КулЛиб электронная библиотека 

Вне системы (СИ) [Егор Аянский] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Егор Аянский Вне системы

Пролог


Полночь не самое лучшее время для прогулок по мегаполису. Ведь кроме обычных законопослушных граждан, чьи преступные намерения могут успешно контролироваться Сетью, существуют и Пустые, не признающие правил нового мира. Система их не видит, и они активно пользуются этим, творя беззаконие и совершая преступления. Они научились выживать и маскироваться, обходить патрули и прятаться среди обычного населения.

Молодой человек в сером пальто и вязанной шапочке того же цвета, уверенным шагом идущий по тротуарам осенней Москвы, никогда не был Пустым. Но ночная прогулка в полном одиночестве нисколько не страшила его. Он вообще не испытывал страха, такова уж была особенность его странного мозга. Но это не значило, что идущий абсолютно безрассуден. Напротив, он был очень осторожен и аккуратен в своих поступках.

Вдали показалась освещенная прожекторами площадь Двенадцати Правителей, и человек сбавил шаг, а через пару секунд совсем остановился. Его внимательный взгляд отметил впереди отряды патрулей в знакомой синей форме. Дельты. Военная элита нового мира и прямые исполнители воли Высших. Главная угроза для Пустых в городе, и достаточно весомая за его пределами. Сегодня их собралось особенно много, ведь завтра в этом месте состоится великое событие, и все должно пройти безукоризненно.

Человек в сером внимательно осмотрел каркасное строение, что возвышалось над охраняемой территорией. На четырнадцать метров вверх от поверхности мостовой уходили массивные стальные изогнутые балки, ограждающие подступы к центру площади, на которой была возведена новенькая трибуна. Он знал, что эти дуги — генераторы мощного силового поля, способного остановить даже танковый снаряд.

Он поднял взгляд еще выше. Туда, где в воздухе на сложной конструкции располагался огромный шарообразный ретранслятор Сети, способный передавать сигнал глубоко под землю. Все готово для его торжественного открытия. Завтра, один из хозяев планеты, лично произведет его запуск, чтобы раз и навсегда покончить с Пустыми.

Человек внимательно осмотрел возведенную конструкцию, затем поводил взглядом по окнам близлежащих домов и их крышам, после чего изменил направление. Теперь его путь пролегал во внутренний двор одного из множества небоскребов. Но сейчас его интересовал не парадный вход, а аварийная лестница. Шаг за шагом, он преодолел тысячу двадцать шесть ступеней, пока не остановился у стальной двери. Несомненно, скоро здесь будет выставлена охрана, призванная заблокировать возможный теракт со стороны Пустых. Но не сегодня.

Магнитная карта, какой пользуются многочисленные работники обсуживающей сферы, коснулась замка. Красная лампа мигнула, сменив цвет на зеленый, и дверь технического этажа открылась, издав негромкий скрип. Человек бегло осмотрел представшее перед ним помещение и нашел глазами вертикальную лесенку, ведущую на крышу. Туда.

Лица коснулся легкий, но пока еще не промозглый ветерок. Ночной город предстал словно на ладони, а повсюду снующие члены Дельта-отрядов стали теперь похожи на маленьких муравьев. Он перевел взгляд на уходящий вдаль толстый высоковольтный кабель, что простирался прямо над ретранслятором, и оценил расстояние. Сделав в голове небольшие расчеты, он довольно улыбнулся, и в его глазах появился почти детский восторг. А уже через пару секунд, человек сделал первый шаг над пропастью, ощущая, как под ногами прогибается упругая опора.

— Люди редко смотрят на небо. — тихо произнес он и двинулся вперед.

Он шел уверенно и быстро, словно сотни раз уже делал подобное. Город медленно перетекал под его ногами, но громадная высота не изменила ритм его сердцебиения ни на удар. Дойдя почти до середины он остановился и взглянул на проектор сверху. Самая неприятная часть — будет немного больно. Пожалуй, стоит расстегнуть верхнюю одежду, чтобы уменьшить ускорение.

Человек раскинул руки в стороны и легко оттолкнулся от тонкой опоры, сильно прогибаясь в спине. Поток воздуха засвистел в ушах, земля двинулась навстречу с угрожающей скоростью, но человек на нее почти не смотрел. Все его внимание было приковано к натянутому тросу, что входил в систему поддержки гигантского ретранслятора.

Схватить!

Крепкие пальцы мертвой хваткой вцепились за возникшую опору и сильный рывок сотряс тело, причиняя сильную боль сухожилиям и мышцам. Но он удержался.

Человек негромко выдохнул и посмотрел вниз. Патрули стали значительно крупнее, но ни один из них даже не поднял глаза наверх, продолжая неспешный обход охраняемого участка. Самая сложная часть позади. Он поудобнее перехватил руками трос и быстро пополз к конструкции, а спустя шестнадцать секунд оказался у широкой балки, на которую уселся сверху и поджал ноги к груди.

Снизу незваного гостя больше нельзя было заметить. Его лицо приняло довольное выражение. Он вытащил из бокового кармана яблоко, от которого откусил большой кусок и аппетитно им захрустел. Ну разве не замечательно вот так сидеть над ночным городом, смотреть на красивые огни и кушать свежие фрукты?

Покончив с едой, человек аккуратно положил огрызок на балку, после чего извлек из кармана пальто небольшую гайку и легонько стукнул ей по одному из поддерживающих ретранслятор тросов, который издал негромкий звук.

— Ре-диез. — задумчиво произнес он и снова опустил руку в карман, извлекая наружу миниатюрный лазерный резак.

Через секунду из устройства вырвался тонкий луч света и уперся в поверхность одного из несущих элементов конструкции. Парень резал металл уверенно и плавно, а его пальцы не дрогнули ни разу. Он останавливался иногда, но только для того, чтобы еще раз тихонько постучать гайкой по металлу и послушать его тональность.

Закончив с первым тросом, он двинулся ко второму, вновь повторяя свои нехитрые действия. К концу работы, когда уже значительная часть элементов опоры была серьезно повреждена, его движения сильно замедлились. Человек упорно добивался одинакового звучания всех опорных узлов.

— Ля! — спустя полчаса прошептал восторженный парень. — Вот теперь — чистое «ля»!


Утром следующего дня.

Альфа-5 сильно нервничал и уже в который раз осматривал себя перед зеркалом, поправляя галстук и несуществующие складки на дорогом пиджаке. Беспокойные глаза мужчины выдавали сильную тревогу, и это ему очень не нравилось.

Чертов жребий! Ну почему из всей Верховной Дюжины именно ему выпало выступить перед этими людьми? Почему именно Москва? Он ненавидел этот город за его паршивый климат и за громадные размеры, но еще больше он ненавидел его за невообразимую сеть подземных тоннелей, оставшихся еще с тех времен, когда основным видом транспорта в этом городе являлось метро. Пустые расползлись по нему как тараканы и заминировали все, что только можно, и что нельзя было заминировать.

Неделю назад им удалось уничтожить отряд дельт. Полноценный, мать его, боевой отряд дельт! Три десятка бойцов обезглавили и выбросили на Красную площадь в качестве демонстрации.

И именно ему, Томасу Моргану, придется сегодня успокаивать жителей мегаполиса. Он бы с удовольствием использовал голограмму и выступил из своего австралийского поместья, как это делал обычно. Но статус Бет и Гамм позволяет им пользоваться дополненной реальностью высшего уровня, предоставляемой Сетью, а потому последние легко различат подделку.

Ну что же, он готов их вдохновить и успокоить. Вот только тягостное чувство чего-то необратимого никак не хотело уходить. Он, стоящий на верхушке золотого миллиарда, один из властителей мира, обладающий практически полным бессмертием, сейчас чувствовал необъяснимый страх.

Альфа-5 повторно запустил перед глазами все отчеты: отряды патрулей выставлены в радиусе двух километров, воздух под контролем, тоннелей под этим местом нет.

Бред! Ему нечего бояться — он Альфа! Силовое поле трибуны, способно отразить любые пули и снаряды, а собственные невероятные возможности, позволят ему стереть с лица земли полгорода движением одного пальца или выжить даже внутри небольшого взрыва. Прерогатива Высших. Только двенадцать человек на планете обладают подобным могуществом. Даже собственная семья довольствуется лишь Бета-уровнем.

Томас Морган глубоко вздохнул и вышел из-за кулис на трибуну. Тысячи людей всех рангов и категории взорвались овациями, приветствуя Великого. И пусть это по большей части результат воздействия Сети, заставляющей их гормоны вырабатывать эндорфины при одном только его виде, ему это неважно. Он один из тех, кто создал Идеальный мир, где каждый занят своим делом: Альфы правят Землей, Беты руководят мегаполисами, Гаммы контролируют жизнеобеспечивающие отрасли, а Дельты и их обученные твари готовы дать отпор любым возникшим угрозам.

А остальные?

Остальные — стадо, лишенное настоящей цели, мечтающее лишь о том, чтобы повысить префикс рядом со своим порядковым номером и получить разрешение на рождения ребенка.

И конечно не следует забывать о чертовых Пустых, в каждого из которых он с удовольствием лично бы подселил по омега-бионту и превратил в какое-нибудь уродливое существо. Последний оплот старого мира, те кто по невероятной случайности избежали заражения и выжили. Их тела слабы и не усилены, они подвержены болезням, и даже маленькое ранение может принести им смерть.

Но скоро Пустых в Москве не станет. Ведь именно для того он сюда прибыл: запустить ретранслятор Сети и раз, и навсегда покончить с этими ренегатами.

— Я рад приветствовать вас, москвичи! — начал Морган свою речь. — Сегодня я лично прибыл к вам, чтобы…

Он говорил недолго, но его голос вселял надежду в слушателей, давал веру. Однажды, все ренегаты будут уничтожены, и тогда в этом городе наступит благоденствие, как и в большинстве других мегаполисов.

Отзвучали последние слова и Пятый вскинул кулак в победном жесте, после которого на площади грянул гимн Нового мира. Несложная и достаточно простая мелодия, но очень запоминающаяся. Особенно ее вступление — длинная и мощная нота «ля».

Звуки унеслись высоко вверх, и конструкция ретранслятора завибрировала, входя в резонанс с музыкой. Секунда, вторая и подрезанные тросы не выдержали. Гигантский металлический шар, потеряв опору, устремился вниз, набирая колоссальную скорость. Он легко прошел сквозь силовое поле и обрушился прямо на трибуну, превращая тело Томаса Моргана в сгусток кровавой слизи и раздробленных костей.

Это был страшный день для всего человечества… Ведь сегодня впервые погиб один из его Великих правителей, который всегда считался бессмертным.


Глава 1


Нью-Йорк, 16 апреля 2035 года.


Чего хочет человек, который достиг в жизни всего и даже больше, чем ему необходимо? Что делать, когда твой годовой доход позволяет содержать небольших размеров страну? Ты никогда не бывал на страницах «Forbes», но это не значит что ты не можешь, или не соответствуешь. Тебе просто это не нужно. Твой бизнес извечно находится в тени, ведь он только для избранных. Для тех, кто легко может себе позволить украсить личный электромобиль рубинами, или слетать на орбиту Земли в ближайший уик-энд.

Антиквар Саймон Векслер знал ответ на этот вопрос. Как и на множество других. У кого находится «алмазное око Брахмы», известное также, как Черный бриллиант Орлов? Алмаз весом в 195 карат, что оставил кровавый след в истории и в 2006 году был продан неизвестному владельцу.

Ответ можно найти у него, у Саймона. Вот только вы никогда не услышите такой информации из его уст. И люди, украшающие первые позиции вышеупомянутого журнала, прекрасно знают об этом. Знают, что их имена, после использования его очень недешевых услуг, никогда не будут упомянуты в светской хронике, или еще где-либо. Этот человек десятилетиями создавал свою репутацию, продолжая дело своего отца и деда. Его агентурная сеть была столь обширна, что легко могла конкурировать с разведкой небольшого государства.

Но, возвращаясь к первому вопросу. Конечно же ответ на него: бессмертие, вечная молодость, цветущий мир вокруг, не знающий болезней и горя. Счастливая жизнь, наполненная эмоциями. Настоящими эмоциями, а не теми, которые легко можно получить, потратив небольшую часть своих сбережений.

Люди стремились постичь бессмертие веками, но так и не смогли обмануть природу. Лишь после осознания того, что ты вышел на финишную прямую своего существования, приходит понимание бессмысленности каждого шага твоего прошлого. Ты можешь сколько угодно пересаживать себе органы от молодых и сильных доноров, покупать стволовые клетки на черном рынке, но костлявая старуха с косой так, или иначе придет за тобой.

Сегодня у Саймона появился шанс. Весьма призрачный, который здравомыслящему человеку мог бы показаться бреднями сумасшедшего. Но только не тому, кто передвигается в кресле с мотором; не тому, кто непрерывно находится на аппарате искусственного дыхания; и не тому, кого поедает изнутри неизлечимая болезнь.

Самый богатый антиквар мира отчаянно цеплялся за последние мгновения своего существования, а потому, не раздумывая, выложил двадцать миллионов долларов за сомнительный свиток, что указывал на точное местонахождение небольшой вещицы, спрятанной несколько тысяч лет назад в недрах одной из египетских святынь. Загадка, что таилась в этом куске пергамента, так и не была решена учеными. Ведь им было невдомек, что древнеегипетский шифр имеет вторую половину-ключ, которая вот уже тридцать лет хранилась в личной коллекции Саймона.

Буквально несколько минут назад, находясь в своем кабинете и любуясь подлинником одной из утерянных миром картин Леонардо Да Винчи, он принял телефонный звонок.

Его люди наконец-то нашли ее…

Оставалось лишь дождаться, когда самолет преодолеет половину земного шара и приземлится в аэропорту Нью-Йорка. Саймон, в очередной раз взглянул на старую репродукцию давно исчезнувшей рукописи и произнес механическим голосом, что издавал специальный аппарат установленный в его гортань.

— Я искренне верю, что ты существуешь, Торговец. И я обязательно с тобой встречусь до того, как покину этот мир.


Нью-Йорк. 17 апреля 2035 г.

Этим утром пульс Векслера зашкаливал. Личный врач Нортон настаивал на отмене любых встреч, но старик упорно не желал ничего слышать, а под конец пригрозил лишить его всех привилегий и жалования. Доктору было не ясно, чем вызвано такое состояние его единственного пациента, но пришлось уступить. Обычно безжизненные глаза антиквара-миллиардера сегодня полыхали неистовым огнем, а в такие моменты от него можно было ожидать любой, даже самой дикой выходки.

По большому счету, Нортону было плевать на этого мерзкого деда, но совсем не плевать на деньги, которые он получал от него за свои услуги. Заработная плата врача была сопоставима с месячным бюджетом иных больниц, а потому он предпочел просто умолкнуть, едва к Саймону прибыл визитер неприметной наружности. Почти неприметной.

Было в нем кое-что, заставившее доктора задержать взгляд, едва тот снял солнцезащитные очки. Глаза незнакомца имели ярко выраженную гетерохромию: левый зеленый, а правый синий. По спине Нортона пробежал неприятный холодок. Тем не менее он нашел в себе силы приветливо кивнуть посетителю и спешно покинул комнату своего пациента.

Оставшись в кабинете наедине с главой своей разведывательной сети, Саймон дрожащими руками ощупал пакет, а затем незамедлительно совершил баснословный перевод на счет собственной же организации. Еще бы — один только подкуп египетского правительства для проведения раскопок на запретной территории обошелся в восьмизначную сумму.

— Ты можешь идти, Фокс. — произнес старик механическим голосом. — Дальше я сам.

Визитер молча кивнул и покинул кабинет. Старик щелкнул рычагом на рукоятке кресла, подъехал к двери и закрыл ее на замок. Сейчас… Неужели это произойдет сейчас? Он вернулся на свое рабочее место и вновь уставился на пакет. Его, уже третье по счету, сердце грозилось выскочить из груди от охватившего тела волнения.

Саймон часто задышал, насыщая легкие кислородом из аппарата. Затем, немного подумав, открыл ящик большого дубового стола, откуда извлек револьвер и спрятал его возле подлокотника своего кресла. Если все, что он знает об этом предмете правда, то это исключительно бессмысленная затея. Сущность, с которой он готовился встретиться, была просто неуязвима для земного оружия, тем не менее, холод металла немного его успокоил. Векслер потянулся к ножу для резки бумаги и одним движением вскрыл упаковку.

Она была прекрасна! Древняя вещь, чей возраст исчисляется сотнями тысяч, а может и миллионов лет, словно только что вышла из-под рук умелого ювелира. Идеальная пирамидка из неизвестного серебристого материала, не потускневшая ни на йоту за целые эпохи. На каждой ее стороне имелась удивительной красоты гравировка с загадочными символами, просто немыслимая для технологий нашего времени. Предмет будто всем своим видом сообщал, что он гость из другого мира.

Старик вновь придвинул листок с фотографией и его подвижные пальцы, один за одним стали дотрагиваться до рисунков в строго определенном порядке: … десятый, одиннадцатый знак. Оставался последний, двенадцатый, и рука Саймона Векслера застыла в нерешительности. Очередная легенда, в эту бесконечно тянущуюся секунду, готова была разбиться о каменную стену реальности. Чудес не существует, и он, как-никто, знал это прекрасно.

Касание.

Не произошло ничего. Цельный и безжизненный кусок странного материала никак не отреагировал на шифр из древней рукописи.

На глаза Векслера навернулись слезы, и он силой швырнул артефакт о стену. Острое ребро пирамидки оставило глубокую выбоину в дорогом покрытии; предмет отскочил на пол, сделал два кувырка по ковру и застыл неподвижно. Старик долго смотрел на него, и внезапно почувствовал на себе чей-то взгляд, от которого зашевелились остатки волос на голове.

Саймон повернул голову туда, где как ему казалось находился источник неприятного ощущения и вздрогнул. В его личном кабинете стоял самый обычный человек в строгой одежде, ничем не отличающийся от сотен клерков средней руки, что можно встретить в любой приличной организации Нью-Йорка. Разве что каждая, даже самая мелкая деталь его костюма, выглядела невероятно безупречно — ни складки, ни соринки. На голове гостя была надета старомодная шляпа из прошлого века. В руке — черный кожаный дипломат.

Таинственный визитер слегка наклонил голову набок, и его удивительные глаза, цвета небесной лазури, изучающе уставились на Саймона. Это продолжалось около полуминуты, а затем тонкие губы мужчины приоткрылись и старик услышал безупречный английский. У пришельца оказался приятный голос, почему-то напомнивший ему об отце.

— Доброе утро, Саймон Векслер. Надеюсь, ты знаешь правила?

— Вы Торговец? — проскрежетал электронным голосом напуганный старик.

Наверное, попытайся произнеси антиквар это своим когда-то здоровым горлом, он бы не смог выговорить даже такой короткой фразы от охватившего его волнения. К счастью, умный механический помощник справился с задачей.

— Да, я Торговец. — ответил незнакомец. — И мои услуги очень дорого стоят. Ты готов их оплатить, Саймон Векслер?

— Это невероятно! — антиквар затрясся всем телом от возбуждения. Он понимал, что ведет себя совсем не так, как должен вести человек его ранга в присутствии незнакомых людей. Но сейчас ему было плевать на все эти дурацкие нормы этикета — они больше не имели значения.

— Ты не ответил на мои простые вопросы, Саймон Векслер. Ты, — незнакомец сделал нажим на это слово. — Знаешь правила?

— Знаю! Я готов платить! — проскрежетал антиквар. — И хочу ознакомится с прайсом.

— Просто кратко озвучь свои желания. — произнес Торговец.

— Бессмертие и вечная молодость! Идеальный мир и власть над ним!

— Все и сразу? — улыбнулся визитер. — Твои предшественники из Египта и Атлантиды были намного скромнее, Саймон Векслер.

— И где мои предшественники теперь? Они были глупцами и взвалили на себя слишком большую ношу в одиночку. — почти прокричал старик. — А у меня есть единомышленники. Вместе мы сможем оплатить твои услуги.

Торговец кивнул и аккуратно положил свой дипломат на стол. Как не силился старик, но ему не удалось рассмотреть его содержимое, скрытое от взгляда откинутой крышкой. А в следующую секунду над ним разлилось сияние, явив невероятно подробную проекцию звездного неба, прямо над рабочим столом антиквара.

— Что для тебя есть бессмертие, Саймон Векслер? — задал Торговец вопрос. — Ты — всего лишь комбинация случайных электрических импульсов, осознавшая себя. Столь хрупкая, что один единственный сбой в них лишит тебя личности. Бессмертие условно.

— Но ведь ты бессмертен?

— Относительно, как и все вокруг. Существуют непреодолимые факторы. Умрет твой мозг, умрешь и ты.

— Но раз ты здесь, значит есть хоть какие-то варианты? — заволновался старик.

— Безусловно. Но не все из них тебе по карману. Я покажу тебе только самые доступные, Саймон Векслер. Те, что подойдут для тебя, и для твоей планеты. По моим скромным расчетам, ваша раса погибнет во второй половине двадцать четвертого века, по местному исчислению.

— Почему? — заволновался старик.

— Вы истощили свой мир, но при этом не сделали ничего, чтобы найти себе новый, или восстановить свой собственный. Ваша жизнь превратилась в гонку за иллюзиями счастья, но при этом вы забыли, в чем оно на самом деле заключается. Вы уничтожили естественный отбор и ослабили себя фармакологией, позволяющей выживать и размножаться генетически слабым особям. Еще?

— Ты сможешь помочь остановить это?

— Смогу ли я? Ты неправильно понимаешь суть моих услуг, Саймон Векслер. Я только продаю инструменты, проверенные инструменты. А то, насколько эффективно вы ими воспользуетесь, исключительно ваше дело. Я лишь могу показать тебе конечный результат, как положительный, так и отрицательный. Ты не первый, кто решил все исправить.

Торговец поднес руку к одному из скоплений звезд и на глазах антиквара Вселенная стала увеличиваться, а выбранная галактика приближаться, пока все пространство не заняла одна единственная планета, похожая на его родную, но с другими очертаниями материков.

— Планета Це-А-Ора, как называют ее местные жители, представители человекоподобной расы. Расстояние от Земли шестнадцать миллионов световых лет, по вашей системе измерения. Я покажу тебе ее историю, и не только.

Перед глазами Векслера один за одним сменялись миры и их скопления. Он видел немыслимые города и странную технику; видел как гибли и возрождались цивилизации; видел к чему приводит бездумная политика властителей. Неизменно было лишь одно: только жесткие меры и контроль обеспечивали дальнейшее процветание.

— Что скажешь, Саймон Векслер?

— Везде, где наступило благополучие и развитие, сначала был полностью уничтожен существующий порядок. Почему?

— Потому что раса людей по своей природе нестабильна. Вами правят неразумные желания и эмоции, но не учитываются последствия. Не существует мягких мер. Рано, или поздно найдется тот, чьи мысли приведут к нарушению равновесия любой системы, и она даст трещину. Лишь полный контроль гарантирует желаемый результат. И ваши правители уже поняли это. К сожалению, поздно. Принятые в начале двадцатых годов этого века меры не привели к желаемому результату. Только ты можешь все изменить.

— Но какой ценой!

— Тебе решать. Но ты знаешь, что я не уйду из твоего мира с пустыми руками. Таковы правила. Ты должен сделать выбор, Саймон Векслер. Сейчас.

— Це-Ао… — старик запнулся.

— Це-А-Ора. — подсказал Торговец.

— Почему ты показал ее первой?

— Потому что для твоего мира это оптимальное решение. Та планета находилась на стадии развития идентичной вашей и успешно перешла на новый уровень бытия. Кроме того, это единственный вариант, что тебе доступен по цене. Я знаю, о чем говорю, и не меньше тебя заинтересован в успешной сделке.

— Озвучь цену.

— Это против правил, Саймон Векслер. Сначала ты должен дать ответ.

— Я… — слова на секунду застыли внутри горла антиквара, отчего синтезатор его голоса надрывно зажужжал. — Я согласен!

Незнакомец прикрыл глаза на секунду, а затем произнес:

— Идеальный мир и власть над ним; вечная молодость и бессмертие, условное. Ты принял решение, Саймон Векслер. Сделка обойдется тебе в сорок один красный алмаз. Камни не должны иметь размер меньше ноля целых, шести десятых карата. Чистые. Надеюсь мне не стоит говорить, что если я обнаружу в них хоть один атом марганца, договор аннулируется? Последствия его отмены тебе очень не понравятся, Саймон Векслер. Ты отработаешь мой визит в одиночку за весь свой мир, и лучше тебе не знать, как это произойдет.

— Это невозможно! На Земле добыто чуть больше пятидесяти подобных камней, — в глазах старика появился неподдельный страх. — Предложи альтернативы! Я могу дать тебе намного больше, назови долларовый эквивалент!

— Это возможно, Саймон Векслер, — тон незнакомца не изменился ни на йоту, — Торговец никогда не назовет цену, которую нельзя оплатить ресурсами посещаемого им мира. Ты единственный, кто знает местонахождение большей части добытых камней. Все по-честному. У тебя двадцать два дня земных дня. Надеюсь, что это поможет тебе действовать быстрее.

Странный визитер вынул из чемодана три небольших пробирки с зеленоватой жидкостью и положил их на стол.

— Что это? — проскрежетал напуганный Векслер.

— Это — Альфа, — он указал на левую пробирку. — Это — Бета, а это — Омега. На моем языке они имеют другое название, но тебе так будет понятнее. Не перепутай их, Саймон Векслер.

— А остальные?

— Остальные ты сделаешь сам, благо на вашей планете для этого есть все технологии. Только Альфа конечна и бесценна. Бета — это высшая производная Омеги, ты тоже можешь ее получить самостоятельно и в неограниченных количествах, но я решил, что она поможет тебе убедить друзей, а потому дал готовый образец.

— Мне нужны остальные!

— Ты хочешь, чтобы я увеличил цену, Саймон Векслер? — Торговец пронзительным взглядом уставился в глаза старого антиквара.

— Н-нет… — пролепетал напуганный старик.

— Оборудование и необходимые технологии я доставлю после оплаты. И еще… — он склонился над ухом старика и прошептал, указывая глазами в сторону двери. — На твоем месте я задумался бы о смене лечащего врача.

Незнакомец поднял с пола пирамидку, поставил ее на стол и… мгновенно растворился в воздухе. Стоящий в этот момент под дверью доктор Нортон, резко отпрянул от замочной скважины и широко раскрыл глаза от охватившей его тело дрожи. Происходящее в кабинете показалось ему сценой из какого-то мистического фильма.

Старик медленно приходил в себя, переваривая последние слова визитера. Начальник разведки Фокс тоже считал, что этот крысиный выродок в белом халате, стучит на Саймона правительству.

Ну что же, невелика потеря. Векслер перевел взгляд на три пробирки, в которых потенциально содержался самый дорогой материал в истории его планеты. После презентации Торговца он уже знал, как они работают, но все еще сомневался в реальности произошедшего. Он обязательно сначала все проверит лично.

Теперь осталось лишь понять, как достать эти чертовы красные алмазы до конца срока.


Лос-Анджелес. 18 апреля 2035 года.

— Я больше не могу работать в таких условиях! — в сердцах выкрикнул ученый обращаясь то ли к жене, находившейся в соседней комнате, то ли ко всему миру сразу.

Доктор физико-математических наук, один из величайших умов современности Дэвид Рассел, поднялся из-за компьютера и вышел на крыльцо своего частного особняка, расположенного на одной из окраин Лос-Анджелеса. Мужчина дрожащими руками извлек из твердой пачки обычную сигарету, закурил ее с третьей попытки и задумчиво уставился на звездное небо, погрузившись в воспоминания.

Почти тринадцать лет назад у них с Марией получилось. Ребенок, которого они столько лет безуспешно пытались зачать, наконец-то появился на свет. Как сейчас он помнил этого круглолицего розового пухляша весом аж в четыре с половиной килограмма. Тогда они ощущали себя на седьмом небе от счастья. Полное медицинское обследование показало, что парень абсолютно здоров и не имеет никаких отклонений.

Первые два года жизни ребенка отец и мать не могли нарадоваться на свое чадо. Мальчик был очень спокойным и доставлял хлопот меньше, чем многие дети в его возрасте. Он рано начал ходить, и единственное, что омрачало обоих родителей: американского профессора, и русской ученой, доктора медицины Марии Дубровской — маленький Макс никак не хотел разговаривать.

А потом случилось страшное. Очередное обследование, проведенное в три года, показало наличие необычной аномалии в левом полушарии. Никто из врачей не смог диагностировать ее природу точно. Единственный диагноз, который они смогли поставить — аутизм, и, с определенной вероятностью — савантизм. Современные средства диагностики позволяли делать столь смелые утверждения, но вот лечения заболеваний такого рода как не было десятки лет назад, так и не появилось по сей день.

С того самого дня их жизнь превратилась в бесконечную череду попыток изменить невозможное. Мария бросила изначально выбранное направление в науке, полностью посвятив себя ребенку и изучению нейробиологии. Но отчаянные попытки познать тайны человеческого мозга так и остались попытками. Максу наняли с десяток известных специалистов и докторов, которые провели с ним сотни часов. Результат был неутешителен — мальчишка в двенадцать лет не может поднести ложку ко рту, чтобы не пролить суп, а уж о таких вещах, как самостоятельно завязать шнурки и речи быть не могло.

Он смог освоить речь, но говорил так редко, что родители забывали какой у него голос. Он никогда не смеялся и почти не плакал, даже при внезапном громком шуме, как это часто делают дети с подобным диагнозом. Пожалуй, только попытки пересадить его с любимого места на новое неизменно оканчивались истерикой.

В четыре года он научился читать на русском и английском, быстро освоил интернет-серфинг, что было неудивительно, так как саванты рано, или поздно, проявляют потрясающие способности в определенных областях науки. И это могло бы стать минимальной компенсацией за неизлечимую болезнь, если бы родители сумели найти подход к его гениальности. У парня обнаружился абсолютный музыкальный слух, но заниматься музыкой он не хотел; мальчик со скрупулезной точностью мог нарисовать любой увиденный им предмет, но брался за карандаш реже, чем происходили его дни рождения.

Макс, или как его называла мать на русский манер — Максимка, просто читал. Читал очень много, причем выбирал для этого странные тематики, вроде теории сопротивления материалов или механики замкнутых систем. Он штудировал сложные таблицы с физическими свойствами материалов, запоминал громадные массивы ненужных данных, изучал формулы из высшей математики и физики, однако при этом никак их не применял на практике.

Родители пробовали беседовать с ним о прочитанном, но он просто отворачивался и снова смотрел на экран компьютера. Иногда казалось, что мальчика интересует даже не смысл текста, а магия маленьких значков, которые чудесным образом складываются в слова и звуки. В моменты чтения Макс медленно раскачивался всем телом и негромко бубнил себе под нос, абсолютно не замечая течения времени.

Они пытались ему подсунуть развивающие игры, но из всех предложенных его заинтересовала только простенькая двухкнопочная аркада на игровой приставке — летающий шарик, который нужно отбивать ракеткой до тех пор, пока не будут разбиты все блоки. В ней он достиг каких-то немыслимых результатов, но это было совсем не то, чем могли гордиться его родители.

К шести годам все эти занятия ему полностью наскучили, и сын закатил истерику на несколько дней. Попытки вернуть его в интернет не увенчались успехом. Дэвиду и Марии стоило невероятных усилий, прежде чем они наконец-то смогли понять, что требует их чадо. А требовало оно, как ни странно, старые игрушки, которые уже давно пылились в шкафу, поскольку раньше его мало интересовали.

И только когда заветный ящик был возвращен владельцу, парень перестал плакать. Он уселся посреди комнаты с этими богатствами и нашел себе новое развлечение — кидать предметы о стену и наблюдать, как они отскакивают, или ломаются. Ящик постепенно пустел; мальчик вставал и собирал вещи, бережно складывал их обратно, и вновь повторял процесс. Дом наполнился извечным грохотом, а любые попытки отца и матери остановить глупую игру неизменно оказывались провальными.

Они пробовали все — спрятать особо тяжелые игрушки, заменить их на плюшевые или купить ему новые. Сын с радостью принимал подарки, и грустил когда попадались такие, какие у него уже были. К сожалению, все эти ухищрения так и не помогли избавится от бесконечного шума. Ребенку хватало одного взгляда, чтобы понять, что именно забрали или подменили родители. И это оборачивалось новой истерикой, длящейся до момента, пока все до единой вещи не оказывались на своем месте.

И, как назло, сегодня, за пару дней до своего тринадцатилетия, Макс устроил очередной сеанс глупого развлечения, мешая своему отцу сосредоточиться над решением сложной задачи в области создания программируемых нанороботов. Не тех примитивных структур, что способны доставлять лекарства в заранее определенную точку организма или выполнять банальные функции собственной редупликации. Он мечтал о полноценных программируемых структурах, способных, например, точечно удалить раковые образования, или филигранно извлечь вирус, что глубоко внедрился в цепочку ДНК. Причем не в масштабах одной клетки, что уже успешно применялось в конкретной оплодотворенной яйцеклетке, а в целом организме. Отчасти к этому исследованию его подтолкнула болезнь сына. На сегодняшний день Дэвид мог гордиться тем, что является абсолютным лидером среди тех, кто смог настолько далеко продвинуться в этом направлении.

Рассел смял сигарету о перила, бросил задумчивый взгляд на пепельницу и небрежно швырнул в нее окурок. Подгоревший фильтр отскочил от ее поверхности и улетел на зеленую лужайку перед крыльцом. Пустяк. Потом уберет.

Почувствовав себя немного лучше после небольшой шалости, он вновь вернулся в комнату и прислушался. В доме стояла необычная тишина. Вероятно сегодня был один из тех редких случаев, когда Марии удалось усадить Макса за его компьютер и отвлечь от истерики. Отлично! Быть может получится немного поработать. Дэвид вновь уселся в удобное кожаное кресло и неожиданно почувствовал чье-то присутствие.

— Добрый вечер, доктор Рассел. — раздался вкрадчивый голос позади него.

Ученый вздрогнул и резко обернулся. За его спиной стоял человек, с очень странными глазами, один из которых был синим, а другой зеленым. Его узкое неприятное лицо, почти лишенное растительности, не предвещало ничего хорошего. Но кто он, черт побери, и что делает в его доме?!!

— Зови меня Фокс. Я представляю интересы человека, который пожелал остаться неизвестным. — начал незнакомец, — Твои жена и ребенок находятся под присмотром моих людей, и с ними все будет в порядке, если вы нам окажете одну небольшую услугу.

— К-какую, — голос ученого дрогнул от испуга. Взгляд нервно запрыгал со странных глаз незнакомца, на черный пистолет в его руке и обратно.

— В твоем доме есть очень редкое оборудование, подходящее для того, чтобы исследовать некое вещество, а имеющаяся у тебя и твоей жены квалификация позволит составить предварительное заключение о его свойствах. Иди в подвал.

Дэвид поднялся с места и на трясущихся ногах двинулся вперед, лихорадочно пытаясь сообразить, как найти выход из ужасающей ситуации. Выбежать на улицу и закричать — означало неминуемо подвергнуть риску свою семью. Взгляд ученого упал на пульт системы охраны.

— Даже и не думай, Рассел — раздался позади него насмешливый голос. — В данный момент дом полностью изолирован от всех источников связи с внешним миром. Просто сделай свое дело как можно быстрее, и мы уйдем.

Двое мужчин спустились по каменной лестнице в лабораторию, где их уже ожидала пара вооруженных людей. Макс полулежа спал на небольшом диванчике, а бледная, как мел жена возилась с лабораторным кубом и трясущимися руками помещала внутрь одну из подопытных мышей.

— Пожалуйста, Дэвид, — она с мольбой посмотрела на своего мужа, — Сделай то, что они просят. Я ввела Максу снотворное, чтобы он не плакал.

— Хорошо, дорогая. — рассеяно ответил ученый и двинулся к исследовательскому столу.


Глава 2


Одиннадцать часов спустя. Дом Расселов.

— Чудесно! — человек с разными глазами внимательно разглядывал умывающих мордочки грызунов, которые чувствовали себя прекрасно и весело бегали по аквариуму, клянча еду.

— Это слово далеко не отображает то, что мы только что видели, — с придыханием произнесла Мария. — Но позвольте поинтересоваться, откуда у вас это? Вы понимаете, что до сегодняшнего дня подобное считалось невозможным? Вы понимаете, что речь идет об излечении любых болезней, или даже о бессмертии?

Женщина, несмотря на свой страх, выглядела возбужденной, как, впрочем, и ее муж. То, что эти опасные люди принесли им на исследование, перевернуло все их представления о том, к чему может прийти наука. Сегодня супруги лично стали свидетелями событий, о которых не могли помечтать даже в своих самых обнадеживающих прогнозах.

— Я бы тоже хотел знать, кто это создал, — произнес Дэвид, — До сего дня мне казалось, что я дальше всех продвинулся в области наноархитектуры, но то, что я только что увидел, опередило самые передовые разработки на ближайшую, не побоюсь этого слова, тысячу лет.

— Заканчивайте работу. — ровным голосом ответил Фокс, словно не слышал их вопросы. — Мне нужен от вас полный отчет и как можно быстрее.

— Сейчас, сейчас… — взволнованно пробормотал Дэвид. Оба ученых уселись за компьютеры и начали торопливо набирать текст на клавиатуре.

Внезапно проснулся Макс. Мальчик испуганным взглядом оглядел лабораторию, незнакомых людей в черной одежде и закричал. Закричал так громко, что полностью парализовал работу своих родителей.

— Пристрелить бы сучонка! — рука одного из спутников Фокса потянулась к кобуре.

— Я сейчас тебя, ублюдок, пристрелю! — главарь навел пистолет на своего подчиненного. — Заткнись и делай свою работу.

В этот момент Дэвид ясно осознал, что как только будет поставлена последняя точка в отчете, эти люди, не раздумывая, убьют их. Все это картинное заступничество Фокса, не что иное, как банальный спектакль, чтобы Расселы добровольно выполнили требуемое. Незнакомцы даже не пытаются скрыть лица, хотя должны. Да и то, что ему с женой стало известно сегодня, точно не предназначено для посторонних. Убивают и за меньшее.

— Вколите ему эту вашу дрянь! — Фокс повысил голос, отчаянно пытаясь перекричать ребенка. — Снотворное, или что там у вас?

Мария попыталась встать со своего места, но Дэвид коротким жестом руки остановил ее.

— Я сам.

Сердце ученого грозилось выпрыгнуть из груди. Он медленно поднялся из-за компьютера и нашел в себе силы посмотреть Фоксу в глаза.

— Снотворное… Оно наверху, в аптечке. Желтая упаковка с ампулами. — ученый старался говорить как можно увереннее.

— Сходи. — разноглазый мотнул головой одному из своих спутников и брезгливо поморщился от непрекращающихся воплей.

Его подчиненный отправился по лестнице наверх, а Дэвид тем временем подошел к лабораторному столу и трясущимися руками стал распаковывать шприц.

— Чего ты так дрожишь? — Фокс внимательно следил за действиями профессора.

— А вы бы не дрожали, если бы на вас был наведен пистолет?

— Рассел, тебе ясно сказано — бояться нечего. Закончите свою работу и забудете о том, что сегодня произошло. Вас хорошо поощрят.

— Нашел! — донесся довольный крик сверху.

Взгляд Фокса лишь на мгновение переметнулся к выходу и в этот момент ученый быстро заменил распакованный шприц на использованный. Тот самый что содержал в себе небольшие остатки светло-зеленой жидкости, которую его жена вводила мышам.

— Вот! — вернувшийся человек протянул ему упаковку.

Дэвид отломил носик ампулы и медленно набрал минимально возможную дозу снотворного. В его голове сейчас происходили отчаянные расчеты времени, основанные на только что произведенных экспериментах. То что он задумал, было полнейшим безумием, и ученый никогда бы не пошел на такой шаг раньше, чем хотя бы через месяц-два испытаний. Но он ясно понимал, что столько времени у них нет. А в данном случае он увидел, пусть и призрачный, шанс спасти хотя бы своего сына.

— Коли уже! — рявкнул Фокс. — Чего ждешь?

При всем своем первоначальном спокойствии, даже этот человек вышел из себя от непрекращающегося воя парнишки-аутиста. Дэвид внутренне собрался и медленно погрузил иглу в ягодицу Макса. Время пошло.

Мальчик постепенно заснул. Профессор вновь уселся за компьютер и принялся задумчиво набирать текст. Его жена Мария закончила свою работу за следующий час и уже пересела на диван к Максу. Вид у нее был усталый, поскольку в это время она обычно просыпалась, а сегодня ей так и не удалось сомкнуть глаз.

— Долго осталось? — Фокс начал ощутимо нервничать. Он провел здесь больше времени, чем планировал, а еще ведь необходимо как-то убраться отсюда, не привлекая внимания соседей.

— Минут двадцать, — ответил ученый, продолжая отсчитывать в голове время; нужно растянуть процесс как можно сильнее.

— Начинайте собираться. — разноглазый кивнул своим помощникам, и те принялись вычищать следы сегодняшних экспериментов. Подопытные мыши были пересажены в отдельные клетки для транспортировки, а компьютер Марии разобран. Незнакомцы поснимали с него жесткие диски и упаковали их в сумки. Оставалась только камера на штативе, которая записывала весь процесс.

— Мне кажется ты до этого печатал быстрее. — Фокс склонился над плечом Рассела и пробежался взглядом по тексту. — Хватит, иди к своей семье!

Он уселся на место ученого, быстро пролистал отчет сначала до конца и произнес:

— Этого нам вполне достаточно. Сжечь здесь все. Докторов забираем с собой, — Фокс самостоятельно отсоединил жесткий диск от компьютера Дэвида, снял камеру со штатива и бросил вещи в сумку, после чего торопливо вышел из подвала.

— Но вы обещали! — закричала Мария. Она вскочила со своего места, а в следующую секунду в ее грудь вонзился дротик. Женщина медленно осела на пол лаборатории. Спутник Фокса перевел дуло пистолета на Дэвида и выстрелил еще два раза. Тело ученого обмякло и завалилось на бок, придавив спящего сына.

— Грузим!

— А что делать с сучонком? Он может привлечь ненужное внимание.

— Хрен его знает. Фокс ничего насчет него не сказал.

— Застрелим? — рука говорящего потянулась к пистолету, на этот раз настоящему.

— Ну ты и гребаный урод! Реально выстрелишь в инвалида? Он же под снотворным. Оставим здесь — сгорит, и нет проблем.

— Ладно. Ты прав. Вдруг бог существует? Припомнит мне еще после смерти. — мужчина противно расхохотался — Неси канистру, чего встал?

— Ублюдок, терпеть тебя не могу! — его спутник сплюнул на пол и поплелся по лестнице наверх.


Технобионт высшего класса с непереводимой на язык землян маркировкой безуспешно искал способы передачи информации об обнаружении уникального носителя своим Создателям. Нанометровый материнский киберорганизм не обладал функциями самостоятельного мышления, а лишь выполнял заложенную в него программу. Технологии отсталой планеты не позволяли выйти в Межпространственную Сеть, а потому ему ничего не оставалось, как продолжать свою работу по чрезвычайному протоколу, раз за разом передавая в пустоту послание:

«Биологический объект, в котором произошла активация, относится к подвиду людей.

Стандартная задача:

Усилить своего носителя до идеального состояния, определенного Создателем; использовать базовый набор для элитных представителей подопытного биома.

Более тщательный анализ показал, что объект имеет серьезные отличия от типичных особей подвида „человек“. Обнаружена уникальная аномалия мозга носителя, в связи с чем запущена экстренная программа сохранения данного вида с целью последующего изучения и селекции.

Экстренная программа:

Изолировать объект от возможного воздействия технобиотической Сети. Не допустить гибели экземпляра и необратимых изменений генетических структур, заменить сценарий максимальная устойчивость на максимальное приспособление и ожидать прибытия Создателя. Установлено, что носитель находится в подростковой стадии, в связи с чем имеются дополнительные возможности для перенастройки большинства физиологических систем по улучшенному типу без серьезных нарушений генетического кода.

Состояние процесса.

В данный момент обнаружена опасность высокотемпературного воздействия на тело носителя, в связи с чем запущена ускоренная редупликация дочерних технобионтов с целью сохранения жизни объекта. В качестве материала будут использованы химические элементы и структуры, доступные в организме особи, без серьезного урона последней. Объект выведен из состояния принудительного сна.

Конец связи».




Макс резко проснулся и закричал от страха. Внутри лаборатории полыхало пламя, и его беспорядочно пляшущие языки подбирались все ближе к дивану. Легкие заполнились дымом, и мальчик почувствовал, что задыхается. Что-то с ним произошло, но он пока не понимал что. Злые люди, отец, укол снотворного, а потом…

Некогда думать!

Спастись. Сначала надо спастись! Макс умный. Макс знает, что внизу дыма меньше. Это — физика. Макс хорошо знает физику. Горячо, очень горячо.

Парнишка соскользнул на пол и успел вдохнуть глоток пока еще пригодного для дыхания воздуха. Его откуда-то принес легкий ветерок. Он пополз вперед, туда где выход. Это его дом! Он знает куда идти.

Раздался хлопок и на горящем столе взорвалась реторта. Несколько осколков полетели в сторону мальчика; часть из них застряла в свитере, а парочка больно воткнулась в руку. Макс быстро их выдернул и ошеломленно уставился на кровь.

Кровь? Почему он ее не боится? Надо кричать! Макса ведь пугает кровь? Макс боится боли! Нужно спрятаться?

Нет! Тогда он тоже сгорит. Нужно сначала убежать от огня!

Парнишка не осознавал, что в его мозге сейчас идет глобальная перенастройка, осуществляемая инопланетными технобионтами. Нейронные сигналы, что с дня возникновения аномалии в его голове двигались неправильно, теперь направлялись новым путем. Присущая аутисту паника была надежно заблокирована, а в ход включился холодный расчет и громадный объем полезной информации, которая осела в его голове за годы ежедневного пользования интернетом.

И хотя мальчик не видел очертаний подвала из-за всепроникающего дыма, в памяти до мельчайших подробностей обозначилась картинка того места, где он находится. Его родители ждали от него результатов в области музыки или рисования, но так и не догадались, что их сын гений пространственного мышления, способный за секунды просчитать и построить сложнейшие трехмерные модели и взаимодействие объектов в их структуре. Зато внеземной киберорганизм сразу нашел эту особенность и теперь руководил его поведением, используя эти уникальные ресурсы, дабы сохранить уникальный экземпляр.

Макс замер и ощутил кожей движение воздуха. Дверь в подвал заперта, но еще есть маленькое окно! Ветерок приходит оттуда! Он снова глубоко вдохнул, а затем поднялся на ноги и побежал к большому стеллажу. Полка, вторая, третья. Ухватиться руками за раму, подтянуть тело, выбить ногами стекло, выбраться наружу. Воздух! Надо дышать! Воздух! Воздух!

Он пополз через кусты. Где-то вдалеке раздался сигнал пожарной сирены. Макс знает, что на пожары приезжают специальные люди. Но он не хочет и не должен видеть людей. Они — опасность! Макс должен спрятаться, а то люди его найдут и закроют в комнате.

Кажется, это ошибка. Разве люди плохие?

Мама? Папа? Они хорошие люди, они его не обижали. «Разные глаза» тоже человек? Он плохой. Он кричал на него. «Разные глаза» забрал их? Потом. Надо бежать и прятаться от людей! Кушать! Почему так нестерпимо хочется кушать? Кажется, он сильно похудел.

Поток рваных мыслей беспорядочно разгуливал по сознанию парнишки. Старые привычные модели мышления сопротивлялись вмешательству инопланетных технобионтов, образуя в голове непонятную кашу. В какой-то момент в мозге образовался новый сигнал, который отключил лишние размышления, оставив одну единственную задачу — выжить.

В сознании мальчика возникла четкая карта его родного района, что он видел в интернете. Старая канализация! Он знает где находится вход в нее, там можно спрятаться. Люди никогда не найдут его. Он — умный!


Два часа спустя.

Макс сидел глубоко под землей, забившись в угол и поджимая ноги к груди. Больше не было огня, не было дыма и взрывающегося стекла. Здесь прохладно, спокойно, и только сильный голод продолжал мучать парня. А еще тут совсем нет света, но это даже хорошо, и шнурки на левом ботинке развязались. Макс не умеет завязывать шнурки. Папа всегда из-за этого расстраивался.

Парнишка нащупал два мокрых тряпичных хвостика возле ботинок и взял их пальцами. Странно. Он теперь как-то иначе чувствует свои руки.

— Петля, петля, и вуаля! — произнес он, как учил отец, и внезапно ощутил, как ботинок плотно сел на ногу.

Он завязал шнурки? Так просто? Макс прислушался к внутренним ощущениям. Что-то с ним определенно не так, но ему, кажется, нравится его новое состояние. Он провел рукой по поверхности ладони и вдруг понял, что руки больше не трясутся и почти пропали царапины от стекла. Так не бывает! Макс знает, что порезы заживают долго!

Кушать! Как же невыносимо хочется кушать… Но выходить наверх пока нельзя. Люди поймают его. Нужно дождаться ночи. Тогда у него получиться выбраться на поверхность и поискать еду. Ночью люди спят! Но где же мама и папа? «Разные глаза» забрал их?

По лицу парнишки потекли слезы. Он улегся на бок, подтянул к груди коленки и уже через несколько секунд снова задремал.


«Объект успешно сохранен и изолирован от других особей. В данный момент носитель находиться в пригодном для жизни месте. Окружающая температура ниже оптимальной, но приемлема для существования. Обнаружена слабая атака болезнетворных бактерий, поражающих дыхательные пути — устранено. Обнаружен недостаток питательных веществ в организме — не устранено. Обнаружен недостаток света, для восприятия окружающей обстановки — в процессе устранения. Начинаю адаптацию зрительных органов по улучшенному типу для максимального раскрытия обнаруженной аномалии. На период процесса носитель введен в состояние сна. Остальные изменения будут производиться только при необходимости. Объект сильно обеспокоен исчезновением родительских особей, что серьезно мешает логическому мышлению и правильному восприятию окружающей обстановки — временно заблокировано


Макс открыл веки и понял, что снова видит. Подземный мир предстал перед ним в серых, но отчетливых красках. Стена из старых потрескавшихся кирпичей, большая ржавая труба над головой, и… крысы. Много крыс! Они бегали неподалеку, копошась возле груды какого-то хлама. Голод мгновенно напомнил о себе, временно отодвинув в сторону вопрос «почему он видит в темноте?».

Крысы! Их же можно есть! Они съедобные!

Сдерживающие факторы и домашние привычки отошли на второй план. Пока мальчик спал, управляющий технобионт постарался оградить его мозг от мешающих выживанию механизмов и реакций.

Макс тихонько поднялся на ноги и начал красться в сторону большого скопления грызунов. Серые проворные тушки насторожились и замерли, а затем, едва парень сделал очередной шаг, бросились врассыпную, скрывшись в многочисленных отнорках.

— Я медленный и громкий. — задумчиво произнес мальчик. — Чтобы убить крысу нужно оружие. Оружие продается в магазине, но у меня нет денег. А еще там люди. Я не должен дать людям увидеть себя, потому что я слабый и мне не справиться со взрослыми. Значит оружие надо сделать самому. Зачем я это говорю это вслух? Мне нельзя думать вслух, меня могут услышать плохие люди.

Парень продолжил размышлять, теперь уже без озвучивания. Он сможет сделать простое оружие; видеоролики с его изготовлением ему попадались в интернете, но для этого нужны материалы. Надо срочно выходить на поверхность. Быть может, кроме оружия, он найдет еще и еду. Мусорки? В мусорках обычно несвежая еда, крыса определенно будет лучше.

Макс медленно двинулся к выходу, аккуратно обходя небольшие лужицы на каменном полу. Теперь он их прекрасно видит и больше не промочит ноги. Через сто восемнадцать метров и двадцать два сантиметра будет лестница наверх…

Он замер на месте. Что еще за чудеса? Откуда такие точные цифры? Да, он и раньше легко мог определять параметры объектов без измерительных приборов, но такие большие никогда! Не найдя логического объяснения, парень пока отбросил эти мысли в сторону, просто приняв их, как и все предыдущие изменения, а затем пошагал дальше.

Выход из-под земли снаружи закрывала решетка. Она давно поржавела и разошлась в местах сварки, но гибкие прутья легко позволили худому мальчику пролезть через них. А вот людям постарше здесь трудно будет протиснуться. И это хорошо. Когда Макс станет сильнее — он сможет сопротивляться взрослым, а пока ему нужно прятаться. Сейчас все спят. Его район состоит из частных домиков, а не многоэтажек. Следовательно плотность населения невысокая, а потому у него очень низкая вероятность кого-то встретить ночью.

Парень осторожно высунул голову из ямы и осмотрелся. Никого. Он знает, что за домами есть пустырь, куда свозят строительный мусор. Оттуда его потом забирает большая машина. В мусоре можно найти много полезных вещей и сделать из них оружие!

Через пятнадцать минут одинокий мальчишка уже бродил по свалке и подыскивал необходимые предметы. Пока у него в руках был только короткий металлический прут, но чтобы добыть крысу, он не очень хорош. Вот бы сделать лук! Он тихий и эффективный. Жаль, что пока подходящие материалы не попадаются.

А это что?

Макс остановился возле двухметрового обрывка старого пожарного рукава и внимательно его осмотрел. Внутри обнаружилась эластичная резина которую он попробовал потянуть. Она поддалась и мальчик ощутил, какая она упругая. На тетиву для лука не подойдет, но можно сделать рогатку! Макс видел в интернете, что с хорошей специальной рогатки можно убить даже огромного лося. А ему всего-то и нужно, что подстрелить обычную крысу.

И еще для стрельбы нужны обычные камни, которых полно вокруг, а вот стрелы для лука создать намного тяжелее. Решено! Макс будет делать рогатку. Ручку для нее он сделает из прута, который уже нашел до этого. Он с пяти лет знает про физическое правило рычага и легко согнет его. Окрыленный такой замечательной идеей, парень смотал шланг в кольца и уже было пошагал обратно, но внезапно остановился.

Он же не будет есть крысу сырой!?

В этот вечер парнишка сходил на пустырь еще несколько раз и натаскал в свое убежище палок, камней, а также сухой травы. Это пригодится чтобы добыть огонь. Он знает, что его можно добыть трением. Долго и нудно, но другого выхода пока нет. Быть может, когда-то ему повезет, и он раздобудет зажигалку. А еще в ближайшие дни предстоят долгие и упорные тренировки с его будущим оружием. Макс хорошо понимает, что чем усерднее заниматься, тем лучше и быстрее приходит результат.

К трем часам ночи он уже сидел в одном из отнорков канализации у настоящего костра и с удовольствием уплетал здоровенную жареную крысу — свою первую настоящую добычу! Мальчик полностью насытился и приблизил лицо к найденному на помойке зеркалу.

В отражении на него смотрел все тот же симпатяга Макс, которого он знал всегда. Почти тот же… Определенно что-то произошло с его глазами, но ему это жутко понравилось! Он даже кое-чему уже научился.

— Косуля! — Макс представил, что ему нужно срочно убежать от страшного тигра, а потому необходимо видеть как можно большее пространства одновременно.

Глаза парня стали напоминать горизонтальные прямоугольники, как у травоядных. Он теперь четко видел на сто сорок градусов, при этом даже не смещая взгляда.

— А сейчас — кошка! — весело крикнул он, и представил, как снова охотится на крысу.

Зрачки юноши сплющились, превратившись в узкие вертикальные щели, как у настоящего хищника, и засветились! В таком их состоянии ему очень легко определять точное расстояние до жертвы, да и до любого другого объекта.

Макс выскочил в основной рукав канализации и четко увидел, как в дальнем конце тоннеля, через восемьдесят два метра и четырнадцать сантиметров, горит одинокая лампочка, а под ней копошится крохотный серый мышонок. Его не надо трогать — он еще маленький, да и Макс больше не голоден.

Зато, пожалуй, стоит разбить эту противную лампу. Парень прицелился в нее из рогатки и… промазал. Мышонок испугался отскочившего камня, резво юркнув в дыру.

Не беда, что не попал — лампочка не сбежит! В мире еще лежит очень много камней, а скоро он будет стрелять лучше всех!


Глава 3


20 апреля 2035 г. Частный остров у побережья Австралии. Резиденция Саймона Векслера.

В конференц-зале сегодня было шумно. «Клуб одиннадцати» собрался на свое очередное заседание. Устроитель этого мероприятия позаботился о том, чтобы никто из гостей не испытывал дискомфорта. Личный отель, чья классификация далеко выходила за рамки общепринятых звездных оценок, смог вместить всех. Если бы сейчас какой-нибудь политический обозреватель известного телеканала, или эксперт пресловутого «Форбс» взглянули бы на это сборище миллиардеров, то несомненно бы испытал шок. Люди, в чьих руках было сконцентрировано около пятнадцати процентов мирового капитала, собрались вместе за одним столом. Некоторые из них были достаточно известны мировому сообществу; другие предпочитали спокойную жизнь и не любили светиться на публике, предпочитая управлять своими промышленными и финансовыми империями из тихого и уютного места.

Они ждали того самого одиннадцатого. Того, кто пообещал им то, что нельзя было представить в своих самых сокровенных мечтах, а уж тем более купить за деньги. Вечную жизнь. Чистую планету. Полный контроль над ее населением и его деятельностью. Здесь не было ни обслуживающего персонала, ни охраны, ни переводчиков, Последних давно уже полностью заменила нейросеть. Саймон превосходно все организовал, пользуясь их исключительным доверием и своей безупречной репутацией.

Лишь один человек в этом помещении чувствовал себя не в своей тарелке. Доктор Нортон искренне не понимал, для чего люди Саймона Векслера доставили его сюда, да еще и посадили во главе стола. Он боялся, очень боялся, потому что так и не успел рассказать об увиденном им чуде своему покровителю в министерстве обороны. Тому, что однажды спас его от тюремного срока в обмен на сотрудничество.

Двери зала открылись и в комнату вошел незнакомец. Двадцати, максимум двадцатитрехлетний молодой человек, находящийся в полном рассвете сил и проживающий самую чудесную пору своей жизни. В помещении раздался недовольный ропот.

— Векслер обещал, что посторонних не будет. — зашептал один из них.

Нейросеть беспристрастно озвучила его шепот на весь зал, переведя его слова на несколько языков. Говорящий спохватился и замолчал. Вошедший уселся во главе стола, слегка покосился на говорившего и произнес с легкой усмешкой.

— Добрый день, будущие хозяева мира. Как ваши дела?

— В приличном обществе положено представляться, перед тем как задавать подробного рода вопросы. — заметил один из присутствующих.

— О, конечно, мой дорогой друг! — парень рассмеялся, — Но ты забыл одну мелочь. Для старых знакомых такая процедура лишена всяческого смысла. Кстати, как поживает твой Рубенс?

— В-векслер? — глаза завсегдатая первой десятки рейтинга Форбс широко раскрылись.

В зале раздались возгласы недоумения, поскольку многие из присутствующих последний раз видели этого человека одной ногой в могиле, а его настоящий голос уже никто и не помнил. Саймон с улыбкой откинулся на спинку кресла и наслаждался устроенным представлением.

— У кого находится «Херувим и колесница» Фаберже?! — грузный мужчина, пребывающий в сомнениях, все еще не верил в увиденное.

— Красивое яичко. Полагаю все еще у тебя, Донатан, если ты его до сих пор не продал без моего ведома. — весело подмигнул ему парень. — Впрочем пора заканчивать этот цирк и переходить к делу. После того, что вы сегодня увидели и еще увидите, вам уже будут не так интересны сверкающие безделушки архаичного мира.

— Что может быть удивительнее того, что я вижу почти столетнего старика, выглядящего как молодая кинозвезда? — произнес один из гостей.

Саймон улыбнулся и небрежно бросил в сторону дверей:

— Рассел, зайди.

Двери вновь открылись и в зал вошел одетый в строгий костюм мужчина, малоизвестный для местной публики. Его не выражающие никаких эмоций глаза неподвижно застыли на таком же безразличном лице.

— Представляю вам величайшего ученого современности в области нанотехнологий — Дэвида Рассела. Он один из тех, кто поможет нам создать новый мир, господа. Все вы не хуже меня знаете, что наша планета умирает! Бесконтрольное размножение людей и их бездумная деятельность уничтожают ее, но мы это остановим! Мы знакомы с вами уже много лет и не раз делились друг с другом нашими сокровенными желаниями. Вы всегда были сторонниками идеи «Золотого миллиарда». Теперь пришло время воплотить ее в жизнь. Если в этом зале находится кто-то, чьи сомнения, мораль или нравственность, мешают мыслить трезво, я даю ему шанс покинуть этот зал прямо сейчас. После того, как закроются двери, выбора уйти из команды и покинуть это место живым не будет. Но помните, с вами или без вас, я доведу дело до конца, и с сегодняшнего дня меня уже ничто не остановит. Вопрос в том, на какой стороны окажетесь вы?

