КулЛиб электронная библиотека 

Невеста для высших [Ася Ветрова] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Ася Ветрова Невеста для высших

***


Страница книги

Глава 1. Спасение

 

Неля

 

Я опаздывала. Не по своей вине. Но это не имело значения. Наше начальство не любит нерадивых работников. Тем более, что я попала в опалу с недавнего времени.

Вспомнила – и настроение упало ниже эстакады, на которой мы застряли неизвестно ещё на сколько.

Наш босс умный, коммуникабельный мужчина. Симпатичный, немного чопорный. Неудивительно, при его положении. Одна у него слабость – женщины. Пока я жила со своим парнем, он меня и не замечал. Но, стоило нам расстаться, как я сразу стала объектом его пристального внимания.

Откуда только информацию добыл? Подозреваю Лизбет. Но не обижаюсь на неё. Я бы и сама не против встречаться, но не с женатым человеком. Это мой нерушимый принцип. Боюсь, что после отказа от ухаживаний я стала кандидатурой на увольнение. Если не сдамся, конечно.

Самое обидное, что нельзя даже фиксировать на мобильфон произошедшее и скинуть фото, чтобы оправдаться. Потому что катастрофа произошла с аэрокаром высших. Это запрещено.

Никто из водителей даже не смел нажать на клаксон. Стояла абсолютная тишина на нашей ветке.

Мне оставалось совсем немного, чтобы добраться до офиса, всего лишь одна ветка скоростной воздушной эстакады, когда движение остановилось. При аварийных ситуациях автоматически замирает и движение, пока ситуация не разрешится. Всё произошло очень быстро. Раздался хлопок, затем свист, что аж заложило уши, а потом скрежет и отдалённый грохот.

Мой автокар хоть и старой модели, но имеет звукоизоляцию. Однако я всегда оставляю открытым люк. Не люблю закрытых пространств. И автокары тоже, между прочим. После того, как в такой вот аварии погибли мои родители. Поэтому всю палитру звуков ощутила своим слухом.

Затем наступила тишина, нарушаемая только шумом с других веток. Никто даже не пытался выйти из своих аппаратов и подойти к месту аварии. Я заметила, что над обломками появился сизый дымок. А это значит, что будет вакуумный взрыв, и те, кто находились внутри, исчезнут. Просто распылятся.

Я бы не смотрела туда. Сидела бы равнодушно, как остальные. Никто высших не любит. Это как два мира. Обычных людей и высшей касты. Однако глухая боль от своей потери ещё не отпустила меня и дала о себе знать именно сейчас.

Прошло всего несколько минут, но никто не показался ещё, чтобы помочь: ни дорожный патруль, ни службы спасения. Хотя, мало кто остался бы жив после такого. Аэрокар был разбит всмятку.

Кто мне скажет, почему люди совершают глупые, непредсказуемые поступки? Какие силы заставляют их поступать так, а не иначе? Но моё тело и подсознание решили всё за меня. Пока сообразила, что делаю, я уже пересекла два разделительных бордюра, перелезла на соседний пролёт через перекладину, рискуя упасть с высоты птичьего полёта, и уже подбегала к останкам роскошного аэрокара.

Мой мозг автоматически зафиксировал герб одной из самых влиятельных семей высших. Нутро обожгло неконтролируемым страхом, но я уже была у цели и увидела тело. Лицо залито кровью, короткие тёмные волосы слиплись в колтуны. Рука неестественно изогнута. Пальцы скрючены.

– Господи, Неля, ты дура. Определённо спятила. Парень мёртв. Что ты тут делаешь? – пробормотала я себе под нос.

Я кажется всем нутром прочувствовала, что нахожусь под прицелами сотен камер наблюдения.

– Так. Не тушуйся. Надо вытащить его отсюда, пусть он и мёртв. Раз умудрилась сглупить, – всхлипнула я от перенапряжения, – доводи дело до конца.

Вспомнила, что от моих родителей ничего не осталось. Даже пепла, чтобы попрощаться. И это было самым болезненным для меня. Кем бы ни был этот парень, у него должны быть те, кому он дорог. Я не могла оставаться равнодушной.

Вытащить его я смогу. Дверь была оторвана. И вроде тело не зажато. Руку тронуть побоялась: и так сломана. Пришлось тянуть за плечи. От усердия аж вспотела. Тянула изо всех сил. Пострадавший оказался очень тяжёлым, несмотря на стройную фигуру. Длинный, зараза! Увидела, что сизый дымок закручивается и с ужасом поняла, что меня вот-вот затянет в вакуум вместе с обломками и трупом.

– Бежать надо, Неля. Что же ты творишь? Сдохнуть хочешь? – в шоке выдохнула я.

– М-м-м-м! – раздалось возле уха странное шипение. Мой труп вроде ожил.

От неожиданности я упала на спину. Но не выпустила из цепкой хватки парня, который придавил меня своей массой. Быстро спихнула его с себя и потащила подальше от опасного места. Затащить свою ношу за выступ опоры и накрыть парня своим телом успела за секунду до хлопка.

Хорошо, что открыла рот. Иначе бы лопнули барабанные перепонки. Вибрация прошила всё тело.

Когда отпустило, вдохнула и открыла глаза, чтобы увидеть самое красивое мужское лицо, которое когда-либо видела в своей жизни. Даже залитое кровью, оно было совершенно. Ровный аристократический нос, в меру пухлые, манящие губы, высокий лоб, твёрдый подбородок, небольшая сексуальная щетина. Я лежала на мускулистом молодом парне, хотя, судить по внешности о возрасте высших не стоит. Никогда не угадаешь, сколько лет бессмертным.

Он почти не дышал, едва слышное шипение только угадывалось, и сердце билось. Я услышала единичные удары, когда приложилась ухом к груди. Не дотянет, бедолага. Не дождётся помощи. И зачем я его спасала, если он умрёт?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Ещё одна непростительная ошибка, которую я совершила, была следующей. На лацкане делового пиджака у меня красовалась брошь. Единственная ценная вещь, оставшаяся от матери. Уколола палец и выдавила несколько капель в рот парня.

Быстро встала, отряхнулась и вернулась той же дорогой, что и перебиралась сюда. Не уверена, что правильно поступила. Но парень хоть останется жить.

Хорошо, что мой автокар стоял недалеко. Я чувствовала на себе множество недоуменных взглядов. Но была уверена, что меня никто не фотографирует. А файлы с видеокамер будут уничтожены. Всё, что касается жизни высших, не просачивается никуда.

Успокаивая себя этим, спокойно доехала до работы. В клининг-комнате приняла душ, переоделась в почищенную в камере одежду. Поднялась на скоростном лифте до сотого этажа и вошла в офис. Благо, что босса не было видно. Прошмыгнула за свой стол.

– Ты где шляешься? Тебе повезло, что босс сам ещё не приехал, – подкатила ко мне Лизбет. Любопытная особа. Но ко мне относилась хорошо. – С тобой всё нормально? – с сочувствием спросила она.

Я натянуто улыбнулась, кивая.

Из головы не выходил красавчик на трассе. Когда поток автокаров вынес меня на центральную улицу, я видела зависший в воздухе модуль с гербом. Таким же, что был на аэрокаре.

– С ним всё будет в порядке, – произнесла я, видимо, вслух, потому что Лизбет сразу отреагировала:

– С кем? Ты ещё беспокоишься об этом отморозке?

– Нет. Прости. На дороге авария была. Поэтому я и задержалась.

– Ой! Это ты прости. Я же знаю, как тебе тяжело с некоторых пор говорить о таких вещах. Я думала, что ты жалеешь придурка, которого выставила за дверь. Он не достоин даже дышать с тобой одним воздухом. Так бы и прибила гада. Ты молодец, что избавилась от этого балласта, – затараторила она.

– Да. Я тоже так думаю. Давай работать. Я и так опоздала, а мне сдавать отчёт, – виновато улыбнулась я. – На обед сходим вместе в «Сильву», я угощу тебя десертом.

– Конечно, – обрадовалась подруга, и мы приникли к своим рабочим панелям.

 

 

 

Глава 2. Брат

 

Алан

 

Я быстрым шагом отмерял метры широкого светлого коридора медицинского центра для высших, едва не срываясь на бег, но стараясь сохранить хладнокровие. За мной тенью перемещалась охрана.

В этом месте никогда не увидишь обычных людей. Только автоматику и специалистов из высших. Сейчас коридор был пустым в связи с чрезвычайной ситуацией и важностью личности, что сюда поступила в тяжелейшем состоянии. Мой брат.

К сожалению, модификаты тоже имеют свои недуги. Чаще всего получают травмы после вот таких вот катастроф, что является редкостью. В данном случае – подстроенной.

Центр и так был местом изолированным. И попасть сюда могли только по пропускам со штрихкодом. Но сейчас здесь было столько охраны, что казалось, пациент – президент страны. Хотя, этот пациент был покруче президента, который сам кланялся таким именитым людям, как мы, братья Габсбург.

По пути не встретился ни один работник. Все двери были закрыты наглухо. Помещения пусты.

Передо мной открылись последние двери в просторную палату с широкой функциональной кроватью и капсулой регенерации, в которой находился Рон. Мой неугомонный брат.

– Оставьте меня. Как только придет Марк, пустите его, – сказал я, не поворачиваясь.

– Да, господин.  

Створки дверей с тихим шипением закрылись.

Я позволил себе глубокий вздох, чтобы немного расслабиться. За последние несколько часов с момента, как я узнал об аварии и шла операция, кажется, я потерял с десяток лет жизни.

Постоял немного в тишине, нарушаемой только звуком монитора, отсчитывающим удары сердца и медленно подошёл к капсуле.

– Привет, братец! Как же ты так неосторожно попался?

Я смотрел на лицо, похожее на моё как две капли воды. Такое спокойное и такое непривычное. Вроде, тот же разлёт густых бровей, аккуратные линии. Сейчас расслабленные, как будто парень спит. Под глазами залегли тени, веки припухшие. Волосы полностью удалены с головы. Едва заметный шов, прикрытый прозрачной полоской заживляющей ленты, тянулся от левой брови вверх, к виску.

Рубец исчезнет и волосы отрастут. Только надо выяснить, насколько тяжёлой была травма, если пришлось вскрывать череп. Левая рука обездвижена фиксирующим рукавом. На теле уже отцветающие, безобразно огромные гематомы.

Странно было видеть Рона в таком состоянии. Вечно подвижный, как капелька ртути. Улыбающийся. А сейчас похож на сломанную куклу.

– Алан!? – раздался низкий и мягкий голос врача. Одно время мы дружили с Марком довольно близко, пока жизнь не развела нас по разные стороны. Встречались только иногда, на благотворительных вечерах.

– Прогноз? – мой вопрос прозвучал сухо, как и было в моём горле. Я не мог издать ни одного лишнего звука, чтобы даже поприветствовать человека, который лечил моего брата.

– Ты, как всегда, сразу к делу, – отозвался он.

– Марк!? – мой голос чуть не сорвался.

– Извини. Всё не так страшно, как кажется, – хмыкнул мужчина, подходя ближе к капсуле и сверяясь с показателями. – Я оставлю звук сердцебиения? Мне так спокойнее.

– Поэтому ему вскрыли голову? – последнее предложение было мной проигнорировано. Хотелось сказать, что мне тоже так спокойнее, но промолчал.

– Не только голову, – похоже, его задело такое отношение. Однако, Марк достаточно хорошо знал меня, чтобы не обижаться. Когда что-то касалось брата, для меня остальной мир переставал существовать. Я всегда его оберегал. Он мой единственный родной человек. И такое вот случилось несчастье. – У него переломы позвоночника в шейном и поясничном отделах. Спинной мозг, к счастью, не пострадал. Был в униформе с нанозащитой. А вот голова…

– Понятно. Снова без шлема полетел, – сжал я губы. Рон всегда был беспечным. – Насколько серьёзна травма головы? Эликсир не справится?

– Не понадобился, – заявил врач, и я коротко на него взглянул. – Сказочно повезло твоему брату, друг. Мало того, что его вытащили из аэрокара после начала отсчёта самоуничтожения. Так ещё и… Только не злись, ладно?

– Не понял? – развернулся я полностью к собеседнику. Разговор принимал интересный оборот.

– У Рона было кровоизлияние в правой лобной доле и разбит затылок. Я не говорю о том, что он мог полностью остаться лишённым слуха и зрения. И координация движений…

– Дальше. Не тяни, – странно и неправильно было слышать такие страшные вещи по отношению к Рону.

– Похоже, чтобы спасти ему жизнь, его напоили кровью.

– Повтори, – Марк непроизвольно поёжился от моего тихого вкрадчивого голоса.

– Совсем немного. Сначала даже не обратил внимания на некоторые изменения. Тяжесть состояния позволяла такие огрехи. Но ткани восстанавливались на глазах, пока шла операция. И я заподозрил неладное. Повторные анализы ничего не показали. Пришлось более детально исследовать первоначальные пробы. Там нашлись чужие гены. Уверен, что парень бы не выжил, если бы не своевременная помощь.

– Кто об этом ещё знает? – более спокойно поинтересовался я.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Никто. Я сам этим занимался. И нигде не оставил следов. Вот, только этот чип содержит полную информацию, – протянул он мне блестящую полоску в пластиковой коробочке.

– Спасибо! Я благодарен тебе. Надеюсь, что эта информация останется между нами, – обжёг я его пристальным взглядом. Он мне соврал. Боится. Меня все боятся, кроме моего братишки.

– Конечно. Если тебе интересно моё мнение, эти крупицы не окажут никакого воздействия на твоего брата. Слишком мизерное количество. Будто тот, кто сделал это, знал, что делает.

– Когда он очнётся?

– Не знаю. Все функции мозга в норме. Внутренние органы в порядке. Переломы почти срослись. Надеюсь, что день-два – и всё будет в порядке.

– Хорошо. Кроме тебя к нему не должна подходить ни одна живая душа. Его будут охранять. Я буду ждать новостей.

Я покинул палату. Но далеко не ушёл. Мне поднесли планшет, на котором была видна палата брата.

Марк нервно потёр руки и уселся за панель. Было прекрасно видно, как все данные исследования стираются. Проверил несколько закладок. Похоже, смотрел, что мог упустить. Уничтожив все файлы, облегчённо вздохнул.

– Лучше иметь Алана в друзьях, чем во врагах, – прошептал он. – Ты мне оказал услугу, Рон, оставшись в живых.

Кивнув охраннику, который сразу же скрылся с планшетом в соседней комнате, я решил заняться поисками.

 

Глава 3. Похищение

 

Неля

 

После посиделок с Лизбет в любимой забегаловке отправилась домой. Машину брать не стала. Похоже, не совсем смогла отвлечься от утренних событий. Было странное ощущение неприятия тесных пространств. К тому же, скоростные вагончики «Молнии» были комфортными. Так что со спокойной душой оставила автокар на парковке. К тому же, ещё не было случаев аварий с ними. Человек двадцать я уж могла спокойно перенести в течение двадцати минут поездки.

Нечем было себя занять. Читать в одном месте не могу. Бумажные книги – редкость, и их надо читать в более комфортном месте. А с электронными книгами я не дружу. Не та атмосфера. У меня с этим проблемы. Рекламные ролики, что круглосуточно крутили на визорах, были не интересны. Заезжены. А вот вид из окна никогда не надоедал.

Зелени в центре почти не было, кроме декоративных кустиков вдоль эстакад и улиц в самом низу. Климат и кислородная насыщенность поддерживались датчиками, которые чутко реагировали на загрязнение и снижение уровня оптимального кислорода в воздухе. Клининг-роботы «трудились» круглосуточно. Специальная серебристо-серая униформа выделяла их из общего фона, и они не смешивались с толпой.

Ничего интересного увидеть за стеклом я тоже не могла. Но величественная картина технического прогресса впечатляла. Уже было темно, поэтому радужные рекламы на высотках делали город похожим на огромного дракона с бриллиантовой чешуёй, улегшегося отдохнуть. В небе над ним иногда проносились, словно кометы, автокары спешащих куда-то высших. Меня они не волновали.

Мой район был более скромным. Разница чувствовалась сразу же, как только вагончик пересекал последнюю станцию из «Парадиза», части города для богатых. Такого перехода не ощущалось, когда ты пересекал эстакаду. Только что был на работе – и через несколько минут дома.

В части города, где я живу, в основном были здания не выше пятидесяти этажей. Почти карлики по сравнению с административными монстрами и роскошными квартирными домами для богатых.

Я была рада, что нашла себе работу в «Парадизе». Однако, жить бы я там не хотела. Мне повезло иметь свою собственную квартиру в спальном районе в старом доме. Здесь не было вакуумных лифтов и просторных фойе с зеленью. Зато был сад-оранжерея на крыше под специальным куполом, который можно было открывать сегментами. Это было вложение моего отца. К сожалению, последние средства, что у нас были, как потом я поняла.

Здесь я и жила. Стоило только спустится по лестнице вниз. Всю квартиру содержать не могла, поэтому часть сдавала, а комнату-студию, совмещённую с кухней и с отдельной ванной, отгородила для себя. А широкую лоджию, которую папа использовал как кабинет, переделала под спальню. До недавнего времени здесь жил и мой бывший, пока он не решил, что может меня лишить последней собственности.

Поняв, куда дует ветер, с радостью его выставила. Эти непонятные односторонние отношения меня уже стали напрягать. И я была благодарна ему, что он сам предложил расстаться. Только, видимо, не рассчитывал, что сразу соглашусь на такое опрометчивое решение. Не стану его уговаривать.

Когда за разозлённым придурком закрылась дверь, облегчённо вздохнула. Даже не знала, что было так тяжело. Это как сменить неудобную обувь на комфортную. Цинично? Да. Жизнь и не такому научит. По крайней мере, появились так нужные деньги в бюджете, чтобы ухаживать за садом, с которым я не хотела расставаться ни за что на свете, и время для себя любимой. И мозг никто не выедал.

В последнее время любила ступать по земле. Странно, наверное, звучит, но я чувствовала разницу между тем, как быть наверху, и как идти по тому же настилу по земле. Тяготение к родной планете здесь ощущалось сильнее.

На первом этаже был обычный супермаркет. Я знала здесь всех в лицо. Заказывать на дом готовую еду или разогревать то, что хранится в термоконтейнерах в холодильной камере, не хотелось. Набрав натуральных продуктов, что делала очень редко (сегодня решила себя побаловать), потому что очень дорого, вошла в лифт. И через минуту была дома.

Быстро сделала себе лёгкий салатик из фруктов, достала ценную бутылочку смородиновый настойки по папиному рецепту и уселась перед визором.

Устроила себе марафон записей видеосъёмок предыдущих поколений. Сегодня выбрала фильмы про природу и животный мир. Было грустно. Даже поплакала немного. Чем думали люди, уничтожая такую красоту, наверное и не смогу понять никогда, проживи я ещё столько же лет.

Всего сотню лет назад все было по-другому. Бескрайние леса, реки, океаны, моря. Степи, цветущие весной, великолепный животный мир, птицы, водные обитатели. Сейчас то же самое, но просто в лес ты не зайдёшь и в реке не поплаваешь. Мир изменился до неузнаваемости. Мутировавшие твари сожрут и не подавятся, или ты умрёшь от укуса кого-нибудь.

До сих пор все кому ни лень, мусолят тему о причинах, чуть не приведших к гибели всего человечества. Единого мнения нет: то ли вирус, то ли ещё какая биологическая зараза, возможно, что химическая атака, а может и цепная реакция неведомого новшества оказали такое воздействие на всё живое. Важно ли это знать? Сейчас в мире обычные люди живут в вот таких вот мегаполисах, как наш, чтобы защитить себя.

И ещё. Появилась и новая раса людей – модификаты. Никто не рискнул назвать их мутантами. Просто высшие. От обычных людей они отличаются только тем, что совершенны. В прямом смысле этого слова: умные, выносливые, быстрые. Но всё те же люди.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Никто и не заметил, как человечество разделилось на две части: высших и обычных. В своё время удалось предотвратить вражду и непонимание. Было так сложно и трудно, что власть над судьбой земной цивилизации отдали тем, кто смог её спасти. Высшие сразу себя изолировали.

У них свои города и своя жизнь. Но тесно связанная с нашей жизнью. Потому что всё под их контролем. А вот простые смертные попадают к ним очень редко. И никто не горит желанием, как я знаю. Потому что этим несчастным приходится разрывать все связи с внешним миром. Почему несчастным? Потому что себе такой жизни не пожелала бы.

Я так устала и все эти мысли утомили, что не заметила, как заснула.

Разбудило ощущение присутствия кого-то в доме.

Я чуть не взвизгнула, когда увидела человеческий силуэт и ту же его узнала, сразу включая свет.

– Ты что тут делаешь? И как ты попал в квартиру?

– Я тоже здесь жил. У меня есть ключ-карта.

Проклятье! Не нашла времени, чтобы ключ-карту сменить.

– Будь добр, оставь карту и уходи.

– На это раз не получится, Нэл. Я хотел по-хорошему. Мы бы продали этот твой сад идиоту, влюблённому в прошлое, как и твой отец. Хватило бы и на то, чтобы покрыть мои долги, и снять квартиру в новом доме. Я дал тебе время подумать, но, похоже, что ты не настроена на диалог.

Я стояла, не веря своим ушам и глазам. Этот урод расхаживал по моей комнате и деловито говорил вещи, которые были выше моего понимания. Ниже, прости Господи, моего понимания. Сад, квартиру продать, чтобы этот (не буду сквернословить, хоть и хочется и к месту) имбецил спустил деньги и посадил меня в съёмную квартиру?

– С твоим, даже крошечным, с горошину мозгом, ты должен был понять, что этого не будет. Уходи, немедленно!

– Ты не отвертишься. Я уже продал тебя с потрохами своим должникам. Это была единственная попытка решить вопрос мирно. Всё же не чужие люди. Сюда сейчас войдут и ты пойдёшь с ними, как миленькая. И так всего лишишься, а бонусом будет твоя новая жизнь во французском квартале.

– Ты не посмеешь! – задохнулась я от возмущения и страха.

Огляделась в поисках чего-то, что могло бы меня защитить и прозевала тот момент, когда мужчина оказался слишком близко. Больно что-то ужалило в плечо, и я провалилась в вязкую темноту.

 

 

 

 

Глава 4. Старый друг

 

Алан

 

– Господин, пришёл детектив Беннет, – щёлкнул внутренний передатчик.

– Пусть поднимется, – ответил я, выходя из своих мыслей.

Я находился у себя в кабинете на сто пятидесятом этаже. Из окна открывался потрясающий вид на целый океан облаков, подсвеченных снизу утомлённым солнцем. Близился закат. Нежно-розовые волны уходили далеко за горизонт. Серое небо рассекал серебристый спорткар.

Сердце болезненно сжалось. Машина напомнила мне брата. Так неправильно было видеть его неподвижным. Он не первый раз получал травмы. Но впервые такие тяжёлые. Не считая того дня, когда он чуть не погиб вместе с родителями. И, если бы не своевременная помощь, то я бы скорбел сейчас, не имея возможности с ним попрощаться. Это он должен был сейчас мчаться на своём спорткаре и весело беседовать со мной, связавшись по визорфону.

За спиной раздался шум. Я развернулся и встретился взглядом с умными, проницательными голубыми глазами.

Мужчина на вид тридцати пяти лет, крупный, одного роста со мной, с коротким ёжиком русых волос. Он был обычным человеком. Старший детектив центрального полицейского участка в «Парадиз».

– Здравствуйте, детектив. Не извольте казнить за то, что побеспокоили, – застыл я статуей.

– Закрылись в этом роскошном склепе современного минимализма, забравшись выше облаков и решили, что можете отрывать обычных трудяг от важных дел? Или считаете, что у нас и дел не может быть стоящих, ваше сиятельство? – мужчина комично поклонился.

– Рад тебя видеть, Руслан, – радушно улыбнулся я, подходя к гостю и протягивая руку.

Мы обменялись рукопожатием за предплечья. Невиданная роскошь для других от меня. Уверен, что и от него тоже. Мы были очень похожи, хоть и отличались генетически и социальным статусом. И знали друг друга давным-давно. Надеюсь, что и сейчас остались друзьями. Я не выпускал его из виду, хоть мы и не общались.

Руслан коротко приобнял меня. Я похлопал его по плечу. Я действительно был рад его видеть, как и он меня.

– Вспомнил, что у тебя есть друг? Апокалипсис наступил? Рассказывай, что случилось? А то чувствую себя букашкой в таком монументальном помещении.

– Скажешь тоже. Не преувеличивай. Сам знаешь, как меня самого напрягает это. Статус обязывает. Я бы посидел с тобой в той забегаловке в Таунстоне, стилизованной под старинную таверну. Жаль, что сейчас не получится, но кое-что могу предложить. Только я должен спросить: хочешь чего-нибудь выпить? У меня есть шотландский виски, – решил я оттянуть время. Так было приятно, что мог себя почувствовать самим собой за долгое время.

– Вот искуситель. Всё же не забыл. Уверен, что у них и закупаешься. Жив ещё старик Эд? Я сто лет, кажись, там не был.

– Нет. Он умер два года назад. Его заменил Сэм. Помнишь мальчишку подростка, что всё время пялился на меня как на инопланетянина?

– Аха-ха-ха! Ещё бы. Как только паразит узнал, что ты модификат, так и стал шпионить. Да, времена весёлые были. Давай сюда свой янтарный хмель. Как я могу отказаться от такого ценного напитка? Его один глоток я и за всю годичную зарплату не куплю, – предвкушающе потёр руками гость.

– Не скромничай. Как Анита? Скольких настругал наследников?

– Не забыл, как звали мою невесту? Мы на день свадьбы получили роскошный подарок. До сих пор на нём гоняю. А спасибо сказать не смог. Хорошо, что времени прошло достаточно. Желание было затолкать тебе этот подарок в мягкое место.

– Извини. Я бы появился сам, но привлекать внимания не хотел.

– Я понимаю. У нас всё хорошо. Один спиногрыз растёт, – сказал он, вздохнул и грузно опустился в кресло. Только сейчас я заметил, как он устал. В уголках глаз залегли морщины, а складки вокруг рта стали глубже.

Высокие хрустальные бокалы были наполнены элитным алкоголем. Тонкий аромат защекотал ноздри. Я отдал бокал другу и сам уселся напротив. Он сидел, расставив ноги, я же перекинул ногу на ногу.

Мы сделали по глотку. Я подождал, пока Руслан откроет зажмуренные от удовольствия глаза.

– Спасибо, друг! Давно такого не чувствовал. Яркий аромат, насыщенный вкус и приятное послевкусие. Рад, что напиток не пострадал. Всё зависит от того, кто его изготовляет. Я привык к бурде в кафе для полицейских со льдом, – вздохнул он. – Рад, что ты остался эстетом.

– Вкус напитка не поменялся, может, потому что запасы ещё не закончились? У Эда в подвале были огромные бочки. Хотя, не могу судить. Я там тоже не бывал с тех пор. Рон туда наведывается каждый год на наш день рождения, чтобы меня порадовать.

– Что случилось, Алан? Что-то с Роном? – сразу стал серьёзным Руслан. Он поставил бокал на стол.

– Я не уверен, что могу втягивать тебя во всё это, Руслан. Ты можешь уйти сейчас, пока не в курсе.

– Рон жив? – сразу вник в дело мужчина. Всё тот же внимательный детектив.

– Слава всем святым! Он попал в странную аварию. И его спасение было тоже странным. Я не могу сказать определённо, была ли авария подстроена или сам Рон что-то не так сделал. Техника, возможно, подвела. Но ты же знаешь, что это практически невозможно. Тем более, что аэрокар упал на эстакаду и включился режим самоуничтожения.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– С Роном внутри? Что за бред? Высших всегда выносит. Даже мёртвых. Аэрокар не должен был упасть. Ты же и без меня это знаешь. Подожди, он же на спорткаре только летал!

– Я тоже удивился, когда узнал, что он на обычном аппарате вылетел.

– Алан, ты же знаешь, что я не могу в этом копаться. Меня самого закопают, как только я сунусь не в своё дело. Сразу нос оттяпают. Даже при твоей поддержке.

– Я не поэтому тебя позвал, – вздохнул я и посмотрел в глаза Руслану.

– Только не говори…

– Как ты так сразу всё понял? – ухмыльнулся я.

– Я никогда не забуду тот день, Алан. Страшно было до жути. Ты буквально вытащил брата с того света.

– На этот раз это там кто - то другой. И я не знаю, кто. Если бы это сделал модификат, я бы уже знал. Но это сделал человек. И он не должен был знать, что такое возможно. Ты знаешь, как мы бережём эту информацию?

– Да, – хмыкнул друг. – Хотел бы и я забыть. Читал как-то книгу, что случайно нашёл в одном из домов, где было совершено убийство. Люди в последнее время стали больше интересоваться стариной и всякими опасными для жизни и здоровья ритуалами. Так вот, там было сказано, что, зная истинное имя, данное при рождении, можно подчинить человека себе. Я посмеялся тогда с глупости и ограниченности некоторых субъектов. Но, возможно, имелось ввиду не имя как таковое? Кто его знает? Кровь же не могла попасть случайно ему в рот, – резко перевёл он тему. – Если Рон был не один…

– Его оттащили за опору моста. Будь человек рядом с братом, он не смог бы выжить. Рон и сам был на волоске от смерти. У него были травмы не совместимые с жизнью даже для высшего. А вакуумный взрыв всё уничтожил.

– Это даже интересно. Пристроить к аэрокару чип саморазрушения невозможно. Или я чего-то не понимаю?

– Этим занимаются другие.

– Хочешь, чтобы я нашёл того человека? Машина уничтожена, сведений нет. Даже если были бы, у меня к ним доступа не будет. Как я это сделаю?

– Я дам тебе пробы. Первые, что мы взяли у Рона. Повторно ничего не нашли. Ты понимаешь, что я не могу допустить, чтобы кто-то, кто знает о секрете модификатов, спокойно разгуливал среди людей? К тому же, не знаю, как поведёт себя брат после пробуждения. Если он отправится на поиски… Я не могу кому-то другому поручить это дело, Руслан. Или затребовать данные генетического банка, не вызвав ненужный интерес. Информация просочится, люди будут искать. И рано или поздно найдут ответы. 

– Я сделаю все, что смогу. Надеюсь, что с Роном всё будет хорошо. Если вторичные анализы спокойные, возможно не будет последствий для него.

– Я тоже, брат, надеюсь.  Как-нибудь встретимся в таверне Эда? – предложил я.

– Возьмём Аниту с собой. Она будет рада видеть тебя.

– Обязательно. Передай ей привет от меня. 

 

 

Глава 5. Действительность

 

Неля

 

Мне казалось, что я падаю. В глубокую чёрную пропасть. Вдруг появился яркий свет и меня несло так быстро, как будто я летела на аэрокаре. То, что это невозможно, умом понимала. И решила отдаться снам.

Эстакады серпантином, на самый вверх. Облака подо мной цвета любимых мной цветков сакуры. Розовый. Такое деревце росло у меня в саду. Лепестки, много лепестков кружилось вокруг меня. Затем тишина непривычная: ни шума вагончиков, которые издавали шелест, когда останавливались, и писк, когда отправлялись куда-то. Ни голосов, что можно было услышать, когда кто-нибудь открывал окна или просто наслаждался на лоджии оттенками всех цветов радуги на небе, которое невозможно было увидеть таким, какое оно есть на самом деле.

Мы как-то ездили с родителями на курорт. Всего-то два дня, что мы там провели, когда я ещё была маленькой, запомнились мне навсегда. Именно небом. Таким далёким, чернильно-фиолетовым и яркими искорками звёзд. Серебряными паучками мелькали аэрокары. А болиды прочерчивали дорожки. Я видела на картинках, как падают звёзды. Было похоже.

– Я читал, что люди раньше чаще смотрели на звёзды. И мечтали, – тихо сказал папа, обнимая меня и маму.

– Мечтали?

– Да, милая. О далёких мирах, о чём-то милом сердцу, о любви. Сочиняли стихи, песни. Находили время, чтобы посидеть рядом, как вот мы сейчас.

– Красиво. Я тоже, папа, хочу мечтать, – ответила я.

– Малышка, я надеюсь, что все твои мечты сбудутся, – поцеловала меня мама в макушку.

Это было очень давно. Так давно, что захотелось плакать. Папа ездил по работе. Мы не могли себе позволить роскошь отдыхать в таком месте. Ведь это был курорт для высших. Это я узнала позже, когда родителей уже не стало. Я пыталась вернуться на то место, но это было невозможно из-за статуса курорта. Тогда у меня возникло жуткое чувство, что, если я там не побуду, сойду с ума.

С ума не сошла. Но печаль осталась.

Звёзды стали гаснуть одна за другой. Я хотела это остановить. Но не могла. Только сейчас почувствовала вибрацию всем телом. Едва шевельнулась – и тысячи мелких игл пронзило всё тело. Я бы закричала, но горло сдавило так, что дышать не могла. Это мне так казалось. Потому что воздух попадал в лёгкие. Просто у меня пропал голос. И, кажется, зрение.

«Я, вроде, не пила ничего вчера, когда с Лизбет ходила в «Сильву». Да там и нет напитков сильнее обычного пива. А я его не люблю. Проклятье! Даже пошевелиться не могу»

Вспомнила парня, которого вытащила из аэрокара. Что-то меня беспокоило весь день, но я не подумала об аварии ни разу. А сейчас поняла причину своего беспокойства. Аэрокары не терпят катастроф на эстакадах. И тем более, не подвержены взрывам. Или я чего-то не знаю? Аппарат на автопилоте доставляется к месту ближайшего ангара, если неисправен. Это же высшие. Они себя ценят очень высоко.

Я боялась двигаться, и слепота меня пугала. Но не все чувства пропали. Ощущала под спиной жесткое покрытие. И в голове был гул. Как будто… как будто меня везут куда-то.

«Я что, всё перепутала? Сама попала в аварию? И мне показалось, что я помогаю кому-то? Вот же, мозг выдаёт то, что ему выгодно, чтобы защитить человека. Мне повезло, что не была смертельно ранена. Иначе засосало бы в вакуум»

 Автоматика срабатывает сразу. Если человек смертельно ранен, всё уничтожается. Никто не будет прилагать усилий, чтобы хотя бы постараться вытащить тебя с того света. Таков закон «каменных джунглей», как говорил папа. Выражения старые, но мне нравились. Папин кабинет полон таких дорогих бумажных книг с интересными мыслями.

Меня тряхнуло. Снова миллионы игл прошили тело. Но не так болезненно, как в первый раз. Почувствовала колебания, будто плыву по волнам. Ещё сплю или проснулась уже? Было непонятно. Чувство реальности совсем где-то потерялось.

– И так, что за птичку вы мне принесли? О! Какая необычная девушка. Это редкий экземпляр. Сколько вы за неё хотите? – услышала я мужской голос.

– Десять тысяч рилов, – раздался более низкий и хриплый.

– Думал, что попросите больше, – в первом голосе послышалась издёвка.

Услышал изумлённый и разочарованные вздохи и шипящий звук закрывшихся панелей.

– Ну, дорогая! Ты мне не только вернёшь эту сумму. Преумножишь её многократно. У тебя большой потенциал, милая, – вкрадчивость этого голоса была мерзкой.

Мне не нравился этот разговор. И то, что меня, продали. Я когда-нибудь очнусь от этого кошмара? Хочу проснуться.

«Господи! Кто-нибудь, вытащите меня отсюда!»

Услышала мычание и долгий стон со стороны. Руки мои сжались непроизвольно и тело выгнуло в пояснице. Резко распахнула глаза.

– Какая прелесть! От одних её стонов у импотента встанет. А глаза – просто изумруды. Ты конфетка, девочка! Моя сладкая конфетка.

Тощий мужчина со светлой шевелюрой, уложенной искусным стилистом, не тянул на извращенца. Больше на ведущего передачи для маленьких.

– Мужчина, у вас всё в порядке с мозгами? Не в кондитерской находитесь. И я вам не конфетка, и не милая, не дорогая. Имейте уважение, – голос прозвучал не так, как хотелось бы. Дрожащий, слабый. Меня пугало то, что вовсе была не во сне.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Перед глазами всё плыло. Пыталась ухватиться за что-нибудь. Мне это удалось. Похоже, что схватилась за своего собеседника, потянув его за лацканы пиджака. Ткань дорогущая на ощупь.

– Плохих девочек я наказываю, – погрозил он мне пальцем. – Тебе повезло, что это в первый раз. Будь паинькой и не доставляй папочке проблем. Я за тебя заплатил, жемчужинка. И ты мне это всё вернёшь, с процентами, – жаркий шёпот на ухо премерзко отдавался холодом в позвоночнике.

Похоже, что я попала в те ужастики, что любят ценители космических мясорубок. Оттолкнула его от себя. Но недостаточно сильно, чтобы сделать больно, как хотелось бы, впечатав в стену. 

– Вы точно сумасшедший. Это преступление!

– Не переживай за меня, цветочек. Ты подписала все документы, подтверждающие, что будешь работать у меня, пока не отработаешь долг. Ты у меня надолго, девочка. Так что, и для меня, и для тебя будет лучше, если ты примешь действительность спокойно. Может, тогда и поладим. Элтон?

Болезненный укол в шею – и я провалилась всё в ту же вязкую тьму, с надеждой на то, что скоро этот кошмар закончится.

Не знаю, сколько действовал препарат, но в один момент пальцы ног стал облизывать жар. Он становился всё сильнее, пока я сама не запылала факелом и с криком не проснулась.

Только была не дома, в своей кровати, а в незнакомой большой светлой комнате. Дорого обставленной. Я знала это. Потому что, стены были из полимерного материала с наночастицами. При желании ты мог изменить цвет стен, создать картины, какие нравятся.

Мебель тоже можно было менять по твоему желанию. А вот и панель, с помощью которой эти изменения ты мог совершать.

Спустилась с широкой кровати, заправленной белоснежным бельём, и пошла к панорамному окну. Чуть не стошнило. За стеклом, которое и лазером не вскроешь, далеко за горизонт простиралась пустыня. Бледно жёлтое море барханов, оживляемое лёгкими шарами перекати поле. И ни единого объекта цивилизации. Ни намёка. Странно было не видеть небоскребов, эстакад, вечно забитых автокарами.

Я посмотрела на себя. Меня переодели.

Быстро подошла к панели. Я раньше пользовалась такой, раза два у подруги. Одна стенка превратилась в зеркало.

Я была высокой девушкой. Это, наверное, было бы не плохо, если бы не выделяло среди окружающих. Даже Лизбет доставала мне только до уха. Возможно, что и парня своего урода я выбрала именно потому, что мы были почти одного роста. Фигура спортивная: прямые плечи, небольшая упругая грудь с крупными сосками, подтянутая попка, переходящая в длинные ноги, плоский живот.

Я не соответствовала стандартам красоты. В этом мире ценились округлые формы. К тому же, светлая кожа. Её осветляли все. Даже темнокожие. А у меня была смуглая, ровная кожа и тёмные длинные волосы. Лизбет не могла сделать с моей фигурой ничего. Пичкая едой – точно. У меня был хороший метаболизм. А препараты, увеличивающие объёмы, я бы не стала принимать.

Очень старалась уговорить меня осветлить хотя бы волосы. Я категорически отказалась. У моего отца были такие же тёмные волосы и ярко-зелёные глаза. Что тоже было редкостью. Я позволяла себе только носить линзы. Чтобы уж совсем не привлекать к себе внимания, как к «полной уродке» Слышала как-то, что меня так называют.

– Что же во мне изменилось?

На мне было длинное белое ночное платье на бретельках. Всё бы ничего, если бы под низом было бельё, а ткань не была бы кружевной.

Подошла поближе и ахнула. Моя кожа светилась, а волосы блестящей тяжёлой массой покрывали плечи. Ногти на руках и ногах отполированы до зеркального блеска. Было ощущение, что вылезла из дорогого салона.

– Нравится? – неожиданно раздался мужской голос.

Взвизгнув, я отлетела к окну. В комнате стоял тот придурок из моего сна, или всё же яви? Он поморщился:

– Ты моя самая дорогая кукла на сегодняшний день, Перл. Веди себя подобающе.

– Что происходит?

 

 

Глава 6. Выписка

 

Алан

 

– Алан, Рон пришёл в себя, – сообщил мне Марк.

Лучшая новость, что ждала этим утром. Уже прошло два дня с момента, как я узнал об аварии. За то, что Марк соврал, я не злился на него. Он всегда терялся, когда что-то посерьёзнее вставало между нами. И его эта осторожность, похоже, и была той преградой, что мешала нам стать истинными друзьями. Как с Русланом, например. Тот хоть и был человеком, но никогда меня не сторонился и не боялся говорить всё, что думает, в лицо. Даже мой статус его нисколько не напрягал.

Кстати, он должен был со мной связаться. Сам не стал его дёргать лишний раз, прекрасно зная, что друг не оставит мою просьбу невыполненной. Этому человеку я доверял как себе и брату.

– Что за унылое лицо? Боишься, что ругать буду за неосторожность? – спросил я, увидев, что Рон погрузился в свои размышления. Сердце ёкнуло от нехорошего предчувствия, которое и так угнетало меня всё это время.

Рон поднял голову всё ещё с нахмуренными бровями и сжатыми в узкую полоску губами. Всегда странно было видеть родное лицо, похожее на собственное. Как в зеркало смотришься.

Широкая улыбка осветила, кажется, всё помещение так внезапно, что захотелось зажмуриться.

– Ты пришёл. Я так рад тебя видеть! Кажется, я чуть не бросил тебя здесь. Но я же не мог так с тобой поступить, верно? – солнечная улыбка сменилась виноватой. Рон всегда отличался живой мимикой. У него всё всегда было написано на лице.

Быстро подошёл и крепко его обнял.

– Не пугай меня так больше, Рон.

Это был всё тот же младший брат, хоть и родившийся всего на несколько минут позже. Засранец, которого всегда приходилось опекать. Даже став взрослым мужчиной, он не тяготился моей заботой, принимая её как должное. Но я всегда знал, что он отдаст за меня жизнь, не раздумывая. Ведь мы, близнецы, чувствуем друг друга на генетическом уровне.

«Проклятье! Кровь! Генетика! Вроде пока никаких изменений внешне не заметно. Надеюсь, что так всё и останется»

– Оу! Уже приехал? Вот и отлично. Можешь забирать пациента. Он здоров, – вошёл в палату Марк. – Пришёл сказать, что анализы отличные, показатели тоже в пределах нормы.

– Я смогу участвовать в гонках?

– Рон! – непроизвольно зарычал я.

– Я не собираюсь отказываться от забега, Алан, – резко ответил брат. У меня холодок прошёлся по позвоночнику. Рон никогда не позволял себе говорить со мной в таком тоне. У него даже черты лица стали острее. Или мне так кажется? – Прости. Я буду сейчас готов. Господи, во что меня превратили? – сразу возвратился он к себе прежнему. Похоже, что у меня паранойя. – Дружище, у вас тут извращенцы работают? У меня голова как яйцо. Не говоря об остальном газоне на своём теле.

– У тебя брат пошляк, Алан. С твоим имиджем, Рон, можешь начать новую эру в современной моде. Не будь архаичным. Существует такая вещь, как тотальная эпиляция. А ты ещё и лысый будешь. Ха-ха-ха! Представляешь, все лысыми ходят, – рассмеялся от души Марк.

– Я предпочитаю быть естественным. А не гладким как рыба. Фу! А вот давай с тебя и начнём. Станешь моим верным последователем в новом начинании, – иронично приподнял брат бровь.

– Ой, не надо! Я так распугаю всех своих клиентов. Не хватало, чтобы меня ещё на детекторе психологической адекватности проверяли, – замахал на него руками Марк. Они дразнили друг друга, как будто ещё вчера мой брат не был на грани между жизнью и смертью.

Рон скрылся в ванной комнате, а я всё ещё смотрел на панель, что за ним закрылась.

– Что не так, Алан? – я и не заметил, как врач оказался так близко.

– А что не так? – ответил вопросом на вопрос. Однако, не стоило так грубо отвечать. – Извини. Я только сейчас понял, что чуть не потерял его, – постарался я расслабиться. – Так и остался мальчишкой.

– Конечно. Я понимаю. И завидую ему. Чувствую себя старой развалиной рядом с ним. Ты не переживай. Всё так, как я сказал – никаких изменений. Он абсолютно здоров. волосы отрастут за сутки. Ты это знаешь. Насчёт гонок – не знаю даже, что сказать. Это вы должны решить между собой. На гонках есть вероятность аварии. Но там всё под контролем. Так что, риск практически нулевой.

– Спасибо!

– Я всё, – вышел к нам Рон.

Он выглядел так же, как всегда. Его любимая мешковатая одежда, на вид тяжёлые высокие ботинки на шнуровке. На голове панама, которая скрыла полностью его лысину, делая его похожим на подростка. Мы с ним отличались полностью. Я – в деловом костюме и он – в спортивном свободном стиле. Как два отражения одного человека.

– Чем займешься? – спросил, когда прибыли домой. У Рона была и своя квартира, как и у меня. Но чаще мы бывали в общем доме. И он не стал сопротивляться, когда я его привёз именно сюда.

– Не знаю, пока ничего не хочется.

Я заметил неясную тень, что побежала по его лицу. С этих пор я буду наблюдать за ним неустанно и постоянно. То, что раньше пропустил бы мимо, сейчас настраивало на негативные мысли.

– Ладно. Ты пока отдохни. Обед будет вовремя. Что будешь?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– А давай, закажем вредную пищу? – вдруг загорелся он.

Я невольно заулыбался. Как ребёнок, ей Богу!

– Сам закажешь? – сдался я, мысленно извиняясь перед своим желудком. – Только без фанатизма. А то я тебя знаю.

– Всегда бы так.

Рон, весело насвистывая, поднялся по лестнице наверх.

Я же прошёл в кабинет. Проверил мобильфон. Ни пропущенных, ни сообщений не было.

Зато на домашнем мониторе ждала куча дел. Решение новых задач приносило чувство стабильности, правильности и уверенности в себе. Синдикат, который я возглавлял, включал несколько крупных компаний по всему миру. Каждый глава имел своих директоров и замов, те своих. Все их решения сводились к одному, а в итоге – только после моего одобрения вступали в силу все сделки и контракты.

Мне нравилось ощущать свою власть над огромным синдикатом. Не только держать в руках судьбы обычных людей, но и модификатов. Наша семья была самой влиятельной и богатой на сегодняшний день во всём мире. Потому что мы контролировали всё, что касалось жизнедеятельности человека: еду, одежду, топливо, недвижимость, развлечения, отдых, науку.

 С братьями Габсбургами была сравнима только семья Уваровых. Влад Уваров, глава концерна, объединяющего компании по производству всех видов транспорта: водного, воздушного и наземного, включая бытовую технику. К тому же, они отвечали за строительство эстакад. Вдобавок, мой будущий шурин. Его сестра, Шарлин, была моей невестой.

К началу обеда я уже закончил и решил передохнуть немного, приняв нормальный водный душ и переодевшись в более свободную одежду. Хотелось хоть как-то приблизиться к брату. Правда, таких вещей, как у него, я у себя в гардеробе не найду. Однако, не всегда же я ходил в деловых костюмах. Мои комнаты находились тоже на втором этаже, только в другом крыле.

После душа, высушив тело под потоками воздуха с кондиционером, надел широкие льняные брюки и хлопчатобумажную футболку с длинным рукавом, сверху кардиган из шерсти крупной вязки. Я всегда предпочитал натуральные ткани. Безумно дорого, но что не сделаешь для себя любимого? Куда мне ещё тратить деньги, если не на свой комфорт? Единственная слабость, что я себе позволял.

Уже открыл дверь наружу, когда пришло сообщение от Руслана: «Я что-то нащупал. Это женщина, Алан. И она пропала»

 

 

 

Глава 7. Просьба

 

Неля

 

– Может, объясните, что происходит? Почему я здесь? Я вас не знаю. И точно никому ничего не должна. Дорогу ничью не срезала. Что за приторные словечки? Как вы вообще смеете со мной так разговаривать и удерживать здесь? – я говорила напряжённо, но не позволяла себе кричать. Хотя и хотелось не только кричать, но и прибить эту белобрысую сволочь, что вела себя возмутительно спокойно, расслабленно сидя в кресле и рассматривая свои наманикюренные длинные ногти.

