КулЛиб электронная библиотека 

Первый Ватиканский мифограф [Автор Неизвестен] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Первый Ватиканский мифограф

В.Н. Ярхо. Первый Ватиканский мифограф

Предлагаемый читателю трактат, известный среди специалистов как Первый Ватиканский мифограф, вместе с одновременно найденными Вторым и Третьим, завершает эту, почти полуторатысячелетнюю традицию, которая начинается именами Метродора из Лампсака и Стесимброта с о-ва Фасоса (оба — V в. до н. э.), древнегреческих комментаторов Гомера. Впрочем, само понятие мифограф сразу же нуждается в объяснении.

Как известно, слово мифограф обозначает по своему составу всего-навсего «пишущий (излагающий) мифы», и в этом смысле оно может быть применено едва ли не к большинству античных авторов, от Гомера (VIII в. до н. э.) до христианского епископа Нонна, сочинившего в 5 в. н. э. огромную эпическую поэму в 48 книгах о боге Дионисе, чуть не в полтора раза превышающую по объему «Илиаду». Между этими двумя именами разместятся многие десятки древнегреческих и римских поэтов и прозаиков, которые в разной степени и с разными целями обращались к неисчерпаемому фонду античных мифов — космогонических (о происхождении мира и смене времен года), теогонических (о рождении и деяниях богов), героических (о походе семерых на Фивы и войне под Троей), сказочных (о путешествии аргонавтов и скитаниях Одиссея), объясняющих происхождение семейных отношений (о Данаидах, об Эдипе) и причины превращения людей в звезды и камни, в животных и растения (об Андромеде и Ниобе, Арахне и Дафне). Конечно, каждое последующее поколение писателей использовало в изложении мифов опыт своих предшественников, принимая его или отвергая, но каждый автор все же всякий раз по-своему творил миф.

Тот мифограф, чье произведение представлено ниже, принадлежит к совсем другому литературному жанру: он не сочинял поэм и трагедий, сюжет которых строился бы на мифе, не писал лирических стихотворений, привлекая подвиги мифических героев в качестве примера страстной любви или героического самопожертвования, не произносил речей, обращаясь к мифу как к неоспоримому доводу в своих доказательствах. Он попросту излагал мифы, уже получившие воплощение в художественных произведениях, иногда оспаривая или объясняя их, но никогда не претендуя на собственное творческое их осмысление. Именно в таком значении понимается в науке об античности мифография как отрасль литературного труда, вторичная по отношению к художественной интерпретации мифов[1].

1 Что такое античная мифография

Может показаться парадоксальным, что первый сохранившийся до наших времен труд по мифографии содержит не изложение мифов, а их опровержение: мы имеем в виду сочинение некоего Палефата, вероятно, принадлежавшего к школе Аристотеля и написавшего в IV в. до н. э. трактат «О невероятном». До нас тот труд дошел в сильно сокращенном виде (первоначальные 5 книг были сведены в одну), но характер его совершенно ясен: то была попытка рационалистического толкования мифов, в погоне за которым иногда предлагались объяснения не менее невероятные, чем сам миф[2]. Произведение Палефата было не первым образцом критики мифа (истоки ее уходят по меньшей мере за полтора столетия до его появления) и, тем более, далеко не последним. Рационалистическое и аллегорическое толкование мифа сопровождает всю античность, переходит из нее в Средние века и раннее Возрождение.

Однако свою основную задачу античная мифография видела все же в изложении мифа, и для того было достаточно вполне практических оснований.

К концу IV в. до н. э. миф утратил в глазах читателей свое художественное обаяние. Между тем, содержанием всей древнегреческой классики, и, в первую очередь, гомеровских поэм и трагедий знаменитых драматургов V в. , служили мифы, и не знать их было совершенно невозможно, поскольку классическое наследие являлось обязательной составной частью школьного образования. И вот, с начала эпохи эллинизма (рубеж IV—III в. до н. э.) в качестве вспомогательных средств, облегчающих доступ к Гомеру и Еврипиду, появляются всякого рода словари и комментарии, изложения и пересказы, которые отчасти дошли и до нас[3], но в огромной своей массе получили отражение в компиляциях более позднего времени, возникших уже на исходе Римской республики и во времена Римской империи, а то и после ее падения, т. е. от I в. до н. э. вплоть до V—VI вв. н. э.

По своему характеру продукция античных мифографов не является однотипной.

В ней представлены труды систематизирующего характера, как, например, греческая «Мифологическая библиотека», известная под именем Аполлодора (она датируется, скорее всего, II в. н. э.)[4], или относящиеся к тому же II в. латинские «Мифы» («Рассказы»), которые восходят к какому-то греческому источнику и дошли до нас в сильно переработанном виде под именем столь же загадочного Гигина, но в своей первоначальной редакции отличались, по всей видимости, достаточно строгой организацией материала[5].

Наряду с этим существовали компендии более узкого назначения. К ним относится небольшое собрание историй о «Любовных страстях», составленное в середине I в. до н. э. ученым греческим поэтом Парфением в качестве источника сюжетов для элегий римского поэта Корнелия Галла и, следовательно, не рассчитанное на широкую публику. Однако адресат Парфения, впавший в немилость у императора Августа и покончивший жизнь самоубийством, вероятно, не успел воспользоваться услугой своего друга, а свод Парфения, сохранившийся всего лишь в одной средневековой рукописи, донес до нас содержание 36 историй о любовных страстях, извлеченных им из произведений различных авторов[6]. Другое собрание мифов, ограниченных тематикой превращений людей в птиц, растения, камни и т. п., сохранилось в той же рукописи вместе с «Любовными страстями» Парфения под именем некоего Антонина Либерала (II в. н. э.)[7]. Ко II в. н. э. относится и «Астрономия» столь же загадочного Гигина, как и автор упомянутого выше сборника; для нас она интересна тем, что во 2-ой ее книге собраны мифы, объясняющие, кто и почему превратился в небесные созвездия[8].

Труднее поддаются систематизации еще два мифографических сборника, написанные несколько раньше и известные нам по пересказу византийского патриарха Фотия (IX в.), который оставил после себя сочинение под названием «Библиотека» с описанием прочитанных им книг. Это — «Рассказы» Конона и «Необычная история» Птолемея Гефестиона. Если первый в известной мере примыкает к традиционной мифографии, то второй наполняет свой труд совершенно вымышленными историями и ссылается на никогда не существовавшие источники, придавая своему опусу абсолютно фантастический характер.

Отнюдь не во всем согласуется с общепринятым изложением мифа и фиктивный «Дневник Троянской войны», известный под именем Диктиса[9], который якобы находился под Троей среди соратников критского царя Идоменея. Написан «Дневник», судя по всему, через два столетия после «Мифов» Гигина и также имел греческий прототип.

Завершается этот перечень двумя именами. Первое — фригиец Дарет, персонаж столь же вымышленный, как и Диктис. С его именем связано небольшое сочинение на латинском языке «О разорении Трои»[10], в котором традиционная история Троянской войны поставлена с ног на голову: во всех ее бедах виноваты-де не троянцы, а греки. Другое имя — вполне реально существовавший латинский писатель из Северной Африки Фабий Планциад Фульгенций, собравший полсотни рассказов в трех книгах под общим названием «Мифология»[11]. Несмотря на многообещающее заглавие, Фульгенций не столько излагает мифы, сколько пытается их аллегорически истолковать, чтобы примирить их языческое греческое содержание с христианским мировоззрением. Произведение Дарета датируют началом VI в.; Фульгенций жил примерно с 467 по 532 г., — таким образом, мы оказываемся уже в пределах Средневековья, когда был составлен Первый Ватиканский мифограф.

2 Судьба Ватиканского мифографа

Примыкая по содержанию к сочинениям своих античных предшественников, этот труд в ряде отношений существенно от них отличается.

Во-первых, он значительно отдален во времени даже от самых поздних образцов античной мифографии. Хотя и нет никаких документальных данных об его возникновении, время это можно с известной долей надежности определить, пользуясь внутренними критериями. Так, в ряде рассказов у Первого мифографа переписан текст из так наз. «Генеалогий» («Начал») известнейшего христианского богослова, севильского епископа Исидора (560—636), а также из комментариев, составленных Реми из Озерра — одним из самых значительных представителей так наз. Каролингского ренессанса[12] — к сочинению позднеримского философа Боэция (480—524) «Утешение Философией». Годы жизни Реми — ок. 841—908, и исследователи расходятся во мнении о том, когда он составлял свои схолии к Боэцию: одни полагают, что он писал их после 900 г., уже будучи автором комментариев к сочинениям многих других римских авторов (Персия, Ювенала, Доната, Марциана Капеллы), другие считают их плодом его увлечения античной философией и литературой в молодые годы. В любом случае, такая работа требовала известного времени для накопления научного багажа, так что едва ли Реми мог бы взяться за нее в слишком раннем возрасте. Поэтому нижней хронологической границей для труда Первого мифографа надо считать последнюю четверть IX в. С другой стороны, материал Первого мифографа использовал Второй мифограф, который, в свою очередь, был известен ученому монаху Бернару из Утрехта, когда он сочинял свои комментарии к «Эклоге» средневекового поэта Теодула. Бернар преподавал в церковной школе при утрехтском епископе Конраде (1076—1099 гг.). Стало быть, верхней границей для двух первых мифографов является, условно говоря, 1075 г. Для полноты картины укажем здесь, что вместе с Первым и Вторым мифографами, найденными на рубеже 30-х гг. прошлого века в Ватиканской библиотеке (см. ниже), там же был обнаружен и Третий мифограф, чье авторство обычно приписывается Альберику, канонику лондонского собора Св. Павла, жившему в XII в. Во всяком случае, текст того мифографа был впервые опубликован вместе с трудами Альберика (или приписываемыми ему) в редком издании начала XVI в. С Третьим же мифографом, вероятно, по одной из рукописей, хранящейся до сих пор все в той же Ватиканской библиотеке, были знакомы ранние представители итальянского Ренессанса, в том числе — Боккаччо, который посвятил последние 25 лет своей жизни сочинению, расширению и переработке внушительного трактата «Родословная богов» (1350—1375). Так античная мифография через средневековых посредников перешла во владение западноевропейских гуманистов.

Другое отличие Первого Ватиканского мифографа от его предшественников состоит в характере и использовании источников. Среди греков самыми надежными и добросовестными в отношении к ним являются Парфений и Антонин Либерал. Первый передавал содержание произведений преимущественно эллинистических поэтов и прозаиков, которые он сам читал. Второй излагал историю всяких превращений с такой обстоятельностью, что не вызывает сомнений его непосредственное знакомство с поэмами также двух поэтов эпохи эллинизма: достаточно известного Никандра из Колофона и вовсе неизвестного Бея. По поводу Аполлодора мнения исследователей расходятся: одни считают, что он был начитан и в поэмах Гомера, и в трагедиях V в. до н. э., другие предполагают, что он знал только пересказы этих произведений, — во всяком случае, сопоставление его изложения с эпосом и дошедшими трагедиями отличается достаточной к ним близостью. Греческий источник Гигина знал, по крайней мере, очень распространенные изложения драм Еврипида, восходящие еще к перипатетику Дикеарху (2-ая пол. IV в. — нач. III в.)[13]. Для измышлений Птолемея, Диктиса и Дарета никаких авторитетов не требовалось, хотя и у двух последних можно найти следы знакомства кое с кем из позднегреческих писателей, а уж в полете фантазии им и вовсе нельзя отказать. Итак, обращение к греческим авторам, в ряде случаев их вполне приличное знание и целенаправленный отбор материала — вот черты, характерные для наиболее надежных античных мифографов. С Ватиканским компилятором дело обстоит совсем иначе.

Прежде всего, он не знал греческого, и свой материал черпал исключительно из латинских источников, и при том не у самих римских поэтов, а у их поздних комментаторов. Кладезью мифологических сюжетов были в римской литературе три эпические поэмы, созданные в течение первого века Римской империи: «Энеида» Вергилия, «Метаморфозы» Овидия и «Фиваида» Стация. Первая из них чуть ли не сразу при ее появлении была признана общенациональным эпосом, вошла в систему школьного образования, и к ней, как в свое время в Греции к поэмам Гомера, стали сочинять всякие пособия и комментарии. До наших дней сохранился огромный труд, в котором тот процесс нашел свое завершение, — комментарий античного филолога или, как тогда говорили, грамматика Сервия (ок. 360—370 — 1-ая пол. V в.) к «Энеиде» и еще двум другим сочинениям Вергилия — «Буколикам» и «Георгикам»[14]. В свою очередь, и Сервий не пренебрегал достижениями своих предшественников, изучавших и комментировавших Вергилия на протяжении нескольких столетий, от Валерия Проба, выпустившего в I в. н. э. его издание, ставшее основополагающим для всех последующих, до Клавдия Доната, составившего незадолго до Сервия свой комментарий к Вергилию. Таким образом, использование более ранних источников носило у Ватиканского мифографа даже не вторичный, а гораздо более отдаленный характер.

По-видимому, пример все того же Сервия привлек внимание его собратьев-грамматиков и к «Фиваиде» Стация, результатом чего явился комментарий под именем Лактанция Плацида[15], не имевшего никакого отношения к христианскому богослову Целию (Цецилию?) Фирмиану Лактанцию (240—320). Сочинение Лактанция-грамматика одни исследователи датируют 2-ой пол. IV в. , другие поднимают время его составления до середины VI в. , — в любом случае средневековые компиляторы вполне могли использовать сообщаемые им сведения мифографического характера[16]. Что же касается «Метаморфоз» Овидия, то по той излюбленной в римские времена поэме было составлено краткое прозаическое изложение, которое так и называлось «Рассказы из Овидия», и его автором без достаточных оснований считался в древности тот же Лактанций[17]. Эти три сочинения (к которым надо прибавить уже упомянутую «Мифологию» Фульгенция) и послужили основным материалом для Ватиканского мифографа[18].

Использование его не требовало от составителя чрезмерных умственных усилий. О «Рассказах по Овидию» нечего и говорить, поскольку они, хоть и вкратце, но добросовестно пересказывают один эпизод за другим. Но и метод работы Сервия и Лактанция значительно облегчал нашему компилятору его задачу, так как в обязанность всякого комментатора входило, встретив в тексте поэмы имя какого-нибудь мифического персонажа (может быть, всего лишь один раз названного), сообщить по этому поводу все, что он сумел вычитать о нем где только возможно. Иногда эти сведения совпадали с тем, что мы уже знаем из тех же Аполлодора и Гигина, иногда содержали совершенно неизвестные подробности или варианты, — в любом случае Ватиканскому мифографу оставалось только черпать материал у своих римских предшественников полными пригоршнями, что он и проделывал с большим успехом. Иногда он, правда, собирал под одним заголовком по нескольку абзацев из разных комментариев или добавлял какие-нибудь малоизвестные или совершенно неизвестные подробности (см., например, I. 11. 4; 67. 4; II. 75; 77)[19], — к тому, пожалуй, и сводился его творческий метод.

Последнее отличие трех Ватиканских мифографов от античных предшественников относится к их судьбе в Новое время. Сочинения всех упомянутых выше авторов были впервые напечатаны между 1470 (Диктис) и 1601 (Конон и Птолемей) годами, а три наших трактата были впервые обнаружены итальянским филологом кардиналом Анджело Май в Ватиканской библиотеке только в 1831 г. и тогда же впервые им опубликованы[20]. Строго говоря, название «ватиканские» оправдано только по отношению к первому из них, сохранившемуся в единственной рукописи Vat. Reg. Lat. 1401[21]. Что касается остальных, то к настоящему времени в различных библиотеках обнаружено свыше 10 кодексов Второго и свыше сорока — Третьего (о его появлении среди трудов Альберика, где он остался незамеченным, см. выше). Однако наименование, данное этим трактатам Май, так за ними и закрепилось.

Через три года весь комплекс из трех сборников увидел свет заново[22], и с тех пор на протяжении полутора столетий это издание оставалось единственным. В начале XX в. появилось несколько диссертаций и статей, не продвинувших, однако, вперед оценку текстологической стороны наших Мифографов. Около полусотни лет тому назад в США было обещано новое издание[23], но оно так и не увидело света. Только в 1987 г. снова вышли Первый и Второй мифографы[24]; год спустя в Триесте итальянский исследователь Невио Дзордзетти выпустил отдельное издание Первого мифографа, положенное затем в основу очередного тома французской серии античных авторов, издаваемых под патронажем «Ассоциации “Гийома Бюде”»[25]. Тогда же во Франции в том же издательстве вышел комментированный французский перевод[26]. На русский язык ни один из Ватиканских мифографов никогда не переводился.

3 Состав Ватиканского Мифографа и метод изложения в нем

Перейдем теперь к более подробной характеристике Первого Ватиканского мифографа и прежде всего зададим себе вопрос о структуре его сочинения.

При том изобилии сведений, которое предоставляли ему схолии Сервия, Лактанция и другие источники, можно было бы ожидать от нашего автора стремления к мало-мальски систематической организации текста. Такая задача возникала, например, уже перед Аполлодором, которому надо было охватить, не считая одних только богов, историю героев различных поколений, принадлежавших к различным родам и их ответвлениям, и с нею он в целом справился. Он начал с теогонии, а затем поделил всех героев по их родоначальникам (Девкалион, Инах, Агенор и т. д.) и создал таким образом вполне обозримую картину, завершавшуюся последним событием героической мифологии — Троянской войной. О первоначальном композиционном замысле греческого предшественника Гигина судить труднее, так как мы имеем дело уже с латинской версией, да и то прошедшей не через одни руки, но соединение целого ряда мифов в более или менее законченные по содержанию группы прослеживается и в дошедшем до нас тексте.

Первого Ватиканского мифографа, судя по всему, мысли о логической последовательности изложения посещали не слишком часто.

Во всем его сочинении мы найдем, правда, несколько комплексов глав, объединенных одним персонажем или их группой: подвиги аргонавтов (I. 23—27), Геркулеса (I. 47—68), рассказы о богах (II. 1—27), события, связанные с Троянской войной (II. 33—42; III. 4—11), но, как видно из последнего примера, главы на одну и ту же тему разделены весьма значительным интервалом, а к тому же к ним надо еще прибавить I. 40—41; II. 56, 79, 101. Порядок глав, посвященных Геркулесу, весьма причудлив, и от них по непонятной причине отделена глава II. 90, а в гл. II. 69 повторяется история гибели Геркулеса, подробно изложенная в I. 58. К рассказам о богах относятся еще №№ 1, 2, 7 и 37 из книги I, а также №№ 74 и 82 из книги II. Самое же удивительное, что родословная богов и героев, которую разумно было бы поставить во главе всей вереницы мифов, оказывается почему-то в начале III, последней книги, одну четвертую часть которой занимают вовсе не мифы, а эпизоды из легендарной римской истории (№№ 17—24), составляющие, правда, некий комплекс, но к ним надо еще прибавить №№ I. 30, 73, 83 и II. 53. К событиям Фиванского мифа составитель возвращается дважды с достаточно большими интервалами (I. 79; II. 47—50,); то же самое касается Мелеагра (II. 44, 72, 96). Иногда он почти подряд пересказывает мифы, так или иначе связанные с превращениями (I. 4—6, 9, 10, 15—19), в другой раз выписывает идущие друг за другом в схолиях к кн. V «Буколик» три рассказа, ничем между собой не связанные (II. 57, 58, 59). Главы о трех «грешниках» (I. 12—14) переписаны с небольшой перестановкой с одной и той же страницы комментария Реми. Персонажи из римской истории следуют друг за другом в том порядке, в каком они описываются в комментарии Сервия к кн. VI «Энеиды», ст. 824—861. Число этих примеров можно умножить, но и без того ясно, что композиционная стройность не являлась предметом заботы нашего мифографа. Еще труднее требовать от него какой-нибудь продуманной методологической программы или подчинения излагаемого материала какой-либо единой точке зрения. Конечно, по отношению к самому трактату, если расценивать его как самостоятельное произведение, отсутствие такого содержательного стержня надо считать недостатком, но все дело в том, что к строгой организации своего труда в смысловом отношении Ватиканский мифограф отнюдь не стремился, и его компиляция интересна как раз тем, что отражает весьма различные подходы к мифу, характерные для римской мифографии на исходе античности, а также дает представление о его собственном уровне и запросах той среды, на которую был рассчитан его труд, — т. е., главным образом, учеников средневековых монастырских школ.

Все 233 главы Ватиканского мифографа[27] можно поделить по содержанию и способу толкования мифа на шесть групп.

Прежде всего, надо выделить 15 глав, сюжет которых вовсе не является мифологическим: 12 уже названных выше рассказов из римской истории с прибавлением к ним трех глав из истории греческой (I. 29; III. 3 и 16). Объяснить включение большинства из них в свод мифов можно, скорее всего, тем, что рождение Ромула и Рема, самоубийство Лукреции, подвиги Камилла и 300 Фабиев были для самого Сервия, не говоря уже о Ватиканских мифографах, такой же принадлежностью мифа, как рождение, скитания и бранные деяния Энея[28]. Труднее отнести к области мифа перечень гражданских войн в Риме или сообщение о похоронах Марцелла, но, как бы то ни было, из собственно мифологической тематики названные выше 15 глав (первая группа) приходится исключить.

Впрочем, и при этом условии самую большую группу глав составят самые бесхитростные из них, в которых мифологическое повествование ведется как рассказ о чем-то, случившемся на самом деле, без всякой попытки то происшествие объяснить или истолковать[29]. Всего их набирается 94, и сюда можно отнести спор Нептуна и Минервы (I. 2), вражду Атрея и Фиеста (I. 22), историю Девкалиона и Пирры (II. 87), свадьбу Пелея и Фетиды (III. 5) и множество других глав. При этом составитель иногда излагает свой материал достаточно сбивчиво (см. примеч. к I. 20), иногда — слишком кратко (ср. I. 6 или I. 17. 3 с приводимыми в примечаниях гораздо более пространными рассказами у Лактанция).

К этой категории следует присоединить еще 42 главы, содержащих описание различных превращений (будем считать их третьей группой). Больше всего таких метаморфоз завершается превращением в птиц и животных (напр., I. 3. 5; 10. 2—3; II. 41. 3; 84. 1; 96) — всего 15 глав, но число объектов, подвергшихся превращению, значительно больше, так как среди них есть не только объединенные одним мифом Прокна, Филомела и Терей (I. 4. 3) или девять Пиерид (I. 85. 4), но и не определяемые более точно количественно спутники Улисса или Диомеда (I. 15. 1—2; II. 41. 1). Затем следуют деревья и растения (8 глав), созвездия (5 глав), источники (3), камень (1) и даже один случай превращения человека в бога (I. 98. 2).

Могут быть и более сложные варианты. Скилла, дочь Форка, стала чудовищем только в нижней половине (I. 3. 2); Астрея была сначала превращена в перепелку, а потом в остров (I. 37. 1—2). Спасаясь от Тифоея, боги приняли образ разных животных (I. 85. 3), — ясно, что только временно. Пол Тиресия сначала изменился в женский, затем вернулся в мужской (I. 16), — всего таких глав набирается 9.

Обычно превращение чем-нибудь мотивируется: гневом богов (I. 97. 1; II. 80. 1), их желанием спасти жертву преследования (III. 32. 7), сочувствием к пострадавшим (I. 9. 3—4), но возможность его никогда не подвергается сомнению или критике.

Столь же доверчиво относится автор и к так называемым этиологическим мифам (четвертая группа), т. е. объясняющим причину какого-либо явления: почему ворон из белого стал черным (II. 14. 5—6)? Как возникла река Марсий (II. 23. 5)? Всего таких глав набирается 5, а из предыдущей группы к ним можно прибавить еще один случай с «филологическим» объяснением: нимфа Перистера помогла Венере одолеть Купидона в шутливом соревновании, кто из них соберет больше цветов, и за это Купидон превратил нимфу в голубку, которая потому так и зовется по-гречески peristerá (II. 73. 3).

Такой «филологический» метод по частоте его употребления вполне может соперничать с рассказами о превращениях, так как применяется в 43 главах (пятая группа). По своему происхождению он восходит к стремлению человека объяснить наименование предмета или лица в прямом соответствии с его природными или благоприобретенными свойствами, и использовался еще первыми греческими поэтами (например, Гесиодом) и историками — так называемыми логографами, предшественниками и современниками Геродота. Его употребление в источниках Ватиканского мифографа охватывает достаточно широкую область: от объяснений и этимологии, признаваемых современной лингвистикой (например, имен Алкесты, I. 91. 6, и Парфенопея, II. 72. 2, или имени нарицательного «волчица», lupa, для обозначения блудницы, подобно тому как в русском используют в этом смысле слово «шкура») до совершенно фантастических этимологий, производящих имя Нептуна от сочетания nube tonans (II. 6. 1), Меркурия — от глагола curro «бежать» (II. 17. 3), Минервы — от существительного manus «рука» и т. п. (II. 22. 2; указание на другие подобные случаи см. в примечаниях к I. 57. 3; 62. 3; II. 11. 2. 6; 12. 3; III. 28 и т. д.). Следует отметить и здесь тенденцию составителя к исключению некоторых этимологий, предлагаемых его источником. Так, переписывая из комментария Реми свою главу I. 56, наш Мифограф опускает верное произведение названия гарпий от «греческого arpo (на самом деле, αρπάζω), что по-латински значит rapio (“хватать, похищать”)». В II. 2, заимствованной у Исидора, отбрасывается объяснение имени кентавра Хирона от греческого χειρίζειν «действовать руками», так как он был-де хирургом. В II. 8, взятой у Сервия, не используется возведение имени Furiae к глаголу ferire «поражать». Причина того — конечно, не обострившееся неожиданно филологическое чутье Мифографа, а стремление к краткости изложения.

Что касается последнего, шестого метода передачи мифа — рационалистически-аллегорического, то упреки в этом отношении, которые нередко раздаются по адресу Первого Ватиканского мифографа в работах по истории поздней римской и средневековой латинской литературы[30], при ближайшем рассмотрении оказываются не вполне основательными: рассказов, содержащих рационалистический элемент, у него всего 23, и даже с прибавлением 11 глав с явно аллегорическим толкованием их общее число составляет одну седьмую часть всего корпуса. К тому же большинство из них носит достаточно безобидный характер, в чем легко убедиться, сравнив использование толкований, заимствованных у Фульгенция Первым и Вторым Ватиканскими мифографами. Оба они берут у Фульгенция примерно полтора десятка одинаковых объяснений, к которым Первый мифограф добавляет еще около десяти заимствований, а Второй — свыше полусотни.

Характерный пример различия между двумя составителями в рационализации мифа — глава о свадьбе Пелея и Фетиды и споре трех богинь за «яблоко раздора». У Первого мифографа это рассказ со вполне естественными «человеческими» страстями (III. 5). Второй посвящает этому событию большое «объяснение» (гл. 249), где первая половина взята из одной книги Фульгенция (III. 7), и здесь союз Пелея и Фетиды толкуется как соединение земли и воды, или плоти и влаги, а Юпитер играет роль огня, т. е. души, которая соединяет оба противоположных начала. Вторая половина гл. 249 берется из другой книги Фульгенция (II. 1), и здесь Минерва отождествляется с созерцательным началом, Юнона — с действенным, Венера — с вожделением. Ясно, что нашему Первому мифографу такие высоты осознания мифа были либо недоступны, либо не интересны.

Точно так же опускает он обширные рационалистические толкования из комментария Реми в отношении мифов об Антее, Орфее, Титии (см. примеч. к I. 13).

Конечно, приведенная выше статистика имеет относительный характер: одну и ту же главу можно подчас квалифицировать как принадлежащую и к «филологическому», и к рационалистическому методу или к аллегории. В целом, однако, из наших подсчетов достаточно отчетливо выявляется облик составителя, заинтересованного, главным образом, в изложении мифа и — гораздо меньше — в его истолковании. На христианскую догматику у него нет ни малейшего намека[31], как и попыток «осовременить» миф[32]. К языческим богам наш Мифограф относится как к некой данности и, как уже говорилось, редко подвергает их действия сомнению[33]. В то же время трудно себе представить существование на рубеже I и II тысячелетий человека, который бы знал труды таких выдающихся христианских богословов, как Исидор Севильский и Реми из Озерра, и продолжал верить в олимпийских богов хотя бы в изображении Овидия. Скорее всего, Ватиканский мифограф воспринимал излагаемые мифы, как взрослый человек — сказку, которую он рассказывает детям: сам он в нее не верит, да и ребенок понимает, что такие происшествия случаются только в сказках.

Однако окружению Ватиканских мифографов знать об этих чудесах было тем более необходимо, что без них не поймешь ни строчки в тех латинских авторах, которых читают в монастырских школах. Удовлетворению этой потребности и призваны были служить мифографические компендии, создаваемые в Средние века, но, понятно, на разном уровне: те же Второй и Третий мифографы значительно превосходят по своему интеллектуальному развитию Первого, что нашло отражение и в распространенности их трактатов в Средние века. Как уже говорилось, Второй и Третий мифографы, вместе взятые, представлены более чем полусотней кодексов, в то время как Первый мифограф дошел только в одной единственной рукописи и, стало быть, пользовался меньшей популярностью. Впрочем, эта рукопись, написанная в середине XII в. , свидетельствует о том, что и сочинение Первого мифографа послужило не одному поколению школяров, даже если за время его создания принять самую позднюю дату — рубеж X и XI вв. Пользоваться им, очевидно, предполагалось и в дальнейшем, — иначе зачем было бы тратить на него время и писчий материал?

4 Имена собственные и их транслитерация

Единственный сохранившийся экземпляр Первого Ватиканского мифографа занимает почти одну четвертую часть (28 листов) в составе довольно изящного пергаменного тома общим объемом в 123 листа и размером 173 на 125 мм. Он сплетен вместе со Вторым мифографом и еще четырьмя латинскими рукописями XII—XIII вв., не имеющими никакого отношения к мифографии. Кожаный переплет, выполненный в XVII в., показывает, что эти шесть манускриптов были объединены в одном томе много времени спустя после их написания.

Впрочем, палеографическая характеристика рукописи Первого мифографа едва ли представляет интерес для читателя, которому адресован русский перевод. Надо, однако, сразу же предупредить его, что ни один из пяти писцов, последовательно трудившихся над перепиской текста с более раннего образца, не отличался повышенной чувствительностью к латинской орфографии, и это обстоятельство особенно болезненно отразилось на написании имен собственных. Без всяких видимых причин и не подчиняясь никакой закономерности, одно и то же имя в пределах одной и той же главы может писаться через Th- и T-, через Ph- и F-, через i и y (Thibris, Tibris, Tyberis; Phebus, Febus; Diana, Dyana), и современным издателям приходится решать, какое же написание воспроизводить: классическое или рукописное? Так, Кульчар, выпустив свое издание в серии христианских трактатов, сохранил разноголосицу средневековой орфографии; Дзордзетти, ориентируясь на традиции Ассоциации Бюде, выправил ее в пользу классической нормы.

Конечно, выбор из приведенных выше примеров в латинском оригинале в пользу правильного написания в русском переводе не составит труда: и Тибр, и Феб, и Диана сохранятся в их привычной форме. Хуже обстоит дело в том случае, когда имена просто перепутаны и надо решить, какому из них отдать предпочтение, — стоящему в рукописи, т. е. заведомо ошибочному, или правильному, т. е. традиционному? Здесь в переводе выбран средний путь.

Если в рукописи очевидна ошибка как следствие описки или неправильного прочтения оригинала, то в переводе она исправляется, а сколько-нибудь значительное отличие в рукописи оговаривается в примечании. Соответственно, Этна будет исправлена в Эфру, Манипл — в Меланиппа, Деидамия — в Деяниру, загадочная Ахеменида — в Ехидну и т. д.[34]

Наряду с этим возможны и такие случаи, когда за искаженным именем собственным скрывается далеко зашедшая рукописная традиция или какая-нибудь этимологическая игра. Так, имена двух пленниц, послуживших в «Илиаде» причиной ссоры между вождями, Хрисеиды и Брисеиды, выглядят у нашего Мифографа как Прессида и Грессида, причем второй из них суждено было сыграть немаловажную роль в литературе конца Средних веков и Возрождения именно в ее искаженной форме (см. III. 6—7 и примеч.). Исправить Грессиду в Брисеиду значило бы в этом случае оборвать ту нить, которая связывает Новое время с античной традицией, хотя бы даже искаженной. В другой главе «исправленное» в оригинале имя Корифа на Коринф ведет к отождествлению имени персонажа с названием города (II. 33. 1), и замена в переводе неправильного имени на правильное разрушило бы всю логику повествования. В подобных случаях в переводе сохраняется чтение оригинала, а на его ошибку указывается в примечании.

К заботам, которые доставляет переводчику путаница с именами собственными у Ватиканского мифографа, добавляется еще полная неразбериха в транслитерации имен античных персонажей, царящая в русском языке. Объясняется она двумя причинами.

1. Имена, заимствованные из древних языков, проникали в Россию, как правило, двумя путями: из древнегреческого — через Византию, из латинского — через Западную Европу, при том, что произносительные нормы в каждом из этих языков не оставались неизменными на протяжении столетий.

2. Оба древних языка в течение достаточно долгого времени находились между собой в постоянном взаимодействии, так что имена из греческого, попавшие в латынь, могли проникать в Россию в их латинизированной форме.

Объясним это подробнее.

(1). В древнегреческом существовало придыхательное т (тэта), которое в Византии стало звучать как φ и в старой русской орфографии передавалось через ненавистную гимназистам фиту. В западноевропейских языках этот звук сохранился в графике в виде th, хотя и в немецком, и во французском произносится как простое t. Отсюда такие дублеты как Феодор и Теодор или восходящие к одной и той же тэте Афина и театр.

(2). В древнегреческом и в классической латыни не было звука, соответствующего русскому ц. Поэтому ни греки, ни римляне достаточно долго не знали ни Цербера, ни Цицерона, а говорили Кербер и Кикеро. В греческом произношение к так и сохранилось, а в латинском только примерно к концу IV в. н. э. c перед i и eе стало произноситься как ц и в таком виде перешло в новые западноевропейские языки. Тогда впервые Кикеро стал Цицероном, и ту же судьбу разделили греческие имена, попавшие в новые языки через латынь; так появились Цербер, Циклоп, Цирцея и т. п. Напротив, латинское имя, пришедшее на Русь через Византию, сохранило свое к, и то двустороннее воздействие при восприятии заимствованных имен нашло отражение в дублетах типа Кесарь и Цезарь.

(3). Легкое придыхание над начальным гласным слова, обязательное в древнегреческом, на Руси не сохранилось, а в графике западноевропейских языков получило отражение в виде h. Так возникли варианты Гомер и Иероним.

(4). Из примера (2) легко уяснить происхождение еще одного источника орфографических дублетов в транслитерации имен из древних языков. В Византии и в древнегреческом σ (сигма) всегда обозначала звук, соответствующий русскому глухому с; в западноевропейских языках, по примеру латыни, s между гласными стало произноситься как звонкое з. Поэтому слову гимнасий (в древнегреческом — место для физических упражнений) в новых языках соответствует гимназия (образовательное учреждение). Так и в именах собственных возникла возможность для дублетов типа Ясон и Язон, Аретуса и Аретуза.

К исторически объяснимой разноголосице в транслитерации имен собственных из древних языков присоединяется отсутствие каких-либо ее твердых правил в русском языке. Обозначая одно и то же лицо, у нас пишут Калхас и Калхант, Бусирис и Бусирид, Пелопс и Пелоп — во всех этих случаях одни исходят из формы именительного падежа, другие — из основы косвенных падежей. Нет также согласия в воспроизведении греческого дифтонга ευ, и на страницах одного и того журнала спокойно уживаются Еврипид и Эврипид, Евбея и Эвбея — в первом случае аналогией служат Евгений и Европа, во втором — эвфемизм и эвкалипт.

Совершенно очевидно, что при существующей многовековой традиции нет надежды на полную унификацию античных имен собственных, да в ней, конечно, и нет необходимости. Например, греческие имена с окончанием -οσ обычно теряют его в передаче на русском: Αισχύλος — Эсхил. Но даже специалисты очень бы удивились, если бы вместо имени Минос они встретили Мин, а все греческие острова потеряли бы свое окончание и превратились в Лемн, Лесб или, хуже того, в Хи и К. Положение еще более осложняется в том случае, когда переводятся тексты, заимствованные из античных источников средневековыми компиляторами, не имевшими никакого представления о произносительных нормах древнегреческого и классической латыни. Если придерживаться произношения их времени, то надо писать Коринт или Ципр и этим еще больше запутать читателя, которому несомненно известны Коринф и Кипр.

Поэтому в настоящем издании пришлось прибегнуть к известному компромиссу, суть которого сводится к следующему. Имена, давно прижившиеся в русском языке, сохранены в привычной транслитерации, т. е. оставлено ц там, где в греческом и латинском было к (напр., Цирцея, циклопы, Цезарь, Церера), и т — там, где в греческом была тэта (напр., Прометей). Сохранена форма именительного падежа в именах типа Стикс, Парис, хотя правильнее было бы писать Стиг и Парид. В имени Сизиф серединное глухое с передано через з во избежание фривольных ассоциаций.

В остальных случаях греческая тэта передана через φ (Эгисф, а не Эгист и т. п.), в греческих и латинских именах восстановлено их исконное к (Акеста, а не Ацеста, Кеик, а не Цеик и т. п.). Имена, различающиеся в формах именительного падежа и косвенных падежей, транслитерируются по основе последних (Калхант, а не Калхас, Беллерофонт, а не Беллерофон, Бусирид, а не Бусирис и т. п.). Начальный греческий дифтонг Ευ- передается везде через Ев-, кроме названия восточного ветра Эвр.

5 Как составлены примечания

Читатель, наверное, уже заметил, что от характеристики Первого мифографа мы перешли к вопросам, связанным с его передачей в русском переводе. Поэтому пришло время сказать несколько слов о стиле Ватиканского мифографа, хотя едва ли правомерно говорить об индивидуальном стиле компилятора, переписывавшего целые куски из своих предшественников — Гигина, Сервия или Фульгенция, которых, кстати говоря, вопросы стиля тоже не слишком беспокоили. Все же заметим, что там, где читатель найдет тавтологию (например, в I. 43. 4; II. 49. 3; III. 6—7. 5—6; 31. 2 и 4) или нагромождение придаточных временных, он должен знать, что эти стилистические небрежности присущи оригиналу, и переводчик не считал нужным их исправлять. Только в кн. I. 25. 1—2, где на 6 строк оригинала приходится два придаточных определительных, по одному — времени, цели и следствия и еще два причастных оборота, пришлось передать этот невозможный для русского языка период тремя независимыми предложениями. Слова, заключенные в ломаные скобки, кроме случаев, оговоренных в примечаниях, введены для ясности изложения.

В заключение — о том, по какому принципу составлены примечания, в которых кроме обычных справок, объяснения реалий и т. п. сведений, к каждой главе даются три вида отсылок.

1. Отсылки к источникам, использованным Ватиканским мифографом. Под источниками здесь разумеются не свидетельства о данном мифе вообще, а тот текст, который наш компилятор переписал в своем сборнике дословно или достаточно близко к оригиналу. Поэтому указание «непосредственный источник неизвестен» вовсе не значит, что нам неизвестно предшествующее изложение мифа, например, о встрече Тесея с Эгеем (I. 48), а только то, что неизвестен непосредственный прототип, к которому восходит текст, содержащийся у Ватиканского мифографа. Сведения этого характера заимствуются из примечаний в издании Дзордзетти, причем в них внесены необходимые в некоторых случаях уточнения[35].

2. Отсылка к первому упоминанию или к наиболее обстоятельной разработке данного мифа в раннем источнике, который был вовсе неизвестен составителю, но может дать представление читателю о том, в какой степени изложение у Ватиканского мифографа приближается к традиционной версии мифа или отдаляется от нее. При этом учитываются не только дошедшие до нас произведения древнегреческих авторов, но и не сохранившиеся до наших дней, содержание которых известно нам по позднейшим пересказам. Это относится в первую очередь к так называемым киклическим поэмам, поскольку позволяет установить время первой литературной фиксации мифа[36]. В то же время отсутствие указания на ранний источник не означает, что данный миф был неизвестен до Сервия или Лактанция, а говорит только о том, что его более ранняя литературная обработка до нас не дошла (например, миф, изложенный в «Метаморфозах» Овидия подробнее, чем у Мифографа в кн. I, гл. 6, скорее всего, заимствован римским поэтом из какого-то эллинистического источника, ближе нам не известного). Напротив, не сообщается об использовании мифа в позднейшей греческой литературе, после того как указана его первая литературная фиксация, равно как не отмечается существование различных его версий, ибо в этом случае примечания превратились бы в мифологический словарь, для чего существуют другие издания.

3. Отсылки к параллельным свидетельствам, содержащим изложение того же мифа только у римских авторов от I в. до н. э. по I в. н. э., если миф передан у них достаточно подробно. Упоминания различных персонажей, сделанные мимоходом (например, в сравнениях у поэтов времени Августа), здесь не приводятся. Конечно, сам Ватиканский мифограф, если и знал этих авторов, то чаще всего по пересказам (например, Овидия — по уже известным нам «Рассказам», см. примеч. 16), но привлечение в примечаниях их произведений косвенно указывает на возможный уровень знаний его римских предшественников. Даются также отсылки к мифографам, от Парфения до Диктиса и Дарета (к Палефату — только в тех случаях, когда объяснения у Ватиканского мифографа могут быть сопоставлены с его рационалистическими толкованиями). Некоторых из них Ватиканский мифограф использовал непосредственно, в других случаях изложение у более ранних мифографов удобно для сравнения различных версий мифа, бытовавших во время Империи.

Имена и названия, объясненные в Указателе, в примечаниях, как правило, не комментируются.

Для удобства читателей в отсылках второго и третьего типов используются обычно только произведения, переведенные на русский язык[37]. Имена авторов и названия их произведений даются в большинстве случаев в сокращениях, список которых прилагается:

Ах. — «Ахиллеида» Стация

Вакх. — Вакхилид

Вал. Фл. — Валерий Флакк. «Аргонавтика»

Ватик. ан. — Ватиканский аноним

ВДИ — «Вестник древней истории»

Верг. — Вергилий (Бук. — «Буколики», Ге. — «Георгики», Эн. — «Энеида»)

Геракл. — Гераклит. «О невероятном»

Гор. — Гораций (отсылка, начинающаяся с римской цифры, указывает на соответствующую книгу од; Эп. — Эподы)

Дар. — Дарет

Дикт. — Диктис

Ил. — «Илиада»

Кон. — Конон (с указанием номера рассказа)

Лив. — Тит Ливий. «История Рима от основания Города»

Лукр. — Лукреций. «О природе вещей»

Овид. — Овидий (Гер. — «Героиды», Н. л. — «Наука любви», Метам. — «Метаморфозы», Пн. — Письма с Понта», Ф. — «Фасты»)

Од. — «Одиссея»

Палеф. — Палефат

Парф. — Парфений

Пинд. — Пиндар (Оды: Ол. — Олимпийские, Пиф. — Пифийские, Истм. — Истмийские, Нем. — Немейские)

Расск. Ов. — «Рассказы по Овидию»

Сен. — Сенека (Аг. — «Агамемнон», Гер. Б. — «Геркулес в безумье», Гер. Эт. — «Геркулес на Эте», М. — «Медея», Ф. — «Фиест», Э. — «Эдип»)

Теог. — «Теогония» Гесиода

ТиД — «Труды и дни» Гесиода

Фив. — «Фиваида» Стация

Циц. — Цицерон (Гр. — «О границах добра и зла», Обяз. — «Об обязанностях», Пр. б. — «О природе богов», Туск. — «Тускуланские беседы»)

При отсылке к сборнику мифов Гигина указывается только порядковый номер главы. При отсылке к Реми без названия имеется в виду его комментарий к Боэцию, сокращение «Марц. Капелла» обозначает издание: Martianus Capella. Ed. A. Dick. Ed. stereotypa corr. Stutgardiae, 1978. Сначала указываются страницы и строки этого издания, затем в скобках — номера книг и глав. В крупных сочинениях римской цифрой обозначается книга, арабскими — глава и параграф или стих. Имя автора, название произведения и его части (стих, параграф) отделяются друг от друга точкой, произведения одного и того же автора — запятой (например, Гигин. 29, 30. 1 означает, что данный сюжет содержится в главе 29 и в параграфе 1 главы 30-ой). При отсылках к Сервию и Лактанцию не повторяется каждый раз, что имеется в виду их комментарий к Вергилию или Стацию, а дается сокращение. Например: Из Сервия. Ге. IV. 19, или: Из Лактанция. Фив. VII. 121 означают, что Ватиканский мифограф заимствовал свой текст соответственно из комментария Сервия к ст. 19 четвертой книги «Георгик» Вергилия или у Лактанция — к ст. 121 седьмой книги «Фиваиды» Стация.

Без знаков препинания употребляются сокращения: комм — комментарий, ркп — рукопись, сх — схолий[38].

Книга первая

1. Прометей[39]

1. Говорят, что Прометей поднялся на небо с помощью Минервы и, поднеся факел к колесу солнца и украв огонь, показал его <т. е. открыл> людям. 2. По этой причине разгневанные боги наслали на землю два бедствия: лихорадки, т. е. истощение, и болезни. 3. Самого же Прометея боги велели Меркурию привязать к скале на горе Кавказ и приставили к нему орла выедать его сердце. 4. Всё это придумано не без смысла. 5. Ведь Прометей был мудрейшим мужем; поэтому он первым открыл ассирийцам науку о светилах, которую он весьма тщательно усвоил, пребывая на горе Кавказ. 6. Говорят ещё, что орел пожирал его сердце, — на самом деле, это величайшая страсть, с которой он познавал все передвижения созвездий. 7. И так как он сделал это благодаря своей мудрости под руководством Меркурия, который является богом мудрости и разумения, то говорят, что тот привязал его к скале. 8. Кроме того он понял причину молний и открыл ее людям, почему и говорят, что он похитил небесный огонь. Ибо некогда люди добывали небесный огонь, пользуясь способом, который открыл Прометей. 9. Огонь тот был полезен людям, пока они хорошо им пользовались; так как потом, вследствие дурного его употребления, он превратился в гибель для людей, как об этом читаем у Ливия про Тулла Гостилия, который был сожжен огнем вместе со всеми своими. 10. Поэтому и говорят, что из-за похищения огня разгневанные боги наслали на людей болезнь.

2. Нептун и Минерва[40]

1. Когда Нептун и Минерва спорили между собой, какое имя дать Афинам, боги захотели, чтобы они назывались по имени того, кто принесет людям лучший дар. 2. Тогда Нептун, ударив <трезубцем> в берег, произвел коня — животное, очень подходящее для войны; Минерва, метнув копье, взрастила оливу, которая была сочтена лучшим <даром>, знаменующим мир. 3. Поэтому город, по-гречески называемый Аттидой, по имени Минервы был назван городом <богини> Афины.

3. Скилла[41]

1. Были две Скиллы. 2. Одна — дочь Форка и Кратеиды, в которую влюбился морской бог Главк, в то время как его самого любила Цирцея. Так как Главк ее отвергал, она в гневе отравила источник, в котором омывалась Скилла. Когда девушка в него погрузилась, она превратилась в нижней половине тела в дикого зверя.

3. Другая же Скилла была дочерью мегарского царя Ниса. Когда Минос воевал с мегарцами из-за смерти своего сына Андрогея, которого афиняне и мегарцы коварно погубили, и уже победил афинян, Скилла, дочь Ниса, в него влюбилась. 4. Чтобы угодить врагу, она отрезала у отца пурпурный волос и отнесла его Миносу. Волос же этот был священным, так что Нис до той поры владел царством, пока волос оставался в неприкосновенности. 5. Затем Скилла, которой Минос пренебрег, от горя превратилась в птицу, и Нис, скончавшись, из сострадания к нему богов приобрел облик птицы. Эти две птицы до сих пор пылают великой враждой друг к другу.

4. Терей и Прокна[42]

1. Терей был фракийским царем, который взял в жены дочь афинского царя Пандиона по имени Прокна. Когда спустя некоторое время она стала просить мужа, чтобы он позвал повидаться с нею сестру Филомелу, тот, отправившись в Афины, когда вел девушку <домой>, по пути ее обесчестил и вырезал ей язык, чтобы она не разгласила преступления. 2. Однако Филомела послала сестре ткань, на которой собственной кровью описала происшедшее. Узнав это, Прокна убила своего сына Итиса и подала его отцу в качестве угощения. 3. Затем все были превращены в птиц: Терей — в удода, Итис — в фазана, Прокна — в ласточку, Филомела — в соловья.

5. Циклоп и Акид[43]

1. Говорят, Циклоп влюбился в нимфу Галатею, она же любила какого-то пастуха Акида и отвергала Полифема. Поэтому он в гневе убил Акида. 2. Тот же впоследствии из сострадания, проявленного Галатеей, был превращен в источник, который и по сей день называется Акилийским.

6. Сильван и Кипарис[44]

1. Сильван — бог лесов. 2. Он полюбил мальчика по имени Кипарис, у которого была чудная ручная лань. Когда Сильван ее по неведению убил, мальчик умер от горя. 3. Влюбленный бог превратил его в дерево, названное по его имени кипарисом, и, говорят, в утешение носил его ветвь.

7. Церера и Прозерпина[45]

1. Когда Церера долго разыскивала свою дочь Прозерпину, похищенную Плутоном, она, наконец, узнала, что та находится в преисподней, так как ее похитил Плутон, или Орк, брат Юпитера. 2. Взмолившись к Юпитеру с просьбой помочь ей, Церера получила ответ, что дочь может быть ей возвращена, если она ничего не отведала в преисподней. 3. Однако Прозерпина успела отведать в Элизии зерен граната, о чем поведал Аскалаф, сын реки Стикс. Таким образом, Прозерпина не могла вернуться на землю. 4. Впрочем, как говорят, впоследствии Церера добилась, чтобы Прозерпина шесть месяцев проводила с матерью, шесть — с супругом. 5. Это придумано потому, что сама Прозерпина есть луна, которая в течение года шесть месяцев прибывает, шесть — убывает (то есть каждый месяц — на пятнадцать дней), так что кажется, будто, прибывая, она находится на небе, а убывая, — в преисподней.

8. Келей и Триптолем[46]

1. Элевсин — город в области Аттика, недалеко от Афин. 2. Когда в нем царствовал Келей и со щедрым гостеприимством принял у себя Цереру, искавшую дочь, она в вознаграждение научила его всем видам земледелия. 3. Также только что родившегося у него сына Триптолема она ночью согревала огнем, а днем поила божественным молоком и, наконец, возведя его <на колесницу> с крылатыми змеями, отправила по всему свету учить людей, как пользоваться пшеницей.

