КулЛиб электронная библиотека 

Ребёнок для олигарха [Юлия Рябинина] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Юлия Рябинина Ребёнок олигарха. 1. Ребёнок для олигарха

Глава 1

– Боже! Мои ноги! Они сейчас сгорят! – Забежала в подсобку, скинула обувь на высоком каблуке.

– Вот, держи. – Тут же протянула мне мешочек со льдом Маринка, встала со стула, уступая мне место.

– Спасибо, подруга. Ты прелесть. – С благодарностью упала на стул и приложила к горящим ступням ледяной мешочек.

– Ну что там? – кивнула она на закрытую дверь, из-за которой доносились громкие мужские голоса. 

– Ад, – бросила я коротко и, отложив лед, начала массировать икры.

– Надеюсь, он скоро закончится, – вздохнула девушка. 

Поправляя униформу официантки, она подошла к двери.

– Как же меня бесят эти корпоративы! – Она надела туфли и, перекрестившись, открыла дверь. 

– Удачи, – скрещивая пальцы, кинула ей в спину.

За дверью её ждала толпа народа. И что самое неприятное для нас, официанток, – одни мужчины. 

– Спасибо, – ответила девушка и тут же исчезла, а на её месте, как будто из воздуха, появился Павлик, наш администратор. – Эй, поаккуратнее нельзя? – услышала недовольный голос подруги.

– Работай иди! Бездельница! Тебе ещё два часа пахать! – рявкнул он так грубо, что у него даже получилось перекричать музыку. – Кобыла, – оскорбил уже тогда, когда закрыл за своей спиной дверь и повернулся ко мне лицом. – Фу, ну и запашок здесь! – брезгливо поморщился, опустил глаза, посмотрел на мои туфли у порога, хмыкнул.

– Совсем обнаглел, Зубков? Ты на что намекаешь? – Подхватила ледяные комочки в пакетике и запустила в парня.

– Да что ты такая нервная, дурашка? Пошутить уже нельзя? – округлил Павлик глаза.

– Твои шуточки под конец рабочего дня совершенно не заходят, Паш. Чего припёрся? – Я поднялась на ноги, упершись руками в бока, склонив голову, оглядела администратора. 

Наш Павлик сегодня сам не свой. И его можно понять. В нашем небольшом ресторанчике впервые за долгое время заказали банкетный зал, да ещё и с полной посадкой. Мы так были этому рады, но ровно до того момента, как начали прибывать гости. Ими оказались местные воротилы. И странно было то, что они предпочли наш ресторанчик сауне. Моё чутьё подсказывало, что вечер обещает быть “весёлым” и лучше бы сослаться на недомогание и не работать сегодня. Но мне были нужны деньги. Поэтому пришлось засунуть свои опасения куда подальше и приветливо улыбаться толстосумам, плотоядно оглядывающим обслуживающий персонал, состоящий сегодня из одних девушек. 

– У меня кое-что есть для тебя, – довольно улыбаясь, подошёл вплотную ко мне Павлик.

– Надеюсь, это мои чаевые? – чуть сдерживая радость, протянула руку. 

– Это комбо, Светик! – Павлик положил мне в раскрытую ладонь скрученные в тонкую трубку купюры и… визитку. 

– Что это? – непонимающе подняла глаза на администратора.

– Это, Светик, билетик, который посчастливилось вытянуть именно тебе, – играя бровями, парень лукаво подмигнул.

А я с сомнением рассматривала пластиковую визитку серого цвета, на которой были выгравированы золотыми буквами имя и фамилия: Филатов Даниил, а на обратной стороне значился телефон.

– Паш, я не понимаю. Что это? – подняла глаза на парня, нервно хмыкнула.

– Светик, ну ты меня удивляешь! – вскинул руки Павлик. – Этот чувак запал на тебя. Попросил передать тебе это, – тыкнул пальцем в визитку. – Ну, теперь поняла? 

У меня от волнения и какого-то странного чувства приближающейся беды зашлось сердце. 

– Паш, возьми. Мне достаточно того, что я зарабатываю. – Я держала перед собой визитку и заметила, как пальцы начали подрагивать. 

“Успокойся, Света, – уговаривала себя мысленно. – Держись. Ещё немного, и ты будешь свободна!” Главное, не показать вида Павлику, что я запаниковала. А то эта козлина просто так может и не отпустить. Ведь отчет перед воротилой, которому я приглянулась, придется держать парню, если вдруг он меня упустит.

– Эй, Светик! Так не пойдет. Моя работа на этом закончена. Мне сказали передать, я передал, а уж дальше – сама. Не хочу участвовать в этом. Так что, хочешь отказаться от этого, – кивнул на серый пластик, – велком, – показал на дверь. – Я сливаюсь. 

Я не успела ничего сказать, как Павлик исчез, так же внезапно, как и появился, оставив меня стоять в растерянных чувствах посреди подсобки.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Неожиданно в подсобке погас свет.

– Твою ж налево! – сорвалось досадливо с моих губ, когда я в одном нижнем белье замерла на месте, так и не успев дотянуться до своей сменной одежды. – Что за проклятье?! 

– Как чудно слышать из твоего рта такие словечки, – услышала прямо за своей спиной, и моё тело мгновенно парализовал страх.

– Кто тут? – хотела резко развернуться к опасности лицом, но мне не дали этого сделать широкие ладони, сжавшие мои бедра. 

– Не бойся, мышка. Я заплачу столько, сколько попросишь. – Я почувствовала сильный аромат алкоголя вперемешку с запахом сигаретного дыма, а ещё упирающийся мне в мягкое место напряжённый бугор.

– А ну-ка, руки убери, – прорычала, вцепившись ногтями наглецу в пальцы, – или я закричу.

– Тебя всё равно никто не услышит, мышка. Ты же сама прекрасно это знаешь. Так что не ломайся. Скажи, сколько ты хочешь, и приступим. – Его наглые пальцы по-хозяйски спустились ниже, перемещаясь к внутренней части бедер.

У меня от негодования аж дыхание спёрло в грудной клетке. Ну и урод! Но ничего, сейчас ты у меня получишь. Ты еще не знаешь, с кем связался!

– Сто, – выдохнула, а у самой мысли лихорадочно заметались в голове: чем бы его огреть так, чтобы не убить.

– Сто баксов, что ли? – в голосе скользнул иронический смех. – Я дам больше. Ты стоишь дороже.

И в этот миг, пока он пыхтел позади меня, видимо, стягивая с себя одежду, я нащупала наконец-то какой-то твердый предмет и, замахнувшись с диким воплем: 

– Была не была! – кинулась на мужика.

… но ударить не успела… Так и осталась в этом положении, когда меня ослепил свет. Я сильно зажмурила глаза.

– Светка! Эй! Что тут происходит? Кто это? Ты совсем с ума сошла? С мужиками шоркаться по подсобкам? Да ещё и в рабочее время? А если Павлик увидит? Господи! – заполнил пространство маленького помещения возмущённый голос Марины. – Мужчина, что вы делаете? Уходите!

– Стой! – возмутилась я. 

Но пока привыкала к свету, мужика как ветром сдуло.

– Маринка! Ты зачем его отпустила? – пыхтя от злости, подлетела к двери, дёрнула ее на себя. – Этот гад припёрся сюда без разрешения. Лапать меня начал. Деньги предлагал. Насильник, в общем, – закончила на выдохе и, поняв, что за дверью никого нет, закрыла её обратно.

– Свет, ты это, оделась бы хоть, –  кивнула на меня подруга, и только тут я вспомнила, что почти голая. 

– Ой, извини! – Прикрывая себя ладонями, подошла к полке, на которой лежала одежда. – Это возмутительно, Марин! – продолжала негодовать. 

– Да, верю-верю, – бубнила подруга за моей спиной. 

– Ну как у людей совести-то хватает? Да и Павлик куда смотрел? – Резко повернулась и застыла на месте, когда увидела, как девушка в мусорном ведре ковыряется. – Марина?! Ты что делаешь?

Девушка подняла на меня взгляд, распрямилась.

– Слушай, Свет, – подруга внезапно стушевалась под моим взглядом. – Мне Павлик проговорился, что тебе кое-что перепало…

– Вот правильно про него говорит наша шеф-повар: не язык, а помело…

– Свет, – оборвала меня Марина, а я пнула в сторону из-под ног резиновый сапог, об который чуть не споткнулась. – Отдай мне визитку.

– Визитку? Зачем? – мои брови поползли вверх, а глаза стали такими широкими, что можно подумать, будто меня укусила ядовитая змея. 

Но на самом деле это шок.

– Тебе не понять, Свет! – неожиданно вскинулась подруга. – Мне очень нужны деньги. Очень! – выпалила с жаром.

– Но, Маринка! Это ж, ты понимаешь, продаться ему нужно будет! – меня затрясло от эмоций.

– Мне всё равно, Свет! Если это поможет мне заработать, я готова! – Девушка резко села на корточки, накрыла лицо ладонями и заплакала.

– Марина, – порывисто обняла её за плечи. – Марина, что у тебя случилось? – мой голос сорвался. 

А ведь я действительно в последнее время замечала за девушкой странности в поведении. Марина стала слишком категоричной. Слишком раздражительной и острой на язычок. 

– Я не хотела, чтобы здесь кто-то знал об этом, – через слёзы пробормотала девушка. – С моим Дениской беда, Свет. Самая настоящая, – в голосе подруги было столько горя, что у меня сердце зашлось. 

– Марина, что случилось-то? – не сдерживаясь, сжала её плечи и уткнулась лбом в макушку.

– Да вы издеваетесь надо мной! – громыхнул бесячий визгливый голос Павлика над нашими головами, и мы с Маринкой одновременно вскочили на ноги. – Работать! Быстро! – проорал этот оглашенный Маринке в лицо. 

Девушка кинула на меня быстрый взгляд. Вытерла почему-то сухое лицо и пулей вылетела за дверь.

– Что ты орёшь? – недовольно пробурчала я и, подхватив свитер, натянула его через голову.

– Потому что там, – вывернул руку и показал пальцем в зал, – тридцать пьяных рож, которые хотят, чтобы их обслужили ПРЯМО СЕЙЧАС. Людей в зале не хватает! – зло прорычал Павлик. – А вы тут посиделки устраиваете. Совсем обнаглели! Завтра же на вас докладную напишу!

– Угу, и ещё сделай заметочку о том, что не можешь обеспечить персоналу безопасность, – покосилась в его сторону. 

– Что ты имеешь в виду? – прищурил глаза администратор, хищно надвинувшись на меня.

Сделала шаг назад, но далеко уйти не получилось, упёрлась спиной в стену. 

– А то, что шляются тут всякие по подсобкам и официанток к сексу принуждают, – прямо сказала ему. – И хотелось бы верить, что ты, – ткнула пальцем ему в грудь, – здесь ни при чём.

У Павлика глаза блеснули недобрым огнем.

– Светлана. – Его лицо придвинулось к моему так близко, что я отчетливо почувствовала его несвежее дыхание и поморщилась. – Не перегибай палку. Ты смену отработала? Так собирайся и иди домой, – процедил сквозь зубы. 

– Уже ухожу. – Толкнула Павлика плечом. – Дай пройти!

Парень отступил на шаг, выпустив меня из своего плена. 

– Так и будешь стоять? – натянув сапоги, спросила раздраженно.

– Чтобы через пять минут духу твоего здесь не было. Зайду проверю! – Павлик круто развернулся и ушёл, не закрыв за собой дверь.

– Бе-бе-бе, – передразнила администратора. – Бесишь…

– Ты уже ушла?! – тут же донёсся его противный голос.

– Вот паразит! – Подхватила рюкзак, закинула за спину и шагнула к двери.

– Завтра приходишь в первую смену! – долетел до меня оклик Павлика.

Подняла руку вверх и… махнула админу ручкой на прощание. 

Толкнула входную дверь и вывалилась из душного помещения на улицу. Холодный воздух обдал лицо и мгновенно вызвал дрожь во всём теле. Грудь сжалась, и ком застрял в горле, не давая нормально дышать.

Холодно, темно, сыро. Свежий воздух заполнил легкие, я запрокинула голову и вдохнула всю его прохладу.

Тело неприятно знобило. Передёрнула плечами. Поскорей бы добраться до дома.

— Ну наконец-то. Думал, уже не дождусь, — услышала насмешливый голос за спиной и повернула голову к его обладателю.

– Кто вы? – удивленно вскинула брови и отступила назад. 

Мужчина шумно втянул воздух, будто готовится к прыжку. Я отступила ещё на пару шагов назад, максимально увеличив между нами расстояние, но этого оказалось недостаточно. Незнакомец одним махом в несколько широких шагов сократил расстояние между нами, и вот я уже стояла вплотную к нему. Была зажата в железные тиски его рук.

– Отпустите, – хрипела, брыкалась.

– Тащи её в машину, – раздался за спиной дребезжащий голос. 

Я вертела головой. Хотела посмотреть на его обладателя, но мне на голову вдруг натянули капюшон. 

– Не рыпайся, девочка, – грозно прорычал в ухо мужчина.

– Что вы делаете? Не трогайте меня! – в отчаянии прохрипела. – Я ничего не сделала!

Но все мои просьбы оказались бесполезными. Я ничего не видела, только слышала, как рядом остановился автомобиль и открылась дверь. 

– Не брыкайся ты! Ух, стерва! Всего запачкала! – ругался мужчина, с нетерпением заталкивая меня в салон.

– Света?! Света, это ты? – У меня замерло сердце, когда услышала голос.

– Дима? Что ты здесь делаешь? – растерянно спросила.

И в этот миг мои руки, моё тело стали свободным. Я тут же скинула капюшон с лица, но в салоне автомобиля была непроглядная темень, поэтому шарила по сиденьям ладонями на ощупь, но тело Димы нашла на полу. 

– Господи! – вскрикнула, когда пальцами нащупала на одежде брата что-то влажное. – Дима, ты живой? 

– Живой! Живой! – услышала откуда-то спереди скрипучий голос. 

И в то же мгновение по глазам ударил яркий свет. Зажмурилась. Отшатнулась назад, упершись в спинку сиденья. 

Мне  было нужно всего несколько секунд для того, чтобы глаза привыкли к свету. И я снова кинулась к брату. 

Да, точно. Это кровь. Его одежда. Лицо. И мои руки. Все было запачкано кровью.

– Вы! Вы его убили?! – я не узнала свой голос, он был будто чужой. 

Поднесла дрожащие руки к Димкиной голове, откуда струйкой сочилась вязкая жидкость. Зажала сильно.

– Чего? – раздался старческий голос с переднего сиденья, и я повернула к нему голову.

Он наклонился ко мне ближе. Через пелену в глазах почти не видела его лица. 

– Его нужно отвезти в больницу, – всхлипнула.

Пожилой мужчина в кепке, один глаз которого белый, а другой – зеленый, ощерив беззубый рот, хмыкнул.  А у меня от его вида  почему-то мурашки по коже побежали.

– Тебе надо, сама и повезёшь. Трогай, Лёша, – скомандовал он водителю, и машина рванула с места.

Меня вновь отбросило назад, и я больно ударилась спиной. Застонала и услышала, как в унисон мне раздалось кряхтение брата.

– Так, девочка. Я смотрю, все готовы? – пророкотал старик, а машина в это время набирала скорость. Опасную скорость.

Я схватилась руками за выступающие части сиденья.

– Остановитесь, – пробормотала на выдохе. – Мы разобьёмся!

– Боишься, значит! – поджал губы старик. – Это хорошо. Значит, всё поймешь правильно. 

Я ничего не поняла. Что он имел в виду? О чем говорил? 

От дикой скорости у меня всё дрожало. Страх спазмом схватил живот. Мне было невероятно жутко.

– Что вам нужно? Кто вы? – еле разлепила губы, чтобы спросить.

– Правильные вопросы задаёшь, девочка, – как бы похвалил меня старик. – Отвечаю сразу на все интересующие тебя вопросы одним предложением: мы те, кому твой братишка задолжал кругленькую сумму деньжат. И представляешь, – неожиданно в руках мужчины появился чёрный прямоугольник, он ткнул им в Димку, и я услышала разряд. Брат громко вскрикнул. 

– Нет! Стойте! – преодолев силу сопротивления, я нависла над братом, попытавшись защитить его. – Не нужно! Прошу! 

– Как скажешь, девочка. Просто этот гадёныш меня сегодня очень расстроил, – раздраженно ответил старик, надвинув кепку на глаза. 

– Он... Он больше не будет, я позабочусь об этом, – сквозь слезы произнесла, обняв худое тело брата руками. 

– Позаботишься. Обязательно. Вот только сначала его долг нам отдашь, – согласившись, выставил свои условия дядька.

– Деньги? Конечно! Сколько он вам должен? – я тут же нащупала рюкзак за спиной. – Я всё отдам…

– Десять тысяч…

– Господи! Да разве можно было из-за такой суммы его избивать до смерти? – возмутилась, найдя тонкую пачку денег на дне рюкзака.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ – Долларов. Десять тысяч долларов, девочка…

У меня отнялись руки. Ужас парализовал тело.

– Сколько? – переспросила, не поверив своим ушам. 

– Десять. Тыщ. Зелени, – ответил старик четко, по слогам.

Я несколько секунд переваривала в голове услышанную сумму. Это же семьсот тысяч рублей! Откуда мне взять такие деньги? Я перевела взгляд на Димку. И злость вскипела во мне мгновенно.

– Ах ты поганец! – набросилась на брата, ударила его и без того покалеченное тело. – Что ты наделал?! Что наделал?! 

Слёзы градом лились по лицу. А я, не контролируя эмоции, продолжала лупить Димку. Ругала его последними словами.

– Эй! Постой! Постой! – Старик схватил мои руки, отвёл их в сторону. – Ты что? Не видишь, он ранен. Ты ж его так убьёшь. Ему срочно нужно в больницу.

– Дайте я сама его убью. Сейчас же! – пыталась выдернуть запястья из грубых пальцев, злобно рычала, глядя на Димку. – Паршивец! Всё время меня подставляешь! Всегда! – выкрикнула.

– Лёшик, давай в больницу. Мне кажется, мальцу точно помощь нужна, а ты! – Старик вдруг встряхнул меня с такой силой, что голова отлетела назад, а потом дёрнулась вперед, отчего я невольно ударилась подбородком в собственную грудь. Вытянулась в струнку, посмотрела на старика с удивлением. 

Страх ушёл на второй план. Теперь я точно поняла, что похитители нас не убьют. Мы были нужны им живыми. 

– Если вы хотите денег, дядь, то я вас разочарую, – осмелившись, ответила ему резко, – у меня таких денег нет.

– Тогда... – мгнозначно протянул старик и сжал в кулак свитер у меня на груди. Боковым зрением увидела, как в его пальцах мелькнула сталь. 

Схватилась за его кулак, выставила руку вперед, будто защищаясь, но мой разум подсказал: если вдруг старик захочет меня убить, я не спасусь.

Мужчина вдавил острие в кожу моей щеки, хрипло произнёс:

– Ты ответишь за долг брата. Поверь, у меня для тебя работёнка найдется. 

У меня всё поплыло перед глазами. Я чётко ощутила, что старик свою угрозу выполнит. 

– Дед, – донёсся откуда-то из-под кресла еле слышный шёпот брата. – Дед, не трожь её… я сам… всё сам отдам…

И Димка закашлялся. 

– Давай решай, девочка. Жизнь твоего брата в твоих руках сейчас или смерть его тоже будет на твоих руках чуть позже. Решила? – Старик встряхнул меня снова. 

“Это твой билет, Светик!” – так некстати всплыли в голове слова Павлика. Я шумно сглотнула. Покосилась на Димку, лежавшего на полу. Избитый, весь в крови. Ему точно нужна медицинская помощь! 

– Ну?! – потребовал ответа старик.

– Я достану деньги, – выдохнула. – Но только при одном условии.

– Каком? – ощерился он. 

– Как только у меня будет нужная сумма, я сама с вами свяжусь.

– Ты слишком самонадеянная и дерзкая девочка. Мне это нравится. Только поэтому я дам тебе три дня. Запомнила? Три дня. – Старик отпустил меня, сел обратно на своё место. Так, что я его больше не видела, зато слышала прекрасно. – Если денег не будет, брата твоего прикончу, а тебя заберу с собой. Поняла? 

Сжала ладони в кулаки, сдержив ярость. 

– Поняла, – процедила сквозь зубы. 

– Тогда вылезай. И брата с собой захвати. А то салон весь своей кровью загадил. Свинья. 

– Я думала, вы нас отвезете в больницу?! Димке нужна помощь! 

– Лёшик, помоги им выйти, – приказал водителю старик.

– Что же вы такой бесчеловечный! Он же может умереть! – Ударила кулаком в спинку сиденья.

А в следующий момент водила уже вытаскивал меня за шкирку из салона. 

– Гад! – Вертелась в его руках как уж на сковородке. – Пусти! 

– Хочешь, чтобы твой брат остался живым, скорую вызывай. Дура! – донёсся скрипучий голос до моих ушей, прежде чем захлопнулась дверь в машину.

И я осталась стоять посредине тротуара. В растерянности крутила головой. Где Димка? Куда они его дели? Кинулась к машине и забарабанила кулаками в стекло.

– Где Димка? Где брат? – кричала.

Но неожиданно оглушающе взревел мотор автомобиля, и машина сорвалась с места, оставив меня в облаке удушающих выхлопных газов. 

– Димка... – Глаза заслезились от едкого дыма. Или это от страха, сжавшего моё сердце в своих костлявых пальцах? – Димка!

– Свет! Света! 

Я замерла. И только сейчас заметила неподвижную тёмную массу в двух метрах от себя. 

Кинулась в том направлении. Упала перед братом на колени. 

– Дима, Димочка, ты живой? 

– Дышать… трудно дышать, – прохрипел брат.

– Боже! Боже! Потерпи, потерпи! 

Суетливо пошарила по карманам в поисках телефона. Какая же я дурында, мне же старик сказал, чтобы скорую вызывала!

– Наконец-то! – пробормотала под нос, выудив телефон из рюкзака.

Трясущимися пальцами набрала 911. В скорую звонить было бесполезно. Они не смогли бы определить наше местонахождение. И я не могла определить. На улице была такая темень, что на расстоянии вытянутой руки ни черта не было видно.

– Диспетчер слушает! Что у вас случилось? – врезался в мозг мужской голос. – Говорите! Вас не слышно!

– Помогите, – это первое, что вырывалось из моего рта, а потом я вперемешку с рыданиями начала объяснять мужчине, что у нас случилось. 

– Ждите! К вам уже выехала бригада скорой помощи!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Спустя два часа. 

– Как ваша щека? – Молодой доктор склонился к моему лицу, внимательно осмотрел рану.

Мне стало неловко от его пристального внимания. Я поднесла руку к щеке, накрыла пальцами прилепленный лейкопластырь. 

– Уже не болит, – отвела глаза в сторону. 

– Вы можете идти домой, Светлана. Вашему брату оказана медицинская помощь. До завтра он вряд ли проснётся. Да и вам нужно бы поспать. – Доктор протянул мне руку. – Давайте я вас провожу к выходу.

Он смотрел на меня как-то странно.

– Что? – вскинула бровь. – Вы меня смущаете, – призналась честно.

– Извините. Я просто думаю о том, что вам крупно повезло: бандит не убил вашего брата, да и вас не покалечил. За шрам на щеке не переживайте, он неглубокий. Следа не останется.

– Замечательно, – пробубнила.

О том, что у меня порез на щеке, я узнала только тогда, когда нас с Димкой привезли в приёмное отделение дежурной больницы. Брата сразу отправили в операционную, а меня – в процедурный кабинет, где выяснилось, что и я пострадала от рук бандита. Тот напал на меня из-за угла, а Димка вовремя вышел меня встретить. Вот сам и пострадал сильнее. А бандит сбежал...

Именно эту версию мне пришлось рассказать врачам, когда у них возник вопрос, как Димка получил такие травмы.

– Светлана? – окликнул меня доктор.

– Что? – захлопала глазами, очнувшись от воспоминаний.

– С вами точно всё в порядке? 

– Да-да, – быстро кивнула и не сразу сообразила, почему доктор так печётся обо мне. 

– Вам в полицию надо, заявление написать. Этот маньяк же ещё кого-нибудь может покалечить. Мы всё запротоколировали, его быстро упекут за телесные увечья. Может, ещё какая правда вскроется. Вам больше нечего будет бояться. Перестаньте так дрожать.

– Да со мной и правда всё в порядке, – беззаботно ответила, а сама почувствовала, как меня трусит. 

Чёрт! Сунула руки в карманы. Какой глазастый! 

– Я завтра обязательно схожу в полицию, – пообещала доктору. – Спасибо за помощь. 

Попыталась обойти парня, но тот будто нарочно преградил мне путь, отзеркалив мои шаги.

– Может, я вам вызову такси? – выдал, когда я прекратила попытки обойти его.

Какой же он был надоедливый. Как не понимал, что мне в тот момент было совсем не до него! 

– Извините, но мне и правда пора. Вы правы, мне нужно отдохнуть. Завтра предстоит тяжелый день… – вернула ему его же слова.

Доктор посмотрел на меня, подозрительно прищурившись. 

– Брата навестить придёте? – задал глупый вопрос.

– Обязательно! А теперь разрешите, я пройду, – поглядела на него исподлобья. – У меня дома кот некормленый. 

Мы ещё несколько секунд прожигали друг дружку глазами, а потом доктор сдался, отступил. 

– Счастливо, Светлана. И будьте аккуратны, – напутствовал. 

Вот везло же мне на подобных придурков! 

Такое ощущение, что мне своего братца было мало! Только и делала, что за него проблемы решала! На свою жизнь времени совсем не оставалось! 

Выскочила на улицу, накрученная до чёртиков. 

Что же теперь было делать? Как следовало поступить? Нехотя призналась себе, что, возможно, придётся обратиться к маме Лизе… Представила, как она будет кричать. Инстинктивно вжала голову в плечи. 

