КулЛиб электронная библиотека 

Манипулятор - 3 [Егор Аянский] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Глава 1

Жуткий холод заставил меня открыть глаза. Я поежился и попытался оглядеться, но почувствовал, что не могу даже двинуться с места, а перед глазами застыла кромешная темнота. Память услужливо подкинула картинки последних событий: Ангелина, Берия и, в довесок ко всему, из ниоткуда взявшийся Стервятник.

— Локи?

Бог все еще молчал, и это было прескверно. Кажется, я попал в самую большую задницу из всех мне доступных. И случилось это именно в тот момент, когда передо мной открылись двери к новым вершинам: типография, официальный титул, знакомства в высших кругах… Неужели все накрылось медным тазом?

Так, стоп. Я совсем не о том думаю. Обидно, прискорбно, но я все еще жив, а значит от новой попытки прочно закрепиться в этом мире меня отделяет моя же смерть. Вот только для начала надо как-то умереть.

Браслет! Локи говорил, что пока я жив, он всегда будет со мной.

Я попытался двинуть левой рукой и ощутил, что она прочно обхвачена чем-то металлическим. Я прикован? Очень странные ощущения. Мне кажется, что я болтаюсь в воздухе, но при этом мое тело словно перетянуто стальными кольцами: шея, ноги, туловище…

— Очнулся? — раздался сухой неприятный голос откуда-то спереди.

Стервятник? Он здесь?

Едва я подумал об этом, как прямо передо мной зажглась свеча, которая высветила лицо главы отдела пыток Вестландской инквизиции. Свет на него падал снизу, отчего представшая передо мной физиономия выглядела конечно жутковато, но слишком по-киношному. Неужели такие серьезные люди решили меня пугать спецэффектами уровня старшей группы детского сада?

Мне удалось немного опустить голову и попытаться оглядеть себя, однако пламя свечи словно пропадало в пространстве, оставляя мое тело в полной темноте. Бред! Пускай я и в магическом мире, но законы физики здесь работают безупречно, если конечно не вмешивается магия. Следовательно сейчас я под ее влиянием? Окей, учтем.

— Будешь молчать? — Стервятник снова подал голос, который как-то странно распространялся по помещению. Несмотря на то, что он открывал рот, казалось что его слова окружают меня и приходят со всех сторон. Взгляд церковника был неподвижен и зрачки, с пляшущими в них языками пламени внимательно смотрели на меня.

Хм. Определенно, творится что-то ненормальное. Интересно, где Берия?

Рядом со свечой Стервятника, возник второй огонек и появился человек, которому я был обязан своим титулом. Да что, блин, за хрень здесь происходит?

— Здравствуй, Акакий. Ты ведь Акакий, я прав? — голос полицейского тоже приходил со всех сторон.

Это какая-то особая комната для допросов? Физикой здесь и не пахнет. Стоп!

Мозги варили хоть и медленно, но дали мне возможную подсказку. А что, если вокруг меня все иллюзия? Определенно, эти двое не дураки и понимают, что я могу удрать из любой темницы. Значит к моему допросу они должны были основательно подготовиться. О том, что я остался без своего бога им в любом случае неизвестно, как и о природе моих телепортов. Берия знает, что единственный способ контролировать перемещение таких "прыгунов" как я — держать их спящими.

И появление обоих именно в тот момент, когда я о них подумал… Допрос во сне? Серьезно?

— Мне нужно больше света и свободы действий! — произнес я без особой надежды и сделал мысленное усилие. Мой голос показался мне совсем чужим.

Словно по волшебству, вокруг стало светло. Я увидел себя полностью обнаженным и висящим в воздухе, а передо мной стояли словно в невесомости оба моих посетителей со сконфуженными лицами. Ничто больше не сковывало мое тело, и я резко поднес левую руку к подбородку. Выстрел!

Стрелка пробила основание моей шеи, и вылетела через затылок. Голову пронзила раздирающая боль, а губы Стервятника исказились в неприятном оскале. Но ничего не изменилось — я был жив и здоров и все также висел в воздухе. Крови не было.

— Он догадался… — раздался расстроенный голос Берии. — Зато теперь мы знаем, что он не боится смерти.

— Это лишь подтверждает наши опасения. — ответил ему инквизитор. — Наш враг умен и хитер.

Блин! Спалился попыткой суицида… Но попробовать умереть в любом случае стоило.

— Стойте! А кто вам сказал, что я ваш враг? — я наконец-то решил попробовать поговорить с ними, попутно размышляя о чертовщине творящейся вокруг. Я только что усилием воли смог освободится, вот только голова от полученной раны странно продолжала гудеть.

Попробовать прекратить это? Мой сон — мои правила! Логично?

— У меня ничего не болит. Я сижу в роскошном кресле, одетый. А эти двое наоборот — висят в воздухе и не могут шевелится! — четко произнес я.

Обстановка вокруг мгновенно изменилась. Нарисованная в моей голове картинка обрела реальность, и я почувствовал, как мое тело облачилось в легкий спортивный костюм, а задница уместилась на мягкое сидение кресла с удобными подлокотниками. Оба моих супостата напротив, взлетели в воздух и зависли неподвижно. Но самое главное — полностью ушла боль.

— Рассказывайте все что знаете обо мне! — велел я, глядя на эту парочку. — Иначе вас ждет не очень приятное времяпрепровождение!

Стервятник в ответ громко расхохотался, а на лице Берии проскочила легкая улыбка.

— Похоже ты не до конца понимаешь всю безнадежность твоего положения! — произнес он. — Происходящее вокруг — это всего лишь плод твоих фантазий. Ты сейчас лежишь в подвале инквизиции, твое тело приковано к каменному полу, а мозг спит. И будет спать столько, сколько мы пожелаем. Вокруг лишь иллюзия… Мы, в отличии от тебя, находимся в настоящей реальности, и все, что ты попытаешься с нами сделать, останется только в твоей голове.

— Что вам от меня нужно?

— Все. — произнес Стервятник. — Мы хотим знать кто ты, откуда, каким образом попал в это тело, какая у тебя связь с другими "прыгунами", где находится Таджикистан…

От его последней фразы меня чуть не пробило на смешок, но я сдержался. Однако неплохо эти двое спелись. Стервятник знает столько же, сколько и его напарник — видимо обменялись информацией. Главный же вопрос: как мне выйти из сложившейся ситуации? Конечно, замечательно, что они боятся меня разбудить для настоящих пыток, поскольку я тогда могу телепортироваться и ищи-свищи. Думаю, что иголки под ногти или раскаленное железо в реальном мире мое тело не выдержало бы. Все-таки я не пионер-герой.

Следовательно, у них нет серьезных рычагов воздействия на меня. И все что они могут: либо говорить со мной во сне через ментальную магию, либо убить. Последнее для меня бы стало шикарным подарком.

— Допустим, я отвечу на все ваши вопросы. Что дальше? Вы отпустите меня? Разбудите?

Оба переглянулись растерянным взглядом. Похоже, что они несколько иначе строили в своих головах предполагаемый диалог со мной. Впрочем, Стервятник быстро нашелся.

— Да, я отпущу тебя.

— Поклянись перед своим богом. — ну вот не верю я ему.

— Это глупо. — ответил он. — Клятва во сне не имеет силы. Тебе придется поверить мне на слово.

Хм… Вот что-то не верю я ему. Как мне кажется, эта сделка имеет самое прямое отношение к моей беззащитной тушке в реальности. Кроме того, неужели истинно верующий во сне перестает почитать своего бога? Клятва — не что иное, как сделка с совестью, а эта субстанция во всех религиях неотрывно связана с духовностью и божественностью.

— А мне без разницы. — рискнул я опереться на свои предположения. — Просто поклянись перед своим богом, и только после этого мы продолжим диалог.

— Нет. — твердо ответил Стервятник.

— Тогда разговор окончен. Пошли на хер из моего сна! Оба!

К моему сожалению, эти двое не исчезли. Видать не все здесь подчиняется мне. Как-то же они сюда попали без спроса? Тогда может быть исчезну я?

Я чуть было не представил себе матушку-Россию и родной Красноярск, однако вовремя спохватился. Не стоит этим двоим показывать другую цивилизацию — вопросов ко мне станет еще больше. Пусть это будет лесок, где я прятался от тролля.

Вокруг меня как по щелчку сменилась обстановка. Передо мной предстал тот самый холмик, на который Акакий затаскивал тяжеленую бочку. К несчастью, и Казимир-Стервятник, и Игорь Сергеевич перенеслись вместе со мной.

— Это бесполезно. — ухмыльнулся полицейский. — Неужели ты решил, что мы позволим тебе веселиться в твоем сне и бегать куда угодно? Тебе доступна для преобразования только небольшая часть пространства вокруг тебя — досадные издержки подобной формы допроса. Для твоего сознания теперь это не сон, а новая реальность, размеры которой определяем мы, а содержание — ты. Проснуться против нашей воли ты не сможешь.

Вот значит как. Для меня это новая реальность?

Я мгновенно вспомнил разговор с Порфирием Ясным о том, что при переносе проекции на бумагу учитывается только то, что человек реально видел своими глазами. Сейчас я вам, уроды, устрою гей-шоу!

— И что, теперь вы будете постоянно стоять, точнее — "висеть" у меня над душой?

— Нет, конечно. Тебе достаточно честно и правдиво все рассказать, и тебя оставят в покое. — "обнадеживающе" ответил Берия.

Ситуация была патовая. Они не могут меня пытать в настоящем мире, но и мне не вырваться из сна без их позволения.

— Пожалуй, я вам кое-что покажу интересное.

— Мы об этом не знаем? — вежливым тоном поинтересовался Игорь Сергеевич.

— Надеюсь… Вам что-нибудь известно о тайном искусстве борьбы, под названием гачимучи?

— Гачимучи… — задумчиво произнес Стервятник, словно пробуя незнакомое слово. — Впервые слышу.

— Хотите попробовать?

Он удивленно уставился на меня, однако я не стал дожидаться его ответа, а просто щелкнул пальцами. На лужайке образовался боксерский ринг, вокруг которого собрались аплодирующие сельчане из Прошкиной деревни, а оба моих тюремщика оказались в его центре одетые в кожаные плавки с молниями и прочую БДСМ-амуницию из ремней и заклепок, названия которой я не знал, но постоянно видел в мемах. Стервятнику на голову я "надел" черную маску с прорезями для глаз, а вот Игорь Сергеевич получил розовые заячьи ушки из плюшевой ткани.

Не знаю, какие там у них используются команды для начала боя, а потому я просто произнес "Поехали!" и матч начался. Оба участника ошеломленно стояли на месте, но я мысленно представил, как они сходятся в схватке и их неудержимо потянуло друг к другу. Игорь Сергеевич поздно среагировал и оступился, упав на живот. Действие тут же переместилось в партер. Стервятник занял позицию сверху.

— Прекрати! Немедленно! — донеслось с ринга.

— Мы только начали! — ответил я и сделал еще одно мысленное усилие. На ринге появились две сногсшибательные красотки в купальниках. В их руках находились пластиковые бутылки с подсолнечным маслом, из которых они начали обильно поливать борцов.

Игорь Сергеевич воспользовавшись изменившимися условиями, ловко выскользнул из-под Казимира и ухватился за его кожаные трусы. Вторая рука взялась за прорези в маске на его голове. Бросок!

Не знаю, пытались ли они внутреннее сопротивляться моей фантазии, однако очень скоро они порвали друг на друге одежду, и их блестящие от масла тела предстали перед зрителями в чем мать родила. Полицейский, несмотря на разницу в росте, медленно одерживал вверх, не давая своему напарнику выбраться из-под него.

— Ты пожалеешь об этом! — процедил Стервятник сквозь зубы.

— А теперь главная изюминка нашего шоу, господа! — объявил я зрителям, — Сейчас мы узнаем, что в этом уникальном виде спорта делает победитель с проигравшим!

Казимира резко раскорячило в известной позиции, а Берия, который остался облачен лишь в розовые заячьи ушки, угрожающе начал приближаться к нему сзади. Сообразив, что сейчас произойдет, оба взревели не своими голосами.

К сожалению, а может и к счастью, процесс резко прервался, так и не дойдя до финального действа. Пространство вокруг меня схлопнулось, и я снова оказался в полной темноте и неподвижности.

Жестоко? Отвратительно? Может быть. Но я убивал этой выходкой сразу двух зайцев: рисовал в своем сознании возможный компромат на этих двоих, который я, надеюсь, смогу потом распечатать; а также пытался их довести до белого каления, чтобы им захотелось убить меня, или хотя бы разбудить. Мало какой гетеросексуальный мужик захочет себе представлять такое даже во сне. А уж участвовать в этом…

Жаль, что с исчезновением этой сладкой парочки исчезло и то небольшое пространство, в котором я себя ощутил настоящим волшебником. Я бы не отказался сварганить себе на все согласную голенькую Ангелину и завалиться с ней в бассейн. В этом сне все чувствовалось как наяву. Кстати, я до сих пор ощущаю себя, хоть и сплю в реальности. Значит ли это то, что процедура внедрения в мой сон еще не закончена? Эх… Похоже они не станут меня убивать.

Едва я подумал об этом, как передо мной появился Берия в полицейской форме. На этот раз он предусмотрительно был один. Ну ничего, сейчас ты узнаешь на что способен одинокий мужчина после удаления двух пар нижних ребер. Я уже мысленно приготовился провести ему эту операцию, как он испуганно схватился за бока и выдавил из себя:

— Стой!

— Чего тебе?

— Предлагаю сделку. Я отвечу на любые твои вопросы, взамен ты ответишь на один мой!

Так-так. И что мне это дает? Все равно меня за согласие сотрудничать никто не разбудит и не убьет. Поставить ему условие умертвить меня за полученные ответы? Но они сто процентов кинут, да еще и окончательно поймут, что я сам стремлюсь умереть. Ладно, попробуем кое-что. Все-таки, условия здесь ставлю я, как бы это странно не выглядело.

— Я хочу услышать твой вопрос, а уже потом решу, соглашаться или нет.

— Ты сможешь нам указать на подобных тебе людей? Мы знаем, что таких как ты несколько человек. — уверенно произнес Берия.

Опа… А ведь это мне может сыграть на руку! Шестеренки в моей голове быстро завертелись. Пожалуй, мне нравится эта сделка. Заодно и узнаю, как они спелись и вычислили меня. Есть у меня кое-какие мысли на этот счет, но все же подтвердить подозрения из уст первоисточника много ценнее.

— Как я пойму, что ты не врешь?

— Это твой сон! Придумай определитель правды сам! Ты здесь хозяин — тебе стоит только захотеть.

Блин! А ведь я об этом как-то не подумал! Я же в этой реальности покруче любого мага буду! Мое сознание мгновенно материализовало между нами круглый фонарик, который завис в разделяющем нас пространстве. Допустим, синий цвет будет правдой, а красный — ложью.

— У коровы есть крылья?

— Нет. — ответил изумленный Берия.

Фонарик мгновенно засветился синевой.

— Ты мастурбируешь?

— Нет! — неуверенно произнес он и покраснел.

Фонарик тоже покраснел.

— Вы разбудите меня, если я соглашусь на ваши условия?

— Нет. — снова твердо ответил он.

Фонарик загорелся синим. Думаю сойдет. Ну что же, сейчас мы все и узнаем.

Наш диалог длился около двадцати минут, судя по моим внутренним ощущениям. Как я и подозревал, разгадка того, откуда нарисовался Стервятник, была до безобразия проста. Недооценил я местные органы внутренних дел, а точнее самого Берию…

Оказывается, пока я мотался к дракону, да добывал со дна моря сундук, Игорь Сергеевич без дела не сидел. Будучи человеком внимательным к мелочам, он запомнил мою историю, которую я наплел ему при первой нашей встрече. Тогда я ляпнул, что мои мама и младший братик умерли в Приморске во время родов. Сделано это было мной исключительно из соображения того, что он мог начать мне задавать вопросы по старому адресу жительства. И прибрежный городок был на тот момент единственным местом, которое я мог достоверно описать, дойди он до него на допросе.

Цепляться он тогда к этому не стал, но позже Приморск навестил и основательно пробежался с "фотографиями" Акакия и Антона по местным жителям, предлагающим снять апартаменты. Самое удивительное, что он каким-то образом добрался до Марка, который сдавал мне комнату. Тот узнал обоих людей на рисунке и пояснил, что Антон был священником, а второй заезжим бароном, который "случайно" нашел ключ от его квартиры и любезно вернул хозяину.

Разумеется, Берия в такое совпадение не поверил, и подробно допросил Марка, который пояснил, что монах-пилигрим где-то потерял свой нагрудный знак и собирался сходить в церковь за дубликатом. Дотошный полицейский навестил и Приморскую епархию, где в этот момент, как бы это не было прискорбно, находился проверяющий. А если быть точнее, один из тех кто приезжал к Иннокентию на Зеленый остров. Он то и опознал на фото дурачка с Зеленого острова, а дальше Берия вышел на Стервятника…

Самое удивительное в этой истории, что наш бравый полицейский подобрался ко мне со всем не с той стороны, с которой я предполагал. Я искренне думал, что это могло произойти через Василия Кособокого или мэра Приморска, кинутых на орехи. Но видимо чиновники предпочли молчать, дабы под их незаконное предприятие не начала копать Тайная полиция. Не добрался Берия и до Зеленого острова, однако признался, что он обязательно планирует его посетить. Якобы инквизитор ему сказал, что в день моей пропажи, по слухам, был ограблен местный помещик Феофан Андронович.

— То есть получается, что прямо сейчас у вас нет прямых доказательств моей вины? — изумился я.

— Получается так… — ответил Берия. — Но я просто уверен, что именно ты ограбил помещика, и ты же причастен к обману людей на Центральном рынке. И я это скоро докажу.

— Значит прямо сейчас вы меня удерживаете незаконно?

— С точки зрения Уложения об уголовном процессе — да. — пожал плечами Берия. — Но не ты ли сам говорил, что правосудие должно быть с зубами?

Мда… Несложно понять, что положительный исход дела мне не светит. Допрашивать меня официально никто не станет, так как стоит меня разбудить, и я улечу в неизвестном направлении. А после того, как Берия соберет доказательства, показаний такого церковного мастодонта, как Стервятник, вполне хватит, чтобы обвинить меня во всех смертных грехах и без моего признания. Остается надеяться на смертную казнь, вот только с Дарградом и Вестландией придется окончательно распрощаться, ибо обе мои физиономии засвечены по самое не балуй. Грустно…

— Кто еще в курсе обо всем происходящем?

Берия как-то занервничал слегка, однако ответил честно, что подтвердил мой волшебный детектор лжи.

— Разумеется пока никто, кроме меня и отца Казимира.

— Ангелина?

— Ангелина Амировна не обладает всей полнотой картины. Она даже относится к вам с некоей симпатией.

Хоть одна приятная новость… Остальное, в принципе, ожидаемо. В данный момент оба моих пленителя нарушают закон, а о таких делах не треплют левым людям. Понятно, что при моем задержании могли присутствовать и иные персонажи — те же "черные хвосты", например. Однако мелким исполнителям начальство обычно не докладывает причин, тем более в таких скользких делах, а только раздает указания.

И что мы по итогу имеем? Призрачный шанс проснуться и шантажировать Берию со Стервятником фотографиями их крепкой мужской любви? Но как это все провернуть? Мой бог хрен пойми где, а я сплю в каком-то подвале.

— Что с моей спутницей? Что с девушкой?

— Вы про ведьму и Асю?

— Да.

— Ася была добровольно обработана ментально еще до вашей встречи, а потому она ничего не вспомнит из того, что произошло в ресторане. Что касается ведьмы — в данный момент она находится в специальной камере, полностью изолированная и лишенная возможности колдовать.

Фонарик снова подтвердил правдивость его слов. Повисла небольшая пауза, которую первым нарушил полицейский.

— Я ответил на все интересующие вас вопросы?

— Пожалуй.

— Тогда ваша очередь. — он с надеждой покосился на мой "детектор лжи".

Надеется, что я оставлю его на свой ответ? В принципе, я прямо сейчас могу его послать на хрен, и не думаю, что он сильно удивится этому. Вот только мне это ничего не дает. Надо попытаться извлечь хоть какую-то выгоду из сложившейся ситуации. Например, поймать неуловимого игрока.

— Вы правы. Есть еще один, человек. — произнес я. — Более того, он самый опасный из всех "прыгунов". Для его поимки вам потребуются серьезные ресурсы.

Фонарик загорелся синим светом и Берия аж затрясся от возбуждения.

— Поверьте, мне хватит одного отца Казимира. Вы видели, на что он способен. Как найти этого человека?

— У меня на внутренней стороне руки выбита татуировка, на которой указано место его жительства.

Фонарик мигнул синим, Берия радостно оскалился после моих слов и пропал, а я мгновенно провалился в глубокий сон, в котором больше не мог думать.

В нос ударил запах чего-то тошнотворного, отчего я резко открыл глаза. Над моим лицом нависала бородатая физиономия какого-то деда с о всклоченными волосами.

— Проснулся, мерзкий антропоморфный ренегат!? — вопросительно произнес он, глядя мне в глаза.

Не понял… Я что не сплю? Чего вообще происходит? Откуда этот дед знает такие слова?

— Ты кто? — опешил я.

— Вершина эволюции, в отличии от тебя, выкидыш генномодифицированного осла! — надменно произнес мой визитер.

Охренеть…

— Дедуля, у тебя все дома? — поинтересовался я, осматриваясь по сторонам.

— У меня всегда все дома, червь кольчатый! — буркнул он уже беззлобно. — А вот у тебя нет! Это же надо было учудить!

Дед ловко извлек из кармана какие-то клещи и отвертку, а затем угрожающе склонился надо мной.

— Э-э-э… ты-ы че-его? — произнес я напугано, чувствуя как металлический обруч кандалов сжимает мою шею.

— Расслабь мышцы и поменьше конвульсий! — произнес он спокойным тоном, после чего начал аккуратно ковырять замок возле моего уха.

Говорить было тяжело, и я предпочел просто наблюдать. Обстановка вокруг меня напоминала самую настоящую темницу. За открытой настежь решеткой располагалась пара факелов, которые давали немного света в комнату. Дед быстро и ловко орудовал над моими замками. Похоже, что пытать меня он в ближайшее время не собирается.

Я перевел взгляд левее и открыл рот от удивления. В углу темницы лежала подстилка из сена, возле которой на четвереньках стоял какой-то священник в сине-красной мантии инквизитора и задумчиво жевал сухую траву. Встретившись со мной глазами, он на секунду замер, после чего издал громкое "бе-ее" и продолжил беззаботно шевелить челюстями.

Что. Вообще. За. Херня. Здесь. Творится?

Дед поймал мой ошарашенный взгляд и усмехнулся:

— Святому отцу кажется, что он парнокопытное из семейства полорогих. Не отвлекай его.

Защелка на шее разомкнулась, и я наконец-то смог вздохнуть полной грудью. Незнакомец удовлетворенно покачал головой и впервые улыбнулся, прищурив строгие глаза, отчего его кустистые брови почти скрыли их. Затем его взгляд внезапно изменился, и он хлопнул себя ладонью по лбу, словно что-то вспомнил. В ушах загремел уже знакомый мне голос местного арбитра:

"Игрок Забудь предлагает игроку Свинотрах заключить союз сроком на три месяца. Ввиду временной дисквалификации одного из богов-кураторов, согласие последнего не требуется".

Глава 2

— А-а-а… Э-э-э… — наверное, в глазах невесть откуда взявшегося игрока, я сейчас выглядел не лучше поедающего сено инквизитора. Тот даже на мгновение перестал жевать траву и вопросительно уставился на меня.

— Что с твоей фонетикой? — вопросительно уставился на меня дед. — Ты союз будешь заключать, или мне оставить тебя здесь?

— Б-буду…

— Подтверждаю! Игрок Свинотрах и игрок Забудь в присутствии куратора Бик'Тогарутэ заключили союз сроком на три местных месяца. Нарушение условий создания союза карается дисквалификацией. До указанного срока отмена договора невозможна, если против этого хотя бы одна сторона.

Вот дела… Я понимаю, что появление этого околонаучного деда связано с моей последней выходкой. Ведь я лично сдал его Стервятнику и Берии. Но вот то, что он явился сюда, да еще и предложил мне объединится поставило в полный ступор.

— Так-то лучше. — довольно произнес дед и склонился над очередным замком.

— Объяснишь?

— Что ты желаешь знать?

— Все! Как ты смог пробраться сюда? Почему спасаешь меня? Почему предлагаешь мне союз? Да, в конце концов, если ты такой крутой и всепроникающий, почему просто не пошел и не уничтожил мой алтарь, пока я спал?!! И, пожалуйста, поменьше научных терминов, а то голова пухнет.

— В отличии от тебя, мои устремления намного более дальновидны. Пока вы здесь играетесь в своей песочнице и гоняетесь друг за дружкой, я использую выпавший мне шанс и занимаюсь постижением материй, который твой скудный мозг не способен даже вообразить, не говоря уже об их познании. — гордо произнес дед и, дав мне переварить этот поток слов, добавил. — Так понятно?

— Не очень… Разве тебя не интересует возможность бессмертия? Победить в этой игре и стать, например, богом?

— Я в одном шаге от этого и без ваших глупых игр!

— Это заметно. То-то ты сидишь и ковыряешь мои замки отверткой, вместо того, чтобы жахнуть по ним магией. — съязвил я.

— Магия ничто, по сравнению с физикой! — возмутился дед. — Просто ты не дал мне времени на подготовку своими выходками. Пришлось брать подручный инструмент и бежать тебя вытаскивать. И кстати, это не "простая отвертка". Готово!

Я почувствовал, как с моего тела слетели обручи и попытался встать на ноги. Конечности прилично затекли, однако мне все же удалось выпрямиться. Инквизитор в углу не обратил на меня никакого внимания и продолжил задумчиво поглощать сухие стебли.

— Это ты сделал? — кивнул я головой в его сторону.

— Я.

— А что дальше? Даже если мы сбежим, нас будут искать!

— Не будут. Никто здесь даже не вспомнит о том что произошло. Такое мне досталось умение от моего бога. Разве ты еще не понял?

— Ну тогда… — внезапно я застыл, пораженный его словами. — Погоди, ты можешь влиять не только на игроков?

— На любое живое создание, способное мыслить. — гордо ответил он. — Но есть один неприятный момент: я должен хотя бы раз увидеть образ того, на кого направляю воздействие.

— Не понял… Это означает, что ты меня уже видел раньше? — удивился я.

— Да. В тот самый день, когда ты застрелил одного из участников игры на рынке. Ты называл его Сталлоне.

— И как, интересно, ты меня узнал? — удивился я.

Дед снова поверг меня в шок. И даже не тем, что вольготно шарился по моим мыслям больше месяца. Насколько я помню, Локи говорил, что у игроков нет не единого способа обнаружить своих соперников, кроме удачной идентификации или траты трех божественных камней. Но мне не верится, что этот книжный червь использовал кучу алтарей в первый месяц игры, ради того чтобы просто взглянуть на меня.

— Я тебе уже говорил, что магия — ничто, по сравнению с настоящей наукой? — прищурился старик.

— Сдаюсь… — выдохнул я и примирительно поднял руки. Похоже мне действительно далеко до этого научного супермена.

— От игроков исходит иной тип излучения, чем от обычных жителей. Однако это можно обнаружить лишь на субатомных уровнях, и тому примитивному миру, откуда ты родом, еще очень и очень далеко до манипуляций на уровне кварков. Ты так и собираешься стоять здесь, или все-таки мы покинем это неприятное место?

— Но…

— Хватит вопросов! — решительно оборвал меня он. — Я вытащу тебя отсюда и на этом мы разойдемся. Сейчас же нужно решить твои оставшиеся проблемы. Скажем так, мне необходимо твое присутствие в этом городе. Лучшей кандидатуры я все равно не найду. Идем, надо освободить твою спутницу.

Ну что же. Надеюсь я еще получу ответы.

Мы покинули мою камеру и дед повел меня куда-то вперед темным коридором, слабо освещенном тусклыми факелами. Дойдя до очередной боковой двери он остановился и приложил свою "отвертку" к замку. Что-то щелкнуло внутри него, створки растворились и передо мной предстала камера, похожая на лабораторию. Среди нагромождения непонятных мне предметов и устройств, возвышалась круглая стеклянная полость, внутри которой светились фиолетовые нити. Они сходились к центру и замыкались на огоньке, который я с легкостью узнал — Агафья! Это что, специальная тюрьма для старушек-потрахушек?

Забудь внимательно осмотрел подводки из трубок, ухмыльнулся и просто толкнул основание этой конструкции ногой. Раздался грохот и вся система повалилась на пол, разлетаясь вдребезги. Огонек моментально высвободился из своей тюрьмы и передо мной материализовалась помятая ведьма.

— Гребаная инквизиция! — выругалась она, после чего бережно отряхнула свои юбки и уставилась на меня. — Здравствуй, касатик! Молодец, не забыл про бабушку!

— Удивительно! — воскликнул потрясенный дед. — Квантово-молекулярное преобразование живого организма в этом технически отсталом захолустье!? Вы мне не подскажете, дорогая, каким образом вам удалось изменить интенсивность вибраций субатомных частиц? Смею предположить, что в этом участвовала темная материя?

— Слепой что ль? У меня материя разноцветная, и уж точно не темная! — Агафья продемонстрировала свое новое пестрое платье деду и перевела на меня подозрительный взгляд. — Если ты собрался мне втюхать этого старого хрена вместо Феденьки…

— Не собрался… — пробормотал я растерянно, больше обращаясь к своему союзнику. — Давайте вы потом между собой пообщаетесь?

— Не буду я с ним общаться! — фыркнула бабка. — В нем энергии эротишной с гулькин нос.

— Я определенно должен ее изучить… — старик жалостливо переводил взгляд с меня на ведьму и обратно.

— Думаю, что здесь неподходящее место и время для таких разговоров. — мне захотелось побыстрее прекратить этот ненужный диалог и сбежать отсюда.

— Мы можем направиться ко мне! — воскликнул мой новый союзник. — Предлагаю соглашение! Я устрою тебе небольшую экскурсию по своему дому, где ты получишь некоторые ответы на свои вопросы, а взамен эта леди даст мне ее осмотреть!

— Да у тебя даже не стоит! Чего ты у меня осматривать собрался, импотент древний?

— Тихо, оба! — не выдержал я и переключил внимание на деда. — Ты сказал, что решишь мои проблемы.

— Уже решил. Инквизитор и полицейский, а также та красивая девушка-инспектор, спят в своих постелях и не помнят абсолютно ничего из того, что они о тебя разнюхали. Завтра ты сможешь вернуться к своей привычной жизни. Я кое-что поправил в их памяти. Кстати, этот эффект исчезнет, если я погибну, так что сильно не обольщайся. Тебе меня придется беречь.

— Откуда ты знаешь, что нужно было поправить в их мозгах, а что нет?

— Вообще-то я знаю все, что знаешь ты. Забыл? Так что занимайся своей типографией, побеждай врагов, покоряй красавиц, а я буду продолжать свою научную работу. Только вот сначала с леди надо договориться. Она может стать прорывом в моих исследованиях!

Я стоял с открытым ртом, отказываясь поверить в услышанное. То, что казалось мне абсолютно безвыходной ситуацией и полным провалом, было устранено этим дедом за какие-то несколько часов! Или дней?

— Сколько я провалялся в принудительном сне?

— Меньше суток. — ответил дед. — Когда ты отправил этих двоих ко мне, я сразу подготовился к их встрече. Кстати, это твое мучигачи было абсолютно отвратительным зрелищем! Вы действительно занимаетесь этим на своей планете?

— Ты еще и в моих снах можешь копаться?! — удивился я.

— Уже нет. Мы с тобой союз заключили. Как я только что выяснил, моя способность считается вредоносной для союзника.

— Может все-таки объяснишь, почему тебе выгодно, чтобы я оставался в игре?

— Может и объясню. — ответил дед и хитро улыбнулся. — Так мы едем ко мне в гости?

— Едем? — поинтересовался я у Агафьи.

— Тебе для дела надо, или из любопытства? — проворчала она.

— Для дела! — ответили мы хором.

— Ладно уж… — вздохнула ведьма. — Поехали.

Если бы мне еще месяц назад сообщили, что я окажусь в подвалах инквизиции в руках самого главного пыточника, а потом прогулочным шагом покину это страшное заведение, я бы… Да не знаю даже.

Сейчас именно так все и произошло. Игрок со странным именем "Забудь" без особого напряга провел меня по подземным коридорам, и мы благополучно, прямо через главный вход, покинули это неприятное место, не встретив никакого сопротивления. Оно и не удивительно — оставшиеся на ночное дежурство слуги божьи уверовали, что являются никем иным, как безобидными домашними животными. Фантазия дедушки была безгранична — церковники мычали, кудахтали, хрюкали… Ни один из них даже не попытался нам помешать.

— Они выйдут из этого состояния утром и ничего не поймут. — доверительно сообщил мне он.

В Вестландии царила поздняя ночь. Район, где была расположена пыточная инквизиции, был мне абсолютно незнаком, однако роль провожатого взял на себя мой союзник. Уже через пять минут мы пешком выбрались на небольшую площадь, где благополучно наняли извозчика и добрались до нужного дома — неказистой лачуги в частном секторе, который сплошь и рядом был занят небольшими фермерскими участками и хозяйственными постройками. Несмотря на свои невероятные возможности, дедушка жил тихо и незаметно. Домик никак не выделялся среди себе подобных.

Все поменялось, когда мы вошли внутрь. Представьте себе какую-нибудь хибарку в заброшенном колхозе. Вы входите внутрь нее и видите бедную обстановку: треснутый столик, пару ободранных табуреток, да кирпичную печь с грязной лежанкой, которую давно бы пора оштукатурить и привести в порядок. Представили?

И вот это убожество вдруг приходит в движение. Доски обшарпанного пола разъезжаются в стороны, обнажая громадный погреб, и ты попадаешь в царство проводов, светящихся голограмм, каких-то приборных панелей с непонятными символами. В центре конструкции стоит миниатюрный адронный коллайдер или что-то очень похожее на него. И вот это вот все жужжит, крутится и светится.

— Батюшки! — Агафья застыла открыв рот и смотрела на открывшуюся перед ней технологическую красоту. — Да ты никак маг великий?

— Можно сказать и так. — довольно ответил ученый, — Только магия моя иноми…

Он резко осекся, сообразив, что чуть не сболтнул лишнего. То ли его одернул бог-куратор, то ли он сам понял, что бабуля уже довольно много услышала, и может начать делать предположения о нашем происхождении.

Старушка на это не обратила внимания и двинулась вниз по лестнице, водя руками по гладким блестящим деталям и любуясь голографическими изображениями. А я стоял, словно три столба на Плющихе, и пытался понять, как этот невероятный игрок смог обойти правила и запреты королевской битвы. Мало того, что все вокруг безумно дорого стоит, так ведь это как-то надо умудриться создать, да еще и втайне, чтобы не потревожить технический прогресс этой планеты! Либо Локи мне опять подал искаженную информацию, либо этот Забудь нашел лазейку.

— Откуда… — только и смог произнести я.

— Оттуда же, откуда и твой типографский станок. — ответил он. — Все детали сделаны на заказ местными магами-ремесленниками. Естественно, никто из них даже не подозревает, что я из этого соберу в конечном итоге. Мои изобретения скрыты от местных и не вносят дисбаланса в этот мир.

— Но ведь это стоит просто колоссальных денег! — прошептал я.

— Королевские маги считают, что я все это оплатил.

— Считают? То есть ты хочешь сказать, что обманул их с помощью своего умения?

— Наука требует жертв! — невозмутимо ответил он.

Господи, да он мошенник покруче меня раз в сто! Какое же я ничтожное создание с никчемными скилами… Здесь из шкуры вон лезешь, чтобы придумать, как заработать себе на еду. А какой-то древний книжный червь, которому дано просто невероятно имбовое умение, забил хрен на игру богов и в ус не дует. Сидит себе в домике, да тихонько гаечки крутит на своем аппарате. Захотел — поел нахаляву. Захотел — инквизитору объяснил, что он петух в курятнике, и вот уже служитель господний ковыряется в земле, да червячков ищет.

— Послушай. Мне нужно твое согласие. — перебил Забудь мои размышления

— На что? — удивился я.

— Ведьма в данный момент является твоим фамильяром, как мне тут подсказал мой куратор, — зашептал он. — Придется ей немного подтереть память после всех экспериментов и наших разговоров. Но без разрешения владельца я не смогу это сделать. Не бойся, она забудет только то, что ее не касается.

— Сначала ты ответишь на мои вопросы. — решил я использовать подвернувшуюся возможность.

— Безусловно. Спрашивай.

— Я правильно понимаю, что ты из какого-то продвинутого технологического мира?

— Да. Я видел некоторые твои воспоминания. По моими расчетам вы отстаете от нас на пару тысяч лет. У вас даже телепортация до сих пор не открыта.

— Ты — человек? Я имею ввиду твою прежнюю жизнь.

— Нет. Мне сложно будет тебе описать нашу расу. Отдаленно мы напоминаем то, что в твоей памяти обозначается словами "гоблин" и "осьминог", только немного меньше и значительно симпатичнее.

— Как ты меня нашел?

— Как и любого, кто входит в периметр этого города. Я ведь уже тебе говорил, что игроки иначе излучают. Предполагая твой следующий вопрос, я лучше покажу.

Старик подошел к небольшой конструкции, напоминающей тарелку и коснулся чего-то, похожего на сенсорную кнопку. В воздухе засветилась мини-проекция города, по всей видимости Дарграда. Он начал ее вращать руками и растягивать, меняя масштаб. Все это очень сильно напомнило работу Тони Старка с голограммами в своем рабочем кабинете.

— По периметру столицы сразу после старта игры, — начал объяснять он. — Мной были установлены сканеры, примерно через пару километров друг от друга. Питаются они от энергии разных источников — свет, звук, ветер, гравитация и передают снятую информацию сюда. Вот сейчас смотри внимательно.

Он снова коснулся поверхности прибора и внезапно вся голограмма покрылась крохотными зелеными пятнышками, расположенными в одной плоскости. В ее центре светились две фиолетовые точки.

— Это мы с тобой. — сообщил он — А зеленые маркеры — обычные местные жители. Вот и вся физика. Зная точные координаты, я могу отправиться в приблизительное место нахождения объекта, ну а там использовать переносное устройство, способное ловить исходящие от игрока волны, и найти его. А уже после встречи вторгаться в мозг найденного индивида, смотреть его мысли, и даже менять их.

— Но ведь твои глубокие научные знания, помноженные на доставшуюся тебе способность — невероятный чит! Это противоречит правилами и делает тебя выше остальных игроков! Ты ведь можешь их находить и видеть без использования алтарей.

— Чит. — согласился дед. — Но это открытие было сделано уже здесь, после моего согласия принять участие в состязании. В следующем раунде королевской битвы эта лазейка будет устранена. Боги несовершенны, как и их игры, как и все во Вселенной.

— Зачем тебе нужен я? — задал я следующий вопрос. — С твоими возможностями ты легко сможешь выиграть эту игру!

— Ты очень сильно ошибаешься, Антон Самойлов. — он впервые назвал меня настоящим именем. — Всего лишь два алтаря для сопротивления моей способности, да подходящие умения противника, и вот я уже обычный беззащитный старик, который не изучал магию и не владеет мечом. В игре остаются все более сильные игроки, и однажды они придут за мной. Использовать оружие своего мира публично я не могу. Сегодня, или даже месяцем раньше, мне было относительно не сложно расправиться с тобой. Но присутствие твоего алтаря в этом городе делает тебя первой и более легкой целью для врагов, а заодно дает мне время телепортировать свою лабораторию в труднодоступное место. Кстати, спасибо. Та персиковая роща, куда ты летал на драконе, очень мне подходит — лишь единицы игроков смогут туда добраться, и то лишь когда у них будет ориентир в виде чьего-то алтаря. Я бы давно туда переселился, если бы не отсутствие в том месте комфортных условий для моих исследований.

Мда… Ничего не скажешь. Старику союз со мной нужен, чтобы использовать меня же в роли пушечного мяса и индикатора опасности. Очень воодушевляет! Меж тем Забудь продолжил:

— Ты, как и я, главной целью ставишь не убийство других, а собственное развитие. Желание использовать данный тебе шанс по максимуму и прожить как можно дольше в этом мире. В этом мы с тобой очень похожи. И именно поэтому твой алтарь все еще цел. Ну а наш союз станет гарантией, что ты меня не убьешь исподтишка. Я все-таки рассчитываю закончить ту работу, которую не смог доделать в прошлой жизни.

— Стой! — перебил его я. — А как ты телепортируешь лабораторию? Тебе ведь не унести на себе все эти железки.

— Обычный телепортационный коридор. Это не тот вариант, что доступен игрокам за камни, а мой собственный, который я в ближайшее время построю вот этими руками. — он показал мне свои ладони.

— Я могу надеяться на твое содействие в дальнейшем?

— У меня нет на это времени. — честно ответил старик — Сегодняшний день редкое исключение, когда я бросил все, чтобы помочь тебе. И только потому, что это в моих собственных интересах. Я могу тебя предупредить о появлении в городе чужака через нашу мыслесвязь, но свинец в золото для твоих мутных делишек преобразовывать не буду. Даже не мечтай. И вообще, ты сейчас находишься здесь только из-за нее.

Он указал на Агафью, которая уже отошла далеко вглубь лаборатории и восторженно рассматривала какую-то переливающуюся в воздухе структуру.

— Это все твои вопросы? — судя по настроению деда, ему не терпелось как можно быстрее взяться за изучение моей спутницы.

Я задумался. Конечно, можно его пытать до самого утра, расспрашивая о другом мире, или уговаривая поучаствовать в какой-нибудь моей затее. Но первое мне теперь уже не очень интересно, поскольку полученные от него знания я применить не смогу, ввиду своего скудного умственного развития. А от второго он все равно откажется — этот человек фанатик от науки, и игра для него лишь шанс довести до конца свои исследования. На победу он даже не рассчитывает, а лишь пытается стать богом, или чем-то похожим, через свой собственный путь.

В любом случае, мне этот союз выгоден, как ни крути. У деда есть система оповещения о чужаках. Одно это уже стоит невероятно много! А помощь… Думаю я и сам теперь справлюсь. Берия и Стервятник потеряли ко мне интерес, и теперь мне ничего не мешает двигаться по намеченному пути. Кстати!

— У меня осталось два вопроса. — снова обратился я к нему.

— Слушаю тебя.

— Мы единственные игроки в Дарграде?

— Сейчас да. Я сразу скажу тебе, если кто-то появится посторонний. Мы ведь договорились.

— И второе. Ты можешь поинтересоваться у своего бога, куда подевался мой?

Старик сделал сосредоточенное лицо и закрыл глаза. Его голова слегка покачивалась, словно он мысленно соглашался с кем-то. Наконец он поднял веки и произнес:

— Передаю дословно. Определенная часть богов считает, что твой куратор сознательно привел тебя к некоторому событию, которое значительно может облегчить твою дальнейшую игру. По результатам расследования будет вынесено решение, и твой бог либо вернется, либо тебе будет назначен новый. Ты имеешь право от него отказаться хоть сейчас и взять себе нового покровителя, но обратной замены уже не будет, даже если Локи оправдают. Твои способности будут случайным образом изменены на новые.

— Ну уж хрен! — возмутился я. — Не надо мне нового бога. А в эту рулетку с умениями я тем более играть не буду — опять какое-нибудь дерьмо выпадет! Пусть выдают компенсацию за каждый день его отсутствия, так им и передай!

Дед снова погрузился в себя. В этот раз все произошло быстрее, и он сообщил:

— Компенсация может быть назначена только если его признают невиновным.

— Пускай так. — согласился я. — Давай, уже, начинай свои эксперименты. Только чтобы вернул мне бабушку в целости и сохранности!

— Это абсолютно безопасно для нее. — Забудь указал мне на небольшой диванчик в углу, а сам довольно потер ладони и отправился к Агафье.

Глава 3

Агафья и Забудь оставили меня в одиночестве, а сами исчезли в недрах громадной подземной лаборатории. Удивительно, конечно, как вот этот прыткий дед смог организовать в столице Вестландии такое. Даже со всем тем, что я узнал о нем, подобное представлялось мне какой-то немыслимой задачей. Все-таки правду говорят, что фанатики — это страшная сила. Чтобы не маяться от скуки, я постарался привести свои мысли в порядок.

Начнем с того, что мне здорово подфартило. Появление этого игрока и союз с ним однозначно стало лучшим событием, из того, что со мной произошло за время нахождения в этом мире. Дракон — это тоже хорошо, но еще неизвестно как мне аукнется его помощь, а то, что рано, или поздно к нему придется обратиться, я не сомневался. Этот зеленый рептилоид обязательно все перевернет с ног на голову, что он четко дал мне понять при нашем расставании.

Ладно. Подумаем теперь о перспективах. В свете изменившихся событий, в Дарграде я однозначно остаюсь. Вопрос с Берией и Стервятником решен, и теперь моя главная цель запуск типографии. А еще обязательно нужно разобраться с тем сумасшедшим магом-дворником из академии. Сдается мне, что именно из-за него Локи попал в неприятности. А еще надо найти способ где-то добыть атферикс для печати мысленных проекций, чтобы не зависеть от прихотей магов. А еще… Блин! Что-то много этих "а еще": Ангелина, Федя, граф Полухин, странный голос в моем видении, когда я коснулся кристалла в лаборатории академии… Настанет ли тот день, когда я наконец-то смогу расслабиться в своем собственном бассейне с парочкой молоденьких герцогинь и не думать о завтрашнем дне?

И с какой стороны начинать это разгребать? Важнее всего сейчас типография. У меня нет ни понимания, как вся эта система функционирует, ни даже корреспондентов. Информацию ведь кто-то должен добывать? Решено! Завтра утром займусь именно этим.

— Просыпайся, касатик!

Я вздрогнул и открыл глаза. Прямо на меня смотрела румяная ведьма, а чуть левее нее я увидел измученную физиономию старичка-игрока.

— Я что, спал?

— Без задних ног. — произнесла довольная Агафья. — Больше суток.

— Ого! — я поднялся с дивана и размял спину. — Странно.

— Чего странного-то? Если ты про этих душегубов из инквизиции, так они тебя в магическом сне держали. Он силу из тебя тянул. — пояснила старушка.

А чего это она такая жизнерадостная? Я поводил взглядом по их лицам и мгновенно догадался. Похоже не такой уж дедушка импотент. Вон как у ведьмы глаза сияют! А Забудь выглядит так, будто всю ночь вагоны с цементом разгружал.

— Получилось? — поинтересовался я у него.

— Получилось! — радостно ответила Агафья.

— Не тебя спрашиваю, бабуля. — улыбнулся я. — В том, что у тебя получилось я даже не сомневаюсь.

— И да, и нет. — грустно ответил ученый. — Ее преобразование есть ни что иное, как магическая фикция. Но она подвела меня к совершенно неожиданному подтверждению одной давней гипотезы, которую я считал безнадежной. Так что наша встреча была относительно продуктивной. Но вам пора уходить, мне нужно работать.

Дед проводил нас на улицу, и едва мы вышли за пределы ограды его дома, как в моих ушах раздался голос.

"Игрок Забудь запрашивает применение враждебного умения на фамильяре Агафья."

Я переглянулся со стариком, и он многозначительно подмигнул.

— Я больше ничего не должен знать?

Тот подумал секунду, после чего ответил:

— Разве только то, что тебе не стоит заходить на мою территорию без предупреждения, если конечно не жалко лишнего алтаря на воскрешение. Свяжись со мной предварительно по мыслесвязи, чтобы я выключил защиту.

— Тогда удачи?

— Удачи. Разрешение подтверди.

— Какое разрешение? — удивилась Агафья.

— Разрешаю. — мысленно произнес я.

— Зафиксировано! — ответил арбитр.

Лицо моего союзника посветлело и он, махнув рукой на прощание, исчез за стареньким забором.

— Как себя чувствуешь? — обратился я к ведьме.

— А как должна? — удивилась она. — Мужичок неплохой — чаем нас вкусным напоил. Правда бедновато живет совсем, хоть бы ремеслу какому обучился. Ты мне лучше скажи, когда мы там уже к моему Феденьке пойдем?

— Скоро, Агафья, скоро.

Мда… Забавная все-таки у этого игрока способность.

К полудню мы добрались до Королевской площади, где благополучно расстались. Я все еще не мог до конца поверить, что все так удачно разрешилось, а потому меня так и подмывало навестить Ангелину Амировну, чтобы еще раз убедиться в чудесном умении старика. Впрочем, я быстро подавил в себе это желание, решив первым не соваться в это осиное гнездо и направился прямиком в свою будущую типографию.

Носатый был на месте и, едва увидев меня на пороге, вежливо поклонился:

— Приветствую, сударь. Никак вы и есть новый хозяин? Решили ознакомиться со своим приобретением?

Хм… Сударь значит? Ишь как! Хотя, мне это нравится! Конечно, я понимаю, что мужик сейчас переживает за свое рабочее место, а потому будет передо мной лебезить, но все равно — приятно ощутить себя кем-то большим, чем просто рыночным мошенником.

— Как звать-то тебя?

— Парамоном величают. Я за станком этим с самого первого дня! — почесал он голову.

— Вот что, Парамон. Сколько тебе платил граф Полухин?

— Полтора золотых в день.

— А что именно входило в твои обязанности?

— Как что? — удивился он. — Все! Графу-то типография не шибко интересна была, вот он на меня все и свесил. Я и с поставщиками сырья могу, и новости сам напечатать.

— А откуда новости берутся?

— Так с королевским гонцом приходят. Раз в неделю мы их публикуем. Сейчас я вас в курс дела быстро введу.

Он прошел к здоровому стеллажу в углу и вытащил здоровенный фолиант, который водрузил на столик и начал медленно листать.

— Вот смотрите. Это контракты на чернила, это соглашения с королевским двором, это налоговые…

Я смотрел на эту документацию, и чувствовал, как мозг медленно распухает. Понятно, что у любой, даже самой интересной деятельности, есть своя темная сторона, возня с которой является ничем иным, как скучной рутиной. И, кажется, мне совсем не хочется в этом участвовать…

Помнится, я в подростковом возрасте всегда удивлялся, как некоторым предпринимателям удается во все это вникать и везде успевать. Уже позже, когда я с этими самыми предпринимателями оказывался за одним столиком в клубе, мне стало понятно, что большинство из них редко досконально разбираются в глубинных процессах, нанимая для этого специалистов.

Главная же задача предпринимателя — быть капитаном и вести свой корабль, лавируя между чиновниками, пожарниками-налоговиками, конкурентами, изменением условий рынка и прочими препятствиями. Да, несомненно, были и такие, кто понимал свой бизнес до единого винтика. Трудяги, начинавшие с самых низов, самостоятельно прошедшие через весь цикл производства. Однако я видел, что успешными могут быть обе категории, и прямо сейчас мне стало понятно, что мое движение однозначно пойдет по первому пути. Я должен стать генератором идей и рулевым, а со всем остальным справятся наемники — мастера своего дела.

И Парамон был таким наемником. Он не был готов придумывать что-то уникальное или новое, не был готов рисковать, но был идеальным и добросовестным исполнителем. Такой человек мне безусловно нужен. Наша беседа с ним продлилась почти до вечера, и по ее итогам, я уже более-менее овладел общей остановкой на рынке типографских услуг.

— Ну так как, оставите меня? — с надеждой поинтересовался он.

— Оставлю. Но мы с тобой изменим наш договор. Я собираюсь встряхнуть этот город, и буду для этого применять некоторые вещи, которые со стороны могут показаться странными, неприемлемыми, может даже опасными. И все, что будет твориться в этих стенах, останется между нами.

— Секреты?

— Можно сказать и так. От нашего успеха будет зависит то, сколько ты будешь зарабатывать.

— Это что же, сударь, если прибыли не будет, вы мне зарплату срежете? — его лицо приняло испуганный вид.

— Нет Парамон. Свои шестьдесят золотых в месяц ты будешь получать исправно, делая ту работу, к которой привык. Но помни, что это далеко не твой предел. Подготовь мне к завтрашнему дню список ваших самых успешных заказов за все время. И еще. Кто занимается распространением газет? Мальчишки?

— Да. Бегают тут разные, на окладе у нас.

— Найди мне самого толкового из них.

— Будет сделано, сударь! — отрапортовал он.

Я взял со стеллажа свежий номер газеты и покинул типографию. Пора ознакомиться, чем тут интеллектуально кормят горожан.

Издание называлось "Дарградские будни" и представляло оно из себя подобие четырех сложенных листовок, что я уже печатал в этой типографии, только бумага была немного лучше. А вот внешний вид был убогим: никаких тебе картинок или кроссвордов. Хм. Точно! Кроссворды! Надо запомнить, не думаю, что они способны внести дисбаланс в этот мир. Учитывая структуру той письменной дощечки, с которой подается текст в аппарат, реализовать их будет совсем не сложно.

Я пробежался глазами по заголовкам. В основном это были: "король принял…", "король посетил…", "граф А обручился с герцогиней Б…", и прочая муть. Пожалуй, самым интересным и нужным для обычного народа было расписание междугородних дилижансов, но вот его, как раз, расположили в самом нижнем углу последнего листа с кучей межстрочных пробелов, словно старались заполнить пустое место.

Может хоть анекдоты есть?

Анекдотов тоже не нашлось. Зато нашлась реклама, которой здесь было в предостаточном количестве. Однако она была настолько неприглядной и скучной, что ее даже смотреть не хотелось:

"Башмачник Николай Филимонов изготовит на заказ любую обувь. Обращаться на центральный рынок, третий проход слева от входа, место № 8".

"По улице Монастырской, д.12 открылся новый магазин церковных принадлежностей. В продаже также имеются награйские свечи".

Нельзя сказать, чтобы я сильно опечалился. Напротив, с каждой новой статьей и заметкой я понимал, что для меня открывается огромное непаханое поле. Народ Вестландии не избалован тем потоком информации, который был в моем родном мире, а потому мне не нужно лезть из кожи вон в поисках нужного контента. Оставалось только понять, как правильно и грамотно применить то, что знаю я, и чего не знают они. Правда был один неприятный момент, о котором мне сообщил Парамон. Подобных типографий в Дарграде было около тридцати штук, и я понимал, что стоит мне применить что-то уникальное, как мою идею быстро подхватят остальные.

Эх… мог бы — скупил бы их все, а потом ка-а-к бахнул! Но, судя по всему, придется вводить изменения поэтапно. И вопрос в том, насколько у меня хватит запаса проверенных временем идей, что долго держаться на шаг впереди конкурентов. Был бы у меня атферикс — другое дело! Если какой-нибудь кроссворд из моей газеты легко можно скопировать, то вот картинки — хрен!

Блин!!!

Всплывшая в голове идея мгновенно отдалась эхом в моей заднице. Да, я видел насколько сложно изготовить этот чертов артефакт. Но кто сказал, что его нужно изготавливать? Я ведь могу попытаться достать еще один! Все, что мне для этого нужно — всего лишь просканировать безумного деда. Ведь это он припер магические камни в Дарград!

Я уже хотел было помчаться в магическую академию, но вовремя вспомнил, что это заведение не круглосуточное. И в данный момент меня никто там не ждет. Ну и ладно! Завтра днем схожу. Потрачу-ка я сегодняшний вечер на разработку первого номера своей будущей газеты. Хотя бы приблизительный макет накидаю.

По дороге домой сделал небольшую петлю и заскочил в небольшой магазинчик письменных принадлежностей, где приобрел себе несколько карандашей и большие листы бумаги. Чертежник из меня не ахти, но мне и не требуется большой точности для эскиза. Главное хотя бы приблизительно увидеть, как будет выглядеть проект. Так что уже к вечеру, я сидел в своей комнате с кружечкой горячего морса и старательно вырисовывал газетные полосы.

Начать решил с анекдотов, коих я знал великое множество. Всего-то и нужно, что адаптировать их под местные реалии: заменить национальности, профессии и прочие различия. Этим я и прозанимался до наступления вечера. Я не был твердо уверен, что за прошедшие пару месяцев хорошо познал все особенности туземного юмора, а потому использовал максимально разные тематики. Чуть позже станет яснее, что именно котируется.

Что дальше? Криминальная хроника? Вечная тема. Почему люди предпочитают читать это и заполнять себя негативом — для меня всегда оставалось загадкой. Сам я старательно игнорировал эту полосу в те времена, когда журналы и газеты еще котировались на Земле. Но моя цель в этом мире отнюдь не нести светлое и доброе, а всего лишь крепко устроить свою задницу и заработать на безбедное существование. Так что я выделил под это дело отдельную полосу на предпоследней странице. Вот только вписывать туда пока нечего. Определенно нужно заняться поисками новых источников информации. Может все-таки навестить Ангелину да предложить ей обоюдовыгодное сотрудничество? Уж она, как сотрудник полиции в курсе криминальной обстановки. Да не… Думаю не прокатит. Возможно и согласится по началу, но ей это быстро надоест. Ладно, позже еще подумаем.

Теперь кроссворд. Вещь для этого мира неизведанная, по крайней мере для Вестландии точно. Местная письменность основывается на буквах, а не иероглифах, так что все должно получиться. А еще ведь есть разные ребусы, шарады. Тоже ведь можно попробовать реализовать!? Да я прямо генератор идей! Но это попробуем позже. Прямо сейчас я решил составить обычный стандартный кроссворд.

Блин! Оказывается это не так уж и просто… Мое мышление и ассоциативные ряды так или иначе отличаются от их аналога у местных жителей. После нескольких пробных попыток, я смог настроиться на нужную волну. Медленно и со скрипом, кроссворд обрастал подходящими словами и их определениями.

В самый разгар работы мысли, в мою дверь постучали. Я вздрогнул и почему-то вспомнил про Локи. Он частенько любил меня предупреждать о таких неожиданных визитерах. Блин, дружище, как же мне тебя не хватает… Я поднялся с кровати, накинул на плечи новенький халат и подошел к двери.

— Кто там? — вообще я редко спрашиваю, но в свете последних событий у меня начала развиваться подозрительность.

— Я, барон.

Охренеть! Особу за дверью я узнал сразу и у меня засосало под ложечкой. Ангелина… И чего она приперлась на ночь глядя? А вдруг Забудь ей плохо "почистил" память? Чего я ей скажу?

— Открывайте уже! — ее голос сквозил нетерпением.

Ладно, будь что будет. Планируя свой список дел я временно отодвинул покорение этой красотки на задний план, поскольку имелись дела поважнее. Но раз явилась сама…

— И долго я вас должна ждать? — она как всегда не спрашивая разрешения вошла в комнату, едва я открыл дверь, но на этот раз встала на пороге, и не стала с разбега штурмовать мое кресло. Девушка была одета в то самое вечернее платье, в котором собственно, она меня и подставила.

— Ждать? — опешил я. — Разве я вас куда-то приглашал?

— Вообще-то, это я вас приглашала. — возмутилась она. — Ужин. Забыли?

— Эмм…

Я понял, что мне сейчас придется разбираться с тем, что она помнит, а что нет, и был, честно говоря, к этому не готов. Но судя по тому, что редко какая гламурная мадам два раза подряд оденет на встречу с одним и тем же человеком одно и то же платье, думаю то происшествие в ресторане полностью улетучилось из ее памяти.

А вот назначенный ужин каким-то образом остался. Ладно, используем древний как мир способ, который применял еще старина Карлсон.

— Простите. Голова раскалывается весь день, все смешалось: планы, встречи, дела… Приболел. Пройдете?

Девушка окинула взглядом мою комнату, и, видимо решив, что царящий в ней рабочий беспорядок никак не располагает к романтике, одобрительно качнула головой и наклонилась. Надо же! Обувь снять решила! Может дедушка Забудь ей еще что-то там в голове подкрутил? Человечность и сочувствие, например.

— Я голодна. — небрежно бросила она в мою сторону и направилась к своему любимому креслу. — Чем вы тут занимаетесь?

Нет, не подкрутил… Я проследил за ее взглядом и понял, что Ангелина заинтересовалась лежащим на столе макетом будущей газеты.

— Сейчас закажу нам еду в номер. — произнес я и дернул в колокольчик.

Думаю, в данной ситуации это не прогиб, а, скорее, джентльменство, так что пока не буду ее агрить и подкалывать. Одно то, что ее заинтересовало что-то, кроме денег, уже радует.

— Так вы ответите, барон? — она с вызовом взглянула на меня из-под длинных черных ресниц.

Блин! Как же я ее хочу! Понимаю, что она сука еще та, и все равно хочу.

— Это первый номер моей будущей газеты. — не стал скрывать я. — Нравится?

Мы сидели напротив друг на друга, пили легкие напитки и смеялись. Ангелине на удивление понравилась моя задумка с анекдотами, а еще она оказалась весьма эрудированной и отгадала почти весь кроссворд. По крайней мере ту часть, которая уже была полностью готова. Более того, она выразила большое желание помочь мне закончить его, в результате чего мы просидели над ним до полуночи. Я аккуратно закидывал удочку, сканируя девушку на предмет того, что она помнит из наших прошлых встреч, и остался доволен. Старичок-изобретатель отлично поработал с ее мозгами, а значит мне снова открывался полный карт-бланш.

Правду говорят, что совместная деятельность сближает людей. Я чувствовал, как между нами медленно, но верно тает лед. Понравилась ли ей моя целеустремленность с новым предприятием, или просто она решила, что все-таки мне стоит дать шанс? Я не знаю. Но если девушке хочется уйти — она уйдет и всегда найдет причину. Сегодня же все развивалось иначе, и за временем Ангелина даже не следила.

— Барон, а как насчет того, чтобы сделать в вашей газете рубрику кулинарных рецептов? — предложила она.

Рецепты… Вот уж чего никогда не мог понять, так это их. Для меня оставалось загадкой, как канал с приготовлением пищи может входить в топ рейтинга Ютуба, например? Как группа в соцсетях, где готовят пирожки, набирает сотни тысяч подписчиков?

Но она была права. Это невероятно рабочая тема. Я помню, как моя бабушка бережно вырезала из газеты прямоугольные кусочки с секретами приготовления блюд и делала из них аккуратную подшивку. И не важно, что я не понимаю, как действует на умы людей эта кулинарная магия. Важно, что это в принципе работает.

— Думаю это отличная идея! Может вы поделитесь парочкой для первого номера? — с ответной улыбкой произнес я. — Или даже приготовите что-то?

— Может быть… — неопределенно ответила она и впервые взглянула на часы. — Кстати, уже поздно, барон.

Вот он и решающий момент, наступления которого я ждал, и боялся одновременно. Предложить ей остаться? Или вежливо проводить до кареты? Судя по тому, как она себя ведет: постоянно поправляет волосы, подолгу задерживает взгляд, крутит в руках карандаш — все намекает на то, что она не против продолжения.

Но я прекрасно знаю, что за монстр передо мной, и как она умеет играть с мужчинами. Ей ничего не стоит все это делать сознательно, а потом в самый ответственный момент врубить динамо, когда ты будешь лежать у ее ног возбужденный и истекающий слюной. И чего делать?

Бинго!

Озарение, словно яркий луч солнца, снизошло на мою голову. У меня ведь есть козырь, о котором она не подозревает! И это совсем не мой здоровенный кхм… агрегат. Хотя Локи бы, конечно, с этим поспорил. Правда я не знаю, как именно это подействует, но то что ее эмоции кувыркнутся, я даже не сомневаюсь.

— Вы правы. — ответил я. — В другой бы раз я, как истинный джентльмен, предложил бы вам остаться. Однако именно сегодня вам лучше поехать домой. Я провожу вас до кареты, только мне нужно переодеться.

Брови девушки почти неуловимо дернулись вверх, однако она мгновенно взяла свою невербалику под контроль. В ее глазах я успел прочитать легкое удивление и досадное непонимание того, что я задумал. Тем не менее она грациозно поднялась и направилась к выходу. Я отметил, что ее движения чересчур уж неторопливы, словно она тянет время.

— Неужели важная встреча утром, барон?

— Вы не представляете, насколько важная. — ответил я. — Рано утром. Мне никак нельзя ее проспать. Вы выйдете за дверь? Или вам хочется, чтобы я переоделся при вас?

Девушка с задумчивым видом вышла в коридор, а я быстро облачился в легкий костюм. Даже если моя затея не сработает — плевать. Главное, что я не повелся на ее уловки и нашел великолепную отмазку, оправдывающую мое поведение и не компрометирующую меня.

Мы неспеша двинулись в сторону лестницы. Ну давай, девочка, спрашивай дальше! Все пока выглядит максимально естественно. Но она упорно молчала, видимо ожидая, когда я заговорю первый.

— Вы так взволнованы, барон. — наконец нарушила Ангелина неловкую паузу. — У вас встреча с высокопоставленным человеком? Или это тайна?

— Нет никакой тайны. — я изобразил наигранно-фальшивую улыбку. — Всего лишь приглашение от графини Макаровой позавтракать вместе и обсудить один щекотливый вопрос.

Я знал что они, враги. Знал, что терпеть не могут друг друга. Но я никогда не думал, что Ангелина умеет фыркать! Она вздыбилась словно кошка, а ее глаза начали испускать молнии.

— Что с вами такое? — притворно удивился я.

— Да нет, ничего. — она довольно быстро взяла себя в руки. — Мне кажется, что я потеряла у вас в комнате сережку.

Девушка решительно развернулась и направилась обратно к моему номеру. Я пожал плечам, внутренне ликуя, и двинул следом. Неужели меня ждет продолжение?

— Давайте поищем вместе. Можете не разуваться.

Естественно, что я не верил ни в какую сережку. Ни на столе, ни возле кресел ее не было. Тем не менее, девушка старательно изображала поиски.

— Барон, вы не посмотрите под кроватью?

Да легко, я же джентльмен сегодня!

Какого же было мое удивление, когда я действительно увидел на темном полу поблескивающий камешек на тоненькой цепочке! Выходит, она тоже что-то замышляла на будущее!?

— Вот она! — я с притворно-радостным видом продемонстрировал свою находку.

— Не поможете мне ее надеть?

Хм. Намек на тактильный контакт? Да я совсем не против.

Она отодвинула в сторону свои локоны, и я нарочито-медленно начал продевать тонкую ножку серьги в ее прелестное ушко.

Понеслась!

Слегка погладил бархатную мочку, скользнул пальцами по чувственной шее. Она отреагировала на мои прикосновения и задышала чуть чаще.

— У тебя такая… такая шелковистая кожа. — прошептал я и уткнулся лицом в ее шею, чувствуя как девушка задрожала от возбуждения.

Все я больше не могу…

Она ответила на мои прикосновения, а дальше все происходило, как в красивом любовном фильме: страсть постоянно нарастала, руки настойчиво шарили по ее телу, и она извивалась под этими прикосновениями. Мы повалились на кровать; губы слились в жарком поцелуе. Моя ладонь легла на гладкое бедро девушки и двинулась вверх.

— Хочу тебя… — страстно выдохнул я.

Она приблизилась губами к моему уху и тихо прошептала.

— Барон… У меня… месячные…

Глава 4

Здравствуй, френдзона? Как же я по тебе "скучал"…

И чего теперь делать? Возбужденная девушка лежала подо мной и ждала моей реакции. Я хоть и не школьник, чтобы немедленно начать истерить, но ситуация не из приятных.

— Вы расстроены, барон? — произнесла она, пытаясь заглянуть мне в глаза.

Расстроен ли я? Да нет, мать его. Я безумно счастлив! Можно, конечно, попробовать убедить ее, что секс во время месячных — это вполне себе нормальное явление. Но что-то подсказывало мне, что она врет насчет них, и я в ответ получу кучу аргументов, а заодно слегка упаду в ее глазах, примерно до уровня йоркширского терьера, готового вилять хвостом за сахарную косточку.

— Конечно я расстроен, Ангелина. Но на самом деле это, наверное, даже к лучшему.

— Почему вы так считаете? — не то с любопытством, не то с удивлением произнесла она.

А может реально месячные? Да не, не верю.

— Ты не похожа на тех, с кем мне доводилось встречал прежде. — ляпнул я первое, что пришло в голову. — Мне хочется узнать тебя не только снаружи, но и внутри.

Блин! Какая-то сопливо-приторная фраза получилась… Да что у меня башка отказывает-то?

— Ну так может мы тогда куда-нибудь все-таки сходим вместе, барон? Узнаем друг-друга лучше. ответила она

Вот оно! Не все еще потеряно! Кажется мне дают шанс!

— Как насчет вечеринки у Коробейниковых? — предложил я первое мероприятие, которое вспомнил.

— Оу… Вы знакомы с герцогом? — удивилась она.

— Нет. Но никогда не поздно познакомиться. — ответил я. — Думаю графиня Макарова поможет мне решить этот вопрос.

Эх… Как бы мне частое упоминание этой Макаровой потом боком не вылезло…

В этот раз Ангелина не фыркнула, но от меня не укрылась гневная вспышка в ее глазах.

— Знаете, барон, я могу нам с этим помочь. У меня достаточно хорошие отношения с Виктором Семеновичем. Правда на вечеринке будут в основном молодые аристократы, но в любом случае радостный отец новоиспеченного студента не пропустит такое важное мероприятие. Определенная часть городской элиты будет присутствовать на празднике. Встретимся у поместья герцога в восемь часов вечера, идет?

Через полторы недели, значит. В принципе, меня это устраивает. Я конечно хотел бы ускорить момент тесной близости с этой красоткой, но с другой стороны — я ведь не прыщавый гиперсексуальный юнец, могу и потерпеть. За эти полторы недели я успею сделать много важных дел, касающихся типографии. Да еще и неизвестно, сколько времени займет эпопея с дедом-стихоплетом. Не знаю, поможет ли это оправдать Локи, но сидеть в неведении и ждать, когда моему богу вынесут приговор я не собираюсь.

— Договорились. — улыбнулся я. — Вас проводить?

— Да, если вам не трудно.

Я прогулялся с ней до кареты, и даже удостоился не самого слабого поцелуя на прощание. Это привело меня к определенным выводам. Есть такое подвешенное состояние, когда ты балансируешь на границе любовника и друга, а девушка не торопится тебя смещать не в ту, не в другую сторону. И вроде как ты не считаешься ее парнем, но и прогонять она тебя не хочет. Запасной вариант, короче, к которому вяло присматриваются и морочат голову. Тем не менее, это однозначно лучше френдзоны.

Утром я первым делом отправился в магическую академию, где меня ждал очень и очень неприятный сюрприз. Возле входа на территорию храма колдовских наук стояла белая карета, на борту которой красовалось знакомая мне церковная "омега". Интересно, что забыли господа священнослужители здесь? Внутри появилось нехорошее предчувствие.

Старого знакомого Ваньки на входе не было. Вместо него на посту сидел какой-то грузный неприятный тип, ковыряющийся в носу. Увидев посетителя, он вытер плоды своих раскопок о столешницу снизу и уставился на меня

— Добрый день. — поздоровался я.

— Добрый. — охранник вопросительно уставился на меня.

— Как бы мне увидеться с Климом Непревзойденным?

— Никак.

— Что значит "никак"?

— Его магичеству сегодня ночью стало плохо, а по сему господина Непревзойденного отправили в церковный лазарет. Вон там на улице карета святых отцов стоит, видели?

Чего?!! Новость, мягко говоря, была отвратной. А самое обидное было в том, что я ведь мог вчера с ним попробовать увидеться…

Хм. Весьма странное совпадение.

— А Порфирий Ясный на месте?

— Нет. Сказался, что отправился в отпуск и будет только в начале учебного года. Передать ему что-нибудь?

— Спасибо, не надо… — расстроено пробормотал я. — А подскажите, если Клима… — я запнулся на секунду.

— Юрьеича. — помог мне охранник.

— Если Клима Юрьевича увезли ночью, то что делают здесь господа священнослужители сейчас?

— Говорят, болезнь его заразная. Они дезинформируют его покои.

— Дезинфицируют. — на автомате поправил его я. — А далеко это?

— А вы зачем интересуетесь?

— Хотел у господ священников справиться о его состоянии. Может что в лечебницу ему надо передать.

— Как выйдите на улицу, налево повернете и двинете к соседнему корпусу. Увидите арку и пройдете под нее. Там спуск в подвал будет по правой стороне. Вот в нем он и жил.

Жил… Очень надеюсь, что он все еще живет. Однако же все страньше, и страньше, как говаривала одна известная особа. Да, этот старичок может личность и выдающаяся в прошлом, но всем на него было похрен, в общем-то. А тут, внезапно, столько суеты из-за сумасшедшего деда.

— Спасибо… — поблагодарил я охранника и покинул здание.

