел злополучное время в море. Что заставило Эмина бежать таким образом от женщины, которая впоследствии стала его женой? Я решила, что о прошлом Эмина Бирна нужно разузнать побольше. Но кто мне расскажет о нем? Определенно не Брета. Она до сих пор старательно избегала меня. А может, она и не знала отцовского прошлого. Может, никто из них не знал. Возможно, в нем были такие вещи, о каких никогда не рассказывают членам семьи.

Я достала список указаний и просмотрела его снова.



Имеет ли значение, подумала я, кто получил какое указание? Сперва я думала, что тот, у кого было указание, найденное в мертвой руке Майкла, будет первым подозреваемым в его убийстве. Возможно, оно принадлежало Маргарет или Брете, хотя я начала сомневаться, что при всей их антипатичности они на это способны.

Деньги и страсть, подумала я. И готова была держать пари, что причиной подобных ситуаций чаще являются деньги, чем любовь. Это вернуло мои мысли к сокровищу, и я решила начать с «где» и «что». Может быть, потом выяснится и «кто».

* * *

— Я просмотрел все справочники, — негромко сказал Алекс. — Проверил имена и там, где мог, связал их с определенным местом. Собственно говоря, это было не так уже трудно.

— Отлично, вот карта Ирландии, — сказала я, раскладывая ее на полу Коттеджа Розы. — Думаю, теперь можно забыть о «Песне Авархина» и о том, у кого было какое указание. Давайте сосредоточимся на второй колонке указаний, которая, если моя догадка верна, должна привести нас к сокровищу. Начали! Берем по одному указанию, начиная сверху. «Виден восход майского солнца у холма Тальте».

— Тальте древняя богиня, иногда ее называют богиней зерна. По преданию, ее холм был в далеком прошлом королевской резиденцией, находится он здесь, — сказал Алекс и указал точку в восточной части Ирландии, неподалеку от Дрогеды. — Я не понимаю, при чем здесь восход солнца, хотя май может иметь отношение к древнему празднику Белтан первого мая. Существовали еще три праздника: Имболк — первого февраля; Лугнаса — первого августа и Самхан — первого ноября, однако ссылок на них я не нахожу.

— Ничего. Давайте продолжать. Дженнифер, нашла его? Да? Отлично, обведи кружком. Следующее указание?

— Следующее — «Будь прокляты эти камни». Не знаю, о чем это, но дальше следует «Лейнстерская ведьма на место Эриу». В области Лейнстер есть гора Слиаб на Каллиге, или гора Ведьмы. Вот она. Эриу, как мы знаем, одна из трех нераздельных богинь Ирландии. Ее место, если так называть его, находится здесь, на полуострове Дингл, в горах Слиаб Мис. Дженнифер, Слиаб, или Слив, на Каллиге находится неподалеку от Тары и холма Тальте.

— Нашла их! — воскликнула девушка. — Обвела кружком обе. Гору на Дингле тоже.

— Отлично. Дальше?

— Я пропускаю те указания, которых не знаю, говорю только об известных мне, — заговорил Алекс. — Честно говоря, не имею представления, где может находиться Umbilicus Hiberniae. Hibernia — это древнее название Ирландии, a umbilicus, думаю, нечто вроде греческого омфала,[33] пупа греческой цивилизации в Дельфах. Не знаю, что может представлять собой ирландский эквивалент. Однако гору Ане и крепость Махи я могу определить: обе — древние богини. В древности гора называлась «кнок». В Мунстере есть городок Кнокани, в древние времена он был священным центром этой области, посвященным богине Ане, отсюда — Кнокани, или Кнок Ане, гора Ане. Маха тоже была богиней, очевидно конской. Крепость Махи наверняка Эмайн Маха, теперь Наган Форт в Ольстере. Возле Армога, Дженнифер.

— Нашла то и другое, — сказала она через несколько минут.

— «Грианан Айлех к Гранарду по линии полуденного солнца». Грианан Айлех считается домом Дагды, одного из богов племени Туата де Данаан. Думаю, Дженнифер, он находится севернее.

Девушка взглянула на индекс карты.

— Грианан Айлех, да, на самом верху. Гранард, — она сделала паузу, — прямо на юг от него, почти в центре Ирландии. Отлично, пометила оба.

— «Белое Алму к красному Медб». Вы были правы относительно Медб, Лара. Королева и богиня Коннахта. Очень могущественная женщина. Ее столица находилась в Раткрогане. Алму тоже была богиней, ее называли Белая. Дом ее находился в Кнокаулине, опять слово «кнок», теперь холм Аллен, в то время столица королей Лейнстера.

Мы подождали, пока Дженнифер найдет и пометит эти места.

— «Партолан отправился умирать на восток», — сказала я. — Партолана я помню по рассказу Денни о битве при Маг Туиред. Он был одним из первых завоевателей Ирландии, так ведь? Если мне память не изменяет, он и его народ исчезли загадочным образом. Чума или что-то такое.

— Совершенно верно. В «Книге захватов» говорится о нескольких народах, которые в далеком прошлом приплывали в Ирландию. Партолан был одним из первых; по некоторым описаниям, он появился с запада, откуда-то из Атлантики. Он и его спутники сражались с фоморами, примитивными существами, которых потом победило племя Туату де Данаан. Считается, что Партолан оттеснил этих фоморов к северу. Потом партоланцев поразила какая-то болезнь. Считается, что Партолан и его народ пошли умирать на равнину Элта Эдар, предположительно первую заселенную местность Ирландии. Это к востоку от столицы верховных королей Тары, сейчас она находится севернее Дублина.

— Тару нашла, — сказала Дженнифер. — Помечу место к востоку от нее и к северу от Дублина.

— Так, — сказал Алекс. — Других указаний я либо не могу понять, либо они относятся к вещи, а не к месту. Например, «Всевидевший и видящий глаз огня». Ни в одной книге не смог найти ссылки на такую штуку. То же самое могу сказать о проклятых камнях и о чаше, поднятой за камень.

Все мы трое уставились на карту. Повсюду — на севере, юге, востоке и западе — были кружки, которые нанесла Дженнифер.

— Неужели придется ездить по всем этим местам? — простонала она. — На это уйдут месяцы. Они разбросаны по всей стране. Даже в Северной Ирландии!

— Здесь должно быть еще что-то, — заговорила я наконец. — Сперва мы получили указания, которые представляют собой строки стихотворения. Потом выяснили, что эти указания ведут к другим, написанным огамическим письмом. По крайней мере некоторые из этих указаний ведут к другим местам, но они занимают буквально всю карту. Предмет определенно не может находиться во всех этих местах. Господи, у нас помечено десять мест. Неужели Дженнифер права? Означает это, что нам нужно объезжать всю страну в поисках еще одного комплекта указаний? Не верю, что это может быть так сложно. Эмин Бирн наверняка хотел, чтобы члены семьи нашли сокровище, а не тратили жизнь на пустые поиски.

— Может быть, нужно соединить точки, — сказала Дженнифер. — Но как?

Она взяла карандаш и соединила их. Получилась лишь несколько меньшая территория Ирландии.

— Можно как-то соединить эти точки крест-накрест, но я не представляю никакой системы, а вы?

— Нет, — ответили мы с Алексом. Мне казалось, что мы можем очень долго смотреть на карту, пока не возникнет какая-то система. Я еще раз просмотрела список указаний. Если я что-то и узнала, находясь здесь, это что у ирландцев необычайно богатая мифология, что в ней больше историй, чем можно себе представить. Эмин Бирн выбрал всего несколько, но они должны были привести к сокровищу.

— Видите ли, — сказала я немного погодя, — многие из этих указаний представляют собой направление чего-то к чему-то, от одного древнего священного места к другому. Что, если мы соединим эти «от — к» и посмотрим, что получится? Например, в указании «Грианан Айлех к Гранарду» еще говорится: «по линии полуденного солнца». Не даст ли это нам ось «север-юг»?

— По-моему, даст, — сказал Алекс. — И в указании относительно холма Тальте говорится о восходе майского солнца. В мае солнце восходит примерно здесь, — и указал чуть северо-восточнее холма.

— Откуда вы знаете, дядя Алекс? — спросила Дженнифер.

— Я провел много лет в морях, моя дорогая. Теперь можно соединить холм Тальте и линию солнца.

— Не просто соединить, а провести линию по всей карте. И сделать то же самое с партоланской равниной. В указании сказано, что Партолан отправился умирать на восток. Вы говорите, что равнина, где он умер, находится к востоку от Тары. Проведите через них черту и продолжите ее до края карты. Это даст нам ось «восток — запад», — сказала я.

— Несколько других указаний соединяют древние политические или священные центры четырех областей Ирландии. Если соединим эти кружки, например холм Аллен в Лейнстере со столицей Коннахта в Раткрогане и Кнокани в Мунстере с Эмайн Махой, то есть Наван Фортом, то получим большое «X» через всю страну, — сказал Алекс.

— И через оси «север — юг» и «восток — запад», — сказала я.

— Может, они все пересекутся, — сказала Дженнифер и взяла лист бумаги, чтобы приставлять к этим точкам вместо линейки.

Они не пересеклись, по крайней мере, не все, но эти линии пересекли ось «север-юг» почти в одном месте, примерно в центре страны. Мы все уставились на карту.

— Пожалуй, мне нужны очки для чтения, — сказала я.

— У меня бифокальные, — сказал Алекс, — и тут почти ничего нет. Поблизости несколько городков: Лонгфорд, Атлоне и Миллингар, несколько проселочных дорог. Дженнифер, ты видишь что-нибудь?

— Ничего. В этом районе нет никаких памятных символов, — неуверенно сказала Дженнифер.

— В сущности, ничего особенного, — согласился Алекс. — Пожалуй, придется снова идти в библиотеку.

— Но здесь что-то должно быть, — сказала Дженнифер, указывая на тот небольшой район, где пересекались линии. — Может, поехать туда и посмотреть?

— Дженнифер, этот район не такой уже маленький, — сказала я. — Сперва нужно его сузить.

Она пожала плечами.

— Пожалуй, ты права. Но мне просто не по себе сидеть здесь, когда, может быть, к сокровищу уже подбирается кто-то другой.

* * *

Вечером, когда улеглась в постель, я достала из сумочки список указаний и просмотрела его снова. Там были почти все, решила я. И была почти уверена, что строки стихотворения уже не нужны. Они послужили своей цели, то есть привели ко второму комплекту указаний. Эти вторые указания, огамические, говорили, что и где. У нас было общее представление о том, где может быть спрятано сокровище, хотя это все еще была большая территория и требовалось ее сузить. Оставался вопрос: что это? Что мы ищем?

Я долго и упорно смотрела на список. Я твердо верю в подсознание, в его способность анализировать информацию и приходить к заключению. Всякий раз, когда я не могла разрешить проблему или принять решение, которое казалось трудным, — открывать ли магазин, выходить ли замуж, разойтись с Клайвом или остаться с ним и терпеть, — этот выбор я оставляла подсознанию. Это включает в себя обдумывание всех «за» и «против» перед сном и приказ себе принять решение. Иногда оно приходит во сне, иногда нет. Я почти всегда просыпаюсь с принятым решением. Не скажу, что эти решения всегда правильны, они правильны для меня в данное время.

И, проснувшись на другое утро, я была почти уверена, что знаю, что мы ищем, несмотря на отсутствующие указания, хотя не знала точно, где. В конце концов, указания были огамическими.

Глава четырнадцатая Тот, кто пролагает горные тропы

Этне Бирн родилась сорокапятилетней, сорокапятилетней и ирландкой. У меня есть теория, не подтвержденная никакими научными данными, что некоторые люди приходят в мир с отпечатанным на них конкретным возрастом. Есть люди, которые кажутся намного старше нас, когда мы юны, но когда их видишь много лет спустя, например, на встрече выпускников, они выглядят точно так же, как в школе. Этне была одной из таких. В сорока пяти годах ничего плохого нет — я опасно приближаюсь к этому возрасту, — но когда я получила возможность поговорить с ней с глазу на глаз, поняла, что она намного, почти на десять лет, моложе, чем мне показалось, когда я впервые увидела ее во «Втором шансе» и потом, когда она подыгрывала матери за чаепитием.

И родилась она ирландкой, с зелеными глазами, рыжеватыми волосами, туго завивающимися от постоянной влажности, светлой кожей и приятной словоохотливостью, которая проявлялась после нескольких глотков шерри. Даже одета она была по-ирландски, если можно так выразиться, — в блузку с кружевным воротником, короткий шерстяной жакет темно-зеленого цвета и длинную плиссированную юбку в тон ему.

Ее сестра, Фионуала, напротив, была любительницей развлечений, разговорчивой, обаятельной, кокетливой. Любила одежду ярких цветов, теперь на ней был красный костюм, застегнутый на все пуговицы жакет без блузки под ним обнажал большой участок слегка веснушчатой кожи и ложбинку на груди, короткая тесная юбка постоянно задиралась, открывая ноги.

Я встретилась с ними обеими в баре гостиницы. По их приглашению, которое меня удивило. Я впервые видела их одних, то есть за пределами дома, без находящейся поблизости матери. Несмотря на склонность думать о них дурно, признаюсь, я не видела ничего такого, к чему можно придраться. В данном случае обе казались мне очень славными, Этне умной, разве что немного наивной, Фионуала более добросердечной, чем казалась раньше. Видно было, что они и Брета, если не считать, что они были ближе по возрасту, чем я думала, имели и сходный характер.

— Мы решили открыть магазин, — начала более смелая Фионуала. — И, услышав, что у вас есть антикварный магазин, кажется, в Канаде, подумали, что вы сможете дать нам несколько советов.

— С удовольствием. Какой магазин думаете открыть?

— Антикварный, как и вы, — ответила Этне. — В Дингле каждое лето полно туристов. И у нас много папиных вещей, тех, которые не ушли в Тринити-колледж, карты, гравюры, книги. Трудно открыть магазин?

— Трудновато, — ответил я. — Собственно говоря, нет, открыть не трудно. Вот чтобы магазин не закрылся, требуются удача, усилия и… — я заколебалась, вспомнив городские слухи об их финансовом положении. — И, честно говоря, деньги.

— Это обходится дорого? — спросила Этне.

— Довольно-таки. Вам повезло, что у вас есть кое-какие вещи, которые для начала вам не нужно покупать. Но для открытия магазина требуется много товаров, больше, чем вам кажется. Думаю, вам придется провести инвентаризацию отцовских вещей.

— Какой доход приносит магазин? — спросила Фионуала. Разговор о деньгах как будто ее совершенно не смущал.

— Это зависит, — ответила я, — от того, что у вас есть для начала, и того, чем вы хотите торговать.

— Ну, в доме есть мебель, — сказала Фионуала. — По-моему, очень хорошая. И вся она нам не потребуется. Мы переезжаем.

— Нам не нужно столько места, — добавила Этне с ожесточенностью в голосе. Мне стало любопытно, насколько скверно обстоят дела во «Втором шансе». — А что конкретно нужно делать, чтобы открыть магазин? — продолжала она, когда официант по моему жесту поставил перед нами еще по бокалу.

Мне стало ясно, что зарабатывать на жизнь никогда не входило в планы Этне и Фионуалы Бирн, но я все же рассказала им о том, что я делала, чтобы открыть свой магазин, что сперва была оптовым поставщиком для других, привозила вещи, которые приобретала в своих путешествиях и помещала в склад на северной окраине Торонто, и как наконец, имея кое-какие деньги в банке, открыла собственный бизнес. Как вышла замуж за своего первого служащего и после развода вынуждена была продать магазин, рассказывать не стала. Эту часть они могли найти слишком обескураживающей, особенно с такими мужьями, как Шон и Конал.

— А почему бы вам не попробовать для начала поработать в чьем-нибудь магазине? — заключила я. — Ознакомитесь с ведением бухгалтерских книг, заказом товаров, рекламой и так далее. Или, — мне вдруг пришла в голову блестящая идея, — почему не поработать в одном из отделов компании вашего отца, например в импорте-экспорте? Вы можете это устроить, разве не так?