9. Кеик и Алкиона[47]

1. Кеик, сын Люцифера, был женат на Алкионе. 2. Когда он, несмотря на ее сопротивление, отправился к Аполлону спросить совета о состоянии своего царства, он погиб в кораблекрушении. Когда его тело принесли к супруге Алкионе, она бросилась в море. 3. Затем, из сострадания, проявленного Фетидой и Люцифером, оба были превращены в морских птиц, которых называют «алкиониями». 4. Птицы же эти вьют гнезда в море в середине зимы, в дни, когда стоит такая тишь, что на море не происходит никакого движения. Поэтому сами эти дни называются алкионовыми.

10. Церера и ликийцы[48]

1. Когда Церера разыскивала свою дочь Прозерпину, она подошла к какому-то источнику, чтобы утолить жажду. 2. Тут ликийские крестьяне, не давая ей напиться, взбаламутили воду ногами. Когда же они стали издавать ей в лицо непристойный звук, Церера в гневе <превратила их в лягушек, которые также и теперь квакают, подражая тому звуку 3. Затем скифского царя Лика>, который пытался убить Триптолема, она превратила в рысь.

11. Титаны гиганты[49]

1. Земля, то есть Церера, в гневе за ее осмеяние… родила из себя титанов гигантов, <возбуждая их> против Сатурна, а затем против Юпитера, но также и против всех богов, чтобы они изгнали их, мстя за мать. 2. Титаны, высоко взгромоздив горы поверх гор, захотели забраться на небо и изгнать оттуда богов. 3. Для отражения их Юпитер созвал всех богов, и среди них пришли Отец Либер, Вулкан, сатиры и силены верхом на осликах. 4. И вот, очевидно, устрашенные доселе неслыханным диким ревом перепуганных ослов, враги титаны бежали, 5. хотя до того и сами боги, испуганные видом гиганта Тифоея, бежали, превратившись в разных чудовищ и зверей. 6. Однако Юпитер победил титанов с помощью орла, который прислуживал ему, поднося молнии, и заключил их в горе Этне кроме одного, то есть Солнца.

12. Тантал[50]

1. Гигант Тантал, отец Пелопа, желая испытать совершенство богов, подал им в качестве угощения своего сына Пелопа. 2. Поэтому он был наказан за такую жестокость тем, что, стоя в реке Эридан, погибал от жажды и, страдая от голода, видел плоды на берегу названной реки, но не мог их достать. 3. Затем, когда боги по просьбе Тантала пожелали вернуть его сына из преисподней, Церера сделала Пелопу плечо из слоновой кости, восстановив то, которое она одна съела во время пира, между тем как остальные боги воздержались от пищи. 4. Это потому придумано, что Церера и есть сама земля, поглощающая все тела, но сохраняющая кости.

13. Титий[51]

1. Титий был одним из гигантов. 2. Желая возлечь с Латоной, он был убит стрелами Аполлона и Дианы и наказан в преисподней тем, что к нему были приставлены два коршуна, которые, сменяя друг друга, поедали его печень, постоянно возрождавшуюся для того, чтобы кара не прекращалась.

14. Иксион[52]

1. Когда гигант Иксион пожелал возлечь с Юноной, ему навстречу выслали облако, с которым он возлег. 2. И так как он потом хвастал, что делил ложе с Юноной, он был наказан таким образом, что в преисподней непрестанно катил в гору колесо, увитое змеями.

15. Цирцея и Улисс[53]

1. Цирцея, дочь Солнца, жившая на острове Меония, превращала в зверей тех, кого к ней заносило. 2. Попавший сюда случайно Улисс послал <на разведку> Еврилоха с двадцатью двумя спутниками, чью внешность она изменила, но Еврилох оттуда убежал и сообщил Улиссу. 3. Тот один отправился на встречу с ней; в пути Меркурий дал ему средство и показал, как обмануть Цирцею. 4. После того как Улисс к ней пришел, он, взяв у нее чашу, подмешал в нее средство, полученное от Меркурия, извлек меч и стал угрожать Цирцее, чтобы она вернула ему его спутников. 5. Тут Цирцея поняла, что это происходит не без воли богов, и, дав клятву, вернула ему спутников. 6. Сам же он возлег с нею и произвел от нее на свет Телегона. 7. Впоследствии Улисс погиб, сраженный его рукой.

16. Тиресий[54]

1. Когда Тиресий шел лесом, он увидел двух спаривающихся змей. Ударив их посохом, он превратился в женщину. 2. Когда восемь лет спустя он увидел их также в состоянии соития и снова их ударил, ему была возвращена его прежняя природа. 3. И когда между Юпитером и Юноной возник спор о том, какой пол испытывает большее наслаждение при удовлетворении желания, в качестве судьи привлекли Тиресия, который имел опыт обоих полов. В ответ на вопрос он сказал, что наслаждение, испытываемое женщиной, в три раза превышает то же чувство у мужчины. 4. Разгневанная этим Юнона лишила Тиресия зрения, считая <его ответ> благоприятствующим Юпитеру и несправедливым в отношении ее самой. Поскольку Тиресий был ослеплен столь несправедливо, Юпитер даровал ему способность предвидеть будущее.

17. Ликаон[55]

1. Юпитер, будучи не в силах выносить людскую преступность, пришел в человеческом облике к царю Аркадии Ликаону, который, готовя ему смерть как простому смертному, предложил ему отведать человеческого мяса. 2. Когда Юпитер это понял, он не совсем погубил Ликаона, но превратил его в волка, чтобы он дольше чувствовал силу наказания. Этот зверь и по сей день сохраняет свирепый нрав Ликаона и называется его именем.

3. У того же Ликаона была дочь Каллисто. Когда ее обесчестил Юпитер, Юнона превратила ее в медведицу, а затем Юпитер, сжалившись, сделал ее небесным созвездием.

18. Ио и Аргус[56]

1. Ио, дочь царя (или потока) Инаха, превосходившую красотой своих сверстниц, полюбил Юпитер и, прибегнув к мольбам, удовлетворил свое желание. И, чтобы девушка не навлекла на себя гнев Юноны, насильник превратил ее в корову. 2. Когда Юнона поняла его обман, она попросила, чтобы Юпитер отдал ей корову в дар, так как она — самая красивая из остальных животных, которых можно увидеть в Пелопоннесе. Юпитер же, боясь своим отказом выдать девушку, отдал её Юноне. 3. А та, чтобы Юпитер не обладал больше своей возлюбленной, приставила к ней сторожем стоглазого Аргуса, которого Меркурий убил по приказу Юпитера. 4. Так как Аргус умер, находясь на страже ради Юноны, она превратила его в павлина, взяла под свое покровительство и разукрасила замечательными перьями, чтобы напоминать об утраченных им глазах. 5. Ио, преследуемая фуриями, промчалась по всему свету и, наконец, достигла Египта. Здесь Юпитер, умолив Юнону, вернул Ио ее прежний облик, и она стала называться Исидой.

19. Икар и Эригона[57]

1. Икар, отец Эригоны, показывая людям полученное от Отца Либера вино, был убит крестьянами, так как они опьянели, выпив сверх меры, и решили, что приняли яд. 2. Его пес вернулся к Эригоне, которая, идя по следам, пришла к трупу отца и повесилась. 3. Боги из сострадания превратили ее в звезду, которую называют Девой; пса также поместили среди созвездий. 4. Однако, спустя некоторое время, на афинян была наслана такая болезнь, что их девушек охватило какое-то безумие, побуждавшее их повеситься. Оракул ответил, что эту заразу можно усмирить, если найти трупы Эригоны и Икара. 5. Так как их долго искали и не могли найти, то афиняне, чтобы показать свое благочестие и желание искать трупы даже в чуждой себе стихии, подвесили к деревьям веревку. Держась за нее, люди качались в разные стороны, чтобы казалось, будто они ищут трупы в воздухе. 6. Но поскольку многие оттуда падали, придумали изготовить маски, воспроизводящие внешность каждого, и, подвесив, раскачивать их. Потому это приспособление было названо качелями, что на них маски качаются, то есть движутся.

20. Ифигения, Орест и Пилад[58]

1. Когда греки шли походом на Трою и достигли острова, который назывался Авлида, царь Агамемнон, желая поупражняться в стрельбе из лука, увидел лань и убил ее, не ведая, что это лань Дианы. 2. И так как греков здесь долго удерживали противные ветры, от оракула Аполлона был получен ответ, что ветры следует умилостивить Агамемноновой кровью. 3. Тогда Улисс (ибо он был самым хитрым), отправившись на родину, привез с собой дочь Агамемнона Ифигению под предлогом выданья ее замуж. 4. Когда привезенную девушку уже должны были принести в жертву, Минерва, сжалившись, застлала глаза присутствующих облаком и, как говорят, возложила вместо нее <на алтарь> лань. 5. Сама же Ифигения была перенесена в Тавриду, землю скифов, и вручена царю Фоанту. 6. Став жрицей Дианы Диктинны, она однажды, собираясь по установленному обычаю умилостивить божество человеческой кровью, и особенно — кровью чужеземцев, узнала своего брата Ореста, который вместе с вернейшим другом Пиладом направлялся к колхам, чтобы, согласно полученному оракулу, избавиться от безумия. 7. Вместе с ними обоими Ифигения, убив Фоанта, похитила и отвезла в Арицию статую Дианы, спрятав ее под хворостом. Поэтому она и называется хворостяной, а не от факела, с которым ее изображают.

21. Гипподамия[59]

1. Гипподамия была дочерью Эномая, царя Элиды и Писы. У него были самые быстрые кони, как бы рожденные от дыхания ветров. 2. Он убил многих женихов дочери, вызывая их на соревнование в беге колесниц на том условии, что выдаст дочь замуж, если будет побежден, или убьет побежденного. 3. Затем Гипподамия, полюбив Пелопа, подкупила отцовского возничего Миртила, пообещав ему свою первую брачную ночь. 4. Миртил вставил <в колеса> оси из воска, но когда он после победы Пелопа потребовал обещанную девушкой награду, ее супруг сбросил Миртила в море, которому тот дал свое имя. Ведь теперь оно зовется Миртовым.

22. Миртил, Атрей и Фиест[60]

1. Меркурий, тяжело переживая, что Пелоп, сбросив в море его сына Миртила, лишил его жизни, нашел средство отмщения, чтобы утешиться в той потере. 2. Ибо Атрею и Фиесту, сыновьям Пелопа, он внушил такую взаимную вражду, что они нарушили законы братского долга. 3. Итак, в то время как они поочередно управляли царством и Фиест знал, что оно по предначертанию судьбы останется в руках у того, кто владеет златорунным бараном (Атрей хранил его, вступив на царство), он совратил жену своего брата Аэропу в надежде через нее захватить барана. 4. Когда Атрей узнал это, он изгнал Фиеста вместе с двумя его сыновьями, а затем, изобразив прощение, послал за ним и сыновьями, убил их и подал отцу в качестве угощения. После обеда он показал брату головы сыновей как подтверждение погребальной трапезы. 5. Когда Фиест стал спрашивать у оракулов совета, как отомстить за содеянное, он получил ответ, что мщение осуществит тот, кто родится от него самого и его дочери Пелопии. 6. Поэтому он поспешил соединиться с дочерью, которая родила сына. Сознавая себя виновной в нечестивом союзе, она подбросила его в лесу. Вскормленный здесь молоком козы, мальчик получил имя Эгисф. 7. Когда он вырос, то убил Атрея, отомщая за отца. 8. Он же убил Агамемнона, склонив к прелюбодеянию его жену Клитемнестру. 9. Наконец Эгисфа вместе с Клитемнестрой, которую тот склонил к прелюбодеянию, убил Орест, сын Агамемнона.

23. Фрикс и Гелла[61]

1. Фрикс и Гелла, брат и сестра, были детьми царя Афаманта и Необолы. 2. Когда они блуждали в лесу, пораженные безумием по воле Либера, им явилась их мать Необола и привела барана с замечательным золотым руном. Она велела своим, названным выше детям, сесть на него верхом, переправиться к царю колхов Эету и там принести барана в жертву. 3. Или иначе. 4. Когда Необола, она же Облако, охваченная безумием по воле Отца Либера, устремилась в лес, чтобы не возвращаться в дом мужа, Афамант привел своим детям Фриксу и Гелле мачеху по имени Ино. 5. Она из свойственной мачехам ненависти стала готовить детям гибель, а именно, потребовала от <местных> женщин, чтобы они прокалили зерно, приготовленное для посева. Сказано — сделано, и возник голод. 6. Когда государство отправило посла за советом к Аполлону, Ино подкупила его, чтобы он принес ответ от оракула, будто следует принести в жертву детей Облака. И сама Ино к тому же говорила, что это они прокалили пшеницу. 7. Отец, боясь народной ненависти, выдал своих детей на произвол мачехе, но тайно указал на средство спасения. 8. А именно, он приказал Фриксу, не знавшему о грозящей смерти, привести златорунного барана. Побужденный повелением Юноны бежать вместе с сестрой, Фрикс тотчас вместе с ней избежал смерти. 9. Затем, когда они пересекали море, вцепившись в руно барана, девушка Гелла упала в море, дав ему свое имя: ведь по ней оно зовется Геллеспонтом. 10. Фрикс, доставленный к колхам, принес барана в жертву и посвятил золотое руно в храм Марса, где его сторожил ужасный дракон. 11. Царь Эет благосклонно принял Фрикса и выдал замуж за него свою дочь. 12. А когда от нее родились дети, Эет испугался, как бы пришелец, потомок Эола, не сверг его с трона, так как ему некогда был дан прорицателями такой ответ. 13. И так как царь боялся смерти, он убил Фрикса. 14. Однако сыновья его сели на плот, чтобы переправиться к деду Афаманту. Они потерпели крушение, и их подобрал Ясон. 15. Затем Ясон явился к колхам, чтобы захватить золотое руно; он убил дракона и увез руно.

24. Пелий и Ясон[62]

1. У Пелия (или Пелея), царя Пелопонта, был брат Эсон, имевший сына Ясона. 2. Итак, названный Пелий, из-за отваги и высоких качеств племянника, боялся, как бы он не сверг его с трона, и по этой причине отправил его к колхам, 3. чтобы тот привез оттуда золотое руно, на котором Юпитер поднялся на небо. Пелий считал, что <это поручение> станет причиной гибели Ясона. 4. Итак, некий Аргус построил корабль, который по его имени был назван «Арго»; по нему Ясон и его спутники были названы аргонавтами. 5. Кормчим на «Арго» был Тифис, когда, плывя к колхам, они по пути достигли Трои. 6. Царь ее Лаомедонт не позволил им войти в гавань. 7. Тогда они вернулись обратно, рассказывая, как поступил с ними царь Трои Лаомедонт. 8. По этой причине Пелей и Геркулес явились под Трою, завоевали ее и убили Лаомедонта.

25. Ясон[63]

1. В соответствии с ответом Аполлона Ясон отправился к колхам, чтобы похитить золотое руно, которое Фрикс посвятил Марсу. Чтобы заполучить его, он должен был сначала запрячь быков, которые у колхов считались неукротимыми. 2. Тогда Медея, величайшая среди колдуний, восхищенная красотой Ясона, с помощью своего зелья сделала так, что Ясон подвел быков под ярмо и убил вечно бодрствовавшего дракона. 3. Убив его, он, пользуясь запряженными огнедышащими быками Вулкана, посеял зубы дракона, откуда родились вооруженные воины. Сначала они тщетно набросились на Ясона, а потом пали, сразив друг друга во взаимном убийстве. 4. Ведь такие условия поставил ему Эет, которому Аполлон ответил, что он будет царствовать до тех пор, пока в храме будет храниться это руно. 5. Ясон, завладев золотым руном, взял затем в жены Медею. 6. Но когда он ввел в свой дом ее соперницу по имени Главка, дочь Креонта, Медея дала ей тунику, пропитанную ядом и чесноком; когда та ее надела, она стала сгорать заживо. 7. Тогда Медея, не будучи в состоянии сдержать обрушившийся на нее гнев Ясона, бежала на крылатом драконе.

26. Орифия[64]

1. Орифию, дочь Эрехфея, царя афинян, и Праксифеи, прекраснейшую деву, полюбил ветер Аквилон, взял ее в жены и имел от нее двух сыновей, крылатых юношей Зета и Калаида. 2. Они были вместе с Ясоном в числе аргонавтов и прогнали от Финея гарпий.

27. Финей[65]

1. Финей был царем Аркадии. Он привел своим сыновьям мачеху, по наущению которой ослепил их. По этой причине разгневанные боги лишили его зрения и наслали на него гарпий. 2. В то время как они долго расхищали у него еду, он гостеприимно принял Ясона, направлявшегося вместе с аргонавтами к колхам, чтобы добыть золотое руно, и дал ему проводника. 3. Признательные за это благодеяние аргонавты послали Зета и Калаида, сыновей Борея и Орифии, крылатых юношей, прогнать гарпий. 4. Преследуя их с обнаженными мечами, те выгнали их из Аркадии и достигли островов, которые назывались Плоты. Но когда они хотели двинуться дальше, Ирида их предупредила, чтобы они перестали преследовать собак Юпитера. Тогда Бореады повернули назад, и тот поворот дал название островам. 5. А что гарпий называют собаками Юпитера, то причина следующая: их называют также фуриями, а этих последних изображают преследующими скупцов, которые не пользуются своим имуществом. 6. И в преисподней фурий, конечно, зовут собаками, в небесах — Дирами и птицами, а посередине — гарпиями. Поэтому их изображают двояким образом.

28. Леандр и Геро[66]

1. Сест и Абидос были соседними городами, разделенными узким морским проливом. Один из них стал знаменит благодаря прекрасному юноше Леандру, другой — из-за Геро, самой прекрасной женщины. 2. Хоть они и находились далеко друг от друга, любовь опалила их до глубины души, и юноша, не в силах подавить ее огонь, всеми способами искал возможности обладать девушкой. Не найдя, однако, никакого доступа к Геро по суше, побуждаемый жаром страсти и отвагой, он доверился морю и так каждую ночь вплавь добирался до девушки, в то время как она на противоположном берегу заботливо выставляла на башне фонарь, чтобы Леандр мог ночью держаться правильного курса. 3. Однако как-то ночью, когда грозный ветер дул сильнее обычного и загасил пламя, Леандр, сбившись с пути и не зная, куда плыть, утонул. 4. Когда Геро на следующий день увидела его тело, выброшенное волнами на берег, она, сраженная горем, бросилась с башни. 5. Так, с кем она делила наслаждение жизнью, с тем же испытала ужас жестокой смерти.

29. Клеобис и Битон[67]

1. В Аргосе был обычай, по которому жрица отправлялась в храм Юноны в повозке, запряженной быками. Однажды, когда в торжественный день нельзя было сыскать быков (ибо мор, охвативший Аттику, всё погубил), два сына жрицы, Клеобис и Битон, запрягшись в ярмо, отвезли мать в храм. 2. Тогда Юнона, одобряя их благоговение перед богами, предложила матери потребовать для сыновей, чего хочет. Та благочестиво ответила, чтобы богиня сама даровала то, что считает полезным для людей. 3. Итак, на следующий день сыновья жрицы были найдены мертвыми; поэтому стало ясно, что нет ничего предпочтительнее смерти.

30. Амулий и Нумитор[68]

1. Амулий и Нумитор были братьями; Амулий отобрал у брата власть и убил его сына, а дочь Илию сделал жрицей Весты, чтобы лишить ее надежды на потомство: он знал, что с этой стороны его может постичь наказание. 2. Илией, как многие говорят, овладел Марс, отчего родились Рем и Ром; Амулий велел бросить их вместе с матерью в Тибр. 3. Тогда, как сообщают некоторые, ее взял себе в жены Аниен (или, как говорят другие, Амнис); дети же были выброшены на соседний берег. 4. Их нашел пастух Фавст, чьей женой недавно стала блудница Акка Ларентия; она приняла детей и выкормила их. 5. Впоследствии они, убив Амулия, призвали на царство своего деда Нумитора. 6. Так как царство в Альбе показалось им тесным, чтобы управлять им вместе с дедом, они покинули его и, получив <благоприятное> предзнаменование, основали город. 7. Однако Рем сначала увидел шесть коршунов, потом Ром — двенадцать; из этого возникла война, в которой Рем был убит. 8. По имени Рома были названы римляне. А что вместо Рома его стали называть Ромулом, объясняется своего рода лаской, которая любит имена уменьшительные. 9. Говорят, будто детей выкормила волчица, но это сказочная выдумка, чтобы скрыть позор прародителей римского народа. И не без основания это придумано: ведь и мы зовем блудниц волчицами (откуда слово «бордель»), а также известно, что этот зверь находится под покровительством Марса.

31. Линк[69]

1. Линк был царем Скифии. Он оказал гостеприимство Триптолему, которого Церера послала научить всех выращивать пшеницу. Но Линк задумал убить его, желая присвоить себе такую славу. 2. По этой причине разгневанная Церера превратила его в рысь, зверя с разноцветной шкурой, подобно тому, как сам он показал себя человеком с изменчивыми намерениями.

32. Энопион[70]

1. Так как у царя Энопиона не было детей, он попросил у Юпитера, Меркурия и Нептуна даровать их ему: он <как раз> любезно принял богов, которые побудили его потребовать от них чего-нибудь. 2. Они, помочившись в шкуру быка, принесенного им в жертву, приказали закопать ее в землю и держать там в течение полных месяцев женской беременности. 3. Сказано — сделано, и был обнаружен ребенок, который от слова «моча» был наречен Орионом. 4. Впоследствии, став охотником, он, как говорит Гораций, захотел возлечь с Дианой и был убит ее же стрелами, или, как у Лукана, погиб от укуса насланного на него скорпиона и, из сострадания богов, был помещен среди созвездий.

33. Орион[71]

1. Орион, названный выше сын Нептуна, был страстным охотником. 2. Придя к Минопиону, царю критян, и, будучи любезно принят, он попытался обесчестить и похитить его дочерей. 3. Однако Минопион принес жертву Отцу Либеру, чьим сыном он, по-видимому, был, и тот прислал сатиров, которые связали пьяного Ориона и в таком виде передали Минопиону, чтобы тот сам его наказал. 4. Тогда Минопион его ослепил. 5. Позднее, однако, Орион узнал из ответа оракула, что вернет себе зрение, если направится на восток. 6. И вот он, полагаясь на слух, пошел на шум, который производили циклопы, изготавливавшие молнии, схватил одного из них и, взвалив себе на плечи, заставил его направиться на восток. Приведенный таким образом на восток, он вернул себе зрение.

34. Амарак[72]

1. Амарак был царским парфюмером, который, неся мази, случайно поскользнулся. Из происшедшего смешения он создал мазь с ещё более сильным запахом. Поэтому наилучшие мази называются амаракиновыми. 2. Впоследствии он был превращен в траву майоран, которую и теперь называют амараком.

35. Паламед[73]

1. Когда Паламед собирал по Греции войско, он привел, вопреки его желанию, Улисса, притворившегося безумным. 2. А именно, когда тот засевал <пашню> солью, запрягши разных по природе животных, Паламед подложил ему <в борозду> сына. Увидев его, Улисс остановил плуг и, взятый на войну, имел достаточно причин для горя. 3. Впоследствии, посланный во Фракию за пшеницей, он ничего не привез, и Паламед его сильно бранил. Улисс отвечал, что не был нерадив, так как и сам Паламед, если бы за ней отправился, не смог бы ничего привезти. Паламед, однако, привез огромное количество зерна. 4. Из зависти Улисс, став ему ещё больше врагом, дал пленнику для передачи подложное письмо от имени Приама к Паламеду, в котором тот благодарил его за измену и упоминал о тайно посланном ему золоте. Пленника Улисс велел убить в пути. 5. Найденное <при нем> письмо по военному обычаю было доставлено царю и прочитано в присутствии созванных старейшин. Тогда Улисс, притворившись защитником Паламеда, сказал: «Если вы считаете это правдой, велите искать золото в его шатре». 6. Так и сделали и, когда нашли золото, которое Улисс сам спрятал там ночью, подкупив рабов, Паламеда побили камнями. 7. Про него же известно, что был он мудрым человеком, ибо сам изобрел игральную доску, чтобы подавлять волнения в бездействующем войске. 8. Согласно некоторым рассказам, он сам изобрел буквы, что весьма сомнительно; однако достоверно известно, что он придумал букву χ с придыханием.

36. Ахилл[74]

1. Ахилл, погруженный матерью в воды болота Стикс, стал неуязвим всем телом, за исключением той части, за которую его держали. 2. Когда он решил встретиться в храме с Поликсеной, которую полюбил, его сразил Парис, скрывавшийся в засаде за статуей. 3. От того придумали, будто Парис спустил стрелу, направляемую Аполлоном.

37. Латона и Астерия[75]

1. Когда Юпитер, обесчестив Латону, хотел обесчестить также ее сестру Астерию, та взмолилась богам, чтобы ее превратили в птицу, и была превращена в перепелку. 2. И, когда она хотела переправиться через море, что свойственно перепелкам, Юпитер сразил ее молнией, превратил в камень и скрыл под водой. Затем, по воле Юпитера, уступившего мольбам Латоны, Астерия поднялась на поверхность и возвысилась над уровнем вод. 3. Этот камень сначала был посвящен Нептуну и Дориде. 4. Когда же Юнона стала повсюду преследовать беременную Латону, напустив на нее Пифона, и та, гонимая по всей земле, однажды приблизилась к берегу моря, сестра приняла ее к себе, и здесь она родила сначала Диану, потом Аполлона. А он, тотчас убив Пифона, отомстил за обиду, нанесенную его матери. 5. Говорят, что Диана, только что родившись, выполняла обязанность повивальной бабки при матери, готовившейся родить Аполлона. Поэтому, хотя Диана и девственница, ее призывают роженицы. Ибо в действительности она является и Юноной, и Дианой, и Прозерпиной. 6. Итак, два бога, родившись, не потерпели, чтобы родная земля блуждала <по морю>, но прикрепили её к двум островам. 7. Истина была, однако, совсем в ином: так как этот остров страдал от землетрясения, которое возникает от скрывающихся под землей ветров, то по предсказанию Аполлона он избавился от землетрясения. Этот же бог приказал, чтобы там не хоронили никого из смертных, и дал предписание установить определенные жертвоприношения. 8. Затем с соседних островов Миконоса и Гиароса пришли люди, которые заселили тот остров. 9. А что Диана, как мы говорим, родилась первой, имеет свой смысл: известно, что первой была ночь, чьей принадлежностью является луна, то есть Диана, а потом появился день, вызванный солнцем, то есть Аполлоном. 10. Что касается первоначального названия Делоса — Ортигия, то это произошло от слова «перепелка», которая по-гречески называется ortyx. Делос же — потому, что долго был скрыт и потом появился, — ведь греки говорят delon о том, что «обнаружилось». 11. Или (и то вернее) потому, что, хотя предсказания Аполлона всегда темны, ответы его очевидны. 12. Делос же служит названием и города и острова; отсюда оно иногда употребляется с предлогом.

38. Геспериды[76]

1. У нимф Гесперид, дочерей Атланта, согласно мифу, был сад, в котором росли золотые яблоки, посвященные Венере. Посланный Еврисфеем Геркулес унес их, убив вечно бодрствовавшего дракона. 2. На самом же деле Геспериды были знатными девушками, у которых Геркулес увел стада, убив их сторожа. 3. Отсюда придумывают, что он унес яблоки, то есть овец, ибо mala <по-гречески> называются овцы, а melonomos — их пастух.

39. Аталанта и Гиппомен[77]

1. Схен — город, откуда происходила дева Аталанта, настолько выдающаяся в беге, что вызывала на состязания женихов, и, победив их, убивала. 2. Затем Гиппомен призвал себе в помощницы Венеру; получив от нее три золотых яблока из сада Гесперид, он вызвал девушку на состязание и <на бегу> начал бросать яблоки по одному. Так Аталанта была побеждена, задержанная желанием подобрать яблоки. 3. А Гиппомен, одержав победу и в нетерпении от страсти, возлег с побежденной Аталантой в роще Матери богов. Поэтому разгневанная богиня превратила их в львов, запрягла в свою колесницу и установила, чтобы львы никогда не совокуплялись. 4. Ведь и Плиний в «Естественной истории» говорит, что лев совокупляется с самкой леопарда, а леопард — с львицей. 5. И потому, говорят, Мать богов ездит на колеснице, что она сама и есть земля, которая висит в воздухе; колесами она пользуется потому, что вселенная вращается вокруг себя самой; в колесницу запряжены львы — этим показывается, что материнское милосердие может всё преодолеть; прислужниками изображают корибантов с обнаженными мечами — этим выражается, что все должны сражаться за свою землю; наконец, она носит корону в виде башни — это показывает, что на земле расположены города, замечательные своими башнями.

40. Гелен[78]

1. Гелен был взят в плен греками у Арисбы и вынужден был открыть судьбу Трои, в том числе, <сказать> и о палладии. У Пирра же он, говорят, заслужил право на царскую власть, так как предложил ему возвращаться по суше. Все греки, сказал он, погибнут в кораблекрушении; так и случилось. 2. Тогда Диомед и Улисс забрались в кремль (как одни говорят, по подземным ходам, другие — по стокам для нечистот) и, перебив стражу, похитили статую. Это дело приписывается им, главным образом, потому, что они особенно почитали Минерву. 3. Впоследствии Диомед, владея палладием и решив, что ему неудобно держать его у себя перед лицом опасностей, попытался передать его Энею, направлявшемуся <в Италию>. 4. Но так как тот, совершая с покрытой головой жертвоприношение, отвернулся, статую взял некий Навт. Таким образом, совершение священнодействий в честь Минервы оказалось в руках рода не Юлиев, а Навтиев. 5. Между тем, другие говорят, что статуя эта была укрыта троянцами в полой стене, когда они узнали, что Троя погибнет. 6. Говорят, что впоследствии, во время войны с Митридатом, некий римлянин Фимбрия объявил, что он нашел статую, которую, как известно, велел отправить в Рим. Поскольку был дан ответ, что власть будет там, где палладий, то, позвав скульптора Мамурия, велели ему изготовить много одинаковых статуй. 7. Подлинник, однако, был узнан по движению копья и глаз, но только одной жрицей. 8. Другие, впрочем, говорят, что была только одна статуя, в Афинах, упавшая с неба. Ещё другие настаивают, что их было две: одна, о которой мы сказали, и другая — в Афинах.

41. Андромаха и Молосс[79]

1. У царей был такой обычай, что не имевшему законной жены разрешалось взять вместо нее какую-нибудь пленницу; родившиеся от нее дети должны были стать его наследниками. 2. Итак, Пирр считал пленницу Андромаху своей законной женой и имел от нее сына Молосса. 3. Когда же потом он захотел взять в жены Гермиону, дочь Менелая и Елены, уже раньше просватанную за Ореста, он был убит вследствие заговора Ореста в храме дельфийского Аполлона. 4. Однако, умирая, он приказал, чтобы Андромаха, которую он считал своей законной женой, была отдана Гелену <в награду> за благодеяние: ведь он помешал ему возвращаться <из-под Трои> по морю. 5. Так вышло, что Молосс получил царскую власть от отчима, который унаследовал ее от его отца. 6. От этого Молосса была названа Молоссией та часть Эпира, которую Гелен позже назвал Хаонией по имени брата Хаона, по неведению убитого им на охоте, — как бы в утешение по погибшему брату.

42. Сирены[80]

1. Сирены, числом три, дочери реки Ахелоя и музы Каллиопы, были, согласно мифу, частью девами, частью — птицами. Из них одна пела, другая играла на флейте, третья — на лире. И сначала они обитали вблизи Пелора, затем — на Капреях. 2. Завлеченных их пением пловцов они обрекали на кораблекрушение. 3. Если же по правде, то были они блудницы, потому что доводили путешественников до нищеты, и отсюда их изображали виновницами кораблекрушений. 4. Улисс пренебрег ими и тем довел их до смерти.

43. Венера и Пасифая[81]

1. Узнав от Солнца об измене Венеры с Марсом, Вулкан окружил их ложе мельчайшей сетью. Не ведая о том, Марс с Венерой были ею опутаны и освобождены с величайшим позором на глазах у всех богов. 2. Тяжело переживая это происшествие, Венера начала преследовать весь род Солнца неслыханными любовными желаниями. 3. Итак, Пасифая, дочь Солнца, жена критского царя Миноса, воспылала любовью к быку и сошлась с ним, заключенная искусством Дедала внутрь деревянной коровы, покрытой шкурой прекрасной телки. От этого родился Минотавр; заключенный в лабиринт, он питался человеческим мясом. 4. Впрочем, у Миноса было от Пасифаи много детей: Андрогей, Ариадна, Федра. 5. Но Андрогей, который был храбрейшим борцом и в Афинах побеждал всех на состязаниях, был убит афинянами и их соседями мегарцами, составившими заговор. 6. Скорбя об этом, Минос, собрав флот, двинулся <на них> войной и, победив афинян, установил такое наказание, чтобы один раз в каждые семь лет они отправляли на съедение Минотавру по семь своих сыновей и дочерей. 7. Однако на третий срок послан был Тесей, сын Эгея, столь же доблестный, сколь и прекрасный. Так как дочь царя Ариадна в него влюбилась, Тесей по совету Дедала направил свой путь по нити и, убив Минотавра и похитив Ариадну, бежал победителем. 8. Когда Минос понял, что всё это произошло при участии Дедала, он вверг его вместе с сыном Икаром под стражу в лабиринт. 9. Но Дедал, подкупив сторожей, получил от них воск и перья: он притворился, будто хочет сделать царю подарок, чтобы его умилостивить. Затем он улетел, прикрепив крылья себе и сыну. 10. Так как Икар стремился ввысь, крылья его распались от жара солнца, и он упал в море, которому дал свое имя. 11. Дедал же сначала достиг Сардинии, потом — Кум и там изобразил участь своего сына на картине в храме, который он посвятил Аполлону. 12. Истина же состоит вот в чем: у Миноса был писцом Тавр, в которого влюбилась Пасифая, и с ним она возлегла в доме Дедала. Так как она родила близнецов, одного от Миноса, другого от Тавра, то и говорят, что она родила Минотавра. Заключенного же Дедала Пасифая освободила, подкупив сторожей; потеряв в море сына, он на корабле добрался до Кум. 13. Это имеет в виду Вергилий, говоря: «Крыльев ударом», ибо крылья есть и у птиц и у кораблей, и: «Парусов распускаем мы крылья».

44. Прокрида[82]

1. Прокрида была дочерью Ифила и женой Кефала, который очень увлекался охотой. Он имел привычку, утомившись, приходить в некое место и призывать там ветер, чтобы освежиться. 2. Поскольку он часто так поступал, он возбудил к себе любовь Авроры, которая подарила ему очень быструю собаку по имени Лелепа и два не знающих промаха копья, и требовала, чтобы он пренебрег своей супругой и полюбил её, открыв ей объятья. 3. Тот сказал, что он связан с супругой клятвой взаимной чистоты. Услышав это, Аврора ответила: «Если ты хочешь испытать чистоту супруги, выдай себя за купца!» 4. Сказано — сделано. Кефал пошел к Прокриде и, предложив ей подарки и добившись соединения, признался, что он — её супруг. 5. Переживая происшедшее, Прокрида услышала от крестьянина, что муж любит Аврору, которую обычно призывал; она отправилась в лес и спряталась в кустах, чтобы застигнуть мужа. 6. Когда он, как обычно, стал звать Аврору, Прокрида шевельнулась, желая выйти из кустов; Кефал в надежде убить зверя метнул не знающее промаха копье и сразил жену.

45. Амимона и Паламед[83]

1. Когда Амимона, дочь Даная, усердно занималась на <своем> острове метанием копья, она по неосторожности попала в сатира. Так как он хотел её обесчестить, Амимона взмолилась о помощи к Нептуну. 2. Когда Нептун это увидел, он прогнал сатира и сам ею овладел; от этого союза родился Навплий, отец Паламеда; откуда у Вергилия: «Именем он Паламед, из славного Белова рода». 3. Про Нептуна же говорят, что в том месте, где он овладел Амимоной, он ударил <в землю> трезубцем; когда оттуда стала течь вода, поток назвали Лернейским источником и рекой Амимоны.

46. Тесей и Ипполит[84]

1. Тесей после смерти Ипполиты взял мачехой Ипполиту Федру, дочь Миноса и Пасифаи. 2. Так как Ипполит с презрением отверг ее порочное желание соединиться с ним, Федра оклеветала его, что он-де хотел её обесчестить. 3. Тесей попросил у своего отца Эгея, чтобы он за него отомстил. Тот наслал на Ипполита, ехавшего в колеснице по берегу, морское чудовище. Испугавшись его, кони растерзали Ипполита. 4. Тогда Диана, тронутая его чистотой, вернула его к жизни с помощью Эскулапа, сына Аполлона и Корониды. 5. Эскулап же появился на свет из вскрытого чрева своей матери по следующей причине: Аполлон услышал от ворона, приставленного сторожить Корониду, что она ему изменила. Он в гневе сразил Корониду, бывшую на сносях, сделал ворона из белого черным, а из вскрытого чрева Корониды извлек Эскулапа, который стал очень опытным врачом. 6. Впоследствии Юпитер убил его за то, что он вернул к жизни Ипполита. Поэтому разгневанный Аполлон сразил стрелами циклопов, которые изготовили молнии; по этой причине Юпитер приказал Аполлону девять лет пасти стада царя Адмета, позабыв о своем божественном происхождении. 7. А Диана, вызвав Ипполита из преисподней, поручила его нимфе Эгерии и велела звать его Вирбием, как если бы он был человеком, дважды рожденным.

47. Минос, бык и Геркулес[85]

1. Когда Минос, сын Юпитера и Европы, готовился совершить у алтаря жертвоприношение своему отцу, он попросил даровать ему жертвенное животное, достойное алтаря всемогущего бога. 2. И вот неожиданно появился бык невиданной белизны; восхищенный им Минос, позабыв о благочестии, захотел сделать его вожаком своего стада. Говорят, что Пасифая даже воспылала к нему страстью. 3. Итак, Юпитер, негодуя на сына за проявленное к нему презрение, вселил в быка бешенство, и тот стал опустошать не только поля критян, но и все окрестности. 4. Одолел его Геркулес, посланный Еврисфеем, и привел с победой в Аргос; здесь Еврисфей хотел посвятить его Юноне. 5. Но она, возненавидев дар, который увеличивал славу Геркулеса, прогнала быка в страну Аттику, где его прозвали Марафонским; впоследствии его убил Тесей, сын Эгея.

48. Тесей, Пирифой и Геркулес[86]

1. Тесей, сын Эгея и Эфры, будучи воспитан матерью и достигнув юношеского возраста, отправился в страну Аттику, чтобы узнать своего отца. 2. Дабы не явиться к нему бесславным, он освободил Грецию от разбойников. 3. Однако Медея, отвергнутая Ясоном и выйдя замуж за Эгея, убедила его отправить пришедшего юношу против быка, который опустошал страну Аттику, — она говорила, что <иначе> пришелец лишит Эгея царской власти. 4. Но Тесей, убив быка, удвоил опасения царя. Поэтому он захотел погубить его, пригласив на пир. 5. Наконец, узнав меч, который он некогда оставил у Эфры, Эгей с радостью узнал сына и изгнал Медею, бывшую причиной <подстроенной> западни. 6. После смерти отца Тесей получил во владение царскую власть в Афинах. Доверяя доблести Пирифоя, сына Иксиона, он согласился вместе с ним похитить Прозерпину. 7. Когда они спустились в преисподнюю, Пирифой был прикован к скале тремя сотнями цепей; это наказание он терпит вечно. 8. Когда же Геркулес, сойдя в преисподнюю за Цербером, узнал, что Тесей, очень дорогой для него человек, несет наказание, будучи привязан к скале, то он, как говорят некоторые, умолил Дита и добился прощения <виновного>. А как говорят другие, он с такой силой оторвал Тесея от скалы, что на ней осталась часть его седалища.

49. Геркулес и Гил[87]

1. Когда Геркулес присоединился к походу аргонавтов, он взял с собой в качестве оруженосца Гила, сына Фиодаманта, юношу восхитительной красоты. 2. Сам же он греб с такой силой, что сломал в море весло, и, чтобы заменить его, достигнув Мизии, пошел, говорят, в лес. 3. А Гила, отправившегося на поиски воды, увидели и похитили нимфы. Пока Геркулес его искал, аргонавты оставили его в Мизии.

50. Геркулес и Алкмена[88]

1. Геркулес родился следующим образом: Юпитер возлег с Алкменой, супругой Амфитриона, в его облике; от нее родился Геркулес. 2. Чтобы его появление на свет осталось скрытым от Юноны, которая ненавидела <детей>, рожденных от наложниц Юпитера, была вдвое увеличена ночь. 3. Но, так как оно всё же не осталось не замеченным Юноной, она наслала двух змей, чтобы растерзать Геркулеса, лежавшего в колыбели. 4. Там были два мальчика: Ификл — от Амфитриона, Геркулес — от Юпитера. Ификл, испугавшись появления змей, вывалился из колыбели и своим криком разбудил спавших родителей. Вскочив, они увидели, что Геркулес сдавил змеям горло и задушил их.

51. Геркулес и Немейский лев[89]

1. Геркулес, посланный фиванским царем Еврисфеем, убил Немейского льва. 2. Его шкурой вместе с лапами он пользовался как одеждой.

52. Молорх[90]

1. Молорх был каким-то пастухом, 2. который оказал щедрое гостеприимство Геркулесу, когда тот направлялся, чтобы убить Немейского льва.

53. Эрик и Геркулес[91]

1. Эрик был сыном Венеры и Бута; убитый Геркулесом, он своей могилой дал название горе, на которой воздвиг храм своей матери. 2. Поэт приписывает это <деяние> Энею, говоря: «Звездам соседний чертог на вершине горы Эрикинской».

54. Геркулес и Киминское озеро[92]

1. Геркулес однажды пришел к народу, который назывался Киминами, — то ли по имени горы, то ли озера, — и так как каждый призывал его показать свою силу, то он, говорят, вонзил в землю железный брус, с которым упражнялся. 2. Когда он вонзил брус и никто не мог его извлечь, попросили Геркулеса, и он его вытащил. За брусом последовал обильный поток воды, который образовал Киминское озеро.

55. Антей и Геркулес[93]

1. Антей, сын Земли, был царем Ливии. 2. Придя к нему, Геркулес начал с ним бороться, но не мог его одолеть, ибо тот притворялся, что падает, черпал силы от Матери-Земли и вставал ещё более сильным. 3. Поняв то, Геркулес поднял его в воздух и задушил, сжав ему горло.

56. Геркулес, Алкиной и гарпии[94]

1. Алкиной, царь феаков, страдал от гарпий. 2. Геркулес, придя к нему и узнав об том, дождался их появления, как обычно, к еде. Ранив их, он изгнал их из царства. 3. Овидий называет их Стимфалидами.

57. Геркулес и Трицербер[95]

1. Когда Геркулес спускался в преисподнюю, чтобы похитить Тесея, он боялся, как бы Цербер не напал на него и не растерзал. Поэтому, набросившись на пса, он вытащил его из преисподней. 2. Когда тот увидел необычный для него дневной свет, он исторг из пасти пену, из которой, говорят, родилась ядовитая трава под названием аконит. 3. Ибо Цербер есть земля, пожирающая все тела, то есть, как бы creoboros, то есть, пожирающий мясо.

58. Геркулес, Деянира, Ойней и кентавр[96]

1. У царя Этолии Ойнея, сына Парфаона, чьей столицей был Калидон, была дочь Деянира. 2. Когда Геркулес и Алфей (а кто говорит, Ахелой) стали требовать ее себе в жены, отец поставил перед ними условие, что тот возьмет Деяниру в супруги, кто из двоих победит в состязании. 3. Когда они вступили в состязание, Ахелой, владевший искусством магии, принимал облик различных животных и, наконец, превратившись в быка, был побежден и опозорен Геркулесом, сломавшим у него правый рог. Нимфы, забрав его, предложили в дар Фортуне. 4. Фортуна, наполнив его всеми благами, передала своей прислужнице Копии, чтобы та сполна изливала оттуда изобилие на тех, кому Фортуна хочет покровительствовать. Отсюда у Горация: «…здесь // Тебе из рога изобилья // Сельские блага прольются щедро». 5. Алфей (или Ахелой), побежденный доблестью Алкида, превратился в поток; ускользая от рук врагов и постоянно боясь появления какого-нибудь недруга, он через полости земли соединяется с водами Сицилии. 6. Геркулес, получив в свое обладание Деяниру, подошел к какой-то очень глубокой реке. Так как Деянира не могла ее перейти, он оставил ее, а сам со своей палицей и остальным оружием переправился <на другой берег>, чтобы потом перенести жену налегке. Её он, между тем, доверил кентавру Нессу. 7. Когда же он захотел вернуться, чтобы переправить её, то увидел, что тот же самый кентавр Несс с нею совокупляется. Итак, кипя гневом, Геркулес ранил его, спустив отравленную стрелу, и кровь кентавра превратилась в яд. 8. Тогда Несс, умирая, сказал Деянире: «Собери себе эту кровь, и она будет тебе от меня подарком. Ибо, если Геркулес когда-нибудь тобой пренебрежет, ты вернешь себе его любовь, вручив мужу одежду, пропитанную этой кровью». 9. Итак, когда Геркулес полюбил некую блудницу, Деянира из ненависти послала ему эту одежду, пропитанную ядом. Она передала её через его прислужника Лиха, чтобы Геркулес надел платье во время жертвоприношения. Когда тот надел одежду, она обволокла его тело, и яд начал проникать в его члены и сжигать их. 10. Тогда Геркулес сбросил в волны Евбейского моря Лиха, который принес ему одежду. 11. Сам же он на горе Эте бросился в костер и так был помещен среди богов.

59. Филоктет и Геркулес[97]

1. Филоктет был сыном Пеанта, товарищем Геркулеса. Когда Геркулес на горе Эте слагал с себя человеческий облик, он наказал Филоктету, чтобы тот никому не сообщал, где находятся его останки. Геркулес велел ему в этом поклясться и отдал в дар свои стрелы, смоченные в желчи гидры. 2. Впоследствии, во время Троянской войны, был получен ответ, что стрелы Геркулеса необходимы для завоевания Трои (или Илиона). 3. Итак, когда разыскали Филоктета и стали спрашивать про Геркулеса, он поначалу говорил, что не знает, где тот находится; наконец, признался, что он умер. Когда затем Филоктета стали настойчиво принуждать, чтобы он указал его могилу, он, не желая говорить, ударил ногой в землю. 4. Затем, когда он собирался на войну, во время упражнения одна стрела случайно упала и ранила его в ногу, которой он ударил по могиле. 5. Хотя греки не могли выносить зловония от неисцелимой раны, они долго возили с собой Филоктета во исполнение прорицания, но, наконец, оставили его на острове Лемнос, унеся его стрелы. 6. Он же затем, из страха перед своей раной, отказался от возвращения на родину, а основал для себя маленький город Петелию в Калабрии.

60. Потомки Геркулеса[98]

1. После того как Геркулес покинул землю, его потомки, боясь коварства тех, кого Геркулес многократно преследовал, избрали себе в качестве убежища храм Минервы в Афинах, откуда никто не мог их увести. 2. Об этом и говорит Стаций: «Молвят: … оный алтарь Геркулеса потомки воздвигли»; и Вергилий: «<Рощу царь показал>, которой Убежища имя // Ромул дарует опять…» (то есть, возвел храм в подражание убежищу, имевшемуся у афинян). 3. Ромул сделал то затем, чтобы привлечь побольше пришельцев и с их помощью основать Рим. Отсюда у Ювенала:

Сколь бы далеко ни взял и сколь бы вдаль ни подвинул Имя свое, — ты ведешь свой род от подлого сброда.

61. Фол и Геркулес[99]

1. Фолоя — лес в Фессалии, названный по имени жившего там кентавра Фола. Этот Фол оказал гостеприимство Геркулесу в то время, когда тот был послан царем Еврисфеем во Фракию привести коней Диомеда, питавшихся человеческим мясом. 2. Ошибаются те, кто говорят, будто Геркулес убил Фола, воспользовавшись его гостеприимством. Гораздо надежнее передает Аспер Лонг, что Геркулес повел принявшего его Фола против кентавров. 3. Аспер передает также, что, когда Фол дивился стрелам Геркулеса, сразившего столько кентавров, одна из них упала ему на ногу. Излечить его от этой раны было невозможно. Поэтому некоторые и полагают, что Фол был убит Геркулесом.

62. Гидра и Геркулес[100]

1. В Лерне, болоте в земле аргивян, жила Гидра, змея о пятидесяти головах, или, как говорят некоторые, — о семи, которая опустошала всю страну. 2. Услышав об этом, Геркулес пришел и стал сражаться с ней. 3. Но из одной отрубленной головы вырастали три, откуда Гидру и назвали по-латыни excetra. 4. Затем Геркулес одолел Гидру. 5. Однако ясно, что Гидра это было место, извергавшее воды, которые опустошали соседний город. Когда пытались перекрыть один источник, вырывались <наружу> много других. Видя это, Геркулес осушил местность и таким образом перекрыл доступ воде. Ведь и Гидра называется от слова «вода». 6. А что это возможно, указывают стихи, где говорится: «…бывает пламенем всякий // Выжжен порок и, как пот, выходит ненужная влага».

63. Труды Геркулеса[101]

1. Придумано и ещё несколько других рассказов о Геркулесе, кроме тех, что содержатся здесь. 2. Ведь передают, что он убил какого-то Эриманфского вепря, и обломал золотые рога у какой-то лани, и унес пояс у амазонки, и одержал победу над конями Диомеда, и, по свидетельству Лукана, сбросил гору Оссу, которую гиганты взгромоздили на Олимп. 3. В беге он преодолевал, не переводя дыхания, 125 шагов. 4. Однако все названные рассказы не выписываются здесь полностью, так как встречаются редко.

64. Еврисфей и Геркулес[102]

Еврисфей был царем Греции из рода Персея. По наущению Юноны он приказывал Геркулесу с опасностью для жизни одолевать всяких чудовищ. Геркулеса потому и называют несгибаемым, что у него хватило сил выдержать непрестанную ненависть мачехи.

65. Бусирид и Геркулес[103]

Бусирид был царем Египта, который приносил в жертву принятых у себя гостей. Геркулес лишил его жизни, когда тот хотел убить и его.

66. Как и Геркулес[104]

1. Как был сыном Вулкана и изрыгал устами огонь, который опустошал все окрестности. Геркулес его убил. 2. По правде же, был он негоднейшим рабом Евандра и вором, и потому называли его Каком, что по-гречески это значит «зло». Что он изрыгал устами огонь, говорится потому, что огнем он опустошал поля.

3. Эак, сын Юпитера, когда увидел на фиговом дереве муравьев (по-гречески myrmicas), пожелал, чтобы у него было бы столько же народу, и тотчас муравьи превратились в людей. 4. Но это сказка; ибо, как говорит Эратосфен, мирмидоняне называются от царя Мирмидона.

