КулЛиб электронная библиотека 

Феникс. Часть 8 [Тихий Алексей] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Глава 84

Случайности не случайны

Газманинг — вид психологического насилия, при котором у жертвы забираются все ясные дни, оставляя ей лишь дни хмурые.

Сегодня у нас был краш-тест.

—Убери в сторону! — наорал я на напарника.

—Да, бей ты уже. Держу, — в ответ ругнулся Верген, удерживая перед собой сантиметровый щит из ртути.

—Ты дурак?! Убери в сторону! — уже прошипел я, так как удерживать готовое плетение становилось все сложнее.

Благодаря тренировкам за полтора месяца я поднял магическую силу до 9.5 единиц, то есть на 1.6 пункта. Подобный рост, кроме цифр в таблице, отразился на моих способностях. В частности, теперь я могу оперировать большим объемом силы единовременно, а кроме того, все мои заклинания стали сильнее приблизительно на двадцать процентов. Теперь даже “огненные стрелы” прожигают миллиметровую стальную пластину, а этот придурок хотел чтобы я ударил по нему заклинанием третьего круга!

“Огненное копье” первого ранга мало напоминало обычное копье выглядело как вытянутый сгусток пламени, по которому пробегали радужные всполохи. Фактически же оно представляло из себя двухслойное плетение, состоящее из внешней оболочки-кокона и из, выражаясь современным языком, боеголовки. Значительно меньший по габаритам внутренний заряд состоит из низкотемпературной плазмы, которая и вызывает эффект радуги, раскладывая свет на спектр.

Освоить это плетение было чрезвычайно тяжело даже при моем таланте к пиромантии, однако мне помогли знания жителя Земли 21 века, а именно еще не забытый курс школьной физики. Без него я бы просто не справился. Распределить силу по площади для щита и фаербола оказалось куда проще, чем создать многослойную конструкцию.

Верген наконец-то сместил щит в сторону.

—Еще на полметра, — потребовал я.

Наши взгляды встретились и через пять долгих секунд напарник все же сместил щит.

—Слушай, задолбал. Ты бить будешь или как?! — не выдержал Верген.

—Ага, — кивнул я в ответ и отпустил плетение.

“Огненное копье” сорвалось с моих рук радужным пламенем и с громким гулом устремилось вперед. Удар был эффектен и эффективен. Внешняя оболочка, состоящая из накаченного силой пламени, доставила заряд до цели, а затем с громким хлопком самоуничтожилась, проталкивая вперед основной ударный элемент. Плазма мгновенно испарила металл, но не исчерпала заряд, а пошла дальше и ударила в многострадальный валун, который я обычно использовал для тренировок. Булыжник треснул, осыпав Вергена шрапнелью из осколков, а плазма врезалась в камень, выжигая в нем углубление глубиной в три и диаметров в два сантиметра.

—Демоны нижнего мира! — ругнулся Верген, отскакивая в сторону.

—А я тебе говорил, отойди подальше! — хмыкнул я.

—Все, теперь ты у нас — непобедимый маг. Поздравляю! — с завистью произнес напарник.

—Ну, я бы так не сказал, — честно признался я.

—Ага. Такая мощь! Один удар, и противник не жилец, — возразил Верген.

—Мощное заклинание, с этим не поспоришь. “Огненное копье” специально создано для борьбы с бронированными противниками, в остальном сплошные минусы. Во-первых, оно очень сложное — почти две минуты на одно плетение, во-вторых, его легко уничтожить встречным ударом или прикрыться двухслойной защитой. Запомни, если тебя атакуют “копьем”, бей по нему “иглой” и ставь “шипы” И всеми силами старайся не допустить прямого контакта с внутренней начинкой плетения. Ну, и в третьих, “копье” оставляет небольшой раневой канал — человека наверняка убьет, а вот какую-нибудь нежить только покалечит. А да, — вспомнил я, — есть еще в четвертых! Оно жутко энергоемкое, хотя для меня это не критично.

Верген некоторое время переваривал информацию.

—И что ты думаешь, оно убьет этого магнона? — спросил напарник после паузы.

—Нет, — уверенно сказал я. — В этой туше два с половиной центнеров веса, плюс около сотни килограммов зачарованных доспехов. Но проблема не в этом. Этот чертов магнон умеет усиливать себя каким-то плетением жизни, становясь на две-три секунды почти полубогом. В это время он может запрыгнуть на городскую стену или высадить ворота. Так что будь крайне осторожен. Не надо с ним бодаться, уходи с линии атаки и прикрывайся дистанционными щитами. Атакуй только после того, как он снова замедлится.

—Ну и нахрен ты тогда столько пыхтел над этим заклинанием? — спросил Верген.

—А это, уже совсем другая история, — с загадочной улыбкой ответил я, на что напарник лишь хмыкнул. Мы знакомы уже достаточно давно и он знает, что я редко делаю что-то просто так. У меня действительно есть кое-какие планы на это заклинание.

—Ты у нас маг, ты и думай, — отмахнулся от интриги Верген. — Как там наша разведка?

—Сегодня вечером встречаемся с Ико, а там видно будет. Вчера он прислал записку, говорит, накопал что-то интересное на нашего друга магнона. А от твоих знакомцев что-нибудь слышно? — задал я встречный вопрос.

—Пока тишина. Будем надеяться, Томис что-нибудь подкинет, — ответил Верген, но уверенности в его голосе не чувствовалось. Посредник, на которого он работал в качестве наемного бретера, личность скажем прямо ненадежная, но приходилось пользоваться любой доступной информацией.

—Если добудет что-то ценное — хорошо, а нет, то и демоны с ним, — махнул я рукой.

—Аист с нами или он по-прежнему хочет твой крови? — с улыбкой перевел тему напарник.

—Хочет, но он с нами. Наверное, надо было с ним в открытую договариваться, — с сомнением ответил я.

—Да, ты как обычно сам себя перехитрил, — в голос заржал Верген.

Я не стал отвечать на подколку, ведь он действительно в чем-то прав, но что сделано, то сделано, а самое главное, я получил чего хотел — Аист с нами, пусть и в добровольно-принудительном порядке. Теперь в моем отряде четверо: Верген в роли тяжелой пехоты и основной ударной силы, Аист — воин ближнего боя и поддержка, Ико — разведка и контроль, и я в качестве боевого мага и командира. Получалась хорошая и сбалансированная группа, однако не хватало пятого — Темока. Темнокожий маг воздуха по-прежнему отбывал повинность на море и это путало мне все карты, его помощь была бы очень кстати, но, увы и ах, вытянуть его оттуда сейчас невозможно, так что придется действовать без него.

—Ладно, хватит трепать языком. Ты тренируй контроль, а я займусь развитием Ноуса, — определил я план дальнейших действий.

—Может нахрен? Давай лучше пофехтуем? — предложил Верген, которого уже подташнивало от слова “магия”.

—Фехтовать ты и без этого мастак, займись контролем, — настоял я.

Матерясь про себя Верген уселся на песок. Запас ртути, по моему настоянию, он носил в специально сделанном для этого плоском рюкзаке за спиной, при этом горлышко находилось внизу и не имело крышки, так что без постоянного контроля жидкий металл вытекал. Первую неделю Верген жутко матерился над подобным извращением, а сейчас уже привык.

Жидкий металл перетек в его ладони и он стал формировать из него различные фигуры: шар, куб, звезда. Фигуры сменяли друг друга, но я видел, что товарищ халтурит, и бросил в него мелкий голыш. В ответ послышалась матерная брань, однако скорость увеличилась.

Не теряя времени я сел в позу лотоса неподалеку от Вергена и обхватил стопы руками. Усилием воли ускорил поток силы и замкнул ее течение. Красный туман начал истекать на песок, так что Вергену пришлось прикрыться слоем брони, чтобы не получить ожог. Жизнерадостней он от этого не стал, зато у него включилась фантазия: звезда сменилась фигуркой волка, а затем карикатурным изображением человека с длинным мечом, который отрубает голову другому человеку в треуголке — это любовь. Пофиг, лишь бы был результат. Я не виноват, что на этом отморозке не работают другие педагогические методики.

Еще некоторое время понаблюдав за Вергеном я полностью сконцентрировался на собственных упражнениях. Мне очень не нравилось, что я растрачиваю около четверти силы в пустую. При моем резерве это не критично, но это дело принципа — “если, что-то делаешь, делай это хорошо”.

Раз за разом я пытался замкнуть течение силы, чтобы создать непрерывный поток, но без потерь не обходилось, физического контакта оказывалось недостаточно. Наверняка эта проблема решалась с помощью высшей магии, может быть существуют призмы, позволяющие замкнуть ток силы внутри тела. Я подобным не владел. Но у меня было альтернативное решение. В магической традиции старой Империи, к которой так или иначе принадлежали почти все современные школы, абсолютно не задействованы энергоканалы ног, однако в технике “огненного бога” была парочка приемов: “удар ненависти” и “громовое копыто огненного бога”. Почему удар коленом назывался “ударом ненависти” я не знаю, но что-то в этом было. В плане общего развития энергетики маги Царств оказались значительно прогрессивнее своих коллег из Империи. Почему я могу нанести этот удар коленом и ногой, но не могу создать плетение через стопы? Конечно, могу. Стоило понять эту простую мысль, как дело пошло на лад.

В качестве основы я взял “громовое копыто”, но вместо выплеска энергии попробовал создать “поток пламени”. Это оказалось так же просто, как взять ручку в пальцами ног и написать письмо бабушке в деревню. Однако мучение и труд все перетрут. Уже через час я создал слабенький “поток огня” через энергоканалы левой стопы. Скажу честно, намучался и меня спасла только крайняя примитивность этого плетения. Теперь предстояло провернуть тоже самое с правой, а затем и обеими ногами разом. В процессе пару раз хотелось забить на эти извращения и заняться чем-то более приличным, но я сцепил зубы и, стараясь не реагировать на подначки сидящего рядом Вергена, продолжал занятия. Где-то через полчаса появились первые результаты, а к концу второго часа я достиг цели. Сила ровным потоком потекла по телу, вытекая из стоп “потоками огня”, которые с помощью “поглощения огня”, я сразу преобразовывал обратно в энергию. При этом потери составили не более пяти процентов, не идеал, но совсем другой уровень.

Я не сразу понял, что Верген уже третий раз обращается ко мне:

—Ты че там уснул? — выдернул он меня из медитации.

—А? Что? — с опозданием отреагировал я.

—Говорю, ты вкурсе, что за последний месяц у тебя волосы красные стали?

—Да? — еще не до конца понимая о чем речь переспросил я, затем машинально взял в руки отросшую прядь волос. Я как-то привык, что по жизни рыжий, ну, точнее волосы у меня ярко-медные, однако сейчас оттенок действительно слегка изменился, стал более насыщенным, ближе к красному. — Это нормально, развитая энергетика отражается на внешности. Вон у тебя волосы будто поседели. И вообще, какого хрена, ты опять халтуришь?