– Ещё есть что сказать? – скучающим голосом спросил он.

– Да вы издеваетесь! Пусть принесут мои вещи, и я уйду отсюда. Расстанемся по-хорошему, – жёстко ответила я.

– А что? Есть чем пригрозить, кроме полиции? Или ты обладаешь суперспособностями модификатов, чтобы отсюда уйти? Уверяю тебя: даже высшие далеко не уйдут, если вышвырну за пределы оазиса, – небрежно махнул он рукой в сторону окна.

Я и забыла, что мы в пустыне.

– Есть опыт? – хмыкнула я, прожигая ненавистным взглядом дыру за дырой с мой кулак размером в чужом теле. Если бы это реально было возможно.

– А ты смелая. С тобой я так не поступлю. Я рачительный хозяин. Использую свой «зверинец» по полной, – заявил он и я поморщилась от такого сравнения. – Послушай сюда, девочка, – резко оказался со мной рядом мужчина, вплотную приближая своё лицо к моему.

С великим трудом удалось не отшатнуться. Я его не должна бояться. Презирать и ненавидеть, но не бояться. Внутренне порадовалась тому, что этот урод оказался немного, но ниже меня.

– Ты моя собственность. Моя кукла. До конца твоей жизни. Долг твоего бывшего так велик, что даже продажа всего твоего имущества не покроет и половины его долга. Если не будешь доставлять проблем, я подумаю о том, что смогу когда-нибудь разрешить тебе уйти. Однако, если продолжишь вести себя как плохая девочка, то станешь бездушной игрушкой, которую я буду отдавать в полное пользование со всеми извращениями, которые могут посетить мозг клиентов этого учреждения. Уверяю тебя, ты даже представить не можешь, какие гнусные фантазии тревожат озабоченных самцов, что приходят сюда расслабиться. Я буду тебя оживлять каждый раз после очередного пользования и пускать в ход по новой.

– Вы точно больной. Не пробовали сходить к психологу на приём? – я боялась дышать. Настолько страшно было осознавать всю эту нелепую ситуацию и реальную опасность, что мне грозила. Не только физическая, но и моральная.

– Мой личный психолог советует мне не сдерживать своих желаний. И помогает в претворении их в жизнь. Ты с ней познакомишься, если пожелаешь. Однако, я бы не советовал этого делать. Я её люблю и ценю, но после её лечения мои игрушки ломаются очень быстро.

– Может, скажете, где я? И кто вы такой? Почему я должна отвечать за чужие преступления? Кто натворил – тот и должен отрабатывать свою провинность, хоть по гроб жизни.

– Я отвечу на твои вопросы, – согласился мужчина. – Но это последняя уступка, – предупредил он. – Меня зовут Жан Этьен, и я директор оазиса «Сады Семирамиды», – сказал он и я невольно округлила глаза. – Вижу, что тоже наслышана об этом месте. Только хочу тебя предупредить, что находишься не в той части оазиса, которая легальна. Отвечу на следующий, третий твой вопрос. Ты здесь потому, что у этой мокрицы нет ничего за душой. У него нет даже родни. Ты же знаешь об этом. Пришлось воспользоваться тем, что доступно. Всё. Время пошло. О своих обязанностях и условиях проживания узнаешь у своей компаньонки.

– Только одна просьба, – тихо произнесла я.

– Мне нравится твой настрой. Раз просишь – не могу отказать, – довольный собой, уселся в кресло Жан.

– Устройте мне встречу с Пауло.

– Зачем тебе с ним встречаться? – удивился мужчина. – Хотя, если хочешь высказаться, наорать или ударить этого остолопа, то не возражаю. Только не порть товарную внешность. Ты же видишь, как над тобой поработали? Это дорогое удовольствие. Лечение обойдётся ещё дороже. А кто будет отрабатывать? Ты, моя девочка. Этими восхитительными губками, аппетитной попкой, упругими грудками и сочным цветком, – облизнул он свои губы. А мне поплохело. – Что ты так побледнела? Эй, тебя никто не трогал, кроме моего врача, конечно. Надо же было мне убедиться, что ты здорова?

Я закрыла глаза, чтобы успокоиться. Иначе вцепилась бы в его лицо ногтями. Даже представила, как он визжит, пока сдираю кожу с этого холёного, приторно счастливого лица маньяка.

Сердце билось тяжело и болезненно, будто я находилась под огромной тощей воды. И осталось всего несколько мгновений перед тем, как я открою рот и мои лёгкие разорвет от давления воды, а сердце остановится. От перенапряжения перед глазами мелькали мушки.

– Иди одевайся. Тебя проводят. Не надо так переживать. Жизнь надо принимать такой, какая она есть, со всеми сюрпризами. Не всё так страшно, Перл. Тебе понравится. Я тебя в обиду не дам. Обещаю.

– Пауло, – глухо прозвучал мой голос. Горло саднило от усилий сдержать в себе вопль. Если я не доберусь до этой трусливой продажной твари, мне стоит сразу умереть.

– Как всё сложно с тобой. Я слишком сегодня добрый. Даже злиться на тебя не могу, так ты мне нравишься. Тебе повезло, жемчужинка. Парень ещё здесь. За такой подарок как ты, я дал ему возможность повеселиться. Хочешь навестить его там или в отдельной комнате? Мне всё равно, что ты с ним сделаешь. Только береги…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Да. Я поняла. Товарный вид важнее, – посмотрела я прямо в холодные рыбьи глаза.

– Бездна! А ты заводишь. Я определённо выиграл Джек пот.

 

 

 

Глава 8. Вилма

 

Неля

 

– Мне бы одеться, – сказала я.

– У тебя полный гардероб вещей. Я побеспокоился о своей девочке. Если тебе нужна будет помощь в подборе наряда или аксессуаров, у тебя есть компаньонка. Ты должна оправдывать своё новое имя и заблистать, моя чёрная жемчужинка.

Он прошёл вглубь помещения и нажал на что-то. Панель беззвучно отъехала, и я увидела множество женских вещей и ряды полок с обувью. Присмотревшись, поняла, что размер мой.

– Когда успели-то?

– У меня серьёзный бизнес, – холодно ответил мужчина. – Я должен учесть все мелочи, даже неожиданные.

Я строго взглянула на Жана, который не сводил с меня жадного и довольного взгляда. Поняв, что я от него хочу, вскинул руки, будто сдаваясь.

– Будто я там чего-то не видел, – скептически хмыкнув, удалился.

– Бизнес, значит. Ну-ну! – скривилась, начиная перебирать вешалки.

Как ни странно, вещи оказались приличными, если приличным можно считать наличие некоторых нюансов. Типа: полностью закрытое спереди платье с воротом под горло – открытая до ягодиц спина, если и спина закрыта, то с боку разрез от подмышек до пола, только тонкие завязки и держат. Ни то, ни другое – значит ткань прозрачная или так облегает, что каждая складочка и выемка напоказ, словно вторая кожа.

Были здесь и короткие платьица, чуть прикрывающие попу. Больше похожие на комбинации. Обрадовалась брюкам. Тоже плотно облегающие из блестящей тонкой ткани разных цветов. В пару к ним прилагались короткие корсеты из соответствующих тканей с кружевами. Вся фишка состояла в том, что корсет спереди прикрывал только вершинки груди, а остальное было из завязочек и шнурков.

– Извращенцы! – поморщилась, доставая что-то воздушно непонятное и ещё какие-то цветные тряпочки. Тяжело вздохнула. – Даже не буду мозг ломать над этим непотребством. Всё равно мне не пригодится. Посмотрим, что можно из всего этого сообразить.

Узкие брюки из эластичной ткани облепили бёдра и попу. Оторвала от одного из платьев подол до середины бедра. Так меня разрезы по бокам не волновали. Сверху надела корсет, чтобы грудь не колыхалась. И ткань от платья не распадётся, и стратегическое место немного, но прикрыто. Посмотрелась в зеркало и чуть не застонала. Вид откровенный. Хоть и прикрыта почти полностью кожа. Но ничего не поделаешь. Заплела волосы в косу, прихватив их тесёмкой, оторванной от куска погибшего в неравной схватке платья.

Обувь долго подыскивать не пришлось. Каблуков было мало, похоже, из-за моего высокого роста. Туфли на тонкой мягкой подошве пока мне были без надобности. А вот полусапожки из лакриона с тяжёлыми заклёпками очень даже понравились.

Лакрион мягко растекался по ноге, принимая её форму. Даже подошва принимала тот изгиб, что удобен для ступни. Совсем не чувствовался подъём. Заклёпки с искусственными бриллиантами по бокам и платиновые пластинки на носках делали их очень красивыми и полезными. О последнем стоило помолчать.

– Отлично. Я готова.

У дверей меня встречала женщина средних лет. Очень красивая. Я бы сказала, что приятная, если бы не тонкий налёт пренебрежения и презрения, что портил весь ее приветливый вид. Взгляд равнодушный и пустой. Она смерила меня с ног до головы оценивающим взглядом. Но не наставницы или компаньонки, а соперницы. Мне стало очень смешно. Уж кто-кто, а я никому здесь не соперница. Я не собираюсь тут задерживаться.

– Ты испортила платье. Оно дорого стоит. Пользуешься тем, что новенькая? Придётся платить.

– Я никому ничего не должна. Считай, что так я возмещаю себе моральный ущерб.

– А ты дерзкая! Смотри, как бы крылья не обломали. Веди себя тихо, девочка, если не хочешь хлебнуть боли, – хмыкнула она.

– Совет?

– Я советов не раздаю. Предупреждаю. Не таких ломали. Вилма.

– Перл.

– А ты не так проста, как кажешься. Сразу приняла свой статус, – хлопнула два раза в ладоши женщина в восторге, который не затронул глаз.

На голову ниже меня. Пухленькая, с красивыми формами. Ещё хоть куда.

– Знаешь, куда идти? – спросила я.

– Они знают.

Ах, да! Я и не заметила двух шкафов, что стояли как предметы мебели в стороне, ни разу не шелохнувшись.

– Я под арестом?

– Пока не покажешь себя как послушная девочка, да, – равнодушно ответили мне.

Мы спустились на лифте. Потом долго шли по длинному коридору. По обеим сторонам в огромных панорамных окнах видна была пустыня. Похоже, что мы шли в другое крыло. Снова ехали на лифте, спускаясь ещё ниже. Затем ещё один коридор. И ещё раз на лифте, только вверх.

Дорогу старалась запоминать. На всякий случай. Ту, что вела вниз. Все двери, через которые мы проходили, открывались чипированной картой одного из охранников.

Мы вышли в холле с большим количеством горшков с цветами. Красиво. Только, отсутствие окон напрягало.

– Тебе сюда. Ты же хотела видеть своего бывшего парня? – спросила Вилма, одарив оскалом вместо улыбки.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Дверь передо мной открыл шкаф.

 

 

 

Глава 9. Наказание

 

Неля

 

Я вошла в апартаменты, выкрашенные в красный цвет. Было светло, но глаза не могли сфокусироваться ни на чем. Терпкий запах пота, секса и приторного аромата горелой кожи ударил в нос, заставляя его зудеть. Я потёрла его. Глаза слегка заслезились.

Прошла вперёд и резко остановилась, услышав низкий стон и болезненный вскрик следом. Громкие шлепки тел. Мне показалось, что моя кожа покрылась липким мерзким потом. А сердце стало гулко стучать. Словно я оказалась в одном из фильмов ужасов прошлого.

Прямо передо мной на растяжке висела девушка. её голова свесилась вниз, а длинные светлые волосы закрывали тело до пояса. Что за жидкость была под её ногами, я и не хотела знать.

Сбоку, прямо перед панорамным окном, на фоне заката и красного песка находилось ложе. На нём были двое: девушка, стоящая на коленях, оттопырив зад и упёршись головой в кровать, и мужчина, вбивающийся в нее сзади, придерживая за бёдра. Голова откинута, рот открыт. Вдруг он потянулся и, взяв небольшой предмет, приложил его к телу девушки. Раздался небольшой треск, а кончик засветился. Над местом прикосновения поднялся дымок. Запах горелой кожи стал сильнее. Девушка даже не дёрнулась.

– Вот же тварь, отключилась, – рыкнул Пауло, а это был он, вставая. – Пойду проверю твою подружку.

Меня чуть не стошнило, когда его увидела целиком. Всё тело лоснилось от неизвестных жидкостей на нём, а лицо выражало крайнее недовольство.

– А ты кто? – резко остановился он. – Тоже на перевоспитание?

– Какое же ты дерьмо, – выплюнула я.

– Вау! Не ты ли это, моя невестушка? Чем так не угодила папочке, что сюда тебя отправил? Я, конечно, не против ему помочь, но с тобой придётся потрудиться. Такое бревно в постели. Только книги твои, которые я с трудом удерживался, чтобы не сжечь, и твой проклятый сад, который не раз порывался разнести в щепки, тебя и интересовали. Можно сказать, возбуждали, – пахабно раскалился он. – Не женщина, а муляж.

– Поэтому ты здесь ошивался? Все мои деньги здесь спускал? – предположила я.

– Фью! Очнись. Какие деньги ты мне давала? Ты знаешь, сколько стоит одна такая шалава в этом месте за час? И это только необученные. Думаешь, что я жалею, что влетел в долги? Сначала да, жаль было тебя, дуру. Хотел по-хорошему с тобой договориться. Чтобы и себя выручить, и тебя немного к жизни вернуть, – заявил он, а я в шоке смотрела на этого урода и качала головой, не веря в то, что он говорит. – Но ты не только бревно в постели, но и мозг у тебя мхом зарос. Уверен, что ты мне ещё спасибо скажешь, что здесь очутилась, а не на улице. Так и жила бы своей серой жизнью крысы. А здесь весело. Попробуешь один раз удовольствие – и не захочешь отказываться.

Он подошёл ближе. В глазах полная пустота, на смазливом лице похотливая улыбка.

– Я сейчас ту малышку сниму с растяжки и тебя туда поставлю. Надо преподать тебе ур… м-м-м…. уи-и-и… сука-а-а-а-а-а!

Стоны и вопли этого недочеловека меня не тронули. Я с таким наслаждением зарядила ему между ног, что он рухнул на колени, схватившись за причиндалы. Даже проверила носок своего сапога. Не отлетела ли пластинка. На месте оказалась, родимая. Польза налицо.

Ворвавшиеся внутрь амбалы, застыли у двери, удостоверившись, что ору не я. Вильма маньячно улыбалась. Не ожидала, похоже, такого концерта.

«Ясно. Жан не против, чтобы я его сама наказала. Так любуйся и ты, сутенёр и извращенец. Своё ты получишь позже», – мысленно пообещала себе.

– Ты… проклятье… что вы стоите? – протянул Пауло руку к охранникам. Не помогут. Это стало ясно по выражению лица мужчины.

– Ты им не нужен, если есть перспектива, что я буду покладистой. Не больно, дорогой?

Ещё удар, с разворота по лицу. Заклёпки оставили порезы, сдирая кожу. Щека окрасилась в красный.

– А-а-а-а-а! – прыгнул он в мою сторону, но я успела отскочить и отбежать в сторону растяжки. Схватила со стола стек и от души, размахнувшись, заехала снова по лицу. Пауло схватился за щёку, рыча и сквернословя. Новый пинок в промежность заставил его взвыть и скрючиться на полу эмбрионом.

– Вилма, как с ней работать? – спросила, кивнув на растяжку. Та только пожала плечами, не сводя взгляда со стонущего мужчины. Точно маньячка. – Вы! – обратилась к охранникам.

Они переглянулись и вошли, быстро освобождая девушку из захвата и оттаскивая безвольное тело в сторону. Где-то глубоко шевельнулась жалость. Но сейчас я не могла никому помочь, даже себе.

– Его на её место, – потребовала я. – Мне Жан разрешил. Я соблюдаю главное условие, – добавила для верности.

Вышла из комнаты пыток только через достаточно долгое время, когда уже невменяемую меня оттащили от избитого бывшего. Я живого места на нём не оставила.

– За что ты так с ним? – спросила Вилма, шагая следом. – Не думаю, что только из-за того, что здесь оказалась.

– Правильно думаешь. Он ненавидел мои книги и сад.

– Ты точно чокнутая. Жан пожалеет, что с тобой связался. Но если вы поладите, то будешь купаться в неге и обожании. Он любит послушных кукол. А ты ещё и боевая.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Хочу отдохнуть, – закрыла перед ней двери. Меня охватила слабость. Руки тряслись. В горле пересохло и горчило.

Как только забежала в ванную, меня стошнило. Вылезла из грязной одежды и встала под душ. Через минут двадцать уже спокойно стояла у окна, вглядываясь в фиолетовую темень, пока над горизонтом не взошла луна. Призрачный свет разлился вокруг. Тени перекати-поле только цепляли глаз. О тварях, что там гуляли,  не стала думать. Намного страшнее были те, что находились здесь, рядом.

Покрутила в руках небольшой пластиковый квадрат, что стащила у охранника. Времени у меня было очень мало, пока он сообразит, куда подевалась ключ-карта.

 

 

 

Глава 10. Секретные материалы

 

Рон

 

Всё было не так. Я не мог объяснить, что происходит. С момента, как очнулся и покинул капсулу, почувствовал разницу. Физически я был здоров. Морально и психологически тоже. Вон, даже аппаратура ничего не нашла. Все показатели в норме. Вот только душа была не на месте. Раньше, когда я впервые услышал это выражение, мне было смешно. Уже и не припомню, кто это сказал. Кажется, в старом фильме каком-то. Я коллекционирую старые киноленты и у меня большая коллекция в моей квартире.

Мир, что существовал до катастрофы, был удивительным. Со всем своим несовершенством, просто потрясающим. Я не обычный человек. Модификат. Звучит как «робот». Но это не так. Мы такие же люди, только усовершенствованные генетически. Я бы хотел быть обычным человеком. Всегда. Но не позволял себе даже дружить ни с кем из нормальных людей. Хотя, у меня друзей даже среди модификатов нет.

В отличие от меня, Алан всегда был общительным. С некоторых пор, как он возглавил синдикат, его жизнь круто изменилась. Мне всегда его было жаль из-за этого. Ведь я мог себе позволить быть в отличие от него беспечным, творить что хочу, не переходя границ дозволенности и приличия в обществе.

А Алану, с его мечтательной и очень хрупкой натурой пришлось надеть броню. Друзья не исчезли, но уже боялись его. Его единственной слабостью был я. А он моей. Я присматривал за ним. Незаметно, постоянно. Но я просчитался, упустив момент покушения на себя. Мой братец совершенно меня не знает. Он держит руку на пульсе, а я держу сердце в руках. Именно поэтому сначала хотели устранить меня. Тот, кто узнал, что я являюсь единственным препятствием, чтобы добраться до Алана. Я знаю, кто заказчик. И ему не уйти от меня.

Быстро связался с несколькими нужными источниками. Чистка началась с самых низов. Я ухмыльнулся и вновь вернулся к началу своих размышлений – что со мной не так?

 Заказал еду в любимом ресторанчике. Затем быстро принял душ. Оделся по-домашнему и спустился вниз. Алан меня уже ждал. Настроение у него явно испортилось. Но он делал вид, что всё нормально. Иногда замечал его пристальный взгляд на себе. Похоже, тоже ищет врага.

Мы разговаривали ни о чём, уплетая жареную, жирную пищу.

– Не волнуйся. Продукты органические. Я знаю хозяина этого заведения. Его семья занимается выращиванием живности.

– Это я тебе посоветовал его, когда понял, что ты не откажешься от своих предпочтений. Фермы тоже наши, балбес, – хмыкнул брат.

– Всё-то ты помнишь и контролируешь. Зачем тебе такие мелочи запоминать? – наигранно возмутился я.

– Не считай меня глупым, мальчишка. Я всё же старше тебя, – строго посмотрел на меня Алан, а в глазах искрились смешинки.

– Напомни: на сколько минут? – хмыкнул,  макая кусочек жирного мяса в такой же жирный соус.

– Прекрати. Как ты можешь это есть? – поморщился брат.

– Не говори, что тебе не нравится. Это твоя Шарлин на травяных отварах живёт. Уверен, что она добавляет в каждый свой напиток эликсир. У неё мозги не спекутся? – заявил я, и брат приподнял бровь в удивлении. Кажется, я спалился.

– Откуда ты это знаешь?

– На одних отварах даже модификаты не проживут долго. Я всё же вращаюсь среди людей. Чего только не услышишь, если захочешь слушать, – вывернулся я.

– Ладно. Это пока дело её брата. Не моё. Когда станет моей женой – будет уже моим делом, – откинулся на стуле брат.

– Ты не отказался от мысли жениться на этой стерве? Всё ещё можешь спастись.

– Она не должна тебе нравиться. Ты её всё равно редко будешь видеть. И не называй будущую невестку неприличными словами. Не тебе же с ней спать?

– И слава небесам! С такой акулой ложиться в постель, бр-р-р! Ни за что. Сочувствую, братец.

– Я не надеюсь, что ты откажешься от гонок, – резко сменил тему брат. Я покачал головой, подтверждая его слова. – Боюсь, что следующая попытка покушения случится во время гонок. Повторно в машину засунуть ничего не удастся.

– Я знаю это. Не волнуйся. На трассе фортуна на моей стороне. Там мне равных нет.

– Проверь силу магнитного поля защиты от инородних предметов. Не хочу, чтобы тебя подбили, – брат искренне волновался.

– Ладно. Я ухожу на полигон. Буду вечером. Не волнуйся за меня. Буду очень осторожен. Тем более, что твои гориллы с меня глаз не спустят, – рассмеялся я.

– Можно подумать, для тебя проблема их скинуть с хвоста.

Меня вдруг замутило. А перед глазами пелена зависла. Всего лишь на несколько секунд. В горле пересохло.

– С тобой всё в порядке? – забеспокоился брат, стремительно подскочив ко мне.

– Да. Всё хорошо. Похоже, последствия аварии. Я сейчас наверх, а затем ухожу.

Когда спускался, увидел широкую спину и светлый твёрдый затылок. Мужчина заматерел, но я его узнал. Когда-то он был близким другом брата. Знаю, что они давно не встречались. Почему он здесь? Стало любопытно.

Подслушивающих устройств в доме на было. Никогда бы себе такого не позволил из уважения к брату. С другой стороны, на дом была поставлена защита от посторонних ушей. Поэтому оставалось только подслушать, как бы банально это ни выглядело.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Уверен в том, что говоришь? – спросил брат.

– Да. В общую базу поступил запрос на генетический анализ крови и других жидкостей и тканей. Такие анализы обычно запрашивают, когда не могут опознать человека или он пропадает. Или из притона. Обследование вновь поступивших женщин лёгкого поведения. Законом запрещено заниматься такой деятельностью, если клиент не защищён.

– Получается…

– Да. Генетический материал совпал полностью, – подтвердил свои слова мужчина.

– Я бы сказал, что это снимает все вопросы и проблема решена. Но по твоему лицу вижу, что ты не всё сказал, – в голосе брата чувствовалось напряжение. Разговор становился всё интереснее.

– Дело в том, что её ДНК нет в базе.

– Что? Это уже не смешно, Руслан.

– Я тоже опешил. Ничего нет, Алан. И это ещё не всё.

– Говори.

– Она не просто обычный человек. И не модификат.

– Я не понимаю.

Я не удивился растерянности в голосе брата. Сам был в шоке.

– У неё ДНК человека до катастрофы, – если бы я не прислушивался, то и не услышал бы эту фразу. Так тихо Руслан её произнес. – Последние образцы генетического материала людей до апокалипсиса пропали пятьдесят лет назад. В мире не осталось ничего от прежних людей. А сейчас  узнаю, что среди нас живёт такой человек. Представляешь, как  удивился? Хорошо, что в лаборатории проверил всё сам. Стёр все данные и материалы уничтожил.

– Спасибо. Это стало бы очередной катастрофой, если бы информация просочилось куда-нибудь. Знаешь, где она? – спросил брат.

– Да. У Жана Этьена.

– Проклятье! Если  туда явлюсь сам, он ни за что не пойдёт мне навстречу. С другой стороны, поймёт, что с девочкой не всё чисто. Двадцать пять лет? И работает в крупной фирме. Как ей удалось до сих пор прятаться так? Знаешь, где она жила? – спросил брат. Похоже, что он листал её данные.

– Да. В старом городе. Приходили оценщики для дома. Но мне удалось наложить запрет. Однако, сам понимаешь, если Жан взялся за дело, значит это ненадолго. Странно, что девушкой заинтересовался этот тип. У нее нет никаких долгов. Живёт более, чем скромно. Сдаёт комнаты в квартире. Как она могла с этим гадом пересечься, не знаю. С Роном всё в порядке?

Я уже собрался уйти. Потому что судьба какой-то там девушки, даже такой необычной, меня совсем не волновала сейчас. Её передадут институту генетических исследований. Просто очередное дело. В любом случае, брат поделился бы со мной такой интересной информацией. Но последний вопрос меня заинтересовал.

– Пока никаких изменений. Надеялся, что и дальше будет всё хорошо. Однако, сейчас не уверен. Девушку в любом случае надо найти и изолировать. Я не собираюсь её отдавать государственной службе. Было бы лучше, если бы она совсем исчезла.

– Конечно. Однако всё не так просто, Алан. Я знаком с секретными материалами исследований с генами людей из прошлого. Сам знаешь, доступ у меня был. Капля крови женщины может запросто изменить модификата. Он будет зависим от этого человека. И кровь будет требоваться всё время. Поэтому исследования в этой области были заморожены. А потом образцы пропали.

– Я не могу потерять брата, Руслан. Надо вытащить эту девчонку из притона любыми путями. И спрятать. Я найду способ давать брату её кровь, но не дам им встретиться, – решительно произнёс брат.

– Меня ты спросил? А девчонка в чём виновата? – не выдержал я.

– Рон!?

 

 

 

Глава 11. «Сады Семирамиды»

 

Алан

 

Голос брата стал неожиданностью. Я думал, что он уже давно умчался на свой полигон. Надо было проверить. Расслабился как никогда.

– Рон, ты… – дёрнулся я.

– Не надо фразы, что я всё не так понял. Я всё прекрасно слышал. И теперь понимаю, что со мной не так, – заявил он.

Мне больно было смотреть на лицо брата. У него было такое выражение, будто я его предал.

– Нет. Извини, – тихо произнёс я.

– Ты правда думал, что я не пойму, что ты мне даёшь? До сих пор меня мальчишкой считаешь, которого надо опекать? Не забывай, что мы близнецы. И я тебя чувствую, как себя, – стукнул он рукой в грудь.

– Прости. Я хотел как лучше для тебя. У тебя была бы нормальная жизнь. И немного крови, раз в несколько дней, не играли бы значительной роли в твоей жизни, – холодно рассуждал я, а в глазах брата росло разочарование. Только не это…

– Понятно. Можешь не строить планов насчёт моего спасения. Опоздал, – сказал он и заметил, как я дёрнулся от злых слов. Заслужил. Ничем упрекнуть не могу. Я его обидел.

– Ты полегче, Рон, – вступился за меня Руслан. – Это не шутки. Неизвестно, что это за девушка. Какой она человек. Если поймёт свою власть над тобой и воспользуется – тебе не позавидуешь. А если ею будут манипулировать, – тем более. Мне очень жаль, что так получилось. Не вини брата, – искренне произнёс он.

– Ладно. Проехали. Как собираетесь её вытащить из притона? Насколько я осведомлён, «Сады Семирамиды» – это крепость посреди пустыни. Не смотри на меня так, – обратился он ко мне. Моё удивление сложно было скрыть. – Я сам там не бывал, но то, что большинство модификатов пользуются услугами жриц любви того места, знаю. Там есть и люди для богатеньких, и девушки-модификаты для жёстких игр. Регенерация помогает им быстро восстанавливаться.

– Рон!? – воскликнул я. Оказывается, я многого о брате не знаю. Да, он не глупый. В некоторых вещах намного умнее меня и сообразительнее. Однако я считал, что обычная жизнь проходит мимо него.

– Что? Ты действительно меня глупым считаешь?

– Нет. Ты о чём? – неуверенно спросил я, видя понимающую ухмылку брата.

– Я знаю, что ты искал для меня невесту, которая опекала бы меня, – ответил он.

– Сильная вторая половина тебе не помешает, чтобы ты мог жить той жизнью, что тебе нравится, – я так действительно думал. Но когда он это сейчас озвучил, выглядело не очень привлекательно.

– У меня уже появилась, как видишь, невеста. И я сейчас же отправляюсь за ней.

– Брат!? – воскликнул, видя, как исказилось лицо Рона. Черты лица заострились, губы сжались в полоску, глаза потемнели.

– Ты едешь!? – рычащие нотки в его голосе меня напугали.

– Да, конечно. Руслан?

– Я с вами. Давно хотел наведаться в эту обитель греха, – хмыкнул мужчина, спокойно выдерживая взгляд Рона. А выглядел он пугающе.

– Мне надо переодеться, – сказал я, выискивая минуту для продыха. Мне надо было прийти в себя.

– Ты не на приём идёшь. Я ждать не буду, – быстро вышел из кабинета Рон.

Вздохнув, последовал за ним.

Над жилым комплексом нашего дома находился ангар для аэрокаров. Здесь находился и частный самолёт системы «Тень». А также болид Рона.

– Летим вместе, – бросил я.

Рон не стал возражать.

Через несколько минут мы уже были в воздухе. Ещё через полчаса впереди показались сигнальные огни комплекса «Сады Семирамиды». Затем открылось и всё здание. Поистине великолепное зрелище, если признаться честно. Невысокое, по здешним меркам, пятидесятиэтажное здание внешне было похоже на подкову. Разделено на две ветви. Каждая ветвь имела своё значение, где находились все виды услуг для специфического отдыха и развлечения власть имущих и богатых людей мира.

Середина комплекса возвышалась ещё на пятьдесят этажей. Там находились рабочие, жилые и административные, если можно так сказать, отделы. Весь комплекс стоял на высоком фундаменте из гранита, облицованного светоотражающим покрытием. Ночью он светился.

Сейчас были сумерки, которые быстро разбавлялись чернилами ночи. Самым замечательным в этом месте было то, что между каждым этажом располагалась оранжерея с панорамными окнами. Издалека смотрелось очень красиво. Будто на сверкающей подушке, посреди песчаного оранжевого океана, возвышались уходящие в лазурные небеса изумрудные сады. Я вспомнил рекламные картинки. Это днём. А сейчас перед нами на светящейся ядерной подставке стояло переливающееся золотом и изумрудом нечто.

– Вот гад. Как устроился, – процедил сквозь зубы Рон.

Я заметил, что глаза у него лихорадочно блестят и руки теребит. Мы переглянулись с Русланом.

– Один из отпрысков объединённого королевства Великобритании в прошлом, – начал Руслан. Историческая справка могла хоть немного отвлечь, пока мы не приземлимся. – Образован, имеет научную степень в медицине. Потом вступил в наследство и получил медицинскую корпорацию. Однако мания величия, что, возможно, была в его голубой крови, кардинально изменила его жизнь. Он всё спустил на строительство вот этого королевства греха.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Жалкий конец для королевского ублюдка, – процедил сквозь зубы брат. Он был в жутком состоянии. И чем ближе мы подлетали, тем беспокойнее  становился. Моё сердце обливалось кровью. Как я мог подумать, что смогу сдерживать его жалкими крохами в синтетической модификации крови девушки?

– Как думаешь, Руслан, двое суток достаточный срок… – голос парня стал ниже и грубее.

– Нет, Рон. Поверь мне. Это изолированный мирок, но проверки здесь проводятся регулярно. Даже зная, что не всё чисто с этим хмырем, найти на него ничего не смогли. И ведь не отказывает ни в чём: пожарная безопасность, санинспекция, техника безопасности, медицинские осмотры, налоговая инспекция и многое другое. Документы безупречны. Помогают покровители, конечно. Но я знаю одно: девушек сначала надо подготовить. Мисс Нелли Шторм – обычная взрослая женщина. Она не невинная девочка для любителей девственности и аукциона. Не нимфоманка. У неё был всего один обычный мужчина.

Резкий скрип зубов напугал нас обоих. В глазах Рона появился багровый оттенок. Или мне показалось? Но мы уже приблизились к пункту назначения. Крыша комплекса использовалась как взлётная посадочная площадка. Аппарат мягко опустился на свободное место.

Рон исчез в мгновение ока, как только открылась панель двери.

– Проклятье! Он натворит дел. Быстрее, Алан! Здесь не любят наглых гостей и бунтарей. Всё позволяется только за закрытой дверью, в специальных местах, когда ты клиент.

– Откуда ты это знаешь? – спросил я.

– Неважно. Встречаешь разных людей и слушаешь иногда такое дерьмо, что лучше бы был глухим.

Мы последовали за Роном, след которого уже успел простыть.

– Алан, будь начеку. Убить могут запросто. Здесь нет закона, кроме собственного.

– Знаю. Поэтому у нас есть маячок и за нами следят. Мы не одни, не переживай.

– Могут возникнуть неприятности. И огласка не нужна.

– Я этот мир за брата, Руслан, подожгу с одного конца и раздую такое пламя, что сожрёт всю планету. Будь уверен. Думаешь, я всё спущу с рук уродам, что покусились на его жизнь? – зарычал я.

Несколько охранников, что преградили нам дорогу, напряглись.

– Девушку не тронь, Алан. Брата потеряешь, – тихо посоветовал друг.

 

 

Глава 12. Лоскут

 

Рон

 

Я не помню, как вылез наружу, как очутился внутри здания. В голове стоял гул, а зрение стало другим. Я видел в инфракрасном излучении. Поэтому без задержек двигался вперёд, избегая красные фигуры.

– Что со мной творится? Мне надо сосредоточиться, – уговаривал я себя. Но не мог взять себя в руки. У меня было такое ощущение, что задержка хоть на мгновение будет фатальной. Сердце колотилось в груди, добавляя и так страдающей голове проблем. Мышцы горели, как будто меня охватило пламя. Зубы, кажется, стёр в крошево.

Я уже достаточно прошёл, когда гул в голове стал проходить и я стал слышать отдельные фразы. Даже умудрился отфильтровывать то, что мне интересно, а что нет.

Узнал, что брата с Русланом задержали до прихода босса. Я невольно усмехнулся. Ага! Задержишь его, как же. Ему нужна информация, вот он и ждёт.

Узнал, что комплекс окружён нашими людьми. А также, что мобилизованы местные силы охраны. Немалые, кстати, и вот оно – то, что я искал.

– Наверное, это к лучшему, что она сбежала. Если мы её не можем найти, то как они найдут? Девчонка всё больше удивляет. Надо найти её раньше них и всё закончится. Очень жаль девочку, поистине чёрная жемчужина, – он замолчал на время. – Да что ты говоришь? Я разве мог догадаться, что она решит стянуть карту? Вокруг пустыня. Никто не смог бы предположить, что девушка предпочтёт смерть роскошной жизни, – снова перерыв. – Глупышка! Не надо меня контролировать. И прекрати мне названивать. Сейчас здесь Алан, – долгое молчание. – Ничего он не узнает, малышка. Ты же знаешь, как я тебя люблю? – краткий перерыв. – Ну, вот и всё… Сам разберусь. Не впервой… Да… Знаю, что с ним надо осторожно.

С кем он разговаривал, понять не удалось. Защита была просто превосходной. Денег не жалел. Похоже, что Жан не один развлекается в своей империи. Кто-то свыше им управляет.

– Сука! Тварь модифицированная. Что ты, дрянь, понимаешь в жизни человека? – резкие звуки чего-то бьющегося давили на уши.

– Успокойся, милый! Ты всё равно умнее. И когда-нибудь освободишься от неё. Слышишь?

Ого! Новый персонаж. Я был почти рядом с местом, где шёл заинтересовавший меня разговор.

– Да. Прости. Я не должен был злиться.

– Это ты меня прости. Я не думала, что она такая сообразительная. Да и находчивая. Инъекция должна была подействовать. Или на неё отсроченный вариант подействовал по другому? Сейчас уже поздно предполагать. И не выяснить уже ничего.

– Ты не виновата. Она не обычный человек. А из чистых, – устало произнёс Жан.

– Вау! Ты уверен? Поэтому она мне показалась такой интересной? Её поведение было отличным от обычного в такой ситуации. Одно то, как она того идиота отделала, было просто потрясающе, – с восхищением говорила женщина.

– Вилма, мне надо встретить этого сноба Габсбурга. А ты тут побудь. Позже встретимся.

Мужчина удалился, а я поспешил вовнутрь. Моё появление она заметила сразу. Отчего-то паниковать не стала, а просто широко улыбнулась.

– Я думаю, что мне сразу стоит говорить правду? – спросила она аккуратно, разговаривая как с больным. Моё состояние где-то близко. Она не ошибается.

– Правильно думаешь. Где она?

– Эх! Ладно. Я не учёный. И все эти заморочки с генной инженерией, обычными людьми, с модифицированными ублюдками или чистыми меня не волнуют. Я не могу тебе сказать, где она. Сама не знаю. Но могу помочь. У меня есть кое-что. Я примерно знаю, куда она могла направиться. Найди её, пока не вылезла наружу.

Она встала, подошла к какому-то шкафу и достала небольшую деревянную шкатулочку.

– Вот то, что тебе поможет её найти, – протянула мне шкатулку. – Но прежде, чем ты откроешь, приведи себя в порядок. Если придётся выходить наружу, голыми руками ни себе, ни ей не поможешь. Если она ещё будет жива, конечно.

Алая пелена прошлась перед глазами.

– Эй! Пусти. Я же помочь хочу. Какие вы мужчины идиоты. Не теряй времени. Беглянка ранена и на запах крови сбежится всё, что движется. Девушка не знает, что её кто-то ищет. Остаётся только самой себя защитить. Она точно наружу выберется.

Я ослабил руку, что сжимала шею женщины, приподняв её над полом. Откашлявшись, Вилма (кажется, так её звали) нажала на что-то и тёмная панель в стене ушла в сторону. За ней я увидел новейшую модель бронированного защитного костюма. У меня есть такой же для гонок. Тонкий, гибкий и облегает как вторая кожа.

– Он усовершенствованный. Там и оружие есть.

Два лазерных пистолета легко поместились в специальные кобуры.

– Не думала, что смогу увидеть возможности модификатов, связанных с кровью.

– Что ты об этом знаешь? – спросил я.

– Это все моё, – показала она руками вокруг. – У Жана ничего нет. Но пока он мне верен, мы с ним дружны. Я делаю, что хочу, и он тоже. Легенда о принадлежности Жана к королевской семье – красивая выдумка. Мой дед руководил закрытым проектом в своё время. У него были и средства, и возможности. Затем проект закрыли. Но много чего осталось. Здесь есть своя лаборатория. Для страховки. К тому же, Жан любит эксперименты. Тебе лучше не знать об этом. Как думаешь, много я знаю? – перевела она тему.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– А почему говоришь мне обо всём этом?

– Ты мне обязан будешь. Я тебе сейчас помогу, а ты мне потом. Тебе пора. Там каждая секунда дорога. Больше ничем помочь не могу.

Я открыл шкатулку и пропал. Пряный, приторно сладкий запах ударил под дых, подчиняя себе полностью мои желания, мою волю, мои стремления. Небольшой кусочек ткани был пропитан кровью. Увидев на столе компрессор для уничтожения мелкого мусора, бросил лоскут в него. Мне он не нужен, а образцы я оставлять не хотел. Как ни странно, сейчас мой мозг заработал четко и слаженно. Я посмотрел на женщину.

– Нет. Больше ничего нет. Мне незачем врать, – выставила руки Вилма.

И меня унесло. Двигался так быстро, как никогда в жизни. Тонкий аромат выстроился передо мной всеми составляющими в красках. Я бежал всё дальше, затем спустился до самого низа. Я уже не обходил охрану, а убирал их с дороги, отключая одним ударом в переносицу.

Сигнализация сработала внезапно, когда я выбегал из-за угла. Тяжёлые каменные плиты уже закрывались, скрывая за собой высокую фигуру девушки. Я ускорился и успел просочиться следом.

 

 

 

Глава 13. Побег

 

Неля

 

Действовать надо было очень быстро – это я уже для себя решила. А вот с чего начать, не имела никакого понятия. Мне бы примерно знать план здания, но это было невозможно. Подумала, что стоит вернуться в то крыло. Не даром же я проследила дорогу. Уверена, что эта часть наиболее укреплена.

То, что обычные девочки сбегут, они не боялись. Потому что кругом пустыня. Далеко не уйдёшь. И самое страшное здесь не жара до одурения днём и дикий холод ночью. А существа, что её населяют. В светлое время суток хладнокровные, а ночью монстры по страшнее. Никто так и не смог до сих пор с точностью классифицировать животный мир за пределами охранных контуров. Никто ещё не возвращался живым.

В первое время после глобальной катастрофы люди ещё пытались исследовать прерии, пустыни, горные кряжи и лесные массивы на суше, а также глубины водного бассейна земли, но это привело к новым жертвам. Конечно, с каждым годом всё больше территорий осваивается и с огромным трудом, но отвоёвывается людьми и модификатами. Но это такая мелочь по сравнению с тем миром, который потеряло человечество. Только ценой огромных усилий и благодаря тому, что всё же ведущие страны были готовы к катаклизму, мы ещё существуем.

Пискнул домофон. Это была Вилма. Я пустила её.

– Что надо? Я бы хотела отдохнуть, если можно сегодня все дела отложить, – с раздражением принесла я.

– Лимит терпения к твоим выходкам скоро иссякнет. Не груби, если не хочешь испытать боль.

– Если испытываешь боль, значит ты ещё жив. Лучше физические страдания, чем моральные и духовные унижения, – вздохнула я.

– Ты обещала быть покладистой, забыла?

– Разве?

– Я видела, как ты спёрла карту. Она не везде работает. К тому же, она чипированная и её блокируют, загнав тебя в ловушку.

Я вся сжалась. И с ненавистью уставилась на неё. Женщина хмыкнула.

– Слушай сюда, Вилма, я правда устала. Опустошена, если хочешь знать. Я не в состоянии сейчас ничего воспринимать адекватно. Нет никакого желания представлять будущее. Для себя я его здесь не вижу. Я хоть что-то попробую.

– Тебе не дадут умереть. Хочешь быть безвольной куклой? – спросила она, хмурясь.

– Лучше ничего не чувствовать, – пожала я плечами, усаживаясь в кресло. Ноги не держали после недавнего стресса и нынешнего разоблачения.

– О, нет, девочка, – оперлась она на мои плечи, зайдя за спину и наклоняясь к уху. – Ты будешь испытывать весь спектр ощущений в десятикратном размере. Рассудок твой будет чист, но заперт. А волей твоей будут управлять. Ты будешь выполнять все команды. Я видела такое. Уверяю – хуже этого ещё не придумали.

– Вы сумасшедшие здесь, конченные изверги и извращенцы. Ничего человеческого у вас не осталось? Хотя, о чём я? Мужчина, с которым я прожила два года, делила кров, еду и постель, продал меня.

– Тебе дали возможность с ним расквитаться. Не так ли?

– Какая щедрость! Это что ли проявление человечности? Премного благодарна, – встала я и пересела. Неприятно было ощущать влажный воздух, что она выдыхала мне прямо в ухо.

– Чувствительная девочка. У Жана особый нюх на таких. Он очень рад был тебя приобрести, – мне послышалось или это была ревность?

– Меня это пугает, – призналась я тихо.

– Я помогу тебе сбежать. Даже оружие дам. Как тебе предложение?

– И аэрокар?

– Наглость тебя не красит.

– Я попробовала. Хорошо, что ты предлагаешь?

– Я отвлеку охрану, а ты выскользнешь из комнаты и направишься к лифтам. Только не стоит в них заходить. Есть лестницы, которыми пользуется обслуживающий персонал. Если им не попадёшься, можешь попробовать добраться до другого крыла через оранжерею. На грузовом лифте доедешь до второго этажа. Там есть выход. Вернее, вход в питомник. Если тебе улыбнется удача. Оттуда чёрный выход наружу. В ангаре есть бронированный вездеход. Попробуй завести. Повернёшь ключ – а дальше он сам поедет. Если приложишь усилия, куда-нибудь да привезёт. Зато проживешь некоторое время, пока кто-нибудь тебя не слопает, если ты высунешься наружу. Или тебя обратно доставят. Как тебе план?

– Ты добрая! Куда ни ткнусь – или смерть, или плен. Как думаешь, что я выберу?

– Ты даже ненормальнее нас. Так что выбор ясен. Пора, дорогая! У тебя несколько минут форы будет.

Она встала, нажала на что-то и вытащила из открывшегося в стене отверстия оружие. Я его проверила. В отличном состоянии.

– Умеешь стрелять? – удивлённо вскинула бровь Вилма.

– Почему ты мне помогаешь? – не ответила я на вопрос.

– Не люблю соперниц. Даже потенциальных. И ты мне нравишься.

– Садистка, – хмыкнула я.

– Реалистка и подстраховщица, – задрала нос Вилма. Она мне нравилась.

Не выдержав, я рассмеялась. Великолепный образчик интриганки. Я читала про одну королеву, которая прославилась тем, что даже своих детей не жалела, если они ей не подчинялись или не устраивали её. А что говорить о тех несчастных, которых она перетравила или убила другими способами? Мария Медичи. Отец любил читать об известных в богатой истории человечества великих злодеях и героях. Хотя вопрос спорный – кто из них есть кто. Иные герои становились причиной смерти большего количества людей, чем самые страшные злодеи.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Тогда я думала, что пресно живу. Ан, нет! Сейчас я вовлечена в смертельно опасное и мерзкое по своей сути приключение. Для себя поняла, что не стоит себе желать чего-то очень сильно. Желания имеют свойство сбываться. И не всегда это бывает то, что ты хотел на самом деле. Я не хотела для себя такого ужаса.

– Одевайся, – бросили мне комбинезон и следом мягкие сапоги. – Не самая удачная вещь из существующих, но лучше, чем ничего. А сапоги из… Неважно.

– Спасибо.

Переоделась быстро, предварительно сбегав по нужде. Не знаю, будет ли возможность в скором времени воспользоваться удобствами.

– Я пошла, – предупредила она меня и выскользнула за дверь, заблокировав замок кусочком пластика как только увидела, что я упакована.

Было странно на себе видеть облегающий костюм, но очень удобный. А это сейчас самое главное.

Стало так грустно. Почувствовала себя страшно одинокой. Где-то в глубине души я боялась, что это очередная ловушка. Я могла быть вовлечена в игру, чтобы развлечь изысканную публику. Но, как говорится, кто не рискует – тот не живёт, а существует.

Выждав несколько секунд, потихоньку приоткрыла дверь и увидела, как двое амбалов свернули в боковой коридор, следуя за Вилмой.

До сих пор не знала о возможностях своего тела. А сейчас убедилась, что ничего о себе не знаю. С места в карьер – так быстро рванула, что в секунды очутилась на лестнице.

 

 

Глава 14. Чудовище

 

Неля

 

Спуск по лестнице был утомительным. После нескольких этажей пришлось выходить снова в коридор, рискуя попасться. Затем я вышла на уровне утопающей в зелени оранжерее. Любоваться этой роскошью мне было некогда. Ведь я стукнула по голове мужчину в рабочей спецовке, за которым проскользнула внутрь. Карту уже должны были прослеживать. А попасться на удочку или в ловушку у меня не было никакого желания. Не для этого бежала.

Стащила с рабочего костюм и нацепила сверху. Хорошо он ещё был с капюшоном с защитным забралом. Похоже, что должен был работать с удобрениями или с пестицидами. Спрятав бессознательное тело за огромной ёмкостью с неизвестным содержимым, побежала дальше. Не забыв прихватить специальную пушку для разбрызгивания растворов. И не зря. Перед выходом столкнулась с несколькими рабочими. Шанса сообразить, что перед ними не их коллега, не дала, окатив белесым, пенящимся содержимым из пушки.

Отбросила ненужный инструмент и выскочила за ещё не закрывшуюся дверь. Стащила костюм на лестничной площадке. Примерно я знала, на каком этаже мне надо выйти. Там был воздушный коридор между крышами комплекса. Только было страшно, что там могут ждать.