Этне закусила губу и взглянула на Фионуалу.

— Хороший совет. Однако я понятия не имею, сколько еще просуществует «Бирн Энтерпрайзис». После смерти отца матери во всех семейных делах помогает мистер Маккафферти, и, возможно, нам придется закрыть компанию. Она неважно работает. Вот почему я думаю, что нам нужно будет чем-то заняться, и не знаю еще, чем. Я довольно много узнала об антиквариате от папы и подумала…

Она не договорила.

— Но я полагала, ваш отец вел дела очень успешно, — сказала я. — Как это могло случиться?

— Не знаю, — ответила Этне. — Я не имела никакого касательства к бизнесу. Может быть, напрасно, но Шон, мой муж, работает в компании, и не хочет, чтобы жена тоже работала. Считает это несовместимым с его достоинством. Винит Конала, моего зятя. Говорит, Конал управляет торфяным бизнесом из рук вон плохо, а он всегда был той частью бизнеса, который помогал финансировать другие, более рискованные предприятия. Кажется, Шон называет его дойной коровой.

— А Конал говорит, что это Шон все портит, — вмешалась Фионуала. — Хотя меня больше не интересует, что он думает.

— Нехорошо, конечно, радоваться, что брак твоей сестры потерпел крушение, — сказала Этне, глянув на Фионуалу. — Но, может быть…

Казалось, Этне не может договорить этих мучительных фраз. В этом она походила на свою мать.

— Она имеет в виду, что теперь, когда Конала нет, мы опять сможем быть друзьями, — сказала Фионуала. — Раньше мы были неразлучными, Брета, Этне и я. Совсем как три нераздельные богини, в честь которых мы были названы, то есть прозваны, — Банба, Фолта и Эриу. Правда, Брете не нравилось, что ее прозвали в честь свиной богини, — засмеялась она.

— Банба не просто свиная богиня, — возразила Этне. — Она контролировала границу между подземным миром и небом. Может, нам пойти вместе, повидаться с Бретой, — грустно сказала она, глядя на Фионуалу. — Может, если она увидит обеих, нам будет легче снова сдружиться. Она не разговаривает с нами, — добавила Этне.

Со мной тоже, подумала я.

— Конечно, пойдем, — сказала Фионуала. — Она помирится с нами. Мы семья.

— Я бы хотела иметь антикварный магазин, — неожиданно сказала Этне, словно, начав говорить, уже не могла остановиться. — Не только из-за денег и деловых проблем. Я часто об этом подумывала, но такой возможности не было. Шон бы ни за что не одобрил. Теперь, пожалуй, смогу.

Вряд ли я могла винить ее за желание пойти в антикварный бизнес, потому что в течение получаса говорила им, что именно потребуется для начала. Этне, организованная, достала из сумочки блокнот и стала все записывать, задав по ходу разговора несколько довольно умных вопросов.

— Спасибо, — сказала она наконец. — Вы были очень великодушны. Тем более что наша семья была не очень любезна с вами и вашим другом, мистером Стюартом. Мы надеемся, что он доволен Коттеджем Розы, право. Отец нам много раз рассказывал о мистере Стюарте, о том, как он вытащил его из воды, когда папа упал и чуть не утонул.

«Упал, вот как?» — подумала я. Я слышала эту историю в несколько ином варианте, но для дочерей это было вполне понятное редакторское изменение. И похоже было, что иск о возвращении Коттеджа Розы отменяется.

— Вы не видели нас в лучшие времена, — заговорила Фионуала. — Наш папа был не таким, как на том видео. Рак у него распространился от легких к мозгу. Он был очень веселым. А мать, моя сестра, я… Видите ли, мистер Маккафферти только что рассказал нам о финансовых проблемах имения. Мы не могли поверить. Когда отец был жив, дела, казалось, шли превосходно. Мы были просто в шоке от смерти папы и этих новостей. И нас возмущала мысль, что кто-то получит что-то из имения.

И Шон. Понимаю, он выглядит ужасным снобом, но в душе очень добрый. Просто чем больше беспокоится, тем более неприветливым становится. Знаю, посторонним он кажется холодным, бессердечным, но только потому, что очень волнуется о «Бирн Энтерпрайзис» и о том, что будет со всеми нами. Согласна, Этне?

Этне, очевидно, была согласна.

— Можно задать вам пару вопросов? Или три? — спросила я. — Ну, пусть будет четыре.

Я слегка опьянела, и они как будто ничего не имели против.

— Спрашивайте, — икнула Этне. Она пила уже третий бокал. — Превосходное шерри.

И хихикнула.

— Ищет семья сокровище или нет?

— Нет, — ответила Этне. — Мать категорически против. Она хочет помнить отца таким, как он был, а не тем человеком на видеопленке. Я до сих пор слушаюсь матери, — жалобно добавила она. — Шон тоже не ищет, могу сказать об этом с уверенностью. Он не верит, что какое-то сокровище существует. Думает, отец был уже не в своем уме, когда записывал эту видеопленку, что эти указания — злобная шутка человека, который уже не осознавал, что делает.

— Я тоже не ищу, — сказала Фионуала. — За Брету говорить не могу, хотя не думаю, что она ищет. Да и не может искать, если на то пошло. Мать взяла указание Бреты из сейфа и разорвала его вместе со своим. Она очень решительная женщина.

— То есть никакой кражи не было? — спросила я.

— Не было, конечно, — ответила Фионуала. — Мать пришла в сущее неистовство. Вырвала страницы из папиного дневника и сожгла их вместе с двумя картами. Боялась, в дневнике окажется что-то такое, чего ей не хотелось бы знать, а на картах могло быть что-то, способное подстрекнуть нас к поиску сокровища. Полицию мы не вызвали, так что это был не такой уж дурной поступок, верно?

— Верно, — ответила я. И подумала — не считая сожжения этих редких, древних карт. Хотя, если вдуматься, сожжение дневника можно было увидеть и в другом свете. Возможно, Маргарет действительно хотела оградить себя от неприятных вещей, которые мог написать умирающий муж, а возможно, ей не хотелось, чтобы кое-какие вещи прочли другие, например гарда Миног или Роб.

— Думаю, — продолжала Фионуала, — искать сокровище может только Конал. Он очень зол на Шона и теперь, после разрыва со мной, может заниматься этим назло семье. Когда я сказала ему, чтобы он убирался, он сказал, даже прокричал, что опередит всех в поисках сокровища.

— Кто-то рылся в нашей комнате в гостинице, — сказала я. Это было сообщение, не вопрос, но я все-таки надеялась получить объяснение. — И пытался утопить нас на лодке.

Сестры многозначительно переглянулись.

— Возможно, Конал, — вздохнула Фионуала. — Это в его духе. Он со всеми держался грубо. Раньше мне именно это и нравилось в нем. Однако слышать о произошедшем неприятно. Правда, лодки у него нет.

— Но управлять лодкой он может, — сказала Этне. — Еще вопросы у вас есть?

— Что скажете о Падриге Гилхули?

— Ищет ли Падди сокровище? Не знаю, — сказала Этне, не поняв моего вопроса. — О, вас интересует, какое отношение он имеет к нашей семье? Или думаем ли мы, что он рылся в вашей комнате и пытался утопить вас на лодке?

Я кивнула:

— И откуда он появился.

— Не могу представить, чтобы он обыскивал вашу комнату и таранил вас лодкой. Он очень славный, несмотря на его угрюмый вид. Откуда он появился, я не знаю. А ты, Нуала?

Фионуала покачала головой.

— Папа принял Падди под свое крылышко. Ему нравилось давать людям шанс. Он помог Падди купить лодку и устроиться в чартерный бизнес. Какое-то время Падди, можно сказать, жил во «Втором шансе». А потом злоупотребил нашим гостеприимством. — Этне хихикнула. — Так выразилась мать. Он начал встречаться с Бретой, больше, чем встречаться, — надеюсь, понимаете, о чем я, — притом живя в доме.

Она покраснела.

Фионуала засмеялась:

— Возмутительно!

— Мать рассвирепела, сказала, что Падди недостаточно хорош для Бреты, и выгнала его из дома. Брета вышла из себя. Мать почему-то она не винила. Мы все ее слегка побаиваемся. Винила папу и его деньги, это было глупо, но Брета видела в них корень проблемы с Падди, причину мнения матери, что мы слишком хороши для него. У них вышла ссора. Я ни разу не видела папу таким гневным. Думаю, дело отчасти в том, что Брета была его любимицей и она просто обожала папу. Думаю, чем больше люди любят друг друга, тем ожесточенней они ссорятся. В общем, Брета ушла из дома. Я слышала, с Падди они больше не встречаются, так что вряд ли стоило уходить.

— Значит, вот что имел в виду ваш отец, говоря, что считал Падди членом семьи. Он бы не имел ничего против, если бы Брета вышла за него замуж?

— Полагаю, да, — сказала Этне. — Именно это он и имел в виду. Он никогда ничего не говорил о наших кавалерах. Не думаю, что ему особенно нравились Шон или Конал, но он не возражал против того, чтобы мы вышли за них.

— Ваш отец говорил, что в семье вечно были ссоры. Что он хочет поисками сокровища примирить вас. У вас в семье часто ссорились?

— Не всегда, собственно, нет, до последнего времени. Как думаешь, Нуала? Мы были очень близки, особенно сестры. Но, пожалуй, к концу жизнь папы стала такой. Рак выявил худшее в папе, высветил не самые приятные черты. Иметь дело с ним было очень трудно. Шон и Конал начали ссориться из-за того, что происходит с бизнесом, каждый винил другого. Брета, ясное дело, ушла. Падди винил семью за то, что произошло с ним и Бретой. Мы с Нуалой всегда были очень близки, но при ссорах мужей и всем прочем сохранять близость было трудно. К тому же, боюсь, я слегка похожа на мать, и когда дела идут плохо, ухожу в себя, становлюсь несколько резкой. А в последнее время дела шли неважно. Это все вопросы? — нерешительно спросила она.

— Не совсем, — ответила я. — Расскажите о Дейрдре.

— Не знаю, что и сказать. Это ужасно, правда? Она была такой маленькой мышкой — и тут ее убивают, просто невыносимо об этом думать.

— Долго она работала у вас?

— По-моему, пять лет. Да, Нуала?

— Примерно, — согласилась Фионуала. — Она появилась после того, как у Китти случился удар и ей пришлось уволиться. Так что да, примерно пять лет.

— Когда Дейрдре только начала работать, у нее все валилось из рук, — заговорила Этне. — Ей потребовалось немало времени, чтобы приноровиться. Она вечно проливала что-то, разбивала вещи, особенно маленькие стеклянные украшения матери или хороший фарфор. Мать это выводило из себя. — Этне хихикнула, Фионуала рассмеялась. — Понимаю, смеяться нехорошо, но это было очень забавно. Я вспоминаю Дейрдре такой, но по-доброму. Мы привыкли к ней, хоть она и разбивала фарфор, и были очень благодарны, когда она вернулась. Она казалась членом семьи. За несколько дней до ее гибели я сказала Дейрдре, что ей нечего беспокоиться, что я позабочусь о ней. Я старшая и понимаю, что заботу обо всем придется взять на себя мне: мать очень расстроена. И возьму. Как-нибудь открою антикварный магазин, найду жилье поменьше и постараюсь вернуть Брету в семью. У нее, ясное дело, будет ребенок. Как думаете, от Майкла? Или от Падди? Это не имеет значения. Мы поможем ей о нем заботиться. О Дейрдре я бы тоже заботилась и хотела, чтобы она это знала.

— Этне, не слишком ли ты серьезная? — вздохнула Фионуала. — Всегда была такой, — обратилась она ко мне, — даже в раннем детстве. Этне, я приглашаю тебя на музыкальный фестиваль, потому что твой сухарь муж вряд ли пригласит. Может быть, мать пойдет тоже. Послушаем музыку, немного выпьем, может даже потанцуем, найдем новых мужчин для матери и для меня. Для тебя тоже, если хочешь.

Этне громко засмеялась:

— Хорошо бы богатого.

— Это важно, — согласилась Фионуала. — Я знаю, что нужно делать, — добавила она, обматывая локон вокруг пальца и оживленно хлопая глазами. Все мы трое так рассмеялись, что из глаз потекли слезы.

Но потом вдруг слезы у Этне стали настоящими.

— Нуала, как ты думаешь, что с нами произошло? — всхлипнула она. — Когда-то мы все прекрасно ладили, так ведь? Конечно, папа был болен и не в себе, но что произошло с остальными? Особенно с тобой, мной и Банбой. Мы ведь были неразлучны.

— Этне, ты слишком много думаешь, — сказала Фионуала, обняв сестру. — Мало ли что случается в семье. Мы с этим справимся, и тебе не придется одной заниматься делами семьи. Будем держаться вместе в этой беде, так что не расстраивайся.

Я невольно восхищалась их решимостью. Женщина, которая хмурилась, когда хмурилась мать, кивала, когда мать говорила что-то, вставала, когда поднималась мать, выказала твердость перед тремя убийствами и надвигающимся банкротством. А ее сестра, какой бы легкомысленной ни казалась, была по существу доброй, серьезной, готовой делать то, что нужно.

— Уверена, у вас все будет замечательно, — сказала я. — А если вам потребуются еще какие-то сведения, пожалуйста, пишите или звоните мне, — сказала я, протягивая обеим по визитной карточке. — У меня есть и электронная почта.

Обе заулыбались, Этне утерла слезы. У них были красивые глаза и дружелюбные улыбки.

— Спасибо. Мы непременно дадим знать о себе, — сказала Фионуала.

Глядя, как они идут, взявшись под руки, по улице, я с удивлением поняла, что буду ничуть не против.

Глава пятнадцатая Тот, кто описывает ход луны

— Хочу узнать о похищенном ребенке, о настоящем, — сказала я Малахи.

— Это просто одна из историй Денни, — ответил он. — Не нужно придавать им особого значения. Знаете, он не совсем в своем уме, хотя я по-прежнему горжусь тем, что называю его своим другом. Ему кажется, что он был там, в далеких временах, когда происходили те битвы. Волшебные, между Туата де Данаан, Фир Болг и фоморами. В том давнем прошлом.

— Тогда хочу узнать все о семье Бирнов, — сказала я. — Откуда они, чем занимались до приезда сюда, все. Кто-то должен знать.

— Китти Маккарти, — сказал он. — Правда, она уже сдает потихоньку. Она стала работать у них, когда они приехали сюда много лет назад. Была домработницей, ходила за детьми. Сестра Денни.

— Где ее можно найти? — спросила я.

— В пивной, — ответил Малахи.

— Она живет в пивной? — удивилась я.

— Нет, — ответил он со смехом. — Над пивной. Над «Кабаньей головой» и чайной Бригид. Бригид — приемная дочь Китти, племянница Денни.

* * *

Я пошла по главной улице, зашла в дверь, разделяющую бар с чайной, и быстро поднялась по лестнице. Постучала в дверь, за которой впервые увидела Китти Маккарти. Открыла Бригид.

— Я бы хотела поговорить с вашей матерью, — сказала я ей.

— О чем? — недоуменно спросила она.

— О семье Бирнов.

— Мама не станет говорить об этом.

— Бригид, гибнут люди.

— Я заметила, — язвительно ответила она. — Люди, которые работали там, тоже. Поэтому мама не будет говорить на эту тему ни с вами, ни с кем бы то ни было.

— Дорогая, кто там? — послышался дрожащий голос.

— Никого, мама, — ответила она.

— Миссис Маккарти, это я, Лара. Та, что приходила за указанием Эмина Бирна. — Бригид сверкнула на меня глазами. — Я хотела поговорить с вами об этой семье.

— Тогда заходите, — ответила старушка. — Я люблю принимать гостей.

— Мама! — воскликнула Бригид. — Мы решили, что ты ни с кем не будешь говорить о Бирнах. Имей в виду, это опасно.