—Да, задолбался я с тобой, — без злобы и с какой-то обреченностью сказал Верген, но сказал так, что я понял, пора остановиться. Мне-то побоку, во-первых, магия стала моей страстью, а во-вторых, каждое утро приносит новые силы, а вот Верген выдохся. Даже спортсмены мирового уровня отдыхают перед серьезными соревнованиями, надо восстановиться и проветрить голову.

—Ладно, хрен с тобой. Собирайся… и помни мою доброту, — мстительно добавил я в конце. Никогда не забуду, как он меня гонял, а долг, как известно, платежом красен. Я отомщен!

До вечера было еще далеко, и, признаться, я еще хотел разобраться с описанием плетения магии крови, что нашел на черном рынке. Дело в том, что схема “Оков жизни” оказалась идентична той, что я вытянул из головы мага крови, во время уничтожения партии контрабандных стволов. Теоретически, я мог сэкономить двадцать восемь золотых и самостоятельно освоить заклинание, так как это плетение прочно запечатлелось в моей голове. Однако с этим видом магии надо держать ухо востро, одна ошибка и ты труп, так что во избежание нежелательных последствий, придется осторожно. В общем, лично у меня дел было воз и маленькая тележка, но действительно пора было передохнуть.

Вместо посиделок я сознательно выбрал прогулку по городу, без какой-то определенной цели. Опасаться нам было особо некого, члены банд лишь искоса поглядывали в нашу сторону, но не подходили, да и мы сами не наглели. Конечно, Верген очень старался завернуть в один из тысяч кабаков и игорных домов Заара, но я не терял бдительность и пресекал эти попытки — ему только дай волю. И как-то само собой получилось, что прогулка увела нас от развлекательных кварталов, и мы забрели в восточную часть города, к баракам и рынку рабов. Не люблю я это место, поэтому редко тут бываю.

Здесь привычные пятиэтажки уступали место длинным одноэтажным баракам, огороженных высоким забором, а по середине большой площади высился крытый тканевыми тентами рынок рабов. На этом широком поле разместились сотни разномастных шатров, где продавали тысячи разумных. Рынок был поделен на условные сектора, в каждом из которых продавали живой товар под разные цели. Верген, ухватив меня за рукав и сразу потащил к большому расшитому серебром снежно-белому шатру. Охрана на входе только глянула на наши амулеты и без слов расступилась.

Внутри вокруг подиума толпилась богатая публика из дворян и торговцев. Чуть поодаль стояли фуршетные столы с бесплатными закусками и напитками.

— Смотри-смотри какая! — Без всякой деликатности Верген указал пальцем на одну из невольниц в тонком серебряном ошейнике. Посмотреть на самом деле было на что: высокая блондинка с точеными формами и идеальным личиком, томно опустив ярко-синие глаза, будто плыла по подиуму. Узкая юбка несмотря на разрезы по бокам, буквально трещала по шву на бедрах, а полупрозрачный топ еле вмещал содержимое. Хочешь, не хочешь, а залюбуешься такой красоткой.

—Хорошаааа, — протянул Верген.

—Не то слово, — я сглотнул слюну, соглашаясь с напарником.

Глаза разбегались. Не зря рабские рынки Заара славились своим выбором, тут были собраны красотки со всех уголков Соер-Кифа и не только: чернокожие и краснокожие девушки юга, желтокожие жительницы востока, светловолосые северянки и коренные уроженки Империи, стройные эльфийки, тинфлинги, асимары и прочая экзотика. На любой вкус и кошелек, но все были без сомнения прекрасны. Признаться, я немного поплыл. Любовь любовью, но это зашито где-то внутри каждого представителя мужского рода, в конце концов, просто смотреть никто не запрещает.

—Присмотрел какую-то? — хмыкнул Верген.

—Нет, так любуюсь. Сам когда-то побывал в этой шкуре, так что я против рабства, — честно ответил я.

—Ой да ладно, вон смотри какая хорошенькая! Такой мягкотелый тюфяк, как ты, станет для нее просто замечательным хозяином, — беззлобно заржал Верген, указывая на низкорослую рабыню, слегка похожую на мою невесту.

—Возможно, ты в чем-то и прав, — после некоторого колебания ответил я. Мое воспитание и собственный опыт не позволяют применять насилие к женскому полу, а вот местным на это плевать — рабыня она и есть рабыня.

—Вот я и говорю. Неужели ты бросишь такую милашку на произвол судьбы? — снова поддел меня напарник.

—Отвянь, — отмахнулся я.

Во-первых, после всех покупок у меня остались всего семнадцать золотых и три серебряных монеты, а во-вторых, жизнь в этом мире научила меня, что нельзя помочь всем. Рабство — это, конечно, плохо, но я не Мать Тереза и не Индира Ганди — я всего лишь охотник стального ранга Герех Буревестник, а чтобы менять правила, по которым живет целый мир, надо быть кем-то большим. Да и где гарантии, что я все сделаю правильно, как известно, благими намерениями выстлана дорога в ад. И вообще, уж если рассматривать рабство, как институт, то с позиции взаимной выгоды, то есть свобода в обмен на услуги. Короче, платить за секс с одной из этих красоток кучу золота не входило в мои планы. Да и они сами вряд ли будут рады свободе, потому что привыкли жить при богатых и влиятельных хозяевах. Как одну из этих богинь оставить на грязных улицах Заара? Ничего хорошего не выйдет, таким красоткам нужна защита.

Однако Вергену было скучно, и он не оставлял попыток меня поддеть, указывая то на одну, то на другую девушку, попутно придумывая жалостливые истории, объясняющие как они могли здесь оказаться. С огромным трудом мне удалось вывести Вергена из шатра.

Уж коли мы забрели в это место, я решил потратить время с пользой и потащил напарника в дальний угол рынка, где в четырех черных шатрах продавали рабов-воинов и телохранителей. Если честно, я не ожидал найти там что-то особенное и мой скепсис оказался полностью оправдан, в основном там были отравленные низкокачественной алхимией создания с искалеченным разумом, готовые выполнить любое желание хозяина. Всего трое из почти пяти десятков сохранили разум и могли нормально говорить, но они оказались простыми воинами, а я хотел хотел найти себе учителя-мага. Размечтался. Чтобы поиски увенчались успехом, нужно бывать здесь регулярно, а у меня для этого нет ни времени, ни желания, но в целом я оценил идею как достаточно перспективную и оставил свои контакты торговцам.

Затем мы прогулялись по рядам, где продавали рабочих. Ремесленники были представлены в ассортименте, но они мне были неинтересны. По случаю я все же поспрашивал про кузнецов, оказалось, что особыми талантами те не блистали. Логично. Кто же продает курицу несущие золотые яйца?

Чтобы как-то убить время до вечера, мы бродили по рынку в поисках чего-нибудь интересного. Верген развлекался разглядыванием рабынь, периодически высказывая свое мнение. Я же внимательно всматривался в ауры, надеясь обнаружить, что-нибудь уникальное. Рабский рынок Заара огромен, и всего за час блужданий я обнаружил восемь одаренных, но, судя по их уровню развития Ноуса, они никогда не занимались магией всерьез. Так, фокусники. Прогуливаясь по рынку мы свернули в сторону от белого шатра с красотками и оказались на окраине, где продавали домашних рабов. Верген что-то рассказывал, но я слушал его в пол уха, однако первым женщину заметил именно он.

—Ты глянь, вон на ту южанку! Будто лошадь лягнула, а пьяный фермер потом продал в рабство, чтобы не пугаться по утрам, — весьма мерзко пошутил Верген. В своем мире за такие высказывания можно было отхватить по лицу, но в этом мире другие правила, и несмотря на низкое качество шутки напарник мог себе ее позволить.

Женщина на самом деле была некрасива. Около тридцати семи лет, среднего роста с ранней сединой в черных волосах, узкие бедра, крепкие узловатые руки и по-мужски широкие плечи, но это еще туда-сюда, на любителя. Больше всего досталось ее лицу, сильный удар рассек левую часть лица, выбил зубы и оголил пустую десну, а затем сломал и вмял левую скулу глубоко в череп, сделав и без того не очень симпатичное черты отталкивающим. Однако это была всего лишь внешность, я же мог разглядеть много больше остальных. За внешне непримечательной аурой женщины чуствовалась скрытая сила, не сказать что особо большая, но на железный амулет гильдии охотников она точно тянула. Причем я прекрасно видел, что она сознательно скрывает ауру. Это меня заинтересовало, и я подошел к подиуму, на котором выставили живой товар.

—Господин охотник присмотрел себе раба? — тут же обратил на меня внимание торговец — лысеющий старик с приветливой улыбкой. — Скажу честно, лучших слуг, чем в лавке у Честного Марита вам найти будет сложно. Смотрите, господин охотник, какие крепкие люди! Все мои рабы обучены стирать, убирать, выполнять домашние дела и готовить, — продолжал рекламировать свой товар работорговец.

—Так хорошо готовят? — переключил Верген внимание на себя.

—Умеют, господин, умеют. Конечно, им далеко до высокой кухни, но уверяю вас вы останетесь довольны, — оправдывая свое прозвище честно ответил Мират.

Скучающий напарник тут же вступил в обсуждение о достоинстве живого товара, а я продолжал разглядывать заинтересовавшую меня женщину. Скрытая в ней сила и умение ее прятать не вязались с дешевым кожаным ошейником. В таких продавали домашних рабов, но не магов, а я был готов поклясться, что передо мной стоит магичка, причем не из слабых. Внимательно присмотревшись к ее энергетике я по специфическому рисунку опознал в ней адепта школы Царств, только у них так равномерно развит Ноус. Единственно, что меня разочаровало, так это ее стихия — вода. А ведь почти повезло. Однако еще оставался вопрос, что она здесь делает? Ведь может одним ударом разбить голову улыбчивого Марита и стать свободной. Ну, пусть не прямо здесь на рынке, но ночью, когда они останутся одни, силы ей хватит, чтобы не напрягаясь уложить пару стражников, не то что деда. Я еще раз окинул ее внимательным взглядом и понял причину. Прямо возле Истока, на левой части груди я увидел темное пятно разорванных энергоканалов Ноуса — она ранена. Вот и ответ на вопрос, а ауру скрывает, чтобы на нее не надели “негатор”. Наверняка надеется залечить раны и сбежать, на что кстати, у нее есть все шансы.

Женщина заметила мой пристальный взгляд, дерзко ответила, но потом быстро опустила глаза к деревянному настилу подиума. Не привыкла гнуть спину, значит стала рабыней недавно, уж очень ненатурально играет покорность. Мельком глянув на увлекшегося беседой торговца, я опустил руку к самому подиуму и показал женщине открытую ладонь с зажатым в ней “пламенем огненного бога”. Некоторое время она продолжала буравить взглядом доски, но потом еле заметно кивнула.

