КулЛиб электронная библиотека 

Болгарские сказки [Народное творчество] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



БОЛГАРСКИЕ СКАЗКИ

Перевод и обработка Н. Шерешевской
Рисунки А. Я. Якобсон
Дорогие читатели!
Присылайте нам ваши отзывы о прочитанных вами книгах и пожелания об их содержании и оформлении.

Укажите свой точный адрес и возраст.

Пишите по адресу: Ленинград, наб. Кутузова, 6. Дом детской книги Детгиза.


Соловей и мельничный жёрнов


Сел однажды соловей на вербу возле мельницы и залился песней с трелями да переливами:

Я — соловей, мой голос нежен, чист.
Как звучно щёлканье, как мелодичен свист!
Все слушают с восторгом соловья.
Певец один в округе — это я!
Так пел соловей, а мельничный жёрнов, что перемалывает зёрна на муку, ему отвечал:

Трака-трак! Трака-трак!
Ну, зачем гордишься так?
Ведь и я, зерно дробя,
Напеваю про себя.
Поёт мельничный жёрнов, а зёрна слушают его и подскакивают от радости. Рассердился соловей и снова запел:

Молчи ты, жёрнов, каменный, тупой.
Зачем мне сравнивать себя с тобой?
Ты  можешь только крякать да скрипеть,
А я умею так прекрасно петь.
Но мельничный жёрнов продолжал свою работу, только усмехнулся и ответил соловью:

Я жёрнов, жёрнов, жёрнов,
Работаю упорно.
Я потому скриплю,
Что зёрна я дроблю.
Ты хорошо умеешь петь,
Тебе — хвала и честь,
Но если брошу я скрипеть,
Что люди будут есть?

Воробей и лиса


Было время, когда воробей и лиса жили дружно и помогали друг другу, как добрые соседи. Но хитрая лиса всё время думала, как бы ей обмануть воробья.

Однажды она предложила:

— Воробушек-дружок, давай посеем пшеницу. Вместе поработаем, а когда обмолотим, разделим поровну и славно зиму проживём.

Согласился воробей, и пошли они с лисой на поле пшеницу сеять. Но работать лисе не хотелось — ленива была кумушка. Вот и надумала она, как схитрить.

— Воробушек-дружок, — говорит она воробью, — ты тут работай, а я пойду небо поддерживать, а то как бы не упало да не примяло нашу пшеницу.

Ушла обманщица-лиса, села на край поля и просидела гам целый день. А воробей посеял пшеницу.

Пришло время жать. Опять лиса говорит:

— Воробушек-дружок, ты жни, а я пойду поддерживать облака, а то как бы дождь не пошёл да не намочил нашу высокую пшеницу.

В это время, и правда, проплывало над полем облако. Лисица встала на задние лапы и сделала вид, будто облако поддерживает, а сама про себя смеётся, глядя, как воробей трудится.

Пришло время молотить. Лиса снова говорит:

— Воробушек-дружок, ты работай, а я пойду отгонять ветер, а то как бы не налетел да не развеял нашу золотую пшеницу.

Так и просидела лиса весь день на краю поля, на солнышке грелась, а воробей тем временем обмолотил всю пшеницу.

Наконец пришло время делить урожай.

Воробей спросил лису:

— Кума-лиса, а как мы будем делить?

— Воробушку одно зёрнышко, лисе — девять.

Как сказала, так и разделила: воробью одну долю, а лисе — девять. Бедный воробушек посеял пшеницу, жал её, молотил, а лиса на поле отдыхала, но забрала себе почти весь урожай.

Пошёл воробей пригорюнясь. Навстречу ему собака:

— Что-то ты невесел, воробушек? Кто тебя обидел?

Рассказал воробей про всё собаке: как он пшеницу сеял, а лиса небо поддерживала, как жал пшеницу, а лиса облака стерегла, как молотил, а лиса ветер отгоняла.

— Ну скажи: чья работа труднее? — спрашивает воробей.

— Ах ты, глупый, глупый воробей! Ведь лиса-то тебя обманула. Она известная лентяйка и обманщица. Ну, ничего, не горюй. Мы её проучим.

Договорились они обо всём, и воробей полетел обратно к лисе. Подлетает он к ней и кричит:

— Спасайся скорее, лиса! Идёт сюда собака, большущая и злая. Грозится тебя съесть. Беги скорее, а я твою пшеницу постерегу.

Пустилась лиса бежать без оглядки.

А воробей позвал собаку, и забрали они весь урожай. Целую зиму клевал пшеницу воробей, собака себе всю зиму кашу варила и гостей угощала, но всё равно всего съесть не могли.

А лиса голодная по лесу бегала.

Вот и правду пословица говорит: «Что посеешь, то и пожнёшь».


Олень и оленёнок


Я сейчас расскажу вам о том, что однажды случилось в нашем лесу.

Самый старый олень с прекрасными ветвистыми рогами повёл всё оленье стадо на пастбище.

Долго жил он на свете, много гор излазил и знал хорошо, где можно встретить охотников или где какая-нибудь опасная яма; знал он, где растёт сочная зелёная трава и где есть родник со студёной водой. Уверенно шёл он впереди стада большими ровными шагами.

Уже недалеко была поляна, к которой так спешили олени, как вдруг самый маленький оленёнок, серый, озорной и непослушный, подбежал к старому оленю и робко сказал ему:

— Остановитесь, дедушка, остановитесь! Не делайте больше ни шагу! Впереди большая яма!

— Не мешай, малыш! — отвечал старый олень. — Я хорошо знаю все горы и леса, а ты еще не дорос, чтобы учить меня, старого оленя! Я никогда не попаду в яму!

И он гордо пошёл вперёд, а за ним и всё стадо.

Но не успели они сделать и десяти шагов, как раздался страшный шум и треск — это старый олень упал в яму и попал в охотничий капкан.

Остальные олени застыли на месте.

Тогда старый олень сказал:

— Послушайте, дети мои, что я вам скажу! Охотники здесь близко, они подстерегают вас, спасайтесь, кто куда может! Убегайте все до одного, чтобы и с вами не случилась беда, как со мной. Простите меня за все обиды и запомните: не пренебрегайте советом малого, да разумного! Если бы послушал я моего маленького внука, не кончил бы я так рано свою жизнь.


Курица и овца


Снесла курочка яичко и принялась кудахтать да, хвастать:

— Идите все скорее сюда! Посмотрите, какое красивое, какое белое яйцо я снесла!

А рядом лежала кроткая овца со своим маленьким чёрным ягнёнком. Она лежала и молчала. Курица важно прошла мимо неё и спросила:

— Что ж ты не подойдёшь и не посмотришь, какое красивое, какое белое яйцо я снесла? Тебе-то уж не снести такое!

Овца скромно ответила:

— Ну, что ж, сестра, каждый приносит нашему хозяину, что может. Ты дала ему яйцо, а я — ягнёнка. И не хвастаю этим.

— Да, но сколько стоит моё яйцо и что стоит твой ягнёнок! — отвечала курица.

— Вон наш хозяин идёт — его и спросим.

Хозяин узнал, из-за чего спор, и говорит курице:

— Что это ты раскудахталась? Яйцо снесла и хвастаешь? Да за одного ягнёнка дадут двести твоих яиц! Теперь сама посуди, если ты подняла такой шум из-за одного яйца, что же может натворить овца, которая принесла ягнёнка?


Кто генерал зверей?


Было время, когда лев командовал всем звериным войском и его называли генералом зверей.

Но вот состарился лев, позвал к себе медведя и сказал ему:

— Послушай, Миша! Я уже стар стал и решил сделать тебя главным воеводой. После меня ты самый сильный из всех зверей в нашем лесу, и потому тебе выпала честь стать генералом зверей.

Сказал так лев, потом позвал самую маленькую птичку — крапивницу — и велел ей созвать всех зверей, чтобы выстроить их на большой лесной поляне.

Собрались все звери и выстроились в два ряда, — как настоящие воины.

Тут и лев с медведем пришли и встали перед своим войском.

Были тут и волки, и олени, и дикие козы, и лисы, — каких только не было животных!

На самом краю одного ряда стояли осёл и заяц. Медведь увидел их и засмеялся.

— Эй, Миша, ты что смеёшься? — спросил его лев.

А медведь ещё пуще смеётся.

— Не нравится тебе моё войско или, может быть, оно плохо построено? — удивился лев.

— Войско твоё отличное и построено правильно, — отвечал медведь. — Ни у одного генерала нет такого сильного войска, как твоё.

— Так что же забавит тебя? — спрашивает лев.

— А мне смешно на осла да зайца, что и они пришли и стали в ряд с другими животными. Где это видано, чтобы осёл из ружья стрелял или саблей рубил? А заяц известный трусишка; если ружьё выстрелит, — только его и видели! Вот я и подумал, — какая от них может быть польза, если они такие трусливые да неумелые?

— Вот и не так! — отвечал лев. — На войне нужны и такие воины, как осёл и заяц. Осёл не умеет ружья держать и саблей размахивать, но зато у него голос сильный — добрый трубач из него получится. Когда разбредётся всё моё войско по лесам и долинам, он заревёт громко и соберёт всех воинов ко мне. А заяц быстро бегает и служит мне гонцом, разносит мои приказания по всему войску. На войне и самый слабый воин полезен. В своё время и тебе мог бы пригодиться даже такой трусишка, как наш заяц. Эх, Миша, голова у тебя, я вижу, большая, да глупая! А потому не можешь ты быть генералом зверей.


У страха глаза велики


Жили-были дед да баба. И был у них кот: красивый, большой, с полосатой спиной — настоящий тигр. Красив был кот, да ленив: не хотел он мышей ловить. Но полакомиться любил он. Как увидит цыплёнка на дворе, притаится и — хоп! — схватит его и съест. Так, одного за другим, почти всех цыплят переловил.

Заметила это баба и пожаловалась деду. Поймал дед проказника, засунул его в мешок и отправился в лес. Пришёл на поляну, оставил кота в завязанном мешке поддеревом и ушёл. А кот и знать ничего не знает, лежит, дремлет да мурлычет.

В это время через поляну пробегала лиса. Увидела она мешок, услышала, как кот мурлычет, и удивилась:

— Какой зверь в мешке сидит? Посмотреть бы…

Развязала она мешок — и вылез кот. Выгнул спину, зевнул, распушил хвост, а лиса удивляется: столько лет в лесу жила, а такого зверя еще никогда не видывала.

— Скажи мне, юнак, кто ты и как тебя зовут? — спросила его лиса.

— Меня зовут Вельможа-кот, — гордо ответил кот.

— А где ты живёшь?

— До сих пор жил я у людей.

— У людей? — не поверила лиса. — И ты не побоялся людей?

— Мне ли ведать страх? Ты еще меня не знаешь. Я ничего не боюсь!

— И волка не испугаешься?

— Бояться волка? Мне? Смешное дело! Вот дай только мне встретиться с пятью — шестью волками сразу, тогда увидишь, что будет…

Лиса про себя подумала: «Как раз такого зверя мне и надо; с ним не страшно: от любого защитит». И спрашивает она кота:

— Женат ли ты, кот?

— Нет, не женат.

— И я лисица-вдовица. Давай поженимся.

— Ну что ж, давай, — согласился кот.

Пошла лиса гостей на свадьбу звать. Теперь она уже никого не боялась, потому что муж её был юнаком среди юнаков.

Шла она, шла и встретила медведицу.

— Бабка медведица, я замуж выхожу, приходи ко мне на свадьбу.

— Что ж, приду, — согласилась медведица. — А за кого ты замуж выходишь?

— За Вельможу-кота.

— Кто это такой Вельможа-кот? Первый раз слышу о нём.

— Храбрый юнак! — похвасталась лиса. — Хвост у него большой, как ореховый куст, зубы острые, как иглы, когти крепкие, как железо. Кого схватит, живым не отпустит.

— Страшно мне, не пойду я, — испугалась медведица.

— Не бойся, — успокоила её лиса. — Принеси побольше подарков, — он тебя и не тронет.

Согласилась медведица и отправилась за подарками, а лиса пошла к волку. Шла, шла, встретила волка и рассказала ему обо всём. Услышал волк, какой страшный Вельможа-кот, испугался и отказался идти на свадьбу.

— Не бойся, принеси побольше подарков, никто тебя и не тронет, — успокоила его лиса.

Согласился волк и отправился за подарками, а лиса пошла искать кабана. Заметила его под дубом — он там жёлуди собирал — и позвала его на свадьбу. Но, когда узнал кабан, что за юнак Вельможа-кот, отказался идти.

— Не бойся, принеси побольше подарков, — никто тебя и не тронет.

Отправился кабан за подарками, а лиса вернулась к коту и всё рассказала ему.

— А какая она, медведица, очень большая? — спросил Вельможа-кот.

— Как вон то большое дерево, — сказала лиса.

— А кабан?

— Пожалуй, чуть-чуть поменьше медведицы.

— А волк?

— Тот ещё меньше кабана.

Испугался Вельможа-кот, даже шерсть дыбом у него встала, и сказал он лисе:

— Не люблю я обманывать. Не надо было меня так расхваливать перед всеми.

— Как обманывать? — удивилась лиса. — Разве ты сам не сказал мне, что ты юнак среди юнаков?

— Ну да, так оно и есть, но всё же не совсем так, как ты сказала. Хвост у меня действительно большой, но не как ореховый куст. И зубы у меня острые, но не как иглы, да и ногти мои крепкие, но не как железо.

— За себя ты не бойся, — усмехнулась лиса. — Я так всех напугала, что увидят муху, а померещится им слон. Не зря же говорят: «У страха глаза велики».