— Бригид, я уже почти мертва, говорю это на тот случай, если ты не заметила, поэтому впусти эту молодую даму, — сказала Китти. Тон у нее был таким, что с ним требовалось считаться. Думаю, он хорошо действовал на дочерей Бирна.

— Благодарю вас, — сказала я Китти, когда та жестом предложила мне сесть на диван рядом с ее креслом. Бригид села напротив нас с застывшим в беспокойстве лицом.

— Извините, — сказала я Бригид, — но гибнет много людей. Думаю, если б я могла понять, что происходит с этой семьей, если б об этом узнала полиция, то убийства могли бы прекратиться.

— Что вы хотите знать? — спросила Китти, ее руки, державшие одеяло, в которое она была закутана, дрожали, но глаза были ясными, живыми.

— Хочу начать сначала, как вы познакомились с семьей Бирнов, и почему Дейрдре считала, что эта семья проклята.

— Ладно, — заговорила она. — Сначала. Я была домработницей у отца Эмина Бирна, Майкла, все звали его Мик. Мик был вдовцом, его жена умерла, когда дети были еще маленькими, и ему требовался кто-то вроде меня, чтобы вести дом.

— Это было здесь?

— Нет, севернее, возле Гэлоуэя. Когда я пришла туда, дети были уже почти взрослыми. Эмину было двадцать с небольшим, а дочери Мика, Розе, почти восемнадцать.

— Коттедж Розы! — воскликнула я. — А я все ломала голову, почему он называется так, хотя там нет никаких роз.

Старушка кивнула:

— Коттедж назван в ее честь. Эмин в младшей сестре души не чаял.

— Где она теперь?

— Умерла. Давно уже, — печально ответила Китти, покачивая головой.

— Продолжайте, — попросила я.

— Существовала жестокая вражда между Миком Бирном и Энгусом Макротом, землевладельцем, жившим возле Слиго. Тянулась она годами, даже поколениями. Мы, ирландцы, долго помним обиды. Я не знаю, что было причиной вражды. Иногда бывает даже неважно, с чего она началась. Она живет собственной жизнью. Даже втянутые в нее не могут припомнить, с чего все пошло. Возможно, со спора из-за овцы или чего-то еще много лет, а то и поколений назад. Может быть, из-за бурого быка.

Китти умолкла на несколько секунд, потом негромко рассмеялась.

— Это шутка. В Ирландии существует древняя история «Tain bo Culainge» — «Угон быка из Куалнге». В ней рассказывается о большой войне между войсками Коннахта, которые возглавляли королева Медб с королем Айлилем, и войсками Ольстера с их героем Кухулином. Все началось с ссоры из-за бурого быка. Но вы понимаете, что я имею в виду, не так ли? Так или иначе эти двое были противниками, семьи их тоже, хотя, насколько я знаю, они никогда не встречались.

Старушка слегка закашлялась, и дочь принесла ей чая.

— Выпей, мама, — сказала она. — Тебе нельзя много говорить.

Мне показалось, что в глазах у нее были слезы.

— Я хочу поговорить, милочка, — ответила Китти, махнув рукой, чтобы Бригид отошла. — Много лет хочу поговорить об этом. Я обещала Эмину Бирну помалкивать, но, думаю, теперь уже это особого значения не имеет.

У Мика Бирна были большие планы для сына и дочери. Эмин уже работал вместе с ним в семейном бизнесе — по-моему, тогда они занимались торфом. Розу Мик собирался выдать замуж за жившего неподалеку вдовца, человека средних лет по фамилии Маккаллум, у него были большие земельные владения рядом с землями Бирна.

— Стратегический союз, да? — спросила я.

— Очевидно, можно назвать это так, — ответила Китти. — Вдвоем эти две семьи контролировали бы много земли в той местности. — Отпила глоток чая и продолжала: — Но Роза любила другого, молодого человека, с которым познакомилась на танцах. И фамилия его была…

Она слегка закашлялась.

— Макрот, — сказала я, взяв у нее чашку. — Догадываюсь, что это был Макрот.

Китти кивнула.

— Оуэн Макрот. Сын заклятого врага ее отца. Роза никому, кроме меня, об этом не говорила. Она была счастлива со своим молодым человеком, а он был красавцем, в его голубых глазах было видно море. И она была красавицей, можете мне поверить. Но счастье их было недолгим.

Эмин узнал о любовнике Розы, сказал отцу, и Мик запретил дочери видеться с Оуэном. Но она виделась, и… — старушка сделала паузу и утерла слезу, — я помогала ей. Понимаете, она была очень влюблена и просила меня помочь. По правде, я никогда не могла в чем-то отказать ей, да и Эмину тоже. Но Эмин снова прознал, сказал отцу, и на сей раз они отправили Розу в Дублин. Мне не сказали, куда именно: очевидно, думали, что я могу сказать Оуэну, и, пожалуй, я бы могла. Хуже всего было то, что Роза забеременела от Оуэна. Ее отправили рожать — Бирны говорили, что она заканчивает образование в Дублине. И заставили отдать ребенка, как только он родился. Она говорила мне, что ей даже не позволили взять его на руки. Ей сказали, что ребенок был болен и умер, но Роза не верила. Все это устроил Мик.

— Пропавший ребенок, — сказала я. — Значит, Бирны и Макроты были местными Монтекки и Капулетти, да? И все кончилось так же печально?

Китти слегка улыбнулась.

— Очевидно, их можно сравнить с Ромео и Джульеттой, но тут Ирландия, не Верона. Это больше похоже на старое предание о Дейрдре и Найси. Истории об угоне быка вы не знаете, но знаете историю о Дейрдре?

— «Безутешная Дейрдре», — ответила я. — Да, знаю. Дейрдре должна была выйти замуж за старика, короля, запамятовала его имя…

— Конхобар, — сказала старушка.

— За Конхобара. Но она любила сильного молодого человека по имени Найси. Они бежали вместе, однако Конхобар и его люди выследили их и, кажется, убили Найси. С Оуэном случилось то же самое?

— Продолжайте эту историю, — сказала Китти.

— Конхобар отдал Дейрдре кому-то другому, она ехала на колеснице, всех подробностей не помню, и бросилась вниз головой на скалу и погибла, чтобы не жить с двумя этими отвратительными людьми. Все так?

— Более-менее, — ответила старушка. — Так вот, Мик Бирн настаивал, чтобы Роза и Маккаллум поженились, чтобы о ребенке не говорилось ни слова — Маккаллум не должен был знать о нем. Эмин должен был отвезти Розу повидаться с Маккаллумом накануне свадьбы. Он окликнул ее, чтобы она вышла из комнаты, но ответа не последовало. — Китти приумолкла, по щекам ее заструились слезы. — Эмин вошел в комнату, но Роза была мертва. Повесилась.

Китти перекрестилась.

— Покончила с собой, чтобы не выходить за Маккаллума! — воскликнула я.

— Роза была очень подавлена из-за утраты ребенка и всего прочего. Оуэн, я думала, умрет от горя. Я рассказала ему о ребенке. Не знаю, следовало или нет, но рассказала. Он вышел из себя. Повсюду искал этого ребенка, своего и Розы, но не мог найти ни малейшего следа. Тогда трудно было найти ребенка, отданного на усыновление. Труднее, чем теперь, и Мик принял меры, чтобы не было никаких улик. Оуэн запил, лишился работы.

— Где он теперь?

— Не знаю. Я уехала оттуда. Может быть, до сих пор ищет своего ребенка.

— А Эмин? Что он сделал после этого?

— Исчез примерно на год, ушел в море. Он возненавидел отца почти так же сильно, как себя самого. Я думала, что больше его не увижу, но Мик, жестокий человек, вскоре умер, и некоторое время спустя Эмин вернулся, женился на Маргарет, она была его возлюбленной до того, как все это случилось, и переехал сюда, в Дингл. Попросил меня приехать, вести дом, и я согласилась. Через несколько лет сюда приехал и Денни. Я здесь познакомилась с отцом Бригид и маленькой девочкой, я уж давно не думала, что могу быть так счастлива, и стала жить здесь. Знаете, я жалела Эмина, он был неплохим человеком. Мне нравилось заботиться о его дочерях, хотя не могу взять в толк, что он нашел в Маргарет. Иногда поздно вечером, когда жена ложилась спать, он просил меня посидеть с ним у камина в его комнате, в красной, и поговорить о Розе. Знаете, он любил ее. И по-своему старался делать для нее все самое лучшее. Когда его мать умирала — он был тогда еще малышом, а Роза только начинала ходить, — она взяла с него обещание заботиться о сестренке, никогда не делать ничего во вред ей. И, думаю, он старался. По-моему, он думал, что нарушил данное матери священное обещание. — Старушка приумолкла. — Знаете, что такое гейс?

Это слово прозвучало у нее похожим на «гэйш». Я покачала головой.

— Это своего рода табу. В старых историях люди придерживаются гейса: есть что-то, чего они не должны делать, или что-то, что должны делать обязательно, — надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду, — и если они делают то, что нельзя, или забывают делать то; что обязательно, даже если виной тому обстоятельства, они нарушают гейс, и это обычно приводит к их смерти. Эмин Бирн считал, что нарушил свой гейс, причинив вред сестре. Однако к нам он был добр, правда, Бригид? Дал нам деньги, чтобы Бригид открыла чайную, а мой зять пивную. — Бригид кивнула. — И пытался разыскать ребенка Розы. Я знаю. Но власти сказали, что сделать этого никак нельзя, что он не отец ребенка, и фамилия будет раскрыта только в том случае, если ребенок хочет этого. Эмин умер в расцвете сил. Ему еще не было шестидесяти. И я знаю, что он хотел бы разыскать этого ребенка до своей смерти. Однако странно, — продолжала она. — Я имею в виду Дейрдре и Найси. В этой истории трагичная судьба выпала Розе. Дейрдре звали сестру Оуэна.

Я видела, кто Китти устала, и Бригид взглядом просила меня уйти.

— Мне пора, — сказала я. — Большое вам спасибо.

— Спасибо, что слушали, — сказала Китти, — У меня стало легче на душе после того, как рассказала вам.

Перед уходом я задала еще один вопрос.

— Ребенок был мальчиком или девочкой?

— Мальчиком, — ответила Китти. — Роза сказала, это был красивый, здоровый мальчик.

* * *

Может, это было совпадением, может быть, и нет. Дейрдре в Ирландии не меньше миллиона, и Дейрдре походила на старую деву, однако предполагать слишком много нельзя.

— Не знаешь, была ли Дейрдре Флад замужем? — спросила я Роба.

— По-моему, да, — ответил он.

— Знаешь ее девичью фамилию?

— Вроде бы она была в досье, но припомнить ее не могу. А что?

— Уверена, что фамилия была Макрот. Дейрдре Макрот.

— Вроде бы да.

Значит, Дейрдре Флад была тайным врагом в доме Бирна, ядовитой змеей в корзинке с фруктами, мстительницей под маской услужливости.

— Откуда ты это знаешь? — спросил Роб, наблюдая за моим лицом.

Я рассказала.

— Значит, ты думаешь, что эта кровная вражда продолжается, и Дейрдре, урожденная Макрот, хитростью пробралась в дом Бирна… для чего? У нее в течение пяти лет, что она там провела, наверняка было много возможностей сделать то, что она намеревалась. Думаешь, это она убила Майкла? Зачем?

— Не знаю, что думать, — ответила я. — Может быть, Майкла убила не она. Есть какие-то указания на то, что Дейрдре покончила с собой?

— Нет. Похоже, ее сперва задушили, потом бросили в море. Вскрытие установит точно. Задушить себя практически невозможно, и раз она могла броситься с утеса, то вряд ли стала бы делать то и другое. По-моему, ее сперва задушили. В легких, скорее всего, воды не окажется.

— А что, если это сделал Оуэн? Что, если он бросил поиски ребенка и принялся за месть семье Бирнов?

— И из мести стал убивать работников? В том числе и свою сестру? По-твоему, вести домашнее хозяйство самим достаточное наказание? Нет, конечно!

Я свирепо посмотрела на него. Ох уж эти полицейские с их юмором висельников.

— Мне все-таки хотелось бы знать, где Оуэн Макрот был в течение последних тридцати пяти лет, — негромко сказала я.

Роб уставился на меня.

— Выясню, — наконец сказал он.

— Пожалуйста, выясни, — сказала я. Меня не волновало, как нелепо это звучит. Я делала ставку на Оуэна Макрота.

Глава шестнадцатая Место, где заходит солнце

— По поводу Оуэна Макрота, — сказал на другой день Роб. — Двадцать пять лет из последних тридцати он провел в тюрьме. Вступил в ИРА, взорвал кого-то бомбой, попался и получил пожизненный срок.

— Но он уже вышел из тюрьмы, так ведь? — сказала я.

— Вышел, — подтвердил Роб. — Пять лет назад. И вскоре погиб во время пьяной ссоры в баре. Ему рассекли артерию разбитой бутылкой из-под виски. Истек кровью до приезда «скорой помощи». Думаю, Оуэна Макрота теперь можно вычеркнуть из списка подозреваемых, так ведь? Хочешь проверить еще какие-то версии?

Я нашла его тон вызывающим и хотела сказать ему об этом.

— Правда, мысль была хорошая, — добавил он. — Устроить проверку имело смысл. Может, тебе следовало пойти в полицейскую академию, а не заниматься таким рискованным делом, как торговля, — улыбнулся он. Вот так у нас с Робом: когда я готова выцарапать ему глаза, он говорит что-нибудь шутливое, приятное.

* * *

Стало быть, моя версия относительно Макрота не оправдалась. Какое-то время я думала об этом. Суть заключалась в том, что в первый день во «Втором шансе» у меня создалось очень скверное мнение о семье Бирнов, а теперь я не была уверена в справедливости этого мнения. Этне Бирн была замечательной личностью; Фионуала и Брета тоже, несмотря на некоторые черты, говорящие об обратном. А Эмин Бирн очень страдал. В давние времена она совершил ошибку. Очень серьезную, ничего не скажешь, с трагическими последствиями, но все же ошибку. И теперь семья расплачивалась за нее. Я не верю в проклятия или нарушенные гейсы, так же как и в фей. И была уверена, что какая-то злая сила, действуя исподтишка, ведет эту семью к разорению. Только я не знала, что это может быть за сила. Что не Оуэн Макрот, определенно. И вряд ли Дейрдре, хотя она играла здесь какую-то роль. Кто же оставался?

С Дейрдре было что-то неладно помимо того, что она урожденная Макрот. Служанкой она была из рук вон скверной. Этне с Фионуалой смеялись над тем, как она все проливала и разбивала безделушки их матери. Поначалу я думала, что она отплачивает Маргарет за ее недовольство или просто нервничает в ее присутствии, это было бы вполне понятно. Но Роб сказал, что она много лет работала в химчистке. Возможно, движимая желанием отомстить, она пробралась во «Второй шанс». Но как ей удалось это сделать при полной неспособности к этой работе?

Я сняла телефонную трубку и позвонила во «Второй шанс». Опасалась, что ответит Маргарет, и с облегчением услышала голос Этне.

— Извините, что беспокою, Этне, но у меня есть еще несколько вопросов. Не возражаете?

— Нисколько, — ответила она. Я боялась, что когда воздействие шерри прекратилось, она пожалела о своей откровенности, но голос ее звучал приятно, дружелюбно.

— Я опять о Дейрдре. Не знаете, откуда она появилась?

— Нет, — ответила Этне. — Как я уже говорила, она стала работать у нас, когда ушла Китти Маккарти, наша старая домработница. Помню, замену ей найти было очень трудно. Мы очень расстроились, когда Китти ушла. Она, разумеется, старела, но мы этого не замечали, я, по крайней мере. Китти работала у нас с тех пор, как я была совсем маленькой. Без нее нам стало плохо. Мы, конечно, давали объявления в городе, но наша мать… — Она сделала паузу и понизила голос: — С нашей матерью не так уж легко ладить. Хоть она и выглядит сурово, сердце у нее доброе, но люди не видят этого, и никто в городе не хотел браться за эту работу. Тогда мы стали давать объявления и в других местах и нашли Дейрдре.