Ну что же. Проверим, что там за дезинфекция проходит. Сдается мне, что все это чушь несусветная. Исчезновение Локи, затем внезапная болезнь деда, теперь вот дезинфекция. И главное, как вовремя-то!

Маршрут, указанный мне местным вахтером, привел меня во внутренний двор большого красивого здания. Не такого огромного, как главный корпус, но тем не менее достаточно солидного. Но едва я только прошел через арку, как мне навстречу выдвинулись два крепких мужика в знакомых синих сутанах с красной вышивкой.

— Сюда нельзя! — произнес один и властно поднял руку в останавливающем жесте.

— А что случилось? — решил я сыграть в дурачка.

— Зараза демоническая образовалась. Приходите позже.

Зараза говорите? Что-то я на вас никаких защитных средств не вижу. Иннокентий в прошлый раз с ног до головы обвешался амулетами, когда из меня демона изгонял. Впрочем, спорить с этими ребятами мне точно не к месту. Я только-только избавился от внимания Стервятника, и снова привлекать его не хочу.

Я согласно кивнул головой и двинулся обратно, но пошел не в корпус, а к небольшому парку. Отсюда мне будет видно всех кто выйдет из арки, а заодно и время появится подумать.

Итак. Что мы имеем? Странного деда, которого не смог просканировать даже Локи. А он, на минуточку, целый бог, а не хрен с пригорка. Это дает мне право думать, что старичок является игроком. Но есть одно жирное "но"! Забудь мне сообщил, что на данный момент в Дарграде нет никого из участников королевской битвы, кроме нас двоих. Может ли быть такое, что дед мог сменить свое излучение, и укрыться от вездесущего аппарата деда-изобретателя?

Очень сильно сомневаюсь, что ему доступны подобные технологии. Следовательно, почти со стопроцентной вероятностью можно утверждать, что дед нечто большее, чем человек. Ему известно кто я, и кто Локи. Но кто он тогда? Действительно демон? Или бог?

Бред, наверное, но иного объяснения мне в голову не приходит. Ладно, едем дальше. Внезапная болезнь. Жил сумасшедший дед, да жил кучу лет. Мел себе дорожки университетские, да иногда шокировал окружающих чтением сокровенных мыслей. И на тебе! Как только Антону Самойлову захотелось его просканировать — внезапно слег, и его тут же увезли церковники. Совпадение? Не думаю.

Мои мысли прервали появившиеся из арки инквизиторы. Шесть человек. Каждый из них что-то нес в руках: мешки, книги, какую-то посуду, совки, метлы и прочие бытовые вещи. Я сразу понял, что это имущество больного. Как и предыдущие двое, они не имели хоть каких-нибудь средств защиты от демонов, что только укрепило мои подозрения. Неужели все это сделано из-за меня? Чушь, какая-то, откуда им это знать. Разве что боженька нашептал…

"Слуги мои, завтра придет землянин Антон Самойлов искать своего бога Локи и проводить независимое расследование. А потому хватайте деда, все его вещи, да спрячьте подальше. Он их способностью пощупать может!".

Ну бред ведь? Бред. И что мне остается делать? Попытаться снова применить умение на атфериксе? Но меня хрен кто пустит в лабораторию, кроме Порфирия Ясного, а он не пойми где. Да и не факт, что пустил бы второй раз.

Атферикс! Я снова вспомнил то видение, когда мужик, появившийся после кровавого ритуала, позвал меня по имени. Бр-р-р… Он как-то связан со всем этим? Хм… Еще несостыковочка! Зачем древним вообще нужны были эти камни? Неужели они устраивали кровавые ритуалы, чтобы создать камешек, который, кроме как отправить на печать фотографии, больше ничего не может? Порфирий сказал, что он ловит мыслеобразы и потом может проецировать их. Типа флешки, только для мозгов. Но ведь с карты памяти можно не только печатать! Может быть он мне что-то не договорил? Или местные маги просто не открыли его истинное применение?

Я поднялся с места и проследовал в арку. Больше во дворе никого не осталось и мне беспрепятственно удалось спуститься по каменной лесенке в небольшой подвальчик, представляющий коридор с комнатами. Все до единой двери были закрыты, за исключением одной. С большой вероятностью, это и есть его покои. Похоже все вынесли, гады! Кроме голых стен, пола и голого топчана здесь ничего не было. Что же, попробуем.

Я прикоснулся к кровати и запустил "историю объекта". Передо мной замелькали кадры из жизни старика. В основном он приходил сюда только поспать, и ничего, абсолютно ничего, в его жизни особенного или подозрительного не было; за исключением того, что он постоянно бормотал о чем-то. К сожалению, звук мне не доступен, хотя в данный момент я бы многое отдал за возможность услышать его речь, пусть самую безумную. Возможно в ней могли найтись подсказки.

Так стоп, а это что? Я обратил внимание, как в одну из ночей дедушка уснул на животе, однако его рука свесила с края кровати и начала самопроизвольно чертить на полу какие-то странные знаки. При этом сам он спал. Стоп кадр!

Таинственные символы напоминали буквы, но прочесть я их не сумел. Хотя… Смахивает на надпись, скопированную в пещере тролля. Точно! Символы очень похожи.

Я убрал руку и видение пропало. Взгляд переместился на ту часть пола, где он выводил закорючки, однако там ничего не нашлось. Точнее почти ничего. Даже невооруженным глазом можно было определить проступившую наружу светлую древесину. Кто-то тщательно постарался над тем, чтобы затереть эти знаки, причем совсем недавно. Инквизиторы не хотят, чтобы кто-нибудь увидел буквы древней письменности? Вроде логично.

Так… Выходит, дед обладает какой-то информацией, которую скрывают церковники? Но этого языка никто не знает, даже они! Локи сам говорил, что в мире не осталось людей, что смогут перевести надпись. Получается старичок точно не человек!

И еще это совпадение… Все произошло в тот момент, когда я решил проведать старика. Неужели действительно местный бог вмешался? Если это так, то закономерен вопрос — зачем, и на каком основании?

Похоже, что только один из атфериксов сможет дать мне ответы. Эти камни скрывают в себе намного больше, чем кажется, в том числе и причину помешательства деда. Но доступа к ним у меня нет. Королевский кристалл я вообще не достану, да и только самоубийца решится лезть в казну. А вот второй пощупать более реально, но придется ждать Порфирия Ясного, ибо без бога мои телепорты приказали долго жить. Нового покровителя я заводить не хочу, по крайней мере пока не подтвердится вина Локи, или ее отсутствие. Кстати, теперь я окончательно уверен, что причиной его отсутствия является этот сумасшедший старик. Кажется, мы с моим куратором случайно влезли туда, куда не следовало, за что на него и наехали. Но если у богов свои правила, то у игроков свои. Мне никто не озвучивал запреты.

Есть еще один вариант — пробраться в лазарет, или на склад вещдоков инквизиции. Но последнее для меня кажется еще более безумным, чем королевская казна. Эти ребята могут вполне быть подготовлены к моему визиту, если в этом участвует местный боженька. Да и не думаю, что табуретки и метелки деда дадут мне больше информации. Значит остается только церковная больничка. Хм… Нужно срочно навестить отца Иннокентия! У меня, кстати, есть, что ему предложить.

Вернувшись в центр города, я первым делом направился в типографию. Все-таки для меня это дело не менее важное, чем гипотетический старик-демон, или кто он там. Носатый меня встретил с ехидной физиономией, поздоровался и протянул пачку сложенных листов, запечатанных сургучом.

— Что это? — удивился я.

— Граф Полухин с визитом заезжал. Просит вас взглянуть на первые главы его нового творения. Ну и там список наших лучших заказов еще, как вы просили.

Вот почему он такой веселый! Знает, что мне сегодня предстоит давиться "высокой" литературой. Тролль типографский, блин.

— Когда ему нужен ответ?

— Сказал, что заедет в полдень восьмого дня недели. Просил вас встретить его лично.

Ладно. Время есть еще. Надеюсь, что это писанина будет не такая ужасная, как раньше. Слово-то держать надо, я ж теперь его редактор типа!

— А что с мелюзгой?

— Сашка Воробей. Он самый смышленый из наших хлопцев будет. Велите его задержать вечером?

— Во сколько они приходят?

— Когда как. — почесал он голову. — Ежели быстро распродадут все, то может и через два часа прибежит. Но обычно дольше.

— Я подъеду к шести часам. Пусть ждет.

— Сделаем, сударь!

Блин! Как же мне много всего нужно сделать, голова пухнет. Еще ведь надо найти корреспондентов, да таких, чтобы пробивные были. Либо мне нужна собственная агентурная сеть — чем я хуже того же Берии? Платить за информацию у меня пока есть чем.

А может попробовать подключить попрошаек? Эта братва целыми днями на улицах, частенько становятся свидетелями чего-то. А что? Попытка не пытка — за хорошую новость я могу и пару золотых заплатить. Хотя для профессионального нищего это не самая большая сумма — знаю я, сколько они способны зашибать. В родной Россиюшке попробуй, встань у церкви без спроса! Местная крыша тебе потом ребра в подворотне переломает.

Стоп! А не проще ли сразу найти их главного? Уверен, к тому стекается вся информация. Посажу его на зарплату, например. Правда найти и его и договорится, выглядит не самым простым и безопасным делом. С другой стороны — мне похрен, я бессмертный. Только сделать это надо как можно быстрее. Если меня случайно пришьют, я еще должен успеть воскреснуть. Десять дней на воскрешение — это жестко. Может плюнуть на все, да сменить бога? С Локи, конечно было весело, но ведь я так и окончательно сдохнуть могу. Вроде куча алтарей в запасе, а пользоваться ими нельзя.

Чего-то противно как-то… Чувствую себя предателем. Он все-таки хороший парень, хоть и гопник иногда. Ладно. Поеду-ка я в Главную епархию. Узнаю, где Иннокентия найти, а заодно и нищих местных поспрашиваю, что, да как. Только, пожалуй, надо будет свою вторую личность загримировать. Не собираюсь я в облике барона перед попрошайками светиться.

В общем, через час я уже стоял перед крыльцом главного церковного здания Дарграда и любовался громадными шпилями и башнями. Главный храм Вестландии представлял собой монументальное величественное строение, ничем не уступающее по размерам и размаху нашему Кремлю. Даже боязно как-то туда заходить. Столько разных дверей, да и святые отцы на входе внушают уважение. Этакие бодибилдеры в рясах. Радует, что хоть инквизиторов не видать, не люблю я их, блин!

И народу здесь просто невообразимое количество! Большинство в церковном одеянии, но попадались и обычные горожане. Все они куда-то торопились, ходили туда-сюда, крестились по-местному. Я поймал ближайшего священника, и тот мне подробно описал, куда пройти и у кого спросить, из чего я сделал вывод, что отец Иннокентий занимает не очень высокий пост, иначе бы его все знали. Это сильно ухудшало мои шансы добраться до больного старика.

И мотаться бы мне еще полдня по всему городу, но видимо, по закону равновесия за рядом неудач, следует удача. Едва я уже решил войти в храм и искать местный отдел кадров, как за моей спиной послышался неуверенный голос.

— Акакий?

Меня аж током изнутри пробрало, и я быстро покрутил головой по сторонам. Отец Иннокентий в белом облачении стоял прямо за спиной и рассматривал меня во все глаза.

— Т-с-с… Не называйте по имени. — я поднес палец к губам и осмотрелся. Вроде нами никто не заинтересовался — Мы можем где-нибудь поговорить?

— А чего нет? Пойдем, воздухом подышим. Смотрю знатным человеком стал.

— Все после. — прошептал я. — Идемте.

Священник отвел меня в большой парк неподалеку, где мы с ним смогли наконец-то спокойно пообщаться без свидетелей. Я не сдержался и обнял его, все же он сыграл значительную роль в моей жизни и был почти родным человеком. Неизвестно еще чем бы вся эта эпопея с Федей закончилась, если бы не он.

— Ну рассказывай! Интересно же мне! Как ты так в аристократы выбился? — он указал взглядом на торчащий краешек медальона на моей груди.

— Это неинтересный и долгий рассказ, дядя Иннокентий. — ответил я. — Но все законно. Как поживаете-то?

Он поведал свою историю, которая в общем-то была намного более скучная, чем моя. По приезду в Дарград, его назначили главой какого-то особого лекарского отряда, где он себя никак не проявил. Месяц его подержали на этой должности, да и подвинули в сторону, переведя в один из храмов на правом берегу Дарграда. Собственно, оформлением этого самого перевода он сейчас и занимался.

— Дело у меня к вам есть. Не сможете разузнать для меня, где больной содержится?

— Какой же? — улыбнулся Иннокентий, да так по-доброму, что мне стало не по себе. Я ему, блин, карьеру обещал, говорил что он целителем великим станет, а в итоге снова прошу его помощи.

— Клим Юрьевич Непревзойденный. — я подробно пересказал ему свою интерпретацию произошедшего, естественно ни слова не говоря о своих находках.

— Слыхал я о таком, давным-давно еще, когда сам мальчишкой семинарию посещал. Попробую помощь оказать посильную. Тебе увидеться с ним надо?

— Очень надо. Только просьба одна. Никому не говорите, что знаете меня и делаете это по моей просьбе. Я теперь для всех барон Флюге ге Хаймен.

— Не уж-то и впрямь обманом титул получил?

— Говорю же все официально. У меня и бумага о проверке Тайной полицией есть. Оказалось, что в родичах моих аристократическая жилка течет выходцев из далекой страны.

Да что за фигня? Опять ему вру…

— А кого тогда страшишься? — удивился Иннокентий.

— Не очень будет хорошо, если слухи пойдут обо мне в высоких кругах, что я из подкидышей. И вот еще что… Помните я вам обещал, что вы лекарем станете?

— Как же не помню. Помню. Да только видимо не пригоден я для дел этих. Чувствую я, что и к твоему лечению я не имею отношения. Так ведь? — он испытующе прищурил глаза.

— Так. — решил признаться я. — Но вот что я вам скажу. Кроме лечения магией есть ведь и другие способы.

— Травки всякие? Грибы?

— Они самые. Только не те, что в лесу собирают, а те, что плесенью зовутся. Хлеб, апельсины, сыр…

— Плесень опасна. — замотал головой он. — Редкий знахарь с ней связывается.

— А вы попробуйте, поэкспериментируйте на безнадежных больных. Есть чувство свыше у меня, что там найдется ответ на лечение многих болезней.

Я мысленно приготовился, что услышу голос местного бога, но прокатило. Все же я не рассказал о процессе добычи пенициллина, да и денег с этого поиметь не собирался. Только указал направление, куда копать.

— Уверен? — подозрительно уставился на меня священник.

— Я вас когда-нибудь обманывал? — слегка возмутился я.

— Обманывал.

Блин! Вот чего, напрямую ему сказать? Что-то я очкую, как говорит Локи. Забанят к хренам.

— Ну вот сейчас говорю чистую правду. — я положил ему руку на плечо и пристально уставился в глаза.

— Темнишь ты, Акакий, ой темнишь. — покосился на мою ладонь Иннокентий. — Но сердце мне показывает, что зерно истины в твоих словах имеется. Приходи в Светлослободскую церковь через неделю, дам тебе ответ, где больного твоего искать.

Через неделю? Долго блин. Но хотя бы так получилось. Я попрощался со святым отцом, дождался, когда он исчезнет внутри епархии, а затем направился прямиком в кусты. Пора становиться Пронырой и идти исследовать темную часть этого города. Надеюсь, с бородой и гримом никто во мне не узнает официально мертвого мошенника. Так-то уже достаточно много времени прошло.

— Здорово, мужики, кто у вас старший?

— А ты что за хер такой?

Отличное начало разговора! Я остановился перед стайкой калек, сирот и прочей городской шушеры, от которой отделился грязный худощавый экземпляр, с длинными седыми волосами, и со шрамом через левый глаз. Только пары мечей не хватало за спиной для полного сходства. Этакий спившийся и опустившийся обитатель Каэр-Морхена.

— Че хотел? — он приблизил свое лицо к моему и посмотрел недобрым взглядом.

Только не дыши, прошу.

— Ты главный? — я извлек из кармана золотой и подкинул вверх.

— Допустим. — он проследил за полетом монетки и снова перевел взгляд на меня.

— Мне нужен самый главный. — монета вновь подпрыгнула и перелетела к нему. Он быстро подхватил ее в воздухе под завистливые взгляды остальных.

— Со мной говори.

— Передай своему главному, что с ним хочет встретится Проныра. Завтра приду за ответом. — я извлек еще одну монетку и снова перекинул ему.

— Ты его знаешь? — послышался хриплый шепот со стороны шайки.

— Проныра? Первый раз слышу. Поди какой-то гусь заезжий. — ответил ему второй голос. — Но бабло у него карманы оттопыривает.

— Тихо! — гаркнул старший и зыркнул в их сторону. — По какому вопросу тебе нужен Безликий?

Безликий, значит. А чего не Король нищих сразу?

— Это я буду обсуждать только с ним. Скажи, что от этого зависит его благополучие.

— А ты дерзкий. — он пристально посмотрел на меня, не моргая.

Ну вот, началось… Но мне нужна именно такая линия поведения. Я огляделся по сторонам, и понял, что прямо сейчас мне ничего не грозит. Выбранную манеру ведения диалога я точно менять не собирался.

— Информацию вкурил? Жду ответа завтра в восемь часов вечера. Бывай.

Я двинулся в сторону, где таксовали извозчики. Ну его на хрен, пешком идти, еще догонят и пришьют. Не, я конечно могу свернуть в подворотню, а там застрелить возможного преследователя. Наверное… Вот только я сюда пришел мосты наводить, а не убивать.

Уже из окна кареты я посмотрел на эту компанию прощальным взглядом и увидел, что они что-то обсуждают. Пару раз главный обратился к какому-то невысокому прогонистому парнишке, параллельно указывая в мою сторону рукой, но хвост мне так и не приставили. Видимо пока не определились: лох я, или нет. Да и все равно они знают, что я скоро вернусь.

Кажется, что я сегодня сделал свой максимум. Осталось только переговорить с Сашкой Воробьем, о котором говорил носатый Парамон, да объяснить ему некоторые принципы маркетинга.

Со всей этой бесконечной суетой, я так и не понял, что совершил сегодня непростительную ошибку, которая могла мне стоить очень дорого в будущем.

Глава 5

— Звали меня, дядя барон? — услышал я, как только зашел в типографию. По всей видимости, Парамон уже всех предупредил о двухметровом хозяине и узнать меня не составило труда.

Воробей оказался темноволосым щуплым пацаненком лет тринадцати, с симпатичной физиономией. Пожалуй только хрипловатый ломающийся голос, да невзрачная грязная одежда портили общее впечатление. Тем не менее парень, на первый взгляд, был, что называется "шустриком" и вызывал положительные эмоции. Из такого бы получился отличный ученик и напарник. Но сегодня я не для этого его пригласил.

— Звал. Мороженного хочешь?

— Не-а. Лучше котлеток. У Митришны продаются — объедение! Здесь рядом.

— Ну пойдем к Митришне. — улыбнулся я.

Просто отлично! Не стеснительный, в меру нагловатый, но не хам. Скорее всего, он мне подойдет.

Мы покинули типографию и проследовали в конец квартала, где и обнаружилась небольшая забегаловка под шатром. А-ля наши летние кафешки с мангалом, только без пластиковой мебели. Ее заменяли деревянные столики и лавочки. Народу, кстати, здесь оказалось на удивление много, причем некоторые посетители были весьма неплохо одеты, так что особого дискомфорта я не испытал.

— Я сам все сделаю, садитесь, дядя барон. — парень указал мне на свободный столик, и убежал к прилавку.

Надо сказать, что он не стал злоупотреблять халявным предложением. Парень заказал две порции котлет с какими-то корнеплодами, на вкус напоминающие картофель и кабачок одновременно; а кроме них четыре стакана компота. Еду мы разделили поровну и парень уставился на меня. Ждет когда я начну первым есть? Кажется, было похожее правило в русских семья давным-давно.

— Кушай. — я взял вилку и наколол небольшой кусок.

Парня два раза просить было не нужно, и он принялся активно уплетать угощение, а я внимательно наблюдал за ним и пытался представить, какими бы я хотел увидеть своих продавцов. Хм… Пожалуй, неплохо будет им придумать какую-то недорогую форму. Решим проблему неприглядной одежды, а заодно сделаем узнаваемый бренд. Надо что-то яркое.

— Скажете, зачем звали? — Воробей быстро уничтожил свою порцию и приступил к компоту.

— Конечно. Но сначала расскажи, как у вас происходит торговля?

— Да просто все… Восьмого дня недели утром набираем газету, сколько удобно нести и разбежались по городу. Девятого, десятого и первого следующей декады бегаем продаем, а дальше кто чем занимается. Деньгу нам дают каждую неделю по два золотых. Кто хочет торгует оставшиеся дни, за это можно получить еще золотой.

— А нераспроданные газеты куда деваете?

Парень стрельнул глазами вправо и на секунду задумался.

— Пока все не продадим — не возвращаемся. — пожал он плечами, и глаза такие жалобные и честные, мол "трудимся в семь потов".

— Саня. Давай договоримся, ты мне не врешь, а честно обо всем рассказываешь. Граф Полухин о нашем разговоре не узнает, даю слово аристократа, а мне недолго набрать новых парней, которые не будут обманывать. Хочешь котлеты каждый день есть? Девочек на ярмарку водить и покупать им подарки? Одеваться хорошо? Я обещаю тебе это устроить, но придется потрудиться.

Парень опустил глаза и начал задумчиво ковырять вилкой стол. Я молча ждал.

— Да не заработать на этих газетах! — наконец выпалил он. — Господа богатые иногда подзовут к себе, номер возьмут и серебряный сверху дадут. Мы остатки на помойке сжигаем ночью, их выбрасывать в городе опасно. Если кто-то увидит, да графу расскажет — плохо будет.

— Сжигаете? — я не сразу понял их схему. — А выручку за них тогда как отдаете? Графу ведь взамен деньги надо принести.

— Так с того и добавляем, что сверху выклянчить получается. Считайте, дядя барон: один серебряный — это десять медяков. Газета стоит медяк — вот уже десяток отбить с него можно.

— Ну так пошли бы просто клянчить! Зачем вообще тогда работать курьером?

— Нельзя, дядя барон. — парнишка замотал головой. — Нищие со свету сживут, коли я без газеты на их вотчине появлюсь. У них порядки жесткие.

Вот оно что! Ну просто отличный бизнес, в кавычках. Понятно тогда, почему мой заказ на листовки типографии был выгоден. Бумага хуже чем газетная, но с каждой они получили два медяка. А эти мальчишки, по сути, обычные попрошайки, прикрывающиеся курьерской работой. И у нищих претензий к ним нет — вроде как торгуют ребята новостями. Совершают бесполезный круговорот макулатуры в природе.

— Ты думаешь, что нищие и граф не догадываются о ваших "чаевых"?

— Может и знают, но запрету на то не было. У него ж тогда никто работать не будет. Мы с этих чаевых больше имеем, чем с газет. Только это… Вы правда не расскажете? — лицо парнишки выглядело наигранно-испуганным. В курсе ведь, что слово аристократа значит, но при этом на жалость давит. Если они все такие актеры — это хорошо.

— В общем слушай, Саня. Для начала я вас переодену в приличную форму…

— Не надо, дядя барон! — запротестовал он.

— Что такое? — удивился я.

— Ежели мы все из себя лощенные будем ходить, нам никто денег не даст.

Опа. Проблемка.

— Саня, погоди. Давай договоримся, что ты перебивать не будешь.

— Хорошо. — шмыгнул он носом.

— Ты убеждаешь своих друзей и знакомых принять участие в эксперименте. Кто выполнит все его условия, получит лично от меня большую премию в конце месяца. Столько вы еще не зарабатывали. Но пахать придется много. Будете получать не привычный оклад, а процент от продаж. Ты станешь лично отчитываться за всех, что и как происходит, какие у вас трудности возникают. За это получишь дополнительные деньги. Без вранья.

— Процент?

— Да, это доля. Вот, условно говоря, твои два золотых в неделю это двести проданных газет. В неделе десять дней, это двадцать газет в день. Понятно, что в первые три дня после выпуска вы продаете значительно больше, чем в последующие. Но скажи, ты сможешь продать не двести, а тысячу?

— Смогу, наверное… — почесал он затылок. — Но пахать придется…

— Вот! — обрадовался я. — Продашь тысячу, получишь, десять золотых. Продашь две тысячи — получишь двадцать, и так далее.

— А вам что тогда достанется? — удивился он. — Газету напечатать ведь денег стоит! Вы с такими расходами в убытке будете.

— Цифры условные, но ты прав. Моей выгоды по началу не будет.

— А зачем тогда такое делать?

— Сначала нужно привлечь внимание как можно большего количества людей, дать им узнать о нас. Через некоторое время мы будем продавать газеты по два медяка, а позже и по три.

— Нее… — замотал он головой. — Никто их не купит тогда. Все знают, что газета — медяк!

— Давай думать буду я. Договорились? Твоя задача найти мне тех парней, кто хочет зарабатывать больше, чем обычный житель Дарграда. Но предупреди сразу — клянчить деньги не позволю. Если кто даст сверху, можете оставить себе. Самим не выпрашивать.

— Не продадим по два. — уперся он. — Если только сенсация какая будет, но тогда люди купят не у нас, а у тех, кто продает дешевле. Потому что про сенсацию будут знать и все остальные газеты.

— Будут сенсации, Саня. Причем только наши и больше ничьи. Это мои заботы. И номер будет выходить два раза в неделю.

Дальнейший наш разговор проходил в позиции учитель-ученик. Я поведал ему о некоторых фишках своего мира, естественно выдавая их за свои. Рассказал про маркетинг, про рекламу, про кроссворд, и прочие эксперименты. Глаза парня расширялись с каждой минутой, и от меня он уходил переполненный эмоциями и уверенностью, что скоро ему станут доступны все "котлетки и девочки" этого мира. Отлично! Именно такой настрой мне и нужен, чтобы он заразил других своими горящим взглядом. Напоследок условился с Сашкой о том, что завтра в полдень я проведу для будущих продавцов собрание в типографии, а заодно и тренинг по продажам.

Домой я вернулся без "задних ног". У меня не хватило даже сил, чтобы добраться до чтения Полухинского опуса. Уже перед самым сном вспомнил, что он мне тоже назначил встречу, которую я, внезапно, могу пропустить, если меня пришьют нищие. Ладно. Договор ему теперь не отменить, денежки он свои получил. А его книжки… Все равно я на них не делаю ставку. Понятно, что от обещания я не откажусь, просто в крайнем случае встречусь с ним позже.

На утро первым пунктом моей программы стало посещение рынка и поиски подходящей одежды. Нужно было учесть, что мальчишки-продавцы имеют разные размеры, а значит и одеяние им надо такое, чтобы оно подходило всем. Естественно, цветастых жилеток, как у работников ЖКХ или гаишников я не нашел. Зато мне попалось кое-что лучше — короткие и недорогие плащи.

Они выглядели как накидка от дождя, но вполне закрывали верхнюю часть тела и не сильно зависели от размера. Как минимум не будет видно порванных или грязных рубашек их владельцев. Единственным минусом в них было-то, что все предложенные мне расцветки ну никак нельзя было назвать яркими.

— Скажите, а есть что-то поцветастее? — обратился я к торговцу.

— А зачем? Вы человек солидный, сразу видно. По ярмаркам клоуном не ходите. — невысокий толстенький торговец внимательно следил за моим взглядом, скользящим по товару.

— Жаль. Я бы купил, много. Скажем три десятка для начала.

Тот задумался и потер лоб.

— Ну если много… А какой цвет? — внезапно его лицо посветлело.

— Красный, оранжевый, зеленый, ярко-желтый. — начал перечислять я, вспоминая какие цвета используют крупные земные компании в своих брендах и одежде продавцов.

— Оранжевый! Можно сделать оранжевый! — засуетился продавец.

— Я не вижу у вас таких.

— Вот смотрите! — он указал на ослепительно белый плащ. — Мы их можем покрасить!

Хм… А это вполне себя здравая идея.

— А почему только оранжевый?

— Есть такой специальный краситель для ткани, хоть застирайся — все равно не смоешь. Вот! — он указал на одно из ярких женских платьев. — Такого цвета будут.

— И вы мне это сможете организовать? Скажем через десять дней.

— Сможем! — обрадовался он.

— Что по цене?

— Ну если оптом… — он снова начал чесать голову. — Два с половиной золотых штука.

Не сильно дешево конечно, но выглядят они вполне прилично и крепкие. Эх, чего не сделаешь для своего дела…

— Хорошо. Полста штук на среднюю юношескую фигуру. — произнес я, и вдруг меня посетила еще одна идея. — А надписи возможно сделать на спине и на груди, чтобы не смывались?

— Надписи? — опять удивился он. — Это что же вы такое задумали?

— Можно или нет?

— Можно, но это еще обойдется в половину золотого, если не шибко длинная. Только она черного цвета будет. Другой не сможем.

— Меня устроит черный. — я взял в руки плащ и обвел нужные места пальцем. — Вот здесь во всю спину слово "Правда", и здесь, на левой стороне груди, то же самое слово, но поменьше.

— С двух сторон дороже будет…

В итоге мы сошлись с ним на ста шестидесяти золотых за пятьдесят экземпляров. Он пообещал управиться за шесть дней, что меня вполне устраивало.

Закончив с рынком, я вернулся в типографию, где остаток времени провел с носатым Парамоном, показывая ему свой макет. Он набросал мне приблизительный вид газеты, в котором еще имелось достаточно пустых мест. Там будут новости от королевского курьера и мои собственные. Блин! Как же мне нужен это проклятущий атферикс! Вроде все относительно неплохо выглядит, но картинок не хватает вообще… Ладно, месяц с Порфирием Ясным у меня будет, а там посмотрим.

— Парамон. Будем называться "Правдой". Я не видел такого названия.

— Правда… — произнес он, растягивая слово. — Как-то это с вызовом звучит, сударь.

— Почему? — удивился я.

— Всем известно, что в газетах пишут только правду. Иначе король закроет газету.

— Ну вот! Видишь, как хорошо!

— Но тогда каламбур получается — у нас правдивая правда. А у остальных, как бы простая…

— Так ведь это замечательно! Мы самая правдивая газета!

— Ну не знаю… Косо на вас остальные смотреть будут.

Мне захотелось рассмеяться. После того, что я собираюсь организовать в итоге, на меня не то что косо смотреть будут, но и завалить могут. Впрочем, я не стал ему рассказывать все свои планы.

— Посмотрим, Парамон, посмотрим…

В обед прибежали ребята во главе с Воробьем. Признаться, он меня удивил. Навскидку прибывших было около ста человек. Похоже парни свято верят, что их здесь ждет халява.

— Скоро еще подойдут, дядя барон! — сообщил мне Сашка.

— Это что, все наши? — поинтересовался я у носатого. — Вроде ты говорил, что их двадцать человек.

— Нет, сударь! Вы что! Наших полтора десятка от силы здесь.

Ну ладно. Поглядим, кто останется. Сашка их завлек пряником, а теперь пришло время кнута.

И действительно, когда пацанва узнала, что по условиям нового договора придется отработать не меньше трех месяцев, при этом продавать газеты по два медяка, а то и дороже, причем без гарантированной зарплаты, толпа начала медленно и огорченно рассасываться. И это еще наверное не все сообразили, что их ждет. Я конечно не любитель судить о людях по внешности, но некоторые особо "интеллектуальные" лица никак на продавцов не тянули.

В итоге около типографии осталось чуть больше тридцати человек, которых я отвел во внутренний двор, после чего начал давать "основы успешных продаж". В принципе, газеты — это не косметика, и сверхподвешенного языка здесь не требуется. Но вот внешность, опрятность и вежливость, как минимум желательны. Тренинг отсеял еще одиннадцать кандидатов. В итоге остались двадцать два, которые как и Сашка прониклись идеей, увидев чуть дальше сиюминутной выгоды. Его я назначил "старшим менеджером".

— Найдешь еще толковых пацанов — веди.

— Да погодите, дядя барон! Все сами обратно прибегут, когда я покажу им сколько заработал! — довольно произнес Сашка.

Вот такая мотивация это по мне! Побольше бы таких ребят. Думаю мне еще повезло, что хотя бы кто-то из них увидел перспективу. Я на свое шкуре ощутил насколько было трудно историческим личностям вводить что-то новое в консервативное общество.

Ладно. С этим разобрались. До вечера у меня оставалось еще достаточно много времени, а потому я предупредил Парамона, что могу исчезнуть на несколько дней. Все задания были розданы, до встречи с Иннокентием оставалась местная неделя, а до свидания с Ангелиной и визита к Коробейниковым и того больше. Полухин, может пролететь, но тут уже как получится.

В гостинице я собрал себе дежурный комплект вещей, а заодно оставил медальон и деньги. Терять я это дело в предстоящей опасной прогулке не собирался. В голове в момент сборов витали разные мысли: начиная от целесообразности моего похода к нищим в принципе, и заканчивая тем, что мне необходимо нанять в штат того, кто будет писать грамотные статьи. Парамон, кроме как вбить готовый текст не может, а мне просто будет некогда все тянуть на себе. На первых порах свою игровую способность я собирался использовать по полной. Ведь журналисту, который может восстановить ход событий, лишь прикоснувшись к предмету, цены нет.

Вроде все. Я посмотрел на часы и понял, что у меня остается немного свободного времени. Взгляд упал на сургучный сверток с творением Полухина. Ладно. Попробую посмотреть пару страниц наугад.

"…увидел свое отражение и не поверил очам. Ниже лебединой шеи, там где намедни я мог созерцать мужскую широкую грудь, увитую темным лесом густых зарослей, теперь покоились два полукруглых белоснежных холма, без единой травинки. Их сосцы, словно пара горных серн, что заплутали в Награйских горах, венчали выпуклые кончики и неустанно притягивали взгляд. Две подруги потерянно смотрели друг на друга издали, каждая со своей вершины, и не в силах были преодолеть ту глубокую ложбину, что пролегла между ними…"

Это он про сиськи так, да? Господи… Сколько пафоса и никому не нужного словоблудия. Я понимаю, что ты пытаешься передать чувства мужика, попавшего в тело женщины. Но по мне, так первым твоим действием должно идти ошеломление. Ну не будешь ты в момент внезапного обнаружения у себя женской груди поэтично ее описывать, а как минимум охренеешь, а потом за нее схватишься и пощупаешь. И что с последней фразой? Даже учитывая твой великосветский стиль, я не поверю, что когда ты был мужчиной, твои "сосцы" могли легко преодолеть расстояние между ними. Как раз у женских прелестей на это куда больше шансов.

Я взял следующую страницу опуса и потонул в описаниях красот заморской страны. В принципе, тут я более-менее согласен: у местных нет телевизора, нет интернета, путешествия по миру стоят дорого. Им, скорее всего, действительно интересно читать подробно про экзотические места и природу, которых они никогда не увидят. Тот же ведьмачий справочник я проглотил с удовольствием, не пропуская прилагательных — мне это было ново и необычно. Но где действие? Где эмоции? Где связь? У тебя сиськи два абзаца назад выросли, а ты уже кустарниками залюбовался.

Вооружившись карандашом, я начал быстро записывать на полях своих мысли и пометки. Мне, по большому счету, не было сильно важно, научится граф Полухин писать популярные книги, или нет. Даже выгодно, чтобы роман как можно дольше не был дописан, пока аристократ не отойдет от своих словесных вензелей и кружев. Я ему дал слово, что мы три тысячи экземпляров продадим, и я его сдержу. В крайнем случае выкуплю весь тираж. Но очень хочется надеяться, что он поймет, чего я до него пытаюсь донести.

Я так увлекся этим занятием, что не заметил, как пролетело время. Поля давно закончились, и я ему накидал на чистых листах столько идей развития данного сюжета, что был уверен — в ближайший месяц он меня не потревожит. По большому счету это было относительно просто — плагиатить популярные произведения своего мира много ума не надо. Может подумать о том, чтобы самому начать писать?

Идею эту отбросил быстро. С моими планами и тем ритмом, в который я неуклонно входил, у меня никак не получится выделять на это время. По сути, скоро у меня его совсем не будет, так что десять дней в небытие, куда меня могут отправить нищие, выглядели вынужденным отпуском. Но пока это выглядит лучшим вариантом добычи информации. Обучать кого-то профессии корреспондента в этом мире я не готов, хотя бы потому, что сам имею о ней только поверхностное представление.

Пора.

Я выбрался из гостиницы и пешком прогулялся до пустынного парка, где собирался перекинулся в Проныру и загримироваться. Немного страшновато светить лицом, но ничего. Возьму карету.

Едва я разделся и спрятал вещи барона, как услышал голос.

— Каса-а-атик. — передо мной материализовалась Агафья. — Далеко собрался без штанов? Опять на задницу приключения искать?

— Ага. Не хочешь со мной?

— Ну уж нет. Я разок с тобой сходила, чуть Кондратий не хватил.

Меня ее ответ не сильно расстроил. Бабуля действительно чуть не встряла по самые уши из-за меня.

— Тогда пока. Ближайшие десять дней не жди.

— Неужто помереть собрался? Правда? А ты мне ничего не хочешь поведать? — она как-то странно уставилась на меня и хитро прищурилась.

Я мгновенно все понял. На спину словно ведро жидкого гелия вылили. У меня ведь было превращение недавно! А это значит, что она больше не привязана ко мне… Вот я олень! Да я дважды олень — совсем забыл про старушку с этой типографской суетой, да еще собрался рискнуть и коньки отбросить, что тоже является ее освобождением.

— Почему ты до сих пор не ушла? — не своим голосом произнес я, понимая, что моя будущая сенсация повисла на волоске.

— Сама не знаю, касатик. Хороший ты, добрый. От инквизиторов меня спас, бусы с платьями подарил, на драконе покатал. Давно я так не веселилась! Не отстану я уже от тебя, пока Федьку мне не достанешь. Уговор есть уговор.

— Бабуль… — у меня чуть слеза не навернулась. — Когда-нибудь, я приеду к тебе на Зеленый остров, и мы с тобой напьемся в доску. Я тебе из чистых алмазов бусы подарю, вот увидишь!

— Ты мне лучше мужика нового подари. — улыбнулась Агафья. — Федька уже и высохнет к тому времени, когда ты в его краях покажешься. Все, иди давай, герой…

Я не успел спросить, что ей, собственно, мешает самой найти мужика. Да и не стоило этого делать прямо сейчас, наверное. Старушка превратилась в огонек и улетела, а я облегченно выдохнул и принял облик Проныры.

Дорогу до епархии преодолел на карете, и без приключений. Светиться перед нищими, топая по улице пешком, я не собирался. Конечно фотографии у них моей нет, но кто знает, какие возможности у их главы. Да и был риск, что кто-нибудь меня уже узнал и связал с портретом, что несколько недель назад украшал все доски Дарграда.

"Ведьмак" и его компания сидели на паперти, ровно в том же самом месте, где я с ними распрощался в прошлый раз. Я поправил накладную бороду и двинулся к ним.

— Пришел значит… — предводитель шайки окинул меня недобрым взглядом. — Ну пойдем, храбрец доморощенный. Безликий ждет тебя.

Вместе с ним выдвинулись два его помощника, которых я отметил в прошлый раз. Меня взяли в подобие коробочки и повели куда-то в сторону, по ощущениям к берегу Зарянки.

Так оно и вышло, спустя пятнадцать минут людей стало намного меньше. Дома вокруг выглядели более бедными, и вскоре мы оказались перед крутым спуском к реке.

— Вниз. — коротко скомандовал "ведьмак".

Я подчинился и начал аккуратно спускаться по горной тропинке, отчаянно высматривая хоть какие-то памятные ориентиры. Но вскоре высокие кусты заполнили все видимое пространство, и у меня полностью потерялось ощущение направления. Грохнут? Или все-таки отведут?

— Завяжите ему глаза. — приказал главный. — Не сопротивляйся.

И снова я шел вперед, направляемый чужой рукой на плече. Трава закончилась, и появилось чувство твердого пола под ногами. Пещера? Да нет, пол слишком ровный. Скорее это каменная плитка. По ней мы шагали еще примерно пятнадцать-двадцать минут.

— Стой и жди.

Рука соскользнула с моего плеча. Так я простоял минут пять, и наконец услышал глухой мужской голос, словно шедший из трубы.

— Ну здравствуй, Проныра. Или называть тебя пророк? А может шаман, привлекающий удачу? Или просто ловкий мошенник?

Фух… Он не назвал барона ге Хаймена, и это очень радует. Но в одном я теперь уверен точно — этот парень тот, кто мне нужен.

Голос раздался снова:

— Можешь снять свою повязку, а заодно и эту нелепую бороду.

Глава 6

Я оказался в помещении из желтого кирпича, сильно напоминающем подземелья наркодельцов-латиносов. Что-то похожее на катакомбы. Только выхода отсюда не было — комната представляла собой замурованный квадрат метров десять с каждой стороны. Сверху — потолок из такого же камня.

Возле одной из стен стоял безоружный высокий человек в черном одеянии, лицо которого полностью скрывала золотистая маска. Скорее всего это она искажала голос. Из-за этого антуража я сделал вывод, что он опасается раскрыть свою личность, чему я, в принципе, я не удивлен. Обычно представители верхов любой социальной группы, это могущественные люди, имеющие определенные связи и вес в обществе. Верить в то, что нищие ни от кого независимы — увольте. Этот Безликий вполне может оказаться кем-то из аристократии, вплоть до обитателя королевского двора.

Но что-то он совсем в себе уверен, даже охраны нет. Я ведь его вальнуть из браслетика могу, если что. Хотя нет. Держу пари, что тут предусмотрели любые варианты, и я руки поднять не успею, как меня грохнут. Да и сбежать из замкнутой комнаты без дверей представляется не самой простой задачей.

— Удивлен? — коротко произнес он.

— Скажем так — впечатляет.

— Зачем пришел? Ты не дурак и должен понимать, что я могу тебя сдать полиции.

— Но ведь не сдал?

— Не сдал. — согласился он. — Человек, обманувший смерть, достоин, чтобы его выслушали.

Вот значит как. Интересный подход, и вполне себе правильный, на мой взгляд. Однако теперь ясно точно: его не интересует вознаграждение, которое он может гарантированно получить за мою голову. И это плохая новость для меня, учитывая, что мою поимку оценивали когда-то в три тысячи золотых. На зарплату я этого типа точно не подсажу.

— Я слыхал о таких как ты. — снова взял он слово. — Пришли в наш мир неизвестно откуда, пару месяцев назад. Умеете исчезать и появляться в других местах. Владеете странной магией. И самое главное — возвращаетесь после смерти. Задавать вопросы о твоем прошлом я тебе не буду, понимаю что бесполезно.

Хм… Знает ли он, что меня можно усыпить? Чего-то не по себе как-то.

— И откуда такие слухи? Со всемирного консилиума нищих? — попробовал я пошутить

— Смешно. Ты не представляешь, насколько близок к истине. Но давай к делу. Я так понимаю, что тебе от меня что-то нужно.

— Информация. Я хочу знать, что происходит в городе.

— Все хотят. — он нисколько не смутился моей просьбе. — Вопрос в том, насколько это интересно мне?

Блин! Как же тяжело разговаривать с человеком, когда не видишь его лица, эмоциональных реакций, не улавливаешь тонких перемен в голосе. Стоит как истукан и бурчит, словно из ведра.

— А что именно тебе интересно? — ответил я.

— Я не знаю, это ты мне скажи. Твое золото меня не интересует. — он сделал картинную паузу. — Самая правильная и равноценная плата за информацию — другая информация. Что ты мне можешь сообщить ценного?

А вот тут ты не угадал. Информация мой конек, как ни странно.

— Отвечу твоими же словами: что ты конкретно хочешь знать? Вопросы обо мне исключены, предупреждаю.

— Гадалка. Ты устроил на рынке представление, и мне показался любопытным твой трюк увидеть прошлое. Сможешь повторить?

Ну вот, что и требовалось доказать! Кажется, я с ним договорюсь.

— Смогу. — ответил я. — Мне нужен любой предмет, находившийся в непосредственной близости от произошедшего события.

Человек в черном задумался ненадолго, а затем два раза хлопнул в ладоши. Внезапно вокруг меня пропали каменные перегородки, и я увидел с десяток грязных людей, держащих в руках арбалеты. Кончики их стрел смотрели прямо на меня. Вот оно что! Иллюзионист значит… За их спинами обнаружились все те же стены из желтого кирпича. Надеюсь хотя бы эти настоящие. Если это так, то я действительно где-то в катакомбах.

— Идем. — он указал в сторону одного из появившихся арочных проемов и люди перед ним расступились.

Мы двинулись узкими запутанными коридорами, которые через небольшие промежутки были увешаны старыми знакомыми фонариками. Теми самыми, которые мне все никак не удается разобрать и посмотреть их устройство. Безликий шел впереди, а я в центре колонны, окруженный толпой вооруженных нищих. Спустя пару минут, меня завели в маленькую пустую комнату.

— Вышли все! — он снова хлопнул в ладоши. Дверь за нами закрылась, и мы остались наедине.

— Здесь ничего нет. — произнес я.

— Знаю. — ответил он. — Потому что это было слишком давно. Восемь месяцев назад, если быть точным. В этой комнате содержался человек, который кое-что для меня сделал важное. Его разыскивали, скажем, не очень приятные в общении люди. Мы заключили сделку, и я ему дал защиту. К сожалению, я не смог сдержать своего слова. Через два дня его нашли внутри с отрезанной головой. В комнату никто не заходил, в этом я абсолютно уверен.

— Ты хочешь чтобы я узнал, как он погиб?

— Ага. Сможешь — считай, что мы заключили союз.

— Мне в будущем неоднократно потребуется информация от тебя.

— Ты еще ничего мне не доказал. Приступай.

Я осмотрел помещение и уселся в центре. Поскольку оно было совсем небольших размеров, моя способность покрывала его полностью. Надеюсь у меня получится. Я прижал руку к полу и сконцентрировался.

Ну, поехали.

Передо мной в обратной перемотке проносились кадры из прошлого. Сначала здесь было пусто. Затем на полу в комнате содержали грязного пленника. Я отбросил его сразу — он совсем не был похож на человека, которому дали защиту, а потому перемотал эти события на максимальной скорости. Вскоре в помещении появились люди, которые заносили внутрь различные предметы — стол, кровать, стулья и прочие атрибуты для проживания. После этого некоторое время комната стояла закрытой. В какой-то момент пришел человек и постелил на кровать простыню с красными пятнами. Даже не пятнами — кровищи было столько, что вся верхняя половина простыни была окрашена алым цветом. Через какое-то время появилось множество людей, среди которых я узнал… инспектора Сычева. Старого знакомого, что хлопнул Борьку на рынке. Значит этот полицейский тоже работает с нищими — учтем.

Блин! Моя способность заиграла новыми гранями! Прав был Локи. Вот только бы еще всегда точно знать, куда руку прикладывать.

Так, отвлекся, я что-то. Картинки снова сдвинулись и вскоре люди внесли труп безголового человека, и собственно его голову. Бр-рр… Голову положили на пол, а тело на кровать. После этого все вышли. Спустя некоторое время черепушка загадочного господина подпрыгнула, закатилась на подушку и приросла. Стоп! Э-э-э… Она что, просто так сама отвалилась? В комнату и правда никто не заходил…

Я поставил "паузу" на том моменте, когда на шее покойника ни с того, ни с сего начал появляться разрез, а он выпучил глаза и пытался схватиться руками за невидимую петлю, словно его душили. Странно, вообще ничего не видно. Ну-ка, понаблюдаем за процессом внимательнее и в замедленном движении.

Есть! Динамическая картинка показала, что воздух в этой области будто вибрирует. Магия? А где тогда колдующий? И какая филигранная работа! Даже подушку не порвали.

А если развернуть картинку и посмотреть на это под другим углом? Я проследил за вибрацией и обнаружил, что если не выключать "воспроизведение", то можно увидеть тонкую мерцающую "ниточку" из воздуха, тянущуюся через всю комнату. Заканчивалась она в дальней противоположной стене. И в этом месте оказался вынутым один кирпич! Из получившейся ниши торчал кончик стеклянной трубочки, с которого и исходила странная вибрация. Охренеть!

Ну и кто ты, наш странный гость за стеной? Я попробовал заглянуть за кирпичи, и радиуса действия способности на этот раз хватило.

Человек, находящийся за кирпичной перегородкой был мне незнаком. Одежда его ничем не отличалась от наряда местных обитателей. Лицо тоже, самое обычное: ровный овал, серо-голубые глаза, прямой нос, средние губы. Хотя нет, вижу на шее крупную родинку. Убийца постоянно что-то шептал. Походу магия.

— Ну и? — сквозь видение до меня донесся голос Безликого.

Я поднялся с пола, пересек комнату и тыльной стороной надавил на нужный кирпич. Он провалился вглубь на пару сантиметров.

— Так-так… — глава нищих подошел ко мне и внимательно уставился на него. — А поподробнее?

— Убили через это отверстие. Я не знаю, как называется эта штуковина: такая стеклянная трубочка, которая заставляет вибрировать воздух и превращает его в нить. Голову отрезали ей. Похоже на магию, но тут я не специалист…

— Ты сможешь описать этого человека? — впервые за все время я смог различить сильное волнение в поведении этого индивида.

— Он выглядел совсем обычно. Одежда нищего, лицо неприметное. На шее, вот здесь. — я показал на себе. — Крупная родинка…

— Родинка? Не может быть! — он заволновался еще больше. — Ты уверен?

— Абсолютно. Если хочешь, можешь проверить меня на чем-нибудь, что знаешь только ты и больше никто. Правда для этого мне потребуется отдохнуть пару часов.

— Не нужно. Теперь я тебе верю. Ты оказал мне просто неоценимую услугу.

— Тогда сделка? — я вопросительно уставился на него.

— Как ты собираешься использовать полученную от меня информацию?

Вот мы и подошли к самому неприятному…

— Она станет достоянием общественности. — прямо ответил я. — Будет опубликована в газетах. Источник останется неизвестным.

— Ты рехнулся? Да я после этого за твою жизнь и медяка не дам.

— Мне не нужны ваши темные дела. — ответил я. — Только наводка на скандалы: кто с кем трется из аристократов, кто кого подсидел на должности, и прочее грязное белье. Ты сам можешь выбирать, что мне дать, а что нет.

— Твоя затея быстро потерпит крах. — предупредил меня он. — Впрочем, это уже не мои проблемы. Такой информации я тебе дам сколько угодно, и мне действительно плевать, как ты ее будешь использовать.

— То есть мы договорились?

— Да. Еще кое-что. Я прекрасно понимаю, что при нашем сотрудничестве, тебе придется увидеть много того, чего ты не должен видеть.

— Например, инспектора Сычева? — предположил я.

— Например. — его тон ни грамма не изменился. — Я знаю, что не смогу убить тебя. Но у меня есть другие рычаги воздействия. У той газеты, что будет печатать это, есть типография. Будет не очень приятно, если она сгорит. И, кстати, я так полагаю, что ты собираешься работать с этим новым бароном? Кажется, ге Хаймен — он недавно купил себе такое предприятие. Есть информация, что он из ваших и им сильно интересуются полицейские, и не только.

Много ты знаешь, однако.

— Ну вот видишь. — я постарался скрыть накатившее волнение. — Мы с тобой в одной лодке. Я молчу обо всем, что касается тебя. Ты молчишь о моей скромной персоне. Всем хорошо. Так что тебе это выгодно не меньше, чем мне. По рукам?

Он посмотрел на мою протянутую ладонь и гулко расхохотался.

— Думаешь я к ней прикоснусь, после того, что ты здесь демонстрировал? Более того, это наша первая и, надеюсь, последняя встреча лицом к лицу. Будешь работать через моего человека. В первый день каждой недели у вас встреча. Место и время назови сам.

— Вход на Центральный рынок, ровно в полдень. — я прикинул и решил, что это самая удобная территория. Близко от типографии, и достаточно многолюдно.

— Тогда на этом все. Мои люди проводят тебя.

Меня вывели в коридор, завязали глаза и снова повели по тоннелям, затем по кустам в горку, а там уже сняли повязку. Это было тот самый обрыв над Зарянкой, с которого я смог разглядеть шпили центральной епархии.

— Дорогу самостоятельно найдешь? — поинтересовался "ведьмак".

— Конечно.

— Бывай.

Нищий и его подручные отправились в сторону собора, а я двинулся по прямой к центру города, насвистывая несложный мотивчик из кинофильма "Рокки". То, что мне сегодня удалось провернуть, открывало невероятные перспективы, и я с нетерпением ждал, когда начнет печататься мой первый тираж.

Поскольку встреча с главным нищим закончилась более чем удачно и я остался жив, у меня открылась прорва времени, а потому я продолжил продумывать свои будущие планы, но уже в мелочах. Конечно, невозможно просчитать результат того или иного мероприятия досконально, но я почему-то был уверен, что у меня все получится. Слишком много инструментов из своего прошлого мира я собирался использовать одновременно. Что-то, да выстрелит.

Теперь оставалось предусмотреть мелкие шероховатости. Например, мне нельзя допустить того, чтобы меня узнал Федька. Простейший способ — это, конечно, пресловутый грим; но я-то иду туда с Ангелиной, а значит валики под губу и накладные шрамы мне противопоказаны. Так что, подойдя к зеркалу, и осмотрев свою небритую физиономию, я решил, что, как минимум, отращу настоящие усы и бородку.

В принципе, Акакий и так сильно изменился со времен Зеленого осторова. Не было больше того неотесанного имбецила с копной сена на голове, глазами в кучу и постоянно открытым ртом. Моя дикция стала превосходной, взгляд уверенным, а внешний вид приобрел некоторый лоск. Но Акакий все еще оставался Акакием для тех, кто его знал, и Иннокентий это подтвердил при встрече. Посмотрим, как борода изменит мою внешность. Не стоит также забывать, что со мной будет ведьма, которая не допустит узнавания, но я, если честно, боялся больше не Федю, а Феофана. Он сто процентов заявится в Дарград по мою душу, после того, как я сделаю репортаж о его сыночке.

И вообще. Я твердо решил, что мои первые деньги пойдут на личную охрану, иначе мне придется часто умирать. А то постоянные воскрешения вызовут ненужные вопросы.

Следующий отрезок, который я поставил целью преодолеть на этой неделе — заняться изучением местного закона о прессе. Здесь все оказалось настолько просто, что заняло один вечер. Главных требований у короля было всего два — газеты обязаны освещать его деятельность и писать исключительно правду. Каждая публикуемая новость должна быть подкреплена доказательствами. Перечень нарушений, из-за которых могли закрыть типографию, включал в себя три основных позиции: ложь, клевета и оскорбление. Все, больше никаких запретов!

То есть по факту, у меня были полностью развязаны руки. Я мог начать издавать в газете порно рассказы, и никто бы, по идее, мне слова не сказал. Соответствующего закона просто не было. В Вестландии не относились к периодике иначе, как к источнику скучных новостей, а следовательно почвы для принятия таких мер не возникало.

Ложь я распространять так, и так не собирался. Что же касается клеветы и оскорбления, здесь вопрос был исключительно тонкий и решался судом. Самые громкие случаи рассматривал непосредственно король. И вот тут крылась небольшая загвоздка, от которой могло зависеть очень многое. Дело в том, что ментальная проекция являлась "царицей доказательств" в любых делах. До сих пор никому не удавалось ее подделать, сложность лишь была в добровольном получении ее от свидетеля событий. Так что любой материал с иллюстрацией заведомо будет считаться правдой и даже не дойдет до суда.

Отсюда вытекал один очень большой вопрос: мои видения, возникающие в результате применения способности, считаются увиденными в реальности? По идее, мой мозг знает, что это правда. Тем не менее, это нужно было обязательно проверить, поскольку я в своих изысканиях наткнулся еще на кое-что неприятное. Оказалось, что магически созданная иллюзия не отображалась на ментальной фотографии…

Это еще больше подкрепляло веру в непоколебимость проекции, но сразу возникал парадокс: мозг искренне верит в реальность иллюзии, но при этом она не проявляется на фотографии. Из-за этой неувязки, моя затея с Федором и Агафьей вставала на шаткие рельсы. Если ведьма создаст массовое видение для гостей вечеринки, то проекция потом покажет совсем не то, что мне нужно. Следовательно воздействовать можно только на одного Федю. Одурманенный старушкой, он уже ничего не сможет доказывать. А остальные? Блин! Хотелось бы это проверить быстрее, но Порфирий Ясный так невовремя уехал.

Ладно. В любом случае у меня есть бесплатный маг на ближайшие месяц-два. А дальше время покажет. Вдруг выйдет так, что я с легкостью смогу оплачивать его услуги? Тем не менее, атферикс мне все равно нужен. Либо же сумасшедший дед. Я должен посмотреть их историю и распутать цепочку, из-за которой пострадал Локи.

Неделя пролетела быстро. Я встретился с нищим у рынка, который мне передал целую стопку исписанных мелким почерком листов. Ознакомившись с ними я испытал некоторый шок — в ней обнаружилась гора мелкого компромата на множество лиц Дарграда: начиная с нечистоплотных торговцев, обманывающих своих клиентов на вес, качество товара, и прочее; и заканчивая тайными амурными делами местной аристократии.

— Здесь очень много. — удивился я.

— Безликий просил передать, что он во столько оценил твою услугу. — ответил нищий. — Что-то ему доставить?

— Передай ему мою огромную благодарность, а также то, что он может рассчитывать на меня в любое время.

Нищий поклонился и растворился в толпе, а я, все еще не веря в такую удачу, направился в банк и поместил всю это дело в ячейку. Может попрошайки и не видят в этом ценности, но не я. Конечно не исключено, что в один прекрасный день нищие меня могут слить, но об этом я буду думать позже.

Что касается встречи с графом, то он на удивление приветливо воспринял мое вмешательство в свои труды, а несколько сюжетных ходов привели его в неописуемый восторг, особенно мой краткий пересказ сериала "Великолепный век", который мне пришлось в свое время урывками посмотреть из-за родителей и бабушки. Это был святой ритуал в нашей семье, а я тогда еще не имел отдельного жилья. Его тематика сильно подходила под то направление, которое мы выбрали с Полухиным для его будущего шедевра.

— И пожалуйста, граф. Побольше динамики, эмоций и интриг, да так, чтобы читателя пробрало до глубины души.

— Я попробую! Вы не думали сами начать писать?

— Нет, спасибо. Склад характера не тот.

— Я бы поставил вас в соавторы!

— Не стоит. Пусть это будет только вашим творением!

Ишь ты, хитрый. Да он меня потом заколеблет своими визитами, а мне бизнес делать надо.

На этой ноте мы и распрощались. Остаток времени я посвятил дрессировке ребят, сводил их к парикмахеру, поработал с культурой общения, а заодно показал им их новенькую форму, которой они остались относительно довольны. Торговец постарался на славу.

Ну и напоследок немного застращал своих тринадцатилетних миньонов тем, что любое их попрошайничество сразу всплывет и следом произойдет увольнение. Пришлось показать небольшой фокус для самых недоверчивых.

— Гоша. — я положил руку на плечо смуглого парнишки вороватой наружности. — Хочешь я скажу, что ты кушал на завтрак?

Два десятка пар глаз устремились на меня с недоверием.

— Скажите.

— Голубцы у Митришны. Еще ты украл у нее стакан компота. Это, конечно, дело ваше. Но если на вас пожалуются — уволю сразу. Ясно? И вообще, не стоит пакостить в местах, в которых вы часто появляетесь.

По отвисшей челюсти парня остальным стало понятно, что я попал в точку.

— Как вы это сделали, дядя барон? — загалдели они на перебой.

— Это мой секрет. — улыбнулся я. — Но если вы примените все, чему я вас научил, воровать и клянчить вам больше не придется. Денег мне не жалко за хорошую работу.

Оставалась только встреча с отцом Иннокентием, и вот она меня расстроила. Но обо всем по порядку.

Светлослободская церковь находилась на другой стороне Зарянки, в одном из далеких районов города под названием Светлая слобода, как ни странно. Скорее это даже был не район, а город в городе, ярко выделяющийся своей старинной архитектурой. Как мне поведал извозчик, Дарград начинал строится именно отсюда. Большинство зданий имели стиль, сильно напоминавший готический — монументальные здания с жесткими геометрическими линиями и вездесущими остроконечными башенками, которые старались напихать куда только можно. Все это великолепие могло смотреться намного лучше, если бы не крайне ветхое состояние строений. И судя по всему, реставрировать их в ближайшее время никто не собирался. Но в целом, местное окружение выглядело крайне необычно, словно в другую страну пропал.

Отец Иннокентий принял меня, что называется, хлебом-солью. Все-таки он имел определенный статус здесь, что-то вроде заместителя главы церкви. Так что у него обнаружились вполне себе неплохие покои, в которые мы и уединились для разговора.

— Вот почему, Акакий, к тебе притягивается все необычное? — произнес он.

— Э-э… В смысле? — удивился я.

— Да все! Твоя судьба, касание дланью божьей, аристократическая кровь.

Хм… К чему он клонит? Никак пенициллин открыл? Думаю рановато.

— Вот и сейчас. — продолжил он. — Нет бы ты меня про обычного больного спросил!

— А этот необычный? — я спинным мозгом почувствовал, что меня ждет глубокий облом.

— Еще какой необычный! Отправили его на лечение в Синеводский монастырь, что в верховьях Зарянки. Место труднодоступное, богом отмеченное.

— Погодите… Его что, увезли в другой город? — ошалел я.

— То не город, Акакий, а остров. А монастырь, что на нем покоится давнюю славу имеет. Самая неприступная крепость королевства нашего. Ходит молва, что никто ее так взять и не смог!

Твою мать… Получается для того, чтобы пощупать деда, мне надо проникнуть хрен знает куда?

— А в него гостей пускают?

— Да ты что! Монастырь, он на то и монастырь, что всякому туда вход запретен. Впрочем, если обет примешь на год, то милости просим.

— Спасибо. — пробормотал я. — Это не мой вариант.

— А чего тебе дед тот дался? Молва идет, что бесы в него вселились.

Мда… Приплыли. Я пошарил по столу глазами и обнаружил чистый лист бумаги и чернильницу с пером. Карандаши, видимо, у церковной братии не в почете.

— Можно?

— А чего нельзя.

Недолго думая, я нарисовал пару символов, что чертил дед во сне, и развернул изображение Иннокентию. Тот аж побагровел от ужаса, схватил листок и с размаху его впечатал в знакомое святое писание, лежащее тут же. На моих глазах бумагу объяло пламя, и она мгновенно исчезла.

— Никогда, никогда не показывай мне больше этого.

— Объясните? — запротестовал я.

— Никаких объяснений! Тебе лучше уйти, Акакий.

Да что это с ним?

— Дядя Иннокентий…

— Уйди, прошу.

— Я не хочу с вами ругаться.

— Я и не ругаюсь с тобой, но отныне вход в эту церковь тебе запрещен. Ты знаешь, что я должен сделать сейчас? — и не дождавшись моего ответа, священник ответил сам. — Инквизиторам доложить должен!

А вот это совсем не входит в мои планы.

— Доложите?

— Нет. — но из-за тебя мне теперь замаливать грех долго придется. — Уходи.

Я не стал испытывать судьбу и покинул храм. Однако не нравится мне все эта хрень, еще и отношения с хорошим человеком испортил. А как листочек-то полыхнул! Может это и вправду как-то с демонами связано? Или вообще с тем самым забытым богом, о котором я впервые услышал на Зеленом острове?

Последняя версия и впрямь была стройной. Кажется, местный боженька всеми силами скрывает следы своего братца. Но зачем? Неужели боится потерять свой электорат? Ну ничего, я обязательно докопаюсь до истины. Блин! Как неловко с Иннокентием вышло. В расстроенных чувствах я поймал карету и двинулся обратно в гостиницу. Печально все это, конечно… И загадочно.

Ладно. Попробую его позже навестить, может успокоится. Завтра у меня важный день — вечеринка у Коробейниковых, от которой будет зависеть очень многое. Начиная с первого выпуска моей газеты и заканчивая доступом к телу Ангелины. И пусть мне повезет!

Глава 7

Роскошная карета остановилась на одной из окраин Дарграда перед воротами великолепного замка. Такого мне видеть еще не приходилось — размахами он совсем немного уступал королевскому.

Я выбрался наружу первым и подал руку Ангелине. Девушка выглядела великолепно! Ее ярко-красное платье не походило на привычные мне средневековые наряды, и имело высокий разрез, который при ходьбе на мгновение открывал вид на длинную и стройную ножку, облаченную в лакированные сапожки.

— Волнуетесь, барон? — девушка оценила мой жест и улыбнулась.

— Так, немного… — я с интересом рассматривал столпившееся у громадных ворот бесчисленное множество важных гостей. В глазах пестрило от ярких нарядов и количества драгоценностей. Впрочем, я уже видел что-то подобное в своих видениях, когда сканировал волосы Ангелины, но там это происходило в более мелком масштабе.

— Держите. — она извлекла из лифа два маленьких синих жетончика из толстой бумаги, напоминающей картон. — Это наши пригласительные.

Мы прошли внутрь замка на дворовую территорию. Мой рот постоянно стремился самопроизвольно открыться, поскольку я прекрасно понимал, сколько это все стоит. Например, аллея из памятников статным мужчинам и красивым женщинам в исторических одеждах, которые были раскрашены в правильные цвета, из-за чего выглядели как живые. Это великолепие окружали арки из живых цветов, фонтаны и яркие фонари, от которых было светло, как днем.

— Это все родственники герцога?

— Да. Он потомок одного из древнейших аристократических родов в Вестландии. — ответила она. — Но давайте посмотрим их позже, барон. Судя по количеству гостей сегодняшнее мероприятие обещает быть исключительно интересным.

Мне оставалось лишь согласиться и влиться в вереницу гостей, направляющихся в сторону замка. Взгляд постоянно отмечал позолоченные оградки, декоративные строения. Герцогу действительно некуда было девать бабки! Чтобы столько заработать на газетах придется очень и очень постараться, в ближайшую пару сотен лет.

Процессия нас привела в большой… нет, просто громадный зал, украшенный ростовыми картинами и хрустальными люстрами размером с карету. На пороге гостей встречали выдрессированные слуги в зеленых ливреях, неустанно кланяющиеся, и разъясняющие гостям, куда им двигаться дальше. В центре зала находилась группа напомаженных аристократов, которые поочередно разговаривали с гостями и всячески приветливо улыбались.

— Это Виктор Семенович и его семья. — прошептала Ангелина, указывая на высокого пожилого мужчину с красивым лицом и слегка впалыми щеками. — Пойдемте, барон, познакомимся.

Отстояв небольшую очередь, мы очень скоро приблизились к ним. Герцог, увидев мою спутницу, заметно ожил и улыбнулся, чего не скажешь о женщине справа от него. Я уловил мимолетную гримасу раздражения на ее лице.

— Ангелина Амировна! — произнес он жеманно. — Очень рад вас видеть!

Его взгляд скользнул по мне с легким презрением, и снова остановился на моей сопровождающей.

— Добрый вечер, герцог. — она сделал легкий присед, который немного обнажил коленку, что не осталось без внимания хозяина вечеринки, и его еще больше скривившейся второй половины. — Познакомьтесь, это барон ге Хаймен, о котором я вам рассказывала.

— Добрый вечер, барон. — он все же повернулся в мою сторону. — Рад познакомиться с будущим грозой прессы. Жду не дождусь увидеть вас в деле. Ангелина Амировна мне немного поведала о ваших прожектах.

Вот значит как? Мне казалось, что он произнес это с издевкой, но такой тонкой, что я даже сам засомневался в том, была ли она. Впрочем, тут ничего удивительного. Имея такой ранг в аристократии волей-неволей научишься лицемерить.

— Благодарю, Виктор Семенович, очень скоро вы заговорите обо мне немного иначе. — я постарался влить как можно больше меда в свои слова. Думаешь я так не умею? Вот и гадай, хрен расфуфыренный, что я имел ввиду.

Когда зал окончательно наполнился гостями, началась скучная трепотня и поздравления будущих студентов. Открыл ее сам герцог Коробейников с пламенной речью, а потом выступили и остальные желающие, наперебой благословляя в добрый путь новоиспеченных студентов. Я поискал глазами Федю и обнаружил его в первых рядах большой и веселой компании. Совсем гад не изменился — все та же надменная рожа. Он пару раз взглянул на меня, но не показал даже единого признака узнавания.

Значит Агафья уже в деле. Я украдкой отодвинул лацкан сюртука в сторону, но не обнаружил там спрятанного огонька. И где интересно она?

Взгляд заскользил по толпе и остановился на… Кристине. Не той гувернантке из усадьбы Феофана, а самой настоящей эльфийского принцессе из дома Т'яминаль, что я видел в своих видениях. Чего-о-о?

Я почувствовал, как мир поплыл вокруг. Гости превратились в одно сплошное пестрое пятно, а все звуки исчезли. Только дивная музыка играла в ушах, что могли исполнить лишь боги и Она… Она смотрела прямо на меня и улыбалась самой прекраснейшей из улыбок, которые только могли существовать в мироздании. Девушка слегка покраснела и отвела глаза, мягко и по озорному прикусив нижнюю губу. Все мысли улетели прочь. Лишь она стала центром моей Вселенной, вот он смысл моей жизни! Быть с ней рядом и оберегать.

А потом видение начало уходить. Нет! Я не хочу! Не бросай меня, пожалуйста. Говори со мной, я сделаю все, что ты попросишь!

— Барон. — я ощутил сильный тычок в бок и тихое шипение Ангелины. — У вас сейчас слюна изо рта закапает. Что вы там увидели?

— Ничего. — я быстро спохватился, встряхнулся и снова взглянул туда, где стояла Она. Теперь на том месте находилась почти неприметная одинокая девушка, которая мне хитро подмигнула и уставилась на очередного аристократа, желающего счастья будущим великим магам. Об этом говорил Локи? Значит так работает колдовство Агафьи?

— С вами точно все хорошо? — на этот раз голос Ангелины прозвучал с некоторой озабоченностью.

— Да, простите. Вспомнил кое-что…

— А мне показалось, что вы глазели на ту замарашку в углу. Не расстраивайте меня пожалуйста, барон, иначе я начну сомневаться в вашем безупречном вкусе.

— Ни в коем случае. Хотя вы правы, смотрел. Мне стало удивительно, что такая неприглядная особа делает на этом празднике.

— Наверное очередная выскочка из бедного рода, решившая закадрить себе муженька. — фыркнула Ангелина.

Я предпочел промолчать, поскольку моя пассия сама не отличалась богатой аристократической родословной. Впрочем, она красивая, ей можно.

Церемониальная часть закончилась и всех присутствующих развели по разные стороны зала. Молодежь заняла место за отдельным длинным столом в правой его части, а все остальные гости отправились в левую.

Началась одна из самых приятный стадий мероприятия — ужин, точнее — обжираловка. Нет, выглядело поглощение еды аристократией вполне себе изящно-утонченно. И манеры соблюдались, но вот такого количества странного зеленого спиртного, которое в себя вливали местные знатные мужи, мне не доводилось наблюдать даже в своей юности, когда мы студентами устраивали пьянку на чьей-нибудь даче. Женщины тоже не сильно отставали от своих половин, хотя и предпочитали более мелкую тару. Один за одним раздавались пожелания и тосты, и все больше смахивало на обычную свадьбу в ресторане. Разве что молодожены отсутствовали.

В центре зала появилась компания красиво-одетых музыкантов со скрипочками и какими-то балалайками, а я безуспешно выискивал глазами пеномашину и диджейский пульт, которые видел в прошлый раз. Или меня подвела моя способность, выдав желаемое за действительное, или я чего-то не понимаю…

— Барон, пейте. — раскрасневшаяся Ангелина посмотрела на меня из-под пышных ресниц и пригубила вино. — Здесь все свои, не стесняйтесь. Вы выглядите очень скованно.

— У нас в Тинзе немного иначе все происходит. — я улыбнулся, отсалютовал девушке бокалом и сделал большой глоток того загадочного зеленого напитка.

Вкус как вкус. Чересчур крепкое, чтобы его поглощать с большой скоростью. Неужели все собрались вусмерть нажраться? Пьют его быстрее, чем мужики пиво в жару на лавочке.

— Что-то графиню Макарову не видно. — попробовал я закинуть удочку.

— Плохо смотрите, барон. — с легкой издевкой произнесла она. — Вон это чучело сидит, на другом конце.

