КулЛиб электронная библиотека 

Болгарские народные сказки [Народное творчество] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



БОЛГАРСКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ


Составители: Ангел Каралийчев и Величко Вылчев
Художник Иван Гонгалов

Бабушка, ягненок и волк

У одной бабушки был маленький ягненочек. Каждое утро бабушка ходила на лужайку к родничку, чтобы нащипать ему зеленой травки и набрать студеной водицы. Возвращаясь домой, она звала ягненочка тоненьким голосом:

— Ягненочек-миленочек, открой бабушке двери. Принесла тебе бабушка травки зеленой, водицы студеной!

Проведал волк, что у бабушки есть ягненочек, побежал к ее дому и крикнул грубым голосом:

— Ягненочек-миленочек, открой бабушке Двери. Принесла тебе бабушка травки зеленой, водицы студеной!

Не поверил ягненочек, что его зовет бабушка, и сказал волку:

— Покажи-ка мне свою ногу! Показал ему волк ногу.

— У моей бабушки ноги гладкие, а голос — тонкий, — сказал ягненочек. — Ты не моя бабушка!

Побежал волк к кузнецу — тот сделал его голос тонким, зашел к цирюльнику — тот выбрил ему ноги, вернулся к бабушкиному дому и позвал ягненочка тоненьким голосом:

— Ягненочек-миленочек, открой бабушке двери. Принесла тебе бабушка травки зеленой, водицы студеной!

— Покажи-ка мне свою ногу! — сказал ему ягненочек.

Показал ему волк ногу. Посмотрел ягненочек — нога гладкая, прислушался — голос тонкий, и открыл дверь. Волк сразу же набросился на ягненочка и съел его.

Вскоре вернулась бабушка и позвала ягненочка:

— Ягненочек-миленочек, открой бабушке двери. Принесла тебе бабушка травки зеленой, водицы студеной!

Никто не ответил. Испугалась бабушка, толкнула дверь, видит: лежат у порога обглоданные косточки.

Тогда бабушка созвала всех зверей и сказала им:

— Тот, кто проглотит горячий уголь, станет моим кумом! Никто не решился сделать это. Только волку очень захотелось стать кумом, и он нашел большой уголь и проглотил его. Уголь обжег волку пасть, но волк стерпел боль Все звери закричали в один голос:

— Ты будешь кумом!

— Тогда бабушка выкопала яму, разложила в ней огонь, а сверху покрыла доской. Потом пригласила волка сесть на доску. Волк сел на доску, но вскоре его что-то начало жечь, и он сказал:

— Жарко, кумушка!

Бабушка ответила:

— Ничего, куманек, потерпи. Жарко оттого, что ты сидишь на доске.

Волк посидел еще немного — стало ему еще жарче, и он опять сказал:

— Жарко, кумушка! Бабушка снова успокоила его:

— Ничего, куманек, потерпи. Это доска нагрелась на солнце и потому жжет.



Наконец волку стало нестерпимо жарко, и он крикнул:

— Жарко, кумушка!

Не успел он договорить последнее слово, как доска перегорела, и волк упал в яму.

Тогда бабушка схватила палку и стала бить волка по голове приговаривая:

— А где же, куманек, мой ягненочек? А где же, куманек, мой ягненочек?

И била волка до тех пор, пока он не сдох.

Глупый волк

Голодный волк отправился на охоту. На большом лугу он увидел мирно пасущуюся лошадь, подбежал к ней и крикнул:

— Эй, лошадка, как хорошо, что я тебя встретил. Я очень голоден и сейчас тебя съем.

— Знаю, что ты меня съешь, — ответила лошадь. — Но твой отец, прежде чем съесть лошадь, снимал у нее зубами подковы с задних копыт. Таков уж старый волчий обычай, так и ты должен поступить.

Волк согласился, что и ему нужно так поступить, подошел к лошади сзади и только раскрыл пасть, чтобы вытащить подковы, как лошадь изловчилась и лягнула волка в морду, да так, что он перекувырнулся и шлепнулся на землю. Лошадь убежала, а волк полежал немного, пришел в себя и побрел дальше искать себе добычу.

Шел волк, шел и у одной реки увидел двух баранов, пощипывающих травку. Подошел он к ним и сказал:

— Лошадь обманула меня, но вас-то я съем.

— Знаем, что ты нас съешь, — ответили бараны. — Но вот беда — двое нас. Поэтому тебе придется поступить так, как поступал твой отец. Когда ему хотелось съесть сразу двух баранов, он садился на крутом берегу и приказывал им бежать наперегонки. Кто первый подбегал к нему, того он первым и съедал.

Волк по глупости послушал их и уселся на крутом берегу, а бараны разбежались, ударили волка лбами в спину и столкнули в реку! Бедный волк еле выбрался из воды, отряхнулся, погрелся на солнышке, осмотрелся вокруг — ни баранов, ни лошади.

Пошел волк дальше. Вдруг видит — в пшенице пасется костлявый осел. Подбежал он к нему и крикнул:

— Эй, ослиный сын! Что это ты людское добро портишь? Сейчас я тебя съем! Другие обманули меня, но тебе-то не уйти!

— А, это ты, волк! Как хорошо, что мы встретились! — воскликнул осел. — Все утро разыскиваю тебя. Мой хозяин справляет свадьбу, да вот нет у него посаженого отца. Поэтому он отправил меня за тобой, говорит — позови волка, пусть будет посаженым отцом на свадьбе. Так что давай, брат, залезай мне на спину, отвезу тебя в село. Хозяин зажарил. для тебя поросят и ягнят. Покушаешь, выпьешь — всего на свадьбе вдоволь.

Волку очень захотелось стать посаженым отцом, сел он на осла, и тот отвез его в село. Увидели крестьяне волка, в один голос закричали: «Волк! Волк!», и, схватив кто палку, кто кол, кто коромысло, окружили его. А осел и говорит:

— Видишь, брат, как люди тебя уважают — всем селом вышли встречать.

— А почему в руках у них палки? — спросил волк.

— Таков уж обычай — посаженого отца палками встречать, — ответил осел.

Тут крестьяне набросились на волка, стали его бить, и бедный волк еле ноги унес. Когда село осталось далеко позади, присел он на полянке, чтобы перевести дух, и начал сам себя ругать: «Зачем это мне понадобилось у лошади подковы зубами вытаскивать! Зачем это я баранов послушался! Зачем это мне нужно было в посаженые отцы лезть! Ой, ой! И как избили меня — все бока ноют! Только, видно, мало били, нужно было бы еще, чтобы ума в голове прибавилось!»

Только подумал об этом волк, как почувствовал страшный удар. Это собиравший поблизости хворост паренек подкараулил волка и ударил его вилами. Волк испугался и бросился бежать, приговаривая:

— Ой-ой-ой! Будто по спине ударили, а все тело заболело! Неужели мне и подумать-то ничего нельзя — что подумаю, то и сбывается!

Лиса, волк, медведь и кабан

Жили когда-то в лесу лиса, волк, медведь и кабан. Решили они раз сообща засеять поле пшеницей, чтобы не голодать зимой. Волк сказал:

— Я дам семена!

Кабан сказал:

— Я вспахаю поле своим длинным рылом!

Медведь крикнул:

— Я посею пшеницу!

Лиса пообещала:

— А я разровняю землю хвостом!

Сказано-сделано. Засеяли два гектара пшеницей, и пшеница удалась на славу. Подошло время собирать урожай. Кабан сказал:

— Как пожнем пшеницу, я снова вспахаю поле! Медведь сказал:

— Я буду вязать снопы, а волк и лиса пусть обмолотят пшеницу.

Как порешили, так и сделали. Пришло время делить пшеницу. Кабан сказал:

— Дайте мне солому — я буду греться в ней зимой, а мою долю зерна поделите поровну! — И кабан сложил свою солому в копну.



Принялись делить пшеницу. Вернули волку зерно, которое он дал для посева, а остаток решили разделить на три части. Делили, делили, да так получилось, что все досталось меньше всех. Рассердилась она и крикнула:

— Это вам так не сойдет! — и побежала за стражником. Бежала она, бежала по лесу, встретила кота и позвала его рассудить их. Кот согласился, и пошли они вдвоем назад. Волк, медведь и кабан с нетерпением ждали возвращения лисы. Медведь первым увидел лису и крикнул остальным, что она ведет с собой стражника. Все звери страшно испугались. Кабан зарылся в солому, медведь залез на дерево, а волк спрятался под деревом. Пришла лиса со стражником, смотрит — никого нет.

— Убежали! — решила она.

Вдруг что-то зашуршало в соломе. Кот подумал, что это мышка, бросился к копне и вцепился когтями кабану в рыло. Кабан завизжал от боли. Кот испугался и полез на дерево, где сидел медведь. С перепугу медведь упал на землю, да прямо на волка. Волк вскочил, и все звери бросились бежать. Бежали они, бежали, наконец остановились, чтобы перевести дух, и стали жаловаться друг другу:

— До чего страшный этот стражник! — сказал кабан. — Как схватил меня за пятак, чуть было не оторвал!

— Это еще ничего, — перебил его медведь, — со мной было хуже. Как бросился он на дерево, я с перепугу упал на землю и чуть было не разбился на смерть.

А волк добавил:

— На меня упала шапка стражника и тоже чуть не пришибла. Это на волка упал медведь, но тот подумал, что это шапка стражника.

Так лиса обманула своих друзей и забрала себе все зерно.

Лиса и еж

Побратались как-то лиса и еж и с тех пор стали неразлучными друзьями — где еж, там и лиса, где лиса, там и еж. Однажды лиса сказала ежу:

— Пойдем, ежик, на виноградник, полакомимся виноградом.

— Пойдем, лиса. Только, по правде говоря, боюсь, как бы чего не случилось.

— Какой же ты трусишка, братец! Когда ты со мной, тебе нечего бояться: я знаю двести двадцать хитростей. Если нас поймают, все как-нибудь да выкрутимся. А ты, ежик, знаешь хоть бы одну хитрость?

— Знаю только три, но все они хороши.

— Ну тогда, — сказала лиса, — иди со мной.

Еж согласился, и они отправились на виноградник. Только стали выбирать, где виноград поспелее, как — щелк! — и лиса попала в капкан. Сторож знал, что она любит полакомиться виноградом, и поставил капкан. Поняла лиса, что плохи ее дела, и сказала ежу:

— Выручи меня, брат. Скажи мне поскорее одну из твоих хитростей. Погибаю!

— Как же это так, сестрица? Ты знаешь двести двадцать всяких хитростей, а меня просишь тебя выручить. Ведь я-то знаю всего три.

— Много хитростей я знала, братец, да все позабыла. Научи меня, что делать.

Тогда еж посоветовал лисе:

— Как придет сторож, прикинься кроткой, ручной, начни к нему ласкаться, вилять хвостом, и он тебя не тронет. А потом, как улучишь удобный момент, постарайся убежать.

И еж скрылся.



Пришел сторож, увидел лису в капкане, обрадовался:

— Наконец-то попалась, плутовка! Будет теперь моя сторожиха всем на зависть в лисьей шубе щеголять.

Сторож подошел к лисе, но она и виду не подала, что боится его, стала вилять хвостом, ластиться. Он решил, что лиса ручная, привязал ее веревкой у своего шалаша, а сам ушел. Лиса перегрызла веревку и убежала к ежу.

Прошло немного времени, и лиса опять сказала своему побратиму:

— Давай, братец, сходим опять на виноградник.

— Ты что, уже забыла про капкан. Хочешь, чтобы сторожиха нарядилась в новую шубу?

— Ничего. Пойдем, пойдем!

— Ну раз хочешь, пойдем!

И они снова отправились полакомиться виноградом. Но только вошли в виноградник — щелк! — и лиса опять попала в капкан. Испугалась она, стала просить ежа:

— Выручи, братец! Скажи мне одну из твоих хитростей!

— Эх, сестренка, три хитрости у меня было. Одну уже тебе раскрыл; если раскрою и вторую, что буду делать, коли сам попаду в беду?

— Помоги, братец, сделай милость, раскрой мне еще одну хитрость!

Еж пожалел лису и сказал:

— Когда придет сторож, притворись мертвой. Он высвободит тебя из капкана, ударит раз-другой палкой и как увидит, что ты мертвая, бросит А когда он уйдет, ты снова убежишь.

Лиса поступила так, как научил ее еж. Сторож пришел, увидел лису, подумал:

— Теперь-то уж ты не уйдешь. — Ударил ее палкой, отнес в село и еще с порога крикнул сторожихе:

— Эй, жена, выходи поскорее. Посмотри, какой я тебе мех на шубу принес!

Сторож оставил лису на колоде, а сам пошел в дом за ножом, чтобы содрать с нее шкуру. Жена вышла во двор, смотрит — не то что меха, единого волоска нигде нет.

— Эй, старый хрен, что это ты все подшучиваешь надо мной!

— А ты посмотри на колоде!

— Иди сам посмотри! — сердито крикнула сторожиха.

— Опять эта плутовка убежала! — удивился муж. А лиса стояла у ворот, смеялась и кричала:

— Эй, жена, выходи поскорее. Посмотри, какой я тебе мех на шубу принес!

Через несколько дней лиса опять сказала ежу:

— Давай, братец, пойдем на виноградник.

Ежу не хотелось идти, но, чтобы не ссориться с лисой, он согласился. Подошли они к винограднику, смотрят — он окружен глубокой канавой. Лисица разбежалась и перепрыгнула через нее, а еж не смог и упал в канаву.

— Помоги мне, сестрица, — попросил он лису. — Сделай милость, скажи мне одну из твоих хитростей!

— Эх, брат, много хитростей я знала, да все позабыла!

— Раз так, — говорит еж, — давай хотя бы простимся, обнимемся в последний раз, а то не выбраться мне отсюда!

Лиса наклонилась, чтобы поцеловать ежа, а тот выпустил свои иглы, и они впились ей в морду. Тут подоспел сторож. Увидев его, лиса пустилась наутек, таща за собой ежа. Сторож схватил палку, бросил в лису и уложил ее на месте. Еж убежал, а сторожиха и по сей день щеголяет в лисьей шубе.

Лисичка-сестричка

Плюнул однажды селезень на лед и увидел, что надо льдом поднялся пар. Испугался селезень пара и бросился бежать. Бежал он, бежал и встретил петуха. Петух спрашивает:

— Куда это ты бежишь, селезень?

— Беги и ты со мной — земля загорелась!

Бежали они, бежали и встретили зайца. Заяц спрашивает:

— Куда это ты бежишь, петух?

— Спроси селезня!

— Куда это ты бежишь, селезень?

— Беги и ты с нами — земля загорелась!

Бежали они, бежали, встретили лису. Лиса спрашивает:

— Куда это ты бежишь, заяц?

— Спроси петуха!

— Куда это ты бежишь, петух?

— Спроси селезня!

— Куда это ты бежишь, селезень?

— Беги и ты с нами — земля загорелась!

Бежали они, бежали, встретили волка. Волк спрашивает:

— Куда это ты бежишь, лиса?

— Спроси зайца!

— Куда это ты бежишь, заяц?

— Спроси петуха!

— Куда это ты бежишь, петух?

— Спроси селезня!

— Куда это ты бежишь, селезень?

— Беги и ты с нами — земля загорелась!

Бежали они, бежали, встретили медведя. Медведь спрашивает:

— Куда это ты бежишь, волк?

— Спроси лису!

— Куда это ты бежишь, лиса?

— Спроси зайца!

— Куда это ты бежишь, заяц?

— Спроси петуха!

— Куда это ты бежишь, петух?

— Спроси селезня!

— Куда это ты бежишь, селезень?

— Беги и ты с нами — земля загорелась!

— Бежали они, бежали, встретили ежа. Еж спрашивает:

— Куда это ты бежишь, медведь?

— Спроси волка!

— Куда это ты бежишь, волк?

— Спроси лису!

— Куда это ты бежишь, лиса?

— Спроси зайца!

— Куда это ты бежишь, заяц?

— Спроси петуха!

— Куда это ты бежишь, петух?

— Спроси селезня!

— Куда это ты бежишь, селезень?

— Беги и ты с нами — земля загорелась!

Бежали они, бежали, захотелось им пить. Петух с селезнем сказали:

— Мы вам покажем дорогу к родничку, только нужно будет перейти через канаву.

Подошли к канаве. Петух и селезень взмахнули крыльями и перелетели через нее. Заяц разбежался, прыгнул и — бух в канаву. Лиса разбежалась и — бух тоже в канаву. Волк прыгнул — и тоже оказался на дне. Медведь разбежался — и он свалился в канаву. Ежик покатился — и тоже скатился в канаву.

Сидели они, сидели на дне канавы и проголодались. Лиса сказала:

— Лисичка-сестричка — хорошее имечко! Медведь-медведушка — хорошее имечко! Волк-волченок — хорошее имечко! Заяц-зайчишка — хорошее имечко! Еж-ежище — худое имя! Давайте съедим его!

Съели ежа.

Сидели они, сидели в канаве, опять проголодались, и лиса снова стала приговаривать:

— Лисичка-сестричка — хорошее имечко! Медведь-медведушка — хорошее имечко! Волк-волченок — хорошее имечко! Заяц-зайчище — худое имя! Давайте съедим его!