— Она пришла с рекомендациями?

— Должно быть. Всем этим занималась мать.

— Значит, вы не знаете, кто рекомендовал ее?

— Нет. Но можно спросить у матери.

— Будьте добры. Полицейским может помочь в их расследовании все, что известно о ее жизни до того, как она пришла во «Второй шанс».

Это было не совсем ложью. Я была уверена, что ответ поможет им.

— Ладно, подождите минутку. Мама! — услышала я ее оклик.

Этне снова взяла трубку минуты через две.

— Извините за задержку, — сказала она. — Мать пытается стряпать. Жуткая сцена. Она говорит, что найти Дейрдре помогли наши адвокаты, Маккафферти и Макглинн.

— Спасибо. И последний вопрос, — сказала я. — Фамилия Макрот вам что-нибудь говорит?

— Типично ирландская фамилия, — ответила Этне после небольшой паузы. — Больше ничего. А должна бы?

— Не знаю, — ответила я. — Возможно. Право, не знаю.

Прекратив этот разговор, я набрала другой номер.

— «Маккафферти и Макглинн», — послышался в трубке официальный голос.

— Могу я поговорить с Чарльзом Маккафферти?

— Как сказать ему, кто звонит? — спросила секретарша.

— Лара, Макклинток, — ответила я.

— Мне очень жаль, мистера Маккафферти в конторе нет, — сказала она. — Передать ему что-нибудь?

— Я помогаю полиции вести расследование во «Втором шансе», — сказала я. — Либо соедините меня с мистером Маккафферти, либо ждите звонка из полиции.

Это было ложью, но мне было все равно. Притом отказы высокомерных секретарш пробуждают во мне худшие чувства.

— Его правда нет, — ответила секретарша. Меня подмывало поинтересоваться, почему тогда она спрашивала, кто звонит.

— Тогда соедините с мистером Макглинном, — сказала я.

Я думала, что секретарша бросит трубку, но через несколько секунд послышался голос Макглинна.

— Мисс Макклинток, — любезно произнес он, однако я слышала в его голосе нотку недовольства. Видимо, ему не нравилось, что его секретарше докучают люди вроде меня. — Очень приятно вас слышать. Чем могу быть полезен на сей раз?

— Я навожу справки о Дейрдре Флад. Маргарет Бирн сказала, что вы снабдили Дейрдре рекомендацией и…

— Дело обстояло не так, — перебил Макглинн. — Я лично не знал Дейрдре. — Тон его говорил, что он не может иметь ничего общего с таким жалким существом. — Помню, Маргарет, миссис Бирн, просила нас помочь ей в поисках прислуги. Вы, конечно, понимаете, что мы, как адвокаты, не оказываем таких услуг. — У меня создалось впечатление, что такую мелкую задачу Райен Макглинн считает для себя слишком унизительной. — Я подумал, что миссис Бирн могла бы обратиться в агентство по найму, — продолжал он. — Но она по непонятной мне причине настаивала. Мы только что содрали, я хочу сказать, получили деньги с Бирна по счету и, разумеется, готовы были помочь, чем могли.

— В вашу помощь входила проверка рекомендаций?

— Наверняка, — ответил он.

— Дейрдре работала в химчистке, — сказала я.

— Прошу прощения?

— Дейрдре проработала в химчистке много лет, бросала одежду в большие машины с чистящей жидкостью, потом доставала и развешивала на вешалки. Почему вы решили, что она справится с работой служанки в доме одного из ваших лучших клиентов?

— Ну… Я не понимаю, о чем речь. Что вы имеете в виду? — повысил он голос. — Разумеется, мы проверили рекомендации.

— И кто же рекомендовал ее? — спросила я.

— Как думаете, могу я помнить это пять лет спустя? — ответил он. — И даже если б помнил, даже если то, что вы говорите о ее прошлом, правда, в чем я не уверен, кто может сказать, что она не предоставила поддельные рекомендации?

— Думаю, для такого хорошего клиента вы устроили бы тщательную проверку, — сказала я. — Но, может, вы заглянете в свои бумаги?

— Очень сомневаюсь, что мы стали бы хранить такие сведения, — ответил Макглинн. — Однако я уверен, что для Бирна мы выбирали прислугу с предельной тщательностью.

— Вы не против того, чтобы проверить бумаги на всякий случай? — спросила я.

— Против, — ответил он. — В любом случае эта информация конфиденциальна.

— Хорошо, — сказала я. — Так и передам полицейским. Если им нужен ответ, они могут получить ордер. Но вы, конечно, и сами это знаете.

— Не кладите трубку, — сказал он ледяным тоном. Через несколько минут снова послышался голос Мисс Официальности:

— Мистер Макглинн попросил меня сообщить вам, что Дейрдре Флад предоставила в качестве рекомендации свидетельство из училища «Доместик хелп интернейшнл». Там сказано, что она окончила его с отличием.

— Когда выдано это свидетельство?

— Оно датировано первым марта девяностого года.

— Это училище, «Доместик хелп интернейшнл», хорошо известно?

Название довольно типичное, но я никогда не слышала его. Секретарша, очевидно, тоже.

— Не знаю, — ответила она. — Я, само собой, окончила колледж секретарш.

— Само собой, — сказала я. — Молодчина.

Меня подмывало спросить, были ли в этом колледже специальные занятия по надменному поведению, где она, вне всякого сомнения, была бы отличницей.

— Однако, должно быть, это приличное училище, — продолжала она, не обращая внимания на мой тон. — Оно находится на Меррион-сквер.

— Это хорошее место, так ведь? — спросила я. Я знала, что Меррион-сквер фешенебельное место, но не собиралась говорить этого. Мне хотелось, чтобы секретарша сказала все, что знает.

— Меррион-сквер? Конечно. Один из самых престижных районов Дублина. Это рядом со Сент-Стивенс Грин, — добавила она.

— И там один из самых престижных телефонных номеров?

— На свидетельстве нет телефонного номера.

— Спасибо за помощь, — сказала я, перед тем как положить трубку. — И передайте, пожалуйста, от меня привет Райену и Чарльзу.

Я позвонила в справочную Дублина, но престижному училищу «Доместик хелп интернейшнл» как будто не удалось обзавестись телефоном. Я почему-то сомневалась и в подлинности адреса. Рекомендация действительно поддельная. Дейрдре явно обвела Маккафферти и Макглинна вокруг пальца, это должно было бы вызвать у них немалое беспокойство, но не вызвало. Ей наверняка это удалось потому, что им было неприятно оказывать такого рода услугу этой семье, но они боялись отказать новому, богатому и влиятельному клиенту. Им требовались деньги для реставрации своего красивого георгианского особняка.

* * *

И чего же я добилась? Ничего, печально подумала я. Совершенно ничего. Я вышла прогуляться и подумать об этом. На окраине городка стояли большие туристические автобусы. Близился музыкальный фестиваль. С появлением туристов улицы стали более людными. В витринах всех магазинов висели рекламные афиши, из многих неслась громкая музыка. Несмотря на весь этот шум и возбуждение, я продолжала размышлять над своей проблемой.

Дейрдре можно было бы заподозрить в убийствах, если бы не два факта. В семье Бирнов, за исключением самого Эмина, явно скончавшегося от болезни, все были живы. Как указывал Роб, если она решила мстить, зачем убивать прислугу? Разве что Херлихи и Майкл раскусили ее. Это могло бы служить объяснением. Однако, как дворецкий, Херлихи не мог не обратить внимания, что Дейрдре была никуда не годной служанкой. Но она проработала во «Втором шансе» почти пять лет. Если бы он хотел пожаловаться на нее, то сделал бы это сразу же. А Майкл? Может, он был слишком добрым, чтобы разоблачить ее как обманщицу. Эта версия никуда не годилась.

Оставляя все это в стороне, самой убедительной причиной вывести Дейрдре из числа подозреваемых было то, что она мертва, притом ее убили. Это автоматически исключало ее из виновниц смерти других.

Я решила вернуться в гостиницу, постараться найти Дженнифер и перекусить вместе с ней. Когда я вошла, меня встретил Идан, владелец гостиницы.

— Мисс Дженнифер просила вас прочесть это перед тем, как подняться, — сказал он с улыбкой и протянул мне конверт.

Я вскрыла его. Внутри была торопливо написанная записка:

«Тетя Лара — папа здесь. Я поднимаюсь к нему, чтобы сказать о Падди. Не вмешивайся!

С любовью, Джен».

Глава семнадцатая Кто призывает звёзды?

— Вы, юная леди, оправляйтесь в свою комнату, — кричал Роб. — Оставайтесь там, пока я не разрешу выйти. И больше никогда, ни в коем случае не встречайтесь с этим типом!

Дженнифер, наверно, уже рассказала отцу о своем кавалере, подумала я.

— Но сейчас музыкальный фестиваль, — надулась Дженнифер.

— Да пусть хоть второе пришествие, — сказал Роб. — Ты находишься под домашним арестом. Ясно? — А ты? — обратил он ко мне багровое от гнева лицо, когда Дженнифер затопала по коридору в нашу комнату. — Пособничала и помогала ей? Поощряла встречи с этим Гилхули? Я ведь оставил ее на твое попечение.

— Ты не оставлял ее на мое попечение, — ответила я. — И я не пособничала. Удивилась не меньше тебя, когда узнала. Да, узнала на несколько дней раньше тебя, но потому, что обращала на нее внимание. А вот ты совсем забыл об отцовской ответственности. И не думаю, что криком можно что-то изменить.

— А чем можно? — выкрикнул Роб. Он совершенно не владел собой. Мне пришло в голову, что из-за стресса и ирландской еды его может хватить удар. Однако я не могла остановиться.

— Дженнифер разумная девушка. Она сама все понимает.

— Что, если уже слишком поздно?

Поздно? Поздно для чего?

— О, Господи, Роб. Не будь такой дрянью.

* * *

Я, топая, вышла из гостиницы. Правда, чувствовала себя виноватой. Но все равно думала, что он в этой ситуации ведет себя неправильно. Походила по городу, ведя воображаемые разговоры с ним и с ней и стараясь успокоиться. По пути мне встретились почти все, кого я знала в городе: Конал, вышедший из тюрьмы и по-прежнему пьяный; Этне с Фионуалой — мне было приятно узнать, что Фионуала уговорила старшую сестру выбраться в город; Падди Гилхули, он, похоже, не особенно беспокоился из-за исчезновения своей юной подружки. Не видела только Бреты. Остальных я старательно избегала, настроения разговаривать у меня не было. Нужно было подумать, что делать.

В конце концов, пребывая в дурном настроении, я решила пойти на музыкальный фестиваль, понравится мне он или нет, просто назло Робу. Решила, что если постараюсь, то смогу забыть обо всем этом. И я ходила по улицам, пока, услышав музыку, которая мне нравилась, — традиционные кельтские джиги и рилы, — не вошла в бар.

В переполненном баре было очень дымно и шумно. Посетители в большинстве своем были дружелюбные люди, пришедшие в субботний вечер в местную пивную. Молодежь толпилась у стойки, передавала кружки темного и светлого пива всем в зале. Большинство людей пришло парами, но там была небольшая группа женщин и толпа молодых людей в другом конце зала; украдкой поглядывающих на них. На какой-то жуткий миг мне показалось, будто я вижу Роба и Медб, что совершенно испортило бы для меня это место, но когда я снова взглянула в ту сторону, их не было видно.

В одном углу сидели две старушки, улыбаясь толпе. Они были крепкой породы, обе в сером, у одной седые волосы были схвачены сзади заколкой, у другой прикрыты шарфиком. Время от времени бармен, мужчина с громким дружелюбным голосом, обращался к ним: «Дорогие, еще по одной?», — старушки улыбались и кивали. Тут он отправлял кого-нибудь из рослых молодых людей к их столику с выпивкой.

В другом конце комнаты, за большим, низким столом, где в беспорядке стояли стаканчики, пустые и полные, и несколько заполненных окурками пепельниц, сидели четыре музыканта: женщина с волосами цвета воронова крыла, в черной блузке без рукавов и черных брюках, игравшая на гармонике; блондинка, небрежно одетая в майку и джинсы, с бодраном — кельтским барабаном; еще одна коротко стриженная женщина в джинсах и свитере, скрипачка; и руководитель группы, мужчина, тоже в джинсах и шерстяном свитере, игравший на флейте. Он объявлял мелодии, которые они собирались играть, по крайней мере, пытался, из-за шума в баре расслышать его могли только сидевшие поблизости, и отбивал ногой ритм по деревянному полу.

Те посетители, которые хотели слышать музыку, толпились в несколько рядов большим полукругом вокруг стола, первый ряд сидел на низких скамейках. Я стояла неподалеку от этой воодушевленной музыкой группы, когда музыканты начали играть. Первым номером была баллада в исполнении брюнетки, песня, которую, казалось, знали все, кроме меня. Голос ее был чистым, благозвучным, припев разносился над толпой, кое-кто негромко подпевал.

Через несколько минут музыканты перешли на джигу под оглушительные аплодисменты толпы, потом на рил, потом на другую джигу. Музыка становилась все быстрее и быстрее, скрипачка склонилась к инструменту, лицо ее было сосредоточенным, бодран задавал завораживающий ритм, гармоника жаловалась, ноты флейты взмывали, толпа раскачивалась, колено руководителя ходило вверх-вниз, словно поршень.

Потом в спину мне уперлось что-то твердое, хриплый голос прошептал: «Идемте со мной, иначе выстрелю». Я почувствовала, как меня вытаскивают из толпы, выталкивают в коридор, потом в выходящую в переулок дверь. Не успела я понять, что происходит, или хотя бы повернуть голову, как мне ко рту прижали тряпку, и мир почернел.

* * *

Я проснулась, или, скорее, пришла в сознание, в каком-то месте, где не было ни света, ни звука. Может быть, смерть бывает такой, подумала я, ни облаков или крыльев, ни жемчужных ворот, а с другой стороны — ни огней, ни серных дымов ада. Просто вечное небытие. С сожалением подумала обо всем, чего не сделала и не сказала, и задалась вопросом, может ли быть еще один шанс, отсрочка. Смутно подумала, нет ли где-нибудь поблизости Эмина Бирна, наоборот, жалеющего, что высказал некоторые мысли.

Однако постепенно небытие превратилось в холодную, твердую поверхность, запах сырости, позывы к тошноте, мерцание ночного неба вверху и рев ветра за пределами моей тюрьмы. А потом поблизости раздался стон.

— Роб? — воскликнула я. — Роб, это ты?

Я поднялась на четвереньки и стала шарить рукой в той стороне, где послышался этот звук. Нашла Роба в нескольких футах. Он еще не совсем очнулся, но приходил в себя. Я нашла его руку и держала ее.

— Кто здесь? — хрипло спросил он, внезапно придя в чувство.

— Я, Роб. Ты со мной.

Минуты две он молчал, и я подумала, что он снова потерял сознание.

— Представляешь, где мы? — спросил он наконец.

— Нет, — ответила я.

Роб медленно сел и застонал снова.

— Припоминаю, — заговорил он. — Бар, музыка, и ты исчезаешь в заднем коридоре: я увидел тебя лишь мельком. Это показалось странным, и я решил пойти посмотреть. И дошел только до задней двери. Наверно, их было двое. Тяжело думать, что со мной справился всего один. Должно быть, основательно потерял форму. Все дело в работе за письменным столом, которую мне поручали дома. Не иначе. Не думаешь, что это сказывается возраст, а? Видимо, это был эфир или что-то подобное, если я правильно понял за ту долю секунды, что оставалась до потери сознания. И если эта отвратительная тошнота может служить симптомом. Примитивно, но эффективно. Я сразу отключился. Должно быть, этот человек сперва лишил сознания тебя, а потом набросился на меня из-за двери. Я ничего не заметил. Определенно потерял форму.

— Очень мило, что ты пошел за мной, — сказала я, когда этот монолог окончился.