Я проследил за ее взглядом и уставился на ту, о которой мне прожужжал все уши Локи. Поскольку длина стола впечатляла, я не смог хорошо разглядеть ее лицо, зато сразу отметил количество особей мужского пола, что всячески ее пытались развлечь. Если гости были рассажены более-менее равномерно и по парам, то в области обитания графини процент одиноких самцов просто зашкаливал. Создавалось впечатление, что все свободные от вторых половин кавалеры сгруппировались именно там. Захотелось подойти и рассмотреть ее поближе, но я сдержался. Ночь обещает быть длинной, так что я все еще успею.

— Носится со своей девственностью, как курица с яйцом. Когда-нибудь она с ней расстанется, и я с удовольствием посмотрю, сколько желающих останется вокруг нее. — не унималась Ангелина.

— Подумаешь, баба на целке хайпует. — ответил я.

Чего-о-о?

Я прислушался к себе. Как я вообще мог такое сказать? Вроде бы немного выпил… Это что же за зелье мне налили? Я бы никогда себе не позволил так выразиться. Трезвый уж точно.

— Что простите? — удивилась девушка.

— Хайпует. В Тинзе так говорят. — я поспешил поправиться. — Когда человек хочет привлечь внимание к себе любой ценой и использует для этого всевозможные способы, вызывающие неоднозначную и спорную реакцию окружающих.

Как по словарю, ответил.

— А "целка" что значит? — не унималась она.

— Так у нас именуют роскошный цветок, символизирующий невинность. — быстро нашелся я. — Очень редкий экземпляр в наших краях. Редко доживает до шестнадцати лет.

— Цел-ка… — медленно произнесла Ангелина. — Какое красивое слово.

Да уж…

Она еще что-то хотела у меня спросить, однако из-за стола поднялся герцог Коробейников и взял слово.

— Господа! Предлагаю всем желающим подняться на второй этаж и продолжить наш праздник там. Оставим этот зал молодым аристократам, думаю они ждут не дождутся этого момента!

— Отец! Ты — лучший! — донесся молодой мужской голос с другой стороны зала.

Наша половина дружно рассмеялась и присутствующие начали выходить из-за стола. Если честно, я понимал, что должен последовать за ними, поскольку наступил тот этап, когда большинство гостей уже в нужной кондиции, и можно начинать завязывать с ними знакомство. Но у меня есть задание, которое сегодня надо сделать во чтобы-то ни стало. От этого зависит многое.

— Останемся тут? — поинтересовался я у Ангелины.

— Зачем? Разве вы не хотите наладить новые связи?

— Хочу, очень хочу. Но мы всегда можем присоединится к ним позже.

— Ну и слава богу! — выдохнула она. — А то терпеть не могу эти заумные разговоры в кулуарах. С молодежью куда веселее.

Зал опустел больше, чем наполовину. Мы уселись обратно на свои места, и среди прочих оставшихся я заметил тоскливо сидящую Агафью и графиню Макарову, которая не обращала внимания на парящих орлов вокруг себя, а сверлила глазами то мою спутницу, то меня поочередно.

— Видали эту хищницу? Думает, что нашла очередного дурака, который побежит за ее юбкой. Вы ведь не такой? — Ангелина испытующим взглядом уставилась на меня. — Кстати, вам очень идет эта бородка, барон.

— Конечно не такой! — ответил я, чуть не ударив кулаком себя в грудь.

Да что за хрень? Ну не может меня понести так с одного бокала.

— Кажется, приглашенный оркестр играет медленный танец. Потанцуем, барон?

В голове прилично шумело, но это не было похоже на состояние после обычного возлияния. Скорее мое состояние напоминало эффект от абсента смешанным с кое-чем еще… Кстати, та штука тоже была зеленого цвета. Хотя вкус другой. Надеюсь я не буду жалеть об этом утром?

Ангелина взяла меня за руку, и мы присоединились к кружащим парочкам студентов. Федя гарцевал с какой-то молодой аристократкой поблизости, но даже не обращал на меня внимания. В очередном повороте я поймал взгляд Агафьи и стрельнул глазами в его сторону. Она внимательно осмотрела будущий объект своей страсти и легонько кивнула с одобрением.

— А вы неплохо двигаетесь, барон. — сделала мне комплимент Ангелина.

Конечно неплохо! Медляки, это единственное, что я умею танцевать. Пришлось взять пару уроков в свое время. Почему-то вспомнился мой стриптиз перед троллем, отчего меня тут же пробило на громкое "хи-хи".

— Барон. С вами все в порядке? — мгновенно отреагировала девушка.

Блин! Это точно был алкоголь?

Почему она выглядит совсем трезвой? Неужели что-то в этом мире действует на игроков иначе, чем на других?

— В полном порядке. — ответил я. — Вы не подскажете, как называется тот зеленый напиток, что мы пили?

— Гантарский бренди. — просветила меня она. — Гордость дома Коробейниковых. Они никому не рассказывают его секрет вот уже тысячу лет. Ходя слухи, что в его изготовлении принимают участие маги, придавая напитку способность действовать не только на физическую составляющую организма, но и на магические каналы. Но это так все сложно…

Все ясно. У меня-то нет магических каналов! Но состояние очень необычное, хочется отжигать и веселиться. Я снова подхватил движения девушки и закружился с ней в танце. Главное не забыть, зачем я сюда вообще пришел.

— Господа музыканты! — раздался уже знакомый голос молодого хозяина вечеринки. — Спасибо вам за вашу чудесную игру, но будущие маги сумеют развлечь себя и сами.

Он хлопнул два раза в ладоши и в зале сменилось освещение. Вместо обычного ровного желтого света, люстры загорелись разноцветными огнями. У меня в глазах зарябило, и я почувствовал как зелье внутри меня заиграло с новой силой. Да что это за дьявольское пойло? Оно еще и на яркие цвета реагирует?

— Внесите магический гапьертармен! — скомандовал все тот же парень.

— Внесите Флюгегехаймен! — расхохотался я во всю глотку, имитируя голос молодого герцога и захлопал в ладоши над головой.

Че происходит? А? У меня появилось ощущение, что моим телом завладел новый "я", а старого подвинули в сторонку и заставили наблюдать.

— Барон! — возмущено зашипела Ангелина. — Что вы себе позволяете? Нельзя ли представиться окружающим по этикету? Индивидуально.

Меня снова взорвал приступ смеха. Я ведь тоже Флюге ге Хаймен! Она думает, что я представлялся? А-ха-ха…

— Он с вами, госпожа Джолиева? — голос хозяина раздался прямо над моим ухом.

Я, продолжая безудержно ржать, поднял голову и уставился на молодого высокого студента, совсем не много проигрывающего мне в росте.

— Это она со мной! Дружище, пойдем хряпнем? Встряхнем этот унылый клоповник? А-ха-ха…

— Барон… — в голосе Ангелины послышалась мольба и страх

— А он мне нравится! — внезапно произнес парень и хлопнул меня по плечу. — Я Семен Коробейников, в честь дедушки! Сыграешь нам что-нибудь заморское? Говорят, ты не из нашей страны.

Я проследил за его свободной рукой и остановил взгляд на невероятном аппарате, который слуги вкатили на центр зала. Это же… это же тот самый диджейский пульт из моих видений!

— Да легко, паря! — моя рука взгромоздилась на плечо своего нового друга. — Идем!

Я медленно оглядел стоящую полукругом толпу студентов, настороженно глядящих на меня, поймал удивленное лицо нового обличья Агафьи, оценил мокрые глаза пылающей от стыда Ангелины… Кажется, она готова свернуть мне шею за мое поведение. Надо успокоить цыпочку.

— Не сцать! Ща все будет, малыш! Сёма, куда тут нажимать?

— Никогда не пользовался гапьертарменом? — удивился Семен.

— Не-а… Я только за флюгегехаймены шарю…

Он протянул мне что-то похожее на шапочку из фольги, от которой отходили во все стороны светящиеся трубки, замыкаясь на этой самой конструкции.

— Надеваешь шлем и проигрываешь в своей памяти музыку, которую хорошо знаешь. Тогда все окружающие ее услышат.

— А с голосом прокатит? — произнес я, натягивая этот батискаф на голову.

— Если четко представишь голос исполнителя, то мы услышим и его.

Ух, блин, техника!

— Сча забацаем.

Я сконцентрировался на своих воспоминаниях с Земли. Особо ярко в ней мелькали мои первые, еще школьные вечеринки.

— Хау мач из зе фиш! — заорал я, и зал наполнился голосом популярного немецкого исполнителя Скутера вперемешку с настоящей, мать ее, электронной музыкой!

Люстры начали мигать в такт исходящему ритму, а я полностью провалился в магию музыки. Услышать родные нотки в средневековье, это, я вам скажу, дорогого стоит.

Не знаю, что в этот момент происходило в зале. Мои глаза ничего не видели, но одно я понимал точно — я не лажаю и все выходит гладко! Родная музыка долбила так, что вокруг тряслись стены.

— Хью ви гоу, хью ви гоу, хью ви гоу, ви гоу! — я подпрыгивал на месте и махал рукой над головой, подражая исполнителю.

Композиция уже подходила к концу, когда я наконец понял, что надо хоть как-то увидеть реакцию собравшихся на мое музицирование. И это была бомба! Местная молодежь с удовольствием поймала скоростной ритм и прыгала как ненормальная посреди бальной залы. Даже Агафья задорно топала ножкой! Ангелина смотрела на меня широко открыв рот, а Семен показывал вверх большой палец и тряс головой.

Я обернулся и увидел на лестнице родителей студентов. Их лица выражали разные эмоции: ошеломление, растерянность, улыбки. Но ни одного взгляда осуждения. Музыка затихла, а я понял, что меня наконец-то немного отпустило.

— Это было… было невероятно! — взмокший Семен подскочил ко мне и обнял под радостные аплодисменты и вой собравшихся. — Прошу, друг, давай еще!

И хотя я уже начал трезветь и отдавать отчет своим действиям, но то, что творилось вокруг меня бы просто так не отпустило. Я автоматически стал звездой этой вечеринки, поймав за хвост удачу, пусть и с помощью этого странного бренди.

— Де-спа-сито! — зал наполнился заводной латиноамериканской композицией.

Молодежь начала неуверенно двигать телом, пытаясь понять, как правильно танцевать под латиноамериканский ритм. Я помахал руками на себя и начал покачиваться, показывая примерные движения. Студенты повторяли за мной, а вскоре перестали вообще смотреть в мою сторону, и начали придумывать свои собственные затейливые па.

В этот вечер меня выжали как лимон. Я отрабатывал кредит доверия Семена по полной, играя хиты разных лет, начиная от Битлов с Квинами, и заканчивая современными песнями. Что-то получалось не очень, а что-то наоборот, вызывало такой взрыв оваций, что у меня закладывало уши. Но заходило в итоге все. Я не стал их пугать шансоном, русским рэпом или тяжелым роком, хотя последний очень любил.

— Ну что, господа! Кто хочет искупаться? — с вызовом произнес хозяин вечеринки. — Уморил нас барон до мокрых рубашек!

Молодежь загалдела, захлопала в ладоши и толпа разгоряченных студентов устремилась на улицу. Видимо где-то там, как я понял, находится бассейн. Среди этой толпы я заметил Федора и Агафью, которые уже держались за руки. Блин!

— Барон… Вы меня сегодня невероятно удивили! — Ангелина подошла ко мне и прижалась к моему телу, обняв за талию. Пальчики девушки проворно забегали по моему позвоночнику.

Я обнял ее в ответ и встретился взглядом с другой особой, которая на этот раз находилась намного ближе, чем за праздничным ужином. Она стояла склонив прелестную головку на бок, и не моргая смотрела из-за спины, словно что-то ждала. Локи не соврал. Конечно, эта дива проигрывала тому чудесному образу эльфийской принцессы, что явила мне Агафья, но нисколько не уступала очаровательной дознавательнице.

Ростом госпожа Макарова немного уступала Ангелине, да и вообще была значительно миниатюрнее. Но вот все остальное! Она не была метиской, как моя спутница. Скорее в ее лице наличествовали все черты истинной породы местной знати. Очень тонкие и изящные черты лица, слегка вздернутый носик, придающий легкий шарм. Яркие блестящие губки, и, просто невероятно большие, синие глаза. Этакая диснеевская куколка. При этом фигура у нее была просто отпадной, хоть я и не видел нижней ее части. Платье девушки было значительно менее откровенным, чем у моей пассии.

И чего делать? Я практически в одном шаге от того, чтобы заняться сексом с Ангелиной. А прямо передо мной стоит потенциальный перевод древнего текста, ведущего к несметным сокровищам. Наверное… Все-таки Локи пока в бессрочном отпуске. Выбрать синицу? Или журавля-девственницу, с неизвестно каким характером и тараканами? В том, что в этой прелестной черепушке живут усатые властелины неадекватного восприятия, я даже не сомневался.

И я сделал выбор.

Выбрал Агафью с Федей. Точнее вспомнил, что у меня остается совсем не так много времени, чтобы реализовать свой план. Первым делом — самолеты, ну а графини и дознавательницы потом.

— Я пойду подышу воздухом. Один. Извини, Ангелина, что-то дурно стало.

Оставив обеих красоток напротив друг друга, я выскочил во двор и бегом направился через кусты в ту сторону, откуда доносился звонкий смех.

— Барон — красавчик! Кто его привел?

— Вообще уматный типок! Семен, познакомишь?

— А кстати, где он?

До меня доносились их возбужденные голоса, и я понял, что если появлюсь там, то потом не смогу отбиться от этой компании. Пожалуй стоит спрятаться за эти деревца и посмотреть, где там моя ведьма.

Передо мной открылось потрясающее зрелище! Десяток стройный девичьих тел купался в бассейне, причем их нижнее белье ну никак не подходило для водных процедур, а потому перед моим взором предстали прозрачные лифчики и трусики, аппетитно прорисовывающие их содержимое. Остальные молодые гости отдыхали неподалеку, откуда доносились звуки то ли балалайки, то ли гуслей, вперемешку с поющими голосами. Эх, где мои семнадцать лет!

Но что-то ни Агафьи, ни Феди не видно. И территория вокруг необъятная, по этим живым изгородям, что образовывали зеленый лабиринт из аллеек и переходов, я до утра лазить буду. Тут гектаров сорок, не меньше.

Походив с полчаса, я понял, что результата не будет. Может попробовать ее позвать? В парке же срабатывало.

Я отошел подальше в кусты и тихо произнес:

— Агафья… Агафья…

С минуту ничего не происходило, а потом передо мной возник знакомый огонек, который материализовался в ту самую неприметную "замарашку".

Неужели это Федина мечта? Или это просто я так ее теперь воспринимаю?

— Идем уже, герой бала! Я думала ты никогда не решишься. Докумекал, как действовать будем? — зашептала она.

— Не совсем. Если ты превратишься в хрюшку, то мысленная проекция, перенесенная на бумагу ничего не покажет.

— Эх, молодежь, молодежь… Ты что же, думаешь у герцога настоящих свиней не водится?

Я замер, отвесив челюсть. Она что, предлагает вместо иллюзии использовать живую свинью?

— Ты вот сейчас серьезно, бабуля? А тебе потом с ним нормально этого… того… Короче, тебя это не напрягает?

— Ну а что, раз мужик со свиньей срамным делом занялся, на нем теперь клеймо на всю жизнь ставит? Это же для результата! А мне не жалко, помоет хозяйство свое потом.

Интересные у нее стандарты…

— И где этот свинарник?

Агафья ухмыльнулась и указала пальцем куда-то на восток. Прямо на моих глазах, примерно в двухстах метрах, загорелся желтый столбик света.

— Вон там. Кроме тебя этот светоч никто видеть не будет. Там свинарник и находится.

— Ну бабуля, ты жжешь…

— Давай уже, беги. — поторопила меня ведьма. — Я ему троллячью бородавку в стакан подкинула. Он там бедный в кустах не знает куда энергию эротишную направить.

— Так вы уже это? Полюбились что ли?

— А ты что же думал? Иллюзии они затратные, сил много требуют. Да ты не переживай, у него энергии много. Тело молодое, на всех хватит.

Я набрал побольше воздуха в легкие и рванул прямо к бассейну.

— Там такое… Там такое! — захлебываясь словами заголосил я, выскочив в самый центр компании.

— Барон! Наконец-то мы вас нашли. Что случилось? — от группы молодых певцов отделился Семен Коробейников.

— Это… это надо видеть! Такого… такого… — я делал вид что задыхаюсь от переполняющих меня эмоций.

— Народ, айда посмотрим! Там что-то интересное.

Стайка студентов вскочила на ноги и помчалась под моим предводительством в сторону маячка ведьмы.

— Ты нас что, на свинарник ведешь?

В воздухе раздался знакомый запашок, сопровождавший меня в день появления на острове.

— Именно. На свинарник.

Мы выбрались из кустов и перед нами открылся громадный загон, в котором их, теперь уже бывший, однокурсник Федор Феофанович устроил любовные игры со стадом розовых хрюшек. Держу пари, такого количества одновременно блюющих аристократов Дарград еще никогда не видел.

Тачдаун, как бы сказал Локи. Я, наконец-то, получил свою сенсацию, но почему-то мне было ни грамма не весело.

Глава 8

Как вы думаете, что я сделал сразу после этого? Направился к Ангелине и повез ее в номер люкс, чтобы взять свою заслуженную награду? А может быть схватил графиню Макарову подмышку и устроил ей романтический вечер, для того, чтобы сделать первый шаг к ее нетронутому цветку девственности?

Хрена с два! Пока молодые аристократы опорожняли свои желудки и медленно приходили в себя, я слился, под шумок, и огородами помчался к выходу из замка. В висках безостановочно пульсировала кровь, а я бежал и думал только обо одном: к утру моя оранжевая армия должна вручить газету каждому жителю этого города. Платно, бесплатно — плевать. Есть сенсация, есть свидетели, и никакой гребаной магии! Все кристально чисто и прозрачно!

— Гони в магическую академию! — я схватил первого попавшего извозчика и сунул ему золотой.

— Но сударь, уже за полночь! — попытался возразить он.

— Гони, потом разберемся.

Он стеганул лошадей и карета постепенно набрала разгон. Я откинулся на подушки и начал быстро прогонять в голове возможные решения проблемы. Атферикс мне не достать, остается лишь маг-менталист. У меня только один такой знакомый — Порфирий Ясный, который со дня на день должен приехать и с которым у меня сделка. Но я не могу ждать! Значит надо раздобыть адреса его коллег, или еще что-то придумать. Парамон обычно ночует в типографии, так что, надеюсь с ним проблем не возникнет. Стоп! У наставников будущих студентов сегодня ведь праздник!

Извозчик справился с задачей на славу, да и по пустым ночным улочкам было ехать одно удовольствие. Не прошло и получаса, как карета остановилась.

— Приехали, сударь.

— Жди здесь! — я выскочил из экипажа и помчался к главному корпусу академии. Дверь на главном крыльце оказалась закрыта, и мои кулаки затарабанили по ее поверхности.

— Кто там? — послышался сонный недовольный голос. — Академия закрыта!

Ванька-охранник. Это хорошо.

— Иван! Открой!

— Вы рехнулись? Езжайте отсюда.

— Денег дам! Три золотых!

За дверью раздалось бормотание, однако замок зашуршал и сквозь небольшую щель появилось знакомое лицо. Вид у стража храма знаний был жутко заспанный, но, кажется, он меня узнал.

— Это вы? Чего вам надо? — наружу вылезла рука.

— Держи! — я положил ему стопку желтых монеток. — Дело есть. Мне нужен Порфирий Ясный, или любой другой маг-менталист первой ступени.

— Так спят они давно!

— Врешь! У них сегодня праздник был, неужели я поверю, что господа-кудесники после него разошлись по домам?

В щель снова выползла ладонь. Я поднял глаза и увидел требовательную ожидающую физиономию. Да и хрен с ним!

— Забирай! — в ладонь охранника переместилась еще тройка монет.

— Ресторан "Чародейская башня". — дверь захлопнулась.

— Стой! Порфирий Ясный вернулся?

— Вернулся, вернулся. — послышалось уже довольное ворчание из-за двери.

Я помчался назад к карете.

— Ресторан "Чародейская башня".

— Сделаем, сударь!

И снова лошади мчали меня через весь город. На этот раз по направлению к другой окраине города. Кажется, там находится выезд во владения графа Полухина.

Башня колдунов, оказалась совсем не башней, а достаточно большим цилиндрическим зданием с высокой полукруглой крышей, похожим на торчащий кверху… кхм… В общем, похожим. Я влетел туда, как молодой жеребец и чуть не сшиб чародейскую особь в мантии и колпаке у входа. Блин! Сейчас придется выслушаю лекцию о своем непочтительном поведении. Надеюсь в жабу не превратят?

Однако вместо ругани человек окинул меня изучающим взглядом и вежливо поклонился.

— Чего изволите?

Походу это обычный лакей, просто в соответствующем заведению костюме.

— Господа маги здесь празднуют?

— Это закрытое мероприятие, господин! Туда нельзя без приглашения.

— А так? — я осмотрелся по сторонам и, не увидев свидетелей, сунул ему пару монет.

— Никак, господин… — он протянул мне их обратно.

— А позвать?

Рука с деньгами исчезла в складках мантии.

— Кого видеть изволите?

— Порфирия Ясного.

— Ждите. На улице.

Я не стал спорить и доказывать, что я могущественный аристократ, а просто вышел на крыльцо. Сердце прыгало туда-сюда. Ну давай же, пожалуйста! Пусть все срастется!

— Барон? Доброй ночи. Что же вам не спится? — раздался грудной голос главы факультета за моей спиной.

Я аж вздрогнул и обернулся. Это что за пухлый нинзя такой? Как он так бесшумно вышел? Или опять в мои мозги полез и отвлек внимание? Блин! Без бога в голове совсем не то — шарятся в ней все кому не лень.

— Дело есть срочное! Давайте начнем наше сотрудничество прямо сейчас?

— А что за спешка такая? — ухмыльнулся он. Не нравится, блин, мне его морда.

— У вас чрезвычайное происшествие с одним студентом. Так что в ваших интересах отреагировать как можно быстрее, пока очевидцы не распустили сплетни.

— Что случилось? — он как-то недобро прищурился.

Опять в мою голову собрался лезть. А вот хрен тебе! Как там было в пору моей земной юности? "Ни при каких условиях не думай о белой обезьяне?". Отряды приматов-альбиносов полностью заняли мои мысли, вытеснив все остальное, и я с удовольствием отметил, как этот тип скривился.

— Я вам в процессе расскажу, что произошло. Утром удивите своих коллег.

— А вы быстро учитесь, барон. — с досадой произнес он. — Я так понимаю, вы хотите устроить сеанс прямо сейчас?

— Очень хочу. Я даже подарю вам лишний час исследований.

— Два часа. И поеду я с вами только потому, что мне на самом деле наскучило здесь сидеть и хочется смены обстановки. Не обольщайтесь.

— В академию? — обрадовался я.

— Нет. Для общего ознакомления с вашей аномалией мне не нужны подручные инструменты. Отправимся сразу к вам в типографию. Надеюсь у вас там есть диван? Возможно мне придется вас слегка усыпить.

Чего-то как-то быстро этот тип согласился, да еще и посреди ночи. Неужели я на самом деле такой ценный экземпляр для исследований? Или меня ожидает какой-то подвох? К черту! Я примерно понял, как скрывать свои мысли, в волшебном сне меня уже тоже держали, так что голыми руками меня не возьмешь. Как-нибудь отобьюсь. В крайнем случае носатого предупрежу, чтобы проконтролировал.

Началась третья и финальная поездка, теперь уже в район Центрального рынка. Продлилась она на этот раз недолго, и пятнадцать минут спустя я толкал в бок спящего в подсобке Парамона.

— Вставай!

— А? Че? — он пытался разлепить глаза и испуганно вращал головой.

— У нас сенсация! Готовь чудо-аппарат.

— Так еще рано печатать, сударь! — попытался отмазаться он.

— Курьер днем был от короля?

— Был. Но надо ведь все подготовить!

— Так готовь! Макет у тебя уже есть! — я перешел на командный тон. — Оплачу в три раза больше, чем обычно.

— Да это же… Ну ладно… Умыться можно?

— Умойся.

Пока Парамон приводил себя в порядок, я вышел обратно к станку, возле которого отмерял шаги Порфирий Ясный.

— Мое время идет. — как бы невзначай заметил он.

— Давайте начинать. Куда здесь картинки из мыслей загружаются?

— Загружаются? — удивленно поднял брови маг.

— Ну передаются!

Тот обошел станок, внимательно осмотрел его и подозвал меня к себе.

— Видите вот эту нишу, барон? — он открыл дверцу сбоку.

Ученый наполовину выдвинул оттуда пустой стеклянный куб, который я сразу узнал. Точно в таком же хранился кристалл атферикса, когда я был в магической лаборатории академии. Получается, что это типа переходника? Ю-эс-би порт местный?

— Вижу.

— Садитесь около него, и положите руку сверху. Кстати, я бы тоже присел — дело не очень быстрое.

— Сейчас, попрошу принести вам стул.

Я зашел обратно в подсобку и столкнулся с печатником, который неспешно вытирал лицо полотенцем.

— Парамон. Слушай сюда. Сейчас мы передадим в станок изображения, и ты начнешь печатать газеты без остановки. Печатай, сколько получится. Я уйду с магом в твою комнату, и он проведет исследования. Если вдруг заметишь что-то подозрительное, сразу заходи в комнату и буди меня. Ясно? У него три часа на мое изучение.

— Понял… — почесал голову он.

— Отлично! А теперь принеси нам еще один стул.

Я вернулся в комнату, и мы наконец-то разместились возле этой шайтан-машины. Порфирий положил свою руку поверх моей, от чего я невольно дернулся.

— Спокойно, барон. Я всего лишь буду концентрировать ваши мысли в магический пучок. Скажем так, превращусь в живой атферикс.

— Вы их будете видеть?

— Нет, слишком плотный поток пойдет. Да и мне некогда будет рассматривать. Это не так просто, как вам кажется, иначе бы уже каждый залетный маг практиковал подобное. Постарайтесь сконцентрироваться только на тех образах, которые вы хотите передать. Получится несколько разных изображений.

Я прикрыл глаза и живо представил в памяти свинячий загон. Так лицо жертвы прекрасно видно, и довольную свиную морду тоже. Не, за такую фотку мне сразу голову оторвут и в государстве закон о прессе поменяют. Пожалуй выберу ту, где он с ней целуется. И вот эту еще, и эту.

Блин. Может сразу попробовать распечатать битву Берии с Казимиром? Нет, думаю пока не стоит. Если Порфирий заметит такой результат, я же потом замучаюсь оправдываться и рассказывать, где и как это происходило. Даже если он не знает полицейского, то уж главного инквизитора королевства в любом случае видел. Полезут слухи ненужные. А вот свое видение я напечатать точно попробую…

— Барон. Вы сильно рассредоточились. — услышал я голос, словно издалека. — Пожалуйста, сконцентрируйтесь только на тех образах, которые хотите увидеть на проекции.

— Все. Концентрируюсь.

Это продолжалось около получаса. Мое состояние не было похоже на сон, скорее его можно было сравнить с теми моментами, когда ты задумался и уставился в одну точку, отгородившись от реальности. Вывел меня из этого полугипноза все тот же голос чародея:

— Готово, барон. Закончили.

Я открыл глаза и увидел осунувшееся лицо Порфирия. Выглядел он так, будто всю ночь разгружал вагоны. Волосы на взмокшем лбу слиплись и стали похожи на сосульки, а под глазами появились темные круги. По ходу это и впрямь сложное колдунство.

— А теперь давайте посмотрим на результат. Тем более вы говорили, что это касается магической академии.

Блин! А если он сейчас возмущаться начнет? Как никак честь учебного заведения на кону. Впрочем плевать, не разобьет же он мой типографский аппарат? Все-таки важный человек, а не истеричка какая-то. Я нашел глазами Парамона, который вопросительно смотрел на меня и утвердительно ему кивнул.

— Напечатай нам то, что получилось.

Тот подошел к контрольной части станка и начал дергать рычаги. Машина тихо загудела. Сзади полезла широкая бумажная лента. И хотя мне со своего места не очень хорошо было видно результат, но кое-что я узрел сразу — фотографии были в цвете. В цвете, мать его! Никакой тебе черно-белой печати! Станок остановился и рабочий оторвал получившийся кусок, а затем его глаза полезли на лоб. Надеюсь там не Берия с заячьими ушками?

— Вот. — он с виноватым видом протянул нам бумагу.

Я развернул ее и обомлел. Качество было такое, что закачаешься! Ничуть не хуже, чем иллюстрации в ведьмачьем справочнике. Единственный минус — несколько кадров были жутко размазаны и их содержимое было абсолютно неразличимо; тем не менее удачных фоток было настолько много, что выбрать подходящие из тех что удались, было совсем не трудно. И главное — распечаталось изображение одинокой кровати в подземелье нищих! Той, которую я не видел в реальности. А это значит, что мои видения можно распечатать! Я чуть не завизжал от счастья, и еле сдержался! Надо будет Фортуне поставить пару свечек в местной церкви.

— Отвратительное зрелище! — буркнул Порфирий Ясный. — И вы это хотите пустить в народ?

— Да, хочу. Постойте, а вас не тревожит, что это ваш студент? — удивился я.

— Это не мой студент! Я всех своих видел, а этого даже не знаю.

— Его зовут Федор Феофанович, кажется… — я попытался вспомнить фамилию, и вдруг понял что ее забыл, а может и вообще не знал.

— Погодите… погодите… — лицо декана ментального факультета расплылось в улыбке. — Он не с Зеленого острова? Да точно, это он! Факультет боевой магии. Леша, Леша… Ну ты у меня завтра попляшешь!

Глаза Порфирия Ясного заполыхали праведным огнем. Уставшее после проведения сложного колдовства лицо засветилось безудержным счастьем, и он словно помолодел.

— Леша? — осторожно произнес я.

— Декан боевого факультета Алексей Никодимыч Бельтюков. — пояснил маг. — Надменный, самодовольный ублюдок! Свиноложца приютил у себя, ишь ты! Вы дадите мне свежий экземпляр газетки, барон?

Так-так, я потер руки от предвкушения. Скандал еще не вышел в массы, а уже пошла его раскрутка!

— Как насчет интервью, пока еще печать не запустили? — попробовал я закинуть удочку.

— Интер… что, простите? — удивился он.

— Вы прокомментируете эту ситуацию, а заодно расскажете о величии ментального факультета, и никчемности боевого. Как вам такая идея?

— Это бесплатно? — оживился он.

— Для вас — да!

— А давайте! — махнул рукой он. — Только боюсь я утром с трудом проснусь. Как вы смотрите на то, чтобы самому днем прийти в академию и провести условленный трехчасовой сеанс.

— Сегодня уже никак. — помотал я головой. — У меня выход первого номера. Это событие для меня такое же значимое, как для вас начало учебного года.

— Завтра?

— Без проблем!

— Договорились!

Я проинтервьюировал декана по полной, и спустя полчаса он уехал, взяв с меня обещание, что я пришлю в академию своего пацана с газетами ранним утром. Мы остались с Парамоном вдвоем, и он начал меня посвящать в тайны печати.

— Вот, смотрите, сударь…

— Давай без сударей. Оскомину набило уже.

— Хорошо, суда-а… Хорошо. Вот какая сейчас нумерация на проекциях стоит, такая и внутри машины числится. Вам только указать мне, какие из изображений вы хотите в печать пустить.

— Ну, допустим, двести тридцать пять и двести тридцать семь.

— Э-э-э… Двести тридцать пять уж больно срамная… Может нам одной двести тридцать седьмой хватит?

— А чем ты свободное место забьешь?

— Объявление давайте дадим. Мне рук-то не хватит, вы так рьяно за дело взялись.

— И кого ты считаешь нужно нанять?

— Писаку надо, чтобы буквы складно набирал. Мне сейчас такая загрузка с вашими хотениями предстоит, что только держись.

— Я тоже об этом думал. Ну давай, сделай красивое объявление, что нам нужен писарь. Чтобы звездочки там по краям, снежинки. Сумеешь?

— Сумею.

— Только ты его с первой полосы сдвинь на последнюю, а вместо него перенеси сюда историю про башмачника. Ну тот, который воловью кожу на собачью подменяет.

— Не боитесь? Он же за клевету пожалуется, а у вас и проекций такой нет.

— Парамон. Я тебе говорил, что это мои проблемы? Отдадим его ботиночки на экспертизу, а там посмотрим, как он запоет. Ложный донос ведь никто не отменял.

— Ой рискуете вы, сударь, ой рискуете. Затаскают вас по судам.

— Парамон!

— Все-все, молчу.

Дело пошло полным ходом и станок печатал не переставая. Я же, пользуясь моментом, ушел в подсобку, где мне удалось поспать до пяти утра местного времени. А когда проснулся, меня ожидали увесистые стопки газет и приостановленный типографский аппарат.

— Чего случилось?

— Чернила. В подвал надобно сходить. Только там вдвоем надо. Мелюзгу жду.

— Много там осталось?

— Да если мы так будем печататься, то не так уж и много.

— Так, Парамон. Твоя задача сделать так, чтобы у нас всегда был запас. Составляй смету, денег я тебе выделю.

В половину шестого прибежал Воробей, которого я тут же отправил собирать ребят. Они не были предупреждены заранее, но я пообещал им по золотому, за внеочередное беспокойство. Блин! Трачу деньги направо и налево, как транжира. Надеюсь эта скорость мне окупится.

К шести утра, мои отряды вооружились по полной и убежали в город. Я скрестил пальцы.

— Парамон, сделай чаю.

— Угу… Волнуетесь?

— Есть такое

В семь часов опять прибежал Воробей в компании шести парней.

— Еще, дядя барон. — они вывернули карманы и вывалили медяки на стол. Мда, не очень солидная кучка. Но неужели все продали?

— Уже справились?

— Да вы бы видели, что там твориться! — с горящими глазами затараторил, Сашка, сбивая дыхание. — Сейчас остальные подтянуться. Мы вам это все к обеду продадим — люди сами из рук выхватывают. Не каждый ведь день аристократ свинью сношает!

Я сжал кулаки.

— Парамон, запускай еще печать.

Аппарат снова затарахтел, а мои оранжевые голуби разлетелись по городу. На смену им прибежали другие, которые расхватали по увесистой пачке газет и снова отправились в поле.

К девяти часам стол ломился от тяжелых медяков, и я велел Парамону приспособить под это дело бочку. Сам печатник еле успевал, и пучил глаза от удивления.

— Не успеваем?

— Нет… Нам бы еще один станок в пару.

— Не хватит денег у меня на еще один.

В полдень, или десять часов по-местному, бочка была заполнена медью наполовину, а вот газет почти не осталось…

— Ставим по два медяка за экземпляр. — объявил я очередным курьерам.

Мне даже никто возразить не попытался.

— Это, дяденька барон. Там какие-то люди важные во двор подъехали. — сообщил мне один из парней.

Опа! Уже, кто-то отреагировал.

— Полиция?

— Нет, граф какой-то. Не Полухин.

— Парамон, закрываем типографию на замок и продолжаем печатать. Меня нет, куда уехал не известно. Пацанов запускаешь через черный ход.

— Но…

— Никаких но. Твое дело печатать, а с господами я потом сам разберусь.

Повышение цены немного изменило ситуацию, но не сильно. Теперь количество напечатанных газет, сравнялось с количеством продаваемых. Черт! Мне явно нужен еще один станок.

— Там вас во дворе уже целая делегация ожидает. — сообщил мне отошедший от окна Парамон.

— Плевать. Скажи, что меня сегодня вообще не будет, и печатай, печатай, печатай.

— Они кричат, что вы позорите честь аристократии. Судом грозятся. — прояснил немного ситуацию вновь появившийся Воробей.

— Передай им, что барон ге Хаймен готов встретится с ними в суде в удобное для них время. Просьбу пусть направляют официальным письмом на адрес типографии. А лучше скажи, что в следующем номере будет проекция с их лицами. Пусть весь город увидит, как господа аристократы важные под моей дверью стоят и унижаются.

После этого послания посторонних как ветром сдуло.

К пятнадцати часам вечера бочонок наполнился до краев.

— Парамон, сколько здесь? Навскидку?

— Тысячи две золотых. — пробормотал он. — Может две с половиной. Да у нас сроду столько и за месяц не было!

— То ли еще будет.

Ну что же… Не сказать, чтобы я безумно счастлив, учитывая, что отсюда надо отнять затраты на бумагу, чернила, и зарплату. И налоги… Все-таки это не сравниться с тем, как я делал деньги на порошках или орехах. Но есть одно небольшое "но". Эти деньги, заработанные без нарушения Вестландского законодательства. И это только за один день. Учитывая, что я могу нанять еще курьеров, купить в будущем дополнительные станки, поднять еще цену на медяк, как минимум… Дарград размером с Москву, и народа здесь живет не один миллион, и не два. А еще ведь есть реклама с картинками, которую я собираюсь раскручивать.

— Домой бы сходить к жене, да поспать немного… — обратился ко мне уставший Парамон, когда я отправил ребят на последний заход.

— Наверное нужно еще одного печатника нанять. — задумчиво произнес я без задней мысли.

— Не надо сударь, я справлюсь! — Парамон резко побледнел изменился в лице. — Я и с двумя станками один смогу.

— Да ты не волнуйся. — успокоил его я, сообразив, как он это воспринял. — Сколько тебе надо времени?

— Часам к двум ночи приду. Нормально? Велите до утра станок запустить?

— Ага, надо запустить. Я тогда тут ребят дождусь, и тоже вздремну. Все, давай беги. На дорогу есть деньги?

— Да я же неподалеку живу. Два квартала всего.

Парамон переоделся в чистую одежду и вышел прочь, а я сразу запер за ним дверь и улегся в подсобке не раздеваясь. Голова шла кругом от одного сегодняшнего дня, а я уже планировал следующий номер своей газеты. Материала от нищих у меня на пару месяцев вперед. Еще бы корреспондента найти с такой же способностью, как у меня, хотя это уже фантастика. Эх, мечты-мечты…

Но рекламу надо крутить. Это сильно должно повысить прибыль. Может придумать какой-то журнал? А еще стоит попробовать каталоги: адресные например, или перечень предприятий Дарграда с оказываемыми услугами, там можно…

В главную дверь внезапно постучали, и я услышал с улицу фразу, которую до этого слыхал только в мультиках и старых фильмах:

— Именем короля, откройте!

Сердце улетело в пятки со скоростью звука. Прикол такой? Я же ничего не нарушал. Пожалуй затихарюсь-ка я здесь, и не буду открывать. Уже вечер так-то…

Со стороны черного хода раздался скрежет и тихо открылась дверь. Так… Ключ есть только у меня, Парамона, и у Воробья…

— Дядя барон, вы здесь? — до меня донесся знакомый шепот.

Фух… Воробей. Напугал до чертиков.

— Да.

— Ребята спать разбежались, выручку все мне отдали. Вот! — он ссыпал медь на стол. — Там это… На входе вас ждут.

— Стражники?

— Если бы они! Сами лисьи хвосты пожаловали! Я плащ снял и переулком проскользнул, чтобы меня не заметили.

Так… Выходит, что прямиком из дворца явились по мою душу. Ладно. Парамон придет ночью и сам здесь со всем разберется. Деньги почти все убраны в сейф.

— Именем короля, откройте!

— Да иду я, иду! — буркнул я и вышел на крыльцо.

Их было четверо. Та самая королевская гвардия, которая ловила ночью оборотня и Рэмбо, в своих неизменных шапках. И вид такой важный, будто они с небес ко мне спустились.

— Что нужно? — обратился я к тому, у которого было больше всего висюлек на груди.

— Его величество Петр Великий Третий Дарградский желает видеть, барона ге Хаймен у себя во дворце. — отчеканил он. — Лично и прямо сейчас!

Допрыгался…

Глава 9

К моей неожиданности, карета, стоящая на улице, оказалась совсем не тем "бобиком", в котором меня прошлый раз возили в местное РОВД. Напротив, выглядела она дорого и внушала уважение. Впрочем, меня это не сильно обрадовало. Понятно, что тогда я был никем, а сейчас целый барон, пусть и не шибко богатый, так что уважение могут и проявить. Меня посадили внутрь и повезли по хорошо знакомой улице. Тот самый гвардии лейтенант с орденами уселся напротив меня, а остальные солдаты расположились на внешней части экипажа.

— Не подскажете, что нужно его Величеству?

— Никак нет, господин барон. Не мое дело. — вежливо, но строго ответил он и изучающе уставился на свои сапоги, показывая, что беседа с аристократией его интересует меньше всего.

Ну и ладно. Я бессмертный. Хотя все это конечно напрягает. Я точно знаю, что ничего не нарушил, так что есть основание полагать, что меня просто пожурят, да и отпустят. Но все равно неприятно. Особенно если завтра выпустят какой-нибудь новый закон о прессе. Я еще даже типографию не отбил.

Экипаж въехал на территорию дворца, и я даже успел заметить ту самую караулку, в которой меня допрашивали. Однако, вопреки моим ожиданиям, меня не высадили около нее, а повезли прямо ко входу. Замок короля, почти невидимый снаружи из-за высоких стен, оказался прямо-таки бесконечным. Я не мог понять, где заканчивается одно строение, и начинается другое. Вычурности в нем, кстати, было поменьше, чем у Коробейниковых. Если там все кричало о том, что здесь живет крутой аристократ, то правитель Вестландии, ну или его старшие родственники, подчеркнули именно сдержанность и официальность. Строгие линии парков, кустики, постриженные квадратами, белые мраморные дорожки, отполированные так, что сверкали.

У входа в одно из невысоких зданий карета остановилась, и меня встретил высокий и худой, как жердь, мужик в красной ливрее, похожий на типичного дворецкого из замка графа Дракулы.

— Добрый вечер, барон. Идите за мной. — он развернулся и двинулся по коридору вперед, а я удивленно обернулся.

Карета, что доставила меня сюда, поехала обратно, не приставив ко мне ни единого стражника. Особо опасного журналиста оставили одного без присмотра? Странно. Хотя и радует — скорее всего дальше разговора дело не пойдет. Надеюсь.

— Барон, пройдемте. Не стоит его Величество заставлять ждать.

— Иду. — я набрал побольше воздуха в легкие для храбрости и перешагнул порог.

Не буду описывать все великолепие внутреннего убранства здания, потому что у герцога было круче. Или меня ведут в подземелье, чтобы хлопнуть по-тихому, или король просто решил, что я пока не достоин официального приема в окружении музыки и полуголых служанок. К первому я готов — браслет на руке, если что. Вот только такой финт не скажется положительно на моем бизнесе.

— Сюда, барон. — прислужник Дракулы остановился перед высокой дверью и постучал три раза. — Король ожидает.

— Войдите! — донесся приятный мужской голос. Вроде даже не злой.

Я весь подобрался и сделал шаг внутрь. Похоже на рабочий кабинет. Несколько полок с толстыми древними книгами, толстые черные портьеры на окнах и большое кресло у пылающего камина. Рядом второе повернутое полубоком к первому. Стола нет, если не считать маленькую подставку с вазой фруктов и одним серебряным кубком. Поить меня, значит, не планируется.

Человек восседающий в кресле был обычным. Средний рост, умные глаза, слегка седоватые волосы. Красивый, если говорить о пропорциональности черт лица. Ничего резко выделяющегося не бросалось в глаза сходу. Одет он был в что-то, напоминающее халат, но с некоторой ноткой строгости. Он точно король?

Хозяин комнаты на пару секунд задержал на мне взгляд, а затем кивнул и произнес:

— Садитесь, барон.

— Добрый вечер, Ваше величество. — я приземлил зад на предложенное место.

— Как вы думаете, зачем вы здесь? — он потянулся к кубку.

— Из-за свежего номера "Правды", полагаю?

— О! Это впечатляет. Я давно говорил, что пора этой распустившейся шушере преподать достойный урок! Смелое решение, хотя и несколько неосторожное. Надеюсь, вы хороший дуэлянт? Жалко будет если такой любопытный эксперимент продлится недолго. Но я вас не за этим пригласил.

Что? Он не против? Я слегка обалдел от такого заявления.

— Не за этим? То есть вы согласны с моими действиями, ваше Величество?

— Ну а почему, я должен быть против? — удивился он. — Страна живет и процветает, дворянство пухнет и жирует. Все живы и здоровы. А эта встряска… Думаю она очень кстати. Я так полагаю, вы собираетесь продолжить? Или это разовая акция?

— Собираюсь. — честно ответил я.

— И не боитесь за свою жизнь?

— Боюсь.

Ну а что я должен был ответить? Что я могу воскреснуть? Или что я конченный дебил, который специально надел на спину мишень с лозунгом "Проткни меня шпагой"?

— Я могу немного подсобить вам в вашем нелегком деле. Предлагаю сделку — вы получаете мое покровительство, а взамен…

Я напрягся. К такой ситуации мои мозг был абсолютно не готов.

— … вы обязуетесь провести во дворце ежеквартальный бал.

Чего??? Я чуть не подавился собственным языком. Меня тамадой сделать решили?

— Э-э-э… Ваше величество, чем я заслужил такое… такое…

— Мне уже известно, что вы устроили у Коробейниковых, и, надо сказать, я еще ни разу не видел подобного восторга у своих приближенных лиц. Как там ваша страна называется? Тинза?

— Тинза…

— Любопытное местечко.

Врать королю не лучшее решение, но если я откажусь от своих слов, то мое дворянство прикажет долго жить. Да и не думаю я, что у него есть время кататься на другой континент, дабы познакомится с обычаями и культурой заморской страны. Мне и так относительно повезло, что в Дарграде нет представителей этого народа. Может они вообще только с пальмы слезли и живут в вигвамах, а я тут всем зачесываю про свой аристократический род. Хотя нет, газетки у них выпускают, я же видел разок такую.

— Ну так как, возьметесь, барон? — король устремил на меня выжидающий взгляд.

Блин! Надо соглашаться в любом случае. Оказать услугу самому королю дорогого стоит. Да это джекпот, мать его! Но все-таки неплохо бы с этого чего-нибудь поиметь.

— Простите, Ваше величество, я пока не совсем хорошо понимаю Вестландское аристократическое общество, что значит Ваше покровительство? Это защитит меня от дуэли?

— Нет, барон. Формально дуэль могут кинуть каждому, кроме меня, разумеется. Главное найти веский повод. Но есть один нюанс. Кинуть дуэль человеку с покровительством королевского двора, и без — две очень разные вещи. Не много найдется людей, которые рискнут моим расположением. Но мы так и не затронули тему оплаты. Что вы хотите за свои услуги?

Вот оно! Меня аж пробрало до кончиков пальцев ног! Спокойно, Самойлов, спокойно. Перед тобой сидит целый король, и очевидно он совсем не дурак. Просить тоже нужно правильно. Интересно, если я заикнусь об атфериксе, как он отреагирует? Я реально не понимаю истинной ценности этого артефакта. Но учитывая его исключительную редкость, боюсь это будет слишком нагло и мое доброе общение с правителем закончится сразу после бала. Хм… Кажется, придумал!

— Ваше величество. Для следующего номера газеты я бы хотел написать статью о таком незаслуженно забытом человеке, как Клим Непревзойденный. Его вклад в развитие современной магии сложно переоценить.

— Ну так пишите! Вам что-то мешает?

— Мешает, Ваше величество.

Я подробно изложил главе Вестландии, что человек в данный момент находится под дланью Дарградской церкви и встретится с ним довольно сложно. А мне просто необходимо это для статьи.

— И все? — удивился он. — Все, что вы хотите — это поездка в монастырь? Я вам ее организую. Но это слишком просто и не соответствует сложности будущей задачи. Возможно есть что-то еще? Я настаиваю, не стесняйтесь.

Конечно же есть! У меня так-то бога отобрали! И не далек тот час, когда в город припрется какой-нибудь топовый игрок, который дернет мой алтарь и до свидания, Антон!

— На самом деле есть. У меня имеется одна фамильная ценность, которая мне дает возможность спасти свою жизнь в сложной ситуации. — уклончиво ответил я. — Я бы хотел поместить ее в вашу казну, если вы не против.

— Что за ценность? — заинтересовано склонил голову король.

— Неразрушимый камень. Он выглядит очень просто, но для меня безумно дорог.

— Вы же понимаете, барон, что мне придется сначала убедится в безопасности этой затеи? Вы согласны, если его исследуют придворные маги?

Ну, насколько я помню, Локи сказал, что для любого жители этой планеты он обычный булыжник, и мне не запрещено его показывать.

— Да, я согласен, Ваше величество.

— Отлично, барон! Тогда по рукам? — король протянул мне ладонь не вставая.

— По рукам. — я поднялся с кресла, все еще не веря в произошедшее и ответил на рукопожатие.

— Далеко этот ваш фамильный предмет находится?

— В Оплоте стражи. Была одна неприятная история. — не стал врать я.

— Хорошо, барон. Я отправлю с вами карету. Когда вы хотите отправиться в монастырь?

— А сколько займет эта поездка? Я еще плохо знаю здешние окрестности.

— Думаю, не больше суток, если вы, конечно, не собираетесь там ночевать.

— Не собираюсь, я управлюсь за час. Вот только священнослужители считают, что Клим Непревзойденный одержим демонами… Это не вызовет трудностей?

— Я вам умоляю, барон. Оденете амулет, да и все. Чай не в средневековье живем.

Даже так? Я еле сдержался, чтобы не улыбнутся.

— Тогда я готов выехать послезавтра утром в шесть часов от Королевской площади. Гостиница "Очаг".

— Хорошо. За вами вышлют карету.

Я откланялся и вышел в коридор, уступив место вампирскому служителю, который, словно истукан, ожидал под дверью. Тот получал указание у короля и повел меня к выходу.

Поездка до РОВД произошла без каких-либо приключений. Все же картинки на борту выданного мне экипажа открывали любые двери. Меня даже не просили удостоверить свою личность, и не взяли денег. Король сказал — значит надо выполнять. Камень передали мне в руки, после чего все тот же лейтенант доставил его внутрь дворца, а затем меня увезли туда же, откуда и забрали изначально. Так что когда я вошел в типографию, здесь было все также тихо и спокойно — даже Парамон еще не вернулся.

И вот здесь я позволил себе закричать от радости и станцевать ту самую финскую польку. Фортуна благоволила мне как никогда, и я даже всерьез задумался пожертвовать в ее пользу пять алтарей для личной встречи. Но это если у меня останутся лишние, конечно. По факту у меня их на несколько лет вперед, но я даже не знаю, как там обстоят дела с оставшимися игроками.

Блин! Со всеми этими заботами, я даже не успел поблагодарить Агафью за помощь. И черт знает, где теперь ее искать. А я ведь ей обещал ее еще с троллем познакомить… Нехорошо получается. Надо бы завтра навестить декана, как я обещал, а заодно поинтересоваться, что стало с Федей. Надеюсь, он еще не успел отчалить к себе. Не факт, конечно, что его выгонят, но там должна ведьма постараться. Если честно, месть мне казалась жестковатой, но что сделано, то сделано и плакать теперь поздно.

К двум часам, как штык, появился Парамон. Свежий и отдохнувший. Я раздал ему указания на эти и следующие сутки, а сам отправился ночевать к себе в номер. Было страшновато идти от типографии до перекрестка с извозчиками, но все обошлось. Никто не подкрался ко мне сзади и не пробил мою буйную головушку осью от кареты, или что здесь обычно используют в подобной ситуации.

— Господин ге Хаймен! — окликнула меня в фойе гостиницы администратор.

— Слушаю. — я подошел к стойке и улыбнулся девушке, которая положила передо мной два конверта. Один был белым без опознавательных знаков, а вот другой скреплен аристократической печатью.

— Вам просили передать.

Опа. Что это? Приглашение в суд, или вызов на дуэль? По идее, ее мне может кинуть только Федор, а ему сейчас точно не до этого. Папаня еще не должен быть в курсе половых пристрастий его сыночка, все-таки девятьсот километров до Зеленого острова, как никак. Я поблагодарил девушку и поднялся к себе в номер, где с удовольствием растянулся на кровати со свежим бельем. Горничная постаралась. Ну-с, посмотрим, что там мне написали.

Начать решил с чистого конверта:

"Дорогой барон. Я, конечно, понимаю, что вы вытянули счастливый билет и пинком открыли дверь в высшее общество, продемонстрировав свои неординарные таланты в умении веселиться. Но все-таки с вашей стороны было не очень правильно бросить девушку прямо посреди праздника. Жду от вас приглашения на ужин и последующего искупления вины. А я с вас спрошу за это по полной. С нежностью и страстью, Ваша Ангелина Д."

Я улыбнулся и прикрыл глаза от удовольствия, полученного после прочтения послания. Если бы я не знал эту девушку близко, то, возможно, сразу не понял бы легкую иронию и игривый настрой письма. Например, в предпоследнее предложение так и просится смайлик…

Смайлики! Мать его! Смайлики!

Я вскочил и заходил по комнате туда-сюда. Понятно, что я на этом не заработаю, но насколько можно облегчить понимание между людьми! Эти маленькие заразы умеют выражать и радость, и слезы, и сарказм. В обществе, сквозящем двусмысленными аристократскими обращениями, которые не всегда понятны адресату, это будет находка. А у меня есть газета! Некоторые неофициальные статьи можно запускать с ними. Интернета нет, но я просто уверен, что должно прижиться. Они тут все общаются письмами, и часто им может не хватать одних только слов. Нужно будет тщательнее это обдумать. Может патент оформить?

Ну что, переходим к официальному письму? Я поднес печать к свету. Графская. Сургуч раскрошился на маленькие куски, и письмо, которое я извлек на свет, резко пахнуло духами. Что-то с малиной. Это точно не вызов на дуэль. Неужели она?

"Барон. Нас все еще не представили друг-другу, чем я неприятно удивлена. Право, вы весьма интересный человек, чего, к сожалению, не скажешь о вашем вкусе. Рядом с таким мужчиной не место плебейке из канцелярии. Так что, когда вы отправитесь навестить меня, оставьте пожалуйста эту падшую женщину в том притоне, возле которого вы ее подобрали.

Вероника Макарова."

Ух! А по внешнему виду и не скажешь, что она так умеет. И, главное, ноль сомнений, что я вообще к ней собираюсь ехать. Лично я смысла я в этом большого не вижу, по крайней мере пока я не разобрался с Локи.

Но как же приятно! Спасибо чудесному гантарскому бренди. Смог ли я повторить такой трезвым? Да без проблем — отжечь в ночном клубе несложно, если понимаешь, что и как делать. Другой вопрос, позволил бы я такое вообще допустить, не зная местных правил и обычаев? Маловероятно.

А тут свалилось все и сразу: король, Ангелина, Макарова… И ведь хочется везде успеть. Ладно. Утро вечера мудренее. Я убрал оба письма в ящик стола и отправился в ванную. Сегодня возьму и истрачу целую бочку горячей воды — заработал!

Следующий день закрутил меня делами не меньше предыдущего, так что три часа в кабинете Порфирия Ясного оказались просто сказочными. Меня не пытали, не кололи, а просто обследовали всякими хитроумными штуками. Я всего лишь лежал на мягкой кушетке в лаборатории и вполглаза наблюдал, как декан бегает туда-сюда с очередным магическим маятником или цветной склянкой. Результат его несказанно порадовал, и он каждые десять минут что-то записывал в толстую тетрадь.

— На сегодня хватит. — наконец-то сообщил мне он. — Думаю, что мы за месяц управимся.

Месяц? А вот это не очень. Кто знает, смогу ли я найти атферикс за такой короткий срок? Парамон сказал, что типографские станки можно объединить. И, по идее, мне хватит одного камня. Только где его достать? Надеюсь моя поездка в монастырь окажется удачной, и я пойму, откуда взялись камни. Но исследования на всякий случай нужно продлить. Попробуем.

— Вы знаете. Позавчера я употребил гантарский бренди…

— И? — Порфирий внимательно уставился на меня. — Любопытно, я об этом не подумал! Воздействие магического напитка на человека без магических каналов… Расскажете?

— Он оказал на меня странное воздействие. Я словно уступил свое место другому человеку, который был вроде таким же, но другим. Будто все то темное, что я держал в себе и не пускал наружу, скопилось и выплеснулось за несколько часов.

— Интересно, интересно… — пробормотал он. — Мы обязательно проведем дополнительное исследование. Вас проводить? У меня есть еще дела, уж извините.

— Да, наверное. Кстати, я бы хотел узнать, что стало с тем студентом? — произнес я, натягивая обувь.

— Говорят, он сбежал в ту же ночь и больше не явился на занятия.

— Это значит, что его отчислят?

— Сложно сказать. — пожал плечами декан. — Официально это можно сделать только при провале экзаменов, которые начнутся через полгода. Но случай действительно вопиющий, так что тут на усмотрение ректора и Суда чести. Переживаете за него?

— Немного.

Блин! Кажется, от поездки на Зеленый остров мне не открутиться…

Остаток дня я провел в типографии. Сегодня нагрузка была значительно меньше, да и Парамон уже взял на себя большую часть моих вчерашних хлопот. Золотой человек! Чтобы я без него делал. А у меня появилось время для собеседования. На объявление откликнулись три человека, двоих из которых я сразу завернул, а вот одного решил взять на испытательный срок и приставить к нему своего носатого друга. Звали новичка Арсением, и мне он показался вполне толковым парнем, готовым принимать новую информацию и учиться.

Так что я зарядил предварительный макет следующего номера, куда добавил парочку интересных историй от Короля нищих, не требующих моего участия, навроде того башмачника. Большой сенсации пока не было, но у меня есть целых четыре дня на это. Три, если считать поездку в монастырь. А там, возможно, подоспеет гвоздь номера, в виде интервью с великим, но сумасшедшим магом прошлого. Чем не материал для статьи? И даже главу Вестландии не обману, что мне зачтется, в любом случае.

Вопросы, касающиеся обоих девиц, я решил отложить на попозже, надеясь на то, что встреча со стариком расставит все по своим местам и укажет мне направление к чему двигаться дальше. Честно говоря, я немного побаивался играть в салки с местным богом. Что он еще выкинет? Лошади сдохнут по дороге? Или в Синеводском монастыре землетрясение произойдет?

Утро следующего дня началось по плану. Король предоставил мне целых две правительственных кареты, а с ними какого-то важного генерала, и все необходимые бумаги, подтверждающие мое право на однократную встречу с Климом Непревзойденным. Бравый вояка оказался весьма неразговорчивым типом и предпочел путешествовать в отдельном от меня экипаже, который битком был набита охраной. А вот мага в дорогу мне не дали, посчитав это излишним.

Возможно, меня все еще пока принимают за выскочку, судя по поведению этого важного хлыща, но меня сейчас меньше всего беспокоит, что какой-то там генерал не захотел со мной общаться. Скоро им придется со мной дружить, или, по крайней мере, не воротить от меня свои лощеные морды.

Так что до парома, который осуществлял переправу до острова, мы доехали без приключений. Встречные кареты, завидев государственные цвета, просто уступали дорогу и терпеливо ждали разъезда.

Место, на котором находился монастырь, мне очень понравилось. Берега реки в этих краях было исключительно красивым и напомнило мне низовья Енисея в тайге, в тех местах, где не было больших поселений, а все еще царила дикая природа. Я как-то бывал там однажды в пору своего студенчества. Только тогда насладиться видами мешали комары и сырая погода, а здесь края были теплыми, да и стояла еще ранняя осень.

Сам паром" оказался небольшой деревянной лодкой, не позволявшей разместиться на ней каретам, а потому сопровождающие бойцы остались на причале в небольшой деревеньке с одним единственным постоялым двором. К острову поплыл только я и тот самый генерал, в компании монаха, который и правил лодкой. Примечательной особенностью оказался цвет воды — насыщенно-синий, из-за чего место и получило свое название. Естественно этому сопутствовала легенда о слезах святого великомученика, которые и придали такую окраску реке, как пояснил мне паромщик. Я был уверен, что это связано с какими-нибудь местными водорослями, или горной породой, но умничать не стал.

Монастырь оказался местным чудом света. Я был уверен, что увижу каменные стены и купола, а увидел посреди реки громадный цельный камень, размером с торговый центр. Абсолютно гладкий кусок вертикальной скалы, без возможности на него подняться. Понятно теперь, почему его никто не взял! Да его пушками не расстрелять! Нет стен — нет проблем. Мы сделали полукруг, и с другой стороны этого величественного монумента, я увидел дверь на высоте четвертого этажа. Перед ней располагалась деревянная конструкция, которая оказалась подъемником. При нашем появлении он пришел в движение и сверху опустилась корзина, в которую мы с генералом и забрались.

Чего-то местный боженька не реагирует на вторжение. Уснул что ли? Сейчас вот как хряпнется эта деревянная хрень в воду, а в реке в этот момент будут случайно проплывать пираньи какие-нибудь…

Но нет. Мы благополучно выбрались наверх, где нас встретил поджарый монах с крючковатым носом. Одет он был как и паромщик, но на рукавах сутаны измелись две белые вертикальные полосы.

— Славься боже. Чем обязана наша скромная обитель такому визиту?

— Славься. — ответил генерал, и это были его первые слова за всю дорогу. — Распоряжение короля, ознакомьтесь.

Он протянул монаху бумагу, и тот начал ее внимательно читать. С каждой строкой его лицо становилось мрачнее, и мрачнее. Вот мне даже интересно, откуда они знают, что меня нельзя пускать к деду? Ну не верю я, что им бог на ухо нашептал. И интересно еще, как они будут выкручиваться? Король — это не хрен в стакане, и просто так не отмажешься.

— Больной изволит спать ежечасно. — наконец-то ответил тощий. — Боюсь, вам не удастся с ним поговорить. Покойствует беспробудно, с самого своего приезда.

Генерал повернулся ко мне и вопросительно поднял бровь. Ну уж хрена! Я взял из рук монаха бумагу и тыкнул пальцем в строчки:

— Вот, святой отец, здесь черным по белому сказано: "допустить барона Флюге ге Хаймена в покои и предоставить единоличную беседу". Вот бумаги, подтверждающие, что я и есть тот самый Флюге ге Хаймен, а вот подпись Его величества.

— Со спящим, значит, изволите говорить? — сузил глаза он, и мне этот взгляд жутко не понравился. Сейчас подлянка будет, по любому.

— Со спящим. — твердо ответил я.

— Ожидайте. — он отошел вглубь скалы и подозвал к себе еще одного монаха, а затем начал ему что-то нашептывать на ухо.

Сдается мне, что дед на самом деле не спит, но сейчас точно заснет, готов поклясться. Истерику я, конечно же, по этому поводу устраивать не буду. Собственно мне с ним не говорить надо, а потрогать.

Настоятель монастыря продержал нас на пороге около пятнадцати минут, а после того, как отправленный им в недра скалы монах вернулся и утвердительно кивнул, снова подошел к нам. Не палитесь ни разу, ага. Поди вкололи ему конскую дозу священного димедрола, а теперь и гостя можно впустить.

— Следуйте за мной. Только вы один! — строго произнес крючконосый. — Часа вам хватит?

— Вполне. Амулетик не дадите?

— Что еще за амулетик? — опешил настоятель.

— Ну он же одержим демонами, не так ли? — съязвил я.

— Здесь место святое, богом отмеченное. Нечисти ходу нет! — мгновенно отвертелся он.

Меня привели в темную келью. Моих любимых фонариков в монастыре не было вообще, а вот факелов — сколько угодно, но выглядело это в высшей степени мрачно. Покои деда представляли собой квадрат три на три, с невысоким потолком и все теми же стенами из цельного камня. В комнате не было ничего, кроме травяного матраса и парочки икон, перед которыми горели пять свечек. Вот и вся обстановка. В самом углу лежанки у стены сладко спал свежий и румяный Клим Непревзойденный, и на больного, ну никак не тянул.

— Покиньте комнату. — произнес я. — Когда будет нужно — я вас позову.

Настоятель слегка скривился, но спорить не стал и закрыл толстую деревянную дверь с узким окошком снаружи. Недолго думая, я набросил на эту щель свою курточку и полностью отгородился от посторонних глаз.

Ну-с, приступим!

Я уселся на край матраса и дрожащими от волнениями руками прикоснулся к деду.

Темнота! Ни перемотка, ни воспроизведение не работали, словно кто-то отключил все кабеля. Но это против правил! Боги не могут вмешиваться в чужую игру!

— Здравствуй, Антон! — перед глазами полыхнуло красное пламя, и я увидел парящую в воздухе фигуру. Ту самую, что видел в атфериксе. Вот только на этот раз мне удалось удержать свою руку на месте.

Глава 10

— С кем имею честь общаться? — я попытался скрыть из голоса волнение. Вроде мужик не агрессивный, приветливый даже.

— Мое имя тебе ничего не скажет. Пока что… Называй меня Забытый, Покинутый или Тот, Кого Нельзя Называть…

Последняя фраза почему-то меня рассмешила, но я сдержался. Пафоса этому типу не занимать. Но, кажется, я понял кто передо мной!

— Ты третий бог Вестландии?

— Да, Антон, и не только Вестландии! — он залихватски откинул капюшон с головы и предо мной предстал жутко татуированный тип со светящимися глазами. Его можно было бы назвать симпатичным, если бы не множественные рисунки на лице и жутко суровое выражение лица. Впрочем, чего я стараюсь? Если это бог, то он может принять любой вид.

Повисла неловкая пауза.

— И?

— Что "и"? — удивился он, и как-то сразу перестал казаться грозным.

— Я про нашу встречу. Ты ведь меня позвал тогда в лаборатории академии.

— Чего ты хочешь? — он снова постарался выглядеть максимально круто, и воздел руки. — Ты ведь сюда пришел не просто так?

Меня сейчас плюшками обсыпят? Ну я, так-то, не против.

— Чего я хочу? Вернуть своего бога, сундук атфериксов, дворец на берегу теплого моря, вечную жизнь и молодость. И эльфийскую принцессу Кею Син Т'яминаль под бок. Ах да, еще победить в божественной игре.

— Я все тебе это дам, кроме первого. А последнее тебе больше и не понадобится.

Так-так, а вот это интересно.

— Полагаю, что это будет не бесплатно?

— Тебе всего лишь нужно принять меня своим богом. А дальше наше могущество будет только расти. Вместе мы покорим этот мир!

Вот что-то я не верю, что могущество само по себе будет расти. Похоже в этом контракте не озвучен мелкий шрифт.

— А поподробнее можно? Каким образом это произойдет? И зачем тебе нужен я? Я тоже сойду с ума, как и этот дедушка?

— Он слаб! — повысил голос бог. — Его душа не выдержала моего присутствия. А ты другое! Идеальный сосуд для моей искры! Сущность Игрока способна выдержать присутствие бога, и не сойти с ума. Узри же!

Передо мной появилось видение. Обычное видение, которое давала моя способность видеть прошлое, а следовательно без звука. Правда на этот раз масштаб не был ограничен трехметровым радиусом.

Десятки тысяч воинов, магов, жрецов в красных одеждах сражались насмерть с огромной армией людей в белых нарядах. Последних было значительно больше, и они медленно, но верно одерживали вверх. Дело происходило в какой-то долине, сильно напоминающей Неизведанный край. Было пролито много крови, но, как и следовало ожидать, белые выиграли. После этого началась долгая возня с преданием тел земле, и с каждого павшего воина красных победители снимали золотой браслет. В точности такой же, какой был у меня. Так вот кому служили эти злобные владельцы браслетов! Стоило догадаться…

Тела похоронили прямо в долине, а повозки с этими украшениями куда-то поехали. Позже к ним присоединились еще несколько телег, в них были различные тотемы, подобие икон, и прочие святые причиндалы. Мое внимание привлекли в первую очередь книги, написанные на том самом языке, которого испугался Иннокентий. А потом приехала еще одна повозка, доверху набитая атфериксами.

Я присвистнул от удивления!

— Да, Антон! Это все может стать твоим! — прокомментировал бог. — И браслеты, и камни — это все мои святыни. Я укажу тебе путь к своему храму!

— Каково истинное предназначение этих камней?

— Они связь со мной. В отличии от своих братьев, я могу общаться с каждым своим подданным лично, не прибегая к трате множества сил. Камни фокусируют их мысли, и я слышу верующих без этих глупых молитв.

— Я видел, как создаются эти камни. Многовато крови для создания передатчика, не находишь?

— Разумеется. — удивился он. — Кровь величайший источник божественной силы и могущества, не меньший, чем истинная вера. Глупые боги, что опираются только на веру, слабы и не могут обрести истинного величия.

— Погоди, погоди! — кажется я начал понимать, где собака зарыта. — То есть твое могущество зависит от жертвоприношений?

— Естественно!

— Но выходит, что твой глупый братец победил тебя только за счет веры? Я так понимаю, что люди в белом — это последователи нынешнего бога?

— Это другое! — возмутился Забытый. — Он обманул меня! Убил всех моих последователей, а Великий храм похоронил под землей и запечатал долину. Теперь духи моих же воинов охраняют ее от смертных. Заблудшие… Они забыли своего истинного Властителя! Забыли меня и служат ему!

— Давай я продолжу. — предложил я. — Любопытный дедушка Клим каким-то образом нашел указатели к твоему храму и смог добраться до него, минуя охрану твоего брата. Как-никак — великий маг все-таки. Там он раскопал парочку атфериксов и отыскал способ связаться через них с тобой. Ты его уболтал служить тебе, но мозги деда не выдержали твоего присутствия, и у него поехала крыша. Следовательно, теперь пользы от него никакой.

— Верно. Но мне не нравится твое отношение, Антон. — он нахмурился.

— Тем не менее, тебе приходится слушать меня, потому что больше никто не может с тобой связаться и найти упоминания о тебе. — продолжил я. — Ты был предан забвению, а тут вдруг объявился Самойлов со своей способностью, которая позволяет такому слабому богу, как ты, выйти с ним на связь. Внезапно, он еще и оказался игроком, который заточен под прямое общение с богом. Идеальный вариант!

— Я не слаб. Ты просто не знаешь моей истинной силы!

— В данный момент слаб! У тебя нет верующих, и никто больше не режет людей как скот во имя тебя. Откуда у тебя сила?

— Я укажу тебе путь к величию! Ты станешь невероятно богатым и могущественным человеком, даже полубогом. За то время, пока идет игра, ты бессмертен, и сможешь набрать достаточно последователей, чтобы я набрал мощь. А потом уже ничто не сможет нас остановить! Буду жить я — будешь жить и ты, столько, сколько захочешь! Я сделаю тебя Верховным жрецом. Я больше не попадусь на уловки своего брата. Мы пройдем огнем и мечом по каждому континенту. Мы уничтожим всех богов этого мира и дадим ему единую веру!

— И будем между делом приносить людей в жертву… — закончил за него я. — Может я и циник, но не настолько. Хреновый мир у нас получится в оконцовке.

— Разве не этого ты хотел? Власть, могущество, богатство, бессмертие? Все женщины этого мира станут твоими. А жертвоприношения… Ну, мы потом их отменим. Мне достаточно будет и веры.

Блин, переобувается на ходу. Предложение конечно заманчивое, но смогу ли я потом с этим жить?

— И ты думаешь нам никто не помешает? На этой планете, в данный момент, богов собралось больше, чем блох на собаке. Неужели они просто будут смотреть, как мы развлекаемся?

— Никто не имеет право вмешиваться в твою игру. Тем более боги других миров. Правила позволяют тебе делать все что угодно, пока не останется единственный победитель. А к тому времени мы обретем силу! Я тысячелетиями ждал этого момента.

— Ты забыл, что здесь кроме богов, полно сильных игроков.

— Твои новые способности будут такими, что ты их просто раздавишь!

— И ты не кинешь?

— Слово бога нерушимо! Ставь любые условия! Тебе нужно просто сказать: "Я согласен принять своим истинным богом Раманахакара Кровавого!"

Да я хрен такое выговорю!

— Решай! Произнеси мое истинное имя!

Вот блин! Ну не нравится мне это, серьезно. И ведь я понимаю, что это реально крутой шанс. Да и людей я убеждать умею — в сетевом маркетинге и других сомнительных делах очень даже неплохо получалось. Ресурсы есть, чудеса для верующих изобразить смогу. А с такими плюшками, как браслеты и атфериксы, набрать первых последователей вообще не сложно, а дальше дело попрет.

Но не хочу. Жить во дворце, построенном на костях, и плавать в бассейнах из крови? У меня только все начало получаться, да и появились реальные шансы победить. Король мне благоволит, дело с газетой идет в гору, Забудь контролирует игроков.

— Произнеси имя! Я отдал последние силы, чтобы устроить нашу встречу и не ошибся! Ты нашел меня!

— Я…

Меня внезапно отшвырнуло в сторону и видение пропало, вместе с Кровавым Ракамакафо, или как его там звали? Я все так же находился в келье старика, но теперь здесь был еще кое-кто.

— Хватит! — прогремел в моих ушах знакомый голос.