Так, во-первых, нужно было успокоиться. Во-вторых, вызвать такси и добраться в целости и сохранности до дома. 

Вытащила телефон из кармана, и вместе с ним оттуда же выпала визитка. С глухим звуком шлёпнулась о напольную плитку.

“Это твой билетик, Светик!” – зажёванным голосом звучали в голове слова Павлика.

Я несколько минут гипнотизировала визитку. И сморгнула пустой взгляд только тогда, когда начали болеть глаза. 

Медленно опустилась на корточки и, подцепив серый пластик ногтем, зажала его между пальцев. 

– Филатов Даниил, – проговорила вслух имя, и мой рот наполнился горечью. Скривилась. Я ещё не знала этого человека, но уже презирала. 

Как же это всё было грязно и низко! Меня едва ли не выворачивало наизнанку от мысли, что придётся этому толстосуму продаться за деньги. Перед глазами мелькали расплывчатые точки. И мне казалось, что я вот-вот шлёпнусь в обморок от нахлынувших эмоций. Но мысль, что придётся остаться в больнице, отрезвила. 

Я сделала глубокий вдох через нос, задержала дыхание, медленно выдохнула. Не помогло.  

В голове так и крутилась мысль о том, какое из зол мне выбрать: с одной стороны, мама Лиза, с другой – неизвестный олигарх, который захотел провести со мной ночь и готов заплатить за неё мою цену. 

“Бррр”, – помотала головой и сунула визитку обратно в карман. 

Нет. Нет. Я не смогла бы ему позвонить. У меня не хватило бы на это ни смелости, ни духу. Этот способ заработать деньги явно не для меня. Решила, что завтра же отдам визитку Марине.

Глава 2

На мне высокие сапоги на каблуках, и пальто, скрывающее под собой одетое лишь в нижнее белье тело. Перед тем как коснуться дверной ручки пальцами, глянула на себя последний раз в зеркало. Секунда и я отвожу взгляд, даже на себя в зеркало смотреть не хочется. Так противна себе. Глаза наполняют слезы. 

Как же мама Лиза может быть такой бесчувственной и … чужой? Она же родная сестра мамы? Мы с Димкой для нее родная кровь… а она? Она даже слушать меня не стала, когда обратилась к ней за помощью. Вышвырнула, как бездомного котенка. Сказала, что ей на нас с Димкой плевать, у нее своих проблем выше крыше. 

Я конечно как наивная дура пыталась достучаться до нее умоляла просила, но все бестолку. Интересно а со своими детьми она также поступила?

На не сгибающихся ногах покидаю квартиру. На лифте спускаюсь на первый этаж. И прежде чем толкнуть подъездную дверь, громко сглатываю. 

В голове пульсирует одна мысль: лучше не думать о том, что я делаю и что сегодня произойдет. Лучше все воспринимать, как дурной сон. Не более. Иначе… Иначе можно сойти с ума. Я сойду с ума. Это точно.

Выхожу на улицу и мое тело мгновенно сковывает от ледяного ветра, пробравшегося по-хозяйски под полы пальто.

Я сильнее кутаясь в тонкий катон, вжимая голову в плечи, затравленно оглядываюсь по сторонам. Меня никто не ждет…И мне бы радоваться, но никакого веселья я увы не испытываю. Только страх. Страх от того, что Даниил Филатов мог передумать и тогда, тогда Димку убьют, а меня заберет разноглазый дед. От этих мыслей живот скручивает ужасом.

Ожидание невыносимо. Я начинаю нервничать и уже даже подумываю позвонить … но стоит только так подумать, как около подъезда останавливается черный, полностью тонированный седан. 

Он приехал за мной.

Я на непослушных ногах ковыляю к автомобилю и когда до нее остается два шага, задняя дверь открывается, указывая на то, куда я должна сесть.

Я сажусь в салон автомобиля:

– Одень на глаза повязку, – сразу же доносится до моих ушей.

– Что, простите? – не сразу понимаю просьбу.

– Хозяин не хочет, чтобы ты знала куда едешь. Так что надевай. Это не моя прихоть, – отвечает мужчина видимо заметив мое замешательство, – а приказ Хозяина.

Я нерешительно тяну пальцы к повязке и дотронувшись до прохладной материи замираю. Мне становится жутко. 

– Так что мы едем или как? хозяин ждет, – доносится с водительского сиденья.

Я проглатываю панический комок, застрявший в горле.

Я должна это сделать. Должна. Ради себя и Димки. 

– Да, – срывающимся голосом отвечаю и порывисто схватив повязку надеваю ее с силой стягивая концы на затылке.

Пока мы были в пути, я себя уговаривала как могла. 

Старалась не думать о том человеке, к которому меня везут. Старалась представлять его себе каким-то эфемерным существом, с которым придется соприкоснуться в параллельной реальности.

Как же хорошо, что я не видела его на банкете, а то вряд ли смогла бы всю дорогу оставаться внешне бесстрастной. Я так увлеклась внутренними рассуждениями, что не сразу заметила, что машина остановилась, а спустя минуту снова тронулась: меня тряхнуло на заднем сиденье. Сложилось ощущение, что мы наехали на какую-то кочку.

Я очнулась. Напряглась. И теперь уже больше ни одно уговаривание на меня не действует. Меня вновь охватили паника и страх. 

Дурында. Ну куда я поперлась? Зачем? 

Но стоило задать себе эти вопросы, как тут же всплыли на них и ответы. 

Если не отдам деньги и оставлю Димку самого разбираться с этой проблемой, они же меня все равно в покое не оставят. Придется уезжать. Скрываться. Но что я в таком случае скажу мам Лизе? Разве она поймет? Отпустит? 

– Эй, ты. Чего притихла? Прибыли. Давай руку, – командует мужчина. 

– А повязку уже можно снять. Я немного чувствую себя неловко, – осипшим от волнения голос спрашиваю.

– Хм, ну ты и артистка, – усмехается мужчина. – Первый раз такую  скромную шлюху вижу. 

Шлюха.

Обидное слово полоснуло по моему самолюбию, как будто острым лезвием ножа.

Прикусила губу. Конечно, спорить я ни с кем не буду. Да и не вижу особого смысла тратить время и слова на человека, с которым мы вряд ли когда-то увидимся...

– И все же, – я сжимаю мужскую ладонь, подтягиваюсь и встаю на ноги. 

– Ладно, снимай. Хозяин не давал указаний и здесь тебя в повязке держать. Но мой тебе совет, деточка: лучше не стоит. Знаешь такую присказку: меньше знаешь, крепче спишь. В твоем случае лучше тебе не видеть лишнего. Тогда и не о чем будет со своими товарками трындеть. Хозяин этого не любит.

Я на минуту растерялась. Вроде и потянулась пальцами к повязке, но на полпути остановилась. Замерла. А что если в словах водителя есть толика правды? Возможно, мне действительно лучше остаться “слепой” в этой ситуации. 

– Хорошо. Думаю, вы правы, – бормочу под нос. 

Мне приходится довериться мужчине, которого я не знаю.

Зачем-то, пока идем, представляю себе, как сложно, оказывается, быть незрячим человеком. Быть в постоянном неведении – это так утомительно и страшно, что хочется уже спустя несколько минут содрать с себя повязку, а что тогда говорить про них? 

Эмоции не поддаются контролю, и я чувствую, как повязка становится влажной от слез. 

Черт! Только этого не хватало!

– Нам еще долго? – спросила осевшим до хрипоты голосом.

Но вместо ответа услышала щелчок дверного замка, и мне в лицо повеяло теплом. 

– Уже на месте, – буркнул водитель. – Стой здесь. Никуда не двигайся. За тобой придут. И мой тебе совет: не снимай повязку, – шепнул мне в ухо, и я почувствовала, как пространство рядом со мной опустело. Ушел.

Паника меня настигла мгновенно.

Поджилки начали трястись, а ноги — подкашиваться.

Я чуть не упала, еле удержавшись на ногах, нашарила руками стену и уперлась в нее спиной. Вздохнула пару раз, пытаясь тем самым себя успокоить.

Ожидание было томительным. Я не знала, куда себя деть и о чем подумать. 

– Это хорошо, – раздается где-то в отдалении еще один мужской голос, уже другой. – Ты ее предупредил? 

– Да. – Я четко различила голоса мужчин, последним немногословным был водитель.

– Хорошо. А вот и наша гостья, – голос мужчины оказался любезным, но тон был настолько холодным и безразличным, что по плечам прокатился мороз.

Я потянулась к повязке, чтобы содрать ее уже с глаз. Мне стало очень душно и страшно. И в этот миг я впервые поняла, что такое паническая атака, про которую так любила рассказывать Маринка.

– О, а вот этого не стоит делать, – мою руку тут же накрыла мужская ладонь, отняла пальцы от повязки. – Не стоит бояться, милая. Все будет хорошо.

Ох, и почему же я не верю ему? 

Мое внутреннее чутье подсказывало, что он меня нагло обманывает.

Меня вели по мягкому полу, в котором утопали сапоги. Ковролин, значит.

Неужели им не жалко, что я топчу длинный ворс грязными подошвами? 

С завязанными глазами чувствовала себя совершенно дезориентированной и, чтобы еще больше себя не загонять в мрачные мысли, я просто отпустила ситуацию и ушла далеко вперед, к своей цели. 

Думала о том, как получу хорошие деньги и расплачусь с Диминым долгом, а потом я все выкину из головы. Возможно, придется сходить для этой цели на сеанс гипноза...

И начну жить дальше. Работать. Встречаться с друзьями…

Света, стоп, тут ты перебарщиваешь. У тебя нет друзей, – тут же напомнил мне внутренний голос.

– Стой, – скомандовал мужчина, и я, сбившись с шага, влетела в его спину. 

Точно спина. Широкая и твердая.

Потерла ушибленный нос.

– Осторожнее будь. На вид такая ладненькая, а на самом деле как слон, – пренебрежительно отчитал меня мужчина. 

Я стиснула челюсти, молча перенося очередное хамство.

Пусть треплется. Придурок! Дай Бог тебе не оказаться в такой же заднице, в которой нахожусь я.

– Ну, заходи, – тут же раздался над моей головой полушепот, и меня бесцеремонно затолкнули куда-то. 

Бр-р.

Сразу же поежилась, передернув плечами. Даже не снимая повязку, я почувствовала здесь странную атмосферу.

– Можешь снять повязку, – низкий голос совсем рядом со мной застал меня врасплох.

Попятившись я чуть не свалилась, зацепившись каблуком, но успела только взмахнуть руками, когда мой локоть перехватили твердые мужские пальцы и резко дернули на себя. Захват оказался весьма болезненный. И теперь на этом место сто процентов останутся синяки.

– Твою мать! – не удержавшись, сорвалось с губ.

Когда в одночасье с меня слетели и повязка, и пальто (от которого поотскакивали, к чертям собачьим, пришитые наскоро пуговицы), я только и успела, что хлопнуть глазами, когда меня поймали в плен черные, как сама бездна, глаза. 

Мужчина окинул меня одним взглядом, и его рот исказила ухмылка. Меня же бросило в жар. Не знаю от чего: то ли от стыда, то ли от того, что передо мной стоял никто иной как сам Даниил Филатов. 

Да-да. Это был именно он, мужчина, сошедший с обложки глянцевого журнала “Forbes”.  Только сейчас поняла, что крупно сглупила, когда не удосужилась загуглить фамилию. Но что с того? Разве я бы могла подумать, что вызову интерес у самого Филатова?

– Узнала? – усмехнулся он. 

А у меня во рту все пересохло. В голове метались мысли одна тупее другой.

До сих пор мне казалось, что это какой-то дикий бред. 

Пыталась воскресить в памяти тот день, когда Павлик вручил мне визитку. Нет, в зале Филатова точно не было. Да и как его можно было не узнать? Но напрашивался тут же другой вопрос: как он узнал обо мне? Да и вообще, зачем я ему: обычная официантка из небольшого ресторанчика? Разве у него недостаточно женщин, которые готовы ради того, чтобы оказаться с ним в одной постеле, выполнить все по одному его щелчку? 

– Даже не думай задавать вопросы, – хищно сощурив глаза, произнес мужчина и, слава Богу, отпустил меня наконец-то и я поторопилась привести свое пальто в относительный порядок.

– Извините, – выдохнула, продолжила поглядывать на мужчину.

От него невозможно было оторвать взгляд: его фигура, его лицо, его одежда – все было настолько совершенным и притягательным, что в совокупности он выглядел неземным и невероятно сексуальным. 

– Закончила? – скупо поинтересовался Филатов, и я сосредоточилась, посмотрела ему в лицо. 

И тут же об этом пожалела: его взгляд был пустым и холодным, на губах играла легкая улыбка. Меня от нее покоробило. 

От него веяло холодом, стужей. Этакий айсберг посредине комнаты. 

Взгляд Филатова продолжал блуждать по мне оценивающе, пренебрежительно, будто определял, в какой стадии свежести находится товар на прилавке. 

– Извините, – мяукнула я. – Просто не ожидала увидеть вас.

– Послушай, Света. Так, кажется, тебя зовут?! Ты знаешь, зачем ты здесь, так что давай без лишних разговоров перейдем сразу к делу, — его низкий, объемный голос заставлял мурашки активно разбежаться по коже. Я нервно сглотнула и навострила ушки в ожидании того, что же мне хочет сказать мужчина. – Для тебя в этой комнате существует только одно правило: я говорю – ты выполняешь. И никак по-другому. 

– Ик, – вырвалось из моего рта, и я инстинктивно запахнула пальто, скукожилась.

–  Ты получила аванс? – скорее не спросил, а утвердил мужчина. 

Я качнула головой; сама не поняла, что хотела этим сказать да или нет, но тут в моем кармане булькнуло оповещение.  

Полезла в карман.

– Не стоит. Это аванс. Если мне все понравится и ты не обманешь моих ожиданий, деньгами не обижу. Поверь: я умею быть щедрым, – сказал как отрезал. В ожидании посмотрел на меня.

Я нервно сглотнула. Так. Мне нужно что-то сказать. Что-то ответить:

– Я сделаю так, как вы скажите, – мой голос от волнения показался мне слишком высоким и напряженным. 

– Конечно сделаешь. – Плотоядная улыбка растянула губы Филатова, а в глазах появился голодный блеск хищника.

Меня пробрал озноб.

Мамочка, на что я подписалась? Что у этого психа в голове?

Мужчина стоял слишком близко, и ему даже не нужно было прикасаться ко мне:  достаточно было его взгляда, чтобы моя и без того шаткая уверенность, вовсе рухнула.

Что же он так долго смотрит на меня? Почему ничего не говорит? Не командует? Чего выжидает? 

– Ну, что застыла? Раздевайся, – громыхнул его голос и по моему телу волной прокатилась судорога. 

Задышала отрывистыми глотками воздуха. Перекатилась с пятки на носок и обратно, попыталась разогнать по венам застывшую в жилах кровь. 

Да что со мной творится?

Я ведь не раз раздевалась перед мужчинами. На миг задумалась, перед какими? На ум пришел  Пашка. Нашего админа я вообще никак не смущалась, как и наших официантов.  

Всего и было то делов: скинула одежду, переоделась и побежала домой.

Так чем же этот мужчина отличался от тех?

Ответ пришел сам собой, когда Филатов по-хозяйски сдернул с моих плеч пальто, оставляя меня стоять перед собой в одном нижнем белье. Этот мужчина, в отличае от тех с которыми мне доводилось иметь дело, меня смущал дико. И я его боялась. Не знала чего ждать от него.

– Красивая, – просипел мужчина, не отрывая взгляда от моей груди, и медленно опуская его ниже, к пупку.

У меня подскочило сердце к горлу, а потом ухнуло в пятки. Я стояла, не шевелилась. Наблюдала за тем, как мужчина исследовал мое тело. И от его похотливого взгляда мне все больше становилось страшно. 

А потом Филатов резко выпрямился и в тот же миг притянул меня к себе, подхватил на руки, понес к кровати. Я даже не успела взбрыкнуть, как оказалась поваленной на кровать.

– Что вы делаете? – сипло прохрипела, так как голос от перенапряжения сорвался.

Зря я задала этот глупый вопрос, ответ на который я получила сразу же, как только оказалась прижатой мужским телом к матрасу.

Глава 3

Шок, потрясение – эти чувства до сих пор никак не отпускали меня.  

Сползла на край кровати, закуталась под самый подбородок в одеяло, и тупо сидела и лупилась в темноту пустой комнаты.

Олигарх покинул спальню еще полчаса назад и его до сих пор еще нету. Я подождала его десять минут и когда поняла, что он не вернется, поднялась. Села в кровати. Хотя думала, что не смогу сделать даже этого. Все тело налилось, сделалось онемевшим и казалось не моим. 

Свесив ноги на пол воровато осмотрелась. Комната была большой, через не закрытые шторами окна  струился приглушенный лунный свет, но его было слишком мало чтобы хоть что-то можно было рассмотретью.

Спустя несколько минут шевельнулась и тут же лицо исказила гримаса. Тело болело от жестоких пальцев мужчины, а внизу живота неприятно пульсировала притупившаяся боль. Странный он все таки этот Филатов. Странный и жестокий. До сих пор у меня не укладывалось в голове, зачем олигарху, понадобилась совершенно неопытная девчонка? То есть я.

Может ему кто-то слил информацию о том, что у меня не было еще сексуального опыта ни с одним мужчиной, а этому придурку вдруг захотелось как то разнообразить свой досуг и он решил, что девствиница как раз подойдет для этого. 

Точно! Так оно и есть. Это самое логичное объяснение. 

На задворках разума мелькает второй не менее важный вопрос, кто же мог оказаться доносчиком? Но вариан всплывает только один: Паша. Гребанный мудак. Как только доберусь до него, получит сполна за своей язык. 

Внезапно тишину спальни нарушает короткая вибрация телефона. Я вздрогнув, замерла. Что это? Кто так поздно мог мне прислать смс? 

Спускаюсь с кровати и перемещая с трудом ноги, иду в ту сторону откуда доносился звук и где по моим меркам лежало мое пальто.

В груди сердце срываясь с места начинает свой забег. 

Много страшных мыслей лезет в голову. И остановить их напор не получается. 

Может, что-то случилось с Димой?

Опустилась на колени, пошарила по полу ладонями нащупывая пальто и когда уже взяла трубку в руки, он вдруг опять издал сигнал вибрации. 

От неожиданности чуть не вскрикнула. Да что же такое? 

Страх словно удавка сдавила горло. Я задышала короткими резкими вдохами - слишком частыми для того, чтобы спокойно реагировать в данной ситуации.

Открывала оповещение и … мои глаза округлились в размере max.

Смс было от банка. В теле смс была указана сумма, а точнее две, которые мне капнули на счет. Перед глазами замельтишили красные пятна и мне пришлось сесть на задницу, чтобы не завалиться на бок.

В груди внезапно образовалась такая пустота, что хоть вой. Слезы набежали на глаза так быстро, что не успела их остановить. Я не верила себе. Не верила в то, что я сделала это. Взяла и сделала. Отдалась незнакомому мужчине за полмиллиона рублей. Я чувствовала себя проституткой, продавшийся за баснословные деньги. 

Мозг пульсировал в черепной коробке с такой силой, что казалось вот-вот и кровь пойдет носом. Накрыла его ладонью, горько всхлипнув.

Открыла следующее смс и обалдела.

У тебя десять минут. Одевайся. Тебя проводят. Мне не пиши. Если понадобится сам с тобой свяжусь. 

Каждое слово как будто огненное клеймо выжигало на моей коже позорное “проститутка”.

Тяжело встала на ноги. Они оказались такими слабыми, что еле смогла удержаться.  

Посмотрела в сторону душа. Хотелось бы помыться, после дикого сношения мне не дали возможности сходить в душ. Но глянув на часы я поняла, что времени у меня на это совсем нет. 

Натянула на немытое тело нижнее белье, я накинула на плечи пальто и во время. Дверь распахнулась и в проеме появился мужской силует. 

– Готова? – голос явно мне был знаком. Мои сопровождающим оказался все тот же мужчина.

– Да, – сипло ответила.

– Надень повязку, – перед моим лицом скользнула темный кусок материи.

Я без всяких препираний взяла повязку, закрыла глаза и тут же полыхнул свет, который я ощутила бы даже кожей. 

В этот раз мы шли молча. Я погрузилась в свои ощущения и практически не заметила, как мы спустились на первый этаж и оказались возле входной двери.

– Надеюсь больше не увидеть тебя здесь, – все таки не сдержавшись ввернул колкость циничным голосом мой провожатый.

– Не увидите, – крякнула в ответ и тут же меня обдало холодом пахнувшим через открытую дверь.

Я оказалась выставленной на улицу в считанные секунды, а через несколько минут сидя в салоне автомобиля заливалась слезами, обвиняя во всем что со мной случилось Димку.

Глава 4

– Вот искренняя уважуха у меня к таким как ты, девочка, – как бы хвалил меня, старик, шелестя деньгами, пересчитывал их.

Я скукожившись сидела на заднем сиденье черного внедорожника, трясясь то ли от холода, то ли от страха. Черт, разберешь.

– Там ровно десять тысяч, – проговорила, всеми силами унимая дрожащую челюсть. 

– Нет, девочка. Денежки любят счет. Я не привык доверять словам, – холодно произнес старик. – Тем более твой брат, сильно подвел меня. А ты куда-то торопишься? 

Я решила не отвечать на его вопрос. Не его это дело. Отвернулась к окну наблюдая за тем, как кружатся редкие снежинки в воздухе. Так странно видеть снег, когда еще сегодня днем жаром пригревало воздух солнце.

– Эй, ты что оглохла? – в голосе старика услышала недовольство и в зеркало заднего вида увидела, как зло сверкнули его глаза.

– Нет. Не спешу, – скупо ответила. 

Если ему так интересно, то лучше не буду нарываться. Может так быстрее отпустит. 

Старика видимо удовлетворил мой ответ, поэтому он больше не лез ко мне с расспросами, продолжил считать купюры.

Напряжение в салоне нарастало. Уже через несколько минут шелест бумаги в буквальном смысле взвинтил мои нервы до предела. 

Мне хотелось заткнуть уши и пробкой вылететь из этого замкнутого ада. 

Я до сих пор только и могу то делать, так это думать о том, что я стала продажной девкой.

Даже то что пошла на это рази брата и себя, никак не умоляли моих чувств презрения к себе.

– Ну, что девочка. Все верно. Теперь можешь быть свободна. Брату передай, что если не хочет больше попадать в неприятности, пусть найдет работать грузалём и не лезет туда, где ему не место, – пробухтел старик густым басом, а я уже открыла дверь автомобиля, и выскользнув на улицу захлопнула ее.

– Но с тобой я бы не против был поработать. Так что если надумаешь.Спроси у брата, как меня найти. За деньги не волнуйся я своих не обижаю.

Я мчалась к подъездной двери, а слова старика все били и били мне в спину, оглушали.

Ненавижу! Ублюдок! Если бы не он! Мне бы не пришлось идти на такое унижение!... 

Мои легкие рвало от немого крика. 

Я игнорируя лифт забежала на свой этаж по лестнице. 

Задыхаясь ввалилась в квартиру и захлопнув за спиной дверь тут же осела на пол, уткнулась лицом в колени и заплакала.

– Эй, солнце, что-то не так? – Марина села передо мной на корточки, когда я ссутулившись села на край стула, зависла.

– Что? – вскинула голову.

Подруга пытливо смотрела на меня, не отводя взгляда.

– Ничего Мариш. Это все из-за Димки. Ты же знаешь, как я за него переживаю. До сих пор из больницы не выписали, – сетую на своего непутевого.

А в голове совсем другие мысли крутились. Мне необходимо было с кем-то поговорить. Кому-то открыться, высказать все то, что накопилось, но у меня таких подруг увы не было. Даже Маринке не могла рассказать. Девушка бы точно меня осудила. Ведь я по-сути лишила ее денег, не отдав визитку. 

– Вот, гаденыш. Все нервы тебе повымотал. Сукин сын. Ну ничего, как поправится. Мы его проучим, не переживай. Будет как шелковый ходить, – пообещала подруга. 

На том и разошлись. Рабочий день тянулся так долго, что мне казалось он никогда не закончится.

Пару раз, в перерывах, звонила Диме. Парень брал трубку, но разговаривал со мной неохотно и таким тоном, как будто хотел послать меня. Я сжимая от досады зубы, больше не стала надоедать ему. Может он и прав. Может я зря над ним трясусь? Ну не яйцо же он куриное в конце-концов? 

Чем больше проходило времени с той встречи с олигархом, тем нереальнее она мне казалась. Чувства тревоги постепенно уходило. И я даже в какие-то моменты вообще забывала о том, что мою девственноть купили за деньги.

– Светик, а давай сегодня куда-нибудь вечером сходим? – неожиданно мне предлагает Марина, когда мы натираем посуду возле барной стойки.

– Ой, Мариш, не очень хочется. Да и денег особо нет у меня. Пришлось на Димку все сбережения потратить, – досадливо поджимаю губы, а в голове тут же напоминалка вспыхивает и память вытаскивает с задворков разума на передний план, куда на самом деле ушли все мои сбережения.

– Да ладно тебе, подруга, – толкает меня попой Марина. – И повод сегодня есть. Почему бы не выпить?

Скосила взгляд на подругу. Улыбнулась одними губами. А может и права Маринка. Я в последние месяцы только и знала, что о брате пеклась, совсем о себе забыла. Даже в кафе не ходила. 

– А  что за повод-то? 

– Я рассталась со “своим”, – хмыкает. – Достал. Сил нет. Только и знает, что приходит домой и в свои “танчики” играет. 

– Да, Марин, я тебя понимаю, – искренне посочувствовала подруге. 

Я тоже через это прошла с Димкой. Только после того, что он учудил в последствии, лучше бы в “танчики” играл.