Съели и зайца.

Прошло немного времени, и лиса опять стала приговаривать:

— Лисичка-сестричка — хорошее имечко! Медведь-медведушка — хорошее имечко! Волк-волчише — худое имя! Давайте съедим его!

Съели и волка.

Лиса спрятала под мышкой волчьи потроха и, когда проголодалась, вытащила их и принялась есть. Увидел это медведь и спрашивает:

— Скажи, лиса, откуда у тебя потроха?

— Прогрызла я у себя под мышкой дырочку и оттуда достаю.

— Прогрызла бы ты и у меня дырочку — мне тоже хочется поесть.

Лиса прогрызла у медведя под мышкой дырочку, и он умер. Съела лиса и медведя. Сидела лиса, сидела в канаве, захотелось ей пить, и она крикнула:

— Эй, дроздик, выруби для меня ступеньки, чтобы я могла выбраться из канавы. За это я тебе покажу хорошую веточку, где ты сможешь свить гнездышко и снести яички.

Прилетел дроздик. Стук-стук, стук-стук — выдолбил ступеньки. Лиса выбралась из канавы и показала птичке веточку. Птичка свила на ней гнездышко и снесла яички. Раз утром лиса пришла к дрозду и сказала:

— Дроздик, миленький, дай мне одно яичко — суп заправить. Матушка ко мне в гости приехала. — Дрозд дал ей яичко.

На следующее утро лиса опять пришла:

— Дроздик, миленький, дай мне одно яичко — суп заправить. Братец ко мне в гости приехал. — Дрозд опять дал ей яичко.

На третье утро лиса опять пришла:

— Дроздик, миленький, дай мне одно яичко — суп заправить. Дядюшка ко мне в гости приехал. — И дрозд снова дал ей яичко. Так мало-помалу лиса съела все яички. Заплакал дрозд. В это время мимо пробегали две собаки, увидели, что птичка плачет, и спрашивают:

— Почему ты плачешь, дроздик?

— Лиса съела все мои яички.

— Не плачь, — успокоили его собаки, — мы тебе поможем. — И они спрятались в кустах под деревом. Лиса опять пришла к дереву и крикнула:

— Дроздик, миленький, дай мне одно яичко!

— Нет у меня больше яичек! — ответил дрозд.

— Если не дашь, я сломаю твою веточку! — пригрозила лиса и взмахнула хвостом. Но дрозд не дал ей яичка. Вдруг лиса увидела спины собак и спросила:

— Дроздик, миленький, кто это здесь шерсть оставил?

— Проходила здесь незнакомая женщина, вот и оставила.

— Возьму-ка я себе шерсть, буду ею детишек укрывать. Тут собаки выскочили из кустов и погнались за лисой.

Бежала лиса, бежала, добежала до своей норы и спряталась в ней. Перевела дух и стала приговаривать:

— Ой, ноженьки мои, милые ноженьки, куплю я вам сапожки! Ой, глазки мои, милые глазки, куплю я вам зеркальце! Ой, ушки мои, милые ушки, куплю я вам сережки. А ты, хвост-хвостище, ни на что мне не нужен — отдам я тебя собакам. Нате, собаки, держите хвост! — и лиса высунула хвост наружу. Собаки схватили лису за хвост и стали тащить ее из норы. Испугалась лиса и закричала:

— Отпустите, собаки! Это вы вместо хвоста корешок из земли тащите!

— Это не корень, а хвост! — ответили собаки, вытащили лису из норы и растерзали ее.

Котенок и лев

Один котенок не давал покоя своему хозяину, и тот решил избавиться от него. Взял он котенка, отнес его в лес и там бросил. В лесу котенка увидел лев. Он осмотрел его хорошенько и сказал:

— Похоже, что ты из нашего рода. Но почему ты такой маленький?

— Если бы ты жил там, где жил я, то ты бы и с меня не вырос! — ответил котенок.

— У кого же ты жил? Как звали твоего хозяина? Он что, очень сильный? Покажи мне его. Я хочу помериться с ним силами, — сказал лев.

Тогда котенок рассказал льву о людях, о том, что они ходят на двух ногах и все делают руками. Люди не очень сильные, но умом и хитростью побеждают даже самых сильных животных.

— Если хочешь, иди за мной. Встретим мы где-нибудь человека, и ты померишься с ним силами, — предложил котенок льву.

Пошли они вместе, встретили человека, поздоровались с ним, и лев говорит:

— Давай, приятель, будем бороться!



Увидел человек льва, услышал его слова, испугался, но, подумав немного, решил про себя: «Держись, брат! Если умирать, так умирать достойно!». — И ответил льву:

— Что ж, я согласен. Только вот беда — пришел я сюда в одежде лесоруба, и тебе придется подождать, пока я сбегаю переодеться в боевую одежду.

— Хорошо, я подожду тебя! — сказал лев и уселся на большой пень.

Тут человек осмелел и сказал льву:

— Знаешь что, брат, чтобы не ходить мне понапрасну в село, дай-ка я привяжу тебя веревкой к дереву. А то кто тебя знает, может, ты убежишь, и мне не с кем будет бороться!

Лев согласился. Человек связал его хорошенько, потом срезал здоровенную палку и бросился на льва с криком:

— Вот теперь-то ты увидишь, какой я борец!

Человек бил льва до тех пор, пока могучий зверь не разорвал веревку и не бросился бежать без оглядки, сметая все на своем пути. За львом побежал и котенок. На опушке леса они остановились, и запыхавшийся лев сказал котенку:

— Это правда, что люди очень плохие. На твоем месте я бы не вырос и с тебя! Давай убежим в другой лес, потому что здесь не будет нам жизни от этих плохих людей!

Охотник и звери

Раз молодой охотник отправился в лес на охоту. Вдруг навстречу ему выскочила лиса. Охотник поднял ружье, чтобы убить ее.

— Постой! — крикнула лиса. — Не убивай меня! Если оставишь меня в живых, буду служить тебе верой и правдой.

Пожалел охотник лису и отвел ее к себе домой.

На следующий день охотник опять отправился на охоту.

На этот раз встретил волка. Только вскинул ружье, чтобы застрелить его, как волк закричал:

— Аууу, не убивай меня! Если оставишь меня в живых, буду служить тебе верой и правдой!

Охотник опустил ружье. Волк подошел к нему, стал ласкаться, как домашний пес. Охотник и его отвел домой.

На третий день охотник взобрался на высокую скалу — хотел подстеречь дикого козла. Вдруг у него над головой закружил большой орел. Только приготовился охотник выстрелить, как орел закричал:

— Га-ка, подожди, не убивай меня! Га-ка-га, я стану твоим самым верным слугой!

Орел опустился охотнику на плечо, кроткий, как голубь.

Охотник вытащил из сумки зайца, накормил орла и отнес его домой.

На четвертый день охотник опять пошел в лес. Только углубился в чашу, как навстречу ему идет медведь. Он вскинул ружье.

— Погоди, — крикнул медведь. — Не убивай меня! Буду служить тебе!

Охотник не стал стрелять, опустил ружье. Медведь подошел к нему, стал ласкаться. Пошел охотник домой, а медведь последовал за ним. Так охотник отвел и медведя к другим животным.

На пятый день охотник опять отправился на охоту и увидел, что на припеке греется большой лев. Охотник прицелился, но лев заревел что было мочи:

— Постой! Не убивай меня! Стану я твоим покорным рабом. Я сильный и пригожусь тебе!

Охотник не стал стрелять. Лев подошел к нему и сказал:

— Садись мне на спину!

Охотник закинул ружье за-плечо, залез льву на спину и верхом на нем вернулся домой.

Звери зажили очень дружно. Они убирали дом, приносили дрова, готовили. А охотник ходил в лес и добывал пищу. Иногда звери ходили вместе с ним на охоту, помогали ему.

Однажды охотник ушел в лес один, а звери собрались в кухне. Лиса готовила обед, волк с медведем резали мясо, лев рубил дрова, бегал за водой, а орел помогал всем, как мог. Вдруг лиса, как была с ложкой в лапе, вскочила на стул и держала такую речь:

— Побратимы, наш хозяин — очень добрый человек. В этом мы все уже давно убедились. В свое время он мог убить нас и, если бы он сделал это, то теперь нашими шкурами застилали бы полы в гостиных барских домов или же в них кутались бы богатые женщины. Но он не сделал этого. Он внял нашим просьбам, пожалел нас, подарил нам жизнь, привел в свой дом. Мы живем в тепле, а он и в стужу и в зной бродит по лесу, добывает нам пищу. Наш хозяин никогда не заставляет нас делать тяжелую работу, никогда никому из нас не сказал дурного слова. За добро мы должны отплатить ему добром.

— Правильно говоришь, кумушка! — в один голос закричали звери.

— Вот и хорошо. Я очень рада, что вы согласны со мной. Давайте теперь подумаем, что бы такое сделать, чтобы наш хозяин всю жизнь поминал нас добром.

Лиса села на стул, а ее товарищи опустили головы и задумались. Первым заговорил орел.

— Га-ка, га-ка, давайте купим нашему хозяину хорошее ружье. Чтобы било за облака. И он будет доволен, и нам сытнее станет.

— Нет, это не годится, — сказал медведь. — Хозяин и без того хорошо нас кормит. И ружье у него хорошее. Если бы он захотел, он и тебя бы за облаками подстрелил.

Лиса кивнула головой, соглашаясь с медведем. Звери опять задумались. Немного погодя заговорил волк:

— По-моему, лучше всего пойти в лес и пригнать сюда овец, коз, буйволов и всякий прочий скот. Хозяин станет богатым, и ему не придется больше каждый день бродить по лесу. Да и у нас будет пищи вдоволь.

— Плохо ты знаешь хозяина! — крикнул орел. Без леса он жить не может. Любит побродить по чаще, по зеленому полю с ружьем в руках.

Лиса согласилась с орлом. Звери снова призадумались. Вдруг вскочил медведь:

— Послушайте, мы можем захватить лес и все поле вокруг. Будет у нашего хозяина своя земля, а в старости — это большое подспорье.

— На этой земле, кроме нашего хозяина, больше никто не живет. А это все равно, что она его, — возразил волк.

— Тогда слушайте, что я вам скажу! — проревел лев. — У нашего хозяина очень маленький дом. В маленьком доме и человек чувствует себя маленьким. Совсем другое дело в большом доме — там чувствуешь себя большим. Мы можем построить нашему хозяину царские хоромы — пусть почувствует себя царем!

— Все вы не о том говорите! — укорила их лиса. — Послушайте лучше, что я вам скажу. Наш хозяин живет один, и нам нужно женить его. За это он нам будет больше всего благодарен.

— Правильно говоришь, кумушка. Золотая у тебя голова, — в один голос закричали звери.

— А теперь подумаем, на какой девушке женить нашего хозяина, — продолжила лиса. — Она должна быть самой красивой на свете.

— Это дело доверьте мне! — сказал орел. — Вчера я видел девушку, красивее которой нет на свете! Я ее украду.

Так порешили звери и, не дождавшись хозяина, отправились осуществлять свой план.

Вечером пришел охотник домой, смотрит — дома никого нет, ужин на плите. Подумал он, что друзья оставили его, и ему стало очень тяжело. Взял он ружье и ушел в лес.

Наутро лев привел с собой много львов. Принялись они за работу, и к полдню на поляне вырос огромный дворец, а рядом с ним амбары, хлева и другие постройки.

Волк собрал своих друзей, пошел с ними в лес и пригнал к дому хозяина всех овец, свиней, коз, коров и серн, которые были в лесу.

Медведь собрал своих приятелей и вместе с ними выгнал из леса всех зверей.

Орел улетел куда-то и вернулся с красивой девушкой.

А лиса все это время бегала от дворца к поместью, советовала, что как нужно сделать.

Прошел день, зашло солнце, а хозяин все не возвращается. Звери начали беспокоиться.

— Может быть, с ним что-нибудь случилось? — сказала лиса. — К вечеру он всегда возвращается домой, а сейчас его нет! А ну-ка, орел, слетай, посмотри, нет ли где-нибудь поблизости хозяина!

Орел взмахнул крыльями, устремился ввысь. Вскоре он вернулся и сказал, что хозяин сидит на самом краю крутого утеса и о чем-то думает.

— Какой же ты дурень, почему ты его не окликнул. Наверно, ему стало тяжело жить одному, без жены и детей. Если случайно он бросится в пропасть, несдобровать тебе! — пригрозила лиса.

Все звери побежали к утесу. Охотник и в самом деле хотел броситься в пропасть, но тут подоспел орел и остановил его. Прибежали и остальные звери и стали расспрашивать охотника:

— Что это ты, хозяин, надумал?

— Искал я вас повсюду, но никого не нашел. Решил, что вы меня покинули, и стало мне очень тяжело. Отчаялся и… что же мне еще оставалось…

— А ты знаешь, что мы сделали за это время?

— Что?

— Сейчас тебе ничего не скажем. Вернешься домой, сам увидишь!

Сел охотник на волка и отправился домой. Смотрит и не верит своим глазам, узнать не может те места, где прожил столько лет. У дворца его встретила девушка. Звери сказали, что это его невеста. Охотник обрадовался, спросил девушку, согласна ли она стать его женой. Девушка согласилась. На следующий день справили свадьбу, и зажил охотник во дворце с молодой женой.

А девушка была дочерью царя той страны. Царь грустил о дочери и обещал щедро вознаградить того, кто найдет ее. Взялась одна старуха найти царевну. Дал ей царь денег и карету. Исколесила старуха вдоль и поперек все царство и наконец подъехала ко дворцу охотника. Заглянула в одну горницу, заглянула в другую и увидела царевну вместе с животными. Охотник в это время был на охоте. Спряталась старуха близ дворца и стала реветь как бык:

— Муууу, муууу…

Лев выскочил и бросился искать быка. Медведь отправился следом за ним. Тогда старуха подошла ко дворцу с другой стороны и принялась кричать, как цыпленок:

— Пию-пию, пию-пию…

Лисица бросилась искать цыпленка. Орел полетел следом за ней. Тогда старуха спряталась в другом месте и заблеяла, как ягненок:

— Меее, меее!

Волк выскочил через окно и побежал в лес искать ягненка. Старуха вошла во дворец, схватила царевну, посадила ее в карету и повезла к отцу. Вернулись звери, смотрят — нет девушки. Лиса вскочила на стул, сказала своим друзьям:

— Пока не вернулся хозяин, мы должны решить, что делать!

— Вы решайте, а я полечу искать нашу хозяйку, — сказал орел и улетел. Вскоре он вернулся и сообщил, что какая-то старуха похитила девушку и везет ее к отцу.

— Скорее найди своего товарища и выкрадите нашу хозяйку! — приказала лиса.

Пока орел искал товарища, старуха привезла девушку к царю и рассказала ему, где она ее нашла. Царь велел запереть дочь во дворце. Вернулся орел к зверям и сказал, что не удалось им выкрасть царевну, потому что царь запер ее в горнице на замок.

Подумала лиса и предложила:

— Собери поскорее всех орлов и скажи им, чтобы затеяли драку у дворца, а сам спрячься где-нибудь поблизости со своим товарищем. Как выглянет царевна в окошко, чтобы посмотреть, как дерутся орлы, вы тут же схватите ее и принесете к нам.

Орел все сделал так, как велела лиса. Собрал всех орлов, и они затеяли драку над царским дворцом. Царевна выглянула в окошко, и орел со своим товарищем схватили ее и унесли во дворец охотника.

Царь знал, где находится его дочь, собрал большое войско и послал его наказать похитителей и освободить царевну.

После всех тревог у лисы заболела голова, и она вышла подышать свежим воздухом. В лесу повстречался ей старик, который собирал хворост.

— Эй, старик, — крикнула ему лиса. — Ты зачем крадешь хворост у моего хозяина? Сейчас позову волка, и он тебя съест!

— Помилуй, кумушка, не делай этого! Вязанка хвороста не бог весть какое добро. А я скажу тебе что-то очень важное.

— Что же ты мне скажешь?

— Идет сюда большое войско. Говорят, на твоего хозяина. Лиса бросилась домой.

— Скорее собирайтесь в бой, — крикнула она своим товарищам. — Сюда идет большое войско, чтобы погубить нас и нашего хозяина. Ты, орел, собирай орлов! Ты, медведь — медведей! Ты, волк, — волков! Встретим неприятеля как надо! Я буду командовать! Ну, живей!

Звери исполнили приказ лисы, и она повела их за собой.

Когда неприятельское войско расположилось пообедать, лиса приказала орлам унести у него ружья, а остальным зверям напасть на врага. Завязался страшный бой. Враг был разбит наголову.

Понял царь, что силен его зять, и послал к нему гонцов, чтобы пригласили его принять корону. Охотник отправился к царю вместе с женой и своими товарищами. Царь уступил ему свой престол, и охотник стал править страной. Когда ему нужно было принять какое-нибудь решение, он всегда спрашивал совета у зверей — особенно у лисы, и царство его процветало.