67. Герион и Геркулес[105]

1. Герион был царем острова Эрифии или Испании. 2. Его называли «тройным» или трехтелым, потому что у него было три головы, или, по словам других, — пятьдесят. Три головы, потому что он правил тремя островами, или потому, что их было три брата, живших в величайшем между собой согласии. 3. По наущению Юноны Еврисфей отправил Геркулеса убить его, надеясь, что там он погибнет. 4. Отправившись туда с бронзовым горшком и двуглавой собакой (бронзовый горшок — по его кораблю, покрытому бронзой; двуглавая собака — так как она одинаково хорошо сражалась на море и на суше), Геркулес подошел к океану и, не найдя никакого корабля, взобрался на ствол ольхи и достиг Эрифии. 5. Здесь он прежде всего убил пса Офра и дочь Гериона Эрифию, потом пастуха Эрифиона, сына Марса; наконец, убил самого Гериона и победителем увел в Грецию его стада.

68. Евандр и Геркулес[106]

1. Евандр сначала не принял Геркулеса, но, когда тот сказал, что он сын Юпитера, и доказал это, убив Кака, Евандр принял его, стал почитать как бога и, наконец, воздвиг ему Великий Алтарь. 2. Когда же Геркулес решил посвятить своему отцу несколько голов из стада Гериона, он встретил двух старцев, Пинария и Потития, которым показал, каким ритуалом его следует чтить по его желанию, а именно: приносить ему жертву утром и вечером. 3. Итак, по совершении утреннего жертвоприношения, когда к вечерней жертве первым пришел Потитий, разгневанный Геркулес приказал, чтобы <с этих пор> род Пинария прислуживал на пирах роду Потития.

69. Евандр[107]

1. Евандр был внуком Палланта, царя Аркадии. 2. Он убил своего отца и по совету матери Никостраты, которую позже назвали Карментой, изгнал древних поселенцев и захватил местность, где позже был возведен Рим. Он построил маленький город на Палатинском холме, который получил название от Палланта, предка Евандра.

70. Беллерофонт или Персей[108]

1. Беллерофонт, он же Персей, сын Главка, ничего не опасаясь, был принят гостем у Прета, чья жена Сфенебея (или Антия) полюбила его. Так как она не могла добиться, чтобы он возлег с нею, она солгала мужу, что гость побуждал ее к разврату. 2. Тогда Прет отправил его к своему тестю Иобату вместе с письмом, которое Беллерофонт должен был тому передать. Прочитав его, Иобат хотел убить такого мужа. 3. И, хотя тот, будучи разумен и целомудрен, избавился от угрожавшей ему опасности, Иобат, чтобы проверить его стыдливость перед лицом огромной опасности, отправил его убить Химеру. Беллерофонт сразил ее с помощью Пегаса. 4. Затем Иобат послал его, чтобы одолеть калидонян. 5. Когда тот и их победил, Иобат, наконец, понял, по какой причине Беллерофонт испытал такие беды, и смыл обвинения, которые на него возвели. 6. Оценив столь высоко его доблесть, Иобат выдал за него свою дочь Алкимену. 7. Сфенебея же (или Антия), узнав о происшедшем, наложила на себя руки.

71. Химера и Беллерофонт[109]

1. Чудовище Химера была дочерью Тифона и Ехидны. 2. Говорят, она состояла из трех тел: первое из них ужасало головой льва, среднее — козы, хвост походил на дракона. 3. Её убил Беллерофонт, так как она опустошала землю вблизи горы Гаргар в Ликии. 4. Некоторые говорят, что Химера была не животным, а горой в Ликии: с одной её стороны селились львы и козы, другая пылала <огнем>, третья была полна змей. 5. Беллерофонт сделал эту гору пригодной для жизни, почему и говорят, что он убил Химеру.

72. Персей[110]

1. Персей, совершая путь через Эфиопию, увидел, что Андромеда, привязанная к скале, отдана <в жертву> морскому чудовищу из-за высокомерия матери, хваставшей, будто она превосходит красотой нимф. Плененный красотой девы, он воспылал к ней любовью. 2. Он договорился с её родителями Кефеем и Кассиопеей, что её отдадут за него замуж, если он убьет чудовище. 3. Итак, Персей совершил, что обещал. Когда же Кефей остался верным своему слову и старейшины приняли участие в свадебном пиршестве, Финей, за которого раньше была просватана Андромеда, нарушил покой пирующих бранью: он счел за тягчайшее оскорбление, что пришельца предпочли близкому родственнику. 4. И вот в царском дворце разгорелось достойное сожаления сражение: многие <гости> с обеих сторон были убиты, взявшись за оружие, которое случайно подвернулось под руку. Наконец, Персей, боясь множества противников, извлек голову Горгоны; увидев её, Финей и его сподвижники окаменели.

73. Тарквиний и Лукреция[111]

1. У Тарквиния Гордого были никудышные дети, и среди них — Аррунт. 2. Когда он находился в лагере своего отца, осаждавшего Ардею, между ним и Коллатином, мужем Лукреции, возник разговор об их супругах. И до того дошел спор, что они, вскочив на коней, тотчас отправились по домам, желая испытать нравы своих жен. 3. Достигнув города Коллатии, где был дом Лукреции, они нашли её усердно прядущей шерсть в тоске по отсутствующему супругу. 4. Обратившись же к дому Аррунта, они застали его жену в занятиях пением и пляской. Так они и вернулись в лагерь. 5. Сокрушаясь увиденным и раздумывая, как бы победить целомудрие Лукреции, Аррунт сочинил от имени её мужа письмо и передал ей. В письме содержалась просьба оказать Аррунту гостеприимство. 6. Сделав так, Аррунт ночью вошел с обнаженным мечом в спальню Лукреции с <рабом>-эфиопом и, чтобы принудить ее к совокуплению, сказал так: «Если не возляжешь со мной, убью тебя вместе с эфиопом, как будто бы застав при супружеской измене». 7. Лукреция против воли подчинилась позорному приказу, так как боялась из-за приверженности к целомудрию погубить <свою добрую> славу, которую, как она понимала, нельзя будет восстановить никаким оправданием. 8. На следующий день, собрав близких — супруга своего Коллатина, и отца Трикипитина, и дядю Брута, начальника конницы, изложила случившееся, попросила, чтобы не остались не отомщенными ни оскорбленная стыдливость, ни её гибель, и, вынув кинжал, покончила с собой. 9. Брут, держа извлеченный из её тела кинжал, вышел к народу. Жалуясь на высокомерие Тарквиния и позорное поведение его детей, он со всем возможным влиянием, которым обладал, стал убеждать, чтобы их не оставляли в городе. Ведь, как мы выше сказали, Брут был начальником конницы. 10. И так как римляне отказались принять Тарквиния, он обратился к Этрусскому царю Порсенне; тот ради него захватил с большим войском Яникул и, разбив там лагерь, подверг Рим длительной осаде. 11. Когда же он попытался переправиться по Сублицийскому (то есть, деревянному) мосту, Коклес один сдержал вражеский натиск, пока его сподвижники разрушали мост за его спиной. 12. И когда мост был разобран, Коклес с оружием бросился в Тибр и, хоть и был ранен в бедро, преодолел течение. Отсюда его слова, когда его в комициях упрекали в хромоте: «Каждый шаг напоминает мне о моем триумфе!» 13. Однако при такой суровой осаде народу пришлось дать Порсенне заложников. Бывшая среди них Клелия, воспользовавшись случаем, переплыла реку и вернулась в Рим, но по требованию царя была снова возвращена ему согласно условиям заключенного мира. 14. А он, восхитившись доблестью девушки, дал ей возможность вернуться, выбрав, кого она хочет. Она выбрала девушек. 15. Тогда Порсенна, восхитившись и этим, согласился и письменно попросил римский народ присудить Клелии какую-нибудь почесть, достойную мужчины. И ей поставили конную статую, которую мы сегодня видим на Священной дороге.

74. Гименей[112]

1. Гименей, прекрасный мальчик, был родом афинянин. 2. Когда он вышел за пределы детского возраста, но ещё не достиг мужской зрелости, он отличался, говорят, такой красотой, что мог быть принят за женщину. 3. Когда одна из гражданок, знатная девушка, его полюбила, то сам он, будучи невысокого происхождения, не надеялся жениться на ней. Он мог, однако, любить девушку на расстоянии, удовлетворяясь в душе только ее лицезрением. 4. Когда <однажды> знатные женщины и девушки справляли в Элевсине праздник Цереры, их похитили неожиданно появившиеся пираты. 5. В их числе был похищен и Гименей вместе с девушкой, который следовал за своей возлюбленной. 6. Итак, когда пираты, достигнув отдаленных морей, поделили добычу, они прибыли, наконец, в какую-то страну, где во сне были убиты преследователями. 7. Гименей, оставив там девушек, вернулся в Афины и условился с гражданами, что женится на своей любимой, если вернет их дочерей. 8. Он возвратил их согласно договору и получил в жены свою желанную. 9. Так как тот брак оказался счастливым, афиняне решили славить Гименея в свадебном обряде.

75. Орфей и Евридика[113]

1. У Орфея, сына Эагра и музы Каллиопы, была супруга Евридика, как некоторые полагают, дочь Аполлона. 2. Когда ее преследовал пастух Аристей, сын Кирены, страстно желая её обесчестить, она, убегая от этого соединения, не избежала змеи, которая стала причиной её смерти. 3. Орфей, томимый тоской по жене, попытался своим пеньем под кифару смягчить Дита и Прозерпину, чтобы вернуть Евридику на белый свет. 4. Итак, он спустился в преисподнюю и своим пением пробудил сострадание <в богах>. Он получил Евридику, приняв условие оглянуться не раньше, чем выйдет на белый свет. 5. Такая стойкость, однако, невыносима для любящих: Орфей, боясь, что Дит не сдержит обещания, оглянулся и сделал напрасным свой труд. 6. Пережив такой несчастный брак, он затем снова вернулся на землю и, возненавидев весь женский род, уединился в пустыне.

76. Кастор и Поллукс[114]

1. Кастор и Поллукс были сыновьями Юпитера и Леды; они влюбились в Фебу и Дианису, жен Линкея и Ида, сыновей Афарея, и хотели их похитить. Линкей, с его способностью всё видеть, побудил брата Ида к мести. 2. У того было копье, подобное божественному, так что никто не мог от него уклониться. Послав его, Ид убил Кастора; <мстителем за того выступил Поллукс, пронзивший копьем Линкея… на него пошел Ид>, и, когда он уже хотел убить Поллукса, Юпитер поразил его молнией. 3. Поллукс же, видя своего брата мертвым, спустился в преисподнюю. Оттуда он вышел с братом на белый свет и упросил Юпитера дать ему почетное место на небе. 4. Поэтому оба были помещены среди звезд и получили такую почесть.

77. Лебедь и Леда[115]

1. Юпитер, пораженный страстью к деве Леде и обратившись лебедем, притворился, будто он спасается от орла, — в него же он превратил Меркурия. 2. Итак, укрывшись в лоне Леды, он с ней соединился, и она снесла яйцо, из которого родились трое: Кастор, Поллукс и Елена.

78. Апис[116]

1. Солин сообщает, что из всего, достойного упоминания в Египте, люди особенно дивятся быку, которого зовут Апис, замечательного по родимому знаку на его правом боку, — это белое пятно, имеющее форму луны с рогами. 2. В Египте почитают его, как бога, потому что он-де дает очевидные предзнаменования на будущее. Он появляется в Мемфисе. 3. Время его жизни установлено заранее, и, чтобы он не прожил на день дольше, чем будет дозволено, его убивают, глубоко погрузив в священный источник. Вскоре, без всеобщего оплакивания, разыскивают другого. 4. Его сопровождает в Мемфис сотня жрецов, которые вдруг пускаются распевать, как одержимые. 5. Бык дает всякие предзнаменования на будущее, и, главным образом, если возьмет корм с руки вопрошающего. 6. Иудеи сотворили себе в пустыне изображение его головы.

79. Тидей и Полиник[117]

1. Тидей, сын Ойнея и Пассиопы, отец Диомеда, когда убил своего сына Меланиппа, явился изгнанником в Аргос и воспользовался дружбой царя Адраста. 2. В то же самое время также изгнанником пришел к Адрасту Полиник, лишенный царства своим братом Этеоклом, который правил в Фивах. 3. Между тем Адраст <некогда> получил от Аполлона ответ, что он выдаст своих дочерей за вепря и льва, — а Тидей и Полиник были одеты в шкуры этих зверей, — царь и подумал, что ему следует отдать за них замуж дочерей. 4. Поэтому Адраст, собрав своих граждан, оказал помощь Полинику против Этеокла; Тидей <в этой войне> был убит, а Полиник с братом погибли, нанеся друг другу множество ран.

80. Смикрон и Бранх[118]

1. Некий царь Клос, обедая во время странствия на берегу и затем отправившись дальше, позабыл там сына по имени Смикрон; тот явился в имение какого-то хозяина и, будучи принят, стал вместе с его рабами пасти коз. 2. Однажды они поймали лебедя, накрыли его одеждой и подрались между собой за право преподнести его в дар хозяину. Когда же, устав от борьбы, они сняли <с добычи> одежду, то обнаружили там женщину. 3. Когда они обратились в бегство, она позвала их обратно и сказала, чтобы хозяин особенно отличил юношу Смикрона. Они сообщили об услышанном хозяину. 4. Тогда тот необыкновенно сильно полюбил Смикрона, как своего сына, и выдал за него замуж дочь. 5. Та, будучи беременной, увидела во сне, что солнце проникло ей в горло и вышло через чрево. Новорожденного потому и назвали Бранхом, что мать видела его проникшим в чрево через горло. 6. <Однажды> в лесу Бранх поцеловал Аполлона, тот обнял его, дал ему венок и посох. Бранх начал пророчествовать и вдруг исчез. 7. Ему воздвигли храм, названный Бранхиадон; равным образом и Аполлону посвятили храмы, называемые Филесиями, — от поцелуя Бранха или состязания мальчиков.

81. Салмоней[119]

1. Салмоней был царем Элиды. 2. Вознесенный чрезмерным счастьем, он велел своим гражданам зваться жрецами, а на него перенести почести, воздаваемые Юпитеру, и творить подобающие тому обряды. 3. Разъезжая в бронзовой колеснице, он подражал грому и <швырял> факелы наподобие молний. 4. Но Юпитер, поразив его настоящей молнией, сверг в Тартар.

82. Алоей, От и Эфиальт[120]

1. Супругой Алоея была Ифимедия; от овладевшего ею Нептуна она родила двух <близнецов>, Ота и Эфиальта, которые каждый месяц подрастали на девять пальцев. 2. Понадеявшись на свой рост, они захотели перевернуть небо, но Диана и Аполлон пронзили их стрелами.

83. Кекул[121]

1. Какой-то слуга подбросил младенца возле очага, на котором пастухи обычно разжигали огонь. Тот, привлеченный теплом, забрался в горячий пепел и был найден там пастухами. Они решили, что это сын Вулкана, и воспитали его. Назвали его Кекул, так как от жара глаза у него были маленькими. 2. Достигнув зрелого возраста, он основал в горах город, который назвал Пренеста. Видя, что люди его часто посещают, Кекул соорудил деревянный театр, так что соседние народы стекались в этот город. 3. В то время Кекул построил город Пренесту. 4. Но так как никто не верил, что он сын Вулкана, он вручил своим друзьям факелы и по данному знаку напал на зрителей, окружив их пламенем. Когда его спросили <о его происхождении> и согласились, что он сын Вулкана, Кекул велел погасить огонь.

84. Три дочери Прета[122]

1. У Прета, царя аргивян, от жены Санабилии или Сфенебеи, родились дочери Претиды, чьи имена следующие: Кресиппа, Ифиноя, Ифианасса. 2. Они высокомерно хвалились, что красотой превзошли Юнону, и она, узнав об том, наслала на них безумие: они вообразили себя коровами, искали на голове рога и, не находя, подняли беспорядочное мычание, пока их не исцелил некий Мелампод.

85. Пиериды[123]

1. Девять дочерей македонского царя Пиера и Евиппы, высокомерно хвалясь, вызвали муз на состязание в пении. 2. Из них одна начала песнь о том, как гиганты восстали против богов, и среди них — рожденный Землей Тифоей, испугавший богов своим безобразием и прогнавший их в Египет. 3. Здесь Юпитер со страху превратился в барана, Аполлон — в ворона, Либер — в козла, Диана — в кошку, Юнона — в корову, Венера — в рыбу. 4. В свою очередь музы воздали в песне хвалу Церере и поведали, как Тифоей был погребен под Этной, горой в Сицилии. Побежденные Пиериды были превращены в сорок.

86. Овиста[124]

1. Пастух Овиста, сын царя Ина, видя, что козел часто отбивается от стада, последовал за ним и нашел его на берегу реки Ахелоя поедающим виноград. 2. Он тут же выжал ягоды и, смешав сок с водой Ахелоя, близ которого он нашел виноградник, преподнес царю. Тот назвал его по-гречески своим именем «ин», то есть, вино.

87. Либер, Силен, царь Мидас и река Пактол[125]

1. Когда Либер покинул Фракию и шел по горе Тмолу, его воспитателя Силена захватили фригийцы и отвели к царю Мидасу. 2. Признанный им и любезно принятый, Силен был возвращен пришедшему Либеру. За эту услугу он дал Мидасу право попросить у него, чего хочет. 3. Тот же захотел, чтобы то, к чему он прикоснется, превращалось в золото; было же это бесполезным. 4. Ибо он начал страдать вследствие своего желания, так как всё тотчас превращалось в золото, к чему бы он не прикасался. 5. Он попросил Либера, чтобы всё возвратилось, как было, — бог это сделал, а именно, приказал ему пойти к реке Пактолу и искупаться в ней, — так он вернется в прежнее состояние. 6. Сказано — сделано, а Пактол с тех пор, говорят, изобилует золотоносным песком.

88. О рождении Пана[126]

1. После смерти Улисса Меркурий возлег с его женой Пенелопой, которая близ города Тегеи родила сына по имени Пан. 2. Отсюда зовут его тегейским.

89. Пан[127]

1. Так как Пан часто развлекался на Тмоле, горе в Лидии, игрой на флейте, он вызвал на состязание Аполлона, причем судьей был Тмол, хозяин этой горы. 2. Когда же победа была присуждена Аполлону, присутствовавший при этом Мидас не согласился. По этой причине разгневанный бог наделил его ослиными ушами. 3. Тот открыл знак своей вины только цирюльнику, пообещав поделиться с ним царской властью, если тот не разгласит его вины. 4. Цирюльник же раскопал землю и втайне от своего господина поведал <секрет> раскопанной земле, — тем самым он его разгласил. <На этом месте> вырос тростник. 5. Один пастух сделал из него флейту; когда на ней играли, она говорила: «У царя Мидаса — ослиные уши», — это она усвоила от земли. 6. Некоторые передают, что с Аполлоном состязался не Пан, а Марсий.

90. Арахна и Минерва[128]

1. Лидиянка Арахна, дочь Идмона и Гипепы, завоевала славу в искусстве ткать по шерсти. 2. Она также превосходила всех женщин в материнском усердии и однажды в праздничные дни похвалилась больше, чем подобает смертной, вызвав на состязание Минерву. 3. Та, обернувшись старухой, пришла к ней, чтобы умерить её дерзость, но, когда увидела, что Арахна настаивает на состязании, приняла собственную внешность и вышла на соревнование, заранее обозначив, что надо соткать. 4. Побежденная и с презрением отвергнутая Минервой, Арахна повесилась. Но в награду за усердие, перенятое от Минервы, она была превращена в паука, чтобы бесцельно заниматься бесполезным делом.

91. Алкеста[129]

1. Адмет, царь Греции, попросил в жены Алкесту. 2. Её отец объявил, что получит её в жены тот, кто запряжет в свою колесницу двух различных зверей. 3. Адмет обратился за помощью к Аполлону и Геркулесу, и они запрягли ему в колесницу льва и вепря; так он получил в жены Алкесту. 4. <Однажды> Адмет, заболев и чувствуя приближение смерти, взмолился к Аполлону; тот же сказал, что никак не может ему помочь, если только кто-нибудь из его близких добровольно не примет за него смерть. Это сделала Алкеста. 5. Когда же Геркулес спускался в преисподнюю, чтобы увести пса Трицербера, он и её оттуда освободил. 6. Адмета считают примером <здравого> смысла, Алкесту же — отваги.

92. Нептун и Амик[130]

1. Нептун, соединившись в любви с нимфой Мелопой, имел от нее сына Амика, царя бебриков. 2. Тот, нарушив закон <гостеприимства>, обычно принимал у себя прибывших чужеземцев и заставлял биться с ним на кулаках; выходя победителем, он их убивал. 3. Когда уже многие испытали на себе такую его жестокость, он, наконец, был побежден в таком же состязании и заплатил смертью Поллуксу, который плыл с аргонавтами к колхам за золотым руном.

93. Нептун и Эрик[131]

1. Когда Нептун заметил, что Венера прогуливается по берегу моря в Сицилии, он ею овладел; забеременев, она родила сына, которого назвала Эрик. 2. Царствуя в Сицилии и полагаясь на свои силы, он установил правило, чтобы все приезжие бились с ним на кулаках. 3. Когда туда прибыл Геркулес, гнавший из Испании стада Гериона, он вступил с Эриком в борьбу, победил его и убил. 4. По его имени гора в Сицилии называется Эрик.

94. Арион и дельфины[132]

1. «Меж дельфинов — самим Арионом» — он был наилучшим кифаредом с Лесбоса. 2. Направляясь с большим богатством из Тарента в Коринф и видя, что ему грозит гибель в море вследствие заговора моряков, он попросил <разрешения> немного спеть в сопровождении кифары. 3. И когда на эти звуки приплыли дельфины, он вскочил на одного из них и так избежал угрожавшей ему опасности.

95. О прорицалище голубок[133]

1. Говорят, в Эпире была роща, в которой ответ давали голубки. 2. Придумали это потому, что по-фессалийски словом peliades обозначаются и голубки и прорицательницы.

96. Антиопа, Зеф и Амфион[134]

1. Антиопа, дочь Никтея, была коварно обесчещена Эпафом; поэтому её муж Лик изгнал её и взял после этого в жены Дирку, <у которой было подозрение, что муж втайне продолжает спать с Антиопой>. Она приказала слугам заковать ее в цепи и заключить в темницу. 2. Когда у Антиопы наступило время родов, по воле Юпитера она освободилась от цепей и, разрешившись от бремени на горе Киферон (или Аракинф), родила Зефа и Амфиона. 3. Какой-то пастух воспитал их, как своих <детей>. Когда мать впоследствии узнала их, они убили Лика, отомстив за причиненную ей несправедливость. Дирку же они лишили жизни, привязав к рогам дикого быка. 4. Говорят, что из её крови возникло Диркейское болото, находящееся в Фивах. 5. Из двух сыновей Амфион предавался игре на кифаре и так, говорят, на ней играл, что умел сзывать к себе горы, леса и скалы. Эти скалы и камни брат его Зеф принес в Фивы; из них он, говорят, построил городские стены. 6. Амфиона же называют Диркейским от источника Дирки, так как боги превратили в него его мать; и источник возник из её крови в Фивах, «на Аракинфе актейском».

97. Никтимона[135]

1. Никтимона, сойдясь с родным отцом и узнав о совершенном ею преступлении, скрылась в лесах и избегала света дня. Боги из сострадания превратили ее в птицу. 2. Но и птицы, <глядя на нее>, цепенеют от столь безобразного преступления.

98. Главк[136]

1. Главк был рыбаком из города Анфедон. 2. Когда он выбросил на траву на берегу пойманных рыб и они, ожив, устремились в море, он понял, что трава обладает некой <чудесной> силой. Поев её, он превратился в морское божество.

99. Главк и Венера[137]

1. Потния это город, откуда происходил Главк. 2. Так как он пренебрегал священнодействиями в честь Венеры, разгневанная богиня наслала бешенство на лошадей, которых он запрягал в колесницу, и они растерзали его в куски. 3. Это, конечно, придумано, будто Венера наслала на них бешенство, так как <на самом деле> Главк был растерзан лошадьми, обезумевшими от чрезмерной похоти: ведь он препятствовал их случке, чтобы они были быстрее в беге.

100. Хелона и Меркурий[138]

1. Некая дева по имени Хелона не умела держать язык за зубами. 2. А именно, когда Юпитер женился на Юноне, он велел Меркурию пригласить на свадьбу всех богов, людей и животных. 3. Из них одна Хелона в насмешку пренебрегла свадьбой и отказалась придти. 4. Когда Меркурий заметил, что её нет, он снова спустился на землю и сбросил в море дом Хелоны, расположенный над рекой. Саму Хелону он превратил в животное, названное её именем (мы называем его черепахой), и сделал так, что она в наказание носит у себя на спине собственную покатую крышу. Отсюда небрежно построенным домам дают такое название[139].

Книга вторая[140]

1. Сатурн и его сыновья[141]

1. Говорят, старец Сатурн был сыном Поллура, супругом Опс, <ходил> с покрытой головой и с косой <в руке>. 2. Он, говорят, правил и подчинил себе много царств, почему и обладал большим могуществом и считался за высшего бога. 3. От Реи у него было три сына: Юпитер, Нептун, Плутон. 4. Из них один, а именно Юпитер, отсек у отца мошонку и бросил ее в море; из <поднятой ею> пены родилась Венера, богиня похоти. 5. Затем братья по жребию разделили между собой весь мир: Юпитер захватил небо, Нептун — море, Плутон — преисподнюю. 6. И поскольку все братья имели в своем царстве, по-видимому, <равную> власть, у каждого был свой признак: у Юпитера — тройная молния, у Нептуна — трезубец, у Плутона — Цербер о трех головах.

2. Сатурн, Филира и Хирон[142]

1. В то время, как Сатурн сочетался со своей возлюбленной Филирой, явилась его супруга Опс. Испугавшись ее присутствия, он настолько правдоподобно превратился в коня, насколько это доступно богу. 2. Вследствие этого родился Хирон, наполовину человек, наполовину конь. 3. Этот Хирон был первым изобретателем врачебного искусства, которому позднее он научил Эскулапа.

3. Рождение Юпитера[143]

1. Сатурн, узнав из прорицания Фемиды, что его сын может лишить его царства, проглатывал детей, рожденных его супругой Реей. 2. Она же, когда родился Юпитер, восхищенная его красотой, поручила его нимфам с горы Дикты на Крите, где его кормили пчелы и приставлены были к нему куреты и корибанты, чтобы грохотом <своих доспехов> заглушать плач ребенка. А сами они — прислужники Матери богов. 3. Но, когда Юпитер родился и мать хотела скрыть его рождение, она послала Сатурну камень, которому был придан образ мальчика; его называют агадир, и природа его непрестанно меняется. Схватив камень, Сатурн разгрыз его зубами и съел.

4. Юпитер, Сатурн и Венера[144]

1. Когда однажды Сатурн вышел по естественной нужде, уже выросший Юпитер, схватив нож, отрезал у него мошонку и бросил ее в море. Из ее пены родилась Венера. 2. И вскоре Юпитер изгнал отца из царства. 3. Но Сатурн бежал в Лаций, в Италии, и там скрылся. А под властью Юпитера окончился длившийся вплоть до него золотой век, который называют золотым из-за простоты человеческой жизни. 4. Юпитер взял в жены свою сестру Юнону. 5. Иносказательно Юпитера ставят на первое место, как огонь, — отсюда он и по-гречески называется Зевсом, что значит «жизнь» или «жар»; второй считают Юнону как воздух.

5. Юнона и сады Гесперид[145]

1. Говорят, когда Юпитер женился на Юноне, пришла Земля и принесла ветвь с золотыми яблоками. Восхищенная Юнона попросила у нее посадить их в ее саду, который простирался до горы Атланта. 2. Так как его дочери часто срывали с дерева яблоки, Юнона, говорят, поставила там сторожем неусыпного дракона, которого впоследствии убил Геркулес.

6. Нептун[146]

1. Нептун называется как если бы «гремящий из облака». Греки зовут его Посидоном. По могуществу он третий после Юпитера и Юноны и начальствует над водной стихией. 2. Его изображают с трезубцем, так как вода от природы обладает тремя свойствами: она течет, оплодотворяет и поит. 3. В качестве супруги Нептуну придают Амфитриту (ведь amphi по-гречески значит «вокруг»), потому что вода заключена в трех стихиях. 4. От Венеры у Нептуна сын Эрик, царь Сицилии, от нимфы Меропы — Амик, царь бебриков.

7. Плутон[147]

1. Говорят, что Плутон, брат Юпитера и Нептуна, стоит во главе земель, потому что plutos по-гречески значит «богатство». 2. Другие называют его Орком как принимающего умерших, потому что он начальствует <над ними>, будучи скрыт во мраке преисподней. 3. У его ног помещают пса Трицербера, так как вражда между смертными возникает в трех видах: от природы, по <какой-либо> причине и по случайному <совпадению>.

8. Три фурии или Евмениды[148]

1. Говорят, что Плутону прислуживают три фурии, называемые Евменидами. 2. Из них первая зовется Алекто, что по-гречески значит «непримиримая»; вторая — Тисифона, то есть «их голос»; третья — Мегера, то есть «великая схватка». 3. Вместо волос у них змеи.

9. Три богини Судьбы[149]

1. Плутону придают также трех богинь Судьбы. 2. По противоположности смысла их называют еще Парками, потому что они никого не щадят. 3. Клофо прядет нить, Лахесис ее вытягивает, Атропос обрезает. 4. Клофо — греческое имя; по-латыни значит «призывающая», Лахесис — «жребий», Атропос — «в беспорядке».

10. Три гарпии или Стимфалиды[150]

1. Трем гарпиям назначено нести стражу в преисподней. 2. Аэлло жадно ожидает <свою жертву>, Окипета ее хватает, Келено прячет. 3. Аэлло означает «хватающая чужое», Окипета — «быстро уносящая», Келено — «черная».

11. Прозерпина или Диана[151]

1. Прозерпину, дочь Цереры, считают супругой Плутона. 2. Ибо Церера обозначает радость и является богиней хлеба. 3. А Прозерпина так называется потому, что из-за нее произрастают плоды. 4. Ее называют также Вестой, потому что она убрана травой или другими предметами. 5. Она же зовется еще Дианой, то есть Дуаной, так как луна видна и днем и ночью. 6. Утверждают также, что она — Луцина, ибо она светит. 7. Ее же зовут Тривией, так как она изображается с тремя ликами; о ней Вергилий говорит: «Три лика у девы Дианы», потому что ее зовут и Луной, и Дианой, и Прозерпиной. 8. Она называется еще «Латониной девой» — по имени матери Латоны, и «Плутоновой супругой». 9. По-гречески имя ее — Геката.

12. Аполлон или Солнце[152]

1. Аполлона, сына Юпитера, брата Дианы, называют Солнцем. 2. Его называют также богом провидения, потому что солнце выводит на свет все, что скрыто. 3. Солнцем же его называют как «единственного», а также титаном, потому что он единственный из титанов, кто не восстал против Юпитера; еще называют его Фебом, — как бы эфебом, то есть юношей; потому и солнце изображают ребенком, что оно восходит каждый день и рождается с новым лучом. 4. Того же Аполлона называют еще Пифийским, по имени огромного змея Пифона, которого Аполлон уложил своими стрелами, а имя его взял как трофей, отчего и зовется Пифийским. 5. Ему придают также квадригу, — по той причине, что он поделил день на четыре части, или потому, что существует четыре времени года. 6. Имена четырех коней Солнца Актеон, Ламп, Эрифрей и Филогей. 7. Эрифрей по-гречески означает «красный», потому что поднимающееся утром солнце светит красным светом; Актеон — «сверкающий», Ламп — «пылающий», Филогея зовут «любящим землю», потому что вечером, чтобы уснуть, солнце ложится рядом с ней.

13. Девять муз[153]

1. Аполлону придают девять муз, его же самого присоединяют десятым к музам, так как человеческому голосу присущи десять артикуляций. 2. Вот имена муз и их объяснение: Клио, то есть «познавание» и «научное разыскание», она изобрела историю; Евтерпа, то есть «услаждающая», она изобрела флейту; Мельпомена, то есть «порождающая размышление», она создала трагедию; Талия, то есть «проворство», она создала комедию; Полимния, то есть «много помнящая», она изобрела реторику; Эрато, то есть «изобретающая подобное», она открыла геометрию; Терпсихора, то есть «услаждающая обучение», она изобрела псалтерий; Урания, то есть «небесная», она изобрела астрологию; Каллиопа, то есть «прекрасноголосая», она научила <людей> письму.

14. Аполлон, ворон и Коронида, дочь Флегия[154]

1. Под защитой Аполлона, как полагают, находится также ворон: то ли потому, что он один вопреки законам природы в самое знойное летнее время производит на свет из яиц потомство; то ли потому, что (согласно книгам для гадания по полету птиц) он один среди всех птиц способен издавать шестьдесят четыре звука с различными значениями. 2. Вот какая есть история. 3. Ворон, находясь под защитой Аполлона, когда бог совершал жертвоприношение, был послан разыскать источник с чистой водой и увидел множество смоковниц с недозревшими плодами. Дожидаясь, пока они созреют, он уселся на каком-то дереве. 4. И вот, когда смоквы созрели и ворон досыта их наелся, ожидавший его Аполлон увидел, что тот, торопясь, летит с полным кратером. 5. Говорят, что за этот проступок ворона — ведь, пока он медлил, Аполлон вынужден был воспользоваться другой водой — бог заклеймил его таким позором, что он не может пить, пока не созреют смоквы: на все эти дни горло у него становится дырявым. 6. Истр же и многие другие говорят, что Коронида, бывшая дочерью Флегия, родила от Аполлона Эскулапа; однако после этого с ней возлег Исхий, сын Элата. Когда ворон это увидел, он сообщил Аполлону, тот же за неблагоприятное известие сделал ворона, бывшего ранее белым, черным, а Исхия сразил своими стрелами.

15. Аполлон и Дафна или лавр[155]

1. Аполлону приписывают также покровительство лавру. 2. Ведь мы знаем, что Дафну, дочь реки Ладона в Аркадии, полюбил Аполлон и что Земля из сострадания превратила ее в лавр. 3. И где еще может расти лавр, как не у речных вод? 4. И, как пишут поэты, если возложить лавр на голову спящим, они увидят сны, которые окажутся правдивыми. 5. И Гиакинфа любили как Борей, так и Аполлон. 6. И, поскольку тот предпочитал наслаждаться любовью Аполлона, разгневанный Борей поразил его тем же самым диском, в метании которого он упражнялся. И он превратился в цветок, названный его именем.

16. Аполлон и Эридан[156]

1. Говорят, что Аполлон, он же Солнце, сойдясь с нимфой Клименой, родил Фаэтона, или Эридана. 2. Тот по просьбе отца и Дианы воскресил убитого Ипполита. 3. Затем, выпросив у отца колесницу, Фаэтон не смог ею управлять и, так как от его неумения стал пылать мир, он был сражен молнией Юпитера и упал в реку в Италии. 4. Тогда от сияния пламени он был назван Фаэтоном, а свое прежнее имя дал реке, отчего находим эти два имени смешанными: <так называют> и сына Солнца и реку. 5. Затем его сестры Фаетуса и Лампетия от плача превратились в тополя. 6. Аполлон в гневе перебил мастеров-сиканов, изготовивших молнии Юпитера, и за это Юпитер лишил его божественного достоинства и сверг с неба. 7. Изгнанный Аполлон в течение четырех лет пас стада царя Адмета у реки Евфрат, где у него было множество сыновей.

17. Меркурий и его мать Майя[157]

1. Юпитер возлег на горе Киллене с Майей и имел сына Меркурия, которого Юнона так полюбила, что кормила его собственной грудью и научила врачебному искусству. 2. Отец же вручил Меркурию лозу, названную кадуцеем; к кому он прикасался ее утолщенным концом, тот умирал; к кому — тонким, тот возвращался к жизни. 3. Говорят, бог был назван Меркурием, как если бы он бежал от одного к другому: ведь и речь бежит от одного человека к другому. Поэтому Меркурия изображают стремительно мчащимся. 4. Крылья на его голове и на ногах обозначают, что речь, будучи летучей, перемещается по воздуху. 5. Меркурия называют вестником, так как благодаря речи сообщаются все мысли. 6. Так же точно его называют наставником в воровстве, потому что речь обманывает души слушателей. 7. Он держит лозу, посредством которой разделяет змей, то есть, яды; ибо воюющих и враждующих успокаивает речь посредников, почему, согласно Ливию, послы о мире называются «носителями кадуцея». Ведь подобно тому, как фециалы объявляют войны, так мир устанавливается «носителями кадуцея». 8. По-гречески Меркурий называется Гермесом от слова «герменейя», что по-латински соответствует «толкованию». 9. Его называют также Тримегистом, то есть трижды величайшим, за его способности и знание многих ремесел. 10. А почему его изображают с собачьей головой, есть такое объяснение: потому-де, говорят, что среди всех животных собака считается самым умным и проницательным.

18. Семела и Отец Либер, ее сын[158]

1. Юпитер возлег с Семелой, у которой родился Отец Либер. 2. Когда Юпитер пришел к ней с молнией, Семела лопнула, и он, подняв ребенка, заключил его у себя в бедре; затем он отдал выкормить его Марону. 3. Либер завоевал Индию и был принят в число богов. 4. Включая Семелу, были четыре сестры, чьи имена Ино, Автоноя, Семела и Агава. Именно Агава, прибегнув к силе, отрубила голову у сына. 5. Эти четыре сестры называются вакханками и иносказательно обозначают четыре вида опьянения, то есть, пьянство, потерю памяти, похотливость, безумие. 6. А Юнона имела подозрение, что та же самая Семела, дочь Кадма и Гермионы, возлежала с Юпитером. Обернувшись старухой, чтобы отомстить ей с помощью обмана и не вызывая ничьей ненависти, она убеждает Семелу попросить у Юпитера столь значительный залог любви, чтобы их союз был равен его величию. 7. Так как Семела того добилась, бог вошел в ее дом, вооруженный громами и молниями. 8. Пламя сожгло дом Семелы, обманутой своим желанием, и ее самое, а уже зачатого Либера Юпитер во время пожара извлек из чрева у беременной и заключил в своем бедре. Затем, по прошествии месяцев, он тайно передал его выкормить нимфам, обитавшим на горе Нисе в Индии. 9. Было же их семь сестер, названных также додонскими нимфами; когда их прогнал Ликург, они бежали к Фетиде, как пишут Ферекид и Асклепиад. 10. По этой причине Юпитер их отблагодарил, поместив всех семерых среди созвездий, которые называются Гиадами. 11. Говорят, что Отец Либер, он же Дионис, восседает на тиграх, так как всякое пьянство всегда внушает свирепость; зовут его также Лиеем, как если бы он делал людей кроткими. 12. Изображают его юношей, потому что опьянение никогда не достигает зрелости.

19. Либер и Юпитер Аммон[159]

1. Когда Либер, он же Дионис, направлялся к индусам и вел войско через Ксероливию, он, изнуренный жаждой, взмолился о помощи к своему отцу Юпитеру. И тотчас он увидел источник и возле него — барана. 2. Вот почему впоследствии он воздвиг изображение Юпитера Аммона (называемого также от слова «песок») с головой барана. 3. Он изображается так еще и потому, что ответы его достаточно запутанные.

20. Либер и тирренцы[160]

1. Когда тирренские моряки нашли на берегу спящего Либера, они его схватили и тайно отнесли на свой корабль. 2. Когда Либер проснулся на корабле, он спросил, куда его везут. Те ответили, куда хочет. 3. Он сказал, <чтобы везли> на посвященный ему остров Наксос; они же стали поворачивать паруса в другую сторону. 4. Поэтому разгневанный бог сделал так, что перед их взорами появились посвященные ему тигры. Моряки, охваченные страхом перед ними, бросились стремглав в волны.

21. Отец Либер и царь Ликург[161]

1. Ликург был царем во Фракии. Он, как гласит молва, презирая Либера, стал рубить его виноградник и отсек себе голени. 2. В действительности же он был человеком трезвым, то есть, воздерживающимся <от вина>; между тем, известно, что такие люди от природы весьма жестоки, что говорят также о Демосфене.

22. Минерва[162]

1. Минерва, богиня мудрости, была изобретательницей многочисленных искусств. 2. По-гречески она зовется Афиной, по-латыни же Минервой, что обозначает «руководительница» в разных искусствах. 3. А что говорят, будто она родилась из головы Юпитера, то потому, что в голове помещается смысл мудрости, которая все изобретает. 4. Ее называют также Тритонией, потому что она, будучи девушкой, появилась, говорят, у Тритонова озера. 5. Она же называется также Палладой, либо от острова Паллены, где она выросла, либо от выражения pallein to dory, то есть, от броска копья, либо потому, что убила гиганта Палланта.

23. Еще о Минерве; Марсий[163]

1. Та же Минерва изобрела флейту, сделав ее из кости. 2. Когда она стала играть на ней на пиру богов и все боги начали насмехаться над тем, как у нее надуваются щеки, она отправилась к Тритонову болоту, увидела в воде свое изображение и отшвырнула флейту, сочтя безобразным вид своих надутых щек. 3. Марсий, найдя флейту и овладев игрой на ней, вызвал на состязание в искусстве Аполлона; оба они выбрали судьей царя Мидаса. 4. По его приговору побежденный Марсий понес наказание: его подвесили обнаженным и засекли до смерти розгами. И столько из него вытекло крови, что из нее родился источник, который упоминает Ювенал, говоря: «или как Марсий сраженный». 5. Другие передают, что нимфы, сатиры и остальные деревенские жители, лишившись музыки сатира Марсия, пролили по нему столько слез, что из них возникла река, которая называется Марсий. 6. Кое-кто говорит, что царь Мидас вынес неправильное решение, и за это Аполлон превратил его уши в ослиные. 7. Но об этом сказано в другом месте.

24. Приап и нимфа Лотис[164]

1. Лотис была какая-то нимфа. Когда ее преследовал влюбившийся в нее Приап, она из сострадания богов была превращена в дерево, которое обычно называют сирийским бобом. 2. Так и сам Приап был изгнан из города Лампсака из-за величины его мужского члена; впоследствии он был принят в число богов и удостоился стать божеством лесов. 3. О нем говорит Гораций:

Отгоняю воров я правой рукою И непристойным колом, покрашенным красною краской. А тростник на моей голове птиц прожорливых гонит, Их не пуская садиться в саду молодом на деревья.
4. Говорят также, что он покровительствует садам, способствуя их плодородию; и в самом деле, сады никогда не остаются бесплодными, в то время как вся остальная земля порождает что-нибудь только один раз <в году>.

25. Об изображении Пана[165]

1. Пан — деревенский бог, изображаемый по сходству с природой; поэтому он и называется Паном, что значит «все». 2. У него рога, похожие на солнечные лучи и на рога луны; лицо у него красное в подражание эфиру; на груди он носит усыпанную звездами небриду по образу звезд <на небе>; нижняя его часть косматая из-за <сходства> с деревьями, зарослями, дикими зверями; ноги у него козлиные, чтобы доказать прочность земли. 3. Он пользуется свирелью из семи тростинок, соответствующих небесной гармонии, в которой семь звуков. Поэтому Вергилий говорит: «семизвучными вторит ладами». 4. Он ходит с кривой калавропой, то есть с пастушеским посохом, так как вокруг него обращается год. 5. Так как он бог всей природы, то поэты изображают его в борьбе с богом Амуром, который его побеждает, потому что «все побеждает любовь». 6. Итак, он полюбил нимфу Сирингу. Когда он ее преследовал, она взмолилась о помощи к Земле, которая превратила ее в тростник. Чтобы успокоить свою любовь, Пан обломал его и сделал себе свирель.

26. Вулкан[166]

1. Так как Вулкан был безобразен, родители, то есть Юпитер и Юнона, отвергли его и забросили на остров Лемнос, где его вскормили обезьяны. 2. Хотя он изготовил молнии для Юпитера, он не был допущен к пирам богов. Впоследствии, когда он стал просить у отца своего Юпитера, чтобы тот выдал за него замуж Минерву, тот согласился при условии, что Вулкан сможет сам добиться согласия Минервы. 3. Однако, так как она отвергла его любовь и всячески ему сопротивлялась, он изверг на землю плод своей похоти. От этого родился мальчик со змеиными ногами, которого назвали Эрихфонием, то есть, рожденным землей и борьбой: ведь eris это борьба, a chthon — земля. 4. Чтобы скрыть безобразную форму своих ног, Эрихфоний пользовался повозкой, запряженной лошадьми; так он скрывал и свою позорную внешность.

27. Форк[167]

1. Говорят, Форк был сыном нимфы Фоосы и Нептуна; а как говорит Варрон, он был царем Корсики и Сардинии. 2. Когда он с большой частью своего войска потерпел в морской битве поражение от царя Атланта, его соратники придумали, что он превратился в морского бога.

28. Три горгоны и Персей[168]

1. У Форка были три дочери, Сфено, Евриала, Медуза, которые смотрели одним глазом и <на что> они смотрели, превращали в камень, почему они и назывались Горгонами, — от страха. Ибо слово «горгон» по-гречески означает «страх». 2. Против них послан был Персей с хрустальным щитом и гарпой, то есть, изогнутым дротом, и с помощью Минервы он их убил. 3. На самом деле, были три сестры одинаковой красоты; отсюда придумали, что они смотрели одним глазом. 4. Были же они очень богаты, откуда имя «горгоны», то есть, ge orges, что значит «возделывающие землю»: ведь что по-гречески ge, то по-латыни «земля», а orgia — «возделывание». 5. Когда их отец умер, старшая дочь Медуза унаследовала царство, а Персей, царь Азии, ее убил и отнял у нее царство. 6. Истина, однако, состоит в следующем: горгона означает «страх», Сфено — «слабость», Евриала — «широкая пропасть», Медуза — «безумие» или «забвение». А все это повергает людей в страх. 7. Персей же, который с помощью Минервы убил Горгону, олицетворяет собой доблесть, так как доблесть с помощью мудрости побеждает все страхи. 8. Из крови Горгоны родился Пегас, который означает славу, и своим копытом он произвел Кастальский источник или Пегасей, потому что доблесть, все преодолевая, завоевывает себе добрую славу. 9. Изображают, как будто поэты пьют из этого источника, так как поэтические вымыслы особенно способствуют славе. 10. Следует, однако, заметить, что Пегас был конем Нептуна.

29. Горгона Медуза[169]

1. Так как многие добивались горгоны Медузы вследствие ее красоты, она не смогла избежать союза с Нептуном. 2. Поскольку она возлегла с ним в храме Минервы, священном месте, которое она осквернила, богиня превратила ее волосы в змей, чтобы та, которой раньше добивалось множество женихов, своим безобразием обращала в бегство встречных.

30. Три грации[170]

1. Говорят, у Юпитера были от Юноны три дочери, прислужницы Венеры. Звали их Пасифея, Евгиала, Евфросина. 2. И, так как они ласковые и нежные, их называют грациями.

31. Лемносские женщины и Гипсипила[171]

1. Говорят, что женщины на Лемносе, хотя ежегодно приносили всем богам десятину от урожая, считали возможным пренебречь Венерой. 2. Она в гневе наградила их запахом, которым пахнет от козлов. Мужья прокляли их и, покинув Лемнос из ненависти к супругам, направились к фракийцам и потребовали себе в жены их дочерей. 3. Когда это стало известно женщинам на Лемносе, они, побуждаемые Венерой, составили заговор против всего мужского рода и уничтожили всех мужчин, возвратившихся из Фракии. 4. Среди них только Гипсипила оказала помощь своему отцу Фоанту, а именно, не только пощадила его, но и сопровождала в бегстве до морского берега. Затем Либер помог ему и привел его в благополучном плавании к острову Хиосу. 5. На Лемнос же прибыли аргонавты, которых женщины радушно приняли и соединились с ними. Гипсипила родила от Ясона сыновей Евна и Фоанта. Аргонавты, задержанные на много дней <на Лемносе>, вняв брани Геркулеса, отплыли. 6. А женщины на острове, поняв, что Гипсипила спасла отца, попытались ее убить. Она бежала, но ее захватили пираты, отвезли в Немею и продали в рабство царю этой земли Ликургу.

32. Данай и Эгисф[172]

1. У Даная, сына Бела, от многих жен было пятьдесят дочерей, столько же сыновей — у его брата Эгисфа, который потребовал, чтобы Данай соединил браком своих дочерей с его сыновьями. 2. Данай, получив от богов ответ, что погибнет от руки своего зятя, сначала, говорят, построил корабль и направился в Аргос, по названию которого корабль был назван Арго. 3. Эгисф послал своих сыновей преследовать брата и приказал им либо убить Даная, либо не возвращаться домой (как Агенор приказал своему сыну Кадму). 4. Прибыв в Аргос, сыновья Эгисфа развязали войну со своим дядей; Данай, увидев, что не может сопротивляться, отдал им в жены своих дочерей. 5. А те по приказу отца ночью все убили своих мужей, кроме Клитемнестры или Гиперместры, которая одна пощадила своего мужа Линкея. 6. Говорят, что за это преступление дочери Даная понесли наказание в царстве мертвых — они наполняют водой дырявую бочку.

33. Дардан и происхождение троянцев[173]

1. Дардан и Иасион были братьями, сыновьями Электры, дочери Атланта, но Дардан родился от Юпитера, Иасион — от Коринфа, по имени которого получили название гора и город. 2. Впоследствии, говорят, Дардан убил Иасиона. 3. Тот же Дардан по ответу оракула поменял место <своего проживания> из Этрурии, области в Италии, он прошел через Фракию и достиг Самоса, который назвал Самофракией. И отсюда он прибыл во Фригию, которую назвал по своему имени Дарданией. 4. От него родился Эрихфоний, который царствовал в этих местах. 5. От Эрихфония — Трос, которого хвалили за справедливость и благочестие; он, чтобы сохранить навечно в памяти свое имя, дал название Трое. 6. Трос имел также двух сыновей, Ила и Ассарака; первый из них как старший по возрасту был царем и назвал по своему имени Трою Илионом, Ассарак же отказался от первенства. 7. У Ила был сын Лаомедонт, у Лаомедонта первым родился Приам; Ассарак родил Капия, от которого произошел Анхис, родивший Энея.

34. Лаомедонт, Геркулес и Гесиона[174]

1. Лаомедонт, троянский царь, отец Приама, попросил Нептуна и Аполлона построить город Трою, пообещав им награду. Когда же они его построили, он отказался платить вознаграждение. 2. Поэтому Аполлон, негодуя, наслал на троянцев мор, а Нептун — морское чудовище. 3. Когда по этому поводу стали спрашивать совета у Аполлона, он дал двусмысленный ответ, что всех дочерей Лаомедонта надо отдать чудовищу, которое опустошало весь город. 4. В это время неожиданно явился Геркулес, направлявшийся к колхам, попросил в жены Гесиону, дочь царя, который ему ее пообещал, если он спасет ее от чудовища. 5. Геркулес, убив чудовище, потребовал себе обещанную супругу, но Лаомедонт его обманул. Негодуя, Геркулес разрушил троянские стены, а Гесиону отдал некоему своему сподвижнику Теламону. 6. От нее родился Тевкр; ибо известно, что Аякс был рожден другой. 7. Тогда Геркулес восстановил на отцовском царстве Приама, выкупленного союзниками.