Келья озарилась золотистым сиянием, и в центре нее появился здоровенный мужик, ростом под самый потолок. Седая пушистая борода, кустистые светлые брови и строгий взгляд. Широкие плечи незнакомца покрывало белоснежное одеяние навроде тоги или плаща. Разглядеть было сложно из-за всепроникающих лучей добра.

— Не понял? — я поднялся с пола и гневно уставился на пришельца.

Нет, я сразу догадался кто это. Но такое наглое вмешательство в мою игру я терпеть не собирался. Меня это настолько взбесило, что аж затрясло.

— Что ты не понял? — пробасил он.

— Где там ваша служба поддержки Игроков? Я буду жаловаться. Ни один бог не имеет права вмешаться в чужую игру, насколько я помню. Думаешь отобрал у меня покровителя и теперь тебе все можно?

— Ты на моей святой территории! — снова прогремел он. — Никто тебя здесь не услышит и не увидит!

Много ты знаешь, я смотрю. Я тут же попытался связаться со своим напарником. Как никак, а меня заключен союз с игроком. Вызов…

— Алло, Забудь? Позови-ка своего бога к аппарату.

Мой сеанс связи резко оборвался, и покровитель Вестландии уставился на меня яростным взглядом. Он чего меня тут запереть от всего мира решил? Да, хрен тебе!

Я резко вздернул руку с браслетом к подбородку и уже собрался выстрелить себе в голову, но меня парализовало.

— Да остановись ты! — в голосе господа послышалась натуральная мольба. — Давай поговорим.

— Я не буду с тобой разговаривать без своего бога.

— Я здесь, Антоха! — рядом с Господом появилась скрюченная от смеха фигура в зеленом плаще. — Но ты продолжай! Мне нравится, как ты его дрючишь.

— Локи? — у меня отвисла челюсть. — Локи! Родной!

Паралич мгновенно слетел, и я подскочил к своему покровителю, не веря глазам. Он предстал во всем известном на Земле образе, который так удачно реализовали кинопродюсеры.

— Ну иди, обнимемся! — бог прижал меня к себе и похлопал по плечу.

— Что все это значит? — я переводил взгляд с одной божественной фигуры, на другую. — Вы развели меня?

— Ну что, съел бородатый? — Локи победно уставился на местного небожителя. — Говорил ведь я тебе, что не причем?

— Да, признаю. Был неправ. Я не думал, что у Кровавого хватит сил подстроить встречу в магической академии.

— Что значит неправ? — они что, издеваются? — Да меня инквизиторы чуть навечно не усыпили!

— Все было под контролем. — прогремел Господь.

— То есть это все развод? — мне стало не по себе.

— Не совсем, Антон. — начал успокаивать меня Локи. — На меня действительно пало подозрение. Сначала ты нашел ту надпись в пещере тролля, но это была чистая случайность. А вот встречу с дедом действительно подстроил Раманахакар. Я стал копать глубже и попал под горячую руку ему. — он указал кивком на Господа. — Наше с тобой вмешательство в их внутренние дела могло серьезно подкосить существующее положение вещей на этой планете. Забытый бог — мужик серьезный. Но ты даже без меня справился с его поиском, а он, в итоге, сдал себя сам и оправдал меня.

— И что теперь? Компенсация будет? — меня разбирала злость. — Так-то я мог и согласиться на сделку с этим вашим Кровавым Рахитом.

— Будет. — недовольно буркнул арбитр. — Даже две. Локи, объясни ему.

— Короче, Антон. Нам не стоит выносить произошедшее из этого монастыря. Если другие боги узнают об инциденте, ему это вылезет боком. — он указал на белоснежного. — А потому его компенсация не может быть направлена на твое очевидное усиление — это вызовет новые разборки.

Хм, кажется, что Локи это тоже по какой-то причине не выгодно. Мне-то, если честно, плевать. Я бы за такие выкидоны вообще бы снял его с судейства.

— Это означает, что мне не подкинут парочку лишних алтарей на халяву? — поинтересовался я. — О дворце с наложницами и дополнительных скиллах тоже не стоит мечтать?

— У каждого алтаря есть хозяин. Так что не подкинут. Дворец — это очевидное усиление, как и скиллы.

— Это что же получается! — возмутился я. — Покровителя меня лишили на две недели, а я теперь с этого ничего поиметь не смогу?

— Ну во-первых, если ты не заметил. — заговорил Господь. — Тебя эти две недели никто из игроков не трогал, из-за чего ты смог спокойно организовать свой бизнес. Смекаешь?

— Это типа ты повлиял?

— Косвенно.

— Я бы и без тебя справился. Забудь организовал систему наблюдения.

— Может справился бы, а может и нет. — задумчиво произнес бородатый.

— Ладно, ладно. То есть я могу попросить что-то, но такое, чтобы ни один бог зуб не подточил?

— А он у тебя и вправду смышленый! — покачал головой бог.

— А я тебе что говорил? — ухмыльнулся Локи.

— Официально от администрации, за временное отстранение своего покровителя, ты получишь один бесплатный телепорт, но об этом будут знать все игроки и боги. — продолжил арбитр игры. — А неофициально, за то что я вмешался в твою игру, негласная помощь от меня, но на тех условиях, что я озвучил выше.

Мда, не густо — телепорт. Но что же такого пожелать неофициальной плюшкой? Чтобы и мне хорошо, и никто из участников игры не возникал. О, придумал!

— Атфериксы? Браслеты? — поинтересовался я. — Они же теперь все равно никому не нужны! Давайте я "случайно" найду этот Запечатанный храм? Обещаю твоего Кровавого родственничка не воскрешать.

— Ты и так его почти нашел. — спокойным голосом ответил бородатый. А родственничка теперь никто не воскресит. Из этого монастыря его уже никто не выпустит.

— Что??? — у меня чуть челюсть не выпала.

— Надпись на скале в пещере тролля. Это путь к Храму Раманахакара.

— Протестую! — возмутился Локи. — Это наше с ним дело. Он еще Макарову не оприходовал!

— Локи, ты на чьей стороне? — ошалел я. — И ты, засранец, все это время молчал? Я тут бегаю его спасаю, ночами не сплю, а он…

— Самойлов, рано или поздно, мы сами туда доберемся. Не стоит тратить компенсацию на это. Ты бы знал, чего мне стоило договориться о переводе тех символов в принципе.

Блин! Как же я ненавижу все эти божественные терки за моей спиной. Вот и гадай теперь, что они там придумали. Поди Локи опять с кем-то из Высших поспорил. Да если бы мы сразу туда отправились, я бы уже в шоколаде был. Хотя…

— Ладно. Хочу, чтобы Иннокентий стал Главой Вестландской церкви. Такое подойдет? Боги не спалят?

— Разумная просьба. — довольно покачал головой Локи.

— Ты уверен? — произнес Господь. — На этом компенсация будет считаться выплаченной в полной мере.

Я задумался. Вроде решение найдено, но как-то обидно. С другой стороны — я игрок и за моими действиями наблюдают тысячи богов. Никакой мне сверхъестественной помощи не светит, а так хотя бы одним геморроем меньше. Жить и не оглядываться на потуги инквизиторов в мою сторону, это дорогого стоит.

— Я уверен.

— Да будет так! Естественно все произойдет не сразу, но произойдет.

— Ну и отлично! А с тобой я еще поговорю, друг ситцевый! — я злобно уставился на Локи.

Свечение пропало и оба бога растворились в воздухе, а я почувствовал давно забытое ощущение присутствия в своей голове. Одновременно с этим в келью постучали снаружи.

— Визит окончен. — произнес строгий голос. — Ваш час истек.

— Локи, ты мне поможешь статью написать про Клима? Я королю обещал.

— А ты не будешь на меня трындеть?

— Буду, конечно! — уже незлобно ответил я. — Твоя Макарова еще тот фрукт!

— Я в тебя верю, Самойлов.

Обратная дорога протекала незаметно. Локи мне пел дифирамбы, и рассказывал, что не сомневался во мне. Оказывается, он был в курсе всего, что я тут намутил в его отсутствие. И про типографию, и про Федора Феофановича, и про короля.

— И все-таки ты урод. — не успокаивался я. — Если бы мы выкопали те браслеты и атфериксы с самого начала, я был бы уже самым богатым человеком в Вестландии!

— Ты получил бесценный игровой опыт, которого нет ни у кого. — парировал Локи. — А это намного важнее.

— И какой же такой "бесценный" опыт я получил? — съязвил я.

— Ну, во-первых ты увидел, что значит быть богом без единого последователя. А во-вторых, узнал, насколько уязвим игрок, когда остается без покровителя. — загадочно произнес он. — Теперь ты понял, почему беседа с чужим богом стоит пять алтарей?

Так-так! Я глубоко задумался и меня осенило, о чем он говорит!

— Погоди! Значит победитель игры, пожелавший в качестве приза стать…

— Тс-с-с… — прошипел Локи. — Рад, что ты въехал в тему.

Ну конечно же! Смысл становится богом при победе, если в итоге ты превратишься в сумасшедшего идиота, как Клим? Бог, заключенный во временной аватар, и не имеющий никакой божественной силы из-за отсутствия верующих! Вот уроды…

Я представил, как побеждаю в королевской битве, забираю свой приз, теряю статус игрока… и превращаюсь в пускающего слюни дебила, в которого никто не верит. И ведь никто мне об этом прямо не сказал — на хрена богам конкуренты! Ну Локи, ну красавчик!

А второе? Что он имеет ввиду? Неужели он решил, что я потрачу пять алтарей, чтобы призвать бога другого игрока, ради его убийства? И что я получу взамен? Один божественный камушек? Бред какой-то… Да и скиллы у противника все равно останутся! Попадется мне какой-нибудь неуязвимый невидимка — он меня нагнет хоть с богом, хоть без.

— Локи, поясни второе, пожалуйста?

— Прости, я ограничен в некоторых вещах. Могу тебя успокоить — эта тема запретная для всех богов. Вам даны инструменты, а как вы их будете применять — ваше дело.

Началось… Может и правда стоило этого Рахманкула воскресить? Стал бы через пару лет Темным Властелином и вертел бы всех на своих тридцати сантиметрах. Эх, Антон, жалостливый ты слишком…

Стоп. Это получается, что если я рассчитываю на победу, мне нужно заранее подумать о своем призе? Бессмертие? В нем тоже есть подвох? Но приз-то для одного победителя. А я не хочу быть бессмертным в одиночку. Вот если бы добыть себе подружку такую же…

— Самойлов, хорош мечтать. — вмешался Локи в мои мысли. — Ты не о том думаешь!

— А о чем я должен думать?

— Вас осталось две тысячи триста шестьдесят человек. И пусть ты один из перспективных, игроков, но уже далеко не на первом месте. Тебя даже твоя Кристина обошла.

— Ну и хорошо, что не на первом! Пусть они себе там сражаются, а я отсижусь в собственном замке. Я, между прочим, свой алтарь в королевскую казну сплавил. Пусть достать попробуют.

— Достанут, когда-нибудь. А чтобы свой замок построить — тебе нужно Макаровой вдуть. Или ты собрался на газетках денег накопить? Накопишь, безусловно, примерно за пару сотен лет. Только вот игра намного раньше закончиться.

Эх… А ведь он прав. Мне нужно расти дальше.

— Локи, а какого это быть богом?

— Нормально. Лучше, чем человеком.

— Я смогу жить привычной жизнью?

— Да легко. Только сам не захочешь. Есть вещи и покруче. Хотя, признаться, иногда я скучаю по Скандинавии и гуляю там в виде обычного прохожего.

Все-таки я хочу стать богом. И я обязательно придумаю, как это сделать.

— На твоем месте, я бы заехал к Иннокентию сразу по приезду. — как-то вскользь заметил Локи.

— А чего сразу не к Макаровой?

— К ней тоже, но чуть позже.

— Уверен?

— Угу.

— Ну давай, заедем.

Сразу заехать не получилось. Как и предполагал король, вся поездка заняла сутки, а потому я прибыл на королевскую площадь рано утром. Не теряя времени, я решил отправиться в свою типографию, и проверить, как идут дела. А шли они весьма неплохо. За три дня моей деятельности я заработал почти пять тысяч золотых грязными. Причем, к моему удивлению, газету продолжали брать не из-за Федора и его розовомордой любовницы — эта новость уже разлетелась по городу и была подхвачена другими газетами. Главной фишкой стал, как ни странно, кроссворд.

— Арсений, хочешь денег заработать? — я подозвал своего новоиспеченного корреспондента.

— Кто же не хочет, господин барон!

— Я тоже хочу! — присоединился Парамон.

— Тогда садитесь и придумывайте сборник кроссвордов. Купите себе по орфографическому словарю и дерзайте. — я протянул им по два золотых. — Получите долю с продаж. У нас всего для дела хватает?

— Чернила. Я вам говорил. — почесал голову Парамон. — Ехать надо. Сейчас вот посвободнее стал.

— Закупай чернила, бумагу. Все, лишь бы только у нас не было проблем.

— Будет сделано, суда…. Э-э-э. Будет сделано!

Ну вот теперь можно и к святому отцу поехать.

Карета остановилась уже у знакомого угловатого здания. В отличии от моей предыдущей поездки, сегодня здесь присутствовал народ — оказывается я попал то ли на утреню, то ли на какой-то небольшой церковный праздник, а потому мне пришлось постоять в очереди. Когда же наконец я смог проникнуть внутрь, то пошел не в общую залу, а прямиком двинул к покоям Иннокентиям, в которых встречался с ним в прошлый раз. Вот знакомый коридорчик, а вот и…

— Сюда нельзя, сударь. — дорогу мне перегородили две крепких фигуры в сутанах.

— Чего это? — удивился я.

— Его святейшество занят важным лечебным экспериментом.

— Долго?

— Не имеем понятия.

— Вон лавочка, подожди. — хитрым голосом произнес Локи.

— Чего-то темнишь.

— Ага.

Я пожал плечами и уселся у стены. Интересно, и как же местный Господь будет продвигать Иннокентия по карьерной лестнице? Такие дела быстро не делаются.

— А вот так!

Я не успел ему ответить. Двери покоев Иннокентия открылись и в коридор выскочил возбужденный священник.

— Получилось! Получилось!

— Неужто пенициллин открыл?

— Угу! Господь за базар ответил.

Меж тем священник наконец-то обратил на меня внимание и замер с открытым ртом. В его глазах были и радость, и недоумение, и ошеломление.

— Здравствуйте, отец Иннокентий. Вы на меня больше не сердитесь? — я поднялся и двинулся к нему.

— Родной мой! — он обнял меня и заплакал. — Да я святой образ с твоим портретом велю изготовить! Молиться буду на тебя ежедневно!

Образ? У меня перехватило дыхание. А это неплохо. Ведь все будущие боги начинали с малого?

Глава 11

— Пойдем, пойдем! — Иннокентий легонько потянул меня внутрь своей комнаты.

Я проследовал за ним. Внутри его опочивальни произошли небольшие изменения. Столик и стулья, за которыми мы сидели в прошлый раз, были сдвинуты к противоположной стене, а на их месте располагалась дополнительная кровать. На ней спал незнакомый мне бледный мужчина, лоб которого обильно покрылся испариной. Его руки покоились сверху одеяла. Правая выглядела немного опухшей и имела синюшный цвет, который становился темнее ближе к кончикам пальцев. Я, конечно, не врач, но кажется это признаки гангрены.

Священник аккуратно приподнял его кисть, стараясь не разбудить его и произнес:

— Видишь? Намедни она совсем черной была, думали ампутировать придется. А я как раз по научению твоему с хлебом опыты ставил, и получилось у меня кое-что интересное, что микробов уничтожает нещадно.

— Микробов? — удивился я.

— Их самых! Микробов!

Из уст служителя церкви это звучало необычно. Возможно это проделки моего встроенного переводчика, а Иннокентий имеет ввиду свое понимание причин болезни. Я не стал задавать лишних вопросов. Если они уже открыты в этом мире — хорошо, а нет — то и не стоит мне вмешиваться.

— Маги пару лет назад открыли. Но твое решение не вмешиваться в эту тематику правильное. Просто порадуйся за человека. — предложил бог.

— А я что делаю? Но ты знаешь, похоже статья о Климе временно отменяется. Будем пиарить Иннокентия!

— Попробуй. — как-то неоднозначно ответил Локи.

— О чем задумался, Акакий? — голос священника вывел меня из раздумий.

— Думаю, что миру следует поскорее узнать о вашем открытии.

— Нет! — замотал головой испуганный священник. — Не положено так. Сначала я должен сообщить Главному епископу.

А вот это мне совсем не нравится. И дело тут не в раскрутке моей газеты. Несмотря на то, что вроде как местный бог мне помогает в этом вопросе, я уверен, что он далеко не всесильный. Церковь обязательно попытается на этом открытии заработать — зуб даю! Или, что еще хуже, скрыть его, как, например, свой магический телеграф.

Ну уж нет. Раз мне с этого открытия денег не светит, значит и духовенству тоже. Блин! А у меня же снова есть у кого спросить!

— А я-то все жду, когда ты задашь мне правильный вопрос. — ухмыльнулся Локи.

— Ну и что думаешь? Стоит вмешиваться?

— Тут палка о двух концах. Боги многое могут, но только в отношении истинно верующих. Таких, как Кеша, чтящих законы Святого писания и придерживающихся их — раз, два и обчелся, даже в церкви. Единственный бог, в которого верят практически все и безоговорочно, зовется Золотым тельцом. И у него свои постулаты.

— То есть существует вероятность того, что открытие попытаются скрыть от народа и использовать в корыстных целях?

— И немаленькая. Иннокентия, конечно, не задвинут на задний план, раз Господь позволил ему найти лекарство. Скорее всего, дадут высокий пост, с условием того, что он будет молчать, пока они за хорошие бабки лечат безнадежно больных аристократов. А уж потом, позже, он сможет занять место и главы.

— Как-то это не очень. — расстроился я. — Так и игра может закончится, пока он архиепископом станет. Да и обидно, что такое дешевое лекарство будет недоступно обычным людям.

— Тебе решать. Ты можешь просто наблюдать и ждать, а можешь вмешаться со своей статьей и сломать будущие планы церковников. Но в этом случае Господь совершенно обосновано снимет с себя данные тебе обязательства.

Блин! Как же это стремно. С одной стороны у меня есть своя цель, а с другой — какая-нибудь крестьянская девочка, которая умрет от стафилококка из-за того, что у мамы с папой нет денег на дорогой желтый порошок, который на самом деле и не дорогой вовсе.

— Не грузись. Жили ведь они как-то до этого? Новых нарожают. Тем более ты уже знаешь, что смерть — это не конец, а начало новой жизни.

— Тебе легко говорить так. Ты бог, а я человек. Пусть не самый хороший, но человек.

— Чего-то тебя на морализаторство потянуло…

— Чего молчишь, Акакий? — священник обеспокоенно смотрел на меня.

— А знаете что, отец Иннокентий? — наконец решился я. — Возможно вы и правы. Давайте сделаем так: мы прямо сейчас запишем все детали события с датами, именами, — я кивнул на больного. — Укажем подробности.

— Я против. — замотал он головой.

— Да погодите вы! — продолжил я. — Ничего мы публиковать в газете не будем. Но если вдруг что-то пойдет не так, как вы планировали, то мы всегда сможем потом привести доказательства вашего открытия и открыть народу правду.

Он понял к чему я клоню и уселся на стул с задумчивым видом, теребя несуществующую бородку. При всей своей кажущейся простоте, я знал, что священник далеко не дурак, и понимает на что я намекаю. Эйфория от чудесного исцеления уже пошла на спад, и лучшее, что мы сейчас могли сделать — подумать о последствиях и попытаться заготовить козыри.

— А давай! — махнул он рукой. — Но ты на Священном писании поклянешься, что без моего ведома ничего печатать не будешь.

— Идет!

С отцом Иннокентием я просидел до обеда и детально записал все обстоятельства эксперимента. Я не сильно шарю в земной технологии производства пенициллина, но знаю, что он очень неустойчив и быстро распадается. Здесь же священник использовал какую-то несложную магию, что позволяло сохранять полученный продукт сколько угодно долго. Мы с ним даже составили письменный договор, который я для пущей надежности отнес к знакомому нотариусу. Тому самому, через которого проводилась сделка с Полухиным. Я не позволил ему ознакомиться с текстом — его подлинность меня не интересовала, а лишь попросил подтвердить сегодняшнюю дату, как день появления соглашения.

Остаток дня я провел в типографии вместе с Арсением и Парамоном, составляя кроссворды. Дело не то, чтобы шло очень быстро, но думаю, что за месяц мы управимся со сборником. Оставалось еще написать статью о Климе, чем я и собирался заняться вечером. Но едва я вернулся домой, как все "испортил" повторный визит одной особы.

— Угадай, кто сейчас к нам поднимается по лестнице? — хитро произнес Локи.

Я оторвался от листа бумаги и посмотрел на дверь. Неужели?

— Ангелина?

— Вот ты задница. — возмутился бог. — Я так не играю. А я не понял, ты чего не радуешься? Видел бы ты сейчас ее мысли — она спит и видит, как с тобой заняться сексом.

— А чему радоваться? — вздохнул я. — Мне столько пришлось сделать, чтобы добиться ее расположения, а теперь ты мне снова подсовываешь Макарову, как обязательный гвоздь программы.

— Хочешь Ангелину, но придется спать с Макаровой, и при этом сам втихаря мечтаешь об эльфийской принцессе Кее Син. Понимаю. Только вот что тебе мешает трахать их всех? Или у тебя опять моральные терзания?

Блин! А ведь он прав, но я как-то никогда не был в ситуациях с изменой. Девушки у меня всегда делились на две категории: с одними я только спал без обязательств, с другими имел длительную связь. И как ни странно, пока у меня были отношения со вторыми, я никогда не пересекался с первыми. То есть, по факту, я даже не изменил за свою жизнь ни разу.

Ангелину первым типом сделать не удалось — мы уже перешагнули ту грань, когда ты хочешь просто провести с человеком бурную ночь, а на утро расстаться. Макарова же вообще из другого теста, так как до сих пор в девственницах ходит и мне еще только предстоит найти способ пробить этот барьер. Кея Син вообще для меня призрак и находится на другом континенте.

Получается, мне стоит забыть о соблазнительной дознавательнице, и сконцентрироваться на Веронике Макаровой? Или все-таки вести двойные отношения? Наверное первое — у меня и так головняков выше крыши. Только любовного треугольника мне и не хватало сейчас. Пожалуй, попробую отмазаться и скажу что очень занят. Послать ее в сторону леса открытым текстом я пока не готов.

— Привет… — я открыл дверь и уставился на девушку. Она не ворвалась в мою комнату, как обычно, а деликатно прошла внутрь и встала на пороге с хитрым видом. Ангелина была закутана в длинный плащ, а на ее голове была надета кокетливая красная шляпка. Даже как-то непривычно видеть эту модницу в таком образе. Да и на улице сегодня очень тепло.

— Привет. — ответила она, продолжая сверлить меня странным взглядом. Так волк смотрит на овцу, забившуюся в угол.

— Странно тебя видеть без изысканного наряда. — я попытался начать диалог.

— О, барон, сегодня у меня лучший наряд из всех, что я могла для вас подобрать. Нравится? — она распахнула плащ и у меня ухнула вниз челюсть.

— Упс… Я за альбомом!

Под плащом не было ничего. Точнее было: две спелые налитые груди, крупноватые даже для ее высокого роста, и тонкая полоска волос внизу живота, сообщавшая, что в этом мире интимные стрижки очень даже приветствуются. По крайней мере у сотрудников полиции.

Я поднял ошалевший взгляд на ее лицо. На нем смешались и смелость, и страх одновременно. Вроде как девушка решила мне устроить сюрприз, но при этом до конца не уверенна, что я правильно ее пойму. В такие моменты человека очень легко ранить и загнать его не только в краску, но и прицепом навешать парочку комплексов на оставшуюся жизнь. Я не смог…

— Очень нравится… — ответил я и нагло впился в ее губы затяжным поцелуем. Крупные прелести девушки мгновенно улеглись в мои не менее крупные ладони.

Ее тело очень быстро откликнулось на ласку. Розовые кончики грудей ощутимо напряглись, и она прильнула ко мне, требовательно зашарив руками в области ремня.

— Ого! — выдохнула она, нащупав то, что искала. — А вы полны сюрпризов, барон!

— Нравится? — повторил я ее же вопрос.

— Очень… Но еще больше он мне понравится, когда окажется внутри меня. — Ангелина скинула плащ на пол и, не снимая изящных лакированных сапожек высотой по колено, начала уверенно толкать нас обоих к кровати.

— Похоже, что все-таки второй вариант… — мечтательно проговорил Локи.

— Сгинь на часик, а? — взмолился я.

— Да тут часиком и не пахнет. Минимум до утра провозитесь. Ладно, Самойлов, оставляю вас наедине. Пойду прогуляюсь до Агимеи — завели вы меня на полную. Попрошу, чтобы она сегодня сиськи себе побольше сделала.

— Э-э-э! Не вздумай ей рассказывать об Ангелине! Она потом Кристине меня спалит.

— А ты когда эльфийской принцессе обет безбрачия успел дать? — удивился бог.

— Нет, но… Да, блин! Просто не рассказывай! Не проси меня ничего объяснять.

— Не расскажу. — смилостивился Локи. — Давай, Тоха, отжарь эту красотку так, чтобы контактные линзы из глаз выскочили.

— Она носит линзы? В средневековье?

— Это выражение такое, лопух! Все-все ухожу.

— Барон! Вы со мной или в облаках? — возмутилась Ангелина.

— С тобой, и от этого меня уносит в облака. Иди сюда.

Мы упали на кровать, и она оседлала меня сверху, торопливо стягивая с меня остатки одежды.

— Сапоги снимешь? — поинтересовался я.

— А тебе не нравится? — ее руки замерли на моей нижней пуговице и в глазах появилась секундная неловкость.

— Мне нравится все, что ты делаешь. — ответил я снова притянул ее к себе. — Все нравится…

Произошедшее дальше растянулось не на час, и не на ночь. Мы провели в кровати все следующие сутки, прервавшись только на завтрак. В пору своей юности, я показывал неплохие результаты на любовном поле битвы, но это было в прошлой жизни на Земле и даже не могло сравниться с тем, что происходило сейчас. Тело Акакия словно было предназначено для длительных эротических забегов — сильное, выносливое, с нескончаемыми литрами тестостерона. Пожалуй, такого восхитительного секса у меня еще никогда не было. Мы перепробовали все что знали, и кое-чему мне удалось научить даже искушенную Ангелину. Спасибо великому индийскому трактату.

— Не хочу завтра идти на работу… — грустно потянула девушка вечером следующего дня, задумчиво теребя волосы на моей голове.

— Давай не пойдем, если сильно не хочется. — я лежал рядом с ней, прижав ее к себе. — Но тогда тебя уволят, а у меня не выйдет следующий номер газеты.

— Да знаю я… Почему в жизни все не так, как хочется? — она приподнялась на локтях и печальным взглядом уставилась на меня. — Почему когда у меня кто-то по-настоящему появился, я должна ехать в командировку?

Опа… Я внутренне вздрогнул. Две новости в одном предложении. Во-первых насчет скоропалительного "появился", а во-вторых командировка.

— Надолго?

— Месяц. Нужно принять участие в одном аристократическом споре и подтвердить некоторые права одного аристократа-бастарда. Это мое давнее дело, и кроме меня с этим никто не справится. Слишком много сложных обстоятельств. Ты меня дождешься?

Вот же хрень… С одной стороны мне неприятно, что такой классный секс светит мне в следующий раз только через месяц, а с другой я уже подумываю над тем, как его использовать на соблазнение Макаровой и внутренне радуюсь, что не придется шкериться. Как вообще живут герои-любовники и не стремаются своих поступков? Похоже, Казанова из меня так себе…

И ведь она дает мне понять, что надеется на продолжение отношений, а я вообще не знаю, что будет дальше. А сказать ей, что я в этом мире всего лишь временный гость — нельзя.

— Я очень постараюсь дождаться. — улыбнулся я, пытаясь все свести к шутливому тону.

— Обещай мне, что не поедешь в гости к той стерве-девственнице?

Твою мать…

— У меня есть некоторые проекты будущих статей насчет многих дворянских родов. — соврал я. — И род Макаровых там стоит не на последнем месте. Я просто буду вынужден общаться с ней, как и со многими другими аристократическими фамилиями.

— Но ты ведь не станешь с ней заигрывать? — она с надеждой уставилась на меня.

— Я постараюсь…

— Эх, мужики. Вечно вы "стараетесь", да толка с этого нет. — Ангелина снова положила голову мне на грудь.

В эту ночь мы занимались любовью еще два раза, но все-таки смогли вовремя остановиться и уснуть до полуночи. А утром расстались на позитивной ноте, хотя я чувствовал себя не очень весело.

— Ну что, мой унылый принц. Едем покорять графиню? — Локи объявился в моей голове, едва карета с Ангелиной покатила прочь.

— Чего это я унылый?

— А какой? Радостный? Отшил бы вчера девку, а сегодня бы не страдал.

— Я не страдаю, Локи.

— Но чувствую себя как кусок дерьма, да? Кто там мне про химию чувств залечивал?

— Ты не понимаешь. Не будь Макаровой и Кеи Син, я бы вообще не минуты не думал. Не будь этой игры, в конце концов, и ее условий. С такой бы девушкой я остался на всю жизнь. Печатал бы себе тихо газетку, ездил бы с ней в путешествия и горя бы не знал.

— Это ты сейчас так говоришь. А через пару лет будешь проклинать тот день, когда так подумал. Твоя Ангелина весьма ветренная девица, и ходить тебе, мой друг, с ветвистыми оленьими рогами. Ну прикипела она к тебе немного, бывает. Но у таких, как она, быстро и проходит.

— А кто не ветренный? Макарова? Кристина?

— Насчет Макаровой сложно сказать. Бывает, что вся из себя такая паинька, вкусив плод любви один раз, превращается в этакого суккуба, который не может остановиться. А бывает и наоборот. А вот эльфийка другая. Она все еще верит, что существуют чистые чувства. И это удивительно, поскольку девочка однажды сильно обожглась и погибла как раз из-за предательства.

— Кея Син — это мечта. И мечта не достижимая, поскольку выиграет только один. Я с этим уже смирился. Так что в задницу всех баб, Локи. Сегодня я закончу с новым номером газеты, а завтра мы едем покорять графиню.

— Мои святые яйца! Наконец-то я узнаю настоящего Антона Самойлова!

Весь наступивший день я опять провел в типографии. Мы наконец-то полностью закончили макет второго номера. Крупной сенсации в нем не было, но и дворяне не каждый день ублажают парнокопытных. Зато у меня в достатке было несколько более простеньких статей, обличающих мелких сошек, а потому я надеялся, что издание не сильно провиснет. Оставалось только провести встречу с Порфирием и напечатать несколько картинок. Я посвятил целую полосу образчикам того, как может выглядеть настоящая реклама, с намеком "здесь могла быть информация о вашей продукции". Посмотрим, как отреагируют ремесленники.

После этого я приступил к новому, не привычному для себя делу, а именно к составлению письма в адрес графини. Если честно — я думал что это будет достаточно просто, однако наступил конец второй половины дня, а я все еще не мог похвастаться, что у меня что-то вышло.

Сначала мне не понравилась официальная манера, поскольку я уже засветился на вечеринке определенным образом, и это привлекло ее внимание ко мне. Официоз, в данном случае, ставил меня на одну ступень со скучным стадом ухажеров, от которых у нее отбоя не было. Так что перечитав еще раз послание, я безжалостно отправил его в мусорную корзину.

Затем была новая версия, пестрящая теми самыми смайликами через каждую строчку. Писал я его намного дольше, чем первое, соревнуясь в остроумии с самим собой. В итоге, прочитав его сначала до конца, я понял, что оно похоже на сатирические бредни влюбленного идиота. Да и таблица с расшифровкой смайликов в конце смотрелась крайне неуместно. Ими нужно пользоваться налегке, когда не надо объяснять их значение собеседнику. В итоге, я оторвал нижнюю часть листа и передал ее Парамону, вкратце объяснив, что это такое в принципе.

— А это интересно вы придумали! — поняв суть маленьких картинок, реализуемых через обычный шрифт, он пришел в полный восторг.

— Ага. Добавь это во второй номер. Там есть еще место?

— Есть. Как раз ваша табличка полностью войдет. — он убежал к станку довольный и заинтересованный в необычной фишке.

А я снова уселся за послание. Ну ничего в голову не лезет, хоть убей! Может не торопиться с визитом и дождаться Полухина? Он писатель как-никак.

— Во ты гонишь! Это всего лишь письмо! — возмутился Локи. — Полухин может через полгода только приедет.

— Да, но правильный текст много чего говорит о человеке. Мне повезло на той вечеринке, и я не хочу терять позиции, превращаясь в зануду, или напротив, становясь окончательным клоуном.

— Тогда вспоминай, как ты себя вел тогда и делай выводы.

— А как я себя вел? Сможешь кратко охарактеризовать? Со стороны виднее ведь.

— Ты был типичным альфа-самцом. Явился в чуждое тебе общество, с чуждыми тебе принципами и правилами. Однако вместо того, чтобы прогнуться под хозяев этой страны, ты прогнул их сам, заставив тобой восхищаться. Даже ухажеры Макаровой не смогли тебе слова против сказать и были очарованы, хотя сейчас некоторые из них уже подумывают о том, что стоило тебе кинуть перчатку. Однако, в тот момент ты был настоящим королем вечеринки, и они не посмели. Формально ты никого из них не оскорбил, но при этом заставил их объект воздыхания смотреть в твою сторону с интересом. А это раздражает, особенно когда объект чужак.

— Та-а-ак. Помедленнее, я записываю.

— Не надо ничего записывать. Макарова купилась на альфа-самца, вот и дай ей вначале встречи этого самца. А дальше посмотрим.

— Выпить перед свиданием гантарский бренди? — с сомнением произнес я. — Я могу перегнуть палку.

— Нет, тот бренди тебе пить больше не стоит. В твоем случае эта штука рандомно действует на разные участки мозга, и может в следующий раз зацепить совсем не тот, который тебе нужен. Это рулетка.

Вот это новости. Я тут, понимаешь, собираюсь исследоваться у Порфирия, а Локи разложил все на раз-два. Но, блин! Письмо так и не написано!

Я почесал голову и меня внезапно осенило! Макарова написала мне послание с вызовом, будто она центр Вселенной, и просто уверена, что я не откажусь. Как должен отреагировать альфа? Улыбнувшись своей идее, я вывел на бумаге всего три слова:

"Заеду завтра. Жди."

— Ну вот, а ты мозги ломал! Полухина собирался напрягать. Видишь, как все просто! — обрадовался бог.

— Надеюсь прокатит. А даже если и нет, то я этим письмом ничего плохого не сказал. У меня, если что, так в Тинзе принято.

— Вот и ладненько. Отправляй гонца, графиня живет на территории Дарграда.

Гонца, так гонца. Благо, что у меня есть персональный отряд курьеров. Я запечатал письмо сургучом, которого в типографии хватало и припечатал к нему медальон. После этого дождался возвращения своей оранжевой армии и подозвал Сашку Воробья.

— Золотой хочешь заработать?

— Конечно хочу! Что делать надо, дядя барон? — оживился он.

— Графиня Макарова знаешь где живет?

— Кто же не знает! Знаю.

— Отнеси ей это письмо и вручи лично в руки. — я протянул ему конверт. — Заставишь ее написать ответ сразу — получишь еще золотой.

— Готовьте два золотых! — обрадовался Воробей. — Ждите.

Парень умчался прочь, а я решил присоединился к Арсению, который в соседней комнате старательно расчерчивал листы по линеечке, готовя макет очередного кроссворда. На его столе обнаружился полный хаос, который обычно принято называть рабочим беспорядком. Я не из тех, людей кто станет занудствовать над этим, и потому лишь вскользь пробежался глазами по рассыпанным бумагам. Кое-что заставило мой взгляд остановиться. Это был портрет девушки, набросанный карандашом от руки, но достаточно умело, что и навело меня на одну прикольную идею.

— Рисуешь?

— Да, господин барон, немного. — смутился парень.

— А сможешь перенести изображение сюда? — я взял разлинованный в мелкую клетку листок. — Только нужно рисовать строго по клеткам и одним цветом.

— Можно попробовать. — пожал плечами он. — Только линии будут не плавные. Что нарисовать?

— Не знаю. Нарисуй тролля, например. Знаешь, как выглядит?

— Знаю. Прямо сейчас? — удивился он. — А кроссворд?

— Ну, если недолго, то можно и сейчас. Кроссворд подождет.

Парень согласно кивнул и принялся закрашивать клетки. Пару листов ему пришлось испортить, поскольку он не привык к такой технике рисования, однако с третьей попытки ему удалось разнести тролля по пикселям. И получилось хорошо, прямо очень хорошо.

— Вот, как-то так. — он закончил и придвинул бумагу ко мне.

— Отлично! — я довольно улыбнулся и взял листок. — А теперь смотри.

На его глазах я начал отсчитывать закрашенные клетки и ставить цифры в строчках и столбиках на соседнем листе. Это заняло прорву времени, однако Арсений никуда не торопился и внимательно наблюдал за мной. Закончил я это занятие, когда уже начало темнеть.

— Что это? — поинтересовался парень.

— Это твой рисунок, только теперь его сможет повторить любой желающий. Достаточно просто отсчитывать цифры сверху и снизу, закрашивая нужные клетки.

— Я не совсем понял. У меня с математикой туго. — засмущался парень.

— Здесь не нужны особые математические способности. Забери свой рисунок, а я отдам Парамону этот с цифрами, и к завтрашнему утру он тебе принесет твоего же нарисованного тролля.

— Это магия какая-то? — парень посмотрел на меня ошалелыми глазами.

— Это японский кроссворд. — рассмеялся я. — Только не спрашивай, что такое Япония, пожалуйста. Просто проверим, как с этой задачей справится не художник.

— Хорошо. Тогда я побежал домой? Уже поздно.

— Беги. Да и я пойду наверное.

Я зашел к Парамону в главную комнату, где он все еще колдовал со смайликами на типографском станке, и подробно объяснил ему, что требуется сделать. В плане понимания чисел он оказался куда подкованнее Арсения, и быстро понял, что я от него хочу.

— Хорошо, сделаю. Печатать нам пока ничего не надо, запас есть. Дома поужинаю, а потом позакрашиваю эти ваши клеточки. Идет?

— Идет. — улыбнулся я. — Если сильно занят, то сделай позже.

— Да не очень сильно. Все равно вечером делать нечего.

Уже на выходе я столкнулся с запыхавшимся Воробьем. Тот дышал как загнанный олень.

— Два золотых с вас, дядя барон! — парень шмыгнул носом и протянул мне ответ от графини.

— Сильно сопротивлялась? Только не ври!

— Не. Сразу обратное письмо написала. Мне даже уговаривать не пришлось. Но с вас все равно два золотых! — парень по озорному прищурился.

— Держи.

Я отдал парню деньги и вскрыл конверт, из которого вынул еще один пахнущий малиной листок. Графиня оказалась еще лаконичнее меня и уместила ответ всего в одно слово.

"Жду".

Глава 12

Я вышел из типографии затемно, оставив там Парамона и Воробья. Парнишка внезапно изъявил интерес к печатному делу, и я не стал сопротивляться. Сашка толковый малый, и в продавцах его держать постоянно не дело. Мне ведь и расширятся когда-то придется.

Ночь сегодня выдалась безлунная, что меня не очень вдохновляло, и, как назло, на привычном месте не оказалось ни одной кареты. Правда воодушевил патруль стражи, проходящий неподалеку.

— Очкуешь?

— Очень. — честно ответил я.

— Правильно и делаешь. Возвращайся в типографию и выходи тем переулком, через который бегают твои юные падаваны в оранжевых доспехах.

— Не понял? — удивился я.

— Что непонятного? Ждут тебя вон за тем поворотом. Где красный домик с высокими балкончиками, видишь? И кареты специально все увели, чтобы ты не смог уехать.

— Э-э-э? А что, так можно было? — совет Локи ввел меня в ступор. — И чего же ты тогда мне в Приморске мозги полоскал, когда меня пасла стража?

— Скажем так, не один ты получил компенсацию.

— С тебя сняли все ограничения, и теперь ты такой же, как другие боги? — обрадовался я, поворачивая обратно в типографию.

— Не раскатывай губу, Самойлов. — осадил меня Локи. — От игроков тебя никто не спасет. А вот от гопников или наемных убийц — это пожалуйста.

— Скажи, что это гопники? — взмолился я.

— Это гопники.

— Врешь ведь!

— Ну ты попросил сказать, я и сказал. — заржал Локи.

— Ну и кто меня решил заказать?

— Думай, анализируй.

— Это не Феофан, однозначно. Слишком мало времени прошло, чтобы Агафья и Федя добрались до Зеленого острова и там по мне приняли какое-то решение. Ракетного топлива в этом мире пока нет, насколько я знаю. Так?

— Логично.

Хм. Неужели кто-то из дворян?

Я вернулся в типографию, кивнул Парамону с Саньком и направился в подсобку, где уселся на кровать и задумался. Пора, кажется, расчехлить свою способность. И начну я, пожалуй, с письма графини. Сдается мне, это может быть связано с моими курьерами.

Почему с письма? Все очень просто: Феофану рано на меня наезжать, да и зная его — он сначала предпочтет мне все лично в лицо высказать и разобраться. Не тот человек, чтобы сразу убийц нанимать.

Вариант с Королем нищих отметается сразу. С ним у меня пока разногласий нет.

Значит остается уязвленная аристократия. За чужого сынка из деревни навряд ли кто-то бы рисковать и впрягаться стал. А вот интерес Макаровой ко мне знатно кому-то прищемил самолюбие. Не просто ведь так мне Локи намекал на это. Но из всего, что у меня есть на руках — только письмо от нее. Я извлек пахнущий малиной листок, задумчиво покрутил в руках и сконцентрировался. Надеюсь, что мне повезет. Поехали!

По традиции начал мотать в обратном порядке и остановил на том месте, где Воробей забирает ответ на мое послание. Передо мной предстала зеленая лужайка, на которой находилась симпатичная узорная беседка, увитая лозами зеленого винограда. Внутри нее, склонившись над листом бумаги, сидела графиня и писала ответ. Спустя пару секунд, пятясь задом в беседку вошел еще один индивид и уселся напротив. Этим человеком оказался молодой напомаженный хлыщ со шпагой, который недовольно посматривал на переминающегося с ноги на ногу Санька и пил горячий напиток из фарфоровой чашечки. Затем он перевел взгляд на мое письмо, пробежал глазами ту несчастную строчку и сильно скривился. Даже не скривился, а прямо-таки скорчил гневную гримасу.

Кандидат? Чего это он сбежал сразу, как графиня начала обдумывать ответ?

Я остановился на этом моменте повнимательнее и прокрутил его туда обратно. Есть! Молодой ухажер покинул Макарову в спешке и оставил на лавочке пару тонких белых перчаток. Будем надеяться, что они доживут до моего визита. Вроде больше у меня пока зацепок нет.

— Саня!

— Чего, дядя барон? — в подсобку вбежал глава моего оранжевого отряда.

— Ты когда к графине ходил, с ней кто-то еще был?

— Ага. Воронин-младший. Только он почти сразу откланялся и ушел.

— Это кто?

Блин! Пацаны однозначно знают местную аристократию лучше меня.

— Герцогский сынок.

— Что ты о нем знаешь?

— Да мажор обычный. — почесал голову Сашка. — Повезло с папенькой. Правда шпагой машет как ненормальный, этого у него не отнять. Говорят уже больше десяти дуэлей выиграл. И еще ходят слухи, что он с какими-то нехорошими людьми якшается, да темные дела ведет.

Ну конечно, Самойлов. Умеешь ты себе врагов наживать. Нет бы какого инвалида обидеть! Так нам сразу подавайте мафиози-чемпиона по фехтованию.

— Как его зовут?

— Святослав. Дядя барон, не связывайтесь вы с ним, а? — взмолился парень. — Вы ведь нам еще зарплату не платили. Помрете — и как будем дальше-то без вас? Я в другую газету не хочу уходить.

— Не бойся, Сашка. — рассмеялся я. — У меня с ним нет никаких дел. Просто стало интересно.

— Уф! Тогда ладно. Мы с Парамоном уже уходить собрались.

— Идите. Завтра меня не будет, возможно только под вечер появлюсь.

— Справимся! — улыбнулся Воробей и умчался в главное помещение.

Я дождался, пока все уйдут, после чего полностью разделся и сложил свои вещи в холщовый мешок. Затем перевоплотился в Пройдоху, натянул на себя старую робу Парамона, которую тот уже давно не носил. Комплекция у него была примерно такой же, как и у моей второй ипостаси. Только вот обуви не нашлось, а потому пришлось покрепче завязать узлы на огромных ботинках Акакия. Глянул на выходе в зеркало, и остался недоволен — рожа сильно холеная для бомжатского вида.

— О-о-о! Трюки с переодеванием? Это я люблю! Вон, тряпочка на верстаке лежит. — услужливо сообщил мне Локи.

Я быстро понял, к чему он клонит и взял в руки измазанную чернилами ветошь. Ну, с богом! Пара движений по гладкой физиономии, и я превратился в чумазого старьевщика. Отлично!

— Ты не думал на этой морде настоящую бороду отрастить? — поинтересовался бог. — Преступника уже подзабыли, но с бородой — так вообще никто не узнает.

— А это идея. Вот только я все время провожу в виде барона. — задумался я.

— Ну на ночь можно и перевоплощаться, пока спишь. По чуть-чуть и отрастет борода с усами, и вот мы уже снова можем пользоваться второй внешностью.

— Я подумаю.

После этого я двинул через черный ход и спокойно протиснулся в тот узкий переулок, которым бегали пацаны. Из-за того, что ботинки сильно хлябали, моя походка напоминала передвижение человека с больными ногами. Главное теперь, чтобы стража не загребла.

Сделав петлю через квартал, я прошел соседней улицей и начал спускаться вниз, к тому самому красному домику. Своих наблюдателей я увидел сразу. Это были три мрачных типа в совершенно стандартных серых плащах, которые стояли в небольшом закутке, незаметном с главной дороги, и о чем-то беседовали. Оружия при себе у них видно не было, но легко понять, что под такой одеждой может скрываться, как минимум, кинжал.

— Гошпода, подайте школько шмогёте? — прошамкал я и двинулся в их сторону.

— Отвали, убогий! — рявкнул один.

— Крест, ну чего ты сразу. — произнес второй и подозвал меня. — На, держи!

Мне в руку упала пара медных монеток. Я внимательно всмотрелся в лица собравшихся, насколько это позволяло освещение. Не самые приятные типы. У одного искривлен нос, у другого крестообразный шрам на щеке, а вот третий с виду не побитый, но какой-то прямо мерзкий.

— На крысеныша похож!

— Точно!

Я уже было собрался двигать дальше, когда кривоносый, тот самый, что дал мне монетку, окликнул меня.

— Местный?

— Так… Прошвыриваюшь тут, иногда.

— Не видел по дороге здоровенного такого парня?

— Шдоровенного? Как вы? — поинтересовался я.

— Нее… — засмущался тот. — Еще больше. На голову выше и в плечах пошире.

— Шего не видел, того не видел. — прокряхтел я и двинулся дальше.

Фух. Вроде все обошлось.

— Ну это тянет два Оскара минимум. — зааплодировал Локи. — Что дальше делать будешь?

— Сейчас домой. А завтра посмотрим. Как минимум, к полудню мы должны оказаться в беседке у Макаровой и найти те перчатки. Надеюсь, что возле гостиницы меня не караулят, иначе все очень не очень. Чую, Локи, ждет нас очередной переезд.

— Эх, будоражит! — развеселился бог. — Давненько у нас задница не пригорала, расслабился ты тут без меня.

— И лучше бы так и оставалось. — буркнул я беззлобно.

Возле гостиницы меня не пасли — я специально сделал вокруг нее пару дежурных кругов, но не обнаружил даже намека на засаду. Это еще раз говорило о том, что нищие исключаются сразу. Уж эти все знают обо всех. Вероятно, что покушение готовилось в спешке, а это указывало на то, что обо мне недостаточно осведомлены. Но пока это лишь гипотеза, пусть и самая подходящая. Все, пора спать. Завтра будет день и новые подробности.

Утром следующего дня я нарядился в свою лучшую одежду и даже раскошелился на парикмахерскую. Точнее на брадобрея. Тот привел мою бородку и усы в полный порядок, да еще и побрызгал чем-то вроде духов, но очень приятных. Так что осмотрев себя в зеркало, я остался очень доволен. Напрягало только одно: сегодня мне предстоит играть роль доминирующего альфа-самца, а я ее не очень люблю. Ну претит мне такое общение, как не крути. Да, не скрою, иногда это дает крутые плоды, но все же я больше за нормальный диалог.

Графиня жила на окраине Дарграда в большой усадьбе, которая рядом не стояла с дворцом Коробейникова. Но это не значило, что она была бедна. Просто ее угодья и родовой замок находились достаточно далеко от города: примерно в той части, где находился перекресток, от которого начиналась долгая дорога к Огненному перевалу, где жил дракон. Это мне рассказал по дороге болтливый извозчик, прекрасно осведомленный о местной географии.

Кстати, дракон мне все еще должен, а я даже так и не придумал, чего бы у него такого выпросить. Вроде пока ни в чем не нуждаюсь, разве что в атфериксах. Но как раз их я должен получить нахаляву. За тем и еду к Макаровой, а потому не вижу смысла тратить на это целое желание, тем более оно с подвохом.

— Тпр-р-у! — остановил возница лошадь. — Приехали!

Я поблагодарил его, рассчитался и выбрался из кареты возле красивых кованных ворот из ажурной решетки. Сквозь них открывался прекрасный вид на ухоженные лужайки и симпатичные сады с фруктовыми деревьями. Никаких памятников или иной вычурности, напротив — все мило и по домашнему. Для Дарграда смотрится даже слегка по-деревенски. Но мне понравилось. Этакий оазис природы в городе, пересеченный аккуратными дорожками из коричневой плитки — единственным намеком на цивилизацию. А вот, кажется, по одной из них и дворецкий в ливрее идет. Или правильно сказать усадьбский? Дворца-то нет!

— Добрый день, сударь. — он остановил на мне вопросительный взгляд.

— Барон ге Хаймен. Графиня ждет меня.

— О! Конечно! — услышав мою фамилию, он отвесил легкий поклон и открыл ворота. — Извольте идти за мной.

Меня провели сквозь лабиринт деревьев, среди которых я увидел много новых для себя видов. Некоторые из них начинали понемногу желтеть — все-таки осень постепенно вступала в свои права. Другие напротив, были еще зелеными, а кое-где в листве даже просвечивали незнакомые мне фиолетовые и желтые плоды, формой напоминающие айву.

А вот и беседка! Та самая!

— Присаживайтесь, сударь! Графиня скоро подойдет. Что будете пить?

— Гантарский бренди? — злорадно ухмыльнулся я про себя.

— Не надо, все запорешь! — искренне испугался Локи.

— Я пошутил.

— Благодарю. — я легонько кивнул дворецкому. — Пусть графиня выберет что-нибудь на свой вкус.

Мужчина отправился обратно, а я уселся на ту самую лавочку. Воронинских перчаток на них не обнаружилось, что и следовало ожидать. От нечего делать запустил свою способность и обнаружил, что их забрала графиня лично, после того как ушел Сашка.

Решив, что у меня достаточно времени, я погонял туда-сюда историю этого места, и слегка прифигел. Другое слово подобрать сложно. Кажется, в этой беседке побывала вся мужская часть неженатой аристократии Дарграда. Что ни день, то новый визит. Но надо отдать должное графине — никто из гостей даже не посмел к ней пальцем прикоснуться. Похоже мне достался крепкий орешек.

— Добрый день, барон! — услышал я звонкий голосок, который меня вывел из прострации. Передо мной стояла та самая миниатюрная девушка с бала, только на это раз она была одета более скромно. И все те же юбки, скрывающие слишком многое.

— Добрый день, Вероника! — я не стал подниматься с места, а лишь небрежно качнул головой и уставился наглым "раздевающим" взглядом на молодую особу.

— У вас в Тинзе не принято вставать при появлении дамы? — строго заметила она и нахмурилась.

Блин! Как же я ненавижу альфа-самцов…

— Принято. Но только в случае, когда у кавалера есть конкретные намерения по отношению к даме.

— А вы сюда пришли без оных? — девушка прищурилась, не скрывая легкое любопытство.

Оных. М-да…

— С оными. Но не теми, о которых вы могли подумать. Я новый человек в этом городе, а потому еще только присматриваюсь. Скажем…

— Это о каких намерениях я могла подумать? — вспыхнула она и уселась напротив. Взгляд девушки не предвещал ничего хорошего, но я видел, что пока это не выходит за рамки социальной игры.

— Скажем… — продолжил я, сделав вид что не обратил на ее вопрос никакого внимания. — С вас начался мой большой вояж. Позже я планирую посетить еще несколько известных фамилий. Просто ваша записка была первой из множества, а потому я выбрал вас.

— Погодите, барон! — ее брови слегка приподнялись. — Вы этим хотите сказать, что ничего обо мне не знаете?

Так. Чую пахнет какой-то проверкой.

— Локи, помогай!

— Не-а. Вы такие клевые, что я даже не буду вмешиваться. — мерзко захихикал он. — Тем более это твоя личная битва за приз.

— Скотина ты, скандинавская.

— В курсе.

— Увы, Вероника. Я вообще никого пока не знаю. — сокрушенно ответил я, словно жалел о своем неведении. — Зато меня сильно возмутили ваши слова в отношении моей спутницы. У вас так принято в Дарграде?

— Эта падшая… — личико графини приняло злобный вид, но договорить ей не дал невесть откуда появившийся дворецкий. Блин! Он что, в школе ниндзя обучался?

— Джордж, я сама справлюсь. Можешь идти. — девушка бережно сняла с принесенного им подноса небольшой расписной фарфоровый чайничек и две кружки. Это из них пил тот урод? Кстати, имечко странное у дворецкого.

— Расслабься. Даю наводку — это совершенно новые чашки.

Так-так. И чтобы это могло значить? На вскидку, на Земле бы этот комплектик стоил немалых денег. Я снова перевел взгляд на графиню и внимательно рассмотрел ее. Твою мать!

Пока девушка разливала желтоватую жидкость, распространяющую букет всевозможных лесных ароматов, ее рукав немного задрался, что позволило разглядеть на тонком запястье браслет с висячим прозрачным камнем, размером с голубиное яйцо.

— Локи, это бриллиант?

— Да, Самойлов, бриллиант. Стоит больше, чем гостиница, в которой ты живешь и королевская площадь вместе взятые.

Одноразовый фарфор, бриллиант-переросток, дворецкий-ниндзя с заморским именем…

— Тепло, тепло… — раззадоривал меня Локи.

— Ты хочешь сказать, что она сказочно богата?

— Бинго! А ты думал, что все вокруг нее вьются из-за нетронутого кусочка слизистой в известном месте? Или она красавица неписанная? Да, мадам весьма породистая, но твоя Ангелина в два раза покруче будет, уж поверь мне.

— Барон, вы здесь?

— Да. — рассеяно произнес я.

На самом деле я уже лихорадочно обдумывал свой коварный план.

Однажды, в пору моего студенчества, в одном недорогом молодежном заведении мы вместе с моим другом, запали на одну и ту же гламурную мадам. С ней в комплекте, шла неказистая подруга. Это, как потом я уже заметил позже, стандартная практика. Некий симбиоз: красотка водит с собой по клубам страшилку, которая подчеркивает ее красоту еще больше и составляет нескучную компанию. Взамен, страшилке перепадают парни, что являются друзьями "счастливчика". Того самого, на которого красотка сегодня обратила свой взор.

Обе девушки нещадно пользуются мужской солидарностью: другу "счастливчика" приходится трахать страшилку за компанию, пока "счастливчик" обрабатывает "красотку". И всем хорошо. Самым несчастным остается в этот вечер партнер "страшилки". Впрочем оба друга знают, что в следующий раз они поменяются ролями, а потому не особо запариваются по этому поводу.

Так вот. В тот день та красотка выбрала не меня, а соответственно ее подруга досталась вашему покорному слуге. Не то, чтобы мне попалась конкретная уродина. Девушка была обычная и не более. В итоге после клуба мы дружной компанией поехали на дачу, где и продолжили веселье.

Я ее раскручивал полночи, и у меня это получилось. Какого же было мое удивление, когда эта серая мышка оказалась девственницей! Обычно такой секс приносит мало удовольствия, и существует лишь для поддержания чувства собственной важности. Я первый, я крутой и все такое. Но на этот раз было все как-то иначе. Неумелые, но искренние действия девушки привели меня в полное исступление. Она старалась изо всех сил, отдавалась мне искренне и доо конца. Чутко угадывала мои желания и быстро училась. А вот ее подруга-красотка оказалась березовым поленом, как потом рассказал мне друг. Так что, по факту мне повезло больше, чем ему.

Но у этой истории было продолжение. Неприятное. Утром, она стала намекать на создание отношений, а я в тот момент совершенно не хотел связывать себя какими-то обязательствами. Я кое-как отмазался от нее, и уже этим вечером веселился в компании совсем других особ.

А через год я увидел ее по телевизору. Это был репортаж, где некий мужичок подарил своей дочке небольшой прогулочный самолет на совершеннолетие. Та самая "неказистая простушка" оказалась дочкой председателя Счетной палаты нашего региона, а мама у нее, как я позже выяснил, была директором крупной торговой сети. И девочка, что самое странное, теперь имела внешность похлеще некоторых топ-моделей. Тогда-то я и понял, что деньги действительно способны изменить многое, в том числе некоторые недостатки природы.

Я, на тот момент, уже был пресыщен случайными перепихами и стал в девушках ценить не только красоту, но и множество других сопутствующих вещей. Всю ночь я проворочался в кровати, вспоминая, как мне на самом деле было с ней классно. Она была искренним и чистым человечком, без какой-либо заносчивости и пафоса, а к тому же весьма не глупой. Не буду кривить душой — деньги меня тоже привлекали, но они не имели в тот момент определяющего значения. Я уже относительно неплохо зарабатывал для студента. Скорее, та девочка стала для меня представителем идеального набора качеств, которые в сумме называют словом — "мечта".

И я ей позвонил. Идиот. Стоило догадаться, что я был не единственным в тот день. Она сама была не рада, что засветилась в том репортаже, но папа настоял. Ее последнюю фразу я помню до сих пор: "Ты стал моим первым тогда, и я тебя никогда не забуду. Но сегодня ты уже десятый, кого я пошлю на хрен. Догадываешься почему?".

Больше я ей так и не дозвонился…

К чему я это все? Да к тому, что сейчас передо мной стоял подобный экземпляр, которого напрягает собственное богатство, потому что мешает оценить искренность намерений ухажеров. Ее вопрос о моем неведении насчет ее личности, был именно проверкой. И я на этот раз не провалюсь. Для молодой графини эта беседка является тем местом, где я просто не увижу всей роскоши, что может ждать меня в доме, а потому ей здесь комфортно и легко общаться.

— Барон. С вами все порядке? — забеспокоилась она.

— В полном. — я отхлебнул из чашки горячую ароматную жидкость. — Безумно вкусный напиток.

— Он называется Солнечный пунш. Мамин рецепт. — смутилась девушка. — Жаль, что мне теперь его приходится готовить самой.

— Извините… — с меня против желания постепенно слетал налет наглости. Когда дело касается умерших родителей, тяжело держать надменную и независимую мину.

— А знаете… Мне кажется вы меня обманываете, барон. Ведь правда? — она пристально уставилась мне в глаза.

— И в чем же?

— Не такой вы уж и высокомерный мудак, каким хотите казаться. Я права?

Ну вот и все. Финита ля комедия.

— Надо же! Психолог доморощенный. — пожаловался я Локи.

— А она не права? Хреновый из тебя альфа-самец получился. И десяти минут не продержался.

— Допустим, это правда. — ответил я. — Это стало бы для вас расстройством, графиня?

— Расстройство — это когда человек хочет казаться не тем, кто он есть. Я каждый день встречаюсь с мужчинами, и все они пытаются корчить из себя невесть что. Я к этому привыкла, но все равно не могу избавится от неприятного осадка.

— Ну, от этого никуда не деться. Все мы при виде хорошенькой девушки пытаемся пустить пыль в глаза. Так уж устроена природа. Возьмите, например, уток. Селезень всегда отличается ярким оперением, а самка, напротив, ничем особым не выделяется. Но именно она делает выбор в пользу наиболее сильного и красивого, заботясь о будущем потомстве.

— Вы думаете корректно сравнивать высшее божье создание и обычных птиц? — она склонила голову набок и вопросительно посмотрела на меня.

Так. Похоже местный сэр Чарльз Дарвин еще не появился на свет. Ладно, немного сдвинем тему.

— А птицы? Разве они не божьи создания? Мужское и женское начало присутствует у всех видов, и с этим не поспоришь. Но люди перевернули все с ног на голову.

— Интересная мысль… — задумалась она. — Не хотите прогуляться по моему парку, барон, и побеседовать об этом?

— С удовольствием! — я поднялся со своего места и подал ей ладонь, на что она ответила благосклонно, и даже взяла меня под руку.

— Давай, дави на науку! Она в восторге!

— Сам вижу!

Прогулка с графиней оказалась еще тем развлечением. Девушка оказалась удивительно выносливой, а парк невероятно огромным. Возможно это было и не так, но она постоянно выбирала все новые и новые дорожки так, что я не заметил ни одного повтора. Здесь был и ручеек, и местное подобие японского сада камней, и какие-то оранжереи с огромными синими цветами. Графиня болтала без умолку, но и я не отставал, делясь "интеллектуальными" предположениями и гипотезами, которые нагло крал из своего прошлого, выдавая за свои.

Как я и предполагал, Вероника оказалась единоличной наследницей своего рода, однако всячески избегала в разговоре со мной афиширования размеров своего состояния. На самом деле это было небольшим, но плюсиком в мою копилку. Она не хотела вплетать этот момент в разговор, а значит тревожилась за мое отношение к своей персоне.

Я в свою очередь не давил на нее, а если что и пытался узнать, то лишь анализируя косвенные признаки и смысл той, или иной истории. Беседовать с ней было довольно интересно, и со временем я пришел к выводу, что она сама еще та любительница носить маски. Единственный, кто ее бесил и прорывался через их толстых слой, была никто иная, как Ангелина. При всей своей миловидности и трезвых взглядах, графиня была ярым сторонником разделения людей на сословия, а ее считала проституткой и выскочкой, которая всеми правдами и неправдами, пытается пробиться в высший свет и выскочить замуж.

Косвенно это било и по мне, поскольку я был на целый ранг ниже Макаровой. Это не стояло каким-то непреодолимым препятствием в ее глазах, ибо такие отношения ее бы никак не опорочили. Но статус есть статус. В ее понимании, средний граф был тождественно равен бедному герцогу, или ну уж о-о-очень богатому барону. И к концу нашей прогулки, я прекрасно понимал, что мне серьезно не хватает баллов.

— Темнеет… — задумчиво произнесла она.

Мы стояли на небольшом мостике из белого камня и смотрели на небо. Точнее в его отражение на поверхности медленно текущей воды.

— И правда, темнеет. — ответил я, придав голосу грустный оттенок.

— Вы так печально это произнесли. Почему?

— Редко встретишь человека, сочетающего в себе прекрасное как снаружи, так и внутри.

— Вы мне льстите, барон. — засмущалась она. — Хотя, признаться, из ваших уст это прозвучало очень искренне. Вам говорили, что у вас чудесный голос?

— Потому что это и есть чистая правда. — я повернулся к ней и задержал на ней взгляд намного дольше, чем того требовал этикет первого свидания.

— Тогда что вас останавливает? — с вызовом произнесла она.

Отчего останавливает? Вот что-то я сомневаюсь, что она готова мне сейчас же отдаться под первыми зажигающимися звездами прямо на этом мостике.

— И правильно думаешь. — подсказал Локи. — Это же типичная тургеневская девушка. Ее добиваться надо. Руки распустишь и считай, что все пропало. Пойдешь перекапывать Неизведанный край лопатой, в поисках сокровищ Кровавого бога.

— Ты имеешь ввиду, что сначала надо покорить ее сердце, душу и все такое, а уж потом штаны расстегивать?

— Гений! — съязвил бог.

— Чего вы хотите? — прямо произнес я. — Каким должен быть мужчина, способный вас восхитить?

— Вы такой прямой! — слегка расстроенно произнесла она. — Любите рубить с плеча?

Блин! Промазал… Но делать нечего. Надо сохранять мину при неудачной игре.

— Простите, но так меня воспитали. В Тинзе мужчину ценят прежде всего за те поступки, которые он может совершить во имя дамы своего сердца. У нас нет ограничений, подобным вашим. Никто не смотрит на количество золота в карманах, или сословный ранг. Важно только то, на что человек готов, ради достижения мечты!

— Значит так? — ее глаза гневно блеснули в темноте. — Тогда вот вам задачка, барон! Подарите мне звезду, раз для вас важнее всего безумные поступки! Слабо?

— Звезду…? — растерялся я не сколько от ее слов, сколько от неожиданного напора.

— Звезду! Сделайте это, и я вам преподнесу на блюдечке самое ценное, что у меня есть! — выпалила она, но тут же сделала поправку. — После свадьбы, разумеется.

— А-ха-ха… — смех Локи на этот раз похож на блеяние барана. — Конечная, Буратино. Хотя нет, для деревянного мальчика это слишком оскорбительное сравнение.

Вот черт! Кажется у меня губы непроизвольно задрожали. Так все запороть…

— А вы знаете, что Солнце — это тоже звезда? — попытался я исправить ситуацию. — Что вы будете делать с гигантским огненным шаром, способным сжечь все живое в этом мире?

— Мне не нужно ее доставать. — парировала графиня. — Пусть она остается на небе. Но каждый в этом королевстве должен знать, что одна из этих звездочек принадлежит мне. И вообще, что-то вы задержались у меня барон уже достаточно поздно. Идемте.

Она быстрым шагом двинулась вперед, и на этот раз не пыталась идти со мной рядом. О том, чтобы меня взять еще раз под руку и разговора быть не могло.

Хреново все это заканчивается…

— Потом подумаешь. Сейчас с ней бесполезно говорить. И, кстати, про перчатки не забудь. — напомнил бог.

Точно! Провал провалом, а про убивцев забывать не стоит. Надо тактично намекнуть.

— Извините, графиня. — я ускорился за ней. — Вы мне не подскажете, где живут Воронины? Следующий визит я хотел бы нанести им.

— Воронины? — перспросила она, и даже слегка сбавила шаг. — Мой дворецкий вам объяснит. Это за городом.

Вот, блин, не прокатило…

— Может им что-то передать от вас? — снова попробовал я закинуть удочку. — Мне не трудно.

— Передать? — задумалась девушка. — А впрочем, если вас это действительно не затруднит, то передайте Святославу, что он напыщенный хам и недалекий идиот.

— Сука, ты сделал мой день! — Локи разразился диким хохотом, и этот смех эхом гулял по моей голове.

— Рано радуешься, козлина. Посмотрим что ты скажешь, завтра. — разозлился я.

— А что ты собрался делать завтра? — смех бога резко стих, переходя в удивление.

— Завтра мы поедем в Королевскую академию наук, прямиком на кафедру астрономии. И посмотрим, как ты запоешь, когда граф Макаров будет каждое утро пить за завтраком Солнечный пунш!

Глава 13

Эту ночь я провел в гостинице возле памятника великому тенору Николе Колбаскову. А все потому, что вчерашняя троица вычислила, где живет барон ге Хаймен. Причем, по заверениям Локи, они полностью заблокировали мне все подходы к зданию. Само собой, я мог превратится в свою вторую ипостась и попытаться их обмануть, однако ничего из того, что мне бы пригодилось завтра, в номере не было, а потому я не стал заморачиваться и решил некоторое время не появляться там.

Но я стал серьезно беспокоится за типографию. Налет, а тем более пожар, мне абсолютно не нужен, и это значило, что проблему с этими парнями надо решать как можно быстрее. Радовало лишь то, что эти ребята предпочитали работать ночью, поскольку днем в центральной части Дарграда убить кого-то и остаться незамеченным та еще задачка.

Утром я, как и планировал, направился прямиком в Королевскую академию наук, которая в отличии от своей магической тезки, находилась в самом сердце Дарграда, неподалеку от дворца.

— Узнаешь? — как-то ностальгически произнес Локи, едва я оказался на площади.

— Еще бы я это забыл.

— Эх, были времена…

Та самая площадь ничуть не изменилась с того момента, когда меня голого отсюда забрали стражники. Именно с нее началась мое финансовое восхождение, и надеюсь на ней не закончится. Я неторопливо пересек каменистую мостовую и вошел внутрь того самого гигантского здания, что было изображено на форзаце ведьмачьего справочника.

В отличии от Магической академии, Королевская занимала всего одно здание, но вот его размеры были невероятно огромными. Внутренняя отделка парадной части внушала уважение пятиметровыми потолками и многообразием громадных полотен в золоченых рамах, на которых были изображены великие ученые прошлого. Кстати, был там и Клим Непревзойденный: молодой, с кручеными усами и густой шевелюрой, успевший стать легендой при жизни.

Вход охранялся намного серьезнее, все теми же лисьими хвостами, а вместо вахтера, меня встретил строгий человек в костюме.

— Добрый день. — опередил я его приветствие и сразу протянул медальон. — Барон Флюге ге Хаймен.

— Мое почтение, барон. — он отточенным движением поклонился, словно китайский болванчик, и также плавно выпрямился. — Цель вашего визита?

— Я хотел бы посетить кафедру астрономии.

— Кафедру чего, простите? — он склонил голову набок и странно на меня посмотрел.

— Локи, я чего-то не догоняю?

— Нет, ты все правильно сказал. Просто эта наука у них в полной жопе, и они иногда сами забывают, что она существует.

— Астрономии. — невозмутимо повторил я.

— Ах, астрономии! Ну конечно! — всплеснул он руками. — Астрономии… В этом году на сей факультет никто не изъявил желание поступить. И в прошлом, кстати, тоже. Вот и запамятовал. Вам по этой лестнице и до самого верха.

— Пятый этаж?

— Нет, до самого верха. — повторил он. — Астрономия находится на мансардном этаже. Никуда не сворачивайте.

Я благодарно ему кивнул, удивившись, что меня даже никуда не записали и направился на широкую мраморную лестницу. Этаж, второй, третий… Белоснежные ступеньки одна за одной сменяли друг друга. По всей видимости сейчас шли занятия, потому что мне не встретилось ни одного студента или преподавателя. Признаться, меня подмывало пройтись по этажам и посмотреть, как ту все устроено, но я катастрофически был ограничен во времени. Сегодня я планировал еще навестить Ворониных, и потому не стал отвлекаться.

Мрамор закончился, сменившись неприглядным серым камнем. Из него были сделаны два последних пролета. Они вывели меня на технический этаж, представляющий из себя куполообразную крышу, укрепленную несущими опорами. Пейзаж здешнего места напоминал внутреннее убранство зданий в Припяти: куча каких-то железяк разных форм и размеров, почти никакое освещение, горы непонятного хлама, пахнущего плесенью, и одинокая пошарпанная дверца.

— Чего-то как-то хреновенько.

— Ну а ты чего ожидал? Была бы воля ректора — эту бы кафедру давно упразднили. Астрономия денег в казну не приносит. Заходи.

Я остановился у входа с табличкой "Декан факультета астрономии" и пару раз громко постучал. Тишина.

— Локи, там есть кто?

— Есть. — ухмыльнулся он.

Опять этот тон. Чую, ждет меня подвох. Еще два удара, на этот раз таких, что бедная дверь затрещала и немного сдвинулась с места. Похоже открыто. Я не стал долго размышлять, а аккуратно потянул за ручку. Едва передо мной возникли полутемные недра комнаты, как мне в нос долбанул запах давно не менянных носков и спиртного.

— Охренеть. И здесь мне предстоит заключить сделку века?

— Угу. Вон, кстати, твой компаньон. В углу на диванчике лежит, видишь?

Я присмотрелся, привыкая к тусклому освещению, и, действительно, разглядел небритого индивида, лет шестидесяти, мирно храпящего на стареньком диванчике. Это я его сейчас, вроде как, должен его разбудить? После внешнего лоска и гламура нижних этажей, это помещение мне наполнило кочегарку какого-нибудь завода вместе с ее вечно нетрезвым хозяином. Да здесь даже привычных лампочек мне не было, а источником света являлось единственное квадратное окошко, в которое смотрел небольшой телескоп, намекающий на обсерваторию.