Пронесло. Как ни странно, добралась до лифта очень быстро и без препятствий. Постояла с секунду, раздумывая, а затем, наклонив голову вошла и чуть ли не слилась со створками, нажав на кнопку «п».

– Пан или пропал. У меня выхода нет, папа. Ты меня учил быть стойкой и не сдаваться. Я так и сделаю. Если не получится, то мы скоро встретимся. Удачки мне! – свой голос казался странным.

Было чувство, что я потерялась во времени. Бегу несколько минут или несколько дней. Адреналин в крови зашкаливал и в голове стало шуметь.

– Есть-то как хочется. Я даже воды не выпила, – простонала я. – Надо было Пауло прибить. Мало я его пинала. У меня была нормальная жизнь. Кому я мешала? Скромные запросы, крохотная квартирка. Да, сад и библиотека. Но кому бы это понадобилось? Где ещё можно найти таких увлечённых природой и стариной людей, как мой отец или я? Сволочь! – непроизвольно по щеке скатилась горячая слеза, ещё одна. Докатилась до губ.

Я слизнула её, шмыгнув носом. Солёная и горькая, как моё теперешнее состояние.

Лифт спускался быстро и вскоре остановился. Я вздохнула перед тем, как створки распахнулись. Здесь был светлый широкий коридор, тускло освещённый, со множеством дверей. Остановилась перед закрытыми панелями. Применила карту. Открылись. Дальше было большее помещение с прозрачными ёмкостями разных размеров, в которых в мутной жидкости находились разные твари.

Читать, что было написано на табличках, не стала. То, что мне позволили сюда зайти, не было неожиданностью. Но всё равно пугало. Похоже, что попала в музей экспонатов или в один из залов огромной лаборатории.

– Не хило этот сутенёр здесь устроился. Развлечения? Да, конечно. Деньги приносит немалые и связи. Однако, вижу, что подпольная деятельность важнее. Интересненько, какие мы тут скрываем секретики?

Панели и дальше раскрылись уже без карты. Похоже, что она здесь и не нужна. Кто-то целенаправленно меня отправляет всё дальше. Благодарить за помощь не спешила. В таком месте благотворительность и помощь – вещи очень опасные. Но всё равно решила идти.

Ещё два зала с клетками и разной техникой от подъёмников до контейнеров на воздушной подушке. Следующим был широкий коридор с серыми стенами. Пустой. И он был отгорожен от других отсеков стальными воротами толщиной в полметра. Внимательно присмотревшись, увидела наверху, у самого потолка, небольшие решётки и глазок камеры. То, что за мной наблюдают, уже поняла. А решётки для более банального действия.

– Сюда могут пустить газ или ты мне позволишь двигаться дальше? – спросила, подняв голову.

Коридор был длинным. Здесь чувствовался свежий, хоть и пыльный воздух. Пол под ногами хрустел песком.

Передо мной вновь оказалась преграда с огромной буквой «А».

– А вот и ангар, про который мне гов… – не стала произносить имя Вилмы. Не хотелось бы становиться причиной неприятностей у женщины.

Однако открылся не ангар, а другой вход, который я и не заметила. Оглянулась назад. Я была одна. Спереди дохнуло холодом и ещё каким-то приторным запахом, природу которого определить не могла. Никакого просвета. Только могильная чернота перед глазами. Когда шагнула вперёд, посмотрев на закрытые двери в ангар, краем глаза уловила движение и мне показалось, что ворота в конце коридора, только что сошлись. Но это было далеко и мне могло показаться. Какой идиот последует за мной?

Как только проход закрылся, тьма окружила со всех сторон. Липкая, мерзкая, и одновременно ласковая, затягивая своей лживой беспросветностью в жуткий ужас.

Боялась дышать, не то что шевелиться. Закрыла глаза и вновь открыла, чтобы убедиться, что передо мной до сих пор непроглядная тьма. Сердце замедлило удары. Ему было трудно качать кровь, что загустела до желеобразного состояния. В голове было пусто. Казалось, что стукни сейчас по ней и раздастся звон, который распугает монстров, что находятся в этой темноте.

В одно мгновение к спине прильнуло чьё-то крепкое тело, вдавливая в себя со всей силы одной рукой за талию, а другой зажимая рот.

– Тише, девочка. Ни звука. Мы тихо уходим, – жарким шёпотом сказали мне прямо в ухо.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Решила, что лучше прислушаться. То облегчение, что почувствовала сразу после всепоглощающего страха, когда поняла, что рядом со мной находится другой человек, передать было невозможно.

Меня буквально переместили куда-то, приподняв над полом. Сильный мужчина. Мелькнула мысль, что он может быть модификатом. Но я отмахнулась от неё. Зачем высшему спускаться сюда и защищать меня?

Внезапно вспыхнувший свет ударил по глазам наотмашь, лишая и так отсутствующего зрения.

– Бездна! Кто просил? Держись позади меня. Уходим, – звучали команды, а я не могла ничего ни понять, ни увидеть. Только слышала шум, шипение, визг, лязг чего-то железного, хруст и проклятия, что сыпались из уст мужчины, что меня, кажется, защищал.

Попробовала проморгаться. Во второй раз за сегодня оцепенела от картины, что предстала перед глазами, минуя тёмный затылок мужчины, что не переставая стрелял из лазерного пистолета и перемещался, крепко удерживая меня за руку.

Моих ушей достиг пронзительный крик. Когда мой защитник с беспокойством обернулся, поняла, что это кричала я.

– С тобой всё в порядке? – спросил он.

Повернувшись ко мне, открыл спину монстру. Указывать назад, сказать, чтобы обернулся, у меня не было времени. Моя рука автоматически выхватила лазерный пистолет, что был за поясом, и выстрелила прямо в глаз чудовищу.

Это был удав такого размера, что мог бы расплющить вагон, в котором я ездила домой. Плоская голова с крупными, длиной с мою руку клыками, длинное мощное тело, извивающееся кольцами, покрытое шипами. И глаза большие, янтарные. Один из них как раз превратился в обугленное по краям, сочащееся кровью месиво. Когда монстр рухнул, увидела раны, нанесённые мужчиной. Туловище твари было буквально располосовано вдоль и поперёк.

– Ты мне спасла жизнь, детка.

Я посмотрела в его глаза.

– Это ты? Тот… Ты высший.

– Да. Тот самый, которого ты спасла, – обезоруживающе улыбнулся он. Я невольно улыбнулась в ответ и поняла, что краснею.

– Нам пора. Потом поговорим. Боюсь, что это не последний монстр здесь.

Осмотрелась уже спокойно. И меня передёрнуло от ужасной картины. Мы были в склепе. И здесь были не только кости чудовищ.

 

 

 

Глава 15. Поцелуй

 

Рон

 

Я был в шоке. Девочка меня спасла. Простой человек, не модификат. В широко раскрытых глазах изумление и решимость одновременно. Такое бывает. Даже страх отступил. Среагировала мгновенно. В груди рос маленький, но грозящий перерасти в огненный шар комочек нежности и тепла.

– Нам надо идти, – глухо произнёс я и потащил за руку к воротам наружу. Открыть их не составило труда.

– Ты куда? Там пустыня, – дёрнула меня она.

– Тебя как зовут? Меня Рон.

– Неля.

– Неля, – попробовал на вкус её имя. – Красивое. Так вот, Неля, обратно мы не сможем пройти. Даже мой брат не сможет с этим помочь. Когда срабатывает система безопасности такого вот комплекса, внутренние двери блокируются на целый час. Мы можем здесь подождать, пока нас ещё какая-нибудь тварь не слопает. Тот, кто сейчас у пульта управления, найдёт нам чудовище и пострашнее этой твари.

– Наружу нас выпустят, – сказала она с уверенностью. Я кивнул. – Раз помогали уйти от преследования, то и в этом помогут. Цель ясна – убить, уничтожить все следы. А ты? Ты же модификат? Я – ладно, неугодная девица, непослушная и проблемная. А ты тут причём? И ты мне не сказал, почему ты пришёл мне на помощь. Ты тоже пленник? Когда успел? Ты же умирал на той дороге?

– Бездна! Сколько вопросов? Я отвечу на них всех, как только мы выберемся в более-менее безопасное место. А сейчас ты меня будешь отвлекать.

– Прости, – извинилась она.

– Ты ни в чём не виновата. Смотри.

Над воротами мигнул огонек, и они распахнулись, открывая выход на пустынные просторы. Ледяной ветер ворвался внутрь. Я посмотрел на девушку. Она слегка поёжилась от холода. Ведь в помещении было не просто тепло, а и душно.

– Надеюсь, что любящих холод монстров меньше, чем тех, которые любят тепло, – поджала губы девушка, всматриваясь в сумеречную темноту. Свет в помещении погас. – Отлично. И без света остались. Хотя, во всём есть плюсы. Так мы хоть не на виду.

– Ты оптимистка. Идём. Нам надо искать укрытие.

– В пустыне? – хмыкнула девушка.

– Нель, ты меня дразнишь. А это не хорошо, – вздохнул, едва сдерживаясь от желания поцеловать эти вишнёвые губы здесь и сейчас, наплевав на опасность. Дайте мне минуту счастья – и я готов умереть. Только я не позволю причинить девушке вред. Поэтому умирать не собираюсь.

Мы двигались очень быстро и почти бесшумно. Я надеялся, что Алан найдёт возможность забрать нас отсюда прежде, чем придётся схватиться ещё с кем-то. Странно, что с этой стороны защита комплекса, что составляла метров десять в высоту, не светилась. Похоже, что и здесь нас ведут. Я злился всё больше, пока не увидел бронированный вездеход. Брошенный, по всему видать. И очень обрадовался.

Чуткое ухо уловило странный шелест со стороны пустыни, словно двигалась многоножка.

– Быстрее, – подтолкнул  девушку вперёд.

Она не стала сопротивляться. Как только открыл люк и внутри зажёгся слабый свет, скользнула внутрь. Её вскрик резанул, как острым ножом по сердцу. Мигом оказался рядом с ней, готовый разорвать на части того, кто её испугал.

Никаких монстров здесь не было. Поэтому, вернувшись, задраял люк, вытолкнув наружу человеческие останки, на которые Неля наткнулась.

– Это невежливо – обращаться так с мёртвыми, – нахмурилась она.

– Прости. Но он тебя напугал. И, к тому же, мне всё равно – мёртвый он или живой, раз тебе страшно. Не думаю, что он из хороших людей. Не хмурься. Давай лучше посмотрим, что нам тут может пригодиться кроме брони. Нам недолго осталось ждать. Но надо быть готовыми ко всему.

– Спасибо, что ты со мной, – сказала девушка, смущаясь и пальцем потирая пыль на панели.

– Спасибо тебе, что  меня спасла, – ответил ей сразу.

И в этот момент резкий удар сотряс машину. Затем раздался скрежет, словно по железу когтями прошлись.

– Похоже, что у нас крупные проб… ик… лемы, – икнула девушка, заглядывая мне в лицо округлившимися глазами.

Скрежет повторился и машину дёрнуло.

– О, господи! Где этот твой хвалёный брат? Поторопился бы, пока нас отсюда выковыривать не начнут, – воскликнула она.

– Ты прелесть, ты знаешь? – сказал я и, как только она повернулась ко мне с нахмуренным лицом, притянул к себе и прижался к губам.

Сначала девушка оцепенела, затем стала вырываться. Я придерживал её за затылок и талию, пока она не успокоилась.

Нас трясли и дёргали. Снаружи разразился апокалипсис, а я утопал в нежной сладости. На секунду оторвался от неё, чтобы полюбоваться припухшими губами и пунцовыми щёчками, и получил знатную пощечину.

– За что? – воскликнул, опешив. Ещё никогда так не реагировали на моё внимание.

– Я себя не на помойке нашла. Ты мне чужой человек. Нет, ты модификат! – заявила она так, будто это оскорбление.

– Это проблема?

– Кажется, ты не долечился, – вздохнула, качая головой.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Что за девушка? Крепость придётся завоёвывать приступами.

 

 

 

Глава 16. Неясная ситуация

 

Алан

 

– О! Я так рад такому знатному гостю, что вышел сам вас приветствовать. Алан Габсбург! – слегка склонил голову в приветственном жесте потомок королевского рода.

– Меня привело к вам дело, – коротко бросил я. Разводить церемонии в стиле светского общения у меня не было ни желания, ни времени. Тем более, с этим упырём. Конечно, он меня знал.

– Пройдёмте ко мне в кабинет. Нам там никто не помешает. Да и разговаривать с таким гостем в коридоре было бы неуважением с моей стороны, – повернувшись боком, протянул он руку в сторону широкого светлого коридора.

– Мне нужна ваша сеть наблюдения в комплексе. Головной отдел, – не стал я церемониться и ждать, пока мы доберёмся до места.

– У меня в кабинете есть доступ ко всему, что вас может заинтересовать. Только, зачем вам наша сеть? Я и так вам всё покажу. Даже консультантов не задействую. Все услуги. Выбор у нас большой.

– Вы прекрасно знаете, что я не за развлечениями сюда пришёл, господин Этьен.

– Тогда я не понимаю, что вам нужно. Мы не нарушаем закон. И вы, насколько я знаю, не относитесь к службе порядка, – вежливо, но нагло заявил Жан.

– Я здесь представитель власти, – отозвался Руслан.

– Господин Беннет, здесь обслуживают и модификатов, у вас не настолько широки полномочия...

– У меня они достаточно широки, – перебил я Жана, – чтобы снести весь комплекс до основания со всеми обитателями и вашими клиентами в придачу, господин Этьен, – холодно осадил я наглеца. – Не нарывайтесь. К тому же, вы нарушили закон. Кстати, его представители с более широкими полномочиями, чем у господина Беннета, здесь будут с минуты на минуту.

– И в чём же я провинился? – заметно побледнел мужчина. Надо отдать ему должное, держался он отлично.

– Вы забрали то, что принадлежит мне.

В этот момент мы подошли к широким дверям. Он жестом пригласил нас вовнутрь, проведя ключ-картой по сенсорному глазку.

– Могу я узнать, что это? Я честный делец. И ни у кого ничего не отбирал и не крал.

«Конечно. Возможно, ты и не допускаешь мысли, что можно явиться за простой девушкой. Верткий, хитрый и безжалостный, словно ядовитая змея», – подумал я.

– Девушка. Нелли Шторм.

– Человек? Я такой не знаю, – незамедлительно последовал ответ. Но выдержка его подвела. На лице отразилось, буквально на мгновение, изумление. Не ожидал, похоже. – Ни у кого, кто появляется в «Садах Семирамиды» в качестве персонала развлечений, не бывает собственного имени.

– Вам лучше быть покладистым, господин Этьен, – тихо сказал Руслан. – Может, вы и не знаете, как зовут девушку, но то, что она появилась здесь всего два дня назад, не даст вашей памяти буксовать. К тому же, её недвижимость, которой вы решили распорядиться, тоже будет в помощь ненадёжной памяти.

– Она сбежала, – сдался мужчина. И то, что он сказал, было неожиданным.

– Сбежала? Отсюда? Вы за идиота меня держите? – разозлился я. Если она сбежала, то Рон пойдёт за ней. И неизвестно, к какому результату приведёт это преследование.

– Да. Неожиданно, правда? Я сам не ожидал. Впервые такое. Тем более, что её охраняли. Такой самородок. Я как чувствовал, что она необычная девушка. Как редкая драгоценность.

– Господин Этьен!? – выдал я сквозь зубы. Расписывает так, как будто ничего восхитительнее не видел. С его-то опытом с прекрасным полом. Было неприятно. Странное ощущение. Как будто прикоснулись грязными руками.

– А, эм! Стащила у охранника чип-карту и сбежала.

– И вы, конечно, её не ищете? – вкрадчиво спросил я.

– Зачем мне её искать? Далеко не уйдёт. В ловушку поймают.

Он включил связь. На его вопрос о дичи, что мне очень не понравилось, ответили, что девушку ещё не поймали.

– Сеть, – рявкнул я, надвигаясь на Жана. Он замер на секунду, а затем подошёл к панели, что искусно была утоплена в стол. Если бы Жан не нажал на одному ему ведомую кнопку и не вытащил её на свет, найти было бы невозможно, если не искать целенаправленно.

– Здесь доступ в каждую точку комплекса. Что вас интересует? – видно было, что он удивлён.

– Похоже, что вы не цените вашу жизнь. Вам лучше не злить меня, господин Этьен.

– Хорошо.

Перед глазами выскочила голограмма плана комплекса. Множество фигурок красного и оранжевого цвета отвлекали взгляд.

– Где она? – низкий рык вырвался из горла.

– Я не знаю. Она не высвечивается здесь. Если и следить, то только по передвижению вот этих красных с зелёным фигур. Это охранники. Они её и преследуют. Ищ… ут, – заикнулся он под моим взглядом.

Руслан усмехнулся. Мало кто выдерживал, кроме него. Но он мне и не сделал ничего плохого.

Несколько таких цветных фигурок быстро пересекли воздушный коридор между двумя крылами комплекса. Другая группа прочёсывала оранжерею.

– Что это такое? – вырвалось у Этьена. Он указывал на оранжевый силуэт, что оказался в противоположном от нас крыле. – Это здание для людей. А это модификат.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Это мой брат, – отмахнулся я от дальнейших расспросов. – Почему девушку не видно?

– О, не переживайте. Она там. Но пока её не видно. И я понял, почему.

Он нажал на несколько точек и появилась другая картинка. Лестницы. Столько лестниц, что глаза разбегались.

– Вот она, – ткнул пальцем Руслан. Красная фигура с синими росчерками по всему телу быстро уходила вниз. – Какая умница! И аура странная.

– Ближе к делу. Куда она направляется?

– Она хочет выйти наружу, – флегматично ответил мужчина.

– Управлять же дверьми можно? Блокируйте. Вы не должны ей позволить ускользнуть.

– Не уверен, что у меня получится, – ответил Жан. Он нажал несколько точек на панели, но девушка легко проходила все заслоны, как будто она лидер команды по экстремальному спорту и для неё преград не существует.

– Смотри, Алан! Рон её почти догнал, – воскликнул Руслан.

Сработал мобильфон Этьена. Он прямо на глазах вытянулся, напрягаясь. Похоже, неприятный для него абонент.

– Я не могу этого сделать… Да… Всё не так, как вы думаете… Вот и хорошо. Сами и разбирайтесь, – холодно произнёс он, отключаясь.

– Что не так? – спросил я, и мужчина поднял на меня усталый взгляд.

– Сами смотрите, – кивнул он на голограмму.

Он подошёл к панели и нажал боковую клавишу. Голограмма исчезла и появился экран. Дальше все мы смотрели как фильм. Огромная лаборатория, закрытый коридор.

– Гадина. Тварь! – заорал Этьен. Его всего трясло. Но я не мог оторвать взгляд от высокой, стройной фигуры девушки и брата. Во всех подробностях мы увидели сражение в замкнутом пространстве. Я и не заметил, как покрошил край стола за минуты, что переживал за этих двоих. Видно было, как брат защищает девушку. Даже открылся для удара. Но девочка показала себя настоящим бойцом, бесстрашным и с молниеносной реакцией.

– Кто управляет их передвижением? – я дышал как дракон в это смазливое бледное лицо.

– Вы теряете время. Единственно, чем могу помочь – огневой поддержкой. У них меньше двадцати минут, если повезёт и они смогут спрятаться.

– Открой ворота в ангар, чтобы они могли зайти внутрь снаружи, – возник рядом Руслан.

– Я здесь бессилен, – развел он руками. – Всё заблокировано. Я провожу вас до аппаратной.

– Нет. Руслан, останься с ним. Его помощь не будет лишней. Я помогу снаружи. Свяжись со своими. А с вами я ещё поговорю. Обязательно узнаю, кто за всем этим стоит.

– Конечно. Удачи, – почему мне показалось, что он сказал это с сарказмом?

Оставив их разбираться с огневой поддержкой со стороны комплекса, сам помчался на крышу.

До летательного аппарата добрался за минуту.

Меня уже ждали. Несколько машин спецотряда по быстрому реагированию висело в воздухе. Я присоединился к ним и рванул в сторону ангаров. Уже было совсем темно. Увидеть что-нибудь внизу даже для модификатов с нашим острым зрением было затруднительно. Провоцировать невидимых чудовищ пустыни лучами прожекторов не хотелось.

А затем небо расцвело под ярким светом серебряной луны.

 

 

 

Глава 17. Нужны ли чувства?

 

Алан

 

То, что я увидел внизу, повергло бы в шок кого угодно. Недалеко от защитной стены, почему-то не освещённой с этой стороны, стоял вездеход. Чётко видны были ворота в ангар и те, из которых вышли брат со своей спутницей. Сейчас они тоже были закрыты. Я чуть не взвыл от ярости. Какая-то тварь манипулировала людьми, что находились внутри, и вела свою игру. Сейчас на кону этой игры была жизнь самого дорогого для меня человека.

Мы близнецы, и я чувствовал его, как никто другой не смог бы. Степень его возбуждения была на уровне десять из десяти. Решимость защищаться и… нежность? Прикрыл глаза и впился пальцами в подлокотники. Этот дурень попал по полной. Я смутно себе представлял, что может чувствовать брат рядом с девушкой, с которой его связала кровь. Эта связь отличалась от нашей. Я чувствовал его как себя, как и он меня, на генетическом уровне. Но мы были разными. А в ней он растворился. Это было большее, чем один набор ДНК на двоих. Она даже ближе ему стала, чем я. Это было больно сознавать.

Кстати, о той ужасной картине, что предстала перед нами.

Со всех сторон к вездеходу стекались членистоногие монстры, что-то среднее между пауками и скорпионами. Некоторые экземпляры были крупными. Настолько, что легко могли раскачивать машину в несколько десятков тонн, которая способна покрошить гусеницами гранитные глыбы своим весом.

– Что будем делать? Здесь сплошной ковёр из этих гадов, – спросил командир отряда. Он находился в другом аппарате.

В этот момент выше гранитного пояса из стены показались несколько стволов оружия.

– Назад! – успел крикнуть я прежде, чем копошащееся море, целиком накрывшее вездеход, что уже перевернули на бок, стали поливать огнём. Через несколько минут всё было кончено. Смрад и дым стояли над пустыней. Большая часть существ скрылась в ночи, а часть так и осталась коптеть вокруг покрытой сажей машины.

– Заберите их, – выдохнул я с облегчением. Тошнота подкатила к горлу. Даже отлично работающие очистители воздуха не смогли избавить от вони, исходящей снизу.

Задерживаться в этом месте уже не было смысла. Меня не должны здесь видеть. Не то чтобы боялся за репутацию. Однако не было желания объясняться с Шарлин.  Решу вопрос, как только разберусь с состоянием Рона.

Дождался, пока не убедился, что две фигуры оказались в безопасности, на борту транспортника. Он был больше наших аппаратов и имел медицинскую капсулу. Надеюсь, что в ней нет необходимости.

Когда мне сообщили, что оба пассажира чувствуют себя отлично, приказал доставить их к нам домой.

– Руслан, я отчаливаю. Мне надо отдохнуть. Важная встреча завтра с утра. Надеюсь, что ты меня поставишь в известность о расследовании? – в мобильфоне раздавался треск и были слышны посторонние шумы, но голос друга я слышал отлично.

– Конечно. Расследование началось. Отдыхать времени нет, чтобы не избавились от улик. Думаю, что завтра к вечеру смогу заглянуть к тебе в гости с новостями. Или мы встретимся на старом месте?

– Нет. Как-нибудь в другой раз. А завтра вечером я жду тебя у себя. Только на квартире, не дома. Скину адрес.

– Хорошо. Я буду.

Утром, когда уходил, в доме было тихо. Будто кроме меня здесь никто и не находился. Но это не так. Брат был у себя, а девушке предоставили отдельную комнату в том же крыле. Я был против, но решил не нервировать Рона. Он и так с трудом согласился.

О моей нервной системе никто не думал. Меня пугала эта одержимость. И я уже ненавидел эту девушку, что перевернула наш мир вверх дном. То, что она спасла жизнь Рону, отошло на второй план.

И вообще, любая моя реакция меня уже беспокоила, и я решил отложить всё на время. А я пока всё утро был занят встречей с директорами филиалов. Затем весь день занимался документацией, связанной с контрактами на освоение водного бассейна планеты. До сих пор человечество спасалось от полного исчезновения. А сейчас наступил удобный момент занять ведущую роль в новых разработках. Меня интересовал океан как огромная кладовая мира. Интересовала пищевая ценность обитателей и растительность подводного мира. Уваров предоставил свой технический отчёт. Это будет грандиозный проект.

Затем состоялась встреча с Русланом. Ничего, что противоречило бы закону, поверка не обнаружила. Документация была в полном порядке. Даже лаборатория была зарегистрирована. Дотошный и осторожный гад этот Этьен. Те нарушения, что были найдены, могли быть заглажены штрафом. Что устраивало всех. Огромные связи в высших кругах способствовали тому, что дело замнут.

О своей ситуации я не хотел распространяться. Не было желания привлекать к себе ещё большее внимание. Мне надо было разобраться с Роном. А ещё девушка.

– Очень жаль, что они избегут наказания. Я очень хотел бы узнать, кто за всем этим стоит. Уверен, что недавнее покушение и то, что случилось в «садах», взаимосвязано. К тому же, я не могу действовать открыто. Девушка необычная, её связь с братом. Покушение на него. Проект этот. Всё навалилось кучей.

– Не переживай. Чуйка у меня на нарушителей закона очень хорошая. Я кое-что оставил там. Так что, если нарою что интересное, подкину, – обнадёжил меня друг. – Ещё я убедился, что Этьен уничтожил все документы, связанные с Перл. Она может вернуться домой.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Перл? – удивился я.

– Да. Госпожа Нелли. Этьен чуть ли слюнями не захлёбывался, говоря о ней и сетуя, что чёрная жемчужина не досталась ему.

– Отвратительно! Гадость! Какая ещё Перл? Пошлятина.

– Аха-ха-ха, серьёзно? Пошлятина?

– Не смейся. Я всегда чурался таких заведений, – поморщился я.

– Знаю. Извини. Алан, что будешь делать дальше? – осторожно спросил Руслан, вдруг став серьёзным.

– Не знаю. Время покажет. Это зависит от того, насколько Рон сможет себя контролировать рядом с ней или вдали от девушки. Надеюсь, что его отпустит со временем. Я ещё и не познакомился с ней, – хмыкнул я. – А она столько бед натворила.

– Она ни в чём не виновата, Алан. Будь терпеливее.

– А что мне остаётся? Её ещё и беречь надо, как зеницу ока. Домой я её отпустить не могу.

– Да. Я и забыл. Вот незадача, – покачал головой друг, тоже вспомнив, что девчонка – уникум.

Раздался писк мобильфона. На экране высветилось красивое лицо Шарлин. Я не стал отвечать, поставив на перезвон попозже.

– Что сморщился? – спросил я друга. Он пожал плечами. – Ну? – поторопил я.

– Твоя невеста?

Я кивнул.

– Ты извини, но такой идеальной суке я бы не доверил своё будущее.

– Она…

– Не кипятись. Не мне с ней жить. И я её почти не знаю. Извини. Я пошёл, – сказал он.

Не очень-то я и поверил другу. Его «почти» меня зацепило, но настаивать на объяснении не стал.

Ещё несколько минут после того, как Руслан ушёл, я сидел и смотрел на действительно идеальное лицо девушки. И дело не в том, что она модификат. А в том, что её идеальность отточена ещё и искусственно. Шарлин больше похожа на робота, чем на живого человека. Меня первое время нервировала её безэмоциональность. Со временем привык. Всё равно чувство от меня не требовалось. Как и от неё тоже. Взаимовыгодность на первом плане и престижный брак.

Чуть вытянутое лицо с острым подбородком. Раскосые глаза с идеальными дугами бровей над ними. Ярко голубого, льдистого оттенка. Пухлые губы с капризным изгибом, пышные белоснежные волосы. Я никогда не видел её искренне улыбающейся. Холодный оскал в тридцать два зуба. Небольшие ямочки вводили в заблуждение, пока не посмотришь в холодные глаза.

Впервые подумал о том, что секс с ней тоже был холодным, без искры и теплоты.

– Надо ехать домой. И перестать думать о всяких чувствах. Это не по мне, – прошептал я, подавив росток жалости к себе.

 

 

 

Глава 18. Не тот парень

 

Неля

 

Мне было тепло и уютно. Дома мне не было так же хорошо. И я знала причину этого чувства. Хотя боялась признаться себе. Я чувствовала себя защищённой. Это в первую очередь. А в остальном, думаю, стоит разобраться.

Решила для себя всё прояснить, спокойно и разумно, пока одна и никто не отвлекает своими пронзительными взглядами, от которых кожа горит и вспарывается как под лазерными лучами. Своими лёгкими ненавязчивыми прикосновениями заставляет трепетать каждую клеточку тела.

Без голоса, который бы бальзамом лился в уши и, вопреки анатомическому строению тела, достигал сердца, заставляя его сбиваться с размеренного ритма. И то, что парень это видел и чувствовал, только усугубляло моё состояние, заставляя нервничать, теряться и совершенно обезоруживая меня перед ним.

– Ты влюбилась, дурочка! Большей глупости, чем влюбиться по уши в модификата, нельзя было совершить.

С горечью вспомнила Пауло. Я никогда не испытывала к нему и сотой доли нынешних эмоций. Однако всегда была к нему добра, внимательна и приветлива. Не навязывала своего мнения, не делилась своими увлечениями, когда поняла, что он откровенно скучает во время беседы. Никогда к нему не лезла с вопросами, потому что он этого не любил.

Сейчас я поняла, что это всего лишь было раздражение и безразличие. Что ему было удобно жить в тепле, уюте и сытости. Кто-то оценил бы мои старания. Мне большего и не нужно было. Небольшой отдачи и кого-то рядом. Когда Пауло предложил продать дом и сад, я была в шоке и выставила его. Страдать по нему причин не было. Даже почувствовала, что с плеч груз с тонну сбросила. А он просто взял и продал меня, как вещь. Сейчас я была рада, что провидение уберегло меня от душевной боли. Всего лишь обида и непонимание, но не боль.

– Хоть какой-то плюс. К тому же, я наказала его. Отца бы разочаровала таким поступком, но не жалею. Прости, папочка, твоя дочь, такая нежная, ласковая и умная девочка повела себя не как леди, а самая настоящая хулиганка.

В каждом мегаполисе существовал целый район для развлечений и развития детей и подростков. От спортивных клубов всех мастей и видов, до игровых. Я как-то раз побывала в таком месте, когда ходили целой группой в старшей школе. Больше желания не возникало.

Я не агрессивная, с устойчивым характером, и от всплесков гормонов не страдала. Вся моя энергия уходила в книги, которыми зачитывалась, и на уход за растениями и деревьями в саду. Особенно полюбила спокойную жизнь после гибели родителей. С мамой мы не так были близки, как с отцом. Потому что она единственная работала вне дома. И я её не видела целыми днями. Но это не значило, что я её не любила. Сейчас мне мамы как раз и не хватало. Очень. Для взрослой дочери мама – лучшая подруга.

Вздохнула. Но не тяжело. Давно отпустила горе. Им на небесах хорошо.

– Кстати, надо собираться домой. Только выясню – оставят ли меня в покое? И что случилось с моей недвижимостью и садом?

Ступила на пол. Под ногами самоочищающийся ковер с длинным ворсом. Приятно. Будто ласкает ступни. Соответственно, с ног взгляд подняла выше, и я открыла рот в изумлении.

– Вот же бездна, я должна быть грязной и одетой в комбинезон, – осознание, что я чистая и меня переодели, ударило в голову.

На мне был лёгкий халат, длиной до пола. Под которым не было белья. И мне стало некомфортно. Тем более, выходить из спальни в таком виде неудобно.

Однако, прятаться от трудностей – не в моём характере. Надо хотя бы найти хозяина дома.

Сердце пропустило удар, вспомнив, кто им является. Это он всё устроил? И я у него дома? Похоже, что так.

Из вчерашнего приключения запомнила только светловолосого холёного сутенера, как убегала. Как меня нашёл парень, которого я спасла буквально на днях? Я знала, что он модификат, и такое быстрое восстановление для них не проблема. Всё равно было похоже на волшебство. Его появление в нужный момент, конечно.

Мы вместе сразились с монстром из ужастиков. А потом вышли в пустыню, полную опасностей. Повезло найти брошенный вездеход, в котором мы спрятались. Надолго ли? Помню, что сильно трясло. Нас окружили со всех сторон чудища. И… Нет. Это надо было забыть. Обязательно вычеркнуть из памяти. Только моей памяти было всё равно. Она коварно выкладывала на обозрение красивое строгое лицо, горящие глаза. И ощущение, как тело объяло пламенем, когда чужие губы накрыли мои.

Как сладко Рон меня целовал! Низ живота наполнился томлением от одного воспоминания, и я дала себе мысленно отрезвляющую оплеуху.

– Ой! А ведь я его ударила, – я почувствовала, как стремительно краснею. – Господи, что я натворила?

Затем моё сознание тонуло в тумане, только обрывки разговоров помню. Как долго летели в воздухе. И как меня несли на руках, когда мы прилетели, а я не могла открыть глаз. И всё.

– Вот и хорошо. Чего это я? Сам Рон не мог меня помыть и переодеть. Ему незачем возиться с гостями. Он же модификат. У него должна быть куча обслуживающего персонала. Всё говорит о том, что парень очень богат. И почему сразу же не отправил в медцентр, а привёз к себе домой?

Честно говоря, я была ему очень благодарна за то, что  этого не сделал. Я помнила, что мне говорил отец. Я должна была избегать медцентры.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Ладно. Я никого и ничего не боюсь. Мне надо в ванную, а потом попрошу, чтобы  отвезли домой или вызвали такси.

Вопросов ещё было море, но решила повременить с этим, пока не встречусь с парнем, который меня спас. Почувствовав ноющую боль в голове, вздохнула.

Открыла дверь и вышла в светлый широкий коридор. Дом находился на очень большой высоте. Панорамные окна демонстрировали величественную картину. Невольно залюбовалась ею. Белоснежные облака пронизывали яркие золотые лучи солнца, постепенно превращая сапфировое небо в голубую бесконечность.

– Нелли Шторм?

Вздрогнула от глубокого голоса и развернулась. Передо мной стоял высокий импозантный мужчина с точно таким же лицом, как у парня, которого я спасла, но это был не Рон.

 

 

 

Глава 19. Как сходят с ума?

 

Алан

 

Проснулся рано. Как обычно. Вчера заснул сразу, как только голова коснулась подушки. Кое-что всё же изменилось. Полежал минут с пять без движения. Просто так. Никогда себе такого не позволял. Слабости не для меня.

– А может, хватит быть машиной? Как давно я расслаблялся? Давал себе возможность остановиться и полюбоваться чем-нибудь? Встречался с другом. Когда себе запретил мчаться на аэрокаре в гонках? Мог сорваться в турпоездку на аэролайнере, чтобы полюбоваться видами снизу: океаном, лесами, горами, пустыней? От того, что появились монстры-мутанты, Земля не стала менее прекрасной. Даже наоборот. Вода радовала синевой и чистотой. Долины – роскошной изумрудной зеленью и цветами. Леса – непроходимыми чащами и дебрями нетронутых заповедников. Природа быстро справилась с вселенской катастрофой, в отличие от человека. Просто подстроилась под новый мир. Пострадали люди.  Появился новый вид. Представителем которого являюсь и я. Когда меня стало всё это интересовать? Когда я решил, что не заслуживаю нормальных человеческих радостей? Ведь никто этого от меня не требовал. Вон, Рон сколько раз говорил, что надо жить для себя. Я даже с девушками нормальными, простыми не встречаюсь. А только с модифицированной сукой, без чувств и эмоций. Никакого разнообразия, всё по протоколу. Даже секс не более двух раз в месяц.

Я поморщился. Совсем не обращал внимания на то, что так сильно я изменился. Не думал об этом до сих пор.

– За этими дверьми, – посмотрел я на закрытые двери спальни, протянув руку, – тебя ждёт работа, сплошной обман и противостояние. Скучно и страшно. Сам таким же скучным стал и страшным. Деградируешь, парень.

Громко рассмеялся от своего монолога. То, что разговариваю сам с собой и изменил своей же привычке сразу строить свой день, было тревожным признаком.

В груди возникло неприятное ощущение, будто если я сейчас выйду за дверь, окажется, что один остался во всём мире. Даже завывание ветра представил и себя посреди огромной пустыни, уходящей за горизонт.

– Совсем расклеился. Надо сменить на время обстановку и отвлечься.

Как я это сделаю, думать не стал. Решительно направился в ванную комнату. Хотя, так её называть было неправильно. Вернее, комната соответствовала привычной ванной. Только была одна особенность – в ней была дверь, выходящая в бассейн. Туда я и направился. Каждое моё утро начиналось с плавания. Поддерживает тело в тонусе, полезно для здоровья и нервы успокаивает. Чистка зубов с массажем дёсен, быстрый душ, сушка волос и тела заняли немного времени. Я не любил долго задерживаться за привычными действиями.

Когда уже был упакован в обычный выходной костюм, направился наружу.

В момент, когда оказался в коридоре и увидел девушку, сообразил, почему мой день выбился из проторенной колеи. Я ни на секунду не забывал, что в доме чужой человек, но задвигал это знание подальше в закоулки памяти. Не знаю, что меня беспокоило больше: то, что эта девушка держит жизнь моего брата в руках, или то, что она меня волнует.

«Конечно волнует. Ведь девочка связана с Роном. Сам я тут вообще не при чём», – ещё бы самого себя в этом убедить. Не дав себе опомниться, подошёл к гостье, которая была заворожена видом из окна.

– Нелли Шторм? – конечно, сразу назвать имя. Нет, чтобы поздороваться. Молодец, Алан! Ты идиот!

– Эта картина за окном – она потрясающая. Наверное, здорово смотреть, когда она меняется на ещё более шикарный вид.

Кажется, девушка пострадала больше, чем я предполагал. Какие картины, когда она в чужом доме, у модификатов? Ни страха, ни волнения. Просто любуется.

– С добрым утром! – будто прочитала мои мысли девушка. – Хорошего дня вам! Извините. Вместо того, чтобы поздороваться, я тут с вами о виде за окном говорю. Хотелось бы узнать, как зовут моего спасителя.

– Алан, – на автомате представился я. Странно, что она меня не спутала с Роном. Ведь мы похожи.

– Господин Алан…

– Просто Алан, прошу вас.

– Хорошо. Как меня зовут, вы знаете. Мне очень неудобно, но могу вас попросить ещё об одном одолжении? Чувствую себя неловко в банном халате, – она осмотрела себя, чуть разведя руки. – Хотелось бы одеться в нормальную одежду. И ещё заказать такси. Я всё оплачу. Обещаю.

– Я… – начал было я, но подошедший к нам Рон меня перебил:

– Я сам всё сделаю. Тебе не надо никого просить. Пойдём. Я уже заказал и одежду, и обувь. К тому же, надо покушать. Я, например, очень голоден. И поговорить не помешало бы.

– Рон!? – грозно окликнул я брата.

– Оу! Извини. Привет, братец! Ты иди по своим архиважным делам. Потом поговорим, а сейчас я должен присмотреть за моей гостьей, – он подхватил опешившую от такого напора девушку под руку и потащил к себе.

 Я даже не заметил, что шёл за ними как привязанный, пока двери захлопнулись прямо перед моим носом. Даже не успел ничего сказать. Захотелось сделать несколько вещей одновременно: снести эту чёртову преграду, наорать на брата и побиться головой самому об стенку, чтобы отделаться от неправильности моей неоднозначной реакции на девушку и своего раздражения на брата.

Я хотел, чтобы Неля была рядом со мной, и чтобы я мог с ней общаться так же свободно, как Рон. Я ревновал её к нему. Это открытие потрясло меня до глубины души.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Стоило сейчас же убраться из дома. Подальше от этих двоих.

Через несколько минут меня уже уносило на аэрокаре к административному зданию. Самым неприятным сюрпризом стало то, что меня ждали. День воистину был неудачным.

– Шарлин? Какими судьбами? Ты мне не позвонила. Знаешь же, что бываю занят, – не очень ласково встретил я её. Был причина вообще-то. Я её никогда не приглашал на работу, и сама она ещё ни разу не приходила.

На безупречно красивом лице не отразилось ни одной эмоции. Шарлин подошла, коротко поцеловала меня в щёку.

– Я ненадолго. Слышала, что с Роном случилось несчастье. Не хотела говорить по мобильфону. Надеюсь, что с ним всё будет хорошо.

Кому бы ты это говорила? Я знал, что между этими двумя были натянутые отношения. Однако надо поблагодарить за вежливость.

– С ним всё в порядке. Даже готов участвовать в гонках, – добавил зачем-то я.

– Ну, тогда с ним действительно всё в порядке. Я вчера пыталась до тебя дозвониться. Но не преуспела в этом.

Впервые я задумался о том, что мне придётся видеть эти айсберги в глазах напротив всю оставшуюся жизнь. А это очень долго. Почти вечность. Готов ли я к этому?

Похоже, что выражение моего лица изменилось, потому что девушка отступила на шаг назад.

– Извини. Никаких вопросов. Я пошла. Возможно, нам всем вместе надо собраться на ужин. Ведь мы будущая семья.

– Как-нибудь, – растянул я губы в улыбке, получив такой же оскал в ответ.

– Вечером у тебя?

– Нет. Сегодня я занят, – моментально ответил я. Кажется, лицо напротив стало ещё непроницательнее, как маска.

– Ладно. Не буду тебя задерживать.

В груди неприятно кололо. Оказавшись в кабинете, отослал секретаря и приказал меня не беспокоить какое-то время.

Перед взором возникло прекрасное в своём несовершенстве лицо. Большие глаза, меняющие свой цвет от шоколадного до янтарного в зависимости от преломления света в них. Маленький носик с чуть вздёрнутым кончиком. Пухлые губы с поднятыми в улыбке уголками. Мягкий овал подбородка и гладкая длинная шея. Великолепная кожа, которой хотелось коснуться, цвета карамели. Чуть угловатая фигура, длинные красивые ноги. Волосы шелковистые, тёмные с красноватым оттенком.

Так и тянуло зарыться в эту густую массу пальцами и, дёрнув на себя, запрокинуть голову, чтобы впиться в розовую плоть сочных губ поцелуем.

– Я схожу с ума… – вынес я себе вердикт.

 

Глава 20. Моя малышка

 

Рон

 

«Не отдам. Никому не позволю забрать моё чудо. Никому. Даже брату», – вопил разум.

Я проснулся с чувством вселенского счастья. Это случилось со мной впервые после смерти родителей. Да, раньше я испытывал радость, восторг, эйфорию, адреналин в крови бурлил, испытал сладострастие, но такого ощущения покоя, нежности и чувства, что всё наконец-то встало на своё место, чувство, что я нашёл то, чего мне не хватало и без чего я не был целым уже много лет, не ощущал.

Эта девочка разбудила во мне жажду к полноценной жизни. Мне хотелось кричать на весь свет, что я… счастлив? Да. Так и есть. Я был счастлив.

Мне хватило нескольких часов сна. Не успел опомниться, как уже был на ногах. Быстро разобрался с утренними процедурами. И понёсся наружу. Так волновался, когда пробирался по коридору к заветным дверям, что ощущал трепет в груди. И ноги дрожали. Погладил дверь и прислонился лбом, чтобы успокоить зачастившее сердце.

Это так странно и волшебно, когда ты влюблён. Да! Я влюблён, окончательно и бесповоротно. Просто упал в омут этих чувств и даже не сопротивлялся, когда меня утянуло вниз, на самое дно. А ощущение, что взлетел над облаками.

Влюбился с первого взгляда. С первого прикосновения к упругому телу. С первым вздохом, когда моего обоняния коснулся волшебный аромат цветов и тёплой кожи. А когда вкусил нектар губ, пропал окончательно. Моя девочка. Моя половинка. Строптивая, своевольная, бесстрашная, красивая и моя. Хотелось прыгать, скакать как подросток и хихикать как маленькая девочка.

– Бездна, ты сводишь меня с ума, Нелли, – прошептал я.

Посмотрел вдаль по коридору. Надеялся, что брат не проснётся. У него был внутренний радар на меня. Всегда просыпался, как только я выходил из комнаты. Но сегодня было тихо. Устал или перенервничал. Как бы он ни хотел казаться чёрствым и строгим, он был мягче меня.

Дверь открылась бесшумно. Пересёк в два шага небольшую гостиную и оказался у открытых дверей спальни. На большой кровати в белоснежной постели спала она. Всё было четко видно. Помогало и изменившееся зрение, и приглушённый свет ночника.

Разметавшиеся пряди длинных шелковистых волос образовали ореол вокруг красивого лица. Черты были расслаблены, а пухлый пунцовый ротик чуть приоткрыт, показывая белоснежную полоску ровных зубов. Пышные опахала ресниц трепетали от движений глазных яблок под тонкими веками.

А бровки были нахмурены. Девочке что-то снилось. Надеюсь, что только хорошее. Она дышала тихо-тихо. И я не удержался, чтобы не подойти ближе, настолько приблизиться к её лицу, чтобы почувствовать тёплое дыхание на своём лице. Вдруг она вздохнула глубже и, облизнув губы, повернулась ко мне спиной.

Я замер, как изваяние, испугавшись, что сейчас девушка развернётся и даст мне ещё одну пощечину. Даже схватился за щёку. Уже выйдя наружу и прислонившись спиной к двери, понял, что улыбаюсь как дурак. Влюблённый дурак. И мне это безумно нравилось.

Однако, меня ждали неотложные, срочные дела. Пока подниму на ноги некоторых людей, пройдёт время. А мне надо найти моей девочке одежду, не один комплект, бельё, обувь, заказать еду. Стоило узнать о её работе и доме. А ещё найти урода, который продал её. От скрежета моих зубов вполне мог проснуться брат. Когда представил, что эта мразь касалась её кожи и делала с ней такие вещи, о которых я только мечтал.

Ревность – страшный монстр, который пожирает душу. Поэтому я должен был держать его на привязи. К тому же, я не забыл, как кто-то упорно пытался сделать всё, чтобы мы погибли. Неважно, если даже не во мне было дело. В чём я сомневался.

Когда вернулся домой, то увидел занятную картину, которая привела меня в бешенство. Алан разговаривал с Нелли. Внешне всё было пристойно. Однако я чувствовал его интерес к ней.

Мой привязанный монстр бился в истерике и скалился пастью, полной острых клыков. Но рядом с Нелли был мой брат, родная кровь. Я не мог его обидеть, не мог ранить. Единственное, что сделал – забрал свою девочку.

Всем своим существом прочувствовал весь спектр эмоций, который испытывал Алан. И испытал боль. Ради брата я могу умереть. Но не смогу отказаться от того, что уже стало смыслом моей жизни. Только не от Нелли.

Не знал, что мне понадобится вся сила воли, чтобы не дать понять девчонке, а особенно Алану, своё состояние.

– Подождёшь меня здесь. Кажется, твоя одежда прибыла. А потом мы поедим, – улыбаясь, сказал я, усаживая в кресло в её гостиной.

– Мне неудобно. Но я воспользуюсь твоим предложением. Спасибо тебе!

Благодарный взгляд шоколадных глаз и мягкая улыбка растопили негатив, что комком засел в груди. Когда я ещё испытывал радость от своих действий в отношении другого человека? Не помню ни одного случая. Брата не было дома. Слава небесам!

Одежда уже прибыла. Как и контейнеры с завтраком. Подхватил огромный кейс и поднялся наверх.

– Так много? Мне хватило бы одного комплекта. Мне только домой добраться.

Нелли выкладывала вещи, упакованные в специальный пластик, чтобы не мялись. Упаковки с бельём отложила в сторону. Перебрала обувь.

– Я не знал, что ты носишь. И твой вкус тоже. Поэтому выбрал на своё усмотрение. Не хочешь ничего примерить?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Вещи дорогие. И красивые. Я не смогу даже за свечку расплатиться в скором времени, – погладила она рукав блузки.

Я сглотнул. Мне стало жарко. Захотелось, чтобы и меня погладили. Вспомнил, о чем шёл разговор.

– Ты мне ничего не должна. Ты спасла меня там, на эстакаде. Ко мне бы никто не подошёл.

– Ты меня тоже спас. Хоть и не должен был. Так что мы квиты, – парировала она.

