КулЛиб электронная библиотека 

Малой. Книга первая (СИ) [Юрий Москаленко Мюн] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Глава 1

МАЛОЙ

Пролог

— Выкинь его нахрен Ланс, давай выбрасывай эту дохлятину, он своей вонью уже задобал.

— Син, но Док сказал труп выкинуть подальше, может все-таки отдадим его мусорщикам на органы, хоть немного кредов на планетарку сшибем, он вроде еще дышит.

— Да ты Ланс оптимист, после опытов нашего чокнутого Дока еще никто не выживал, он ему какой то хренью все мозги, наверное, в капсуле спалил, давай выбрасывай эту кучу дерьма, если он тут еще хоть немного останется, то я тебя заставлю глайдер отмывать.

— Вон смотри тут куча этих здоровенных крыс, они его за пять минут схарчат.

Внешность этих двоих разумных, представляла собой довольно-таки омерзительно — отталкивающее зрелище. Помятые и грязные комбинезоны, все в серых и бурых разводах. Даже их давно небритые лица, свидетельствовали о множестве пороках, присущие им. Нервные и какие-то дерганые движения рук, бегающие глаза и омерзительнейший запах не только изо рта, а казалось бы, что от каждой поры их тела.

На полу, не менее грязного, чем присутствующие люди, лежал ребенок, мальчик лет восьми, он не двигался, не издавал звуков, со стороны казалось, что он не дышал. Практически все его тело было покрыто шрамами и порезами, многочисленные гематомы покрывали его тело. Во время движения глайдера, его тело, ничем не зафиксированное швыряло по всему заплёванному полу. Ребенок был абсолютно гол. В момент резкого остановки аппарата он пролетел по всему отсеку и головой ударился об металлический ящик. Из его рта начала вытекать густая слюна с кровью.

Глайдер остановился около очередной кучи мусора и двое человек в комбезах выбросили тело ребенка в какую-то яму.

— Кушайте твари, это вам подарочек от Дока.

В это время где-то в необозримой дали всемогущая сущность просто сказала — живи, тебе еще много чего предстоит сделать …, и мальчик на далекой свалке ожил.

Глава первая

НАЧАЛО

Страшная боль пронзила меня, болело все тело, я даже не мог определить, что болело больше всего. Глаза не открывались, рук и ног я не чувствовал. Голова отчего то была ясна, по телу протекла волны боли. Какие-то импульсы достигли конечностей, и я смог пошевелиться.

Вдруг меня охватила дрожь, по всеем венам прошли волны импульсов. И наконец то я понял, что еще жив.

Кто я? Как здесь оказался? Что со мной?

Тысячи вопросов и нет никаких ответов. Только боль.

Вдруг у меня получилось открыть глаза. Было очень темно, но увидел свое тело.

Это я? Оказывается, я был каким-то нескладным и тощим мальчишкой. Руки и ноги были в открытых ранах и рубцах. Я потрогал свою голову и наткнулся на затылке огромную шишку.

Потихоньку глаза привыкли к полу мраку, и я наконец то рассмотрел то место, где я находился.

Это была огромная яма, вокруг меня находились огромные кучи мерзко пахнущего мусора.

Боже, от такой немыслимой вони глаза заполнились слезами и подкатила тошнота, но желудок был абсолютно пуст и поэтому из меня ничего не вышло. Только спазмы сотрясали мое тельце.

От этих действий я наконец то просто отключился.

Через какой-то промежуток времени я очнулся. Все тело по-прежнему болело, но к боли присоединилось еще чувство жажды.

Напрягая все свои немногочисленные силы, я наконец то сел и ощупал все вокруг себя.

Руки, хоть и покрывали многочисленные ранки, но в целом неплохо смотрелись. Ноги были покрыты настолько неприятной вонючей слизью, что я было от такого вида и запаха чуть не потерял повторно сознание.

Подняться я так и не смог, но зато у меня получилось прислониться к чему-то холодному и не столько мазко панующему.

Опершись о стенку, я встал на колени. Вокруг меня были просто огромные кучи состоящих из металлических конструкций, строительного и бытового мусора, разливного полусгнившего тряпья и разломанного бетона. Впервые я охватил взглядом место, где я очутился, и оно мне явно не понравилось.

Что мне делать, может быть, меня ищут?

Наверняка, меня просто потеряли родители, или я сам потерялся.

Ведь ни мог я быть совершенно одиноким, я наверняка где-то жил и, наверное, учился, как так могло случиться, что я оказался в этом странном месте, голый и совершенно один.

От этих вопросов у меня жутко разболелась голова.

Но как я тут оказался??? Но увы я ничего не знал и не помнил.

Прикрыв глаза, я осознал, ещё немного и я окончательно умру.

Никакой одежды на мне не было и меня так сильно трясло от озноба, что казалось, что я прикушу себе язык.

Умирать мне не хотелось несмотря на то, что я оказался в такой ситуации. Я прислушался, было тихо, но где-то недалеко от моего местонахождения прозвучал странный звук, похожий на писк зверька.

Видимо что-то происходило около этого места, где я очнулся. Сил не было совсем, но вдруг появилось и окрепло желание жить.

Что же мне делать, ждать какой ничуть помощи или самому попытаться выбраться из этой клоаки???

Дно этой ямы, помимо мусора было покрыто разными разбитыми, скрученными, да и просто ржавыми предметами.

Я попробовал не обращать внимание на боль и сосредоточился на попытке встать. С третьего или четвертого раза мои усилия увенчались успехом.

Где-то на периферии сознания я обнаружил, что мои последние воспоминания не полны и постоянно ускользают от меня. Единственно, что я твердо вспомнил, то это как мужчина в белом халате одевал мне на голову то ли шлем то ли горшок. И помню яркий свет, горевший в помещении. Дальше все, провал. Все так смутно и расплывчато. Он что-то говорил про разгон сознания, и еще что-то научное, но я ничего не понял.

Как говорится первый шаг он главный самый. Откуда пришла мне эта мысль я и сам не представлял. Если бы кто-то знал скольких сил мне понадобилось сделать этот первый шаг.

Шаг то я сделал при этом на что-то наступил и упал. М-да, придется начинать сначала. Вокруг было темно, холодно и просто омерзительно пахло.

Спустя, как мне казалось, вечность я неимоверными усилиями вновь поднялся. В этот раз первый шаг получался относительно легко. Я едва шевеля ногами до телепался до края ямы. Слава всем небесным силам, наверное, я смогу выбраться из этой ловушки. Но тут встает проблема, что мне делать дальше??? Вокруг меня горы мусора и ничего более.

Едва я остановился, как стал замерзать. Извиваясь как червяк, я все-таки выбрался из своей ловушки. И замер. Вот что за противный писк был слышен внизу. Я увидел целую стаю, нет целое полчище мерзких, отвратительных крыс. Если они кинутся на меня, то это точно будет конец моих страданий.

Но то ли из-за темени, то ли от мерзкого запаха, которым я, пропах насквозь, но на меня никто не бросился. Все-таки у меня есть шанс выбраться живым. Что ж, побарахтаемся.

Наверняка мне надо найти какое-то оружие от крыс, но сил не было даже кинуть в них что ни будь, да и камней я тут что-то не увидел.

Я взмолился всем всевышним, что бы эти мерзкие твари меня ни заметили. Присев за каким технологичным обломком я стал внимательно наблюдать за ними. Постоянно находясь в движении, крысаки что-то выискивали среди куч мусора. Что-то жевали и постоянно пищали. От их тихого, но непрекращающегося писка, у меня вновь заболела голова. Они что-то ведь ели.

От одной только этой мысли у меня случился спазм в желудке, я тоже же страшно хотел не только пить, но и есть. И что мне в таком случае предпринять??? Отбирать еду у этих хищников, но это не вариант. Я сам в один момент окажусь в их желудках. Надо где-то отдышаться и дальше думать, чем дальше заниматься.

Отодвинув вздувшуюся от разложения коробку с пищевыми отходами в сторону, я наткнулся на темно — зеленую пластиковую трубу, длиной она была мне по пояс, и была она шершавой, поэтому из руки не выскальзывала и вселяла в меня некоторую уверенность.

Я подержал ее в руках, она оказалась очень ухватистой и надежной.

Я, опираясь на нее начал, отступать в сторону непонятной металлической конструкции.

Обогнув выступающую ее часть, я сделал попытку забраться внутрь этой гигантской железной хрени. Какой-то проем был на высоте чуть больше моего роста, но как туда попасть, даже теоретически я не знал. Немного подумав, я решился на поиск чего-то, легкого, но крепкого, на что можно встать и дотянуться до этого проема.

Буквально через пять минут какое-то время я нашел в пяти шагах сильно перекошенный пластиковый ящик. Перетолкав его к проему, я встал на него с целью пробраться внутрь, но увы, сил чтобы подтянуться у меня не было. Тогда я слез с этого ящика и вновь начал поиски чего-то, с помощью которого я смогу завершить этот эпический квест.

Поиск такого же или похожего ящика занял много времени, но я нашел его! Самым трудным оказалось не до толкать этот ящик до первого, а как-то взгромоздить его на него.

Уперев ящик в пластиковую трубу, я начал медленно поднимать его, используя в качестве второй опоры свою собственную ногу. Видимо не стоило мне этого делать. Нога моментально занемела от боли. Боль была не яркой, а какой-то тихой и определенно выматывающей.

В какой-то момент мне стало понятно, что если сейчас я не подниму второй ящик, то просто никогда я его не подниму, и навсегда останусь в этой клоаке. Собрав все свои немногочисленные силы, я со всей силы толкнул этот чертов ящик. И о чудо, этот долбанный бокс все-таки после небольшого раскачивания встал на первый.

После этой едва посильной для меня работы я присел на землю, чтобы перевести дыхание, сердце колотилось так сильно, что мене казалось, что его могут услышать крысы. Несколько минут я сидел без движения, потому что сил для этого у меня просто не было.

Что интересно…не вдалеке копошившиеся крысы словно меня не замечали, или мне даже показалось словно бояться подойти ко мне ближе, наталкиваясь на какой-то непонятный барьер, невидимое препятствие.

Ну и славно… похоже мои шансы на спасение повышаются.

В два этапа и смертельно боясь навернуться с этой пирамиды ящиков я каким-то чудом встать на эту конструкцию. Теперь дело было за малым, перевалиться с ящиков в этот чертов провал.

То ли боги меня услышали, то ли фортуна наконец то улыбнулась мне, но я СМОГ перевалиться через край металлического проема и вновь потерял сознание.

Как долго я валялся у входа я не знаю, но выглянув наружу я увидел, что там светло. Хоть и сил не было совершенно, но я так обрадовался дневному свету, что завис на какое-то время и просто смотрел на светило.

Видимо я провалялся без сознание весь остаток ночи.

Радовало, то, что крысы не могут сейчас добраться до меня, но вот что делать дальше я совершенно не знал. Как ни странно, но внутри этой металлической конструкции было относительно светло и тепло, да и ветра тут не было.

Ползком я начал пробираться внутрь, ведь назад мне никак нельзя, там меня просто съедят. Пролез так до первого поворота я понял, что дальше делать я просто не знаю. Обреченно вздохнув, я свернул в какой-то угол, только потому что оттуда был слышен шум капающей жидкой. Как же мне хотелось пить.

Заползая в комнату, я сразу увидел какую-то емкость, в которую капала ржавая жидкость. Сделав гигантское усилие все-таки, смог встать и зачерпнуть эту жидкой рукой.

Вода, ржавая, протухшая, но вода!!!

Сколько я ее пил я не знаю, но, когда смог оторваться от бака я понял, что выпил бы еще столько же, но физически не мог. Я понял, что в тот момент, когда я увидел воду, мне было абсолютно наплевать вода это или какая-то иная жидкость, сил, чтобы что-то еще искать все равно у меня не было.

Свернувший почти клубочком, я заснул около этого железного чана, этого алтаря жизни, едва не обнимая его своими руками и ногами.

Пробыв некоторое время в забытьи я очнулся. Надо было начинать поиск пищи. Пластиковую трубу я наверх не смог ни затащить, ни закинуть, и поэтому шагать я смог, только опираясь о стенку конструкции. Доковыляв до входа, я выглянул наружу. Крыс не было видно. Перекинув ноги вниз, я дотянулся до ящиков и предельно осторожно спустился на поверхность.

Взяв, палку, я начал поиск того, чем питались эти серые твари. Вороша все вокруг, я нашел обрывки какой-то технической ткани.

Ткань была шириною с мою руку и длиной около четырех шагов. Плотно намотав на бедра живот и грудь ткань, я перекинул ее через плечо и заткнул за пояс, в этот момент я почувствовал себя значительно лучше, ведь ветер уже не так сильно вымораживал мое тельце. В этом куске ткани было значительно теплее, по крайней мере, мне не пришлось все время думать о холоде.

Не надеясь ни на что, я всё-таки продолжил поиск пищи, ведь что-то же эти крысы жрали!

Спустившись немного вниз, я предельно внимательно осмотрелся. Ничего, совсем ничего тут не было, мусор и много какого-то серого порошка на земле. Возможно, от безысходности или от помутнения рассудка я опустился на колени и начал горстями есть, нет ЖРАТЬ этот порошок. Возможно, я просто совершенно отчаялся и хотел умереть.

Съев целую кучу этого порошка, я лег на землю и начал готовиться к смерти. Но смерть не приходила, да и свирепый голод начал не то, что отступать, а как-то притупляться. Пролежав на дне этого порошкового ложа, я в какой-то момент понял, что мне хочется в туалет и снова пить.

Да, я ел этот непонятный порошок., да в принципе мне было глубоко наплевать что это такое. Но, самое главное именно этот благословенный порошок не дал мне умереть.

Хоть я и был в невменяемом состоянии, я понял, что именно этот порошок важен для меня, и не стоит именно тут справлять свою нужду. И снова я не мог выбрать, что ж мне сейчас делать. Набирать в ткань порошок, или ковылять в туалет? Я просто психологически не мог отойти от этого островка жизни. Но, все-таки сильнейшие позывы просто бросили меня в сторону, едва успев сбросить с себя тканевую накидку я моментально опорожнился. Нет, не так, с меня просто выбросило излишний продукт.

Осторожно спустившись обратно, я ладонями набрал в ткань порошок и хотел идти обратно к воде. Но не смог, видимо от жадности я наскреб так много этого добра, что даже поднять не смог свой импровизированный мешок.

После каждой горсти откинутого продукта я пытался поднять свое сокровище, но увы. К великому моему сожалению, только тогда, когда в ткани оставалось не более половины от изначальной массы, я с кряхтение поднял свой баул.

В какой то момент я осознал, что если я сейчас отпущу его на землю, то поднять я его никогда не смогу, а высыпать еще немного порошка я физически не мог. Сама эта мысль меня пугала до истерики.

Я донес свой порошок до своего жилища!! Нет, вы слышите меня я смог донести ВЕСЬ порошок до своего, так сказать дома. Поднимал я его очень осторожно и всего лишь за три захода.

Та ткань что была на мне очень сильно натирала плечи и грудь и мне было больно и неприятно, но приходилось мне выбирать или замерзнуть, либо терпеть боль.

Так, я пока жив. Кто я и где я не известно, что со мной случилось, так же не понятно. Я выжил, у меня есть убежище, и самое важное, у меня есть вода и еда. Наверное, я рано хотел умереть, возможно я еще чуток поборюсь за свою жизнь.

Глава 2

Глава вторая

2. Как выжить?

После всех перипетий я улегся на пол, с любовью посматривая на свое богатство. Воду я процедил через ткань, чтобы она хоть немного не так отдавала затхлостью. Мой чудесный порошок высыпал в небольшую емкость, которую тут обнаружил. Гляди на все это я незаметно для себя уснул.

Проснулся я с трудом, все тело болело и чесалось. Жутко хотелось в туалет. Поднявшись, я съел немного порошка и запил водой. Света было вполне достаточно, чтобы начать осмотр моего нового жилища. Намотав на себя мою единственную одежду, я потихоньку начал изучать прилегающие помещения.

Как я понял, вся эта огромная и ржавая конструкция ранее была космической шлюпкой, которую после нескольких поколений эксплуатации выбросили на свалку.

Я сразу для себя наметил небольшое помещение для туалета. Во втором отсеке были взломано и снято все. Остались лишь висящие провода и технологические отверстия. Пройдя немного далее, я обнаружил комнату, где ранее, было спальное помещение, а сейчас тут можно было найти лишь остатки спальных мест и, о чудо, старую, совсем поношенную, но столь необходимую мне обувь.

И то, что эта обувка мне, мягко говоря, была сильно на вырост, я не огорчался. Немного помучившись, я с помощью зазубренной железяки, порезал, вернее сказать, порвал свою ткань. Теперь у меня была одежда (кусок ткани с дырой для головы) и немного ткани в качестве набивного материала для обуви.

Какое счастье, наконец то я мог ходить, не опасаясь ежесекундно поранить свои ноги.

В некоторые помещения я так и не смог войти, то ли двери были заблокированы или просто все так заржавело, что открыть без инструментов было нереально. Самое интересное обнаружилось в рубке управления. Видимо или сам экипаж или те, кто потом снимал все ништяки с корабля, оставили часть инструментов. Возможно их попросту выбросили за ненадобностью. Но для меня эта находка была очень радостной. Я понимал, что воспользоваться всем этим я навряд ли смогу, но сам факт наличия металлических инструментов меня искренне радовал.

Наверное, самыми ценными вещами из моих находок были нож с отломанной рукоятью и небольшой ломик. Я взял ломик руки и понял, что использовать его в качестве оружия я не смогу, слишком он оказался тяжел для меня. Ну что ж буду радоваться тому, что есть. В целом могу сказать, что на корабле ничего не было, только пустые помещения и непонятно откуда подтекающая вода.

Вернувшись в свой родной отсек, я начал критически оценивать количество порошка. Ориентировочно его должно хватить дней на пять. А что есть дальше. Да и что мне делать дальше? Возможно, меня ищут. А может быть нет. Странно устроена психология человека. Сегодня он готовится к смерти, а завтра уже напрочь забывает об этом и начинает строить планы на будущее.

Совершенно некстати, я подумал вообще умею ли я говорить, есть ли у меня вообще голос. Прокашлявшись, я начал, вернее пытался начать говорить, но тот писклявый голосок, издаваемый мной меня, удивил. Что, неужели это мой голос. Однако, через некоторое время я довольно-таки лихо начал перечислять все то, что видел перед собой. И осознание своей разумности и того, что я говорю меня искренне порадовало. Снова захотелось остро есть, ну что ж будем кушать волшебный порошок. Сам этот порошок, в принципе был не так уж неприятен, но вот он не вызывал чувство насыщения. Скорее всего он как-то блокировал чувство голода. Я понимал, что навряд ли я выживу при этих обстоятельствах. Но осознание того, через что я прошел, давало мне некоторые надежды на дальнейшее.

Наступил вечер, вооружившись ножом и ломиком я подошел к внешнему своему, так сказать парадному входу. Приглядевшись, я обнаружил, что внизу, как, впрочем, и вчера сновали крысы. Они спешно поедали МОЙ порошок. Такими темпами они за ночь все тут подчистят.

Что же делать, спустится и вступить в бой с этими тварями? Но чем и как я смогу их убить, и смогу ли вообще? Надолго задумавшись, я продолжил наблюдение за воришками, как я уже считал моего порошка. Немного мешал постоянный писк серых, но я уже не обращал особого внимания на эти звуки.

Присмотревшись, я обнаружил некую иерархию в крысиных рядах. В то время, пока одни крысы спешно набивали брюхо, другие бегали по верху ямы и, охраняли, насыщающихся тварей.

Все это действо происходило шагах в семидесяти от моего входа. Иногда отдельные крысаки пробегали буквально передо мной. Самые мелкие из них были длинной сантиметров по тридцать и весили примерно пару килограммов, однако среди крупнейших тварей встречались особи длиной превышающей 1 метр и весом на мой взгляд до сорока килограммов. Я потрясенно смотрел на этих крыс мутантов, разве бывают такие крысы, сильные, ловкие очень быстрые. Я увидел, что одна из огромных крыс своим хвостом отшвырнула в сторону более мелкую товарку. Длина самого хвоста была не менее 80 сантиметров.

Сука, да у нее только хвост, чуть меньше меня, да и весит эта ублюдочная тварь больше чем я с ботинками вместе.

Если с мелкой я как-то и смог бы один на один справиться, то о победы над крупной особью я не мог даже и мечтать. Да и чем биться с ними, у меня был только нож без рукоятки и ломик, который, хоть и был хорош, но мне реально не хватит сил, чтобы им махать. М-да, проблема требовала разрешения, которая устроила бы меня, и не устроила бы крыс).

В течение часа я внимательно следил за хаотичной миграцией стаи и заметил такую особенность. Время от времени некоторые крысаки отходили от товарок и довольно-таки близко подбегали в район моего входа. Если я и спущусь, то крыса просто убежит или начнет безумно пищать и звать своих.

Подождав немного, я обнаружил что молодой крысак уселся радом и никуда не двигается. В тот момент, совсем уж отчаявшись, я схватил ломик и изо всех своих сил метнул его в наглого воришку.

Не ведаю что помогло мне в этот момент, но ломик крайне удачно ударил крысу по голове. Серая воровка, не успев даже пискнуть упала на поверхность. Никто из стаи не обратил на этот инцидент ровно никакого внимания.

Моментально скользнув вниз, я подбежал к животному и несколькими ударами ножа добил его. Схватив за задние лапы, я кинул его наверх и тут же сам забрался в убежище. Оттащив крысу подальше от входа, я начал разделывать ее своим ножом, вернее пытался разделывать. Но то ли нож был недостаточно остр, то ли у меня не хватало сил, но порезать шкуру я никак не смог.

Перебрав кучу, ранее найденных мною железяк, я подобрал одну небольшую с крайне рваными краями и вновь начал пытаться резать шкуру крысы. Откровенно говоря, резать не получилось, но зато шкура начала медленно просто рваться. Рваные края моего металлического орудия терзали трупик. Наверное, мне понадобился целый час, чтобы хоть как-то освежевать мой первый боевой трофей.

Сдерживая тошноту, я начал осторожно жевать мясо своей первой добычи. Мясо было жесткое, ужасно пахло и никак не жевалось. Обломком инструмента я начал бить по куску, пытаясь хоть как-то размягчить его. Попробовав его, я все-таки понял, что есть это как-то можно. И тут я вспомнил о основном своем богатстве — порошке. Тут же взял щепотку порошка и натер им окровавленные куски мяса. Порошок значительно притупил мерзкий вкус крысятины, и если не думать о том, что ешь, то с большой натяжкой можно сказать, что мой обед получился просто шикарный.

Когда я начал натирать эти куски мяса, то порошок попав на ранки моих рук, начал так щипать, что я с огромным трудом, но закончил эту работу. Бросив тушку на бак, мне пришлось тщательно смывать со своих рук смесь крови и порошка. Уф, стало гораздо лучше, я снова почувствовал свои руки. При попадании порошка и крови на руки, особенно сильно заболели места на пальцах, где были сорваны ногти.

Я взял часть тушки в руки и начал есть ее, но не мог откусить ни кусочка, я просто не мог оторвать зубами мясо от тушки, да и жевать его было очень тяжело. Через пол часа я закончил свое пиршество. Не знаю, я наверное больше устал, чем наелся.

Съев примерно треть тушки, остатки я выложил на проветриваемую поверхность. Я был сыт, обут и одет. Что делать дальше я не знал. Снаружи уже была ночь и не найдя чем заняться я улегся спать.

Проснулся я оттого, что мне в глаз попал солнечный лучик. Встав, я справил нужду, умылся и позавтракал. После этого я тщательно намотал на ноги ткань, одел ботинки. Накинул на себя свою праздничную одежку, я повязал ее отрезком узкого кабеля. Взял с собой нож (ломик после вчерашнего успешного броска остался внизу) и спустился вниз.

На поверхности было достаточно тепло, поэтому я подхватил ломик и отправился проверять остался ли мой порошок после вчерашнего нашествия полчищ крыс.

Ну что я могу сказать…порошка практически не было, только под некоторыми железяками я обнаружил небольшое его количество. Всего я наскреб не более половины от того, что я взял вчера, больше его тут не было.

М-да, печалька и что же мне делать, чем питаться и куда идти. Я быстренько отнес добычу к себе в жилище, и спустился обратно. Рассудив так, что до ночи надо хоть немного осмотреть местность. Ну что ж. вздохнув я пошел вокруг своего корабля, чтобы запомнить ориентиры. Сам корабль был длиной более сотни шагов и диаметром около тридцати. Сплющенная от удара о поверхность рубка была разбита вдребезги. Сам корабль не производил никакого впечатления, он выглядел убого. Вокруг него были кучи строительного мусора, сгнившие пищевые отходы и просто куча непонятных мне вещей.

Постоянно посматривая по сторонам, я, осторожно ступая двинулся навстречу приключениям.

Глава 3

Глава третья

Разведка местности

Ну что ж я решил двигаться вперед. Ботинки странно поскрипывали, да и одежда натирала мое многострадальное тельце, зато в руках был ломик, а в обуви был спрятано лезвие ножа.

Пробираясь вокруг огромных куч мусора, я решил, чтобы не потеряться идти в сторону солнца. В основном тут были целые кучи бытовых отходов, старые и ржавые конструкции, останки космических объектов, а также целые горы, состоящие из непонятно чего.

Вскоре, ковыряя очередную мусорную кучу я наткнулся на довольно-таки неплохой рюкзачок, внутри которого была пластиковая фляга, но без крышки.

Пригодится в хозяйстве, подумал я и продолжил поиски. Как не странно не птиц ни крыс я нигде не увидел. Некоторые горы мусора были настолько огромны, что я даже примерно не мог определить их размер.

Ближе к полудню услышал какие-то посторонние звуки и немедленно спрятался внутри мусора. Сначала это были звуки переворачиваемого мусора, но потом я услышал речь. Пока я не мог ничего расслышать, но сам факт, что тут есть люди вселял в меня некоторую уверенность и даже оптимизм.

Выглядывая в отверстие, я наконец то увидел, тех кто разговаривал. Буквально метрах в десяти от меня стояли два человека, одежда их на порядок была лучше, чем у меня. В руках у них были мешки и какие-то длинные палки. Решив не выдавать себя, я пытался уловить речь этих людей. Наконец то, видимо ветер подул в мою сторону, или они начали громче говорить, но я стал понимать их речь.

Оба старика имели худощавый вид, один из них, который был с бородой, был чуть выше первого и имел совершенно седую шевелюру. Второй старик чуть прихрамывал при ходьбе, при этом постоянно чему-то улыбаясь. Комбинезоны у них были совершенно одинаковые, однако у второго старика на поясе висел небольшой топорик, а у первого старика большой, немного изогнутый нож.

На ногах у них были черные высокие ботинки с толстой подошвой и высокими голенищами. Даже по внешнему виду этих ботинок было понятно, что они очень крепкие и удобные. На запястьях рук у обоих стариков были прикреплены какие-то приборчики, которые время от времени тихо попискивали различными сигналами разной тональности.

За плечами обоих поверх рюкзаков у этих людей висели небольшие арбалеты.

Наконец то я услышал то, о чем говорили эти двое.

— Глубокоуважаемый господин Куим, вы же не станете отрицать, что при длительном поиске значительно притупляется симбиотическое восприятие линейной действительности, и тогда нам вынужденно приходится компилировать аспекты, блокирующие невербальное восприятие!

— Хм, не могу это оспорить коллега, как Вы, мой господин Агал, постоянно не хотите воспринимать тот факт, что отожествление воспринимаемой нами действительности, зачастую приводит к аморфности ситуационного анализа.

— Вы же сами на своих лекциях, как мне помнится говорили, что энтропия не может не коснуться, даже, казалось бы, тех форм событийности, которые присущи всем нам. И я прекрасно осознаю о возможной ложной визуализации, присутствующей в данном метрическом отрезке.

Я пытался понять, о чем говорят эти люди, какие-то слова были мне понятны, но общий смысл ускользал от моего разума. Эти двое мирно беседовали о чем-то совершенно мне непонятном.

На них были какие-то комбинезоны с множеством карманов. Они явно что-то искали тут, но разве тут что-то можно найти? Ну кроме старого мусора. Я присмотрелся к этой парочке и понял, что это совсем пожилые люди и палки они использовали для помощи при ходьбе. У каждого был рюкзак в которые они что-то складывали, при этом постоянно ведя неспешную беседу.

Из-за того, что я долго неподвижно лежал у меня затекло все тело, от пыли сильно зачесалось в носу. Я пытался изо всех сил сдержаться, но увы.

АПЧИ… от моего чиха эти двое аж подскочили и уставились на то место, где я героически скрывался.

— Кто тут есть?? — крикнул один из них, он немного промолчал и довольно ехидно продолжил — Возможно у нас тут завелись чихающие крысы, что Вы об этом думаете уважаемый Агал?

— Увы коллега, я еще ни разу за свои сто двадцать семь лет не встречал так громко чихающих крыс, возможно это какой новый вид хомо крысус?

И тут они оба громко и продолжительно засмеялись.

Я лежал, и не знал, что мне делать, я даже убежать не мог, так сильно затекло мое тельце. Наконец то я решил им ответить.

— ээээ, уважаемые и глубокоуважаемые господа, я мальчик, здравствуйте.

— От такой реплики эти уважаемые господа еще больше начали смеяться и наконец то один из них сквозь слезы и смех наконец то мне ответил.

— эй, малой, выбирайся-ка ты на свет и давай знакомится.

Кряхтя, как уважаемый старый дед, я еле выбрался из-за своего убежища и сильно хромая подошёл к этим людям.

— Ну с, здравствуйте мой юный друг, как звать меня, я так понял, вы уже услышали, но ради правил приличия позволь нам представиться. Не буду перечислить тебе всех наших давно забытых титулов и регалий, дабы окончательно не смутить твое юное сознание, а звать нас очень просто я Куим, а стоящий рядом со мной господин Агал.

Я пытался что-то ответить, но не знал, что сказать, наконец то я просто произнес.

— я мальчик, и я не знаю кто я и не помню своего имени. Я очнулся в этом месте пару дней назад и пытаюсь выжить.

— Бедный мой ребенок, — сказал Куим, — ладно нам старым хоршам еще как-то, но можно закончить свое бренное существование в этом забытом всеми богами месте, но как ты, мой юный друг смог оказаться здесь?

Я пожал плечами.

— Я не знаю пробормотал я, я очнулся тут и ничего не помню.

Старые пердуны переглянулись между собой…

— Так, Агал, давай сворачиваем свои поиски, видишь малой еле на ногах стоит, да и запах от него не очень. Пошли дите с нами, мы хоть как-то попытаемся тебе помочь.

Надежда…вот что вспыхнуло в моей груди… аж слезы на глазах проступили

— Спасибо Вам огромное уважаемые, — сам того от себя не ожидая, отвешиваю старикам поклон — а куда нам идти то надо?

— Да тут совсем недалеко, произнес Агал, минут через тридцать будем на месте, давай выдвигаемся. «Ты идти то сможешь?» — спрашивает меня старикан.

— Да, господин Агал, конечно, могу. — отвечаю я.

— Ну тогда пошли скорее, будем приводить в человеческий вид. — ухмыльнулся он.

И мы все вместе двинулись вдоль очередных гор этой супер гигантской свалки.

Пройдя буквально один поворот, я раскрыл рот от изумления. Перед нами предстал ОГРОМНЫЙ остов звёздного корабля. Он был настолько величествен, даже в этом состоянии, что я даже усомнился, бывают ли такие корабли вообще или нет. Я даже не мог оценить его размеров. Часть его была завалена мусором, а частично он под своим весом провалился подсушу.

— Это что за корабль такой огромный, спросил я у стариков, — разве корабли могут быть таких размеров???

— Понимаешь ли Малой, ответил седой старик, поверь, это еще не самый большой звездный странник, есть гораздо крупнее, но и этот труженик заслуживает уважения. Наверняка он очень долгое время занимался перевозкой различных руд, и вся его долгая жизнь была наполнена тяжелой работой в звездной пустоте.

— Видишь, еще сохранилось его название, добавил второй, это НЕСУЩИЙ, он уже никогда не увидит неба, и люди, которым он служил не одно поколение о нем уже, никогда не вспомнят.

Я потрясенно молчал, даже зная, что сказать старикам.

— Ну что малой, двинули дальше, пробормотал один из них, — так и мы остались на этой свалке, всеми забытыми и никому не нужными.

Мы двинулись в сторону от этого титана.

— Обрати внимание вот на эту небольшую горку с мусором, уже более веселым голосом сказал седой, — вот тут мы нашли очень много полезного для нашего существования, и еще кое чего для продажи в поселении, — Ну, об этом мы поведаем тебе чуть позднее.

— Тут много чего интересного и неожиданного можно найти, так что будь оптимистом, поддержал седого второй дед.

— Это место мало кого интересует из местных, и поэтому тут можно месяцами никого не встретить, но мне с господином Куимом тут нравится., да и никто нас не отвлекает от наших занятий.

Через какое-то время мы дошли до очередной огромной кучи. — Вот тут малой мы и живем, — выдал как я понял старший в этой необычной паре

Я с подозрение осмотрел эту гору мусора и ничего примечательного в не нашел, тут даже не было ни каких-то больших конструкций, ни остова космического корабля. Они что в мусоре или они издеваются надо мной.

Посмотрев на меня, и видя мое непонимание, эти двое старых придур, э., уважаемых господ подвели меня к подножию этой мусорной кучи.

Откинув часть объёмного, но легкого мусора в сторону, старики пригласили меня внутрь. Мы пробрались по коридору внутрь этой горы, затем, шедший замыкающим господин Агал, снова закидал вход этим мусором.

Я бы точно низа что и никогда не догадался, что здесь есть вход куда-то.

— Что это за место, кто Вы и что Вы тут делаете, решил спросить я?

— Эх, малой не успев войти, уже столько вопросов. Ну назовем это место нашим жилищем, или убежищем., ответил ему хромой старик

— Ага, — тихо пробормотал господин Агал, шедший сзади, я бы назвал это место гробницей для двоих старых маразматиков.

— Ну, ну, мой маразматический друг, давай не будем так скептически отзываться о этом прекрасном месте., довольно-таки смешливым голосом ответил ему Куим.

И друг неожиданно Куим громко сказал…

— СВЕТ! — и все помещение немедленно залил яркий, но не слепящий свет.

—Давай малой сначала в душ, ты ионным душем пользоваться умеешь? подозрительно глядя на него, спросил Куим.

— Да я даже не знаю, что это такое, тихо сказал я.

— Ну тогда пойдем, я научу тебя пользоваться благами цивилизации, проговорил Куим и смешно ковыляя двинулся вперед. Я же, не отставая двинулся за ним.

Блага цивилизации представляли собой небольшую кабинку, на стенке которой были многочисленные кнопки, а на потолке, стенах и даже на полу было множество отверстий.

— Так вот, малой, это место, где ты можешь наконец то отмыть свою грязь, только в отличии от обычного душа, где ты моешься водой, тут ты подставляешь свое тело под ионизированный поток частиц, в результате чего все твое хозяйство подвергается интенсивной ионной обработке. Тут много программ, но сейчас я покажу тебе основную, необходимую тут на свалке. Вот видишь кнопки один и шесть, поочерёдно нажимаешь их и в течение пары минут стоишь, закрыв рот и глаза, после мелодичного звукового сигнала ты выходишь из кабинки чистый и сухой. Тебе все понятно малой?

Я перечесал свою голову, прищурился, внимательно запоминая эти кнопки и неожиданно про себя подумал, а что будет если я нажму другие, но спросить у господина Куима как-то постеснялся.

— Чего тут непонятного, бодрым голосов ответил я, а вот у меня такой к Вам вопрос, а если я не закрою глаза и рот, то, что со мной будет? — задаю я ему интересующий в данный момент больше всего вопрос.

— Ну, ничего страшного с тобой не будет, немного пощиплет и пройдет вскоре, скажу тебе небольшой секрет, все мы в детстве специально не закрывали рот, чтобы проверить что с нами будет). — смеется он.

— Ага, теперь, вроде все понятно, а что делать с моей одеждой?

— С какой одеждой, уточнил у меня Куим.

— Ну, с той которая на мне одета.

Старик с нескрываемым удовольствием посмотрел на мою «одежду», пару секунд промолчал, но не выдержал и засмеялся.

— Ха ха ха, закхекал старик, — выбрось свою одежду в утилизатор и обувку туда же брось, уж мы с Авдеем что ничуть тебе поприличнее подберем.

Я с подозрением посмотрел на старика и несколько нервно у него поинтересовался: — А что такое утилизатор??? непонимающе смотрю я на своего собеседника.

— Вон, видишь этот ящик, в него все и бросай, хотя нет, скидывай быстро свою хламиду, в первый раз я сам тебе покажу как пользоваться этой штукой.

Я моментом скинул с себя свою одежку, снял обувь и молча передал Куиму. Он взял мое богатство, подошел к металлическому ящику, поднял крышку и бросил все внутрь, потом закрыл крышку и нажал кнопку сбоку аппарата. Агрегат немного погудел и все….

— А где теперь моя одежда, сильно удивившись и почти шёпотом поинтересовался я.

— Ну, ее как бы уже нет, она как бы расщеплена — не бойся, без одежды мы тебя не оставим. Давай забирайся в душ.

Я с некоторой робостью и боязнью зашел в кабинку, нажал поочередно кнопки один и шесть, затем плотно закрыл рот и зажмурился.

Вдруг неожиданно женский голос что-то сказал, и я от удивления открыл рот.

В это мгновение по всему телу пробежала волна теплого воздуха с пузырьками, мне стало щекотно, а во рту было такое ощущение, что его резко высушили. Через минуту я услышал снова женский голос…

— сеанс закончен — разобрал я наконец-то слова прозвучала очень мелодичная трель. Только тогда я закрыл рот и открыл глаза.

Первое что я увидел, это Куима, который хохотал так, что не мог даже ничего сказать.

— Малой, я же тебе говорил закрыть рот и глаза!)

Я от смущения не знал куда себя деть и что сказать деду…, какой же я идиот, я переступил ногами и скромно опустил вниз свой взор.

— Это я от неожиданности открыл рот, вы же про голос ничего мне не сказали.

— Ладно, все еще смеясь сказал Куим, возьми пока вот эти тапочки и халат и пошли посмотрим, что делать дальше.

Тапочки были мягкие, а в халат я, наверное, мог завернуться раза три, халат был чистый и приятно пах. Мне этот запах что-то напоминал, но я не знал, что.

И только когда я оделся, я понял, что я чистый, нет, не просто чистый, а до скрипа кожи чист. Даже то место, где были сорваны ногти на руках, перестали чесаться и остро болеть. Немного прислушавшись к своим ощущениям, я с радостью понял, что мне нравится мое состояние.

Пройдя вместе с господином Куимом мимо еще пары дверей, мы оказались в довольно-таки большой и светлой комнате, в которой было много какого-то оборудования, столы, шкафчики и много еще чего.

Тут же в комнате нас дожидался Агал. Когда мы зашли в помещение Агал что-то смотрел на маленьком приборе, при этом ворча себе под нос.

Какие то очень странные люди, подумалось мне, то бормочут, то смеются.

Куим, со смехом поделился со своим другом историей моей помывки, и они еще пару минут продолжали хихикать.

Вот гады, подумал я, ну и ладно, зато я наконец то чист.

— Так проговорил Агал, давай ка малой перед тем, как одеть и накормить тебя, мы осмотрим твое многострадальное тело, мало ли чего.

Вроде бы ничего страшного он не сказал, но я внутренне просто оцепенел, я явственно вспомнил Дока, который то же что-то со мной делал в подобной комнате. От пережитого ужаса у меня отнялся голос, и я отскочил от дедов в сторону.

Мои спасители переглянулись, и очень осторожно спросили у меня, что случилось. Я набрался сил и храбрости и рассказал все, что я помнил о этом Доке.

— М-да, пробормотал Агал, вот подонки, даже на детях опыты ставят.

— Не бойся малой, мы не будем ничего плохого с тобой делать, только профилактический медицинский осмотр.

— А профилактический, это не больно, Вы резать меня не будете???

Деды снова переглянулись и Куим сжав скулы произнес

— малой, забудь про того подонка, мы с Агалом совсем другие люди. Никто не сделает тебе здесь ничего плохого, ну уж тем более резать уж точно мы тебя не собираемся, так что не бойся и ложись на эту кушетку.

Я лег на кушетку и закрыл глаза. Лежать на кушетке мне было неприятно, во-первых, она была холодная, а во-вторых, прямо мне в лицо светила яркая лампа.

Тем временем Куим внимательно осматривал мои многочисленные порезы и что-то уж совсем непонятное говорил Агалу, я совсем мало чего там понял, что-то про забор плазмы, ДНК, какие-то разделы головного мозга и прочее, облучение какими-то частицами и какую-то регенерацию, остальные слова были мною совсем не поняты.

— Так, малой вставай, велел мне Куим, медицинской капсулы у нас тут, к сожалению, нет, только вот армейский мед. диагностик и аптечка. Давай будем поправлять твое здоровье.

Взяв из шкафчика какую-то коробочку, он прикрепил ее к моей груди нажал кнопку, вдруг эта коробочка начала вибрировать и неожиданно несколько раз меня уколола в грудь.

От испуга я вздрогнул и закричал — НЕ НАДО!!!

Оба деда бросились меня убеждать, что это медицинская аптечка и на основе результатов диагноста, мне просто ввели нужные организму лекарства и витамины.

Я перестал кричать и вырываться и начал проваливаться в сон. Последней мой мыслью было …

— Суки…, снова резать будут.

Глава 4

Глава четвертая

4. Новый дом

В то время пока Малой тревожно спал под влиянием вспрыснутого аптечкой снотворного, двое в прошлом весьма уважаемых профессоров Агал фон Ливен и Куим Алексис вели в комнате отдыха весьма серьезный разговор.

— Куим, ты сам то понимаешь, что мы не можем в этих условиях гарантированно обеспечить мальчишке выживание. Ты своими глазами видел, что с парнем творили. Только по остаточным признакам я могу лишь приблизительно констатировать, что это был либо черный доктор, либо того хуже, возможно на нем ставили многочисленные опыты по изменению структуры мозговой ткани, поинтересовался Агал. Он задумчиво и как то нервно одной рукой теребил свою голову а пальцами второй руки «отбивал чечетку» на столе.

— Мой старый друг Агал, да тут к хоршу не ходи явно прослеживается попытка раскачки либо мозговой активности, либо сенсорно — псионической оболочки мозгового центра. Посмотри внимательно на диаграмму диагноста, даже с учетом довольно-таки большой погрешности, присущей этому простейшему аппарату, мы явно прослеживаем попытку грубого воздействия не нейронные связи???

Оба старика резко замолчали и уставились друг на друга. В помещение повисла вязкая тишина.

— В Содружестве уже более шестисот лет как категорически запрещены подобные изыскания, возможно, еще раз повторюсь, возможно когда-нибудь разумные достигнут тех знаний, коими владели Древние, тихо заявил Куим., мы с тобой прекрасно понимаем варварскую опасность подобных чудовищных экспериментов.

— Эх, дорогой мой Куим, ты еще, после всего того, что с нами случилось, разве не разочаровался в человеческой сущности. Я прекрасно понимаю не только опасность проведения подобных экспериментов, но и в полной мере осознаю, что именно пытаются создать эти, так называемые светила от науки. Они хотят создать Бога., произнес уверенным голосом Агал и уставился прямо в глаза своего старого друга.

В комнате зависла тяжелая тишина, такая тишина возможна лишь либо перед боем или перед принятием очень важного и крайне неприятного решения.

* * *
Я очнулся, но не от голода или холода, а оттого, что вдруг внезапно понял, что со мной что-то случилось. Я боялся открыть глаза, вдруг я увижу, что у меня нет ног или рук, либо я вообще уже умер и нахожусь по ту сторону жизни. Мне было страшно и не понимал, что случилось со мной. Кушетка нагрелась и не так холодило тело, да лампы перестали светить прямо мне в глаза.

Всё-таки я пересилил свой страх и медленно поднял веки.

Я лежал на той же кушетке, только укрытый пестрым одеялом и под головой была большая и мягкая подушка. В комнате был полумрак, ощупав себя я не обнаружил, что со мной что-либо делали. Откуда тогда такой панический страх, ведь от уколов аптечки боли практически не было, что же тогда меня ввергло в панику. Я поворочался на кушетке, потянулся и зевнул во все горло. Целое море эмоций захлестнуло меня, я не знаю, что теперь мне делать в сложившейся ситуации. Тут мне стало очень стыдно за свое поведение пред стариками, они ведь, как оказалось реально желали мне помочь, но видимо пересилить чувство иррационального страха я никак не смог.

Набрав воздуха, я громко крикнул — Агал…Куим Вы где?

Буквально через несколько мгновений в комнату поспешно вбежали мои спасители.

— Простите меня пожалуйста, я сам не знаю почему я так повел себя. От стыда я потупил взгляд и неожиданно покраснел. Одновременно хотелось и обнять своих стариков и убежать куда-нибудь со стыда. Я поднял свой взгляд на этих добрых и симпатичных мне людей, но что-либо сказать им у меня не получилось.

— Успокойся, мой мальчик, — тихо и как-то печально сказал Куим, все хорошо. Просто ты ранее перенес чудовищный стресс и боль и тебя продолжают симптомно преследовать эти чувства. Поверь нам, мы сделаем все что только возможно в нашей ситуации, но мы обязательно тебе поможем Малой.

— Мы понятно тебе объяснили сложившуюся ситуацию? — спросил Куим и почесал свой нос.

Мне стало смешно от этого движения старика

— Да, уважаемый Куим, я понимаю все, просто я сам от себя не ожидал такого. Я подошел к ним и поочередно обнял каждого старика, в глазах у меня появились слезинки и противно защипало в носу.

— Ну, тогда на этом все, скажи нам честно, как сейчас ты себя чувствуешь? почему-то очень быстро спросил Куим, при этом он странно поглядел на Агала.

Я прислушался к себе. Ничего не болело, руки и ноги прекрасно двигались.

— Да вроде все хорошо, ответил я, при этом улыбнувшись, вот толь….

— Что? — встревоженно и быстро спросил Куим.

— Ну, я очень хочу в туалет и кушать. Я из за переживаний совсем забыл, что я хотел от стариков, чувства переполняющие меня вынудили просто не обращать внимание на естественные нужды.

— Уф, ты нас так больше не пугай пробормотал Агал, при этом Куим уже откровенно улыбался.

Мне помогли подняться, одеть халат и тапочки. Мимоходом я заметил, что тапочки были те же, а вот халат совсем другой. Во-первых, он был дурацки раскрашен яркими цветами и был в несколько раз меньше предыдущего.

Два деда синхронно развернулись, и мы все вместе быстро вышли из помещения. Агал, пробормотал, что у него срочные дела, а мы с Куимом двинулись показывать мне туалет.

Ну, что я могу сказать, туалет уже не так пугал меня, как ранее ионный душ. Сама кабинка туалета была небольшой, и Куим мне все подробно рассказал про гигиену и как пользоваться унитазом. Ничего сложного тут не было, хорошо, что хоть унитаз не говорил со мной женским голосом, а то я опять бы наверняка накосячил. Унитаз был полностью железный довольно-таки большой для меня, а вот рукомойник был из пластика с веселеньким орнаментом. Вода из рукомойника текла теплая и не ржавая, что меня действительно порадовало. Сделав свои самые срочные дела, я вышел из гигиенического узла (как назвал его Куим) и подошел к старику.

— Ну, что, весело поинтересовался дед, в этот раз все у тебя прошло успешно?)

Я лихорадочно вспоминал, про свои возможные промашки в туалете, и честно отрапортовал своему туалетному командиру:

— Господин дедушка, все у меня хорошо получилось! … промолчал немного и добавил — большое вам спасибо!

На это Куим отреагировал смехом и выдал следующую команду, — а теперь мой юный абитуриент следуй за мной, сейчас будем кушать!

Я хоть и не понял, что такое абитуриент, но понял, что, наверное, это я такой и мы вместе пошли с дедом в столовую.

Смешно запинаясь в огромных тапочках побрел за стариком. Буквально через пару метров мы зашли в какое-то помещение.

— Это наше самое важное место, — улыбаясь сказал Куим, это трапезная, ну или столовая, как называет это место Агал.

В столовой на столе стояли какие-то блюда, только от вида и запаха у меня начало кружиться в голове.

— Ну что ж Малой, давай будем праздновать твое спасение, улыбнувшись сказал Агал.

— Глубокоуважаемый господин Куим, строго спросил Агал у друга, что мы приготовили для нашего юного путешественника?

Меня усадили за небольшой металлический стол, дед Агал сел рядом, а уважаемый Куим, подошел к шкафу, что-то достал и очень громко повернувшись к нам бодро ответил:

— О, сегодня у нас особый день, поэтому мы достали только лучшие, так сказать эксклюзивные угощения. Мы, уже полгода назад нашли в одном спасательном боте набор выживания, и там было несколько генеральских пайков! Вот мы их сейчас и будем вкушать.

При этом Куим, перед каждым из нас поставил на стол, разогретые блюда.

О, Боги, как это было вкусно, первые минуты я еще пытался себя контролировать и разобраться чего же я ем, но вскоре я просто отключился от всего и начал судорожно поглощать эту прекрасную пищу. Я и не заметил, что старики при этом ели мало и постоянно подкладывали мне из своих порций самые лакомые кусочки.

Я сумел очнуться, только после того, что понял в меня больше ничего не влезает. Эх, как обидно, на столе еще было много всего, а я уже осоловел от еды. Я только смог пробормотать — большое Вам спасибо, и тут же уснул, прямо за столом.

Притворно кряхтя, Авдей, поднял ребенка и отнес его спать.

* * *
Проснулся я счастливым человеком, я был здоров, чист и сыт. Вскочив с постели, я бросился искать стариков. Нашел я их в четвертом (техническом) отсеке, они увлеченно что-то собирали, постоянно при этом споря на своем непонятно мне языке. Я не стал сразу забегать в помещение, чтобы не сбить с речи господина Куима и услышал следующее:

— Агал, разве ты не видишь, что фазовая частота зашкаливает. Ты куда смотришь, зачем нам волновые преобразователи? Ведь атональный сегмент не может проецироваться на периферийный модулятор?

Я распахнул дверь и весело с ними поздоровался.

— Оу, наш юный вечно спящий герой изволил проснуться и навестить нас простых смертных, воскликнул радостно дед Агал, при этом открыто улыбаясь.

Я скромно стоял у двери и вспомнил, в п я так торопился увидеть своих дедов, что даже не оделся. Я так и стоял голышом

— Наш малой решил закаляться? — хитро щурясь спросил Агал.

— Простите, просто я так спешил Вас увидеть, что совсем не успел одеть халат и тапочки.

Я извиняющее шмыгнул носов, прикрыв руками свое невеликое хозяйство и нервно переминаясь с ноги на ногу и с вопросительной мимикой уставился на дедов.

— Слышь Куим, ладно я старый, но ты то совсем молодой, ты что забыл одеть ребенка? Агал при эти этом вопросе явно веселясь пытался строго посмотреть на своего друга.

— Это я молодой? да мне сто двадцать семь лет лет, а ты старый хорш всего лишь на несколько лет меня старше., дурачась весело ответил ему Куим, явно потешаясь над этой ситуацией.

Я смотрел на своих стариков и счастливо улыбался.

— Простите пожалуйста, у меня очень срочный вопрос, почему вы сами себя называете то глубокоуважаемый, то старый хорш? спросил я у дедов, явно радуясь, что они перестали скалиться в мой адрес.

Старики залились смехом.

— Вот пусть тебе уважаемый хорш Агал и отвечает на этот вопрос, я умываю руки., при этом Куим, картинно отвернулся в другую сторону и уткнулся практически носом в показания какого-то прибора, стоящего рядом с ним.

Я посмотрел на руки Куима, но они были чисты.

— Простите, а зачем Вам мыть руки, они же совсем не грязны., поинтересовался я, эти деды совсем запутали меня, и я перестал что-то понимать в нашем диалоге.

Тут уже оба деда сползли от смеха на пол.

— Все, хватит, малой издеваться над нами, пойдем, будем тебя одевать.

Куим с кряхтением встал из-за стола, что-то шепнул на ухо Агалу, при этом они дружно рассмеялись. Я молча смотрел на них и просто ждал их решения.

Мы вышли из отсека и двинулись дальше по коридору, перед входом в помещение стояла крепкая, железная дверь. Эта была единственная дверь в убежище с кодовым замком

Куим набрал код и дверь открылась. Мы зашли в помещение, и я увидел, что оно на треть забито различным оборудованием и вещами. Я начал осматривать это место.

— Вот, мой юный друг мы и пришли к нашему сокровищу. Давай начнём что-то тебе искать. Вот тут есть несколько комплектов нижнего белья, а тут уже можно найти обувь для тебя. Чуть дальше мы видим, что здесь находится несколько комбезов. Ну и в конце, мы можем найти прочую мелочёвку для нашего юного друга.

— Видишь ли Малой, несмотря на множество комбезов, мы не имеем возможности их использовать, все что ты тут видишь, это вещи с разбитого крейсера Аварцев, кто это такие мы потом тебе расскажем. Так вот, данный крейсер видимо вел военные действия и нам по случаю достались все эти «прошитые» военные комбинезоны. Одевать и соответственно носить все это могул лишь те военнослужащие, которые приписаны к данному кораблю. Увы, но сменить эту прошивку у нас, к сожалению, не получилось. Вот и лежит мертвым грузом этот хлам. И выбрасывать жалко и использовать не можем.

Сказав все это мне дед, как-то сник, видимо сильно расстроившись, мне стало жалко стариков, ведь они наверняка так надеялись на все эти вещи.

Еще раз вздохнув, мой провожатый промолвил, — но мы отчаиваться не будем, вот, ты немножко подучишься и наверняка нам поможешь сменить эту хоршеву прошивку!

— А теперь Малой, нарочито веселым голосом, явно кого то подражая гнусаво молвил дед, мы будем тебя одевать!

В течение двух часов мы с Куимом перебрали все что могли, но нашли все что нужно.

Теперь кроме нижнего белья на мне был комбинезон техника, который мы как только могли уменьшили и подшили, ботинки самые маленькие, которые мы сыскали (но все равно они были мне великоваты), а также пояс с флягой и ножом. Все это на мне смотрелось несколько гротескно, но это были самые маленькие размеры. Нож был довольно-таки большой, клинок у ножа составлял около 20 см., а фляга была очень удобная с возможностью сбора- фильтрацией воды из окружающего пространства.

Далее я с Куимом предстали перед очами Агала. Они вдвоем оглядели меня и вынесли совместное решение:

— хорош! они одновременно это изрекли, посмотрев друг на друга и усмехнувшись сказали

— Ну, что ж малой, пойдем, будем думать, как нам дальше жить.


Глава 5

Глава пятая

Мы будем жить на свалке?

.

— Давай ка юное создание, мы тобой пойдем, сядем, где удобно и подумаем, как нам дальше жить и что делать! — каким-то твердым голосом проговорил Куим.

Мы прошли мимо столовой и оказались в небольшой, но очень необычной комнате. Я в этом помещении еще ни разу не был, и был искренне удивлен тем милым и каким-то, наверное, домашним уютом, царившим здесь. Я, просто физически почувствовал, что мне тут как-то легко дышится и даже желания отсюда куда-то идти у меня не возникало

В помещении был кожаный диван и два даже на вид, уютных и мягких кресла. На полу лежал старый, но чистый ковер стальной расцветки, а на двух стенах висело несколько картин, изображавших вид из космоса. Еще там был какой-то небольшой аппарат, стоящий на столике. Было заметно, что все вещи разные и поцвету и по стилю, видимо все это старики приволокли со свалки. Свет горел не ослепляя, и от этого хотелось расслабиться тут и отдохнуть.

— Вот, малой, это наша импровизированная комната отдыха, давай, устраивайся удобнее, разговор нам предстоим серьезный, сказал Агал, поправляя при этом свой комбинезон.

Я присел в кресло, подогнув под себя ноги и уставился на дедов.

Куим сел в кресло, а Агал примостился недалеко от меня на диванчике.

Прокашлявшийся, Куим начал говорить — Ну, малой, я думаю настало время нам хоть немного рассказать об окружающем нас мире и о себе.

— Давай начнем, дак сказать с основ. Эта планета называется Солия, что в переводе с языка аборигенов, которые изначально проживали, тут, означает — ценная. Планета входит в звездную систему Ранаг. Мы все входим в империю Аратан. Так что, друг мой, мы все так или иначе Аратанцы, сама наша система, хоть и не находится в глубоком фронтире, однако лежит далеко в стороне от всех торговых звездных путей.

Наша планета дарована Императором Аратана Князю Вигусусу светлейшему, за какие-то заслуги, но сам Князь тут практически никогда не появляется, а живет постоянно в центральных мирах.

Реально руководит всем тут, назначенный Вигусом генерал-губернатор

Кан Ливий. На нашей планете 4 материка и куча островов.

Дед, на некоторое время замолчал, затем встал с кресла и подошел к столику, из кувшина, стоящего на столе, он налил себе воды, затем поставив стакан на место, снова сел в кресло и продолжил рассказ. Было видно, что Куим волнуется и явно переживает, что-то вспоминая.

— Ну про погоду, политику и прочее я тебе сейчас рассказывать не буду, а вот лучше мы поговорим чем люди тут занимаются и как тут все устроенно.

Так вот, как я уже сказал, мы тут не первые, когда планету открыли, тут уже проживали люди, было их крайне мало, возможно несколько сот тысяч на всю планету. Уровень развития аборигенов был, мягко говоря, не совсем подобающий. Тут царила жёсткая система поклонения высшим силам, и были в ходу массовые жертвоприношения.

— Постой, Куим, перебил товарища Агал, давай расскажем о самом важном, а аборигены живут на самом далеком материке, практически в снегах и тумане. Речь сейчас не о них.

— Хорошо, — согласился Куим, не будем все сразу вываливать на малыша, давай сейчас поговорим о самом важном, по крайней мере с нашей точки зрения.

Прокашлявшийся старик, зачем-то достал из кармана комбинезона какой-то предмет, повертел его в руках и снова засунул его в карман.

— Понимаешь в чем тут дело Малой, продолжил Куим, эта Планета практически сразу не показалась Вигусу перспективной, и он передал право мега корпорациям Аратана на сброс с орбиты всякого различного космического мусора. Так что мы живем практически на планете- свалке.

Так и продолжалось довольно-таки длительное время, но я сейчас расскажу тебе самое важное. Совсем недавно, тут обнаружили редчайший минерал под названием Карит 67, так вот этом минерал во всем содружестве, наверное, ценнейший и всего таких месторождений в обитаемых мирах не более десятка.

Но после долгих изыскания и разведки было выяснено, что минерала этого ничтожно мало на планете, можно сказать не более двадцати килограммов. Но сам факт находки Карита на плане привлек сюда кучу авантюристов и самого разного сброда. Ведь даже найдя несколько граммов этого минерала, разумный моментально становится вполне богатым.

Теперь о причинах ценности Карита, так вот, сам минерал довольно-таки инертный, но когда-то эмпирическим путем было выяснено, что при растворении в крови разумного данный минерал инициирует резкий, я бы сказал взрывной рост псионической активности. Все месторасположения минеральных руд, тут же все империи и другие расы объявили государственным неприкосновенным и стратегическим товаром.

Но ценность данный минерал представляет только для тех разумных у которых уровень пси активности не ниже D класса. И даже, что совсем маловероятно, найдя этот минерал, невозможно продать его просто так. Только уполномоченным представителям Губернатора, для дальнейшей передачи Князю Вигусу. Если же обычный человек сможет достать и растворить в себе этот минерал, то наступает жуткая смерть, в спазмах и судорогах, при этом разумный умирает в течение нескольких часов., сказав все это Куим очень внимательным и задумчивым взглядом окинул меня

Кстати, этом минерал использовали аборигены для проверки избранных и особо почитаемых местных лидеров, если не выживет, значит не угоден Богам, если останется жив, и значительно вырастет в силе, то он становится бого избранным. Вот такая тут на планете была религия, да и сейчас она в наличии.

— Куим, не пугай малька, а то мне самому страшно от этих местных научных экспериментах, воскликнул Агал, при этом, делай рукой знак своему другу, видимо о чем то предупреждая

Куим попил воды и продолжил свой рассказ, — ну, малой, про местную экзотику на сегодня я думаю уже достаточно сказано, давай мы немного расскажем о себе.

— Как ты уже, наверное, понял, мы с господином Агалом знакомы уже более пятидесяти лет, ранее мы занимались наукой. Я был руководителем научно-исследовательского комплекса в крупнейшей государственной корпорации, где я исследовал все свойства и результаты применения Карита 67. Господин Агал, в это же время руководил научной кафедрой при Саменском университете.

Так вот более десяти лет назад нас в спешном порядке направили на эту планету с целью дополнительного изучения этого минерала.

Несколько лет мы довольно-таки успешно с профессором Агалом изучали и проводили различные научные работы и исследования, связанные с воздействием минерала на организм разумного.

В определенный момент нам понадобился один весьма редкий и дорогостоящий прибор, позволяющий нам снять дополнительные характеристики. Но, увы, наше руководство категорически отказало нам в закупке данного оборудования.

Мы же с профессором решили, что останавливать исследования на данном этапе категорически недопустимо и на все накопленные средства, что у нас были, мы сами выкупили это оборудование.

— Куим, тут зашевелился на диване Агал, ты еще забыл почему-то сказать Малому, что мы еще влезли в долги, взяв большие кредиты у местных банков.

— Да, так оно и было, немного скомкано поддержал его Куим., при этих словах он надолго замолк и задумался.

Мы молчали, даже не пытаясь прервать Куима.

— Разреши продолжить Малой, посмотрев на меня несколько рассеянным взглядом тихо промолвил Куим. — Так вот в определенный момент банки затребовали у нас возврат кредита, а денег у нас, как ты понимаешь не было. Банковские сотрудники подали на нас судебный иск о возврате денежных средств. Скорее всего они изначально так и планировали это сделать, но тем не менее нам реально грозила работа на рудниках или еще что ничуть подобное. Чтобы избежать незаслуженного наказания, а вероятнее всего и подстроенного финансового рэкета в отношении нас, мы решил бежать с научной базы. Погрузив свое личное имущество и вещи, мы на флаере инициировали катастрофу в горах, при этом, пересев в этот самый бот, скрылись на другом континенте.

— Возможности покинуть планету у нас не было, так как все корабли тщательным образом досматривались, да и кредитов у нас не хватило бы на подкуп должностных лиц и диспетчеров порта.

Я так напряженно слушал эту невероятную историю, что совсем не шевелился, у меня буквально затекло все тело и что ты хоть немного его размять, я встал с кресла и несколько раз присел и встал, и только потом снова уселся на место.

Профессора несколько удивленно посмотрели на меня, однако Куим, видимо ничего по этому поводу не говорить, просто продолжил свою речь.

— Далее, чтобы нигде не светится мы нашли самое глухое место на свалке и приземлив бот, гравитационными захватами полностью завалили его мусором. Почти три года у нас работал пищевой синтезатор, потом картриджи закончились, и мы перешли на походные пищевые пайки, но вскоре и они у нас стали заканчиваться.

Подведя итог, я скажу тебе малой, мы с профессором уже более четырех лет находимся в этом странном месте, однако мы еще окончательно не потеряли надежды возвращения в большой мир.

Самый больной и важный вопрос, это вопрос питания, ведь кроме изредка находимыми нами пайков и полу испорченных продуктов питания, тут ничего нет. Крайне неприятно, но вынужден тебе сообщить, что основной наш рацион, как не прискорбно это звучит, — это мясной рацион и состоит он из мяса крыс.

Профессор Куим, посмотрев на своего старого друга и продолжил несколько смущенно, видишь ли, Малой, мы вынуждены до твоего сведения, что у нас тут появилась еще одна проблема. Когда мы проводили осмотр и твое лечение, по косвенным и остаточным признакам, с довольно-таки большой долей вероятности мы выяснили, что с тобой какой то, условно говоря разумный проводил опыты с использованием Карита 67.

Дело в том, что на детей, данный минерал практически не действует, а вот результаты его воздействия на взрослых, мы сразу его видим. Естественно, никаких опубликованных исследований на эту тему не было, но опять же по проникшим к нам сведениям, определенное воздействие на детский организм все же происходит.

Но это самое воздействие, имеет характер отложенного влияния, и самое важное в данном аспекте, что в отличии от взрослого организма, детский организм не подвержен визуальным изменениям, но именно в твоем случае, мы можем наблюдать эффект пролонгированного воздействия минерала на твой организм.

В данном аспекте никто в научной среде, естественно, подобных изысканий не вел, и что будет дальше с тобой мы не знаем.

Я внимательно выслушал эту длинную и совместную речь профессоров, и хоть едва ли я понял половину им сказанного, но самое главное, что со мной далеко не так хорошо, как мне казалось.

— Уважаемые господа профессора, скажите мне честно, когда я умру — ???

— Что ты такое говоришь Малой, ты совсем не так нас понял, преувеличенно бодро воскликнул Агал, речь тут идет лишь невозможности в наших условиях клинического обследования тебя и возможности корректировки последствий варварского вмешательства в твоей организм.

Профессор Куим поднялся из кресла, что-то несколько секунд внимательно рассматривая на своих руках, потом вздохнул и снова сел в кресло, внимательно смотря на меня.

— Ну, ладно, воскликнул я, если немедленная смерть мне, по вашим словам, мне не грозит, то давайте тогда обсудим самый важный вопрос.

— Какой же это вопрос? — чуть ли не хором произнесли мои старики.

— Ну, как бы это Вам сказать, я хотел задать вопрос…, я задумал как бы помягче высказать мою просьбу, но вот сразу так с лета ничего придумать не мог.

— Так задавай же скорее, мой юный абитуриент, воскликнули в нетерпении и ожидании вопроса старики, даже пристав со своих мест.

— Да Вы не даете мне даже сказать, а вопрос очень простой, когда мы будем кушать?

Деды, словно очнулись, неуверенно заулыбавшийся сказали кратко … пошли.

Немедля ни мгновения, мы все поднялись и пошли в столовую.

В нашей кают- столовой, хоть и не работал этот странный кухонный комбайн, однако в наличии была холодильная камера с морозильным отделением, у стены располагалась варочная поверхность, а в шкафах находилось множество посуды. На стене висели различные столовые приборы и приспособления.

Центральное место занимал небольшой овальный металлический стол, вплотную к которому были придвинуты пластиковые стулья.

Я и Агал уселись за стол, а Куим тем временем, что-то достал из холодильника, быстро порезал на мелкие кусочки, приправил чем-то и поставил на плиту. Пока блюдо готовилось, Куим поставил на стол блюда со столовыми приборами и начал заваривать какую-то траву.

Буквально через несколько минут, судя по репликам Агала, все было готово.

Мне, не смотря, что я был во много раз меньше стариков, выложили на тарелку большой кусок, хорошо прожаренного мяса. Я его с осторожностью попробовал, при этом вспомнив поедание моей первой добычи, но, к моему огромному удивлению, мясо пахло хорошо, да еще было вполне мягким. Прикончив это шикарнейшее блюдо за несколько минут, я стал наблюдать, что оказывается Агал и Куим, очень аккуратно и не торопясь принимали пищу, явно получая от этого удовольствие.

Казалось бы, что мне должно быть стыдно за такое поведение за столом, но я внутренне понимал, что возможно в дальнейшем я и смогу вот так как они вести себя во время обеда, но сейчас я просто не мог себя сдерживать.

— Ну, что ж Малой поел нормально, спросил Куим, попиваю какой-то горячий напиток — давай, сейчас обсудим, как жить дальше будем.

Так вот, чтобы ты ясно себе представлял, то до ближайшего поселения людей около 8 километров, то есть пешком можно дойти до них можно часа за три-четыре, тут как получится. Поселок называется Винзур и постоянно в нем живут около четыре-пять тысяч разумных, к сожалению, мы там очень редко появляемся, но о нас все знают и считают нас немного спятившими и опустившимися отшельниками.