—Уважаемый, — обратил я на себя внимание торговца, — дело в том, что я вынужден часто путешествовать и оставлять дом без присмотра. Кого бы вы мне посоветовали приобрести?

Марит по прозвищу Честный, тут же растекся в радушной улыбке и стал нахваливать свой товар, однако не скатывался до прямого обмана, лишь слегка преувеличивая достоинства своих невольников. Выбор я уже сделал, но это рынок, и тут свои правила игры. Пожилой торговец явно разбирался в свое деле и предложил на выбор трех мужчин средних лет, и если бы я действительно искал невольника для домашней работы, наверняка бы согласился. Пришлось схитрить, и расказать про молодую невесту, которую я не готов оставлять дома с посторонним мужчиной. Однако ответ Марита заставил меня поморщиться, за доплату он готов был оскопить любого из троих или, с крупной скидкой, всех троих разом. Однако… Для вида я немного подумал, но настоял на женщине. К беседе тут же подключился Верген, с рекомендацией брать помоложе, да покрасивее, так как он частый гость в моем доме, но Марит предложил изуродованную рабыню:

—Для вас, господин — это просто идеальный вариант. Вы не смотрите, что она с виду тихоня, баба с норовом — я и сам ее отчего-то побаиваюсь, — доверительно сообщил он, демонстрируя развитую интуицию, — но такая спутница в раз отшибет всякое желания у молодых повес одним своим видом. И если с ней договорится, то лучше спутницы для своей молодой супруги вы не найдете.

—Но она же старуха и к тому же страшилище! — громогласно вмешался Верген, пытаясь отговорить меня от опрометчивой покупки.

—Тогда остался вопрос цены, — игнорируя замечания напарника обратился я к торговцу.

—Молодой господин, мудр не по годам, — начал с лести пожилой торговец, — пусть товар не первый сорт, но спокойствие важнее. Однако из уважения к вашему званию, я все же сделаю скидку. Скажем, пусть будет пять золотых и три серебряных монеты.

Цена не высока и я бы готов расстаться с монетами, но тут снова вмешался Верген. Похоже он решил, что если не может переубедить, то как друг просто обязан сэкономить мои деньги. Верген и Марит торговались до хрипоты, и к исходу пятнадцатой минуты цена упала до четырех золотых и шести серебряных. Причем оба остались довольны.

Сделка состоялась, я рассчитался и торговец быстро оформил все положенные бумаги. Пока я разворачивал свиток, перетянутый коричневой лентой, и изучал его, ко мне подвели мою покупку. Женщина окинула меня исподлобья изучающим взглядом, затем перевела тяжелый взгляд на Вергена и к удивлению собравшихся сделала традиционный поклон, сведя кулак с открытой ладонью.

—Я благодарю вас господин, — произнесла она на хорошем имперском, но с сильным дефектом, из-за разорванной щеки и выбитых зубов. — Чем простая идущая дорогой Воды, может быть полезна молодому мастеру Огня?

Глава 85

Совет


Памятка ведьмы:

Когда варишь людей в кипятке, первое время можно не помешивать — они делают это сами, да и яд можно не добавлять.

Сезон дождей начался. Мощный ливень стучал по крышам домов, город окутала холодная, промозглая тьма, и горожане не высовывали носов из своих кроватей. Большой зал был погружен в сумрак, лишь одинокий огарок свечи на огромном столе пытался разогнать тьму, его свет отражался от трех свежепобеленных стен. Вообще-то, заговорщикам не обязательно таиться в темноте, но у меня было хорошее настроение, и я хотел подурачиться. До четвертой стены ремонтники еще не добрались, но Сиара сказала, что скоро уже можно будет переехать в наш новый дом. В связи с чем мной было принято решение временно разместить здесь штаб. В другом месте мало ли кто мог заинтересоваться странной компанией, а то и подслушать наши разговоры. После трудового дня нанятые моей невестой рабочие расходятся по домам, и вечером дом полностью в моем распоряжении.

—За тобой не было слежки? — заговорческим шепотом спросил я у вошедшего.

—Слежка? — вскинулся Медведь, моментально вытянул из под плаща аркебузу и навел ствол на дверь. В тишине дома громкий смех Вергена напоминал вороний клекот.

При своем росте под два метра Эрик чем-то напоминал гнома, ну, такого, грязного, избитого, тощего и много пьющего гнома. Мы его, конечно, помыли и приодели, да и маг жизни отлично поработал над бывшим десятником стражи, он полностью восстановил стопу правой ноги и пальцы левой руки, более десятка лет назад отрубленные бандитами, и даже убрал толстые рубцы на спине и животе, где с них полосами срезали кожу. Другой на его месте мог бы вообще не оправиться, но Медведь был слабеньким адептом магии жизни, примерно на уровне бронзового амулета гильдии, если бы не это, то он просто бы не пережил полученные травмы. В ту злосчастную ночь, когда Эрик попал в засаду, он сумел остановить кровотечение и доползти до своих. Возможно, если бы он имел доступ к магическим знаниям и меньше пил, то смог бы восстановиться самостоятельно, но получилось как получилось. Сейчас в принципе его можно было считать почти здоровым. Однако до былой формы Медведю было еще далеко, чтобы восстановить потерянное, ему потребуется не меньше года тренировок и усиленное питание. Десять лет жизни на самом дне общества среди попрошаек и забулдыг оставили на нем свой отпечаток. Теоретически можно было бы сократить восстановительный период, если бы он освоил свою магию, но тут был особо запущенный случай — за свои сорок два года он даже читать не выучился, хотя десятникам, насколько я знал, даже доплачивают за грамотность. Безусловно, Медведь не конченный дурак, и его можно обучить паре фокусов, но для этого потребуется слишком много времени и средств, их у меня сейчас нет. Самообучение в его случае тоже не пройдет, он не гений, а магия жизни не прощает ошибок.

—Ты какого ляда оружие притащил? — поинтересовался я, аккуратно беря аркебузу двумя пальцами за ствол и поднимая ее вверх — вдруг шмальнет.

—Ты звал — я пришел, — просто ответил Медведь и поднял ствол вверх. О его прошлом я знаю только из его пьяных россказней и немногословных рассказов Льда, но таким уверенным и собранным он мне нравился значительно больше, чем пускающим сопли алкашом.

В принципе, он все сделал правильно, оружие всегда должно быть под рукой, именно для этого я его и покупал. Тем более бывший десятник умеет с ним обращаться и знает когда его нужно применять, а когда не стоит. Другой вопрос, что за ствол и кристаллы огнита — а его у нас много, могут запросто отправить на рудники, но пока мы на своей земле об этом можно особо не беспокоиться.

—Ависа не разбудил? — спросил я единственное, что меня действительно напрягало в этой ситуации.

—Нет, я свою красавицу Гуду в конюшне припрятал, — ответил Эрик.

—Ты слышал, он еще и имя аркебузе придумал? — снова развеселился Верген.

—Это мне говорит человек, назвавший свой меч “Победитель”! — не остался в долгу Медведь.

—Ты мой клинок со своей пукалкой не сравнивай! — с полоборота завелся Верген, но я чувствовал, что орет он больше для вида. Они с Медведем сразу нашли общий язык.

—Что за крик без драки? — в комнату в одной мокрой простыне на голое тело вошла Тамра Страшная. Она сама просила себя так называть, отчего Верген ржал минут пятнадцать. Находящаяся не в лучшей форме магичка тогда смолчала, но явно затаила злобу.

Неожиданно для семейства кузнеца в обширном доме стало тесно. Сперва в нем жил только кузнец с женой и дочерьми, потом появились мы с Птицей, затем переехал пожилой кузнец Бурк, следом появился малознакомый Авису Медведь, а почти сразу за ним изуродованная рабыня. Этого терпение кузнеца уже не выдержало и он, один на один, но в матерной форме, заяснил мне за жизнь. Тут я без претензий — справедливо. Его дом — его правила. Забор между нашими участками мы разобрали, но это всего лишь условность. Тамру мы поселили в единственной отремонтированной комнате — кухне, а Медведь пока ночует в конюшне. Климат в Зааре теплый, к тому же ему приходилось спать и в худших условиях. Когда ремонт закончится, старый кузнец займет комнату Сиары, а мы втроем переедем в свой дом.

—А тебе обязательно драка нужна? — с запалом начал Верген, готовясь к очередной перепалке. У Вергена и Тамры сложились натянутые отношения, женщина избегала прямого столкновения, но с удовольствием вступала в игру слов, причем в силу жизненного опыта и возраста, как правило, выигрывала у Мечника четыре из пяти схваток, но напарник не сдавался.

Откровенно говоря, несмотря на некоторую мужиковатость, сложена она была неплохо. Во всей ее фигуре чувствовались долгие и систематические занятия боевыми техниками. Это только в слюнявых женских романах изящные эльфийки и прочие дефективные дамочки размахивают мечами будто соломинками, а в реальной жизни хлипкими ручонками клинок не удержать. И не важно, что самые тяжелые одноручные клинки весят всего полтора килограмма, ведь вытянутый в струнку металл обладает чудовищной инерцией.

Тамра без всякого стеснения, под заинтересованный взгляд Медведя, прошла через комнату и присела к столу. Уже не в первый раз замечаю, что он проявляет определенный интерес к ней, как к женщине, разве что подойди пока не подходит. Может потому, что Тамра владеет языком царств и на хорошем уровне имперским, а вот Эрик полиглотом никогда не был и знает только родной заарский. Решать ему, тут каждому свое, но как по мне, так у магички было целых три существенных недостатка: отвратительный характер, возраст и изуродованное лицо. Последняя проблема решается с помощью хорошего целителя, но вот с первыми двумя ничего не поделаешь.

К ее появлению в нашей компании прилагалась грустная история. Будучи старшей ученицей, вместе с еще семью младшими учениками, она сопровождала своего пожилого учителя Вафга Скрытая Вода в торговой поездке по южному архипелагу, которая закономерно закончилась встречей с пиратами, пиратское судно оказалось укомплектовано полноценным магистром, и у них не осталось шансов. Под прикрытием шторма пираты подошли к укрывшейся в бухте галере и обстреляли ее из пушек. Выскочившие на палубу Вафг Скрытая Вода и трое оказавшихся рядом учеников погибли от первой же атаки вражеского мага. “Небесная молния” ударила с большого расстояния, и те даже не успели осознать, что их убило. Тамре повезло чуть больше, она вступила в бой, уничтожила десяток пошедших на абордаж пиратов, а затем поймала грудью “Темный ветер Урса” и упала за борт. Любой другой обязательно бы утонул, но адептка магии воды смогла выбраться на берег и спрятаться в прибрежной чаще. Раненной и в одночасье лишившейся магической силы женщине пришлось выживать в суровых условиях. Тамра не рассказывала о дальнейшем, но я понял, что далее последовала мутная история с возвращением на родину, которая закончилась рабскими кандалами и “здравствуй, прекрасный Заар!” — мне эта дорога знакома.