– Нелли!?

– Рон, у меня очень много вопросов, на которые я хочу получить ответы. Ты обещал, что накормишь меня. Я сейчас ни о чём думать не могу, как о еде, – жалобно посмотрела она на меня. – И мне надо одеться. Не оставишь меня одну?

– О! Прости. Конечно. Я жду тебя внизу. Спустишься на первый этаж, а там найти дорогу в столовую не трудно.

Кто бы знал, чего мне стоило выйти из комнаты? Однако нетерпение в моём случае – смерти подобно.

– Сначала накормим мою малышку.

 

 

 

Глава 21. Завтрак с модификатом

 

Неля

 

Чувствовала себя некомфортно. Хоть Рон и окружил меня вниманием. Был очень деликатным и заботливым. Эта чрезмерность и пугала меня. Не похоже было на обычную вежливость. Когда человек просто хочет тебя отблагодарить за что-то. Даже за спасённую жизнь.

Во-первых, вещи, которые он мне заказал, были очень дорогими. Из, Господи спаси, натуральных тканей. Это баснословные для меня деньги. Не думаю, что и для модификатов это просто. Впервые  задумалась, о том, к кому попала.

Во-вторых, такое внимание. Даже глупая девица поняла бы, что такими проницательными взглядами на обычных девушек не смотрят и не стараются при любом удобном случае касаться обнажённой кожи – так легко, нежно, что мурашками покрываешься, сердце начинает биться быстрее или пропускать удары.

Я бы забыла тот поцелуй в машине прошлым вечером. Хотя, кого  обманываю? Он был лучшим в моей жизни. Но всё-таки. Постаралась бы списать поступок модификата на случайность, желанием поэкспериментировать, чтобы понять разницу между обычными девушками и модификатами. Или грешить на стресс? Мало ли как он проявляется у высших? Возможно, что ещё не оклемался парень после аварии. Однако, последующее поведение Рона, все мои аргументы сводило к нулю.

Он хотел меня. Не скрою, что это было приятно. А кому бы не было? С другой стороны, пугало. Если  мне предложат отношения, что невозможно, по-моему, не хотелось бы обижать его отказом. Неизвестно, как  себя поведёт травмированный  человек. А если предложит только развлечения, что ближе к истине, на это я уже не соглашусь. Слишком себя люблю.

Было ещё одно обстоятельство, которое меня беспокоило. Все, кто связывался с высшими, не возвращались к обычной жизни. Почему? Им запрещалось это делать или они сами здесь оставались? А что будет со мной, если я захочу вернуться к своей обычной жизни? Оставят ли меня в покое после тех приключений, что со мной произошли? Была ещё вероятность, что мной заинтересуются и спецслужбы после взятых анализов. Конечно, ничего необычного они не найдут, если не исследовать материал более детально. Надеялась, что никому это не придёт в голову.

«Проклятье! Я забыла про Рона. Как  его спасла»

Отец говорил, что моя кровь чудодейственна для модификатов. Что всего лишь капля способна залечить самые тяжёлые увечья. Но если сделаю это, то погублю себя. И просил никогда никому не давать свою кровь. В тот день отец был сильно пьян. На следующий и не вспомнил о нашем разговоре.. Так же, запретил входить в лабораторию, куда заглянула сама, позже. Давно хотела это сделать – и вот выпал случай. О том, что  там увидела, спрашивать побоялась. А вскоре родители погибли.

Я заходила в его лабораторию еще один раз, когда мне было очень плохо, в тот самый день – день похорон. Вернее, процедуры удаления из списков живых. От самых дорогих мне людей ничего не осталось. А после – решила никогда этого не делать. Было слишком больно.

И вот, выпал случай проверить теорию отца. Даже не помню, из каких соображений  так поступила, рискуя своей жизнью? Сейчас же, не жалею об этом. Потому, что жива благодаря Рону. Судьба так распорядилась. Я его спасла, а он меня. Что же мне делать теперь?

Меня ждали внизу. Поэтому  быстро переоделась, не особо вникая в то, какую  одежду выбрать.

Это были широкие чёрные брюки и белая блузка. Под низ надела кружевное бельё. Другого здесь и не нашлось. Сама  предпочитала всё простое, но удобное.

Волосы уложила в узел на затылке. Рон не забыл и про мелочи, которые были так необходимы женщинам: заколки, шпильки, булавки.

– Вау! Ты выглядишь великолепно. Ты красишь эту одежду, дорогая!

– Обычно одежда красит человека. Явно льстишь, но мне приятно, – так и было. Любой женщине будет приятно, когда так ею восхищаются, и я не исключение.

– Я никогда не говорю того, что не имею в виду. Надо подумать, стоит ли заняться рекламой одежды? Ты была бы востребованной моделью, – продолжил он, усаживая за стол, и невзначай (а может и нет) проводя руками по плечам.

– Ну, хватит. Модифицированные модели прекрасно с этим справляются. Чем будешь кормить? – перевела тему.

– Не знаю, что тебе нравится, но, думаю, что вкусы у нас не особо разнятся. Всё очень вкусное, органическое и питательное, – стал снимать крышки с блюд.

– Неожиданно. Хотя, чему  удивляюсь. Одежда натуральная, еда органическая. Дом великолепный. Ты принц? – рассмеялась  натянуто.

– Ну, можно и так сказать. Только Алан больше принц, чем я. Габсбург – знакома такая фамилия?

– Да ладно? Не шутишь? Мне уже вскочить и кланяться? А твой брат меня не заключит в воздушную тюрьму за неуважение? – было смешно и, что и говорить, немного страшно. Но я старалась этого не показывать.

– Издеваешься? – с улыбкой спросил парень.

– Нет. Пытаюсь выглядеть спокойной. Кто знает, чем грозит знакомство с такими людьми? Я, кстати, работаю в одной из ваших организаций.

– Да? Интересно. Надо будет сходить туда, – принялся за еду Рон. А могу ли я его так назвать после услышанного? Но его брат, который больше принц, тоже мне представился просто именем.

– Зачем? Моего руководителя удар хватит.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Представила директора, бьющегося в экстазе, что его посетил сам Габсбург, да ещё и со мной вместе, и злорадная улыбка вылезла на лицо.

– Он к тебе приставал? – невозмутимо спросил Рон, но согнутая в его руке вилка говорила об обратном.

– Хм, кто бы ему позволил? Лишился бы мужского достоинства, – хмыкнула и тоже принялась за еду.

Воздушная сдоба с начинкой и без, вкуснейшие сливки, сочные ягоды, ароматный чай.

– Господи, как вкусно! Спасибо… кхм-кхм, – закашлялась я, поперхнувшись. Глаза Рона почернели и вспыхивали алым. Это завораживало и пугало одновременно. – Что случилось? – спросила я.

– А, эм! Ничего. Рад, что тебе понравилось.

Дальше мы ели молча. После завтрака решила попрощаться.

– Вызовешь мне такси? Мне надо домой и показаться  на работе. Хотя, кажется,  работы я лишилась.

– Хочу как раз об этом с тобой поговорить.

 

 

 

Глава 22. Свадьбе не бывать

 

Алан

 

Что-то внезапно накатила апатия. С трудом заставил себя сесть за монитор, который занимал всю стену напротив моего стола. Мой личный помощник Адриан соединял меня сначала с отдельными директорами мелких предприятий. Я ввёл эти встречи в процесс руководства совсем недавно. Помогало предотвратить нарушения на самом низком уровне. И держать в узде более крупные предприятия. Возникла проблема с одной из крупнейших ферм по выращиванию мясомолочного скота. Защитный контур был нарушен несколько раз. И причины не смогли выяснить из-за отсутствия новейшей аппаратуры. Приходилось использовать большее количество персонала не по назначению. Хорошо, что жертв не было, кроме потерь среди животных.

Связался с Уваровым, чтобы выяснил причины задержки поставки нужной аппаратуры. В нашем мире всё взаимосвязано. Если не срабатывает одно звено, страдает целая цепь, и это чревато глобальными неприятностями.

Время пролетело быстро за изучением новых данных по океанологии.

Когда я закончил, за окном уже были сумерки. Отпустив Адриана, сам отправился домой.

На долю секунды пожалел, что отказал Шарлин. Вполне мог заполнить вечер и освободить мозг от раздумий. Весь день я старался не думать о девушке, что находилась дома. Девушке, без которой мой брат уже не обойдётся, как бы я ни старался себя убедить в обратном.

Если бы она ещё была обычной. Чтобы защитить, надо её спрятать надёжно. Но она не согласится. Если только её не убедит нависшая над ней опасность стать лабораторным материалом. Не всё так трагично, конечно. Никто над ней издеваться не будет и причинять боль тоже. Но она навсегда будет закрыта в тюрьме, именуемой медицинским центром, институтом или ещё чем-то. Благоустроенной, со всеми удобствами, но тюрьме, даже будь она величиной с целый дворец.

Не позволю. Даже если я смогу её вытравить из своего сердца, куда она коварно проникла, не смогу защитить брата. Ведь он тоже станет тем же объектом для исследования. Всё сложно и страшно.

Я полетел к себе на квартиру в собственном аэрокаре, отказавшись от водителя. Принял душ, поужинал в одиночестве.

Брат не звонил, да и у меня связываться с ним не было никакого желания. Я бы не выдержал и помчался домой.

Только хотел принять капсулу успокоительного и лечь пораньше спать, как сработал домофон. Вот кого я не хотел видеть, так это Шарлин. Возникла и испарилась как дымка мысль, чтобы не открывать ей.

– Я же сказал, что не хочу сегодня встречаться. Я устал.

Это было грубо. Я знаю. Но у меня росло внутренне раздражение. И эта стерва его чувствовала. Кажется, чем больше она меня раздражала, тем больше был её интерес ко мне. С чего бы вдруг? Неужели почувствовала, что теряет свои позиции?

– Ты не занят. Отдохнуть мы можем и вместе. Я так долго тебя не видела. Это ненормально – имея живого парня, не иметь регулярного секса.

– Зачётно. Ты меня рассмешила, – похлопал я ей. – Мне стоит немного напрячься и выложить всю твою подноготную? Включая частый секс. Правда, не со мной.

– До сих пор тебе не было дела до моих похождений. Ведь мы не обещали друг другу верность, – заявила она, и я скептически ухмыльнулся. – Что? Я здоровая молодая женщина. И мне мало того, что ты мне даёшь.

– Я разве тебя упрекаю? Нашла бы и на сегодня себе развлечение.

Девушка одним движением скинула с плеч платье, неизвестно на чём державшееся до сих пор. Под ним, естественно, не было белья. Она стояла передо мной в туфлях на высоких каблуках, не стесняясь своей наготы. Нарциссизм налицо.

Фигура идеальная: стройная, с тонкой талией, упругой высокой грудью и подтянутой округлой попой. Не говорю о лице, что было очень красиво. С хищными, доведёнными до совершенства чертами лица.

Перед глазами встала другая картинка: высокая спортивная фигура, длинные, великолепные ноги, круглая попка, невысокая грудь, что так правильно легла бы в мои ладони. Карамельная кожа, густые волосы, в которые с удовольствием зарылся бы носом. А лицо? Её большие, влажные глаза? Не сравнить.

За время, что задумался, Шарлин успела подобраться ко мне близко. Потёрлась всем телом и облизнула губы. С огромным усилием мне удалось сохранить каменным выражение своего лица, чтобы не показать, как мне отвратительна эта женщина.

Возможно, я не прав. И это некрасиво, и не по-мужски – так думать. Но я знаю, на что способна эта женщина ради своих амбиций и о её предпочтениях в сексе.

– Шарлин!?

– Не говори ничего. Я знаю, что тебе не нужна. И мне ты не сдался. Однако, мы поженимся. Поэтому, будь добр вести себя вежливо, хотя бы.

– Прекрати!

– И держи своего брата на привязи, пока не довели дело до конца и не грохнули его, – женщина оделась и вылетела из квартиры, не дав мне сказать ни слова.

– Дрянь! Он что, зверь, чтобы держать его на привязи? Мы никогда не поженимся. Это я могу обещать.

Это было окончательное решение. Я не был готов принести себя в жертву ради чьих-то планов. Или ради престижа. Мне плевать. Я сам себе хозяин и буду устанавливать свои порядки.

Едва успокоился, на мобильфон поступило сообщение. Схватил аппарат, даже не смотря в него.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Слушаю, – рявкнул я.

– Эй, эй! Кто тебя покусал, что ты так злишься? – услышал весёлый, но уставший голос друга.

– Прости, день жутко загруженный выдался. Ты что звонил? – потёр лоб.

– У меня есть для тебя новости. С тебя виски.

– А без него не расскажешь ничего? – с улыбкой спросил я. Как же здорово, когда есть люди, с которыми приятно говорить о чём угодно. Как я мог столько лет с ним не общаться?

– Подробности в моём трезвом, сохнущем от обезвоживания мозгу, просто теряются.

– Вообще-то, вода должна помочь от обезвоживания.

– Мне не поможет. Я особенный. Так что, я тебе новости – ты мне элитное бухло?

– Шантажист. Будет тебе виски. Заруливай ко мне на квартиру. Скину сейчас адрес, чтобы ты не напрягался и не искал по базе.

– Какая забота! Еду.

 

 

 

 

 

Глава 23. Вопросы

 

Неля

 

– Мне уже заранее не нравится то, что ты хочешь сказать, – посмотрела я на парня. Красивый! Идеальный!

– Не всё так страшно, как ты себе навоображала, – хмыкнул Рон.

– Знаешь ли, когда твоя жизнь меняется так кардинально за короткий промежуток времени, буквально за три неполных дня, то любой насторожится. Я уже не знаю, чего ждать следующим.

– Мне нужны ответы на свои вопросы. Это важно и для меня и, в первую очередь, для тебя, – заявил он, и я скептически хмыкнула:

– Что ж, постараюсь поверить, что и для меня тоже есть что-то важное.

– Во-первых, хочу спросить, как ты догадалась, что меня спасёт кровь? – проигнорировал мой скепсис Рон. – К тому же, любая другая кровь могла и не помочь. Да и меня не привязало бы к другому донору, как к тебе, – сказал он и я невольно съёжилась под его внимательным взглядом. – Тебе нечего бояться, Нель. Правда. Не здесь, и не со мной, – горячо заверил меня парень. Всем своим видом он показывал, что на моей стороне.

– Мне неуютно разговаривать здесь, – осмотрелась я. Мы всё ещё были в столовой.

– Хорошо. Как скажешь. В этом доме все под защитой. Прислуги нет. Мы одни в этом блоке. Пойдём в кабинет Алана или на террасу. Если тебе тут неуютно говорить.

– Нет. Не хочу находиться в замкнутом пространстве. Лучше выйти на террасу, – покачала я головой.

– Уверяю тебя, его личное рабочее пространство объёмное, – развёл он руками, весело улыбаясь. Обаятельный!

– Не сомневаюсь. Однако, выбираю открытое пространство.

Помещение, три четверти которого состояло из панорамных окон, откровенно говоря, не соответствовало своему названию. Это была маленькая оранжерея, так вернее. Помещение утопало в зелени. Даже на полу был искусственный газон в виде пушистого изумрудного коврового покрытия.

Прямо с потолка свешивались ползучие растения, по углам стояли карликовые плодоносящие деревья, а вдоль стен находились пышные цветущие кусты. Если подойти к ограждению, было ощущение, что ты плывёшь среди облаков. Должна сказать, что безоблачных дней в «Парадизе» было очень мало. И вообще, наша сторона континента была самой облачной из-за густых лесных массивов и обширного водного пространства. Возникало что-то вроде парникового эффекта: влажность, духота, почти отсутствующий солнечный свет. Вызван он облачным куполом.

Мегаполис занимал все побережье. Сейчас облачность была рассеянной и огромный город, спутанными пучками серпантина эстакад, с летающими между монстрами высоток, как гигантские насекомые, аэрокарами, был великолепным зрелищем. Он сверкал, как гигантский кристалл, стремящийся папилломами зданий к небу посреди зелёного океана дикорастущего леса с одной стороны, и пронзительно синей бесконечности, окаймлённой пенистой каймой водной глади, с другой.

Погода была чудесной этим утром. Но я знала, что стихия бывает грозной и смертельно опасной во время непогоды. Но и в такие ясные дни под красивой картинкой окружающей красоты скрывались чудовища.

– Я сам часто любуюсь этим видом. И никогда он не повторяется, – восхищённо произнёс он.

Я забыла, что не одна. Рон встал рядом, всматриваясь вдаль. Я невольно залюбовалась его точёным профилем. Мне было удобно, потому что сама была ненамного ниже его.

– Поговорим? – спросил он, оборачиваясь.

Наши лица оказались так близко, что я почувствовала его дыхание на своём лице. Такие глаза, затягивающие в прозрачность прохладных вод в жаркий, душный день. Гладкая матовая кожа, светлее моей на несколько тонов. Тёмные волосы в художественном беспорядке, в отличие от безупречной причёски его брата.

Он подался ко мне ближе. Я сразу же отступила, делая вид, что направляюсь к плетёному из светлого материала креслу, которое составляло пару второму. Между ними стоял стол из чёрного дерева.

– Пить хочешь?

Могла бы поклясться, что лёгкий разочарованный «хмык» раздался за спиной.

 Я была горда собой, что смогла устоять (чего мне это стоило, одна я знаю) и не раствориться в очередном поцелуе.

– Нет. Я готова слушать дальше.

Он уселся напротив, расслабленно откидываясь в кресле. Затем потянулся к столу, набирая что-то ,и через разошедшиеся створки столешницы поднялась средняя часть с напитками и стаканами.

– Это вода. Родниковая. Вкусно.

– Рон!?

– Ты не ответила на мой первый вопрос.

– Я, вроде, не на допросе, – сжала  губы и прищурилась.

– Поверь, ты ещё не знаешь, что такое настоящий допрос.

– Ты имеешь в виду своего брата? Я не намерена отвечать ни на чьи вопросы, если меня это не будет устраивать, – откровенно раздражалась я.

– Нель, пожалуйста, я не хочу ссориться. Это для твоей же безопасности. Ты ведь понимаешь, что о тебе почти всё известно. С того дня, как ты спасла меня, твоя жизнь перестала принадлежать тебе. И сейчас я не говорю о нас с братом.

– Я вас и не виню. То, что со мной произошло, не имеет к вам никакого отношения, как и то, что я предпочла выйти в тот день из машины, а не наблюдать как остальные за разбившимся аэрокаром. Одно то, что этого никогда не происходило, уже должно было насторожить. Но я поступила так, как посчитала правильным. И не жалею. Если бы не то спонтанное решение, я сейчас находилась бы под дурманом и развлекала бы какого-нибудь извращенца или мои останки переваривал бы пустынный монстр. Так что, я очень благодарна за спасение своей жизни. Умирать или быть секс-рабыней я не собиралась. Но предпочла бы первый вариант, чем существование.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Я рад, что успел.

– Я тоже. Думаю, что ты уже знаешь, что я необычный человек для постапокалиптического мира? – спросила я, и Рон осторожно кивнул. – Если ты даже не в курсе, то твой брат точно, – на эти слова парень улыбнулся. – У тебя заботливый брат. Вы же не просто так за мной явились к чёрту на рога, ведь так?

– Так. Но откуда ты свалилась? Как так получилось, что ты уникум среди остальных? Боюсь предположить, что ты эксперимент какого-то исследования.

– Нет. Не совсем. Мама не могла родить из-за генетического заболевания со сложным названием. К тому же, наследственным. Мой отец был один из тех учёных, которые работали над засекреченным проектом по генетике и наследственности. Угадай с трёх раз – что служило им материалом?

Глава 24. Информация

 

Алан

 

Руслан приехал через двадцать минут. Он уселся в широкое низкое кресло и ещё с минуты две молча цедил янтарный напиток.

– Хочешь напиться? – спросил я, доливая до середины в его опустевший бокал. Меня беспокоило его молчание. Значит, что-то серьёзное произошло.

– Если бы алкоголем, даже очень хорошим, можно было решить хоть одну проблему, сколько бы боли люди смогли избежать, – выдохнул он. Отпил небольшой глоток и отставил бокал. – Короче. То, что у комплекса «Сады Семирамиды» есть лаборатория, ты знаешь, – отметил он, и я кивнул. – Ничего особенного они там не делали. Господин Этьен любил там проводить много времени. У него были ассистенты из ближайшего окружения. Всё благопристойно – всего лишь изучали виды, которые им попадались. Для этого и использовалась та ловушка, куда загнали Рона и госпожу Шторм. Вот только некоторые генетические изыскания были незаконными. Сам знаешь, что эксперименты по созданию новых видов запрещены под страхом смерти. Нам и так вокруг хватает мутантов. Лабораторию закроют.

– Ты…

– Подожди. Дай договорить. Естественно, что прежде, чем туда сунулись соответствующие службы, я кое-что оттуда изъял. Везти с собой пробы было опасно. На выходе проверяли всех. И я не мог рисковать. К тому же, не думаю, что было необходимо их сохранить. Поэтому уничтожил на месте.

– Спасибо! Я тебе признателен, – от души поблагодарил я

– Да хватит тебе. Я сделал это, потому что девочка не преступница. И не заслуживает провести остаток жизни под замком, как лабораторная крыса.

– Но ты не только за этим пришёл, так?

– К моему большому сожалению. Хотя, мне эта модифицированная сука никогда не нравилась. Даже рад буду, если это поможет развести вас в разные стороны. Только обещай мне, что не будешь горячиться, – вдруг сел он ровно и пристально посмотрел мне в лицо.

Я хмыкнул скептически. Однако его выражение насчёт «модифицированной суки» вызвало неприятное чувство в животе, и во рту появился кислый привкус.

– Я не буду пересказывать, лучше сам послушай.

Он потянулся к внутреннему карману и вытащил пластиковый патрон флешки.

– Это запись телефонных разговоров. Не всех, конечно. И не тех, что можно отследить обычным путём. Знаешь, при всей своей изворотливости и уме, Этьен не тянет на настоящего злодея. К тому же я пристально наблюдал за ним. И ты сам, небось, заметил, что не с его подачи тогда всё происходило.

– Я заметил. Кто тогда тот манипулятор?

– Не поверишь. Меня заинтересовал звонок, который Этьен принял, когда мы наблюдали за Роном и девушкой. Вот его я и искал.

Подключил флэшку к планшету. Я узнал её голос сразу. И даже не удивился. Она потребовала от Жана, чтобы он разобрался с проблемой. Когда тот отказался, сказала, что сама всё сделает. Что он слабак и ей больше не нужен. Требования были чёткими: уничтожить девушку и Рона, и что я не должен пострадать. Какое великодушие! Я был бы тронут, если бы не знал, кто говорит.

«Я сама разберусь», – были последние её слова.

– Это Шарлин Уварова, ведь так?

– Кхм! Как ты узнал? – спросил я севшим голосом, откашливаясь.

– Она входит в состав вип-клиентов комплекса. У неё есть даже свои апартаменты там. Раз в месяц  проводит там три горячих дня. Думаю, что не стоит тебе рассказывать о её предпочтениях.

– Боишься шокировать меня? – хмыкнул я.

– Да, Алан, боюсь. Это не обычное развлечение типа садо-мазо. Всё намного страшнее. После её игр "игрушки" долго находятся на лечении, если вообще исцеляются. Однако деньги эта стерва платит огромные. Даже мысль мелькнула самому подставиться. Три дня издевательств, зато был бы обеспечен на всю жизнь, – вздохнул он. А, увидев моё лицо, весело рассмеялся.

– Совсем не смешно, – буркнул, убирая флешку.

– Нет. Очень даже смешно. Как представлю себя в этих разных штучках на коленях рядом с этой бешеной самкой, ржать тянет.

– И блевать, – добавил я.

– Это точно. К тому же, я не в её вкусе. Она любит молоденьких ломать.

– Всё?

– Я буду собирать материал. Пока Этьена не стали трогать. Заступников много элитных. Я хотел бы, чтобы ты мне помог с невестой. Проследишь?

– Она не моя невеста.

– Как же здорово! Когда успел расстаться? Хотя, это не моё дело. Я рад. А что ты собираешься с ней сделать, если не секрет?

– В открытую обвинить её не получится. Брат выкупит. А я хочу, чтобы она страдала, сев надолго. Лучше до конца жизни. И место её…

– «Весёлый Роджер»? Никогда не понимал, почему самую страшную тюрьму назвали так нелепо? – ударил ладонями по бёдрам Руслан и встал.

– Кто его знает? Я слышал, что первый начальник любил книги про пиратов, – пожал  плечами.

– Ладно. Пойду, пожалуй. Приходи как-нибудь в гости. Я считаю несправедливым то, что человечество негласно разделено на две части. Не дашь с собой виски?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Ты шутишь? Не наглей, – возмутился я.

– Хорошо-хорошо, не возмущайся. Сочту это за желание видеть мою персону чаще. С Роном всё хорошо?

– Да.

– А девушка? Что с ней будет? Её нельзя отпускать. Хоть это и несправедливо. Надеюсь, что твой брат сможет с ней договориться.

– Я присмотрю за ними, – пообещал я.

Руслан ушёл, а я всё никак не мог успокоиться. Тщетно пытался заставить себя идти спать. Однако сдался уже через полчаса, решив позвонить брату. Тот не отвечал. Потребовал информацию от охраны дома. Мне доложили, что младший господин ушёл вместе с гостьей ещё утром и до сих пор не возвращался.

– А я тут страдаю ерундой. Куда он мог отправиться? То один меня сводил с ума, теперь объединились в тандем и сводят с ума уже вместе.

Найти Рона оказалось труднее, чем я думал. Вернее, не предполагал, что он отправится с Нелли к ней домой.

 

 

 

Глава 25. Бояться вместе

 

Рон

 

«Господи, дай мне сил сдержаться. Не натворить бед. Ещё рано. Её надо приручать постепенно. Эта девочка не так проста», – уговаривал я себя.

Вспомнил, как целовал её, и жар, пронесшийся по телу, ударил прямо в живот. Я чувствовал, как в штанах оживает моё достоинство. Вспомнил и хлёсткую пощёчину, которая обожгла щёку, но и завела ещё больше.

Если бы не опасная ситуация, в которой мы находились, взял бы её там, на месте. И любил бы так долго и как умею, пока она не сдалась бы мне на милость. Я хотел эту девчонку до зубного скрежета. Вот только боюсь, что она не оценит, когда на неё накинется озверевший от желания и похоти самец. Поэтому надо было успокоиться.

Что я и сделал, в рекордные сроки принимая ледяной душ. Едва успел одеться, высушиться и предстать перед Нелли спокойным, уравновешенным мужчиной. Только сам знал, каких усилий мне это стоило. С трудом сглотнул стон, чуть не вырвавшийся из глотки, когда увидел её.

Нелли была великолепна. Высокая, наденет каблуки – будет вровень со мной. Даже среди модификатов мало таких высоких женщин. И мне они, если честно, не нравились. Предпочитал хрупких и миниатюрных. К тому же, блондинок. До сих пор.

Стройная, крепкая фигура. Бесконечные ноги, на которые я залип. Аккуратная попка и грудь. Я чуть не облизнулся, увидев, как через тонкую ткань блузки и бельё проступают крупные соски. Плоский живот, тонкая талия. Волосы слегка небрежно, но так красиво уложены в тяжёлый узел, как не смог бы искусный парикмахер. Высокий гладкий лоб. Большие глаза с длинными ресницами под тонкими росчерками бровей, пухлые губы, аккуратный носик и шея – гладкая, длинная. Так и хотелось по ней пройтись языком.

Я незаметно, надеюсь, поправил кое-что неугомонное в штанах. Хорошо, что люблю одеваться в свободное и длинное. Сейчас на мне были широкие брюки со складками в области ширинки (как кстати) и свободная рубашка.

Завтрак прошел более-менее спокойно. Только, кажется, я напугал девушку немного, когда залип на её губы, когда она наслаждалась едой. Она надкусила клубнику, макнув её в сливки. Красная ягода была обхвачена губами, которые измазались в белой массе, которую она с наслаждением слизнула юрким язычком.

Я невольно сглотнул вместе с ней, проходясь взглядом по дёрнувшейся при глотке гладкой шее, когда она, зажмурившись, слегка отклонила голову. Я представил эти губы на кое-чём, очень заинтересованном в изысканной ласке. Ещё немного – и моё хвалёное терпение сорвется с цепи.

«Держись, Рон, ты молодец! Хладнокровный взрослый мужчина, а не озабоченный мальчишка»

Я никогда так не хотел женщину. И вдруг подумал, что это возможно связано с кровью. Это меня немного остудило. Разговор тоже предстоял сложный. Взять себя в руки удалось, хоть и с трудом.

– Ты не можешь вести прежнюю жизнь, Нелли.

– Неля, – сказала она, и я с непониманием посмотрел на девушку. Она откашлялась. – Зови меня Нелей. Так привычней.

– Хорошо, Неля. Я думаю, что ты и сама понимаешь, почему я так говорю. И дело не в том, что я этого не хочу или Алан…

– …не допустит, – продолжила она просто. Так, как будто мы обсуждали блюда на завтрак. И то эмоций было больше.

– Ты не можешь его винить. Он не только меня защищает, но и тебя в первую очередь, – заступился я за брата. – И, если честно, он единственный, кто сможет это сделать.

– А ты?

– А что я? Я буду рядом с тобой. Ты мне нужна. И дело не в том, что мы связаны. Дело в том, что ты мне…

– Всё из-за крови? – не дала она мне договорить. – Прости. Я не понимаю много чего, но отец меня предупреждал, что нельзя никому давать кровь. Что это может спасти чью-то жизнь, но погубит мою. Однако, мне никто не говорил, что это опасно и для того, кого я спасу, – она нахмурилась.

– Эй, я жив, здоров благодаря тебе. Спасибо тебе! – не хотел видеть её огорчение.

– Да. И я тоже жива благодаря тебе, – она постаралась незаметно смахнуть слезинку. У меня будто сердце проткнуло иглой. Тем более не хотел видеть её слёз.

– Милая! Послушай меня. Никто, слышишь, никто в этом мире больше не посмеет тебя обидеть безнаказанно. Так сложилось, что ты сейчас здесь. Мы не вправе тебя удерживать, но и отпустить тебя не можем, зная, что ты в опасности. И я говорю это не только потому, что ты мне нужна из-за крови. Ты же понимаешь?

Я даже не понял, когда очутился у её ног на коленях, целуя тонкие нежные пальцы.

– Даже Алан? – спросила она. Чувство ревности удивило.

– Да. Алан просто запретит тебе уходить, – хмыкнул я.

– Объяснишь, что это значит?

– Ты насчёт кровной привязанности? – нехотя спросил я, понимая, о чём она спрашивает.

Это было катастрофой. Если я скажу ей правду, Неля никогда не поверит в то, что мои чувства продиктованы не жаждой. Я положил голову на её колени и чуть не взвыл, когда длинные пальцы зарылись мне в волосы, поглаживая подушечками пальцев кожу. Я немного поплыл. Аромат девушки пробуждал во мне животные желания. И я не о средствах гигиены. Пряный, медовый аромат её естества коснулся обострившегося с недавнего времени обоняния. Совсем немного, но мне этого хватило, чтобы понять – она меня тоже хочет, но боится.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Рон!? – чуть с придыханием позвала она.

– Я боюсь, – признался я.

– Чего? Правды?

Какая умная девочка.

– Нет. Боюсь, что когда скажу тебе правду, ты не поверишь в мои искренние чувства.

Вот и признался. Потому что не хочу от неё ничего скрывать. Не знаю, сработала ли это кровная связь, но чувства, что зародила у меня Неля, были искренними, настоящими. Однако, как это донести до девушки, как дать ей понять, что честен с ней, не знал.

– Спасибо за честность! Знаешь, я поняла одну вещь за эти дни. Очень важную для меня. Высших всегда считали чуть ли не роботами, кичась своей человечностью. Оказалось, что ничем мы и не отличаемся друг от друга. Мужчина, обычный человек, с которым я была близка, продал меня, не моргнув глазом. А модификаты спасли мне жизнь. И неважно, из каких соображений, – сказала она, и последнее кольнуло снова в сердце. Неприятно. – Не напрягайся ты так. И не цепляйся к словам. Если честно, то ты мне тоже нравишься.

– Правда? – поднял я голову, сжимая её руки в своих. Улыбка сама заползла на лицо.

– Сам как думаешь? Могла ли я устоять перед таким красавчиком? – рассмеялась она.

– Издеваешься? – стало и легко, и немного обидно. Очень умная девочка. И меня не унизила и сама вышла из щекотливой ситуации. Но и я не глупый. Нужно время.

– Что бы ты хотела сделать сегодня? – спросил я, поднимаясь на ноги и потянув её на себя, не выпуская рук.

– Хотя бы надо наведаться домой. У меня там сад, и я хочу показать тебе лабораторию отца. Всё равно придётся что-то с этим делать.

– Хорошо, только сначала отвезу тебя кое-куда. Времени у нас полно. Не хочешь познакомиться поближе, узнать обо мне побольше, раз придётся жить вместе?

– Рон, так что с кровью? – спросила она.

Неожиданно. Глаза большие, наполненные тревогой.

– Неля, – нахмурился я.

– Скажи мне. Если готова согласиться на вашу опеку, я должна знать, что требуется от меня.

– Ничего. Ты можешь отказаться и забыть обо всём. Защиту я тебе и так обеспечу. Алана возьму на себя.

– Тебе нужна моя кровь, – выдохнула она. Я ожидал увидеть презрение, разочарование, страх в её красивых глазах. Но они были полны сожаления. – Я сделала тебя зависимым от себя, так?

– Я боялся, что ты так и подумаешь. Но я не сломанная игрушка, – вскричал я. Девушка отшатнулась. – Не хочу, милая, чтобы так думала. Пожалуйста! Ты нравишься мне. И твоя кровь тут ни при чём, – я отвернулся, чтобы она не видела меня таким расстроенным.

Неля обняла меня со спины, утыкаясь лицом в шею. Кажется, у меня волосы на затылке дыбом встали от её горячего дыхания.

– Рон, давай бояться вместе? Так не страшно. Как считаешь?

Я погладил её руки, что обнимали меня за живот.

 

 

 

 

Глава 26. Сборы на прогулку

 

Неля

 

Мне было так жаль парня, попавшего по милости судьбы и моей отзывчивости в передрягу. Умом я понимала, что ничего от нас не зависело. Ну, получилось так. Никто, слава Богу, не умер. Единственное, что нельзя исправить – смерть. А остальное можно. Однако, где-то в глубине души было немного обидно. Мне хотелось, чтобы слова Рона не были сказаны под грузом привязанности по крови. Ведь симпатия парня была искренней. Так играть в чувства просто невозможно. И зачем ему это делать? Но всегда у нас остаётся червячок сомнения в душе.

«Да! Что-то этот червячок не очень активничал, когда рядом жил Пауло», – отрезвил меня внутренний голос. Ехидна!

Я просто подошла и обняла Рона, когда он отвернулся, явно расстроенный. Так правильно было прижиматься к его крепкой спине, чувствовать рельефный от кубиков живот и вдыхать аромат чужой кожи. Тёплый морской бриз. По-другому и не описать. Не отказала себе в удовольствии оставить лёгкий поцелуй на гладкой коже, чуть ниже роста волос.

– Давай бояться вместе?

Наверное, так и есть. Легче, когда проблемы решаешь вместе. Я всё же чувствовала себя ответственной за спасенную и благодарность за свою жизни. И, что скрывать, мне нравился этот человек. Будь он трижды модификат, от этого он не перестал быть человечнее.

– Знаешь, стоит переодеться.

Рон повернулся ко мне и поцеловал в лоб. Лёгкое разочарование, что это был не поцелуй в губы, скрыло смущение от своих мыслей.

– А там ничего более приличного и менее дорогого нет, – сказала я, отступая назад и разведя руки.

Заметила, что парень потянулся за мной, но удержался, сжимая пальцы в кулаки. Приятно, что ему тоже хотелось бы не выпускать меня из рук. Стало немного жарковато и душно. Хотя я и знала, что это не связано с нарушением микроклимата в помещении.

– Найдём. Я выбирал на разные случаи жизни. И не смотри на меня так. Я не был уверен, что ты согласишься остаться, но надеялся. К тому же, тебе нужна была одежда.

Я не стала его спрашивать именно сейчас о том, где я должна остаться – здесь, с ними, или меня куда-то поселят, в другое место.

– Ты отлично выглядишь, но надо что-то более удобное для места, куда мы направимся, – продолжил Рон.

– Хорошо, – неуверенно ответила я.

Он поднялся вместе со мной и зашёл в комнату, направляясь к гардеробу. Быстро прошёлся по костюмам, что висели на плечиках, и из дальнего угла вытащил спортивный костюм. Я и не заметила его, когда выбирала наряд в первый раз. Хотя, я и не особо рассматривала настолько дорогие вещи. Излишним любопытством не страдаю. Тем более, неудобно его проявлять в чужом доме.

– Держи. Вот это подойдёт. Ты в отличной форме, и я подумал, что ты любишь заниматься спортом, – сказал он, и я неуверенно кивнула на это заявление.

– Если считать занятиями спортом посещение бассейна раз в неделю и беговую дорожку дома, тогда да, – хмыкнула я. – Это всего лишь хорошие гены от родителей достались.

– Это тоже. Ты очень красивая. И это не комплимент, а констатация факта, – сказал он строго, на что я улыбнулась. – Майку сама выберешь. Не стесняйся копаться в ящиках и на полках. Это всё твое. И не надо меня обижать отказом, хорошо? – сразу отреагировал он, не давая мне вставить и словечко. – Я никогда не покупал одежды девушкам. И желания не было. Это всего лишь пустяк по сравнению с тем, что я для тебя хотел бы сделать. И не только в благодарность. Жду тебя через десять минут внизу.

В два шага он пересёк расстояние между нами. Я всего лишь успела затаить дыхание и закрыть глаза, как перед погружением в воду, когда почувствовала лёгкое касание к губам. Когда оглянулась, парень уже испарился из комнаты.

– Он меня с ума сведёт, – прошептала я, прикасаясь подушечками пальцев к губам.

Я быстро отыскала лёгкий белый топ, надела нежно жёлтого цвета костюм. Сидел отлично. Думала, что этот цвет мне не подойдёт. Но оказалась не права. Он мне очень шёл. Только смущало то, что брюки облегали ноги и попу. А курточка оказалась коротенькой.

– Ладно. Всё норм, дорогая! Ты же не знаешь, куда он тебя ведёт? Может, там так и нужно ходить? С другой стороны, стесняться тебе нечего. Будь ты пышкой, как сейчас модно, выглядела бы слоном или бегемотом с твоим-то ростом.

Когда спускалась по лестнице, поймала полный восхищения и ещё чего-то очень неприличного взгляд Рона. Это польстило моей внутренней неуверенной истеричке, и я расслабилась.

Когда мы вошли в скоростной лифт и уселись на скамейку, он уверенно притянул меня к себе за талию и впился в губы страстным поцелуем, сразу же проникая рукой под тонкую ткань топа. Я выгнулась под его касаниями, а Рон углубил поцелуй, задействуя язык. Мы целовались так, будто это в последний раз.

– Что это было? – облизнула я губы, чувствуя солоноватый привкус. То же самое сделал и Рон. – О, ты у меня взял кровь? – почему-то разочарованно спросила я.

– Нет, конечно! Это я себе прикусил язык, чтобы не увлечься сильно. Я бы так с тобой не поступил, – возмутился он.

Я поняла, что Рон не соврал. Ранок на моих губах не было.

– Прости. Я…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Нет. Ты ни в чём не виновата. Это я не могу себя сдерживать рядом с тобой. Да ещё и вещи все эти подобрал, как наказание себе, – он был таким растерянным и немного обиженным, что я не удержалась и рассмеялась, вызывая ответную улыбку.

Почему я чувствовала себя рядом с ним более умудрённой жизнью и опытом? Хотя прекрасно знала, что это не так. Модификаты дольше живут и знают больше. Возможно, дело в том, что Рон жил свободной и необременённой переживаниями и сожалениями жизнью? Мне этого не узнать. По крайней мере, сейчас.

– Не думай ни о чём, ладно? Давай просто повеселимся сегодня? Ведь мы с тобой заслужили второй шанс в этой жизни.

Рон сжал мою руку в своей, поглаживая большим пальцем тыльную сторону ладони. И когда я подняла голову, мягко поцеловал в лоб, а затем в кончик носа.

– Согласна?

– Да. Согласна.

Двери в этот момент открылись, и мы вышли в огромном ангаре для аэрокаров.

 

 

 

 

 

Глава 27. Полигон

 

Рон

 

Каково это – встретить в жизни девушку, которая тебе понравилась с первой минуты и ты не только не разочаровываешься в ней со временем, а ещё больше привязываешься с каждым словом, с каждым взглядом, вздохом?

Красивая, умная, храбрая, понимающая, мудрая. Я бы ещё кучу слов привёл, которые ей подошли бы. Но не стал заморачиваться. Она просто бриллиант с большим количеством граней. И каждая грань по-своему ослепительно прекрасна. Не идеальна, но неповторима. Для меня – точно.

Я чувствовал себя рядом с ней как юнец неоперившийся. Вместе с тем богатырём, который готов сворачивать горы, чтобы её защитить. Она делала меня слабее, чем я есть, и сильнее, чем я себя чувствовал.

Хотелось всё время прикасаться. Гладить упругую бархатистую кожу. Целовать эти сладкие, нежные губы, ловя влажный юркий язычок. Сходить с ума от сдержанных тихих стонов, пить её дыхание и упиваться её ароматом.

Мне нравилась её податливость. Она не жеманничала, не ломалась, но и не отдавалась как дешёвка. Неля не млела передо мной как перед высшим, или просто богачом. Впервые женщина видела во мне просто мужчину, который ей нравится, и она честно это показывала и словами, и своим поведением. Разве она не сокровище?

Поэтому мне захотелось показать ей то, что мне нравится больше всего. От чего получаю истинное удовольствие. Чтобы она, если и не разделит мою страсть, то хотя бы оценит меня. Впервые мне было немного страшно и неловко. Однако, предвкушение похвастаться было сильнее. Ей Богу, как пацан!

– Вау!!! Какая красота! Я такое видела только на рекламных голограммах. Он твой? Конечно, твой! Ты, наверное, замечательно в нём смотришься. А можно прикоснуться?

Я видел неподдельный восторг. И был горд своей машинкой.

– Конечно. Для этого и привёл сюда, чтобы показать.

– Уи-и-и! Какая прелесть! – взвизгнула девушка, вызвав у меня счастливый смех.

Она бережно, едва прикасаясь, гладила матовую поверхность болида. Каплевидной формы, тёмно-синего, почти фиолетового цвета машина. На первый взгляд выглядела как цельный кусок какого-то драгоценного, обработанного минерала. Но верх открывался. Внутри было два трансформирующихся кресла с множеством функций. Сам кузов изнутри был прозрачным, и казался очень хрупким. Такая же прозрачная панель и руль. Да. Такая красотка с автоматикой, переходила и на ручное управление.

Но сейчас я видел только Нелю. Она буквально не дышала рядом с болидом, то наклонялась, то буквально стелилась по поверхности, как дикая кошка.

– Великолепная машина!

– Прости. Сегодня я тебя на ней катать не буду. Только не обижайся, – виновато улыбнулся я ей. – У меня гонки на днях.

– Эй, ты чего? Я и не думала об этом. Хоть было бы здорово покататься на такой малышке. Всё нормально. Только ты проверь её, прежде чем взлететь, хорошо?

– Это единственный аппарат, который привязан к одному хозяину. Эти машинки не пригодны для других пилотов. Так что, их срок заканчивается сразу, как только от них отказывается хозяин или он умирает.

– Я не знала. И не слышала о таком, – удивилась девушка. – Тем более, тебе стоит себя беречь. Жалко, если такое совершенство останется сиротой.

– Пойдём. Вот мой ещё один зверь, – подвёл я её к другой своей машине.

Серебристого цвета обычный аэрокар, но с более мощным двигателем и защитой. К тому же, там имелся и спецнабор для дальних полётов: палатка, непромокаемая одежда и сухой паёк в виде энергетических батончиков. Да, и медицинский чемоданчик.

– Хоть в поход отправляйся. Летающий домик с комфортом, – рассмеялась Неля, когда я ей всё показал.

– Сейчас проверим и полетим. Я уверен, что Алан всё поверил триста раз, но и триста первый будет не лишним.

Робот-сканер не выявил никаких отклонений в системе. Даже показал на голограмме строение аппарата послойно.

Я усадил девушку на пассажирское кресло. Ремни безопасности защёлкнулись крест-накрест, как только кресло приняло комфортную для тела форму. Занял своё место.

Едва ангарные створки открылись, аэрокар плавно поднялся и вылетел наружу.

– Мы сейчас заглянем на минутку на полигон. Я после аварии там ещё не был, команда за меня волнуется.

– Конечно. Большая у вас команда? Ты извини, но я не любитель смотреть гонки.

– О, это ничего. То, что несколько команд, ты же знаешь? – спросил я, и девушка кивнула. – В каждой команде капитан, два аутсайдера, два пилота в авангарде, два в арьергарде, также боцман и два техника. Десять человек. И одиннадцатый – координатор.

– Сильно, – восхитились Неля.

Я только воодушевился. Пока мы летели, я рассказал ей правила гонок.

– Ну, всё. Мы здесь ненадолго. Пойдёшь со мной знакомиться с командой?

– Нет, Рон. Я посижу тут. Сам знаешь, сейчас не время. Да и не думаю, что стоит, – пожала плечами девушка.

– Сейчас я тебе уступаю. Но в следующий раз не отвертишься, – сказал я и вышел.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Увидев, кто прилетел, с разных сторон начали появляться члены не только моей команды.

– Рон, я так рада тебя видеть! – раздался крик, и с разбегу на меня набросилась Саваж, наша координатор.

Я автоматически подхватил девушку, которая обняла меня всеми конечностями. А у меня ухнуло сердце в пятки, если это возможно. И в животе противно заныло. Все мои мысли были там, позади. Где стоял аэрокар.

Я не видел за тёмными стеклами Нелю, но буквально кожей чувствовал её изучающий взгляд. Что даже холодок прошёлся по спине.

 

 

 

 

Глава 28. Поиски

 

Алан

 

Старый дом встретил меня тишиной. Жители многоэтажки давно спали. Только в нескольких окнах тускло горел свет и слышались звуки плача детей, бубнёж готовящегося к занятиям студента и даже звуки секса. Бездна бы побрала мой слух. Я мог его отключить при необходимости, но сейчас мне важны были все органы чувств. Однако, брата поблизости я не чувствовал.

Квартира и сад девушки находились на последнем этаже пятидесятиэтажного дома. Аэрокар удалось посадить на самой кромке крыши, где была пустая площадка, в одном углу которой высилась гора кадок из дерева, а с другой расположились скамейки. Тоже из древесины. Дорогое удовольствие. Как и высокий стеклянный купол на специальном движущемся механизме. Похоже, что там и скрывается сад. Через стекло была видна густая зелень. Или девочка баснословно богата, что не подтверждается теми сведениями, что я о ней обладаю, или это бывшее наследство. У её отца точно были средства.

Дверь открылась легко. Странно, что не было защиты. Осторожно вошёл вовнутрь. То, что открылось моим глазам, шокировало. Я примерно представлял себе, как может выглядеть доморощенный сад. Но мои представления были далеки от действительности. Здесь было даже лучше, чем в известном ботаническом саду-оранжерее «Сакура» для ограниченного посещения.

Деревья были достаточно высокими, ветвистыми, с густой кроной. Однако очень аккуратно подстриженными. Настолько, что не мешали друг другу и не подпирали стеклянный купол, который, похоже, приподнимался по мере роста деревьев. Основная часть их были плодовыми. Некоторые цвели, некоторые уже имели плоды разной степени зрелости. Были здесь и лиственные, и хвойные деревья. А также кустарники. Плодоносящие и нет. Настоящее царство природы.

Я думал, что меня уже нечем удивить, но был не прав.

Следующая секция сада представляла собой цветущий рай. Кругом были цветы: от мелких цветков и до крупных соцветий. Благоухало так, что спёрло дыхание. Но чувствовалось, что работает вентиляция.