Саймон обвел глазами присутствующих. Ни один из них не сделал попытки уйти и, затаив дыхание, слушал каждое его слово.

— Что же, господа. Рад узнать, что я в вас не ошибся. Однако, прямо сейчас среди нас находится лишний. Человек, который был моим доверенным лицом много лет, человек, который чуть не поставил под угрозу все мои начинания. Он послужит отличным примером для наглядной демонстрации наших возможностей.

Собравшиеся начали оживленно переглядываться. Саймон Векслер не сделал ни одного движения, и не сказал ни одного слова. Внезапно, ученый, стоящий за его спиной, вскочил на стол и побежал по его поверхности. Со стороны это смотрелось столь же завораживающе, сколь и нелепо.

Тот, кого представили как Дэвид Рассел, в невероятном прыжке перелетел половину зала и приземлился на грудь одного из гостей, что когда-то был личным врачом Саймона. Кресло с сидящим в нем доктором опрокинулось назад, и ученый впился зубами в горло несчастного, не ожидавшего такого поворота событий. Кровь тонкой струйкой брызнула из шеи бедняги и попала на лицо его ближайшего соседа, который побледнел и поспешно начал вытирать губы платком.

Воцарилась гробовая тишина, и громкое чавканье Дэвида Рассела заполнило зал.

— Томи, — Векслер с приторно-наигранной улыбкой уставился на забрызганного мужчину. — Неужели в рот попало? Поздравляю, ты теперь тоже заражен.

— Я… чем… какое право… ты…, — в глазах мужчины появился страх и негодование.

— Довольно, Рассел, иди умойся и приведи себя в порядок. — произнес бывший антиквар.

Человек, который только что на глазах сотни людей без оружия убил одного из присутствующих, бросил свою трапезу и покорно вышел из зала.

— Что это было!? Что значит Томи заражен? — на Векслера один за одним посыпались вопросы.

— То, что вы сейчас видели — типичная реакция омеги на приказ Альфы, — пояснил Саймон. — А наш друг Томми скоро тоже станет омегой и также безропотно будет меня слушаться.

— Что-о-о?! — обрызганный кровью мужчина вскочил со своего места.

— Спокойно, Том. Ты ведь в нашей команде. — расхохотался глава собрания. — Я пошутил, и тебе нечего бояться. Разве ты забыл, что Саймон Векслер никогда не нарушает своего слова?

— Что значит «омега»? Я требую объяснений!

— Это значит, господа, — Векслер поднялся со своего места и медленно двинулся вокруг громадного стола, — Что мы станем новыми хозяевами этого мира. Альфами! Каждый из вас получит от меня подарок. Ведь если человеку не с кем разделить бессмертие, если у него нет друзей и близких — зачем все это нужно?

Он внимательно осмотрел сидящих, хорошо понимая их настроение. Страх и интерес! Интерес за гранью возможного. Сегодня они увидели невероятные вещи, но еще не до конца осознали в чем им предстоит участвовать. Он покажет им.

— Все омеги вынуждены подчинятся Альфам. Беспрекословно. Эта связь осуществляется на мысленном уровне, но к сожалению имеет относительно небольшой радиус действия. Мое тело пронизано мельчайшими существами техно-биологического происхождения, которые я привычно именую нанитами. Не теми жалкими поделками, над которыми последние десятки лет трудились ученые Земли, а поистине уникальными, гениальным творением великой расы, что ушла на десятки тысяч лет вперед в своем развитии.

— Э-э-э… ты что, говоришь об инопланетянах? — прозвучал вопрос откуда-то справа.

— Он называет себя Торговец. Древний Египет, Атлантида, Гиперборея… Ко всему вышеназванному эта сущность имеет непосредственное отношение. Мы создадим мировую Сеть, и сможем контролировать каждого человека! Слышите? Каждого! Твои будущие спутники на орбите Земли, — он взглянул на одного из гостей. — Станут проводниками нашей воли. Зачем уничтожать лишних людей, если они уничтожат себя сами, не оставив после себя даже гниющих трупов? Они наше оружие, и наши же слуги. Больше никаких бессмысленных войн! Мы сделаем новое общество и станем во главе него. Беспрекословно послушные ученые будут создавать для нас все новые, и новые разработки на основе полученных нами технологий. А мы будем внедрять их в жизнь. У нас в руках находятся инструменты, не доступные больше никому!

Тишина воцарилась в зале. Каждый из присутствующих медленно осознавал услышанное, увиденное и размышлял.

— Но позволь, Саймон, — с кресла поднялся высокий человек с сильно изрубленным морщинами лицом. — Разве нам не будут сопротивляться? Есть масса неподконтрольных нам стран и структур, главы которых могут попытаться дать отпор. Мы не имеем на них такого влияния, какого бы хотелось.

— Ты недооцениваешь этих малышей, — Саймон вытащил из кармана оранжевую желатиновую капсулу и подбросил ее на ладони. — Главы государств станут нашими прямыми марионетками. Мы уничтожим ядерное оружие, ракеты дальнего действия, атомные электростанции… Да все, что отравляет эту планету! Мы заменим их новыми источниками энергии. Вернем леса, воду, которую безопасно пить, чистый воздух! У нас впереди много нерешенных задач, прежде чем наш план претворится в жизнь, но одно я знаю точно — мы победим. Это тебе Томми.

Капсула перелетела через весь зал и приземлилась в руки зараженного мужчины.

— И что мне с ней делать? Я стану таким же молодым и ловким, как ты? — он поднес пилюлю к глазам и внимательно рассмотрел ее.

— Пока что нет. Ты слишком публичная личность, Том. Начнешь быстро молодеть и привлечешь к себе много ненужного внимания. А мы не хотим раньше времени демонстрировать наши возможности. Так что сейчас у тебя в руках Бета-вариант. Впрочем, если вы хотите гарантий и сомневаетесь, можете получить свои Альфа-основы уже сегодня. Только учтите, вам придется исчезнуть из медийного пространства, чтобы раньше времени не привлечь внимание общественности.

— Ты говоришь Альфа, Бета, Омега. Есть и другие? — раздался очередной вопрос.

— «Малыши» могут изменяться и адаптироваться при определенных условиях, Джон. Это называется — естественный отбор. Люди сами уничтожат друг друга, а наиболее жизнеспособные особи трансформируют своих носителей в новые виды, которые еще более эффективно начнут очищать планету от мусора, как технического так и биологического. Кроме того, в ближайшее время мы получим новые изобретения и возможности, направленные под конкретные задачи. А помогут нам в этом лучшие умы человечества, вроде Дэвида Рассела. Он не только умеет перегрызать глотки предателям, но и работать на благо, отбросив мысли о родных, близких, смысле своей жизни и прочей чепухе. Возможно, я позже дам ему больше свободы, если, конечно, он будет хорошо трудиться. Тогда парень вернет свою привычную жизнь, и ее длина будет такой, какой мы сами ему определим. Идеальный механизм! Чем ты больше приносишь пользы обществу, тем дольше живешь и больше прав имеешь.

— Эти омеги… Они перестанут быть людьми?

— Не все. Но некоторые станут другими: санитарами планеты, ее строителями, ее уборщиками и ее же будущим. Естественно, что мы не станем полностью менять или уничтожать человечество и его наследие. Отберем, миллиард полезных людей, с нужными в новом мире способностями и знаниями. Кто-то ведь должен управлять самолетами, обслуживать Сеть, следить за работой жизненно важных структур?

— Ты безумец, Саймон! Но ты прав. Эта планета устала и требует серьезного вмешательства. Я с тобой!

— Какова стоимость этого могущества? — настороженно произнес один из гостей.

— Всего лишь сорок один красный алмаз. Думаю, нам не составит труда заплатить такую цену Торговцу.

— У меня есть парочка.

— И у меня…

— Тогда познакомьтесь. — Векслер два раза хлопнул в ладоши и в зал вошел человек в темных очках. — Это — мой ближайший помощник Фокс, или «Альфа-12». Он займет место главного специалиста по чрезвычайным ситуациям и станет одним из нас. Мне очень нравится число двенадцать — «Верховная дюжина», звучит, не правда ли?

Никто из присутствующих не посмел ему возразить. Разные мысли витали в их головах: безумие, страх, неуверенность, отвращение к предстоящему замыслу. Но вечная жизнь в идеальном мире, где ты будешь стоять на его вершине, перевешивала все сомнения. Жизнь в новом обществе, о котором они мечтали давно. Саймон прекрасно знал сокровенные желания каждого, и собрал команду из тех, в ком был уверен.

— Фокс, оставляю тебя с гостями наедине. Покажи им пару чудес. — с этими словами Векслер удалился, а взгляды собравшихся переместились на прибывшего человека.

— Приступим, господа. — человек снял очки, под которыми обнаружились разного цвета глаза — один синий, а другой зеленый. — Для начала взгляните на это.

Он извлек из кармана пиджака пистолет, прижал его дуло к своей ладони и выстрелил. Окружающие вздрогнули, глядя, как кровь начала стекать с его руки прямо на дорогое покрытие пола конференц-зала.

А после начало твориться удивительное. Постепенно кровотечение прекратилось, и в пулевом отверстии начала формироваться новая плоть. Процесс невероятно завораживал, словно они наблюдали обратную съемку. Спустя десять минут от раны не осталось и следа. Фокс вынул платок, стер остатки крови и продемонстрировал полное отсутствие шрама.

— Это и есть работа наших «малышей». — пояснил человек с разными глазами, — Они заимствуют необходимые вещества из моего же организма и строят из них новые клетки костей, мышц, кожи. А все, что мне необходимо после этого — просто принять пищу и восстановить баланс важных элементов.

— Ваша рука полностью подвижна? — восхищенно произнес один из гостей.

— Конечно. — человек с разными глазами взял хрустальный бокал со стола и легко его раздавил простреленной кистью, превратив в мелкое крошево. — Ваши физические параметры возрастут до невероятного уровня. Кости станут прочнее, мышцы сильнее и быстрее, а клетки тела навсегда сохранят возможность делиться и восстанавливаться.

— Невероятно! — выдохнул Том и без лишних раздумий поместил капсулу в рот.


Лос-Анджелес. Две недели спустя.

Сегодня была безлунная ночь. На одной из окраин Лос-Анджелеса, неподалеку от пустыря, остановился небольшой электропикап, из которого вышел широкоскулый небритый мужчина в ковбойской шляпе. Звали его Алехандро Барроса, и был он человеком весьма неприятным, впрочем, как и дела, которыми он занимался. Этот, слегка седоватый, но еще достаточно крепкий мексиканец был хорошо знаком бездомным, которых он частенько подкармливал за некоторую информацию. Больше всего его интересовали беспризорные дети. Бродяги считали его представителем Службы опеки и искренне верили, что помогают тем, кто рано лишился заботы родителей.

Так было и на этот раз. Вшивый Мэтью, пожилой бродяга из соседнего квартала, сообщил, что пару раз видел ночью двенадцати-тринадцатилетнего паренька, который бегал туда-сюда и что-то таскал в канализацию. Эта бесценная информация обошлась Алехандро в две пачки сигарет. Немного. Совсем немного, учитывая сколько эмигрант сможет выручить позже. Детские органы на черном рынке стоят очень хороших денег.

Барроса размял затекшие мышцы, пару раз с хрустом повертел шеей и уставился на яму, прикрытую решеткой. С наскока не пролезть — придется поработать. Он с недовольным вздохом открыл багажник автомобиля и извлек оттуда здоровенный болторез. Аккуратно, чтобы не запачкать джинсы, мужчина оперся на край колодца и срезал пару не очень толстых прутьев. Совсем другое дело! Теперь нужно захватить с собой фонарик и пистолет с усыпляющими дротиками. Ну и конечно горячую ароматную пиццу, купленную по дороге. А больше ничего и не потребуется — тринадцатилетний парень вряд ли окажет серьезное сопротивление.

Шаг за шагом Алехандро спустился по вертикальной лесенке и достиг каменного пола. Под ботинком неприятно хлюпнуло, и он посветил себе под ноги, а затем по сторонам. Хм, следов не видно… Впрочем парень однозначно знает про эту лужу, и конечно перепрыгивает ее. Но вот в каком направлении пойти дальше?

Луч фонарика выхватил на полу пару щепок, лежащих слева. Барроса посветил чуть дальше и заметил еще одну. Мэтт говорил, что парнишка носит в канализацию палки, а значит, скорее всего, он живет в этой стороне.

Алехандро приглушил свет фонаря, и, подсвечивая под ноги, двинулся вперед, стараясь не наступать в мелкие лужицы. Изредка, он направлял свет вперед, чтобы убедиться, что его голова не врежется в торчащую арматуру или еще какую железку, и снова целенаправленно шел.


Макс резко открыл глаза и прислушался. Кто-то проник в его дом! Неужели это тот страшный человек с разными глазами, который украл маму и папу? Он пришел за ним?

— Мальчик! Ты где? — донесся до него хрипловатый голос. — Я принес тебе вкусной еды. Дядюшка Алехандро всегда готов помочь бездомным ребятам.

Наверное, будь на месте Макса сейчас любой другой парень, дальнейшие события разворачивались бы по одному из двух сценариев: запаниковать и спрятаться, либо поверить и соблазниться угощением. Но ни то, ни другое не сработало. Да, подросток сознательно избегал встреч с людьми, но отнюдь не дрожал при их виде. Технобионт давно заблокировал любые панические реакции, оставив только осторожность и холодный расчет.

— Человек! Уходи! — громко крикнул Макс. Он уже понял, что это не «разные глаза», а потому пришелец ему перестал быть интересен полностью.

Губы Алехандро растянулись в улыбке — мужчина знал, что ребенок себя выдаст. Они всегда себя выдают. Сейчас он трусливо прячется где-то в закоулках коллектора или между трубами, но это ненадолго.

— Парень, не бойся. Я не причиню тебе вред.

— Человек! Уходи! Третьего предупреждения не будет, и ты умрешь! — Макс вспомнил какой-то старый фильм, где так говорил главный герой, который всегда и всех предупреждал только два раза.

— Какой ты грозный! Ну хорошо. Я оставлю тебе еду, свет и уйду.

С этими словами эмигрант поставил посреди прохода плоскую картонную коробку и снял с нее крышку. Приятный запах плавленного сыра начал медленно распространяться по коридору. Мужчина установил фонарик так, чтобы луч света четко освещал угощение и двинулся обратно, пока совсем не исчез в темноте. Последними шагами Барроса постарался сымитировать затухание звука, чтобы парень подумал, что он ушел далеко.

На самом же деле, мужчина бесшумно присел на колено и выставил перед собой пистолет с транквилизаторными зарядами. Вот так хорошо. Теперь мальчика слепит фонарь, и он не разглядит его, зато Алехандро сразу заметит, когда паренек окажется возле еды.

Внезапно где-то вдали раздался хлопок, затем звон разбитого стекла, и принесенная лампа погасла. Торговец органами даже не сообразил, как это произошло.

— Ах ты мелкий сучонок! — он достал из кармана зажигалку, но едва только полыхнул ее огонек, как раздался повторный хлопок, очень напоминающий шлепанье резины. Где-то прямо над его головой звякнул камень и, спустя секунду, грудь торговца органами насквозь пробил упавший откуда-то сверху здоровенный стальной лом. Он и подумать не мог, что убежище парня может быть оборудовано такими ловушками.

Тело мужчины завалилось навзничь, и кровь из несовместимой с жизнью раны обильно хлынула на каменный пол. Он ничего не видел, но все еще мог слышать:

— Ого! Вот у меня и появилась настоящая зажигалка! — радостно воскликнул мальчик и с наслаждением зачавкал теплой и ароматной пиццей.


«Объект научился самостоятельно добывать питательные вещества. Ускорен механизм овладевания вспомогательными средствами охоты. Развитие мышечной ткани направлено по улучшенному типу. Состояние тела оценивается как превосходное, баланс элементов в норме. Произведена полная замена бактерий-спутников на дочерние технобионты. Количество — оптимальное. Приступаю к постепенному улучшению силовых и скоростных показателей носителя за счет изменения внутренней структуры сухожилий и костей. Среда работы оценена как благоприятная, запущен процесс гормонального созревания. Тело полностью подготовлено к возможным переменам.»


Глава 4


20 июня 2038 г. Лос-Анджелес.

Кевин Уильямс, бывший боец секретного армейского спецподразделения, а ныне действующий агент ФБР, захлопнул ноутбук и закурил. Обычно он пользовался электронным аналогом сигарет, но на этот раз ему хотелось простого и крепкого табака без тошнотворных заменителей. На такой случай у него в ящике стола была припасена пачка красного Мальборо, которой обычно хватало на месяц.

Кевин обладал достаточно выразительной внешностью. Слегка неряшливый, побитый жизнью вояка, повидавший смерть и друзей, и врагов. Глубокие залысины на его голове полукругом охватывали топорщащиеся волосы со старомодным ежиком. Прямой нос, от которого вниз по щекам уходили две глубокие складки; слегка поджатые губы. Мужчина вполне мог называться располагающим к себе человеком, если бы не странные, почти черные глаза, взгляд которых заставлял окружающих людей испытывать непонятный страх. Взгляд, при виде которого хочется побыстрее перейти на другую сторону дороги и поскорее забыть его. Агент Уильямс уже и не помнил, когда его в последний раз останавливали полицейские или служба досмотра. И он знал об этой своей особенности; она ему даже нравилась, поскольку помогала быстро избавиться от ненужных собеседников, или назойливых уличных коммивояжеров.

Агент глубоко затянулся горьким дымом и снова открыл лэптоп, изучая собранные материалы. Сегодня его прошение повторно завернула прокуратура, отказавшись выдавать разрешение на обследование лаборатории корпорации «Новое будущее» в Нью-Йорке. Именно с ней он связывал появление на черном рынке невероятного препарата «Сальватор». Сама же корпорация активно это отрицала.

«Сальватором» сразу активно заинтересовалось множество ученых, но никто так и не смог полностью понять истинных принципов его работы, за исключением того, что его действие было основано на нанотехнологиях. По сути, формально он даже не считался лекарством, а потому действующая законодательная база США к нему не подходила, и под запрет он не попадал, образуя дыру в законе.

И вместо того, чтобы оперативно взять его распространение под контроль, правительство почему-то до сих пор не приняло никаких мер, и, по слухам, само его успешно употребляло, что косвенно демонстрировали разгладившиеся и посвежевшие лица конгрессменов. Сальватор справлялся со всеми известными болезнями и вирусами, очень быстро заживлял травмы и раны. И его не нужно было постоянно принимать. Одна капсула и все! Он даже избавлял людей от СПИДа, что казалось вообще чем-то из области фантастики. Все старания исследовать его глубже были обречены на провал. Мощнейшие микроскопы давали слишком мало информации, позволяющей досконально познать принципы его работы.

Члены протестующих организации, ярые антипрививочники, и прочие противники всего нового беспомощно разводили руками. За полтора месяца ни одной смерти, ни одного побочного эффекта. А главное — таблетка Сальватора стоила сущие копейки, навряд ли покрывающие ее производство! В интернете одна за одной появлялись истории, что новоприобретенный иммунитет передается от одного человека к другому через поцелуй, или половой акт. Так что, по оценкам специалистов, уже около восьмидесяти процентов населения тем, или иным способом запустили его в свой организм.

Находились те, кто видел в этом модную теорию мирового заговора. Эти ребята никуда не делись, пережив и волну коронавирусной инфекции двадцатых годов, и последовавшие за ней новые штаммы. Жизнь человечества, хоть и с сезонными потрясениями, но продолжалась.

Были и такие, кто активно протестовал и устраивал пикеты, особенно отличились в этом фармакологи и медики. Целая мировая экономическая отрасль грозилась исчезнуть полностью в скором времени, из-за своей ненужности.

США, да и весь мир, разделились на два неравных лагеря. Большинство наслаждалось обретенным здоровьем и необычайным приливом сил, меньшинство продолжало искать подвох, распуская слухи об экспериментах над людьми. Но прямого подтверждения этому, никто не нашел.

Сам Кевин был по натуре скептиком и не относил себя к какой-то определенной группе. Тем не менее, он не мог отрицать, что чудесный «Сальватор» работает. Следователь колебался, и даже пару раз держал в руках эту синенькую капсулу. Вот только найти в себе силы проглотить волшебную пилюлю он так и не смог. Не убедил Кевина даже внезапно похудевший приятель по кличке Толстый Боб, его постоянный компаньон на стрельбище, который теперь щеголял мускулистым телом и подтягивался на турнике без малого двадцать раз, о чем раньше и помыслить не мог.

Что-то во всем этом было не так, и Кевин Уильямс чувствовал это спинным мозгом. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. В эту прописную истину он уверовал еще на старой службе твердо и безоговорочно.


Этой же ночью. Нью-Йорк.

Билл Харрис вздрогнул и открыл глаза. Что-то только что произошло, но что — он пока не понял. Такое ощущение, словно его разбудила яркая вспышка, пришедшая откуда-то изнутри сознания. Он приподнялся на локтях и покосился на спящую рядом красавицу-жену. Только подумать — этой безупречной фотомодели шестьдесят два года! Все эти бесконечные подтяжки лица и дорогие процедуры омоложения даже рядом не стояли с тем чудом, свидетелями которого они стали. Сегодня ночью они занимались сексом шесть раз. Шесть!

София разделила с ним трудный путь, который он прошел от простого клерка, и до владельца громадной корпорации. И он бы ни за что не обменял ее ни на какую другую женщину. Она была чертовски умна, красива, а теперь еще и молода.

«Хозяин интернета» — так называли Билла в народе, и это было отчасти правдой. Нет, ему не принадлежала Всемирная сеть, это все-таки невозможно технически. Причина крылась в том, что его медиасервисы постепенно стерли в порошок всех конкурентов. Стриминговые платформы, видео-хостинг, дистрибуция музыки, литературные площадки, и многое другое — любое устройство, обладающее дисплеем, так или иначе имело выход на его сервера.

Чертов Саймон Векслер! Когда он уже там закончит свои эксперименты? Билл и его жена без раздумий приняли те странные капсулы, которые он выдал им лично, и теперь всегда чувствовали себя прекрасно. Он бы сейчас легко дал фору какому-нибудь двадцатилетнему пареньку из колледжа, сделав его на стометровке.

Билл тихонечко поднялся на ноги, еще раз с любовью взглянул на жену и вышел из комнаты. Так что же его все-таки разбудило?

Обратно ложиться спать не хотелось. После того события Биллу хватало на сон четыре часа и просыпался он всегда бодрым и отдохнувшим. Пожалуй, стоит пройтись до спортзала. Мужчина потянулся к дверной ручке и в этот момент вспышка перед глазами снова повторилась, превратившись в сообщение:

«Вызов от Альфа-1. Принять? Да/Нет.»

Миллиардера, при виде плавающих в воздухе строк, охватил легкий шок. И как «принимать» этот странный вызов? Просто подумать? Он сконцентрировался на «Да». Надпись пропала, а в ушах раздался такой знакомый голос.

— Билли! Привет. А ты весьма быстро соображаешь!

Харрис вздрогнул от неожиданности и губы сами собой произнесли.

— Векслер? Какого черта?!

— Тихо-тихо, разбудишь Софию. — засмеялся невидимый собеседник. — Выйди куда-нибудь, где мы сможем пять минут поболтать.

Мужчина спешно покинул комнату и перешел на кухню. В его голове роились беспорядочные мысли, но самой непонятной была одна: какого хрена Саймон Векслер находится прямо в его мозгах?

— Я требую объяснений, — прошипел вслух магнат. — Что вообще происходит?

— Ну-ну. Не ругайся, Билли. Мы тестируем Сеть.

— Что еще за Сеть?

— Ту самую, о которой я неоднократно говорил. Она даст нам контроль над всеми людьми, в которых обитают наши «малыши». Оп-па!

Перед глазами Билла вспыхнула трехмерная проекция медленно вращающейся Земли. Полупрозрачная сфера и на ней, в разных частях суши, светились миллиарды маленьких точек.

— Как ты, черт возьми, это делаешь? — прошептал он.

— О! Ты тоже так можешь, достаточно просто потренироваться. Сконцентрируйся мысленно на Австралии, например. Ты же не забыл, где находится мой остров?

Билл кивнул, но тут же спохватился и ответил вслух «да». Ну, допустим. Он отыскал взглядом нужный архипелаг, а затем обнаружил на нем мигающий красный маркер. Харрис пристально вгляделся в него и перед глазами выскочила пояснительная надпись: «Альфа-1 — канал связи открыт». Желаете перейти в визуальный режим?

— Да. — одними губами произнес медиамагнат. Так это работает?

Макет Земли исчез, и перед ним возникло изображение лаборатории, в которой беспорядочно сновали люди. Кто-то сидел за компьютером, кто-то совещался с коллегами. Причем это было так ясно, словно он находился там и глядел на них собственным зрением.

— Ты сейчас смотришь на наших будущих Бет из моих глаз. — вновь послышался голос Векслера, — Но только потому, что я это позволяю тебе. Подключиться к Альфе принудительно нельзя. Очень скоро, ты сможешь управлять любой Омегой на планете, десятком, сотней, тысячей. Видеть то, что видят они. Это будет не сложнее, чем играть в стратегию.

Картинка задвигалась. Человек, чьим взглядом он смотрел на мир, прошел по коридору и открыл дверь. Билл увидел его фигуру в отражении большого старинного зеркала. Двадцатилетний наглый пацан, с невероятными возможностями. Но Харрис точно знал, что внутри него скрывается пожилой антиквар-миллиардер.

— Так нам будет удобнее. Если несложно, ты тоже подойди к зеркалу, все же мне не интересно смотреть на твою кухню.

— Обойдешься! Я не одет. — осмелел Билл.

— Как скажешь, — усмехнулся Векслер, — Впрочем, я связался с тобой не для демонстрации очередного шоу. Завтра запускай на своих серверах вирус. Ко дню «Х» каждое устройство связи на этой планете должно быть им заражено. Не стоит давать случайно выжившим общаться и сбиваться в группы, а тем более позволять скоординировать действия уцелевшим военным.

— Значит мы скоро стартуем? — голос Харриса задрожал. Как же давно он ждал этих слов.

— Скоро, Билли… Ты даже не представляешь, насколько скоро.


Этой же ночью. Лос-Анджелес.

Центр ночного города жил своей жизнью, утопая в свете неоновых огней, цифровых экранов и тысячах фар бесконечного потока транспорта; высокие небоскребы подпирали плывущие облака, величественно возвышаясь над всем этим великолепием.

Никто из проходящих внизу редких людей не видел одинокого паренька, который беззаботно сидел на крыше одного из этих исполинов и болтал ногами, уплетая за обе щеки украденный у лоточника-ротозея торт. Еще бы! Ведь сегодня был уже четвертый его день его рождения, который он праздновал без папы и мамы. Парень прекрасно помнил их, и теперь частенько скучал, правда без нервных потрясений. Управляющий бионт, что разместился где-то в глубинах его аномального мозга, обеспечил мягкий и плавный эмоциональный переход к осознанию факта, что их больше нет рядом.

Сегодня ему исполнилось шестнадцать лет. И сегодня он наконец-то рискнет осуществить то, о чем мечтал давно — сделает себе подарок! Сегодня он украдет самую лучшую рогатку на свете, ту самую, что способна убить даже огромного лося! Парень достал из кармана смартфон и полюбовался на картинку заставки. Изображенная на ней металлическая красавица хранилась на витрине одного из охотничьих магазинов внизу. Там, конечно, есть более мощное оружие, но оно громкое, привлекает опасных людей и к нему надо постоянно искать патроны. А хороший нож у него и без того уже есть.

Смартфон за три с небольшим года даже не сломался. Мальчик сразу выбросил из него карту, потому что он часто и назойливо звонил. Самое главное, что в нем был интернет последнего поколения, который мог работать и без симки! Заряжалось устройство от графенового аккумулятора электромобиля, который, в свою очередь, пополнял свой заряд от одного из проходящих в канализации кабелей. Макс сам расковырял его и подобрал нужные провода! Тот человек, что принес ему зажигалку, оставил в своей машине очень много полезных вещей, в том числе и хорошие инструменты. Все это мальчик, точнее уже юноша, перенес в свое логово, которое сумел оборудовать так, что его не смогли найти рабочие, обслуживающие те самые трубы.

Бывший владелец смартфона, кстати, через пару дней после своей смерти испортился и сильно начал вонять, мешая юноше нормально жить. Парень здорово намучался с ним, пока оттаскивал его подальше. А потом пришли служащие в желтых комбинезонах, которые нашли его труп в дальнем углу канализации и забрали с собой. С того момента Макс решил, что если люди не будут к нему лезть, то он не будет их убивать. Слишком много проблем и возни с этими вонючими мертвыми. Кроме того, он прекрасно осознавал, что за такие проделки его могут начать искать полицейские, а потому по пристающим к нему людям Макс просто стрелял из того чудесного усыпляющего пистолета и сбегал. Но однажды дротики закончились, а новые он достать не сумел. Поэтому ему пришлось убить еще раз.

В ту ночь огромный мужчина бегал за ним по улице. Преследователь загнал юношу в глухой переулок без выхода, а потом вытащил большой нож, спустил штаны и настойчиво просил поцеловать его член. Подростку тогда не удалось проскользнуть мимо него. Пришлось сильно врезать ногой по его здоровенным яйцам. Человек упал на колени, но успел крепко схватить его за одежду и попытался придушить. Вот только этот растяпа выронил свое оружие! Парень успел его ловко поймать в воздухе и засадил ему же в глотку.

Ну и кровищи было!

Но сегодня Макс без ножа. Потому что тот слишком большой и мешает лазать по стенам, постоянно норовя выпасть, а то и воткнуться в бок. А он очень любит лазать — от этого мышцы становятся крепче!

Парень доел последний кусочек торта, ссыпал крошки в упаковку, а ее, в свою очередь, убрал за пазуху. Макс не любит мусорить, для этого есть специальные места. Юноша последний раз взглянул на небо и ощутил гнетущую тоску. Что-то очень далекое, словно звало его к себе.

Пора спускаться!

Он определил кожей лица направление ветра, а затем шагнул с края небоскреба. Ловкий разворот на пол оборота в воздухе, и вот уже кончики пальцев цепляются за тонкую металлическую опору между стеклянными панелями. Как же классно! Еще семьдесят два прыжка, и он спуститься на землю. Люди редко смотрят на небо, и Макс это знает. У них слишком много важных дел, чтобы разглядывать красивые небоскребы. Эти идиоты даже не понимают, что по ним можно лазить и развивать мышцы! Дураки, что тут скажешь.

Кое в чем, он действительно был прав. Немногочисленные ночные прохожие даже не обратили внимание на невесть откуда появившегося молодого худощавого парня. Макс перебежал на другою сторону улицы и остановился у витрины оружейного магазина.

Какая же она чудесная! Прекрасная черная ручка из твердого пластика, с такими удобными изгибами под пальцы. Хромированная рогатина, трехполосный цилиндрический жгут и специальное приспособление, что позволяет стрелять стальными штырями, словно миниатюрный арбалет. И в довершении — кожаная перчатка, защищающая руку от давления твердого упора. Юноше такая не очень нужна — у него сильные и твердые предплечья. Но она ведь идет в комплекте! Он потом решит, стоит ли ее ему использовать.

Макс поводил головой по сторонам и обнаружил наверху стеклянный глазок, смотрящий прямо на него. В одном старом фильме, наглые грабители показывали в видеокамеру средний палец руки. Макс тоже так умеет — это весело! Он приветливо помахал неприличным жестом таинственным наблюдателям, а затем окинул внимательным взглядом улицу. Полицейских нет, и это замечательно!

Юноша положил обе руки на толстое стекло и пару раз несильно стукнулся о него лбом, ощутив кончиками пальцев еле уловимую вибрацию. Такое стекло не пробить с рогатки, если конечно не знать секрет! А Макс знает все секреты — у него есть интернет! Он прикрыл глаза и еще дважды сильно нажал на витрину, ловя мельчайшие колебания стеклянного полотна. В этот момент в его голове происходили сложные расчеты, которые навряд ли сходу осуществит средний профессор университета.

— Вот вы где спрятались! — радостно произнес Макс, а затем отошел подальше.

Рогатка отработанным движением прыгнула в руку, а в следующую секунду хлопнула стареньким жгутом и небольшой камешек влетел в нужную точку. Казалось, что стеклу это никак не повредило, и оно осталось целым. Макс достал второй камень, и на этот раз послал его в противоположный угол. На витрине появилась еле заметная невооруженному глазу сетка внутренних трещин. Парень снова подошел к витрине и приложил руки. Спустя пару секунд, его лицо расплылось в довольной улыбке.

Он повторно отбежал, на этот раз подальше, и выпустил третий камень в правую нижнюю часть витрины. Гигантское полотно дрогнуло и разлетелось на тысячи мелких крошек, засыпав улицу грудой осколков. Взвыла сигнализация, но разве кому-то успеть за быстроногим Максом? Парень схватил рогатку со всем остальным комплектом, и помчался прочь в сторону возводящегося небоскреба. Никто и никогда не сможет его поймать на стройке! Он ловкий и выносливый, а эти полицейские неповоротливые и обычно не могут пробежать даже полкилометра, чтобы не задохнуться!

И хотя большинство тех самых полицейских города уже давно приняли волшебную синюю таблетку, и даже могли попытаться поспорить с его дерзкой уверенностью, тем не менее, юноша все равно был прав, сам не осознавая истинной причины. Все просто — он был Альфой с активированным чрезвычайным протоколом, о появлении которого не был осведомлен даже таинственный Торговец, а они — всего лишь слабые омеги, вынужденные ему служить.

Парень легко перемахнул через забор и пополз вверх по башенному крану, передвигаясь неестественными для человека прыжками. В очередном полете в его глазах что-то вспыхнуло, и он внезапно увидел перед собой светящийся глобус с миллионами маленьких точек! От неожиданности, он чуть не промахнулся, но вовремя успел выгнуться и перехватился за нижнюю металлическую опору. Видение мгновенно пропало.

Макс так и не понял, что это было. Ну и ладно, скорее всего показалось! Наверное торт был испорченный… Впрочем, его желудку не привыкать переваривать всякую гадость.

В эту же секунду, внутри мозга юноши технобионт высшего класса передал очередное сообщение, которое, как и все предыдущие, отправилось в неизвестность, и вряд ли когда-нибудь смогло бы достичь адресата.

«Обнаружена попытка принудительного включения объекта во вновь созданную технобиотическую Сеть. Согласно требованию чрезвычайного протокола, соединение заблокировано до поступления личного распоряжения Создателя, или возникновения критической ситуации.

Конец связи.»


Глава 5


29 июня 2038 г. День Х.

— Вот же мелкий засранец! Но хорош, сучонок! Невероятно хорош! — донеслось до ушей Кевина.

Агент терпеливо дождался, когда кофемашина закончит цедить темно-коричневую жидкость и взял в руки обжигающий стаканчик. Пара глотков, и можно будет приступить к работе. Этой ночью ему очень плохо спалось — дала знать о себе старая рана, а потому чашка живительного напитка была, как нельзя, кстати. Мужчина аккуратно пригубил терпкий эспрессо и направился к своему рабочему месту, обратив внимание на группу сослуживцев, что собралась возле стола Тима Хилла, занимающегося малолетними преступниками.

Хм, с чего бы это? Обычно работа этого парня никого не интересовала, а тут собрался целый отдел. Может тоже стоит взглянуть? Кевин подошел ближе и заглянул через плечо коллеги. Зрелище, развернувшееся на экране его монитора и вправду было занимательным. Уличная камера наблюдения запечатлела, как с Уилширского Гранд-центра короткими прыжками спускался шестнадцатилетний подросток в красном свитере. Причем делал он это настолько изящно и непринужденно, что казалось парень так передвигался с самого своего рождения.

— Во дает! — раздался голос одного из сотрудников, — Там же и зацепиться не за что.

— Видимо есть за что. — ответил Тим, — Мне несколько раз уже присылали жалобы на хулиганства этого странного субъекта, но я до сих пор понятия не имею кто он. В базе данных на него ничего нет. Вот, полюбуйтесь!

Картинка на экране сменилась. Теперь парень был совсем близко и смотрел в другую камеру. Кевин вздрогнул. Глаза необычайно светлого серого цвета смотрели прямо на него, и, казалось, заглядывали куда-то глубоко внутрь, выискивая самое сокровенное. Ему кажется, или эти зрачки слегка меняют форму? Парень широко улыбнулся и помахал в камеру известным каждому школьнику жестом. Наваждение сразу отступило.

— Вот, сучонок! Еще и издевается над нами! Ничего, я тебя, засранца, найду. И не таких находил… Но вы дальше смотрите!

Теперь лица проказника не было видно. Он опустил голову и был сильно сосредоточен. Его широко расставленные в стороны ладони лежали на стекле, а сам парень легонько стучал по нему головой и, как будто, к чему-то прислушивался.

— Я знаю это место! Там охотничий магазин. — воскликнул кто-то, кажется Джек. — Погоди… Он что, хочет сломать витрину? Похоже у него не все дома.

— Ты гляди, что дальше будет, «не все дома». — незлобно передразнил его Тим. — Либо мы все сошли с ума, либо у этого парня в башке стоит начинка похлеще, чем у моего новенького компьютера.

Юноша отошел от магазина, извлек рогатку, а затем отточенными движениями поочередно послал в стекло два камешка. После этого он снова подошел обратно, потрогал витрину и опять отбежал назад. Третьим выстрелом парень разнес громадную прозрачную панель на мелкие кусочки. В отделе расследований воцарилась тишина.

— А теперь внимание господа. — Тим первым нарушил молчание. — Это стекло компании «Бронсон-Гласс». Я уже им сделал запрос. Технология его изготовления подразумевает наличие небольшой степени брака. На таких огромных полотнах микродефекты неизбежны. Внимание, вопрос! Кто-то из вас смог бы определить точное место их расположения, просто стуча по витрине головой?

— Думаю, пацану повезло просто.

— Ну, не скажи! Мне показалось, что он точно знал, что делает.

В отделе разгорелся ожесточенный спор, но Кевин Уильямс предпочел в нем не участвовать и молча направился на свое рабочее место. Несмотря на эффектность увиденного, он думал совсем о другом. Было в этом парнишке что-то неуловимо знакомое, что он однажды уже видел. То ли улыбка, то ли выражение лица, то ли странные глаза… Впрочем, ему так и не удалось этого вспомнить. Мужчина поставил стакан справа от себя и быстро набрал в мессенджере сообщение, адресованное Тиму Хиллу.

Кев: Дружище, перешли мне файлик с пацаном.

Тим Хилл: Какой? Небоскреб?

Кев: Нет. Тот, где он в камеру смотрит.

Тим Хилл: Узнал его?

Кев: Пока нет, но возможно что-нибудь найду в своих старых бумагах.

Тим Хилл отправляет видеофайл…

Кев: Кстати, а что он украл? Ружье? Пистолет?

Тим Хилл: Представь себе, но нет. Он взял только сраную охотничью рогатку. Удивлен?

Кевин откинулся на стуле и покрутил левым плечом взад-вперед. Всю прошлую ночь оно неприятно ныло и именно из-за него мужчина не выспался. Та самая травма, что заставила его уйти из отдела спецопераций на более спокойную работу. Он снова задумался об этом странном парнишке. Пожалуй, с его талантами из него мог бы получится отличный боец спецподразделения. Да, черт! Он определенно уже видел это лицо! Или кого-то очень похожего?

Едва Уильямс убрал в карман флешку со скопированным видео, как на экране его монитора всплыла надпись: «Данные заблокированы.», и стало невероятно тихо. Кевин вдруг понял, что отчетливо слышит гудение их старенького кондиционера. Раньше такое бывало только когда он оставался поздним вечером один, погруженный в хитросплетения очередного расследования.

— Ты тоже это видишь? — послышался шепот сбоку.

Кевин медленно повернулся и встретился взглядом с Тимом. И это был единственный осмысленный взгляд в кабинете. Остальные работники отдела поднялись со своих мест и замерли, вытянув руки по швам. Стеклянные глаза и неподвижные лица делали их похожими на дорогих манекенов в отделе одежды. И только легкое покачивание телом из стороны в сторону, говорило, что эти люди живые.

— Не нравится мне это, Кев…

Он не договорил. Шесть сотрудников отдела, как один, резко повернулись на его голос и бросились на своего коллегу, роняя стулья и этажерки с документами. Толстый Боб первым достиг цели, опрокинул Тима на стол и вцепился ему в глотку зубами. Перегородка, что отделяла инспектора от соседей обагрилась брызгами крови. Оставшиеся пятеро подскочили к бьющемуся в конвульсиях телу и стали его раздирать на части, жадно засовывая в рот куски оторванной плоти и торопливо их пережевывая.

«Какого хера?» — пронеслось в голове Кевина. Он ясно видел, что перед его глазами сейчас происходит полная нелепица. Однако военная выучка и десятки боевых операций прошлого приучили его действовать хладнокровно в любых ситуациях. Хотя, эта уж очень странная. Такого он еще не видал.

Похоже, они отреагировали на голос Тима. Значит нужно молчать, а еще лучше — попытаться незаметно свалить. Происходящее в десятке метров пиршество вызывало даже не отвращение, а полное недоумение.

Кевин аккуратно поднялся со стула и сделал бесшумный шаг, второй; теперь перейти за стенку, присесть. Мужчина опустился на одно колено и спрятался за перегородкой. Ладонь сама потянулась к кобуре. Большой палец отрепетированным движением медленно сдвинул предохранитель, избегая щелчка, а левая рука ухватилась за затвор. Подумав секунду, Кевин решил пока не досылать патрон, чтобы не издавать лишних звуков, и обдумать ситуацию.

Определенно, с этими людьми произошло какое-то невероятное дерьмо. И к этому дерьму его не готовили ни в одной из многочисленных программ для сотрудников спецотдела. Творящееся в офисе напоминало один из тех бредовых фильмов про зомби, которые он, в общем-то, никогда не любил.

Его мысли прервал грохот разбившегося стекла и женский визг, который перешел в дикий вопль, а затем послышалось клокотание и громкое чавканье. Да что, мать его, происходит!? За стеной люди тоже жрут людей?

Кевин аккуратно выглянул из укрытия и обнаружил, что стеклянная перегородка, отделявшая офис от общего коридора, обрушилась на пол. В паре метров от нее лежала женщина, которую он прекрасно знал, а над ней склонились два сотрудника из отдела по борьбе с наркотиками и кромсали челюстями еще подрагивающее тело. Кэтрин, бедняга… Вчера она хвасталась ему своим новым маникюром, когда они встретились на перекуре. Они, кажется, с ней говорили о «Сальваторе». Да, точно! Кэт еще пожаловалась, что ее новый парень собирается принять таблетку, а она в ответ ему пригрозила, что в таком случае не даст без презерватива.

Сальватор? Хм… А ведь Тим был ярым сторонником теории заговора и тоже не принимал капсулу. Неужели…? Да ну, бред. Сейчас он навертит себе.

Тем не менее, происходящее требовало хоть какого-то разумного объяснения, а иных мыслей в голову Кевину не пришло. Ладно. Он об этом позже подумает, а пока надо как-то выбираться из этого дерьма.

Уильямс снова высунулся из-за перегородки. Шестеро сотрудников закончили свою кровавую трапезу, оставив на полу частично обглоданное тело Тима, и шатающейся походкой направились через разбитую стену в коридор, так и не заметив Кевина. Впрочем, они его даже не искали. Кажется, эти твари не очень умны и весьма забывчивы, раз не вспомнили о нем, но видят, похоже, прекрасно и ориентируются не только на слух.

Из коридора донеслась беспорядочная стрельба и очередные вопли. Странная шестерка как один устремилась на звук, оставив Кевина одного. Те двое, что жрали тело Кэтрин, незамедлительно присоединились к ним.

Вот теперь самое время делать отсюда ноги! Мужчина выпрямился и мимоходом выглянул в окно. На улице было все куда хуже. Движение машин остановилось, а люди в панике бегали туда-сюда, от других людей, которые пытались их догнать, во что бы то ни стало. Какой-то полицейский оттолкнул в сторону молодую женщину и выстрелил два раза в жирного мужика. Кевин видел, как дернулось тело последнего от нашедших цель пуль, однако тот даже не остановился и одним ударом руки сломал шею служителю порядка, после чего приступил к активному поеданию девушки.

Бред! Бред! Бред! Неужели эти твари еще и неуязвимы? Да быть такого не может!

Уильямс, стараясь не наступать на стекла, подошел к разбитой стене и выглянул в коридор. В дальнем его краю несколько обезумевших людей сгруппировалось перед лифтом и пытались сломать двери. Причем, судя по табло, сам лифт был вполне себе исправен, однако ни один из них не догадался нажать кнопку. Определенно, они тупые. И это хорошо.

Кевин не стал приближаться к ним, а сделал ровно противоположное — двинулся в другую сторону. В том конце коридора располагается аварийная лестница, вход на которую доступен лишь по магнитной карточке сотрудника бюро. Вероятно эти твари также не сообразят как ей пользоваться, хотя подобная штука висит на шее у каждого.

Легкое касание и щелчок замка. Из ближнего офиса на звук тут же выскочил человек, точнее то, что раньше им было. Голова мужчины была перепачкана в крови и развернута на сто восемьдесят градусов. Тем не менее, он достаточно неплохо передвигался спиной вперед и издавал урчащие звуки. Группа у лифта, услышав шум, резко обернулась и бешенные твари синхронно рванули к Кевину. Он успел захлопнуть дверь и уставился на уродца, который долбился лбом о толстое стекло. Кажется, его раньше звали Мартин, и он занимался экспертизами. Толпа «нелюдей», как их уже окрестил про себя Кевин присоединилась к нему, однако никто из них не удосужился использовать свою карту-ключ.

Створки двери угрожающе раскачивались, но пока держались достаточно крепко. Кевин, естественно, не собирался дожидаться, когда они их сломают. Пора сваливать, вот только куда? Логичнее всего бежать на первый этаж к выходу. Пролет, второй, третий… Мужчина резко остановился и прислушался.

— У-у-урх. — донеслось откуда-то снизу.

Дерьмо! Какая-то из этих тварей умудрилась просочиться на лестницу. Кевин перегнулся через боковую ограду и увидел волосатую мужскую руку на перилах. Она мелко подрагивала, но сам ее обладатель оказался скрыт от взгляда бетонным перекрытием. Ну теперь он хотя бы знает, что его ждет впереди. Думается, с одним таким уродом ему удастся справиться. Вот только стрелять по своим приказа не было. Хотя, какие, мать его, приказы!? Скорее всего те, кто их отдают, сейчас жрут в кабинетах своих секретарш, или сами отстреливаются от всего, что шевелится.

Уильямс неторопливо спустился вниз, отметив что двумя этажами ниже, вроде как, никого за стеклом в коридоре не видно. Впрочем, они могут шарахаться в боковых офисах, Кевин уже это проходил. Мужчина набрал полную грудь воздуха и сделал шаг к следующему пролету.

Человека, что стоял на лестнице и тупо озирался по сторонам, он знал, и знал очень хорошо. Это был шеф отдела внутренних проверок Донован Крамер — ублюдок, которого из-за рода его деятельности ненавидели все. Едва он увидел агента, как громко заурчал и раскрыл пасть, а уже через секунду покатился кубарем по лестнице, сраженный точным попаданием пули в лоб.

— Твою мать! — выругался Кевин, сам не понимая почему. Выстрел был филигранным, но осознание, что он только что стрелял в своего, пусть и не самого приятного коллегу по цеху, сильно взвинтило эмоциональный фон.

Так. Спокойно. Есть хорошая возможность изучить противника. Кевин подошел к телу вплотную и заметил, что грудная клетка жертвы часто опускается вверх и вниз. Странно, еще жив.

А жив ли? Если это дерьмо действительно какой-то конец света, то он уже не удивится, что перед ним натуральный зомби. Надо бы его исследовать, но вот трогать эту тварь голыми руками не хочется. Перчаток у него с собой нет, хотя…

Он опустил два пальца в нагрудный карман рубашки и извлек презерватив. Думается, это должно дать хоть какую-то защиту. Если это вирус, то он бы уже давно им заразился. Кевин торопливо распечатал упаковку и натянул контрацептив на левую руку, а затем прикоснулся ко лбу Крамера. Даже через латекс он почувствовал сильный жар, исходящий от тела. Значит они живые, и никакие не мертвецы. Но вот то что он до сих пор дышит, вызывает опасение.

А это что еще за…?

Кевин вдруг отчетливо увидел, как края пулевого отверстия на голове лежащего, медленно начали сходиться зарастать новой плотью. Следователь быстро отпрянул, и, как оказалось, вовремя. Человек, с шестью граммами свинца в голове, резко протянул руки и начал подыматься. Чертовы твари! Они что, бессмертны?

Агент выпустил еще три пули ему в череп, замызгав стены за спиной Крамера кровью. Обычной красной человеческой кровью. На этот раз она обильно полилась тонкими ручейками из рухнувшего на пол тела, и следователь отошел в сторону, наблюдая за предсмертной тряской.

— Если ты выживешь после этого, Донован, то мне проще пустить следующую пулю в свою, а не в твою голову. — тихо произнес он.

Тело безопасника стало неподвижным. Труп особиста теперь был похож на обычный труп, быть может слегка осунувшийся. Кевин внимательно осмотрел себя, и, не найдя следов крови на одежде, облегченно вздохнул.

Вторая попытка? Он подождал пять минут, после чего повторно прикоснулся ко лбу мертвеца. На этот раз явно чувствовалось, что температура тела твари стала быстро падать. Грудная клетка больше не вздымалась.

— Значит вас все-таки можно убить, но пуль на вас всех у меня точно не хватит.

Мужчина выпрямился и с задумчивым видом продолжил спускаться. Выстрелы были достаточно громкими, и за стеклом двери, что находилась этажом ниже, уже собрались отчаянные ребята, возившие слюнявыми ртами по стеклу. А вот по лестнице к нему никто не бежал — действительно хорошая новость.

Арсенал! Если он хочет выбраться на улицу и найти нормальных людей, ему следует хорошенько вооружиться. Уильямс торопливо сбежал на первый этаж и заглянул в окно очередной двери. Здесь было тихо. Карточка коснулась электронного замка, а следом раздался щелчок, который в ушах Кевина прозвучал словно выстрел. Он внутренне приготовился обороняться и выставил пистолет перед собой, но никто ему навстречу не вышел.

Аккуратно приоткрыть дверь, проскользнуть в проем. С этой лестницы есть аварийный выход во внутренний двор, и пожалуй, стоит убраться через него. Но сначала необходимо взять что-то посерьезнее пистолета.

Арсенал оказался открытым, и здесь уже кто-то порядком похозяйничал. Исчезло преимущественно автоматическое оружие. Впрочем, сейчас он был больше рад старому и надежному восемьсот семидесятому ремингтону. Этих помповых ружей здесь было в избытке, как и всевозможных патронов к ним. Кевин снял со стены небольшой рюкзак и начал его набивать патронами. Резиновые пули он отмел сразу, зато обычными до отказа наполнил свой запас, после чего снял пару стволов. Один он перекинул через плечо, а второй взял наперевес, сразу почувствовав себя намного увереннее. Восемь патронов поочередно отправились в магазин, а затем мужчина вышел в коридор и взглянул на аварийный выход.

Вот дерьмо!

Эти ублюдки все-таки сломали дверь на одном из этажей и сейчас столпились на лестнице, навалившись всем весом на выгнувшиеся внутрь коридора створки. Человек пятнадцать, не меньше. Придется уходить через главное крыльцо. Кевин набрал побольше воздуха в легкие и рванул к проходной. Слева и справа послышалось радостное урчание, однако мужчина понял, что успевает и не стал притормаживать. Он выскочил в холл и чуть не столкнулся с лежащим в коридоре изувеченным дежурным. Видимо у бедняги был перебит позвоночник, поскольку идти ногами он не мог. При виде Кевина калека быстро пополз к нему, перебирая по полу руками и скаля окровавленную морду. Следователь вскинул перед собой ствол и выстрелил.

Грохот, отразившийся от стен небольшого помещения, мощно ударил по ушам, но картечный заряд справился с задачей, превратив голову незадачливо охранника в решето, и тот мгновенно затих. Дробовик и впрямь показал себя хорошо. Больше, теперь уже бывшему, агенту ничего не мешало, а потому он не раздумывая выскочил на улицу через вращающуюся стеклянную дверь. Следом за ним устремились привлеченные выстрелом нелюди с первого этажа, однако они замешкались в крутящихся створках. Двое, не выдержав напора сзади, упали на пол и застряли в проходе, заклинив механизм и таким образов заблокировав остальных. Убегающий от них Кевин сместился в сторону, покидая их поле зрения и быстро осмотрелся.

Мда. На этих тварей никаких патронов не хватит — улица просто кишела пирующими уродами и изувеченными телами. К счастью, едоки были слишком заняты, чтобы крутить головами по сторонам. Глаза мужчины выхватили того самого полицейского со свернутой шеей, которого он недавно наблюдал из окна. Этот парень чудесным образом не умер и присоединился ко всеобщей трапезе, усердно поедая ту самую девушку, которую еще двадцать минут назад пытался спасти. Десятки, если не сотни жрущих тварей… Кевин понимал, что, стоит одному из них заметить его, как вся толпа устремится в его сторону. Обычных, адекватно ведущих себя людей, больше не наблюдалось.

Электробусы и частные автомобили полностью перегородили проезд — на машине здесь не проехать. А вот на чем-то поменьше вполне можно попробовать. Кевин заметил неподалеку от себя курьера из популярной службы доставки еды, который самозабвенно лакомился чьими-то внутренностями. Такие ездят на специальных электрических мопедах. Глаза зашарили по сторонам и вскоре агент обнаружил лежащий на боку небольшой двухколесный транспорт. Сгодится.

Он добрался до него, аккуратно перевернул на колеса и нажал кнопку включения. Заряд батареи показал около шестидесяти двух процентов, что означало для Кевина как минимум то, что он сможет выехать за город, если не встретит какое-нибудь серьезное препятствие. Однозначно следует ехать на северо-запад, желательно в какую-нибудь глушь. Отсюда до выезда за город не далеко.

Уильямсу удалось разогнаться до приличной скорости и без приключений объехать толпы нелюдей. Его блуждающий взгляд постоянно выискивал выживших, но не находил. Видимо он слишком много времени провел внутри следственного управления, и если кто-то и спасся, то сейчас либо едет за городом в автомобиле, либо прячется в укромном месте, или даже закрылся в своей квартире.

Мужчина понимал, что возникшая фора просуществует недолго, поскольку большинство тварей пока что были отвлечены привалившей в неограниченных количествах жратвой и поздно реагировали на юркий мопед. В голове Кевина раз за разом проносились события сегодняшнего дня, и происходящее казалось абсолютно ирреальным.

Он выбрался в частный жилой сектор и проехал совсем недалеко от того места, где располагался пустырь. С дороги ему не удалось разглядеть, что именно здесь твориться, но если бы он смог это сделать, то почерпнул бы для себя кое-что новое о тварях, что захватили Лос-Анджелес. В отличии от своих кровожадных сородичей, здесь нелюди шагали стройным отрядом, ступая нога в ногу, словно взвод тренированных солдат. Они не обращали внимания ни на живых, ни на мертвых.

Эти люди шли точно ко входу в подземные коммуникации, где после ночной вылазки спал одинокий беспризорный парень. Он улыбался во сне и прижимал к груди свою самую сокровенную мечту — свою новую рогатку, с которой можно убить даже огромного лося.


Глава 6


«Кто-то идет!» — эта мысль во сне обожгла разум юноши. Он резко открыл глаза и прислушался. Шаги. Много шагов! Это люди, только они почему-то молчат, и, кажется, их целая толпа — с такой ему не справится. Ну и ладно. Найти они его все равно не смогут, и он подождет. Никто не задерживается в канализации надолго. Сейчас рабочие что-нибудь починят и уйдут.

Десять минут, двадцать. Парень терпеливо ожидал, когда они двинутся дальше. Но пришедшие словно уснули и больше не издавали не единого звука. Они тоже хотят жить под землей? Максу такое не подходит. Это его дом. Надо бы пойти посмотреть, что они там делают и прогнать их.

Юноша подпрыгнул, привычно ухватился за тонкую арматуру, кувырком подтянулся наверх и с трудом протиснулся сквозь дыру в стене. С каждым разом это становилось делать все тяжелее — парень рос и мужал, а проход оставался того же размера. Но пока ему еще удавалось пролазить. Он выбрался на поверхность широкой трубы и немного высунул голову.

Так много людей! У парня непроизвольно открылся рот.

Но что с ними? Они как будто спят с открытыми глазами, да еще и стоя. Когда люди спят, они не ожидают подвоха, а значит их легче убить. Макс ни за что не позволит им ночевать в своем доме!

Хм…Если он убьет одного, они напугаются? Или все-таки насторожатся и начнут его искать? Да не… Им никогда не найти его нору, люди плохо видят в темноте. А если даже они случайно смогут, то Макс всегда сумеет убежать. Ведь у него есть запасной выход, о котором никто не знает.

Парнишка немного подумал и извлек из кармана круглый металлический шарик. Упор рогатки лег на предплечье и сильные руки растянули тройной жгут почти до предела.

Выстрел!

Отполированный кусочек стали, словно пуля, влетел в глазницу ближайшего к нему человека, пробив нежную оболочку зрительного органа. Тот с чавканьем лопнул, а его владелец покачнулся и с гулким стуком упал на спину, громко стукнувшись головой о бетон. Ни один из присутствующих даже не отреагировал на это.

«Это какие-то неправильные люди!». — пронеслось в голове парнишки. Он понаблюдал несколько минут за реакцией соседей убитого, точнее за ее отсутствием, и наложил на ремешок рогатки второй шарик. Снова выстрел, и второй «неправильный человек» упал с пробитым глазом. На этот раз он зацепил своих соседей, и они словно кегли повалились следом.

Парень ожидал что сейчас они начнут паниковать, но опрокинутые люди поднялись на ноги, как ни в чем не бывало ровно построились и снова замерли. Лежать остались только те двое.

Эм-м…? Юноша от неожиданности громко сглотнул слюну. Первый убитый им человек поднялся на ноги и занял свое место в строю. В районе выбитого глаза прекратила идти кровь. И если бы парнишка подобрался поближе, то с удивлением бы обнаружил, что там медленно формируется ткань нового органа зрения. Впрочем само то, что обычный человек смог выжить после такого смертельного выстрела, уже говорило о необычности происходящего.

— Ах, так! — прошептал одними губами парень и послал очередной снаряд под самый свод тоннеля, активировав свою самую страшную ловушку. Он готовил ее почти два недели, ежедневно спиливая напильником края толстого металлического листа. А как он ее крепил к потолку на металлические тросики — это вообще целая история!

Здоровенный кусок металла, потеряв опору, словно качели устремился вниз и начисто отрезал головы четырем «неправильным людям» из первой шеренги. Но затем не выдержал и оторвался от самодельного хлипкого крепления, покалечив еще нескольких. С десяток незваных гостей повалились на пол и начали барахтаться, в попытках подняться. Кому-то это удалось, а кому-то острый лист металла сильно повредил конечности, и теперь бедолаги беспомощно ворочались на полу.

Парень подождал еще немного. Вскоре строй почти восстановился и на земле осталось лежать только четыре обезглавленных трупа. Остальные постепенно затягивали раны и приходили в себя. Порезы на людях медленно исчезали.

«У них быстро заживают порезы! Прямо как у меня! Я что, тоже неправильный человек?», — мысли ворохом закружили в голове парнишки. Захотелось громко закричать от досады, потому что Макс понял — они отсюда теперь никуда не уйдут. Наверное, он сможет перебить их к вечеру, но ведь они опять начнут вонять! А их тут несколько десятков, и он замучается их уносить.

— Уходите прочь! — в сердцах крикнул он, а уже через секунду ошеломленно открыл рот. «Неправильные люди» дружно развернулись и пошли к выходу из канализации.

— Эй, придурки! Заберите с собой своих вонючих мертвых. — он слегка осмелел.

И снова толпа подчинилась. Ближайшие к телам особи водрузили трупы на свои плечи, другие заботливо подобрали их отсеченные головы и пошагали к выходу.

Парень ощутил глубокое недоумение. Обычно те редкие представители человеческого рода, которых он встречал по ночам, либо просто игнорировали его, либо хотели поймать. А эти почему-то беспрекословно слушались.

— А ну-ка стоять, уроды! — парень окончательно уверовал в свои силы и спрыгнул вниз.