—А ты такой же резкий в постели, как и в драке, малыш? — поинтересовалась магичка, демонстрируя через рассеченную щеку беззубые десны. Телом и женскими уловками она владела прекрасно, так что зрелище вышло впечатляющее. Я думал, смутить напарника не возможно, но ей это удалось.

—Тебе этого никогда не узнать, Страшная, — попытался выкрутиться напарник, но Тамра лишь снова лукаво стрельнула глазами, прикрыв изуродованную часть лица куском простыни и подхватила со стола тонкий кусок ветчины. Чтобы насолить Вергену она бы не постеснялась и съела бы его как есть, засовывая выпавшую еду руками, но все же знала меру. Денег было в обрез, поэтому я оплатил только восстановление поврежденных каналов Ноуса магички, на лицо уже пусть копит сама — и так на нее сильно потратились.

Несмотря на дурной характер, Тамра стала для меня редким подарком судьбы. За ее свободу и лечение я заплатил тринадцать золотых и четыре серебряных монеты, взамен получив опытного наставника, воспитавшего не один десяток учеников. В силу врожденного таланта, она не могла мне помочь с “техникой огненного бога”, зато продемонстрировала правильную технику ведения боя в традиции царст. Эти ребята убивают друг дружку уже не первую тысячу лет и изрядно поднаторели в этом деле. Как же я сильно ошибался, считая, что воины-маги практикуют технику похожую на муай-тай. Оказалось, маги царств делали упор на скорость и “техники четырех богов”: земной Боур, воздушный Тоур, водяной Коур и огненный Хоур. Физическая сила в этих техниках не давала превосходства, а была всего лишь приятным дополнением, но не более. Ближайшим аналогом из нашего мира здесь было скорее вин-чунь. Адепты Бога, как сами себя называли маги царств, наносили множество быстрых и коротких ударов, дополненных их убийственной магией. Этакая разновидность магического кунг-фу. Можно долго спорить об эффективности подобной техники на Земле, но в Соер-Кифе все работало прекрасно. Удар кулаком, конечно, может сломать челюсть и выбить из противника дух, но он куда менее эффективен, чем созданное из воды лезвие, что проткнет врага насквозь, попутно выпортрошив его изнутри или взрыв, что обожжет и превратит тело в кусок фарша. В общем, как я и говорил, тысячелетия междоусобных войн не прошли даром.

Переучиваться оказалось тяжело и неприятно, но Тамра была хорошим учителем, так что дело шло хорошо. Я прилагал максимум усилий, чтобы постичь эту интересную и убийственную науку. Жалко, времени было не много, но “техника огненного бога” у меня на должном уровне и я быстро понял основы ведения боя, а детали буду шлифовать уже в процессе.

Тамра наелась и ушла одеваться. Вернулась она в уже в льняных шароварах и длинной свободной рубахе, а лицо прикрыла тканевой полумаской. С ее возвращением за столом снова воцарило оживление. Верген упражнялся с магичкой в острословии, а Медведь мог лишь бросать тайком взгляды на предмет своей страсти, так как разговор шел на языке Империи. Чтобы как-то скоротать время я уселся на табурет в позу лотоса, обхватил стопы ладонями и подобно Уроборосом — змеи кусающей себя за хвост, стал прокачивать силу через энергоканалы.

—Может дом затопим? — спросил теплолюбивая Тамра.

—Зачем? Сейчас подогрею, — не отвлекаясь ответил ей я. Техника “циркуляции силы” стала для меня настолько привычным занятием, что уже не мешала вести беседу.

Дрова и уголь в доме были в достатке, но не хотелось суетиться. Я просто увеличил потери силы, и воздух в зале стал быстро прогреваться — сплошная польза быть магом огня.

Наше ожидание продлилось не более получаса, а затем в дверь снова постучали, и на пороге появился Аист. Имперец, как и Медведь, тоже явился в полном боевом облачении. Плотный плащ промок насквозь, с него капало, будто Аист только что искупался прямо в одежде.

—Проходи, давай плащ, — сказал я.

Имперец сквозь зубы обругал погоду и передал мне мокрый плащ, а я жестом пригласил его проходить. Он все еще хотел меня убить меня, но, по крайней мере, уже не так явно, как в начале, однако доброты ему моя хитрожопость не добавила, скорее наоборот, имперец закрылся в себе. Жаль, что дружбы не получилось, мне он действительно нравился.

Когда я вернулся в зал, Аист уже молча сидел за столом и с легкой улыбкой слушал перепалку между Тамрой и Вергеном.

—А я тебе, как женщина, говорю, чем длиннее у мужика меч, тем короче в штанах! — язвительно заметила магичка.

—А что тогда скажешь о копейщиках? — Верген перевел стрелку на имперца, его меч-наваха не уступал в длине копью, но тот только хмыкнул.

Ничего не скажешь, странная компания подобралась: наглый, как бульдозер, мастер меча — Верген, молчаливый полукровка дэв со своими тараканами — Аист, бывший алкоголик и десятник — Медведь, изуродованная дерзкая магичка — Тамра и скоро подойдет гоблин-альбинос. Ну, а что делать если при попадании в другой мир тебе не достается титул и верные соратники в придачу? Только собирать команду самому. Они не идеальны, да я и сам не подарок, но вместе мы — грозная сила, с которой стоит считаться. Самое интересно, я никогда не был лидером, но сейчас как-то так сложилось, что мне пришлось им стать. Не скажу, что это меня тяготит, но от отсутствия опыта определенные неприятности все же доставляет. К примеру, мне не нравится моральный дух нашего отряда. В нас нет сплоченности. Пожалуй, только двое из пяти готовы пойти со мной в огонь и воду — Верген и Ико давно стали моими друзьями. Медведь, по большому счету, старый приятель и должник, Аиста я втянул с помощью обмана, а Тамру вообще купил на рабском рынке. Что ж, поживем увидим, к чему все это приведет.

“Открывай”, - отвлекая меня мыслеречью произнес альбинос.

Вот и наш маг разума пожаловал. В отличие от имперца он был сух и доволен, похоже, в этот раз он добыл действительно ценную информацию. Мы вместе прошли в зал к остальным.

—Ты где так задержался, мелкий? — набросился на альбиноса Верген. Видать, магичка его снова уделала и теперь он срывается на гоблине.

—Некоторые еще и работают, — в ответ оскалил клыки альбинос, — а не только бегают по вашим делам.

В ответ на такую отповедь Верген нахмурился, уперев тяжелый взгляд в тощую фигуру. Однако в этот раз Ико не поддался и не отвел глаза. Убийство бывшего хозяина, что-то изменило в альбиносе, он стал уверенней, перестал сутулиться и даже как будто стал чуть крупнее.

—А ты бы не выпендривался, тощий, — произнес Верген, его рука легла на рукоять лежащего на столе меча.

Вот поэтому я и не хочу быть лидером, даже двое моих друзей не способны мирно ужиться между собой. Ладно, со временем Верген привыкнет, что альбинос больше не мальчик для битья, главное, чтобы до этого времени он его не прикончил.

—Ша! — бросил я и обвел собравшихся взглядом.

Да-а-а, блин, Тамра не знает заарского, а Медведь имперского, провести совещание с помощью мыслеречи тоже не получится, так как амулетов на всех не хватит. Подумав я вручил амулет Тамре, магичка быстрее с ним освоится, мы будем вести диалог на заарском, а Ико будет переводить.

—Лед тронулся, господа присяжные заседатели, лед тронулся, — открыл я обсуждение.

—Как Лед может тронуться? Куда тронулся? — с непониманием спросил Медведь, который подумал, что я говорю о его товарище.

—Не парься, — махнул я рукой, понимая, что шутку не оценили, — сложности перевода. Начинаем. Итак, Ико, есть что-то новое?

—Да. Прошлый раз я предлагал перехватить его возле храма, но ты забраковал мою идею, — с легкой обидой начал телепат.

—А что за храм? — тут же вмешался Верген.

—Сирома Милостивого, — ответил альбинос.

—Это отличное место, там густой парк, нет стражи и божественное присутствие затрудняет считывание следов, — снова вступил Верген.

Я бы на него наорал, за то, что отвлек альбиноса, но его последние слова заставили меня пустить скупую мужскую слезу. Не зря я бился над этим балбесом. Он не тупой! Просто медленный.

—Герех, с тобой что? — Только Тамра заметила мою реакцию, все же женщины лучше читают мимику.

—Все нормально! — успокоил ее я, — а теперь давайте по порядку. Скажу один раз, чтобы больше не повторяться и на этом закончим. Да, я знаю, что место отличное и жрецы Сирома не смогут нам помешать, но верховная жрица храма, известная вам как Милостивая Када, она же Кхада Нек-сах — высший вампир, третьего, а возможно и второго поколения!

У местных от такого откровения челюсть отвисла, а я продолжил.

—Так вот, она нас всех на лоскуты порвет, если мы начнем драку у нее дома.

—Вампир?! Жрица? — на все лады загомонили мои спутники и я пожалел, что сболтнул лишнего, так как обсуждение плана начало скатываться в цирк с конями.

—Так давайте и ее заодно завалилим? — долго не думая предложил Верген.

—Ну да — ну да, — сделал я фейспалм.

Мой знакомый вампир Дедушка Сах, если не соврал, говорил, что относится к восьмому поколению. При нашей встрече он мне казался весьма серьезным и опасным противником, однако сейчас, я уверен, что смогу с ним справиться не вспотев. И дело даже не только в моей крутости, хотя и в ней тоже, оснавная причина проста — я маг огня. Реакция нежити на очистительное пламя всегда одна — “Огонь! Огонь плохой! Плохой!”. В общем, в схватке с нежитью я уступаю только узкоспециализированному и специальнотренированному для боя с немертвыми магу воды. Благодаря особому свойству воды проводить силу они буквально высушивают любую нежить, но такие мастера редкость, их примерно столько же, сколько магов металла, заточенных на бой. Получается, что маг огня моего уровня в бою с нежитью условно приравнивается к магистру. Это реально бонус. Вот только я даже примерно представить не могу на что способна эта жрица.

Высший вампир равен старшему магистру, однако в открытом бою почти всегда проигрывает равному по силе боевому магу. Эта нежить значительно превосходит человека в скорости, регенерации и обладает парой серьезных фокусов: трансформация и магия крови. Однако, боевому магу на это плевать с высокой колокольни, он поставит щит, затем закидает заклинаниями объемного поражения, а потом добьет обескровленного врага. Мне в этом плане, еще легче, так как моя скорость при воплощении примерно такая же как и у вампиров. Короче, вампиры также ультимативны, как и громовержцы, если противник не умеет с ними бороться. Но тут есть два больших “но”: во-первых, я не магистр, а всего лишь маг, а во-вторых, Кхада Нек-сах не просто высший вампир, но еще и верховная жрица светлого бога. Это вообще какой-то кошмар. Сочетание несочетаемого, она как представитель негроидной расы возглавивший ряды Ку Клукс клана. В общем, как ни поверни, но устраивать драку на территории храма интересная, но в свете известных обстоятельств очень тупая идея.