В третьей секции были овощи и зелень, в четвёртой находились садовые инструменты, средства для ухода за растениями и деревьями, а также небольшая кузня-лаборатория. Широкие столы, полки с посудой, шкафы, в которые я уже решил не заглядывать. И так было понятно, что девочка всё своё свободное время проводит здесь.

Раздался щелчок, от которого я вздрогнул, и послышался шум воды. Я бросился назад и увидел, что остальные все секции поливаются искусственным дождём.

– Да… Вряд ли я смогу уговорить её отсюда переехать, – произнёс я вслух. – Тогда просто перенесу сад в другое место.

Решением и собой был очень доволен. Однако вспомнил, что здесь не за этим.

Стал искать вход в квартиру. У девушки должен был быть выход прямо сюда из дома.

Нашёлся он в углу за шкафом. Стоило внимательно посмотреть и увидеть, что на полу оставался широкий след оттого, что мебель двигали. Он отъехал легко. По широкой деревянной лестнице спустился в просторную комнату – студию. Кухня была отделена узким длинным столом со стульями, ванная комната изолирована тонкой перегородкой без дверей. Только туалет закрыт. Стало жарко, как представил, что девушка принимает душ или ванну, не запираясь. А потом удушливой волной обожгла ревность, что у неё был мужчина, который этим мог воспользоваться.

Тряхнул головой, отгоняя пошлые картинки и желание убивать.

– Что я завёлся, идиот? Как мальчишка, ей Богу! Странно она действует на меня. Это ненормально.

Высокие, под потолок, книжные шкафы давали уединение спальне. Здесь стояла широкая кровать, накрытая белоснежным кружевным покрывалом. Узкий угловой шкаф играл роль и гардероба, в котором было до странного мало вещей, и места для хранения постельного белья. Тумбочки с мелочёвкой, стол с зеркалом. В ящичках почти не было украшений и других аксессуаров. Совсем не похоже на жилище девушки.

Вернулся в комнату. Нашёл ещё один гардероб, но вещей стало ненамного больше. Здесь хранилась верхняя одежда, обувь и сумочки.

Весь интерьер в светло бежевых тонах. Занавеси и ковёр на полу зелёные с жёлтыми цветами. Минимализм во всей своей аскетичной красоте.

Книги. Вот самое большое богатство девушки. Очень много книг. Бумажных. Её отец, похоже, был одержим стариной и исследованиями. Настолько, что даже дочь у него имеет гены людей до апокалипсиса. Было много учёных, которые приводили много гипотез в пользу того, что сейчас бы такие люди не выжили. Что человечество, которое существует, отсеяло от себя, отфильтровало слабые стороны обычного человека. Так быстро. Не прошло и двух столетий, а мир так сильно изменился, как и сам человек.

А ещё и мы, высшие, стоим на вершине мира. Но так ли это? Неля доказательство тому, что люди быстро приспосабливаются к разным условиям. Она здорова и не имеет никаких отклонений. По сравнению с ней, модификатами являемся не только мы, но и другие, обычные люди.

– Куда же вы подевались?

Я набрал Руслана. Он долго не отвечал. Видимо, что уже заснул. Не знаю, почему позвонил именно ему, но мне сейчас нужен был друг.

Приехал он довольно быстро. Заспанный, недовольный, но обеспокоенный. Это меня успокоило. Ему не всё равно.

– Рон с девушкой пропали. Пока ты ехал сюда, я проверил его маршрут. Он забрал обычный аэрокар. Также знаю, что они должны были прибыть сюда, в этот дом, но не долетели.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Маячок не сработал?

– Сработал. Он исчез сразу, как только аэрокар покинул защитный экран. Я думаю, что он хотел просто показать девушке лес или океан поближе, не знаю. Он часто улетает. Но всегда был на связи. Или его сопровождали. Похоже, что это снова происки нашего спеца по машинам.

– Думаешь, они упали где-то? Но ведь аэрокар должен быть защищён от катастроф, – я фыркнул, даже для себя неожиданно. – Да. Извини. Я забыл об аварии. Он не проверял машину до полёта?

– В том-то и дело, что проверял. Он бы ни за что не подверг Нелю опасности. Ничего необычного, системы были все в норме.

– Интересно, как эта сволочь обходит сканеры? Ладно он в первый раз не обратил внимания. Однако после проверки тоже ничего не оказалось. Без твоих ребят не обойдётся. Надо отправить во все стороны поисковые отряды. Своих я задействовать не могу. Сам знаешь.

– Я не могу. Я боюсь, что если они живы, то тот, кто их найдёт раньше нас, будет тем самым убийцей и завершит то, что начал.

– Ты прав. Ладно. Полетели. Я с тобой. Вот только что с этим уродом из комплекса делать и с той дамочкой, Шар-которая-сука-лин?

– Никуда они не денутся. Пусть считают, что они вне опасности. За Шарлин установлена слежка. За Этьеном следишь ты. Сейчас важно, чтобы мы нашли брата и Нели. Желательно живыми.

– Куда направимся? – встряхнулся Руслан.

– Сначала в сторону леса, а потом – океана. Я чувствую, что таким путём он и следовал, – ответил я.

– Тогда предлагаю начать с океана. Быстрее найдём, – потёр руки мужчина. – Веди. Моя малышка не летает.

Я подумал, что люди всё же мыслят чуть лучше нас, модификатов. Или просто делают всё наоборот, чем подсказывает здравый смысл.

 

 

 

Глава 29. Команда

 

Неля

 

Я видела, как радовался и немного нервничал Рон, когда мы подлетели к полигону. Это место было необъятным. Гоночные дороги, ангары, ремонтные мастерские с широко открытыми воротами. Множество людей, занимающихся своим делом. Вернее, модификатов. Людей здесь было мало.

Рон пригласил меня с собой. Я отказалась. Отчасти, потому что не хотелось стоять третьей лишней, когда парень будет атакован членами команды. Ведь он только что пережил смерть. А отчасти, потому что немного трусила и не готова была отвечать ни на чьи вопросы. К тому же, я ещё не была окружена столькими высшими за один раз. В любом случае, в аэрокаре, за тонированным стеклом, мне было спокойнее.

Я с любопытством наблюдала за совершенными людьми. Высокие, стройные, красивые до одури. Я, честно говоря, ожидала, что почувствую свою ущербность или начну завидовать тому, что этим людям с рождения доставалось всё самое лучшее. Только потому, что они умнее, сильнее, выносливее, долговечнее. Но нет. Просто было удивительно, на что способны были обычные люди, такие несовершенные, чтобы сохранить лучшие качества, способности и внешнюю красоту человека. Ведь благодаря их изысканиям был выведен совершенно новый тип людей, как бы это было нелицеприятно говорить, который спас всё человечество.

Даже сквозь толстый слой стекла я услышала крик девушки, что повесилась на Рона.

Шикарная блондинка с аппетитными формами, которые не скрывал обтягивающий костюм. Она чуть не оплела своими длинными ногами поясницу парня, когда он придержал её, не отталкивая, но и не сливаясь с ней в объятиях. Может мне показалось, но весь вид Рона был напряжённым. Улыбка была натянутой и взгляд всё чаще скользил по машине.

– Надо же! – вырвался у меня первый смешок. – Не думала, что ты кобелина.

Было очень неприятно. И больше всего меня бесило, что никаких прав злиться у меня не было. Подумаешь, целовались. Адреналин, стрессовая ситуация, кровная связь. Я и не заметила, что прикрыла глаза, а рука до боли сжала отворот куртки.

– Всё же тебе придётся выйти, – грянул как гром тихий голос Рона. Когда он успел открыть дверцу с моей стороны?

– Ч… что? – заикнулась я, пытаясь сделать вдох, сглотнув комок, что застрял целым булыжником в горле. – Рон, я…

– Ага! Я понял. Можешь ничего не говорить. Уже кучу всего надумала. Потом поговорим, когда не будет рядом чужих ушей, – строго сказал парень, вытаскивая меня из машины.

Ветром развеяло волосы, и я попыталась их убрать с лица.

– Фьюить! Какая красотка! – услышала я, стремительно краснея. – Обожаю девочек, которые умеют краснеть, – восхищался крепкий парень с рокочущим голосом и с синими, как небо глазами.

– Знакомьтесь, это Нелли, моя девушка, – представил меня Рон. – Слюни подбери.

Со всех сторон посыпались поздравления, слова удивления и зависти, как ни странно.

– Эй! Почему молчал? Давно пора было. Не знаю, чем ты его заарканила, но я тебе очень благодарна. Эта сволочь отвергала всех девушек. Я уже беспокоилась о его душевном здоровье, – это мне говорила блондинка.

– Ты смущаешь малышку, Саваж, – оторвал её от меня рыжий мужчина, целуя девушку в губы. – Так чем ты его привлекла? – задал он тот же вопрос, и все рассмеялись.

Рон приобнял меня со спины.

– Он меня поцеловал, а я его огрела пощёчиной, – ответила я.

На несколько секунд установилась гробовая тишина, нарушаемая звуками ремонтных работ, разных машин и криками работающих людей, а потом грянул смех.

Мы задержались ненадолго. Пока мужчины говорили о чём-то не понятном для меня по поводу гонок, Саваж провела короткую экскурсию.

– У вас отличная команда. Удачи вам на соревнованиях, – искренне сказала я.

– Нелли, я понимаю, что не моё это дело – вмешиваться в чужие отношения, – произнесла Саваж. Я нахмурилась, ожидая советов оставить Рона и другой подобной чепухи. Но девушка меня удивила. – Однако, не могу не попросить тебя об одолжении. Если ты не хочешь связать свою жизнь с Роном, оставь это сейчас. Он мне как брат и я знаю, как тяжело он перенёс разлуку со своей первой любовью. Мы собирали его по крупицам. Я вижу, что ты искренняя и честная. Рон заслуживает счастья. Он увлечён тобой, счастлив и боится.

– А тебя не беспокоит, что я не высшая? – задала я встречный вопрос.

«Да. Я тоже боюсь», – и вспомнила о том, что мы обещали друг другу бояться вместе.

– Разве это имеет значение, когда ты любишь?

– Согласна.

– Вот и хорошо. Идём, а то наш строгий капитан сделает во мне несколько дыр своим тяжёлым и пронзительным взглядом, – рассмеялась девушка.

Мы уже несколько минут молча летели над городом. Я смотрела вниз на красоту мегаполиса, а Рон строго следил за горизонтом.

– Куда мы сейчас летим? – нарушила я молчание.

– Хотел тебе показать, как красив наш мир. Если ты не против. Ты когда-нибудь летала?

– Да. Когда пришлось полететь с родителями в Абаджу, – ответила я.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– О! Я тоже там бывал. Как там умудряются жить люди, поражаюсь. Хотя, это было мудро – использовать древнюю стену для защиты, достроив такую же напротив и накрыв куполом.

– Да. Китай был передовым государством перед катастрофой. Они умудрились спасти основную часть азиатских народов.

– Ничтожную часть тех, кто был уничтожен, – сухо сказал Рон.

– Ты несправедлив. К тому же, самая красивая девушка модификат из азиаток, ты знал? – я заметила, как Рон вздрогнул, сжимая руль. – Я что-то не то сказала?

– Нет, смотри вниз. На «Левиафане» ты этого не могла увидеть.

– Да. Там ничего увидеть нельзя так близко.

Воздушные судна были изобретены несколько десятилетий назад. И это был пока единственный транспорт, позволяющий держать связь между мегаполисами. Странно, что именно птицы не подверглись мутациям. И в воздухе не было опасности. Была ещё вода. Но её толком не исследовали. И никто не решался пуститься на ней в путешествие.

Внизу под нами расстилался бескрайний зелёный океан. Никто бы на сегодняшний день не смог сказать, сколько разновидностей растительного и животного мира исчезло или появилось вновь. Не сказать, что никто этим не занимался. Но трудно всё сделать, если за каждым поворотом на каждом шагу тебя ждёт опасность. И не зависит она от размеров животного, насекомого и ещё какой-то твари. Как и от безобидного на первый взгляд растения или цветка.

Но неоспоримым остаётся факт, что красота природы неописуема.

Я увидела оранжевую полоску пустыни и реально съежилась.

– Ладно. На сегодня хватит леса, летим к океану и домой. Не против? – спросил он.

Я облегчённо выдохнула.

– Нас не потеряют? – спросила я.

– Нет. Каждый аэрокар находится под наблюдением. Не беспокойся.

Мы снова пересекли воздушный купол. И устремились на другую сторону, к бескрайнему синему океану.

 

 

Глава 30. Остров

 

Рон

 

Неполадки почувствовал, когда мы вылетели за защитный купол у побережья. Возвращаться смысла не было. Мне не хотелось, чтобы повторилась история с первой аварией. Тем более, что рядом сидела Неля. Её подвергать опасности я не собирался ни в коем случае.

Было стойкое ощущение, что вернись я под купол, аэрокар уничтожат. Оставалось только одно – найти безопасное место для приземления. В океане. Смешно.

– Рон, что-то случилось? – тихо спросила девушка.

Взял её за руку. Так хотелось к ней прикоснуться, чтобы набраться мужества и сил, которые меня стремительно покидали. Я не мог связаться ни с кем. Кажется, нас потеряли.

– С чего ты взяла? – поднёс её руку к губам.

– Ты серьёзно? Я не собираюсь паниковать. Но я должна быть в курсе того, что происходит. Если ты скажешь, что всё хорошо, я тебя ударю.

Невольно улыбнулся серьёзности Нели. Сердцу стало так больно. Как мне её защитить, мою храбрую девочку? И как ей сказать, что мне вскоре понадобится капелька её крови. Всё так не вовремя. Я чувствовал, как ускорился пульс, как усиливается противное ощущение, будто гладят кости изнутри. Под мышцами. То ещё сравнение, но по-другому описать я его был не в силах.

– Видимых повреждений в системе нет. Но мы отрезаны от мегаполиса. И…

– Предчувствия тебя не обманывают. Я правильно поняла? Не хочешь рухнуть на эстакаду? – спокойно спросила Неля. Я с удивлением посмотрел на невозмутимое лицо девушки. Только слегка напрягшиеся скулы говорили о том, что она переживает. И это был не страх. Мог бы поклясться в этом. В отличие от меня, она умела себя держать в руках.

– Нет. Я боюсь, что там нас прикончат. Больше возможностей.

– Ясно. Вернуться мы не можем, чтобы упасть хотя бы в лесу. Судя по тому, как ты летишь над водной гладью, это так. Что же, тогда посвяти меня в свой план.

– Далеко не гениальный, хочу тебе сказать, – хмыкнул я, больше успокаивая бравадой себя, чем Нелю. – Будем искать островок, на который можно будет приземлиться, пока машина не отказала, – озвучил я свои мысли.

– Вопрос: есть ли здесь такой, ведь так?

– Именно, – выдохнул я. – Спасибо, что не истеришь.

– А смысл? Я потом тебе припомню, – пообещала девушка, ярко улыбаясь. Я залип на её улыбку и улыбнулся в ответ.

– Я люблю тебя, – вырвалось прежде, чем остановил себя.

– Хочу тебя обрадовать. Здесь есть два острова. Один наполовину ушёл в воду, и его затапливает время от времени во время приливов. И второй, который нам больше подойдёт. Только не знаю, как там с мутантами. Вроде, крупных хищников до катастрофы там не наблюдалось, – сказала она.

Я слушал Нелю и не слышал. Я ей признался в любви, а она говорила о чём-то постороннем. Это было обидно и раздражало. Хотелось встряхнуть её и поцеловать.

– Ты меня слушаешь? – вопрос вывел меня из транса.

– Да. Кхм. Откуда ты это знаешь?

– Книг много дома. И я их все прочитала. Некоторые по несколько раз. С интересом. А папа ещё любил со мной играть в интересную игру. «Вопрос – ответ» называлась. И мы часто рисовали карты. Мир изменился. Но не намного.

Дальше она рассказывала о восточных народах. Об их культуре. Прибрежных портах. Истории из названий, которые канули в Лету. О мировом океане. Мне было очень интересно. Книгами об истории человечества у нас больше интересовался в своё время Алан. Им было бы о чём поговорить. Кольнула игла ревности, что брат нашёл бы общий язык с малышкой.

Аэрокар накренился, и все глупые мысли вылетели из головы. Сканер поломок не показывал, как назло. Но мы теряли высоту. Как будто теряли топливо. Это было невозможно, потому что пробитых труб не было. И явной утечки тоже. Приборы ничего не показывали.

– Я ничего не понимаю. Что происходит? – нервно сказал я. – Я не вижу повреждений. А топливо мы теряем.

– Значит, повреждение слишком маленькое. А сбой системы был запрограммирован на определённый отрезок времени. Мы долго летели, топливо разгорелось. Отверстие с игольное ушко может утянуть топливо под давлением. Тем более, что оно не жидкое. А на программный блок могли нанести спрей частицами, которые являются для системы идентичными. Вот она их и признала за родных.

– Откуда ты всё знаешь? – я отчаянно старался удержать машину в равновесии.

– Догадки. Не думала, что мне могут пригодиться некоторые вещи. Смотри, вон тот остров. Мы почти долетели. Справишься?

– Обязательно.

Это было чудом, что аэрокар держался в воздухе почти два часа.

На дикий пляж машина буквально рухнула. Последние километры над водой мы просто планировали.

– Да. Не мягкая посадка. Но зато живы и здоровы. И наши отпечатки на скалах не останутся в виде наклеек и не повиснут, как грозди на ветвях. Однако, меня очень волнуют вон те заросли. Вдруг кто там ужасный скрывается? Что предлагаешь сделать первым? – спросила девушка.

Я немного подзавис от озвучивания перспективы нашего приземления, которое, слава мне и технике, закончилось благополучно.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Поесть и развести огонь, – отмер, когда Неля посмотрела на меня с ожиданием. – Поспать можем и в аэрокаре. Хоть какая-то защита.

– Согласна. Дело идёт к вечеру и другого мы ничего не успеем.

Мы натаскали веток, благо идти далеко не пришлось. И никого крупнее лисы не встретили. Поели, вытащив запасы из машины. Ночь опустилась разом. Резкие крики в ночном лесу настораживали.

– Знаешь, не стоит, наверное, привлекать внимание зверей костром. Давай в машине переждём ночь до утра, – предложила Неля.

– Хорошо. Думаю, что ты права. Если что, дрова можно сложить и дистанционно поджечь при необходимости. Закончи все свои дела. Ты в одну сторону, я в другую. Смотреть не буду. Но в лес не заходи, ладно? – попросил девушку.

Стало холодать. Это была особенность климата, установившегося после катастрофы. Днём жарко, а ночью холодно. Да ещё и ветер поднялся. Волны набегали на берег, заходя все дальше. Мы общими усилиями оттащили аэрокар подальше, на всякий случай вбили колышки глубоко в песок и закрепили ремнями.

Откинули кресла и накрылись теплоизоляционными одеялами.

– Неля!? – позвал я девушку. – Ты спишь?

– М-м-м! Нет.

– Я тебе признался…

– Вау!!! Смотри, какая красота! – воскликнула она и присела.

Я мельком взглянул на лес, который буквально вспыхнул огоньками огромных светлячков. Я такое чудо уже видел. Меня больше привлекала девушка, которая с восторгом смотрела на чудо природы, второй раз проигнорировав моё признание. И ещё, меня знатно стало потряхивать от начинающихся судорог.

Я резко притянул к себе девушку и поцеловал её. Она не сопротивлялась. Вскоре я почувствовал во рту восхитительный привкус крови. Совсем немного, но мне хватило. На то, чтобы прийти в себя и испугаться.

– Это не я сделал, – с мольбой посмотрел я на Нелю.

– Нет. Не ты. Я сама. Я тоже тебя, кажется, люблю.

 

 

 

Глава 31. Предложение

 

Неля

 

Вся эта ситуация с неисправностью аэрокара после того, что произошло за последние дни, выглядела как плохая шутка. Поэтому все свои страхи и переживания засунула куда подальше. Я никогда не была истеричкой, и причин, по правде говоря, истерить до тех пор, пока я не спасла высшего на той эстакаде, не было.

К тому же, родители учили меня быть спокойной и уравновешенной. В любой ситуации сохранять самообладание и хладнокровие. Похоже, что Рона это удивило, но его собственное состояние, что стремительно ухудшалось, не давало ему возможности думать о нескольких вещах сразу. Он и на нашем шатком положении с трудом концентрировался.

Своё мастерство, как отличного пилота, продемонстрировал наглядно – дотянул на воздушных потоках до берега и посадил аэрокар без повреждений. Я была довольна собой, что смогла ему помочь в том, что поделилась своими знаниями по географии. Нам повезло, что мир не настолько сильно изменился, чтобы попасть впросак. Географически точно.

Остров был потрясающе красивым. Посреди синего простора океана он затерялся как драгоценное украшение. Он был слишком большим, чтобы обозреть его полностью. Но хватило и части, что мы видели, чтобы проникнуться его уникальностью и красотой: горы, покрытые деревьями, виднеющиеся вдали неровными вершинами, сам лес, покрывающий большую часть острова, и красивый пляж, на котором мы приземлились. Жаль, что не было возможности облететь его вокруг.

По моим скудным знаниям, здесь не должно было быть крупных хищников. До катастрофы они точно здесь не обитали. Но расслабляться не стоило. Возможно, что мутации не миновали и здешних животных.

Рону становилось всё хуже. Я уже знала, как ему помочь. Наверное, он и не отказался бы, если бы ему предложила. Однако, я не хотела, чтобы он считал себя тем, кто воспользовался мной. Я не забыла о том, что он говорил по этому поводу.

Я нравилась ему. Не заметить этого при всём желании не могла. Его взгляды, прикосновения, как он заботится обо мне – всё говорило за то, что он ухаживает за мной.

Когда мы слились в поцелуе, я прикусила изнутри щёку до крови. Забавно было видеть его испуганные, округлившиеся глаза, когда почувствовал солоноватую и терпкую на вкус, вязкую кровь во рту. 

– Ты сейчас… – недоверчиво посмотрел он на меня, коснувшись подушечками длинных пальцев губ.

– Да. Я призналась, что тоже влюбилась в тебя, – спокойно ответила я. – Хотя, не думала, что со мной такое так быстро случится. Ведь никогда никого не любила, кроме родителей, – призналась я. – Не спрашивай меня о том, что не смогу тебе объяснить сама. Но я не маленькая девочка, и любовь от привязанности или чувства благодарности и обычной симпатии могу различить.

– Нель!? – от его ставшего глубоким и таким серьёзным голоса по спине пробежал холодок.

– М-м!? – промычала в ответ.

– Давай встречаться. Станешь моей девушкой официально? Я в любом случае попытался бы тебя завоевать и не отпустил бы от себя. Сейчас у меня появилась надежда, что ты не будешь убегать. Я тоже достаточно взрослый человек, чтобы знать, что такое любовь: не одержимость, не влечение, не азарт. Я люблю тебя!

– Хорошо, – тихо произнесла я, любуясь красотой, что кружилась разноцветными огоньками за стеклом. Светлячки стали гаснуть, а на небе появилась холодная, бесстрастная луна.

– Хорошо?

– Я буду с тобой встречаться, – пояснила я, подумав о том, сколько признаний любви звучало и ещё прозвучит под этим призрачным светом.

– Оу! Я рад. Тогда у меня есть право целовать тебя, обнимать и… эм… приглашать тебя на свидания.

– Отлично. Будем считать, что мы на первом нашем официальном свидании, – попыталась улыбнуться.

Рон наклонился ко мне и мягко накрыл губы своими, даря мне нежный, хоть и глубокий поцелуй.

Я чувствовала себя такой маленькой, такой хрупкой в сильных объятиях этого прекрасного мужчины.

– Милая, ты такая сладкая. Буквально сводишь меня с ума, – голос приобрел хрипловатый тон и от него кожа покрылась мурашками.

Тихо вздохнула, прежде чем парень вновь припал к моим губам, уже более напористо, жадно. Одна рука держала за затылок, зарывшись пальцами в волосы и оттягивая их. Вторая же погладила плечо, сжала локоток. Наши пальцы переплелись. Моя вторая рука держала его кофту со спины, сжав со всей силы.

– Господи, – вскрикнула и вдохнула полной грудью, когда укусили за нижнюю губу и оттянули острыми зубами, но не раня. Расцепив замок из наших пальцев, притянула за шею. Его же рука сжала грудь до болезненного стона, прошлась по рёбрам и перешла на живот.

Я вздрогнула. За закрытыми глазами начали мелькать цветные круги.

– Тише, милая, тише. Ты такая восхитительная!

Горячие и опухшие от прилива крови губы покрывали лицо лёгкими поцелуями, а я всё не могла расслабиться, чувствуя через слои одежды обжигающую ладонь на животе.

Следующей была атакована шея. Я и не знала до сих пор, что она так чувствительна. Может, потому что меня так страстно не целовали? Или потому что не чувствовала себя такой желанной до сих пор? Я знала только Пауло. Он был единственным моим мужчиной. Разница была огромной.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Пропустила момент, когда рука скользнула под топик и соприкоснулась с кожей. Меня выгнуло навстречу сильной руке.

– Какая чувствительная детка!

Наглая рука соскользнула в трусики и пальцы надавили на клитор. С силой сжала бёдра, тяжело дыша. Лицо и шея горели от поцелуев, губы онемели и припухли.  Накрепко вцепилась в чужую шевелюру. И с чужой рукой в промежности почувствовала себя совершенно обнажённой и уязвимой.

– Я люблю тебя, помнишь? Остановлюсь сразу, как только тебе станет некомфортно. Если бы ты знала, как я хочу тебя. Грежу о тебе с тех пор, как поцеловал в той проклятой машине, в пустыне. Разрешишь? Только погладить, доставить тебе удовольствие.

На несколько секунд наши взгляды встретились, и я чуть развела ноги, сдаваясь.

Длинные пальцы скользнули ниже и глубже. Они игрались с бесстыдно влажными складками, проникая в лоно. Рон наклонился ко мне, проникая языком глубоко в рот. Его пальцы в промежности и упругий язык во рту поймали единый ритм. А ладонь в том же ритме потирала сладкую жемчужину. По телу прошлась сладкая тёплая волна. Потом ещё одна, и ещё. Я и не заметила, как начала стонать в рот парню, стараясь притереться грудью, что тоже болезненно ныла, требуя внимания. В какой-то миг почувствовала, что падаю, но это всего лишь кресло ушло вниз по воле Рона.

Ему словно сорвало все заслонки. Он не прекращал работать рукой, а второй умудрился добраться до груди, с жадностью всасывая сосок.

– Ро-о-он, – застонала я громко, не сдержавшись. Он поцеловал меня в губы. И вновь принялся за грудь.

Оргазм накатил приливной волной. Мне казалось, что тело стало лёгким, словно пёрышко.

Увидела сквозь ресницы прикрытых глаз, как Рон обнюхивает свою влажную ладонь, которая принесла мне столько удовольствия и стал её облизывать.

– Ты что делаешь? – с придыханием спросила я, чувствуя обжигающий стыд и возбуждение.

– Смакую свою девочку. Ты же понимаешь, что я тебя никогда не отпущу? Ты моя.

Брюки с нижним бельём стянули с моих ног так быстро, что даже охнуть не успела. Сам Рон даже раздеваться не стал.

– Прости, больше ждать не могу, – сказал он и, внедрившись между моих ног, чуть спустил брюки, освобождая немалое по размеру достоинство, и вошёл в меня одним толчком, заполняя лоно до отказа, сразу же набирая бешеный темп.

Тело словно молнией прострелило. И больно, и сладко. Я уже не контролировала его. Независимо от моей воли, оно извивалось и билось в экстазе от сильных толчков.

В какой-то момент парень замер и с рыком толкнулся глубже, заполняя горячей жидкостью жаждущее нутро.

– Всё хорошо? – поцеловал он легко в нос и в губы через некоторое время, как только отдышался и перестало мелко подрагивать после оргазма. Кивнула головой, немного поёрзав. – Сейчас я за тобой поухаживаю.

Мои слабые протесты, попытки увернуться или забрать салфетки не увенчались успехом. Он привёл нас в порядок и натянул одежду.

– Мне не нравится, что ты такая тихая, – ладонью обхватив щёку, повернул он к себе моё лицо. – Посмотри на меня. Неля, я люблю тебя! И мы обязательно поженимся, как только выберемся отсюда.

Нежные, тёплые объятия были тем, что мне сейчас было необходимо.

 

Глава 32. Ловушка

 

Рон

 

Я ругал себя и корил на чём свет стоит, что не сдержался и взял то, что хотел. Очень надеялся, что Неля ничего лишнего в своей хорошенькой голове не надумает. Её спокойный мир обрушился за последние дни. Предал и продал (на этом месте чуть не стёр зубы от ярости и ненависти к ничтожеству, которое решило, что может сделать подобное с таким сокровищем) близкий человек, попала к извращенцам – сутенёрам, чуть не погибла. Сейчас её тоже преследует рок высших. И я тут со своей любовью.

Неля давно уснула, согревшись в моих объятиях. А я никак не мог сомкнуть глаз. Тихое счастье наполняло моё сердце, когда я смотрел на спокойное, красивое лицо. Хотелось коснуться трепещущих крыльев ресниц губами, чтобы ощутить щекочущее чувство. Высокого лба, носика, острых скул и губ.

Я прислушивался к окружающему миру, отдавшемуся на милость ночи и серебристой луне. Гладь океана была безмятежна. Даже не заметил, когда провалился в сон.

Проснулся от чувства потери. Внезапно. Нелли рядом не было. И в пределах видимости тоже.

Я вылетел наружу и стал метаться по пляжу. Потом заставил себя успокоиться и прислушался. Сначала услышал тихий шелест океана, затем звуки леса. Далеко отсюда шум водопада. А потом тихое пение. Я подошёл к кромке леса и присел на упавшее дерево. Корни ещё были закрыты в песок, поэтому крона была ещё зелёной. Она едва касалась земли.

Океан сверкал под лучами поднимающегося солнца. Зелень блестела миллиардами росинок. Над лесом поднимался туман, родившийся от встречи холодной ночи и начинающегося жаркого дня. Неля легко ступала по песку и что-то пела. Девушка не видела меня и направлялась прямо к аэрокару.

Прошёлся взглядом по стройному телу, лаская каждую впадинку и выпуклость. Совершенная в своей неидеальности. Ни одна известная модель подиума не смогла бы передать ту грацию, с которой двигалась моя любимая. Длинные ноги с округлыми бёдрами. Округлая попа, половинки которой так идеально умещались в моих ладонях. Талия, плавно переходящая в узкую грудную клетку. Плоский животик со сладкой выемкой пупочка. Тонкие руки с изящными кистями. Прямые, как у спортсменки, плечи с тонкими дугами сахарных ключиц, на которых, я уверен, вчера ночью оставил свои метки. О шее молчу, иначе мне не удержаться, чтобы не подмять девушку под себя прямо на песке.

Неля вышла на прогулку без верхней куртки, хоть и было прохладно. Тёмные длинные волосы струились по плечам. Светлый топ обтягивал небольшую, но упругую грудь. Во рту накопилась слюна, как только вспомнил вкус и ощущение её сочных сосков, тёмные пятна ореолов которых проступали сквозь тонкую ткань. Гулко сглотнул. На фоне зарождающегося дня это выглядело потрясающе.

– Я имею честь лицезреть нимфу, которая решила прогуляться по берегу, соблазняя бедного влюблённого в неземное существо мужчину? – спросил я, не удержавшись.

Неля застыла на месте, повернув голову. Если бы не шевелящиеся волосы от лёгкого бриза, подумал бы, что смотрю на рекламный пост какого-то курорта. Она медленно разворачивалась ко мне, и её выражение лица стремительно менялось от лёгкого удивления и чарующей улыбки до шокирующего ужаса. В этот момент и я почувствовал опасность за спиной.

– Уходи. Беги к машине, – спокойно сказал я. Негромко, чтобы не спровоцировать нападение.

Осмотрелся глазами, не шевеля головой, но ничего подходящего под оружие не нашел. Зато увидел, что с двух сторон ко мне движутся два объекта. Они были на достаточном расстоянии, чтобы я смог переместиться к аэрокару. Неля не успеет. К тому же она до сих пор не сдвинулась с места. И я понял, почему.

Третий зверь был прямо за моей спиной. На затылке волосы зашевелились. И липкий холодный пот проступил на коже. Я, конечно, модификат. У меня быстрые реакции и регенерация хорошая, в последнее время даже утроились эти способности. Драться и защищаться тоже обучен.

С одной тварью я бы справился, с двумя, возможно, тоже. Особенно учитывая, кого мне придётся защищать. Однако сейчас почувствовал, что попал в ловушку. Похоже, эта стая так охотилась, грамотно отсекая все пути отступления.

– Милая, пожалуйста, спаси себя, – выдохнул я.

– Ни за что! Даже не думай, что я тебя брошу одного.

Неля стала подходить ко мне. Но она смотрела не на меня, а на кого-то, кто был позади.

– Я сейчас хочу, чтобы ты меня послушался. Сразу скажу, что бесполезно меня уговаривать. К тому же, мы можем отсюда вылезти оба.

Что она несёт? Какое послушание? Девушка подошла ещё ближе. Её взгляд был прямой, упрямый, немигающий, всё тело напряжено, как перед броском. Даже в такой сложной, опасной ситуации невольно залюбовался своей девочкой. Она излучала такую уверенность, что поверил в несбыточное – мы выберемся.

В этот момент услышал лёгкий шорох и мерзкое ощущение могильного холода на шее.

– Просто уйди, – девушка чуть пригнулась, приняв угрожающую позу.

Черты лица заострились. Кулачки крепко сжаты. На ногах поступили каменной твердости мышцы. Она скалилась как настоящий хищник и была готова нападать.

Я с ошеломлением смотрел на это чудо, совершенно забыв о твари за спиной. Две по бокам не шевелились, строя из себя неподвижных статуй в своей грациозности.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Он – моя добыча. Ищи себе другую.

Мне послышалось или это было рычание? Мой организм среагировал странно на эту не менее невероятную картину – я был дико возбуждён.

В какую-то долю секунды чувство опасности исчезло, а застывшие звери с периферии испарились в густой чаще леса.

– Идём. Я не ручаюсь, что они не вернутся, – сказала Неля и, развернувшись, пошла к аэрокару.

Со смесью восхищения, облегчения, что всё обошлось, и с благодарностью поспешил вслед.

Мы не успели подойти к аэрокару, как услышали и вскоре увидели, что к берегу приближается болид. Алан нас нашёл.

 

 

Глава 33. Потеряшки

 

Алан

 

Я сразу взял болид Рона. Он надёжнее. Хорошо, что брат ввёл и меня в программу, а то остался бы с носом с этой умной штуковиной. Самое важное преимущество этой машины в том, что к ней не подберёшься, если нет разрешения хозяина.

Сейчас мы с Русланом летели в сторону океана. Я совершенно не представлял, где их искать. Сейчас за полночь. И они могут быть где угодно.

Монструозные высотки административных зданий, более эстетичные здания жилищных комплексов, торговых центров и высотки других назначений, где находился и наш дом с квартирами, на крышах которых были посадочные площадки с ангарами разных геометрических форм для аэрокаров и болидов – для высших.

Они сменялись на спокойные районы для обычных людей на периферии, с теми же торговыми центрами, но менее солидными, ресторанчиками и развлекательными  клубами. Здесь царствовали сверкающие серпантином эстакады с бесконечным потоком автокаров. Ветки с цветными вагончиками разбавляли картину как небрежно брошенные бусы среди драгоценностей.

Надо признать, что мегаполис был великолепен. Не зря он являлся крупнейшим и богатейшим среди других таких же, разбросанных по всей планете. Всё  это великолепие осталось позади, и мы пересекли защитный купол и береговую линию, чётко разделяющую светлой песчаной дугой, которую лениво облизывал океан.

– Мы сможем их найти ночью? – спросил Руслан, вглядываясь в темноту под нами – иногда поблескивающую серебристыми кляксами воду.

– Вскоре взойдёт луна, станет легче и обзор будет лучше. Я не могу сидеть где-то в безопасности, когда, возможно, именно сейчас Рону требуется моя помощь.

– Прости. Я понимаю. Просто переживаю. Ты знаешь, что для меня Рон как младший братишка.

– Мы близнецы, Руслан. Странно, что ты нас так разделяешь. Как будто между нами годы разницы, – рассмеялся я.

– Но я так вас чувствую. Он всегда был взбалмошным и ведёт себя даже сейчас как мальчишка. Хотя, знаешь, иногда мне кажется, что он серьёзнее и ответственнее, чем мы оба вместе взятые.

– Ты о чём? Ты никогда с ним не контачил. Да и мы, вроде бы такие близкие друзья, давно не связывались друг с другом, – посмотрел я на него. Что я не знаю о своём брате и что скрывает мой друг?

– Если мы с тобой не зажигаем по кафешкам, это не значит, что я не слежу за твоей жизнью. А Рон – он более доступен, чем ты, – пожал он плечами, отводя взгляд. Я сделал вид, что поверил. – И, к тому же, парень друзей своих не бросает, в отличие от некоторых зазнавшихся боссов, – хмыкнул он.

– Ой, да ладно тебе придуриваться. Сам-то хорош. Неужели я бы для тебя не нашёл времени? А то я у вас такой весь плохиш, а вы агнцы, – фыркнул я.

– Всё, разобрались с этим. Я понял, признал свою вину, принял к сведению, – поднял он руки вверх.

– Я тоже. Так что, надеюсь, что ты будешь меня чаще беспокоить. А я для тебя всегда буду держать стаканчик отличного шотландского алкоголя, – пообещал я.

– Вау!!! Я только за. Но боюсь, что стану алкоголиком. Ведь не смогу отказаться от столь лестного предложения. Но у меня есть грозная вторая половинка, которая открутит тебе яйца, если я посажу свою драгоценную печень. И неважно, что ты высший.

– Ой! Боюсь-боюсь, – притворно заверещал я, и мы весело рассмеялись. – Спасибо тебе! Стало легче.

– Мы найдём их, Алан. Обязательно найдём, – похлопал меня по плечу друг.

Кто-то другой, будь он сейчас на его месте, минимум – получил бы перелом, максимум –  лишился бы руки. Я не любил бесцеремонных прикосновений к себе. Однако, Руслан к остальным не относился.

– Смотри, – указал он на что-то внизу.

Если присмотреться, можно было увидеть глянцевую спину огромного существа, плывущего внизу.

– Это кит! – воскликнул я.

– Они разве не исчезли? – удивился Руслан.

– Кто это знает? Новые виды появились, многие старые виды были потеряны безвозвратно. Мы ничего не знаем об океане. Боимся идти в лес. Посетить пустыню.

– Я знаю, что у тебя программа есть по исследованию в этой области. Ты молодец! – сказал он, и я кивнул на похвалу.

Мы уже летели несколько часов. Серебристая луна была единственной нашей спутницей в эту ночь. Не говоря уже о ките, которого мы увидели впервые.

– Мы далеко отлетели от берега. Надо возвращаться, только я сменю немного курс, – сказал я и повернул болид обратно к материку.

– Не спеши. Я знаю, что эта малышка может из себя выжать, но мы можем пропустить то, что ищем.

Я был согласен с мужчиной.

Солнце уже оставило свои золотые чертоги и разливало своё жидкое золото, приправленное багрянцем вокруг. Я подумал, что сильно изменился. И эти метаморфозы мне нравятся. Я перестаю быть машиной.

– Остров по левому курсу! – воскликнул Руслан.

– Ты модификат или я? У тебя зрение как у орла, – удивился я.

– Ага. И нюх как у ищейки. Я же детектив, Алан. Забыл? Лучший! – поднял он палец вверх, пыжась от гордости.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Это точно. Нет смысла отрицать, – согласился я.

Вскоре остров лежал как на ладони. Пришлось спустится ниже и лететь на пределе. Сейчас осторожничать не стоило, когда появилась цель.

И правда, как я мог забыть, что здесь были острова когда-то. Но я думал, что они ушли под воду. Похоже, ошибался. Внезапная надежда вспыхнула сильнее. Почему-то я был уверен, что там мы и найдём наших потеряшек.

Аэрокар увидели издалека. Как и Рона с Нелей. И не только их. Когда я посадил болид, животные уже исчезли, а брат бросился ко мне с объятиями. Девушка смотрела на нас странным взглядом.

 

 

Глава 34. Странное поведение

 

Неля

 

Я не знала, как описать свои чувства. Как вести себя. Что говорить. Находилась в ступоре. Но точно знала, что хотела бы таких же объятий, как у братьев. Они мне были необходимы. Однако, Рон бросился к брату. И это нормально. Наверное, завидовала, что у меня нет родных. Ни родителей, ни брата или сестры. Кого-нибудь, чтобы я смогла прильнуть к родному человеку. После пережитого ужаса просто необходим якорь в реальном мире, за который хочется зацепиться.

– Эй! Похоже, что ты переволновалась, милая. Ну, что такое? – меня всё же обняли. Я с силой сжала в руках кофту парня и, уткнувшись ему в шею, глубоко задышала. Всё тело мелко потряхивало. – Такая смелая девочка. Вырвала меня из лап смерти, и так расклеилась. Честное слово, на миг мне показалось, что ты за усы схватишь одного, другого за хвост, третьего ещё за что-нибудь, и начнёшь их тыкать мордами в напруженные ими же лужи. Ну, что ты плачешь?

– Я не плачу, – отцепилась я от него, отступая на шаг и смахнула рукой влагу с щёк. – Всё в порядке. К тому же, у меня всего две руки, чтобы держать трёх монстров и наказать их, как котят, я бы не смогла, – выдавила из себя улыбку.

Я не хотела видеть выражение лица Алана. Мельком увидела беспокойство и нежность на лице Рона, но не была уверена, что то же самое увижу у старшего брата. А мужчина, который прилетел с высшим, проворно обследовал аэрокар, даже залез в него.

Я тоже подошла, чтобы взять кофту, которую мне протянули. Сообразительный. Он коротко кивнул мне, здороваясь. Я ответила.

С каждой минутой воздух нагревался, но я хотела прикрыться одеждой. И действительно, почувствовала себя лучше и защищённей, накинув её на себя. Эмоционально, конечно же.

– Садитесь в болид. Его заберут. Хочу выяснить, что с ним произошло, – строгим холодным голосом сказал Алан, кивнув в сторону аэрокара.

Мы на секунду встретились взглядами. Сердце пропустило удар. Он буквально сверлил во мне дырки, будто сканировал. Быстро опустив глаза, забралась в болид, усаживаясь назад и устраиваясь в самом дальнем углу. Ремни пристегнули к удобному креслу, принявшему комфортную для тела форму.

Рон поспешил ко мне и коротко поцеловал в губы, прежде чем сел на своё место. Я покраснела. Мне почему-то было стыдно перед Аланом.

Через минуту мы уже на всей скорости удалялись от острова. Было грустно. Словно я оставила там что-то близкое и ценное. Именно. Я оставляла там воспоминания о нашей первой близости с Роном.

Парень будто прочитал мои мысли. Он поднёс мою руку к губам и поцеловал кончики пальцев, скользнув по ним влажным языком. Я отдёрнула руку, а Рон расплылся красивой широкой улыбкой. Издевается, зараза!

Мы прибыли домой часа через два. Вовсю палило солнце, что стремилось к зениту. Однако в доме было тихо и прохладно.

– Приведите себя в порядок. Я жду вас внизу. Пообедаем вместе.

За всю дорогу Алан ни разу не улыбнулся, не заговорил с нами. Он только общался с детективом, как представил его мне Рон. Мужчина заходить не стал, пообещав связаться.

Вымывшись под тёплой водой, настроила прохладный душ и долго стояла под ним, наслаждаясь упруго бьющими струями. Мне помогало расслабиться.

Из одежды надела лёгкое, из синего шёлка платье на бретельках, длиной чуть выше колен. А сверху накинула жакет крупной вязки. На ноги надела белые балетки. Волосы заплела в косу.

Когда я спустилась, братья о чём-то оживленно разговаривали. Оба встали, как только увидели меня.

Мы молча поели. Рон всё время ухаживал за мной. Было и неловко отчасти, и очень приятно.

– Я так понимаю, вы встречаетесь, – утвердительно произнёс Алан.

– Да. Мы встречаемся, и я сделал Неле предложение, – заявил Рон, сжав мою ладонь в своей. Я чуть не поперхнулась и с удивлением посмотрела на парня. – Это получилось спонтанно. Обстоятельства мешали. Но сейчас я намерен сделать всё как положено. Я уже кольцо заказал. Его скоро доставят.

– Я… простите… – выдавила я, ругая про себя на чём свет стоит Рона, который радостно улыбался. По тому, как вытянулось лицо его старшего брата, тот его веселье не разделял.

– Ты ответила? – обратился ко мне Алан.

– Кхм… я… эм, пусть сначала Рон спросит как положено, – закончила я предложение.

Рон чуть не лопнул от гордости, сверкая счастливой моськой. Так и захотелось его треснуть по затылку, чтобы так не лыбился и убавил яркость. Видит же, что брат недоволен.

– Тогда, вместе подождем курьера, – сказал что-то странное Алан. Мы переглянулись с Роном и вновь уставились на парня.

Тот с непроницаемым лицом проследовал в просторную гостиную и уселся в кресло, включая монитор личного визора.

А мы устроились на диване, Рон не отпускал мою руку.

– Алан, ты так спокойно отреагировал на то, что я сказал, – попытался разрушить молчание Рон. 

Похоже, что я не одна была в замешательстве. Рон внимательно изучал своего брата.

– А что я должен был сказать или сделать, по-твоему? Ты знаешь, что я рационален. Неля идеальная девушка для нас.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Для нас? – прищурился Рон.

Алан коротко взглянул на брата, но ничего не ответил.

Чем, интересно, я так устроила этого мужчину в качестве невесты? Ничего не поняла.

– Вас не смущает, что вы высшие, а я простой человек? Даже не нового поколения, – спросила я.

– Поэтому и устраиваешь, что простой человек. Тебе не стоит об этом беспокоиться. Тебе же нравится Рон?

– Я люблю его, – честно ответила я.

– Вот и славно. Значит, и я…

А что там «значит» дальше, он не успел сказать: прибыл курьер. Меня удивило выражение лица Рона. Он сидел нахмурившись, а в глазах плескалась растерянность.

 

 

 

Глава 35. Второе предложение

 

Алан

 

Что-то перевернулось в моей душе, когда я увидел, насколько близки стали эти двое. Даже не надо быть гадалкой, чтобы знать, что они занимались сексом. Я не говорю о мускусном, с пряным оттенком аромате, который эти двое щедро источали, что даже Руслан слегка поморщился. И усмехнулся, скотина! Чему радуется, сволочь?! Друг называется. Бесит.

А эти двое, что светятся изнутри, бесят ещё больше. Их мимолётные взгляды, то, как Рон держится всё время ближе к девушке, – всё это раздражает. Бесит! Бе-сит!

С трудом держал себя в руках, прикинувшись безэмоциональной, бездушной машиной.

Я был безумно рад, что они живы. Люблю своего брата больше своей жизни. И вряд ли смог бы оправиться, если бы его не нашёл. Да и девушка эта тоже стала для меня значимой. И ведь я не знаю вкуса её крови. Все равно корёжит от желания прикоснуться, припасть к губам, подмять под себя роскошное тело.

Представляю, что творится с Роном. И ему повезло. Неля приняла его. Полюбила! Сердце ныло, а голова готова была взорваться от нахлынувшей боли.

Перед тем как собраться на обед внизу, мы все отправились привести себя в порядок на второй этаж. Каждый в свои апартаменты.

Мы с братом спустились одновременно. Я заметил, что он хотел постучаться к Неле, но увидев меня, решил этого не делать.

– Я рад, что ты в порядке. И Неля тоже, – сказал я. – Не знаю, как пережил эту ночь, не поседев.

– Тебе это ещё долго не грозит, – улыбнулся мне брат. И я с облегчением выдохнул. – Сам рад, что не оставил тебя одного, – хлопнул он меня по плечу. – Что будем делать? Надо же эту мразь остановить, – жёстко произнёс он.

– Я поговорю с Уваровым, – налил я себе янтарной жидкости в бокал.

– Всё же Шарлин постаралась, как я понял. Вот же сука! – выругался брат. – Убить её мало. Разговоры не помогут. К тому же, Уваров отмажет сестру.