Медведица и дурное слово

В дремучем лесу, в пещере, жила медведица с маленькими медвежатами. Однажды один из медвежат вышел погулять, залез в кусты и никак не мог выбраться оттуда. В это время мимо проходил дровосек. Увидел он медвежонка, пожалел его, вытащил из кустов и отнес в пещеру.

Так случилось, что все это произошло на глазах у медведицы. Подошла она к дровосеку и сказала ему:

— Хороший человек, ты сделал мне большое добро. Хочешь, станем побратимами?

— Хочу, — ответил дровосек.

Правда, сначала человек побаивался медведицы, но постепенно поборол свой страх, и они стали большими друзьями. Расставаясь, они договаривались, где снова встретятся в лесу.



Раз на прощание они поцеловались, и человек, не подумав, что может обидеть свою подругу, сказал медведице:

— Все мне нравится в тебе, дорогая, лишь одно не нравится — уж больно скверно ты пахнешь!

Ничего не ответила медведица, только наклонила голову и прорычала.

— Возьми топор и ударь меня изо всех сил по голове. Если не сделаешь этого, я тебя съем!

Смутился человек, стал просить медведицу, чтобы она не требовала от него этого, но она и слышать не хотела. Понял он, что другого выхода нет, взял топор, ударил медведицу по голове и нанес ей глубокую рану. Затем они расстались, договорившись снова встретиться на том же самом месте.

После этого случая человек много раз бывал в лесу, но ни разу не видел медведицу. Лишь через несколько лет они снова встретились. Узнали друг друга, поздоровались, поговорили, а когда человек собрался уходить, медведица сказала ему:

— Посмотри, побратим, зажила ли рана, которую я тебя заставила нанести мне?

Раздвинул человек шерсть, посмотрел — зажила рана, даже рубца не осталось.

— Зажила рана, словно никогда ее и не было… Тогда медведица сказала ему:

— Вот видишь, побратим, рана зажила, и я о ней давно забыла. А вот тех слов, что ты мне сказал, вовек не забуду!

Виноградарь и змея

У одного виноградаря был хороший виноградник. Рядом с ним была навалена груда камней, а под ними жила большая змея. Увидел однажды виноградарь змею и решил сделать ей что-нибудь хорошее. На другой день принес он мисочку молока, оставил возле камней и отошел в сторону, чтобы посмотреть, что будет. Выползла из-под камней змея, выпила молоко и оставила в мисочке золотую монету. На следующий день повторилось то же самое, и так продолжалось несколько лет.

Раз виноградарь позвал своего сына, которому по наследству должен был достаться виноградник, и рассказал ему про змею. Сын тоже стал носить змее молоко и тоже стал получать каждый день по одной золотой монете. Но однажды сын подумал: «Под этими камнями, должно быть, зарыто много золота. Почему бы мне не убить змею и не забрать себе все золото, вместо того, чтобы кормить ее каждый день молоком?»

На следующий день, отправляясь с молоком на виноградник, сын вооружился палкой. Когда змея выползла из-под камней и, по обыкновению, стала пить молоко, он замахнулся и ударил ее палкой, но не убил, а только оторвал у нее часть хвоста. Змея страшно рассердилась и ужалила сына виноградаря. Он весь распух и еле доплелся до дома. Увидел его отец и спросил, в чем дело. Сын рассказал ему о случившемся. Через несколько дней сын виноградаря умер и его похоронили.

Прошло много времени. Раз виноградарь снова отправился на виноградник; выползла из-под камней и змея. Виноградарь сказал ей:

— Давай-ка, змея, снова подружимся, опять заживем по-прежнему.

Змея подумала и ответила:

— Нет, виноградарь, не быть нам больше друзьями. Тебе не забыть своего сына, а я никогда не забуду изувеченного хвоста.

Что бы мы ни делали, мы всегда должны думать о последствиях.

Погонщик верблюдов и верблюды

Умирая, один погонщик верблюдов приказал отнести его к верблюдам, чтобы проститься с ними. Он сказал им:

— Верблюды, вы много потрудились для меня, с вашей помощью я зарабатывал себе на жизнь, за что я вам очень благодарен. Мне хотелось бы, чтобы вы не поминали меня лихом, поэтому прошу простить меня, если я чем-нибудь вас обидел.

Верблюды ответили:

— Хозяин! Мы никогда не забудем тебя, твоей доброты и все прощаем тебе. И лишь одного мы не простим — что всегда ты ставил нашим вожаком осла.

Так бывает, когда повелитель поручает управление народом недостойным людям.

Волк и ягненок

Овец только что загнали в загон. Собаки прилегли отдохнуть. Пастух сидел в тени под большим вязом и играл на кавале. В это время к загону подошел голодный волк, чтобы проведать, что творится в стаде. Один неопытный ягненок, который впервые видел волка, завязал с ним разговор:

— Что ты тут делаешь? — спросил он волка.

— Пришел проведать, нет ли здесь зеленой травки, — ответил волк. — Ты сам знаешь, как хорошо пастись на зеленом лугу, усыпанном цветочками, пить студеную воду из чистого родничка. А здесь я нашел и травку, и родничок. Я очень люблю мудрых людей, которые учат нас довольствоваться малым.

— Неужели ты на самом деле не ешь мяса и довольствуешься одной травкой? — спросил ягненок. — Если это правда, давай подружимся и будем вместе пастись!



И ягненок выскочил из загона и побежал к волку. Его новый знакомый только этого и ждал — он бросился и съел его.

Не верьте хорошим словам тех людей, что хвастаются своими добродетелями. О людях судят по их делам, а не по их словам.

Две красноперые рыбки

Две маленькие красноперые рыбки беззаботно резвились в глубоком омуте. Увидела их старая рыба и сказала им:

— Детки, не покидайте омута, остерегайтесь мелководья. Там ходит рыбак с сетью и ловит рыбу.

Рыбки переглянулись, немного подумали и ответили:

— Не боимся мы никакой сети!

— Но рыбак положит вас в свое ведерко! — заметила старая рыба.

— Не страшно нам никакое ведерко! — крикнула одна из рыбок. — Мы выскочим из него и опять уйдем в воду!

— Но прежде чем вам удасться выскочить из ведерка, рыбак отнесет вас домой и зажарит на углях.

— Не боимся мы углей. Мы смелые! — сказала первая рыбка.

— Мы самые храбрые рыбки, потому что у нас красные перья! — добавила вторая, и они поплыли к мелководью. Тут у них над головами раскинулась сеть и накрыла их. Рыбак вытащил сеть, бросил рыбок в ведерко и отнес домой. Там он раздул в очаге потухшие угольки, положил на них решетку, а на решетку — красноперых рыбок.



— Это ты подговорила меня уплыть из омута, — стала жаловаться первая рыбка. — Это из-за тебя мы попали в сеть. Теперь я понимаю, что ты сговорилась с рыбаком заманить меня в сеть. Ведь под тобой-то и угли не такие горячие!

— Замолчи, лгунья! — крикнула вторая рыбка. — Ты что ли не видишь, что под тобой угли совсем потухли! Ты только притворяешься, что тебе больно. Ведь тебя-то никто не переворачивает с боку на бок. Это ты договорилась с рыбаком, чтобы он отпустил тебя обратно в воду! — возмущалась вторая рыбка, и от жары у нее стали белеть глаза.

И пока каждая из красноперых рыбок старалась свалить вину на свою подругу и они называли друг друга лгуньями, огонь сделал свое дело — рыбки зажарились и умерли.

Как животные убежали в лес

Один вол много лет верно служил своему хозяину, надеясь, что к старости хозяин позаботится о нем и будет хорошо его кормить. Но не тут-то было. Пришло время, вол постарел и с большим трудом стал тянуть тяжелую телегу и соху. Но труднее всего ему приходилось во время молотьбы, когда с утра до вечера нужно было ходить по кругу. А хозяин даже рот ему завязывал, чтобы он не ел зерна, которое они молотили.

Бедное животное все терпело и думало: «Вот кончится молотьба, засеем поле, и я смогу отдохнуть. Неужели, мой хозяин не видит, что у меня нет больше сил работать?»

И вот однажды вол услышал, — как хозяин сказал своим детям: «Пшеницу мы посеяли, и старый вол нам больше не нужен. Он так одрях, что не дотянет до лета. Нужно будет заколоть его!»

Услышав эти слова, вол подумал про себя: «Какой неблагодарный человек! Столько лет я честно: работал на него, а теперь, когда состарился, вместо того, чтобы дать мне спокойно умереть, он хочет заколоть меня! Чего плохого я ему сделал? Всю жизнь возил груженные доверху телеги, пахал землю, помогал ему сеять и убирать урожай, чтобы он мог прокормить себя и своих детей. А он даже рот мне завязывал, когда мы молотили, боясь, как бы я не позарился на зерно! Когда я упал от усталости, он не пожалел меня, а избил так, что еще не зажили ссадины. За все добро, которое я сделал ему, он хочет меня заколоть! Нет, не могу я вынести этого! Возьму и уйду в дремучий лес!»

Так подумал старый вол и направился к лесу.

На дороге встретил его петух и спросил:

— Куда это ты идешь?

Вол рассказал ему о своей беде. Тогда петух попросил его:

— Возьми и меня с собой. Давай вместе убежим в лес. Моя хозяйка тоже каждый день повторяет своим детям: «Давайте, говорит, заколем старого петуха. Лишь на суп он годится!»

Пошли они вместе в лес.

Встретил их осел и спросил:

— Куда это вы идете?

Они рассказали ему, что решили уйти в дремучий лес от плохих, неблагодарных хозяев. Осел попросил:

— Возьмите и меня с собой. Мой хозяин не лучше ваших! Всю жизнь таскаю я на спине вьючное седло. Шкуру оно мне протерло. Каждый день хозяин заставляет меня носить тяжелые грузы, и когда я устаю и не могу идти быстро, вместо того чтобы дать мне отдохнуть, он немилосердно бьет меня палкой!

Осел присоединился к ним, и пошли они дальше.

Встретил их котенок и спросил:

— Куда это вы идете?

— Так и так, — рассказал ему вол.

— Возьми и меня с собой, — попросил котенок. — У моего хозяина злые дети — каждый день мучат меня. Не хватает, что я ловлю мышей, так теперь они смастерили маленькую тележку и запрягают меня в нее. Разве это мое дело возить тележки? Я тоже хочу уйти от своего хозяина!



И котенок пошел с ними.

Дальше встретил их заяц и спросил:

— Куда это вы идете?

— Бежим от людей! — ответили животные.

— Возьмите и меня с собой, — попросил заяц. — Нет мне покоя от охотников. Всюду преследуют меня.

Животные взяли с собой зайца и пошли в дремучий лес. В лесу было много корма, никто их не тревожил, и они зажили там припеваючи.

Когда подошла зима и похолодало, вол сказал своим друзьям:

— Братцы, нужно будет потрудиться и сообща построить дом, чтобы не замерзнуть зимой.

Но друзья стали возражать. Осел сказал:

— Когда ударят морозы, я повернусь к ветру задом и так проведу зиму. Дом мне не нужен!

Петух сказал:

— А я залезу на дерево и там просижу всю зиму!

Котенок сказал:

— Я заберусь в дупло и там перезимую!

Заяц заявил:

— А я буду бегать от одного куста к другому и пока обегу весь лес, зима кончится!

Понял вол, что его друзья не хотят работать, и сам построил себе маленькую избушку. А крышу сделал из шкуры убитого волка, которого он нашел случайно в лесу.

Потом старый вол хорошенько покушал, напился водицы и вошел в теплую избушку, чтобы спокойно провести зиму.

Раз ночью поднялась страшная вьюга. Замерзли друзья старого вола, прибежали к избушке и стали просить вола, чтобы впустил он их к себе. Первым пришел осел и стал умолять со слезами на глазах:

— Открой мне, братец, дверь, умираю от холода!

— Уходи отсюда! Встань задом к ветру и согреешься!

Осел заплакал еще сильнее. Вол пожалел его и впустил в избушку.

Вслед, за ослом прибежал петух и закричал:

— Открой мне, братец, дверь, замерз!

— Уходи отсюда! Иди покукарекай на дереве! Ты ведь там собирался провести зиму!

Все же вол пожалел и петуха и впустил его в избушку. Потом приютил у себя также котенка и зайца.

Отогрелись животные в теплой избушке, повеселели. Вдруг в лесу страшно завыли волки.

Осел сказал:

— А ведь это наши девушки поют! Я тоже запою!

Вол одернул его:

— Ты что, в своем уме? Какая девушка пойдет в лес в такую пору?

Но осел не послушался его и заревел во весь голос. Волки тотчас же прибежали к избушке, окружили ее и закричали:

— Эй, друзья, кто это тут звал нас?

Животные замерли от страха. Но больше всех испугался осел, потому что это он кричал, а, как известно, волки больше всего любят ослятину.

Тут вол сказал:

— Впустите их в избушку. Посмотрим, чего им нужно.

Животные открыли дверь. Волки вошли в избушку, увидели животных, обрадовались и сказали:

— Послушайте теперь, что мы вам споем!

— Что ж, послушаем, — сказал вол, и волки затянули:

— Что нам нужно было, то мы и нашли!

Тут вол сказал:

— А теперь послушайте, что мы вам споем!

Волки согласились послушать песню, и вол запел:

— Что увидите на крыше, то и вас ожидает!

Старый волк приказал волкам:

— Выйдите, посмотрите, что там такое на крыше!

Волки вышли из избушки, увидели на крыше волчью шкуру, испугались и убежали. Тут животные набросились на старого волка — вол начал бодать его рогами, осел лягать, котенок царапать, петух клевать. А заяц бегал вокруг и искал ружье, чтобы застрелить его.

Били они долго волка, потом вол изловчился, поддел его рогами и выбросил из хижины. Волк бросился наутек. Бежал он по лесу, цеплялся за сосульки, которые больно кололи его по спине, а сам думал, что это заяц в него стреляет пулями. Потом нагнал своих товарищей, крикнул им, что заяц чуть не застрелил его, упал на землю и умер от страха.

Трое братьев и змей

У одного человека было три сына. Когда они были еще совсем маленькими, к ним в дом ворвался страшный змей, схватил их мать и унес ее в свой замок, находящийся в дремучем лесу.

Выросли братья, захотели узнать, что стало с их матерью, и однажды спросили отца:

— Скажи, отец, где наша мать?

— Когда вы были еще совсем маленькими, вашу мать похитил змей, — ответил отец.

— Я пойду искать мать! — воскликнул старший сын.

— Иди сынок!

Старший сын отправился в путь, а отец обернулся медведем, подстерег сына за селом и выскочил ему навстречу, чтобы испытать его смелость. Сын испугался медведя и вернулся домой.

— Теперь я пойду! — заявил средний сын. — Уж я-то не испугаюсь!

Но он тоже испугался медведя и вернулся домой.

— Вы оба трусы! Теперь моя очередь идти искать мать, — сказал младший сын Келчо, взял свою саблю и отправился в путь. Вдруг навстречу ему выскочил медведь. Келчо выхватил саблю и бросился на него.

— Посмотрим кто кого! — крикнул он и чуть было не зарубил медведя. Тут отец крикнул ему:

— Постой, сынок! Я твой отец! Теперь я испытал твою храбрость и уверен, что ты найдешь свою мать. В добрый час!

И Келчо пошел дальше. В дремучем лесу он нашел замок змея. Замок был очень большой. Когда Келчо приблизился к замку, его увидел стражник и предупредил змея, что какой-то молодец идет к ним.

Змей подумал и сказал:

— Волки пасут моих овец, медведи — коров. Иди и посмотри, что будет, когда он пройдет мимо них. Если он останется цел и невредим, значит, он действительно богатырь. А если волки и медведи его растерзают, то и мне нечего будет бояться.

Немного погодя сторож опять прибежал к змею и сообщил, что когда незнакомый молодец проходил мимо стада, волки набросились на него, но он порубил их и теперь идет к замку.

Услышав это, змей слегка оробел и вышел встретить юношу. Келчо был уже у самого замка. Оставалось ему только переправиться на другой берег широкой реки, через которую был переброшен золотой мост.

Подошел Келчо к золотому мосту, подивился его красоте и быстро прошел по нему. Войдя в замок, Келчо направился прямо к змею. Змей решил его испугать и дунул на него, да так, что Келчо отлетел к стене. Змей решил дунуть еще раз, но Келчо бросился на него с обнаженной саблей. Испугался змей и крикнул:

— Погоди, молодец, не убивай меня! Давно я ищу такого удальца, как ты, чтобы сделать его своим сыном! Все свое богатство отдам тебе, и будем мы жить душа в душу!

Келчо опустил саблю, и они подали друг другу руки.

Вскоре змею захотелось спать. А спал он по сорок дней и сорок ночей. Дал змей Келчо огромную связку ключей, лег и заснул. Взял Келчо ключи и пошел осматривать замок. Отомкнул подряд все комнаты и не мог надивиться тому, что было. в них. В одних комнатах лежали кучи денег, в других хранились дорогие, шитые золотом и серебром наряды, в третьих — столы ломились от вин и всяких лакомств. Только к дверям двух последних комнат не подходил ни один из ключей. Захотелось Келчо узнать, что в них хранится, и стал он искать ключи. Три дня и три ночи искал он их и наконец нашел спрятанными в бороде у змея. Взял он потихоньку ключи, открыл дверь одной из комнат и увидел свою мать. Мать узнала его, обрадовалась и сказала:

— Бежим, сынок, пока змей спит. Столько лет я света белого не видела! Держит он меня здесь за семью замками.