Толпа замерла и, как будто, принялась ждать новых указаний. Юноша неуверенно подошел к ним и обнаружил, что почти все они очень хорошо одеты. Он встал перед человеком, носившим форму гражданского летчика и посмотрел в его неподвижные глаза.

— Ты кто?

— Уррр…, — ответил «неправильный человек».

— Разве летчики не умеют говорить?

— Урр… Уррр…

— Ты — дурак! — заключил парень и подошел к высокой красивой женщине в дорогом платье с роскошной светлой шевелюрой. Таких он видел в интернете на вечеринках для известных и богатых людей.

— А ты кто? — обратился он к ней.

— Аррр…

— Ты тоже дура?

— Аррр…

— Ну-ка, помаши руками!

Женщина беспрекословно подняла две руки и заболтала ими над головой. Парнишка почесал голову и задумался. Выходит, они и вправду его слушаются. Чудеса!

— Покажи сиськи! — приказал он.

Она не повела даже взглядом, а послушно расстегнула блузку и слегка наклонилась вперед. Перед глазами парня закачались два гладких полушария с крупными сосками, которые ему жутко захотелось потрогать. Сами груди были чересчур выпуклые. Кажется, такие называют силиконовыми и их делают специальные врачи. Макс аккуратно погладил их; они оказались упругими и теплыми, но женщина никак не отреагировала на эти прикосновения.

Впрочем это не отменило того факта, что он почувствовал нарастающее возбуждение, но обстановка показалась ему неподходящей, да и странная реакция девушки тоже. Те видеоролики для взрослых, что он иногда смотрел по вечерам на своем смартфоне, показывали красивые бассейны и роскошные спальни, а женщины в них были страстными и сами приставали к мужчинам. А эта какая-то дура фригидная. Хотя сиськи, конечно, у нее замечательные.

Интересно, а все люди стали такими? Или это какие-то особенные?

— Так. Идите обратно тем путем, которым пришли. — скомандовал он уже вполне уверенным тоном.

«Неправильные люди» снова развернулись и ровным строем двинули к выходу из канализации, а Макс двинул следом за ними. Нужно обязательно выйти на поверхность и проверить.

Нож! Максу пригодится нож.

— Ждите меня наверху! — приказал он и помчался по коридору обратно. Юноша пробрался в свое логово и взял с собой сотовый телефон, здоровенный трофейный тесак и комплект от рогатки, включая приспособление для стрельбы короткими стальными дротиками. А вот перчатку брать не стал После этого парень вернулся обратно и с удовольствием заметил, что две трети его личного отряда уже благополучно выбрались наружу.

— Резче жопами шевелите, сраные молокососы! — разошелся Макс чувствуя себя командиром из одного старого фильма. Там сержант тоже так разговаривал. Не то, чтобы юноша мечтал командовать людьми, но раз представилась такая возможность, то чего бы ей не попользоваться?

Он выбрался наружу и осмотрелся. Да, пейзаж вокруг действительно изменился. Белые и чистые заборчики у домов теперь были перемазаны чем-то, очень похожим на кровь. Вдалеке на дороге валялись в разных позах мертвые люди, несколько машин скопилось на дороге и устроили затор. Чудеса!

— Идите туда, куда пойду я. — Макс встал в центр строя и пошагал в сторону видневшихся вдали небоскребов.

Он благополучно выбрался на дорогу и теперь не опасаясь шел по ней, а шесть десятков верных слуг взяли его в коробочку и надежно защищали со всех сторон. Вид, усыпанных телами и внутренностями улиц ему совсем не понравился, однако мальчик спокойно относился к виду мертвецов.

Неожиданно, из окна первого этажа одного из ближних домов выпрыгнула женщина, а следом за ней устремились двое мужчин, лица которых оказались перепачканы кровью. Она увидела отряд Макса и в ужасе завизжала, а через секунду ее преследователи повалили ее на землю и вцепились в шею зубами.

— А ну-ка отвалили от нее, уроды! — скомандовал юноша.

Окровавленные мужики резко замерли, подняли оскаленные рожи на Макса, а затем покорно встали и поплелись прочь. Парень приказал соей группе остановиться, а сам склонился над женщиной, которая безуспешно пыталась закрыть ладонями дыру на разорванном горле.

— Помо-о-ги! — простонала она, отчаянно вращая глазами, одновременно пытаясь понять, почему с виду нормальному, хотя и грязному парню, эти твари ничего не делают.

— Ого! А ты оказывается не дура! — удивленно воскликнул паренек. — Эй, сосунки! Забираем ее с собой!

— Кхровь…, — прохрипела женщина. — Я умир-раю…

— Отставить, придурки! — приказал он.

Члены его отряда замерли, так и не успев поднять пострадавшую с земли. Парень задумался. Определенно, женщина была «правильным человеком», а у правильных людей раны быстро не заживают. А кто тогда Макс? Правильный и неправильный одновременно? Людей-то он не жрет!

— Спаси-и-и…

Так, раны можно забинтовать. Вот только чем?

Макс повернулся и увидел подле себя какого-то пожилого мужчину. Ему было невдомек, что тот является одним из ведущих ученых-экологов, чью жизнь Верховная дюжина планировала сохранить. Такой человек был им нужен как реализатор будущих этапов программы их «Золотого миллиарда». Именно этим сейчас и занимались тщательно отобранные беты, консервируя нужных людей в безопасных местах. Те, кто привели это сборище сюда, уже переключились на другую группу в Мексике и даже не подозревали, что какой-то шестнадцатилетний парнишка нагло пользуется результатами их трудов.

— Ты! — произнес Макс, глядя на профессора, — А ну давай сюда свою майку или что там у тебя!

Ученый послушно разделся и протянул юноше белоснежную сорочку. Сегодня утром его жена Марта лично выгладила ее для того, чтобы муж достойно выступил на важной конференции.

Макс выхватил из его рук рубашку, разорвал ее на полосы и начал неумело бинтовать шею женщины, которая уже почти не дышала. В какой-то момент она начала прямо на глазах худеть. Щеки впали, на груди появились провалы, а затем рана на ее шее начала сама по себе затягиваться и кровь прекратила течь.

— Получилось! — радостно воскликнул Макс.

— Ухрхр… — женщина вскочила на ноги, огляделась по сторонам, после чего устремилась к лежащему на дороге трупу и начала жадно поедать его.

— Нет, не получилось… — разочарованно произнес парень. — Она тоже стала дурой. Получается, если неправильный человек укусит, но сразу не убьет правильного, то второй тоже станет неправильным? Занимательная арифметика…

Те не менее, он решил еще немного понаблюдать за ней. Женщина довольно быстро насытилась и уставилась на Макса пустым взглядом. Ее кожа снова порозовела, а тело приняло нормальный вид.

— Да ты сожрала целую руку! — удивленно воскликнул парень и внезапно задумался.

Однажды, два года назад, он здорово поранился, упав с высоты на стройке. Тогда Макс еще плохо понимал, на какие предметы можно прыгать сразу, а какие сначала следует проверить. Парень хорошо рассчитал прыжок, но не предусмотрел, что доска внизу окажется не закреплена. Он пролетел вместе с ней два этажа и рухнул на металлический штырь, разорвав себе живот, а потом долго и мучительно добирался по подворотням до своего логова, истекая кровью. В тот день он очень сильно похудел, не подозревая о том, что технобионты в его теле в этот момент перерабатывали его собственные ткани, чтобы залатать смертельное ранение. Уже потом, когда он вернулся в свое укрытие, ему пришлось съесть целых восемь здоровенных крыс, а еще очень хотелось яблок. На следующий день его тело снова обрело здоровый и привычный вид. Парень тогда еще не догадался, что качественную еду удобно воровать из разгружающихся у магазинов автомобилей, а потому утолял голод только этими питательными грызунами.

Макс перевел взгляд на обидчиков этой женщины, которые уже ушли на расстояние восьмидесяти двух метров и сейчас просто стояли, раскачиваясь на месте.

— Идите сюда, придурки!

Они обернулись на его голос, но даже не сделали попытки к нему подойти. Странно. Неужели его беспрекословно слушаются только «спокойные» неправильные люди? Эти какие-то другие, агрессивные. Они совсем не трогают Макса, но жрут других людей.

— А ты? — он снова уставился на новоиспеченную людоедку, — Пойдешь в мой отряд? У меня уже есть в нем женщины. Вы сможете стать подругами, а потом будете меняться вещами и косметикой.

Она не отреагировала на приглашение, но внимательно слушала его речь. Наверное он слишком мягок с ней.

— Слышь, кошелка! А ну быстро встала в строй! — в пареньке снова проснулся сержант Хартман из старого фильма «Цельнометаллическая оболочка».

Женщина с перебинтованной шеей послушно заняла место в строю и уставилась вперед безразличным взглядом.

— Шагом марш! — скомандовал парень, осознав, что о чем-то беседовать с ними бесполезно, а вот приказы они слушают хорошо.

Но почему те двое тогда не подошли? Макс подошел к ним ближе и снова попробовал:

— Вы, оба! Встать в строй!

На этот раз они подчинились и заняли место в отряде. Похоже, что его влияние на них зависит от расстояния. Примерно от семидесяти шести, до семидесяти девяти метров. В какой именно момент они стали его слушаться, Макс не понял, а то бы определил вернее. Макс всегда знает точное расстояние.

Парень покинул строй и пошел немного сбоку, внимательно наблюдая за своими новыми подчиненными. В какой-то момент юноша обратил внимание, что они шагают не в ногу, все время пытаясь выпасть из построения и остановиться. Им приходится постоянно идти только потому, что сзади подталкивают другие дураки.

— Ты, ты, и ты! — поочередно указал рукой Макс на новобранцев, — Упали на землю и отжались тридцать раз! Здесь вам не гражданка!

Женщина, и два новичка вышли из колонны и приступили к упражнению. Макс внимательно наблюдал за ними, и они отлично выполняли это несложное задание. Однако, едва он отвлекся и задумался, как эти трое без разрешения поднялись и встали на ноги, снова тупо уставившись в случайную точку впереди. Выходит, что «спокойные» лучше выполняют указания, чем «буйные»?

— Ну все! Вы мне надоели. А ну пошли нахер из моего отряда!

Троица покорно развернулась, и покачиваясь из стороны в сторону двинула по своим делам. А Макс придирчиво осмотрел оставшихся подчиненных. Те, кто был ранены его ловушкой, полностью восстановились и зарастили раны, но сильно осунулись лицом. Глядя на них, парень внезапно понял, что сегодня еще ничего не ел. Он отыскал взглядом самый большой и красивый дом, так похожий на тот, в котором раньше жил с папой и мамой, и обнаружил что в нем открыты двери.

— Так, придурки. — обратился он к своему войску, — Видите этот дом? Похоже он пустой и там должна быть еда. Вы сейчас построитесь вокруг него и будете меня охранять. Ясно?

Парень отчетливо представил в голове картинку, как должна выглядеть живая изгородь, и менее, чем через минуту «неправильные люди» выстроились в точности так, как он себе представлял. Это было удивительно, поскольку он уже приготовился объяснять каждому отдельно, где и как нужно встать.

«Они что, управляются из моей головы?». — изумился он.

Надо попробовать. Юноша сконцентрировался на той самой силиконовой дамочке и мысленно произнес: «Сисястая, тебя я забираю с собой!».

Высокая блондинка отделилась от общей группы и подошла к нему, ожидая дальнейших указаний. Сработало! Парень все еще не понимал, почему так происходит, но, думается, прислуга ему не помешает.

— За мной. — бросил он ей небрежно и осторожно зашел в здание.


Как Макс и предполагал, внутри никого не оказалось. Дом был в спешке покинут хозяевами, а потому казался нетронутым. Стекла остались целыми, да и вся мебель располагалась на своих местах. Он подошел к холодильнику и открыл его, обнаружив внутри свежий фарш и овощи. Видимо это был не до конца приготовленный обед, который хозяйка убрала внутрь, видимо, надеясь вернуться.

— Приготовь-ка мне котлеты с овощами, — скомандовал парень, не особо рассчитывая на результат.

К его удивлению, блондинка подчинилась. Она сняла со стены передник, повязала его спереди, затем вытащила из холодильника нужные ингредиенты и начала ловко крошить лук, ничем не отличаясь от обычной домохозяйки. Челюсть Макса чуть не упала на стол.

— Слушай, подруга, может ты не дура, а только притворяешься? — он пристально заглянул ей в глаза, но увидел все тот же безразличный взгляд. Руки словно на автомате выполняли заученные годами функции. Парень озадаченно уселся на стул и начал анализировать события сегодняшнего дня.

Итак, что-то случилось с жителями его района, а может и во всем городе. Он условно их поделил на три группы. «Правильные люди» — те которых он знал с самого рождения, такие как мама и папа; «неправильные люди спокойные» — те кто входит в его личный отряд; и «неправильные люди буйные» — те, кто подчиняется только когда Макс за ними приглядывает. А еще последняя группа охотится за «правильными людьми» и их убивает, либо превращает в «неправильных буйных». И Макс сегодня своими глазами видел, как «правильная женщина» после укуса буйных стала «неправильной» и тоже начала жрать людей. Все это было похоже на кино про зомби, только вот там люди были мертвыми. А эти живые, вон как у блондинки сиськи весело колышутся — дышит зараза!

Надо снова проверить улицу. Макс поднялся со стула и вышел на крыльцо. Спокойные стояли как и прежде, продолжая выполнять его команду. Он решил отбежать подальше и проверить, как они будут себя вести, если он отдалится от них. Быстроногий парень за десяток секунд преодолел сотню метров и обернулся. Они остались стоять на месте. Интересно. А если им отдать устную команду прямо отсюда?

— Отряд, ко мне! — громко скомандовал юноша.

Люди никак не отреагировали. Макс двинулся вперед, постоянно повторяя приказ. В какой-то момент члены группы встрепенулись и пошли ему навстречу.

— Семьдесят восемь метров, пятьдесят шесть сантиметров, — задумчиво пробормотал парень. Именно столько было до носка лакированных ботинок ближайшего к нему мужчины. Однако удивительно, что они двинулись так синхронно! Ведь он поставил некоторых из них за домом, а до туда куда большее расстояние. Значит они каким-то образом связаны и держатся в одной группе! К сожалению, Макс не знал, кто и каким образом ее собрал.

— А ты куда поперлась?! — крикнул он появившейся в дверях блондинке, — Ну-ка марш на кухню готовить!

Женщина развернулась и вошла обратно в дом. Макс отметил и это. Если он отдает указание непосредственно одной особи, она способна действовать отдельно от остальных.

— Все по своим местам! — рявкнул парень. Он терпеливо дождался пока неправильные люди встанут по занятым ранее позициям и вернулся в дом, где уже по всей кухне расползался запах ароматного мяса.


Глава 7


Кевин Уильямс медленно брел по шоссе, постоянно оглядываясь вокруг. Маленький курьерский мопед давно сдох, не проехав даже тридцати километров. Ему достаточно легко удалось покинуть город, поскольку он его неплохо знал и выбирал не самые популярные дороги. Пару раз пришлось разрядиться картечью в голову двум особо резвым зараженным, но в целом он считал, что ему несказанно повезло выбраться из этого ада без единой царапины. Правда ночевать пришлось в поле у костра, и нормально выспаться не удалось.

Кстати, о зараженных. Кевин все больше и больше склонялся к точке зрения, что во всем виноват «чудесный Сальватор», однако пока эту теорию не развил до конца. Слишком много вопросов оставались без ответа. Хорошей новостью для него стало то, что он встречал по дороге выживших, которым удалось выбраться на своих автомобилях за город в более безлюдные места. К сожалению, сколько он не махал им руками, выражая желание поговорить, никто из них на его просьбы не отреагировал. Люди были чересчур напуганы, а всклокоченный человек с недобрым взглядом и двумя дробовиками за спиной к диалогу не очень располагал.

Один раз он повстречал военных. Несколько их автомобилей, проехали по параллельной дороге вдали, и не обратили на него внимания. Масштаб происшествия наводил на самые грустные размышления. Сколько таких как он? Сколько людей смогло удержаться и не принять заманчивую капсулу, обещавшую избавление от всех недугов, и при этом спастись?

— Дерьмо! — выругался он вслух.

Мужчина решил передохнуть и определиться с дальнейшим направлением движения. Территория вокруг отлично просматривалось, и, убедившись, что поблизости нет ни одной твари, он извлек из кармана пачку сигарет и закурил, приводя мысли в порядок. На самом деле, Кевин понимал, что находится в намного лучшем положении, чем большинство выживших. Одиночка по жизни, он относительно рано похоронил своих родителей, а что касается семьи — так ее и не завел, поэтому беспокоиться ему было не о ком. Человек женатый на своей работе — это определение подходило к нему очень точно. Но работы больше нет, а он все еще жив; и значит нужно хорошенько подумать, как продлить это состояние организма, желательно надолго. Определенно, ходить с рассредоточенным взглядом и жрать других людей он в ближайшее время не планировал.

Вдали послышался нарастающий шум, и Кевин обернулся. Военный грузовик.

Пожалуй, сейчас примкнуть к армии будет самым оптимальным решением. Возможно, у них есть убежище и еда. А то и информация… Мужчина последний раз глубоко втянул горький дым и щелчком отправил недокуренную сигарету на обочину. На всякий случай перезарядил оба дробовика и повесил их за спину дулом вниз так, чтобы в любой момент успеть применить по назначению.

— Стой! Стой! — он выскочил на дорогу и замахал руками. Машина притормозила и из ее кузова выскочила тройка бравых парней с автоматами.

— Оружие на землю! — заорал самый высокий из них. — Быстро!

— Спокойно, спокойно сержант. — он выставил руки вперед, — ФБР, агент Кевин Уильямс.

Следователь помахал правой рукой, показывая, что в ней ничего нет, а затем двумя пальцами потянулся к нагрудному карману и вытащил свой значок. Один из парней протянул руку, и Кевин бросил жетон в его ладони.

— Извини, дружище, но уродов вокруг хватает! Ты, вроде, нормальный. — высокий парень махнул рукой и вся троица опустила стволы.

— А есть другие ненормальные, кроме тех тварей? — удивился следователь.

— Есть, поверь. Там сейчас, — он кивнул головой в сторону города, — Такое в некоторых районах творится. Повылазила криминальная шушера. Стреляют во всех подряд. Люди бегут за город, прячутся на фермах, некоторые соглашаются примкнуть к нам.

— Кто-нибудь из вас в курсе, что вообще произошло?

— А сам-то как думаешь? — один из молчащих до этого парней сплюнул сквозь зубы и, прищурив глаза, уставился на него.

— Сальватор? — не очень уверенно произнес Кевин.

— Он самый. — ответил главный, — Ты поедешь с нами на базу или как? Человек, умеющий держать оружие, нам очень пригодится.

— Куда? Что за база?

— Неподалеку от Ирвиндейла, в карьерах.

— Ирвиндейла? — удивился следователь. — Когда там успела появиться военная база?

— Ну, это не совсем база. — скривился сержант. — Кое-что другое. В общем, сам увидишь. Решай быстро: да, нет? Мне еще куча работы предстоит сегодня.

— Да. — твердым голосом ответил Кевин и направился к грузовику.


Макс Рассел развалился в большом джакузи и блаженно постанывал от удовольствия. Вытянутые ноги лежали на дальнем бортике и в данную минуту его пятки намыливала губкой абсолютно голая блондинка, что несколько часов назад накормила его отличным обедом.

— Ты классная, хоть и дура. — произнес он довольно, — А то, что молчаливая, так это даже хорошо. Уж сколько я знавал женщин — все они постоянно щебечут, как курицы.

Конечно, единственной женщиной, которую «знавал» Макс была его мать, и то в качестве родителя. А все эти фразочки являлись ничем иным, как наследием художественных фильмов, которые парень регулярно смотрел на смартфоне, живя в канализации. Другого источника воспитания у парня, увы, не было.

По большому счету, он начал понимать и формировать более-менее правильную модель окружающего мира уже после тринадцати лет, когда технобионт вправил его мозги и создал относительно нормальную модель мышления. Однако, все эти годы, он вкладывал юноше и другие поведенческие структуры, главной из которых было держаться от людей подальше, дабы сохранить свою жизнь. Теперь, когда тело Макса претерпело серьезные изменения, рефлексы, ловкость и сила вышли за пределы, доступные обычному человеку, инопланетный киберорганизм все меньше и меньше принимал участие в его решениях и желаниях, предоставляя почти полную свободу, если это не противоречило чрезвычайному протоколу.

— Будешь конфетку? — Макс протянул ей пачку разноцветных шариков. Их, просто невероятный запас, он нашел на одной из верхних полок на кухне. По всей видимости, раньше в этом доме было много детей, что подтверждали три комнаты на втором этаже с разбросанными по полу игрушками.

— Урхрх…

— Да, знаю я. Тебе, наверное, тоже свежей человечины надо? Ну извини, подруга, чего нет, того нет. Могу тебя попозже выгулять, а то ты, кажется, похудела. Найдешь пару недобитых трупов, так и быть, разрешу угоститься.

Макс снова уставился на ее безупречное тело, ощущая, как приливает кровь к детородному органу. Что-то непонятное внутри останавливало его от того, чтобы овладеть этой женщиной, и это была далеко не нравственность, поскольку парнишка ею абсолютно не отягощался, ввиду отсутствия в своем окружении тех, кто ему мог это навязать воспитанием. Блондинка ему действительно нравилась, несмотря на это урчание и глуповатое поведение. Но едва он думал о сексе с ней, как внутри появлялось чувство необъяснимого отвращения.

Парню было невдомек, что материнский киберорганизм, сидящий в его голове, усиленно работает над тем, чтобы не допустить соития с находящейся рядом Омегой. Условия чрезвычайного протокола запрещают половую связь с низшими видами, так определил Создатель.

Внезапно Макс открыл глаза, пораженный идеей, которая наконец-то не вызвала отвращения.

— Слышь, подруга? Опусти-ка руки в воду. Ищи, ищи… Молодец! — юноша страстно выдохнул, когда изящные пальцы нежно обхватили его напряженную плоть, — А теперь води ручкой вверх-вниз. Быстрее, еще быстрее… Вот так! Умница…

Он часто задышал, а спустя минуту хрипло выдохнул. Дочерние Альфа-бионты, содержащиеся в его семени, попали в чужеродную среду, в виде мыльной воды, и тут же погибли, уничтожив всю информацию о своем носителе. Ведь единственное место, где они могли существовать, согласно замыслу, заложенным их Создателем, было ни что иное, как тело оберегаемой особи и создаваемая им среда.


Закончив с водными процедурами, Макс отправился на исследование шкафов и кладовок. Его старые вещи порядком поизносились, и срочно требовалось раздобыть себе обновку. Найденная им мужская одежда оказалась немного великовата в области талии, а потому он принялся усердно потрошить недра мебели в соседних комнатах, где и обнаружил великолепный смокинг, который ему оказался почти впору. В этом же шкафу нашлась старомодная шляпа-котелок из прошлого века и пара лакированных ботинок. Через десять минут, парень уже красовался перед зеркалом, поправляя уголок красного платка, торчавшего из переднего кармана пиджака. Подумав немного, он сунул за подкладку рогатку и прихватил свой тесак, разместив самодельные ножны на поясе.

— Настоящий крестный отец! — довольно произнес он, последний раз оглядев себя.

Свою фотомодель-блондинку он вымыл лично и тоже подыскал для нее одежду — дорогое вечернее платье белого цвета. Так что, примерно через полчаса, из дома вышла красивая пара: молодой симпатичный джентльмен и его очаровательная, но абсолютно неулыбчивая спутница с пустым взглядом.

— Ну что, дорогая, прогуляемся до ближайшего ресторана?

— Урххаа…

— Веди себя прилично. Я, между прочим, теперь самый главный человек в этом городе. Зови меня дон Рассел.

Странно, но электричество до сих пор есть. А интернет? Парень извлек смартфон и не поверил своим глазам. Телефон как-то странно заблокировался, и никак не реагировал на нажатия. Он же точно работал! Ну-ка!

Макс осмотрел карманы «спокойных», что охраняли его дом, но на каждом найденном им устройстве была точно такая же картина. Беда!

Впрочем, он не привык долго унывать и решил, что обязательно что-нибудь придумает потом. Сейчас же его ждут настоящие взрослые развлечения! А вечером, если удастся перебороть это отвратительное чувство, то и замечательный секс!

Так, а что делать с остальными придурками?

Поразмыслив немного, Макс решил их с собой не брать. Пожалуй, они будут ему только мешаться на этой прогулке.

— Слушайте сюда, никчемные шестерки! Охраняйте мой дом. И, не приведи святой Франциск, я вечером обнаружу, что кто-то из вас ослушался. Ясно?

«Неправильные люди» ему не ответили, но Макс уже знал, что они беспрекословно исполняют последний отданный приказ, даже если их хозяин выйдет за пределы его воздействия, а потому не волновался за сохранность нового жилья. Если честно, паренек даже не был уверен, что уже вернется обратно, потому что знал — большой город таит в себе множество развлечений, которые наконец-то стали ему доступны! Жителям Лос-Анджелеса до него больше нет дела — они заняты поеданием друг друга, так что пора насладиться настоящей жизнью!


Рамон Эстебан, по кличке «Подбородок», сегодня был не в духе. Впрочем, «не в духе» сегодня были все вокруг. В Скид Роу — криминальном районе, неподалеку от центра Лос-Анджелеса, творилась какая-то жопа. Все началось с того, что прямо во время сделки с проверенными покупателями, последние ни с того, ни с сего набросились на его ребят. И он бы понял, если бы они были недовольны качеством товара, но его порошок как всегда был чист и идеален. Эстебан слишком сильно дорожил своей репутацией, чтобы толкать разбавленное дерьмо. Может потому ему и удалось так быстро выдавить всю эту мелкую шушеру со своего поля.

Но нет! Сегодняшние клиенты забыли о своем оружии и попытались разодрать его ребятам глотки не свинцом, а зубами! Своими собственными зубами! Психи трахнутые! Тогда Рамон еще не осознал, что происходит. Естественно, что его ребята без колебаний положили всех, а затем он забрали их деньги в качестве компенсации.

А теперь так выходит, что ни деньги, ни порошок больше никому не нужны. Весь город и так обдолбан забесплатно. Стоило ему с ребятами выйти из ангара на улицу, как какая-то гребаная ниггерская мамаша прокусила Хорхе руку! Они, конечно, ей сразу снесли башку. Вот только верный Хорхе через пять минут превратился в такого же обдолбанного придурка и начал кидаться на своих же. Пришлось вальнуть и его, потратив половину рожка — живучим оказался. Говорил же Рамон, что этот гребаный Сальватор — какая-то правительственная постанова! И людям своим настрого запретил жрать это дерьмо.

Но что теперь-то делать? Мир вокруг оттрахали по самые гланды! Наркотики больше никому не нужны; более того, теперь он может засунуть себе в задницу все заработанные деньги. Лос-Анджелес превращался в натуральные каменные джунгли, где добыть еду не так-то просто, если ты не превратился в одного из кровожадных ублюдков. Этим-то как раз есть что пожрать — трупы повсюду.

Впрочем, Рамон был не из тех, кто долго думает над очевидными вещами, и предпочитал действовать быстрее остальных. Поэтому, уже через пару часов он организовал в своем кокаиновом хранилище надежное убежище и угнал с десяток электроброневиков с территории специального полицейского отдела. Копам они больше не нужны, а вот ему и его команде очень даже пригодятся. Нужно понимать, что раз его люди живы, значит есть и другие разумные, кто объединится в подобные группы. И главной валютой теперь станут не деньги, а обычная жратва.

Но раз появятся другие отряды, то они тоже захотят выжить и начнут искать пропитание. Сначала будут обобраны супермаркеты и рестораны, а потом, вероятнее всего, придется пробиваться через весь город к продовольственным складам. Рамон всегда отличался стратегически мышлением, иначе бы не стал тем, кем стал. Поэтому, пока все остальные приходят в себя, нужно успеть проехать по району, и вытащить из него как можно больше еды, до того, как она испортиться и не прекратится подача электричества, а затем думать, как занять один из продуктовых складов.

Прямо сейчас Рамон, в компании пары десятков верных ребят, двигался на бронированном автомобиле, следуя за громадным грузовиком, который расчищал дорогу от брошенных наспех машин. Твари прыгали на их колонну со всех сторон, но получали в голову порцию свинца и падали на асфальт, словно куски мяса. Его парни уже усвоили, что этих уродов берет только выстрел в голову, хотя и не всегда один, а потому не жалели патронов, благо за их запасами Эстебан следил всегда. Ему хватит оружия, чтобы пережить пару месяцев этого гребаного апокалипсиса, а дальше видно будет. Кстати, дополнительные стволы потом тоже не помешало бы поискать.

Они остановились уже у третьего по счету магазинчика и двинулись на зачистку. Рамон тоже в ней участвовал, хоть и предпочитал не лезть вперед. Это заведение выглядело вполне себе не тронутым обдолбанными идиотами, что было удивительно, поскольку в первых двух им пришлось знатно пострелять.

— Как и раньше! — громко скомандовал наркоторговец, — Забираем любую жратву без исключения.

— Босс, я тут кое-что нашел. — громко крикнул один из парней, который пошел проверить наличие тварей в подсобных помещениях.

— Что там?

— Какая-то дверь! Но она заперта изнутри.

— Мне тебя научить двери открывать, Серхио? — иронично поинтересовался главарь.

— Понял!

Раздалась короткая автоматная очередь, после которой магазин наполнился женским визгом. Это интересно.

Рамон поспешил к своему подчиненному и обнаружил на кафельном полу подсобки двух напуганных женщин. Одна совсем молоденькая и симпатичная, наверное лет шестнадцать, другая постарше, но тоже еще весьма ничего. Почти одно лицо. Сестры? Или мать с дочерью?

— Какие бесстрашные цыпочки. — усмехнулся он.

— Умоляю, не стреляйте! — старшая поднялась на ноги и выставила руки вперед, заслоняя собой ту, что помоложе.

— Т-с-с… — Рамон усмехнулся и приложил палец к губам, — Успокойся, крошка. Никто не причинит тебе вреда. Идете со мной.

— К-куда? — испуганно произнесла женщина.

— Жратву стряпать умеешь?

— Да…

— Поедешь с нами. Нас около сорока крепких мужчин — мы дадим вам защиту. Трахать без спроса не станем, если, конечно, готовить хорошо будешь.

Ребята Эстебана дружно расхохотались, а женщина растерянно поводила глазами, но быстро сориентировалась. Она была готова и на секс, лишь бы поскорее сбежать из этого ада.

— Дочка твоя? — главарь указал глазами на белую, как мел девчонку.

— Да. — на ее лице появился страх, — Обещайте, что не тронете ее.

— Крошка, мы хоть и не совсем почитаем американские законы, но первый, кто коснется этой малышки своими грязными лапами, получит пулю в лоб лично от меня. Рамон Эстебан много наворотил дерьма в своей жизни, но слова своего не нарушал никогда.

На этот раз парни даже не улыбнулись, и женщина облегченно выдохнула.

— Рита милая, вставай.

— Да, мама. — пролепетала девушка, все еще находясь в шоковом состоянии.

— Серхио, в броневик их. И без ваших дурацких шуточек. Девочки и так напуганы.

— Да, Рамон.

Спустя пятнадцать минут, магазин и его подсобка были полностью зачищены. Тем не менее, в грузовике еще оставалось немного места, а потому Подбородок принял решение догрузить остатки на следующей точке. Ей оказался небольшой, но весьма фешенебельный ресторанчик, в котором ему так ни разу и не довелось побывать. Пожалуй, сейчас он исправит это недоразумение. Главарь отдал приказ двигать вперед, а сам забрался в кузов и внимательно уставился на женщину.

— Как тебя зовут?

— Вивьен.

— Вивьен, ты знаешь, где еще могут быть выжившие?

— Моя мама, она писала мне не так давно…, — женщина достала из кармана телефон и внезапно разрыдалась. — Не работает!

Грузовик остановился. Серхио поднялся на ноги, а затем откинул люк и уставился в бинокль на стекла того самого ресторанчика, пытаясь по возможности разведать обстановку.

— Да ну нахер… — ошеломленно произнес он. — Босс, ты обязательно должен это увидеть.

— В этом мире еще осталось что-то, способное тебя удивить? Серьезно?

— Держи и смотри сам! Я даже комментировать это не буду…

Рамон принял оптику из рук Серхио и занял его место, приложив окуляры к глазам. Несколько тварей бесцельно ходили у дверей того заведения, которое они собирались посетить, но почему-то даже не отреагировали на подъехавший транспорт, что уже было удивительным.

— Ну и?

— Да ты внутрь ресторана смотри, босс!

Рот Рамона непроизвольно открылся. Стекла заведения оказались наполовину выбиты, повсюду внутри валялись истерзанные тела: на диванчиках, столах, стульях. По залу бродили официанты с тупыми окровавленными мордами, за стойкой стоял бармен со свернутой набок шеей. И фоном, словно в завершение этой нелепой картины, изнутри ресторана доносились звуки громкой романтической музыки, а посреди этого хаоса, за красиво накрытым столиком, сидел молодой человек, одетый с иголочки. Из его переднего кармана торчал красный платочек, рядом лежала старомодная шляпа-котелок. По поведению парня сразу было видно, что он не заражен, чего не скажешь о его блондинистой подруге. Она сидела с тупым выражением лица открыв рот, а парень пытался кормить ее с ложечки мороженным, и судя по всему безуспешно.

— Он что, идиот? — произнес Рамон ошеломленно.

— Зачищаем или как? — вопросом на вопрос ответил уже пришедший в себя подчиненный.

— Да. Парня брать исключительно живым. Похоже он знает что-то, чего не знает больше никто в этом гребаном городе. Обрати-ка его внимание на нас, только аккуратно.

— С удовольствием. — улыбнулся Серхио.


— Ну давай же, детка! Мне совсем не хочется, чтобы ты ела трупы. У тебя потом изо рта вонять будет. — Макс положил в рот своей спутнице очередную ложку холодного десерта, но та никак на него не реагировала, — Давай, золотко. Вверх-вниз, вверх-вниз челюстями. Тебе обязательно надо покушать, а иначе сиськи уменьшатся. Ты знала, что при диете они всегда худеют первыми?

Внезапно череп блондинки лопнул, замызгав новенький костюм и удивленное лицо парня брызгами крови. Почти обезглавленное тело рухнуло на столешницу, обильно раскрашивая красными потеками белоснежную скатерть.

— Разве такое происходит от мороженного? — задумчиво произнес Макс и пристально уставился в разбитое окно.


Глава 8


Три… нет, четыре автомобиля. Два из них смотрятся очень серьезно, такие Макс видел на видеороликах. Его стенки не всякая пуля пробьет, не говоря уже о рогатке. Людей не видно, кроме одного латиноамериканца, выглядывающего из крыши броневика. В его руках виднеется что-то, похожее на винтовку с оптическим прицелом. Макс плохо разбирается в огнестрельном оружии, потому что никогда им не интересовался. Оно слишком громкое и сразу выдает местонахождение стрелка. Но похоже, что в изменившемся мире ему так, или иначе придется с ним познакомиться поближе.

Выходит, этот здоровяк на броневике и есть тот, кто убил его подругу?

Безусловно, она была тупая, и это не самое худшее, что могло только что произойти. Но она пришла сюда с Максом, и никто не имел права так с ней поступить без его разрешения. А если бы он также убил подружку этого плохого человека? Ему бы понравилось?

— Парень, сиди и не двигайся. Сейчас мы тебя оттуда вытащим!

Голос, раздавшийся из громкоговорителя, установленного на кабине броневика, парня нисколько не успокоил. Разве что он окончательно убедился: перед ним самые обычные правильные люди, почему-то уверовавшие, что ему требуется их помощь. Но Максу она не нужна, и уж тем более не нужна их компания. Он сам по себе и это его очень даже устраивает.

Есть неприятная проблема — их намного больше, и они вооружены, а юноша хоть и не являлся обычным человеком, но прекрасно понимал, что вступая с ними в противостояние, можно и погибнуть. Как сейчас выяснилось — голова обратно не отрастает. А значит самое лучшее, что можно сделать — просто сбежать.

Сознание парнишки замелькало многочисленными кадрами перестрелок, виденными им в художественных фильмах. Другого боевого опыта Макс, увы, не имел. По всей вероятности, его держат на мушке, и не только этот верзила с винтовкой.

Зрачки юноши превратились в тонкие вертикальные щели и приступили к исследованию обстановки. Как минимум, шесть орудий смотрят на него из маленьких круглых окошек. Макс конечно быстрый, но не настолько, чтобы мгновенно увернуться от шести пуль. Этот странный ресторан состоит только из витрин и не имеет внешних стен, кроме десятка узких опор. Спрятаться за такими не выйдет.

Но как же они смогли к нему так близко подобраться? Почему «неправильные люди» их не заметили?

Ответ пришел незамедлительно, методично отбивая ритм в его ушах. Ну конечно! Та самая музыка, которую парень лично выкрутил на максимальную громкость. Какой же беспечный и глупый поступок! А ведь он искренне думал, что всех «правильных людей» уже давно должны были сожрать.

Этот поток мыслей пролетел через его сознание меньше, чем за секунду. И Макс выбрал единственный вариант, который показался верным. Люди в машинах не дураки, раз смогли выжить, а значит потенциально готовы к его попытке сбежать. Следовательно, нужно сделать что-то, чего они совсем не ожидают. Думается, у него найдется для них сюрприз.

Неправильные люди внутри ресторана внезапно встрепенулись, громко заурчали и дружно двинулись к колонне автомобилей. Макс создал в своей голове защитное построение, которое покорные ему особи точно скопировали и сбились плотной стеной, полностью перекрывая линию огня своими телами.

Пора!

Юноша оттолкнулся ногами от стола, кувыркнулся через спинку падающего стула, и молнией перекатился за барную стойку. Есть! Теперь нужно дождаться подходящего момента, преодолеть оставшуюся половину зала, выбраться на кухню, а оттуда сбежать во внутренний двор. После этого его уже никто и никогда не догонит.

Улица и ресторан утонули в грохоте беспорядочных выстрелов; несколько бутылок и плафонов осыпались стеклянным дождем на его нарядную одежду и голову. Это царапины. А вот то, что барная стойка только снаружи казалась толстой, а на самом деле состояла из какой-то фанеры стало весьма неприятной новостью.

Но они стреляют только поверху и с боков! Если бы Макс хотел убить человека, он бы стрелял намного ниже. Значит, он им нужен только живым?

Все-таки, Макс умный! Хотя с музыкой он, конечно, облажался…

Дурацкая песня! Мешает понимать, что происходит за перегородкой. Судя по снижающейся частоте стрельбы, живых неправильных людей осталось мало. А значит недалек тот момент, когда правильные люди полезут внутрь и поймают его. Нужно хорошо их слышать, чтобы понимать, как действовать дальше. Но до музыкальной установки просто так не добраться, она в другом конце зала! Проще уж добежать до спасительной двери.

Юноша внимательно осмотрел звуковые динамики под потолком и заметил, что провода от них сходятся в один толстый жгут, который заходит внутрь длинного пластмассового канала, идущего по всему периметру зала. И часть его проходила как раз за барной стойкой. Вот и замечательно!

Взмах тесака, и грустные завывания хриплого певца смолкли, уступив место одиночным выстрелам и переговорам людей. По ним Макс понял, что они уже добивают лежачих, но все еще не решаются заходить внутрь ресторана.

— Почти зачистили, босс! Он прячется за стойкой!

— Видишь дверь, Гомес? — произнес новый голос. — Не подпускай его к ней! Башкой отвечаешь за этот сектор. Держи на ней прицел.

— Но, босс…

— Что «но»? — рявкнул тот же голос в ответ. — Увидишь что пацан пытается сбежать — прострели ему ноги.

Дверь? Человек догадался, что он убежит через дверь на кухню? Этот «босс» так быстро раскрыл его план? И он собирается прострелить ему ноги? Беда! Без ног не побегать…

Вот бы сейчас удалось добраться до ближайших неправильных людей! Тогда бы он смог отдать им приказ, и они бы снова защитили его своими телами.

Парень по звукам шагов бандитов попытался воссоздать приблизительную картину снаружи и вдруг ощутил присутствие пары десятков «буйных» за стеной. Что еще за дела? Разве он не должен их сначала увидеть, чтобы приказывать?

Макс удивленно сконцентрировался на новом ощущении и вдруг отчетливо понял, что смотрит на соседнее помещение изнутри. Своими собственными глазами!

Или не своими?

Он повертел головой и обнаружил вокруг себя обслуживающий персонал кухни в полном составе. Неправильные собрались у тяжелой двери и отчаянно тыкались в нее лбами, не соображая, как попасть в обеденный зал, откуда доносились голоса их потенциальной еды.

Выходит, он очутился внутри «буйного»? Но как?!! Разве так бывает, чтобы один человек переместил свои мозги в другого человека?

И снова Макс не стал долго размышлять по этому поводу. Открытие произошло, и оно замечательное! Вот только время для глубокого исследования совсем неподходящее. Парень бегло осмотрел себя и понял, что очутился в теле здоровенного повара-итальянца.

Поднять руку?

Работает! Перед глазами Макса возникло крепкое волосатое предплечье, которое он ощутил, словно свое. При этом юноша продолжал чувствовать, что его настоящее тело продолжает лежать на полу под барной стойкой. Чудеса!

Он взял со стола громадную сковороду и повертел ее в руках. Ей можно закрыть голову, а значит эти люди не смогут быстро уложить его парой метких выстрелов. Наверное…

Мысленный приказ, и вот уже вся поварская бригада вооружилась тяжелыми кастрюлями и сковородками. Макс-повар растолкал столпившихся у двери «неправильных» и тихонько повернул рукоятку замка, а затем уставился в образовавшуюся щель.


Рамон Эстебан и его верные соратники перелезли через остатки разбитой витрины и оказались внутрь ресторана. Стеклянная крошка громко захрустела под тяжелыми ботинками, заставив главаря отряда невольно поморщиться. То что сейчас произошло, ему очень сильно не понравилось, поскольку обдолбанные продемонстрировали чудеса фортификации. И это позволило загадочному пацаненку скрыться из поля зрения. Снова случилось необъяснимое дерьмо, а Рамон чувствовал себя очень неуютно, когда что-то не мог понять. Ублюдки вели себя так, словно им кто-то приказывал, и, кажется, Рамон начал догадываться, кто.

И все же его отряду достаточно быстро удалось выбить мозги из этих тупых голов. Наступившую тишину нарушали лишь редкие выстрелы, отправляющие в иной мир недобитых. Тех, кто каким-то чудом еще барахтался в собственных кишках и отчаянно щелкал зубами, пытаясь дотянуться до ног его ребят.

Виновник происходящего находится буквально в десятке метров и скрыт тонкой деревянной перегородкой. Разнести бы ее к хренам, вместе с этим недоноском, да отвезти уже продукты на базу. Но глава картеля четко понимал, что настолько уникальный человек впоследствии может стать серьезным козырем в будущем противостоянии с обдолбанными, или даже с другими группировками. Свободно перемещаться по всему городу, иметь доступ к любым складам — это ли не мечта в нынешних условиях?

Но прямо сейчас, им не хотелось перемещаться даже по ресторану. Слишком много трупов в проходах между столами, и не верится, что все они мертвые.

— Друг! Мы не причиним тебе вреда, мы только хотим с тобой поговорить! — главарь сделал знак рукой и кончики стволов переместились на стойку. — Выходи, не бойся.

Ответа не последовало. Ни шороха, ни звука. Казалось, парень там уснул, или, чего хуже, давно сбежал. Рамон выбрал участок над головой парня, и дал длинную очередь, прошив потолок насквозь. Сверху посыпались обломки материала и известка.

Безрезультатно.

— Босс, он точно там. Я глаз не сводил с двери.

— Либо он полный идиот и ему действительно все похеру, либо уже мертв.

— Я посмотрю. — произнес Карраско.

— Уверен?

— Да. Я придумал способ.

Боец забрался ногами на стол, аккуратно перепрыгнул на следующий и таким образом добрался до края барной стойки. Ни одно, из лежащих на полу тел, даже не шевельнулось.

— Чисто, босс!

Остальные члены отряда последовали его примеру, а тем временем тот, кого звали Карраско, аккуратно заглянул за стойку. Взгляду мужчины предстала полулежащая фигура парня в смокинге, опершегося спиной на стену. Глаза юноши оказались полуприкрыты, но он ровно и спокойно дышал, словно уснул.

— Он зде…

Договорить подручный Рамона не успел. Дверь кухни с грохотом открылась и оттуда высыпали два десятка «обдолбанных» в окровавленных передниках и колпаках. Уроды держали перед собой тяжелую посуду, прикрывая ей собственные головы. Возглавлял орду здоровенный темноволосый итальянец с перекошенной от ярости физиономией. Его Карраско успел разглядеть, так как этот тип был единственным, кто рискнул убрать от лица сковороду.

К несчастью для мексиканца, эта самая сковорода с невероятной силой опустилась ему на переносицу. Раздался хруст ломаемых костей, и он опрокинулся на спину, увлекаемый весом навалившейся туши, так и не успев нажать на спусковой крючок. А спустя секунду, мощные челюсти вырвали огромный кусок из его горла.

Ошеломленные соратники погибшего мгновенно открыли огонь по нежданным гостям, лихорадочно выискивая способ быстро отступить обратно. Звон посуды, крики, урчание, выстрелы — все смешалось в адскую какофонию. И даже Рамон Эстебан почувствовал некоторую растерянность. Поведение обдолбанных перешло все границы. Засаду и импровизированные шлемы он точно не ожидал увидеть.

— Сука! Плотнее! В грудь им стреляйте! — Подбородок беспорядочно отдавал команды, пытаясь не потерять контроль над обстановкой.

Обдолбанные снова, и снова поражали своими решениями. Твари действовали слажено, двигались ровным строем, закрывая друг друга телами. Автомат в руках Рамона непрерывно дергался, и пока все говорило о том, что они должный обойтись только потерей Карраско Как бы не были сильны новые ублюдки, но и они постепенно сдавали потоку бесконечного свинцового дождя; роняли искореженные сковородки, корчились от разрывающих тела пуль.

Не участвовал в битве только Серхио, который остался контролировать улицу и не мог стрелять через спины своих. Быть может поэтому он успел заметить, невовремя качнувшуюся верхушку той самой двери, за которую так переживал его босс. Мужчина внимательно обвел глазами здание и двинулся к арке, что вела во внутренний двор.

Спустя пару минут, бригада поваров присоединилась к остальным трупам. Бой окончился, но этот чертов пацан обошелся для отряда потерей не самого плохого бойца, и сейчас Рамон собирался спросить с него по полной. Он самолично заскочил за барную стойку и… громко выругался длинной скороговоркой на своем родном языке.

Парня на этом месте больше не было.


Армейский грузовик постепенно снизил скорость, а вскоре полностью остановился. Снаружи раздались голоса встречающих, и сержант Рой Адамс начал быстро раздавать указания подчиненным. Задняя дверь кузова открылась, прибывшие для разгрузки солдаты построились в цепочку и бойко стали перебрасывать деревянные ящики, что занимали две трети всего кузова.

Судя по знакомой маркировке, внутри находилось оружие, привезенное с какого-то склада в городе. Впрочем, Кевина никто не стал подвязывать на работы, а потому он предпочел ознакомиться с тем местом, в котором он очутился.

— Подожди пока там. — коротко произнес сержант, указав на квадратную площадку в стороне.

Агент кивнул головой и отошел от точки разгрузки, внимательно осматривая помещение. Со всех сторон кроме той, с которой они заехали сюда, располагались каменные стены природного происхождения, перемежающиеся полукруглыми арками. По всей видимости, они внутри какой-то пещеры. Точнее он сказать не мог, поскольку не видел дорогу, так как кузов автомобиля не был оборудован окнами.

Света немного — ровно столько, чтобы видеть куда таскать ящики. Его источниками служили обычные люминесцентные лампы, закрепленные под потолком. От них по сторонам расходились провода, часть из которых исчезала в просверленных каменных каналах. Уильямс вынул из кармана помятую пачку Мальборо и достал сигарету.

— Отойди подальше. — на ходу бросил ему незнакомый сержант. — Здесь снаряды и куча другой взрывоопасной дряни.

Чушь несет, конечно, но с точки зрения безопасности, он прав.

Кевин отыскал глазами пустую нишу в сторонке и зашел внутрь, после чего щелкнул зажигалкой и глубоко затянулся дымом. Интересно, что скрывается за каменной толщей этих коридоров? То, что это объект повышенной секретности, он уже давно понял. Неясно только его предназначение.

Впрочем, он все равно узнает это позже. Главное что теперь есть надежная защита от творящегося снаружи ада и, как он очень надеялся, ответы на вопросы об источнике его происхождения. Немного неприятно, что дробовики отобрали, но он еще больше бы удивился, если бы их ему оставили.

Через пятнадцать минут разгрузка завершилась и к нему приблизился Адамс с двумя солдатами.

— Идем со мной. — произнес он и протянул руку. — Давай сюда свой значок.

Кевин подчинился и двинулся за ними в одну из арок. Полутемный коридор резко свернул направо, где обнаружилась решетка, охраняемая парой рядовых. Они отдали военное приветствие сержанту, после чего раздался щелчок автоматики, и створки прохода открылись. За ними обнаружились сплошные металлические ворота с охраной, преодолев которые группа вышла в большой просторный холл.

Новое окружение выглядело иначе: свет не в пример ярче, а вместо решетчатых преград в каменную поверхность были вмонтированы с десяток толстых металлических люков круглой формы, плотно прилегавшие к скале. Такие даже взрывчаткой непросто уничтожить. Кевин поднял глаза к потолку и обнаружил восемь автоматических турелей с установленными на них глазками видеокамер. Серьезное место и укрыться от огня абсолютно негде. Обстановка прямо-таки кричала о том, что это не совсем обычная военная база.

Люк отъехал в сторону, обнажив вход в коридор, который уже напоминал привычные внутренности стандартного здания в городе, а не природный тоннель: крашенные стены, бетонные лестницы, металлические перила. Он опять пошагал за сержантом, внимательно разглядывая ряд частых дверей по обоим сторонам прохода. Спустя пару минут они остановились у одной из них, имеющей маркировку В-15. Вход оказался оборудован электронным замком, который открылся, едва Адамс поднес к нему руку. Видимо, отпирается с сигнала скрытого под одеждой браслета.

— Жди здесь, можешь пока вздремнуть.

— Проверка?

— Да. — ответил сержант. — Ты, конечно, можешь отказаться от всей бюрократии и пойти обычным служащим базы в сектор «А». Там расположены жилые сектора для обслуживающего персонала. Тебе дадут спальное место и назначат какую-нибудь работу по хозяйству. Но у нас серьезная нехватка бойцов, способных действовать снаружи убежища, и я бы не советовал второй путь. Если все, что ты рассказал о своем прошлом по дороге подтвердится, то я буду рад тебя видеть в наших отрядах. И довольствие получше, и привилегий больше.

— Что делают ваши отряды?

— Разное. Задачи пока до конца четко не определены, но я думаю, что в ближайшее время все будет упираться в вылазки в город, спасение выживших и транспортировки на базу необходимых предметов: провиант, одежда, оружие и прочее. От электричества из города мы независим, у нас свой собственный источник энергии.

Интересно, и даже очень. Подземная секретная база, независящая ни от кого, сама обеспечивающая себя даже энергией, что, вполне очевидно, указывает на термояд. Это кто же такие деньги сюда дал?

И ему сходу предлагают присоединиться к отряду, осуществляющему вылазки в город. Хм…

Впрочем, это однозначно лучше, чем «работать по хозяйству». Уж очень хочется побыстрее узнать, что за дерьмо произошло в мире, а для этого стоит быть к нему поближе, и уж точно не чистить картошку, или готовить обеды.

— Выбираю бюрократию. — ухмыльнулся Кевин и вошел внутрь комнаты.

— Вот и хорошо. — Адамс утвердительно качнул головой и захлопнул дверь. Щелчок замка отрезал бывшего агента ФБР от остального мира.

Он внимательно осмотрелся по сторонам. Комнатка, в которую его привели, имела самый необходимый минимум для жизни. Примерно пятнадцать квадратных метров. Спальное место, тумбочка с откидной столешницей, стул и телевизионная панель на стене. В ближнем ко входу углу обнаружилась неплохая душевая кабина, а правее нее стояли умывальник и унитаз, без каких-либо перегородок. Впрочем, прятаться здесь было не от кого, так как все указывало на то, что предназначена комната для проживания одного человека. Постельного белья на кровати не оказалось, но матрас был накрыт сверху пледом, на котором Кевин тут же и растянулся.

Блаженство… Агента нисколько не удручало, что его вот так вот заперли. Главное, что у него теперь есть безопасная нора, в которой уже можно и подумать о собственном будущем. Но для начала бы узнать побольше о настоящем. Он потянулся к пульту дистанционного управления и включил телевизор, однако привычных каналов не оказалось. Зато нашелся выход во внутреннюю сеть базы. Большинство файлов требовали пароля, но все же ему удалось найти незакрытый ресурс, на котором находились видеоролики, снятые неплохой цифровой камерой. Похоже с квадрокоптера. Их содержание, было посвящено творившейся в Лос-Анджелесе вакханалии. Ну что же, посмотрим.


Серхио Альварес чуть не опоздал, и всему виной стала парочка прытких измененных, что перегородили дорогу во внутренний дворик. Стоило прихватить с собой что-то более скорострельное и компактное, а не эту потрепанную винтовку. Впрочем, старушка справилась на отлично и красиво разнесла дурные головы.

Он забежал во внутренний дворик дома, надеясь отрезать пацану выход с черного хода и сразу же его заметил. Проворный беглец, словно таракан, карабкался по стене здания, и уже взобрался на приличную высоту. Он точно ненормальный!

Так. Попасть в него не проблема. Проблема в том, что если он сейчас подстрелит этого пижонистого гринго даже в ногу, тот неминуемо упадет с большой высоты и разобьется. А за это ему Рамон однозначно башку оторвет. Нужно брать живым, есть шанс, что парень испугается.

Приклад уперся в плечо, левая рука удобно ухватилась за цевье, и в перекрестье оптического прицела появилась правая кисть парня. И как только ему удается держаться на одних кончиках пальцев? Серхио хоть и мог похвастать превосходной физической формой, но прекрасно понимал, что ему не под силу повторить такой трюк и проползти хотя бы два этажа. Ладно, мысли в сторону.

Он плавно нажал на спусковой крючок. Раздался грохот и пуля выбила крупный кусок подоконника прямо из под пальцев парня.

То-то же! Пацан резко замер и повернул голову. Сквозь оптику мексиканец увидел совсем юное лицо и очень выразительные серые глаза. Внезапно, круглые зрачки внутри них, превратились в узкие вертикальные полоски. Серхио вздрогнул всей кожей от жутковатого ощущения. И виной тому был не этот нечеловеческий взгляд. В этих странных змеиных глазах не было даже намека на страх, а лишь немой вопрос: «что тебе от меня нужно?».

— Отбегал, гринго! — храбрясь крикнул Серхио. — А теперь ползи обратно и без глупостей, иначе следующая пуля окажется в твоей голове. Ты уже видел как я стреляю.

Лицо парня приняло задумчивый вид. Он узнал того, кто убил его подружку, и сейчас решал важную для себя дилемму.

Через пять секунд юноша утвердительно кивнул и стал медленно спускаться. Мексиканец неотрывно вел за ним стволом, пока тот не оказался на уровне второго этажа. Там он ловко перебрался на козырек подъезда, но вместо того, чтобы окончательно спрыгнуть на землю, резко упал на живот и прижался к поверхности, полностью исчезнув из поля зрения бандита. Вот же сукин сын!

— Поиграть захотел, маленький гринго? Ну что же, давай поиграем. Лично мне плевать, доставлю я тебя Рамону целым, или с простреленными ногами.

Серхио, не выпуская из прицела убежище парня, двинул к противоположной стене. На его удачу здесь располагалась крутая металлическая лестница из двух пролетов, уходящая на второй этаж к двери, расположенной на приличной высоте. Очень удобно — можно подняться наверх и при этом держать нужную область на мушке. Шаг, второй, третий… Вот уже в окуляре прицела появилось что-то похожее на…

На рогатку? Этот наивный гринго собрался стрелять по нему из детской игрушки? Мексиканец издал сдавленный смешок и поставил ногу на следующую ступеньку. Сейчас он всадит этому засранцу пулю в задницу, и тогда…

Что-то тихо прошелестело в воздухе, и Серхио Альварес ощутил, как стальной металлический штырь, аккуратно прошел через его левый глаз, упершись в основание затылка изнутри. Тело мексиканца качнулось и повалилось на ступени, быстро и безболезненно попрощавшись с этим миром.

К своему сожалению, друг детства Рамона никогда в жизни не интересовался рогатками, а потому не знал как выглядит та, из которой можно убить даже огромного лося.


Глава 9


Макс медленно приподнялся на локтях и осмотрел арку, через которую пришел мексиканец. Он прекрасно понимал, что его дружки уже поняли, как Макс их ловко обманул, а потому следует некоторое время посидеть тихо и не высовываться. Взгляд его устремился на арку, откуда тот пришел.

Менее, чем через минуту в проеме появились первые посетители. Но, к удивлению паренька, ими оказался не отряд бандитов, а его «буйные» друзья, видимо пришедшие сюда на звуки выстрелов с соседних улиц. Макс уже понял, что «спокойные» по улицам вообще не ходят, а любят прятаться и ничего не делать.

Впрочем, ему без разницы. «Буйными» он тоже умеет командовать, и, как внезапно выяснилось, смотреть их глазами и управлять телом. Он потом все это обязательно досконально изучит, а сейчас нужно побыстрее убираться отсюда, благо у него появилась такая возможность. Но перед этим стоит кое-что сделать.

Юноша закрыл глаза и ощутил присутствие трех десятков «измененных». Как же замечательно, что он открыл в себе такое умение! В его мыслях мгновенно возникло нужное построение, и новоприбывшие «неправильные» вынуждены были подчинится его воле, полностью перегородив своими телами арку. Теперь этим наглым латиноамериканцам придется потрудиться, чтобы до него добраться.

Макс перекувыркнулся в воздухе, мягко приземлился на землю и бесшумно пересек двор. Пока все идет неплохо, и есть время, чтобы обыскать этого мертвого верзилу. Он легко взбежал на лестницу и принялся осматривать труп.

Ого! Верхняя половина тела на ощупь очень твердая — кажется это бронежилет. Но его слишком долго снимать. А вот эта кругленькая штучка с рычагом называется граната — он такие видел в кино! Ее он точно возьмет — может пригодиться. Взгляд парня зашарил дальше и остановился на оружии, застрявшем между металлическими прутьями. Настоящая снайперская винтовка! Макс выудил ее и покачал в руках, определяя вес. Четыре килограмма и семьсот тридцать грамм — не самая легкая штука.

Позади раздались новые выстрелы и крики. Отряд мексиканцев все-таки явился за ним и в арке завязалась бойня. Придется снова сматываться. Пока что они его не видят, но стоит им пробиться сквозь проход, как за ним снова начнется погоня. Недолго думая, парень забросил винтовку на плечо, сунул в карман смокинга гранату, а затем рванул на самый верх лестницы и начал взбираться по кирпичной кладке. Медленно, неудобно… Уже слышны их голоса. Они его точно собьют со стены, но спускаться вниз уже нет смысла.

Единственным ближайшим укрытием выглядело распахнутое настежь окно, и парень метнулся к нему. Как же стало неудобно двигаться с лишним грузом! Секунда, и вот он уже внутри чьей-то квартиры. Здесь хорошо, тихо. Юноша уселся на полу под окном и напряг слух.

— Серхио? Серхио-о-о! — голос снаружи внезапно превратился в отчаянный вой. — А-а-а…

Макс уже слышал этого человека десять минут назад. Похоже, что этот крик принадлежит их главарю.

— Рамон… — послышался второй взволнованный голос. — Его убили в глаз странным штырем, и, кажется, это были не ублюдки.

— Не слепой! — рявкнул первый. — Заберите его! Нужно похоронить брата по-человечески. Кто-нибудь успел заметить, куда сбежала эта паскудная американская свинья?

Он говорит о нем? Странно. Почему этот Рамон решил, что он свинья, да еще и паскудная? Разве Макс не человек? Или он его оскорбляет? В фильмах люди иногда так называли других нечистоплотных людей. Но это полное вранье. Макс всегда следит за собой, и сегодня даже принимал настоящую ванную!

И почему этот «босс» такой нервный? Парень конечно знал, что многие не любят, когда их близкие погибают, но зачем так истошно орать? Умер Серхио, да умер. Ему уже не хорошо, и не плохо. Мертвый даже не может понять, что он мертвый. Так ведь?