– Нет. Не отмажет. Я знаю, что делаю. Доверься мне. Не стоит ссориться с Уваровым. Мне было бы не всё равно, если бы, не дай Бог, тебя потерял. Но ты жив. И жизнь продолжается. Не хочу жить, сидя на пороховой бочке и оглядываясь. И, самое важное, не хочу, чтобы ты так жил. И не забывай о девушке.

Рон сидел, сжав ладони в кулаки и играя желваками, стараясь себя сдерживать. Однако упоминание о Неле привело его в чувство. Эта девушка стала нашим слабым местом.

– Рон, Уваров не простит, если тронут его семью или его собственность. Я бы не простил, как и ты, кстати. Но он ещё больше ненавидит, когда кто-то становится для него обузой. Сейчас Шарлин для него обуза. Она гирями висит на его ногах.

– К тому же, она его сводная сестра, не единоутробная, – хмыкнул брат.

– Правильно мыслишь. Я видел там зверей, что окружили вас. На острове, – перевёл я тему.

– Они ушли не потому, что испугались нас. Мы были далеко, – отметил Рон.

– Что случилось? – уточнил я.

– Неля их прогнала, – ответил он, и я вздёрнул бровь в удивлении. – Не поверишь, но это так. Она защищала меня так, как будто мать своего детёныша. Правда, говорила обо мне так, будто я её собственность. Так и сказала: «Он мой». Я был в шоке.

 – Да. Я бы тоже был в шоке, окажись на твоём месте.

– Знаешь, ведь она была почти рядом с аэрокаром и вполне могла спрятаться. Но предпочла остаться со мной. Она зарычала на них, представляешь, что даже я проникся, – рассмеялся брат.

– Она удивительная.

В это время спустилась Неля. Во время трапезы я видел знаки внимания, что оказывал девушке брат. И ревновал. Страшно. Когда же он признался, что сделал ей предложение, мне показалось, что мир накренился.

Однако, я не собирался лететь в бездну одиночества или лелеять свою неразделённую любовь. Как только узнал о курьере, который должен был доставить кольца для помолвки, решение родилось само собой: я тоже сделаю ей предложение.

Кейс с кольцами доставил мой личный охранник, после сканирования.

Отпустил его, сказав, что позову. Я и сам мог разложить коробочки с кольцами на стол. К тому же, надо было выбрать и самому кольца. Был полон решимости не отступать. Лишь бы не напугать девочку. Эмоции Рона мне и так передавались по пресловутой телепатии близнецов. Он был на взводе. Да и не скрываясь следил за мной.

– Детка, какие ты выберешь колечки для нас? – спросил он, собственнически обнимая девушку за талию.

– Я не знаю, – стушевалась она. Её скулы покрылись очаровательным румянцем. И до боли хотелось прикоснуться к ним губами. – Не люблю помпезное и привлекающее внимание, – призналась Неля, очаровательно улыбаясь.

– Не привлечь внимания не получится. Но что-то на вид простое, вместе с тем достаточно дорогое, чтобы нас не считали скупыми, выбрать можно, – встрял я.

– Присядь-ка, милая, – сказал Рон, усаживая девушку в кресло. – Мне с братцем поговорить надо. Что происходит, Алан? Я не позволю тебе увести у меня Нелю.

– Что? – встрепенулась та, мечась взглядом между нами.

– Он хочет тебя. Хочет так сильно, что мне сложно сдерживаться, чтобы не ударить его, – рыкнул Рон.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Нет. Не надо никого бить. Думаю, что твой брат объяснит нам всё сам, – посмотрела она на меня.

Рон встал за её спиной, положив руки на её плечи.

– Я не собираюсь у тебя отнимать Нелю. И никогда бы этого не сделал. Ты мой брат, – первым делом заверил я его.

– Тогда что ты собираешься сделать? Ты же знаешь, что я не на пустом месте всполошился?

– Не буду скрывать, мне Неля стала бесконечно дорога. И я хочу создать с ней семью, как и ты.

– Что это значит? – девушка перехватила за руки Рона, который хотел рвануть ко мне.

– У нас, у высших, есть свои законы. Перечислять их все, думаю, не стоит. Но там есть один пункт в списке законов о браке, где можно заключить союз с несколькими мужчинами женщине или мужчине с несколькими женщинами. Этим правом у нас воспользовались немногие. И стараются не демонстрировать это. Тот же Уваров имеет двух жён.

– Его любовница… – начал Рон.

– Его законная жена, – подтвердил я. – Я прошу прощения у вас обоих, но и прошу вас принять меня. Неля, пожалуйста! Если ты согласишься, брат мне не откажет.

– Алан!? – вскрикнул брат.

– Я не могу так. Это странно. Разве так можно, даже если закон позволяет? Мне надо подумать, – вскочила девушка и убежала наверх.

– Спасибо, брат, ты всё испортил, – сел в освободившееся кресло Рон, потирая лицо рукой.

– Ты не злишься на меня? – тихо спросил я. Мне было очень стыдно, но горечь, что останусь в стороне, пугала меня до смерти.

– Ты же знаешь, что нет. Я чувствую тебя, как себя. Даже больше. Как ты умудрился так вляпаться, не попробовав её крови?

– Судьба!?

– Если она не спустится через полчаса и не согласится стать моей женой, я ударю тебя. И уйду из дома. Так и знай. И судьба не поможет.

– Если она мне откажет, я вас оставлю и уйду сам. Но не попробовать я не мог. Сам знаешь.

– К сожалению, знаю…

 

 

Глава 36. Раздумья

 

Неля

 

Я никогда не была любопытной. Кощунственным казалось следить за кем-то, отвратительным – слушать сплетни, сродни предательству – подслушивать. Однако, в данный момент, я пошла наперекор всем своим принципам. К тому же, это получилось невольно.

Когда прозвучало предложение Алана, почувствовала, что все жизненные силы из меня вытянули. Как мне удалось дойти до той же лестницы, я бы не смогла объяснить. А подъём по ней оставил от меня пустую оболочку. Как будто все мои мышцы атрофировались и остался скелет, обтянутый кожей.

Прислонилась к стене на площадке и собиралась пройти несколько шагов до своей двери, когда услышала последние слова братьев о браке, о том, что кто-то уйдёт. Суть не важна, кто из них. До этого в голове был шум.

Отсюда меня было не видно. И я не беспокоилась, что застукают за подслушиванием. Упустила из виду, что один из братьев меня чует за версту. Дальше парни что-то говорили о нападении, ловушках, сборе информации. Рон стал рассказывать о своих ощущениях на острове. А у меня перед глазами плыло. Снова мерещились огромные звери, похожие на полосатых кошек, но с острыми саблевидными клыками на тупых мордах. Их жёлтые глаза с вертикальными зрачками будто светили из тёмных углов. Голос парня становился всё тише. Сердце гулко отдавалось в груди, стуча всё реже. И дышать стало легче.

Перебирая ногами как старая кляча, смогла наконец зайти в комнату, отрезав себя от всего остального мира. Потихоньку всё вокруг прояснилось, сердце успокоилось, а тело отпустило. Впервые такое состояние меня накрыло в день, когда не стало родителей. Тогда я отключилась и пролежала на полу, где упала, несколько часов подряд.

Пройдя из маленькой гостиной в спальню, я плотно закрыла двери и легла на кровать. Не стала включать режим комфорта. Мне захотелось, чтобы кровать была такой же, как у меня дома, без заморочек. «Умная» мебель для богатых. Баснословно богатых. И эти богатенькие мальчики сделали мне предложение стать их невестой, а в последующем и женой.

Дикость несусветная! Я с трудом согласилась с Роном завести отношения. Не передать, какой это был для меня тяжёлый шаг. Хоть это по мне и не было видно. Я рассудительна, в меру меркантильна, какой была моя мать. Умею быстро ориентироваться в обстановке и, как оказалось, большая собственница. Хорошо, что любовь к чтению, к приключениям и чуточку авантюризма взяла от отца. Это помогло мне не сорваться, не истерить и относительно с честью выйти из всех ситуаций, сложившихся за последние дни.

Неожиданное чувство к Рону, которое оказалось взаимным, даже не успела распробовать как следует. Не было времени упорядочить свои мысли и свыкнуться с создавшимся положением. И тут же – новый стресс.

От себя не скроешь ни одной эмоции, ни одного эмоционального всплеска, тем более, мыслей и желаний. Мне льстили внимание и забота красивого мужчины к себе. Порода чувствовалась в движениях, разговоре, поведении. Кому бы не было приятно такое ухаживание? А экстремальные события буквально бросили нас друг к другу. Любить не страшно, когда рядом такой парень. Высший он или обычный мужчина – неважно.

Достаточно перебрав всё, что я видела или узнала о Роне, перешла к Алану.

Этот мужчина был другим. Всё те же качества, что и у брата, те же забота и внимание, но в нём чувствовался стальной стержень. А аура непогрешимости и уверенности в себе буквально фонила. Если он сказал, что я ему нужна, то он говорил правду. А если нужна в качестве жены, то я ему нравлюсь настолько, чтобы допустить к себе ближе. Я ценю это. Сама собой горжусь, что могу вызвать к себе такое отношение.

Однако заявить о том, что я могу заиметь двух мужчин в собственное пользование на законных основаниях, это нечестный ход. Мне нравится старший брат. Было бы странно, если нет, но Рон мне ближе. И я не откажусь от него в пользу Алана. Но и позволить им разругаться из-за меня я не хотела.

О Габсбургах знала немного: модификаты, первые рождённые, близнецы (это уже было нонсенсом даже среди людей), родителей потеряли в раннем возрасте, наследники огромного состояния, первые богачи мира. Один глава: спокойный, рачительный и опасный. Второй же продолжение первого, но вместе с тем – спортсмен, любимец публики, добрый малый. Сама же лично узнала о них ещё одну вещь: братья любят друг друга и готовы положить жизнь один за другого. И могу ли я разрушить эту связь? Имею ли право встать между ними?

– Господи, кого я убила в прошлой жизни? За что мне всё это? – взвопила, как одна из драматических актрис нового веяния в искусстве.

В последнее время стали очень модными спектакли, где актеры надевали не только костюмы, соответствующие времени действия, но и маски на лица. Все свои мысли, эмоции и чувства актер должен был выразить голосом и движениями. Только на мне не было маски. Тяжело было держать бесстрастное лицо при бушующих во мне, как ураган, чувствах.

Проснулась от лёгкого дыхания в затылок. Я и не заметила, что заснула. И даже не почувствовала, как кто-то прилёг рядом.

 

 

 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 37. Любимый шантажист

 

Неля

 

Спиной ощущала, как движется чужая грудная клетка, а попой упиралась в пах мужчине. Благо, парень был не возбуждён. Мои бёдра придавило коленом, а рука держала за талию и живот. На второй согнутой лежала щекой. Ну и вырубилась же я, раз реально выглядела бревном.

Парень повёл носом по затылку, вдыхая, а затем и выдыхая воздух, согревая тёплым дыханием. Рука на животе напряглась и притянула к твёрдому телу ещё ближе.

– Надеюсь, ты не ударил брата? – спросила я.

– Подслушивать нехорошо, – хрипло сказали мне и поцеловали в ушко, разгоняя сонных мурашей.

– А то ты не знал, что я там стою и всё слышу? – хмыкнула я, разворачиваясь в объятиях. Мои согнутые колени попали в плен его ногам. Рука стала поглаживать по спине. Ошалевшие мураши сбились в стаи и ринулись вниз живота сладкой патокой.

– Ты узнала меня, – констатировал факт Рон.

– Ты удивлён? Конечно, я тебя узнала. Вы хоть и близнецы, руки, которые ко мне прикасались, я узнаю из тысячи, – хмыкнула я.

– Я бы сейчас закатил сцену ревности. Но не время и незачем. Солнышко, можем поговорить серьёзно?

– Алан где?

– Он ушёл. Сейчас речь не о нём. Там, на площадке, тебе было очень плохо. Похоже на паническую атаку. Но я не мог к тебе подойти. Ты бы не позволила. Чуть позже почувствовал, что тебе легче и успокоился. Хочу, чтобы ты знала об этом. Затем время вышло, но Алану позвонили и он ушёл. А я решил воспользоваться правом жениха и прилёг рядом.

– Сколько времени я сплю?

– Часа два. Если тебя успокоит, то последние полтора и я с тобой сплю, – ухмыльнулся, целуя меня в губы и сразу отстраняясь.

– Говори, что хотел. Не думаю, что ты хочешь, чтобы о содержании разговора узнал брат.

– Откуда ты такая умница взялась? – воскликнул Рон, нависая надо мной, но я его отпихнула. – Ладно-ладно. Нель, ты же знаешь, что дороже Алана у меня нет никого на свете?

– Знаю. И никогда бы не попросила сделать выбор между мной и им. Это неправильно и несправедливо. Выбор очевиден, Рон. И это правильно.

– Я не собирался от тебя отказываться, если ты про этот выбор, – серьёзно произнес Рон.

– Но и от Алана тоже, я права? Ведь он обещал уйти, если я выберу только тебя. Не хочу вставать между вами. Он твой брат. Родная кровь.

– Нель, ты не сделаешь этого. Я не отпущу тебя! – прислонился он своим лбом к моему.

– Ты предлагаешь принять предложение Алана? – тихо спросила я.

– Да. Я хочу, чтобы ты приняла нас обоих. Я знаю, что тебе мой брат нравится, – сказал он.

– Тогда ты знаешь, что…

– Да. Ты любишь меня. Сможешь ведь полюбить и Алана? Он лучше меня в сто раз. И заставлять тебя не будет. Но я не смогу быть счастливым, зная, что он несчастлив и одинок.

– Он может встретить другую девушку. Модификата. Она ему больше подойдёт. Почему он должен быть одинок? Его высказывание о том, что я вам подхожу, как-то… Пойми меня тоже. Я не говорю уже о том, чтобы быть замужем за двумя мужчинами, – попыталась я объяснить свою позицию.

– Он любит тебя, Неля. Полюбил сам, без кровной привязки. Понимаешь? И я бы полюбил, если бы встретил в обычной жизни. Эти его сухие высказывания – привычка, защитная реакция. А модификаты любят один раз. Конечно, он будет одинок, потому что не сможет полюбить вновь.

Его горячее дыхание пробуждало во мне ненужные желания. Как и объятия. Не к месту.

– Мне надо умыться. И ещё, я хотела бы попасть домой, – заявила я.

– Надо дождаться брата. Тогда вместе и отправимся, – не стал возражать Рон.

Мне эта идея не очень понравилась. Потому что чувствовала себя растерянной, потерявшейся, неуверенной. И это угнетало. Рон не приставал, только не переставал гладить спину и сканировать своим невозможным взглядом. Я же старалась избегать встречаться с ним глазами.

– Нель, – ухватил он меня за руку, когда перелезла через него и направилась в ванную комнату, что была совмещена со спальней. – Пообещай, что не будешь рубить с плеча. Кольца ждут внизу. Помолвка – не свадьба. Время подумать есть. И ещё, лучше, чем Алан, тебя никто не защитит. Ты же помнишь, что ты особенная?

– Ты грязный шантажист, Рон.

– Нет. Я говорю правду. Не хочу, чтобы ты попала в беду. И так многое случилось. Сейчас у нас есть возможность создать нашу семью. Не думаешь же ты, что нам с братом легко даётся такое решение? Так что, не ты одна переживаешь. Я жду тебя внизу, детка.

– Сволочи! Загнали в угол. Решили за меня. Шантажируют. Вынуждают. Ага! Как будто тебе это не нравится, врунишка! – пожурила я себя, высматривая в зеркале негатив и отрицание на своём лице.

Однако, лезла только улыбка, смущённая, но счастливая.

 

 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 38. Свидетельство

 

Алан

 

С Русланом мы встретились на полигоне, где жили, тренировались и несли свою службу мои люди. Это был отряд специального назначения, который выполнял для меня разные сложные операции, охранял моё имущество, наши с братом жизни и наш бизнес.

Чёрные, с отражающей свет и лучи солнца поверхностью болиды устремились в сторону пустыни. Я взял с собой ребят из отряда. К комплексу мы прибыли быстро. Скорость болиды развивали очень большую, при желании.

На площадке нас встречала среднего росточка пухленькая женщина. Она принадлежала к тому типу женщин, про которых говоришь, когда они в преклонном возрасте, что, возможно, они были в молодости очень красивы. А на самом деле имели посредственную внешность. И эффект этот достигается ухоженностью и заботой о собственном здоровье.

Так что мог с уверенностью сказать, эта женщина себе ни в чём не отказывала. Ни в стилисте, ни в массажисте. Да и омолаживающие процедуры, похоже, были регулярными. Кто она для Жана? Я слышал, что он очень бережно относится к своим игрушкам. И не жалеет на них средств. Только эта женщина не являлась местной бабочкой. Аромат на ней был лишь от одного мужчины.

Рядом с ней стояли двое рослых мужчин из охраны, с нулевым уровнем интеллекта. Чего не скажешь о вертлявом парне со смазливым лицом. Такие люди незаметны в обычной жизни, а когда они становятся центром внимания, они пускают пыль в глаза, вживаясь в роль наивных и добродушных мальчиков.

Только вот не такой он и классный актёр, потому что бегающий взгляд, который становился липким и омерзительным, когда останавливался на объекте его внимания, выдавал его. И постоянное облизывание влажных тонких губ раздражало. Парень нервничал. И, возможно, была весомая причина тому. А женщина, что скользнула по нему брезгливым взглядом, точно знала о его причастности к чему-то скверному. Или просто он ей не нравился.

– Я рада, что вы прибыли так быстро. Вилма, – поклонилась женщина.

– Бэннет, а это…

– Зовите меня Алан, – представился я, опережая Руслана.

– Это честь для меня. С вашим братом я уже знакома, – к моему удивлению, она тихо рассмеялась. – Мы с ним виделись прежде, чем он отправился за девушкой. Перл. Я ему немного помогла, – тихо добавила она. – Пройдёмте со мной. Не стоит тратить ваше драгоценное время попусту, – добавила громче.

Вилма оказалась интересным человеком. Из тех, о ком первое впечатление обманчиво. Женщина-загадка, не иначе.

Некоторая нервозность и за ней отмечалась: бледное лицо, поджимающиеся губы и лёгкая резкость в движениях. Что же такого произошло, что мы здесь? Руслан тоже был в неведении. Но так как оставил здесь своё наблюдение, и не каждый день зовут в «Сады Семирамиды», мы прибыли сюда.

Очутились мы в том же кабинете, где были до этого. Что-то неуловимо изменилось. Или не хватало самого хозяина кабинета, я не знаю.

– Здесь стало просторнее с прошлого раза, – огласил и своё наблюдение Руслан. Похоже, что я не ошибся. Хотя, ничего из мебели не исчезло. Даже огромные напольные вазы со странной зеленью стояли на местах.

– А вы наблюдательны, не даром вас ценят в вашем подразделении, – приподнятым уголком губ она изобразила улыбку. – Это внутренние дела, согласитесь. Мне пришлось в срочном порядке чистить помещения от ненужной слежки и подслушивающих средств. Ваши мы не тронули. Иначе вы бы не поверили в то, что я сейчас вам покажу. Уверяю вас, многие тайны зарыты в окружающих песках. Но я не убийца, и не хочу отвечать за чужую вину. Тем более, я никогда бы не убила мужа.

– Убийство? Кто ваш муж? – спросил Руслан.

– Я вам всё покажу и расскажу. Только мистер Алан должен мне пообещать, что убийца будет наказан.

– Я тут при чём? – удивился я.

В голове промелькнули все события за последние дни. Ни Рон, ни Неля, тем более я не могли никого убить. Я посмотрел на Руслана. Значит, он тоже чист. А на остальных мне было плевать.

– Убийца модификат. И вы можете отказаться от свидетельства против убийцы, – с ожиданием произнесла Вилма. По её лицу было видно, что она жаждет наказать виновника гибели мужа.

– Вы не можете этого сделать сами. Иначе нас бы тут не было. Ведь так?

– Да. Это так. И уверяю вас, эта тварь долго молила бы о смерти, а не жизни, – на несколько секунд лицо женщины изменилось. Глаза её загорелись жаждой мести, руки сжались в кулачки, а губы превратилась в полоску, так сильно она их сжала.

– Я не буду покрывать убийцу. Если вам хватит моего слова, оно у вас есть.

– Отлично, – с ней произошли новые метаморфозы. Женщина стала вновь деловой, собранной и холодной. Прекрасное самообладание.

– Мы с Жаном женаты более двадцати лет. Я попала сюда после смерти отца. Всё его имущество было переписано на имя одного мошенника. Но это не важно. Он меня просто сдал в притон. И моим первым мужчиной стал Жан. Не скажу, что у нас была страсть с первого раза. Но он часто навещал меня. А однажды заявил, что все средства отца пущены в строительство комплекса для увеселений. Как только объект был сдан, Жан выкупил меня из борделя и привез сюда.

– Вы никогда не хотели вернуть себе своё состояние? По сути, Этьен тоже воспользовался вами.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Не мной. Деньгами отца.

– И его положением в обществе. Насколько я знаю, его богатство только увеличилось, когда были найдены сокровища короны.

– Да. Это так. Вы достаточно осведомлены об этом, – с удивлением посмотрела она на друга.

– Это моя работа – всё знать о своих клиентах. Вы же мой клиент?

– Конечно. Так вот, вскоре я стала его помощницей в лаборатории. Прежде чем он предложил мне пожениться, прошло достаточно времени, чтобы мы узнали друг друга хорошо. И доверяли друг другу. Однажды он мне показал одну запись. Я никогда сама не лезла в эту грязь. Но всегда безропотно смотрела всё, что он мне показывал, и запоминала всё, что он просил запомнить.

– Повезло Этьену с женой, с этим не поспоришь, – покачал головой Руслан.

– Женщина, которая развлекалась, истязая юношей и девушек всевозможными пытками, была из элиты. Не только из высших, но из самых первых. Шарлин Уварову знаете?

Я уже знал, что она назовет её имя. Кивнул головой, чтобы услышать продолжение рассказа.

– Жан связался с ней на какой-то афёре с медицинским центром по исследованию ДНК. Наверное, помните о его закрытии и исчезновении не только результатов исследований, но материала и самих образцов ДНК? Вырваться из её лап у него не получалось. К тому же, она щедро спонсировала все его разработки. А он прятал в пустыне трупы. Всё рухнуло в тот день, когда в комплексе появилась эта девочка. Что дальше происходило, вы знаете. До того, как Перл сбежала…

– Её зовут Неля. Забудьте прозвище, – не выдержал я.

– В общем, она решила развлечься с бывшим парнем, который её продал.

– Что? – встрепенулся я.

– Не в том смысле, – отмахнулась она. – Пообещав Жану покладистость, попросила взамен тушку этого парня. Знали бы вы, во что она его превратила. Я была в шоке. Но не осуждала. Тогда впервые  и задумалась, стоит ли оставлять такую девчонку здесь? Она могла стать мне соперницей.

– Неля не такая! Она бы здесь не осталась.

– Это я после поняла. Но решила, что, если она сама не захочет или побоится, я её надоумлю. Опоздала. Девочка была далеко не наивной и пугливой. К чему я веду? Шарлин приказала Жану избавится от парня. Тот не посмел отказать. Теперь смотрите.

Она включила запись, на которой было отлично видно, как Жан вместе с молодым мужчиной с разукрашенным побоями лицом, вошли в помещение для лаборатории. После появилась дымка, которая становилась всё плотнее. Вскоре она рассеялась. Мы увидели силуэт женщины в облегающем комбинезоне и шлеме, который она сняла, чтобы нагнуться над Этьеном. Что она говорила ему, нельзя было услышать. Погладила по посеревшей щеке уже мёртвого мужчины и покинула помещение. Шарлин было видно чётко.

 

 

 

Глава 39. Неловкость

 

Рон

 

Мы с Нелей провели несколько часов вместе. Я показывал ей наш общий с братом дом. Мне очень хотелось, чтобы он ей понравился.

– Тут слишком много места и просторно. При этом очень уютно. Здорово, Рон! Дом должен быть не только комфортабельным, но и уютным. Вы этого с братом достигли.

– Думаю, что у тебя дом тоже уютный, – сказал я, радуясь, что ей всё нравится.

– У меня маленькая квартира. Я часть дома сдаю в аренду. Но у меня есть великолепный сад, – вот где люблю проводить много времени. И уголок с книгами есть. Так что, я довольна.

– Дело же не в размерах, правда? Я бы хотел побывать там.

– Надеюсь, что Алан приедет до вечера, чтобы мы могли там хорошенько осмотреться.

Она была в восторге от бассейна. Я сам там редко бывал, а вот Алан любитель поплавать. Надо будет это исправить. Неля тоже отказалась лезть в воду. Пока. 

 Дальше мы поднялись в ангар на крыше. Я с гордостью представил Неле свою машину. Спорткар был одним из разновидностей болидов. Новейшая технология. Умная машина. Хотел подключить Нелю к системе, но она уже там была зарегистрирована, приняла её как родную.

– Это из-за крови, – улыбнулся я.

– Я дала тебе всего несколько капель. И капнула тебе их в рот. В желудке всё подвергается обработке. Что там могло сохраниться? Как такое возможно? – нервно сыпала вопросами девушка, с опаской рассматривая спорткар.

– Что бы там ни было, ты можешь воспользоваться болидом, если понадобится. Это самая быстрая машина в мире, – с гордостью погладил я своего «Мустанга».

– Спасибо! Но я, наверное, воздержусь от полётов. Я не очень хороший водитель.

– Здесь автопилот есть. Можешь не переживать. Знаешь, что самое интересное? – привлёк я внимание девушки. – Брата пришлось внести в систему. А ты попала туда автоматически, – весело рассмеялся я.

– Оу! Да? Он же твой брат? А я никто. Кто его поймёт, что бы это значило? Но всё равно льстит. Возможно, стоит болиду сказать спасибо за доверие, – она решительно сделала шаг вперёд и аккуратно погладила бок машины.

– Вернёмся в дом? Я уже проголодался и был бы не прочь отобедать, – я решил, что с нас достаточно экскурсии. 

Девушка устала. Это было видно по её рассеянному взгляду. Я, идиот, совсем потерял счёт времени, будучи счастлив находиться рядом с любимой. Единственное, что огорчало, – не смел к ней прикоснуться.

– Конечно! Похоже, что Алан не скоро покажется. Он ведь такой занятой человек, должно быть. А здесь в последние дни одни потрясения: авария, похищение, побег, дурдом на выезде, с зоопарком монстров в придачу, – к концу её речи я уже смеялся до колик в животе.

– Ты права! Ты прелесть! Прямо по полочкам разложила наши приключения, – сказал я, и девушка искренне поддержала меня смехом. – Идём, – позволил себе взять её за руку. Неля была не против.

Возможно, именно это ей и нужно было – объятия, прикосновения. Я всем нутром почувствовал, что она тянется ко мне за нежностью и лаской. Всё же, я дважды идиот. Неля могла подумать что угодно, после предложения Алана и моей просьбы. Совсем разучился разговаривать с женщинами.

Хотя, Неля необычная женщина. Она моя любимая. А я вместо того, чтобы отпустить себя, предугадывать её эмоции и чувства, закрылся от неё. Кто тогда будет беречь её? Плохой из меня жених. Неля будет совершенно права, если нам откажет. Обоим.

Алан тоже сбежал после такого серьёзного предложения. Каковы бы ни были его мотивы или сложившаяся ситуация, мог бы задержаться немного. Я начинал злиться на себя. Девушка мягко сжала мою ладонь, я повернулся к ней.

– Ты слишком громко думаешь. Даже мне не по себе. Всё хорошо. Ты же из-за брата злишься? – спросила она. Я почувствовал неловкость и вяло кивнул. – Алан очень серьёзный человек. Не думаю, что он сбежал.

– С ним детектив связался, – подтвердил я.

– Ну, вот видишь? Значит, что-то случилось непредвиденное. Не удивлюсь, если что-то, связанное с нами. В свете последних событий это вполне возможно, – отметила она, и я согласно кивнул. – Мы же никуда не торопимся?

– Нет. Если только к обеду, – ответил я.

– Пока только мы с тобой филонщики, получается. А у меня и работы-то уже нет, – хмыкнула она. – Мне вообще спешить некуда. А ты должен восстанавливаться после аварии. Так что, и дальше будем филонить? Алан приедет и всё сам нам расскажет.

Неля вроде храбрилась, но я чувствовал недоговорённость, неловкость и напряжение. Хотя держалась она отлично, в отличие от меня. Я и не заметил, как стал поглаживать большим пальцем её ладонь в своей руке. Совсем раскис рядом с этой потрясающей девушкой. Меня это нервировало.

И ещё, сходил с ума от желания, в том самом смысле. Ещё чуть-чуть – и меня начнёт трясти. Кости ломило, а мышцы тянуло. Я был на грани судорог. Дышал поверхностно и через раз. И состояние стремительно ухудшалось.

Только мы вошли в лифт, девушка прильнула ко мне всем телом.

– Рон, у тебя кажется ломка на меня, – горячо выдохнула она мне в ухо. Я сжал её в объятиях, чувствуя, что срываюсь в бездну.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Т-ты же не против? – выдавил я сквозь зубы.

– Зачем спрашиваешь? Мы с тобой встречаемся, и ты имеешь полное пр…

Дальше слушать не стал. У меня было её согласие и её желание. Я чувствовал грудью её набухшую грудь с острыми твёрдыми сосками. Её руки на своей шее. Запах возбуждения, который сорвал последние заслонки.

Не помню, когда успели переместиться в спальню Нели. До моей мы не дошли бы. Под моими руками лоскутами полетела одежда. Неважно, моя или её. Буквально впечатал стройное тело в своё, целуя глубоко, сплетаясь своим языком с её.

Подкинул, придерживая за упругие ягодицы, что идеально ложились в мои ладони. Длинные ноги оплели мой торс, вошёл во влажное, горячее лоно одним толчком, на всю длину, рыча в приоткрытый рот и прокусив припухшую губу до крови. Мы упали на кровать. Тянущие мышцы отпустило, как и боль в костях постепенно сошла на нет.

Я всем весом прижимал девушку к кровати, не шевелясь. Мы дышали в унисон. Слизывал кровь языком время от времени из прокушенной губы. С опаской открыл зажмуренные глаза. От её нежного взгляда мне захотелось плакать. Разве можно было её не полюбить?

– Рон!? – облизнула она губы.

– Тяжело? – попытался встать, но меня не пустили. Девушка глубоко вздохнула и прогнулась, насколько позволял мой вес. Я почувствовал сжимающиеся мышцы лона и застонал от удовольствия.

– Я люблю тебя, милая! – легко поцеловал её в губы. – Ты такая красивая, моя любимая.

Мы любили друг друга нежно и медленно, сгорая от желания доставить друг другу море удовольствия. Сладостной патокой разливалось оно по жилам. Чувственно, нежно, сладко. В какой-то момент мне показалось, что я оказался в невесомости, а потом вернулся в содрогающееся от оргазма тело, сразу же сгребая в охапку Нелю. Её кожа была влажной и липкой. С удовольствием стал облизывать и целовать её шею, плечи, грудь, всасывая по очереди соски, смакуя солоновато пряный вкус любовной испарины. И снова был в боевой готовности. Ведь ещё не успел выйти из лона.

– По новой, девочка? – хищно ухмыльнулся я.

Неля стремительно покраснела. Я рассмеялся в голос, а затем уселся на колени, не выпуская девушку из рук.

– Двигайся, милая. Порадуй меня, – хрипло попросил я, сжимая тонкую талию обеими руками и чувствуя, как член наливается ещё больше.

Громко застонал, когда любимая приподнялась, держась за мои плечи, и опустилась на моё достоинство. Так туго, так нереально горячо и так крышесносно.

 

 

 

 

Глава 40. В таверне

 

Алан

 

Я освободился только после обеда. Было бы невежливо отказать другу после его просьбы посидеть с ним. Нам надо было обговорить детали того, что мы увидели и услышали.

Ещё не отошёл от посещения комплекса. И, наверное, что уж себе-то лгать, – не хотел возвращаться домой. Точно не сейчас. Я чувствовал больше, чем хотел бы. Знал, как брату хорошо. Раньше всё было не так остро.

Возможно, встреча с девчонкой что-то в нас сдвинула с мёртвой точки. Ведь никто до сих пор не мог сказать с достоверностью до ста процентов, что скрывает за собой наше существование. Что мы из себя представляем, и на что способны модификаты. Монстры мы или всё же люди?

Я до ужаса хотел оказаться рядом с этой парочкой, которые так бессовестно близки друг с другом, и высказать им, что это так жестоко – не дождаться меня.

– Ты сейчас не со мной. Может, отложим разговор? – услышал я.

– Что? Зачем? Я приехал, чтобы спокойно поговорить, – ответил, с непониманием посмотрев в глаза другу. – Здесь всё так же хорошо готовят, – положил я кусочек мяса в рот.

– Конечно, поговорить. Я позвал тебя несколько раз, пока ты не соизволил мне ответить, – укоризненно заявил он. – Ты даже не замечаешь, что так методично терзаешь этот несчастный кусок стэйка, что он на волокна распался, – скептически хмыкнул Руслан. И он был прав. От сочного, средней прожарки куска мяса остались одни ошмётки. – Не парься, сейчас принесут другой, – откинулся на спинку стула друг.

Мы находились в таверне Эда. Решение полететь в Таунстон возникло спонтанно: Руслан спросил – я согласился. Почему бы и нет? Я столько всего откладывал, что жизнь проносится мимо меня. Стало тоскливо и грустно. Хотя, кое-где всё осталось прежним.

В таверне ничего не изменилось за десятки лет с тех пор, как последний раз мы вместе здесь выпивали. С тех пор многое стало другим, но не это место, слава Небесам. Только не слышно было ворчливого, но всегда очень гостеприимного старого хозяина.

Мы сидели в уголке за раскидистым, пышно цветущим деревцем. Лёгкий аромат был приятен обонянию. Народу почти не было. Я был этому только рад.

Заказав еду, мы принялись за обед, но вот до чего мы дошли.

– Может, расскажешь, что тебя беспокоит? Та кровожадная стерва уже не твоя невеста и не твоя забота. Ты же ей ничем не обязан, или её братцу? – неправильно понял мою задумчивость друг.

– Нет. Не обязан. Меньше всего меня сейчас волнует эта женщина. Уверяю тебя: она расплатится сполна. Но не за свои злодеяния, а за то, что опозорила своего брата.

– Ты так уверенно это говоришь. Я в шоке. Хотя, от модификатов родственной близости не приходится ожидать и самопожертвования тоже. Только вы, ребята, – ты и Рон, – всегда отличались от своей породы. Первое время меня это напрягало, а потом я просто хотел с тобой дружить и дорожил нашими отношениями, – признался Руслан.

– Эй, этому столу больше не наливать, – шутливо воскликнул я, протягивая руку к бутылке, и рассмеялся, увидев, как тот ревниво закрывает свой стакан и бутылку. Поднял руки, сдаваясь. – Не помню, чтобы ты даже в разгар наших, как ты говоришь, «отношений», говорил мне такое, – продолжал я смеяться.

– Вот! Вот этого я и добивался – чтобы ты расслабился, – сказал друг, показывая на меня пальцем и довольно улыбаясь. Я был ему благодарен. – Знаешь, я правда сильно устал. И мне хотелось бы отдохнуть немного, – признался он, сдуваясь.

– Могу устроить: и отдых, и экстрим, и отличную кухню. Можешь взять с собой семью, – решение вдруг созрело само собой. Даже почувствовал прилив энергии.

– Ты серьёзно? И платить не надо? – с ехидцей спросил друг, подаваясь вперёд.

– Обижаешь. Приглашаю на турнир. Ты же знаешь о гонках?

– Невероятно! Мой мальчишка с ума сойдёт. Да и Анита будет счастлива, – обрадовался Руслан. Мне было приятно. – Всё же Рон решил участвовать? – сбавил он обороты.

– А ты сомневался? Будет, конечно. И на этот раз я поеду с ним.

До сих пор я не задумывался о том, что может чувствовать Рон, когда единственный родной человек не появляется в его жизни на важных мероприятиях.

С досадой вспомнил, что в прошлый раз был на благотворительном вечере в честь праздника весны с Шарлин. Я скучал откровенно. И продолжение вечера тоже было скучным, с тусклым и механическим сексом.

Вдруг подумалось, что, а ведь действительно, наша сексуальная жизнь была пресной. Возможно ли, что женщина с таким извращёнными предпочтениями, доводившая сексуальных партнёров своими играми до смерти, не могла перейти грань чопорной стервы со мной, со своим женихом?

Я не говорю о нежности. Неужели я такой скучный и не сексуальный? Что же обо мне тогда думает Неля? Встряхнул головой, прочищая голову. Иначе снова зависну, как сломанный аппарат.

– Снова ты выпал в астрал, – вздохнул Руслан, подтверждая мои мысли.

– Нет. Просто понял, что я и не жил до сих пор, – ответил я, растерянно взглянув на друга.

Руслан потянулся через стол и просто похлопал по моей руке, этим дружеским жестом выражая свою поддержку. Без слов. И я был ему благодарен.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– А этот скользкий тип такой наглый оказался, – начал разговор Руслан, как только мы закончили с трапезой. – Я ещё тогда его заприметил. Нюх у меня на таких сволочей отменный. Не зря я оставил за ним слежку.

– Не могу только понять, чего он хотел получить у Шарлин и на что надеялся? Он совершенно никчемный и далеко не Жан. Тот хоть был умным, целеустремлённым.

– Этот тоже целеустремлённый и, если не достаточно умный, то компенсировал этот недостаток подлостью и наглостью, – хмыкнул друг, качая головой. – Ему осталось бы только убрать Вилму и была бы вероятность, что он встал бы во главе комплекса и научных разработок, среди которых есть довольно интересные работы.

– Да. Я решил, что отдам их Марку. Это наш семейный врач и друг, – не удалось мне скрыть свои эмоции.

– Как же, я помню его. Боюсь, что он слегка труслив, – прямо посмотрел мне в глаза мужчина. – Ты сомневаешься в нём?

– Не скрою. Сомневаюсь. Тем не менее, он скрыл некоторые факты об аварии. И не стал их использовать против меня и брата, – справедливости ради сказал я.

– Тогда всё хорошо. Кстати, где будут проходить гонки на сей раз? Обычно не говорят до последнего, чтобы была интрига, – спросил Руслан.

– В Абаджу, – ответил я.

– Алан, вы хотите взять с собой девушку? – как-то странно спросил друг.

– Конечно. Рон никуда без неё не поедет. Да и я хочу, чтобы она была рядом. И не только из-за крови, если ты об этом переживаешь, – не понял я его тревоги, что явно отразилась на его лице.

– Не знаю, ты чёрствым стал с годами или сработало то, что ты высший, – недовольно произнёс Руслан. Я с удивлением заметил, что точно – злится.

– Что не так? Можешь объяснить? – не выдержал я.

– Там Шейла, если ты не забыл.

– Проклятье! Точно. Я дебил, – воскликнул я.

– О чём я и говорю, – хмыкнул мужчина, поднимая бокал с виски и опустошая его.

 

 

 

 

Глава 41. Принятие

 

Алан

 

Когда пришёл домой, меня встретила оглушительная тишина. Если бы я не чувствовал брата, то решил бы, что парочка вновь сбежала. Поднялся наверх. Несколько минут просто сидел в кресле, не решаясь шевельнуться. Я так устал и физически, и морально, что никаких сил не находил в себе, чтобы двигаться. Но стоило привести себя в порядок.

Принял контрастный душ, надел домашнюю одежду: широкие чёрные брюки и белоснежную свободную кофту без рукавов с широким вырезом. Прошлёпал босиком в коридор и направился к брату. Дальше двери в комнату Нели идти не пришлось. Отчётливый запах секса и смешанный аромат разгорячённых тел сбивали с ног. Не удержался от соблазна подсмотреть. Я чувствовал себя совсем мальчишкой, озабоченным первым желанием познать неизведанное в половом созревании, когда медленно приоткрыл дверь.

От порога до дверей спальной тянулся след из лоскутков одежды. Словно здесь происходил ритуал каких-то сектантов. Модное в последнее время веяние. Я тряхнул головой. Какое веяние, какая мода? О чём это я?

Сердце дрогнуло и заныло в тоскливом томлении. Запах секса стал гуще, забивая все рецепторы. В брюках ожидаемо, но невовремя, ожило лишённое внимания в последнее время достоинство. Хмыкнул, посмотрев себе на ширинку. Широкие брюки не справлялись с маскировкой мужской гордости.

Я совсем рассудок потерял, потому что подошёл к закрытой двери и приоткрыл её. На широкой кровати размещались два обнажённых тела. Брат вытянулся во весь рост, а девушка прикрывала согнутой ногой его пах, другую вытянула вдоль тела Рона, прижимаясь внутренней стороной бедра к его бедру. Одной рукой обнимала за грудную клетку, вторую положив на подушку. А голову устроила на плечо, уткнувшись носиком брату в шею.

Я с жадностью облизывал взглядом длинные ноги, аппетитные ягодицы, ямки над ними на пояснице. Изгиб спины, по которой змеились тёмные густые волосы. Невольно вернулся к промежности девушки. Тень, скрывающая тайну естества, я возненавидел. И за себя стало стыдно. Действительно, как мальчишка. Прикрыл глаза от бессилия и молча закрыл дверь.

Далеко не ушёл, присел в кресло в гостиной. Не прошло и минуты, я не успел ещё окончательно опуститься в пучину самобичевания и жалости к себе, когда из спальни вышел Рон. На нём уже были брюки, которые он даже не застегнул.

– Давно дома? – спросил он, усаживаясь на край стола напротив.

– Нет. Успел помыться и решил проверить, как вы тут.

– Боялся, что ещё куда-нибудь сбежим? – ухмыльнулся он.

– Предполагал. Но почувствовал тебя сразу же, как только вошёл внутрь дома.

– Почему не зашёл? – кивнул он головой к спальне.

– Я там был бы лишним, – встал я, направляясь на выход.

– Не глупи. Я пойду. Схожу в душ. Сегодня уже поздно куда-либо уходить. Поэтому закажу ужин на чуть позже. А ты иди и полежи вместе с ней. Чем больше будете проводить время вместе, тем быстрее всё наладится, – брат похлопал меня по плечу и вышел, плотно прикрыв за собой дверь.

У меня замечательный брат. Но стыдно мне перед ним не было. Постояв немного, поменял направление.

Сейчас девушка спала, отвернувшись к окну. До поясницы она была накрыта простынёй. Я аккуратно прилёг рядом и прикрыл глаза.

О многом нужно было подумать. В первую очередь о том, как защитить девочку от посягательств государственной машины. Единственным правильным решением была женитьба. Неля должна была стать нашей женой. Я знаю, что она не откажется от заключения брака со мной. Даже говорить ей ничего не стоит. Девочка умная, всё сама прекрасно понимает.

Но я не хочу фиктивного брака. Да и полноценный взаимовыгодный брак по контракту меня тоже мало устраивает. Я хочу её себе так же, как получил мой брат. Я хочу, чтобы она меня полюбила. Смело? Да. Вероятность мала? Да. Что же мне делать?

Девушка стала шевелиться и обняла меня так же, как и Рона чуть ранее. Я не стал лежать бревном, а обнял её в ответ, мягко прижимая к груди. Почувствовал сначала, как она прильнула к моей груди, разгоняя тепло внутри, словно сердце погладила. А потом замерла на долгие несколько секунд, которые мне показались вечностью.

– Алан!? – поняла она голову и посмотрела мне в лицо. Отстраниться я ей не позволил. Держал крепко.

– Полежи со мной ещё немного, пожалуйста, – попросил я. – Мне так нужно твоё тепло.

Прижал голову к себе рукой, выдыхая в висок и вдыхая аромат шелковистых волос. Нога, что была на меня закинута, исчезла. Она выпрямила её вдоль тела. Но руку не убрала, и я почувствовал, как она сжала рубашку на моей спине.

Мне было обидно за то, что даже так она дистанцируется, но промолчал. Спасибо хоть за то, что лежит рядом.

– Что-то произошло? – тихо спросила Неля.

– Много чего. Расскажу, когда спустимся на ужин. Рон обещал заказать.

– Я не о других. Я о тебе спрашиваю. За тебя беспокоюсь, – с волнением произнесла девушка.

– Стоит ли? Я говорил тебе, чего хочу. Дал тебе время подумать. Но ты не спешишь мне ответить. А я не буду настаивать.

Я выпустил её из рук и встал с кровати, направляясь в гостиную.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Меня обняли со спины. Я автоматически положил свои руки на тонкие кисти, лежащие на моем животе.

– Алан! Ты мне нравишься. По-другому и не могло быть. Я просто…

– Не так сильно нравлюсь, чтобы…

– Прекрати. Дай мне договорить, несносный ты мужчина. Ты сам сбежал. Не дождался, пока я спущусь.

Я не выдержал и рассмеялся. Такая прелесть!

– Я не прелесть, – заявила она. Неужели вслух сказал? – Я просто смущена. И чувствую себя неловко.

– Что тогда будем делать? Ведь я не собираюсь от тебя отказываться. По многим причинам. Одна из них – моя любовь к тебе.

Развернулся и приподнял опущенную голову пальцами за подбородок. В глаза она мне так и не посмотрела. А губы облизнула, увлажняя их. Они и так были припухшими после поцелуев с братом. Я не чувствовал ревности. Но слегка завидовал.

– Может, просто поцелуешь меня? – выдохнула она, несмело встретив мой взгляд.

С коротким выдохом припал к желанным губам.

 

 

Глава 42. Провокация

 

Неля

 

На террасу, где Рон накрыл нам на ужин, мы пришли с Аланом вместе. Я не удержалась и бросилась в объятия парня. Не знаю, что на меня нашло, но мне хотелось убедиться, что Рон на меня не в обиде, что он не откажется от меня. Что я не совершила роковую ошибку, приняв чувства его брата.

– Эй, детка, ты чего?  Только не вздумай тут устроить потоп. Алан тебя обидел?

Почувствовала, как  тело Рона напряглось, как его наполняет злость и ещё что-то тёмное, пугающее.

– Нет. Ничем он меня не обидел, – пробубнила я ему в плечо. – Он вёл себя очень аккуратно и воспитанно. И… поцеловал меня. И я хотела этого, – тихо призналась я.

– Я рад за вас! – мне показалось, что сказали это сухо или осуждающе? Или у меня паранойя? Ведь он так и не выпустил меня из своих рук.

– Может, за нас? – я резко подняла голову, чтобы увидеть лицо парня.

– За нас? – слегка удивлённо добавил он. – О! За всех нас, ты имеешь в виду?

– Господи! Развела тут нюни, чуть стресс не заработала от переживаний. Я совсем забыла, что вы модификаты, – разозлилась я, выпутываясь из объятий парня и вытирая слёзы, которые и не заметила, как пролились.  – Сядете или нет? Я есть хочу, – грубость мне была не присуща, но сейчас контролировать себя было сложнее.

Обида затопила по макушку, не давая трезво мыслить, а уж поступать как нормальная женщина, тем более. Лучше уж я была бы пьяной.

Мы молча ели, усевшись напротив друг друга: парни с одной стороны, а я с другой. Попытку Алана сесть рядом пресекла недобрым взглядом.  Только стук приборов нарушал тяжёлую, гнетущую  тишину.

Я не решалась поднять глаза, а они не обращались ко мне. В какой-то момент у меня упала из рук вилка, звонко стукнув о край тарелки и создав своим резким звуком эффект разорвавшейся бомбы.

– Вы так и будете молчать? – рявкнула я, наконец удостоив братьев  взглядом. Чуть не рассмеялась, увидев растерянные, настороженные лица.

– Знаешь, брат, я слышал, что женщины иногда хуже хищников: опасны, хитры и  кровожадны, но до сих пор не верил в это, – кося глазом в мою сторону, сказал Алану на ухо Рон. Однако достаточно громко, чтобы я слышала.

– Эй! Я,  между прочим, здесь. Почему со мной не говоришь? Почему не спрашиваешь у меня, что происходит и что я чувствую? – возмутилась я.