С обсуждения плана мои спутники полностью переключились на вампиров и прочую нежить, даже молчаливый имперец вставил свои пять копеек. Я тяжело вздохнул. Пора было прекращать балаган.

Громкий хлопок в ладоши привлек-таки внимание собравшихся.

—Я надеюсь, никому из присутствующих не надо объяснять, что это секретная информация, — серьезно произнес я. — Думаю, вампирша с большим удовольствием выпотрошит особо болтливых идиотов.

За столом повисла тишина, каждый обдумывал возможные перспективы и, судя по серьезным лицам, все пришли к правильным выводам.

—Вот и отлично, — подвел я итог. — Вернемся снова к Грому.

—А зачем нам вообще с ним связываться? — мягко спросила Тамра.

—Да, Герех, может попробуешь с ним поговорить? Симо Гром — известный охотник, и я слышал о нем только хорошее. Да и вообще магноны крайне миролюбивые ребята, — поддержал магичку Медведь.

И вот как им объяснить, что в мире не все так просто? Рассказать про ограбление караванов, про союз охотников с бандитами и мои воскрешения? Ага, щас. Из присутствующих, только альбинос посвящен в мои тайны, но в нем я уверен, как в себе. Нет, рассказывать я им ничего не буду, разве что Вергену, и то если сам вдруг спросит.

—Ико, давай к делу, — снова призвал я к порядку. Больше играть в демократию не буду, люди понимают только диктатуру.

—Мне удалось выяснить, что завтра около полудня Симо Гром встречается в канализации с Жеро по прозвищу Палач, левой рукой Ута, главы банды Кинжалов, — наконец-то договорил альбинос.

Верген и Медведь тут же глянули на меня — они местные и прекрасно знают ситуацию в городе, а вот остальные не придали особого внимания этой информации.

—Ты уверен? — спросил я альбиноса, Ико в ответ кивнул. — Знаешь точное место?

—Приблизительно, на месте разберусь, — уверенно сказал альбинос.

Я задумался. Очень мне не хотелось связываться с бандитами, особенно с лидерами группировок и их приближенными. Я бы с удовольствие придушил Жеро собствеными руками, видят светлые боги, он это заслужил, и мне бы многие были благодарны за это доброе дело, но это дополнительные и ненужные проблемы. Хотя… если все сделать чисто, то идея весьма перспективная. Канализация — отличное тихое место и, самое главное, если постараться, то смерть магнона можно будет свалить на Палача. Двух зайцев одним выстрелом.

—Ладно, Герех, не тяни кираса за хвост, какой план? — прервал тишину Верген. Вот за что он мне нравится, так это за готовность вписаться за друга в любой блудняк.

Вместо ответа, я продекламировал известный стишок.

—Я знаю точно наперед,

что завтра кто-нибудь умрет.

Я знаю где, я знаю как.

Я не гадалка я-маньяк!

От предвкушения скорой мести на кончиках пальцев заиграли искры плетений, а на лицо сама собой скользнула мерзкая ухмылка.

—Выходим завтра с утра, — подвел я итог.

Глава 86

Время убивать. Часть 1

Не расстраивайтесь из-за людей. Они все умрут.

Дождь лил, как из ведра, иногда казалось, что он бьет даже снизу от мостовой. Льющиеся с небес потоки воды полностью парализовали работу в городе, и жилые районы Заара будто вымерли, превратившись в промокшую насквозь обитель тишины и скорби. Однако от ливня была и своя польза — вода вымывала с улиц и уносила в море накопившиеся нечистоты. Лишенные работы люди, конечно, из тех кто порасчетливей, получили свой заслуженный отдых. В портовых кварталах теперь было не протолкнуться от гуляк. Музыка звучала из всех кабаков, а чтобы попасть в один из множества городских театров, надо было кого-нибудь убить. В театр я не собирался, но вот кое-чьей смерти желал всерьез. И погодные условия играли мне на руку.

“Под нами, семеро”, - отчитался альбинос.

”Вижу”, - коротко бросил я, разглядывая врагов на миникарте.

Прямо под нами был один из центральных тоннелей канализации, проходящий через весь город, от пирса до самых городских ворот на Серебрянном тракте. К месту встречи Грома с замом главы Кинжалов можно было добраться разными путями, и ранним утром мы с альбиносом прошерстили весь район. Все оказалось не так просто как хотелось бы, новый виток ранее затихшей уличной войны и активизировавшаяся деятельность тайной канцелярии вынудили местные банды очень серьезно подойти к вопросу собственной безопасности. Усиленные магами отряды бандитов контролировали все основные подходы к району как по земле, так и под ней, а одиночные наблюдатели контролировали каждый перекресток. Однако любая, даже самая совершенная система имеет свои минусы, чего уж говорить о примитивном Средневековье. Тут даже даже видеонаблюдения не придумали.

Пройти по крышам — почти идеальный путь. Вот только пройти этой дорогой мог только Аист, я летать так пока и не научился. Жаль, хорошая была идея. И я поломал себе всю голову, пытаясь что-то придумать, но увы и ах, артефакты, способные обеспечить хотя бы частичную левитацию стоили как сбитый боинг, при этом полноценного полёта от них и в помине не было. А ведь Заар — это вам не какая-то там глухая деревенька, а мировая столица работорговли. В общем, пришлось искать другой путь.

Вернувшись с картой я еще раз оценил силы противника. Восемь: гоблин, три человека, два орка (вроде один из них полукровка, но это не принципиально), тифлинг и крупный квартерон тролля. Компания стояла прямо под колодцем в который нам нужно было спуститься.

”Ико, дай максимум”, - попросил я телепата.

За пару секунд тактическая карта расширилась до сферы с радиусом в почти три сотни метров, а затем резко свернулась обратно до восьмидесяти. Альбинос многому научился на службе в тайной канцелярии его Сиятельства, однако каждый имеет свой предел. Вероятно, когда-нибудь он станет магистром, а то и старшим магистром, по крайней мере у него есть к этому задатки, но пока этот счастливый момент не настал, и приходится обходиться тем что есть. Так что отпущенными секундами я воспользовался сполна, внимательно изучив расположение и вооружение противников и даже их способности, а затем отправил эти данные через телепата к бойцам группы. Можно работать.

”Верген, ты вскрываешь люк, Аист, ведешь, Тамра…, - я с сомнением глянул на магичку. Она еще не успела толком оправиться от ранения, поврежденные каналы Ноуса не позволяли ей использовать плетения с правой руки. Я сам получал подобную травму и прекрасно помню, как это не приятно.

Тамра смерила меня злым взглядом и уверенно кивнула. Это ее выбор.

”Тамра, ты — номер два, — продолжил я распределять роли, — Верген, идешь сразу за ней, я страхую, Медведь, ты остаешься с Ико, стрелять только в самом крайнем случае”

Было немного обидно оттого, что являясь самым сильным и главное наиболее умелым магом в группе, я был вынужден прикрывать отряд. Магия огня плохо подходит для ведения скрытой войны: свет, гул пламени и взрывы почти невозможно скрыть от стороннего наблюдателя. Свето-шумовое представление гарантированно выдаст нас с головой. Но мое время обязательно настанет, и тогда я буду причинять боль и наносить тяжелую физическую справедливость в промышленном масштабе. Не люблю сражаться с разумными, но бандитов, к категории людей я не отношу.

В общем, как говорил прапорщик в одном известным фильме:

—Обязательно бахнем и не раз! Весь мир в труху… но потом.

Верген тем временем уже взялся за люк. В целом, Соер-Кифу и Заару в частности по уровню развития металлургии было очень далеко до моей родной Земли, однако в столичной канализации использовались самые настоящие металлические люки, но здесь, в трущобах их давно сдали на металлолом, так что сейчас путь вниз закрывала лишь толстая каменная плита полтора на полтора метра. Ее небрежно бросили сверху, даже не пытаясь утопить в землю, и она выпирала на десять сантиметров от уровня мостовой.

Верген взялся за край плиты, по его рукам потекла ртуть, дополнительно усиливая захват. Я невольно сморщился, представляя, какой сейчас будет грохот, но напарник не подкачал — одним мощным рывком он подкинул тяжелую плиту в воздух, одновременно шагнул назад и дернул плиту на себя, и поставил ее на ребро. Как только проход открылся, Аист коршуном обрушился вниз, вслед за ним последовала Тамра. Следующим пошел Верген, а за ними и я.

Аист сходу нанес укол мечом-навахой и убил орка, второму ударил рантом щита в открытой рот. Стальная пластина выбила зубы и глубоко рассекла щеки, до самого височно-челюстного сустава, там, где соединялись нижняя и верхняя челюсть. Следом ударила Тамра. Белобрысый паренек лет семнадцати, но уже с татуировкой кинжалов на щеке получил короткий, без замаха и оттого чрезвычайно быстрый удар в шею. Лезвие “алого цветка водяного бога” вошло в тело сантиметров на десять и он раскрыл свои бритвенно-острые “лепестки”, почти срезав парню голову. Второй удар пришелся в солнечное сплетение и распотрошил ему все внутренности. Кости для этого плетения слишком прочны, но плоть оно рассекает, как раскаленный нож масло. Неприятная смерть, но пареньку повезло, он умер от шока. И это еще магичка не до конца оправилась после повреждения энергоканалов и работала только левой рукой. До встречи с Тамрой я считал, что убийство при помощи магии огня не гуманно. Ошибался. Все боевые заклинания созданы для убийства, а это априори не гуманно.

Следующего противника она выпотрошила двумя точными ударами: слева под рёбра, в печень, и в центр живота. Предпоследний противник пал от руки свалившегося с верху Вергена. Закованный в жидкий металл Мечник при приземлении ударил мечом. Стремительный росчерк золотого клинка рассек воздух и развалил квартерона тролля от плеча до пояса — без шансов, после такого ранения не выживают даже чистокровные представители этой расы.

Последнего добила Тамра. Магичка проигрывала в скорости передвижения Аисту и в силе удара Вергену, но когда дело касалось боя накоротке, давала обоим сто очков форы. Два коротких удара без замаха в шею и живот оборвали жизнь тифлинга, который уже успел было взяться за короткий меч и пистоль. Огнестрельное оружие, кстати, оказалось у всех, кроме квартерона, скорей всего потому, что рукоять его была слишком маленькой для рук здоровяка. Я взглянул на выпавшее из руки противника оружие и опознал знакомую штамповку. Хреново дело, если даже у рядовых бандитов, а эти точно не элита, появилось огнестрельное оружие.