– Знаешь, может это и к лучшему, – отставив бокал, потрепала Марину за плечо. – Пусть катиться к чертовой матери, туда ему и дорога, ты достойна лучшего, Марин. А Дениску с кем оставишь?

– Мама сегодня приехала, – отвечает девушка слишком печально.

Я пытливо смотрю на нее, жду продолжения, но Марина промолчав взялась за следующую стопку посуды.

Я решила, что если девушка сама не хочет рассказывать, то и я не буду настаивать.

Закончив рабочий день, мы активно собираемся в бар. Все же решили, что кафе это не наш уровень. Там должно быть все прилично, а по нашему внутреннему настроению, прилично у нас не получится.

– Что курочки, идете в бар, чтобы найти на свои аппетитные задницы “приключения”? – подколол Пашка, который столкнулся с нами в дверях на выходе. 

– Не твое, собачье дело, товарищ администратор, – тут же огрызнулась Марина, я же не стала вообще отвечать эту засранцу.

В последние дни, как раз после банкет, Пашка совсем скурвился. Стал такой заносчивый, что постоянно хотелось его послать.

– Вот ты куропатка пощипаная, – пробормотал себе под нос Пашка, но Марина не слышала, она уже стояла одной ногой на улице, зато это услышала я, посмотрела на Пашку укоризненно.

– Паш, оставил бы ты свое мнение при себе, честное слово. 

На что парень высокомерно вскинул подбородок, глянул на меня с презрением.

– Валите уже, я закрываю двери, – гаркнул так, что не ожидавшая такой от него реакции, вздрогнула.

– Придурок, – буркнула и вышла за двери.

***

Ноябрьский морозец нещадно пощипывал голые участки кожи.

Я переступала с ноги на ногу, жалась к Марине, пытаясь хоть немного согреться.

– Чертово такси, – выругалась Марина, глядя в приложение, – ну почему он стоит? Долго он еще будет стоять? Он что решил, что мы толстокожие мамонты и переживем такой холод? 

Возмущения подруги были настолько громкими, что на нас стали оборачиваться люди. 

– Может вызовешь, другое такси? – предложила.

– Светка. У меня здесь скидка двадцать пять процентов, – возмущенно произнесла девушка.

– Ну тогда стоим и ждем, – хмыкнула.

– Почему ты у тетки не попросишь машину? Права-то у тебя есть. Была бы машина своя, вот так бы не пришлось стоять и замерзать, – с укором в голосе произнесла подруга.

– Тогда ты пила бы одна, – тут же отвечаю ей.

Марина несколько секунд непонимающе хлопала ресницами, а потом когда до нее дошел смысл моих слов извинилась.

Проходит еще целых пять минут ожидания и наконец-то Марине пришло смс о том, что машина подъезжает. 

А я в свою очередь неожиданно в кармане тоже почувствовала настойчивую вибрацию. Сердце подпрыгнуло и замерло в ударе, где-то в глотке. 

Я полезла за телефоном, но где-то на подсознательном уровне поняла, что здесь что-то не чисто. Потому как за последние несколько дней, на мой телефон не приходило ни одного смс.

– Ну наконец-то, – с облегчением выдохнула Марина. – Пошли Светик, таксо уже нас ждет.

Дернула она меня за рукав, а я так и замерла на месте будто вкопанная, потому как в поступившем на телефон смс было приказано стоять на месте и не двигаться. За мной сейчас приедет машина. 

Я затравленно посмотрела на Марину. Что делать? Как поступить?

– Эй, подруга?! Алло, – щелкнула пальцами перед лицом Марина. – Ты здесь?

Я сморгнула появившуюся пелену на глазах. 

– Да, извини, задумалась, – хмыкнула растерянно, и отправила телефон в режим “полета”. 

– Ой, а вот и наше такси! – подруга вскинула руку и мы быстрым шагом направились к машине.

Сердце в груди колотилось как ненормальное. 

Растерянная и обескураженная поступившим смс, я не знала насколько правильно поступала в этот миг, но то что я не готова была снова встречаться с олигархом, точно знала. При одном воспоминание о ним, низ живота вспыхнул огнем и засосало где-то глубоко под ложечкой.

Мы уселись в такси, но стоило машине отъехать от тротуара, как нас тут же подрезал огромный внедорожник преграждая дорогу, остановился. Водительская дверь открылась и я затряслась как осиновый листок.

– Девушки – это за вами? – икнул водитель, когда на землю соскочил двухметровый амбал направился к нам.

– Твою мать, что происходит? – выпучила глаза Марина, а я прижалась к ней так тесно, что вжала бедную девушку в дверь.

Амбал обошел машину и остановился возле моей двери, открыл ее.

– Выходи, – рявкнул и схватив меня за локоть одним рывком вытащил из машины. 

– Эй, ты, что происходит?! – заверещала Марина. – Отпусти ее! Светка! Света! 

Но стоило ей дернуться в нашу сторону, как верзила тут же захлопнул дверь и указал водителю такси ехать.

Как оказалось, повторять дважды мужчине не нужно было. Машина с визгом сорвалась с места, увозя с собой в салоне возмущающуюся Марину. 

– Что за выходки? – процедил сквозь зубы верзила нависая надо мной.

– Я-я, ничего не понимаю, – заикаясь, попятилась от него. – Отпустите меня. Немедленно. Иначе закричу.

– Поздно, встрепенулась, – заржал верзила и поволок меня к машине.

Глава 5

 – До чего же вам идет этот оттенок, – щебетала надо мной продавец-консультант, расправляя на платье несуществующие складки и сдувая пылинки. 

Покрутила меня на месте в разные стороны, словно демонстрируя зрителям наряд из новой коллекции.

– Повернись, – рокочущий бас, прокатился по залу и я неосознанно выполнила приказ, повернулась лицом к мужчине.

Да, у этого представления действительно был зритель. Олигарх. 

После того как меня затолкал в машину амбал, я перестала принадлежать себе. Так как полностью попала во власть мужчины-демона.

Глянула на олигарха из-под полуопущенных ресниц.  

Глаза его темные, как и волосы, но глаза не злые, скорее подозрительные, и их взгляд не пронзает насквозь, они не такие, как у того старика с разными глазами. Скорее взгляд олигарха подчиняет, заставляет чувствовать себя полностью в его власти. Причем на добровольных началах. 

– Тебе нравится? – вскинув бровь, обратился ко мне мужчина.

Я еще раз глянула на себя в зеркало, которыми были увешаны все стены бутика: я действительно выглядела красиво. 

Платье подчеркивало все изгибы моего тела, но не вульгарно,нет, наоборот – я выглядело очень достой, презентабельно. 

Небольшой вырез горловины, идеально подогнанный к талии крой, шел к низу на зауживание, подол прикрывал острые колени. А цвет и правда очень подходил мне к лицу. Серо голубой, играл на свету живыми оттенками. 

– Платье действительно красивое, – проговорила, чуть севшим от волнения голосом. – Но для меня слишком дорогое. Да и ходить мне в нем некуда. Так что это будет бессмысленная покупку, – добавила последнее, но через секунду поняла, что это было лишнее. 

– Хм, а мне нравится твоя бережливость, – ухмыляется мужчина и я заметила, как в его до этого безразличном взгляде появляется огонек. – Дальше, – щелкнул он пальцами, приглашая активизироваться консультанта снова.

– Пройдемте, – тронула девушка меня за талию, но тут же отдернула руку, когда олигарх смерил ее острым взглядом.

– Какой ваш мужчина собственник, – прошептала чуть слышно уже в примерочной девушка. – В первые такое вижу. Вам наверное с ним тяжело. Ревнует к каждому стулу…

Девушка явно была на взводе. Поэтому из ее рта лилась всякая чушь. 

Ну какой ревнует!? Я с олигархом увиделась сегодня второй раз за свою жизнь. 

Но в одном она права, такое отношение ко мне со стороны мужчины я ощущала впервые.

“Когда за мной захлопнулась дверь автомобиля, я уже открыла рот, чтобы закричать, и в этот момент:

– Здравствуй, Света, – глубокий бас, от которого меня пробрал озноб, и волосы на затылке вздыбились, осадил все мои действия.

Я резко повернулась к говорящему и вперил ошарашенный взгляд.

– Да не смотри ты на меня так. Я не серый волк, а ты не красная шапочка, так что  кушать я тебя не собираюсь.

– Что? – глупо оттопыренная губа задрожала.

Я так перенервничала, что откат был гарантирован.

– Ты я вижу с подругой куда-то собралась, – ухмыльнувшись мужчина кивнул в ту сторону куда уехало такси, – может ты будешь так любезна и составишь компанию мне? 

Олигарх сломал меня. Я зависла. Ничего не соображая, я глупо хлопала глазами. Что этому мужику от меня нужно?

– Зачем? Не поняла ничего? – мой голос совсем осел. 

– Ладно, успокойся, – мужчина протянул руку в мою сторону и благо я была в таком раздрае, что рефлексы совсем отключились и я не шарахнулась от него в сторону, как долбанутая. Тем временем олигарх положил ладонь мне на колено, сжал его пальцами по-хозяйски.

И я действительно успокоилась. Внешне. Зато внутри бушевал настоящий ураган. Меня мутило, крутило от страха. от неизвестности. 

Зачем снова приперся? Или думает, что если я продалась ему один раз, то за ним последует другой? И третий? Или он думает, что будет пользоваться мной сколько хочет и когда захочет? 

Не на ту напал!

– Извини что? – окинул меня циничным взглядом олигарх.

Господи! Я что сказала это вслух? Втянула в себя губы, покачала головой.

Мол, ничего. 

– Почему ты не послушала меня и все же собралась ехать с подругой? – вопрос оказался для меня неожиданным и я ответила первое что пришло на ум, даже не задумавшись ни на секунду.

– У меня разрядился телефон, – соврала.

– Так отдай его Герману, он поставит телефон на зарядку, – посоветовал олигарх.

– Вряд ли у вас найдется зарядка для моего самсунга, – иронично усмехнулась.

Олигарх на мгновение задумался, а потом:

– Гер, в салон зарули, – кинул он коротко водителю, а я ничего тем временем не поняла.

Что он делает? Куда меня везет? 

– Ок, босс, – кивнул в ответ верзила и крутанул руль вправо, остановился возле тротуара. Включил аварийную сигнализацию.

 – Света, какие ты предпочитаешь цвета? – задает вопрос.

 Паника волнами поднималась в моей груди? 

О чем он вообще? Какие цвета? Или же все таки цветы? Ну тут конечно более логично, что олигарх хочет мне подарить цветы, но для чего? 

– Розы?! – мяукнула.

– Света, милая, успокойся, – смотрит на меня пристально мужчина. – Гер, открой ей. 

Я с подозрением посмотрела на олигарха, но он лишь улыбнулся и открыв дверь внедорожника выбрался наружу, с моей же сторону дверь открылась почти в тот же момент и верзила-Герман, помог мне выбраться.

– Куда вы меня ведете? Вы меня извините, но мне хотелось бы знать наш маршрут наперед . Я не люблю сюрпризы, – тараторила я без умолку.

– Светлан, – олигарх подхватил меня под локоть прижал к своему боку. – Будь сдержанной. Люди смотрят. 

Я оглянулась. И правда. На нас и правда пялились люди. 

Еще бы: я вдруг поймала наше отражение в стекле, скривилась. Два огромных амбала, зажали меня с двух сторон. Герман высокий, широкий, как скала и олигарх, он конечно не такой огромный как Герман, но тоже внушал своими размерами. Поджарый и более утонченный. И сразу же с первого взгляда можно определить, кто из этих двоих хозяин, а кто водитель. 

А я среди них была похожа на взъерошенного воробья или… ощипанную курицу. Смотря под каким углом будут смотреть.

Я поджала губы, выпятила подбородок. Зачем все это представление? И я вдруг это поняла, когда мы зашли в салон, где продавались телефоны. Я собрала остатки силы и дернула руку, но увы, из лап олигарха выбраться не так-то просто.

– Добрый вечер, – не успела и глазом моргнуть, как к нам подбежал продавец-консультант. – Вам помочь? 

– Айфоны покажи, - сухо отозвался олигарх.

- Не нужно, - запротестовала я. – Если вы это для меня…

- Вот здесь представлены последние модели, - перебил меня парень, и олигарх подтолкнул меня к стойке.

- Просто ткни пальцем на тот, который нравится, - шепнул мне в ухо мужчина, вроде бы и не грубо, но таким тоном, что отказывать ему я бы не рискнула.

– Мне не нужен телефон, господин Филатов, – и тут же пальцы мужчины впились мне в локоть с такой силой, что зазвенело в ушах.

– Я сказал выбирай, – металлическим тоном произнес олигарх, – ты тратишь и мое и свое время, Света. 

– Я могу вам помочь, – снова встрял в нашу беседу парень, – вы на какой бюджет рассчитываете? 

Гулко сглотнула. Покосилась на олигарха.

– Ты че тормозишь, бродяга? – цыкнул на него мужчина. – Покажи девушке последнюю модель и закончим с этим.

– Да, конечно, конечно. Извините, – затроил продавец.

– Этот! – выступила немного вперед, указала на тот телефон, что был ближе всего ко мне.

– Хорошо. Отлично. На кого будем оформлять? – паренек вопросительно вскинул брови. 

– На девушку, – отчеканил олигарх. – Сделай все как можно быстрее. 

Через пять минут мы уже выходили из салона. 

– Теперь сделай так, чтобы у тебя был включен телефон всегда.”

– Девушка, а как вам этот брючный костюм? – звонкий голос продавщицы выдергивает меня из воспоминаний о недавних событиях. 

Окидываю безразличным взглядом костюм. 

– Мне все равно. Давайте примерим, – я стараюсь не медлить. 

Олигарх явно считает каждую минуту, что находится рядом со мной. Торопится. До сих пор не понимаю для чего я здесь? 

Он решил вдруг поиграть в “папика”? Или же накопал на меня досье и решил заняться благотворительностью и помочь нищебродке с окраины столицы? 

Боже! Вопросы, вопросы, вопросы! Они взрывали мой мозг. 

Меня явственно начало потряхивать, от разного рода мыслей. Мне нужны были ответы.

А может я ему нужна как кукла? Безмолвная, не говорящая кукла? Дяденьке не давали поиграть в детстве с игрушками девочек и он решил это исправить в зрелом возрасте?

– О, костюм вам определенно к лицу. Не так шикарно как платье, но мне тоже нравится, – восхищенно уставилась на меня девушка и прежде чем я смогла в полной мере оценить и разделить ее восхищение, она открыла дверцу, позволяя олигарху посмотреть на меня.

– Этот образ как нельзя лучше всего подходит для нашего ужины. Подберите туфли, и мы уходим, – отталкиваясь, встает с дивана олигарх, направляется к кассе. А у меня от ценника на вещах голова кружится. Это все так дорого стоит, уму непостижимо!

– Эм, я не могу пойти в нестиранной вещи, – сказала негромко, наверное даже больше себе, чем ему, но олигарх услышал.

Филатов смерил меня убийственным взглядом и отвернулся. Я прикусила язык, чтобы не ляпнуть какую-нибудь глупость.

Мысленно уговаривая себя не злить зверя. Мне это надо?

Опять оказавшись в машине, я уже не могла сдерживать в себе рвущиеся наружу вопросы. Меня выжигало изнутри не знание того, что будет со мной? 

– Простите, – начала я, кутаясь в свое пальтишко. 

То что олигарх прихватил уже на выходе, покоилось рядом со мной в пакете. 

От того, что мне мужчина накупил вещей на несколько сот тысяч рублей, я чувствовала себя крайне неловко. Мне было неприятно осознание того, что на меня тратит такие деньжищи человек с которым я практически незнакома.

– Да, Света, ты что-то хотела? Может тебе помочь разобраться с телефоном? – иронично вскинул бровь олигарх.

Вот придурок, он что считает меня совсем колхозом? 

– Нет. Нет. Спасибо. С техникой я на “ты”. Меня волнует немного другое, – вот глупая, я так это сказала, как будто этот телефон сама же и выпросила, а ведь хотела ему гаджет отдать позже. 

– Ну, что еще? – с нетерпением спросил мужчина, я видимо отвлекала его от важных дел, так как ему на телефон, сыпалась куча смс. 

– Зачем я вам понадобилась сегодня? – с придыханием спрашиваю.

Глава 6

– Теперь поняла зачем? – отпустил мои волосы сжатые в кулаке на затылке.

И я без сил упала лицом в подушку, ничего не ответив. Потому что на то, чтобы произнести хоть слово сил тоже не нашлось.

– Я в душ, – услышала приглушенный, низкий бас олигарха. – Пока отдыхай. Мы еще не закончили.

Мое тело содрогнулось после его последней реплики. 

Господи! 

Я закричала в подушку, так громко, насколько хватило легких.

Как так получилось, что я снова оказалась с Филатовым в одной постеле? Почему не отказалась? Почему не сказала ему – нет?

Я не хотела принимать ответ, который уже сформировался в подсознании. Я “не такая” – хотелось кричать. Я совсем не падкая ни на деньги, ни на подарки, ни на симпатичные лица. Да, у олигарха это все было. Все и даже больше. И в этом я тоже не хотела себе признаваться, но как бы я не строила из себя правильную девочку, но Филатов был из тех мужчин, которые умеют завоевывать, покорять с одного взгляда. Он из тех, после одного слова которого, ты готова растечься лужицей возле его ног.

Я сопротивлялась. Чесно. Обзывала себя последними словами, презирала в конце-концов, но все равно уступила инстинктам. Женское начало взяло свое. Это я осознала в тот момент, когда мы после похода в магазин, приехали в ресторане. Я заметила за собой, что чем больше я находилась в непринужденной обстановке рядом с Филатовым, тем сильнее он мне начал нравится. 

Животный страх, который я испытывала по отношению к мужчине сходил на нет. Оказывается олигарх, кхе, Даниил, мог быть не только засранцем и придурком, но и вполне себе компанейским парнем.

Черт побери! Я назвала взрослого мужчину парнем? 

Но именно так мне показалось в тот момент, когда он мне рассказывал очередную забавную историю из своей жизни. 

Я даже забыла на некоторое время, кто-он и кто-я, казалось время тогда остановилось для нас. Я чувствовала себя в его компании, обычной девушкой, которая может нравится и которая может быть веселой просто так, без каких либо обязательств. 

Но все изменилось в тот миг, когда мы покинули стены ресторана.

Сидя на заднем сиденье внедорожника, я ощутила на себе всю мощь циничности и низменных животных инстинктов, которые управляли олигархом. Когда после страстного поцелуя, от которого у меня закружилось в голове и в животе запорхали бабочки, он схватил мои волосы на затылке сжал их в кулак и толкнул лицом к паху.

Именно с этого момента олигарх превратился в похотливое животное. Его выходки, его обращение со мной больше ни капельки не напоминало человеческого. Он был похож на оголодавшего хищника, который наконец-то добрался до лакомого куска, своей добычи.

Два часа спустя

– Одевайся, нам пора, – олигарх встал  первым и подхватив мою одежду с кресла, кинул ее на кровать.

Я снова, как и в прошлый раз выжата настолько, что казалось если встану на ноги рухну тут же, без чувств. Тело отказывалось подчиняться мне. Ноги, руки, были ватными, дрожали.

Но по тому, как спешил мужчина, я понимала, что ждать меня никто не намерен. Перекатилась на край кровати и попыталась сесть. Первая попытка провалилась. Тело не поддалось. 

– Что? Совсем тяжко? – хрипло, будто карканье ворона, посмеиваясь поинтересовался олигарх.

Я промолчала. Решила силы на перепалку с Филатовым не тратить. Нужно оставить их на то, чтобы добраться до дома живой и невредимой.

– Готова? – интересуется Филатов, накидывая на плечи черное пальто.

Черт! Черт! Он уже готов.

А у меня только-только получилось застегнуть пуговицу на брюках.

– Почти, – сухо ответила и проигнорировав одевание пиджака, просто закутала в новое пальто голое тело, наплевав на все свои принципе: после магазина я всегда стирала вещи.

Мы шли по длинному коридору гостиницы. Олигарх немного впереди, а я за ним еле-еле поспевала.

– Домой доберешься на такси, оно уже ждет, – чеканя каждое слово сказал Филатов, указав на желтую машину на парковке. – Меня уже ждет самолет. Я спешу, – мужчина внезапно  подцепив края пальто на груди, подтянул меня к себя и жадно впился поцелуем в мои потрескавшиеся, распухшие губы. От боли застонала в ответ. 

Филатов оторвался от моего рта, заглянул в глаза:

– Телефон, чтобы был всегда включен, – прорычал в губы, отчего кожа на шее покрылась мурашками. И я прикрыла глаза. – Поняла? 

– Да, – втянула воздух в легкие со свистом. 

– Умница. Быстро учишься. Если вдруг что-то понадобиться дай знать, – голос олигарха приобрел собственнические нотки и мне это не совсем понравилось. 

– Спасибо, но мне ничего не нужно. Правда, – на автомате, тут же ответила отрицанием.

– Я примерно этого и ожидал, Светлан. Но это то что я могу исправить, – многообещающе хмыкнул мужчина и еще раз прижался к моих губам поцелуем, только он уже был не настолько жесток, чтобы вызвать боль.

– Иди. А то если задержимся еще хоть на секунду, то придется вернуться обратно в номер, – с намеком подмигнул Филатов.

Мне говорить дважды не нужно, сжав в замерзших пальцах фирменный пакет из бутика, я резко развернулась и не сказав не слова поплелась к ожидающему меня такси.

В груди назревала буря. И мне  не хотелось оставаться с ней наедине. 

Уже в такси посмотрела на время. Пятнадцать минут пятого. Тяжелый вздох вырвался из груди. На миг прикрыла глаза. 

Интересно, если позвоню Марине, пустит?

– Куда едим? – вывел меня из мыслей голос водителя. 

Я очнувшись, оглянулась по сторонам в поиске черного внедорожника олигарха. Его не было. Значит уехал. Хвала небесам.

– Путиловская семнадцать, – коротко бросила и тут же сняв режим “полет” с телефона набрала номер подруги.

Пока шли гудки, на телефон летели непрочитанные смски. 

– Светка?! Светка ты? – услышала в динамик. Встревоженный голос Марины не предвещал ничего хорошего.

– Да, Марин. Можно к тебе приеду? – спросила не надеясь на одобрение. Ведь у Марины мама дома.

– Приезжай, жду, – после короткой паузы, проговорила девушка. 

– Спасибо, Марин, – не узнала свой голос, он звучал слишком плаксиво.

– Извините, можно нам поменять маршрут? – склонилась чуть вперед к водителю.

– Да, – скупо ответил мужчина.

– Путиловская двадцать три, первый подъезд. Спасибо.

Мой голос дрожал. Я чувствовала, что меня от истерики отделял  только один шаг и я из последних сил, старалась не расплакаться прямо в такси.

– Ну, говори, – скрестив на груди руки, уперла в меня твердый взгляд Марина. 

Она заперла нас на кухни и по ее настырному взгляду я поняла, что выбора у меня нет. Да и приехала я к подруге не для того, чтобы играть в молчанку, а чтобы высказаться. Иначе меня разорвут чувства, как Тузик грелку.

– Нальешь чего-нибудь? – спросила осипшим голосом , посмотрев на подругу большими глазами, как у героев аниме.

– Да, что ж такое? – в нетерпение Марина хватает стакан и налив туда воды, ставит передо мной. – Извини, крепче нет. Мать здесь. Все спиртное пришлось утилизировать.

Всхлипнув, я согласно кивнула, выпила воды , хотя мне бы сейчас не помешала жидкость с градусом повыше.

– Ну, – в нетерпении притопнула девушка.

Я подняла взгляд на подругу и:

– Прости меня, Марина, – проныла, и тут же полезла обниматься к подруге.

Та в шоке замерла, и даже не сдвинулась с места.

– Мать, ты меня пугаешь, – пробасила, – что случилось-то?

– Я, ...я *шмыг*, помнишь визитку, которую ты у меня просила? – отклеившись от девушки посмотрела на нее.

– И? – в глазах подруги скользило непонимание того, к чему я веду. 

– Я… я сама *шмыг*, сама позвонила ему, – пробормотала еле-еле слышно.

– Твою… дивизию. Гвоздь мне в кеду… – Маринка аж побледнела. – Ты сумасшедшая? Это был он? Кто он? Черт! Ну ты даешь. Светка. Ты ж это! Ты что с ним того? – я видела сколько сил прикладывала Марина к тому, чтобы говорить тихо, но даже шепотом у нее выходило громко. Слишком громко.

И как следствие нашего “тихого” разговора, мы разбудили маму Марины.

Женщина негромко стукнув в дверь, открыла ее, заглянула на кухню.

– Что тут у вас? – щуря спросонья глаза, вглядывается в меня мама Марины.  

– Доброго утра, – здороваюсь с женщиной и тут же поворачиваюсь в профиль, чтобы она не видела мое заплаканное лицо.

– Доброе-доброе! Че не спите-то, а? – шепотом поинтересовалась мама Марины.

– Ой, мам! Иди спать. Мы тоже сейчас пойдем, – девушка подходит к двери и в нетерпении подталкивает женщину в коридор, снова закрывает дверь. – Светка, я в шоке, если честно. Не ожидала от тебя такого. А казалась такой правильной, такой …– Марина замолчала, подбирая слова.

– Господи, Марина, – уронила лицо в ладони. – Я не хотела. Не хотела. Но в тот день, – мое тело неожиданно начинает бить озноб при воспоминании того дня. 

– Да, что оправдываться, Светка. Назад уже ничего не вернуть. Я если что не  в обиде. Ты знаешь, – Маринка внезапно подсаживается ко мне вплотную, – я бывшего встретила, после того, как ты уехала, я естественно поперлась домой, чего мне одной в баре делать... Так вот у подъезда, меня Лысый и поджидал. Прикинь, сволочь. Назад просился. Паскуда. Денег даже дал. Пятьдесят тысяч. Сказал, что это мне за те месяцы, что сидел на моей шее. Так что мне деньги больше не нужны. Этих хватит.