Долго ли, коротко ли, прошло два часа — время и гостям приходить. Лиса вышла их встречать, а Вельможа-кот спрятался в дупло.

Каких только подарков не нанесли гости! Медведица принесла горшок с мёдом, волк — свежего мяса, а кабан — копчёного сала. Как увидала лиса всё это, слюнки у неё потекли, начала она облизываться. Пригласила она гостей садиться, а сама подошла к дуплу и говорит:

— Вельможа-кот, не выйдешь ли гостей встречать?

— Подожди, дай сначала сапоги надеть! — откликнулся из дупла Вельможа-кот.

— Он в сапогах ходит? — спросил кабан.

— В сапогах, — ответила лиса.

Ждут-пождут, не вылезает из дупла Вельможа-кот. Снова зовёт его лиса.

— Подожди, дай усы закрутить, — отвечает Вельможа-кот.

— У него усы? — удивился волк.

— Э, да какие!

Ждут-пождут, не вылезает Вельможа-кот.

Снова зовёт его лиса.

— Подожди, вот только саблю привешу! — отвечает — Вельможа-кот.

— У него и сабля есть? — спрашивает медведица.

— Чудная ты, бабка медведица, — говорит лиса. — Где ж это видано, чтобы юнак без сабли ходил?

Как услыхали гости, что у Вельможи-кота сабля есть, совсем перетрусили.

Думала, думала медведица, как бы ей целой и невредимой остаться, и говорит:

— Пока ждём Вельможу-кота, я влезу на ту грушу, очень я люблю гнилые груши.

— А я поброжу по лесу, — сказал волк.

— Ну, а я в листья зароюсь, чтобы мухи меня не кусали, — сказал кабан.

Сказано — сделано. Медведица влезла на грушу, волк скрылся в кустах, а кабан зарылся в листья, одно только ухо выставил наружу, чтобы услышать, когда Вельможа- кот выйдет из дупла.

А лиса тем временем полезла в дупло посмотреть, что кот так замешкался. Присмотрелась и видит: забился кот в угол — дрожит от страха, бедняга.

— Вылезай, не бойся, — подбадривает его лиса. — Все сами тебя испугались.

— Не смею. Они сильнее меня.

— Ну и что ж? Я их обману.

— А какая медведица, большая?

— Как мышка.

— А кабан?

— Как шмель.

— А волк?

— Ещё меньше, чем шмель.

— Ну, если так, я не боюсь! — обрадовался Вельможа-кот, юнак среди юнаков, да и вылез из дупла. Распушил свой хвост, умылся, спину выгнул, а сам всё-таки дрожит от страха.

— Бабка медведица, кум волк, идите знакомиться с Вельможей-котом! — стала звать лиса, а сама про себя подумала: «Вот бы не пришли они, а то вдруг испугается мой юнак из юнаков да пустится бежать. На смех меня тогда подымут».

Но медведица, волк и кабан и не думали знакомиться с Вельможей-котом. Каждый притаился на своём месте и молчал.

Да на беду случилась тут муха; укусила она кабана. Кабан пошевелил ухом, чтобы прогнать муху, а кот решил, что это мышь, прыгнул он из дупла и вцепился кабану прямо в ухо. Кабан закричал, как зарезанный, и бросился бежать. А Вельможа-кот сам ещё больше испугался, бросился в другую сторону — и прямо на дерево, где медведица притаилась. Медведица решила, что кот хочет её саблей зарубить, прыгнула она с груши — да прямо на волка, спрятавшегося в кустах. Бросился волк бежать и исчез в лесу, как дым. Только его и видели…

А когда все страшные звери разбежались, Вельможа-кот слез с дерева. Тут лиса его и спрашивает:

— Ну, как, большая она, медведица-то?

— Как слон.

— А волк?

— Как конь.

— А кабан?

— Чуть поменьше коня.

— Испугался ты? — усмехнулась лиса.

— Кто, я испугался? Да я их, как цыплят, разогнал. Пусть помнят, как ходили на свадьбу к Вельможе-коту.

— Ну, я вижу, ты, и правда, юнак из юнаков! — похвалила его лиса.


Трус


Это случилось в нашем лесу.

Каждый из вас бывал в этом лесу и, наверное, кое- что слышал о том, как мирные животные встали на свою защиту против свирепых волков.

Но никто не знает об одном трусливом зайце, который не захотел со всеми вместе участвовать в борьбе, надеясь спасти свою шкуру, да и сгинул бесславно.

Вот как это случилось.

В лесу развелось очень много волков. Повсюду рыскали волчьи стаи и истребляли всех мирных и кротких животных, которые не успевали спастись бегством. Встретят зайца — съедят его, серну или оленя заметят — набросятся и тоже живыми не отпустят.

День ото дня становились волки всё свирепее и безжалостнее. Всё живое разбежалось по лесу, по чащам и лощинам, но и там не было спасения. Волки рыскали повсюду. Весь лес содрогался от их воя.

Поняли мирные животные, что грозит им, если не бороться с волками, и решили защищаться, да не только защищаться, но и совсем изгнать волков из лесу.

Собрались они на совет.

Один трусливый заяц заявил:

— Я заяц слабый; мне ли против волков идти?

— Слабый, говоришь? — не согласился олень. — Если соберёмся мы все вместе да дружно вступим в борьбу, — потопчем всех волков.

— Наши рога крепки, — сказали дикие козы. — Мы поможем оленям сражаться с волками.

— И мы хотим участвовать в борьбе, — зажужжали пчёлы. — Что ж, что мы невелики, зато жала у нас острые.

Так все мирные животные решили идти на битву с хищными волками. Один только заяц молчал и слушал, а сердце у него стучало от страха. Когда же все кончили говорить, он прижал свои длинные уши и пробормотал:

— Нет у меня ни рогов, ни копыт, ни жала. Не могу я с волками биться. Но у меня есть сильные ноги, — они меня спасут от врагов.

Тогда олень предложил ему:

— Верно, нет у тебя ни рогов, ни копыт, ни жала. Но бегаешь ты быстрее всех нас. Вот ты и сможешь разузнавать, где волки, и нам говорить, а мы будем на них нападать.

— Не хочу я быть разведчиком, — сказал заяц. — Я буду сам по себе — ни с вами, ни с ними.

Сказав это, трусливый заяц бросился бежать и спрятался в самой густой чаще.

Началась борьба между мирными животными и волками. Лес наполнился шумом и треском. Вой и рёв звучали в воздухе. А трусливый заяц лежал в густых зарослях и дрожал.

Три дня и три ночи продолжалась страшная битва. Много мирных животных погибло от волчьих клыков, но ещё больше было убито волков.

На третью ночь мирные животные победили. Волки все разбежались, только их и видели. Один волк попал в ту самую густую чащу, где спрятался трусливый заяц. Увидел заяц волка и начал молить его:

— Не убивай меня, кум волк. Я большой друг волкам. Мирные животные заставляли меня быть их разведчиком, но я отказался.

— А почему же ты не пришёл нам помогать, если ты наш друг? — сердито спросил волк.

— А я ни с ними, ни с вами. Я сам по себе.

— А-а, не с нами? Значит, ты против нас! — сказал волк, прыгнул на зайца и съел его.

А неподалёку от того места на дереве сидела синица. Она видела, как расправился волк с трусливым зайцем, и полетела рассказать об этом мирным животным. А мирные животные в это время собрались на большой поляне праздновать свою победу. Самый сильный олень — их предводитель — поздравил всех с победой, огляделся, все ли пришли, и, когда увидел, что зайца нет, спросил:

— А где же заяц, который надеялся на свои ноги? Далеко ли они его унесли?

Тут синица и рассказала обо всём, что видела она в зарослях.

— Так и сгинул бесславно, — закончила синица.

— Вот так «сам по себе»! — засмеялись все, кто слышал синицу, и продолжали свой весёлый пир.


Глупый волк


Проголодался кум-волк и отправился на охоту. Обошёл все леса и долины — ничего не нашёл. Пошёл он тогда в поле: может, там повезёт. Шёл, шёл, чувствует — добычей пахнет. Огляделся вокруг — и что же видит? Пасётся на лужайке жеребёнок. Подкрался волк тихонько — и хоп жеребёнка!

— Жеребёнок, жеребёнок, я тебя съем! — говорит.

— Если ты очень голоден, съешь меня, — отвечает жеребёнок. — Только сначала сними с меня подковы, а то подавишься.

— Верно! Повернись-ка.

Подошёл кум-волк к жеребёнку, чтобы расковать его, а жеребёнок как лягнёт его по голове! Трижды перекувырнулся волк, как шар какой-нибудь, а жеребёнок убежал прочь — только его и видели.

Долго лежал кум-волк на лугу и жалобно выл от боли. Но голод сильнее боли. Встал он и отправился за новой добычей. Шёл, шёл и увидел в кустах козла с витыми рогами.

— Козёл, козёл, я тебя съем!

— Если ты очень голоден, съешь меня, — отвечает козёл. — Открой пошире пасть, я сам тебе в рот прыгну, а то еще о рога мои поцарапаешься.

Открыл волк пасть, а козёл разбежался — и бух его прямо по голове своими витыми рогами! Трижды перекувырнулся кум-волк, а козла и след простыл.

Лежал волк, лежал, — когда пришёл в себя, побрёл дальше. Навстречу ему два барана: один белый, другой чёрный.

— Бараны, бараны, подождите, я вас съем!

— Ну, если хочешь, ешь; только с кого ты начнёшь? — спрашивает белый баран.

— С тебя! — говорит волк.

— Лучше начни с меня, я помоложе, — предложил чёрный баран.

— Хорошо, я тебя первым съем, — согласился кум- волк.

— Но я потолще! — похвалился белый баран.

Смотрит волк то на одного барана, то на другого, думает, с кого начать. А белый баран говорит:

— Давайте вот как разрешим спор. Я пойду на один конец поляны, брат мой — на другой, а ты, кум-волк, встань посередине. Кто первый из нас добежит до тебя, того ты первым и съешь.

— Идёт! — согласился волк. — Только поскорей, а то я очень голоден.

Сел волк на условленное место и стал точить свои зубы, а бараны разошлись: белый — на один край, чёрный — на другой. Разбежались они — и бух волка прямо с двух сторон! Упал волк на землю ни жив ни мёртв. А бараны прочь убежали — только их и видели.

Опомнился волк и пошёл дальше — удачи искать. Шёл он, шёл, видит — навстречу ему осёл.

— Осёл, осёл, я тебя съем! — сказал волк и защёлкал своими большими зубами.

— Что ты, и не думай, не бери грех на душу, — говорит осёл. — Я тебя по всем дорогам ищу, все ноги исходил, а ты хочешь меня съесть. Вот послушай-ка что я тебе скажу. В нашем селе свадьба, господа мои женятся и послали меня в кумы тебя пригласить. Идём скорее!

— Все меня обманывали, и ты обманываешь, — не поверил ему волк.

— Правду говорю, могу поклясться, — говорит ему осёл. — А если не веришь, загляни в мешок, что у меня на спине, тогда поверишь!

Вскочил волк ослу на спину — и что же видит? Лежат в мешке глиняный кувшин с вином да лепёшки. А раз вино да лепёшки в мешке, — значит, и вправду на свадьбу собрался осёл.

Уселся волк верхом на осла и кричит:

— Ну, трогай! Да поживей, а то как бы мне на свадьбу не опоздать!

Бежит осёл по дороге, а кум-волк сидит у него на спине, ест тёплые лепёшки да вином запивает. Наелся, напился волк, весело ему стало — и запел он песню. А волчья песня — известное дело — не песня, а вой. Услыхали люди волчий вой, схватили кто вилы, кто топор, а кто собак, бросились на дорогу и ну волка бить. Еле кум-волк ноги унёс, убежал через сады и поля прямо в лес. Забрался в самую чащу, сел и думает:

«Эх, глупый я, глупый! Дед мой был тихий, скромный, и отец был скромный, никогда они на свадьбу к людям не ездили. А я вот захотел кумом на свадьбе погулять, да чуть и не погиб из-за этого. Никогда больше на свадьбу не поеду!»


Хвастливая лиса


Захотелось лисе виноградом полакомиться, да страшно было одной в виноградник идти. Позвала она с собой волка.

— Я полевого сторожа боюсь, — говорит волк. — Увидит он нас да убьёт!

— Чего ты боишься, кум! — успокоила его лиса. — Я тебя в обиду не дам, да и в чужой виноградник не заведу. Пойдём со мной. У меня такая бумага есть под семью печатями, с двенадцатью подписями; в ней написано, что это мой виноградник. Я эту бумагу покажу — и нас никто не тронет.

— Раз так, то идём, — согласился волк.

Пришли они в виноградник и стали виноград есть. Тут сторож их застал. Выстрелил из ружья. Бросилась лиса бежать что есть духу. Увидел это волк, припустился вслед за ней. Догнал он лису и спрашивает:

— Почему же ты убежала, кума? Может быть, нет у тебя той бумаги под семью печатями, с двенадцатью подписями?

— Да разве сторож разглядит мою бумагу в этаком пороховом дыму? — ответила лиса и побежала ещё быстрее.


Друзья познаются в беде


Когда-то лиса и еж были большими друзьями. Ни днём, ни ночью не разлучались.

Захотелось однажды лисе винограду, она и говорит:

— Братец ёж, пойдем в виноградник отведаем зрелого винограду!

— Я бы пошёл, сестрица лисица, да боюсь хозяина.

— Не бойся, — успокоила его лиса. — Пока ты со мной, ничего плохого с тобой не случится. Я знаю триста хитростей, как от беды уйти. А ты сколько?