– Нель, ты себя со стороны видишь? Ты так орудовала ножом и вилкой, что казалось, распилишь тарелку вместе с куском мяса. И готова в любой момент кого-нибудь из нас проткнуть вилкой или прирезать ножом. Конечно, мы остерегались спровоцировать тебя, – сказал Алан.

– Ой, как смешно! – скривилась я, оценив юмор холодного братца. – Вот и отправили бы в «Дом Сновидений». Я бы не сопротивлялась. Может, психиатр мне бы и помог. Хотя, надолго я бы там не задержалась. По мне лаборатория плачет, а учёные рыдают.

– Не говори так. Никуда мы тебя не сдадим и вообще никому не позволим к тебе подойти. Что происходит, можешь сказать нормально? Мы с братом мысли не читаем, но ты пугаешь нас. Ведь всё было так хорошо, милая, – перетащил меня на свои колени Рон, усаживаясь на моё место. Я обняла его за шею и, уткнувшись лицом в его волосы на макушке, затихла.

– Ты боялась, что разочаровала меня, приняв Алана, так ведь? – спросил он, и я тяжело вздохнула. – Он же нравится тебе?

Новый вздох.

– Посмотри на меня. Ну же! Это же не всё? – спросил он, увидев мой печальный взгляд.

–  Не заставляй её говорить. Раз она не хочет. Я оставлю вас, – встал Алан.

– Дело не в тебе, и не в Роне, – торопливо выпалила я, решив вести себя как взрослая. Я не хотела, чтобы он уходил. Алан развернулся, а  Рон посмотрел на меня и крепко сжал за талию. – Это мои комплексы.

– Хорошо, но я, в отличие от Алана, который будет тянуть комету  за хвост, люблю конкретику. Так что говори, что тебя гложет.

– Я подумала: раз вы меня не ревнуете друг к другу, то не так сильно и любите, не дорожите мной. И легко  отпустите.  Простите. Это женские заморочки. Никогда бы не подумала ещё неделю назад, что буду вести себя как незрелый подросток. Проклятье!

Действительно было стыдно. Так стыдно, что хотелось убежать и спрятаться, но кто бы мне позволил?

– Для таких загонов есть только одно отличное средство, – мрачно произнёс Алан.

– Поделишься? – сверкнул глазами Рон. Мне их переглядывания не нравились, и это здорово напрягало.

– Конечно. Но говорить бесполезно. Надо показать.

– Что ты задумал? – осторожно спросила я, выбираясь из рук Рона и устремляясь к лестнице.

– Пока ты сообразил, девочка всё поняла. Нам надо её перехватить прежде, чем она от нас закроется, – сказал Алан и так быстро оказался рядом со мной, что даже моргнуть не успела.

Поднялась ещё на несколько ступеней лестницы, но наверху меня ждал Рон.

– Ты это… как это… так быстро там оказался?

Горячие ладони Алана обняли меня за талию. Он приподнял меня и понёс наверх. Инстинктивно схватилась за его руки и растерянно посмотрела на Рона.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Я не виноват. Сама напросилась, – развёл руками мой так называемый жених.

– Я откажу тебе, – пригрозила неуверенно, когда меня проносили мимо, держа курс в спальню Алана. –  Эй! Куда ты меня несёшь? Отпусти. Мои комнаты…

– Помолчи. И даже не думай, что ты от нас отделаешься. Ты наша, – зарычал Алан, скидывая меня на огромную кровать. Я со страхом, но и с волнительным ожиданием и предвкушением смотрела на братьев, которые медленно, грациозно освобождали свои великолепные, гибкие тела от одежды.

– Ох, ты же, мамочки, что сейчас будет!? – прошептала я и облизнулась. Кажется, я сошла с ума! Ведь мне это нравится.

 

 

 

 

Глава 43. Сладкая девочка

 

Рон

 

Было ли это правильно – не давать им личного времени? Брату и Нелли. Я не задумывался об этом. Мне просто показалось, что Алан хочет, чтобы я остался. А Неля будто ждала от меня поддержки. Она, похоже, очень боялась, что я разочаруюсь в ней. А брат хотел, чтобы она была уверена в моём решении – что я не против, что она отдастся нам двоим.

– Ты не представляешь, какая ты красивая, – увидел я восхищение в глазах брата.

– Она очень красивая, – подтвердил я. – И, уверяю тебя, очень сладкая девочка, – я облизнулся.

– Уверен, что ты прав. Но я не против попробовать на вкус нашу девочку. Даже не сомневаюсь, что он у неё восхитительный, от аромата у меня и так голова кружится.

– Что за разговоры? Обсуждаете меня как деликатес, – фыркнула Неля. Видно было, что она нервничает. В глазах плескался коктейль из паники, предвкушения и желания.

В животе у меня как торнадо росло тепло. Мы переглянулись с братом и поползли с двух сторон к девушке. И почему Алан спит на такой монструозной кровати? Аэрокар спокойно можно посадить. Но для нас троих размеры были в самый раз.

Освободили от одежды девочку очень быстро. Она поджала ноги и прикрыла грудь руками. Такие голени гладкие, стройные. А колени, бёдра! Во рту скопилась слюна. Скулы девушки мазнуло ярким румянцем, а губы она искусала от волнения до такой степени, что они опухли и стали малиновыми. Глаза блестели. Густые волосы обрамляли это совершенство. Красавица!

– Ты изысканный десерт, милая! Мы будем тебя смаковать долго, с чувством. Тебе понравится, – хрипло произнёс Алан. – Не надо скрывать такие сладкие грудки, и цветочек, источающий аромат, сводящий с ума все рецепторы, и истекающий нектаром.

– Алан, откуда ты это взял? Что за сравнения? Я тут умру от стыда. Прекрати, пожалуйста! – взмолилась девушка, поддаваясь его напору.

Я и сам был удивлён, что брат способен на такие приторные речи. Но они здорово заводили, с этим я не мог не согласиться.

Мы синхронно развели руки девушки и припали к её соскам, всасывая, покусывая, играя языками. Девчонка выгибалась, ёрзала, пытаясь освободить руки, мы ей это позволили. Она запустила руки в наши волосы, теребя их и потягивая до боли. Я потянулся за поцелуем.

Обе руки Нели уже были заняты мной, я придавил её грудь своей, чувствуя, как упругие холмики расплющиваются от давления, а острые, твёрдые вершинки царапаются о чувствительную кожу и ставшими камешками от возбуждения мои соски.

Алан переместился к животу, а затем зарылся лицом между округлых гладких бёдер девушки. Я всего лишь мельком взглянул в его сторону, чтобы запечатлеть великолепную картину. Это было горячо. Плоский животик подрагивал. Гладко выбритый лобок казался таким беззащитным перед теми непотребствами, что творил братец.

Он держал руки на внутренней стороне бёдер девушки, широко разведя их в стороны, обеспечивая себе свободный доступ к естеству. Его губы, язык, зубы терзали сладкую горошину. А затем видно было только упавшие на лоб волосы. Голова ритмично двигалась.

Я бы хотел поменяться с ним местами. Только не сейчас. Неля стонала мне в рот, сплетаясь в страстном танце языками. Впивалась ногтями в спину, царапала плечи. Я вылизывал ей рот, кусал язык, посасывая его. Целовал лицо, шею, оставляя на ней красные отметки своей несдержанности. Ласкал плечи, грудь. Низ живота уже горел огнём, и в какой-то момент я просто зарылся лицом в шею девушки и глухо застонал. Стало просто невыносимо. Казалось, что взорвусь, таким болезненно твёрдым стало моё достоинство. Оно требовало к себе внимания. И, желательно, не моего.

Когда почувствовал на своем изнывающем достоинстве длинные тонкие пальчики, с шумным выдохом поднял голову и посмотрел в подёрнутые дымкой сладострастия прекраснейшие глаза любимой. А затем с восторгом и удовольствием смотрел, как она обхаживает меня своей ручкой. Дёрганно, неумело, но так завораживающе и классно.

Алан согнул одну ногу девчонки и прижал к её телу, а вторую закинул себе за спину, погружаясь в лоно с утробным рыком. Что и говорить, это было великолепное зрелище: выпирающие от натуги мышцы, резкие ритмичные движения, закинутая голова с закрытыми глазами и с звериным оскалом.

А Неля отрывисто дышала, будто Алан выбивал из неё воздух, не давая вдохнуть его достаточно. У нее были приоткрытые опухшие губы, она всё время увлажняла их юрким язычком, жемчужная полоска зубов ярко отсвечивала на красном. Глаза прикрыты, длинные ресницы трепещут, скулы румяные. Волосы слиплись от испарины, которая липкой сладостью покрывала и кожу. Я с урчанием стал слизывать её. При этом девчонка продолжала ласкать мой орган. Рука у неё устала, это чувствовалось по хаотичным движениям. Я накрыл её ладошку своей рукой и стал ей помогать, направляя и сдавливая так, как мне нравилось.

– Открой глаза, милая! Посмотри, как ты нам обоим делаешь хорошо, – просипел я.

Алан с рыком кончил. По его телу пробежала крупная дрожь и он буквально рухнул на постель рядом с девушкой, стараясь не придавить, поворачивая её голову и глубоко, влажно целуя в губы.

– Я люблю тебя, детка, – признался он и меня в этот момент обдало жаром, затем холодом, снова жаром и сперма струёй стрельнула, принося облегчение, пачкая наши ладони. Я перетянул на себя Нелю и прикусил ей губу, сразу зализывая рану. Моя порция крови. Я знал, что ранка затянется через несколько секунд.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Прости! – выдохнул я, подхватил девушку на руки и отнёс в душ. На ходу покачал головой, чтобы Алан не пошёл за нами.

Быстро вымыл малышку, заодно и сам сполоснулся. За это время брат поменял бельё. Неля заснула сразу, как только я положил её в кровать и накрыл одеялом. А я, быстро напялив первые шмотки, что нашёл у брата, спустился вниз. Скоро он ко мне присоединился.

– Она не должна просыпаться одна в постели, – сказал он. – Но нам нужно было время поговорить.

– Да. Это так. Кстати, поздравляю нас с невестой, – поднял я бокал вина. Брат взял свой и отсалютовал.

– Спасибо!

– Мне-то за что? – спросил я. – Кольца надо выбрать.

– За то, что Неля приняла меня. Она никогда бы не согласилась без твоего одобрения. Да, кольца надо выбрать.

– Хорошо. Рассказывай, что у тебя там, – я плюхнулся в кресло.

Выслушав новости, спросил о том, что брат собирается делать дальше.

– Ничего. Руслан всё сделает сам. Я только выступлю свидетелем в некоторых вопросах. Скрыть то, что я бывал в «садах», не получится. Как и твоё присутствие там. Будем говорить правду. Хотя бы часть её. Прежде, чем вся эта кутерьма закрутится, надо представить Нелю нашей невестой, чтобы защитить её на законных основаниях.

– И лучшее для этого место – турнир! – сказал я.

– Да. Но я забыл об одной очень важной вещи, вернее…

– Если ты о Шелли, то можешь не беспокоиться, – улыбнулся я. – Она в прошлом. Сейчас для меня важным человеком стала Неля. И я не дам её в обиду.

– А я и не позволю её обидеть. Даже тебе. Пошли спать? – спросил Алан.

– Пошли. Впереди у нас очень сложные дни.

 

 

Глава 44. Утро с любимыми

 

Неля

 

Проснулась с прекрасным чувством, что выспалась и отдохнула как следует. Подумала, что надо сегодня сделать подкормку персиковому дереву. Удалить ботву увядших цветов, сорвать созревшие плоды абрикоса. Хотела потянуться всем телом, но у меня это не вышло. Словно меня спеленали. Только это была не простыня или одеяло. А живое твёрдое тело. Два тела. Алан и Рон.

Я всё вспомнила. Меня обнимали так крепко, будто боялись, что сбегу. Хотя, я это и хотела сделать. Только у парней на меня были другие планы. Алан подмял под себя моё тельце, которое плавилось в его сильных руках, как воск. Он брал меня быстро и страстно. Долго мы не продержались. Я и забыла про Рона. Но когда Алан вдруг исчез, я очутилась на руках у Рона, который утащил меня в душ. Только душ мы принимали дольше, чем положено для водных процедур по утрам. Его страсть была более нежной. Мы долго целовались, хоть я и рискнула напомнить, что ещё не умывалась.

– Ты сейчас пахнешь собой и сексом. Аромат ошеломительный.

Я и не стала с ним пререкаться, отдаваясь полностью в его власть. Когда-нибудь хоть раз нужно заняться сексом в ванной или душе. Когда тебя поддерживают сильные руки под попу, а твою спину холодит кафель. Или когда ты упираешься ладонями в твёрдую стену, а те же сильные руки придерживают тебя за бока, и в тебя входят твёрдым членом сильно и глубоко, двигаясь в ровном, но быстром темпе, ты сходишь с ума. А прохладные струи воды, бьющие о чувствительную горячую кожу или стекающие по лицу, дополняют секс чувственностью.

Из ванной меня вытащили разомлевшей, превратившейся в розовую лужицу каракатицей.

– Я бы ещё поспала, – томно потянулась я.

– Не провоцируй меня, милая. Иначе мы отсюда до вчера не выберемся. Если Алан присоединится, то до следующего утра.

– Вам не хватило? – задала я нелепый вопрос и смутилась.

– Ты даже не представляешь, насколько мы неутомимы. А ты лакомый кусочек для нас. Однако, я голоден, и ты тоже. К тому же, нас ждёт твой дом.

– Я совсем о нём забыла! Конечно, надо съездить. Я должна кое-что вам показать, – сказала я, на что Рон кивнул.

– Мы выезжаем завтра на турнир. Приедем за два дня, чтобы отдохнуть и представить тебя в качестве нашей невесты.

– Это обязательно? – осторожно спросила я, хоть и знала, что это ещё один глупый вопрос.

– Сама как думаешь? Ты невеста братьев Габсбург. И дело не в том, что мы этим кичимся. Хотя и берёт гордость за то, что у нас есть чем удивить тебя и мы завидные женихи. Согласись, что я прав. Кому же, это защитит тебя от всех нападок, что обязательно последуют вслед за этим. Долго скрывать, что ты особенная, даже у нас не получится. Ведь возможно, что наши дети будут такими же.

– Дети? – удивилась я, непроизвольно прижимая к животу руку.

– Конечно! У нас же будут дети, мы же с братом не предохранялись, если ты не заметила. Ты не любишь детей? – настороженно спросил Рон.

– Что? Нет, конечно, – сказала я и он нахмурился. – Нет, ты не так понял. Я очень люблю детей, – заверила я. Порадовало, что парень посветлел лицом. – Я предохраняюсь. У меня капсула в плече.

– Проклятье! Этого следовало ожидать. В «Садах» поставили? – спросил он.

– Нет. Ещё раньше, я сама. Когда только стала встречаться с бывшим, – ответила я, смутившись.

– Тебе нечего стыдиться. Ты всё правильно сделала. И ты не виновата, что этот урод оказался козлом. Хорошо, что он больше не появится в твоей жизни.

Сказано было это таким тоном, что я невольно насторожились.

– Что ты хочешь сказать? Я и не собиралась его больше впускать в свою жизнь. Тем более после того, что он сделал. С людьми, которые тебя не любят, надо расставаться без сожалений и оставить все воспоминания о них в прошлом.

– Отлично сказано, детка. А сейчас мы с тобой пойдём кушать. Алан нас ждёт.

В животе заурчало, а Рон рассмеялся, погладив мне его и, закинув меня на плечо, легко потащил вниз.

– Эй, пусти! Я не крошка, а каланча, – стукнула я несколько раз по крепкой спине и получила ответный смачный шлепок по попе, отчего взвизгнула. Перед глазами маячила упругая задница, в которую так и хотелось запустить зубы. Никогда не замечала за собой таких смущающих желаний.

– Ты чего там затихла? Любуешься на мой великолепный зад, маленькая извращенка? – тихо проговорил Рон, погладив по ягодицам и спускаясь на бёдра.

– Поставь на ноги. Меня мутит, – схитрила я и меня мгновенно вернули на пол.

А я попыталась скрыть своё покрасневшее лицо. Хотя, висела головой вниз, поэтому невольный румянец можно было списать на прилив крови к голове.

Однако, Алан не стал меня доставать как Рон, молча отодвигая для меня стул. Содержимое тарелок отвлекло от реальности надолго.

 

 

 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 45. Мумия

 

Алан

 

Для нас троих квартирка была слишком тесной, но всё компенсировалось чувством комфорта – тем, что самые любимые для меня люди со мной.

Перед выходом из дома мне удалось уговорить Нелли надеть комплект. Мне принесли срочный заказ. Эти три кольца были сделаны уже давно. Целый ансамбль, вернее. Ручная работа отличного мастера. Этот человек умер много лет назад. А кольца так никто и не запросил, а разбивать комплект не стали. В него входили: три кольца, три браслета и ещё кулон.

Кулон я отдал Неле, Рон был согласен со мной. Он открывался, и в него можно было поместить фотографии. Очень миниатюрные. Наша невеста сразу же потребовала это сделать. Через час мы уже направились к дому Нели. Портреты были нанесены тонким лазерным лучом изнутри кулона. Очень красиво получилось. На одной стороне мы с братом, как отражения друг друга, а на другой створке портрет Нели.

– Вот теперь комплект завершён, – захлопнула она створки украшения.

Было приятно видеть знаки принадлежности нам на красивой шее, тонком запястье и изящном пальчике. Я замечал, что Рон тоже наблюдает за девушкой, иногда чуть заметно улыбаясь. Мы с ним были счастливы. Впервые после смерти родителей чувствовали себя полноценной семьёй.

– Здесь нам делать нечего. Ничего интересного, кроме книг. Думаю, что у Алана библиотека будет покруче моей, – вырвал меня из раздумий голос девушки.

– Здесь есть очень интересные экземпляры, которых у меня нет. Так что тебе удалось удивить меня, – ответил я.

– Поднимаемся наверх? Ты же уже бывал здесь? – спросили меня.

– Да. С Русланом, детективом. Я прошу прощения, что ворвались без спроса, но мы вас тогда искали.

– Да, ладно. Всё равно вы ничего не нашли. И я рада буду вам сама всё показать.

Мы поднялись вслед за ней в сад. Я уже всё это видел, но было интересно слушать хозяйку о разных сортах деревьев, цветов, растений. О подкормке, поливе, сборе урожая и консервировании.

– Так здорово! Брат, я и так знал, что нам досталось сокровище, но сейчас просто в шоке. Она ещё и хозяйственная, представляешь, как нам повезло? Если скажешь, что ты готовишь, я пристегну себя к тебе браслетами, – сказал он девушке.

– Ты это уже сделал, – подняла та руку с браслетом. – Что у тебя за фетиши, дорогой?

Меня прорвало на смех. Растерявшийся Рон присоединился ко мне через несколько секунд.

– Ты не умеешь делать комплименты, брат, смирись, – похлопал я его по плечу.

Мы с Нели, переглядываясь и хихикая, направились в дальний угол сада. Не услышав за собой шаги, я обернулся. Рон стоял столбом посреди дорожки, проложенной мозаичной плиткой (отец девушки был явно фанатом старины). Видно было, что он в раздумьях.

– Эй, вы чего? Я вас жду, – позвала нас хозяйка сада.

– Тут Рон завис, – сложил я руки на груди.

– Рон, что-то произошло? – вышла вперёд Нели, обойдя меня.

– Вы мне подкинули отличную идею и заставили задуматься, – с азартом в глазах посмотрел на нас Рон, широко улыбаясь.

Я усмехнулся, уже зная ответ.

– Он тебя не пугает, Алан? У твоего брата маньячный блеск в глазах. Тебя пчёлка не кусала? – осторожно подходя к брату, спросила она.

– Фетиши, – выпалил брат. – Я вдруг подумал после твоих слов: а какие у меня есть фетиши в сексе?

– О, Господи, что за мужчина мне попался? Идём, фетишист, – цокнула и покачала головой Нели, едва сдерживая улыбку.

– Расскажешь, что надумал? – шёпотом попросил я брата, как только он поравнялся со мной. Но так, чтобы слышала Неля.

– Ещё один. Похоже, что это заразно. Я пошла, а вы как хотите, – повернулась она и затопала нарочито громко, показывая этим, что совершенно не заинтересована нашими горячими, раздевающими взглядами.

Это будет весело. Я уже чувствовал, что время до вечера дастся мне с трудом, как и брату. Я буквально видел его фантазии.

– Мужчины, что с вас взять, – фыркнула девушка, словно догадываясь о наших мыслях, и вдруг исчезла из вида.

Мы бросились вперёд и нашли обманный вход. Со стороны казалось, будто перед нами сплошная стена. Это из-за особенного рисунка. А если подойти ближе, то виден был проход. Дверь, тоже стилизованную под рисунок стены, найти было сложно, если не знать, что искать.

– Спускайтесь, если вы там закончили со своими извращениями, – услышали мы глуховатый голос девушки.

Вниз вела короткая лестница. Я сообразил, что это замаскированная часть квартиры. Потолок примерно такой же как там. Не очень высокий, но свободно ходить можно даже очень высокому человеку. А само помещение было длинным и узким, однако достаточной ширины, чтобы не было слишком тесно из-за шкафов и аппаратуры. Воздух хорошо вентилировался и неприятного или застоявшегося запаха не было.

– Почему извращениями, если это доставит нам взаимное удовольствие? Ничего себе, вот это, да! – воскликнул брат, шагающий за мной, прерывая себя. – Ух ты!!!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Действительно, здесь было чему удивляться. Это была самая настоящая лаборатория с ценным оборудованием, хоть и устаревшим немного, лабораторной посудой в шкафах, с кучей инструментов и реактивов. В ходильных камерах с очень низкими температурами находились образцы исследований. Не менее интересной являлась картотека и куча исписанных рукой толстых потрёпанных блокнотов.

Жемчужиной лаборатории был саркофаг. Тот самый, что исчез из лаборатории центра, закрытого ещё пятьдесят лет назад после объявления, что исследования, проводимые там, опасны для модификатов.

– Это та самая мумия? – спросил Рон.

Мы подошли ближе и Неля попросила помочь открыть крышку.

– Не переживайте, отец сказал, что ничего опасного здесь нет. Для модификатов в особенности. У вас иммунитет почти на все болезни, когда-либо существовавшие на Земле. А мне он вводил вакцины, созданные им самим.

– Твой отец был великим учёным, – сказал я. Неля грустно кивнула.

Смотреть на человека, который умер несколько тысяч лет назад, было очень странно и волнительно. Это была женщина. В богатых одеждах из натуральных тканей, которые находились в отличном состоянии. Как и украшения на ней.

– Её одежда истлела. Отец смог воссоздать её. Он считал, что эта женщина заслужила, чтобы её почитали. Собирался её сжечь на ритуальном костре. Но так и не нашёл времени. А украшения могут ещё несколько тысяч лет пролежать и ничего с ними не случится. Они настоящие.

– Нель, она на тебя похожа. Или, вернее, ты на неё похожа, – сказал Рон то, что я не смог озвучить.

– Заметил? Так это неудивительно. Папа так долго трудился над воссозданием такого же набора генов, как у неё, что было бы странно, если бы я не была на неё похожа.

– Вот откуда твоя необычность! Ты прекрасна, как и эта женщина. Знать бы, кто она, – сказал я.

– Может, жена фараона, может дочь. Не удивлюсь, если сама не фараон или жрица храма. Богатый саркофаг, украшения, одежда – всё это говорит в пользу такого предположения. Но важно ли всё это сейчас? Когда-то молодая, живая, красивая – она и не мечтала, что мир вокруг неузнаваемо изменится и не один раз, а потом окажется на краю гибели, а она останется. И даже сможет дать жизнь другой девушке, – грустно произнесла Неля.

– Прости, – вырвалось у меня.

– За что? Я понимаю, что скрывать этого не стоит. Это лучше, чем будут охотиться на меня. Мне нисколько не жаль всего этого, – она развела руками. – Я не учёный и не сожалею об этом. Делайте, что хотите. А вот сад мне очень жалко. Можно будет сохранить этот дом за мной? Я бы хотела здесь бывать.

– Нет, дорогая. Отпускать тебя сюда мы не будет. Мы лучше перенесём твой сад туда, где ты сможешь бывать столько, сколько захочешь и будешь в безопасности. Договорились?

– Спасибо!

– Только надо сделать одну вещь, – подошёл к стеллажу с изысканиями Рон. – Эти работы никогда никто не увидит. И девушку-фараона тоже. Мы отдадим им только образцы. Я не хочу, чтобы какой-нибудь сумасшедший учёный клонировал тебя. Твой отец хотел ребенка. И он не был сумасшедшим. А за других я не могу ручаться.

– Хорошо. Тогда устроим похороны? – спросила Неля с ожиданием.

– Да. На острове, – согласился я с обоими.

 

 

 

 

Глава 46. Щенки

 

Рон

 

Мы прибыли на остров к закату. Вид здесь был потрясающим. Тёмно-синие воды океана с оранжевыми и красноватыми бликами на поверхности, будто огонь ластился к воде. Далёкий горизонт на западе с нависшим над ним солнечным диском с ослепительно яркими лучами. Бледно-сероватого цвета небо, постепенно меняющее оттенки на более тёмные, с мазками фиолетового ближе к востоку. Это всё было великолепно. Но никто мне давать времени на любование окружающими видами не собирался.

Мы были на том же пляже, где пришлось приземлиться из-за неисправности аэрокара. Его уже забрали, и осталось множество следов пребывания людей на песке. И это казалось кощунством на этом безлюдном острове. Он возвышался за спиной густым лесом и горами. Хотелось всё это изведать. Побродить по всем закоулкам и радоваться всем открытиям. Никогда не страдал мечтами и жаждой к приключениям. Встреча с Нелей меня изменила.

– Рон, у нас времени нет. Надо быстро настругать нужное количество брёвен, чтобы сделать достойный погребальный костёр, – крикнул мне брат.

Лазерными ножами мы быстро нарезали из деревьев нужного диаметра и длины брёвна. Соорудили из них помост, постелили покрывало и уложили мумию. Побрызгали синтетического горючего, чтобы горело ровно и долго.

– Что-нибудь будем говорить? – спросил Алан.

– Не стоит. Хочу сказать только спасибо за жизнь, данную мне. Отличного путешествия, дорогая! Небеса сжалятся над тобой. Покойся с миром, – произнесла Неля.

Высокий столб огня разом отделил нас от стремительно наступающей ночи. Я смотрел на брата, на Нелли, представлял себя со стороны, посмотрел на небо, на котором низко висели крупные бездушные звёзды. На яркий сноп огня, что пожирал мумию, что дожила до нашего времени через столько тысяч лет и подумал, что наша жизнь так скоротечна.

Ведь эта девушка могла когда-то вот также смотреть на небо, на любимых людей, радоваться мелочам или участвовать в своих ритуальных праздниках. О чём-то мечтала. А может быть задыхалась в роскоши среди каменных стен и умерла, принимая смерть как избавление? Кто его знает? Надо жить настоящим и ценить то, что у тебя есть. Любить в полную силу, защищать жизнь своей пары как собственную и приносить радость.

От костра через два часа ничего не осталось, кроме серого пепла, который шевелился под тёплым бризом с океана. Немного горчило от дыма, которым надышался. В свете, что нам давал болид, немного слепило глаза. Я прикрыл лицо рукой и повернулся, чтобы пойти к болиду и взять воду в термосе, но остановился как вкопанный.

– У нас гости, – сказал я.

– Это мы у них незваные гости, – медленно подошли ко мне с двух сторон Алан и Неля. – Чего тебе надо? Мы уходим. И не собираемся вас тут теснить, – громко сказала девушка.

Алан с удивлением посмотрел на неё. Он уже готов был драться, взяв покрепче лазерный нож. Я же не удивился. Уже слышал и видел такое ранее.

Мощный зверь рыкнул недовольно, но не с угрозой. Подхватил что-то с песка зубами и медленно подошёл ближе.

– Господи, это же малыш! Какая прелесть! – воскликнула девушка, дёрнувшись к животному. Алан её придержал за руку. Зверь не проявил агрессии, как ни странно. А только положил щенка на видном месте и исчез, слегка покачиваясь.

– Она отдала мне его. Она отдала мне своего щенка, – с дрожью в голосе произнесла девушка, прижимая крошку к груди.

В гуще леса послышалось рычание, визг, шум борьбы и долгий утробный вой. Раздался треск кустов и на пляж выкатился кровавый комок. Это была наша мамаша. Она подползла ближе и положила ещё одно крохотное существо, которое не шевелилось. Мы не уследили за Нелей, которая бросилась к нему и аккуратно взяла его в руки.

– Он слабенький, но дышит, – сказала она. – Я присмотрю за ними, не переживай, – обратилась она к животному. – Прощай.

Но зверь не шевелился, кажется, самка испустила дух.

Мы подхватили Нелю с двух сторон с её малышами и быстро уселись в болид, сразу же набирая высоту. Когда я взглянул вниз, по пляжу метались два зверя. Мне казалось, что я слышу вой.

– Она хотела их спасти. Похоже, что это последние кутята. А это, – кивнула она головой за борт, – последние представители исчезающего вида.

– Надо с Марком связаться. Я не знаю никого из ветеринаров, – сказал Алан, бросив взгляд на девушку. Она с нежностью и с грустью гладила комочек, который еле дышал.

– Спасите его. Я обещала его маме, что присмотрю за ними.

В её огромных тёмных глазах, полных слёз, можно было утонуть. Чтобы она так больше не смотрела на нас, хотелось бросить весь мир к её ногам.

– Мы сейчас же летим в клинику. Ничего не обещаю, но сделаю всё возможное. Хорошо? – ласково сказал брат.

Уже глубокой ночью мы вернулись домой. Принять душ и лечь в кровать – единственное, что сейчас хотелось. Конечно же с Нелей под боком. Щенков оставили в специальном питомнике. Первый оказался самцом и, кажется, здоров, но ему нужны были прививки и полное обследование. Он был очень мал, чтобы самостоятельно кушать. Второго, самочку, поместили в специальный кювез.

Заснули мы мгновенно. Утром предстоял вылет в Абаджу.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ 

 

Глава 47. Прибытие на турнир

 

Неля

 

В личном межконтинентальном лайнере братьев Габсбург мы оказались рано утром. Я ничего не успела сообразить, когда меня умыли, причесали и в две руки одели. Быстро накормили вкусным завтраком, и вот мы уже в воздухе. Лететь не так уж и долго. Всего часа два.

Воздушный лайнер был достаточно большим, чтобы в нём можно было свободно передвигаться. Здесь были откидные широкие кресла, своя кухня, бар, огромный галовизор. Куча ещё каких-то услуг тоже полагались, чтобы ценные пассажиры, являющиеся по совместительству хозяевами этой мощной машины, чувствовали себя комфортно на его борту.

Но я засмотрелась в иллюминатор. Под нами пролегали тысячи километров лесов, гор, степей и пустыни. Самым интересным было древнее сооружение, являющееся одним из величайших чудес человечества – китайская стена.

Мы пересекли защитный купол Абаджу. Это был один из самых крупных островков цивилизации, что была сохранена огромными усилиями и расцветала быстрыми темпами. Я знала, что в Абаджу больше всего было различных этнических групп. В наше время уже людей не разделяли на нации, народности, племена. Языки были утрачены, культуры разных народов и материков исчезли безвозвратно. Хоть кто-то и пытался кое-что воссоздать. Но тщетно.

Все разговаривали на одном межпланетном языке, носили почти одинаковую одежду, соблюдали одни и те же правила. Всего две расы различались: люди и модификаты. И я, как белая ворона, – человек из прошлого. Как древний реликт, артефакт или самородок.

Последнее сравнение мне больше нравилось. Хотя, белой вороной я себя тоже назвать не могла. У меня смугловатая кожа, тёмно-карие глаза. Я высокая до неприличия и худая. Да и волосы у меня тёмные. Так что, никакая я не белая.

Мы высадились на сто пятидесятом этаже гостиницы. Такой огромной, что можно было разогнаться на аэрокаре до предела и взлететь. Для нашего лайнера было отведено персональное место. Были поставлены защита и усиленная охрана из личных людей Алана.

Нас встретили и проводили в огромный лифт, который доставил в личные апартаменты братьев. Никаких посторонних коридоров, ответвлений. Огромные покои из нескольких комнат, шикарного бассейна, душевых, спортзала с массажными креслами, медицинской капсулой для экстренной помощи и собственной кухней.

Не задерживаясь в гостиной, направилась в комнату, которую мне указал Рон. Широкая кровать, гардероб и личная ванная комната. Просто отлично устроилась.

– Малышка, мы сейчас приведём себя в порядок и отправимся обедать в ресторан, – сказал Алан.

– Мне переодеться не во что – это во-первых. Во-вторых, если и заказывать будете еду, то ни одного экзотического блюда, местных популярных – тем более, – строго заявила я.

– Смотри сюда. Алан уже обо всём позаботился, – показали мне содержимое гардероба, раздвинув широкие двери. – По мне так это просто цветные тряпки, но брат понимает больше меня в женских штучках. А вот здесь украшения, сумочки, обувь, – указал он на комод с выдвижными ящиками, – Выбирай – не хочу. Всё твое. Если чего-то не хватает или тебе захочется чего, сразу говори. Здесь все будут нам в рот заглядывать. А ты будешь вообще объектом для пристального внимания.

– Я не могу это принять, – я не знала, злиться мне или с восторгом бежать примерять вещи. Даже не притронувшись к ним, было видно, что все они очень дорогие. Денег Алан не пожалел.

Кажется, я произнесла это вслух.

– Я не собираюсь экономить на невесте, – заявил Алан, и мне стало стыдно. – А в будущем и на жене. Для чего нам эти богатства, если не будем баловать свою любимую женщину и родных? – продолжил он.

– Прости. Мне трудно с этим свыкнуться, – повинилась я.

– Запомни, дорогая, – я вдруг оказалась в объятиях сильных рук. А губы почти касались уха, когда Алан говорил. Сердце к желудку переместилось от волнения. А мурашки галопом ринулись вниз по позвоночнику. – Ты наша женщина. И ты одна из самых влиятельных особ этого мира. Все должны бегать вокруг тебя, угождать тебе. Ты никому ничего не должна. Постараемся от тебя не отходить ни на секунду. Но ты себя тоже береги. Если не попытки сунуть под нос, что ты не модификат или какую-нибудь ещё ерунду, типа – ты не достойна, то попытаются разговорить тебя или набиваться в подруги. Это не плохо, но ничего хорошего из этого не выйдет, к сожалению.

– Нель, не пей и не ешь, если нас не будет рядом. С тобой ничего не должно случиться, ладно? – поцеловал меня в голову Рон. – И ещё, малейшая деталь поведения или слова, которые тебе не понравятся, – сразу говоришь.

– Нель, мы должны друг друга беречь. Иначе никак. Ты прости нас за такой инструктаж. Это ради твоей же безопасности делается. Не все плохие среди модификатов. И не все снобы. Однако, нужно быть очень осторожной, – поцеловал меня в губы Рон.

Я вывернулась из рук Алана. Рон разочарованно вздохнул.

– Я поняла. Я надену это, – выбрала я тёмно-синее шёлковое платье по колено на тонких бретельках и длинной бахромой по подолу. Туфли на тонком каблуке и маленькую сумочку на золотой цепочке. Волосы уложила улиткой и заколола золотыми шпильками с сапфирами на вершинках. В уши вдела золотые кольца-серьги, как и несколько тонких золотых колец-браслетов на запястья. Лёгкий макияж дополнил мой образ.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Восторженный взгляд Рона и жгучий Алана стали для меня наградой. Я чувствовала себя настоящей леди рядом с шикарными мужчинами, на которых отлично сидели безупречно подобранные костюмы.

 

 

Глава 48. Снобы

 

Алан

 

У меня было двоякое чувство, когда мы спустились в ресторан с нашей очаровательной спутницей. С одной стороны, я был горд и счастлив, что у меня сейчас полноценная семья. Неля была идеальной женщиной, которая заслужила нашу с братом любовь и поклонение. С другой стороны, я знал среду, в которую мы затащили нашу чистую девочку. Безопаснее было бы в неизученном после катастрофы океане. Здесь плавали более опасные и страшные твари, чем там.

Однако, избежать этого не было возможности. Все должны знать, что у нас есть невеста и уяснить раз и навсегда, что нашу девочку обижать нельзя.

Когда она появилась перед нами, поразился утонченности её вкуса. Всё просто и гармонично сочеталось. Было приятно видеть, что помолвочное кольцо она оставила.

Мне со страшной силой захотелось вернуться в спальню и не выпускать её из жарких объятий несколько суток, наплевав на турнир и его гостей. Рон рядом с ней светился, как сверхновая звезда. Я чувствовал его эйфорию и восхищение. Он с нежностью поцеловал ей руку.

В любом случае, мы уже находились в огромном, богато обставленном, шикарном ресторане. Нас отвели в вип-комнату. Преимущество влиятельной и очень богатой особы, как я, например, в том, что у меня везде есть свои привилегии. Своё место для транспорта, отдельный лифт, личные апартаменты, комнаты в ресторанах и так далее.

Устроившись за столом и заказав блюда через меню-визор непосредственно у шеф-повара, обратились к сомелье. Мы были с дамой, поэтому решили заказать сладкое полусухое из натурального винограда, конечно же.

Неля с любопытством осматривалась. Обитые бархатом стены и деревянная мебель с вычурной люстрой, висящей прямо над стеклянным столом на одной широкой ножке в виде лапчатого пня, придавали окружающему пространству налёт старины.

– Как тебе? Если неуютно, мы можем удалиться, – предложил я.

– Нет. Я впервые в таком месте. Хоть и не любитель общественных мест питания, но здесь уютно и я с теми, кто мне нравится. Так что не переживай, – ответила она.

Взял её за руку и поцеловал длинные изящные пальцы. Рон же притянул её к себе и поцеловал в щеку.

После того, как принесли блюда, установилась очень комфортная атмосфера. Мы весело переговаривались, подшучивали друг над другом и наслаждались едой и нашим обществом. Но я знал, что это долго не продлится. Поэтому смаковал каждую секунду.

Неля была интересным собеседником: воспитанная, начитанная, остроумная, интересно рассказывала и умела слушать. Она была живой, открытой. Глаза искрились весельем, а улыбка была такой, что заставляла сжиматься сердце от нежности.

– Господин, к вам гости, – сработал видеофон.

– Пустите, – сказал я, когда увидел за дверьми в комнату целую группу гостей: Влада Уварова, Шима Нияку – владельца этого гостиничного комплекса, Иштвана Сати – одного из партнёров Уварова, спонсора нынешнего турнира, и Шелли – первую красавицу мира.

 Модель, певица, танцовщица. Бывшая девушка и первая любовь Рона. Я мельком взглянул на брата, но тот был занят тем, что что-то нашептывал на ухо Неле, однако я чувствовал, что не всё с ним в порядке. Он нервничал.

Неля же мило улыбалась, но смотрела прямо на меня и глаза её не улыбались.

«Как же она нас тонко чувствует», – в очередной раз поразился я.

– Какие гости! Приветствую вас, друзья, – я радушно встал, когда все зашли. Рон и Неля тоже привстали, кивая в знак приветствия.

– Я слышал, что вы прилетели не одни. Захотелось познакомиться с девушкой, которая увела у моей сестры парня, – не очень тактично начал Влад, сверля Нелю взглядом.

Она спокойно изучала его, чем очень удивила мужчину. Я не стал вмешиваться, как и сделал знак Рону. Неля нас не разочаровала.

– Мне повезло, – тихо ответила она ему.

– Где вы нашли такое сокровище? – неестественно громко заверещал партнёр Влада. – Милая, вы просто прелесть. Я не знал, что среди нас есть такая необычная красотка, – хищно оскалился Иштван.

Девушка сделала вид, что не видит протянутой руки. Я едва удержался от смеха. Надо было видеть, как оскал сполз с изумлённого лица, и оно вытянулось в недоумении.

– Я не модификат, если вам это интересно, – ответила Неля. – О, вы же Шелли? – обратилась она к модели, потеряв всякий интерес к мужчине. – Вы в жизни намного лучше, чем на экране.

– Спасибо! – выдавила из себя Шелли, переводя взгляд на брата.

Рон потянул Нелю на себя, слегка приобнимая за талию и вплотную притягивая к себе. Все обратили внимание на собственнический жест Рона. Его длинные пальцы так органично смотрелись на тёмно-синей тонкой переливающейся ткани на её животике, что я представил, будто сам на месте Рона и внутренне застонал. Но, уверен, на лице не дрогнул ни один мускул.

– Присоединитесь к нам? – обратил я на себя всё внимание, показывая рукой на стол.

– Нет. У нас своя тусовка. Встретимся ещё вечером. Мы просто пришли поздороваться, – сухо ответил Влад. – И мне надо поговорить с тобой.

– Хорошо. Но прежде, чем вы уйдёте, хочу вам официально представить Нелли Шторм, как нашу невесту, – заявил я, беря девушку за руку. Рон её так и не выпустил из рук.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Человек? – в шоке воскликнул Иштван. – Это нормально?

– Сати, – чуть ли не прорычал Влад. – Тебя это больше всего волнует? Она невеста обоим братьям.

Внимательный гад. Выцепил самое главное.

– Кто бы говорил, – хмыкнул Рон, целуя Нелю в висок. Он стал таким тактильным. И я заметил, что его глаза меняют цвет. Надо было торопиться.

– Извините, у нас планы, – улыбаясь, проговорил я.

– Ну, да.

Уваров вышел первым, за ним Иштван с Шелли, которая всё же удостоила взглядом брата, но он был занят немного. Не до взглядов ему было.

– Я надеюсь, что вас всё устраивает. Отличного отдыха господа, мисс, – поклонился Тияку, проявив учтивость хозяина.

Гости исчезли, а у нас настроение уже было испорчено. А Рон вообще был похож на голодного крокодила, пожирая (хорошо, что взглядом) невесту. Только сама невеста не считала нужным расстраиваться.

– Всё обошлось, как мне кажется. Я думала, хуже будет. Обычные снобы, ничего нового. А у тебя с этой моделью ничего не было? – вдруг спросила она Рона, тот стремительно покраснел. Впервые, наверное, в своей жизни.

– Я… мы… – он старался выровнять дыхание.

– Вы взрослые мужчины, а я взрослая женщина. У нас у всех было своё прошлое. Которое, надеюсь, останется в прошлом. А теперь я хочу уединиться в наших комнатах и отдохнуть, если у вас нет дел. Но должна предупредить, что собираюсь поплавать, а потом понежиться в постели. И всё это проделаю голышом. Кто со мной?

– Мы обеими руками за такое привлекательное по всем аспектам предложение. Ведь завтра Рон будет занят весь день, а мне придётся якшаться со всей этой светской богемой. У меня предвкушение чего-то очень пикантного и вкусного.

Неля хмыкнула. Покачивая упругой попкой и вышагивая как модель, она пошла на выход. Мы переглянулись и последовали за нашей сладкой девочкой.

 

 

 

 

Глава 49. Чувственность и желание

 

Рон

 

Наша девочка впервые проявила дерзость, и я был в восторге от того, что причиной этому была ревность. Я видел, как Неля смерила взглядом Шелли. Если бы моя девочка знала, как мне безразлична эта девушка, то никогда бы даже не подумала о ревности.

Сначала я растерялся немного, себе не соврёшь. Да и Алан высматривал малейшие изменения в моём поведении. Как хищник наблюдает за жертвой. Да, я бы себе не завидовал, если бы хоть чем-то обидел нашу девочку. Однако, меня немного разозлило его спокойствие на реплику Уварова. Это было очень некрасиво. Влад известен своим хладнокровием и бесстрастием. Видно, сильно с сестрой поцапались. Хотя, возможно, что наш доблестный детектив уже начал расследование. Не всё гладко у семейки, похоже.

Я верил Алану. Раз он сказал, что Шарлин не избежит наказания, то значит, так оно и будет. Поэтому спокойно буду дожидаться результатов.

Чуть погодя я понял тактику брата. Неля должна жить и вращаться в этой среде. И ей нужно с самого начала уметь себя защищать. Не всегда мы будем рядом. Она должна знать себе цену, быть не только уверенной в нас, но и быть решительной и храброй, чтобы твёрдо стоять с нами на одном уровне. Равноправие в нашем мире, особенно между модификатами и людьми, не рассматривается от слова «совсем». А Неля наша невеста и будущая жена. Значит – нам ровня. Но так считаем только мы.

Я наблюдал за ней с огромным удовольствием. Как она скромно себя ведёт, как чётко и без обиняков отвечает, что даже такие акулы как Иштван, не могли её ни в чём упрекнуть.

А Шелли будто проглотила язык, которым она умела мастерски пользоваться, насколько я помню, в прямом и переносном смысле. Из-за этого умения мы и расстались. Невольно перед глазами мелькнули картинки отсасывающей какому-то мужчине Шелли. Она стояла на коленях, крепко держалась за чужие бёдра длинными пальцами, пошло причмокивала, выпуская твёрдый член изо рта и довольно мычала, заглатывая его до основания, пока не заметила моё ошарашенное увиденным лицо. Неожиданный визит спутал карты. Я и не знал, что она так может.

Так что, я не сожалею о прошлом. Тем более сейчас.

Без особого интереса вспомнил наши отношения, даже секс. И только сейчас сообразил, что Шелли давала мне очень мало. К тому же, она сильно проигрывала Нели в чувственности и откровенности. У Нели от нас не было секретов, и она отдавалась нам полностью, без пошлых стонов, без наигранной имитации оргазма, ложной стыдливости и застенчивости.

Никто не говорит, что Шелли не красива. Это неправда. Она очень красива, и фигура у нее потрясающая, но она не Нели.

Малышка, как зашла в номер, сразу сбросила туфли и стала чуть ниже нас. Даже рост у неё был идеальным. Потянула лямки и сбросила платье, сняла с себя украшения, кроме помолвочного кольца. И направилась к бассейну. И всё это она делала так изящно, так эротично, что, если бы я не знал, кто она и откуда, подумал бы, что она всю жизнь так жила. И знает, что делает, что это всё ей привычно.

Прямая спина, тонкая талия, длинные ноги. И две тряпочки, что скрывали от глаз самое сокровенно желанное.

У меня уже круги перед глазами мелькали, дыхание было на пределе.

«Кровь! Мне нужна была её драгоценная кровь», – только что понял я.

Девушка встала у бортика бассейна и вдруг полетела в воду, вытянув вперёд руки. Минимум брызг, идеальное вхождение в воду. Я проследил за её движением под синей толщей и последовал за ней.

Не помню, когда успел раздеться. Не заметил, как за мной сиганул брат. Догнав желанную добычу, сдёрнул лифчик, освобождая тугую грудь с уже окаменевшими сосками, один из которых прикусил до крови, жадно всасывая его. А брат подтолкнул нас на поверхность. Неля держала меня за плечи и, откинув голову, громко стонала.

Я терзал губами и зубами её соски, оставлял метки на плечах и шее. Алана не было видно. Мне удалось его разглядеть под водой. Он стоял на коленях и придерживал Нелю за бёдра, которые покоились на его плечах, а сам, зарывшись лицом ей в промежность, вылизывал сочные лепестки и сочащееся сладким желанием лоно.

Громкие стоны девушки были вызваны не только моими манипуляциями. Вскоре он вынырнул, оставив биться в экстазе в моих руках Нелю.

– Давай в спальню. Иначе меня разорвёт, – зарычал он, глубоко вдыхая воздух.

Как только выдержал столько?

На белых простынях карамельного цвета кожа и длинные пряди чёрных волос смотрелись восхитительно. Я не отказал себе в удовольствии войти одним толчком в это прекрасное, разомлевшее после оргазма, влажное от воды и любовной испарины тело, сразу набирая бешеный темп.

Алан дарил нашей девочке глубокие, жадные поцелуи. В какой-то момент я поставил её на четвереньки ближе к краю кровати, и со стоном вошёл вновь в жаркое, скользкое, жаждущее нутро.

Пухлые губы обхватили твёрдое достоинство Алана, а его пальцы зарылись в её роскошные волосы. Мы двигались синхронно, ритмично двигаясь бёдрами друг к другу навстречу, заполняя девушку с двух сторон.

Оргазм наступил так внезапно, что меня буквально вынесло за пределы космоса. Пришёл в себя, целуя Нели в шею, а Алан смаковал свой собственный вкус, целуя её в опухшие губы.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Я бы хотел, чтобы этот миг длился вечно.