— Хорошо, но давай сначала посмотрим, что в другой комнате, — ответил сын.

Отомкнул он другую комнату и увидел в ней прекрасного коня, равного которому не было на свете. Наполнил Келчо два мешка золотом и дорогими одеждами, оседлал коня, посадил на него мать и отвез ее домой.

Прошло немного времени, и конь сказал Келчо:

— Вырви у меня из гривы три волоска и отпусти меня на волю. А когда я тебе буду нужен, поднеси волоски к огню, и я сразу же прибегу.

Вырвал Келчо из гривы три волоска, отпустил коня, оставил матери мешки с золотом, а сам отправился в столицу и нанялся на работу к одному садовнику, сад которого находился как раз напротив царского дворца.



Раз царь объявил, что в столице состоится большой турнир. Народу собралось в городе видимо не видимо. Отправился на турнир и садовник, поручив Келчо хорошенько стеречь сад.

Оставшись один, Келчо вспомнил о коне, поднес к огню волоски, и конь тот час же явился. Надел Келчо золотую одежду, сел на коня и проскакал несколько раз вокруг сада. Так случилось, что в это время к окну подошла младшая дочь царя. Она увидела Келчо и залюбовалась его красотой и ловкостью, его красавцем-конем.

Потом Келчо тоже отправился на турнир и победил всех своих соперников. Никто не узнал его. И даже сам царь подивился смелости юноши.

Вечером Келчо вернулся в сад раньше своего хозяина, отпустил коня, переоделся и как ни в чем не бывало принялся за работу. Пришел садовник, увидел следы конских копыт в саду и стал ругать Келчо.

Услышала это младшая дочь царя, подошла к окну и приказала садовнику не трогать Келчо.

Через несколько дней младшая дочь царя позвала садовника и приказала ему отнести царю три арбуза: один — переспелый, второй — спелый, а третий — недоспелый. Садовник выполнил ее поручение. Царь спросил его, что означают эти три арбуза, и садовник ответил:

— Три арбуза — это три царевны. Для первой прошла пора выходить замуж, для второй — наступила, для третьей — приближается.

Услышав такой ответ, царь немедленно разослал гонцов собирать народ, чтобы каждая дочь могла выбрать себе мужа. В той стране был такой обычай: когда девушка выбирает себе мужа, она бросает своему избраннику румяное яблоко.

Когда народ собрался у дворца, царевны подошли к окну. Старшей дочери приглянулся княжеский сын. Она бросила ему яблоко и уехала с ним. Средней дочери понравился генеральский сын, и она вышла за него замуж. А младшая дочь бросила яблоко Келчо, слуге садовника.

— Яблоко досталось ему по ошибке! — решил царь и велел подать дочери другое яблоко, чтобы она бросила его более достойному избраннику. Но девушка опять бросила яблоко Келчо. В третий раз повторилось то же самое.

Понял царь, что Келчо понравился его дочери и сказал:

— Раз ты хочешь выйти за него замуж — выходи! Только потом пеняй на себя, неразумная дочь!

— Батюшка, я поступаю так не по глупости, а потому что знаю, что он — самый достойный из твоих зятьев! — ответила царю младшая дочь и стала женой Келчо.

Вскоре началась война. Царь собрал свое войско и повел его в бой. Вместе с ним отправились в, поход и мужья старших дочерей. Келчо сел на осла и тоже поехал воевать. Увидел его царь и спросил: «Куда это ты, Келчо, направляешься?»

— Как куда? Я ведь тоже твой зять и решил помочь тебе! — ответил Келчо и погнал ослика.

— Что ж, может, и он пригодится. Будет возить воду для войска, — стали насмехаться придворные.

— Это мы еще посмотрим, кто из нас будет возить воду! — ответил Келчо.

Когда войско ушло вперед и Келчо остался один, он поднес к огню волоски, и конь тотчас же явился. Келчо оставил осла, взял в руки оружие, вскочил на коня и поскакал на бранное поле. Там он остановился в сторонке и стал наблюдать за боем.

Увидели его оба войска, и каждый из противников подумал про себя: «Эх! Встал бы этот молодец на нашу сторону!»

Когда враг стал теснить его тестя и чуть было не взял его в плен вместе с зятьями и свитой, Келчо пришпорил коня, выхватил саблю, врезался в самую гущу врагов и разбил их наголову.

Во время боя Келчо был ранен в руку. Увидел кровь царь, вытащил шелковый платок и сам перевязал рану незнакомому молодцу, который тотчас же исчез. Это очень огорчило царя, потому что он хотел сделать его военачальником и оставить при себе.

Потом Келчо вернулся в сад, отпустил коня, переоделся и снова взялся за работу.

Прошло некоторое время, и у царя заболели глаза, он перестал видеть. Чтобы вылечить его, нужно было достать птичьего молока, и царь послал за ним мужей своих старших дочерей. Долго искали они птичьего молока, но так и не нашли. Поэтому они решили привезти царю обыкновенное молоко, выдав его за птичье. Намазал царь этим молоком свои больные глаза, и ему стало еще хуже.

Тогда Келчо поднес к огню волоски, и конь тотчас же прискакал к нему. Келчо сел на коня, двинулся в путь и вскоре вернулся с птичьим молоком. Царь намазал им свои больные глаза и сразу же выздоровел.

С тех пор царь полюбил Келчо. Однажды он пригласил его во дворец поужинать вместе. За столом Келчо засучил рукава, и царь увидел, что рука Келчо перевязана тем самым платком, которым он перевязал незнакомого молодца.

— Так, значит, это ты тот смелый молодец, что спас мне жизнь! — воскликнул царь, поцеловал Келчо в лоб и усадил его по правую руку от себя.

Золотая девушка

У одного крестьянина умерла жена, и остался он жить со своей дочкой. Вскоре крестьянин женился во второй раз, и новая жена привела к нему в дом свою родную дочь. Возненавидела мачеха падчерицу и решила сжить ее со свету. Стала она бранить мужа и требовать, чтобы он прогнал свою родную дочку из дома. Постоянные ссоры извели крестьянина. Однажды, когда они снова поссорились, он велел жене испечь каравай, а сам решил отвести свою дочь подальше в лес, бросить там каравай и, когда дочь побежит за ним, незаметно уйти домой. Дочь останется в лесу, а там — будь что будет.

Замесила мачеха каравай из золы, испекла его и дала мужу. Отвел крестьянин свою дочь в дремучий лес. Взобрались они на бугорок, вытащил он из торбы каравай и бросил его. Каравай покатился под горку, девушка побежала за ним, а отец тем временем незаметно ушел домой.



Вернулась девушка на бугорок, увидела, что нет отца, стала звать его. До вечера бродила она по лесу, плакала и искала своего отца, но так и не нашла. А поблизости в маленькой избушке жила старушка. Услышала она, что кто-то плачет и крикнула:

— Эй, кто там плачет? Юноша или девушка? Если девушка — иди ко мне, а если юноша — проходи своей дорогой!

— Девушка, девушка! — ответила несчастная падчерица. Она подошла к избушке, старушка пригласила ее в комнату, накормила, напоила и уложила спать.

Наутро девушка встала очень рано и, пока старушка еще спала, вымела сор из избы, навела порядок во дворе. Вскоре проснулась и старушка, встала, умылась и пошла в церковь. А у старушки во дворе жили змеи и ящерицы — такие противные, что было неприятно смотреть на них. Уходя в церковь, старушка поручила девушке приготовить им еду и накормить их.

— Не бойся, — сказала старушка — они тебя не тронут.

Приготовила девушка еду, поставила ее на холодок, чтобы остыла, и накормила змей и ящериц. Потом сняла свои бусы, разорвала их и каждой змее и ящерице нацепила на шею по бусинке. Когда старушка вернулась, змеи и ящерицы стали хвастаться:

— Посмотри, бабушка, какие нам бусы подарила сестрица!

— И бабушка подарит сестрице бусы! — ответила старушка.

Невдалеке от избушки протекала река. После обеда старушка сказала девушке:

— Пойдем, дочка, на реку, почешешь мне спину.

Девушка была послушной и выполнила ее просьбу. Немного погодя старушка сказала:

— Дочка, я сейчас усну, а ты смотри на воду. Когда пойдет красная вода, не буди меня. Когда пойдет синяя вода, не буди меня. Когда пойдет черная — тоже не буди. А как только пойдет желтая — разбуди!

Заснула старушка, а девушка стала смотреть на воду. Смотрит — вода стала красной, потом синей, зеленой, черной и, наконец, желтой. Девушка сразу же разбудила старушку, та схватила ее за волосы, окунула в воду и крикнула:

— Бери, милая, что найдешь в воде!

Опустила девушка руки в воду и, когда старушка вытащила ее из речки, увидела, что в руках у нее ларец. А в ларце было золото.

Потом старушка проводила девушку через лес и показала ей дорогу домой.

Дома отец с мачехой изумились, увидев, какой красивой стала девушка — ведь от желтой воды она стала золотой. Но еще больше обрадовался отец, когда она ему подарила ларец, полный золотых монет. Мачеха чуть было не умерла от зависти и велела мужу отвести в лес, на то же самое место, и свою дочь, чтобы она стала такой же красавицей.

— Хорошо, — сказал крестьянин, — отведу.

Просеяла мачеха два раза белую муку и замесила тесто. Испекла каравай, завернула его в чистую салфетку и дала мужу. Повел крестьянин девушку в лес. Когда пришли к тому же самому месту, где он оставил раньше свою дочь, он вытащил каравай, бросил его и велел девушке подобрать. Каравай покатился под горку, девушка побежала за ним, а отец, как и прежде, незаметно ушел домой. Вернулась девушка на бугорок, стала кричать, звать отца, но никто не откликнулся. Заплакала она и пошла по лесу. Услышала вечером старушка, что кто-то плачет и крикнула:

— Эй, кто это там плачет? Юноша или девушка? Если девушка — иди ко мне, а если юноша — проходи своей дорогой!

— Девушка, девушка! — ответила мачехина дочка.

Подошла она к избушке, старушка пригласила ее в комнату, напоила, накормила и уложила спать.

Утром девушка встала поздно, после старушки. Она не убрала комнату, не вымела сор из избушки, как это сделала падчерица.

Умылась старушка, оделась и отправилась в церковь. Уходя, она поручила девушке приготовить еду и накормить змей и ящериц. Девушка приготовила еду, но не остудила ее. Стали есть змеи и ящерицы и обожглись.

Когда старушка вернулась, змеи и ящерицы пожаловались ей:

— Бабушка, сестрица обожгла нас!

— И бабушка обожжет сестрицу! — ответила старушка. После обеда она сказала девушке:

— Пойдем на речку, почешешь мне спину! Пришли они к реке, и старушка сказала:

— Что-то мне спать захотелось. Если я засну, ты смотри на воду. Когда пойдет красная вода, не буди меня. Когда пойдет белая вода, не буди меня. Когда пойдет желтая вода — тоже не буди, а как увидишь, что идет черная вода — разбуди!

Девушка стала смотреть на воду. Как увидела, что вода стала желтой, она опустила мизинец в воду, и он стал золотым. После золотой воды потекла черная, и девушка сразу же разбудила старушку. Старушка проснулась, схватила девушку за волосы, окунула ее в черную воду и крикнула:

— Бери, милая, что найдешь в воде!

Девушка нащупала в воде ларец, схватила его и вытащила из речки. В ларце были змеи и ящерицы, но старушка не сказала этого мачехиной дочке.

Потом старушка проводила девушку через лес и показала ей дорогу домой.

Дома мать, увидела, что дочь стала черной, как черт.

Злой царь

Жил когда-то один злой царь. Он был таким злым, что когда умирал кто-нибудь из его подданных, он приказывал вместе с покойником закапывать в могилу и живых людей.

Но и этого ему было мало. Раз он приказал собрать все деньги в царстве, чтобы ни у кого ни гроша не осталось. Но так как он не верил, что люди отдали все, что у них было, он решил прибегнуть к хитрости. Нашел он одну очень красивую девушку и объявил, что она продается.

Юноши смотрели на девушку, любовались ею, но им не на что было ее купить. В этой же стране жил один бездельник. Отца у него не было, и жил он с пожилой матерью. Набросился он на нее с ножом и пригрозил, что, если она не найдет ему денег, то убьет ее.

Думала старая женщина, думала и наконец сказала сыну:

— Когда хоронили твоего отца, в гроб положили пять грошей. Иди на кладбище, разрой могилу и возьми их!



Сын пошел на кладбище, разрыл отцовскую могилу, нашел деньги и купил девушку.

Узнал об этом царь и велел раскопать все могилы и собрать деньги.

Когда, наконец, злой царь умер, люди зарыли вместе с ним в могилу и его сына, чтобы он не стал таким же тираном, как его отец. Потом выбрали другого царя — справедливого и доброго.

Расскажи, прялочка…

В далекой стране жил когда-то один старик. У него была внучка. Когда внучка улыбалась, у нее на устах расцветала роза, а когда она плакала, из ее глаз сыпался жемчуг. Дедушка собирал розы и жемчуг и продавал их на рынке. Этим они и жили. Молва о красивой девушке и ее необыкновенном даре разнеслась по всей стране, дошла и до ушей царя. Царь решил жениться на этой девушке и послал к ней сватов. Сваты приехали к девушке, посадили ее в карету и тронулись в обратный путь. А среди сватов была одна очень завистливая женщина, которая очень хотела стать царицей. По дороге девушке захотелось пить. Узнав это, завистница сказала:

— Если отдашь мне один глаз, получишь воды, если нет — не получишь!

Девушке очень хотелось пить, и она согласилась. Коварная женщина вынула у нее один глаз, спрятала его в коробочку и дала девушке напиться.

Ехали они ехали, подъехали к колодцу. Девушке опять захотелось пить, и она попросила воды. Завистница сказала ей:

— Если отдашь мне и второй глаз, получишь воды, если нет — не получишь!

Девушка опять согласилась. Завистница вынула у нее и другой глаз и тоже положила его в коробочку. Пока девушка пила воду, женщины в карете стали переговариваться между собой:

— Зачем царю слепая царица, что она будет делать без глаз? Давайте бросим ее где-нибудь.

Поехали они дальше. На пути им повстречался пересохший колодец, заросший крапивой. Бросили они девушку в крапиву и уехали.

Потом одели завистницу в подвенечные одежды, привезли ее к царю, и он обвенчался с ней. Много раз просил царь жену улыбнуться, чтобы увидеть, как у нее на устах расцветает роза, или же заплакать, чтобы у нее из глаз посыпался жемчуг, но она всегда находила какой-нибудь предлог, чтобы не сделать этого.

А бедную девушку нашел в крапиве один старик и взял ее к себе, чтобы она ухаживала за ним. Стали жить они вместе. Однажды девушка улыбнулась, и у нее на устах тотчас же расцвела алая роза. Дала девушка розу старику и сказала:

— Возьми, дедушка, эту розу, пойди в город и крикни: «Обмениваю розу на глаз, обмениваю розу на глаз!» Кто даст тебе глаз, тому и отдай розу.

Взял старик розу, пошел в город и стал кричать на улице: «Обмениваю розу на глаз, обмениваю розу на глаз!» Долго бродил он по улицам, наконец остановился у царского дворца и снова крикнул: «Обмениваю розу на глаз, обмениваю розу на глаз!» Из окна выглянула молодая женщина и спросила:

— Что ты продаешь, дедушка?

— Обмениваю розу на глаз, дочка! — ответил старик.

— Дай ее мне! — сказала женщина.

Достала женщина маленькую коробочку, вынула из нее один глаз и дала его старику. Старик отдал ей розу, а глаз отнес девушке. Девушка вставила его на место и снова стала видеть.

Прошло немного времени, и девушка опять улыбнулась и опять у нее на устах расцвела роза. Дала она цветок деду и попросила его пойти в город и обменять розу на глаз. Взял старик розу, пошел в город и снова стал кричать на улице: «Обмениваю розу на глаз, обмениваю розу на глаз!» Но не нашлось покупателей. Проходя мимо царского дворца, старик еще раз крикнул: «Обмениваю розу на глаз, обмениваю розу на глаз!» Услышала его царица, высунулась из окна и спросила:

— Что продаешь дедушка?

— Обмениваю розу на глаз, дочка! — ответил старик.

— Дай ее сюда. Я тебе дам глаз.



Достала царица из-за пазухи маленькую коробочку, вынула из нее глаз, дала его старику, а сама взяла розу. Отнес старик глаз девушке, она вставила его на место и снова стала зрячей и красивой, как и прежде.

Как-то девушка заплакала, и у нее из глаз посыпался жемчуг. Она собрала его и попросила дедушку пойти продать его в городе и купить на вырученные деньги кое-что для хозяйства. Взял старик жемчуг, отнес его в город и продал царице. Царица спрятала во рту розу, улыбнулась при царе и сказала, что роза расцвела у нее во рту. Царь сделал вид, что поверил. Потом царица приклеила к глазам жемчуг, заплакала и сказала, что это ее слезы превратились в жемчужины. Царь опять сделал вид, что поверил.