— Я знаю только три, но верных. Я их на чёрный день берегу.

— А мне мои и беречь не надо, мне их на всю жизнь хватит.

Пошли они. Ёж, знавший всего три хитрости, пробирался осторожно, боясь в капкан попасть. Дошёл он до первой попавшейся виноградной лозы и тут же начал её ощипывать. А лисица, знавшая триста хитростей, бежала, не разбирая дороги, от одной лозы к другой: всё выбирала самый зрелый виноград. Вдруг — щёлк! И дальше бежать не может, нога в капкан попала.

— Ой, ой, братец ёж, спаси меня! — заплакала лиса.

— Что случилось, лисица-сестрица? Почему ты остановилась?

— Я попала в капкан. Теперь хозяин придёт и убьёт меня.

Попробовал ёж освободить лису, да не смог. А тем временем вдали показался хозяин виноградника. Как увидела его лиса, стала она ежа просить:

— Братец ёж, дорогой, скорее открой мне одну из твоих хитростей, как мне от хозяина уйти.

— Как же так? Не ты ли мне говорила, что знаешь триста хитростей? — удивился ёж.

— Знаю, знаю, да от страха они все из головы у меня выскочили. Скорее скажи мне одну из твоих хитростей, пока не подошёл хозяин!

— Ну ладно, скажу, сестрица лисица. Когда хозяин подойдёт, ты притворись кроткой и ручной, будь ласковой с ним, пока капкан не откроет. А потом сама знаешь — беги что есть духу!

Сказал так ёж и убежал в ближайший лесок дожидаться лису.

А хозяин всё ближе и ближе. Увидел он, что в капкан лиса попала, и закричал от радости:

— А-а, попалась, наконец! Не уйдёшь от меня! Знатный воротник своей старухе принесу я сегодня!

Но лиса стала около него увиваться, жалобно выть и руку ему лизать. Хозяин поверил лисе и открыл капкан, а ей только того и надо было — пустилась бежать что было духу. Добежала до холма, взобралась на самую вершину и начала дразнить хозяина:

— Эй, старина!
Эй ты, простак!
А ну-ка, ухвати мой хвост!
Меня не словишь ты никак,
Для этого ты слишком прост!
Очень досадно было хозяину, но догнать лису он всё равно уж не мог. Крикнул ей только вдогонку:

— Попадись мне ещё раз! Не поверю я больше твоей ласке!

И только представьте себе, — через несколько дней опять лиса зовёт ежа в виноградник.

— Или ты уж забыла острые когти капкана? — усмехнулся ёж.

— Чего мне бояться? — отвечает лиса. — У меня ведь остались все мои триста хитростей.

Пошли они снова в виноградник. Еж, как только дошёл до первой лозы, начал не спеша есть виноград.

А лиса, известная лакомка, перебегала от лозы к лозе, чтобы самый зрелый виноград выбрать, и попала опять в капкан.

— Ой, ой, братец ёж, погибаю! Открой мне ещё одну твою хитрость, как мне выбраться отсюда.

Сжалился ёж над лисой.

— Когда хозяин подойдёт к тебе, — сказал он, — ты притворись мёртвой. Он отнесёт тебя на край виноградника, чтобы вечером домой забрать. Как только отойдёт он от тебя, ты и беги!

Так и вышло. Лиса притворилась мёртвой. Хозяин положил её на край виноградника и пошёл дальше осматривать свой виноградник. Лиса, недолго думая, вскочила — и прямо к лесу. Взобралась на холм и начала дразнить хозяина:

— Эй, старина!
Эй ты, простак!
А ну-ка, ухвати мой хвост!
Меня не словишь ты никак,
Для этого ты слишком прост!
Опять ни с чем ушёл хозяин. «Ну и хитра, — подумал он. — Нет, уж больше не поверю я, коли она мёртвой притворится. Сразу же отнесу её домой».

Много ли, мало ли времени прошло, а лиса с ежом опять в виноградник пошли.

В третий раз попала лиса в капкан и снова стала просить ежа открыть ей ещё одну хитрость.

— Она же у меня последняя, — сказал ёж. — А если я попаду в беду, как мне тогда быть? Второй раз хозяина на ту же хитрость не проведёшь.

— Не беспокойся, братец-ёж, я тебе тогда открою одну из моих хитростей.

— Знаю я твои хитрости, — все они в капкан приводят, — покачал головой ёж. — Ну, так и быть, я и в этот раз тебя выручу. Когда хозяин придёт, ты притворись опять мёртвой. Уж он не оставит тебя на краю виноградника, как в прошлый раз, а отнесёт прямо домой, положит тебя на крыльцо, чтобы пойти за ножом. Вот тут ты и не зевай!

Кончил ёж, а тут и хозяин подошёл. Лиса притворилась мёртвой, но хозяин не поверил ей. Положил он её на плечо и отправился в село. Пришёл, оставил лису на крыльце, а сам вошёл в дом, за ножом, да заодно и жену позвать:

— Выходи, баба, да посмотри, какой воротник я тебе принёс!

Лисе только того и надо было: как только ушёл хозяин, она бросилась бежать через сад — и прямо в лес.

Вышла хозяйка на крыльцо, а там пусто. Закричала она на хозяина:

— Зачем ты меня обманываешь? Нет никакого воротника здесь!

— Что ты вздор говоришь? — не поверил хозяин.

Вышел он из дому, видит, — лисы и вправду нет как нет. Понял он тогда, что лиса его и в третий раз провела, и сильнее прежнего рассердился и решил он её проучить. Пошёл тут же в виноградник и вырыл глубокий ров, чтобы лиса, если ещё раз придёт за виноградом, упала в ров и не смогла выбраться оттуда.

Но и лиса стала осторожнее и осмотрительнее, после того как трижды побывала в капкане. Когда собрались они с ежом ещё раз в виноградник, лиса пустила вперёд ежа, а сама следом за ним пошла. Дошли они до виноградника. Тут лиса увидела глубокий ров и говорит ежу:

— Айда, братец-ёж, перескочи-ка ты первый, а я за тобой.

Еж и на этот раз её послушал; разбежался он, чтобы через ров перепрыгнуть, да ноги у него слишком коротки были, — не допрыгнул он, а упал прямо в ров. В это время хозяин виноградника показался на дороге. Заметался бедный ёж, и так и эдак пробует, пытается изо рва выбраться, но ничего у него не получается. Стал он тогда лису просить:

— Лисица-сестрица, теперь твоя очередь меня из беды выручать. Скажи мне скорее одну из твоих хитростей.

— Не скажу, братец ёж, сам себя выручай, — ответила лиса.

— Я всего три хитрости знал и все их тебе рассказал, чтобы тебя из беды спасти. А ты мне даже одной не хочешь сказать!

— Глуп же ты был, что меня выручал. Теперь за это и расплачивайся, — засмеялась лиса.

Понял ёж, что лиса не хочет помочь ему, и говорит ей:

— Вижу я, что конец мой близок. Хочу я перед смертью с тобою попрощаться, как с другом. Подойди ко мне, лисица-сестрица, чтобы я мог тебя поцеловать.

Лиса наклонилась к ежу, а он — хоп! — и вцепился лисе прямо в ухо, да так крепко. Держит и не отпускает. А хозяин всё ближе подходит. Пустилась лиса бежать, а ёж на спине у неё сидит, за ухо крепко держится. Добрались они до леса, ёж ей и говорит:

— Друзья познаются в беде, кума лиса. Отныне и навеки ты мне больше не друг, и дружбу с такими, как ты, водить я не буду.

Сказал это ёж и побежал прочь.

С тех пор, как встретятся в лесу ёж и лиса, так в разные стороны разбегаются.


Мальчик и злая медведица


За девятью горами на десятой жила злая и жадная медведица. Она нападала на всякого, кто встречался ей на пути. Не давала она никому житья в горах, спускалась и на поля, подбиралась даже к сёлам: то вола схватит, то коня и уж не отпустит их подобру-поздорову.

Стали люди бояться в поле на работу выходить и скотину на пастбище выгонять — такой свирепой и сильной была медведица. Решили её поймать. Чего только не придумывали, чтобы изловить медведицу: и с вилами на неё выходили и собак на неё напускали — уходила она цела и невредима!

Вот однажды в село под горой пришёл мальчик-пастушонок. Увидел он, что все крестьяне невеселы, и спрашивает:

— Что с вами, люди добрые?

Рассказали мальчику про злую медведицу, а он и говорит:

— Я её поймаю.

— Ой, не хвались! — сказали ему. — У нас есть молодцы сильнее и храбрее тебя, да и то не сумели медведицу изловить! Куда уж тебе!

Но мальчик не унимается:

— Здесь дело не только в силе и храбрости. Нужно ещё кое-что, чтобы справиться с медведицей. Даю вам слово, что поймаю медведицу и живую приведу в село.

Крестьяне только головами покачали:

— Ты раньше времени не хвались! Вот приведёшь медведицу живой — тогда поверим.

— Хорошо, — сказал пастушонок и отправился прямо в лес, где жила страшная медведица.

А медведица жила в заброшенной пастушьей избушке вместе со своим маленьким медвежонком.

Пришёл мальчик к избушке, осмотрел её со всех сторон. Прислушался, в окно заглянул, видит — медведицы нет, и постучал в дверь. Вылез маленький медвежонок, увидел мальчика и спрашивает:

— Слушай, мальчик, что ты здесь ищешь? Не страшно тебе, что моя мамка тебя съест?

— Мне страшно, очень страшно, — отвечает мальчик, — но что же делать? Голод заставит и страх забыть.

Я сирота, хожу по деревням, нанимаюсь в пастухи и так кормлюсь. А теперь люди испугались твоей матери и в поле скотину не выгоняют, так и мне работы нет. Очень прошу тебя, дай мне чего-нибудь поесть, а я тебе за это сказку расскажу.

Медвежонок был добрый — сжалился он над мальчиком и накормил его. А мальчик, когда наелся, начал рассказывать медвежонку сказки, одна другой лучше.

В середине самой интересной сказки мальчик вдруг замолчал.

— Рассказывай, рассказывай! — просит его медвежонок.

— Нет, мне пора уходить, — говорит мальчик, — а то твоя мамка застанет меня здесь и съест.

Но медвежонку так полюбились чудесные сказки, что- он не захотел расставаться с мальчиком и стал просить его рассказать до конца хотя бы последнюю сказку.

— Хорошо, — сказал мальчик. — Сейчас я спрячусь на чердаке, а когда вернётся твоя мать, упроси её меня не трогать. Если она согласится, я слезу и буду продолжать сказку.

С этими словами мальчик забрался на чердак и притаился там. Тут и медведица вернулась.

Медвежонок начал её просить:

— Мама, сегодня приходил сюда мальчик-пастушок и такие хорошие сказки мне рассказывал! Очень не хотелось его отпускать. Но он меня не послушал, потому что боялся, — ты его съешь. Очень прошу тебя, мама, если ещё раз мальчик придёт, не трогай его, оставь его жить у нас, — не сидеть же мне целыми днями одному! Мы и поиграем, и сказки он мне расскажет.

— Ладно, не трону его, — согласилась медведица. — Коли знает хорошие сказки, — и я их послушаю.

Как только услыхал это мальчик, спустился с чердака и продолжал рассказывать свою прекрасную сказку. А когда кончил её, другую рассказал, а затем и третью…

Всю ночь рассказывал мальчик медведице и медвежонку сказки, одна другой лучше.

Медведица его слушала и не трогала.

Так и остался мальчик у медведицы с медвежонком. День живёт, другой, сказки им рассказывает, а про себя думает, как бы ему медведицу поймать. Наконец придумал. Проделал в крыше дыру. Когда шёл дождь, вода с крыши через дырявый потолок ручьями текла в избушку, так что сухого места там не оставалось.

Медведица сердилась, ворчала на дождь, но ничего не могла поделать.

А мальчик сказал ей:

— Не огорчайся, бабка-медведица, я тебе построю новую избушку.

Вот пошёл мальчик в село, раздобыл топор и гвозди и сделал медведице новую избушку — не избушку, а знатный сундук на колёсах.

Когда снова полил сильный дождь, мальчик и говорит медведице с медвежонком:

— Перебирайтесь в новую избушку! Там сухо и крыша не протекает.

Только они влезли туда, мальчик захлопнул дверцу, запер её и покатил сундук в село.

Поняла тут медведица, что попала в ловушку, и заревела так, что эхо по лесу покатилось.



А мальчик знай себе катит сундук на колёсах, посвистывает да песни поёт.

Взмолилась тогда медведица:

— Не губи нас, мальчик! Не буду я больше на всех, нападать — ни лошадь, ни корову не трону, даже маленького зайца в лесу не обижу. Отпусти нас!

А маленький медвежонок услышал, что мать его говорит, и удивился: чего это она испугалась?

— Нас мальчик к себе везёт, — говорит он медведице. — Мы теперь у него жить будем. Он нам сказки станет рассказывать.

Но медведица не унимается: ревёт и ревёт.



Услыхали люди рёв медведицы, схватили кто вилы, кто топор, сбежались все — и что же видят?

Катит по селу сундук на колёсах, а в нём медведица, сидит.

Хотели медведицу убить.

Тут мальчик им и говорит:

— Я своё слово сдержал — привёз вам живую медведицу. А вы мою просьбу за это выполните: отпустите её с медвежонком подобру-поздорову. Не будет она больше никого трогать и обижать. Вы уж послушайтесь меня, отпустите её!

Подумали, посоветовались крестьяне и согласились. Отпустили медведицу и медвежонка на все четыре стороны.