– За какие заслуги нам судьба подарила тебя, милая? Мы так тебя любим! – сгрёб я её в объятия.

– Давайте полежим так немного. Я не хочу двигаться, – прошептала Неля. Наша девочка так устала, что провалилась в спасительный сон.

Она не заметила, как мы по очереди исчезли в душевой, не почувствовала, как обтерли её тёплыми влажными полотенцами. Несколько часов сна были желанными и необходимыми.

На вечер мы так и не пошли. Я ушёл на полигон, чтобы встретиться с командой, а Алан остался сторожить сладкий сон Нели.

 

 

 

Глава 50. Странный день и встречи

 

Неля

 

Я проснулась в постели одна. Чувствовала себя выспавшейся. Потянулась всем телом, ощущая приятную истому и тянущее чувство в пояснице. Вспомнила, что вчера творила, и почувствовала, как стали гореть щёки и жар распространился по шее вниз, оседая сладкими спазмами внизу живота.

Прикрыла глаза, полежала немного, прислушиваясь к окружающему пространству, но кроме лёгкого жужжания и щелчков переключения системы климатизации никаких звуков не уловила. Похоже, что я была одна.

– Ладно. Мои мальчики здесь по делам, а не чтобы развлекаться. Так что, я сама себе найду занятие.

Вспомнила, что не приняла вчера душ и решила начать свой новый день с водных процедур.

Сделав все срочные дела и приняв контрастный душ, позволила тёплому воздуху высушить меня. Надела пушистый халат, в котором утопала от шеи до пят, и мягкие тапочки. Прогулялась по роскошным апартаментам. Через окно ничего особенного разглядеть не получилось бы, кроме гигантских голограмм, рекламирующих турнир.

Я такие шоу особо не любила. Но не прочь была проследить гонки от начала до конца. Ведь там участвовал Рон. Урчание живота привело меня на кухню, и только сейчас я поняла, как голодна. Даже руки затряслись от нетерпения.

На столе стоял огромный поднос, накрытый специальной термоизоляционный крышкой.

– Мальчики, я вас обожаю! – простонала я, пытаясь унять слюноотделение, увидев содержимое тарелок и крошечных розеток.

Ароматная выпечка в виде крошечных, на два укуса, булочек с хрустящей корочкой из карамели, кусочки ржаного хлеба, сочащиеся росой ломти нескольких видов сыров, свёрнутые в трубочку тарталетки с рыбой. Разные виды джемов, паст, масел, меда. Пузатый, низкий кувшин со свежевыжатым фруктовым соком. Скорее, из нескольких видов. Определить хоть один из них не удалось. Но было очень вкусно и оставалось после немного терпкое вяжущее послевкусие.

– Господи, это должно быть так вкусно. Почему так много? Не для меня же одной всё это богатство? Кто-то из парней планировал вернуться к завтраку? Вряд ли. Значит, я могу это всё скушать. М-м-м!

Ответов на свои вопросы я не ждала. Потому что было некому ответить. Настроение немного снизилось, но не настолько, чтобы я отказалась от таких вкусняшек. Предпочтение отдала булочкам и любимому сорту сливочного сыра.

– Теперь переодеваться, – озвучила я следующий свой шаг.

Наличие роскошного гардероба для меня новостью не было. Мальчики предусмотрели всё. К хорошему быстро привыкаешь. Я с благодарностью улыбнулась и спокойно стала перебирать висевшие на плечиках костюмы в упаковочных мешках, кофты, туники, блузки, брюки.

Выбрала нейтральный наряд: чёрные брюки и ртутного цвета трикотажную тунику с длинным рукавом. Нацепила свой кулон и браслет из комплекта с помолвочным кольцом. На ноги нашлись удобные сандалии из переплетённых кожаных ремешков на тонкой подошве. Волосы стянула в хвост. Надела панамку и вышла за дверь, прихватив мобильфон, что мне дал Алан. Мне не мешает погулять.

Пока спускалась в самый низ здания, напечатала сообщение Алану, что не задержусь и возьму автокар. У меня были кое-какие деньги на счету. Стоило только назвать свой номер и подтвердить личность, приложив подушечку пальца к сканеру терминала. Так что, я не была такой беспомощной.

Первым делом нашла для себя машину. И почувствовала себя свободной и независимой. Это было важно для меня – не зависеть ни от кого.

Я давно читала, что Абаджу – мегаполис контрастов. Здесь было несколько районов, отличающихся друг от друга тем, что каждый из них имел свой специфичный образ жизни и свои особенности. И с радостью отправилась навстречу приключениям. Мне даже в голову не пришло, почему я не встретила ни одного охранника на своём пути.

Сначала я отправилась в комплексный парк с наличием вольеров для животных и огромным аквариумом с морскими гадами. Я лакомилась уличными вкусняшками, гуляла по мелким магазинчикам, посетила несколько вольеров с животными, что сохранили прежний свой облик. Было очень интересно наблюдать за птицами, которым до зрителей не было никакого дела.

Много времени провела в аквариуме. Затем перекусила в кафешке. Написала ещё одно сообщение Алану, на первое он ещё не ответил. Что-то непонятное вроде обиды шевельнулось в груди. Всё же времени прошло достаточно. Связаться с Роном не удалось.

Съездила в ещё один район, который оказался по счастливой случайности поблизости от полигона, где я могла найти хоть одного из братьев. На всякий случай позвонила Алану, но он мобильфон не взял.

– Странно. С ним ничего не случилось? Он не из тех людей, что будут бегать от проблем.

Отослала сообщение из автокара через независимый инфоканал. Эта волна работала для всех. Если что, меня смогут найти по нему. Попросить отследить мобильфон Рона или Алана я не могла. Я всё же обычный человек, а они модификаты, и не простые.

Прилегающая к полигону территория была пустой. Заполнены были только парковки, отмеченные красной лентой для участников турнира, их команд и технического персонала.

Я искала возможности связаться с кем-нибудь, но робот-привратник просил только пропуск.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Вау! Нелечка, ты пришла к Рону? – услышала я радостный возглас за спиной и через секунду оказалась атакована Саваж. Рядом во весь рот улыбался рыжий детина. Мне стало стыдно, что я не знаю его имени.

– М, да! Но никто меня не собирается сюда пускать, – состроила я обиженное лицо.

– Ага! Значит, это сюрприз. Рон не оставил бы тебя здесь. Давай с нами, малышка, – довольный рокот разнёсся над площадкой. – Садись к нам.

Только сейчас я увидела спорткар ребят и передо мной любезно открыли дверь.

 

 

 

Глава 51. Бывшая одержимость

 

Рон

 

Времени до гонок было мало. Надо было встретиться с командой и поверить машины самому. Я не забыл, что произошло с аэрокаром, на котором мы чуть не потерпели крушение с Нелли.

Болид прошёл технический осмотр. Мне казалось это перебором, потому что эта машина была повязана на мне, но всё равно рисковать не мог. Не сейчас, когда я нашёл свою любовь. Да и брата оставлять одного не хотел. Команда вся была в сборе, не хватало только координатора и боцмана. Но то, что Саваж и её большая тень Алек придут, я не сомневался.

Первый заезд будет только завтра на рассвете. Техники отчитались за готовность машин к турниру. Мой болид был готов, как и всегда. Я просто прогнал все его программы по кругу. Вёл себя как обычно, но незаметно наблюдал за каждым членом команды, хоть это мне и претило. Я этих ребят знаю давно, и мы не в первый раз на турнирах. Надёжнее, пока не встречал.

– Нам надо поговорить, – начал я, когда все уселись за длинным столом с напитками. – Не буду держать вас здесь больше обычного инструктажа. У меня к вам просьба: давайте разделимся по два человека и будем охранять машины.

– В чём дело, Рон? В той аварии? Но здесь никого чужого не бывает. А твоя машина кроме тебя никого не подпустит. Мы с Генри тщательно всё проверили, – с недовольством видом высказался Дан. Один из техников. Эти ребята были с нами с самого начала.

– Дело не в моей машине. Кроме меня, в гонках участвует вся команда. И если неисправна будет хоть одна машина, пострадаем мы все, – я прошёлся взглядом по всем ребятам. – Я не хочу, чтобы кто-нибудь из вас пострадал. Помните, я на днях был на полигоне с девушкой? – дождавшись, пока мне ответят, продолжил: – Мы чуть не погибли в тот день.

– Что это значит? Кто-то явно покушается на твою жизнь? Вторая авария за короткий срок – это уже не шутки. Вот сволочь! – разозлились ребята, каждый высказывая своё недовольство и переживание.

– Поэтому я хочу, чтобы вы для себя решили: стоит ли рисковать своими жизнями из-за меня?

– Ты охренел? Когда это наша команда разделилась на тебя и остальных? – воскликнул Генри, вскакивая с места со сжатыми кулаками.

– Эй, успокоились все! – рявкнул Мад – один из аутсайдеров. – Нам просто надо ещё раз всё проверить. И остаться охранять машины.

– Согласен, – поддержал его напарник, наш тихоня Сэм. – Что там повредили? – обратился он ко мне.

– Было сделан тонкий надрез в трубке поступления топлива. Когда давление увеличилось, она стала пропускать его, и мы чуть не рухнули в океан.

– Это серьёзно. Ты нас предупредил. Не переживай. Ты отдыхай, а мы разберёмся со всем, – заявил Мад, и все с ним согласились. Обычно последнее слово оставалось за ним. – Координатора и боцмана мы предупредим. И ещё, никого кроме нас, не должно быть в ангаре. Ни девушек, ни родных, ни друзей.

– Спасибо, ребята! – улыбнулся я и отправился к раздевалкам.

Надо было искупаться и переодеться. Безумно хотелось увидеть Нелю. Мне с таким трудом удалось себя заставить уйти на рассвете из общей постели, что до сих пор удивляюсь своей выдержке. Она нежилась в объятиях брата. И была такой трогательно беззащитной и красивой, что зубы сводило.

Неле, наверное, скучно сидеть в закрытом помещении, даже таком шикарном, как наши апартаменты. Надо было поторопиться. Ведь у Алана тоже куча дел. Я заказал цветы. И отправился в душ.

Прохладные струи было именно тем, что мне сейчас нужно. Я представлял, что Неля сейчас зайдет сюда и обнимет меня со спины. Как я почувствую кожей крупные затвердевшие соски её сладких грудок. Ягодицами – подрагивающий плоский живот и её руки, обнимающие меня за талию.

Вот она обвила меня ногой и провела пяткой по моему бедру и голени. Дохнула жарко в затылок, прижавшись губами. Я медленно провёл рукой по затвердевшему члену. Он болезненно подрагивал, требуя другой ласки, а не моих пальцев.

– Помнишь всё же, – раздался чужой, давно забытый голос, и меня будто окатило холодной водой. Когда это я грёзы стал путать с реальностью?

Я оттолкнул девушку и выставил руки, чтобы она не вздумала ко мне больше подходить.

– Что ты делаешь? Уходи немедленно! – тело объяло жаром. Колени ослабли, дыхание стало тяжёлым и хриплым. Взгляд затуманился. Я видел всё в смазанном виде.

«Только не это! Мне нужна кровь. Мне нужна Неля»

– Ты млеешь от желания. Ты хочешь меня, – бросила она жадный взгляд на вставшее достоинство. С трудом удержался, чтобы не прикрыться. – Но, тем не менее, гонишь? Рон, отпусти прошлое. Нам ведь было хорошо вместе. Давай начнём все с начала? Я, когда увидела тебя, то сразу поняла, что ничего не забыла.

– Тебя не волнует, что у меня есть невеста?

– Фу! Человечка? Смеёшься? Никакого сравнения, – она обвела себя рукой – от пышной груди до живота, и запустила длинные пальцы в промежность.

Красивая. Очень. Но не возбуждала. Не было прежнего желания или одержимости, когда я не мог пробыть без этой девушки ни дня. Стало противно, вспомнив всё, что случилось тогда. Но я не собирался ворошить прошлое. Мне хотелось, чтобы эта женщина ушла.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Рон!?

– Убирайся! Если не хочешь пострадать, – не знаю, что заставило её отшатнуться, но вид у меня был, похоже, не лучшим.

Но Шелли быстро взяла себя в руки. Она медленно стала подбираться, будто боялась спугнуть зверя. А я как раз был на этой стадии.

– Я думал, что люблю тебя. Я дорожил тобой. Готов был бросить мир к твоим ногам, но ты попыталась залезть в штаны брату. Шарлин тогда отлично развлеклась, таская тебя за волосы и подложив под нужного ей клиента, – хмыкнул я. – Это после Алан носился со мной, пытаясь избавить мой организм от вытяжки «алого корня», которым ты меня пичкала постоянно. Это была не любовь. Это была одержимость. Я не хочу тебя видеть рядом со мной.

– Ты пожалеешь! Эта девчонка не сможет дать тебе того, что ты испытывал со мной. Не сможет выполнять все твои желания. Пока! Когда одумаешься, сможешь меня найти. Может, на прощание помогу тебе? – заявила она. Я не успел уследить, борясь со своим плачевным состоянием, как она ко мне подлетела и сжала в руке твёрдое естество. Я не рассчитал силы, когда её толкнул. Она болезненно скривилась, глубоко простонав, когда ударилась всем телом о стену. Стерва всегда любила жёсткий секс.

– Оу! Я не вовремя, – воскликнул Алек, волшебным образом появившийся откуда-то. – У тебя проблемы, Рон, – выдохнул он, захлопывая дверь. – Девочки, прогуляемся до ресторанчика. Я жутко голоден, – услышал я его приглушённый голос.

«Девочки? Нет, этого не может быть. Только не Неля!»

– Хм! Девочки? Похоже, что твоя невестушка здесь, – хищно улыбнулась Шелли и до крови прикусила губу, оттянув и прокручивая соски. – Что она скажет, если увидит, чем мы тут занимались, малыш?

Меня чуть не вывернуло. Но пока я застрял в ступоре, Шелли вышла наружу. Растрёпанная и обнажённая, с опухшими губами и торчащими сосками. А мне показалось, что мой мир рушится и скоро погребёт меня под развалинами. Гнев, тоска, сожаление накрыли, словно цунами.

 

 

 

Глава 52. Беспокойство

 

Неля

 

Мы поздоровались с командой ребят, которые что-то обсуждали. Меня приняли доброжелательно. Предложили с ними присесть. Мне это было очень приятно, и я искренне им улыбнулась.

– Она же не к вам пришла, а к Рону. Где он? – спросила Саваж. Хороший вопрос.

– Сказал, что примет душ. Он, похоже, торопился домой. Вот же сюрприз будет, когда он свою девочку здесь увидит, – сказал один из мужчин.

– Я покажу тебе, где он, – потянула меня за рукав девушка.

– Неудобно как-то. Не хочу ему мешать, – пробубнила я, покраснев.

– Господи, почему ты уже занята? Я такую, как ты, женщину, всю жизнь ищу! – воскликнул тот же мужчина. – Может, ну его, капитана? Я тебя на руках носить буду, – подмигнул он мне.

Я растерянно отвела взгляд.

– Ты допрыгаешься из-за своего языка, Генри. Прекрати девушку смущать! Саваж, оставила бы ты её здесь, – сказал другой мужчина, с серьёзным взглядом.

– Чего это вдруг? – вскинула бровь Саваж.

– Может, у них совсем другие отношения. И она стесняется. Ай, делайте, что хотите. С вами, женщинами, так тяжело, – отмахнулся он.

– Не переживай, Мад, я пойду с ними в качестве моральной поддержки, – выпятил грудь Алек.

Саваж шлёпнула его по плечу, и все рассмеялись.

Мы прошли длинным коридором мимо открытых дверей с двух сторон. Я видела спортивные залы: с тренажёрами и без, бассейн, массажный зал с перегородками между кабинками, учебный зал с экранами и рядами стоящими столами со стульями. Наконец мы оказались напротив женской и мужской раздевалок и душевых.

– Иди, – толкнула меня Саваж. – Он там точно один. Никогда не принимает душ в присутствии других.

– Думаешь, тогда он будет рад меня видеть? – спросила я. – Я ещё недостаточно хорошо знаю его привычки. Мы встречаемся всего ничего.

– Ты же его девушка, – непонимающе воскликнула Саваж.

– Милая, люди бывают разными. Я сам схожу и скажу, что Нели здесь, а вы подождите, ладно? – заявил Алек.

Я готова была расцеловать этого рыжего великана с чистой душой ребёнка.

Он исчез, но появился через минуту. Мне показалось, что он побледнел и глаза бегали. Сразу же предложил нам уйти. Саваж нахмурилась.

– Что происходит? – строго спросила она парня.

– Давай потом, нам надо её увести отсюда, – сказал он тихо, но я его услышала, буквально прочитала по губам.

– Ой, не знала, что здесь будут зрители. У меня тут были очень важные дела, – раздалось за спиной. Это была Шелли. По её внешнему виду можно было точно сказать, что за «дела» у неё там были. С моим женихом, почти мужем. В душе.

Я смерила девушку взглядом. Ничего в ней от той нежной, с невинной улыбкой девушки модели не осталось. Растрёпанные волосы, прокушенная губа, которую она облизывала периодически, чтобы слизать с неё кровь, лихорадочно проводящиеся по красивому телу руки, чтобы разгладить только что натянутое платье. Белья под ним не было. Твёрдые соски чуть не рвали тонкую ткань.

– Ах, ты ж стерва! – закричала Саваж, но я удержала её за руку.

– Что с Роном? – тихо спросила я.

Я больше волновалась, нежели поддалась глупой ревности или злости. Меня охватил иррациональный страх.

– Тебя только это волнует, а не то, что мы трахались до звёздочек в глазах? – злобно прошипела Шелли. По ней было видно, что она удивлена.

– Вид у тебя неудовлетворённой суки. Я знаю, какое удовольствие может доставить Рон. И ты его не получила. Поэтому лучше тебе уйти, прежде чем я выйду оттуда. Если ты что-то с ним сделала, твоя высшая каста тебя не спасёт, я тебе обещаю, – тем же тихим голосом сказала я.

Прямиком направилась в раздевалку. Меня гнало беспокойство. Ведь Рон давно не получал крови.

– Да кто ты такая, презренная человечка, чтобы говорить со мной так?! Рон одумается. Ты всего лишь игрушка! – раздавались крики позади меня.

Но я никого уже не слушала. Потом раздался звук удара и рычание. Но это меня уже не касалось. Не сейчас.

Рон сидел на полу, обхватив себя руками. И покачивался, будто баюкал что-то. Вода лилась сверху. И её струи разбивались о плечи парня и скатывались по гладкой, уверена, горячей коже. Мокрые волосы выглядели ещё чернее. Красиво! Несмотря на всю дикость и ужас этой ситуации, я невольно им залюбовалась.

 

 

 

 

 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 53. Любовь и поддержка

 

Неля

 

– Рон? – тихо позвала я. Но никакого ответа не получила, даже шевеления. Чёрные волосы мокрыми прядями свисали вниз, прикрывая склонённое лицо. – Милый, с тобой всё в порядке? – обеспокоенно спросила я.

– Убирайся! Не подходи ко мне, если не хочешь, чтобы я тебя разорвал, – прорычал парень. Неужели он думает, что Шелли всё ещё здесь?

– Это я, Неля. Посмотри на меня, Рон, – мягко сказала я.

Мир буквально сместился и чуть не опрокинулся. Так быстро я была прижата к родному телу. Рон уткнулся мне в шею и тяжело дышал. Его трясло так сильно, что я с трудом могла его держать. Сильная хватка рук причиняла мне боль. Но я могла её потерпеть. Главное, чтобы любимому стало легче.

– Возьми от меня то, что жаждешь. Я не хочу, чтобы тебе стало ещё хуже, – сказала я, пытаясь оторвать его голову от шеи и посмотреть ему в глаза.

Я видела, что ему совсем плохо, его лихорадило.

– Я боюсь сделать тебе больно. Мне так плохо, что могу взять больше, чем нужно. Но не могу тебя отпустить. Ты же меня не покинешь? – глухо произнёс он.

От его надрывного голоса мне стало так плохо, и жгучая ярость всколыхнулась где-то глубоко внутри. Как эта тварь могла довести моего мужчину до такого состояния?!

Но сейчас было не до этого. Рон на первом месте.

– Я никуда уходить не собираюсь. Мы вроде пожениться собирались, забыл? Или ты передумал? – с нотками обиды спросила я.

– У меня с ней ничего не было, поверь мне, – не ответил мне на вопрос Рон.

– Я верю тебе. А теперь будь умницей, возьми кровь и успокойся. Тебе становится всё хуже, – попросила я, пытаясь выбраться из его крепких объятий.

За секунды моя одежда была разорвана в клочья. Я даже охнуть не успела. Мир вновь переместился, а я оказалась прижатой к стене, мои ноги обвивали крепкий торс. Твёрдое достоинство заполнило меня до отказа. От чувства заполненности и болезненности напряглась всем телом, откинув голову и ударившись затылком. Острые зубы впились в тонкую кожу шеи.

Жалящий укус вызвал болезненный стон. Горячий язык прошёлся по ране, призывая к действию армии мурашек. Огонь сладострастия разлился по жилам. Рон стал двигаться. Резкие фрикции выдавливали из лёгких воздух, но руки нежно гладили, губы легко порхали по коже, иногда втягивая в глубокий, но ласковый поцелуй. Этот контраст довёл до яркого оргазма.

Я была мокрой, вода всё ещё лилась сверху. Дезориентированной от яркой страсти вкупе с щемящей нежностью.

Рон искупал меня сам, не давая мне и пальцем пошевелить.

– Останешься ненадолго одна? – спросил он, бережно кутая в большое полотенце. – Я одежду тебе принесу.

– Хорошо, – согласилась я.

– У нас же всё в порядке? – настороженно спросил он, чуть отведя взгляд. Всё ещё не уверен. Едва сдержала улыбку. Такой милый.

– Рон, я не ревнивая истеричка, не эгоистичная собственница. Я объективно, здраво мыслящий человек. Уверена, когда ты захочешь другую женщину или расстаться со мной, ты мне это скажешь сам, не унижая меня. И я тебя отпущу, – объяснила я.

Рон тут же выдохнул с огромным облегчением.

– Никогда этого не будет! Я не готов тебя отпустить никогда. И ты единственная для меня женщина в жизни, – горячо произнёс он, смотря мне прямо в глаза. Искренне. Открыто. И с огромным обожанием.

– Я тоже тебя люблю, – я всё же улыбнулась. Рон оделся и вышел, оставив меня сидеть на скамейке в раздевалке.

Вскоре туда зашла Саваж. Я удивилась, но не показала этого. Потом взяла вещи, что она мне принесла и надела. Брюки, короткий топ, едва прикрывающий живот и сандалии.

– Что случилось? Ты ударилась? – спросила я, увидев разбитую губу.

– Нет. Я надрала этой твари задницу, наконец-то. Давно она напрашивалась. А я каждый раз сдерживалась. Зато сейчас чувствую себя отлично, – усмехнулась девушка.

– Эм! Надеюсь, это никак не повлияет на гонки? Ведь тебя могут дисквалифицировать. Зачем, Саваж? Я бы сама разобралась. Такие люди не заслуживают нашего внимания, чувств, эмоций, какие бы они ни были, – покачала я головой.

– Ты не знаешь, что она сделала с Роном. Он мог умереть. А Алан замял всё. Я за своих ребят горло любому перегрызу! Пусть теперь приводит себя в порядок. Получила она от души, – радовалась девушка, а я расстроилась. – Эй, не переживай, наш капитан и не такие конфликты улаживал. Сейчас как раз этим занимается. Ты молодец! Я зауважала тебя. Рону повезло найти настоящую любовь и адекватную половинку. Спасибо тебе! Он заслуживает такого счастья.

Я с благодарностью ей кивнула.

 

 

 

 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 54. Похищение

 

Алан

 

Рон ушёл рано. Я предвосхищал уже замечательное утро с Нелей. Картинки, чем бы я хотел заниматься с нашей девочкой, невольно мелькали перед глазами. Я столько чувств и эмоций за всю жизнь не испытывал. Только благодарил Бога, что Неля достойная девушка. И заслуживает намного больше. И очень хочется для неё сделать это «намного больше».

Спать я уже не мог. Мои руки сами тянулись к шелковистой коже, губы покалывало от желания зацеловать это карамельное богатство, подаренное по счастливой случайности нам с братом. Моё тело буквально вибрировали от желания слиться с тёплым желанным телом. Неля была такой милой, родной, восхитительной. Идеальной.

Но девочке нужно отдохнуть. Мы её утомили своими ненасытными ласками. И я решил, что стоит к её пробуждению устроить вкусный завтрак. А там видно будет, чем ей самой захочется заниматься. Насколько я понял, она не любитель вечеринок и шумных праздников. Ещё один плюс к её достоинствам.

Хотя, нам с Роном придётся очень постараться, чтобы её развлечь. Стандартное поведение легче даётся. Надеюсь, что мы справимся. Очень не хочется разочаровать нашу детку.

На мобильфон поступило сообщение. Этот особый тревожный сигнал говорил о том, что оно важное и требует моего присутствия.

– Проклятье! Неужели нельзя было хотя бы на таких мероприятиях отступить от некоторых вещей?! Серьёзные вопросы можно и нужно решать, но не в ущерб людям, которые пытаются тут развлечь любимую, – проворчал я.

Выговорившись и слегка пройдясь непечатным словами по всяким чиновничьим крысам и по тем, кому на попе ровно не сидится, я вернулся к спальне, слегка приоткрывая дверь.

Неля всё ещё спала на том же боку, положив под щеку руку. У неё был чуть приоткрыт рот, и пухлые тёмно-красные губы так и манили к ним прикоснуться своими, чтобы пить дыхание любимой.

Я не стал заходить, чтобы себя не искушать. Мне не хотелось оставлять девушку одну в незнакомом месте. Но выбора у меня не было. Заставил себя прикрыть дверь и, быстро переодевшись в официальный костюм, вышел из номера. За дверьми бдила охрана.

– Никого, кроме нас братом, не впускать. Один из нас вскоре вернётся. Если что-то госпоже Нелли понадобится, выполняйте. Всё за мой счёт, – отдав распоряжение, я вошёл в лифт.

Доехав до ангара, вышел и почувствовал жалящий укус в шею. Беспросветная мгла накрыла мой разум.

«Господи, я оставил им Нелю. Идиот», – было последнее, что мелькнуло в голове.

Кто-то стучал. И этот стук был таким надоедливым, что глухое раздражение встало из глубины мутной жижей. Стук этот постепенно стал отдаваться болезненными толчками в голове. Потом я связал его с биением сердца. Меня затошнило, и я открыл глаза. Рвотные позывы не удалось унять и меня стошнило прямо на пол. Стало чуточку легче. Кто-то сунул мне под нос ёмкость с жидкостью. Разобрать, кто это, не получалось. Зрение ещё не прояснилось.

– Я не говорила, чтобы ты его убил. А только слегка дезориентировал. Зачем он мне дохлый? – голос был очень знакомый, но я не мог его вспомнить, потому что доносился он как сквозь толщу воды.

Сердце вдруг трепыхнулось, и я стал проваливаться в бездну.

– Сделай хоть что-нибудь! Если он откинется, ты точно не спасёшься. Меня брат вытащит, – слабые звуки, но они сложились в слова, а слова в предложения.

«Шарлин. Не успокоилась. Только бы она не трогала Нелю. Хотя, она для неё не соперница. Так что, моя девочка в безопасности»

В следующий раз пришел в себя без побочных эффектов. Я был в постели. Обнажённый. Чувствовал себя отлично. Рядом с кроватью стоял столик с едой. И я решил подкрепиться. Уверен, что никто меня отсюда выпускать не собирался. Так почему бы мне не поесть? Силы мне понадобятся.

Одежду я тоже нашёл. Мой костюм выглядел идеально, без единой морщинки на ткани. Ухмыльнулся заботе похитителей. И быстро облачился.

Помещение было обычным. Без лишней мебели, только кровать, столик и два кресла.

Когда я закончил есть, дверь в комнату открылась.

– Вижу, что ты не теряешься в любой ситуации, и мне это нравится, – заявила вошедшая в комнату Шарлин.

Руки рефлекторно сжались в кулаки.

 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 55. Уваров

 

Алан

 

Шарлин выглядела как всегда великолепно. Только эта красота вызывала отвращение. Как будто бы великолепное произведение покрыли толстым слоем мазни. Только в случае этой женщины, если начнёшь снимать этот верхний слой, обнажится вовсе не оригинал, а уродливая тварь.

– И зачем надо было так стараться? Если тебе нужно было поговорить, я бы и без этих ухищрений согласился. Это твоя работа – сообщение из головного офиса? – мрачно спросил я её.

– Знаешь, милый? Ты и мой братец считаете себя единственными умными высшими. Только моего уровня вы всё равно никогда не достигнете! Это все мои идеи братец воплощает в жизнь. Но он никогда бы не принял их, если бы знал, что они мои, – заявила Шарлин.

Я саркастически усмехнулся, но она не обратила на мою реакцию никакого внимания.

– Поэтому мне пришлось подсунуть ему «гения». Но сейчас он ему не нужен. Потому что этот идиот спалился на такой глупости, как подстроенная авария твоего брата. Дважды спалился. Влад в бешенстве. Было приятно видеть выражение его лица, когда он всё узнал. К тому же, этот твой дружок, человек, детектив, начал расследование. Ты всегда тяготел к этим низшим. Я пыталась закрыть на это глаза. Как видно, нужно было с этим покончить раньше. Ошибки все совершают, даже такие совершенства, как я, которая доверила уничтожение твоего брата идиоту. Он не должен был выжить, – зашипела она, как кобра.

Я сидел в кресле и смотрел на это убожество, что мнило себя совершенством, и мне становилось всё хуже. Просто поразительно, как человека ломает зависть, своя ущербность.

– Только неизвестно откуда-то взявшаяся спасательница вытащила его из машины и даже с того света, – поморщилась эта стерва. – Всё та же поганая человечка! Но на этом всё не закончилось. Самое невероятное – это то, что она оказалась единственной, кто нужен вам. Обоим братьям. Но ты не переживай. Я её убивать не буду. Я ей устроила кое-что другое, – зловеще улыбнулась она.

– Шарлин!? – не выдержал я, вскакивая с места. Что эта безумная придумала?

– Да-да. Догадался, наверное? Я же говорила, что вы не одни с братцем умные. Я её сдала. Скоро она станет подопытным зверьком. Ты же знаешь, что для своей защиты высшие сделают что угодно? А она прямая угроза нам всем. Ни твоё положение, ни твои деньги её не спасут.

– Я убью тебя! – схватил я её за горло, а она стала громко смеяться.

– Не посмеешь! Трусишка. Это я могу убить, искалечить. А потом смотреть, как заново собирают мои живые игрушки. Но не ты. Да и мой грозный братик тоже мямля. Носится со своими курицами и их выводком. И это вы – короли мира? Ха-ха! Ненавижу!

– Хорошая речь, дорогая сестрица. Ты действительно думала, что я не знаю о разработках? – заявил вошедший в комнату Влад Уваров. – Да, у тебя гениальный ум. Но не настолько, чтобы следовать твоим идеям. У меня целый штат учёных. А твой протеже держался только потому, что я позволил. Думал, что хоть так твои амбиции успокою. Надеялся, что свадьба с Аланом приведёт тебя в чувство. Всё же ты женщина. А семья для женщины очень важна

Шарлин презрительно фыркнула.

– Но твой разум болен, – продолжил Влад. – Я берёг тебя как мог. Но всё вышло из-под контроля, когда ты решила убить Рона. Я знал про твои извращения в «Садах», и я должен был ещё тогда тебя остановить. Но и сейчас не поздно. Все твои приспешники уже задержаны и дают показания.

– Ты не посадишь меня в тюрьму! Я не собираюсь остаток своей жизни провести в воздушной клоаке. Влад, ты мой брат, как ты можешь? – разом изменился её голос. Такая артистка.

– Я всеми силами пытался стать для тебя хорошим братом, но не смог. Желание для этого должно быть обоюдным, Лин, – с сожалением отметил он.

Шарлин налетела на Влада фурией, сдирая с его лица кожу ногтями, но ворвавшиеся представители власти быстро её обездвижили.

– Вы оба пожалеете! Я всё сделала, чтобы вы сильно пожалели! – расхохоталась безумная.

– Всё кончено, Лин. Моя семья будет в порядке. Я нашёл твои «подарки». А госпожа Шторм никогда не попадёт в лабораторию. Я об этом позаботился, – твёрдо заявил Уваров.

На ультразвуке яростный крик женщины прервался резко, как только захлопнулась дверь.

– Спасибо! – с благодарностью посмотрел я на Влада.

– Ты же не думаешь, что этим ограничишься? – вновь принял своё обычное раздражающее выражение лица Уваров. По нему тоже театр плачет.

– Нет, конечно, – ухмыльнулся я. – Что хочешь взамен моего спокойствия?

– Образцы из лаборатории профессора Шторм.

– Они твои. Мне жаль, Влад, – всё же произнес я. – Я бы не хотел видеть родного человека в тюрьме.

– Я тоже, – глухо произнёс он.

Я понял, что он имел в виду. Но с этим знанием ничего делать не буду. Это личное дело сильного мужчины. Я не имею право вмешиваться в его семью. И не хочу. Надо было торопиться домой.

 

 

 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 56. Взаимное доверие

 

Неля

 

Рон всю дорогу не мог удержать свои руки вдали от меня ни на секунду. Если не обхватывал за талию, то крепко держал за руку. Или его рука лежала на моей коленке в машине. Каждый раз его пальцы касались моей кожи трепетно, нежно, будто он боялся меня ненароком ранить.

Внешне он выглядел в отличной форме. Но я совсем не была уверена в его моральном состоянии. С нами связался наконец Алан.

– Дома поговорим. Да. Неля со мной, – коротко отчитался Рон.

Мы прибыли домой быстро. Его ладонь оставляла фантомные ожоги на моей коже. Спина и живот были открыты, и он свободно прикасался всей поверхностью ладони, приобнимая меня по дороге к лифту и всё время поездки в нём.

Когда мы вошли в номер, сразу встретились с беспокойным взглядом Алана. Он сто процентов был в курсе событий на полигоне. Иначе быть не могло.

– Рон? Неля? Всё в порядке? Я тебя оставил тут одну. Почему ты ушла? Да ещё и без охраны!

– А ты почему её оставил одну? Какие такие неразрешимые задачи мира заставили тебя сделать это? Она весь день была в городе одна. А потом приехала на полигон. И… – голос Рона стал напряжённым, и я прижалась к нему теснее. Нежно погладив щеку, поцеловала.

– Прекрати, милый. Со мной всё в порядке. И с нами тоже всё в порядке. Тебе надо успокоиться или я поставлю тебя перед выбором, – твёрдо сказала я. Он недоверчиво перевёл взгляд на меня. Значит, будет слушать. – Или ты сейчас идёшь ложишься отдыхать, как хороший мальчик, или завтра ты в гонках не участвуешь.

Он моргнул два раза. Потом посмотрел на Алана, который тоже ничего не понимал. Потом снова посмотрел на меня.

– Если только с тобой, – хрипло добавил он.

Я с облегчением кивнула. Очень боялась, что полезла в не в ту область, куда мне был доступ. Я не так их хорошо знаю. И не хотелось бы семейную жизнь начинать с условий, ставя перед выбором.

Они мужчины, и должны быть главами в семье, но я обязана отвечать за здоровый образ наших отношений. Иначе всё это будет бессмысленно. Даже не стоит начинать.

– Алан, что с тобой приключилось? Я вижу, что и у тебя есть, что рассказать. Я бы хотела поесть. Поговорим за ужином? Потом нам всем стоит отдохнуть. Хорошо? – предложила я.

Приключения Алана чуть не стоили нам очередного взрыва со стороны Рона. Но всё обошлось. Он хорошо держался, однако мне не нравилось его психическое состояние. И крови, кажется, он взял мало, пожалев меня.

Не понимаю людей, которые ломают жизни остальным в угоду своим низким желаниям. Рон отличный парень, который пытается казаться оптимистом, но так уязвим в своей любви к брату, и теперь ко мне. И я сделаю всё возможное, чтобы он был счастлив рядом со мной.

После ужина и короткого обмена информацией мы отправились в спальню. Я устроилась посреди кровати. С одной стороны лежал Алан, с другой стороны – Рон. Оба не прикасались ко мне. И было практически неуютно и холодно. Не физически.

Долго так не могло продолжаться. Я поёрзала, повертелась на месте. Потом схватила подушку и поползла по кровати.

– Ты куда? – схватили меня за лодыжку.

– В соседнюю спальню, – сказала я, дёрнув за ногу. Но я моментально оказалась прижата к груди Рона. Алан сидел, сверкая голой грудью и исподлобья смотрел на меня. – Что? Понапридумывали себе ужасов с моим участием, и я ещё и страдать должна? Это нечестно.

– Неля, мы оба сегодня облажались. Из-за своих прошлых неудачных отношений. И мы не знаем, почему ты так себя спокойно себя ведёшь. Не знаем, что и думать, – пояснил Алан.

– Я об этом думаю по-другому: вы не доверяете мне, – надулась я.

В конце концов, я тоже живой человек. И мне тоже нужно внимание. Сложно быть всегда сильной.

– Это неправда! – в два голоса воскликнули братья.

Рон поцеловал меня в висок.

– Я с вами предельно честна. Я никогда не пойду на сделку со своей совестью и притворяться не буду. И мне обидно, что я чувствую себя виноватой, – вдруг всхлипнула я, не удержавшись.

– Милая! Только не слёзы! Пожалуйста! – воскликнул Рон.

Внезапно я была атакована ураганом поцелуев, объятий, нежных поглаживаний. Я добилась, чтобы Рон получил свою порцию крови.

До полноценного секса у нас не дошло, хотя я чувствовала твёрдость желаний обоих мужчин. Но ни они, ни я настаивать на продолжении не стали. Сильнее нам нужна была эмоциональная близость. И все устали. А теперь расслабились. Я была прижата крепко к груди Рона, а мои руки были в плену у Алана. Лицом я утыкалась ему в грудь. Так и заснули.

Утренний секс в душе с Роном был быстрым и умопомрачительным. Я проводила его и вернулась в постель, где досталась порция обнимашек и твёрдых желаний от Алана.

Этот секс был медленным, нежным, с ярким, тягучим, сладким удовольствием.

После завтрака мы отправились на полигон. Нам полагались вип-места. Волнение охватило меня в тот момент, когда мы уселись в своей ложе и перед глазами вспыхнул экран с полным огромным изображением кабины болида Рона.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Я невольно улыбнулась, когда он мне подмигнул, сверкая красивой улыбкой.

– Я люблю тебя! Порви их всех. Удачи! – пожелала я, улыбаясь в ответ, не выпуская руки Алана из своей.

 

 

 

ЭПИЛОГ. Будем счастливы!

 

Рон

 

– Капитан, тут кое-какие перестановки и новая команда из третьего региона, – отметила Саваж.

– Вижу. Горячие парни, – кивнул я.

– Да, уж. Не нравятся мне эти шайбы. Они всегда были отвязными. Помнишь, чем закончились гонки несколько лет назад? Их отстранили надолго. Похоже, что вернулись. И мне не нравится их агрессивность, – заявил Алек.

– Не нуди, Алек. Не с такими справлялись. Просто будьте бдительны, – предупредил Мад.

– Саваж, ты сегодня главная. Как только почуешь неладное, бери управление на себя. Помнишь экстренные ситуации, мы не раз их проходили? Надо будет слепить нас в одну машину. Так легче будет вести.

– Хорошо, капитан.

– Саваж, малышка, я люблю тебя, – пророкотал Алек.

– Я тебя тоже, моя рыжая детка. Только не думай, что тебе не достанется, если не будешь беречь свой зад, – предупредила девушка.

Раздался сигнальный звук. И свистопляска началась.

Это не первый турнир. И тем более, не тысячный заезд. Но что-то мне подсказывало, что просто так сегодня мы не отделаемся. Уверен, чтобы вывести из третьего региона дисквалифицированную команду на турнир должны были быть выложены большие деньги или что-то очень ценное. Я решил для себя, что как только вылезу из этого серпантина смерти, больше участвовать не буду в этих заездах.

Всем существом я чувствовал женщину, которая боялась за меня. Переживала и любила. Что может быть дороже этого? Ну, уж точно не чувство сиюминутной эйфории.

Все сложности начались на третьем круге. Нас попытались затереть. Я сразу сбросил всё на Саваж. В такой густой массе стремительных болидов со своими командами, лучше не рисковать. Я точно не намерен.

Саваж отлично справлялась. Она отвела от нас команду Титиноху, так называлась группа из третьего региона. Словно ласточка подрезала, крутила, вертела. Саваж классный пилот. При желании все машины команды можно было объединить и сделать из неё один агрегат. То же самое сделали и Титиноху.

Поняв, что нам не уйти, наш координатор просто открыла по ним парализующий импульсный огонь. Она имела на это полное право, если жизням участников угрожала опасность. В куче дыма, на полной скорости Титиноху улетела вниз. За них я не беспокоился. Их достанут и ещё выяснят, почему было совершено нападение.

А нам надо было вернуться назад. Действиями нашей команды займутся юристы. Это останется на Алана. Я только глубоко вздохнул, когда прижал к груди Нелю.

– Ты больше… я не могу… ты мне пообещай, – всхлипывала она, вцепившись в мою рубашку, Нелю мелко трясло. Я гладил узкую спину и целовал тёплый висок, вдыхая родной запах.

– Больше никогда. Только в путешествия, дорогая. Вместе. Обещаю.

Это было не так сложно сделать, как казалось. И я не нарушу обещания.

Два дня нам дали на отдых. Алан всё время где-то пропадал. Мы пока не могли вернуться домой. Кушали, спали, гуляли. Иногда встречались с ребятами за столиком самого высокого ресторана в мире «Седьмое небо».

Парни из команды тоже решили больше не заниматься гонками. Но они могли не беспокоиться о будущем. Вскоре должно было состояться настоящее сражение за океан. И хорошие специалисты с отменными реакциями и дурными головами нам с братом очень будут нужны. На том и договорились.

Алана мы почти не видели. Он старался нас никуда не втягивать. И вот на третий день мы вместе завтракали, и он выложил основные события. Оказывается, команду Титиноху выкупила Шарлин. Она сумела договориться об обмене с небольшим заводом по производству секретных деталей для новой глубоководной аппаратуры высокой прочности. Но договор сорвался в последний момент. Уваров только единолично мог подписывать такие вещи.

Сама Шарлин до «Весёлого Роджера» не долетела. Её, как особо опасный объект, решили изолировать до окончательного решения суда. В камере челнока, куда её поместили, странным образом отключились воздушные фильтры. Даже запасной. Тело возвращать не стали. Так что, маленькая капсула с её останками сейчас летает где-то в космосе. Сестра Влада Уварова никогда бы не села в тюрьму. Как он и обещал. И слава небесам. С её извращённым умом она могла бы принести много бед.

Затем он рассказал о «Садах Семирамиды». Их законной хозяйкой по завещанию стала Вилма, и она решила привести свой чертог в благообразный вид, без экстремальных развлечений. Склизкого парня она где-то потеряла. И никому не было до него дела. А нам – тем более.

Вечером мы сыграли скромную свадьбу. Просто вышли одетыми перед представителями прессы. Мы в смокингах, а с нами наша красавица, девушка-фараон. Платье со строгими линиями, богато украшенное вышивкой, красиво уложенные блестящие локоны, с небольшой старинной диадемой над высоким красивым лбом. И наши браслеты с кольцами.

Гордый профиль дорогого лица, эти янтарно-зелёные глаза, прямой нос, полные, чётко очерченные губы. Хрупкая, но сильная. Наша красавица, любимая жена.

После представления Нели Габсбург миру, мы улетели домой. Всей командой.

– Солнце, у меня для тебя сюрприз, дорогая. Думаю, что Рон будет согласен со мной, – загадочно улыбнулся брат. Он тоже стал мягче и теперь больше похож на человека, чем на робота. Любовь всех меняет.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍На одном из этажей нашего дома была устроена оранжерея. Весь сад нашей девочки аккуратно перемещён из старого дома Нели. Даже был просторнее во много раз. И даже беговые дорожки были. А в одном из помещений устроена её личная библиотека, с огромными окнами на море облаков.

– Спасибо, мальчики! Я так вам благодарна. Впервые я счастлива. После смерти родителей никогда не думала, что так одинока, пока вы не встретились мне.

Ночь предстояла жаркая, сладкая, великолепная. И мы с ней справились со всей страстью и любовью, которая, дай Бог, долго будет с нами.

А утром нас ждал ещё один сюрприз.

– Господи, Алан, когда твои сюрпризы закончатся?! – воскликнула Неля. – Но мне нравится.

Да пушистых комочка вертелись между её ног, заставляя весело смеяться. Щенки даже подросли немного. Или растолстели от обильного питания.

– Рон, подойди сюда! – позвал меня брат. – Марк принес сыворотку. Он создал её недавно, и показатели отличные. Конечно, до полного исследования далеко. Но побочных эффектов точно не будет.

– Я так понимаю…

– Да. Это снимет твою зависимость от крови Нели, – подтвердил он.

– Это же здорово! Если тебе это поможет, я буду счастлива. Не хочу думать, что ты можешь быть от чего-то зависим. И не смотри на меня так, как будто я исчезну, как только ты её сделаешь. Даже не надейся, – нахмурилась малышка.

Я рассмеялся и подставил плечо. Алан с лёгким шипением ввёл мне лекарство.

– Будем счастливы, мальчики? – взяла нас под руки Неля, целуя каждого в щёку.

– Будем. Обязательно будем! – улыбнулся я.

 

 

 

 

Послесловие @BooksFine


Эту книгу вы прочли бесплатно благодаря Telegram каналу @BooksFine.


У нас вы найдете другие книги (или продолжение этой).

А еще есть активный чат: @books_fine_com. (Обсуждение книг, и не только)


Если вам понравилось произведение, вы можете поддержать автора наградой, или активностью.

Страница книги: Невеста для высших



Оглавление

  • ***
  • Глава 1. Спасение
  • Глава 2. Брат
  • Глава 3. Похищение
  • Глава 4. Старый друг
  • Глава 5. Действительность
  • Глава 6. Выписка
  • Глава 7. Просьба
  • Глава 8. Вилма
  • Глава 9. Наказание
  • Глава 10. Секретные материалы
  • Глава 11. «Сады Семирамиды»
  • Глава 12. Лоскут
  • Глава 13. Побег
  • Глава 14. Чудовище
  • Глава 15. Поцелуй
  • Глава 16. Неясная ситуация
  • Глава 17. Нужны ли чувства?
  • Глава 18. Не тот парень
  • Глава 19. Как сходят с ума?
  • Глава 20. Моя малышка
  • Глава 21. Завтрак с модификатом
  • Глава 22. Свадьбе не бывать
  • Глава 23. Вопросы
  • Глава 24. Информация
  • Глава 25. Бояться вместе
  • Глава 26. Сборы на прогулку
  • Глава 27. Полигон
  • Глава 28. Поиски
  • Глава 29. Команда
  • Глава 30. Остров
  • Глава 31. Предложение
  • Глава 32. Ловушка
  • Глава 33. Потеряшки
  • Глава 34. Странное поведение
  • Глава 35. Второе предложение
  • Глава 36. Раздумья
  • Глава 37. Любимый шантажист
  • Глава 38. Свидетельство
  • Глава 39. Неловкость
  • Глава 40. В таверне
  • Глава 41. Принятие
  • Глава 42. Провокация
  • Глава 43. Сладкая девочка
  • Глава 44. Утро с любимыми
  • Глава 45. Мумия
  • Глава 46. Щенки
  • Глава 47. Прибытие на турнир
  • Глава 48. Снобы
  • Глава 49. Чувственность и желание
  • Глава 50. Странный день и встречи
  • Глава 51. Бывшая одержимость
  • Глава 52. Беспокойство
  • Глава 53. Любовь и поддержка
  • Глава 54. Похищение
  • Глава 55. Уваров
  • Глава 56. Взаимное доверие
  • ЭПИЛОГ. Будем счастливы!
  • Послесловие @BooksFine



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке