КулЛиб электронная библиотека 

Малыш от чужого папы. Неслучайная связь [Вероника Лесневская ] (fb2)




Вероника Лесневская

Малыш от чужого папы. Не.Случайная связь



Случайность первая


ПРОЛОГ


- Малыш. Мой? – раздается за спиной.

Вздрагиваю, захлопываю папку с результатами узи. Медленно разворачиваюсь на голос и встречаюсь с адски-пламенным взглядом, что заставляет меня вспыхнуть и превратиться в пепел.

Прижимаю медкартууу к груди, будто так смогу защититься. Глупо и поздно. Артур знает о моей беременности – успел поговорить с врачом.

Как назло из папки выскальзывает узи-снимок, планирует в воздухе и ложится на пол изображением вверх.

Пару секунд мы вдвоем смотрим на фотографию крохотного человечка – нашего малыша. Одновременно наклоняемся за снимком и берем его вместе.

Наши взгляды на миг пересекаются. Пальцы сжимают карточку с двух сторон. Артур держит крепко, словно это важно для него. И я сдаюсь, отпуская.

- Мой? – повторяет Артур настойчивее и грубее. При этом не отрывает глаз от изображения.

Просто соври ему, Лиля! И сбеги! Вернись в столицу и забудь этого демона, вырвавшего и сожравшего твое сердце. Потому что не умеет иначе.

Ему не ведомы чувства, он отвергает любовь и ненавидит женщин. Зачем ребенку такой отец?

Но, вопреки здравому смыслу, губы сами размыкаются, проговаривая тихо, но четко:

- Твой, - на выдохе.

- Ты солгала мне в ту ночь, - его голос режет сталью.

Артур протягивает ко мне руку и забирает медкарту, чтобы вложить туда узи-снимок. Не сопротивляюсь. Это всего лишь бумажки. Самое важное – внутри меня. Ему не отнять мечту и смысл моей жизни. Ведь так?..

- Я была уверена, что мы больше никогда не встретимся, - прячу взгляд и импульсивно прикрываю руками живот.

- И сейчас лжешь, - все так же холодно. – Ты знала, кто я, и забеременела намеренно. Чтобы потом манипулировать мною.

На мгновение уношусь мыслями в прошлое. Чуть более двух месяцев назад я узнала, что мне грозит бесплодие. В отчаянии я провела ночь с шикарным незнакомцем. Утром мы расстались навсегда, не спросив даже имен.

Тогда я даже не подозревала, что вскоре увижу его вновь. В доме моего отца…

- Я не…

- Что же, ты угадала. Своего ребенка я никогда не оставлю, - в наполненных гневом глазах играют зеленые всполохи. – Но на его распутную мать моя доброта не распространяется. Ты исчезнешь из нашей жизни сразу же после родов, - припечатывает приговором.

Ошеломленно открываю рот, хватаю воздух, не в силах выдавить из себя ни слова.

- На время беременности переедешь ко мне, - продолжает отдавать приказы, словно он в офисе подчиненных строит, а не с матерью своего ребенка разговаривает. – Но ни слова не говори Софи о нашей… сделке.

Его голос немного смягчается, когда он произносит имя Софи – дочери от первого брака. Единственное слабое место железного Артура. И свидетельство того, что в нем осталось хоть что-то человеческое.

- После родов напишешь отказ от ребенка, - циничная фраза ножом вонзается в мое сердце. – Не переживай, я дам тебе хорошую сумму за это.

Подходит к моей тумбочке, вырывает листок из блокнота и выводит на нем какую-то цифру. Цену моего ребенка. Не хочет озвучивать.

Молча протягивает мне.

- Хорошо, - спокойно соглашаюсь, принимая листок из его рук. На мгновение мы соприкасаемся пальцами, но я тут же отдергиваю кисть.

Артур чернеет от злости и разочарования. Пусть.

- Ты ничем не лучше моей бывшей жены, - бросает с ядом. – Но это даже к лучшему. Проще договориться.