Много раз ходил дед в город и продавал алые розы и жемчуг. Дошло это дело до ушей царя. Стал он думать и гадать, как найти свою суженую, и наконец придумал. Пригласил он всех девушек — и богатых, и бедных, — на посиделки во дворец, чтобы они спряли ему пряжу. В первые два вечера все девушки пришли во дворец, только та девушка, которую он искал, не пришла. Но на третий вечер и она пришла — уговорила ее одна старушка.

Вечером все девушки начали прясть и петь песни, а царь ходил между ними, смотрел, как они работают, и старался приметить — нет ли среди них и той девушки, которую он ищет.

А красавица, закутавшись в покрывало, сидела в уголке, пряла и приговаривала: «Расскажи, прялочка, про девушку, у которой на устах расцветала роза, когда она улыбалась, и сыпался из глаз жемчуг, когда она плакала». Услышав это, царь подошел к ней и сказал:

— Дай-ка я посмотрю, как ты работаешь.

Приподнял он покрывало и замер на месте — так красива была эта девушка. А девушка даже не взглянула на царя и только приговаривала: «Расскажи, прялочка…» Прислушался царь к ее словам и понял, что произошло. Через несколько дней царь послал к ней сватов, а потом они поженились. Когда сыграли свадьбу и гости разъехались, царь позвал свою первую жену и спросил ее:

— Что бы ты предпочла: два ножа или два коня?

Бывшая царица ответила, что она предпочитает двух коней. Тогда царь велел привести двух коней, а потом привязать одну ногу царицы к хвосту одного коня, а другую ногу — к хвосту другого коня и погнать коней, чтобы они разорвали ее на части. Слуги исполнили его приказание.

Мальчик и медвежонок

Жил когда-то бедный мальчик. Никого у него не было, кроме злой мачехи. Каждое утро, еще до рассвета, она будила его пинками, давала ему кусок хлеба и отправляла в лес собирать грибы. Провожая его, она кричала ему вдогонку:

— Хоть бы ты вовсе не вернулся!

И мальчик по целым дням собирал в лесу грибы. Но как-то раз он вернулся с пустой корзинкой. Увидела мачеха, что он не принес грибов, взяла палку и стала его бить. Бьет и приговаривает:

— Будешь знать, как возвращаться домой без грибов!

Пришлось мальчику снова идти в лес. Ходил он по лесу, искал грибы, но ни одного не нашел. «Наверно, в этом лесу нет больше грибов, — подумал он. — Пойду-ка я в дальний лес!»

Пошел мальчик в дальний лес, но и там грибов не было. Когда стемнело, он отправился домой, но заблудился. Заплакал мальчик и стал бродить по лесу. Бродил он, бродил и вдруг увидел землянку. Не долго думая, он вошел в нее. А это была не землянка, а медвежья берлога. Немного погодя вернулась медведица с медвежонком. Увидела она мальчика и раскрыла пасть, чтобы съесть его. Но медвежонок остановил ее:

— Подожди, мама!

— Я его съем! Зачем он пришел к нам?

— Не трогай его, мама! Завтра, когда ты пойдешь собирать груши, я буду с ним играть.

Послушалась медведица медвежонка и не тронула мальчика. На следующее утро, пока мальчик и медвежонок еще спали, она отправилась собирать груши. Первым проснулся медвежонок и растолкал мальчика. Увидел мальчик медвежонка, испугался и бросился бежать. Но медвежонок крикнул ему:

— Не бойся! Остановись, а то опять заблудишься в лесу! Мальчик остановился, и медвежонок предложил ему:

— Хочешь, будем играть вместе?

— Не могу я с тобой играть. Мачеха мне не разрешает. Она очень злая и, если узнает, что я играл с тобой, изобьет меня. Вчера она выгнала меня из дому и велела без грибов не возвращаться. Скажи мне, где бы я мог набрать грибов?

Медвежонок показал мальчику грибное место.

Мальчик набрал полную корзину грибов, а потом попросил:

— А теперь помоги мне найти дорогу домой. Медвежонок дал ему клубок шерсти и сказал:

— Возьми этот клубок. Мама спряла его из своей шерсти. Покати его — он станет разматываться — и иди следом за ним.

Мальчик взял клубок, покатил его и пошел за ним. Шел он шел, проголодался. Увидел поблизости грушу, залез на нее и стал кушать сочные плоды. Только он съел несколько груш, как сразу вырос, стал настоящим богатырем. Утолив голод, он пошел дальше. Вдруг, откуда ни возьмись, налетел на него сокол, клюнул в голову и сразу превратился в разбойника.

— Кто это тебе позволил есть царские груши? — крикнул разбойник.

— А я не знал, что это царские груши, — ответил юноша.

— Сейчас я тебя проучу! — крикнул разбойник, размахнулся и ударил юношу.



Юноша страшно рассердился.

— Погоди! Сейчас я тебе тоже покажу! — и он ударил разбойника, да так, что тот отлетел к груше и повис на ней.

— Ой-ой-ой! Сними меня! — начал просить разбойник.

— А что ты мне дашь, если я тебя сниму?

— Дам тебе все, что захочешь. Только саблю не проси, потому что она необыкновенная — сечет и дерево, и камень!

— А мне как раз такая сабля нужна! — воскликнул юноша.

Разбойник вытащил из мешка слиток золота:

— На, возьми золото, только саблю мне оставь!

— Не нужно мне твое золото! Я хочу саблю. Если отдашь ее — отдавай, если нет — оставайся на груше! А я пойду…

Разбойнику нечего было делать, и он сказал:

— Хорошо, возьми саблю и поскорее сними меня, а то у меня уже кожа приросла к дереву!

Юноша взял саблю и снял разбойника с дерева. Разбойник сразу же ударился о землю, превратился в сокола и взмыл к небу.

Юноша снова пошел за клубком. Шел он, шел, захотелось ему пить. Слышит — где-то близко журчит ручеек. Пошел он к нему, наклонился, сделал несколько глотков и почувствовал, что у него волосы сразу выросли до пояса. Выпил он еще немного воды и стал страшно сильным. Подошел к дереву, потянул его слегка и вырвал с корнем. Только юноша собрался идти дальше, откуда ни возьмись, прилетела стая черных орлов. Ударились они о землю и сразу превратились в великанов. Великаны вытащили сабли, окружили юношу и попытались связать его.

— Отпустите меня, ничего плохого я вам не сделал, — попросил юноша.

— А кто тебе позволил пить воду из царского ручейка?

— Я не знал, что это царский ручеек! — стал оправдываться юноша.

— Мы отведем тебя к царю, и ты станешь его рабом. Видит юноша — добро здесь не поможет, засучил рукава, бросился на великанов и всех до одного повалил на землю. Потом сказал им:

— А ну-ка встаньте, померимся силами!

Но великаны вросли в землю и не могли встать. Начали они просить юношу:

— Отпусти нас, добрый молодец! За добро — отплатим тебе добром!

— Какое же добро вы можете мне сделать? — удивился юноша.

— Все, что хочешь, тебе дадим, только рубашку нашего атамана не проси! Она — волшебная. Кто ее наденет, становится неуязвимым.

— А мне как раз такая рубашка нужна! Давайте ее! Великаны начали предлагать юноше драгоценные камни, но он сказал:

— Если отдадите рубашку — отдавайте, если нет — оставайтесь здесь, в земле! А я пойду…

Великанам нечего было делать, и они отдали рубашку. Тогда юноша вытащил их из земли. Великаны ударились о землю, превратились в черных орлов и взмыли ввысь.

Юноша снова пошел за клубком. Шел он, шел и дошел до широкого поля. Посреди поля росло высокое дерево. Решил он отдохнуть и прилег в тени под деревом. Только задремал, как, откуда ни возьмись, прилетела стая черных воронов. Ударились они о землю и превратились в людей. Осторожно, чтобы не разбудить, они связали юношу и попытались приподнять его, чтобы взвалить на коня. В это время юноша проснулся. Видит — связали его. Поднатужился он немного и разорвал веревки, словно это были тонкие нитки. Увидели это люди и бросились бежать. Юноша дунул им вслед, поднялся вихрь, и люди сбились в кучу, повисли в воздухе. Стали они его просить:

— Отпусти нас, мы тебе добро сделаем!

— А зачем вы меня связали?

— Мы хотели посадить тебя на коня, что мчится быстрее ветра и отвести к царю. Царь хочет, чтобы его дочь вышла за тебя замуж.

— Ладно, вы останьтесь здесь, а я сяду на коня и поскачу к царю, чтобы узнать, правду ли вы говорите.

Юноша вскочил на коня и поскакал к царю. Прибыл он во дворец и говорит:

— Добрый день, царь! Ты за мной посылал?

— Добрый день, добрый молодец! Это ты одолел разбойника и великанов?

— Я, царь-батюшка!

— А что ты сделал с моими сватами?

— Дунул на них, и они повисли в воздухе.

— Вот как?! — удивился царь. Потом спросил юношу:

— Хочешь стать моим зятем?

— Хочу, — ответил юноша.

— Хорошо, но сначала ты должен принести мне сердце треглавого змея, что живет за тремя горами.

Юноша тотчас же вскочил на коня и помчался к третьей горе. Ко дворцу змея он прибыл к заходу солнца. Вошел во дворец и увидел старушку. Она стала уговаривать его бежать, пока не вернулся змей. Но юноша сказал:

— Я пришел за сердцем змея. Скажи мне, в чем его сила.

— В пояснице, сынок, — ответила старушка.

Только сказала она это, весь дворец задрожал — это возвращался змей. Увидел он юношу, заревел и бросился на него. Стали они бороться. Боролись, боролись, но никому не удалось одолеть другого. Тогда змей пошел на хитрость и крикнул юноше:

— А ну посмотри, зашла ли вечерняя звезда?

Юноша подошел к окну, а змей только этого и ждал. Схватил он юношу и бросил его на землю. Но юноша мигом вскочил, поднял змея и всадил его по пояс в землю. Потом отрубил змею головы, вынул его сердце и отнес его царю.

Увидел царь сердце змея, испугался и послал юношу убить шестиглавого змея, который жил за шестью горами.

Юноша тотчас тронулся в путь. Перевалил он через шесть гор и увидел серебряный дворец. Вошел во дворец, и там его встретила старушка, которая предупредила, что сила змея в гриве. В это время вернулся змей. Он сразу же набросился на юношу. Стали они бороться. Боролись, боролись, но никому не удалось одолеть другого. Тогда змей решил схитрить.

— А ну посмотри, взошла ли вечерняя звезда? — крикнул он юноше.

Юноша посмотрел в окно, а змей схватил его и повалил на землю. Рассердился юноша, вскочил на ноги, поднял змея и всадил его по шею в землю. Потом отрубил ему головы, вынул сердце и отнес его царю. Увидел царь второе сердце и послал юношу за сердцем девятиглавого змея, который жил за девятью горами. Юноша снова отправился в путь. Подъехал он ко дворцу змея, а дворец этот был сделан из чистого золота, вошел в него, и там опять его встретила старушка и сказала, что сила змея в его головах. Не успела она договорить последние слова, как весь дворец задрожал. Это вернулся девятиглавый змей. Увидел он человека и сразу набросился на него. Стали они бороться. Боролись они, боролись, понял змей, что не одолеть ему молодца и пошел на хитрость.

— А ну посмотри, взошла ли утренняя звезда? — крикнул он.

Юноша посмотрел в окно, а змей только этого и ждал. Замахнулся он на юношу саблей, но сабля ударилась о рубашку великана и переломилась. Страшно рассердился юноша, выхватил свою саблю, и одним ударом отрубил змею все девять голов. Змей замертво упал на землю. Тогда юноша вынул его сердце и отнес царю.

Увидел царь третье сердце, испугался, но не подал вида и сказал:

— Спасибо тебе, добрый молодец. Ты — настоящий богатырь. Даю тебе три дня, чтобы приготовиться к свадьбе.

Юноша ушел готовиться с свадьбе, а царь заперся в своей горнице, положил сердца змеев на блюдо и полил их вином. Ожили сердца, и царь спросил их:

— Научите меня, что делать? Как погубить этого молодца?

— Выколи ему глаза! — сказало сердце треглавого змея.

— Брось его в темницу! — сказало сердце шестиглавого змея.

А сердце девятиглавого змея сказало:

— Сила молодца в его волосах. Отрежь их!

Услышал это царь, обрадовался, позвал юношу и сказал ему:

— Иди, добрый молодец, и освободи моих сватов — ведь они до сих пор висят в воздухе. А когда вернешься, я дам тебе дорогую одежду, чтобы нарядиться к свадьбе.

Юноша отправился к царским сватам, дунул еще раз, и они опустились на землю. Потом он вернулся во дворец, и царь дал ему царскую одежду. Когда юноша переоделся, царь велел ему отрезать волосы. Юноша не согласился. Тогда царь напоил его вином и приказал слугам сбрить ему волосы. Слуги исполнили приказание царя, и юноша потерял свою силу. Потом царь велел стражникам схватить юношу, выколоть ему глаза и бросить в темницу.

Через несколько дней царь выдал свою дочь за богатого царя.

И пока во дворце пировали, в темном подземелье юноша оплакивал свою горькую судьбу.

Прошло три года. О юноше все забыли. А за это время у него отросли волосы, и он вновь обрел прежнюю силу. Вот и решил он выйти из темницы и отомстить царю. Уперся он руками в сваи, на которых стоял дворец, расшатал их, и дворец рухнул. Под развалинами дворца погибли и царь, и его дочь, и ее муж. А юноша остался цел и невредим, потому что на нем была рубашка великана. Выбрался он из темницы и пошел куда глаза глядят. Вдруг он вспомнил о клубке, который дал ему медвежонок. Вытащил он его из кармана, покатил по земле и пошел следом за ним. Клубок привел его в лес. В лесу юноша направился прямо к медвежьей берлоге. Из берлоги выскочила большая медведица — это вырос за три года медвежонок — и с рычанием бросилась на него. Но увидев клубок, она сразу узнала юношу и стала его расспрашивать, что с ним случилось.

Юноша все ей рассказал. Тогда медведица высосала из своей лапы немного жира, намазала им юноше глаза, и он мигом прозрел.

— Как мне тебя отблагодарить? — воскликнул юноша. — Знаешь, я женюсь на тебе!

— Как же ты женишься на мне — сказала медведица. — Ведь от меня несет медвежатиной!

— Это не имеет значения, я все равно женюсь на тебе!

Только он произнес эти слова, как деревья расступились, берлога словно провалилась сквозь землю, и на ее месте появился красивый дом. А на крыльце стояла девушка сказочной красоты.

— Кто ты? — спросил юноша.

— Злой волшебник превратил меня в медведицу, — ответила девушка. — Ты захотел жениться на мне и этим освободил меня от злых чар.

В тот же вечер они сыграли свадьбу и зажили весело и счастливо в своем лесном доме.

Серебряный олень

Жил когда-то один очень меткий стрелок. Его стрелы всегда попадали прямо в цель. С охоты он никогда не возвращался с пустыми руками. Но стрелок был рабом и все, что добывал на охоте, отдавал своему хозяину, а тот — царю.

Однажды глашатай оповестил, что царь выдает замуж свою дочь, и всем боярам и воеводам приказано явиться во дворец. Стал собираться во дворец и хозяин стрелка и приказал охотнику за один день настрелять девять возов дичи, чтобы отвезти их царю.

Трудное дело поручил хозяин стрелку, но делать было нечего; взял юноша лук и стрелы и вместе с загонщиками отправился в лес. Весь день охотился он и настрелял девять возов дичи. К вечеру он уже решил было возвращаться домой, как вдруг собаки пригнали к нему оленя. Взглянул охотник на оленя и диву дался — олень был не простой, а серебряный! Прицелился он в него, натянул тетиву, но олень вдруг заговорил:

— Не убивай меня, юноша за добро добром тебе отплачу:

Услышал охотник эти слова, удивился и спросил:

— Какое добро может сделать мне олень, пусть даже серебряный! Ну подойди ко мне, я тебя не трону.

— Брось лук, тогда подойду! — ответил олень. Юноша бросил лук. Олень подошел к нему и спросил:

— Хочешь, я сделаю тебя зятем царя?

— Ты сделаешь меня зятем царя? — удивился юноша.

— Только прикажи! — ответил олень.

— Ну хорошо, сделай меня зятем царя!

— Сейчас ступай проводи своего хозяина, а потом вернись на это же самое место, свистни три раза в буковый лист, и я прибегу.

Юноша так и сделал. Проводил хозяина, вернулся в лес и свистнул три раза в буковый лист. Олень прибежал и спросил:

— Хочешь поехать на состязания, которые устраивает царь? Юноша удивился:

— Как же я поеду туда, ведь я не боярин, не воевода? Как я могу поехать в такой одежде? Да и нет у меня ни коня, ни оружия.

— Не беспокойся об этом. Я стану твоим конем. Сунь руку вон под тот камень и вытащи оттуда двух змей. Они зашипят, но ты не бойся. Одна из них заменит тебе удила, а другая плеть.