— Мы, полицейские, этим и занимаемся. Останавливаем преступления, спасаем женщин в беде и все такое. Правда, в данном случае со своей задачей я не справился.

— Ты случайно не видел, кто выталкивал меня из двери? — спросила я.

— Нет, к сожалению. Видел только верхнюю часть твоей головы и чей-то затылок, но видно было плохо.

— Мужчина это был или женщина?

— Не разобрал. А ты? Определила что-нибудь по голосу?

— Нет, но голос был явно изменен, из чего следует, что я, видимо, знаю этого человека.

— Мммм, — протянул Роб. Я услышала, как он пошевелился, потом щелкнул зажигалкой, вспыхнул огонек.

— Вот видишь! — сказал он. — Курение имеет свои достоинства. Я замечал, что ты его не одобряешь, не думай.

Мы встали, и Роб повел вокруг крохотным огоньком, оглядывая нашу тюрьму. Мы находились в каком-то круглом строении около десяти футов в диаметре. Каменные стены, поднимаясь, загибались внутрь, к маленькому отверстию футах в двенадцати над землей. Там была маленькая дверь с металлическими полосами, и Роб с силой налег на нее. Она не подалась. Он погасил зажигалку.

— Нужно поберечь горючее, — сказал он, — пока буду думать.

* * *

— При таких загибающихся стенах будет невозможно взобраться, чтобы попробовать расширить отверстие вверху, — негромко заговорил Роб в темноте. — Для этого нужно быть пауком или мухой. Может, ты смогла бы встать мне на плечи, попробовать столкнуть несколько верхних камней. Но, — вздохнул он, — туда нам не подняться. Может, мне встать возле стены и подтолкнуть тебя? Пожалуй, не стоит, — сказал он с безнадежностью в голосе.

Я была склонна согласиться с ним.

— У меня к тебе вопрос, — сказал он через несколько минут, — это у меня первая возможность побыть наедине с тобой с тех пор, как мы сели в самолет.

А чья это вина, подумала я, что ты проводишь столько времени со своей ненаглядной гардой?

— Спрашивай.

— Ты в самом деле думаешь, что я дрянь и — как там ты еще обзывала меня — олух?

Надо же, мужское эго.

— Нет, — ответила я. — Ну, может, изредка. Если б только ты мог быть помягче с Дженнифер.

— Что ты имеешь в виду?

— Думаешь, сейчас подходящее время для обсуждения этого? — вздохнула я.

— А почему нет? Делать здесь больше нечего, так ведь?

— Хорошо. Тогда на твоем месте я смирилась бы с тем, что она будет становиться старше и у нее будут кавалеры. Соберись с духом, у нее будет секс. Почему бы тебе, вместо того чтобы отпугивать парней, что, откровенно говоря, видимо, приводит к противоположному твоим намерениям результату, не поговорить с ней о таких практических вещах, как противозачаточные меры, венерические заболевания и прочее.

— Это дело матери, — ответил он.

Меня подмывало сказать, что, поскольку матери у нее нет, эту роль он должен взять на себя. Но он, разумеется, сам это знал, старался как можно лучше воспитать Дженнифер, и получилось у него отнюдь не плохо.

— Знаешь, я не такой уж динозавр, как ты думаешь. Я знаю, что она не вступит в брак со своей первой школьной любовью, как это сделал я.

«Конечно, раз ты не позволяешь ей иметь школьную любовь», — хотела сказать я, но промолчала.

— Ничего не говори, — приказал Роб. — Даже в темноте я точно знаю, какое сейчас у тебя выражение лица. Но я никак не думаю, что этот Гилхули может быть хорошим началом, — продолжал он. — По сравнению со своими подругами Дженнифер слегка незрелая. Я имею в виду — сколько ему лет? В отцы ей годится? Он моложе меня от силы лет на десять. — Сделал паузу. — Ладно, может, не на десять, а больше, но ты понимаешь, о чем я.

— Ты говоришь, что Гилхули слишком стар для нее, и ты прав, — сказала я. Как ни скучен мужчина средних лет, беспокоящийся о своем возрасте, этот разговор неожиданно показался мне интересным. Может быть, подумала я, с этой драмой из-за Дженнифер и ее великовозрастного кавалера я пропустила что-то очень важное? Сколько может быть лет пропавшему ребенку? Потому что тут, должно быть, замешан этот ребенок. Мать, отец, сестра отца, дедушки и бабушки уже мертвы. Этне сказала, ее родители состояли в браке тридцать четыре года. Бирн перед этим около года провел в море. Значит, ребенку его сестры должно быть не меньше тридцати шести лет, может, и больше. От тридцати шести до сорока. Может Падриг быть этим пропавшим ребенком? Не исключено. Эмин Бирн, наверно, возражал бы против того, чтобы его дочь сошлась с сыном его сестры, не одобрил бы кровосмешения. Но, может, он не знал. Не знал, видимо, и о Дейрдре. Семейная вражда означает, что их члены не могли быть близко знакомы. Они жили в разных городах. Возможно ли, подумала я, что этот ребенок жив и разыскал семью Бирнов?

— И я не хочу, чтобы она страдала, — услышала я слова Роба. — Признай, что эти отношения напоминают курортный роман.

Я снова обратила внимание на то, что Роб говорит. Если он думал, что я слишком ослабела и буду соглашаться с ним во всем, то жестоко ошибался.

— А ты, надо полагать, подаешь ей хороший пример в этом? Алекс помалкивает о том, когда его сосед по комнате приходит и уходит, но Дженнифер прекрасно знает, что ты уходишь потихоньку ночью и возвращаешься чуть свет. И не верит отговоркам о полицейских делах!

— Напрасно ты это сказала, — вздохнул он. — Я знаю. Ты говоришь, что я подонок и плохой отец.

Слышать его слова в темноте было жутко.

— Извини, — сказала я. — Говорить этого не следовало. Я не думаю, что ты плохой отец или подонок. Но обрати внимание на Дженнифер. Она красивая девушка, очень разумная. Можешь поставить это себе в заслугу. Что до Медб, она тоже производит впечатление умной и приятной особы. — Похвала, конечно, слабая, но на лучшую я не была способна. — Насколько я понимаю, отношения у вас очень серьезные, — добавила я.

— Ошибаешься, — спокойно сказал он. Я ждала. — Причины две. Она не вдова. Ее муж жив. До самого последнего времени в Ирландии не было развода, поэтому ради приличия она называет себя вдовой. Он живет в Белфасте.

— Так, может быть, она теперь получит развод.

— По-моему, в этом вопросе у нее твердого мнения нет — то ли она не одобряет развода, то ли сохранила к мужу какие-то чувства.

О Господи, подумала я. С минуту мы оба осмысливали это.

— А другая причина?

Роб вздохнул.

— Вторая в том, что я сам не знаю, где лежит мое сердце, но не думаю, что здесь.

Фраза показалась мне странной, но я поняла выраженные в ней чувства.

— А этот щеголь-адвокат? — произнес в темноте Роб.

— Тоже не думаю, — ответила я.

— Причины?

— Во-первых, не думаю, что я его тип, во-вторых, не знаю, где лежит мое сердце.

— Ммм, — протянул Роб. Мы посидели молча несколько минут. — Я давно собирался кое о чем тебя попросить, — неожиданно заговорил он. — Можешь отказаться. Но я думал, согласишься ли ты стать законной опекуншей Дженнифер, случись что со мной. Дедушка и бабушка слишком немощны для этого. Ты единственная, кому бы я мог доверить ее. Ей восемнадцать, так что опекать ее почти не нужно, но, думаю, она еще будет какое-то время нуждаться в каком-то руководстве. Подумай. Я ведь полицейский, так что вероятность, что такая необходимость возникнет, выше средней.

— Мне об этом думать не нужно, — ответила я. — Будь у меня дочь, а я, признаюсь, в последнее время хотела этого больше, чем раньше, то я была б очень рада, если б она походила на Дженнифер. Так что я согласна. Однако ты понимаешь, что, если я стану твоей заменой, тебе придется прекратить сопровождать меня в таких рискованных ситуациях.

— Ты права, больше не буду, — усмехнулся он.

— Как, по-твоему, что должно произойти здесь? Ответь честно, — спросила я.

— Ты уверена, что хочешь знать?

— Да.

— Думаю, что этот человек либо бросит нас гнить здесь, либо вернется, чтобы прикончить.

— Чудесно, — сказала я. — Извини, что спросила.

Мы посидели, обдумывая эту замечательную перспективу.

— Как полагаешь, где мы находимся? — спросил Роб. — По-прежнему на Дингле?

— Да, — ответила я.

— На севере? На западе?

— По-моему, в южной стороне.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что мы находимся в клохане, — ответила я. — Большая часть их расположена там.

— Где-где?

— В клохане. Похожей на улей постройке. Здесь, на склонах горы Игл, их сотни, большая часть их превратилась в развалины, но некоторые хорошо сохранились. Я видела их, когда мы с Малахи, Кевином и Дженнифер поехали искать указания. Щелкни зажигалкой и посмотри: представь, что находишься в улье. Видишь, камни уложены так, что стены загибаются вверх. Такая кладка называется ступенчатой. Прямо-таки произведение искусства. Эти домики-ульи построены в первые годы христианства, может быть даже раньше. Монахи жили в них отшельниками, набирались знаний и молились. Иногда клоханы строили группами возле церкви. Иногда в них жили обычные люди, а не священники, иногда они играли роль укреплений. Этот клохан больше и выше, чем большинство остальных. Кажется, я где-то читала, что обычно они бывали всего около четырех футов высотой, но этот гораздо выше — должно быть, он представлял собой дом, а не монашескую келью.

— Очень интересно, — сказал Роб. — Можем мы придумать какой-то способ выбраться из этого клохана?

— Нет, — ответила я. Ненадолго задумалась. — Дай-ка зажигалку!

И стала водить крохотным огоньком вдоль стен, ища то, что мне отчаянно хотелось найти. Стены состояли из рядов тщательно уложенных друг на друга камней; там, где необходимо, пространства между ними заполняли крохотные камешки. На первых нескольких футах стены наклонялись внутрь едва заметно, но выше было видно, что каждый ряд выступает над другим, и стены вверху загибались к отверстию примерно шести дюймов в диаметре.

— Думаю, здесь должно быть подземелье, — сказала я.

— Ну и что из этого? — с легким раздражением спросил Роб.

— А вот что. Иногда подземелье использовалось для хранения продуктов. Но иногда оно представляло собой путь спасения. На эти берега часто делали налеты викинги, и людям нужен был тайный выход из домов, если внезапно появлялись викинги, пираты или кто-то еще. Если мне память не изменяет, викингов особенно интересовали церковные сокровища, украшенные драгоценными камнями манускрипты и прочие подобные вещи. Поэтому люди строили низкие, узкие, извилистые туннели, в них было легче защищаться от преследователей, туннели выходили на поверхность в нескольких ярдах от дома. Если к двери приближался мародер, люди уходили через туннели. Взгляни сюда, — сказала я, поднося огонек к стене. — Видишь, камни здесь уложены по-другому. Некоторые расположены вертикально, а не горизонтально, как притолока над дверью. И видишь, камни уложены не так правильно. Может, это заложенный впоследствии подземный ход! Роб смотрел с любопытством.

— Сухая кладка, — сказал он. — Без цемента, без ничего. Одни только камни. Разобрать стену должно быть сравнительно легко. Давай займемся этим! Свети, а я начну.

* * *

Сперва разбирать плотно уложенные камни было трудно, но через несколько минут Роб проделал в стене небольшое отверстие. Протянул руку за зажигалкой, просунул ее внутрь и стал вглядываться. Я затаила дыхание. Там вполне могла оказаться кладовая. Я едва смела надеяться.

— По-моему, это туннель, — сказал наконец Роб. — Кто бы мог подумать, что твои занятия историей окажутся так полезны.

От облегчения я чуть не всхлипнула.

Через несколько минут мы вытащили достаточно камней, чтобы пролезть туда.

— Полезай первой, — сказал Роб. — Я буду защищать тыл на тот случай, если кто-то появится.

Я проползла несколько футов. Было сыро, холодно, и я ничего не видела впереди. Роб отдал мне зажигалку, и я полезла в туннель. Через несколько футов смогла встать, хотя приходилось сгибаться. Туннель слегка изменил направление, потом сузился, через несколько ярдов мне пришлось встать на четвереньки и ползти снова. Когда я добралась до конца, то лежала на животе и отталкивалась локтями.

Выход был загорожен большим камнем. Я нажала на него изо всех сил. Камень чуть шатнулся, но не подался.

— Небольшая проблема, — сказала я Робу, находившемуся в нескольких футах позади. И поднесла огонек зажигалки к камню.

— Ммм, — согласился Роберт. — Будем толкать вместе.

И подполз ко мне.

— Повернись на бок, — сказал он. — Мне нужно побольше пространства.

Мы лежали носом к носу и бедром к бедру. Я ощущала на лице его дыхание. И думала только о том, что, если за нами придут наши похитители, у нас не будет возможности маневра. Роб, мужчина, видел это по-другому.

— Отлично, правда? — сказал он. Я знала, что он усмехается в темноте. И свирепо посмотрела на него, хоть он и не мог этого видеть.

— Раз, два, три, взяли! — сказал он. Мы оба изо всех сил нажали на камень. Он слегка зашатался.

— Еще раз! — скомандовал Роб. Мы нажали еще раз, потом еще. Камень зашатался, потом опрокинулся и откатился от туннеля. Роб вытолкнул меня наружу первой, и мы оказались на свободе.

Глава восемнадцатая На кого звёзды светят?

Значит, хотите послушать историю о том, как кельты прибыли в Ирландию, да? Это последнее большое вторжение. И решение Авархина.

Так вот, эта история начинается в Испании с человека по имени Миль. У него было много потомков, как и у его братьев. Одного из сыновей звали Ит, и однажды он взобрался на высокую башню, чтобы осмотреть окружающий мир. И как думаете, что он увидел в тот ясный зимний день?

Вы сказали — Ирландию? Да. Точно. Ирландию. Она была всего лишь тенью на горизонте, но Ит решил отправиться туда. Кое-кто из родичей счел, что он рехнулся. Ты видел тучи, не землю, сказали они ему и хотели его удержать. Но он все-таки пустился в путь, да. Взял с собой сторонников и сына, Лугайда. И приплыв сюда, спросил местных жителей — мы знаем, что это было племя Туата де Данаан, дети богини Дану — спросил их: «Как вы называете это место?» «Инис элга», — ответили туаты. «А кто правит вами?» — спросил Ит. «Короли у нас Маккуйл, Маккехт и Макгрейне», — ответили ему.

Тогда Ит и его сын отправились в Айлех, встретились с этими тремя королями, Ит сказал много добрых слов об этой земле, поэтому он и короли расстались по-хорошему. Но тут история делает поворот к худшему, кое-кто из туатов забеспокоился, что раз Иту и его сторонникам так понравилась эта земля, они захватят ее силой, поэтому туаты выследили и убили Ита. Его люди отвезли тело в Испанию, братья Ита опечалились, разгневались и поклялись отомстить.

Они собрали воинов, всех сыновей Миля, среди них был поэт Авархин, и на шестидесяти пяти кораблях отплыли в Ирландию. Но когда добрались сюда, не могли увидеть острова, потому что туаты наложили на него чары, милезийцы трижды обогнули остров и наконец подплыли к Слиаб Мис. Вы знаете Слиаб Мис. Оттуда они отправились к Эблинну.

В конце концов сыновья Миля пришли в мидский Уснех. Видите ли, Уснех был и до сих пор является, только мы не знаем этого, священным центром Ирландии. Он находится в таинственной пятой области — по-ирландски область называется «койсед», это означает «пятая часть». Среди кое-кого из нас это вызывает споры. Понимаете, существуют всего четыре области: Ольстер, Коннахт, Лейнстер и Мунстер. Кое-кто спорит, утверждая, что некогда Мунстер разделялся на две области, по те, кто хранит в сердце древние истории, знают, что областей было пять, и пятая называлась Миде — это место, где сходятся остальные четыре области.