— Уважаем… — я двинулся к хозяину кабинета, но споткнулся о гору какого-то мусора на полу, и чуть не рухнул. Меня понесло вперед, так что я, в попытке не разбить себе чего-нибудь, был вынужден приземлиться прямо на сопящего деда.

— А? Что?!! — он ошалело подскочил и начал озираться по сторонам. — Петр Семеныч, я сейчас все объясню! Ой… Вы не Петр Семеныч.

Дедулька уставился на меня растерянным взглядом, смешавшимся с видимым облегчением. Я предположил, что он испугался ректора.

— Здравствуйте, уважаемый.

— Здравствуйте, вы по какому вопросу? — он попытался принять деловой вид, но у него не очень получилось. В данный момент мужичок был похож на заправского алкаша: красноватый рябой нос, жутко вонючий перегар изо рта, и помятое лицо.

— Меня зовут барон Флюге ге Хаймен. — представился я. — А вас…

— Гриша. Э-э-э… Григорий Ефимыч. — торопливо произнес он. — Но что привело уважаемого барона в мою скромную обитель?

— Я к вам по делу.

— Да какие же у вас ко мне могут быть дела? Мы люди скромные. Выпить не хотите?

— О как!

— Не отказывай. — посоветовал Локи.

— А Воронин?

— Забей.

— С хорошим человеком не грех и выпить. — ответил я и улыбнулся.

— Сразу виден деловой подход! — довольно произнес мужичок и полез в тумбочку возле дивана. — Ой…

Моим глазам предстала почти пустая бутылка, на донышке которой виднелось несколько капель.

— Ну ладно. В другой раз. — пожал плечами я.

— Э-э-э нет. Так дела не делаются! — в глазах Гриши появилась целеустремленность, знакомая каждому, у кого в разгар праздника заканчивалось топливо. — Сходите, а? Только это, у меня денег нет…

Вот, блин! Вообще не улыбается мне вот это вот все. Я же, вроде как, барон, а не мальчик на побегушках. И дело не в том, что лень. Происходящее открытым текстом кричало, что я нажрусь с этим мужичком в зюзю, а по итогу дело не сделается. Знаю я таких людей — мозги прополощут, а в конце скажут, что ничего не решают.

— Тебе че, западло, да? Пожилому человеку помочь.

— Локи! Да я даже не уверен, что эта затея вообще к чему-то приведет!

— Вот и узнаешь!

— Григорий Ефимыч, может сначала дело? — попробовал я тактично отмазаться.

Но дед уже смекнул, что является хозяином положения и наотрез мотнул головой.

— Господин Флюгер, хорошее дело требует смазки для ясного ума. Я Награйскую настойку уважаю, кстати. Это чтобы вы в сортах не путались.

Твою же мать!

Делать нечего, и я поплелся вниз.

Не буду говорить об этом путешествии долго. Скажу лишь, что Награйская оказалась самым дешевым пойлом в ближайшей к академии лавке. На этикетке не было привычных градусов, зато имелась десятибалльная шкала крепости, и стрелочка сбоку, указывающая на цифру девять. Я немного подумал, и взял еще каких-то зеленых корнеплодов банке, похожих формой на патиссон, только маленьких. Назывались они кругуши. Продавец меня клятвенно заверил, что лучше закуси не сыскать, и судя по его "профессиональному" лицу, он точно знал, о чем говорит. Обратно я проник все через тот же главный вход, скрывая под сюртуком небольшой пузырь. Соленья лавочник упаковал в бесформенный сверток, так что местный страж врат ничего не обнаружил во мне подозрительного. Барон же!

— И кругушей даже взял! — обрадовался дед, который встретил меня на входе в свои владения, держа в руках отвертку. — А я тут замочек починить решил! Вдруг Петр Семеныч нагрянет, невовремя! На, повесь пока снаружи.

Гриша протянул мне табличку с надписью "Идет важный эксперимент, не беспокоить!" Под безудержный хохот Локи, я нацепил ее на гвоздик с внешней стороны и вернулся внутрь. За ближайшие пять минут, кряхтящий декан кое-как укрепил металлический засов и присоединился ко мне, радостно позвякивая двумя небольшими рюмками.

— Наливай! — махнул он, а сам принялся откупоривать банку с патиссонами, или как они там. — Теперь можно и за дело поговорить.

— В общем, — произнес я, стараясь не пролить "драгоценную" жидкость на небольшой столик. — Хотелось бы мне узнать, как у вас обстоят дела с правом на звезды.

— Что значит с правом? — удивился он. — Они же ничейные! Да и нет у науки такого способа, чтобы добраться до них. Вот ты думаешь звезда это что?

— Не знаю. — соврал я.

— Это есть газ раскаленный! — гордо ответил Гриша и влил в себя стопку, после чего схватил корнеплод и продолжил: — А ты знаешь, что Солнце тоже звезда? И вопреки мнению недалеких церковников, наш мир крутится вокруг нее, а не она!

Только подозрительных дискуссий с местным Коперником мне сейчас и не хватало… Так недолго и до научной революции добраться, а это мне совсем не улыбается. Сожгут обоих на костре и бывай, Григорий Ефимыч. Мне-то фиолетово, я воскресну, а вот он…

— Это очень интересное наблюдение, но все же я хотел бы…

— Ты пей давай! — перебил меня декан.

Я покорно вздохнул и влил в себя стопку. По сравнению с кшаштой Фархада, Награйская показалась немногим крепче родимой водки. Терпимо. А вот кругуши на вкус были прямо-таки волшебными. Как наши родные корнишоны, только немного острее. Тем не менее, никто меня не разубедит, что любой алкоголь — гадость, мешающая правильно мыслить. Но к сожалению, дед считал иначе.

— Теперь говори. — с довольным видом разрешил мне собутыльник.

— Если звезды ничейные, можем ли мы с вами одну звездочку на хорошего человечка оформить? — аккуратно закинул я удочку.

— И как ты себе это представляешь? — удивился он.

— Ну вот есть у вас Путеводная звезда, так?

— Так! — согласился он.

— Кто ей название дал?

— Путеводная, она и есть Путеводная. Всегда так было! Как и созвездие Осы, в котором она находится, как и созвездие Пояса. Погоди!

Он поднялся с дивана и подошел к покосившемуся шкафу в углу своей обсерватории. С пару минут он рылся в книгах, а потом притащил мне пошарпанный атлас звездного неба, толщиной с полкирпича.

— Вот! Гляди сам! — он раскрыл его посередине и уложил передо мной.

Я внимательно стал разглядывать предложенную карту. В принципе, ничего не обычного. Большинство звезд были отмечены точками разной величины, а несколько особо выделяющихся созвездий подписаны поэтичными и не очень названиями.

— Вот! — я ткнул пальцем в крупный объект. — Имени нет. Мы можем ее назвать фамилией одной хорошей девушки?

— Назовем, а чего нет-то? Указа такого, что нельзя называть звезды, не существует. — пожал он плечами. — Ты наливай давай!

Мы пропустили с ним еще по стопке.

— Мне бы подтверждение какое. Сертификат там. Сможете организовать?

— Сертификат?

— Ну да, с печатью кафедры астрономии Королевской академии наук. — я попытался, чтобы это прозвучало минимально нагло.

— Дак печать-то поставить со смыслом надо! А для того сначала надо видеть, что оно пользу имеет! Я ведь не могу просто так разбрасываться знаками королевскими, куда не попадя. Петр Ефимыч ругаться будет.

— Ну вот у меня есть дома книга со знаком академии. Справочник по монстрам. Что, если я вам напечатаю новый атлас?

— Напечатаете? — он весь подобрался, а в его глазах впервые появился настоящий интерес.

— Ну да, у меня типография. И маг имеется для проекций.

— Не выйдет оно. Денег академия на это не даст. — сокрушился дед. — Они же олухи! Не понимают пользу науки звездной. Вот чудовищ своих печатать — это всегда пожалуйста!

— Сколько денег надо?

— А я почем знаю? Это вам виднее. Но тираж научного издания не может быть меньше пяти сотен экземпляров, изготовленных на бумаге высшего качества. Кожаный переплет обязателен.

Черт! Дороговато. Я прикинул расходы, а также стоимость своего справочника. Кажется, мне он достался за двенадцать золотых. Но это розница, себестоимость ниже. Пятьсот экземпляров… В принципе, столько денег у меня есть.

— Допустим, я возьму на себя все расходы.

— А тогда и проблем нет. — оживился дед. — Что же мы, звезду не подпишем, как вам надо?

— А сертификат?

— Да хоть десять! — воскликнул он. — Вы же самым что ни на есть меценатством занимаетесь! Подумаешь, звезду девахе подарили! Ни от кого же не убудет? Состряпаем все как положено — официально и с печатью.

— Да! — я победно вскинул руки.

— Да! — ответил радостный Гриша. — Наливай!

Мы хряпнули еще по одной. Я пока еще держался и довольно уверенно стоял на ногах.

— Только это… — дедок помрачнел. — Все книги надо будет передать академии. А мы уже их распределим куда нужно. По дворянским семьям, по магазинам академии, по городам Вестландским.

Да плевать! Обидно, конечно, что не заработаю, но на фоне маячит храм Кровавого бога. Да я любые затраты отобью с первого же атферикса или браслета! А то что их дворянам раздадут — так это еще лучше. Нет геморроя лишнего, и все узнают, что графине официально принадлежит звезда! Главное, чтобы Макарова потом заднюю не врубила.

— Без проблем, Гриша! Такая наука, как астрономия, обязательно должна развиваться! За ней будущее!

— А вот тут вы верно говорите! Выпьем?

Кафедру я покинул навеселе, но при этом вполне дееспособный. Под мышкой я держал древний атлас звездного неба, который должен был послужить образцом

— Ну что, съел, шут скандинавский?

— Еще ничего не сделано, ты ведь так любишь говорить? — парировал Локи. — И вообще, ты видел ее размеры?

— Чьи размеры? — не сразу понял я. — Звезды?

— Эх, ответил бы я сейчас тебе… Но ты был близок. Размеры того, что очень хорошо рифмуется со звездой. Ты как свой огнетушитель в нее толкать собрался? Она же метр с кепкой.

И правда. Конечно не метр, но дама действительно очень миниатюрная. Это совсем не Ангелина.

— Вот-вот! Так что нам еще предстоит потрудиться.

— Потом решим. — махнул рукой я. — Сейчас надо съездить к Воронину. И что-то я уже туда совсем не хочу.

— Ну и не езжай. — буркнул Локи. — Все равно без уведомительного письма ехать смысла нет.

— Надо. — ответил я.

— Мозг включи. Ты бы уже давно мог все узнать, если бы не тормозил.

— Как?

— Ты же умный! Вот и думай.

Думать пришлось недолго, и я ознаменовал свою догадку звонким ударом руки по собственному лбу. Ну, конечно! Я с этими переодеваниями-перевоплощениями так закрутился, что даже не догадался.

Монетки!

Те самые две медные монетки, что мне дал Кривоносый. Если они пролежали в его кармане хотя бы пару часов, удостовериться в причастности Воронина к покушению на меня не будет проблем! А дальше станет понятно, куда двигаться.

Дальнейший мой маршрут пролегал в типографию, где я первым делом проверил, как идут дела. Всего мы заработали за эти дни шесть тысяч золотых, без учета затрат, а судя по скучающему лицу Парамона, делать было нечего до следующего номера. Его старт был назначен на завтра.

— Парамон, рассчитай мне стоимость такого издания. — я положил перед ним атлас и удалился в подсобку, по дороге прихватив с вешалки ту самую старую спецовку.

— Не дешево будет… — бросил он мне вслед, но я не слышал, что он сказал после этого.

Все мое внимание поглотили извлеченные из кармана монетки. Я с задумчивым видом повертел их в руках, и выбрал более затертую. Приступим.

Я ошибался… Воронин, хоть и имел дурную славу, но к покушению на меня не имел никакого отношения, по крайней мере на первый взгляд. Люди, что меня караулили по вечерам, приехали за мной совсем не от поместья герцога, а из той самой Душегубовки, в которой мне однажды удалось побывать. Вышли они из неказистой арки, которая на проверку оказалась не аркой, а очередным проходом в Дарградские катакомбы. Мой нарисованный от руки портрет этой троице выдал невзрачный мужик, встретивший их не далеко от входа. И, главное! Все это происходило за день до того, как я отправил к графине Воробья с письмом.

— Локи, озвучишь?

— Прости, Самойлов, но нет. — огорчил меня бог. — Нельзя.

— Это потому что ты сломанный?

— Это потому что нельзя. — строго ответил он и пиликнул в моей голове парой начальных нот из Шерлока Холмса.

Намек. Однозначно намек.

Стоп! Игроки?

Но в Дарграде нет игроков! Мой союзник бы меня уже оповестил об этом. Да и смысл участникам игры на меня вообще покушаться? Ну убьют, ну воскресну. Им ведь нужен мой алтарь в первую очередь, а сейчас он находится там, куда почти невозможно проникнуть. Уж королевские маги надерут задницу любому, кто попытается влезть в сокровищницу! Если уж на то пошло, Забудь теперь куда более легкая цель, чем я. Точнее не он, а его камешек.

Или это ловушка? Убить, чтобы я воскрес, чтобы еще раз убить возле алтаря и уже спокойно оприходовать мой камушек. Хм… Такое вообще реально провернуть на территории казны?

— Парамон! — я покинул подсобку и вышел в главное помещение к повелителю типографского станка.

— Семь золотых, семь серебряных и четыре медных. Это если обложки заказывать у мануфактуры. У ремесленников можно купить лучше качеством, но выйдет на шесть-семь серебра дороже. — отрапортовал он.

О как! Около четырех тысяч золотых за весь заказ. Вообще, я думал побольше сумма выйдет.

— Ты справишься с созданием такой сложной работы?

— Если мага мне дадите на пару часов — справлюсь.

Блин. Опять лишний час выпрашивать у Порфирия. Впрочем это сейчас не самая большая проблема.

— Парамон. Что ты знаешь о гильдии наемных убийц?

— Да особо ничего. На то они и убийцы. — поморщившись ответил он. — Только не говорите, что мы и про них статью писать будем…

Он жалобно уставился на меня красноречивым взглядом, говорящим многое. Похоже, и вправду крутые ребята.

— А как можно сделать заказ у гильдии?

— Не связывались бы вы…

Я вопросительно уставился на него, демонстрируя, что по этому поводу его совета не спрашивал.

— Говорят, у них точки связи есть по всему городу, но что там, да как, я не ведаю.

— Серьезная организация?

— Серьезнее некуда. Говорят, у них там какой-то свой кодекс чести, а дисциплина такая, что королевская армия рядом не стояла со своим уставом.

Хм. Думается, что в моем видении как раз и появилась одна из таких точек. Когда эти трое ушли, связист двинул не с ними, а в катакомбы. Блин! Вот совсем не хочется ехать в Душегубовку… Однако то, что они подчиняются кодексу и них строгая дисциплина, очень даже хорошо. Значит дорожат репутацией. А раз дорожат — есть у меня одна мыслишка.

— Ладно, Парамон. Это все лирика. За сколько ты сможешь организовать нам пятьсот одну обложку?

— Да вы… — он округлил глаза и осекся встретившись с моим предупреждающим взглядом.

— Сегодня ежели заказать, то, думается, в три-четыре дня управятся. Если других заказов конечно нет.

— Отлично. Поезжай прямо сейчас, бери из бочки денег сколько надо. Сразу после выпуска газеты, как станешь посвободнее, начинай готовить все для атласа.

— Да не продадим мы его! Такие вещи годами лежат в лавках! — взмолился он. — Тем более еще и звезды эти ваши, никому не нужные.

— Мы и не будем продавать. Это наш подарок Королевской академии наук. И не спрашивай почему! — строго произнес я.

— Понял. Не спрашивать. — погрустнел Парамон.

— Вот! Оказывается понимаешь, когда нужно!

Я все-таки решился поехать. Для путешествия я купил набор приличной одежды на Пройдоху, немного приспособлений для грима и здорово потратился на карету. Поскольку в разгаре был полдень, извозчики на мою просьбу отвезти меня в Душегубовку отреагировали сносно, хоть и неохотно. А за повышенное награждение согласились доставить меня "до подъезда". Так что уже спустя сорок минут я оказался в центре самого злачного места во всем Дарграде.

Приметы маршрута, которым двигались те трое, я прекрасно помнил, а потому достаточно быстро отыскал вход в катакомбы и направился внутрь.

— А чего ты не очкуешь? — удивился Локи.

— Да хрен знает, привыкаю, вроде. Да и алтарей в запасе еще целая куча.

— Тебе кстати скоро один потратить придется на продление сеанса. Часики тикают.

— Потратим, куда деваться.

— Ты бы хоть на карту иногда поглядывал что ли, для приличия. Расстановка сил там, игроки поблизости. Совсем без меня расслабился со своим союзником.

— Это точно… Кстати, кажется мы пришли. — я огляделся по сторонам, и вроде бы узнал то самое место. Только сейчас оно пустовало и, кроме кирпичных стен и парочки крыс на полу, здесь ничего не было.

— Пришли, пришли. Действуй.

Я на всякий случай поправил браслет на руке, готовый применить его в крайнем случае. По идее, этот мой облик никто не знает, по крайней мере, как вторую личность барона. Но при очередной встрече с человеком от Короля нищих, стоит поинтересоваться, насколько хорошо у убийц организована разведка и сотрудничают ли две этих организации. Конечно, они меня могут и послать далеко с такими вопросами, но попытка не пытка.

Отыскав то место, где связной стоял ранее, я присел на корточки и прикоснулся к камню на полу. Оказалось, что он не стоит здесь постоянно, а приходит буквально на пять минут в начале каждого часа, и потом снова уходит. За сегодняшнее утро у него было две встречи с разными людьми, и в обоих случаях он складывал вместе два пальца правой руки: указательный и средний, причем жест был практически незаметен. Конспирация, мать ее. В ответ пришедшие делали тоже самое, только мизинцем и безымянным.

— Я все больше и больше люблю свою способность!

— А я тебе говорил, Фома неверующая! — довольно отреагировал Локи на мой восторг.

Связной появился ровно в начале следующего часа и ожидаемо пришел из лабиринта катакомб. Тот же самый человек, которого я видел при исследовании монетки. Неброская внешность, гладковыбритое лицо и неизменный серый плащ без каких-либо отличительных знаков. За пару метров от меня он сложил пальцы, но взглядом даже не показал, что заинтересовался мной. Я повторил жест его утренних визитеров.

— Назови имя. — коротко произнес он бесцветным голосом.

Фух! Надеюсь ему нужно не мое имя, а жертвы…

— Барон Флюге ге Хаймен.

— Цена… — начал он, но внезапно осекся: — Отказано.

Вот те раз…

— Причина? — я попытался казаться таким же крутым, как он.

— Заказ уже оплачен.

— Кем? — без особой надежды поинтересовался я. Ну а чего? Вдруг прокатит.

— Награйское королевство. Перекупить заказ не получится.

Человек развернулся и пошел обратно, а спустя несколько секунд скрылся в темноте. Что же, как ни странно, но моя задумка сработала. И пусть я не узнал имен, но зато теперь твердо уверен, что ноги растут не из Дарграда.

Глава 14

Путь обратно пролетел незаметно, поскольку я пребывал в бесконечных думах. Мое внезапное открытие, о появлении недоброжелателя в Награйском государстве, давало пищу для размышлений, но никак не решало проблему. У меня на носу выпуск второго номера, у меня звездный атлас, у меня встреча с Порфирием… Я пока не настолько уверен в своих сотрудниках, чтобы совсем не появляться в типографии долгое время, которое необходимо на командировку.

В скором временем убийцы поймут, что я каким-то чудесным образом ухожу с их маршрута, и в какой-то момент возникнет ситуация, когда они сменят тактику и меня так, или иначе грохнут. А мне нельзя умирать, вот прямо никак. Определенная известность в Дарграде у меня уже имеется и чудесное возвращение живого барона из мира мертвых может поставить меня в непредсказуемую ситуацию. И вообще неизвестно, как отреагирует король на появление голого мужика внутри своей казны.

Значит нужно искать варианты. И на данный момент я их вижу несколько.

Первый — просто взять и грохнуть всех, кто покушается на мою тушку. Я могу с помощью Локи незаметно подобраться к своим преследователям, а затем пальнуть в каждого по разу из своего браслета. Но это не решит проблему. Заказ на меня из гильдии убийц никуда не денется. Пришлют новых, попрофессиональнее, а то и целый отряд.

Второй — отправится в Награйское королевство и попытаться уладить проблему там, но пока это невозможно. Слишком многое стоит на кону в ближайшую неделю. Неизвестно, как быстро я найду заказчика, да и вообще, сдаст ли это результат.

Третий — нанять телохранителя, а именно боевого мага. Я точно не выяснял, как там все обстоит, но по слухам в их организации есть "лицензия на убийство". Конечно, исключительно в целях защиты клиента. Вариант так себе. Во-первых, там однозначно конский ценник, а во-вторых это лишь временное решение проблемы. Соединим со вторым вариантом и получим более-менее адекватное решение: неделю защищаемся, потом едем на разборки.

И четвертый. Как всегда, не самый адекватный — просто заявиться к главе гильдии убийц и попытаться решить вопрос там, понадеявшись на свой подвешенный язык.

— Приехали! — донеслось снаружи.

Я выбрался из экипажа, рассчитался с возницей и направился в магазинчик печатной продукции, неподалеку от типографии, где приобрел средних размеров карту континента. Осмотревшись по сторонам, выбрал пустую лавочку у входа и развернул рулон на ее поверхности.

— Да неужели барон соизволил позаботиться о своей безопасности? — съязвил бог.

— Приходится. А ты смотри-ка, не так уж и много людей осталось.

С последнего моего взгляда на карту прошло достаточно много времени и контраст был разительным.

— Остались самые сильные и самые осторожные. Вторые скоро помрут, если никого не шлепнут — алтарей-то у них нет.

— И это хорошо. — мечтательно произнес я. — Меньше народу — больше кислороду. Блин! В Награйском королевстве целых пять алтарей! Да и оно побольше нашего будет.

— Угу.

— Дашь намек, кто из них меня так невзлюбил?

— Не-а.

Блин! Ну вот не хочу я никого вычислять, искать и убивать, хоть ты тресни! Но ясно, что меня заказал какой-то игрок. Зачем? Очевидно, что у него есть лишние средства на это, либо он попал в тело одного из шишек тамошней гильдии, что вполне реально. Может быть до него дошли слухи о деятельности барона, и он решил меня таким образом проверить — воскресну ли я после смерти, чтобы подтвердить догадку о моей личности? Да и я прилично пофестивалил на их границе, когда ездил к дракону.

Другая причина — самая стремная. Возможно кто-то готовит мне продуманную ловушку через приближенных к Вестландскому королевскому двору особ. Почти нереально, чтобы кто-то из них имел доступ в казну, но сбрасывать со счетов не стоит.

— Локи, напомни, что там доступно за три алтаря?

— За три, доступно скрытие своего камня с карты на три месяца, либо обнаружение сокрытых алтарей на карте на такой же срок. Также за них ты можешь принудительно найти любого игрока. — отчитался бог лекторским тоном.

Вот! Скорее всего уже есть скрытые алтари, хоть это и расточительно. И да, меня можно найти принудительно, но это тоже дорого. Проще убийц нанять и проверить… Да чтоб тебя! Голова пухнет от всего этого. Я уже путаюсь что, к чему. А-а-а…

— Не ори!

— Я ж не вслух!

— Но я-то слышу! Чего решил?

— Едем к Порфирию, потом к Центральной епархии.

Я не стал ему объяснять что к чему, а просто дал прочитать свои мысли.

— Рискованно и опасно. Но мне нравится. Кстати, если поторопишься, то застанешь Иннокентия там. Он сейчас перед своими боссами за пенициллин отдувается.

— Вообще супер!

И снова я взял карету, и снова определил извозчику маршрут. Жутко не спокойный день. К счастью, первая половина путешествия увенчалась успехом — с Порфирием проблем не возникло. Ну, почти.

— Три часа? — возмутился декан ментального факультета на мое предложение. — И все ради того, чтобы звездочки печатать?

— Еще и номер новый. Но там немного. — оправдывался я. — Спасайте! Я вас на свадьбу приглашу за это, если все выгорит, ну или исследуйте потом меня сколько захотите.

— Вы сами напросились, барон. — ухмыльнулся он незлобно. — Хорошо, я приду завтра после обеда, а до него — вы целиком мой.

— Отлично!

Следующей остановкой стала Центральная епархия. Интересовала она меня прежде всего не из-за находившегося там священника, хотя это было приятным бонусом, а из-за единственного толкового нищего, которого я хоть как-то знал. Подойдя к шайке попрошаек я сразу же отыскал искомого кадра со шрамом через глаз.

— Привет. Разговор есть.

"Ведьмак" смерил меня оценивающим взглядом и потер указательным и большим пальцами друг от друга.

— Заплачу. — ответил я, сходу поняв его намек.

Он молча поднялся с паперти и отвел меня в парк.

— Меня интересует информация о гильдии убийц.

— Два золотых.

Я согласно кивнул и протянул ему монеты.

— Спрашивай.

— Мне нужно поговорить с их главой.

— Когда?

— Сегодня, желательно.

— Еще пять золотых. — невозмутимо ответил нищий.

— Держи.

— В семь часов вечера подходи на рынок. Туда, где ты встречаешься с нашим человеком.

— Постой. — засомневался я. — Это опасно для меня?

— На тебя есть заказ? — вопросительно поднял брови он.

— На моего хозяина.

— Тогда тебе нечего бояться. У них жесткие правила, и ты будешь неприкосновенен во время визита. — он развернулся и пошел прочь.

После окончания нашей немногословной беседы я уселся на лавочку у самых ворот парка, откуда было прекрасно видно все входы и выходы в епархию. Подождем.

— Он еще там?

— Кешка? Угу. — ответил Локи.

— Скажи честно, Локи. Я зря все это делаю?

— В смысле — зря? — удивился бог. — Мне все нравится. А затея с атласом, так вообще высший пилотаж.

— Я про Макарову. Вдруг она кинет?

— Этого я тебе наперед сказать не могу. Но слово аристократа — совсем не пустой звук, даже если оно было дано без свидетелей.

— Но ведь она любимого ждет, единственного. А тут я — без штанов, но со звездным атласом.

— Полюбит, куда она денется. Ты же подвиг совершишь ради нее! А как впендюришь ей, так вообще миллионером станешь. Наверное… И там уже под вопросом будет, кто из вас без штанов.

— Твои бы слова да богу… Тьфу! — я с запозданием сообразил, что старая пословица совсем не уместна.

Иннокентий появился спустя целый час, когда я уже собрался плюнуть на ожидание и поехать к месту встречи с нищими. Он торопливо спускался по гладким ступенькам парадного входа и вид у него был крайне недовольный.

— Не в духе, однако батюшка.

— Вижу.

Я поспешил в его сторону и уже на ходу сообразил, что нахожусь не в облике Акакия. Ладно, прорвемся.

— Отец Иннокентий!

— Да, сын мой? — он резко остановился и вопросительно уставился на меня, пытаясь понять, откуда незнакомцу известно его имя.

— Я от барона ге Хаймена. — учтиво поклонился я. — Он просил узнать, как ваши дела с испорченным хлебушком.

— Хлебушком? — он подозрительно уставился на меня и внезапно разозлился. — А ну-ка говори понятнее, шельмец!

— Куда уж понятнее? — притворно удивился я. — Так и сказал: "Найди отца Иннокентия в Дарграде и спроси у него про испорченный хлебушек!" Вы чего так злитесь, святой отец? Обидел я вас чем-то?

— И больше ничего не сказал? — служитель Господний начал остывать, сообразив, что барон не нарушил пенициллиновую тайну.

— Сказал! Просил пожелать вам здоровья и долгих лет жизни!

Священник подумал несколько секунд и натужно вздохнул:

— Скажи своему господину, что хлебушек пока останется в церкви. Но покуда я не разрешу, пусть даже и не думает его забирать и беднякам раздавать.

— Так и передать?

— Так и передай. — Иннокентий сложил ладони местным оберегающим знаком. — Ступай, сын мой.

Я еще раз вежливо поклонился и отправился восвояси.

— Так и знал! — расстроено пожаловался я богу, двигаясь к перекрестку с лошадьми. — Накрылась моя сенсация. Сейчас они начнут одну знать лечить втихаря.

— Ну это было предсказуемо. Ему повышение дают и серьезное. На новой должности он сможет много хороших дел сделать, в том числе и для бедных.

— Он не такой, Локи! Его же самого совесть загрызет. Достаточно привести больного ребенка, и Иннокентий не выдержит. — засопротивлялся я.

— Загрызет. Но пусть все идет, как идет. А дите мы ему всегда успеем подкинуть, в крайнем случае. Думай пока о себе — поддержка церкви для тебя важнее, если ты всерьез решил потягаться за главный приз.

— Ладно. Время не терпит. — вздохнул я обреченно и направился к перекрестку.

Через полчаса я был на месте. Рынок давно опустел и его главные ворота закрылись. Я опасливо осмотрел окружающую обстановку и слегка поежился. Интересно, как произойдет встреча?

Ближе к назначенному времени из самого ближнего переулка появилась фигура. Над Дарградом уже сгустились сумерки, и разглядеть лицо появившегося человека было почти невозможно. Но вот его движения были прекрасно понятны. Он помахал мне рукой, подзывая к себе и скрылся в подворотне.

— Жим-жим?

— Ага. Но я все равно пойду.

Едва я свернул в переулок, как мне на голову сверху опустился мешок.

— Не дергайся. — произнес незнакомый голос, и я почувствовал, как по моему телу зашарили руки.

Блин! Браслет! Я мгновенно дематериализовал его и покорно дал себя обыскать.

— Иди вперед, я направлю! — на мое плечо опустил рука и крепко сжала его.

Меня усадили в карету, которая непривычно мягко тронулась с места. Настолько мягко, что я не почувствовал ни скорости, ни легких поворотов. Конспирация у этих ребят была на высшем уровне. Но только не для меня. Я приложил руку к двери и запустил свое умение в режиме реального времени, разместив угол зрения снаружи кареты.

— У меня плохая способность, ой что мне делать, Локи, меня обделили! — в очередной раз съехидничал бог.

— Плохая. Вижу на три метра всего. — подколол я его в ответ.

На самом деле мне было достаточно понятно, куда меня везут. Мост через Зарянку и столбики ворот Заречного рынка я узнал без труда, а вот дальше пришлось напрягаться, запоминая примерный маршрут. Это был район с частными домами и семейными бараками, но выглядел он достаточно опрятно. Думаю, я найду сюда дорогу, если потребуется.

— Выходи! — карета остановилась у неприметного трехэтажного дома со светло-синим фасадом.

Я подчинился. Видение пропало, и ближайшие пару часов обещало быть недоступным. Но по направлению движения моих конвоиров, я понял, что меня ведут в этот самый домик.

Дверь, порог, скрипящий пол. Теперь лестница. Ступеньки, кажется, деревянные, но прочные. Третий этаж, коридор, поворот налево.

— Заводи. — чей-то голос изнутри помещения.

Я услышал негромкий скрип двери и меня завели в комнату. Даже сквозь мешок я почувствовал в ней запах какой-то пряности, навроде ароматических свечек. Ковра под ногами не было.

— Садись. — а это говорит мой самый первый сопровождающий от рынка.

Я слегка подогнул колени и почувствовал, как мне сзади пододвинули мягкий стул.

— Оставьте нас. — властный, но слегка высоковатый голос для крепкого мужчины.

Дверь захлопнулась, и я снова услышал хозяина кабинета.

— Зачем искал?

— Заказ на барона ге Хаймена. Я хочу отменить его.

— Это невозможно. У тебя все?

— Я заплачу.

— Дело не в оплате. Это наши внутренние дела между союзными гильдиями, которые тебя не касаются. Скажем, мы возвращаем долг.

— Тогда нужна отсрочка. — попробовал я снова.

Блин. Что-то я совсем не уверен, что говорю с главным. Навряд ли у такой фигуры есть время на просителей, как я. На его месте я бы не стал ждать какого-то наглого хрена с горы, да еще и вечером. Думаю, передо мной какой-нибудь зам, или даже мельче.

— Бинго!

— Спасибо, Локи.

— Отсрочка? — произнес голос задумчиво. — У нас месяц на его устранение.

— Подойдет.

— Сто тысяч золотых. У тебя сутки.

Я чуть не подавился. Столько я точно не наковыряю, даже если возьмусь за старое.

— А если не месяц, а поменьше? Скажем, неделя.

— Я похож на лавочника? — в голосе послышались неприятные раздраженные нотки.

— Вообще он и вправду похож. — заверил меня Локи. — Но думаю, что тебе так не стоит сейчас отвечать.

Блин! Ну полная задница. Правда, теперь я хотя бы знаю, куда копать в Награйском королевстве. Навряд ли все пятеро попали в тела богатых и влиятельных людей. Видимо моему заказчику повезло оказаться в оболочке криминального авторитета, или кого-то высокопоставленного, раз все так серьезно.

— У тебя все?

Мда. Не улыбается мне уходить ни с чем. Теоретически, у меня есть то, что сможет их заинтересовать, но если я сейчас это покажу, то отсюда меня вынесут вперед ногами.

— Ну ничего страшного. У нас есть халявный разовый телепорт от администрации. Сдернем отсюда и все.

— Думаешь стоит? А если потом будут искать не только барона, но и Пройдоху? Да я вообще в город не вылезу ни в каком облике.

— Да подумаешь! Приклеишь бороду, тебе ли привыкать? Зато если прокатит, то будущего графа Макарова оставят в покое. По крайней мере на месяц, а нам больше и не надо.

Да и похрен! Я набрал побольше воздуха в грудь и громко произнес, поднимая левую руку:

— Вы знаете, что это такое?

На моем запястье материализовался браслет.

— Э-э-э… — хрипло произнес хозяин кабинета. — Это… этого не может быть! Откуда это у тебя?

Я услышал, как со скрипом отодвигается стул напротив, а уже спустя секунду моя рука была зажата крепкой хваткой. Тело напряглось, готовое в любую секунду телепортироваться отсюда, но я пока не торопился.

— Я еще раз спрашиваю: откуда это у тебя? — он повысил голос. В его тоне отчетливо ощущались нотки сильного волнения.

— Нашел. Так вы знаете, что это?

— Знаю. И даже знаю, как это снять. Придется тебя сжечь, конечно, но гильдии эта вещь нужнее, уж извини. — он прокрутил браслет на моей руке, по всей видимости, изучая знаки на его тыльной стороне.

— Сжечь? А как же ваши хваленые правила? Как же моя неприкосновенность?

— В данном случае правила неприменимы. Ценность этой вещи стоит того, чтобы нарушить любые правила. — он громко крикнул куда-то в сторону. — Сюда зайдите!

Скрипнула дверь, и я услышал, как в комнате раздались тяжелые шаги. Кажется, двое

— Возьмите этого и… — начал "глава" гильдии.

— Неужели вы думаете, что я не предусмотрел это? — наигранно расхохотался я, растягивая время и чувствуя, как по моей спине ручьем потек холодный пот. Похоже придется идти ва-банк.

— И что ты сделаешь? — усмехнулся человек напротив, еще крепче сжимая мое запястье.

— Локи, телепорт! Забираем этого хрена с собой!

Я мысленно представил, что оказываюсь на мосту через Зарянку у самых перил, а мой сопровождающий находится по другую их сторону. Через секунду моя рука резко ухнула вниз, а под мышку больно уперлась твердая конструкция. Тяжело его держать, но вроде сил пока хватает.

— А-а-а… Ты что творишь!? — чужие руки стали отчаянно хвататься за мой рукав, утягивая меня вниз еще сильнее. — Тебе не жить!

Я резко содрал с головы мешок и уставился на болтающегося за оградой человека. Средний рост, карие глаза и множество морщин на бледном лице. Лет пятьдесят на вид. Он барахтался в воздухе, отчаянно силясь не соскользнуть в быстро текущую воду. Блин! Да он мне сейчас точно руку оторвет!

— Вытащи! Помоги! Да помоги же!

Сцена напоминала момент из старого голливудского фильма. Вот только я не Арнольд Густавович Шварценеггер, чтобы в таком состоянии разговаривать и выпендриваться. Силенок маловато.

— Хватайся за перила! Не трону.

Я помог ему более-менее закрепиться на краю, а затем резко отскочил назад и направил на него свое оружие. Быстрый взгляд по сторонам: мост пока пустой, да и темно на улице, чтобы сразу понять кто есть кто. В метрах ста плетется парочка прохожих, но кажется они в другую сторону идут. Карет не видать. А тип уже собрался перекидывать ногу, чтобы влезть на безопасную часть моста.

— В общем так, господин главный убийца, в чем я сильно сомневаюсь… — я поводил браслетом перед ним, но он не прекращал попытки выбраться. — Стой, где стоишь! Потом перелезешь. Иначе убью.

Я разошелся по полной. То ли от страха и усталости, то ли от немыслимой для меня ситуации. Но я четко понимал, что готов пойти до конца и убить. Человек замедлился, а затем снял ногу с перил, сообразив, что я не шучу и готов выстрелить.

— Ты понимаешь, что только что сделал? — процедил он, внимательно вглядываясь в мое лицо. — Ты связался не с теми людьми.

— Слушай, а мне он нравится. Даже ни разу не оскорбил тебя. Отличная выдержка!

— Прекрасно понимаю. — ответил я. — Поинтересуйся у Короля нищих, кто я такой, и что тебе даст мое убийство.

— Погоди, погоди… — он снова пристально уставился на меня и воскликнул. — Ну конечно! Следовало сразу понять, с кем я имею дело… Ты мошенник с рынка, которого не так давно искал весь город! Я слышал тебя убили?

— Убили, да не убили. Передай своему главному, что гильдия получит от меня такой же браслет в безвозмездный дар. Вы прекрасно знаете его стоимость — вам за год столько заказов не выполнить. Мои условия просты: вы забываете про барона ге Хаймена, а заодно и про меня. Не знаю, что вы скажете своим забугорным коллегам, да мне и плевать, если честно. Ясно?

— Два браслета. И мы расходимся миром. Второй уйдет в Награйскую гильдию в качестве компенсации.

— А не жирно будет? — возмутился я.

— Сколько их у тебя? — в его глазах появилось неприкрытая алчность, казалось, он совсем не понимал, что находится на волосок от смерти.

— Не твое дело. Мы договорились?

— Я не могу принимать такие решения в одиночку. Ты прав, я не глава гильдии.

— И что будем делать? — поинтересовался я.

— Пусть барон продержится до завтра. Я не могу мгновенно снять с него заказ. Вечером получишь ответ.

— Где?

— На этом месте. В это же время.

— Договорились. — я попятился в сторону своего берега, держа его на мушке.

Человек наконец-то перелез через перила и неторопливо двинулся в противоположную сторону моста, даже не оглядываясь.

— Самойлов, ты че творишь? — обалдевшим голосом произнес Локи.

— В смысле? — удивился я, провожая глазами удаляющуюся фигуру.

— Это когда у тебя яйца до колен отрасти успели?

— Да достали! — я злобно сплюнул на землю и пошагал в сторону гостиницы.

Эту ночь я провел все в той же гостинице, но спалось мне очень плохо. Мысли носились кругами, сменяя то звездный атлас, то лежащую на белых простынях голую Макарову, то представителей гильдии убийц в серых плащах. Опять в моей жизни начался безумный кавардак, без малейшего шанса на передышку. А я ведь просто хочу покоя, и ничего больше. Ну и денег немного.

На следующий день снова начались бесконечные заботы. Полдня я провел на койке у Порфирия, и судя по всему, он очень был доволен, скоростью продвижения исследований, а вот я нет. В моих интересах получать от него помощь как можно дольше, хотя бы того момента, пока я не найду эти долбанные картриджи для магического ксерокса.

Вторые полдня мы усиленно печатали новый номер "Правды", перемежая это с копированием атласа в аппарат при помощи Порфирия. Порадовал Парамон, который оперативно заказал самую дорогую глянцевую бумагу и договорился с кожевниками. Если все выгорит и не сорвутся поставки, то через пару дней, я наконец-то смогу подержать в руках первый атлас, а то и сразу вручить его графине.

Размышляя о последнем, я очень сильно волновался. Мне даже не получалось представить себя рядом с ней на какой-нибудь золотой кровати с шелковым балдахином. Ну правда. Слабо верилось, что я в мгновение ока стану графом и тут же обрету почет и уважение. Как не крути, но я сомнительный выскочка, репутация которого держится на соплях и зависит от очень многих факторов.

Блин! Не хочу думать о провале. Я посмотрел на большие часы на стене. Время встречи с убийцами близилось.

Ах да! Совсем забыл еще одну мелочь, но приятную. Мой печатник смог решить японский кроссворд, чем привел Арсения в неописуемое удивление. Так что, несмотря на отсутствие большой сенсации, я верил, что новый номер все же людей заинтересует. Парамон легко перенес в аппарат того самого тролля и пронумеровал цифрами края загадки. В общем и целом, макет второго издания мне понравился больше, чем даже первый. Выглядел он более профессионально, что ли. И таблица смайликов порадовала.

— Локи.

— Чего?

— А существуют амулеты от сна? — я в десятый раз прокручивал возможную встречу с членами самой опасной гильдии в Дарграде и старался все предусмотреть. — Вдруг они как-нибудь узнают, что меня можно усыпить?

— Сходи и спроси. — предложил он. — Магический магазин у тебя прямо под боком. И да, тебя пока не пасут, можешь смело выходить на улицу.

Этим я и занялся в оставшееся до встречи время.

Колдовская лавка внутри оказалась намного менее кричащей, чем снаружи. Все продающиеся в ней товары не имели волшебных блесток, или магического сияния, как я сначала мог подумать. Разве что несколько видов кристаллов непонятного назначения за стеклянной витриной, имели солидный вид. В основном же здесь продавались порошки, книжки, множество разных амулетов, склянок, коробок и куча другой всевозможной всячины. Но вот ценники, конечно, огорошили: за серебро и медь здесь ничего не продавалось, а числа, на них, как правило, были двух-, трех-, и даже четырехзначными.

Продавец лавки носил мантию, наподобие колдовской, только без звезд и колпаков, выглядя достаточно солидно.

— Помочь?

— Мне что-нибудь от магии сна.

— От заклятья? От зелья? Эфирный сон? Ментальный сон? — затараторил он.

Вот блин!

— А все сразу есть? — почесал я голову. — Меня интересует защита от сна, который могут наслать со стороны. Не порошки и не зелье, а именно неожиданное усыпление путем магии.

— Мы можем вам скомбинировать несколько амулетов в один. — предложил он.

— Это даст гарантию? — засомневался я.

— От всех известных видов сна до магии второй ступени включительно.

— Эм… А от первой?

— Позвольте спросить, а что вы такого сделали, что вам стоит опасаться мага первой ступени? Вы государственный преступник? — он шутливо рассмеялся. — Этих господ может заставить шевелиться разве что король.

— Так есть или нет?

— Только на заказ и по письменному разрешению гильдии магов. — строго произнес он. — Вторая ступень, это максимум, что мы можем предложить. Во многих магазинах и этого нет.

— Сколько будет стоить комбинированный амулет? И на сколько его хватит?

— Три месяца. Потом можно зарядить по-новому. Стоимость составит… — он вытащил толстую тетрадь из-под прилавка и пробежался пальцами по страницам. — Триста двадцать золотых. Подзарядка — двадцать золотых.

Шестьсот сорок косарей в рублях! Охренеть. И почему я не маг!?

Но задница дороже.

— Чеки принимаете? — обреченно вздохнул я, понимая, что этот амулет может еще не раз ее спасти.

— Конечно! — обрадовался торгаш.

К вечеру, я уже был на мосту и во всеоружии, придя туда на тридцать минут раньше. Телепорт наготове, связка из шести амулетов на шее, и браслет с ядовитой стрелой на взводе. Меня никто не ждал, и это порадовало. Спрятаться тут было негде, так что имелись все шансы на то, что нормальному разговору быть.

Ровно через полчаса в тридцати метрах от меня остановилась черная карета без опознавательных знаков и из нее вышел одинокий человек. В темноте я не мог различить его лица, но когда он подошел ближе, я понял что его глаза и нос скрыты черной шелковой повязкой с прорезями. Волосы закрывала широкополая шляпа. Ну еще бы…

— А вот этот Зорро и есть настоящий глава гильдии. — предупредил меня Локи. — Давай, Самойлов, не облажайся.

Человек неторопливо приблизился и встал неподалеку от меня, задумчиво глядя вдаль на водную гладь. Так он простоял с минуту, а затем негромко произнес приятным бархатным голосом:

— Поговорим?

Глава 15

— Поговорим. — ответил я и сделал шаг вперед.

— Не стоит ко мне приближаться. — он властно выставил руку перед собой. — Я прекрасно слышу тебя и отсюда. Мои люди могут занервничать, и ты погибнешь. Насколько я знаю, у таких, как ты есть некий предел возвращений в мир живых, после исчерпания которого вы больше не воскресаете.

— Локи, есть в этом городе кто-нибудь, кто не знает об игроках?

— Не утрируй, Самойлов.

— Ну сам посуди, Король нищих в курсе, теперь этот хрен стоит понтуется.

— Ну а как ты хотел? Думал ваше присутствие никто не заметит? Там что-то пролезло, там просочилось. Общей картиной не обладает никто, да и не сможет обладать.

— Это тебе главный нищий рассказал? — поинтересовался я.

— У меня достаточно своих источников информации, и за ней мне не обязательно идти на поклон к убогим. — ответил он с легким пренебрежением. — Впрочем, мы отвлеклись. Меня интересует откуда у тебя браслет?

С каждым словом и жестом этот тип мне нравился все меньше, и меньше.

— Это мое дело. Ваша гильдия принимает мое предложение? Браслет в обмен на неприкосновенность барона.

— Видишь ли. — поморщился он. — Мне не нужен один браслет. Мне нужны все твои браслеты. Возможно ты сам не подозреваешь, что носишь на своей руке.

— Просветишь? — предложил я, немного ошалев от его наглости. Все браслеты ему подавай, ага. Вот только упаковочную бумагу куплю и подарочные ленточки.

— Это древний культ палачей, о котором осталось очень мало сведений. — уклончиво пояснил он. — Ты первый, за много веков, у кого обнаружился подобный артефакт. По легенде, один из древних богов победил другого, а всё его достояние и наследие предал забвению в неизвестном месте.

— И? — я не сразу понял к чему он клонит.

— И это говорит о том, что ты это место нашел. — закончил он. — Однако ты даже не подозреваешь о том, что эти украшения могут дать знающему, помимо их уникальных механических свойств.

— А знающий, надо полгать, это ты? — съязвил я.

— Само собой. На твоем месте, я бы не ерничал — не та ситуация. Мне известно, что у тебя якобы дела с этим новым безродным бароном. Пыль в глаза для недалеких. На самом деле за всеми его делами стоишь ты, а он лишь марионетка для отвода глаз. Бедный аристократ, согласившийся поиграть для тебя роль и на этом немного заработать.

Ну хоть в чем-то он ошибается. Моя вторая ипостась пока не засвечена на темной стороне и это радует.

— Допустим. — я не стал рушить его умозаключения. — Что ты еще обо мне знаешь?

— Достаточно, чтобы понять, чего ты боишься. — он щелкнул пальцами, и мою шею обожгло, словно кипятком, да так, что я не удержался и вскрикнул. Какая-то субстанция, навроде горячего песка, посыпалась мне за шиворот.

— Минус триста двадцать золотых. — констатировал бог. — Внезапно, да?

— Локи, что будет, если я этом козлу сейчас засажу стрелу в глотку? — я готов был взорваться от ярости.

— Ничего хорошего, Самойлов. Он предусмотрел этот вариант и не пострадает, а вот ты отправишься с голой жопой в королевскую казну. А утром вообще ни шагу по городу сделать не сможешь, хоть бароном, хоть Пройдохой.

— Может для начала обговорим, какую я получу выгоду? — процедил я сквозь зубы, глядя на него.

— Спрашивай. — ответил незнакомец.

— Я хочу знать, кто заказал барона ге Хаймена.

Глава гильдии задумчиво смерил меня глазами и приблизился почти вплотную, настолько близко что я подробно смог рассмотреть его лицо. Точнее не закрытые маской губы и подбородок, которые были словно подернуты легкой рябью. Они мне показались неуловимо знакомыми, но я не вспомнил. Слишком они были ровными и невыдающимися. Таинственная рябь привлекла внимание куда больше.

— Магия?

— Угу, обвешался ей по самое не балуй. Как-никак, а он тебя тоже боится, хоть и понтами кидается.

— Ответ на этот вопрос ты получишь, когда укажешь мне местонахождении артефактов. — прошептал главный убийца.

— Сколько у меня времени на подумать?

— Двое суток. Потом барон умрет. Возьми это. — он вынул из кармана монетку и щелчком переправил ее ко мне. — Если решишь связаться со мной до истечения этого времени, просто передашь это моему любому связному. И не говори, что не знаешь где их найти.

Он развернулся и направился к карете.

— Локи, он что, придурок? — я покрутил серебристый кругляш с изображением какого-то незнакомого мне цветка в своей руке. Определенно это не расчетное средство. Таких я еще не видал.

— Скажем так, недостаточно осведомленный о твоих выкрутасах. По своей глупости он дал тебе магический маяк, чтобы ты не сбежал. Но в итоге допустил серьезную ошибку. Нас ждет невероятно крутое хоум видео.

— Ага, осталось только до этого хоума дойти живым.

Я молча развернулся и пошел в сторону берега.

Добравшись до гостиницы, я поужинал и принял душ, после чего завалился на кровать и погрузился в анализаторство, неспешно вращая в пальцах монетку. Мой самый серьезный противник за все время нахождения в этом мире оказался магом первой ступени — это раз. Он действительно истинный глава гильдии убийц — это два. Я сдал себя с потрохами, показав им браслет — это три. Казалось бы я ошибся, но есть одна загозвдка.

Почему мой ехидный друг ни слова не сказал о том, что я тупой? Потому что это он окончательно подбил меня показать убийцам браслет?

— Хватит заниматься ментальной мастурбацией, Самойлов. Запускай видос. — взмолился Локи.

— А тебе-то что? Можно подумать, ты не знаешь, что там.

— Знаю. Но так приятно лишний раз посмотреть на твою ошалевшую рожу.

Ну, поехали! В нашей любимой обратной перемотке. Начнем с момента расставания.

Человек в черной маске уселся в карету, которая попятилась на правый берег; проехала мимо рынка, свернула в знакомый район и остановилась у знакомого синего дома. Там глава гильдии провел относительно немного времени, и встретился с тем самым "лжеглавой". В разговоре с ним он снял маску, и я увидел… молодого Воронина.

— Твою мать! — выругался я. — Выходит это он всем заправляет?

— Ты смотри, давай, не отвлекайся. — одернул меня Локи.

— Да толку смотреть без звука? Может быть все это вообще был постановочный спектакль? Может и нет никакого Награйского заказчика, а Пройдоху заставили вылезти специально, создав угрозу барону? Меня развели?

— Может быть. Самойлов, вот только ты не на то обращаешь внимание. Узнаешь ты заказчика, не узнаешь — какая разница? Ты мстить в соседнее королевство бы побежал? Серьезно?

— Может и побежал бы. — огрызнулся я.

— Давай так, ты смотришь видео до конца, а потом я гляну, куда ты побежишь. Идет?

— Ладно. — вздохнул я.

Переговорив с "лжеглавой", Воронин снова надел маску и спустился на первый этаж, где подошел к стальной двери, возле которой стояли два до зубов вооруженных бойца и отпер ее. В запертой комнате обнаружился достаточно красивый интерьер: покрытые гобеленами стены, зажженный камин, несколько шкафов с какой-то документацией, небольшой письменный стол. Он закрыл замок изнутри, и уселся в кресло, задумчиво поглядывая на огонь.

Там он провел минут тридцать, а затем поднялся и подошел к стене, где произвел несколько пассов руками, что-то проговаривая. И, словно в приключенческих или исторических фильмах, стена отъехала в сторону, обнажив каменные ступеньки, по которым он неторопливым шагом двинул вниз.

Обнаружившийся внизу тоннель был освещен моими любимыми белыми фонариками и имел кучу поворотов и перекрестков. Воронин двигался по ним уверенно и привычно, словно уже сотни раз это делал. Закончился его путь в каком-то доме, где он также вышел через подобную потайную стену. У меня не было возможности увидеть здание снаружи, но внутри оно действительно блистало роскошью: старинное и не очень оружие на стенах, дорогие ковры, хрустальные люстры. Он небрежно снял ботинки на пороге, словно не заботился об аккуратности, и прошел в глубину здания.

Получается это его дом? Интересно. Странно, что нет вообще никакой прислуги. Это точно не родовой замок, да и не так он много прошел под землей, чтобы добраться хоть до чьих-то владений, большая часть которых примыкала к городу, а не находилась на его территории. Скорее всего, это усадьба, вроде той, что у графини.

Воронин походил по дому, сделал несколько упражнений со шпагой около изодранного манекена, пообедал, сделал кучу прочих бытовых мелочей, а потом уселся перед зеркалом и начал водить руками перед собой. Его ладони переливались сиянием различного цвета, и я впервые за все время увидел настолько сильное визуальное проявление магии.

— Ну так первая ступень, чего ты хотел. — пояснил Локи. — Он готовился к встрече с тобой и заранее наложил на себя множественную защиту. А теперь внимание!

И тут произошло то, чего я точно не ожидал… Воронин долго водил руками перед лицом, словно лепил невидимую скульптуру, и снова превратился. В человека. С родинкой. Того самого, что убил мужика в логове Короля нищих…

— Вуаля! — торжественно произнес Локи. — Так и знал, что увижу это дебильное выражение на твоем лице!

А я действительно подвис и растерянно сидел с упавшей на колени челюстью. Глава — не глава, Воронин — не Воронин.

— Это что за херня??!

— Двойная конспирация. — ухмыльнулся Локи.

— Значит весь сыр-бор из-за того, что я оставался в той самой комнате с Королем нищих наедине? То есть кто-то из людей главы попрошаек является кротом и донес на меня?

— Тепло.

— Почему меня просто не усыпили, раз им столько известно обо мне?

— Какой ему от этого прок? В его планы это не входило. Ты встречался с Безликим и был с ним в той самой комнате, в которой произошло убийство. Это напрягло главного убийцу, и он поручил тебя найти и прощупать.

— Тогда почему они сразу не задали мне нужные вопросы, когда я пришел к ним, а полоскали мне мозги?

— А ты бы ответил на эти вопросы? Представь себе: перед тобой сидит человек, который по слухам может мгновенно сбежать из любого места, и его невозможно убить? Проще было создать такую ситуацию, чтобы ее было сложно проверить сходу; чтобы ты сам за ними бегал, и постепенно раскрылся целиком в отчаянных попытках спасти жизнь барону. Но все их планы перечеркнул твой браслет…

— Локи, это не может быть постановой. — замотал я головой. — Лжеглава реально мог получить от меня ядовитую стрелу, мог упасть в реку и утонуть, ты видел как он себя вел? Такое невозможно сыграть!

— Самойлов. А ты не помнишь, что я тебе на мосту сказал про него? — хитро произнес Локи.

— Что-то про его стальную выдержку. Что он меня никак не обозвал, кажется… — рассеяно пробормотал я. — Так это все-таки постанова?

— Импровизация, и мастерски исполненная. Он был готов к любой твоей выходке, как и сам лже-Воронин на сегодняшней встрече. Или ты думал, что человек, играющий роль главы гильдии убийц, простой как три копейки?

— Кабздец… — выдохнул я разочаровано. Неприятно, когда тебя переигрывают.

— Не-а. Все даже очень круто вышло. — довольно произнес бог. — Они не знают, что ты и барон одно лицо, они не знают, что ты можешь видеть историю объектов.

— Погоди… Так что, Король нищих никому не сказал о моем умении?

— Получается так. Иначе бы этот хрен ни за что бы не дал тебе связанный с ним предмет. Нет в этом мире такой магии, что позволяла бы видеть прошлое. Потому он даже не подумал об угрозе. Если ты помнишь, Безликий сам нехилый маг, и был очень сильно удивлен твоим способностями.

— Но ведь кто-то ему рассказал про гадалку и рынок? Да и его бойцы, скрытые за иллюзией стены все слышали.

— Ну, допустим, не слышали, поскольку вас окружал полог тишины. А гадалка — ну провернул ты крутой фокус, думаешь мало шарлатанов ходит? Тот же Сталлоне денежку заколачивал с помощью алтаря, и никто особо в обморок не падал. Нищие ему донесли о тебе и забыли, а вот он отметил тебя галочкой. К тому же ты позже показал всему рынку, что на самом деле обычный мошенник и тебя искало полгорода.

— У меня сейчас башка лопнет от всей информации. Честно. — пожаловался я.

— Немного осталось. — невозмутимо ответил Локи. — А именно — сделать правильные выводы. Один единственный верный ход и тебя снова ждет удивительных открытий.

— Рассказать о нем Королю нищих?

— Бинго!

— У меня еще один вопрос. — задумчиво произнес я. — А где тогда настоящий Воронин-младший?

— Превратился в удобрения, конечно.

Всю ночь я ворочался и никак не мог заснуть. Сопоставлял и притирал друг к другу все детали мозаики, пытаясь четко совместить ее края, однако не все сходилось как надо. Оставалась надежда, что поход к Безликому что-то просветит, но для этого надо с ним увидеться, а он, насколько я помню, желанием повторно встречаться со мной абсолютно не горел.

И еще две вещи меня беспокоили прямо сейчас. Монетка, она же магическая метка, и то, как мне правильно связаться с Королем нищих.

И если монетку я мог просто оставить в номере, то вот найти "правильного нищего" та еще задачка. А вдруг тот "ведьмак" и есть крот? Он свел меня с гильдией убийц, но это такой себе показатель, потому что это смог бы сделать и любой другой попрошайка. Ежу понятно, что две такие организации имеют множество точек соприкосновения.

— Локи, подскажешь?

— Не-а. Ты вчера исчерпал весь лимит. Думай сам.

Ну и ладно. Я прихватил с собой вещи Пройдохи и пошагал по лестнице вниз, оставив монетку дома. Однако, спустившись почти на первый этаж, я резко передумал, заметив в окно фойе две подозрительные рожи, одну из которых узнал — Крысеныш.

Я сразу вернулся обратно в свой номер, и слегка отдернул занавеску в сторону, чтобы осмотреть улицу. Та же картина. Только на это раз там "гулял" кривоносый и периодически невзначай посматривал на здание. Вот сволочи, сбежались на метку, значит. Блин, а ведь так в типографию бы хотелось заскочить — как-никак, а сегодня выход второго номера. Но думаю, что там тоже слежка. Ладно, надеюсь Парамон разберется. Не все же время мне там торчать, пусть привыкают к самостоятельности.

Но неужели придется потратить алтарь? Не очень хочется, чтобы кто-то из них узнал о моем визите к Безликому. А превращаться по дороге и скидывать хвост я точно не готов. Это сразу меня раскроет, ибо теперь их одинаково интересуют оба варианта Самойлова.

Да к черту! Была не была. Я снова стал Пройдохой и оставил все лишнее дома.

— Локи, полетели!

Я представил место в коридоре катакомб, перед той самой комнатой, где и произошло убийство. А через секунду на меня уже смотрели кончики двух арбалетных болтов.

— Это что за херь? Ты кто такой?! — бородатый человек исподлобья рассматривал меня, пытаясь справиться с неожиданным изумлением.

Я медленно поднял пустые руки перед собой, дабы кто-то из них случайно не спустил тетиву и произнес:

— Я к главному.

Сомневаюсь, что кто-то из коридорной стражи Безликого является кротом. Осведомитель гильдии убийц сидит очень глубоко, и явно не является мелкой сошкой. Хотя риск все же есть.

— Погоди. — ответил второй, внимательно всматриваясь в мое лицо. — Я, кажется, припоминаю его морду. Точно! Он у нас уже был.

Я быстро закивал головой, соглашаясь. Меня тщательно обыскали, после чего один из стражников потянулся к ручке той самой двери.

— А ну заходи сюды! — меня впихнули в знакомую комнату. — Сиди и не рыпайся. Сейчас решим, что с тобой делать.

Помещение было полностью пустым, как и в прошлый раз, и мне ничего не оставалось делать, как усесться на пол.

— Не сиди на камне. Яйца застудишь — детей не будет.

— Очень смешно. Только о собственных детях в проходном мире и думаю.

Так я просидел почти час, пока снаружи не раздался щелчок замка. В комнату вошли все те же охранники, а следом за ними и сам Безликий в своей неизменной маске.

— В дальний угол, быстро. — приказал мне он.

Видимо боится, что я сразу кинусь обниматься от долгой разлуки и вычислю его. Я поднялся с пола, пожал плечами и переместился на требуемое место.

— Мы, кажется с тобой договорились? — недовольно произнес он.

— Мне срочно нужно было тебя увидеть.

— А что, в Дарграде не осталось ни одного нищего? Ты знаешь способ связи.

— Он не очень подходит для того, что я собираюсь тебе сказать. Пусть эти тоже выйдут. — ответил я, указывая на стражу.

Безликий пару секунд помолчал, но все-таки жестом показал охране удалиться. Я дождался пока мы останемся наедине и произнес:

— Человек который убил твоего друга…

— Я не хочу об этом вспоминать. — резко он оборвал меня. — Тот человек давно мертв.

— Он жив.

Руки короля нищих сжались в кулаки, и он сделал шаг вперед.

— Повтори?

Даже глухой искаженный голос маски не смог скрыть сильного волнения этого человека.

— Он жив.

— Он мертв! Слушай сюда, ублюдок, если ты затеял какую-то игру…

И тут меня прорвало.

— Слушай ты! — взревел я. — Мне до чертей надоели все ваши гребанные интриги, которые почему-то цепляют меня. Мне насрать, что у вас там произошло, и кто кого убил, но я хочу одного — чтобы меня оставили в покое и дали развивать свое собственное дело. Ясно?

— Свое? Или барона ге Хаймена? Или ваше общее? — его голос стал приторно-язвительным.

— Не твое дело. Не нравится с чем я пришел — сам разбирайся со своими проблемами.

— Ты не врешь. — как-то обреченно произнес он и даже слегка поник.

— Ну еще бы мне врать! — возмутился я.

— Тогда скажи, где он, если это не ложь?

— Ну вот уж теперь я хрен что скажу просто так. Кто-то говорил, что информация всегда имеет цену?

— Что ты хочешь взамен за эти сведения?

— Мира, покоя, свободы.

— Я тебе могу это гарантировать. — тихо произнес он. — Если ты сам не вляпаешься туда, куда не следует.

— Уже вляпался. — буркнул я. — Да так, что не выбраться.

Он ничего не ответил, и как-то отстранился, о чем-то размышляя. Спустя минуту он твердо произнес:

— Предлагаю обмен. Правда на правду. Можем спросить друг у друга что угодно.

— Сначала ты ответишь на мой вопрос.

— Хорошо. Задавай.

— Расскажи мне всю историю об убитом человеке, от начала и до конца.

— Ух, сейчас начнется! Самойлов, готовь подгузники. — Локи был возбужден как-никогда.

Человек в маске немного помолчал, словно собираясь с мыслями, и заговорил ровным голосом.

— Однажды, в одном королевстве, жили-были два могущественных герцогских рода, Ивановы и Петровы. Жили они мирно и счастливо. Ивановы правили государством, а Петровы им помогали добрым советом. Но однажды случилось страшное горе и король Иванов умер от неизвестной болезни. Своими детьми он обзавестись не успел…

Престол должен был достаться брату, а впоследствии, одному из его детей. Но беда не приходит одна, и перед самой коронацией в замок герцога Иванова проникли убийцы. В ту пору будущая жена короля находилась вместе с дочерью в хорошо защищенном церковном лазарете, после долгих и мучительных родов, и чудом избежала расправы.

Будущий король пал в неравном бою, но сумел спасти двух мальчиков-братьев, отправив их тайным ходом вместе со своим верным слугой. Их искали, искали несколько лет, но не нашли. Слуга покинул столицу и поселился в одной из глухих деревушек, а детей подбросил в общину нищих.

Когда до королевы дошла эта весть, она получила нервное потрясение и начала чахнуть сильнее и сильнее с каждым днем, а через несколько лет умерла. Жестокое убийство вызвало большой резонанс среди аристократических родов и каждый был готов помочь малютке-сироте. Дело так и не смогли раскрыть, и престол заняла семья Петровых, как следующая по влиятельности и признанная большинством голосов, а маленькую герцогиню они же взяли на попечительство.

— Дураку понятно, что Петровы убили короля. — произнес я.

— Не перебивай. Если я начну посвящать тебя в тонкости взаимоотношения аристократии того времени, мне и дня не хватит. Все в городе знали о великой дружбе Ивановых и Петровых, о их совместной вражде с некоторыми другими фамилиями. Найденные во время повторного расследования факты, прямо указывали на род Сидоровых, который впоследствии был обвинен в умышленном убийстве царской семьи и уничтожен.

Так вот. Шли годы. Ни слугу, ни детей так и не нашли. С определенного момента взросления девушка-наследница смогла сама распоряжаться своей судьбой. К тому времени ее земли были частично проданы, а деньги растрачены на ее же содержание. За счет нее другой род смог значительно усилиться. Но по законам королевства, каждые двадцать лет свой титул нужно подтверждать. А количество титулов каждого ранга строго ограничено. Так герцогиня превратилась в графиню.

Слугу давно перестали искать, и он через много лет вернулся в столицу, где смог разыскать обоих мальчиков, и поведать им об их истинном происхождении, и о заговоре. Братья решили отомстить всем тем фамилиям, кто на самом деле устроил заговор. С этого момента их дороги начали расходиться. Младший стал наемным убийцей и пытался выяснить, кто уничтожил его родителей через свою гильдию, а старший, со временем, сменил на посту умершего Короля нищих. Оба брата имели чрезвычайные способности к магии, и достаточно быстро овладели ей у одного из магов-изгоев.

Слуга познакомил обоих братьев с молодой графиней, но вернуться к дворянской жизни они не могли, по понятным причинам. Тогда они договорились все полученные средства отправлять своей сестренке, которая проявила отличные управленческие качества и смогла быстро наращивать получаемый от братьев капитал. Все трое поклялись однажды собрать достаточно средств, чтобы свергнуть с трона предателя и перебить те рода, которые имели отношение к заговору.

А потом кто-то узнал о вернувшемся слуге, и за ним началась охота. Он попросил у братьев убежища, и один из них спрятал его у себя. Второй брат рассказывал, что он уже почти вышел на след убийц. Тем не менее, старший не смог обеспечить безопасность старому слуге и его убили прямо у него в комнате. Убил младший брат. А через месяц он пропал и сам. Люди старшего нашли в лесу его обгоревший труп, с фамильным перстнем на пальце. Твоя очередь.

— Охереть Локи, это получается сейчас передо мной настоящий король?

— Ну хоть это ты понял. — ухмыльнулся он.

И тут меня словно молнией ударило…

— Значит твоя фамилия Макаров?

— Это второй вопрос. — бесцветным голосом ответил он. — Твоя очередь отвечать.

— Спрашивай.

— Где мой брат? — он произнес это, четко выделяя каждое слово.

— Твой брат самый что ни на есть настоящий глава гильдии убийц.

— Глава абсолютно другой человек. — словно сопротивляясь информации выкрикнул Безликий.

— Воронин младший мертв, если ты о нем. Твой брат каким-то образом использует его внешность. Заметь, это второй ответ, и ты получил его бесплатно.

— Значит он пошел собственным путем… — обреченно произнес Король нищих. — Наших с сестрой денег никогда не хватит, чтобы провести переворот.

— А может все дело в том, что ты старший, а он младший? Трон ведь по праву твой.

— Он никогда бы не предал меня!

— Тем не менее, его действия говорят не в твою пользу.

— А знаешь, что, барон-оборотень? — произнес он внезапно. — Думаю нам пора выложить все карты на стол и поговорить по другому.

Безликий сорвал свою маску, и я увидел под ней уже хорошо знакомое лицо. Лицо главы гильдии убийц, с той самой родинкой на шее.

И меня потянуло в сон…

Глава 16

Я сильно зажмурился, и снова открыл глаза, пытаясь хоть как-то сопротивляться воздействию ненавистной магии. Человек с лицом убийцы все также вопросительно смотрел на меня, слегка склонив голову на бок. Сплю? Или нет?

Ладно. Знаю я эти ваши штучки! Я перевел взгляд на свою собственную руку и представил, как у меня растут пальцы. Они тут же превратились в гибкие щупальца и поползли вперед. Все-таки сплю…

— Очень хорошо, что ты сразу сообразил где находишься. — заметил человек передо мной. — Не придется тратить время и разъяснять тебе тонкости твоего положения.

— И что дальше? Будешь держать меня спящим? — горько усмехнулся я.

— Совсем нет. Ты неправильно понял мои намерения. Я абсолютно не желаю тебе зла, и даже, в какой-то степени симпатизирую тебе. Но ты должен понимать, что если бы я доверял информацию о себе каждому, то давно бы уже болтался на виселице.

— Тем не менее, ты раскрылся. — ответил я. — А это значит, что ты больше не можешь быть уверен в сохранности своей тайны, пока я жив. У нас с тобой парадоксальная ситуация.

— Ты не прав. Есть способ лучше понять друг друга и начать доверять. Тебе всего лишь нужно дать согласие на ментальную проверку и открыть мне свою суть. Мою самую большую тайну ты уже знаешь. И да, мы с братом близнецы, как ты понял.

Я задумался, причем очень, и очень серьезно задумался.

— Локи, что скажешь?

— Решать тебе. — безразличным голосом ответил он. — Информацию об игре ему все равно из тебя не выудить.

— Там, если что, много другой информации. О наследии Кровавого бога, да и о его сокровищах. И все мои аферы, и происхождение от деревенского дурачка, и много-много всего другого…

— Ну, об истиной сущности забытого бога он никак не узнает, как и о твоей предыдущей жизни. А вот о сокровищах сможет.

— А он поймет, что мне нужно переспать с его родной сестрой, чтобы разбогатеть?

— Угу. Вот только найти связь с богами у него не получится. И вообще, отстань от меня. Решение на доступ к своей памяти ты должен принять сам.

— Зачем тебе все это нужно? — я снова переключился на Короля нищих. — Где ты, и где я! Или ты собрался затащить меня в свою революционную ячейку? Лично в мои планы государственный переворот не вписывается.

— Я не зову тебя к себе, хотя и сильно рассчитываю на твои уникальные умения. Не стану врать. Но ты всегда можешь отказаться. Информация о твоей личности останется только между нами. И вообще, сотрудничество со мной для тебя намного более выгоднее, чем для меня.

Блин! Вот не нравится мне все это. Очень сильно не нравится. Но он хозяин положения, и с этим как-то придется считаться.

— Что будет, если я откажусь?

— Я подвергну тебя не очень приятному и длительному ритуалу. Ты забудешь несколько дней из своей жизни. Если я обнаружу во время проведения ментальной проверки, что ты способен нанести мне вред, ты также будешь подвергнут этой процедуре.

— Локи, мы потом все вспомним ведь?

— Размечтался. Нет, конечно — это сугубо твои проблемы.

Вот что я меньше всего хочу потерять, так это свою память, пусть даже за последнюю пару-тройку дней. Там и Макарова, и атлас, и до черта всего. Но у меня ведь нет в планах причинять ему вред? С такими фигурами мне рановато бодаться, да и причин нет. Может прокатит?

Блин! Как же стремно-то…

— Ладно. — устало произнес я. — Но гарантируй мне, что ты не попытаешься использовать не касающуюся тебя информацию в своих личных целях и не станешь мне задавать вопросов по моим воспоминаниям.

— Клянусь честью!

Мда. Кто бы сейчас из моих знакомых на Земле увидел Антона Самойлова, который поверил слову "клянусь" — засмеяли бы. Да вот только выбора особого нет.

— Что нужно делать?

— Ничего сложного. — заметно обрадовался он. — Закрой глаза и представь перед собой что-нибудь простое: чистый лист бумаги, безоблачное небо, неподвижную водную гладь… Больше ни о чем не думай. Лишние мысли затруднят мне проверку.

— Ну небо, так небо…

Я не знаю сколько длилось это сканирование. Мое состояние было подобно трансу, и я абсолютно ничего не чувствовал. Просто бездумно глядел в синюю даль, пока Безликий путешествовал по закоулкам моего сознания.

— Невероятно! — его голос прозвучал словно гром, и я открыл глаза. Обескураженный Король нищих сидел на полу, обхватив голову и наплевав на всю свою крутизну.

— Доволен? — хмуро произнес я.

— Не совсем. Слишком опрометчивым было давать тебе слово. — пробормотал он. — Я видел дракона, и ты говорил с ним! Я видел невероятной силы ведьму, и ты приручил ее. Я видел твои знания о бессметных богатствах и знаю, что ключ к ним связан с моей сестрой. Но я не понимаю, ничего. Ты должен возлечь с ней, и только тогда откроются двери… Как? Как вся эта невероятная мешанина может быть связана? Кто ты такой?

— Вот тут уж извини. Я открыл тебе самое сокровенное, и поверил твоему слову. Надеюсь ты, как человек чести и, возможно будущий король, сдержишь его и оставишь меня в покое. Зла я тебе не желаю, и ты должен был видеть это.

— Присоединяйся ко мне! — он вскочил на ноги и заходил по комнате в волнении. — Вместе мы восстановим справедливость. Мои возможности и твои сокровища помогут все расставить на свои места. Если я стану королем, то ты до конца своей жизни ни в чем не будешь нуждаться.

Ну вот, началось… Как бы так грамотно отмазаться?

— Послушай, Безликий. Ты получил что хотел, и по нашему уговору я свободен. Назови хоть одну причину, по которой я должен помочь тебе?

— Твои сокровища… Ты подумал, как ты их обменяешь на деньги? Продать такие артефакты и не получить проблем будет очень сложно. А у меня есть нужные связи, выходящие далеко за пределы страны, и даже континента.

Вот же человек! Возможно, будущий король! Тут вопрос о чести его сестры стоит, которую собирается отодрать имбецил-самозванец с Зеленого острова, а он даже не парится. Сокровища ему подавай!

Блин! А может он сможет помочь уговорить ее? Она ведь тоже революционерка, и, получается, за правое дело грудью вперед пойдет. Или не грудью в моем случае…

— Да что ты мозги паришь? — донесся раздраженный голос Локи. — Судя по темпам игры, она закончится меньше, чем через год. Ты собрался с собой утащить все богатства? Да и вообще, еще неизвестно выиграешь ли ты. А так хоть ребятам поможешь, доброе дело сделаешь, трон человеку вернешь. Оставишь жене бабки в наследство, и будут они жить долго и счастливо, да горевать о тебе и вспоминать добрым словом.

— А скажи-ка мне, морда скандинавская, ты сразу знал что так выйдет? — ополчился на него я. — Ты ведь мне эту Макарову еще в Приморске подсовывал. Ничего не хочешь объяснить, а?

— Это, Антон… — внезапно забеспокоился он. — Меня тут Агимея срочно вызывает, занавески просит повесить. Скоро буду! Не теряй. — бога из моей головы как ветром сдуло.

Ясно все с тобой… Однако, если подумать, он прав. Как бы я не прятался от других игроков, наступит день, когда и до меня доберутся. Сокровища в могилу не забрать. Нужно вытянуть максимум из этой сделки.

— Что ты мне предложишь, если я дам согласие?

— Все что угодно! — его глаза заблестели надеждой.

— Вот тебе ответная притча, Безликий. — ответил я. — Жил, да был один "непонятный человек", который очень не хотел умирать. Но вокруг него были и другие "непонятные люди", которые считали, что его желание глупость, а потому всеми силами хотели его убить. И чтобы выжить среди них, этому человеку нужна была защита. Каждый из "непонятных людей" обладал редкими силами, и мог уничтожить таких как он, не взирая на его кажущееся бессмертие. Только лишь его изворотливость, позволяла ему выжить. С каждым днем противников становилось все меньше, сильные убивали слабых. И однажды, их осталось совсем немного. Но они были самыми могущественными, и "непонятный человек" понял, что дальше без помощи со стороны ему не справиться. Улавливаешь?

— Тебе нужны люди?

— Нужны. Маги, наемные убийцы, а может потребуется и целая армия. Я пока не знаю. Мне надо продержаться около года. И начнем с самого простого — меня преследует твой родной братец.

— Я решу с ним проблему. — процедил он. — Сегодня же. В твоей памяти я видел достаточно информации, чтобы устроить ему западню. Однако, я думаю, что все не то, чем кажется. Брат не тронул меня, хотя легко мог это устроить, если бы хотел позже сесть на трон. Что касается остального, я даю слово сделать для тебя все, что только смогу.

— Разбуди меня для начала.

Что-то неуловимо изменилось вокруг. Я внимательно посмотрел на свои пальцы, но на этот раз с ними все было в порядке.

— Ты со мной? — он протянул мне открытую ладонь, что для меня стало последней точкой. Он знал о моей способности и сейчас демонстрировал полную уязвимость к ней.

Я пожал ему руку и задержал ее в своей дольше положенного, хотя и не включил умение. Но Безликий даже не попытался прервать рукопожатие.

Ох, Антон, Антон… На что ты только подписываешься? Идиот-свинопас, потом мошенник, потом бизнесмен, а теперь еще и человек, финансирующий восстание; особенно первое с последним офигенно сочетается. Только вот финансировать пока нечем… Лезу в какую-то Санта-Барбару.

— Я видел твое свидание с графиней. — улыбнулся Король нищих. — Узнаю сестричку. Но ты нашел весьма достойный ответ на ее внезапный выпад, и, похоже, ей не отвертеться.

— Надеюсь…

— Что значит надеюсь? — удивился он. — Пусть только попробует отказаться!

Я не хотел пока развивать эту щекотливую тему, но он продолжил сам.

— Когда ты хочешь ей преподнести подарок?

— Думаю, что в ближайшие выходные.

— Обязательно поставь меня в известность. — строго ответил он. — Отныне я доступен для тебя всегда. Подойдешь к любому моему человеку на улице, или пришлешь своих курьеров. Меня сразу поставят в известность.

— У меня есть несколько просьб прямо сейчас.

— Слушаю.

— Твой брат…

— Я сказал: забудь о нем.

— Я не о том. Он говорил, что те золотые браслеты, которые ты мог видеть во время проверки моей памяти, имеют какие-то незнакомые мне свойства. Мне очень важно знать, что это за свойства. Второе — в твоей организации завелся жирный-прежирный крот, и мне бы хотелось, чтобы ты его нашел. И третье — достань мне амулет первого уровня от этого чертового сна!

— Решим на днях. — коротко ответил он. — Иди.

В типографию я вернулся пешком, в облике барона, обратив внимания на вытянутые лица шнырявших около нее представителей самой опасной гильдии. Два дня у меня от их главы есть, а там посмотрим, как Безликий решит мою проблему. Локи, кстати, так и не вышел на связь, а потому обсудить произошедшее мне с ним не удалось.

Торговля вторым номером газеты двигалась полным ходом. Мои оранжевые питомцы раз за разом возвращались за новой пачкой, и дело кипело без моего участия. От этого мне стало немного грустно. Я видел отличные перспективы своего небольшого, но перспективного бизнеса, но после сегодняшнего разговора понимал, что если я найду сокровища, все это станет не так важно. С другой стороны, возможно мне понадобится легальное прикрытие. Ладно, пока рано об этом думать.

Может стоит подумать о том, чтобы остаться в этом мире, в случае победы? Свои шансы на выигрыш я до сегодняшнего дня считал не очень весомыми. Но после встречи с главой нищих, у меня появилась какая-то уверенность. Имея в своем распоряжении его ресурсы, можно покусится и на сложные мероприятия по отжиманию алтарей. Воскресающего около них человека не так сложно убить, если все организовать правильно.

Ладно, пока что моя тактика — защита. У меня достаточно камней, чтобы набросить неуязвимость на свой камушек в крайнем случае, так что внезапная смерть мне пока не грозит. А дальше видно будет.

Следующие три дня пролетели как один. Меня больше никто не беспокоил. С улицы полностью исчезли наблюдатели, и я остался жив, как и обещал Безликий. Работа над атласом шла полным ходом. Парамон уже напечатал кучу стопок пока не скрепленных между собой страниц, и выглядели они шикарно: глянцевые, с четкими картинками и пояснениями, которые в последний момент принес в типографию Григорий Ефимыч, собственной персоной. Мне снова пришлось с ним распить его любимую настойку, поскольку от этого человека много что зависело.

Окончательно оценив получившийся материал, он дал добро на итоговый вид издания и велел все доставить в академию. По большому счету, дело оставалось только за переплетчиками. Впрочем, Парамон и здесь проявил себя, найдя парочку каких-то здоровенных дуболомов, с которыми на ночь остался в типографии. Уж не знаю, как физическая сила связана с умением сшивать страницы, но работали они удивительно быстро.

И вот этот великий день настал. Пятьсот одна книга была упакована в оберточную бумагу и погружена в телегу. Я лично сопроводил ценный груз в академию, и очень сильно переживал, что все в последний момент все накроется медным тазом. Слишком сомнительным все это было, да декан-алкоголик большого доверия не внушал.

Но срослось. Едва книги были доставлены на кафедру астрономии, как Григорий Ефимыч принялся лично наносить тиснение какой-то странной печатью, размер которой был не меньше строительного кирпича. Не знаю, что там использовалась за технология, но получившиеся оттиски ничем не уступали таковым на моем ведьмачьем справочнике. И уже держа в руках подарочный экземпляр для графини, я вдруг понял, что в первые в жизни создал что-то по-настоящему ценное. Пройдут годы, родятся новые люди, игра богов давно закончится. Меня, скорее всего, уже не будет в этом мире. Но эти атласы будут жить и украшать чьи-то коллекции и библиотеки. И от этого понимания стало необычайно приятно, но в то же время немного тоскливо. Тоскливо от полной неопределенности своего собственного будущего.

— Ну и где же этот герой? — услышал я позади себя.

Блин! Какой знакомый голос…

Я обернулся на вошедшего в обитель астронома-алкоголика человека и замер от неожиданности.

— Узнаешь? — ехидный бог вернулся в мою голову.

— Узнаю. И очень надеюсь, что он меня не узнает.

Тот самый гнусавый дедуля, что отправил меня без трусов в городскую тюрьму, с любопытством разглядывал меня.

— Мне кажется, мы уже встречались, не так ли, молодой человек? Но что-то я совсем не могу вспомнить где.

— Возможно на балу у Коробейниковых? — предположил я.

— Увольте… В моем ли возрасте посещать такие увеселительные мероприятия? Но я обязательно вас вспомню, барон. — погрозил он пальцем сделав серьезно-ироничное лицо. — Вот, держите! Заслужили.

Он протянул мне листок, размером с почетную грамоту. Это была невероятного качества бумага, лучше даже, чем в атласе. Ближе к тонкому картону. Я пробежал глазами по тисненым золотом строчкам, и пришел в неописуемый восторг.

Сертификат на право владения, с кучей подписей и указанием регалий принимавших участие в его создании лиц. И пусть я не знал всех этих фамилий, но их научные степени и звания кричали сами за себя. Не хватало только автографа короля, но это и не было нужно. Документ был великолепен: магические знаки по краям, переливающиеся разными цветами, а в центре — изображение участка ночного неба, где горела особенно крупная звезда, резко выделяющаяся на фоне остальных. Звезда Макаровой Вероники.

— Локи, смотри какая крутая цацка! И одна на все королевство…

Я замер от своих собственных мыслей, под музыку фанфар в ушах. Бог хитрости откуда-то притащил в мою голову барабанную установку и отрывался на ней, как только мог, выдавая победную дробь.

— Господин ректор.

— Да? — они внимательно посмотрел на меня из-под толстых очков.

— Как вы смотрите на продолжение нашего сотрудничества?

— Вы хотите стать нашим постоянным меценатом? — он удивленно приподнял кустистые брови.

Вот же старый плут. Сразу поставил вопрос в неудобной для меня форме.

— Частично. — уклончиво ответил я. — Скажем, печать изданий академии вам не будет стоить ничего, за исключением материалов. Мы можем обсудить условия подробнее, если хотите. Взамен я попрошу совсем не много.

— Ну, если вы готовы оплачивать услуги мага, молодой человек… Производство иллюстраций, знаете ли, дело сложное и дорогостоящее. А ни одно научное издание не может без них обойтись.

Так. Порфирий пока у меня в кабале, хоть и не долгой, а я к тому времени, надеюсь, добуду атферикс, а то и сундук с ними.

— Я готов взвалить на себя эту ношу. — мое лицо приняло участливое выражение. — Кто-то ведь должен помогать науке и двигать развитие этого государства вперед?

— Не хотите поговорить об этом у меня в кабинете? — предложил ректор. — Как вы относитесь к гантарскому бренди, молодой человек?

Да блин! Они тут все алкоголики что ли?

— Я бы предпочел что-нибудь покрепче. — шепнул я в ответ.

— Идемте.

От декана я вышел ближе к вечеру, держа под мышкой новенький атлас с вложенным в него сертификатом и… та-дам! Эксклюзивным договором на год, где я обязался надлежащим образом исполнять все запросы академии, и брать на себя часть расходов, касающуюся производства печатной продукции. И был там один маленький пунктик, согласно которому мне позволяются небольшие вольности, "не оказывающие существенного влияния на истинность и точность науки". И, если я правильно понимаю менталитет местной аристократии, то моя затея станет самым прибыльным делом за всю историю Вестландии.

Этим же вечером я отправил Сашку к графине с письмом, о своем скором визите. Парень снова справился на "отлично", доставив мне быстрый и лаконичный ответ:

"Завтра в полдень."

Вручив ему пару честно заработанных золотых, я снова снарядил его в путь. Теперь уже к нищим с новым посланием, как того просил Безликий, а сам занялся подсчетом сегодняшней прибыли и анализом своих будущих действий.

Но дело не шло… Меня постоянно охватывал сильнейший мандраж, перед завтрашней встречей. Вместо того, чтобы углубиться в бухгалтерию, я раз за разом представлял себе подробности завтрашнего сватовства. В одних моих фантазиях графиня меня встречала с радостью и сразу отдавалась на пороге, получив крутой сертификат. В других же барона ге Хаймена резали на куски в ее роскошном саду, а потом закапывали. Сначала брат-убийца, а потом ниндзя-дворецкий Джордж. Причем последние образы возникали значительно чаще.

В общем, все что мне удалось за этот вечер понять по финансовым делам типографии, так это то, что наш второй номер продался на целую треть больше, чем первый, несмотря на отсутствие сенсации. А еще Парамон обрадовал, что у нас появились первые заказы на рекламу. На большее меня сегодня не хватило, и я отправился спать в гостиницу. На этот раз в свой родной "Очаг", что у Королевской площади.

Ровно в полдень следующего дня барон Флюге ге Хаймен, одетый во фрак и изысканную белую рубашку, прибыл к усадьбе в обычном экипаже. Я решил, что не стоит тратится на аренду лошадей, золотой кареты и оркестра, поскольку так и не смог убедить себя до конца, что это будет уместным. Пускать по городу слухи о том, что графиня продала девственность за карту звездного неба было не лучшим решением на мой взгляд.

Джордж, вопреки моим ожиданиям, вышел ко мне без маски Джейсона Вурхиза, и даже без тесака. Он вполне деликатно провел меня в знакомую беседку, теперь уже усыпанную опавшими листьями. Похоже графиня не сильно пеклась об их уборке, а может оно того и не стоило, поскольку придавало этому месту некоторую природную дикость, в которой был своеобразный шарм.

— Ты с таким настроением скоро унылые стихи писать начнешь. — заметил Локи. — Перестань мандражировать, все на мази.

— Надеюсь…

От скуки я уже собрался что-нибудь поисследовать своим суперскилом, но внезапно на дорожке появилась графиня. Как всегда безупречно одетая и выглядящая превосходно, однако на ее лице была некоторая рассеянность, которая мне не очень понравилась. Словно она думала о чем-то. Неужели уже в курсе подарка?

— Здравствуйте, барон. — девушка уселась напротив и вопросительно посмотрела на меня.

— Здравствуйте, Вероника.

Блин! Как же неуютно. Может все перенести?

— Я тебе перенесу! — цыкнул Локи прямо в мое ухо, да так, что в нем зазвенело.

Да к черту! Я поднялся с лавочки, обошел столик и уселся рядом с ней.

— Вы просили меня быть самим собой, графиня. Быть честным с вами. — начал я. — Пусть будет так. Я не стану рассыпаться в признаниях в любви, врать о том, что не сплю ночами, думая о вас, хотя вашей красотой и острым умом можно восхищаться бесконечно, и это не комплимент. Вы не хуже меня понимаете, что настоящая любовь — это не только юношеские наивные фантазии; не увлеченность красивым личиком и безупречной фигуркой. Это длинный путь, по которому идут два человека, объединенные общими интересами и целями. И именно с вами я бы хотел попробовать его пройти, как бы не сложилась моя судьба в дальнейшем.

— Встань на колено, придурок! Хоть бы раз в библиотеку сходил, да поучился любовным манерам!

Я поднялся с лавочки и опустился на одну ногу.

— Вот доказательство серьезности моих намерений. — я положил ей на колени перевязанный шелковым бантом атлас и склонил голову. — Вам решать, готовы ли вы связать со мной свою дальнейшую судьбу.

Графиня покраснела и дрожащими от волнения руками развернула мой подарок. Медленно провела по гладкой коже обложке издания и открыла первую страницу, где лежал сертификат. Я почувствовал, как у меня затряслись поджилки.

— Я… я… не знаю что сказать, барон. — тяжело дыша произнесла она. — Это… я не так себе это представляла, но…

— Но? — я поднял на нее взгляд и уставился ей в глаза самым искренним взглядом, на какой был способен.

— Формально, все так, как я говорила… И даже больше… Однако…

У меня застыло сердце от неотвратимости ее следующих слов…

— Соглашайся сестренка. — прозвучал за моей спиной уже знакомый голос. — Лучшей пары тебе никогда не найти. Этот человек способен нам вернуть, то, что мы много лет назад потеряли.

Я резко обернулся и увидел, как из-за деревьев вышли два абсолютно одинаковых мужчины. Безупречные аристократические черты, в которых я теперь уловил сходство с графиней, и пылающие огнем возбуждения глаза. Глаза людей, которые обрели надежду. Но если лицо первого было добрым и открытым, то второй сверлил меня таким подозрением, что в жилах стыла кровь.

— Кто-нибудь мне объяснит, что происходит? — она вскочила с места и обвела гневным взглядом всех присутствующих, остановившись на "погибшем" брате. Выражения гнева мгновенно сменилось на полную растерянность. По щекам девушки побежали слезы счастья.

— Садись, Вероника. — произнес Безликий. — Пора нам обо всем честно и откровенно поговорить.

— Заседание кружка революционеров объявляется открытым! — торжественно объявил Локи.

Глава 17

— А может быть для начала все познакомимся? — предложил я, увидев растерянность на лице Вероники.

Не знаю, что там задумали братья, но общаться, называя их Безликий или мистер Главный головорез, мне кажется не очень правильно.

— Начнем с тебя. — предложил глава гильдии убийц и уселся напротив, продолжая недоверчиво посматривать в мою сторону. — А что, сестренка, в этом доме гостям больше не подают солнечный пунш?

Вероника спохватилась и подняла руку. Ниндзя-дворецкий Джордж, мгновенно материализовавшийся из ближайших кустов, молча принял от нее указания и отправился в сторону усадьбы. Я же в это время лихорадочно переваривал в голове, каким именем мне самому стоит назваться, и стоит ли вообще раскрывать свою настоящую личность. На подмогу пришел Безликий:

— У нашего нового союзника много имен. Пусть он пока остается привычным всем бароном ге Хайменом. Что касается меня, то я — Константин, а он — Владислав.

— Влад. Я требую объяснений! — сидящая рядом со мной Вероника метала молнии, при каждом взгляде на того, кого она считала мертвым.

— Ну что же. — вздохнул он. — Надеюсь, что после этой истории мне не придется искать способ убить нашего новоиспеченного союзника.

Он начал свое повествование. К уже услышанной ранее истории, рассказанной Безликим, добавились новые факты. Я не очень понимал, кто все эти люди, имена которых он называл, но основную суть истории уловил. Оказывается, спустя столько лет, кому-то из заговорщиков удалось узнать слугу, спасшего братьев-близнецов. На его беду, слуга тоже узнал врага семейства Макаровых. Дело произошло на многолюдном рынке, и беглецу удалось затеряться в толпе, а потом незаметно добраться до Константина, у которого он и попросил убежища.

Однако дело приняло серьезный оборот. В гильдию убийц пришел заказ аж с самого королевского двора, с требованием бросить все силы на поиск человека, обладающего опасной информацией. Причем Влад попал в одну из групп с какими-то невероятно крутыми магами специального королевского отряда. Их он охарактеризовал как "мозголомов высшего класса". Самое же прискорбное, что беглеца было необходимо доставить ко двору исключительно живым.

— Еще раз прости брат, но единственным способом было устранить старика до того, как его бы нашли они. — грустно произнес младший. — Поверь, если бы не этот отчаянный шаг, твою организацию бы перевернули вверх дном, вычислили бы тебя, и мы бы уже все болтались на виселице. В том числе и наша любимая сестренка.

— Я до сих не могу поверить, что ты утаил это от меня. — горестно произнес Константин. — Он был для меня таким же близким человеком, как и вы оба.

— Именно поэтому, я сделал то, что сделал. Ты бы не смог… Я знаю тебя всю жизнь, братишка, и ты бы никогда не позволил мне его убить. Ты бы отчаянно искал способы вывести его из королевства, сохранить ему жизнь. Но итог был бы печален. Я находился рядом с теми, кто охотился за ним. Увы, люди, которых послал за ним король, нам с тобой не по зубам…

Возникла неловкая пауза, которую нарушила нетерпеливая графиня.

— А дальше? — произнесла она, сжимая губы. — Почему ты нас бросил?

— Потому что после его убийства уже я стал представлять угрозу для тебя и Кости. Воронин, начал меня подозревать в случившемся и сильно заинтересовался моим происхождением. Он стал копать в глубину, причем в верном направлении. Меня спасло лишь то, что на одном из своих заданий я случайно стал обладателем древнего артефакта.

Говоря об этом, Макаров-младший положил на стол небольшой изящный кинжал из черного металла и продолжил:

— Нож древнего культа, способный наделять своего владельца обликом последней его жертвы. К сожалению, он слабоват, чтобы обмануть серьезного мага или внимательного наблюдателя, но вполне неплох, чтобы им пользоваться человеку, который предпочитает держаться вдали от публики. Например такому, как тайному главе гильдии убийц. А дальше, вы уже догадываетесь, что произошло. Звезды сложились так, что убив Воронина-младшего этим кинжалом, я одним махом решал все наши проблемы, но мне пришлось инсценировать свое собственное убийство, чтобы раз и навсегда обрубить хвосты.

— Ты мог сказать нам, чтобы я не волновалась! — глаза Вероники снова наполнились слезами.

— Нет, сестренка. — вздохнул он и взял ее за руку. — Я уже рассказал Косте, с какой стороны гниет его организация. Вчера мы провели основательную чистку его рядов, и то я до сих пор не уверен, что мы выпололи всю заразу. Все равно, рано или поздно, но кто-нибудь при дворе сложит головоломку, и нас раскроют. Даже этот барон сумел, что уж говорить о профессионалах.

— Не раскроют! — слово взял Константин. — Ресурсов "этого барона", как ты его называешь, хватит, чтобы мы все успели сделать в ближайшие месяцы. А потом уже будет неважно — победителей не судят. В общем, Вероника, как ты уже поняла, нам очень нужен твой брак с этим человеком.

— Я подтверждаю. — снова вступил в разговор Влад. — Ты знаешь, какой Костя сильный менталист, а он проверил его намерения в отношении нашей семьи. Кроме того, господин ге Хаймен невероятно богат, хоть и скрывает это от всех.

Даже так? А ребятки, я смотрю, не сильно парятся за личные желания своей сестренки. С другой стороны они сняли с меня столько геморроя и ненужных объяснений, что я просто им благодарен. Ну как бы я ей объяснял?

"Ваша девственность, графиня, ключ к древним сокровищам?" — бред же…

— Знаете что!? — она злобно на них уставилась. — Вы говорите обо мне так, словно я какая-то вещь!

— Ух, сча начнется!

— Если что, это ты все начал.

— Ага. А заканчивать тебе. — расхохотался Локи.

— Пожалуй, мы с Владом откланяемся. — спешно произнес, вставая со своего места Константин. — У нас еще очень много важных дел. Да, брат?

— Да, действительно. — младший тоже поднялся и вышел из-за стола. — Сестренка, мы оба благословляем ваш будущий союз. И не забывай, что ты дала барону обещание, а он, к слову, все его условия выполнил.

Они проворно чмокнули ошеломленную сестру в щечки и быстрым шагом удалились в гущу садовой растительности.

Кажется, я поторопился с выводами… Это теперь выходит, что я богатый папик, пытающийся купить девственность?

— Охренительные у тебя союзнички, да?

— Лучше и не бывает!

Очередную неловкую паузу нарушил вовремя подоспевший Джордж, который принес поднос с напитком. Но, находящаяся в полной растерянности графиня, не обратила на него никакого внимания. Так что он сам разлил горячую жидкость по чашкам и, вежливо поклонившись, удалился.

— Барон. — гневно заговорила графиня, слегка отводя глаза в сторону. — Может быть вы мне наконец-то все объясните?

Вот не нравится мне такое ее поведение. Сильно непонятно, как она вообще относится к моей персоне. Вроде бы я чувствовал ответную симпатию, во время нашей прошлой прогулки, но сейчас как-то все натянуто и напряженно.

Эх, чего не сделаешь ради любви! Возникшая в моей голове идея была не сколько безумной, сколько жутко расточительной.

— Вероника. Как вы смотрите на то, чтобы устроить небольшой пикник?

— Пикник? — растерянно повторила она, не ожидая, что я съеду с темы таким образом.

— Прогулку на природе, с легким приемом пищи. Я постараюсь ответить на все ваши вопросы.

— Я сейчас не готова ехать за город. Да и прохладно сегодня. Вы не…

— Вам и не придется никуда ехать. — с улыбкой перебил я ее.

— Локи, как там погодка? Ты, надеюсь, прочитал мои мысли?

— Двадцать шесть градусов по Цельсию. Ощущение — двадцать пять. Безоблачно. Ветер юго-западный, до трех метров в секунду. Влажность пятьдесят два процента. Персики уже отошли, но зато гранаты в самом соку. — отчеканил бог приятным женским голосом.

— Ну значит нам ничего больше не потребуется, кроме нас самих. — ответил я вслух.

— Что? Барон, вы вообще со мной говорите?

— Ага, с вами. — я развернулся к кустам и громко крикнул. — Джордж, дружище! Я знаю что ты там притаился. Не теряй графиню, верну в целости и сохранности!

— Я ничего не…

Но договорить она не успела. Я, подхватил ее на руки, а уже через секунду перед нами раскинулось фантастическое зрелище. Пока она пребывала в ошеломлении, я аккуратно поставил ее на траву.

Посмотреть действительно было на что. После осенней прохлады Дарграда, это место выглядело Раем. Да оно и летом было таким же, но сейчас что-то неуловимое добавляло ему еще большей красоты. Солнце висело высоко в небе, заливая яркими лучами всю долину. Вокруг, в зеленой траве бегали ящерки и еще какая-то живность покрупнее, а серебристое озеро внизу переливалось легкой рябью, так и приглашая в нем искупаться.

— Но… барон… как? Это место… Где мы? — с придыханием произнесла девушка.

— Это Неизведанный край. Хотите прогуляться?

— Это невозможно! — воскликнула она. — Я в детстве прочла все легенды о нем. Даже самые сильные маги не смогли преодолеть защиту и пройти через леса нежити, через полчища древних духов, что стерегут это место! Как? Как вам это удалось?

— Ну, скажем, один старенький маг недавно сумел пролезть. — ехидно заметил Локи. — Теперь чалится на божественной хате.

— Мы переместились сюда немного другим способом. Да пойдемте же! — я уверенно взял ее за руку и легонько потянул. — Вы когда-нибудь ели гранат, Вероника?

— Очень давно. В детстве… Правда я никогда не видела как они растут. — она немного смутилась моей инициативе, но двинулась следом, оставив свою теплую ладошку в моей. Я легонько сжал ее, но ответной реакции, как когда-то от Кристины, не последовало. Неприятно.

— Локи, а где вообще эти гранаты растут?

— Давай горе-натуралист, проведу. Спускаешься до озера, обходишь его слева и там будет каменистый склон. Вот возле него и найдешь.

Долина оказалась значительно больше, чем изначально представлялась сверху и удивляла многообразием самой разной растительности. Да и вообще, с каждым шагом, мне это место нравилось все больше, и больше. Здесь можно было абсолютно не опасаться игроков, забыть про опасные заигрывания с аристократией и революционерами, да и просто отдохнуть душой. Жаль только, что с Вероникой пока разговор не очень клеился. Девушка была в таком переизбытке эмоций, что просто предпочла любоваться окружением и слушать мои комментарии.

— Локи, прикинь бы здесь построить дом?

— Да ты ведь не выдержишь без людей, сам-то веришь в эту чушь?

— Ну хорошо, не дом, а городок. — не успокаивался я. — Притащить сюда крестьян там, фермеров всяких, да заселить долину. Я бы стал местным феодалом, а ко мне бы с утра заявилась какая-нибудь сельская девица: "Изволите, барин, молочка утренней дойки испить?" И сама глазки спрятала скромно. А я ей такой: "А чего же не испить, красавица?" И шлепнул бы ее легонько по попке, а она бы засмущалась притворно, мечтая что я на нее глаз положил. Ну круто же?

— Во тебя понесло! — ошалел Локи. — Стареешь, Самойлов, стареешь. Помнится ты сельских красавиц на дух не переносил. Тебе же другие бабы нужны, стервозные. И вообще, пока ты графиню не отперфорируешь, о собственном феоде можешь не мечтать. Ты столько газет за всю жизнь не продашь.

— Вредный ты. — вздохнул я.

Но идея уже была посеяна и начала пускать корни. С каждым шагом я все больше приходил к выводу, что моя мимолетная мысль не лишена смысла. Телепортироваться сюда по желанию невозможно, если исходить из правил королевской битвы. Нужно либо хоть раз увидеть это место самому, либо иметь ориентиром чей-то алтарь. Да, меня можно обнаружить на карте, потратив три камушка, но это ничего не даст. А если кто-то попробует пешочком ко мне пробраться — да флаг ему в руки, или нежить по дороге сожрет или злобные духи мозги выклюют.

— Ой, какие красивые! — голос спутницы вывел меня из размышлений. — Значит так они и растут?

Я поднял глаза и увидел примыкающую к отвесной скале рощицу маленьких деревьев, усеянных крупными красными плодами. Мы приблизились к ним вплотную, и я сорвал с ветки тяжелый крупный гранат.

— А как мы их откроем? — вопросительно взглянула на меня Вероника.

Блин! Ножа нет.

На помощь пришли громадные Акакиевские клешни. Я попытался разломить спелый плод пополам, и это у меня легко получилось. Слишком получилось… Брызнувший из него красный сок обильно забрызгал лицо и платье графини.

— Извините… — пробормотал я.

Она изумленно посмотрела на меня, потом на свою испачканную одежду и неожиданно расхохоталась, к моему облегчению.

— Да бросьте, барон…

— Не двигайтесь, Вероника, сейчас попробую вытереть. — я вынул из кармана сюртука платок и аккуратно прикоснулся к ее лицу. Однако предательский сок лишь оставлял на нем разводы.

— Не получается? Пойдемте к озеру! — предложила она со смехом. Выхватив из моих рук одну половинку фрукта, девушка побежала по свежей тропинке обратно, увлекая меня за собой.

Наверное, со стороны это было похоже на беззаботную прогулку двух влюбленных. Но говоря начистоту, я все еще не чувствовал химии между нами. Да, графиня несомненно находилась на подъеме, и мне даже временно удалось ускользнуть от щекотливой темы. Но ее редкие взгляды на меня не несли в себе ничего, что можно было, хотя бы с натяжкой, назвать искренним интересом к моей персоне. И ладно бы только это, но я и сам пока не видел себя рядом с ней.

Добравшись до кристально-прозрачного водоема, она вручила мне половинку плода и, забрав у меня платок, сама принялась оттирать сок со своего лица, периодически смачивая его в озере.

— Ой, какая тут вода теплая! — довольно произнесла девушка.

— Искупаемся? — я попробовал перевести обстановку в более интимную, но тут же напоролся на осуждающий взгляд, словно я ей предложил заняться сексом на Королевской площади в полдень.

—?

— Ну как хотите, графиня. — пожал я плечами и начал демонстративно раздеваться.

— Правильно. Не мытьем, так купанием! — одобрил Локи. — А то я уж думал, ты так и будешь сопли с ней катать.

— Дружище, вот честное слово, я ни хрена не пойму, как себя правильно вести с ней. Пойду знакомой тропой, да и Акакий вполне себе мужественно выглядит, глядишь и мыслишки у девочки правильные полезут.

— У вас разве есть с собой купальный костюм?

— Нет. А разве это мешает насладиться плаванием? — притворно удивился я.

— Это по меньшей мере неприлично. — покраснела она.

— Я не прошу вас на меня смотреть, графиня. — меня откровенно начинало напрягать наше недопонимание, но просто предложить ей по-быстрому перепихнуться во имя торжества будущей революции, пока что казалось мне ошибкой.

Она уселась на траву у берега, и демонстративно повернулась в сторону, но так, что при желании могла легко рассмотреть меня боковым зрением. Уже прогресс! Я скинул с себя всю одежду и вошел в воду.

— Смотрит?

— Ага, палит втихаря. Сильно озадачена.

— Чем?

— Брандспойтом твоим, чем же еще!

— Значит прикидывает, как это может произойти?

— Прикидывает, прикидывает. Но пока не так, как бы тебе того хотелось.

Я сделал небольшой заплыв вдоль берега, затем немного поплавал на спине с блаженным видом, и, спустя десять минут, двинулся обратно. Графиня неотрывно смотрела в мою сторону, но взгляд был словно направлен сквозь меня.

— Зря вы не захотели искупаться. — я, нисколько не стесняясь, выбрался из воды и двинул к ней.

Вероника быстро опустила глаза на землю и густо покраснела.

— Что-то случилось? — я постарался, чтобы в моем голосе было поменьше издевки, и побольше участия.

— Я впервые вижу голого мужчину. — она все же нашла в себе силы ответить. — Признайтесь, вам совсем не стыдно?

— Свое тело нужно любить, а не стыдиться. — я улегся около на траве и подставил мокрую кожу солнцу, чтобы обсохнуть.

— Гото-о-овьсь! — гаркнул мне в ухо Локи голосом заправского полководца.

— Я так больше не могу, барон! — вспылила она. — Давайте говорить начистоту! Зачем мы здесь?

— Хотел вам сделать приятное и произвести впечатление. Но видимо ошибся…

— Вы не ошиблись, и я действительно получила много чудесных эмоций. Это невероятно волшебное место. Но вся эта ситуация с моими братьями, вашим внезапным подарком и вашим же не совсем этичным поведением… Я требую объяснений!

— Хорошо графиня. Вот вам объяснения. — я приподнялся на локтях и пристально уставился ей в глаза. — Я действительно хочу помочь вам и вашим братьям осуществить задуманное; вернуть то, что у вас отобрали много лет назад. Видит бог, я мечтал, чтобы наши отношения развивались красиво и непринужденно. Но вместо того, чтобы отдаться эмоциям и насладиться моментом, вы начинаете задавать множество вопросов и требовать логики моего поведения. Меня самого не устраивает как все сложилось. Будто я пытаюсь за деньги купить вашу девственность. Но это далеко не так. Вы достойны любви и уважения, и я делаю все, чтобы вам попытаться их дать: я выполнил вашу безумную просьбу; я добился расположения ваших родственников; я готов помогать вам, рискуя жизнью перед королем, с которым у меня, между прочим, складываются неплохие отношения. Может стоить дать мне шанс?

Она ничего не ответила, но ее глаза слегка заблестели от подступающих слез. Графиня потерянным взглядом уставилась на водную гладь и молчала. Я не мешал ей думать.

— Вы женитесь на мне? — внезапно произнесла она. — Или вами движет желание стать тем, кто сорвет очередной нетронутый цветок, а потом похвалится этим на ближайшей паршивой вечеринке?

— Женюсь, даю слово аристократа. — не раздумывая ответил я. — Разве я давал вам повод думать иначе?

— Я боюсь… Он такой… такой огромный… — стыдливо произнесла девушка, но нашла в себе силы посмотреть на нижнюю половину моего тела. — Можно к нему… прикоснуться?

— Понесла-а-ась! — Локи во всю отбивал чечетку внутри моей головы.

Вот тебе и графиня… Тем не менее я утвердительно кивнул ей, и она аккуратно дотронулась до объекта своего интереса, который молниеносно отозвался на прикосновение.

— Ой… растет… Мамочки! — испугалась она.

Я больше не смог этого терпеть и повернулся к ней. Нежно скользнул пальцами по щеке, погладил по волосам и притянул ее прелестную головку к себе:

— Не смотри туда, милая. — прошептал я ей на ухо и глубоко вдохнул запах ее волос. — Просто иди ко мне…

Наши губы соприкоснулись в робком поцелуе и Вероника часто задышала. Я не торопил ее, предпочитая все делать максимально нежно и медленно. Но видимо она настолько долго терпела и ждала, что эмоции захлестнули ее с головой. В какой-то момент, мне пришлось стать ведомым, а она жадно целовала мою шею и грудь. Я слегка застонал от удовольствия, но девушка внезапно отстранилась и обхватила ладонями лицо.

— Я не должна, не должна до свадьбы…

Твою мать!

— Я подожду… — мне тяжело дались эти слова, но я их все-таки произнес.

Как оказалось, это было верным решением.

— Зато я не подожду! Я устала… Хватит! — Вероника вскочила на ноги и быстро освободилась от одежды. Ее нарядное платье скользнуло на траву, явив мне миниатюрную, но ладно скроенную фигурку. Руки девушки крестом сошлись на груди, прикрывая аккуратные полушария, а глаза неуверенно остановились на моих.

— Я тебе нравлюсь?

— Безумно… — выдохнул я.

— Тогда сделай это… Сейчас… — она медленно опустилась на траву и легла на спину, не сводя с меня глаз.

Я без раздумий принял ее вызов и медленно накрыл собой, покрывая ее гибкое тело бесконечными поцелуями.

— А вот сейчас будет весело! — заголосил радостный Локи. — Признанный иллюзионист Антон Самойлов покажет, как разместить батон "Докторской" в пробирке!

Как не тяжело было признавать, но этот урод был прав. Физиология наших тел не позволяла безболезненно совершить первый акт любви в ее жизни.

— Я боюсь… — всхлипнула она, после очередной неудачной попытки. — У нас, наверное, ничего не получиться.

— Вероника, милая… — попытался я ее успокоить, лихорадочно придумывая варианты. Превратиться сейчас в свою вторую ипостась, означало испугать девушку, а рассказывать о том, что меня на самом деле два, не самый подходящий момент. Такое откровение способно сбить настрой у любой женщины в возникшей ситуации.

— Да? — она грустно посмотрела на меня.

— В Тинзе девушки в свой первый раз ложатся по-другому. — прошептал я. — Считается, что так легче перенести боль. Попробуем?

— Ты правда думаешь, что получиться? — в ее взгляде появилась надежда.

— Правда. Развернись и встань на коленки.

К моему удивлению, она не стала сопротивляться, а просто выполнила просьбу, явив передо мной такое возбуждающее зрелище, что я чуть не зарычал.

Громкий девичий крик, звонким эхом огласил долину… То что не смог сделать Акакий, легко сделал Антон.

— Засчитано! — громогласно объявил бог. — Только голову ей придерживай, а то она вот-вот обернется и очень удивится.

— Локи, иди на хер. — огрызнулся я.

— Как скажешь, Самойлов. Но я все равно тобой очень горжусь, и даже не в обиде.

Он действительно оставил нас наедине. И все получилось. После, мы с Вероникой долго лежали на траве обнявшись, и я утешал ее: гладил по голове, шептал на ушко нежные слова, а она тихонько рыдала на моем плече и ерошила мои волосы. Мы не стали повторять снова, поскольку для нее это стало сильным стрессом, как в психологическом, так и в физическом плане. Я пообещал себе, что обязательно перед ней раскроюсь позже, а она уже пусть сама выберет, какой мой облик ей больше по душе.

Не знаю, как пойдет моя жизнь дальше… Но я дал себе слово постараться сделать все, чтобы дать графине то счастье, которого она столько лет ждала. По крайней мере пока я жив. И мне впервые по-настоящему захотелось, чтобы все вокруг происходящее больше не было игрой.

— Не уверен я в этом. — скептически настроенный голос прозвучал в моей голове. — Но попробуй…

— Ты мне снова мозг выносить пришел?

— Не-а. Подымай свою задницу и бери графиню. Мы идем за нашими сокровищами!

Глава 18

Ну что же. Отказаться от такого предложения я естественно не мог, да и часто летать в Неизведанный край — алтарей не напасешься. Это, кстати, выглядело серьезной проблемой и на корню пресекало возникшую во время прогулки идею здесь поселиться.

— Локи, а это опасно? Ну нежить там, духи…

— Не-а. Мы пойдем другим путем. Хотел бы я конечно тебя попугать немного, но учитывая твою степень владения боевой магией, а также важную особу под боком, так и быть — покажу безопасную дорогу.

— Долго идти?

— Относительно. Часа два по местному времени.

Хм. Не близко. Интересно, как отнесется к такой прогулке моя спутница?

— Графиня… — начал я.

— Барон, — она подняла на меня свои заплаканные глаза и вымучено улыбнулась. — Мне кажется, что время формальностей между нами прошло. Давайте без чинов. Единственное, что я не совсем понимаю, как мне вас… тебя правильно называть… Флюге? Или есть какое-то имя на Вестландский манер?

— Барон Антуан фон Свинотрах? — мгновенно нашелся Локи.

— Ты страной ошибся.

— Называй меня Антон. — предложил я. — Одно из моих имен созвучно с местными диалектами.

— Антон. — сразу попробовала она и вопросительно на меня посмотрела выжидающим взглядом. — Что теперь?

— Вероника, — я поднялся с земли и начал неспешно натягивать на себя одежду. — Для начала я бы предложил тебе прогуляться до одного интересного места.

— Это надолго? — она подняла и отряхнула свое платье, после чего присоединилась к одеванию.

— Обещаю, к полуночи мы вернемся в Дарград. У тебя нет серьезных планов?

— Уже нет. — улыбнулась она и опустила глаза. — Разве что один… на ближайшее будущее.

— Э-э-э… Она о свадьбе?

— Ну а о чем же еще. Сам подписался.

— Да я, так-то, не против.

— Тогда идем. — я помог ей разобраться с ее юбками, отряхнул с них налипшие травинки, а затем взял за руку.

— Веди нас, Локи.

Бог повел нас назад, через ту самую гранатовую рощу, где мы сделали небольшую остановку и сорвали несколько крупных фруктов. После немаленькой физической нагрузки аппетит здорово разыгрался у обоих. На этот раз разделка плодов обошлась без сюрпризов.

Немного подкрепившись плодами, мы двинулись вверх по козьим тропкам, которых здесь было в изрядном количестве. Наша одежда не совсем подходила для такого путешествия, но благо, что графиня была в удобной обуви, без высоких каблуков, а потому нам беспрепятственно удалось преодолеть подъем и выйти на другом краю долины. Впереди открылся громадный луг, простирающийся почти до самого горизонта и постепенно переходящий в темную полосу высоких деревьев.

— Это и есть тот самый хваленый Лес нежити?

— Ага, но нам не в ту сторону. Направо глянь.

Я перевел взгляд и увидел все ту же черную границу, только здесь она подходила к нам значительно ближе и отделялась от долины небольшой речушкой. На ее берегу высилось какое-то строение. Его бы можно было назвать похожим на старинный замок, если бы не форма. Вместо острых башенок и квадратных стен, укрепление имело высокую валообразную изгородь по периметру, а здания внутри нее были похожи на вкопанные в землю неровные полусферы: одна громадная посредине и с десяток поменьше вокруг.

— И что это?

— Все что осталось от древнего культа после войны с Кровавым богом. Идем.

Я легонько потянул за собой девушку, и мы направились в указанном Локи направлении.

— Ты уверен, что там неопасно? — по приближении к строению Вероника немного забеспокоилась.

— Уверен. Здесь тысячи лет никого не было. — успокоил ее я.

Но чем ближе мы подходили к этим зданиям, тем я сильнее чувствовал внутри себя волнение на грани с каким-то жутковатым ощущением. То ли близость кишащего нежитью лесного массива давала о себе знать; то ли такой эффект давали те самые загадочные строения. Уже перед самой изгородью я понял, почему они такой формы — подобные деформации можно наблюдать вблизи какого-нибудь вулкана. Казалось на это место пролились реки лавы, или кто-то очень мощный воздействовал на замок настолько громадной температурой, что камень просто потек.

— Вон проход. Слева.

В том месте стены, куда указал Локи, обнаружилась оплавленная арка, ведущая на территорию… замка? Или…

— Да, это бывший Главный храм Кровавого. — подтвердил Локи невысказанную догадку.

Земля вокруг строений уже оправилась от последствий тех дней и заросла кустарниками и травой, однако помимо растений, во многих местах обнаружилось множество, похожих на черное стекло камней. Где-то их было совсем немного, а где-то они образовывали нагромождения больших блестящих валунов.

Но кроме них, вокруг не было ничего. Не металла, ни предметов утвари, или каких-то древних доспехов. Совсем ничего. Пламя с небес, или откуда там бомбил Господь своего братца, пожрало все, оставив только деформированные каменные здания. Но не думаю, что внутри них что-то сохранилось, судя по тому Аду, который здесь бушевал.

— Удивительное место. — полушепотом произнесла Вероника и сжала мою руку. — Будто кто-то очень хотел его уничтожить, кто-то, невероятно могущественный… Ты знаешь его историю?

— Увы, нет. — я не стал делать вслух предположений, избегая возможных проблем с членами божественного жюри.

— Локи, куда дальше?

— Ну, если ты не хочешь полюбоваться этими зданиями изнутри, то тогда тебе в самый дальний домик. Тот, что ближе всего к речке.

— А в них есть что-то, чем можно любоваться?

— Не-а. — ухмыльнулся бог.

Я потянул графиню за собой, и мы постепенно обошли все полусферы, остановившись у последней. Место, которое раньше было входом внутрь, теперь представлялось низкой аркой, пролезть в которую можно было разве что ползком на коленях. Однако выглядела эта нора жутко и из нее несло могильным холодом.

— Антон, только не говори, что нам обязательно нужно туда идти. — Вероника поежилась и боязливо прижалась к моему плечу.

— Локи, и как я без фонаря?

— У тебя целая подружка для этого есть! — возмутился он. — Неужели ты думаешь, что наследница великого рода не сможет создать паршивого светляка? Для этого не надо годами обучаться в академиях.

— Там точно нет упырей?

— Упырей точно.

— Блин! Успокоил. Хорошо, задам вопрос по-другому. Нам что-нибудь внутри грозит?

— Не-а. Разве что десяток летучих мышей, да пауки. Ну может червяка какого случайно раздавите.

Я посмотрел на девушку, робко ожидающую от меня ответа, и утвердительно кивнул.

— Надо. Сможешь подсветить дорогу? Твой будущий муж абсолютный профан в такого рода магии.

— Зачем нам туда идти, Антон? — на ее лице появился самый настоящий испуг. — Давай вернемся обратно, пожалуйста. Здесь неприятно и жутко.

— Там находится то, что нужно тебе и твоим братьям. — ответил я.

— Может как-то иначе можно? — взмолилась девушка.

После пятнадцати минут уговоров мне все же удалось убедить Веронику спуститься со мной. Она дождалась, когда я заберусь внутрь, а затем присоединилась ко мне, окончательно испортив свое платье о россыпи черных камней. Внутри девушка зажгла в воздухе небольшую желтую сферу, свет которой напоминал свечение используемых повсеместно в Вестландии фонариков. Она воспарила над моей головой, давая возможность оглядеться.

Строение внутри напоминало древний склеп. Камень с этой стороны был также сплавлен и покорежен, однако в некоторых местах уже проглядывали стыки между серыми прямоугольными плитами, из которых и строилась эта гробница. Я осмотрелся по сторонам, но кроме покрытых паутиной стен не обнаружил ничего. Единственный открывшийся путь представлял из себя каменную лестницу, уходящую глубоко под землю.

— Нам туда… — указал я.

— Первая часть свидания мне понравилась больше. — буркнула недовольно графиня, но все же запустила яркий шарик вперед. — Ты первый, Антон.

Не отпуская ее руки, я аккуратно наступил на первую ступеньку и услышал легкий хруст рассыпающегося камня. Но в целом она выдержала. Шаг за шагом я спускался все ниже и ниже. Вероника аккуратно ступала за мной след в след и наносила куда меньше разрушений хрупкому материалу. Через пару минут уклон закончился и перед нами предстал каменный туннель, уходящий далеко вперед. Стены его имели естественное происхождение, а потолок, кое-где, поддерживался деревянными балками. Странно, но выглядели они так, словно над ними не было властно время.

— Ну а ты чего думал. Умели строить раньше. — прокомментировал Локи. — Но на самом деле это магическая обработка, Самойлов.

— Ты лучше скажи, как далеко нам идти? Мне кажется, или над нами уже должна быть река?

— Река. — подтвердил бог. — За ней начинается Лес нежити, но местным обитателям до вас не добраться. Через полкилометра увидишь перекресток. А там пойдешь налево, или направо.

— Что значит или? — я пошагал в единственном возможном направлении, не выпускай ладонь графини.

— Атфериксы — левая дорога, браслеты — правая. — пояснил бог.

— Так просто? И все? А книги, например? — я вспомнил видение, которое мне показывал Кровавый бог в монастыре.

— А книги Господь уничтожил давным-давно. Ты думаешь он бы тебя просто так сюда пустил, если бы не был уверен, что ему ничего не угрожает? Сейчас твои сокровища просто артефакты, без какой-либо привязки к бывшему владельцу. Правда с некоторыми полезными свойствами, о которых ты наслышан.

— Кстати, Влад говорил, что я не знаю какое-то особое свойство браслетов.

— Помнишь, я тебе говорил еще в Приморске, что ты единственный представитель культа убийц на данный момент?

— Это когда ты терминатора плагиатил? — вспомнил я.

— Типа того. Так вот, у каждого культа есть свой глава-основатель. Дальше думай сам.

— Погоди, погоди… — у меня слегка открылся рот. — Это выходит, что я типа Верховного жреца?

— Выходит так.

— Поэтому наш новый друг из гильдии убийц и хотел заполучить все браслеты? Основать новую организацию? Братья своих не предают и все такое?

— Угу. Но пока ты жив — это в любом случае невозможно. Он будет вторым. Так что вперед, будешь создавать свой орден карателей.

— Да я ни черта не шарю во всех этих примочках! Ты сам говорил, что все книги уничтожены. Откуда мне брать правила, устав и прочее?

— Создай свои. — предложил Локи. — Ты отец-основатель, тебе и решать.

— Ты серьезно? Предлагаешь мне возглавить новое братство наемных убийц? Вот скажи, на какой прок человеку напяливать на себя неснимаемую железку и идти убивать ради меня? Я бы ее лучше впарил какому-нибудь музею и горя не знал.

— Ты недооцениваешь силу веры, Самойлов. — строго ответил Локи. — Фанатики убивают не ради смысла, а ради служения ей. Без веры все твои браслеты лишь кусок металла, пусть и весьма функционального. Истинную силу братства им даст именно она. И кстати, в отличии от тебя, Влад понимает, какого могущества можно достичь, имея такие артефакты. Стоит только обозначить объект культа и возвести его в абсолют.

— Предлагаешь мне бросить типографию и заняться прославлением себя любимого, надеясь, что какой-то дурак решит мне служить?

— Ну ты же планировал стать богом? Чем тебе не стартовый капитал? Заставь людей боготворить тебя, поведи их за собой! Так и рождаются настоящие высшие сущности. Конечно, процесс этот не быстрый и может занять сотни лет, но у тебя есть шанс его сильно ускорить, победив в игре.

— Легко сказать, но как это сделать?

— Думай, Самойлов, думай. Кстати, вы пришли.

Мы добрались до того самого перекрестка и я нерешительно встал на распутье, слушая тихое дыхание девушки за спиной. Все-таки, она смелая, хоть и сопротивляется.

— Антон, ты всю дорогу молчишь. — произнесла она, с легкой ноткой грусти в голосе.

— Извини. — я склонился и поцеловал девушку в губы. — Постоянно думаю, как лучше организовать помощь тебе и твоим братьям. Мы почти пришли.

— Константин очень умный. Он сам все организует, если у него будет достаточно средств. — произнеся это, она внезапно нахмурилась.

— Что-то случилось? — забеспокоился я.

— Мне так неудобно. — скривилась Вероника. — Теперь мне кажется, что я продалась за твою помощь.

— Все хорошо, милая. — я провел рукой по ее волосам. — Главное, что я так не думаю. Идем.

Мы выбрали левый коридор, который ничем не отличался от остального пройденного маршрута. Все те же каменные стены и паутина по углам. Никаких тебе ловушек, загадочных скрижалей, древних механизмов или запертых дверей, хотя что-то такое, если честно, я ожидал увидеть.

Через несколько минут впереди показалась ровная арка, недвусмысленно говорящая о том, что тоннель все-таки построен людьми. Я сделал шаг внутрь и обомлел, едва только светлячок осветил пространство вокруг… Небольшая квадратная комнатка, размером в десяток квадратных метров, являлась тупиком коридора. Дальше прохода не было, но я мгновенно потерял все мысли об этом из-за представшего зрелища: на полу этого помещения лежала пирамида из сверкающий камней, практически упираясь верхушкой в самый свод.

Атфериксы… Сотни и тысячи атфериксов.

— Что это?!! — изумленно произнесла Вероника. — Это не алмазы, Антон. Я чувствую в этих камнях невероятную магическую энергию. Очень много энергии! Столько ни одному магу не собрать за всю жизнь!

Девушка склонилась над этой грудой, внимательно рассматривая артефакты, а я просто стоял, как столб, не в силах что-либо ей ответить… В своих мыслях, я частенько представлял, как когда-нибудь найду эти камни. Но чтобы вот так легко? Мне до сих пор не ясна их истинная цена, поскольку даже королевские маги не смогли найти им применение, кроме одного. И я даже не знаю, как и кому их продавать…

Я лишь знаю, что передо мной, находится тысяча типографий, способных вывести книгопечатание на новый уровень. При этом я не произведу никакой технической революции, а значит нее нарушу условия богов.

— Антон, смотри! — Вероника, не дождавшись от меня ответа, указала рукой на угол. — Здесь кто-то недавно был.

И действительно, в углу этого грота обнаружился потертый походный мешок, а рядом с ним брошенная тетрадь. Я поднял ее с пола и внимательно осмотрел. Мне даже не пришлось применять свою способность, чтобы догадаться, кто был ее владельцем. Клим Непревзойденный. Пролистав несколько страниц, я нашел нарисованную от руки карту, отображающую проделанный им маршрут. И судя по чертежам, он пришел сюда не нашим путем.

— Локи. Значит ли это, что он не проходил через Лес нежити, а отыскал другой путь?

— Браво, Ватсон. Он действительно прошел тоннелями. Точнее его исследовательская группа, созданная из наемников. Но они все погибли по дороге сюда. Дедуля единственный, кто смог выжить. В принципе ты и сам можешь прочитать в его дневнике, как все происходило. Но на твоем месте я бы сейчас радовался не тетрадке, а мешку. Нам еще обратно возвращаться, а в карманах ты за один раз много не унесешь.

— Это точно. — вздохнул я. — А золотишка обычного тут не завалялось нигде? Сокровища, это конечно хорошо, но бегать и втюхивать атфериксы я пока не готов. Допустим, что в других типографиях ими заинтересуются, и даже предложат круглую сумму. Но не лучше ли мне создать типографскую монополию? И не в Вестландии, а вообще по всему континенту? Или вообще франшизу замутить, а?

— Верно мыслишь, Самойлов. Но учитывай, что у тебя еще могут спросить, откуда дровишки. Сможешь придумать убедительную историю королю?

— Блин, лучше бы это было просто золото или алмазы. Вторая комната такая же? Тоже все в кучу свалили?

— Угу.

Я молча вытряхнул пожитки ученого на пол и начал набирать в сумку камни. Набивать ее доверху не стал, решив, что трех десятков мне на первое время хватит. Вероника с любопытством наблюдала за мной, но вопросов не задавала.

Остаток сумки я решил забить браслетами. Почему-то мне казалось, что от них будет куда больше проку. После разговора с Локи в моей голове медленно начал созревать грандиозный план моего собственного будущего, но пока это были всего лишь зачатки. Для его реализации мне в любом случае потребуется помощь и связи братьев.

Вторая комната оказалась близнецом предыдущей, только вместо камней на ее полу лежали россыпи тех самых артефактов, один из которых я носил на своей руке. Графиню они впечатлили намного меньше, да и по ее лицу было видно, что она пока не понимает истинную стоимость этих вещей.

— Осторожно! — я предостерег ее, увидев, как она поднесла один из них к своей руке. — Он не снимается. Да и ты мне нужна в качестве любимой жены, а не марионетки-убийцы.

Увидев ее вопросительный взгляд, я вкратце объяснил ей, что это за вещи и даже продемонстрировал выстрел из своего собственного браслета.

— Это бы больше подошло Владу. — задумчиво произнесла она, закидывая в наполненный доверху рюкзак свой экземпляр. — Хотя я всегда была против того, чем он занимается.

— Думаю, если бы с вашей семьей так не поступили, он бы занимался чем-то другим. Ты готова возвращаться домой?

— Ну наконец-то! — обрадовалась она. — Что нужно делать?

Я с кряхтением закинул на плечи рюкзак, отчего меня чуть не перевернуло назад. Найдя равновесие и зафиксировав устойчивую позицию, я жестом пригласил ее взобраться мне на руки.

Прыжок!

Едва мы появились около беседки, как возле меня чуть ли не из воздуха материализовался Джордж, в руках которого я заметил тонкое лезвие. Впрочем оно тут же скрылось в его рукаве, едва он сообразил, что с графиней все в полном порядке. Дворецкий строго покачал головой и одарил меня таким взглядом, что у меня заурчало в животе, после чего он снова принял расслабленную позу и начал недовольно осматривать перепачканное разодранное платье своей хозяйки. Оно собрало на себя все: начиная от лесного мусора и заканчивая гранатовым соком.

Я тоже выглядел не лучше, а потому Вероника мне предложила пройти в ее усадьбу и привести себя в порядок, на что я, естественно, ответил согласием. Вопреки моим первоначальным представлениям, особой роскоши в ее доме я не обнаружил. По крайней мере в гостиной, где она предложила мне немного подождать. Чего или кого, я так и не понял.

По уровню убранства, это место напоминало дом Феофана и уж далеко уступало дворцовым хоромам Коробейниковых. Возможно в глубине дома все выглядит иначе, но здесь пока все смоьрелось вполне обычным. Для уровня аристократии, разумеется: большой диван, витой деревянный столик, покрытый черным лаком, да винтовая лестница на второй этаж. Полы паркетные, без особой вычурности.

— Антон! — сверху донесся голос Вероники, а через секунду на ступеньках появилась сама владелица, уже переодетая в домашний халат. — Хочешь помыться? Джордж пока приведет твою одежду в порядок.

Я внезапно вздрогнул и посмотрел на девушку совсем другими глазами. В ней что-то изменилось после нашей близости: из светской львицы, она превратилась в обычную милую… Хм, жену? Я мотнул головой и сбросил наваждение. Точнее попытался сбросить…

— Что-то не так? — она уселась рядом со мной на диван и посмотрела мне в глаза вопросительным взглядом. Рука девушки опустилась мне на затылок и тонкие пальчики туда-обратно пробежались по моей шевелюре.

С нее без следа исчезли искусственный лоск и нарочитая строгость, напряженность в действиях и показная элегантность. Передо мной сидела обычная симпатичная девушка с не самой приятной судьбой, которая впервые открыла для себя мужчину. И, черт побери, мне это понравилось!

— Ай, да Самойлов…

— Все хорошо. — улыбнулся я. — Составишь мне компанию?

Она с улыбкой кивнула и потянула меня куда-то к двери в глубине дома. За толстыми створками обнаружилось нечто, вроде раздевалки в сауне, откуда в лицо потянуло горячим воздухом. Девушка сама расстегнула на мне одежду, и через секунду мы оба остались в чем мать родила. Она открыла дверь в следующее помещение и пригласила меня внутрь.

О, да! Это была настоящая сауна, подобная той, в которой я отдыхал в Приморской гостинице. И здесь был бассейн! Настоящий, мать его, бассейн! В котором мы с Вероникой беззаботно развалились рядом и пили из хрустальных бокалов охлажденный Солнечный пунш. Целовались, и снова пили Солнечный пунш….

— Мечты сбываются? — усмехнулся бог.

— Локи, блин… Да!

— Джордж отправит посыльного за братьями, ты не против? — произнесла девушка, отставляя бокал в сторону. Гибкое тело скользнуло по воде, и она взгромоздилась на меня сверху, обвив шею руками.

Если честно, мне совсем не хотелось, чтобы кто-то вмешивался в эту идиллию. Но я понимал, что вступил на скользкую тропу заговорщика и назад дороги теперь нет. Испортить отношения сразу с двумя теневыми принцами Дарграда меньшее, чего я сейчас желаю. Да и с сокровищами надо разобраться, как можно быстрее. Но как же хочется провести хоть один вечер без бесконечной беготни и забот, окунувшись в объятия этой красотки!

— Это зависит от твоих планов. — ответил ей я.

— А какие у тебя планы? — игриво произнесла она.

— Остаться с тобой до утра и ни о чем больше не думать.

Она улыбнулась и склонилась надо мной.

— Тогда братья подождут. — шепнула Вероника.

— Подождут… — прошептал я.

— А вот и нет… — расстроено произнес Локи. — Бери трубку. Тебя Забудь вызывает.

— Что?!!

Но голос бога уже сменился на другой. Тот, который я сейчас меньше всего хотел слышать.

— В городе три игрока. Очень серьезные, из верха списка. Двое охраняют свои алтари в одном из домов. Один ушел на разведку, сейчас движется к Королевскому дворцу. Я за ним слежу.

— Думаешь, смогут достать мой камень?

— Пока не знаю. Но я очень бы хотел получить себе один алтарь. Время уже поджимает, а я еще не закончил свои исследования…

— Антон? — Вероника встревожено уставилась на меня. — Что-то произошло?

— Кажется, тебе все-таки придется позвать своих братьев…

Глава 19

Мне с трудом удалось объяснить Веронике, что моя резкая перемена настроения никак не связана с ней, а всего лишь досадное происшествие, касающееся моего прошлого. Подробнее я предложил ей поговорить потом, надеясь, что этот самый "потом" никогда не наступит.

До самого прихода братьев Забудь держался со мной на связи и комментировал действия игрока, который отправился на разведку к Королевскому дворцу. Я очень сильно надеялся, что он не является каким-нибудь уберколдуном, способным легко снести королевскую защиту.

— Забудь, а ты его идентифицировал? — мысленно я обратился к своему союзнику.

— Естественно я его идентифицировал! — взволнованно ответил он. — Абутал Дагра, покровитель Хар'Ген.

— Кто?!! — я аж подпрыгнул на месте.

— Абутал Дагра. — удивленно повторил он. — А ты…

— Да. Я уже с ним однажды встречался. — раздосадовано произнес я. — Боевой маг воздуха. Очень серьезный тип. Погоди-ка…

— Что?

— А зачем тебя я? С твоей способностью и возможностями ты же сам их можешь уничтожить! Привел куда надо, внушил, что угодно и до свидания.

— Я же сказал, игроки серьезные. — возмутился он. — Мне не удалось проникнуть в его сознание, похоже он использовал камни.

— Защита за два алтаря… — вспомнил я, параллельно обращаясь к Локи. — Интересно получается. Группа из трех игроков приходит убить двоих. Накидывают на себя невосприимчивость от умения Забудь. Два умножить на три, получается шесть алтарей. Защита действует сутки, значит все должно произойти или сегодня ночью, или завтра днем. Плюс еще три, или даже шесть алтарей на телепорт в Дарград. Допустим, что те двое, которые охраняют камни, не стали защищаться, в чем я сильно сомневаюсь. Даже так их затея обходится минимум в пять алтарей. Итого: от пяти, до двенадцати алтарей на все про все. А выигрыш всего два алтаря. Какая-то стремная арифметика, не находишь?

— Ну а ты что хотел, Самойлов? — ответил Локи. — Победа требует жертв. Вас все меньше и меньше. Каждое следующее убийство обходиться все дороже. Ну и не забывай, что пока кто-то прохлаждался, другие активно фармили.

— Дальше. — я не стал заострять внимание на его ответе. — Их боги, скорее всего, не сломанные, как некоторые…

— Не груби.

— Ладно, извини. — согласился я. — Эти трое знают о наших способностях. Но знают ли они том, что Забудь — читер?

— А вот это хороший вопрос! — обрадовался Локи. — Нет, Самойлов. И даже намекнуть своим игрокам об этом они никак не могут, в отличии от, как ты говоришь, твоего "сломанного" бога.

Последнюю фразу он произнес с неприкрытой издевкой. Что ж, имеет полное право. За свои подсказки он вынужден был расплачиваться со мной "кастрированной" информацией о других игроках. Но теперь я начал сомневаться: хотел бы я, чтобы былоиначе? Так ли уж важно мне знать о способностях других участников, но не иметь шанса их обмануть, пользуясь читами Локи? Информация, или возможность оказаться на шаг впереди? Очевидно я выберу второе.

— Он взлетел над дворцом! — встревоженный голос Забудь вытолкнул меня из размышлений.

— Блин! Можешь дать визуализацию? — спохватился я.

— Могу. Постой… Он растворился в воздухе — в голосе старика послышалась неожиданная растерянность, или даже страх

Я вдруг понял, что это могущественный игрок, которому нет дела до Королевской битвы, на самом деле такой же обычный человек, как и все остальные. И столкнувшись с тем, что превышает его возможности, он начал опасаться за свою новую жизнь.

— Твой бог тебе назвал его способности?

— Да… Взгляд сквозь препятствия и умение просачиваться. Первое не имеет отката, второе доступно раз в неделю.

— Что еще за "просачиваться"? — у меня неприятно засвербило в животе.

— Он может попасть в любую полость, куда способен проникнуть воздух.

Твою мать! Похоже, второе умение досталось ему от его бога-покровителя. Логично предположить, что раз он был в прошлой жизни магом воздушной стихии, то и куратор в игре достался такой же.

Но это значит, что он может увидеть мой алтарь сквозь стены королевского замка и найти к нему безопасный путь. А с этим "просачиванием" и магией воздуха он вообще становится идеальным кандидатом, чтобы хакнуть мой камешек!

Я внутренне напрягся. Похоже кому-то придется потратить сегодня четыре алтаря для защиты… Неуязвимость на двенадцать дней, или призвать камень? Можно еще пустить себе стрелу в лоб, мгновенно воскреснуть в казне, схватить свой камень и улететь с ним в Неизведанный край. Это два алтаря. Вот только он портанется следом за маркером на карте, и там меня превратит в отбивную. Правда не исключено, что его приземлит в Лес нежити, а дальше его местные духи и личи порвут на запчасти. Но это все равно очень сомнительное и необдуманное решение.

Черт! И как быть? Еще и братья до сих пор не пришли…

— Локи, чего то мне не хочется тратить четыре камня!

— Ты чего кипиш поднял? — остудил меня бог. — Он даже еще не тронул твой алтарь. Ведешь себя, как десятиклассница перед свиданием с Пак Чимином.

— Это кто еще такой?

— Забей. — перебил меня Локи. — К делу не относится.

— Блин… Но ведь так хорошо все шло! Типография, невеста, сокровища…

— Если что, я тебе не обещал курорта. Расслабился ты, Самойлов. Это, вообще-то, игра на выживание. Пока там игроки кровь проливали, ты тут газетки продавал и линию защиты выстраивал. Крутись теперь, как можешь.

Так, успокоиться и подумать. Я пару раз глубоко вдохнул и выдохнул. Представим себя на месте противника. Три мощных игрока объединились для убийства остальных и телепортировались в Дарград, чтобы убить двоих. Они знают о наших способностях, судя по всему, и в любом случае подготовились. Белое пятно для них — это количество наших алтарей, а также незнание о читерских локаторах Забудь. Одно преимущество у нас точно есть — они не в курсе, что мы уже знаем их местоположение и можем вычислить их личности.

Но тут возникает вопрос. Игроки, которые настолько легко разбрасываются алтарями, легко могли скрыть свои камни с карты на три месяца. Однако они наоборот — собрали их в одном месте, зная, что мы их увидим.

Приманка?

— Вижу его! — в голове раздался голос Забудь. — Он спустился обратно и сейчас направляется в сторону своего укрытия.

Ух, кажется пронесло…

— Будь аккуратнее. — я облегченно выдохнул — Смотри, чтобы он тебя не идентифицировал.

— Ну вот, а ты очковал! — довольно произнес Локи.

— Это еще ничего не значит. Логично, что на ночь может быть включена какая-нибудь особая магическая защита, и он не рискнул лезть в казну.

— А может просто не знал, что твой камень не закреплен? — хитрым голосом ответил бог.

У меня по спине пробежал мороз от его слов. А ведь и верно! Мой алтарь просто валяется в куче сокровищ, но "эффект молота Тора" сейчас не работает, а значит он мог бы проникнуть внутрь, схватить камень и уйти телепортом! Однако он отступил и не стал даже пробовать это сделать. Значит…

Значит он придумал какой-то другой способ. Более надежный. И это очень, и очень плохо.

Ну и на фига мне весь этот геморрой?!!

Кажется, я опять разошелся… Так и невротиком стать недолго.

Думаем дальше. Али-Баба закончил разведку и направился к себе домой. Туда, где лежат три камушка, а еще ждут два союзника-друга. Два загадочных друга…

— Забудь, у тебя есть информация о способностях его друзей?

— Нет. Я только их обнаружил, но идентификацию не произвел.

Хм… Вот, значит, как это работает. Но кто тогда идентифицировал Забудь? И самое главное — как? Меня вычислил воздушник, ведь мы с ним уже раньше встречались. Откуда тогда у них информация о моем союзнике?

Хотя, чего я спрашиваю? Забудь ведь не сразу приехал в Дарград. Скорее всего старик тоже попадал в переделку с кем-то из этих троих. Так ли важно сейчас мне это выяснить? Предательства с его стороны быть не может — у нас союз. Братья тоже слить не могли — боги не позволили бы раскрыть механики игры. Спросить прямо?

Блин! Сейчас голова лопнет.

— Смени подход. — предложил Локи. — А то ты сейчас сам себя передумаешь. Зайди с другой стороны, решение проблемы проще, чем кажется.

Хорошая идея. Попробуем танцевать от обратного.

Конечная цель: уничтожить алтари противника.

Метод номер один: исподтишка уничтожить их владельцев, пользуясь преимуществом внезапного нападения. Можно использовать силы братьев — их убийц и попрошаек.

Минусы: а). Владельцы мгновенно воскресают и начинается чехарда из неуязвимостей, телепортов, и прочих нежданчиков; б). Не стоит забывать, что в доме скорее всего ловушка.

В такой ситуации я однозначно проиграю, поскольку из меня что воин, что маг равноценны пуле из всем известной субстанции. Да и Забудь еще тот боец… Его сила в науке, а он, помнится, говорил, что боги ему запретили убивать игроков с помощью высоких технологий.

Метод номер два: усыпить всех и не мучаться.

Минусы: а нет никаких минусов. Это максимально крутая стратегия. Вот только я не уверен, что три топовых игрока сидят и ждут, когда их придут усыплять. Если такую уязвимость вычислил я, то не стоит думать, что они глупее. Да и пока неясно, сможет ли вообще Константин провернуть такое.

— Локи, а как проверить в каком состоянии алтари у игроков? Если на него накинута неуязвимость, я это увижу?

— Да. Их маркер на карте станет синим.

Даже не подковырнул меня. Надеюсь, что он исправляется.

— Ага, жди. — ухмыльнулся бог.

Получается, что мне нужны дополнительные данные и разведка. И только тогда можно делать какие-то выводы.

— Антон, братья ждут. — звонкий голосок Вероники вывел меня из раздумий.

Я поднял глаза на девушку, которая уже переоделась в домашнее и вопросительным взглядом указал на свое голое тело. Все это время я просидел в том самом предбаннике закутавшись в полотенце. Девушка посмотрела на меня и смутилась:

— У меня нет одежды такого размера, а твоя еще не готова. Был бы ты немного поменьше…

Хм. Похоже самое время показать ей вторую половину меня.

— Милая. Я сейчас кое-что сделаю, только ты не пугайся.

Она с интересом уставилась на меня, слегка приподымая брови:

— Очередной сюрприз?

— Ага. Сейчас мое тело изменится, готова?

— Изме… — попыталась произнести она.

Я быстро перекинулся в свою вторую ипостась и с удивлением обнаружил, что на Веронику это не произвело особого эффекта. Точнее произвело, но не настолько, чтобы закричать или свалиться в обморок. Видимо тот магический ножик Влада подсознательно уже подготовил ее к чему-то подобному. Да и все-таки мир магический, наверняка такое здесь практикуется. Девушка придирчиво разглядывала меня с ног до головы.

— Симпатичный, но какой-то не… незапоминающийся. А кто из вас настоящий Антон?

— Оба… — произнес я, но получилось как-то виновато.

А затем произошло то, чего я от нее ну никак не ожидал. Графиня подошла ко мне вплотную и, прикрыв глаза, потянулась за поцелуем. Но едва я расслабился, как ее руки быстрым движением сорвали с меня полотенце, а глаза уставились на причинное место, которое значительно уступало в размерах предыдущему.

— Значит девушки в Тинзе, чтобы в первый раз не было боли встают в специальную позу, да?

Она уперла руки в бока и сделала нарочито-рассерженный вид. Но легкая смешинка в ее глазах говорила о том, что девушка, скорее, обескуражена, чем обозлена.

— Встают. — я сделал самое честное лицо, которое мог, но не выдержал и засмеялся, а уже спустя секунду она подхватила мой смех.

Уфф… Пронесло.

— Я тебе подберу вещи. Жди. — она несильно шлепнула меня полотенцем по заднице и удалилась.

Спустя десять минут мы собрались в рабочем кабинете Вероники. Точнее я даже не уверен, что это было именно кабинетом, но вот для заговоров это место подходило в самый раз. Небольшая комнатка без окон, стены, задрапированные красной бархатной тканью, и круглый черный стол с шестью креслами вокруг. Настоящий штаб революционеров. Правда сама Вероника предпочла в разговоре не участвовать и отправилась куда-то в недра усадьбы, предварительно поставив перед нами кувшин и стаканы с моим любимым напитком.

— В общем так. — я склонился над большой картой вместе с братьями. — Вот в этом доме находятся три моих противника. Один из них очень сильный боевой маг.

— Стихия? — коротко поинтересовался Константин.

— Воздух. И еще он может видеть сквозь стены, а также проникать через самые малые щели.

— Локи, я ничего нарушаю?

— Пока ты не говоришь о богах — ничего. Мало ли, почему вы между собой сражаетесь. Может наследство не поделили.

— А алтари?

— Вообще-то твой видела половина жителей Дарграда, включая короля. Просто не говори никому, что это алтарь и спи спокойно. Пусть камень остается для всех фамильной драгоценностью.

— Что тебе известно по остальным двум сообщникам? — задумчиво произнес Влад.

— Ничего. От себя могу добавить — мои враги прекрасно знают, что я нашел их убежище.

— А они? — Костя внимательно посмотрел на меня. — Они тебя могут найти? Ты уверен, что прямо сейчас эти люди не знают, где ты?

Оппа… Слона-то я и не приметил. Эти ребята не жалеют алтарей, и вполне могут потратить лишних три, чтобы я отображался на их карте. Это очень расточительно, но сбросить со счетов я такое не могу. Хотя Али-Баба, вроде как, не срисовал слежку Забудь.

А что если срисовал, но не подал виду? Большого смысла убивать игрока нет, пока ты точно не уверен, что сможешь взять его камушек.

Блин блинский!

— Могут. — твердо ответил я. — Такая вероятность имеется.

— Значит сестре угрожает опасность? — нахмурился Влад.

— Ни в коем случае. Мне видны их перемещения. Если они двинутся сюда, я сам спрячу Веронику, так, что они никогда не найдут. — заверил я их. — Но моя цель их уничтожить.

Я не стал им говорить о напарнике, и о том, что это он, а не я отслеживает их с помощью своих читов. Слава богам, связь у нас пока бесплатная.

— Значит тебе их нужно только усыпить и все?

— Да, но они к этому могут быть готовы. Возможно, у них есть амулеты защиты или еще что-то.

— Это мои проблемы. — ответил Костя. — Уверен, что вокруг дома у них выставлен, как минимум магический контур и сигнальная сеть. По крайней мере, если бы я готовил ловушку, сделал бы так.

— Значит идем на разведку?

— Ты никуда не пойдешь и останешься здесь. — как-то одновременно мягко и твердо произнес Константин. — Твое приближение к их жилищу может привести к тому, что они заволнуются и разбегутся из одной точки. А у меня не такие огромные запасы магических сил, чтобы позволить себе вторую попытку на Облако сна. Веди себя спокойно и сиди на одном месте. Они знают о тебе и ждут твоих действий, но совершенно не знают про нас.

— Это наш город — добавил Влад. — И уж тем более ночью.

— Учтите, что одно неверное или подозрительное движение, и они смогут исчезнуть. — обеспокоенно напомнил я. — Все нужно сделать одновременно и за мгновение.

— Мы это прекрасно понимаем. — успокоил меня глава нищих. — Сейчас что-нибудь придумаем.

— Слушай, Костя, а ведь это дом Руки! — как-то задумчиво пробормотал Влад.

— Точно! — в глазах старшего появился веселый огонек, который на меня подействовал успокаивающе.

— Руки?

— Да, Антон. — рассмеялся старший брат. — Есть тут один: сдает дома гостям столицы и этим живет.

— А почему Рука?

— А у него увлечение такое — за постояльцами подсматривать. Въедет, например, молодая пара в дом, а ночью начнет предаваться любовным утехам. Ну а хозяин уже тут как-тут. Стоит за стенкой в потайной нише и правой рукой активно работает.

— Нормально мужик устроился. — одобрил Локи.

— Погодите! — я аж вскочил с места. — Значит если есть потайная ниша, есть и тайный вход в нее?

— А то! — хохотнул Влад. — В общем сиди здесь и жди добрых вестей.

Оба брата поднялись со своих мест и покинули комнату, оставив меня, практически, с открытым ртом. Я вдруг невероятно четко осознал, насколько игра может быть простой, если ты связан с нужными людьми. Пока другие игроки барахтаются в одиночку, убивают или ищут способ выжить, я сижу в кресле и пью Солнечный пунш, ожидая результата.

— Твоя стратегия дает первые плоды? — усмехнулся Локи.

— Кажется. Но у меня есть кое-что покруче на будущее. Если все получится…

— Ты сейчас о чем?

— А не скажу! Но думаю, что ты это оценишь. И не пытайся ковыряться в моей голове, все равно ничего не увидишь.

— Вредный ты, Самойлов. — надулся бог. — Но так даже будет интереснее.

Остаток времени я провел с графиней, причем не в горизонтальном положении, а чинно-вальяжно, сидя за столом. Мы беседовали как старые друзья обо всем и ни о чем одновременно. Было заметно, что моя вторая внешность ей пришлась по вкусу; и, черт побери, я наконец-то начал ощущать, что между нами появилось настоящее обоюдное влечение. Уж не знаю, что там творилось в ее голове на самом деле, и искренне верю, что дело не в наружности Акакия, но факт оставался фактом. После превращения что-то произошло. Возможно это из-за доверия — я ведь открылся ей полностью. Ну, почти…

А темы мы с ней обсуждали разные, начиная от творчества графа Полухина, и заканчивая нашей собственной помолвкой. Вероника изъявила желание, чтобы я об этом написал в новом номере газеты, и обязательно продемонстрировал ее сертификат на владение звездой всему Дарграду. Меня несколько удивила ее последняя просьба, хоть я и сознавал, что это совершенно нормальная процедура. Скорее даже дань традициям — хвастаться своим имуществом. Чванливости в Веронике уж точно не было, поскольку она и так много лет искусно скрывала капиталы, заработанные ее братьями. Но стать первым обладателем собственного небесного светила… Ммм…

Впрочем, такая ее просьба мне была только на руку. Во-первых, помолвка Макаровой — это событие похлеще взрыва ядерной бомбы, ну а во-вторых — это реклама моих услуг. В то, что аристократия клюнет и попытается организовать себе памятник в небе, в виде личной звездочки, я уже не сомневался. Настораживало только то, что скорее всего у меня этот бизнес попытается отжать Королевский двор, а потому я не строил на него дальновидные планы. У меня уже есть мои сокровища, теперь главное их грамотно сплавить.

Братья вернулись после полуночи. Едва я увидел их довольные лица, как сразу понял. Сработало.

— Получилось?

— Еще как! Можешь делать с ними все что захочешь. Спят, словно младенцы. — расхохотался Влад.

— А защита?

— Защитились по самое не балуй! Да только от этого толка было мало. Нищие устроили пьянку с дракой перед их домом, и полностью заглушили работу их магического контура. Пока твои враги пытались их разогнать уговорами и просьбами, Костя вместе с Рукой проникли в дом. А дальше раз, и спокойной ночи! Рука в курсе, что ты скоро заявишься.

— Офигеть… — только и произнес я, после чего бегом отправился в кабинет.

Братья переглянулись и последовали за мной. Карта, лежащая на столе, показала мне три красных точки. Значит никаких препятствий для поглощения алтарей больше нет. Никто не успел на них кинуть неуязвимость или что там еще.

Я вспомнил, как измывался надо мной маг воздуха на той лодке, и мои губы сами собой сложились в ехидную улыбку.

— Что дальше? — произнес Константин. — Их нужно убить? Если что, Влад тебе даст для этого людей.

Хм. А вот это интересный вопрос. Хочу ли я братьям доверится настолько, чтобы они узнали о камнях? Да, их надежность у меня больше не вызывают сомнений, но тема очень интимная. Знание о том, что лишившись своего камня, я легко откину копыта, слишком опасное. К тому же я уверен, что в таком продуманном доме за стенкой может "случайно" оказаться наблюдатель, который отследит мои манипуляции.

С другой стороны, они ведь не знают, где я храню свой собственный камень. И, пожалуй, пусть оно так и остается.

— Ну что, решил? — Влад выжидающе уставился на меня.

— Я возьму с собой одного твоего человека.

— Надеюсь ты не останешься в долгу? — произнес он с легкой иронией.

— Не останусь. Идемте. — я провел их до гостиной и легонько пнул стоящий в углу вещевой мешок Клима. — Здесь.

Константин вопросительно посмотрел на меня, и получив утвердительный кивок, развязал шнурки.

— Боже правый!

— Твою же… — Влад стоял раскрыв рот, глядя на вожделенные браслеты. — Это все?

— Это лишь сотая часть, а может и меньше. — ответил я.

— Антон. — глава убийц хмуро посмотрел на меня. — Мне нужно с тобой серьезно поговорить.

— И я даже знаю о чем, Влад. Давай это оставим на завтра?

Он слегка скривился, но принял мое предложение, одобрительно качнув головой.

— Неужели ты все это просто так отдашь? — в разговор вступил Константин. Его лицо все еще выражало искреннее недоумение.

— Не просто. Надеюсь, что наш договор остается в силе. Вы оказали мне неоценимую услугу, а это мой ответный жест. Я надеюсь на вашу помощь и дальше.

— Это даже не обсуждается, у нас с тобой уговор. — произнес старший. — Но мой тебе совет — если хочешь и впредь убирать неудобных тебе людей, сделай так, чтобы хищником был ты, а не они.

— Ты имеешь ввиду…

— Да. — перебил меня Влад. — Лучше нападать первым, чем обороняться.

— Мои враги разбросаны по всему континенту и не только.

— Это проблема? — усмехнулся он. — Да здесь денег хватит, чтобы организовать поездку хоть к черту на рога!

— Хорошо, поговорим об этом позже. — я наклонился к мешку и взял из него несколько атфериксов. — Это мне для типографии, остальное ваше. Надеюсь, что вы достаточно быстро найдете покупателя.

— Интересный ты человек. — тихо произнес Костя. — Здесь десятки миллионов золотых, а ты все еще думаешь о типографии…

— Поверь, Безликий, она нам еще очень, и очень пригодится. А если даже и нет, то считай это моей маленькой прихотью.

Глава 20

Карета без опознавательных знаков остановилась в незнакомом для меня месте, находящемся примерно в километре на запад от памятника великому тенору. Это район я про себя обозвал "полуспальным", поскольку административных или торговых зданий здесь было значительно меньше, чем в центре города, однако присущий ему лоск еще сохранялся. Основная часть строений напоминала маленькие однотипные таунхаусы с небольшой прилежащей территорией, огороженной невысокой изгородью.

У входа в один из них меня встретил блеклой внешности человек в сером плаще. Лицо его не носило каких-то особых примет, разве что кожа в свете ручного фонаря показалась слишком смуглой для коренного жителя Вестландии.

— Пройдоха? — раздался негромкий суховатый голос.

— Да, а ты…

— Матвей. — опередил он меня. — Идем. Рука ждет внутри.

Влад меня предупредил, что посланный им убийца является его доверенным лицом, а Рука один из тех, кто крепко сидит на крючке у Безликого. Так что опасаться последствий моей ночной вылазки не стоило. Конечно, многое мне не нравилось, и я бы предпочел, чтобы о происходящем знало как меньше народу, но теперь я был в команде и некоторые условности нужно было просто принять.

Внутри дома нас встретил человек, который и являлся арендодателем. Мне он сразу не понравился. Этакий низкорослый пухлик с сальной физиономией и постоянно бегающими испуганными глазками. Его дерганная мимика и недовольное поведение, словно говорили, что он бы с удовольствием послал к чертям и Безликого, и главу гильдии убийц, вместе с их темными делишками. Но видимо такая возможность для него была неприемлема.

— Только поменьше крови, Господом заклинаю. — запричитал он, ведя нас по первому этажу.

— Кончай ныть. — бросил ему грубо Матвей. — И не поминай Господа, вслух. Уж кому-кому, но не тебе за него прятаться.

— Вы их прямо здесь убивать будете? — не унимался хозяин.

— Пройдоха, что скажешь? — убийца вопросительно посмотрел на меня.

— Для начала мне надо все осмотреть. Они проснутся, если их перенести?

— Главный сказал, что в течении суток их нельзя разбудить обычным способом.

Рука открыл тяжелую дубовую дверь и перед моими глазами предстало небольшое помещение. В центре него стоял обеденный стол, на котором располагалась нетронутая еда. Три человека, сидящие вокруг него, сейчас негромко посапывали с блаженными лицами. Один из них откинулся на спинку стула и запрокинул голову вверх, а двое почивали прямо лицом на столе. Однако мое внимание в первую очередь привлекло свечение в углу в виде трех тонких столбиков, пробивающееся через ткань стоящего там рюкзака.

Рюкзак. Значит камни не прикреплены к земле. Я подошел к нему и уже было хотел потянуться рукой, однако вовремя одумался.

— Локи. А там может оказаться какой-нибудь "сюрприз"?

— Не знаю. — хитро ответил он. — Но твой последний вопрос мне очень нравится. Я бы даже тебя поцеловал за него.

Ясно. Если бы я готовил западню и владел магией, то обязательно бы обезопасил алтари защитным заклинанием. Ну или цианидом бы смазал, какие-там еще есть варианты?

— Забудь. Ты тут? — я обратился по мыслесвязи к своему союзнику.

— Да.

— Умеешь определять магические ловушки?

— Я ученый, а не маг. Впрочем, у меня есть нужное оборудование в лаборатории, считывающее потенциальный магический заряд объекта, но оно слишком громоздкое, чтобы его носить.

— Понятно. Тогда выдвигайся к их дому. Будем поглощать алтари не прикасаясь к ним. Я боюсь, что там не все так просто с их защитой.

— Буду через десять минут.

Я снова осмотрел комнату. В принципе, даже если Рука или кто-то еще попытается за нами подсмотреть, то они ничего не поймут. Очень даже неплохо пока выходит.

Осталось решить, что делаться с игроками. Я подошел к столу и без особого желания рассмотрел своих несостоявшихся убийц. Обычные люди. Разве что лицо Али-Бабы напомнило о не самом приятном ощущении, когда я барахтался в воздухе, словно поднятый за шкирку щенок, и не мог ничего сделать. Но сегодня уже я решаю его судьбу. Забавно. Хоть и не очень приятно. Ладно ребята, это игра и ничего личного.

— Значит так, Матвей. Этих троих нужно увезти отсюда в тихое и спокойное место, а дальше я тебе скажу, что делать.

— Слышал? — он повернулся к Руке. — Помогай.

— Но… — начал возмущенно хозяин, однако, поймав удивленно-вопросительный взгляд убийцы, передумал и не стал возражать.

Мы неспеша и поочередно перетащили тела в карету, после чего я дал индивидуальные инструкции Матвею.

— Их нужно убить не раньше, чем через через шестнадцать часов. До этого времени не спускать с них глаз.

— Понял. — коротко ответил он. — Что потом?

— Потом свободен.

Забудь появился в указанное время, чем вызвал новое недовольство арендодателя. Рука после отъезда убийцы немного осмелел и начал выговаривать вслух все, что он думает обо мне, да и обо всех остальных, кто поднял его среди ночи и заставил участвовать в гнусном мероприятии. Мне, честно говоря, было наплевать на его потуги, но ближайшие пять часов необходимо было провести в его доме. Заткнуть его говорливый рот удалось десятком золотых.

— Вот. — я протянул ему монеты. — Это тебе компенсация за беспокойство. Следующие сутки этот домик наш.

— Ох… — его встревоженное лицо мгновенно разгладилось и ощерилось в гостеприимной улыбке. — Может быть добрые господа желают отужинать?

А это хорошая идея. Я кивнул и показал на стол.

— Мы пока посидим здесь.

Толстяк проворно освободил стол от старой еды, постелил нам новую скатерть и убежал куда-то на кухню, откуда донесся дребезжащий звук посуды. Тем лучше, буду знать, что он не рукоблудит в потайной нише, глядя на нас.

— Антон… — Забудь выглядел слегка неловко. — Ты решил, как мы будем между собой распределять трофеи?

— Говори как раньше. — обратился я к нему по мыслесвязи. — Здесь могут быть уши.

— Хорошо.

В общем-то мне понятно его заискивание. По факту, он понимает, что ничего не сделал кроме обнаружения, а три топовых игрока сегодня покинут игру в основном благодаря моим действиям.

— Решил. — ответил я. — Два мне, один тебе.

— Вообще-то, я тебя недавно спас! — попытался сопротивляться он.

— А не ты ли говорил, что это исключительно твой выбор? — парировал я. — Якобы я тебе нужен, как приманка, пока ты будешь телепортировать свою лабораторию в безопасное место? Думаешь это было приятно осознавать? Наш союз держится не на дружбе, а на взаимной выгоде, и это было твое решение.

— Обстановка все сильнее накаляется. — задумчиво произнес он. — Если мы хотим достичь наших целей, нам следует подумать об объединении. И не формальном, а настоящем. Тебе нужна победа, а мне дополнительное время. Наши устремления не мешают друг-другу. Я вот-вот найду решение своей задачи. Но мне хочется иметь хоть какую-то гарантию безопасности.

Ну вот ты и у меня на крючке. Кусочек паззла моей будущей грандиозной затеи движется к своему месту.

— Хочешь, я отдам тебе все камни? — предложил я.

— Что я должен тебе за это? — он сразу понял, что сейчас я выдвину ему условия.

— Мне нужен доступ в твою лабораторию. Ты меня научишь, как пользоваться твоим телепортом.

— Зачем тебе это? — побледнел он.

— Пока что не зачем. Обещаю, без твоего ведома я не предприму никаких действий.

— Я согласен. — не стал долго раздумывать он. — Все равно ты не сможешь его использовать.

— Это почему?

— Ты представляешь, сколько нужно энергии, чтобы перенести целую лабораторию на такое расстояние?

— Физической?

— Магической, конечно! — возмутился он. — В этом захолустье других источников в продаже не имеется. Я создал под них специальный преобразователь.

— А как тогда ты сам собрался телепортироваться? Ты ведь не маг.

— Я тебе покажу. — пожал плечами он. — Мы договорились?

Хм. Думаю, что если он нашел способ разово добыть такую прорву энергии, то при необходимости я смогу его скопировать, благо к тому времени, как я все проверну, у меня уже должны быть неограниченные ресурсы. Надеюсь…

— Ладно. Можешь забрать свои камни.

Мы сдвинули стол ближе к рюкзаку и Забудь, точнее его бог, приступил к процессу поглощения. Чуть позже к нам присоединился и Рука, который сварганил весьма ароматное и недурственное жаркое. Впрочем он его сам целиком и съел. Забудь, как оказалось, был не голоден, а мне как-то стало брезгливо есть его стряпню из-за разгулявшегося воображения.

Следующие пятнадцать часов мы провели не выходя из этой комнаты.

В дом старичка-игрока мы прибыли уже следующей ночью на одном из экипажей, что таксовал неподалеку. Забудь остался весьма доволен сделкой и находился в прекрасном расположении духа. За время моего отсутствия здесь ничего не поменялось — все тот же покосившийся захолустный домишко, идеально скрывающий под собой технологии, просто немыслимые для этого мира. Жаль, что они так и останутся недоступны местным, но таковы условия игры богов.

Мы прошли через раздвижной люк в полу и оказались внутри лаборатории. А вот тут произошли серьезные изменения: лампочек и приборов стало на порядок больше, а в центре помещения появилась какая-то конструкция с кучей проводов и небольшой кабинкой, похожей на саркофаг, огороженный металлическими прутьями. Его размеры предполагали, что внутри, скорее всего, должен будет оказаться человек. Впрочем, я не стал пока задавать старику вопросы. Судя по его рассказам, время для научного прорыва еще не наступило, а забивать голову всей этой технологией-терминологией я точно был не в настроении.

— Смотри. — заговорил он и подвел меня к вертикальной клавиатуре с непонятными для меня символами. — Внешне все выглядит до примитивного просто. Здесь вводится код, который я тебе запишу, если нужно, но можешь и так запомнить.

Он поочередно поднес палец к кнопкам, но касаться их не стал. Я ни черта не понял, что это за иероглифы, зато отметил, что нужные мне расположены в форме буквы "W". Не забуду.

— Переместиться можно один раз, или как? Дом не обвалится? А можно с помощью этой штуки попасть на соседний континент? — вопросы один за одним посыпались из меня.

— Телепорт многоразовый, — начал он объяснять терпеливо. — Механизм переноса захватит строго обозначенный объем пространства внутри подземелья и не потревожит опорные балки.

Я оглядел углы лаборатории и понял о чем он говорит. Фундамент его дома держался на жестком металлическом каркасе. И, судя по всему, он должен будет остаться здесь после телепортации,

— Что касается точек перемещения, — продолжил он. — То летать куда угодно не получится. Это не магический телепорт за алтари, где за тебя все рассчитали боги, а настоящая прогрессивная наука. Так что мне пришлось потратить два своих личных камня, чтобы организовать точный пункт прибытия и не врасти в какое-нибудь дерево. Я взял конечную точку из твоих воспоминаний, если ты помнишь.

— Так ты там уже был? В смысле, в той долине.

— Естественно! — удивился Забудь. — Не мог же я передать настолько примитивной машине мысленный образ из своей головы. Все точно рассчитано в ее системе координат. Телепорт ориентируется на маяк, который я построил в Неизведанном краю.

И когда это проворный дед все успевает? Мне бы столько напора и сил!

— И последний вопрос: откуда энергия?

— А вот это очень интересный момент. — ответил Забудь. — Жаль, что тебе не оценить всю величину моего гения, тогда бы ты намного больше меня уважал. Впрочем, я уже немного привык к этому дикому и отсталому миру. Идем.

Мы перебрались в дальний конец лаборатории, где я увидел громадную стопку из… пластинчатых батарей, общий объем которой был размером с хорошую деревенскую поленницу. Да-да, тех самых батарей, что за немаленькие деньги заряжали маги от третьей ступени и выше; тех самых, от которых работала вся местная техника, в том числе и мой типографский станок. Мне о них рассказывал Парамон при первой нашей встрече.

— И насколько "прыжков" этого хватит?

— На один перенос в одном направлении. — ответил Забудь. — Теперь тебе понятно, почему ей неудобно пользоваться?

— А перезарядить?

— Преобразователь универсальный и может использовать магическую энергию из любого объекта. Вот только он полностью уничтожает источник, дематериализуя его. Зато не нужно мучаться с извлечением и изучать магию.

Возникшая после его слов идея заставила меня вздрогнуть. Рука сама собой опустилась в карман, и я извлек на свет атферикс.

— А из этого ты тоже сможешь извлечь магическую энергию?

Старик удивленно покосился на камешек в моих руках и скривился.

— Сколько здесь? Лампочку зажечь хватит?

— Ты же говорил, что у тебя есть какое-то устройство определения заряда. Вот и проверь. — предложил я.

Старик со скептическим выражения лица взял из моих рук камень и двинулся обратно, в сторону своего саркофага. Неподалеку от него стоял какой-то прибор, напомнивший мне вертикальный сверлильный станок с уроков труда в нашей школе. Только вместо сверла, над предметным столиком нависала какая-то хрень, похожая на перевернутый дуршлаг. Забудь положил камень на рабочую поверхность, задумчиво поглядел на него и покрутил какое-то колесико сбоку.

— Это что? — поинтересовался я.

— Миниатюрный вариант преобразователя. — ответил Забудь. — Только он не уничтожает объект, а воздействует лучом на его малую часть. Грубо говоря, отщипывает микрочастицу. Зная ее магический заряд и объем накопителя энергии, можно высчитать примерную сумму полного заряда. Надеюсь, ты меня понял? Проще я уже объяснить не могу.

— Понял. Советую выставить его на самый минимальный урове…

Я не успел договорить. Раздался оглушительный взрыв и "сверлильный станок" разлетелся на куски. Мне чудом удалось не попасть под осколки металла, а вот деда откинуло в сторону изломанной куклой. Лаборатория быстро наполнялась дымом, а угол заполыхал пламенем.

— Твою… мать… — откуда-то с пола раздался хриплый стон. — Бочка… в правом дальнем углу… быстро…

— Доигрались с божественной магией, экспериментаторы хреновы. — саркастично заметил Локи. — Минус десять!

— Чего десять? — не понял я, пробираясь на ощупь к указанной Забудь емкости.

— Минус десять дней исследований. Этот пожилой хрыч зажлобит алтарь на воскрешение.

— Все так плохо? — я постепенно добрался до нужного угла и замер возле громадной деревянной кадки, в которой плавало такое же деревянное ведро с ручкой.

— Туши пожар! Че встал-то? Не расстраивай деда. Он же потом злой ходить будет если пламя на его "коллайдер" перекинется.

Мда. Видеть как высокие технологии соседствуют со средневековой бочкой для тушения пожаров еще та картина.

Но рассуждать и удивляться было некогда, а потому я, кашляя и задыхаясь, зачерпнул полное ведро воды и рванул в угол, где полыхало пламя. Мощная струя окатила станок и раздалось громкое шипение остужаемого металла. Дым сменился паром. Видимость была никакая, да еще и щипало глаза, но кажется я плеснул в правильное место. По крайней мере, огня больше не было видно.

Внезапно, что-то зашумело. Вся взвесь дыма и пара из окружающего воздуха начала уходить вверх, снова прорисовывая очертания лаборатории, а следом за ними и кряхтящее тело на полу. Дед бессильно убрал руку с какого-то тумблера и завалился спиной на одну из вертикальных опор.

— Ну хоть вытяжкой обзавелся, уже респект.

— Что… Я спрашиваю что это было, Антон? — взывал ко мне дед страшным голосом.

Я подскочил к союзнику и склонился над его телом. Блин… Из верхней части его груди торчал солидный осколок того самого дуршлага, а его рубаха полностью была покрыта кровью. Кажется, не жилец.

— Это атферикс. Кристалл, который когда-то впитал в себя громадное количество энергии. — пояснил я. — Я пытался тебя предупредить, однако…

— Да я сам дурак старый… — негромко огрызнулся дед.

Его лицо постепенно становилось все бледнее, а голос тише. И вроде надо погрустить, и поговорить о смерти но…

— Послушай… там на выходе… у калитки… есть старый ржавый замок. На самом деле это переключатель… активируй его перед уходом…

— Может ты все-таки воскреснешь прямо сейчас? У тебя целых три камня.

— Не вижу надобности. — пробормотал дед, закрывая глаза. — У меня есть нерешенная задача… я подумаю над ней… в Небытие… там хорошо… думается… Эти кристаллы… Они подойдут для телепо… телепо…

Он резко замолчал и уронил голову на бок.

— Аминь…

— Ты уверен, что это по-скандинавски?

— Да пофиг. Я же сказал, что зажлобит. Ладно, пошли отсюда.

Вот на моих глазах скончался человек, но осознание, что это "все понарошку", позволило сильно не паниковать. Такая, спокойная себе беседа умирающего с выжившим об будущих делах. Мда…

Впрочем, полученная от деда новость была потрясающей. Это значило, что я могу переместить в долину все что угодно! Свободного места внутри лаборатории очень много. Еще один плюсик к моей будущей затее.

Я покинул обитель деда и направился к выходу. Замок, о котором он говорил, оказался там, где и должен быть и ничем не отличался от своих собратьев на первый взгляд. Но перевернув его я увидел вместо сплошной плоской поверхности новенький рычажок, встроенный внутрь тела предмета.

Щелк.

Ничего не изменилось, но я понял, что не стоит возвращаться обратно. Помнится дед говорил о какой-то серьезной защите вокруг своего жилища, способной уничтожить непрошенных гостей.

— Слушай, Локи. А если кто-то прилетит за эти десять дней в Дарград по мою душеньку, и без алтаря. Как я теперь об этом узнаю?

— Вот ты наглый, Самойлов. — возмутился куратор. — Быстро же ты на халяву подсел! Думай сам. У остальных игроков вообще нет такой возможности. Плати три камня, как все, и ищи кого угодно.

— Да и пофиг. Сомневаюсь, что дед просто так бросит свой камень без присмотра. — заключил я. — По любому он это предусмотрел.

На этой печальной ноте моя встреча с союзником подошла к концу, и я направился к ближайшей стоянке экипажей. По идее, нужно предупредить Веронику, что со мной все в порядке, но я решил оставить это дело на потом. Сейчас нужно планировать новый номер газеты. И это будет самый крутой номер в истории Дарграда! Графиня Макарова выходит замуж!

Тем не менее, в "Очаг" заехать придется, за новым комплектом одежды. Не могу же я заявится в типографию в образе Пройдохи? Да и немного поспать до утра не мешало бы.

Парамон и Арсений накинулись на меня, едва я появился на пороге.

— Мужик вчера приходил…

— Да, такой бородатый. — подхватил второй.

— Какой еще мужик? — опешил я.

Они наперебой мне стали рассказывать о его внешности, поскольку тот кадр, что заявился в типографию, хоть и был по их словам "настроен воинственно", но цель своего визита не объяснил. Зато оставил адрес гостиницы в центре города, причем весьма недешевой, по заявлению парней; а также предложил, чтобы я явился мне к нему лично, иначе "барон пожалеет".

Как я не пытался его вычислить, но так и не понял о ком идет речь. Локи, гад, лишь посмеялся на мой вопрос и предложил это выяснить самому.

Впрочем, ответ нашелся случайно. Все началось с моего обращения к работникам:

— Так, господа, все помнят наш основной принцип работы?

— Конфицидальность? — быстро сориентировался Парамон.

— Ну почти… — улыбнулся я. — Не важно, как это называется правильно, но суть вы уловили. В общем новость номер один!

Я извлек из кармана очередной атферикс и продемонстрировал его:

— Та-дам!

— И чего это? — Парамон нисколько не разделил моей радости, а уставился с глупым видом на камень.

— Я тоже не знаю. — пожал плечами Арсений. — Украшение?

— Эх вы, работнички. — произнес я беззлобно. — А еще печатниками зоветесь…

Понятно что то, как выглядит такая диковинная штука, они знать не могли. Но я надеялся…

— Погодите, погодите… — Парамон задумался и протянул руку.

Я передал камень и стал наблюдать за его следующими действиями. Он внимательно его осмотрел, а затем подошел к станку с нужной стороны и выдвинул наружу стеклянный куб-переходник.

— Правильно? — он открыл крышку и поместил камень в центр куба.

— Ага. Поздравляю! С сегодняшнего дня мы больше не нуждаемся в услугах мага!

— Это же… Тот самый артефакт, о котором вы… ты говорил? — изумился Парамон.

Арсений продолжал стоять как истукан и ничего не понимал, водя глазами туда и обратно.

— Потренируемся? — усмехнулся я.

Парамон утвердительно кивнул, покрутил пару рычагов на блоке управления, а затем осторожно дотронулся до куба ладонью. Ничего сверхъестественного не произошло, но по его лицу я понял, что это нормально. Печатник прикрыл глаза и начал концентрироваться, периодическим одним глазом поглядывая на приборную панель.

— Вроде все… — выдохнул он и запустил печать.

С обратной стороны станка выехал газетный лист, и я первым подхватил его, опередив своего подчиненного.

— Твою мать! — выругался я, увидев на нем четкий фотопортрет бородатого мужчины.

— Ага. — довольно сообщил мне Парамон. — Именно этот кадр и приходил вчера.

С разворота листа на меня смотрело злобное лицо Феофана Андровича. Вот и явился папаша Федора на разборки.

— Знакомый? — не очень уверенно произнес Арсений.

— Знакомый, знакомый… — задумчиво ответил я. — Таких бы знакомых собрать всех вместе в одну лодку, и отвезти на необитаемый остров.

Парни ничего не ответили, лишь выжидающе уставились на меня. Но я молчал. В голове одна за одной кружились мысли о том, как правильно и безболезненно отправить помещика обратно на Зеленый остров. Ну не просить же Влада убрать аристократа, пусть и мелкого? Это будет не по-человечески, да и шума вызовет много.

Но и оставлять его в городе нельзя. Феофан мужик упрямый и пробивной, а если каким-то образом сможет узнать как выглядит владелец типографии, или как-то еще опознает Акакия, то моя полоса везения мгновенно закончится и все последующие планы накроются медной банной принадлежностью.

— Это, барон… А какая вторая новость? — поинтересовался смущенно Парамон.

— Что? — я вздрогнул и вышел из раздумий.

— Ну вторая… Ты сказал, что камень — это новость номер один.

— Ааа… — потянул я. — В общем, я женюсь на Веронике Макаровой.

— Чего??? — две пары глаз ошеломленно уставились на меня.

— Это шутка такая, да? — добавил изумленно печатник.

— Нет. Это главная новость для нашего следующего номера. — улыбнулся я.

— Хозяин, надо начинать печатать. — у Парамона даже слегка задрожал голос. — Иначе я умру здесь круглосуточно сидеть. Это похлеще ваших свиней событие!

— Арсений, макет готов? — я перевел взгляд на помощника.

— Приблизительный. Но придется переделать немного. — тот все еще находился в легкой прострации, и, кажется, даже завидовал немного.

— Тогда готовьте. Я зайду после обеда и проверю. Но сначала мне кое-что надо напечатать. Парамон, помнишь двести тридцать пятый рисунок?

— Это тот срамной? Ну, который со свиньей?

— Ага. Распечатай мне его сейчас же. И нужно будет сделать еще один, но на этот раз я должен сам и без вас. Изображения удаляются из станка?

— Да, удаляются. Я покажу. А вы… ты не хочешь, чтобы мы это видели? — с легкой ноткой обиды произнес Парамон.

— Есть вещи, о которых вам лучше не знать, для вашего же спокойного сна. — покачал я головой. — Пусть я вам и доверяю, как себе.

— Может и мне задание найдешь? — ухмыльнулся Локи. — Раскомандовался, я смотрю.

— Найду. — ответил я — Можешь сделать так, чтобы Кристина мне позвонила? Много у нее алтарей?

— Да уж побольше чем у тебя. Но вот хрена с два! — возмутился бог. — У тебя графиня есть. Начнешь опять сопли пускать по своей эльфийке…

— Не начну. — твердо ответил я. — Это по делу. Можешь даже заглянуть в мои мысли.

Локи помолчал секунду, и вскоре я услышал его радостный голос:

— А неплохо придумал! Жди звонка!

Глава 21

Как именно происходил процесс "печати" картинок в присутствии Порфирия Ясного? Точно не знаю, потому что всю основную работу преобразователя делал он. И мне было не совсем понятно, как из потока моей мешанины выходили конкретные четкие образы. Парамон тоже в этом не был силен, лишь пояснил мне, что именно это умение отсортировать мысленный мусор от нужного и делает мага-менталиста таким ценным.

Атферикс работал иначе. Едва я прикоснулся к кубу, как мне показалось, что мой мозг превратился в библиотеку. Не кучу расплывчатых образов, а в строгую и упорядоченную структуру. Это все еще был я, но какой-то… дефрагментированный, что ли. Стоило подумать о любом событии прошлого, как перед глазами вставали невероятно четкие образы. И все что оставалось сделать — мысленно направить их в руку, через которую осуществлялась связь с типографским станком.

Так что, несмотря на мои опасения, четкие картинки получились с первой попытки. И что было удивительным, хоть и ожидаемым, если я пытался сформировать в голове то, чего никогда на самом деле не происходило, изображения выходили похожими на бесформенные кляксы.

В результате этих стараний, у меня получилась небольшая стопка фотографий, весьма интересного характера. Правда, вышли они от первого лица, но происходящее на них довольно четко показывало происходящее. Они не были столь откровенными, как заигрывания Федора со свиньями, однако при правильном применении должны были обеспечить мою безопасность. Ну, по крайней мере, я на тот момент так думал. Впрочем, главным своим козырем я все равно считал Кристину, и сейчас ждал ее звонка, запершись от всех в главном зале типографии.

"Я люблю свиней, всегда гото-о-ов…" — запел знакомый голос в ушах.

— Локи, скотина!

Впрочем, я не стал заострять внимание на его очередной проделке и просто принял вызов.

— Тоша, привет! — раздался приятный голос, от которого у меня забегали мурашки по спине.

— Ты обещал! — мгновенно отреагировал на мои эмоции Локи. — Глуши свою "всего лишь химию организма" и давай без соплей.

Я постарался откинуть все мысли об эльфийской принцессе в сторону, в душе радуясь, что на этот раз она связалась со мной без картинки.

— Привет, Кристина! Извини, что я заставил тебя потратить два алтаря.

— Ой, да подумаешь! — усмехнулась она. — Мне приятно, что ты захотел со мной поговорить.

Блин! Вот сама ведь начинает! Приятно ей! И голос такой вкрадчивый…

Кстати, а ведь и впрямь — чего это она без визуализации? Не хочет, чтобы я увидел кого-то рядом с ней? У нее что, кто-то появился на том континенте?

Стоп! Да какого хрена она на меня так действует? Спокойно, спокойно…

— Самойлов, твою мать! Я сейчас тебе связь отрублю! Говори по делу!

— Все-все, извини… — спохватился я. — Мне самому не по себе.

— Тоша?

— Задумался немного. — ответил я, подыскивая слова для начала разговора. — Ты так это сказала, будто два алтаря для тебя пыль!

— Тоша, у меня их сотня с лишним! Двумя больше, двумя меньше. — рассмеялась Кристина.

— Че?!! — я потерял дар речи.

Так… Игра идет почти три месяца, это около ста двадцати дней. Получается, она добывает не меньше алтаря в сутки???

— А я тебе говорил! — усмехнулся Локи. — Пока ты тут стратегии защиты строишь, другие вырезают всех подряд и скачут по всему миру телепортами.

— В союзе с кем-то играешь? — не удержался я и задал следующий, не имеющий отношения к делу вопрос.

— Да. — чуть помолчав, нехотя ответила она. — Я встретила человека из своего домена. Он из очень древнего эльфийского рода. Мы стали союзниками — наши умения прекрасно сочетаются.

Я почувствовал легкий укол ревности и немного растерялся. Казалось, что я веду себя, как семилетка на первой в жизни школьной линейке, к которому впервые подошла незнакомая тетя классный руководитель.

— Да ты лучше о себе расскажи! — она первая нарушила неловкую паузу. — Как у тебя игра? Я даже один раз видела тебя в топе. Девять алтарей за сутки! У меня так ни разу не получалось. Правда ты потом улетел куда-то вниз списка.

— У меня все немного иначе, Кристина. Я пытаюсь через защиту играть, добываю деньги.

— Мошенничаешь опять? — рассмеялась девушка.

— Нет. У меня бизнес, стараюсь все делать легально. Зарабатываю потихоньку.

Блин! Звучит, будто я понтуюсь…

— И много заработал?

— На жизнь хватает. — уклончиво ответил я.

— Какой скрытный! — засмеялась она. — Сейчас вот возьму и у Агимеи спрошу, сколько у тебя денег!

— Спрашивай. — ответил я без задней мысли, еще не догадываясь о последствиях.

Возникла трехсекундная пауза, после которой снова раздался ее голос, только теперь он сквозил неприкрытым ошеломлением:

— Т-тоша…

— Чего? — удивился я ее реакции.

— Она говорит, что ты самый богатый игрок! — произнесла Кристина с придыханием. — Как это у тебя получилось?

Теперь ее изумленное состояние передалось уже мне.

— Локи, пояснишь?

— А у самого башка не варит? — ухмыльнулся бог.

— Сокровища Кровавого бога? Они тоже считаются?

— Угу.

— Тоша. А ты не хочешь вступить к нам в союз? — тон девушки внезапно изменился на очень уж заинтересованный.

Почему-то она мне в этот момент напомнила обычную динамщицу, которая тебя сначала отшила, а потом увидела на какой ты тачке ездишь и, внезапно, передумала. И это мне, честно говоря, совсем не понравилось. Я понимаю, что она хочет всеми способами выиграть и отомстить своему эльфийскому женишку, но вот так неприкрыто действовать? Кристина в моей памяти до сегодняшнего дня оставалась этакой девочкой-колокольчиком, пусть и опасной. Сейчас же я видел натурального хищника, что подействовало на меня отрезвляюще.

— Зачем я вам? Ты сказала, что у тебя и так отличный тандем с твоим земляком. — я постарался, чтобы мой голос звучал как можно безразличнее.

— Втроем с тобой и моим другом, мы можем стать сильной командой. К алтарям некоторых сильных игроков невозможно подобраться, но если бы у нас были деньги, мы бы могли подкупить их доверенных людей и уничтожить их камни.

Ага. Значит я не один такой умный, кто решил работать с местными жителями? Учтем.

— Я уже состою в союзе с игроком, извини. — оборвал я ее.

На самом деле вступить в группу к двум топами не выглядело уж таким плохим, даже заманчивым. Но мне необходимо было все тщательно обдумать, прежде чем давать ответ. И мой союз с Забудь оказался идеальной причиной для временного отказа. Больше трех участников королевской биты вместе объединится не могут, согласно правилам. А она однозначно не променяет своего эльфийского кореша на игрока с сомнительными боевыми способностями. Больше сотни алтарей… Охренеть!

И вообще. Забудь со своими нанотехнологиями и скилами для меня пока выглядит, как подарок судьбы. Учитывая мои планы на дальнейшую игру, ссориться и расставаться с дедом мне вообще не с руки. Но четыре игрока на три места не вмещаются никак.

— Жаль… — произнесла Кристина со сквозящей в голосе досадой.

— Может быть позже? — предложил я. — До конца игры еще много времени, не известно, как все повернется

— Не думаю что много, Тоша. На моем материке осталось всего сорок два игрока.

— Сколько?!! — наверное в этот момент мои глаза были похожи на пару блюдец. Я же не так давно смотрел общую статистику. Там еще пара тысяч живых была суммарно…

— Сорок два. — невозмутимо ответила она. — Мы с Куур'Цином хорошо здесь поработали. Остались только самые сильные, но, как я и сказала, нам очень тяжело к ним подобраться. Тем более за наши головы объявлена награда во всех странах этого континента.

— Награда? Вы преступники? — удивился я.

— Да, Тоша. Когда убиваешь игроков или грабишь какой-нибудь банк, обычно тебя начинают искать. Ты разве не знал об этом? — ее голос наполнился легкой иронией, сдобренной легким смешком. — Так что в больших городах нам очень трудно работать. Твои деньги бы помогли нам полностью закончить здесь и отправиться на новый континент. Обещаю: алтарями мы с тобой поделимся поровну.

— Локи, они чего, просто ходят по материку и тупо всех вырезают?

— Угу.

— А кто вообще такой этот Курицын? Какая-то имба дикая?

— Ну, скажем, у них с Кристиной получилась очень крутая связка, дополняющая друг-друга.

— Она вскрывает замки, и превращается в русалку. — возразил я. — Чем и что здесь можно дополнить? Я вот ничего в этом крутого не вижу, кроме того, что она может спрятать свой и его алтари на морском дне.

— Ты привык смотреть вглубь, Самойлов. Но на этот раз нужно глядеть вширь. — ответил Локи. — Все лежит на поверхности и более чем прозрачно. Они просто сражаются, с некоторыми серьезными преимуществами. Хотя со скилами ее корешу действительно повезло.

— Кристина, расскажи о своем союзнике? — предложил я. — Если мне предстоит когда-нибудь вступить в твою группу, я очень бы хотел знать, с кем придется иметь дело.

— Извини, но нет. — как-то жестко отрезала она.

— Почему? Это такая страшная тайна?

— А ты мне готов рассказать о своем союзнике? — парировала девушка. — Кто он? Какие у него способности? Из какого он мира?

Готов ли я рассказать о возможностях Забудь? Хороший вопрос… И ответ на него — однозначное "нет"! Он мой козырь. И он единственный, кому реально наплевать на победу. У него свой путь и нам с ним нечего делить. Как не крути, но в конечном итоге остальные игроки мне враги, даже Кристина. Останется всего один победитель.

— Нет, не готов. — мне пришлось признать свою неправоту. — Извини.

— Да ничего страшного, Тоша. — ее голос снова стал таким же приветливым, как и в самом начале разговора. — Ты слишком хитрый человек, и я это знаю. А потому понимаю, о чем с тобой можно говорить, а о чем нет. Я не злюсь, ведь ты такой, какой есть, каким привык быть всегда. Вступишь к нам в союз, и тогда все увидишь сам. И кстати, ты так и не сказал, зачем хотел со мной связаться.

Ну что же, похоже признания в любви от меня она не ждет. Хотя раньше я бы мог что-то такое подумать. Эта новая Кристина совсем не была похожа на ту старую.

— Мне нужны твои воспоминания. — ответил я. — Сможешь визуализировать для меня кое-что из нашего общего прошлого?

Она снова задумалась, очевидно выискивая очередной подвох, но в итоге просто ответила:

— Смогу. Что именно тебя интересует?

После разговора с бывшей эльфийкой, я покинул типографию, отдав бразды правления Парамону. Затем наведался в свою старую комнату в гостинице "Очаг" у Королевской площади, где основательно порепетировал свой будущий разговор с Феофаном. Естественно, я не собирался светить перед ним физиономией барона, а потому ушел оттуда в своем втором образе. Именно в нем должна была произойти моя разъяснительная беседа с этим человеком. Все ценное я выложил дома, поскольку вполне обоснованно готовился умереть в крайнем случае.

— Гостиница "Уют аристократа". — произнес я, обращаясь к извозчику.

Тот внимательно осмотрел меня и кивнул:

— Три серебряных.

Я не стал с ним торговаться, хоть и понимал, что он слегка загнул. Но когда едешь в такие места, меньше всего хочется самому себе казаться нищебродом. Понимаю, что это психологическая саморазводка, но в данный момент мне некогда было тратить свои мысли на это.

Тем более, в моей голове скопилось очень много других. Честно говоря, я все еще был огорошен разговором с Кристиной. И даже не ее переменами в характере — их я как раз мог себе объяснить. Ее мимолетное заявление о сотне алтарей в запасе заставило меня крепко задуматься. Моя стратегия "просто отсидеться" уже не казалось единственно верной. С таким количеством божественного добра она, или ее друг меня легко пересидят, куда бы я не спрятался, и как далеко бы не заныкал свой камень. А это значит, что мне со своей тактикой их не победить.

По ходу этот Курицын и впрямь имба. Интересно, что у него там за скиллы? Попробуем думать логически:

Во-первых, чтобы уничтожать по два алтаря в день, нужно очень быстро перемещаться из точки А в точку Б. Умения Кристины этого сделать не позволяют, значит одно из его умений так или иначе связано со скоростью, или телепортом. Ну или что-то похожее. Ну не за камни же они прыгают? Тогда бы их столько не накопилось.

Во-вторых, они не умирают. Это очевидно, поскольку болтаться по десять дней в небытие для них слишком дорогое удовольствие, учитывая их тактику. А воскрешение — трата одного алтаря, даже двух, если они работают в паре. То есть частая смерть исключена.

Есть еще один вариант: Курицын просто какой-то нереальный колдун. А тут можно предположить все что угодно. Слишком большой разброс из-за широкого и непредсказуемого спектра возможностей магии. Хотя опять же! Их ищут в городах и не дают шагу ступить просто так, а в то, что крутой колдун не найдет способ стать неузнаваемым, я не верю. Даже я с помощью грима относительно спокойно двигался по Дарграду. Это надо быть пипец, каким отмороженным головорезом, чтобы на тебя кидалась каждая собака.

— Приехали! — донесся голос извозчика, прерывая мои размышления.

Ладно, еще будет время поразмышлять. У меня впереди тысяча дел, и думать еще и о других игроках особо некогда.

Место куда меня привезли уже не являлось центром города, однако дома здесь выглядели очень, и очень дорого, напоминая квартал знати в Приморске, только намного более масштабный по своим размерам. Добротные на вид постройки имели значительное расстояние между собой и разделялись высокими изгородями. Их владельцы имели в собственности не только квадратные метры, но и землю. Учитывая ее стоимость в Дарграде, можно предположить, что люди здесь живут не самые простые. Скорее всего какие-нибудь бароны или их родственники, а возможно даже и маги. Об этом же говорило и удвоенное количество стражи на улицах. Сложно было застать момент, когда в поле зрения не оказалось бы ни одного патруля.

Но моя цель находилась прямо передо мной. Четырехэтажная гостиница с нарядной каменной оградкой и кучей всевозможных статуэток, изображающих сцены из местного фольклора. Я не стал около них задерживаться, а сразу прошел мимо двух стражников на входе и очутился в просторном красивом холле, где, к моему удивлению, заправляли не девочки администраторши, а напомаженные мужики в красных ливреях, с такой осанкой, что наверное и топ-модели бы позавидовали.

— Добрый день, чем могу помочь? — обратился ко мне тот, что был за стойкой.

Я положил перед ним бумагу с адресом и произнес:

— Меня ожидают в этой комнате.

— Секунду…

Он подозвал к себе одного из присутствующих здесь слуг и негромко ему что-то сказал. Тот внимательно выслушал, затем повернулся ко мне, отвесил легкий поклон и жестом предложил пойти в сторону нарядной лестницы с каким-то тканевым покрытием, такого-же красного цвета, как и его ливрея.

Феофан нашелся на третьем этаже в полулюксе, и сильно меня удивил наличием двух стражников на входе. Точнее это были не совсем стражники, а какие-то крепкие парни, больше похожие на наемников. Приготовился, значит, к моему визиту? Интересно.

Лакей передал меня в их руки и, вежливо поклонившись, удалился.

— Вы кто? — произнес один из них.

— Я от барона ге Хаймена.

— Нам велено никого не впускать, кроме самого барона.

— Хорошо. — пожал я плечами. — Тогда покажите своему нанимателю это.

Я вытащил одну и распечатанных картинок, сложил ее вчетверо и передал в руки охраны.

— Ждите. — произнес один из них и скрылся за входной дверью.

Ждать пришлось недолго. Уже через несколько секунд из-за двери донесся отборный мат, а затем наружу появился взъерошенный Феофан, одетый только в халат. Он несколько не изменился за это время, и поначалу даже вызвал у меня ностальгические воспоминания по Зеленому острову.

— Пусть зайдет. — сухо бросил он, оглядев меня с головы до ног. — Проверьте его.

Мою одежду полностью прощупали и только потом запустили внутрь. Я, не особо рассматривая внутреннюю обстановку коридора, сразу проследовал вслед за Феофаном в небольшую комнату, похожую на обычный рабочий кабинет с письменным столом и парой кресел. Но едва я сел, в одно из них, как его лицо исказилось от ярости:

— Хер ли ты сел? Тебе кто-то разрешал?

— Тише, тише. Я всего лишь пришел с тобой поговорить, пока по-человечески. — я не стал вставать и постарался остаться невозмутимым, понимая, что помещик ожидал от меня испуга.

— Шантажировать меня удумали, скоты? — он с размаху швырнул на стол переданную ему двести тридцать пятую картинку, показывающую максимально выгодный ракурс соития Федора с его розовокожей подругой.

— Нет. Просто предупре…

— Слышь, шестерка хероголовая! Ты кого предупреждать собрался? С хера ли твой барон сам ко мне не пришел? Да Феде моему уже вовек от позора не отмыться! Нашли, чем пугать стреляного воробья! Картинкой больше, картинкой меньше! Хватит с меня, сукины дети! Я под вашу дудку плясать не собираюсь. Будем говорить с вами через Королевский суд, а там я уже добьюсь правды!

Ага, значит не зря я подготовился. Ну что же, раз Федин позор тебя не трогает посмотрим, что ты на это скажешь. Я вытащил из-за пазухи стопку и протянул ему несколько следующих фотографий. Тех самых, на которых его сынок упражнялся в поджигании Акакия на глазах у толпы свидетелей.

Феофан уставился на них широко открытыми глазами и на секунду потерял дар речи.

— В суде, значит? — усмехнулся я. — Интересно, что скажет суд на это? Думаю, что твой Федя за такие дела просто позором не отделается. Слово аристократа против фактов не проканает.

— Откуда это у тебя? — помещик выглядел несколько обескураженно и даже сбавил обороты. — Проекция получена от лица человека, который утонул несколько месяцев назад. Как это у тебя очутилось?

— А это уже не твое дело. — ответил я. — Видишь всех этих людей на картинке? Мы и от них проекцию получим, если надо будет.

— Да и похер! — взвился опять Феофан. — Раз этот идиот Акакий жив, то и спроса с Федьки большого не будет! Думаешь я босота голожопая, которая штраф не сможет заплатит? Ты сам этими проекциями подтвердил, что он не умер! А вашу шаражку типографскую, я все равно разнесу. Костьми лягу, но разнесу. У меня в Дарграде и связи имеются с кем надо, а твой барон — приблуда иноземная, без роду и племени.

Так-так. А он уже навел справочки обо мне значит. Вовремя я спохватился.

— Финиш хим! — проголосил Локи известным голосом из компьютерной игры.

— А как в Дарградском суде с изнасилованием дела обстоят? — на стол упала очередная стопка, где полуголый барон тряс своим хозяйством, попутно избивая Кристину. — За это тоже штраф заплатишь?

— Да ты кто такой, нахер? — он изумленно посмотрел на меня. — Эта сука меня ограбила! Погоди, погоди… Это что же, выходят они с Акакием спелись и к вам в типографию пришли? Что-то все это мутно выглядит.

Блин! Вот упертый! А я-то рассчитывал, что он поплывет…

Ну что же, идем ва-банк… Я резко вскочил из кресла и схватил его за грудки. Браслет негромко щелкнул и тонкое лезвие застыло у самой шеи помещика, кончиком упираясь ему прямо в горло.

— Заорешь и закончишь свою жизнь прямо сейчас. Ясно? — замогильным голосом произнес я.

— Акхр… — вырвалось из его груди.

Я не раздумывая запустил свою способность и погнал перемотку. Ого! Вот это у него насыщенная жизнь! Знал бы — даже не тревожил Кристину.

— Т-ты… ты… — прохрипел он, но я уже не дал ему говорить.

— Слушай сюда, ублюдок. Я знаю о тебе все. Знаю, что ты съел утром две котлеты и запил их белым вином; знаю, что пока ты со мной говоришь, в соседней комнате тебя ждет проститутка; знаю, в какой позе ты ее трахал; знаю, куда пропал плотник, который спал с твоей женой Марфой; я даже знаю под каким деревом в лесу ты его закопал. И если надо, я и такие проекции в суд предоставлю. Все еще хочешь разговаривать со мной по закону?

— Отпусти… — прохрипел он и как-то внезапно обмяк.

— Фаталити! — довольно произнес Локи. — Все пошло не по плану, но мне так даже больше нравится, Самойлов.

— Что… вы от меня хотите? — помещик упал в свободное кресло и часто задышал. — Вам нужны мои деньги? Откуда вам все это известно?

— Просто поезжай домой прямо сейчас, и не вороши осиное гнездо. — произнес я. — Может тогда тебе повезет, и ты сумеешь дожить свою никчемную жизнь до конца на своем острове, а не в тюрьме. У тебя час, чтобы собрать свои шмотки и покинуть Дарград. Время пошло.

Я развернулся и быстрым шагом покинул его номер. Спуск по лестнице, выход на улицу. Сердце грозилось выпрыгнуть из груди. Пожалуй, это ничуть не уступало тому дню, когда я сцепился с местными наркодилерами. Никто меня не попробовал остановить и не выскочил следом, а значит Феофан не стал бить в колокола и звать стражу.

Вот и свободная карета. Я на ходу кинул вознице золотой:

— Поезжай метров пятнадцать вперед и жди дальнейших указаний.

— Да, сударь. Сделаем.

Прошло около тридцати минут, когда на крыльце наконец-то появился Феофан со здоровенным саквояжем. Вид у него был угнетенный и мне даже его стало жалко.

— Сломал ты мужика, Самойлов…

— Думаешь уедет из города?

— Вы уверены, что хотите использовать звонок другу и получить подсказку? — произнес Локи голосом ведущего, но при этом в его тоне даже не было намека на шутку.

Хм… Наверное не стоит тратить его читы. Пусть он лучше мне потом что-то поинтереснее подскажет.

— Поезжай за той каретой! — приказал я вознице. — Но сильно не светись.

Я проследил за ним до самого перекладного пункта на выезде из столицы. Там он нанял себе отдельный экипаж, откуда сразу выдвинулся по дороге на восток, в сторону Приморска. Странно, но я даже не почувствовал угрызений совести за свой поступок. То, что я увидел в его прошлом, показало мне местную аристократию совсем с другой стороны. Возможно, он просто редкий представитель отъявленных самодуров, и с другими дворянами все обстоит не так. По крайней мере с местными. Все-таки Дарград место более публичное, и просто так всех вокруг держать в страхе и творить преступления не выйдет.

Но был в произошедшем и несомненный плюс. Еще одна частичка моего будущего плана обрела четкие грани. Пора теперь подумать и о следующей:

— Локи!

— Чего тебе?

— Я хочу сделать звонок другу.

— Уверен?

— Ага. Ты говорил, что если игрок использует два трофейных алтаря и прыгает на маркер чужого камня, в то место, где он никогда не был, то он не может приземлиться к нему ближе двух километров. Но меня интересует наоборот, максимальный радиус. Друг знает такое?

— Друг говорит, что это одно и то же расстояние. Иначе бы хитрожопые игроки путешествовали бы с комфортом и злоупотребляли бы этим. Вообще, ты мог и так спросить. Это даже не подсказка.

— Ну и хорошо… — мечтательно произнес я вслух и обратился к вознице: — Поезжай к усадьбе графини Макаровой.

— Слушаюсь, сударь.

Глава 22

К большому моему удивлению, Вероники на месте не оказалось. На входе в усадьбу меня приветливо встретил Джордж, который сообщил, что графиня уехала "по делам мирским" и велела передать, что если суженный ее пожалует, пусть обязательно дождется.

По большому счету, я сильно никуда не торопился, а потому согласился пройти в усадьбу. Внутри меня уже ждал мой парадный костюм, который кто-то из невидимой днем прислуги привел в порядок. Сомневаюсь, что этот ассасин в ливрее дворецкого его выстирал лично. Рядом с моими вещами, аккуратно сложенными в ровную стопку, лежал главный предмет, собственно из-за которого я сюда и приехал — дневник Клима Непревзойденного.

— Читать изволите, барон? — коротко поинтересовался дворецкий.

— Ага. Где тут у вас принято этим заниматься?

— Пройдемте в библиотеку. — он указал рукой на выход из комнаты и я последовал за ним.

Если честно, я бы с удовольствием упал на первую попавшуюся кровать и провалялся бы с этой рукописью до самого прихода Вероники. Но время для потертых треников и дырявых носков еще не наступило, ввиду слишком короткого периода знакомства с родом Макаровых, а потому я сделал важный вид и проследовал за Джорджем.

Библиотека приятно впечатлила своей строгостью и порядком. Количество книг удивило, учитывая их стоимость в этом мире — целых четыре больших стеллажа из красноватого лакированного дерева. Однако еще больше поразило их качество. На фоне некоторых томов в переплете из чистой узорчатой кожи, мой ведьмачий справочник смотрелся весьма блекло. Звездный атлас еще мог бы составить им конкуренцию, но он был продуктом нового времени. А здесь хранились экземпляры, которым, по заверению Джорджа, более пятисот лет. Многие из них, казалось, рассыплются если неаккуратно взять их в руки.

— Вот здесь можете присесть, барон. — он указал на небольшой столик с мягким удобным креслом.

— Джордж, а есть здесь карта континента?

Он молча кивнул и удалился к одному из стеллажей с современными книгами, откуда вернулся через минуту и положил передо мной большую карту, сложенную в несколько слоев.

— Что-нибудь принести?

— Нет, пока не надо. Спасибо.

Я дождался, пока дворецкий удалится, после чего раскрыл дневник и, для начала, нашел схематические зарисовки Клима. Сопоставив его наброски с картой, я наконец-то определил точное местоположение Неизведанного края. Он находился сильно западнее нашего королевства и значительно его южнее. Примечательно, что этот район на карте был выделен сплошным зеленым пятном без единой надписи. Размеры его впечатляли, хотя и уступали Вестландии по общей площади.

Больше всего этот участок материка походило на нашу Индию. Его береговая граница напоминала большой полуостров, который с севера был полностью отрезан от материка горами, которые, судя по схематичному рельефу не уступали по высоте нашим Гималаям. С юга, начиная от границы океана, была изображена пустыня с несколькими небольшими населенными пунктами ближе к воде. Надпись вокруг них гласила: Свободные земли. По факту они представляли собой тонкую полоску скалистой земли, непригодной для сельского хозяйства.

Судя по маршруту Клима, он прибыл туда кораблем. Затем в местном подобии порта нанял каких-то бушменов, с которыми и отправился через пустыню, до самой границы с Лесом нежити. Последний населенный пункт был отмечен им именно там, хотя на обычной карте отсутствовал. Точнее, населенным он был пару тысяч лет назад. В данный момент там находились засыпанные песком развалины, в которые туземцы предпочитали не соваться из-за каких-то призраков, или кого-то там, кто любит жить в таких местах.

Предпочитали — не значит отказывались. Клим был далеко не бедным человеком и сумел набрать группу смельчаков, которые за звонкие монетки согласились войти в руины.

И вот здесь начиналось самое интересное. В одном из местных подземелий этого древнего города он обнаружил сокрытый вход в огромную пещеру, по которой, согласно его записям, "могла проехать даже широкая повозка". Клим, недолго думая, устремился ее исследовать, но все оказалось не так просто. Тоннель оказался начинен кучей всевозможных магических ловушек, призраками и еще черти пойми чем. Но маг был настроен решительно и даже сумел провести свою группу примерно до середины без потерь, пока они не столкнулись с какой-то древней сущностью, которую он называл "миарес".

Я напряг свою память и вспомнил, что уже читал об этой странной фигне в своем справочнике. Якобы — это какой-то сверхмощный призрак, относящийся к подвиду бестелесной нежити. В целом он абсолютно безопасен, с одним небольшим исключением — в его присутствии категорически нельзя спать. Стоит только на секунду отключиться, как он проникает в сознание и начинается питаться снами. Беда в том, что он уже никогда не даст своей жертве проснуться, пока она не умрет от обезвоживания и истощения.

Первые трое суток путешествия этот миарес ни как не давал знать о своем присутствии, а когда ребятки спохватились и ощутили, что вокруг витает какая-то гадость — было поздно. Большая часть группы уже уснула навеки, а меньшая, обнаружив своих товарищей в таком состоянии, решила повернуть обратно и их дальнейшая судьба Климом описана не была. Лишь немногие из них продолжили идти вперед, надеясь на то, что тоннель когда-нибудь закончится.

В общем, конец истории был печален. Клим единственный, кто добрался до того самого перекрестка живым. Спасло его только то, что он был очень сильным менталистом и сумел оградить себя барьером от воздействия этой нечисти. Он не дошел до долины совсем немного, поскольку наткнулся на атфериксы. С этого момента история обрывалась.

Весь поход через пещеру у него занял пять суток. Всю дорогу он делал зарисовки пути и, в большинстве своем, пещера была прямой без особых поворотов. Я предположил, что те развалины и были тем самым городом, возле которого тысячи лет назад произошла битва высших сущностей. А те самые телеги с артефактами Кровавого, именно этим путем и оказались в конце пещеры. Мне просто удалось зайти в нее с другой стороны. Местный Господь явно упустил тот момент, что на его планете когда-нибудь пройдет раунд королевской битвы и кто-то из игроков прилетит туда на драконе, наплевав на все защитные барьеры.

Но что эта история давала конкретно мне?

Все очень просто. Никто и никогда из ныне живущих в глаза не видел этого места, за исключением трех человек: Клима, которые сидит в монастырской дурке; Вероники, и, собственно, меня. Если я размещу свой алтарь, скажем, в пяти километрах от входа со стороны долины, то ни один игрок никогда не сможет телепортироваться в эту область, хоть и будет его прекрасно видеть на карте. Сразу по прибытии его ждет смерть от духов и прочей фауны Леса нежити. Возможно, конечно и есть какая-то имба среди игроков, с какой-нибудь неуязвимостью. Вот только Локи говорил, что такие скилы имеют либо громадный откат, либо очень короткий срок действия. Можно хорошенько отоспаться, а потом сделать суточный забег внутрь и прицепить туда свой камушек. Самое главное там не спать, вот и все сложности.

Одно только печалило — из этого дневника я даже приблизительно не узнал точных размеров Неизведанного края и пригодной местности, в которой можно не опасаться мертвых жителей Леса. Ответы мне придется искать самому, либо идти на поклон к дракону. Он мне все еще должен.

Кстати, дракон!

— Джордж! — громко позвал я дворецкого.

Он пришел через полминуты и вопросительно уставился на меня.

— Дружище, а есть в этих старых книгах что-нибудь о драконах?

— Господин барон владеет древними языками? — удивленно вскинул брови телохранитель Вероники.

Вот и пригодилось… Надеюсь, что это написано не на языке Кровавого бога, иначе печаль.

— Владеет, немного. — неуверенно ответил я.

Дворецкий подошел к небольшому секретеру, стоящему у стены, и отпер верхний ящик, из которого извлек две пары белоснежных хлопчатых перчаток. Одну из них он протянул мне и велел следовать за ним.

Мы подошли к большой этажерке, где, в основном, стояли книги совсем уж громадного формата, толщиной, наверное, с хороший строительный блок. Я легко прочитал на корочке "Сказание о тварях разумных, да мудрых, что существуют с начала времен."

Фух! Даже и не сразу сообразил, что язык не местный. Отлично!

Джордж бережно извлек большой фолиант с полки и, опасаясь на него дышать, самолично отнес на стол.

— Это очень дорогая вещь. — пояснил он. — Пожалуйста, аккуратнее.

— Обещаю. — ответил я в предвкушении.

Ну, держись, хвостатый! Надеюсь, такая крутая книженция хоть немного даст информации о слабостях этой летающей змеюки.

К моему разочарованию, сказание оказалось всего лишь сказанием, а не справочной информацией. Это были именно бесконечный эпос, да еще написанные таким витиеватым языком, что я против воли начал засыпать. Представьте себе, что вам надо прочитать полное собрание сочинений о Короле Артуре ради того, чтобы найти одну единственную нужную строчку. И вы не знаете, где именно она находится, а главное — правда ли это вообще? Все что мне удалось уяснить из этой книги — драконы очень крутые, и ничего на них действует.

Спасение подкралось, сзади и нежно обняло меня за плечи, одарив долгим поцелуем в щеку.

— Привет, Антон…

— Привет, Вероника. — я сбросил с себя сонное состояние и попытался встряхнуться.

— Не знала, что ты интересуешься древними языками.

— У меня вообще много талантов. — пошутил я. — Вот только, кажется, я эту книгу не осилю.

— Обожаю эту историю! — воскликнула графиня. — Я ее читала несколько раз.

— Серьезно? — удивился я.

— Да. Мне очень нравятся такие легенды. Они какие-то, настоящие что ли.

— А может тогда ты знаешь, что больше всего ненавидят драконы? — я внутренне взмолился, надеясь услышать ответ.

— Конечно знаю! Они ненавидят, менять привычный образ жизни.

— То есть?

— Эти существа по природе своей безумно ленивы. Если дракон, например, выбрал себе место жительства, то ничто не заставит его покинуть свое гнездо. Ты разве не слышал об Огненном перевале? — удивилась она.

— Что-то слышал. — уклончиво ответил я. — Вроде там живет местный дракон.

— Да! — обрадовалась Вероника. — Я бы многое отдала, чтобы взглянуть на него хоть одним глазком, но это слишком опасно. Так вот, как его только не пытались выселить, но он ни в какую. А места те рудой золотоносной богаты. Хочешь — съездим туда, говорят он иногда там в небе пролетает? Заодно и в мой родовой замок наведаемся, он рядом совсем.

— Локи, как думаешь, есть более идиотская идея, чем тащить принцессу к дракону?

— Догадливый. Можешь сразу забыть о его обещании. Тебя он не тронет, а вот ее попытается сожрать. И тебе придется истратить желание, чтобы спасти жизнь подружке. Но поехать к ней в замок, так или иначе придется, если не хочешь пристального внимания к своей персоне.

— Это еще почему? — удивился я.

— Алло, гараж! Ты женишься на графине Макаровой. Ма-ка-ро-вой! — произнес он медленно и по буквам. — Неизвестный барон, с хрен пойми какой историей происхождения, соблазняет главную достопримечательность Вестландской аристократии и становится графом. Еще вопросы?

А вот это очень не очень… Чего-то я и не подумал об этом с такого ракурса.

— Вот-вот. Отсидись лучше подальше, пока основная шумиха не поутихнет. Нет человека — нет доказательств.

— Слушай, так может отложить свадьбу? — забеспокоился я.

— Ушел твой поезд… Но, не буду портить тебе сюрприз. — произнес загадочно Локи и, внезапно, свинтил из моей головы.

Чего? Я поднялся с кресла и вопросительно уставился на графиню.

— Милая, а ты не расскажешь, куда ходила? — как можно спокойнее произнес я.

— Расскажу. — с загадочным видом ответила она. — Но сначала — поцелуй меня!

Я наклонился и с удовольствием поцеловал девушку, хотя сердце при этом колотилось как ненормальное, в предчувствии неизбежного.

— Нас поженит сам Кирилл Вестландский! — громко выпалила она, ожидая моей реакции.

Блинский блин! Или лучше сказать: "твою мать"?

Я выдавил из себя улыбку и крепко прижал к себе Веронику, чтобы она не смогла отследить мою дальнейшую реакцию. И вроде бы сам соглашался на свадьбу, но вот совсем не думал, что меня так тряхнет. Одно дело, если речь идет о "когда-то там в перспективе", и совсем другое, когда ты понимаешь, что вот оно перед тобой.

— Представляешь! Он так удивился! — затараторила Вероника и слегка отстранилась от меня, чтобы видеть мое "радостное" лицо.

— Представляю… — я улыбался как мог, медленно переваривая ее слова.

— Слушай, Антон! А давай мы съездим до твоей типографии? Сделаем проекцию — ты и я на весь газетный разворот! — лицо девушки лучилось искренним и неподдельным счастьем.

Столько эмоций… И ведь я ее прекрасно понимаю.

— А когда венчание?

— Через месяц. Как раз в день осеннего королевского бала! Мы будем самой красивой парой, вот увидишь!

— Осеннего значит… — ну вот и отмазка подоспела. Я, вроде как, должен там быть тамадой.

Вот только глядя в эти полные счастья глаза, я не мог произнести ни слова против. Судя по Веронике, для нее это был самый лучший день в жизни. И я не готов был его испортить. Пока был не готов…

— А братья знают?

— Костя уехал из страны, а Владу я пока не говорила.

— Уехал? — переспросил я.