Я слушала Марину с замиранием сердца и как только она сказала последние слова, меня накрыла новая волна отчаяния. 

Я сейчас реально позавидовала ей. Ну, почему. Почему мне никто не дал денег?! Я даже согласна была взять их в долг. В кредит. Да хоть отработать их, выходя на работу двадцать четыре на семь, но лишь бы не так.

– Ну, так кто он? Он что в любовницы тебя записал? Ты же уже с ним не раз? Много заплатил? – один за одним сыпались на меня вопросы подруги.

Меня вдруг неожиданно отвернуло. Не знаю от себя ли, или от Маринкиного слишком безалаберных вопросов. Но что-то в голове щелкнуло. Застопорилось. разговаривать перехотелось. 

– Я наверное поеду домой, – резко встала и Марина не ожидавшая от меня таких телодвижений, испуганно отпрянула.

– Эй, ты чего, Светка? Напугала? Зачем домой? Ты не хочешь отвечать? – она перегородила мне путь. – Не рассказывай. Я думала тебе высказаться надо.

Слышу в голосе девушки раздражение. 

– Извини, я тоже так думала. Просто только сейчас поняла, что не готова к этому. Давай может завтра сходим в бар? – примирительно спросила Марину.

– Ага, как сегодня? Увольте, – буркнула девушка обиженно.

– Нет, такого больше не будет, обещаю, – я порывисто обняла подругу за шею. – Я правда расскажу, только чуть позже.

Марина проводив меня в коридор, окинула пакеты деланно пренебрежительным взглядом. 

– Это он купил? Задаривает? – насмешливо спросила.

Я молча обулась. Подхватила пакет и глянула подруге в лицо:

– Извини, Марин, что разбудила тебя, не хотела. Правда, – проигнорировав ее вопросы, открыла замок и прежде чем подруга что-то еще успела сказать, закрыла дверь прямо у нее перед носом.

Привалилась спиной к холодному железу.

“Шалава” услышала еле различимое бубнение из-за двери. И замок щелкнул.

Я метнулась в сторону, как будто меня током ударило.

В глазах запрыгали черные точки, и я почувствовала сильную слабость.

Голова закружилась, стало душно. Тошнота подкатила к горлу так внезапно, что пришлось зажать рот ладонью. 

Дрянь. А я ведь почти ей поверила.

Не крепко держась на ногах, я все же смогла выйти из подъезда. Толкнув от себя тяжелую железную дверь. Вышла на улицу. Подняла голову к небу, зажмурила глаза. Порыв ледяного ветра, чуть не сбил меня с ног.  Меня обдало холодом и я распахнул глаза.По моим щекам потекли слезы, а мои губы дрожали от холода.

Я смотрела в темное небо, с которого крупинка валил белый снег, предвещая скорое начало настоящей зимы. 

Опустив голову сделала глубокий вдох, обжигая легкие морозной свежестью, достала телефон, чтобы заказать такси. 

На улице была еще ночь, но в окнах домов кое-где уже загорался свет. Город потихоньку просыпался. И я почувствовала себя такой жалкой и одникой. Совсем никому не нужной, что в памяти так некстати всплыли мамины объятия, и тоска по прошлому полоснуло сердце. 

Как же в этот миг я захотела домой. Скрыться от посторонних глаз, от злых языков. От бесчувственного мира. Сейчас мне нужно домой, в мою крепость.

Глава 7

В голову врезалась настойчивая трель дверного звонка. Я накрыла голову подушкой, тем самым решив, что так еще смогу хоть немного поспать. Гостей я не ждала, да и кто в такую рань вообще мог прийти? Я же вроде только уснула!

Протянула руку к тумбочке на которой лежал телефон, глянула на часы.

Черт! Время то уже час дня!

Откинула одеяло. Стряхнула с себя дремоту. Что же делать, я что проспала? 

– Ну, кто там трезвонит в этот, чертов звонок! – пробубнила под нос, направляясь к входной двери.

По дороге к двери натянула халат, нацепила на ноги тапочки.

– Кто там? – вместе с вопросом распахнула дверь и… обалдела.

Прямо перед моим лицом словно в воздухе висела корзина с цветами.

Я резко вдохнула и аромат роз, окутал меня:

– Светлана Васильева? – донеслось из-за корзины и я чуть отклонившись в сторону наткнулась на незнакомца, удерживающего подбородком черный пластиковый планшет.

– Ну, да, – кивнула растерянно.

– Тогда это вам, – сунул мне в руки корзину с розами, курьер.

– Кхм, я не знаю, – начала отнекиваться, кто мне мог прислать цветы? Может кто-то ошибся? Но тут на меня снизошло озарение.

Это олигарх. Точно. Кто еще, если не он?!

Глазами впилась в розы. Вспомнились оброненные мною слова о том, что я люблю розы.

– А имя отправителя? – до сих мнусь, не приняв букет.

– Там открытка должна быть в цветах. Держите, – парень задолбавшись держать корзину, насильно ткнул мне ее в руки и тут же отпустил. 

Мне пришлось ее подхватить. 

– Распишитесь,  – я быстро черкнула подпись и курьер попрощавшись отчалил, оставив меня стоять на пороге в растерянности.

– Вау, сИстер, – голос брата заставил вздрогнуть.

Обернулась в сторону лифта. Черт! Я так задумалась, что даже не услышала шум подъезжающей кабинки и шелеста открывающихся дверей.

Так.Стоп. Почему Дима здесь?

– А, что ты тут делаешь? Почему не в больнице? Ты сбежал? – в удивлении вскинула брови.

– Эй, ты чего? Полегче. Какой сбежал? Выписали меня, – брат остановился перед дверь нависая надо мной. – Откуда цветы? 

И не успела я ничего понять, как Димка вытащил конверт из середины букета и выудил из него записку. Конверт же засунул обратно.

– Не смей читать! Отдай! – слишком эмоционально вскрикнула, отчего в глазах Димки вспыхнул огонек озорства и безудержного любопытства.

– “Надеюсь, цветы тебе больше понравятся, чем телефон.” Без подписи сИстер. Кто это? Что за телефон? – брат отодвинул меня в сторону, подхватил корзину с цветами и двинулся на кухню. – Кстати, советую тебе их куда нибудь припрятать, если не хочешь, чтобы Лизок, задавала лишние вопросы. 

– Что? Она здесь? Мам Лиза приехала? – я захлопнула дверь и метнулась за Димкой на кухню.

– Ну, ты же не смогла меня забрать. А так как мне нет еще восемнадцати, меня должен был забрать опекун, – брат поставил цветы на стол. – Красивые! И пахнут здорово! Лизуне понравятся.

– Ты сдурел? Куда ты их ставишь? Дно грязное!  – вскипела и сдернув корзину со стола сунула под мойку в тумбочку. Там место как раз позволяло.

– Кстати, сИстер, – Димка покрутил в руках записку. – Не хочешь махнуться? – зажал белый картон между пальцев, выставил вперед. 

– В смысле? – удивленно вскинула бровь.

– Я тебе записку, а ты мне телефон. Надеюсь это айфон? – его рот искривила ехидная улыбка.

– Ах ты засранец, – кинулась я на него….

– Пусти! Дура! Пусти! – вскрикнул Димка, когда я вцепилась ему в челку.

– Дети! Дети! Что тут у вас происходит?! – визгливый голос мам Лизы раздался за моей спиной.

– Убивают! Мамочка! Спасите! Помогите! – наигранно визжит не своим голосом Димка, а сам перехватил мои запястья лукаво подмигивает. 

– Светка! Ты что? Головой стукнулась? У Димы сотрясение, что ты делаешь? – она обхватила меня двумя руками за талию, попыталась оттащить. 

– Договорились? – пробормотал брат так тихо, что услышать могла его только я.

– Ну и черт с тобой, забирай! – крикнула и разжав пальцы выбежала из кухни.

Слезы хлынули из глаз, ровно тогда, когда оказалась в своей спальне. 

Захлопнула за собой дверь, привалилась к ней спиной. Зарылась лицом в ладонях.

Злость, обида, негодование засвербили в душе. Заклокотали. 

Я не знала, почему это все так на меня подействовало. Не знала, почему так отреагировала. Может нервы сдали. Может накрутила себя. А может я разозлилась на Димку за то, что он себе позволял слишком многое? 

Черт! Черт! Черт! Да что я такое думаю? Да за каким мне чертом сдался этот телефон? Он мне не нужен. Я же именно так думала только вчера. Что изменилось сегодня?

– Света! Открой немедленно дверь! Нам нужно поговорить! – забарабанила в дверь  мама Лиза. 

Я смахнув непрошенные слезы резко встала, дернула на себя дверь.

– Что с тобой, Светлана? – с напором произнесла женщина подходя ко мне. – Диму выписали из больницы. Ты радоваться должна, что брат поправился, а не остался из-за тебя калекой. 

Твою мать! Со свистом втянула в себя воздух. 

Силы небесные! Дайте мне терпения.

– Я за него свечку в Храме поставила. Так, что выкарабкался бы он. Ты же знаешь,  мам Лиз, на Димке как на собаке заживает все быстро, – произнесла

с издевкой в голосе.

– Да, что вы как сводные? Совсем озверели. Честное слово, – вскинулась женщина.

– Поругай ее, ага. А то ты сейчас уедешь, а она тут начнет выступать, – вклинился в наш диалог Димка. 

Я кинула на него гневный взгляд, и еле сдержавшись, чтобы не запустить в брата какой-нибудь вещицей, процедила сквозь зубы:

– Лучше не нарывайся, Дим.

– Дети. А я торт привезла по случаю выписки Димы из больницы, – неожиданно резко вывернула в другое русло разговор мам Лиза. – Светлан, ставь чая.

Но всю нашу “семейную” разборку, прервал телефонный звонок. Звонили маме Лизе. 

– Хм, странно, – достав телефон и глянув на экран протянула женщина. – Номер незнакомый.

Я заметила, как по лицу женщины скользнула тень, когда она приняла вызов. 

– Алло, – произнесла мам Лиза, а я кивнула Диме, показав на выход “Мол, че стоишь, выходи. Не хрен уши греть”.

– Да…. Нет, – но напряженность в голосе женщины заставила остановиться в проеме.

– Этого не может быть! Вы ошиблись! Нет! – выкрикнула женщина так звонко, что зазвенели в барабанные перепонки.

Мы перепуганно переглянулись с Димкой, кинулась к тете. 

– Что произошло? – гаркнул брат, а тетя вдруг побледнела у нас на глазах стала оседать. 

Димка поймал женщину на лету, не позволил ей удариться о пол, а я в тот же миг поймала ее телефон. Приложила его к уху.

– Лизовета Федоровна. Мы проверили все. Вам нужно будет приехать на опознание. Вы можете? – спросил настойчиво мужской голос.

– Мам Лиз, что случилось? – дрожащим голосом задала вопрос тете.

– Лизовета Федоровна?!

– Мам Лиз? – требовательно произнесла.

– Витя с дедушкой погибли. Разбились на вертолете, – хрипло проговорила тетя и ее глаза закатились, она провалилась в обморок.

– Лизовета Федоровна?! – позвали в трубку.

– Да отвали ты! Маме плохо. Слышишь! Ей плохо! Она не может сейчас говорить! – кричу истерично в трубку. Отключаюсь.

– Свет, что делать? – дрогнул голос брата. Он посмотрел на меня с таким испугом и растерянностью, что я на миг замерла. 

В голове промелькнула мысль: 

Интересно, а я так же выглядела, когда держала на руках избитого до полусмерти Димку? 

Черт! 

Тряхнула головой. 

Нашла время вспоминать прошлое.

– Сейчас, нашатырь принесу, – бросила через плечо вылетая из спальни.

Что же теперь со всеми нами будет? 

Снова мелькнула мысль в голове, но надолго не задержалась, так как меня догнал уже на кухне дикий вой тети. У меня по телу прокатилось стадо мурашек, и волосы на голове зашевелились. Думать о том, что нас ждало в ближайшие дни не хотелось совершенно. Потому как я знала наверняка, что будет тяжело: для всех нас.

Глава 8

Я натянула капюшон на голову, засунула озябшие руки в карманы. Рядом, каланчой, стоял перепрыгивая с ноги на ногу Дима. Похоронная церемония уже подходила к концу, от того становилось совсем невыносимой. Накопившаяся за последние несколько дней усталость давала о себе знать. 

Да и погода, как назло была сегодня отвратной. Ночью выпал снег, а к утру пошел дождь, из-за этого под ногами образовалось грязное месиво.

Щурясь оглядела толпу, которая окружила маму Лизу, и каждый из толпы желал выразить ей свои соболезнования.

– Эй, может пойдем уже? – шепнул мне на ухо Дима и подхватив меня под локоть потащил к траурной газели.

– Да, наверное пойдем. Ты думаешь Марта справится одна? – кинула взгляд на сестру.

Марта стояла немного в стороне. Черное пальто. Черный платок на голове. Под глазами залегли темные круги. Да, девушка явно была убита горем в отличие от напускной скорби на лице мамы Лизы.

Все произошло настолько неожиданно, что я до сих пор не могла поверить в то, что дедушки и дяди Вити больше нет. С последним мы хоть и не ладили, но все же как человек он был хороший. Никогда нас с Димкой не обижал. Старался баловать. Только единственное, что до сих пор грызло мое нутро, так это то, что не разрешил нам жить с ними. В первые, самые тяжелые месяцы, годы. Тогда помню мама Лиза ругалась с ним, просила, но он был неприступен. 

Поэтому было решено отправить нас с Димкой в маленькую квартирку на окраине столицы. Но в остальном, мы с Димкой практически ни в чем не нуждались вплоть до того момента, когда мне исполнилось восемнадцать. 

С того дня дядя Витя отказался нам давать деньги. Нас больше не звали в гости. Мы больше не общались с Мартой, только мама Лиза приезжала к нам раз в месяц и привозила двадцать тысяч рублей, заплатить за коммуналку и купить что-то покушать на оставшиеся. 

Именно в тот момент я и задумалась над тем, чтобы пойти работать. Об учебе естественно я даже и не думала. Хотела накопить немного, поступить в какой-нибудь колледж заочно. Ведь кроме меня работать было некому. Димке еще восемнадцати не исполнилось. Кто его возьмет на работу? 

Хотя, – покосилась на брата, который шмыгнув в газель первым, уселся в кресло и уже погряз в соцсетях. Его пальцы быстро бегали по виртуальной клавиатуре нового айфона, купленного олигархом. Поморщилась вспоминая, каким образом ему достался айфон.

Я же все еще неуверенная в том, что правильно сделала оставив тетю и сестру одну, медлила, оглядываясь через плечо. Пока не увидела его… 

Черт! 

Горячая неудержимой волной прокатилась по телу. На коже появились мурашки. Не может быть! Липкий комок страха подкатился к моему горлу. Олигарх здесь?! Что за чертовщина? С какой стати? 

Я смотрела на олигарха, не отводя взгляда. 

Он размеренной походкой шел откуда-то справа. В его руках, затянутых в перчатки, заметила четыре красных гвоздики. Поверь не могу, что все происходящее творилось со мной. Это как так получилось? Как? 

Взгляд олигарха был прикован к тете, но он наверное почувствовал, что на него кто-то смотрел, дернул головой и уперся взглядом в меня. Секунда. Мне понадобилась целая секунда, чтобы путаясь в своих ногах заскочить в газель.

Метнулась в самый зад, забилась на последнее сиденье, съежилась.

И зачем я только смотрела на него?

– Эй, сИстер, ты чего? Привидение увидела? – хмыкнул с переднего кресла Димка.

– Угу, почти, – буркнула, натянула капюшон глубже на лицо, отвернулась к окну.

– Дурочка, привидений не бывает. Научно доказанный факт. Все это игры разума, ну или галлюцинация мозга, – брякнул брат.

А у меня в голове уже понеслись мысли по кочкам. 

Неожиданный страх, быть уличенной в связи со взрослым мужчиной да еще и за деньги, алым пятном маячил у меня перед глазами, и  стоял на пороге так близко, что жутко было представить, что будет если кто-то узнает обо мне и олигархе. 

Вскоре газель начала заполняться незнакомыми мне людьми. Димка перебрался ко мне и рассевшись как  барон, совсем зажал меня в угол.

Как только салон был полон и машина готова была ехать, внутрь заглянула тетя.

– Дима, Света! Давайте выходите. Вы поедите со мной! – я неосознанно вцепилась в рукав Димкиной куртки. 

– Скажи, что мы здесь останемся, – зашипела ему в ухо. – Мне нужно остаться здесь.

– Эм, это мам Лиз, а может мы здесь останемся? Чего прыгать? 

Предпринял попытку выполнить мою просьбу брат.

– Хватит препираться, –  в нетерпении, раздраженно произнесла тетя. – Вы мне нужны. Вылезайте сейчас же. Вы задерживаете людей.

Боже! Взмолилась. Хоть бы он уехал. Хоть бы уехал!

Я спрыгнула на землю и сразу же попятилась за Димкину спину. Прячась. Хорошо, что брат был чуть крупнее меня. Тощий, конечно по сравнению с его погодками, но я могла позволить себе им прикрыться. Заозиралась по сторонам.

– Что же вы такие проблемные? – буркнула недовольно мам Лиза. – Вы хоть понимаете какие тут люди собрались? А вы ведете себя, как оболтусы. Правильно Витя мне тогда сказал, что не получится из “дворняг” породистых псов, – обвела нас высокомерным взглядом. 

Я почувствовала, как после ее слов, Димка напрягся, сцепил челюсть с такой силой, что она захрустела.

– Не обращай на нее внимания, – шепнула ему в спину и юркнула ладонью ему в карман, переплела наши пальцы стиснула их.

– Ну, что застыли. Пошлите, – дернула тетя Димку за рукав и направилась к черному внедорожнику. Скорее всего это машина дяди Витина. У мам Лизы была светлая машина.

Я с беспокойством заозиралась по сторонам. Люди уже рассосались кто по своим машинам, кто в арендованные газели. И получилось так, что мы с Димкой остались последними. 

Слава Богу! Что олигарха  не оказалось. Я с облегчением выдохнула.

– Пошли Дим! – подтолкнула брата к внедорожнику.

– Ненавижу ее, – со злобой в голосе произнес парень. – Когда же мне уже исполнится восемнадцать, чтобы смог уехать нахер отсюда, – проскрежетал в сердцах.

В машине ехали молча. Марта сидела рядом с тетей на переднем сиденье, смотрела в окно. Сама же мама Лиза с кем-то разговаривала по телефону, то и дело отвлекаясь от дороге. Я к разговору не прислушивалась, прижалась ближе к двери и тоже смотрела на мелькающие за окном деревья. 

Через некоторое время деревьем стало меньше, а потом они и вовсе исчезли, когда мы выехали на трассу.

– Вы наверное проголодались? – закончив с разговорами, тетя глянула на нас в зеркало заднего вида. Ее  голос стал мягче, что тут же вызвало подозрение. Не к добру.

Мне не хотелось есть, из-за стресса аппетит пропал, а может быть, что-то более важное не давало мне проголодаться.

Отрицательно покачала головой. 

– А я бы не отказался похавать, – тут же отозвался Димка.

– В ресторане уже все готово, – кивнула женщина. – Только у меня к вам большая просьба дети, ведите себя прилично. Это все же не вечеринка, а поминки.

– Мама! Как ты вообще так можешь говорить? Мы что кретины по-твоему? – возмущенно крикнула Марта со своего места и я от неожиданности вздрогнула.

– Я не тебя имею в виду и нечего на меня орать, – тетя кинула сердитый взгляд в зеркало.

Димка  отреагировал мгновенно. 

– То есть по твоему мы со Светой – быдло? Так какого хрена ты нас с собой везешь. Высади меня. Останови машину, – тон брата был слишком агрессивным и требовательным.

Тетя недовольно поморщилась.

– Я не это имела ввиду, – начала отнекиваться.

– Я хочу выйти. Останови, – пробасил Дима и я удивленно глянула на брата. 

Его голос был таким низким и жестким, и совсем не походил на голос семнадцатилетнего парня.

– Ой, да пожалуйста. Буду с тобой еще нянчиться. И так времени на вас кучу потратила. Столько крови попили…

– Мама, хватит. Ты почему такая жестокая? – накрыла ладонью рот Марта. – Зачем ты так? 

Женщина найдя подходящее место для парковки затормозила. Димка без лишних слов, пулей выскочил из машины, даже не попрощавшись.

– Я тоже пойду, – пробормотала под нос и только уцепилась за ручку в двери, когда…

– Если выйдешь. Денег больше от меня не жди. Бессовестные. Ладно он щенок, но ты взрослая девка. Память деда не почтишь? А Витя? Да он столько в вам дал…

Она тут же оборвала себя на полуслове. Я секунду думала над ее словами, а потом села обратно на сиденье, привалилась к спинке. Сжала челюсть. Ладно дедушкой меня попрекнула, согласилась.  

Но о дяде Вите могла бы и помолчать. Не так уж и много он нам дал, как она говорит.  

– Мама, я не ожидала от тебя такого, – пробормотала Марта, когда тетя обратно вклинилась в поток машин, направляясь все по тому же маршруту. 

– Это жизнь детка. И с сегодняшнего дня она для вас сделала новый виток, отправила преждевременно во взрослую суровую реальность, – я нахмурилась, прислушиваясь к ее словам. 

Чего она несет? Мы с Димкой в этой реальности уже целый год живем. Интересно, а что измениться у них с Мартой? Неужели дядя Витя и дед профукали свои миллиарды? 

– Ладно. Давайте не будем о грустном. Обо всем поговорим немного позже. Не сегодня, – поправляя на шее черный платок проговорила женщина и устремила свой взгляд в пустоту.   

Глава 9

– Хватит толочься на кухне. Выходи в зал! – прикрикнула на меня тетя, когда я в очередной раз сбежала подальше от людских глаз. Спрятавшись на кухне.

Я все еще боялась, что вдруг вернется олигарх и тогда всему наступит конец. 

Брр, даже представлять такое было жутковато, чего уж говорить про реалии.

– Ага, сейчас. Иди. Я тут немного помогу ребятам и приду, – кинула мам Лизе. 

После того, как мы добрались до ресторана, Марта сразу отделилась, ушла к друзьям. Тетя же погрузилась в суету, а я от делать нечего направилась в привычное мне место, в рабочую зону для обслуживающего персонала: на кухню.

– Эй, Светик, лучше не зли ее. Иди, – посоветовала повар. 

Мне хватило десяти минут общения с рабочими, чтобы сдружиться. 

– Не хочу, Розана Мартуновна, – покачала головой, и приступив к тарелкам по которым она ловко раскладывала еду, начала помогать.

– Но это тоже неправильно, детка. Ты ее племянница, у вас с ней один статус для гостей. Даже если она и представляет тебя своей бедной родственницей – это ничего не значит. Для них вы одна семья. Так что давай. Намотай сопли на кулак и иди. Вдруг подцепишь себя там жениха какого. Ты девка видная. Молодая. Красивая. Работящая. Глядишь и поведется кто.

– Ой, прекратите, – отрицательно покачала головой. – Мне сейчас не до этого. У меня брату еще восемнадцати не исполнилось. Его на ноги поставить нужно. Профессию приобрести, а уж потом о замужестве думать.

– Послушай меня, детка, – вдруг замерла женщина на месте, вперила в меня свои чернищие глаза. – Ты выбрось эту дурь из головы. Брат твой, должен идти своей жизнью. Не приноси ему свое время и силы в жертву, он не оценит. Учиться же можно и будучи замужем. Так что, ну-ка кыш отсюда. Сейчас самый подходящий момент. Поминки, это тебе не свадьба. Здесь все люди серьезные, без дури разной в голове. Иди. Ищи своего принца.

Я в шоке от ее слов, стою открыв рот и хлопаю ресницами. 

Она что – серьезно все сейчас это говорит? 

– Иди, чего застыла? Хочешь можешь взять тарелки. Но назад не возвращайся. Выгоню, – с угрозой в голосе проговорила она, но по глазам видела, что играет.

– Ладно, ухожу. И если не будете справляться на помощь не зовите, – с напускной обидой дую губы.

Я уже стояла одной ногой на пороге, когда:

– Светулек, подожди! – окликнула меня Розана.

 Я оглянулась. Женщина спешила ко мне вперевалочку на своих коротеньких ножках.

 – Передумали? Мне можно остаться? – с надеждой в голосе спросила.

– О, нет! Нет! Вот возьми, – она сунула мне в карман темных джинсов визитку. – Если вдруг понадобится новая работа или помощь какая – позвони. 

У меня на глазах заблестели слезы. Это было так по доброму с ее стороны. Слышать от незнакомого человека предложение о помощи было очень приятно. 

– Так, ну-ка слезы утри. И беги уже, – хлопнула она меня по ягодице и легонько толкнула.

– Спасибо, – шмыгнула носом, улыбнулась. 

В зале было шумно. Я бросила в зал общий взгляд, и заметила как все приглашенные разбились по кучкам, о чем-то беседуя. Со стороны все напоминало, кружки по интересам. 

Все гости были сосредоточены, серьезны. Как и говорила Розана, никаких намеков на глупые смешки и шутки не было. 

Я заметив пустующие подносы из под закусок на одной из мраморных стоек, поспешила туда. Лавируя между гостями, я почти добралась до цели, когда неожиданно перед собой увидела ЕГО. Олигарх стоял ко мне спиной,  мама Лиза держала его под руку и жалась к нему неприлично тесно. 

Меня словно с размаху в грудную клетку ударили. Я шумно выдохнув пошатнулась и как следствие не удержала поднос. И все что было на нем водопадом посыпалось на пол, пачкая ботинки  и туфли рядом стоящих людей.

Я тут же присела на корточки и начала убирать.

– Господи! Только этого не хватало! – услышала над головой голос тети и тут же мою макушку обжег пристальный взгляд олигарха. 

Я кожей чувствовала, что это он,  а еще его запах густой, насыщенный двересными нотка, мгновенно забил мои легкие и на какие-то долю секунд я зыбыла как дышать. Выпала из реальности, поэтому не сразу сообразила, что происходило вокруг меня: 

– Эй, очнись, – с раздражением тетя толкала меня в плечо, – слышишь? – склонилась надо мной, зашипела в ухо. – Скройся с моих глаз, быстро.

– Да, ладно тебе Лиза, с кем не бывает. Не волнуйся. Все нормально, – я скорее ощутила, чем почувствовала, что его рука намеривается коснутся моего плеча. 

Я дернулась в сторону и не глядя ни на кого пулей выскочила из зала. 

Не разбирая дороги, побежала к выходу. Смахивая со скул злые слезы.

Что за дебильный день сегодня? Почему? Почему не последовала примеру Димки и не ушла. Зачем осталась? 

Сердце в груди надрывно грохотало, намереваясь пробить ребра. Я с ходу толкнула дверь черного входа и выбежала на улицу.

Под ногами захрустел снег, а по спине пробежался холодок. Я рвано вздохнула. Морозный воздух обжег горло, а потом и легкие. Глаза снова наполнились слезами. Если сейчас тетя расскажет олигарху, что я ее племянница, это будет крах. Мне можно тогда смело исчезнуть, испарится с лица этой земли, чтобы больше никто и никогда обо мне ничего не слышал, не видел. 

– Долго будешь еще тут торчать? – я вздрогнув резко оглянулась. 

На пороге стояла Марта, она держала мою куртку в руках.

– Вот возьми, а то простынешь, – девушка спустилась с порога, подошла ко мне. – Не обращай на мать внимания. Она в последнее время совсем не в адеквате. 

Я удивленно подняла бровь, забрала куртку накинула на плечи.

– Спасибо, – прошептала. – Да, я и не обращаю. Просто все как-то навалилось. 

– Филатов: ее любовник, – ни с того, ни с сего вывалила на меня Марта грешок мам Лизы.

– Что? – задрожала, всем телом. 

Мне стало нестерпимо душно, хотя на улице было довольно таки холодно.

– Да она уже давно с ним крутит интрижку. Я ненавижу ее за это. Она изменяла папе и я ее за это презираю, – каждое слово сестры было пропитано неприязнью.

Любовник. Любовник. Любовник. 

Заело в голове. Почему? Почему? 

– Слушай, а зачем ты тарелки-то эти схватила? Там же официантов полный ресторан. Только опозорила и себя и мать. Да, она наверное и никому не сказала, что ты ее племянница, – Марта вдруг переключилась на меня, окинув с головы до ног оценивающим взглядом, поморщилась. – Выставила ты мать и правда не в лучшем свете. Хоть бы оделась прилично. Мать постоянно у отца столько денег на вас с Димкой просила. На меня столько не тратили сколько на вас, куда ты их девала? Все проедали что ли?

Я в шоке глазела на сестру. Глотала ртом ледяной воздух, а сказать ничего не могла. Чувствовала себя рыбой выброшенной на берег. 

Что… Что она такое говорит? Какие деньги? Двадцать тысяч? Прожирала? Да если бы не моя работа официанткой, нам бы точно ни на что не хватало. Благо нам разрешали забирать обеды домой. Так и жили. С голоду потому и не померли.

Я стиснула зубы. Смерила Марту сердитым взглядом, и когда первая волна возмущения смешанная с обидой прошла, сказала то что думаю о их семейке: 

– Не знаю, как у вас там было Марта, и что мам Лиза говорила дяде Вите…

– Боже, ну сколько тебе лет Света? Мам Лиза, – передразнила меня сестра,  – не позорься.  Какая она тебе мама? Тетка, но не мама. Да и пофиг мне. Просто слух режет. 

– И вообще забей, я не обязана перед тобой отчитываться. Как и ты не должна была на меня вываливать все это дерьмо. Я не просила, – ответила ей.

– А я не хотела с этим дерьмом жить одна. Теперь и тебе придется с этим жить. Ладно, я пойду. Друзья ждут, – девушка махнула мне рукой и скрылась за железной дверью.

Вот стерва! – разозлилась на нее. – Все с меня хватит. Я ухожу. Больше слышать об этой семейке не хочу. Зачем я это слушала? 

И стоило под корку мозга забраться мысли об олигархе, как меня тут же затрясло. 

В голове никак не укладывалась то, что я сплю с любовником своей тети? Какая мерзость! Фу и еще раз фу!   

Я метнулась к двери. Открыла ее. Заглянула воровато внутрь, просканировала взглядом пространство на инородных посетителей. И не обнаружив угрозы, скользнула внутрь, закрыла за собой бесшумно дверь. Передо мной стояла нелегкая задача: незаметно прокрасться к выходу и свинтить домой. Но как это сделать, я пока не знала. Жаль конечно, что задняя калитка была заперта. Так бы вообще никаких проблем не было. 

– Эй, Светик, и чего там мнешься? Пойди-ка сюда, – от неожиданности я вздрогнула, закрутила головой в поисках Розаны. 

Женщина обнаружилась в подсобке, где работали коренщицы.

– А? – заглянула в маленькое помещение.

– Ну, что там случилось? – женщин затащила меня внутрь, зажала в угол. –  Что за кипишь ты устроила? Заказчица злющая как мегера после твоей выходки. Все разнос устроила. На меня наорала, что позволила тебе взять эти гребанные подносы.

– Простите, – поджала губы. – Я не хотела вас тягививать, – пожала плечами. 

Но на самом деле мне было плевать на тетю. В душе клокотала злость.

Вспомнились обидные слов тети, да и рассказ Марты не оставил меня равнодушной. Тетя в моих глазах потеряла авторитет. Я конечно не лучше нее была, но я никому не изменя в отличает от нее.

– Эй, красотка. Она твоя тетя. Ты должна уважать ее, какая бы стервой она не была, – порицательно качнула головой женщина.

– Угу, – кивнула, не хватало еще с Розаной разводить демагогию. 

– Что теперь будешь делать? – Розана видимо по тому, как я была напряжена, поняла мой замысел, смыться отсюда. – Уйти хочешь? 

– Хотелось бы, – киваю и наконец останавливаю взгляд на ее лице. – Незаметно.

Розана на мгновение задумалась. 

– Так, иди на улицу с черного входа. Жди, сейчас Алика к тебе пришлю, – женщина резко развернувшись вышла в кухню и: – Алик! Алик! Иди сюда, мой дорогой. Помощь нужна! – прогорланила на весь ресторан Розана.

Я вжала голову в плечи и вжимаясь и вжимаясь в стенку спиной попятилась к выходу. 

Совсем, блин, не привлекла никакого внимания. 

– Куда-то собралась? – окликнула меня едким голосом тетя.

– Я?! – озадаченно стрельнула в нее глазами и тут же перевела взгляд на вход в служебное помещение. Выдохнула с облегчением, тетя была одна.

– Хватит дурака валять, Свет. Это какой-то кошмар. У меня слов нет. Что ты чудишь? Мне даже перед своими знакомым стыдно признаться, что ты моя родственница! – тетя приблизилась ко мне на расстояние вытянутой руки, а я в этот момент заметила тень мелькнувшую за ее спиной, а потом увидела Розану Мартуновну, женщина стояла глядя на меня с нескрываемой жалостью.

– Ведешь себя как быдло. Позорище. Ты и твой брат. Как же меня угораздило с вами связаться. Зря тогда отца не послушала. Надо было вас в детский дом сдать. Меньше бы проблем было. Ничего человеческого от Пети не досталось. Все от матери взяли. А ведь папа как в корень зрил, когда не признал вас.

– Хватит, – тяжело дыша оборвала я ее. У меня больше не было сил слушать грязные слова тети, а еще не было сил выносить переворачивающей душу, сочувственный взгляд Розаны, которая так и продолжала слушать тетин треп. – Хватит. 

Я впервые подняла на тетю руку. Оттолкнула ее с силой в грудь и сорвавшись с места бросилась бежать к выходу.

Слезы обиды застилали глаза:

– Дрянь! Стой! – догнал меня гневный оклик тети, но я даже и не думала останавливаться.

Мне было плевать на всех: на олигарха, на Марту, на то что сейчас поминки моих якобы родственников. Я их всех ненавидела. Всех. 

– Постой! – меня схватили за руку резко одернули. 

Древесный запах окутал меня мгновенно. Ударил в нос, с первых секунд сводя с ума, задевая самые тонкие душевные струны, я замерла. Подняла на олигарха застеленные влагой глаза. Почувствовала, как его пальцы крепче сжали мой локоть. Я задрожала.

– Отпусти меня. Не смей трогать, – дрожащим от сдерживаемых рыданий голосом, процедила сквозь сжатые зубы, стараясь не вдыхать его. 

– Кто тебя обидел? – не обращая внимания на мои попытки освободиться низким басом пророкотал мужчина.

– Тебя это не должно волновать. Понял? – дерзко кинула ему в лицо, захлебываясь слезами.

– Что тут происходит? – откуда ни возьмись из-за спины олигарха выплыла Марта. – Света? Ты чего плачешь? Дядя Даня, что случилось? 

Я почувствовала, что еще немного и свихнусь. В этот миг я желала только одного, чтобы меня поглотила земля. Давление, что создалось вокруг меня была настолько сильным, что еще немного и я потеряла бы сознание, но тут хватка олигарха ослабла, а потом и вовсе он выпустил мою руку.

– Что ты тут делаешь? – вместо ответа на вопрос, рявкнул на Марту мужчина.

Сестра в недоумении захлопала глазами.

А я не стала дожидаться ее ответа и действий со стороны олигарха, развернулась и побежала, стараясь не думать о том, что меня ожидает в скором будущем.

Глава 10

– Свет, дай денег, – с нетерпением просит Дима. 

Я уперевшись в столешницу бедром, выжидающе смотрю на него.

– Ну, что ты как маленькая? – подвел глаза под лоб брат. – С девочкой я хочу в кино сходить, ну и потом того к ней забугримся, у нее родаки на моря срулили.

– Замолчи, – подняла руки вверх, – не хочу ничего слушать. 

Я оттолкнувшись, отпрянула от стола направилась к выходу.

– Ну, Светик. Ну будь человеком. Где я могу еще взять денег, кроме как не у тебя? – схватил меня за руку брат, я строго глянула на него.

Ух, эти щенячьи глаза! Паршивец. Знает как разжалобить меня.

– Дим, вот вроде взрослый уже. Ты что не понимаешь, что мы с тобой в полной заднице? – я устало опускаюсь на стул напротив Димы.

Прошло две недели с похорон. Самыми сложными были первые два дня. Мне даже пришлось на это время съехать с квартиры. Настолько было невыносимо даже представить себе встречу с тетей или не дай Бог с олигархом. 

Номер на телефоне поменяла сразу на второй день. Теперь его знал только мой новый работодатель и брат. Устроилась я на новую работу на третий день, когда немного отошла от всего произошедшего. И в тот же день вернулась домой.  

Меня встретил Димка и какая-то совсем юная девчушка. Чуть позже, когда пили чай на кухне, оказалось, что не такая уж она и юная, в отличие от брата, девушке уже исполнилось восемнадцать и позиционировала она себя, как его “девушка”.

На том знакомство и закончилось, влюбленная парочка ушла, оставив меня одну, а я недолго думая вызвала слесаря и заменила дверные замки. Больше сюда, без моего ведома и разрешения, доступа никому не будет.

Так в суете и прошли две недели. Олигарх меня не трогал и в душе я надеялась на то, что он обо мне забыл: но в сердце неприятно подзуживала мысль о том, почему так скоро? 

В тоже время я прекрасно понимала, что нам с ним не по пути. Не правильно все это. Он любовник Лизы, а это значит, что наши дороги расходятся.

Лизу, я тоже больше не хотела видеть. Во всяком случае пока не уляжется обида в душе мне трудно будет простить ей, ее слова.   

– Ну, что Светик, подкинешь младшенькому деньжат? – вернул меня из мыслей к действительности насущно вставший денежный вопрос.

– А, что с тобой прикажешь еще делать? – встала со стула и открыв дверцу навесного ящика, достала заветную баночку с заначкой. Щелкнув крышкой, достала оттуда тысячу рублей, протянула Диме.

Парень вопросительно поднял бровь.

– Светик, ну тут даже в кино сходить не хватит, – скривился так, как будто я ему десять рублей протянула.

– Ну извини Дим. Больше нету, – пожала плечами и закрыв баночку, потянулась на носочках, чтобы поставить ее обратно.

Но внезапно, Димка выхватил ее у меня из рук.

– Эй, ты чего? – в недоумении уставилась на него.

– Я ж сказал, Светик, что мало этого, – кинул он купюру на стол и щелкнув крышкой, вытащил оттуда все что было,  это еще три тысячи. – И это все? Все что у тебя есть? 

С раздражением кинул банку на стол. Я обескураженная его выходкой растерялась и не знала как поступить, что сказать.

– Ладно, чего ты так пялишься, – Димка собрав в кулак деньги сунул их в карман. – Сказал же мало мне. Хочешь давай айфон скину?

– Нет, – выдохнула порывисто.

– Ну, тогда адиос кузина. Меня ждут великие дела сегодня, – брат вышел из кухни, а я так и не смогла сдвинуться с места огорошенная его поведением.

– Дим, а чем мы будем платить за коммуналку? – очнулась я только в тот миг, когда дверь с грохотом захлопнулась. – Дим! 

Я подбежала к двери, но только было уже поздно. Выглянула наружу, но брата и след простыл.

– Гавнюк! – гаркнула на весь подъезд, что аж в горле запершило.

Что с ним происходит? Совсем с катушек съехал? Что за наглость?

Моему возмущению не было предела. Я накрутила себя всего за пару минут до крайнего состояния, граничащего с истерикой.

– Гад. Неблагодарная свинья! Подонок! Я для него все, а он?! 

Я металась по комнате, не могла найти себе места. Надо же быть таким оболтусом и разгильдяем, чтобы даже на миг не задумать о том, что будет завтра. 

С размаху плюхнулась на диван и в этот момент зазвонил во всю громкость телефон. У меня от неожиданности, аж тело мурашками покрылось и сердце к горлу подскочило, забилось как сумасшедшее.

Звонили с работы. Черт побери! Что могло случиться такого срочно, чтобы позвонить мне в мой выходной? Принимаю вызов:

– Да, Мария Леонидовна? 

– Васильева, занята? – по голосу начальницы слышу, что она сильно нервничает.

– Ну, как сказать, – растягиваю слова.

– Твою мать! Васильева, чего ты там мямлишь? У меня форс-мажор, занята или нет? – бранится женщина.

– Нет, – ей в тон отвечаю и даже вскакиваю с дивана по стойке смирно. 

– Вот и славненько. Сможешь заменить Олесю? Эту дуру угораздило споткнуться и вывихнуть ногу, а у меня банкет, черт бы ее побрал, тупую неуклюжую курицу. Так что давай шустрее собирайся. О форме не беспокойся, здесь все есть. Главное свою задницу сюда побыстрее волоки.

Я с зажатой телефонной трубкой в руке, бегу в ванну. 

– Такси я тебе сама вызову. Водителю ничего платить не нужно. Все, до встречи, – произнесла сухо и отключилась.

Мне хватило пары минут чтобы собраться, еще одна, чтобы улыбнуться про себя и подумать над тем, что я сегодня хорошо заработаю; и еще половину минуты ушло на то, чтобы обидеться, на начальницу, что не позвала меня: продинамила; и секунд двадцать, чтобы простить ей обиду, за то что все же предоставила мне возможность заработать.

Ресторан возле которого остановилось такси был шикарным. Интересно, что там за мероприятие такое проходит? И второй вопрос, который возник в моей голове, кто его мог заказать. Ну то что это не бедные люди понятно с первого взгляда. Весь вид и убранство здания дышало пафосом. Мне казалось я и не видела его не разу. Может потому что никогда и не забредала в эту часть города, так как таким как я: здесь нечего делать.

– Прибыли, – оповестил водитель и я поняла, что на какое-то время залипла.

– Ага, извините, – кивнула и открыв дверь выскользнула из теплого салона.

Вокруг меня мгновенно закрутился снежный вихрь, залепляя глаза. Я прикрыла рукой лицо, и двинулась в сторону парадного входа. Хотя до конца не была уверена в том, что направляюсь именно туда, куда нужно. 

Остановившись возле массивной двери, ухватилась за ручку дернула на себя. 

На удивление она легко поддалась и через мгновение я оказалась внутри огромного помещения. 

Ко мне тут же подскочил администратор со словами “Извините, сегодня мы гостей принимаем в малом зале. Если вас устроит…”

Но стоило ему разглядеть меня повнимательнее, оценить мой внешний вид, как его лицо тут же приобрело маску надменности: 

– Вы что-то хотели? – в его голосе скользнуло высокомерие. 

Я вскинула подбородок. Отряхнула с капюшона снег и открыла рот, чтобы выдать этому хаму все, что я о нем думаю, когда из-за угла вывернула Мария Леонидовна и увидев меня, громко вскрикнула:

– Ты чего топчешься Васильева?! – администратор вздрогнул, а я заулыбалась.

– Не пускают, Мария Леонидовна, – отозвалась и шагнула навстречу начальнице.

– Ты что чертяга! Решил свадьбу сорвать мне? – наехала на администратора Мария Леонидовна с таким гонором, что у бедного парня губы задрожали.

– Предупреждать надо, – тявкнул он и тут же слился.

– Так, а ты чего стоишь? Ждешь особого приглашения? Мигом в раздевалку. Устроила мне тут прелюдию.

Я чуть ли не бегом направилась в раздевалку. Спорить и выслушивать о том, какая Олеся корявая, мне не хотелось. Лучше сразу приступить к работе. Как раз это я умела делать лучше всего. 

– Так! – когда я вышла на кухню, Мария Леонидовна позвала меня, и громко хлопнула в ладоши. На кухне воцарилась тишину, и все повернули головы в нашу сторону. – Это – Светлана! Она будет заменять Олесю. Всем приятно познакомиться, а теперь принялись за работу. 

Стоило ей произнести последнее слова, как помещение в тот же миг наполнилось шумом.

– Ты отвечаешь за закуски, а также следишь, чтобы овощные сеты всегда были свежими и присутствовали на столах. Все, свободна, – подтолкнула он меня к двери. – Давай-давай детка, не тормози. Заказчики нам платят за то, чтобы все было на высшем уровне.

Я сглотнула подступивший комок к горлу и вышла в зал. Мне на самом деле очень повезло, что я попала в команду к Марии Леонидовне.Такие как она с улицы не берут, только по личным рекомендациям. 

Помню когда приняла решение, что больше не вернусь на старую работу, вот тогда на глаза и попался ресторан с кричащим названием “Клёво”. 

Вспомнила, как это меня улыбнуло и я решила зайти. Внутри было уютно и действительно клёво. Вокруг царила непринужденная дружеская обстановка. Приветливый персонал и декор помещения полностью располагали к тому, чтобы собраться  компанией и весело, например: отметить здесь сдачу экзаменов или чей-то день рождения.

Я заказала чашечку кофе и пирожное, что составило семьсот рублей, для меня это были баснословные деньги, а потом, сама не знаю как так получилось, как осмелилась, когда подошла официантка просто спросила, не требуются ли у них работники.

Девушка окинула меня любопытным взглядом, сказала подождать минутку и исчезла. А через десять минут ко мне собственной персоны вышла Мария Леонидовна. В тот день, я была принята на работу на испытательный срок.

О том, что я попала в свой персональный ад я поняла сразу, как только увидела, кто новобрачные.

У меня остановилось дыхание, когда я увидела его, а рядом с ним затянутую в узкое белое платье тетю Лизу.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ В моей голове пронеслось множество безумных мыслей, но лишь одна не покидала мою головушку. Она пульсировала красной табличкой у меня перед внутренним взглядом: бежать, мне нужно было бежать. 

Я чувствовала, как мое сердце начало биться быстрее, стоило олигарху повернуть голову в мою сторону и мне попасть в его поле зрения.

Наши взгляды встретились и меня прошиб пот. Холодный. Липкий. 

Мурашки, словно муравьи облепили позвоночник, впились в него своими маленькими челюстями, а потом стеклись по нему вниз, к пояснице сковывая все движения. Я задрожала всем телом, ноги налились свинцом, я не могла сойти с места.

Глаза защипало влагой. Не может этого быть! Просто невозможно! Я не могу, не могу потерять эту работу и я не хочу, не хочу снова видеть его!

Превозмогая свое состояние. Я сморгнула дрожащие на ресницах слезинки, и разорвав зрительный контакт первой, кинулась прочь обратно на кухню.

– Колисниченко?! – вскинула удивленно брови начальница, уперлась в меня не сулящим ничего хорошего взглядом. – Ты что тут делаешь? 

– Я не могу, – еле разжимая челюсть, пробормотала. – Простите меня Мария Леонидовна, но я не могу выйти в зал.

Я чувствовала, как меня затапливает паника. Еще немного и я сорвусь. Убегу. 

– Колисниченко?! Ты сдурела? Ты предлагаешь мне выйти вместо тебя в зал? – угрожающе наступала на меня начальница. – Ну, говори? Ты что мне мозги тогда пудрила? Сразу бы сказала, что не можешь! Я таких вещей не прощаю, Светлана, – програмыхала Мария Леонидовна. – Даю тебе три секунды на раздумья или возвращаешься в зал или собирай свои манатки и проваливай!

Я делаю рваный вдох. Сердце заходится в дикой агонии от того, что я не знаю как поступить, что делать?

– Эм, вам сюда нельзя, – внезапно как-то сникла у меня на глазах начальница и я поняла, что за моей спиной стоит он. – Товарищ…

– Закройся, – скупо, бросил олигарх и Мария Леонидовна сделала шаг назад, глянула на меня как то странно, со злостью.

А когда на мою шею легла тяжелая мужская рука, я испытала настоящий шок. 

Животный страх вывернул наизнанку все мое нутро и подстегнул к действиям. Я даже и не подозревала на что способна в стрессовых ситуациях. Я змеей выкрутилась в руках олигарха, он видимо не ожидал от меня подобного, даже растерялся, по крайней мере его брови удивленно поползли вверх, когда я от него отпрыгнула на целый метр и спряталась за спину Марии Леонидовны.

– Иди сюда. Немедленно, – со смешком в голосе, будто насмехаясь,  проговорил олигарх, искривил губы в оскале. 

Я покачала головой.

– Уходи. Сказано, что сюда посторонним вход запрещен! – я не узнала свой голос. Не смотря на высокие ноты, он казался очень грубый и басистый.

Что я делаю? Сумасшедшая! Зачем я его злю?

– Света, – не раскрывая рта цедит сквозь зубы начальниц, – уходи отсюда. Иначе нам всем крышка.

– Подошла сюда, – делает шаг на нас олигарх, а я шарахаюсь в сторону и нас  с олигархом уже разделяет стол. – Не зли меня, девочка. Ты же знаешь, что тебе от меня не убежать.

Олигарх скалясь, не обращая на свидетелей никого внимания, продолжает меня преследовать. И как только он достигает края стола и расстояние между ним и дверью увеличивается, я что есть мочи кидаюсь в сторону двери и тут …  прямо у меня на дороге возникает широкая массивная грудь одного из поваров. Я врубилась в него и меня рикошетом откинуло назад; и я буксуя по плитке скользкими подошвами туфель, раскинул руки и полетела на пол. Но упасть мне не дали сильные руки.... олигарха. Я точно знаю что это он потому, как запах его туалетной воды, мгновенно задушил меня. Я открыла и закрыла рот так и не произнеся ни слова. 

– Ну, что добегалась, Света, – его глаза вспыхнули от ярости, а на виске запульсировала жилка, выдавая испытываемые им эмоции, которые он очень старался скрыть.

Я поморщилась и отвернула лицо. Мужчина недобро рыкнув, поставил меня на ноги. Обхватив шею пальцами, потащил меня на выход.

– Что происходит? 

– Кто это?

– Может в полицию?

Звучало со всех сторону, но говоривших я не видела. Мою голову крепко фиксировали пальцы олигарха.

– Закрой рот,дура, – это были слова Марии Леонидовны. 

Видимо она шикнула на ту девушку, которая заикнулась про полицию.

Олигарх тем временем вывел меня из кухни и не долго думая, толкнул в сторону раздевалки.

– Что же ты творишь, Света? – прошелестело над моей головой.

Дверь раздевалки с грохотом открылась передо мной и тут же резко хлопнув закрылась за спиной олигарха.

Я оцепенев, стояла перед ним, не в состоянии даже двинуться. Просто наблюдала за ним, как загнанный в угол зверь, от страха к горлу подкатила тошнота.

Олигарх подошел ближе и, глядя мне в глаза, произнес:

– Что тебе нужно от меня? Зачем ты здесь? Я же не звал.

Мужчина подцепил мой подбородок, дернул голову вверх, у меня закружилась голова. 

– Вы… ты, мне не нужен, – ели смогла разлепить вмиг пересохшие губы. – Я просто выполняю свою работу. Не более.

– Боже, а ты действительно нечто. Храбрый мотылек, значит? Не боишься обжечься, Света? – пророкотал он мне в губы и тут же не дав ответить смял их своими. 

Жестко, властно. Так, как ему нравилось.

Меня окатило жаром и я едва не задохнулась от неожиданности. В горле пересохло, в груди запекло.  Я уперлась в его грудь кулачками. Это неправильно. Совсем не правильно. Он муж моей тети. Что он творит? А если вдруг сюда кто-то зайдет? Что тогда будет?

– Отпустите! – наконец-то он оторвался от моих губ, а я проведя по плоти кончиком языка,почувствовала привкус алкоголя и чего-то соленого.

Олигарх глянул на меня затуманенным взглядом, и с его губ сорвался рык:

– Теперь слишком поздно, Света. Теперь не смогу, – он толкнул меня к стене и я попятившись сделала несколько шагов назад, уперлась спиной в железные шкафчики. 

– Прекратите! Хватит! – мой голос сорвался, превратился в крик. – Это неправильно! Слышите?

– Что именно, Света? То что я поимел племянницу своей любовницы? – с хищным блеском в глазах, мужчина приблизился ко мне, вытянув руки, уперся ими в стены, нависая надо мной.

– Вы узнали? – прохрипела севшим голосом.

– Да, узнал. И думал, что меня это остановит, но увы. Теперь я понимаю, почему Петя отселил тебя. Почему не захотел, чтобы ты жила вместе с ним под одной крышей.

– Что? – хлопнула ресницами. – Что вы такое говорите? 

– Да, Света, тебе же никто об этом и не мог сказать, правда? Петька же был примерным семьянином: заботливый муж и отец. Вот только грешок у него был небольшой. Девочек он молоденьких любил, таких как ты, – олигарх взял меня за подбородок, сминая нижнюю губу большим пальцем провел по ней.

– Замолчите! Я не хочу ничего слышать! Не хочу! – крикнула ему в лицо, и дернувшись, попыталась высвободиться. 

– Да, заткнись ты уже. Дура,  – рявкнул на меня олигарх и я остолбенела, мои глаза расширились и я почувствовала как в них начала собираться влага. Обида затопила сердце. 

– Ладно, прости. Слышишь. Я не хотел быть грубым.

Но слова извинения, меня уже были не нужны. Я не понимала, за что на меня снова выливают ушат грязи? Что я сделала ему плохого? Это же не я виновата в конце-концом, что нас постоянно сталкивает судьба. 

Вдруг я услышала, как дверь в раздевалку издала глухой стук. 

Мы одновременно с олигархом повернулись на звук.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ На пороге, с перекошенным от ненависти лицом стояла Марта.

У меня засосало под ложечкой. Представляю, какая картина ей открылась. Я растрепанная с припухшими губами и олигарх, нет теперь он ее отчим, стоит склонившись надо мной, как будто только что прервал поцелуй.

– Что вы тут делаете? – деревянным голосом произнесла девушка. 

Сестра брезгливо окидывает меня взглядом, морщится, как будто все поняла.

– Ты, бессовестная дрянь! Как ты могла? Ведь он же старше тебя на двадцать лет! Ды ты ему в дочери годишься! Ты безнравственная шлюха!

– Закрой рот и выйди отсюда. Быстро! – шикнул олигарх на Марту, но вместо этого, сестра фурией подлетела ко мне и никто из нас не успел ничего понять, как девушка занесла руку и хлесткая пощечина обожгла мне щеку.

– Дрянь! Грязная паршивка! – крича разные ругательства Марта вцепилась в мои волосы и начала их рвать.

– Марта! Ты что творишь? – грохотал над головой олигарх и явно пытался оттащить от меня сестру, но та будто клещ вгрызлась мне в шевелюру.

– Отпусти! – взвизгнула я и что было сил вцепилась в ее запястье ногтями.

– Убью тебя! Слышишь, убью! – отчаянно, завывала Марта, мотая меня по раздевалке.

В какой-то момент мне стало дурно до такой степени, что тело перестало слушаться меня. Руки ослабли, ноги сделались ватными, подкосились и я рухнула на пол. Последнее, что помню – это то, что Марта с остервенением дернула меня, перед глазами мелькнул угол деревянной лавки, а потом резкий тычок в висок и я мгновенно отключилась.

Глава 11

Пробуждение было невыносимо болезненным. 

Голова все еще кружилась, но я нашла силы медленно повернуть ее набок  открыла глаза.

– Нееет, – простонала болезненно и тут же снова закрыла их. 

Я находилась в больнице, об этом свидетельствовала белый потолок, белые стены палаты и запах стерильности заполнявший воздух.

– Что? – сухо откликнулся олигарх. 

– Уходите, – еле шевеля языком пробубнила. 

– Я уйду только после того, как поговорю с тобой, – безапелляционно прозвучал его ответ.

Я поморщилась и тут же ойкнув приложила пальцы к виску: 

– Осторожно, – мгновение, и мои пальцы накрыла мужская ладонь. – У тебя там швы. 

Распахнула глаза, отдернула руку опустила ее на грудь:

– Почему вы здесь? – глухо спросила.

– Потому что ты здесь, – ответил олигарх просто и сделав шаг назад уселся на стул. 

Теперь наши глаза были на одном уровне.

Но долго его пронизывающий взгляд черных глаза я выдержать не смогла, прикрыла глаза снова. 

– Мне не нужна ваша помощь, – буркнула. – Я справлюсь сама.

Отвернулась, но так, чтобы подушка не касалась повязки.

– Ты знала, что ждешь ребенка? – спокойно, как само собой разумеется спросил олигарх.

Бух.бух.бух...бух… стоп. Что?

Я резко села в кровати, но меня замутило и я тут же упала назад.

– Ну, черт! Черт! Что ты делаешь? Глупенькая, – олигарх снова оказался рядом со мной молниеносно. Его сильные пальцы бережно обхватили мои плечи и поправив подо мной подушку, уложил обратно в кровать. – Значит не знала, – ответил сама себе, нахмурив брови. Отступил.

– С чего вы взяли? Этого не может быть, – произнесла дрожащим голосом, глядя в лицо олигарху.

Мужчина свел густые брови к переносице отчего между ними залегла глубокая морщина. Глаза налились чернотой, превращаясь в глубокие озера. 

Я затаила дыхание, а откуда-то из глубины души уже вырывалась паника. Я – беременна? Нет! Это неправда! Он все врет!

– Слушай, малыш, – олигарх присев ко мне, взял мою ладонь положил в свою, сжал. – Я тут поговорил с врачами, – он сделал паузу, выразительно выгнул задержал на мне взгляд. – Они сказали, что через пару-тройку дней, тебе можно будет сделать аборт. 

Я в недоумении хлопнула ресницами:

– Аборт?! – прошептала одними губами.

– Хм, ну конечно. Ты ведь совсем еще девчонка, зачем тебе нужны такие обременения, как маленький орущий ребенок? – иронично приподнял уголок губ олигарх.

– Аборт?! – как будто в трансе, повторила снова.

– Да, там ничего сложного.Все будет безопасно. Я обо всем договорюсь. Понимаешь: я детей не планировал. Да и  не нужны она мне по сути. У меня уже есть ребенок, – я перевела на мужчину стеклянный взгляд. Да именно стеклянный, потому что видела его как будто через стекло, мутное, искаженное.

– Мне не нужен от вас ребенок, – дергаю рукой.

– Правильные у тебя мысли. Значит договорились, – мужчина порывисто встал на ноги, расправил брюки. – До вечера здесь останешься. Врач сказал, что с головой ничего серьезно. Небольшая царапина. Сотрясения нет. Вечером я пришлю водителя, тебя отвезут домой.  

Олигарх говорил очень много, торопливо и в какой-то момент я поняла, что он как будто заговаривает меня. Пытается все сгладить. Отвести глаза от того, насколько ответственный мне предстоит сделать шаг.

Аборт, – проговорила про себя.

Какое неприятное и страшное слово. Я никогда не задумывалась над ним, потому что даже в мыслях не могла представить, что мне когда предстоит столкнуться с подобным. Я всегда мечтала, что выйду замуж по любви, пусть и не в ближайшем будущем это случится, но все же. Мой муж, как и я подойдем осознанно к появлению нашего первенца. Ведь родить ребенка – это значит, что нам нужно взять за его жизнь и за его воспитания ответственность. 

А что по итогу получилось?! 

Я оказалась беременна от взрослого мужика, который почуяв, что запахло жареным тут же решил слиться? Сбросить с себя груз ответственности, переложив все на меня? 

Господи! Как же в этот момент мне был противен олигарх. По телу прошлась легкая дрожь и кожа покрылась мурашками.

– Эй, малыш?! – услышала я обеспокоенный голос мужчины скосила на него глаза. – С тобой все в порядке? 

Он сделал шаг в мою сторону и я неосознанно сжалась. Мне была омерзительна даже мысль о том, что он до меня хочет дотронуться.

– Если у вас все, вы можете уходить. Мне нужно отдохнуть, – кивнула в сторону двери. – Я устала и хочу побыть одна.

– Хм, хорошо. Сегодня я уступлю тебе, детка. Но только сегодня и лишь только потому, что ты разделяешь мою точку зрения по поводу аборта. Но впредь: следи за своим язычком, иначе… – он выразительно окинул взглядом меня всю, отчего меня заколотило не по детски, – … будут последствия.

Больше не задерживаясь и не давая разъяснения, олигарх круто развернувшись покинул палату, оставляя меня одну. 

– Мудак, – не сдержав злые ругательства, кинула ему вслед. – Придурок. 

Уставившись неподвижным взглядом в потолок. Я несколько минут лежала без движений. Мысли хаотично метались в голове. Я хотела обо всем подумать в спокойной обстановке, но увы: меня настолько взбесил этот ублюдок, что никакие силы не могли бы сдержать меня на этой кровати долго.

И конечно же никакого вечера я дожидаться не буду. Я уйду сейчас же!

Перевернувшись на бок, уперлась локтем в матрас и медленно поднялась. Голова уже не кружилась и это меня порадовало.

Опустив стопы на пол встала, поджала пальцы ног. Пол был холодный. Оглянулась в поисках обуви и обнаружив у входа в палату встроенный шкаф, подошла к нему. 

Хм,  палата по видимому не для простых людей. Разорился значит на платные апартаменты. Зараза.

Открыла дверки и обнаружила свою одежду. Достала ботинки. Обулась.

Выглянула за дверь. В коридоре было пусто. Вот и хорошо. Значит можно будет улизнуть без лишних вопросов. 

Вернулась обратно в палату, подойдя к кровати открыла тумбочки, и убедившись в том, что там нет моих вещей вернула дверки в исходное положение.

Подошла к окну. На улице было темно и холодно. Даже через стеклопакет было слышно завывание ветра. Уперлась лбом в холодное стекло. Давая немного остыть закипающим мозгам. Как же скверно сейчас было внутри. Невыносимо одиноко и тоскливо. Подумала о маме, но тряхнув головой, прогнала ее образ. Представляю как бы она была расстроена узнай такую правду о дочери. Позорище. Сердце рвало на части от эмоций, от чувства потери. Хотелось спрятаться от всего мира, закрыться, но я знала, что так не получится. У меня есть обязательства и я не могу ими поступиться, не могу позволить себе дать слабину. И конечно же я понимала – олигарх прав. Ребенок мне сейчас действительно не нужен.  И пусть это с моей стороны будет малодушием, но пожалуй, я соглашусь на аборт. 

И стоило об этом подумать, как по сердцу будто ножом полоснуло. И тоска накатила такая, что чуть не завыла в голос. Заплакать бы, выплеснуть наружу чувство безысходности, но как назло слез не было. Только боль от того, что ничего нельзя исправить. Время вспять увы не повернуть.

– Ты здесь? – нарушил мое уединение женский голос. 

Я глянула на дверь в отражении стекла. На пороге стояла тетя. У нее была корзина с фруктами в одной руке, и сумка в другой.

– Зря привезла. Я скоро ухожу, – не оборачиваясь, ответила ей бесцветным голосом. 

– Ты крайне невоспитанно ведешь себя с человеком, который тебя давал кров и еду, – тетя прошла в плату. Поставила фрукты на стол. И остановившись посредине уперлась тяжелым взглядом мне в спину.

– Давай без высокопарных слов мам… тетя, – отозвалась сухо и отклеившись от стекла повернулась к ней лицом. – Зачем пришла?

Тетя несколько секунд смотрела на меня изучающим взглядом. Ее голубые глаза были наполнены злобой и еще… ревностью. Я не была удивлена. Я и ожидала чего-то подобного.

– Я хотела узнать. Где ты познакомилась с Даниилом? Как? Как у тебя хватило наглости связаться с мужчиной, который…

– … на двадцать лет старше меня…

– Не ерничай! – вскипела Лиза. – Я хочу знать. И я не уйду отсюда пока не получу ответ на этот вопрос. И не смей мне лгать!

Я конечно всем своим видом старалась держать оборону и не показывать тете насколько я обескуражена и взволнованна ее вопросами, да и в целом ее появлением, но только вот сердце трепыхалось в грудти с такой силой, что тяжело было дышать и контролировать трясущееся от переполняющих эмоций тело.

– Ты уверена, что хочешь это знать? Подумай, зачем тебе это? – я храбрилась, но звенящий голос выдавал меня с головой.

– Ты малолетняя дрянь, не смей в таком тоне со мной разговаривать, – зашипела тетя, двинулась на меня.

– Стой. Или я закричу, – я набрала побольше воздуха в легкие, открыла рот. 

Второй раз терпеть побои от этой семейки я точно не буду.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ – Стой. Или я закричу, – я набрала побольше воздуха в легкие, открыла рот. 

Второй раз терпеть побои от этой семейки я точно не буду.

Тетя замерла на месте, подняла руку вверх.

Я прищурив глаза, кинула ей сухо:

– Знаешь, Лиза, – я больше не хотела эту женщину называть “тетя” и начну с сегодняшнего дня, теперь она для меня чужой человек. – Только лишь по старой памяти о том, что Марта мне сестра, бывшая сестра, я не напишу на нее заявление о побоях и о причинении тяжкого вреда здоровью. Поэтому не стоит ко мне цепляться. Хорошо. Выйди из зоны моего комфорта. Я не чувствую себя наедине с тобой в безопасности. 

– Ты совсем чокнулась? – покрутила у виска пальцем тетка.

– Угу. Благодаря твоей дочурке, – неосознанно дотронулась до повязки на голове, – чуть инвалидом мня не сделала.

– И зря, лучше бы ты умерла. Такой позор для нашей семьи, – закатила глаза женщина. – Ты вся в мать. Такая же гулящая как она.

– Не смей о моей маме говорить плохо, – взвилась я. – Лучше о своих грешках подумай.

Женщина зло оскалилась:

– Что думаешь, если сумела забеременеть от Даниила, то сможешь удержать его? Зря надеешься. Дане не нужен ребенок. У него уже есть дочь, – выпалила она. – И ему больше никто не нужен слышишь. Он любит Марту и другие дети ему не нужны! – в сердцах выкрикнула женщина.

Потрясение – вот что я испытала, когда услышала о том, что Марта дочь олигарха.

Я даже впала в какой-то кратковременный ступор. 

Сознание не хотело воспринимать поступившую в мозг информацию и оттягивало момент осознания  настолько, насколько это было возможно...

Я не могла поверить, в то что всё это – реальность! Я просто не могу в это поверить!

Я смотрела на женщину распахнутыми в изумлении глазами. Зачем! Зачем она мне это сказала! 

– Что! Теперь понимаешь, что ты нам не сможешь испортить жизнь. И то что Даниил переспал с тобой – мне все равно. Слышишь! С кем бы он не спал, куда бы он не уходил. Он постоянно возвращается к нам! И в этот раз все будет также. Ты для него лишь временная игрушка. Как только ты ему надоешь бросит тебя и забудет о том, что ты вообще когда-то существовала! – Лизу явно несло и с каждой секундой ее истерика только нарастала. 

Я понимала только одно, если сейчас все это не остановить, то снова не обойдется без рукоприкладства.

– Мне не нужен твой Даня! – крикнула во всю мощь, чтобы она услышала меня.

Женщина на мгновение замерла.

– Что? – внедоумении раскрыв рот вперила в меня свои блестящие сумасшествием глаза.

– Мне не нужен Филатов. Можешь не беспокоится об этом, – добавила чуть тише, только тогда когда стих ор, я поняла, что у меня раскалывается голова. И мои силы на исходе. Если я сейчас же не приму горизонтальное положение, то точно рухну в обморок.

– Но, тогда зачем ты забеременела от него? – спросила тетка и я в ее голосе уловила нотки недоверия.

– Это получилось случайно, – ответила совсем тихо и сделав несколько широких шагов в направлении кровати, упала на нее чуть дыша.

– Послушай, Света, – я чувствовала как Лиза нависла надо мной, чувствовала какие волны ненависти исходят от нее, но сил на борьбу не оставалось и я понимала, что если она сейчас захочет придушить меня, то у нее это получится с легкостью. Потому что я была истощена.

– Если ты думаешь, что я поверю тебе на слово, то ты ошибаешься. А вообще я к тебе пришла с деловым предложением, – женщина затихла, видимо ожидая какой-то реакции от меня и когда ее не получила продолжила. – Я готова заплатить тебе хорошие деньги, но ты должна сделать аборт, – она снова замолчала, прислушиваясь. 

– Уходи, – прошипела сквозь зубы.

– Я уйду, но ты над моими словами подумай хорошенько. Я оставлю на столе немного денег. И если ты выполнишь мою просьбу, получишь в пять раз… нет, в десять раз больше. Тебе и Димки хватит этих денег надолго. Так что подумай. Хорошо?! – ее голос звучал приторно-сладко и невольно тошнота подкатила к горлу.

И я не сдержалась. Закричала. Громко. Протяжно. 

Это был крик души, который через несколько долгих секунд превратился в настоящий вопль, разносящийся по всему организму.

По щекам стекали крупные слёзы, которые жгли глаза, пропитывали подушку. Я рыдала навзрыд. Кашляя и задыхаясь от душевной боли… Мне казалось еще немного и я сойду с ума. Потому как так больно как сейчас, мне не было никогда. Мое тело беспощадно сотрясали судороги. Где-то на краю сознания, я вдруг поняла, что если не смогу остановиться, то умру от нервного срыва. Дикая паника овладела моим разумом, моим телом и корчась на кровати я молилась в душе, чтобы все это побыстрее прекратилось, а спустя пять минут диких истерик все закончилось, я потеряла сознание.

– Я настаиваю на том, чтобы вы остались на ночь в больнице, – сурово проговорила врача, глядела на меня из-под оправы очков с толстыми линзами.

– Извините, но я не могу, – я соскользнула с кровати и упрямо направилась к шкафу с моей верхней одеждой. 

Успокоительные лекарства сделали свое дело и я пришла в норму в буквальном смысле за полчаса, после того, как меня нашли врачи валяющуюся без сознания на полу.

– Света. Вы понимаете, что ваша беременность под угрозой! Еще одна такая паническая атака и может произойти выкидыш! – искренне возмутилась женщина.

Я повернулась к ней и поджав губы, иронично хмыкнула.

– Его будущее уже предрешено. Его папаша обо всем позаботился. Записал меня на аборт в вашей же клинике.

– Что? – закашлялась врачиха. – Почему?

– Потому что ему не нужны дети. У него уже есть дочь. Моя ровесница и как бы странно это не звучало, моя сестра.

– Господи! – у врачихи сошла краска с лица, но уже через секунду она взяла себя в руки. – Вас изнасиловал отец? 

– Да что вы, нет конечно, – изо рта вырвался глупый смешок, как-то странно на меня подействовали успокоительные, – просто оказалось, что я переспала с любовником своей тетки. Представляете! Какая комичная ситуация вышла. Накинув куртку на плечи, я подошла к столу на котором лежал белый конверт, подцепив его сунула во внутренний карман. – Ну все. Я пошла. 

Круто развернувшись направилась к выходу. В дверях замерла, глянула в растерянное лицо врачихи.

– Да не принимайте все так близко к сердцу. Шучу я!

И громко рассмеявшись покинула палату.

Глава 12

Выйдя из больницы, я направилась к парковке, по дороге вызывая такси. 

Боже! Как же на улице хорошо! 

Подняла лицо к верху. Закрыла глаза. Вдохнула полной грудью и на целую минуту задержала холодный воздух в легких.

Внутри поселилось спокойствие. Все тревоги и волнения ушли на второй план, оставляя еле ощутимый привкус предательства. Но на него я даже не обратила внимания. 

В ожидании такси я думала обо всем и не о чем одновременно. 

Олигарх, тетка, сестра, беременность, – все мысли об этом казались какими-то картонными, нереальными. Поэтому я на них и не заостряла внимания. Зачем думать о том, чего нет?

Сейчас меня больше всего беспокоило то, что я могу лишиться работы.

Но стоило вспомнить о Марии Леонидовне, как по телу прокатилась волна презрения к этой дородной женщине. Нет, пусть даже не надеется, я к ней на работу больше не пойду. Она по сути предала меня. Отдала в лапы чудовищу, когда позволила олигарху забрать меня.

Меня пробрал озноб. Я обхватила себя руками, поежилась. Холод безжалостными щупальцами пробрался под одежду и щипал кожу даже через свитер. Колючие мурашки осыпали тело. 

Я сжала челюсть так как зубы начали выстукивать чечетку. 

Ненадолго хватили нейролептиков. Как жаль. А так все хорошо начиналось.

Тревожное состояние потихоньку начало возвращаться. В мыслях снова начал появляться олигарх, тетя, беременность.

Чертово такси. Где же оно?

Я вдруг осознала, что мне срочно нужно добраться до дома. Там моя крепость. Там моя защита и там я никому не позволю себя обидеть.

Похлопывая себя по плечам, я выглядывала по сторонам назначенную машину и как только увидела мелькнувшие свет фар, поворачивающих на парковку, пошла им навстречу.

Отчего-то внутренняя уверенность в том, что эта машина и есть мое такси, толкнула меня на этот шаг.

Но стоило машине подъехать немного ближе, и я тут же поняла, что допустила ошибку.

Из темноты прямо на меня надвигался силуэт огромного внедорожника.

– Твою мать! – выругалась и попятившись в бок втиснулась между машинами, плотно припаркованными на стоянке.

Внедорожник крался будто дикий зверь так медленно и хищно, словно выглядывал свою жертву. Я застыла. Внутренние инстинкты вырвавшись из под лекарственного дурмана ощетинились, подавая тревожные сигналы мозгу о том, что опасность близко, на расстоянии вытянутой руки.

И не успела я подумать об этом, как у поровнявшегося со мной внедорожника опустилось пассажирское окно и послышался глубокий, бархатистый голос.

– Не меня ли малышка ищешь? – олигарх смотрел на меня так, как будто хотел съесть.

– Нет, – отрицательно мотнула головой. – Я жду такси. Проезжайте, не задерживайте движение, – махнула я рукой, надеясь что мой дерзкий ответ отвлечет его или задержит хоть на минуту. И эта его заминка даст мне фору.

Я уже приготовилась сорваться с места, когда услышала за спиной, тихий гортанный смешок и тут же была поймана в жесткие тиски.

– Смешно, Света. Ты куда собралась? – олигарх дернул меня назад и я с размаху вписалась в его каменную грудь. Ойкнула.

– Домой, – прохрипела, так как пальцы олигарха сжимающие мое горло автоматически перекрывали полноценный доступ воздуха к легким.

– Света, Светик, Светланка, – с улыбкой на губах просклонял мое имя олигарх и мне стало немного не по себе от его хорошего настроения. – Ну, я же сказал, что пришлю за тобой водителя. Почему не дождалась?

Его губы мазнули по коже на моей скуле. Я зажмурила глаза и затаилась. Я знала к чему ведет эта прелюдия и совсем не была готова к этому.

– Я испугалась, – сказала первое что пришло в голову.

– Тебя кто-то обидел? – голос олигарха моментально напрягся.

А я вдруг подумала, что вот он тот самый момент, когда я могу послать ответный бумеранг в сторону Лизы. Я уже открыла рот чтобы сдать тетку с потрохами, как воздух прорезал звук сигнала. 

Я вздрогнув дернулась из рук олигарха и он… отпустил. 

Удача? Везения? 

Не знаю что это было, но я как очумелая кинулась бежать от дьявола прочь.

Гонимая страхом и еще бог знает чем, я ловко лавировала между машинами, пробираясь все ближе и ближе к выходу  со стоянки.

Позади, я слышала громкие оклики и ругательства олигарха, но не останавливалась ни на секунду, когда же мне до спасительного выхода оставалось всего несколько метров мне в глаза ударил яркий столб света ослепляя меня.

Секунда. Мне понадобилась всего секунда, чтобы прийти в себя, но преследователь не дремал. Олигарх настиг меня в мгновения око. Схватив меня за капюшон рванул на себя, но я оказалась на полсекунды быстрее. Молниеносно рванув молнию куртки, я выскользнула из нее и не обращая внимания на порывы холодного ветра и не слушая что кричит олигарх, я снова обратилась в бегство. 

О том что я смогла оторваться, я поняла спустя десять минут бешеной гонки. Я бросила через плечо короткий взгляд и не увидев погони остановилась. Сердце зашлось в бешеном ритме. Я закатила глаза, сделала пару коротких глотков воздуха и мне показалось на миг, выпала из реальности, потому что когда открыла глаза увидела перед собой мужчину. Он молча стоял вперив в меня взгляд.

Испуг пронзил все мое существо. Я открыла рот. Закрыла и снова открыла, но уже в попытке издать хоть какой-то звук. Не получилось.

– Эй, подождите, – мужчина вдруг ожил и сдернул с головы капюшон, заглянул мне в лицо. – Вы же … сестра того парня, которого к нам в больницу около месяца назад привозили. Ну, вспомнили? Я доктор. Я вас тогда еще отпускать не хотел.

Я попыталась сделать новый вдох, но получился всхлип.

Я попыталась сказать слово, но вырвалось мычание. 

– Эй, да что с вами вообще. Подождите, – он взял меня за руку потянул на себя. – Почему вы без куртки? Вы закаляетесь? 

Я слышала, я смогла различить что он говорит это в шутку, но все равно отрицательно покачала головой. Смахнула с ресниц заледеневшую влагу.

– Вот, давайте-ка, наденьте, – парень скинул с себя куртку и накинул мне на плечи, застегнул замок. – Согрелись? Хоть немножко?

Я закивала головой. Обхватила себя руками.

– Так, а теперь…

– Я хочу домой. Вызовите мне такси. Пожалуйста, –  выдала на одном выдохе перебивая его.