Поэтому Миде и Уснех — место совершенно особое. Оттуда, с Уснехского холма, видно кольцо окружающих гор. Если у вас хорошие глаза, с него можно увидеть всю Ирландию: священные места и политические центры других четырех областей в древние времена, Раткроган в Коннахте, Эмайн Маху в Ольстере, холм Аллена в Лейнстере и гору Ане и Луг Гур в Мунстере, все они тянутся вдоль горных вершин. А прямо напротив еще одного холма — Тара, столица верховных королей Ирландии.

И в давние времена, после того как по случаю праздника Белтан на Уснехе загорался огонь, огни вспыхивали на всех горных вершинах и видны были по всей Ирландии. Да, Уснех — это огненный глаз богов, а на его склоне находится Айл на Миреанн, Камень делений, громадный камень, разделенный на четыре части, однако единый. Совсем как Ирландия. Это место очень, очень долго было волшебным, потом святой Патрик проклял эти камни, и волшебство исчезло.

Но это произошло гораздо позже. Кого Авархин и сыновья Миля встретили в таком особом месте? Саму богиню Эриу, третью богиню. Эриу, Фотла, Банба, три нераздельные, как трилистник или Святая Троица, богини. Она приветствовала их, сказала, что было предсказано, что они приплывут и навсегда займут этот остров, лучшее место на свете. И попросила их, чтобы ее имя сохранилось на острове. Авархин дал торжественную клятву, что это имя навсегда станет главным. И оно стало в форме Эрин.

Потом они отправились в Тару, где правили три короля туатов, Маккуйл, Маккехт и Макгрейне, мужья этих трех богинь. Сыновья Миля предложили трем королям три возможности: битва, власть или приговор. Короли выбрали приговор и попросили, чтобы его вынес сам Авархин.

Авархин, вынося первый приговор в Ирландии, сказал, что эта земля будет принадлежать племени Туату де Данаан, пока сыновья Миля не вернутся, чтобы захватить ее силой, поэтому туаты не удивились, что сыновья отплыли от берегов на девять волн, чтобы затем возвратиться.

Корабли отплыли на девять волн, это были волшебные волны, и туаты попросили своих друидов напустить чары. На корабли завоевателей обрушился сильнейший шторм, и многие погибли, но Авархин решил, что это друидический шторм, а не настоящий. Он велел матросу влезть на мачту посмотреть, дует ли ветер выше мачт их кораблей. Ветер не дул, но, говоря это, матрос умер. Тогда Авархин напустил свои чары, поэты в те времена были друидами, понимаете, и море успокоилось. И наконец Авархин снова ступил на ирландский берег. «Я морская зыбь, яростная волна», — произнес он, накладывая заклинание на остров. Тогда милезийцы, кельты, как их теперь называют, направились к горам Слиаб Мис, здесь, на полуострове Дингл, там произошла великая битва с Туата де Данаан; потом еще одна у Тальтиу, где короли Ирландии и три богини, Банба, Фолта и Эриу, погибли. И с тех пор до христианской эры, и еще долго потом, как говорят некоторые, Ирландия принадлежала кельтам.

Мы старательно выбирали путь по полям, среди каменных построек, направляясь к морю и идущему вдоль берега шоссе. Было уже очень поздно, но в конце концов мы вышли к фермерскому дому.

— Я подойду к двери, — сказал Роб. — Ты на всякий случай спрячься.

Но все обошлось. Разбуженные фермер с женой позвонили в местный полицейский участок, и через несколько минут мы ехали в город. Дали показания в полиции, потом меня подвезли к гостинице, а Роб сказал, что поедет с полицейскими обратно, попытается отыскать клохан, в который нас бросили.

* * *

Я устало поднялась по лестнице в свою комнату. Уже близился рассвет, и я очень утомилась. Осторожно отперла дверь, чтобы не разбудить Дженнифер. В постели ее не было. На столе лежал конверт с адресованной мне запиской.

«Мы с Падди думаем, что можем найти сокровище. Едем на его мотоцикле. Не волнуйся, я позвоню тебе завтра. Папе тоже оставила записку. Надеюсь, он не очень рассердится. С любовью, Джен».

Я прямиком отправилась в ресторан. Он был закрыт, но я видела свет на кухне. Бреты там не было. Я попросила сказать, где она живет.

— Я не должен бы говорить вам, — ответил повар. — Но вы, как будто, очень расстроены. Второй дом отсюда, второй этаж, голубая дверь.

Брета, увидев, кто это, попыталась захлопнуть дверь у меня перед носом. Я была готова к этому, мной овладело безрассудство. Толчком распахнула дверь и прошла мимо нее в комнату. Брета похудела, беременность ее стала более заметной.

— Будет вам, Брета, — чуть ли не закричала я. — Хватит. Понимаю, вам пришлось очень нелегко. Понимаю, потеря отца явилась тяжелым ударом, потом был убит Майкл. Да, это было ужасно. Но времени прошло много. Теперь вы просто упиваетесь всем этим. Поговорите со мной.

Брета не смотрела мне в лицо и не издавала ни звука.

— Смотрите, — сказала я, раскладывая перед ней карту. — Я сузила местонахождение сокровища вашего отца до этого района. Ближайшие городки — Атлоне и Муллингар. Поймите, мне нужно не сокровище. Дженнифер Лучка, которую вы знаете, очень дорогая мне девушка, уехала искать его с Падди Гилхули. Насколько я знаю, он может быть убийцей, и даже если это не так, убийца будет охотиться за ними. Я должна найти ее. Брета, помогите мне, пожалуйста. Мне больше не к кому обратиться. Вы сами скоро станете матерью. И должны понимать, что означает ответственность за такую юную девушку, как Дженнифер.

Брета по-прежнему молчала. К глазам у меня подступили слезы отчаяния.

— Брета, что могло интересовать вашего отца здесь? В этом месте, — сказала я, показывая на карте пересечение линий, которые провели мы с Алексом. — Я не могу объезжать весь район. Нет времени. Брета, это вопрос жизни и смерти.

Моя просьба была встречена молчанием. Я была так расстроена, что даже не могла плакать. Повернулась и пошла к двери. Едва взялась за дверную ручку, позади послышались шаги Бреты. Я повернулась. Брета смотрела на меня, смотрела в лицо.

— Ушна, — сказала она. По крайней мере, это прозвучало так. — Холм Ушна. Найдите камень, Айл на Миреанн.

— Спасибо, Брета, — сдавленно произнесла я и побежала к своей машине.

* * *

Я понеслась по полуострову Дингл к Трале, потом по шоссе номер двадцать один к Лимерику, потом по шестому шоссе через Эннис, Горт и Лугрею, потом через Баллинслоу к Атлоне. Я нервничала, шоссе большей частью были двухполосными, на них особенно не разгонишься, к тому же то и дело принимался лить дождь, и покрытие было скользким. Дорога заняла у меня почти четыре часа, я сделала одну остановку, чтобы выпить кофе и заправиться бензином, другую — чтобы попытаться связаться с Робом в гостинице или в полиции. Я кляла себя за то, что не взяла сотового телефона. Я оставила ему записку, и могла только надеяться, что он уже в пути.

Эти четыре часа я не только вела машину, но и думала — о сокровище и нарушенных гейсах, отцах и дочерях, неподобающей любви, загубленных жизнях и мести. Я также твердо знала, что важна Дженнифер, а не сокровище, что тут дело не в богатстве, а в подмененной жизни. Доехав до Атлоне, я знала, кто будет там. Я действовала методом исключения. В сущности, оставалась только одна возможность. Денни рассказывал правдивую историю. Да, он слегка изменял место, добавлял немного фантазии и счастливый конец, чтобы вызвать у Эмина Бирна слезы радости. Конец счастливым быть не мог, это я знала. Но мне нужно было найти Дженнифер.

В Атлоне я подъехала к заправочной станции навести справки. Заправщик был молодым человеком.

— Я ищу место, называемое холм Уснех, — сказала я, произнеся «Ушнех», как Брета.

— Никогда о нем не слышал, — ответил парень. — Это здесь?

— Да, — сказала я. — Где-то между Атлоне и Муллингаром.

Он пожал плечами.

— Спросите у моего отца, — сказал он и указал подбородком в сторону конторы.

— Я ищу место под названием Уснех, — сказала я двум мужчинам в конторе; один из них, видимо, был отцом заправщика, другой, как я предположила, — дедом.

— Не знаю такого, — ответил отец.

— Что она говорит? — спросил старик.

— Уснех, — повторила я.

— Ясно, — сказал старик. — Холм Уснех. Поезжайте по долине, — сказал он, выведя меня наружу и указав направление, — в сторону Муллингара. На выезде из города будет развилка. Не знаю, есть ли там указатель, так что смотрите не заблудитесь. Это довольно далеко, но если поедете по долине, он будет слева. Вы поймете, что почти на месте, увидев пивную под этим названием. На ней будет небольшая вывеска, больше почти ничего. Люди теперь редко ездят туда.

— Спасибо, — сказала я. Я надеялась, он знает, что говорит. И он знал, потому что когда я села в машину, окликнул меня.

— Если зайдете в пивную, поднимите от меня чашу за Камень, ладно?

* * *

Как один из пупов вселенной Уснех, священный центр Ирландии, сейчас ничего особенного собой не представляет, это довольно невзрачный холм, полого поднимающийся всего в нескольких метрах от подошвы долины между Атлоне и Муллингаром. Там только небольшая вывеска, очень старая, и расчищенная площадка для нескольких машин. На площадке ни мотоцикла Падди, ни машины, которую он недавно одалживал, не было, но стояла другая машина, взятая напрокат, как и моя. Я молилась, чтобы не опоздать. Дорогу на холм преграждали запертые ворота с объявлением: «ОПАСНО. ОСТЕРЕГАЙТЕСЬ БЫКОВ И ДОЙНЫХ КОРОВ, НЕ ВХОДИТЕ. ЗЕМЛЯ ОХРАНЯЕМА И ОТРАВЛЕНА».

Рядом с запертыми воротами был старый металлический турникет, и я беспрепятственно прошла через него. Подумала: «Плевать на быков и отравленную землю». На одном поле, по крайней мере, теоретически, не могло быть отравленной земли и дойных коров одновременно, но я напомнила себе, что нужно быть готовой к встрече с быком.

Поначалу подъем по заросшей тропинке был сравнительно легким. Однако у вершины мне пришлось подниматься по старым цементным ступенькам и перелезать через проволочную изгородь на открытое пространство, плавно поднимающееся к небольшому плато. Я чувствовала себя совершенно незащищенной, на каждом шагу ощущала на себе взгляд убийцы. Земля была мокрой и очень, очень грязной, подъем давался с трудом, ступни при каждом шаге издавали чавкающие звуки. Штанины перепачкались грязью.

Пройдя несколько сот ярдов, я оказалась на большом, расчищенном месте. Дождь ненадолго перестал, небо разъяснилось, и я увидела себя на вершине небольшого холма, окруженного кольцом далеких гор. Если не считать скрытого деревьями вида на запад, во все стороны открывалась бескрайняя панорама. Вершина была очень просторной, и я решила, что найти здесь сокровище почти невозможно, но потом вспомнила о Камне, Айл на Миреанн, Камне делений, большом камне на холме Уснех, который должен был символизировать Ирландию. Мне стало любопытно, где он может быть.

Я подошла немного ближе к стоящему камню, окруженному кольцом камней поменьше. С одной стороны этого кольца сидел Чарльз Маккафферти. Он был одет для дождливой погоды, обут в резиновые сапоги, с собой у него был зонтик. У его ног лежал сверток фута в два длиной, старательно обернутый в пластик и перевязанный веревкой. В руке он держал наведенный на меня пистолет.

— Я ждал вас, — сказал он.

— А я вас, — ответила я.

— Приехали за ним? — спросил он, указывая на сверток.

— Нет, — ответила я.

— Нет, — согласился он. — Вы приехали за той девушкой, как там ее имя?

— Дженнифер, — сказала я. — Где она?

— Ее нет.

У меня зашлось сердце. Что значит «нет»?

— Здесь нет, — сказал он, видя мой испуг. — Она уехала с этим своим парнем. У них вышла небольшая размолвка. По-моему, у него на уме были более близкие отношения — может быть, в награду за то, что он привез ее сюда. Она не соглашалась. Видимо, была к этому не готова. — Чарльз улыбнулся. — Потом он признался, что все еще любит другую. Я подумал, что он вел себя порядочно. И правильно. Ей он совершенно не подходит. Его, — Чарльз снова указал на сверток, — они не нашли, потому что я опередил их. Меня они не видели, поэтому я позволил им уехать. Я не совсем уж бездушный. Вижу, от сердца у вас отлегло. Она не ваша дочь, так ведь?

— Нет, — ответила я. — Она дочь моего друга. Я очень о ней забочусь.

Чарльз кивнул, и мне показалось, что он вот-вот расплачется.

— Так и должно быть. Но не всегда бывает.

— Тот пропавший ребенок, — сказала я.

— Да, — сказал он. — Тот пропавший ребенок. Звучит поэтично, не так ли? Знали вы, что Уильям Батлер Йетс написал поэму «Похищенный ребенок»? Это история о том, как феи увлекли ребенка из этой юдоли слез в некое чудесное место. Замечательно.

Я промолчала. Пусть скажет все, что хочет сказать. Я могла только надеяться, что он забудется и я смогу убежать, как ни трудно это будет по грязи.

— Но для того, кто пропал, это не так уже замечательно, а? — продолжал Чарльз. — Далеко не так замечательно и поэтично. Прозаично, пожалуй, в сравнении с мучительными, душераздирающими историями о жестоком обращении, широко распространенными в наши дни, и правдивыми, и нет. Да, эти истории прозаичны, возможно, даже банальны. Но только не когда ты персонаж подобной истории. Меня спровадили в сиротский приют. Эти приюты отвратительное место, но им далеко до той семейки, куда меня в конце концов отдали. Не стану докучать вам подробностями, ограничусь основными фактами. Вечно пьяный, жестокий отец, слабая, затюканная мать. Мальчик ложится спать голодным, встает продрогшим и еще более голодным; его постоянно били; грязная, потрепанная одежда, скверные зубы, плохие отметки в школе, презрение одноклассников. Отец избивает мать чуть ли не до смерти; пропавший ребенок избивает отца, уходит из дому и больше не возвращается. Потом мальчик узнает, что мать в конце концов погибла от рук отца. Твердо решает добиться успеха. С трудом, отчаянно тяжелым трудом становится адвокатом. Использует свою квалификацию и познания, чтобы найти свою настоящую семью. Вот и все.

— И клянется отомстить, — сказала я. — Об этой части вы забыли.

— Отомстить, — согласился Чарльз. — Свершить прекрасную, полноценную месть. Мне она представляется неким ярким, белым светом, исцеляющим почерневшие части моей души.

Совершенно спятил, подумала я.

— Вы считаете меня помешанным, — сказал он, словно прочтя мои мысли. — Я предпочитаю считать себя сосредоточенным, может даже одержимым. Но возможно, вы правы. Если я сумасшедший, меня до этого довели. Эти люди, такие богатые, такие безразличные к другим, заслуживают то, что с ними случилось и еще случится.

Я нашел их и решил разорить. Прежде всего нужно было взять в свои руки их юридические дела. Мне удалось раздобыть рекомендации, разумеется от уважаемых людей, и, после того как дал Эмину несколько хороших советов, я стал их адвокатом. Дальше был только вопрос времени. Я заботился об их банковских операциях, о вложениях и постепенно пускал по ветру их деньги. Не такими большими суммами и не так быстро, чтобы можно было заподозрить умысел, но постоянно. Тогда был такой период, что на рынке акций трудно было прогореть, но я горжусь тем, что мне удалось этого добиться. Я разорял их постепенно. Я ждал этого долго и не спешил теперь. В определенном смысле мне оказалось на руку, что Эмин Бирн заболел. Он не мог видеть, что происходит, понять, в чем дело, и считал, что его любимая империя рушится по вине бестолковых зятьев.