Резко разворачивается, чтобы покинуть мою комнату.

Как только за Артуром захлопывается дверь, я срываюсь с места. Распахиваю шкаф, достаю дорожную сумку, с которой приехала сюда три месяца назад, и суматошно запихиваю туда свои вещи.

Уеду ночью, а папе записку оставлю.

Идите к черту, господин Артур Мейер! Дырку от бублика вы получите, а не моего ребенка!

На секунду зажмуриваюсь, вспоминая, как все начиналось…


***


ГЛАВА 1

Тогда...

Лиля

- Беременеть вам надо, барышня. И чем быстрее, тем лучше, - выдает гинеколог, глядя на меня поверх очков.

От его слов мои глаза ошеломленно округляются, а рот принимает форму буквы «о». Хочу сделать вдох и не могу.

Я обратилась с жалобами на нерегулярный цикл. Всего-то. Ожидала, что пропишут мне таблетки гормональные – и отправят восвояси. Но вместо этого мне предлагают срочно сделать ребенка.

- Что-то не так с моими анализами? – откашлявшись, уточняю сипло.

Врач говорит какой-то сложный диагноз, от одного названия которого мои брови взметаются вверх. Смотрю на пожилого мужчину-гинеколога недоуменно, ресницами хлопаю. Вздохнув, он все же решает снизойти до моего уровня и перевести медицинское «ругательство» на нормальный русский.

- Говоря простым языком, ваш запас яйцеклеток истощается, - объясняет доктор. – Каждая сейчас на вес золота. Отсюда и перебои в цикле, большие, порой и по несколько месяцев, перерывы между регулами.

- Чем мне это грозит? – вопрос сам вылетает из моего рта, пока мозг отказывается воспринимать информацию.

- Бесплодием, - невозмутимо сообщает гинеколог. - Так что советую не затягивать с детьми.

Прикрываю глаза и не хочу возвращаться в реальность. Все, что говорит врач, не обо мне. О ком-то другом, ведь так? Со мной бы никогда ничего страшного не случилось!

- Вы же меня вылечите? – с надеждой смотрю на доктора.

- Общее число ооцитов закладывается еще до рождения. И расходуется на протяжении всей жизни женщины. На истощение резерва влияют наследственные факторы, перенесенные заболевания, воспаления, вредные привычки… - вещает доктор, но, заметив мой стеклянный взгляд, переходит сразу к сути. – Нет, мы не можем увеличить количество ваших яйцеклеток. Придется исходить из того, что есть.

- Что мне делать? – выдыхаю обреченно, а глаза щиплет от слез.

- Говорю же, - сурово чеканит. – Беременеть! Приступать немедленно, стараться активно, - заставляет меня покраснеть и растеряться. – Благоприятные дни и овуляцию в вашем случае рассчитать сложно. На то, чтобы забеременеть, потребуется время. И регулярность. Так что берите, барышня, своего жениха – и вперед!

‍‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‍- Нет у меня жениха. И даже парня. Никого нет, - откидываюсь на спинку стула. – Что делать… – повторяю я, но на этот раз обращаюсь к самой себе.

«Забеременеть от первого встречного?» - подбрасывает мозг идиотскую мысль. Испуганно отгоняю ее прочь.

- Тогда есть смысл прибегнуть к ЭКО с донорским материалом, - потирает подбородок гинеколог, а у самого глаза загораются.

- Ой, нет! – лихорадочно отмахиваюсь. – Только не ЭКО!

Врач хмурится. Тем временем я вспоминаю подругу Алису. Она все круги ада прошла. Три протокола. На призрака стала похожей. И в итоге, забеременела от другого мужчины. Естественным путем.

Я, конечно, хочу детей, но не до такой степени, чтобы решиться на ЭКО от донора, которого ни разу в жизни не видела! Дикость! Да и, признаться, денег на дорогостоящую процедуру нет. Я – простой переводчик, а папа – бывший предприниматель, обанкротившийся из-за жесткой конкуренции в курортной сфере.