В очередной раз убедившись, что правильные люди тоже могут быть дураками, юноша начал внимательно разглядывать свои трофеи. С огнестрельным оружием он до этого дела не имел. Во-первых, его значительно сложнее украсть, чем еду, а во-вторых, оно слишком громкое и привлекает внимание. Тем не менее, парень прекрасно знал из кино, что такое снайперская винтовка. Стреляет она значительно дальше его рогатки и наносит больше повреждений.

Для чего нужен этот переключатель? Заряжена ли она, или надо каким-то образом поместить туда новый патрон? Бр-р-р… Какая она тяжелая и неудобная. С ней будет очень некомфортно лазить по стенам. А еще она противно звякает и постоянно стремится зацепиться за одежду. Вот с гранатой все понятно — нужно зажать этот рычаг, выдернуть колечко и бросить куда нужно!

Макс еще немного подумал, и решил, что пока не будет брать это неудобную штуковину с собой. Он оставит ее здесь, а позже заберет, если она ему сильно потребуется. Навряд ли теперь отсюда кто-то, что-то украдет. А вот замечательный прицел ему не помешает.

Парень отошел в глубину комнаты, вскинул ствол и приложил глаз к окуляру. Потрясающе! В эту штуку все выглядит таким большим! Он внимательно осмотрел крепление оптики и после нескольких манипуляций смог отсоединить ее. Порядок. Теперь стоит проверить, ушли ли эти люди. Ему даже можно больше не рисковать собой и не высовываться самому — ведь он научился смотреть глазами измененных! Главное, чтобы кто-то из них оказался поблизости.

Парень вновь прикрыл веки и сразу ощутил присутствие живого неправильного человека, буквально в двадцати метрах от себя. Ну-ка!

Получилось! Ему снова удалось оказаться в чужом теле! Макс огляделся по сторонам и понял, что находится в тесной комнате, стены которой выложены кафелем. Он осмотрелся вокруг и обнаружил испачканный дерьмом унитаз, справа от которого находилась раковина. Зеркало над ней сообщило, что на этот раз он управляет какой-то чернокожей бабушкой, лет семидесяти. Похоже, что она стала «неправильной» прямо в туалете, и у нее не хватило мозгов отсюда выбраться. Ногти старушки были содраны до мяса, и, судя по кровавым разводам на двери, именно она стала непреодолимым препятствием. Дура тупая, что с нее взять.

Макс дряхлыми руками отодвинул защелку в сторону, сделал шаг и… рухнул на пол. Проклятая бабка соскочила с горшка, но забыла натянуть штаны на задницу, и ее ноги запутались в панталонах и тряпках. Парень грязно выругался, и отчетливо услышал хоть и невнятную, но относительно распознаваемую матерную речь из гортани старушки. Прекрасно, он еще и говорить их ртом может! Все чудеснее, и чудеснее!

Долго не раздумывая, он скинул грязные трусы на пол и с удовольствием ощутил появившуюся легкость. Пора идти на разведку. Бабушка-Макс вышел в коридор и вызвал лифт. Пока все идет хорошо.

Красные цифры на электронном табло медленно, но верно показывали обратный отсчет, а парень думал в этот момент о непонятной для него вещи. Если большинство людей уже превратились в «неправильных», то кто управляет всеми эти штуками на электростанциях? Ведь эти дураки даже из собственного туалета выйти не могут, чего уж тогда говорить о сложных приборах, за которыми надо следить.

Но ведь блондинка виртуозно смогла приготовить ему еду, даже не поранившись острым ножом? Получается, что «спокойные» умнее и способнее своих агрессивных товарищей? Быть может они прячутся на электростанциях и ими тоже кто-то управляет? Такие же как он?

Блондинка… Он снова вспомнил о ней. Ему понравилось, как она играла с его дружком в ванной. Девушка была красивая, и Максу теперь придется потрудиться, чтобы найти ей замену. Он ведь так и остался девственником. Самое обидное, что вокруг одни «буйные», которые к тому же грязные и уродливые.

В какой-то момент юноша сообразил, что мыслит не ее, а своей головой, но при этом четко контролирует тело старушки. Потрясающе! Сможет ли он управлять ей и собой одновременно? Макс без особого напряжения поднялся на ноги и двинулся к входной двери квартиры. Замечательно! Значит бабуля сможет разведывать маршрут, а он двинется за ней следом, сохраняя максимально безопасную дистанцию.


— Мигель, смотри на эту «красавицу»! Бабка, кажись, подштаники у своего престарелого любовника забыла. — негромко рассмеялся Гомес.

— Ничего смешного не вижу. — буркнул его напарник. — Представь, что на ее месте оказалась твоя мать. Тоже бы ржал?

Первый парень скривился, и снова уставился на старую негритянку, что появилась из арки в одном свитере, где-то потеряв штаны. Она медленно двигалась в их направлении, покачиваясь из стороны в сторону, и тихо урчала.

Эти двое сидели в укрытии уже почти четверть часа, исполняя приказ Рамона. Их босс все еще надеялся обнаружить исчезнувшего парнишку, но вместе с тем понимал, что, скоро стемнеет и необходимо двигаться обратно. Нужно доставить добытые продукты на базу. Район вокруг ресторана был зачищен полностью, а потому бывший наркоделец решил, что парочка бойцов в броневике справится с наблюдением. Вероятность поймать пацана мала, но овчинка стоит выделки.

Меж тем, старушка наконец-то добралась до автомобиля и удивленно уставилась в круглое бронебойное окошко. В ее глазах не было агрессии, даже наоборот — странное любопытство.

— Непонятная она какая-то. — заметил Мигель. — Жутковатая…

— Ага, и ведь прямо мне в глаза смотрит. Думаешь, стоит сообщить Рамону?

— Думаю да… — мужчина потянулся к рации и быстро описал ситуацию главному.

— Вы уверены, что сможете ее взять живой? — донесся голос из динамика.

— Не знаю… Страшновато, как-то.

— Так, Мигель. Сильно не рискуйте, но я буду очень благодарен, если у вас получится доставить ее сюда. Начнет дергаться — продырявьте ей башку, я не сильно обижусь. Что с тем маленьким говнюком?

— Не видать. Скорее всего давно уже удрал.

— Понял. Тогда сконцентрируйтесь на этой дамочке. Отбой.

Оба мужчины поднялись на ноги и выбрались через люк на крышу автомобиля.

— Эй, красотка! Помощь нужна? — Гомес направил автомат на голову старухи, не особо надеясь на ответ. Какого же было его удивление, когда измененная медленно, но внятно ответила.

— Да-а-а…

— Ты говоришь? — в диалог вступил удивленный Мигель.

— Говор-рю.

— Кусаться будешь?

— Не буду-у.

Мужчина вопросительно покосился на Гомеса, но тот лишь помотал головой, намекая, что не доверяет прибывшей. Напарник подумал пару секунд, а затем перевел взгляд на старуху и громко скомандовал:

— Руки подыми!

Пожилая негритянка беспрекословно подчинилась и выставила костлявые конечности. Мигель накинул на них веревочную петлю, подтянул их вверх и вопросительно уставился на Гомеса.

— Ну и чего расселся?

— А чего делать?

— Рот ей перевяжи, чтобы не укусила. И когти бы надо замотать. Забыл что ли, как у Хорхе крыша поехала от укуса?

— И чем замотать?

— Да вон, хотя бы, труп лежит. — Мигель указал взглядом на мертвого мужчину неподалеку от броневика. — Раздень его и сделай обмотки.

— А ты че раскомандовался? Тебе надо, ты и раздевай.

Мигель злобно сплюнул и передал кончик веревки Гомесу. Этот придурок вечно пытается строить из себя крутого. Молодняк, что с него взять. Надо бы поговорить с Рамоном, чтобы вправил ему мозги на место. Уж тот умеет объяснять доходчиво, что такое командная работа.

Мужчина спрыгнул с броневика, вынул нож и быстрыми движениями стянул одежду с трупа. Ткань достаточно крепкая — сойдет. Он нарезал ее на ровные ремни, после чего медленно приблизился к старухе.

— Держишь?

— Держу. — ответил Гомес и сильно натянул веревку, так что женщине пришлось встать на цыпочки.

Мигель быстро замотал пленнице рот и кисти рук, а затем, уже вместе с напарником, крепко связал ее.

— Погоди, да она же обосралась! — Гомес брезгливо поморщился. — Ты серьезно хочешь ее запихнуть внутрь броневика?

— Ну так вытри ей жопу, раз такой умный! У нас нет других вариантов. С крыши она свалится, а волоком по земле мы ее тащить до самого Рождества будем. Рамон не обрадуется, если мы привезем ее дохлой, вдруг она не такая живучая, как остальные?

— Ладно. Пакуем. Но вытирать я ничего не собираюсь.

Они достаточно быстро справились с задачей и разместили старуху лежа в задней части автомобиля, после чего заняли места спереди. Мигель уселся за руль, а Гомес сжал в руках автомат и пристроился на сиденье полубоком, чтобы не выпускать пленницу из виду. Тихо заурчал двигатель и полицейский электромобиль медленно тронулся с места. Никто из них не заметил странного парня в порванном смокинге, который проворно выскочил из арки и уцепился за лесенку позади броневика.


Кевин Уильямс проснулся от шума за дверью. Странно, он даже не смог вспомнить, как отключился. Кажется, его организм здорово устал после вчерашнего путешествия. Телевизор на стене продолжал работать. Мужчина задумался об увиденных кадрах, и они особой надежды не вселяли: судя по всему, изменениям не подверглись лишь пятнадцать-двадцать процентов жителей города, а учитывая, что добрая часть из них была съедена или покусана тварями, эта цифра должно быть много меньше.

Щелкнул замок, затем раздался вежливый стук в дверь. Кевин громко произнес: «Войдите», и на пороге его комнаты появился сержант Адамс, на этот раз без сопровождения.

— Отличный послужной список! — сходу начал он. — Генерал Макферсон изъявил желание встретиться с тобой лично. Кажется ты вытащил лотерейный билет, парень. Кстати, хочешь поужинать?

— Очень хочу, но сначала схожу к вашему начальнику. Откуда у вас есть доступ к моему досье? — поинтересовался Кевин, стараясь не демонстрировать свое удивление.

— Только к армейскому досье. — уточнил Адамс. — Но оно впечатляет. Десятки успешных спецопераций и правительственные награды, больше сотни спасенных жизней. Отличные тактические и оценочные способности. Ты нам можешь оказаться исключительно полезным.

— Это в прошлом… — ответил Кевин, поднимаясь с кровати. — Я давно списан в запас из-за травмы плеча. Расскажешь о генерале?

— Расскажу. — ответил Адамс. — Он не военный, в широком смысле этого слова, а ученый. Короче из кабинетных. Отчасти чем-то похож на тебя по характеру.

— Что ты имеешь ввиду, говоря о моем характере?

— Замкнутость и любовь к одиночеству, острый ум и тщательное планирование своих действий. Его недоверие к Сальватору и запрет на его употребление, помогли выжить множеству людей на этой базе, хотя раньше его считали параноиком.

— А база? Для чего она создана? Почему вы не заразились? Я так полагаю, что раз ею командует ученый, то…

— Эти вопросы задашь непосредственно генералу Макферсону. — оборвал его Адамс и улыбнулся. — А он уже сам решит отвечать на них или нет.

Бывший сотрудник бюро согласно кивнул и поднялся с постели, показывая готовность следовать за сержантом. Они покинули комнату и направились по освещенному лампами коридору вперед. Диалог дальнейшего развития не получил, и каждый предпочел помолчать. Адамс — по каким-то своим причинам, а Кевин потому, что сконцентрировался на детальном изучении этого места.

Он уже отметил, что видимая часть базы представляет из себя длинные коридоры, отделенные между собой толстыми металлическими переборками. Возле некоторых из них попарно несли службу солдаты. Что находится за их пределами, Уильямс пока не понимал. Глаза агента повсюду искали желтые значки, поскольку он предположил, что в этом месте, скорее всего, раньше занимались разработкой какого-то не совсем этичного оружия, однако пока ничего такого видно не было. Вероятно, они просто все еще идут по жилому, или административному сектору.

Кабинет генерала располагался в самом конце пути, и Кевин отметил, что из его приемной существует целых три выхода, расположенные с разных сторон. От его внимательного взгляда не ускользнул висящий на стене план эвакуации. Каждый из этих выходов вел в отдельную секцию базы, обозначенными буквами «B», «E», «J». Ему не удалось сразу разобраться в сплетении туннелей, но он успел заметить, что все они отделены друг от друга толстым слоем горной породы и соединены лишь редкими переходами. Стоит предположить, что они так же надежно охраняются.

Вместо секретарши, в приемной их встретил молодой мужчина, который приветливо кивнул вошедшим и произнес: «секунду…», а затем поднял трубку декоративного телефона, выполненного под старину. Пожалуй это был единственный предмет, который сильно выбивался из строгой обстановки. В остальном приемная не блистала роскошью, или вычурностью, разве что воздух показался более «легким», чем у него в комнате, но это, скорее, заслуга мощной вентиляционной системы.

— Роберт Макферсон. — шепнул ему на ухо Адамс. — Его сын.

Это дополнительно подчеркнуло для Кевина, что местный начальник весьма осторожен, раз держит подле себя своего самого близкого родственника.

— Генерал ждет вас! — сообщил парень Кевину, после чего перевел взгляд на его спутника. — Сержант Адамс, вы можете идти.

Уильямс оправил одежду и вошел в раскрывшиеся металлические створки, очутившись в большом помещении с серебристыми стенами. Пространство вдоль них оказалось уставлено полками, заполненными старинными бумажными книгами. Неожиданно. Он перевел взгляд дальше и увидел длинный овальный стол со множеством расставленных по кругу кресел и огромным монитором на торце. За дальним концом этого стола восседал грузный человек в гражданской одежде. Рост генерала сходу определить было сложно, но Кевин предположил, что в нем не меньше шести с половиной футов. Лицо красивое и целеустремленное, подходящее какому-нибудь сенатору. Небольшая седина на висках. Глаза темного цвета, скрытые за толстыми старомодными очками, которые вместе с остальным интерьером кабинета, словно сообщали: «Здесь обитает консерватор до мозга костей».

— Здравствуйте, агент Уильямс. — генерал не стал подниматься со своего кресла и перевел глаза на противоположный край длинного стола. — Присаживайтесь.

Кевин опустился на предложенное место. Конечно ему хотелось бы расположиться поближе для более непринужденного диалога, но во-первых, сам хозяин недвусмысленно намекнул, что предпочитает соблюдать с чужаком дистанцию, а во-вторых он был уверен: кабинет оборудован средствами защиты своего владельца, и ему не хотелось случайно потревожить их и начать знакомство с тревожной сирены, или конфликта.

— Меня зовут Уолт Макферсон, агент Уильямс. Ситуация такова, что у меня возникла нехватка среднего руководящего состава. Когда все это началось…, — он сделал паузу и поморщился. — Большинство моих офицеров находились на поверхности и стали, скажем так, профнепригодными. Я и полковник Тернер ознакомились с вашим досье, и готовы вам предложить достойную должность в наших боевых отрядах. Сначала поработаете в подчинении у сержанта Адамса, войдете в курс дела, а позже получите собственную группу, если вы хотя бы наполовину так хороши, как говорит ваш послужной список. Естественно, что с моей стороны последуют определенные привилегии: отдельное жилье, повышенное довольствие, освобождение от обязательных внутренних работ. Остальные мелочи мы сможем обсудить позже, когда будет окончательно утвержден план действий. Организованная структура имеет значительно большие шансы на продолжительное существование, но думаю, человек с вашим прошлым это прекрасно понимает и без моих занудных разъяснений. Вопросы?

— Для начала только два. — ровным голосом произнес Кевин. — Что это за место, и почему ваши люди не заразились? Я никогда не поверю, что среди военных никто не соблазнился волшебной пилюлей.


Глава 10


Генерал задумчиво сверлил глазами посетителя, отмечая, что тот чувствует себя в его компании абсолютно непринужденно. Незнакомец не лебезил перед ним и не заискивал, как это обычно происходило с другими солдатами. Он даже не спросил причину личной встречи. С одной стороны эта уверенность вполне понятна — формально агент не его подчиненный. Но с другой — он прекрасно должен понимать, что пока здесь никто и в изменившемся мире действуют новые правила. Больше нет судов и полиции — у кого сила, тот и прав. И взгляд… Какой же у этого парня тяжелый и неприятный взгляд, так и хочется отвести глаза.

— Агент Уильямс. Посмотрите на дисплей вашего телефона. — наконец-то произнес начальник базы.

Кевин извлек из кармана свой старенький смартфон и внимательно осмотрел его.

— Заблокирован. Но это я заметил еще в Лос Анджелесе. Что-то вырубило всю сложную электронику.

— Верно. Вы видели телевизор в своей комнате? Ничего не заметили необычного?

— Заметил. Он работает. Постойте, вы хотите сказать…

Уильямс достаточно быстро сообразил, что убежище в недрах скалы просто-напросто не имеет систем внешней связи с окружающим миром.

— Верно, агент. — генерал понял, что Кевин начал догадываться. — Ключ в нашей полной изоляции. Тот кто это сделал основательно подготовился — лишил выживших людей связи, возможности скоординироваться, и одновременно с этим активировал еще что-то, что воздействует только на потребителей Сальватора. Мы пока не понимаем, что и как. Большая часть людей на этой базе такие же инфицированные, как и в любом другом месте. Несмотря на мои старания, зараза проникла и сюда. Однако, когда все это началось, потеряли разум только те, кто находился вне убежища. Улавливаете мою мысль?

— Вы хотите сказать, что это дерьмо активируется только снаружи?

— Совершенно верно. — генерал поднялся со своего места и размял плечи. — Это происходит постоянно. Стоит только зараженным покинуть пределы базы, как они становятся такими же безумными кровожадными созданиями, как и все остальные. Возврат человека обратно под землю уже не приводит его в нормальное состояние. Однако есть и хорошая новость. Думаю вам уже сообщили, что многие меня называют параноиком?

— Нет. — соврал Кевин. Подставлять доброжелательного Адамса и его команду ему не хотелось.

— Да бросьте, агент. Я нормально к этому отношусь. Мной и моим ближайшим окружением велась дополнительная антипропаганда среди сотрудников базы в отношении Сальватора. Особых плодов это конечно не дало — слишком велик был соблазн одним махом покончить со всеми болячками и стать неуязвимым для любых инфекций. Тем не менее, около тридцати пяти процентов моих людей его так и не приняли. На поверхности совсем другая статистика.

— Ясно. Почему вы решили встретиться со мной лично?

— Вы старший следователь ФБР, и, возможно, у вас есть информация о компании «Новое будущее». Естественно, меня интересует та, которой не было в официальном доступе.

— Очень мало. — ответил Кевин. — Мне так и не дали добро на их проверку. У меня были некоторые сведения и фамилии, но они остались в Бюро.

— В свете произошедшего, я бы хотел знать каждую деталь о них, даже самую незначительную. — генерал несколько раз задумчиво стукнул пальцами по столу костяшками. — Ладно. Мы еще к этому вернемся.

— У меня есть… — Кевин попытался задать следующий вопрос, но генерал прервал его жестом:

— Наша дальнейшая беседа будет порождать у вас новые, и новые вопросы. И поверьте, не на все из них я готов дать ответы. Сделаем проще. — он поднял трубку и произнес. — Роберт, зайди.

Створки входной двери разъехались и в кабинет вошел парень из приемной. Он бросил беглый взгляд на Кевина и вопросительно уставился на отца.

— Сэр?

— Роберт, устрой мистеру Уильямсу ознакомительную экскурсию. Я даю ему доступ третьей категории.

— Есть, сэр. — вошедший коротко кивнул и пригласительным жестом велел Кевину следовать за ним.


— Смотри. Чего это там Рамон затеял? — Гомес указал напарнику на искрящийся огонек сварки впереди.

— Смотровые вышки организовывает, не иначе. — ответил Мигель. — За этими уродами глаз да глаз нужен. Глянь, как там наша подруга себя чувствует?

Гомес обернулся и увидел, что связанная чернокожая пленница спокойно лежит на своем месте и внимательно смотрит в окно именно туда, куда он указывал несколько секунд назад.

— Не нравится мне эта дамочка. — буркнул он. — Взгляд, как у гребаного копа.

— Боишься, что настучит на нас отделу по борьбе с наркотиками? — расхохотался Мигель.

— Чего ты ржешь? — обиженно произнес его напарник. — Вот ты знаешь, чего от нее ожидать?

— Я только знаю, что эти твари безмозглые. Мы их завалили уже не один десяток. Если бы они могли как-то обмениваться информацией между собой, нам бы уже давно была крышка.

— А твари в ресторане? Ну те, со сковородками, что Карраско грохнули. Тоже безмозглыми были? Волнуюсь я почему-то. Чересчур уж эта старушка спокойная. Надо было завязать ей глаза.

Сидящий на задворках броневика Макс понял, что пора сматываться. Зрение и уши старухи позволили ему ясно понять, что они приближаются к конечной точке поездки, а значит сильно возрастает вероятность того, что его смогут обнаружить. Машина немного замедлилась, приближаясь к воротам какого-то склада, и он спрыгнул на землю. Спустя несколько секунд юноша почувствовал, что связь с удаляющейся неправильной принудительно разорвалась. Так, похоже его привезли в промзону, или что-то похожее. Увидев высокую стопку из металлических контейнеров, он подбежал к ней и вскарабкался на самый верх. Теперь у него есть замечательный оптический прицел, с помощью которого можно наблюдать за этими людьми издалека. Парень улегся на живот и принялся внимательно осматривать территорию их убежища.

Хотел ли он им отомстить? Нет. Макс не очень хорошо разбирался во всех этих людских эмоциях, считая их непонятной чепухой. Да, они убили его блондинку, и это было немного неприятно, но человек, который это сделал, уже получил свой металлический штырь в глазницу. Он был «правильным» когда умер, а значит уже никак не воскреснет. Формально Макс рассчитался с ними за подружку. Тогда зачем он приехал сюда?

Конечно же за тем, чтобы знать где они живут! Знать, что у них есть на вооружении, и насколько они для него могут быть опасны. Макс никогда не был в этом районе, но аномалия его мозга прекрасно справлялась с такими простыми задачами, как построение мысленных трехмерных карт местности. Так что это небольшое путешествие стало полезным, и открыло для него новый участок Лос-Анджелеса. Часть кусочка мозаики под названием Скид-Роу заняла свое место в проекции города, что район, за районом складывалась в его голове по дороге сюда. База этих мексиканцев относительно далеко от того места, где он окончательно планирует поселиться, а значит переживать не стоит. Но сейчас все равно стоит немного понаблюдать. Тем более у него есть чудесный прицел!


— И на хера вы мне привезли «это»? — Рамон специально выделил последнее слово и с силой пнул связанную старуху. Связанная измененная взбесилась и неуклюже ползала по территории их убежища, пытаясь дотянуться завязанным ртом до ботинка главаря.

— Босс, я клянусь! Она полчаса назад разговаривала и вела себя смирно! — пролепетал напуганный Гомес.

— Подбородок, молодой не врет. — подтвердил его слова Мигель. — Может мы и становимся сумасшедшими, как весь этот мир, но я все еще доверяю своему слуху.

Рамон задумчиво смотрел на извивающуюся бабку и напряженно думал. Он всегда был скептиком по отношению к паранормальному, но времена изменились, и то что еще вчера казалось невероятным, сегодня бродит по улицам Лос-Анджелеса и жрет людей.

А ведь все началось с этого гребаного пацана! До встречи с ним обдолбанные вели себя вполне предсказуемо, и уж тем более не использовали какие-то тактики. Но сегодня он своими собственными глазами видел, как толпа безмозглых уродов закрыла своими телами парнишку, предоставив ему возможность сбежать. А как странно себя вели те повара? У них хватило сообразительности, чтобы прикрыть свои тупые мозги посудой! И вот теперь выходит, что эта старая черномазая кошелка общалась с его людьми?!

— Мигель. Когда ты, говоришь, она взбесилась?

— Да перед самым въездом сюда! Всю дорогу вела себя тихо. Вон, Гомес даже решил, что она на легавых работает! Так внимательно смотрела вокруг…

Раздался взрыв хохота и взгляды членов картеля, что собрались вокруг старухи, устремились на покрасневшего от стыда молодого члена банды.

— Я не так сказал! — запротестовал он. — Видели бы вы…

— Заткнитесь все! — Подбородок резко поднял сжатую в кулак руку и поочередно осмотрел мгновенно стихших парней. — Родриго!

— Да, босс. — вперед выступил невысокий парень в камуфляже, сжимавший в руках винтовку с оптическим прицелом. Точно такая же пропала с трупа с Серхио.

— Ствол сюда. — Рамон протянул руку к оружию, вскинул его перед собой и направил куда-то вдаль, прильнув к окуляру.

Соседний склад, вышка, край забора… Все не то. Прицел плавно скользил по территории и замер аккуратно на вершине башни из составленных друг на друга контейнеров. Прямо на него смотрел поднятый кверху кулак с оттопыренным средним пальцем. Он опустил винтовку ниже и обнаружил улыбающуюся рожу старого знакомого из ресторана, рассматривающего их территорию через оптику. Рука невольно потянулась к спусковому крючку, однако пацан моментально исчез из поля зрения.

— Сраный ублюдок! Я этот палец в твою же жопу засуну! — Рамон злобно сплюнул под ноги и ткнул плашмя винтовкой в живот Гомеса. Бойца согнуло пополам, а босс продолжил — Теперь он знает где мы живем. Этот щенок решил, что с нами можно поиграть!

— Взять его? — Мигель мгновенно напрягся, готовый организовать погоню.

— Нет. Вы все равно его уже не поймаете. К тому же он мог специально нас провоцировать, чтобы привести в засаду. — процедил сквозь зубы Рамон. — Удвоить посты на ночь и постарайтесь к темноте закончить с вышками. Сдается мне, этот маленький дерьмоед еще наведается к нам в гости, и не один.


Юноша весело мчался по улице, ловко перепрыгивая валяющиеся повсюду трупы и поедающих их неправильных людей. Погоню за ним почему-то не отправили, тем не менее парень все равно был восхищен проницательностью этого Рамона. Подумать только! Он догадался, что Макс приехал вместе с его людьми! Это очень опасный и умный «правильный», кроме того у него много подчиненных и оружия. Пожалуй, больше не стоит его дразнить. Но он доволен результатом разведки и, впредь, постарается держаться от этого места подальше.

Парень пересек небольшую площадь, легко перемахнул через невысокую ограду и оказался на широкой дороге. Оббежав столпотворение автомобилей он отметил крупный отряд «неправильных», которые шастали среди машин в поисках еды. Похоже, некоторым из них нравится сбиваться в кучи.

Максу предстояло пройти большой путь, а потому он решился попробовать сделать, чего еще никогда не делал — попытаться проехаться на каком-нибудь электромобиле. Но оглядев забитую транспортом улицу юноша поморщился — ему ни за что не пробраться на нем через эти заторы. Может приказать этим дурачкам расчистить дорогу?

Взгляд упал на брошенный неподалеку велосипед. Ему прекрасно было известно для чего он нужен, но никогда еще не приходилось на таком ездить. Тем не менее парень был уверен в своих в силах, а потому подошел к двухколесному устройству и аккуратно поднял его с земли.

Так, перекинуть ногу через раму. Теперь усесться поудобнее на сидение. Макс попробовал поставить ноги на педали и его начало заваливать влево. Ага. Нужно просто сохранять равновесие на этой штуке. Ну-ка!

Вторая попытка. Велосипед на этот раз застыл строго в вертикальном положении вместе с наездником, и со стороны это смотрелось немного странно. Странно, потому что он просто стоял на месте и не падал. Для Макса это было в порядке вещей, поскольку его развитие и возможности сильно отличались от обычных людей, постоянно открывая новые, и новые таланты. Он мог держать равновесие даже на натянутой проволоке, чего уж говорить о такой простой штуке, на которой катаются даже глупые дети.

Юноша перенес вес на одну педаль, потом на вторую и, о чудо! Велосипед начал двигаться! Обалденное чувство! Почему он не додумался украсть такую замечательную штуку раньше? А это что за переключатель на руле? Скорости? Парень попытался сдвинуть рычаг в сторону и ощутил, что стало ехать тяжелее. Еще щелчок — теперь наоборот. Педали стали крутится легко, но Максу кажется, что часть сил уходит в пустую. До этого он намного лучше ехал. Поигравшись с шестернями, парень нашел комфортное для себя положение и начал набирать скорость. Да! Еще быстрее!

Старенький велосипед надрывно скрипел, а Макс все ускорялся и ускорялся. Спустя полчаса езды по улочкам и переулкам, он почувствовал новое и не совсем приятное ощущение гудения в ногах, однако едва он об этом подумал, как его технобионты моментально устранили негативные последствия, возникшие от незнакомого вида активности, и вскоре парню снова стало легко. Пожалуй, скорость езды на этой штуке будет повыше, чем он может достичь при самом своем быстром беге.

Взгляд Макса заприметил перевернутый лесовоз, вокруг которого были рассыпаны строительные доски. Некоторые из них лежали в диагональной плоскости, образуя горку. И конечно же парню захотелось попробовать прыгнуть, как это делали трюкачи, которых он как-то видел в одном из видеороликов.

Прыжок с края трамплина получился достаточно высоким, однако подобного опыта полетов у парня не хватало. Точнее совсем не было, а потому Макс клюнул передним колесом при приземлении и вылетел через руль. Впрочем, он нисколько не пострадал, и, сделав полтора сальто в воздухе, мягко приземлился на ладони, а с них ушел перекатом вперед, гася инерцию. Да, он еще не очень уверенно прыгает с этим балластом между ног, но вот падать ему точно не привыкать.

Он поднялся на ноги и осмотрел себя. Все-таки смокинг отвратительная одежда! Пожалуй стоит подыскать что-нибудь поудобнее. Кстати, а куда он вообще прикатил?

Парень подключил свою аномалию и легко вспомнил весь пройденный путь, а заодно дополнил свою трехмерную карту в голове новыми деталями. Он достаточно долго ехал, и оказался совсем далеко от своей норы в канализации, а там осталось немало полезных инструментов собранных за три года. Хотя чего теперь переживать из-за них? Вокруг целая куча пустых магазинов — бери все что хочется!

Подумав про магазины Макс понял, что проголодался. Он осмотрелся вокруг, но обнаружил лишь жилые дома и три отряда измененных, которые с тупыми физиономиями слонялись по улицам. Ну ничего! Вот сейчас он снова сядет на велосипед и быстро доберется до какого-нибудь супермаркета!

Преодолев с полкилометра Макс выбрался на большую площадь где сразу же обнаружил громадный торговый центр. Замечательно! Парень не стал долго раздумывать, а поставил велосипед неподалеку от входа и вошел внутрь. Судя по всему здесь кто-то уже побывал до него. Повсюду валялись трупы «неправильных людей» с дырками в головах, а пол вокруг них был замызган внутренностями. Неужели кроме того мексиканца и его команды остались еще какие-то выжившие, которые заходили сюда? Это не очень хорошо. Макс прислушался. Тихо.

Юноша вприпрыжку помчал вперед, ловко перемахивая через багровые лужи и препятствия, в виде разбросанных в разных позах мертвецов. Многие стеллажи были не тронутыми, но на них стояли малоинтересные вещи. Какие-то рулоны обоев, мягкие игрушки, швабры и ведра. Ноздри Макса уловили запах ванили, и он двинулся в его сторону. Похоже там кондитерский отдел.

Чутье не обмануло его. Парень выбрался в ту часть супермаркета, где раньше продавались продукты. И вот здесь все оказалось печально. Кто-то основательно прошелся по полкам и вынес добрую половину еды. Впрочем это касалось только определенной части скоропортящихся товаров. Еще оставалось множество консервов, различных круп и бакалеи.

И яблоки! Макс очень любит яблоки! Он схватил с прилавка несколько штук и быстро распихал их по карманам смокинга.

А это что? Шоколадная паста! Ого, как много пасты! Вкуснятина была построена высокой пирамидой и парень аккуратно снял самую верхнюю банку, чтобы не разрушить конструкцию. Где-то по дороге он видел отдел с посудой и там были ложки.

Юноша развернулся и двинул к новой цели. Однако, достигнув ее, он столкнулся с невероятно сложной задачей: ложек было так много, что разбегались глаза! Большие и маленькие, серебристые и золотистые, гладкие и фигурные. Понятно, что обычный человек схватил бы первую попавшуюся и ушел. Но Макс не из таких дураков! Кушать удобной ложкой совсем не то, что кушать неудобной. Он должен отыскать среди них самую лучшую!

И наверное бы этот выбор продлился безумно долго, если бы парень не услышал стук со стороны входа, а затем один за одним стали раздаваться тихие шаги и шепот. Голоса были не урчанием, а вполне вменяемой английской речью, что означало — пришли «правильные». Нужно сматываться. Жаль, что он осмотрел только двадцать три ложки. Макс схватил лучшую из них и на цыпочках помчался прочь. Он уже понял, что сюда заявился за едой целый отряд и встречаться с ними ему не захотелось.

Юноша проворно запрыгнул на стеллаж, вскарабкался на самый верх и осмотрелся. Вон они крадутся! Вооружены бейсбольными битами и арматурой. И как все люди, смотрят только себе под ноги и вперед, забыв про потолок. Кажется, движутся в сторону продуктов. Макс дождался, пока они пройдут мимо, после чего бесшумно перемахнул на соседнюю конструкцию, удобно примыкающую к большой колонне. На ней был закреплен толстый кабель, который уходил высоко вверх под самую крышу, где располагались опорные балки. Отличное место!

Банка отправилась за покладку от смокинга, туда же, где теперь болтался его любимый нож. Рогатка напротив — заняла место в боковом кармане. Сильные пальцы уцепились за толстый провод, и он двинулся вверх, потихоньку переставляя руки и ноги. Главное, чтобы яблоки не выпали, а то услышат.

Восхождение заняло меньше половины минуты. Преодолев подъем, Макс довольно улыбнулся и примостился на широкой балке. Отсюда весь отряд пришельцев был, как на ладони. Восемнадцать человек! Парень открутил крышку, оторвал серебристую перепонку и зачерпнул ложкой сладкую массу. Какая же вкуснятина!

— Вроде никого! — уже обычным голосом, а не шепотом объявил один из тех кто был внизу.

— Грузимся. — скомандовал второй. — К утру нужно все отсюда забрать.

«Вот жадные!» — про себя возмутился Макс: — «Крадут целыми ящиками!»

Люди под ним составляли еду на невысокие тележки и забирали с полок все подчистую. Из их разговоров парень понял, что они сюда приезжают уже не первый раз. Самое же грустное во всем этом оказалось то, что это уже второй встреченный им отряд выживших, а значит, наверняка, будут и еще. Ведь мертвецы внизу были застрелены, а у этих даже нормального оружия не видать. А если таких в городе совсем много? Они же растащат всю его еду! Максу ведь тоже надо что-то есть! Да, ему не трудно настрелять голубей или крыс. Но шоколадная паста куда вкуснее!

Он снова не ошибся в своих предположениях. Если бы эти «бейсболисты» так сильно не шумели, то услышали бы то, что услышал он. А именно сдавленный крик и хрип — раздавшиеся с улицы. Кажется, кого-то там опять убивают…

Парень зачерпнул еще пасты, закинул ее в рот и переместил заинтересованный взгляд к стеклянной двери. В здание супермаркета вбегал новый отряд, и этих он насчитал уже двадцать шесть человек. Они оказались одеты в солдатскую форму и держали в руках автоматы. Странно. Неужели «правильные» люди только что убили на улице другого «правильного»? Дураки что ли? Им бы объединиться, а не ссорится.

— Кто-то идет. Тихо! — воскликнул человек из первого отряда.

Мужчины прислушались, а затем начали разбегаться по всему магазину, прячась за стеллажи и витрины. Макс даже жевать перестал — кажется, сейчас будет веселая заварушка!

— Мы не хотим крови! — громко объявил кто-то из новоприбывших. — А потому даем вам шанс сдаться. Естественно, наши продукты вам придется оставить. Свои машины можете забрать и поискать другой магазин.

— Кто вы? Откуда? — «тренер бейсболистов», как его про себя окрестил Макс, отозвался первым.

— Это не ваше дело. Пока, по крайней мере. Впрочем, мы всегда рады любому, кто не «урод». У нас есть оружие и защита.

Возникла пауза. Парень сверху внимательно наблюдал за происходящим, усиленно продолжая поглощать шоколад. Это даже интереснее, чем кино!

— Сколько вас? — снова заговорил бейсболист.

— Достаточно, чтобы разобраться с вами. Решайте быстрее. В двух кварталах отсюда собралась огромная толпа уродов, и мы не хотим лишней стрельбы.

Послышался звук падающих дубинок и один за другим люди из первого отряда стали покидать свои укрытия.

— Руки поднять, чтобы я видел!

— Мы сдаемся… У вас и правда есть безопасное место?

— Правда. Вывозите телеги на улицу.

Во дела! Значит выжившие люди все-таки объединяются? Интересно, а Максу это выгодно или нет? Он не успел додумать мысль, так как с улицы внезапно раздалась стрельба и вопли.

— Это ваши? — злобно рявкнул предводитель солдат.

— Нет. Моих всего двое снаружи. — дрожащим голосом ответил «тренер». — И у них нет огнестрела.

— Лейтенант. Нападение! Какие-то отморозки открыли по нам стрельбу. — раздался механический голос рации со стороны второго отряда. — Джонни ранили.

Так. У них кроме оружия есть еще и рации? Похоже эти ребята не сильно слабее мексиканцев будут. Вот только они какие-то нерешительные. Рамон бы тут уже всем жопу надрал! Но что же происходит на улице? Неужели еще и третья группа захотела ограбить супермаркет? Макс снова задумчиво принялся жевать еду.

Снизу раздавались споры и творилась непонятная суета. Юноша понял, что сейчас станет жарко — видимо не все правильные люди горят желанием объединится. Уже наступила ночь и пора срочно решить, как быть дальше. Похоже Максу тоже придется создать свой отряд из неправильных людей, чтобы они набрали для него побольше продуктов.

Можно, конечно, вернуться в родную канализацию и жить там дальше, вот только питаться придется снова крысами. Свежую еду в ближайшее время не подвезут, а завтракать людьми он не планирует. Ладно. Хватит размышлять! Пора выбираться отсюда. Сейчас главное, чтобы эти придурки не украли его велосипед!


Глава 11


Роберт Макферсон при ближайшем знакомстве оказался открытым и отзывчивым парнем, даже отдаленно не напоминающим своего строгого отца-генерала. Кевин, человек по своей природе не самый общительный, но отлично разбирающийся в людях, быстро смог настроится на волну этого молодого лейтенанта. Оно и понятно, в его возрасте нужно не бумажки в одиночестве перекладывать, а наслаждаться жизнью.

— Ты спросишь что это за место? А я отвечу. — заливался соловьем Макферсон-младший. — В середине двадцатых годов, когда мир только-только научился бороться с коронавирусными инфекциями, появились новые угрозы: бактериологическая катастрофа в Индии двадцать восьмого года; конфликт с Китаем, который чуть не довел дело до ядерной кнопки. Да ты же лучше меня все это знаешь! Я ведь тогда еще под стол пешком ходил и ни о чем таком серьезном не думал. Мне бы в игрушки поиграть, да мультики посмотреть. Э-э… Чего-то меня опять понесло не туда.

— И? — Кевин улыбнулся и слегка прищурил глаза. Сейчас он очень не хотел демонстрировать парню всю тяжесть своего взгляда и предпочитал казаться приятным собеседником.

— Так вот! Тогда и возникла программа «Ковчег». По поручению президента США, было решено организовать полностью изолированную от внешнего вида независимую структуру, главной задачей которых было сохранить человечество как вид, вместе с его наследием. У нас есть множество видов семян различных культур, животные, рыба, генетические… — парень на секунду запнулся. — э-э-э…образцы, технические достижения, оружие и техника разных периодов. Навроде музея, короче. Как видишь, катастрофы не пришлось долго ждать…

Кевин не упустил эту заминку и сделал себе на память зарубку. При таком раскладе здесь должны быть серьезные лаборатории и персонал с соответствующими знаниями, а кроме того, восполняемый провиант, и возможность несколько лет не выходить на поверхность. Соответственно, для это нужно какое-то цикличное производство еды кроме той, что хранится в закромах. И где они все это планировали выращивать? Неужели здесь? Или синтетика?

— Сомневаюсь, что вы полностью отрублены от внешнего мира.

— Ты прав. Но большая часть базы — да. У нас есть, точнее была, изолированная точка связи, но во время катастрофы все полетело к чертям. Мы пробовали подсоединить новый компьютер, взяв его из внутренней системы, но какой от него прок, когда сервера остановились во всем мире? Просто примирись с тем, что интернета и связи больше нет. Пора заново отстраивать вышки метровых частот.

— А что значит третья категория доступа, которую мне дал генерал Макферсон? — задал Кевин следующий вопрос.

— Это значит, что тебе доступны для посещения блоки с «А» по «D» включительно.

— А остальные?

Парень не ответил, поскольку они приблизились к очередной охраняемой переборке. Однако едва шлюз за ними закрылся, и военные остались позади, как он негромко заговорил.

— Я, честно говоря, сам не знаю всего. Отец не рассказывает. Могу лишь дать общую информацию: в секторах с «Е» по «Н» находятся лаборатории, а в секторе «J» и дальше системы жизнеобеспечения, а также обслуживающие их люди. Персонал базы из разных областей редко пересекается друг с другом, однако мне известно, что сейчас здесь около трех тысяч человек, тысяча девятьсот из которых заражены, но остались нормальными людьми. Нас должно быть намного больше, но внезапную катастрофу заранее никто не смог предсказать, а потому часть тех, кто оказался в этот момент на поверхности погибло.

Кевин задумался. Три года назад начали пропадать серьезные ученые с мировым именем. Тогда это дело поручили ему, и он в какой-то момент считал что нащупал их след. Однако его контакт в министерстве обороны, сообщил, что информатор пропал, так и не успев передать никаких полезных сведений. В деле были замешаны высокопоставленные люди, способные оказывать давление на правительство США, и единственное, что ему удалось установить, так это несколько косвенных улик, да некоторые фамилии, которые потом пару раз проскакивали в его другом расследовании, касающемся компании «Новое будущее». Теперь большинство материалов можно считать утерянными, но он считал, что два этих события связаны между собой.

Есть ли вероятность, что этих ученых никто не похищал, и они на самом деле находятся здесь? Кевин пока сомневался. Все указывало на то, что генерал еще до катастрофы был ярым противником Сальватора, а значит и корпорации «Новое будущее». Но в Лос-Анджелесе их представительства нет, кроме небольшого офиса-посредника, а там много не накопать.

— Ученые… — задумчиво произнес Уильямс. — А как их сюда отбирали?

— О! Это я знаю. — ответил Роберт. — Отец рассказывал, что их сюда вербуют сразу после университета. Исключительно неженатых и готовых работать на пожизненном контракте из-за высокой степени секретности. Многие образовали семьи уже здесь — у нас даже дети рождались, представляешь?

— Ты хочешь сказать, что некоторые люди отсюда не выходят годами даже в мирное время? — изумился Кевин.

— Ты не думай, что тут тюрьма. — замотал Макферсон младший головой. — Здесь очень хорошо. Я вот в Лос-Анджелесе не был восемь лет, а теперь тем более не хочу туда соваться.

— Жить взаперти? Тебе правда здесь нравится? А девочки, а развлечения?

— Жизнь здесь ничем не отличается от жизни в городе. Ты не смотри на эту «подводную лодку». — усмехнулся парень и поводил руками по коридору. — Сейчас мы пройдем дальше, и ты сам все поймешь. Знакомься! Наша гордость и жемчужина — сектор «С».

Дверь, на которую он указал, была значительно больше остальных и уже не напоминала круглый шлюз, скорее створки грузового лифта. Какого-же было удивление Кевина, когда внутри и правда оказался подъемник, в кабине которого обнаружилось множество кнопок. Стенки кабины оказались выполнены из толстого прозрачного стекла.

— У вас здесь еще и этажи имеются?

Парень лишь загадочно улыбнулся и нажал нижнюю кнопку. А затем…

Уильямс всегда считал, что в этой жизни его уже ничем не удивить. Вчера он понял, что ошибался. Произошедшее дерьмо заставило изменить это мнение.

Но то, что открылось ему, едва лифт выехал из каменной шахты, показалось полным бредом. Перед его глазами раскинулась панорама огромного, просто невероятно огромного подземного зала, внутри которого беззаботно гуляли и отдыхали люди. Здесь был теннисный корт, парк, игровые площадки, кинотеатр, имитация солнца и неба под потолком… В дальнем конце этого грота низвергался настоящий водопад, переходивший в реку шириной около двадцати метров. Через нее в нескольких местах были перекинуты мостики, по которым ходили и взрослые, и дети. Их было достаточно много, но на фоне гигантских размеров казалось, что это великолепнейшее место все равно пустынно.

— Нравится? — усмехнулся парень и сам же ответил, не дожидаясь. — И мне тоже. Но среди этих беззаботных людей почти нет бойцов, тех, кто может осуществлять вылазки в город. Завтра отец объявит премии для отрядов, за каждого нового приведенного человека. Время не ждет. В Лос-Анджелесе еще много выживших, большинство из которых сидит в запертых квартирах и боится высунуть нос наружу. Наша задача — спасти как можно больше.

— А эти, — Кевин кивнул в сторону отдыхающих. — Они заражены?

— Нет. По распоряжению генерала Макферсона, людей разделили по секторам. Зараженные будут трудится на сложных работах — строить новые участки базы. Они ведь теперь у нас физически сильные и выносливые. — последнюю фразу парень произнес с легкой иронией в голосе.

— А незараженные, значит, будут отдыхать и веселиться?

— Конечно же нет! Кто-то же должен выращивать еду, разводить рыбу, например. Вся работа, которая так или иначе связана с продовольствием и контактом со здоровыми, лежит строго на плечах этих людей. Ты не думай, в производственных секторах тоже есть места для отдыха, правда не такие грандиозные.

В принципе, справедливо. Учитывая, что генерал активно пытался не допустить проникновения Сальватора внутрь базы, а они нарушили его приказ. Да и пока не совсем ясно, как долго еще те люди будут оставаться в своем уме.

И все равно. Этот «Ковчег» невероятен! Определенно Кевин останется здесь и примет любое предложение. Даже если его оставят простым солдатом в казармах. По сравнению с тем, что твориться снаружи, происходящее здесь иначе как филиалом рая на земле не назовешь. Точнее под землей…

— Сектор «А» — это общежития; сектор «B», как я понял, это что-то вроде административного корпуса и главного перехода в другие сектора. Верно?

— Верно. — согласился Роберт. — Еще к нему примыкают склады вооружения и техники.

— Сектор «С» — подземный город и место отдыха. Так?

— Да.

— А сектор «D»? Ты говорил, у меня есть в него допуск.

— Скажем так, частичный. То есть ты в него можешь попасть, но тебе там особо делать нечего.

— Покажешь?

— Поехали. — Роберт указал рукой на лифт. — Если честно, я думал ты захочешь посмотреть еще «С». Ты увидел меньше третьей его части — только нижний этаж.

— Предполагаю, что остальные его отсеки так или иначе связаны с отдыхом?

— Ага. Третий уровень доступа дается всем и позволяет посещать рестораны, бары, тренажерные залы. У нас есть даже настоящий боксерский ринг. Кстати, надумаешь кому-то набить морду — разрешено только там. У нас тут серьезная дисциплина. Прямо как в старину: бросаешь вызов на дуэль и жди обидчика в спортзале. — усмехнулся парень.

— А если «обидчик» не придет?

— Тогда можешь смело жаловаться генералу. Это не считается стукачеством. Отец… генерал Макферсон, то есть — он хорошо понимает людей и знает, что иногда им нужно выпустить пар, чтобы крышей не поехать. Не захотите выяснять проблему между собой, разбираться и наказывать виноватых будет глава «Ковчега». Но правилом хорошего тона считается решать вопросы без его участия.

— И какие у вас наказания? — поднял бровь Кевин.

— А ты уже драться собрался? — рассмеялся парень.

— Нет. Хочу знать правила.

— Я тебе позже устав базы дам.

— Идет.

Мужчины поднялись наверх и снова вышли в сектор «B». Роберт провел Кевина по освещенному коридору в сторону выхода, затем свернул на появившемся перекрестке направо, в сторону, куда вел нарисованный указатель. Здесь обнаружился еще один лифт, но его стены уже были обычными, из серого металла.

— Называй этаж. — улыбнулся лейтенант.

— Четвертый. — наугад бросил агент.

— Там фермы и запашок так себе. — ответил парень. — Давай лучше на третий. В нем воздух, как в лесу!

— Давай. — согласился Уильямс. Он уже понял, что сектор «D» целиком является сельскохозяйственным. Любопытно, чем они кормят своих животных, не траву же выращивают.

Частичный ответ Кевин получил, едва ступил на пол третьего этажа. Он тоже представлял собой громадный грот, но сильно уступал по высоте рекреационной зоне. Зато имел такую большую площадь, что Кевин даже затруднялся сказать, видит ли он дальнюю его часть. За стеклом повсюду разместились многоярусные теплицы со специальными лампами, вдоль которых сновали одетые в фартуки люди. Из бокового прохода появился человек в военной форме и вопросительно уставился на Роберта.

— Он со мной. — предупредил парень. — Мы внутрь заходить не будем, просто пройдем по лабиринту.

Военный кивнул и отошел в сторону, а мужчины двинулись дальше, по стеклянному тоннелю, который имел многочисленные повороты, и даже ярусы с лесенками. Внутри перехода гулял легкий ветерок, приносящий запах свежей зелени. Пространство с огородными насаждениями, казалось бесконечным.

Невероятно! Сколько же было вложено денег и средств, в этот подземный мир? И, все-таки, интересно: откуда берется энергия? В то, что «Ковчег» имеет свой собственный ее источник, он теперь не сомневался. Пожалуй Уильямс не сильно промахнулся, когда предположил, что один из запретных для посещения технических секторов окажется термоядерным реактором. Их извечную проблему с отрицательным КПД несколько лет назад смогли решить, и мир собирался войти в новую эпоху. Так что, вполне вероятно, что на этой базе установлен рабочий образец.

— Чувствуешь как зеленью пахнет? — слова парня вывел его из размышления.

— И впрямь. Неужели этого всего хватает, чтобы прокормить весь штат базы?

— Частично. У нас есть дополнительно запасы зерна и консервы. Если придется отсиживаться больше трех лет и соберется чересчур много народа, то будем экономить. Ты не забывай, что мир снаружи пока относительно безопасен — там нет смертоносных бактерий, или ядерной катастрофы. Угрозу представляют только густонаселенные пункты. Множество людей укрылось в сельских районах, на фермах. Мы думаем, что они со временем образуют укрепленные поселения.

— Вы их не будете приглашать сюда?

— У отца в планах, но он пока не особо переживает за них. Наш главный приоритет — спасти тех, кто оказался заперт в городе. А вообще, никто не знает, чем все это в итоге закончится. Отец думает, что у тех, кто устроил апокалипсис, есть четко определенная цель. Он считает, что впереди нас ждет много удивительных событий, и творящееся сейчас — только начало.

— Твой отец проницательный человек. — произнес Кевин, который был абсолютно согласен с точкой зрения генерала. — Есть еще такие базы?

— Если даже и есть, то мы все равно не можем связаться ни с какими военными подразделениями в других городах. — уклончиво ответил парень и извлек из кармана небольшой наладонник. — Нам пора, если конечно ты не передумал оставаться с нами.

— Я однозначно остаюсь. Кстати, ты мне не говорил, что у вас есть нестационарная связь. — Кевин глазами указал на появившийся в его руках предмет.

— Исключительно внутри базы, снаружи работают только рации. Идем, поужинаем. Завтра у тебя первая операция, работать будешь с Адамсом, ты его уже знаешь. И, есть еще одно важное правило: встретишь человека в желтой или красной форме — не стоит с ним разговаривать, а лучше даже не приближайся. Это обладатели первой и второй категория доступа. Впрочем, они и сами знают правила. Но если вдруг произойдет утечка информации — первыми допросят тех, кто имел с ними контакты. Процедура малоприятная. Вроде все основное тебе рассказал.

— Понял. Мне вот что интересно, Роберт. С чего у генерала ко мне такое исключительное радушие? Сомневаюсь, что ты ежедневно проводишь такую подробную экскурсию каждому новому человеку.

— Считай, тебе повезло. Из-за Сальватора у нас возникла серьезная просадка по незараженным командирам. Очень много наших находилось на поверхности, когда все произошло. И раз отец решил тебя выделить среди остальных, значит считает это обоснованным. Он, можно сказать, единственный, кто обладает самой полной информацией об этом месте, и значительной о том, что происходит за его пределами.


Макс Рассел в бешеном ритме крутил педали, удаляясь от заварушки, которая разразилась за его спиной. Подумать только: люди, вместо того, чтобы дружить, стали стрелять друг по другу! Они заставили его просидеть под потолком тринадцать с половиной минут, пока на выстрелы не прибежала четвертая сторона, в виде здоровенной орды «буйных».

Пришлось на ходу учиться брать под контроль больше сотни особей, и это у него получилось неплохо! Ему удалось разогнать от входа этих воюющих из-за еды придурков и незаметно выбраться наружу, а заодно спасти свой велосипед! Он залез в одного из «буйных» и прямо под выстрелами перекатил свой транспорт в безопасное место.

Но все равно ему не нравится, что происходит. Теперь начинает казаться, что «правильных» людей осталось слишком много, а потому стоит продуманнее подходить к вопросам собственной безопасности. Против больших и вооруженных отрядов ему не устоять, если вдруг вокруг не окажется достаточного количества «неправильных».

Нет, конечно он может попробовать их выслеживать и убивать по одиночке, и даже уверен, что у него это получится — эти слабаки могут умереть от обычных дырок в животе. А еще он может залезть внутрь измененного, прикинуться «правильным» человеком и в его теле пробраться к ним в убежище. А уже там всех перекусать. Макс, ведь умный!

Но это как-то неправильно… Все классные парни в геройских плащах, про которых он смотрел фильмы, просто так людей не убивали. Только тех, кто мешал им жить, или делал гадости. «Правильные» люди пока не очень ему мешают жить, хоть и доставляют некоторое беспокойство.

В общем, решено! Сегодня же ночью он соберет свой собственный отряд. И будет лучше, если он сможет найти «спокойных», тогда ему не придется постоянно напрягаться и их контролировать. Да и со сложными приказами они справляются не в пример лучше.

Макс тормознул велосипед и посмотрел по сторонам. Ну вот! Он снова замечтался и уехал черт его знает куда! Сейчас придется вспоминать когда, и где ему приходилось поворачивать руль. По сторонам-то он не смотрел! Вот нельзя быть таким задумчивым. А если бы его кто-то подстрелил из винтовки? Вон в окружающих домах некоторые окна светятся. Вдруг там до сих пор кто-то живет?

Парнишка сильно сконцентрировался на себе, пытаясь восстановить пройденный маршрут, и вдруг понял, что чувствует измененных. О-очень много измененных! И они прямо под ним!

— Эй, вы там чего? Закопались под землю что ли? — он снова ментально прощупал скрытый отряд и чуть не закричал от радости. Это же его любимые «спокойные»!

Замечательно! Ведь среди них могут быть красивые сисястые девки! Надо это срочно проверить.

Макс, недолго думая, нырнул мыслями на глубину и открыл глаза в теле одного из тех, кого почувствовал. Как же темно! Он уже и забыл, что это такое не видеть в полной темноте! Выходит, они не умеют смотреть, так как он? Это плохо… Но сколько их здесь? Он чувствует сто тридцать пять, но кажется это еще не все. Они точно спокойные, ошибки быть не может. Неужели их кто-то прячет в такие места специально?

Та-ак… Выходит, что есть еще такие как он? Не-е… Глупость! Они бы давно уже забрали таких ценных особей с собой, чтобы защищаться от других людей. Такой дефицит на дороге не валяется. Это не «буйные», которых полным-полно вокруг. Да и за три года он не видел никого, кто бы так же хорошо лазал по небоскребам. Разве что какой-нибудь человек-паук. Но тот парень выдумка — Макса не проведешь! Он знает, что в кино даже убивают не по-настоящему!

Придется спуститься и проверить. Где-то поблизости обязательно должен быть люк.

Люк парень не нашел, зато обнаружил в девяносто двух метрах от себя станцию метро, которая была битком набита «буйными». Их было несколько сотен, и они просто стояли на месте, словно чего-то ждали. И какого, интересно, хрена эти придурки здесь собрались?

— А ну разошлись в стороны, черти! — гаркнул Макс. — Устроили мне тут посиделки!

Толпа покорно расступилась и парень увидел, что они своими телами закрывали спуск в метро. Их здесь поставили охранять «спокойных»? Что-то все это подозрительно выглядит. Ну и ладно! Главное, что он понял, каким образом пройти под землю. Макс вошел на станцию и прямо по рельсам двинул в том направлении, где обнаружил отряды. Вскоре он почувствовал свою цель, а через несколько секунд увидел их. Три группы по шестьдесят человек. Макс подошел ближе и… потерял дар речи.

— Вы кто такие? — выдохнул парень ошеломленно.

Посмотреть тут действительно было на что. Создатель одного из присутствовавших перед ним отрядов лично отобрал красивых женщин, на будущее. Члены «Верховной дюжины» не чурались прекрасного, а потому целая когорта прекраснейших созданий: известных моделей, актрис и полуголых танцовщиц была собрана в отдельное звено.

Макс медленно пришел в себя, отдышался и наконец вспомнил, зачем сюда собственно явился. Уж этих красоток он теперь точно никому не отдаст!

— Так, девчата! Хватит бездельничать! Все идем за мной! — скомандовал он, и направился к выходу. Назвать этих сошедших на землю богинь «дурами» у него язык не повернулся. Та безголовая блондинка им даже в подметки не годилась.

Измененные послушно двинулись за своим новым предводителем, и вскоре отряд, количеством в сто восемьдесят человек, выбрался на поверхность. По дороге возникла все та же проблема — «спокойные» плохо видели в темноте, а потому спотыкались на рельсах и падали. Управлять такой когортой людей было довольно затруднительно. Придется их на ночь спрятать в какой-нибудь потайном месте от бывшего хозяина, а утром приняться за поиски жилья. Ему предстоит найти очень большой дом, чтобы всем хватило места!

К сожалению, во многих окнах этого района светились люстры. Макс не знал, остался ли свет просто не выключенным, или там прячутся правильные люди. Но прямо сейчас он и не собирался это проверять. Если их заметит вооруженная группа и пострадают его девочки, будет очень неприятно.

Парень выбрался на ярко-освещенную дорогу и повел свой отряд вперед. Где-то вдали просматривались симпатичные частные домики, в которых не было опасных огней.

Спустя полчаса, Макс и его компания добрались до этих мест. Целый район перед ним остался без электричества, и юноша понял, что здесь безопасно. Осталось только найти подходящую крышу над головой.

Но что это за странные дома? Он словно попал в какой-то городок на Диком Западе… Невероятно! Макс и не знал, что такие еще строят. Откуда-то донеслось протяжное ржание коня и ощущение непонимания усилилось. Лошади в Лос-Анджелесе?

— Стойте тут! — приказал он. — Мне надо все здесь быстренько осмотреть!

Парень двинулся в сторону странных звуков и, действительно, за первым же поворотом увидел самого настоящего белоснежного коня, с золотым седлом на спине. Только он был какой-то необычный — по центру его головы торчал длинный крученый рог! Разве у лошадей бывают рога? Чудеса, да и только!

Макс читал однажды, как бешенный жеребец чуть не откусила своему хозяину голову. Он даже помнит, что после той заметки в интернете боялся крупных животных. Странно! Теперь он вообще не чувствует страха. Зато хорошо помнит, что к этим созданиям не стоит подходить сзади — они лягаются. А этот еще и забодать может!

— Лошадка, привет! — он аккуратно протянул руку к ее морде. — Ты ведь не придурок?

Конь помотал головой, фыркнул и вопросительно уставился на парня.

— Хозяева стали идиотами и про тебя забыли, да? Ты наверное кушать хочешь?

Яблоки! У Макса ведь есть яблоки! Вроде лошади их любят. Юноша не раздумывая вытащил одно и протянул коню. Тот бережно взял с его ладони угощение и довольно захрустел.

— Кажется, мы с тобой подружимся! Держи! — Макс вытряхнул из пиджака весь свой запас фруктов на землю и двинул дальше.

Отлично! Он наконец-то увидел большую красивую гостиницу. Сюда вместятся все его люди. Они спокойные и не шумят, а значит их никто не найдет до утра. Посмотрим, что там внутри.

Юноша открыл тяжелую старинную дверь, ступил через порог и… опешил. С другой стороны входа оказалась такая же улица, а сам дом, как оказалось, имеет только фасад состоящий из угла и двух стен, которые сзади подпирались диагональными подпорками.

Неправильные люди, рогатые лошади, а теперь еще и неправильный дом? Макс расстроенно вышел назад и подошел к следующему зданию с вывеской «Saloon». Здесь случилась та же история. Да что это за дурацкие постройки такие?! Как в них жить вообще?

Оббежав всю улицу, парень понял, что все вокруг подделка и ночевать здесь не получится. Однако чуть дальше, на одном из перекрестков, ему удалось заметить одноэтажное, но достаточно высокое и длинное строение с красивой надписью, сильно заляпанной кровью, из-за чего не все слова были понятны.

— Собственность «Уо…нер Бр…зе…с Студио» — прочитал он вслух. — Это что-то знакомое…

Может быть парень и вспомнил бы, где он видел похожее сочетание букв, но к его радости дом оказался самым настоящим, и все посторонние мысли тут же вылетели из головы! Здесь много места — всем его людям хватит! Интересно, кто же здесь раньше мог жить?

Макс открыл первую попавшуюся дверь и обомлел. Его глазам предстала странная небольшая комната, внутри которой находилась куча разного хлама: какие-то кисточки, зеркала, пудры, вешалки. Но главное было не это. Перед ним на столе лежал труп, облаченный в черный блестящий костюм и плащ, которые он сразу узнал. Неужели он и был хозяином дома? Этого не может быть!

— Обалдеть! Даже великий «летучий мышь» не смог выжить… — полушепотом произнес ошеломленный Макс.


Глава 12


Этой ночью Рамону Эстебану не спалось. Бывший глава наркокартеля задумчиво уставился в темный потолок контейнера, который в данный момент стал его временным домом, и размышлял. Левая рука мужчины медленно поглаживала роскошную шевелюру той самой женщины, что они сегодня подобрали в одном из разграбленных магазинов. Он не заставлял ее заниматься с ним сексом, Вивьен сама напросилась к нему вечером. Этого его не очень удивило — девушки всегда тянулись к Рамону, хотя он никогда не считался красавцем. Более того, его внешность отдавала чем-то первобытно-звериным: низкий покатый лоб, мощная нижняя челюсть, как у неандертальца, за которую он и получил свою кличку. Но при всем этом предприимчивого латиноамериканца никто не мог упрекнуть в отсутствии мозгов.

И хотя Подбородок понимал, что расположение этой красотки держится исключительно на желании занять место подле самого сильного, а заодно обеспечить защиту своей дочери; тем не менее его такой порядок вещей абсолютно устраивал. Самки всегда, и во все времена, тянулись к сильным самцам.

Она была хороша. Рамон давно не встречал такой комбинации страсти, внешности и мастерства в постели. Пожалуй, он действительно оставит ее себе. Но что делать с остальными? Он заметил, как завистливо зыркнул Гомес, когда приводил ее к нему. Однозначно, отряду нужны еще женщины, иначе в один прекрасный день, кто-нибудь из парней изнасилует молоденькую Риту, или они начнут дуреть и цапаться между собой. Определенно надо сконцентрировать свои усилия на поиске новых людей. Крепких можно брать в банду, салаги пусть работают по хозяйству, а женщины… ну, для них всегда найдется занятие.

Подбородок мягко переложил голову Вивьен со своей груди на подушку и тихо выскользнул на улицу. Сегодня луна была необычайно яркой, и он приказал не включать фонари на территории своей базы.

База… Разве можно назвать этот сраный закуток надежным убежищем? Те завалы, возведенные из старого металлолома и наспех сделанные хлипкие заборы не выдержат натиска серьезной шайки обдолбанных. А подобие сторожевых вышек, которые они сегодня наспех сварили из ржавого хлама? Десяток уродов снесут такую и не заметят. Если же ими, вдобавок, будет управлять тот странный пацан, который теперь знает где их укрытие…

Пожалуй, Рамон бы не поставил на свою победу и цента. Сколько обдолбанных этот говнюк может взять под свое управление? Пару десятков? Сотен? А может быть тысячу?

Нужно срочно найти надежное убежище. Просматриваемая территория, крепкие стены, наличие позиций для стрельбы. Стволы бы обновить тоже не мешало. Но как с этим справиться в кратчайшие сроки? У него даже полусотни людей нет. Сегодня вечером из города раздавалась гребаная пулеметная стрельба. Такого серьезного оружия у него нет. Возможно это были военные, а возможно кто-то добрался до армейского склада. Знать бы еще, где такие находятся.

Как не крути, но первым делом стоит заняться поиском новых людей. Вот та здоровенная высотка, например. Рамон поводил глазами и насчитал девятнадцать окон, в которых горел свет. Черт! Еще ведь и электричество нужно. Сколько его поселение протянет, если энергии внезапно не станет? Можно, конечно, начать собирать батареи с автомобилей, но их тоже надо от чего-то заряжать. Для этого необходимы генераторы и топливо. А в этом новомодном электронном мире почти не осталось транспорта использующего горючее. Разве что…

Взгляд Подбородка устремился в сторону океана, где находился крупнейший морской порт Америки. А что, если занять какое-нибудь большое судно? Они ведь до сих пор плавают на горючем. С берега на корабль тварям не так просто будет забраться. Топливо в порту обязательно должно найтись, и в случае пропажи электричества, они смогут продержаться на его запасах очень долго. И рыба в океане есть! Когда кончится магазинная жратва, это будет относительно хороший способ достать провиант. А если все станет совсем плохо — чем черт не шутит, возможно они смогут уплыть, если конечно у них хватит мозгов разобраться с техникой. Хотя нет, что-то он раскатал губу… Скорее всего там половина электроники не работает, как и телефоны с ноутбуками.

Путешествие до туда неблизкое и опасное, но у него есть отличные броневики, и это его несомненный козырь. А начать действовать нужно, как можно, скорее. Он не один такой умный. Решено — завтра с утра они начнут переезд.

Рамон криво ухмыльнулся, представив, как расстроится тот паскудный маленький говнюк, когда придет сюда со своими тупыми друзьями и не найдет здесь никого.


Кевин проснулся под звук музыкальной композиции телевизора и подошел к умывальнику, восстанавливая в голове события вчерашнего дня. Как оказалось, его комната В-15 была лишь временным перевалочным пунктом, и сегодня его должны будут перевести на верхние уровни блока «А», где и проживают все сержанты и лейтенанты. Вчерашний день закончился ужином в большой столовой, правда за счет Роберта, так как Кевин местной валюты пока не имел. Точнее это даже была не валюта, а просто цифры, записанные на магнитные часы-браслет, которые имелись у каждого жителя базы. Сегодня ему обещали выдать такой же, подтверждающий его право перемещаться по блокам третьей категории и получать некоторые блага подземного поселения.

Кроме установления отличных отношений с сыном генерала, ему удалось ознакомиться с уставом «Ковчега», достаточно мягким, если сравнивать со стандартным армейским. Каких-то особых пунктов, вызвавших отрицательные эмоции, в книжице не было, за исключением санкций за нарушения. Некоторые из них гласили: «в случае объявления ЧС наказание определяется решением руководства и может включать в себя виды, не предусмотренные данным уставом, определяемые действующей обстановкой».

Эта строчка прямо-таки намекала на возможный произвол, хотя генерал Макферсон самодуром ему не показался. Впрочем, Кевин мало знает об этом человеке, а при первой встрече люди всегда стараются казаться лучше, чем они есть. А выбора особого нет: не нравятся правила — уходи в город, если отпустят, конечно… Жить где-нибудь на заброшенной ферме и возделывать кукурузу, точно не для него. Он легко может быть солдатом, следователем, специалистом и тактиком, но никогда крестьянином.

Но что-то Адамс задерживается. Кевин взглянул на часы. Сегодня у него первый выезд в город с отрядом, которого он почти не знает. Задача относительная простая, учитывая что все будут с хорошим оружием: исследовать определенный руководством сектор на предмет выживших. Провести съемку указанной местности с радиоуправляемых квадрокоптеров. Последние были, по словам Роберта, достаточно «примитивными», зато не имели зависимости от высокочастотных сетей и спутников, а потому прекрасно работали в сложившихся условиях.

Наконец в дверь постучали. Замок щелкнул и в помещение вошел уже знакомый вчерашний сержант.

— Лови!

Кевин перехватил летящий предмет и удовлетворенно хмыкнул. В ладони лежал тонкий браслет из материала, похожего на прорезиненный пластик.

— Спасибо!

— Носи его не снимая, особенно в городе. Эта штуковина практически неубиваемая: не ломается, прекрасно работает на поверхности и имеет радиомаячок. С этого момента можешь передвигаться где угодно в пределах определенных секторов, но в некоторые места блока «D» тебе все равно придется заказывать пропуск и четко обосновать свой интерес.

— Не собираюсь я к вашим коровам ходить. — улыбнулся Кевин.

— Зря. Там есть такие телочки. — заметил Адамс, и, увидев удивленное лицо Уильямса, добавил поспешно. — Я девушек имел ввиду, конечно же.

Оба рассмеялись и покинули комнату, направившись в сектор «А», где и должен был проходить инструктаж.

Развод проходил в большой помещении с каменными стенами и полом из плотной металлической решетки. Сюда, пожалуй, мог бы вместится целый полк, однако в данный момент здесь присутствовало всего двадцать восемь отрядов по десять человек. Проводил собрание невысокий жилистый мужчина в полковничьих погонах. Короткий ежик светлых волос на голове, волевое лицо закоренелого вояки и внимательный взгляд. Пожалуй только белесые, почти бесцветные брови, портили почти идеальный образ «истинного офицера Американской армии».

«А вот этот однозначно не кабинетный». — скользнула мысль у Кевина.

— Вижу у нас есть новоприбывшие. — произнес полковник. — Что же, приятно с вами познакомиться, агент Уильямс. Я читал ваше личное дело и, надо сказать, очень впечатлился. Думаю, вы быстро подниметесь по службе. Меня зовут Алан Тернер, с сегодняшнего дня любые вопросы вы решаете через вашего сержанта Роя Адамса и меня.

— Ясно, сэр. — коротко ответил Кевин.

— Хорошо, что ясно. Рядовые, разойтись по своим машинам и занять места! Командиры отрядов и Уильямс подойдите к стенду для получения задач. — главный развернулся и направился к стене, возле которой находился большой стол, а также громадная карта Лос-Анджелеса и пригородов, закрепленная на подвижной конструкции.

Полковник четко и быстро обозначил районы и сферу деятельности каждого отряда, после чего сержанты забрали свои блокноты и покинули помещение. Кевин вместе со своим временным командиром двинулся следом за ними.

— Волнуешься? — поинтересовался Рой.

— Нет. — ответил Кевин. — Задачи предельно ясны: найти точку обзора, провести съемку указанного района и не шуметь.

— Главное не шуметь… — поправил его сержант, сделав ударение на первое слово. — Иначе все может полететь кувырком. Как бы там не сложилось, в первую очередь мы должны думать о себе. При любой серьезной опасности снимаемся с точки и уходим в безопасный район. Твари сбиваются в огромные отряды, хотя нам пока не совсем понятно, для чего и почему. Это мы пытаемся выяснить через съемку. Одиночек тоже хватает: и в зданиях и на улице. Таких кладем бесшумно, с использованием глушителей. Голова — максимально уязвимое место. Только следи, чтобы их кровь на слизистую не попала. Глаза, ноздри, рот — основное. Через здоровую кожу заражений пока не регистрировалось, но все же не советую экспериментировать. В машине есть специальные пластиковые маски и перчатки. Приоритет — всегда люди. Встретим по дороге группу выживших — плевать на воздушную съемку, срочно доставляем сюда. И внимательнее смотри по сторонам, некоторые выжившие вывешивают на окна надписи о помощи, другие выбегают на балкон. В общем, сегодня сам все увидишь.


Кевину относительно повезло, им достался один из небольших городов на территории Лос-Анджелеса — Эль-Монте, который мало того, что не имел слишком высоких зданий, так еще и находился в относительной близости от Ирвиндейла.

Что касается членов сопровождающего отряда, с этим был полный порядок. Парни хоть и не обладали большим боевым опытом, но свои задачи знали и понимали четко. Уильямс разговорился с ними по дороге, и выяснил, что эта операция для них уже третья. Адамс их поставил в известность о новом участнике отряда, а заодно немного рассказал о его прошлом, тем самым освободив Уильямса от возможных трений с незнакомыми людьми, заранее подняв его авторитет на необходимую высоту.

Выданный им электрогрузовик, являлся не самой защищенной машиной, но зато обладал боковыми откидывающимися окошками, достаточными для обзора и позволяющими вести стрельбу не выходя из кузова. На крыше автомобиля располагался стационарный пулемет, сам факт наличия которого внушал какое-то блаженное спокойствие.

Поездка до линии города прошла относительно спокойно. В какой-то момент машина остановилась и водитель через соединяющее кузов и кабину окно подозвал Адамса.

— Командир, я думаю здесь отличное место для съемки.

Сержант через лобовое стекло осмотрел местность и вынужден был согласиться. Им оказалась небольшая метеорологическая вышка на холме, перед самым въездом в город. Территория вокруг нее отлично просматривалась, и в данный момент поблизости не было видно ни одного зараженного.

— Сможешь заехать наверх? — поинтересовался Адамс.

— Не вопрос, командир. — ответил водитель и свернул с трассы.

Машину при съезде с дороги сильно закачало на ухабах, но затем она довольно бодро пошла в гору, и вскоре остановилась на самой вершине. Единственными подозрительными объектами в округе была небольшая будка с раскрытыми настежь дверьми, да стоящий возле нее пикап с завешанными шторами боковыми стеклами.

— Распаковываемся. — произнес сержант. — Уильямс, осмотри тачку и вон ту каморку.

Члены отряда похватали ящики с оборудованием и высыпали наружу. Сам же Кевин перехватил поудобнее снабженную глушителем винтовку и, не особо прячась, осмотрел внутренности автомобиля через лобовое стекло. Машина оказалась пустой, и он направился дальше, к той самой будке. Бывший агент бесшумно приблизился к дверному проему и прислушался. Вроде бы тихо, но сладковато-приторный запах, ударивший в ноздри, подсказал ему, что там находится труп.

Внутри каморки, прямо посередине миниатюрной комнатки, обнаружился пожилой мужчина, подвешенный на ремне к потолку за шею. Едва Уильямс сделал к нему шаг, как в воздух взлетел рой мух, и комната наполнилась противным жужжанием. Вот для кого произошедшая катастрофа, как манна небесная и источник отличной жратвы.

Кевин предпочел не проходить дальше, поскольку спрятаться здесь было негде, а лишь окинул взглядом комнату и заметил небольшой столик с недопитой бутылкой дешевого виски. Судя по всему, покойный успел убраться из города и доехать до места свой прежней работы, но, вероятно, не смог пережить утрату кого-то очень дорогого и покончил с собой.

— Все чисто? — произнес Адамс.

— Да. — негромко ответил Кевин и вернулся к парням. Те уже разложили столик, водрузили на него свои приборы и сейчас готовились к запуску квадрокоптеров. Выглядели аппараты совсем уж громоздкими, зато никак не зависели от навигационных систем и высокочастотных сетей.

— Вот с чем приходится работать. — усмехнулся худощавый парень, которого все называли Дэн. — Ни тебе джипиэса, ни онлайн-трансляции. Зато безотказные и город спокойно туда-обратно пролетят. А вот видео мы посмотрим только после их возвращения. В процессе никак.

— Локатор готов. — доложил Адамсу парень по имени Бред.

Этот щуплый и немногословный солдат был на «ты» с любой техникой, как уже успел узнать Кевин, и являлся, пожалуй, самым ценным членом отряда. Взгляд парня вопросительно застыл на командире.

— Запускайте. — велел Адамс. — Кевин, идем — увидишь, как все происходит.

Шесть аппаратов завертели лопастями, поочередно взлетели в воздух, а затем разошлись в стороны и, параллельно друг другу, направились по направлению Эль-Монте. Управление ими осуществлял непосредственно сам Бред, контролируя их положение через радар, и задавая необходимое направление.

На полную разведку ушло чуть больше сорока минут, но по итогу все аппараты вернулись в целости и сохранности. Бойцы их немедленно упаковали обратно в автомобиль, а карты памяти передали Бреду. Место радиоустановки на столе занял теперь обычный ноутбук не имеющий выхода в мировую сеть.

— И много таких удалось сохранить? — поинтересовался Кевин.

— Кого, компьютеров? — ответил Адамс. — Вроде хватает. А вообще с нами не делятся такой информацией. Наше дело маленькое — выполнять приказы.

Бред открыл на экране карту Эль-Монте, а во втором окне запустил съемку с первого дрона и начал вручную сопоставлять координаты. Улицы города в большинстве своем были пустыми и движения на них не наблюдалось.

— Вижу большую группу зараженных у метро. — комментировал он. — Еще одна собралась в южной части города. Пара небольших отрядов, в два десятка каждый, шатаются по Сан Бернардино. Стоп! Кажется, вижу выживших.

Парень остановил видео и Кевин разглядел на экране выложенную белыми тряпками надпись «HELP» на плоской крыше какого-то одноэтажного здания, возле которой удалось разглядеть машущих дрону людей.

— Отметь их на карте. И этих тварей тоже. — велел сержант.

— Сделано. — ответил парень и снова запустил видео.

По итогу, изучив полученные данные, Адамс наметил безопасный маршрут и отряд снова погрузился в грузовик. Машина медленно спустилась с холма и двинулась ко въезду. Операция спасения обещала пройти без сюрпризов, по крайней мере на первый взгляд. К сожалению, дроны не могли проверить дома внутри, и в том, что там никого нет нельзя однозначно быть уверенными.

— В этом доме должен быть выживший. — внезапно произнес Кевин.

— Стоять! — скомандовал Адамс водителю. — Где?

Машина остановилась. Уильямс вылез через люк на крыше грузовика и осмотрелся. Его внимание привлекло мельтешение в окне второго этажа небольшого частного дома. Нет не показалось. Занавески дернулись, на секунду продемонстрировав чью-то руку.

— Думаю, я прав.

— С чего ты так решил? — поинтересовался Адамс.

— Слишком активно двигается. На записи эти твари ходили, словно сонные мухи.

— Считаешь, что там спрятался человек?

— Возможно. Сходим посмотрим?

— Идем. — ответил Адамс и указал на Дэна. — Ты пойдешь с нами, остальные контролируют улицу.

Руководитель группы осмотрелся по сторонам, и не найдя зараженных, аккуратно открыл дверь и мягко спустился вниз, прихватив оружие. Кевин и Дэн сделали тоже самое.

— Не шумим. — дал указание Адамс. — Бред, садись на пулемет. Прикроешь, если что, но без команды не стрелять. Кевин, ты руководишь.

— Хорошо. — Уильямс не удивился оказанной ему чести, поскольку понимал, что это обычная проверка. Скорее всего полковник Тернер велел посмотреть на новичка в боевых условиях.

Отряд из трех человек двинулся к дому, входная дверь которого была раскрыта на распашку. Кевин знаками показал парням проверить боковые комнаты и кухню, а сам бесшумно двинулся по лестнице наверх.

— Чисто. — раздался шепот Дэна.

— У меня тоже. — вторил ему сержант.

— Адамс со мной. Дэн, остаешься на лестнице. Контролируешь проход.

Уже на подходе ко второму этажу послышалось яростное урчание и скрежет. Кевин переглянулся с командиром и показал позицию слева от интересующей комнаты. Сильный удар ногой по запертой двери, и взгляду парней предстали мужчина и женщина в окровавленных пижамах, которые отчаянно скребли ногтями по платяному шкафу. Уильямс быстро определил цель напарнику, а сам выбрал вторую Два коротких плевка из каждого ствола, и не успевшие ничего сообразить измененные повалились на пол. Адамс выхватил из-за пояса нож и перерезал обоим глотки, сливая кровь прямо на ковровое покрытие.

— Так надежнее. — сообщил он. — Теперь точно не поднимутся.

Кевин оценил решение, вспомнив, что с ремингтоном эта процедура была бы лишней. Тот разносил голову так, что и отрезать уже было нечего. К сожалению, дробовик слишком шумный и не подходит для таких тихих операций.

Им пришлось потрудиться, открывая заблокированный изнутри шкаф, но все же они смогли аккуратно выдавить его створки. Внутри обнаружилась девочка, лет шести, в ночной рубашке. Ее испуганный взгляд забегал по сторонам, и она негромко захныкала:

— Папа и мама меня скушать хотели… Почему? Почему? Пить… У вас есть водичка?

— Спокойно малышка. — Кевин протянул ей руку. — У нас есть водичка, но она внизу. Сколько ты здесь просидела?

Та задумалась и пожала плечами.

— Не знаю. Я хочу к маме. Они с папой заболели, да? Вы их ведь вылечите?

Взгляд девочки скользнул на пол. Командир Кевина попытался закрыть от нее распластанные тела, но не успел. Глаза малышки широко раскрылись, но Уильямсу удалось ей зажать рот до того, как она успела завизжать.

— Быстро вниз. — он повысил голос. — Дэн, у тебя спокойно?

— Да, на третьем никого. — послышалось из коридора.

Девочка извивалась в руках и пыталась вырваться, но для Кевина спасение малышей было не в новинку. Главное, чтобы не кричала. Солдаты быстро спустились на улицу и забрались в машину.

— Дайте флягу, живо. — произнес Кевин.

Один из солдат передал воду и бывший агент поднес пластиковую бутылку ко рту девчонки. Та немного растерялась, поскольку пить и кричать одновременно было неудобно, но все же сделала выбор и жадно присосалась к горлышку.

— Вот так. — он улыбнулся Адамсу. — Доволен?

— Доволен. Кажется, ты легко справишься с командованием.

Всего в этот день, кроме девочки, им удалось отыскать еще шестерых: четверых студентов, укрывшихся на крыше спортзала, и набожную супружескую пару. Последние выбежали им навстречу сами и, по дороге прожужжали все уши, постоянно рассказывая о «каре господней для соблазнившихся дьявольскими таблетками». В целом все прошло как по учебнику: отряду удалось тихо и бесшумно спасти уцелевших и обойтись минимумом выстрелов, а заодно получить обширные данные об обстановке. Адамс остался доволен операцией. Ясно было, что это не все спасшиеся люди, но что есть, то есть.

На базе их встретил лично полковник, который отдал приказ солдатам отвести спасенных в сектор «В», а затем пригласил Адамса и Кевина на совещание сержантов. Бывший агент с удовольствием бы его проигнорировал, предпочтя этой болтовне горячий душ, в который убежали остальные солдаты, но пришлось подчиниться.

— Вы прибыли последними, Адамс, но я вижу, что к порученному заданию отнеслись ответственно. У вашей группы семь спасенных людей за сегодня, и вся техника на месте. Как показал себя Уильямс?

— Отлично. — сообщил ему сержант. — Мне его нечему учить. Благодаря его внимательности мы спасли ребенка, которого я бы не заметил.

— Поздравляю, агент Уильямс. — Тернер похлопал Кевина по плечу.

— Как остальные отряды, сэр? Надеюсь никто не погиб? — Кевин обратился к полковнику, не обращая на похвалу особого внимания.

— Все более, чем хорошо, но одна наша группа потеряла квадрокоптер при странных обстоятельствах. Идемте, Уильямс, вы и Адамс должны это увидеть.

В кабинете полковника собрались все двадцать восемь командиров, участвовавшие в выезде. Большинство выглядели уставшими, и лишь один крупный мужчина с неряшливой бородкой казался очень беспокойным.

— Докладывай, Роджер. Все в сборе.

— Мне, наверное, проще показать, сэр. — он вынул из кармана флеш-карту и протянул ее главе поисковых отрядов. — Это запись с того дрона, который мы сегодня потеряли. Я специально съездил за ним, но от него остались только обломки.

На большом экране монитора появилось изображение города с низколетящего квадрокоптера. Он неторопливо снимал окрестности, а командир отряда комментировал.

— Третья Западная улица. Укрупните здесь, сэр.

Полковник выполнил его просьбу, а затем лица собравшихся вытянулись от удивления.

— Это, что еще за бразильский карнавал? — ошеломленно произнес полковник.

— Хотел бы я знать… — ответил командир отряда.

На мониторе отчетливо было видно, как по дороге шагает большая колонна измененных. Их руки были заняты всевозможными сумками и коробками. В самом центре построения шли разодетые в перья женщины, которые окружали мрачную фигуру в черном плаще. Ее обладатель ехал верхом на белом…единороге, а поведение и движения этого человека говорили о том, что он вполне здоров, не инфицирован и превосходно себя чувствует.

— Вот, сейчас! — возбужденно произнес, бородатый.

Всадник поднял голову и посмотрел прямо в объектив дрона. И хотя разрешение камеры не позволяло совсем уж четко рассмотреть его юное лицо, предмет, мгновенно возникший в его руке, был вполне различим.

— Рогатка? — зашептались сержанты, не сводя глаз с экрана. — Он что, хочет сбить дрон с рогатки? Совсем идиот?

В следующую секунду что-то мелькнуло в воздухе. Дрон понесло кувырком в сторону, и изображение с камеры стало темным, а кабинет полковника наполнился восторженным гулом.

— Охер… простите, сэр. Я поражен.

— Я не понял… Он что, командует этими тварями?

— Похоже на то.

— Может это все из-за него? Вся эта срань вокруг?

— Смеешься? Один малолетний дегенерат в черном плаще уничтожил весь мир, а затем приехал в Лос-Анджелес?

Сержанты наперебой выдвигали свои версии. Лишь Кевин стоял молча, погруженный в свои собственные мысли. Полковник Тернер задумчиво тер лицо ладонями и размышлял.

— Все свободны. — наконец произнес он. — Я должен обсудить это происшествие с генералом Макферсоном. К утру мы определимся, как поступить с этим «рыцарем смерти».

Сержанты хохотнули над шуткой начальника и поочередно покинули кабинет, но бывший агент ФБР остался стоять на месте.

— Идем, Кевин. — позвал его удивленный Адамс, остановившись в дверях.

— Вам особое приглашение нужно, Уильямс? — раздраженно произнес полковник.

— Нет, сэр. Думаю вам стоить знать, что я однажды уже видел этого паренька с рогаткой. Взгляните на эту запись. — Кевин протянул полковнику завалявшуюся в кармане флеш-карту. — Это все, что я успел забрать с прежнего места работы.


Глава 13


Митчелл Лоуренс допил содержимое бокала и яростно швырнул его в экран огромного телевизора. Дисплей сверхдорогого устройства мгновенно покрылся густой сеткой трещин, что вызвало лишь горькую усмешку его владельца. Он обхватил ладонями голову и облокотился локтями на стол.

Все полетело к черту! Он, кумир миллионов девчонок, трижды обладатель премии Грэмми, теперь вынужден прятаться в собственном доме и вздрагивать от каждого шороха! «Они» приходили за ним… Его долбанные сумасшедшие соседи два дня сидели под его дверьми, вместе с его же садовником и чистильщиком бассейна. Они скребли по стеклам его веранды своими грязными лапами, оставляли на них жирные грязные разводы и ждали. Ждали его…

Все сошли с ума! Даже преданная горничная хотела покусать его, и лишь каким-то чудом удалось ее застрелить из пистолета. Он истратил почти всю обойму, пока она не успокоилась. Следующие двое суток мужчина боялся спускаться на первый этаж и подходить к ее трупу. Однако, запасы еды быстро закончились, а те что остались — начали портиться. Этот чертов «умный» холодильник, с доступом к интернету, больше не работал, и кухня медленно, но верно наполнялась запахами протухшего мяса. Митчелл даже не мог его выкинуть на улицу, ведь «они» тогда узнают, что он еще жив.

А потом «они» внезапно ушли. И Лоуренс понял, что остался один на этом свете. Теперь он частенько вылазил на крышу своего дома и смотрел в бинокль. Округа словно вымерла. С одной стороны, это радовало, поскольку видимой опасности больше не было. А с другой… Чего дальше делать-то? Продолжать сидеть в огромном пустом доме и ждать голодной смерти?

Может быть стоит выйти на улицу и поискать какие-то консервы в ближайшем магазине? Он всегда презрительно относился к подобной еде, как впрочем и к любой другой, что могла долго храниться искусственным способом. Митчелл считал ее ненастоящей. У него еще оставалось немного пригодных к упогтреблению продуктов, но он понимал, что это ненадолго. Мужчина перебрался на ту сторону, крыши, где у него находился бассейн и снова приставил окуляры к глазам.

Твою мать! Прямо по по главной улице в его сторону двигалась огромная толпа людей. «Они» вернулись?

Митчелл терпеливо дожидался, когда сможет рассмотреть их лица. А уже меньше, чем через минуту по его спине пробежал мороз. Глаза идущих оказались безжизненными и… знакомыми. Он узнал Сару Гамильтон! Еще неделю назад Лоуренс с ней встречался на переговорах, предлагая записать свой новый проект дуэтом, а теперь она с «ними»… И Бетси? И Линда? Не может быть!

А это кто? Нет! Только не это, пожалуйста!

В самом центре шествующей колонны Митчелл обнаружил грозную фигуру в черном плаще, восседающую на белом единороге. Он трясущимися руками перевел бинокль на лицо всадника и побледнел. Серые глаза на красивом лице медленно затягивали его разум внутрь Адской бездны… И пусть их обладатель был совсем еще молод, но Митчелл точно знал! «Он» явился за ним! Повелитель мертвых пришел по его душу! Тело мужчины затряслось от ужаса, и он быстро пополз обратно к выходу на мансарду.

Нужно срочно выпить таблетки! Спокойно, все это только мерещится. Просто Лоуренс уже три дня не пил свои таблетки, ведь они остались внизу возле тела горничной.

— Она давно мертва… Она ничего не может тебе сделать… — повторял он, осторожно спускаясь по лестнице в гостиную.

Но если Повелитель мертвых здесь, значит она может восстать? Митчелл бегом рванул обратно в спальню и схватил в руки пистолет. Два патрона. Хватит ли их? У него есть еще немного, но они в гараже. А выход к нему все через тот же первый этаж.

— Спокойно, Митч. — произнес он сам себе. — Ты же знаешь, что Повелитель мертвых — это только плод твоего воображения! Мистер Соммерс на последнем сеансе обещал, что Повелитель не придет, если он не будет пропускать прием лекарства.

Кое-как убедив себя в этом, Лоуренс медленно спустился вниз и благополучно добрался до стеклянного столика в гостиной. Лицо скривилось от смрадного запаха, исходящего от гниющего трупа горничной. Она точно мертва, он уверен. Вон, даже мухи появились. Только подумать! В его особняке, за одиннадцать миллионов долларов — мухи! Неужели это конец?

Горсть таблеток просыпалась в подставленную ладонь, и Митчелл забросил в рот двойную дозу, запив ее прямо с горлышка графина. Все бокалы в гостиной разбила эта поехавшая служанка, что теперь неподвижно лежит в луже собственной крови. И она уже не поднимется — это просто невозможно. Митчелл прикрыл глаза и почувствовал, как ему становится легче и спокойнее. Лекарство быстро начало действовать.

Надо же! Повелитель мертвых. Какой вздор!

Лоуренс расхохотался от своей собственной глупости и неспеша поднялся наверх. Мансарда, теперь выход на лестницу, и вот он уже снова на своем любимом наблюдательном посту. Руки больше не тряслись и уверенно сжимали бинокль. Он снова посмотрел вдаль, а через секунду, еле сдерживая крик, помчался вниз, словно ужаленный змеей.

Повелитель мертвых не ушел! Напротив, он проехал совсем недалеко от его дома! Заметил ли он его? Нет! Нет… Нужно срочно уходить, он обязательно явится за ним!

Мужчина вбежал в свою роскошную спальню, схватил с кровати одеяло и начал быстро закидывать в него первые попавшиеся предметы. Выходной костюм — не нужен! Трусы, носки — это пригодится. Ножи, ему обязательно нужны ножи! Он свернул вещи в узелок и помчался на кухню. Кухонный набор для резки всевозможных продуктов отправился к остальным вещам, а следом за ним пара бутылок вина и остатки какой-то, еще более-менее пригодной еды. Только бы успеть!

Решив, что самое ценное он собрал, Митчелл быстрыми шагами сбежал по лестнице, пересек гостиную и влетел в гараж. Узелок отправился на пассажирское сидение авто, а его владелец торопливо выудил из металлического сейфа коробку с патронами и уселся на место водителя. Коллекционный Ламборгини, работающий на старом добром бензине, громко взревел, и ворота гаража медленно сдвинулись вверх. Хорошо, что хоть электричество пока есть!

Митчелл знал, что дорога может быть опасной. Он даже не понимал, куда он прямо сейчас поедет. Но разве эта неопределенность может даже на сотую часть сравниться с тем ужасом, что его ждет, когда придет Повелитель? Машина выехала на приусадебную дорожку, автоматические ворота внешнего забора особняка услужливо раскрылись и великолепный автомобиль, еще три дня назад стоивший почти два миллиона долларов, быстро начал удаляться от особняка.

Уже на выезде из Беверли-Хиллз, Лоуренс вспомнил, что забыл свои таблетки. Плевать, больше он домой никогда не вернется!


Сегодня Кевин остался на базе. Как и вчера, он явился на развод к указанному времени, однако полковник ему сообщил, что генерал Макферсон опять желает с ним встретиться. Отряду Роя Адамса велели дождаться Уильямса, а остальные сержанты, получили свои обычные задания и отправились в город. После этого они вместе с главой военного подразделения отправились уже знакомым путем в рабочий кабинет руководителя «Ковчега». Мужчины достаточно быстро преодолели сеть извилистых коридоров и вошли в приемную. Кевин коротким движением руки отсалютовал Роберту, а затем, проследовал вслед за Тернером.

Внутри кабинета, помимо самого генерала, присутствовал худой мужчина, с легкой сединой и угловатым лицом, а также весьма красивая женщина, при виде которой Кевина охватил легкий трепет. И это стало удивительным для него, поскольку он никогда не относился к тем, кто легко увлекается слабым полом. Обычно Уильямс предпочитал услуги проституток один-два раза в неделю, считая, что по итогу это обойдется дешевле содержания постоянной подруги, а главное — никто не будет компостировать мозги после работы. Но эта очаровательная штучка, словно магнит притягивала взгляд.

Блондинка, по всей видимости натуральная, но не тот тип, который отличается чересчур бледной кожей, боящейся Калифорнийского загара, а вполне себе румяная и ладная. На лице минимум косметики: слегка подведенные тушью ресницы, да почти бесцветная помада на полных выразительных губах, скорее подчеркивающая, что их обладательница не особо переживает по поводу своего внешнего вида. Фигура женщины оказалась скрыта желтым бесформенным халатом и Кевину оставалось лишь представлять, что скрыто под ним. Но, вроде бы, там тоже все в порядке.

Черт! Да у него сейчас мысли, как у неоперившегося юнца! Уильямс отогнал невовремя разгулявшиеся фантазии и постарался переключить внимание. Кстати, мужчина тоже в желтом халате. Похоже, что он сейчас станет участником диалога с теми загадочными обитателями запретных секторов, о которых позавчера рассказывал Роберт.

— Доброе утро, полковник Тернер. — генерал крепко пожал руку подчиненному и перевел взгляд на Кевина. — Доброе утро, агент Уильямс.

С Кевином начальник базы ограничился коротким кивком и указал вошедшим их места, неподалеку от остальных.

— Знакомьтесь, это руководитель сектора «Е» — мистер Дональд Андерсон, а эту красивую девушку — зовут Джейн О'Брайн, она начальник лабораторий отдела… — Макферсон сделал короткую паузу. — Скажем, особо важных исследований.

Все заняли свои места, за исключением генерала, который развернул свой громадный монитор к собравшимся и стукнул пальцем по клавиатуре. На экране появились знакомые кадры с сероглазым парнем. После повторного просмотра обоих записей, взгляды присутствующих устремились на Уильямса.

— Вы что-то можете еще добавить к этому? — поинтересовался Андерсон.

— Могу. — ответил Кевин. — В моем отделе существует… точнее существовала видеозапись, как наш парень без страховки спускается вниз по стене семидесятиэтажного небоскреба меньше, чем за две минуты.

— Существовала? — снова поинтересовался мужчина в желтом халате, нисколько не обратив внимания на сам факт такого невероятного спуска.

— Я не могу сказать точно. Хранилась ли она у моего коллеги только на компьютере, или имеется дополнительная копия на независимом носителе.

— У вас есть еще какая-нибудь информация о нем? — слово взял генерал. — Имя, возраст, остальные данные?

— Нет. Но мой покойный коллега упоминал, что на него неоднократно поступали жалобы. Наверное, что-то и есть, но повторюсь: мне неизвестно, где у Тима хранились данные. Возможно, в информационном центре ФБР существуют какие-то записи в бумажном виде. Но там, скорее всего, только заявления. Насколько мне известно, парень еще ни разу не был задержан полицией.

— К сожалению, это нам ничего не дает. — произнес генерал. — Тогда вы можете идти. Спасибо, мистер Уильямс.

Кевин поднялся с места и внутренне поморщился, сообразив, что опять не узнает ничего нового для себя и вновь вернется к не самой интересной работе и картографии. Да и расставаться с красоткой очень не хотелось, кажется она на него смотрит чуть чаще, чем того требует деловой этикет.

— Есть еще кое-что. — решился он.

И снова взгляды собравшихся сконцентрировались на нем.

— У меня стойкое ощущение, что я его знаю…

— То есть?! — Андерсон вскочил со своего места.

— Как будто я уже его видел в прошлом. Лицо, глаза…

— Постарайтесь вспомнить, Кевин. — впервые заговорила женщина. — Нас интересует любая информация об этом невероятном юноше. Он может стать источником ответов на огромное количество вопросов. Тех, что станут спасением для миллионов инфицированных.

«Черт! Какой же у нее чертовски приятный голос! Погоди, ты что, запал, старина? Ты ее видишь в первый и, возможно, в последний раз. Думай! Где ты видел этого мальчика? Думай!» — мысли роились в голове Кевина. — «Стоп! А почему я сказал мальчика? Парень давно уже не ребенок».

Ухватившись за зацепку, Уильямс шаг за шагом стал что-то припоминать, но пока очень смутно. Единственной яркой картинкой в памяти стала та, где фотография этого парня была приколота скрепкой к старому делу. Нераскрытому делу… Кажется, это была серия объединенных расследований.

Ученые! Ну, конечно!. Это были те самые ученые!

— Он проходил по одному из моих дел, — уверенно ответил бывший агент. — Считался пропавшим без вести. Его родители серьезные специалисты в области науки, отца зовут… кажется…

— Говорите Уильямс, говорите. — генерал выжидающе смотрел на своего нового командира.

— Сейчас… — Кевин напряг память, и внезапно заговорил увереннее. — Дэвид Рассел. Да, точно! Ребенка зовут Максом, и у него серьезное расстройство личности аутистического характера.

Послышались удивленные возгласы, однако Кевин продолжил:

— Так уж получилось, что несмотря на служебный запрет, я всегда копировал документы, которые проходили через меня. Мне так было проще работать — меньше беготни. Если мы организуем поездку до моей бывшей работы, то сможем говорить более предметно. Заодно я бы мог забрать документы по «Новому будущему». Насколько я помню, вас они очень интересовали.

— Создатели Сальватора. — процедил генерал. — Тернер, мы можем направить туда один из отрядов?

— Можем. — кивнул полковник. — Это западная окраина Лос-Анджелеса. Вчера мы там частично провели аэросъемку, и я могу дать положительный прогноз. Но у меня возникает встречный вопрос. Допустим, я выдам технику и отряд. Допустим, Уильямс сможете добраться до своего шкафа, и даже найти то самое дело. Какую конкретно пользу из этого извлечет «Ковчег», помимо вашего личного интереса? Уж простите, но я должен знать из-за чего рискую людьми.

— Мы будем знать точно, что это за парень, — вмешалась в разговор Джейн — И по имеющимся у нас базам данных, возможно, сможем найти какие-нибудь сведения о нем. Полковник, вы сами знаете, что инфицированные Сальватором люди хоть и кажутся на первый взгляд неконтролируемыми, но подчиняются каким-то своим правилам. Некоторые из них, например, собираются в группы строго в определенных местах. А этот юноша легко управляется с двумя сотнями, да еще и заставляет их делать достаточно непростые действия. Я хочу знать о нем все! Он наш ключ к пониманию многих вещей.

— Разумно. Но тогда я не вижу смысла тратить время на эти поездки. — возразил Тернер. — Третья западная улица! Вчера днем его засекли именно там. Как вы думаете, далеко он ушел с такой большой группой за сутки? К месту его дислокации не обязательно добираться через весь город, мы можем зайти с северо-запада, запустить дроны и их дальности полета вполне хватит, чтобы просканировать там все. Предлагаю сразу брать пацана в оборот и везти его в «Ковчег». А уж здесь мы зададим ему любые интересующие нас вопросы.

— Вы не совсем правы, полковник. — ответил генерал. — Во-первых я не могу просто так взять, и отбросить возможность получить материалы, которые собирал мистер Уильямс. Во-вторых, даже если мы возьмем этого парня, вы сможете дать гарантии что он вообще что-то скажет? Вы когда-нибудь в своей жизни общались с аутистами?

— Извините, сэр. — Тернер понял, что допустил грубую ошибку и не учел индивидуальных особенностей парня.

— В-третьих, — продолжил Макферсон. — Предположение фантастическое, но… Если он активирует зараженных «Ковчега»? Представьте себе две тысячи наших сотрудников, одновременно сошедших с ума. Понимаю, вы опять посчитаете меня параноиком, но то, что творит этот парень, и некоторые данные наших исследований не подчиняются объяснению с точки зрения существующей науки и относятся к области паранормального. Я не хочу допускать даже минимального шанса потери убежища, или хотя бы одного его сектора. И, в-четвертых, вы всерьез считаете, что Макс будет бездействовать, когда вы его попытаетесь взять? А если он на вас пять тысяч зараженных пошлет? Да они просто погребут под своими телами даже танки!

— И что вы предлагаете альтернативой? — нахмурился Тернер. — Если ваши гипотезы верны, то я однозначно не готов посылать людей в подобную мясорубку. Максимум до места работы Уильямса.

Генерал задумчиво постучал по столу костяшками, словно подталкивая свои мысли и поднял взгляд на Кевина, обратившись непосредственно к нему:

— Я предлагаю организовать один небольшой отряд для поездки в Бюро расследований и извлечь документы, о которых вы говорили. Затем с крыши здания произвести разведку дронами и установить дислокацию этого парня. Он направлялся в сторону Беверли Хиллз, а штаб ФБР, как мы знаем, находится на границе с этим районом. Убиваем двух зайцев. Далее, машина доставит вас в безопасное место поблизости от места его пребывания, и затем вы организуете скрытое наблюдение за этим парнем. В одиночку.

Собравшиеся ошеломленно уставились на генерала, но он даже не обратил на эти взгляды внимания.

— Нет, если хотите, Уильямс, я могу вам дать в сопровождение отряд бойцов, но вы лучше меня знаете, что они станут для вас обузой. Я в курсе, в каких местах вы побывали и на что способны, когда дело касается разведки и выживания. По крайне мере были способны до того, как перешли на работу следователем. Лучшей кандидатуры для такой задачи нам не найти. Можете отказаться, я вас пойму.

В кабинете воцарилась тишина. Изумленный Кевин слышал каждый удар своего сердца, видел глаза собравшихся. В них читалось неприятие идеи генерала Макферсона, но вместе с тем и слабая надежда. Боялся ли он? Еще бы! Однажды ему уже пришлось проделать подобный путь на курьерском мопеде, но ситуация была иная: у тварей хватало жратвы, город еще гудел своим обычным шумом, да и у него просто не было иного выхода.

Поездка в Эль-Монте была другой. Мертвая тишь, почти беззвучный электродвигатель автомобиля, и ты мягко ступаешь по каменным ступенькам, боясь раздавить ботинком случайное стекло. Лишь внутри грузовика чувствуешь себя хоть в какой-то безопасности. И это почти пустой пригород. Сейчас же речь же шла об участке, который еще только-только начали разведывать. И ладно бы проехать с ветерком на броневике, но ему придется идти пешком, пробираться через груды автомобилей, толпы инфицированных и полчища мух. Вдыхать смрад гниющих трупов, обустраивать точку наблюдения.

А потом еще как-то вернуться обратно…

— Агент Уильямс? — Макферсон не сводил с него взгляда. — Может у вас есть какие-то особые пожелания, которые я могу выполнить? Увеличить ваш кредит? Новые апартаменты? Максимально ускорить возвращение вашего армейского звания? Поставить командиром отряда?

Кевин и сам не знал, чего он желал. Старый мир рухнул, но случайно удалось попасть сюда, и ему здесь пока нравится. А что дальше? Чего он хочет сам? Не для общего дела, а непосредственно для себя. Гулять по барам сектора «С» в свободное время и надираться алкоголем вусмерть? Это не для него. Узнать, кто стоит за этой катастрофой, иметь доступ к информации «не для всех»? Пожалуй, да. И еще познакомиться с этой красоткой, наверное. Но их разделяет стена строжайшей секретности. Рискнуть?

— Как я понял, — наконец заговорил Кевин, глядя на Джейн. — Сектор «Е» занимается изучением причин и последствий катастрофы. Я хотел бы иметь в него доступ, например перевестись работать туда.

— Исключено! — замотал головой Дональд Андерсон.

Джейн улыбнулась краешком губы, а Тернер лишь широко открыл глаза. И только лицо генерала осталось невозмутимым.

— Зачем вам это, Уильямс? Вы научный работник? У вас есть необходимые знания? Важную для работы информацию, полученную от сотрудников лаборатории, боевым отрядам мы озвучиваем в любом случае.

— Тогда, пользуясь своим правом отказаться от крайне опасного задания, я вернусь в свою группу и продолжу спасать людей. Разрешите идти?

— Идите. — холодным тоном ответил глава собрания.

Что же, не повезло… Но он хотя бы попробовал. Кевин бросил прощальный взгляд на девушку, поднялся из-за стола и направился к выходу.

— Стойте! — раздался голос Джейн. — Мистер Уильямс, подождите.

Бывший агент остановился и развернулся лицом к столу, а женщина обратилась к Андерсону:

— Дональд, мой доклад. Покажи его генералу.

Начальник сектора «Е» пожал плечами и передал папку руководителю проекта «Ковчег». Тот быстро пробежал по нему глазами и Кевин, по старой привычке, отследил его мимику. Пару раз во время чтения у Макферсона удивленно взлетели брови. Однако он терпеливо дочитал все до конца и произнес:

— Это невероятная информация! Но я пока не пойму, к чему вы клоните, О'Брайн?

— Теперь нам нужны новые образцы, сэр. — быстро заговорила Джейн. — И с каждым днем потребность в них будет возрастать, если обнаруженная мной тенденция сохранится. Нам необходимы подготовленные люди, которые займутся исключительно этим направлением. В связи с этим предлагаю кандидатуру мистера Уильямса в ряды специального подразделения, обеспечивающего нужды лаборатории. Таким образом он получит свой доступ, вы — нужные вам документы о корпорации, а мы — последующий материал для исследований. Ну и, безусловно, тот мальчишка — главная и общая наша цель. Все довольны.

— Ваша идея не лишена логики, О'Брайн. — задумался генерал.

Его правая рука легонько отстукивал костяшками пальцев по столу однообразный ритм, словно метроном. Это длилось около минуты и наконец Макферсон произнес:

— Мистер Уильямс, вы готовы заняться ежедневной ловлей зараженных и работе с ними? Живых зараженных, заметьте. Только на этих условиях вы получите свой доступ, а вместе с ним и некоторые ограничения. Секретность накладывает ответственность, и это не пустой звук.

— Я против полного доступа. — возмутился начальник лаборатории.

— Я не спрашивал вашего мнения, мистер Андерсон. — довольно жестко ответил ему генерал. — Пока что я здесь решаю, кому и что выдавать.

Кевин слегка растерялся — такого предложения он точно не ждал. Бывший агент обвел глазами присутствующих: нервничающего главу лаборатории, сурового Тернера, невозмутимого Макферсона и снова остановил взгляд на женщине. Он никогда не умел красиво ухаживать за ними, зато отличался исключительной прямотой и решительностью. Ловить зараженных? Пожалуй это будет поинтереснее, чем вытаскивать маленьких девочек из шкафа.

— Один вопрос. Мисс О'Брайн, вы замужем? — произнес он.

— Нет. — удивленно ответила ученая.

— Я согласен на ваши условия, господин генерал. — озвучил свой вердикт Кевин.


Глава 14


Макс Рассел радовался, как ему ловко и без потерь удалось переправить свой будущий отряд к новому месту жительства. Более того! Он все-таки сообразил, что попал на одну из голливудских студий, а потому с самого утра организовал своих подчиненных и хорошо прошелся по киношным павильонам. В них нашлось много дорогой и красивой одежды, а также полезных вещей, которые ему еще пригодятся. И пускай у него пока нет настоящего оружия, зато ему удалось отыскать целый склад бутафорского! Ведь он все равно не собирается охотиться на людей. Но с пушками в руках его охрана будет выглядеть намного серьезнее и случайным уцелевшим придется крепко подумать, прежде чем нападать.

А еще утром кто-то пытался следить за ним. Ему это совсем не понравилось, и он подбил их вертолетик! Жалко, что тот так далеко улетел и упал где-то на соседней улице. Макс поэтому и не стал его искать, ведь у него были дела поважнее — ему удалось обнаружить по дороге целый нетронутый магазин еды! На этот раз он поступил по умному и не оставил этим жадным людям ничего. Ящики и мешки с продовольствием отправились прямиком на плечи его преданного отряда. Теперь вкусной пищи должно хватить не на один месяц.

И конечно же карта! Он раздобыл бумажную карту Лос-Анджелеса, и смог понять, куда его занесло. А заодно дорисовал, пусть пока и в двухмерном виде, ту, что хранилась в его памяти. Вышло так, что он забрел в Беверли-Хиллз, и это замечательно! Макс слышал, что раньше здесь жили крутые кинозвезды, может быть даже тот дохлый человек-летучий мышь, а теперь будет жить он со своими девочками!

В этот раз ему никто не мешал. Престижный район на удивление оказался тихим и спокойным; даже «буйных» почти не встречалось. Впрочем, для обычного жителя Лос-Анджелеса это не было удивительным. Все же плотность населения здесь относительно мала, а большую часть территории занимают громадные виллы. И сегодня Максу предстоит тяжелая задача — найти ту самую, на которой он будет жить со своим новым отрядом. Это, между прочим, намного сложнее, чем ложку выбрать!

Парнишка расположил свой отряд в небольшом парке, который достаточно плохо просматривался с улицы, после чего решил переодеться. Рваный смокинг и дурацкий плащ его уже достали — абсолютно неудобная одежда. И как только супергерои во всем этом ходят и не потеют?

Юноша спешился с коня и первым делом подозвал к себе измененного, что тащил тяжелый ящик с фруктами. Макс, кстати, был приятно удивлен их силе и выносливости — пожалуй, правильные люди столько с тяжелым грузом никогда не прошагали бы.

— Вот, Пегасик, кушай яблочки, пока не сгнили! Сейчас я отцеплю эту дурацкую штуку с твоей головы.

Он внимательно осмотрел крепление на голове лошади и довольно быстро снял бутафорский рог. Парень даже порадовался, когда понял, что он ненастоящий. Значит, его конь самый обычный жеребец, а не «неправильный», как остальные придурки вокруг. Просто кто-то ему приделал на лоб эту глупую штуковину, вот и все.

Теперь одежда. Надо выбрать что-то поудобнее, да и денек обещает быть жарким и солнечным. Макс порылся в трофейных ящиках и отыскал легкий спортивный костюм. Вполне подойдет. Ему предстоит много бегать и лазать сегодня, пока он не отыщет самый лучший дом.


Рамон Эстебан внимательно наблюдал за тем, как происходит погрузка. Решение было принято — сегодня они поедут искать себе новое убежище. Жалко, конечно, бросать насиженное место, к которому они так привыкли за эти годы. Копы всегда боялись соваться в их район, носившего славу одного из самых дурных мест на территории Лос-Анджелеса. Но теперь безопасности угрожают не легавые, а безмозглые обдолбанные ублюдки, которых не интересуют бабки. Да и свинец в груди им тоже почти не мешает. Утром к их поселению подходила небольшая группа, которую достаточно быстро удалось положить, но следующая может оказаться куда серьезнее.

Хватит! Пора сваливать туда, где их не достанут. У него есть броневики, и, пожалуй, угнать их оказалось лучшим его решением с момента начала этого гребаного апокалипсиса.

— Босс! Босс! — испуганный голос с вышки прервал размышления.

Гомес. Ну чего он так истошно воет?

— Чего разорался?

— Босс… — голос парня немного дрожал. — Поднимись сюда.

Похоже, пахнет неприятностями. Подбородок злобно сплюнул на землю и начал взбираться по вертикальной металлической лестнице. Хотелось надеяться, что этот малый опять испугался какой-нибудь незначительной мелочи.

Но что это? Какой-то звук… Рамон прислушался и до его ушей донесся рев автомобиля. Бензиновый двигатель? Какой кретин решился покататься на громыхающем корыте по городу, заполненному обдолбанными? Что за псих?

— Держи, босс! — Гомес протянул ему бинокль и указал пальцем направление. — Туда смотри.

Главарь банды взглянул в указанном направлении и, на секунду, оцепенел от ужаса:

— Гребаный выкидыш койота! Сучий потрох! Он же сейчас все нам похерит! Куда же ты, ублюдок, несешься?!

Причиной его негодования стал желтый спортивный суперкар, что с бешенным ревом гнал в их сторону. И если бы дело ограничилось только этим… За автомобилем бежала толпа уродов, какую Подбородку еще не приходилось видеть. Сотни, нет тысячи обдолбанных! Этот недоносок собрал на свой хвост целый район!

— Винтовку, быстро! — Рамон схватил оружие из рук часового и прицелился. Еще можно попытаться его остановить.

Пять громких выстрелов подряд сотрясли воздух, подняв на уши всех жителей базе.

— Что там случилось? — донеслось снизу.

— Босс, все в порядке?

Рамон не отвечал и внимательно продолжал наблюдать за поврежденной машиной. Ее резко увело в сторону, а затем она врезалась в кирпичное здание, метрах в двухстах от них.

Проклятие! Он так и не попал в ублюдка! Вон он, живой… Ну, хоть автомобиль удалось остановить.

Да какого хрена он опять выдумал? Ну что за конченный урод! Бежать туда, откуда в тебя стреляли — это надо быть полным имбецилом!

Тем не менее, человек мчался прямо к ним на базу, увлекая громадную толпу тварей за собой.

— Да чтоб твою мамашу драли в жопу черти! — изрыгнул проклятие Рамон. — Давай сюда еще патроны!

— Они… они все внизу. — залепетал напуганный Гомес.

— Спасите, умоляю! Не стреляйте, пожалуйста! — донесся издалека крик мужчины. — Я — Митчелл Лоуренс…

Подбородок никогда не следил за веяниями современной поп-музыки, но имя показалось ему знакомым. Чертов урод! У них больше не остается времени закончить погрузку; придется бросать часть продуктов, иначе не уйти.

— Быстро! Быстро все в броневики! — заорал Рамон и начал торопливо спускаться вниз.

Отряд засуетился, беспорядочно занимая свободные автомобили. Все смешалось в одну неразбериху и главаря это жутко напрягало:

— Да быстрее вы, вашу мать! Сейчас же все подохнем! Брось ты этот ящик, Хосе! Выезжаем через задние ворота, немедленно!

— Спасите! Умоляю, спасите! — среди нескончаемого хаоса послышался новый голос. — Пожалуйста, не бросайте меня!

В ворота базы влетел незваный гость, испуганно вращающий глазами по сторонам. Подбородок выхватил автомат из рук ближайшего подчиненного и спрыгнул с крыши броневика. Сейчас он его «спасет»!

— Конченная тварь! Из-за тебя же сдохнем! — Рамон перехватил оружие за дуло и с размаху обрушил приклад на голову бывшего короля поп-музыки. Тот мгновенно закатил глаза и рухнул на землю.

— Мигель, Эдмундо! Забросьте этот кусок свиного дерьма в машину! — он злобно пнул валяющегося на земле артиста и побежал к воротам посмотреть обстановку. Секунд тридцать осталось, не больше. Ничего, он еще спросит по полной с этого сукиного сына.

— Рита! Рита! Ты где? — сквозь беспорядочный гам донесся испуганный голос Вивьен.

— Я здесь, мамочка!

— Едем, быстро! — рявкнул главарь.

Один за одним броневики начали покидать территорию. Первый, второй, третий… Рамон высунул голову из люка и наблюдал за происходящим.

Раздался оглушительный грохот и самодельные стены со стороны главных ворот пали, а внутрь базы устремились озлобленные твари. Они ползли друг по другу, падали, снова вставали. Пытались ухватиться за броневики и гибли под их колесами. Парни Рамона, как могли, отстреливались сверху, но это казалось бессмысленной тратой патронов. Часть из обдолбанных уже начала пробовать взбираться на крыши их машин.

— Закрыть все люки, и гоните в порт, как только можете!

Подбородок захлопнул крышку и исчез в недрах кузова. Вроде все успели. Его взгляд остановился на испуганной женщине, сидевшей рядом с другими членами отряда.

— Все хорошо, дорогая. Мы от них уйдем. — попытался он успокоить ее.

— Рита… она осталась там! В другой машине.

— Не бойся, девочка. — Рамон слегка приобнял ее за плечи. — Мои парни знают, что делают. Сейчас оторвемся.

— Я хочу ее видеть! — Вивьен вскочила на ноги и попыталась открыть люк.

— Сядь, дура! Нельзя открывать! — выругался Подбородок. — Тебе не понятно, что я говорю?

Сквозь тихое урчание мотора электроброневика было слышно, как по крыше скребут когти. Маленькие круглые окошки с боков полностью закрыли тела их хозяем, исключая любой обзор.

— Пожалуйста, Рамон. — взмолилась она. — Я хочу знать, что с ней все порядке.

— Черт! Как же ты меня достала! — главарь перебрался в начало автомобиля. — Родриго. Спроси по рации, в какой машине едет девчонка.

— Она была с Костой в самом последнем броневике. Я видел. — ответил один из парней.

— Коста, как слышишь! — водитель взял переговорник рации.

Динамик затараторил разными голосами, сливая все звуки в одну сплошную какофонию. Рамон выхватил устройство из рук подчиненного и рявкнул:

— Все заткнулись! Мне нужен Коста!

Тишина.

— Коста, ответь, мать твою!

— Босс. — послышался взволнованный голос Мигеля. — Кажется… кажется он не смог выехать…

— Рита-а-а! — услышав его слова, женщина вскочила на ноги и начала кулаками бить в крышку люка. — Выпустите меня… выпустите… Я никуда не поеду без дочери.

— Держите ее. — приказал Рамон.

Пара солдат оттащила женщину от люка. В голове Эстебана запрыгали хаотичные мысли. Он попытался прильнуть к окнам, в которых, наконец-то, появился просвет и посмотреть обстановку. Машины уже набрали скорость и уверенно начали отрываться от основной толпы. Однако он так и не смог увидеть, что творится позади.

— Мамочка! — в рации раздался испуганный голос девушки.

— Рита! — женщина попыталась вырваться из обхвативших ее рук парней.

— Рита, золотце! — заговорил Рамон. — Что ты видишь?

— Ничего! Я одна внутри. Мне страшно…

— Где Коста? — Подбородок старался говорить ровно, чувствуя, как тело охватывает неприятное предчувствие.

— Они его… он не смог закрыть дверь… Я боюсь… Они везде лезут… Тут окошко в кабину…

Вивьен снова забилась в истерике и истошно завизжала.

— Да закройте ей рот! — заорал Рамон не своим голосом и замахнулся кулаком, но в последний момент смог удержаться от удара.

Так, спокойно. Похоже она в новой модели броневика, где водитель отделен от пассажиров перегородкой со стеклом. Он снова заговорил в рацию:

— Риточка, солнышко. Ты закрыла окошко спереди?

— Д-да… Они его там едят… Я вижу… Мне страшно! Пожалуйста, быстрее меня заберите… Пожалуйста!

— Родриго. — обратился Рамон к своему водителю. — У нас на крыше кто-то сейчас есть?

— Вроде всех сбросил. Сейчас гляну. — он включил регулировку боковых зеркал и внимательно осмотрел крышу. — Нет, один все еще висит.

— Сбрось немного скорость, я посмотрю обстановку. Все в сторону от люка!

Подбородок откинул крышку, в которую мгновенно просунулась оскаленная морда измененного.

— Лови, уродец! — Рамон дал в скалящуюся рожу залп, забрызгав свою же одежду. Обмякшее тело обдолбанного покатилось по крыше и свалилось на дорогу.

— Осторожно босс! Кровь может быть заразна.

— Без тебя знаю. Дайте бинокль.

Зрелище, открывшееся его глазам было ужасающим. Колонна благополучно оторвались от погони, но вот за ней все превратилось в кишащую живую массу. Их базу, да и всю территорию вокруг заполонили разъяренные ублюдки. Твари облепили потерянный броневик Косты со всех сторон, дрались за брошенные продукты и жрали все подряд; а по дороге к ним стекались все новые и новые потоки уродов. Дьявол! Это самоубийство, возвращаться туда. Девчонку придется бросить. И все из-за гребаного придурка, что испортил погрузку!

Подбородок спустился вниз и снова взял рацию.

— Мигель, этот гондон пришел в себя?

— Да. Несет какую-то хрень про повелителя мертвых и его слуг. Якобы, мы должны его защитить от них.

— Защищайте его даже от Сатаны. Если этот крашенный хер сдохнет, или сбежит — шкуру с вас спущу. Я лично ему сегодня растолкую, что значит испортить планы Рамону Эстебану.


В этот раз Тернер выдал отряду Адамса полноценный армейский броневик, а кроме того, Кевину собрали рюкзак со списком всего, что он пожелал взять в опасное путешествие. Здесь даже имелась миниатюрная, но очень мощная камера с оптическим зумом, замаскированная под авторучку. Ее он решил взять в последний момент, помимо обычной, скорее из ностальгии. У него когда-то была такая же. Так что старый вояка оказался вполне доволен полученными вещами, впрочем, как и дорогой. Им удалось почти беспрепятственно въехать на Уилширский бульвар с западной стороны города. А вот дальше начались проблемы.

Первой стала большая толпа измененных, которая двигалась прямо по шоссе, навстречу им. Естественно, что они не стали вступать в бой, а предпочли заглушить двигатель, остановиться и задраить окошки светонепроницаемыми заслонками. Твари медленно двигались мимо них, не обращая внимания. Кевин оставил небольшую щель и прильнул к ней глазом, внимательно наблюдая за поведением зараженных.

Они премещались с одинаковой скоростью. Грязные, в порванной одежде, молчаливые. Тем не менее Кевин отметил, что их движения довольно уверенные. Не было шатания из стороны в сторону, которое так любили показывать голливудские киноделы. Чувствовалась в них немалая сила.

Заметил он и то, что трупов на улицах почти не осталось. Мухи и птицы не успели бы разобраться с ними за такое короткое время. Хотя, нет. Вон еще один лежит внутри разбитой машины.

Едва Кевин о нем подумал, как один из инфицированных резко повернул голову и принюхался. Отсюда было хорошо видно, как раздуваются его ноздри. Измененный встрепенулся и в два быстрых прыжка приблизился к законсервированному трупу. Ближайшие к нему особи последовали за ним, и из общей толпы отделился ровный полукруг. Остальные твари даже не отреагировали и продолжили идти вперед. Черт! Это стоит заснять. Кевин начал развязывать рюкзак, продолжая наблюдать и размышлять.

Сигнал? Они обмениваются сигналами? Как-то слишком геометрически ровно они разделились. Похоже у этой связи есть какой-то радиус действия. У машины с трупом завязалась небольшая потасовка, и, безжизненные до этого, твари снова стали быстрыми. Такое ощущение, что они специально экономят силы.

А затем произошло то, чего Кевин никак не ждал. Среди этой толпы обнаружился парень с очень крупной головой. Он не стал драться за еду, а просто наблюдал, как его тупые собратья раскачивают автомобиль.

Он пытается думать? Черт! Да где эта проклятая камера?!

Внезапно, головастый решительно двинулся к машине, обошел ее с другой стороны и потянул за ручку. Труп вывалился наружу, где сразу был растерзан остальными. Кровавое пиршество началось.

— Дерьмо… — тихо выдохнул Кевин. — Обидно, что не успел сделать кадр.

— Что там было? — прошептал Адамс.

— Один из них осознанно открыл машину. Кажется, не все из них тупые. Или этот тип сразу был чересчур умный, или они заново учатся. А может просто вспоминают.

Произнося эти слова, Кевин вдруг четко осознал, что действительно хочет больше знать о них, и вовсе не потому, что в лаборатории работает красотка Джейн. Предложение генерала выглядело все более интересным, хоть и несло в себе определенные риски.

Зараженные закончили трапезу, разошлись по сторонам и снова медленно двинулись. Кевин надеялся, что они последуют за этим парнем. Тогда можно будет предположить, что у них есть думающие лидеры. Но нет… «Умный» зараженный абсолютно им оказался неинтересен. К удивлению бывшего агента, от трупа не осталось даже костей и одежды. Неужели они сожрали все?

Рука наконец-то нащупала обе камеры. Большую Кевин положил поверх рюкзака, а миниатюрную спрятал во внутреннем кармане куртки. Лучше хоть что-то из этого всегда держать под рукой.

Спустя десять минут, вокруг не осталось никого, и Адамс отдал приказ ехать дальше. Путь впереди был относительно чист, но все же им попался независимый индивид, который брел в одиночку. Увидев броневик, он бездумно кинулся на него лоб в лоб, и Кевин отчетливо услышал, как под колесами захрустел его череп.

— Приехали! — сообщил водитель. — Остановка — «ФБР».

— Готовимся! — приказал Адамс. — Водитель останется здесь, остальные на выход.

Отряд высыпал на улицу и занял позицию у стеклянной двери. Она оказалась сильна исковеркана, а две из трех створок полностью осыпались. Все-таки они прорвались наружу.

— Сначала зачистка, потом выгрузим дроны. Кевин, руководи. Ты знаешь здание.

Уильямс кивнул и повел отряд вперед. На том месте, где он в прошлый раз застрелил безногого охранника, осталось только бурое пятно крови. Не было ни трупа, ни останков. Неужели они и друг друга теперь едят? Или он все себе отрастил? Сомнительно…

Коридор, знакомый арсенал, черновая лестница.

Впереди раздался хруст стекла и Кевин резко поднял руку. Группа замерла. Из бокового офиса вышел одинокий измененный и, не заметив их, поплелся вперед. Не учуял? Значит не такой уж у них великолепный нюх, по крайней мере пока кто-то не начнет истекать кровью, или не загниет. Адамс поднял ствол и прицелился, но Уильямс помотал головой и вытащил нож.

— Дурак? — одними губами прошептал сержант.

Бывший агент на цыпочках подкрался сзади и резким ударом всадил лезвие в основание шеи зараженного. У того подкосились ноги, отчего он сразу повалился на пол.

— Ааарх…

Пользуясь тем, что противник парализован, Кевин быстро вскрыл ему горло и начал сливать кровь на пол. Измененный, спустя полторы минуты, затих и перестал показывать какие-либо признаки жизни.

— Надо будет подумать о том, чтобы завести себе небольшой топорик. — задумчиво произнес Уильямс. — Эффективно и бесшумно.

— А если бы он тебя заметил? — проскрежетал зубами Адамс.

— Ты бы всадил ему пулю в голову. — просто ответил Кевин. — Но от глушителя винтовки внутри здания исходит слишком много шума. В такой мертвой тишине он сразу привлечет ненужное внимание. Да и подобный опыт не помешает.

Лестница оказалось чистой, а двери все так же закрытыми на замки, кроме двух этажей. На одном из них он убил Крамера, чем привлек большую толпу. Вывалившиеся наружу двери намекали, что те твари в итоге прорвались. Трупа начальника отдела внутренних проверок здесь также не оказалось. Отряд двинулся дальше.

На этаже, где располагался бывший кабинет Уильямса, створки осталась висеть на петлях, но были выгнуты настолько, что сразу становилось понятно — человек здесь протиснется легко. Значит есть шанс, что все твари отсюда тоже давно ушли.

— Так, ребята. — зашептал Кевин. — Здесь три выхода: через лифт и через эту лестницу; есть еще центральная. Зачищаем мой этаж, затем я остаюсь и собираю документы. Вы на крышу и готовьтесь прочесывать окрестности дронами. Я подойду к вам сразу, как только закончу.

— Думаешь они отсюда не ушли? — поинтересовался Адамс.

— Думаю ушли, но проверить все равно нужно. Закрытые уровни тревожить не будем — они нас не интересуют.

Этаж, в итоге, оказался пустым и группа двинулась выше, а Кевин с замершим сердцем вошел в свой отдел. Тела его коллеги Тима уже не было, как, впрочем, и всех остальных. Накатила неприятная ностальгия, но он попытался прогнать ее прочь и извлек мешок. Старые нераскрытые дела агента одно за одним стали отправляться внутрь. Заодно Уильямс, не глядя, забросил туда и все бумаги со стола Тима — потом тщательно посмотрит.

Готово! Он последний раз окинул взглядом кабинет и направился к лестнице. Скорее всего, парни уже вытащили ящики на крышу. Кевин поднялся по лестнице до конца и выбрался на открытый воздух, где уже вовсю раскинулась полевая радиоточка.

— Отправили в Беверли Хиллз. — сообщил Адамс. — Далее по списку у нас Западный Голливуд и бульвар Санта-Моника, если не найдем его, то…

— Мы потеряли дрон. — негромко перебил его Бред. — Сигнал пропал.

— Так быстро? Мы же их только запустили!

— Сможешь точно отметить место? — поинтересовался Кевин.

— Сейчас попробую рассчитать. — техник погрузился в расчеты, перенося координаты с экрана на бумагу.

Пару минут спустя он протянул Уильямсу карту, где в районе Беверли-Хиллз был отмечен кружок с относительно небольшим радиусом.

— Отправь туда еще дрон, на другой высоте. Это могло быть случайностью — натянутый провод или еще что-то. — скомандовал Рой.

— Ты уверен? — удивился Бред. — Он достаточно высоко шел. Там нет таких больших строений.

— Отправляй. Полковник дал нам полный карт-бланш на эту операцию. — ответил Адамс. — Дроном больше, дроном меньше. А вот Кевин у нас один.

Группа склонилась перед дисплеем и внимательно следила за новой точкой на экране. Неожиданно она замельтешила и пошла резко вправо, а затем исчезла с радара.

— То же самое место. — произнес Бред. Он, как и все рядовые в их отряде, не был в курсе о сути персонального задания Уильямса.

— Теперь я могу уверенно сказать, что его сбили. — произнес Адамс, задумчиво глядя на Уильямса. — Но мы не слышали выстрела, значит стреляли из…

— Значит мы его нашли. — перебил его агент.

— Кого? — хором воскликнули парни, которые и не подозревали о существовании Макса Рассела, сбивающего дроны с рогатки.

— Сворачиваемся. — приказал сержант, проигнорировав их вопрос. — Кевин, ты точно уверен, что тебе не нужна наша помощь?

— Нет. Заезжаете сюда завтра и послезавтра в полдень. Точка встречи здесь. Если меня не будет, значит я оставлю у входа послание, которое вы обязательно найдете. И да, передай этот мешок Тернеру.


Глава 15


Макс удивленно посмотрел на юго-восток, где находился Скид-Роу. Оттуда ветер принес множественные звуки выстрелов, и почему-то парень посчитал, что они не могли доносится иначе, как с базы Рамона. Интересно, с кем он там воюет?

Да и ладно! Ему это не особо-то и важно. Главное, что он снова обхитрил загадочных наблюдателей и смог подбить целых два вертолетика! На этот раз он точно знает, куда они упали. Теперь точно получится узнать, что это такое!

Первый аппарат, тем не менее, отыскать так и не удалось. Зато второй обнаружился на территории одной из соседних вилл. Он даже не разбился, потому что приземлился прямо в глубокий бассейн. И это беда… Макс ведь совсем не умеет плавать. Придется его как-то доставать другим способом.

Парнишка огляделся по сторонам и заприметил длиннющий сачок. Кажется, он уже видел такой в одном фильме для взрослых. Там еще чистильщик бассейнов ловил им трусики хозяйки, которые она постоянно забрасывала в воду, лишь бы заняться с ним сексом. Отлично! Сейчас он попробует им подцепить эту летающую штуковину!

Макс старательно поводил инструментом по дну и довольно быстро смог подцепить дрон. Тяжелый, но не настолько, чтобы он не справился с ним. Ну-ка, что там у нас?

Парень внимательно осмотрел прибор и увидел на его брюхе круглую линзу. Они что, фотографировали его с воздуха? Так-так… Парнишка напряг память и попытался вспомнить, мог ли он попасть в кадр. Сегодня точно нет, потому что он стрелял из укрытия, куда спрятался сразу, как только услышал подозрительное жужжание в небе. Но вот вчера… Вчера его точно могли сфотографировать! Правда он был относительно далеко от Беверли-Хиллз, а значит есть вероятность, что его уже не найдут.

А вдруг они знают, где примерно упал их вертолетик и придут искать его? Неужели ему придется опять уходить в новый район? Ну уж нет! Тащить сто восемьдесят спокойных через весь город он больше не собирается. Да и замечательную виллу он уже нашел и перевел туда всех. Там есть большой сад и много вкусной травы, которая очень нравится Пегасику!

Юноша почесал голову и задумался. Пожалуй, он попробует их обмануть. Жалко только, что из-за этих противных наблюдателей у него опять может сорваться запланированное на сегодняшний вечер лишение девственности. Может получится так, что вместо секса придется защищать свой новый дом.

Парнишка схватил летающее устройство и выскочил на улицу. Наверное, вот это открытое место подойдет. Он быстро выковырял флешку из гнезда и бросил дрон прямо в центре большого перекрестка. Отлично! Устройство прекрасно видно издалека, а значит хозяева легко его найдут! Тут-то Макс и узнает, кто за ним следит!

Теперь нужно спрятаться. Вон тот домик с распахнутыми воротами кажется превосходным местом. На его крыше можно укрыться и наблюдать. А еще оттуда прекрасно видно тот самый особняк, в котором он расположился. Если они придут сюда с оружием и их будет много, то он сможет незаметно сбежать. А если мало — убьет их всех! Они, наверное, думают, что самый хитрые, но не знают, что Макс Рассел тоже не дурак!


Кевин благополучно достиг Беверли-Хиллз и искренне порадовался, что ему удалось сделать это без лишних приключений. Теперь стоит решить, как вести себя дальше. Скорее всего, загадочный парень сейчас встревожен из-за дронов. Нет, подумать только, сбивает их одним выстрелом из рогатки! Силен.

Бывший спец прекрасно разбирался в оружии, и бесшумные его виды были знакомы ему не понаслышке. Конечно, с боевой рогатки в спецотряде ему стрелять не приходилось, все-таки у таких серьезных подразделений есть более удобные и эффективные способы незаметно поразить цель. Но парень исключительно хорош, и почему-то кажется, что он вполне может с нее убить человека. В том числе и самого Уильямса, если тот случайно попадется ему на глаза.

Кевин решил не светиться и незаметно двигался вдоль каменных заборов и укрытий, пока не достиг небольшого парка. Место скрыто деревьями от любого наблюдения снаружи, и относительно близкое к точке падения дронов. Думается, здесь можно сделать остановку и разведать окрестности. Он перебрался через ограду и выбрался на территорию большого сквера, где его ждал сюрприз.

— Ну привет, дружок. Отметился ты знатно, со своим единорогом. — прошептал сам себе агент и улыбнулся.

Натренированный взгляд спеца мгновенно выцепил затоптанную лужайку, на которой, помимо всего прочего, обнаружился брошенный ящик из-под фруктов и несколько свежих куч конского навоза. Он проследил глазами направление следов и двинулся вперед.

Все. Дальше идти опасно. Агент расположился под высоким деревом и открыл рюкзак. Хорошо, что он догадался взять подходящий камуфляж. Надетые вещи сменила полевая форма — в ней пареньку будет сложно его разглядеть в густой листве. Готово. Кевин спрятал лишнюю поклажу в кусты, нацепил на шею мощный бинокль и медленно двинулся вверх по стволу. Он не торопился, не тряс ветки и не шумел. Маловероятно, что у пацана есть хоть какая-нибудь подготовка, чтобы обнаружить его. Тем не менее, вбитая за годы службы привычка переоценивать возможности противника, никогда не бывает лишней. Поспешность в выводах сгубила множество жизней, и он это прекрасно знал.

Поднявшись на нужную высоту, Уильямс извлек нож и начал потихоньку срезать лишние ветки, постепенно приоткрывая себе обзор. Пожалуй, достаточно. Агент взял в руки бинокль и уставился вдаль, неторопливо и тщательно рассматривая каждый участок.

— Так-так. — произнес он одними губами, обнаружив валяющийся на дороге квадрокоптер. — Интересно. Почему ты у нас такой красивый и невредимый лежишь аккуратно в центре перекрестка, да еще и на самом просматриваемом месте? Очень ты уж удачно упал…

Кевин быстро прикинул в голове возможные варианты и сделал себе заметку. Ну не верилось ему, что дрон мог так идеально приземлиться, очень похоже на ловушку. Пожалуй стоит здесь посидеть подольше. Мужчина настроил на камере расстояние, сделав пару снимков дрона и ближних домов. Затем он извлек из кармана питательный шоколадный батончик и закинул себе в рот половину, не на минуту не убирая окуляры от глаз. Интересно, на какой из этих крыш спрятался пацан?

Ответ Кевин получил с наступлением темноты. На мансарде одного из домов всего лишь на секунду показалась человеческая фигура и тут же исчезла.


Ну и где же вы? Макс устал бесцельно смотреть на проклятый вертолетик. Скоро стемнеет, а никто за ним не идет. И есть очень хочется… Наверное им плевать на него, и он зря здесь сидит, как дурачок.

Парень с расстроенным видом поднялся на ноги и спрыгнул вниз, прямо на клумбу с цветами, ничуть не переживая за последствия. Всего-то шесть метров, семьдесят три сантиметра. Перекат, вскочить на ноги, и вот он уже бежит к своим ненаглядным девочкам! Сегодня он обязательно одолеет это глупое отвращение и засадит каждой красотке по разу! Интересно, за сколько времени получится сделать это?

Добравшись до виллы, Макс внимательно осмотрел плоды своих трудов. По всему периметру усадьбы через равные промежутки стояли его бойцы. Каждый был неподвижен, словно на параде и держал в руках самое разное бутафорское оружие. Выглядели они как-то не очень страшно.

— А ну-ка сделали свирепые рожи! Вы солдаты, или подтанцовка из балета?

Измененные, как один, оскалились. Макс довольно хлопнул в ладоши и направился в дом. Этот отличный трехэтажный особняк понравился ему больше всего. Внутри него уже приятно пахло едой; в его отсутствие девочки постарались на славу и приготовили множество различных блюд.

— Ну и чего вы замерли, как неживые? Накрывайте на стол и садимся кушать! — парень осмотрел свой гарем и восхищенно присвистнул. — Как же вас, все-таки, много и все мои!

Дом пришел в движение и вскоре огромный стол в гостиной наполнился всевозможной едой, достойных королевских особей: здесь был изысканный тунец, белужья икра, куча ароматных мясных блюд, украшенных зеленью; и конечно много тортов и пирожных! Макс тщательно выбирал себе дом. В этом было все для комфортного проживания, начиная от холодильника, размером с целую комнату, и заканчивая теннисным кортом и бассейном, которые ему не очень-то были и нужны. Впрочем, поучиться плавать он попробует завтра утром. Оказывается, это полезное умение!

— Ну, поднимем бокалы! — Макс поднялся со стула и осмотрел свору красоток, которая целиком уместился за праздничным столом. — За нашу сегодняшнюю ночь, девочки!

— Аррха…

— Урхх…

— Так! Я приказываю вам пить и есть! За едой принято молчать, так что ведите себя достойно! Молиться богу не обязательно.

Измененные женщины пригубили вино и накинулись на еду. Макс отметил, что они кушают намного активнее, чем та тупая блондинка, которой Серхио отстрелил голову. Уже неплохо… Юноша сделал пробный глоток и тут же выплюнул содержимое на скатерть.

— Фу! Ну и дерьмо! Как эти дураки только пьют это? Газировка же намного вкуснее!

Измененные, в отличии от него, нисколько не пострадали от вкуса вина и быстро уничтожили все угощение. Макс ошалело поглядел на опустевший стол, на их перемазанные соусом лица и выдохнул:

— Вот вы жрать! Я же так не прокормлю вас. Ладно, три дня не ели и не умерли, а значит вас можно кормить пореже. — его взгляд хищно прошелся по полуголым девицам. — Ты, и ты. Вас я буду трахать первыми. За мной.

Он выбрал двух самых красивых девочек и повел их наверх, в громадную спальню, чувствуя, как на него накатывает дрожь нетерпения. Вот сейчас, уже скоро, он станет мужиком… Но с каждым шагом по широкой мраморной лестнице, на него вновь накатывало неприятное чувство — то самое отвращение. Ну почему так происходит?!! Ведь только что было все нормально, и он их хотел!

Макс все-таки завел их в комнату с панорамными окнами, где повалил красоток на роскошную кровать, после чего велел им раздеться и раздвинуть ноги. Те беспрекословно подчинились.

К сожалению, управляющему технобионту в организме юноши было безразлично какие желания испытывает его носитель. Задача, заложенная инструкцией Создателя, предельно ясна: не допустить соития с низшими. Но объект крайне сильно сопротивляется, и вполне способен усилием воли подавить чувство отвращения. Придется пойти на крайние меры.

— Ну же, дружок! Ты что?!! — Макс испуганно смотрел на свое внезапно обмякшее достоинство и никак не мог понять, что с ним происходит. — Эй, девочки! Помогайте!

Ничего. На этот раз он даже не смог возбудиться с помощью рук красоток. Похоже, что это сильнее него.

А может быть он импотент? Макс когда-то читал про таких и смеялся до слез, а теперь, выходит, сам оказался из этих…

Расстроенный парень обнаружил на тумбочке коробку сигар с дорогой массивной зажигалкой, схватил одну и выскочил на балкон в одном халате. Может хотя бы курить ему понравится? А то что-то пока не клеится у него со взрослой жизнью. Он аккуратно поджег кончик сигары и что было силы втянул в легкие здоровенную порцию дыма.

Его чуть не вывернуло на изнанку! Юноша злобно швырнул сигарету вниз и уже было собрался уходить, как вдруг заметил на противоположной крыше торчащую из-за под края флигеля голову человека, прекрасно различимую в темноте, благодаря уникальному зрению.

Это не труп! Парень точно помнил, что днем там ничего такого не было. На лице незваного гостя был надет какой-то странный шлем, как у робота, и он смотрел прямо в его сторону. Хозяин вертолетика?

Ну, сейчас ты у меня получишь!

Проклятье! Рогатка осталась в кармане штанов.

Спокойно! Нельзя показывать человеку, что он его заметил. Наверное, эта странная штука помогает незваному гостю видеть в темноте. Но этот придурок, скорее всего, не знает, что Макс умеет видеть ночью и без всяких дурацких приспособлений. Парнишка зашел обратно в комнату и задернул толстые шторы.

А дальше парень мгновенно очутился на другом краю дома, выпрыгнул в окно, перемахнул высокий забор и помчался вдоль него прямо босиком, сжимая в руке рогатку. В этот раз он не стал брать с собой дротики, а решил ограничиться камнем. Юноша двигался бесшумно и очень быстро. Этот наблюдатель его ни за что не увидит сквозь стену!

Ну вот и все — он уже за его спиной. А этот дурак все еще пытается его разглядеть на балконе. Макс сильно растянул жгут, но в последний момент передумал убивать, и чуть ослабил натяжение. Он его допросит!

Шлеп!


Кевин сидел в засаде и тихо недоумевал… Он смог пробраться к этой вилле по темноте, смог выследить, где прячется нетерпеливый парнишка, что так неосторожно покинул свой наблюдательный пост. Да он даже примерно подсчитал число жителей этого безумного поместья и сделал кучу снимков. Но то, что перед ним предстало было таким… несуразным?

Мир уничтожен, повсюду царит разруха и хаос, люди едят людей. А этот малый живет и веселится, как будто ничего такого не происходит. Кажется, ему все это даже нравиться! Кевин был уверен, что одна из тех двух девушек на его кровати была Линдой Ви — популярной голливудской актрисой. Правда парень с ней оконфузился. Впрочем, это как раз меньше всего удивило Уильямса. Пожалуй, он тоже не смог бы заняться сексом с этими тварями.

Но сам факт! Пацан во время апокалипсиса живет в Беверли-Хиллз, с кучей обнаженных фотомоделей, и считает это нормой!

Кстати, какие-то странные у него зараженные. Приличные, что ли… Они непохожи на своих собратьев и даже кажутся на первый взгляд вполне нормальными людьми. Хотя нет, те уроды с космическими бластерами в руках, сделали такие страшные морды, что даже жутковато становится. Кевин давно понял, что оружие у них бутафорское. Уж в чем-чем, а в этом он превосходно разбирался.

Выходит пацан не такой уж и неуловимый. Зараженных поблизости очень мало — Уильямс легко сюда добрался без единого выстрела. Даже если учесть, что парень может каким-то образом их призвать из других районов, то у подготовленного отряда вполне хватит времени, чтобы положить этих клоунов с игрушечными стволами и взять их хозяина. В убежище его пока опасно вести, из-за недостаточного количества информации, но вот подержать где-то в карьерах Ирвиндейла можно. Пожалуй, он погорячился — парень не сильно опасен, хоть и умен. Кевин по достоинству оценил его задумку с упавшим дроном.

Жаль, что Адамс приедет только завтра. Придется сидеть здесь и ждать. Еды ему хватит более чем. Возможно стоит поспать — дом, который он выбрал для наблюдения, оказался полностью чист.

Кевин аккуратно заполз за флигель и позволил себя встать и размяться. А через секунду в его ушах раздался хлопок и что-то твердое врезалось в затылок. В глазах агента потемнело, и он успел почувствовать как теряет равновесие. Нет!


Он очнулся от холода, и судя по ощущениям — полностью голый. Яркая лампа под потолком неприятно резанула по открывшимся глазам. Где он? Как же так вышло?

События, предшествующие попаданию сюда, медленно всплывали в гудящей голове. Он сидел на крыше, а потом рухнул с нее на землю. Но перед этим был сильный удар сзади. Кевин попытался дотронуться до затылка, но понял что его руки скованы. Что это?

Затекшие запястья обвивали розовые пушистые наручники, какие можно купить в любом секс-шопе. Декоративные, а значит слабые. Агент сделал мощное усилие и соединяющая их цепь лопнула, стрельнув неприятной болью в пострадавшем от падения теле и без остановки гудящей голове.

Кстати, голова. Кевин сделал вторую попытку пощупать ее и понял, что она густо обмотана бинтами. Сильно ныло плечо, а еще нестерпимо болело колено. Да и ощущения в животе не очень приятные, словно желудок оторвался. Здорово он видимо грохнулся… Но, вроде, ребра целые.

Неужели его поймал тот парень? Но как ему удалось так незаметно подобраться к нему? Кевин не допустил ни единой ошибки.

Ладно. Понемногу разберемся. Уильямс попробовал пошевелить пальцами ноющей ноги, затем стопой. Больно, но на перелом не похоже. Скорее вывих. Ну-ка!

Кевин смог подняться и понял, что если он и вывернул ногу, то кто-то ее уже вправил. Это сделал тот юноша? Странно, почему он его вообще не убил? Агент повертел головой по сторонам и понял что находится в каком-то подземелье. Так: несколько бочек с надписями и треугольные стойки с ячейками, заполненные бутылками из темного стекла. Он вытащил одну и присвистнул. Надпись на бежевой этикетке гласила «Chateu Mouton-Rotchild 1945».

Ого! Уильямс не был особым знатоком вин, но и без этого прекрасно понял, что это весьма, и весьма дорогая штука. Похоже, ловкий пацан притащил его в подвал своего особняка. Пора начинать искать способ выбраться отсюда.

Мужчина медленно похромал вперед, опираясь на выложенную из камня стену, и уперся в толстую стальную решетку, за которой была массивная деревянная дверь. Дьявол! Он внимательно осмотрел фигурный старинный замок, и обреченно выдохнул. Такой с наскоку не открыть, даже если он найдет какой-нибудь инструмент, что навряд ли.

Пацан сделал его, как дилетанта. И это было отвратно. Откуда у беспризорника-аутиста такие навыки? Да, агент видел, на что он способен. Разбитая невероятным образом витрина, тот спуск с небоскреба, потрясающе точная стрельба из рогатки! И самое удивительное — управление зараженными! Определенно, этот парень загадка и скрывает в себе невероятные таланты. Но он ведь всего лишь неопытный пацан, никогда не нюхавший пороха, а Кевин профессионал, каких немного, даже в Соединенных Штатах.

И тем не менее, это не Макс, а Кевин сейчас сидит без штанов в винном погребе. Мужчина выругался и попытался открыть бутылку. Безумно хотелось пить, и алкоголь точно был не лучшим решением, пусть даже и такой дорогой. Уильямс надеялся, что он хоть немного притупит боль в теле, однако проклятая пробка словно приросла к стеклу и никак не продавливалась пальцем.

Черт с ним! Кевин резко ударил горлышком по решетке и отколол его. Получилось вполне аккуратно, теперь главное не порезаться. Однако не успел он пригубить содержимое, как услышал голос за дверью.

— Глупый человек проснулся?

Уильямс опешил от такой наглости. Хотя… В принципе, пацан в своем праве его так называть.

— Проснулся, проснулся. — буркнул он.

Кевин бы мог попытаться его обмануть, но понимал, что двойные двери и конструкция подземелья не позволят ему устроить засаду. Придется как-то договориться с этим парнем. Юноша не убил его, а значит еще должны быть шансы. Ну что стоило взять с собой шлем, а?! С другой стороны, кто мог ожидать такого подвоха? Между тем моментом, как парень задернул занавеску, и тем, как Кевин получил по затылку, не прошло и пары минут. Мальчишка визуально не выходил из дома и никак не дал понять, что обнаружил его засаду.

— Зачем ты пришел ко мне? Зачем следил? Разве я тебе что-то сделал плохое?

— Может откроешь хотя бы одну дверь? — произнес Кевин в ответ. — Если хочешь — давай поговорим.

Возникла небольшая пауза, словно парень обдумывал его предложение. Через минуту ручка деревянной двери повернулась и Кевин увидел за решеткой насупившегося парня. Тот стоял с растянутой рогаткой, на которой было прицеплено странное приспособление. Вместо камня в держатель была вложена короткая металлическая стрела. После такой Кевин точно не встанет.

— Я задал вопросы. — произнес парень. — Ты умеешь говорить. Значит ты — правильный человек, а правильные люди долго не живут, если в них сделать дырку. Поэтому тебе лучше отвечать.

— Хорошо, хорошо… — Кевин поставил бутылку на пол и поднял руки. — Только задавай по одному вопросу. Голова раскалывается, уж извини.

— Зачем ты следил за мной?

— Потому что ты необычный. Произошла катастрофа, почти все люди на Земле погибли и превратились в монстров.

— Они не монстры. Просто неправильные люди. — замотал головой парень.

— Это для тебя они неправильные люди. — буркнул Кевин. — А меня они сожрут при первой возможности.

— Но ведь не сожрали? Мои девочки даже тебе голову перевязали. А я вправил ногу. Я сам этому научился по видеоурокам.

— Не сомневаюсь, что сам…

Черт! Кевин понимал, что так они будут разговаривать бесконечно долго. Парень совершенно по-другому относится к произошедшим событиям и нисколько не расстроен случившейся катастрофой. Похоже, что новый мир ему нравится даже больше старого.

— Послушай, ты можешь меня выпустить?

— Нет. Ты хоть и глупый, но опасный. Я видел твои хитроумные устройства из рюкзака. Ты сбежишь и расскажешь людям, что у меня есть девочки и еда. Потом они придут и попробуют все отобрать.

— Тогда зачем ты меня здесь держишь? Почему не убил? — Кевин пристально уставился на пацана своим тяжелым взглядом. Да как он так долго удерживает такой мощный жгут натянутым? Руки даже не дрожат!

— Потому что ты сначала должен мне ответить на все вопросы. Где вы живете? Зачем ко мне пристаете? — спокойно ответил ему парень.

Дьявол! Ему абсолютно плевать на его тяжелый взгляд и психологические уловки. Пацан словно из другого мира. Чертовы аутисты! У них же совсем иное восприятие реальности. Хотя, глядя на него, и не скажешь, что он неполноценный. Может только слегка двинутый.

— Я не стану говорить с тобой, пока ты меня не выпустишь. — попробовал выставить ультиматум Кевин.

— Ты хочешь обмануть. Все люди любят обманывать. Умри, глупый человек!

Парень еще сильнее растянул рогатку. У него что, вертикальные зрачки? Уильямс только сейчас подметил эту особенность. Недавно же были обычными!

— Макс Рассел, не делай этого. — процедил Кевин, понимая, что у него не осталось других шансов.

Глаза парнишки раскрылись от удивления и мгновенно приняли самую обычную круглую форму. Человеку известно его имя!?

— Откуда ты знаешь, как меня зовут?

— Окей, парень. — ухмыльнулся Уильямс. — Давай поговорим начистоту. Твоего отца звали Дэвидом, а мать Марией.

В серых глазах парня появился влажный блеск, и их обладатель медленно опустил рогатку. Впервые за все время напряженного разговора Кевин смог облегченно выдохнуть и расслабиться.


Глава 16


— Босс. Ты уверен, что эти уроды не умеют плавать? — взволнованно поинтересовался Мигель.

— А вот это мы сейчас и проверим. — Рамон и его подчиненный медленно крались через нагромождения контейнеров к небольшому четырехместному катеру.

Им пришлось изрядно поколесить вдоль побережья после не самого удачного побега из старого убежища. Тварей в порту бродило немеряно, а потому они несколько раз меняли точку дислокации, пока не нашли одинокий военный корабль, пришвартованный в стороне от основного корабельного массива. Обдолбанных здесь хватало, но их плотность оказалась не очень велика. Может позже, когда они встанут на ноги, им удастся зачистить ближний берег, а, может даже, и соседние судна. Но сейчас главной задачей становилось занять один единственный корабль, чтобы устроить на нем безопасную базу. Рамон считал, что им несказанно повезло. Апокалипсис застал военных прямо в момент погрузки. Хотелось верить, что в тех контейнерах на борту найдутся еда и оружие.

Кроме положительных моментов, существовала и некоторая проблема — около полусотни разряженных в военную форму ублюдков слонялись по палубе. Можно было попробовать положить их с наскока, но Подбородок побоялся открывать стрельбу с берега, опасаясь прихода новых тварей. Да и неизвестно еще, сколько этих уродов сидит в трюме.

Но не только из-за местоположения глава банды остановил внимание именно на этом корабле. Еще одной веской причиной стал широкий трап, который можно было поднять вручную, без какой-либо автоматики. Лебедки на бортах судна оказались оборудованы ручками. Даже если его не получится запустить, то по крайней мере у них будет надежное укрытие с возможностью безопасного заезда машин.

Мужчинам удалось незаметно добраться до своей цели и перебраться с берега на маленький служебный катер. Рамон с замершим сердцем повернул ключ в приборной панели и мотор тихо заурчал.

— Гони. — прошептал он напарнику, усаживаясь с автоматом на соседнее сидение. Мигель дал газу и лодка медленно начала удаляться от берега, привлекая внимание обдолбанных на судне. Подбородок дал очередь в воздух, поднимая как больше шума.

— Идиоты! — расхохотался Рамон, заметив, как ближайший к ним урод не раздумывая спрыгнул за борт и исчез в морской пене.

— Второй, третий! — Мигель ликовал словно ребенок, наблюдая как тупые создания, один за одним начали повторять безрассудный поступок своего товарища.

А вот и ожидаемый сюрприз. Несколько тварей всплыли на поверхность и, беспорядочно болтая руками и ногами, начали грести в их сторону, пытаясь догнать наглых гостей. Выходило это у них неуклюже, еще и достаточно тяжелое обмундирование неуклонно тянуло на дно.

— Да моя покойная бабушка плавает лучше! — веселился Рамон, наблюдая за отчаянным барахтаньем. — Мигель, давай-ка еще заход.

Они сделали второй полукруг вдоль бортов, увлекая за собой все новых и новых особей. В какой-то момент прыжки прекратились и беспорядочно разбросанные по волнами уроды начали сбиваться в кучу, неустанно следуя за постоянно меняющим траекторию катером. Подбородок поднялся на ноги и замахал руками.

В это же время, на берегу за ними наблюдал в бинокль Родриго, который после трагической гибели Серхио занял место правой руки главаря. Увидев условленный жест, он мгновенно отдал в рацию приказ:

— Заезжаем. Стрелять только по моей команде.

Вереница броневиков выехала из укрытия и двинулась в сторону спущенного трапа. Один за одним автомобили беспрепятственно заезжали на борт опустевшего судна. Твари, что бродили по берегу, убежали слишком далеко, преследуя отвлекающий внимание катер, и просто не видели, что творится за их спинами.

— Выходим! Гомес со мной к лебедкам. — снова отдал распоряжение Родриго. — Остальные на зачистку трюма. Всех заблудившихся отморозков прикончить и выкинуть за борт. И поаккуратнее, не подцепите заразу.

Люки автомобилей открылись и оттуда высыпали люди Рамона. Разбившись попарно, они отправились исследовать внутренние помещения корабля. Выстрелы, к счастью, звучали относительно редко, что говорило о малой численности оставшихся внутри.

А вот и катер с главным вернулся.

— Как мы их! — крикнул довольный Мигель, выбираясь из лодки. — Если они все такие тупые — мы очень скоро построим здесь настоящее морское поселение.

— Сначала столько людей нужно найти. — оборвал его Рамон. — Поднимайте, трапы, да повыше! Это ублюдки достаточно прыгучие.

Они взошли на борт и присоединились к основному отряду. Механизм лебедок привели в действие, и металлические платформы медленно двинулись вверх, отсекая путь обманутым инфицированным. Те убежали слишком далеко, и шансов успеть обратно на корабль у них уже не было.

Полная проверка судна заняла около получаса. К радости выживших, внутри трюма оказалось совсем немного тварей. Все-таки это был не пассажирский лайнер. Конечно, имелся соблазн взять судно покрупнее и покомфортнее, но Подбородок предпочитал действовать наверняка. Впервые за этот ужасный день он облегченно вздохнул. Соленый калифорнийский воздух заполнил его легкие, принося с собой ощущение полной безопасности. Придуманный им план сработал.

— Босс! — раздался крик Родриго. — Смотри-ка, что я нашел.

Парень занялся инспекцией груза на палубе, и, надо признать, удачно. Рамон уже издалека приметил коробки с армейскими пайками, и несколько мешков с мукой. Но то, что тот нашел в двух отдельных контейнерах, было выше всяческих ожиданий: бронежилеты, каски, куча патронов, амуниции и… пулеметы! Настоящие, мать его, пулеметы! Так вкусно пахнущие смазкой и ни разу не использованные. Оставшийся объем, к сожалению, занимали длинные ящики с громадными снарядами для малопригодных бортовых орудий. Сомнительно, что они смогут их использовать.

И все равно — найденных запасов было более чем достаточно, чтобы вооружиться до зубов. С таким арсеналом уже не так страшно и по городу ездить.

Сегодня он даст парням отдых — заслужили. А ему предстоит еще выяснять отношения с Вивьен из-за ее дочки. Вот и как объяснять, что это была необходимая жертва? Чертовы бабы! Вечный источник проблем. И ведь никуда не деться. Без них жизнь становится пресной. Эх, если бы только женщин было побольше…

Ну ничего, завтра они начнут прочесывать ближайшие районы и наверняка кого-то найдут.

А сейчас… О, как же он долго этого ждал.


Митчелл Лоуренс почувствовал звонкую пощечину и испуганно открыл глаза. Что? Где он? Повелитель мертвых? Нет… Он точно помнит что сбежал от него и нашел нормальных людей. Или ненормальных?

Темная комната с тусклой лампой, запах соленой воды и привкус металла во рту. Почему он не может закрыть рот? Что это за железка у него на зубах.

— Добрый вечер, педрила. — раздался издевательский голос справа.

— А? Уы… — он попытался ответить, но не смог.

На него надвинулась тень и перед глазами появилось лицо человека. Это что еще за неандерталец? Ну и урод.

— Ну давай поговорим, крашенный ублюдок. Знаешь, почему ты здесь?

— У-уу… — Лоуренс испуганно замотал головой и сдвинул глаза в кучу, пытаясь рассмотреть предмет торчащий из его рта.

— Ты здесь, потому что ты испортил мне настроение. Рамон Эстебан очень не любит, когда какая-то мразь вмешивается в его жизнь, а еще больше не любит, когда из-за этого гибнут его лучшие люди.

Проклятье, это кажется… кажется. Митчеллу удалось рассмотреть металлическую клемму с проводом, прицепленную к его зубам. Он что, раздет? Бывший поп-идол и сладкоголосый кумир миллионов школьниц с ужасом обнаружил еще одну прищепку, висящую прямо на кончике его обнаженного достоинства.

Глаза Лоуренса испуганно расширились и проследили за проводами, которые уходили к чему-то… чему-то…

Боже! Это похоже на сварочный аппарат или что-то подобное! Он снова перевел глаза на противного неандертальца и задрыгал ногами, но понял, что привязан к какому-то стулу.

— Начнем? — хохотнул тот, который назвал себя Рамоном и дотронулся до круглого переключателя на вызывающей ужас коробке.

Митчелл почувствовал, как его тело охватила раздирающая боль. Казалось, словно кто-то яростно скреб металлической щеткой прямо по мозгам изнутри. И боль нарастала, и нарастала. Она сводила его с ума. Безумно хотелось сдохнуть, чтобы все это прекратить. Он с силой сжал железку во рту, почувствовав, как крошатся и ломаются его белоснежные зубы, стоимостью в пару десятков тысяч долларов.

В какой-то момент клемма слетела с его изувеченных десен, и он заорал, что было мочи. Ток прекратил идти, но несмотря на это, остаточная боль продолжала разливаться по нервам, а соленая кровь быстро заливала изувеченный рот.

— А-а-а… Аа-а-а… — он попытался опрокинуть стул назад, но тот надежно был закреплен.

— Ай, досада! — картинно цокнул языком палач. — Придется тебе немножко добавить удовольствия.

Он поднял с пола клемму и на этот раз прицепил ее на сосок Лоуренсу. Рука снова потянулась с переключателю.

— Нееет… Пфрекрати… Офтановись… Не надо, пфофалуйста. Я бфогат, я офень бфогат…

— Ты богат? Правда? — наигранно удивился Рамон. — И что у тебя есть, чего нет у меня? Доллары? А хочешь, я тебя ими накормлю, пока они из глотки не полезут?

— Фто-о… тепе надо… — смешавшееся с кровью крошево из зубов мешало поп-звезде внятно говорить.

— Верни мне девушку. Шестнадцатилетнюю девушку, что осталась в лагере, из-за одного истеричного пидора. А еще мертвого Косту, который был отличным парнем и верным другом. Сможешь?

Рамон, не дождавшись ответа, опять подал напряжение и Митчелл почувствовал, как в нос ударил запах паленой плоти. Его холеное тело снова затряслось в адских конвульсиях. Пожалуйста, умереть. Умереть… Надо умереть… Сознание начало медленно покидать его. Быстрее, туда, во тьму. Да.

Мощная струя вода привела его в чувство.

— Решил сбежать на тот свет? Не так быстро, дружок. Отдохни немного. Обязательно сбежишь, обязательно. Но, увы, не сегодня…

— Пфовелитель… мертфых… он мофет фернуть их. — пробормотал Лоуренс еле шевеля челюстями.

— Повелитель мертвых? Ты еще и в сказки веришь?

— Он… не фказка… Ферые глафа… Он упрафляет мертфыми.

— Так-так… — Рамон замер от неожиданности. — Серые глаза, говоришь? Молодой?

— Д-да… На бфелом еди… единорогхе. Они… они флуфаютца его.

Подбородок злобно сплюнул на пол. Очевидно, что у этого идиота не все дома. Но, может, они и правда думают об одном и том же?

— Во что одет?

— Фмо… фмокинг и плащ… он фел с собой дфести… — неожиданно Лоуренс обмяк и замолчал.

— Не спать… Говори! — Рамон схватил его за шею и сильно встряхнул, но тот никак не отреагировал. Вроде дышит.

Ладно… Хватит, с него на сегодня. Пока хватит.

Подбородок уселся обратно на стул и задумался. Мысль поймать пацана прочной хваткой уцепилась за его мозг. Определенно, этот псих говорил о нем, хоть и со странными заморочками. Надо будет дождаться, когда хренов пижон придет в себя и хорошенько пообщаться. Без электричества.


— Может отдашь мне одежду? — произнес Кевин, внимательно разглядывая внутреннюю обстановку дорогого дома.

Десятки пустых женских глаз неотрывно следили за ним. Пацан выпустил его, если конечно так можно сказать о его положении, в большую гостиную особняка. Это определенно было лучше винного погреба, но пока бывшему спецу не виделось ни одной лазейки для побега. Зараженные забаррикадировали своими телами все выходы, а толстую стеклянную стену, за которой виднелся огромный двор с бассейном, точно не сломать голыми руками.

— Возьми. — парень протянул ему знакомый камуфляж и уселся напротив. — Где мои родители?

Этого вопроса Кевин боялся. По существу, ему нечего было ответить странному сироте-аутисту, что каким-то невероятным образом развился до немыслимых высот. Он начал медленно одеваться, исподлобья наблюдая за парнем. А тот задумчиво крутил в руках его пачку Мальборо и терпеливо ждал ответа.

Камера! Пацан опустошил его одежду, однако оставил ее в кармане, видимо приняв за обычную авторучку. Неплохо… Но снимать пока опасно. Парнишка краем глаза наблюдает за каждым его движением и ждет ответа. Что ему сказать?

Пока Уильямс размышлял и медлил, Макс Рассел от скуки рассыпал его сигареты по столу и начал строить из них вертикальную башенку. Старая забава. Кевин одно время увлекался этим и даже пару раз смог поставить три штуки друг на друга. Вся фишка в том, чтобы не тряслись руки и не было сквозняка. Однако же быстро он справился. Три уже стоят.

Пленник затаил дыхание и приоткрыл рот — на кончик третьей сигареты аккуратно встала четвертая. Парень сделал это не особо напрягаясь. Вот просто взял и поставил одной рукой. Невероятно! Самый малый ветерок спокоен обрушить такую конструкцию.

Он что рехнулся?

На глазах Кевина, еще одна, пятая, сигарета опустилась на верхушку четвертой и вся конструкция осталась стоять. Это телекинез, или что? Такое совершенно невозможно!

— Где они? — громко повторил парень свой вопрос и башня осыпалась на стол от его резкого выдоха.

Взгляд агента скользил по комнате в поисках пути побега, но натыкался лишь на полуголых красоток, что образовали вокруг них живое заграждение. Никакой бреши… Обнаженные груди и бедра известных актрис отвлекали от нужных мыслей, но он постарался собраться. Каменное лицо непредсказуемого парня пугало его даже больше, чем эти молчаливые существа; такие красивые, но готовые в любой момент разорвать его на части по первому приказу своего господина.

— Макс. Я бы очень хотел помочь тебе с этим вопросом. — начал он. — Но я не знаю на него ответа…

Он внутренне собрался защищаться, ожидая, что пацан взбесится, но тот отреагировал на удивление спокойно.

— Почему ты не знаешь?

— Я вел расследование по этому делу. Кроме твоих родителей пропали еще несколько ученых. Считалось что ты сгорел, но останков не обнаружили, а потому тебя, согласно правилам, объявили пропавшим без вести. Если бы ты только видел того, кто похитил твоих…

— Я видел его. — перебил парень. — Человек с разными глазами забрал их. Ты знаешь где он?

— Ты имеешь ввиду… — Кевин попытался подобрать простой синоним, но не нашел. — Ты говоришь о гетерохромии?

— Да. О гетерохромии.

Ого. А парень эрудированный. Уильямс снова задумался и уставился глазами на муху, что влетела в гостиную и начала носиться, как сумасшедшая.

— Она мешает тебе думать? — Макс сделал резкое движение и схватил насекомое двумя пальцами прямо в полете.

Ошеломленный Кевин видел, как она начала отчаянно барахтаться, пытаясь выбраться из хватки. Он даже не повредил ей ничего! Черт! Да как такое возможно? Откуда такой микроконтроль мышц? С каждой секундой парень удивлял его больше и больше.

— Я жду. Если ты мне скажешь где этот человек, я обещаю, что отпущу тебя. — твердо произнес парень.

— Макс. Он скорее всего мертв, как и большинство людей в мире. Да, черт возьми! Я даже не знаю, как он выглядит…

— Вот так. — парень взял со стола салфетку и вытащил из кармана ручку.

Он что, собрался нарисовать его? Впрочем, теперь Кевин был готов ожидать чего угодно.

Рука юноши порхала туда, и обратно короткими, но резкими штрихами, словно механизм старого принтера. А на тонкой бумаге, что могла порваться от малейшего неловкого нажима, появлялся очень качественный портрет, похожий на фотографию. Только цвет синий.

— Да кто ты такой! — не выдержал Уильямс. — Ты не человек!

— Человек. Я как ты, и как они одновременно. — он махнул головой в сторону зараженных. — А разноглазого зовут Фокс.

Взгляд обоих мужчин приковался к лежащему на столе портрету. Определенно Кевин не знал этого человека.

— Я возьму? — его рука потянулась к рисунку.

— Забирай. — немного подумав, ответил парень.


Макс, старался вести себя с незнакомцем серьезно, и это было крайне непривычно. Ему раньше не приходилось так много говорить с кем-то еще, а потому казалось, что его речь звучит очень по «деревянному», совсем не как в кино. Человек должен его бояться, и не должен ничего узнать о нем. Но почему этот солдат постоянно таращит глаза? Разве трудно поймать летящую муху или нарисовать то, что ты уже когда-то видел?

Зря он его притащил сюда. Лучше бы сразу убил, все равно этот солдат ничего не знает про маму и папу. Теперь же, человек ведет себя так, будто очень хочет помочь Максу. Будто он хороший. Хороших людей неправильно убивать. Но все люди любят обманывать. А Макс не умеет различать правду и ложь. Так всегда говорила мама.

— Парень. — снова заговорил мужчина. — Возможно я смогу найти зацепку, ведущую к твоим родителям. Но мне для этого нужно будет вернуться к себе. У меня есть документы и некоторые сохранившиеся базы данных. Возможно, мы тебе сможем помочь.

Юноша задумался. Если убить его прямо сейчас, он обезопасит себя от любых ошибок и сможет дальше оставаться жить на этой вилле. Человек уже ничего не сможет рассказать своим друзьям про него.

Но ведь он может и не врать! А вдруг у него и правда получится найти этого Фокса? Вероятность ведь имеется, пусть и совсем маленькая. Надо бы к этому солдату еще немного присмотреться.

— Ты знаешь Рамона? — внезапно произнес парень.

— Что еще за Рамон? — удивился Кевин.

— Их много, и у них большие полицейские машины с круглыми окошками.

— Броневики? Ты хочешь сказать, что есть большая группа выживших на броневиках?

— Да. Они плохие люди и убили мою подругу. У них много оружия. Вчера я слышал, как они стреляли у себя в убежище. Наверное, опять дрались за продукты.

— Нет. Мои люди не стреляют в других людей из-за продуктов. Наоборот, мы спасаем тех, кто выжил и даем им еду.

Врет? Но ведь он и правда не стрелял по нему, когда сидел на крыше, а только наблюдал. У него было оружие, и он мог в Макса попасть, пока тот был на балконе и пытался курить вонючую сигару. Почему все вокруг хотят его поймать, и именно живым?

— Ты умеешь ездить на машине?

— Да. — Кевин слегка напрягся. — А что?

— Иди за мной. — парень поднялся и зараженные мгновенно выстроили коридор до небольшой двери.

Агент последовал за юношей, и тот привел его в просторный гараж, посреди которого стоял громадный шестиместный Роллс-Ройс.

— Поехали.

Кевин молча уселся за руль, а парень выбрал место позади. Оставшиеся сидения заняли четверо зараженных. Твари уставились на водителя безразличным взглядом, который, тем не менее, давал понять, что они готовы в любой момент растерзать его глотку, если тот сделает неверное движение.

— Макс. Я тебе не враг. — произнес Кевин. — Ты очень ценен для выживших людей, потому что в тебе может находиться ключ к происходящему. Возможно ты сможешь спасти миллионы зараженных.

— Я не собираюсь никого спасать. — равнодушно ответил парень. — Поехали. Сразу как выедешь из ворот, повернешь налево.

— Может ты скажешь, хотя бы, как называется район в который мы поедем?

Макс задумался. В его аномальном мозге уже сложилась полная карта города, только теперь она была с надписями, благодаря находке на киностудии.

— Скид-Роу.


Они выбрались из Беверли-Хиллз и направились к центру города. Кевин решил проехать через бульвар Святого Винсента, и загадочный юноша нисколько этому не возражал. Правда большую часть дороги пришлось рулить по тротуарам из-за брошенных автомобилей, зато зараженные на них даже не обращали внимания.

Это путешествие навсегда запомнится Кевину. Едва они покинули безлюдный район и приблизились к центру, как на него надавила разруха и пустота, когда-то цветущего мегаполиса. Было все это как-то… безысходно? Он видел шатающиеся по городу толпы инфицированных, которые иногда поворачивали головы к ним, но в последний момент замирали и провожали их безжизненными глазами. Уильямс чувствовал, что они готовы были разорвать его на части при первой возможности. И лишь присутствие этого невероятного Макса в машине останавливало их. Если бы только его можно было уговорить работать с ними, скольким бы людям удалось спасти жизни!

Шел четвертый день с момента катастрофы. Возможно прямо сейчас, вот в этой высотке впереди, находятся те, у кого мог быть шанс. Поисковые отряды «Ковчега» сюда не скоро доберутся. Тысячи и тысячи голодных тварей, сбившихся в группы бродили здесь. А этот паренек мог их легко прогнать одним усилием воли…

Кевин свернул в переулок, выбрав короткую дорогу, и пожалел. Улица оказалась слишком узкой и полностью загроможденной машинами. Их огромный автомобиль здесь точно не проедет. Можно попробовать по тротуару и обочине, но придется ободрать кузов. Лучше поискать другой путь.

Он собирался дать задний ход, но внезапно со всех сторон повылазили твари. Они двигались на дистанции вытянутой руки от Кевина. Сотни три. Мужчине стало жутковато.

Зараженные молча обошли их и принялись раскачивать и переворачивать столпившийся транспорт, освобождая проезд. Чертов аутист! Да как же он это делает? Мужчина взглянул в зеркало заднего вида на Макса, но тот просто сидел и спокойно рассматривал свои ногти. Нужно обязательно снять эти кадры! Кевин извлек из кармана камеру-ручку и начал с задумчивым видом нажимать на колпачок.

— Зачем ты щелкаешь ручкой? — покосился на него Макс. — Мама говорила, что это дурная привычка у неуверенных в себе людей.

— Нервничаю. — соврал Кевин. — Это мне помогает успокоиться. Слишком все для меня непонятно и страшно.

Уильямс принялся внимательно наблюдать за работой инфицированных и внезапно обнаружил кое-что интересное. Неподалеку от них находился толстый гранитный монумент, за которым неподвижно стояла одинокая группа зараженных. И они были единственными, кто не выполнял приказы парнишки.

Хм… Интересно. Выходит, что сквозь объемную плотную преграду его способности к управлению тварями не работают? И вон, в метрах ста, бродит еще одна группа, которой, кажется, безразличны его команды. Кевин развернул камеру и сделал несколько дополнительных снимков.

Зачистив дорогу полностью, твари стали расходиться, освобождая проезд. Среди них особенно выделялся один гигант, ростом, наверное, за два метра. Его глаза, на страшном оскалившемся лице, почему-то смотрели прямо на Кевина.

А потом он пошел прямо на него…

Наклонился к нему…

И сказал ему: «Бу!»

Бывший агент судорожно сглотнул и вжался в сидение, а Макс, позади него, громко расхохотался. За ним следом засмеялись противным смехом их четыре пассажира. А через секунду уже хохотали все три сотни зараженных. Улица наполнилась гаркающими звуками нестройного хора, и выглядело это крайне жутковато.

— Я пошутил. — раздался сдавленный смешок сзади. — Надеюсь ты не описался? Мама говорила я не понимаю чужих шуток, зато я сам очень даже умею шутить!

Кевин злобно посмотрел в зеркало, но впервые за эти пару часов, увидел доброе и открытое выражение на лице юноши. Он не пытался его унизить, или показать свое превосходство. Парень искренне не понимал того животного страха, которые испытывают все остальные люди при виде этих тварей.

Может быть кто-то бы и обиделся, но Кевин, вместо этого, увидел прогресс их отношений. Ему давно стало ясно, что он первый человек в жизни Макса, с которым вообще говорит этот паренек, не считая папы и мамы.

И Кевин тоже расхохотался… Не сколько потому, что пытался расположить к себе юношу, сколько потому что смог встать на его место на мгновение. Кто этот пацан на самом деле? Всего лишь подросток, пусть и обладающий сверхъестественными возможностями; но абсолютно не понимающий ценности того уникального дара, которым владеет. Однако, при всем этом, подросток крайне опасный и смертоносный.

— Едем. — произнес Макс. — Осталось немного.

Они остановились в грязном районе со складами. Кевин, как бывший сотрудник знал, насколько это неблагополучное место. Даже полицейские старались объезжать его за пару кварталов. Интересно, что он тут забыл?

— Сиди здесь. — парень выскочил из машины возле нагромождения контейнеров, и, словно обезьяна, за несколько секунд взлетел по ним на самую верхушку. Изящно, без единого лишнего движения.

— Теперь поверни направо. — крикнул он сверху, а сам помчался вперед по крышам складов. — Не отставай!

Кевин и не собирался отставать, потому что искренне боялся, как бы в отсутствие паренька эти четверо не прокусили ему глотку. Однако, едва он вывернул в указанное место, как испытал самый большой страх в своей жизни. Несколько сотен, или даже тысяч зараженных собрались в одной точке и облепили телами что-то. Они были чрезвычайно активными — дрались между собой и скребли когтями… полицейский броневик?

— Поезжай, тебе сказано! — внезапно скомандовал зараженный, сидящий сбоку от него.

Кевин вздрогнул от новой выходки Макса, но все же надавил на газ и въехал прямо в толпу, которая перед ним послушно расступилась и замерла. Запах немытых тел и гнилого дыхания ударил по ноздрям, но это было самое безвредное из того, что могло произойти, потеряй его спутник контроль, хоть на секунду.

Парнишка спрыгнул вниз и побежал прямо по головам столпившись, а затем длинным прыжком перепрыгнул на броневик. Он попробовал потянуть люк, но то был заперт. Тогда юноша влез в кабину, и оттуда раздался грохот разбитого стекла.

Интересно, что он там нашел?

Через минуту люк открылся и Макс выбрался наружу. Не один… На руках юноши покоилась молодая красивая девушка без сознания, а лицо парня излучало самую большую радость, на какую только было способно.

— Кто это? — с удивлением произнес Кевин.

— Я не знаю. — ответил счастливый паренек. — Но с сегодняшнего дня я, точно перестану быть девственником!


Глава 17


Сегодня был исторический день. Члены Великой дюжины впервые с момента запуска проекта «Новый мир» собрались вместе в Зале собраний, чтобы обсудить дальнейшие перспективы и направления работы. Каждый из них подготовил доклад по своему участку ответственности и должен был озвучить остальным возникшие проблемы или сложные ситуации. Последним на заседание явился Саймон Векслер, который взял на себя нелегкую обязанность координатора и председателя собрания.

— Добрый день, господа-властители! — громко произнес он и медленно обвел глазами присутствующих. — Можно считать, что наше грандиозное предприятие увенчалось успехом. Нами и нашими людьми проделана невероятна по объему и сложности работа, но останавливаться рано. Еще предстоит сделать очень, и очень многое. Тем не менее, я с уверенностью могу нас поздравить и констатировать: «Новому миру быть!»

Векслер склонил голову набок и картинно похлопал, а в следующую секунду собравшиеся подхватили его аплодисменты.

— Приступим. — он уселся на свое место во главе стола и коснулся приборной панели.

Прямо по центру комнаты возникло изображение медленно вращающейся планеты, и несколько сотен искусственных спутников, летающих вокруг. Вся поверхность Земли была усеяна точками-маркерами, позволяющими при желании отслеживать каждую особь. Сеть обучалась и совершенствовалась с каждым днем, постепенно предоставляя все новые и новые возможности.