Враги не подавали признаков жизни, и я зажег в руке “лезвие”. Пришла пора прибрать за собой. Я обошел все тела, нанося удары, выжигающие Источник и прилегающие к нему участки души. После этого мертвец уже никому, никогда и ничего не расскажет. Закончив я скомандовал движение:

”Аист, Тамра, вперед”.

Магичка и имперец пошли в отрыв от основной группы. Аист заскользил по воздуху, не касаясь камней и покрывающего их тонкого слоя воды, а Тамра и вовсе не перебирала ногами, создав под собой подобие волны, которая почти бесшумно несла ее вперед. Как я узнал у магички, у адептов огненного бога тоже были свои фокусы, вот только меня им никто не обучал. Добытую в поместье Торесов тоненькую брошюру, которую даже книгой не назовешь, я вызубрил от корки до корки, но там содержались только основы и ничего более.

Наши разведчики ушли метров на двадцать и только после этого мы потихоньку двинулись за ними. Основной поток данных шел от альбиноса, но и самые обычные глаза и уши, подчас способны заметить то, что скрыто от магического взора мага разума.

“Десять метров пара слизней, не связывайтесь, обойдите по левому краю”, - предупредил я разведчиков. Тамра и Аист послушно сместились к краю тоннеля, обходя опасный участок. Притаившиеся твари, чувствуя, что добыча уходит, медленно поползли за магами. Мерзкие твари, первая встреча когда-то доставила мне массу неприятных “очучений”. Эти вооруженные десятками нитей кислотные создания уступали в скорости разведчикам да и в открытом бою не могли нанести им серьезный вред, но из-за своей странной природы были крайне неудобными противниками для мечника и адепта бога воды. Тамра и Аист легко разорвали дистанцию, и когда я с отрядом приблизился к слизням на дистанцию удара, то быстро убил их парой слабых “огненных стрел”. Ибо нефиг.

За следующим поворотом нас ожидал новый отряд бандитов, их было немного, но он находился в прямой видимости с еще двумя соседними, поэтому я на секунду задумался.

”Ико сколько стоит их обойти”, - уточнил я альбиноса.

”Обученного мага среди них нет, но вот тот русоволосый полуэльф плохо поддается внушению, думаю, процентов восемь резерва”, - тут же ответил альбинос.

Черт, многовато, я думал меньше, хотя бы три. Спрятать одного себя альбиносу легко, но целую группу — это уже совсем другое дело. Если платить такую цену за каждый пост, который нам придется миновать, то наш маг разума быстро сдуется. Вот как бы незаметно грохнуть этого полуэльфа? С минуту я оценивал шансы на незаметную ликвидацию бандита и консультировался с командой. Благодаря связующим нас амулетам и посредничеству альбиноса это происходило практически молниеносно. Если бы приходилось вести диалог с помощью слов и жестов, мы бы не уложились и в десять минут.

В это время белобрысый полуэльф, не стесняясь присутствия других бандитов, заигрывал с девушкой лет двадцати. Вооруженная до зубов дамочка, по всей видимости, являлась старшей группы, она с лукавой улыбкой принимала ухаживания смазливого кавалера, однако не забывала посматривать по сторонам и контролировать четверых коллег по опасному бизнесу.

Нет, придется обходить, другого выхода я не вижу. Очень не хочется терять целых восемь процентов резерва альбиноса. Недалеко отсюда проходит один из основных туннелей, а там должна быть крупная группа, усиленная парой магов, даже если получится незаметно прикончить этих, то их быстро хватятся и поднимется переполох.

”Ико действуй. По сигналу все идем за альбиносом, и поаккуратней”, - решил я.

Альбинос прикрыл глаза и начал активно жестикулировать. В магическом спектре все выглядело так, будто от него в сторону бандитов потянулись тонкие серые нити, которые начали оплетать их головы. Те продолжали вести разговоры, сами не замечая как отвернулись в сторону. Я немного знаком с теорией по магии разума, потому полностью одобрил действия нашего мага. “Отвод глаз” действует куда эффективней, но чтобы прикрыть им целую группу надо быть минимум полноценным магом, а то и магистром, в зависимости от ситуации.

Как только все бандиты отвернулись, альбинос дал отмашку и застыл столбом. Первым через пятиметровую арку молниеносно прошмыгнул Аист и беззвучно скользя по воздуху тут же ушел в боковой туннель. Следом с той же элегантностью его фокус повторила Тамра, а вот дальше начались трудности. Я старался двигаться как можно тише и плавнее, но вода безбожно хлюпала под ногами, каждый шаг отдавался нервной дрожью и мне казалось, что разбойники вот-вот повернутся и поднимут тревогу, но в этот раз обошлось. Оказавшись в боковом тоннеле я облегченно выдохнул. Следом пошел Верген, ему пришлось избавиться от брони на ногах, чтобы создавать меньше шума, но и без нее он топал, как тот слон. Замыкал группу тяжеловесов Медведь. Десятник примерял каждый шаг, перед тем как поставить свой сапог сорок шестого размера, но судьба чуть не сыграла с нами злую шутку. Он оступился и вместо того, чтобы сохранить равновесие, припал на колено и вскинул заряженную картечью аркебузу, наводя ее на цель. Очень правильные рефлекс, но, черт побери, как же не вовремя! Через связь, я услышал маты альбиноса, который костерил Медведя на чем свет стоит.

Плеск воды заставил старшую среди бандитов оглянуться. В моих руках мгновенно загорелась пара пламенеющих “лезвий”. Старшая заторможено повернула голову на шум, ее взгляд скользнул по фигуре здоровяка, прошелся по направленному прямо в лицо дулу аркебузы и прошел дальше, затем как будто уловил какую-то неправильность и попытался вернуться обратно, но снова прошел насквозь.

— Куо, так мы идем сегодня на бои? — Привлек внимание бандитки бархатистый голос полуэльфа и она повернула лицо к нему. В ее лице читалось напряжение, но, похоже, она сама не понимала что его вызвало.

”Молодец, ушастый!”, - радостно проорал я альбиносу, но в ответ меня окатила волна раздражения с пожеланием заткнуться и не мешать работать. И я заткнулся. Сам не люблю когда меня отвлекают.

Медведь медленно поднялся с колена и, не опуская ствола, двинулся к нам. Добрался. Здоровяк виновато опустил голову.

”Одиннадцать процентов”, - с горечью доложил альбинос о потраченной силе.

В этот момент у меня жутко чесались руки дать оплеуху Медведю, но я сдержался. Последним шел альбиноса, при его способностях он мог даже не красться, но он знал, чего стоит безалаберность и потому соблюдал разумную предосторожность.

Уходить пока было нельзя, я заметил, что при падении Медведь оставил отпечаток мокрой ноги на сухом участке тоннеля и скомандовал Тамре замести следы. Возможно, никто и не заметит, но я не хочу полагаться на удачу — дьявол, как известно, скрывается в мелочах. Легкая, почти неразличимая рябь прошла по водной глади от магички на десяток метров, и волна накрыла участок, стирая след. Теперь можно двигаться дальше.

Мы миновали охранный периметр, и сейчас будет полегче, но из-за лишнего маневра придется делать небольшой крюк. Мы медленно, но верно продвигались в глубь территории Кинжалов, пока не напоролись на очередной патруль. Да, что за черт?! Снова пришлось прибегнуть к скрытому проникновению и терять силы. Благодаря проведенной разведке, я знал, что бандиты значительно усилили бдительность, но это уже не в какие ворота не лезет.

”Что-то мне все это не нравится, Герех, может повернем?” — спросил альбинос, он тоже заподозрил неладное.

”Думаешь, ловушка?”, - откровенно спросил я.

”Вряд ли, я бы почувствовал, но что витает такое непонятное в воздухе, как будто на весь квартал сконцентрировалось внимание множества разумных”, - подбирая слова медленно ответил альбинос.

Я остановил группу, пытаясь разобраться в собственных ощущениях. Благодаря врожденной эмпатии, альбинос чувствует эмоции окружающих, но течение магической силы я воспринимаю на порядок лучше него. Несмотря на несколько нервную атмосферу у меня не было мандража, я был спокоен и собран. Подземелье немного искажало уже привычное ровное течение магических потоков мира, однако путешествие по разным мирам не прошли для меня даром и всего за пару минут мне удалось выделить аномалию. Складывалось ощущение, будто сила закручивалась в поток около кого-то центра. Течение было совсем слабым, но постоянным, это и привлекло мое внимание. Все-таки опыт — великая вещь.

Вот только ясности это открытие не принесло, точнее говоря, найденная мной аномалия подходила под несколько возможных вариантов. Во-первых, это мог быть мощный кристалл-накопитель, ну, а во-вторых, пара десятков магов средней руки или несколько магистров. Маги, подобно батарейкам, постоянно тратили заряд и тянули силу из окружающей среды, особенно это касается самых сильных из нас, так как чем больше в адепте содержится силы, тем меньше человеческой природы в нем остается. Вот теперь осталось только решить, какой вариант наиболее реален.

Служба в тайной канцелярии, кроме боевых навыков, дала мне много информации о внутренней политике герцогства и конечно я знал количество сильных магов у Кинжалов. Так вот, на их стороне было всего два сильных мага: Уто — “тонкий телекинетик” на уровне магистра и некий Тафо, по прозвищу Ночной кошмар — сноходец. Собственно, благодаря последнему Кинжалы и обрели такую силу за последние пятнадцать лет, любой не маг, становился легкой добычей для этого специалиста. Конечно, от его атак могли защитить амулеты и специально зачарованные помещения, но позволить себе их могли единицы. Но эти двое даже вместе физически не могли создать подобную аномалию, а значит, вероятней всего дело в мощном кристалле-накопители. Скорей всего это активный “экран”, что сейчас защищает центральную крепость Кинжалов. А вот туда мы как раз и не собирались. Встреча Уто и Грома будет проходить в подвале одного из игровых притонов, расположенных на территории банды.

”Герех, может повернем назад?” — осторожно спросил альбинос.

”К чему ты клонишь?” — спросил я, так как контролировать карту, прислушиваться к магическому фону и одновременно вести витиеватую беседу было выше моих сил. Я далеко не Гай Юлий Цезарь и одновременно три дела выполнять не умею, максимум два.

”Ты не подумай, я не пытаюсь тебя отговорить”, - зачастил альбинос. — “Просто чувствую, что дело тут не чисто. Давай перенесем операцию”?

”Резко же ты переобулся!” — не сдержался я и на секунду потерял привычный контроль. — “Вот от кого, но от тебя не ожидал!”