— Те сокровища. Он сказал, что их здесь не продать. — пожала она плечами. — Но мне кажется, что ты совсем не рад новости.

— Рад, милая… Очень рад. — я крепко прижал ее к себе и, чуть помолчав, добавил. — Давай объявим всем об этом и сбежим подальше из города?

— В мой замок? — улыбнулась она.

— В твой замок. — кивнул я. — Не хочу всей этой шумихи. Будем с тобой только вдвоем, ты и я.

— Нам нужен еще один станок. — огорошил меня Парамон и тут же покраснел, увидев, с кем я вошел в типографию. — Ой, простите, госпожа… то есть, графиня…

— Еще один? — удивился я. — А потянем?

— Денег хватит. — он выглядел неловко, стараясь не смотреть на нарядную девушку. — И если мы хотим управится в срок — надо брать. Номер получится сенсационный, да и вообще, торговля очень хорошо пошла. Воробей со своей оравой без продыху работают. А еще скоро сборник кроссвордов подойдет, и еще Арсений рекламы набрал на целую полосу, только по цене надо определится.

Блин. Как же круто, что меня жизнь свела с этим парнем. Последние дни я почти не появлялся здесь, но он справляется и сам. Не об этом ли я мечтал?

— Новый станок надо?

— Новый не потянем, пока. — ответил он. Но оно нам и не нужно — по дешевке у конкурентов найду. Это же все связано — нашу газету читают, значит чью-то не читают. Вот мы у будущих банкротов и выкупим. А сейчас если такую новость сообщим, то я вообще боюсь, что и в два станка не управимся.

— Что для этого нужно от меня?

— Согласие ваше нужно. — удивился печатник.

Парамон… Спасибо, что ты есть!

Я не выдержал и похлопал его по плечу, словно старого товарища, чем окончательно загнал его в краску. Скорее всего, Полухин так никогда не делал. Кстати, что-то он потерялся со своим любовным романом.

— Делай Парамон, как считаешь нужным. Я тебе достану материала на следующий номер, а сам уеду ненадолго.

— Э нет! — произнес он. — В смысле езжайте, конечно, но материал придержим. Одной новости о свадьбе хватит, чтобы всю первую страницу заполнить!

— Тогда отпечатай нам картинку. — улыбнулся я и приобнял графиню. Вот и парадный костюм пригодился.

Парамон лихо наштамповал с десяток проекций, который Вероника долго и тщательно перебирала, словно инстаграм-модель.

— Вот эта! — протянула она мне листок. — Ты здесь такой загадочный.

Мы с графиней дождались, пока он отпечатает пробный макет следующего номера, и оба остались довольны результатом. Особенно я, поскольку понимал, что это будет атомная бомба.

— Сертификат! — вдруг вспомнила Вероника. — Обязательно нужно отпечатать сертификат!

В итоге, мы пробыли там до вечера, но все же разобрались с будущей газетой. Парамон клятвенно меня заверил, что дальше он справится сам, в чем я даже не сомневался. Больше у меня срочных дел на ближайшие дни не было. Костя уехал. А без него и без денег революционные вопросы пока можно оставить в стороне. Забудь в десятидневном отпуске, номер сформирован.

Оставалась беседа с Владом насчет этих злополучных браслетов, но, честно говоря, я пока не очень понимал, как это вообще должно будет выглядеть. Предложить создать религию имени себя? То есть, я назначаю его своим преемником и все вступающие в него люди будут обожествлять Антона Самойлова? Культ Флюге ге Хаймена?

Что-то не очень звучит. Я не настолько известная персона, чтобы на меня все сразу начали искренне молиться. Да и как-то паршивенько выглядит такая вера. Если я смогу победить, и у меня к концу игры будут собственные последователи, дающие мне божественные силы, то мне не очень хочется черпать их из убийств. Сформируют из меня очередного Кровавого бога, а мне потом с этим жить.

Понятно, что я чересчур губу раскатал — еще живы две тысячи игроков, но ведь и готовится надо заранее! Не уверен, что боги станут ждать, пока я буду ходить проповедовать по городам, по окончанию королевской битвы. А если последователей не будет, чего еще доброго, закончу, как Клим.

В общем, я решил основательно заняться этим после поездки в замок Вероники, а пока буду находится там все успею обдумать. Заодно и пошевелю мозгами, как быть со свадьбой и осенним балом.

Я и Вероника инкогнито покинули Дарград этим же вечером, на той самой карете без опознавательных знаков. Джордж долго сопротивлялся, и вызывался ехать со своей госпожой, но она его убедила, что со мной находится в полной безопасности. Пришлось напомнить дворецкому о моем личном телепорте. Пусть я и невесть какой боец, зато всегда могу удрать от кого угодно.

Следующие два дня мы провели в дороге, и, надо сказать, они абсолютно не были скучными. Вероника, открывшаяся для меня с новых сторон, нравилась мне все больше, и больше. Хотя нравилась было мягко сказано. Скорее я начинал понемногу влюбляться. Кристина все больше отходила на дальний план, особенно после нашего последнего разговора. Я вдруг ясно понял, что чересчур идеализировал ее. Ведь, по сути, я запал на недостижимый идеал, тот, кем она была в прошлой жизни.

Теперь та эльфийская принцесса может возродится лишь в одном случае, если она выиграет королевскую битву. Однако, в таком случае, исчезну я. Как ни крути, а нужно выкидывать ее из головы целиком и полностью, и радоваться тому, что у меня есть. Вероника красива, целомудренна, умна, да еще и меня… любит? Точно сказать сложно, если подразумевать фейерверк ярких чувств, под названием "влюбленность". Мне хватило их в прошлой жизни, чтобы понять — только на них долгих отношений не построишь.

Ситуация с графиней была другой. Конечно, рано забегать вперед и загадывать. Говорят, что первые пару лет идет притирка. Но у меня пока и такой роскоши нет. Я либо сдохну от игрока, либо… Эх, не буду об этом.

Преодолев поворот на Кукуевку, где я когда-то проезжал в компании Полухинского распорядителя, мы свернули на небольшую сельскую тропу и поехали сначала параллельно основному тракту, но потом постепенно стали забирать влево, пока не выбрались на громадное поле, усеянное аккуратными копнами из соломы. По всей видимости, здесь недавно прошла уборочная компания.

— Отсюда начинаются мои владения. — сообщила девушка. — И до самого западного края Огненного перевала. Всего в моем ведении находится четырнадцать деревень, с общим населением в сорок три тысячи человек.

Ого! Не хило…. Я представил в голове карту и приблизительно понял, о чем она говорит.

— То есть твои земли граничат с Награйским королевством?

— Почти. Перевал до сих пор ничейный. Там формируется один из притоков Зарянки, а за ним начинаются опасные земли. Те самые, где хозяйничает дракон и остатки недобитой им нежити. Но она не может пройти через воду, так что в моих землях спокойно. Только подумать — столько лет владею этими территориями, а так ни разу там и не была!

— Поверь, лучше и не надо там бывать. — я вспомнил свое первое путешествие к дракону под бешенным ливнем и поежился.

— Ты так говоришь так, будто туда уже ездил. — она положила мне голову на плечо и взяла меня под руку.

— Ну скажи ты уже ей про дракона! — в голове нарисовался Локи. — Впечатли девушку!

— Думаешь оно того стоит?

— Ну че тебе, в падлу?

— Слушай, друг мой скандинавский. Давно с тобой хотел поговорить кое о чем. Ты ведь меня с первых дней сватал к графине. Мешал общению с Кристиной, отговаривал от Ангелины. Сейчас вот покрасоваться предлагаешь перед Вероникой… Сдается мне, что-то ты темнишь.

— Много будешь знать — скоро состаришься, Самойлов. У тебя есть задача, вот и выполняй ее.

— И не намекнешь даже? — удивился я такому неожиданному ответу.

— Выиграешь битву, тогда и поговорим. — отрезал Локи.

Хм… Я внезапно вспомнил тот момент, когда только-только увидел эту планету из космоса. Тот самый, где я должен был приземлиться в дорогой особняк и заселиться в аватар какого-то богатого перца. Тогда меня еще обогнал другой игрок, и Локи сказал, что он протеже бога ветра.

Но ведь у меня не было никаких способностей тогда? Почему они должны были быть у другого игрока? А может Локи нарочно пропустил его вперед и ждал, когда появится свободная душа именно в Вестландии?

— А вот и мое родовое гнездо… — в голосе девушки послышались грустные чувства и это оторвало меня от размышлений.

Я выглянул в окошко кареты и присвистнул от удивления, а рассказ Безликого обрел в моих глазах дополнительное подтверждение. Монументальное строение вдали ничуть не уступало замку короля в своих размерах, а по высоте значительно превосходило его.

— Неужели тебе больше нравится жить в городе? — удивился я.

— Нет, Антон. Я люблю природу и никогда бы не уезжала отсюда. Но во-первых, я очень нужна братьям в столице, а во-вторых — мне холодно спать одной в таком большом замке. — в ее голосе послышались игривые нотки

— Не знаю, как с "во-первых", но обещаю — "второе" мы с тобой сегодня обязательно исправим. — улыбнулся я.

Глава 23

Первые три дня в замке Вероники пролетели незаметно. Ну как незаметно… Мы просто с ней не вылазили из кровати и проводили время исключительно вдвоем, прерываясь только на еду. Моя девушка оказалась старательной ученицей и очень быстро осваивала уроки любовной игры. Вопреки моему первоначальному мнению, скромнягой она точно не была и с готовностью принимала участие в самых смелых экспериментах.

Что касается меня, то я находился на седьмом небе от счастья. Мало того, что девушка мне досталась целомудренная и красивая, так еще и в перспективе потрясающая любовница.

Что-то я не с того начал. Пожалуй стоит уделить время замку. Насколько он был громаден, настолько же оказался и пустынным. Нет, здесь имелась вся необходимая прислуга, которая жила в нем круглый год и поддерживала порядок, но ее количество удручало. По моим примеркам, для обслуживания такого строения нужно не менее сотни человек, если учитывать все внутреннее хозяйство: скотный двор, конюшни, огромный сад с плодовыми деревьями. Все это находилось в не самом лучшем состоянии и практически не обслуживалось, поскольку требовало соответствующих расходов.

Но в том то и дело, что все средства семейства Макаровых уходили на подготовку "революции", а потому внутри содержался только необходимый минимум людей, чтобы здесь все окончательно не загнулось и не разграбилось.

Кстати, Вероника не много слукавила, когда говорила о причинах, по которым не очень любит здесь находится. Главной из них была совсем не одиночество, и не холод. Это место стало последним пристанищем для ее безвременно ушедшего отца, и, находясь здесь, она частенько грустила по своим родителям. Ей даже одно время хотелось продать этот замок и построить новый, но со временем она отказалась от этой затеи. Во-первых, это совсем не однушка в Подмосковье, и клиентов на такую недвижимость в Вестландии раз, два и обчелся. А во-вторых, именно здесь должна будет появится база, которая станет оплотом для будущего восстания.

Признаюсь, я не удержался от того, чтобы не применить свою способность внутри и попытаться увидеть реальные события прошлого. Но это оказалось почти невозможным: ждать по два часа отката, чтобы посмотреть происшествия на маленьком участке в десять квадратных метрах на фоне громадного замка, та еще задачка.

Да, я увидел посторонних людей, одетых в серое, которые пришли за головой будущего короля. Увидел отца Вероники, который оказался весьма симпатичным бородатым мужиком, похожим на сэра Шона Коннери с нашей родной планеты; и если честно, внешне он внушал больше уважения, чем нынешний король. И увидел его смерть… Он бился один против нескольких человек, и простоял очень долго, но силы человеческие не бесконечны. В итоге, он больше не смог держать меч в руках и предсказуемо проиграл.

К сожалению, этот мой жест никакой особой информации не дал. Убийцы носили на лице маски, да и не узнал бы я никого, в силу своей плохой осведомленности. Впрочем, наверное это было и не нужно. Братья и так прекрасно оказались информированы, кто и как причастен к этому делу.

Следующие два дня мы посвятили прогулкам по окрестностям. Первую часть пути мы проезжали верхом на лошадях из конюшен графини, а затем, достигнув какой-нибудь очередной деревеньки, спешивались на постоялом дворе и дальше шли пешком. Надо отметить, что при всех своих нечастых визитах сюда, Веронику местные очень любили. То ли всех устраивало, что она здесь редко появляется и не самодурствует, то ли проводимая ей политика обязательного оброка была достаточно щадящей. В любом случае, каждый встречный, узнав в моей спутнице свою хозяйку, вежливо кланялся и предлагал зайти в гости, "ежели светлой нашей сударыне требуется ночной приют". Я попробовал представить на ее месте Феофана, и скривился. Даже в мыслях не укладывалось, чтобы к нему так же искренне тепло относились. Возможно, он и прав в своем умении держать всех в узде, да только мне, как человеку воспитанному другой культурой, это казалось совсем неправильным.

Самой же запоминающейся оказалась конная прогулка к границе. Точнее даже не границы, а до торгового тракта, который шел через перевал. Охранялся он, как и положено, стационарными пунктами стражи с обоих сторон. С нашей стороны это был форт, построенный между двух скалистых холмов. Тракт проходил прямо через него, где выборочно досматривался провозимый товар. Впрочем, как пояснила мне Вероника, что-то ввезти или вывести из одной страны в другую, больших проблем в данное время не составляло. Между королевствами давно царило перемирие, и оба местных КПП здесь находились потому что просто были должны. Ну и взятки никто не отменял.

Понаблюдав за ними сверху, мы отправились на ту самую речушку, где должна была водиться та самая, недобитая драконом нежить. Это, кстати, была инициатива Вероники.

— А давай на мертвецов посмотрим? — предложила она.

— Чего? — опешил я.

— Я в детстве постоянно туда убегала. — с мечтательной улыбкой поделилась со мной девушка. — Говорила маме, что рыбачить пойду, а сама сидела на берегу и ждала, когда кто-нибудь появится страшный.

— И как?

— Да почти никак. Их мало очень, а большую или бегущую воду они не любят.

— Ну хоть раз видела?

— Раз пять, наверное. Издалека на обычных людей похожи, только ведут себя странно. Да ты не бойся, они не опасные. С другого берега они нам ничего сделать не смогут.

— Ну а если кто посерьезнее там окаджется? Духи какие-нибудь магические?

— Да ты что! — удивилась она. — Такие только в дремучих местах живут. А здесь их днем с огнем не сыщешь! Погоди, ты боишься, что ли?

— Нет. — ответил я с самым невозмутимым видом. — Поехали.

Место, куда мы добрались уже далеко за полдень, оказалось действительно достойным такого спонтанного визита. Мне оно напомнило нашу Красноярскую речку Ману: быстрая и жутко холодная. Она низвергалась со скалы небольшим водопадом, а дальше текла куда-то в сторону Дарграда и Зарянки извилистым маршрутом. А вот погода, хоть и была ясной, но сказывалась наступившая осень — полежать на берегу и позагорать было сомнительной затеей. Да и земля была уже достаточно холодная.

Зато мы увидели настоящего мертвяка на другом берегу! Если честно, я их немного иначе представлял — сказывалось влияние земного кинематографа. Поэтому, увидеть абсолютно голого облезлого мужика, скалящегося в двадцати метрах от нас, было неожиданностью. В смысле, наши всегда были одеты в лохмотья. Он периодически посматривал в нашу сторону и выл от досады, поскольку преодолеть водную преграду не смог бы при любом желании. Даже я бы, наверное, не справился с таким течением, и это учитывая, что воду я очень люблю.

— Попадешь в него отсюда? — со смехом произнесла графиня.

Она подобрала с берега камень и ловко метнула его в ходячий труп, но немного промахнулась. Тот пролетел над его головой, заставив зомби на секунду отвлечься. Я опешил от такой выходки, а она, смеясь, наклонилась за вторым:

— Ну давай же! Не будь таким букой!

Блин! Это так у них романтические прогулки выглядят? Сходить на речку и пошвырять камни в мертвецов?

— Да не парься, Самойлов. — развеял мои сомнения Локи. — В этом теле нет души и сознания, только рефлексы. Отдыхайте и веселитесь. Все лучше, чем очередной скучный поход в Макдак, или какую-нибудь очередную дерьмовую закусочную.

Ну раз так… Бог легко развеял мои сомнения об этичности такого времяпрепровождения. Я присоединился к графине, и вскоре мы так достали этого неудачливого мертвеца, что он не выдержал нашего артобстрела и скрылся в лесу под наш дружный хохот.

— Едем обратно? — предложил я. — Скоро начнет темнеть!

— Да. — ответила она и направилась к своей лошади.

А дальше случилось то, чего я совсем не ожидал. Едва девушка взялась за поводья, как неожиданно замерла на месте и ошеломленно уставилась в одинокую точку на небе.

— Встречай гостей. — загадочно хихикнул Локи. — Не бойся, он сегодня в хорошем настроении — уже отобедал. Принцессу жрать не будет.

— Да ну на… — выдохнул я ошеломленно, сообразив что происходит.

Прямо в нашу сторону летел Горторон! Его могучее тело постоянно увеличивалось в размерах, и вскоре стало ясно, что он заходит на посадку.

— Мамочки… Антон, бежим в лес! — заволновалась графиня. — Ему там негде будет сесть!

— Я тебе дам в лес! — раздался громоподобный рев с небес. — Стой, где стоишь, человечина, иначе пожар прямо в том лесу и случится! Мне с твоим дружком тему перетереть надо!

Мне вот интересно, они с Локи в одном приюте воспитывались? Манеры и речь определенно схожи…

— Не бойся, Вероника. Это он по мою душеньку прилетел. — только и смог произнести я.

— Я что-то не знаю? — она гневно взглянула на меня.

— Ты очень много не знаешь, милая. — попытался я ее успокоить. — И не все я тебе могу пока рассказать, прости.

Меж тем, дракон сделал круг почета и неуклюже опустился на берегу. Девушка опасливо спряталась за мою спину. Твою мать… Какой же он огромный!

— Здорово, проходимец! — проревел он, выпуская струю дыма. — Ты определился?

Он склонил голову слегка на бок и неотрывно глядел на меня своими вертикальными зрачками, каждый из которых был размером с меня.

— Почти. Но еще не до конца.

— А хочешь, я вас обоих покатаю? — он подмигнул Веронике, которая, сообразив, что рептилия настроена дружелюбно, вышла из-за моей спины и с страхом и интересом уставилась на пришельца.

— Драконы никогда не врут! — ее лицо охватило изумление. — Антон! Неужели мы откажемся?

— Ага не врут. Только исполняют все через жопу. Это в ваших древних книгах не написали, ибо некому. Уронит ее сверху и скажет, что такой вариант заранее не обсуждался. — прокомментировал Локи. — И вообще, этот рептилоид нас на желание разводит. Сообразил?

— Не врут. — с важным видом подтвердил девушке зеленый. — Сказал покатаю — значит покатаю. Но сначала мне нужно согласие твоего кореша.

— Нет! — твердо ответил я.

— Антон? — глаза девушки заблестели от растерянности. — Почему?

— Да, Антон, почему? — с наигранной обидой повторил дракон. — Ревнуешь? Или ты совсем не любишь свою подружку?

Вот же урод! По эмоциям пытается пройтись. Я бы сейчас этой гадине крылатой пожелал, но еще не до конца сформулировал свою просьбу. Так, чтобы ее никак нельзя было двояко истолковать…

— Поехали отсюда, Вероника, — я направился к своей лошади. — Я тебе попозже объясню.

Графиня немного постояла с таким видом, словно я отобрал у нее самую заветную мечту, но все-таки послушалась меня и оседлала свою кобылу. Чувствую, мне сегодня предстоит вечер разъяснений.

— Ну как хотите, голубки. — рыкнул дракон и начал разворачиваться на берегу, видимо готовясь к взлету. — Лишил свою девушку единственной заветной мечты, придурок.

— Ну, это мы еще посмотрим, кто кого и чего лишил, хвостатый. — сказать это вслух я не решился.

Следующие сутки я ночевал один, и только на следующее утро смог помирится с Вероникой, дав ей обещание, что обязательно расскажу все по возвращению в Дарград. За всю ночь я так и не придумал логичного объяснения, и виной всему была моя загадка про божественные камни. Я просто не понимал, как рассказать историю моей встречи с Гортороном и не упомянуть, каким именно образом мне удалось его озадачить. Информация о свойствах алтарей под запретом богов.

Еще через день приехал Влад и у нас наконец-то состоялся первый разговор относительно будущего культа. Он вежливо отправил свою сестренку "погулять", на что она, в общем-то, нисколько не обиделась. Мы с ним разместились в одной из комнат на третьем этаже с бутылочкой какого-то весьма вкусного вина у громадного камина. Домашняя одежда, тапочки и потрескивающие поленья с пляшущими на них язычками огня — что может быть лучше, для доверительной беседы?

— Ты пойми, Антон… Такие мощные артефакты хороши не сколько своими умениями, сколько тем, что они обладают дополнительными свойствами. Верность хозяину и ордену — вот ключ к успеху. Владелец браслета не может причинить или даже замыслить вред, в отношении своих братьев. Представь себе сотни послушных людей, готовых отдать жизнь и исполнить волю своего командующего! — глаза главы гильдии убийств полыхали пламенем, наверное не уступающему тому, что горело в камине.

— То есть, Влад, ты хочешь сказать, что браслеты при определенных условиях берут под контроль мысли его носителя? — удивился я.

— Не совсем так. — поморщился он и пригубил немного вина. — Но, в целом, что-то на это похожее.

— И ты знаешь, как создать подобный культ? Такой, что заставит людей добровольно служить кому-то и позволит им отдать себя в полное управление? — задал я следующий вопрос.

— Знаю. Но обязательно нужен предмет веры.

— Например?

Я приготовился услышать от него какие-нибудь разъяснения насчет бога, но он меня снова удивил:

— Понимаешь, Антон. Создание истинной веры есть процесс очень длительный, не укладывающийся в рамки одной короткой человеческой жизни. Но зачем нам создавать новую религию, если можно взять гарантированный объект поклонения?

— Какой, например? — кажется, я уже понял, что сейчас услышу, но дал ему возможность высказаться.

— Деньги, разумеется. — ответил он. — Принятие присяги служения, в нашем случае — пожизненное ношение браслета, процесс обоюдовыгодный. Наниматель гарантирует денежное благополучие своего будущего подданного и берет на себя ответные обязательства. Это, по сути, обычный договор. Приправить это дело толикой антуража, нестандартными обрядами и строгим сводом правил, и вот мы на выходе уже имеем новый культ. Это все тот же общепринятое поклонение деньгам, только обставленное новыми декорациями.

Вот тебе и религиозная страна… А парень далеко не дурак. Я предполагал такое подсознательно еще в своей прошлой жизни, но Владу меня все-таки удалось удивить.

— Огорошил я тебя? — засмеялся он, глядя на мое выражение лица. — Я, если что, не только убивать могу, но и умные книги читаю, недоступные большинству. Но это ты еще по душам с Костей не беседовал! Вот кто уж истинный король — так это он.

— Но, судя по твоему тону, у нас есть камень преткновения. Так? И этот камень…

— Ты. — опередил меня Влад. — Так уж устроен этот магический артефакт, если исходить из тех крупиц знаний, что дошли до наших дней. У тебя есть право первого. Пока ты жив и носишь браслет, я всегда буду вторым, и, соответственно, должен буду согласовывать все свои решения с тобой. Буду честен — если бы у меня была возможность убить тебя, я бы это давно уже сделал, не взирая на Костю и Веронику. Но ты, по какой-то, далеко мне непонятной причине, бессмертен.

— Ого! — я даже слегка напрягся. Не каждый день тебе в лицо говорят, что открыто хотят тебя уничтожить, и при этом распивают с тобой вино из одной бутылки.

— Да, Антон. Если мы сможем вернуть нашей семье трон и Костя станет королем, то что останется мне? — горько произнес собеседник. — Я не тот человек, что будет сидеть на втором плане в тени своего родственника. Твои артефакты — это то, чему я готов посвятить свою жизнь. Создать свою мощную организацию, контролирующие многие аспекты жизни в стране, и за ее пределами. Крепкую структуру без предательств и лжи.

— Так создавай! — просто ответил я. — Что там тебе нужно от меня? Поставить подпись в договоре? Я подмахну, не вопрос. Наделить тебя всем спектром полномочий единого главы братства? Да, пожалуйста! Мне нисколько не интересно быть руководителем новоиспеченного ордена убийц.

— Это так не работает. — развел руками Влад. — Артефакт подразумевает взаимные обязательства. Скоро приедет Костя с деньгами, и ты больше ни в чем не будешь нуждаться. То есть формально ты мне можешь отдать право управления, но тогда скрытые свойства артефактов, которые мне нужны, так и останутся скрытыми. Ты должен принимать личное участие во всем этом и определять цели.

— Погоди, — не понял я сразу. — То есть для активации преданности и послушания, тебе нужно, чтобы я лично приказывал убивать неугодных людей?

— Именно! — обрадовался он. — Если тебе так проще воспринимать, то да. Эти артефакты для того и были созданы. Заработают скрытые свойства браслетов, а дальше можешь заниматься своими делами…

— Это касается всех будущих жертв? — оборвал я его. В моей голове завертелась противоречивая идея, позволяющая и рыбки отведать, и посидеть там, где хочется.

— Не обязательно. Достаточно поддерживать этот процесс периодическими заказами от истинного главы. — пояснил он.

— Постой, но я ведь уже говорил Косте, что мне нужна ваша помощь! — воскликнул я. — Прямо сейчас в Награйском королевстве есть пять человек, которых я был бы не против уничтожить. А сколько их в соседних землях, я даже и точно сказать не могу.

— Это не все. Есть еще одно условие. — задумчиво произнес он. — Нам требуется невероятное чудо, которое активирует у людей веру. Пускай это будет даже хитроумным обманом. Событие должно быть таким, чтобы воспроизвести его повторно было не под силу ни одному магу.

Хм…

— Локи?

— Чего тебе?

— Ты и Константин говорили, что моя способность видеть прошлое объектов уникальна и не имеет магических аналогов в этом мире. Это может послужить чудом?

— Слишком малоэффективно и не зрелищно. Много людей заинтересовалось твоим умением на рынке, когда ты отчехвостил гадалку и ее компаньона? То-то же! Люди погудели слегка, посчитали это крутым фокусом и разошлись, благополучно забыв. Но у тебя есть иной способ Самойлов.

Он замолчал, дав понять, что его мне придется отыскать самому. Впрочем, сдается мне, я его уже знаю. Вот только как все это провернуть? Недолго думая, я поделился с Владом своей идеей.

— Так давай сделаем это! — он пришел в необычайное возбуждение, услышав мое предложение. — Посвяти меня в братья и начнем!

— Прямо сейчас? — удивился я.

— А чего тянуть? Сделай меня своим первым послушником.

Блин! При всех плюсах этой затеи, чего-то я совсем не хочу становится отцом-основателем такого культа… А вдруг выиграю битву и стану дерьмовым богом убийств?

— Уравновесишь… — как-то неопределенно произнес Локи.

— Это как?

— Способы имеются — это все, что я могу тебе сказать. Остальное сам.

Так-так… Это что-то новенькое. Хотя, чего я гоню? Откуда мне вообще знать, как именно у богов все устроено? Но Локи меньше всех заинтересован в том, чтобы сделать мне подлянку.

— Ты твердо решил? — неуверенно произнес я и поднял глаза на Влада. — Эта штука не снимается с тела, пока оно не истлеет.

Но он больше не сомневался ни на йоту.

— Антон, так или иначе, но я организую эту структуру. Мне крайне нужно быть уверенным, что никто меня не опередит. А когда ты исчезнешь…

— Исчезну? — я вопросительно посмотрел на него.

— Ты говорил Косте, что в мире существуют люди способные тебя окончательно убить.

А вот это неприятно. По большому счету, если Влад найдет такого человека и сдаст меня ему, чтобы получить в свои руки бразды правления новым братством головорезов, будет не очень приятно. Хотя для этого нужно сначала выковырять мой камешек из королевской казны, а это не очень просто. Но все равно такая ситуация будет весьма паршивой.

Соответственно, я даже больше него заинтересован в том, чтобы быстрее активировать скрытые свойства этих артефактов и исключить предательство с его стороны.

— Неси. — решительно ответил я. — Будем делать тебя заместителем главы ордена.

— Держи. — он, не сходя с места, протянул мне браслет, выудив его откуда-то из кармана халата.

Он что готовился? Мной опять манипулировали?

Я еще раз провернул в мыслях весь только что состоявшийся разговор, но не нашел никакого подвоха. Скорее всего, он просто просчитал подобный вариант, как один из возможных результатов нашей беседы.

— Да хватит уже думать! — не выдержал Локи. — Давай, посвящай первого адепта!

— Думаешь я знаю как? Они там скорпионов ели месяцами, по углям ходили, чтобы принять этот "великий дар".

— В случае Влада это не прокатит. Он шарит за антураж, так что особо не важно, какой ты мишурой это обклеишь. Все равно ему рулить братством по факту, а не тебе.

Я взял в руки золотистый артефакт и задумчиво повертел его. Второй браслет… Секунда отделяла меня от того, чтобы запустить процесс. Почему-то мне казалось, что как только я это сделаю, остановить его будет уже невозможно.

— Локи, а что будет, если надеть два браслета? — меня внезапно осенила идея. — Самое эффективное оружие — это летающая иголочка, а иметь в запасе два выстрела лучше, чем один.

— Ничего не будет. У браслета может быть только один хозяин, как и у хозяина один браслет. Второй просто не свяжется с его телом и будет всего лишь бесполезной побрякушкой на руке. Можешь попробовать прямо сейчас.

— Ну нафиг тогда. Не буду.

Вызывать у Влада лишние вопросы своими телодвижениями мне не захотелось. Я посмотрел на протянутое мне запястье, перевел взгляд на вопросительную физиономию главы гильдии убийц и как можно торжественнее произнес:

— Владислав Макаров, согласен ли ты принять из моих рук этот дар и служить братству? Согласен ли ты хранить верность нашему общему делу и взять на себя почетную обязанность второго лица и руководить новым орденом достойно?

Чего-то пафосно как-то, но я стойко удержал на своем лице серьезное выражение. А вот собеседник, казалось, воспринимал это как по-настоящему важное событие.

— Да, Первый. Я согласен. — твердо ответил он.

Щелк!

Влад легонько покрутил украшение на запястье, затем попробовал снять и не смог. Затем его взор упал на таинственные символы с нижней стороны, и он растерянно уставился на меня.

— Научишь пользоваться? — с волнением произнес мой новый подопечный.

— По умолчанию, он делает так. — я огляделся по сторонам и выбрал каменное основание камина, которое было не жалко поцарапать.

Смертоносный заряд вылетел из тонкого сопла и вонзился в камень наполовину. Изумленный взгляд моего собеседника забегал туда-обратно, и он попробовал сам, в точности повторив за мной действие. У него получилось сразу — теперь уже две иголочки торчало из каменной кладки. Влад наклонился, чтобы попробовать ее вытащить и в этот момент за окном раздался громкий сигнал охотничьего рожка. Он не был тревожным. Наоборот, звучал как-то торжественно и, даже, приветственно.

— Что это? — удивился я и посмотрел на своего собеседника. — За три дня здесь я слышу такое впервые.

Но он ничего не ответил и замер с бледным лицом. Его глаза излучали неподдельный страх и мне было странно впервые видеть его в таком состоянии. Не тот он человек, чтобы так реагировать на какой-то звук. Влад медленно подошел к окну, выглянул в него и процедил сквозь зубы.

— К нам едет Его Величество. Вот только я ни черта не понимаю, какого хрена это самозванное отродье здесь забыло.

Глава 24

В отличии от Влада, новость о приезде государя меня не сильно удивила. По нашей прошлой встрече он показал себя как человек, привыкший решать делать сразу и не ждать, а повод для встречи со мной у него был, и даже не один. Вот только разве стоило из-за этого плестись через добрую пятую часть королевства? Не проще ли было дождаться, когда я вернусь в Дарград?

— Влад, с большой вероятностью король приехал ко мне. — озвучил я ему свои мысли.

— К тебе? — удивился тот.

— Вышла газета о нашей с Вероникой помолвке, и судя по всему, он понял, что дата свадьбы совпадет с осенним балом.

— Это совсем не повод покидать столицу. — замотал головой Влад, который уже справился со своими первыми эмоциями и сейчас о чем-то размышлял. Лицо у него при этом было недоброе. Всегда уравновешенный, он вдруг превратился в комок нервов и начал быстро расхаживать из угла в угол.

Неужели…

— Э… надеюсь ты не собрался грохнуть Его Величество прямо здесь? — обеспокоенно произнес я.

— Очень бы хотел… — плотно сжимая губы ответил он. — Но, во-первых, Костя мне этого не простит — нам нужна не гражданская война и грызня за пустой трон, а четко спланированное восстание. А во-вторых, при всем желании мне к нему никак не подобраться. Он защищен похлеще любого боевого мага.

Я вспомнил, как легко и непринужденно вел себя Влад при нашей первой встрече и мысленно согласился с ним.

— И что ты собираешься делать?

— Валить из замка, пока есть время. — ответил он. — Постарайтесь с Вероникой сделать так, чтобы Величество покинул это место в ближайшие три дня.

Я было хотел поинтересоваться, в чем причина такой спешки, но глава гильдии убийц почти сразу продолжил:

— Приедет Костя с деньгами и амуницией. Желательно, чтобы этот самозванный ублюдок с ним не встретился ни при каких обстоятельствах. Впрочем, я это частично и сам проконтролирую.

Влад скорым шагом покинул комнату, оставив меня в компании наполовину опустевшей бутылки вина. А я с озадаченным видом уселся в кресло и уставился на огонь.

— Локи, это из-за звезд?

— Угу, из-за них, родимых. Приехала царская козлина наш перспективный бизнес с отжимать.

— Ну, это было ожидаемо. — грустно произнес я вслух и допил остатки из бокала. — Ладно, пора готовиться встречать Его Величество.

Замок Макаровых превратился в гудящее пчелиное гнездо. Отовсюду повылезали, не пойми откуда взявшиеся, новые слуги, которые оперативно принялись наводить марафет, готовить еду и организовывать достойную встречу первому лицу государства. Вероника уединилась в комнате с какой-то женщиной, отвечающей, как я понял, за ее гардероб и прочие светские причиндалы. Только я один остался бездельничать и внимательно наблюдать из высокой башни за движущейся вдалеке процессией, в которой насчитывалось не меньше ста человек. Одних карет только два десятка, и в каждой, я уверен, сидят люди, знающие свое дело: маги, стрелки, стража, прислуга.

Вся эта разодетая в различную парадную форму братия менее, чем через час достигла замка, после чего началась скучная церемонии приветствия. По большому счету, мне официально на ней разрешалось не присутствовать, поскольку помолвлен — еще не значит женат, и следовательно к родовому гнезду графини я пока не имею прямого отношения. Но я решил соблюсти правила приличия, так как был уверен, что король избрал именно нашу помолвку официальным поводом для своего визита. Якобы, поздравить молодых.

Так оно и вышло. Свита помпезно въехала на территорию замка, и пара десятков слуг Вероники принялись встречать гостей, разводить кареты по стояночным местам, лошадей по конюшням, а людей, соответственно, по комнатам.

Наконец, из самого большого и наряженного экипажа выбрался король, в сопровождении двух "звездочетов" в золотистых мантиях, и какого-то красномордого пузатого генерала, с орденами во всю грудь. И если первые двое выглядели полностью уверенными в своих силах и расслабленными, то военный мне сразу не понравился. Его взгляд постоянно бегал по сторонам и что-то высматривал. Удовлетворившись увиденным, он подозвал к себе небольшой отряд мрачных ребят в серых мундирах, и быстро отдал им какие-то указания, после чего они направились к распорядителю замка, а с ним уже скрылись внутри.

М-да. Не зря Влад отсюда сделал ноги. Чувствую эти разведчики сейчас просканируют все что можно.

Король важно осмотрелся вокруг, сделал радушное лицо и уверенно направился к нам, словно добрый дядюшка, который приехал погостить к своим племянникам:

— Барон! Признаться, вы умеете удивлять. Не успели появится в наших краях, а уже ухитрились соблазнить самую видную невесту этой страны! — он перевел восторженный взгляд на Веронику.

Она смущенно потупила глаза вниз и присела в глубоком реверансе, а я смиренно склонил голову. Небольшой ликбез по такого рода мероприятиям мне, слава богу, удалось пройти до его приезда.

— Ой, да отбросьте вы эти формальности. — усмехнулся он. — Это ваш праздник.

— Благодарю, Ваше Величество. Добро пожаловать в мою скромную обитель, и, пожалуйста, чувствуйте себя как дома. — вежливо произнесла графиня.

Званный ужин начался примерно через пару часов. Всех гостей разместили по комнатам замка, и, в общем-то, первая напряженность от внезапного визита достаточно быстро пропала. Мы трапезничали в отдельной комнате: Вероника, я и король со своими телохранителями. Вопреки моим ожиданиям, длинного стола, как у Коробейниковых, никто накрывать не стал, а прислуга и остальная ей сопутствующая братия разместились в столовой на первом этаже.

Первая часть беседы для меня оказалась малоинтересной, и в основном касалась восхваления предков обоих знатных родов, горьких лицемерных воспоминаний об отце Вероники и прочей мишуры, которая была скорее данью этикету, чем действительно важной частью мероприятия. Однако, она же быстро позволила развеять официоз и перейти к обсуждению более насущных вопросов.

— Вероника, дорогая, ты не оставишь нас с бароном наедине? — произнес король, потянувшись к салфетке.

— Безусловно, Ваше Величество. — вежливо ответила она. — Я как раз хотела поговорить с вашим церемониймейстером, и попросить у него парочку советов по поводу главного события в моей жизни.

— Ну вот и хорошо. — ответил глава Вестландии и перевел глаза на своих сопровождающих. — Вы тоже сходите прогуляйтесь.

Оба мага покорно склонили головы и безропотно оставили нас наедине. Король проводил их взглядом и, едва за ними затворилась дверь, пристально уставился на меня. Я почувствовал себя не очень уютно. Надеюсь он еще не съездил в Тинзу?

— Я так полагаю, барон ге Хаймен, что у нас с вами, неожиданно, возникли некоторые временные накладки? Ваша свадьба весьма неудачно совпала с датой проведения осеннего бала.

Вот значит как он ведет беседу? Сходу решил меня поставить в заведомо проигрышную позицию? Ну допустим.

— Никак нет, Ваше Величество. Я собирался объявить графине, что премного обязан вам за одну услугу и должен ее оплатить, но пока не решился ей испортить настроение переносом дня нашего бракосочетания.

— Женщины, женщины… — потянул он. — Такие хрупкие и такие уязвимые создания. Пара невовремя сказанных слов, и вот уже ты жалеешь, что вообще начал пустяковый разговор. Впрочем, я думаю не стоит расстраивать графиню. Свадьба — событие отнюдь нечастое, а осенний бал проходит каждый год. Я думаю, что мог бы вас освободить от данных мне обязательств, барон…

Он не сводил с меня глаз, отслеживая выражение моего лица. Я быстро обмозговал возможные последствия той, или иной реакции и принял ожидаемое им решение:

— Был бы вам очень благодарен. — легкий поклон головой.

Я понимал, что так или иначе, но мне все-равно придется прогнуться перед ним, так что лучше это сделать сразу, и выразить покорность, а там уже думать.

— Не стоит благодарности, тем более я вас попрошу о встречной услуге. То о чем сейчас пойдет речь, в общем-то, не требует вашего согласия, достаточно внести небольшие изменения в действующее законодательство. Но я не из тех людей, кто предпочитает злоупотреблять властью, когда дело можно решить обычной дружеской беседой.

— О чем идет речь, Ваше Величество? — я притворился, что пока не понимаю, к чему он клонит.

— Своим, безусловно, ярким и неординарным поступком, вы произвели невероятный фурор в столице. И некоторое, возмущение в среде аристократии тоже. Я сейчас говорю, конечно же, о вашем невероятном подарке молодой графине. Но мои подданные единогласно против того, чтобы один человек, с простите, неместными корнями и плохо просматриваемым прошлым, единолично распоряжался правом наделять именами столь важные объекты, как звезды. Пусть даже и в течение всего лишь одного года.

— Вестландское уложение об имущественном владении говорит… — начал я.

— Барон! — перебил он меня. — Мне известно, что оно говорит, потому что я сам его и подписывал. С точки зрения законодательства, вы абсолютно правы. Я нисколько не претендую на то, чтобы лишить вашу будущую супругу подарка. Более того, я приехал сюда не с пустыми руками, поскольку считаю, что вы заслуживаете достойной компенсации. Предлагаю вам прогуляться до двора.

Я подчинился и вышел из-за стола, а затем вместе с королем направился в коридор. Там к нам присоединились его немногословные боевые звездочеты, и вчетвером мы двинулись к лестнице, ведущей на выход из замка. Уже было достаточно темно, но по случаю приезда короля прислуга зажгла все имеющиеся фонари, так что это особых проблем не доставило.

Едва мы вышли на крыльцо, как к королю подбежал тот самый розовощекий генерал, который быстро смерил меня не самым приятным взглядом и с ожиданием уставился на своего повелителя.

— Никодим, где мой подарок барону?

— Пройдемте, Ваше Величество.

Он сопроводил нас до королевских карет в глухом углу двора, где полукругом расположились "лисьи хвосты". Увидев короля, они вытянулись по струнке и отдали приветствие, после чего по приказу генерала расступились в стороны, освободив проход к большой телеге, накрытой рогожей. Судя по тому, как прогнулись ее рессоры, внутри было что-то очень тяжелое.

— Никодим?

Генерал прошел вперед и откинул полог.

— Не намочи штаны от радости. — буркнул недовольно Локи. — Учти, тебя все равно кинули, Самойлов.

Я хотел мысленно ответить ему, но не смог. Телега была до краев набита золотыми монетами…

— Здесь ровно миллион золотых, барон ге Хаймен. — довольно произнес король. — Я считаю, что компенсация более, чем достойная. Помимо этого вы освобождаетесь от проведения бала, а заодно пишете мне добровольный письменный отказ от всех притязаний на звездное небо. Построите себе замок, получите земельный надел неподалеку от владений вашей супруги, в окрестностях Кукуевки, ну и, разумеется, будете продолжать пользоваться моим благосклонным отношением к вашей персоне. Вы человек весьма деятельный, и очень полезный.

Вот, значит как… Первый шок у меня начал проходить. Земли, деньги, благосклонность… Интересно, это по какой же стоимости он собрался впаривать звезды?

— Двести косарей штука за самую маленькую. — зевнул бог. — Нормально тебя разводят?

Твою же мать! Да я бы столько получил всего с пяти человек, а они бы точно нашлись. Иначе он бы не стал тащить сюда свою королевскую задницу.

— Локи, а что будет, если я откажусь и подниму бучу?

— Идиот, да, Самойлов? Собрался пободаться с первым лицом страны? Бери сколько дают и радуйся, что хоть что-то перепало. Будь на его месте я — вообще бы тебе хрен без соли предложил. Ему просто не хочется престиж ронять и судиться с мелким бароном, вот он и бросил тебе утешительную кость.

— Ну так-то, он еще и землю дает… — я уже мысленно сдался и начал искать плюсы.

— Кукуевку? Да туда даже за бабки никто жить не поедет! Дракон, русалки, старушки-потрахушки, нежить всякая опасная… Зато будешь теперь с этой земли платить налог, да золотоискателей на пару с Гортороном по склонам гонять.

— Что скажете, барон? — на лице властителя Вестландии отобразилось легкое нетерпение.

— Это очень достойный подарок, Ваше Величество. — мне даже пришлось отвесить ему поклон в знак благодарности. — Я согласен на ваши, без сомнения, необычайно щедрые условия.

— Ну вот и хорошо! — он довольно потер руки. — Тогда займемся оформлением бумаг?

Король покинул нас рано утром, оставив меня официальным миллионером и владельцем громадного участка бесполезной земли, в территории которого даже вписал Огненный перевал: "Вы человек смекалистый, барон, и я даже не сомневаюсь, что вам под силу извлечь пользу из этих земель".

— "А потом я их у тебя тоже отожму"… — продолжил вместо него Локи.

Не знаю, радоваться, или плакать, такому стечению обстоятельств, поскольку, по заверениям ошеломленных этой новостью вновь нарисовавшегося после его отъезда Влада, очень скоро в государстве все поменяется, и ни потерянные звезды, ни мои приобретенные земли не будут иметь особого значения. Вероника же просто за меня откровенно порадовалась — больше ее муж юридически не был голодранцем, и мог легко принять на себя титул графа.

Следующие три дня пролетели без происшествий. Я и моя невеста продолжали радоваться жизни и наслаждаться друг-другом. Влад почти не появлялся в замке, а потому особых занятий у меня не было. Надеюсь, что Парамон уже запустил следующий номер газеты, и прикупил нам новый станок. Возвращаться в столицу абсолютно не хотелось. Я теперь по-настоящему богат, у меня прекрасная, без пяти минут, жена, и все, чего я желал — просто по-человечески отдохнуть подольше и полностью расслабить мозги. Мы даже запланировали с графиней поездку по моим новым владениям, но пока отложили это дело до приезда Константина.

И он появился в срок. Да не один, а в компании множества людей, среди которых я обнаружил парочку знакомых лиц из ближайшего окружения короля нищих. Количество тяжело нагруженных повозок, прибывших с ним, едва ли уступало числу карет из королевской свиты. Одежда, оружие, продовольствие, деньги, драгоценные камни — вот лишь малая часть из того, что он привез. Неужели все это добро получено с продажи моих атфериксов?

Не обманывала Вероника, когда говорила, что при желании через границу можно провести все что угодно. Я даже не представляю, как такой отряд прошел пограничный контроль обеих стран. В моих глазах организация нищих резко подскочила в своем весе, и я всерьез начал верить, что у них все должно получится.

Впервые, я стал задаваться вопросом: насколько это все вообще нужно именно мне? В смысле, предстоящий государственный переворот и последующие за ним события. Меня вполне устраивал и ныне царствующий король, пусть он и отжал у меня самый крутой бизнес, который только можно было придумать.

Теперь у меня были деньги. И мои планы уехать жить вместе со своим алтарем в Неизведанный край и застолбиться себе в нем местечко до самого окончания игры, внезапно получили шанс на максимально быструю реализацию. Они никак не пересекались с будущей революцией в Вестландии, а потому мне, в общем-то, было уже без разницы, как и что дальше будет происходить. Оставалось только об этом объявить графине и ее братьям, что я сделал этим же вечером на нашем общем собрании.

— В общем так, господа. — начал я. — Свою часть сделки я выполнил, за исключением нескольких нюансов, касающихся Влада и его планов. И от своих иных обещаний я отказываться не собираюсь. Вы будете получать от меня финансовую поддержку и дальше, в обмен на вашу помощь. Но! Я больше не хочу во всем этом участвовать лично. Я собираюсь переехать в Неизведанный край и забрать с собой Веронику, если она не против.

Произнесенные слова стали шоком, как для графини, так и для обоих представителей мужской половины рода Макаровых. И пока моя будущая жена и Влад сидели раскрыв рты, первым пришел в себя Константин.

— Как ты себе представляешь это, Антон? У тебя нет людей, нет ресурсов. Ты думаешь тебе хватит твоего несчастного миллиона, чтобы все организовать? В Неизведанный край нет прямого пути. И пусть, ты самостоятельно можешь перенестись туда мгновенно, но тебе никак не переместить туда все остальное.

— Ты ошибаешься, Костя. У меня есть способ доставить туда ресурсы, инструменты, людей. А Веронике будет лучше оказаться подальше от того беспредела, который вы собираетесь устроить в этой стране. Мне нужна живая и здоровая жена. Я хочу с ней посмотреть мир, хочу развить печатное дело на всем континенте. Что мешает мне там организовать свое собственное королевство, пусть и маленькое? Ты со мной, любимая?

Я впервые ее так назвал вслух, но сейчас нисколько не сомневался в искренности своих слов.

— Я нужна здесь, братьям. — с дрожью в голосе произнесла она, кажется, готовая заплакать перед внезапным выбором.

— На самом деле нет, сестренка. Ты уже и так очень много сделала. — слова Константина пролились на мою душу бальзамом. — Антон прав. Когда все это начнется, тебе лучше будет находится с ним. Ты станешь одной из первых и самых уязвимых целей, если все вскроется. А это неминуемо произойдет.

— До начала реализации наших планов еще не меньше месяца, а то и двух. — в разговор подключился Влад. — Нам очень многое предстоит организовать и сделать. Давайте не будем торопить события? Ну не сможет же Антон все провернуть все за пару недель?

— Не смогу. — согласился я. — Более того, я не собираюсь отказываться от своего положения в Вестландском обществе. Мне, если что, даже землю пожаловали!

Последнее я сказал шутливым тоном, чтобы немного разрядить обстановку. Главные слова уже были произнесены, и у меня словно камень с сердца упал.

— Вероника, твое решение? — я с неприкрытой надеждой смотрел на ту, с кем собрался провести отведенное мне время в этом мире.

— Значит ты предлагаешь мне стать королевой Неизведанного края? — с напряженной улыбкой произнесла она. — Надеюсь, ты позволишь мне туда забрать своих людей?

— Не только позволю, но и сам хотел попросить об этом. Они получат земли и ресурсы в необходимом количестве. По крайней мере в начале.

— Я согласна! — выдохнула она. — Только обещай, что иногда мы будем приезжать в столицу и навещать их?

— Обещаю!

— Раз все так благополучно разрешилось, думаю пора приступить к планированию дальнейших действий, в свете открывшихся новых возможностей. — слово взял Костя. — Кстати, Антон… Нам еще потребуется твоя помощь с типографскими услугами и…

— Листовки? — перебил его я.

— Они самые. Мы выбросим весь накопленный компромат и расскажем народу о своем происхождении. Люди должны знать о случившемся много лет назад предательстве и о самозванном короле истинную правду. Это вызовет смуту и настроит население страны на необходимый нам лад.

— Помогу. Но я вижу, что ты еще что-то хочешь спросить? — я с удивлением заметил, как он занервничал, словно переживал за следующую свою просьбу.

— Да, Антон… У тебя есть дружественная связь с высокопоставленным священником. — произнес король нищих. — Церковь обладает громадным влиянием, и поддержка в ее верхах нам бы здорово помогла в будущем.

— Даже это ты знаешь. — с горечью произнес я. — Извини, но здесь я не могу ничего обещать. Отец Иннокентий слишком хороший человек, чтобы впутывать его во все это. Я не прощу себе никогда, если его смерть окажется на моей совести.

— Расскажи ему о нас на исповеди? — предложил Влад глядя на Костю, словно ждал его поддержки. — Божий закон не позволит ему нарушить церковное писание и донести об этом королю. Насколько я знаю, ему не очень нравится то, что сейчас творится в рядах духовенства.

— Я попробую закинуть удочку. — уклончиво ответил я.

Наше собрание затянулось до полуночи. Братья оживленно спорили по одним вопросам, и быстро приходили к компромиссу по другим. Подкуп негативно настроенных к королю семейств, взятки внутренней охране дворца, пропаганда в народе, логистика… Я слушал их диалог вполуха и неотрывно поглядывал на свою жену, делая ей непристойные намеки. Она пыталась сдерживать улыбку и даже принимать участие в разговоре, но у нее это плохо получалось. В конце концов, мы с ней и стали той причиной, по которой собрание окончилось чуть раньше, чем того бы хотели братья.

Этой ночью мы занимались любовью как-никогда. Начало романтическому настрою было положено на собрании, и, добравшись до постели, мы с ней выговорились друг-другу о своих чувствах, заодно подкрепив их активным действием. К моей радости, даже Локи проникся моментом и оставил нас наедине, обойдясь без своих шуточек и едких комментариев, чему я был безумно благодарен. Стоит ли говорить, что предстоящий скандал с Ангелиной, или призрачная Кристина совсем вылетели из моей головы? Мы любили с Вероникой друг друга снова, и снова, предаваясь бесконечным экспериментам и коротким, но действительно доверительным разговорам в перерывах. Не об этом ли я по-настоящему мечтал?

Жена — это, конечно, не куча голых девок в бассейне. Но за время моего общения с этой девушкой, я полностью пересмотрел некоторые свои взгляды. Желание прожигать жизнь, внезапно стало казаться таким глупым. Вроде бы, и есть теперь деньги, но я понимаю, что создавать что-то куда интереснее, чем потреблять. Это ощущение впервые появилось с рождением на свет того звездного атласа, и почему-то я очень хотел его почувствовать вновь.

— Антон… а сколько бы ты хотел детей? — промурлыкала Вероника, положив голову мне на грудь, после очередного сеанса.

Блин! И ведь раньше бы сбежал, как от огня, услышав такое от любой другой красотки. Но сейчас этот простой и одновременно такой неудобный вопрос, мной был воспринят совершенно иначе. Боязни не было, была неопределенность. Получится ли я вообще дожить до появления своего первого ребенка? Даже если я выиграю битву, то что дальше? Отказаться от человеческих чувств, во имя становления непонятной сущностью, или просто дожить в этом мире до глубокой старости? Пожелать бессмертия для себя, и для всей своей семьи? Но выйдет ли? По сути, это ведь не одно желание.

— Не одно. — пришел Локи на помощь.

— А смогу я все это сделать, став богом? Жить обычной жизнью человека, но при этом даровать бессмертие себе и своим родным?

— Для этого надо быть очень крутым богом. — расстроил меня Локи. — Даже мне это не под силу.

— А кому под силу?

— Будде, или Кришне, например… Местный тоже легко сможет — у него целый континент истинно верующих. Чтобы набрать столько последователей нужно не одно столетие, а то и тысячелетие.

— Выходит ты слабый?

— Относительно да. Боги не умирают, но ты сам видел Кровавого. Иногда лучше смерть, чем подобное забвение в голове полоумного старика. Несколько тысяч лет назад его могущество было сопоставимо с величайшими сущностями, и не только этого мира. Так что тут палка о двух концах. В этом плане людям проще — переродился и все, никаких тебе проблем. Снова радость познания окружающего мира и никакой тебе скуки.

— Антон… — тихо позвала меня Вероника, выводя из раздумий.

— Да, любимая?

— Ты не ответил… Сколько ты хочешь детей?

— Столько, сколько успеем родить. — ответил я и нежно поцеловал ее.

— А вдруг во мне сейчас уже развивается наш первенец. — она подняла голову и с любовью посмотрела мне в глаза.

— Я…

— "Я люблю свиней, всегда го…". — звонок внутри моей головы резко оборвался и у меня похолодело в груди от раздавшегося следом за ним безэмоционального голоса арбитра:

— Внимание! Началось поглощение алтаря союзника Забудь. До полного уничтожения осталось пять минут.

— Твою же мать! — выругался я вслух, и почувствовал как мое тело покрылось отвратительным липким потом. В сознании замелькали возможные последствия: скалящиеся в мою сторону образы Казимира и Берии; маги-ремесленники, которые вспомнили, как их водил за нос странный старикашка; последующие за этим расследования и обнаружение его инопланетной лаборатории.

Ну вот и переехал ты, Антоша, в Неизведанный край…

Глава 25

— Антон! — испуганно произнесла Вероника. — Что случилось?

Девушка с непониманием смотрела на меня, а я, словно в рот воды набрал… На такой, относительно простой вопрос, у меня даже не нашлось адекватного ответа по понятным причинам. Невозможность рассказать о союзнике, полная растерянность и непонимание, что я могу предпринять.

— Локи?!! — взмолился я.

— А что ты хочешь от меня, Самойлов? — с непривычной для меня грустью произнес он. — Или ты забыл правила?

Пять минут, пять минут…

— Уже четыре сорок две. — подсказал бог.

Что делать-то? Лететь в лабораторию? Срочно искать карту? Да, блин! Быстро успокоится!

Я несколько раз глубоко вдохнул-выдохнул и растерянно посмотрел на Веронику.

— Карта мира где?

— Антон. — пролепетала она, увидев мое ошарашенное лицо. — Антон, да что с тобой?

— Где лежит карта? — повторил я.

— В кабинете у…

Но я ее уже не слышал и на ходу натягивал на себя вещи. Промчавшись по коридору пулей, я влетел в ту самую комнату где проходило наше последнее собрание, и быстро начал шарить по ящикам стола. Есть! Дрожащие руки развернули рулон и у меня упало сердце. На территории Вестландии не было ни алтаря Забудь, ни каких-то других. Он что, не закрепил свой камень? Да быть такого не может!

— Дополнительная информация для союзника. В случае окончательной смерти игрока его технологические устройства будут дематериализованы ввиду сохранения естественного прогресса в развитии этого мира.

Час от часу не легче! Я взирал на сотни красных точек и водил по ним пальцем, понимая, что таким способом буду искать его алтарь до утра. А если он вообще на другом континенте?

— Локи! Я могу его спасти его, или хоть что-то?

— Телепорт? Он без него станет бесполезен.

— Ну не знаю… определитель игроков?

— Попробуй. Если сможешь сделать так, чтобы его не увидели местные, почему нет?

Так. Братьев с собой брать нельзя ни в коем случае. Если я их приведу в лабораторию, то сразу схлопочу бан. Блин! Как же стремно! Меня могут караулить внутри? Да похрен! Я могу себе позволить умереть, а до моего алтаря им не добраться. Надеюсь…

Но как же так, Забудь… Судя по мгновенно оборвавшемуся звонку, убийца уничтожил его при воскрешении, а потом телепортировался в неизвестное место с его камнем.

— У тебя осталось четыре минуты. — напомнил Локи.

Я помчался обратно в спальню, чуть не столкнувшись на ходу с Вероникой, которая прямо босиком вышла в коридор и ждала объяснений.

— Любимая… Я срочно должен исчезнуть на время, постараюсь быть к утру.

— Опять твои секреты? — с грустью произнесла она.

— Есть вещи, рассказав о которых я в ту же секунду буду уничтожен. — честно ответил я ей. — Надеюсь, ты поймешь…

Поцелуй.

Прыжок!

Я, в облике барона, очутился около входа во двор Забудь. Тихая лунная ночь, и ничего не говорит о том, что кто-то здесь только что был. Все, как и всегда. Район здесь малолюдный и бедный, люди давно спят перед очередным рабочем днем.

— Три минуты, тридцать секунд.

Что я могу сделать? Попытаться взглянуть на того, кто его убил? А если в дом проникли не с улицы, а через забор? Я только потеряю время и запущу откат способности.

Позже. Можно это посмотреть позже. Самое главное вынести из лаборатории хоть что-то, что поможет мне выжить.

Я протянул руку к висящему замку и щелкнул потайным рычагом, выключая защиту, а затем бегом рванул в избушку. А вот и первые следы: дверь была грубо сорвана со своего места и висела на одном шарнире. Значит ты здесь точно проходил, неведомый игрок. Что же, десять секунд я могу позволить себе потерять.

Касание.

Три метра радиуса действия способности открыли мне немного. Убийца оказался высоким крепким человеком, закутанным в обычный серый плащ, а его лицо полностью скрывала черная повязка. В могучее тело пришельца беспрестанно били синие молнии, источник которых был спрятан где-то на крыше жилища моего союзника. Но противнику было плевать на них, словно он вообще не чувствовал неудобств. Игрок мощным рывком вырвал дверь с петель и вошел внутрь, полностью исчезая из моего поля зрения.

Значит он убил Забудь уже внутри. Досадно. Но по крайней мере я теперь знаю, что у пришедшего по его душу убийцы была какая-то имба-способность, позволяющая пережить защитное поле изобретателя. Учтем.

Я не стал долго размышлять о его личности, а на цыпочках прокрался внутрь. Погреб оказался открыт настежь, обнажая светящиеся внутренности лаборатории. Интересно, он может быть внутри?

— Три минуты.

А вот и ответ. Локи не разговаривает в присутствии других игроков, по крайней мере, пока я их не идентифицирую.

Так, без суеты. Вот тот прибор с голограммой, который связан с датчиками по периметру Дарграда. Я попробовал приподнять его от пола. Тяжелый, килограмм тридцать, питается от магических батарей. По идее, если найти датчики, то можно попробовать его использовать в будущем для собственной безопасности.

Я пока не стал его трогать и прошел в дальний угол, где были свалены другие батареи, те самые, что должны были послужить источником энергии для переноса громадной массы в Неизведанный край.

М-да… Мне это никогда не вынести отсюда за две с половиной минуты. И преобразователь мне тоже не забрать.

А это что?

Мое внимание привлек еще один угол, в котором раньше стояла бочка с водой. Теперь ее здесь не было, а на этом месте находился большой пласт слежавшейся земли, словно вырванный с поверхности какой-то степи. Вон, даже трава сухая торчит. Я подошел ближе, и меня чуть не стошнило. Рядом с этим куском дерна нашелся абсолютно голый Забудь. Точнее его нижняя половина тела…

Пришелец его убил прямо здесь? Разрубил пополам? Где тогда вторая часть?

— Две минуты.

— Локи, я не смогу ничего больше узнать? — я уже начал жалеть, что поспешно использовал свой скил

— Не сможешь. Это место превратится в обычный дом, каким он был всегда и твоя способность ничего не покажет. Здесь даже погреба не будет. И да, не парься насчет поспешности, ты бы ничего нового не узнал, разве что способ убийства. Игрок не снимал с лица маску, если тебя это волнует. Торопись, Самойлов.

Так, ну если я попрусь с этими устройствами по городу, то меня с ними примет первый патруль. Учитывая, что уже к утру, если не через час, сюда пожалует инквизиция во главе со Стервятником, Тайная полиция с Берией, и обманутые Забудь маги, нужно быстро делать отсюда ноги. Король уже вернулся в город, и завтра барон ге Хаймен станет самым разыскиваемым преступником в Вестландии. Грустно…

Стоп! Можно ведь спасти все сразу!

Я подошел к пульту управления телепортом и повторил ту самую комбинацию в виде буквы "W", которую он показал мне в прошлый раз. Прощай, Дарград…

Никакого ощущения, вообще никакого. Персики вокруг и звездное небо над головой. Каркас лаборатории мягко переместился вместе со всем ее содержимым. Я обернулся и взглянул на батареи. Они полностью исчезли, не оставив после себя даже следа. В свете обоих лун что-то засверкало подле основания недоделанного саркофага, и я наклонился рассмотреть это.

Тот самый атферикс, с небольшой черной точкой на боку, что стала причиной того взрыва. Знал бы я, что так произойдет, заставил бы старика воскреснуть сразу… Тогда бы у него была еще одна попытка…

— Союз с игроком Забудь аннулирован, по причине окончательной смерти одного из участников. Все следы иномирных технологий дематериализованы. Предупреждение: в ваших руках теперь находятся опасные объекты, способные изменить ход истории. Не допустите их обнаружения жителями этого мира. Вы можете потребовать их полного уничтожения в любой момент.

Ночь в Неизведанном краю была необычайно теплой, особенно в сравнении с Дарградом. Я покинул каркас лаборатории и улегся на землю, уставившись на звездное небо. На душе отчаянно скребли кошки. Забудь не должен был погибнуть, по крайней мере вот так… А я ничего не смог сделать, даже найти его алтарь на карте.

— Ну и что теперь будем, делать, друг? — грустно произнес я вслух.

— Играть дальше. — раздался голос Локи откуда-то сбоку.

Я удивленно повернул голову и увидел своего куратора в самом популярном образе, знакомому каждому фанату известной киновселенной. Он развалился на земле неподалеку от меня и задумчиво жевал длинную травинку.

— Непривычно тебя видеть так.

— Знаю. Поверь, это серьезно расходует мои силы. — грустно произнес он.

— Но?

— Но мне захотелось побыть с тобой именно так. Не спрашивай почему…

Мы молча смотрели в небо, думая каждый о своем и не замечая времени. Я прогонял произошедшую ситуацию в голове снова, и снова, чувствуя, что стал совсем беспомощным. Чертова игра совсем не игра, и это давно пора понять, но не получается.

— Локи. А душа умершего игрока может принять участие в следующем состязании?

— Да, но никогда повторно. Только после перерождения. Знаю, ты раньше украдкой мечтал выиграть, затем стать богом, а потом взять себе в подопечные Кристину и принять с ней участие в новом туре. Увы, такое невозможно. И я рад, что ты наконец-то перестал о ней думать в этом ключе. У вас не было не единого шанса быть вместе. Либо ты, либо она.

— Кристина в прошлом… — ответил я и внезапно замер, от пронзившей голову догадки. Ну, Локи, ну сукин сын. Умеет намекнуть.

Курицын! Ее союзник… Ну кому еще, как не этим двоим было еще выгодно, чтобы я остался без союза?

Помнится, я уже размышлял о том, каким образом им удается убивать игроков, и при этом не тратить свои трофеи. Я тогда предположил, что у него есть способ быстрого перемещения. Но Забудь не такой растяпа, чтобы не закрепить свой алтарь, тогда…

Словно в унисон моим мыслям, я услышал всплеск воды со стороны остатков лаборатории и резко повернул голову. Бочка вернулась на место, но из-за неровности новой поверхности покосилась набок, выплеснув часть воды. А с нею вторая половина тела моего союзника, сжимающая в руке один из своих инструментов, похожий на отвертку. Трава и дерн, которые не должны были быть на полу лаборатории, полностью исчезли, уступив место старому каменному покрытию. Вот только теперь по нему шла тонкая полоса, словно кто-то выпилил ровный цилиндрический кусок.

Но почему этот кусок вернулся в лабораторию, а не под землю в Дарград?

— Не о том ты сейчас думаешь, Антон.

Ладно, будем думать о том, о чем нужно.

— Локи, два часа уже прошло?

— Угу.

Я поднялся с земли, и, стараясь не смотреть на изувеченное тело, подошел к емкости с водой и приложил руку. Посмотрим, как все произошло.

Незнакомец спустился в лабораторию Забудь, огляделся по сторонам и замер. Я предположил, что он обращается к своему богу и, кажется, не ошибся. Игрок уперся руками в бочку и немного сдвинул ее в сторону. Угол лаборатории залило свечением спрятанного алтаря. Убийца уселся рядом и начал поглощение камня.

Внезапно, за его спиной показался голый Забудь, который держал в руке ту самую "отвертку", светившуюся легким голубым светом. Ну почему, почему я не дал ему хотя бы один браслет? Вот идиот!

— Он бы не помог. — донесся до меня голос Локи. — Смотри дальше.

Ученый погрузил устройство убийце в спину по самую рукоятку, но тот на его удар даже не обернулся, словно этого и не заметил. Вместо этого, он мгновенно переместился вместе с куском окружающего пространства на какой-то пустырь. А с ним и верхняя половина тела Забудь, которую он словно вырезал из мироздания. Игрок спокойно закончил поглощение алтаря и ушел прочь, покинув зону действия моей способности. К сожалению, я так и не увидел его лица.

— Получается, что наш супермен мало того, что имеет какую-то имбовую неуязвимость, так еще и может менять местами два участка пространства? Вы там не охерели на раздаче скилов?

— Ты все сам видел своими глазами. — уклончиво ответил бог.

Хм… Я прикинул возможные комбинации. А что, складно выходит. Кристина сказала, что они с Курицыным идеально сработались, но их разыскивает весь континент. То есть, они приходят, вскрывают по дороге замки с помощью ее скила, или просто прут напролом, превращая возможных противников в капусту. При необходимости, врубают его неуязвимость и легко достигают точки хранения алтаря, а потом телепортируются вместе с нужным участком пространства?

Но не все же сразу кидаются в атаку, как мой союзник? Ну дед, ну удивил! Воскрес бы наверху, и вызвал меня, для начала. У нас тогда могло быть целых пять часов! Какого хрена он вообще полез с голой жопой на амбразуру? Ведь умным человеком был…

Но, очевидно, глупым бойцом. Видимо он твердо верил, что убьет игрока, а его бог, по всей видимости, не мог вмешиваться в битву и подсказывать.

Ладно, эти размышления пока в сторону, что случилось, того не изменить. Попробуем думать о нашей неудержимой двойке Кристина-Курицын.

Если, например, жертва крутой маг? Как тогда Кристине и ее другу удается не умирать? А если атакуемый воскреснет и примет меры? Неуязвимость Курицына не может висеть бесконечно, а на поглощение алтаря живого игрока требуется совсем не пять минут. Непонятно…

Допустим, Курицын телепортируется с куском мироздания. Это кстати, дикая имба, потому что его умению плевать на "эффект Тора" — оно перемещает камень вместе с окружающим миром. И это гребаный чит!

— Его куратор, бог пространства, так не считает. — заметил Локи.

Выдохнуть, успокоится, принять несправедливость…

Едем дальше. Допустим, я крутой игрок с кучей запасных камней. Я просто кину неуязвимость на свой алтарь, либо призову его к себе, так? И тогда этим двоим придется отступиться.

А если у меня нет четырех алтарей? Мои следующие действия?

Естественно, мне придется телепортироваться за ними, в точку местонахождения своего камушка. А там уже вступить в бой с этими двумя. Учитывая, что я жив, можно перед прыжком основательно подготовиться к бою. Дождаться, пока с Курицына спадет неуязвимость, например.

Но они все равно не умирают, а копят трофеи! Не могут же они постоянно выигрывать все сражения?

— Ты забыл о своей подружке. — хмыкнул Локи.

А она тут причем?

Твою мать! Русалка…

Получается, что он просто меняет участок с алтарем, на участок морского дна, который он однажды смог увидеть, пусть и ценой смерти. Там уже подгон от него ожидает Кристина. Дальше она за пять часов легко сможет поглотить украденный камень, пока бедный игрок будет пытаться нырнуть на десятикилометровую глубину, чтобы спасти свое имущество.

— Пам. Парам-пам-пара-пара-пам… — промурлыкал Локи мелодию из знакомого фильма о великом британском сыщике.

Ну вот и все. Задачка решена дедуктивным методом. Выгода этим двоим от убийства деда?

Снова предложить мне союз. Мои деньги на подготовку атаки, плюс их возможности, равно машина по добыванию алтарей даже самых защищенных игроков. И плевать, насколько крутой ты колдун. Да будь даже ты самым охраняемый человек в мире — пффф! За большие деньги можно подкупить твою охрану, обвешаться с ног до головы защитными амулетами, разнести твое убежище из пушки и так далее…

А еще, их будущий финансист обладает дерьмовыми скилами, не умеет сражаться, и не шарит в магии. Его можно легко слить в конце, когда не останется других противников, и союз развалится. Даже мой невероятный тайник под земляным покровом Леса нежити меня не спасет, а только растянет время до окончательной смерти. Алтарей у них в разы больше.

— Локи, хочешь я угадаю топ один, и топ два игрока в списке?

— Это слишком легко, Самойлов. Ты лучше скажи: что решил?

— Пока не придумал. Мне предстоит все очень тщательно проанализировать. Но эти двое, сами того не зная, сегодня меня лишили титула, типографии, и всего остального. Если я и смогу появится в Дарграде, то лишь в образе Проныры, да и то весьма сомнительно. Убить Берию и Казимира? Ты сам веришь в это? А ведь еще есть кинутая Ангелина, которая тоже что-то вспомнит из того дня; есть маги, которых обманывал Забудь… Думаю, к инквизитору не сможет так быстро подобраться даже Влад, который, к тому же, сейчас не в городе. А когда обо мне узнает король… Если уже не узнал…

— Уже узнал. — "обрадовал" меня куратор. — Но у тебя есть миллион наличкой, золото принимают в любой стране. А кроме него, потенциальное богатство, которое даже не снились королям.

— Зато у меня больше нет бесплатного массового телепорта сюда. Ты предлагаешь мне моих будущих крестьян таскать сюда на собственном горбу по цене два алтаря за штуку? Или воспользоваться подземным путем и водить караваны через ту мертвую хреновину, которая жрет сознание спящих людей? Это нужно покупать морские корабли, организовывать экспедиции и искать способы пройти через пещеру. Да и к тому же меня быстро вычислят местные бушмены. Нет, Локи, мне нужен новый глобальный телепорт.

— Думай, Самойлов… — как-то неопределенно произнес бог.

Это на что он намекает? Неужели есть выход все спасти?

И как быть? Ускорить восстание? Или пойти путем объединения с Кристиной и ее дружком?

Ну, допустим, я заключу союз с этими двумя и сделаю вид, что не в курсе об их выходке. Какие плюсы? Халявный телепорт — это раз. Способность Курицына вполне подходит, чтобы бесплатно транспортировать в долину ресурсы и людей, а значит я смогу и дальше развивать свое королевство.

Я буду играть в тройке с наиболее вероятными кандидатами на победу, и это станет гарантией того, что они меня не смогут уничтожить до истечения срока нашего альянса — это два. Могу поставить им условие, что в обмен н