— Итак, — начал он. — Система подсказывает мне, что мы имеем наилучшую ситуацию в Австралии. На этом континенте у нас максимальный контроль. Восемьдесят шесть процентов омега-носителей от общего числа населения, и их активация на уровне почти ста процентов. Выжившие, безусловно есть, и они сопротивляются, но без особых успехов. Их смерть, или заражение всего лишь вопрос времени. Подробнее сможете ознакомиться позже, прочитав мой доклад, а сейчас бы хотелось послушать каждого из вас. Давайте начнем с самых важных проблем.

— У меня активация девяносто девять с половиной, при общем проценте инфицированных восемьдесят пять и шесть десятых. — заговорил его коллега Тим, который осуществлял патронаж над Южной Америкой. — Точное количество выживших подсчитать невозможно; поскольку, как вы знаете, Сеть не всесильна и дает отчет только по зараженным. Моя Бета-группа обнаружила несколько отсталых деревень в Амазонском бассейне, где местным племенам из-за религиозных убеждений удалось сохранить практически сто процентов незараженных. А до многих из них Сальватор вообще не доехал.

— Дикари — последнее, что нас интересует. — заметил Векслер. — Малочисленные этнические группы наименьшее из зол и не способны оказать серьезное сопротивление. Я бы их вообще пока не трогал.

— То же самое, примерно, и в Африке. — слово взял Билл. Он крутанул рукой в воздухе и увеличил изображение своего континента. — Несколько диких племен сохранили нетронутую популяцию из-за наказов своих колдунов. Также нами обнаружено несколько крупных формирований сопротивляющихся, в основном на территории Египта, но это мелочи. Думаю, им не выстоять на следующих стадиях.

— Хорошо. — Векслер перевел взгляд на своего бывшего помощника. — А ты что скажешь, Фокс? У тебя и твоих помощников самая сложная ситуация, не так ли?

— Частично решена. Ядерное оружие по всей Евразии изолировано полностью, и больше не пригодно для нанесения ударов. Это являлось главной проблемой, особенно в южной части Китая, где появились военные группировки большой численности. Основная их часть закрепились на комплексе военных баз в предгорьях Гималаев. Хорошее вооружение, танки; имеются подземные убежища на большой глубине. Сеть до них не пробивает, а потому придется выкуривать их вручную. Планирую направить туда несколько Бет азиатского происхождения под видом выживших, но твоя лаборатория пока не дает ответ, как они поведут себя вне покрытия Сети. Если все оставить как есть, то эти структуры вполне смогут пережить даже следующие этапы, что для нас крайне нежелательно.

— Понял, я сегодня же велю лаборатории ускорить работу в этом направлении. — согласился с ним Векслер. — А Западная Европа? Россия? В последней, насколько я осведомлен, вообще творится черт знает что.

— Европа практически наша. Что касается России, наибольшее количество группировок находится на территории Сибири. Мы полностью потеряли один из военных городков под Красноярском. Они его полностью зачистили от инфицированных. Проблема в том, что этот объект является закрытым и на его территории имеется действующий термоядерный реактор. В теории они смогут очень долго держаться. Также для этих мест характерна близость тайги, пресноводных водоемов, а также множества военных частей со складами оружия, что дает им высокие шансы на мощное сопротивление. Процент зараженных в этих областях максимально низок — всего восемьдесят, активация на уровне девяноста восьми и пяти десятых. Такой низкий параметр обусловлен районами Крайнего Севера, где множество людей остались жить в промышленных шахтах. Кажется, они сообразили, что выход на поверхности активирует омега-бионта внутри их тел. Впрочем, вечно они там сидеть не смогут. — Фокс усмехнулся, немного перевел дух и продолжил: — В Южных районах Сибири выжившими захвачена крупнейшая ГЭС на реке Енисей. Соответственно, они теперь в курсе, что зараженные отличаются друг от друга. И еще неприятный момент… У них неплохо налажена связь на территории. В России осталось множество ретрансляторов старого поколения. А эту часть эфира мы не контролируем.

— Чертовы русские! Вечно у них все через жопу! — выругался Векслер. — Займемся этим вопросом сразу после Китая. Что по остальной части, кроме Сибири?

— Между Западной Европой и Уралом обстановка лучше. Процент зараженных на уровне восьмидесяти шести. Обнаружена очень крупная и серьезная группировка в Москве. Большие запасы продовольственных ресурсов, оружие. Их базы раскиданы по станциям метро, и это весьма неудобная для нас ситуация. Множество линий находятся чересчур глубоко под землей, вне зоны действия Сети. Зараженные становятся неподконтрольными из стационарных точек управления. Может потребоваться личное присутствие, как и в Китае.

— Метро — это действительно проблема, и не только в Москве. — задумчиво произнес Векслер. — Но переходные этапы должны это поправить. Донатан, ты что скажешь?

— В Канаде все прекрасно. — со своего кресла поднялся крупный улыбчивый мужчина. — В США обстановка средняя — выживших в мегаполисах не очень много, и они не спешат объединяться во что-то более крупное, чем отряды по двадцать-сто человек. Есть случаи обоюдного уничтожения в битве за продукты и прочие ресурсы. В целом, картина более-менее хорошая, но у меня произошел какой-то баг. Я его уже скинул в лабораторию, но они пока молчат.

— Что еще за «баг»? — удивился Векслер. — Сеть безупречна!

— Ну, не знаю… У меня странное поведение зараженных в Лос-Анджелесе. Места консервации самовольно покинули четыре группы «чистых» омега-носителей. Одну я смог отыскать и вернуть обратно, но не в полном составе. Три других были ранее объединены в один кластер и помещены в метро, но пропали из точки консервации и в данный момент не обнаруживаются Сетью.

— Что значит «пропали»? — снова удивился Саймон.

— С ними нет связи. Как будто ушли куда-то глубоко, и принудительный запрос до них не достает. Может быть кому-то из выживших удалось активировать электропоезд, и они просто погибли на рельсах?

— Все до одного? При их регенерации? Думаю, это исключено. Продолжайте попытки связаться с ними. Действительно, случай странный. Не хочешь прогуляться до города ангелов лично и посмотреть все своими глазами?

— Ты предлагаешь мне телепортироваться в Нью-Йоркское подразделение «Нового будущего», а потом пройти четыре тысячи километров пешком? Ты в своем уме, Векслер? — возмутился Донатан. — Насколько я помню, такими операциями у нас занимается Фокс.

— У Фокса пока другое задание. Китай и Россия сейчас представляют самую серьезную угрозу, и они номер один в списке. К ним самое пристальное внимание. — Саймон на секунду задумался. — Ладно, пока оставь это, у тебя и твоей группы еще много работы. Но Лос-Анджелес берем на заметку. Если ситуация повторится — сразу оповести меня.

Собрание длилось еще около двух часов. Члены Великой дюжины точечно обсуждали отдельные города и районы мира. В конечном итоге, они приняли решение пока все силы сконцентрировать на Китае и Сибирском регионе. Также было внесено несколько предложений, направленных на естественное вымирание выживших, ключевым из которых стало решение обесточить города по всему миру, хотя изначально предполагалось поддерживать работу электростанций.

— Тим. — обратился Векслер к одному из коллег. — У твоей группы наилучшая обстановка. Пусть твои Беты дистанционно отключат объекты.

— Все? — расширились глаза собеседника.

— Понимаю, нудно и долго. Можешь подключить «африканцев» Билла. Все это можно сделать не выходя из кабинета, в отличии от задач того же Фокса. Оставьте под электропитанием только здания нашей корпорации в тех мегаполисах, где установлены телепорты, а также предприятия, отключение которых может привести к нежелательным последствиям и природным катастрофам.

— Лучше бы я взял себе Северную Америку. — буркнул Тим. — Ладно, Саймон, сделаем.

— Мои Беты тебе помогут. — присоединился к нему смотритель Африки.

— Ну вот и хорошо. — обрадовался Векслер, после чего хитро улыбнулся. — К следующему собранию я обещаю вам презентовать занимательный сюрприз, господа, если все получится.

— Какой? — оживились присутствующие. Они прекрасно знали, что слово «сюрприз» из уст того, кто контролировал отдел новых разработок и исследовательскую лабораторию, могло означать самые фантастические вещи.

Векслер медленно оглядел их. Эти старики, с лицами и телами двадцатилетних оболтусов, сейчас напоминали ему жизнерадостных студентов. Разве что богатый жизненный опыт и знания в их голове не соответствовали внешнему виду. Ладно, кажется, сюрприза не получится…

— Хорошо, официальная часть закончена, можно и подурачится. Кто-то из вас мечтал бегать со скоростью спортивного автомобиля? Иметь пуленепробиваемую кожу? А может быть кто-то хотел невероятную физическую силу? Или швыряться огненными шарами? Хотя, насчет реальности и эффективности последнего я пока не очень уверен.

В зале раздался синхронный выдох удивления. По сути, собравшиеся здесь Альфы и так были относительно неуязвимы, обладали невероятной регенерацией, а их возможности значительно превышали силу таковых у обычного человека. В отличии от омег, пара выстрелов в голову далеко не гарантировала их смерть, ибо их бионты имели совершенно другой уровень развития, а кроме того, значительно усиливались Сетью.

— Разве такое возможно? Я думал, что трансформация тел доступна только омегам.

— Не совсем, Билл. Все же это наука, а не магия. Обретение подобных способностей требует значительной перестройки организма. Альфа-бионты не предназначены для серьезного изменения человеческой сущности, в отличии от омег.

— Начинаю завидовать омегам…

— Напрасно. Их жизненный цикл очень короткий, в отличии от нашего. Они — расходный материал без возможности возврата к оригиналу. Что же касается возможных изменений для Альфы: нельзя, например, одновременно сделать все кости своего тела из титана, кожу из пуленепробиваемых чешуй, а потом с такой колоссальной массой запрыгнуть одним прыжком на крышу супермаркета. Нам предстоит пройти долгий путь в изучении дополняющих друг друга комбинаций. Тем не менее, кое-что уже выглядит вполне реализуемым.

— Значит это изменяет внешность? — взволнованно произнес Тим.

— Какие-то возможности сделают вас непохожими на обычных людей, а какие-то позволяют сохранить человеческий облик. Ваши тела могут оправиться от любых видов вмешательства и вернуть себе исходную форму, так что риска почти нет. Но это все, что я могу на данный момент сказать; нам еще предстоит долго изучать все доступные возможности наших «малышей».

— Но разве у Торговца нет уже готовых решений? Ты рассказывал, что наша система опробована в других мирах. Неужели там не провели такие исследования до нас? — поинтересовался Билл.

— Все вы, кто присутствует здесь, — с лица Векслера мгновенно исчезла улыбка. — Раз и навсегда забудьте про Торговца. Его визиты слишком дорого обходятся, и мы можем не потянуть цену, которую он запросит за свои услуги в следующий раз. Он предоставил нам ровно то, что мы хотели, и о сверхспособностях речи не было. Сеть работает безупречно, лаборатория каждый день делает новые открытия, и я не собираюсь больше тревожить это могущественное существо. Никто из вас даже в своих самых страшных ночных кошмарах не может представить, на что он способен. Лично я не готов поставить на карту все, что мы уже достигли и получили.


— Макс, ты рехнулся? — Кевин спешным шагом следовал за пареньком, который, словно пушинку, подхватил девушку с заднего сидения автомобиля и направился в гостиную.

— Ты что, пытаешься мне указывать? — паренек резко обернулся и посмотрел на своего пленника сузившимися до тонкой вертикальной полоски зрачками. Что-то этот солдат себе много начинает позволять. Один мысленный приказ и неправильные люди разорвут этого умника на куски.

Кевин резко отпрянул назад, увидев его жуткий взгляд. Черт! А он ведь уже считал, что нашел общий язык с этим пареньком. Но ведь нельзя просто так стоять и смотреть, как гиперсексуальный аутист собирается изнасиловать случайно выжившую молодую девчонку!

— Извини, Макс. — произнес он. — Но с девушками так поступать нельзя. Это не по-человечески.

— Как «так»? Что значит «не по-человечески»?

— Вот так! Ты ведь хочешь знаться с ней сексом против ее воли!

— Еще чего! — Макс поразился непонятливости этого военного. — Я не собираюсь ее насиловать!

— Погоди! — теперь настала очередь Кевина удивляться. — А с чего ты тогда решил, что сегодня лишишься девственности?

— Потому что я спас ее! Она скоро очнется и поймет, что жива благодаря мне.

— А дальше? — испытующе уставился на него агент.

— А дальше она обрадуется, что у нее появился герой и займется со мной сексом! Все правильные девушки предлагают героям себя в награду.

— Это кто тебе такое сказал? — ошалел Кевин.

Юноша замялся. Ну, чего этот тупой солдат опять таращит глаза? Разве Макс сказал что-то неправильное?

— Ты думаешь я глупый и ничего не знаю? — уставился на него парень. — После того, как мама и папа пропали, я много наблюдал за миром и прекрасно понимаю, как тут все устроено.

— И откуда ты наблюдал? Из канализации?

— Я смотрел кино! Очень много кино. У меня есть все, что есть у успешных мужчин: большой дом, дорогой автомобиль, прислуга, а еще я сильный и красивый!

Мда… Аргументы у паренька — что надо. И ведь возразить нечего! Пацан действительно невероятно силен и очень симпатичен внешне, даже слишком.

— Все? Ты успокоился? Тогда я пойду ее мыть. — с вызовом произнес парень. — Она грязная.

— Макс! — воскликнул Кевин. — Я далеко не специалист по покорению женских сердец, но даже мне понятно, что ты все делаешь неправильно. Она должна испытывать к тебе любовь, или, хотя бы, симпатию, а для этого тебе придется потрудиться.

— Любовь? Это же глупая придумка из фантастических фильмов, такая же, как и супергерои. Я сам видел труп такого — непобедимый летучий мышь сдох всего от пары укусов в шею. Все, я пошел. И не вздумай сбежать, я все вижу!

После его последних слов зараженные обступили Кевина со всех сторон, блокируя направление к выходам из дома. Парень легко поднялся с девушкой наверх и скрылся за дверью огромной ванной комнаты, откуда раздалась возня, а затем шум бегущей воды. Мужчина обреченно вздохнул и уже собрался усесться на диван, как на лестнице снова появился Макс. Он быстро сбежал вниз, затем показал Кевину язык, после чего схватил со стола запечатанную бутылку дорогого вина, два фужера и вновь взмыл на второй этаж.

— Боже. Да он же совсем еще ребенок… — растерянно пробормотал Кевин.


Макс намылил мочалку и судорожно сглотнул от представшего перед ним зрелища. Девушка, лежащая в джакузи, была очень красива. Не так, конечно, красива, как те девки из метро, но юноша уже понял, что они все ненастоящие: поддельные сиськи, отклеивающиеся ресницы, и кожа не такая гладкая, если смыть с нее косметику. А эта девочка была другой: стройная, гибкая, настоящая! И пусть ее сисечки не такие большие, зато они намного приятнее на ощупь, вон какие розовые кончики!

Он нежно провел по ним мочалкой и соски девушки заметно начали твердеть. Макс ощутил прилив крови к низу живота и почувствовал, как его дружок рвется наружу. Взгляд юноши скользнул дальше, где виднелась тонкая, аккуратно выбритая полоска волос, темного цвета. А еще ниже…

Парень прислушался к своим ощущениям, и понял, что на этот раз у него внутри нет никакого отвращения, а только безудержное желание овладеть красоткой. Он опустил руку под воду и попробовал просунуть ей палец между ног.

— А-а-а…

Громкий визг наполнил ванну и Макс ошеломленно отпрянул в сторону. Он был настолько удивлен реакции очнувшейся девчонки, что даже не среагировал на ее следующее действие. А надо было бы… Бутылка невообразимо дорогого вина с размаху опустилась на голову юноши, и ее содержимое, перемешиваясь с выступившей из головы кровью, залило всю одежду парнишки.

— Ты чего? — его глаза удивленно уставились на девушку. — Я же тебя спас!

— Ты кто? А-а-а… Мамочки! Уйди… Не трогай меня! — девушка сорвала занавеску и попыталась закрыть свое обнаженное тело.

В ванную комнату влетел Кевин, а за ним толпа зараженных. Увидев их оскаленные лица, девушка закричала от страха, и начала заваливаться в обморок. Уильямс еле-еле успел подхватить ее обмякшее тело. Макс все это время продолжал стоять с раскрытым ртом, ничего не понимая.

— Ну и чего стоишь, герой-любовник?! — гаркнул Кевин. — Быстро принеси ей чистую одежду!

Парень даже возражать не стал и мигом помчался в одну из комнат, где видел множество красивых платьев. Глаза Макса разбежались по сторонам от невероятно сложного выбора. Нужно ведь найти для нее самое лучшее!

— Ты долго там возится будешь? — донесся раздраженный голос из ванной.

Беда! Неужели опять придется брать, что попало? Взгляд юноши остановился на шелковом кимоно с цветами. Он на секунду представил, какая она в нем будет красивая и выбрал его.

— Ну наконец-то! Тебя только за смертью посылать! — мужчина выхватил из его рук одежду и начал бережно одевать девушку.

Странно. Этот солдат знает, что Макс, может его убить в любой момент, но все равно продолжает грубить ему. Почему? И причем тут смерть? Разве кого-то можно послать за тем, что не имеет физической формы? Но выходит, что этот человек не такой уж и глупый. Он как-то смог предугадать, что девушка ему не даст секс.

— Идем вниз, она голодна. — отвлек его от размышлений Кевин.

Бывший агент поднял девчонку на руки и направился к лестнице, а Макс мысленно отдал команду своим подчиненным накрывать на стол.

— Отдай мне мой рюкзак, если не трудно. — произнес Уильямс, разместив девушку в полулежачей позе на диване в гостиной.

— Нет. У тебя в нем много опасного оружия. — замотал головой парень.

— Черт! — выругался Кевин. — Хорошо. Дай мне из него только аптечку.

Макс демонстративно щелкнул пальцем и одна из его девочек через минуту принесла требуемое. Парень внимательно наблюдал за действиями солдата. Тот ловко открыл маленький ящичек, из которого извлек бутылочку и пропитал бинт ее содержимым. По гостиной разнесся резкий неприятный запах. Он поднес смоченную ткань к лицу девушки и помотал ей из стороны в сторону.

— Отведи своих страхолюдин подальше, если не трудно. Она их испугалась.

Парень снова щелкнул пальцами и зараженные разошлись по краям гостиной. Девушка постепенно зашевелилась и начала медленно приходить в себя, а юноша вновь напрягся, ожидая очередных громких воплей.

— Не кричи, маленькая. — ласково заговорил Кевин. — Здесь тебя никто не тронет, обещаю. Сейчас все вокруг выглядит очень странно, но поверь — тебе больше ничего не угрожает, пока ты с нами.

Макс внимательно наблюдал за ними со стороны. Вот он ей улыбнулся и прищурился. Провел легонько по волосам рукой. Она быстро водит глазами, осматривает гостиную. Вот она смотрит на него… Девушка встретилась с ним взглядом, вздрогнула и сдвинулась в сторону, оказавшись в объятиях Уильямса.

Она прижалась к солдату! Не к нему, а к солдату!

— Это я тебя спас! — Макс вскочил на ноги и его ноздри заходили ходуном. — Это мой секс!

Ладонь Кевина с размаху опустилась на собственный лоб, и он закатил глаза:

— Макс, прошу тебя, сядь. Я не претендую на твой секс. Обещаю, все тебе попозже объяснить. — он немного отодвинул гостью от себя. — Как тебя зовут, маленькая? Кушать хочешь?

— Рита! Меня зовут Рита. Очень хочу есть. — она быстро закивала головой, стараясь не смотреть на разъяренного придурка посреди комнаты. Девушка пока не очень понимала, что происходит, почему так часто звучит слово «секс», но этот добрый мужчина почему-то вселял в нее спокойствие и ощущение безопасности.

— Держи. — Кевин придвинул к ней тарелку салата. — Ты пережила не самое лучшее, но все уже позади. Эти страшные люди вокруг не сделают тебе ничего плохого.

— Почему? — произнесла Рита старательно пережевывая пищу и опасливо оглядываясь. Гостиная оказалась полна тех тварей, которые ее недавно чуть не съели. Что?!! Неужели это Линда Ви? Девчонка чуть не поперхнулась, увидев полуголую голливудскую актрису, которой всегда завидовала.

— Долго объяснять. — ответил Уильямс и качнул головой в сторону юноши. — Этот парень… Его зовут Макс, и он тебя действительно спас. А еще он умеет управлять зараженными. Они ничего тебе не сделают и даже будут защищать, если он им прикажет.

— А тебя как зовут? Ты военный?

— А я Кевин. Военный. — снова улыбнулся он ей и протянул руку. — Будем знакомы.

Девушка негромко хихикнула, но ответила на рукопожатие и снова приступила к еде.

Юноша тихо недоумевал от происходящего, но решил пока помолчать и понаблюдать дальше. Конечно этот солдат много себе позволяет, но кажется он что-то знает секретное! Вон, красавица больше не кричит и выглядит довольной. И еще он рассказал ей, что Макс — ее герой. Но неужели у людей все так сложно? Ведь во взрослых фильмах было совсем по-другому!

Парень терпеливо дождался, когда девушка доест, чтобы сделать вторую попытку предложить ей секс, но она отложила вилку в сторону и неуверенно произнесла:

— Вы мне поможете найти маму? Пожалуйста! Они куда-то уехали, а я осталась там… Эти… Они… — голос девчонки начал дрожать, а затем она схватилась за лицо и внезапно зарыдала. — Они съели… съели человека…

Дальше ее речь стала неразборчивой, и Кевин начал укачивать ее.

— Тихо, тихо, малышка. Не плачь. Хочешь отдохнуть? Поспать по-человечески? Здесь тебе ничего не грозит. Давай ты успокоишься и придешь в себя, а потом все нам расскажешь, и мы все вместе подумаем, как найти твою маму. Макс нам обязательно поможет.

— Спасибо… — всхлипнула она и посмотрела на парня с надеждой.

Впрочем, юноша так и не понял, что значит этот взгляд, поскольку не разбирался в таких тонких чувствах. Но одно он уяснил точно — девочка больше на него не злится. Солдат ее как-то ловко обманул и заставил хорошо смотреть на Макса!

Они отвели ее в комнату на втором этаже и уложили в постель. Макс приставил перед дверью пятерку своих бойцов, и, втихаря от Кевина, направил еще один отряд под ее окно. Ему очень не хотелось, чтобы Рита сбежала. Затем они вернулись в гостиную и солдат, глубоко вздохнув, произнес:

— Ну, садись, поближе герой-любовник. Расскажу тебе о том, чем жизнь отличается от кино.


Глава 18


— Рамон! Пожалуйста! — взмолилась Вивьен.

— Сядь и заткнись! — рявкнул Подбородок, а затем повернулся к Родриго. — Сходи-ка проверь, как себя чувствует наш голубок.

— Привести его, босс?

— Да, если оклемался.

Женщина покорно замолчала и заняла место на стуле в сторонке, а помощник главы уже бывшего картеля коротко кивнул, после чего покинул капитанский кубрик. Эстебан задумчиво уставился на визитершу, истерики которой все чаще, и чаще стали выводить его из себя. Заплаканные глаза подруги с размазанной вокруг них тушью немного охладили его запал, и он заговорил уже спокойным голосом:

— Вивьен, дорогая. Мне очень, очень жаль Риту, поверь. Но ты должна понимать, что в сложившейся ситуации, я не мог приказать вернуться за ней. — он поднялся из-за стола, подошел к ней и нежно провел по ее волосам рукой. — Пойми, иногда мне приходится делать сложный выбор и принимать решения против своих желаний. Поверни я назад в тот момент, и сейчас бы мы все были мертвы.

— Ну она ведь говорила! Говорила с нами! Она спряталась внутри машины и прямо сейчас сидит там одна. — женщина соскользнула со стула, очутившись на полу. — Пожалуйста! Отправь за ней людей! Пожалуйста…

Подбородок молча смотрел на свою любовницу, целующую ему руки, ползающую перед ним на коленях, и думал. Скид-Роу остался далеко позади, и возвращаться туда — не лучшая идея, даже если обдолбанные уже покинули базу. С другой стороны, он совсем не хотел терять отношение Вивьен; она ему действительно искренне нравилась. Глупо, конечно, поддаваться эмоциям, но…

Раздался стук в дверь и в кубрик снова вошел Родриго, волоча на себе обессиленного пленника. Бывший поп-идол не мог самостоятельно переставлять ноги и выглядел не лучшим образом: голый, с распухшими кровоточащими губами, и испуганными глазами, какие бывают у побитой собаки.

— Мразь! — завизжала Вивьен и вскочила на ноги. Острые кулачки женщины отчаянно застучали по груди обессиленного Митчелла, а он покорно сносил эти удары. Лучше уж так, чем снова получить порцию электрического тока на собственные десны, или яйца.

— Хватит! — остановил ее Рамон. — Родриго, посади обоих.

Помощник Подбородка опустил пленника на стул и схватил женщину в охапку. Та было попыталась вырваться, но в итоге быстро сдалась и изнемождено опустилась на диван.

— Где ты видел сероглазого последний раз? — начал главарь.

— Бе… Беферли… Из сфоего дома. Он… Он фел армию мертфых…

— Адрес. — Рамон придвинул листок бумаги и карандаш.

Певец тупо уставился на него, не сразу сообразив, что от него хотят.

— Пиши свой гребаный адрес! — повысил голос Рамон. — Или мне сломать тебе пальцы?

Пленник опомнился, быстро схватил карандаш и начал трясущимися руками выводить на нем корявые строки.

— Ф-фот…

— Родриго. Вы разобрались с двигателем?

— Почти. Думаю мы сегодня запустим его, босс. Плавать, не получится, но как генератор и источник энергии можно использовать вполне.

— Сразу же зарядите от него наши броневики. И еще, мне нужны пулеметные точки на каждой машине.

— Но твари. — попытался возразить помощник. — Они легко доберутся до пулеметчика.

— Не доберутся. Смотри. — Подбородок взял еще один лист и бумаги и начал на нем выводить схематический чертеж конструкции. — Понял? Сварка и электроды у нас есть.

— Клетка? Ты хочешь над каждым люком установить клетку? Гениально, босс.

— Не так уж и гениально. — буркнул Рамон. — Скорее очевидно. Бросьте на это все свои силы. К завтрашнему утру мне нужны как минимум три подготовленных броневика. Мы поедем искать новых людей. Что с рыбалкой?

— Мигель поймал немного с утра. Говорит, что из-за отсутствия городского шума и людей рыба близко подошла к берегу. Если у нас будут маленькие лодки и нормальные снасти, мы вполне сможем добывать себе нужное количество еды.

— А судовой опреснитель?

— Вроде рабочий, но требует прорву электричества. Мы не обеспечим всех водой в необходимом количестве. Только если для питья.

— Ладно, иди. Я еще подумаю над проблемой воды. И уведи этого гомика в трюм. У меня появилась интересная мыслишка, как его можно использовать во благо поселению.

— Это… Босс. — Родриго взвалил на себя полуживого Лоуренса и остановился уже в дверях. — А куда мы завтра поедем за людьми?

— Начнем со Скид-Роу, район нашей бывшей базы.

— Спасибо, Рамон! — Вивьен завизжала от радости и кинулась на шею Подбородку. — Вот увидишь, дорогой! Моя доченька жива.


Макс Рассел облокотился локтями на стол и обхватил обеими руками голову в отчаянии. То, что ему долго и упорно рассказывал этот солдат о женщинах, никак не хотело ложиться на в его картину мира. Слишком все это выглядело по-дурацки. Ну, неужели в жизни все устроено так, как в тех сопливых фильмах, которые он терпеть не мог? Порнуха казалась намного интереснее и правдивее…

— Кевин. Ты сказал, что большинство женщин сразу определяет, готовы они заняться сексом с конкретным мужчиной или нет. Так?

— Психологи утверждают что так. — ответил Уильямс. — Но между первой симпатией и сексом следует период, когда мужчина ухаживает за женщиной, дарит ей подарки, оказывает знаки внимания и постепенно добивается ее близости. Раньше этот период был более продолжительным; со временем он сократился до нескольких дней, иногда даже до одного вечера. Но, короткий, или длинный — он все равно есть, Макс.

— Зачем вообще нужен этот период? Ведь оба знают, что в итоге потрахаются. Для чего эти глупые нелогичные действия? Вот в кино…

— Макс. — вздохнул Кевин. — Мы уже определили, что ты смотрел не то кино. Есть женщины, которые получают деньги за секс: порноактрисы, проститутки, любовницы обеспеченных мужчин, в какой-то мере. Это сложно объяснить сходу. Ты видишь на экране, как сногсшибательная красотка кидается на незнакомого мужчину и занимается с ним любовью, но это лишь потому, что так решил за нее режиссер. Такая подача формирует у массового потребителя иллюзии и фантазии о том, что так и должна вести себя настоящая женщина. Многие понимают, что это самообман, но все равно ведутся. Людям нравится врать себе и мечтать. А раз на это есть спрос, то киноиндустрия эксплуатирует эту ложь и зарабатывает… точнее, зарабатывала на этом деньги. Черт! Я не слишком сложно говорю?

— Не сложно. Но какие люди тогда идиоты! — возмутился Макс и внезапно замер от сделанного открытия. — Погоди! Выходит, я тоже идиот? Режиссеры меня тоже обманули?

— Ты совсем другое. У тебя не было нормального детства, никто не вложил в тебя знания, как все на самом деле работает в социуме. А потому у тебя сложилось неправильное понимание в отношение некоторых вещей. Это касается не только слабого пола, но и других явлений. В окружающем мире женщины не такие красивые, как в кино, потому что не все могут, или хотят вкладывать в свое тело большие деньги. И они не бегут заниматься сексом с первым встречным. Почти никогда…

Кевин потянулся к стакану с холодным апельсиновым соком и сделал глоток. Пожалуй, за сегодняшний день он сказал слов больше, чем за весь прошлый месяц — горло ощутимо пересохло.

— И даже если мужчина их спас? — с умирающей надеждой в голосе произнес Макс.

— Даже если спас. Большинство девушек нужно завоевывать. Если тебе этого не хочется — ты просто покупаешь проститутку на вечер. Но не всегда мужчины хотят получить только секс. Многим из них нужна от женщин забота, ощущение важности для нее, желание оберегать. Слышать от нее приятные слова о своей мужественности. Любовь, в конце концов.

— Мне не нужна любовь, мне нужен секс. — возразил Макс. — Я и сам могу о себе позаботится. И мне не надо, чтобы кто-то ходил за мной, распускал сопли и рассказывал, какой я сильный. Я и без них это прекрасно знаю.

— Черт, как же с тобой сложно… — пробормотал Кевин. — Попробуем иначе. Ты знаешь, кто такие аутисты?

— Люди так говорили в детстве про меня, но это все вранье. Разве я похож на того, кто не может общаться с людьми? Мы же сейчас общаемся!

— Ты другой, Макс. Что-то произошло с тобой после пожара, и я бы очень хотел знать что. Ты стал нормальным человеком в общепринятом значении этого слова, но у тебя осталась проблема с пониманием чужих эмоций и работой социальных механизмов, как и у всех аутистов. А из этого следуют и некоторые другие сложности. Но в твоем случае не все потеряно, ты…

— Я понимаю эмоции! — перебил его парень. — Страх, радость, злость… Я даже немного научился их видеть по вашим лицам.

— Ты научился видеть сильные чужие эмоции, но не чувствовать их. Объясни мне своими словами, что такое ирония, например?

Легко. Макс знал много определений разных непонятных терминов из википедии.

— Ирония? Это когда кто-то говорит одно, но, очевидно, подразумевает другое.

— Тебе это знание птичка в клювике принесла? — ухмыльнулся Кевин.

— Птицы не могут приносит знания. Они не материальны и их нельзя взять в клюв! Ты говоришь глупость! — запротестовал Макс. — Я просто посмотрел значения таких слов в сети.

— Вот видишь? — усмехнулся Кевин. — Это было ироничное выражение, про птичку. Но ты его не понял. Ты говоришь словами и цитатами из интернета, но принимаешь информацию только буквально, и плохо понимаешь ее, если она дана в переносном смысле.

— Ты не прав! Спроси еще что-нибудь! — завелся парень.

— Хорошо. — кивнул Кевин. — Ты, вроде бы, хорошо знаешь русский язык, если я ничего не путаю?

— Да! — ответил обрадованный Макс. — Меня мама научила!

— Отлично! — обрадовался мужчина. — У русских очень много подобных выражений, которые не всегда понимают даже самые умные иностранцы. Вот тебе пример их пословицы: «У семи нянек дитя без глаза». Объясни, как ты это понимаешь.

Макс сильно напрягся. Он чувствовал подвох, но пока не понимал где. Няньки — это те, кто присматривает за малышами. Получается, что если взять семь нянек, то у ребенка по какой-то причине пропадет один глаз. Где логика?

— А у шести? У шести тоже без глаза? — попытался он уточнить условия.

— Тоже. — улыбнулся Кевин.

— Это нерешаемая задача! Ты меня обманул!

— Нет, Макс. Эта пословица говорит о слабой организации какого-либо дела, под которым метафорически имеется ввиду ребенок. Под няньками, подразумеваются ответственные лица, которые не могут договориться и правильно организовать процесс. В результате они заняты чем угодно, но только не своей главной задачей.

— Ты хочешь сказать, что нормальный человек тебя бы понял?

— Да, Макс. Почти любой.

— Выходит, это я дурак, да? — на расстроенного парня было тяжко смотреть.

— Ты не дурак. — вздохнул Кевин. — Просто устроен иначе. Зато у тебя есть такие таланты, которые не доступны никому из обычных людей. И, поверь, в ситуации, которая охватила весь мир, они намного важнее, чем понимать пословицы.

— Ты имеешь ввиду, что я могу управлять вот этими? — парень кивнул в сторону зараженных.

— И не только. Представь, что в мире нет вообще никого: ни людей, ни зараженных. Только ты, и Рита. Но вы не знаете друг друга и живете в разных городах. Вы оба захотели поесть, однако все магазины вокруг пустые. Что ты сделаешь?

— Подстрелю голубя, ощипаю перья, зажарю и съем. — удивился Макс.

— У тебя нет рогатки и спичек. — усложнил условия Кевин.

— Сделаю рогатку, убью голубя, добуду огонь трением и поем.

— Тебе не из чего сделать рогатку, и не откуда добыть топливо для костра. Вокруг только камни.

— Убью камнем голубя и съем сырым. Правда невкусно будет.

— А ты уверен, что попадешь в голубя без своего оружия? — Кевин взял со стола сигарету и прикурил ее от массивной зажигалки, стоящей тут же.

Макс звонко рассмеялся и поднялся с дивана. Он отбежал в сторону и, пошарив в груде каких-то сваленных в кучу вещей, извлек обычный теннисный мячик.

— Пол, стена, окно, кубок, лысая голова неправильного человека, стакан сока! — отчеканил он.

— Не понял? — Кевин вопросительно посмотрел на парня. — Что за набор слов?

Макс не ответил, а сильно швырнул мяч на пол под углом. Тот подпрыгнул вверх, ударился о стену, от нее отскочил в панорамное окно. Дальше он по дуге пересек гостиную и приземлился на ребро навершия наградного кубка, стоящего на высокой полке. Тот покачнулся, но устоял, а мячик закрутился и упал прямо на лысую голову пожилого зараженного в галстуке, а от нее сделал последний прыжок и приземлился точно в бокал сока, стоящего на столе.

У Кевина выпала изо рта сигарета… То, чему он стал свидетелем, удивило его даже больше, чем все, что до этого продемонстрировал ему пацан.

— К-как…? — только и смог он произнести.

— Ты теперь веришь, что я попаду камнем в голубя? — захихикал Макс. — А что случилось с Ритой?

— Рита спит. — пробормотал растерянный Кевин. — Мы ее вместе уложили, ты разве забыл?

— Нет! В твоей задачке! — расхохотался парень. — Видишь, ты тоже не понимаешь сразу других людей.

Уильямс наконец-то сообразил, что он имел ввиду и нашел в себе силы улыбнуться.

— Она бы просто умерла от голода, поскольку не приспособлена к подобной обстановке и не умеет выживать. Теперь ты понял, в чем разница между тобой и остальными? Никто в мире не смог бы так кинуть мяч.

— Может быть. — вздохнул Макс. — Я такого даже в кино не видел, только от этого нет никакой пользы.

— Расскажи, как ты это сделал? Для этого нужны тренировки и сложные расчеты. Посчитать траекторию, знать упругость объектов, импульс, точный вес и множество других коэффициентов… Если бы кубок упал — мяч бы не свалился на голову старика, и не попал бы в стакан. — Кевин все еще не мог понять увиденное. — Да, в конце концов, один миллиметр рукой в сторону и затея бы провалилась!

— Я не знаю… — пожал плечами Макс. — Это у меня с детства. Мама с папой злились, когда я кидал игрушки по комнате. Раньше у меня были в голове цифры и разные таблицы: свойства, плотность, упругость материалов, хрупкость и много-много всего. А потом я привык и уже даже ничего не считал — ответы сами приходили из головы. После того пожара я начал лучше определять большие расстояния, могу на глаз определить массу простых предметов из однородного материала. А сложные мне нужно просто подержать в руках. И я тебя маленько обманул сейчас.

— Обманул? Когда? — удивился Кевин.

— Я уже держал этот кубок в руках, знаю его вес, площадь опоры, центр тяжести и то, что кинетической энергии мяча после трех отскоков не хватит, чтобы его опрокинуть. Вот так вот!

— Обманул? Ты называешь это словом обманул? — глаза Кевина полезли на лоб.

— Ну ты ведь думал, что я сделал это без подготовки. А я знал свойства кубка и трогал окно. Знал, как оно себя поведет при ударе мячика. А с полом и потолком легче легкого — они тверды и неподвижны, их упругостью вообще можно пренебречь.

— Но этот бросок ты ведь сделал впервые? Да ведь я сам только что поставил этот стакан сюда! — вдруг сообразил Кевин. — Это точно не может быть заранее подготовленным трюком!

— Конечно.

— Ты и наши дроны сбивал одним выстрелом…

— Так они же совсем медленные и летят с одной скоростью. — удивился парень. — Просто нужно сломать один-два винта, и он обязательно упадет.

Кевин замолчал. То, что этот парнишка считал порядком вещей, для него казалось невообразимой задачей. Однако, кажется, у него наладился доверительный диалог с парнем. И он уже не пытается угрожать ему расправой.

— Ну а мышцы? — произнес Кевин. — Человеческие руки не идеальны. Они могут вздрогнуть, могут не вовремя отпустить мяч.

— У меня раньше тряслись руки. Да. — Макс сразу вспомнил, что когда-то не мог даже завязать шнурки.

— Вытяни ладонь? — предложил Уильямс.

Юноша ненадолго задумался, однако решил что это безопасно и, усевшись на стул напротив Кевина, протянув ему правую кисть.

Бывший агент внимательно смотрел на растопыренную пятерню. Рука, как рука, даже мозолей нет. Он прикоснулся к подушечкам его пальцев и ощутил, что они невероятно упругие. И в них совсем не было тремора покоя, присущий любому человеку. Рука была абсолютно неподвижна.

— Видишь? Больше не трясутся. — произнес юноша.

Кевин поднял со стола сигарету и поставил ее вертикально на ноготь парня. Вторую, третью… Они легко держались и даже не думали падать.

— Просто поразительно… — выдохнул он. — Ты невероятен, и поверь, тебе совсем не обязательно понимать пословицы.

— Значит я не совсем дурак? — поднял полные надежды глаза Макс.

— Ты гений! Но не тот, что сидит и решает задачки в институте, у тебя ко всему еще и невероятные физические способности.

— Это потому что я, заражен. Как они?

— А ты уверен, что заражен? Ты ведь не потерял рассудок.

— Нет. Я стал сильным и быстрым.

Так. Кажется пришло время поговорить с пацаном серьезно. Кевин не был уверен, что у него получится, но считал необходимым сделать попытку.

— В тебе, Макс, может скрываться ответ на многие вопросы, касающиеся произошедшего в мире. У нас есть лаборатория. Если ты поедешь со мной, мы сможем тебя посмотреть и лучше понять…

— Я никуда не поеду! — мгновенно вспылил парень. — И никому не дам себя смотреть! Мне нравится этот новый мир!

— Хорошо, хорошо… Я не настаиваю. — Кевин примирительно поднял руки. — Тогда отпустишь хотя бы меня?

— Чтобы ты привел сюда своих людей? — с подозрением уставился на него юноша.

— Парень. Я даю тебе слово, что если ты не захочешь сам, я никого к тебе не приведу.

— Даже если ты не обманешь, то что скажешь своим начальникам? Они ведь тебя за мной прислали! — не унимался Макс.

— Скажу, что ты можешь на них наслать тысячи зараженных. — слукавил Кевин. — Ты им нужен только живым, так что никто на тебя не нападет. А если мне не веришь, то ты ведь хитрый. Так? Обнаружишь засаду и сразу сбежишь. Ты же смог поймать меня? А я один из лучших солдат, между прочим. Неужели ты не заметишь целый отряд?

Макс задумался. Даже если человек сейчас врет, его почему-то совсем не хочется убивать. С ним интересно, и он рассказал как правильно обмануть Риту, чтобы получить секс. Наверное, ему даже не хочется его отпускать, но и держать рядом с собой неправильно. Максу ведь когда-то придется уснуть? Можно конечно его снова посадить в погреб, но сейчас это уже не кажется хорошим поступком. Если придется снова путешествовать, солдат будет только мешаться. Ему хватит и возни с новой подружкой.

— Когда ты хочешь уйти? — произнес парень.

— Уже скоро, в полдень. За мной вышлют машину.

— Ты еще придешь ко мне?

— А тебе это нужно? — удивился Кевин.

— Я пока не знаю. Но ты рассказываешь много замечательных вещей.

Уильямс улыбнулся. Этот юноша нравился ему все больше и больше. Была в нем какая-то прямая непосредственность и честность, которой ему так не хватало прошлой жизни.

— И где мы встретимся? Сегодня ты живешь в этом доме, а завтра куда-нибудь убежишь.

— А ты оставь записку на воротах. — предложил Макс. — Если меня здесь не будет, то я обязательно прибегу потом и прочитаю. Ты можешь написать, куда, и когда мне подойти. Только если там окажется ловушка, я обязательно это узнаю и тебя убью.

— Не будет ловушки. Держи! — Кевин снял со своей руки браслет, выданный ему в «Ковчеге». — Это подарок!

— Зачем он мне? — удивился юноша и покрутил его в руках. Маленькая легкая штучка, показывающая время и дату. Даже циферблат не цветной.

— У людей иногда принято дарить друг другу что-нибудь на прощание. Эти часы легкие и не будут тебе мешать. По ним ты сможешь определить время и день встречи.

— А что я должен подарить в ответ? — почесал голову Макс.

— Отдай мне одного своего зараженного. — немного подумав, ответил Кевин. — Они у тебя отличаются от всех остальных.

— Это потому что они «спокойные»! — пояснил юноша. — А те, что по городу ходят и на всех кидаются — «буйные». Я тебе подарю одну из своих лучших девочек. Идет?

— Идет. — улыбнулся Кевин.


Черный Роллс-Ройс остановился возле здания Федерального Бюро расследований. Внутри автомобиля находилась странная компания. За рулем сидел сероглазый паренек, только-только научившийся водить машину. Справа от него находился солдат в коричнево-зеленом камуфляже. А вот группа, сидящая на задних сидениях, была поистине уникальна: инженер-конструктор термоядерных реакторов, сенатор штата Калифорния, топ-модель мирового класса, и известная порнозвезда. Правда, последние четверо выглядели немного худощавыми и неестественно скалили физиономии, а их глаза казались пустыми и безжизненными.

Бродящие неподалеку зараженные резко оживились при появлении гостей, но не напали на пришельцев, а сбрелись в колонну и встали около машины ровным строем. Солдат и порнозвезда высадились у крыльца, а автомобиль взревел и направился в сторону Беверли-Хиллз, увлекая за собой собравшихся инфицированных. Пройдя первый поворот, машина остановилась, и сероглазый парень выбежал из нее. Он вытащил из-за пазухи длинный предмет, напоминающий оптический прицел, схватил его в зубы и проворными движениями начал взбираться прямо по стене дома на крышу, цепляясь за самые маленькие и незаметные выступы фасада. Это заняло у него не больше двух минут. Выбравшись наверх он внимательно уставился вдаль.

Сквозь окуляр прибора он увидел, как к зданию ФБР подъехал грузовик, из которого выскочили люди в военной форме. Они обнялись с ожидающим их солдатом, похлопали друг друга по плечам, а затем свалили порнозвезду на землю и крепко связали ее веревками. После этого девушку затащили внутрь, и машина двинулась по дороге на выезд из города.

Парень грустно вздохнул и погладил пальцами часы на левой руке. Он редко испытывал эмоции, но сейчас, где-то глубоко внутри, у него появилось странное щемящее чувство. Последний раз такое было в тринадцать лет, когда он вспоминал о маме и папе. Он знал из википедии, что оно называется тоска, но пока не понимал, почему оно возникло снова.


Глава 19


Рита Хемсворт сладко потянулась и открыла глаза. Так хорошо ей давно не спалось: кровать оказалась потрясающе удобной, а простыни невероятно нежными. Девушка скользнула рукой по гладкой материи — шелк. Определенно, это шелк, только он какой-то чересчур уж мягкий. Спать здесь намного лучше, чем задыхаться в вонючем броневике на твердой ребристой поверхности пола.

Осталось только понять, где она.

В памяти возник образ странного парня, который раздел ее и пытался пощупать «там». Так… Он что, хотел заняться с ней любовью? И еще он, кажется, много говорил про секс. Девушка попыталась восстановить в голове целостную картинку. Кажется, у него была в руках мочалка. Скорее всего, он просто мыл ее. Без спроса! И Рита ударила его тяжелой бутылкой…

Наверное, она не права, что вот так его огрела по голове шампанским. Но ведь в тот момент ей ничего не было понятно! Любая бы девушка сделала так на ее месте! А он оказался хозяином этого красивого дома. И еще с ним был добрый солдат. У него жуткий взгляд, но Рита сразу поняла, что это обман, и он не тот, кем кажется… Наверное.

Получается она разбила голову тому, кто спас ей жизнь? Вот дурочка! Кстати, парень даже не упал и не стал кричать, а вместо этого принес ей одежду и накормил вкусным салатом. И вообще, он даже очень симпатичный. Кажется, их звали… Макс и Кевин, да, точно!

Девушка вздрогнула. Она вспомнила еще кое-что. В этом доме находилось множество зараженных, просто тьма. Тот солдат, Кевин, говорил, что Макс ими управляет! Чушь какая… Или нет? Мир вокруг стал таким недружелюбным и странным, что, пожалуй, такое заявление теперь не кажется слишком уж невероятным. А может он тот самый, за которым гонялся Рамон в самый первый день? Он вроде о чем-то таком говорил, со своими головорезами. Рита сама не видела его тогда, но новый парень ее мамы жутко злился из-за какого-то человека. Ладно…

— Я проснулась! — громко объявила Рита и прислушалась.

Ответом ей стала мертвая тишина. Так. Ее что, бросили? Девушка заволновалась и подбежала к окну, но тут же отпрянула назад. Второй этаж, а на улице под окном толпа тварей. И конь… Ослепительно-белый конь, который спокойно пасется на лужайке и щиплет давно нестриженную траву. Они его даже не трогают? Почему? Они не едят лошадей?

Девушка снова взглянула вниз и внимательно осмотрела зараженных. Эти выглядели вполне прилично и носили дорогие костюмы. Оружие? Они держат в руках оружие? Неужели они еще и стрелять из него умеют?

Рита повторно оглядела спальню, на этот раз более внимательно. Ничего, кроме гигантской красивой кровати и бархатных занавесок. А где хотя бы зеркало или столик с косметикой? Видно, что дом очень богатый, но неужели в спальне нет зеркала? Наверное под то, чтобы накраситься, здесь существует целая отдельная комната.

Она решительно подошла к двери и отворила ее. Прямо перед ней возникла голливудская кинозвезда Линда Ви в окружении четырех зараженных. Рита попятилась назад, но те лишь внимательно следили за ней взглядом и не нападали. Такие мертвые глаза…

Отдышаться. Спокойно, они тебя не трогали там внизу, значит не тронут и сейчас. Но как же страшно! Девушка неуверенно сделала шаг, второй. Попыталась проскользнуть между их телами и стеной. Получилось! Она медленно направилась вперед по коридору и эти пятеро двинулись за ней.

— Вы так и будете за мной ходить? — с вызовом произнесла Рита и громко крикнула в пустоту: — Есть в этом доме кто-нибудь нормальный?

Никто ей не ответил. Твари просто следовали за ней по пятам.

— Ну и ходите, раз так вам нравится. — расхрабрилась она и осмотрелась. Кажется, душевая была в той стороне.

Девушка миновала коридор и вышла в большое помещение с множеством дверей. Ну точно, вот и ванная, даже две. Эта слева, вроде, мужская, а справа — та самая, где она уже сегодня побывала. Вон и осколки бутылки в луже вина лежат. Надо, прибраться, мама бы такого не стерпела.

Мама… Где она сейчас? Наверное думает, что Рита уже умерла. Эти двое ведь отвезут ее к ней? Если этот Макс может управлять зараженными, значит он может и доставить ее куда угодно. А куда? Ведь Рамон даже не сказал где теперь у них новое место жительства. Интересно, а этот странный парень знает? Столько вопросов!

Рита вошла внутрь, стараясь не наступать на стекло, и осмотрелась. Ну, конечно. У этих богатых в ванной даже тряпки нет! Зато полотенец десять штук висит… Она взяла самое неприглядное и аккуратно начала протирать пол, собирая разлетевшиеся осколки в кучку. Затем бросила все это в бельевую корзину и залезла в джакузи. Вода еще идет. Удивительно. Разве на этих водопроводных станциях кто-то работает?

Отбросив эти мысли в сторону, девушка выкрутила краны на полную, выбрала нужную температуру и обернулась. Зараженные стояли на пороге и следили за ней, но в ванную не заходили.

— Не могу смотреть на ваши рожи! Уж извините. — она закрылась изнутри и забралась под горячие струи. Блаженство! Шампунь, мыло, мягкие мочалки! Неужели в этом мире так еще можно жить? Стейси Рок, та гламурная дура из параллельного класса, сейчас бы губы искусала от зависти. Хотя эта мымра, скорее всего, теперь бродит с тупой рожей где-нибудь по Лос-Анджелесу и ищет свежие мозги. Она хвасталась, что подцепила иммунитет когда переспала со своим красавчиком-футболистом. А оказалось, что это не иммунитет вовсе, а зараза… Фу-у… Что-то сейчас вообще не хочется об этом думать.

Девушка провела в ванной, наверное, час. Тщательно вымылась и вытерлась, высушила и расчесала свои длинные волосы.

— Вот такая я намного лучше! — она полюбовалась на себя в зеркало. Впечатление портили пара ссадин на ладонях и небольшой синяк на плече, но в целом очень даже ничего. Рита завернулась в кимоно и вышла наружу.

— Так и стоите, болезные? Ну и где тут у вас хранится одежда?

Ей опять никто не ответил. Не удивительно. Девушка двинулась дальше по дому и забрела в очередную комнату с ростовым зеркалом и просто кучей всевозможных нарядов. Одной только обуви нашелся целый шкаф! А еще гора всевозможных юбок, блузок, шляпок и шарфиков. Чего здесь только не было!

Она нарядилась в красное вечернее платье, доходящее до середины бедра, и в такого же цвета туфельки на высокой шпильке. Красиво, но не очень удобно. Пожалуй, лучше поискать без каблука. Впрочем, такие здесь тоже нашлись. Рита последний раз оценила себя в отражении и направилась к лестнице.

Оказавшись в уже знакомой гостиной, она повертела головой по сторонам и обнаружила два выхода, полностью перекрытые зараженными. Девушка попыталась приблизиться к парадному входу, но двое мужчин с оружием мгновенно сдвинулись друг к другу, закрывая выход своими телами.

— А ну отойдите! — храбрясь произнесла она, и попробовала шагнуть.

Один из зараженных вытянул руку и упер ей в плечо, показывая, что дальше проход запрещен. Рита резко отшатнулась назад и расстроено побрела обратно к столику, за котором уже сидела этим утром. Придется ждать…


Прошло примерно полчаса, и наконец-то она увидела через стекло, как на территорию усадьбы въехала большая черная машина. Вернулись! Девушка разгладила одежду, подобрала ноги и расположилась на диване в выжидающей позе.

Спустя еще пару минут через вторую дверь вошел тот самый парень, о голову которого она разбила бутылку. Рита обомлела, увидев громадный букет цветов в его руках.

— Красивая девочка проснулась! На, вот! — парень протянул ей подарок.

— Спасибо… — оторопела она, демонстративно вдыхая их аромат. — И где ты его только раздобыл?!

— У соседей нарвал, им все равно уже не надо! — просто ответил парень. — А это уже считается, что я за тобой ухаживаю?

Странный он какой-то. Но симпатичный и необычный.

— Считается… — улыбнулась она. — А где Кевин?

— Я отпустил его. Зачем он тебе? — юноша подозрительно прищурился и девушке показалось, что его зрачки немного сплющились вертикально. Она присмотрелась получше — нет, вроде обычные.

— Как это отпустил? — удивилась Рита. — А разве вы с ним не вместе?

— Нет. Я один. Это все мое! Я — богатый.

— Я уже заметила, что ты богатый. — пробормотала она.

Ну точно странный.

Парень приосанился и уселся рядом с девушкой. Повисла неловкая пауза. Он смотрел на нее неотрывно, а она не понимала, что ему нужно. Спустя четверть минуты, Макс закрыл глаза, сложил губы трубочкой и потянулся к ней, как учил Кевин. Рита отшатнулась.

— Э-эй… Ты чего?

— Разве я уже не поухаживал? — удивился парень.

— То есть ты мне принес цветы, и считаешь что нам пора целоваться? Аутист что ли? — возмущенно произнесла девушка.

Макс резко отшатнулся. Как она узнала? Ведь ей никто не говорил! Он точно помнит, что ее не было при разговоре с Кевином.

— Кто тебе сказал? — насторожился парень.

— Что сказал? — теперь настала очередь Риты удивляться.

— Что я аутист?

Девушка побледнела. И виной тому даже была не его реакция, а то что она его так назвала. Она всегда жалела людей с отклонениями и считала, что над ними грешно смеяться. А теперь вот сама… Да чушь это! Она видела эти несчастных людей, их беспомощность. А этот Макс вполне себе здоровый красавчик, хоть и со своими странностями. Но они даже кажутся… милыми?

— Прости. Я не то имела ввиду! — она протянула руку и провела по его волосам.

В голове Макса все пошло кувырком. Она его погладила! Как только выяснилось, что он аутист — она его погладила! Неужели это помогает приблизить секс? Выходит, что аутист — это хорошо? Кевин такого не говорил. Зато он сказал, что если правильно себя вести и не приставать чересчур открыто, то девушка даст понять знаками, что она готова сблизиться. Получается, что это уже знак? Или еще подождать?

— Ты совсем не похож на аутиста. — она очаровательно улыбнулась. — Ты просто не такой, как другие. И мне это даже нравится.

Ну вот… То аутист, то не аутист. И как понимать этих правильных девочек? Макс не представлял, что ему делать дальше. Но он ей уже нравится! Кажется, все, что рассказывал этот солдат — работает!

— Ты отвезешь меня к маме?

— Я не знаю, где твоя мама. — парень забеспокоился. Зачем ей это надо? Если они найдут ее маму, то она может уйти к ней. И никакого секса тогда не будет.

— Они переехали, а я не знаю куда. Но ты ведь не боишься зараженных? Помоги мне найти мою маму. — не успокаивалась Рита.

Беда… Кевин говорил, что если иногда исполнять желания девушек и их капризы, то они могут полюбить мужчину. Но что делать, если желание девушки уйти к маме? Как она его тогда полюбит?

— Твоя мама с Рамоном? — обреченно произнес парень.

— Ты его знаешь? — воскликнула она.

— Он пытался поймать меня. Я не хочу с ним встречаться.

— Пожалуйста! Помоги найти их… Если хочешь, я попрошу маму от него уйти, и мы будем жить с тобой. Я знаю, она с ним только потому, что боится остаться одна. Она с удовольствием бы переехала к тебе!

Макс аж духом воспрял! Какая замечательная идея! Кевин сказал, что взрослые женщины не такие строптивые и легче идут на секс. А еще они опытные и лучше знают, что любят мужчины в постели. Только подумать! У него будут жить целых две девочки! Это в два раза больше секса! Парень почувствовал, как начинает неудержимо заводиться.

— Мы едем искать твою маму! — выпалил он.

— Когда? — обрадовалась Рита.

— Сейчас!


Сегодня вечером в кабинете генерала Макферсона собралось непривычно много людей. Он сам поручил провести срочное совещание, пригласив на него глав всех секторов. И связано оно было с невероятным событием — их новичок Кевин Уильямс непросто вернулся с опасного задания, но и привез с собой совершенно уникального инфицированного! Джейн О'Брайн хватило одного небольшого исследования, чтобы сразу сказать — это нечто совершенно другое, отличающееся от всего, что они видели до этого.

Его радости совсем не разделял Кевин, который, само собой, также был в числе приглашенных. Да, генерал ему сразу вернул чин лейтенанта, точнее восстановил в старом звании, но что эти регалии значат в мире, в котором от некогда самой сильной армии планеты остались лишь жалкие крохи?

Куда больше его волновало новое назначение. Теперь Уильямсу поручили собрать отряд, занимающийся исключительно ловлей зараженных. А это значит самые опасные районы Лос-Анджелеса, наблюдение за их поведением и сложные операции. А вместе с тем и новая категория допуска, позволяющая беспрепятственно входить в сектор «Е». Удача оказалась благосклонна к нему, и он получил все, чего хотел.

Но было кое-что еще. Он вдруг осознал, что совсем не хочет рассказывать этим людям о Максе. Стоит только дать им понять, что он, по сути, еще ребенок, хотя и смертельно опасный, как Тернер пожелает его захватить. Кевин понимал, что принуждением этого парня не заставить помогать, а вот постепенно, убеждением и логикой вполне можно. Но кто станет слушать доводы офицера среднего звена? Здесь решает не он, а совершенно другие люди. Макферсон уже в курсе его похождений, и дать заднюю не получится.

— Объявляю собрание открытым. — произнес генерал. — Итак, как вы все уже знаете, один из наших новых сотрудников смог добыть эксклюзивные материалы, которые, возможно, помогут пролить свет на произошедшие в мире события. Лейтенант Уильямс, вам слово.

Кевин поднялся со своего места и подошел к большому экрану, на который проецировались кадры с проектора. Мужчина занял место возле высокой тумбы, где стоял демонстрационный ноутбук и подсоединил к нему свою миниатюрную камеру.

— Как вам теперь известно, — начал он. — Моей главной задачей было выследить необычного юношу, который попал в наше поле зрения после одной из спасательных операций.

На экране появилось лицо молодого парня, стоящего на красивом балконе особняка. Парень был одет в роскошный синий халат и сосредоточенно поджигал сигару. Задний план был немного размытым, но на нем совершенно отчетливо просматривались панорамные окна, за которыми виднелись обнаженные фигуры двух женщин, лежащих на постели в соблазнительных позах. В зале раздались сдавленные смешки и возгласы удивления, а кто-то даже присвистнул.

— Да… — добавил Кевин. — Он, несколько, своеобразный молодой человек.

— Пока кто-то прячется в подвалах, пытаясь не быть съеденным, этот тип… — заговорил кто-то в зале.

— Тихо, Майерс! — Макферсон строгим голосом оборвал начавшиеся разговоры. — Продолжайте Уильямс.

— Спасибо. В общем, мне удалось выследить этого парня и подобраться к нему поближе. Хочу заметить, что большинству присутствующих здесь я не так хорошо известен, как например полковнику Тернеру и или господину генералу. И они могут подтвердить, что я достаточно опытный боец и тактик. Тем не менее, через три минуты, после того, как мной был сделан этот кадр, я уже лежал на земле без сознания, упав с крыши.

— То есть? — донесся до него вопрос.

— То есть без сознания. Совершенно непонятным мне образом, парень обнаружил меня в полной темноте, сумел бесшумно обойти меня сзади и выстрелить мне в спину из…

— Выстрелить? На вас был бронежилет, раз вам удалось выжить?

— Нет. Он стрелял из рогатки и попал мне в затылок.

— Рогатки? — раздался тот же удивленный голос.

— Да. — нетерпеливо перебил генерал выскочку. — Парень в совершенстве владеет боевой рогаткой. Такие существуют, и надо сказать, они смотрятся весьма неплохим оружием, по крайней мере в руках этого юноши. Еще раз перебьете мистера Уильямса, и я выставлю вас из кабинета, Майерс, не глядя на ваши регалии.