- Дело ваше. Если передумаете, обращайтесь, - бросает доктор, потеряв ко мне интерес.

- Сколько у меня времени? – уточняю напоследок.

- Этого вопроса я и опасался...

Глава 2

Около двух недель спустя 

Лиля                                                                                                                                       

- Я уезжаю на днях.

Сообщаю подруге внезапную новость, а сама нарочито бодро цокаю каблуками по направлению к офису, где работаю переводчиком. Шагаю с высоко поднятой головой и улыбкой на губах. Никто не должен знать, что свой обеденный перерыв я посвятила вовсе не еде – все равно кусок в горло не лезет. Вместо этого в очередной раз «чудно провела время» в гинекологическом кресле. И услышала тот же приговор…

- Что? Куда уезжаешь? – испуганно допытывается Алиса.

- Домой. На юг. Вернусь загорелой, - выдавливаю из себя смешок. – Возьму у Врагова отпуск на месяц, а там видно будет.

Скрываю самое важное. Мне стыдно перед подругой, но иначе не могу.

Не могу рассказать ей, как последние пару недель слоняюсь по клиникам. Сдаю кучу анализов. И как разные врачи в итоге выносят один и тот же вердикт.

На горизонте по-прежнему маячит бесплодие, а в голове бьется раненой птицей: беременеть и рожать. Сейчас или никогда. Становлюсь одержимой этой мыслью настолько, что идея зачать ребенка от первого встречного больше не кажется мне глупой…

- Лиль? – напоминает о себе подруга.

– В порядке все, - вру я, надеюсь, убедительно. - Папа помощи просит. На днях его друг из Австрии прилетает. Большая и богатая шишка, - добавляю с издевкой, потому что не выношу снобов. - С дочкой. Меня вызывают на правах няни. Вот такое «повышение». Буду переводить детские капризы шестилетки на нормальный взрослый. И заодно языками заниматься с ней.

- Как же так, - вздыхает Алиса.

- Это временно, - спешу ее успокоить. - У папиного друга проблемы какие-то за границей, развод тяжелый. В общем, он бросил все, кроме малышки, и приперся на родину новый бизнес открывать. Вместе с отцом моим. Деловыми партнерами будут. А нам это только на руку! Ты ведь в курсе нашего кошмарного финансового положения. В общем, придется «услужить» немного…

На самом деле, я сама напросилась папе помочь. Он лишь обмолвился о том, что благодаря иностранному другу у него появится возможность восстановиться в бизнесе и повысить наш уровень жизни. И я вызвалась приехать, поддержать его.

Я… дурею в мегаполисе. Наедине со своими переживаниями. Не могу так больше. Домой хочу.

- Ты? И в услужение? – хохочет Алиса расслабленно. – Не смеши меня, Лиль!

- Так я с малявкой буду, пока ее папка-старикан деньгами ворочает, - фыркаю в ответ. - Мне-то что. С девчонкой справлюсь. Я вон как на твоих «кнопках» натренировалась. Няня года!

Слышу на фоне голоса ее двойняшек – тех самых «кнопочек», как она их называет. И внутри все сжимается. Я присматривала за детьми Алисы, пока она на работу устраивалась. Привязалась к ним сильно, скучать буду…

- Тебе своих детей пора иметь, Лиль, а не чужих няньчить…

Алиса говорит не со злости, но ее слова ранят. Я тоже всегда мечтала о большой семье. Хотела троих детей. Оптимально. По закону сохранения рода. Но теперь… не факт, что хотя бы один появится. И статус матери-одиночки в придачу. Кому я нужна бракованная? Но с последним я справлюсь. Смирилась. Лишь бы забеременеть.

- Это сложно, - выдыхаю, не в силах скрыть грусть в голосе.

- Лиль? – окликает Алиса взволнованно.

Я обязательно ей откроюсь.

Потом. Когда дыра в груди немного затянется. А пока что не могу. У подруги самой проблем выше крыши.