Но медведи не убежали в лес, а за мальчиком пошли. Медвежонок опять стал мальчика просить, новую сказку рассказать.

Увидели это люди и говорят:

— А пастушонок-то прав был: чтобы медведицу поймать, не только сила да храбрость нужны, а еще кое-что…

А что, — догадайтесь сами.


Нужда научит


У одного дровосека было два сына. Каждый день он ходил в лес дрова рубить и брал с собой одного из них. Он рубил, а сыновья ему помогали. Но вот сыновья подросли, отец и говорит им:

— Теперь, сыны мои, вы сами уж идите в лес, а я дома останусь.

Сыновья ему отвечают:

— Батька, а ежели телега у нас сломается, кто же нам её починит?

— А вы, сынки мои, коли уж сломаете телегу или ещё что у вас случится, кликайте Нужду. Она вас научит!

Отправились два брата в лес. Молодые руки — быстрые. Накололи они дров даже больше, чем надо, и сложили на телегу. Поехали к дому, а телега по дороге-то и сломалась. Слезли братья на землю и принялись кричать, сколько голоса хватило:

— Нужда, иди чинить телегу!

Кричали, кричали. Начало уж смеркаться, а Нужда всё не идёт.

Говорит тогда младший брат:

— Не идёт эта проклятая Нужда. Не взяться ли нам самим чинить телегу?

А старший отвечает:

— Может, Нужда далеко ушла и не слышит нас. Давай-ка ещё вместе её покличем, сколько сил хватит!

Кричали, кричали, пока совсем не охрипли, а Нужда всё не идёт!

Младший брат опять говорит старшему:

— Видишь, темнеет уже! Может, напрасно мы кричим? Неизвестно, умеет ли еще эта Нужда телегу чинить.

Взялись братья: один — за топор, другой — за тесло. Раз-раз! Туда-сюда! И починили сами телегу.

Когда вернулись домой, отец их спрашивает:

— Как доехали, сынки мои?

А те ну жаловаться:

— Ах, батя, сломалась у нас телега среди дороги. Звали мы, звали эту проклятую Нужду, пока не охрипли, а она так и не пришла. Взяли мы тогда топор да тесло и сами починили, как смогли.

— Эх, сынки! — сказал отец. — Так ведь это и была Нужда! Вы её звали, а она при вас была. Некому было помочь вам, вот вы сами и справились. Не зря говорится: Нужда научит!


Гостеприимная хозяйка


К одной хозяйке пришли гости. Ей очень не хотелось угощать их, вот она и говорит:

— Ах, был бы у меня сыр, приготовила бы я для дорогих гостей попару!

А надо вам знать, что попарой называют тюрю из хлеба, сыра и воды.

— Сыр мы вам принесли, — сказал один из гостей.

— Вот хорошо, — обрадовалась хозяйка. — Спасибо вам за сыр. Теперь бы только хлеба достать — и попара будет на славу.

— И хлеб есть у нас.

— Ну, если так, вот и попара готова. Остаётся только вам за водой сходить да дров наколоть.


Дело не в чалме


Однажды отправился Хитрый Петер в город.

По-турецки он не умел читать, а надо было во что бы то ни стало узнать, что у него на одной бумаге написано.

По пути встречает он важного барина-эфенди в красивой чалме и просит:

— Эфенди, очень прошу тебя, прочти мне вот эту бумагу!

— Не могу, сынок, не умею я читать!

— Ай-ай! Такой важный эфенди, в такой красивой чалме — и не умеет читать! — покачал головой Хитрый Петер.

— Э-э, сынок, сынок, если дело в чалме, на, бери мою чалму! Надевай её себе на голову и читай тогда сам свою бумагу.


Послушная дочка


Сказала мать своей дочке:

— Послушай, дочка, что ты всё без дела сидишь? Взялась бы за работу!

— За какую, мама? — спросила дочка.

— Да что все люди делают, то и ты делай.

— А что все люди делают?

— Пойди к соседям да посмотри.

Пошла дочка по селу. Зашла в один дом, а там в это время веяли жито. Зашла в другой, а там бельё после стирки кипятили. Зашла в третий — там хлеб в печь сажали.

Вернулась дочка домой, решила, что и ей надо жито провеять, как люди это делали. А так как жита в доме не нашлось, взяла она муку, отнесла на двор и стала веять. Так всю муку по ветру и развеяла.

Сделала одну работу — принялась за другую. Согрела воды, поискала-поискала, что бы такое бросить в неё, увидела кожух отца и сварила его.

Оставалась последняя работа — посадить что-нибудь в печь. Взяла девушка болонок с солёными огурцами и сунула его в огонь.

Вернулась мать домой и спрашивает:

— Ну, как, дочка, научилась работать?

— Научилась, научилась! — похвастала дочка. — И муку развеяла, и кожух попарила, и огурцы испекла.


Богач и бедняк


Один бедняк нанялся в работники к богатому гончару.

Прошёл год, а богач отказался ему платить за работу. Дал он работнику вместо денег — бубен. Что было делать бедняку? Пожаловаться некому.

«Хоть бы осла дал мне хозяин. Целый год я на него работал, вон сколько горшков понаделал, а заработал всего ничего», — горевал бедняк.

Взял он бубен и ушёл от богача. Шёл-шёл… Начало смеркаться. Вдруг видит — идёт к нему навстречу поводырь с медведем.

Рассказал бедняк поводырю о своём горе и спрашивает:

— Что же мне теперь делать? И на что мне бубен этот?

Взял он бубен да с досады и бросил его на землю. А бубен как покатится да как загремит.

Понравилось это медведю. Хлопнул он лапой по бубну — бум! Хлопнул ещё раз — бум, бум! Бьёт лапами и радуется, и ревёт.

— Стой! — вскричал поводырь. — Я придумал, как проучить твоего хозяина. Видишь, вон там мельница стоит? Пойдём туда и ляжем спать. Будь спокоен, завтра утром ты получишь плату за свою работу.

А надо вам сказать, что на рассвете по той самой дороге мимо мельницы должен был проезжать на базар наш знакомый гончар.

Как только появился гончар на дороге, поводырь дал медведю в лапы бубен и говорит:

— Иди, Миша, поиграй, потешь богача!

Вот и принялся медведь в бубен бить да реветь. Услыхал гончар шум и рёв, испугался и давай стегать осла, подгонять его. Но осёл, известное дело, упрям как осёл. Встал на месте — ни туда, ни сюда. Только знай себе кричит: «И-и-го-го!»

А тут медведь уж из мельницы вышел — и к гончару.

Что делать? Спрыгнул гончар с воза и пустился бежать без оглядки.

— Вставай, друг! — позвал поводырь бедняка. — Твои горшки к тебе приехали. Надо на базар спешить, — продавать их.

Вышел бедняк из мельницы. Смотрит — стоит на дороге осёл, впряжённый в телегу, и траву пощипывает. А на телеге — гора горшков.

— Вот тебе и плата за работу, — говорит поводырь. — А в награду ты мне отдай бубен. Он нам еще службу хорошую сослужит.


«Хозяин сыт, хозяйка сыта — убирай, невестка, со стола!»


В одном селе жили богатые и жадные люди. У них был сын, которого они поженили на девушке из другого села. Вскоре сын уехал куда-то по своим делам, а молодую жену дома оставил. Наутро сели все за стол, хозяин с хозяйкой съели два-три куска и говорят:

— Хозяин сыт, хозяйка сыта — убирай, невестка, со стола!

И бедная невестка встала из-за стола такой же голодной, как и села. А хозяин с хозяйкой доели потом всё тайком от неё.

Прошло так несколько дней; совсем изголодалась молодая жена. Решила она пойти домой, в свою деревню, пожаловаться родным, как ей худо живётся. Рассказала она всё матери и братьям, а младший брат и говорит:

— Ты наготовь сегодня побольше еды, сестрёнка! Я вечером к вам в гости приду. Посмотрим, как меня хозяин с хозяйкой примут!

Вернулась невестка в дом мужа и принялась поскорее угощенье для дорогого гостя готовить.

Вот стемнело, пришёл в гости брат. Накрыла она на стол, поставила кушаний разных, — сели все ужинать. Хозяин съел несколько кусков и говорит:

— Хозяин сыт, хозяйка сыта — убирай, невестка, со стола!

А гость ему в ответ:

— Ну, раз вы уж сыты, вставайте из-за стола, мы обижаться не будем. Только я еще не наелся, да и сестрёнка, видно, тоже. Мы посидим, поедим еще!

Поужинали они с сестрой, потом брат и говорит:

— Дай-ка мне, сестра, мешок; хочу я собрать крошки да остатки от ужина. А то ночью еще заберутся сюда коты да поедят всё.

Собрал брат все остатки в мешок и положил его возле своей кровати.

Легли все спать.

Хозяйка и хозяин были голодны, как волки, потому что за ужином ничего не ели.

Ночью встал хозяин, хотел взять мешок с объедками, да зацепился ногой за лавку, упал, зашумел, а гость спрашивает:

— Кто идёт?

Притих хозяин, лёг опять, а есть-то хочется. Говорит он своей жене:

— Ох, мать, пойди подои буйволицу, принеси мне молока, а то из-за этого гостя и с голоду помрёшь.

Пошла хозяйка в чулан за молоком. А гость всё слышал. Вернулась хозяйка, он шёпотом и попросил:

— Дай, дай скорее попить!

Не разобрала она в темноте, кто это говорит, и подала чугунок с молоком гостю.

Опять хозяин с хозяйкой голодными остались.

Прошло немного времени, хозяйка зовёт мужа:

— Ох, отец, умрём мы с голоду. Пойдем-ка с тобой в сад, потрясём сливу.

Пошли они в сад, а гость раньше их вышел. Только начали они сливу трясти, гость схватил длинный шест и стал им махать — раз-раз! Хозяину с хозяйкой тоже попало. Машет гость шестом, а сам кричит:

— Хозяин-батюшка, беги скорей сюда! Твоя буйволица сливу трясёт!

Не пришлось хозяину с хозяйкой и сливой полакомиться.

Прошло ещё немного времени. Хозяин говорит:

— Жена, а жена! Пойдём-ка с тобой в огород, срежем кочан капусты.

Пошли они, а гость раньше их в огород вышел. Взял он палку. Когда начали хозяин с хозяйкой капусту рвать, он раз-раз их палкой и кричит:

— Хозяин-батюшка, беги скорей! Козы капусту твою топчут!

Так и ночь прошла.

Утром сели все за стол, только начали есть, брат и спрашивает:

— Ну, как, хозяин, сыт? Хозяйка, сыта?

А те молчат, ничего не говорят, знай себе едят.

С тех пор хозяин с хозяйкой никогда невестку из-за стола не прогоняли.


Неженка


Жили в одном селе муж с женой. И была у них одна-единственная дочка, которую они так любили и берегли, что не давали пылинке на неё сесть. Стоило только дочке чего-нибудь пожелать, родители бросались исполнять её волю. Целыми днями они прислуживали ей, баловали да нежили её. К работе девочка не притрагивалась. Вот почему в селе и прозвали её Галеной, то есть Неженкой.

Чуть свет мать с отцом уходили работать в поле, а Галена спала до полудня. Вернётся мать с работы, подымет Галену с постели, умоет ей лицо, заплетёт косы, оденет, накормит. Потом постелет коврик около огня и посадит дочку греться. Если Галене было холодно, она говорила:

— Придвиньте меня, придвиньте меня!

И родители придвигали её к огню.

Когда огонь разгорался слишком сильно и становилось жарко, Галена кричала:

— Отодвиньте меня, отодвиньте меня!

Мать и отец тотчас выполняли её волю — отодвигали дочку подальше от огня.

Весь день только и знала Галена, что приказывать: «придвиньте меня» да «отодвиньте меня», «подайте то» да «сделайте это».

Так и росла Галена, пока не стала, наконец, невестой. Знали все, какая она ленивая да изнеженная, и никто не хотел на ней жениться.

Но вот — хотите верьте, хотите нет — нашёлся всё же парень, который посватался к ней.

Мать Галены и говорит ему:

— Слушай, молодец, наша дочка недаром зовётся Галеной — Неженкой. Она сама ни шагу не сделает. Приучена она к неге и ласке, к тому, чтобы её на руках носили, чтобы все её желания исполняли. Весь день она у огня сидит и только приказывает нам: «придвиньте меня», «отодвиньте меня». Проголодается Галена — мы ей еду подаём. Ты уж заранее скажи нам, будешь ли холить и нежить нашу дочку, как мы, — тогда отдадим её за — тебя, а нет, — не обижайся, ищи себе счастья в другом месте.

— Вы только отдайте мне Галену в жёны, а уж я услужить ей не хуже вас сумею, — сказал молодец.



Хорошо ли, плохо ли — сыграли свадьбу, и парень увёз Галену в своё село.

А надо вам сказать, что парень-то был бедняком. Жил он всегда один, и был у него только старый учёный кот. Этот кот был очень умён и даже умел разговаривать. Бывало, в долгие зимние вечера сидят парень и кот у очага да беседу ведут.

Так вот, наутро проснулся муж, затопил печку, дров побольше положил, чтобы жене было теплее, постелил коврик у огня, посадил на него Галену, а сам пошёл в поле работать. Перед уходом потихоньку наказал коту смотреть, что жена его делать будет.

Задремала Галена у огня. А дрова в печке сухие были, быстро разгорелись, — так и пышет жаром от печки. Невмоготу стало Галене, начала она кричать:

— Отодвиньте меня, отодвиньте меня!

Но кто же её отодвинет, если муж в поле работает, она дома одна? Пришлось ей встать да самой оттащить коврик от огня.