35. Акеста и Гиппот[175]

1. Когда ранее упомянутый царь Лаомедонт отказался выполнить обещание, данное Аполлону и Нептуну, построившими ему город Трою, разгневанный Нептун наслал на город огромных морских чудовищ. 2. Аполлон, к которому по этому поводу обратились за советом, ответил, что чудовищу следует отдать благородных девушек. 3. Когда стали исполнять этот приказ и дочь царя Лаомедонта под давлением народного возмущения уже находилась в оковах, некий знатный человек Гиппот, боясь за свою дочь Акесту, посадил ее на корабль и предоставил воле судьбы. 4. Занесенная в Сицилию, она подверглась насилию со стороны бога реки Криниса, обернувшегося псом или медведем, и родила Акеста. 5. Тот основал город, назвав его по имени матери Троей; сейчас он называется Акестой.

36. Тевкр[176]

1. Когда Тевкр после разрушения Трои вернулся домой без брата, который в безумии покончил с собой из-за не доставшихся ему доспехов Ахилла, он был изгнан с Саламина и прибыл в Сидон. От него Дидона узнала все <о Троянской войне>. 2. Так как этот Тевкр не пришел на помощь своему брату, убитому, как утверждают некоторые, под Троей, не отвез на родину его прах и не взял с собой его маленького сына, полагали, что он его убил, дабы не делить наследства. 3. Изгнанный отцом, Тевкр прибыл к финикийскому царю Белу, который силой оружия покорил остров Кипр; здесь Тевкр после долгой войны основал город, который по имени своей родины назвал Саламином. 4. Этот Тевкр, вместе с данайцами, был врагом <троянцев>; но есть и другой Тевкр, по которому троянцев зовут тевкрами, — он после смерти Дардана возвел стены Трои и расширил город. 5. Аякс же и Ахилл были двоюродными братьями, так как Теламон и Пелей были братьями, сыновьями Эака.

37. Тифон и Аврора[177]

1. Тифон был братом троянского царя Лаомедонта. 2. Так как его полюбила Аврора, он попросил у нее очень долгой жизни и вследствие этого жил так долго, что из-за глубочайшей старости был превращен в цикаду. 3. Своего сына Мемнона, рожденного Авророй, он послал на помощь Трое; Мемнона же назвали «черным эфиопом», потому что при восходе зари освещение остается ненадежным. 4. Мемнон был убит и похоронен под Троей, и на его могилу ежегодно прилетают птицы, чтобы его почтить.

38. Пирр и Гелен[178]

1. Как читаем у историков, Ахилл, пронзенный стрелой Париса в храме фимбрейского Аполлона, умирая, попросил, чтобы после победы над Троей на его могиле принесли в жертву Поликсену. Это исполнил его сын Пирр, бывший у него от Деидамии. 2. Впоследствии у себя на родине, он нападал на Аполлона, а в его Дельфийском храме установил алтарь своего отца и начал совершать жертвоприношения. 3. Этот же Пирр, когда был убит Орестом, чью жену Гермиону он хотел похитить, еще дыша, приказал отдать его супругу Андромаху Гелену. 4. Хотя Пирр увел Гелена из Трои как пленника, тот во многих случаях надежно предостерегал его и взывал к его осторожности; поэтому Пирр отплатил ему таким благодеянием.

39. Диомед[179]

1. Диомед, он же Тидид, ранил Венеру, когда она в сражении вырвала из его рук своего сына Энея, окутав его облаком. Когда же он узнал, что вследствие гнева Венеры его жена в Аргосе ведет позорный образ жизни, он не захотел возвращаться, но занял часть Апулии. И, покорив всех обитателей горы Гарган, основал в этой области много городов. 2. А именно, он основал и Беневент, и Эквустутик, и Арпы, которые называются также Аргириппа; в этот город был послан из Тибура аргивянин Венул, а не в Арпин, который, как известно, находится в Кампании. 3. Отсюда и такой стих: «Так, увлекая стремглав из рядов тибуртинских добычу…»

40. О Диомеде и палладии[180]

1. Диомеду, претерпевшему много бедствий, оракул приказал вернуть троянцам палладий, который он держал при себе. 2. Когда он хотел исполнить это, он встретил Энея, совершавшего жертвоприношение; так как тот не стал нарушать порядок жертвоприношения, палладий принял Навт. 3. Поэтому семья Навтов сохраняла <право> творить священнодействия Минерве.

41. Спутники Диомеда[181]

1. Известно, что спутники Диомеда после смерти своего предводителя, которого они оплакивали без всякой меры, были превращены в птиц. 2. Сейчас этих птиц по-латыни зовут Диомедовыми, а греки называют их геродиями. 3. Живут же они на острове Электриде или Фебре, который находится недалеко от Калабрии и виден из города Тарента. 4. Мало того, об этих птицах говорят, что они с радостью летят навстречу греческим кораблям, но латинских решительно избегают, помня о своем происхождении.

42. Об острове Евбее и Навплии, отце Паламеда[182]

1. Евбея это остров, на котором есть Каферейский мыс; около него греки потерпели кораблекрушение. Ведь Навплий, отец Паламеда, опечаленный тем, что его сын погиб вследствие заговора, и видя, как греки страдают от бури, поднялся на Каферейский мыс и, выставив факел, дал знать, что по соседству находится гавань. 2. Греки были этим обмануты и потерпели кораблекрушение на самых неприступных скалах.

43. О другой Евбее и городе Кумах[183]

Есть также остров Евбея; из расположенного на нем города Халкиды жители отправились на поиски нового места для расселения, и недалеко от Бай (это место получило название от похороненного там Бая, спутника Улисса) нашли пустынный берег. Здесь, увидев беременную женщину, основали город, ибо такое знамение указывает, что город будет процветать. Назвали они его Кумами — <слово это обозначает> либо беременную, либо волны.

44. Мелеагр и Ойней[184]

1. Ойней — отец Тидея и Мелеагра, сын Парфаона, царь Этолии, чей город — знаменитейший Калидон. Величайшее могущество своего царства он погубил вследствие своего пренебрежения священными обрядами. 2. Принося ежегодные обеты ради процветания царства, он презрел божественное величие Дианы; из-за <оскорбления> ее на него обрушилось всеобщее негодование. Поэтому казалось, что он сумеет умилостивить всех, если почтит ее одну. 3. Она же наслала на его страну вепря огромной величины, которого население города прозвало разорителем Калидонской земли. 4. Ойней, сломленный жестокостью богини, объявил указом, что тот получит половину его царства, кто сразит чудовище. 5. Доблесть Мелеагра не устрашилась опасности. Будучи сам сыном Ойнея, он призвал молодежь собраться отовсюду для этого предприятия нового рода. 6. Среди них пришла Аталанта, дочь Иаса, величайшая охотница; она первой из всех поразила стрелой уже упомянутого вепря во время охоты в горах. 7. Затем Мелеагр выдержал нападение на него зверя и убил его; из благодарности к девушке, которая отличилась доблестью среди мужей, он отдал ей шкуру этого чудовища вместе с его головой как свидетельство ее славы. 8. Однако этот смело преподнесенный подарок потерял свое значение вследствие зависти, ибо Плексипп и Агенор, дядья Мелеагра со стороны матери, вознегодовали, что им была предпочтена девушка, и отобрали у нее дар. 9. Вызвав распрю, они ускорили собственную судьбу: Мелеагр, придя в негодование, попрал права кровного родства, убил брата своей матери Плексиппа и лишился сострадания с ее стороны. 10. Алфея жестоко отомстила за братьев, а именно, бросила в огонь головню, которую она хранила (когда родился Мелеагр, эта головня неожиданно оказалась во дворце, и ее появление было поставлено в связь с участью новорожденного: он-де будет жить до тех пор, пока сохраняется головня), и дала ей догореть, вызвав этим гибель сына. 11. Когда затем Алфея поняла, какое преступление совершила, она рассталась с жизнью, повесившись.

45. Клитемнестра и ее сын Орест[185]

1. Клитемнестра была супругой Агамемнона, которого при возвращении с Троянской войны убил ее любовник Эгисф. 2. Ибо, когда царь вошел в свой дом, Клитемнестра подала ему платье без отверстия для головы; когда он хотел его надеть и не мог найти это отверстие, ее любовник Эгисф убил его. 3. Того же впоследствии вместе с матерью убил Орест, отчего он лишился разума. 4. Ибо этот Орест, сын Агамемнона и Клитемнестры, прославленный на сцене в лучших трагедиях, когда он убил мать и Эгисфа, обезумел. 5. Побуждаемый своим товарищем Пиладом, он вошел в храм Аполлона, чтобы избавиться от фурий, но, когда хотел выйти, фурии на него напали. 6. Отсюда стих: «Но сидят на пороге мстящие Диры».

46. Европа и Юпитер[186]

1. Европа была дочерью греческого царя Агенора. 2. В то время, как она по обычаю девушек собирала цветы на лугах, Юпитер, приняв облик красавца-быка, обесчестил ее следующим образом. 3. Так как Меркурий по приказу отца переправился в Финикию, чтобы согнать на берег стада из этой области, Юпитер обратился в быка. 4. Смешавшись со стадом царя Агенора, он пробудил любовь к себе у девушек, гулявших на берегу. Понемногу, играя то с одной, то с другой, он под конец дал усесться себе на спину дочери Агенора (ведь это из-за страсти к ней он поменял свой облик), увез ее на остров Крит и там насладился ее ложем.

47. Агенор и его сын Кадм[187]

1. Агенор после похищения его дочери Европы послал ее братьев Кадма, Килика, Феника на розыски сестры, дав им приказ не возвращаться, если ее не найдут. 2. Килик, посетив различные страны, под конец основал Киликию; так же точно поступил Феник, дав свое имя Финикии. 3. Кадм, потеряв надежду увидеть отца, обратился к оракулу Аполлона, желая узнать, в какой части света ему обосноваться. 4. Итак, он получил ответ, что ему следует гнать впереди себя, отделив ее от стада, корову с изображением луны на боку, и там, где она, утомившись, ляжет на землю, основать город. Повинуясь указанию, Кадм достиг той земли, которую потом назвали Беотией (от слова «bus»). 5. Здесь, когда он послал спутников к источнику Марса набрать воды, а потом и сам за ними последовал, он обнаружил, что все они растерзаны драконом. 6. Увидев это, он убил змею и посеял вырванные у нее зубы; из них родилось множество воинов, которые вступили в междуусобную схватку, так что из всего множества уцелели только пять мужей. По воле Минервы они были приданы Кадму в качестве помощников при основании города Фив. 7. Имена их суть: Эхион, Идей, Хромий, Пелор, Гиперенон.

48. Кадм и Гермиона[188]

1. Кадм, сын Агенора, после того как оказался свидетелем своих несчастий, выразившихся в гибели внуков, возненавидел город Фивы и вместе со своей супругой Гермионой, дочерью Венеры и Марса, бежал на побережье Иллирийского залива. 2. Здесь он попросил у богов милости, чтобы его превратили в дракона, который с самого начала был причиной бедствий, — и вот мольба его исполнилась, и оба превратились в змей.

49. Ожерелье Гермионы[189]

1. Когда Гермиона, родившаяся от прелюбодеяния Марса и Венеры, вступала в брак с вышеупомянутым Кадмом, она получила в подарок золотое ожерелье, изготовленное Вулканом и таким образом пропитанное ядами, что всякий, носящий на себе это золото, неизбежно должен был рухнуть под гнетом бедствий. 2. Какими именно ядами было пропитано, согласно рассказам, это самое ожерелье, очень обстоятельно описывает Стаций. 3. Итак, Гермиона и ее муж Кадм были превращены в драконов; тогда ожерелье получила Агава, которая в припадке безумия умертвила своего сына Пенфея; потом — Семела, которую Юпитер по наущению Юноны сразил молнией; потом — Иокаста, жена Лаия, которая, сойдясь со своим сыном Эдипом, родила от него сыновей и дочерей; затем — Аргия, дочь царя Адраста, жена Полиника, которая убедила его начать войну против Фив; наконец, ожерелье получила Эрифила, жена прорицателя Амфиарая, которая предала мужа, не желавшего идти на войну, и заставила его идти почти против его воли.

50. Этеокл, Полиник и Амфиарай[190]

1. Фиванцы Этеокл и Полиник, будучи братьями, поделили царскую власть, заключив союз на том условии, чтобы один в течение года царствовал, а другой покидал родину, пока затем по истечении полного года не получит царской власти. 2. Итак, на первый год Полиник, младший брат, покинул царство, а на следующий год предъявил на него право, но встретил со стороны брата отказ. 3. Поэтому он обратился как изгнанник к царю аргивян Адрасту и, мужественно сражаясь под его началом, получил в жены его дочь Аргию. 4. Затем, так как брат продолжал отказывать ему в царской власти, Полиник объявил ему войну. 5. Было предсказано, что он выйдет победителем, если жрец Амфиарай пойдет на войну и будет поглощен землей. 6. Амфиарай же, зная, что его ждет смерть, укрылся в своем доме; однако его жена Эрифила, получив от Аргии, жены Полиника, золотое ожерелье, которое Вулкан изготовил для своей падчерицы Гермионы, выдала мужа. 7. Амфиарай, привлеченный к войне Полиником, был поглощен землей и вместе со своей колесницей доставлен живым в преисподнюю. 8. Сын его Алкмеон, желая отомстить за отца, убил мать, как Орест.

51. Аполлон и Сивилла[191]

1. Аполлон полюбил чистой любовью Сивиллу и предоставил ей возможность попросить, чего хочет. 2. Она зачерпнула руками песку и попросила даровать ей столь же долгую жизнь; Аполлон ответил, что это возможно, если она покинет остров Эрифрею, на котором жила, и никогда его больше не увидит. 3. Итак, уйдя оттуда, она достигла Кум, где у нее, утратившей все телесные силы, жизнь сохранилась в одном лишь голосе. 4. Когда об этом узнали ее сограждане, они, неизвестно, то ли из ненависти, то ли из сострадания послали ей письмо, запечатанное на древний манер белой глиной. Увидев землю с ее острова, Сивилла умерла. 5. Некоторые же говорят, что это та самая Сивилла, которая написала римские пророческие книги, поскольку после пожара в храме Аполлона они были доставлены в Рим <из Кум>, откуда была Сивилла.

52. Кенида — ни мужчина, ни женщина — и Нептун[192]

1. Кенида была девушкой, которой Нептун в награду за соединение с ним позволил изменить свой пол. 2. <Кеней> стал также неуязвим; сражаясь против кентавров в защиту лапифов, он под многочисленными ударами дубинок понемногу погрузился в землю. 3. Однако после смерти он вернул себе прежний пол. 4. Этими словами <Вергилий> выражает ту мысль Платона или Аристотеля, что вследствие метемпсихоза, то есть, превращения, души особенно часто меняют свой пол.

53. Тарпея[193]

1. Город Тарпея назван по имени девушки Тарпеи. 2. А именно, когда Ромул вел войну с сабинянами и поручил некоему Тарпею охранять кремль, его дочь Тарпея, отправившись по воду, попала в руки врагов. Так как они стали побуждать ее к предательству, она потребовала в качестве награды украшение с их левых рук, то есть, браслеты. 3. Итак, когда кремль был взят вследствие предательства, враги исполнили обещание и обрекли Тарпею на хитроумную смерть: они забросали ее щитами — ведь это и есть украшение левых рук — и таким образом лишили ее жизни. 4. Погребенная на этом месте, она дала ему название Тарпеи.

54. Ниоба и ее сыновья[194]

1. Ниоба — дочь Тантала, жена Амфиона, происходившая с Сипила в Лидии; от Амфиона у нее было семь сыновей и семь дочерей, то есть, всего четырнадцать. 2. Вот их имена: Архемор, Антагор, Тантал, Федим, Синил, Ксенарх, Евпинит; дочери: Астикратия, Пелопия, Хлорида, Клеодокса, Огигия, Фтия, Неэра. 3. Так как Ниоба гордилась их числом и говорила: «Если так почитают и славят Латону за то, что она родила близнецов, то насколько больше достойна почитания я, которая родила четырнадцать детей!», Аполлон и Диана (она же — Тривия) перебили стрелами ее, и мужа, и всех сыновей. 4. Отсюда у Ювенала:

О, пощади, умоляю, Пеан, и ты, о богиня, Стрелы сложи; неповинны сыны! Только мать поражайте!

55. Акрисий и Даная[195]

1. У Акрисия, царя аргивян, была дочь по имени Даная, отличавшаяся удивительным изяществом. 2. Когда он узнал, что может погибнуть от ее потомства, он построил медную башню и заключил в нее свою дочь, приказав многочисленной охране ее сторожить. 3. Тогда Юпитер, обратившись золотым дождем, возлег с ней, проскользнув через крышу в лоно девушки; говорят, что от этого союза родился Персей. 4. Отсюда у Теренция: «…сам бог прокрался в дом чужой // Тайком, через отверстие, и обманул он женщину». 5. Если же говорят, что он возлег с Данаей, обратившись золотым дождем, то потому, что он подкупил сторожей золотом и таким образом с нею сошелся. 6. Когда отец узнал, что дочь его беременна, он посадил ее на корабль, чтобы она плыла, куда понесет ее судьба. 7. Однако благодаря состраданию богов Даная была отнесена в надежное место, то есть, в Италию, и обнаружена рыбаком Персеем; здесь она родила мальчика, которого назвала Персеем. 8. Она была представлена также царю этой провинции, который женился на ней. Вместе с нею он основал также Ардею, от жителей которой хотят вывести происхождение Турна. 9. Юпитер отдал Персея на воспитание какому-то царю, а раздосадованная Юнона начала преследовать его с невыразимой ненавистью и внушила царю погубить его каким-нибудь способом. Царь послал его уничтожить разных чудовищ, как Химеру, Горгону и Медузу.

56. Лаодамия[196]

1. Лаодамия была женой Протесилая. 2. Узнав, что он погиб в Троянской войне, она пожелала увидеть его тень. 3. Когда ей это было позволено, она, не расставаясь с тенью <мужа>, умерла в ее объятьях.

57. Филлида и Демофонт[197]

1. Филлида была фракийской царицей. 2. Она полюбила Демофонта, сына Тесея, царя афинян, возвращавшегося с Троянской войны, и захотела выйти за него замуж. Он сказал, что сначала устроит свои дела и вернется к ней для бракосочетания. 3. Так как он ушел и задержался <с возвращением>, Филлида, обуянная нетерпением страсти и горем, думая, что ею пренебрегли, окончила жизнь в петле и была превращена в миндальное дерево без листьев. 4. Возвратившийся потом Демофонт, узнав, что с нею произошло, обнял ствол, который, как бы почувствовав приход супруга, выпустил листья. 5. Поэтому и листья, которые раньше назывались petala, теперь по имени Филлиды называются phylla.

58. Алкон[198]

1. Критянин Алкон был самым замечательным лучником. 2. Когда на его сына напал дракон, он с таким искусством направил стрелу, что она слету проникла в дракона, нанеся ему рану, но не попала в сына. Этим он заслужил славу.

59. Кодр[199]

1. Кодр был царем афинян. 2. Когда началась война между спартанцами и афинянами, оракул ответил, что победить могут те, чей предводитель погибнет. Тогда Кодр в бедной одежде отправился к стоявшим по соседству вражеским шатрам и своей руганью побудил его убить. Так он, никем не узнанный, исполнил предсказание.

60. Пирифой и Марс[200]

1. Пирифой, царь лапифов, справляя свадьбу, созвал на пир соседний народ кентавров, с которым он также состоял в родстве, и всех богов за исключением Марса, вследствие чего разгневанный бог наслал <на собравшихся> безумие, и кентавры завязали войну с лапифами. 2. Отсюда у Вергилия: «Но ведь Марсу силы достало // Диких лапифов сгубить». 3. Кентавры же — сыновья Иксиона и облака, которому Юнона придала свою внешность и подставила его Иксиону.

61. Фессалийцы и кентавры[201]

1. Пелефроний — город в Фессалии, где впервые был найден способ приручения лошадей. 2. Ибо однажды какой-то фессалийский царь, когда его коровы обезумели от оводов, приказал своим слугам собрать их, но тем не удалось догнать их бегом. Тогда они вскочили на лошадей и благодаря их быстроте сумели догнать стадо и ударами стрекал загнать его в стойло. 3. Когда же увидели либо их в быстром беге, либо, как лошади, наклонив головы, пьют воду в реке Пенсе, то поверили выдумке, будто это кентавры.

62. Финикийская жрица[202]

1. Финикиянка Дриопа была жрицей Отца Либера. 2. Однажды, тайно забеременев, она тащила за рога к алтарю быка для жертвоприношения, забыв о своем бремени, и от чрезмерного напряжения ребенок выпал из матки.

63. Сизиф и Эгина[203]

1. Вот за что Сизиф подвергается такому наказанию. Юпитер полюбил Эгину, дочь Асопа, тайно похитил ее, обманув бдительность отца, и признался в содеянном Сизифу, тот же по человеческому легкомыслию сообщил об этом отцу, который разыскивал дочь. Поэтому, говорят, он безостановочно катит в гору камень. 2. Или иначе: Сизиф это тот, кто катит в преисподней большой камень, потому что многих убил огромным камнем.

64. Аретуса и Алфей[204]

1. Говорят, что нимфа Аретуса купалась после охоты в реке Алфее. 2. Когда <бог реки> ее возжелал, она же предпочла от него бежать, боги из сострадания превратили ее в источник, который по тайным путям достигает в своем течении Сицилии. 3. Говорят, что и Алфей преследует ее вплоть до Сицилии.

65. Скирон[205]

Говорят, что Скирон, сидя на высокой скале, заставлял проходивших мимо него мыть ему ноги. Пока же они это делали, он неожиданно сбрасывал их в пропасть.

66. Кротоп и Кореб[206]

1. Кротоп был царем аргивян. Дочь его обесчестил Аполлон. 2. Отец в негодовании убил дочь, так как она была жрицей Весты и должна была всегда хранить девичество. 3. В отмщение за нее Аполлон наслал ужасное чудовище, которое убил некий храбрейший юноша Кореб. 4. Эту историю в высшей степени изящно описывает Стаций. 5. Само же чудовище прозывалось Ламией. 6. Ведь Ламии это рвы в полях, полные воды, или водовороты на реках, почему того самого свирепого зверя и называли Ламией.

67. Сфинга[207]

1. Сфинга была неким чудовищем, которое, сидя на скале, загадывало загадку проходившим мимо него и растерзывало когтями и зубами тех, кто не мог ее отгадать. 2. Проходя мимо нее, Эдип отгадал загадку, а ее самое убил.

68. Маг Атрак[208]

1. Фессалийский царь Атрак был отцом Гипподамии, на которой женился Пирифой. 2. Он первым открыл в Фессалии искусство магии.

69. Река Ликорм[209]

1. Ликорм — некая река, которую называют также Фебен. Вблизи нее был убит Геркулесом Несс, когда он возлег с его женой Деянирой. 2. Она же побудила Геркулеса надеть тунику, пропитанную кровью кентавра Несса, отчего тому пришлось терпеть, как тело его было охвачено невыносимым огнем.

70. Минос[210]

1. Критянин Минос, которому было достаточно одного высокого происхождения, чтобы обеспечить ему славу и почет, заслужил мягкостью характера, что люди больше восхищались его нравом, чем влиянием, на которое давал право его род. 2. А был он царем Крита, и при том в жизни настолько милостивым, что те, кем он повелевал, были рады — и это удивительно — иметь такого господина. 3. Наконец, и после смерти он заслужил своей кротостью, что судьба не лишила его почета: говорят, в преисподней он судит смертных в их последний час. 4. В самом деле, древние греки говорили, что, подобно тому, как нечестивые и жестокие люди несут наказание в преисподней, так и хорошие люди после смерти получают награду за хороший образ жизни. 5. Примером же добросердечия является, что Минос вел себя не как царь или тиран, а как один из народа, и это — величайшая похвала.

71. Диана Таврическая[211]

1. Существовал обычай умилостивлять человеческой кровью таврическую Диану, которую Орест привез из Скифии. 2. Когда ее изображение было доставлено в Лаконию, <люди испугались>, как бы не возникло осквернения, если прервется такое торжественное жертвоприношение, но и <не захотели>, чтобы в Греции повиновались такой жестокости. Поэтому было придумано, чтобы мальчики состязались между собой, подвергаясь бичеванию и доказывая этим свою выносливость. 3. Положив их пред алтарем Дианы, их бичевали до тех пор, пока из тела не польется кровь, которая считалась заменяющей жертвоприношение.

72. Аталанта и Мелеагр[212]

1. Аталанта, дочь царя Паса, избегая всякого соития, стала спутницей Дианы в охоте. 2. Мелеагр овладел ею силой, и она родила сына, которого назвала Парфенопеем, так как долго скрывала его зачатие под видом девичества.

73. Почему Венера любит голубку[213]

1. Читали мы, что бог Купидон и Венера сошли однажды ради забавы в какие-то сияющие луга и завязали шутливое соревнование, кто из них соберет больше цветов. 2. Купидон, говорят, пользуясь быстротой крыльев, собрал больше; однако некая нимфа Перистера, неожиданно примчавшись на помощь Венере в собирании цветов, сделала ее победительницей Купидона. 3. Поэтому бог Купидон, негодуя, что у него вырвали пальму славы, превратил нимфу в голубку, которая и зовется по-гречески peristera. 4. Поэтому, говорят, голубка находится под покровительством Венеры.

74. Юпитер, Юнона и Вулкан[214]

1. Юпитер и Юнона захотели подтвердить свою божественную сущность и родить без соития: Юпитер произвел на свет из своей бороды Минерву, Юнона из своего бедра — Вулкана. 2. Он родился безобразным и поэтому был сброшен с неба, но Плутон из сострадания препоручил его циклопам, которые изготовляют молнии Юпитера; однако Вулкан остался хромым. 3. Когда же он вырос, то по совету Плутона сделал золотое кресло, чтобы узнать своих родителей. Сев в него, Юнона засмеялась, и Вулкан понял, что она его мать.

75. Храм Юноны[215]

1. Был храм Юноны, в котором у Геркулеса был стол и у Дианы ложе. 2. Туда приводили детей, чтобы ели со стола и таким образом набирались сил, и ночевали на ложе Дианы, чтобы были всеми любимы и прибывало у них потомство.

76. Стикс и Виктория[216]

1. Стикс это некая болотистая река в преисподней, о которой читаем следующее: «Боги боятся ей клясться и данную клятву нарушить». 2. Среди выдумок существует и такая, будто Виктория, дочь Стикс, помогла Юпитеру в войне с гигантами; в вознаграждение за это Юпитер потребовал, чтобы боги, клянясь ее матерью, не смели лгать. 3. Причина же этого вот какая: стикс значит «печаль», поэтому имя Стикс происходит от печали. Боги же всегда счастливы (потому что бессмертны), следовательно не испытывают печали и клянутся понятием, противным их природе. 4. В воду Стикс Фетида погрузила Ахилла, боясь его смерти (ведь он родился от смертного отца), и сделала всего неуязвимым, кроме стоп.

77. Антигона[217]

1. Антигона, дочь Лаомедонта, <славившаяся> красотой волос, похвалилась, что превосходит внешностью Юнону; поэтому разгневанная Юнона превратила ее волосы в змей. 2. Пока Антигона купалась, боги из сострадания превратили ее в аиста; рассказывают, что по этой причине аист — враг змей.

78. Аполлон и Кассандра[218]

1. Когда Аполлон полюбил Кассандру, дочь Приама, он попросил ее сойтись с ним на том условии, что научит ее искусству прорицания. 2. Когда она пообещала исполнить его желание, он одарил ее искусством прорицания. 3. Затем Аполлон, даровав ей эту способность, был обманут в надежде на обещанное соединение и лишил ее <людского> доверия, хоть она и говорила правду.

79. Минерва в гневе на греков[219]

1. История гласит, что Минерва разгневалась на греков вследствие <учиненного> бесчестья над Кассандрой (которую опозорил в храме Минервы Аякс, сын Оилея, один из греческих вождей) или потому, что победители из-за высокомерия не захотели принести ей жертву; поэтому при возвращении она изнурила их ужаснейшей бурей и разбросала во все стороны. 2. Гораций: «Когда сгорела Троя и Паллады гнев…» 3. В действительности дело обстоит таким образом, что греки пострадали от бури в весеннее равноденствие, когда «Минервины раскаты», то есть, молнии, вызывают самые грозные бури. 4. Ведь как под созвездием Овна распознают Минерву, так говорят, что под знаком Близнецов — Аполлона и Геркулеса.

80. Пик и Помона[220]

1. Пика полюбила Помона, богиня плодов, и по его желанию вышла за него замуж. 2. Когда впоследствии его полюбила Цирцея и была им отвергнута, она в гневе превратила его в Марсова дятла (сорока — другая птица). 3. Придумано же это потому, что Пик был авгуром и содержал дома дятла, через которого узнавал будущее, как на это указывают книги понтификов. 4. Ведь очень кстати выше <поэт> придает ему жезл, являющийся признаком авгуров.

81. Астрей и Аврора[221]

1. Зефиры это ветры, родившиеся, по представлениям греков, от Астрея и Авроры; оттуда же ведут свое происхождение титаны, предводительствуемые Атлантом. 2. Из-за Эпафа, родившегося у Ио, Юнона побудила их поднять оружие против Юпитера. Затем, побежденные с помощью богов, они понесли наказание; на Атланта он возложил в виде бремени небо. 3. Отсюда у Вергилия: «Вот до чего вы дошли, возгордившись родом высоким!» 4. Эти же ветры называются разными именами как у греков, так и у нас: они называют Зефиром, мы — Астром; мы — Аквилоном, они — Бореем; они — Эвром, мы — Африкой. 5. Вергилий: «…и тотчас хладеет // Тело, и жизнь покидает его, развеяна ветром».

82. Юпитер и Ганимед[222]

1. Ганимед, сын Троила, сына Приама, прекрасной внешностью превосходил остальных троянцев и постоянно занимался охотой в лесу на горе Иде. Отсюда он был похищен на небо оруженосцем Юпитера (то есть, орлом, который всегда носил его молнии) и сделан виночерпием богов. 2. Раньше эту обязанность исполняла Геба, дочь Миноса, сына Юпитера. 3. Или иначе: Юпитер, чтобы не навлечь на себя позор совокуплением с юношей (то есть, мужским полом), обратившись орлом, похитил Ганимеда на горе Иде и сделал его виночерпием на небе.

83. Лириопа и Нарцисс[223]

1. Нимфа Лириопа родила от реки Кефиса Нарцисса, которому Тиресий предсказал всяческое благополучие, если он не будет ничего знать о своей красоте. 2. Итак, когда его полюбила Эхо и не могла найти никакого способа, чтобы им овладеть, то в тоске по юноше, который от нее бежал, преследуемый отчаянными воплями, она истаяла, и остатки ее тела превратились в камень. 3. Это случилось с ней из-за гнева Юноны, которую она часто задерживала своей болтовней, так что та не успевала застигнуть Юпитера, пока он в горах гонялся за нимфами. 4. Говорят, что Эхо — дочь Юноны; из-за ее безобразия ее скрыли в горах, чтобы никто не мог ее видеть, а слышался только голос, даже после ее смерти. 5. Что касается вышеназванного Нарцисса, то за проявленную им жестокость к Эхо Немесида (то есть, судьба, мстящая за отвергнутых с презрением) заставила его влюбиться в себя, чтобы его сжигало не меньшее пламя, чем Эхо. 6. Когда Нарцисс, утомленный непрерывной охотой, улегся в роще близ ручья и, черпая воду, увидел свое отражение и долго на нем задержался, он в конце концов истаял так, что умер. 7. Из его останков вырос цветок, который нимфы Наяды, оплакивая долю брата, назвали именем Нарцисса.

84. Сирены и Прозерпина[224]

1. Когда Сирены, дочери реки Ахелоя и музы Мельпомены, разыскивали похищенную Прозерпину и никак не могли ее найти, они, наконец, попросили у богов превратить их в птиц, чтобы иметь возможность искать ее не только на земле, но и на море. 2. В конце концов, они достигли скалы Марса, которая нависает над самым морем. 3. Судьбой им было назначено оставаться невредимыми, пока смертные не услышат их голоса. 4. Случилось, однако, так, что Улисс, предупрежденный Цирцеей, дочерью Солнца, проплыл мимо. И тогда они бросились <в море>.

85. Латона и ликийские крестьяне[225]

1. Латона, дочь гиганта Коея, не могла родить зачатых от Юпитера Аполлона и Диану, так как ни одна страна не давала убежища в ее скитаниях, — таков был гнев Юноны на Юпитера за его прелюбодеяние. Наконец она пришла в Ликию. 2. И когда Латона, в летний зной, хотела утолить жажду, ей помешали подойти к воде люди, которые собирали на берегу камыш. 3. Поэтому, воспламененная гневом, она попросила у богов, чтобы насельники этого места никогда не нуждались в озерной воде. Услышав ее мольбы, Юпитер превратил земледельцев в лягушек.

86. Медея, Ясон, Эсон и кормилицы Отца Либера[226]

1. После того как Ясон привез в Грецию Медею и во исполнение обещания женился на ней, он, испытав во многом ее способности, попросил вернуть молодость его отцу Эсону. 2. Медея же, еще не забыв прежнюю любовь к Ясону, нисколько не стала отказываться. Она взяла котел, сварила собранные в разных странах различного рода травы, значение которых она знала, и погрузила Эсона в горячие травы, вернув ему прежнюю жизненную силу. 3. Отец Либер, увидев, как Медея своими снадобьями избавила от старости Эсона, попросил, чтобы она оказала помощь его кормилицам, вернув им силу юности. 4. Повинуясь его воле и <желая отблагодарить за его> помощь, Медея вернула им прежнюю юность, как и Эсону, с помощью тех же средств, и воздала <этим> вечную благодарность Либеру.

87. Девкалион и Пирра[227]

1. Юпитер, вследствие наглости Ликаона и прочих смертных, которые пытались своими преступлениями посягнуть даже на могущество богов, затопил весь мир потоками ливней. 2. Впрочем, первый потоп произошел при фиванском царе Огиге, не при Сатурне; второй — при Юпитере, который и называют Девкалионовым. 3. Поскольку двое смертных, Девкалион, сын Прометея, и Пирра, его сестра и жена, превзошли остальных благочестием, они избежали потопа на горе Парнасе. 4. Следуя внушению оракула Фемиды, которая в это время была жрицей Земли, они своими мольбами обрели от богов право произвести потомство. 5. На их обращение за советом в храм Аполлона, находившийся на той же горе, оракул ответил, чтобы они, оставаясь на горе, бросали на землю кости своей матери. 6. Сначала их охватило великое сомнение насчет того, что такое кости их матери; наконец они вспомнили, что мать их — Земля и что камни это кости Земли. Итак, тотчас они стали бросать за спину камни. 7. Те, которые бросал Девкалион, становились мужчинами, те, которые бросала Пирра, — женщинами. 8. Затем пришел Прометей и оживил этих людей, добыв с небес огонь.

88. Боги Палики[228]

1. Симеф это река в Сицилии, недалеко от города Катаны, вблизи которого находятся боги Палики; о них есть такая история. 2. Когда Юпитер обесчестил и сделал беременной нимфу Этну, он, боясь Юноны, поручил заботам Земли, как говорят одни, самое девушку, которая там и родила; а как говорят другие, несколько позже — ее плод. 3. Когда из земли возникли два мальчика, их прозвали Паликами, то есть, как бы снова появившимися. 4. Первоначально их умилостивляли человеческими жертвами; затем их смягчили какими-то священнодействиями, и жертвоприношения им изменились. Вот почему говорят: «умилостивленный алтарь», — потому что божества смягчились.

89. Конс и цирковые игры[229]

1. Конс это бог решений, и храм его для того находится под землей, чтобы показать необходимость скрывать решения. 2. Потому и богине Доверия приносили жертвы с рукой, закутанной куском материи, что доверие должно быть скрыто. 3. Этого Конса называют также всадником Нептуна, так как в его честь справляются цирковые игры. 4. Цирковыми же они названы либо от слова «окружность», либо от того, что там, где ныне расположены меты, некогда расставляли мечи, которые обходили вокруг; итак, они называются «цирковыми» от мечей, вокруг которых бегали.

90. Геркулес и Олимпийские игры[230]

1. Геркулес и его воины сначала сражались верхом на лошадях вблизи горы Олимпа. Враги, видя их издали на лошадях, приняли их за кентавров и в изумлении обратились в бегство. 2. Поэтому Геркулес и учредил здесь игры. 3. Ведь сам Геркулес, торжественно и многими способами прославляемый у греков за доблесть, пробегал единым духом восьмую часть мили (это значит 125 шагов) и установил границу для бега у самой горы Олимп. 4. От того и стадий так назван — от остановки у меты по окончании бега — и составляет он одну восьмую мили. 5. Впоследствии в подражание Геркулесу учредили игры и назвали их Олимпиадой. 6. Олимпиадой называли время в четыре года, потому что по истечении трех лет, когда наступал четвертый, справлялся праздник в честь Юпитера Олимпийского, то есть, небесного. 7. Называется он Олимпийским по имени горы Олимпа, где его почитали, гору же эту поэты обычно поминают вместо неба, ибо она удивительной высоты. 8. Во время этого праздника упражнялись во всех видах игр и состязаний, и <в том числе> в различных видах бега: как в обычном, так и на лошадях и в колесницах; ставили знак, до которого надо было домчаться, и, достигнув, поворачивали назад или в другую сторону.

91. Тибр[231]

1. Тибр был царем этрусков, который умер вблизи этой реки и дал ей свое имя — Тибр. 2. Одни говорят, что этот самый царь занимался разбоем на берегах реки и часто наносил обиды проходившим мимо; отсюда реку назвали Тибр, как бы от слова hybris, то есть «обида». 3. Другие говорят, что реку назвали Тибром пришельцы из Сицилии по ее сходству со рвом в Сиракузах, который прокопали близ городской стены им в обиду африканцы, а потом афиняне. 4. Ливий говорит, что Тибр назван по имени альбанского царя Тиберина, но это не получается, так как известно, что река была названа Тибром еще до него и до основания Альбы.

92. О Гринейской роще[232]

1. Гринейская роща находится во владениях ионийцев и посвящена Аполлону; в ней, говорят, Калхант и Мопс однажды спорили, кто из них искуснее в прорицании. 2. И когда стали спорить о числе плодов на каком-то дереве, победу одержал Мопс; от огорчения Калхант умер. 3. Эта история содержится в стихах Евфориона, которые Галл перевел на латинский. Отсюда и слова в конце <поэмы> Вергилия, где Галл говорит: «Я же <достану свирель, > стихом пропою я халкидским // Песни…» 4. Ибо Халкида — город на Евбее, откуда был родом Евфорион.

93. Царь Идоменей и его сын[233]

1. Когда Идоменей, царь критян, возвращался после разорения Трои, он во время бури поклялся принести в жертву первое, что встретит. 2. И вот получилось, что первым встретился ему его сын. 3. Когда он, по словам одних, принес его в жертву, а по словам других, хотел принести, он был изгнан гражданами из царства и направился к мысу Саленту в Калабрии. Возле него он основал город и «с войском своим овладел Салентинской равниной». 4. Существует пять греческих наречий: эолийское, ионийское, дорийское, аттическое, общее. 5. Названия семи холмов в Риме: Палатин, Квиринал, Целий, Виминал, Эсквилин, Яникул, Авентин.

94. Крез, лидийский царь[234]

1. Крез, царь лидийцев, взятый некогда в плен персидским царем Киром, был возведен на костер; неожиданно разразился такой ливень, что костер был загашен и сам он воспользовался случаем для бегства. 2. Так как он хвастал, что ему это сошло благополучно и к тому же чрезмерно гордился своим богатством, Солон, один из семи мудрецов, сказал ему, что никому не следует хвастать богатством и процветанием, поскольку мы не знаем, что готовит грядущий день. 3. В ту же ночь Крез увидел во сне, что Юпитер заливает его водой и солнце гаснет. 4. Когда он сообщил это своей дочери Фании, та разумно рассудила, что значит его сон: он-де будет распят на кресте, затоплен водой и осушен солнцем. 5. Впоследствии так и произошло: ибо Крез был снова взят в плен Киром и распят на кресте.

95. Фамирид и музы[235]

1. Некий Фамирид, говорят, был прорицателем. 2. Передают также, что музы ослепили его за то, что он пытался соревноваться с ними и с Аполлоном в песнопении.

96. Сестры Мелеагра[236]

Плеврон есть город, который называют Мелеагровым, потому что, как рассказывают, Мелеагриды, сестры Мелеагра, оплакивая его выше всякой меры, — а убил его собственный брат Тидей — из сострадания были превращены богами в птиц, а именно — в цесарок.

97. Леониды, Гипсипила и Фетоней[237]

1. Леониды — сыновья Ясона и Гипсипилы. 2. Один из них, Фоант, как передают, получил свое имя по матери, ибо мать его была дочерью Фоанта, а второго звали Евнеем по отцу, собиравшемуся отплыть в море; ведь по-гречески ев значит «хороший», а ней значит «корабль», так что евней это как бы «хорошо плывущий». 3. Что касается Фетонея или Фионея, то он был сыном Либера, правил на острове Хиосе и был отцом Фоанта, чья дочь Гипсипила во время заговора против мужчин одна только пощадила своего отца, которого спас ее прадед Либер.

98. Мирра и Адонис[238]

1. Говорят, Мирра полюбила собственного отца и сошлась с ним, когда он был пьян. 2. Когда отец увидел, что она беременна и узнал о совершенном ею преступлении, он стал гоняться за ней, выхватив из ножен меч. Она была превращена в мирровое дерево. 3. Когда отец ударил мечом по этому дереву, оттуда родился Адонис, которого, говорят, полюбила Венера. 4. Придумано это потому, что мирровое дерево рождает адон — что по-гречески значит «приятность» — ведь его смола приятна на запах; потому и Венера ее любит, что этот вид мази — очень воспламеняющий.

99. Эней и река Летей[239]

1. Когда Эней находился в преисподней, он увидел в некотором отдалении какую-то реку, к которой устремлялось несметное множество теней. 2. Он спросил у отца, что это за река и почему к ней направляются души. 3. Отец говорит: «Это — Летей, а души направляются к нему напиться и почувствовать забвение, чтобы у них начало возникать желание вернуться <на землю>». 4. Ошеломленный Эней спрашивает: «Скажи, отец, а души, которые претерпели столько казней за совершенное в прошлой жизни, могут ли желать возвращения в тела? Ведь невероятно, чтобы, будучи освобождены от темницы тела, они вернулись в прежние узы». 5. Анхис так продолжает прерванный рассказ: сначала души должны вернуться, потом суметь сделать, а потом захотеть этого. 6. Поскольку это трудные вопросы, они становятся ясными при дальнейшем разделении. 7. Должно быть так. Все живые существа ведут происхождение от бога; поскольку мы видим, что они родятся, значит, нет сомнения, что возвращаются. Но откуда они все рождаются? 8. Что они могут родиться, доказывается следующим: души суть бессмертны и могут возвращаться. 9. В-третьих, хотят ли они? Это, говорит <Анхис>, и происходит благодаря реке Летею. 10. Как раз это он и собирается объяснить, но вторгаются вопросы, которые создают неясность. 11. Мудрые люди спрашивают об этой реке, происходит ли она из числа тех девяти, которые обходят преисподнюю, или она существует сверх них? И надо понять, почему она отделена от тех девяти. 12. Они утверждают, что река это образ старости; ибо души наши, от детства до старости, полны сил, бодры и владеют памятью; но затем, в крайней старости, вся память исчезает, с ее исчезновением наступает смерть, и души возвращаются в другие тела. 13. Поэтому поэты придумывают, что, зачерпнув из Летея, души возвращаются в тело; стало быть, Летей это забвение, всегда соседствующее со смертью. 14. Если душа вечна и является частью высшего духа, то почему, находясь в теле, она не все видит и не одарена такой мудростью и живостью воображения, чтобы все могла познать? 15. Потому-де, что, когда она начинает входить в тело, то пьет глупость и забвение, почему и не может выразить свою божественную силу, забыв свою природу.

100. Бегство Энея[240]

1. Эней, сын Венеры и Анхиса, во время разорения Трои похитил из огня богов-пенатов, отца и сына Аскания и вместе с ними прибыл на гору Иду. Построив здесь двадцать кораблей и побужденный ответами богов, он спустил их на море и прибыл во Фракию; здесь он основал город, который назвал по своему имени Эном. 2. Снова побужденный предзнаменованиями богов, он отплыл на остров Делос, где царем и одновременно жрецом Аполлона был Аний. 3. Отправившись отсюда через Кикладские острова, он достиг острова Крита, на котором основал город Пергам. Отсюда, побуждаемый и поощряемый богами, взял путь на Италию. 4. Миновав Строфады и множество других греческих островов, он прибыл в Ахею к Гелену. Предупрежденный его пророчеством, он отбыл к берегу Италии, который видел в небольшом отдалении, и, плывя вдоль того берега, который греки называют «между Италией и Сицилией», с большими усилиями прибыл к циклопам. 5. И когда он достиг порта Дрепан, он потерял здесь старика отца; затем, минуя Африку, он снова достиг Сицилии и здесь основал город Акесту. 6. Затем, плывя в Италию, он причалил недалеко от Кампании на евбейском берегу и вопросил кумскую Сивиллу, вместе с которой спустился в преисподнюю, чтобы все разузнать. 7. И затем, миновав остров Цирцеи, наконец, прибыл в Италию и вошел в устье Тибра. Здесь он стремился обосноваться мирным путем, приобрел дружбу Евандра и усилился благодаря помощи этрусков. 8. Однако Турн, сын Главка и Венилии, царицы рутулов, развязал с ним войну. Убив его, Эней взял в жены его невесту Лавинию, дочь царя Латина; он основал названный ее именем город Лавиний и царствовал там три года. 9. Вскоре, когда он гулял вдоль реки Нумика, он неожиданно исчез; говорили, что он был перенесен на небо. 10. То же самое иначе. 11. Тот же Эней, как говорит Катон, взял в жены Лавинию, дочь царя Латина, при ее живом муже Турне. Разгневанный Турн пошел войной как против Энея, так и против Латина, заручившись помощью Мезенция. В первой из этих войн погиб Латин, во второй — и Турн и Эней. 12. Затем Асканий убил Мезенция и захватил Лавролавиний. 13. Лавиния, боясь с его стороны подвоха, бежала, будучи беременной, в леса и скрывалась в хижине пастуха Тира (Вергилий намекает на это, говоря «батюшка Тир», ибо он принял Лавинию и оберегал ее); здесь она родила Сильвия. 14. Однако, так как Асканий пылал завистью, он вызвал мачеху и уступил ей Лавролавиний. Для себя он основал Альбу. 15. Так как он умер бездетным, он оставил свое царство Сильвию, которого также назвали Асканием.

101. Рес[241]

1. Рес был царем Фракии. Он пришел на помощь Трое и, так как ворота были заперты, разбил палатки на берегу. Долон, посланный разведчиком, его предал, и Диомед с Улиссом, которые и сами пошли в разведку, его убили. 2. Увели они также и коней, от которых зависела судьба Трои[242].

Книга третья

1. О происхождении богов и героев[243]

1. Офион или, согласно философам, Океан (он же Нерей) родил от старшей Фетиды Целия. 2. Целий родил Сатурна, Форка и Рею. 3. Форк родил Сфено, Евриалу и Медузу, она же — Горгона. 4. Сатурн родил от Реи Юпитера, Юнону, Нептуна и Плутона.

5. Атлант от Плеионы родил Стеропу, Майю, Электру и четырех остальных дочерей. 6. Юпитер от Электры родил Дардана и Тевкра. 7. Дардан — Ила и Ассарака. 8. Ил — Лаомедонта и Ганимеда. 9. Лаомедонт — Анхиса, Тифона, Антенора, Антигону (которая была превращена в аиста), Гесиону и Приама. 10. Приам от Гекубы, дочери фиванского царя Диманта, родил Троила и Гелена, Полидаманта, Деифоба, Кассандру, Париса, Гектора, который от Андромахи родил Астианакта.

11. Анхис от Венеры родил Энея. 12. Эней от Креусы — Аскания, которого убил <…>. 13. Сам он затем, прибыв в Италию, от Лавинии, дочери Латина, просватанной за Турна, родил Энея Сильвия. 14. Сильвий — Латина. 15. Латин — Эпита, Капия и Капета. 16. Капет — Ремула и Акрота. 17. Акрот — Авентина. 18. Авентин — Палатина. 19. Палатин — Амулия и Нумитора. 20. Амулий родил абатиссу Илию. 21. С ней сошелся Марс и родил Ромула и Рема. 22. Супругой Ромула была Герсилия, от которой пошел род Юлиев.

23. Тот же Юпитер сошелся с одной из четырех дочерей Атланта, имена которых неизвестны, и родил от неё Тантала. 24. Тантал родил от Стеропы Ниобу и Пелопа. 25. Пелоп от Гипподамии, дочери Эномая, которого с помощью Миртила победил в колесничном беге, родил Атрея и Фиеста. 26. Атрей — Агамемнона и Менелая. 27. Менелай от Елены — Гермиону. 28. Агамемнон от Клитемнестры — Ореста и Ифигению.

29. Старшая Фетида, дочь Океана, родила Фетиду, мать Ахилла, и Климену. 30. Климена была супругой Солнца и родила Фаэтона. 31. От Солнца же родилась Эфра. 32. От Эфры — Тесей.

33. Нептун родил Эгея. 34. Эгей — Тесея. 35. Тесей от Ипполиты, царицы амазонок, родил Ипполита. 36. Тот же Тесей родил Демофонта.

37. Юпитер сошелся также с Алкменой, супругой Амфитриона, и родил Геркулеса. 38. Геркулес от Деидамии — Гилла.

39. Также Агенор родил Кадма, Европу, Килика, Феника. 40. Кадм взял в жены Гермиону, дочь Венеры, супруги Вулкана, и Марса, от которой родил Агаву, Семелу, Автоною и Ино. 41. Агава родила Пенфея. 42. Семела — Вакха. 43. Автоноя — Актеона. 44. Ино, супруга Афаманта (после Нефелы, которая родила Фрикса и Геллу), родила Леарха и Меликерта. 45. Кадму наследовал Лик, чьей супругой была Антиопа, дочь Никтея; с ней в темнице сошелся Юпитер в облике сатира и родил Зефа и Амфиона. 46. Этот последний наследовал Лику и взял в жены Ниобу, от которой родил семь сыновей и столько же дочерей.

47. Также Лаий от Иокасты родил Эдипа. 48. Эдип от Иокасты родил Этеокла и Полиника, Исмену и Антигону.

49. Также Адраст родил Аргию и Деифилу.