Утешаю себя этим. Ведь знаю, что не права. Алиса обо всем мне рассказывала, а я… Предпочитаю прятаться в панцире. Скрывать боль под улыбкой.

- В общем, как решится все с бизнесом и «стариканом», я вернусь, - шустро перевожу тему.

Перебросившись еще парой фраз, я спешу закончить разговор. Стоит мне спрятать в сумку телефон, как слышу слабое детское хныканье. Совсем я помешалась на беременности – уже дети повсюду мерещатся! Откуда они у Врагова в офисе?

Все же поворачиваюсь на звук и, прищурившись, ищу глазами его источник.

В дальнем углу холла, возле раскидистого фикуса, вижу маленькую девочку. Стоит с плюшевым зайцем под мышкой, всхлипывает. Будто потерялась.

Несмотря на то, что опаздываю на работу, мимо пройти не могу. Да простит меня шеф.

Приближаюсь к малышке и опускаюсь перед ней на корточки. Всматриваюсь в милое заплаканное личико и умиляюсь: зеленые глазки-бусинки, вздернутый носик, покрасневший от плача, пухлые щечки и обиженно-поджатые губки. Темные волосы небрежно завязаны в два высоких хвостика, кое-где пряди выбились и торчат. Сама девчушка миниатюрная, как куколка.

- Бусинка, что случилось? – обращаюсь к ней ласково.

Девочка поднимает на меня взгляд, молчит некоторое время, изучает недоверчиво, но потом все же выдает:

- Я должна была ждать папу. Но… - медлит, губки кусает

- Но-о? – нежно провожу пальцами по ее ручке, сжимающей мягкую игрушку.

- Мне стало скучно. На лифте захотела покататься, - признается неожиданно. – И заблудилась. Не знаю, как вернуться.

С трудом прячу улыбку. Маленькая непослушная хулиганка.

- А сам папа где? – пытаюсь выяснить хоть что-то. - Что он тебе говорил?

- Сказал, что ненадолго зайдет к директору, - лепечет тихо. – А ушел… надо-олго, - шмыгает носиком.

- Так, уже легче. Здесь один директор, - имею ввиду Врагова. – Давай я тебя проведу.

Пожимает плечами. Не спешит соглашаться.

- Не пойду. Папа ругать будет, - хлопает мокрыми ресничками, срываясь на плач.

- Ну, что ты, бусинка, не плачь, - обхватываю аккуратное личико ладонями и бережно стираю слезы. – Не будет.

- Он строгий, - жалуется тихо.

- Потому что любит тебя. И волнуется, - придумываю оправдание человеку, которого в глаза не видела.

‍‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‍- Правда? – сводит бровки.

- Конечно! – выпаливаю убедительно, хотя понятия не имею, какие у них отношения в семье. Может, ее отец и впрямь тиран и самодур. Надеюсь, что нет…

Посылаю малышке добрую улыбку, поднимаюсь и протягиваю ей руку. Подумав, она вкладывает свою крохотную ладошку в мою.

- Идем, - подмигиваю ей.

Собираюсь развернуться и отвести бусинку к Врагову, но замираю как вкопанная от одного лишь голоса, что забирается под кожу и парализует тело.

- Куда? – гремит в спину тяжелый мужской бас.

Не спешу оглядываться. Подсознательно подозреваю, что лучше не встречаться лицом к лицу с обладателем подчиняющего тона.

Бросаю взгляд на малышку и с облегчением отмечаю, как ее губки растягиваются в довольной улыбке. Значит, позади меня отец ребенка. И не такой он страшный, судя по реакции бусинки.

Делаю вдох, отгоняю глупые мысли и собираюсь объяснить «блудному папе», что произошло с его дочуркой, пока он сам дела решал.

- Малышка заблудилась, - намеренно не упоминаю про лифт, прикрываю ее. – И я подумала, что…

Оборачиваюсь, но в этот же момент мужчина проносится мимо меня, задевая плечом, словно я невидимка. Присаживается напротив дочери, аккуратно берет ее за плечи и, кажется, осматривает с ног до головы. Убедившись, что все в порядке, резко поднимается и хватает дочь на руки.