— В Винзуре в основном живут и работают искатели, сборщики различного оборудования и припасов, так же там есть несколько различных мастерских, ну и естественно целая улица торговых точек, в основном перекупщиков. Самое важное, по крайней мере для тебя там находится небольшая частная медицинская клиника, в которой есть как медицинские и реанимационные капсулы. Мы не знаем какое поколение данных капсул, но явно не новейшее. Связь с другими поселения осуществляется по воздуху, на глайдерах, шлюпках, челноках и различных ботах. Все новости из вне, мы получаем из установленного нами приема- передающего устройства, по зашифрованной линии, с автоматической шифрацией и дешифрацией поступающей к нам информации. Наши нейросети заблокированы на внешний прием.

После такой длинной речи профессор Куим, спросил у меня, — Малой, у тебя есть вопросы ко мне? он внимательно и остро посмотрел на меня и добавил, — не стесняйся спрашивай я постараюсь ответить на любой твой вопрос.

— Да, профессор, выговорил я, а вот выговорили про какие-то километры, скажите, что это такое, а то я не совсем вас понял.

Куим удивленно посмотрел на меня, будто бы хотел убедиться в моей разумности, но все-таки ответил мне, — понимаешь Малой, километр — это мера длины, например один километр, это полторы тысячи твоих шагов.

— Тогда у меня еще один вопрос к вам, — скажите, а что значит полторы тысячи?

Тут уж дед совсем нахмурился, что-то пробурчал себе под нос, снова посмотрел на меня и проронил, — Малой, так можно говорить вечно о этих вещах, но мы обещаем тебе, что вплотную займемся твоим образованием., но все же я попытаюсь кратко ответить и на этот твой вопрос, так вот ты, например пешком эти полторы тысячи шагов пройдешь за половину часа! теперь тебе все ясно!

Я совсем сник и не знал, как задать профессору самый последний (на сегодня) вопрос… — скажите, виновато промолвил я, что такое половина часа?

— О великий космос, я ведь уже и забыл какие вопросы задают дети., - Малой, давай мы потом все — все тебе растолкуем, а сейчас мы лучше займемся более практичными вопросами, ты ведь не против?

Я, конечно, был не против, все равно я понял не больше половины из того, о чем поведал мне дед.

В этот момент Агал, немного подумав спросил у своего старого товарища, — но как же Малой смог оказаться так далеко от поселка, видимо кто-то очень не хотел оставлять у себя даже косвенных улик, ведь даже по мельчайшим останкам тела, можно определить, что в ДНК были внесены обширные изменения, с применением Карита 67., а по получаемой нами информации за последние несколько месяце ни пропал не один ребенок и поисков никаких не было. Так что Малого никто не ищет.

Глава 6

Начинаю хоть чего-то узнавать

— Мой друг, произнес Агал, давай начнем обучать тебя как тут выживать, а если останется время на другие занятия, то мы с великим удовольствием с профессором Куимом, будем наполнять твой разум информацией. Уж поверь дружок, знаем мы очень много).

— Да, я готов, рассказывайте, я буду очень стараться и прилежно учиться у вас, произнес я, глядя на моих учителей и попутно почёсывая свою руку.

— Малой, высказал Агал, давай начнем с начала, у каждого разумного есть имя, в твоём случае имя нам неизвестно. Как же нам назвать тебя, давай придумывай себе имя.

— Вы знаете, а мне, если честно нравится, как Вы меня называете — Малой, так пусть это и будет моим именем, ведь так можно? — я вопросительно и немного при этом улыбаясь оглядел стариков и добавил, — ведь можно же оставить мне такое имя?

— Несколько неожиданно и непривычно, заметил Куим, но в конце концов, почему бы и нет, итак, молодой человек ваше имя Малой!

— А день нашей встречи я предлагаю считать твоим днем рождения, вклинился в диалог Агал, визуально тебе лет восемь, — вот мы и определились.

— Малой, давай я расскажу примерный наш распорядок дня, что и как мы делаем и чем занимаемся., пояснил уважаемый Агал, одновременно присаживаясь в кресло, и с полуулыбкой продолжая свое повествование:

В данном боте, всего два отсека, которые мы оборудовали под спальные места.

В одном помещении будем мы с Агалом спать, а во втором, соответственно ты. Кровати у нас не такие уж шикарные, так как изначально в боте не было спального отсека, а предназначался он для перевозки вещей, оборудования и людей, но мы, около трех лет назад, нашли и сняли с одного катера несколько одноместных спальных ячеек, так что хоть они и не презентабельные, но комфортные и одноместные.

— Выбирай любое из этих помещений, а мы с Куимом, подтвердил Агал, будем во втором.

Если честно, мне было все равно где спать, но видимо у стариков уже давно было все тщательно спланировано, ну что ж будем выбирать, подумал я.

Меня повели показывать помещения, но я не увидел практически никакой разницы в них, кроме одного, одна комната была размером восемь на двенадцать моих шагов, а вторая чуть более компактная.

— Давайте я возьму себе комнату, поменьше, а Вам побольше, Вы не против? промолвил я, вопросительно глядя на дедом, они в очередной раз переглянулись, и господин Куим мне ответил, — ну, мы примерно дак и планировали, заходи в свой отсек, а мы сейчас принесем несколько необходимых вещей для тебя.

Я внимательно осмотре СВОЮ комнату, и мне она понравилась. С одной стороны была спальная ячейки размером с кушетку на которой я спал ранее., с другой стояли шкафчики, сейчас они были практически пустые. Рядом стоял совсем небольшой стол из полимера и маленькое, но очень красивое кресло. На стенах ничего не висело, зато небольших светильников я насчитал целых восемь штук, один перед входом в помещение, два светильника в изголовье спальной ячейки, три штуки подсвечивали вещи в шкафчиках, один большой и самый яркий находился на потолке и последний подсвечивал поверхность стола. На полу делал небольшой, но очень мягкий и теплый коврик.

Пока я основательно осматривал помещение, вернулись мои наставники с кучей вещей.

— Вот, мы принесли тебе различную мелочёвку, необходимую для быта, сам смотри что тут, и, если тебе что-то еще понадобиться, мы постараемся найти на свалке, или приобрести в Винзуре, пояснил Куим, и продолжил, — давай потом мы поможем все разложить это добро, а пока внимательно нас послушай, ведь от этого будем зависеть твоя жизнь и твое здоровье.

— Самое важное в нашем теперешнем положении, это питание, а в нашем случае, это только мясо крыс, потом мы научим тебя как правильно разделывать и обрабатывать мясо различными способами, чтобы получить из него хорошее блюдо. Однажды мы нашли огромный контейнер, заполненный полностью различными специями и травами, так что приготовить мясо с различными вариациями и вкусовыми качествами стало гораздо проще, — произнес Куим каким то лекторским тоном, причем он мне все это вещал, прохаживаясь по моей комнате, заложив руки за спину, промочив горло водой, он продолжил говорить, — вода питьевая и техническая у нас есть, работают системы сбора и фильтрации воды, так что жажда нам не страшна. Помимо штатного реактора и блока аккумуляторов, у нас имеется портативный генератор, работающий на принципах холодного синтеза материи. Так что энергии хам хватит лет на тридцать с запасом.

— Теперь поговорим об охоте на крыс, молвил профессор Куим, — запомни главное Малой, предельно внимательно слушай нас с Агалом и незамедлительно выполняй все наши распоряжения на охоте., - тебе все понятно, о чем я тебе сказал? — так вот продолжил ион, после того как я ему кивнул, — крысы, живут общинно, и мигрируют по всей свалке в поисках пиши., так вот, днем они отсыпаются а вечером начинают активный поиск по всей поверхности., стаи бывают различные, мелкие стаи не превышают десяти пятнадцати особей, но бывают и очень огромные стаи, на пути которых вставать я бы никому не посоветовал, ведь количество крыс, там исчисляются многими сотнями тварей, и мы с Агалом однажды чуть не стали жертвами подобной крысиной орды.

Я, замерев дыхание слушал повествование дедушки Куима и представлял размер полчища этих серых монстров, нервно передернув плечами, я продолжил внимательно слушать уважаемого профессора Куима.

— Что из этого следует, как ты думаешь Малой? — спросил дед у меня.

— Ну, неуверенно пробормотал я, — наверное сначала надо изучить то место, где мы собираемся начать охоту на крысаков? и заранее посмотреть безопасное место, где они не смогут нас достать, произнес я, глядя прямо в глаза профессору Куиму, — или я не прав?

Дед Куим, прищурившись, внимательно и как то радостно посмотрев на меня сказал, — ты меня удивил, своей рассудительностью мой юный абитуриент, ты совершенно прав, но есть еще одно НО…, в некоторых стаях живую гигантские крысы- мутанты, которые и весят не менее чем я, мы даже подозревали, что данные экземпляры были выведены искусственно, — причем, заметил Куим, у этих самых мутированных особей имеются специфические, я бы даже назвал слабо — псионические способности, влияющие на мозговую деятельность окружающих.

Тут дед, прервался, нервно прошелся по комнате, взял кувшин и налил из него воды, но потом отставил стакан в сторону, снова посмотрел на Агала и на меня и продолжил свой жуткий рассказ.

— Природа этих мутантов видимо никем не иссекалась, но у нас с профессором Агалом есть теория, которая сводится к следующему, — в почве имеются микрочастицы Карита 67, при поедании которой отдельные особи крыс выживают, приобретая некоторые псионические возможности, однако, что бы подтвердить эту рабочую гипотезу, не обходимы длительные клинические и лабораторные испытания, к великому сожалению у нас такая возможность отсутствует.

Я прервал речь профессора вопросом, — простите, уважаемый Куим, а как именно воздействуют на окружающих эти крысы мутанты?

Куим несколько нервозно посмотрел на меня, наконец то отпил глоток воды из стакана и пробормотал: — ты, понимаешь Малой, когда мы оказались совсем близко с таким мутантом, то мы почувствовали резкую дезориентацию, мысли в голове начались путаться, и мы в полной мере не отдавали себе отчета в происходящих событиях., дед немного перевел дыхание и продолжил, — это очень скверно Малой, еще бы немного и мы бы сами спустились с завалов мусора прямо в когти и зубы этих тварей.

Я, представил такую крысу переростка и по мне поневоле пошли мурашки, как с этим бороться я не мог себе даже представить, ведь мутант был не один, а в окружении целой орды своих серых собратьев.

Ну-с, с твоего разрешения Малой, разреши продолжить, промолвил Куим, — так вот, нам всячески нужно быть крайне осторожными при охоте, и не попадать под воздействие этого отродья. В основном мы отстреливаем из самострелов небольшие стаи крыс, а наш уважаемый профессор Агал, так мастерски, с помощью найденных нами специй приготавливает из них мясо, уф, просто пальчики оближешь, — при этом Куим засмеялся., часть мяса мы употребляем сами, а самые лучшие вяленые кусочки, после длительной обработки самыми ценными специями, мы продаем в поселке Визур, там же мы закупаем все самое необходимое дня нас.

Мы, вновь, немного посидели молча, и тут решил сказать свое слово Агал: — понимаешь малой, обычно мы вечером и часть ночи проводим на охоте, потом разделываем тушки, а днем мы обычно бродим по свалке, ищем различные полезные и нужные вещи, что то оставляем себе, ну а кой какие находки реализуем в поселении, а после обеда мы с уважаемым Куимом, по сложившейся традиции занимаемся научными трудами, — вот обычно у нас и проходят дни.

После этих слов Агала, уже дед Куим, не выдержав, начал высказывать и свои мысли, при этом глядя только на меня, — Малой, в связи с тем, что у тебя отсутствуют практически любые знания по окружающему нас миру, мы с коллегой решили, что в послеобеденное время, мы будем заниматься с тобой поочередно, ты как согласен с этим?

— Да, конечно, уважаемые Куим и Агал, естественно, я буду учиться у вас с радостью, сделав паузу в своем ответе, я продолжил, но уже совсем тихим голосом, — учите меня, только, не замучайте!)

* * *
Профессор Агал, смешно проковылял в технический отдел, видимо по своим профессорским делам, оставив нас с Куимом наедине.

— Мальчик мой, позволь продемонстрировать тебе в нашей импровизированной оружейной комнате, наш арсенал защиты и орудия нападения на местных монстров, бодро воскликнул дед и повел меня в эту пресловутую комнату оружия.

— По дороге к «оружейке» старик завел меня в медицинский отсек и сказал, давай ка, Малой сначала осмотрим твою тощую тушку, а то уж больно много на тебе было разных болячек и порезов, произнес это, он ловко подхватил меня под мышки и поднял на кушетку.

Осмотрев и про пальпировав все тело, Куим, довольно-таки бодрым голосом мне начал озвучивать увиденное, — ну, вроде все не так уж плохо, аптечка сработала штатно, ранки уже практически за рубцевались, — скажи-ка мне пожалуйста, что тебя больше всего беспокоит?

— Понимаете господин Куим, начал я…, стоп, прервал меня Куим, среди нас тут никаких господ нет, ты понял меня Малой? я озадаченно посмотрел на него и пояснил деду, — вы же с профессором Агалом обращаетесь друг к другу так, да еще добавляете то уважаемый господин, то глубокоуважаемый, а мне почему так нельзя?

— Видишь ли Малой, мы с профессором Агалом дружим уже более полувека, и нашу с ним речь и общение меж собой нельзя назвать эталоном общения, когда мы с ним только познакомились, я как-то между делом спросил у него: кто твой лучший друг, и ты знаешь, что этот старый хорш мне ответил, — диван, мой лучший друг, потому что на него всегда можно положиться).

Мы немного посмеялись с дедом, причем он одновременно пытался настроить медицинский диагностик, всхлипывая от смеха, явно что-то вспоминая.

— Вы знаете, профессор, в основном уже практически ничего у меня не болит, вот только очень сильно чешется под вновь отрастающими ногтями на пальцах рук, а так вроде все в порядке, спасибо вам большое.

Профессор Куим, чем-то помазал мои многострадальные пальцы, потом взял небольшой приборчик, направил его на мои пальцы и включил его, одновременно произошло две вещи: навершие приборчика осветилось фиолетовым светом, и кожица под ногтями рук начала интенсивно нарастать.

Уф, — пробормотал я, ну наконец то перестало чесаться, — еще раз большое спасибо профессор.

Куим, несколько смущенно проворчал, — вот, было бы за что спасибо говорить, — но было видно, что ему очень приятно.

Профессор поднялся со стула, снял с себя медицинский халат и провозгласил, — все, теперь ты, Малой, готов к бою, вперед, будем подбирать тебе самое страшное оружий, он еще раз улыбнулся и взяв меня за мою многострадальную руку, повел в «оружейку».

Оружейная комната была расположена буквально в двух шагах от наших спальных отсеков, мы с Куимом вошли в небольшое помещение, где сразу загорелся свет.

Я очень внимательно осмотрел комнату…по периметру помещения у стен находились железные шкафы, а на потолке ярко светила лампа, вот в принципе и все, что я увидел. Все дверцы оружейных ящиков были заблокированы.

Дед подвел меня к ящикам и одним ловким движением, провел рукой вдоль горевших индикаторов, раздался щелчок отрываемых дверок и все они одномоментно распахнулись. На полках было множество вещей и предметов, небольших боксов и ящиков, но что это такое я не понимал.

— Ну, давай Малой сначала тебе вкратце расскажу, что у нас тут есть, ну а потом, мы что ни будь тебе тут подберем.

Старик подвел меня к первому металлическому ящику и начал свое повествование, — вот смотри, сказал он мне. — вот это орудие называется игольники, это вариант гражданского оружия, позволяющий с одной, заключенной в нем обойме произведи сотню выстрелов играми, к сожалению у на остались только обычные иглы, ни бронебойных, ни шоковых у на уже нет, очень важно не забывать ставить на подзарядку игольник, иначе он работать не будет, вот видишь слева от рукояти индикатор электро — магнитного заряда.

О чем-то немого подумав дед сказал, — Малой, игольник, наверное, тебе еще рановато предлагать, а вот давай ка посмотрим для тебя во втором шкафу — шокеры и станеры!

— Смотри сам, показал Куим, на следующее оружие, — так вот это орто оружие не летального воздействия на организм как разумного, ну и так же на организм наших соседей по общежитию — крыс, — разница, продолжил дед, только в том, что шокер дистанционно воздействует на нервную. Систему, а станер полностью парализует работу мышц, — но я думаю, что и то и другое тебе подойдет. Возьми в руки эти игрушки, что Малой тебе по руке, то и выбирай, опять же напомню тебе юный мусорщик, при этих словах Куим, как-то странно кхекнул, поперхнулся и прокашлявшись продолжил, — так вот, повторюсь все оружие требует подзарядки, вот видишь в шкафах есть разъёмы

для подключения, тут все очень просто, берешь и вставляешь свою убивалку на этот контакт, и все заряд будет полностью восполнен.

Я посмотрел на то и другое оружие, взял поочередно в руки, повертел их и немного погодя заявил Куиму, что мне все понравилось.

— Ну, вот и славно, тогда я немного после покажу, как пользоваться этими мерзопакостными штуками!), я посмотрел на деда, который явно веселился общаясь со мной на серьезные темы, наверное я чего то не понимаю в стариках, в очередной раз подумал я, а Куим, тем временем продолжил, — давай ка мы с тобой закончим со всеми этими технологическими железяками и я покажу тебе, наше основное с господином, Агалом мужское оружие., - с этими словами он распахнул третий шкаф.

Хм, я-то думал, что тут будет самое крутое из всего возможного, да я уже представил себе, что я с этой мега убивалкой буду кучами крошить крыс мутантов, но я увидел самые обычные, арбалеты…хоть они были и очень красивыми, какими-то зализанными и аккуратными, но всего лишь арбалетами. Рядом с ними лежали в боке и болты для них. Вероятно, дед Куим ждал от меня иной реакции на это, с его слов, мужское оружие, но меня они явно не впечатлили. Я попытался выразить восторг от вида этого оружия, но провести деда мне не удалось.

— Да что б ты понимал в настоящем оружии, воскликнул, пораженно глядя на меня он, — Ты посмотри на него, всякие там пукалки ему значит нравятся, а это чудо оружие, не зашло, так??? — ладно смотри сюда Малой, суетясь начал торопливо говорить Куим, — в этих арбалетахиспользуются разнообразные прицелы такие, как электронно — оптические, с функцией захвата противника и коллиматорные, так же тут встроена умная система лазерного целеуказателя, а посмотри удивительную и надежнейшую систему подачи болтов, а сам материал из которых изготовлены системы блоков…эх, молодежь, ничего то вы не понимаете, старик расстроенно покачал головой и уже нормальным голосом продолжил, — вот подрастешь, тогда сам и поймешь, а пока давай я подберу тебе электронную приблуду.

Молча подойдя к четвертому шкафу, Куим сразу достал из него небольшой приборчик с браслетом, и ничего не говоря, одел мне его на руку, — это универсальный ридер — считыватель, путь глубокоуважаемый господин Агал тебе все о нем рассказывает, — спросишь у него, ехидно буркнул Куим, он в этой фигне гораздо лучше меня разбирается, — ну и последнее, что я хотел тебе предложить, это коммуникатор, — снова как то скептически глянул на растерянного меня и закончил, — все, с ним тоже с Агалу.

Немного расстроенным я вышел из оружейной комнаты, и мы двинулись обедать.

В столовой нас уже ждал профессор Агал, который в это время что-то активно резал и тихо бормотал при этом, мне показалось, что он пытается разговорить разделываемый продукт.

— О, друзья вы вовремя я уже заканчиваю готовить, присаживайтесь, ну рассказывайте, что вы там выбрали?

Я присел слева от плиты, а Куим справа, посмотрели мы дрыг на друга и продолжили молчать.

— Так, пробурчал Агал, что-то эти двое не поделили, — эй, уважаемые старой и Малой, что у вас там случилось, чего вы такие насупленные вышли?

Я продолжал молчать, а Куима вдруг прорвало, — ты представляешь Агал, буквально вскрикнул он, Малому не понравились мои арбалеты, а выбрал он маленькие пукалки из второго шкафа!

Куим, в очередной раз посмотрел на меня, потом на Агала, затем они вместе переглянулись… и звонко расхохотались, я в недоумении смотрел на них, и теперь уж точно ничего не понимал.

— Эх, Малой, дело в том, произнес Агал, что наш друг Куим, просто «болеет» этими арбалетами, и мы с ним сегодня утром поспорили на упаковку кауфе, что ты выберешь в нашей оружейке, и как ты понял я сделал ставку на станеры и шокеры, а наш старый товарищ на игольники и естественно на свои горячо любимые арбалеты))), вот он и расстроился, что проиграл мне спор, а ты Малой тут ни при чем, это наши стариковские заморочки!

Я наконец то понял, что вроде нигде не накосячил и уже неуверенно, но радостно улыбнулся своим старикам.

— Внимание, как-то торжественно произнес Агал, в честь полноценного вливания нашего юного друга в наш маленький коллектив, я сегодня не пожадничал самыми редчайшими и дорогими специями и приготовил лучшее блюдо на этой планете — фирменно фаршированную крысу!

Глава 7

Глава седьмая

Наша первая охота

Что-то пропиликало, и я проснулся, хм, я что снова уснул за столом, какой позор. Но я радостно вспомнил, что после дегустации фирменной крысы от шеф — повара господина Агала (кстати, но крыса была просто великолепна, нет не так, она бала бесподобна), мы все пили этот пресловутый кауфе, который мне, ну совсем не понравился, он был горький и неприятный, а вот крыса…, ладно, что там было потом? А потом мы решили, что вечером экипируемся и все выходим на охоту. Да, точно, мне ж Агал рассказывал про ридер и коммуникатор, вот последний и разбудил меня. Ну тогда встаем, экипируемся и двигаю в «оружейку».

Вышел из своей комнаты и сразу, практически у двери столкнулся в Агалом, — э, промямлил я, уже почти готов, вот только оружие собрался взять.

— Ну, что Малой, давай я тебе помогу собраться, буркнул дед и направился со мной экипироваться, при этом смешно зевая и протирая руками глаза. — что-то я после такого обеда проснуться еще никак не могу, пояснил он.

Зашли в комнату хранения оружия и дед, открыв все ящики, уже довольно бодрым голосом проворчал, давай, быстрее собираемся, а то Куим у входа нас дожидается уже. Мы забрали каждый свое оружие, я взял станер и шокер, а старик естественно сразу схватил свой любимый арбалет.

Я нацепил станер с правой сторону пояса а шокер, дед помог мне закрепить с помощью ремней на левом бедре, проверил зарядку и убедившийся, что все в порядке, двинулся за Агалом, который уже в нетерпении ожидал меня у входа.

— Ну, как Малой — встретил меня вопросом Куим, готов к разведке и бою? — всегда готов ответил я и мы, открыв наружную дверь, вышли в горы мусора.

Разобрав мусор у входа, мы окончательно выбрались на «волю», минутку передохнули и вновь забросали вход в наше убежище.

— Так, теперь слушай меня внимательно, произнес Куим, — выдвигаемся в следующем порядке, я, иду первым, ты же следуешь за мной в трех — четырех шагах, посматривая по сторонам и внимательно прислушиваясь, случае, если ты увидишь крыс, не в коем случае не надо делать резких движений и тем более кричать нам не надо, просто тихо, повторяю, тихо шепчешь в гарнитуру коммуникатора, то что заметил…например, — вижу десяток крыс в сорока шагах слева по движению, ты уяснил это? поинтересовался старик.

— Да, конечно, уважаемый Куим, я все запомнил.

— Еще, хочу тебе сказать, что на охоте, проворчал Куим, никаких уважаемых и глубокоуважаемых господ, просто Агал и Куим, ты это уяснил, внимательно глядя на меня вымолвил дед, ты же для нас, как, впрочем, и всегда. — Малой!

Посмотрев еще раз на меня, он продолжил… — Агал замыкает нашу группы, он у нас следует в арьергарде и соответственно ведет наблюдение за нашими тылами. В случае, необходимости остановки, тихо в гарнитуры командуем СТОЙ, или просто, поднимаем правую руку верх и сжимаем кулак, тебе то же это ясно Малой?

— Да, почесав подбородок и поправляя съехавшую немного в сторону гарнитуру, ответил я, — что ж тут непонятного.

— Агал, тихо буркнул Куим, ты там поглядывай за нашим сорванцом, — хорошо?

Агал немного скептически посмотрел на меня и проворчал, — да посмотрю я, конечно, за ним, куда я тут денусь.

— Все, начали движение, с этого момента тишина, — твердым голосом скомандовал Куим, и мы в установленном порядке двинулись за нашим командиром.

Я шел в нескольких шагах, от Куима и постоянно трогал руками то оружие, то коммуникатор с гарнитурой, ну короче, я нервничал, и совсем не вовремя вспомнил, что когда я впервые встретил стариков, он шли по свалке, громко общались и во всю смеялись, никакой тишины они-то не соблюдали, так почему мы сейчас тогда двигаемся в полной тишине? м-да, надо потом у них спросить об этом.

Уже стало совсем темно, и я по команде Куима, натянул со лба на глаза визор, который позволял видеть в темноте, ну, насовсем так хорошо, как днем, но достаточно для того, чтобы все отчетливо видеть шагов за шестьдесят — семьдесят от себя. Одев визор, я почувствовал себя гораздо увереннее и впервые вспомнил, что Куим мне говорил, сто надо не только внимательно все осматривать по ходу движения, а у меня от переполняющих чувств, все его слова выпали из памяти… какой позор. Поправив в очередной раз визор и коммуникатор, я уже не только начал активно вертеть головой, но и прислушиваться ко всему, но кроме тихого шума наших шагов, как бы я хорошо я ни вслушивался, не услышал. Пройдя мимо гигантского рудовоза, и обогнув его с левой стороны, мы двинулись примерно в ту сторону, откуда я вышел к старикам. Через пару сотен шагов, шедший впереди нас Куим, остановился, поднял вверх правый кулак, обернулся, и посмотрев на меня, видимо сомневаясь, что я его понял, проронил в гарнитуру. — Стоп.

Мы остановились, стараясь практически не шевелиться, А Куим, глядя чуть правее нас пояснил причину остановки, — вон, смотрите, едва шевеля губами прошептал он, — я засек небольшую стаю, особей не более восемь — двенадцати штук, он непродолжительно замолчал, пристальнее, как, впрочем, и мы, вглядываясь в указанном направлении, продолжил, мутантов не вижу, можно начинать охоту!

— Малой, ты сидишь, вот за этой железякой, пробормотал мне Куим, и молча показал мне лежащую рядом большую металлическую и сильно сплющенную конструкция, — и ведешь наблюдение за крысаками, и вдруг они двинутся в твою строну, — глуши их одновременно из станера и шокера, только не забывай, что шокер эффективно воздействует на объект до пятнадцати шагов, а станер, выставленный на полную мощность «бьет» шагов на сорок, но только узким лучом захвата, лучше выстави его на широкоформатный захват и им работай, а мы с Агалом сейчас обойдем их по дуге и начнем отстрел из арбалетов, ты все уяснил Малой???

— Да, кратно и эмоционально ответил я, все предельно ясно, сидеть, наблюдать, и, если побегут в мою сторону, отстреливать их из станера и шокера, я помолчал несколько мгновений и добавил, — сканер уже выставил на широкий угол излучения.

— Хорошо, сиди тут и не высовывайся, а мы пошли, связь по гарнитуре, в случае необходимости!? еще раз уточнил сне Куим, я резко кивнул ему головой в знак согласия.

Оба старика немедленно двинулись по окружности, не подходя близко к месту скопления крыс, через некоторое время они полностью скрылись из поля моего зрения, я остался один…

Прошло совсем немного времени, я сидел и вглядывался в сторону скопления крыс, вдруг в один момент они резко забегали и начали активно метаться среди обломков мусора, руки у меня вспотели, и я почему-то покрылся холодным потом, среди активного писка этих серых тварей я услышал слабые хлопки, это видимо мои старики начали отстрел крыс. В мою сторону никто не бежал, и я продолжал слушать и наблюдать за разворачивающими события, я уж было немного расслабился, но вдруг, в одно мгновения ВСЕ крысы с огромной скоростью, хаотично перемещаясь среди обломков мусора, рванули ко мне.

— Все, это точно конец, их тут больше тридцати штук точно, возможно от охватившей меня паники я и не смог реально оценивать ситуацию, но тут мне стало так страшно, что я про себя просто заголосил…СТОЯТЬ.

И вдруг ситуация кардинально изменилась, все эти, бешено скачущие чудовища внезапно остановились, они как будто наткнулись со всего маху на стену и замерли неподвижно, я видел, что они живу, их усы постоянно двигались, мышцы их тел дрожали, но пищать они перестали совсем. Они просто неподвижно стояли. Где-то вдалеке послышались встревоженные голоса дедов, но видимо до них еще было далеко. В первые секунды этого происшествия меня самого как будто парализовало, но через нескольких мгновения, я как будто бы очнулся, оцепление разом покинуло меня… по телу пробежали волны дрожи я стал действовать. Я мигом перемахнул через балку этой ржавой металлической конструкции и со всех ног кинулся к стоящим неподвижно крысам, одномоментно вскинув шокер и станер наведя оружие на неподвижных тварей, начал по ним «стрельбу», через несколько мгновений ВСЕ крысы были парализованы и валялись на почве.

У меня от пережитого ужаса затряслись не только руки и ноги, но и челюсть «жила» самостоятельной жизнью, при этом явно старательно пытаясь лишить меня языка. Сильно дрожащими руками я тщательно делал попытки засунуть оружие на свои штатные места, но никак не мог их засунуть.

Буквально, через несколько ударов моего бешено бьющегося сердца, из темноты выскочили мои дорогие старики, и уставились в изумлении на раскинувшуюся картину.

— Что тут было, что случилось? перебивая друг друга и задыхаясь после спешного бега, начали очень быстро и нервно, при этом постоянно озираясь вопрошать деды.

— Я.…я, они сами, наконец то крикнул я…и расплакался.

— Так, всем упокоится, крикнул Куим, Малой, ты не ранен? — нет…вроде пробормотал я…не знаю.

Куим совместно с Агалом быстрым шагом подошли к мне, не обращая внимание на тушки крыс, устилающих поверхность, бегло осмотрели меня, после чего Агал молча взял у меня станер и шокер, которые я до сих пор лихорадочно пытался засунуть на свои места, и тихо сказал, — успокойся, все прошло, и одни движением закрепил мое оружие на моем теле, и только тогда я понял, что пытался поместить их не на свои штатные места, вот поэтому я и не мог их затолкнуть.

Тем временем, видя, что от меня мало чего можно добиться, вытащили из своих рюкзаков очень тонкие ножи, обходя все поле битвы и протыкая этими странными ножами одни и те же части тушек тварей, в районе около уха.

— Тридцать семь, потрясенно пробормотал Агал, как это так?.. я ничего не понимаю.

Куим, тем временем скомандовал, — так, соберитесь и успокойтесь, давайте соберем, сколько сможем унести, этих бестий и двинемся назад, он посмотрел на нас, и видя, что мы закивали головами, тихо добавил, — а дома, мы уж разберемся, что тут случилось, хорш его дери!

От моей помощи сейчас практически не было никакого толка, поэтому Агал быстро закинув в мой рюкзак пару — тройку крыс, просто сказав мне, — жди, мы сейчас быстро.

Старики действительно очень сноровисто начали прессовать добычу в рюкзаки, и закончив этим, подошли ко мне, — Малой, давай, соберись, и в таком же порядке мы двинемся домой, хорошо?

Я, молча кивнул, поправил, съехавший на бок рюкзак и поплелся вслед за Куимом, чуть отстал от меня шел Агал.

Молча мы продолжили двигаться в сторону убежища, только деды усиленно сопели, видимо от чрезмерного перегруза, подойдя к старому рудовозу, мы сняли свои рюкзаки и присели отдохнуть. Только теперь я почувствовал, как сильно я устал. Мы немного посидели, попили воды и Агал успокоил меня, — все хорошо Малой, скоро будем дома.

Мы все встали, поправили свою амуницию и уже кучкой двинулись в сторону своего родного бота.

Странно, но я, оттого что напрягался от этой ноши, совсем забыл про свой испуг, и сосредоточился только на том, чтобы не упасть. Рюкзак давил на ключицы, станер стал натирать мне бедро, уже каждый свой шаг я воспринимал как маленькую победу над самим собой. Шаг, еще шаг, вот уже совсем немного осталось, но мои ноги уже так сильно болтались, что я начал шататься из стороны в сторону. Пот уже ручьем стекал со лба на гарнитуру и капал мне на комбинезон, на зубах противно скрипели частицы сухой почвы, а язык казалось распух и онемел. В какой-то момент я понял, что мы уже вошли в бот. Не говоря ни слова, я по стенке съехал вниз на пол.

* * *
Очнулся я уже полностью раздетый в спальной ячейке своей комнаты, страшно хотелось пить, я встал, одел халат и тапочки и пошел в столовую. К моему изумлению, на кухне вовсю хозяйничали старики, как всегда, о чем-то своем непонятном споря.

О, вот мы и дождались тебя Малой, давай присаживайся за стол, я напою тебя горячим кауфе, скороговоркой произнес Агал, причем глядя странно на Куима.

— Нет, только не этот ваш замечательный кауфе, спешно попросил я, дайте мне простой воды.

Куим налил в бокал мне много воды и поставил на стол рядом со мной, — давай пей герой, весело пророкотал он, а мы пока с Агалом продолжим потрошить нашу добычу, — давай Малой, подробно нам расскажи все что случилось после нашего ухода, хотя, промолвил Куим я сам тебе поведаю что с нами случилось, ну а потом выслушаем тебя.

Значит, когда мы зашли в крысиный тыл, тут Куим улыбнулся, — мы с Агалом распределили цели начали отстрел животных, но внезапно из расщелины начали выскакивать множество крыс и удирать в противоположную от нас сторону, то есть в твое, Малой направление, я собрался предупредить тебя, что бы ты спрятался и не высовывался, но внезапно мы с Агалом почувствовали сильнейший удар по нашему сознанию, — кстати, — когда я едва начал приходить в себя, я взвалил на плечи Агала, который был практически без сознания, то первыми бормочущими словами Агала было, — мутант. Не веря, что тебя уже нет в живых, мы как могли начали спешить к месту нашего расставания, чтобы обить хотя бы твое тело, ну или что там от него осталось для захоронения. Приковыляв к тебе, мы узрели чудо, — ты был жив и здоров, а вокруг тебя, сплошным ковром лежали без движения десятки наиболее крупных крыс, — Малой, теперь ты нам поведай уж что там было???

Я немного помолчал, вспоминая хронология сумасшедшего вечера, снова отпил глоток воды и сделал попытку, хоть как-то внятно объяснить дедам произошедшее со мной.

— Все произошло так быстро, — начал я свой рассказ, — вы ушли, потом они начали бегать и прыгать, я услышал, что вы стреляли из арбалетов, а уже через мгновение все эти крысы очень быстро выпрыгнули прямо к тому месту, где я сидел. Я очень, очень сильно испугался, и эти серые твари вдруг сами остановились на месте без движения, ну а я выскочил и начал стрельбу по ним из оружия, ну вот и все! — ну а потом подошли вы.

Я хотел еще что ни будь добавить к своему рассказу, но ничего придумать уже не мог.

— Значит ты Малой просто очень сильно испугался? — недоверчиво переспросил меня Куим.

— Ну, да, все так и было, буркнул я и вновь отпил воды из бокала.

Старики долго и молча смотрели на меня, затем посмотрев друг на друга, они сначала улыбнулись, а потом нашу столовую начал сотрясать гомерический хохот со всхлипами дедов. — он…ха. ха. ха, он… просто сильно испугался…..ах.ха…ха. ха.

Я непонимающе смотрел на этот, видимо нервный припадок и уже подумал, что надо бежать отсюда, кажется у них «поехала крыша», но наконец то просмеявшись старики, все еще нервно вздрагивая и вытирая выступившие у них слезы уселись спокойно ко мне за стол.

Ко мне подошел Куим и проникновенным голосом произнёс, — мы крепко и навсегда обещаем тебе Малой, что никогда мы не будем тебя пугать!!!

Глава 8

Глава восемь

Ученье свет, а неученые чуть свет и на работу.

Ночью несколько раз я просыпался и не мог вспомнить, что же я видел во сне. Мне явно виделось что-то. Оно пугало меня настолько, что я боялся заснуть вновь. Уже под утро меня стало трясти и лихорадить, пальцы рук сжимались так сильно, что казалось, что они вот-вот сломаются. Я метался по всей спальной ячейке и, видимо, несколько раз сильно ударился головой о стену. Очнулся я уже на полу.

Ничего не понимая я поднялся, сдернул с себя насквозь мокрое белье и отбросил его в сторону. От резкого движения у меня чудовищно закружилась голова, меня замутило и вырвало. Просидев в прострации неизвестно сколько времени и, не делая больше попыток больше встать с пола, я замутненным взглядом осмотрел свой кубрик. Скомканная и разворошенная постель, следы капель крови на спинке постели, ну и огромная куча моих рвотных масс.

Что было со мной ночь вспоминалось урывочно и неполно. Руки и ноги дрожали, так, будто я снова только что притащил несколько тяжелых крыс в своем рюкзаке из похода. Очень сильно болела голова, а мышцы тела ломило так, будто по ним всю ночь били молотком.

Сумев сесть на пол, я дотянулся до коммуникатора и начал вызывать дедов. Сил, чтобы встать и дойти до них, у меня просто не было.

Через несколько мгновений послышались быстрые шаги и дверь резко распахнулась. Деды ввалились ко мне с шумом и криками: «Что? Что случилось, Малой?». Я обессиленно посмотрел на них и едва пробормотал: «Мне очень плохо». При этих словах Агал подхватил меня на руки и кинулся вместе со мной в медицинский отсек, Куим немедля двинулся за ним.

Меня положили на кушетку. Агал моментально достал из шкафчика медицинский диагностик, и направил его на меня, спешно клацая на нем. Через минуту он распрямился: «У мальчика сильнейшее нервное истощение, видимо это связано с вчерашним происшествием, но ничего страшно нет, сейчас я поправлю Малому здоровье».

Профессор Агал взял в руки аптечку, приложил ее мне на грудь и быстро проговорил: «Не волнуйся, аптечка вколет тебе необходимые медикаментозные препараты, и ты поспишь. Хорошо?».

Я слабо кивнул ему головой, которая даже после легкого движения начала кружится, и тихо добавил: «Да».

Очнулся я на уже хорошо знакомой мне кушетке, рядом со мной сидел Агал и работал со своим портативным планшетом. Я сделал попытку приподняться: голова вроде не болела, мышцы тела тоже были в тонусе, меня не тошнило и вроде бы все со мной было в порядке. Профессор Агал, увидев мое движение, предупредил: «Лежать!» — и подошел ко мне.

«Малой! — начал он, — ты нас сильно испугал, но сейчас все со здоровьем у тебя в порядке, я немного поработал с твоим организмом и сейчас наш диагност показывает, что тебе нужно увеличивать белковую массу». Он на мгновение о чем-то задумался и продолжил: «Хотя бы некоторое время не подвергать свой организм стрессу. Ты понял меня?»

«Естественно понял, — я возмутился, — я же не маленький, нужно кушать и отдыхать, верно?».

Агал ухмыльнулся, и пробурчал: «Не маленький он. Ладно! — гораздо громче добавил он, — Давай вставать, побеседуем за обеденным столом».

Я с помощью Агала встал, одел комбинезон, обулся и мы вместе выдвинулись в сторону нашей замечательной столовой. По дороге в столовую я на мгновение заглянул в свою комнату, и увидел то, что никак не мог себе представить. В комнате царил идеальный порядок, не было видно никаких следов утреннего происшествия, даже спальная ячейка была заправлена новым синим покрывалом. Ни следов рвоты ни крови я так и не увидел. Я вздохнул с некоторым облегчением и покосился на Агала, тот стоял рядом со мной с самым невозмутимым видом и никак не отреагировал на мой взгляд. «Пошли уж, — скомандовал он, — нас уже там ждет Куим».

Мы с Агалом вошли в столовую и узрели удивительную картину, наш уважаемый профессор Куим, что-то колдовал над сковородой, громко при этом напевая веселую, но похабную песню. Увидев нас он смутился и довольно бодрым и веселым голосом провозгласил: «А я вас уже давно жду, друзья мои».

Мы присели за стол. Куим тем временем продолжил: «Докладываю, вам мои соратники. По итогам нашего поистине легендарного похода за пропитанием мы стали обладателями шестидесяти килограммов чистого, мяса элитных крыс!» — с этими словами профессор показал нам морозильник, полностью заполненный уже очищенной разделанной и промытой крысятиной.

«А теперь, мои удачливые охотники, давайте будем дегустировать приготовленную лично мной тушеную крысятину. Это самое совершенное блюдо!» — Куим бережно поставил кастрюлю на стол. И началось пиршество!

* * *
После снятия стресса блюдом из нашего личного каталога «Гурман — крысятина» мы едва отвалились от стола и осоловелыми глазами посмотрели на остаток тушки. Кушать мы уже не могли, но глаза по инерции продолжали «пожирать» эту вершину гастрономии. Некоторое время мы сидели и молчали, кажется, от такого обжорства мы лишились всех сил, остаток которых полностью уходил в процесс переваривания.

Отдышавшись от переедания, мы с Агалом осоловелыми глазами посмотрели на поднявшегося со стула Куима. Лицо его стало серьезным.

«Итак, — лекторским тоном начал профессор Куим, — я, считаю своим долгом в первую очередь обозначить свою позицию по отношению к случившемуся на предыдущей охоте. — он строго оглядел нас и продолжил вещание. — Окончательный разбор данного инцидента я хочу отложить на некоторое время. Оно необходимо мне для проведения определённых научно-прикладных исследований в отношении присутствующего среди нас господина Малого. Однако я в полной мере готов взять на себя и частично возложить на господина Агала консолидируемую ответственность за принимаемые нами в дальнейшем решения в отношении вышеуказанного господина.

«Простите, господин Куим, — жалко промямлил я, — мне совсем ничего не понятно, о чем вы мне сейчас говорите?». Я нервно поерзал по стулу и жалобно посмотрел на профессора. В данный момент, даже про себя я не мог назвать его дедом или стариком.

Профессор Куим, словно очнувшийся, посмотрел на меня и сказал уже «нормальным» голосом: «Э-эх, Малой! Ты вчера из-за нас, старых дураков, чуть не погиб. Прости пожалуйста нас! Но мы поняли, что у тебя имеются определенные псионические способности. Оставить их развиваться бесконтрольно преступно и жизненно опасно, в первую очередь для тебя, наш ребенок. Ты перенапрягся на охоте и видимо у тебя произошёл пиковый всплеск пси-активности, следствием которого явилось твое ночное состояние. Я и профессор Агал, с этого дня будем не только заниматься с тобой общей информационно-базовой подготовкой, а также контролем и поступательно-динамическим развитием твоих новых возможностей!».

Я ошалел от слов Куима. Сука, они что опыты на мне ставить будут? Из всего услышанного я только понял, что на мне будут проводить научные исследования и я, естественно, не согласен с этим. Но в слух я только смог пробормотать: «Может быть не надо? Ну этих, исследований надо мной?».

Оба профессора в некотором изумлении посмотрели на меня, и Агал решил, видимо, дополнить монолог своего коллеги: «Малой, ты опять не так нас понял! Мой друг Куим не хотел тебя пугать. Одним словом, мы предлагаем тебе заниматься и «открыть» для тебя информационные двери в этот мир. Короче Малой, — сказал он, видимо поняв, что я не совсем воспринимаю его речь, — мы будем тебя учить».

* * *
Я хоть и понял, что эти Уважаемые, опыты ставить на до мной не будут, все равно с большой неприязнью подумал о предстоящей учебе. А то они говорят, что ты чего-то не так понял, а потом БАЦ, и лежишь привязанный на кушетке и при этом они говорят: не бойся, это прикладное исследование, мы тебя о нем предупреждали! От этой ужасной картины меня словно перекосило и язык окончательно онемел.

Куим движением руки предостерегающе остановил своего товарища, который еще что-то (видимо про опыты) хотел мне высказать. Повернулся ко мне и спокойным, каким-то мягким голосом, сказал: «Малой, мы тебе твердо обещаем, ничего плохого и помимо твоей воли мы делать не будем. Поверь нам малыш». Он подошел ко мне, осторожно взял меня за руку и пояснил: «Пойдем Малой, занятия пропускать нельзя никогда. С этого дня мы просто будем разговаривать обо всем с тобой и отвечать на любой твой вопрос».

Вот так мы и пошли все вместе. Агал впереди и я с Куимом, держащим меня за руку. Меня нагнала ускользающая мысль: держит гад, чтобы я не убежал от этих бесед.

Мы зашли в комнату отдыха. Меня усадили в кресло, а рядом умостились мои старики.

Немного откашлявшись, Куим, все таким же бархатным и успокаивающим тоном начал говорить: «Малой, мы подготовили с Агалом свод базовых знаний и умений, без которых невозможно социализация в современном обществе».

«Постойте профессор, — спешно перебил я его, — а нельзя ли, ну попроще мне все это рассказывать. А то я много чего совсем не понимаю. — я немного поерзал в кресле и добавил, — ну пожалуйста!».

Выслушав меня, Куим повернулся к своему другу и вымолвил: «Агал, а мы еще хотели заняться расширением потоков его восприятия!». Оба старика начали хихикать, смешно строя рожицы друг другу.

«Малой, давай сразу договоримся, — воскликнул все еще веселясь Агал, — ты МОЛЧА слушаешь одного из нас. И, только дослуслушав до конца, ты получишь разрешение задать вопрос. Тебе будет предоставлена такая возможность. Мы с тобой договорились?»

«Угу,» — согласился я, уже боясь что-то еще у них спросить. Куим, как будто услышал мои мысли и дополнил слова Агала: «и никогда не бойся спрашивать нас о непонятном».

«Да понял, понял!» — почти взвыл я от еще толком не начавшихся занятий, — Если не понятно мне будет, то спрашивать нужно только после вашего разрешения!».

«Итак, Малой, — торжественно начал Куим, — честь провести наше первое занятие предоставлена мне. Тема занятия — Содружество миров или, как его иначе называют Галактическое содружество. Ну-с, приступим! Так вот Галактическое содружество состоит из …» — тожественно начал вещать мне Куим и я почему-то сразу затосковал.

До самого обеда, нет вы меня слышите, до обеда продолжалась моя пытка учебой. В какой-то миг, у меня даже всплыла мысль, может эти опыты научные были бы не такие страшные? Ну отрезали мне что-нибудь, так не первый раз! Выжил я уже однажды, ну и сейчас выжил бы … Наверное.

Уже мало чего соображающего, меня наконец то выпустили из заключения. Ой! То есть меня отпустили на обед. Еле переставляя ноги, я направился в столовую. Там я увидел веселящихся дедов, которые наворачивали свое фирменное и одновременно обсуждали какие-то общемировые проблемы. Я молча опустился на стул и начал вяло ковырять столовыми приборами очередной шедевр, но видимо учеба так перегрузила мой мозг, что я не обратил внимание, на то, что ем. Возможно, подсунь мне сейчас ту, первую мою крысу, я бы с таким же аппетитом съел и ее. Опустошив тарелку, я продолжил сидеть на месте, уставившись в одну точку, словно это место было самым интересным и важным в моей жизни.

«Малой! — раздалось вдруг у самого моего уха, я вздрогнул и повернулся, рядом со мной стоял Агал. Ехидно так улыбаясь и скаля зубы, он елейным голоском поинтересовался у меня: «Ты, наверное, чуток утомился? Давай двигай к себе и немного отдохни, а уж спустя некоторое времечко к тебе загляну и мы продолжим наше увлекательнейшее общение». Дед отошел от меня и пробормотал: «да и я пойду подремлю». С этими словами он скрылся из столовой.

Я очнулся, вздохнул и тяжело поднявшись со стула побрел к себе в отсек. В комнате я просто без сил упал на постель, но сил не хватило, чтобы перебросить ноги в спальную ячейку. Так я и заснул.

«О, ты уже почти проснулся!» — прозвучал мерзкий голос у меня в голове. Я вздрогнул и открыл глаза. Лучше бы я их вообще не открывал! Нависая на до мной и заглядывая мне в глаза стоял мой мучитель, старикашка Куим, произнес: «Вставай, мой вечно спящий студент. Тебя уже давно ждет наш добрейший дедушка Агал».

Хорошо бы это был сон, ну или просто ночной кошмар, подумал я. Но нет! Куим стоял, да еще и начал стаскивать меня с постели. «Ууу, мучители хоршевы» — вяло сформировалось в голове.

«Все, все я уже встаю» — пробормотал я, даже не делая попытки покинуть постель.

«А если сейчас же не встанешь, — добреньким голоском пропел старик, — то я прямо у кровати продолжу свою интереснейшую лекцию о Содружестве».

Тут я действительно испугался и моментально вскочил и на «автомате» двинулся в мучительный зал, то есть в зал преподавания. Из-за спины послышался голос Куима: «Малой, иди в технический отсек, Агал ждет тебя там».

Я зашел в помещение, где царствовали различные железяки и приборы и уставился на Агала, который сидел в кресле и спал! Вот гад! Я думал, что он не может дождаться меня и переживает, а он … Я тихонечко подкрался к деду, наклонился к нему и прямо в ухо ехидным голоском, как у Куима поинтересовался: «Что дедушка, не спится вам? Он вздрогнул, вытаращил на меня глазищи и почему-то тихо мне в ответ прошептал: «Я, это … А почему ты опаздываешь? я устал тебя ждать!».

Едва сдерживая смех, я смиренным голоском ответил этому светиле науки: «Дедушка Куим, а я давно уже тут стою и жду, пока вы перестанете мыслить. Видимо вы сильно задумались?».

Куим окончательно проснулся и проворчал: «Да задумался я, задумался. А ты, бестолочь мелкая, меня с мысли сбиваешь!». Дед встал, немного помолчал и внезапно спросил у меня: «Кстати, а что ты тут делаешь?».

Мы уставились друг на друга и старик видимо вспомнил, что он грозил мне занятием. Как ни в чем не бывало он проворчал: «Ладно. Давай присаживайся, а я буду тебе закидывать знания. Кстати, а на чем мы остановились?».

— Дедушка Куим, вы мне рассказывали об Империях, расах и прочем, что входит в состав Содружества.

— А, ну да. Это ты меня с толку сбил. Виноват, вот и молчи, слушай. А поведаю я тебе, мучитель уважаемых людей, о ключевых технологиях центральных миров Содружества. Так вот, их всего четыре. Это Гипердвигатели, Нейросеть, Искины и Единая галактическая валюта «Кредит». Но, пожалуй, я начну с Нейросети. Нейросеть необходима члену Содружества для полноценного жизнеобеспечения, обучения, интеграции с любыми техническими и интеллектуальными устройствами, реализации гражданско-правовых отношений. Нейросеть индивидуума можно дополнить имплантами, которые расширят ее функции …

Голос профессора звучал монотонно без остановок и перерывов, и в какой-то момент я просто уснул.

Глава 9

В бой идут одни старики

— Это становится плохой традицией, засыпать то в столовой, а еще хуже в момент моих занятий, — подумал я, проснувшись в своей комнате полностью раздетый и укрытый одеялом.

В то же время у профессоров состоялся серьезный разговор.

— Куим, мы сейчас серьезно поссоримся с тобой! — вещал Агал. — Ты зачем без адаптационного периода начал проводить нейро-стимуляцию мозга ребенка параллельно с гипно-курсом? Я тебя совсем не понимаю! Ведь в детском организме еще нет выработанного алгоритма обработки и систематизации восприятие многопоточности задач. — профессор после эмоциональной речи немного попыхтел и все-таки решил добить своего оппонента, — Старый ты дурак!

Открыв рот, Куим с изумлением посмотрел на собеседника. Он набрал воздуха, но только сконфуженно фыркнул. Потом все-таки решил ответить своему коллеге:

— Мой изумительно забывчивый друг! Не ты ли мне доказывал, что визуальная модель лобных частей головного мозга пациента, а именно Малого, ГОТОВА к восприятию и распараллеливанию информационной матрицы? Я не понимаю, какой еще аргумент можно тебе привести для окончательного осмысления данного факта!

Агал долго смотрел на своего родного и близкого друга, затем опустил вниз глаза, но все равно интонации в его голосе не поменялись: — Эх, Куим! Я умом все это понимаю, да и сам могу с легкостью доказать любому оппоненту, что в текущей ситуации подобное вмешательство, стимулирующее деятельность нейронных связок, гораздо более продуктивно, чем энтропия и стагнация, которая может развиться в любой момент. Я все понимаю умом, но мне все время кажется, что мы можем что-то упустить в наших расчётах. Я не переживу этого, я так уже прикипел к этому сорванцу.

— Не только тебе он стал так близок, мой старый товарищ. Не только тебе, — повторил Куим и надолго замолчал, о чем-то задумавшись.

Проснувшись, я понял, что голова еще по-прежнему побаливает. Неужели эта учеба и беседы так утомительны, я ведь просто слушал стариков, пытаясь запомнить все что они мне говорили. Я встал с постели, заправил ее, оделся и побрел в ионный душ. В этот раз я все правильно сделал в душе и никакого дискомфорта после его посещения у меня не возникло.

Что-то странно. В боте было тихо: ни стуков, ни голосов, ни одного звука. Я быстрым шагом вошел в столовую. И тут никого не было. Стариков я обнаружил в комнате отдыха. Они сидели друг на против друга и молчали. Я почувствовал какую-то неправильность в происходящем, но что сделать и как реагировать, я не имел никакого понятия. Поэтому я также молча сел на диванчик и ждал, что же будет дальше.

Некоторое время спустя я все-таки заговорил с дедами: — Доброе утро! — поздоровался, поочередно косясь то на одного, то на другого. — А вы чего тут сидите и молчите?

Старики, как будто очнувшись, посмотрели сначала друг на друга, а потом уж обратили внимание на меня. Мне даже показалось, что до этого момента они и не заметили, что в комнате кто-то есть, кроме них.

— Доброе утро, — быстро ответил Куим.

И его поддержал Агал: — Привет Малой, как ты себя чувствуешь? Ничего не болит?

— Да вы знаете, кажется все нормально. Немного побаливает голова, — ответил я, подмечая как внимательно слушают меня деды, — а так все у меня просто отлично, и ногти на руках уже отросли. Спасибо вам.

После этих слов оба профессора, начали как-то неуверенно улыбаться и Агал, явно кого-то копируя процитировал: — То ли еще будет, Малой! Потом уже нормальным голосом добавил: — Мы действительно рады, что у тебя все в порядке.

— Ну что, пойдем завтракать? — высказал просто гениальную мысль Куим. — А то что-то мы тут с профессором Агалом заговорились и обо всем забыли.

— Завтрак — это хорошо, — согласился я с ним. Мы дружно поднялись со своих мест и пошли увеличивать мою белковую массу.

За завтраком деды преувеличенно бодро общались. В это время я ел и наслаждался покоем. Как же хорошо, просто так посидеть и поболтать, а не заниматься. Набив целиком живот этой непонятной белковой массой, я тяжело вздохнул и напрямую спросил у стариков: — А вы опять меня сегодня мучать учебой будете?

Куим, заметив утвердительный кивок Агала, начал свою речь тоном преподавателя: — Малой! В первую очередь я и профессор Агал, приносим свои искренние извинения за наше внешнее вмешательство посредством…

— Стойте! — вскричал я. — Говорите, пожалуйста, так, чтобы я понимал вас.

— Хорошо, молодой человек, — продолжил Куим. — Как я сказал, мы, то есть я и Агал, провели определенное воздействие на твой мозг, и поэтапно загрузили тебе гипнограмму о Содружестве, знание письменности и различные сведения, необходимые при социализации разумного в современном мире.

— Так это же хорошо! — быстро ответил я. — Еще вчера, когда вы рассказывали мне о нейросетях, имплантах, базах и прочее, я хотел сам вас попросить установить мне эту программу.

— Видишь ли Малой, тут такое дело… — замялся Агал. — На тебе проводили определенные опыты, и многие участки твоего головного, да и спинного мозга изменены, но не критически. Поэтому у нас и возникли спорные моменты при работе с тобой. Нам не хотелось бы даже в чем-то навредить тебе, поверь. Ночью, пока ты спал, мы провели уникальную операцию, повторить которую навряд ли кто-то сможет у разумных. По крайней мере у людей. Следствием нашего воздействия и стала сильная головная боль у тебя сегодня утром. Поэтому сегодня никаких занятий не будет, отдыхай. А мы с профессором Куимом, сейчас соберемся и поищем по окружностям что-нибудь полезное для нас. А чтобы тебе совсем не было тут одному скучно, я дам тебе настроенный на тебя планшет. Пользуйся им, там пару сотен терабайт полезной базовой информации о содружестве и окружающем нас мире.

— Да, Малой! — неожиданно вклинился в наше общение Куим. — Этот планшет теперь твой, это тебе от нас небольшой подарок. — Кстати, — заметил старик, — планшет имеет функцию объёмного видеоизображения. Ты можешь не только общаться и читать, но и смотреть различное видео, включая развлекательное. Там, по-моему, около тысячи фильмов, так что осваивай технику. Как работать с ним, я вчера тебе объяснял.

— Спасибо огромное за подарок! Пока вас не будет, я пойду в свою комнату и там смотреть все буду. А вы возвращайтесь поскорее, — бодро заявил я.

Пока мои старики экипировались, я улёгся у себя в комнате и открыл планшет. Сразу всплыла строчка: — Как вы желаете продолжить общение со мной?

И три варианта ответа:

Печатный способ.

Голосовой способ.

Нейросетевой способ.

Я выбрал второй способ, запиликала приятная мелодия и прозвучал мелодичный женский голой голос: — Добрый день, я планшет серии ПЛУ № 76473, произведенный компанией «ИМЕРКОМ». Как мне к вам обращаться?

— Зови меня Малой, — тут же ответил я. Мне жутко понравилась работа с планшетом. Гораздо больше, чем учеба с дедами.

- Господин Малой, с какой имеющейся у меня информацией вы хотели бы ознакомиться? — раздался следующий вопрос.

Я пораженно замер. Я ведь понимаю, что тут написано, значит старики не врали и я умею читать! Это просто великолепно! И не страшно, что у меня немного поболела голова. Зато такой подарок! От переполнявших меня эмоций я вскочил с постели и забегал по комнате. — Это просто здорово! — вновь подумал я. Потом забрался в спальную ячейку, взял в руки планшет и продолжил общение.

— Планшет, что такое псионика?

- Псионика — это раздел науки изучающий паранормальные явления как разумных, так и…

Меня с головой окунули в псионику. Я слушал планшет, как сказку, которая невозможна, но в которую так хочется верить! Мне рассказывали и показывали о принципах телепатии, эмпатии, психокинеза, психометаболике и психопортации, о создании иллюзий и еще очень многое, о чем раньше даже представить себе не мог. Потом начался раздел о классификации псионической силы. Я слушал, открыв рот.

- Пси — это обобщенное название способностей как разумных, так и некоторых животных и материальных предметов, к использованию энерго-волновых и энерго-полевых структур и свойств континуума, — продолжал вещать планшет. Мое сознание начало уже буксовать от перегрузки, и я сказал: — Стоп, планшет. А как оценивается сила псиоников?

Когда планшет довел свое повествование о псионах рангов АА++, то есть о самых могущественных псионах, которые оперируют реальностью и силой своей мысли передвигают звездные тела, а также мгновенно перемещаются в пространстве и времени, мой мозг уже не мог даже представить таких сущностей. Ведь на этом уровне, как сказал планшет: — Псионы, являются многомерными энерго — полевыми сущностями, не имеющие привязки к телесной оболочке.

Потрясенный рассказом планшета, я долго сидел в тишине и мечтал о этом чуде. Возможно, это была моя первая сказка.

* * *
Пока Малой сидел в своей комнате, полностью погрузившись в псионические мечты, двое разумных не теряли времени зря. Агал и Куим уже насобирали небольшую горку полезных вещей на свалке и подошли к месту вчерашней битвы с крысами.

Еще на подходе у стариков стало нарастать тревожное ощущение чего-то неправильного, некая тяжесть давила на подсознание. И, хотя объективной опасности не было, они остановились, пытаясь осознать, что происходит.

— Что-то давит на меня, — заявил Агал, — стало трудно дышать, тяжесть в груди и появилось повышенное потоотделение. Мне просто страшно, тут рядом крыса мутант?

Куим стоял рядом и тяжело дышал. Казалось еще немного и он, лишившись всех сил, упадет в обморок. Вытирая рукавом комбеза лоб, профессор пробормотал: — Нет друг, это что-то иное. Но нам непременно выяснить что это.

И два старых товарища двинулись вперед. Их, ученых, толкала вперед тяга к познанию и пропустить чего-то необъяснимое они просто не были готовы.

Подойдя вплотную к месту сражения, они обнаружили удивительную картину: все крысы, которых они не смогли унести, лежали на прежних местах. Так никогда не было, ведь всегда тех мертвых крыс, которые оставались, уже через мизерное количество времени съедали их живые товарки. Ведь запах крови эти твари чувствовали очень хорошо.

Иррациональный страх полностью овладел стариками, гнетущая обстановка не позволяла им логически мыслить, стало еще тяжелее дышать.

Вокруг них был только мусор и мертвые крысы.

— Уходим отсюда, — пробормотал Куим, — если мы еще немного задержимся здесь, то останемся навсегда. С огромным трудом, поддерживая поочередно друг друга, старые исследователи шаркающими шагами побрели в сторону своего убежища. Только отойдя от этого страшного места, они почувствовали внезапное облегчение. Тяжесть постепенно ушла, работа сердца нормализовалась, да и конечности перестали трястись. Значительно бодрее, не оглядываясь, ученые двинулись дальше. Остановились они лишь у остова гиганта рудовоза и оба упали без сил на почву. У них уже не осталось сил, чтобы сесть.

Придя в себя и первым делом попив воды, они начали по-идиотски смеяться и не могли успокоиться.

— Агал, — продышавшись начал свою речь Куим, — я только что сейчас понял, что мы с тобой были в шаге от смерти. Мой лучший друг, ты осознаешь в полной мере то, что с нами сейчас произошло?

— Мои мысли подобно тем же крысам разбежались по всей голове и никак не могут собраться. Так что будь милостив, сообщи мне свои умозаключения, — попросил Агал.

— Действительно старина, сейчас ты выглядишь не очень уверенно, — Куим несколько нервно усмехнулся и продолжил, — а предварительные выводы таковы. Мы вошли в зону мощного остаточного применения пси способностей. Видимо сила пси воздействия была так велика, что до сих пор это место подвержено искривлению энерго — полевой структуры континуума. Мы вчера, как бы это выразится поточнее, избежали смерти только лишь потому, что находились возле нашего недоделанного псиона. Ты представляешь, ведь прошло столько времени, а до сих пор структура ткани континуума, еще не восстановилась. О, великая вселенная, с чем или c кем мы столкнулись? Мне страшно, мой друг.

* * *
Насладившись заслуженным отдыхом, я решил еще немного пообщаться со своим гаджетом.

— Планшет! Мне на занятиях рассказывали про нейросети и базы данных. А какие именно базы данных имеются, и вообще, что это такое?

- Отвечаю. Базы Знаний (БЗ) условно делятся на гражданские и военные. Так же по степени секретности они делятся на: военные — специальные и базовые, и секретные специализированные, углублённые доступные только для сотрудников Службы Безопасности (СБ), а также редко, но есть специальные БЗ, которые по сути являются скомпилированными оптимизированными цифровыми воспоминаниями о проделанной в идеале какой-либо работе многих профессионалов в различных сферах жизнедеятельности всех разумных. То есть фактически это концентрированные умения и навыки, а также полное представление о чём-либо. Есть отдельные и пакетные базы данных. Из пакетных баз данных перечисляю наиболее востребованные в Содружестве:

Общеобразовательный пакет баз;

2.Пакет баз — Ученный (Исследователь);

Пакет баз Инженер (Техник);

Пакет баз Врач (Медицинский техник);

Пакет баз Шахтер (Промышленник);

Пакет баз Чиновник (Управленец);

Пакет баз Пилот;

Пакет баз Диспетчер;

Пакет баз Военный.

Основной производитель в Содружестве как нейросетей, так и баз данных: — корпорация «НЕЙРОСЕТЬ»».

— Планшет, мне профессор объяснил о поколениях нейросетей и рассказал о какой-то шкале индекса интеллектуального развития. Расскажи еще о документах, подтверждающих личность в мирах Содружества?

- Отвечаю. ФПИ (Карта — Физического, Психического и Интеллектуального развития) является полным паспортом совершеннолетнего разумного достигшего 18-летнего возраста. Карта ФПИ привязывается к индивидуальному номеру Нейросети при её установке. Номер Нейросети уникален и генерируется от генетического кода разумного. После замены или установки новой Нейросети номер остаётся прежним, так как для его смены нужно сменить полностью генокод индивида. К этому же номеру генерируется и привязывается основной уникальный номерной счёт в Центральном банке Содружества. По сути, счёт в банке привязывается к генокоду.

В функции нейросетей входит то же самое, что и персональный компьютер, а именно: связь, часы, будильник, ежедневник, блокнот, электронная почта, выход в галонет. Нейросеть является твоим уникальным паспортом-идентификатором, медиком, она контролирует твой гормональный баланс, следит за состоянием твоего здоровья, является связующим звеном со всеми окружающими техно-устройствами, ещё она предоставляет дистанционный доступ к управлению оборудованием, и производит загрузку БЗ (баз знаний). Так же в нейросеть встроена функция кошелька, счёт в банке привязан к нейросети, и разумный имеет возможность в радиусе действия галонета совершать и отслеживать все свои приобретения в режиме реального времени.

— Уф, — пробормотал я. Пожалуй, на сегодня мне уже хватит знаний. Все, спасибо, планшет!

* * *
Судя по времени Куим и Агал, уже должны были вернуться, а их все еще не было. Ожидание стариков нервировало меня, и я старался об этом не думать, но мысли постоянно сами возвращались ко мне: — Где эти гады?

С ощущением огромной радости и облегчения я услышал звук открывшейся входной заслонки. В бот зашли тихие, усталые и бледные старики. Я моментально кинулся к ним: — Вы меня испугали, что случилось, почему вы так задержались? Я говорил очень быстро и сбивчиво, даже не понимая, что своей болтовней просто не даю возможности старикам ответить. Деды молча прошли в столовую и тяжело уселись на стулья.

— У нас все прошло почти нормально Малой, — произнес Куим, — не стоило так волноваться. Агал посмотрел на меня и добавил: — Если бы ты перенервничал, то мы наверняка пришли бы к уничтоженному боту. Давай, Малой, все вопросы завтра. А сейчас спать, мы очень устали.

Глава 10

Это учение или мучение?

Утром я проснулся сам, ничего меня не мучило и ничего не болело. Я быстренько оделся, умылся и отправился искать стариков. Обошел все отсеки и не нашел их. — Странно, — подумалось мне, — неужели спят?

Они действительно спали, и никак не отреагировали на открывшуюся дверь. Будить или нет, что мне делать? Может быть им плохо и срочно требуется помощь или они вообще без сознания? Я дотронулся рукой до Куима и резко сделал шаг назад. Куим проснулся, расплывчатым взглядом посмотрел на меня, потом оглянулся на спящего Агала. Только затем он спросил: — Мы, что все это время проспали?

— Я очень испугался за вас. Вы спите и не двигаетесь, а я не знал, что делать, — пробормотал я, поворачиваясь к Агалу. Он тоже начал открывать глаза.

— Друг мой Малой, нам действительно небезразлично твое внимание, и наш сон — это следствие вчерашнего обременительного похода. Спасибо тебе за заботу о нас. Мы, сейчас встанем, умоемся и выдвинемся в столовую. Там мы с тобой и поговорим. Еще раз благодарим тебя за заботу о нас.