50. Также Марс родил Парфаона. 51. Парфаон родил Ойнея. 52. Фестий родил Алфею, Токсея и Плексиппа. 53. Ойней от Алфеи родил Мелеагра и Тидея, Горгу и Деяниру. 54. Мелеагр родил Парфенопея. 55. Тидей — Тидида, который был вождем в Троянской войне.

56. Также Юпитер родил от Латоны, дочери Коея, Аполлона и Диану. 57. По мнению некоторых, Коей был сыном Титана, который, сойдясь с Землей, родил двенадцать сыновей, которые восстали против богов; но Аполлон и Диана, так как не согласились присоединиться к их притязаниям, заслужили право занять место на небе.

58. Также Юпитер сошелся с Майей и родил Меркурия.

59. Вулкан родился от семени или из бедра Юноны. 60. Паллада, она же Минерва, — из мозга Юпитера. 61. Гебу Юнона родила от Юпитера, а по мнению некоторых — от латука.

62. Также Венера родилась из пены, возникшей от яичек Сатурна, которого лишил царской власти Юпитер.

63. Также Юпитер сошелся с Данаей, дочерью Акрисия, и родил от неё Персея.

64. Также он сошелся с Ледой, супругою Тиндара, в облике лебедя; от этого родились два яйца, из одного родились Кастор и Поллукс, из другого — Клитемнестра и Елена.

65. Также Ликург родил Филлиду и Архемора.

66. Также Эет родил от Гипсеи Халкиопу и Медею, и Абсирта, откуда: «ни к Гипсее родной, ни к Халкиопе сестре».

67. Также Адмет от Алкесты родил Нису и Сфенебею; за Нису Аполлон семь лет находился в рабстве у Адмета. 68. Сфенебею взял в жены Прет.

69. Также Аполлон родил от Корониды Эскулапа. 70. Также, по мнению некоторых, Аполлон сошелся с Эфеей и родил Цирцею. 71. Он же родил Пасифаю.

72. Также Юпитер сошелся с Европой, дочерью Агенора, и родил от неё Миноса. 73. Пасифая от Тавра родила Минотавра. 74. Минос от Пасифаи — Федру, Ариадну и Андрогея. 75. Ариадну, оставленную на острове Тесеем, взял в жены Вакх и родил от неё Фоанта. 76. Фоант родил Гипсипилу, которая жила на острове Лемносе.

77. Также Лаэрт родил Улисса. 78. Улисс от Пенелопы родил Телемаха.

79. Также Навплий родил Паламеда.

80. Также Тевконт родил Телефа. 81. Антенор родил Архелоха и Акаманта.

82. Феб родил Милета. 83. Милет родил от Кианы, дочери Меандра, Кавна и Библиду.

84. Эрехфей, афинский царь, который наследовал Пандиону, отцу Филомелы и Прокны (супруги Терея и матери Итиса), родил Прокриду и Орифию. 85. Прокриду взял в жены Кефал, который происходил из рода Эола. 86. Орифию похитил Борей и родил от неё Зета и Калаида.

2. Об имеющих одинаковое имя и гибели Флегия[244]

1. Флегии были, согласно Евфориону, островным народом, весьма нечестивым по отношению к богам и святотатственным; поэтому разгневанный Нептун ударил трезубцем в ту часть острова, которую занимали флегии, и похоронил их.

2. Что же касается Флегия, отца Иксиона, то у него была дочь Коронида, которую обесчестил Аполлон, отчего она зачала Эскулапа. 3. Поэтому отец в отчаянии поджог храм Аполлона и был низвергнут в преисподнюю его стрелами. 4. Отсюда у Стация: «<Мегера> // Вечно лежит на огромной скале, под коей без пищи // Флегий простерт». 5. «Учитесь блюсти справедливость», вы, подвергнутые ныне каре.

3. О лаконских юношах, рожденных от неизвестных родителей[245]

1. Лакедемоняне, истощенные долгой войной с афинянами и боясь остаться без мужчин, решили, чтобы девушки сходились с кем угодно. 2. Так и произошло. Но когда после победы юноши, рожденные от неизвестных родителей, стали стыдиться своего происхождения (ведь их и называли парфениатами), они под предводительством Фаланфа — из восьмого поколения после Геркулеса — прибыли на кораблях в город в Калабрии, который основал Тарант, сын Нептуна, и поселились там, возвысив его.

4. Юпитер, Фетида и Ахилл[246]

1. Когда Юпитер хотел взять в жены Фетиду, судьба ему в этом воспрепятствовала, потому что сын, который должен был родиться, лишил бы Юпитера царской власти, как сам он изгнал Сатурна. 2. Богиня Фетида вышла замуж за смертного Пелея, от которого родился Ахилл. 3. Она опасалась его смерти, и Нептун напрасно её утешал.

5. О свадьбе Пелея и Фетиды[247]

1. Пелей, сын Эака или Акея, взял в жены Фетиду, дочь Нерея и нимфы Дориды; он пригласил на свадьбу всех богов, кроме Распри. 2. Она в гневе бросила во время пира золотое яблоко с надписью: «Дар самой прекрасной богине». Яблоко подобрали, и между Юноной, Минервой и Венерой разгорелся спор; быть судьей они попросили Юпитера. 3. Он, чтобы не оскорбить ни супругу, ни дочерей, послал их к Парису (или Александру), сыну Приама и Гекубы (говорят, что он в суде никогда не проявлял пристрастия), пасшему стада на Иде, горе во Фригии. 4. Так как Юнона обещала ему царскую власть над Азией, Минерва — знание всяческих искусств, а Венера любую, какую ему угодно, женщину, он вынес решение, что последняя наиболее достойна этого яблока. 5. Говорят, что вследствие этого Юнона и Минерва разгневались на троянцев — из-за пренебрежения, проявленного к их красоте.

6—7. Ахилл и Агамемнон. Смерть Гектора[248]

1. Ахилл, сын Пелея и Фетиды, вышел с пятьюдесятью кораблями из города Лариссы на помощь Атридам Агамемнону и Менелаю против троянцев. 2. И пока, во время частого затишья, Агамемнон со своим войском осаждал <окрестные> местности, Ахилл со своими мирмидонянами завоевал соседние города, и среди них — Фивы и Лирнесс, и взял в плен двух прекраснейших женщин, Прессиду и Грессиду. 3. Между тем греческое войско охватила повальная болезнь; и Агамемнон, побежденный советами Калханта, вернул Грессиду её отцу Хрису, жрецу Аполлона, говоря, что сделать это должен Ахилл. 4. Вследствие этого между ними возникла распря, вплоть до того, что оба войска воспылали жаждой взаимного убийства, и Минерве еле удалось предупредить их столкновение.

5. После этого Ахилл в течение некоторого времени воздерживался от сражения, хотя троянцы успешно сражались. 6. Однако, наконец, когда Гектор, победив греков, начал поджигать их корабли и перенес сражение в самый лагерь, Патрокл, оруженосец Ахилла, с его оружием вышел на бой и был убит Гектором, снявшим с него доспехи. 7. Ахилл, охваченный горем и желая вступить в бой, не имел доспехов. Их его мать Фетида получила от Вулкана. 8. Облачившись в доспехи и снова вступив в бой, Ахилл убил множество троянцев и сошелся в единоборстве с самим Гектором. 9. Убив его и сняв с него доспехи, он привязал его тело к колеснице и стал волочить вокруг <Трои>. Приам, выйдя безоружным, за золото выкупил тело для его погребения.

8. Судьба Троила[249]

1. Когда Троил, сын Приама и Гекубы, упражнялся в верховой езде за стенами города, Ахилл ранил его из засады; он был доставлен в город бездыханным и привязанным к лошади. 2. Ему было предсказано, что Троя не может быть разрушена, если он достигнет двадцати лет.

9. Победа Гектора и бегство Паламеда[250]

1. Ахилл не хотел завоевывать Трою, так как был подкуплен царем Приамом, пообещавшим выдать за него замуж свою дочь Поликсену. 2. Однажды к нему пришел Диомед, сын Тидея, и попросил его выйти в бой, но Ахилл отказался. 3. Паламед же попросил, чтобы он дал ему колесницу, своих лошадей и доспехи; и Ахилл дал. 4. Гектор, поведя в бой <троянцев>, сам овладел доспехами, колесницей и лошадьми; отчего поэт говорит: «одетый в доспехи <Ахилла>».

10. О сыне Приама, которого убил отец[251]

1. У Приама был сын от Арисбы, прорицатель. Он предсказал, что однажды ночью родится мальчик, из-за которого может быть разрушена Троя, и случилось так, что одновременно родили и супруга Фимета и Гекуба, законная жена Приама. 2. Но Приам приказал умертвить сына и супругу Фимета.

11. Различные мнения о смерти Приама[252]

1. О смерти Приама есть различные мнения. 2. Одни говорят, что он в своем собственном доме был взят в плен Пирром, а затем, притащенный к могиле Ахилла, был убит вблизи мыса Сигея: ведь там был похоронен Ахилл. Затем Пирр насадил его голову на копье. 3. Другие же говорят, что он был умерщвлен близ алтаря Юпитера Геркейского; отсюда у Лукана: «Видишь Геркейский алтарь? — его проводник вопрошает». 4. И этому мнению целиком следует Вергилий, но принимает также во внимание то, что изложено выше.

12—13. Дидона и Сатурн[253]

1. Дидона, дочь Метона (которого Вергилий называет Белом), после того как её супруга Акерба (которого Вергилий называет Сихеем) убил его брат Пигмалион, спаслась бегством и, сев на корабль с большим количеством золота, прибыла к берегам Африки. 2. Здесь она купила у Ярбы, царя Мавритании, столько земли, сколько смогла отмерить и захватить с помощью воловьей шкуры, и хитростью присвоила <землю, достаточную> для города. 3. А именно, она разрезала шкуру на тончайшие полоски и охватила ими двадцать два стадия. 4. Поэтому она назвала город Бирсой, позже — Карфагеном.

5. Сатурн, утратив власть над небом, скитался изгнанником по всему свету в сопровождении Юноны и, чтобы она от утомления не испытала отвращения к жизни, поручил воспитывать её нимфам Африки. 6. Вот почему Юнона всегда <хотела>, чтобы Карфаген был великим городом и владел <войском и колесницами>.

14. Также о Дидоне и основании Карфагена[254]

1. Когда Дидона остановилась у какого-то острова, она получила там предсказание от жреца Юноны и, плохо веря его обещанию относительно обоснования в Карфагене, взяла его с собой. 2. Когда прибыли в Карфаген, жрец выбрал место для строительства города; выкопали ров и нашли голову быка. 3. Это не понравилось, так как бык всегда ходит под ярмом. Выкопав ров в другом месте, нашли голову коня; это понравилось, так как это животное, хоть его и запрягают, однако применяют на войне, оно одерживает победы и большей частью соответствует <желаниям человека>. 4. Итак, здесь воздвигли храм Юноне, а Карфаген является городом воинственным благодаря предсказанию, данному конем, и богатым, благодаря быку.

15. Анхис и Венера[255]

1. Следует знать, что Анхис был пастухом и с ним сошлась, полюбив его, Венера, вследствие чего близ Симоента, троянской реки, родился Эней; ведь богини или нимфы рожают в окрестностях рек или в рощах. 2. Так как Анхис стал этим хвастать, он был поражен молнией и лишился глаза. 3. И в самом деле, он был одноглазым.

16. Тиран Дионисий[256]

1. Некий тиран Дионисий хитростью и обманом овладел всей Сицилией и целиком её разграбил, до такой степени, что опустошил храмы, унеся оттуда изображения богов. 2. Он совлек даже бороду с бородатого Юпитера и, сняв с его статуи драгоценнейшее одеяние, одел её в свое, говоря, что не должен бог мерзнуть в столь легкой одежде. 3. Как-то он спросил у одного из своих друзей, счастлив ли он. Тот ответил: «Почему бы и нет?» 4. Дионисий приказал ему сесть на трон, облачиться в царские одежды и взять его скипетр, а затем велел повесить над его головой на очень тонкой нити самый острый меч и спросил его, кажется ли он себе счастливым. 5. Тот ответил, что никоим образом он не является счастливым, так как считает, что скоро умрет от упавшего меча. 6. Ему Дионисий: «Какой, — говорит, — страх ты испытываешь сейчас, такой я терплю непрерывно».

17. Регул, римский консул[257]

1. Регул был римским консулом, который во время войны взял в плен множество африканцев и заковал их в цепи. 2. Однажды, ведя с ними войну, он был взят в плен и закован в цепи; римляне, высоко ценя его, дали <вместо него> заложников и освободили его из заключения. 3. Когда он явился в сенат и супруга с детьми хотели его поцеловать, он ответил, что не следует пленнику принимать поцелуи от благородного человека. 4. Затем, когда его захотели выкупить, он всячески этому воспротивился, говоря, что никоим образом не может считать себя достойным военной службы. 5. Итак, как говорит Орозий, он по его собственному желанию был возвращен врагам и, заключенный в оковы, умер от бессонницы, так как ему остригли ресницы.

18. Победа Торквата и казнь его сына[258]

1. Луций Манлий Торкват победил в единоборстве какого-то галла и надел на себя его ожерелье, отчего получил свое имя. 2. Явившись в Рим, он приказал сыну только охранять город; тот же, использовав удачный случай, завязал сражение и одержал победу. 3. Торкват, вернувшись, похвалил судьбу римского народа, но сына, как говорит Ливий, велел за непослушание забить палками. 4. Стало быть, «свирепствующий секирой» <надо понимать так, что> он был свиреп в своем праве посылать на смерть, не применяя железа: ведь он казнил своего сына без помощи секиры.

19. Победа Камилла[259]

1. При реке Аллии галлы под предводительством Бренна опрокинули <римские> легионы и разорили город Рим кроме Капитолия, за который получили большой выкуп золотом. 2. Тогда Камилл был назначен диктатором в его отсутствие, так как он находился в изгнании вблизи Ардеи из-за того, что несправедливо поделил добычу из Вей; итак, он пустился преследовать уже уходивших галлов. 3. Разгромив их, он отобрал золото и статуи; городу, где Камилл его взвесил, он дал название Пинсавр, потому что там золото было взвешено. 4. Покончив с этим, он отправился обратно в изгнание, откуда он вернулся, <только> будучи вызван.

20. Семь гражданских войн у римлян[260]

1. Начиная от Цезаря у римского народа возникла привычка к гражданским войнам; они вели их семь раз. 2. Трижды их вел Цезарь: сначала против Помпея в Фессалии; потом — против его сына Магна в Испании; наконец против Юбы и Катона в Африке. 3. После смерти Цезаря Август Октавиан вел войну против Кассия и Брута при Филиппах, городе в Фессалии; также против Луция Антония при Перузии, городе в Этрурии; шестую войну — против Секста Помпея в Сицилии; седьмую — против Марка Антония и Клеопатры в Эпире.

21. Судьба Атилия[261]

1. Некий Атилий был сенатором; в то время как он обрабатывал свою землю, он вследствие его доблести был призван и назначен диктатором. Его прозвали Серраном от слова «сеять». 2. Он же был также назван Квинтием Цинциннатом. 3. Наконец он же, уничтожив врагов и одержав победу, первым прогнал перед собой <в победном шествии> покоренных врагов.

22. Триста убитых Фабиев и один, оставшийся в живых[262]

1. Было триста шесть членов рода Фабиев, которые, принеся клятву, вместе со своими рабами и клиентами вели войну против жителей Вей; попав в засаду у реки Кремеры, они были перебиты. 2. Остался в живых только один Фабий Максим, который оставался в Риме вследствие своего нежного детского возраста. 3. Впоследствии он, так как не мог противостоять силе Ганнибала, обманывал его своей медлительностью и завлек вплоть до Кампании, где его доблесть замерла в наслаждениях. 4. Это о Фабии говорит Энний: «Тот один, кто нам промедленьем спас государство». 5. Со знанием дела Вергилий ввел этот стих как бы в качестве примера.

23. Победа Марцелла[263]

1. Марцелл в конном сражении победил галлов и пунийцев. 2. Он также собственной рукой убил галльского вождя Виридомара и снял с него доспехи и вооружение, то есть, вождь совлек с вождя, как Косс с ларта Толумния.

24. Похвальные свойства и смерть другого Марцелла[264]

1. Тремя качествами, согласно стихам Вергилия, обладает молодость: красотой, возрастом, доблестью. 2. Ими же Вергилий наделяет Марцелла, сына Октавии, сестры Августа, которого Август усыновил. 3. Марцелл на шестнадцатом году заболел и на восемнадцатом умер в Баях, отправляя должность эдила. 4. Римское государство горько оплакивало его смерть, ибо был он человеком обходительным и к тому же сыном Августа. 5. В честь его похорон Август велел, чтобы шестьсот избранных шли по городу <в погребальном шествии> — у предков это считалось признаком славы и предоставлялось в зависимости от того, насколько <покойному> благоволила судьба (у Суллы таких было шесть тысяч). Итак, провожаемый огромным шествием, он был похоронен на Марсовом поле. 6. Чтобы польстить Августу, Вергилий предлагает нечто вроде надгробного слова.

25. О боге Фатуе и богине Фатуе[265]

1. Есть некий бог Фатуй; супруга его — Фатуя; он же — Фавн, а она — Фавна. 2. Названы же Фавн и Фавна от слова «предсказывать»; почему и мы называем глупыми тех, кто говорит необдуманно.

26. Ворота снов[266]

1. Естествознание сообщает нам, что роговыми воротами называются глаза, ибо они имеют цвет рога и более выносливы, чем другие члены; так, они не чувствуют холода. 2. Воротами из слоновой кости считается рот — от наличия в нем зубов; почему и Энея выпускают через ворота слоновой кости. 3. Или говорят о воротах из слоновой кости как о чем-то слишком изукрашенном, то есть, о том, что превосходит возможности, предоставленные судьбой.

27. Эндимион и Луна[267]

1. Говорят, что пастух Эндимион полюбил Луну (или Диану); отвергнутый ею, он стал пасти скот белоснежного цвета и таким путем завлек её в свои объятья; в этой истории видят некий тайный смысл. 2. Говорят, что Эндимион любил Луну двояким образом. 3. А именно, либо он первым открыл движение луны, почему и говорят, что он проспал тридцать лет, так как ничем другим в жизни не занимался кроме этого изыскания. 4. Либо влага ночной росы, которую испарения, идущие как от звезд, так и от самой луны, внедряют живительными соками в травы, приносит успех в пастушеских делах.

28. Берекинтия и Аттис[268]

1. Говорят, что Берекинтия, Мать богов, полюбила прекраснейшего мальчика Аттиса и, сжигаемая ревностью, оскопила его, сделав евнухом. 2. Берекинтией её назвали как госпожу гор; отсюда — и Матерью богов, чтобы обозначить их гордыню. 3. Поэтому в Матери богов видят образ могущества и называют её Кибелой, то есть kydos bebeon, что значит «прочность славы». 4. Итак, слава, приносимая могуществом, постоянно воспламеняется любовью и терзается завистью; и она скоро отторгает то, что любит, отрезая то, что ненавидит.

29. Психея и Купидон[269]

1. Апулей в книге «Метаморфозы» пишет, что в некоем государстве у царя и царицы были три дочери: две старших не отличались особой красотой, но младшая, по имени Психея, выделялась таким удивительным изяществом, что её можно было принять за Венеру, сошедшую на землю. 2. В конце концов, двух старших выдали замуж, её же, считая богиней, никто не осмеливался полюбить, но старались почитать и склонять к себе жертвоприношениями. 3. Итак, Венера, сжигаемая завистью, попросила Купидона сурово отомстить Психее за её невероятную красоту; он же, явившись исполнить месть за мать и увидев девушку, влюбился в неё и сам себя пронзил своей стрелой. 4. В согласии с прорицанием Аполлона было приказано оставить девушку одну на вершине горы как предназначенную в жены крылатому змею. 5. Итак, сопровождаемая торжественным шествием (как при похоронах девственницы), девушка, при попутно веющем Зефире, была доставлена в спокойной повозке на склон горы и похищена в некий золотой, роскошный дом; здесь ей прислуживали одни лишь голоса, и она находилась в браке с неведомым ей супругом. 6. Ибо тот, явившись ночью и увлекши Психею в Венерины сраженья под покровом темноты, удалялся неузнанным в <предрассветных> сумерках, подобно тому, как он и вечером являлся невидимым. 7. Но вот сестры, оплакивая её смерть, приходят, взобравшись на вершину горы, и зовут её печальным голосом. 8. И хотя избегающий света супруг Психеи с угрозами запрещал ей видеться с сестрами, всё же победила неодолимая любовь к тем, с кем связывает родственная привязанность, и Психея позволяет, чтобы дыхание Зефира донесло до неё по ветру чувства её сестер. 9. Соглашаясь с их ядовитыми советами о необходимости выяснить, какова внешность её супруга, она проникается любопытством, мачехой её счастья. Наконец, веря сестрам, что она стала супругой змея, Психея прячет под подушкой острый нож, как бы собираясь убить зверя, и накрывает фонарь кружкой. 10. И когда супруг её погружается в глубокий сон, она вооружается ножом и достает из укрытия фонарь; узнав Купидона и охваченная огнем неукротимой страсти, она <нечаянно> обжигает мужа каплей кипящего масла. Купидон, покидая и сильно браня девушку за любопытство, изгнал её из дому и обрек на скитания. 11. Наконец, после того как Психея долго терпела непрерывное преследование со стороны Венеры, Купидон по просьбе Юпитера взял её в жены.

30. Пердикка[270]

1. Пердикка был охотником за дикими зверями. Пораженный любовью к собственной матери, он одновременно и кипел недозволенной страстью, и робко сопротивлялся перед лицом неслыханного преступления; так он терзал себя и дошел, говорят, до крайнего истощения. 2. Согласно Вергилию, он первым изобрел пилу. 3. Истина же состоит вот в чем: хотя он и был охотником, ему не нравились ни жестокое и убийственное истребление животных, ни скачка и блуждание в одиночестве, — тем более, когда он размышлял над тем, что его сотоварищи, а именно, Актеон, Адонис, Ипполит, погибли самой жалкой смертью. Прокляв охоту, он обратился к земледелию. 4. Поэтому и говорят, что он полюбил свою мать, то есть, Землю, родительницу всего, и этот труд довел его до истощения.

31. Пес, помещенный среди созвездий[271]

1. Вот какая есть история о псе, помещенном среди созвездий. 2. Говорят, что этот пес был приставлен Юпитером как сторож к Европе и перешел к Миносу. Говорят также, что Прокрида, супруга Кефала, излечила болевшего Миноса и за эту услугу получила пса в качестве дара, потому что была она страстной охотницей, а псу было дано такое свойство, что ни один зверь не мог от него укрыться. 3. После смерти Прокриды пес перешел к её супругу Кефалу. 4. Ведя за собой пса, он явился в Фивы, где жила лиса, которой, как говорили, было дано такое свойство, что она могла убежать от любой собаки. Итак, когда они встретились, Юпитер, не зная, что ему делать, превратил обоих, как говорит Истр, в камень. 5. Некоторые говорили, что это пес Ориона; поскольку тот был страстным охотником, то пес был вместе с ним также помещен среди созвездий. 6. Другие же говорят, что это пес Икара.

32. Семь Плеяд[272]

1. Мы знаем, что существует семь звезд, названных Плеядами или Гиадами. Названы они так потому, что эти семь дочерей родились у Плеионы (она же Эфра), дочери Океана, и Атланта. 2. Говорят, что числом их семь, но никто не может увидеть больше шести. Причину этого объясняют так: из семи сестер шестеро сошлись с богами (три с Юпитером, две с Нептуном, одна с Марсом), последняя же, как указывают, была женой Сизифа. 3. Из них у Юпитера от Электры родился Дардан, от Майи Меркурий, от Тайгеты Лакедемон; у Нептуна от Алкионы — Гирией, от Келено́, Лик и Никтей; Марс же родил от Стеропы Эномая. 4. А Меропа, выданная за Сизифа, родила Главка, которого многие считают отцом Беллерофонта; поэтому, хоть она помещена благодаря другим сестрам среди созвездий, свет её затемнен, так как вышла замуж за смертного. 5. Иные говорят, что это Электра не появляется <на небосводе>, оплакивая взятие Трои и гибель своего потомства, которое происходило от Дардана. 6. Есть о них и другой рассказ: когда эти семь сестер шли со своими дочерьми, Орион попытался изнасиловать одну из них, и та вместе с сестрами обратилась в бегство. 7. Орион же, говорят, преследовал её семь лет и не мог найти, а Юпитер из сострадания к девушкам поместил их всех вместе <включая Ориона> среди созвездий. Поэтому кажется, что Орион до сих пор преследует их в беге до самого запада.

Примечания

1

Прискорбно, что автор весьма дельной статьи о типологии античной мифографии не проводит того различия между такими авторами, как Каллимах и Овидий, с одной стороны, и Истр и Аполлодор, — с другой (Гусейнов Г. Ч. Типология античной мифографии. // Античная поэтика. М., с. 240, 245 сл.) Первые хоть и гордились своей ученостью, не забывали о чисто художественных задачах, вторые вовсе их перед собой не ставили.

(обратно)

2

Палефат. О невероятном. Вестник древней истории (ВДИ) 1988. № 3 и 4. Там же, 1992. № 3, — сочинения его последователей, сохранившиеся под именем некоего Гераклита и под названием Ватиканский аноним.

(обратно)

3

Так, например, выявляются контуры словаря, условно названного исследователями «Гомеровский мифограф», отрывки из которого в течение всего XX в. постепенно накапливаются благодаря папирологическим публикациям. См.: Montanari F. The Mythographus Homericus. // Greek Literary Theory after Aristotle. Amsterdam, 1995. P. 135—172; The Oxyrhynchus Papyri. LXI, 1995, № 4096. См. также посвященные той и другим публикациям статьи В. Люппе в: Analecta papyrologica, VII, 1995, 15—18; Prometheus, XXII, 1996, 97—100; Zeitschrift für Papyrologie und Epigraphik. B. 112, 1996, S. 25—28, 29—33; ib. 116, 1997, 13—18; Würzb. Jahrb. f. Altert., 21, 1996/97, 153—159; APF 43, 1997, 1—6.

(обратно)

4

Apollodorus. The Library… by sir J. G. Frazer. 2 vol. L.—Cambr., Mass., 1921 (с многочислен. перепечатками); Mythographi Graeci. Vol. I. Apollodori bibliotheca… Ed. R. Wagner. 2. ed. Lpz., 1926 (repr. 1996); Аполлодор. Мифологическая библиотека. М., 1972, 1993. Можно назвать здесь также два английских перевода с примечаниями, в которых прослеживается мифологическая традиция в произведениях античной литературы: Apollodorus. The Library of Greek Mythology, translated… by K. Aldrich. Lawrence (Kansas), 1975; Gods and Heroes of the Greeks: the Library of Apollodorus, translated… by M. Simpson, Amherst, 1976.

(обратно)

5

Hygini fabulae. Ed. P. K. Marshall. Lpz., 1993; Hygin. Fables. Texte établi et traduit par J.-Y. Boriaud. P., 1997; Гигин. Мифы. Изд. «Алетейя». СПб., 1997.

(обратно)

6

См. ВДИ 1992. № 1 и 2.

(обратно)

7

См. ВДИ 1997. № 3 и 4.

(обратно)

8

Гигин. Астрономия. «Алетейя», СПб., 1996.

(обратно)

9

Dictys Cretensis ephemeridos belli Troiani libri. Ed. W. Eisenhut. Ed. 2. Lpz., 1973 (repr. 1994). (Рус. пер.: Диктис Критский, Дневник Троянской войны. ВДИ, № 1—4 за 2002 г., № 4 за 2003 г.).

(обратно)

10

Daretis Phrygii de excidio Troiae historiae. Ed. F. Meister. Lpz., 1873 (repr. 1991); Дарет Фригийский. История о разрушении Трои. «Алетейя», СПб., 1997.

(обратно)

11

Fabii Planciadis Fulgentii opera. Ed. R. Helm. Lpz., 1898. См.: Гусейнов Г. Истолкование мифологии на рубеже античности и Средневековья: из книги латинского грамматика V—VI в. В кн.: Античность как тип культуры. М., 1988. С. 325—333.

(обратно)

12

Brunhölzl F. Histoire de la littérature latine du Moyen Âge. Vol. 1/2. L’epoque carolingienne. Brepols, 1991. P. 238—241, 318—321; Courcell P. La culture antique de Remi d’Auxerre. // Latomus. V. VII, 1948. P. 247—254.

(обратно)

13

О мере того знания см. статьи бельгийского ученого М. Хойса: M. Huys. Euripides and the «Tales from Euripides»: Sources of the Fabulae of Ps.-Hyginus // Archiv für Papyrusforschung. B. 42, H. 2, 1996. S. 168—178; B. 43, H. 1. S. 11—30; Euripides and the «Tales from Euripides»; Sources of Apollodoros «Bibliotheca»? // Rheinisches Museum. B. 140, H. 3—4, 1997. S. 308—327.

(обратно)

14

Servii grammatici qui feruntur in Vergilii carmina commentarii. Ed. G. Thilo, H. Hagen. Lpz., CXXC (repr. Hildesheim, 1961).

(обратно)

15

Lactantii Placidi qui dicitur Commentarios in Statii Thebaida et commentarios in Achilleida ed. R. Jahnke. Lpz., 1898; Lactantius Placidus. In Statii Thebaida commentum. Anonymi in Statii Achilleida commentum. Fulgentii ut fingitur Planciadis super Thebaiden commentariolum. Vol. I. Scholia in Statium. Vol. II. Testimonia. Indices. Ed. R. D. Sweeney. Stuttg.—Lpz., 1997—1998.

(обратно)

16

Лактанцию Плациду приписывают по традиции и краткий комментарий к незаконченной поэме Стация «Ахиллеида», составленный, скорее всего, во времена Карла Великого.

(обратно)

17

Lactantii Placidi qui dicitur Narrationes fabularum Ovidianarum. Ed. H. Magnus. In: Ovidii Nasonis Metamorphoseon libri XV. B., 1924, р. 624—721.

(обратно)

18

Подсчитано, что в 91 главе использован труд Сервия, в 29 — комментарии к Стацию, в 11 — «Рассказы по Овидию». Сверх того, еще примерно в 60 главах составитель объединил сведения из различных источников, среди которых достаточно заметное место занимают тот же Сервий и Фульгенций. Кроме названных комментариев Ватиканский мифограф использовал еще некоторые источники: так наз. «Расширенного Сервия», «Краткое изложение Георгик», другие схолии к Вергилию и к Горацию (в частности, известные как сочинение Псевдо-Акрона к Горацию), находящиеся в наше время в различных библиотеках (напр., в Берне, Лейдене, Париже).

(обратно)

19

В отсылках к Ватиканскому мифографу римской цифрой обозначается книга, арабскими — глава в ней и (после точки) — параграф. Деление на книги и параграфы проведено в издании Дзордзетти (см. примеч. 24): на книги — в соответствии с пометками в рукописи (см. примеч. 101 к кн. I и 103 — к кн. II), на параграфы — для удобства при комментировании. В рукописи названию каждой главы предшествует слово fabula с родительным падежом персонажа («История такого-то»), добавленное, скорее всего, переписчиками. В переводе это добавление в заголовках опущено.

(обратно)

20

Classicorum auctorum e Vaticanis codicibus editorum tomus III. Ed. A. Mai. Roma, 1831. Первый мифограф сохранился только в одной ватиканской рукописи, Второй — в двух, Третий — в четырех.

(обратно)

21

Пометка Reg. (Regensis), т. е. «королевский», указывает, что этот кодекс находился некогда в библиотеке шведской королевы Христины.

(обратно)

22

Scriptores rerum mythicarum Latini tres Romae nuper reperti. 2 vol. Ed. G. H. Bode. Zell, 1834 (repr. Hildesheim, 1968).

(обратно)

23

Elliot K. O., Elder J. P. A critical edition of the Vatican Mythographers. // Trans. of American Phililog. Association. V. 78, 1947. P. 202—203, 205—207.

(обратно)

24

Mythographi Vaticani I et II, cura et studio Kulcsár Peter. In: Corpus Christianorum. Series Latina. XCI C. Turnholti. 1987.

(обратно)

25

Le Premier Mythographe du Vatican. Texte établi par N. Zorzetti et traduit par J. Berlioz. P., Les belles lettres, 1995.

(обратно)

26

Mythographe de Vatican I: traduction et commentaire par Philippe Dain. P., Les belles lettres. 1995. (Annales littéraires de l’Université de Besançon: 579).

(обратно)

27

Всего в рукописи Ватиканского мифографа 229 глав, но еще Май поделил по содержанию на две половины две из них, а Дзордзетти прибавил к ним еще две (кн. III, 6—7 и 12—13), — получилось 233 главы; из того расчета мы и будем исходить в дальнейшем.

(обратно)

28

Показательно, что 9 из 12 римских сюжетов включил в свое собрание и Второй Мифограф, пользуясь в качестве источника все тем же Сервием.

(обратно)

29

Сюда я отношу также историю Геро и Леандра (I. 28), не меньше подходящую к собранию мифов, чем любая фольклорная новелла.

(обратно)

30

См., например, отражение этого установившегося мнения в энциклопедии: Der kleine Pauly. B. 3, 1969. Col. 1543: Mythographi Vaticani.

(обратно)

31

Два раза попадаются трудно объяснимые реминисценции из Ветхого Завета: см. I. 78. 6; III. 1. 67 и примеч. к ним.

(обратно)

32

Иногда только встречается неосознанная модернизация (см. III. 1. 20; 6—7. 6 и примеч. к ним) и сознательное стремление облагородить моральный облик античных героев (см. I. 41. 1; 58. 9; 88 и примеч. к ним).

(обратно)

33

Иначе подходит к вопросу Второй мифограф, который во 2-ой же главе своего собрания выписывает из Исидора (VIII. 11) объяснение, как произошли языческие боги: «Те, кого язычники почитают, признавая богами, были, говорят, некогда людьми, и после смерти их начали чтить за их жизнь и заслуги, как в Египте Исиду, на Крите — Юпитера…» и т. д.

(обратно)

34

Не отмечаются совершенно очевидные нелепости в написании, вроде Epigenia, Horestes и т. п.

(обратно)

35

Исключение составляют только отсылки к четырем главам (II. 1 и 94; III. 16 и 17), которые Дзордзетти сопоставляет с еще не опубликованными глоссами Реми из рукописи Paris, Bibl. Nat. lat. 1090. В этом случае оставалось только соотнести отсылки с изданием Боэция (Anicii Manlii Severini Boethii Philosophiae Consolatio. Ed. L. Bieler. In: Corpus Christianorum. Series Latina. XCIV. Turnholti, 1957) и внести в них некоторые уточнения. Все остальные отсылки к Реми проверены по публикации в ст.: Bolton D. K. The Study of the Consolation of Philosophy in Anglo-Saxon England. // Archives d’Histoire Doctrinale et Littéraire du Moyen Âge. V. 44. 1977. P. 60—78. Следует помнить, что трактат Боэция написан в чередовании стихотворных глав с прозаическими, и поэтому отсылка: III, metr. 12. 39 означает, что использованный Мифографом комментарий Реми относится к ст. 39 в 12-ой стихотворной главе 3-ей книги. Сокращение pros. указывает, соответственно, на главу в прозаическом изложении.

(обратно)

36

Объединяющее эти поэмы название «киклические» происходит от слова κύκλος — «круг»: по своему содержанию они составляли определенный круг мифов. Так, предыстории Троянской войны до начала повествования в «Илиаде» была посвящена поэма «Киприи», к последнему же стиху «Илиады» примыкала «Эфиопида», в которой действие доводилось до самоубийства Аякса. За ней следовала «Малая Илиада», отчасти повторявшая предыдущую поэму (спор за оружие), а затем переходившая к событиям, которые развернулись после этого, вплоть до сооружения деревянного коня и введения его в Трою. Возможно, что уже здесь изображалось буйство вторгшихся в город ахейцев, — более обстоятельно этот сюжет разрабатывался в поэме «Разорение Илиона» (от введения в город коня до отплытия ахейцев из-под Трои). О судьбе ахейских героев (кроме Одиссея) после взятия Трои повествовалось в поэме «Возвращения», о конце жизни Одиссея — в «Телегонии». Создание этих поэм датируется от VII до середины VI в., а имена их авторов появляются в источниках не раньше IV в. и чаще всего ни о чем нам не говорят. Некоторые из них («Киприи», «Малую Илиаду») приписывали то самому Гомеру, то называли еще несколько имен; автором «Эфиопиды» и «Разорения Илиона» более или менее однозначно считали некоего Арктика, «Возвращений» — Агия из Трезена, «Телегонии» — Евгаммона из Кирены. Еще три поэмы объединялись вокруг истории царского дома в Фивах: «Эдиподия», «Фиваида» и «Эпигоны».

(обратно)

37

Так называемые гомеровские гимны читатель найдет в изд.: Эллинские поэты. Пер. В. Вересаева. М., 1963; фрагменты древнегреческих лириков (Алкей, Стесихор, Симонид) — в изд.: «Древнегреческая мелика». М., 1988; сочинения Каллимаха и Аполлония Родосского — в сб.: Александрийская поэзия. М., 1972.

В дальнейшем тексте цитаты из римских авторов даются в следующих переводах: из Вергилия: «Энеида» С. Ошерова (кроме кн. II. 82. 275, IV. 511; V. 759; VI. 846), «Буколики» и «Георгики» — С. Шервинского; из Горация: в кн. I. 58. 4 — О. Румера; в кн. II. 24. 3 — М. Дмитриева; в кн. II. 79. 2 — Н. Гинцбурга; из Лукана — Л. Остроумова; из Стация — Ю. Шичалина; из Теренция — А. Артюшкова; из Ювенала — Д. Недовича. Указанные выше стихи из «Энеиды» и другие стихотворные цитаты переведены В. Ярхо.

(обратно)

38

При работе над настоящим изданием существенную помощь оказали мне мои товарищи по кафедре классической филологии МГЛУ А. И. Муравьева, Е. И. Светилова и Н. Р. Шопина, моя бывшая ученица А. Ю. Савватеева (Лион), д-р Р. Бахчинян (Париж) и д-р М. Хойс (Леувен), охотно снабжавшие меня оттисками, ксерокопиями и всякого рода справками, которых я не мог найти в университетских библиотеках Бордо. Всем поименованным коллегам я приношу свою искреннюю благодарность.

(обратно)

39

Из Сервия. Бук. VI. 42. Начальная часть опущена. Впервые миф о Прометее изложен у Гесиода, Теог. 521—570; ТиД 47—58; наиболее обстоятельно — в трагедии Эсхила «Прикованный Прометей». Сотворив людей. — Представление о Прометее как создателе людей появляется в античной литературе не позже середины IV в. до н. э. См.: Менандр. Комедии. М., 1982. С. 333. Фр. 271 и примеч. В эпоху Империи сотворение людей Прометеем с помощью Минервы часто изображается на саркофагах. К колесу солнца — буквальный перевод сочетания ad rotam solis, который предполагает, однако, мифологический образ солнечной колесницы, здесь отсутствующий. Может быть, вернее: «к солнечному диску»? И болезни. — Текст был испорчен ещё в оригинале. В ркп Сервия предлагаются различные чтения: «Наслал женщин, то есть, истощение, и болезни»; «истощение и болезни». Бод предложил: «лихорадки и истощение, то есть, болезни», привлекая Гор. I. 3. 29. Велели Меркурию. — Меркурий взят здесь ради последующего объяснения. В греческих источниках наказание Прометея поручается обычно Гефесту (Вулкану). См.: Эсхил. Прометей. 12—80. Пользуясь способом. — Что имеется в виду, не вполне ясно: добывание огня трением? Тулл Гостилий. — См.: Лив. I. 31. 7.

(обратно)

40

Сервий. Ге. I. 12. § 3 добавлен составителем с целью объяснить греческое название города Афин. Однако вместо имени богини Афины он привлекает название области Аттика в форме Аттис, которая тоже встречается у латинских мифографов и нередко смешивается с именем Афины. О споре богов впервые у Геродота, VIII. 55. Ср. также: Овид. Метам. VI. 70—82; Гигин. 164; Аполл. III. 14. 1.

(обратно)

41

Из Сервия. Бук. VI. 74, где объединены оба мифа. К §§ 1—2 о Скилле, но без романтических подробностей, см. Од. XII. 85—126; затем: Овид. Метам. XIII. 900 — XIV. 74; Гигин. 199. К §§ 3—5 см.: Верг. Ге. I. 404—409; [Верг.]. Кирида. 47—53, 129—132, 200—219, 386—458, 520—541; Овид. Метам. VIII. 6—151; Аполл. III. 15. 8; Гигин. 198. Кратеиды. — В ркп ошибочно Cretis. Из-за смерти Андрогея. — См. ниже, I. 43. 5. Затем. — Пропущено самое главное: в результате предательства Скиллы Мегары были взяты, и Нис убит.

(обратно)

42

Из Сервия. Бук. VI. 78. Первая известная обработка — в драме Софокла «Терей» (Софокл. Драмы. 1990. С. 397—399). См. затем: Овид. Метам. VI. 424—674; Кон. 31; Аполл. III. 14. 8; Гигин. 45 (здесь, как и у Сервия, и у Ватиканского мифографа, в соловья превращается Филомела, оставшаяся без языка!). Совсем другая трактовка — у Ант. Л. 11. Затем. — Как и в предыдущем рассказе, опущено существенное обстоятельство: Терей, поняв, что он съел, погнался за сестрами, и в этот момент все трое были превращены в птиц. В фазана — деталь, не известная из других источников. Обычно Итис считается безвозвратно погибшим.

(обратно)

43

Из Сервия. Бук. IX. 39. Превращение свирепого циклопа Полифема, каким его знает «Одиссея», в воздыхателя, влюбленного в Галатею, произошло в дифирамбе афинского поэта Филоксена (нач. IV в. до н. э.), до нас не дошедшем. Позже этот мотив обработал Феокрит в XI идиллии. См. затем: Овид. Метам. XIII. 750—899. По сей день называется. — Текст испорчен. Вероятно, перед названием источника выпали слова: «по его имени».

(обратно)

44

Из Сервия. Ге. I. 20. См.: Овид. Метам. X. 106—142. Сильван — бог лесов, deus silvarum. Собственно, само имя Сильван значит «лесной» (ср. русск. леший). Чаще, впрочем, возлюбленным Кипариса выступает не Сильван, а Аполлон. Так, например, у Лактанция. Фив. IV. 460: «Когда прелестный мальчик Кипарис охотился, он возбудил к себе любовь Аполлона, от которого получил в дар прекраснейшего ручного оленя. Когда Кипарис, лежа утомленный под деревом, стал погружаться в сон, он неожиданно пробудился от шороха и увидел вдали оленя. Полагая, что это дикий олень, Кипарис, послав стрелу, убил его, а признав, до того горько оплакивал, что отказывался от всякой еды и питья. Так как он стал чахнуть, Аполлон, сжалившись, превратил мальчика в дерево, названное его именем». Кипарис — дерево скорби, применяемое в погребальных обрядах.

(обратно)

45

Из Сервия. Ге. I. 39. Наиболее обстоятельное изложение мифа — в гомер. гимне к Деметре. См. также: Овид. Метам. V. 391—571; Ф. IV. 417—549, 581—620; Кон. 15; Аполл. I. 5. 1—3; Гигин. 146. Плутон или Орк. — Отождествление Плутона с Орком — чисто римское явление. См. также II. 7. Одноименный бог в греческом — каратель за клятвопреступление (Гесиод. ТиД 803 сл.). Аскалаф. — См. Аполл. I. 5. 3. Прозерпина есть луна. — См. ниже, II. 11 и примеч.

(обратно)

46

Из Сервия. Ге. I. 163. См.: Овид. Ф. IV. 549—562; Гигин. 147; Астр. II. 14. 1. См. ниже, I. 10. 3; 31.

(обратно)

47

Из Сервия. Ге. I. 399 Первое свидетельство — приписываемый Платону диалог «Алкиона», 1. См.: Овид. Метам. XI. 382—748; Гигин. 65. Люцифер, лат. luciferus «светоносный», калька с греч. εωσφόρος, т. е. утренняя звезда. В мифологии — сын Авроры (греч. Эос). К Аполлону — здесь и далее имеется в виду оракул в Дельфах. Принесли — неясное выражение. По Овидию, тело Кеика прибило к берегу волнами.

(обратно)

48

§§ 1—2 восходят к Сервию. Ге. I. 378, который по недосмотру перенес на Цереру миф, связанный с Латоной (Овид. Метам. VI. 317—381). См. ниже, II. 85. § 3 восходит к Лактанцию, Фив. IV. 658, и никакого отношения к предыдущему не имеет. Соединение двух совершенно различных историй, произошло, вероятно, из смешения названия народа ликийцев с именем царя Лика, в свою очередь возникшего из неправильного написания имени Линк (Lyncus, см. ниже, I. 31), сближаемого с греческим словом λύγξ «рысь». Слова, заключенные в угловые скобки при переходе от § 2 к § 3, заполняют лакуну в оригинале, восстановленную издателем в соответствии с источниками Мифографа.

(обратно)

49

Достаточно запутанная история, восходящая к ближе не известному источнику, в котором, в свою очередь, были использованы в §§ 1 и 6 — Сервий. Эн. VI. 580 и I. 394, а также Исидор. IX. 2. 134 сл.; в § 2 — Верг. Ге. I. 281—286; в §§ 3 и 4 — Астр. II. 23. 3; в § 5 — Расск. Ов. V. 10. Титаны и гиганты — первоначально различные существа: титаны рождены Землей от Урана, гиганты — ею же, но без посредства мужского начала. См.: Гесиод. Теог. 127—153, 185—187, 207—210. Поскольку, однако, титанов сближала с гигантами попытка свергнуть власть Зевса, образы их оказались взаимозаменяемыми. Впрочем, Сервий говорит о титанах и гигантах; в компиляции союз «и» исчез. Ниже, в гл. 12—14, речь идет о гигантах, причем в гл. 12 и 14 в их число попадают персонажи, никогда не считавшиеся гигантами. См.: Овид. Метам. I. 151—162, Ф. V. 35—44; Аполл. I. 6. 1—2; Гигин. 150. Земля, то есть Церера (см. ниже, I. 12. 4) — смешение возможное, так как Церера — олицетворение производительных сил земли. Однако в греческом Земля-Гея (Γη) не отождествляется с Матерью-Землей (Δημήτηρ), т. е. римской Церерой. Ее осмеяние. — Далее текст испорчен; вероятно, имелось в виду, что греч. Уран (Небо) при виде титанов — чудовищных детей, родившихся у него от Земли, запрятал их глубоко в ее недра; это Земля и сочла за осмеяние. О последующих событиях см. II. 1. 4; 4. 1. Впрочем, в изложении нашего Мифографа «осмеяние» Земли предшествует рождению титанов. Отец Либер. — Определение «отец» нередко употреблялось римлянами по отношению к богам: Нептуну, Вулкану, его содержит имя Юпитера (из Iov-pater). Вакха (Либера) называет отцом Гор. III. 3. 13. Титаны бежали. — Достаточно комическое переосмысление сюжета из военной истории древней Греции: жители города Мегары, осажденного Антигоном, выпустили против его боевых слонов свиней, смазанных смолой и подожженных, которые в бешенстве, с диким воем бросились на слонов, заставив их обратиться в бегство (Полиен. Военные хитрости. IV. 6. 3). Превратившись в зверей. — См. I. 85. 3. Ср.: Овид. Метам. V. 321—331; Ант. Л. 28. В горе Этне. — По обычной версии, под Этной в разное время были погребены только титан Тифоей (см. I. 85. 4 и Овид. Метам. V. 346—357; Аполл. I. 6. 3; Гигин. 152) и гигант Энкелад (Верг. Эн. III. 578—582; Аполл. I. 6. 2).

(обратно)

50

Сведены два источника: §§ 1—2 — из Реми. III, metr. 12, 37, который, в свою очередь, использовал Сервия. Эн. VI. 603, и Фульгенция. II. 15. §§ 3—4 — из Сервия. Ге. III. 7. Гигант Тантал — добавление Реми. Тантал впервые упоминается без указания на причину, по которой он навлек на себя наказание, в Од. XI. 582—592; затем — у Пиндара, Ол. I. 53—64. Причины его наказания в разных источниках разнятся. Убийство Пелопа — только одна из них. См.: Аполл. Эп. II. 1—6; Гигин. 82; Ант. Л. 36. Эридан, отождествляемый в античности то с По, то с Роной, не имеет никакого отношения к подземному царству, где томился Тантал. Из преисподней — ненужное добавление: Пелоп был возрожден здесь же за трапезой. См.: Овид. Метам. VI. 403—411; Аполл. Эп. II. 3; Гигин. 83.

(обратно)

51

Из Реми. III, metr. 12, 39, использовавшего Сервия. Эн. VI. 595 сл. К изложению мифа добавлено его толкование: «Образом Тития обозначаются утопающие в роскоши, ибо в печени — местопребывание жажды роскоши, как в селезенке — смеха и в желчи — гнева. Потому и говорят, что печень Тития возрождается, что однажды удовлетворенное желание не искореняется, но снова усиливается жалким образом и в ущерб телу». Первое свидетельство о Титии — Од. XI. 576—581. См. далее: Лукр. III. 980—994; Верг. Эн. VI. 595—600; Гор. III. 4. 76—78; Аполл. I. 4. 1; Гигин. 55. Желая возлечь. — С точки зрения античной мифологии, в этом желании не было бы ничего преступного, если бы Латона не успела до того побывать в объятьях Юпитера, после чего общение с ней других богов или смертных не допускалось. Стрелами Дианы. — Об её участии в наказании Тития см. Аполл. I. 4. 1.

(обратно)

52

Из Реми. III, metr. 12, 34, который использовал Сервия. Эн. VI. 286 и 601, и Лактанция. Фив. IV. 539. См.: Пинд. Пиф. II. 21—48; Аполл. Эп. I. 20; Гигин. 62. Гигант — добавление Реми; во всех источниках Иксион — смертный, царь лапифов в Фессалии. Выслали облако, которому был придан облик Юноны. Катил колесо. — По традиционной версии, Иксион был привязан к вечно вращающемуся в воздухе огненному колесу. Катил в гору — добавление, возникшее в воображении Реми по аналогии с наказанием Сизифа и из-за двусмысленности выражения у Лактанция, которое можно понять двояко: либо «к вращающемуся колесу», либо «для вращения колеса».

(обратно)

53

Из Лактанция. Фив. IV. 550, который восходит к Гигину. 125. 8—10. См.: Од. X. 135—468. Гибели Одиссея от руки его сына была посвящена не дошедшая до нас поэма «Телегония». См.: Овид. Метам. XIV. 248—309; Парф. 3; Аполл. Эп. VII. 14—17, 36 сл.; Гигин. 127. Совсем иначе — Дикт. VI. 14 сл. Меония. — Так в древности называли как Лидию, так и Этрурию, из которых ни одна, естественно, не была островом. Скорее всего, это просто испорченное чтение в ркп Лактанция, где следует читать Aeaea (Ээя).

(обратно)

54

Скомбинированы сообщения Фульгенция. II. 5, и Лактанция. Фив. II. 95, с привлечением Гигина. 75, и Расск. Ов. III. 4 (см. Овид. Метам. III. 322—338). Впервые эта история излагалась в не сохранившемся «Каталоге женщин», который в античности приписывали Гесиоду. См. также: Аполл. III. 6. 7; Ант. Л. 17. 5.

(обратно)

55

§§ 1—2 из Расск. Ов. I. 6 (см. Овид. Метам. I. 210—239), § 3 из Сервия. Ге. I. 138. Гораздо подробнее о Каллисто — у Лактанция. Фив. III. 684: «Когда Юпитер увидел в свите Дианы Каллисто, дочь царя Аркадии Ликаона, он влюбился в нее и, дождавшись, пока она удалится от остальных нимф, принял облик Дианы и, обольстив девушку, овладел ею и оставил её беременной. Когда растущий живот стал выдавать вину Каллисто, разгневанная Диана прогнала её из своей свиты. Та же по прошествии десяти месяцев родила мальчика, назвав его Аркадом. Юнона, в негодовании от того, что её соперница стала ещё и матерью от Юпитера, превратила Каллисто в медведицу. Когда её сын Аркад достиг зрелого возраста, он по неведению напал на мать и, считая её медведицей, захотел убить, послав в неё стрелу. Юпитер не пожелал перенести это убийство, совершенное хоть и по неведению, и тотчас вознес их обоих к звездам». См.: Овид. Метам. II. 409—507, Ф. II. 155—192; Аполл. III. 8. 1—2; Гигин. 176 и 177; Астр. II. 1—4. Его именем. — Имя Ликаон сближается с греч. словом λύκος «волк».

(обратно)

56

Из Расск. Ов. I. 10, 13, 14 (см. Овид. Метам I. 583—684, 713—747). Первые свидетельства — у Эсхила. Прометей. 561—852; Молящие. 291—315. См. также: Аполл. II. 1. 3; Гигин. 145. 3—5; Астр. II. 21. 1. Инах — река в Арголиде, только потом — ее бог. Стала называться Исидой — отождествление, известное уже Геродоту, II. 41, и свидетельствующее о древнейших религиозно-мифологических контактах Греции с Египтом. Другой вопрос, насколько отдавал себе в этом отчет составитель.

(обратно)

57

Из Сервия. Ге. II. 389. В греческом варианте имя героя мифа — Икарий, афинянин, современник легендарного царя Пандиона. См.: Стаций. Фив. XI. 644—647; Аполл. III. 14. 7; Гигин. 130; Астр. II. 4. 2—5. Качели — oscilla (правильнее oscillum) производят от os + поздн. cillo «двигать».

(обратно)

58

§§ 1—5 восходят к Реми. IV, metr. 7. 4; §§ 6—7 — из Сервия. Эн. II. 116. О жертвоприношении Ифигении сообщала уже киклическая поэма «Киприи», затем Эсхил в «Агамемноне». 202—261; наиболее обстоятельная разработка мифа — у Еврипида в трагедии «Ифигения в Авлиде». О дальнейшей судьбе Ифигении — у него же в трагедии «Ифигения в Тавриде». См. также: Лукр. I. 84—100; Овид. Метам. XII. 24—38, Пн. III. 2. 45—98; Аполл. Эп. III. 21—22; VI. 26—27; Гигин. 98, 120; Ант. Л. 27; Дикт. I. 19—22. Ср. также ниже, II. 71. 1. Изложение у Ватиканского мифографа достаточно отрывочное. Не зная других источников, невозможно понять, за кого собирались выдать замуж Ифигению (§ 3), почему Орест направлялся к колхам, ни в какой версии мифа с ним не связанным, и какова была причина его безумия (§ 6). Остров — ненужное дополнение Реми: Авлида находилась на берегу Беотии. На родину — естественно, не свою, а Ифигении, т. е. в Микены или в Аргос. Минерва — ошибочное добавление Реми вместо имени Дианы. Диктинна — культовый эпитет Дианы (греч. δίκτιον «сеть»), обычно связанный с ее занятиями охотой. Ариция — область в Италии, не имеющая отношения к перенесению в Грецию статуи Артемиды. См. I. 46. 7. Убив Фоанта. — У Еврипида об убийстве Фоанта нет и речи. Называется хворостяной. — Очередное «лингвистическое» объяснение: хворост (прут) — fascis, факел — fax. На самом деле речь идет о деревянной статуе Дианы: Аполл. Эп. VI. 27.

(обратно)

59

Из Сервия. Ге. III. 7. К этой и следующей главе см.: Пинд. Ол. I. 67—96, где нет никакого осуждения участников событий. В дальнейшем см.: Аполл. Эп. II. 4—8; Гигин. 84; Астр. II. 13. Элида — область в сев.-зап. углу Пелопоннеса; Писа (в ркп ошибочно во множ. числе) — город в ней. Кони Эномая — дар бога Ареса. Подкупила Миртила. — Иногда в источниках попытка подкупить Миртила исходит от самого Пелопа. Оси из воска. — Собственно, не оси, а чеки, которыми колеса закреплялись на оси. Миртово (или Миртойское) море простирается от восточного берега Пелопоннеса до юга Аттики и западных Киклад.

(обратно)

60

Из Лактанция. Фив. IV. 306. См.: Еврипид. Электра. 699—746; Орест. 995—1012; Сен. Ф. 220—235, 682—783; Аполл. Эп. II. 10—14; Гигин. 87, 88, 119. К §§ 8—9 см. II. 45. Поочередно управляли. — Деталь, не известная из других источников и проникшая сюда, скорее всего, из фиванского мифа. См. II. 50. Баран. — Род этого существа в источниках различается; часто говорят об овечке. Аэропа — уже у Лактанция ошибочно Europa. Вскормленный молоком козы. — Имя Эгисф происходит от греческого αιξ, αιγός, корень αιγ- (aeg-) «коза».

(обратно)

61

Здесь объединены два комментария Лактанция к Стацию: в §§ 1 и 4—10 — к Ах. 65; в §§ 11—14 — к Фив. II. 281. В свою очередь, источником Лактанция является Гигин. 2 и 3 (без обращения к ним непонятен, в частности, § 2). В § 15 использован Гигин. 22. 4. Широко известная в мифологии история детей Афаманта получила первое литературное оформление, видимо, только в афинской трагедии. Относительно подробно осведомлены мы о «Фриксе» Еврипида (см. ВДИ 1995. № 4. С. 237—242). Впоследствии см.: Аполл. I. 9. 1; Гигин. 21 и 22; Астр. II. 20. 1 сл. Необола — искаженное лат. Nebula (от греч. Νεφέλη «облако»; см. ниже, §§ 4 и 6: Nubis). Эет. — В ркп ошибка: Oeta, восходящая к Лактанцию. Подобрал Ясон. — В ркп описка: Aeson. Явился к колхам. — См. гл. 24 и 25.

(обратно)

62

Непосредственный источник неизвестен; вероятно, это был какой-то комментарий к Вергилию. §§ 1—4 восходят к Дарету. I; §§ 6—8 — к его же гл. II—III; § 5 — из Сервия. Бук. IV. 34, но слова: «когда, плывя… достигли Трои» добавлены составителем, чтобы объединить обе части. Вариант, связывающий войну Геркулеса против Трои с походом аргонавтов, принадлежит исключительно Дарету. Хотя сказание об аргонавтах, которому посвящены гл. 24, 25 и 27, было обработано эпическими авторами, вероятно, ещё в VIII в. до н. э., для нас его первой литературной фиксацией является IV Пиф. ода Пиндара, а затем «Аргонавтика» Аполлония Родосского. К гл. 25. 6—7 см. «Медею» Еврипида. В позднейшей литературе см.: Овид. Метам. VII. 1—156; Гер. XII; поэма «Аргонавтика» Валерия Флакка; Аполл. I. 9. 16, 23, 28; Гигин. 12; 13; 22; 25. Пелия (или Пелея). — Вероятно, в оригинале имя Пелей было исправлено на Пелий; составитель решил сохранить их оба, хотя Пелей, отец Ахилла, никакого отношения к Пелию не имел, кроме того что он принимал участие в походе аргонавтов. Пелопонт — написание, возникшее из Pelopontium («пелопоннесцев») в соответствии с географическими представлениями Дарета: Pelias rex in Peloponeso. Эсон — в ркп ошибочно назван Ясон. Юпитер поднялся на небо — фантастическое дополнение составителя.

(обратно)

63

В изложении объединены сх к Гор. Эп. III. 12, с комм Сервия. Ге. II. 140. См. примеч. к гл. 24. Ответ Аполлона — разумеется, Пелию, а не Ясону. Посвятил Марсу. — См. I. 23. 10. Зубы дракона — ещё некогда убитого Кадмом. Ввел в свой дом — достаточно неправдоподобная ситуация, при которой Ясон берет себе в качестве наложницы дочь царя Креонта, каковой является Главка у Еврипида. Может быть, ощущая эту неловкость, схолиасты не упоминают о царском достоинстве Креонта? Пропитанную чесноком. — Почему этот продукт, который охотно употребляли в пищу греки и римляне, считается здесь сильным ядом, — неясно. Может быть, его запах должен был заглушить запах истинного яда?

(обратно)

64

Непосредственный источник неизвестен; изложение близко к Сервию. Ге. IV. 462, с той разницей, что имя Орифии у него не упоминается, а ее супруг носит греческое имя Борей (ср. ниже, I. 27. 3). См.: Овид. Метам. VI. 675—721; Аполл. III. 15. 2. Праксифеи — в ркп ошибочно названа Пенфесилея. Прогнали гарпий. — См. след. главу.

(обратно)

65

Из Сервия. Эн. III. 209. См.: Аполл. I. 9. 21; Гигин. 14, 18, 19. Царем Аркадии. — Финей, о котором идет речь, был царем Салмидеса на черноморском побережье Фракии. Здесь он смешан с одноименным сыном аркадского царя Ликаона (см. I. 17). Мачеха — Идея, дочь Дардана, ложно обвинившая пасынков в попытке овладеть ею (Аполл. III. 15. 3). Поворот — по-гречески στροφή; от него Сервий производит название Строфадских островов, расположенных в Ионийском море. Называют фуриями. — Отождествление фурий (греч. Эриний) с собаками — распространенный образ, восходящий к греческой трагедии. Диры — Проклятья, часто прямо отождествляемые с фуриями. Двояким образом — т. е. и птицами и собаками.

(обратно)

66

Непосредственный источник неизвестен. См.: Овид. Гер. XVIII и XIX; Мусей. Геро и Леандр (ВДИ 1949. № 3. С. 178—184; Памятники поздней античной поэзии и прозы II—V вв. М., 1964. С. 76—84).

(обратно)

67

Из Сервия. Ге. III. 532. Источник — Геродот. I. 31. Ср.: Палеф. 50; Циц. Туск. I. 113. Аттика — добавление Сервия, лишенное смысла, коль скоро речь идет о событиях в Аргосе.

(обратно)

68

Из Сервия. Эн. I. 273. См. Лив. I. 3. Надежды на потомство. — Девушки, отданные в услужение Весте, обязаны были хранить обет безбрачия до 36 лет. Ром — форма имени вместо Ромула, встречающаяся у греческих историков; здесь она взята ради объяснения слова Romani. См. § 8. Аниен — приток Тибра и имя его героя-эпонима. Амнис (amnis) — вообще большая река; часто так называли Тибр, который, по Гор. I. 13—20, стал супругом Илии. Блудница. — Версия о сомнительном прошлом Акки Ларентии получила отражение в ряде источников, в частности, у Ливия, I. 4. 7, и Макробия. I. 10, 13. Плутарх (Ромул. 4—5) допускает, что были две женщины под этим именем и на первую из них перенесли неблаговидные воспоминания об одноименной гетере. Позор прародителей — то ли потому, что они — плод добрачного союза, то ли потому, что воспитаны «блудницей»? Волчица — lupa, бордель — lupanar. Вопрос о том, насколько происхождение Ромула и Рема выигрывает от такого сближения, Сервия, видимо, не беспокоил.

(обратно)

69

Из Сервия. Эн. I. 323. См.: Овид. Метам. V. 648—661; Гигин. 259. См. выше, I. 10.

(обратно)

70

Из Сервия. Эн. I. 535. См.: Палеф. 51; Парф. 20; Аполл. I. 4. 3; Гигин. 195; Астр. II. 26, 34. 1. Впрочем, отца Ориона чаще зовут Гирией. Моча — urina; мифографы сближают греч. ουρον (моча) с именем Ωρίον. Гораций: III. 4. 71. Ещё раньше — Од. V. 121—124. Лукан: IX. 834—836.

(обратно)

71

Из Сервия. Эн. X. 763, кроме § 3, источник которого неизвестен. Названный выше — т. е. в гл. 32. Там он, однако, назван сыном Энопиона. Сыном Нептуна (Посейдона) Орион назван у Аполлодора. Минопион — имя возникло, вероятно, из смешения имени Энопион (см. предыдущий рассказ) с именем критского царя Миноса. Схватил одного из них. — В греческой традиции имя этого циклопа обычно Кедалион.

(обратно)

72

Из Сервия. Эн. I. 693, и Исидора. IV. 12. 8.

(обратно)

73

Из Сервия. Эн. II. 81. О хитрости Паламеда, сумевшего разоблачить Улисса, сообщалось уже в «Киприях». Заговор Улисса против Паламеда, по-видимому, наиболее подробно был освещен в недошедшей одноименной трагедии Еврипида. Ср.: Овид. Метам. XIII. 35—39, 56—60; Аполл. Эп. III. 7—8, VI. 8; Гигин. 95; 105. Совсем иначе — у Диктиса. II. 15—20, у которого Паламед играет вообще очень значительную роль. Разных животных. — Обычно называют быка и лошадь. Причин для горя — разумеется, после войны.

(обратно)

74

Из Сервия. Эн. VI. 57. О желании Фетиды сделать сына неуязвимым сообщалось уже в «Эфиопиде», затем — у Аполлония Родосского. IV. 869—879. «Роман» Ахилла и Поликсены — версия, возникшая не раньше эллинистического времени, вероятно, вследствие перетолкования старинного рассказа о принесении Поликсены в жертву на могиле Ахилла. Об этом сообщалось уже в «Разорении Илиона», затем — у Еврипида: Гекуба. 107—119, 218—228, 518—582. См. также: Овид. Метам. XII. 597—609; Аполл. III. 13. 6, Эп. V. 3; Гигин. 110; Дикт. IV. 10; Дар. 34. За статуей. — Имеется в виду статуя Аполлона, из чего делается вывод в § 3.

(обратно)

75

Из Сервия. Эн. III. 173. Соединены, по меньшей мере, два мифа: о рождении Аполлона и Дианы (см. гомеровский гимн к Аполлону) и о превращении Астерии (в ркп: Astaria) в остров. См.: Каллимах. Гимн Делосу. 35—55; Аполл. I. 4. 1; Гигин. 53, 140. Свойственно перепелкам — деталь, заимствованная у Исидора. XII. 7. 64. Убив Пифона. — По обычной версии, Аполлон убил Пифона, только придя в Дельфы, на место своего будущего храма. И Дианой и Прозерпиной. — Об их отождествлении см. II. 11; сближение Дианы с Юноной объясняется тем, что они обе считались покровительницами рожениц. К двум островам. — С запада к Делосу примыкает о-в Рения; между ними расположены ещё два небольших острова (нынешние Малый и Большой Риматиарис). Что имел в виду источник Мифографа, не ясно. Миконос и Гиарос. — Первый расположен на восток от Делоса, второй — на северо-запад. Солнцем, то есть Аполлоном. — См. II. 12 и примеч. Ответы его очевидны — т. е. смысл вещаний Аполлона «обнаруживается» со временем. С предлогом. — Имеется в виду правило латинской грамматики, по которому названия городов 1 и 2 склонений, отвечающие на вопросы «куда?» и «где?» употребляются без предлогов (Romam — в Рим, Roma — в Риме). В отношении названия острова Delus более нормальными были бы конструкции с предлогами: in Delum, in Delo.

(обратно)

76

Из Сервия. Эн. IV. 484. См.: Гесиод. Теог. 215—217; Овид. Метам. IV. 637—650; Аполл. II. 5. 11; Гигин. 30. 12; Астр. II. 3. 1. Овцы. — Объяснение в духе Палефата, 18, основанное на омонимии греческих слов μηλα «яблоки» и «овцы».

(обратно)

77

Из Сервия. Эн. III. 113. См.: Овид. Метам. X. 560—704, Н. л. II. 185—196; Аполл. III. 9. 2; Гигин. 185. Героем этой истории чаще является двоюродный брат Аталанты Меланион. К § 3 см. Палефат. 13. Мать богов — малоазийская богиня Кибела, часто отождествляемая с греч. Реей. См. III. 28 и примеч. Плиний говорит: Естеств. история. VIII. 41—43. На самом деле, Плиний говорит о том, что если львице случается спариться с леопардом, то лев легко это распознает и карает «изменницу».

(обратно)

78

Из Сервия. Эн. II. 166. См.: Верг. Эн. II. 162—170, III. 294—505; Кон. 34; Аполл. Эп. V. 9 сл., 13; Дикт. IV. 22, V. 5—8. У Арисбы. — Гелен оказался за пределами Трои, так как в споре за руку Елены после смерти Париса ему был предпочтен Деифоб. Об этом сообщалось в «Малой Илиаде». Так и случилось. — См. I. 41. 4—6; II. 38. 3. Тогда. — Разумеется, не после взятия Трои, а ещё до этого. Почитали Минерву. — Постоянное покровительство Улиссу Минерва оказывает на протяжении всей «Одиссеи», Диомеду — в V книге «Илиады». Перед лицом опасностей. — Имеется в виду опасность, ожидавшая Диомеда при возвращении в Аргос из-за измены его жены Эгиалеи. См. II. 39; Аполл. Эп. VI. 9; Ант. Л. 37. 1. С покрытой головой — поза римских понтификов и авгуров. Навт — правильное имя: Навтий. Римский патрицианский род Навтиев возводил свое происхождение к одноименному троянцу, спутнику Энея. См. конец параграфа и ΙΙ. 40. 2—3. Гай Флавий Фимбрия — легат консула Л. Валерия Флакка в войне с Митридатом. После смерти консула Фимбрия во главе войска в 85 до н. э. разрушил Трою. Только одна статуя. — О судьбе палладия до его похищения см.: Аполл. III. 12. 3, Эп. V. 13.

(обратно)

79

Из Сервия. Эн. III. 297. Взаимоотношения Пирра, Ореста, Андромахи и Гермионы составляют содержание трагедии Еврипида «Андромаха». См. также: Овид. Гер. VIII. 31—46; Аполл. Эп. VI. 12—14; Гигин. 123. Не имевшему законной жены. — Сервий смягчает нравы «героического» века, когда наличие жены не могло служить препятствием, чтобы завести наложницу. Потом. — Порядок событий изложен неточно: Гермиона была обещана в жены Пирру ещё до падения Трои. Помешал возвращаться. — См. выше, I. 40. 1. Молоссия и Хаония — разные части Эпира: первая расположена на сев.-западе и примыкает к морю, вторая находится в центре Эпира и граничит с Хаонией на востоке.

(обратно)

80

Из Сервия. Эн. V. 864. См. ниже, II. 84 и примеч. Пелор — мыс в сев.-восточном углу Сицилии (ныне Мессенский мыс), Капреи — совр. Капри. Доводили до нищеты. — Ср. Геракл. 14. Улисс пренебрег ими. — См. Од. XII. 39—54, 158—201.

(обратно)

81

Из Сервия. Эн. VI. 14. Рассказ об измене Венеры с Марсом см. Од. VIII. 266—366. Имя Пасифаи упоминается там же, XI. 320; история её преступной любви составляла содержание недошедшей трагедии Еврипида «Критяне». См. также: Овид. Метам. VIII. 183—235, Н. л. I. 293—322; Аполл. III. 1. 4; 15. 8; Эп. I. 7—9, 12 сл.; Гигин. 40, 41 и 42. К § 12 см.: Палеф. 2; Геракл. 7. Андрогей был убит. — См. I. 3. 3. Дал свое имя. — Имеется в виду юго-восточная часть Эгейского моря, которую в древности называли Икарийским морем. Достиг Сардинии. — По традиционной версии, Дедал достиг Сицилии. Кумы — в Кампании, севернее Неаполя. Посвятил Аполлону. — См. Верг. Эн. VI. 14—19. Имеет в виду Вергилий. — См. Эн. VI. 19; III. 520.

(обратно)

82

Из Сервия. Эн. VI. 445. Хотя Прокрида упоминается уже в Од. XI. 320, связное изложение мифа прослеживается только начиная с Овид. Метам. VII. 672—863; затем Аполл. III. 15. 1; Гигин. 189; Астр. II. 35. 1; Ант. Л. 41. О пребывании Прокриды на Крите и его последствиях см. III. 31. 2. Дочерью Ифила. — Обычно Прокриду считают дочерью кого-нибудь из афинских царей: Эрехфея, Кекропа или Пандиона. Ифил, во всяком случае, — ошибочное написание; греческое имя — Ификл. Ветер — aura ассоциируется с именем Aurora.

(обратно)

83

Из Лактанция. Фив. II. 433, использовавшего Гигина. 169. Судьбе Амимоны была посвящена одноименная недошедшая сатировская драма Эсхила. Ср. Аполл. II. 1. 4. На острове. — В обычной версии — в лесу близ Аргоса. У Вергилия: Эн. II. 82. Бел — отец Даная и, стало быть, прапрадед Паламеда.

(обратно)

84

Из Сервия. Эн. VII. 761. Здесь объединены, по меньшей мере, два мифа. (1) О рождении и гибели Ипполита (см. одноименную трагедию Еврипида) и его культе в Италии, §§ 1—4, 7. См.: Овид. Метам. XV. 495—546, Гер. IV; Аполл. Эп. I. 16—19; Гигин. 30, 47, 49; Астр. II. 14. См. также примеч. к § 7. (2) О происхождении и смерти Эскулапа, §§ 5—6. См.: Пинд. Пиф. III. 8—44; Аполл. III. 10. 3 сл.; Гигин. 202; Астр. II. 14. 5, 15. 6. Ипполита. — В ркп уже у Сервия искаженное имя амазонки: Hippola. У Эгея — ошибка: Тесей обратился с просьбой об отмщении Ипполиту к своему божественному отцу Нептуну. Девять лет. — Обычно речь идет об одном годе. Эгерия — нимфа, локализуемая в священной роще Ариции, на берегу озера Неми, покровительница Нумы Помпилия. См.: Лив. I. 21. 3; Овид. Метам. XV. 482—491. Вирбий — местное божество из культа Дианы в Ариции. См.: Верг. Эн. VII. 760—782; Овид. Метам. XV. 543—546, Ф. III. 265 сл., VI. 756 сл. Имя его далее производится от слов vir «муж» и bis «дважды».

(обратно)

85

Из Лактанция. Фив. V. 431. См.: Аполл. II. 5. 7, III. 1. 3 сл., Эп. I. 5 сл. Презрение — т. е. не выполненное обещание принести быка в жертву. Еврисфей. — См. гл. 51 и примеч.

(обратно)

86

Непосредственный источник неизвестен. §§ 1—5 напоминают Аполл. Эп. I. 1—6. О победном пути Тесея в Аттику см. Вакх. Дифирамб XVII (Тесей). 16—30, а также Овид. Метам. VII. 404—425, 433—450. К §§ 6—8 см.: Еврипид. Геракл. 619—621; Аполл. II. 5. 12, Эп. I. 23 сл. Эфра — в ркп оба раза ошибочное написание Aetna. Замуж за Эгея. — См. Аполл. I. 9. 28. Опустошал Аттику. — См. I. 47. 5. Человек. — В оригинале iuvenis, обозначавшее мужчину в возрасте от 30 до 45 лет.

(обратно)

87

Из Лактанция. Фив. V. 443. О приключениях Геркулеса в Мизии и похищении Гила — Феокрит. Ид. XIII; Аполл. Род. I. 1207—1277. См. также: Вал. Фл. III. 521—564; Аполл. I. 9. 19; Ант. Л. 26; Гигин. 14. 25.

(обратно)

88

Из Реми. Марц. Капелла. 66. 14 (II. 157). Первое сообщение о союзе Юпитера и Алкмены — Од. XI. 266—268; подробнее — в псевдогесиодовском «Щите Геракла». 27—56; в трагикомическом освещении — в комедии Плавта «Амфитрион». Затем см.: Сен. Гер. Б. 215—221; Аполл. II. 4. 8; Гигин. 29, 30. 1; Астр. II. 43. О расправе Геркулеса-младенца со змеями — Пинд. Нем. I. 33—54; Феокрит. Ид. XXIV. Вдвое увеличена — не ночь, когда должен был родиться Геркулес, а ночь соединения Юпитера с Алкменой.

(обратно)

89

Из Реми. IV, metr. 7. 15. Первое свидетельство — Гесиод. Теог. 327—329; затем — приписываемая Феокриту идиллия XXV. 193—281. См. также: Аполл. II. 5. 1; Гигин. 30. 2; Астр. II. 24. Еврисфей не был фиванским царем. Его резиденцией считались обычно Микены или Тиринф.

(обратно)

90

Из Сервия. Ге. III. 19. См. выше, I. 51 и примеч. Щедрое гостеприимство. — См. в папирусном отрывке из Каллимаха, ВДИ. 1983. № 3. С. 140; 1993. № 3. С. 25—27.

(обратно)

91

Из Сервия. Эн. I. 570. Из Сервия же заимствована интерполяция у Гигина. 260. См.: Верг. Эн. V. 409—416; Аполл. II. 5. 10 и ниже, I. 93, где Эрик назван сыном Нептуна. Бут — царь в Сицилии; либо занесенный туда по воле Венеры аргонавт (Аполл. I. 9. 25; Гигин. 14. 27), либо местный герой. Дал название горе Эрик на сев.-западной оконечности Сицилии, на мысе с тем же названием (соврем. м. Сан-Вито). Поэт — Верг. Эн. V. 759.

(обратно)

92

Из Сервия. Эн. VII. 697. Речь идет об озере в Этрурии, на сев.-запад от Фалериев (совр. Лак де Рончильоне). По имени озера. — Предположение, лишенное логики: если озеро возникло от удара Геркулеса, как по нему мог ещё до того называться народ?

(обратно)

93

Из Реми. IV, metr. 7. 25, который резюмирует изложение Лукана. IV. 588—655. О встрече Геркулеса с Антеем — Пинд. Истм. IV. 52—54. См.: Стаций. Фив. VI. 893—905; Аполл. II. 5. 11; Гигин. 31. 1.

(обратно)

94

Из Реми. IV, metr. 7. 16, который спутал Стимфалийских птиц, нападавших на урожай в Аркадии и убитых Геркулесом, с гарпиями, терзавшими Финея (см. выше, I. 27). Последнего Реми, в свою очередь, по неизвестной причине, заменил Алкиноем. См.: Аполл. II. 5. 6; Гигин. 20. См. также ниже, II. 10 и примеч. Овидий называет их. — Овид. Метам. IX. 187, Ф. II. 273, говорит о Стимфалийских волнах.

(обратно)

95

§§ 1—2 — из Реми. IV, metr. 7. 19, использовавшего Овид. Метам. VII. 406—419; § 3 — из Сервия. Эн. VI. 395. Трицербер — «тройной Цербер», т. е. о трех головах. Первые свидетельства: Ил. VIII. 366—368; Од. XI. 623—626; Вакх. V. 56—76. См.: Верг. Эн. VI. 417—425; Гор. III. 11. 15—20; Аполл. II. 5. 12; Гигин. 151. В конце главы имя Цербера наивно возводится к греческому κρεοβόρος, состоящему из двух половин: κρεο — от κρέας «мясо» и — βόρος ср. βορά «еда», βιβρώσκο «поедать», «пожирать». Чтобы похитить Тесея. — В мифе последовательность обратная: Геркулес потому и обнаружил в преисподней Тесея, что спустился за Цербером. См. I. 48. 8. Аконит. — Сервий. Ге. II. 152, подтверждая происхождение растения аконит из ядовитой пены Цербера, указывает, что оно растет среди скал и производит его название от греческого слова η ακόνη «утес».

(обратно)

96

Компиляция из многих источников. В §§ 1—3 — из Лактанция. Фив. II. 165, IV. 106. § 4 — из Реми. II, metr. 2. 6, излагающего историю по Овид. Метам. IX. 1—92. § 6—11 — из Реми. IV, metr. 7. 29, снова по Овид. Метам. IX. 98—272. — Наиболее полная обработка мифа — в трагедии Софокла «Трахинянки», к которой восходят все позднейшие источники, начиная с Овидия. См.: Сен. Гер. Э. 485—534; Овид. Гер. IX; Аполл. II. 7. 5—7; Гигин. 34, 36. Парфаон — чаще: Порфаон. Ахелой соответствует единогласной традиции, поскольку он протекает по границе между Этолией и Акарнанией. Алфей, протекающий в Элиде, слишком далек от Этолии, чтобы войти в круг местных мифов. Копия — лат. Copia «Изобилие». У Горация: I. 17. 14—16. Алкид — имя, данное Геркулесу по деду Алкею, отцу Амфитриона. Превратился в поток. — Ахелой с самого начала воспринимался в мифе как бог одноименной реки. С водами Сицилии. — Название Ахелой носили ещё некоторые реки в Греции и Малой Азии. Отсюда представление, что этолийский Ахелой мог достичь Сицилии. Та же ситуация в II. 64. 2, где речь идет об Алфее. К какой-то реке. — См. II. 69. Совокупляется. — В обычной версии дело до того не доходит: Несс либо пытается овладеть Деянирой, либо хочет её похитить. Блудницу. — На самом деле, Иолу, дочь эхалийского царя Еврита.

(обратно)

97

Из Сервия. Эн. III. 402; в §§ 3—4 вариант, совершенно не известный из других источников. На отсутствие Филоктета под Троей (§ 5) указывалось уже в Ил. II. 722—726, а также в «Киприях». Наиболее обстоятельная разработка мифа — в трагедии Софокла «Филоктет». См. также: Сен. Гер. Э. 1648—1663; Овид. Метам. IX. 229—233, XIII. 313—338; Аполл. Эп. III. 27, V. 8, VI. 15; Гигин. 102. Пеанта — в ркп Phiantis. Ударил ногой. — Т. е. не желая назвать место захоронения словами, он все же на него указал. Долго возили — совершенно неправдоподобная подробность. Во исполнение прорицания — о невозможности взять Трою без участия Филоктета с его стрелами. Поэтому конец фразы лишен смысла: без самого Филоктета его стрелы были бесполезны. Петелия — город в так наз. Великой Греции (т. е. на побережье западной и южной Италии, начиная от Неаполя), на север от Кротона (совр. Стронголи). В историческую эпоху Петелия была не столь уж мала.

(обратно)

98

Из Сервия. Эн. VIII. 342. См.: Аполл. II. 8. 1; Ант. Л. 33. 1. Геркулес преследовал. — Не он преследовал, а его преследовал Еврисфей, от которого искали спасения потомки Геркулеса. См. трагедию Еврипида «Гераклиды». Стаций: Фив. XII. 497 сл. Вергилий: Эн. VIII. 342. См. также II. 761. Ромул сделал это. — См. Лив. I. 8. 4—7. У Ювенала: VIII. 271 сл.

(обратно)

99

Из Лактанция. Ах. 238. См. Аполл. II. 5. 4. Аспер Лонг — вероятно, грамматик Эмилий Аспер, автор комментария к «Энеиде», время жизни которого относят предположительно ко II в. н. э.

(обратно)

100

Из Сервия. Эн. VI. 287. См.: Еврипид. Геракл. 419—424; Овид. Метам. IX. 69—74; Аполл. II. 5. 2; Гигин. 30. 3; Палеф. 38. Excetra (змея), по забавной этимологии, складывается из слов ex + caedere + tria («с тремя отрубленными головами»). От слова «вода». — Т. е. от греч. ὔδωρ. Выходит ненужная влага: Верг. Ге. 1. 87 сл.

(обратно)

101

Компиляция составителя. §§ 1 и 4 написаны им самим; §§ 2—3 — из Авсония. Эклога 24. 3, 4, 6, 8, и из Лукана. VI. 347. Все подвиги — в перечнях у Верг. Эн. VIII. 288—302; Овид. Метам. IX. 182—197; Аполл. II. 5. 1—12; Гигин. 30. Содержатся здесь. — Т. е. начиная с гл. 47 и кончая гл. 68. У амазонки. — Т. е. у их царицы Ипполиты. См. I. 46. 1. Лукан: VI. 347. Ср. выше, I. 11. 2. 125 римских двойных шагов равняются примерно 185 метрам. Встречаются редко — странное утверждение: все перечисленные подвиги включаются в каноническое число двенадцати.

(обратно)

102

Из Сервия. Ге. III. 4. О службе Геркулеса у Еврисфея см.: Ил. VIII. 366—369; Од. XI. 621—626. См. также: Аполл. II. 4. 12; Гигин. 30. Царем Греции. — См. I. 51 и примеч. Из рода Персея. — Еврисфей приходился Персею внуком, Геркулес — правнуком. Мачехи — т. е. Юноны.

(обратно)

103

Из Сервия. Ге. III. 5. См.: Овид. Н. л. I. 647—652; Аполл. II. 5. 11; Гигин. 31. 2.

(обратно)

104

§§ 1—2 — из Сервия. Эн. VIII. 190. §§ 3—4 — из него же, Эн. II. 7, причем составитель спутал Кака с Эаком. О Каке см.: Верг. Эн. VIII. 193—261; Овид. Ф. I. 549—578; Лив. I. 7. 5—7. Об Эаке см.: Овид. Метам. VII. 614—657; Гигин. 52. Евандр. — См. 1. 68 и 69. Имя Кака производится здесь от греч. το κακόν — «зло». Эак — в ркп ошибочно Cacus, что и привело к включению той истории в гл. 66. Эратосфен (ок. 275 — ок. 195) — древнегреч. географ, математик, историк и поэт. Мирмидон — достаточно бледная личность в греческой мифологии. Комментарий Сервия — одно из немногих упоминаний о нем.

(обратно)

105

Компиляция из Сервия. Эн. VII. 662, и Реми. IV, metr. 7. 26, который приводит нигде более не встречающиеся и достаточно нелепые подробности (двуглавая собака Геркулеса, ствол ольхи). О сражении Геркулеса с Герионом — уже у Гесиода. Теог. 287—294, 979—983, а затем в поэме Стесихора «Герионеида», отчасти известной по папирусным находкам. См. также: Плиний. IV. 22. 20; Аполл. II. 5. 10; Макробий. V. 21. 16 и 19 (здесь, в частности, объясняется, что под горшком следует понимать корабль). Эрифия — остров, локализуемый одними источниками в устье р. Бетис (совр. Гвадалквивир), другими — в океане, близ города Гадира (совр. Кадикс) или даже отождествляемый с ним. Пятьдесят голов попали сюда по аналогии с Лернейской гидрой. Три брата — объяснение, основанное, вероятно, на прямом значении слова trigeminus, переведенного выше как «тройной», но обозначающего, собственно, одного из трех близнецов. Подошел к океану. — Геркулес шел через Ливию и, следовательно, подошел к океану с африканской стороны совр. Гибралтара.

(обратно)

106

Из Сервия, Эн. VIII. 269. См.: Верг. Эн. VIII. 268—275; Лив. I. 7. 4—13.

(обратно)

107

Из Сервия, Эн. VIII. 51, 54. См.: Лив. I. 5. 1; Овид. Ф. I. 471—540; Гигин. 277. 2. Кармента — первоначально нимфа Тельпуса, мать Евандра от Гермеса (о происхождении Евандра есть, впрочем, и другие версии). В Риме она считалась пророчицей, прожившей 3 поколения, т. е. до 110 лет. Имя её производили от лат. *canmen > carmen «опевание», т. е. магическое заклинание. От предка Евандра. — По другой версии, от Палланта, сына Евандра. См. Верг. Эн. VIII. 104.

(обратно)

108

Из Лактанция. Фив. IV. 589, кроме добавленного составителем имени Персея. Он спутал Беллерофонта с Персеем также в кн. II. 55. 9, где последнему приписано сражение с Химерой. О Беллерофонте впервые в Ил. VI. 155—195. См. также: Аполл. II. 3. 1—2; Гигин. 57; Астр. II. 18. Антия — у Гомера, Ил. VI. 164. В других источниках чаще Сфенебея. Будучи разумен. — Непонятно, в чем могли проявиться названные качества Беллерофонта, прежде чем он успел совершить свои подвиги. Одолеть калидонян. — Беллерофонт к ним обычно отношения не имеет. Наложила на себя руки. — По версии, принятой Еврипидом в недошедшей трагедии «Сфенебея», Беллерофонт, вернувшись в Тиринф, взял с собою Сфенебею, но по пути сбросил её с Пегаса в море.

(обратно)

109

Взято главным образом из Исидора. XI. 3. 36, чьим источником являлся Сервий. Эн. VI. 288. К другим свидетельствам, названным в примеч. к гл. 70, следует добавить рационалистическое толкование у Палеф. 28 и в Ватик. ан. 8. Тифона — в ркп: Tyronis. Ехидны — в ркп: Achemenidae. Гаргар. — Горы под таким названием больше известны в Троаде (отрог Иды, см. Верг. Ге. I. 102 сл.) и в Мизии.

(обратно)

110

Из Расск. Ов. IV. 19 и V. 1. См.: Овид. Метам. IV. 668—738; Аполл. II. 4. 3; Гигин. 64; Астр. II. 11. Начало истории Персея см. II. 55. Финей, согласно Аполлодору, приходился братом Кефею. Совершенно необычное объяснение — у Кон. 40: Наряду с Финеем на руку Андромеды претендовал-де Феник, и Кефей решил отдать ему предпочтение, но обставить свой выбор так, как будто Андромеда была похищена Феником, когда она приносила жертву Афродите на каком-то пустынном островке. И вот Феник по уговору с Кефеем пристал к берегу на корабле под названием «Кит»: то ли он походил на это животное, то ли был назван так случайно. Когда похищаемая девушка подняла крик и стала взывать о помощи, проплывавший мимо Персей с первого взгляда проникся к ней состраданием и любовью, напал на корабль Феника и плывших на нем. Те со страху только что не окаменели, а Персей разрушил корабль и перебил весь его экипаж. Отсюда у эллинов и пошел рассказ о битве Персея с морским чудовищем — китом и о людях, превратившихся в камни при виде головы Горгоны.

(обратно)

111

Из Сервия. Эн. VIII. 646. См. Лив. I. 57—60. Аррунт. — У Ливия виновником происшествия является Секст Тарквиний, старший сын царя. Аррунт упоминается в другой связи, I. 46. 3. О Порсенне и упоминаемых далее Коклесе и Клелии см. Лив. II. 9 сл., 13. Яникул — холм на правом берегу Тибра, примыкающий к его излучине. Деревянному мосту. — Собственно, Свайному, древнейшему мосту через Тибр. Заложников — в качестве гарантов мира.

(обратно)

112

Из Лактанция. Фив. III. 283. См. Ант. Л. 23. Праздник Цереры — Элевсинские мистерии.

(обратно)

113

Из Реми. III, metr. 12. 17, заимствовавшего начало рассказа у Сервия, Эн. VI. 645, продолжение — вероятно, у Вергилия, Ге. IV. 453—506. Первое литературное свидетельство об Орфее — Аполл. Род. I. 23—34. См. также: Овид. Метам. X. 8—63; Сен. Гер. Б. 569—591; Кон. 45; Аполл. I. 3. 2. Аристей — сын Аполлона и Кирены, дочери Пенея, т. е. персонаж из фессалийского круга мифов. См. Верг. Ге. IV. 453—506.

(обратно)

114

Непосредственный источник неизвестен. О Касторе и Поллуксе — уже в Ил. III. 236—242; об их посмертной доле — Од. XI. 298—304. См. также Пинд. Нем. X. 55—92, а затем: Овид. Ф. V. 699—720; Аполл. III. 11. 2; Гигин. 80; Астр. II. 22; также ниже, III. 1. 64 и примеч. Дианиса. — Это имя употребляется здесь впервые. Обычно жену Ида зовут Гилаира. Линкей (в ркп: Lincus), будучи всезрячим, разглядел прятавшегося Кастора и указал на него брату. Мстителем пошел Ид. — Текст испорчен и восстановлен по Овидию.

(обратно)

115

Соединены версии из Фульгенция. II. 13, и Астрономии. II. 8. О союзе Юпитера с Ледой (и притом, с известным сомнением) — Еврипид. Елена. 16—21. См.: Аполл. I. 8. 2, III. 10. 7; Гигин. 77.

(обратно)

116

Из комм. к Лукану, восходящего к Солину, XXXII. 17—19, и Исид. VIII. 11. 86. Первое литературное свидетельство — Геродот. II. 153, III. 27—29. Юлий Солин (вероятно, 1-ая пол. III в. н. э.) — автор «Собрания достопримечательностей», заимствованного, главным образом, из «Естественной истории» Плиния. Иудеи сотворили себе. — Имеется в виду сотворение золотого тельца. См. Исход. 32. 1—4; Деяния Апост. VII. 39.

(обратно)

117

Извлечение из Стация. Фив. I. 312—596. О встрече Тидея с Полиником при дворе Адраста см.: Еврипид. Молящие. 131—148; Финикиянки. 408—425. См. также: Аполл. III. 6. 1; Гигин. 69. Сын Пассиопы. — Имя матери Тидея обычно Перибея. Убил Меланиппа (в ркп Maniplum). — Эта подробность, вместе с искаженным именем персонажа, заимствована у Лактанция. Фив. I. 402, где Меланипп назван братом Тидея. Оба сообщения ошибочны. Под именем Меланиппа известны два персонажа: один из них смертельно ранит Тидея под Фивами (Аполл. I. 8. 5), другой сначала ранит его, но потом погибает от его руки (Аполл. III. 6. 8). Изгоняют же Тидея за убийство либо его дяди Алкафоя, либо сыновей некоего Мелана, среди которых нет Меланиппа, либо его брата Оления (Аполл. I. 8. 5). Шкуры зверей. — Чаще речь идет об изображениях на щитах.

(обратно)

118

Из Лактанция. Фив. VIII. 198. См. Кон. 33. Клос — в ркп Cius, у Конона — Democlos, у Лактанция — Clus. Бранх — от греч. βράγχος «горло». Бранхиадон — по имени Бранхиадов, наследственных жрецов в храме Аполлона в Дидиме. Филесии. — Культовый эпитет Аполлона φιλήσιος объясняется здесь как «целующий». Иначе у Макробия. I. 17. 49: «так как исходящее от него сияние мы вопрошаем с любовью и дружественным почитанием».

(обратно)

119

Пересказ из Верг. Эн. VI. 585—594 с привлечением Сервия. См.: Аполл. I. 9. 7; Гигин. 61. В бронзовой колеснице — в лучшем случае, покрытой бронзовыми листами, но они не издавали бы грохота, подобного звучанию грома. У Аполлодора: «В колеснице, наполненной бронзовой утварью»; у Сервия: fabricato ponte aereo «соорудив мост с бронзовым покрытием».

(обратно)

120

Из Сервия. Эн. VI. 582. Об Алоадах см. уже Од. XI. 305—320. См. также: Аполл. I. 7. 4; Гигин. 28.

(обратно)

121

Непосредственный источник неизвестен. К § 1 ср. Солин, II. 9. К §§ 2—4 — Сервий. Эн. VII. 678. § 3 — излишнее повторение § 2. Caeculus — «слепенький». Пренеста — древний город в Лации, примерно в 40 км на юго-восток от Рима.

(обратно)

122

Использован Сервий. Бук. VI. 48, с привлечением какого-то другого комментария. См.: Вакх. X. 40—112; Аполл. II. 2. 2. Прет — обычно, царь Тиринфа, см. I. 70. Санабилия — искаженное до неузнаваемости имя Сфенебеи. Кресиппа — имя называется только здесь, и происхождение его непонятно. Может быть, следует читать Хрисиппа? Мелампод — известный прорицатель.

(обратно)

123

Расск. Ов. V. 10 (см. Овид. Метам. V. 662—678), при том что речь идет не о Пиеридах, а об Эмафидах. То же самое — у Ант. Л. 9. Евиппа. — В ркп испорченная форма имени: Enipa. Под Этной. — Ср. I. 11. 5—6.

(обратно)

124

История, содержащаяся в двух комм, к Верг. Ге. I. 8 сл.: в «Расширенном Сервии» и в «Кратком изложении», при том что загадочный Овиста, сын царя Ина, является результатом искажения рукописного источника. К цитате из Вергилия …miscuit uvis присоединилось объяснение Staphylus enim Oenei regis pastor («а именно Стафил, пастух царя»), из чего вышло Ovista, а из имени Oenei — не менее загадочный Ynen. Ахелой. — См. I. 58. 2. Ин. — Уже известный нам Ин, произведенный от Oeneus, возводится здесь к греч. οινος.

(обратно)

125

Расск. Ов. XI. 3 (см. Овид. Метам. XI. 85—145). § 4 заимствован из Фульгенция. II. 10, при том что там чудо производит не Либер, а Аполлон. См. Гигин. 191. Тмол находится не во Фригии, а в Лидии (см. I. 89. 1), к юго-востоку от Сард.

(обратно)

126

Непосредственный источник неизвестен, вероятно, какой-нибудь комм. к Верг. Ге. I. 17. См. Аполл. Эп. VII. 38. После смерти. — Римские мифографы не могут допустить измены Пенелопы при жизни Улисса.

(обратно)

127

Источник §§ 1—2 — Расск. Ов. XI. 4; §§ 3—5 — Фульгенций. III. 9, где, однако, соперником Аполлона выступает Марсий. О Пане как участнике соревнования см. Овид. Метам. XI. 146—193. О Марсии — там же. VI. 382—400, Ф. VI. 703—710 («сатир», не названный по имени); Аполл. I. 4. 2; Гигин. 165. См. II. 23. Хозяин горы — т. е. ее бог.

(обратно)

128

Из Расск. Ов. VI. 1 (см. Овид. Метам. VI. 5—145); ср. Астр. II. 4. Гипепа — τα Υπαιπα, город в Лидии, откуда была родом мать Арахны. Составитель понял форму Hypaepis (abl. pl.) «из Гипеп» как род. падеж имени собственного. В материнском усердии — несколько странная характеристика незамужней девушки. Вероятно, мысль здесь та, что прядение шерсти и тканье принадлежали к числу обязательных добродетелей римской матроны. В паука. — Имя Арахны и значит по греч. «паук», η αράχνη.

(обратно)

129

Из Фульгенция. I. 22. Обстоятельное изложение мифа — в трагедии Еврипида «Алкестида». Ср.: Аполл. I. 9. 15; Гигин. 51. Царь Греции — собственно, Фер в Фессалии. Ср. примеч. к I. 64. К Аполлону, который служил у него по приказу Юпитера, — см. I. 46. 6. Геркулес к сватовству Адмета обычно отношения не имеет. Трицербер. — См. I. 57; II. 7. 3. Адмета считают. — Очередная этимологическая игра: имя Адмета производится здесь от греч. μητις «разум, предусмотрительность», передаваемого латинским mens. Сближение имени Алкесты с греч. αλκή «доблесть» не лишено основания.

(обратно)

130

Из Лактанция. Фив. III. 353. Ранние источники: Феокрит. Идиллия XXII; Аполл. Род. II. 1—97. См. затем: Вал. Фл. IV. 99—132; Аполл. I. 9. 20; Гигин. 17. Мелопа — так уже у Лактанция; ниже, II. 6. 4, и вовсе: Меропа. Обычно: Мелия.

(обратно)

131

Непосредственный источник неизвестен. См. Верг. Эн. V. 410—414. Ср. выше, I. 53, где Эрик назван сыном Бута. Сервий. Эн. V. 24, дает обе генеалогии. Стада Гериона. — См. I. 67. 5; 68. 2.

(обратно)

132

Из Сервия. Бук. VIII. 55. Наиболее раннее изложение — у Геродота. I. 23 сл. См. затем: Овид. Ф. II. 83—118; Гигин. 194; Астр. II. 17, 3. Меж дельфинов — конец цитаты из Верг. Бук. VIII. 55, смысл которой: «Пусть Титир считается равным Орфею среди лесов, Ариону — среди дельфинов».

(обратно)

133

Из Сервия. Бук. IX. 13. В Эпире — в ркп ошибка: in Cypro. Peliades — αι πελειάδες — дикие голуби, по полету которых давали прорицание додонские жрицы, πέλειαι. Оба слова — общегреческие. Фессалийский диалект здесь совершенно ни при чем.

(обратно)

134

§§ 1—3 из Лактанция. Фив. IV. 570; § 4 — оттуда же, III. 205; §§ 5—6 — из Лейденского комм. к Верг. Бук. II. 24. Судьбе Антиопы была посвящена одноименная трагедия Еврипида, от которой дошли сравнительно крупные отрывки (см. ВДИ. 1996. № 1. С. 222—224). Её изложение — у Гигина. 8. См. также Аполл. III. 5. 5. Эпаф. — Как и в путаном повествовании у Гигина. 7, ошибка: должен быть назван Эпопей, который, впрочем, в других источниках не посягает на честь Антиопы, а оказывает ей покровительство. В III. 1. 45 отцом детей Антиопы в соответствии с традицией назван Юпитер. У которой. — Часть предложения, заключенная в ломаные скобки, восстановлена по Лактанцию. Аракинф — на самом деле, гора на южном побережье Этолии. Ошибка компилятора могла возникнуть вследствие обмолвки Вергилия: «на Аракинфе актейском (т. е. аттическом)» (Бук. II. 24) и возможного сближения его с Кифероном, находящимся на границе Беотии и Аттики. Убили Лика — так и у Аполлодора. Иначе было у Еврипида. Болото — на самом деле, источник, см. § 6. Построил стены. — Обычно считается, что камни сами ложились на нужное место, повинуясь звукам кифары. См. Гор. III. 11. 1 сл., Поэтика. 394—396. Превратили его мать — нелепое объяснение: Дирка отнюдь не была матерью Амфиона.

(обратно)

135

Из Сервия. Ге. I. 403. Имя её обычно: Никтимена. См.: Овид. Метам. II. 590—596; Гигин. 204. Отцом её называют Эпопея, царя с о-ва Лесбос. В птицу — в сову.

(обратно)

136

Из Сервия. Ге. I. 437. Этому Главку была посвящена сатировская драма Эсхила «Главк Морской» (см. ВДИ. 1959. № 4. С. 148—152). Ср.: Овид. Метам. XIII. 917—963; рационалистическое толкование — у Палеф. 27. Анфедон — город и порт в Беотии, на берегу пролива Еврип.

(обратно)

137

Из Сервия. Ге. III. 268. Потния — чаще Потнии, Potniae. Главк. — Этот Главк обычно считается сыном Сизифа и царем Эфиры (будущего Коринфа).

(обратно)

138

Непосредственный источник неизвестен. Сходный рассказ есть в «Расширенном Сервии», Эн. I. 505, и у Второго Ватиканского мифографа, гл. 85 (по изд. Кульчара). Названное её именем. — Черепаха по-греч. η χελώνη.

(обратно)

139

После этой главы в ркп сделана пометка: «Начинается книга вторая».

(обратно)

140

В гл. 1, 4, 6—17 содержатся мифы о богах, изложенные, за одним исключением, в той же последовательности, как у Фульгенция в кн. I его «Мифологии».

(обратно)

141

§§ 1 и 4 заимствованы у Фульгенция. I. 2; §§ 3 и 5 — из глоссы Реми. IV, metr. 1. 19, в свою очередь восходящей к схолию на Лукана. IV. 4; § 6 — по Сервию. Эн. I. 133. Источник § 2, существенно отличающегося в характеристике Сатурна от обычных представлений о нем, неизвестен. К § 3 и 5 см. III. 1. 4 и Аполл. I. 2. 1. В § 4 (а также ниже, 4. 1 и III. 1. 62) на Сатурна перенесено содержание греческого мифа, в котором жертвой оскопления являлся вовсе не Крон (с ним римляне отождествляли Сатурна), а Уран (см. Гесиод. Теог. 167—182; Аполл. I. 1. 4). Поллур — персонаж, не известный из других источников. В III. 1. 2 отцом Сатурна назван Целий (Caelius), т. е. переведенное в мужской род лат. Caelum (Небо), что вполне соответствует греческому Урану.

(обратно)

142

§§ 1—2 — из Сервия. Ге. III. 93; § 3 — оттуда же, III. 550; о Хироне как воспитателе Эскулапа — из Расск. Ов. II. 7 (см. Овид. Метам. II. 629—647). О рождении Хирона см. Аполл. I. 2. 4; Гигин. 138; о Хироне как изобретателе врачебного искусства — Исидор. IV. 9. 12.

(обратно)

143

Из Сервия. Эн. III. 104. Миф отражен уже у Гесиода. Теог. 468—491. См. также: Лукр. II. 633—639; Верг. Ге. I. 149—152; Овид. Ф. IV. 197—210, V. 115—120; Аполл. I. 1. 5—7; Гигин. 139; Астр. II. 13. 4. Камень называют агадир. — Описание камня прибавлено составителем. По обычной версии, Рея подала Сатурну камень, завернутый в пеленки. Разгрыз зубами. — Обычно предполагается, что Сатурн проглотил камень целиком и так же целиком изрыгнул. Впоследствии он якобы был установлен в Дельфах и считался «пупом земли» (см. Павсаний. X. 24. 6; Лив. XXXVIII. 48. 2; XLI. 23. 13).

(обратно)

144

Источник §§ 1—3 неизвестен; §§ 4—5 — из Фульгенция. I. 3. О бегстве Сатурна в Лаций и воцарившемся при нем «золотом веке» см.: Верг. Ге. II. 538—540, VIII. 319—325; Овид. Метам. I. 89—113, Ф. I. 233—238. Называется Зевсом. — Имя Зевса сближается здесь с греческими глаголами ζάω «жить» или ζέω «кипеть».

(обратно)

145

Из Астрономии. II. 3. 1. См. выше, I. 38.

(обратно)

146

Из Фульгенция. I. 4 и Исидора. VIII. 11. 38. Имя Neptunus производится здесь от лат. nube tonans «гремящий из облака». Тремя другими стихиями. — По объяснению Третьего Ватиканского мифографа, гл. 5, имеются в виду вода, находящаяся в нижнем слое неба, ближе всего примыкающем к земле; затем, вода, разлитая в воздухе в форме облаков; в-третьих, вода, содержащаяся в источниках и колодцах. Эрик — см. I. 93; Амик — см. I. 92.

(обратно)

147

Из Фульгенция. I. 5—6, или из Исидора. VIII. 11. 42. Отождествление уже у греков владыки подземного мира Плутона (греч. Πλούτων) с богом богатства Плутосом (Πλουτος) античные источники объясняют по-разному: два божества сходны либо потому, что земля хранит в себе богатство в виде металлов, либо потому, что сам Плутон постоянно обогащается за счет поступающих к нему умерших. Орк. — См. I. 7. 1. Здесь его имя сближается, возможно, с греч. ερκος «ограда», за которую нет выхода умершим. Трицербер. — См. I. 91. 5. Вражда в трех видах. — У Фульгенция дальше объясняется, что это за виды: от природы — как между собаками и зайцами, волками и скотом; по какой-либо причине — как ревность, по случаю — как между людьми из-за их речей или между животными из-за пропитания.

(обратно)

148

§§ 1—2 из Фульгенция. I. 7, с прибавлением из Сервия. Эн. IV. 609; для § 3 главный источник — Сервий. Эн. VI. 572, заимствованный, в свою очередь, Исидором. VIII. 11. 95. Наиболее яркая характеристика Евменид — в одноименной трагедии Эсхила. У римлян исконные италийские фурии рано переняли черты греческих Евменид (или эриний) как мстительниц за преступление (Циц. Пр. б. III. 46; Лив. I. 48. 7). Из приводимых здесь этимологий относительно верной является только первая: Алекто и по-гречески значит «неотвратимая»; две остальные — фантастические. Имя Тисифоны на самом деле происходит от τίσις «месть» и φόνος «убийство», имя Мегеры современные лингвисты сближают с глаголом μεγαίρω и понимают его как «возвышенная», т. е. могущественная, либо как «та, которая отвергает» мольбы и прошения. Фульгенций, за которым следовал Мифограф, производит имя первой из них от τούτων φωνή («голос этих»), второй — от μεγάλη ερις («великая вражда»).

(обратно)

149

§§ 1 и 4 из Фульгенция. I. 8, и Сервия. Эн. I. 22, которого, в свою очередь, использовал Исидор. VIII. 11. 93. В § 2 имя «Парки» сопоставляется по принципу противоположности с глаголом parceo «щадить»: «те, которые не щадят». Варрон, по свидетельству Авла Геллия (III. 16. 10), производил слово Parcae от partus «рождение»: «те, которые сопутствуют рождению». В § 3 цитируется Латинская антология, ст. 792. И здесь правильной является только этимология имени Лахесис — одного корня с λάχος «жребий»; Клофо на самом деле значит «прядильщица» (прядущая нить человеческой жизни), Атропос — «неотвратимая».

(обратно)

150

Из Фульгенция. I. 9. Ошибочное отождествление гарпий со Стимфалидами, введенное составителем, восходит, очевидно, к такой же путанице, как выше, I. 56. Имя Аэлло, означающее по-гречески «буря», «вихрь» (αελλα), Фульгенций производит от греч. εδων αλλο «поедающая чужое». Этимологии двух остальных гарпий относительно близки к истинным.

(обратно)

151

По Фульгенцию. I. 10, и Исидору. VIII. 11. 56—58 и 60—61. К отождествлению Прозерпины с Дианой см. выше I. 7. 5; 37. 5. 9, а также III. 27. 1. Радость. — Произвольное сближение имени Цереры с греческими χάρις, χαίρω «радость, радоваться». Прозерпина так называется. — Ее имя сближалось у римлян (в том числе, и у Варрона) с глаголом proserpo, имеющим значение применительно к растениям «медленно всходить, произрастать». Называют также Вестой. — Произвольное сближение Прозерпины с Вестой, имя которой, в свою очередь, связывается с лат. vestis, vestio «одежда», «одевать». Дуана — от лат. duo «два». Имя Луцины, покровительницы рожениц, сближается с лат. глаголом luceo «светить». Тривия — собственно, покровительница перекрестков: в каждую сторону обращен один из ее трех ликов. Вергилий говорит: Эн. IV. 511. Зовут Луной. — Отождествление Дианы с Луной и Луциной — достаточно прочная римская традиция. См.: Циц. Пр. б. II. 27. 68—69, III. 20. 51; Верг. Бук. IV. 10; Катулл. XXXIV. 13. Функции Гекаты, очень значительной богини в древнейшем греческом пантеоне (ср. Гесиод. Теог. 404—452), в поздней античности совпадают с функциями Дианы только как богини перекрестков.

(обратно)

152

В целом — по Фульгенцию. I. 12, и в §§ 3—4 — по Исидору. VIII. 11. 53—55. Отождествление Аполлона с Солнцем встречается в античной литературе впервые только в отрывке из трагедии Еврипида «Фаэтон» (фр. 781), относимой к 415—409 гг. Здесь отец Фаэтона Мероп оплакивает гибель юноши, обвиняя в ней Гелиоса (Солнце): оно погубило и отца и сына, и не напрасно его называют Аполлоном те, кто понимает истинное значение имени этого бога: греки сближали его с глаголом απόλλυμι «губить». Аполлон — «губящий», как Солнце, иссушающее своим жаром землю. Отождествление Аполлона с Солнцем укрепляется в эллинистическое и римское время (преимущественно, в М. Азии) — например, в орфических гимнах (ΙΙ—ΙΙΙ вв. н. э.) и для Ватиканского мифографа является совершенно однозначным (см. I. 37. 9), из чего возникают удивительные родословные в II. 16. 1, 4 и III. 1. 70. Как «единственного» — восходящее еще к стоикам и сохраненное Фульгенцием произвольное сближение существительного sol «солнце» с прилагательным solus «единственный» (см. Циц. Пр. б. II. 27. 68). Кто не восстал против Юпитера. — Восстание титанов — один из самых значительных эпизодов античной теогонии, получивший отражение уже у Гесиода. Теог. 627—735. См. также: Аполл. I. 2. 1; Гигин. 150; выше, I. 11. Однако Аполлон как сын Зевса, представитель младшего поколения олимпийских богов, к числу титанов принадлежать не мог. Как бы эфебом. — Произвольное сближение культового эпитета Аполлона Φοιβος (обычно понимаемого как «сияющий») с наименованием возрастной группы εφηβοι (юношей от 17 до 19 лет), не имеющим с ним ничего общего. Пифийский — культовый эпитет Аполлона, чтимого в Пифийском храме в Дельфах. Слово quadriga происходит от того же корня, что числительное quattuor «четыре». Имена четырех коней Солнца (см.: Овид. Метам. II. 153 сл.; Гигин. 183) более обычны следующие: Пироент, Эой, Флегонт и Эфон (Aethon). Последнее имя в искаженной форме приняло здесь вид Актеона. Этимология имен коней здесь довольно правдоподобная, если принять, что «сверкающий» относится не к Актеону, а к Эфону (греч. Αιθων).

(обратно)

153

§ 1 — из Реми. Марц. Капелла. 286. 17 (VI. 574); для описания муз в § 2 образцом послужил Фульгенций. I. 15, с привлечением Латинской ант. 664—664 а. «Обязанности» четырех муз из девяти расходятся здесь с общепринятыми: Каллиопа обычно считается музой эпической поэзии, Эрато — лирической, Терпсихора — танца, Полимния (более частая форма — Полигимния) — муза серьезной, гимнической поэзии. Достаточно произвольны также «этимологии» всех имен, кроме Евтерпы и Урании; имя Полимнии Фульгенций производил от греч. πολύ + μνήμη «много + память». Десять артикуляций. — По контексту Фульгенция это можно объяснить как десять способов образования звуков человеческой речи (зубные, губные и т. д.), но он сам же предлагает толкование, возводящее десять модуляций к десяти музыкальным тонам (включая полутона). Псалтерий — струнный музыкальный инструмент.

(обратно)

154

Из Фульгенция. I. 13, и Астрономии. П. 40. 1—2. Шестьдесят четыре звука. — Ворону приписывали способность издавать членораздельные звуки (см. Плиний. Естеств. ист. X. 60. 124 и VII. 48. 153), и шестидесяти четырем звукам его голоса гадатели придавали 64 значения. Исхий. — В рукописи ошибочно: Scis.

(обратно)

155

§§ 2—3 — из Фульгенция. I. 14; §§ 1, 4 — из Сервия. Бук. III. 63. Дочь Ладона. — Дафну обычно считают дочерью бога фессалийской реки Пенея (так и у Фульгенция). Наиболее обстоятельное изложение мифа — Овид. Метам. I. 452—567; см. также Гигин. 203; Парф. 14. К §§ 5—6 см.: Овид. Метам. X. 162—219; Аполл. I. 3. 3, III. 10. 3. Поэты. — У Фульгенция названы толкователи снов Антифон, Филокор, Артемон и Серапион из Аскалона, которых составитель принял за поэтов.

(обратно)

156

Здесь соединены два мифа: о Фаэтоне, сыне Солнца (§§ 1 и 3—5), и Эскулапе, сыне Аполлона (§§ 2 и 6—7). Причиной является, вероятно, найденное составителем в какой-то ркп написание Phaethon вместо Paeon — так звали другого знаменитого врача, которого иногда отождествляли с Эскулапом. Соответственно, «тот» в § 2 относится именно к Эскулапу, с которым связана месть Аполлона мастерам, изготовившим молнии Юпитера, и его ссылка к Адмету (ср. I. 46. 6). Источник § 1 — Фульгенций. I. 16; §§ 3—5 — Сервий. Эн. VI. 659. Подробнее о Фаэтоне и превращении его сестер в деревья — Овид. Метам. I. 750 — II. 306. См. также: Лукр. V. 394—406; Гигин. 152 А, 154. По просьбе Дианы. — См. I. 46. 4, 7. Назван Фаэтоном. — Имя Фаэтон является субстантивированной причастной формой φαέθων «сияющий, сверкающий». Называют реку — т. е. Эридан, отождествляемый с Падом (По). На самом деле, никакой связи между «другим» именем Фаэтона и названием реки мифологическая традиция не устанавливает. Фаэтуса, Лампетия — в ркп Fletusa и Lampetusa. Сиканы — древнейшие обитатели Сицилии, которых составитель спутал с циклопами (см. I. 33. 6; 46. 6), чью кузницу часто локализовали на этом острове. Евфрат — явная ошибка, восходящая к путанице в ркп то ли у самого Мифографа, то ли у его переписчика. Речь идет об Амфрисе, реке в Фессалии, как верно указано у Сервия. Ге. III. 2.

(обратно)

157

§§ 3—10 — из Исидора. VIII. 11. 45—49, который использовал Сервия. Эн. IV. 242. К § 1, содержащему неожиданную информацию о Юноне, см. Марц. Капелла. 22. 11—13 (I. 34): «…так как, вскормленный грудью Юноны, осушил бокал бессмертия». В другом изложении, — Астр. II. 43. Здесь указывается, что, согласно Эратосфену, Юнона дала грудь младенцу Меркурию, не зная, кто это такой. Когда же она поняла, что это сын Майи от Зевса, то отшвырнула его от себя; от этого и возник Млечный путь. К § 2 (о кадуцее Меркурия) — Верг. Эн. IV. 242—244. Как если бы он бежал. — Имя Меркурий производится здесь от лат. curro «бежать». Согласно Ливию: фр. 59. Фециалы — жреческая коллегия в Риме, в введении которой находились международные отношения. Тримегист (правильнее: Трисмегист). — Этот эпитет Гермеса на самом деле связан с его близостью к потустороннему миру и ассоциируется с приобщением ко всякому «герметическому», т. е. доступному только посвященным, знанию. С собачьей головой. — С головой шакала изображали египетского бога Анубиса, покровителя умерших, которого древние греки отождествляли с Гермесом (Меркурием).

(обратно)

158

Для §§ 1—5 и 11—12 использован Фульгенций. II. 12, для §§ 6—8 — Расск. Ов. III. 3 (см. Овид. Метам. III. 259—315), для §§ 9—10 — Астрономия. II. 21. 1. См. также: Аполл. III. 4. 3; 5. 1—2; Гигин. 167, 179. Семела лопнула. — Согласно традиции, Юпитер изъял Либера из чрева Семелы, когда ее возложили на погребальный костер. Марон — обычно сын или внук Диониса (Либера) и воспитанник Силена (см. Еврипид. Киклоп. 141—143). Каким образом он превратился у Фульгенция в воспитателя Либера, не ясно. Завоевал Индию. — Походу Либера в Индию посвящены кн. 13—48 поэмы Нонна «Подвиги Диониса». Агава отрубила голову — неточно. Агава побудила охваченных экстазом фиванских женщин (вакханок) растерзать оказавшегося среди них Пенфея. См. гл. 49. Гермиона — проходящая по всему собранию Ватиканского мифографа (II. 48. 1—2; 49. 1—3; 50. 6; III. 1. 40) ошибка: женой Кадма была Гармония. См.: Аполл. III. 4. 2; 5. 4; Гигин. 148. По прошествии месяцев — необходимых для завершения беременности. Ликург — см. гл. 21. Ферекид (VI в. до н. э.) — мифограф с о-ва Сирос; Асклепиад из Трагила (IV в. до н. э.) — историк, ученик Исократа. Гиады — созвездие, в которое были превращены дочери Атланта и одной из Океанид; их восхождение совпадает с временем весенних дождей (имя Гиад связывали с греч. глаголом υειν «идти дождю»). См.: Овид. Ф. V. 163—168; Гигин. 192. Считалось, что до превращения в звезды Гиады были кормилицами Либера и из страха перед Юноной укрылись в море (Аполл. III. 4. 3). С додонскими нимфами смешивает Гиад также Гигин. 182. Лией — «освобождающий», культовый эпитет греческого Диониса, который освобождает людей от повседневных забот и общепринятых норм поведения. Составитель, вслед за Фульгенцием, производит имя Лией от лат. lenis «мягкий, кроткий».

(обратно)

159

Из Сервия. Эн. IV. 196. Ср. Гигин. 133. К индусам — см. предыдущую главу. Изображение Юпитера Аммона. — Имя Аммон производится здесь ошибочно от греч. αμμος «песок». Речь идет дальше о прорицалище верховного египетского бога Аммона, расположенном в Ливии. Греки отождествляли его с Зевсом, римляне — с Юпитером. Изображение Аммона с головой барана — такой же остаток зооморфизма, как и Анубиса — с головой шакала. См. 17. 10 и примеч.

(обратно)

160

Из Сервия. Эн. I. 67. Древнейшее и наиболее обстоятельное изложение мифа — гомер. гимн к Дионису. См. также: Овид. Метам. III. 605—691; Аполл. III. 5. 3; Гигин. 134; Астр. II. 17. 2.

(обратно)

161

Из Сервия. Эн. III. 14. Древнейшее изложение — Ил. VI. 130—140. См. также: Аполл. III. 5. 1; Гигин. 132. Отсек себе голени. — Согласно ранним версиям, зарубил собственного сына.

(обратно)

162

Из Исидора. VIII. 11. 71—72 и 74—75. Руководительница — произвольное сближение имени Минервы с лат. manus «рука». У Тритонова озера. — Древние локализовали его в Ливии, и здесь, согласно традиции, Минерва появилась на свет из головы Юпитера. Исидору, видимо, было непонятно, зачем Юпитеру понадобилось отправляться к Тритонову озеру, и он заменил этот вариант появлением там уже рожденной Минервы, как это сделал и Фульгенций, у которого заимствовано содержание следующей главы. Паллена — не остров, а либо селение в Аттике, либо самый западный из трех полуостровов (соврем. п/о-в Касандра), которыми завершается Халкидика. Либо… либо. — Попытки установить происхождение имени Паллады восходят по меньшей мере к VI в. до н. э. Pallein to dory — лат. транскрипция греческого словосочетания, обозначающего «бросать копье».

(обратно)

163

§§ 1—3 из Фульгенция. III. 9; § 4, отчасти и § 5 из Расск. Ов. VI. 4. Подробнее — Овид. Метам. VI. 382—400, Ф. VI. 697—710. См. также: Аполл. I. 4. 2; Гигин. 165; Палеф. 47. Упоминает Ювенал: IX. 2. Кое-кто — Фульгенций. В другом месте — см. выше, I. 89.

(обратно)

164

Из Сервия: § 1 по Ге. II. 84, §§ 2—4 — по Ге. IV. 111. См. Овид. Ф. I. 415—438, Метам. IX. 340—348. Сирийский боб. — Речь идет, по-видимому, о дереве ююба (греч. ζίζυφον лат. zizyphus), покрытом твердой корой с шипами; в бассейне Средиземного моря его разводят ради съедобных плодов. Колумелла, IX. 4. 3, называет одно из них (белый дзидзиф) среди лучших деревьев. Насчитывается ок. 40 его видов, среди которых есть один под названием zizyphus lotus. Говорит Гораций: Сатиры. I. VIII. 4—7.

(обратно)

165

Из Сервия. Бук. II. 31. См. также Овид. Ф. II. 267—278. Что значит «все». — Объяснение имени Пана из греч. παν «все» — уже у Платона. Кратил. 408 cd, затем — в гомер. гимне к Пану, который большинство исследователей датирует III в. до н. э., и особенно настойчивое — в орфическом гимне к Пану (см. Античные гимны. М., 1988. С. 191). Вергилий говорит: Эн. VI. 646. «Все побеждает любовь» — Верг. Бук. X. 69. Свирель — по-греч. συριγξ «syrinx». См. одноименное фигурное стихотворение Феокрита, в котором каждая из семи строк короче предыдущей, а также Овид. Метам. I. 688—712.

(обратно)

166

Из Сервия. Бук. IV. 62 и Ге. III. 113. Был безобразен. — Первое свидетельство — Ил. I. 590—594. См. ниже, II. 74. 1—3. Вскормили обезьяны — нелепость, вызванная, вероятно, тем, что написание a Sintiis («был вскормлен синтийцами», древнейшими обитателями о-ва Лесбос) в одной из ркп Сервия было принято за a simiis «обезьянами». Всячески ему сопротивлялась. — О попытке Вулкана овладеть Минервой и рождении Эрихфония составитель мог прочитать и в Астр. II. 13. 1. См. также: Аполл. III. 14. 6; Гигин. 166. Рожденным землей и борьбой. — Имя ’Εριχθόνιος действительно может быть возведено к греч. ερις «вражда» и χθών «земля»; в Новое время высказывалось предположение, что и вся история о рождении Эрихфония возникла из стремления объяснить его имя с помощью этих слов.

(обратно)

167

Из Сервия. Эн. V. 824. В ранних греческих источниках Форк принадлежит к первому поколению богов, являясь сыном Геи и Понта (Моря) (Гесиод. Теог. 237 сл.) и, соответственно, морским божеством. Так и у Аполл. I. 2. 6. Варрон. — На какое его сочинение ссылается Сервий, неизвестно.

(обратно)

168

Из Реми. Марц. Капелла. 50. 16 (II. 119), который, в свою очередь, заимствовал материал у Фульгенция. I. 21 и III. 1, у Сервия. Эн. VI. 289 и в Астр. II. 12. 1. Наиболее раннее свидетельство — Гесиод. Теог. 274—286; см. также: Овид. Метам. IV. 769—785; Аполл. II. 4. 2. Хотя под именем горгон объединяли всех трех сестер, чаще всего оно прилагалось к одной Медузе. См. ниже, III. 1. 3. Означает страх. — Греч. γοργός — «страшный». С хрустальным щитом. — Обычно речь идет о медном щите, отполированном до такого блеска, что он мог служить зеркалом. Он их убил. — Персей убил только Медузу, бывшую смертной. Возделывание. — Что эта фантастическая этимология противоречит ранее изложенной, составителя не беспокоит. Сфено — «слабость». — На самом деле, σθένος означает силу. «Широкая пропасть» получается от соединения слов ευρύς «широкий» и αλς «море», «бездна»; «безумие» или «забвение» производится здесь от отрицательной частицы μη и глагола ιδειν «увидеть». Конь Нептуна — см. 29. 1, и Аполл. II. 3. 2.

(обратно)

169

Из Расск. Ов. IV. 20 (см. Овид. Метам. IV. 798—801).

(обратно)

170

Восходит к Лактанцию. Фив. II. 286. Имя средней из граций обычно Аглая; в Евгиалу (Eugiale) она превратилась уже в ркп традиции Лактанция. От Юноны. — Чтение ркп Iunone возникло, вероятно, из ошибочно прочитанного autonois у Лактанция. Обычно матерью граций (греч. харит) считается океанида Евринома. См.: Аполл. I. 3. 1; Гигин. Генеалогия. 23. Называют грациями — т. е. «прелестными, привлекательными» (от лат. gratia).

(обратно)

171

Из Лактанция. Фив. V. 29. См. также ниже, II. 97. Имя Гипсипилы в ркп искажено: Isiphile. Событиям на Лемносе были посвящены произведения всех трех афинских трагиков. Крупные отрывки дошли только от «Гипсипилы» Еврипида (см. ВДИ 1996. № 1. С. 211—222). В римской литературе: Овид. Гер. VI; Стаций. Фив. IV. 723—803, V. 265—312, VI. 149—183; Вал. Фл. II. 242—299; у мифографов: Аполл. I. 9. 17, III. 6. 4; Гигин. 15 и 24. Имя Евна в ркп искажено: Eonium.

(обратно)

172

§§ 1—5 — по Лактанцию. Фив. II. 222; к § 6 ср. Гор. III. 11. 26 сл. Речь идет о братьях Данае и Египте, имя которого было искажено и приняло форму Egistus, т. е. Эгисф уже в ркп традиции Лактанция. Миф о дочерях Даная был наиболее полно разработан в тетралогии Эсхила «Данаиды», от которой дошла только первая часть «Молящие». Ср.: Овид. Гер. XIV; Аполл. II. 1. 4—5; Гигин. 168. Корабль был назван. — Название корабля «Арго» (см. I. 24. 4—5) заимствовано Лактанцием из мифа об аргонавтах; никакого отношения к бегству Даная в Аргос оно не имело. Смешение могло возникнуть оттого, что одним из кормчих на «Арго» был Каноп, эпоним одноименного города в устье Нила, считавшийся также кормчим ладьи египетского бога Осириса. Как Агенор… Кадму. — См. 47. 1. Кроме Клитемнестры. — Ее имя попало сюда по недосмотру составителя, вероятно, из одного сх. к Горацию. III. 11. 26.

(обратно)

173

§§ 1—2 из Сервия. Эн. III. 167; ср. Верг. Эн. VII. 207—209. Для последующих параграфов использованы Сервий. Эн. I. 284; III. 156, VI. 777, Ге. III. 35, и Исидор. XIV. 3. 41. Родословную троянских царей см. уже в Ил. XX. 213—240. См. также Кон. 21; Аполл. III. 12. 1—2. От Коринфа. — Отцом Иасиона был Кориф; искажение этого имени в Коринфа (Corynthus), повлекшее за собой ассоциацию с городом Коринфом, имело место уже у Сервия. Назвал Самофракией. — На самом деле Самос и Самофракия — разные острова. Из Фракии во Фригию Дардан мог попасть только через второй из них, а никак не через Самос, расположенный значительно южнее.

(обратно)

174

Непосредственный источник неизвестен. §§ 1—3 очень близки к Сервию. Эн. I. 550, но изложены подробнее. § 4, по Сервию. Эн. VIII. 157, служит переходом к §§ 5—7, заимствованным у него же, Эн. I. 619. О коварстве Лаомедонта, обманувшего сначала Аполлона и Нептуна, а потом — Геркулеса, знала уже Ил. XXI. 441—457, V. 640—651. См. также: Овид. Метам. XI. 199—217; Аполл. П. 5. 9, 6. 4, III. 12. 7; Гигин. 89. Построить Трою. — Точнее: возвести вокруг нее крепостные стены. Аякс был рожден другой — т. е. Перибеей, «законной женой» Теламона, в отличие от наложницы Гесионы. Выкупленного союзниками. — По древнейшей версии, Приам был выкуплен не союзниками, а Гесионой за чисто символическую плату — покрывало с ее головы. Само имя Приам греки производили от глагола πρίαμαι «покупать»; до этого мальчика звали Подарк.

(обратно)

175

Из Сервия. Эн. I. 550 и V. 718. Ср. Верг. V. 35—41, 711—720. Отдать девушек. — См. выше, 34. 1—3. Кринис (Crinisus) — так обычно в ркп традиции Вергилия передается греческое название реки Κριμισσός. Акеста. — Старое греческое название города — Αιγεστα, лат. Aegesta. По Сервию, мать Акеста дала городу название Segesta, под которым он был известен в истории. Другая версия основания Акесты — II. 100. 5.

(обратно)

176

§§ 1 и 5 — из Сервия. Эн. I. 619 (ср. Верг. Эн. I. 619—626); § 4 — с использованием его же, Эн. III. 104 и 108. Для §§ 2—3 источник не выяснен. Вообще же Тевкр-данаец известен уже из «Илиады» как один из лучших стрелков из лука; на его счету свыше 10 убитых троянцев и участие в погребальных играх по Патроклу, XXIII. 850—883. Совсем иначе по сравнению с § 2 освещается его отношение к погибшему Аяксу и его сыну в трагедии Софокла «Аякс». См. также Гор. I. 7. 21—32. Другой Тевкр. — См. III. 1. 6; Аполл. III. 12. 1.

(обратно)

177

§§ 1—2 из Сервия. Эн. I. 489, Ге. III. 328. К § 3 см. Плиний. Естеств. ист. X. 26 (37). К § 4 см. Исид. XII. 7. 30. Ср. Аполл. III. 12. 4. Полюбила Аврора. — См. Гесиод. Теог. 984 сл.; гомер. гимн к Афродите. 218—238; Проперций. II. 18. 7—18. Убит под Троей. — Подвигам Мемнона и его гибели была посвящена «Эфиопида». См. позже: Овид. Метам. XIII. 576—622; Аполл. Эп. V. 3; Дикт. IV. 6.

(обратно)

178

Компиляция из Сервия: §§ 1—2 — Эн. III. 321—332; §§ 3—4 — Эн. III. 297 — II. 166. Ахилл попросил. — См. I. 36 и примеч. Пирр был убит. — См. I. 41 и примеч., а также Еврипид. Андромаха. 1086—1165. Отдать Гелену. — См. I. 40. 1.

(обратно)

179

Из Сервия. Эн. VIII. 9. О сражении Диомеда с Венерой — уже Ил. V. 330—417. Впрочем, Мифографу, скорее всего, этот эпизод был известен по так наз. «Латинской Илиаде» — достаточно скудному изложению «Илиады» на латинском языке в поэме объемом ок. 1070 гексаметров. Вот как это там выглядело (ст. 454—469):

Вот уж скрестили оружье Эней и герой Калидонский. Копья сначала метнули, на близком сойдясь расстояньи, И отовсюду искали достигнуть враждебным железом Тела; назад отступали и снова сходились для боя. После того же, как долго друг другу противостояли И не нашел Диомед, куда б нанести врагу рану, Камень схватил он огромный, средь поля случайно лежавший, Что оторвать от земли не могла бы и дюжина воев, Поднял его и послал на врага с напряженьем великим. Рухнул на землю Эней и покрыл ее мощным доспехом. Здесь, соскользнув из эфира, берет под защиту Венера Ею рожденного сына, покрыв его мраком глубоким. Гнев не сдержал Ойнеид и на облако грозно несется, И на Венеру бросается, страшно доспехом пылая, — Не понимает, безумец, кого он мечом поражает, Руку богини бессмертной раня железом презренным.
Позорный образ жизни. — Ср. Ант. Л. 37. 1—3. Эквустутик, Аргириппа. — Названия восстановлены по источнику. В ркп: Equitucium, Agrippam. Аргивянин Венул. — У Вергилия Венул упоминается как тибуртинец, посланный просить помощи в борьбе против троянцев у Диомеда (Эн. VIII. 9; XI. 225—242; ср. Овид. Метам. XIV. 457—464), поскольку тот происходил из Аргоса, а Тибур считался древним поселением аргивян. Позже над Венулом одерживает победу этрусский вождь Тархон, почему Сервий и цитирует стих Вергилия из описания их единоборства: Так, увлекая… — Верг. Эн. II. 757. Дальше у Вергилия: «…мчится Тархон».

(обратно)

180

Из Сервия. Эн. III. 407. См. выше, I. 40. 3—4. Семья Навтов. — См. I. 40. 4 и примеч.; Верг. Эн. V. 704—708.

(обратно)

181

Из Сервия. Эн. XI. 271. Превращены в птиц. — См. Ант. Л. 37. 5—6. Электрида или Фебра. — Возможно, имеется в виду один из двух островов, прикрывающих вход в гавань Тарента.

(обратно)

182

Из Сервия. Эн. XI. 260. О замысле Навплия см.: Еврипид. Елена. 1126—1131; Сен. Аг. 557—575; Аполл. Эп. VI. 7, 11; Гигин. 116; Дикт. VI. 1. Вследствие заговора. — См. выше, I. 35. 4—6.

(обратно)

183

Из Сервия. Эн. III. 441. Название главы ошибочное: речь идет все о той же Евбее, что и в гл. 42. Либо… либо. — Греч, слово κυμα «волна», «вздутие» имеет иногда значение «плод в материнской утробе».

(обратно)

184

Из Лактанция. Фив. II. 469. Наиболее ранний источник — Ил. V. 529—599, однако без истории гибели Мелеагра, о чем см. Вакх. V. 76—154. В дальнейшем: Овид. Метам. VIII. 270—531; Сен. М. 643—651; Аполл. I. 8. 1—3; Гигин. 174; Ант. Л. 2.

(обратно)

185

В гл. 45, примыкающей по содержанию к I. 22. 7—9, первая половина, §§ 1—3, восходит к комм. Реми к «Искусству грамматики» Доната; в нем Реми, по-видимому, использовал отрывок из «Трагедии Ореста» позднелатинского автора Драконция, ст. 209—270. §§ 4—6 — из Сервия. Эн. IV. 471, 473. Наиболее ранний источник — Од. III. 262—275, IV. 524—537; наиболее обстоятельная разработка мифа — в трагедии Эсхила «Агамемнон». См. также: Сен. Аг. 875—909; Аполл. Эп. VI. 23, 25; Гигин. 117, 119; Дикт. VI. 2. Сидят на пороге: Верг. Эн. IV. 473.

(обратно)

186

§ 1 — из глосс к Гор. III. 27. 25; §§ 2—3 — из Расск. Ов. II. 13 (см. Овид. Метам. II. 836—875). См. также: Овид. Ф. V. 603—621; Аполл. III. 1. 1, и след. главу. Агенор, хоть и приходился правнуком гречанке Ио, считался все же царем Сидона или Тира, т. е. городов в Финикии (см. § 3). В Финикию. — Иначе в 47. 2, где Финикия только получает свое название от Феника.

(обратно)

187

Из расск. Ов. III. 1 (см. Овид. Метам. III. 3—130). См. предыдущую главу, а также: Аполл. III. 4. 1—2; Гигин. 178. От слова bus. — Ни от лат. bus «корова», ни от греческого слова с тем же значением βους древнее название Беотии никак происходить не может. Имена их. — Из этих пяти имен только Эхион и Пелор соответствуют традиции. Остальные три искажены уже в ркп традиции «Рассказов по Овидию». Подлинное их звучание: Удей, Хфоний и Гиперенор.

(обратно)

188

Из Расск. Ов. IV. 16. К имени Гермионы см. выше, II. 18. 6 и примеч. Внуки Кадма. — См. III. 1. 41—44. Превратились в змей. — См. 49. 3, а также: Овид. Метам. IV. 563—602; Аполл. III. 5. 4; Гигин. 6.

(обратно)

189

§ 1 из Лактанция. Фив. II. 272; дальнейшее — пересказ того же Лактанция, не один раз возвращавшегося к судьбе женщин, носивших роковое ожерелье: III. 274; XII. 123. Прелюбодеяние Марса и Венеры. — См. I. 43. 1 и примеч., а также Гигин. 148. В драконов. — См. 48. 2. Умертвила Пенфея. — См. 18. 4, а также: Овид. Метам. III. 513—581, 701—733; Аполл. III. 5. 2; Гигин. 184. Агава, Семела, Иокаста. — См. II. 18; III. 1. 47—48. Адраст, Полиник, Эрифила. — См. след. главу. Аргия отнюдь не убеждала Полиника начать войну; напротив, Адраст оказал содействие Полинику по его просьбе.

(обратно)

190

Непосредственный источник §§ 1—4 неизвестен; §§ 5—8 — по Сервию. Эн. VI. 445. К § 3 см. выше, I. 79. 2—3. Миф о вражде Этеокла и Полиника составлял содержание несохранившейся «Фиваиды», а затем получил отражение в творчестве всех трех афинских трагиков: «Семеро против Фив» Эсхила, «Финикиянки» Еврипида, отчасти — «Эдип в Колоне» Софокла. Наиболее обширное изложение в римской литературе — «Фиваида» Стация; см. также: Овид. Метам. IX. 405—412 и сохранившуюся в отрывках трагедию Сенеки «Финикиянки». У мифографов: Аполл. III. 6. 1—2, 7. 5; Гигин. 68. Получил в жены. — Никакого сражения под началом Адраста до женитьбы Полиника на Аргии традиция не знает. Как Орест. — См. I. 22. 9; II. 45. 3—5.

(обратно)

191

Из Сервия. Эн. VI. 321; подробнее — Овид. Метам. XIV. 129—154. Эрифрея — скорее, город на одноименном острове или близ него в Лидии. Достигла Кум. — В античности верили в существование нескольких сивилл-пророчиц (см. Павсаний. Описание Эллады. X. 12. 1—8), из которых в восточной части Средиземноморья особенно почиталась эрифрейская, а в западной — кумская. Сервий, как видно, попытался объединить оба этих представления: Сивилла происходила-де из Эрифреи, но переселилась в Кумы. О кумской Сивилле см. Верг. Эн. III. 441—452, VI. 9—12, 42—54, 76—102, 125—155 и далее, где она служит провожатой Энея по подземному царству. См. ниже, II. 100. 6. Написала пророческие книги. — О появлении их в Риме рассказывал в другом месте тот же Сервий. Эн. VI. 72, что однажды некая женщина предложила римскому царю Тарквинию купить у него 9 книг, в которых содержатся предсказания о судьбах Рима, и запросила за них 300 золотых Филиппов (т. е. золотых монет, чеканившихся при дворе Филиппа Македонского, который на самом деле царствовал гораздо позже римских царей), что было невероятной суммой. Так как царь отказался приобрести книги за такую цену, женщина назавтра сожгла 3 из них и предложила оставшиеся за те же деньги; на третий день она сожгла еще 3, и тогда царь приобрел 3 оставшиеся за назначенную ранее цену. Еще более подробный рассказ об этом же — у Дионисия Галикарнасского (ок. 55 — ок. 8). Римские древности. IV. 62. Сивиллины книги хранились в Риме в храме Аполлона коллегией десяти жрецов, которые по поручению должностных лиц искали в них пророчества по определенному поводу.

(обратно)

192

Из Сервия. Эн. VI. 448. Наиболее раннее свидетельство — Аполл. Род. I. 59—64. См. затем: Овид. Метам. XII. 169—209, 459—531; Аполл. Эп. I. 22; Гигин. 14. 4; Ант. Л. 17; Палеф. 11. Этими словами: «Превращенный из юноши в деву», Эн. VI. 448.

(обратно)

193

Из Сервия. Эн. VIII. 348. См. также Овид. Метам. XIV. 777 сл., Ф. I. 261 сл. Тарпея — собственно, не город, а первоначальное название Капитолия, а затем одного из утесов, с которого сбрасывали осужденных на смерть преступников.

(обратно)

194

Из Расск. Ов. VI. 2 с использованием непосредственно Метам. VI. 150—302. Первое свидетельство — Ил. XXIV. 602—617; подробнее миф был разработан в не сохранившейся одноименной трагедии Эсхила. См. у мифографов: Парф. 33; Аполл. III. 5. 6; Гигин. 9. Имена детей приведены здесь в традиционном чтении; в ркп Мифографа они переданы с искажениями, восходящими к Лакт. Фив. III. 191—193. Перебили стрелами ее и мужа. — Согласно традиции, Ниоба от горя окаменела; Амфион, по Овид. Метам. VI. 271 сл., покончил с собой. У Ювенала: VI. 172 сл.

(обратно)

195

Глава составлена из разных источников: §§ 1 и 6—8 — из Сервия. Эн. VII. 372; § 3—4 — из Лактанция. Фив. I. 255 и VI. 265 (287), где, в свою очередь, цитируются Гораций. III. 16. 5—7, и Теренций; в § 5 возможно влияние комм. к указанным стихам Горация (ср. Фульгенций. I. 19: «Даная была совращена золотым ливнем — не дождем, а деньгами»). Миф о рождении Персея от Зевса впервые засвидетельствован в Ил. XIV. 319 сл. и впоследствии послужил основой для недошедших трагедий Софокла и Еврипида. Сохранился отрывок «Плач Данаи», принадлежащий Симониду. См. также: Аполл. II. 4. 1—2; Гигин. 63. У Теренция: Евнух. 588 сл. Ср. такую же шутку в комедии Менандра «Самиянка». 589—595, где один отец, знающий причину рождения ребенка у соседской дочери, подтрунивает над другим: «Крыша у тебя худая?… Золотом бывает Зевс…». В Италию. — По традиционной версии, ковчег с Данаей и ребенком прибило к острову Серифу, где царем был Полидект, и спасена она была не рыбаком Персеем, а братом царя Диктисом. Об этом у Эсхила была сатировская драма «Тянущие невод» (см. ВДИ. 1959. № 4. С. 132—140). Основателем Ардеи считался италийский герой Пилумн, дед Турна; см. Верг. Эн. X. 75 сл. Химеру. — Персей ошибочно отождествлен с Беллерофонтом. См. I. 70. 1. Горгону и Медузу. — См. II. 28. 2, 5, 7, при том, что Медуза и была одной из трех горгон; союз «и» лишен здесь смысла.

(обратно)

196

Из Сервия. Эн. VI. 447. О гибели Протесилая знала уже Ил. II. 698—702; история Лаодамии была отражена в «Киприях». См. также: Овид. Гер. XIII; Аполл. Эп. III. 30; Гигин. 103 и 104; Дикт. II. 11; Дар. 19.

(обратно)

197

Из Сервия. Бук. V. 10. См. также: Овид. Гер. II, Лек. л. 591—606; Аполл. Эп. VI. 16—17; Гигин. 59. Греч. πέταλα и φύλλα одинаково значат «листья».

(обратно)

198

Из Серв. Бук. V. 11. Алкон и его единственный сын впервые упоминаются у Аполл. Род. I. 96.

(обратно)

199

Из Серв. Бук. V. 11. История Кодра была известна уже раннему греческому историку Гелланику, но единственное ее обстоятельное изложение — в речи Ликурга против Леократа. 84—87 (см. ВДИ. 1962. № 2. С. 175).

(обратно)

200

Из Сервия. Эн. VII. 304. В § 3 — повторение сказанного в I. 14. 1 (см. примеч.). Пирифоя знает уже гомеровский эпос (Ил. I. 262 сл., Од. XI. 631), однако, связный рассказ о войне лапифов с кентаврами впервые только у Овид. Метам. XII. 210—535; см. также Плутарх. Тесей. 30; Аполл. Эп. I. 21; Гигин. 33. 2. У Вергилия: Эн. VII. 304.

(обратно)

201

Из Сервия. Ге. III. 15: объяснение в духе Палеф. 1.

(обратно)

202

Изложено по Стацию. Фив. II. 614—643.

(обратно)

203

§ 1 — из Псевдо-Акрона к Гор. II. 14. 20; § 2 — из Лактанция. Фив. II. 380. О наказании Сизифа в подземном царстве (без указания причины) — Од. XI. 593—600. См. также: Аполл. I. 9. 13, III. 12. 6; Гигин. 60.

(обратно)

204

Из Лактанция. Фив. I. 271, который использовал Сервия. Эн. III. 694, и Бук. X. 4. См. Овид. Метам. V. 572—641. Вплоть до Сицилии. — Ср. I. 58. 5.

(обратно)

205

Из Лактанция. Фив. I. 333. См. Аполл. Эп. I. 2—3; Гигин. 38. 4. Ватиканский мифограф умалчивает о том, что Тесей расправился со Скироном аналогичным образом.

(обратно)

206

§§ 1—3 — по Лактанцию. I. 570, но и с непосредственным использованием Стация. Фив. I. 570—626; начиная с § 5 Кореб введен в миф об Алкионее (см. Ант. Л. 8) из Дельфов, убившем Ламию. Для объяснения того, кто такая Ламия, использован комм. к Гор. Послания. I. 13. 10, где речь идет о слове lama «болото, топь». О Кротопе гораздо подробнее — Кон. 19. Дочерью Кротопа была Псамафа, которая забеременела от Аполлона и подбросила родившегося мальчика, назвав его Лином. Ребенка стал растить, как своего, пастух, и однажды случилось, что мальчика растерзали собаки пастуха. Не сумев от отчаянья скрыть свое горе, Псамафа сама себя разоблачила, и отец обрек ее на смерть, считая рассказ о союзе с Аполлоном ложью. Между тем, разгневанный Аполлон обрушил на аргивян мор, и на вопрос о том, как им найти избавление, велел умилостивить Псамафу и Лина. Вследствие этого аргивяне послали женщин и девушек оплакивать Лина.

(обратно)

207

Из Лактанция. Фив. I. 66. Имя чудовища в ркп Мифографа Spinx. Первое упоминание Сфинги — Гесиод. Теог. 326; затем — в трагедии Софокла «Царь Эдип». 391—398; Сен. Э. 92—102; Аполл. III. 5. 8; Гигин. 67. Текст загадки см.: Софокл. Драмы. М., 1990. С. 456. Ее убил. — По обычной версии, Сфинга сама бросилась со скалы и разбилась.

(обратно)

208

Из Лактанция. Фив. I. 106. Имена действующих лиц у Мифографа искажены: Athracia, Hippocatia (так уже у Лактанция). Впрочем, Гипподамию, супругу Пирифоя, чаще считают дочерью Адраста. В Фессалии. — В ркп так же ошибочно вслед за Лактанцием названа Фракия; гораздо вероятнее, что фессалийский царь занимался своим искусством в собственной стране.

(обратно)

209

Об убийстве Несса у реки Ликорм см. у Лактанция. Фив. IV. 837. Фебен, Thebenus, — ошибка, восходящая к ркп традиции Лактанция. Имеется в виду Эбен, река в Этолии. К § 2 см. выше I. 58. 6—11.

(обратно)

210

Из Лактанция. Фив. IV. 530. Идеальный образ Миноса известен уже Од. XIX. 178, а затем получает развитие у Платона, Минос. 318d—321b. Ср. Аполл. III. 1. 2. Высокое происхождение. — См. выше, I. 47. 1.

(обратно)

211

Из Лактанция. Фив. VIII. 437, из рукописной традиции которого составитель заимствовал заголовок Centhaurica вместо Diana Taurica. Орест привез. — См. I. 20 и примеч. Согласно традиции, статуя, привезенная из Скифии (правильнее было бы: из Тавриды), была установлена в святилище Артемиды в аттическом селении Бравроне, но спартанцы отождествляли с ней деревянную статую Артемиды Орфрии, перед которой происходило бичевание мальчиков (см. Павсаний. III. 16. 7—10).

(обратно)

212

Из Лактанция. Фив. IV. 309. Ср. выше, I. 39. 1—2. Иначе о взаимоотношениях Аталанты и Мелеагра см. II. 44. 6—7. Под видом девичества. — Имя Парфенопей производят от греч. παρθένος «девушка»; отцом его считают иногда Меланиона.

(обратно)

213

Из Лактанция. Фив. IV. 226. Другие источники неизвестны.

(обратно)

214

Непосредственный источник неизвестен. По содержанию — компиляция из различных комм. к Вергилию. О рождении Вулкана без участия мужского начала — уже у Гесиода. Теог. 927—929. См. также Аполл. I. 3. 5; ср. ниже III. 1. 59. По другой версии, Юнона без участия Юпитера произвела на свет Марса — см. Овид. Ф. V. 229—258. Произвел из своей бороды Минерву. — См. II. 22. 3; конечно, не из бороды, а из головы. Родился безобразным. — Ср. II. 26. 1. Другую причину низвержения Вулкана с Олимпа см. в Ил. I. 590—594. Вулкан понял. — Составитель неудачно сократил текст, который в комм. к Вергилию звучит следующим образом: «…сделал кресло; говорят, что Юнона, сев в него, не смогла выбраться. Когда она стала просить Вулкана освободить ее, тот потребовал, чтобы она указала ему его родителей. И Юнона, говорят, засмеялась, из чего Вулкан узнал мать». О кресле, снабженном невидимыми узами, которое изготовил Гефест, чтобы отомстить матери за изгнание с Олимпа, сообщалось в одном из гимнов Алкея.

(обратно)

215

Непосредственный источник неизвестен. Как и в предыдущей главе — компиляция из различных комм. к Вергилию, смысла которых составитель не понял. Речь идет в них не о храме Юноны, а о том, что «новорожденным мальчикам из знатных семейств в атрии дома ставилось ложе, посвященное Юноне Луцине, и стол, посвященный Геркулесу». Ср. Верг. Бук. IV. 62 сл.:

…Того, кто не знал родительской нежной улыбки, Трапезой бог не почтит, не допустит на ложе богиня.
(обратно)

216

Из Лактанция. Ах. 480, где использован Сервий. Эн. VI. 134 § 57. О клятве Стикс как самой страшной для богов см. Ил. XIV. 271, XV. 36—38; Од. V. 185; Гесиод. Теог. 400 сл., 775 сл. Боги боятся — Верг. Эн. VI. 324. Виктория, дочь Стикс. — См. Гесиод. Теог. 383 (речь идет о Нике, которой в Риме соответствовала Виктория); Аполл. I. 2. 4. В войне с гигантами. — См. выше, I. 11. Происходит от печали. — Имя Стикс сближается с греч. στύγος «ненависть»; см. у Гесиода: στυγερη, αθανάθοισι «ненавистная бессмертным» (775). Сделала неуязвимым. — См. I. 36. 1.

(обратно)

217

Непосредственный источник неизвестен. Ср. Овид. Метам. VI. 93—97. Превратили в аиста. — Чтобы уничтожать змей?

(обратно)

218

Непосредственный источник §§ 1—2 неизвестен; возможно влияние «Расширенного Сервия», Эн. II. 247. § 3 — из Сервия. Эн. II. 247. О взаимоотношениях Аполлона и Кассандры см.: Эсхил. Аг. 1202—1212; Аполл. III. 12. 5; Гигин. 93.

(обратно)

219

Из Сервия. Эн. XI. 259 с прибавлением VI. 840 и из Псевдо-Акрона. Гор. Эп. X. 13. О богохульстве Аякса, сына Оилея, и буре, обрушившейся на греков при возвращении из-под Трои, знала уже Од. III. 133—135, IV. 499—511; подробнее об этом сообщалось в «Разорении Илиона» и «Возвращениях». См. также: Верг. Эн. II. 403—406; Аполл. Эп. V. 22; Гигин. 116; Дикт. V. 12. И Паллады гнев. — Гор. Эп. X. 13. 3; далее у Горация следует: «…на судно пал Аяксово». Минервины раскаты — manubiae — технический термин из языка авгуров, означающий гром и молнию.

(обратно)

220

Из Сервия. Эн. VII. 190. См.: Верг. Эн. VII. 187—191; Овид. Метам. XIV. 312—396, 623—694 (здесь супругой Пика — отнюдь не авгура — является нимфа Канента, а любви Помоны добивается местное божество плодородия Вертумн); Плиний. Естеств. ист. XXIII. 1. Содержал дятла. — Дятлы считались посвященными Марсу и употреблялись при гаданиях. См. Плиний. Естеств. ист. X. 20. 40. Другая птица. — Сорока по лат. pica, дятел — picus.

(обратно)

221

Из Лактанция. Фив. II. 4. Астрей, сын Крия и Еврибии, дочери Понта и Геи, принадлежал к поколению титанов. Оттуда же — т. е. от Геи. У Ио. — В ркп традиции Лактанция вместо Io ошибочно Iove. У Вергилия: Эн. I. 132, где это относится к ветрам. Отсюда — переход к § 4. И тотчас хладеет — Верг. Эн. IV. 705. В оригинале: «жизнь уходит в ветры».

(обратно)

222

Компиляция из нескольких источников: § 1 до слов охотой в лесу и § 3 — из Расск. Ов. X. 4 (см. Овид. Метам. X. 155—161) с вкраплением из Верг. V. 252, 255; вторая половина § 1 — из комм. Гор. IV. 4. 1; § 2 — из Сервия. Эн. I. 28. Сын Троила — ошибка; Троил был сам сыном Приама, а Ганимеда считали сыном Троса или Лаомедонта. Похищен на небо. — См. Ил. V. 232—235. Сделан виночерпием. — См. гомер. гимн к Афродите. 202—206. У мифографов: Аполл. III. 12. 2; Астр. II. 29. Дочь Миноса — ошибка компилятора, прочитавшего у Сервия Minois вместо Iunonis, что повлекло за собой добавление: сын Юпитера.

(обратно)

223

Из Расск. Ов. III. 5—6 (см. Овид. Метам. III. 341—512). Иначе изложен миф у Конона. 24. «В Феспиях, городе Беотии (недалеко от Геликона) родился мальчик Нарцисс, необыкновенно красивый, но презиравший Эрота и влюбившихся. И в то время как другие из влюбившихся в него отреклись от своей любви, Аминий оставался очень настойчивым и требовательным. Поскольку Нарцисс не снисходил <к его мольбам>, а еще и послал ему меч, Аминий накладывает на себя руки перед дверьми Нарцисса, горячо умоляя бога отомстить за него. А Нарцисс, увидев свой прекрасный лик, отражаемый водой в ручье, становится первым и единственным человеком, который удивительным образом влюбился в себя самого. Наконец, не имея больше сил и посчитав справедливым свое страдание за то, что он презирал любовь Аминия, Нарцисс кончает с собой… А местные жители полагают, что цветок нарцисс впервые поднялся из земли, в которую пролилась кровь Нарцисса».

(обратно)

224

Из Расск. Ов. V. 7 (см. Овид. Метам. V. 552—563). См. также: Аполл. Эп. VII. 18—19; Гигин. 141. Ср. выше, I. 42 и примеч. Скала Марса из других источников неизвестна. Так как сирен локализовали в районе Сицилии, то вызывает доверие конъектура, предложенная к этому месту: вместо petram Martis читать petram Siculi maris «достигли скалы в Сицилийском море».

(обратно)

225

Из Расск. Ов. VI. 3. См. выше, I. 10. 1—2 и примеч.

(обратно)

226

Из Расск. Ов. VII. 2—3 (см. Овид. Метам. VII. 154—296). Вернуть молодость Эсону. — Если верить составителю позднеантичного «содержания» «Медеи» Еврипида, то впервые об омоложении Эсона говорилось в киклических «Возвращениях» в следующих стихах:

Тотчас Эсона она превратила в цветущего мужа, Старость его отряхнув хитроумным своим измышленьем: Множество зелий различных в котлах золотых вскипятила.
Однако достоверность отсылки к «Возвращениям» вызывает известные сомнения. Во-первых, какое отношение мог иметь тот сюжет к возвращению греческих героев из-под Трои? (Почему бы нет? Разве мало в Илиада и Одиссее исторических экскурсов? — Halgar Fenrirsson.) Во-вторых, в предыдущей фразе Эсон спутан с Ясоном, что подрывает доверие к предыдущей отсылке. Что касается возвращения молодости кормилицам Диониса, то о нем речь шла в недошедшей одноименной трагедии Эсхила. Еще не забыв. — У Медеи не было оснований забывать прежнюю любовь к Ясону, так как омоложение Эсона произошло, согласно традиции, сразу же по возвращении аргонавтов в Грецию. За помощь — добавление составителя. Что имеется в виду, не ясно.

(обратно)

227

Компиляция из нескольких источников: §§ 1, 3—4, 7 — из Расск. Ов. I. 7 (см. Овид. Метам. I. 163—206); § 2 — из Сервия. Бук. VI. 41; §§ 5—6 — из Лактанция. Фив. III. 560; в § 8 сделана попытка увязать миф о Девкалионе с мифом о Прометее (см. I. 1) — вероятно, по Верг. Бук. VI. 41 сл. См. также: Аполл. I. 7. 2; Гигин. 153. Вследствие наглости Ликаона. — См. I. 17 и примеч. Огиг считался местным беотийским героем, который царствовал до описываемого здесь потопа, когда еще не было Фив, основанных гораздо позднее Кадмом.

(обратно)

228

Из Сервия. Эн. IX. 581. Снова появившимися. — Имя Паликов (Παλικοί) впервые возводилось к греч. наречию πάλιν «снова» уже в недошедшей трагедии Эсхила «Этниянки». Умилостивленный алтарь: Верг. Эн. IX. 585.

(обратно)

229

Из Сервия. Эн. VIII. 636. Конс — римское божество неясного происхождения, имевшее подземный алтарь на территории Большого цирка, между Авентинским и Палатинским холмами. В дни посвященных ему праздников (21 августа и 15 декабря) алтарь откапывали, и происходили состязания в конной езде. Имя его сближали со словами либо consilium «совет, решение», либо condere «скрывать». См.: Тацит. Анналы. XII. 24; Плутарх. Ромул. 14. Богиня Доверия — лат. Fides, персонификация данного обещания, гарант доверия. См.: Циц. Обяз. III. XXIX. 104; Гор. I. 35. 21—24. Варрон считал Fides божеством сабинского происхождения (Лат. яз. V. 74). Цирковыми… от слова «окружность». — Прилагательное circenses «цирковые» и существительное circuitus «окружность» образованы оба от одного и того же слова circus «круг», из них первое — посредством суффикса — ens-, который здесь наивно принимается за часть слова enses «мечи».

(обратно)

230

Компиляция из разных источников. §§ 1—2 — по образцу рассказа в II. 61; §§ 3—4 — из Исидора. XV. 16. 3; §§ 5—6 — из комм. к Гор. I. 1. 3. Учредил здесь игры. — На самом деле, Геркулесу приписывалось учреждение Олимпийских игр вовсе не у горы Олимп в Фессалии, а в Элиде, где он очистил Авгиевы конюшни и в память об этом учредил игры в священном участке Зевса, владеющего Олимпом. См. Аполл. II. 7. 2. 125 шагов. — Римский двойной шаг равнялся 1,48 м; миля, как и аттический стадий, — 1000 двойных шагов, т. е. 1,48 км (совсем точно — 1478,7 м). Наступал четвертый. — Правильнее было бы сказать, «когда кончался четвертый».

(обратно)

231

Из Сервия. Эн. VIII. 330. Отсюда назвали. — Латинское собственное имя Тибр и греч. слово υβρις «надменность, несправедливость, насилие» на самом деле этимологически между собой никак не связаны. Ров в Сиракузах. — Еще одна этимологическая игра, основанная на сближении названия Тибр с рекой Фибрис, стекавшей с одноименной горы недалеко от Сиракуз и наполнявшей городской ров. Ливий говорит: I. 3. 8. По имени Тиберина. — В римской легендарной истории известны три Тиберина, которых сближают с названием реки Тибр. (1). Бог этой реки (Верг. Эн. VIII. 31—34). (2). Царь Альбы, потомок Энея в 10 колене, погибший в бою близ этой реки, которая раньше называлась Альбула (Верг. Эн. VIII. 332; Лив. I. 3. 5). (3). Герой божественного происхождения, сын Януса, который утонул в этой реке, названной затем его именем (Овид. Метам. XIV. 614—616, Ф. II. 389—392).

(обратно)

232

Из Сервия. Бук. VI. 72. Во владениях ионийцев — т. е. в Малой Азии. Галл говорит: Бук. X. 50. Евбея — одно из первых государств, которые стали выводить колонии в М. Азию.

(обратно)

233

§§ 1—3 — из Сервия. Эн. III. 121; §§ 4—5 — из него же. III. 122, VI. 783. Какое отношение имеют они к содержанию главы, не ясно. Был изгнан гражданами. — Иначе у Аполл. Эп. VI. 10. С войском своим: Верг. Эн. III. 400.

(обратно)

234

Из Реми. II, pros. 2. 11, соединившего в одну две различные истории: в §§ 1—2 — о Крезе, на которого в §§ 3—5 перенесен рассказ о самосском тиране Поликрате. См. Геродот. I. 86—88, причем Кир помиловал Креза, и III. 124 сл., где казнь Поликрата совершает не Кир, а персидский сатрап Орет. У римских авторов: Циц. Гр. II. 27. 87, V. 30. 92; Авсоний. Действо семи мудрецов (Солон); Вал. Максим. VI. 9. 5.

(обратно)

235

Из Лактанция. Фив. IV. 181. Имя Фамирида в ркп искажено: Thamaris. О пророческих способностях Фамирида ничего не известно, если не считать нередкого у римлян отождествления вдохновленного богами поэта с пророком (vates). О соревновании Фамирида с музами — Ил. II. 594—600. В традиционной версии Аполлон никакого участия в споре с Фамиридом не принимает. См. также: Аполл. I. 3. 3; Астр. II. 6. 3.

(обратно)

236

Отдаленно напоминает Лактанция. Фив. IV. 103. См. также: Овид. Метам. VIII. 532—546; Плиний. Естеств. ист. XXXVII. 11. 40; Ант. Л. 2; Гигин. 174. 7. Называют Мелеагровым: Стаций. Фив. IV. 103. Убил Тидей — напрасная вставка компилятора: Тидей убил своего брата Токсея (см. Стаций. Фив. I. 401 сл.), а о смерти Мелеагра см. выше, II. 44. 10.

(обратно)

237

Компиляция из двух источников: §§ 1—2 — из Лактанция. Фив. VI. 318 (340); § 3 — из Псевдо-Акрона. Гор. I. 17. 23. См. выше, II. 31. 3—4. Хорошо плывущий. — Составитель производит имя Евней от греческих ευ «хорошо» и νηυς (эпическая форма) «корабль». Фетоней. — Не известное из других источников имя получилось из ошибки в сх к Горацию, где из слов fuit et Thyoneus («был и Фионей») переписчик сделал имя собственное Phetoneus.

(обратно)

238

Из Фульгенция. III. 8 Первое свидетельство о рождении Адониса — у Ликофрона (1-ая пол. III в. до н. э.) в поэме «Александра», 831, где Мирра названа «несчастной, которая была избавлена от родовых мук отпрыском дерева». Самое обстоятельное изложение — Овид. Метам. X. 311—624. См. также: Аполл. III. 14. 4; Гигин. 58; Ант. Л. 34. Имя Мирры в некоторых источниках принимает форму Смирна. Рождает адон. — Вероятно, искаженная форма греч. слова ηδονή «наслаждение, удовольствие», хотя и непонятно, каким образом оно могло попасть к Фульгенцию, да еще в дорийской форме αδονά.

(обратно)

239

Извлечение из Сервия. Эн. VI. 703, 705, 714, которое в §§ 1—4 близко совпадает с Верг. VI. 705—721. Далее у Вергилия ход мысли следующий: все сущее питают души (animae), но сами они отягчены телом, и смертная плоть гасит их жар. Вот почему из своей телесной темницы они не видят света; даже когда их покидает жизнь, они долго не могут до конца освободиться от телесной скверны. Поэтому прошлое зло они искупают мукой и всякого рода наказанием, и только немногие из них перейдут в Элизий. Через 10 столетий огонь душ обретет чистоту, и божество призовет их к водам Леты забыться и захотеть вернуться в тело (ст. 722—751). Таким образом, Вергилий излагал орфико-пифагорейское учение о метемпсихозе — переходе божественной бессмертной души, заключенной в греховную темницу плоти, после избавления от нее в другую телесную оболочку. У Ватиканского мифографа смысл учения передан достаточно сбивчиво, а изложение отягощено подробностями, часто неверно понятыми. Так, в § 5—9 неясен порядок «действий» душ (вернуться… захотеть) — по Вергилию, последовательность обратная; в § 11 рассуждение о девяти реках заимствовано из Ге. IV. 478, где говорится о девяти поворотах все той же реки Стикс. Что касается формы Летей при обычной форме Лета, то это, скорее всего, результат субстантивации прилагательного Lethaeus «летейский», т. е. относящийся к Лете, дающий забвение (см. Верг. Эн. VI. 705, V. 854).

(обратно)

240

Непосредственный источник §§ 1—9 неизвестен; скорее всего, то какое-нибудь изложение «Энеиды» для нужд школы. Ср. §§ 1—5 и Эн. II. 631—804, III. 1—18, 73—134, 209—218, 294—718; § 6 — по кн. VI. Содержание кн. VII—XII сжато до §§ 7—8. Далее, §§ 11—15, — по Сервию. Эн. VI. 760. Предзнаменованиями — auspiciis, т. е. толкованием, которое жрецы давали полету птиц. Пергам. — У Вергилия. Эн. III. 133, сказано «Пергамов город», т. е. основанный на Крите выходцами из Трои (Пергама). Строфады. — См. I. 27. 4 и примеч. Между Италией и Сицилией — т. е. Мессинский пролив. Циклопов в античности обычно локализовали в Сицилии. Акеста. — См. другую версию ее основания в 35. 5. На евбейском берегу — т. е. в области, заселенной колонистами с о-ва Евбеи на западном побережье Италии. Кумскую Сивиллу. — См. 51. 3—5. Миновав остров Цирцеи, который часто локализовали вблизи Италии. Благодаря помощи этрусков. — Царем этрусков был Мезенций, изгнанный своим народом, принявший сторону Турна и погибший в единоборстве с Энеем (см. Верг. Эн. X. 762—908; Овид. Ф. IV. 879—896). Самих же этрусков Эней по совету Латина взял себе в союзники (Эн. VIII. 475—513). Сын Главка. — Отцом Турна считался обычно древний италийский царь Давн. Как говорит Катон — этот отрывок из сочинения «Начала» римского политического деятеля и писателя Катона Старшего (234—149) сохранился благодаря тому, что его выписал в своих комментариях Сервий. При живом муже — добавление составителя. Лавролавиний — название, которое получил древний Лавиний, когда в него во времена римских императоров Антонинов (138—180) были переселены жители ближнего города Лаврента. Встречается впервые у Сервия. Эн. VII. 590. Вергилий намекает: Эн. VII. 485. Ибо оберегал — добавлено составителем, чтобы объяснить, почему Вергилий называет Тира родителем Лавинии.

(обратно)

241

Из Сервия. Эн. I. 469. Наиболее раннее изложение мифа — Ил. X. 432—525; затем в трагедии «Рес», приписываемой Еврипиду. См. также Аполл. Эп. IV. 4. Зависела судьба Трои. — Мифограф оборвал здесь рассказ, сделав его непонятным. У Сервия следовало: «потому что, если бы они воспользовались троянским пастбищем или напились воды из троянской реки Ксанфа, Троя не могла бы погибнуть». По другой версии, заимствованной схолием к Ил. X. 435 у Пиндара, Рес сражался у стен Трои всего один день и причинил грекам большие беды; поэтому Гера и Афина (Юнона и Минерва) побудили Диомеда с товарищами увести коней. Наконец, существовал вариант, по которому условием непобедимости Реса было, чтобы он сам напился воды из Скамандра (Ксанфа) и напоил в ней своих коней. Поэтому и было важно, чтобы Одиссей и Диомед напали на Реса прежде, чем он выполнит это условие.

(обратно)

242

После этой главы в ркп сделана пометка: «Кончается книга вторая, содержащая сто историй, как и первая; начинается третья». В настоящем издании в кн. II на одну главу больше, так как Дзордзетти принял, вслед за Маи, разделение гл. 22 (по сплошному счету) на две.

(обратно)

243

Глава составлена из различных источников, в которых начальные этапы теогонии излагались в различных вариантах. У Ватиканского мифографа собственно теогонии посвящены только §§ 1—4; с § 5 начинается генеалогия героических родов, восходящих к богам. Первый опыт теогонии у греков представляла собой одноименная поэма Гесиода (Теог. 116—124, 135). Из поздних источников см. значительно более систематизированное, чем у Мифографа, изложение у Аполлодора. I. 1—6; каталогообразное — у Гигина в Генеалогии, т. е. во введении к его «Мифам». § 1. Офиона как первоначального владыку Олимпа называет Аполл. Род. I. 503, но в супруги ему дает Евриному, дочь Океана и Тефиды, которую компилятор смешивает с Фетидой и вводит поэтому некую Фетиду старшую, чтобы отличить её от Фетиды, матери Ахилла. В традиционном изложении Океан и Тефида — порождения Урана (Неба), которого составитель передает лат. именем Целий (Caelius от caelum «небо») и делает, напротив, сыном Океана. Отождествление с Океаном Нерея как космической стихии — нелепость: он сам является сыном Понта (Моря) и Земли и обычно олицетворяет море. § 2. Целий родил Сатурна — т. е. Уран родил Крона. § 3. Форк. — См. II. 28. 1, 6. § 5. Атлант. — См. 32. 1. §§ 6—10. В генеалогии троянских царей много путаницы (ср. II. 33. 4—7): пропущены Эрихфоний и Трос; Тевкр не был сыном Юпитера, Ил и Ассарак — сыновьями Дардана, Антенор и Анхис — сыновьями Лаомедонта, Полидамант — сыном Приама. Об Антигоне см. II. 77. 1—2. § 12. Которого убил. — Другими источниками убийство кем бы то ни было Аскания не подтверждается. См. II. 100. 12—15. § 20. Амулий родил. — Илия была дочерью Нумитора (см. I. 30. 1), а не Амулия. Абатисса — модернизм, вместо: «жрица». Слово абатисса не встречается раньше VI в. н. э. § 23. Имя матери Тантала — Плуто, а супруги — Диона, а не Стеропа. Последняя появилась здесь, вероятно, в результате смешения с Меропой, женой другого «грешника» Сизифа (см. 32. 2, 4). §§ 24—28. Тантал родил. — См. I. 21; 22; II. 45. § 29. Матерью Фетиды, матери Ахилла, как и всех дочерей Нерея, считалась океанида Дорида. § 31. Родилась Эфра — далеко зашедшая путаница в ркп традиции; от Солнца родился Эет, а Эфра, мать Тесея, была дочерью трезенского царя Питфея. § 33. Родил Эгея — ошибка составителя: Эгей был сыном афинского царя Пандиона. § 38. От Деяниры — в ркп ошибочно: Deidamia, которая была матерью Пирра от Ахилла (II. 38. 1). § 40. Гермиона. — См. II. 18. 6 и примеч. § 41—44. О Пенфее см. II. 49. 3; об Актеоне — ниже, примеч. к гл. 30; Леарх и Меликерт стали жертвой безумия их отца Афаманта (Овид. Метам. IV. 483—541, Ф. VI. 485—500; Аполл. I. 9. 2, III. 4. 3; Гигин. 4 и 5). §§ 45—46. Кадму наследовал Лик. — Точнее, не Кадму, а его сыну Полидору, после смерти которого остался годовалый Лабдак. Супругой Лика обычно считается Дирка. См. I. 96. 4. В облике сатира. — См. у Лактанция. Фив. IX. 423: «Дочь Никтея Антиопу, мать Зефа и Амфиона, опозорил Юпитер, обратившись сатиром. Отсюда у Стация “в лживых рогах”, так как рогатыми являются сатиры, чей лживый облик взял себе Юпитер». Наследовал Лику. — См. I. 96. 3. Семь сыновей. — См. II. 54. 1—3. § 64. Кастор и Поллукс. — См. I. 76; 77. 2 и примеч. Происхождение Кастора от Юпитера мифографы часто ставят под сомнение. Ср. Лактанций. Ах. 180: «Ошибаются те, кто верят, что Кастор — сын Юпитера. Ибо от Юпитера и Леды родились Елена и Поллукс, бывшие бессмертными, Кастор же был смертным сыном Тиндарея». § 65. Ликург родил. — Смешаны два Ликурга: фракийский царь, отец Филлиды, и немейский царь, отец Архемора. § 66. «Ни к Гипсее» — несколько переиначенная цитата из приписываемой Овидию Гер. XVII. 234, где говорится, что преданная Ясоном Медея не могла вернуться ни к своему отцу Эету, будучи им отвергнута, ни к матери, ни к сестре. Однако в «Героиде» жена Эета носит имя Идии, как и в других источниках: Гесиод. Теог. 958—962; Аполл. Род. III. 242; Аполл. I. 9. 23; Гигин. 25. 1. § 67. Личность Нисы из других источников неизвестна. Сфенебея обычно считается дочерью Иобата. Аполлон находился в рабстве. — Об истинной причине того см. I. 46. 6. За Нису — загадочным образом проникшая сюда реминисценция библейского рассказа о семилетней службе Иакова за Рахиль (Кн. Бытия. 29. 18—25). § 70. Родил Цирцею. — Аполлон отождествляется с Солнцем (см. II. 16. 1). Эфея (Ethea) — искаженное имя, более неизвестное. Матерью Цирцеи считалась океанида Персеида. См. Аполл. I. 9. 1. § 73. От Тавра. — См. 1. 43. 12. § 76. Фоант. — См. II. 31. 4; 97. 2—3. § 80. Тевконт родил Телефа. — Телеф был сыном Геркулеса и Авги; сыном его считался этрусский герой Тархон. Видимо, составитель или его источник, приняв искаженное в ркп имя Тархона за Тевконта, одновременно изменил родственные отношения между отцом и сыном. § 81. Архелох. — См. Ил. II. 822; та же родословная — в «Латинской Илиаде», 237. В ркп ошибочно Artilocum. §§ 82—83. Милет, Библида. — Ср. Овид. Метам. IX. 443—453. §§ 84—86. Наследовал Пандиону — первому афинскому царю с этим именем, в отличие от более позднего Пандиона, отца Эгея (см. примеч. к § 33). Прокриду и Орифию. — См. I. 44; 26. 1; 27. 3. Кефал. — Родословная его не отличается устойчивостью. По одному варианту, он приходился внуком Эолу (см. § 85), по другим — происходил из рода афинских царей, что делает более вероятным его брак с Прокридой (см. I. 44; III. 31).

(обратно)

244

Из Сервия. Эн. VI. 618. Флегиев знает уже Ил. XIII. 302, локализуя их в Фессалии или Беотии. Островным народом они никогда не считались. Флегий, Иксион, Коронида. — См. I. 46. 4—5; II. 14. 6. У Стация: Фив. 1. 713 сл. Учитесь блюсти. — Цитата прибавлена составителем из комм. Сервия к Верг. Эн. VI. 620.

(обратно)

245

Из Сервия. Ге. IV. 125; сходный рассказ — в комм. к Эн. III. 551 и у Исидора. IX. 2. 81. Парфениаты — от греч. παρθένος «девушка». См.: Страбон. VI. 3. 2.; Павсаний. X. 10. 6.

(обратно)

246

Из Лактанция. Ах. 91 с небольшими дополнениями компилятора («как… Сатурна» и «от которого… Ахилл»). О запрещении Юпитеру взять в жены Фетиду см. Пинд. Истм. VIII. 27—37; намек на грозящие в том случае бедствия — Эсхил. Прометей. 908—912. Позднее: Овид. Метам. XI. 217—228; Аполл. III. 13. 5; Гигин. 54. Напрасно. — Эта сцена как раз описана у Стация. Ах. 90—100.

(обратно)

247

Непосредственный источник гл. 5—9 неизвестен. Скорее всего, судя по цитатам из Вергилия, — какой-то комментарий к нему. О свадьбе Пелея и Фетиды см. Пинд. Нем. IV. 61—72; Катулл. 64; Гигин. 92. О суде Париса было уже в «Киприях». См. также: Еврипид. Андромаха. 274—292; Верг. Эн. I. 25—27; Аполл. Эп. III. 2. Или Акея. — В ркп: Acei, искаженное написание имени Эака: (A)eaci. Парису (или Александру). — Обычно считается, что Парис, подброшенный и воспитанный среди пастухов, получил имя Александр («отвращающий мужей») после того, как отразил от стад напавших на них разбойников. См. Аполл. III. 12. 5; Гигин. 91 (см. ВДИ. 1995. № 4. С. 232—234). Из-за пренебрежения — пересказ Верг. Эн. I. 27, где речь идет об одной Юноне: «…Не забыла // Суд Париса, к своей красоте оскорбленной презренье».

(обратно)

248

В этой главе соединены две самостоятельные истории по мотивам «Илиады» (§§ 1—4 и §§ 5—9), почему издатель дал каждой половине отдельный номер: 6 и 7. По содержанию § 2 соответствует сообщениям о набегах ахейцев на окрестные города; см. I. 163—168; II. 690—693 и т. д. вплоть до XX. 187—194; §§ 3—4 восходят к кн. I; §§ 5—9 — к кн. XVI—XXIV. См. затем Верг. Эн. I. 468—484; Аполл. Эп. III. 33, IV. 1. 6—7; Гигин. 106; Дикт. II. 16—17. Фивы — Плакийские, т. е. в Малой Азии, родина Андромахи. Прессиду и Грессиду — искаженные в ркп имена гомеровских Брисеиды и Хрисеиды. Ср. I. 84. 1 и примеч. Имя Грессиды (в форме «Крессида») Бенуа де Сент-Мор в своем «Романе о Трое» (2 пол. XII в.) перенес на Брисеиду, сделав её дочерью Калханта и неверной возлюбленной Троила. После него этот персонаж под именами Гризеиды, Кризиды и все той же Крессиды привлекал внимание писателей и поэтов на протяжении нескольких столетий, от Боккаччо до Шекспира (трагедия «Троил и Крессида»). Хрис. — В ркп имя его искажено: Heresi. Минерве еле удалось. — Ср. Ил. I. 193—222. Патрокл был не оруженосцем Ахилла, а его ближайшим соратником.

(обратно)

249

Изложено не без влияния Сервия. Эн. I. 474. В Ил. XXIV. 257 Троил упоминается как уже погибший; соответственно и у Верг. Эн. I. 474—478; Аполл. Эп. III. 32; Дикт. IV. 9.

(обратно)

250

По содержанию § 1 восходит к эллинистической версии о предполагаемом браке Ахилла с Поликсеной — см.: Дикт. III. 2—3, IV. 10—11; Дар. 27. В § 2 Диомед также введен в согласии с поздним вариантом, см. Дар. 30; в IX кн. «Илиады» он участия в посольстве к Ахиллу не принимает. Паламед — грубая ошибка: речь идет о Патрокле. Одетый в доспехи — Верг. Эн. II. 275.

(обратно)

251

Из Сервия. Эн. II. 32, в свою очередь заимствовавшего эту версию у Евфориона. Заголовок противоречит содержанию главы, так как Приам велел убить не своего сына, а родившегося у Фимета. Прорицатель — Эсак. Может быть разрушена Троя. — Имелся в виду, конечно, Парис.

(обратно)

252

Из Сервия. Эн. II. 506. В обеих версиях убийцей Приама являлся Пирр, о чем говорилось уже в «Разорении Трои». См. затем: Верг. Эн. II. 533—558; Аполл. Эп. V. 21; Дикт. V. 12. Юпитер Геркейский — покровитель домашнего очага (ερκος). У Лукана: Фарсалия. IX. 979. Следует Вергилий. — См. Эн. II. 557 сл., противоречащие версии, принятой самим поэтом.

(обратно)

253

Здесь опять механически объединены два рассказа, непосредственный источник которых неизвестен, — вероятно, тот же комм. к Верг. Эн. (I. 340—368 и 12—18), что и для гл. 5—9. §§ 1—4 находят соответствие у Юстина. XVIII. 4—6, и у Сервия. Эн. I. 342, 363, 367. Называет Белом. — См. Эн. I. 621. Называет Сихеем — там же. I. 343. Бирса — от греч. βύρσα «шкура». Войском и колесницами. — Дополнения сделаны издателем на основании Верг. Эн. I. 15—22.

(обратно)

254

Из Сервия. Эн. I. 443 (см. Верг. Эн. I. 442—446).

(обратно)

255

Из Сервия. Эн. I. 617. § 3 — добавление составителя. О любви Венеры к Анхису знает уже Ил. II. 819—821; V. 311—313; XX. 232—235; Гесиод. Теог. 1008—1010. Наиболее обстоятельное изложение мифа — гомеров. гимн к Афродите. См. также: Аполл. III. 12. 2; Гигин. 94.

(обратно)

256

Из Реми. III, pros. 5. 6, который, в свою очередь, использовал в §§ 1—2 Цицерона. Пр. б. III. 34. 83—84 и Валерия Максима. I. 1. 3; в §§ 3—6 — Циц. Туск. V. XXI. 61—62, и сх. к Гор. III. 1. 17—18. Дионисий — сиракузский тиран, правивший с 405 по 368/7 гг.

(обратно)

257

Из Реми. II, pros. 6. 11, который использовал для § 1 и 5 Орозия (IV. 8. 16, 10. 1), для § 3 — Гор. III. 5. 41 и комм. к нему. О пленении Регула во время I Пунической войны в 256/5 г. см.: Полибий (ок. 200 — после 120). Всеобщая история. I. 31—34; Циц. Обяз. III. 99—100, Гр. V. 82; Лив. XXX. 30. 23; Аппиан (кон. I — нач. II в. — 70-е II в.). Римская история. VIII. 1. 3—4. Орозий: IV. 10. 1.

(обратно)

258

Из Сервия. Эн. VI. 824. См. Лив. VII. 10, VIII. 6—7. Единоборство Манлия с вождем галлов относят к 361 г., когда он был военным трибуном, казнь его сына — к 340 г. до н. э., когда Манлий был в третий раз выбран консулом. Впрочем, современные историки считают оба этих эпизода, и особенно — второй из них, не более, чем историческим преданием, которое должно было давать наглядный пример неукоснительного исполнения военачальником своего долга и неумолимой отцовской строгости. Получил свое имя — от torques «ожерелье». Торквата старшего звали Тит Манлий, его сына — Луций. Свирепствующий секирой. — Верг. Эн. VI. 824, комментируемый у Сервия.

(обратно)

259

Из Сервия. VI. 825. Вторжение галлов в Италию датируют 390 или 387 г. до н. э. Добычу из Вей. — Речь идет о захвате под командованием Камилла этрусского города Вей в 396 г. до н. э. См.: Ливий. V. 1—25; Плутарх. Камилл. 7, 12, 23—25, 28—30. Было взвешено. — Название города Pinsaurum (вместо правильного Pisaurum) ошибочно возводится к глаголу pendere «взвешивать».

(обратно)

260

Из Сервия. VI. 832. Дальше перечисляются следующие войны: Цезаря против сенатской армии во главе с Помпеем при Фарсале (48 г.), его же — против Магна Помпея при Мунде (45 г.) и против республиканской армии Катона при Тапсе (46 г.); затем — Октавиана против республиканцев при Филиппах (42 г.) и при Перузии, взятой после длительной осады в 41/40 г. Наконец, победы Агриппы, флотоводца Октавиана, — при Милах в Сицилии (36 г.) и при Акции (2. IX. 31 г.) у побережья Эпира.

(обратно)

261

Компиляция, в которой под одним именем объединены два исторических лица. В § 1, из Сервия. Эн. VI. 844, речь идет об Атилии Серране, победителе карфагенского флота в сражении при Липарских о-вах во время I Пунической войны (264—241). В § 2 он ошибочно отождествлен с Марцием Квинтием Цинциннатом, который был назначен диктатором в 458 г. в войне против эквов; сведения о нем восходят, вероятно, к сх к Лукану. X. 153. Общим для обоих персонажей было то, что призванные возглавить войско в то время, как они пахали свой участок, они тотчас же по исполнении своих обязанностей вернулись к обработке земли. От слова сеять — лат. serere.

(обратно)

262

Из Сервия. VI. 845. Речь идет о сражении при р. Кремере в 477 г. См.: Лив. II. 48—50; Овид. Ф. II. 195—242. Впоследствии он. — На самом деле, то был совсем другой представитель рода Фабиев, отделенный от сражения при Кремере примерно двумя с половиной столетиями. — Квинт Фабий Максим, назначенный в 217 г. диктатором в войне против Ганнибала и завлекший его войско вглубь Италии. За свою выжидательную тактику он был прозван Кунктатором («Медлителем»). См. Лив. XXII. 9. 7—12, 15—18; Плутарх. Фабий Максим. Ошибка компилятора восходит к комм. Сервия. Энний (239—169) — римский поэт, автор эпической поэмы «Анналы», посвященной истории Рима от Энея до Пунических войн. Дошла только в отрывках; из нее взят цитируемый здесь неточно фрагмент, сохраненный Цицероном (Обяз. I. XXIV). У Энния было: «Лишь один человек промедленьем нам спас государство». Вергилий: Эн. VI. 846. Здесь, однако, Анхис, обращаясь к тени еще не родившегося Фабия, говорит: «Ты один, кто нам промедленьем спасешь государство». Сервий, цитируя, соединил оба варианта.

(обратно)

263

Из Сервия. Эн. VI. 855. Марк Клавдий Марцелл одержал победу, о которой идет речь, в 222 г. в сражении при Кластидии против галльского племени инсубров. Как Косс. — Военный трибун Корнелий Косс, убив в 428 г. в сражении полководца (ларта) из Вей Толумния, посвятил снятые с него доспехи в храм Юпитера Феретрейского (Лив. IV. 17), как то сделал до него, согласно Сервию. Эн. VI. 859, Ромул. Таким образом, Марцелл был третьим, кто применил эту процедуру, о чем и говорит Верг. Эн. VI. 859.

(обратно)

264

Из Сервия. Эн. VI. 861. Другой Марцелл — Марк Клавдий (43—23), племянник Августа, в котором тот видел своего преемника. Согласно стихам Вергилия — ошибка компилятора. У Сервия сказано: secundum Carminium «согласно Карминию», грамматику IV в. н. э., на которого Сервий часто ссылался. Мифограф принял собственное имя Carminium за падежную форму слова carmen «стих» и приписал это высказывание Вергилию. На шестнадцатом… на восемнадцатом. — Оба указания ошибочны: Марцелл умер на 20-м году жизни. Эдил — должностное лицо, ведающее городскими делами. Шестьсот избранных. — Переведено по ркп чтению Мифографа electos, не понявшего употребленного у Сервия слова lectos, т. е. 600 носилок с изображениями предков, которые составляли обязательную часть погребального шествия. Число носилок было тем больше, чем большим числом предков могли гордиться родные умершего. На Марсовом поле — в семейном склепе Августа на берегу Тибра. См. Верг. Эн. VI. 872—874. Нечто вроде надгробного слова. — Имеется в виду весь отрывок из VI кн. «Энеиды», 855—881, посвященный безвременно умершему Марцеллу.

(обратно)

265

Из Сервия. Эн. VII. 47. Фатуй и Фатуя, как Фавн и Фавна, — италийские божества, покровители стад. Их имена связывали как с глаголом faveo «покровительствовать», так и с глаголом fari «говорить», на чем основано объяснение в § 2.

(обратно)

266

Из Сервия, VI. 893, в сильно урезанном виде, что делает изложение не слишком понятным. Вергилий говорит, что из роговых ворот вылетают правдивые сны, а из тех, которые изукрашены слоновой костью, — лживые. К этому Сервий прибавляет «естественнонаучное» объяснение: глаз правдиво передает то, что он видит, а зубы прикрывают лживые речи, исходящие из уст. Никакой связи между этим объяснением и тем обстоятельством, что Эней у Вергилия покидает подземное царство через ворота из слоновой кости (ст. 898), нет.

(обратно)

267

Из Сервия. Ге. III. 391, и Фульгенция. II. 16. § 3 — объяснение в духе Палефата. 27. О любви Луны к Эндимиону и его сне первое, очень короткое свидетельство, — Платон. Федон. 72 с. См. также: Циц. Туск. I. 38. 92; Аполл. I. 7. 5. Или Диану. — См. II. 11 и примеч.

(обратно)

268

Из Фульгенция. III. 5. Берекинтия — эпитет фригийской Великой богини или Матери богов — Кибелы. Имя её производят от названия горы Берекинт во Фригии, с которой нередко смешивали гору Берекинф (вероятно, тождественную критской горе Иде) на Крите, где Кибела пользовалась особым почетом (см. Верг. Эн. VI. 619: «Берекинтия, Идейская Матерь»). Из греческого названия горы Βερέκυνθος происходит частое в латинских ркп написание имени богини Berecynthia. Характеристика Матери богов — у Лукр. II. 598—643. См. также: Верг. Эн. IX. 80—92; Овид. Ф. IV. 179—186, 350—356. Kydos bebeon — транслитерация греч. κυδος «могущество, слава» и причастия βεβαιων «укрепляющий(ся)». К имени Кибелы эта этимология, разумеется, никакого отношения не имеет.

(обратно)

269

Из Фульгенция. III. 6, который излагает содержание знаменитой сказки об Амуре и Психее из «Метаморфоз» («Золотого осла») Апулея, кн. IV. 28 — VI. 24. Купидон по просьбе Юпитера. — У Апулея сам Купидон просит Юпитера дать ему в жены Психею. Ошибка допущена Фульгенцием.

(обратно)

270

Из Фульгенция. III. 2. На эту же тему сохранился эпиллий в 290 стихов «Болезнь Пердикки» (Латинская антология, № 808), иногда приписываемый Драконцию. Согласно Вергилию: Ге. I. 144. См. также: Ов. Метам. VIII. 241—255; Гигин. 39. Актеон, охотясь в лесу, случайно увидел обнаженной купающуюся Диану (по позднейшей версии — подглядывал за ней), был превращен ею в оленя и растерзан собственными собаками. См.: Овид. Метам. III. 138—252; Аполл. III. 4. 4; Гигин. 180 и 181. Адонис погиб от удара клыком напавшего на него кабана. Ипполит (ср. I. 46) предпочитал охоту любовным утехам.

(обратно)

271

Из Астрономии. II. 35. 1. В ркп Мифографа пропущено: «Говорят также… в качестве дара»; восстановлено по тексту Астрономии. Прокрида. — См. I. 44 и примеч. О псе Кефала также Аполл. II. 4. 7. Истр (III в. до н. э.) — ученик Каллимаха, автор историко-антикварных сочинений, в том числе — об аттических преданиях. Орион. — См. I. 32. 3, 6—7; 33. 1—6; III. 32. 6—7. Пес Икара. — См. I. 19. 3.

(обратно)

272

Из Астрономии. II. 21. 2—4. Плеяды упоминаются уже у Гесиода. ТиД 382; подробнее — у Арата. Явления. 254—268. См. также: Овид. Ф. IV. 169—178, V. 83—84; Аполл. III. 10. 1; Гигин. 192. Или Гиадами. — Отождествление ошибочное: Гиадами называли семь нимф, кормилиц Диониса (см. II. 18, 8—10). Поскольку отцом их также считался Атлант и за ними гонялся Орион (Гесиод. ТиД 619—620), это могло породить их смешение с Плеядами. По одной из версий, Гиант, брат Гиад, погиб на охоте, и тоскующие по нему сестры были превращены в созвездие. См.: Ил. XVIII. 486; Овид. Ф. V. 163—182; Аполл. III. 4. 3; Гигин. 182 и 192. Главк. — См. I. 70. 1. От Электры родился. — См. II. 33; III. 1. 6—10 и примеч. Орион. — См. 31. 5 и примеч.

(обратно)

Оглавление

  • В.Н. Ярхо. Первый Ватиканский мифограф
  •   1 Что такое античная мифография
  •   2 Судьба Ватиканского мифографа
  •   3 Состав Ватиканского Мифографа и метод изложения в нем
  •   4 Имена собственные и их транслитерация
  •   5 Как составлены примечания
  • Книга первая
  •   1. Прометей[39]
  •   2. Нептун и Минерва[40]
  •   3. Скилла[41]
  •   4. Терей и Прокна[42]
  •   5. Циклоп и Акид[43]
  •   6. Сильван и Кипарис[44]
  •   7. Церера и Прозерпина[45]
  •   8. Келей и Триптолем[46]
  •   9. Кеик и Алкиона[47]
  •   10. Церера и ликийцы[48]
  •   11. Титаны гиганты[49]
  •   12. Тантал[50]
  •   13. Титий[51]
  •   14. Иксион[52]
  •   15. Цирцея и Улисс[53]
  •   16. Тиресий[54]
  •   17. Ликаон[55]
  •   18. Ио и Аргус[56]
  •   19. Икар и Эригона[57]
  •   20. Ифигения, Орест и Пилад[58]
  •   21. Гипподамия[59]
  •   22. Миртил, Атрей и Фиест[60]
  •   23. Фрикс и Гелла[61]
  •   24. Пелий и Ясон[62]
  •   25. Ясон[63]
  •   26. Орифия[64]
  •   27. Финей[65]
  •   28. Леандр и Геро[66]
  •   29. Клеобис и Битон[67]
  •   30. Амулий и Нумитор[68]
  •   31. Линк[69]
  •   32. Энопион[70]
  •   33. Орион[71]
  •   34. Амарак[72]
  •   35. Паламед[73]
  •   36. Ахилл[74]
  •   37. Латона и Астерия[75]
  •   38. Геспериды[76]
  •   39. Аталанта и Гиппомен[77]
  •   40. Гелен[78]
  •   41. Андромаха и Молосс[79]
  •   42. Сирены[80]
  •   43. Венера и Пасифая[81]
  •   44. Прокрида[82]
  •   45. Амимона и Паламед[83]
  •   46. Тесей и Ипполит[84]
  •   47. Минос, бык и Геркулес[85]
  •   48. Тесей, Пирифой и Геркулес[86]
  •   49. Геркулес и Гил[87]
  •   50. Геркулес и Алкмена[88]
  •   51. Геркулес и Немейский лев[89]
  •   52. Молорх[90]
  •   53. Эрик и Геркулес[91]
  •   54. Геркулес и Киминское озеро[92]
  •   55. Антей и Геркулес[93]
  •   56. Геркулес, Алкиной и гарпии[94]
  •   57. Геркулес и Трицербер[95]
  •   58. Геркулес, Деянира, Ойней и кентавр[96]
  •   59. Филоктет и Геркулес[97]
  •   60. Потомки Геркулеса[98]
  •   61. Фол и Геркулес[99]
  •   62. Гидра и Геркулес[100]
  •   63. Труды Геркулеса[101]
  •   64. Еврисфей и Геркулес[102]
  •   65. Бусирид и Геркулес[103]
  •   66. Как и Геркулес[104]
  •   67. Герион и Геркулес[105]
  •   68. Евандр и Геркулес[106]
  •   69. Евандр[107]
  •   70. Беллерофонт или Персей[108]
  •   71. Химера и Беллерофонт[109]
  •   72. Персей[110]
  •   73. Тарквиний и Лукреция[111]
  •   74. Гименей[112]
  •   75. Орфей и Евридика[113]
  •   76. Кастор и Поллукс[114]
  •   77. Лебедь и Леда[115]
  •   78. Апис[116]
  •   79. Тидей и Полиник[117]
  •   80. Смикрон и Бранх[118]
  •   81. Салмоней[119]
  •   82. Алоей, От и Эфиальт[120]
  •   83. Кекул[121]
  •   84. Три дочери Прета[122]
  •   85. Пиериды[123]
  •   86. Овиста[124]
  •   87. Либер, Силен, царь Мидас и река Пактол[125]
  •   88. О рождении Пана[126]
  •   89. Пан[127]
  •   90. Арахна и Минерва[128]
  •   91. Алкеста[129]
  •   92. Нептун и Амик[130]
  •   93. Нептун и Эрик[131]
  •   94. Арион и дельфины[132]
  •   95. О прорицалище голубок[133]
  •   96. Антиопа, Зеф и Амфион[134]
  •   97. Никтимона[135]
  •   98. Главк[136]
  •   99. Главк и Венера[137]
  •   100. Хелона и Меркурий[138]
  • Книга вторая[140]
  •   1. Сатурн и его сыновья[141]
  •   2. Сатурн, Филира и Хирон[142]
  •   3. Рождение Юпитера[143]
  •   4. Юпитер, Сатурн и Венера[144]
  •   5. Юнона и сады Гесперид[145]
  •   6. Нептун[146]
  •   7. Плутон[147]
  •   8. Три фурии или Евмениды[148]
  •   9. Три богини Судьбы[149]
  •   10. Три гарпии или Стимфалиды[150]
  •   11. Прозерпина или Диана[151]
  •   12. Аполлон или Солнце[152]
  •   13. Девять муз[153]
  •   14. Аполлон, ворон и Коронида, дочь Флегия[154]
  •   15. Аполлон и Дафна или лавр[155]
  •   16. Аполлон и Эридан[156]
  •   17. Меркурий и его мать Майя[157]
  •   18. Семела и Отец Либер, ее сын[158]
  •   19. Либер и Юпитер Аммон[159]
  •   20. Либер и тирренцы[160]
  •   21. Отец Либер и царь Ликург[161]
  •   22. Минерва[162]
  •   23. Еще о Минерве; Марсий[163]
  •   24. Приап и нимфа Лотис[164]
  •   25. Об изображении Пана[165]
  •   26. Вулкан[166]
  •   27. Форк[167]
  •   28. Три горгоны и Персей[168]
  •   29. Горгона Медуза[169]
  •   30. Три грации[170]
  •   31. Лемносские женщины и Гипсипила[171]
  •   32. Данай и Эгисф[172]
  •   33. Дардан и происхождение троянцев[173]
  •   34. Лаомедонт, Геркулес и Гесиона[174]
  •   35. Акеста и Гиппот[175]
  •   36. Тевкр[176]
  •   37. Тифон и Аврора[177]
  •   38. Пирр и Гелен[178]
  •   39. Диомед[179]
  •   40. О Диомеде и палладии[180]
  •   41. Спутники Диомеда[181]
  •   42. Об острове Евбее и Навплии, отце Паламеда[182]
  •   43. О другой Евбее и городе Кумах[183]
  •   44. Мелеагр и Ойней[184]
  •   45. Клитемнестра и ее сын Орест[185]
  •   46. Европа и Юпитер[186]
  •   47. Агенор и его сын Кадм[187]
  •   48. Кадм и Гермиона[188]
  •   49. Ожерелье Гермионы[189]
  •   50. Этеокл, Полиник и Амфиарай[190]
  •   51. Аполлон и Сивилла[191]
  •   52. Кенида — ни мужчина, ни женщина — и Нептун[192]
  •   53. Тарпея[193]
  •   54. Ниоба и ее сыновья[194]
  •   55. Акрисий и Даная[195]
  •   56. Лаодамия[196]
  •   57. Филлида и Демофонт[197]
  •   58. Алкон[198]
  •   59. Кодр[199]
  •   60. Пирифой и Марс[200]
  •   61. Фессалийцы и кентавры[201]
  •   62. Финикийская жрица[202]
  •   63. Сизиф и Эгина[203]
  •   64. Аретуса и Алфей[204]
  •   65. Скирон[205]
  •   66. Кротоп и Кореб[206]
  •   67. Сфинга[207]
  •   68. Маг Атрак[208]
  •   69. Река Ликорм[209]
  •   70. Минос[210]
  •   71. Диана Таврическая[211]
  •   72. Аталанта и Мелеагр[212]
  •   73. Почему Венера любит голубку[213]
  •   74. Юпитер, Юнона и Вулкан[214]
  •   75. Храм Юноны[215]
  •   76. Стикс и Виктория[216]
  •   77. Антигона[217]
  •   78. Аполлон и Кассандра[218]
  •   79. Минерва в гневе на греков[219]
  •   80. Пик и Помона[220]
  •   81. Астрей и Аврора[221]
  •   82. Юпитер и Ганимед[222]
  •   83. Лириопа и Нарцисс[223]
  •   84. Сирены и Прозерпина[224]
  •   85. Латона и ликийские крестьяне[225]
  •   86. Медея, Ясон, Эсон и кормилицы Отца Либера[226]
  •   87. Девкалион и Пирра[227]
  •   88. Боги Палики[228]
  •   89. Конс и цирковые игры[229]
  •   90. Геркулес и Олимпийские игры[230]
  •   91. Тибр[231]
  •   92. О Гринейской роще[232]
  •   93. Царь Идоменей и его сын[233]
  •   94. Крез, лидийский царь[234]
  •   95. Фамирид и музы[235]
  •   96. Сестры Мелеагра[236]
  •   97. Леониды, Гипсипила и Фетоней[237]
  •   98. Мирра и Адонис[238]
  •   99. Эней и река Летей[239]
  •   100. Бегство Энея[240]
  •   101. Рес[241]
  • Книга третья
  •   1. О происхождении богов и героев[243]
  •   2. Об имеющих одинаковое имя и гибели Флегия[244]
  •   3. О лаконских юношах, рожденных от неизвестных родителей[245]
  •   4. Юпитер, Фетида и Ахилл[246]
  •   5. О свадьбе Пелея и Фетиды[247]
  •   8. Судьба Троила[249]
  •   9. Победа Гектора и бегство Паламеда[250]
  •   10. О сыне Приама, которого убил отец[251]
  •   11. Различные мнения о смерти Приама[252]
  •   14. Также о Дидоне и основании Карфагена[254]
  •   15. Анхис и Венера[255]
  •   16. Тиран Дионисий[256]
  •   17. Регул, римский консул[257]
  •   18. Победа Торквата и казнь его сына[258]
  •   19. Победа Камилла[259]
  •   20. Семь гражданских войн у римлян[260]
  •   21. Судьба Атилия[261]
  •   22. Триста убитых Фабиев и один, оставшийся в живых[262]
  •   23. Победа Марцелла[263]
  •   24. Похвальные свойства и смерть другого Марцелла[264]
  •   25. О боге Фатуе и богине Фатуе[265]
  •   26. Ворота снов[266]
  •   27. Эндимион и Луна[267]
  •   28. Берекинтия и Аттис[268]
  •   29. Психея и Купидон[269]
  •   30. Пердикка[270]
  •   31. Пес, помещенный среди созвездий[271]
  •   32. Семь Плеяд[272]
  • *** Примечания ***