- Мне не интересно, что вы подумали, - с заметным акцентом бросает мне, даже не обернувшись.

Несет дочку на сгибе локтя, будто она не тяжелее пушинки. Широкими, размашистыми шагами преодолевает холл, направляясь к выходу.

Некоторое время созерцаю широкую мужскую спину, обтянутую дорогой тканью пиджака, и сжимаю руки в кулаки.

- Пожалуйста, - фыркаю вслед.

Мужчина замедляет шаг, слегка поворачивает голову. Все, что я могу рассмотреть: волевой, словно высеченный из камня, профиль, упрямый подбородок, покрытый щетиной, и дужки солнцезащитных очков, скрывающих половину лица. Не понимаю, зачем ему этот аксессуар здесь. Мужчина будто из другого мира. Заблудился, как и его дочь.

- Тетя сказала, что ты меня любишь, - долетает до меня обрывок фразы бесхитростной девчушки.

Что ей отвечает отец, я уже не слышу. Зато наблюдаю, как малышка чмокает его в щеку, смешно морщится из-за щетины, а потом обвивает широкую шею крохотными ручками. Прикрывает глаза умиротворенно.

Уже на выходе, встрепенувшись в ручищах папы, бусинка смотрит на меня с милой улыбкой. И на прощание машет ручкой. Отвечаю ей тем же.

Проводив взглядом маленькую принцессу и ее чудовище-отца, я тяжело вздыхаю. Интересно, если бы у меня была дочь, какой бы она была? Ключевое слово «если»…

Слышу совсем рядом глухой кашель директора. Врагов подходит ближе и останавливается справа от меня. Тоже смотрит в направлении удаляющегося мужчины.

- А кто это? – киваю на закрывающуюся за ним стеклянную дверь.

- Наш иностранный партнер. Будущий, - откашливается и поправляет ворот рубашки. – Надеюсь, - подмигивает мне. – А ты, Лилечка, чего не на рабочем месте? Опаздываем, - ухмыляется ехидно.

Я слегка улыбаюсь в ответ. Знаю, что всерьез Врагов ругать и наказывать не станет. Мировой руководитель. Бабник, правда…

Оценивающе скольжу по нему взглядом. Буквально пару секунд. И тут же одергиваю себя.

Совсем помешалась на своем желании иметь детей! Пошлые мысли в голову забираются.

Отдохнуть мне от всего нужно. От врачей, от мужчин, от проблем своих. И сменить обстановку.

- Александр Антонович, я увольняюсь, - решаю неожиданно для самой себя.

Глава 3

Несколько дней спустя

- Эйс, фу! Место! – рявкаю на папиного пса, который слишком громко рычит мне на ухо.

Просыпаюсь от собственного голоса. Резко подскочив, бьюсь головой обо что-то, ойкаю и, хлопая ресницами, осматриваюсь по сторонам. Осознаю, что я еще не дома, а трясусь в купе поезда. С верхней койки, об которую я, к слову, и ударилась, доносится звучный храп.

Поднимаюсь и, уперев руки в бока, некоторое время гипнотизирую взглядом спящего мужчину средних лет. Это не Эйс – не прогонишь прочь. Поэтому выхожу сама. По пути беру телефон и кидаю взгляд на женщину и парня лет шестнадцати – жену и сына «громкого пассажира». Спят без задних ног. Видимо, привыкли к «фону».

Выскальзываю в тамбур, становлюсь у окна, вглядываясь в непроглядную тьму. Задумчиво прокручиваю в руках смартфон. На часах далеко за полночь. Поздно. Все-таки не выдерживаю и набираю родной контакт.

На том конце провода звучит сонный, но взволнованный голос:

- Лиленок, ты уже приехала? Я встречу!

- Нет, подожди, пап, - смеюсь я. – В поезде еще. Просто соскучилась. Как дела у вас?