Поток освободившейся силы прошел через связующий нас канал, кристалл “варитта” на шее альбиноса мгновенно накалился и оставил ожог. Это длилось всего мгновение, но Ико болезненно зашипел. Все-таки совсем он размяк на сидячей работе — магу разума его уровня ничего не стоит “отключить боль”. Будь моя воля, взял бы его за шкирку и выкинул работать в поле. Убийство От-Оба добавило альбиносу железа в яйца, но их еще надо закалить.

”Герех, я понял”, - примирительно поднял руки альбинос. Остальная группа не слышала нашего диалога, но заметив жест Верген замер, а Медведь вскинул аркебузу, водя стволом по сторонам. Пришлось успокаивать напарников.

Следующий отряд противников встретился нам где-то метров через сто, и в этот раз можно было не растрачивать силу альбиноса впустую, так как рядом не было других противников.

”Тамра, Аист, убирайте их, мы идем за вами”, - скомандовал я.

Парочка идущих чуть впереди разведчиков начала набирать разгон. Паря над землей, словно птицы, они быстро и бесшумно сократили дистанцию, а затем обрушились на ничего не подозревающих бандитов. Аист буквально выстрелил собой вперед так, что поток воздуха с хлопком пошел гулять по канализации. Отточенное острие меча-навахи ударило, пробив насквозь горло первому. Скорость была настолько велика, что ударом ранта баклера в лицо, второму почти снесло половину черепа. А вот в третьем Аист завяз. Лезвие меча-навахи, как бумагу, пробило дешевенький кожаный панцирь, ребра и вошло точно в сердце бандита, а затем вышло из спины. Удар был очень быстр и точен, но клинок на завяз в ране.

Магичка отстала от имперца всего на какую-то секунду, но как только она добралась врагов, она тут же сравняла счет. Несущая ее волна вытянулась вперед, ее края заострились и “бушующий гнев водяного бога” словно огромное копье разрезало бандита на две неравные части, а следом на врагов обрушился шквал молниеносных ударов воды. “Алый цветок” раз за разом раскрывал свои окровавленные лепестки, потроша врагов изнутри, и они падали в корчах с порезанными на куски внутренностями не в силах выдавить даже хрипа. Но все же среди этой своры нашелся один нормальный боец, он вскинул пистоль, целясь в голову магички. Тамре мгновенно стало не до изысков и она ударила уже не особо выцеливая уязвимые точки. Плетение вошло под подбородок, раскрываясь “лепестки” изуродовали горло и ротовую полость, да так, что ошметки плоти, зубы и кровь брызнули во все стороны. Второй удар пришелся в основание кисти и буквально распотрошил ее, а мгновением позже меч-наваха перерубил ту же руку в локте.

”Чисто”, - одновременно доложили Аист и Тамра.

“Оставайтесь на месте”, - предупредил я разведчиков.

Когда мы подошли к месту схватки я быстро зачистил свидетелей и только потом снова углубился в карту. В целом ситуация была более менее приемлемая, за периметром района охраны было меньше. Только поэтому мы относительно спокойно прошли две трети пути до цели, но я почти уверен, что подступы к заведению будет контролировать личная гвардия Палача, а это не только обычные бойцы, но и маги.

Глава 87

Время убивать. Часть 2

-Привет! Тебя уже выпустили из дурдома? Поздравляю!

-Да, но какой ценой! Пришлось отречься от престола!

“Алый цветок водяного бога” раскрыл бритвенно-острые лепестки, нарезая легкие бандита на неаккуратные пласты. Человек покачнулся и с еле слышным хрипом упал на грязный пол туннеля. Широкий взмах меча-навахи рассек горло последнему противнику.

”Чисто”, - синхронно отчитались Аист и Тамра.

Уничтожение очередной преграды на нашем пути меня порадовало. Приятно иметь дело с профессионалами. Эти двое идеально дополнили наш отряд. И пусть полукровка-дэв не дотягивал до уровня Вергена и в прямом поединке проигрывал мастеру меча, однако его способность ходить по воздуху делала его отличным разведчиком. Тамра и вовсе стала неожиданным подарком судьбы, ее навыки отлично вписались в тактику отряда, а ее мастерство учителя позволило мне еще на шаг приблизиться к вершинам магического искусства.

Окинув взглядом карту я пришел к выводу, что до цели оставалось метров четыреста — четыреста пятьдесят, точнее сказать было сложно, так как природный камень частично экранизировал способности нашего телепата.

”Ждать нас. Дальше идем группой”, - остановил я разведчиков.

Поравнявшись с Тамрой и Аистом я быстро зачистил тела. Это ритуал уже начал входить в традицию и, можно сказать, стал моей визитной карточкой, однако я не боялся оставлять такой след, ведь подобное может сделать любой более менее толковый одаренный.

Когда я разобрался с последним трупом, отряд продолжил движение: пара разведчиков в трех метрах впереди, Верген в качестве усиления, Ико с Медведем в центре, я прикрывал тыл. Благодаря способностям телепата позиция позади отряда не мешала мне руководить, при этом, в случае боевого столкновения, я мог поддержать напарников ударами магии на средней и дальней дистанции.

Мы свернули в узкий коридор налево и через сто метров оказались в пустом зале коллектора. Прошли вдоль стены по дурно пахнущей жиже, чтобы не оставлять следов на сухом камне, и ушли в боковой коридор.

Почти на месте. Осталось всего-то повернуть направо и пройти сорок метров развилки, а там метров тридцать и заветная двери, что ведет в подвал игорного дома, но я остановил отряд и погрузился в тактическую карту.

Перед закрытой дверью, стояли сразу четыре цели и на этот раз с пиктограммами: цифра “3” и магический жезл — маг-классик, способный оперировать заклинаниями третьего круга. Второй и третий противник также были отмечены “тройками”, но рядом была капля крови — парочка малефикаров. Четвертый — снова цифра “3” и два схематических лепестка пламени — короткий и длинный, — это значит, что впереди колдун со склонностью к стихии огня. Классических магов принято отмечать одним длинным лепестком.

Последний символ вызвал у меня невольную улыбку.

—Ну, здравствуй, коллега, — беззвучно прошептал я.

Опыт подсказывал, что несмотря на общую склонность, наши силы далеко не равны. Его пламя не в силах причинить мне вред, зато мое сожжет его без остатка. Мало того, если мне удастся навязать ему ближний бой и хотя бы чуть-чуть повредить каналы Ноуса, то я смогу взять его внутреннее пламя под контроль. Можно попробовать провернуть этот фокус с десяти-пятнадцати метров, но тут стопроцентной уверенности в успехе у меня нет.

Короче, впереди нас ждала очень сильная группа. К врачу не ходи, это компания является телохранителями Палача — иначе и быть не может. Никто не отправит четверку магов такой силы просто так подпирать стены туннеля. Однако, готов поставить медный шлех против золотого тарба, что несмотря на то, что кроме меня никто не владеет магией третьего круга, моя команда умножит этих четверых на ноль и не вспотеет. Те просто не успеют ударить: Ико, Аист и Тамра не дадут им сосредоточиться, а мы с Верген добьем.

Я вновь переключился на тактическую карту. За закрытой дверью в обширном зале находились двое. Первый — человек-шаман был без труда идентифицирован мной как Жеро Палач, правая рука Ута Кинжала, второй персонаж в комнате значился как магнон-колдун со склонностью к магии жизни — Симо Гром, охотник серебряного ранга. Красота, хоть картину пиши — оба моих врага в одном месте. Очень хотелось ворваться и лично прибить обоих, но я осознавал, что это неразумно. Каждый из них серьезный противник, а вдвоем они точно не по зубам всему моему отряду.

Официально по классификации гильдии Палач проходил как “Говорящий с ночью”, в Империи же таких и вовсе называют “Падшими”, и творят защитные знаки светлых богов. А по факту Жеро является кем-то средним между шаманом, артефактом и недовампиром. Каждый из четырех кинжалов Палача являлся вместилищем темной сущности. По данным канцелярии каждый клинок сожрал не менее полусотни душ, отчего мог считаться “темным артефактом” третьего класса или слабеньким реликтом. В общем, эти кинжалы очень опасные игрушки. Причем Жеро может манипулировать своими артефактами подобно телекинетику на уровне полноценного мага, но это так, к слову. Хуже всего то, что его кинжалы отлично пробивают магические щиты и могут поглощать прану — жизненную силу.

С магноном и вовсе все сложно. Его талант к магии жизни позволяет на короткий промежуток превратиться в машину смерти. Да и без всяких сверхспособностей Симо Гром, этот закованный в толстые латы гигант, способен убить матерого быка всего лишь одним ударом бронированного кулака.

Фигуры моих врагов застыли в пяти метрах напротив друг друга и вели диалог.

”Ико можно их подслушать?” — спросил я телепата, заранее зная ответ.

”Нет.”, - без заминки ответил альбинос. — “Дверь и стены экранированы, не сильно, но это и так мой максимум”.

”Эх” — только и смог беззвучно вздохнуть я в ответ.

Готов отдать правую руку (все равно утром отрастет), лишь бы узнать, о чем ведут разговор эти двое, но, к сожалению, сам понимаю, что здесь способностей телепата не хватит. И не только из-за слабеньких защитных чар на стенах и двери, в моем магическом зрении они выглядели блеклыми желтыми нитями, к помехам можно добавить и застывших перед дверью магов. Эти четверо одаренных создавали даже больше “помех”, чем, так называемая, “защита”. Ладно, проехали. Безусловно, из разговора этих двоих можно было бы узнать много интересного, но я пришел сюда сводить счеты, а не играть в шпиона. Проживу как нибудь и без их секретов. “Во многом знании, много горести”.

Не имея возможности бросить вызов сразу обоим, я отвел отряд немного назад по тоннелю и мы затаились в глухом отнорке. Не скажу, что мы разместились с комфортом, скорее наоборот. Чтобы не привлекать внимание, мы прижались к грязным стенам, таким образом теперь туннель просматривался насквозь, делая нас невидимыми для стороннего наблюдателя.

Осталось дождаться пока встреча закончится, а затем убить магнона. Почему я уверен, что он пойдет обратно тоннелями? А как еще? Как пришел, так и уйдет, ему не с руки светить свои связи с бандитами. И его сопровождающие нам не помешают.

После смерти магнона Жеро придется очень постараться, чтобы доказать, что он не верблюд. Однако, зная эту сволочь, с высокой вероятностью можно утверждать, что Палач оправдается, но урон его репутации и партнерству между Кинжалами и герцогом Заара будет нанесен серьезный. Первое меня порадует, а на второе мне откровенно плевать. Как человеку, мне противен этот союз и политические игры меня мало интересуют. Кто бы что не говорил, но таких уродов, как Жеро, надо душить в младенчестве, пока они не успели набрать силу.