А кот всё время у печки лежал, мурлыкал да по сторонам посматривал.

Вечером, когда вернулся хозяин, кот рассказал ему обо всём и посоветовал на другой день посадить Галену подальше от огня.

Муж послушался умного кота. Утром он затопил опять печку, постелил коврик у самой двери и посадил на него жену.

Пока горели дрова, тепло было Галене, а как стали прогорать, замёрзла Галена. Закричала она:

— Придвиньте меня, придвиньте меня!

Но кто же её придвинет? Муж был в поле, а кот лежал свернувшись у самой печки, мурлыкал да одним глазом всё поглядывал, что Галена делать будет. А Галена сидела-сидела, думала-думала, взяла сама коврик, да и придвинула поближе к печке. Вечером кот рассказал об этом хозяину.

— Ты вот что сделай, — посоветовал кот. — Утром, когда пойдёшь на работу, прикажи коврику замесить хлеб, приготовить обед да прибрать в доме. А когда вернёшься вечером, поругай коврик и побей его будто за то, что твои приказания не выполнил.

Так муж и сделал. На другое утро он наказал коврику:

— Замеси хлеб, приготовь обед, чтобы к моему возвращению всё было сделано! Да не забудь жену мою накормить.

Когда же вернулся он вечером домой, увидел, что коврик ничего не сделал: обед не приготовлен, жена не накормлена. Положил он коврик на лавку и отколотил как следует.

На другой день собрался муж пахать и опять говорит коврику:

— Коврик, сегодня я иду пахать, а ты приготовь обед, накорми жену, да и мне обед принеси в поле. А если не поторопишься да не сделаешь всё вовремя, я тебя опять отколочу!

Ушёл муж в поле работать, а жена села у огня и задремала. Когда полдень наступил, Галена принялась бранить коврик:

— Ты что же, коврик? Разве ты не слышал, что хозяин наказывал, уходя на работу? А ну-ка, приготовь скорее обед да снеси хозяину в поле! И меня заодно накорми: очень есть хочется.

С этими словами Галена вытащила из-под себя коврик и бросила его за дверь.

Вечером вернулся муж и начал упрекать да ругать коврик:

— Что же ты не принёс мне обед? Оставил меня голодным на весь день?!

— Распеки его как следует, муженёк, — говорит Галена. — Я ему сколько раз говорила, стыдила, а он лежит себе весь день за дверью, не шелохнётся. Я тоже чуть с голоду не умерла.

— Так-то ты работаешь? — рассердился ещё больше муж. — Значит, и мои приказания не выполняешь и жену мою не слушаешь? Ну, погоди у меня!

Положил он опять коврик на лавку, принялся его бить. Так попало на этот раз коврику, что даже Галена его пожалела:

— Оставь его, муженёк, оставь! Если уж он и завтра не захочет принести тебе еду, я что-нибудь сама придумаю.

— Хорошо, — согласился муж и выбросил коврик за порог.

Так и пришлось им лечь спать голодными.

На следующее утро Галена, как всегда, села греться у печки. Время от времени она посматривала через дверь, что делает коврик.

А коврик лежал себе на одном месте и не собирался выполнять приказаний хозяина. Не вытерпела тут Галена:

— Ах ты, коврик-ослушник! Мало тебя били вчера, ты и сегодня не слушаешься!

Настало время обеда. Галена есть хочет, да и мужу пора бы еду отнести.

Пришлось Галене самой приняться за дело. Взяла она мелкое сито, муку просеяла, хлеб замесила, вкусный обед сготовила и отправилась на поле к мужу.

Обрадовался муж, усадил Галену рядом с собой; вместе они и пообедали.

День проходит, другой. Научилась Галена не хуже других жён готовить да хозяйничать. Даже лучше. Рано утром вставала она, чтобы мужа в поле проводить. А как полдень наступает, Галена первая мужу обед в поле приносит.

Дивятся соседи, как это он жену-неженку к работе приучил, удивляются да хвалят Галену.

Услыхала мать Галены, что дочь её целыми днями работает, разгневалась, расшумелась:

— Как так? Обещал муж холить да нежить нашу дочку, а сам работать её заставляет! Иди, старик, забери нашу дочку от этого мучителя!

— Что ж, я и сам рад повидать нашу дочку, соскучился без неё, — говорит отец.

Пошёл он в село, где Галена с мужем жила. Галена увидела отца в окно, обрадовалась, бросилась встречать его. Потом повела в дом, хозяйство ему показала.

Вот и вечер наступил. Просит Галена отца подождать, пока она мужа с работы встретит.

— Ай да дочка у меня! Правильно делаешь, — мужа надо любить да уважать, — похвалил её отец.

А когда все сели ужинать, Галена отцу первому подала самую большую миску.

Погостил отец у дочки, порадовался её житью-бытью и обратно домой собрался:

— Спасибо тебе, сынок, — говорит. — Сумел ты услужить дочке ещё лучше, чем обещал.

Вернулся отец домой, а мать спрашивает:

— Где же дочка наша? Почему ты её домой не привёл?

— Эх, мать, нечего тебе сердиться! Когда у нас дочка жила, люди её лентяйкой да неженкой звали, а теперь она человеком стала. Вот то-то и оно!


Кто вор?


Один старик поехал в ущелье за дровами. Разрубил он дерево и нашёл в дупле полный мешок золотых монет. Взял он его и принёс домой. По дороге задумался: «Это не мои деньги. Узнаю я, кому они принадлежат, и отдам их».

Каждый, кого он спрашивал, отвечал ему:

— Это краденые деньги.

Стал старик искать воров. Спрашивал того, этого, все ему отвечали:

— Воры живут в лесу, ищи их там!

Отправился старик в лее и встретил там братьев-разбойников. Спрашивает их:

— Вы воры?

— Нет.

— А кто же вы?

— Мы братья-разбойники. Мы не крадём, а убиваем воров и плохих людей, забираем их деньги и отдаём беднякам.

— А кто же тогда воры?

— Воры-то? Знатные да богатые — вот кто настоящие воры, — отвечали разбойники.

Взял старик мешок с деньгами — и айда прямо к знатным да богатым! Пришёл и говорит:

— Добрый день!

— Добрый день! Что у тебя? — спрашивают.

Старик им рассказал:

— Нашёл вот эти деньги в лесу. Это не мои деньги, ищу, кому их отдать. Все говорят, что краденые. Я спрашивал, — кто воры, люди говорят, — вы воры. Вот я и принёс их вам.

— Но-но-но! Мы самые честные люди! — говорят богачи. — Мы не воры. Но, если ты уж принёс деньги, давай их нам на хранение, а сам ступай искать вора. Когда найдёшь, придёшь за деньгами. Но срок тебе один год; смотри, не опоздай!

Отправился старик. Спрашивал того, спрашивал этого — каждый честен, все честны; нет воров. Прошёл год, и он вернулся к богачам за деньгами.

— Добрый день!

— Добрый день!

— Не нашёл я воров, — говорит старик. — Давайте мне деньги назад!

— Но-но, дед, какие-такие деньги? Опоздал ты! Уходи, пока цел! Не говорили мы разве тебе, чтоб ты не опаздывал?

Пошёл старик прочь, да и говорит:

— Да-а, вот они, воры-то, — знатные да богатые!


Мара — крестьянская дочь


Жила в одном селе старуха. У неё была единственная дочка, по имени Мара, да и ту она должна была отвести в город на заработки, так как жить им было не на что. А чтобы попасть в город, надо было подняться на высокую гору, которая стояла на пути.



Вот отправились они в город; шли, шли, устали и сели отдохнуть. А до вершины далеко еще было! Села старуха и вздохнула:

— Ох!

Вылез из-под горы змей и спрашивает:

— Ты зачем меня звала, женщина?

— Я не звала тебя. Устали мы, сели отдохнуть, вот я и сказала: «Ох».

— А куда вы идёте?

— В город. Веду я свою дочку на заработки.

— А как зовут её?

— Мара.

— Умеешь ты петь, Мара?

— Умеет, умеет! И петь умеет, и пряжу прясть, и хлеб печь!

— Отдай мне свою дочку, женщина!

— Да уж и не знаю… А что ей делать у тебя придётся?

— Песни петь, — вот и вся работа! Пойдёшь ко мне, Мара?

— Если мать велит, отчего же не пойти.

— Вот и хорошо! А ты, женщина, когда захочешь за её работу получить, приходи на это самое место и позови: «Ох», — я и выйду к тебе.

Так и отдала старуха змею свою дочку.

Прошло три месяца. Отправилась старуха на то место и позвала:

— Ох!

Вылез из-под горы змей и дал ей денег.

Прошёл ещё год. Настала весна. Опять пошла старуха на то место и позвала:

— Ох!

Вылез к ней змей, она ему и говорит:

— Хочу я взять дочку домой погостить. Потом я её обратно тебе приведу. Очень уж я по ней соскучилась!

Змей отпустил Мару.

Стала старуха спрашивать дочку, как ей жилось у змея, какой у него дом да кто ещё в доме живёт.

А Мара ей отвечает:

— Кто живёт там, я не знаю, потому что ничего не вижу, слышу только голос, который мне всё приказывает. Когда привёл меня змей Ох в свою пещеру, дал он мне чашку с какой-то водой. Я её выпила и перестала всё видеть.

Погостила Мара у матери — пришло ей время к змею возвращаться. Перед уходом мать дала ей губку и научила, что делать.

Пришла Мара к пещере и позвала:

— Ох!

Вылез из-под горы змей и повёл её к себе. Велел он ей, как в прошлый раз, выпить волшебную воду из чашки. А Мара, вместо того, чтобы выпить, незаметно вылила всю воду на губку.

Отвёл её змей Ох в самую дальнюю комнату, посадил на низкий стул и сказал:

— Ты свою работу знаешь, — сиди и пой, пока я за тобой не приду!

Уполз Ох; смотрит Мара, а перед ней лежит другой змей, ещё страшнее Оха: чешуя вся растрескалась, хвост по земле стучит, пасть открыта, язык на сторону свесился. Раньше Мара не могла его видеть, а теперь, как увидела, — перехватило у неё дыхание от страха, не может петь, как ни старается. Зашипел змей, ещё сильнее хвостом забил.

— Пой мне мою любимую песню! — говорит.

Запела Мара, а сама всё на змея посматривает.

Долго пела. Наконец вернулся Ох.

— Смотри, отец, какая добыча у нас сегодня! — сказал он и бросил прямо к пасти страшного змея золотые кубки с цветными каменьями, ожерелья разные да большой мешок денег.

Тут только Мара разглядела, что старый змей лежал на целой горе сокровищ. Поняла она тогда, куда попала. Ведь не раз дома слышала про страшное чудовище, что страну их разоряло и людей добрых убивало. Стало быть, все сокровища эти Ох у людей отнимал! А старый змей стерёг их. Скучно было ему целыми днями одному лежать, вот Ох и привёл Мару, чтобы она старого змея песнями развлекала.

Потеряла Мара покой с этого дня. Не спит, не ест, только и думает, как бы ей от змеев убежать. Встала она ночью, взяла свечу и пошла к выходу. Да только когда проходила мимо старого змея, вдруг со свечи упала горячая капля.

Проснулся змей, увидел девушку и сильно рассердился. Позвал он Оха и велел ему тут же отнести Мару за три царства.

Отнёс Ох Мару за три царства к старой колдунье и велел ей стеречь Мару. Своих детей у этой колдуньи не было, вот она и привязалась к Маре, как к родной дочке. Живёт Мара у колдуньи, а сама всё думает, как бы ей змея Оха обойти да к матери вернуться.

Скоро прошла по всему тому царству молва, что заболела царская дочка. Кто её вылечит, тому царь отдаст половину своего царства.

Дошла эта весть и до Мары.

«А что, если и мне попытать счастья? — подумала она. — А то сижу здесь, никого не вижу, ничего не знаю, так и домой никогда не вернусь».

Надела Мара мужское платье и отправилась к царскому дому. А дорога шла через густой лес. Шла она, шла, настала ночь, и сбилась Мара с пути. Вот видит: впереди огонёк светится. Пришла она на огонёк, а там две женщины сидят. В руках у них клубки с нитками. Одна мотает нитки, другая разматывает. Та, которая мотала нитки, была День, а другая — Ночь. Подошла Мара поближе, чтобы узнать, о чём они говорить будут, и слышит:

— Заболела царская дочка, — сказала та, что мотала нитки, — и никто не может её вылечить.

— А разве ты ничего не знаешь? — спросила Ночь. — В нашем лесу живёт старая женщина. Уже много дней она варит в большом котле дёготь. Пока она будет варить дёготь, царская дочка будет болеть, а когда она потушит огонь под котлом, царская дочка умрёт. Если же найдётся кто-нибудь, кто возьмёт у старушки немного дёгтя и отнесёт царской дочке, чтобы смазать ей руки и ноги, — она поправится. Но ведь никто не знает об этом, так что, наверное, царская дочка скоро умрёт.

Как только настало утро, пошла Мара искать старую женщину, которая варила дёготь. Взяла у неё немного дёгтя и принесла царю.

— Вот, царь, лекарство твоей дочке! Если поможет оно ей, обещай выполнить одну мою просьбу!

Царь, конечно, согласился. Намазали царской дочке руки и ноги дёгтем, и она стала совершенно здорова.

Обрадовался царь и говорит Маре:

— Ну, спасибо тебе, юнак, что вылечил мою дочку! За это бери её себе в жёны. Ещё полцарства я тебе дам в придачу!

Царь принял Мару за юношу, потому что она была в мужском платье.