- Нормально, замотались днем. С нами Софи сегодня, - делает паузу, а потом, спохватившись, поясняет. – Дочка друга моего. Та еще юла, - жалуется, но с теплом в голосе.

- А отец ее? – бурчу недовольно.

Внутренне негодую. Хорош бизнесмен! Сбросил дочку на посторонних людей и смылся куда-то. Папа что не надо!

- Артур в разъездах. По делам, - пространно отвечает. - Наверное, уже к утру будет.

Понятно, какие у него «дела» ночью. И почему мне кажется, что с совместным бизнесом не все так радужно будет? Рано папа обрадовался. Но я его понимаю. Он хватается за любую возможность, чтобы увеличить доход семьи.

Семьи, которая не так давно стала больше… До того, как папа «прогорел» в бизнесе. Но запросы моих новых родственников остались прежними.

Тяжело вздыхаю, когда слышу на фоне недовольный голос мачехи:

- Мишенька, кто там трезвонит так поздно? – звучит, как пенопластом по стеклу. – Меня и так мигрень весь день мучает. Еще и поспать не дают, - причитает, давит на жалость. – Алиночке в универ завтра рано вставать, - добавляет гордо.

Алина – моя сводная сестра. Слишком избалованная для своих девятнадцати лет, но хотя бы не лицемерная. В отличие от…

- Лариса, - осекает новую жену папа.

- Ладно, пап, я тоже спать, - вру я, не желая ставить его перед выбором. – До встречи.

- Я люблю тебя, Лиленок, - шепчет ласково.

- И я тебя, - выдыхаю, когда связь обрывается.

Задумчиво вожу пальцами по потухшему дисплею, а потом прячу телефон в карман шортов. Хочу приподнять окно, которое никак не поддается. Прикладываю усилия - и морщусь от противного скрипа рамы.

Порыв ветра вторгается в тамбур. Освежает лицо, развевает мои волосы и забирается под футболку.

Покрываюсь мурашками. Холодно. Вместо того, чтобы вернуться в купе, я полной грудью вдыхаю морской воздух. Влажный, соленый, липкий.

Я скучала по дому. Но сейчас мне там не рады.

Поезд останавливается на станции. Я сразу узнаю это место. Даже в темноте вижу вдалеке мой любимый пляж у скалы. Днем с нее ныряют в море безумные, жаждущие острых ощущений туристы, но в такое время она пустует. Раньше я любила сидеть там в одиночестве, свесив ноги с выступа, и любоваться ночным морем.

Тянусь рукой ко рту и сминаю пальцами нижнюю губу. Я непроизвольно делаю так, когда нервничаю.

До дома ехать чуть более часа. Потом придется дергать папу, чтобы он меня встретил, выслушивать бурчание мачехи, что ее разбудили посреди ночи…

Или…

Снимаюсь с места и мчусь в купе. Натягиваю джинсы, надеваю куртку поверх футболки, перекидываю через плечо сумочку с деньгами и документами. Молюсь, чтобы поезд задержался на станции и позволил мне сбежать.

Хватаю чемодан. Тяжелый, зараза. Вроде брала только самое необходимое!

Несмотря на непосильную ношу, я ускоряю шаг. Вылетаю из поезда за несколько минут до его отбытия. Выдыхаю шумно. И с улыбкой смотрю вдаль.

Я немного побуду здесь, заряжусь положительной энергией, а утром – к папе!

Волоку по земле неподъемный чемодан, чтобы сдать его в камеру хранения. Избавившись от непосильной ноши, выдыхаю с облегчением и прячу ключик в сумочку.

Запыхавшись, неторопливо бреду в сторону набережной. Она изменилась за те несколько лет, что я жила в мегаполисе. На некогда пустынной местности, как грибы после дождя, разрослись безвкусные ларьки и кафешки. На чем только не пытаются заработать ушлые бизнесмены. Наверное, так и нужно «крутиться», но я скучаю по нетронутому дикому пляжу.