– Такси. Такси. Господи, да конечно. Только для начала нужно выйти из парка, ближе к домам…

– Нет. Нет-нет, – попятилась, – я не могу. Меня преследуют.

– Черт! – выругался. – Извините. Вы что написали заявление и теперь вас преследует тот маньяк? Его не нашли?

Я выпучила на доктора глаза. 

О чем он вообще?

– Нет, – качаю головой, – вы не понимаете ничего.

Я не сразу осознала, что парень меня аккуратно сводит с тропинки. Не сразу почувствовала подвох, а когда это поняла, было уже поздно. Мне на лицо легло что-то влажное и сильно воняющее каким-то эфиром. Я дернулась пару раз в руках доктора и замерла. Сознание поплыло, но я еще могла соображать. И когда парень уверившись в то, что я отключилась расслабился, со всей дури трахнула его в нос кулаком.

– Твою… же мать! Сука! 

Этого было достаточно, чтобы прийти окончательно в сознание и кинуться наутек. 

Куртка мешала и мне пришлось сбросить ее. В этот миг я жалела, что убежала от олигарха. От него я по крайней мере знала чего ожидать, а что хотел сделать со мной этот маньячелло оставалось загадкой.

– Стой! Стой! Все равно не убежишь! Слышишь? Это судьба! А ну, остановись! 

Орал позади меня псевдодоктор. И по тому как отчетливо были слышны его угрозы,я понимала, что убежать от него не смогу. Он меня догонит – это вопрос времени.

Я успела выбежать на широкую аллею, и даже пробежала по ней несколько сот метров, когда меня что-то тяжелое ударило в спину. Я сбившись с шага, выкинув руки полетела вперед, падая на припорошенный снежком асфальт.

– Ай! – вскрикнула, раздирая на коленках штаны,а на ладонях кожу в кровь.

– Ну, что допрыгалась? – услышала над головой злобное рычание. И не поймешь то ли человек стоит за спиной, то ли животное. 

Мне стало по настоящему страшно. Вот теперь я полностью осознала то, что сегодня могу умереть от рук маньяка.

Псевдодоктор, схватил меня за волосы на макушке и резко дернул вверх. Я взвыла от боли, вцепилась ему в руку.

– Отпусти! Ублюдок! – заорала во все горло.

– Можешь орать овца тупая сколько влезет тут все равно никого нет.

Бах! И... гробовая тишина зависла в воздухе. 

Маньяк замолчал, и следом я почувствовала, как его хватка ослабла.Я пользуясь моментом, вырываюсь из его хватки и тут же перекатилась по асфальту вбок. Вскочила на ноги и оглянувшись на преследователя так и застыла в позе с округленными от ужаса глазами не в состоянии сдвинуться с места.

Маньяк на моих глазах медленно оседал на колени. В его голове, прямо посредине зияло красное пятно с размером в пятак. 

Мозг тут же выдал информацию о том, что его подстрелили, но кто? 

Я кошусь в ту сторону, откуда и был произведен выстрел. 

Бам! Бам!!Бам!!!

Отдавалось оглушительной пульсацией в висках неровно бьющееся в груди сердце. Мои ноги будто приросли к земле. Тело одеревенело и не хотело двигаться. А сознание становилось все более и более мутным, и чем ближе подходили мужчины, тем труднее мне было удержаться в реальности. 

Я словно завороженная считала их шаги. Один. Два. Три…. И вот они уже совсем близко. Мне даже удается разглядеть непроницаемую маску застывшую на лице олигарха. Ощутить на себе его страшный взгляд черных глаза. Увидеть в руках его охранник пистолет сверкнувший в тусклых лучах фонаря.

– Ну, как пробежка? Понравилась? – ровном, без каких либо эмоций произнес олигарх подходя ко мне вплотную.

Я запрокинув голову заглянула в его глаза и … потеряла связь с реальностью.

Голова закружилась. Рассудок поплыл. Я только и помню, что попыталась схватиться за олигарха, но он так и остался стоять будто каменное изваяние, наблюдая за тем, как я оседала на холодную землю.

Когда меня кто-то стал хлестать по щекам, я не чувствовала боли, я лишь ощущала, как перекатывалась моя голова с одной стороны на другую.

А потом, меня кто-то поднял на руки и меня куда-то понесли. Шаг был размеренный широкий. Я попыталась открыть глаза, чтобы посмотреть, у кого на руках, но веки будто налитые свинцом и открываться не желали. И я перестала предпринимать попытки выныривать из забытья. Теперь я уж точно не смогу ничего сделать. Но главным для меня останеться то, что я пыталась, пыталась сделать все от меня зависящие, чтобы убежать.

Глава 13

Очнулась от того, что меня будто кто-то толкнул. 

Открыла глаза, осмотрелась. Дом? Я была дома? Господи, ощупала себя. Вроде все на месте. Я цела. Даже лейкопластыря нет на лице, но висок побаливает. А может я просто упала, стукнулась и все что я пережила – это было во сне? Страшном нереально правдивом, но сне?

Я поднялась с кровати, все мышцы, все кости все болело и ныло. 

Может я просто долго спала и все тело затекло?

Потопала на кухню, очень хочу пить, и идя по коридору, бросила мимолетный взгляд в зеркало: 

– Черт побери! – шарахнулась в сторону, так как из отражения на меня смотрела незнакомка. Сонливость как рукой сняло, я отлепляюсь от стены в которую впечаталась плечом, включила свет и снова подошла к зеркалу.

– Твою мать! – бормочу вслух, увидев себя в отражении. – Это я? Что со мной произошло? 

Я еле коснулась кожи лица подушечками пальцев, как в соприкосновения кожи с кожей началось неприятное покалывание. По всей правой стороне лица расплывалась налившаяся фиолетово красная гематома. Глаза заплыли и превратились в две узкие щели, через которые даже не было видно радужки. Губы, как и нос раздулись. Не голове черти что, куриное гнездо и то приличнее выглядит.

Я застонала вслух:

– Мамочка.

Значит все происходило по настоящему?! Вряд ли после кошмарного сна могут быть такие последствия.

Я тихо постанывая развернувшись пошла на кухню. Теперь хотелось не просто пить, а чего-нибудь выпить покрепче. Как с такой физиономией вообще жить то можно.

Я щелкаю выключателем и меня парализовало от страха. 

– Ты? – выдыхнула. – Как ты здесь оказался? 

Выпучила глаза на олигарха. О том, как я выглядела даже не подумала, да и плевать мне на его мнение обо мне.

– Через дверь? – просто ответил мужчина и уперевшись ладонью в столешницу  встал со стула на котором вальяжно раскинувшись восседал. – Я смотрю тебе времени много на восстановление не нужно. В отключке всего несколько часов пробыла, и уже опять готова к сопротивлению. Думаешь справишься? 

Не успела и ойкнуть, как олигарх перехватил мое запястье дернул на себя, заключил в кольцо рук и шумно вдохнул.

Мое внутреннее напряжение нарастало с каждой секундой. Я не знала что и думать, почему он себя так ведет? Что ему снова надо? Секс? Но я сейчас в таком состоянии, что вряд ли секс со мной выйдет каким-то стоящим. Да и вообще. Теперь у него есть Лиза. Зачем опять приперся ко мне?

– Прости, малышка. Я виноват перед тобой, – неожиданно вкрадчивым голосом проговорил олигарх, чем ввел меня в легкий ступор. – Если бы я тебя не напугал на стоянке, тебе бы не пришлось всего это пережить.

Боже, неужели это говорит мужчин, который хладнокровно застрелил человека? Пусть и маньяка, но все же… 

Его же теперь посадят в тюрьму? Олигарх же убийца?

– Куда ты дел труп? – мой голос было не узнать.

Грубый, дребезжащий как будто мои связки переехало танком и они смогли востановиться.

– Не думай о том, что тебя не должно касаться, – мужчина подцепил мой подбородок пальцами. – Вместо вопросов и подозрений, могла бы просто сказать спасибо! – хмыкнул, глядя мне в лицо.

– Но ты же убил человека, – расширила глаза.

– Это был зверь. Разве люди могут насиловать других людей? – вскинул бровь, а я не смогла себя сдержать, искривила губы в горькой усмешке, но вслух конечно же сказать того, что он точно такой же, не смогла.

– Теперь тебя посадят в тюрьму? – вместо благодарности сорвалось с губ.

– Ты настолько ненавидишь меня, что хочешь любым способом избавиться?

Я промолчала.

Олигарх порывисто вздохнул. Я видела как напряглись на его шее жилы, как потемнели и заострились черты лица.

– Тебе лучше вернуться в постель, – процедил сквозь зубы. – Через два дня ты записана на операцию.

– А если я не пойду. Что тогда? – глянула ему в лицо.

Я конечно же понимала, что олигарх сейчас не располагал к такого род беседам, но вопросы, которые вылетали из моего рта я не могла контролировать. У меня внутри как будто сорвало стоп кран. Страх быть покалеченной, избитой, убитой в конце концов куда-то ушел. 

– Света, ты думаешь, если я спас тебя от маньяка, то готов терпеть твое поведение? – олигарх обхватил мою шею пальцами, притянул к себя, склонился надо мной. – Задумайся на миг, а кто тебя спасет от меня?

Я шумно сглотнула. Его глаза прожигали меня. Его взгляд подавлял. Душа трепетала в грудной клетке, и уже готова была уйти в пятки от страха, когда до моего слуха донеслись еле различимые крики с улицы.

Я напряглась, нехорошее предчувствие кольнуло в сердце, внезапный порыв толкнул меня к окну.

Я нетерпеливо шевельнулась в руках олигарха. Я не могла себя сдержать, и испуг, который я испытала повторном уже более отчетливым крике, только подстегнул меня к действиям.

– Мне нужно посмотреть, что там происходит. Пусти меня, – я с силой толкнула в грудь мужчину.

Олигарх сощурил глаза.  

– Иди. Посмотри, – процедил он сквозь зубы.

Я проскользнув мимо него, метнулась к окну. Окна нашей квартиры выходили во двор, а если немного подтянуться на носочках, то даже можно увидеть порог подъезда.

Я впилась глазами в группу людей, которые кувыркались на земле. И это было похоже на драку. Лица конечно же были не видны, но внутреннее чутье, которое заставляло биться сердце, как сумасшедшее, подсказывало, что в этой толпе находится Димка.

Я открыла настежь окно, высунулась в него:

– Димка! – мой крик сотряс воздух.

Фигуры замерли на мгновение, и лишь один поднял голову. Это был Димка. Точно Димка! Это его зажали с трех сторон и били.

– Я сейчас вызову полицию! Отпустите его! 

Больше я не ждала. Я круто развернувшись рванула с места.

– Куда тебя несет?! – возмутился олигарх. 

Я краем глаза заметила, что он достал телефон. Услышала гудки. Надев на ноги тапки я щелкнула замком и выскочила в подъезд.

– Света! Стой! – олигарх следовал за мной.

– Ты не понимаешь, да? Совсем не понимаешь?! Моего брата внизу бьют! И ты мне предлагаешь остаться в стороне и смотреть на это! 

Я это все говорила, нет: кричала на ходу. Перепрыгивала через ступеньки, оставляя за спиной пролет за пролетом.

Подгоняемая страхом за жизнь брата я не чувствовала боли. Не чувствовала страха того, что могу тоже пострадать в той заварушке.

Прошло всего лишь пару минут, когда я оказалась на первом этаже. Подбежав к подъездной двери, толкнула ее и выскочила на улицу. Холод мгновенно обжег травмированную кожу. Но мне плевать. Я со всех ног мчалась туда, где лежала уже одинокая неподвижная фигура, рядом с которой на корточках сидит грузный охранник олигарха.

– Димка! Димка! – закричала, но ответа не последовало. 

Охранник поднял голову в тот момент, когда я резко затормозив упала перед братом на колени и хотела дернуть его на себя, но мужчина перехватил мои руки, сжал запястья, остановил.

– Не стоит, – пробасил. – Я уже вызвал скорою. Его ножом пырнули.

– Что? – округлила глаза. – Вы что несете?

Мои губы задрожали, а глаза налились влагой. Я выдернула руки из его захвата. И нависла над Димкой не трогая его. Заглянула в бледное лицо:

– Димка! Дима! – зову его, а голос срывается на плач. – Не умирай слышишь? Дима! Не умирай только!

Прижимаю к его лицу ладонь. 

– У него холодная кожа. Он замерз, – поднимаю глаза на мужчину и в это мгновение воздух сотрясает пронзительный вой сирен.

Страх приливает кровь к мышцам и голове, а в душе просыпается первобытный ужас. Я не могла ни о чем думать, кроме того, что Димка может умереть. Перед глазами все плывет и я оглушенная страхом, не слышала ничего, не чувствовала. Просто сидела с раскрытым ртом в луже крови, и обхватив себя руками покачивалась из стороны  в сторону, тихо выла. 

После того как скорая въехала во двор и из машины выбежали двое в спецодежде, меня кто-то обхватив сзади за талию оттащил от тела брата. Я не сопротивлялась. Я как будто ввела себя в какой-то транс.

Наблюдала за суетой вокруг Димки и не понимала, что происходит. Как будто смотрела кино, смысл которого для моего сознания был закрыт.

– Носилки! – донесся до моего сознания искаженный оклик врача санитару.

Я склонила голову, глянула на то, как Димку перекладывают с земли на носилки. Заметила, что с куртки брата капает кровь. 

Хм, откуда столько крови? Разве человек, из которого вытекло столько крови может остаться в живых?

Мелькнуло где-то в голове, но подумать над ответом я не успела. Следующий вопрос, который задал водитель олигарха, стоявший ближе всех к врачам поверг меня в состояние шока:

– Парень жив? – пробасил мужчина.

Врач отрицательно качнул головой.

Мне был непонятен ответ врача, поэтому повернув голову к олигарху, который удерживал меня, переспросила:

– Что он сказал? – как будто не своим голосом спросила.

– В больницу повезут. Давай. Пошли. Домой тебя провожу, – глубоким басом ответил Филатов и только крепче прижал к себе.

– Нет, ты что!? – возмутилась. – Я поеду с Димкой! А вдруг ему моя помощь понадобиться.

– Я все устрою. Не переживай. Да и куда ты с таким фейсом собралась? Ты в зеркало себя видела? – иронично заметил олигарх, я поморщилась.

А ведь он прав. Прежде чем ехать в больницу, мне бы стоило привести себя в порядок.

– Тогда пошли быстрее. Я сейчас оденусь. Причешусь и ты меня довезешь до больницы? – вскинулась и побежала к подъезду. 

Внутри меня творилось что-то странное, что-то что я не могла объяснить. Какие-то тревожные чувства то всплывали, то снова пропадали. Я все пыталась проанализировать то, что увидела внизу, но образы никак не хотели складываться в одну картинку. Что-то да обязательно ускользало.

Все провалы, что были в моей голове я списала на стресс, на пережитые эмоции и откат от них. Отчего-то вспомнилось то, как Димка забрал последние деньги, в душе кольнул обида, но тут же прошла. На ее месте вновь возникла тревога. 

Надеюсь, рана, которую он получил не нанесет его здоровью непоправимого вреда. Гаденыш, ну как его угораздило-то. Ведь только выписали из больницы и вот опять.

Я забежала в квартиру и сразу первым делом побежала в ванную, чтобы принять душ и смыть с себя кровь.

Я скинула испачканную одежду и встала под теплые струи воды. Но долго одна я там не простояла, потому что почувствовав, что-то на меня кто-то смотрит повернулась ко входу и увидела олигарха. Он потемневшим взглядом рассматривал меня и в этом взгляде мне почудился оттенок одержимости. Я сжалась в комок.

– Не делай так, – глухо произнес мужчина и сделал шаг внутрь маленького помещения. 

– Не надо. Не приближайся, – выставила руки вперед. 

– Я не сделаю тебе ничего, не беспокойся, – не обращая на мои протесты, олигарх подошел вплотную ко мне и закатав рукава обнажил свои крепкие жилистые предплечья. Сунул их под воду, словно согревая, а потом плеснув на ладони геля, растер его между собой взбивая жидкую субстанцию в пену. – Повернись, – тут же последовал приказ.

Я медленно повернулась к нему спиной.

Олигарх опустил ладони мне не плечи и провел мыльными руками вниз, с осторожностью касаясь моего тела.

Я прикрыла глаза. Задышала отрывисто, часто. Мне не нравилось то, что делает олигарх. Не нравилось то, как реагирует на его прикосновение мое измученное тело. Это было слишком больно. Своими прикосновениями олигарх разгонял по венам кровь, заставлял сокращаться мышцы. 

Чертов извращениц!  

Передернула плечами и не смотря на то, что вода была теплой, кожа покрылась мурашками. Я, с каждым движением ладоней олигарха, напрягалась все сильнее. Мне хотелось сейчас только одного, чтобы эта пытка прекратилась и он уже оставил мне. Убрался прочь. И пусть лучше я поеду в больницу к Димке на такси, лишь бы только не чувствовать олигарха рядом с собой.

Когда руки олигарха коснулись моей груди и живота, я сжала кулаки и резко повернулась к нему лицом, смерила презрительным взглядом: 

– Здесь, пожалуй я справлюсь сама, – грубо оборвала все его поползновения в сторону моего тела. 

Пробежавшая тень по лицу мужчины свидетельствовала о том, что он со мной явно не согласен, но сжатая челюсть и ходящие на ней желваки, были хорошим предвестником того, что олигарх все-таки может отвалить от меня.

– Да. Пожалуй ты права, – сверкнули глаза олигарха нездоровым блеском. – Я тебя подожду на кухне. Не задерживайся, – отступая пророкотал мужчина и сразу же покинул наполненное запахом его туалетной воды помещение.

Меня всю трясло. Я раздраженно крутанула кран  и на меня полились обжигающие струи горячей воды. 

Пусть. Я потерплю. Главное смыть с себя его прикосновения.

Замотавшись в полотенце чуть ли ни с головой, я покинула ванну и сразу направилась в свою спальню. Я была взволнована и торопилась, и не подумала, что нужно закрыть за собой дверь.

Быстро нашла в комоде трусики, лифчик, по-солдатски за несколько секунд натянула их на влажное тело, а потом меня будто током прошибло. Резко обернулась и наткнулась на голодный взгляд олигарха.

Тот стоял опершись плечом о дверь. Вроде бы расслабленный. Вроде бы напряженный, вот только по тому, как были сжаты его губы в одну тонкую полоску, по тому как блестели его глаза, я могла понять что он готов к атаке.

– Куда ты собралась? – вопрос прозвучал неожиданно и резко, заставив меня вздрогнуть.

– В больницу, – кинула на него быстрый взгляд и принялась доставать штаны и кофту из нижнего ящика. – Не понимаю, зачем он задает подобные вопросы? Разве я непонятно изъясняюсь? – бормочу сама себе под нос. 

– Я же по-моему ясно дал понять, что сегодня нет смысла куда-либо ехать. Я обо всем договорился. В реанимацию тебя все равно не пустят, – начал олигарх, но я его тут же перебила:

– Послушай… те. Муж моей тети, – я повернулась к нему лицом. Глянула с вызовом. – Я не прошу вас мне помогать. Ясно. И я не прошу вас обо мне заботиться. Все что нас с вами связывало до свадьбы с моей тетей, – я специально сделала акцент на том, что этот мужчина больше не может  претендовать на мое тело по моральным соображениям, – лучше будет забыть. Я сделаю то, что вы просите. Но взамен: я больше не хочу видеть вас в своей жизни. Так будет правильно.

Я замолчала, но эхо моих слов еще звенело в воздухе.  А когда наступила полная тишина заговорил олигарх.

– Это все? Ты все сказала? – его голос звучал бесцветно. Никаких эмоций.

– Да, – кивнула и принялась одеваться.

– Ложись в кровать, – раздалось от двери.

– Что? – подняла непонимающий взгляд на олигарха.

– Я повторяю последний раз, Света: сегодня ты никуда не пойдешь и точка. И лучше не спорь со мной. Тебе нужно набраться сил и отдохнуть. Обо всем остальном мы поговорим завтра, – процедил сквозь зубы мужчина.

Поежившись. Я глянула на кровать. 

А может он прав? 

Память вырвала из прошлого ту ночь, когда я сидела под дверью реанимации, в тот день и встретился мне псевдодоктор. Сердце захлестнуло страхом.

Давление бухнуло в ушах. Во рту пересохло. 

Со мной явно что-то творилось. Может я теряла рассудок? Почему я вдруг забыла о том, что олигарх убил маньяка. И пусть это не он лично, а его охранник, но приказал он.

– Что с тобой? – спросил мужчина не отрывая от меня взгляда.

– Ничего. Ты… вы правы, – тут же исправилась намеренно отгораживаясь от него официальным обращением. – Я буду спать. Да, вот прямо сейчас. Все. Обещаю. Вы можете уходить, – я суетливо пробежалась по комнате в одних трусах и лифчике, не знаю что подумает обо мне олигарх, да и плевать, ему в лицо я больше не смотрю. Мысль о том, что я нахожусь в комнате с убийцей тянет меня. Выводит на нервы. 

Я ощущала, как олигарх следит за мной, его тяжелое дыхание заполняет тишину спальни и мне до жути становится страшно. Я подошла к кровати, шмыгнула под одеяло, затаилась. Минуты текли. Я считала удары своего сердца и каждый новый удар отдавался где-то в глубине живота. Я думала о том, что сказала олигарху. “ Я сделаю то, что вы сказали.” Пальцы неосознанно скользнули к плоскому животу, сжали кожу.

– Не думай о нем. Так легче будет избавиться от ненужного, – я вздрогнув выглянула из-под одеяла. 

Олигарх все еще стоял на том же месте.

– Уходи, – осипшим голосом произнесла, но мужчина не двинулся с места. – Уходи! – сказала уже громче, настойчивее. 

– Я оставлю рядом с твоим домом охрану. Так что даже не думай делать какие-либо глупости, – олигарх, медленно отделился от косяка, двинулся на меня, я сжалась в комок, – завтра заеду за тобой. Будь готова. Возьми документы и свои и брата. А теперь отдыхай.

Мужчина навис надо мной. Я зажмурила глаза, затаила дыхание в ожидании того, что он поцелует меня, но олигарх лишь громко втянул носом воздух и тихо рыкнув подцепив пальцами край одеяла подтолкнул его под меня.

– Спокойной ночи, малыш, – я распахнула глаза.

И это все?! 

Олигарх еще секунду изучал мое лицо, а потом резко выпрямившись повернулся на пятках и быстрым шагом удалился.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я в оцепенении глядела ему вслед и не верила в то, что он действительно вот так просто оставил меня, не тронул.

Когда через минуту я услышала хлопок закрывшейся двери я наконец-то смогла сделать полноценный вдох. Олигарх и вправду ушел, и стоило мне это осознать, как мое тело обмякло, расслабилось и я провалилась в сон.

Что это был за сон?

Это невозможно было себе представить!

Я видела себя в комнате, похожей на ту, в которой я нахожусь сейчас. Это была моя спальня.

Вокруг было светло, и  я чувствовала счастье. Все было настолько реальным, что душа трепетала от радости. Внезапно я почувствовала, что меня кто-то толкает в живот опустила взгляд и увидела, что живот у меня выпирает вперед. Я оказалась глубоко беременной. Оглянулась вокруг себя. В комнате было много детской атрибутики: кроватка, пеленальный столик, подгузники. И я чувствовала, что улыбалась глядя на все это. 

– Светлан, – кто-то меня позвал и я оглянулась, в дверях стоял Димка и олигарх. 

Я засеменила к ним и … подойдя к олигарху обняла его за талию прижалась к нему крепко, вдыхая запах его туалетной воды. Голова закружилась. Поплыла. 

Мужчина обнял меня в ответ и стиснул медвежьими лапищами так, что мне стало больно. 

Я все еще улыбаясь, что-то захрипела в ответ, и в какой-то момент поняла, что у меня закончился кислород в легких и мне нечем дышать. Я начала биться в руках олигарха: мыча, царапаясь, но руки мужчины сжимали меня как будто железными тисками.

– Нееет! – крикнула что было мочи и … проснулась. Холодный пот покрывал мое тело, а страх клокотал в груди.

Тяжело дыша я села в кровати. Сердце бешено колотилось. Я не могла поверить в то, что произошло. Меня только что задушил олигарх и пусть это был сон, но он был настолько реальный, что до сих пор чувствовала как горят легкие.

 В окне уже серело утро.  Предвещая  пасмурный день. 

Снедаемая тревожными предчувствиями, я встала с кровати и поплелась в ванную. Нужно собраться до того, как приедет олигарх.

Когда же он отстанет от меня?! Видеть его в своем доме больше не хочу.

Глава 14

В ушах стоял звон, в голове - оглушительная пустота, а сердце словно застыло.

Я была потрясена, ошарашена до глубины души, и только спустя пару мгновений ко мне пришло понимание того, что произошло.

– Это не может быть правдой, – надрывный шепот сорвался с моих губ.

– Так вы не подтверждаете что это ваш брат? – патологоанатом окинул меня безразличным взглядом.

– Я… я не знаю, – глаза вновь застлали слезы. 

– Девушка, а кто знает? Может быть ваш спутник? – раздражаясь произнес врач.

Я вцепилась в каталку на которой лежал мертвый Димка и упав на его грудь: завыла. В голосину. Так, что горло горело и пекло.

– Да отцепите вы ее! – услышал сквозь свой вой, чужой голос.

– Света! Хватит! – мои плечи сжали твердые пальцы и олигарх попытался отнять меня от Димки.

– Отпусти! Не тронь. Это ты! Ты во всем виноват! Это ты меня не отпустил вчера с ним в больницу! Если бы я поехала с ним, то он бы остался жив! – выкрикнула все на одном дыхании.

– Выведите ее отсюда, – патологоанатом, встал между мной и братом.

У меня перехватило дыхание, когда он накрыл Димку белой простыней. 