Юноша сделал так, как велел ему олень. Вытащил змей, и только вложил одну из них в рот оленю, как тот превратился в чудесного белого коня.

— А теперь срежь палку и соскреби мох с камня, под которым ты нашел змей! — сказал конь.

Юноша опять сделал так, как велел ему конь. Палка тот час же превратилась в острую саблю, а подо мхом он нашел шитую золотом одежду. Охотник переоделся, взял саблю, лук и стрелы, вскочил на коня и поехал во дворец.

Когда он прискакал в столицу, глашатай как раз объявлял, что царь выдаст свою дочь за того, кто обгонит всех наездников, подстрелит на лету муху и рассечет саблей камень.

Начались состязания. Вместе с другими соперниками поскакал и охотник. Еще на полпути он обогнал всех — его конь несся быстрее ветра и пришел первым. Потом стали стрелять в летящую муху. Никому не удалось попасть в нее, только охотник попал. Потом подошла очередь рассечь камень. Никто не решился сделать это. Конь шепнул охотнику, чтобы он попробовал свои силы. Охотник размахнулся и разрубил саблей камень пополам.

Тогда царь выдал свою дочь замуж за него. Справили свадьбу, и конь сказал охотнику:

— Я ухожу обратно в лес. Вот тебе мой волосок. Когда я тебе буду нужен, поднеси его к огню, и я прибегу!

— Живи себе на воле, олень! — ответил охотник. — Теперь я зять царя, и мне ничего не нужно! — И не взял волоска.

Много ли, мало ли времени прошло, и бывший хозяин охотника стал искать своего раба. Повсюду его искал, но так и не нашел. Отправился тогда он в лес к колдунье и спросил ее, куда делся стрелок. Колдунья погадала на бобах и сказала боярину, что раб стал зятем царя.

Как услышал хозяин это, страшно рассердился и в тот же день донес царю, что его зять не дворянин, а раб.

Царь разгневался, позвал свою дочь и все ей рассказал.

— В этом я давно убедилась, батюшка, — ответила дочь. — Ночью он часто бредит, и я поняла, что ты меня выдал замуж за простого крестьянина.

— Вот твой настоящий муж, доченька! — воскликнул царь и показал на боярина. — А того обманщика нужно наказать. Скажи, доченька, что с ним сделать?

— Давай бросим его в море, пусть его съедят рыбы!

Царь согласился и приказал стражникам:

— Схватите его, привяжите ему на шею большой камень и бросьте в море!

А боярину сказал:

— Ты станешь моим зятем. Я дарю тебе половину царства, прекрасный лук и чудесную саблю этого обманщика.

Стражники схватили охотника и повели его к морю. Там они привязали ему на шею камень и бросили в воду. Юноша пошел ко дну и начал уже тонуть, но тут к нему подплыла огромная рыба, проглотила его, и он очутился у нее в желудке. Потом рыба подплыла к берегу, открыла рот, и юноша вышел на берег. Близ берега начинался лес, и юноша побрел к нему. Наелся он диких ягод и лег отдохнуть. А когда проснулся, увидел над собой серебряного оленя. Рассердился охотник, схватил первую попавшуюся под руку палку и замахнулся на него.



— Постой, постой! — крикнул олень. — Я пришел, чтобы спасти тебя!

— Прочь отсюда! Это из-за тебя я попал в беду!

— Ты сам виноват, — ответил олень. — Если бы взял волосок, я бы сразу же узнал, что ты попал в беду. Хорошо, что я вовремя подоспел!

— Это не ты спас меня, а большая рыба!

— Да, но этой рыбой был я. Как узнал, что тебя хотят бросить в море, я сразу побежал к тебе на помощь, но не подоспел вовремя. Тогда я обернулся рыбой и вытащил тебя на берег.

— Спасибо тебе, олень, — сказал юноша. — Прости меня за несправедливые слова. И помоги мне выбраться отсюда.

— Я не могу тебе больше помочь. Нет у меня такой силы. Но я дам тебе цветочек с тремя лепестками. Он тебе поможет. Когда придет первая беда, съешь зеленый лепесток. Когда придет вторая беда, съешь синий лепесток. А когда придешь в столицу, съешь алый лепесток. И помни, что твое счастье в первом зубе, который выпадет, в первой щепке, которая отлетит в сторону, и в красивой девушке.

Сказав это, олень топнул ногой и исчез. А охотник отправился в путь. Шел он, шел по лесу, а ему конца края нет. Вдруг из чащи выскочили огромные чудовища и бросились на него. Охотник быстро съел зеленый лепесток и тотчас превратился в ящерицу. Юркнул он в траву и убежал. Чудовища остались далеко позади, а перед ним открылось море. Пошел он вдоль берега и вскоре очутился на прежнем месте. Понял охотник, что находится на острове и не переправиться ему через море. Тогда он съел синий лепесток, и в тот же миг над морем появилась радуга. Пошел охотник по радуге как по мосту, миновал море и подошел к столице. Прежде чем войти в город, он съел последний, алый лепесток, и тотчас же превратился в чудесного бурого коня. Стал он резвиться на поляне, а потом вбежал во двор бедных стариков. Увидела бабка коня, бросилась к воротам, захлопнула их и позвала деда. Пришел дед, посмотрел на коня, покачал головой и сказал:

— Этот конь не для нас! Продадим-ка его царю.

— Хорошо, — согласилась бабка.

Отправился старик с конем в столицу. Там сразу же его окружила толпа зевак — каждому хотелось взглянуть на чудесного коня. Услышал и царь о коне, вышел на балкон, чтобы взглянуть на него, но ничего не увидел. Послал он тогда своего зятя взглянуть на скакуна. Как увидел зять коня, сразу же дал старику полный кошелек золота за него. Потом вскочил на коня, чтобы проехаться на нем, но конь встал на дыбы и сбросил ездока. Упал зять на землю и чуть было не разбился насмерть. Страшно рассердился он и велел убить коня. В это время по улице проходила молодая красивая служанка. Увидела она коня, приласкала его и заплакала:

— Такой красивый конь, а должен погибнуть ради прихоти царского зятя. Коли не умеет держаться в седле, не садился бы. Тут конь шепнул девушке:

— Если тебе жаль меня, когда меня убьют, возьми мой передний зуб и закопай его в саду у дворца.

Служанка согласилась исполнить его просьбу. Когда палачи убили коня, у него выпал передний зуб. Девушка подняла его, отнесла в сад и закопала перед царским дворцом. К вечеру на том месте выросло чудесное дерево. Когда его листва шелестела, раздавалась песня: Утром у необыкновенного дерева собралась большая толпа — всем хотелось взглянуть на него. Пришел и зять царя. Но только он приблизился к дереву, как песня смолкла и ветви обросли колючками. Захлестали ветви зятя и изодрали его в кровь.

Рассердился зять царя и приказал срубить дерево. Услышала это служанка и воскликнула:

— Такое красивое дерево, а срубят его ради прихоти зятя! Тут дерево прошелестело:

— Если хочешь меня спасти, подбери первую щепку, которая отлетит в сторону, когда меня станут рубить, и брось ее в озеро!

Девушка так и сделала. Только она бросила в озеро щепку, как щепка превратилась в золотую утку. Увидел утку зять царя, схватил лук и выстрелил в нее, но стрела пролетела мимо, потому что утка уплыла к противоположному берегу. Во второй раз выстрелил зять, но опять не попал в утку. Лишь когда он выстрелил в третий раз, утка перекувырнулась в воде. Тогда зять разделся и бросился в озеро, чтобы подобрать ее. Только вошел он в воду, как утка, которая только притворилась убитой, поднялась в воздух и полетела к одежде, которую оставил зять. Там она ударилась о землю и превратилась в человека. Человек оделся, взял лук, стрелы и саблю и пошел в город.

Посмотрел царский зять в сторону берега, увидел своего бывшего раба, перепугался и со страху утонул.

А охотник направился ко дворцу. Ворота оказались на запоре, а с башен стала стрелять в него стража. Схватил он тогда свой лук и перебил всю стражу. Потом взломал железные ворота и вошел во дворец. Увидела его царская дочь, бросилась к нему и стала молить о пощаде, обманывая, что любит его.

Охотник спросил ее:

— А зачем ты приказала бросить меня в море?

— Я ошиблась тогда. Но ведь ты же остался жив.

— Хорошо, — ответил охотник, — теперь я прикажу бросить тебя вместе с твоим отцом в море. А там видно будет — может, и вам удастся остаться в живых!

И приказал бросить царя и его дочь в море. Царь и его злая дочь утонули, а охотник стал царем и женился на служанке. Он долго правил страной и сделал много добра хорошим людям.

Царь Троян с ослиными ушами

У царя Трояна были ослиные уши. Чтобы никто не узнал об этом, всем цирюльникам, которые брили его, он приказывал отрубить голову.

Пришел черед брить царя и одному бедному юноше, который жил со старушкой матерью. Узнав об этом, юноша страшно испугался. Но делать было нечего, и, взяв бритву, он пошел во дворец. Когда он побрил царя, царь спросил его:

— Есть у тебя братья?

— Нет, — ответил юноша, — один-одинешенек я у матери.

Пожалел его царь и сказал:

— Я отпущу тебя, но при условии, что ты никому не скажешь, что ты видел.

— Никому не скажу, — обещал юноша. — А если не сдержу своего слова, я сам приду, чтобы мне отрубили голову!

— Хорошо, ступай домой и держи свое слово!

Вернулся юноша домой цел и невредим, но вскоре стал слабеть и чахнуть. Видит мать, что ее сын того и гляди умрет, и начала расспрашивать его, что с ним. Но сын ответил ей, что ничего не может рассказать, потому что поклялся молчать. Тогда мать сказала ему:

— Иди, сынок, в дремучий лес, выкопай глубокую яму и крикни в нее три раза то, что лежит у тебя камнем на сердце. Потом засыпь яму землей и возвращайся домой. Так твоя тайна не будет больше мучить тебя.

Сын послушался совета своей матери, пошел в лес, выкопал глубокую яму и во весь голос три раза крикнул в нее: «У царя Трояна ослиные уши». Потом засыпал яму землей, и у него сразу же полегчало на душе.

Много ли, мало ли времени прошло, и в лесу на том месте, где была яма, вырос куст бузины с тремя ветвями. Пришли раз в лес пастушки, увидели куст и наделали из него дудочек. Стали они играть на дудочках, а дудочки заговорили: «У царя Трояна ослиные уши!» Разнеслась эта молва среди народа и дошла до ушей царя. Послал царь за юношей и спросил его:

— Ты обещал никому не говорить о том, что видел у меня. А вот теперь об этом узнал весь народ! Почему ты не сдержал своего слова?

— Клянусь тебе, что я никому ни слова не сказал! Но скажу тебе правду — замучила меня эта тайна, стал чахнуть я, чуть было не умер. Тогда мать научила меня пойти в лес, выкопать глубокую яму и крикнуть в нее то, что угнетало меня. А потом засыпать яму землей и вернуться домой. Я так и сделал!

— Хорошо, — сказал царь, — я проверю, говоришь ли ты правду.

Как-то вечером царь потихоньку вышел из дворца и направился к пастухам. Подойдя к ним, он услышал, как дудочки рассказывают, что у царя Трояна ослиные уши. Царь убедился, что юноша сказал ему правду, и простил его.

Как осел стал попом

В одном селе не было попа. Село было маленьким и бедным, и ни один поп не хотел ехать в него. Крестьянам приходилось туго — чтобы попасть в церковь и в зной, и стужу надо было отправляться в соседнее село.

В том же селе жил один богач, у которого был хороший осел: крупный, откормленный, сильный. Когда кому-нибудь из крестьян был нужен поп, он шел к хозяину осла и просил: «Так и так, мол, у меня сын родился. Одолжи осла съездить за попом…», «Тетка умерла. Попа нужно привезти…» или же «Сын свадьбу справляет. За попом нужно поехать…»

Надоело богачу одалживать всему селу своего осла, и подумал он раз про себя:

— Мой осел чуть ли не каждый день бывает у попа. Не лучше ли его самого сделать попом. Может, и мне что-нибудь да перепадет?

Подумал так богач, нарядил осла в рясу и камилавку, привязал ему к хвосту кошелек с деньгами и повел его к владыке.



— Владыка, — стал просит богач, — сделай-ка попом этого осла…

— Что?! — закричал владыка. — Ты в своем уме? Где это видано, чтобы осел был попом?..

— Не серчай, владыка! Я сказал то, что думаю. В нашем селе он вполне может быть попом. Конечно, тебе виднее. Как решишь, так и будет. Я ведь только спрашиваю. Коли нельзя — мы пойдем домой…

И богач потащил осла к двери. Владыка взглянул на него, увидел кошелек на хвосте и спросил:

— Что это у него привязано к хвосту?

— Это мой осел захватил с собой на всякий случай кошелек с деньгами. Но раз не быть ему попом, придется вернуть деньги домой!

— Постой, постой! — крикнул владыка. — Раз так — быть ему попом. Может, он и не речист, но зато голосист…

Так осел стал попом, а владыка получил кошелек с деньгами.

Мокрый дождя не боится

Однажды Хитрый Петр отправился в лес за дровами, но, как назло, весь день шел дождь. Насквозь промокший, промерзший до костей, он только о том и думал, как бы поскорее вернуться домой и присесть у огня, чтобы согреться и обсушиться. Но, вернувшись домой, он увидел, что у очага удобно расположилась его жена.

— Знаешь, Петр, — сказала она ему, — из-за этого дождя, чтоб ему неладно было, не могла носу высунуть из дому и не сходила за водой. Поэтому и фасоль не сварилась — нечем было ее залить. А ты и без того мокрый, вот возьми-ка коромысло и принеси два ведра воды. Недаром же говорится, что мокрый дождя не боится!

Хитрый Петр позеленел от злости, но ничего не сказал. Взял он ведра, пошел к колодцу и принес воды. Разомлевшая от жары жена сидела на том же самом месте. Хитрый Петр подошел к ней и, ни слова не говоря, вылил на нее оба ведра воды. Жена стала похожа на мокрую курицу.

— А теперь, жена, — сказал Хитрый Петр, — раз и ты мокрая, ступай сама за водой. Недаром же говорят люди, что мокрый дождя не боится! Да поживее, пока я не схватил коромысло!..

Жена взяла ведра и коромысло и побежала к колодцу за водой.

Двенадцать горцев

Жили-были двенадцать горцев: Тикето-Паленикето из села Игнатица, Кукул из Еленовдола, Соске-Палавра из Лакатника, Приши-Гелди из Бова, Коке из Редина, Кокарто из Огоя, Башалта из Оградиште, Корафле из Битоля, Самун-Геле из Луково, Теле из Царово, Биче из Реброво и Елен-Пелен из Желена.

Однажды софийский паша решил повесить гуся. Этот гусь совершил тягчайшее преступление — пока паша спал, он, приняв его бороду за травку, выщипал ее всю, до последнего волоска. Только собрался паша повесить гуся и уже накинул ему на шею петлю, как пришли к нему двенадцать горцев и стали молить его, чтобы он помиловал гуся. Больше всех упрашивал пашу Башалта из Оградиште. Паша согласился выполнить его просьбу и отпустил гуся. За это товарищи прозвали Башалту Умницей. Увидели горцы, что послушал их паша, и сказали Умнице:

— Раз нам удалось это дело, давай теперь сделаем так, чтобы на два лета приходилась одна зима.

— Ладно, — сказал Умница, — раз нам удалось спасти гуся от виселицы, значит, теперь сможем сделать так, чтобы на два лета приходилась одна зима.

И горцы отправились прямо к паше. Один за другим вошли они к нему и сказали:

— Здравствуй, паша!

— Что вам нужно, чорбаджии?

— Мы пришли спросить тебя: можно ли сделать так, чтобы на два лета приходилась одна зима. Уж больно нам зима надоела!

Посмотрел на них паша, подумал и ответил:

— Можно, конечно, можно. Вот, например, сейчас лето. Сделаем так, чтобы после него пришла зима, а потом опять лето. Вот и получится, что на одну зиму придется два лета.

Обрадовались горцы, поблагодарили пашу и ушли. По дороге вспомнили о мухах — что с ними, с проклятыми, делать?

Вернулись они снова к паше и спросили его:

— С летом и зимой, паша, все ладно получилось. Но что делать с мухами?

— Бейте их! — ответил паша. — Бейте хоть палками. Я разрешаю.

Тут, к несчастью, одна муха села паше на чалму. Корафле из Битоля схватил свою палку, замахнулся и что было силы ударил пашу по голове. Паша упал, а муха улетела. Увидели это слуги паши, закричали:

— Ты зачем ударил пашу?

— Я не хотел его ударить. Я замахнулся, чтобы убить муху!

Делать было нечего — паша сам велел убивать мух палками. Поэтому слуги не бросили Корафле в темницу, а просто-напросто выгнали его на улицу.

Пошли горцы дальше. Увидели на дороге белый арбуз и стали гадать, что это такое.

— Чего это вы удивляетесь? Это же верблюжье яйцо! — сказал Умница.

— Раз это верблюжье яйцо, значит, мы можем высидеть верблюжонка? — спросил другой.