— Хорошо, — пробормотал я, убеждаясь, что вроде ничего страшного с дедами не случилось, — я буду жать вас в столовой.

Очень хотелось приготовить что-нибудь к приходу дедов, но я совершенно не знал, что делать с продуктами. Да и не умел пользоваться варочной поверхностью. Вздохнув, я уселся у стола и стал ждать моих стариков.

Через некоторое время в комнату вошли Куим и Агал. Если первый сразу направился к плите, включил ее и начал возиться с посудой, то второй достал из холодильной камеры продукты, положил их на стол и начал нарезать острым, даже на вид, ножом.

Чрезвычайно быстро и ловко они одновременно, не мешая друг другу, приготовили мясо с какими-то гарниром, приправили соусом и подали на стол.

Завтрак прошел практически в тишине. Профессора ничего не говорили, а мне и сказать то было нечего. И только когда они начали с видимым удовольствием пить свой любимый кауфе, Агал заговорил: — Малой! Вчера мы дошли до того места, где мы с тобой охотились.

Он оглянулся на Куима, возможно предполагая, что товарищ как-то поддержит его в разговоре, но Куим молчал. Не дождавшись никакой видимой реакции друга, Агал решил сам продолжить разговор: — И знаешь, Малой, что мы обнаружили там? Ну во-первых, все крысы, которых должны были съесть их товарки, лежали на прежних местах нетронутые. А во-вторых, на месте данного инцидента присутствует сильнейшая остаточная пси-аномалия, созданная тобой.

Ничего не понимаю, причем тут я? Я ведь ничего не делал, только своим оружием обездвижил серых тварей, и все. Непонимающим взглядом я посмотрел на Агала и наконец-то выдавил из себя: — Я ничего не создавал там.

— Постой, Малой! — воскликнул Куим, — Разве в наших словах есть хоть толика обвинения в твой адрес? Мы всего лишь желаем добра. В тебе есть великий дар псионики и его жизненно необходимо научится контролировать. Управлять своими силами ты будешь сам. Мы же с профессором Агалом будем только помогать оттачивать твое искусство. Поверь, милый ты наш ребенок, мы надеемся, что в нашем лице ты получишь мудрых наставников, которые изучали и исследовали псионику более полувека. Ты сейчас как сосуд наполненной жидкостью и если этот сосуд переохладить или перегреть, то он не просто взорвётся. Только длительные практические и теоретические занятия, контроль над своими чувствами и эмоциями и предельная концентрация своих сил и возможностей позволят нам надеяться, что со временем ты превратишься из драгоценного минерала в шедевр псионического искусства!

Выдав свою пламенную речь, профессор смотрел на меня, и в его взоре я увидел вызов судьбе, вызов самому себе, как ученому и исследователю.

— С сегодняшнего дня я и профессор Агал начнем твое обучение. Ты освоишь базовые знания, необходимые для внутривидовой социализации. Обучение состоит из нескольких блоков. Это, во-первых, освоение видов пси-энергии, способов контроля и методов работы с ней. Во-вторых, гипно-обучение и закрепление материала. Ну и в-третьих — практическое применение усвоенных знаний, и реализация твоих возможностей как псиона! Тебе все ясно, Малой?

— Ясно, чего ж тут не ясного, — пробурчал я и сморщил лицо от радости. — Конечно, я маленький, вот вы и издеваетесь, как хотите. Ну ладно, буду учиться.

Мы с Куимом вошли в комнату отдыха, и дед сказал: — Все. С этого дня это будет у нас не зона релаксации, а учебный класс! Вот! Мы даже с Агалом принесли тебе стол и кресло. Присаживайся, включай на запись свой планшет, и начинай внимать речь почетного профессора многих ведущих научных учреждений, то есть скромного меня.

* * *
— Итак, — торжественно начал вещать этот скромный и весь заслуженный профессор, — начнем мы, пожалуй, с уровней саморегуляции. Психологическая саморегуляция характеризуется многоуровневостью своего строения. В зависимости от степени осознанности выделяют три уровня регуляций:

Непроизвольная, неосознаваемая.

Произвольная, осознаваемая.

Частично и полностью осознаваемая.

— Успешность и оптимальность пси-саморегуляции при этом определяется сбалансированностью работы механизмов всех уровней. Неосознанные механизмы саморегуляции поддерживают состояние человека на необходимом уровне, отвечающем требованиям среды. Однако со временем ресурсы для автоматической корректировки истощаются и возникает необходимость осознанной саморегуляции своего состояния и восстановления работоспособности.

— Осознанная саморегуляция — это средство, которое необходимо для успешного достижения целей в псионике. Осознанная саморегуляция является определенным ресурсом, который включает такие универсальные и специальные знания разумного, которые способствуют осознанной и самостоятельной способности ставить цели и управлять их достижением.

— Теперь, Малой, я расскажу о базовых приемах саморегуляции.

Различают вербальные и невербальные приемы саморегуляции.

К вербальным приемам относятся — психомоторный процесс осознанного или неосознанного воздействия на подсознание через органы чувств.

Самоубеждение — способность сознательно воздействовать на личностные установки, убеждая себя в чем-то с помощью логических доводов и аргументов.

Самоанализ — обращение внимания на самого себя или на свое сознание, а также на продукты собственной активности с последующим их переосмыслением.

Анализ ситуации и принятие решения на основе самостоятельного анализа и всеобщей оценки ситуации.

К невербальным приемам относятся:

Упражнения, направленные на внешнее и внутреннее дыхание разумного.

Упражнения, направленные на переключение внимания и разделения задач на многопотоковость их решения.

Различные пси-упражнения и тренировки, при постоянном жестком контроле своего самосознания.

— Пси-саморегуляция является совокупностью обоих приемов, которые используются последовательно для повышения эффективности пси- контроля. И это очень важно Малой! Теперь я расскажу тебе как развить твои навыки саморегуляции пси-энергии. Само освоение базовых приемов самоконтроля происходит в процессе овладения получаемой и закрепленной тобой информацией о данном разделе науки, а также в процессе общения со своими преподавателями, то есть со мной и Агалом. При этом специфика навыков саморегуляции зависит от условий социума. В нашем случае это условно-закрытый социум.

— При необходимости развития дополнительных навыков процесс работы включает в себя следующие методики:

Пси-диагностику (диагностика пси-способностей и особенностей разумного).

Пси-профилактику (повышение устойчивости к воздействию значимых факторов).

Пси-коррекцию (совершенствование жизненно важных качеств и стиля деятельности, оптимизация психологического состояния и самоконтроля).

— Развитие пси-саморегуляции должно происходить осознанно с учетом всех личностных особенностей и возможностей. В экстремальных условиях стоит особенно учитывать, насколько сильно эти условия влияют на человека и его функциональное состояние, а также все их особенности, определяющие наиболее эффективное развитие навыков псиона.

Профессор, сделал паузу и восстановил дыхание. Затем продолжил с не меньшей экспрессией: — Саморегуляция пси-состояния разумного, является основным и непреложным условием развития псионика! Пси-саморегуляцию можно рассматривать как один из методов оптимизации и самосовершенствования.

— В широком смысле пси-контроль может рассматриваться как один из уровней регуляции активности живых систем, для которого характерно использование пси-средств отражения и моделирования реальности. Иначе говоря, пси-саморегуляция включает управление поведением или деятельностью субъекта и саморегуляцию его внутреннего мира.

— Пси-саморегуляцией называется воздействие разумного на самого себя с помощью своей внутренней энергии, а также соответствующих мысленных образов пси-воздействия для целенаправленной регуляции всесторонних процессов, как внутреннего, так и внешнего воздействия псиона.

— Мой юный ученик, — упоенно произнес профессор, — есть множество способов тренировки пси-регуляции. Например, нервно-мышечная релаксация. Ее основные методы — это аутогенная тренировка, идеомоторная тренировка, и методика сенсорной репродукция образов.

— Задачами применения данных методов являются: снятие проявлений стрессовых состояний, уменьшение степени эмоциональной напряжённости, предотвращение их нежелательных последствий, усиление мобилизационной возможности пси-ресурсов разумного.

— Однако не стоит забывать, мой ученик, что чрезмерное напряжение при активных пси-занятиях, может привести к значительному уменьшению канала пси-активности и уменьшению его внутреннего потенциала. Поэтому я советую тебе никогда не забывать об отдыхе или смене вида деятельности. Существует, весьма действенный метод нервно-мышечной релаксации. Он заключается в выполнении комплекса упражнений, состоящих в чередовании максимальных напряжений и расслаблений различных групп мышц разумного. Благодаря упражнениям снимается напряжение с отдельных частей тела или со всего тела, что вызывает значительное уменьшение эмоционального пси-напряжения. Субъективно процесс физического расслабления представлен ощущениями тепла и приятной тяжести, чувством пассивного отдыха, что вызывает пси-релаксацию. И не забывай малыш, что во время упражнений происходит фиксация на этих ощущениях тепла, так как это препятствует появлению ощущения непреходящей тяжести в пострелаксационный период псиона.

Я очумело потряс головой и бешеным взглядом окинул этого уважаемого профессора: — Скажите, а вы сами все понимаете из того, что мне сейчас рассказали? — Я с пыхтением опустился за стол и начал активно тереть руками свою голову. Мне казалось, что она сейчас треснет от всех этих слов.

Куим остро глянул на меня и высказал «уникальную» мысль: — Малой, а если ты чего-то и не поймешь, то всегда можешь уточнить это либо у меня, либо у профессора Агала. Также кое-какие данные есть и на твоем планшете. Ведь именно для этого я тебе и порекомендовал сохранять запись наших занятий, но в чем-то и ты прав, мой друг. Что-то я увлекся и забыл про временные рамки обучения. Поэтому ты сейчас отправляйся попить чаю или еще чего-нибудь, сходи в туалет и возвращайся для продолжения занятий.

Я молча выбежал из этой пыточной комнаты, и только потом подумал, что ни в туалет, ни еще куда-то мне идти совершенно не хотелось. Я решил просто пройтись по нашему жилищу. Немного побродив, я все-таки решил вернуться обратно. Эх, не хочется, но надо.

Куим что-то просматривал у себя в планшете, хмыкая и неразборчиво бормоча. Он увидел меня и прямо-таки заурчал от счастья: — Ох, давай я сейчас тебе дальше все самое интересное рассказывать буду. На чем я там остановился? Ах да, на нервно-мышечной релаксации. Ну так вот. Метод заключается в выполнении комплекса упражнений, состоящих в чередовании максимальных напряжений и расслаблений практически всех групп мышц разумного. Благодаря выполнению упражнений снимается напряжение с отдельных частей тела или со всего тела, что вызывает уменьшение эмоционального напряжения. Как я и говорил, процесс физического расслабления представлен ощущениями тепла и приятной тяжести, чувством отдыха, что вызывает псионическое расслабление.

— Следующая методика заключается в идеомоторной тренировке. Данная техника также состоит в последовательном напряжении и расслаблении мышц тела, но упражнения выполняются не реально, а мысленно. Метод основан на экспериментально установленных фактах сходства состояния мышечной ткани при реальном и воображаемом движении. Научно доказано, что потенциал пси-активности мышц при мысленном воспроизведении движения такой же, как потенциал этих же мышц при выполнении реального движения разумного. К тому же экспериментально доказано, что при воображаемом движении возникает внутренняя обратная связь, несущая информацию о результатах действия, как обратная сигнализация при выполнении реального движения.

— И последней в моем перечне стоит методика репродукционных сенсорных образов. Так вот, данная методика заключается в расслаблении с помощью представления образов предметов и целостных ситуаций, ассоциирующихся с релаксацией. В одном из вариантов сеанса разумный сидит в удобной для себя позе и представляет себя в расслабляющей ситуации, например, в комнате отдыха. При этом внимание акцентируется на правильном дыхании и приятных ощущениях (теплоты, тяжести), возникающих в различных частях тела под воздействием воображаемой ситуации.

Часто техника сенсорной репродукции образов используется в группе с методиками визуализации и медитации. Техника визуализации по своим принципам и механизмам более сходна с идеомоторной тренировкой. Медитация, напротив, более сходна с методом сенсорной репродукции образов: она также характеризуется расслаблением посредством концентрации мысли на образе объекта или явления либо на образе самого себя и своего внутреннего мира, и в ней тоже внимание акцентируется на правильном дыхании, с частичным или полным погружением в себя. Однако при медитации человек осуществляет более глубокое аутогенное погружение, и в этом состоянии его уровень внушаемости значительно повышается.

— Все эти методики в той или иной степени позволят тебе, Малой, постепенно раскрыть твой драгоценный дар псиона. Но я вижу, что с непривычки ты совсем сник, так что давай пойдем обедать. Посмотрим, чем там нас удивит наш кулинарный гений.

Я потянулся всем телом, зевнул и вскочил со стула. С большой радостью от того, что пытка учебой уже закончилась, я поспешил за Куимом, который уже скрылся в дверях.

Агал действительно нас удивил. Сегодняшний обед был без крысятины, наш видный ученый приготовил всем нам что-то булькающее и горячее.

— Что это у тебя такое? — спросил у него Куим, — По крайней мере пахнет вкусно!

— Вы не поверите! — торжественным голосом провозгласил весьма уважаемый Агал, — но в морозильном отделении обнаружились несколько хороших порций овощей, которые, как ты помнишь Куим, мы купили несколько месяцев назад. Так вот, я вам приготовил овощное рагу, которое весьма полезно для организма, тем более молодого.

От чудесного запаха у меня вдруг проснулся зверский аппетит, и я с огромным удовольствием начал поглощать это чудесное рагу. На вкус я даже не мог определить, что именно я ел, но это было изумительно.

— Уф, — пробормотал я, едва сумевший оторваться от тарелки, — профессор Агал, уж не знаю как вы хороши в своих науках, но как повар вы бесподобны.

Агал стоял напротив меня и улыбался. Возможно, мне показалось, но в этот момент он был совершенно счастлив.

Глава 11

Наш первый поход в Винзур

После столь необычного шикарного обеда, и утомительных занятий меня потянуло в сон. Но навряд ли сумасшедшие старики дадут мне возможность хоть немного отдохнуть, они опять потащат меня в учебный класс. Вопреки моим ожиданиям случилось нечто иное.

— Малой, — обратился ко мне Куим, сегодня мы закончим с тобой занятия.

У нас на складе скопилось немало вещей, которые необходимо реализовать в поселении Винзур. Да и прикупить продуктов и еще кое-чего по мелочи нам не мешает. Поэтому сейчас мы с Агалом займемся сортировкой собранного нами барахла, а ты иди к себе и отдохни немного. Если будет желание, то повтори пройдённый сегодня на занятиях материал.

Я обрадовался! Моя надежда на отдых реальна и мне можно отвлечься от этих заумных уроков.

— Спасибо! — громко воскликнул я, — Я буду у себя в комнате заниматься. С этими словами и не дожидаясь пока деды передумают я поспешил в свой спасительный уголок. Придя к себе, я тут же улегся в спальную ячейку. Можно немного вздремнуть, позаниматься я успею чуть попозже. Проснулся я от стука в дверь.

— Ну ты и горазд спать. — весело заявил мне Агал, — Ты проспал весь вечер и всю ночь, мы не смогли даже на ужин тебя добудиться! Ты отбрыкивался и бормотал, что тебе нужна нервно-мышечная релаксация. Естественно, после такого научного обоснования твоей лени, мы посчитали возможным согласиться с тобой и оставили спать дальше. Но сейчас, мой юный друг, уже утро. Давай поднимайся. Быстренько позавтракаем и со своим хабаром выдвинемся в Винзур.

Я второпях умылся, оделся и подошел к столовой. Там уже вовсю кипела жизнь. Агал плотно упаковывал в рюкзаки целые связки вяленого мяса, а Куим, наложив мне еды сказал: — Малой, давай ешь побольше, ведь вчера ты ужин пропустил, очень увлекся релаксацией!

Упрашивать меня было не нужно. Я быстренько все съел, поблагодарил стариков и поинтересовался: — А в Винзур, мы сейчас отправляемся?

— Да, — ответил Агал, — мы уже вчера все подготовили, после завтрака выходим. Наш план таков: часа за три добираемся до поселения, там реализуем свое добро и приобретаем самое необходимое. В Винзуре мы пройдемся, покажем тебе все самое значимое и познакомим тебя с нужными людьми. Так что, если ты готов, то зайди в оружейку, возьми станер и шокер. Мы уже готовы и будем ждать тебя у выхода.

Пришлось быстро экипироваться и присоединяться к дедам.

Мы вышли. Выяснилось, что еще темно, светило еще не набрало высоту, снаружи было довольно прохладно. Я поплотнее затянул комбез и поправил ремень с амуницией. Старики, не делая лишних телодвижений, двинули вперед. Только перед этим Куим мне напомнил: — Малой! Порядок движения, как на охоте.

—Угу, — промолвил я и зашагал за Куимом.

Агал шел последним. Он начал пояснять мне: — Малой, внимательно смотри по ходу движения. Крыс тут мало, да и мутанты сюда не суются, но тем не менее.

Мы не шли по прямой, потому что это было просто невозможно. Наш путь напоминал мусорный лабиринт.

Только шум наших шагов нарушал оглушающую тишину. Если долго вслушиваться, то начинало казаться, что в ушах звенит. Тихо так, но монотонно и неприятно. Тишина раздражала, она заставляла нервничать и напрягаться. Хотелось самому нарушить ее, громко крикнуть или ударить железякой по железяке. Да хоть что-то сделать, но нарушить царствование этой давящее безмолвствие.

В попытке хоть как-то отвлечься от этого непонятного состояния, я начал рассматривать все, что попадалось вокруг. Нет, естественно, я ничего сверхценного не обнаружил. Зато я, к своему удивлению, стал отчетливо понимать назначение некоторых предметов. Вот это редуктор привода, а это остаток энергошины, а вот валяется искореженные обломки бронелистов.

Мне было совершенно непонятно откуда я все это знаю. Ведь я даже никогда раньше не видел этих предметов. У меня был только один вариант ответа: опять эти уважаемые что-то «запихнули» в меня с помощью своего пресловутого гипномодуля. Но почему я об этом не знаю? Новые вопросы и пока нет никаких ответов. И спросить сейчас нельзя, мать его! Ведь идем в походном порядке, поэтому полная тишина. Опять тишина…

Наше милостивое и родное светило начало одаривать нас мягким светом и робким теплом, будто отпугивая холод. Я уже разогрелся вовремя ходьбы и мне даже понравилось двигаться вперед. Настроение поднималось. Ведь мы идем не просто в неизвестном направлении, а движемся целенаправленно и командой. Правда наш социум был очень мал. Ну что ж, сегодня старики собрались значительно расширить мой круг знакомств и общения. Внезапно мне стало страшно от мысли, что меня там просто бросят, что я опять останусь один. Нет, только не это! Я готов на все что угодно: буду ходить с ними на охоту, заниматься и не спать во время уроков. Святые звезды, да я даже готов пить с ними этот ужасный кауфе! Все что угодно, но только не один! Ведь когда ты один, ты просто начинаешь понимать, что никому ты не нужен, что ты бесполезен и жалок. Нет, я знаю, вернее я надеюсь, что знаю: я ведь нужен старикам? или нет? От таких мыслей захотелось завыть, заплакать, убежать от них. Но как убежать от собственных мыслей, как убежать от себя?

Пусть будет тишина и в этой тишине мы идем втроем. И я никогда больше не хочу остаться в одиночестве, ведь когда человек один он тихо умирает, умирает один.

Механически перебирая ногами, я старался отвлечься от назойливых мыслей. Наверное, я понял самое главное: зачем жить одному, ведь одному страшно, тоскливо и бесчеловечно. Человек не должен жить один, и если так получилось, то это великое наказание сверху. Но я появился и осознал себя в одиночестве. Неужели я такой плохой, что от меня все отреклись и выбросили в никуда, выбросили умирать. От таких мыслей хотелось лечь на почву, закрыть уши руками и прикрыть глаза. Нет, уж лучше смерть от крыс или голода, чем смерть от бессилия и одиночества. Поэтому я буду жить, ведь я сейчас не один.

Попавший мне под ноги черепок звонко лопнул и привлек внимание всей нашей команды. Деды моментально развернулись в сторону шума и выхватили оружие, но вокруг опять была тишина.

— Аккуратнее Малой, — проворчал Куим и это были первые слова за все время, пока мы шли вперед. — Нам осталось совсем немного. Видишь за тем разбитым в хлам десантным ботом сторожевой пост поселка? Еще немного и мы выйдем к людям.

— Хорошо, — сказал я, — люди, это хорошо.

И действительно. Едва обогнув весь перекрученный бот, я увидел странную конструкцию, перекрывающую нам путь. Остовы двух звездных кораблей, наполовину вросших в почву, соединяла широченная балка. На ней находилась смотровая будка. Рядом с этим укреплением стояли двое людей. Они смотрели на нас. В руках у них было оружие и мне показалось, что стволы этого оружия направлены прямо на меня.

Тем временем в караульном помещении переговаривались два человека. Они посмотрели на подошедших: — Кто это, Рик? Наши поисковики вышли ведь совсем недавно и через восточный район, а этих я и не знаю.

— Эх, молодой ты еще Випен. Да это же наша достопримечательность! Два полусумасшедших старика, живущих прямо на свалке. А вот кто этот ребенок я не знаю, — пояснил напарник. — Эй, потрошители! Кто это к вам прибился? Неужели это чудо вы нашли на валке? — крикнул вниз Рик. После этих слов он сам рассмеялся своей незатейливой шутке.

Куим, несколько подавшись вперед крикнул: — Привет, Рик! Как не странно, ты угадал. Этого Малого мы нашли на свалке. Проходить то можно в поселок?

— Да проходите, — разрешил Рик, — надеюсь в этот раз вы не забыли притащить фирменное вяленное мясо в специях?

— Не переживай Рик, — откликнулся Агал. — Вечером в баре Умо ты попробуешь наше знаменитое мясо.

Мы прошли под этим рукотворным виадуком и сразу оказались на небольшой улочке. Что меня сразу удивило, так это ровная дорога, широкая и прямая. Как приятно пройтись по такой дорожке, не опасаясь проткнуть ногу острой железкой! По обе стороны дороги стояли небольшие домики, и было много людей. В первые мгновения мне показалось, что все люди бессмысленно перемещаются. Я даже не мог понять, откуда они выходили и куда исчезали. От такого хаотичного движения у меня просто зарябило в глазах. Я очумело уставился на весь этот бедлам, открыл рот и остановился.

— Малой, давай не отставай, — буркнул вспотевший Агал. Он согнулся калачом под своим огромным баулом: — Нам совсем немного осталось идти до таверны.

— А… — хотел я что-то спросить у старика.

Но он уже развернулся и целеустремлено двинулся вперед. Я спешно догнал его, боясь затеряться среди огромной массы народа. Пройдя не более пары сотен шагов, мы остановились у приземистого дома с вывеской «БАР — «ОДИНОЧКА»».

— Вот мы и пришли, малыш, — устало произнес Куим. — Сейчас скинем основную массу груза, а затем пройдемся по поселку.

Зайдя в полутёмное помещение, я остановился, чтобы оглядеться. Старики скинули рюкзаки около меня и сказали: — Посторожи, мы сейчас придем, — и ушли.

В баре стояло с десяток столов со стульями. Огромная барная стойка слабо освещалась мягким светом, в углу бара работали какие-то автоматы. В баре почти никого не было, только за барной стойкой суетился человек. Он занимался тем, что переливал тёмно-зелёную жидкость из большой емкости в стеклянные бутылки.

Я устало присел за ближайший стол, облокотился на спинку стула и вытянул ноги. Ох, как хорошо то! По ступням как будто пробежали маленькие заряды тока. Я понял, что устал, но день только начался и все приключения в Винзуре еще впереди.

Открылась боковая дверца подсобного помещения и оттуда вышел просто громаднейший человек. Я замер, открыв рот.

— Так, — пророкотало это человекоподобное чудище. — Это кто это у меня сидит? Как тебя зовут, маленький человечек?

— Эээ-ааа… Вы меня спрашиваете? — наконец-то пролепетал я. — Ну я… А где мои дедушки? — Меня будто застопорило, я запаниковал и мысль была только одна: бежать!

— Дедушки? — вопросительно произнес великан. И добавил: — Да вот они, твои дедушки.

И только сейчас я увидел, что позади этого монстра стоят Агал и Куим и похихикивают. Я даже хотел обидеться на них, но от радости встречи мнимая обида исчезла, не успев отразиться на моей физиономии.

— Малой! Разреши тебе представить хозяина этого чудного заведения и просто хорошего человека, Умо Рива. Надеюсь, вы подружитесь. Поздоровайся с ним, малыш, — торжественным голосом провозгласил Агал.

— Здравствуйте дядя Умо! Немного заплетающимся языком проговорил я. — А почему вы такой большой?

— ХА-ХА-ХА! — громом прокатилось по помещению. Только стеклянные бутылки на барной стойке дружно поддержали его: дзинь-дзинь. Как ты говоришь, Малой? Дядя Умо? — снова воскликнуло это чудо. И мне показалось, что голос звучал у него не изо рта, а возникал в районе груди.

— Ну, что ж, здравствуй племянничек, — ответил Умо. Я наконец-то решил, что он все-таки человек. Чудовищно огромный, но человек.

— Ну вот, дождался я наконец-то племяшка. А то мои сестры никак не хотят рожать. Да и не думают даже о детях, а тут, раз и племянник образовался. Это хорошо, всегда буду рад тебя тут встретить Малой! Не забывай заходить в гости ко мне.

— Да, конечно, — тут же спешно ответил я, жутко боясь прогневать его неправильным ответом, — но сейчас меня привели к вам дедушки.

— С твоими дедушками я уже все разрешил. Выкупил специи и эти чудесные острые вяленые полоски. Я даже могу по-родственному тебе сказать, сколько я им кредитов отсыпал.

— Нет, что вы! Зачем мне это знать, — ответил я и понял, что мой голос уже не вибрирует от страха.

Старики стояли в сторонке и явно наслаждались ходом нашей беседы. Затем Куим встрепенулся, словно что-то вспомнив, и сказал мне: — Малой! Этот твой дядя Умо — лучший человек в поселке, — немного помолчал и добавил, — только иногда очень жадный.

— Это я жадный? — вновь пророкотало в баре, — Ах ты мерзкий старикашка! Да я ему как самому близкому лучшие цены даю! А он! Эх… — притворно горько вздохнул он.

— Умо! Как ты сам прекрасно понимаешь, с сегодняшнего дня ты просто обязан покупать у нас товар по более высоким ценам, — заявил хитрым голоском Агал. — Ведь мы теперь родственники!

— Какие родственники? — уже нормальным голосом, начиная злится спросил владелец бара.

— Как какие? притворно вздохнул Агал, — Смотри сам. Мы дедушки Малого, а ты ему дядя, вот и получается, что мы родственники.

Умо оторопело взглянул на стариков, потом медленно перевел взгляд на меня, поморщил лоб и оглушительно загоготал. Бедные бутылки в баре тряслись и подскакивали, словно во всем поддерживали своего хозяина.

Умо наконец успокоился и вытер выступившие на глазах слезы. Видимо это были слезы счастья от радости встречи с вновь приобретенными родственниками. Теперь он заговорил, притворившись грозным: — Так, родственнички, вы совсем хотите разорить меня? — и оглядел счастливых «родственников».

— Вот что, — продолжил он, — давайте двигайте в цирюльню и приведите себя в человеческий вид. А Малого оставьте мне, я хоть покормлю его нормальной пищей. И не дрожите «родственнички», кредитов я за своего племянника не возьму. Все идите уж, а то вы всех тут своим видом распугаете.

Кого тут можно распугать? Ведь никого в баре, кроме нас не было, подумал я и посмотрел на дедов.

— Хорошо, — согласился с ним Агал. — Мы быстренько приведем себя в надлежащий вид и обратно, а ты Малой, побудь с Умо. Все, мы пошли.

Оба старых друга поспешили выйти, оставив баулы мне, Умо спросил меня: — Малой, а какое самое любимое блюдо у тебя? только про свое «специальное» мясо мне не говори.

— Дядя Умо, я пробовал всего лишь три вида пищи, это специальное мясо, сухпайки и один раз ел овощное рагу и все.

— Бедный ребенок! Эти старые грыжи хорша хотят тебя уморить? Ничего, дядя Умо сейчас тебя накормит хорошей едой. Давай начнём с кашки? Есть каша из локотной муки, но лучше тебе подойдем злаковая. Я сам в детстве ее очень любил и видишь, как я хорошо вырос? Сейчас принесут кашу и кисель из местных ягод. Поверь это очень вкусно.

И тут же, словно по мановению псиона мне начали приносить в небольших тарелочках самые разнообразные блюда. Как и в какой очередности все это нужно было кушать я не знал. Умо высказал простую мысль: — А ты ешь все подряд, желудок сам разберется с очередностью.

Не знаю, как там разобрался мой желудок, но вот рассудок у меня видимо просто отключился напрочь. Очнулся я только после вопроса этого великана: — Теперь скажи мне Малой, что из этого тебе больше понравилось?

Что больше понравилось? Да он просто смеется надо мной! Я не то, что смог запомнить, что именно мне понравилось. Я просто не видел того, что я ел.

— Спасибо, дядя Умо! Вы не сердитесь, но все было очень вкусно. Я, наверное, на много кредитов съел?

— Не смеши меня, малыш. Мне доставило искреннее удовольствие кормить тебя, я рад, что моя кухня пришлась тебе по нраву. Запомни сам и передай своим ворчунам, что ты всегда будешь вкусно накормлен без единого кредита, а деды пусть платят только за себя. Поверь, едят они раз в пять больше, чем ты. А теперь попробуй сладкий пирог с ягодным киселем.

Мое сознание стало пасовать, но я услышал от самого себя: — Попробую… — и кулинарный загул вошел в раж.

* * *
Видимо, нечто волшебное было в этой еде. Я забыл о времени и перестал думать о стариках. Ощущение было такое, словно меня с головой укутали в теплое одеяло и взяли на руки. Я даже забыл, где я. Рядом со мной были сказочные блюда и добрейший дядюшка Ум о. В какой-то момент в бар вернулись мои деды, но я и этого не увидел. Я сидел, закрыв глаза, и пил очередной компот.

— Так. Что это Умо сделал с Малым? — прозвучало рядом со мной, — Он же совсем расклеился.

И только сейчас, открыв глаза, я увидел вернувшихся профессоров. Ох, как же стыдно!

Умо ответил, совершенно не сдерживаясь: — Да вы, древние развалины, совсем решили заморить малыша? Все, хватит его кормить одной крысятиной! Сами ее жрите, а ему я соберу с собой нормальной еды. Да, и картриджи к пищевому синтезатору не забудьте прихватить.

После этих слов он молниеносно развернулся и скрылся в недрах своего бара. Старики стояли рядом со мной с виноватым видом. Через несколько минут все тот же Умо быстрым шагом вернулся в зал бара.

Он нес в руках плотно набитый чем-то баул:

— Вот. Это я на скорую руку собрал, но это только для Малого. Вы меня поняли? И если вы сейчас заикнетесь по поводу оплаты, то я вас двоих вышвырну из своего бара.

— Да поняли мы тебя Умо, поняли, — дружно заворчали деды и приняли из рук великана мешок.

— Так, и никак иначе! — торжественно заявил гигант, — Мальчик должен хорошо питаться.

Я стоял и слушал эту словесную перепалку. В душе стало у меня теплеть, как будто очередной кусочек льда вынули из груди, поместили его под лучи ласкового светила и нежно уложили его обратно. Глаза предательски защипало, и я окончательно понял, что у меня появился друг.

Глава 12

Знакомства в Винзуре

Все баулы, набитые продуктами и пищевыми картриджами, мы оставили в баре Умо и втроём отправились вниз по улице. Как сказал Агал, мы идём туда, где сможем найти всё, что нам нужно. Этим местом оказался магазин под названием «Всё — Всем». Мы подошли к огромному зданию со смешной надписью «Из мусора мы сделаем конфетку!» и дружно зашли внутрь этого солидного заведения.

Сразу бросилось в глаза обилие полок и полочек, заполненных разнообразным товаром. Агал подошёл к торговцу и поздоровался: — Привет, Мир! Мы к тебе за заказом. Ты всё подготовил?

— О, кто ко мне пожаловал! Неужели у Агала закончились расходники? Заходите, мои редкие покупатели, я сейчас вам всё вынесу, — отбарабанил этот разумный и скрылся в подсобке.

— Не обращай внимания Малой, этот Мир всегда такой. У него на первом, да и на втором месте торговля, всё остальное на работе для него просто не существует, — пояснил Агал поведение этого Мира.

Не успел Агал закончить эту фразу, как торговец уже вынес небольшую коробку: — Вот, всё что вы заказывали.

Агал расплатился с ним обезличенной карточкой и произнёс: — Пока у нас нет заказов, но, возможно, в следующий раз от нас будет этот Малой. Не обижай его.

За всё время, что мы провели в магазине, ни я ни Куим не произнесли ни единого слова. Торговец, не попрощавшись, развернулся к следующему посетителю, а мы также молча двинули к выходу.

— Странный этот торговец Мир, — пробормотал я, — он как дроид. Взял, отнёс и обратно. Ни единого лишнего жеста или слова, да и эмоций ему явно не хватает.

— Наше общество многообразно. У каждого разумного свой характер и манера общения, — пояснил Агал, — так что привыкай Малой, это часть социализации. Тут всё понятно, теперь мы должны зайти в техническую мастерскую к мастеру Рибусу. Вперёд, друзья мои! — позвал Агал, и мы могучей кучкой двинулись вперёд.

Техническая мастерская была расположена практически на отшибе поселка и представляла собой скопление одноэтажных строений, ангаров и сооружений, расположенных на довольно большой территории. Внутри было много разумных и практически все они работали. Некоторые сами занимались обслуживанием техники, но в основном сотрудники ремонтной мастерской выполняли все работы с помощью технических дроидов, которыми управляли дистанционно.

Количество этих механизмов и разнообразие их размеров поразили меня. Самый крупный дроид был высотой с дом, и ворочал тяжеленные железяки. А самых мелких я рассмотрел, только подойдя совсем близко к техникам. Они, эти мелкие дроиды были такими смешными, размером не больше моего ногтя на пальце. Суетливо, но чётко и выверено, они проникали внутрь крупных своих собратьев и возвращались обратно. Каждый из них двигался по своей траектории и не сталкивался с другими. Я просто влюбился в них. Как заворожённый я смотрел на это механическое чудо. Мне казалось, что это я управляю всеми механизмами в мастерской.

— Ну что, Малой, — оторвал меня от этого дивного созерцания Агал, — вот ты и увидел рай для техников. Его взгляд лучился удовольствием.

— Я не ожидал увидеть такое… — прошептал я, севшим от волнения голосом, — Тут так здорово! А долго учиться, чтобы стать механиком?

— Ну, при наличии нейросети и технических баз эта проблема решается просто, но нужен и опыт управления всем этим хозяйством. Пошли, Малой, а то Куим уже заждался. Вон он, стоит с хозяином мастерской.

Хозяин этой машинной мистерии был сосредоточен и вежлив. Он общался, видимо, с очередным заказчиком. Рядом стоял Куим и ждал окончания разговора. Через несколько мгновений эти разумные о чём-то договорились и подтвердили свои намерения одновременным согласием «под протокол».

Потом хозяин мастерской повернулся к нам и радостно воскликнул: — Ну вот и они, наши доблестные поставщики жгучих Лумарийских колбасок! — и вкрадчиво так, тихо добавил, — Мои милейшие Куим и Агал, надеюсь вы принесли это чудесное блюдо для услады моей многострадальной души?

Глаза господина Рибуса лучились весельем. Это уже был совсем не тот человек, который несколько минут назад беседовал с другим клиентом. Когда хозяин мастерской улыбнулся, на его лице появилась целая сеточка мельчайших морщинок, как будто нарисованных тончайшими кисточками. Цвет глаз изменился и стал тепло-изумрудным.

«Как это так? — подумалось мне, — Ведь один человек за мгновение сменил не просто свое настроение! Нет, он полностью изменил не только свой облик и голос, но и поведение». Было такое ощущение, что я вижу совершенно разных людей.

— Рибус! — воскликнул Агал, — Ну как ты мог подумать, что мы, хоть и старые маразматики, как ты сам говоришь, могли забыть такое! Это просто невозможно! В течение двух месяцев я готовил исключительно для услады твоей души эти абсолютно несъедобные колбаски. Мне порой кажется, что на этой планете никто кроме тебя не сможет их съесть. Теперь и я хочу услышать что-нибудь хорошее. Готов ли наш болид?

— Ха-ха! Ты меня, когда-нибудь уморишь своими цветастыми высказываниями, Агал. Но и я выполнил своё обещание и за чисто символические кредиты подготовил для вас чудесное средство передвижения. Ведь откажись я его сделать, так вы, старые хорши, больше не принесёте мне эту прелесть.

Я уже запутался в болидах и усладе души, но с умным видом стоял рядом, одним глазком постоянно косясь на работу техников.

Тут уже и Куим не выдержал этого словоблудия и спросил мастера Рибуса: — Ну и где он? А в ответ услышал только одну фразу: — Все смотрины вашей техники только после колбасок!

— Тьфу на тебя, — огорченно пробормотал Куим, и воскликнул, — Агал, да отдай ты ему скорее эту гадость, пусть травится на здоровье!

— Вот сразу бы с этого начали. Отдайте моё и забирайте своё, — видимо от ожидания своих Лумарийских колбасок Рибус заговорил рублеными фразами. Агал достал из своего заметно похудевшего баула свёрток с колбасками и молча уставился на мастера.

— Ох, радость то какая! Где ж вы, любезные, такие редкие специи взяли, украли? Ладно, ладно молчу. Пошли, покажу ваш тихоход.

С этими словами мастер повёл нас дальше. Зайдя в очередной ангар, Рибус внезапно гаркнул: — Олик, задери тебя в узел! Где ты тут прячешься?

Из вороха тряпок и ящиков высунулся чумазый и испуганный парнишка, который спешно что-то дожевывал.

— Слушаю вас мастер Рибус, — спешно ответил этот паренек, — если вы о сгоревшем транзисторе, то это не я. Он уже был сломан.

— Стой, балабол! Ты опять что-то жрал в уголке? Когда ж ты наешься? Хотя хватит о тебе. Скажи мне лучше, где платформа господина Агала?

— Да вот она перед вами. В ней я и кушал, то есть работал.

— Давай показывай её и беги работать во второй бокс.

Олик спешно сдёрнул ткань с какого-то механизма и нашему взору предстало творение здешних техников. Не говоря ни слова, паренек резко стартанул с места и выбежал из ангара.

— Вот! — торжественным голосом произнёс мастер, — Это то, что вы заказывали. Гравитационная платформа с двумя сиденьями впереди и грузовым отсеком на полторы тонны позади вас. Платформа оснащена четырьмя изотопными аккумуляторными батареями, заряда вам хватит на неделю. Управление самое простейшее, одна передача вперед, нейтральная передача и одна назад. Вот и всё управление. Да, забыл сказать о размерах и её мощности. Ширина этого чуда два метра, длина около пяти метров, высота подъёма над почвой не более полуметра. Скорость передвижения до тридцати километров в час. Ну как, вы довольны? Надеюсь, теперь вы будете гораздо чаще привозить сюда мои колбаски.

— Нет, ну кто о чём, а Рибус о колбасках. Да будут, будут тебе твои термоядерные колбаски! Мы вообще сначала хотели выкинуть эти специи, но Куим узнал их стоимость и оставил.

— Ах вы варвары, — пробормотал техник, — да вы хоть знаете, что Лумарийские специи производят только в одном месте Содружества? И количество их весьма ограничено. Ладно, вот вам ключ доступа на малыша и катитесь отсюда, изверги.

— Как ты сказал, Рибус? Малыша? Ха-ха, ну теперь у нас есть полный комплект младенцев. Малой, знакомься. Это малыш. Малыш, а это Малой!

Все дружно рассмеялись и попрощались с мастером Рибусом.

Профессор Агал устроился за джойстиком управления и скомандовал: — Куим, Малой! Запрыгивайте и поехали к Авдею!

Мы забрались в это чудо-технику и двинулись вперёд. Платформа практически не издавала шума, только немного гудела на поворотах. Скорость она набирала моментально. Агал управлял джойстиком одной рукой, а другой что-то показывал Куиму на дороге.

Через несколько минут мы добрались до магазина с вывеской «УМНИК», оставили малыша на небольшой стоянке около магазинчика и пошли внутрь.

Магазин был небольшой, всего несколько застеклённых шкафов. На полочках были разложены небольшие гаджеты, приборы и просто отдельные электронно-технические устройства. Мы подошли к продавцу, который даже ни разу не поднял глаз. Он что-то увлечённо подчитывал, при этом бормоча себе под нос.

— Добрый день, уважаемый Авдей, — поздоровался с ним Агал, — не уделите нам толику внимания?

— Здравствуйте, Агал и Куим. И вам, молодой человек, здравствовать. Чем могу вам сегодня помочь?

— Господин Авдей, нам бы хотелось сориентироваться в ценах на нейроком с ридерем. Что вы можете нам показать?

— Да что тут показывать, вот все модели, — продавец протянул планшет. — Их возможности и характеристики перед вами, сами смотрите и выбирайте.

Агал взял планшет господина Авдея и начал комментировать увиденное: — Так. Самый простенький нейроком, бывший в употреблении, с минимальным набором базовых функций стоит шесть тысяч двести кредитов. Далее цены только растут, причем очень солидно.

Тут Агал вздохнул и отдал планшет обратно хозяину магазина, спросив при этом его: — Скажите, господин Авдей, а какие технические базы у вас в наличии?

— Самые востребованные всегда в наличии, в комплектах с первого по третий ранг. Но есть и отдельные базы. Для техников, например:

1. Ремонт и обслуживание бытовых систем,

2. Ремонт и обслуживание роботов и дроидов,

3. Ремонт и обслуживание малых кораблей,

4. Ремонт и обслуживание средних кораблей,

5. Ремонт и обслуживание больших кораблей,

6. Робототехника и Электроника.

Они могут быть проданы в комплекте и отдельно по рангам, — обстоятельно ответил господин Авдей.

— Большое спасибо вам за информацию, — поблагодарил хозяина магазина Агал, — с вами всегда приятно иметь дело. Как только мы накопим кредитов, то обязательно к вам обратимся.

С этими словами он развернулся и направился к выходу. Мы последовали за ним. Вместе мы вышли на стоянку и остановились около малыша. Агал развернулся к нам и проворчал: — Да ну их к дохлым хоршам! Такие цены на нейрокомы, что просто диву даешься. Неужели их кто-то покупает? Ничего, Малой, мы что-нибудь придумаем. А пока будем учить тебя по старинке, лекциями и практиками. Так что не переживай Малой, всё у нас будет хорошо!

Да я как-то не очень и переживал. Неизвестно, что с этим нейрокомом, мне и остальных занятий с дедами хватало.

— Друзья мои, — произнёс мой милейший преподаватель Куим, — нам крайне важно заехать еще в одно место, но моя интуиция подсказывает, что Малого там показывать не следует. Поэтому, Малой, давай я тебя отвезу к твоему любимому дядюшке Умо. Ты нас там подождёшь, хорошо?

— Как скажете Куим, — ответил я. Тем более дядя Умо, наверное, даст мне что-нибудь вкусненького.

— Вот и отлично! — повеселевшим голосом подвёл итог профессор. — Поехали.

Мы уселись на платформу и двинулись к бару «Одиночка».

В баре по-прежнему не было посетителей, видимо еще не время. Поэтому старики отставили меня с Умо, а сами, сев в малыша, поехали по своим делам.

— Так почему ты, Куим, не захотел брать с собой в медицинский центр Малого? Может ты подозреваешь, что нашего мальчика именно там подвергали этим чудовищным опытам?

— Ты знаешь, старина, — откликнулся Куим, — вполне возможно в данном центре и проводились эти испытания. Давай, друг, не будем рисковать. Нам никто не поможет и, если Малого там опознают, мы его не спасём. Да и сами сгинем.

Старики замолчали, как-то сгорбились и поникли. До медицинского центра они доехали в абсолютной тишине. Также молча они зашли внутрь и посмотрели на миловидную девушку, которая стояла за стойкой.

— Добрый день, уважаемые. Чем я могу вам помочь?

— Подскажите, милая девушка, — попросил Куим, — нам нужны картриджи для гражданских медицинских аптечек. К кому мы можем обратиться?

— Ой, да это совершенно простой вопрос, — ответила эта милашка, — я сама могу вам всё предоставить. Сколько вам нужно картриджей и какого производителя?

Пока Куим общался с сотрудницей центра, Агал внимательно осматривал помещение, как будто пытался найти тут что-то незаконное, но ничего особенного тут не было. Всё, как всегда, всё как у всех.

Завершив покупку, деды заняли свои места на платформе и поехали обратно в бар. Ведь Малой наверняка ждет и переживает.

* * *
«Я сейчас, наверное, лопну, — подумал я лениво, — вот только этот небольшой кусочек торта съем и всё, ну и запью его компотом и точно всё». Тяжело дыша, я продолжал дегустацию блюд дяди Умо. Да я уже пару раз говорил, что всё, я больше ничего не буду, но хитрый владелец бара приносил мне очередную вкусняшку. И каждый раз приговаривал что-нибудь: — а вот это, Малой, сладкий десертный студень, приготовленный специально для тебя. Это такая вкуснотища, просто невозможно оторваться! Мне в детстве его давали только по большим праздникам и то понемногу, а ты ешь сколько хочешь.

И я ел. От такого количества еды я просто обессилел, тело начало подводить меня. Почти во сне я услышал: — А ты знаешь, племяш, что я нашел? Ты даже представить себе не можешь! Ладно не благодари. Вот только попробуй, это знаменитые Тарогские конфеты. Внутри каждой конфеты десятки оттенков вкуса. На вот, скушай десяток конфеток, а я пока пойду еще что-нибудь поищу. И я снова ел очередные знаменитые вкусняшки Содружества.

На открывшуюся в бар дверь я, естественно, не обратил никакого внимания и не заметил вернувшихся профессоров.

— Умо! — воскликнул Агал потрясённо, — Что ты, злыдень кулинарный, сделал? Смотри, ребёнок уже на колобок похож. Он же сейчас лопнет!

— Не лопну, — сонно ответил я и икнул.

Умо стоял рядом и счастливо улыбался. Он и сам не понимал, почему ему так хорошо. Ведь это просто очередной тощий мальчишка. Да он своих деток так в детстве не баловал.

— Малой, ты можешь двигаться? — усмехнувшись, спросил меня Куим, — Слава звёздам, что обратно нам не надо идти пешком, а то ты даже из посёлка выйти бы не смог.

— Угу, — это всё, что я смог сказать. Наверное, мне надо было заявить, что я переживал пока их не было, но сил хватило только на «угу».

— Так. Давай, Агал, грузи Малого на малыша и выдвигаемся.

— Постойте! — раздался рёв из глубины бара, и на нас буквально выскочил взлохмаченный Умо, — Я тут это, Малому еще немного продуктов собрал, а то он такой тощий у вас, — уже смущённо добавил «дядюшка». Он подтащил к нам огромнейший баул и проворчал: — Кормите мальчика хорошо, я проверю потом.

Я похлопал глазами на «небольшую» гору продуктов. Потом набрался сил, поднялся, обнял Умо и сказал: — Вы хороший человек дядя Умо. Спасибо Вам за праздник.

— Да ладно, чего уж там. Я так, ничего… — пролепетал Умо совершенно смутившись, — Ты это, Малой, приходи всегда ко мне. Глаза его странно заблестели и он, спешно отвернувшись, добавил: — Всё, идите уж.

Даже невозможно представить, как бы мы несли всю эту огромную кучу вещей, но, к счастью, у наш был малыш. Только погрузка заняла у нас половину часа. После этого наш водитель велел загружаться и нам. Мы сели и поехали «домой».

Глава 13

Разве над псионом можно издеваться?

Как мы доехали я не помнил, потому что практически сразу уснул. Очнулся я ночью, в своей спальной ячейке. Неужели опять старики меня уложили и раздели? Ну и ладно. Если меня уложили, и я не проснулся, то всё хорошо.

Я лежал и думал о прошедшем дне. Какой насыщенный и интересный, был вчера выезд! Столько новых людей, столько приключений, а как меня кормил Умо, ох, даже вспоминать тяжко. Интересно, что мы будем делать сегодня? Учёба или охота, а может быть поиск ништяков? Под эти мысли я снова уснул.

Проснулся от голоса Куима: — Малой, ну сколько можно дрыхнуть? Совесть имей. Давай поднимайся, сегодня у нас насыщенная программа.

Я встал, натянул на себя комбез и пошёл умываться. Закончив все гигиенические процедуры, я бодрячком потопал в столовую, где меня уже ждали деды.

— Доброе утро! — поздоровался я, — А как я вчера заснул?

— Молча ты заснул, — ухмыльнулся Куим. — Так крепко спал, что нам пришлось тебя раздевать и укладывать в постель.

Я посмотрел на Куима и не мог понять, что в нём изменилось, а потом вспомнил. Точно! Они вчера ходили с Агалом подстригаться. Сегодня наш профессор щеголял аккуратной причёской и это сильно изменило его внешность, естественно в лучшую сторону.

— Наш маленький друг, наша поездка вчера была очень результативна. В связи с тем, что у нас появилось мобильное средство передвижения, мы привезли столько необходимого, что, наверное, надолго закрыли свои потребности. По крайней мере в продуктах. Хм, спасибо твоему дядюшке Умо, — произнёс Агал.

Я почесал за ухом, поглядел на свой живот, который, слава звездам, вернулся в исходное состояние и улыбнувшись сказал: — Да, день был очень интересный.

— Мы с Куимом весь вечер раскладывали продукты! Тебе подарков Умо и за несколько месяцев не съесть, ну если мы не поможем. Агал высказал свои предположения и хитро так посмотрел на меня. Я продолжал скромно дожёвывать кашу из запасов вышеупомянутого Умо.

— Да, — несколько преувеличенно бодрым голосом осветил я, — конечно. Помогите мне уничтожить запасы доброго дядюшки. — И все в столовой засмеялись.

Много съесть я не сумел, видимо во мне еще было много вчерашней белковой массы. Поэтому, запив кашу морсом, я бодренько отрапортовал: — Мои дорогие дедушки! Я готов к любым задачам, — и, помолчав, добавил, — даже к учёбе.

— Как говорится, за язык тебя никто не тянул, — тут же рассудил Куим, — поэтому сегодня мы с тобой проведём занятия.

«Ох, зачем же я напомнил им об учёбе», — горько подумал я.

Куим остался в столовой, а я, захватив планшет, прошёл с Агалом в наш зал знаний.

* * *
— Ну что, Малой. Ты готов к занятиям? «Тогда включай на запись планшет и начнём», — произнёс лекторским тоном Агал.

— Итак псионика. Это чрезвычайно сложный, но интереснейший раздел науки. Только постепенное и всестороннее изучение этого, не побоюсь сказать, искусства, позволит тебе в полной мере реализовать свой потенциал.

Не буду сразу углубляться в дебри всей ветки псионического развития. Ты обладаешь далеко не маленьким потенциалом и нам предстоит долгий путь становления и развития, мой друг.

— Для псиона важными и необходимыми являются следующие характеристики. Это качество оперирования энергией, в упрощенном варианте его называют ранг псиона, точность и тонкость манипуляции энергией, сила псиона и последняя характеристика — это способность к восприятию пси-энергии.

— Ещё, Малой, я хочу сделать небольшое отступление. В Содружестве гуляют слухи, что пси-активных разумных ничтожно мало. Так вот это, мягко говоря, неправда. Таких разумных достаточно, однако мало кто из них желает раскрывать о себе подобную информацию. Но что действительно является правдой, это то, что подавляющее большинство таких псионов имеют слишком слабые способности. Поэтому псионический дар является для этих разумных скорее неким дополнительным подспорьем в разных ситуациях. Я хочу добавить к сказанному ранее, что в Содружестве всячески поощряется открытость пси-активных граждан. Например, если такой разумный заявил и подтвердил свою пси-активность, то государство автоматически повышает рейтинг этого разумного на 0,3 балла. Существуют и другие, довольно значимые стимулы для открытого пси-активного гражданина.

— Запомни на будущее, что абсолютно все псионические нейросети и базы являются специализированными и их установка жёстко контролируется государством, впрочем, как и установка псионических имплантов и баз. Да и стоимость всех этих псионических штучек чрезвычайно высока. Например, стоимость условно базовой псионической нейросети начинается от шестисот тысяч кредитов и поднимается выше. Всех сильных псионов любое государство всегда старается держать под контролем. Не всегда это получается, ведь у псиона достигнувшего ранга А+ появляется возможность менять реальность.

— Как ты уже знаешь, разумным нейросеть устанавливается после наступления совершеннолетия. Конкретно в нашей Империи Аратан в 18 летним возрасте. До наступления этого возраста, для изучения необходимых баз разумный может использовать нейроком. Для наполнения баз данных снимают ментокопии памяти лучших специалистов и профессионалов. Далее формируют из этой информации отдельные базы.

— Мы хотим подготовить тебя к дальнейшему изучению и применению на практике баз данных. Ты научишься ощущать свое внутреннее энергетическое ядро и постепенно, под контролем, погружаться в чудный мир энергии. Ты будешь осваивать возможности псиона. Следует всегда помнить о распределении потоков энергии в твоем средоточии. С практикой, Малой, придет осознание процесса погружения в свой внутренний мир.

— Псионику нельзя с полной уверенностью отнести к точным наукам. Развитие псионического дара строится на осознанном взаимодействии со своей внутренней энергией и применении различных знаний и умений, почёрпнутых из баз знаний для псионов и постоянной пси-практики.

— Только воля псиона позволяет в полной мере обуздать свой разум и превратить его в абсолют. Постоянные тренировки и контроль обеспечивают успех в этом искусстве. Мы начнем с азов и будем двигаться дальше, пока нам хватит сил. Потом, Малой, ты будешь идти по дороге псиона один, идти до самого конца. Помни это всегда.

— Как я говорил начнем мы двигаться по этому пути вместе. Мы будем делиться своими знаниями, а ты тренироваться. Будем идти от простого к сложному. Но хочу тебя предупредить, что само понятие «простое», не означает легкое в освоении. Именно ты раскроешь своё средоточие, научишься распознавать, а позднее и контролировать потоки энергии и лишь потом мы перейдём к изучению и освоению иных приемов. Наша первая задача состоит в том, чтобы ты овладел искусством медитации и внутреннего самоконтроля. А уже потом, после инициации, ты будешь работать со своим средоточием и собственной аурой, ощущать и распознавать силовые линии. Всё это тебе предстоит сделать мой мальчик. Мы будем рядом с тобой, сколько сможем.

Старик взволновано дышал, казалось, что он сам в этот момент был наполнен волшебной силой. Глаза его блестели, а речь была эмоциональна и порывиста. Мне передалось его волнение, и я осознал, что путь псиона — это трудная и долгая дорога, которая будет со мною всю жизнь.

Немного помолчав и попив воды Агал, решил продолжить свою лекцию.

— Ты прости, мальчик, мою экспрессию, — вздохнул профессор. — Мы с Куимом всю свою сознательную жизнь посвятили изучению науке о псионах, не будучи сами пси-активными разумными. Никогда у нас не было учеников, которых мы совместно готовили к этой дороге псиона. Ты наш единственный ученик и именно тебе мы отдадим все свои знания.

Агал, посмотрел очень внимательным взглядом на меня и решил перейти к основной теме занятий.

— Кратко скажу, что после инициации нам предстоит работа по развитию твоей интуиции, удачи, а также телепатии и эмпатии. И только потом мы приступим к изучению телекинеза, пирокинеза, психокинеза и прочим шалостям. На этом этапе ты научишься полноценно работать с информационным полем. Вершиной искусства в моём понимании является подчинение себе внешней энергии и оперирование пространством и временем.

— Поиск внутреннего средоточия является базовым умением начинающего псиона. Для успешного решения данной задачи используется общеизвестная в мире практика. Это медитация.

— Медитация — это в первую очередь средство для трансформации ума, образа мышления и в целом психики разумного. Неудивительно, что в мире уделяется особое внимание практике медитации. Медитация начинается с концентрации внимания. Развитие способности сосредоточения на чём-то одном, образе или объекте, — это первая стадия медитации. Когда разумный сосредоточен на чём-то, его мысли заняты только этим, объектом или идеей. Таким образом, остальной поток мыслей отсекается, и энергия перемещается в одном направлении. Это очень важно, так как позволяет практикующему сохранять внутренние силы. Также это объясняет тот освежающий и восстанавливающий эффект, который отмечают многие люди, постоянно практикующие медитацию.

— Тем не менее, на самом первоначальном этапе медитации псион ещё не слился полностью с объектом своей медитации. Такая медитация не может считаться полноценной. Только в момент глубокой медитации, когда наблюдающий и наблюдаемое становятся единым целым, остаётся то, что называют чистым осознанием. В дальнейшем даже этот процесс будет трансформирован, и не останется ничего, произойдёт полное освобождение.

— Во время медитативного процесса тебе необходимо будет сконцентрироваться на дыхании, как выдохе, так и вздохе. Сначала можно просто понаблюдать за дыханием, а чуть позже начать практиковать управление дыханием. Это позволит тебе удерживать концентрацию внимания и одновременно осознавать себя как духовную сущность.

— Медитация, Малой, не просто ментальное упражнение, как иногда думают, а образ жизни. Освоивший медитацию разумный понимает, что существует не только внешняя реальность в её физическом выражении, но и невидимая глазу действительность, вибрации которой находятся на более высоком уровне. Для того, чтобы почувствовать и приблизиться к этому уровню, и нужна медитация. Она как портал в другие вселенные. Однако эти твои воображаемые миры так же реальны, как и тот, где живём мы.

— Главное — это соблюдать баланс между пребыванием в обоих мирах и помнить о том, что главная твоя миссия связана с солийским воплощением. Поэтому знания и опыт, полученные путём медитации, нужно обязательно использовать в физическом мире. Только тогда ты сможешь увидеть положительное влияние медитации на свою жизнь и на социальную среду.

Агал, устало прикрыл глаза и произнёс: — Малой, мы с тобой заговорились, а время уже обеденное. Так что давай выдвигаться в столовую, восполним нашу энергию.

Я радостно согласился с Агалом. Лекция — это, конечно, хорошо, но кушать тоже надо, тем более мне. Обедом сегодня нас угощал Куим, который встретил нас в благодушном настроении. Он поинтересовался: — Ну что вы так долго сегодня? Всё уже давно готово, даже без использования пищевого синтезатора. Давайте к столу, я буду вас угощать.

Перегруженный информацией я сидел и механически поглощал пищу. Казалось, что мой мозг начинает крошиться от такого большого объема данных. Даже очередные вкусности от дядюшки Умо я съел, не заметив вкуса.

Устало откинувшись на спинку стула, я заметил, что профессор Агал, проведя такую обширную лекцию, не выглядит уставшим. Наоборот, он улыбался, общался со своим другом, да и просто выглядел счастливым человеком.

После обильного приема пищи я даже немного подремал в столовой. Из грёз меня вытащил Куим, который громким голосом известил: — Малой! Хватит дрыхнуть, а то всё проспишь. Просыпайся и пойдём. Теперь я позанимаюсь с тобой, а профессор Агал займётся своими делами.

«Гад, — подумал я, — опять учится!». Но встал со скорбным видом, ссутулился и медленно пошёл на занятия.

* * *
— Итак, мой прилежный студент, — начал вещать Куим, — я, пожалуй, продолжу лекцию нашего уважаемого профессора Агала.

— Существует множество форм и методов медитации, но есть только один способ выбрать подходящий тебе вид медитативного погружения. Это последовательное применение различных методик. Нельзя сказать, что какой-то способ медитировать лучше, а какой-то хуже. Все разумные совершенно разные: разный темперамент и характер, различные цели. Также в разные моменты времени душа одного и того же человека может тяготеть к разным способам медитации. Сегодня тебе Малой хочется двигаться и осознавать себя в движении, а завтра сидеть неподвижно, как скала, и смотреть глубоко в себя, как сегодня после обеда.

— Различные медитационные практики используют разные объекты для наблюдения: звуки, ощущения в теле, визуальные образы, чувства в сердце, дыхание, мысли. Суть у всех практик одна: осознанное внимание, концентрация и расслабление. Все приведенные виды медитации действуют одинаково положительно на практикующего, снижают стресс и беспокойство.

— Чаще всего мы не принимаем текущий момент времени таким, какой он есть. Мы или хотим получить что-то или хотим избавиться от чего-то. Постоянное недовольство и внутреннее сопротивление не позволяет нам почувствовать всю полноту жизни и насладится ей. На самом деле ощущение счастья и есть то единственное, к чему мы все стремимся. К нему ведут только два пути: или попытаться сделать окружающий мир совершенным или принять и полюбить его таким, какой он есть.

— Давай будем реалистами. Первый путь практически недостижим. Даже если ты сделаешь свой мир совершенным, в следующее мгновение твой ум породит еще множество желаний, такова его природа. Но осознанность поможет нам справиться с этим. Состояние осознанности позволяет решить эту проблему, помогая нам быть в настоящем моменте, здесь и сейчас, и делать это, насколько возможно, непредвзято. Именно в этом заключается реальная сила техники управления разумом и сила практикующего псиона.

Куим немного помолчал и продолжил занятия словами: — Сегодня мы не будем рассматривать все практики медитации, а начнём с самой простой и общеизвестной. Сконцентрируемся на дыхании на несколько минут. Мы сможем отслеживать поток мыслей и в то же время контролировать дыхание, чтобы постепенно перевести всё внимание на дыхание.

— Сейчас я буду показывать элементы простого упражнения и пояснять свои действия. Твоя задача повторять все мои движения и выполнять мои рекомендации.

Старик сел на пол, скрестил ноги и поджал их под себя. Он закрыл глаза и сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, постепенно расслабляя тело. Открыв глаза, Куим стал наблюдать, как я старательно повторяю его действия.

— Малой, сосредоточься на дыхании, — профессор продолжил упражнение. — Контролируй каждый вдох и выдох, удерживай своё внимание на самом процессе дыхания. Даже если ты почувствуешь другое: звуки, мысли, ощущения в теле — всегда сохраняйте часть внимания на дыхании.

— Ты, Малой, можешь продолжать контролировать своё дыхание, а можешь переместить внимание на звуки вокруг тебя. Запомни все звуки и как они влияют на твоё внутреннее состояние. Затем, мой юный сонный друг, перемести своё внимание на ощущения в теле. Боль, тепло, прохлада, покалывание, приятные ощущения и неприятные. Несут ли они расслабление или вызывают напряжение, какие мысли возникают. В дальнейшем необходимо вести наблюдения за своими чувствами и эмоциями. Но ничто не должно полностью отвлечь твоё внимание, ни мысль ни чувство. Продолжай осознавать всё, ничего не удерживая в голове. Да, забыл сказать тебе очень важное. Никакое внешнее воздействие не должно отвлекать тебя от процесса медитации.

— Теперь о времени медитации. Ты сам поймешь, когда необходимо вынырнуть из этого состояния. Сам процесс может длиться очень, очень долго. При выходе из этого состояния аккуратно пошевели пальцами рук и ног, медленно потянись и заверши процесс. Давай, Малой, еще раз попробуй. В точности выполняй мои указания, начинай медитировать. Сосредоточься на себе, на своём внутреннем мире, ощути пустоту, открой свой разум. Пробуй, Малой, я буду рядом с тобой.

Я уселся, как показал дед, прикрыл веки, сделал несколько глубоких вдохов и выдохов и начал проваливаться в себя. Сначала я ничего не почувствовал. Долго пытался найти своё внутреннее я, потом начал злиться на самого себя, но в какой-то момент во мне поселилась пустота.

День всё длился и длился, как будто кто-то остановил время.

Глава 14

Малой сказал- малой сделал

«М-да, — подумалось мне, когда я проснулся, — денёк вчера был очень уж насыщен учёбой. Да и с этой медитацией надо ещё разобраться, а то дыши, не дыши… Ладно, будем думать потом, а сейчас что-то кушать хочется».

Оделся, умылся и вперёд! А что, не достоен разве? Вон вчера как напрягался, чуть не уснул на этой медитации. Так что поедим и в бой.

В нашей трапезной никого не было, и это было странно. Обычно с утра тут кипела жизнь, и кто-то из дедов уже изобретал новое кулинарное чудо. Ладно, пойду поищу стариков. Как ни странно, в спальном отсеке их не было. Я прошёлся по остальным отсекам. Не вышли же они на свалку! Наконец я нашёл профессоров в техническом помещении. Они увлечённо копались в каком-то полуразобранном аппарате, при этом сопя и фыркая. Интересно, что они тут творят с самого утра?

— Доброго вам дня, уважаемые, — поздоровался я. — А вы уже позавтракали? А что вы тут делаете и чем мы сегодня будем заниматься?

— Стоп, Малой, ты как генератор. Не успел войти, как уже набрал обороты. Да! Привет, кстати, — откликнулся на мою реплику Куим, а Агал в это время покосился на меня и кивнул головой. Ответить он не мог, во рту у него был зажат инструмент, видимо рук не хватило.

— Ну а теперь разреши ответить на твои вопросы, Малой. Мы тебя не дождались и позавтракали, ты слишком долго спишь. Мастерим мы некий аналог измерителя пси-волн, нужно провести испытания. Ну и отвечу на последний твой вопрос. Сегодня мы совершим выход на свалку, посмотрим, где можно проехать на платформе. Ведь пешком мы далеко не заходили, зона нашего поиска и охоты ограничивалась десятью километрами. Так что давай, быстренько иди завтракать, экипируйся и будь готов к выходу. не забудь проверить заряд на оружии. Всё, топай.

Я пронёсся в столовую. Там, оказывается, для меня была оставлена записка. «Малой, на пищевом синтезаторе нажми семьсот двадцать шесть. Это твой завтрак. Мы ждём тебя в техническом секторе». Я нажал указанные цифры на панели синтезатора и через минуту из ниши выполз поднос с готовым блюдом. Смешно, но на завтрак старики выбрали мне кашу синего цвета со вкусом ягод. Было очень вкусно, но сам цвет блюда несколько смущал. Запивать завтрак предлагалось любимым киселём. Плотно позавтракав, я пошёл в оружейную комнату. Там проверил заряд у своего оружия и, нацепив его на себя, выдвинулся к старикам. Они уже ждали меня.

Это надо было видеть! Сегодня образ Куима не был таким аккуратным, как вчера. Волосы оказались взъерошены и растрёпаны, а на носу у него виднелся масляный отпечаток пальцев. Выглядел он комично. Я усмехнулся и доложил: — Абитуриент к выходу готов!

— Не абитуриент, Малой, а уже полноценный студент, — поправил меня Агал. — Если уж ты готов, то тогда бери вот этот прибор и неси его к малышу.

Профессора немедленно подхватили своё уже подготовленное оружие и, цепляя его на ходу, двинулись к выходу. Проведя стандартную процедуру выхода из бота, мы подошли к небольшой куче сваленного пластика, под которой обнаружился наш малыш. Оказывается, вчера деды не забыли тщательно укрыть его от посторонних взоров.

— Объясню тебе ситуацию, мой юный псион, — пояснил Куим. — Сегодня мы поедем по ранее неизвестным нам местам, поэтому всегда будь настороже. У нас с Агалом на нейросети будет открыта карта местности. На ней появятся пройденные маршруты, обозначения проходов и наиболее привлекательных и значимых объектов. В дальнейшем всё это послужит нам ориентиром. Например, как тот гигантский рудовоз. Агал будет управлять техникой, я осматривать окрестности на предмет интересных находок, ну а ты, наш друг, будешь созерцать окрестности. В случае обнаружения крыс или иной существенной опасности немедля извещай нас. Ты хорошо всё уяснил?

— Угу, — буркнул я. — Сидеть, смотреть, докладывать, чего уж тут непонятного? Но я хочу приносить пользу нашему отряду. Мне не хочется быть бесполезным и служить вам обузой. Я обязательно что-нибудь найду хорошего или ценного, ну или крыс набьём. Хотя сейчас же утро, их уже нет.

— Запомни хорошо, мой мальчик, произнёс Агал серьезным тоном. — Крысы это только лишь крысы. Да, они могут нам доставить множество неприятностей, но если с ними не будет мутантов, то эти проблемы легко решаются. Гораздо опаснее крыс, да, пожалуй, и других животных, это разумные. Крысы убивают чтобы жить, а иные разумные живут, чтобы убивать. Ты ещё мал и многого не понимаешь, поэтому просто сиди и внимательнейшим образом контролируй окружающее пространство. Всё, поехали.

И мы начали свой транспортный поход.

* * *
Передвигаться на платформе было куда комфортнее, чем самому сбивать ноги и тащить всё имущество на себе. Агал, постоянно сверяясь со своим маршрутизатором, уверенно вёл наш транспорт, иногда поясняя мне: — Вот! Видишь? Это бытовые отходы. Тут нам искать совершенно нечего, но тут всегда есть крысы. Посмотри! Следующий завал — это отходы полимерного производства, тут совсем ничего путного нет.

Вот так мы и двигались, Куим молчал. Только Агал нарушал тишину редкими пояснениями. Ориентировочно минут через сорок, мы заехали в мусорный тупик.

Куим решил объяснить причину нашей остановки: — Малой! Вот до этого места мы всё хорошенько исходили и подчистили. Дальше мы никогда не были. Мы сейчас, в некотором роде, являемся первопроходцами свалки в этом секторе.

— Первопроходимцами, — буркнул Агал.

— Ну или так, — согласился с ним его друг, — но, тем не менее, данная область уж очень давно никем не посещалась. Поэтому я хочу вас предостеречь. Скорее всего нас подстерегает опасность. Будьте всегда настороже. При малейшем шуме или изменении обстановки сразу замирайте и не издавайте шума.

— А сейчас мы с Агалом подготовим наш аппарат пси-активности. Данный прибор реагирует на пси-излучение и регистрирует его в разных диапазонах. Нам необходимо провести калибровку регистратора, провести окончательную широкополосную настройку, ну и ввести его в эксплуатацию. Ведь, только получив опыт работы с этим аппаратом, мы сможем выявлять и в дальнейшем изучать пси-активные объекты.

Учёные установили свой драгоценный прибор на ровную поверхность и, постоянно сверяясь с табличными данными, отображавшиеся на планшете Куима, начали настройку.

Минут через пять Агал хмуро сообщил: — Мы, видимо, выбрали неверный алгоритм настройки. Проекция изображения указывает на постоянный фон пси-активности. Этого в принципе быть не может.

И два друга начали о чём-то шёпотом ссориться, обвиняя друг друга.

Они ссылались на различные научные гипотезы и перечисляли множество незнакомых терминов. От их монотонного бубнежа я чуть не впал в транс и почти заснул.

— Малой! — от крика Агала весь мой транс слетел вмиг. — Это ты так фонишь в пси-диапазоне! Стоило тебе заснуть, как активность поля стремительно упала!

— Я не спал, — только это и смог я выдавить из себя. Я так и не понял, в чём меня обвиняют.

— Ничего страшно, наш вечно излучающий друг, ничего страшного, — усмехнулся Куим, — мы не учли такую константу как ты. Поэтому сейчас мы перенастроим наш прибор и наконец-то двинемся навстречу приключениям.

«Сам ты константа» — подумал я, но вслух произнёс совсем другое. — Я больше не буду.

Старики дружно рассмеялись, в конец разрушив режим тишины. Ещё некоторое время они возились с прибором, потом Агал повернулся ко мне и буркнул: — Ты больше не пси-хулигань.

Вот и понимай его как хочешь. Профессор продолжил: — Сегодня мы будем вести поиск за пределами знакомого нам сектора. Напоминаю. Всем быть предельно собранными, обращать внимание на любую мелочь. Вперёд.

И мы начали движение вдоль невероятных залежей мусора. На всякий случай я отодвинулся от этого непонятного прибора подальше и стал осматривать все привлекающее внимание объекты. Так прошёл первый час наших героических поисков.

— Стой Агал, — быстро произнёс Куим. — Вон, видишь? С боку этой конструкции видна часть челнока. Мне почему-то кажется, что челнок не наш.

Мы спрыгнули с платформы и подошли к полуразрушенным деталям механических узлов. Прямо за ними виднелся покорёженный остов челнока, вернее только головной части корабля. Всё, что обычно бывает на корме, напрочь отсутствовало, а сами двигатели были сплющены до основания. В корпусе имелся разлом. Профессора начали пробираться в этот разлом. Дело было за малым. Необходимо было найти там что-нибудь полезное, иначе все наши усилия насмарку.

— Куим, разве ты не узнаешь по очертаниям что это за кораблик? — ехидно спросил его товарищ. — Вспомни, кто к нам прилетал в лабораторный комплекс с целью «поделиться опытом». То есть мы им все результаты исследований и выводы, а они нам за это большое спасибо.

— Точно. У этих ушастых челнок был такой же конфигурации, — тихо проговорил Агал. — Но что он делает на нашей свалке? Ты же обратил внимание, что раньше он был практически укрыт обломками мусора? Видимо со временем часть механизмов сползла вниз под своей тяжестью и только поэтому мы увидели челнок. Давай, включай освещение. А я пока зацеплю тросом мешающие нам части и платформой оттащу их немного в сторону. Ещё не хватало, чтобы нас всех тут завалило.

Я стоял и смотрел как старики бодренько начали работать. Мне же ничего не поручили, и я остался на месте контролировать подступы к нашей находке. С жутким грохотом и скрежетом отвалилась в сторону мешающая деталь сильно ржавой конструкции, — Малой, оставайся на платформе, — скомандовал Куим, — а мы проведём осмотр нашего трофея.

«Вот так всегда! — горестно подумалось мне, — Как что-нибудь интересное, то это им, а мне занятия да медитация. Вредные старикашки». Я спустился с платформы, чтобы размять ноги, и прошёлся по периметру найденного корабля. Какие тут формы разглядел Куим было непонятно. Всё перекручено, одни огромные вмятины и следы сорванных внешних деталей. Тут не то, что изначальную форму корабля угадать было можно! Я бы даже и не подумал, что это челнок. Прикинув длину этого челнока, я понял, что даже в таком состоянии он больше нашего бота раза в три.

Вокруг было тихо, я решил хоть чем-то помочь старикам и стал оттаскивать от входа обломки. Многие я поднять не мог, но и мелочёвки хватало, так что мне было чем заняться. Я стал методично расчищать всё захламлённое пространство. Как хорошо, что я тоже могу сделать что-то полезное!

В какой-то момент я заметил два предмета, которые лежали недалеко друг от друга. Интересно, что же это такое? Я начал быстрее откидывать мешающий мне мусор. Наконец я добрался до нужного места. Это были металлические боксы. Один имел форму большой прямоугольной коробки и имел переносную ручку. Второй был поменьше и сильно помят, но не раздавлен. Замок на втором боксе был повреждён. Не делая попытку вскрыть свои находки, я волоком оттащил первый, ну а второй осторожно перенёс на руках и положил в грузовой отсек платформы. Уф, как же я устал! Словно половину дня просидел на занятиях. Ладно, посижу в транспорте, всё же надо контролировать местность.

Минут через сорок из разлома челнока выглянул Куим. Он огляделся вокруг, посмотрел, как я сижу на малыше и болтаю ногами, и спросил: — Ну как, Малой, тут всё тихо?

— Конечно тихо, — ответил я, спрыгнув с платформы, и продолжил, — дедушка Куим, тут всё тихо, но очень скучно.

— Ладно, я всё равно знал, что долго ты не усидишь, — усмехнулся дед. — Поэтому я заранее взял датчики движения в техническом отделе. Вот сейчас я их установлю, и мы вместе пойдём на корабль Аграфов.

Мы вдвоём стали пробираться внутрь космического аппарата. Первым делом я обратил внимание на царивший тут абсолютный хаос. Многие перегородки были сильно деформированы, со всех сторон свисали оборванные кабели. Челнок лежал на боку, поэтому передвигаться в нём было тяжело. Много деталей и искорёженных механизмов валялось на условном полу. Некоторые перемычки смотрели на меня рваными краями. Освещения не было, только переносной фонарь Куима слегка подсвечивал нам путь. Без него мы бы и шага не сделали. Что-то хрустело под ногами, что-то било нас с разных сторон, а что-то пыталось опутать и вовсе никуда не отпустить. Голос Агала служил нам ориентиром в этом покинутом и мёртвом корабле. Я краешком своего сознания чувствовал присутствие чего-то нового. Вернее, само это чувство было новое и как реагировать на эти сигналы я не знал.

— Куим, не знаю, как правильно сказать, но я что-то чувствую. Как-будто шёпот или шум. Очень тихий шум или зов, я не могу разобраться. Что-то тут есть.

— Агал, — крикнул его старый напарник, — бросай свои поиски и иди к нам. Подошёл сердитый Агал и пробурчал: — Ну что тут может быть интересного? Практически всё оборудование и приборы сплющены как хоршева задница. Из-за чего вы кричали?

— Старый стручок ты, Агал, а не профессор! Разве твое призвание копаться в мусорных отходах? Неужели тяга к познанию нового проходит? Не разочаровывай меня, мой друг.

— Ну ладно, ладно! Поворчать немного он мне не даст. Может быть, я ворчал в воспитательных целях. Пусть Малой видит, как его старые и немощные друзья из сил выбиваются, но работают и не спят, как некоторые, целыми днями. Ну? Так чего звали-то?

— Я проводил Малого по этому проходу, и он почувствовал некое беспокойство или внутренний зов. Ты понимаешь, о чём я тебе говорю?

Старики начали внимательно рассматривать меня, как будто я несу чушь. Я напрягся, не зная, чего ожидать от дедов. Но не выдержал их взглядов и упрямо сказал: — Да. Только мы вошли именно в этот отсек, мне сразу послышался шум. Он звучал как бы во мне, поэтому я сразу и сказал Куиму. Я что, что-то сделал неправильно?

Куим несколько мгновений подумал, потом схватил Агала за руку, крикнул мне: — Стой здесь! — и потащил его к выходу. Я остался стоять в недоумении. Вот тебе и наш маленький социум! Как же жить в большом, если даже тут, среди самых близких людей, не знаешь, как себя вести и что делать.

Послышался шум шагов и приблизился свет фонарей. Мои старики что-то тащили. Когда они подошли я увидел, что принесли они не что иное, как их вредный прибор поиска пси-активности.

— Устанавливай его сюда, Агал, — Куим заметно нервничал. — Давай я сам проведу настройку, а ты направляй детектор в те места, куда тебе укажет Малой.

— Мальчик мой, — обратился ко мне Куим, — где ты почувствовал незнакомые ощущения, в каком направлении? Прислушайся к себе.

Я присел на пол, скрестил ноги, как учил профессор, успокоил дыхание и закрыл глаза. Тишина и пустота вокруг меня, ровное поле ощущений. Вот. Есть какое-то препятствие, что-то мешает этому полю. Что-то похожее на тепло или огонь, очень тихое и незаметное. Оно мешает мне. Пришло чувство чего-то лишнего. Вокруг этого препятствия дул ветер, но он мне не мешал, ветер огибал эту частицу лишнего. Хотелось взять в руки Это. Я так сильно захотел увидеть Это… И увидел. Я открыл глаза, поднялся с поверхности и сказал: — Это находится слева от нас, вот в этой нише, — и показал пальцем в дальний от нас угол.

Старики засуетились, настроили свой чудо агрегат и начали поиск моего нечто. — Есть! — через пару минут воскликнули оба профессора. Мы дружно бросились в то место, куда указал наш прибор и начали очищать от хлама полностью забитый угол. Уже через минуту мы обнаружили нишу, но там было пусто.

Как же так! Я не просто чувствовал, я знал, что Это находится здесь. — Оно тут! — вскричал я и, не соображая ничего, кинулся к перегородке. — Это за перегородкой!

В течение часа мы героически вскрывали эту хоршеву перегородку. Когда силы у всех уже почти закончились, мы открыли ее. За перегородкой находилась небольшая ячейка. В ней лежал предмет из странного фиолетового материала. Размером он был с мою голову. Больше ничего в ячейке не было. Предмет был сплошной, никаких щелей и разъёмов. Ничего, просто брусок из странного материала.

Старики схватили этот непонятный предмет и спешно вынесли его наружу. Я выбрался за ними.

Профессора опять что-то бурно обсуждали, иногда переходя на крик. Неужели можно материться научными терминами? Видимо можно. Ну пусть ругаются, и я опять уснул.

Ничего не решив, они пришли всё-таки пришли к согласию и отложили свой спор на потом. Мне от этого было ни тепло ни холодно.

Немного успокоившись, мои неугомонные учёные вспомнили, что в челноке полно находок, которые необходимо вынести и закрепить на малыше. И тут началась работа носильщиков. Ох, с какой тоской я вспоминал работу техников с дроидами. Сиди себе, отдыхай, а они всё сами сделают. М-да, не техник я, но обязательно научусь.

Часа четыре мы перетаскивали все ништяки с корабля. Что-то в руках смогли унести, но большую часть волоком и помощью троса с нашей платформы. Как же мы тогда обрадовались, что на нашей чудо-каталке есть трос с электроприводом!

Мастер Рибус, наверное, немного ошибся, когда говорил, что грузоподъёмность нашей платформы полторы тонны. Ну да, точно ошибся. Мы нагрузили вдвое больше! И она, родная, тронулась. Ура, мы едем домой!

Но что же мы везём? А, ладно, там разберёмся.

Глава 15

Что же мы привезли?

Слава мастерам, изготовившим нашу платформу! Мы доехали. Наш малыш отработал на все сто. Он пыхтел, скрипел и завывал при подъёме, но двигался.

Какой он всё-таки молодец! Добрались мы уже под вечер. Но наше ласковое светило ещё одаривало нас светом и теплом и за это я был ему благодарен.

— Внимание! — произнёс Агал. — Давайте всё наше добро занесём хотя бы в тамбур. Обсудить выезд и разобрать наши находки я предлагаю завтра.

Вы, наверное, думаете, что мы быстренько всё это занесли внутрь? Нет! Мы часа два, сгибаясь под тяжестью этих ништяков, затаскивали всё это в бот. Последние пол часа я работал «на автомате». Со стороны могло показаться, что мной управляет неопытный техник, а я, как старый дроид с зависающей программой, телепаю от челнока к боту. Когда мы занесли последний механизм, у меня не осталось сил, чтобы дойти до спального отсека. Кто-то из стариков взял меня под локоть и довёл до спальной ячейки. Я рухнул на постель, тьма накрыла меня.

* * *
Проснулся я с тяжёлой головой. Все мышцы тела болели так, что я поневоле вспомнил свой первый день, когда я обрёл осознания в этом мире. Кряхтя и охая, натянул на себя комбез и приволакивая мои бедные ноги пошёл умываться. Ну уж после всех этих обязательных процедур, направился в столовую. Надеюсь, что сегодня деды меня там дожидаются. И я угадал. Оба старика сидели за столом, пили свой кауфе и разговаривали.

— Мы не стали тебя рано будить, Малой, — пояснил Агал. — Начинай завтракать, а пока обсудим нашу вчерашнюю поездку. После начнём сортировать добычу.

— Хорошо, — буркнул я. — Сегодня я не готов к подобным подвигам, всё тело уж очень сильно болит.

— Не надо было хватать тяжёлые вещи! Мы тебе говорили об этом не раз, — упрекнул меня Куим.

Я неторопливо насытился очередной кашей с булочками, вздохнул устало и уставился на дедов.

— Друзья! — начал свою речь Куим. — Вчера мы впервые выбрались за привычный нам периметр поисков и сделали несколько неожиданных, но приятных находок. И всё же я захотел поговорить с вами не об этом. Тот Аграфский челнок, в который мы проникли, не был ранее никем распотрошён. Возможно, теперь нам грозят неприятности. Быть может сам кораблик, либо информацию, хранящуюся на его электронных носителях, ищут. Поэтому очень важно никому и никогда не сообщать о нашей находке. Всё найденное имущество предлагаю не реализовывать в Винзуре, а использовать исключительно в личных целях.

— Главной вчерашней находкой предлагаю считать загадочный предмет. Мне кажется, что это капсула и внутри неё хранится что-то пси-активное. Мы пока не можем с твёрдой уверенность сказать, что именно внутри. Возможно, некий предмет либо артефакт, имеющий весьма высокую стоимость. И она определяется не кредитами, а научной ценностью. Мы будем искать способы вскрыть эту капсулу. Причём большую надежду в этом деле я возлагаю на тебя, Малой.

— Больше повторять буду. Никому ничего не говорить. И никогда.

Мы с уважаемым Агалом выслушали серьёзное заявление Куима и молча согласились. Ну почти согласились. Только у меня остался один маленький вопросик: — Как! Как я смогу открыть этот хоршев бокс?

— Итак, друзья, — бодро и оптимистично продолжил Куим, — мы провели разбор выезда. Теперь предлагаю приступить к сортировке вновь приобретённого имущества.

Мы дружно встали и смиренно занялись интеллектуальным трудом. Начали таскать железяки. Я смотрел на раскиданные по всему тамбуру вещи и искренне не понимал, как мы могли всё это увезти за один раз? Но делать нечего, будем сортировать. Одновременно пришлось играть в увлекательную игру под названием «угадай, что это».

Агал с особой радостью ходил вокруг плазменного резака, который, по его словам, был полностью работоспособен. Мобильный и мощный, даже какой-то изящный, он выглядел не как технический инструмент, а как модный и стильный гаджет.

— Да мы с этим резаком таких дел тут наделаем! — с какой-то гордостью вещал уважаемый Агал. — До любых куч доберёмся. Всё порежем и разрушим.

После этих слов его глаза кажется начали сверкать, а сам он стал довольным до невозможности.

Следующей нашей находкой оказался весьма дефицитный и ценный топливный гель. Как они смогли дотащить бак с энергогелем весом около трёхсот килограммов, неизвестно. Видимо им помогли их учёные боги. А уж как радовались, причём оба деда, аграфскому пищевому синтезатору с кучей картриджей к нему! Они чуть не бросились в пляс, смялись и смешно дрыгались, как припадочные.

— Теперь, Малой, твой дядюшка Умо может успокоиться. Мы нашли такой аппарат, что просто диву даёмся! Ведь далеко не у всех разумных в центральных мирах есть такое чудо. Да нам только этих картриджей хватит на год.

Посовещавшись, старики решили не тащить волоком свой энергогель. Лучше разлить его по ёмкостям поменьше, и только потом унести в реакторный отсек.

Самые громоздкие предметы были рассортированы, и наша кучка уже не пугала своими размерами. Но, как говорится, — глаза боятся, а руки делают, и мы продолжили увлекательное занятие.

В какой-то момент я поднял глаза на стариков и обнаружил что Агала нет рядом.

— Агал куда-то ушёл? — поинтересовался я у его учёного друга, который практически с головой влез в кучу находок и что-то бормотал.

Куим не сразу отозвался. Потом усмехнулся и голосом предателя-осведомителя мне сообщил: — А он, мой друг, тестирует новый Аграфский синтезатор. Надо его спасать, а то погибнет от обжорства, бедняжка.

И мы решили спасти товарища, не погибать же ему одному! Заодно немного отдохнём. Учёного Агала уже было не спасти. Это я понял сразу, как только увидел маслянистые глаза этого страдальца. На столе вокруг него стоял десяток готовых блюд. Наш товарищ брал немного еды из ближайшей тарелки и медленно жевал с закрытыми глазами. Потом действие повторялось с другой тарелкой. «Это, наверное, новый вид транса, — подумалось мне, — надо тоже попробовать эту чудесную методику».

Когда мы присели за стол рядом с Агалом, последний никак не отреагировал. Наш учёный-естествоиспытатель был уже в глубоком медитативном трансе. Не больно-то и хотелось! Лучше мы тоже присоединимся к этому эксперименту. Мы с Куимом взяли столовые приборы и молча начали тестировать.

Что это было? Просто взрыв вкуса и запаха! Теперь я окончательно понял, почему так радовались мои профессора, когда обрели этот аппарат. Вот он, источник счастья! Оба деда уже, видимо, поели, и молча наблюдали за моим сумасшествием. Я очнулся, посмотрел на пустые ёмкости и вздохнул. Вкусно, но, больше не могу.

— Ну что ж, будем считать, что все мы пообедали, — высказал общую мысль Куим. — Обсуждать этот чудо-ящик мы не будем, потому что он идеален. Единственное, что надо сделать, это перепрошить его на Аратанский. Или пользоваться им вслепую, как делал наш исследователь Агал. Это, я думаю, не самая важная задача и мы к ней ещё вернёмся. А теперь, друзья мои, давайте дружно, через силу встанем. Закончим разбирать наши находки.

Оказалось, что очень трудно выходить из подобной медитации, и не мне одному. Но нас ждала работа.

Едва мы приступили к сортировке, как Куим обратился к своему учёному товарищу: — Слушай, Агал! Где ты эти два контейнера-то откопал? Я их раньше не видел. Что это такое вообще?

— Разве не ты их нашёл? — удивлённо пробормотал Агал. — Я и сам их среди найденных вещей не видел. Вот робота-уборщика я нашёл, а эти чемоданчики не мои. Это точно. Но как это у нас оказалось? Малой, ты не видел, откуда взялись эти контейнеры?

Я посмотрел на предметы, указанные мне профессорами, и с гордостью произнес: — Это я сам откопал! Они были рядом с челноком. Я уже и забыл о них. А давайте посмотрим скорее, что там? Мне очень уж интересно, а то вдруг это ерунда какая-то.

Первый большой бокс легко открывался с помощью механического запорного устройства. Это, по словам Агала, оказался аварийный спасательный набор.

— Очень даже неплохо, — оценил мою находку Агал. — Вот, сам посмотри, что ты притащил.

— И что это в наборе? — спросил я. — Тут так много всего.

Куим, начал мне пояснять, показывая на каждый предмет из набора: — Вот это, Малой, самовозводящаяся двухместная палатка, с элементами подогрева и охлаждения, к ней прилагается плед. Дальше у нас идёт автоматическая медицинская аптечка, причём кажется военного образца, но мы потом с ней разберёмся.

— А вот это уже интересно! Перед тобой антигравитационный пояс, на котором находится игольник с запасными обоймами. Смотри. Тут в обоймах иглы для оружия с общепринятой маркировкой. Ещё есть пять обойм с керамическими иглами, и по одной обойме с бронебойными, разрывными и усыпляющими. Итак, далее на поясе закреплена индивидуальная фляга с отбором и фильтрацией жидкости и нанотриллумовый нож. Вот это находка! Повезло тебе, дружок. Жалко только, что всё это носить на виду нельзя. Вмиг охотники на это добро появятся. Да ещё кричать будут, что они это потеряли. Ну в принципе всё, больше ничего нет. Хотя вот ещё три пайка, но это уже неинтересно.

— Давайте посмотрим, что находится во втором чемоданчике, — с нетерпением попросил я.

Мы с трудом вскрыли второй бокс. Запорное устройство было сломано и весь бокс был перекошен.

— Тебе повезло, Малой! — заявил Агал, заглянув во второй чемоданчик. — Позволь тебе показать и затем вручить столь необходимый предмет. Хотя ты сам его нашёл, молодец. На вот, держи. Это нейроком с ридером. Тебе жутко повезло. Он абсолютно новый, в заводской упаковке, ни к кому из разумных не привязанный. Теперь ты сможешь полноценно учиться.

«Ужас! — подумал я. — А что, раньше не полноценная что ли была учёба?».

Тем временем мои профессора продолжили изучать кофр. Через пару мгновений Куим что-то проверил на своём ридере и заявил мне: — Хм, Малой. Тут есть несколько пластин с базами данных. К сожалению, желанных для тебя баз для техников нет, зато присутствует полный комплект баз знаний для пилотов атмосферных суборбитальных аппаратов и комплект для пилотирования малых кораблей. Не надо унывать! Тебе когда-нибудь понадобятся эти базы.

— Давай лучше посмотрим, что хранится во втором отсеке это бокса, — не скрывая нетерпение поторопил нас Агал.

Старики достали какое-то оборудование из отсека и уставились на него. Помолчали немного и только затем соизволили показать мне находку.

— Всё интереснее и интереснее, — пробормотал Агал.

Куим пояснил невнятное высказывание своего друга: — Это, Малой, военная версия так называемого «взломщика». Данный прибор служит для взлома и снятия защиты с различных электронных систем, а также является устройством для обхода систем безопасности. К этому прибору прилагаются несколько пластин с базами данных. Первая содержит информацию по взлому и дешифровки с первого по пятый ранг. А второй пакет баз очень уж интересен! Он состоит из трёх баз. Это кибернетика, программирование и хаккинг. Эти базы с первого по пятый ранг.

— В принципе мне всё почти понятно, — подтвердил я, — но вот что такое хаккинг?

— Если уж совсем по-простому, малыш, то хаккинг — это взлом и прошивка Искинов. Запомни, последние три блока баз используют либо военные, либо сотрудники службы безопасности Империи. Ладно, с этой проблемой мы тоже разберёмся чуть позже.

Объяснений больше не последовало, и мы дружно навалились на оставшееся имущество. Через пару часов предметы закончились.

— Я предлагаю всем переместиться в столовую. Попьём чего-нибудь освежающего и подумаем о нашей самой загадочной находке, — предложил Куим. И мы согласились, почему бы и нет.

В столовой я всегда мог выбрать, что попить. Всё зависело от моего желания. Сегодня, например, я выбрал напиток из яблок. А у моих стариков, казалось, не было никакого выбора, потому что они всегда пили этот ужасный кауфе!

Мы сидели, пили свои напитки и наслаждались тишиной и покоем. В этот раз тишина не раздражала и не мешала мне. Она была какой-то очень домашней и уютной, обволакивала сознание и дарила покой. Как же хорошо! Есть убежище, рядом близкие люди и они не равнодушны к тебе. И тебе хочется тоже сделать этим людям что-то приятное. Можно просто поговорить с ними о пустяках, можно вместе что-то делать. Нет, наверное, я даже в мыслях вру сам себе. Просто мне хочется подольше оставаться в этом счастье. А человеку нужно многое, и дом хороший, и еда, и ещё что-нибудь. Вот только получишь самое нужное и уже хочется чего-то другого.

Мои старики очень любят поспорить друг с другом, и тут же мирятся, забывая, о чём спорили. Они уже стали друг другу настолько близкими, что, казалось, не дай им быть вместе и они сразу будут чувствовать себя потерянными и ненужными. Теперь у дедов есть я. Я вижу, как они заботятся обо мне, переживают и радуются. От этого на душе становится теплее, правда хочется дать моим дорогим старикам что-то равноценное.

Отдыхать, конечно, хорошо, но ничего не длится вечно. Тишину нарушил голос одного деда, ему что-то ответил второй. Через минуту у них уже разгорелся такой страшный спор! Казалось, ещё чуть-чуть и они вцепятся друг другу в остатки волос. Всё было, как всегда. Мне было хорошо, и я улыбался.

Не дождавшись окончания ссоры, я решил поинтересоваться: — Уважаемые учёные, а мы будем сегодня обсуждать нашу фиолетовую находку?

Вновь наступила тишина. И это тишина не была убаюкивающей. Она была яростной, наполненной силой и эмоциями. Всё-таки они были настоящими учёными! Несколько мгновений они просто молча сверлили друг друга взглядом. Постепенно огонь в их глазах стал гаснуть. Они уже смотрели друг на друга с виноватым ожиданием.

— М-да, что-то мы немного увлеклись полемикой, Малой. Ты нас извини, этому спору уж лет тридцать, наверное. Давайте вернёмся к нашей, как ты её назвал, фиолетовой находке, — уже спокойным тоном произнёс Агал. — Видишь ли малыш, мы пришли к совместному мнению, что этот пенал выполняет функцию не только хранения некоего предмета, но и блокирует распространение пси-излучения. Если бы не твоя высокая, но спонтанная чувствительность, мы бы никогда не нашли его.

— Позволь мне дополнить, — прервал друга Куим. — Знаешь, Малой, у подобных хранилищ бывают самые различные функции, но есть у них одна общая черта. Они вскрываются ни кодом, ни ключом, а только направленной пси-волей одарённого. Среди нас присутствует единственный одарённый, и это ты. Так что пошли в комнату занятий. Там с нашими подсказками ты будешь выполнять работу псиона. Тебе придётся преобразовывать свою пси-энергию в некий абстрактный ключ, которым открывается данный артефакт. Пошли, друзья мои.

Агал пошёл за пеналом, мы же с Куимом направились в комнату занятий. Спустя три-четыре минуты Агал принёс фиолетовое чудо.

— Малой, сядь на пол или на диван. Теперь сделай, как мы тебя учили. Закрой глаза и начинай «слушать» эту находку. Пробуй общаться с ней, говори, спорь с ней. Нужен первоначальный ключ-отклик, мысленно держи её в своих руках и проси её открыться. Но не приказывай ей, а именно проси. Если не получится сразу, ничего страшного, пробуй ещё.

Куим жестом попросил своего товарища выйти с ним из комнаты.

Я уселся на пол, принял позу для медитаций, вздохнул и выдохнул несколько раз и закрыл глаза…

— Малой мгновенно впал в транс, ты сам это видел. И сидит уже четыре часа без движения. Мне порой кажется, что он не дышит. Что нам делать, мой друг? — нервничал Куим.

— Ждать! — немного резко ответил Агал, — Ждать и верить. Я почти уверен, что наш маленький друг каким-то образом «общается» с артефактом. Нельзя их прерывать. Что нам ещё остается, будем ждать и верить в Малого.

* * *
Вокруг меня была пустота. Я прислушивался к ней, пытался общаться, но пустота меня игнорировала. Я мысленно поднял артефакт и прижал его к своей груди. Пустоте стало интересно, она пока молчала, но уже обратила на меня внимание. Я погладил пустоту, ей стало щекотно, и она хихикнула. От неё ко мне пошли волны тепла, но она всё ещё молчала. Я стал рассказывать ей о себе, об одиночестве, о моих стариках. Она внимательно слушала меня и ни разу не прервала мой рассказ. В какой-то момент я спросил у пустоты: — Ты не устала быть одна? Хочешь стать моим другом?

— Да, — ответила пустота.

Я открыл глаза. Неужели я уснул и это был просто сон? Какой позор! Я поднялся на ноги и посмотрел на стариков. Они стояли в паре метров от меня держа в руках открытый фиолетовый пенал.

Глава 16

Все выжили

Я усиленно тёр глаза. Было плохо видно после этого полусна-полутранса. Через некоторое время зрение начало приходить в норму. Мои дедушки стояли рядом и держали в руках открытый фиолетовый пенал. Значит мне не померещилось. Никак не могу разобраться в своих ощущениях! Это как после сна. Кажется, что-то помнишь, а что именно происходило во сне рассказать не можешь. Так и я не знал, что со мной было. Вроде с кем-то или с чем-то общался, рассказывал о себе. Единственное, что я накрепко запомнил, это слово Друг. Это совсем не походило на ту медитацию, о которой мне рассказывали старики. Ладно, потом у них спрошу, что со мной случилось.

Деды смотрели на меня очень пристально.

— Что вы так смотрите на меня и молчите? — спросил я с тревогой. — Я всё делал в точности, как выговорили. Неужели я всё испортил? Ответьте мне, не молчите.

— Ты всё сделал правильно, Малой. Но как ты это сделал! — нарочито сдержано ответил Агал. — Мы не ставили цель открыть этот бокс, а хотели, что бы ты наладил контакт с этим предметом и попытался увидеть его суть. Ты же моментально провалился в медитацию и замер на несколько часов. Ты не шевелился и практически не дышал! Мы уже начали подумывать, можно ли мягко остановить этот процесс. Вдруг этот пенал беззвучно раскрылся, и ты наконец очнулся.

— А что там находится? Там ведь что-то есть, — полюбопытствовал я и снова потёр свои глаза.

— Да, мой мальчик. Вот. Сам посмотри, — подошёл ко мне поближе Куим.

В пенале лежали камни. Они были тускло-зелёного цвета с жёлтыми прожилками. Самый крупный из них был чуть больше ногтя на моих пальцах. Мелкие же больше походили на крупный песок. И было их тут очень много.

— Какие-то камни, — огорчённо пробурчал я. — Я-то думал, что тут будут артефакты или ещё что-то ценное! А тут всего лишь горсть камней.

— Малой, постой. Не торопись с выводами, — спешно добавил Куим. — Это не просто камни. Это редчайший Карит-67, и его здесь, ориентировочно, не меньше килограмма. Не знаю, что нам делать. То ли прыгать от счастья, ведь у нас такое бесценное богатство! То ли ещё глубже зарыться в мусор и бояться до конца своих дней. Такие вещи, малыш, всегда имеют хозяина. Их всегда будут искать. Ладно, будем думать, а ты пока дуй отдыхать и восполнять свою внутреннюю энергию. Кто знает, какие могут быть последствия после такого слияния с минералом. Мы же пока взвесим и пересчитаем нашу находку.

На счёт поспать, я не возражал. Поэтому выпил компот в столовой и с со спокойной совестью пошёл отдыхать.

— Ну, сколько Карита мы насчитали? — спросил у друга Агал.

— Смотри. Семь крупных, их масса составляет четыреста семьдесят два грамма. Затем тридцать два средних, это ещё девятьсот семнадцать граммов. Остаётся около сотни крохотных на триста шестьдесят семь граммов. Итого общая масса минерала один килограмм семьсот пятьдесят шесть граммов.

— Однако! — хмыкнул Куим. — Даже если сдать эти камни представителю Губернатора по ничтожной цене, то Малой получит больше семнадцати миллионов кредитов. Давай подумаем, стоит ли нам ввязываться в эту авантюру. Что-то мне подсказывает, что никто и никогда на этой планете не даст ребёнку этих денег. Да и в нашем с тобой положении нам никак не продать их. Поэтому я предлагаю следующее. Первое. Карит-67 остаётся у нас. Второе. Весь минерал принадлежит Малому, он его нашёл, и он его открыл. Ну и третье. Весь минерал будет использован для инициации и развития дара нашего малыша. Это уникальная находка позволит ему инициироваться без использования регенерационной капсулы и снизить побочные эффекты. Ты согласен, друг мой?

Агал совсем немного подумал и ответил: — Ты знаешь, Куим, я ведь то же самое хотел тебе предложить, за небольшим дополнением. На всё, что ты сейчас перечислил, нам с лихвой достаточно трети минерала. Средние и крупные кристаллы можно отложить для дальнейшего развития дара Малого.

— На этом и остановимся, — произнёс седой старик.

* * *
Ох, как же я хорошо выспался! Когда я засыпал, у меня было странное ощущение, что я проваливаюсь в яму, заполненную чем-то тёплым и мягким. Теплота эта была успокаивающей и родной, я окунулся в неё и уснул. Интересно, что там решили мои старики? Успокоились они или нет? Я мигом собрался и направился в комнату удовольствия, то есть в столовую. Меня встретила тишина. Тут никого не было. Пришлось набрать на синтезаторе знакомую комбинацию цифр. Я получил знакомое блюдо и с наслаждением прикончил его. Но наслаждение от пищи не может длиться вечно, пойду-ка я поищу дедов. Как не странно, оба профессора находились в учебной комнате и вели степенный разговор о непонятной нестабильности атомарной структуры Карита-67.

— Доброе утро, уважаемые! — с энтузиазмом поздоровался я. — Что мы сегодня будем делать?

— Во-первых, молодой человек, уже не утро, а скорее полдень. Очень уж вы любите поспать! Во-вторых, мы ждём тебя для того, чтобы заняться с тобой любимой псионикой.

Этим ответом Куим меня просто убил. Сразу утром заниматься?

— Ну что ж, надо так надо. Давайте, мучайте бедного беззащитного мальчика, — ответил я и вздохнул так, будто одним вздохом я сразу решил погрузиться медитацию.

— Кстати, малыш! Не хочешь ли узнать, сколько мы насчитали в фиолетовом боксе Карита? И что мы с ним собираемся делать?

— Нашли и нашли, — ответил я Агалу. — Что с ним делать, я думаю вы уже давно решили сами. Наверное, хотите использовать его в своих исследованиях. Вы ведь раньше постоянно горевали, что вам его выдавали так мало, что этих крох вечно не хватало! Теперь совсем другое дело и вас никто не ограничивает! Там его больше килограмма, кажется.

— Вот, посмотри. Мы всё подчитали, — сказал Агал и передал мне планшет. Затем он продолжил: — Весь минерал твой, Малой, и мы его направим на твое становление и развитие, как псиона.

— Ну, хорошо, — ответил я. — Как скажете, так и будет. Так что, мне сейчас садится и медитировать?

— Не так быстро, наш маленький слушатель. Сначала немного послушай меня, — произнёс Куим. — Давай поговорим о способах концентрации и упражнениях на концентрацию памяти. После этого наш достойнейший профессор Агал расскажет тебе о работе с эмоциями во время медитации и медитации, направленной на развитие эмпатии.

Куим замолчал на секунду и потом произнёс уже с другой интонацией: — Медитация это не набор статичных упражнений. Постепенный духовный рост практикующего заставляет усложнять технику медитации …

Вот и продолжилась наша лекция.

Я слушал и слушал. Профессор вошёл в раж и никак не мог остановиться. Он оказался в родной стихии и упивался этим моментом. Обеденное время уже прошло, уныло сообщил мне живот. Но потом Куим сообразил, что пора закругляться и закончил свою речь словами: — Что такое медитация? В большинстве случаев это уход от реальности. Постоянная практика приводит к тому, что разумный регулярно погружается в свой собственный мир. И практикующий псион начинает чувствовать себя счастливым и спокойным, даже в тех ситуациях, которые раньше выводили его из себя.

— Пожалуй, мы на этом закончим, — оборвал свой монолог Агал.

Оказывается, во время занятий один профессор сменил другого. Я даже не заметил, когда это произошло. Обычно мне следовало практическими занятиями закрепить теоретический материал. Хотя сначала не мешает поесть, всё остальное потом. Обед как обед. Я уже привык, что всё очень вкусно и питательно. Только об одном сожалею, много съесть не могу. Обед закончился, и я пошёл медитировать под контролем Куима.

Очнулся я уже поздно вечером. Как я провалился в свое сознание и в какой момент это произошло, я не понял. Это было чувство познания самого себя, оно радовало своей новизной. Правда то, что я практически не контролировал сам процесс, пугало.

— Малой, ты действительно молодец! — подозрительно бодренько воскликнул Куим. — В этот раз ты сумел так настроить себя, что практически сразу попал на нужную волну и ушёл в себя. Теперь пошли немного перекусим и будем готовится к ночной охоте на новых территориях.

Ужин был короток и сами сборы на охоту не заняли много времени. Уже через пол часа мы вышли к малышу.

— Сегодня мы проложим новый маршрут. Нашей основной целью будет не сама охота, а изучение пси-излучения мутантов и его влияния на разумных. Мы не будем изображать из себя заядлых охотников. Просто проверим, как данный вид пси-активности действует, в частности, на разум человека и как это воздействие зависит от расстояния. Тем не менее я повторюсь. Всем необходимо быть внимательными и постоянно контролировать прилегающую территорию. Итак, в путь, — Куим был краток и деловит.

Агал уверенно управлял платформой, направляя её по новому маршруту. По дороге нам встретились небольшие стаи животных, но мы проехали мимо. Минут через двадцать пять мы покинули привычные места постоянной охоты профессоров, остановились и вышли из транспорта.

— Всем одеть визоры, — скомандовал Агал. — Проверьте оружие, связь, снаряжение и можно начинать.

Я всё проверил. Всё было на месте, заряжено и подготовлено.

— Действуем, как всегда. Куим впереди, Малой в центре, я замыкающий. Начинаем движение.

Глаза адаптировались, видеть стало гораздо лучше, практически как днём, только в светлых молочных тонах. Мы осторожно и аккуратно продвигались, останавливаясь и замирая. Пока всё было тихо. Минут через сорок послышался характерный крысиный писк. Мы остановились и начали оглядывать всё вокруг. Да, крыс было много! Стая начитывала не меньше сотни этих тварей. Мы продолжали всматриваться и вслушиваться, но ничего больше не обнаружили.

Почему собралось такое количество совсем не мелких злодеев? Что они тут ищут? Пищевых отходов рядом не было. Вокруг нас вообще мало чего было, только серая почва с редкими кустиками и пожухлой травой. Странно.

Агал подал знак, и мы начали обходить крысиную стаю слева. Мы почти закончили наш манёвр и начали поворачивать назад, но тут неожиданно половина тварей замерли и бросились прямо на нас. Вторая половина повела себя ещё более странно. Они разделились на равные части и начали обходить нас с боков.

— Все назад, — крикнул Агал. И мы стремительно бросились к нашему малышу. Я бежал так быстро, как только мог. Сердце громко билось в груди и его звуки отдавались в ушах, заглушая ужасный писк. Уже близко, ещё немного и там наше спасение. До платформы оставалось не больше сотни шагов. Вдруг навстречу нам метнулась огромная тень. «Нет, таких крыс не бывает. Что это такое?» — мои мысли в панике бились в голове и глушили мое сознание. Но нет, всё же это крыса мутант. Одно дело слышать о ней из уст стариков, а совсем другое видеть самому.

Мутант резко остановился и уставился на нас чёрными провалами своих глаз. Он приподнял свое туловище, и его голова оказалась на уровне почти двух метров. Святые звезды, что же это такое? Я начал поворачиваться к нему и замер. Хотелось бежать, стрелять, орать в конце концов, но ничего этого я сделать не смог. Я просто стоял и смотрел на чудовище. Мутант не двигался с места.

Я скосил глаза в сторону и с ужасом увидел, что оба моих деда лежат на почве без признаков жизни. Крысиная орда приближалась.

«Нет!» — то ли крикнул, то ли захотел крикнуть я. Мне было сложно осознавать, что я делаю.

Первые подбежавшие звери уже радостно, даже не с писком, а с мерзким визгом, начали трепать тела моих лежащих дедов. До меня оставалось пять шагов, не больше.

— Умрите! Твари! — услышал я свой голос. Вдруг что-то изменилось. По воздуху пошли волны едва заметной ряби. Эти волны дробились на более мелкие и продолжали катиться вперёд.

Сложно описать то, что происходило дальше. Мысли просто не успевали за происходящим. Может это сон? Тем не менее, я видел то, что видел.

Та масса серых крыс, которая уже добралась до моих стариков, даже не упала, а как-то замерла и осела на почву. Следующая волна крыс пробежала ещё полсотни шагов и начала останавливаться. Движения их замедлились, и они тоже разом опустились вниз. Никто из них не шевелился. Они не дышали, у них даже не было судорожных подёргиваний хвостов. Просто в одно мгновение из них ушла жизнь. Как оказалось, это ещё было не всё.

Меня накрыл цепенящий и замораживающий разум визг. Его громкость была так велика, что у меня пошла кровь из носа, ушей и даже из глаз. При этом я нашёл силы взглянуть на вожака мутанта.

Вы смотрели в глаза смерти? Когда понимаешь, что нет шансов выжить, когда ощущаешь, что это всё, конец. В этот момент либо ты сразу погибаешь, либо случается нечто иное.

Я уже не мог бояться и успокоился. Старики мои уже мертвы, теперь пришла моя очередь. Кровь, выступившая из глаз, мешала смотреть, мышцы не действовали, меня полностью парализовало. Но я не упал, каким-то образом я продолжал стоять. Всё что я мог, это стоять и смотреть.

Мутант тяжело опустился на почву и уставился на меня. Видимо от перенапряжения мне показалось, что его глаза стали менять цвет. Сначала они были чёрными, потом покраснели и в последний момент стали тускло-зелёными. Мне было уже всё равно. Я видел, как зверь медленно приближается ко мне. Уже видны его острые как пилы зубы. Ему осталось всего несколько шагов. Я смог немного поднять голову и посмотрел в его зрачки. Затем попытался набрать воздух и крикнул своей смерти: — Сдохни! Сука!

Почва больно ударила меня по лицу. Тьма поглотила меня.

Как же больно! Я очнулся. Несколько мгновений я просто не понимал, что со мной и где я нахожусь. Вспомнил. Крыс мутант. Я жив? Если мне больно, то я точно ещё жив. Ничего не видно. Руки, хоть и плохо, но уже слушались меня. Вытерев кровь с лица, я перевернулся на спину. Затем неимоверным усилием встал. Я снова встал, это хорошо. Мутант лежал в шаге от меня. Он был мёртв. Не знаю почему, но я сразу понял, что жизни в нём нет. «Старики!» — больно ударила меня эта мысль. Не обращая внимание на своё состояние, я побрёл искать моих дедов. Тел не было видно, только большие кучи мёртвых крыс. Где они? Я вспомнил, что их начали терзать эти проклятые мрази, но что-то должно было от тел остаться? В течение нескольких минут я откидывал трупы крыс в сторону. Наконец я увидел своих учителей.

Они лежали рядом, как и в обычной жизни. Они всегда были вместе. Видимо и смерть их взяла в одно мгновение. Мои слёзы смешались с кровью, и я смог лучше видеть. Кто-то из них дышал! Разобрать сейчас кто именно было невозможно. Я бросился к платформе за аптечкой, сграбастал её и кинулся назад. Я склонился над стариками. Один из них подавал признаки жизни, я приложил аптечку к его шее и активировал её.

Загорелись и замелькали индикаторы на приборе, послышались щелчки уколов. Я ждал. Наконец я услышал стон и перевернул стонавшего. Это был Куим. Как же тяжело ждать! Хочется подстегнуть время или отмотать его обратно. Теперь можно ругаться и плакать.

— Я жив? — прохрипел мой родной Куим.

— Жив! Вы выжили, — мой голос дрожал, и я сам плохо понимал, что говорю.

— Где Агал? — Куим уже пытался встать, опираясь о туши животных. — Агал жив? — голос его дрожал.

— Я не знаю. Вот он, вы лежали на нём. Я не знаю, что делать, он не дышит и не шевелится.

— Аптечку ему, быстро! — уже уверенным голосом произнёс мой родной человек.

Я схватил аптечку и приложил её к шее Агала. Аптечка застрекотала и разрядилась целой серией впрыскиваний.

— Он дышит! — крикнул Куим. — Грузим его в малыша и на базу. Там есть Аграфская военная аптечка. Мы вытянем нашего друга.

Как можно аккуратнее мы затащили Агала на платформу. Уже было видно, что он дышит, но находится без сознания.

— А где мутант? И что произошло? Я ничего не помню, — в отчаянии пробормотал Куим.

— Мутант мёртв. Они все умерли, — ответил я.

— Как это произошло? Хотя нет, всё потом. Грузим мутанта в машину и домой. Слишком много у нас вопросов к этому мутанту.

Лебёдкой я зацепил мутанта, и мы погрузили его в кузов платформы.

— Малой, вести малыша придётся тебе, — прошептал Куим. — Я постоянно теряю сознание — произнёс профессор и упал на пол малыша.

Я нашёл в карманах комбинезона Агала ключ-карту доступа к малышу и завёл машину.

Как я доехал я не знаю. Я ни разу не сбился с пути, не заглох и нигде не застрял. Я вёл в темноте, у меня не было визора, и я не знал, как включить свет в платформе. Видимо в эту ночь мне помогли звезды. Я довёз стариков до базы. Слава всем всевышним, но Куим в конце поездки очнулся и помог мне заволочь Агала в наш бот.

Куим лично содрал со своего товарища остатки комбеза и приложил медаптечку Аграфов к его груди. Уж не знаю, что за специальные средства находились в аптечке. Уже через минуту Агал не только очнулся, но начал делать попытки встать.

— Лежи Агал, это я, Куим. Мы живы, и мы дома. Наш мальчик нас спас.

Глава 17

Я не останусь один

Вместе с Куимом мы подхватили под руки Агала и положили его на кушетку в медицинском отсеке. Крови на нас было столько, что казалось мы выкупались в ней. Комбинезон Агала был похож скорее на рваные тряпки, но он крепко сидел на своём владельце и все попытки освободиться от него не принесли успеха.

Спас нас аграфский нанотриллумовый нож. С его помощью Куим моментально разрезал комбез, и мы стащили его остатки с Агала. Наш товарищ хоть и держался, но только благодаря применению военной аптечки. Мы начали смывать грязь, пот и кровь с нашего пострадавшего друга. Всё его тело было в многочисленных рваных ранках. Казалось, что это ранки оставили не животные. Всё выглядело так, будто человек попал под промышленный автомат и всё его тело просто растерзали бездушные механизмы.

Пришлось залить практически всё тело профессора медицинским гелем и ввести дополнительно антишоковую и регенерационную инъекции. Мы отошли от пациента и уставились друг на друга.

— Малой, ты тоже в крови. Поясни, что случилось. На тебя напал мутант?

— Профессор, всё произошло так быстро, что я практически ничего не помню. Вас моментально настигли крысы и набросились на вас. Крысиный гигантский мутант своим воздействием парализовал и вас и меня. Он уже был готов растерзать меня и в тот момент я смог крикнуть. Я пожелал ему смерти. Мне кажется, что этот крик прозвучал только внутри меня. И он умер.

— Очнулся я быстро и начал разгребать кучи мёртвых крыс, чтобы найти ваши тела. Извините, но тогда я думал, что вы уже мертвы. Что было дальше вы сами знаете.

— Постой, — остановил меня Куим. — Ты говоришь, что разгребал мёртвые туши крыс. Значит они всё-таки умерли. Хорш, ничего не помню.

— Ну, — неуверенно продолжил я, — когда вас уже практически накрыла волна крыс и они начали терзать ваши тела, я словно сошёл с ума. Я не понимал, что я творю. Мне привиделась полупрозрачная воздушная волна, которая охватила всех крыс, и они моментально сдохли. Остался только вожак. А что произошло дальше я вам рассказал.

—Теперь понятно откуда у тебя кровь, — почти шёпотом произнёс старик. — Ты испытал на себе полноценный пси-удар и выжил… Всё, срочно иди в душ, а я пока побуду с нашим Агалом.

Я забежал в душ и стал срывать с себя комбез, едва не перепутав кнопки. Резко защипало в носу и ушах, но я не стал обращать на это внимание. Я побежал из комнаты обратно в медицинский отсек, на ходу натягивая халат.

Агал был плох. На лбу выступила испарина, он весь дрожал и что-то бормотал, веки его были приоткрыты. Не было понятно, в сознании профессор или нет. Время от времени он очень сильно вздрагивал и нам приходилось удерживать его от падения.

— Малой, я сейчас переодену эти лохмотья, — Куим показал на свой комбез, — и отвезу на платформе Агала в поселок. Медицинская капсула есть только там. Боюсь, без капсулы он может не выдержать. Ты оставайся здесь, сам воспользуйся аптечкой, и садись медитировать. Приводи свое сознание в порядок. Хорошо?

— Может быть я с вами? Помогу.

— Нет, малыш. У многих могут возникнуть лишние вопросы, а ты по неопытности можешь случайно рассказать что-то лишнее. Действуем, как я сказал. Теперь помоги отнести Агала на платформу.

Мы сбросили мутанта на поверхность, постелили несколько одеял и уложили на них Агала.

— Всё, мы поехали. Закройся и возвращайся к занятиям. Да, ещё забыл тебе сказать. Мы, наверное, задержимся на всю ночь. Так что после медитации поужинай и ложись спать, за нас не переживай. Всё будет хорошо.

Резко стартанув, малыш скрылся за поворотом. Я остался один.

«Главное ничего не перепутать» — подумалось мне. Сначала аптечка, потом медитация. Я зашёл в медсекцию и приложил в груди аптечку. Она пару раз вжикнула и после этого загорелись зелёненькие огни. Так, это дело сделал. Боль отступила и в голове немного прояснилось. Теперь жутко хочется есть!

Пальцы автоматически набрали на табло синтезатора знакомую комбинацию цифр и уже через минуту я смог покушать. Голод отступил, приятная тяжесть в желудке вызывала желание поспать. Но нет, ведь я ведь обещал профессору что сделаю всё, что он мне поручил.

Медитация давалась тяжело, мысли всё время возвращались к нашему выезду. Обидное стечение обстоятельств, собственное бессилие — всё это меня сильно раздражало, и я никак не мог сосредоточиться на медитации. Со временем я успокоился, начал дышать глубоко и ровно, и провалился в уже знакомую, почти родную мягкую яму.

Очень трудно понять, ещё сложнее рассказать, что я чувствовал. Сегодня пустоту восприятия заполнили тени. Они были почти невидимые и быстрыми. Ни добрые и не злые, они носились около меня, иногда задевали и что-то шептали. Я вслушивался в этот шёпот, но ничего не мог разобрать. Это не были слова, которыми общаются люди. Это были мысли и чувства. Иногда тени замирали, и в этот момент они становились плотнее, их шёпот становился громче и настойчивее. Я пытался поговорить с этими эфемерными созданиями, но безуспешно. Разве можно говорить со своими эмоциями и чувствами? Как можно словами обратиться к своему внутреннему я?

Незаметно тени ускорились, истончились и исчезли. Я остался один. Одному мне было так неуютно и одиноко, что я громко позвал своего «друга» из фиолетового хранилища. Он пришёл ко мне и успокоил меня. Нет, никаких слов он больше не говорил. Просто был рядом со мной и от этого мне стало уютно и хорошо. Мне даже показалось, что «друг» мне транслировал мысль: — «Мы будем вместе».

В себя я пришёл, когда снаружи было уже утро. Несмотря на то, что я находился в одном положении, не двигался и не спал, я не чувствовал усталости от этого погружения. «Нет, кушать всё-таки хочется», — с этой мыслью я направился в столовую.

Сегодня я был один. Первый раз так случилось, что на боте со мной никого не было. Казалось, вот сейчас меня позовут старики и мы будем заниматься. Старики. Мне стало стыдно. Хоть со мной их нет, но я знаю, что с ними всё будет в порядке. Они будут заниматься со мной. Я опять услышу, как они спорят и моментально забывают об этом. Какие они всё-таки смешные! Они и есть моя семья. Спасибо им.

Я и не заметил, что всё съел до последней крошки. Захотелось привалиться к спинке стула и заснуть. Надо всё-таки пойти в свою комнату, а после сна вернутся мои деды. Я улегся в свою ячейку. Мыслей не было, была приятная пустота. Прошло всего несколько мгновений она подхватила меня и унесла в мир сновидений.

* * *
Я проснулся. Вокруг было очень тихо. Я вскочил, накинул на себя халат и побежал искать профессоров. Но их нигде не было. Я присел на стул в столовой и стал их ждать. Мне почему-то совсем не хотелось кушать, да мне вообще ничего не хотелось. Только бы услышать голос дедов! И пусть говорят всё что угодно, но мне было настолько страшно и одиноко, что я начал говорить сам собой: — Итак, Малой! Что мы с тобой сейчас будем делать?

— А давай снова медитировать! Так и время быстрее пройдёт, — ответил я сам себе.

— Нет! Ты что, забыл? Нам же профессор говорил, что необходимо делать паузы. Наш мозг должен отдохнуть.

— Паузы? Да мы с тобой и так до обеда проспали. Давай пообедаем? Я пирог сладкий буду. А ты?

— И я буду.

Вот так я сам с собой и пообщался. Но пирог я всё-таки заказал на пищевом синтезаторе и умял в одиночку. Не обязательно приглашать того, второго, который говорил со мной. Мне и одному мало.

Едва успел всё доесть, как раздался звук раздвигающейся двери, и я бросился встречать дедов. Да! Они вернулись, и они оба передвигались самостоятельно.

Старики подошли ко мне, и мы все молча обнялись. Меня захватили такие сильные чувства, что словами не передать.

— Ты как тут, Малой? Всё в порядке? — отстранившись от меня спросил Куим. — В поселке так получилось, что нас обоих в медкапсулу засунули. Я пока вот этого страдальца довёз, сам у клиники сознание потерял. Слава звёздам, нас перетащили в капсулу. Хорошо, что им нужен был топливный гель, вот им то мы и расплатились.

— Спасибо тебе большое, Малой! — хриплым голосом произнёс Агал, — Мальчик мой! Спасибо, что спас нас, старых дураков. И прости нас.

— Э, вы чего? — удивился я словам профессора — Мы же все вместе. Как я мог вас там бросить, вы чего? Пойдёмте скорее, вам, наверное, нужно покушать.

— Ну, покушать лишний раз никогда не вредно, уже повеселевшим голосом промолвил Куим, а Агал добавил, — вредно, это когда лишний раз не покушать. И мы дружно рассмеялись.

Обед был праздничным, старики смеялись и шутили. Что-то рассказывали, постоянно перебивая друг друга, и снова смеялись. Я просто отдыхал.

Насладившись обедом и совместным общением Куим, произнёс: — Ты знаешь, Малой? Когда я рассказал Агалу подробности нашего почти трагического приключения, он мне ответил, что шансов выжить у нас в такой ситуации практически не было. Этот крыс мутант был с такой пси-силой, что у нас отсутствовала даже гипотетическая возможность выбраться оттуда. Ты сумел противопоставить ему свою волю и своё желание жить, и только поэтому мы ещё живы, малыш. Агал уже высказал тебе свою благодарность, но я ещё добавлю к ним свое слово. Ты молодец, мой юный псион, и ты повёл себя как настоящий мужчина. Мы гордимся дружбой с тобой.

Я стоял и молчал. Наверное, все слова сейчас были просто лишними, и настоящим друзьям иной раз они вообще не нужны.

— А что вы будете делать с телом этого мутантом? — поинтересовался я. — Мы его для исследований и опытов привезли?

— Кстати, где этот мутант? — спросил Агал. — Очень мне хочется над его тушкой поиздеваться у себя в лабораторном отсеке.

— Я не смог его затащить, он раза в четыре больше меня. — виновато пробормотал я. — Так его у входа и оставил, только листами лёгкого мусора забросал, что б его никто не украл.

— Что б не украл никто? — еле проговорил Куим, заливаясь смехом. — Да к нему на сотню шагов ни одна крыса не подойдёт, даже мёртвому. Пойдём, покажешь, где лежит эта гадость. А уж мы с Агалом придумаем, что с ним делать.

Мутанта мы затаскивали все вместе и еле смогли поднять его на металлический стол. После этого старики отправили меня пообщаться с планшетом. Сами же одели пластиковые медицинские фартуки и приступили к общению с этой животиной. Ну и ладно! Пойду поваляюсь, да и к планшету у меня назрело множество вопросов.

* * *
Прошло несколько часов. Я наболтался с планшетом, успел немножко поспать, а потом и в душ сходить. Стариков всё ещё не было. Не выдержав, я направился к ним.

Естественно, они находились там же, где я их оставил. Только теперь комната напоминала не место, где проводятся научные изыскания, а скорее всего место, где разделывают животных. Всё было в крови. Стоял непереносимый запах кишок и экскрементов. Перед учёными располагалось множество металлических и пластиковых ёмкостей с плотью этого существа. И это было не самое поразительное. Больше всего меня удивило то, с каким радостным азартом мои профессора копались в груде мясных отходов. Я словно вкопанный остановился у входа.

— Поразительно! — воскликнул Агал. — Нет! Это просто невероятно! — Ты видишь, как клетки регенерируют? А насыщенность Каритом? Он что его, горстями ел? Я ничего не понимаю. Смотри, мой друг, они делятся даже под излучением. Как это возможно?

Не зная, что сказать, я выдавил из себя: — Я вам не помешаю? Вы тут уже пол дня. Да и кушать уже хочется.

— А, наш юный победитель чудовищ, — откликнулся Куим. — Конечно заходи. Только у нас тут немного грязно.

Я подошёл к практически полностью разобранному трупу мутанта и внутренне содрогнулся. Голова лежала отдельно от остальных частей туши и внешний вид её вызывал одновременно оторопь и омерзение.

Острые, как иглы, зубы выглядели зловеще и очень опасно. Их было очень много и размером они были не меньше моего пальца. Щетина на морде даже на вид была жёсткой. Цвет её никак нельзя было назвать серым, он скорее был грязно-серым, даже седым. Ещё омерзительнее смотрелись усы мутанта. Они были длиной в мой локоть, редкие и толстые, а цветом напоминали тот белёсый порошок, который я ел в первый день на этой помойке.

Недалеко от головы лежал хвост этой твари. Нет, это не может быть хвостом! Он толщиной с мою руку и длина его около полутора метров! От вида этих частей у меня заболела голова и словно заложило уши.

Вывел меня из этого состояния Агал: — Малой! Ты долго ещё будешь любоваться или мы ужинать пойдём?

Ужинать я теперь не очень-то и хотел. Обижать отказом своих стариков я тоже не хотел и поэтому согласился.

Во время ужина Куим оживился, явно что-то вспомнив.

— Малой! Все эти ужасные события видимо сильно повлияли на наши старческие мозги. Мы забыли установить нейроком. Помним-помним, как тебе понравилась работа наших техников! И что бы начать изучение баз техника, нужна была либо нейросеть, которая устанавливается после восемнадцатилетия, либо нейроком.

— То есть нейроком это неполноценная нейросеть?

— Немного не так, Малой. В нейрокоме отсутствуют многие возможности, такие как контроль состояния здоровья. Да и слотов для расширения памяти там нет. Существенное отличие нейрокома состоит в том, что установивший его разумный может изучать базы знаний только до третьего уровня. Устанавливается он элементарно, без всякого вмешательства извне. Нужно приложить его к телу, и он безболезненно приживётся на поверхности мышечной ткани. Сам процесс вживления происходит в течение дня.

— Можно приложить его к затылочной части головы, или куда тебе удобно. Например, за уши. Сам выбирай место. Так вот, к чему я веду этот разговор. Мы в поселке приобрели для тебя пакет общеобразовательных баз. Там ничего значимого, общее понятие Содружества, его структура, основные законы Содружества и модели поведения. Это база первого уровня, сам разберёшься. Самое главное другое. Мы сумели продать кое-что и взяли тебе полный комплект баз техника. В первую очередь будешь изучать первый ранг баз, а потом все остальные по порядку. Всего в технических базах три ранга.

— А долго эти базы учатся? — с нетерпением спросил я.

— Всё торопишься, — усмехнулся Куим. — Ну смотри. Первый ранг изучается вообще практически моментально. Не успеешь поужинать, а он уже изучен. На изучение второго ранга тебе понадобится примерно четыре, шесть часов. Ну а изучение третьего ранга баз знаний составит уже около полутора, двух суток. Так что сам процесс обучения надолго не затянется. Гораздо важнее практика после изучения этих баз. Надеюсь, мастер Рибус не откажет нам в просьбе и немножко попрактикует с тобой. Ну а мы подготовим ему Лумарийских жгучих колбасок.

— Ты как, Малой, готов?

— Конечно профессор! — бодренько ответил я. — Давайте установим.

Агал принёс небольшую коробочку с бусинками нейрокома и руками в резиновых перчатках приложил эти бусинки мне к запястьям рук. Бусинки нагрелись, немного зачесалась и покраснела кожа. Эти бусинки практически на моих глазах закрепились на запястьях моих рук.

Куим понаблюдал за установкой и вживлением нейрокома и только после этого упомянул: — Малой! Сам процесс вживления уже начался, но окончательно нейроком установится в течение двух, трёх суток. Столь долгое время необходимо для того, чтобы у нейрокома образовалась устойчивая нейронная связь с нервной системой и головным мозгом. Уже через несколько дней ты можешь начать изучение своих баз знаний. Теперь тебе всё понятно, Малой?

— Да, конечно — ответил я. — Большое вам спасибо за такой подарок.

— Учись, Малой. Твоя жизнь ещё только начинается, — произнёс Агал. Оба профессора одновременно улыбнулись.

«Трое суток теперь ждать! — подумал я. — Это так долго».

Глава 18

Я участвую в испытаниях, или я подопытный?

Это как-то неправильно, что ни день то приключение, да такое, что не знаешь когда радоваться, или когда убегать от него. К сожалению, приходится чаще убегать. Но слава всем великим сущностям в этой вселенной, мы все живы и готовы к новым свершениям. Меня постоянно обучают профессора, да и сам занимаюсь с планшетом. Жду пока мой нейроком окончательно прорастит нейронные связи в моем организме, и тогда я начну изучать технические базы. Как же это здорово и как я этого жду. Но пока учеба и медитация. А тем временем мои старики практически поселились в своей лаборатории, я точно не знаю, что они там делают, но это связано с исследованием организма мутанта. Ну, ладно, что-то я разленился, пора вставать и начинать радоваться новому дню.

Я встал со своей ячейки и пошёл в столовую, где меня ждали деды.

— Здрасти, — радостно произнес я, а что у нас сегодня на завтрак, почему синтезатор не включили?

— Утро доброе Малой, ты присаживайся, нам прежде, чем покушать необходимо поговорить с тобой, — поздоровался со мной Куим.

— Как ты знаешь малыш мы уже третий день проводим различные исследования с образцами мутанта, к великому нашему сожалению, у нас далеко не полная лаборатория, но тех приборов, что у нас есть хватило на довольно приличный диапазон опытов. Если тебе сказать очень кратко, то мы поражены свойствами клеток этой особи. Посуди сам, во-первых, уже более трех суток кровь мутанта не подвергается сворачиванию, а ткани разложению. Даже сейчас в мышцах внутренних органов таких как сердце, печень и почки идут активнейшие регенерационные процессы. Структура ДНК И РНК организма претерпела значительные изменения. Но это далеко еще не все, совершенно случайно, в результате побочных исследований мы обнаружили аномальную активность мозговой деятельности этого мертвого мутанта. Ты можешь себе такое представить, когда голова отрезана от остального туловища, кислород не питает сосуды головного мозга, а сам мозг, вопреки всем законам природы еще жив. Это парадоксально, мой мальчик, вернее это невозможно. Ну и в качестве завершающего парадокса, мы сообщаем тебе что практически все органы мутанта до сих пор пси активны.

— Видишь ли Малой, — поддержал разговор профессор Агал, — у нас очень обширная практика по изучению пси воздействий. В этом случае с мутантом нарушены базовые основы циркуляции пси излучения. Мы логически не можем сложить причины и следствие данного научного казуса.

— Нужна большая лаборатория, и целый комплекс дополнительных опытов, но ничего из этого у нас сейчас нет. Никогда мы не слышали о подобных случаях, ни в одной научной работе данный парадокс не исследовался.

Я все это слушал и просто обалдевал, как так, крыс давно мертв, а организмы, отдельно разложенные по отдельности, работают. Это что, если сложить все обратно и зашить его, он что оживет? Я вздрогнул от такой мысли.

— Прошу прощения, — обратился я к профессорам, а зачем вы мне все это рассказываете?

— Хм, ты понимаешь, у нас возникла редчайшая возможность апробировать на пси активном разумном данный геном. Есть большая степень вероятности в благоприятном завершении этого испытания, мы можем надеяться на получение испытуемым редчайшего усиления нескольких физических и пси возможностей.

— Ничего я не понял, — буркнул я, можно попроще мне объяснить, что надо сделать то?

Агал, несколько застенчиво посмотрел на меня и почесал свой затылок, затем он взглянул на Куима и только потом ответил мне, — Малой, ты у нас единственный пси активный тут человек, поэтому мы хотим предложить тебе один научный эксперимент. Мы приготовили несколько видов сывороток из различных органов мутанта, и если ты согласишься участвовать в этом испытании, то инъекционно ввести тебе данную сыворотку. Мы начнем с тканевой сыворотки, потом будут препараты из почек, печень, селезенки и мозговой ткани. Если на каком, то этапе нашего научного эксперимента начнутся негативные изменения, то мы моментально прекратим его и выведем из тебя данный препарат. Кстати, анти — сыворотку мы так же приготовили.

— Это я понял, вы хотите поставить мне несколько инъекций, для улучшения моих физических возможностей и улучшения пси активности.

— Да, — произнес Куим, если совсем кратко, то верно, но мы еще раз у тебя спрашиваем, доверяешь ли ты нам, и разрешишь провести эти испытания. Мы все проверили несколько раз и провели испытания на себе, но мы не псионы, поэтому никакого результата нет. Не отрицательного ни положительного.

Я немного подумал и все-таки решился доверится старикам, если уж кому-то доверять, то только им.

— Я готов, что нужно мне делать? Твердо ответил я.

— Пойдем сейчас в медицинский отсек и введем тебе первую инъекцию, данная сыворотка обладает способностью значительно упрочнять как кожный покров, так и усиливать все связки и сухожилия, это самая слабая сыворотка.

Я улегся на кушетку и запоздало спросил, — а почему я не завтракал?

— Процедуру ввода инъекции сыворотки желательно делать на пустой желудок Малой, впрочем, как и все последующие процедуры.

— А вы говорили ничего плохого, вон я завтрак пропустил, сказал я и огорченно вздохнул.

— Ты готов?

— Угу.

Куим ввел мне в предплечье эту непонятную сыворотку и сверив данные с медицинского диагноста произнес, — все Малой, на сегодня достаточно, теперь подождем окончательных результатов. Если ты плохо почувствуешь себя, тебя будет лихорадить или бросать в пот, немедленно сообщи нам. Впрочем, мы весь день будем рядом с тобой. Так что малыш не переживай, все будет хорошо.

Я ничего не почувствовал после укола, единственно что меня угнетало, это то, что я пропустил законный завтрак.

Какой же я наивный, думал, что раз и все, и целый день делай что хочешь, а вот и нетушки. Меня весь день мой уважаемые и заслуженные вертели и крутили, проверяли и измеряли своими хитрыми аппаратами все что только можно. А уж когда я Куиму сказал, что у меня чешется кожа, они вообще забегали так, будто их догоняла стая мутантов.

Ну почесалось немного, ничего страшного, нет же опасности в том, что у меня все конечности к обеду заболели. Но об этом я им не сообщил, я что дурак что ли, так они и обеда меня лишат. А то, что немножко залихорадило, так это, наверное, нервное, зачем заслуженным людям перед обедом этими глупостями голову забивать.

Ох, как же я ждал обеда, да мне хоть их фирменное мясо, хоть кашу, что-то непонятное, мне так хочется кушать, как будто пару дней ничего не ел.

Уф, это просто блаженство, нет, это видимо и называется абсолютным счастьем, я съел больше, чем оба старика, да еще, наверное, столько же. Наверное, это ненормально, но же расту и мне надо кушать много.

Я сидел за столом и улыбался, как хорошо то, лениво пришла ко мне мысль, что ничего не болит, не чешется и не знобит. Ну и ладно, я и так не хотел дедов от работы отвлекать такими пустяками. Может еще кисель ягодный попробовать… и компот.

Старики, пообедав и ничего мне, не сказав на счет моего обжорства, пошли немного подумать над судьбой вселенной, это они так обзывали свой послеобеденный сон. Ну и я пойду подумаю, о чём-нибудь, немножко, ну пару часов.

Проснулся я уже вечером, видимо крепко задумался я. Но что самое странное, мне снова хотелось есть, нет я хотел жрать. Так, вот это уже явно что-то ненормальное, надо моим умникам сказать, а то обожрусь и…дальше даже думать о последствиях не хотелось. Помчался искать дедов.

Нашел и сразу с порога заявил, — со мной творится что-то ненормальное.

— Что случилось, — встревожились они, — где болит, температура поднялась или озноб?

— Нет, что вы, я на обеде так много съел, а сейчас проснулся и снова очень хочу, что это со мной?

— Малой, — аж крякнул от досады Куим, — ты чего творишь, зачем нас так пугаешь, а то, что ты много кушаешь, так это даже очень хорошо. Твой организм сейчас активно взаимодействует с введенным геномом, у тебя тратится уйма энергии на перестройку и укрепление организма. Так что ты просто пополняешь утраченную энергию и ничего более.

— Понятненько, уже довольно заявил я, тогда пошли в столовую, будем восполнять мою энергию. Очень уж хочется ее скорее восполнить. И мы скорым шагом двинулись вперед.

* * *
Вот уж я оторвался, так оторвался, только мяса я килограмма два проглотил, практически не жуя, ну а компот, да вообще кто этот компот считает, вот и я не буду. После ужина я был бодр и свеж, и Куим видя мое бодрое настроение предложил мне послушать его не большую лекцию.

— Малой, мы хотим, что бы ты осознавал, что за изменения происходят в твоем организме, поэтому знания о своем собственном теле тебе явно не повредят. Как мы тебе сообщили на первом этапе идет усиление всех связок и упрочнение кожного покрова.

— В организме человека около двухсот типов клеток. Эти клетки имеют сходное строение и приспособленные к выполнению строго заданных природой функций, такие группы клеток образуют ткани. Любая ткань представлена в виде клеточного и межтканевого вещества. Ткани бывают самые различные, это и кровь, и рыхлая соединительная ткань, а также покровная ткань, или как ее иначе называют эпителий.

Клетки каждой ткани имеют персональное название, в нашем случае нас интересуют клетки нервной ткани, именуемые нейронами. Образуемое межклеточное вещество биохимически состоит из биополимеров, высокой концентрации и молекул воды.

Всего имеется четыре вида тканей человека, это эпителиальную, соединительную, а также нервную и мышечную. Хочу так же отдельно отметить, что очень важную роль в организме человека играют скелетные соединительные ткани, это они выполняют механическую, опорную и защитные функции, это ткани хрящевые и скелетные.

— Простите профессор, хихикнув спросил я, а вот животик у вас это тоже нужная вам ткань?

— Ну, Малой, если говорить строго научно, то мой небольшой жирок, называется жировая ткань и он относится к соединительной ткани. Тут у нас имеется небольшой запас жиров, при распаде которых образуется значительное количество энергии.

— Так, продолжил Куим, все вопросы потом, видишь ли, ему мои ткани не дают покоя, давай лучше я расскажу о мышечной ткани. Клетки мышечной ткани обладают удивительной способностью сокращаться, и как ты осознаешь для этого необходимо много энергии. Различают два вида мышечной ткани это поперечно — полосатую, это сердце и скелет и гладкую.

— К чему все это я тебе рассказываю малыш, что бы ты знал, что сохранение формы и выполнение предназначенных функций органами человека генетически запрограммированно, то есть однородным клеткам посредством ДНК передается способность к выполнению заданных природой функций. И мы с профессором Агалом путем ввода в твой организм различных сывороток, имеющих множество усиливающих и улучшающих функций производим контролируемое генетическое модифицированное улучшение, а также усиление пси возможностей. Теперь тебе все понятно Малой?

— Если честно, я понял едва ли половину от того, что вы мне сказали, но все записано на планшет, поэтому я еще раз все потом прослушаю и спрошу вас, если чего не пойму.

— Хорошо, сказал профессор, теперь иди ложись спать, но если еще что-нибудь скушать, то не стесняйся.

— От компотика я никогда не откажусь, да и мяса можно немножко, с этими словами я направился в столовую, а уж нагрузившись там не только компотиком пошел спать.

* * *
Проснулся я от необычного ощущения в своем организме. Такое чувство, будто вчера я целый день таскал тяжелые вещи, а когда проснулся, то не было ощущения усталости, наоборот мое тело требовало движения и … кушать.

Знаете, когда меня встретили в столовой мои ученые мужи практически теми же словами что и вчера, мне показалось, что это со мной уже было. Я честно ответил, что все хорошо, ничего не болит и тогда они спешно буквально потащили меня для проверки результатов их испытания.

— Ну, что я тебе могу сказать Малой, начал свою речь Агал, после долгой и утомительной для меня проверки, — все наши приборы, включая медицинский диагност показывают следующие результаты: — пока еще рано давать конечный результат этой инъекции, так как по всем предварительным показателям имеет свойство пролонгированного действия, но именно на сегодняшний момент эта сыворотка успешно заменила тебе парочку имплантов. Это имплант Силы, в твоем случае произошло усиление не только кожного покрова, но усиление костей, мышц и связок ориентировочно на двести, двести пятьдесят процентов, ну а второй имплант, который заменила наша сыворотка, называется, — Имун. Это некий модуль искусственного дополнительного иммунитета из нанонитов. Так что разреши поздравить тебя с успешным завершением первой стадии испытания. Окончательные результаты мы сейчас не имеем возможности спрогнозировать, но уже по первым прикидкам они будут весьма впечатляющими.

— А теперь пойдем на вторую инъекцию, — огорошил меня Куим. Сегодня у нас будет нано сыворотка для усиления регенерации и улучшения защиты от различного вида отравлений. Все пошли.

Снова мне ввели эту нано сыворотку, потом заново нудно перечисляли что мне может грозить эта дрянь в адаптационный период, короче, ничего нового и интересного Агал мне не рассказал, зато сразу повел меня завтракать, какой он молодец.

День для меня был перенасыщен. Меня весь день то щупали, то присоединяли приборы и что-то тестировали, но еще заставляли отжиматься от пола и поднимать различные тяжести, затем заново тестировали. Как же я устал от этого, уж лучше учеба, там хоть спокойно можно посидеть.

Каких-то сильных неприятностей эта сыворотка мне не принесла, за исключением чувства постоянного напряжения внутренностей и небольшой щекотки, но это было не страшно. Да, еще я ел часто и много, но это приятный бонус к моим страданиям. Вот зачем я вспомнил про занятия… Куим потащил меня читать очередную лекцию, а на мои убедительные крики о ненадобности этих знаний, и что я им полностью доверяю ответ был один, — знания нужны и важны, вперед в класс мой друг, вперед.

— Сегодня мы поговорим о физиологической регенерации, слушай внимательно и не забудь поставить на запись планшет Малой.

— Организм разумного обладает уникальной способностью запускать два типа регенерации: на каждый день и на экстренный случай, регенерационные процессы, протекающие ежедневно, являются физиологическими и непрерывными.

— Таким образом происходит обновление клеток крови, костного мозга, и прочих твоих органов. В качестве примера можно привести непрерывное отрастание волос, и ногтей. Данный процесс, который не прекращается на протяжении всей жизни разумного. Однако не все обновляющие реакции протекают в разных участках тела с одинаковым темпом. Если регенерация тканей в отделах кишечника займет два дня, то кожа в полном объеме обновится только спустя месяц. Клетки печени и почек обновляются гораздо медленнее, в то время как нервные клетки вообще не делятся. Отсюда кстати и появилось расхожее мнение о том, что нервные клетки не поддаются восстановлению. Но это так, к слову.

— Следующее что я хочу сказать есть о физиологической регенерации, это то, что она базируется на двух основах, это возобновление новых клеток и распада старых. Однако есть еще репаративная регенерация — это процесс, который считается спасением в экстренных случаях. Так человеческие ткани восстанавливаются после получения различных ран. Независимо от размера повреждения, регенерация проходит одинаково как при небольшой царапине, так и при значительно сильных повреждениях.

— В настоящее время в Содружестве есть несколько способов значительно увеличить возможности организма в этом направлении. Ну во-первых, это установка импланта Регенерация, который ускоряет регенерационный процесс до весьма высоких величин. Во-вторых, существуют различный стимуляторы биогенного действия и, в-третьих, возможно применение различных препаратов иммуномодулирующего действия. Применение двух последних перечисленных мной препаратов дает организму возможность ускорить процесс размножения и роста новых клеток, а также успешно восстанавливать вес и функции пораженных тканей и органов человека.

— Так, ты что заснул что ли, — прозвучал громкий голос Куима…, и я проснулся.

— Ой, простите меня, я задумался, наверное.

— Все Малой давай иди пей свой традиционный компот с мясом и спать, все равно сегодня ты уже не готов воспринимать новую информацию, — произнес Куим.

Компот, так компот, а еще и бутерброды себе сделаю… побольше.

Предельно утомленный от такого обилия издевательств за прошедший день, я улегся в постель и начал засыпать. Последней моей мыслью гаснущего сознания была, — что завтра опять все повторится? Ответа я сам от себя не дождался и уснул.

Шесть дней, нет вы только представьте себе, целых шесть дней длилась моя прививочная сессия. Меня кололи, потом вертели и крутили, брали анализы и яростно спорили по их результатам. Заставляли делать самые различные упражнения, потом получив их, снова мой профессора, словно сойдя с ума, спорили и ссорились, снова мирились и снова спорили.

Что творилось с моим организмом я даже боюсь описать, меня лихорадило и била дрожь, у меня отнимались конечности и отказывали ВСЕ органы чувств. Я-то внезапно засыпал или наоборот сутки не мог заснуть. Однажды у меня пошла кровь, прямо через кожу. Как я это пережил, я не знаю. Но повторять в обозримом будущем подобные научные изыскания я не намерен. Почти сутки я отсыпался после этих сывороток. Я так устал от всего этого.

***

— Добрый вечер Малой, поздоровался со мной Куим, когда я, проснувшись подошел в привычный мне медицинский отсек.

Видок у ученых был еще тот, осунувшиеся серые лица, круги под глазами, тяжелое дыхание. Мне даже показалось, что они за эти шесть дней и спать не ложились. Всегда я видел их в работе. И вот она закончена.

— Ты как, выспался, — спросил дед, мы только что закончили обработку итоговых результатов нашей совместной деятельности. Спасибо тебе малыш за доверие к нам, но поверь, эти твои мучения того стоили. Мы не знаем есть ли еще такие разумные, которые смогли бы достигнуть таких результатов без применения имплантов. По крайней мере в человеческих мирах нет, возможно Аграфы либо Сполоты, но никто и никогда не откроет подобную информацию.

— Мы не будем сейчас утомлять тебя подробной информацией, но кратко я тебе опишу все изменения, произошедшие в твоем организме.

— Самой значимой нашей заслугой можно считать исправление твоего генома, который был нарушен в ходе проведения варварских опытов над тобой с применением Карита 67,- продолжил Куим.

— Следующим положительным моментом можно считать удачное улучшение практически всех характеристик как в физическом, так и пси аспекте. Мы не только вышли на уровень лучших образцов имплантов, но и существенно улучшили существующие. Кратко перечислю те значимые изменения в твоем организме. Что бы было проще ориентироваться, я проведу некую аналогию с топовыми показателями имплантов.

— Итак, — Интеллект, Восприятие и Память кратно повышены, но мы не можем сейчас зафиксировать данное изменение;

Регенерация усилена на два порядка;

Сила, - произошло усиление костей, мышц и связок втрое от прежнего состояния;

Имун и Антияд, - тебя сейчас довольно трудно чем-то отравить;

Эхолот, - кардинально перестроено глазное яблоко, что позволяет тебе на только лучше и дальше видеть, но также дает возможность ориентироваться в темноте;

Пси, - этот параметр так же очень существенно вырос, все твои изначальные пси возможности, а также ментальная защита возросла как минимум на порядок. Теперь тебе придется изучать себя и свои новые возможности и способности. Мы всегда будем рядом с тобой малыш.

— Спасибо вам огромное за ваш труд, — произнес я, я всегда буду верить вам, ведь ближе вас у меня никого нет.


Глава 19

Я новый человек

Мне начали сниться очень странные сны. Почему странные? Да потому, что я помнил каждую секунду своего сна. Я мог полностью управлять и контролировать свой сон, мог остановить или продолжить его. Сны были разные. Тут и знакомые мне старики, вечно спорящие обо всём на свете. Были жители посёлка Винзур. Одни были знакомые, как например, добродушный великан дядюшка Умо или механик Рибус. Другие совершенно посторонние мне разумные. Некоторые и людьми-то не были. С кем-то я общался, что-то делал или просто бродил по разным местам. Самым страшным сном для меня оказался тот, в котором несколько гигантских стай крыс собрались в одну орду и напали на посёлок. В том сне все погибли. И Умо с Рибусом, и торговец Мир, да и хозяин магазина «Умник» Авдей. До нападения было несколько тысяч разумных, а выжило нескольких сотен. Страшный сон, такой яркий и правдоподобный. Но страшно было ещё потому, что я в этом сне никак не мог управлять событиями и контролировать ситуацию. А сон всё длился и длился…

Проснулся я в холодном поту. Меня лихорадило и знобило так, будто мне недавно вкололи сразу несколько сывороток. Трясущимися руками я подобрал свой комбез и с трудом надел его. Что я чувствовал в этот момент? Страх и собственное бессилие, ну ещё стыд от своей немощности.

Да, именно так и никак иначе. Пришлось смотреть на этот ужас и сгорать от стыда от своего бессилия. Возможно и есть вещи куда чудовищнее, но мой разум вскипал и бунтовал от этой несправедливости. Как могут разумные жить с этим? Неужели можно видеть чужую боль и страдания и ничего не делать?

Я даже не стал умываться и сразу направился к старикам, которые наверняка пьют сейчас этот ужасный кауфе.

— Дня вам доброго, — хриплым голосом поздоровался я. — У меня есть разговор.

— Привет, Малой. Ты сначала покушай, а потом и поговорим, о чём захочешь, — ответил Агал. Куим кивнул головой в знак согласия.

Я, как самый прилежный ученик, всё быстренько съел, даже не выпив своего компота. И снова обратился к старикам с вопросом: — А теперь уже можно говорить?

— Да говори уже. Что за вопросы появились у тебя с утра? — заинтересованно ответил Агал и сделал очередной глоток кауфе.

В течение десяти минут я подробно рассказывал о своих снах. Несколько раз остановился на сне о нападении крыс во главе с мутантами на посёлок Винзур.

Я, конечно, надеялся, что деды не отмахнуться от моих реалистических сновидений, но реальность превзошла все мои ожидания. Оба профессора вскочили со стульев и начали что-то резко обсуждать между собой между собой. Потом они затихли. Ко мне обратился Куим: — Наш дорогой мальчик. Твои сны — это работа твоего мозга. Во сне ты анализируешь информацию пси-поля. Это не управление внутренней энергией разумного. Это принципиально новый уровень взаимодействия псиона с энергополем окружающего мира. Следующей ступенью станет умение взаимодействовать с окружающей действительностью. Видимо, наша сыворотка послужила неким катализатором, благодаря которому ты в критические моменты перемещаешься на следующую ступень взаимодействия с информационным полем планеты.

— С одной стороны, это радует. Ведь такое взаимодействие требует со стороны псиона огромных сил и способностей. А с другой стороны пугает, твои сны слишком реалистичны. Поэтому, сегодня ты остаешься в убежище за старшего, а мы с Куимом поспешим в Винзур. Пообщаемся с людьми, убедимся, действительно ли посёлку грозит опасность. Если у нас появится возможность, мы доберёмся до Главы поселения, господина Хайдара. Приложим все усилия и попытаемся предупредить людей. Кто знает, возможно наше предостережение спасёт кого-нибудь. Всё, мы немедленно выезжаем. Жди нас.

Снова я остался один. Если подумать, то одному тоже неплохо. Кажется, никто не мешает, не лезет со своими советами и наставлениями. В то же время чувство иллюзорной свободы тает, и ты понимаешь, что ты один. И вроде делай что хочешь, но одному это совершенно неинтересно, да и не нужно. Правильно Агал мне говорил, что люди существа социальные. Пусть не часто, но живое общение с людьми, а не с планшетом, нам просто необходимо. Кстати о планшете. Профессор Куим скинул туда расписание самостоятельных занятий. Сейчас глянем, что он мне там написал.

Так, снова физические упражнения. Потом несколько упражнений по медитации и… Что? Опять искать внутреннее средоточие? Ну ладно, сказали искать, значит будем искать. И ещё одна запись. Вот, хорш я недоделанный, со всеми этими экспериментами совершенно забыл. Мой нейроком давно нарастил нейронные связи и готов к работе. Всё потом, сейчас ставим первые ранги для изучения.

Я схватил считыватель, засунул туда пластинку с базой знаний первого ранга «Ремонт и обслуживание бытовых систем», уселся поудобнее и… Что, база уже выучена? Да я даже не успел в транс соскользнуть. Так, сколько прошло времени. Хм, всего двенадцать минут. Странно, но Агал мне говорил, что базы знаний первого ранга изучаются, в среднем, пол час. Хотя он уточнял, что это усреднённое значение и всё зависит от индекса индивидуального развития (ИИР). Тогда получается, что мой ИИР, гораздо выше этого среднего уровня. К сожалению, как-то измерить этот индекс в боте мы не могли, у нас не было такой возможности. Данный параметр разумного можно определить только в медицинской капсуле. Ну и ладно, от меня тут ничего не зависит, поэтому начну изучать остальные базы знаний.

Я улёгся в своей спальной ячейке, вынул из считывателя предыдущую базу знаний и поместил туда следующую. Прошло полтора часа, и я изучил шесть баз знаний первого ранга. Это очень хорошо. Теперь быстренько поставим следующую базу. Начну, пожалуй, с базы знаний «технические дроиды». Пусть она изучается, а я, пожалуй, займусь физическими упражнениями. Ведь так мне рекомендовал уважаемый Куим. Но сначала схожу за компотом.

Ну что ж, компотик улёгся в желудке. Теперь можно вернуться к занятиям. Так, что это у нас тут добавилось? Нагрузка на ноги и руки, упражнения статичной нагрузки. А это что такое? Хм, нужно выполнять разные необычные задания. Например, упереться пальцами рук в любой достаточно большой неподвижный предмет и постоянно, меняя усилие, нажимать этими пальцами. И так пять минут. Такие же статичные упражнения есть для разных частей тела. Интересно.

Я продолжал заниматься, настроение у меня было хорошее. Единственное, что меня тревожило, это отсутствие стариков. И вот задания закончились, и я побежал в душ. Теперь можно немножко похулиганить! Я не стал закрывать рот и получил всё тот же набор ощущений и, довольный, решил проверить, как там идёт изучение базы «технические дроиды». Отлично, база изучена. Тогда вставляем следующую, пусть это будет «Робототехника». А теперь я наконец-то посижу, помедитирую. Буду искать это средоточие. После того, как старики напичкали меня сывороткой, я заметил, что проваливаться в транс становилось всё легче и легче. Но есть один момент, который меня несколько озадачил. Меня притягивал к себе наш минерал Карит-67. Как только я начинал медитировать, рядом как будто слышался шёпот. Отчётливо разобрать его я не мог. Но стоило взять в руки одну из самых мелких песчинок Карита, как шёпот моментально исчезал, и я проваливался не просто в пустоту, а в ничто.

Ещё неожиданнее было то, что после такой медитации я не увидел у себя в руке этот малюсенький кусочек минерала. Он исчез. Я рассказал об этом случае профессорам. Они меня внимательно выслушали, глубокомысленно покивали головами и высказали своё авторитетное мнение. Теперь я был обязан на каждую медитативную практику брать с собой крохотный кусочек минерала. Очень необычно. Начинаешь медитировать с минералом в руке, потом заканчиваешь практику и его нет. И всё же так было не всегда. Чаще камешек исчезал, но иногда оставался.

В этот раз я решил взять сразу три крохотных кристалла. Зажал их в руке, присел на пол, скрестил ноги и начал дышать, входя в транс. Меня встретила не пустота и тишина, а вспышка изумрудного цвета. Вокруг меня образовались зелёные волны, потеплели руки стало легче дышать. Я увидел себя со стороны. Вернее сказать, это был не я, а мой туманный силуэт, моя тень. Это как увидеть себя в зеркале или на поверхности воды. Зыбкое, расплывчатое и аморфное, моё внутренне отражение. Вот это отражение начало местами уплотняться, стало неоднородным. Я сразу почувствовал, а потом и увидел в районе своей груди небольшой зеленоватый шарик. Он выглядел как уплотнение, от которого по всему моему телу протянулись тонкие ниточки зелёного цвета. Местами они пересекались и сливались, потом снова разъединялись. В голове они, наоборот, уплотнялись и скручивались в некое подобие жгута. Видно, было плохо, нечётко, но всё равно это выглядело очень красиво и завораживающе. Я открыл глаза. В моей руке не осталось минералов. Возникло стойкое ощущение, что я увидел своё средоточие. Уф, наконец-то.

Меня переполняла внутренняя энергия. Казалось, я с трудом её удерживаю. Хотелось скорее что-то сделать, иначе можно было лопнуть.

Я начал отжиматься от пола. Раз, два, три…двести тридцать семь. Я работал как автомат, но усталость не проходила, только чуточку стало легче. Тогда я решил переключиться на статические упражнения и направил максимальное усилие своих рук на перегородку отсека. Послышался скрежет. Металл начал прогибаться под моими пальцами. Я в страхе отпрянул от стены и уставился на чёткий отпечаток своих ладоней на поверхности конструкции. Что со мной случилось? Надо что-то делать. Подсказать, правда, некому. Стариков моих тут нет, и надо принимать решение самому. Вот она, свобода. Отвечать за всё тоже буду только я. Больше часа я активно истязал себя, но результат был тот же. Все металлические и металлопластиковые предметы, с которыми я интенсивно работал, носили явные признаки деформации или повреждения.

Это абсолютно ненормально. Да что там говорить, это просто абсурдно. Ведь маленький, щуплый мальчишка просто не в состоянии так всё повредить. Хорш меня задери. Что скажут старики, глядя на это?

Я попытался успокоиться. Заменил изученную базу знаний на новую, сходил в душ и даже пообедал, руки и ноги уже дрожали от чрезмерных нагрузок. И всё равно меня переполняла эта странная энергия.

Я ничего больше не придумал, как снова заняться медитацией с минералом. В этот раз я взял уже пять крохотных кристаллов. Что я делаю? Зачем? Меня некому было остановить и подсказать, что делать. Какое-то внутреннее чувство незавершённости настойчиво требовало: «Продолжи медитацию, продолжи». Карит привычно лёг в руку. Одно его присутствие дарило мне тепло и надежду. Не буду долго тянуть, иначе никогда не решусь на это безумие.

Крепко сжав в ладони осколки минерала, я уселся на пол, закрыл глаза и ровно задышал. Плотный зелёный туман окружал меня. Он не рассеивался, не двигался. Он был везде, и казалось, что туман останется навсегда. Мои попытки что-либо услышать или рассмотреть в этой вязкой и удушливой массе ничего не принесли. Потом я начал понимать, что не дышу, что я и есть туман. Как будто я растворился в великом ничто и пытаюсь вновь собраться в конкретном теле. Может ли туман чувствовать, есть ли у него разум и воля? Какой-то частичкой своего гаснущего сознания я понял, ещё несколько мгновений и туман растворит меня в себе. Мы будем едины. Захотелось расслабится, сдаться этому всемогущему ничто. Какой-то остаток чувств настойчиво напоминал: «Ты человек. Тебе ещё рано в вечность».

— Я человек! — казалось закричал я. Вернее закричало моё сознание и дух, моя воля и моя сущность.

— Я человек! — загремело вокруг … И туман отступил. Он не испугался. Зачем пугаться тому, кто бессмертен. Туман был и будет всегда. Он как будто чуть-чуть отодвинулся в сторону и тихо усмехнулся: «Ну попробуй».

Великое и всемогущее исчезло, и я увидел себя. Теперь это было не моё обычное отражение в зеркале, это был новый человек. Он, то есть новый я, состоял из разноцветных ярких линий и красивых жгутов. Всё вспыхивало фейерверками разных цветов. В моей груди ярким огнём ровно и мощно светился плотный шар, состоящий из молний и силы. Все эти многочисленные потоки цветных разрядов, были настолько прекрасны и необыкновенны, что хотелось прикоснуться к ним своим сознанием и управлять ими.

Я попробовал и понял, что могу контролировать эти ручейки цветных молний. Я осознал, что моя воля и мой разум позволяют оставаться здесь хозяином. Я переродился, распался, вновь сам себя создал и остался человеком. Я новый человек. Я псион.

* * *
Этот чудный мир был прекрасен. Я открыл глаза и увидел новую вселенную. Каждый её элемент светился своим цветом. Свечение это было неустойчивое, как пламя на ветру. Всё было необычно и ни на что не похоже. Я посмотрел на свою руку, она ведь моя…наверное. Для того, чтобы описать, что я увидел не хватало слов. Движение светящейся энергии, пульсация чувств и эмоций. Постоянно возникающие брызги цвета и энергетические реки. Всё сверкало и переливалось. Окружающий мир завораживал и околдовывал.

Обычные вещи и предметы, выглядели словно облитые радугой. Хотелось плакать и смеяться одновременно. Возникло жгучее желание жить в этом волшебном мире.

«Надо дышать», — пришла ко мне запоздалая мысль. И я задышал. Оказывается, раньше я ничего не видел. Да, я смотрел на этот мир, но моему взору была доступна лишь внешняя оболочка, пустая и мёртвая. Сейчас я видел настоящий мир. Теперь мне надо найти с ним общий язык. Буду учится жить. Жить человеком.

Я долго приходил в себя. Все мои чувства, мысли и эмоции спутались в один тугой клубок и мне пришлось постепенно разматывать его.

Я не просто видел центр своего средоточия, я ощущал его, но не как часть тела, а как основу своей внутренней сущности. Моя сила и воля управляли потоками внутренней энергии, направляли её и контролировали. Как же слеп тот, кто не может этого видеть! Как может слепой оценить красоту?

Тяжело поднявшись с поверхности, я направился в столовую. Так как уже не просто чувствовал, я знал, что мне нужна подпитка. Энергия была везде, в предметах, в оборудовании и металле. Энергия была настолько разной, и невероятной, что просто не укладывалось в голове. В энергошинах была вкусная энергия. Во мне же текла энергия жизни и выглядела она как молнии в бушующем океане.

Боясь, что-то испортить я не стал касаться других потоков энергий. В себе бы сначала разобраться. Но теперь надо покушать, восполнить энергию тела. Те пять кристалликов Карита просто исчезли. Теперь я твёрдо знал, что они стали частью меня.

Есть что сакральное в том, что человек является только зародышем своего я. Управлять телом, чувствами и эмоциями, направлять и развивать свою палитру энергий, всё это стало доступно новому человеку. Это было так чудесно, что попахивало мистическим вмешательством извне. Из куколки в бабочку? Нет. Я буду человеком, который познает себя и весь мир. Начну с самого простого. Пойду перекушу.

Усилием воли я приглушил фейерверки световых плясок. Так стало значительно проще, хотя немножко скучно. Неужели жизнь это просто энергия мира или это что-то иное? Правильно сформулировать свою мысль, да и оценить свои ощущения и чувства было трудно.

Однако есть что-то в этом мире постоянное. Например, мой компот. Он подарил мне чувство удовлетворения и спокойствия. Вот он мой островок счастья! Кажется, чего-то не хватает. Точно! Мои старики. Где они так долго колобродят? Неужели нельзя быстро смотаться на малыше в посёлок, поговорить с нужными разумными и вернуться обратно? Неужели случилось то, что я увидел в своём загадочном сне?

Можно присесть на диванчик и закрыть глаза. Оказалось, мне не нужно было настраиваться и медитировать для вхождения в транс. Я управлял своей сущностью и контролировал её.

Я не знал, как работать с мировым полем энергий, и я просто прислушался. Было тихо. Где-то вдали спали несколько крыс мутантов, в некоторых местах откликнулись крохи минерала. В остальном всё было спокойно. Это была не та тишина, которая приходит после яростной битвы, это была обычная, мирная тишина. Я вышел из транса и остался предельно сосредоточенным. Я был готов к любым событиям.

Прошло ещё четыре часа. Удалось выучить ещё парочку баз знаний второго ранга. Это базы «Электроника» и «Кибернетика». Я хотел было поставить для изучения следующую, как услышал шум открывающейся входной заслонки. Это были мои долгожданные деды.

* * *
Внешне они выглядели нормально, но внутреннее напряжение выдавало их с головой.

— Как вы съездили? — спросил я, когда их увидел.

— Устали мы от этой поездки, — пробурчал Агал. — Куда только не ходили, как не убеждали! Все только смеются на нами, сумасшедшими стариками. Глава поселения, господин Хайдар, вообще не хотел нас принимать. Зато в этот день у него были проверяющие и он вынужден был выслушать нас. Улыбался, правда, фальшиво и головой кивал как автомат. Ясно, что реально он делать ничего не будет, но дабы показать проверке свою заботу о людях начал имитировать деятельность по защите жизни и здоровья жителей поселка Винзур.

— Единственные разумные, которые прислушались к нам, были мастер Рибус и твой «дядюшка» Умо. Они немедленно погрузили своих родных и близких на флаеры и отправили в столицу. Всего поселок покинуло около сотни разумных. Мы ничего не смогли больше сделать, Малой, — убитым голосом закончил Куим. — Кстати, как у тебя тут дела?

— Понимаете, — теперь начал отчитываться я. Куим меня резко прервал.

— Стой, Малой, что это у тебя с глазами?

— А что у меня с глазами?

— Они изменили свой цвет, они стали светло зелёными. Отвечай, ради всех холодных звезд, что с тобой произошло?

— Уважаемые господа профессора! Сейчас ничего опасного нет. Пойдёмте в столовую. Вы же хотите приготовить свой (а пока вы будете наслаждаться) ужасный кауфе? Там я вам всё расскажу.

— Пошли, — Агал был краток.

Мы пришли в лучшее место нашего жилища, и мне пришлось рассказать о прошедшем дне. Рассказ получился настолько подробным, насколько я смог передать свои ощущения. Старики охали, вскакивали со стульев, проливали свой кауфе и снова садились на место. Произошедшее со мной настолько их потрясло, что они долго ничего не могли сказать и только молчали, ошарашенно глядя на меня.

Куим встал, подошёл ко мне, и сказал: — Дорогой наш мальчик! Всё это настолько невероятно, что мы даже затрудняемся как-то комментировать произошедшее с тобой. Конечно, стоило тебя поругать за твои проделки с Каритом, но что вышло, то вышло.

Лицо профессора приняло серьёзное выражение, и он продолжил: — Избыток пси-энергии минерала во время медитации дал мощнейший толчок в твоём развитии как пси-активного разумного.

Ты самостоятельно познал своё средоточие и увидел силовые линии не только в себе, но и в окружающем мире. Ты сделал просто невероятно гигантский шаг в развитии своего дара. Ты самостоятельно инициировался. С этой минуты ты являешься полноценным псионом.

Глава 20

Я часть этого мира

Псион или не псион, но старики гоняли меня по-прежнему, невзирая на мой невеликий возраст. Тренинги познания моего внутреннего мира чередовались с интенсивными физическими нагрузками. При этом никто не отменял изучение баз знаний. Впрочем, с этим никаких проблем не было.

Оказалось, очень интересно работать со своей аурой. Средоточие постоянно было в движении, множество микро — молний, ярких чёрточек, да просто загорающихся и тут же гаснущих линий. От средоточия исходило великое множество силовых линий. Они вспыхивали разноцветьем, утолщались и переплетались между собой. Всё моё тело было заполнено сложнейшей энергетической паутиной. На силовых линиях можно было играть как на струнах. Но звучала не обычная музыка, а переливчато звенела мелодия, насыщающая моё тело упоением и энергией жизни.

Даже самое обычное место, такое как технический отсек, сейчас выглядело как фонтан чудес. Это была феерическая симфония цвета и звука, которая в очередной раз поражала меня своей красотой. Но иногда эта красота казалась незавершённой, и хотелось исправить эту неправильность.

Я озвучил свои мысли старикам. Агал надолго задумался. Позже он смог мне кое-что пояснить:

— Видишь ли, Малой. Ты охватываешь целостным взглядом часть картины этого мира. И если что-то царапает тебе взгляд, то именно в этом месте нарушена мелодия совершенства. Пойми, это совсем другое восприятие действительности. Как бы мне хотелось, хоть краешком глаза заглянуть в этот прекрасный мир! Со временем ты начнёшь общаться с этим миром, разговаривать и даже убеждать его. Пока ты только невольный наблюдатель, но даже сейчас ты можешь увидеть последствия неудачного вмешательства. Так совершенность картины нарушается неверными мазками неумелого художника.

— Это может быть неисправность прибора или механизма, или болезнь и инородное вмешательство в организм живого существа. Этот мир несовершенен, и именно ты одарён возможностью общаться с этим миром и поправлять неверно звучащие струны. Это сложно малыш, сложно не только в освоении, но и в полном понимании происходящего.

— Что-то уж больно сложно, — буркнул я. — То ли дело в технических базах знаний. Сразу получаешь чёткий ответ на большинство своих вопросов. Придётся разбираться.

— Постой Малой, — остановил меня Куим. — Сейчас ты столкнулся с лавиной новых ощущений и впечатлений. В этот момент важно не дать накрыть себя с головой. Учись, осторожно постигай новый мир, и всё придёт в норму со временем. Теперь на счёт псионических баз знаний. Они есть, но достать их невероятно сложно. Так же есть специализированные нейросети, например «Псионик» или «Биотик».

— Сейчас ты только приоткрываешь дверь в этот удивительный мир энергий. И кто знает, каких высот в этом мире ты достигнешь. Управлять временем и пространством, трансмутировать материю или купаться в звёздных коронах. Всё только начинается, юный псион.

— Понятно, — протянул я. — Подождите, и всё будет. Да я совсем не против ждать. Кроме псионики мне, например, нравится работать техником. Разве этого делать нельзя?

— Почему нельзя? Сначала закончишь изучать оставшиеся технические базы. Потом мы попросим уважаемого мастера Рибуса взять тебя, допустим, на декаду стажироваться у себя в мастерской. Изучай, что только пожелаешь, к чему у тебя лежит душа. При этом именно псионика всегда у тебя будет основой (являться базовой). Всё, давай бери свои любимые минералы и начинай медитацию или вернёмся к физическим нагрузкам?

— Пожалуй, я лучше выберу первое. Там так много всего интересного и увлекательного!

С этими словами я подхватил очередной крохотный кусочек минерала и уселся для погружения в медитативный транс.

Сегодня не было огненных всполохов и ударов молний. Да и сами силовые линии вели себя непривычно тихо. Они не переливались всеми цветами радуги и не исполняли мне свои уникальные произведения. Тогда я решил расширить горизонт своего восприятия… Опасность! Явной угрозы не было, но ощущалось некое напряжение в эфирном поле. Было крайне неприятно тут находится. Что это такое? Ведь я всегда здесь испытывал радость. Купался в мелодии и лежал на мягком поле силовых потоков. Сегодня всё было иначе. Возникло чувство тревожного ожидания чего-то опасного и мерзкого. Что нам может угрожать? Мы находимся в крепчайшем боте, мы все вместе. Откуда придёт опасность? Ответа не было. Нахлынуло ощущение надвигающейся катастрофы, чего-то неизбежного. Мы не сможем ничего изменить. Отчаяние и липкий, вязкий, пахнущий крысами страх …

«Крысы!» — как я мог забыть об этом ужасном сне. Не может быть! Там же люди, и очень много детей. Нет, только не это.

Я максимально раздвинул своё восприятие. В ушах запищало, из носа закапала кровь. Но я не сдавался. И я увидел это. Сотни, нет тысячи и тысячи огромных крыс окружали поселение людей. Яркими пятнами горели силуэты их предводителей, крыс мутантов. Последних было не так много, всего с десяток, но они очень прочно держали своей волей и силой полчища хищников.

Раздался крик. Это был одновременный приказ мутантов. Крысиная орда разом бросилась в посёлок.

Я пытался что-то делать, необходимо было помешать происходящему. Но расстояние было слишком велико, а пси-сила мутантов чудовищной. Я напрягся так, что хрустнули пальцы и намертво свело мышцы тела. К несчастью, этот странный бой был слишком неравный. Не выходя из транса, я потерял сознание.

Я уже не видел, как подбежали ко мне старики. Как они подхватили меня и уложили на кушетку. Как вытирали мою кровь и как лихорадочно на мне работала медаптечка. Ничего этого я не видел и не чувствовал. Я был за гранью. Но, даже находясь здесь, мой разум и воля боролись за жизнь.

Очнулся я уже вечером. Оба профессора сидели рядом со мной и очень тихо переговаривались. Я сделал попытку пошевелиться. Сперва показалось, что у меня ничего не болит, только голова. Зато как! Острая игла вонзалась в нерв, поворачивалась, выскакивала и раз за разом погружалась в нервный узел. У меня были примерно такие ощущения. Постепенно боль стала какой-то приглушённой и тянущей. Хотелось пить. Я застонал, старики тотчас встрепенулись и начали опять прикладывать ко мне аптечку.

— Не надо, — прохрипел я. — Дайте попить… Лучше компота.

— Ну ты нас перепугал! — заявил Агал. — Раз ты просишь свой компот, то значит худшее уже позади. Что с тобой случилось, Малой?

Куим помог мне выпить большую чашку чудесного компота. Я попытался в точности изложить свои видения и свои ощущения в трансе. В отсеке воцарилась тишина.

— Что ты чувствуешь сейчас? — встревоженно произнёс Куим. — Они живы или…

До конца я не разобрался, но мне показалось, что вожаки мутанты или умерли или полностью потеряли контроль за своими стаями.

— Сейчас я ничего не чувствую. Но в посёлке осталась жизнь.

— Это хорошо, что нападение не оказалось фатальным для всех жителей поселения. Что именно там творилось, нам пока неизвестно. Сегодня мы займёмся твоим здоровьем, а завтра с утра нам необходимо посетить Винзур.

Боль в голове постепенно уменьшалась, но всё также продолжала беспокоить. Ни аптечка, ни другие способы не смогли излечить эту боль.

— Это не физическая боль, малыш. Твоё состояние является последствием псионического взаимодействия с тварями. Эти мутанты как-то образовали единое пси-поле и нанесли мощный пси-удар по всем жителям посёлка. Ты в той или иной степени снизил мощность псионического воздействия. Но это не прошло для тебя бесследно, наступил так называемый откат. Единственно, что мы можем тебе предложить, это уменьшить последствия медитацией с использованием Карита. Твоё средоточие, некоторые называют его ядром или источником, подверглось жесточайшему прессингу и предложенный нами вариант может выровнять твоё состояние. Ты готов?

— Да к чему тут готовится, — возмутился я. — Принесите, лучше, ещё компот, а потом уж займёмся этими процедурами.

Я с удовольствием выпил очередную порцию бодрящего напитка, зажал в руке несколько осколков минерала и погрузился в транс.

В отличие от прошлой медитации, сейчас меня окружала не пугающая тишина. Тихие волны, состоящие из цветных силовых линий, перекатывались вокруг меня. Мой источник в груди, даже на вид был тусклым и каким-то неоднородным. В некогда стройную симфонию ярких красок внедрились чужеродные серые проблески. Они явно мешали моему источнику исполнять свою песню жизни.

Я постепенно, не торопясь заменял серые пятнышки привычными красками. Иногда я смело менял целые куски инородного вмешательства, иногда надолго задумывался над крохотным вкраплением. Нить за нитью, слой за слоем и картина начала сиять радостью узнавания. Потом всё вспыхнуло, по жгутам силовых линий перекатились цветные волны и зазвучала музыка. Нет, это была не просто музыка. Для меня звучала симфония жизни.

Творческий процесс захватил меня. Как хороший музыкант я старался подобрать единственно верную мелодию к важному событию моей жизни. Музыка играла не только во мне, она разливалась радостной мелодией по всему миру.

Я был счастлив, не только от того, что смог вернуть себе целостность, но и потому что я дарил этому миру новую песню. Я стал творцом этого произведения.

Я улыбнулся, едва успев открыть глаза после медитации. Всё вокруг казалось прекрасным. Только осталось маленькое сожаление от того, что я не могу постоянно слышать эту мелодию, а мне для этого нужен переход в иное состояние.

— Теперь всё хорошо, — сообщил я своим учителям. — Я восстановил свой источник!

Оставшуюся часть вечера мы дружно посветили мелким бытовым заботам. Смеялись, разговаривали и спорили. Но за всем этим чувствовалось напряжение. Вольно или невольно, мысли возвращались к предстоящей поездке в поселение. Что там случилось? Как там люди?

Даже столь любимый стариками кауфе не принёс обычной радости. Надо подождать до завтра, потом всё будет ясно. Как тяжело ждать.

* * *
Ещё перед сном мы договорились, что Агал и Куим с первыми лучами светила уедут в поселение.

Всё утро я провел в медитации. Только это помогало отвлечь свои мысли от Винзура. Сегодня, после входа в транс, я не упал в знакомую воздушную яму. Я оказался в лесу. Это был шок. Лес, который я видел только в планшете, оказался вокруг меня. Правда это был не совсем обычный лес с травкой и деревьями. Окружающий меня лес поражал своей неестественной красотой. Переплетение изумрудно-зелёных линий, яркие до невозможности, сверкающие охапки цветов и особенный запах. Эти ощущения невозможно забыть. Изи этого волшебного леса звучала мелодия приветствия. Лес встретил меня радостью узнавания. Всё было настолько гармонично и хорошо, что я с неимоверными усилиями вышел из этого леса. А покинул лес я только после того, как понял, что ещё немного и я навсегда останусь здесь.

Я вышел из медитации и продолжал сидеть на месте. Внутри меня всё также звучала дивная мелодия леса. Она обостряла мои чувства и мне стало казаться, что это не мелодия внутри меня, а тихий голос этого мира. Мира псионов.

Ну что же, пора устанавливать оставшиеся технические базы знаний. Буду добивать третий ранг. А потом, как и обещал мне Куим, отправлюсь на практику к мастеру Рибусу в Винзур.

Винзур! Как я мог хоть на мгновение забыть о нём! Что там случилось? Почему так долго нет моих дедов, где они?

Что бы хоть как-то сократить время ожидания, я занялся физическими упражнениями. Увы, сложнейшие нагрузки не принесли никакого облегчения. Тогда я вышел в тамбур и стал их ждать у входной заслонки.

Прошёл час. Я услышал, как подъехал наш малыш. Тотчас, нарушая все инструкции стариков, я бросился открывать двери. Вот они. Усталые, мрачные, но живые. У меня от переживаний начало стучать в ушах так, что я не услышал собственного голоса: — Ну, что там? Как обстановка в поселке?

— Сейчас, Малой. Мы всё расскажем, дай пройти, — пробурчал Агал и начал укрывать своего малыша различным хламом.

Я с нетерпением переминался с ноги на ногу и ждал хоть каких-то новостей от стариков. Учёные молча проследовали в столовую, не говоря ни слова выпили воды и устало опустились на стулья. Моё напряжение достигло максимального уровня.

Старики переглянулись и молчаливое право первым начать рассказ получил Куим: — Мы быстро доехали до поселения, но уже подъезжая почуяли что-то неладное. Не было охраны на контрольно-пропускном пункте. В поселке отсутствовало всякое движение. Живых людей нигде не было видно. В воздухе стояла тяжелая, едкая вонь от сотен растерзанных тел. Мёртвые лежали на дороге, в домах, повсюду… Мириады мух кружились вокруг. Мужчины, женщины, очень много детей. Тяжело об этом говорить, а уж смотреть на всё это… просто невыносимо.

— Агал, рассказывай дальше сам. Мне трудно, — прошептал Куим и сел на стул, закрыв глаза.

— Что тут ещё говорить, — мрачно продолжил профессор Агал. — Через некоторое время мы услышали крики. Оказывается, остались живые люди. Спаслись те, кто находился в труднодоступных для крыс местах. Немногое они смогли нам рассказать. Вечером практически все разумные находились дома. Внезапно, одновременно все люди потеряли сознание. Что было дальше почти не известно. Когда выжившие пришли в себя и выбрались из помещений, их глазам предстала страшная картина… Горы растерзанных тел, вонь и тишина. Ни одной живой крысы. Только несколько сотен дохлых тварей, в том числе двенадцать вожаков мутантов.

— Мы потом по камерам посмотрели. Эти отродья напали на поселение только после того, как все люди потеряли сознание. Они шли сплошным потоком пожирая всех, и живых, и мёртвых. Всех, малыш. Это было страшно. Что уничтожило всех вожаков мутантов, неизвестно.

— Наш юный герой! Я и профессор Куим, считаем, что именно твоя пси-атака на мутантов убила их всех. Если бы не ты, в Винзуре не осталось бы больше людей. Ты смог спасти большую часть людей, хотя сам оказался на краю гибели. К сожалению, именно сейчас нельзя предавать огласке твоё вмешательство. Поверь, у руководства посёлка найдутся свои, домашние герои. Но именно ты являешься настоящим спасителем Винзура. Спасибо тебе. Не знаю, как ещё выразить тебе нашу признательность и благодарность.

С этими словами оба моих милых старика подошли и обняли меня. Это было так неожиданно и приятно.

Потом, когда профессора попили кауфе, немного перекусили и успокоились. Они решили дополнить свой рассказ о трагических событиях в поселке.

— Всего, по предварительным подсчётам, растерзано полторы тысячи человек. Если бы не ты, то погибших было бы раза в три больше, — произнёс Куим. — Кстати, мастер Рибус и владелец бара, твой «дядюшка» Умо, живы. Как и живы все их родные и близкие. Их благодарность не знает границ. Они так и сказали: мой дом — ваш дом. Всё, что есть у нас, теперь ваше. Понятно никто из нас не собирается ничего просить или брать у этих достойных людей. Но, хорш возьми, как хорошо, что эти люди живы.

— Да, и ещё, — дополнил Агал. — Нам сгрузили в малыша двенадцать тел мутантов. Они никому там не нужны. Так что у нас огромное количество пси-активного биоматериала, который мы исследуем и используем. Ещё попросили сделать фирменных колбасок на поминки, которые состоятся через три дня.

— Малой! Что ты делал, пока нас не было? Не скучал? — поинтересовался Агал.

Только тогда я вспомнил, что и мне есть, что рассказать старикам. Они внимательно слушали об удивительном месте, которое я посетил во время медитации. О непередаваемой мелодии, о моих чувствах и эмоциях.

Очень долго молчали старики после моего рассказа. Когда Куим посмотрел на меня, в глазах у него стояли слёзы.

— Малой! — произнёс он, вставая. — Ты провёл единение с этим миром, он признал тебя. Ты стал его полноценной частью. Мы гордимся тобой!

Глава 21

День как день

Быть частью мира, наверное, хорошо, но насущные дела никто не отменял. Пока мои неугомонные профессора возились с многочисленными тушками крыс мутантов, я принялся за изучение технических баз знаний третьего ранга. Третий ранг изучался целые сутки. Ну что ж, надо так надо.

Зажав кристаллик минерала в ладошке, я привычно быстро погрузился в медитацию. Провал в транс прошёл легко. Я научился быстро концентрироваться, не отвлекаясь на внешние раздражители. Внутренний мир в который раз изумлял меня своей красотой. Здесь ничто не задерживалось надолго. Прорисовывались образы, постоянно менялись мелодии. То же происходило и с запахами. То всё складывалось в совершенную картинку, то развеивалось, и новые образы начинали появляться заново. В своём внутреннем мире хотелось остаться навсегда, здесь легко было забыть о мире реальном.

Я не только созерцал свой внутренний мир, но и учился взаимодействовать с инфополем всего нашего мира. До меня часто доносились какие-то звуки, мелькали чьи-то образы. Я замечал движения объектов и незнакомых мне разумных.

Неожиданно возникла знакомая картинка. Профессор Куим опять спорил со своим коллегой Агалом. «Генетическая модификация и усиление организма… Пси-развитие разумного… Факторы, влияющие на стабилизацию восприятия… Векторы отрицательной направленности…» — и сюда проникли эти учёные слова. Хорошо, что мои старики, не видят, чем я занимаюсь. Даже не буду вслушиваться. Лучше попробую управлять своим источником и внутренними силовыми линиями. Это так здорово/увлекательно! Казалось, что я всё могу сам и мне не нужны никакие учителя. Я стремился довести каждое действие до конца, тогда результат приносил мне удовольствие.

Вынырнув из транса, я решил проверить, что там делают уважаемые профессора. Правда сначала необходимо подкрепиться. Оказывается, путешествие по цветным волнам сознания отняло у меня много сил.

Искать моих старших товарищей не пришлось, они были в столовой. Агал убеждал своего друга, что надо срочно наделать обещанных колбасок, в том числе Лумарийских. Куим же настаивал на том, что необходимо срочно законсервировать органы крыс мутантов. Спорили они горячо и как всегда яростно. На том и порешили. Один отправился нарезать мясо для колбасок, ну а второй практически бегом умчался к своим дорогим мутантам.

Не получив от стариков никаких ценных указаний, я направился в спортивный уголок. Можно немного позаниматься. Пусть это будут физические упражнения на растяжку. Захотелось немного растянуть мышцы и связки. Ну что ж, приступим. Планшет услужливо показал мне необходимый комплекс упражнений, и я приступил. Вы знаете, мне это даже понравилось. Мои мышцы постепенно разогрелись. Планшет предложил увеличить нагрузку. Сначала казалось, что выполнять такие упражнения больно, но через некоторое время боль сменилась ощущением гибкости.

Сердце активно гнало кровь по венам, насыщая кровь кислородом. Мышцы гудели от напряжения, а жилы вибрировали. Мне было жарко. Пришлось дважды принимать душ после таких занятий. Все мысли вылетели из головы, я расслабился и получал удовольствие от приятной усталости.

Ну вроде всё на сегодня. Я сделал всё, что запланировал. Пойду теперь помогу своим старикам. М-да. Что один, что другой занимались не совсем приятным делом. Куим разрезал туши огромных крыс и раскладывал их части по отдельным боксам. Агал же творчески подошёл к выполнению своей задачи. Он не стал сам потрошить тела зверей. Он что-то делал с частями мутантов, которые уже побывали под ножом его коллеги. Заодно оба вспоминали какую-то смешную историю столетней давности, смеялись и веселились.

Нереальное и абсурдное зрелище. Учёные, полностью заляпанные кровью, машут тесаками и смеются над какой-то Леди Симонией. Либо у них нервы, как у профессиональных убийц, либо они просто не обращают внимание на то, что они делают и полностью отдаются приятным воспоминаниям.

— Вам помочь? — я решил, что всё-таки надо напомнить о себе. Старики отвлеклись от мясницкой работы и приятного общения, и наконец-то обратили на меня внимание.

— О! Кто это к нам, смертным, пришёл? — веселым голосом спросил Агал. — Если ты уже всё выполнил, что мы тебе поручили, то не стоит к нам присоединяться. Хватит и двух сумасшедших мясников-профессоров. Сходи-ка ты лучше к малышу и проверь, как заряжается платформа. Заодно проверь уровень заряда у всего оружия. Само оружие тоже посмотри, почисти и проведи профилактику.

— Чего провести? — с непониманием спросил я.

— Всё. Нам некогда, Малой. Открой свой планшет. Там есть описание профилактического обслуживания различных систем вооружения. Тебе, как будущему технику, это будет полезно узнать. Пока начнётся практика, а необходимую техническую базу знаний мы тебе приобретём чуть позже.

— Хорошо, — промолвил я, — сделаю. Только вы не увлекайтесь, а то скоро обед, а вы тут все в крови… Маньяки от науки.

С этими словами я повернулся и направился откапывать малыша.

* * *
Пока малыш заряжался, я решил немного побыть снаружи. Погода стояла хорошая, на свалке было тепло, но меня беспокоило ощущение, как будто чего-то не хватает. Мне даже не пришлось усаживаться в классическую позу для медитации. Я просто присел у платформы и, сосредоточившись на собственных ощущениях, погрузился в астрал. Непривычно тихо, что-то царапает сознание, но что это понять невозможно. Как смог я расширил своё восприятие мира, и понял, что меня беспокоило. На три, четыре километра вокруг не было жизни. Вернее, я ощущал себя и стариков. На грани восприятия находились разумные в поселке Винзур. Кроме этого, было пусто. Ни одной крысы, не говоря уже о пси-активных мутантах. Это было странно и необычно. Куда они все исчезли? Надо сообщить дедам.

Не заходя в оружейную комнату, я направился к старикам. Они закончили возиться с телами мутантов и ждали меня в столовой.

— А мы хотели уже идти за тобой, Малой. Ты чего так задержался? — поинтересовался у меня Куим.

Я подробно рассказал старикам о том, что меня тревожило.

— То чувство, которое ты описываешь, называется ощущение живого, — довёл до меня Куим. — Ты молодец, что пытаешься оценить свои возможности самостоятельно. Но за то, что ты медитировал один, посреди свалки, надо бы дать тебе по шее.

Профессор Куим замолчал и задумался. Теперь подключился Агал: — Вполне возможно, что исход грызунов произошёл после событий в Винзуре. Там погибли все крысы мутанты.

— Дорогой наш юный псион, — продолжил Агал. — После гибели своих вожаков все стаи могли покинуть эти районы. Как звери, они чувствуют опасность, хоть и не понимают, откуда она может исходить. Конечно, это просто великолепно, что рядом с посёлком, а может дальше, нет этих тварей. Однако, что мы будем продавать в поселке? Ведь наши колбаски со специями уже полюбили очень многие разумные. Ладно, что-нибудь придумаем. На всякий случай расскажем нашим друзьям о том, что крыс поблизости нет. Руководству не будем ничего сообщать. Скорее всего, они не будут нас слушать. А если послушают, то даже исчезновение всех крыс представят как собственную заслугу и припишут её своим героям.

— Тогда давайте обедать, — попросил я моих учителей.

— Малой, мы с Агалом тут уже немного перекусили пока ждали тебя. Ты кушай, а я лучше расскажу тебе о тех вещах, которые трудно найти в самых различных базах, — неожиданно для меня произнёс профессор Куим.

— Так вот. Речь сегодня пойдёт о «древних». Само понятие «Древние» — это обобщённое название всех рас, которые настолько стары, что от их памяти остались лишь разрозненные осколки воспоминаний. Шли великие битвы в космосе, где не было ни победителей, ни проигравших. Сила оружия всех сторон была так велика, что разрушались небесные тела и возникали деформации самого пространства. Эти древние расы жили настолько долго, что само понятие времени для них было уже несущественно. Они устали от жизни. Достигнув невиданных высот в науке, технике и своём собственном развитии они не знали куда двигаться дальше. Во вселенной для них просто не осталось никаких тайн и загадок. Наступило то, чего больше всего боится любое разумное сообщество. Стагнация. Конец развития, конец истории их мира, что может быть хуже. Забвение, это не то, к чему стремятся разумные.

— Мы не можем точно знать, что двигало древними. Остались только отрывочные сведения о том, что практически все эти расы ушли из нашей вселенной. Либо они перешли на более высокую стадию своего развития, энергетическую, либо покинули пределы этого бытия.

— Среди этих Древних рас выделялась одна. Тени. Сильные, могущественные и жестокие. Они вели многотысячелетние войны с самыми различными Древними расами. Последняя война велась с расой Джоре. Как я говорил, в таких войнах не бывает победителей. Поэтому практически все эти Древние исчезли.

— Малой, я предлагаю тебе послушать только о самых могущественных из них. Первые о ком я просто обязан упомянуть, это Предтечи. Раса сверх разумных гигантов. Раса, обладающая знаниями таких высот, что не подвластны Богам. О них практически ничего не известно, но мы знаем, что им было подвластно само пространство и время. Нам случайно стало известно, что Сполоты нашли некую законсервированную базу, скорее всего представителей данной расы. Но что там они обнаружили, никому не известно. Мы достоверно знаем, что все ПРЕДТЕЧИ были чрезвычайно сильными псионами. Они достигли всего, о чём только может представить любой разумный. И они ушли. То ли стали Богами, перешли в новую энергетическую форму, то ли начали создавать свой веер вселенных в других измерениях. Мы ничего об этом не знаем.

Профессор Куим посмотрел, как я сижу, глядя на него с открытым ртом, чему-то усмехнулся и продолжил свой рассказ.

— Было много ушедших рас. Например, Аррай или Кармани. Эти расы связывает лишь одно. Все они без исключения были расами могущественных псионов. Расы волшебников и творцов миров.

— Отдельно я хотел бы упомянуть цивилизацию Арконов. Это были фанаты от науки, исследователи всего и всех. Чёрные дыры, иные измерения, всё было подвластно им. Они не только изучали всё, до чего только могли дотянуться, но и умели защитить себя. Они не просто оружием ограничивали чужое присутствие в зонах своих интересов. Нет, Арконы непостижимым образом закрывали целые сектора галактики, свёртывали пространства и играли со временем. Они творили всё что только желали, делая порой удивительные вещи. Например, живые корабли и артефакты божественной силы. Но для них это было всё несущественно, они сами были Богами.

— Кстати, и у них были враги. Как же без врагов-то, — ухмыльнулся вновь старик. — Главными врагами Арконов были Приксы. Раса прямоходящих ящеров, Приксы были очень агрессивными энергетическими вампирами. Не буду повторяться, Малой, но и они поголовно все были псионами.

— Так же могу упомянуть о небезызвестной расе Карлонгов, расе псионов оборотней и паразитов. Вот они-то до сих пор изредка встречаются в Содружестве. Правда только тогда, когда сами этого хотят.

Я уже давно всё доел и тихо слушал необычную речь профессора Куима. Сейчас я даже в уме не мог назвать его дедом или стариком. Рассказ Куима сильно увлёк меня, я как будто оказался в мире Древних рас.

Профессор вошёл в раж и уже не мог физически остановить свою лекцию.

— Мой мальчик, дальше я тебе немного расскажу о тех расах, следы присутствия которых мы время от времени находим и пытаемся их тщательно изучить. Например, это раса Джоре. Это агрессивная пси раса, которая проводила свою политику исключительно через войны. Раса, разделённая на Великие Дома и кланы, раса агрессоров и захватчиков. Эта раса обладала исключительной технологией мгновенного перемещения через «Нуль — врата». Они захватили около трети всей нашей галактики. Но в итоге они сами себя «съели». Началась сумасшедшая по накалам война внутри расы. Во главу всего они ставили чистоту собственной крови. Ни одна технология, ни один прибор или иной артефакт не работал в иных руках, кроме их собственных.

Куим устал и приостановил своё выступление. Потом посмотрел на дремлющего Агала, и всё-таки решил быстро завершить повествование.

— Я не отрицаю их могущества. Но вот никак не могу принять их маниакальное стремление к уничтожению всего, до чего они дотягивались. Они не воины, они захватчики-убийцы. Я сейчас кое-что тебе скажу, малыш. Хоть это и не является большой тайной, но в Содружестве говорят об этом крайне неохотно. Я считаю, ты должен об этом знать. Развитие и становление нашего Содружества опирается на технологии империи Джоре. Мы должны об этом знать и помнить. Закончу свою речь наверняка надоевшими тебе словами. Раса Джоре, это раса псионов. Куда они делись или куда ушли, нам это неизвестно.

После обеда оба старика вернулись к своим делам, а я направился в оружейную комнату. Сначала пришлось с помощью планшета ознакомиться с регламентом обслуживания игольников, станеров и шокеров. Потом я стал самостоятельно выполнять все предписанные регламентом процедуры и так увлёкся, что забыл обо всём на свете. Кстати, изученные технические базы знаний очень помогли в работе. Берёшь предмет или техническое устройство и начинаешь постепенно разбирать, как оно устроено. Это был новый для меня мир, мир техники.

В оружейной комнате время летело быстро и незаметно. Я тестером проверял прошивки игольников и пытался разобраться с похожим оружием Аграфов.

— Так вот ты где, — проворчал вошедший профессор Агал. — Мы его ждём в столовой, а он своими стрелялками не может наиграться. Вот скажи мне, зачем ты их тестируешь? Надо было просто проверить уровень заряда и доукомплектовать иглами, и всё. А ты устроил тут техническую мастерскую. Ладно, не обращай, Малой, на меня внимание. Это я по-стариковски ворчу. А в целом ты молодец. Мы за четыре года ни разу толком обслуживание не делали, работает и ладно. Пойдём. Наш затейник Куим что-то приготовил и хочет тебя удивить.

Не знаю, что там готовил наш Куим, но вид у него был презабавный, он улыбался и разговаривал сам с собой.

— Наконец-то! — громко произнёс наш временный директор столовой. — Сегодня у нас не совсем обычное блюдо. Оно приготовлено специально для тебя, Малой. Но сначала мы должны рассказать кое-что познавательное. Начну издалека.

— Ты уже знаком с минералом Карит-67. Его очень сложно найти. Карит очень ценится за свои редкие свойства. В определённых условиях карит излучает пси-энергию, которая воздействует на пси-активные биологические виды. Вот и ты уже несколько дней используешь карит. Находят этот минерал случайно и в совершенно разных местах. Кристаллы карита из разных мест могут отличаться размером, структурой и силой пси-воздействия.

— Теперь о нашей планете. Наш карит-67 по-своему уникален. Но его настолько мало, что промышленная добыча невозможна.

— Позволь, Куим, я поясню, — вмешался наш Агал. — Я хочу добавить, что карит-67 в виде микрочастиц содержится в почве нашего региона. Наши «друзья» крысы, поедая различную пищевую основу, регулярно получают мизерное количество карита. Эволюция посмеялась над нами и представила нам новый, исключительно омерзительный вид этих существ. Появились крысы мутанты с ярко выраженными псионическими способностями.

— Надеюсь, — продолжил профессор, — что эти микрочастицы карита присутствуют в почве только нашего региона. И больше нигде не появились такие мутанты на нашей планете. А с нашими крысами мутантами ты разобрался окончательно, Малой. Больше их нет. Остальные обычные хищники без ментального контроля со стороны вожаков попросту разбежались.

— Последние события имею неожиданный побочный эффект. Крыс мутантов в нашем секторе не осталось и образовалась незаполненная ниша в энергоинформационном поле нашей планеты. Мы вынуждены признать, что крысы мутанты были условно разумны.

— Ну, это уже академические споры. Давай ближе к нашей теме, — напомнил профессор Куим.

— Хорошо. Когда крысы мутанты объединились, создался их единый эгрегор. Эта такая часть энергоинформационного поля, наполненная чувствам, мыслям и эмоциям группы разумных, имеющих общую цель и задачи. И вот такая часть перестала существовать. Её необходимо восполнить. А заместить отсутствующий эгрегор может другая мощная пси-активная сущность. И конечно, мы вспомнили о тебе, Малой.

— Сегодня у нас появились результаты анализа органов и тканей мутантов. Мы считаем, что потребление мышечной ткани крыс мутантов стимулирует твою пси-активность. Попросту говоря, скушаешь ты вяленый кусочек этой плоти и у тебя на определённое количество времени увеличится пси-активность.

— Профессор, — произнёс я, — вы что хотите что бы я постоянно жевал этих крыс?

— Нет конечно, Малой, — ответил мне Куим. — Всё это мы тебе сказали исключительно для того, чтобы ты знал, что такая возможность существует. А сейчас пойдём, покушаем. Порадуемся блюдам Аграфской кухни.

Насыщаясь чудесным блюдом, я всё время думал, что же такое, этот эгрегор. Не удержавшись, я спросил об этом профессора Агала.

— Куим, ты слышишь? У нашего мальчика появилась тяга к знаниям. Это весьма похвально, мой юный друг, — таким возгласом Агал встретил мой вопрос.

— Ну хорошо. Раз уж ты заинтересовался, давай разберёмся. Эгрегор — это единое энергоинформационное пространство, которое образуется за счёт энергии объединённых какой-либо общей идеей или задачей разумных. Самыми распространёнными эгрегорами являются религиозные. В Содружестве множество различных религий и конфессий. И когда разумный подключается к какому-либо эгрегору, он встречает единомышленников. У этих разумных во многом совпадают мысли, цели, чувства и эмоции. Эгрегор собирает энергию принадлежащих к нему элементов и затем перераспределяет её между ними. Сбор энергии происходит как раз за счёт концентрации на общих идеях и объектах, лежащих в основе образования этого эгрегора. Особенно в моменты массовых практик. Члены данного сообщества могут осознанно собираться и направлять энергию эгрегора в нужное им русло. Если разумный использует выделенную ему энергию против нужд эгрегора, то для этого разумного могут возникнуть негативные последствия. В самом простом случае он просто начнёт выпадать из него и будет энергетически истощаться.

Профессор перевел дух, выпил немного воды и продолжил: — По своей сути эгрегор это энергоинформационная псевдоразумная сущность, обладающая собственным разумом.

— Что касается эгрегора крыс мутантов. Единственным их желанием было желание полностью контролировать сектор своего обитания. Целью же данного сообщества являлось убийство всех разумных в этом секторе. Ты, малыш, прервал их планы. Честь тебе и хвала.

Опять мой мозг казался переполненным информацией. Одно радует, что по мере того, как я учусь у стариков, я всё быстрее начинаю вылавливать их мысли среди сотен высоконаучных фраз. К сожалению, профессора видимо просто не умеют выражать свои мысли ясно и чётко, без научной терминологии.

Глава 22

В заботе о ближнем — главное не перестараться

Оба профессора одновременно закончили свои работы. Агал наделал целую гору колбасок со специями, а Куим закончил препарировать органы крыс мутантов. Один я практически ничего не делал последние пару дней. Нет, я, конечно, помногу медитировал. Погружался всё глубже, пытался постичь все слои своего сознания и каждый раз открывал что-то новое для себя. Продолжал заниматься физическими упражнениями. Всё это было уже привычно и как-то обыденно. В свободную минуту я бежал в оружейную комнату и там с тестером изучал имеющееся у нас оружие.

Вот наступило утро третьего дня. Надеюсь, что оно принесёт что-то новое. Встретились мы в столовой.

— Всем доброго утра, — поздоровался я, усаживаясь за стол и подтягивая к себе тарелку с чем-то очень вкусным. — А что мы сегодня будем делать?

— Привет, Малой, — кивнули старики, наворачивая за обе щеки. Они молча продолжили уничтожать еду, пока тарелки не опустели.

— Сегодня у нас особый день, — начал говорить со мной Агал. — Ты ведь не забыл, что в Винзуре объявлен день траура по погибшим жителям поселка? Вот и мы поедем все вместе в Винзур, что бы добрым словом и стаканчиком хорошего напитка помянуть этих разумных. Сейчас мы закончим завтракать и начнём загружать малыша. У нас готово около трёхсот килограммов колбас. Так что, давай, доедай и готовься к выезду.

Я только кивнул в знак согласия и, спешно проглотив свою порцию, побежал за экипировкой и вооружением.

Грузили мы платформу совсем недолго. Колбасы были уже уложены в пластиковые контейнеры, которые откуда-то вытащил Куим. Да и сам малыш уже был освобождён от пластиковой маскировки. Минут через двадцать мы уже тронулись в путь. Казалось бы, что может произойти в поездке? Окружающая местность давно нам знакома, и крыс нет. Но только не в нашем случае. Привычного пейзажа вокруг нас не было. Обломки технических конструкций, металлические балки, части агрегатов и механизмов, всё было разбросано вокруг нас. Такое впечатление, что это развлекался великан. Он шёл по свалке и швырялся всем, что попадалось ему под руку. Несколько раз приходилось останавливаться и расчищать путь. Казалось, ещё немного и мы в посёлке. Но нет, нам снова и снова приходилось пробивать себе дорогу. Вместо обычных двадцати минут неспешного перемещения, мы добирались до Винзура четыре часа.

В поселении нас встретила тишина. Людей практически не было, а те, кто были, старались быстро перейти через улицу и скрыться в нужном им здании или строении. Запах смерти, крови и страха. Далеко не сразу оживут эти улицы, зазвенит детский смех и всё будет как прежде. Хотя я, наверное, вру сам себе, как прежде уже не будет. Многие захотят покинуть это поселение и переберутся в более крупные и безопасные места. И неважно, что крыс мутантов тут уже нет. В душах и сердцах людей поселился страх. Страх повторения той кровавой ночи, страх неопределённости. Жители Винзора трудились, отдыхали с друзьями, строили планы на будущее. И вдруг всё разом рухнуло. Как жить дальше, если нет будущего? Как вернуть жителям веру в себя?

Наверное, Глава поселения и его помощники будут делать всё возможное, чтобы вернуть Винзур к жизни. Ведь это их непосредственная работа. Оказалось, что после отьезда столичной комиссии всё руководство поселением решило посетить столицу. Это им показалось важнее, чем приводить поселение в порядок. Как же так?

Загруженный тяжёлыми мыслями я не заметил, как мы подъехали к главной площади Винзура. Все жители собрались у здания администрации. Все оставшиеся в живых. Тех, кто погиб в ту ночь, уже успели похоронить.

Мы оставили платформу и присоединились к жителям. В самом центре на возвышении стоял Глава поселения Винзур, господин Хайдар, и о чём-то вещал.

— Мои дорогие сограждане! — зычно взывал к толпе этот круглолицый разумный, — Если бы не наши служащие, которые заранее всех предупредили о надвигающихся бедствиях, то наши потери были гораздо больше. Только благодаря заботе нашего уважаемого господина Тула, который руководил проверкой работы всех служб нашего поселения, мы смогли организовать достойный отпор этим несметным ордам злобных убийц. Лично, я повторюсь, лично господин Тул интересовался из Столицы, как у нас обстоят дела. Это ли не проявление заботы и гуманизма о своих гражданах. Мы должны гордиться, что нами руководят подобные разумные.

Мы немного послушали этого управленца, который почему-то очень любил своё руководство из Столицы, и поехали в бар «Одиночка».

В баре было много людей, которые молча ели и пили. Время от времени кто-то из них поднимался и тихим голосом что-то говорил. Все поднимали ёмкости с напитком и разом выпивали. Было видно, что настроение у людей совсем нет. Мрачные, потемневшие лица, круги под глазами, да и в глазах не было никакого отблеска радости от пребывания в баре. Такое ощущение, что совершался некий обязательный, но малоприятный ритуал. Куим подошёл к бармену и поинтересовался у него: — Скажите, пожалуйста, где мы можем найти уважаемого Умо Рива?

Работник кафе, ненадолго оторвался от приготовления напитков и буркнул: — Он минут через пять тут появится. Вы что-нибудь закажете?

— Да. Нам графинчик планетарки, мальчику компот. Мы посидим тут, подождём Умо, — ответил бармену Агал.

— Ваше дело. Вот ваш заказ. Сидите сколько хотите, сегодня всё бесплатно. Помяните наших людей.

Мы присели у стойки. Мои старики сделали по глотку напитка и начали о чём-то вполголоса переговариваться. А мне ничего не оставалось, как пить свой напиток и глазеть по сторонам. Поэтому я первый заметил великана Умо.

— Здравствуйте дядя Умо, — поздоровался я, привлекая своим возгласов внимание дедов.

Умо, ничего не отвечая, быстро подошёл к нам и одним движением сгрёб стариков и в меня в свои объятья.

— Как же я рад вас видеть, мой дорогие! — прогудело у меня над головой. — Вы даже не представляете.

Он наконец-то выпустил нас из объятий и попросил бармена: — Плесни мне тоже и дай что-нибудь закусить.

Умо и старики подняли свои бокалы. Затем Умо произнёс: — От лица тех, кто остался жить, кто спасся и уехал в другое поселение, от всех нас я хочу сказать вам, мои родные, огромное спасибо. Накануне известных событий моя семья улетела на флайере в другой город, и они все остались живы. Многие люди поверили вам и так же спасли своих близких. Были и такие, кто смеялся и показывал пальцем на «сумасшедших» стариков. И где они сейчас? где их семьи и дети? Горько и обидно что многие горожане в тот день не услышали предупреждения. Но я сейчас не об этом. Я поднимаю этот бокал за тех разумных, которые ушли от нас в последнюю дорогу. Пусть их путь к звездам будет радостным, а память о них будет вечной. Взрослые выпили, я продолжал цедить свой компот.

Хозяин бара снова наполнил бокалы и продолжил: — Не буду спрашивать, как вы узнали о грядущей беде. Я, конечно, догадываюсь о некоторых возможностях отдельных разумных. Раз вы молчите, то значит мне не стоит знать больше. Так, о чём это я? — произнёс Умо и почесал свой подбородок. — Ах да. Второй тост я хочу поднять за вас, мои самые дорогие и близкие друзья. У меня не хватает слов, чтобы выразить свою глубочайшую признательность и благодарность. За вас, уважаемые Куим и Агал, и за тебя, мой единственный племянник.

Мы снова выпили свои напитки и посидели немного, молча закусывая каким-то оранжевым салатом. Я не знал, что говорят в подобных случаях, поэтому просто сидел и молчал. Зато Куим решил ответить нашему дорогому Умо.

— Дорогой наш друг, дорогой Умо! — медленно и как-то весомо произнёс профессор. — Нам больно из-за того, что некоторые разумные и не поверили нам и не приняли никаких мер. Можно было обезопасить хотя бы свои семьи. Но мы счастливы вдвойне от того, что нам удалось убедить многих разумных в реальной опасности. Я предлагаю поднять эти бокалы и выпить за разумных.

Мои старшие товарищи опять употребили напитки, и я подумал, что если мы так продолжим, то компот в баре я точно весь допью. Слава звездам, на этом вроде всё, это действо приостановилось. Начали вспоминать людей, события и много ещё чего. Я заскучал.

— Кстати, мы кое о чём забыли, — вскинулся Агал. — У нас на платформе около трёхсот килограммов острых колбасок. Мы их в спешном порядке приготовили для поминок ушедших жителей Винзура. Умо, пошли кого-нибудь их выгрузить. Кредитов мы не возьмём, это наш небольшой вклад в общее дело.

Умо, коротко поблагодарил нас за этот дар и тотчас дал команду своим помощникам на разгрузку припаркованного близ бара малыша.

Мы ещё долго сидели вместе за столом, общались и стоили планы на будущее. Хотя какие у нас тут могут быть планы? Крысы и те сбежали.

— Умо, — произнёс Агал, — мы хотим тебя кое о чём попросить.

— Ни слова больше, мои дорогие! — прогрохотал голос владельца бара. — Не обижайте меня. Как я уже сказал, я сделаю для вас всё, что смогу. Так что конкретно вы хотели попросить?

— Наш мальчик и твой, соответственно, «племяш» выучил несколько технических баз. Мы сегодня хотим попросить уважаемого мастера Рибуса взять на декаду нашего Малого в качестве помощника техника. Пусть он хоть немного займётся практикой у него в мастерской, наберётся опыта. А основная наша просьба состоит в следующем. Есть ли у тебя возможность на эту декаду приютить Малого? Он будет только ночевать у тебя, а целый день проводить в мастерской.

Гигант невесело ухмыльнулся, потрепал меня своей огромной ручищей по голове и произнёс: — Вы делаете мне большой подарок. Это счастье для меня, видеть у себя такого чудесного мальчугана. Тем более он будет дегустировать мои блюда. Я размещу его в комнате моей дочери. Всё равно они с женой сейчас находятся в другом городке и приезжать сюда я им пока не советовал. По крайней мере, пока ситуация с этими крысами полностью не разрешиться. Ох, Малой, каких я тебе вкусностей наготовлю! У этих старикашек ты уж точно такого никогда не попробуешь.

Было заметно, что настроение у Умо улучшилось и он начал хотя бы улыбаться. Мне от этого стало гораздо спокойнее.

— Всё, достаточно на сегодня, — сказал Куим. — Мы сейчас к Рибусу. Там договоримся насчёт стажировки. После привезём тебе это юное дарование и вернёмся к своим свалочным делам. А через декаду мы снова приедем и заберём уже практически готового техника.

Старики и Умо немного посмеялись, и мы тронулись дальше, в техническую мастерскую Мастера Рибуса.

Уже минут через пять мы стояли у ворот самой крупной мастерской поселения Винзур. Мне было немного страшно. Вдруг мастер Рибус откажет нам, и мы ни с чем вернёмся обратно в наш бот? Оставив малыша, мы дружно зашли на территорию этого технического рая.

— Они пришли! — от этого истошного крика мы испугались и уже хотели повернуть обратно к выходу. Внезапно со всех сторон к нам начали подбегать техники и остальные работники мастерской. Они принялись нас тормошить. Некоторые что-то невнятно говорили, некоторые смеялись и плакали одновременно. «Они что, все сошли тут с ума?» — проскользнула у меня мысль. «Как нам вырваться от них? Неужели это последствия пси атаки крыс мутантов?».

Но тут шум и гам стихли и к нам подбежал сам мастер Рибус. И началось то же самое. Он что-то невнятно говорил, плакал, снова говорил. Да, они точно сошли тут все с ума! Мы пропали.

Старики, как мне показалось, тоже не могли понять, что тут творится. Загородив меня собой, они пытались протиснуться к выходу. И тут, слава звездам, впервые прозвучала нормальная речь, а не сумасбродное бормотание со всхлипыванием.

— Как мы вас ждали! — уже немного успокоившись, произнёс мастер Рибус. — Мы не знали, как вас найти и остались ли вы живы после той кровавой ночи. Но вот вы здесь, и вы живы. Я благодарю всех богов, что они познакомили меня с вами, мои друзья, мои спасители. Только благодаря вашим предостережениям, мы спасли своих близких. Мы сумели вовремя отправить их в безопасное место. И они все живы!

Мастер Рибус внезапно заплакал и обнял нас. Он, видимо, ещё что-то хотел сказать, но уже не мог. Его била сильнейшая дрожь и слёзы текли из глаз просто потоком.

— Спасибо, спасибо вам, от всех нас! Наши дети, жены и внуки остались жить, только благодаря вам.

У меня отлегло от сердца. Уф, они не сошли с ума, они просто безумно рады, что их родные остались с ними. Просто эта радость была настолько сильной и эмоциональной, что сразу трудно было понять, сумасшедшие они или просто очень счастливые.

Работа на территории мастерской была полностью парализована. Люди в данный момент просто не могли вернуться к своим делам. Так как чувство благодарности и счастья просто переполняло их души.

Рибус отбил нас от толпы работников мастерской, наседавших с благодарностями. Оказывается, мастера и техники, увидев нас, побросали управление дроидами и те застыли в самых смешных и нелепых позах. Правда насмешило это только меня. Остальные не обратили на это ровно никакого внимания.

Уважаемый мастер Рибус громким голосом разогнал всех по своим рабочим местам. Работники, наконец, отвлеклись от волнующих событий и начали расходиться. Они стали оживлённо общаться и всё-таки приступили к аврально прерванной работе. Мастер Рибус повёл нас в управляющую контору.

— Дорогие мои друзья! Вы даже не представляете, как мы все рады увидеть вас! Я не умею красиво говорить, но хотел бы подтвердить свою благодарность делом. Буквально накануне мы единогласно приняли решение, что с этого момента любые работы нашей мастерской для вас, мои дорогие, будут совершаться абсолютно бесплатно. Мало того, мы вновь родившихся у нас младенцев назовём вашими именами.

Говоря всё это, мастер смотрел на нас таким восторженным взглядом, что даже мне стало как-то неловко.

— Уважаемый мастер Рибус, — немного прокашлявшись ответил ему наш Агал, — Мы бесконечно рады, что наши слова и наше беспокойство о грядущих событиях сумели уберечь ваши семьи. И мы, несомненно, поражены вашим решением выполнять наши заказы безвозмездно. Клятвенно обещаем не злоупотреблять вашим доверием и вашей добротой. Не знали мы о том, что здесь происходит, и всё же направлялись к Вам, уважаемый мастер, с небольшой просьбой.

— Всё, что угодно! — перебивая Агала воскликнул мастер. — Мы все работы остановим и в кратчайшие сроки выполним ваш заказ.

— Постойте мастер, — улыбнулся Агал, — не надо ничего останавливать. Мы к Вам с несколько иной просьбой. Наш Малой, за истёкшее время изучил довольно много технических баз и сейчас необходимо закрепить полученные знания на практике. Лучшего места, чем Ваша мастерская, нам никогда не найти. Не могли бы вы взять этого смышлёного паренька к себе на практику? Допустим, на одну декаду?

— Святые звезды! — столь же импульсивно воскликнул наш мастер. — Да о чём вы говорите, уважаемые? Хотите мы усыновим этого замечательного юного техника? Не хотите? Жаль. Тогда я сейчас же прикреплю нашего Малого к мастеру Лиру. Он, конечно, не молод, но имеет большой опыт, а стаж выполнения технических работ у него более семидесяти лет. Ни о чём не беспокойтесь. Мы сделаем из этого разумного ребёнка лучшего техника, и это говорю я вам я, Рибус Торич. Приезжайте через декаду, а лучше через полторы и я надеюсь, что вы тому, как раскрылись таланты Малого.

Мастер и старики ещё некоторое время обсуждали всё, что касается обучения будущего техника. Рибус обещал, что каждое утро будет присылать за мной в бар «Одиночка» работника на глайдере, и доставлять меня на место практики, а вечером, соответственно, отвозить меня обратно.

— Ни о чём не переживайте, уважаемые Агал и Куим. Спокойно занимайтесь своими делами и через оговорённые сроки возвращайтесь, чтобы оценить результат, — так закончилось моё оформление в помощники мастера.

На этом мы и порешили. С завтрашнего утра я приступаю к практике.

Одарив на прощание нашего мастера Лумарийскими жгучими колбасками, мы отправились обратно к великану Умо.

В баре явно что-то произошло. Вся площадка перед баром была заставлена самой разнообразной техникой. Тут припарковались различные платформы, глайдеры и даже пара флайеров. Что же случилось? Нас не было всего пару часов. С тревожными мыслями мы поспешили внутрь помещения.

Многоголосый шум встретил нас у порога. Около сотни разумных что-то бурно и эмоционально обсуждали меж собой. За столами и у барной стойки было так тесно, что люди практически вжимались друг в друга, но бара никто не покидал. Наоборот, заходили новые посетители, видели, что мест нет и просто оставались между столами. Даже обслуживающий персонал, не снимая с себя фартуков и колпаков влился в эту массу и активно присоединился к весьма шумным дебатам.

Мы едва нашли нашего Умо. Хорошо, что он на пару голов был выше любого в этой толпе.

— Уважаемый Умо, что тут произошло? — практически выкрикнул Агал. Он старался, чтобы его возглас можно было расслышать среди многочисленных бурных криков.

— Ну наконец то вы приехали! — перекрывая шум прогудел владелец бара. — Давайте, протискивайтесь за мной в кабинет, и там поговорим. Услышать друг друга мы не сможем, здесь слишком шумно.

Наша маленькая группа молчком двинулась за Умо, который своим мощный торсом активно раздвигал это людское море.

— Что за сумасшедший день, — пробормотал гигант. — Люди как с ума сошли! Сначала просто начали обсуждать события кровавой ночи, потом всё активнее стали обвинять местные власти. Потом вспомнили вас и ваши предупреждения об опасности. Хорошо, что многие прислушались к вашим словам и успели эвакуировать свои семьи в безопасные месте. Наш Глава поселения, господин Хайдар, собрал всех своих родственников, помощников на флайерах и вывез в спешном порядке из Винзура. Так что в день массового убийства никого тут из этой шайки не было. Люди остались одни. Вот народ и возмущён таким отношением к себе. Ладно, будем жить дальше. Вы перекусить останетесь или мне вам с собой вкусненького собрать?

— Не до еды сейчас, а вкусненькое возьмём, — буркнул Куим. — Поедем мы, а за этим юным вундеркиндом вернёмся через декаду или полторы. Малой, ты во всём слушайся мастера Рибуса и своего дядюшку Умо.

Старики шустренько забрали вкусные подарки добродушного гиганта и выехали из поселка. Ведь их ожидали многочисленные загадки пси активных крыс мутантов.

Дядя Умо взял меня за руку и провёл на второй этаж через подсобное помещение. Наверху располагались отдельные комнаты, в которых проживал Умо и члены его семьи.

— Вот, Малой, располагайся в этой комнате. Сейчас я уберу вещи своей дочурки, пусть они тебя не смущают, и устраивайся потихоньку. В бар сегодня за едой не спускайся, я сам тебе сейчас всё сюда принесу. Сам видишь, что там творится. Как бы до беды ни дошло. Там такие страсти бурлят!

С этими словами Умо вышел, а я начал изучать своё временное жилище.

Что я могу сказать. Комната была просто огромной, со своей отдельной гардеробной и большой туалетной комнатой с душем. Зеркало в душевой комнате поразило меня своими размерами. Вся стена, напротив входя была полностью зеркальная. Сразу было видно, что здесь живет девочка. Целая куча каких-то мягких игрушек, розовые шторки и нежно салатовое покрывало на кровати. В шкафы я даже не стал заглядывать. Зачем? Моего там всё равно ничего нет.

Минут через десять в дверь постучали и вошёл огромнейший поднос с разнообразной едой, а за ним Умо.

— Это тебе, Малой, чтобы за вечер не отощать. А с завтрашнего дня я возьму над тобой кулинарное шефство.

Он уместил безумное количество провианта на столик и начал менять постельное бельё, при этом разговаривая со мной: — Моя жена, Лорана, приучила дочь к порядку. Поэтому тут всё чисто и опрятно. Я тебе приготовил несколько мелочей для уюта, так что смело пользуйся.

Гигант показал мне различные туалетные принадлежности, выделил полки в шкафу и дал новый, нежно салатовый халат, который мне идеально подошёл.

— Ты, малыш, давай кушай и ложись отдыхать. Никто тебя до завтра беспокоить не будет. Утречком я тебя разбужу, накормлю и отправлю на учёбу к этим железякам. Так что не скучай. Если что, я у себя в коморке на первом этаже.

С этими словами дядя Умо вышел из комнаты, оставив меня в одиночестве. Ну что ж, подумал я, буду учиться у мастера Рибуса. А пока займусь медитацией.

Из небольшого потайного кармашка в рюкзаке я достал металлическую коробочку с кристаллами карита. Затем взял один из крошечных осколочков в руки и присел на пол, скрестив под себя ноги. Впереди меня ждал волшебный внутренний мир, с его удивительной, чарующей музыкой. Какой он будет сегодня?

Глава 23

Хочешь быть техником — будь им

Утром я проснулся сам. Прекрасно выспался на новом месте! Мне не помешали ни крики, ни ругань, доносящаяся из бара. Воздух был «живой», а не очищенный через множество фильтров, как на нашем боте.

Решив быстренько принять душ, я столкнулся с большой проблемой. Ну зачем столько шампуней и прочих баночек в душе? Это я ещё всякие там мазилки для тела и лица не смотрел, их целая коробка. Да у меня вещей меньше, чем этих пузырьков в душе у дочери Умо. С ума можно сойти! Вот спрашивается, зачем всё это надо покупать? Душ и так прекрасно очищает тело. Видимо мне этих девчонок никогда не понять. Что же тут можно использовать из девчоночьих запасов? Долго думал и решил перестраховаться, ну то есть трогать ничего не стал. Не дай звезды возьму какую-нибудь сверхценную мазилку и всё. Враг на всю жизнь.

Разобравшись с гигиеническими процедурами, я спустился вниз, чтобы найти Умо. Долго искать его не пришлось. Громоподобный глас Умо, казалось, звучал из каждого угла.

— Вы что шевелитесь, как беременные черви? Я сколько раз должен повторять, что зал и кухня должны быть уже готовы к приёму первых клиентов! А вы что? Вот скажи мне, зачем ты наяриваешь эти хоршевы стаканы? Они и так блестят, как голова у нашего министра финансов. А ты, куда ты потащил это дерьмо? Ох как же мне трудно с вами. Разгоню всех и сам всё буду делать. Скройтесь с моих глаз.

Опасливо косясь по сторонам, я осторожно заглянул в общий зал. Великан Умо стоял посреди огромного помещения и проводил производственное совещание со своими работниками.

— Доброе утро! — сказал я всем разумным, находящимся в этот момент в зале. Кто-то кивнул мне. Остальные, получив ряд ценнейших указаний от своего шефа, бросились их исполнять. Ну, или делать вид, что исполняют.

— Привет, Малой! А я вот тут общаюсь со своими. Уж очень они меня об этом просят! Давай, присаживайся к столу, буду тебя откармливать.

Не в силах сопротивляться такому напору, я молча согласился и уселся за стол. Звезды, дайте мне сил справится с завтраком дядюшки Умо!

С трудом я дожёвывал очередной самый последний пирог, как услышал поспешный топот. Раздался звонкий голос разумного: — Здравствуйте, уважаемый Умо! Я приехал за Малым. Можно его забирать?

— И тебе не хворать Арал, — тотчас откликнулся мой персональный повар. — Да, вон он сидит. Никак не может доесть пирожок, а я ему ещё столько наготовил. Ладно, забирай этого юношу. Остальное я вам с собой мигом уложу. День то большой, немножко еды ребёнку не помешает.

Я с большим трудом взял из рук Умо «немножко еды» и постарался устоять на месте. Видимо наш бармен решил приготовить обед для всех сотрудником мастерской.

— С-спасибо большое, но я столько и за декаду не съем, — пробормотал я. — Зачем так много?

— Ну, не съешь, так с товарищами по работе поделишься. А то они всё время свои просроченные солдатские пайки жрут. Не боятся за свои желудки, остолопы. Да, Арал?

— Как скажете уважаемый Умо. Вы всегда правы, и мы с удовольствием поможем Малому в этом деле. Поехали?

Мы пошли к глайдеру и по дороге решили познакомиться поближе: — Ты, наверное, не запомнил, Малой. Меня зовут Арал. Я работаю помощником техника в мастерской. Так что часто там будем пересекаться.

Он лихо запрыгнул в глайдер и с криком: — Щас я тебя прокачу! — рванул вперёд. Меня вдавило в кресло с такой силой, что единственное, о чём я мог думать, это как удержать в себе завтрак.

Несмотря на раннее время в мастерской уже кипела работа. Сотрудники в ремонтной зоне выкрикивали мне приветствия. Я старался отвечать, хотя мне было стыдно, что я даже не знаю их имён.

Арал подвел меня к мастеру Рибусу и отчитался: — Вот, мастер. Я его мигом доставил. — чуть помолчал и с довольным видом добавил, — Я как рвану! А Малой молодец, даже не пикнул. Наш человек.

— Ах, ты паршивец! — воскликнул мастер Рибус и одновременно сделал попытку схватить этого шустрого паренька за ухо. Видимо эта сцена уже давно была отрепетирована и доведена до совершенства. Мой ловкий водитель уверенным движением вывернулся из-под руки мастера и отпрыгнул в сторону.

— Но самое главное я вам так я не сказал! — злорадно ухмыльнулся Арал и на всякий случай сделал пару шагов назад. И добавил, явно довольный собой: — А уважаемый Умо положил нам с собой огромный бокс с вкуснейшим обедом! Да ещё сказал, что это на всю бригаду. Правда про вас он ничего не сказал. Так что это всё нам.

С каждым словом Арал отступал на шаг подальше от Рибуса. И с последней фразой стремглав бросился в соседний ангар.

— Вот сорванец! — притворно расстроился владелец мастерской. — Привет, Малой! Пошли, будем делать из тебя техника.

Я был совсем не против и с радостью проследовал за мастером.

— Ты не обращай внимания на этого шалопая Арала. Он безобидный паренёк. Арал единственный сын моего лучшего друга. Отец Арала погиб в развалинах этого мусорного мира. Может крысы подловили его или завалило грудой металла. У нас можно найти множество неприятностей. Хотя люди иной раз гораздо опасней, чем и работоспособные турели, и полчища крыс. Вот мальчик у меня и подрабатывает. Очень он любит копаться в механизмах и усовершенствовать различную гоночную технику. Модернизирует что-нибудь и гоняет по пустошам. Вот так и живёт.

Мы перешли в отдельно стоящее здание, с укреплённой дверью, над которой был встроен стационарный шокер.

— Заходи, Малой! Сейчас посмотришь, что я тебе подобрал, — произнёс Рибус и провёл меня внутрь помещения. Мы оказались внутри довольно большого склада. Везде стояли стеллажи, заполненные многочисленными ящиками, коробками и боксами. Отдельно, на самых нижних полках, размещались крупные металлические конструкции непонятного назначения.

Мастер подал мне небольшой пакет со словами: — Ты меня извини, конечно. То, что на тебе надето, никак нельзя назвать приличным комбинезоном. Вот, примерь. Это технический комбез, он весьма хорош. Мы постарались найти самый маленький размер.

Я моментально, не дожидаясь дополнительных команд, скинул с себя свою единственную одёжку, если не считать нижнего белья, и моментально надел этот технический комбез. Это был восторг! Комбез максимально ужался, по нему пробежала дрожь, и он замер, приняв форму моего тела. Оказывается, в комбез была встроена обувь, которая также приняла нужный мне размер. Но меня больше поразило другое. На поясе оказалось множество приборов.

— А это что такое? — с непониманием спросил я.

— Это, Малой, те вещи, без которых хороший техник даже из дома выйдет. Вот, смотри. Справа от тебя тестер, а слева дефектоскоп, он же технический сканер. Со всеми вопросами можешь обращаться к мастеру Лиру. Он будет твоим наставником.

— Но это ещё не всё, юный ученик техника. Мои друзья, узнав, что ты будешь проходить у меня практику, решили сделать тебе подарок. Это очень нужные вещи для технического работника. Вот они, — мастер Рибус указал на два ящика, стоящих возле меня.

— Вижу, ты хочешь узнать, что это. Посмотри. Это самый необходимый инструмент для работы техника, — мастер Рибус ловким движением вскрыл оба бокса и перед моим взором предстали…

— Мастер, я не совсем понимаю, что это. Подскажите мне, пожалуйста.

— Эх, молодёжь! — мастер невольно усмехнулся и с гордостью продолжил, — Перед тобой два комплекта для техника. Это малый ремонтный комплекс и малый инструментарий техника. Они, конечно, не совсем новые, но в идеальном состоянии и готовы хоть сейчас к работе. Вот с ними ты и будешь постигать высоты технической практики. А сейчас пойдём, познакомимся с мастером Лиром.

Владелец мастерских подхватил с пола подаренные ящики и двинулся к выходу. Я рванул за ним, не забыв прихватить свой старый, проверенный в бою комбез.

Мы переместились в соседний просторный ангар и подошли к пожилому мужчине. Мастер что-то тестировал и показывал своему помощнику: — Смотри, Тозин. Вот тестер показал неисправность соединения. Мы же провели визуальный осмотр этого участка и определили, что неисправно только реле подачи сигнала. Значит…

— Простите, мастер Лир, что прерываю Вас, — произнёс подошедший владелец мастерской. — Я привёл к вам нового ученика. Это небезызвестный вам Малой. Я его приодел, дал необходимый инструмент. И теперь он готов на практике подтвердить освоенные технические базы знаний. Заниматься он будет у вас с утра и до вечера в течение полутора декад.

— О, конечно, уважаемый мастер Рибус. Кто же тут не знает нашего спасителя! Я сделаю всё что возможно и поднатаскаю нашего малыша.

— Ну вот и отлично, — заявил Рибус. — Не буду вам мешать. Да, Малой. Если что-нибудь понадобится или возникнет какая-то проблема, смело обращайся ко мне. Но поверь мне, более опытного и знающего техника, ты навряд ли найдёшь. Удачи вам, техники.

— Давай знакомится, Малой. Меня зовут мастер Лир, а вот этого юношу звать Торзин, — мастер кивнул на стоящего рядом с ним мужчину. — Только не вздумай его спрашивать о Древних и Ушедших! Он просто маниакально болен этим вопросом.

Мастер Лир на несколько секунд задумался и продолжил свою речь: — Начну я, пожалуй, с техники безопасности проведения технических работ. Безопасность работ заключается в строгом соблюдении всех правил и регламентов связанных…

Целый час мастер рассказывал мне что можно делать, что нельзя. Потом он устроил тщательную проверку моим знаниям.

Мастер Лир послушал меня, покивал головой и пояснил: — Ну, текст ты, пожалуй, знаешь. Вот как работать и что именно делать в случае неполадок, тут ты милок плаваешь. Ты что же, думаешь выучил базу и раз, ты уже готовый специалист? Нет и ещё раз нет. Я более сотни лет тружусь техником и на планетах, и на космических станциях. Да практически везде я был техником. Пойми, быть техником или инженером это призвание. Опытный специалист сделает работу быстро качественно, и признание его работы будет для него лучшей наградой.

— Ремонтный и технические дроиды, это конечно хорошо, но главный всегда будешь ты. Именно ты принимаешь то или иное решение и отвечаешь перед заказчиком за выполненный заказ.

— Теперь перейдём к работе с техническими игрушками, подаренными тебе нашим уважаемым мастером Рибусом. Заметь, весьма дорогими. Прежде чем ты начнёшь работу с каким-либо механизмом или агрегатом, необходимо проверить работоспособность своих электронных помощников. Визуальный и электронный контроль необходимо совершать ежедневно, а не по рекомендациям, прописанным в базах знаний. Первым этапом тестирования будет…

Занятия длились уже четыре часа, и это было не похоже на теоретические лекции моих уважаемых профессоров. Это была реальная учёба под руководством настоящего профессионала. Мастер, достигнувший вершины всех технических знаний и практик, учил меня думать, когда и как правильно применять имеющиеся теоретические знания. Да, именно думать, а не слепо совершать одинаковые технические операции. Каждое действие должно быть осмыслено.

Мастер Лир, рассказывал и тут же показывал на примерах. Разбирали ошибки и снова учились. Дроиды казались мне верхом технического чуда. Вот получу допуск к управлению этими чудесными механизмами и можно считать себя волшебником, техником-волшебником.

Кто-то принёс нам обед. Мы съели его, не на миг, не отрываясь от учёбы. Ведь даже за обедом можно поговорить о основных неисправностях пищевых синтезаторов. Мы не только разобрали и вновь собрали старый синтезатор, но даже вскрыли для ознакомления пищевой картридж. Основу пищевого картриджа составляет порошок. Каково же было моё удивление, когда я узнал, что это и есть тот самый порошок, который я ел в первый день своего пребывания в этом мире.

Мастер, так увлёкся разговором со мной, что забыл обо всём на свете. Я получил десятки рекомендаций и пояснений, которые не прописаны ни в одной базе. Это был незабываемый урок технической магии. Я просто влюбился в этот процесс!

Нас прервал голос владельца мастерской, мастера Рибуса: — Лир, дружище! Ты чего это так разошёлся? Рабочий день уже как пару часов как окончен. Мы уже хотели искать Малого. Вы оба как малые дети. Заигрались и забыли обо всём на свете. Умо уже пару раз через нейросеть интересовался, что там с его малышом. Давайте, заканчивайте. Пора отпускать Малого, если не хочешь иметь дела с нашим «малышом» Умо.

— Малой! Прощайся с мастером Лиром и двигай к выходу. Там тебя Арал уже заждался.

Я попрощался с мастерами и спешно направился к Аралу. Тот молча кивнул мне на сиденье, завёл свою гордость, гоночный глайдер, и тронулся к бару.

Около бара стоял хмурый великан Умо. Посетители, желающие в этот вечер посидеть в баре, увидев владельца бара в таком состоянии, вспоминали о неотложных делах и расходились по домам. Наверное, их там очень ждали жены.

Арал остановил свой глайдер и помог мне выбраться из него. Вдруг он замер, и я услышал голос дяди Умо: — Ты где так долго возил Малого?

Голос был настолько низкий, что от него завибрировал воздух вокруг, а редкие пешеходы поспешили перейти на другую сторону дороги.

— Господин Умо, — голос Арала дрожал так, что казалось ещё пара секунд и парень упадёт в обморок. Наверное, от радости встречи с всеобщим любимцем и кормильцем Умо.

— Клянусь всеми чёрными дырами всех вселенных, я домчал его мигом, нигде не останавливаясь. Это мастер Лир задержал его. От того что он нашёл доказательство своей невиновности, Арал начал приходить в себя.

— Лир говоришь, — остановил его Умо. Голос хоть и не перешёл в ультразвуковой диапазон, но всё так же был тяжёл и страшен.

— Нет, нет, господин Умо! — уже взмолился бедняга Арал. — Вашего Малого никто не задерживал и его хорошо кормили, — спешно добавил на всякий случая паренёк. — Просто ему самому очень понравилось учиться у мастера. Вот они немного задержались.

— Точно хорошо кормили? — недоверчиво, но уже без агрессии пророкотало пространство.

— Да, очень хорошо! Малой! Ну хоть ты скажи, что никто тебя не задерживал и ты хорошо ел, — в голосе нашего бедного возничего снова послышались панические нотки.

Если честно, то я даже не помнил, как я обедал. Настолько была интересна учёба у мастера. Однако ситуация становилась взрывоопасной, и я спешно согласился: — Дядя Умо, всё хорошо! Очень вкусные у вас были пирожки, — на всякий случай добавил я. — У вас ещё не осталось таких?

Всё! Умо моментально забыл обо всём на свете. Ведь его ребёночек страдает от нехватки пирожков, он вот-вот упадёт в голодный обморок.

Уважаемый Умо схватил меня на руки и бросился в недра бара. Не помню, была на входе дверь или нет.

Никто не заметил, что в это время наш невинно пострадавший Арал пытается трясущимися руками открыть дверцы глайдера. Ничего не получалось, то ли дверь заела, то ли руки уж очень сильно тряслись. Наконец ему удалось справиться с дверцей через пару минут. И уж точно никто и никогда не узнал, что именно сегодня гонщик Арал установил абсолютный рекорд скорости передвижения по Винзуру.

Меня забыли выпустить из рук, кормили как малыша. Возможно, Умо «немного» переволновался, но даже я не рискнул сделать попытку освободиться от его понятий. Меня кормили пирогами… Или пытали пирогами. Через десять минут я взмолился: — Спасибо, я очень, очень сыт! А компотик у вас есть?

Уф, я смог переключить его внимание на компот. Умо нехотя выпустил меня из своего плена и кинулся к бармену. Тот заметался в попытке уйти от фатального для него столкновения.

— Где компот моего мальчика? — прорычало нечто в недрах бара. В ответ раздался како-то лепет. Но рык оборвал его: — Что, всего три литра?

Что-то упало, всхлипнуло и затихло. Видимо, всё в порядке. В зал аккуратно зашёл великан. В руках у него был небольшой кувшин. Вернее, в таких руках он казался небольшим.

— Ты прости, Малой, не уследил, компотика почти нет. Всего то литра три, — наш Умо так виновато смотрел на меня, что я даже не нашёл что ему ответить.

— Попей, что есть, а я уж лично наварю тебе компота. Иди, мой мальчик, отдыхай.

Я поблагодарил дядю Умо за ужин и направился к себе в комнату. По дороге я представил, сколько может наварить компотика за ночь дядя Умо.

Какой длинный и насыщенный был сегодня день! Только один день, а ведь впереди ещё четырнадцать дней постижения технических высот. Красота! Так, а теперь займёмся медитацией. Интересно, как там мои старики? Наверняка опять спорят и ругаются. Я улыбнулся про себя, ярко представив эту картину. Ну а сейчас…

Я аккуратно зажал в руке крохотный кусочек загадочного минерала и вошёл в волшебный мир.

Мир встретил меня сегодня своеобразно. Вместо цветов и музыки я оказался в воде. Да, я был в воде. Но я не тонул, просто держался на поверхности. Сама жидкость была частью меня. Разве можно утонуть в себе? Смешно. Моё средоточие улыбнулось мне. Ему, видите ли, смешно, что я тут барахтаюсь. Ах, так! Я аккуратно подтянул к себе несколько особо ярких силовых линий и взлетел над этим водным миром. Поднявшись ввысь, я полетел к горизонту, туда, где играла моя музыка, туда, где было весело и хорошо. А в этой луже пусть барахтается кто-то другой. Я совсем не против.

Глава 24

Оказывается учиться — это интересно

Как хорошо просыпаться в чистой и мягкой кровати! Я чувствовал себя отдохнувшим, хотя половину ночи провел в медитации.

Кто бы что ни говорил мне, но я всё больше убеждался, что внутренний мир обособлен. Это только мой мир, ты там истинный творец и созидатель. Всё это конечно очень интересно, однако нужно вставать и собираться.

Я спустился в зал бара. В этот раз там было тихо. Бармен что-то наливал в свои вечные бутылки, официанты стелили свежие скатерти. Из помещения кухни доносились звуки приготовления пищи, да и запах был соответствующий.

Вот уж я удивился, обнаружив за одним столиком владельца бара и мастера Лира! Они спокойно беседовали, не забывая при этом попивать какой-то напиток.

— Доброе утро уважаемые, — сказал я и подошёл к их столу. — А где сегодня Арал? Я его с утра ждал.

— Здравствуй, Малой, — поздоровались со мной эти разумные. Умо молча указал мне на стул.

— Наш Арал, что-то внезапно приболел, — ответил мне Лир, — и я решил сам заехать за тобой. Тем более уважаемый Умо меня так вкусно накормил, что я готов и дальше приезжать, и забирать тебя. Могу и вечерком завозить обратно. Торопиться мне некуда, семьи со мной нет. Так что я всегда готов поработать водителем ради возможности отведать блюда великолепной кухни нашего маэстро.

— Мастер Лир, что же случилось с Аралом? Ведь вчера вечером он совершенно не был болен?

— Да там что-то непонятное. Видимо всё-таки у него до сих пор стрессовое состояние из-за той проклятой ночи. Но он обещал, что на работу он не опоздает. Такое впечатление, что его вчера кто-то очень сильно напугал. Вы не заметили ничего такого?

Наш гигант, наморщил лоб, видимо вспоминая вечерний приезд Арала, и уверенно ответил: — Нет. Он выглядел хорошо и чувствовал вчера прекрасно. Правда куда-то торопился, слишком спешно он отсюда уехал.

Всё время нашего разговора мне усиленно и практически незаметно подсовывали новые яства от нашего шеф повара. Да и собой собрали такой огромный бокс с продуктами, что его пришлось нести мастеру Лиру. Я его не смог поднять.

— До вечера, Малой, — весело попрощался со мной Умо и пошёл проводить со своими работниками, так ими любимое, утреннее производственное совещание.

Едва мы успели тронуться с места, как мастер Лир начал мне объяснять тонкости диагностики двигателей у флайеров, платформ и глайдеров. Зачем зря время терять. Нам даже пришлось не один раз остановиться, что бы мастер на примере работы двигателя своего глайдера мог подтвердить сказанное.

В мастерской была непривычная суета и столпотворение. Множество разумных оккупировали мастерскую Рибуса. Что случилось то, интересно.

— Мастер Лир, а почему сегодня так много клиентов сюда нагрянуло? Сегодня что-то особенное?

— Ты понимаешь, Малой, наш руководитель решил скупить старую технику на разборку. Вот и набежало много народу. Уж не знаю, что они тут принесли, но работы нам явно прибавится.

— Чем мы сегодня будем заниматься? — поинтересовался я, — Тем же, что и вчера?

— Нет. Сегодня я припишу к тебе малого диагностического дроида и ещё парочку ремонтных. Будем разбирать вот это самое старье. Поверь мне, лучшей практики для тебя трудно будет придумать.

— Ты, малыш, уже освоил, первые технические базы знаний. Так что проблем у тебя с сегодняшним заданием не будет. Если вдруг возникнут вопросы, то я с удовольствием тебе помогу, — заявил мастер.

— Основные технические базы изучены мной вплоть до третьего ранга. Кстати, мастер Лир, а дорого стоят эти самые базы знаний?

— Ну у тебя и вопросец, Малой. Я могу назвать примерные цены у корпорации «Нейросеть». Так, первый ранг, это школьная программа. Стоит до 1000 кредитов. Второй ранг, это уровень колледжа. Стоит до 3000 кредитов. Третий ранг, это начинающий специалист. Стоимость таких баз знаний достигает уже 15000 кредитов. Четвёртый ранг, это, мой мальчик, уже достаточно высокий ранг для большинства профессий в Содружестве. Он может стоить около 40000–60000 кредитов. Большинство разумных останавливают своё обучение на этих рангах.

— А дальше, что? — заинтересованно спросил я.

— Дальше, — усмехнулся старый мастер. — Дальше я так подробно тебе рассказать не смогу. Там такие цены, что по карману только либо корпоративным сотрудникам, либо разумным на службе Империи. Ладно, хватит об этом. Пойдём скорее, Малой. Нас ждёт целая куча работы.

Мы зашли в наш ангар. Мастер выполнил своё обещание, я начал осваивать управление диагностическим дроидом. Новое, неизведанное ощущение захватило меня с головой. Диагностический дроид был практически разумной машины. На мои команды он реагировал так быстро, что, казалось, это я выполняю сложные технические работы, а не дроид.

Нам принесли целую гору старых агрегатов, машин и узлов. Сначала мы всё это тестировали, потом разбирали и складывали в определённом порядке. Совершенно непригодный хлам шёл на переплавку. Там зачастую встречались ценные металлические сплавы. Узлы, поддающиеся ремонту, откладывали в другую сторону. Ну а целые и мало использованные механизмы в третью.

Сегодня мне очень пригодилась база знаний по ремонту и обслуживанию бытовых систем. Так здорово, когда можно взять обычный головизор, в течение нескольких минут протестировать его внутренности и вынести своё решение, ремонтировать или на разборку.

— Мастер Лир, а почему принесли так много мобильных сканеров? Зачем они тут?

— Ты знаешь, несколько лет назад один искатель совершенно случайно среди кучи старья нашёл бот. Транспортник практически полностью был заполнен ценнейшими породами минералов. Искатель продал всё официальным властям и заработал на этом около четырех миллионов кредитов. Практически сразу переносные сканеры стали у нас самым желанным предметом. Все, кто только мог, купили эти сканеры и бросились на пустошь искать сокровища. Большинство разумных половину сезона облазили здесь всё, но кроме потерянного времени ничего не нашли. Хотя говорят, что кто-то не зря потратил время. А теперь все несут сдавать эти сканеры. Как видишь, они в рабочем состоянии, но уже никому не нужны. Вот мы их и выкупили практически по цене металлолома. Кстати, твоим старикам не нужен сканер? Они же постоянно в пустошах пропадают?

— Не знаю. Давайте отложим один из них, который получше. А когда они за мной приедут, то и спросим.

Сказано — сделано. Мы нашли практически новый, крупный, но очень мощный сканер. И вот я, кряхтя и обливаясь потом, потащил его в каморку мастера Лира.

Отдышавшись, я продолжил свою дальнейшую бурную деятельность: — Скажите, мастер Лир, а какая у вас стоит нейросеть и хватает ли вам её для работы?

— Ну, какая! Естественно, нейросеть Техник пятого поколения, а базы я уже давно все выучил. Ты пока нейрокомом пользуйся. Придёт время, и ты выберешь себе нейросеть по возможностям.

— Да, кстати, — встрепенулся мастер. — У меня дома несколько общеобразовательных баз завалялось. Есть база Выживание, там всё о методах выживания в одиночку. В наших местах она тебе точно может пригодиться. Ещё есть база Колонист, там тоже содержится много чего полезного. Базы небольшие, ты быстро выучишь. Правда старенькие они, но лицензионные. Будет возможность, потом установишь обновление. Мне они совсем не нужны, а вам, молодым, ой как в пользу будут.

— Простите, мастер, но у меня нет денег, чтобы заплатить за эти базы знаний, — виновато пробормотал я.

— Вот ты дурья башка! Да разве я со своего спасителя смогу взять хоршевы кредиты? Пусть это будет маленький подарок тебе на память от старого техника.

— Спасибо огромное, мастер Лир, — тихим голосом поблагодарил я. — Спасибо за подарок.

— Да не за что. Вот ещё у нашего мастера Рибуса есть ещё база Техник городских коммуникаций. Я попрошу её для тебя. Такая информация тоже не будет лишней.

— Может не надо спрашивать? — заволновался я. — А то скажут, что я выпросил. Неудобно это.

— Неудобно ему, понимаешь, — рассердился старый мастер. — Много ты знаешь! Да нам за счастье оказать тебе и твоим старикам подобную услугу. Ладно, давай работать дальше. Посмотри сюда, это бытовой дроид уборщик. Модель старая, но славится своим большим запасом прочности и надёжностью. Есть, конечно, и минусы. Это большое потребление энергии и частый перегрев плат. Чтобы эффективно устранить эти непотребства нам необходимо…

В этот раз мы уже сознательно уделили время обеду. Гигант Умо расщедрился на огромные порции и его запасов с лихвой хватило, чтобы накормить весь персонал технической мастерской. Практически все работники через меня передавали Умо слова благодарности и самые наилучшие пожелания.

Науку техника я постигал до самого вечера, а когда закончили, то мастер отвёз меня в бар и сдал с рук на руки уважаемому мастеру Умо.

Меня ждал великолепный ужин и поражающий своими размерами бочонок с компотом.

— Всё, дядя Умо. Спасибо большое, но я уже больше не могу есть. Ещё немного и я лопну от счастья. Можно я пойду отдыхать? — пришлось мне оправдываться перед шеф-поваром. Ну не смогу я съесть очередную прелесть!

— Точно ничего не будешь? — с подозрением спросил Умо. Но, увидев мои энергичные кивки головой, смиловался: — Ладно уж, иди, Малой. Отдыхай. Мы пока с уважаемым мастером Лиром, посидим поговорим и вспомним старые времена.

* * *
Я как можно быстрее зашагал в свою комнату, пока наш добродушный хозяин не вспомнил о очередной супервкусной штуке.

Прилёг на кровать, немного полежал. Ничего делать не хотелось, да и спать тоже, и я решил прогуляться около бара. Просто пройтись и размять ноги. Оставив в комнате все технические приспособления, я спустился вниз и вышел из дверей. На улице было ещё светло, но температура уже начала падать. Я не собирался надолго тут задерживаться, чуток тут поброжу и домой. Буду медитировать.

Народу на улице было мало, видимо все уже разошлись по домам. Редкие прохожие забегали в бар, выпивали несколько кружек пива или ещё чего-нибудь и возвращались домой. В небе появились естественные спутники планеты, и улица казалась ярко освещённой. Подробно о них мне уже рассказывали старики. Первый спутник назывался Ворук. Он выглядел заметно крупнее своего небесного собрата и был ржаво-красного цвета. Второй, Монеус, поражал своими зеленовато-синими оттенками, и свечение от него было гораздо сильное. Зато нежное и приятное.

Я стоял на улице, задрав голову, и любовался необычными небесными светилами, когда неожиданно услышал визгливый юношеский голос.

— Смотри, братец! Да это же тот самый уродец, пожиратель вонючих крыс, которого приютили эти сумасшедшие стариканы, Куим да Агал. Помнишь, вчера наш папа рассказывал об этих нищих вонючках. Они чуть не испортили торжественную встречу комиссии из Столицы. Давай наваляем ему по полной за это.

Я повернулся в сторону говорившего и увидел двух разновозрастных пареньков. Тот, что выглядел постарше, был тонким, как крысиный хвост мутанта, и каким-то дёрганным и неловким. Зато младший кушал явно отменно. Он был толст до безобразия, на его лице было множество уродливых прыщей. Именно он и говорил эти ужасные гадости.

— Простите, это вы мне говорите? — недоверчиво переспросил я парней.

— Горбаш! Этот крысиный выродок ещё смеет к нам обращаться. Дай ему по морде, а я добавлю! — завизжал этот жирный парень. Он сделал пару шагов в мою сторону и приготовился нанести удар.

Я отпрыгнул в сторону. Но из-за темноты не заметил дорожного ограничителя, споткнулся и упал на спину. Ко мне немедленно подскочили эти недоноски и начали избивать меня ногами. Толстый что-то сильно визжал, а тот, что постарше явно старался бить меня по голове. Я пытался кричать и звать на помощь. Никто не откликнулся. Люди, видевшие нас, отворачивали глаза и стремились прочь. «Что происходит? За что?» — пронеслось у меня в голове. Удары становились всё сильнее и сильнее. Мне показалось, что рука моя треснула и я упал без сознания.

Очнулся я внезапно. Первым, кого я сумел разглядеть, был владелец бара Умо. Рядом с ним стояли мастера Рибус и Лир. Ещё несколько разумных, которых я ранее никогда не видел, находились поблизости.

— Где я? Что со мной? — мой голос звучал глухо и чужеродно.

— Малой, с тобой сейчас всё в порядке, — быстро ответил мне Умо, — ты в медицинской клинике.

Я попытался осмотреться по сторонам. Странное место и ещё более странное ложе. Напоминает металлический ящик с прозрачной откидной крышкой.

— Где я лежу? — всё так же слабо спросил я.

— В медицинской капсуле. У тебя была сломана рука, сильно повреждена голова и порваны мышцы ног. Сейчас с тобой всё хорошо. Ты почти здоров, — это уже мастер Рибус ответил на мой вопрос.

— В бар тебя занесли прохожие. Ты был в ужасном состоянии, и я немедленно отвёз в клинику. Даже удивительно! Прошло всего четыре часа, и капсула подала сигнал о завершении твоего лечения. Или повреждения не были такими страшными или у тебя, малыш, бешеная регенерация тканей, — быстро проговорил Умо.

— Малыш кто тебя так сильно избил? Кто этот негодяй? Камеры уличного наблюдения почему-то не сработали, либо позже кто-то стёр всю информацию с них. Правда сделать в посёлке это могли только строго определённые люди, у которых был допуск.

Я как мог подробно рассказал, что со мной произошло. Потом попробовал описать этих парней и в конце добавил, что худого звали Горбаш. А вот толстый братец остался безымянным.

— Как ты сказал? — тихо спросил Умо. — Горбаш?

Все присутствующие в комнате переглянулись и гигант озвучил, видимо, общую мысль: — Это были Турак и Горбаш. Сыновья нашего Главы поселения, Хайдара.

В комнате повисла абсолютная тишина. Через несколько секунд её резко оборвал рык гиганта Умо: — Лир, отвези пожалуйста мальчика ко мне и побудь с ним. Мне надо кое-куда съездить. Кажется, у нас есть несколько очень интересных вопросов к нашему уважаемому Главе.

Чувствовал я себя довольно неплохо. Хотя в душе творился полный бардак. Как я мог подвести этих людей? Как мне теперь смотреть в глаза Умо? Он всё делал для меня, а я… Нет, так дело не пойдёт. Нужно ему обязательно объяснить, что я просто вышел во двор размять ноги. Я не хотел всех этих нелепых приключений.

Не успел я хорошенько всё это обдумать, а мастер Лир, уже подвёз меня к бару.

— Пойдём Малой. Хватит тебе на сегодня. Поднимайся к себе в комнату и ложись спать. Я тут внизу посижу, а то мало ли что.

— Хорошо, мастер Лир. Вы извините меня, что так получилось. Видят звёзды, я этого не хотел.

— Всё хорошо, мой мальчик. Иди отдыхай и ни о чём не беспокойся. Мимо старика Умо без спроса к тебе никто не поднимется.

Я поднялся к себе в комнату и сразу побрёл в душ, тело после медицинской капсулы явно требовало чистоты. Что бы отбить неприятные медицинские запахи пришлось позаимствовать у дочери великана Умо капельку шампуня. Вот теперь я смогу отдохнуть нормально. Хотя в душе у меня был полный хаос. А как же медитация? Точно, нужно успокоиться и заняться своим внутренним я.

Была глубокая ночь. В этот раз я взял из тайного кармашка пару кристаллов моего минерала. «Лишним не будет» — подумал я и начал проваливаться в транс.

Я погружался всё глубже и глубже, но никак не мог достигнуть той точки, в которой я осознавал собственное Я.

Ветер, но не тот ветер, что теребит на улице мои волосы. Это был ветер ожидания. Кого он ждал, меня? Так я уже здесь. Я попробовал «поговорить» с этим странным ветром, спросить его о происходящем. Но ветер молчал. Потом замолчал и я.

Вдруг картинка моего мира моргнула и ветер вселился в меня и понёс со страшной скоростью вверх. Я оказался среди звёзд. Их было очень много, они заполоняли всё вокруг. Звезды мигали и переливались. Некоторые ярким и весёлым цветом. Некоторые тусклым и настолько далёким, что даже невозможно представить, как до них можно добраться.

Звёзды что-то шептали мне. Я силился разобрать, что именно. Как бы я не прислушивался к их волшебным голосам, так и не мог ничего понять. Через некоторое время я стал улавливать некий ритм. Или всё-таки мелодию? Это было так завораживающе и непонятно.

Разве звезда может говорить с человеком? Как же мне ей ответить?

Хоровод далёких и близких светил начал ускоряться, и я услышал эту мелодию, мелодию звёзд. Звезды пели песню вечности, и я сам стал петь эту песню вместе с ними.

Глава 25

Бить техника нехорошо

Очнулся я от людского гула. Что там снаружи происходит, непонятно. Снова что-то случилось? Я быстренько умылся и оделся, и спустился вниз. Зал опять был полон народа, но это только малая часть людей. Основная масса была н улице. Мне удалось заметить знакомое лицо. Это был помощник мастера Тозин и я спешно подошёл к нему.

— Доброе утро, — поздоровался я с ним. — Что происходит? Почему собралось так много народа?

Тозин повернулся ко мне и через пару секунд узнал меня. Лицо его осветилось улыбкой, и он зачастил: — Ты всё проспал, Малой. Ночью владелец бара господин Умо и наши мастера подняли на ноги всех людей Винзура. Ты даже представить не можешь, что тут творилось. Мы вызвали представителей Службы Безопасности Губернатора, и практически взяли штурмом дом нашего бывшего Главы поселения. Он отказывался открывать свой дом и всячески мешал проведению следственных мероприятий.

— Кстати, — заметил Тозин. — Когда в особняк всё же получилось попасть, Хайдар с семьей сделал попытку скрыться в неизвестном направлении на служебном флайере. Однако безопасники успели блокировать доступ к этому флайеру. Нашли и записи твоего избиения, и того, кто эту запись пытался удалить по приказу Хайдара. Но суть не в этом. Во время обыска у Главы много чего обнаружили. Да, в принципе, и искать ничего не пришлось, там всё было приготовлено к бегству.

— А что нашли то? — я пытался разобраться в этой скомканной речи. Парень так торопился всё рассказать, что буквально проглатывал слова и не договаривал целые фразы. Тозин сейчас был настолько возбуждён и заряжен произошедшим, что его буквально распирало от острого желания всплеснуть всю информацию на меня.

— Да там чего только не было! — парень опять вскипел. — Настоящие ведомости распределения субсидий на жителей посёлка. Страховки, якобы выплачиваемые людям Винзура. Куча обезличенных банковских карт и даже около пятидесяти граммов Карита-67. Сейчас Хайдара и его семью поместили в Имперский следственный изолятор и проводят досудебную проверку по заявлению господина Умо.

— Ты представляешь, — голос парня перешёл на свистящий шёпот, — я сам кое-что слышал, но ты никому, слышишь, никому не говори. Так вот. Оказывается, наш господин Умо в прошлом был каким-то непонятным полковником. К нему старший из службы безопасности обращался «Господин полковник». Обалдеть! Он тут уже лет семь живёт, и никто об этом не знает. Чудеса.

— А сейчас то, что происходит? Почему никто не расходится и все кричат?

— Эх, Малой, ничего ты не понимаешь. По законам нашего Губернаторства, мелкие поселения сами выдвигают кандидатуры на должность Главы поселения.

— Ну, и? — не выдержал я. Ждать, когда Тозин закончит держать трагическую паузу, было невозможно.

— Что и? Вот ты дуболом! Практически все люди проголосовали за нового Главу поселения. И как ты думаешь, кто им стал?

— Тозин, я тебя сейчас стукну! — практически крикнул я. — Говори быстрее, не томи.

— Неинтересный ты человек, Малой. Не любишь ты интриги, — заявил мне Тозин. Однако, заметив, что я действительно хочу пнуть его по заднице, спешно добавил: — Господин Умо стал новым Главой посёлка Винзур. Его заместителями избрали мастера Рибуса и владельца магазина «Умник» господина Авдея.

— М-да, — протянул я. — Пока я спал, оказывается, случился маленький поселковый переворот и власть сменилась. Я так и не понял, а кричать то теперь зачем?

— А вот тут самое интересное, — вновь оживился мой собеседник. — Люди как узнали, что их много лет обманывали так и начали кричать. Требуют вернуть украденные. Там о тебе и твоих стариках тоже шёл разговор. О каком-то поощрении за предупреждение о нападении на Винзур крыс мутантов и компенсации за нанесение тебе повреждений от сынков Хайдара. Ты лучше беги в свою комнату, сиди там и не отсвечивай. Умо всем сказал, что тебя еле откачали и ты сейчас лежишь приходишь в себя и встать не можешь. Всё, двигай к себе, а я сейчас найду нашего нового Главу и шепну ему, что я тебя предупредил. Всё, ступай.

Перевозбуждённый Тозин отвернулся и моментально забыл про меня. — Это что же, я теперь работаю на заместителя Главы Винзура? — пробормотал помощник мастера и начал ловко протискиваться через скопление бурлящих жителей.

Делать нечего. Сказали болеть, значит буду болеть. С этими невесёлыми мыслями я вернулся в свою комнату. А что, если я сегодня попробую частичное погружение в свой собственный мир? Это, конечно, гораздо труднее полного погружения. Необходимо контролировать каждое своё движение, каждую мысль и желание. Правда это не самое сложное. Труднее всего постоянно помнить, что я нахожусь одновременно в двух мирах. Контроль физического тела и его астрального двойника. Пора попробовать. На всякий случай я решил подстраховаться и взял сразу два кристалла карита.

Сказано — сделано. Я уселся на пол, скрестив ноги. Так, дыхание, контроль эмоций и чувств. Я и в комнате, и в другом месте. Кстати, а где это я?

Я наблюдал себя со стороны. Другой я не был похож на привычное физическое тело. Он состоял из бесконечного множества силовых линий и жгутов, которые сходились в центр. Сильный огонь, нет, не так, яростное ревущее пламя наполнило моё средоточие. Тысячи мельчайших молний врезались в силовые линии и дальше бежали по ним. Они пересекались с другими линиями и образовывали сложнейший узор моего тела. И это всё-таки был именно я, сидящий в комнате дочери дяди Умо.

А вот второй я, никак не хотел себя проявлять. Он завис над первым телом и с любопытством изучал меня. Нет, никакого ментального или астрального взаимодействиями между телами не было. Присутствовала невидимая духовная связь. Это когда разумные знают друг друга настолько хорошо, что порой возникает единение с другим разумным. Мысли и чувства этих людей образуют свой собственный микромир, свой эгрегор.

Очень странно было ощущать себя в двух телах одновременно. Даже хотелось немного похулиганить, сделать что-то такое, ну неправильное что ли. Сложное чувство и неоднозначное. Это совсем не похоже на то, что чувствует техник, берущий под свой контроль дроидов. Нет, это было чувство всепонимания, чего-то очень близкого только для меня. У нас не было никаких тайн и секретов друг от друга. У нас были общие мысли, и мы чувствовали одно и то же. Пожалуй, мне рановато так экспериментировать, лучше потом. Слишком это сложно, хотя невероятно интересно.

Осторожно и аккуратно я вернулся в свою физическую оболочку. Сегодня возвращение произошло не моментально, а постепенно. Ещё какое-то время я осознавал себя в двух телах, потом я оказался в своём родном теле.

Мне пришлось долго приходить в себя после такого довольно-таки сложного эксперимента. И я не готов был сразу осмыслить всё произошедшее. Возможно, мои старики подскажут, что нужно делать в подобной ситуации.

Я встал на ноги и подошёл к окну. Ох, ничего себе я помедитировал! Наступил вечер. Получается, что время в этом мире и астральном течёт для меня по-разному. Чудно это и непонятно. Добавился ещё один вопросик к моим родным профессорам. Кстати, я ведь сегодня ничего не ел. Как же так? Всё, срочно в зал, буду искать дядю Умо. Хватит мне тут болеть.

Я быстро спустился вниз и нашёл там бармена. Вот, кто всегда был на месте!

— Добрый вечер, — решил поздороваться я. — Не подскажите, где мне можно найти господина Умо?

— Привет, Малой! Мы так и не успели познакомиться, меня звать Жуман. Если ты голоден, говори, не стесняйся. Господин Умо нам всем тут строго наказал кормить тебя вкусно и сытно. Сам хозяин будет через полчаса, он сейчас принимает дела в Управе. Так что ты будешь кушать?

— Да мне всё равно. Дайте, пожалуйста, ваше дежурное блюдо и всё, — заявил уверенным тоном я.

— Ну, я думаю, дежурное блюдо тебе не подойдёт. Сегодня у нас весьма специфическое и острое блюдо. А вот как ты относишься к тушёным овощам с рыбой?

— Да я ко всему хорошо отношусь. И ещё мне хочется компота.

— О, насчёт твоего компота не переживай. Это отдельная история. Мы теперь по указанию нашего любимого шефа ежедневно варим специально для тебя огромную кастрюлю этого напитка. И потом пьём его всей сменой. Ведь ты даже теоретически не сможешь столько выпить. Кстати, у тебя в комнате есть холодильник. Мы каждый день оставляем в нём большой кувшин со свежим компотиком, бутерброды и прочие вкусные вещи. Правда ты не разу ничего не взял. Почему?

— У меня в комнате есть холодильник? — искренне удивился я. — Я об этом ничего не знал. А где он?

— Ха-ха, — рассмеялся бармен, — а мы все гадаем, почему ты ничего не ешь, неужели тебе не нравится, как мы готовим.

Я надулся и буркнул: — Ничего тут смешного нет. Куда мне лучше присесть?

— Да на любое место присаживайся. Сегодня утром тут была сутолока, но сейчас сам видишь у нас пусто, все страсти переместились в Управу.

В зале звучала тихая музыка. Я впервые в своей жизни услышал реальную музыку. Она не была похожа на те мелодии, которые звучали в моём внутреннем мире. То, что звучало, было мелодичным и вроде приятным. И всё же казалось, что не хватает гармонии. Эту музыку нельзя было как-то исправить или изменить. Поэтому её хотелось просто остановить и самому написать новую мелодию. Вдруг получится настоящая музыка, которая разговаривает с тобой!

Аромат еды вернул меня к действительности. Овощи были пряные, а рыба нежной. Я набрался смелости и попросил у Жумана ещё один кусочек.

Когда я заканчивал ужин и допивал свой любимый напиток, в зал вошёл господин Умо. Новый Глава поселения двигался с достоинством и неторопливо. Лицо его было серьёзным. Он коротко переговорил с барменом, тот кивком головы указал на меня.

— Малой, ты как себя чувствуешь? Всё нормально? — поинтересовался у меня господин Умо и опять задумался о своём: — Давно я в таких зарубах не бывал, прямо бурную молодость вспомнил.

— Да я нормально. Весь день просидел в комнате, ничего не делал. Хорошо, что Тозин меня предупредил, чтобы я не отсвечивал и «болел» у себя в комнате. Кстати, Вас можно поздравить с получением новой должности Главы Винзура?

— Это так. Начали мы с поиска правды и закончили поиском нового Главы поселения. Ну надо поздравлять меня или нет, время покажет. А вот то, что у меня прибавится хлопот, это уже совершенно точно, — усмехнулся гигант.

— Ты понимаешь, Малой, там столько грязи и мерзости всплыло. Даже непонятно, как этот человек до сих пор мог руководить поселением. У него только на обезличенных банковских картах было около пятнадцати миллионов кредитов. А ещё нашли закладные, ценные бумаги и прочее, прочее. Выходит, что он прямо или косвенно владел четвертью всего движимого и недвижимого имущества посёлка. И это я только в нашем Винзуре. Ладно. Им и его семейством теперь крепко занимается Имперская безопасность. Давай лучше поговорим о твоих стариках и о тебе.

— Зачем о нас говорить? Вроде ничего не изменилось, — спешно ответил я. Неужели моя практика в мастерских Рибуса закончиться?

— Много чего изменилось, дорогой племянник, очень многое. Придётся всем нам наводить капитальный порядок в поселении. Тут за нашими спинами такие финансовые афёры проворачивали! Там ниточки много куда тянуться, даже в нашу Столицу.

— Управления поселка уполномочило меня сделать вам предложение о переезде в Винзур, — проговорил Умо. Потом он встал и продолжил официальным строгим голосом: — За большой вклад в обеспечение безопасности всех жителей поселения Винзур тебе, Малой, Агалу и Куиму полагается вознаграждение. Вам выделяется отдельный дом для проживания.

Это решение принято единогласно всеми членами совета поселения Винзур. В качестве компенсации за нападение от семейства бывшего Главы поселения ваш дом оборудуется всем необходимым имуществом и мебелью. Также вам предоставляется пятидесятипроцентная скидка на все коммунальные и иные платежи с вашего движимого и недвижимого имущества.

Глава поселения опустился на стул и продолжил уже нормальным голосом: — Семья, проживавшая в этом доме, полностью погибла от нашествия крыс. В живых там никого не осталось. Владел этим домом какой-то мутный разумный, кто он и чем занимался никто не знает. Но по всем документам дом и имущество отошло в управление поселковым советом. Так что, Малой, у вас теперь есть собственный дом.

Всё это было так неожиданно! Я молча сидел и не знал, что ответить. Потом подумал о своих стариках.

— Дядя Умо, давайте подождём моих Куима с Агалом. Пусть они принимают решение, что делать с этим домом. Как они скажут, так и будет. Я ещё немного подумал и всё-таки задал мучавший меня вопрос: — Скажите, а Вы теперь выгоните меня отсюда?

После такого вопроса Умо едва не упал со стула. Он открыл рот, затем закрыл его и побагровел. Немного продышался и наконец ответил мне: — Малой, ты чего это? Я разве тебя чем-то обидел? Да если бы у тебя не было стариков, то я бы ни на секунду не задумываясь уже давно усыновил тебя. Кстати, ещё вам полагается какая-то техника и оборудование, деды сами разберутся. Хватит на сегодня о делах. Сейчас подойдут твои мастера и иной люд. День был хлопотный, надо расслабиться. Заодно отметим ваше вознаграждение и возвращение моей семьи. Надеюсь, что мои сын и дочь станут твоими друзьями, Малой.

Позже начали собираться гости. Сначала все много ели и мало пили, потом взрослые в основном пили и разговаривали. Мне стало скучно слушать их вечные: «А помнишь… А ты… А я..». Погулять на улице у меня желания не возникло, и я решил подняться в комнату наверху.

Правда получил я сегодня ещё один подарок. Мастер Рибус и мастер Лир передали мне обещанные базы знаний. Спасибо им большое. Недолго думая, я сразу поставил эти базы на изучение и прилёг отдохнуть.

* * *
Разбудил меня стук в дверь. Снаружи раздался голос: — Малой, просыпайся! Это Арал, нам пора в мастерскую.

— Я проснулся, — крикнул я ему в ответ. — Сейчас спущусь.

Как я мог вчера заснуть, не понимаю. Я даже не раздевался, так и проспал в одежде всю ночь. Ну ладно, умываться и завтракать. В ускоренном темпе я выполнил утренние процедуры и спустился вниз. Там уже меня встретила целая компания, Сам хозяин бара Умо, мастер Лир и крикливый Арал.

— Всем доброго утра, — быстренько поздоровался я. — Я сегодня проспал?

Все со мной поздоровались и мастер Лив пояснил: — Малой, совершенно случайно получилось так, что за тобой одновременно заехал я и Арал. Господин Умо никак не захотел отпускать нас голодными, вот поэтому мы все здесь.

— Это же просто отлично! — воскликнул я радостно. — Я так соскучился по нашей мастерской, а что мы сегодня будем делать?

— Так, Малой, стоп, — прогудело глухо по залу. Умо остановил поток моих утренних вопросов. — Сначала мы кушаем и наслаждаемся, а потом уже говорим и работаем. Я двину в Управу, ну а вы в свою любимую мастерскую. Договорились?

— Да, конечно, — так же спешно ответил я. — Мы кушаем и вперёд.

Дальше мы отдали должное кулинарным шедеврам нашего Умо. Еда и наслаждение, наконец, закончились и мы пошли к глайдеру мастера Лира.

— Мастер, а что мы сегодня будем изучать?

— Малой, это зависит от того, выучил ты вчерашние базы или нет. Если нет, то ставь базы на изучение и поедем разбирать агрегаты на старом фрегате. Ну а если ты всё-таки выучил базы, то самое время проверить работы поселковых коммуникаций.

— Уважаемый мастер, я вчера сразу же поставил базу на обучение. Можно заняться коммуникациями?

Мастер молча кивнул в ответ. Мы быстро загрузились в глайдер и рванули к новому месту работы, ну или моей практики.

Глайдер остановился около отдельно стоящего двухэтажного здания. Мы вышли и стали выгружать своё техническое имущество, причём самые тяжёлые вещи взялся переносить помощник господина Лира — Арал.

— Малой! — одним словом мастер оборвал мой стремительный рывок ко входу в здание. — О чём я должен напомнить тебе до того, как мы войдём туда? Ты мне не подскажешь, мой юный техник?

— Ну, наверное, что там можно делать и чего нельзя, так?

— Блестяще, молодой человек! Из тебя получится очень хороший техник, а, может, в будущем и блестящий инженер, — мастер буквально светился от удовольствия. — Ты прав. Начнём мы, как всегда, с техники безопасности на объекте повышенного риска.

— Простите меня, мастер, но я не понимаю, какой может быть риск в подземных коммуникациях? Там что, крысы?

— Не стоит так торопится и тем более подгонять старого мастера, — нахмурился старик. — Ты новичок в Винзуре и наверняка никто не рассказывал тебе историю возникновения этого поселения, так?

— Угу, — пробормотал я.

— Ну тогда присаживайся на эту скамейку, я сам тебе расскажу, — проворчал Лир и показал мне жестом на скамейку, стоящую в тени огромного дерева.

— О том, что мы не первые это этой планете, ты наверняка уже знаешь, да и саму планету назвали аборигены, ранее живших на всех материках.

— Местные называли свою планету Солия, то есть «планета, данная в подарок», ну или «загадочный подарок». Почему они её так называли, нам так и не удалось выяснить. Старое название прижилось, наша планета называется Солия.

Это сейчас, согласно распоряжению администрации Губернатора и по воле нашего Князя, Вигуса светлейшего, все аборигены кто добровольно, кто нет, перемещены на самый снежный и холодный континент. Там они сейчас все и проживают, бедняги. Так вот, задолго до возникновения нашего поселения в этом месте располагалась Столица континента Милигау, что в переводе с местного языка звучало как «место ожидания чуда». Но видимо чуда они не дождались, зато встретили нас.

— В знак протеста, и не желая покидать это место аборигены пытались начать боевые действия против регулярных воинских формирований, но как сам ты понимаешь ничего у них не вышло.

— Сейчас не об этом. История, которую я рассказываю, закончилась быстро и печально. Оставшиеся в живых аборигены неизвестным образом взорвали весь город. Вся столица была не просто в руинах. На поверхности даже следов пребывания разумных не осталось, впрочем, как и их самих. Только мельчайшая пыль от строений и пепел от людей.

— Я опять отвлёкся, — старый мастер очнулся от своих воспоминаний. — И только спустя множество лет, решением Губернаторского Совета именно тут было решено построить наше поселение. Это место изучали самые известные учёные и ведущие специалисты по изучению аномальных воздействий. Да, много их тут было. Неполное десятилетие продолжалось исследование этой особой зоны, но они так ничего и не нашли. А что они искали, спросишь ты, малыш. А искали они ту силу, которая уничтожила огромный город Милигау с сотнями тысяч разумных. Ну никак не могли аборигены уничтожить это место, у них кроме мечей и луков ничего не было. Да и следов от применения любого другого известного оружия здесь не обнаружили. Вот такая печальная история, Малой. К чему это я всё тебе растолковываю? На поверхности ничего не осталось, а вот внизу мы можем встретить всё, что угодно. Так что, мальчик мой, будь внимателен и осторожен.

— А теперь вперёд, начинаем работать, — повеселевшим голосом закончил старый техник.

Глава 26

Какие тайны ты скрываешь, Винзур?

Мы вошли в здание и оказались в огромном помещении. Мастер Лир начал мне объяснять: — Вот, смотри, Малой. Это комплекс по обеспечению энергией и водой всего нашего славного посёлка. В центре размещён реактор холодного синтеза. Он обеспечивает энергией все дома, мастерские и остальные объекты Винзура.

— Скажите, мастер Лир, а как долго может этот реактор может вырабатывать энергию? Ведь в базе знаний есть информация, что техническое обслуживание и текущие ремонт реакторов холодного синтеза необходимо проводить исключительно на предприятиях производителя. Что мы делать то будем?

— Мы? — усмехнувшись, переспросил мастер. — Во-первых, мы визуально осмотрим реактор и подключим к управляющей схеме, чтобы провести диагностику реактора. Дальше результаты передаются на контрольно-измерительную панель и в диагностические карты. Обычно срок службы непрерывного цикла реактора составляет пятьдесят лет. Это гарантия производителя. В случае отказа или поломки, мы направляем рекламацию и нам просто меняют старый реактор на новый. Но таких случаев я что-то не припомню.

— Теперь понятно, — протянул я. — Что нам делать дальше? В коммуникации будем опускаться?

— Естественно будем, — заверил меня мастер. — Арал остаётся тут, у контрольно-измерительной панели. Если возникнет непредвиденная ситуация он нам сигнализирует. А мы, Малой, соответственно проведём диагностирование и в случае необходимости текущий ремонт и обслуживание неисправных коммуникаций. Тебе всё понятно?

— Куда уж понятнее, — буркнул я. — Неужели нельзя вместо нас запустить сюда дроидов. Они ведь заточены под эту работу?

— Можно, конечно, и дроидов. Но, видишь ли в чём дело, Малой. Надо учитывать тот факт, что все наши подземные коммуникации расположены в нижней части бывшей Столицы. И что бы нам исключить возможные неожиданности мы сами, а не дроиды, проделаем эту работу.

— Ну, теперь то понятно, — удовлетворённый ответом старого мастера произнёс я. — Спускаемся?

— Спускаемся, наш юный торопыга, — вновь усмехнулся мастер Лир.

Мы оставили Арала в аппаратной и сами начали спуск на лифтовой площадке вниз. Доехали до минус третьего уровня, и я услышал команду мастера Лира: — Всё, Малой. Выгружаемся, дальше ножками.

Мы сошли с платформы и оказались в ярко освещённом помещении. Здесь было практически пусто, только вдоль стен располагались несколько технологических узлов, необходимых для компенсации всплесков энергии в случае аварии. От этих узлов в разных направлениях за пределы помещения расходились энергошины. Мастер подготовил диагностический тестер и произвёл необходимые замеры.

— Ну что же. Всё в норме, Малой, — пояснил он. — Можешь сам убедиться.

Я сверил показания прибора с данными диагностической карты и согласился с мастером.

— Тут всегда всё в порядке, — продолжил Лир. — В принципе и ломаться тут нечему. Возникни какая неполадка, и автоматическое устройство контроля давно нам нажаловалось бы. Но я всё равно должен был тебе всё это показать. Теперь, малыш, спускаемся ещё ниже. Надо проверить энергошины. Ты понимаешь, мы случайно зафиксировали утечку энергии, причём никакая автоматика данную утечку в упор не видит. Вот и приходится лично это хозяйство инспектировать. Так что, двинули вниз.

По металлической винтовой лестнице мы начали спускаться на минус четвёртый ярус. Там нас ждали узлы и соединительные блоки. Не очень-то удобно спускаться по этой хоршевой лестнице. Ступеньки были узкие, и высота их была рассчитана на взрослого человека. Поэтому каждый раз, делая шаг вниз, я переносил часть своего веса назад, чтобы сохранить равновесие и не грохнуться. Целых семьдесят шесть ступеней. Да, это было не самое лёгкое испытание для меня.

Лестница закончилась крохотной площадкой, от которой в разные стороны уходили технические проходы. Всего их было четыре.

Отдышавшись, мастер Лир предложил: — Малой, хочу, что бы ты запомнил расположение всех энергетических узлов. Правда нам придётся все их обойти. Предлагаю сегодня начать с западного ответвления, оно самое длинное и работы нам хватит до самого вечера.

Технический коридор был узкий и пройти по нему мог только один человек. Я боялся потерять из виду старого техника и старался держаться сразу у него за спиной.

Четыре часа подряд мастер показывал мне поселковые коммуникации и описывал все технические подробности. Мы сделали кучу измерений и полностью заполнили электронную диагностическую карту этого сектора. Всё было в порядке, никаких утечек энергии. С одной стороны меня это радовало, ну а с другой стороны мне было просто скучно. Эта работа была такой монотонной и нудной! Наконец мы всё проверили и решили возвращаться. Мастер предложил вернуться другим путём. Нам предстояло идти по-старому, практически заброшенному, проходу.

— Раньше, Малой, когда наш посёлок только образовался здесь хранились резервные источники питания. Потом необходимость в них отпала. Самое ценное отсюда вывезли, ну а остальную рухлядь бросили. Пойдём обратно по этому проходу, он вдвое короче основного.

— Как скажете, мастер, — согласился я.

Где-то через полчаса мы решили немножко отдохнуть и съесть по бутерброду. Мастер уселся на ящик с тестером, а я расположился прямо на полу. Удивительно, но каменный пол был очень теплый и сидеть на нём было даже приятно.

Я прикрыл глаза и немножко расслабился. Я не собирался медитировать, просто мне было очень хорошо и комфортно. Волны внутреннего тепла окутывали меня и предлагали остаться здесь. Зачем куда-то идти и что-то делать. Здесь ведь так уютно. Не было никаких слов и музыки, как раньше. Просто я чувствовал, что уже пришёл туда, куда стремился. И именно это место именно будет для меня идеальным. Что за наваждение? Да этого просто не может быть! Вероятно, я просто устал и мне хочется отдохнуть. Это чувство никуда не исчезало, не нарастало и не давило на меня. Оно заставляло меня оставаться на месте. Мне мягко и ненавязчиво сообщали: «Малой, именно это место твоё. Ты можешь прийти сюда в любое время».

— Ты чего? Задумался или задремал? — вопрос мастера Лира вернул меня из гипнотического состояния. — Давай, поднимайся и двигаем к выходу, Арал нас уже заждался.

Казалось, что меня отрывали от чего-то близкого и родного. Это причиняло мне практически физическую боль. Я медленно выдохнул, стараясь не выдать своего состояния.

— Пойдёмте, мастер Лир. Арал там, наверное, заснул уже, — решил я пошутить, чтобы скрыть своё волнение. И мы продолжили движение по слабо освещённому тоннелю.

К сожалению, этот проход был изрядно захламлён. Ржавые накопители энергии просто свалены в кучи. Энергошины оборваны и пучками свисали со стен и потолка и запах… Запах тлена и ненужности. Мне даже стало обидно, что всё тут медленно умирает. Неужели это никому не нужно? Тут столько деталей, которые пригодились бы людям.

Что бы хоть как-то отвлечься от грустных мыслей я задал мастеру вопрос: — Скажите, пожалуйста, мастер Лир. Вот мы вошли в основной энергетический центр совершенно свободно, там не было никакой охраны. Получается, любой разумный вот так же спокойно может сюда войти?

Старый мастер вздрогнул от неожиданности, но всё же ответил на мой вопрос: — Малой! Ты так неожиданно заговорил, не пугай меня больше. А насчёт возможности свободно зайти в энергоцентр, то тут глубоко заблуждаешься. Во-первых, у меня в нейросети есть ключ метка данного центра. Когда я приблизился к зданию искин станции послал автоматический запрос моей нейросети. Нейросеть подтвердила моё право находиться на этой территории. Во-вторых, искин Управы зафиксировал наш проход сюда и отслеживал дальнейшее перемещение по станции. Всё фиксируется в электронном журнале. Тут всё под контролем. Когда мы выйдем отсюда обрати внимание, какие мощные запорные устройства стоят на этом объекте. Ни один шаг, ни одно наше движение не остались без контроля. Тебе ясно, Малой?

— Хм, спасибо мастер. Я даже не подумал о таком виде контроля. Ну согласитесь довольно странно, что в таком месте нет никакой охраны, — ответил я старому мастеру.

— Всё там есть, и стационарные станеры, и даже встроенное серьёзное вооружение. Просто всё это добро вмонтировано во внешние стены нашего объекта.

Мы пошли дальше по заброшенному техническому проходу. Тут даже настенное освещение не работало, поэтому нам пришлось воспользоваться своими осветительными приборами. Вокруг было абсолютное запустение и тишина. Мы шли и нас сопровождал шум наших же шагов. Заброшенное и никому не нужное место, в котором отсутствовала сама энергия жизни.

Вы знаете, человек может идти по-разному. Например, можно привычно передвигаться по давно знакомому маршруту, не обращая никакого внимания на окружающие вещи и события. Можно шагать по новому месту, где всё интересно и ожидать новых впечатлений и эмоций. По-разному передвигается человек. В бою один способ передвижения, а на охоте совершенно иной. Хотя, казалось бы, и там, и там нужно быть максимально внимательным и осторожным. Человек может размеренно шагать и отдыхать на ходу, а может подкрадываться или убегать. Каждый ходит по-разному. Но именно сейчас я осознал, что мы не просто идём, а преодолеваем расстояние. И нас совершенно не интересует сам путь. Наша цель и задача дойти до выхода. Это был мёртвый, безжизненный путь, но мы должны его пройти.

С этими невесёлыми мыслями я и мастер Лир вышли, наконец, к винтовой лестнице. Сколько там ступенек, семьдесят шесть? Теперь мне придётся карабкаться наверх. Стонать бесполезно, начинаю двигаться вперёд.

Грузовой лифт, оказывается, великое изобретение! Можно сидеть без движения и в то же время подняться на нулевой уровень. Я чувствовал себя совсем разбитым. Не только тело ощущало усталость. То, что мне пришлось почувствовать внизу, до сих пор не отпускало меня. Надо будет разобраться в этих странных ощущениях. А пока всё, хватит на сегодня приключений. Где же Арал?

Когда лифт остановился и двери распахнулись, я чуть не задохнулся от смеха. Как я и предполагал, наш Арал спал. Он сидел на стуле, прислонившись к стене. Голова его была опущена на руки, сам он безмятежно посапывал.

— Арал! — казалось от увиденного мастера, Лира хватит удар. — Ах ты, спящий паразит! Мы переживаем, ведь Арал нас ждёт не дождётся, а он тут слюни на стенд пускает. Всё. Завтра будешь целый день заниматься обслуживанием дроидов.

Арал попытался вскочить со стула. Ноги у него, видимо, затекли и он с треском и шумом свалился на пол. Помощник мастера тут же резко вскочил и начал активно оправдываться: — Да не спал я совсем! Просто тут свет яркий и глаза у меня устали, вот я их и прикрыл.

Смотреть на Арала было смешно. Он одновременно говорил, стирал слюни со щеки и пытался растереть ушибленную при падении коленку.

Мастер Лир грозно шевелил бровями и пытался нахмуриться. Потом не выдержал и громко расхохотался.

— Арал, страдалец ты наш! Ты хоть за аппаратурой следил?

— Мастер, а как же иначе? Я фиксировал все ваши сигналы и записывал диагностические данные. Всё тут в порядке, — проворчал он, — всё, как всегда.

— Ну хоть это ты сделал. Ладно, давайте заканчивать на сегодня. Возвращаемся в мастерскую, сдаём всю аппаратуру и по домам. Или ты, Арал, решил остаться тут ночевать?

— Нет, нет, — забеспокоился парень. — Лучше в нашу мастерскую вернёмся.

* * *
По дороге в мастерскую я чувствовал нарастающее внутреннее напряжение. Что-то сильно меня беспокоило, но вот понять, что именно, не было никакой возможности. Придётся сегодня погружаться в глубокую медитацию, может тогда удаться выяснить эту причину.

Мастерская нас встретила тишиной. Все техники и помощники уже закончили работу и разошлись по домам. Дроиды и прочая техника вернулись в ангары. И только уличный робот уборщик в полном одиночестве выполнял свою работу. Глядя на него, я невольно вспомнил брошенные механизмы, которые грудами валялись в технических тоннелях. Не знаю почему, но мне стало жалко старую технику. Всю свою «жизнь» они служили на благо человека, а потом их просто бросили, как никому ненужный мусор. Почему я так остро это ощущаю? Неужели старая техника тоже испытывает обиду?

— Арал, — позвал мастер Лир своего помощника, — верни всю аппаратуру на свои места и проверь заряд у всех наших приборов. Завтра будет много работы. Утром встречаемся в баре господина Умо, ты меня хорошо понял парень?

— Мастер, я же маленький! Что Вы мне одно и то же по несколько раз повторяете! — обиженно заявил Арал. — Я всё сделаю как надо, не переживайте.

Мы попрощались с парнем и на глайдере старого мастера поехали к бару.

Я вспомнил своё первое посещения Винзура. В тот день улицы были полны народа, люди смеялись, шутили и спорили. Сейчас мне казалось, что я попал в совершенно иное место. Мрачные и обеспокоенные лица, резкие и какие-то суетливые движения жителей поселения и тишина. Нет собак и других домашних питомцев, совсем нет детей. Практически никто не разговаривает друг с другом. Никто не шумит, не ссорится и не смеётся. Плохая тишина, нехорошая. Как будто наш маленький посёлок замер в ожидании несчастья. Людям, наверное, было трудно так быстро принять смерть большого количества близких. Это сильно давило на психику и угнетало.

За несколько дней пребывания в посёлке я видел, как многие разумные спешно собирали свои вещи, за бесценок продавали дома и навсегда покидали Винзур. Им то хоть было куда податься. Видимо нам со стариками так и придётся на пустоши скрываться не понятно от кого. Ведь у меня нет никаких документов, а мои профессора вообще считаются погибшими. Я вздохнул. Слишком много навалилось на меня, и никто не мог мне сейчас помочь. Как же я соскучился по моим неспокойным дедам! Сейчас я был согласен даже участвовать в их испытаниях и пить вместе с ними «великолепный» кауфе. Но их не будет ещё декаду. Остаётся ждать, усваивать новые знания и набираться опыта техника. Вспомнил! Ещё этот дом, который нам вручили в подарок. Надо будет не забыть рассказать о нём старикам и заодно спросить, почему сотрудники службы безопасности называли дядю Умо полковником. Ну всё, пора ужинать и срочно заняться медитацией. Слишком много вопросов остаются без ответов. Будем разбираться, всё-таки я псион.

Мы оставили глайдер мастера недалеко от входа в бар. Лир, кряхтя и охая, вылез из него со словами: — Эх, Малой! Видимо стар я стал, по подземным коммуникациям шляться целыми днями. Устал я сегодня что-то. Пойдём в бар, я хоть с Умо там посижу, отдохну немного.

В этот вечер зал бара был заполнен на половину. Посетители спокойно сидели, ели и пили. Разговоров практически не было, и всё же тень той кровавой ночи не оставляла жителей поселения Винзур.

— Дядя Умо, мы уже вернулись, — громко произнёс я, едва увидев нашего гиганта.

— Ну наконец то! Заждался я вас, — прогудел владелец бара, он же Глава нашего посёлка. — Давайте скорее к столу. У нас сегодня новинка, вы просто не сможете отказаться от неё. Не скажу, правда, что именно за блюдо. Это секрет, попробуйте отгадать сами.

Естественно, мы не отгадали что это такое. Да я даже потом повторить не смог название этого блюда. Зато было очень вкусно.

— Можно я пойду отдыхать? Просто мы с мастером Лиром сегодня весь день по подземным коммуникациям ходили, у меня даже ноги гудят.

— Конечно иди, малыш. Отдыхай, а мы тут с мастером немного пообщаемся, — заявил Умо.

Я действительно устал. Всё тело болело, но больше всего я чувствовал себя опустошённым эмоционально. Меня до сих пор тревожило то чувство, которое я испытал в заброшенном техническом тоннеле. Поход в душ принёс кратковременное облегчение. Я взял в руки два кристалла Карита-67. Всё, теперь можно расслабляться и входить в медитативный транс.

Переход был мгновенный. Казалось, я даже не успел сделать вздох. В этот раз меня встретило моё второе я, состоящее из переплетающихся энергетических линий. Моё средоточие приветственно моргнуло мне и заискрилось мириадами микромолний. Я шёл по световой дорожке, вернее вся дорога состояла из моих молний. Я не знал куда ведёт этот путь, но я был твёрдо уверен, что мне надо двигаться вперёд. Вокруг меня была тьма. Мои молнии подсвечивали её, но тьма не уходила. Наоборот, она начинала физически давить на меня, пыталась остановить меня и не дать пройти дальше. Впервые я ощутил, как кристалл в моей руке завибрировал, издал мелодичный звон и исчез. Теперь он стал частью меня. Давление тьмы ослабло, но меня начало раскачивать из стороны в сторону. Среди кромешной тьмы я увидел свет. Мне оставалось пройти совсем немножко, не больше сотни шагов. Попробую двигаться к свету. Каждый шаг давался очень тяжело. Я всё чаще останавливался передохнуть. Ноги стали тяжёлыми и как будто чужими, они совсем перестали меня слушаться. Я упал. Встать я уже не смог, как ни старался. Раздался тихий звон второго кристалла. Попробую ползти вперёд. Передвигаться было тяжело. Голова не поднималась, и я не мог посмотреть на мою дорожку. Я просто чувствовал, что осталось ещё совсем немного, ещё чуть-чуть. Трудно сказать, сколько времени я преодолевал остаток пути. Возможно, я терял сознание, и я совсем ничего не запомнил.

Свет! Яркий, золотистый свет! Он был как самый близкий и дорогой друг. Тёплый и мягкий, он ждал меня. Я поднялся на ноги. Больше ничего не давило на меня. Тьма растворилась в сияние этого волшебного света. Она отступила и сдалась. Я смог преодолеть этот путь. И вдруг я услышал тихий голос: «Светлого тебе пути, мальчик! Я так долго ждала тебя».

Глава 27

Знакомство с планетой

Я огляделся, но никого не увидел. Только мягкий, тёплый свет окружал меня. Он уже не был таким яростным и острым, как в первые мгновения моего присутствия. Свет мягко согревал меня своим теплом, дарил спокойствие и уют.

— Простите, кто Вы? — мой голос хоть и не дрожал, но я чувствовал себя так, будто без спроса взял все шампуни из душевой комнаты дочери Умо и унёс их с собой.

Передо мной пронёсся золотистый вихрь света и оставил после себя прекрасную девушку. Её лёгкое платье переливалось всеми цветами, а на ногах были странного вида сапожки, переплетенные ремешками.

— Ах, как же долго я не общалась с разумными! — нежным голоском воскликнула девушка и рассмеялась звонким и мелодичным смехом.

Я в изумлении смотрел на неё и ни одна мысль не могла оформиться в моей голове.

— Какая я невнимательная, — с улыбкой сказала она. — Давай знакомиться, малыш. Первоначально меня назвали Карима, хотя живущие разумные предпочитают называть меня Солия. Чтобы тебе было понятней, я и есть душа этой планеты, впрочем, и вся планета тоже я. Тебя же зовут Малой.

— Могу я получить разрешение, чтобы посмотреть на тебя изнутри, малыш?

— Как это изнутри? — опешил я. — Вы что, хотите меня вскрыть и изучать?

— Фу, ну зачем мне кого-то вскрывать. Нет, я хочу ментально заглянуть в твою родовую память, и смогу многое узнать о тебе.

— Ну тогда, наверное, можно, — с сомнением протянул я. — Смотрите, мне не жалко.

Карима, она же Солия, на несколько секунд всмотрелась в меня своими прекрасными изумрудными глазами. Потом её идеальный лоб пересекли морщины, и она озадачено произнесла: — Даже так?

Карима немного помолчала, видимо что-то обдумывая, и вскоре снова заговорила со мной.

— Очень, очень интересно, — произнесла девушка. — Сейчас, Малой, я всё тебе объясню. В тебе проснулась кровь твоих далёких предков. Этому поспособствовали следующие обстоятельства. Во-первых, именно на тебе некие условно разумные проводили генетические опыты с использованием, как вы его называете, Карита-67.

— Во-вторых. Эксперименты, проведённые профессорами Куимом и Агалом над твоим мозгом, ментальной и астральной оболочками, воздействовали на заблокированную цепочку ДНК. С тех пор я пыталась пробиться к тебе и достучаться до твоего разума, но получилось это только сейчас.

— Ты пока ещё слаб. Я буду помогать тебе развивать твой внутренний дар, и ты станешь достойным своих великих предков.

— Прости, Карима. Ты несколько раз упоминала моих предков. Я могу узнать кто они?

— Да, конечно, мой маленький волшебник, — лучезарно улыбнувшись ответила мне девушка. — Твои предки были из расы Сеятелей и называли их Арконами. Знай это и помни об этом в своих дальнейших перерождениях.

— Они же и создали меня в дар другой, уже давно забытой расе. Это было более семи миллионов циклов моего обращения вокруг местной звезды. Так что, мой мальчик, я создание разума твоих далёких родителей.

— Но куда пропали эти разумные, что жили раньше на планете? — задал я вопрос, так беспокоящий меня после рассказа мастера Лира.

— К моему великому сожалению, их подло уничтожили и это были пси вампиры из цивилизации Приксов. Случилась эта трагедия менее полумиллиона моих лет назад. Остатки проживающей у меня расы окончательно деградировали. А потом ко мне пришёл ваш народ. Как в тебе оказалась кровь моих Создателей? До сих пор для меня это остаётся загадкой.

Я был просто ошарашен. Разве мог я себе представить, что буду разговаривать с целой планетой? Да и сам я принадлежу к расе Сеятелей! С ума сойти.

— Скажи Карима, а мы можем везде с тобой общаться?

— Не сразу. И у меня есть определённые ограничения. Мы будем вести беседы исключительно в этом веере Вселенных, — ответила мне планета. — На данном этапе твоего саморазвития это возможно исключительно во время твоих медитаций. Позднее, когда ты значительно увеличишь свои силы, мы сможем общаться, когда тебе будет удобно.

Она что так шутит? Это веер Вселенных является ограничением? Да мой мозг даже представить себе не мог уровня могущества тех, кто уставил такие ограничения.

— Объясни, пожалуйста, — обратился я ней, — про Карит-67. Ты говорила, что это мы его так называем. Что такое Карит-67 на самом деле?

— Ох, Малой, — вздохнула девушка. — У нас всего лишь первая встреча, а ты задаёшь такие серьёзные вопросы. Ну что же, я попытаюсь ответить тебе.

Карима опустилась в плетёное кресло, взявшееся ниоткуда, отпила весело пузырящейся жидкости из внезапно возникнувшего бокала и только потом вернулась к серьёзному вопросу.

— Твои невообразимо далёкие предки Арконы достигли всего о чём только могли мечтать. Для них не осталось больше тайн в галактиках. Учёные, воители, они хотели стремиться к новому, но ничего нового не было. Им просто стало скучно жить. И тогда они приняли решение перейти из пси-физических тел в форму энергополя. Они ушли из нашего мультивеера Вселенных. Где они теперь, я не знаю. Возможно, они создают себе новую реальность, а возможно изменяют законы природы и влияют не только на время и пространство, но и на само мироздание.

— Так вот. Во время перехода Арконов в энергетическую форму, часть энергии переноса преобразуется в физическую форму. И именно эту физическую энергоструктуру вы назвали Каритом-67. Для вас она выглядит как кристаллы. Их ещё можно обнаружить в этой Вселенной. Вот такой Карит-67 помог тебе достучаться до меня, Малой.

— Понятно, — задумался я. Потом всё же решился спросить: — Скажи, пожалуйста, что ещё мне нужно узнать на данный момент?

— Очень важно для тебя усвоить следующее. Время для пси-разумного изменяется не так, как для обычных разумных. Когда ты находишься в медитации и общаешься со мной, то время в твоём реальном мире замирает. Мы можем общаться хоть вечно, и ты вернёшься к той же временной отметке. Однако нельзя забывать о том, что ничего во Вселенной не даётся безвозмездно. Приобретая одно, ты теряешь в другом. За нашу беседу сейчас ты расплачиваешься своей пси-энергией. Возместить её тебе помогут твои кристаллы. Пользуйся ими, они будут большим подспорьем для тебя на начальном этапе освоения дара.

— Вот теперь мне понятно, почему исчезают кристаллы, — ответил я. — Как же я могу развить моё средоточие и увеличить пси-силу?

— Малой, твой центр силы пока ещё невелик, он не более твоего кулачка. Чтобы увеличить его и развить до размеров твоего физического тела необходимо учиться, совершенствоваться и тренироваться. Всё у тебя будет хорошо, не расстраивайся. Не забывай, что у тебя есть доступ ко мне, и я всегда тебе помогу. К сожалению, время нашего общения ограничено твоей силой. Подойди ко мне, я сделаю тебе небольшой подарок.

Я с некоторой опаской подошёл к Кариме и остановился возле неё. Девушка приложила ладошку к моей груди. Моё средоточие засверкало, как звезда. Я ощутил небывалый прилив сил, у меня даже закружилась голова.

— Всё, малыш, возвращайся в реальный мир, тебе пора отдыхать. Была рада познакомиться с тобой и прикоснуться к божественной частичке моих создателей. А теперь иди. Я всегда буду с радостью ждать наших встреч.

Закрутился вихрь ярко-зелёного света, и девушка исчезла. Я продолжал смотреть на то место, где она стояла, но уже через миг оказался в своём теле у себя в комнате.

* * *
Я очень долго не мог заснуть. В голове было столько мыслей, что они мешали друг другу. Я понял, что уже не могу справиться со своими впечатлениями и решил отложить размышления на утро. После этого я успокоился и уснул.

— Он что ещё спит, — выдернул меня из сонных грёз чей-то возглас. — Давай, Умо, буди его. Нам ещё весь день по подземельям ползать.

Открыв глаза, я увидел склонившегося надо мной великана и стоящего рядом с ним мастера Лира.

— Доброе утро, — мой голос прозвучал хрипло и тускло, — а я уже не сплю.

— Да мы видим, как ты не спишь, — проворчал старый мастер. — Мы тебя чуть ли не час внизу ожидаем, а ты тут пузыри пускаешь.

— Всё, я поднимаюсь, через несколько минут я спущусь вниз, — заявил я, — подождите ещё немного.

Умо ухмыльнулся, взял мастера под локоть и потащил его со словами: — Лир, пойдём. Нечего малышу мешать. Никуда ваши железяки не денутся.

Пришлось быстро умыться, одеться и бегом отправиться в бар. Я пригляделся к механику. Что-то вид у него растрёпанный, да и круги под глазами.

— Мастер Лир, а вы вчера ещё долго тут сидели? — невинно поинтересовался я и начал спешно поглощать завтрак.

Лир переглянулся с владельцем бара, тот пожал плечами и вновь ухмыльнулся.

— Ну, ты понимаешь, Малой, вчера мы немного посидели тут с господином Умо, пока он не ушёл отдыхать. Я уж начал собираться домой, но встретил моих старых знакомых. Мы с ними, значит, ещё немного посидели, — пробормотал смущённо мастер.

— Не смотри на меня так, — неожиданно заговорил мастер Умо. — Я Малому ничего не говорил. Он сам по твоему «бодрому» виду догадался, как вы немного посидели. Да они тут до утра сидели. Когда я пришёл утром в зал, они посапывали все за одним столом. Хорошо мой бармен их прекрасно знает и не стал будить. Вот они тут и дрыхли. А теперь он про работу вспомнил и свои железяки, никому не нужные.

Мастер посмотрел с укором на нашего Главу поселения, как будто он предал его, а ведь он так на него рассчитывал.

— Пошли, Малой, — заявил мастер. — Я хоть и старый, но работать после такой ночки могу… наверное.

Мы вышли во двор. Флайер мастера находился на том же месте, где мы оставили его вчера. Внутри нас дожидался Арал. Ну как дожидался, он спал.

— Вот, ещё один работничек на мою голову, — проворчал Лир. — О звёзды, с кем работать приходится.

Мастер, несмотря на бурную ночь, довольно уверенно вел свой транспорт по утренним улочкам посёлка. Уже около мастерских Лир растолкал сонного Арала и бодро его отчитал: — Арал! Ты совесть совсем потерял? Мы его тут катаем по всему посёлку, а он спит и не почешется. Давай, дуй за нашей аппаратурой, и мы продолжим проверять остальные технический тоннели.

Арал, явно не ожидавший такой экстремальной побудки, буркнул: — Я щас, — и умчался за нашим оборудованием.

В этот день он побил все местные рекорды по сбору и доставки в глайдер всего необходимого, и только потом запрыгнул в машину и решил с нами поздороваться: — Доброе утро, мастер Лир. Привет, Малой. Давайте скорее выезжать, нас ждёт работа.

Мастер недоверчиво и с подозрением посмотрел на своего помощника, но в этот раз видимо решил промолчать и тронулся в путь. Ведь нас ждала работа.

Мы быстро прибыли на техническую станцию. Сегодня я пытался найти встроенное в здание оружие, но увы, мои попытки не увенчались успехом. Видимо всё было надёжно спрятано. Вот будет сюрпризом для незваных гостей!

В центральном зале станции мастер остановился у дисплеев контроля и неожиданно для меня заявил: — Малой, работа сегодня совершенно не сложная, да и Арал всё там прекрасно знает. Поэтому я буду дежурить тут, а вы, друзья мои, пробегитесь быстренько по тоннелям, зафиксируйте показатели в контрольных точках и проведите плановую диагностику. Вот и всё. Я же возьму на себя самую ответственную работу, буду руководить и контролировать. Идите уже.

Старый мастер уже откровенно зевал.

Делать нечего. Мы с Аралом подхватили аппаратуру и на грузовом лифте опустились на минус третий этаж.

— Э, Малой, — обратился ко мне мой временный руководитель, — тебе ведь нужно всему учиться и набираться практического опыта. Давай, спускайся по этой хоршевой лестнице и пробегись по тоннелям. А я тебя здесь подожду, хорошо?

— Конечно Арал, — я пробегусь по тоннелям и всё посмотрю и зафиксирую, а ты будешь здесь контролировать,

М-да, кругом одни большие начальники. Мне же не страшно, чего там бояться? Там пусто… наверное. Я вздохнул, взвалил на себя оборудование и, продолжая злиться на руководителей, начал эпический спуск вниз.

И вот я внизу. Интересно, что там делают мои начальники? Наверное, они друг друга контролируют. Ну и пусть, а я пойду по южному проходу.

Я шёл по коридору и меня сопровождал только шум собственных шагов. Было скучно. Все замеры диагностическим прибором соответствовали норме, утечки энергии отсутствовали. Единственное, что я сделал, так это поменял парочку предохранителей, вышедших из строя. Я вернулся обратно, заполнил диагностическую карту технического участка и с чистой совестью отправился в следующий проход. В нём было много технологических ниш, заполненных датчиками контроля потребления энергии. Тут же находилась и значительное число сенсоров слежения. Видимо контроль за этим местом вёлся постоянно. Тут тоже было всё в порядке, только несколько осветительных приборов перегорели от времени. Осталось совсем немного, зайду ещё в один коридор и всё, можно будет возвращаться обратно.

Я двигался вперёд, автоматически выполняя необходимые замеры и в какой-то момент осознал, что я в коридоре не один. Пришлось остановиться и осмотреться вокруг. Я никого не заметил, однако ощущение, что за мной наблюдают, не проходило. Время у меня ещё было, и я решил погрузиться в медитативный транс, вдруг получится определить источник беспокойства. Так я и сделал. Уселся прямо на пол, скрестил ноги и начал выравнивать дыхание.

Вспыхнул мягкий свет, и я услышал знакомый голос: — Здравствуй, Малой. Вижу, ты освоил мой подарок.

— Привет Карима, — поздоровался я, разглядывая девушку. Сегодня она была в белоснежном платье с длинными боковыми вырезами. На ногах обуты бежевые сапожки на коротком каблуке, а на запястьях рук выделялись красивые браслеты с драгоценными камнями.

— Ну что, всю меня рассмотрел? — с хитринкой спросила она и звонко рассмеялась. — Я так долго ни с кем не общалась и не показывала свои наряды, а у меня их несколько сот тысяч. Тебе ведь нравятся наряды, малыш?

— Платье как платье, — буркнул я недовольно. Вот ещё, наряды разглядывать!

— Карима, что это за подарок такой ты мне вручила? Я так и не разобрался, что это.

— А ты разве ничего не почувствовал в момент моего прикосновения? — лукаво улыбнувшись поинтересовалась Карима. — Мне показалось, что ты понял.

— Я видел, что мой центр энергии уплотнился и засверкал сильнее. Он ни на миллиметр не увеличился, значит сил у меня не прибавилось! Что же должно было измениться?

— Хорошо, я постараюсь пояснить, — заявила красавица. — Действительно, я никак не могу влиять на увеличение твоих псионических сил. Зато я умею структурировать и «уплотнять» твоё средоточие. Да, ты не стал сильнее. Однако теперь любые псионические упражнения будут даваться тебе значительно легче. Цени это.

— Ясненько, — задумчиво пробормотал я. — Как же мне тогда увеличивать свой внутренний пси-запас? А то по моим наблюдениям он не развивается.

— Малыш, неужели ты думаешь, что стремительное увеличение твоих внутренних сил пойдёт тебе на пользу? Запомни, не каждую задачу можно решить силой. Тебе необходимо развиваться. Позже я покажу тебе эффективный способ хождения между твоими мирами, но сейчас ты должен учиться и тренироваться по методике, предложенной профессорами. Кстати, весьма неплохо у них получается развивать твоё средоточие. Возможно когда-нибудь, с твоей помощью я познакомлюсь с этими достойными учёными. Пока обо мне молчок. Договорились?

— Да я и не собирался никому говорить. Ты сама подумай, ну кто же мне поверит, что я разговариваю с целой планетой? — ухмыльнулся я, довольный своими гениальными доводами.

— Сколько же мне необходимо рассказать тебе, мой мальчик! Надеюсь, мы будем чаще с тобой встречаться. Как я уже говорила, позже мы сможем общаться без вхождения в транс, но для этого тебе надо будет развиваться. А сейчас, к сожалению, твоя энергия заканчивается и нам пора прощаться. Будь осторожен, Малой, ибо ты истинный Аркон. Помни это всегда.

Снова пролетел светящийся шлейф, теперь он состоял из золотисто-голубых звёздочек, и Карима исчезла.

Несколько мгновений и я снова оказался в своём физическом теле. Я ощутил пустоту и острое чувство одиночества, как будто меня лишили частички моего истинного я. Странное это чувство, ведь у меня ничего не отнимали, но сознание подсказывало обратное.

Всё, пора вставать. Я проверил по коммуникатору, что мне ещё необходимо доделать в этом тоннеле и побрёл вперёд. Задание никто не отменял, и начальники ждут.

Что ж, сейчас попробую найти причины ослабления сигнала при передаче на этом участке, потом проведу диагностику передающего энергию оборудования и заменю парочку предохранительных реле. Всего полчаса и работа будет сделана.

Я справился со всеми задачами, на всякий случай сверился со всеми пунктами заданий технической карты. Всё, теперь можно возвращаться к своим руководителям.

Я не сомневался, что мои старшие товарищи полностью погружены в работу. Арал и мастер Лир бессовестно дрыхли каждый на своём «рабочем» месте. Мне пришлось громко топать и кашлять в кулак перед каждым из них. Я доложил об успешном выполнении задания и сдал в качестве подтверждения свою техническую карту.

— Посмотри, Арал, — бодренько заявил старый мастер и потёр рукой свою лысину, — перед нами практически состоявшийся техник. Не каждый разумный сможет в столь краткие сроки научиться выполнять весь перечень технических работ, да ещё заполнять при этом техническую карту. Молодец, Малой. Сегодня я доложу мастеру Рибусу, что твоя практика в энергоцентре успешно пройдена.

Арал не поддержал энтузиазм мастера и равнодушно подтвердил: — Угу, он у нас молодец… А теперь то мы можем вернуться на базу? А то спать охота.

Мастер Лир подозрительно покосился на нас, но всё же осторожно заметил: — Да-да, что-то мы устали. Надо бы отдохнуть. Всё, выдвигаемся в мастерскую, сдаём оборудование и отдыхать.

Я молча подхватил оборудование, которое таскал с собой весь день, и побрёл к глайдеру. Не знаю как другие, а я точно сегодня устал. Так что сейчас ужинать и спать. К медитации вернусь завтра. Так я и сделал.

Глава 28

В Винзуре всё спокойно

Гул встревоженных голосов выдернул меня из глубокого сна. В нижней части бара явно что-то творилось. Чьи-то крики сопровождались суетливой беготнёй. Я быстро накинул свой единственный комбез и, прихватив на всякий случай станер, кубарем скатился в зал.

В баре было полно разумных и им не мешала глубокая ночь. Шум в зале стоял такой, что нельзя было разобрать, о чём говорили присутствующие. Я подбежал к бармену: — Жуман, что случилось? Почему у нас так много людей и они все кричат?

— Эх, Малой, тут такие дела завертелись! — ответил мне бармен и протянул стакан какого-то напитка. — На, глотни немножко для бодрости, так быстрее очухаешься.

— Так что произошло? Где дядя Умо? — продолжал допытываться я, но всё же сделал пару глотков предложенного напитка.

— Поздно вечером в нашей Управе собралось руководства Винзура. Им надо было обсудить срочные финансовые вопросы. После совещания мастер Умо, мастер Рибус и господин Аддей вышли из здания и, внезапно, на них кто-то напал. Все трое сильно пострадали, но слава звёздам они живы. Больше всех не повезло господину Аддею. Ему оторвало ноги и кисть левой руки. Мастер Рибус получил сильнейшую контузию и потерял один глаз. В господина Умо выпустили очередь из игольника, но ничего фатального не произошло. Сейчас все они находятся в реанимационных медицинских капсулах в нашем медицинском учреждении. Народ ждёт представителей властей. Очень уже не понравилась людям такая ситуация. Только начали наводить порядок, выплачивать причитающиеся людям компенсации за все предыдущие годы, как сразу кто-то очень недовольный решил разом устранить всё руководство нашего поселения. Вот народ и бурлит, Малой.

— Дядя Жуман, так что же теперь будет? — голос мой задрожал от волнения и внезапно на меня напала икота.

— Так, Малой, мне ещё с тобой тут приключений не хватало. Иди ксебе в комнату, достань их холодильной камеры свой компот и попей, а после попробуй заснуть. Всё равно до утра ничего не решится. Власти в ближайшие часы не приедут. Да и наши пострадавшие ещё долгое время пробудут в клинике. Иди. Не переживай, всё будет хорошо. Но дверь на всякий случай закрой и никому не открывай.

Делать нечего. Я ещё раз окинул взглядом бурлящую толпу, и поторопился подняться к себе в комнату. Никак не получалось заснуть. Шум в баре вроде немного утих, но внутреннее напряжение и страх за будущее никуда не исчезали. Я вертелся на постели, успокаивал себя, что всё будет в порядке. Всё равно сна не было ни в одном глазу.

Попробую заняться медитацией, может быть моя новая знакомая чего путного подскажет. В этот раз я далеко не сразу смог настроиться на нужный лад. Пришлось заставить себя сосредоточиться и я, наконец, провалился внутрь себя.

Мне никогда не приходилось видеть океан. Однако у меня не возникло сомнений, что передо мной именно океан, а не море. Бурлящие волны были тёмно-зелёного цвета. Они были похожи на ожившие стены, которые пытались догнать кого-то на берегу. Белые хлопья срывались с гребней волн и растворялись в них. Тучи летели с сумасшедшей скоростью, как будто пытались обогнать волны. Мириады водных капель зависли в воздухе. Звезда на небе была похожа на старый ржавый шар и силы её свечения не хватало, чтобы разорвать мрак водного мира.

Карима, словно сложившись из частичек водной пыли, внезапно появилась около меня.

— Это мои первые детские воспоминания, — грустно сказала она и взяла меня за руку. — Давай, Малой, переместимся в место поприятнее. Ты, кстати, как относишься к ягодному мороженому?

— Привет, Карима, — ответил я, не в силах оторвать взгляд от бушующей первородной стихии. — А что такое, это мороженое?

— Тебе не встречалось мороженое? — Карима так удивилась, что даже открыла рот, и в него моментально залетели мелкие капли.

— Отложим все важные вопросы. Я хочу видеть твоё изумление от первого знакомства с мороженым, а потом сожаление, от того, что это лакомство закончилось.

Карима звонко расхохоталась и, не отпуская моей руки, моментально переместила нас на лесную полянку.

Тишина и спокойствие сменили ветер и солёные волны. Зелёная трава была очень густой. Чтобы пройти по ней, приходилось прикладывать усилие. Впереди нас ждал уставленный разнообразными яствами столик.

Девушка задумчиво склонила голову набок, потом неуверенно пробормотала: — Чего-то не хватает. Ах, да… — И на поляне зазвучала волшебная музыка. У столика возникли солидные резные кресла. Карима предложила присесть к столу.

— Возьми эту вазочку и зачерпни немного десертной ложечкой. Теперь пробуй, не торопись, — девушка, улыбаясь, с некоторым ожиданием смотрела на меня.

А что я, я пропал. Это было настолько неожиданно и чудесно, что все мысли моментально вылетели из головы. Очнуться от этого наваждения я смог только после того, как ложечка зачерпнула воздух, а не мороженое. Не знаю, как менялось моё лицо, но Карима смеялась так, что у неё выступили слёзы.

— Вот, — заявила она, — именно это я и ожидала увидеть. Ребёнок, который первый раз в своей жизни пробует мороженое. Миллионы раз я наслаждалась подобным зрелищем! Детская реакция такая искренняя и так умиляет. Угостить ребенка мороженым и увидеть его первое впечатление стало моим самым любимым занятием в последние несколько сотен лет.

От пережитого гастрономического чуда я долго не мог отойти. Даже забыл поблагодарить хозяйку. Девушка о чём-то задумалась и стол внезапно опустел.

Карина села ко мне поближе и заговорила уже серьёзно: — Я знаю, Малой, что тебя так беспокоит сейчас, но для начала хочу тебя предупредить. Даже обладая всей информацией о событиях на моей поверхности, я не имею морального и этического права вмешиваться в них. Не торопись осуждать меня, мальчик. Наш мир имеет ряд существенных ограничений. Сущности, подобные мне, в основном не имеют права прямого воздействия. Редко, но бывают исключения. Если Аркону будет угрожать опасность, я приму все необходимые меры для её устранения. Знай и помни об этом.

— Зато хочу дать тебе рекомендации. Попробуй постепенно увеличить количество карита при ежедневных медитациях. Ты, возможно, и сам не замечаешь, как ты быстро развиваешься. Большее количество энергии этого биоминерала тебе уже не навредит, а помочь сможет существенно.

Девушка задумчиво погладила рукой ветер и решительно закончила свою речь: — Сейчас твоему телу необходим отдых. Встретимся потом, когда ты будешь готов.

Когда пропала Карима я не заметил. Исчез стол вместе с посудой, стихла умиротворяющая музыка, не стало и самой волшебной поляны. Единственно что осталось, это послевкусие ягодного мороженого. Раньше я думал, что такое вряд ли возможно. Я впервые уснул в трансе. Это было совершенно необычно.

* * *
Мне снился очень странный сон. Ничего определённого не происходило, только странные звуки возникали вокруг меня. Они что-то шептали, рассказывали, учили. Но что? Я ничего не смог понять и уловить в этом информационном потоке. Меня, кажется, успокаивали и заново что-то шептали… А потом я проснулся.

Время уже приближалось к полудню. Внизу была тишина. Ни шума, ни криков, даже обычного рабочего гула не слышно было из нашей кухни. О звёзды, а теперь то, что там случилось? В этот раз я решил не нестись сразу в зал, а умылся и даже причесался. И только тогда я рванул вниз.

Парочка разумных сидели за столиком, пили какой-то напиток и лениво посматривали по сторонам. Наш бессменный бармен Жуман сидел, уставившись в головизор, и никого не замечал вокруг. Вот она, настоящая барная идиллия.

— Господин Жуман, — обратился я к нему, — что там с нашими пострадавшими? Приехали или нет специалисты службы безопасности? А почему сейчас так тихо? И где…

— Остановись, Малой, — отвлёкся от головизора бармен. — Ты так тараторишь! Я понял едва ли половину того, что ты сказал. Успокойся. Сейчас я накормлю тебя и заодно расскажу все последние новости.

Меня почти насильно усадили за стол и вручили огромную тарелку с кашей и только потом зловредный Жуман соизволил продолжить.

— Скажу сразу, Малой. Хвала звёздам, все выжили. Мастер Рибус уже дома. Господину Аддею в клинике проводят реанимационные процедуры и восстанавливают конечности. Шеф наш сейчас общается с офицерами службы безопасности.

— Простите, господин Жуман, — решил я уточнить, — а нашли тех, кто напал на руководство Винзура и узнали, почему они это сделали?

— Ты можешь хоть минутку посидеть спокойно и не вопить? Ты даже слова не даёшь мне сказать! — Жуман остался недоволен тем, что его перебивают. — Сядь и помолчи. Я всё тебе расскажу.

Бармен некоторое время продолжал недовольно смотреть на меня. Потом, видимо, понял, что толку от этого не будет и уже спокойным голосом продолжил: — Всё не так просто, Малой. Как сказал руководитель следственной группы, нападение было спланированно заранее. Одновременно с этим в камере службы безопасности Губернатора странной смертью умер господин Хайдар.

Бармен немного помолчал, видимо вспоминая все подробности происшедшего, и затем продолжил: — По словам господина капитана, который проводит у нас следственные мероприятия, смерть господина Хайдара произошла после того, как он изъявил желание сотрудничать со следственными органами и добровольно пройти ментальную проверку.

— Не успели они провести эту самую проверку, — вздохнул бармен. — Утром Хайдар был уже мёртв. Как, впрочем, и вся его семья. Никто к нему в камеру не входил, никто его не травил. Просто ночью у него остановилось сердце. У всей его семьи оно остановилось. Это так страшно, малыш. И сразу после этого напали на наших руководителей.

Жуман был растерян. Руки его подрагивали, когда он расставлял чистые бокалы. После его слов всё случившееся за последние два дня выглядело ещё страшнее.

Мы сидели и молчали. Затянувшуюся паузу прервал владелец бара господин Умо. Он стремительно зашёл в бар, хотя выглядел уставшим и под глазами наметились тёмные круги.

— Ага! — громогласно пророкотал Умо. — Вот он, наш маленький техник. Здравствуй, Малой. Как у тебя дела?

Умо приобнял меня, убедился, что со мной всё в порядке и попросил у бармена что-нибудь пожевать.

— Дядя Умо, мы так переживали за вас. Мне было страшно, — голос мой дрожал то ли от пережитого волнения, то ли от радости встречи с родным человеком.

— Давай, Малой, пойдём ко мне в коморку и там спокойно побеседуем. Не будем своими воплями распугивать посетителей.

Гигант одним слитным движением сграбастал со стола закуску и зашагал в свой офис. Я же, подхватив оставшиеся напитки, поспешил догнать его.

Ничего себе, каморка! Моему удивлению не было предела. Комната размером в четверть зала бара была плотно заставлена. Здесь была различная мебель, старые игровые аппараты и скульптуры, изображающие космодесантников. Тут даже были огромные аквариумы с живыми рыбками. Я засмотрелся на всё это великолепие. Взгляд мой перебегал с одного на другое и остановился на картине. На ней был изображён фантастический пейзаж. Огромная звезда освещала горный кряж и ярко оранжевые камни. В центре картины живописно расположилась целая группа воинов в космической броне и серьёзным ручным оружием. Кто-то перевязывал раненого бойца, кто-то воспользовался передышкой и решил перекусить. Самый высокий закреплял на самодельном флагштоке знамя Империи. Броня бойца была вся в подтёках и трещинах, рука на перевязи, а разбитый в хлам шлем лежал у его ног.

— Мне тогда было всего тридцать два года, — тихо сказал Умо. Нас осталось в живых только семнадцать человек. Ты понимаешь, семнадцать из четырёхсот пятидесяти. Но приказ мы выполнили.

— Эту картину мне подарили наши умельцы. Как же давно это было, но я помню этот день как вчерашний. Правда эта картина похожа на осколок в теле после боя. Надо его вытащить, а некогда, бой идёт. Для нас, оставшихся в живых, это память о тех, Малой, кто погиб там.

Умо замолчал. Эмоции на его лице быстро сменяли друг друга. Как будто он заново прожил тот самый день. День, когда вопреки всему они остались живы.

— Это всё тени нашей прошлой жизни, Малой. Тяжело об этом вспоминать, но преступно об этом забыть. Ладно, не будем отвлекаться и поговорим о насущном.

Гигант, немного походил по своему кабинету, кинул что-то рыбкам в аквариум, затем присел за массивный стол натурального дерева и продолжил: — Видишь, что получилось, Малой. Всё началось с твоей стычки с сынками прошлого Главы и неизвестно, чем это обернётся в будущем. Чувствую я, что это ещё не всё.

— Дядя Умо! Наш бармен рассказал мне о том, что случилось и в Винзуре и в Столице. Неужели кто-то могущественный желает уничтожить всех, связанных с господином Хайдаром?

— Хайдара и всю семью вывели из игры либо псионы, либо профессиональные киллеры. По наши души послали обычных наёмников. Но, как видишь, сработали они грязно, и слава звёздам дело своё не завершили.

Можно сказать, что мы отделались лёгким испугом. Возможно, это было просто предупреждение, чтобы мы не лезли в старые дела Хайдара.

— Чего же нам ждать и что делать? — спросил я в полной растерянности. — Неужели эти убийцы могут снова вернуться за вами?

— Ну, это навряд ли, малыш. Теперь это дело взял под свой контроль специальный департамент финансового аудита службы собственной безопасности. Все причастные к делу будут вести себя как можно тише. Затевать какую-то бучу сейчас не в их интересах.

— Простите, дядя Умо, а мне что сейчас делать?

— Ситуация непростая, малыш. Пока идут следственные мероприятия, моя семья останется в Столице, всё-таки там безопаснее будет. А насчёт тебя ничего не изменилось.

— Но как же? — вскинулся я с диванчика, — Ведь на владельца мастерской и вашего заместителя мастера Рибуса тоже напали, и он сильно ранен. До меня ли ему сейчас будет. Возможно, что он возьмёт и уедет из Винзура в безопасное место.

— Кто? Рибус уедет? — Умо посмотрел на меня как на полоумного и внезапно захохотал.

— Ох, Малой, умеешь ты рассмешить! Да мастер Рибус уже вовсю возится со своими любимыми железяками. Кажется, он даже не заметил, что на него напали. Рибус просто отлежался в реанимационной капсуле и снова бросился в свою мастерскую. Поверь, это разумный, который последний покинет наше поселение. Работа для него составляет всё самое важное в жизни. Мы давно подшучиваем над его страстью к механизмам. Он со своими дроидами и разговаривает, и ругается на них. Не переживай, сейчас я попрошу кого-нибудь подвезти тебя до мастерской. Там тебе быстро подберут работёнку по душе.

Тут раздался стук в дверь и в помещение вошли два человека в мундирах.

— Господин Умо Рив, — обратился один из них к хозяину бара. — В деле о покушении на Вас появились основные подозреваемые. Нам срочно нужно задержать господина Куима, господина Агала, а также господина Малого. Не подскажете, где они могут быть?

Мы с Умо уставились на офицеров. Наш Глава поселения всё же взял себя в руки и ответил служивым: — Это наверняка ошибка, господа офицеры. Агал и Куим больше пяти дней находятся на пустоши.

— Тогда, где мы можем найти господина Малого? — строго спросил тот же человек. — Он в посёлке?

— Да. Вот он, перед вами. Но в чём провинился этот мальчик?

Офицеры переглянулись. Один из них пожал плечами и только тогда первый повернулся ко мне и сказал: — Господин, хм, Малой. Вы задерживаетесь по подозрению в организации покушения на убийство граждан Империи.

Глава 29

Я подозреваемый

— Господин капитан! — обратился Умо к одному из офицеров. — В связи с тем, что подозреваемый не достиг совершеннолетия, интересы Малого с этого момента буду представлять я.

— Как Вам будет угодно, господин полковник, — учтиво ответил ему офицер и пригласил нас проследовать за ним.

Мы подошли к глайдеру сотрудников безопасности и уселись внутрь.

— Сейчас мы проедем к месту, где готовилось преступление. Не переживайте, тут совсем рядом, — пояснил ситуацию капитан и мы тронулись. Действительно проще было пройти пешком, весь наш путь занял пару минут.

— Вот дом, в котором скрывались подозреваемые. Они хранили тут оружие и взрывчатку, — вновь заговорил офицер. — Пройдёмте внутрь.

Это была городская усадьба с домом, садом и несколькими постройками. Мы прошли через большой сад. Было заметно, что за ним тщательно ухаживают. Все деревья и кустарники были аккуратно подстрижены, трава автоматически орошалась из капельных установок, а беседка была увита декоративным плющом. Сам дом оказался большим. Два этажа возвышались над поверхностью и, как выяснилось потом, ещё один уровень был под поверхностью. Внизу располагалось около десятка различных хозяйственных и бытовых помещений, включая небольшую техническую мастерскую. В гараже под домом стоял небольшой, но очень мощный спортивный глайдер. Была ещё какая-то техника, но я не успел всё рассмотреть.

Капитан прошёл вместе с нами в дом и предложил нам разместиться за длинным столом в гостиной.

— В соответствии с данными поселкового реестра учёта жилых и нежилых помещений, данное здание принадлежит господам Куиму и Агалу, а так же, как я понимаю, их воспитаннику, Малому. Согласно Имперскому уложению о проведении следственных мероприятий на территории Империи, мы обязаны провести опрос, а в случае оперативной необходимости и задержание всех лиц, прямо либо косвенно принимавших участие в преступлении против граждан Империи, — начал объяснять капитан.

— В результате оперативных мероприятий было установлено место, где находились предполагаемые преступники до момента совершения покушения на руководство Винзура. Теперь нам необходимо опросить владельцев данного здания. В связи с отсутствием на данный момент в Винзуре половозрелых владельцев этого недвижимого имущества, мы вынуждены опросить тебя, Малой.

Капитан, перевёл дух после своей длинной речи, отпил воды из стакана и продолжил: — Малой, что ты можешь нам рассказать об этом преступном инциденте?

Я, конечно, понял, что меня подозревают в организации покушении. Что же я такого натворил? Мне нечего было ответить.

— Простите, господин капитан, — решил я уточнить, — но я не понял Вас, что я сделал то не так?

Офицер только набрал воздуха и приготовился мне ответить, как его перебил громогласный смех. Умо хохотал так, что звенела не только посуда в шкафчиках, но и огромная люстра начала качаться и подрагивать, грозя упасть прямо нам на голову. Мы с недоумением уставились на нашего гиганта. Умо несколько минут пытался успокоиться и, наконец, обратился к офицерам службы безопасности.

— Вы уж меня простите, — начал мастер Умо, — но всё это можно было считать чьим-то розыгрышем, если бы не история, которая нас сюда привела. Так вот, данный дом зарегистрирован на господ Агала и Куима, а также находящегося здесь Малого всего несколько дней назад. Дом и всё, что здесь есть, вручены вышеназванным господам в качестве дара от благодарных жителей Винзура за предупреждение о грозящих бедах. Они предупредили нас о нападении на поселение крыс мутантов. Как вы уже знаете, в результате нападения на посёлок мы потеряли порядка полутора тысяч разумных.

— Что касается Малого. Он впервые посещает этот дом. Господа же Куим и Агал вообще не знают, что у них теперь есть такая собственность, потому что протокол о вручении дома в качестве дара был оформлен в их отсутствии.

— Да-да! — я поспешил согласиться со словами мастера, — Я и не знал, что этот дом наш и первый раз тут нахожусь. Проживаю я сейчас в комнате дочери господина Умо, в баре, откуда вы нас сюда привезли. И кто тут жил раньше, я не знаю.

Некоторое время офицеры обдумывали услышанное, посовещались немного и, наконец, всё тот же офицер проговорил: — Господин Умо Рив, Вы готовы под протокол подтвердить все сказанные Вами слова?

Умо встал, выпрямился и глядя в глаза капитана отчеканил: — Я, полковник запаса вооружённых сил Империи, полковник Умо Рив, под протокол подтверждаю всё, что я сейчас сказал старшему следователю службы безопасности Империи, капитану Деклу.

Затем он вернулся в кресло и продолжил уже нормальным голосом: — Надеюсь, на этом мы здесь закончили, господа? Ведь всем нам предельно ясно, что преступники имели электронный ключ доступа к этому дому. В то время как господа Агал, Куим и Малой тут совершенно ни при чём. Ведь так?

Капитан несколько секунд помолчал и наконец ответил Умо: — Господин полковник, на данном этапе следственных действий у службы безопасности больше нет никаких вопросов к вышеназванным господам.

— Кстати, — мы услышали, наконец, голос второго присутствующего офицера службы безопасности. — Вас оставить тут, дома, или отвезти обратно в бар?

Умо посмотрел на меня, но мне нечего было ему сказать. Тогда наш гигант ответил следователям: — Ребята, вы езжайте и продолжайте искать этих уродов. Я хоть малышу покажу его дом, а потом мы пешком до бара дойдём.

Офицеры вежливо попрощались с нами, капитан даже принёс свои извинения за вынужденное задержание. Они уселись в свой глайдер и умчались прочь.

Мы немного посидели молча, потом гигант вздохнул и, пристально глядя на меня, произнёс: — Ты прости их, Малой. Они не придираются к тебе к твоим старикам. Просто у них служба такая, требует всех подозревать и проверять. Надеюсь, что мои былые заслуги перед Империей не забыты и будут учтены при рассмотрении дела.

— Дядя Умо, да не переживайте вы так! Я понимаю, ошиблись люди. Всякое бывает, я на них ни зла, ни обиды не держу. Вы правильно сказали, служба у них такая. Пусть продолжают искать этих негодяев.

— Пусть продолжают, — задумчиво повторил Умо. Затем перевёл взгляд на меня и произнёс: — Малой, а ведь я совсем забыл, что тебя ждёт практика в мастерской. Кстати, мастер Лир о тебе интересовался, видно уж очень ты ему понравился. Обычно он, старый хорш, уткнётся в свои железяки и людей вовсе не замечает. Давай я по нейросети свяжусь с ним. Вы и определите, чем дальше заниматься будете.

— Как скажете, дядя Умо, — согласился я. Мне очень понравилось работать в мастерской, особенно под руководством старого мастера. Он столько всего знает и так интересно рассказывает!

— Тогда подожди секундочку, я сейчас, — произнёс Умо и замер, уставившись в одну точку.

Через некоторое время его взгляд приобрёл осмысленное выражение и Умо повеселевшим голосом проговорил: — Всё даже лучше, чем я ожидал, малыш. Твой наставник, мастер Лир, узнав, что ты находишься в новом доме, предложил свою помощь и готов вместе с нами обследовать это хозяйство. Он перенастроит систему безопасности твоего имущества, и вы вместе проведёте диагностику всех технических систем жилища.

Умо взял мою руку и провёл какие-то манипуляции с моим нейрокомом.

— Всё, Малой. Я скинул тебе все коды допуска к дому. Некогда ждать твоих стариков. Лучше разобраться тут со всем, а мастер Лир тебе во всём поможет. Поверь, его квалификации на это с лихвой хватит. Вечером я жду вас в баре. Договорились?

— Хорошо, дядя Умо. Задача принята и будет исполнена, — шутливо ответил я нашему Главе Винзура.

— Пойдём, Малой, проводишь меня до глайдера, там мы и встретим твоего наставника.

— Пойдёмте, — ответил я.

Мы прошли через большой сад и вышли за ворота усадьбы. Умо что-то делал со своим глайдером, причём мне показалось, что он просто тянул время.

— Да, забыл тебе сказать, Малой, — добавил самый главный человек в посёлке. — Если вам тут что-то понадобиться, пусть Лир мне сообщит. Мы всё вам предоставим. Не беспокойся, кредиты сейчас имеются, даже в избытке, — усмехнулся Умо. — Столичные аудиторы вернули на счёт Винзура довольно солидные суммы. Так что не переживай, не разоришь наш посёлок.

Пока мы с Умо шутя подсчитывали, смогу ли я разорить всех жителей Винзура, подъехал мастер Лир.

— Всем техникам и остальным доброго дня, — так оригинально мастер поздоровался с нами.

— Я же тебе, Малой, говорил, какие особенные твои мастера, что Рибус, что Лир. Для них мир делится на две части. К первой относятся все те разумные, кто дружит с железяками, а ко второй те, кто ими просто пользуется. Увы, быть мне скромным Главой Винзура и никогда не достигнуть высокого звания техника.

— Прощайте, господа старые и младые техники. Я вас покидаю, а вы оставайтесь тут и копайтесь в своих любимых железяках, — громогласно заявил наш Глава, забрался в свой старенький глайдер и дал от нас дёру.

* * *
— Добрый день, уважаемый мастер Лир, — наконец-то мне удалось поздороваться со старым любителем умного железа. — Рад Вас видеть в здравии.

— Так, Малой, некогда тут разводить политесы! Давай, скидывай мне на нейросеть все коды доступа и перейдём к делу.

— Конечно, мастер, — со вздохом ответил я. — Может сначала обойдём здесь всё и посмотрим? А то дядя Умо всучил мне непонятно что и теперь нам придётся со всем этим разбираться.

— Тогда вперёд, Малой. Показывай своё богатство, а я пока прикину с чего нам начать, — потирая руки заявил мне мастер.

Мы обошли вокруг дома, заглянули во все вспомогательные и технические постройки и только потом вернулись в основной в дом.

— Сколько же тут проживало разумных, Малой? — поинтересовался у меня старый мастер, с изумлением подсчитывая количество комнат. — Тут с лёгкостью могут разместиться все семь наших техников.

— Откуда же я могу знать, мастер Лир, — пробурчал я, осматривая многочисленные помещения.

— Ладно. Наверху, конечно, интересно, но самое вкусное для нас, техников, скрыто обычно в самом низу. Пойдём, Малой, узнаем, где сердце этого дома и его внутренности, — заявил мастер и бодренько зашагал по широкой лестнице в подвальные помещения. Я еле поспевал за ним. Вот тебе и столетний старик! Бегает, как дроид с ошибкой в программе.

— Мастер! — отчаянно крикнул я, пытаясь хоть на немного задержать стремительный спуск вниз этого лысого хорша. — А про какое сердце и внутренности вы сейчас говорили?

Лир внезапно прекратил свой сумасшедший забег и с недоверием посмотрел на меня: — Ты сейчас серьёзно меня спросил, юный техник? — И принялся дальше внимательно меня разглядывать.

Я чуть не врезался в мастера. Хорошо, что успел затормозить.

— Э, ну да, — неуверенно ответил я. — Сердце, внутренности. О чём вы говорили, мастер Лир?

— И это меня спрашивает будущий техник, — мастер демонстративно закатил глаза и шлёпнул себя рукой по лысой башке. — О, святые дроиды, да это же совершенно ясно! У любого сооружения или техники есть сердце, в нашем случае это энергосистема дома. Внутренностями мы называем его коммуникации, мой неразумный помощник.

— Так бы сразу и сказали, — продолжал оправдываться я. — А то сердце, внутренности. Мы что, живодёры что ли?

— Всё, хватит болтать, малыш. Нас ждёт работа! — снова завопил этот сумасшедший мастер срываясь на бег.

«О, великие звёзды, кого вы мне дали в наставники?» — подумал я и молча поспешил за ним.

В самом большом помещении находился гараж и примыкающая к нему мастерская. Гараж не пустовал, в самом центре его стоял небольшой глайдер. Своими резкими и хищными формами он напоминал свирепого зверя, приготовившегося к прыжку.

— Ого! — ошарашенно проговорил старый мастер. — Откуда в нашей дыре появилось это чудо?

— Мастер Лир, а что особенного в этом глайдере? — спросил я, заинтересовавшись.

— Ну как тебе сказать, Малой. Это широко известный в весьма узких военных кругах конверсионный разведывательно-диверсионный глайдер «Хамелеон». У него много встроенных военных прибамбасов. Например, система активной защиты от сканирования. Я уж не говорю о системе «антистанер» и функции пси-защиты.

— Мастер, ну а нам то зачем он нужен? Может лучше продать его?

— Ха, продать! — усмехнулся лысый техник и сморщил своё лицо. — Да ты, малёк, представить себе не можешь, сколько это чудо может стоить. Далеко не всякий навороченный флайер сможет обойти его по цене. Ведь после перепрофилирования у него изъяли только вооружение и систему глушения нейросети, а так этот аппарат для наших условий просто идеален. Я потом скину тебе его сопроводительную документацию, ты пальчики от удовольствия оближешь. М-да, повезло тебе просто неимоверно. Хотя, есть одна загвоздка, — поморщившись промолвил дед. — Энергию жрёт эта животина, как не в себя. При активном использовании всех функций машины запаса хватит только на пару дней. Тут кредитов на него не напасёшься, — вздохнул техник. — Я всегда мечтал на таком прокатиться.

— Так в чём же дело, мастер Лир? — удивился я. — Вот сейчас закончим с осмотров ваших любимых сердец и внутренностей и покатаемся. Ведь коды допуска у меня на него есть.

— Точно! — обрадовался техник. — Вот я старый хорш! Я даже об этом и не подумал. Привык, что ремонтирую всё жизнь чужие игрушки. Спасибо огромное, Малой, за предложение. Я ещё покажу тебе, как гоняют техники! — старик как-то злорадно ухмыльнулся и мне почему-то стало немного не по себе.

— Давай Малой дальше смотреть, — скороговоркой пробормотал он. — Вдруг ещё чего интересного найдём?

— Как скажете, мастер, — произнёс я, удивлённый таким энтузиазмом старого человека.

Мы зашли в помещение, напоминающее небольшую техническую мастерскую. Сразу бросились в глаза несколько технических дроидов, стоящих на подзарядке и мигающих многочисленными весёлыми огоньками. Их конструкция была мне незнакома. У стены был оборудован профессиональный ремонтно-диагностический комплекс.

— Звёздную пыль мне в печёнку, — поражённо прошептал мастер Лир. А это откуда здесь? Да мы даже мечтать о таком не могли. Это очень, очень продвинутая инженерная модель, Малой, со встроенным 3D принтером. Теперь я начинаю понимать, что дорогущий глайдер уже не самое потрясающее твоё приобретение. Вот это комплекс! Странно, но для управления этим аппаратом нужны довольно серьёзные инженерные базы знаний. Интересно, что на нём тут творили?

— Мастер, а мы сможем использовать этот комплекс? — с затаённой надеждой поинтересовался я.

— Увы, мой юный друг, — приуныл мой наставник. — Во всём Винзуре нет сейчас такого разумного, который смог бы полноценно использовать это техническое чудо. Возможно, только в нашей Столице есть специалисты для работы на нём, он же шестого поколения. Я только по сети иногда любуюсь подобными штуками. Но ты знаешь, есть ещё одна причина, по которой мы не сможем работать на нём. Ему требуется прорва энергии. Мы должны отключить почти половину потребителей энергии в Винзуре, что бы этот аппарат смог выдать всё, что он умеет. Увы.

— Мастер! — попросил я, чтобы хоть немного отвлечь его от своих технических дум. — Давайте поищем ещё, возможно тут есть дополнительный источники энергии для всех этих штук.

— Да-да, конечно, — быстро откликнулся мастер и начал активно проверять своим переносным диагностом все идущие от комплекса энергошины.

— Вот здесь. Давай, вскроем эту панель, за ней должна быть техническая ниша. Вдруг мы там что-нибудь найдём, — с затаённой радостью проговорил Лир. — Иначе мы уже давно бы зафиксировали дикий перерасход энергии в поселении.

Панель оказалась с хитрым запорным устройством. Немного повозившись, мы её сняли. За панелью располагалась не техническая ниша, а целая комната. Почти всю комнату занимал огромный металлический ящик. Во все стороны от него расходились пучки мощных энергошин.

— Ну? Чего же вы молчите, мастер Лир? — обратился я к мастеру. Старик застрял на пороге комнаты с открытым ртом и вытаращенными до предела глазами. Он открывал и закрывал рот, что-то невнятно лихорадочно бормотал и вдруг неожиданно стал гоготать, как душевно больной человек.

— Мастер, — обеспокоенно заметался я, пытаясь хоть что-то понять, — что с Вами случилось?

Спустя несколько минут Лир всё-таки смог прийти в себя и полным ехидства голосом спросил: — Малой, а знаешь ли ты, что мы сейчас видим перед собой? И ещё хочется спросить, зачем мы используем наш поселковый энергетический комплекс?

— Э…Простите мастер, я ничего не понял, — заикаясь переспросил я. — С Вами сейчас точно всё в порядке?

— Эх, молодёжь! — вздохнул огорчённо техник. — Нахватаетесь баз и считаете себя техниками. Ты разве не видишь, что это? Посмотри на гравировку повнимательнее.

Я подошёл поближе к этому железному чудовищу и уставился на длинный ряд, состоявший из цифр и букв. Они мне ни о чём мне не говорили.

— Простите, но этого в базах знаний нет, — признался я. — Не знаю, что это такое, но, возможно, это мощнейший накопитель энергии?

— Ладно, отрок, не буду тебя дальше пытать. Запомни, мой неразумный друг, ты видишь перед собой промышленный реактор холодного синтеза. Его мощности с лихвой хватит не только на все объекты нашего скромного поселения, но ещё на очень, очень многое. Вопрос в другом. Зачем тут такой реактор, для каких целей он требуется?

Вдруг мастер Лир замер, взгляд у него стал отсутствующим и холодным. Через минуту он очнулся и резким голосом бросил мне: — Малой, временно прекращаем свой обход.

— Что случилось, мастер? — обеспокоенно спросил я. — Почему мы так резко остановились, ведь ещё много чего можно посмотреть.

— Только что по нейросети со мной связался наш Глава поселения. Умо сообщил, что сотрудники службы безопасности задержали напавших на руководство Винзура и начинают допрос. Нас просят подъехать и присутствовать на допросе.

Глава 30

Мой дом — моя крепость

— Мерзавцы! Какие же они мерзавцы! — с возмущением бормотал мастер Лир, усаживаясь в свой старенький глайдер. — Это надо же! Они, сволота помоечная, хотели одним ударом уничтожить всех наших руководителей. Мало им того, что мы пережили кровавую ночь, так они хотят морально всех нас уничтожить. А хоршевы яйца в глотку они не хотят, мерзкие подонки?

Он продолжал бухтеть всю дорогу, пока мы ехали до места.

— Вот. Сюда их привезли, — мастер указал не небольшое строение, которое внешне ничем не отличалось от окружающих домов. — Ты заходи, а я лучше тут побуду, иначе я за себя не ручаюсь. Я им головы своими руками поотрываю, гадёнышам этим.

— Хорошо, мастер Лир, — согласился я и вошёл в это здание.

Сразу за дверью толпилась куча народа. Все шумно переговаривались и ругались. Я заметил знакомого мне помощника техника Арала и быстрым шагом подошёл к нему.

— Здравствуйте! Не подскажите, куда мне нужно идти? Меня вызвали сотрудники службы безопасности.

— Привет, Малой, да тут только один вход. Иди туда, не промахнёшься, — немного шепелявя заявил мне парень и указал головой, куда нужно пройти. Около следующей двери неподвижно, как две статуи, стояли сотрудники службы безопасности в полной броне и закрытыми щитками гермошлема.

— Здрасти, — немного робея я попытался обратить на себя внимание. — Меня звать Малой и меня вызывали по поводу пойманных преступников.

Один из сотрудников повернулся ко мне и глухим голосом произнёс: — Проходи.

Я приоткрыл дверь и прошёл в следующее помещение.

Тут уже находилось не менее десятка разумных, в том числе все руководители поселкового совета. У стены сидели два человека, закованные в силовые наручники и что-то объясняли капитану службы безопасности. Видимо, это и были пойманные преступники, стоит рассмотреть их повнимательнее. Люди как люди. Один был очень упитанный и равнодушный, как хорш. Второй сильно нервничал и ни на секунду не оставался неподвижным, даже мышцы его лица были в постоянном движении. Именно второй показался мне самым неприятным.

Гиганта Умо трудно было не заметить. Я осторожненько, бочком, подобрался к нему и спросил: — Дядя Умо, а к кому меня вызывали и что тут происходит?

Наш Глава поселения внимательно следил за допросом, но всё же шёпотом ответил мне: — Малой, я сообщу сотрудникам о твоём прибытии. Пока обожди и послушай.

Первый задержанный что-то объяснял офицеру. Насколько я смог разобрать, он настаивал, что они ни в чём не виноваты и под подозрение попали совершенно случайно.

Умо, видимо, по нейросети сообщил капитану обо мне и тот, резко развернувшись, неожиданно громко спросил: — Малой! Встречал ли ты раньше кого-нибудь из этих разумных? Только не ври. — и указал на скованных преступников.

— Я не знаю этих людей и никогда в своей жизни их не видел, честное слово, — сказал я, сделав правдивое лицо.

— Тогда на сегодня всё. У нас вопросов больше нет. В принципе, ты можешь идти, Малой, — рублеными фразами ответил капитан и снова повернулся лицом к допрашиваемым.

— Господин капитан, — набрался смелости и попросил я, — а можно я здесь подожду?

Тот снова обернулся и неопределённо кивнул головой и вернулся к допросу. Будем считать, что мне разрешили остаться.

Я постарался узнать побольше и стал расспрашивать Умо: — Расскажите пожалуйста, где и как их задержали? Они рассказали, кто заказчик нападения? А зачем они…

— Стоп Малой, — взмолился гигант. — Давай выйдем и я расскажу тебе всё, что знаю, — он ухватил меня за локоть и потянул прочь.

— Лучше на улице побеседуем, — тихонечко сказал господин Умо, продолжая удерживать меня.

Мы покинули здание и отошли от него шагов на тридцать в сторону.

Умо выглядел уставшим и сильно озабоченным, под глазами у него были тени. Даже у этого поистине железного человека силы были не бесконечны. И всё равно от него исходила такая уверенность, что, казалось, можно спрятаться у него за спиной от любых проблем.

— Тяжёлые у нас с тобой деньки выдались, Малой, — вздохнул Умо. — Всё завертелось с такой скоростью, только успевай поворачиваться! За что нам все эти беды достались? Ладно, хватит ныть, будем разбираться.

— Дядя Умо, — умоляюще протянул я, — почему они хотели вас убить? Узнали, кто стоит за этим нападением?

— Ты знаешь, — задумчиво протянул Глава поселения, — по словам этих недоносков, нас по-крупному никто не заказывал, и я им пока верю. Одно дело тихое устранение Хайдара и всей его семьи, совсем другое мы. Эти двое, которых ты видел сейчас, некто Мулив и Абруш. У них были какие-то мутные дела с прежним хозяином вашего нового дома. С этим тоже будут разбираться, но позже. Так вот. По словам преступников они передали несколько миллионов кредитов на обезличенных картах господину Лоску, а тот в последствии погиб вовремя кровавой ночи. Так эти индивидуумы не придумали ничего лучшего, как проникнуть в дом господина Лоска. Они решили собрать доказательства совместных финансовых махинаций хозяина дома и бывшего Главы Винзура. Потом стало известно, что Хайдара устранили прямо в Столице. Партнёры господина Лоска решили, что всю ответственность за их потерянные финансы несёт Совет Винзура. Недолго думая, они покараулили нас после совещания и напали. Слава звёздам, не вполне удачно.

— И больше нападений не будет, — мне так хотелось услышать хорошую новость, — раз за ними нет серьёзных людей?

— Ментальное сканирование их памяти покажет. Служба безопасности наверняка постарается это выяснить. Будем надеяться на лучшее, но не забудем поглядывать по сторонам, нам ещё хочется немного пожить.

Умо криво улыбнулся и решил меня успокоить: — Малой! Ни к тебе, ни к твоим старикам в любом случае вопросов больше нет. Так что у вас всё в полном порядке.

— Я всё понял, дядя Умо. Огромное спасибо Вам за помощь. Просто иногда мне становится страшно.

— Ерунда это всё, малыш. Бывают события и пострашнее. Кстати, вы там с мастером Лиром успели осмотреть новые владения?

— Вот я растяпа! Забыл Вас поблагодарить за усадьбу. Дом просто огромный! В нём полно ценной техники, есть свой реактор холодного синтеза. Да ещё и глайдер особенный. Я даже не знаю, согласятся ли мои старики на такой дорогой подарок.

— Малой, Малой, — проворчал гигант. — Неужели ты так и ничего не понял? Да если бы не ваше предупреждение, то та ночь называлась бы не кровавой, а тихой. Потому что если бы не вы, то в Винзуре была бы полная тишина. Людей бы совсем не осталось. Неужели ты думаешь, что один домик нам дороже собственных жизней и жизней наших родных и близких? К этому вопросу мы возвращаться больше не будем. Да и усадьба, как выяснилось, принадлежала не совсем законопослушному жителю.

— Ну, наверное, так, — с некоторым сомнением ответил я Умо. — И всё же окончательное решение пусть принимают Куим и Агал. Как они скажут, так и будет.

— На этом и порешим, — удовлетворившись моим ответом Умо кивнул головой. — Кстати, а где прячется мастер Лир? Я ни за что не поверю, что он бросил тебя и уехал в мастерскую.

— Нет, конечно, дядя Умо, — усмехнулся я. — Вон он за углом стоит, ждёт меня. Просто он уж очень зол на преступников, видеть их не может, кулаки чешутся.

— Узнаю старого техника, — довольно пророкотал Умо. — Ты извини, что мы тебя вызвали сюда, но таков регламент следственных мероприятий. Ладно, беги к этому лысому старикашке и возвращайтесь осматривать умные железки.

— Угу, тогда я побежал, — крикнул я, срываясь с места.

Техник, он всегда и везде техник. Вот и сейчас мастер не прохлаждался, а закопался с головой в силовой отсек глайдера и что-то там делал. Я только услышал, как он приговаривает: — Давно тебя, дружище, надо подлечить. Вот сейчас я блоки накопления тебе отрегулирую, маслица совсем свежего налью. Мы ещё с тобой, старый друг, побегаем. Зачем нам эти новомодные прибамбасы? Ты у меня такой молодец, ты только работай подольше.

— Мастер Лир, — крикнул я ему, — я пришёл.

— Тьфу ты, стручок хорша, — выругался старик, ударившись от неожиданности головой о защитные крепежи. — Малой! Ты меня своими воплями так и торопишься к звёздам отправиться. Постой пока пару минут, я сейчас уже закончу. А лучше поднимайся и посмотри, как настоящие техники работают.

И действительно, мастер работал быстро, аккуратно и красиво. Все его движения были выверенными до миллиметра, при этом он ещё успевал пояснять тонкости выполняемых работ.

— Вот, смотри сюда, — техник кивнул на штуцер подачи масла. — Видишь, этот патрубок немного перекосило? Хотя наш технический диагност и показывает приемлемый допуск посадки, но ты знай, что при тяжёлых условиях работы силовая установка начнёт перегреваться и жрать до неприличия много масла. После чего образуется нагар на фильтрующем элементе. Мы сейчас патрубок немного поправим и тогда у моего старичка всё будет отлично.

Несколько быстрых движений и нужная деталь встала точно на своё место.

— Малой, запомни, вся техника требует деликатного отношения к себе. Если ты будешь с ней внимателен и ласков, то и она тебе ответит тем же.

Мастер усмехнулся и добавил: — Этого ты не найдёшь ни в одной базе. Однако любой опытный техник, а тем более инженер старается чувствовать и понимать, а не просто менять неисправные блоки и довольствоваться показаниями диагностических приборов.

— Вот и всё. Мы закончили, теперь поедем обратно в твои владения. Там уж точно нам будет, чем заняться, — сказал мастер, с кряхтением забираясь в глайдер.

* * *
Через несколько мгновений мы уже были в пути.

— Мастер Лир! Скажите, пожалуйста, а нам нужно кому-либо рассказывать о найденных в этом доме вещах?

— Ты это о чём, Малой? — с недоумением поинтересовался старик. — Дом и всё имущество теперь принадлежат Куиму, Агалу и тебе. Всё, что внутри, тоже ваше. Правда, если мы найдём какие-нибудь запрещённые к распространению вещи, например наркотические или психотропные вещества, тогда да, обязаны сообщить. В противном случае это всё частная собственность, малыш.

— Мастер, я не про эти вещества, — перебил я Лира. — Мы нашли высокотехнологичный стенд и промышленный реактор холодного синтеза. Разве могут ими владеть обычные разумные?

— Чушь несусветная, Малой. Какие, к хоршу, ограничения для обычных разумных? О чём ты вообще говоришь? Я тебе уже несколько раз повторил, что внутри, то ваше.

— Ну тогда ладно, — вздохнул я. — Я думал, вдруг кто-то потом придёт и отнимет всё это.

— Отнималка у них отсохнет, — усмехнулся мастер. — Ладно, пошли осмотрим коммуникации, а то мы до них никогда не доберёмся.

Шесть часов мы с мастером Лиром буквально по сантиметру проверяли всё оборудование и технику в доме. Больше ничего грандиозного мы не нашли и несметных сокровищ не обнаружили. Зато, благодаря внимательности Лира и его техническому сканеру, мы отыскали встроенный в стенку сейф. Правда там стоял генетический код защиты и вскрыть его, к сожалению, мы не смогли.

— Не переживай, Малой, — успокоил меня Лир. — Найдём мы потом умельца по сейфам и узнаем, что внутри. Может быть он совсем не пустой.

— Да? — возмущённо ответил я. — Вам-то что, уехали и забыли. А я теперь постоянно буду гадать, что же там лежит.

— Есть, малыш, один способ избавиться от навязчивых мыслей. Чтобы не думать о сейфе, просто скажи сам себе, что там ничего нет, и всё, забудь про него.

Мы с мастером решили немного отдохнуть и заодно проверить, можно ли в доме чем-нибудь перекусить.

— Неплохой пищевой синтезатор, — обрадованно сообщил мне Лир, буквально ощупывая агрегат. — Только он почему-то не подсоединён к сети. Странно. Может предыдущий хозяин только купил его и не успел установить? Да звёзды с ним. Давай я лучше кауфе тебе сделаю. Это такая вещь, просто прелесть!

— Нет! — испуганно завопил я. — Только не это. Этой дрянью меня мои старики всё время пытались напоить. Я лучше простой водички попью.

— Любишь ты поорать, Малой, — возмутился мастер. — Ничего ты в напитках не соображаешь, а всё туда же. Ладно, пей свою водичку, а я пока доложу тебе о техническом состоянии твоего дома.

Старый мастер немного о чём-то подумал, и потом начал свой доклад.

— Сам дом и постройки в идеальном состоянии, — заявил Лир. — Никаких нареканий практически нет, только в целях профилактики необходимо заменить фильтры в системах очистки воды и воздуха.

Мастер ещё на секунду замер и только затем продолжил.

— Коммуникации абсолютно новые. Правда дом не подсоединён к поселковым энергосетям, впрочем, с его реактором этого и не нужно. Остался один очень важный для меня вопрос. Малой, когда мы будем кататься на твоём «Хамелеоне»?

— На чём? — озадаченно спросил я и посмотрел на искренне возмущённого старого мастера.

— Ну вот, ты же мне сам обещал, что сегодня разрешишь показать тебе как ездят техники, — скороговоркой пробубнил старик. — Я про глайдер твой говорю, что внизу в гаражном боксе стоит.

— Мастер, да так бы и сказали на глайдере, а то какой-то «Хамелеон» придумали.

— Ничего ты не можешь запомнить, Малой. Я же тебе утром говорил, что это глайдер «Хамелеон» военной разработки. Там, конечно, броневой лист совсем слабенький, только от игольников и спасёт, но вот внутренности просто сказка. Допивай свою пресную воду и скорее пойдём осмотрим его, а потом и гонки устроим. Ты готов?

— А без меня никак нельзя эти Ваши гонки устраивать? — с надеждой спросил я у мастера.

Ответ его был предельно краток и однозначен: — Никак!

Еще, наверное, с пол часа мастер ходил и буквально облизывал этот глайдер. Бормотал что-то невнятное, спорил сам с собой, и в конце концов выдал своё экспертное заключение о том, что конверсионный «Хамелеон» полностью исправлен. Коды допуска приняты. Глайдер заряжен на восемьдесят шесть процентов. Так что, мой дорогой малыш, тебя ожидают новые, незабываемые впечатления. Давай, устраивайся рядом с водительским местом и не забудь зафиксироваться магнитными держателями.

То, что было дальше, я описывать не буду. Не потому, что я не хочу, а потому, что я практически ничего не запомнил. Свист нагнетателя, резкий рывок, шум дороги и бешеная тряска. Как старик мог управлять этой техникой, я даже представить себе не мог. Слава всем звёздам, мы никого не сбили и никуда не врезались. И это я считаю настоящим чудом.

В себя я начал немного приходить после того, как мастер лихо с разворотом припарковал глайдер у ворот нашего гаражного бокса. Я с трудом сфокусировал свой взгляд на сумасшедшем мастере и поразился. Лир выглядел абсолютно счастливым человеком. По лицу его блуждала улыбка, а глаза сияли так, будто он выиграл чемпионат планеты.

Мастер Лир немного помолчал, потом повернулся ко мне и сказал: — Спасибо тебе большое, мой мальчик. Это была моя самая большая детская мечта. Это ощущение скорости и надёжности я не забуду никогда. Можно я иногда буду брать у тебя это чудо и использовать как лекарство от старости?

Я пытался что то сказать. То ли горло моё пересохло, то ли связки от страха перестали работать, но выдать я смог только: — А, э… Ну.

Видимо мастер принял это мычание за моё согласие.

— Спасибо тебе, юный техник, — Лир поспешно отвернулся от меня, но я успел заметить капельки слёз в уголках его глаз.

Мастер предельно аккуратно и как-то даже нежно подал глайдер в грузовой лифт, и мы опустились на нижний, технический этаж. Долго ещё Лир ходил вокруг глайдера, что-то бормотал себе под нос и нежно гладил «Хамелеона» своими старыми и мозолистыми руками. Потом он отошёл в сторонку и присел на какой-то аппарат, достал из кармашка комбеза носовой платок и тщательно вытер свои руки.

— Устал я чего-то сегодня, Малой, — неожиданно хрипло прозвучал голос мастера. — Зато день был отличный. Дом твой хороший, да и ты, парень, хороший человек.

Он ещё немного помолчал, а потом спросил: — Время-то сколько сейчас?

— Уже давно вечер, мастер Лир, — ответил я. — Я Вам несколько раз говорил, что уже поздно, но вы так увлеклись этой техникой, что на остальное совсем не обращали внимания.

— Есть у меня такой грешок, — усмехнулся мастер. — Когда дело интересное, то меня так захватывает, что я забываю обо всём на свете. О, ты это слышить, малыш?

— Да, что-то там на улице звенит, — ответил я.

— Щас нам влетит от главы Винзура, — почему-то обрадованно и хитро заулыбался мастер.

— За что?

— Это Умо звонит с улицы. У меня оказывается, двенадцать пропущенных вызовов от него. Я только сейчас увидел.

— Пойдёмте, откроем ему скорее, — заволновался я, — а то и правда влетит нам по самые накопители.

Лир хитро посмотрел на меня и сказал: — Всё же я был прав. Ты будешь настоящим техником, Малой.

Мы бросились к воротам усадьбы, забыв, что двери можно открыть дистанционно. Естественно, нас там ждал Умо. Он выглядел рассерженным.

— Ну и как вас понимать? — угрожающе пророкотал он. — Я тебя, старый, хм, уважаемый мастер, сколько раз вызывал? Так какого хорша ты ни разу не ответил? Я уже народ на поиски чуть не поднял. Ты видишь, что в посёлке творится? А вы, старый и малый, закрылись тут и играете в свои железные игрушки.

Старый мастер явно стушевался под таким напором нашего Главы, а я просто открыл рот и боялся его прикрыть. Не дай звёзды, стук зубов привлечёт хоть толику его внимания.

— Ты прости меня, уважаемый Умо Рив, — оправдывался мастер Лир. — Это я виноват, забил мальчонке голову разговорами о технике и сам потерялся счёт времени. Клятвенно обещаю, что теперь настрою свою нейросеть должным образом. Пусть она не только тренькает, когда идёт вызов от тебя, но и орёт так, как будто идёт вызов от нашего Императора.

— Ну, про Императора ты, конечно, загнул, — уже подобревшим голосом ответил ему гигант, — И всё же имей совесть, отвечай хотя бы на каждый десятый вызов.

Старый мастер хоть и заискивал перед грозным и сердитым Умо, но при этом не казался раскаивающимся разумным. Он исполнил мечту своего детства и поэтому выглядел просто счастливым человеком.

— Раз всё в порядке, может поедем в бар? — спросил у Умо мастер. — Мы и правда до ночи тут задержались, да и не ели ничего весь день.

На лицо гиганта набежала мрачная тень, — Ты что, шестерёнка ржавая, ребёнка целый день голодом моришь?

Мастер Лир на всякий случай сделал пару шагов назад и зайдя за глайдер оттуда заявил: — Ничем я его не морю, он водички попил.

— Ах ты, труха металлическая! Да я сейчас тебя такой водичкой напою, — выкрикнул гигант, схватил первую попавшую в руки железяку и шагнул в нашу сторону.

— ОПУСТИТЕ ОРУЖИЕ И ОСТАВАЙТЕСЬ БЕЗ ДВИЖЕНИЯ, — оглушительно прогремел металлический голос. Мы замерли от неожиданности. Умо отбросил железку и поднял руки, а я от страха уселся на пол.

— ЗАФИКСИРОВАНА ПОПЫТКА НАПАДЕНИЯ НА ВЛАДЕЛЬЦА, — голос, казалось, раздавался со всех сторон. Из потолка выдвинулись скрытые ранее орудия.

— В СЛУЧАЕ СОХРАНЕНИЯ УГРОЗЫ ВЛАДЕЛЬЦУ ВЫ БУДИТЕ УНИЧТОЖЕНЫ, — после этой фразы я съёжился и по-настоящему испугался.

Гигант Умо очень медленно повернул ко мне голову и очень тихим голосом попросил: — Малой. Дай, пожалуйста, своему искину следующую команду: отставить режим вторжения, всех пометить как дружественные цели со статусом гость.

Я так и не смог встать с пола, а просто поднял голову к потолку и как можно громче повторил слова Умо.

— ПРИКАЗ ВЫПОЛНЕН, СТАТУС ГОСТЕЙ ПРИСВОЕН, — голос замолк и все три турели втянулись обратно в свои ниши.

— Фух, — выдохнул побледневший гигант и опустил руки. — Малой, предупреждать надо о таких игрушках в твоём доме. Кстати, где же наш мастер?

— Да тут я, — послышался голос Лира. Сам техник вылез из глайдера. — Я как только услышал этот рёв, сразу нырнул в «Хамелеон». Там хоть какой-то шанс выжить оставался.

Несколько мгновений мы молча разглядывали друг друга, будто увиделись в первый раз и потом начали оглушительно ржать. Смеялись мы по истерики и хрипоты.

С трудом успокоившись дядя Умо предложил всем нам: — Друзья, я думаю, что на сегодня нам достаточно приключений. Предлагаю устроить здесь новоселье нашего юного техника. Я сейчас свяжусь с персоналом и через пол часа нам привезут всё для скромных посиделок. Вы как, согласны?

— Меня дома никто не ждёт, я согласен, — поддержал его мастер Лир. Видимо он быстрее всех справился с пережитым страхом.

Я посмотрел на своих друзей и наставников, успокоился и согласился: — Давайте устроим пир!

Глава 31

Выйти за пределы восприятия действительности

Праздничный ужин, посвящённый новоселью, начинался вполне прилично. Владелец бара господин Умо заказал много готовых блюд у себя в баре и уже минут через сорок мы чинно сидели в гостиной и отдавали должное мастерству поваров «Одиночки». В какой-то момент, после очередного бокала спиртного в мою честь, мастер Лир предложил пригласить к нам владельца технической мастерской господина Рибуса. Тот приехал не один, а со своей женой и дочерью. Девочку звали Силь. Она была очень симпатичная, белокурая и высокая, чуть постарше меня. Нас посадили рядом. Ведь хозяин дома не должен скучать в окружении выпивающих мужчин. Безусловно, с Силь мне будет куда интереснее.

Больше меня уже никто ни о чём не спрашивал. В дом прибывало всё больше народа.

— Люди очень устали после всех ужасных событий, — шепнул мне на ухо гигант Умо. — Пусть посидят и немного отдохнут. Ведь им так сейчас необходим праздник.

— Да я не против, — откликнулся я, поедая очередное кондитерское чудо из бара. — Давайте посидим все вместе, отдохнём и пообщаемся.

Затем количество наливаемого и употребляемого спиртного удвоилось. Речь стала громче, кто-то начал шутить и смяться. Я вовсю зевал, а Силь уже отправили домой спать. Последнее что я помню, это как Умо спорил с мастером Рибусом. Они никак не могли определиться, сколько времени необходимо для того, чтобы вскрыть сейф в моём новом доме. Дальше я ничего не помню.

Утром я проснулся в незнакомом месте. Сквозь занавески на окнах пробивались лучики светила. Как я ни прислушивался, не смог услышать никакого шума, даже уличный гул сюда не доносился. Какое-то время я ещё позволил себе полежать в постели и насладиться покоем и тишиной. Но потом, собрав всю силу воли в кулак, я соскочил с огромной кровати и пошёл искать туалетную комнату.

То, что я нахожусь в своём доме я понял практически сразу, но вот когда я заснул и как оказался в постели, не помнил совершенно. Видимо меня сонного перенесли в спальню и уложили в кровать.

Туалетную комнату долго искать не пришлось, она примыкала прямо к спальне. Всё было устроено также комфортно, как в комнате дочери дяди Умо, только раза в два больше. Цвет стен в спальне был очень необычным, нежно-бирюзовым с переходом в тёмно-зелёный. Зато туалетная комната была оформлена функционально, только необходимые вещи и оборудование. Казалось, что этой комнатой никогда не пользовались. Всё было абсолютно новое и в идеальном порядке.

Я оделся, умылся и спустился на первый этаж, в гостиную. Там было пусто и чисто. Ничего не указывало на то, что вчера здесь проходила грандиозная вечеринка. На пустом столе лежала записка: «Малой! Когда выспишься, приходи завтракать в бар». Подписи не было. Ну и ладно. Наверняка это дядя Умо написал, вон буквы какие корявые.

Я вышел из дома и направился в бар «Одиночка». Дорога заняла всего минут двенадцать, и по пути я почти никого не встретил. Видимо люди давно разошлись по рабочим места, пока я отсыпался в новом доме.

В баре тоже было тихо. Время завтрака уже прошло, а до обеда было ещё далеко. Во всём огромном зале из разумных был только бармен Жуман.

— О, Малой! Доброе утро, — поздоровался он со мной. — Скорее присаживайся за стол, буду кормить тебя завтраком.

— Доброе утро, — произнёс я и уселся за ближайший столик.

Бармен принёс мне огромную тарелку свежей выпечки. Там были пирожки из слоённого теста, крендели с заварным кремом и даже какое-то совершенно невесомое воздушное пирожное.

— Налетай смелее и сметай всё это, — бармен явно веселился. — Господин Умо строго настрого приказал кормить тебя так, чтобы ты от стола потом не мог отойти.

— Да я трети от этого не осилю, — взмолился я, глядя на гору свежей выпечки.

— Ничего не знаю, — категорично заявил Жуман. — Мне моё место дорого, поэтому напрягись и всё это съешь.

— Скажите, Жуман, — спросил я у бармена пытаясь засунуть в рот сразу весь пирог, — а где сейчас дядя Умо?

— Твой дядя вернулся в бар не больше часа назад, разбудил меня и строго наказал покормить своего «племяшку» до отвала, а затем отправился спать. Я думаю, до обеда его лучше не трогать.

— Так что же мне делать-то! В мастерские на практику идти или тут ждать? — заволновался я.

Жуман только пожал плечами и очень спокойно ответил: — Сдаётся мне, что мастер Рибус и мастер Лир сейчас тоже отдыхают. Так что в мастерской тебе появляться не резон. Лучше тебе пойти немного отдохнуть. Можешь остаться тут в комнате, ну или беги домой.

— Тогда я, наверное, заберу свой рюкзак с вещами и пойду к себе домой. Как только кто-нибудь из них подаст признаки жизни, то пусть мне на коммуникатор сообщат.

Жуман молча кивнул и опять вернулся к полировке бокалов. Казалось, что закончить этот процесс было невозможно.

В принципе мне и собирать было особо нечего. Закинул в рюкзак своё оружие, заполнил флягу компотом из холодильника, захватил планшет и несколько мелочей и всё. Основное моё богатство, а именно два бокса с техническими инструментами, тестерами, диагностом и малым ремонтным комплексом, я приготовил в первую очередь. Рюкзак за спину, боксы в руки и вперёд. Пробегая мимо бармена, я только крикнул ему: — Я буду дома.

Что-то я переоценил свои силы, боксы всё сильнее оттягивали руки. Однако мне улыбнулась удача, я увидел техника Тозина, помощника мастера Вила.

— Уважаемый Тозин, доброе утро, — поздоровался я с ним и сделал несколько шагов к его глайдеру.

— Привет, Малой! Чего это ты не спишь, как все наши мастера? Вы ведь весь вечер и ночь отмечали твоё новоселье.

— Да это они всю ночь веселились, а я быстро уснул и хорошо выспался, — охотно ответил я, переместившись ещё ближе к глайдеру. — Техник Тозин, могу ли я Вас попросить подвезти меня к моему дому? А то подарки мастера Рибуса слишком уж тяжелы.

— С огромным удовольствием, — быстро согласился техник и кивком пригласил меня в глайдер. Он подхватил мои боксы с технической аппаратурой и ремонтным комплексом и поместил их в багажное отделение машины.

Всего пара минут и я у ворот усадьбы. Техник Тозин любезно помог донести до дома оба контейнера с техническим оборудованием.

— Спасибо Вам большое, господин Тозин, — я искренне поблагодарил его. — Сам бы я ни за что на свете не дотащил эти подарки.

— Не стоит благодарить меня, Малой. Ты наш талисман, и мы все верим в тебя, — с последними словами техник шутливо отдал мне воинское приветствие, запрыгнул в свой глайдер и умчался по своим делам.

Я зашёл в дом и перенёс свои вещи в спальню. Чем заняться, я не представлял. Техник я или не техник? И я решил поискать себе работу. Вспомнилось, что на кухне стоит неподключенный пищевой синтезатор. Я взял тестер и малый технический набор и направился туда. В течение нескольких минут я подключил его к сети, наполнил пищевыми картриджами, которые хранились неподалёку, и включил его. Пищевой синтезатор никак не отреагировал. Это очень странно. Подсоединив диагност, я снова начал проверку всех узлов синтезатора. Совсем странно. Все узлы и детали определялись как рабочие и диагност выдавал заключение о исправности аппарата. Это был вызов! Неужели какой-то пищевой ящик сможет противиться моей воли техника? Шаг за шагом, сверяясь со схемой синтезатора, я начал его разбирать. Хм, а это что такое? Этого узла в аппарате в принципе не могло быть. Тем более он ни к чему не подсоединён. Я предельно аккуратно вынул небольшой металлический предмет и отнёс его на стол. Потом собрал синтезатор обратно и подключил его к сети. Наконец синтезатор замигал, несколько секунд шло самостоятельное тестирование и, о чудо, на панели высветилась надпись: «Введите код блюда». Я ввёл несколько знакомых комбинаций и синтезатор, тихо прогудев, выдвинул в приёмник запрашиваемую еду. Так я одержал одну из своих первых побед.

Что же я тогда достал из внутренностей аппарата? Пойду, посмотрю. Этот предмет был похож на прямоугольный брусок и оказался не чем иным, как контейнером. Потом я заглянул в него и увидел содержимое. Не может быть!

В следующее мгновение я захлопнул крышку и, засунув ящик во внутренний карман комбеза, бросился в спальню. Закрыв дверь комнаты как можно плотнее, я вновь открыл контейнер. Внутри лежало несколько мелких предметов. Но каких! В совсем крохотном отделении контейнера находились несколько баз знаний. На каждой переливающимися символами было указано, когда и кем она произведена. Базы были свежими и совершенно новыми, производитель компания «Нейросеть».

В основном отсеке контейнера хранился очень большой кристалл Карита-67, частичка энергии моих неимоверно далёких предков. Кристалл был размером с два моих пальца и весил больше килограмма. Я смотрел на это богатство и в голове крутилась только одна мысль: «Куда всё это спрятать?» Правда сначала я хотел узнать, что за базы знаний хранились в таком оригинальном месте? Я вставил их в считыватель по очереди и обнаружил внеранговые базы «Эспер (Псионика)» и «Психологическая устойчивость». Была ещё одна база знаний, на ней не было логотипа производителя и прочих обозначений. Сама база была очень странной. Если первые я готов был принять и использовать, то что делать с этой базой? Непонятная база знаний имела следующее название: «Финансовые афёры и махинации». Ладно. Потом спрошу у своих профессоров, что это за чудо такое.

Теперь надо успокоиться и подумать, что делать дальше. А как это сделать лучше всего? Правильно, надо войти в управляемый транс и пообщаться с Каримой.

* * *
Отложив в сторону карит и базы, я уселся на пол, скрестил ноги и начал погружаться в глубокий транс.

Я ожидал, что произойдёт что-то новое, но я совсем не был готов к тому, что Карима появится внезапно и сразу задаст мне вопрос: — Малой, ты где это взял?

Девушка, как всегда, выглядела прекрасно, но я чувствовал её волнение и то, с каким нетерпением она ждёт ответа. Для себя я отметил, что теперь могу более полно, на каком-то глубинном уровне ощущать её чувства и эмоции.

Мы находились вне каких-либо объектов. Ничего не было видно, лёгкая белёсая дымка не давала заглянуть мне слишком далеко. Мы просто висели в пустом пространстве.

— Карима, привет! О чём ты говоришь? — я не мог сообразить, какая из моих находок волнует её больше всего.

— Рядом с твоим физическим телом находится то, что вы называете Каритом. Я интересуюсь, где ты его взял и знаешь ли ты, чья именно эта частичка энергетического тела?

— Я нашёл этот минерал буквально десять минут назад. Он такой огромный, я таких раньше не видел, — рассказал я девушке. — Что в нём такого особенного, кроме его размера?

Дух планеты смазанным порывистым движением сменила своё положение и задумчивым голосом произнесла: — Мне грустно об этом не только говорить, но даже вспоминать. Я надеюсь, что ты поймёшь, о чём я говорю.

Она некоторое время помолчала. Затем вплотную подошла ко мне и потрепала вихры у меня на голове: — Для молодых рас это было очень давно. Для меня это произошло как будто вчера. Большой кристалл — это всё, что осталось от последнего Аркона. Он спас меня.

Девушка вздохнула, заново переживая давно минувшие события: — Его звали…

В моей голове зазвучала музыка. Тревожная и нежная, она обволакивала сознание и уносила прочь. Потом прорезались нотки величия и радости. Это что же получается? У Арконов не было привычных имён. Вместо привычного нам имени у каждого древнего Аркона была своя мелодия.

Рядом с девушкой сформировалась проекция очень высокого мужчины с длинными белыми волосами и яркими зелёными глазами. Возраст его невозможно было определить. То ли ему двадцать лет, то ли двести. Он был раза в полтора выше Каримы, и от него веяло такой силой, будто рядом с нами присутствовала Божественная сущность. Внешне он не очень отличался от обычных людей, но эта невозможная внутренняя сила ставила под сомнение сам факт его физического существования.

— Он остался со мной, когда меня создали. Он учил меня и радовался моим успехом, для меня он был всем. Гораздо больше, чем просто отцом, он был учителем, наставником и защитником. Он никогда не вмешивался в дела той расы, которая проживала тут. Он не считал это допустимым. Однако, в тот момент, когда на меня напала тьма, состоящая из великого множества грозных кораблей цивилизации Приксов, именно он был рядом. Один раз за всю мою жизнь он поцеловал меня и сказал: «Живи малышка, я не дам тебя в обиду».

Я увидел, что девушка плачет и не замечает своих слёз. Карима не отрываясь смотрела на ожившую проекцию. Перед нами разворачивались события прошлых времён. Мужчина посмотрел на небо, что-то прошептал и от него с немыслимой скоростью начали расходиться гигантские энергетические волны, которые встретились со тьмой и развеяли её. От бесконечного числа нападавших кораблей не осталось ничего. Ещё несколько мгновений Аркон стоял и смотрел вверх, затем снова что-то тихо произнёс, окутался дробившимися разноцветными молниями… и исчез. После его исчезновения на почве планеты остались только осколки его энергетического тела.

Проекция исчезла и Карима продолжила свой рассказ.

— Когда всё закончилось, мне показалось, что я сошла с ума, — печально произнесла она. Я считала, что только я виновата в произошедшем. Я создавала горы и рушила их, я извергала всю мощь вулканов на материк. Я ломала сама себя.

Она опять замолчала, но, набравшись сил или смелости, смогла продолжить: — Когда я родилась, на поверхности был только один большой материк, омываемый огромным и теплым океаном. После моего помешательства материков стало четыре. Именно я, мальчик, стала причиной постепенного угасания предыдущей расы. Мне до сих пор неимоверно тяжело даже произнести её название. Они скатились вниз до уровня «Техно-ноль» и это только моя вина. Я не смогла вынести ухода моего…

Я повторно прослушал имя-музыку наставника и защитника этой планеты. В этот раз музыка немного изменилась, некоторые тональности изменились на минорные. Эта мелодия была песнью прощания, прощания с жизнью.

Внезапно девушка вздрогнула и порывисто шагнула ко мне. Она взяла меня руками за плечи и, приблизив своё лицо, твёрдо сказала: — У нас есть шанс. Один на бесконечность, но он есть, мой мальчик. Сейчас ты выйдешь из транса, возьмёшь осколок его души и вернёшься ко мне. Только ты, последний из Аркон, можешь единожды попытаться объединить ваш дух и вашу силу. Сделай это, мой мальчик! Поверь, я даже гипотетически не способна пожелать тебе зла, ведь в тебе кровь и дух моих создателей. Ты истинный Аркон.

Мой выход из транса не был похож на усилие воли. Меня как будто вышвырнуло из медитации. Я вскочил с места и схватил этот легендарный кристалл. Крепко сжав его в руках, я уселся на пол и начал повторно входить в транс.

Карима уже ждала меня. Она была одета в белоснежный комбинезон со множеством кармашков. Волосы уже не были рассыпаны по плечам, а собраны и перетянуты несколькими серебристыми лентами. Мы находились в комнате напоминающей или лабораторию или нечто подобное.

— Покажи мне его, пожалуйста, мой мальчик, — очень тихим голосом попросила она. Взяв кристалл из моих рук, она долго всматривалась в его энергетическую сущность. Потом вздохнула и отдала мне его обратно.

— Это действительно частичка моего наставника, — прошептала она. — Давай попробуем сотворить невозможное. Ведь если желать чего-то от всего сердца многие тысячелетия, то это просто обязано случиться. Присаживайся, малыш, куда тебе будет удобнее. Прижми частичку Его к своей груди и настройся на него. Закрой глаза и думай о нём, как о себе. Прими его, ибо он это и есть ты. Слейся с ним, сконцентрируй все мысли и чувства на единение с ним. Почувствуй себя единым и целостным с ним.

Мне показалось, что я начинаю растворяться и дробиться на бесчисленное множество частиц. Потом всё взорвалось. Моё сознание охватило всю вселенную, потом ужалось до мельчайшей частицы и вновь распространилось по всем галактикам. Для меня не осталось никаких преград, перестали существовать и время, и расстояние. Я был всем и везде. Чувство абсолютного могущества и беспредельной власти охватило меня. Моя воля стала законом для всего сущего.

Не знаю, долго или нет, я был един со всем миром. В какой-то момент я осознал, что есть я, Аркон или Человек. Я был и тем и другим, у нас не было никаких различий. Моя воля и моя кровь приняли Его.

Я ощущал себя целостным. Кто я был, мне сейчас было трудно определить. В глазах бушевали огни, всё моё тело состояло из энергии. Где я, кто я? Постепенно энергетический вихрь начал стихать, и я смог открыть глаза.

Первое, что я сумел разглядеть, это была Карима. Он сидела на моей кровати в том же белоснежном комбезе.

Не может быть! Ничего не понимаю. Я находился в своём доме, в спальной комнате и девушка была со мной.

— Где я, Карима? — мой собственный голос показался болезненно звонким. — Что со мной произошло? Я ничего не понимаю.

Девушка подвинулась ко мне поближе, взяла меня за руку и заглянула в глаза: — Ты смог это сделать, мой маленький Аркон. Ты принял частичку своего прародителя. Я не могу даже представить границы твоих будущих возможностей, но они поистине велики.

Она подошла к окну, выглянула на улицу, чему-то улыбнулась и продолжила: — Ты уже не в трансе. Ты сейчас в своём физическом теле, и ты в своей спальне, мой мальчик.

Я огляделся вокруг. Голова шла кругом от невероятных событий, но я всё-таки спросил то, что вертелось у меня на языке: — А как же ты, Карима? Если я в своём теле, то почему я вижу и слышу тебя?

Девушка медленно прошлась по комнате, поглядела на себя в зеркало и наконец-то ответила: — Малой, ты смог не только принять частичку прародителя и полностью слиться с ней. Ты сделал невозможное. Ты вышел за пределы восприятия действительности.

Я молча смотрел на неё и тут у меня возникло такое множество вопросов, что я не смог решить, о чём лучше спросить сейчас, а чём несколько позже.

— Что же теперь будет, Карина? — с некоторой опаской поинтересовался я. — Я что, превращусь в другого?

— Нет, конечно, Малой, — рассмеялась девушка. — Ты останешься самим собой и не станешь никем другим. Иди по жизни своей дорогой, учись, постигай новое, совершая ошибки и исправляй их. Это будет только твой путь. А я совсем немного помогу тебе на этом пути.

— Значит я не стал могущественным псионом? — осторожно спросил я у Каримы. — Но что тогда дало мне это слияние? Зачем оно было необходимо?

Девушка задумчиво перебирала своими тонкими пальчиками брошенные на столе базы знаний и ответила немного рассеяно: — Возможности. Слияние дало тебе новые возможности. Как ты их используешь, зависит исключительно от самого тебя. Первую возможность ты уже успешно реализовал. Теперь ты можешь в любое время, без медитации и прочих атрибутов, общаться со мной. Как и я с тобой. Кстати, — добавила девушка. — Никто не сможет видеть меня и слышать наш разговор, никаким прибором или способом невозможно зафиксировать наше общения. Что немаловажно для нас.

— Ну хоть это, — буркнул я, — а то я уже подумал, что это слияние сделало меня волшебником.

Девушка продолжала вертеть в руках базы знаний и к чему-то прислушиваться. Потом всё-таки спросила меня: — Малой, не подскажешь, что это такое? Что-то я никак не могу разобраться.

Ну вот, теперь пришло моё время быть полезным целой планете. Я долго и подробно рассказывал Кариме о нейросетях, имплантах и базах знаний. Я ожидал, что у неё, как и у меня в своё время, возникнет много вопросов. Она лишь пожала плечами и заявила: — Зачем тебе нужны эти базы знаний, Малой?

— Как зачем! — я оторопел и уставился на Кариму. — Я же только что так долго тебе объяснял, что изучение баз знаний имеет жизненную необходимость для разумных, а ты меня спрашиваешь зачем.

— Нет, ты не понял мой вопрос, Малой, — терпеливо продолжила она. — То, что базы знаний необходимы для любого разумного твоего Содружества, я как раз поняла. Я спрашиваю, зачем такие базы именно тебе?

Теперь я точно впал в ступор. Или я не разумный или мне нет места в Содружестве.

Видя моё непонимание, Карима охотно пояснила: — Ты упускаешь из вида очень важный момент, Малой. Ты не обычный разумный, ты Аркон. Тебе не нужны эти нейросети и базы. Ты будешь брать эти знания непосредственно из информационного поля Вселенной. Слияние подарило тебе такую возможность. Допустим, эти технические костыли могут понадобиться тебе в будущем для каких-либо целей. В таком случае они будут у тебя. И только для вида, хотя и действующие. Подробнее твои новые возможности мы обсудим несколько позже. Сейчас, если позволишь, я хотела бы ознакомиться с содержанием этих твоих баз. Это допустимо для меня?

— Да, пожалуйста, — я удивился её интересу, — но зачем тебе это?

— Хочу разобраться несколько подробнее в простых современных вещах, мой друг, — заявила она. — Потом, надеюсь, я смогу предложить тебе что-нибудь интересненькое.

— Посмотри, конечно, — улыбнулся я, — но не стирай информацию. Она действительно ценная. Одна из этих баз позволяет развить мой дар псиона.

— Ну что же, давай прощаться, Малой, — сказала девушка. — Мне о многом нужно подумать, увидимся позже.

Через мгновение я остался в комнате один.

Эпилог

Милигау уже вовсю трудилась, освещая планету своим нежным теплом. Несмотря на ранний час глава поселения Винзур был уже на своём рабочем месте в здании совета поселения. Его кабинет нельзя было назвать роскошным. Это был обычный рабочий кабинет без всяких излишеств. С улицы доносились звуки поселковой суеты. Вот проехали глайдеры, доставляющие продукты, а сейчас начали резвиться местные мальчишки, играющие в свои интересные игры. Всё как обычно, спокойно и размеренно. Казалось, утренняя работа главы поселения абсолютно никому не нужна. Господин Умо Рив, едва сдерживал зевоту, практически вынуждал себя настроиться на деловой режим.

Секретарь, она же ближайший помощник и доверенное лицо, вошла в кабинет главы поселения.

— Господин Умо, к Вам на приём пришли господин Агал и господин Куим, — немолодая уже женщина вопросительно посмотрела на своего шефа.

Сон моментально испарился, в глазах главы Умо появился блеск. Он явно оживился и попросил свою помощницу: — Лея, будь добра, пригласи их ко мне и угости нас чем-нибудь вкусненьким. Эти господа наверняка не завтракали.

— Хорошо, господин Умо, — ответила ему секретарь и медленно вышла, плотно затворив за собой дверь.

Уже через десяток секунд в комнату вошли двое разумных. Это были пожилые люди в поношенных комбезах и с ручным оружием на поясе.

— Доброе утро, господин Умо, — поздоровался с главой поселения Агал, а Куим просто кивнул хозяину кабинета, как доброму старому знакомому.

— Здравствуйте господа, — ответил гигант, хитро прищурился и добавил: — вас-то я и жду. Нам предстоит о много поговорить.

— Простите, Умо, так вы теперь глава Винзура? — практически перебивая его удивлённо воскликнул Куим. — А где же господин Хайдар?

— Эта долгая история, господа. Прошло несколько дней, как вы уехали по своим делам за пределы поселения, а у нас столько всего произошло!

— Надеемся, наш Малой не доставил Вам неприятностей? Как он? Наверное, зарылся в железяки в мастерской Рибуса.

— Господа, давайте не будем перебивать друг друга, — немного повысил голос глава. Этого оказалось достаточно и остальные вопросы пришедших так и не были заданы.

— Хочу сразу успокоить вас. С мальчиком всё хорошо и находится он не в мастерской господина Рибуса, а у себя дома.

В кабинете повисла тишина. Никто не захотел её прерывать и Умо решил продолжить свой рассказ: — Не переживайте, всё в полном порядке. Я вам сейчас всё объясню. Давайте для начала официально представимся друг другу.

Агал с Куимом мельком переглянулись и первый задал вопрос: — Я, конечно, извиняюсь, но разве мы с Вами не знакомы?

Гигант внимательно оглядел стариков, встал со своего кресла и чёткими, рубленными фразами произнёс: — Господа, я новый глава поселения Винзур и представляю интересы нашей Империи в данном поселении. В прошлом я полковник внутренней разведки вооруженных сил Империи.

Деды предельно внимательно слушали главу поселения и не задали никаких вопросов. Умо вздохнул, догадываясь, что эти господа не захотят сами представиться, и добавил: — А теперь давайте обсудим с вами важные вопросы, уважаемые профессора Куим Алексис и Агал Фон Ливен.

Профессора одновременно вскочили и дёрнулись к двери, но затем передумали и вернулись в кресла. Профессор Куим, не поднимая глаз, спросил безжизненным голосом: — Господин полковник, мы арестованы?

Умо некоторое время разглядывал стариков, а потом неожиданно спросил: — Господа, не выпить ли нам по чашечки горячего кауфе?

Агал поднял взгляд на гиганта и прохладным тоном уточнил: — Господин полковник, в каком качестве мы находимся в Вашем кабинете?

— Вроде взрослые солидные люди! — начал Умо. — Уважаемые профессора, со множеством научных работ и открытий, а ведёте себя как маленькие дети.

Он покачал головой, как бы совестя стариков, и продолжал смотреть на них в упор: — Я же вам сразу сказал, что мы просто побеседуем. Что тут непонятного-то?

Оба профессора, утратив свою учёную солидность, начали шумно говорить, перебивая друг друга. Выяснилось, что они просят главу объяснить им сложившуюся ситуацию.

— Так я не понял, вы кауфе будете или нет? — поинтересовался гигант.

Потом все успокоились и переместились за небольшой столик в углу кабинета. Секретарь принесла кауфе с бутербродами, а глава поселения начал рассказывать о том, что случилось в Винзуре после отъезда профессоров. Старики ахали и охали, несколько раз вскакивали со своих мест, намереваясь куда-то бежать, но потом вновь усаживались и продолжали слушать хозяина кабинета.

— Вот такие события произошли в нашем маленьком посёлке всего за несколько дней, — устало закончил Умо.

— Теперь вы являетесь владельцами огромного дома в Винзуре, с техникой и со всем имуществом. Но это не всё, что я должен вам рассказать. Довожу до вашего сведенья, господа, что банк, в котором вы брали кредит на покупку дорогостоящего оборудования, судебным решением Имперского суда признан финансовым мошенником. Банковские сотрудники намеренно указали невыполнимые условия для возврата кредитов и в дальнейшем создавали трудности для заёмщика. Так что, господа, вы чисты перед законом! — торжественным тоном произнёс глава поселения.

Затем он подошёл к сейфу и что-то вынул из него. Потом вернулся к онемевшим от неожиданности стариками протянул им карточки: — Уважаемые господа Агал Фон Ливен и Куим Алексис! Вручаю вам личные карты физического, психологического и интеллектуального развития. С данного момента вы полностью восстановлены в правах граждан Империи. Поздравляю вас, господа.

Старики подскочили с места, начали обниматься и бурно поздравлять друг друга. Умо предложил выпить за торжество Имперского правосудия. Как ни странно, но никто от выпивки в это раннее утро не отказался.

Уже подобревшие и расслабленные профессора чувствовали гораздо увереннее в кабинете главы Винзура. Но внезапно их радужное настроение было разрушено вопросом гиганта.

— Господа, — начал он, — а вы мне ничего не хотите рассказать про вашего воспитанника? У меня тут возникли кое-какие вопросы, да и определённые странности, связанные с Малым, присутствуют.

Старики вмиг подобрались и Куим Алексис очень осторожно спросил: — Господин полковник, а вы не могли бы вкратце пояснить, в чём заключается Ваш интерес к Малому?

Глава поселения вернулся к своему рабочему столу, достал информационный кристалл и вставил его в считыватель.

— Ну что ж, начнём, — задумчиво произнёс он. — Когда вы впервые привезли мальчика в Винзур, он выглядел обычным ребёнком лет восьми. Единственное, чем он отличался от своих сверстников, так это своей необычайной худобой. Всё это вписывалось в трудную жизнь беспризорника в пустоши. Но вот дальше начались странности.

Умо Рив сверился с экраном своего рабочего планшета и продолжил: — Не знаю как вы, но мы, военные, автоматически фиксируем внешние данные разумных, с которыми сталкиваемся. В первые дни мальчик был ростом чуть выше ста тридцати сантиметров и весом около двадцати пяти килограммов. Уже через декаду проживания в Винзуре его рост достиг ста пятидесяти сантиметров, а его вес составил почти сорок килограммов.

— Была ещё одна странность, на которую нельзя было не обратить внимание, — задумчиво произнёс полковник. — После нападения детишек Хайдара Малой получил довольно серьёзные повреждения, и мы немедленно поместили его в медицинскую капсулу. Данные этой капсулы, полученные после лечения мальчика, меня изумляют. Согласно проведённому биометрическому обследованию пациента, скорость регенерации его внутренних органов и кожаного покрова просто аномально высока. Однако это ещё не всё. Медицинская капсула определила биологический возраст нашего Малого. Оказывается, господа, ему почти тринадцать лет. Поэтому у меня вполне закономерный вопрос. Вы ничего не хотите мне рассказать о Малом?

Агал и Куим очень внимательно и напряжённо слушали речь господина Умо. Они опасались, что прозвучат куда более серьёзные вопросы. Например, про пси-активность мальчика или, не дай звёзды, про Карит-67. Поэтому, не услышав ничего опасного, они моментально расслабились. Затем Куим буркнул Агалу: — Давай ты.

Теперь пришёл черёд стариков рассказывать главе поселения, как они нашли на развалинах маленького мальчика, как пытались исправить последствия чудовищных опытов. Единственное, о чём они умолчали, так это о том, что мальчик псион и о найденном карите.

— М-да, — задумчиво произнёс гигант. — История интересная, но ничего сверхъестественного в происшедшем я не вижу. Тут в пустошах полно таких беспризорников. Кто они и где их родители, никого не волнует. Но есть ещё юридический аспект, который мы должны соблюсти. Необходимо оформить Малого как вашего воспитанника. Если же у вас имеются сомнения, либо вы не планировали это делать, я сам усыновлю его.

— Нет-нет! — вскинулся Куим. — Сейчас, когда наш статус полноценных граждан Империи восстановлен, мы с радостью оформим все необходимые документы для нашего мальчика.

— Так, — задумчиво пробормотал глава поселения, — с этим важным вопросом мы тогда определились. Тогда я сам займусь подготовкой документов для Малого. А то нехорошо получается. Ему тринадцать лет, и он является собственником усадьбы в Винзуре, а по факту у него нет никаких документов Империи.

Все трое некоторое время помолчали, каждый подумал о своём. Затем профессор Агал откашлялся и решился уточнить у хозяина кабинета: — Господин Умо Рив, Вы же не просто так собираете сведения о мальчике и нас. Наверняка у Вас уже есть готовое предложение?

— Вот что значит жизненный опыт! — рассмеялся гигант. — Вас не провести, мои уважаемые гости. В принципе у меня для вас имеется несколько вариантов.

— Мы с удовольствием Вас выслушаем, господин Умо — учтиво ответил ему Агал и поудобнее уселся в кресле, не забыв прихватить со столика бокал с алкогольным напитком.

— Дорогие мои профессора, — начал Умо, — давайте исходить из того, что мы имеем в данный момент. Вы живы, здоровы и чисты перед законом Империи. Кроме вашего припрятанного бота у вас в собственности теперь вполне легальная усадьба со всем необходимым для проживания в нашем поселении. И самое важное, вы обладаете гигантскими знаниями, имеете обширнейший опыт преподавательской деятельности и несколько признанных научных достижений. Я ничего не упускаю, господа?

Возможно, старики успели быстро обменяться мнениями через нейросеть. Уже через несколько секунд ответил профессор Агал: — Вы, несомненно, правы, уважаемый Умо Рив. И всё-таки хотелось узнать, имеются ли у Вас, как у представителя Империи в этом поселении, конкретные предложения. Обещаю, мы отнесёмся к ним с вниманием, и, возможно, придём к взаимовыгодному соглашению.

— Господа учёные, вы совершенно правы. Я переговорил с несколькими моими знакомыми и бывшими сослуживцами. Для вас и для Малого есть несколько дельных предложения. Самое простое, вы все вместе остаетесь жить в Винзуре. Работу мы вам подыщем, а мальчик будет учиться и заниматься в технической мастерской Рибуса.

— Есть ещё один вариант. В нашем столичном университете открылись дополнительные кафедры. Я переговорил с ректором, и он готов с радостью принять вас на должности руководителей кафедр. Вас обеспечат жильём и питанием в академическом городке за счёт университета. Оклад там весьма неплохой от семидесяти тысяч кредитов в месяц. Мальчику место там тоже найдётся, устроим его лаборантом или вашим помощником. Ну а если он покажет себя, то, возможно, будет проходить обучение на любом факультете совершенно бесплатно. Правда только до тех пор, пока вы преподаёте в данном университете. Об этом я заранее договорился с ректором, господином Ясом Решебом. Поверьте, это очень шикарное предложение. Ведь наш Вигус Светлейший в этом году уделяет много внимания образованию. На строительство университетских корпусов, домов для преподавателей и общежитий для студентов, а также покупку необходимого оборудования и самых лучших баз знаний потрачено более пяти миллиардов кредитов. Наш университет будем самым крупным в нашем звёздном секторе.

Старики замерли и почти не дышали. Они явно впечатлились предложением главы Винзура и их можно было легко понять. Человек — существо социальное. Они же последние четыре года практически не общались с разумными. Да, они проводили научные изыскания, уже сейчас были готовы предоставить для рассмотрения учёному сообществу ряд открытий. Но что-то их пугало, вернее их сдерживал страх. Они боялись негативной оценки их открытий и разработок в учёной среде.

Господин Умо Рив, неправильно истолковав сомнения на лицах учёных мужей, решил добавить: — Уважаемые господа. В любом случае за вами остаётся огромный дом Винзуре со всем необходимым для жизни имуществом. Если вы купите глайдер, то можете летать на нём на работу, а жить в Винзуре. Как вы решите, так оно и будет.

Тишина несколько затянулась, и полковник решил как-то подбодрить стариков: — Да вы не переживайте насчёт покупки глайдера, у вас же есть неплохой бот. Я помогу вам его продать, и мы выкупим у моих старых друзей конверсионный глайдер. Поверьте, лучшего вы на Солии не найдёте.

— Господин Умо Рив, — решился ответить ему Агал Фон Ливен. — Это действительно лучшее предложение, на которое мы могли рассчитывать. Мы просто психологически не готовы так сразу дать Вам ответ. Дайте нам немного времени, и мы вернёмся к этому разговору. Но, что-то мне подсказывает, что у Вас есть ещё какой-то вариант нашего дальнейшего обустройства.

— Сразу видно старую Имперскую школу, — смеясь ответил ему Умо. — Вот вы, психологи хоршевы, ну как от вас что-то можно скрыть? Вы правы, есть ещё один вариант. Я сам о нём знаю очень немногого и всё же расскажу. Сразу хочу вас предупредить, что дальнейший разговор будет проходить под грифом «секретно». В связи с тем, что у вас чрезвычайно высокий гражданский рейтинг Империи, вы считаетесь автоматически допущенными к подобной информации.

Умо перевёл дух и продолжил: — Вы наверняка слышали, что на Солии в этом году собираются открывать свои представительства разумные Федерации Нивэй, Республики Хакдан, Конфедерации Делус, Торговой республики Минматар, Автономии Креат, Федерации Галанте и даже Сполоты. Поговаривают, что и Мзины посетят нас.

— Так вот. Эти данные есть везде и об этом судачат на каждом углу, но вот то, что я скажу вам дальше, не должно выйти за пределы этого кабинета.

Умо достал из стола прибор для глушения нейросетей и включил его. Потом он подключил ещё один небольшой аппарат и, развернувшись к старикам, произнёс: — За последние декады на нашей планете зафиксированы следы аномального пси-воздействия высоких энергосфер. Учёные не нашли этому внятного объяснения. Они запутали и себя и нас, твердя что это сама планета излучает сильнейшие пси-волны. В связи с этими событиями к нам спешно и прибывают гости со всех сторон Содружества. Я подозреваю, что это никакие не дипломатические сотрудники, а учёные, изучающие псионику и разведчики. Решением нашего правителя князя Вигуса Светлейшего у нас создаётся закрытый институт по изучению неординарного явления.

В связи с тем, что вы входите в число крупнейших учёных, занимавшихся вопросами практического применения псионики, я уполномочен от имени губернатора Солии господина Кана Ливия предложить вам возглавить лабораторию в новом институте.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Эпилог