— Не сердись, царь, — отвечала Мара, — ничего мне от тебя не надо, только выполни одну мою просьбу, как обещал. Дай мне двести самых храбрых твоих воинов, и я пойду биться с врагом лютым!

Дал ей царь двести воинов, и Мара отправилась с ними к пещере змея Оха.

Убили они страшного змея и его сына и забрали все их сокровища. Раздала Мара сокровища тем, у кого змей Ох отнимал их, воинов одарила, да и матери принесла кое-что.

Вернулась она в родное село, и зажили они с матерью счастливо и жили так до конца своих дней.


Золотая птица


У одного царя была золотая яблоня. Каждый полдень эта яблоня зацветала, к вечеру появлялись на ней плоды, а ночью яблоня созревала, и тогда забирался кто-то в сад и срывал все золотые яблоки.

Утром, когда царь выходил в сад, он не мог уже найти ни одного яблока.

Дивился царь, — кто бы это мог приходить ночью в его сад и срывать все золотые яблоки? Жаль ему было такое богатство терять, вот он и разослал гонцов по всему своему царству с такой вестью: «Кто поймает вора, того царь щедро наградит!»

А в его царстве жил один бедный старик. Было у старика три сына. Дошла до них царская весть, — старший сын и говорит отцу:

— Батюшка, пойду-ка я сегодня в царский сад стеречь золотую яблоню. Поймаю вора, разбогатеем мы тогда!

Взял он ружьё и пошёл. Спрятался в беседку, которая возле яблони стояла, стал ждать.

Стемнело. Захотелось ему спать. Отложил он в сторону ружьё, решил поспать одну лишь минутку, да и проспал до самого утра.

Проснулся, смотрит: ни одного яблока нет на яблоне!

Пошёл он к царю, тот его и спрашивает:

— Ну, что? Видел ты, кто яблоки золотые рвёт?

— Заснул я и никого не увидел, — признался парень.

На другой день пошёл средний брат стеречь золотую яблоню. Но и он проспал всю ночь и никого не увидел.

На третий день пошёл к царю самый младший брат. Стал он просить царя разрешить и ему попытать счастья.

А царь ему говорит:

— Старшие братья твои ходили яблоню стеречь, да никого поймать не сумели, куда уж тебе!

— А я всё ж пойду, попробую!

Взял младший брат ружьё, пошёл в сад и спрятался в беседке. А чтобы не заснуть, порезал себе мизинец и посыпал его солью. Палец болел и не давал ему спать.

Сидит он так в беседке, ждёт, и вдруг среди ночи прилетает в сад птица. Перья у неё все золотые! Сама как солнце горит! И прямо к яблоне. Стала она рвать золотые яблоки и поедать их.



Выстрелил младший брат из ружья, но птица улетела, оставила только одно своё перо. Взял он перо и принёс царю. Рассказал он ему всё, а царь и говорит:

— Очень красивое это золотое перо, а птица, наверное, ещё в сто раз красивее!

И велел царь трём братьям идти искать золотую птицу.

— Кто найдёт её и принесёт мне, — сказал царь, — тому я отдам половину царства! А пока не найдёте, — назад не возвращайтесь!

Поклонились братья царю, попрощались со всеми родными, сели на коней и отправились в путь. А куда идти, — и сами не знали.

Когда выехали братья на дорогу, стали старшие братья упрекать младшего да прогонять от себя.

— Не хотим мы с тобой вместе идти! Иди один, раз ты такой умный, что сумел не заснуть и птицу золотую увидеть!

— Да что вы, братья, зачем же мне одному идти? Вместе легче нам будет золотую птицу найти.

Но братья его прогнали, а сами вперёд поехали. Едут они, едут и встречают старика.

— Добрый день, юнаки! Куда путь держите? — спрашивает старик.

— Слишком много ты знать хочешь, старик! — ответили братья и дальше поехали.

Вслед за ними проезжал по дороге младший брат. И его увидел старик.

— Добрый день, юнак! — говорит. — Куда путь держишь?

— Желаю тебе всего доброго, дедушка! — отвечает младший брат. — Давай-ка посидим с тобой, отдохнем, я тебе всё и расскажу.

Сели они у дороги, достал младший брат хлеб, разломил его пополам и дал старику. Пока ели, рассказал он ему про всё, сказал, что едет он за золотой птицей, а где найти её, — не знает.

Тогда старик ему и говорит:

— Ты не ходи вслед за своими братьями. Недобрые они люди! Скоро здесь дорога разделится надвое. Если братья пойдут по верхней дороге, — ты иди по нижней, а если они по нижней пойдут, — ты ступай по верхней. Я за тобой следом пойду и покажу тебе, где найти золотую птицу.

Отправился дальше младший брат. Смотрит, — какой дорогой пойдут его старшие братья? Видит: те в гору стали подниматься, а он тогда в долину спустился. Так они и разделились. Увидел старик, что разошлись братья по разным дорогам, и нагнал младшего брата. Велел он ему лечь отдохнуть, чтобы сил набраться. Прилегли они в тени. Молодец как лёг, так сразу и заснул. Взял его тогда старик на руки и отнёс далеко вперёд. Положил его снова на землю и говорит:

— Айда, сынок, вставай, пора в путь отправляться, выспались уж!

Поднялся младший брат, и пошли они дальше. Так он ничего и не заметил. Шли они, шли. Стемнело. Опять легли отдохнуть. Заснул молодец. Взял его старик на руки и отнёс далеко вперёд. Когда рассвело, разбудил его и пошли они дальше.

Так шли они несколько дней, пока не пришли к городу, где жила золотая птица. Поднялись они на высокий холм, с которого весь город был виден, и говорит старик молодцу:

— Видишь там высокий дом? Это царские палаты. В них и живёт золотая птица. Пойдёшь туда и увидишь большие красивые ворота. Они будут открыты, но на них сидят два стража. Пройди так, чтобы они тебя не заметили. Потом будет ещё семьдесят семь ворот поменьше. На каждых сидит по одному стражу. Через все ворота пройдёшь и увидишь золотую птицу. Сидит эта птица в клетке, которая ещё краше самой птицы. Но ты бери только птицу, а клетку не трогай! Если возьмёшь клетку, с тобой случится беда. Ну, иди! Только помни, что я наказывал.

Отправился молодец. Подошёл к большим воротам, на которых два стража сидели. Прошёл через ворота так, что стражи его не увидели. Миновал ещё семьдесят семь ворот поменьше, на которых по одному стражу сидело. Никто его не увидел. И пришёл он, наконец, к золотой птице. Сидела золотая птица в золотой клетке ещё краше, чем сама птица. Взял парень птицу и пошёл с нею обратно. Прошёл он немного и думает: «А клетка-то красивее и дороже самой птицы! И что её оставлять там? Возьму-ка её, авось ничего не случится!»

Вернулся он за клеткой; только поднял её, а клетка как зазвенит! Проснулись тут стражи, схватили молодца и отвели к царю. Сильно разгневался царь.

— Кто ты такой? — спрашивает он молодца. — Зачем; нужна тебе моя золотая птица?

Рассказал ему молодец про всё, тогда царь и говорит:

— Я тебя прощу и даже дам тебе в жёны мою дочь, если только ты ей понравишься, но с условием — приведи мне летающего коня! А не приведёшь — я тебя погублю!

Пообещал молодец привести царю летающего коня, и царь отпустил его. Вернулся он к старику с пустыми руками. Спрашивает его старик:

— А где же золотая птица?

Рассказал ему молодец, как взял он золотую птицу, да польстился ещё и на клетку, которая была красивее и дороже самой птицы. Как схватили его стражи и привели к царю, а царь сказал, что простит его, если он приведёт ему летающего коня. А не достанет он летающего коня — царь его погубит.

— Не печалься, сынок, — сказал ему старик. — Я помогу тебе найти и коня.

Пошли они. Шли, шли. Стемнело. Легли они спать. Когда заснул молодец, взял его старик на руки и отнёс далеко вперёд. Когда рассвело, разбудил он его и пошли они дальше.

Так они и шли, пока, не пришли, наконец, к городу, где жил волшебный конь. Поднялись они на высокий холм, с которого весь город был виден, и говорит старик молодцу:

— Видишь там высокий дом? Это царский дворец, в нём живёт летающий конь. Иди туда, увидишь там большие красивые ворота. На них сидят шесть стражей! За ними будут ещё девяносто девять ворот поменьше. И на каждых сидит по два стража. Пройди через все ворота так, чтобы стражи тебя не заметили. И там увидишь ты волшебного коня. Стоит этот конь в конюшне, на голове у него недоуздок, концы недоуздка в руках у спящего человека. Когда придёшь к коню, сними с него седло, разнуздай его. Да смотри, будь осторожен, не разбуди того человека, что спит в яслях! Садись на коня и лети прямо сюда, я буду здесь тебя ждать. Помни, если не снимешь седло и уздечку, с тобой случится беда!

Отправился молодец. Прошёл он большие красивые ворота, на которых шесть стражей сидело. Миновал ещё девяносто девять ворот и пришёл, наконец, к волшебному коню. Седло у коня сверкало, как солнце. Жалко было снимать его! Но как вспомнил молодец, что с ним может случиться беда, если он седло не снимет, снял он его, разнуздал коня, оставил уздечку. Потом вскочил на коня и тут же возле старика очутился. Сел старик позади него, и поехали они назад.

Приехали они в город, где золотая птица жила. Повёл молодец коня к царю. Когда шёл конь по улице, каменные плиты под его копытами растрескивались; когда дышал он, всех на пути сдувал, — такой сильный был! Увидел царь коня и очень обрадовался. Простил он молодца, отдал ему золотую птицу вместе с клеткой, дал ему и свою дочку в жёны. А дочка-то была настоящей красавицей! Подарил царь им много одежды богатой, драгоценностей разных, перстень, который сверкал, как солнце, и ореховую скорлупу, в которой был спрятан венчальный наряд невесты.

Ореховую скорлупу и перстень жених себе взял, а остальные подарки на повозку положил, и поехали они вдвоём с невестой к старику. Сел старик к ним в повозку, и поехали они дальше. Доехали до одного места, слез старик с телеги, показал, как им дальше ехать, и исчез.

Едут они и видят: стоит возле дороги постоялый двор. Решили зайти туда, передохнуть. Входит молодец со своей невестой, — и что же оказывается! Хозяева постоялого двора — его родные братья!

А всё это вот как случилось. Когда пошли братья по горной дороге, стали они думать: «Где нам искать золотую птицу? Никто её и не видел, никто и не слышал о ней. Еще пропадём в дороге! Откроем-ка лучше постоялый двор. Дорога здесь проезжая, торговать будем, много денег соберём. А когда царь умрёт, можно и назад возвращаться».

Так они и сделали. Когда же младший брат на их постоялый двор приехал, они его не узнали. Стал младший брат расспрашивать, кто они, откуда, есть ли у них отец, мать, братья, сёстры. Те сначала не хотели ему правду говорить, а потом признались во всём. Тогда младший брат их спрашивает:

— А если вы своего младшего брата сейчас увидите, узнаете вы его?

— Узнаем, а как же! — отвечают братья.

— А была у него какая-нибудь примета?

— Была — на груди знак и на правой руке знак.

— Такой? — спросил младший брат и показал им правую руку.

— Такой!

— Так я и есть ваш младший брат! Я достал золотую птицу и возвращаюсь с ней к царю. Закрывайте же свой дом — и едемте все вместе!

Заперли старшие братья свой дом, сели все на повозку и поехали. Два брата впереди сидели, а младший брат со своей невестой сзади.

По дороге старшие братья стали переговариваться между собой:

— Вот приедем мы к царю, узнает он, что младший брат золотую птицу нашёл, а мы ослушались его, — плохо нам будет! Отнять бы нам у брата клетку с золотой птицей! Отнесли бы мы её тогда царю, а если царь спросит, куда наш брат девался, мы ему скажем, что он уехал от нас и пропал неизвестно куда.

Остановили они телегу, схватили младшего брата, отнесли его в лес, привязали к дереву, а сами к повозке вернулись.

Приехали они к царю. Обрадовался царь, когда увидел золотую птицу.

— А где же ваш младший брат, самый ловкий и отважный юнак?

— Да он испугался и не пошёл с нами! — ответили братья.

— Чем же наградить мне вас? — спрашивает царь.

— Отдай нам полцарства, как обещал, а потом разреши мне жениться на этой красавице, — говорит старший брат.

— Ну, раз обещал, отдам вам полцарства. Только стоит ли свадьбу откладывать? Видишь, какая невеста грустная стоит? Давайте сейчас уж свадьбу сыграем, а потом вы и награду свою получите.

Что было делать? Согласились братья. Стали к свадьбе готовиться.

А младший брат в это время так и оставался привязанным в лесу. Два дня и две ночи он ничего не ел и не пил. На третий день забрёл в то место пастух со своими козами. Отвязал он молодца, напоил его, едой своей поделился. За это отдал ему младший брат свою дорогую одежду и все деньги, что при нём были. Оставил себе только перстень и ореховую скорлупу с венчальным платьем. Рассказал ему пастух и о свадьбе. Оделся младший брат в козьи шкуры и пошёл скорее к царскому дому.

Днём стыдно было ему людям на глаза показываться. А когда ночь настала, подошёл он к окну, под которым невеста его сидела, достал перстень — и тут же стало светло вокруг, как днём.

Испугалась сначала невеста, а потом вспомнила, что только от перстня, который отец её жениху подарил, может такой свет идти, и подумала: «Здесь он, жених мой, близко около меня!»

Наутро сказала она царю:

— Не сердись, царь, но решила я выйти замуж только за того, кто мне венчальное платье в ореховой скорлупе принесёт!