Прежде чем направиться к скале, захожу в одно из прибрежных заведений. Занимаю стул возле барной стойки, заказываю сок и пирожное. Не сразу замечаю, что на меня смотрят, как на идиотку. Но желание клиента – закон.

Мельком оглядываюсь по сторонам: танцующие тела на площадке под открытым небом, пьяные мужчины, откровенно одетые дамы… Кажется, вместо обычного кафе меня занесло в некое подобие ночного клуба. Логично, что в такое время суток только он и работает.

- Хотите секс на пляже?

Давлюсь глотком сока и закашливаюсь. Сквозь выступившие слезы наблюдаю, как на соседний стул опускается мужчина. Мускулистый, рослый. Футболка обтягивает рельефный торс, будто специально на размер меньше подобрана.

Незнакомец проводит рукой по своим блондинистым волосам, напоминая при этом модель из рекламы шампуня.

- Коктейль, - уточняет своевременно и щелкает пальцами, подзывая бармена.

Оценивающе скользит по мне взглядом, заставляя поежиться, и улыбается во все тридцать два. Словно вот-вот достанет из кармана тюбик зубной пасты и предложит мне ее купить.

Странный тип. И явно не местный.

- Нет, спасибо, - поворачиваюсь к барной стойке. – Ни первое, ни второе не хочу, - бубню себе под нос.

К моему счастью, двойного смысла незнакомец не понимает. Как и отказа.

Он придвигается ко мне, одну ладонь укладывает на край стола, а второй касается моего плеча. Оказываюсь зажата в кольце его рук. В нос ударяет противный сладковатый запах парфюма. Как по мне, совсем не мужской.


- Предлагаю провести ночь вместе, - блондин призывно играет бровями.

Так просто? Без «прелюдий»? Хотя, наверное, в подобных местах таким образом девушек и «снимают».

С другой стороны, вот он – тот самый первый встречный. Одна ночь без защиты – и расстанемся навсегда. Разве не идеально?

В очередной раз окидываю блондина взглядом. Изучаю…

Не вижу его в роли отца моего ребенка, хоть убейте! Что он даст малышу? Волосы и зубы из рекламы? Меня даже от мысли об этом передергивает.

Кажется, пора задуматься об ЭКО. Судя по всему, на случайную связь с незнакомцем я пойду только в том случае, если это окажется Джеймс Бонд с тремя высшими.

Отрицательно качаю головой, ввергая блондина в шок, и высвобождаюсь из липких объятий. Пользуясь искренним удивлением отвергнутого мачо, иду через танцпол к выходу.

Расслабленно выдыхаю, думая, что легко избавилась от навязчивого кавалера. Но вдруг меня хватают за локоть, прокручивают – и я вжимаюсь в крепкое мужское тело. Чувствую внутреннее отторжение. До тошноты.

Блондин смотрит на меня сверху вниз со слащавой улыбкой. Секунда – и она сменяется кривой ухмылкой.

- Мне никто никогда не отказывал, - выдает он свой главный аргумент.

- Значит, я буду первой, - фыркаю ехидно.

- Это я буду у тебя первым сегодня, - обдает дыханием шею. - В твоей постели, - несет какую-то чушь.

Когда раздавали мозги, этот красавчик стоял в очереди за волосами и зубами.

- Припозднился немного, - прыскаю смехом. – Лет так на восемь.

Веселье заканчивается, когда наглый блондин выводит меня из заведения, тащит за угол и грубо впечатывает в деревянную сваю. Пытаюсь вырваться из цепких лап, но не могу. Видимо, за силой и мыщцами этот мужчина тоже очередь занимал.

- Отпусти, - начинаю паниковать. – Кричать буду!

- О да, ты будешь кричать, детка, - тянет противным голосом.

Что за фразы и тон? Будто на порнороликах учился пикапу. Спасибо, хоть не по-немецки.

Набираю полные легкие воздуха, чтобы заорать, но блондин вдруг сам отшатывается от меня. ...

Скачать полную версию книги