— Ясное дело, можем. Нас двенадцать человек. Один посидит немного, второй посидит немного, третий… и не успеем оглянуться, как вылупится маленький верблюжонок!

— Только надо, — сказал третий, — высидеть его на вершине горы, чтобы ничего не мешало ему вылупиться.

Как порешили, так и сделали. Отправились в горы, взобрались на лысую вершину, и стали по очереди высиживать верблюжонка. Когда подошла очередь последнего садиться на яйцо (арбуз), он нечаянно толкнул его, и оно покатилось в заросли терновника. Горцы подумали, что это вылупился верблюжонок, полезли в заросли и вспугнули зайца. Заяц выскочил из куста и бросился к лесу. Увидев его, горцы закричали:

— Смотрите, смотрите! Не успел вылупиться, а у него уже такие длинные уши!

Заяц скрылся в лесу, а горцы стали думать и гадать, как быть дальше, как поймать верблюжонка. Наконец, один из них предложил:

— Давайте купим топоры, вырубим лес и поймаем его. Отправились горцы в ближайший город, купили топоры, вернулись в лес и принялись рубить его. Прошел мимо поп, ведя за собой кобылку и жеребенка, и спросил их:

— Что это вы тут делаете?

Горцы ответили, что у них убежал верблюжонок, и теперь, чтобы поймать его, они рубят лес. Понял поп, что затеяли они неразумное дело, и сказал им:

— Дайте-ка мне свои топоры. Посмотрю я, как они рубят. Если затупились, покажу вам как их наточить.



Горцы отдали попу свои топоры, а он сел на свою кобылку и ускакал вместе с топорами. Но жеребенок отстал от матери, и горцы поймали его. Умница предложил:

— Давайте задушим этого жеребенка! Разденемся, взвалим на него всю одежду, и он задохнется.

Разделись горцы, взвалили на жеребенка свою одежду и отпустили его. А жеребенок взял да убежал. Лишь Самун-Геле из Луково пожалел свою шапку и не положил ее на жеребенка. А она была сделана из двух овечьих шкур. Увидели это горцы и закричали:

— Положил бы ты на жеребенка и свою шапку, он бы непременно задохнулся и не убежал бы к попу с нашей одеждой!

Потом взяли и убили Самун-Геле из Луково. Пошли горцы дальше. Подошли к реке, смотрят — наклонилась к воде верба и поскрипывает на ветру.

— Почему скрипит эта верба? — спросили они.

— Ясное дело почему, — сказал Умница. — Пить ей хочется. Давайте ее напоим!

Схватился Умница за ветку и повис на ней, второй горец уцепился за его ноги, третий — за ноги второго, четвертый — за ноги третьего, и повисли они живой цепочкой над самой водой. Остальным не за что было уцепиться, и они остались на берегу. Тут Умница крикнул:

— А ну-ка держитесь, братцы, пока я поплюю на руки! Разжал Умница пальцы, и все они упали в реку и утонули. Остальные двинулись дальше. Подошли они к глубокому ущелью, в котором стлался густой туман. Горцы подумали, что ущелье полно ваты, и один из них предложил:

— Давайте прыгнем вниз, зароемся в вату и согреемся!

Горцы согласились с ним, но порешили, что сначала прыгнет кто-нибудь один и, если, там тепло, позовет и остальных.

Разбежался первый из них, прыгнул в ущелье и был таков.

— Тепло ему там, потому молчит! — решили горцы.

Прыгнул второй — и тоже ни звука.

Потом один за другим прыгнули и остальные, и все разбились насмерть о камни. Дело в том, что ущелье было очень глубоким, и наверху не было слышно того, что кричали падающие вниз горцы.

Кто кого переврет?

Однажды отец послал меня в село Муратица на мельницу. Провожая меня, он сказал:

— Не давай молоть хлеб безбородому мельнику. Он тебя обманет!

Поехал я по дороге вдоль реки и приехал на мельницу. Вышел ко мне мельник и говорит:

— Давай, паренек, смелю твой хлеб! Я посмотрел на него и ответил:

— Не могу! Отец наказал мне не давать молоть хлеб безбородому мельнику.

Поехал я дальше.

А мельник обогнал меня, встретил у следующей мельницы и говорит:

— Давай, паренек, смелю твой хлеб!

Посмотрел я на него — как две капли воды похож на первого мельника.

— Не могу! — говорю я. — Отец наказал мне не давать молоть хлеб безбородому мельнику!

Поехал я дальше.

А мельник снова обогнал меня, встретил у третьей мельницы и говорит:

— Куда это ты, паренек, едешь? Дальше нет мельницы. Давай смелю твой хлеб!

Посмотрел я на него — и этот как две капли воды похож на первого мельника. Что ж, думаю, может, они братья. И тут мне показалось, что у первого мельника все же было несколько волосков на бороде.

«Наверно, в этом селе все мельники — безбородые!» — подумал я.

Поэтому повернул я волов и поехал назад, на первую мельницу. Прежде чем начать молоть хлеб, мельник предложил:

— Слушай, паренек, что я тебе скажу! Платы с тебя я не возьму, но если перевру тебя, заберу себе весь хлеб. Согласен?

«Если я его перевру, выиграю десять килограммов хлеба. Если он меня переврет, проиграю сто килограммов. Явно несправедливо!» — подумал я, но все же согласился.

Мельник начал похваляться:

— Ты не смотри, что я простой мельник. Когда-то я был богачом. У меня было много овец. Сколько — не могу тебе сказать. Не считал их, да и не сумел бы пересчитать. Как-то начали мы с батраком доить овец. Доили, доили — целый год на это ушел. Наполнили молоком огромный овраг. Потом сделали из молока брынзу и начали укладывать ее в бочки. Вдруг из брынзы выскочил волк и бросился на нас — наверно, проголодался, сидя в брынзе. Мы закричали, волк испугался, схватил полдюжины овец и был таков.

— Мы тоже не нищие, — сказал я. — Был у нас огромный козел. Такой огромный, что просто описать нельзя. Раз он стал чесаться, и у него между рогами осталась земля. Потом как-то он зацепился рогами за ветви ореха, и орехи посыпались на него. Один орех застрял в земле между рогами и пророс. За год выросло дерево с козла. К осени созрели орехи. Орехов было так много, что ветви гнулись под их тяжестью. Но мы никак не могли собрать их. Даже когда козел ложился, нам не удавалось забраться на дерево. Долго я думал, как быть, и наконец придумал. Подождал, пока орехи хорошо созреют, поймал десятка два ос и напустил их на козла. Козел запрыгал, побежал, и орехи посыпались на землю. С тех пор, вот уже десятый год, едим мы орехи, а они все не убавляются. Хорош был козел, да завелись у него вши, стали и нас донимать. Попытались мы избавить его от вшей, да не тут-то было — он ведь такой огромный. Тогда мы решили его зарезать. Собрал отец всех мужиков в селе, вооружились они большими ножами и закололи козла. Тут как хлынет кровь — целая река, мельницу снесла, да и мельник утонул — был у нас в селе такой же безбородый, как и ты. А мясо мы свалили в двух оврагах, и по сей день пируют волки со всей округи.

— Вижу я, — говорит мельник, — живете вы в достатке. И достанется мне твой хлеб — вы не будете в большом убытке. А если перевелась у вас мука, дам вам в долг тыквы, будете есть ее до нового урожая. Знаешь, какая большая тыква у меня уродилась? Посадил я ее за домом лет пять назад. В позапрошлом году она зацвела, а в прошлом году выросла тыква — такая огромная, что мой дом оказался внутри нее. Взял я лопату и заступ и прокопал в тыкве проход. Сейчас нам совсем легко живется. Не приходится много работать. Из семян я намолол муки, делал масла. Шелухой — отапливаемся зимой. Жена отрежет кусок тыквы — вот и готов обед. Ни пахать, ни сеять не надо. А чтобы не сидеть совсем без дела, забегаю сюда на мельницу. Твоя мука мне не нужна, но возьму ее — будем печь из нее пироги с тыквой. Тыквы-то у нас много! Ты заходи ко мне. Жена даст тебе тыквы — не возвращаться же тебе домой с пустыми руками!

— Зачем мне твоя тыква — у нас яблок пропасть! Есть у нас одна яблоня — три года в обхвате, девять лет высоты. Однажды залез я на нее, чтобы сорвать яблоко, а оно оказалось червивым. Влез я в яблоко по проходу, что червяк проточил, и зарубил топором червяка. Тушу его бросил вниз, а она возьми да упади на корни яблони. От такого удобрения дерево принялось расти. Росло, росло и стало таким высоким, что вижу я — не слезать мне с него. Раскачал я тогда яблоко, в котором сидел, и оно упало на землю. Не будь яблоко таким спелым да упади оно на камни, я бы насмерть разбился. С тех пор все село ест это яблоко. А оно — сладкое, вкусное — не то, что твоя тыква! Влезаем мы в яблоко через проход, что червь проточил, вытаскиваем семечки и, как и вы из тыквы, делаем из них все, что нам нужно. Когда мой брат женился, он из одного такого семечка построил себе целый дом.

— И как это ты не догадался привезти мне кусок червя. Кормил бы я им поросят. Голодают они у меня, бедненькие. Свинья опоросилась на высоком тополе. Поросят было больше сотни, да в живых-то их осталось совсем мало — лишь те, что упали на землю. А те, что остались на тополе, умерли от страха. Теперь оставшиеся в живых голодают — надоела им тыквенная каша. Привез бы ты мне кусок червя, я бы и муку у тебя не взял…

— Я захватил с собой несколько кусков червяка — чтобы волов накормить в дороге, — да вот беда случилась. Боже мой, какие у вас темные мужики! Остановился я у реки, у омута, хотел волов напоить, дать им отдохнуть. Только сгрузил с телеги червяка, как смотрю — идут ваши мужики, человек пять-шесть. По-видимому, на рынок собрались. Остановились они на берегу, поглядели на наклонившуюся к воде вербу, и один из них, Куза, говорит:

— Давайте-ка, братцы, напоим ее!

Стал я их отговаривать: не беритесь, говорю, за такое дело. Где это видано, чтобы верба пила воду!

— Ты не вмешивайся в наши дела, — говорят они мне. — У нас в селе так принято.

Удивился я, встал в сторонке — дай, думаю, погляжу, как они будут поить вербу.

Куза подошел к дереву, ухватился за ветку и повис на ней. Второй мужик ухватился за ноги Кузы и тоже повис, третий — за ноги второго… Так повисли они цепочкой над водой.

Вдруг Куза крикнул:

— Погодите, братцы, поплюю я себе на руки!

Тут, конечно, они бухнулись в омут. Волы испугались, побежали, я — за ними. А о черве-то совсем и забыл. Что было дальше — не видел. Утонули твои земляки или же напоили вербу — не знаю…

— Не утонули, а только наглотались соли. Наш омут не глубок, потому что каждый год, осенью, мы сваливаем туда много соли — чтобы сохранить ее на семена. У нас сеют много соли. Если не держать ее в воде, она до весны портится. В этом году я засеял солью пять-шесть гектаров, но не знаю уродится ли она. Дождя что-то не было…

— Хоть бы уродилась! А у нас сеют стекла для керосиновых ламп. Приеду как-нибудь к тебе, и мы поменяемся — я тебе дам стекла, а ты мне — соли…

— Приезжай, только выбери время, когда зреет клубника. Все холмы вокруг нашего села покрыты клубникой. Вчера одна ягода скатилась с горы и угодила прямо в дом Джанковых. Дом рухнул, дети плачут. Сейчас всем селом пойдем откапывать их.

— Когда у вас созревает клубника, у нас как раз поспевают огурцы. Как-нибудь принесу тебе попробовать. Вот, например, сейчас один огурец уперся одним концом в наш дом, а другим — в дверь соседа, что живет напротив. Если подрастет еще немного, закупорит его дверь, как пробка. Всю улицу загородил — не пройти по ней, не проехать. Кто верхом — пытаемся перепрыгнуть через огурец, а кто на телеге — тому хуже, приходится объезжать стороной!



— Хорошо закусить огурчиком! А вот тебя, когда ты приедешь ко мне в гости, я угощу клубникой с медом. Знаешь, сколько у меня меда? Сто ульев у меня, и каждая пчела дает по килограмму меда.

— Меду и у нас много. В прошлом году прилетел огромный рой пчел. Решил я поймать его. Вбил в спину кобылы колья, сплел улей. Потом нарвал немного милиссы, привел кобылу к сливе, на которой устроились пчелы, и стал приманивать их: «Мат-мат, мат-мат, мат-мат!» Когда пчелы залетели в улей, я отвел кобылу на пасеку. Там я попытался снять улей, но, должно быть, кобыле стало больно, и она встала на дыбы. Улей упал, разбился, пчелы разлетелись, а на землю потек мед! Земля им насквозь пропиталась. Случайно на это место упало пшеничное зерно. Оно проросло и за неделю вымахало до самого неба. На рождество мне нечего было делать, и вот я стал взбираться по стеблю к небу, чтобы посмотреть, что делает боженька в день своего рождения. Взбирался я, взбирался, и наконец долез до неба. Поднатужился немного, продырявил в нем головой дырку. Смотрю: господь наш надрезал стебель, и из него, как из крана, течет мед. Господь наливает мед в большие золотые чаши, а остальная божья братия вылизывает их. Подкрался я и выкинул одну за другой в дырку, что проделал своей головой, все золотые чаши. Увидел меня бог, разгневался, закричал, а я юркнул в дырку и стал быстро спускаться вниз по стеблю. На полпути смотрю — стебель перерезан. Домашние не знали, что я полез на небо, и сжали хлеб. Что делать? Стал я вырывать у себя из головы волосок за волоском и привязывать их один к другому. Так, словно по веревке, стал спускаться я на землю. Но на рождество, как сам знаешь, холодно, и у меня окоченели руки. Решил я их погреть. Устроился я на узелке, чиркнул спичкой, а волосок возьми да загорись. Полетел я вниз, шлепнулся в снег и завяз в нем по колено. Нужно было как-то выбираться, поэтому пошел я за заступом. Вернулся, смотрю — лиса грызет мои ноги. Я подкрался к ней, замахнулся и ударил ее заступом. Лиса вскочила, побежала, и обронила письмо. Положил я письмо в карман, откопал ноги и пошел домой. Дома зажег лампу и прочел письмо. А там было написано: «Мельнику надо поменьше болтать и отдать парню муку!».

Мельник смутился и опустил голову.

А тут как раз и зерно смололось. Погрузил я мешки с мукой на телегу и поехал домой.

Как мы ездили в Софию

В прошлом году собрались мы с отцом в Софию. Сделал я себе постолы из свиной кожи, выбил мохнатую дедову шапку, приготовил накидку и прилег вздремнуть перед дорогой. Но так и не удалось мне заснуть. Потом слышу, отец зовет меня. Вскочил я, обул постолы, нахлобучил шапку, набросил на плечи накидку, и отправились мы в путь.

Шли мы, шли, как вдруг вижу — постолы мои развалились.

— Погоди, тятя, — говорю я, — посмотрю, что случилось! Будто новые постолы обул, а вот совсем развалились.

Взглянул на них, а их кто-то прогрыз, должно быть, котенок.

— Эх, чтоб ему пусто было! — выругался я. — Что теперь делать?

Сел я на землю, кое-как перевязал постолы ремешком, потом пошел дальше.

Пришли мы в Перник и решили:

— Тут сядем на поезд.

Поезда мы, правда, никогда не видели, но пошли вместе со всеми на вокзал.

Вдруг, откуда ни возьмись, появилась какая-то черная громадина — грохочет, дымит, дышит огнем.

Испугались мы, схватили свои манатки и бросились бежать. Бежали, бежали и прибежали в село Цырква.

Только остановились, чтобы перевести дух, как позади нас послышалось:

«Пуф-паф, пуф-паф, пуф-паф!»

— Тятя, эта чертовщина опять нас нагоняет!

— Господи, где же нам спрятаться?!

Мы снова бросились бежать, но громадина нагнала нас.

— Смотри, тятя, — говорю я, — да это же, наверно, поезд!

— Правда, он! А как испугал!

Я замахал своей меховой шапкой и закричал во весь голос:

— Ээээй, стой, стой! Стой, ээй!

Какое там стой! Эта черная громадина пронеслась мимо, как шальная. Только мы ее и видели.

Пошли мы дальше. Иду, а вроде чего-то мне не хватает. Потом вдруг хватился:

— Тятя, а накидки-то нет! Видно, потерял ее, пока бежали! Смотрим, возвращаться уже поздно, скоро стемнеет. Махнули рукой на накидку и пошли дальше.

К заходу солнца добрались до Софии.

Видим — на лугу мужчина с женщиной борются.

— Посмотри, тятя, — говорю я, — что они делают!.. Должно быть, таков уж здесь обычай — немного побороться, прежде чем войти в город!

Бросил тятя накидку, и мы схватились. Боролись, боролись — аж рубашки стали мокрыми от пота.

Мужчина с женщиной перестали бороться, мы — тоже.

Подошли мы к ним.

На нас сухого места нет, а им хоть бы что. Спрашиваем их, как это так, что они не вспотели, а они отвечают:

— Вы боролись, а мы танцевали.