Согласился царь. Бросились братья искать, кто им такое платье сделает. Но все отказываются.

— Нет на земле такого мастера, — говорят, — который сделал бы вам этот наряд.

Тогда пришёл к ним младший брат. Он был одет в козьи шкуры, и старшие братья его не узнали.

— Я могу вам сделать такое платье, — говорит он, — только отведите меня сначала к невесте, чтобы я знал, какое платье делать: большое или маленькое.

Отвели его братья в царский дворец. Увидел он свою невесту и подал ей скорлупу с венчальным платьем. Узнала она своего жениха, бросилась к нему на шею.

Рассказали они обо всём царю. Сильно разгневался царь и велел привести к нему двух братьев. Но сколько ни искали их, так и не смогли нигде найти.

Повенчался младший брат со своей невестой. Отдал ему царь половину царства, и зажили они счастливо.

Тут и сказке конец.


Мальчик-пахарь


Жила в одном селе бедная женщина. Муж у неё умер. Трудно ей было одной с хозяйством управляться. Сын мал еще был, — какой из него помощник? Когда же подрос он, послала она его в соседнее село на заработки. Год прослужил мальчик у богатого хозяина. А когда пришёл срок расплаты, дал ему хозяин каравай хлеба на дорогу и прогнал со двора.

— Молод еще, — сказал он, — руки сильные, здоровые, и без денег проживёшь.

Пошёл мальчик домой.

Идёт пригорюнившись и вдруг видит: лежит на дороге воробышек с подбитым крылышком, в пыли барахтается, а улететь не может.

— Ах ты, бедный, кто тебя так? — спрашивает мальчик.

— Злой человек ехал, камнем в меня бросил! — отвечает воробей.

Пожалел его мальчик, взял осторожно с земли, за пазуху себе положил и отправился домой.

Пришёл он домой, рассказал всё матери, как его богатый хозяин обманул и пришлось ему ни с чем назад возвращаться, и говорит:

— Вот только одного друга нашёл по дороге, — и показывает матери маленького воробышка.

— Какой это друг? — рассердилась мать. — Брось его кошке! Всё равно кормить нечем.

— Нет, мама, в беде никого нельзя оставлять. Пусть воробышек у нас перезимует, крылышко у него заживёт, тогда я его на волю выпущу. Да и много ли ему еды надо?

Так и остался воробей у мальчика жить.

Мальчик вытянул из своей рубашки нитку, перевязал воробышку крылышко, и оно быстро зажило. Всю зиму он кормил воробышка крошками и поил из напёрстка, а когда в доме есть нечего было, то и воробышек голодал со всеми вместе.

Пришла весна, воробышек попрощался с мальчиком и улетел.

Полетел он прямо в лес, к избушке, где жила одна старушка. Сел он ей на плечо и зачирикал свою весёлую песенку. Так и ахнула старушка, когда увидела воробышка.

— Где ты всю зиму пропадал, внучек? — спрашивает она его. — А мы уж думали-горевали, что ты больше не вернёшься.

Рассказал ей воробышек, как мальчик спас его. Выслушала его старушка и говорит:

— Хороший он, добрый. Самому есть нечего было, а тебя, моего любимого внучка, поил и кормил. Надо нам ему тоже помочь. Лети-ка, внучек, и приведи его сюда. А я ему подарок хороший приготовлю!

Полетел воробышек назад. Увидел его мальчик, обрадовался и кричит матери:

— Смотри, мама, воробышек к нам вернулся!

Но воробышек только присел на руку мальчика и тут же обратно к лесу полетел. Потом вернулся, снова сел ему на руку и опять к лесу полетел. Понял мальчик, что воробей его за собой зовёт. Пошёл он за ним.

Воробей летит, а он за ним идёт. Далеко зашли, начало уже темнеть. Ночь наступила, и не видно стало воробышка. Думает мальчик: «Куда же мне дальше идти?» И вдруг видит: светится впереди огонёк. Пошёл он на огонёк и пришёл к старой избушке.

Встретила старушка мальчика, как дорогого гостя.

— Спасибо тебе, добрый мальчик, — говорит, — что внучка моего, воробышка, в обиду не дал. Уж так я его люблю, моего серенького!

Накормила она мальчика и спать уложила. А наутро вывела на двор корову и двух маленьких телят, позвала мальчика и говорит ему:

— Возьми, мальчик, этих телят и корову. Корову ты продай и купи железную соху и повозку, а телят, смотри, не продавай! Они тебе хорошую службу сослужат. А теперь ступай! Желаю тебе удачи!

Пошёл мальчик и сделал всё, как старушка наказывала: корову продал, купил железную соху и повозку и собрался было домой возвращаться, как вдруг слышит: кричит сельский глашатай:

— Слушайте все люди-селяне царский приказ! У царя есть большое поле. Кто за один день до захода солнца это поле вспашет, засеет пшеницей, сожнёт, обмолотит и привезёт всю пшеницу на царский двор, тому царь даст всё, что он пожелает. А кто возьмётся, да не успеет, — тому голову с плеч!

Услыхал мальчик царский приказ и потужил:

— Эх, дала бы мне старушка добрых коней, с ними бы я не побоялся на царское поле выехать, а на телятах много не напашешь.

— Не печалься, мальчик, — говорят ему тут телята. — Мы маленькие, да крепкие! Веди нас на царское поле, запряги в железную соху, мы живо всю работу выполним!

Привёл мальчик телят на царское поле, запряг их в железную соху, и не успела соха земли коснуться, как сразу же всю землю вспахала. Не успел мальчик посеять пшеницу, как тут же начала она расти и зреть. Стал мальчик жать её, тут и полдень настал. Видит царь, — почти вся работа сделана, а до захода солнца далеко еще, и послал он злую старуху на поле к мальчику.

Пришла старуха на пашню и говорит мальчику:

— Не спеши, внучек! Еще весь день впереди, — успеешь пшеницу обмолотить! Сядь-ка лучше, отдохни, сказку мою послушай!

А мальчик любил сказки слушать. Стала ему старуха рассказывать: рассказывает, а сама на глаза ему сонный порошок сыплет. Заснул мальчик. А солнце уж к земле клониться начало. Всё ниже и ниже. Скоро и день кончится. Говорит тут один телёнок другому:

— Солнце вот-вот зайдёт. Не успеем мы пшеницу на царский двор свезти, погибнет тогда наш хозяин. Как быть?

— А ты пойди вон на ту гору, — говорит другой, — бодни солнце, чтобы оно на полдень вернулось, а я хозяина нашего разбужу.

Подошёл он к мальчику и стал ему руку лизать — не слышит мальчик. Боднул он тогда его легонько в бок — очнулся мальчик, видит: солнце почти земли коснулось. Испугался он, задрожал даже от страха.

А в это время второй телёнок до горы уже добрался. Боднул он солнце, и вернулось оно на полдень.

Стал мальчик пшеницу жать. Работа так и горит у него в руках.

Когда солнце зашло, и работа вся кончилась: обмолотил мальчик всю пшеницу, ссыпал в мешки, положил на повозку и привёз к царскому дому. Вышел к нему царь, мальчик его и спрашивает:

— Ну, царь, помнишь своё обещание?

Затрясся царь от гнева и отвечает:

— Проси, что хочешь!

— Хочу я, — отвечает мальчик, — чтобы ты от престола отрёкся! А пшеница, которую я тебе с поля привёз, пусть всем людям достанется, — ведь земля-то не твоя, а народная!

Испугался царь, пожелтел даже от страха, да что делать, — дал слово — держись. Пришлось ему царский венец снять, от престола отречься и бежать в дикие дебри. Тилилейские.

А пшеницу мальчик всем людям роздал.


Девушка-месяц


Жила-была одна бедная девушка. Волосы у неё были светлые, сердце доброе, нрав весёлый. За какую работу она ни принималась, всё ей удавалось. Сядет прясть — песню запоёт и не заметит, как пряжа вся и готова.

Трудно ей жилось у богатых хозяев. А пожалеть её некому было, — отец с матерью у неё давно умерли. Самую тяжёлую работу заставляли её делать хозяева: и воду с далёкого колодца носить, и полы мыть, и двор мести. Разве станут жалеть батрачку? Но она не тужила и, чем больше работала, тем краше становилась.



Не взлюбила девушку злая хозяйка, и больше всего за то, что была она такой красивой и весёлой, — рядом с ней хозяйская дочка казалась ещё уродливей. Пришла пора хозяйскую дочку замуж выдавать, да кто возьмёт такую злую и некрасивую? А злая она была и вправду как оса. Да ещё ленивая. До самого полудня валялась в постели, а как встанет, — сейчас к зеркалу сядет и всё прихорашивается.

— Подай то, принеси это! — приказывала она батрачке. А если та замешкается, больно дёргала её за косу.

Вот как-то говорит хозяйка своему мужу:

— Видишь ты, как батрачка наша день ото дня всё краше да пригожей становится? Кто ни придёт к нам в дом, все только на неё и смотрят, а нашу дочку и не замечают вовсе. Пока будет она у нас жить, никто нашу дочку замуж не возьмёт!

— Правда твоя, — ответил муж.

И решили они погубить бедную девушку.

Спекла хозяйка круглый кукурузный хлеб, положила его в корзину. Взял хозяин корзину с хлебом и повёл девушку в лес. Завёл её в самую чащу. Поднялись они на невысокий холм, вытащил он тогда из корзины круглый хлеб, пустил его вниз с холма и говорит девушке:

— А ну-ка, беги, догони хлеб и съешь его!

Побежала девушка за хлебом. Долго бежала, никак догнать его не могла, пока не застрял он в кустах. Схватила его и кричит:

— Я поймала, дядя! Дядя, где ты?

Но напрасно кричала она, — никто её уже не слышал. Вернулась она на холм — никого нет. Страшно ей стало и горько, слёзы на глаза навернулись. Пошла она дорогу искать. В одну сторону кинулась, в другую — нет дороги, кругом дремучий лес. Целый день плутала девушка. Когда же солнце спустилось за деревья и лес потемнел, очень страшно ей стало и она громко заплакала.

А в том лесу в маленькой избушке жила одна старушка. Услышала она человеческий голос, вышла из избушки и стала звать:

— Кто там плачет? Девушка или молодец? Если ты девушка, иди ко мне, я тебе бабушкой буду! А если молодец, проходи своей дорогой, чтобы я тебя не видала и не слыхала!

— Иду, бабушка, иду! — обрадовалась девушка.

Пришла она к избушке и спрашивает:

— А почему ты молодца не хочешь, бабушка?

— А потому; что нужна мне хозяюшка, а молодец хозяйничать не умеет.

Вошли они в избушку. Старушка накормила девушку. Та ей всё и рассказала про себя. Легли они спать. Наутро девушка поднялась раньше старушки, весь дом прибрала, подмела, воды принесла. Встала старушка, увидела, как гостья её похозяйничала, улыбнулась, но ничего не сказала. Потом оделась по-праздничному и говорит:

— Я иду в гости. А ты пока умой и накорми моих внучат.

И она отвела девушку в самую дальнюю комнату. Смотрит девушка, а вокруг неё всякие твари ползают: змеи, ящерицы, черепахи, лягушки. Страшно ей стало, но вспомнила она наказ старушки, сварила отрубей, остудила их и накормила всех животных.

Нечего ей было больше делать, стала она тогда бусы нанизывать и на шею каждой змее, каждой черепахе надевать.

В полдень вернулась старушка. А звери ей и говорят:

— Смотри, какие у нас бусы, бабушка! Это девушка нам нанизала! И накормила нас так вкусно!

Ничего не ответила старушка, только улыбнулась опять.

Так прошло сколько-то дней. И каждый раз старушка уходила в гости, а девушка оставалась дома ухаживать за животными.

Но вот как-то старушка взяла девушку с собой и привела её на берег речки, которая протекала в лесу. А надо вам сказать, что речка эта была не простая, а волшебная: каждый час она меняла свой цвет. Легла старушка на траву и сказала девушке:

— Спой мне, милая, песню, без песни мне не заснуть.

Села девушка возле старушки и запела так тихо и нежно, как птичка поёт. А старушка ей вот ещё что сказала:

— Ты пой и смотри на воду. Сначала вода будет синей, потом красной, после красной — чёрной, а под конец — жёлтой. Вот когда придёт жёлтая вода, разбуди меня. Да смотри, не забудь!

И задремала. Девушка пела и смотрела на воду. Когда река стала жёлтой, разбудила она старушку. Встала старушка и сразу же бросилась в жёлтую речку. Закричала девушка:

— Куда ты, бабушка? Ты же утонешь!

Но старушка ушла под воду и тут же выплыла с жёлтым сундучком в руках.

— Что это? — удивилась девушка.

— Это тебе подарок за то, что хорошо у меня послужила, и за твоё сердце доброе. Вот тебе ключ; когда придёшь домой, откроешь сундук и увидишь, что в нём.

— А как же я дорогу домой найду? — спросила девушка.

— Ты иди вот этой тропинкой. Она тебя до дому и доведёт.

Взяла девушка в руки жёлтый сундучок, и тут случилось чудо: из жёлтого он превратился в золотой, и вся одежда на ней стала тоже золотая. Поблагодарила девушка старушку и пошла по тропинке.

Довела тропинка девушку до дома. Увидели богатые хозяева золотое платье на девушке и золотой сундучок, набросились на неё, стали спрашивать, откуда она их взяла да что в сундучке спрятано. Открыла девушка ключиком сундук, а в нём полным-полно золотых монет. Чуть не ослепли от жадности хозяин с хозяйкой и их злая дочка.