— Молчу.

— Затем я очнулся в подвале этого самого особняка. — Кевин выбрал следующую фотографию, на которой был целиком виден трехэтажный дорогой дом в стиле постмодерн, состоящий из комбинации стеклянных панелей и стен. — Здесь он живет. Снимков внутри я не делал, поскольку боялся насторожить его в тот момент.

— Боялся? Парень агрессивен? — задал вопрос теперь уже сам генерал.

— Я так не считаю. Он аутист, но достаточно развитый и очень смышленый. Я бы сказал, что его поведение вполне адекватное, но присущее этим людям свойство не всегда понимать поведение окружающих, присутствует. Кроме того, у него слабо развита эмпатия и некоторые чувства. Например жалость к людям. Думаю, что он без сожаления убьет любого, кто помешает его планам.

— Значит вы говорили с ним? И какие же у него планы?

— Говорил, и не только. Мы съездили с ним на крупную базу выживших, которые ее, к сожалению, к тому времени уже покинули.

Кевин ненадолго задумался. Пожалуй не стоит им говорить про девчонку. После задушевной беседы с парнем за нее уже не стоит волноваться.

— И? Что он хочет?

— От нас — ничего. Его планы просты и понятны: жить в свое удовольствие. Ему нравится то, что происходит в городе, и он не желает искать виноватых, не желает спасать других людей. Ему просто нет дела до всего этого.

— Он действительно управляет инфицированными?

— Да, я своими глазами убедился в этом. Парень способен контролировать сотни зараженных, причем ему необязательно отдавать свои приказы вслух. Я сделал снимки.

На экране появились следующие кадры, где толпы тварей организовано расчищали улицу от перекрывших ее автомобилей.

— Они сильны. — продолжил Кевин. — Сильнее обычного человека. И полностью готовы беспрекословно исполнять его волю.

— Вы выяснили, каким именно образом он повелевает ими?

— Он не знает. Говорит, что просто представляет, как это должно выглядеть, и все вокруг начинают подчиняться. Мне он лишь сообщил, что зараженные делятся на «спокойных» и «буйных», как он их сам назвал. Спокойные похожи на нас с вами, но абсолютно лишены собственной воли. У них прекрасная моторика, они помнят приобретенные при жизни навыки и легко справляются с любой повседневной работой. Смотрите.

На экране опять сменились кадры, и присутствующие увидели, как на первом этаже особняка туда-сюда снуют полуголые женщины, готовят еду, моют посуду и накрывают на стол.

— Хорошо устроился, целый гарем собрал… Постойте! Это же… — снова не выдержал Майерс. — Увеличьте, лейтенант.

— Да, это Линда Ви, собственной персоной. Вы не ошиблись. — пояснил Кевин. — Кроме того в его отряде «спокойных» есть еще несколько весьма известных личностей. Сенатор Броули, например. Или та порнозвезда Лори Хоул, которую я доставил в «Ковчег».

— Я бы заглянул к ней. — раздался чей-то смешок. — Она в секторе «Е»?

Зал дружно засмеялся, и на этот раз улыбнулся даже генерал. Однако в разговор внезапно вмешался Тернер, и легкая атмосфера резко изменилась на гнетущую.

— Я считаю, что его надо брать, как можно быстрее, и уже здесь разбираться с ним, господин генерал. — полковник встал со своего места и медленно двинулся к Кевину. — Каков радиус действия его способности? Может ли он воздействовать на наших инфицированных через толстую горную породу? Покажите нам еще раз те кадры с улицы. Желательно все.

Кевин напрягся. Он сознательно пропустил фотографию, на которой отчетливо было видно, что стоящие за толстым монументом зараженные не реагировали на приказы парня. Нужно постараться незаметно удалить эти снимки. Чертов проектор — показывает все его действия!

— Сейчас, господин полковник. — кивнул Уильямс и снова шагнул к ноутбуку, носком ботинка сознательно подцепив лежащий на полу силовой кабель проектора. — Вот, черт!

Вилка выскочила из гнезда и изображение на большом экране погасло. Уильямс сделал вид, что не понимает в чем дело и попытался за это время удалить файлы. Но не успел…

— Проблемы? — над ухом раздался голос Тернера. — Всего лишь выпал кабель. Давайте, я помогу подключить. Отойдите.

Черт! Черт! Черт…

Уильямс был вынужден подчиниться и отодвинуться в сторону. Устроить сейчас бунт в защиту парнишки, означало неминуемо потерять так удачно наработанные позиции и доступ в секретную зону.

— Я не думаю, что стоит прибегать к силовым мерам. — произнес он осторожно. — Предлагаю еще понаблюдать за ним. Парень хоть и без особого рвения, но идет на контакт. Вполне возможно, я смогу постепенно уговорить его пойти на сотрудничество…

— Господин генерал! — перебил его Тернер. — Взгляните-ка на участок за этим массивным монументом. Зараженные здесь просто стоят и никак не реагируют на парня.

— Я не видел эту фотографию. — задумчиво произнес глава собрания, глядя на вновь запущенный проектор. — Вы ее пропустили, Уильямс?

— Здесь слишком много снимков. — ответил Кевин. — Действительно интересно. Я не придал этому значения.

— Удивительно! С вашей-то наблюдательностью? — парировал его Тернер и увеличил изображение. — А вот еще — в конце улицы стоит без дела одна группа. Она не пришла на его зов. Из чего можно сделать вывод, что радиус его способности ограничен расстоянием и массивными препятствиями. Думаю, здесь около семидесяти-восьмидесяти метров. Что скажете, генерал Макферсон?

— Скажу, что мы не знаем, использовал ли он все свои силы. Но наблюдение действительно интересное. — задумался генерал.

— У нас есть съемка с воздуха, сделанная в Беверли-Хиллз. — продолжил полковник. — Она показала, что в данный момент в районе его проживания очень мало зараженных, если не считать этот особняк, и, следовательно, возможности объекта по призыву инфицированных ограничены. Я ответственно заявляю, что если мы не используем представившийся шанс, в следующий раз мы не сможем взять этого парня никогда. — Тернер уставился на Уильямса неприятным изучающим взглядом. — Кстати, где ваш браслет, лейтенант?

— Я уже вам докладывал, что был полностью раздет. — ответил ровным голосом Кевин. — После того, как Макс Рассел вернул мне одежду и вещи, кое-что из этого потерялось.

— Закажите себе новый, с вычетом стоимости старого, естественно. — командующий снова повернулся к начальнику. — Генерал?

Макферсон молчал, задумчиво отстукивая пальцем по столу привычный ритм, который ему всегда помогал размышлять. Спустя пару минут он негромко заговорил.

— Я согласен с вашим предложением, полковник Тернер. Но в «Ковчег» его доставлять нельзя, ибо я не до конца уверен в безопасности этой затеи. Организуйте вместе с мистером Андерсоном полевой исследовательский центр в горах, скажем, за полтора-два километра отсюда. После этого, я разрешаю задержать объект и доставить туда для предварительного изучения.


Глава 20


Билли Сноуфолл, входил в число тех везунчиков, которые в момент активации Сети находились у себя дома. Хотя «везунчик», в его случае, было не совсем верным определением. Где-то там, на улицах Лос-Анджелеса, остались его жена Марта и девятилетний Тони — их первый, и единственный внук. Родители мальчика погибли в автокатастрофе четыре года назад, и потому Сноуфоллы оформили над ним опеку, после чего забрали к себе в Скид-Роу. Мальчишка с рождения страдал детским церебральным параличом и передвигался на коляске. Сомнительно, что у них был хотя бы один шанс выжить в этом аду.

Прямо сейчас, этот, еще не старый человек, внешностью напоминающий бородатого кантри-певца, стоял у электрической плиты и помешивал в кастрюле смесь из остатков круп, которые ему удалось наскрести на кухне. Это последняя еда в доме, потом начнется голод.

Билли размышлял о том, правильно ли он поступил, когда отказался давать ребенку тот дьявольский препарат — Сальватор. Мог ли он вылечить мальчика? По телевизору показывали такие случаи, но он в них не верил, считая очередной уловкой жадных до денег маркетологов. Лжецов и проходимцев, для которых приготовлен отдельный котел в Аду.

Мужчина и его жена всю жизнь прожили по законам божьим, регулярно посещали церковь и не пропускали ни одного поста, или молитвы. Но вот настал Конец света… Демоны вселились в тела грешников. Почему? Почему бог забрал Тони и жену, а его оставил жить и страдать? Разве они недостаточно чтили Господа? Разве они не заслужили иной участи?

Впервые в жизни Билла его непоколебимая вера пошатнулась.

Размышления о вере прервал тихий щелчок плиты и Билли с удивлением обнаружил, что погас световой диод питания. Странно. Починить — не проблема; он с самого детства любил разбирать разные механизмы, изучал очень много литературы на эту тему и всю свою жизнь проработал с автомобилями и другой техникой. У него даже был собственный ремонтный бизнес.

— «Если у вас есть одна из этих новомодных штуковин, которую никто не смог починить — ваш путь лежит в мастерскую Билли!». — произнес он вслух и горько усмехнулся. Эту фразочку часто произносили его конкуренты, столкнувшиеся со сложной поломкой.

И где теперь это? Нет больше ни мастерской, ни конкурентов, ни клиентов…

Но плита остывает, а каша все еще не готова. И, кажется, дело тут совсем не в электронике. Билл протянул руку и щелкнул выключателем. Свет не загорелся.

Ну вот и все… Дом остался без электричества. Удивительно, что оно вообще было все эти дни. Рука потянулась к крану умывальника, но тот лишь зашипел, так и не выплюнув из себя ни единой капли. Ничего сверхъестественного — насосы работают от городской сети. Мужчина горестно вздохнул и подошел к окну, за которым бродила разномастная толпа ненавистных дьявольских отродий. Сколько он еще так протянет? Говорят, что главное для человека — это вода. Хорошо, что он предусмотрел этот вариант и заполнил ею все свободные емкости.

А хорошо ли? Вода все равно кончится, и придется выходить в город. А там только смерть… На днях он слышал выстрелы, много выстрелов. Они звучали совсем рядом. Кто-то все еще пытается сопротивляться неминуемой смерти. Должен ли он делать также, как они?

А зачем? Зачем ему дальше жить? Для кого? Жить, чтобы мстить этим тварям? Он согласен! Но как?

Мужчина задумчиво уставился вдаль, туда, куда уходила улица и удивленно крякнул. Для галлюцинаций, вроде бы, еще рановато. Он подскочил к шкафу и вынул с верхней полки охотничий бинокль — подарок покойной жены.

Ну-ка…

Нет, ему не кажется. Со стороны Беверли-Хиллз действительно двигается всадник на ослепительно-белом коне, а позади него сидит девушка в красном платье. Пара выглядит веселой, она обнимает его за талию сзади. А твари! Они просто расступаются перед ним! Человек ведет себя среди них, словно их Владыка. Человек ли? Может это сам Антихрист пожаловал? Может Билл зря сдался, и засомневался в вере?

Он продолжил наблюдать. Парень осадил коня неподалеку от его дома и спрыгнул на землю. Вот он что-то объясняет девчонке и машет руками. Совсем как обычный человек.

Парнишка подбежал к одному из строений и начал карабкаться вверх, цепляясь за любую неровность. Водосточная труба, вывеска, вот он уцепился за провод и одним прыжком перемахнул на подоконник. А теперь ползет по, казалось бы, гладкой стене, цепляясь за швы между кирпичами. Он точно не обычный человек — людям такое недоступно, но и на демоническое создание, пожалуй, не тянет. Слишком несуразное у него поведение для принца Ада. Хотя… Откуда Биллу вообще знать, как себя ведут Повелители демонов?

Юноша внимательно стал осматривать округу и Билл спрятался под подоконник, боясь что его заметят. Сомнительно, что странный гость пришел сюда помогать таким, как он. Очень сомнительно…

Пересидев минуту в укрытии, мужчина снова позволил себе выглянуть. Парень уже спустился вниз и предлагает взять девушке поводья. Она улыбается и мотает головой, но после соглашается. Теперь он аккуратно обнимает ее сзади и учит править лошадью.

Нет. Как бы Билл сильно не сомневался, он ни за что не обратит их внимание на себя. Они не похожи на тех, кто даст ему еды и поможет выжить. Собственная жизнь показалась ему не такой уж и бесценной, чтобы так бессмысленно отдать ее непонятно кому. Он будет бороться!


— Вот отсюда я тебя забрал! — сообщил Макс девушке, приблизившись к старой базе Рамона. — Ты спала в этом самом броневике.

— Они поехали туда. — Рита показала рукой в сторону океана, а дальше я не знаю…

Парень внимательно осмотрел следы возле опрокинутого забора и снова взобрался на коня. Девушку он оставил сидеть спереди, уж больно ему понравилось, как вкусно пахнут ее волосы. А еще ему иногда удается, как бы невзначай, касаться ее груди во время управления Пегасиком. Как же хочется ей предложить секс! Но Кевин говорил, что нужно потерпеть, и она сама подпустит его поближе.

В голове Риты в этот момент носились похожие мысли. Ее неожиданный спаситель ей нравился все больше, и больше. Если бы она пришла с таким парнем в школу, Стейси Рок бы свои крашеные волосы выдрала от злости! Даже тот парень, красавчик Том, что являлся капитаном футбольной команды и объектом воздыхания всех девчонок старших классов, смотрелся на фоне Макса блекло. Ее сероглазый герой был сильнее и проворнее всех подростков, которых она только знала. Да, чересчур прямолинейный и странноватый, но это даже возбуждает. Вот и сейчас, когда он лишь слегка касается ее талии, внизу живота становится томно и тепло.

И единственное, что мешало девушке отдаться этим порывам — постоянные мысли о матери. Рита ее очень любила, и считала своей самой близкой подругой, которой можно доверить все тайны. Сильное желание ее найти перевешивало все остальное. Но куда двигаться дальше? Лос-Анджелес просто громадный город и отыскать в нем группу из сорока человек не самая простая задача, учитывая, что все выжившие пытаются спрятаться.

Только Макс ни от кого не прячется, потому что никого не боится и командует ими. Способен ли кто-то еще в этом новом мире дать ей такую защиту?

— Смотри! — голос парня за спиной прервал размышления. — Видишь тот небоскреб?

— Башня Банка США?

— Да! — обрадовался парень. — Мы можем подняться наверх и попробовать оттуда поискать их автомобили! У них были специальные машины, такие нечасто встречаются.

— Это глупо, Макс. — с сомнением произнесла Рита. — Мы оттуда ничего не увидим.

— Я увижу! — уверенно помотал головой парень — У меня есть прицел. Если они уехали недалеко, то я их обязательно замечу.

Юноша и девушка направились в сторону здания и достаточно быстро добрались до него. Макс привязал Пегасика на зеленой лужайке, не забыв его предварительно угостить здоровенным яблоком, после чего пара вошла в банк, держась за руки, словно на самой обычной романтической прогулке.

Внутри здания царил полнейший беспорядок. Мертвых тел на полу уже не было, а вот грязных и оборванных зараженных здесь бродило сколько угодно. В холле царил полумрак и лишь свет из окон не давал этому зловещему месту погрузиться в полную темноту. Парень мгновенно охватил ближайших неправильных людей своей способностью и начал с помощью их глаз искать лестницу, попутно составляя трехмерную карту здания в своей голове. Вот и она!

— Идем, мы сможем подняться там! — указал он рукой куда-то вдаль.

— Зачем? — удивилась Рита. — Здесь же полно лифтов.

Девушка подбежала к закрытым створкам и нажала на кнопку. Щелчок кнопки нарушил мертвую тишину, но ничего не произошло.

— Кажется свет отключился… — расстроено произнесла она. — Ты представляешь, сколько здесь этажей? Мы до самого вечера подниматься будем.

Макс немного поразмыслил и хитро улыбнулся. Неожиданно, он подхватил Риту на руки, а затем стрелой устремился по коридорам, миновав которые, выскочил на аварийную лестницу. Глаза девушки чуть не вылезли на лоб от того, как он легко прыгает вверх через несколько ступенек и с какой скоростью движется. Словно он и не замечал ее присутствия.

— Макс! Ты же быстро устанешь! — запротестовала она. — Я вешу сорок восемь килограмм!

— Сорок пять четыреста семьдесят. Видимо, ты похудела! — расхохотался парень и еще прибавил скорости. Рите ничего не оставалось, как покрепче ухватиться за его шею и тихо удивляться.

Этаж за этажом, они преодолели всю башню и без особых помех выскочили на самый верх, к вертолетной площадке. Сильный, но теплый ветер резко ударил в лицо, однако Макс на него даже не обратил внимания. Он застыл с открытым ртом и уставился на самый настоящий вертолет. Раньше он видел такие только в фильмах, или издалека.

— Он скорее всего не работает. — с сомнением произнесла Рита. — Рамон говорил, что из строя вышла вся микроэлектроника.

— Пойдем, посмотрим? — парень бережно поставил девушку на площадку и направился к летающей машине.

Зараженных на крыше не оказалось, но вот в кабине наблюдалось активное шевеление. Похоже, что изменившийся пилот так и не догадался, как выбраться наружу, а разбить специальное стекло не хватило сил. Макс открыл дверь, и тот просто вывалился наружу, однако тут же вскочил на ноги и с рычанием кинулся в сторону девушки.

— Стоять, придурок! — юноша мгновенно взял под контроль инфицированного и посмотрел на испуганную Риту его и своими глазами одновременно.

Он ощущал в этом теле невероятно сильный голод, а еще странную ломоту в области нижней челюсти. Будто бы в подбородке что-то мешалось. Парень потрогал пальцами место выше кадыка и нашел под кожей два твердых отростка, на ощупь похожие на карандаши. Во дела! Такого он еще не видал.

— Мне страшно… — произнесла дрожащим голосом Рита. — Убери его отсюда, пожалуйста.

Макс покинул его тело и коротко приказал вслух:

— Иди вниз.

Пилот медленно побрел к выходу, значительно медленнее, чем должен был. Парень кожей ощущал его желание сопротивляться, и это было что-то новенькое. Странный зараженный не испытывал агрессии к нему, но очень хотел напасть на Риту. А едва юноша немного отвлекся на спутницу и ослабил контроль, как тот развернулся и снова попытался сделать шаг в ее сторону.

— Ма-акс… Что ему нужно? — Рита испуганно подалась назад.

— Не знаю. Он какой-то чересчур упертый. — пробормотал парень. — Погоди! Я придумал!

Юноша снова переместил часть своего сознания в зараженного, разбежался по крыше, а затем оттолкнулся от самого края и полетел вниз. Дух захватило так, что он почти не мог дышать. Скорость постоянно росла; страшновато и… невероятно захватывающе! Наверное, этот человек разобьется в лепешку, но парень не пытался думать о его дальнейшей судьбе. Ведь он может покусать Риту, если случайно отвлечься. Девушка станет «неправильной», и его грандиозные планы на нее мгновенно рухнут.

Уже ближе к земле, перед тем, как тело «очень буйного» готово было расплющиться об асфальт, связь Альфы с Омегой прервалась, и Макс целиком перебрался в свое сознание.

— Ты же убил его! — воскликнула Рита.

— Наверное. — пожал плечами юноша с безразличным видом.

— Не надо было этого делать. — тихо произнесла она. — Вдруг когда-нибудь появится лекарство?

— Он слишком строптивый и требует много моего внимания. — возразил Макс. — Он мог неожиданно вернуться и покусать тебя.

Рита стояла с задумчивым лицом, раздираемая изнутри странными чувствами. С одной стороны он прав, а с другой… Они ведь все равно люди, хоть и больные. Но ведь он искренне хотел защитить ее; сделать так, чтобы она больше не волновалась.

Девушка молча подошла к нему, взяла его за руку и легонько потянула. Макс ощутил, как по спине забегали мурашки. Сейчас? Здесь? Уже можно? Она хочет сделать это прямо на крыше?

— Пойдем посмотрим где мама.

Парень расстроенно выдохнул и двинулся за ней. Опять не вышло! Ладно. Кажется, советы Кевина не совсем лишены смысла, нужно просто еще чуточку потерпеть. Юноша извлек из-за пазухи оптический прицел и начал внимательно рассматривать город, выискивая броневики Рамона.

Перед ним открывался потрясающий вид бескрайнего мегаполиса, на тщательный осмотр которого обычному человеку не хватило бы и часа. Но не для Макса. Его умение обрабатывать информацию в несколько параллельных потоков было невероятным, и позволяло максимально быстро исследовать все районы.

Бесполезно, ничего нет. Он нашел еще шесть таких же броневиков в разных районах, но они бесхозные и стоят в пробках. Парень убрал оптику от глаз и почувствовал горячее дыхание около шеи.

— Здесь так красиво… — девушка оперлась на его плечи и посмотрела на закат. — Кажется, что на самом деле ничего не произошло, и все идет как раньше. Завтра мне снова в школу. Потом придется возвращаться домой и делать домашнее задание…

Макс почувствовал, как его плоть рвется наружу. Все! Хватит! Что там надо сначала сделать? Поцеловать? Он медленно развернулся, аккуратно взял лицо Риты в ладони и жадно припал к ее губам.

Она ответила! Макс почувствовал, как ее язык скользнул ему в рот и чуть не свел его с ума. Руки девушки обвили его спину, и тонкие пальчики побежали по ткани вниз, нырнув к нему под рубашку. Он дотронулся до ее груди и ощутил через тонкое платье, как напряглись соски. Сейчас, да!

— Не здесь… — протяжно застонала Рита и отстранилась. — Поехали домой! Я не хочу, чтобы это произошло здесь… Пожалуйста!

Опять!? Ноздри парня раздулись от злости, но девушка этого не успела заметить. Его сильные руки вновь подхватили ее. Макс огромными скачками направился вниз по лестнице. Кровь пульсировала в жилах, перемешиваясь с необузданным желанием. Юноша не стал возиться с узлами, а просто разорвал веревку, удерживающую Пегасика, усадил девушку перед собой и пришпорил коня. Тот мгновенно перешел на рысь, а потом и на галоп, унося на себе разгоряченную пару в сторону Беверли-Хиллз.

Если бы парень в этот момент не был бы так возбужден, то возможно он заметил бы, что сброшенный им пилот все еще шевелится на асфальте, и не собирается умирать. А еще заметил бы в окне немолодого мужчину, так похожего на исполнителя кантри-музыки, который задумчиво смотрел им вслед, держа в руках старенький цифровой фотоаппарат одной из первых моделей.

Но он не заметил.


Билли Сноуфолл проснулся значительно позже обычного. Он всегда рано вставал, но сегодня долго не мог уснуть, теряясь в мыслях и догадках. А еще проклятый голод, что мучал всю ночь… Он уже всерьез подумывал плюнуть на все и отправиться искать еду, лишь бы избавиться от этого проклятого чувства. Но, едва он подошел к двери, как услышал тихое урчание на лестничной площадке и скрежет ногтей по металлу. Мужчина мгновенно передумал выходить. Эти твари словно знали, где он спрятался, и терпеливо ждали своего часа.

Он взял со стола бинокль и направился к окну. Зря он наверное вчера не рискнул привлечь внимание того странного парня. Юноша его здорово удивил, когда на бешенной скорости промчался под его окнами. Куда он, интересно, так торопился?

Уши Билла уловили странный звук с улицы. Такое чувство, будто сюда едут машины. Да точно, электромобили, причем мощные! Он приложил окуляры к глазам и разглядел, как со стороны моря в их сторону движутся три полицейских броневика. На каждом из них имелась квадратная клетка, внутри которой сидел человек с пулеметом!

Люди в военной форме! Надо подать им знак. Билл схватил с постели белую простынь и положил на подоконник, а затем снова уставился вдаль. Но что это они собрались делать?

Колонна остановилась на пустой улице. Наружу выбрались два крепких мужчины, а следом за ними появился третий. Последний оказался до гола раздетым и выглядел жутко замученным. Люди связали его веревками и оставили на дороге, а сами снова скрылись в бронированном чреве автомобиля. Машины громко стали сигналить и снова тронулись, прямо в сторону Билли, а пленник, спотыкаясь и крича побежал за ними.

Да они его привязали к броневику! Они что, совсем идиоты?

На его громкие вопли из домов, одна за одной, стали выскакивать голодные твари, пытаясь догнать пленника.

Да что они такое творят!? Билли побледнел и сжал бинокль до хруста костяшек. Автомобили ускорились, подстраиваясь под скорость бегущей за ними оравы, а привязанный не выдержал и упал. Его тело запрыгало по дороге, оставляя кровавые разводы на асфальте. Больные ублюдки!

— Внимание! Внимание! — громко зазвучал голос из мегафона. — Говорит Рамон Эстебан. У меня есть еда, оружие, электричество и защита. Не пугайтесь! Из-за этого человека погибли достойные люди и теперь он наказан. Предупреждаю сразу: так будет с каждым, кто захочет примкнуть ко мне, но откажется соблюдать дисциплину. Выбор за вами. Через пятнадцать минут мы сюда вернемся. Внимание! Внимание…

Автомобили проехали мимо и Билли разглядел, как из парадной его дома тоже выскочили твари и устремились следом. Пленник теперь бессильно волочился по земле и не подавал видимых признаков жизни.

Они их выманивают и уводят? Это не по-христиански так поступать с человеком, пусть и провинившимся…

Но разве сдохнуть от голода лучше, чем не пойти с ними? Нужно всего лишь не нарушать правила. А по этим людям видно, что у них организовано все серьезно. Билли всегда считал, что порядок — основа всего!

Броневики добрались до перекрестка и ускорились, увлекая за собой толпы обезумевших от запаха крови существ. Билл разглядел, что в некоторых окнах появились другие люди, которые вывесили яркие тряпки и остались ждать неожиданных спасителей. Боже, здесь человек пятнадцать таких как он! И женщины, и дети…

— А знаешь что, дорогой Господь? Иди-ка ты в жопу! — решительно процедил Билли сквозь зубы. — Вернешь мне Марту и Тони, тогда и поговорим с тобой по душам. Лучше я сгорю в Аду, чем останусь здесь.

Вера мужчины окончательно сломалась. Он однозначно пойдет к этому Рамону. В тяжелые времена только жесткая дисциплина и организованность являются ключом к выживанию. И если надо, он сам пойдет уничтожать этих уродов, лишь бы дали оружие.

Они вернулись, как и обещали. За последним из броневиков тянулась оборванная веревка и сомневаться в судьбе нарушителя не приходилось. Машины остановились вдалеке, там где на балконе сидела какая-то полная женщина, и из них высыпали люди с оружием. Они вошли в дом, из которого мгновенно послышались глухие выстрелы, а спустя пять минут ту женщину благополучно вывели наружу и помогли взобраться по лесенке.

Операция спасения продолжалась минут сорок, пока не дошла очередь до Билли.

— Я здесь! — он помахал в окно простыней. — Я поеду с вами!

Отряд из шести человек устремился внутрь его парадной. Выстрелы, еще выстрелы… Они все ближе. В дверь постучали и уже одетый Билли встретил нежданных гостей на пороге.

— Вещи… Какие вещи, нужно взять?

— В магазинах полно никому ненужных вещей! — ответил высокий парень с автоматом. — Лучше расскажи, что ты умеешь делать?

— Я механик. Очень хороший механик. И электрик. Могу починить практически все.

— Родриго! У нас здесь рукастый механик!

— К Рамону в машину. Еще кто-то есть в квартире?

— Нет, я тут один. Остальные умерли…

— Уходим!

Билли в сопровождении отряда спешно выбрался на улицу и забрался в броневик. Внутри него уже сидело несколько человек, как в форме, так и в гражданском. Интересно, кто из них Рамон?

— Босс. Этот, человек говорит, что он механик.

От группы отделился и пересел поближе к нему крепкий мужчина с квадратным лицом, немного похожий на первобытного человека.

— Как зовут?

— Уильям Сноуфолл. Можно просто Билли.

— Билли. Мое имя Рамон Эстебан. Ты сможешь разобраться в корабельном оборудовании?

— А чего там разбираться? Принцип работы у всех один, где-то побольше железа, где-то поменьше. Доводилось мне и катера, и яхты делать.

— У нас судно покрупнее, чем просто катер или яхта. — усмехнулся главный.

— Ну так помощников дадите. Делов-то!

Лицо Рамона расплылось в довольной улыбке. Уверенность этого человека в своих силах подкупала не на шутку.

— Билли. Тебе не говорили, что ты отличный парень?

— Говорили. — улыбнулся в ответ Сноуфолл. — А еще, что я похож на одного известного кантри-певца.

Внутри броневика послышался негромкий смех. Кажется, с этими людьми он не пропадет, да еще и удастся выбить местечко потеплее. Билл обвел глазами сидящих и увидел на другом краю машины грустную женщину с заплаканным лицом. Невероятно! Как же она напоминает ту девушку в красном!

— Не советую на нее пялиться. Это женщина босса. — тихо шепнул ему в ухо парень справа. — И она не в духе.

— Я не пялюсь. — попытался оправдаться механик. — Смотри сюда. Видишь? Прямо, как две капли воды.

Билл вытащил из кармана старенький фотоаппарат и быстро пролистал снимки. Его собеседник из вежливости бросил беглый взгляд на экран и внезапно пришел в изумление.

— Босс! Смотри! Смотри!

— Чего там?

Парень выхватил из его рук камеру и передал главному.

— Вивье-ен! — протяжно произнес ошеломленный Рамон. — Иди-ка сюда.

Сидящая в углу женщина резко вскочила и, пригибаясь под низким потолком, двинулась к главарю. Едва только она увидела изображение, как громко закричала:

— Жива! Моя доченька, жива! — с лица женщины мгновенно сошло плаксивое выражение, и появились другие слезы. На этот раз слезы счастья.

— Ну, Билли, ты не просто отличный парень! Ты — настоящая находка! — произнес довольный Рамон. — Если скажешь, что они уехали в сторону Беверли Хиллз, цены тебе не будет!

— Да. В Беверли, вчера вечером. А вы что, знаете этого парня?

— Знаем, Билли. Еще как знаем…


Глава 21


— Макс, пожалуйста… — простонала Рита. — Давай сделаем перерыв… Ма-акс…

— Ну давай еще разочек? — парня было не остановить. Его рука нырнула под одеяло и пальцы устремились вниз. — Ты ведь мокренькая! Значит еще хочешь!

— Уже полдень, Макс! — взмолилась девушка. — Я больше не могу! Нам нужно поспать.

— Ну разик! Теперь точно последний!

— Ты мне все там сотрешь, у меня все будет болеть, и завтра мы вообще не сможем ни разу!

— Ни разу? — парень округлил глаза и опешил. Рука замерла на заветном бугорке в промежности девушки. Когда он его аккуратно касался, с ней происходило тако-о-ое! За этот, рассказанный Кевином секрет, он бы подарил ему сразу десять девочек.

— Ни одного! — Рита наконец-то сообразила, как остановить этого безумного любовника.

За минувшую ночь они занимались сексом, кажется, четырнадцать раз, и она просто не могла понять, когда в этом гиперсексуальном красавчике закончится энергия. Но, судя по всему, ему было плевать на усталость и законы природы. Да и невдомек было девушке, впрочем, как и самому Максу, что технобионт в его мозге регулировал гормональный уровень в теле юноши, и был настроен на то, чтобы оберегаемая им особь оставила как можно больше чистого потомства. Ведь объект представлял собой ценный материал для селекции, и возможная передача аномалии потомкам увеличивала шанс на ее распространение и получение новых видов.

— Я тебя разбужу через четыре часа. — смилостивился парень. — Отдыхай пока.

— Четыре? — Рита в испуге подпрыгнула на кровати. — Да я буду спать часов десять, не меньше!

— Это долго… — задумчиво произнес юноша. — Плохо что мы не нашли твою маму. Пока ты спишь, я бы ее…

— Да, плохо. Но мы ее обязательно найдем. — перебила его уже полусонным голосом девушка и жарко поцеловала в губы. — Все, ни слова, Макс! Я сплю.

Сделала она это очень вовремя, потому что если бы Макс сообщил ей, что собирался сделать с ее мамой, пока она спит, неизвестно, чтобы произошло дальше. Кевин совсем забыл ему рассказать о том, чего именно не стоит говорить девушкам уже после того, как добьешься их расположения.

Парень погладил тихо засопевшую Риту по волосам и вышел из комнаты. Желудок требовательно заурчал, сообщая своему владельцу, что не мешало бы подкрепиться и восстановить силы. Он спустился в гостиницу и уселся за обеденный стол, где еще находились остатки вчерашнего ужина, а также пара догоревших свечей, на присутствии которых настояла девушка.

Вчера, вернувшись домой, они не обнаружили электричества. Он решил запустить аварийное освещение от установленных в подвале батарей, но Рита вместо этого зачем-то захотела зажечь маленькие огоньки, и сказала, что так будет романтичнее. Парень так и не понял до конца, что это значит, хотя несколько раз слышал это странное слово в скучных сопливых фильмах. В них герои ничего интересного не делали, а только мирились и ругались, смеялись и плакали, а потом опять мирились, и снова по кругу. Дураки, короче.

Юноша набил брюхо всем, что только осталось после ужина, не забыв вынести на лужайку Пегасику очередной ящик яблок, и вдруг ощутил, что его тоже клонит в сон. Он ласково потрепал коня по гриве, затем быстро расставил по периметру усадьбы своих бойцов и велел им охранять территорию. После этого он поднялся в спальню к своей «правильной» девочке и улегся рядом с ней.

Макс поудобнее устроился на матрасе и блаженно закрыл глаза. Сегодня он стал настоящим мужиком! И процесс становления им оказался в десять… нет в двадцать раз лучше, чем он себе представлял. Теперь осталось как-то найти маму Риты, и тогда он сможет заниматься этим круглосуточно! Ведь они же могут спать в разное время? Юноша мечтательно улыбнулся и провалился в сон.


Кевин Уильямс сильно нервничал, хотя внешне этого никак не показывал. Выдавали его волнение только глаза, беспокойно следящие за тем, как медленно и неторопливо по поверхности бумаги скользит авторучка распорядителя склада сектора «В». Ну сколько еще можно копаться? Будто экзамен по каллиграфии сдает.

Новоиспеченный руководитель «Специального отряда по отлову инфицированных для нужд лаборатории» твердо решил, что не позволит Тернеру совершить задуманное в отношении Макса. С получением этой должности, он автоматически выходил из сферы подчинения полковника и прикреплялся к сектору «Е». Теперь Дональд Андерсон и Джейн О'Брайн официально становились его непосредственными начальниками. Но как же напрягает вся эта волокита! Нужно столько еще оформить…

— Вот, распишитесь. — кладовщик просунул в окошко толстую тетрадь.

Кевин быстро поставил автограф, взамен которого получил новенький браслет, позволяющий посещать блок «Е». Теперь оставалось увидеться с Джейн и уговорить ее выдать ему срочное задание, чтобы иметь законное основание покинуть «Ковчег». Черт! Еще ведь надо парочку бойцов из личного состава база выбрать, и водителя… Он уже ознакомился с делами нескольких кандидатов, но поскольку речь шла о серьезном риске для жизни, Уильямс не мог позволить себе отобрать их заочно.

Ну ничего. Он управится с этим к полудню. Пока Тернер и Андерсон развернут свою полевую лабораторию, Кевин уже будет в городе и сумеет предупредить Макса о готовящемся захвате. Эти закостенелые до мозга костей вояки не хотят понимать, что к парню нужен совершенно другой подход. Не всегда силовые методы дают нужный результат.

Кевин покинул склад и выбрался в коридор сектора «В». Пожалуй, пора познакомиться с этой красоткой Джейн поближе, да и повод отличный появился. Скорее всего они уже частично исследовали привезенного зараженного, и он лучше сможет понять, с чем придется иметь дело.

Мужчина уверенным шагом направился к металлической переборке, ведущей в общий туннель, из которого имелся проход в запретную зону. Он приветливо кивнул стоящим на посту солдатам и приложил новенький браслет к замку. Массивная дверь издала неприятный скрежет, и прямо на пороге он столкнулся с Тернером.

— Вот вы где, лейтенант Уильямс! А я вас везде ищу!

— Зачем? — удивился бывший следователь, затылком ощутив, что сейчас ему предстоит узнать что-то неприятное.

— Вы поедете с нами в горы. — полковник ядовито улыбнулся краешком губы.

Кевин почувствовал, что сейчас с удовольствием бы вмазал по этой роже.

— Извините, но нет. — твердо ответил он. — Мне сегодня предстоит решить еще множество организационных вопросов. Кроме того, я больше не в вашей юрисдикции, господин Тернер.

— Хм. Похоже вы не в курсе, Уильямс. — полковник снова улыбнулся и вынул из небольшой папки документ. — Ознакомьтесь.

Кевин взял в руки предложенную бумагу и быстро пробежал по ней глазами. Это был приказ о создании полевой базы. В списке обязательных участников мероприятия стояла и его фамилия. Лейтенант осмотрел подпись в углу листа и кое-как удержался, чтобы не скривиться. Документ оказался подписан непосредственно генералом Уолтом Макферсоном. На все время проведения операции по захвату объекта, старшими были назначен Алан Тернер и Дональд Андерсон.

— Я настоял на вашем присутствии в группе. — произнес полковник. — Вы лучше всех знакомы с этим индивидом и сможете правильно спланировать наши действия, с учетом его особенностей. Надеюсь, я не сильно помешал вашим планам?

Кевину захотелось материться, вслух и громко. Весь его план катился к чертям, но возразить в данном случае он не мог. Кулаки сами по себе сжались, однако он сдержал накатившую ярость и коротко ответил:

— Ясно, сэр.

— Следуйте за мной, лейтенант. — Тернер развернулся и отправился в распределительный сектор.


В отличии от неповоротливой бюрократической машины «Ковчега», у Рамона Эстебана организация действовала куда проще и эффективнее, хоть и не имела четко прописанного устава. За один короткий выезд в город им удалось спасти полтора десятка человек, которых они успешно смогли доставить на базу. А ведь Лос-Анджелес просто огромен, и те, кого им удалось забрать с одной только его улицы, лишь малая часть от того, скольких он еще планирует найти. Жалко, что труп Лоуренса пришлось бросить этим обдолбанным уродам. Ведь теперь придется искать ему замену. Но как же он эффективно все продумал! Казнил нарушителя, одновременно показал новоприбывшим, что значит дисциплина в его отряде, да еще и выманил большую часть тварей из домов. И все это ценой одной жизни, принадлежавшей никчемному куску дерьма.

Ладно, он потом подумает, где взять приманку для нового выезда, а сейчас главной задачей становится этот сероглазый выскочка.

Беверли-Хиллз… Уже второй человек подряд указал это направление. Похоже, мелкий засранец поселился на одной из тех богатых вилл, что частенько показывали по телеку. И с ним живет дочка Вивьен!

Подбородок снова включил камеру и внимательно посмотрел на красивую пару, восседающую на белом коне. Она выглядит веселой и счастливой, странно. Имеет ли смысл просто попробовать уговорить его? В памяти Рамона возник образ ухмыляющегося парня, показывающего ему в прицел средней палец, отчего он почувствовал прилив ярости. Спокойно, спокойно… Нужно действовать по ситуации. Может быть все еще обойдется. Но пару раз он ему по морде он обязательно врежет, как минимум за Серхио. А там уже и поговорить можно по душам.

Главарь банды поднялся со своего места и вышел на палубу корабля, где уже вовсю шла работа по переоборудованию полицейских броневиков. Взгляд Рамона скользнул по Билли Сноуфоллу, который сразу включился в работу и вооружился сварочным аппаратом. Этот человек — настоящая находка! Он пообещал ему, что сможет довести до ума корабль, и они смогут выйти в океан. Если удастся набрать достаточное количество людей и добраться до порта Сан-Диего, то мощь его группировки взлетит на небывалую высоту! Что может быть лучше, чем занять военно-морскую базу? Да к ним ни один обдолбанный на пушечный выстрел не подойдет!

Но это глобальные планы, до осуществления которых еще очень, и очень далеко. Пока же его цель намного скромнее — захватить уродца. Если он действительно может управлять тварями, набор новых людей пойдет значительно быстрее.

— Через сколько будут готовы машины? — Подбородок подошел к своему новому механику.

— Думаю, что к шести часам вечера у нас будет пять полноценных пулеметных ячеек. Я тут взял на себя смелость кое-что изменить в твоей конструкции. — Билли продемонстрировал Рамону усовершенствованную им клетку. Выглядела она теперь как пирамидка.

— И почему ты считаешь, что твой вариант лучше? — поинтересовался тот.

— Жесткость. Квадратная клетка может не выдержать большой массы в крупной переделке. Если такую хоть немного перекосит, дальше зараженным станет ее легко свалить. Обычная физика и геометрия.

— Делай, как считаешь нужным, раз такой умный. — Рамон протянул ему фотоаппарат. — Забери, Билли, это твое.

Подбородок покинул механика и направился к Родриго, который, после смерти Серхио, прочно занял место его правой руки.

— Готовь и вооружай бойцов. На корабле оставим пять человек, остальные поедут с нами. Будем сегодня брать нашего «повелителя мертвых».

— Понял, босс.

— Что с новичками?

— Осваиваются потихоньку. Оказывается у нас маловато спальных мест.

— Подумай над вариантами. Нужно решить эту проблему к следующему выезду, возможно нам придется устроить вылазку на тот пассажирский лайнер по соседству. И отправь пару толковых помощников к Билли. Я хочу заполучить этого говнюка до полуночи.


Кевин проклинал и Тернера, и Андерсона, и Макферсона. В голове крепла уверенность, что полковник специально создал эту ситуацию и подозревает, что он хотел предупредить Макса. Иначе как еще назвать это бессмысленное присутствие на полевой базе? Его, в итоге, не подрядили на общие работы, не дали никакого поручения. Он просто болтался без дела среди других офицеров, праздно наблюдающих, как их подчиненные возводят укрепление.

Сектор, выбранный под исследование, располагался в небольшом углублении на одном из каменистых холмов. Рабочие огородили его периметр металлическими столбами и натянули между ними колючую проволоку; по ней потом планировалось пустить электрический ток. Внутри участка разбили несколько брезентовых шатров, в которых располагался топливный электрогенератор и большое количество оборудования для исследований. А еще они привезли несколько сварочных аппаратов и сейчас активно собирали стальную клетку.

— Это зачем? — поинтересовался Кевин у Андерсона.

— Само собой для содержания объекта. — пожал плечами тот. — У вас есть иные предложения?

— Он человек, а не животное. Пусть не совсем обычный, но человек, который, как и все, хочет просто жить. С ним можно разговаривать и убеждать.

— А это нам и предстоит выяснить завтра, мистер Уильямс. Поймите, мы не можем рисковать и упустить его.

Кевин злобно сплюнул на землю и отошел в сторону, грустно глядя на запад. Где-то там, сейчас находится неунывающий и веселый Макс, который совсем не подозревает во что ему выльется его встреча с ним. И нет ни единого способа предупредить парнишку о готовящейся ранним утром облаве. Дерьмо!


Пять укрепленных броневиков остановились перед въездом на территорию Беверли-Хиллз. Рамон еще раз отметил про себя, насколько ему удалось все четко организовать. Те твари, что встретились им по дороге сюда, либо безнадежно отставали, либо просто теряли свои тупые головы от массивных пуль, которых у него теперь было в достатке. Пулеметы оказались бесценной находкой и отлично разносили черепа обдолбанных в крошку. Ни одна упавшая тварь даже подняться не смогла, как это иногда случалось после попадания из обычного автомата.

Последние пару миль группа Подбородка проехала вообще бесшумно, не произведя не единого выстрела. Зараженных вокруг не стало. Руководители отрядов каждого броневика даже позволили себе выйти наружу, чтобы обсудить дальнейшие действия.

— Значит так, бойцы, — Рамон развернул карту. — Площадь поисков немаленькая, и не факт, что мы вообще обнаружим что-то. Однако, исходя из данных, полученных от «голубка», с этим пацаном сюда пришла немаленькая армия ублюдков, и это наш шанс. Покойный Лоуренс сказал, что их было около двух сотен. Такую орду в крошечном домике не спрячешь. Приоритет отдаем самым большим поместьям — судя по всему, этот пижон любит красивую жизнь: кони, рестораны, смокинги. Вот здесь нам придется разделиться. — Подбородок начал водить пальцем по бумаге. — Для начала прочешем центральные бульвары. Мигель, на тебе Вест Олимпик; ты, Хосе, пойдешь на Уилшир; Родриго — возьмешь Сансет. Мой отряд и еще одна машина пойдет по Южной Санта-Монике и Бертону. Ясно?

— Да, босс. — хором ответили командиры.

— Увидите одиночных уродов — никакой стрельбы, старайтесь давить их колесами, хвосты не собирайте. Если обнаружите большую группу — по возможности отходите. Сразу на рацию и доложить мне. Я дальше определю, кому с какой стороны заходить. Пацан прыткий, и может уйти. Наша задача перекрыть ему все возможные точки отступления. И не вздумайте подстрелить девчонку! Отправлю вслед за Лоуренсом. Ясно? По машинам!


Родриго Кампос практически не знал Беверли-Хиллз, как, впрочем, и все остальные члены их группировки. Дела картеля никогда напрямую не велись в этом гламурном районе, хотя Рамон и хвастался, что в нем живет очень много потребителей их товара. Все эти богатенькие мальчики и девочки очень любили чистый кокс, а как известно — Подбородок всегда ратовал за качество своего товара.

Но теперь ему представилась возможность познакомиться с этими вычурными домами поближе, а потому он лично уселся в пулеметную ячейку и сейчас активно осматривал окрестности. Вся эта затея с ловлей непонятного пацана ему совсем не нравилась, и он считал что Рамон занимается глупостью. Но, как показывала практика, феноменальное чутье и проницательность их главаря почти всегда приводили к положительным результатам, а потому ему ничего не оставалось делать, как просто выполнять приказы. Никто из остальных парней не годился в подметки Подбородку, когда дело казалось принятия важных решений. Большая удача, что после смерти Серхио, босс выбрал его, а не Мигеля, правой рукой, хотя парня, конечно, жалко. Помереть от стального штыря в мозгах — это еще надо суметь.

Вот только непонятно, как и что искать? Эти дворцы имеют такие размеры, что две сотни тварей спрятать в них вообще не представляется сложным. А еще вся эта буйная растительность, широкие фасады, а местами и чересчур высокие ограды. Как за ними вообще что-то можно увидеть?

Родриго поднял голову, осматривая очередной особняк, и в этот момент с каменой стены прямо на решетку спрыгнул зараженный с… бластером? Тварь скалилась и тянула к нему руки, отчего, мексиканец резко отпрянул и развернул в его сторону пулемет.

Рамон запретил стрелять, а потому Кампос сглотнул слюну и часто задышал, наблюдая за кривляющимся в полуметре уродом. Так близко живых измененных он еще не видел, и даже ощутил запах его давно немытого тела, хотя сам тип был одет в достаточно дорогой, хоть и потрепанный костюм.

— Быстро. Рацию! — крикнул он в люк.

Едва Родриго заговорил в протянутый передатчик, как сверху посыпались новые твари, облепляя броневик со всех сторон. Теперь ему уже приходилось уворачиваться от тут, и там тянущихся рук. Он спрыгнул внутрь, ощущая, как раскачивается их укрытие.

— Рамон! Меня гасят со всех сторон. Эти уроды повсюду! Даю координаты на карте…

Он начал диктовать цифры и сбивчиво объяснять ситуацию, в которую попал. Главарь молча выслушал его и отдал общее указание подходить к указанной точке с разных сторон.

— Босс, разреши открыть огонь! Они… они сейчас перевернут нас!

Рация замолчала на несколько секунд, а затем раздался приказ:

— Три минуты, Родриго. Потерпи три минуты и потом вали там всех к чертовой матери…


Макс Рассел подскочил с кровати от тревожного сигнала, который ему передали несколько спокойных. Он сразу «подключился» к одному из них и тут же почувствовал, как его грудь разорвало на части. Но он успел разглядеть броневик, что внаглую ездил перед его домом и расстреливал людей! Его людей!

Юноша мгновенно «выскочил» из сознания мертвеца и схватился за грудь руками. Это было больно! Очень больно! Хорошо, что тело чужое. Рита беспокойно заворочалась и слегка приоткрыла глаза, щурясь:

— Что там такое гремит?

— Кто-то убивает моих людей! Сиди здесь и не высовывайся.

Макс вскочил на ноги, наспех оделся и побежал в соседнюю комнату. Там находились его аккуратно сложенные старые вещи, в том числе рогатка и граната. Сейчас он этим придуркам объяснит, как они очень, и очень неправы. Уже по дороге парень сообразил, что броневик выглядел весьма знакомо, только на нем раньше не было никакого оружия и странного металлического треугольника на крыше. Это может оказаться Рамон? Плевать, да хоть сам господь бог! Это не Макс первым напал, а они. Они заявились к нему и начали стрелять по его людям!

Юноша выбежал на улицу, по дороге собирая свою армию в единый отряд, и устремился к забору. Тому самому, за которым ездила эта назойливая машина. Высовываться опасно.

Он вновь занял тело одного из неправильных поблизости, и на этот раз смог тщательно оценить обстановку. Броневик и не думал уезжать, продолжая кататься по уже мертвым телам. Эти незваные гости убили уже три десятка его людей! И ни один из них не смог добраться до сидящего за решеткой человека, который методично расстреливал их из мощного оружия. Сейчас! Уже можно — ствол пулемета смотрит в другую сторону.

Макс на ходу прицепил устройство для стрельбы дротиками и взлетел на забор, выглянув из густой зеленой растительности.

— Эй! Придурок!

Родриго резко обернулся на голос и в его глаз вошел гладкий стальной штырь. Все, о чем он успел подумать, перед тем как отдать душу, что та самая нелепая смерть, настигшая Серхио, пришла и к нему. Обидно… Тело мексиканца завалилось на бок и повалилось в люк. Тем не менее машина доехала до самого конца улицы и снова развернулась.

Макс уставился на клетку и увидел, как на место погибшего взгромоздился новый человек. У этого на голове уже был какой-то военный шлем с толстым стеклом — с рогатки будет сложно пробить. Дуло пулемета уставилось в его сторону, и юноша резко ушел двойным кувырком вниз под забор. Над головой содрогнулось дерево, засыпая тело отстреленными ветками.

Недолго думая, парень рванул вдоль забора, отзывая своих людей обратно. Они только гибнут зря — до внутренностей броневика им все равно не добраться. Ничего, он сам это сделает. Пользуясь тем, что его не видно из-за препятствия, парень домчался до противоположного края каменной ограды, подтянулся на ней и аккуратно выглянул. Стрелок теперь находился к нему спиной, все еще внимательно вглядываясь в кусты.

— Лови, придурок!

Макс выдернул чеку и метнул гранату. Всего двадцать четыре метра и тридцать сантиметров. С такого расстояния даже ребенок не промахнется! Взрывоопасный металлический шарик пролетел по небольшой дуге и приземлился точно в люк, а спустя секунду броневик подбросило и из него вырвался столб пламени, обдав юношу мощной горячей волной.

— Ого! — парень выпучил глаза от удивления. — Похоже я все это время пользовался неправильным оружием. Нужно срочно найти еще гранат!

— Ма-а-кс! — из дома выбежала растерянная Рита и ошеломленно уставилась на столб поднимающегося вверх дыма! — Макс?

Он резко обернулся и увидел, как на территорию его усадьбы с разных сторон заезжают еще два броневика, а за ними бегут шеренги людей с автоматами.

— Дура! Назад! — он перегруппировал всех оставшихся зараженных и направил их в ее сторону, пытаясь защитить девушку.

Но было поздно. Словно в замедленной съемке, из пулеметов на крышах машин замерцало пламя. В воздух взлетели осколки стекла, каменной крошки и воды из бассейна. Неправильные люди Макса один за одним начали разлетаться на куски. Из-за левого угла дома выскочил испуганный Пегасик и отчаянно рванул к своему хозяину; а спустя мгновение парень с ужасом увидел, как на белом боку роскошного жеребца почти одновременно взорвались три фонтана крови. Лошадь споткнулась и полетела кубарем по лужайке.

А в следующую секунду на землю упала и Рита…


Гомес сглотнул слюну и ужаснулся, сообразив, что он только что сделал. Рамон лично обещал наказать того, кто подстрелит девчонку, а он случайно принял ее за одну из тварей… Один, два броневика, а вон выезжает и третий. Идет беспорядочная стрельба по уродам, быть может никто и не поймет, откуда прилетела пуля?

Он быстро окинул взглядом обстановку и увидел белую каменную стену в человеческий рост. Возле нее стоял голый по пояс виновник их похода и неотрывно смотрел прямо ему в глаза. В этом взгляде не было ненависти, злости или страха. Только намерение убить, и больше ничего. Парень направил на него рогатку и сильно растянул жгут.

Он видел! Говнюк видел, что это он подстрелил глупую сучку, которая полезла под пули. Ублюдок нужен Подбородку живым, но это значит, что тогда умрет Гомес!

Мексиканец без лишних размышлений развернул пулемет в его сторону. Он даже не подозревал, что доли секунды отделяют его от той же смерти, что ранее настигла его двоих братьев по оружию.

И костлявая на этот раз прошла мимо… Жгут рогатки не выдержал чрезмерного натяжения и громко лопнул, больно стеганув парня по рукам. В этот же момент кончик ствола пулемета Гомеса начал выплевывать крупные пули. Стрелок заревел от ярости, желая разнести этого мерзкого сопляка на куски, но вопль застрял в горле, от представшей перед глазами картины.

Парень оттолкнулся от земли и взмыл высоко воздух, успевая пропустить под ногами смертоносные снаряды. Гомес был готов поклясться, что ступни ублюдка подлетели выше того места, где еще секунду назад находилась его голова. Вертлявый пацан спиной прошел над забором, словно чемпион мира по прыжкам в высоту, и скрылся с другой стороны.

— Не стрелять, вашу мать! — надрывался Подбородок из рации. — Прекратить огонь — уже нет никого!

Гомес ошалело огляделся, приходя в себя: громадная лужайка, куча разорванных на части тел, гора обломков и стекла, дырявые стены особняка… И Рамон, бегущий с двумя парнями к одному единственному телу в красном платье.

— Гребанные уроды! Кто это сделал? — их главарь сжал кулаки и осмотрел налитыми кровью глазами высыпавших из машин бойцов.

— Ма-акс… — из рта лежащей девушки раздался тихий стон.

— Босс, она жива!

Подбородок резко склонился над Ритой и бегло осмотрел ее тело. Под намокшей от крови тканью отчетливо виднелся кусок разорванной плоти на правом боку. Похоже ее только задело, но задело прилично.

— Мигель! У нас ведь теперь есть доктор?

— Только ветеринар. Та толстая женщина из утренних.

— Девчонку живо в машину. И залепите эту гребаную дыру чем-нибудь из аптечки!

Рамон выпрямился и заходил из стороны в сторону, обхватив голову руками. Все пошло совсем не так, как он себе представлял. И еще и неясно, выживет ли девчонка. Надо срочно уходить и везти ее на базу, а уродец так и не пойман.

— Чертов кусок дерьма! Кто-нибудь видел его?

— Я видел босс. — тихо пробормотал подошедший Гомес. — Он перепрыгнул вон ту стену и убежал.

— Чего? — Рамон оглядел высокую изрешеченную кладку, высотой в полтора его роста. — Перепрыгнул, говоришь?

— Да, просто оттолкнулся ногами и перепрыгнул…

— Родриго! Где, чертов Родриго? Он же должен был его принять на той стороне! — рявкнул Подбородок. — Живо вызовите его по рации.

— Родриго не отвечает, босс. Там дым идет из-за деревьев. Кажется, я слышал взрыв.

— Взрыв? И кто там что мог взорвать? Вы это видели? — Рамон злобно пнул пластиковый автомат одного из измененных. — Игрушки из детского магазина!

— Босс… Это… В общем, Родриго и все его ребята мертвы. — раздался из рации тихий голос Хосе. — Все семеро. Прости… Его броневик взорвали изнутри.

Рамон побледнел и упал на колени, схватившись руками за голову. Пальцы с силой сжали густые черные пряди, а затем из его рта раздался отчаянный крик. Бойцы молча стояли вокруг, не в силах произнести ни слова.

«Семь парней погибло… Семь! И Родриго среди них… Кто-то из моих подстрелил девчонку, и ее надо срочно везти обратно, пока не померла. Вивьен опять истерику устроит… Еще и урод сбежал. Неужели удача покинула меня?», — мысли в голове проносились одна за одной. Он впервые так крупно облажался и понимал, что скинуть вину не на кого. Херовый из него вышел тактик… Знать, хотя бы, кто ее подстрелил! Но в этой каше из людей, коней и черт его знает чего еще, ничего не было понятно.

— По машинам! — процедил он сквозь зубы. — Гоните на базу! Девчонку сразу к врачу. Два экипажа останется со мной караулить пацана.

Парни бросились врассыпную, занимая места в броневиках. Подбородок еще раз огляделся и увидел одиноко стоящего Мигеля неподалеку.

— Чего тебе?

— Это был Гомес. — произнес он, кивая на кровавое пятно посреди травы. — Девчонку подстрелил Гомес. И он же спугнул пацана, когда пытался расстрелять его.

— Он был в твоем экипаже? — прорычал Рамон. — Ты отвечаешь за эти слова?

— Да. Я все видел своими собственными глазами.

— Вы оба остаетесь со мной.


Макс Рассел расстроено осмотрел порванную рогатку и грустно выдохнул. Резинки лопнули прямо по центру, и просто так их уже не восстановить. Придется возвращаться в тот оружейный магазин и искать замену. Ну зачем он ее так сильно растягивал? Парень злобно отшвырнул ее в сторону и снова уставился вдаль, поудобнее расположившись на выбранной крыше. Объектом его внимания стали два мужчины на лужайке. Его бывшей лужайке, сейчас усеянной десятками трупов его спокойных людей.

Он понимал, что совершил глупость, когда направил всех в одну точку одновременно. Оставь он хотя бы десяток человек внутри дома, и сейчас бы Рамон поплатился за свою дерзость. Но в тот момент совершенно некогда было думать, а управление большим количеством «неправильных» требует серьезной концентрации. Он просто запутался и растерялся.

Пегасик… Юноша почувствовал, как его глаза сами по себе увлажнились. Жеребец был такой ласковый и послушный. Лучше правильных людей, намного лучше. Искренний, не способный к обману. Когда началась эта беспорядочная стрельба, он побежал к нему за защитой, а Макс не смог его спасти. Как и свою девушку… Получается, что он слабак, и совсем не настоящий мужчина.

Рита. Кажется, она еще жива, он видел, как ее унесли в броневик. Но вот такого чудесного коня ему уже никто не вернет. Нужно срочно убить всех этих людей, и забрать девушку обратно. Вместе с ее мамой. И Рамона нужно убить особенно. Была бы рогатка цела, и этот плохой надоедливый человек уже лежал бы на этой самой лужайке мертвый.

У него еще есть хороший нож, но он остался внутри дома, как и его прицел. Там все еще бродят люди с оружием. Девять человек рассредоточены вокруг его бывшего особняка, и еще восемь находятся внутри. Они постоянно крутят головами, пытаясь высмотреть его. Макс, конечно, сможет выдержать несколько пуль, если найдет чем прикрыть голову, но у него пока ничего подходящего нет.

Парень перевернулся на спину и уставился в небо. Солнце уже почти зашло за горизонт, но крыша дома, на котором он спрятался от посторонних глаз, все еще оставалась теплой. А вот и первые звездочки появились… Одна из них громко кричит и зовет его к себе. Что там находится? Глупые люди придумали кучу оружия и хитроумных электронных штук, но так и не нашли способа до них добраться…

Нужно ли ему все это? Он может уйти далеко в другой район и раствориться среди бесконечных домов. Найти себе новый отряд спокойных — он уже примерно знает, в какие места их прячут невидимые хозяева. Но появившееся в груди странное чувство упорно терзало его изнутри. Неправильно, что Рамон и его люди будут продолжать жить; неправильно, что хороший Пегасик умер ни за что; неправильно, что они забрали у него Риту, ведь она хотела позвать свою маму и остаться с ним, а не ехать обратно.

Пальцы парнишки сжались в кулаки, и он понял, что второй раз в своей жизни, ощутил то самое чувство, которое впервые пришло к нему три года назад. Тогда он очень хотел разыскать человека с разными глазами и убить его, за то что тот забрал у него родителей. Кажется, такая штука в википедии называется «месть».

Макс снова перевернулся на живот и задумчиво взглянул на один из двух оставшихся броневиков. Он знает, что нужно делать.

Сегодня ночью все эти люди перестанут жить.

Конец


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21