Двинулись мы по какой-то прямой улице и вошли в Софию. К тому времени совсем стемнело. Смотрим — на улицах стоят какие-то огромные свечи. Кругом светло, как днем. А свечи большие — точь-в-точь, как столбы! Поставить бы такую свечу на могиле деда, до второго пришествия светила бы ему!

Стали мы думать, где бы заночевать, спросили прохожего, а он говорит:

— Идите в отель!

— Куда? В котел? — не расслышал отец. — В котле ягненка не сваришь, а ты предлагаешь нам обоим там переспать!

Я толкнул отца в бок:

— Не горячись, тятя! Видишь, какие большие у них свечи. Видать, и котлы тут с дом!

Тятя замолчал.

— Идите, я вас провожу, — сказал прохожий. — Вижу я, вы не здешние.

Пошли мы вместе с ним.

Привел он нас к одному дому и говорит:

— Вот тут и заночуете.

Смотрим: никакой это не котел, а самый настоящий дом. Задрал я голову, чтобы разглядеть его получше, а у меня с головы шапка упала — крыша в небо упирается.

Вошли мы внутрь.

Встречает нас в дверях какой-то человек, и мы его спрашиваем:

— Где тут можно заночевать?

— Ступайте за мной!

Стали мы подниматься за ним по лестнице. Поднимались, поднимались — даже ноги заломило. Открыл он какую-то дверь, говорит:

— Вот здесь переночуете.

Вошли мы в комнату, а он запер снаружи дверь на ключ и ушел.

Разулись мы. Тятя сразу же полез на кровать. Сел на нее, а она — как побросит его!

— Что это за чертова кровать? Побросила меня!.. — крикнул тятя.

Я сел на другую кровать. Меня тоже подбросило. Испугался я, встал посреди комнаты. А тятя говорит:

— Не лягу я на эту кровать! Кто ее знает, что она еще затеет, когда мы заснем!

Завернулся он в свою накидку и лег под дверью. За день так умаялся, что сразу заснул. А я хожу по комнате, не знаю, где бы прилечь. На кровати лежит что-то белое, вроде простыни, в которую заворачивают покойников, а под ним что-то толстое, вроде матраца, да соломы нет.

Одним словом, накрыться нечем. Но что делать. Стащил я этот матрац, накрылся им и лег на полу рядом с тятей. С боку, правда, поддувает, но все же теплее. Лежу я, вроде бы устроился, а заснуть все равно не могу. С потолка свешивается какой-то фонарь, похожий на шар. Светит прямо в глаза и не дает спать. Хотел я его задуть, дул, дул, а он, проклятый, не Тухнет. Я разозлился, схватил постолу и запустил ее в фонарь. Фонарь разлетелся вдребезги и погас. Только тогда я и заснул спокойно.

Утром нас разбудил тот же самый человек, что накануне запер нас в комнате. Собрались мы уходить, а он нам:

— Платите!

— Как! За что платить? Мы тут не ели, не пили!

— А за ночлег?

— Вот так так! Где это видано, где это слыхано, чтобы за ночлег платили! У нас каждый спит там, где ему взбредет в голову: дома, в хлеву, в шалаше, а то и прямо в поле… И никто ничего за это не платит.

— А здесь платят!

Вытащили мы деньги и заплатили.

— И за лампу, которую разбили, платите!

— Господи, за какую лампу! Сам оставил тут какой-то чертов фонарь, всю душу он мне вымотал, пока его погасил, а теперь еще и плати!

— Платите, платите! Заплатили мы и за лампу.

Вышли на улицу и отправились на базар. У нас оставалось еще немного денег, и мы решили купить кое-какие мелочи. Никогда не думали, что можно ухлопать столько денег на то, чтобы переспать.

Обошли мы рынок, и тятя зашел в какую-то лавку. Я — за ним. А в лавке — чего только нет!.. Тятя только головой вертит, а лавочник его обхаживает:

— Чего изволишь купить? Тятя смотрит и молчит.

— Скажи, что тебе нужно?

— Хочу купить что-то, да вот нет у тебя!

— Что ты говоришь! У меня разве что поповых ушей да воробьиного молока не найдется!

— А я говорю, что нет…

— Ну скажи же, что тебе нужно!

— Мне нужна волынка.

— Твоя правда, волынки нет.

— А я про то и говорю. Ну ладно. Заверни мне кусочек того красного рахат-лукума. Отнесу ребятишкам.

Завернул нам лавочник кусочек рахат-лукума, и мы вышли из лавки.

Побродили мы еще немного по рынку, и отец сказал:

— Нет у нас больше денег ни на волынку, ни на поезд, ни на что. Поэтому давай-ка собираться домой. А то, если проведем еще ночь в котле, может, и свои шапки придется здесь оставить.

Пошли мы домой.

По дороге проголодались, а хлеба не осталось у нас ни крошки. Тут тятя вспомнил про рахат-лукум.

— Давай съедим его, — предложил он. — У меня ноги подкашиваются от голода.

Отец вытащил нож и разрезал пополам кусок рахат-лукума.

— И что это, тятя, за рахат-лукум. Какой-то твердый, как халва!

Начали мы его есть, а он пенится, как мыло.

— Тятя, брось эту дрянь! Это вовсе не рахат-лукум! Похоже, что это крашеное мыло или черт-те что! Пенится! Обманул нас проклятый лавочник!

— Ешь, ешь! — говорит отец. — Пенится, не пенится, мы за него деньги заплатили!

И мы съели его.

Потом мы вернулись домой, и тут у нас заболели животы, и мы два дня провалялись.

С тех пор мы даже и думать не хотим о Софии.

Хитрый Петр и Ходжа Насреддин

Однажды Ходжа Насреддин встретил Хитрого Петра и спросил его:

— Это ты, Хитрый Петр?

— Я!

— Много мне приходилось слышать о тебе. Говорят, ты очень хитрый. Хочешь, будем состязаться и увидим кто кого хитрее.

Хитрый Петр почесал затылок и ответил:

— Что ж, я согласен. Только подожди меня здесь минуточку. Сбегаю домой за мешком с хитростями.

— Хорошо, сбегай, — согласился Ходжа Насреддин. — Я тебя подожду.

Хитрый Петр скрылся за углом, а Ходжа прислонился спиной к стенке и стал его ждать. Ждал до вечера, но Хитрый Петр так и не пришел. На следующий день они снова встретились, и еще издали Насреддин крикнул Петру:

— Эй, Петр, вчера я до вечера тебя прождал, а ты так и не пришел со своим мешком. Видно, испугался, что я тебя перехитрю…

— Что ты, ходжа, — ответил Петр. — Я заставил тебя зря прождать меня весь день, а ты говоришь, что я тебя боюсь. Подумай только — я без мешка тебя обманул, а что бы было, если б я принес мешок…

Как Хитрый Петр проучил попа

Однажды Хитрый Петр шел по дороге и задумчиво смотрел себе под ноги. Позади него шел сын местного толстосума-чорбаджии. Решил он подшутить над Петром, нагнал его и ударил по шее, да так, что у Хитрого Петра даже шапка слетела с головы. В то время сыновья богачей были настоящими извергами. Этим твердолобым бездельникам не нужно было ни работать, ни учиться, и весь день, словно бешеные собаки, они рыскали по селу с одной мыслью — кого бы обидеть, какую бы пакость сделать людям. А люди ничего не могли сделать им, потому что за спиной у этих негодяев стояли их отцы.

Что было делать бедному Петру — он, как и все крестьяне, тоже боялся чорбаджиев. Поэтому решил он пойти пожаловаться сельскому попу. Поднял Петр с земли свою шапку, отряхнул ее от пыли и направился к поповскому дому. Поп сидел на рогоже и составлял поминальные списки. Выслушал он жалобу Хитрого Петра и сказал ему:

— Эх, Петр, стоит ли обращать внимание на такие мелочи. Вот увижу его и скажу ему, чтобы угостил тебя вином, и так дело уладится — ты простишь его.

И поп снова склонился над своими списками.

Услышав такие «мудрые» слова, Хитрый Петр подошел к попу, ударил его по толстой шее и сказал:

— Раз каждую пощечину можно оплатить вином, теперь и я перед тобой в долгу. Поэтому получи у сына нашего чорбаджии стакан вина, что мне причитается, и мы будем с тобой в расчете.

Как Хитрый Петр стал брадобреем

Однажды, накануне праздника, Хитрый Петр остановился в городе на постоялом дворе, при котором была кофейня. В ней сидело человек двадцать всяких хитрецов и умников. Хитрый Петр, которого никто не узнал, подсел к ним и стал слушать, о чем они говорят. А тут как раз зашел разговор о нем самом, о том, что он, мол, Хитрый Петр, и такой, и сякой, и круглый дурак, и вообще-то посмешище. И за что его только прозвали «хитрым», если каждый обведет его вокруг пальца? Хитрый Петр сидел на своем месте и помалкивал.

— Оставьте Хитрого Петра в покое, — прервал, наконец, этот разговор какой-то умник почтенного возраста. — О дураке, которого каждый может провести, не стоит и говорить. Подумаем о другом — завтра праздник, пойдем в церковь, и нужно побриться. Я предлагаю вызвать сюда брадобрея и сторговаться с ним. Так нам обойдется дешевле.

— Не нужно звать брадобрея, — сказал Хитрый Петр, который до тех пор не обронил ни слова. — Я всех вас побрею.

— А сколько ты возьмешь с человека?

— Да сколько дадите. Я — человек бедный, и много не попрошу. Задолжал я на сегодня хозяину 3–4 гроша за ночлег, вот и заплатите их. Мне больше не нужно.

— Эй, парень, — крикнул старый умник половому, — скажи своему хозяину, чтобы не брал с того человека денег за ночлег и еду! Мы заплатим за него!

— А теперь, — сказал Хитрый Петр, — идите по своим комнатам. Я сбегаю за бритвой и приду побрею вас. — И он вышел из кофейни.

— Вот уж истинно повезло нам: не он нас побреет, а мы его обдерем! Получается как в поговорке: «Три головы за грош и одна задаром!» — лукаво заметил старый умник.

Потом все разошлись по своим комнатам, а Хитрый Петр попросил у трактирщика кусок мыла, кувшин теплой воды и принялся за дело.

Вошел он в первую комнату, намылил хорошенько голову и бороду первого умника и вдруг спохватился:

— Тьфу ты пропасть! Бритву забыл. Подожди немного, пока сбегаю за ней! — А сам пошел во вторую комнату, в третью… пока не намылил головы и бороды всех хитрецов. А мыло было едким, щипало глаза, и умники сидели, зажмурившись, и безропотно ждали, когда вернется брадобрей. Потом Хитрый Петр намылил и себе лицо, чтобы его не узнали, выскочил во двор и принялся кричать:

— Что за безобразие! Где этот проклятый брадобрей, что оставил меня всего в мыле? Держите его!

И тут пошла писать губерния!

Умники повыскакивали из комнат, взглянули друг на друга — все до одного в мыле. А мыло течет по лицу и одежде, жжет глаза. Одни бросились в погоню за брадобреем, другие искали воды, чтобы умыться, третьи — только охали и терли глаза. Прохожие, глядя на них, покатывались со смеху.

А у Хитрого Петра и след простыл.

Хитрый Петр и погонщик ослов

Однажды Хитрый Петр направился в лес за дровами. По дороге он встретил человека, который гнал десяток ослов, нагруженных вязанками хвороста. А хорошо известно упрямство осла: побежит, побежит сначала, а потом как заупрямится — хоть убей его, не сделает ни шагу! Вот и эти ослы заупрямились. Бедный погонщик колотит их палкой, а они только пятятся назад.

— Добрый день, брат! — поздоровался Хитрый Петр с погонщиком.

— Может, для тебя он и добрый, а для меня нет! — ответил выбившийся из сил погонщик и снова принялся браниться и бить своих ослов.

— И чего это ты, братец, сам себя мучаешь? Разве палкой заставишь осла идти быстрее? Есть другой способ — хочешь помогу тебе?

— Помоги, брат, научи, что делать. Всю жизнь буду тебя добром поминать!

Хитрый Петр полез в свою торбу, достал маленький стручок острого красного перца и сказал погонщику:

— Это необыкновенный перец. Натри им осла под хвостом, и он быстрее коня побежит. Потом и сам его не догонишь!

Хитрый Петр отдал ему перец и ушел. Погонщик сделал так, как научил его Петр. Только он натер ослов, как они побежали во всю прыть.

— Вот замечательное средство, — подумал он. — А почему бы и мне самому не испробовать его?

Бедняга только сделал это, как его так прижгло, что он бросился бежать со всех ног. Обогнав ослов, он подбежал к своему дому и еще издали крикнул жене:

— Эй, жена, как вернутся ослы, запри их и разгрузи хворост. А я мчусь дальше. Видно, только в соседнем селе смогу остановиться!

Хитрый Петр и крестьяне

Одному крестьянину, который много наслышался о Хитром Петре, захотелось познакомиться с ним. Вот он и надумал пойти к нему в гости, а чтобы не идти с пустыми руками, поймал старую курицу и отнес ее Петру. Хитрый Петр поблагодарил крестьянина за подарок и пригласил его на обед. Плотно пообедав, изрядно выпив, крестьянин, веселый, пошел домой. Через несколько дней он снова постучался к Хитрому Петру.

— Кто это? — спросил Хитрый Петр.

— Я тот человек, что принес тебе курицу.

— Очень хорошо. Как раз вовремя пришел. Садись за стол, пообедаем.

Крестьянин вошел в дом и опять хорошо пообедал.

Еще через несколько дней к Хитрому Петру пришел другой крестьянин и сказал, что он сосед того крестьянина, который подарил Петру курицу.

— Что ж, — ответил Хитрый Петр, — раз ты меня уважил, садись за стол.

На следующий день пришел еще один крестьянин. Он сказал, что он сосед соседа того крестьянина, который подарил Петру курицу.

— Пожалуйста, прошу к столу.

Потом Хитрый Петр велел жене принести большую миску с горячей водой, поставил ее перед крестьянином и сказал:

— Как, тебе нравится суп? Правда, он немного жидковат. Но что делать? Этот суп сродни тому супу, что жена сварила из той курицы, которую как-то принес мне сосед твоего соседа.

Так Хитрый Петр отплатил крестьянам за их нахальство.

Едят ли ослы фасоль?

Однажды Хитрый Пётр поехал на осле в город. Дело было зимой, и стояли трескучие морозы. Промерзший до костей, он остановился в одном селе и зашел в корчму, чтобы согреться. В корчме было много посетителей, в очаге весело потрескивал огонь, и у огня сидели крестьяне и с наслаждением пили теплое вино с сахаром и острым перцем. Никто из них не потеснился, чтобы и Хитрый Петр тоже мог подсесть к огню.

Петр постоял, постоял на пороге, а потом спросил корчмаря:

— Нет ли у тебя чего-нибудь поесть?

— Есть фасоль с мясом. Только что с огня снял, — ответил корчмарь.

— Вот и хорошо. Отнеси-ка миску фасоли моему ослу. Он очень проголодался.

— Разве ослы едят фасоль? — засмеялся корчмарь.

— Мой осел ест. И прошу тебя, отнеси ему поскорее.

— Брось шутить, Петр! Ты что, за глупцов нас принимаешь?

— А я тебе говорю, что мой осел ест фасоль. Скажи, сколько стоит миска фасоли, я сразу же тебе заплачу!



— Сколько стоит?

— Один грош!

— Вот тебе грош!

Крестьяне навострили уши.

Корчмарь наложил полную миску фасоли и пошел во двор, чтобы отнести ее ослу. Крестьяне тоже встали и пошли за ним посмотреть, как осел будет есть фасоль.

А Хитрый Петр в это время удобно устроился возле огня.

Вскоре вернулся корчмарь, неся в руках миску, и сказал:

— Осел только понюхал фасоль, но есть не стал.

— Опять ослиные капризы! — ответил Хитрый Петр. — Наверно, он что-то не в духе. Ну раз осел не хочет фасоли, давай-ка ее сюда. Я съем!


Оглавление

  • Бабушка, ягненок и волк
  • Глупый волк
  • Лиса, волк, медведь и кабан
  • Лиса и еж
  • Лисичка-сестричка
  • Котенок и лев
  • Охотник и звери
  • Медведица и дурное слово
  • Виноградарь и змея
  • Погонщик верблюдов и верблюды
  • Волк и ягненок
  • Две красноперые рыбки
  • Как животные убежали в лес
  • Трое братьев и змей
  • Золотая девушка
  • Злой царь
  • Расскажи, прялочка…
  • Мальчик и медвежонок
  • Серебряный олень
  • Царь Троян с ослиными ушами
  • Как осел стал попом
  • Мокрый дождя не боится
  • Двенадцать горцев
  • Кто кого переврет?
  • Как мы ездили в Софию
  • Хитрый Петр и Ходжа Насреддин
  • Как Хитрый Петр проучил попа
  • Как Хитрый Петр стал брадобреем
  • Хитрый Петр и погонщик ослов
  • Хитрый Петр и крестьяне
  • Едят ли ослы фасоль?