— Где ты его взяла? — стали допытывать они девушку.

Девушка рассказала им всё, как было.

— Собирайся-ка поскорее, отведёшь нашу дочку в тот лес, — сказала хозяйка своему мужу.

Спекла она такой же круглый хлеб, и повёл отец дочку в лес. Дошли они до холма, бросил отец круглый хлеб, побежала дочка за ним, а когда поймала, отца уж и след простыл.

Целый день бродила девушка по лесу, а когда стемнело, страшно ей стало и она громко заплакала.

Услышала её старушка и позвала:

— Если ты девушка, иди ко мне, а если молодец, — проходи своей дорогой!

— Я девушка, девушка! — закричала хозяйская дочка и пошла к избушке.

Лесная старушка встретила девушку ласково, отвела её в избушку, уложила спать.

Когда утро настало и солнце поднялось, встала старушка, за хозяйство принялась. А девушка всё спала. Нахмурилась старушка, но ничего не сказала. Разбудила она девушку и говорит:

— Я иду в гости, а ты прибери в доме, воды принеси, свари отрубей и накорми моих внучат. Ты не бойся, они тебя не тронут.

Поднялась девушка с постели, взяла веник и стала мести. Но поленилась водой на веник побрызгать и только запылила всю избу. Потом нашла отруби, сварила их и отнесла змеям, ящерицам да черепахам. Стали они есть и обожглись.

Когда в полдень вернулась старушка домой, они пожаловались ей:

— Мы так обожглись, бабушка! Так сильно обожглись! Очень больно, бабушка!

Ничего не сказала старушка, нахмурилась опять и повела девушку к волшебной реке.

— Я подремлю тут, а ты смотри на реку: когда будет синяя вода, ты меня не буди, когда будет жёлтая или красная, ты не зови меня, а вот когда чёрная вода придёт, ты меня разбуди. Ну, а теперь спой-ка мне песню, чтобы я заснула.

Стала девушка петь, да так громко и скверно, что старушка взмолилась:

— Замолчи скорей! Разве с такой песней заснёшь?

Замолчала девушка. Когда пришла чёрная вода, разбудила она старушку. Бросилась старушка в речку и достала чёрный сундук.

— На, держи, вот тебе награда за службу! — сказала лесная старушка и протянула девушке чёрный сундучок.

Взяла хозяйская дочка чёрный сундучок, и тут же платье на ней стало всё чёрное. Пошла она по тропинке домой. Увидели её родители, да не обрадовались: в руках-то у неё был не золотой, а чёрный сундучок и платье на ней было чёрное-чёрное. Бросились открывать сундучок, а оттуда как поползут всякие змеи, ящерицы и жабы. Испугались родители и побежали скорее из комнаты. Принялась тут хозяйка упрекать мужа:

— Не в тот лес отвёл ты нашу дочку! Батрачка золотой сундучок принесла, а наша дочка — чёрный. У батрачки в сундуке золото, а у нашей дочки — твари поганые!

Долго ругала она мужа, а потом велела ему спрятать золотой сундучок батрачки да отнять у неё и золотое платье, чтобы свою дочку в него нарядить.

Услыхала об этом бедная девушка и решила убежать от злых хозяев. Вышла она за ворота и прямо к лесу побежала.

Бросился хозяин догонять её, вот-вот поймает. Тут девушка подняла руки вверх и вдруг полетела, как птичка. Поднялась высоко-высоко, над домами, над садами, над городами, и тут превратилась вдруг в золотой месяц.

А богач так и остался стоять на земле с открытым ртом от удивления: никогда раньше не видел он такого чуда.

С тех пор каждый вечер появляется на небе девушка-месяц. Она светит всей земле и долго-долго, всю ночь смотрит вниз: всё ищет глазами свой родной, милый край.


Три брата и ламия


В одной деревне жили три брата. Старшие братья были статные да ловкие, а младший тихий да скромный. Старшие братья с ним и не считались вовсе.

— Эх ты, Келчо-простак! — смеялись они над ним.

А надо вам знать, что всякого простачка зовут у нас Келеш, Келчо.

И вот повадилось в те места страшное чудовище — ламия. Голова у неё собачья, хвост змеиный. Много зла делала она людям: овец поедала, волов таскала, коней пожирала. Да и людей не щадила. Много храбрых юнаков ходило биться с ламией, но никто не мог её победить.

Узнали и три брата про страшное чудовище. Вот старший и говорит:

— Кроме меня, никто не сможет убить ламию! Пойду-ка я с ней биться!

Взял он тяжёлую дубинку и отправился.

По дороге встретил человека, продававшего хлеб, и говорит ему:

— Доброе утро!

— Желаю тебе удачи, храбрый юнак! — отвечает человек. — Куда путь держишь?

— Иду биться с ламией!

Человек покачал головой:

— Э-э, и не такие молодцы ходили биться с ламией, да всех она погубила! Тебе ли с ней справиться?

— Что ж, а я всё равно пойду!

Тогда человек сказал:

— Съешь весь хлеб, тогда хватит у тебя сил убить ламию!

Принялся старший брат за хлеб, ел, ел, а съесть не смог.

— Не убить тебе ламию! — сказал человек.

Но старший брат всё равно пошёл дальше. Шёл, шёл, встретил пастуха, продававшего масло и молоко, и говорит ему:

— Доброе утро!

— Желаю тебе удачи, храбрый юнак! Куда путь держишь?

— Иду биться с ламией!

— Э-э, и не такие молодцы ходили биться с ламией, да всех она погубила! Тебе ли с ней справиться?

— Что ж, а я всё равно пойду!

Тогда пастух сказал:

— Съешь всё это масло, выпей всё молоко, тогда хватит у тебя сил убить ламию!

Принялся старший брат есть; ел, ел, пил, пил, а всё равно не смог всего съесть да выпить.

— Не убить тебе ламию! — сказал пастух.

Но старший брат пошёл дальше. Шёл, шёл и пришёл, наконец, к мосту. А около того моста был большой сад, в котором росли яблоки, груши и сливы. Залез он в сад и стал рвать яблоки. Не знал он, что как раз за этим садом стоит дом ламии. А у ламии был сын. Целыми днями сидел он у окна и глядел, когда кто-нибудь появится на мосту, чтобы сказать об этом ламии. Увидел он старшего брата, когда тот по мосту шёл и яблоки рвал, и говорит своей матери:

— Идёт сюда страшный юнак с большой дубинкой в руках! Ест он яблоко.

— Посмотри-ка скорее, сынок, как он яблоко ест: с черенка или с мякоти?

— С мякоти.

— Тогда пусть идёт!

Тут старший брат к дому уже подошёл, вошёл и говорит:

— Доброе утро!

— Желаю тебе удачи, юнак! Садись, отдохни, — предложила ламия и принесла ему подушку.

Затем она поспешила в дом, чтобы приготовиться к встрече гостя. Поставила на огонь глиняную миску, в которой хлеб пекут, подбавила жару, да так постаралась, что зачадила весь дом. Сделала вид, будто тесто замешивает, и кричит:

— Юнак, иди-ка сюда! Я тебя вот о чём попросить хочу: наклонись-ка, раздуй огонь. Только, смотри, не надыми!

Наклонился старший брат к огню, ламия схватила его и проглотила.

Ждёт, ждёт средний брат, видит, — не идёт старший.

«Наверное, несчастье случилось», — подумал он и говорит: «Теперь я пойду биться с ламией!»

Взял он тяжёлую дубинку и отправился.

По дороге встретил он того же человека, что хлеб продавал, и говорит ему:

— Добрый день!

— Желаю тебе удачи, храбрый юнак! — отвечает человек. — Куда путь держишь?

— Иду биться с ламией!

Человек покачал головой:

— Э-э, и не такие молодцы ходили биться с ламией, да всех она погубила! Тебе ли с ней справиться?

— Что ж, а я всё равно пойду.

Тогда человек сказал:

— Съешь весь этот хлеб, тогда хватит у тебя сил убить ламию!

Принялся средний брат за хлеб, ел, ел, а съесть не смог.

— Не убить тебе ламию! — сказал человек.

Но средний брат всё равно пошёл дальше. Шёл, шёл, встретил пастуха, продававшего масло и молоко, и говорит ему:

— Доброе утро!

— Желаю тебе удачи, храбрый юнак! Куда путь держишь?

— Иду биться с ламией!

— Э-э, и не такие молодцы ходили биться с ламией, да всех она погубила! Тебе ли с ней справиться?

— Что ж, а я всё равно пойду!

Тогда пастух сказал:

— Съешь всё это масло, выпей всё молоко, тогда хватит у тебя сил убить ламию!

Принялся средний брат есть; ел, ел, пил, пил, а всё равно не смог всего съесть да выпить.

— Не убить тебе ламию! — сказал пастух.

Но средний брат пошёл дальше. Шёл, шёл и пришёл, наконец, к мосту, за которым стоял дом ламии. Увидел его сын ламии и говорит своей матери:

— Идёт сюда страшный юнак с большой дубинкой в руках! Ест он яблоко.

— Посмотри-ка скорее, сынок, как он яблоко ест: с черенка или с мякоти?

— С мякоти.

— Тогда пусть идёт!

Тут средний брат к дому уже подошёл, вошёл и говорит:

— Доброе утро!

— Желаю тебе удачи, юнак! Садись, отдохни, — предложила ламия и принесла ему подушку.

Затем она поспешила в дом, чтобы приготовиться к встрече гостя. Поставила на огонь глиняную миску, в которой хлеб пекут, подбавила жару, да так постаралась, что зачадила весь дом. Сделала вид, будто тесто замешивает, и кричит:

— Юнак, иди-ка сюда! Я тебя вот о чём попросить хочу: наклонись-ка, раздуй огонь. Только, смотри, не надыми!

Наклонился средний брат к огню, ламия схватила его и проглотила.

Ждал среднего брата младший брат, Келчо, ждал — не дождался.

«Неладно что-то, — подумал он. — Наверное, их обоих съела ламия. Что ж, пойду теперь я с нею биться!»

Взял он дубинку и пошёл. Шёл, шёл и встретил на дороге человека, продававшего хлеб.

— Добрый вечер! — говорит ему.

— Желаю тебе удачи, храбрый юнак! Куда путь держишь?

— Иду биться с ламией!

— Ай да Келеш! Посильнее тебя юнаки ходили с ламией биться, да не сумели её побороть. Тебе ли с ней справиться?

— Что ж, а я всё равно пойду!

Тогда человек сказал:

— Съешь весь этот хлеб, тогда хватит у тебя сил убить ламию!

Принялся младший брат за хлеб, съел весь да ещё попросил.

— Ого, кажется, ты убьёшь ламию! — подивился человек.

Пошёл тут молодец дальше. Шёл, шёл и встретил пастуха, продававшего масло и молоко, и говорит ему:

— Добрый вечер!

— Желаю тебе удачи, храбрый юнак! Куда путь держишь?

— Иду биться с ламией!

— Ай да Келеш! Посильнее тебя юнаки ходили с ламией биться, да не сумели её побороть. Тебе ли с ней справиться?

— Что ж, а я всё равно пойду!

Тогда пастух сказал:

— Съешь всё это масло, выпей всё молоко, тогда хватит у тебя сил убить ламию!

Принялся младший брат за масло и молоко, съел всё, выпил да ещё попросил.

— Ого, кажется, ты и впрямь убьёшь ламию! — подивился пастух.

Пошёл дальше младший брат. Шёл, шёл и пришёл к мосту. Увидел его сын ламии и говорит своей матери:

— Идёт сюда страшный юнак с большой дубинкой в руках! Ест он яблоко.

— Поди-ка скорее, сынок, посмотри, как он его ест: с черенка или с мякоти?

— С черенка!

— Не к добру это! — испугалась ламия.

Тут младший брат к дому уже подошёл, вошёл и говорит:

— Добрый вечер!

— Желаю тебе удачи, юнак! Садись, отдохни, — предложила ламия и принесла ему подушку.

Затем она поспешила в дом, чтобы приготовиться к встрече гостя. Поставила на огонь глиняную миску, в которой хлеб пекут, подбавила жару, да так постаралась, что зачадила весь дом. Сделала вид, будто тесто замешивает, и кричит:

— Юнак, иди-ка сюда! Я тебя вот о чём хочу попросить: наклонись-ка да раздуй огонь. Только смотри не надыми!

— Я тебе гость, а не слуга! — отвечает смелый юнак, а сам дубинку покрепче руками ухватил.

Видит ламия: не взять ей юнака хитростью — и бросилась на него. Но юнак времени не терял, ударил он ламию между плеч.

Развалилось чудовище надвое, а из живота у неё вышли два брата, целы и невредимы. Бросились они обнимать и целовать младшего брата, а он им и говорит:

— То-то, не будете теперь хвастать, что сильнее да умнее меня!

Вот какой он был, этот Келеш!



Оглавление

  • Соловей и мельничный жёрнов
  • Воробей и лиса
  • Олень и оленёнок
  • Курица и овца
  • Кто генерал зверей?
  • У страха глаза велики
  • Трус
  • Глупый волк
  • Хвастливая лиса
  • Друзья познаются в беде
  • Мальчик и злая медведица
  • Нужда научит
  • Гостеприимная хозяйка
  • Дело не в чалме
  • Послушная дочка
  • Богач и бедняк
  • «Хозяин сыт, хозяйка сыта — убирай, невестка, со стола!»
  • Неженка
  • Кто вор?
  • Мара — крестьянская дочь
  • Золотая птица
  • Мальчик-пахарь
  • Девушка-месяц
  • Три брата и ламия