Понимаете, я не получал от этого никаких выгод, во всяком случае финансовых. Это могло бы насторожить различные власти, которым положено следить за такими вещами. Но получал громадное личное удовлетворение, которое вы наверняка оцените, от выполнения своего плана.

Я был слегка разочарован, что Эмин Бирн, умерев, вырвался из моих когтей. Умер он очень не вовремя. Я надеялся, что он окончит свои дни в нищете, но, к сожалению, этого не случилось. Мне недостало времени. Я присутствовал при его смерти. Вы единственная, кто знает об этом, хотя Дейрдре, возможно, догадывалась. И все сказал ему перед смертью. Я приехал, чтобы получить его подпись под завещанием и записать ту видеопленку. Указания по его распоряжению я уже спрятал. Когда он был совершенно один, с трудом ловил ртом воздух, я сказал ему, как собираюсь поступить с его семьей. Через несколько минут он умер. Хочется думать, что он ослабел от шока. Однако того, что я лишил его нескольких часов или дней жизни, было мало. Возможно, он попытается преследовать меня из могилы. Думаю, я был бы рад этому. Но я не хотел, чтобы кто-то из его семьи умирал. Я хотел, чтобы они жили и страдали. Все остальные были и остаются расходным материалом.

Слова его были исполнены злобы, но тон был будничным.

— Я подумывал о том, чтобы приударить за одной из его дочерей и жениться. Поссорить Фионуалу с Коналом оказалось просто, она представляла собой легкую добычу. Но тут были две проблемы. Во-первых, знала она это или нет, у нее уже было слишком мало денег, чтобы стоило вступать с ней в брак, так успешно и быстро я действовал. Во-вторых, я не склонен к браку: в каждой женщине я вижу окровавленное, покрытое синяками лицо своей приемной матери. Жениться мне было бы трудно, а то и невозможно. Вероятно, вы это почувствовали. Поразмыслив, я решил придерживаться первоначального плана.

И действует этот план очень недурно. «Второй шанс», как вы могли заметить, продается уже по сниженной цене. Мне достаточно было нескольких слов, дабы убедить потенциальных покупателей, что этот дом им не подходит. «Бирн Энтерпрайзис» терпит крах. Шона и Конала, которые вдвоем могли бы спасти что-то, я восстановил друг против друга. Когда дела пошли из рук вон, я в разговоре с каждым винил другого, и они охотно верили всему, что я наговаривал. Это вызывало в семье постоянные ссоры, и все они служили моим целям. Думаю, я смог бы купить эту компанию в течение года. Они наверняка были бы признательны мне за те гроши, что я заплатил бы им. На них бы они долго не продержались. Существовала только одна загвоздка…

— Сокровище, — сказала я.

— Сокровище. Если б они его нашли и если оно стоило так баснословно дорого, как сказал Эмин, а сомневаться в этом у меня не было оснований, это решило бы их финансовые проблемы. Я, разумеется, мог бы снова их разорить, но для меня было важно время. Я хотел наблюдать за их разорением как можно дольше, а мы не знаем, сколько нам отпущено жизни.

— Почему вы не уничтожили указания? Могли бы сказать Эмину, что положили их куда нужно. Проверить это он бы не смог.

— Потому что Эмин настоял, чтобы со мной при этом был Джон Херлихи.

Бедный Джон Херлихи; бедные все мы, с грустью подумала я.

— Вы очень успешно искали это место, — продолжал Чарльз. — У меня были все указания, оба комплекта. Я, разумеется, скопировал их перед тем, как Джон Херлихи их спрятал, но все же мне потребовалось время, чтобы разобраться. Я не знаю ни огамического письма, ни старых историй. Вы действовали успешно. Место это, как видите, просторное, — сказал он, поведя пистолетом вокруг. — Мне пришлось долго искать. Оно было возле этого камня, Айл на Миреанн. Думаю, именно сюда вы сейчас и направлялись.

Я кивнула.

— Я приезжал сюда всякий раз, как только мог, когда понял, что сокровище где-то здесь. Нужно было опередить всех остальных.

— Кто же спрятал его, я имею в виду сокровище, если не вы?

— Джон Херлихи, конечно. Я думал, вы это знаете. Думаю, Бирн велел ему в конце концов сказать членам семьи, если они его не найдут. Эмин был не таким бессердечным, как можно судить по тому видео, и искренне надеялся, что они будут искать вместе. Он даже сказал мне, что Херлихи отдаст его им, когда я сообщил ему о своих планах. Видимо, думал, это меня остановит. В своем состоянии он уже не мог ясно думать. Джон Херлихи представлял собой мелкое, легко устранимое препятствие.

— Значит, Джона Херлихи убили вы, — сказала я. Это было утверждение, а не вопрос.

— Я. Это было нетрудно, хоть Эмину и в голову не приходило, что я на такое способен. Иначе, думаю, он не сказал бы мне. Я попросил Херлихи сказать, где спрятано сокровище. Он отказался. Я заманил его на утес и столкнул. Теперь вы определенно спросите об остальных. Майкл в ту ночь, когда был убит, прокрался в дом. Рыскал по нему, заглядывал в корзины для мусора и прочие места — не знаю, ни зачем он вернулся, ни зачем ходил крадучись по дому.

«Поверишь, если я скажу, что он искал черепаху? — подумала я. — И, возможно, уничтоженные указания».

— Во всяком случае он подслушал нас с Дейрдре — вы поняли, что она была моей тетей, сестрой Оуэна Макрота? Да? Проследив свои корни до Коннемары, я нашел ее первой, работавшей, как вам известно, в химчистке. Это она рассказала мне всю горестную историю, мой дед умер вскоре после того, как отца посадили; могу добавить — истратив все семейные сбережения на его защиту, Дейрдре осталась одна, без будущего, пользуясь этим устарелым выражением, и дошла до жалкого состояния. В общем, Майкл услышал наш разговор о моих планах и пошел рассказать о них всей семье. Одно убийство я уже совершил, гейс был нарушен. Я убил и его. Яд у меня был при себе — я получил его от одного из своих не особенно законопослушных клиентов — и собирался использовать против Эмина, но нужда в этом отпала. Я окликнул Майкла, попросил остановиться, сказал, что объясню ему все. Он остановился. Парень был славным, вежливым.

— А Дейрдре?

— Она утратила присутствие духа, вот и все. Собиралась рассказать вам. Жаль, что втянул ее в это, но был вынужден, понимаете. Мне нужен был кто-то во «Втором шансе», чтобы иметь возможность действовать из Дублина, находясь вне подозрений, но получая нужные сведения о том, что происходит в доме. Я отправил ее обратно, хотя возвращаться она не хотела. Я хотел, чтобы она причинила там еще какой-нибудь вред — думаю, ее показания в полиции относительно Конала были не случайными, а вы? — и наблюдала за вами после ваших настойчивых расспросов в Дублине. Я велел ей звонить мне из города каждую ночь, чтобы я мог знать о положении дел и поддерживать ее решимость и гнев. Но как-то вечером она не позвонила, и я понял, что это означает, хотя не знал почему.

— Потому что Этне Бирн сказала Дейрдре, что они очень благодарны ей за возвращение, и обещала заботиться о ней.

— Интересно, — сказал он. — Возвратись с Райеном в Дублин, я поехал обратно, спешил сюда, пока она ничего не успела сделать, потом обратно в Дублин, чтобы быть в конторе в обычное время. Понимаете, она страдала так же, как я, и я думал, что она должна хотеть, жаждать мести, что она превосходный союзник, но у нее не было желания мстить.

Я вспомнила, как Дейрдре предостерегала меня в самом начале, на дороге под дождем. Она знала, что ждет того, кто будет упорствовать в поиске сокровища. Чарльз был прав: у нее не было желания участвовать в его планах.

— Мне было очень неприятно убивать Дейрдре, но другого выхода не было, — продолжал он. — У нее была тяжелая жизнь. Смерть могла быть для нее избавлением.

Чарльз приумолк, но глаз с моего лица не сводил.

— Мне важно, чтобы вы поняли — я не убиваю походя или беспричинно, — неожиданно сказал он. — Собственно говоря, я сделал кое-что, дабы избежать убийств. Я не чудовище. Я запер вас и вашего друга в клохане, чтобы успеть найти сокровище раньше вас. Но вы действовали очень быстро. Если б я нашел его и скрылся до того, как вы появитесь здесь, то позвонил бы в полицию, чтобы вас освободили. Не возникло бы нужды в этом, — он помахал пистолетом в мою сторону. — Пусть бы семья вечно искала сокровище, не имея никакой возможности его найти. И теперь уже, конечно, не найдет.

— Значит, вы собираетесь взглянуть на него? — спросила я.

На его лице появилось удивленное выражение.

— Вы имеете в виду сокровище? Да, конечно. Дело было не в сокровище, но раз оно теперь в моих руках, почему бы нет? Пусть оно будет вознаграждением. Возьмите, — Чарльз подтолкнул ногой ко мне сверток. — Откройте его вы. Руки у меня должны быть свободными.

Он указал подбородком на пистолет.

Пальцы у меня так дрожали, что я с трудом развязывала узлы. Снова пошел дождь, вода впитывалась в одежду и стекала с волос на глаза.

— Не спешите, — сказал Чарльз.

Я и не спешила, отчаянно надеясь, что подоспеет помощь, и тайком оглядываясь по сторонам. Плохо было то, что здесь, в священном центре древней Ирландии, Axis mundi, месте, откуда теоретически можно было видеть всю Ирландию, — и после того, как здесь зажигался огонь, огни вспыхивали на всех горных вершинах, пока их не становилось видно по всему острову, — бежать было некуда. То есть бежать я могла, но спрятаться от маньяка, с которым оказалась здесь, было негде, разве что среди деревьев на западном склоне. Но для этого нужно было бы миновать его.

— Отец искал вас, — сказала я, отчаянно надеясь выиграть время или отвлечь его на минуту. — Я говорю о вашем родном отце, Оуэне Макроте. Он искал вас повсюду.

— Вот как? Очень трогательно. Его определенно следовало пожалеть. Как и меня.

— Эмин тоже. Власти отказывались сказать ему.

— Не поздно ли говорить об этом?

— Но семья, Маргарет и трое дочерей, невиновны. Они ничего об этом не знают. Вам наверняка это известно.

— Я тоже был невиновным, — ответил Чарльз. — Но невыносимо страдал из-за Эмина Бирна. Раз я не могу отомстить Эмину, отомщу его детям. Притом в этой своей невиновности они вели роскошную жизнь. Готов держать пари, получали от Эмина все, что хотели. А теперь я их разорю. Продолжайте вскрывать пакет.

Я продолжала. Понимала, что он начинает выходить из себя, и не хотела его провоцировать. Но хотела, хоть и не отваживалась, сказать ему, что он ошибается. Ему не сломить детей Эмина Бирна. О да, он мог лишить их денег. Но я видела решимость в глазах Этне Бирн и не думала, что над ней можно одержать верх.

Эта мысль поддерживала меня, и я искала какой-то выход из того ужасного положения, в котором оказалась. Но понимала, что время уходит. Наконец узлы были развязаны. Тот, кто упаковывал эту вещь, знал свое дело. Я осторожно развернула пластик, под ним оказалась еще одна обертка, на сей раз из суровой ткани.

— Постойте, — приказал Чарльз. — Давайте немного развлечемся. Как выдумаете, что это такое?

— Меч Нуады Серебряная Рука, — ответила я.

— Интересно. Как вы пришли к этому выводу? — спросил он.

— Если читать последние буквы каждого из огамических указаний снизу вверх, получалось «Нуада Аргат-лам», — ответила я. — Эмин Бирн постоянно искал сокровища богов, и я думаю, что это меч, один из четырех даров. Эта вещь достаточно длинна, не так ли?

— Интересно. Давайте посмотрим, правы ли вы, — сказал Чарльз. — Продолжайте. Вы дошли почти до конца, так заканчивайте.

Я думала, что находящаяся внутри вещь будет настолько замечательной, что отвлечет его на секунду-другую, и я сделаю попытку убежать. Но сомневалась, что старый, заржавленный меч завладеет его вниманием.

Однако это был не меч Нуады. Сняв последнюю обертку, я увидела руку, серебряную руку. На нижних суставах серебряных пальцев были четыре крупных драгоценных камня, по-моему, рубина, на вторых суставах были четыре окошка из прозрачного камня, очевидно, полированного кварца. Однако рука была не языческой, не относящейся к временам Нуады, если он только существовал. Она была христианской, очень древней, ковчегом для хранения костей кого-то очень значительного, возможно, епископа или даже святого. На серебре был выгравирован кельтский орнамент, и она была одним из самых прекрасных произведений искусства, какие я только видела.

— Покажите! — сказал Чарльз, и я протянула ему руку. Она была тяжелой, и он положил пистолет. Я ринулась к нему, но он это заметил, тоже потянулся к оружию, и пистолет, вертясь, отлетел на несколько футов. Когда Чарльз бросился к нему, я со всех ног побежала, оскальзываясь, вниз по склону, чтобы укрыться за деревьями.

— Стой! — крикнул он. Но я не останавливалась. Услышала выстрел, ощутила, как пуля больно чиркнула меня по боку. Ничего страшного, подумала я. Особого вреда он мне не причинил. Но тут ноги у меня ослабли, я почувствовала, что падаю, потом лежу ничком в грязи. Услышала сперва какие-то крики, потом грохот, дождевая вода текла ручьями по моим рукам, и мир вокруг меня почернел.

Глава девятнадцатая Светлый ум

Уверяю вас, умирание вовсе не такое, каким обычно представляется. Могу засвидетельствовать по собственному опыту, что все разговоры о ярких огнях, длинных туннелях и необыкновенном покое — ерунда, плод чьего-то воображения. Я находилась в полном сознании, но было очень холодно, пальцы на руках и на ногах казались ледышками.

Я все слышала, все понимала. Только не могла ни двигаться, ни говорить, хотя следила за всем с каким-то бесстрастным интересом, словно действительность не имела ко мне никакого отношения. Однако я думала, что должна сказать кое-что очень важное.

Постепенно я стала осознавать, что некоторые голоса, которые слышу, принадлежат моим знакомым. Я узнала Роба, Алекса, потом Мойру и Клайва. То ли это были какие-то потусторонние впечатления, то ли я была без сознания так долго, что Мойра с Клайвом успели прилететь в Ирландию. И если последнее предположение было верным, то, видимо, я находилась в очень скверном состоянии.

Я услышала, как открылась дверь и кто-то вошел.

— Брета, дорогая, здравствуйте, — сказал Алекс.

— Как она? — спросила Брета. Судя по голосу, она стала почти такой же, как до смерти Майкла. Уже кое-что. И, естественно, меня интересовал ответ на ее вопрос.

— Операцию перенесла хорошо, — ответил кто-то, видимо, врач.

Очень утешительно, подумала я.

— Но теперь важно посмотреть, как она будет себя чувствовать в ближайшие часы.

— Что это может означать?

— Она слышит нас? — спросила Брета.

— Возможно, — ответил врач. — Разговоры пойдут ей на пользу.

Я услышала, как шаги приблизились ко мне, потом дыхание возле своего уха.

— Понимаю, вам пришлось очень нелегко, вы опасались за свою жизнь, находясь на холме с этим сумасшедшим; были ранены и лежали там под дождем в грязи, — сказала Брета. — И Роб с полицейскими слегка опоздали. И, конечно же, многочасовая операция была тяжелой, сознавали вы это или нет. Но времени прошло много. Теперь вы просто упиваетесь этим. Так что возьмите себя в руки и очнитесь!

Я подумала, что люди, которые обращают против тебя твои же слова, да еще когда у тебя совсем нет сил, вредоносны. Не настолько, как те, что стреляют в тебя, но все-таки. Поэтому никак не среагировала.

— Это все моя вина, — всхлипнула Дженнифер. — Она поехала за этим ужасным человеком потому, что беспокоилась обо мне.