И в этот миг в моем мозгу что-то щелкнуло. Ярость затопило меня изнутри, поглощая все остальное: мысли, чувства и желания.

Я готова была снести всё на своем пути и уничтожить каждого, кто встанет между мной и Димкой! Я, невзирая на то, что патологоанатом крупнее меня, кинулась на него с кулаками. У меня откуда то нашлись силы, чтобы оттолкнуть его. Я сдернула с лица Димки простынь, вперилась в его лицо ошалевшим взглядом. 

– Они все врут Дим! Правда? Ты же живой? Я знаю, что живой! Вставай! Вставай говорю! – я схватила его за одеревенелые плечи и попыталась встряхнуть.

– Да что ты творишь? Полоумная! – заорал патологоанатом и двинулся на меня, я обернувшись окатила его предостерегающем взглядом зрычала.

– Не подходи! 

Меня трясло и крутило. В меня как будто вселился другой человек. Я словно бы обезумела. Оскалив зубы, рычала и кричала не подпуская к каталке врача.

– Ну, что вы стоите столбом?! – накинулся на олигарха врач. – Вы что не можете утихомирить ее? 

Олигарх кинул на врача гневный взгляд, а потом перевел его на меня.

– Твою мать! Света! Хватит!

– Лучше бы ты оказался на его месте! – кинула ему в лицо. – Ненавижу! Все из-за тебя!  Ты во всем виноват! 

Укол в руку почувствовала только тогда, когда заметила боковым зрением, как патологоанатом отдернул от моего предплечья руку.

– Что это? Что вы сделали?! – возмущенно вскрикнула.

– Не волнуйтесь, это всего лишь успокоительное, – просто ответил мужчина. – Оно подействует через: один, два, три….

Я почувствовала, как мое тело наливается свинцом. Руки тяжелеют. Тело становится неповоротливым грузным. Нет! Нет! Нет! Что он наделал? Зачем? Если я им не помешаю, они же моего Димку закопают в землю. Отберут его у меня!

– Не надо! Не делай этого! Не делай! Не забирай его у меня, – прохрипела падая на руки олигарха, вперив в него остекленевший взгляд. – Не забирай!

Это были последние слова, что мне удалось вымолвить. А потом мое сознание потерялось где-то. И боль внутри меня будто бы потухла, сменившись на что-то другое. Словно я уснула или же просто потеряла сознание.

***

На следующий день.

– Пусть земля тебе будет пухом, – оглушительный удар крупиц земли о крышку гроба заставил поморщиться.

Я стиснув зубы и кулаки, наблюдала за тем, как поочередно подходят люди к краю могилы и бросая горсть земли, прощаются с братом, которого я больше не увижу никогда.

– Света, как ты? – подошла ко мне Лиза, обняла за плечи. – Какое же горе. Какое горе, – запричитала.

Я стояла не шевелясь. Все то что происходило вокруг меня казалось каким-то пафосным представлением. Было столько суеты, столько слез, что я даже не могла сосредоточиться на том, что происходящее это не сон, а реальность, что все это правда, а не ложь. Не могла понять почему все плачут и почему нет слез у меня. 

Ну разве если бы это была правда, я бы не плакала? Ведь Димка мой брат. И если то, что он умер правда – почему я не плачу?

Для того чтобы удостовериться, что у меня слез я провела пальцами по щеке: сухо. Потерла глаза: хм, почему нет слез? 

– Света! Света! Перестань я прошу тебя, – вцепилась мне в запястье Лиза. – Что ты делаешь? 

Я в недоумении посмотрела на нее. 

– Что? – просипела.

– Уведи ее отсюда, – раздался за нашими спинами голос олигарха и я почувствовала как Лиза напряглась.

– Ладно. Хорошо, – суетливо проговорила женщина и потянула меня в сторону. – Пойдем, Свет.

Я не стала сопротивляться. Пошла вслед за женщиной.

– А если я сделаю аборт, моего ребенка также закопают в землю, как и Димку? – уже сидя в машине спросила Лизу.

Та ошалела посмотрела мне в лицо.

– Света. Не говори глупостей. У тебя там, – она кивнула на мой живот, – еще ничего нет. 

Ничего. Даже не никого, а ничего. 

– Вот возьми, вытри лицо, – женщина мне протягивает салфетку и я наклонившись к зеркалу на миг замираю видя свое отражение.

Оказывается я расцарапала себе глаза и на веках виднелась запекшаяся свежая кровь. Я провела несколько раз салфеткой по царапинам, поморщилась.

– Свет! – позвала меня Лиза и я скосила на нее глаза. – Уезжай отсюда. По-хорошему. 

Я застыла. 

– Что? – выдохнула.

– Уезжай отсюда. И чем дальше, тем лучше, – с каждым словом голос женщины становился все тверже, настойчивее.

– Но…,  – тряхнула головой, сбрасывая оцепенение. – Я не хочу.

– Свет, я прошу тебя по-хорошему. Ты что не видишь, как Данил смотрит на тебя? – в глазах женщины сверкнула ревность, я качнула головой. – Он не оставит тебя,а  я не позволю тебе, занять мое место, – последнее было сказано со злобой.

– Ты мне угрожаешь? – еле шевеля губами спросила.

– Предупреждаю племянница. Предупреждаю, – хищно скалясь сказала она и покинула салон автомобиля оставляя меня в полном шоке.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Много позже.

– Света, я настаиваю, чтобы ты сегодня переночевала у Лизы, – олигарх смотрел на меня в зеркало заднего вида сверкая глазами. Я же выдержав его взгляд отвернувшись к окну произнесла сухо:

– Я поеду домой. 

И когда мужчина понял, что спорить со мной бесполезно отстал.

– Данил, ты разве не Свету первую завезешь? – встрепенулась женщина, когда олигарх продолжил ехать на адрес, где живет Лиза.

Я почувствовала, как две ревнивые бабенки пронзили меня ненавистными взглядами. Поморщилась. 

– Я могу доехать сама, – вставила своих пять копеек. 

– Я отвезу. Сказал же. Мне все равно в тот район по делам нужно, – бросил так между прочим олигарх, но ясное дело никто ему не поверил. 

– Я поеду с тобой, – сложив руки на груди, упрямо вздернула подбородок Лиза. – Завезем домой Марту, а потом отвезем Свету, – из ее уст мое имя звучало как ругательство.

Олигарх, скрипнув зубами промолчал. Всю дорогу до дома Лизы и Марты, в салоне больше не было произнесено ни слова.

Когда машина остановилась возле подъезда, олигарх выбрался из салона и хлопнув дверь начал обходить машину.

– Ты поняла что я тебе сказала? – зашипела Лиза. – Только посмей затащить его в постель. Только посмей! – кинула она с угрозой в голосе. – Закончишь точно так же, как Дима. Царствие ему небесное. 

Больше она не успела сказать ничего. Олигарх открыл ее дверь и просто вытащил, как ненужную вещь из машины, не взирая на сопротивления тетки. 

– Лучше сделай, как сказала мать. Иначе пожалеешь, – процедила сквозь зубы Марта и открыв дверь сама скользнула на землю, затем с силой захлопнула.

Я видела через стекло, как олигарх цыкнул на Лизу и та присев, отошла в сторону, скользнув ненавистным взглядом по машине и задержав его на том месте где сижу я.

– Сумасшедшая, – пробормотала себе под нос, отвернулась.

Олигарх прыгнув на водительское сиденье, не пристегиваясь вдавил педаль газа в пол. Мотор взревел и внедорожник сорвался с места. 

Я вжалась в сиденье пытаясь сдержать дрожь. Мне следовало бы испугаться, но страх уже покинул меня. Сейчас я все делала больше по привычке. Потому что так надо.

— Свет, пересядь на переднее сиденье. Я хочу поговорить.

Я понимала, что разговора с олигархом мне не избежать. Знала, что его можно было отложить, но мне это было не нужно. 

Я села на пассажирское сиденье. Пристегнула ремень. 

– Ты зря отказалась от моего предложения. Нужно было зайти. Хоть у вас и нет родственников, но брата нужно было бы помянуть, – в голосе олигарха звучит грусть. 

– Я помяну его дома, не переживай...те, – не поворачивая головы, ответила.

– Света, прекращай со мной так вести себя, – мгновенно меняется голос олигарха. – Мне кажется ты перегибаешь палку. Я разве это заслужил? 

Заслужил ли? – хмыкнула про себя и отвернулась к окну. Разговор явно не клеился. Все что я хотела бы сейчас сказать ему, так это только пожелать “счастья” с Лизой и его дочерью. И пусть оставит меня в покое. Не трогает больше меня. Забудет. 

Я прижала ладони к голове, сжала. Я не знаю... мне кажется, что я схожу с ума…Я до сих пор не понимаю, почему я больше волнуюсь о том, что меня окружает? О себе? И меня совсем не заботит то, что я больше не увижу брата. Это неправильно. Что со мной не так?

Может все так происходит потому что я до сих пор не верю что все, права? Может завтра проснусь или когда останусь в квартире одна, тогда и пойму, что случилось на самом деле. Пойму, что теперь осталась совсем одна?!

Сердце дико щемануло в груди и я откинулась на сиденье, громко захрапела.

– Эй, малыш! Детка! Что с тобой? – потряс меня за плечо олигарх и я открыв глаза повернула к нему голову. Мужчина аж дернулся.

– Если не хочешь, чтобы со мной что-то случилось. Не ищи больше со мной встреч, – пустым, безжизненным голосом произнесла.

– Это тебе кто, Лиза угрожала? Да я ее придушу, если с тобой что-то случится, – цедит сквозь зубы олигарх и его рука скользит по моему бедру сжимает ее. 

– Я озвучила свое решение. Другого не приму. Я не буду больше с тобой спать и точка. Если ты еще раз хоть притронешься ко мне, – я кладу на его руку свою, с силой впиваясь в его пальцы ногтями, оставляя кровавые полумесяцы на коже, – пожалеешь.

После моих слов, в салоне наступило молчание. Я знала, что Филатову плевать на мои угрозы, предупреждения. Но я должна была себе дать шанс на то, чтобы подумать, как сбежать. 

Я знала, что после моих слов, олигарх непременно мне даст несколько дней передышки, а потом все начнется сначала. И я не уверена, что после олигарх будет действовать со мной так же мягко, как сейчас.

Мои размышления о жизни, прервались в тот момент, когда олигарх остановил внедорожник перед моим подъездом.

– Я провожу тебя, – не спросил, а констатировал, как факт.

– Не нужно, я справлюсь. Я взрослая девочка, – отщелкнув ремень, повернулась к олигарху. – И не нужно присылать своих псов. Это лишнее. Если любишь свою дочь, то лучше пусть твои охранники следят за ней. И не спускают глаз. А то мало ли что может случиться с молодой, богатой мажоркой.

По лицу олигарха скользнула тень.

– Ты сейчас о чем? – я услышала в голосе мужчины настороженность, но отвечать на его вопрос я и не думала, открыла дверь и выбралась из машины прежде, чем он успел среагировать и остановить меня.

Я со скоростью спринтера преодолела расстояние от машины до подъездной двери. Ключ был приготовлен мною заранее, приложила таблетку и тут же дернула дверь на себя. И сразу же закрыла. Но домой я не пошла. Испугалась. Разблокировав телефон, позвонила единственному человеку, которому могла в данный момент довериться. 

– Алло, – послышался приглушенный голос в динамике. Я так давно не звонила ему.

– Это Света, пап, – всхлипнула в трубку.

– Света? Ты плачешь? Что случилось, детка? – голос отца зазвенел тревогой. 

– Пап, Димка умер. И … пап я беременна. Пап… мне страшно…

Мои слова были также бессвязны, как и мои мысли. 

Отец, что-то говорил,говорил, но я не могла расслышать, в голове стоял гул такой силы, что слышала только себя  и свои рыдания. 

– Я приеду за тобой, Света! Прямо сейчас приеду! Света! Жди меня!

Я не помню как я дошла до квартиры. Страха я больше не испытывала, вместо него пришло горе. Бездонное, страшное. Затягивающее меня в свой водоворот. Да, Лиза была права, у моей мамы тоже был грешок. Она вышла замуж за брата Лизы, будучи уже беременной, и папа знал, что я его не родная дочь, но все равно любил. Любил так, как вряд ли получилось у моего родного.

Про родного отца мне мама рассказала за несколько лет до их с папой гибели. Помню как папа сам предложил отвезти меня к биологическому отцу и познакомиться. Тогда то я и узнала, почему мама ушла от моего настоящего отца, которого в свое время комиссовали из армии, где он лишился ног и одного глаза ..

Моему настоящему отцу не повезло. Его по распределению отправили в Чечню. В горячую точку. Не прошло и двух недель, как он оттуда вернулся инвалидом. На этом его военная карьера закончилась и вместо звездочек на погонах, которые он мог заслужить, он сидел в инвалидном кресле.

У меня тогда, еще девчонки, сердце разрывалось от жалости к нему. Но поделать было ничего нельзя. Я не смогла перебороть себя и относиться к чужому мужчине, как к своему отцу. 

Спустя время, когда я приняла все это. Я начала поздравлять его с праздниками, а когда родители погибли, даже несколько раз мы приезжали к нему в гости с Димкой. Правда последний год, когда я устроилась работать в кафе немного охладил завязывающиеся между нами общения. Я вся ушла в работу. Денег я от отца не брала принципиально. Не хватало, чтобы он еще содержал меня и Димку.

Вспоминая о брате меня снова заглатывала тоска, и следом же приходилось рвущее душу одиночество. Я уже безумно скучала по Димке. Мне его отчаянно не хватало. 

Я как во сне ходила взад вперед по квартире. Перекладывала вещи с места на место. Переставляла мебель. Мне было так плохо, что невозможно передать это состояние словами. Казалось бы я уже теряла близких. Я все знаю, проходила через это все, но видимо раны немного затянулись, заросли. И боль притупилась, а сейчас, когда все повторилось вновь, я почувствовала, как разгорается адово пламя боли и отчаяния внутри меня. Упав на кровать, я зарылась лицом в подушку и громко, отчаянно зарыдала. 

Я верила, я знала, что всё пройдет, время залечит раны. Только бы самой не сойти с ума и остаться прежней, не сломаться, и не стать причиной тех же самых слез, которые сейчас лились из моих глаз.

Глава 15

Отец прилетел ночью. 

– Пап, ну зачем ты? Я что маленькая? – спросоньи бубнила себе под нос устраивая мужчину на ночевку в комнате Димы.

– Света, что за глупости? Ты у меня единственная дочка. Неужели ты думаешь я могу оставить тебя одну в такой ситуации? – папа опираясь на трость, прошелся по квартире, заглянул на кухню там и остался.

Я услышала доносящийся оттуда звон посуды и мне сделалось неловко. Папу нужно было накормить в первую очередь, а не спать укладывать. 

– Пап, ты голодный? – осипшим голосом крикнула, застилая постель. – Сейчас подожди минутку.

Когда я закончила и зашла на кухню, папа уже поджарил себе пару яиц и два куска колбасы. 

– Димка тоже так любил делать, – шмынгула носом, привалилась к косяку двери, обняла себя за плечи.

– Ничего, что я похозяйничаю? – вскинул бровь мужчина и полез за двумя тарелками.

– Пап, я не буду, – отрицательно покачала головой, когда поняла, что одно яйцо и колбаску он поджарил мне.

– Садись. И немного поешь. Потом поговорим. Про то что с твоим лицом, – папа обвел меня выразительным взглядом, – я пока не спрашиваю, надеюсь сама расскажешь.

– Я с Мартой подралась, – тут же выпалила, только решила умолчать о причине нашей потасовки.

– Неожиданно, – хмыкнул папа. – Ну, бывает. Так ведь? – по доброму глянул на меня.

Я кивнула и подцепив вилкой крошечный кусочек колбасы, отправила его в рот.

Молчание повисшее на кухне затягивалось. Я чувствовала, что нужно что-то сказать папе по поводу смерти Димы, но не решалась. Поэтому мужчина спросил сам.

– А что с Димкой, Света? Как так произошло? 

Я немного помолчала, потом подняв на него глаза долго смотрела и наконец-то произнесла: 

– Его зарезали пап. Прямо на моих глазах. Я хотела, хотела ему помочь, но не успела, – я снова всхлипнув, опустила глаза, вспомнила время смерти брата и оказалось он умер еще на площадке, когда приехала скорая. – Но пока я спустилась, он… он уже умер.

– А убийц нашли? – глухо спрашивает мужчина.

– Да. Еще в тот же вечер. Он не отдал им телефон, – и я не сдержавшись заплакала, навзрыд. – Это я… *сквозь слезы* я виновата. Я не разрешила ему телефон продать. Если бы он его продал, его бы не убили!

Меня затопило чувство вины.

Это было невыносимо больно. Я чувствовала себя опустошенной, чужой.

Уткнувшись лицом в ладони беззвучно заплакала.

Я слышала как подошел отец, секунду постоял, видимо не до конца понимая с какой стороны подойти, чтобы утешить. А мне сейчас жизненно необходимо было услышать хоть одно слово, которое было бы сказано в мою защиту, в мое оправдание:

– Детка, ты глупости не говори и не вини себя в том, чего ты не делала. То что случилось с Димкой – это конечно печально, но ты здесь не причем, – отец порывисто обнял меня плечи, провел ладонью по голове. – Света, а знаешь что, – мужчина замолчал, обхватив мое лицо ладонями, заглянул в глаза. – Поехали ко мне. У меня дом большой, ты помнишь?! Всем места хватит. Я и с малышом вам буду помогать, когда родиться. Все не одной нянчиться придется.

Тоскливо посмотрела отцу в глаза.

– Пап извини, что проболталась, – смутившись заерзала на стуле, – но отец ребенка не хочет, чтобы я рожала. Он дал денег на аборт.

И тут же я пожалела, что сказала это. Глаза отца налились гневом, мне даже показалось, что в их глубине промелькнула молния.

– Нет, – пророкотал. – Не нужно этого делать, Света. Зачем брать такой грех на душу? Я сам прошел через это, когда отказался от тебя. Но мне в тот момент казалось, что я делаю для вас с мамой только лучше, каким же я был глупцом. Я тогда не понимал, что своими собственными руками отдаю свое счастье другому мужчине. Но есть одно “но” Света, ты родилась на свет, так почему же ты лишаешь этой возможности своего ребенка?

У меня зашлось сердце, дыхание перехватило от внезапно нахлынувших чувств. Я еще раз посмотрела на отца и неожиданно для себя решила: хватит  меня смертей, их в последнее время стало вокруг меня слишком много, и если я пойду на поводу у олигарха и Лизы, то собственноручно приговорю неродившегося ребенка к смерти. Не бывать этому. Я не хочу быть палачом для собственного ребенка.

– Ты точно хочешь чтобы я поехала с тобой? – с надеждой взглянула на отца.

– Да, – уверенно кивнул мужчина и заключил в свои объятия. – И я сделаю все, чтобы исправить то, что когда-то натворил.

Мы еще немного поговорили с отцом. Обсудили завтрашний день и разошлись по спальням. Я лежала в постели и думала обо всём, что произошло со мной за последнее время. Столько всего случилось за столь короткий срок.  Думала о том, как можно легко потерять все то, что казалось таким прочным и незыблемым.

И в одночасье оказаться на пороге чего-то нового, незнакомого.

Ведь не существует ничего вечного, к чему человек не смог бы привыкнуть.

И я привыкну. Обязательно привыкну. Научусь жить в мире, где у меня больше нет ни мамы, ни брата, ни родни. Есть только я и мой будущий малыш, а еще чужой-родной отец.

Дать жизнь ребенку и вырастить его: вот моя цель.

Эпилог

– Это все что ты хочешь забрать с собой? – приподнял бровь отец, кивнув на небольшую спортивную сумку.

– Да, – ответила ему.

– Ну что ж, пожалуй это правильно. Не нужно тащить прошлое в новое настоящее, – высокопарно заметил родитель и мы вышли из квартиры.

– Вот Наталья возьмите, – отдала ключи риелтору. – Остальные два комплекта ключей в верхней тумбочки в прихожей. Ваш телефон у меня есть, как только куплю себе новую сим карту, вам позвоню. 

Женщина, еще раз проверила все документы, которые находились у нее в папке. 

– Вы уверены, что хотите заключить договор именно на долгосрочную ренту? – в который раз интересуется женщина. Переживает.

– Да, – уверенно отвечаю.

– Хорошо, я ваши пожелания услышала, Светлан. Будем значит работать с этим. Все. Тогда всего хорошего вам. Удачной дороги. 

Мы спустились вместе на лифте и женщина попрощавшись с нами выскользнула из подъезда села за руль припаркованной возле подъезда иномарки, отчалила.

Спустя минуту, к подъезду подъехало наше такси.

– Давай, дочка сумку, – отец забрал из моих рук ношу и направился к багажнику машины.

Я же повернулась лицом к дому, подняла голову взглянула на окна нашей квартиры:

– Там больше его нет, – пробубнила себе под нос и когда почувствовала влагу собирающуюся на ресницах резко развернувшись направилась к автомобилю.

Отец радушно улыбнулся, открыл передо мной заднюю дверь:

– Ну, готова к новым свершениям, дочка? 

– Скорее да, чем нет, – одними губа улыбнулась мужчине, пряча за этой улыбкой пульсирующую в сердце боль.

Такси уже выехало со двора, и заняло место в ряду, чтобы вклиниться в поток машин, когда заметила среди массы металла черный внедорожник. Он, лавируя между машинами с фантастической скоростью несся в нашу сторону. Вжалась в кресло. 

Я нутром чувствовала, что там сидит тот, кто непременно заберет мою душу если догонит.

– Кто это? – вдруг задал вопрос отец, видимо увидев испуг на моем лице.

– Отец ребенка, – полушепотом ответила,  с тревогой глядя на родителя.

– Садись ко мне ближе. И никого не бойся. Я не дам тебя в обиду, – грудным басом сказал отец и обняв меня за плечи прижал к себе.

С внедорожником мы разъехались в несколько секунд. 

В плотном потоке появился карман и таксист удачно в него вписался, и в это же время джип свернул, заезжая во двор. 

Я облегченно выдохнула и мои губы растянула злорадная улыбка. 

Представила, как олигарх будет взбешен, когда найдет записку предназначенную лично ему. 

***

– Да, ты можешь нажать этот гребаный газ! – взревел дико.

– Босс, ну машины впереди. Я и так делаю все возможное, – буркнул под нос Гудвин, лавирую будто рыба в воде в плотном потоке машин.

– Дави их нахер, – сжал в кулак пальцы и с силой врезал из в торпеду. – Быстрее, мать твою. Быстрее! 

Меня крыло. Мозг пульсировал, точно кто-то изнутри бил молотком в череп.

Я чувствовал, как кровь приливает к голове и сердцу, с каждым ударом отдаваясь болью в висках, затылке. 

И вот он заветный поворот, который ведет к моей одержимости, которая заключается в этой маленькой сводящей меня с ума сучке. 

Гудвин влетел в поворот на скорости едва не выскочив за него. 

В груди разгоралась злость. В пальцах зудело. Я был уверен, что приехал как раз вовремя, чтобы поймать этих голубков за “делом”. 

Придушу. На месте откручу нахер головы обоим.

Водитель резко затормозил напротив подъезда. Рывком открыл дверь и спрыгнув на землю, размашистым шагом направился к двери. Достав ключ от домофона прислонил его к разъему. Замок щелкнул, впуская меня в глубь помещения.

Меня колотило так, что зубы отбивали чечетку. Плотно сжал челюсть. Нажав кнопку вызова лифта, кинул на Гудвина хмурый взгляд. 

– Давай по лестнице, – кивнул вверх. – Встретимся на этаже.

Спустя две минуты я уже стоял перед дверью Светы, тяжело дышал. Пытаясь успокоиться. А если эта старуха ошиблась? То в том состояние в котором я сейчас нахожусь, я просто могу напугать девчонку. 

А если все же старуха оказалась права и в квартире находится чужой мужик?! – подзуживал ехидным тоном внутренний голос.

В душе зарождалось, что-то темное. Злое. И первую версию собственнические инстинкты тут же затолкали глубоко в задницу здравому смыслу. Вылезший хищник ликовал. 

Я достал ключи от квартиры вставил в скважину, повернул. Замок поддался. Щелчок. Еще один. Нажав на ручку дернул дверь на себя. Не поддалась.

– Вот зараза, – прорычал. 

Еле сдерживая рвущийся наружу гнев, проделал то же самое со вторым замком и в этот раз полотно поддалось и дверь издав мерзкий скрип открылась.

Я замер на пороге. Втянул в себя воздух. Мое нутро клокотало. Зверь ревел в бешенстве. В квартире было пусто. Я не чувствовал ее. 

– Сходи за бабкой, – рыкнул Гудвину, а сам прошел внутрь.

Одним взглядом охватил всю квартиру, замечая, что все вещи на месте. Но почему я тогда не чувствую здесь ее? 

Внезапно взгляд зацепился за белый клочек листа, который был вставлен в щель между зеркалом и стеной. Рука сама потянулась к нему. Чуйка подсказывала, что это послание мне.

Подцепив лист пальцами дернул на себя.

Спереди была абсолютно чистая поверхность. Повернул его.

– Су*ка! – губы растянулись в хищном оскале. 

На второй сторону на весь лист был нарисован “фак”.

И ниже подпись: не ищи меня.  

Эти слова прозвучали, как вызов. Сжал лист в кулак: Убью. Обоих.

Выскочил из квартиры сбивая с ног тетку, которая должна была следить за Светой.

– Оставь ее. С ней разберусь чуть позже. Уезжаем, – рявкнул на Гудвина. 

И не дожидаясь, когда лифт откроет двери, сбежал вниз по ступенькам.

Ну что ж, девочка, захотела поиграть? Ведь заранее должна была понимать, что ты проиграешь. Землю зубами грызть буду, но найду тебя. 

Клятвенно пообещал себе. 

Найду и посажу в клетку.

Конец


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Эпилог