— Нет-нет, — сказал Роб. — Моя. Я солгал относительно того, куда иду, когда вышел из участка. Не хотел, чтобы кто-то знал, что я пошел к Медб обсудить кое-что. Если бы сказал кому-то или вернулся бы пораньше в гостиницу, мы поняли бы, в чем дело, и приехали туда раньше нее.

О Господи, подумала я, в самом деле нужно подняться и сказать кое-что. Я не хотела, чтобы они продолжали думать, будто это их вина. Это я упорствовала во всем. Нельзя было быть такой опрометчивой. Как-никак, Дейрдре предупреждала меня. Но очнуться я не могла, как ни старалась. И почувствовала, как погружаюсь в забытье. Вскоре я сидела в театре, где не было ни единого человека, кроме меня. Единственный прожектор отбрасывал на сцену яркий круг света.

Через несколько минут послышались громкие, гулкие шаги, и в этот круг вошел человек в котелке, черном костюме, с зонтиком и совершенно белым лицом. Я неотрывно смотрела на него, думая, что должна знать, кто это, но не могла понять и, в конце концов, перестала пытаться.

— А теперь смотрите, — сказал этот человек. — В последний раз на серебряном экране моряк, путешественник, ученый, антиквар, успешный предприниматель и семьянин из графства Керри, Ирландия. Леди и джентльмены, пожалуйста, приветствуйте мисссстера Эминннна Бирррна!

Позади этого человека вспыхнул экран, шаги его затихли, и на экране появился, как и было объявлено, Эмин Бирн, гораздо больший, чем в натуральную величину.

— Надо полагать, вы недоумеваете, зачем я собрал вас всех, — заговорило это громадное лицо. — Тем более, — тут он закашлялся, — тем более, когда вы знаете, что я мертв.

— Это я уже видела, — объявила я пустому театру. — Должно быть, это повторный показ.

Но я ошиблась.

— Я хочу, — сказал Эмин Бирн, глядя прямо на меня, — хочу больше всего, чтобы вместо тех ужасных вещей, которые я сказал им, моей сестре Розе, моим друзьям, моим деловым партнерам, моим работникам, Китти, Джону, Майклу, даже Дейрдре, моей жене Маргарет, но особенно моим дорогим дочерям, моим маленьким Эриу, Фотле и Банбе, — хочу, чтобы я сказал им, что я люблю их.

Экран погас, и я снова оказалась в больничной палате. Это, казалось мне, требовало решительных действий. Собрав все силы, я открыла глаза. Времени, должно быть, прошло много, потому что Бреты там уже не было. Однако все остальные были, и именно к ним я хотела обратиться.

— Она очнулась, — воскликнул Алекс.

— Пора бы, — сказала Мойра, улыбаясь мне.

Я силилась пошевелить губами. Процесс был медленным, мучительным.

— Я… — произнесла медленно и насколько могла отчетливо. Все подались вперед.

— Люблю… — произнесла я. Глаза у них расширились.

— Вас, — заключила я, пытаясь охватить всех одним взглядом.

— Даже тебя, Клайв, — медленно произнесла я. Он обнял Мойру и чмокнул меня в щеку.

— Блестяще! — сказал Роб, улыбаясь мне.

* * *

В следующий раз я прилетела в Ирландию несколько месяцев спустя, чтобы дать показания на процессе Чарльза Маккафферти. Пробыла я там недолго, пришлось уехать раньше из-за инцидента, который до сих пор время от времени всплывает у меня перед глазами или вырывает из сна, тяжело дышащей, комкающей простыни. В первый день процесса Чарльз выглядел спокойным, уверенным, словно его обаяние могло принести ему успех. И знаете, могло бы. На второй день, когда Чарльза вели из тюремного фургона в здание суда и руки его были сомкнуты наручниками за спиной, из-за одной из стоявших там машин вышел Конал О'Коннор, вскинул винтовку и застрелил его. Процесс был громким, его освещали средства массовой информации по всей стране, по телевидению показывали в замедленном воспроизведении сцену гибели Чарльза снова и снова.

Теперь о более приятном. «Бирн Энтерпрайзис» возвращает утраченные позиции, компанию возглавляет триумвират сестер, дочерей Эмина. Семья собирается передать серебряный ковчег в дар музею, как только у нее будут такие доходы, что сумму налогов покроет стоимость ковчега, эти деньги позволят им в течение нескольких лет расширять бизнес. Путь этот будет долгим, но я почему-то уверена, что они своего добьются. Мне нравится мысль, что компанией «Бирн Энтерпрайзис» управляют три богини Туату де Данаан — Эриу, Фотла и Банба. Как они могут потерпеть неудачу, если на их стороне все волшебство?

Шон Макхью снова руководит одним из отделений как вице-президент, находится в подчинении у жены и своячениц, но Фионуала и Конал окончательно разорвали отношения. Конал, видимо, думал, что, если отомстит Чарльзу за семью, жена его не оставит. Но ошибся. По последним сведениям, какими я располагаю, Фионуала не тратит время, навещая бывшего мужа в тюрьме, а нацеливается на Райена Макглинна. Можно лишь надеяться, что сходство между Твидлдумом и Твидлди только внешнее.

«Второй шанс» продан. Маргарет вернулась в Коннемару и, к моему большому удивлению, написала мне, справилась о моем здоровье. Все остальные остались в Дингле: у Этне и Шона в городе небольшой домик, Брета совершенно счастливо живет в Коттедже Розы с Падди Гилхули и их прелестной дочуркой. Ее назвали Роза. Я нашла совершенно чудесную антикварную кроватку для малышки и отправила им. Алекс отказался брать с них квартплату, поэтому Брета и Падди постепенно приводят для него дом в порядок, провели в него электричество, проложили дорогу к шоссе. Алекс говорит, что когда-нибудь, в далеком будущем, собирается уехать на покой туда. Вигс, насколько я понимаю, живет в коттедже.

Дженнифер Лучка поступила в университет. Учится хорошо. У нее появился новый кавалер. Она приедет и познакомит его с нами на День Благодарения. Роб готовится к этому испытанию.

* * *

На то, чтобы окончательно оправиться после операции, времени у меня ушло значительно больше, чем я думала, — видимо, годы дают себя знать. Как Роб постоянно твердит мне, средний возраст — вещь серьезная. Врачи советовали мне не волноваться, и я старалась, несмотря на свою обычную нетерпеливость. Наконец теперь я чувствую себя неплохо и радуюсь, что осталась жива.

Мойра решила, что моя жизнь станет гораздо лучше, если в ней появится мужчина; я уверена, что разделяю этот взгляд. Она видит моим следующим спутником жизни Роба. Все, что я могу об этом сказать: мы с Робом продолжаем свой неторопливый путь к более интимным отношениям, и к тому времени, когда пройдем его, будем способны только к невинным поцелуям перед тем, как передать друг другу клей для искусственных зубов. Однако никто другой меня не интересует.

Кроме того, Мойра за моей спиной решила еще кое-что для моего будущего. «Гринхальг и Макклинток» больше не существует, зато «Макклинток и Свейн» снова в деле. Сара Гринхальг не нашла розничную торговлю такой волнующей, как ей представлялось, и спросила, не хочу ли я выкупить ее долю. Решение Клайву и мне объединиться снова, только в деловом смысле, было принято на трехсторонней конференции за моим кухонным столом.

— У меня к тебе предложение, — осторожно начал Клайв, откашлялся и взглянул на Мойру. — Поскольку Сара хочет выйти из дела, а ты долго была нездорова, мы подумали, что тебе потребуется помощь с магазином. Как ты посмотришь на то, чтобы нам объединиться опять? Ты знаешь гораздо лучше меня, какая мебель и обстановка нравятся людям, хорошо разбираешься в антиквариате. Мне нравится думать, что я хорошо разбираюсь в дизайне, в устройстве интерьеров. Что скажешь?

Я посмотрела на обоих. Клайв был, как всегда, щеголеватым, хотя и несколько настороженным. Мойра выглядела неуверенной, что ей совершенно несвойственно. Я опустила взгляд на свою кофейную чашку, глядя, как по блюдцу расплывается тающее мороженое, и перед моим взором пронеслась моя жизнь с Клайвом, и хорошие времена, и плохие. Почему-то вспомнила о Чарльзе и долгой, печальной истории неподобающей любви, и почувствовала, что снова начинаю злиться, непонятно, на гостей или на себя.

Потом я вспомнила, как нам весело бывало с Мойрой, как мы вели вечерние разговоры, как поддерживали друг друга, когда наступали тяжелые времена в делах и в жизни. Вспомнила, как мы одновременно удалили заболевшие зубы мудрости, потом поехали на такси ко мне и там, закутавшись в одеяла и специально купленные для этого случая ночные рубашки, почти всю ночь сидели у пылающего огня, цедили сквозь сжатые зубы замечательное шотландское виски, какими распухшими были наши лица. И как мне рассказывали, что Мойра, узнав, что я ранена, схватила паспорт и сумочку, поехала прямо в аэропорт, не захватив даже зубной щетки, позвонила из машины своему агенту в бюро путешествий, и потребовала, чтобы он отправил ее первым же рейсом в Ирландию. Когда я подняла взгляд, на ее лице было выражение отчасти надежды, отчасти просьбы.

— Можешь какое-то время подумать, — сказал Клайв.

— Нет, не нужно. Это хорошая мысль, — ответила я.

Клайв хотел, чтобы наш новый магазин именовался «Свейн и Макклинток», а не изначальным названием, предшествовавшим нашему разводу. Однако его вторая бывшая жена, Селеста, не хотела ссужать его деньгами, а Мойра благоразумно оставалась в стороне. В данных обстоятельствах моя подпись больше устраивала банк, чем его, поэтому магазин именуется «Макклинток и Свейн». Открыли мы магазин очень шумной вечеринкой, на которую пригласили всех, кто вспомнился, и где обильно лилось шампанское — настоящее. В нормальных условиях я не стала бы закатывать такую экстравагантную вечеринку: прошло несколько месяцев, а мы все еще расплачиваемся за нее. Ну и пусть! В данных обстоятельствах я отмечала свою новую жизнь, а не просто новый магазин. За последние несколько месяцев я поняла многое, не в последнюю очередь то, что жизнь — это драгоценный и хрупкий дар.

Как ни противоречит условностям партнерство с бывшим мужем, дела у нас идут хорошо. Ирландско-георгианский стиль неплохо нас выручает. Как я и надеялась, Клайв смешивает краски и делает наброски комнат с подбором расцветок. Я и Этне Бирн, она по совместительству наш агент в Ирландии, занимаемся мебелью. Этне находит все, что нам нужно. Работает она замечательно, и, кажется, это доставляет ей удовольствие. Надеюсь, она откроет в Ирландии собственный магазин, когда «Бирн Энтерпрайзис» окрепнет, но, думаю, наши отношения сохраняться.

А если ирландско-георгианский стиль вам не нравится, назовите другую страну. И мы позаботимся, чтобы вы получили соответствующий интерьер с мебелью, украшениями, растениями, светильниками, отделкой стен и окон. Мы уже занимались средиземноморским, тосканским, мексиканским, балийским стилями и многими другими. Мир велик, и до того, как снова увижу этот громадный серебряный экран в небе, я планирую объездить его весь.

Примечания

1

Сидх (кельт.) — волшебный холм, вход в мир богов.

(обратно)

2

Твидлдум и Твидлди — человечки-близнецы в английском детском стихотворении.

(обратно)

3

«Ройял Доултон» — одна из самых известных английских компаний, занимающихся производством посуды и коллекционных фарфоровых статуэток, известна с 1815 года.

(обратно)

4

«Уотерфорд Кристалл» — торговая марка хрустальной посуды и статуэток, которые производятся в Ирландии, в городе Уотерфорде.

(обратно)

5

«Бушмилс» (Bushmills) — сорт ирландского виски.

(обратно)

6

«Лебор Габала» (Leabhar Gabhála Eireann) — «Книга захватов Ирландии», рукопись XII века, повествующая о мифологической истории Ирландии.

(обратно)

7

Крим-эль — разновидность пива.

(обратно)

8

Кастер, Джон Армстронг (1839–1876) — американский генерал кавалерии. В Гражданской войне 1861–1865 годов сражался на стороне Северных штатов. Потерял войска и погиб в битве при Литтл-Биг-Хорне.

Бешеный Конь — вождь индейского племени сиу, противник Кастера в этой битве.

(обратно)

9

Саскачеван — провинция в Канаде.

(обратно)

10

Гарда — название полиции и ее сотрудников в Ирландии.

(обратно)

11

Падриг — ирландское произношение имени Патрик.

Святой Патрик (385? — 461) — проповедник, обративший Ирландию в христианство. Считается покровителем Ирландии.

(обратно)

12

Айона — один из Гебридских островов. На нем находятся руины католического Айонского аббатства начала XIII века.

(обратно)

13

Кеннет Второй — шотландский король. Умер в 995 году.

(обратно)

14

Скон — замок в двадцати километрах от шотландского города Данди.

(обратно)

15

Эдуард Первый — английский король (1239–1307). Сионский камень бы увезен в 1297 году в знак покорения Шотландии. Долгое время находился в Вестминстерском аббатстве, лежал в открытом ящике под сиденьем коронационного кресла. В 1996 году возвращен в Шотландию, находится в Эдинбургском замке.

(обратно)

16

Бан гарда — женщина-офицер ирландской полиции.

(обратно)

17

Баньши — привидение-плакальщица в ирландском фольклоре, вопли которого леденят душу.

(обратно)

18

Цернунн — божество в кельтской мифологии.

(обратно)

19

Игл (англ. eagle) — орел.

(обратно)

20

Обюссон — знаменитый тип французских ковров, ткались в городе Обюссоне с 1665 года, их производство продолжалось до 70-х годов XIX века.

(обратно)

21

Чиппендейл — мебель мастерской Томаса Чиппендейла (1718–1779).

(обратно)

22

Георгианский стиль — английский художественный стиль первой половины XVIII века.

(обратно)

23

Биллик — марка фарфоровой посуды. Изготавливается в Ирландии с 1857 года.

(обратно)

24

Барристер — адвокат, имеющий право выступать в высших судах.

(обратно)

25

«Молли Мэлоун, торговка моллюсками» — популярная песня, обретшая статус ирландского гимна.

(обратно)

26

Ось мира (лат.).

(обратно)

27

Тифозная Мэри — прозвище Мэри Маллон, поварихи-ирландки, жившей в США в конце XIX века и оказавшейся разносчицей тифозной лихорадки.

(обратно)

28

Фиан — отряд воинов-охотников (фениев), имевших свой особый устав, кодекс чести и т. п.

(обратно)

29

Дольмен — сооружение из нескольких огромных каменных глыб, поставленных вертикально и перекрытых сверху массивной плитой.

(обратно)

30

Пуп Ирландии (лат.).

(обратно)

31

Не в здравом уме (лат.).

(обратно)

32

Дим сум — разновидность китайских пельменей.

(обратно)

33

Омфал, посвященный Аполлону камень, хранился в его храме, имел вид монолитной глыбы.

(обратно)

Оглавление

  • Песнь Авархина
  • Пролог
  • Глава первая Я — морская зыбь
  • Глава вторая Яростная волна
  • Глава третья Рёв моря
  • Глава четвёртая Олень в бою с семерыми
  • Глава пятая Сокол над утёсом
  • Глава шестая Солнечный луч
  • Глава седьмая Красота деревца
  • Глава восьмая Разъярённый вепрь
  • Глава девятая Лосось в заводи
  • Глава десятая Озеро на равнине
  • Глава одиннадцатая Пламя отваги
  • Глава двенадцатая Пронзающее копьё
  • Глава тринадцатая Бог, создающий героев
  • Глава четырнадцатая Тот, кто пролагает горные тропы
  • Глава пятнадцатая Тот, кто описывает ход луны
  • Глава шестнадцатая Место, где заходит солнце
  • Глава семнадцатая Кто призывает звёзды?
  • Глава восемнадцатая На кого звёзды светят?
  • Глава девятнадцатая Светлый ум
  • *** Примечания ***