Ожидание затягивалось, и мне не оставалось ничего другого как наблюдать за ходом переговоров через миникарту. Звука не было, но альбинос успешно считывал эмоциональный фон: Симо излучал спокойную уверенность, в то время, как Палач, буквально фонтанировал эмоциями. Несколько раз его настроение прыгало от раздражения до плохо сдерживаемой ярости. В эти моменты он поднимался и наворачивал круги по залу, но потом успокаивался и возвращался к собеседнику. Эти вспышки гнева явно свидетельствовали о том, что разговор у них складывался не простой, однако понять причину подобного поведения было невозможно.

Время, как ему и положено законами мироздания, неумолимо бежало вперед, и моя команда начала нервничать. Больше всех суетился альбинос, так что мне даже пришлось снова мысленно на него прикрикнуть. На время это помогло, но где-то через час недовольство начал высказывать Верген. Из всей компании разве что Медведь и Тамра проявляли выдержку. Не удивительно — опыт. Кто понял жизнь, тот не спешит.

Все это время за закрытыми дверями продолжались переговоры, и по-моему, они уже шли к финалу. Палач перестал метать, и его эмоции приобрели устойчивый оттенок раздражения и затаенной злости, что свидетельствовало о том, что им не удавалось договориться. Жеро приблизился к двери и замер у порога.

—Что же, Симо, у тебя еще есть время подумать. Скоро за тобой придут и проводят, а пока простите, но у меня еще много неотложных дел, — разнеслись по тоннелю слова Палача, искаженные эхом. В них чувствовалось плохо скрытое злорадство и затаенная злоба.

—Я передам предложение Уто Фредерику, — послышался ответ Симо Грома. Его раскатистый бас загулял по тоннелям на многие сотни метров, даже несмотря на то, что тот так и не покинул подвал под игорным домом.

Я подал мысленную команду приготовиться. По моим предположениям первым покинуть подземелья должен был Симо, выход Палача слегка спутал мне карты. Хотя убийство Палача определенно принесет мне больше удовольствия, чем смерть магнона, но не люблю я, когда всякие случайности ломают мои планы.

Пройдя по коридору до развилки туннелей Палач с четверкой телохранителей замер и стал чего ждать.

”Ну, давай-давай”, - мысленно подбадривал я его. Если гад повернет в нашу сторону, то у меня появится прекрасная возможность нанести неожиданный и скорей всего смертельный удар. Однако Палач никуда не спешил, он продолжал молчаливо топтаться на месте, и мы снова замерли в ожидании.

”Герех!” — в мое сознание ворвался громкий крик альбиноса, да так, что аж в висках запульсировало болью. Картинка перед внутренним взором резко сместилась на самый край, туда, где в дальнем коридоре с нашей стороны появились сразу с десяток красных целей с пиктограммами “криков”.

—Пепел и железо, вот же жопа…, - еле слышно простонал я.

Случай в очередной раз, подобно капризному ребенку, смахнул с шахматной доски все фигуры и сыграл по-своему.

За первыми измененными алхимией мутантами появились новые, и вот уже орава из трех с половиной десятков бегом устремилась по тоннелю прямо в нашу сторону.

В этот раз это были не голые, еще не до конца прошедшие трансформацию наркоманы, а уже полноценные бойцы. Каждый мутант был облачен в пластинчатый доспех и вооружен тяжелым молотом. И пусть качество снаряжения было ниже среднего, а броня одета на голое тело, без поддоспешной одежды, но свои функции она выполняла. Становление криком не делает из человека умелого бойца, но для того, чтобы шарахнуть молотом этого и не требуется. Сильные, быстрые и при этом не чувствительные к боли мутанты в таком количестве станут серьезным геморроем даже для пары серебряных охотников. С Симо, конечно, отдельный разговор, он даже без магического усиления еще тот противник, но и к нему можно подобрать ключ.

И хуже всего, что сейчас мой отряд оказался в ситуации между молотом и наковальней. Крики движутся с одной стороны туннеля, а Жеро и четверо магов замерли на перекрестке.

—Герех, их слишком много! — с паникой в голосе запищал альбинос.

Сила пламени привычно разлилась по моему телу, заставляя мысли ускориться, а огненная ярость вытеснила волнение, делая мир простым и понятным.

”Соберись!” — Пришлось взять альбиноса за грудки и как следует встряхнуть, — “Тамра, Аист помогаете!”

Если Ико не сможет скрыть наше присутствие, то “крики” просто задавят нас числом в этом отнорке и порвут на части. Может и сами все полягут, но “последний бой” не входил сегодня в мои планы.

Встряска помогла, паника ушла с лица альбиноса, а в глазах появилась осмысленность. Он пару раз кивнул, скорее всего самому себе. Затем встал перед выходом из ниши, что все это время служила нам укрытием, и вытянул вперед ладони, будто уперев их в невидимую стену… В это время Тамра и Аист положили руки на плечи альбиноса, щедро делясь с ним силой. С моим резервом, я бы легко мог заменить обоих, но моя энергия слишком ярко окрашена и для опытного мага будет словно факел в ночи.

Вены на бледном лбу альбиноса вздулись, став четкими синими линиями, и через пять бесконечно долгих секунд перед ним появилась призрачная стена. В реальности же, бледной она была только для меня, с моей чувствительностью к магии, для всех остальных она выглядела вполне материально. Судя по сложному переплетению энергетических нитей, альбинос вложил в нее не только прорву силы, но и максимум мастерства на которое был способен. Внешне искусственная стена, что отгородила нас от основного тоннеля выглядела не отличимо от прочих, при этом она не была простой иллюзией. Тонкая вязь серо-голубых нитей говорила о том, что стену можно пощупать руками.

Магический дар Ико имел четкую направленность и ранее альбинос не демонстрировал при мне эту грань своего таланта — телекинез. Мир полон открытий, и ушастый телепат явно растет в силе. Правда, хорошим телекинетиком ему все равно не стать — слишком ярко выраженный дар. Но я не в обиде, маг разума в отряде — это чертовски сильный козырь!

Теперь, я был почти уверен за нашу безопасность, осталось решить, что делать дальше. Такого расклада я не ожидал. Однако как представил удивление магнона, на лицо сама собой скользнула мерзкая ухмылка. Жеро можно назвать садистом, больным ублюдком и моральным уродом, но дураком точно нет. Ловушка подстроена почти идеально: замкнутое пространство не позволит Грому покинуть западню — не удивлюсь если выход наверх надежно запечатан, “крики” вымотают магнона, а Палач и его телохранители добьют гиганта. Отлично придумано, вот только я хотел все это сделать сам! Хотя…. черт с ним, загребать жар чужими руками значительно лучше, чем подставлять собственную шею под пудовые кулаки. Все складывалось просто замечательно — мои враги убивают друг друга! Мне захотелось хлопать в ладоши от счастья, однако от подобных проявлений радости меня удерживало не только три с половиной десятка, закованных в металл “криков”, но и некоторое недопонимание ситуации.

Если честно, когда герцег затеял свою авантюру с бандами, я ожидал подобного поворота событий. Для человека двадцать первого века итог был так же предсказуем, как игры обезьяны с гранатой. Я сто раз, пусть и не лично, а по телевизору, видел, как “носители демократии” нагружали туземцев оружием… и исход всегда был один — война и реки крови. В данном случае “носителями демократии” выступают графы Унари, именно из их владений в Империи поступает контрабандное огнестрельное оружие. Однако, при всей своей грамотности, я не вижу сейчас полного расклада и меня путала политическая подоплека этого поступка Палача.

Он не дурак — раз, это точно не его личная инициатива — два. Уто Кинжал решил переобуться в прыжке и сменить сторону? Готов поставить медный шлех против золотого тарба… да что там один золотой! Ставлю один к десяти, что так оно и есть. Однако глава одной из сильнейших банд Заара давно в игре и не может не понимать последствий. На него спустят стражу и сам Бешеный вцепится в него так, что только клочки полетят во все стороны. Действительность вокруг — это не двадцать первый век моей Земли. Пусть и у меня дома не все идеально, и где-то, в глухих уголках творятся разные зверства, но они лишь цветочки перед местными порядками. Что будет дальше и как мне поступить?

Раз Уто Кинжал решил сменить сторону, он точно что-то знает и не боится возмездия. А это может значить только одно — война началась и силы графов Унари уже на ближних подступах к Заару! Как, блин, Бешеный мог проморгать такое и что делать мне?! Кто-то оказался умнее зазнавшегося мага разума, привыкшего читать людей, как открытую книгу? Очень похоже на то. В конце концов обмануть можно даже мага разума: исключить личную встречу, подкинуть дезинформацию, сыграть через третьи руки…. да мало ли способов. Моя проблема в том, что я не владею разведданными и делаю выводы, на основе логики, а не фактов.

Со вторым вопросом, тоже проблемы… Предательская игла страха кольнула сердце. Нет, я не боюсь войны, хоть и не хочу в ней участвовать, но мне есть что терять: дом, семья и уже какой-никакой, но привычный уклад.

Мысли в моей голове мелькали, как стекляшки в калейдоскопе, но пазл отказывался складываться в картинку. Мне срочно требовался совет альбиноса, но тот, как назло, полностью погрузился в поддержку чар, да и в целом ситуация не предрасполагает к ведению политических дискуссий.

Топот ног и грохот железа приближался, “крики” уже были в каких-то двадцати метрах от нашего убежища, когда моего обоняния коснулся такой знакомый и ненавистный запах горького миндаля и серы. Этот запах я способен узнать из сотни. Демон, подобно погонщику, гнал “криков” в атаку на магнона.

Вернулись воспоминания о погони и смерти Малыша. От гнева слияние со стихией на мгновение поглотило разум, но я усилием воли вернул себе контроль, так, что моя команда даже не заметила, что их командир чуть было не слетел с катушек и не впал в ярость берсерка.

Как же все закручивается! По уму, нам бы не стоило ввязываться в эту драку, а тихонько убраться подальше, но вокруг столько врагов: бей, убивай, сношай гусей! И самое противное, я не знаю как сделать правильный выбор. Сумбур в мыслях вырывался наружу, и я аж прикусил губу до крови, чтобы хоть как-то очистить разум. Надо принимать решение и достаточно быстро…

Три мертвых врага — это хорошо, но сил на всех не хватит, а значит, придется выбирать. С одной стороны Симо, которому я не прочь отомстить за свое убийство и последовавшие за ним неприятности и испытания, а с другой стороны на голову ушибленный маньяк и демон, которые также изрядно попили мне крови. Математика говорит о том, что два мертвых врага, безусловно лучше, чем один. Математика — умная наука, а значит хватит терзаться и пора действовать.

”Ждем”, - Жестом, чтобы не отвлекать взмокшего от натуги альбиноса, отдал я команду.

С грохотом по узкому тоннелю пронеслись мимо три с небольшим десятка “криков”. Мутанты рвались вперед, подгоняемые погонщиком, они сталкивались плечами и ударялись об стены. Раз двадцать досталось и нашей маскировке, но альбинос выдержал, только из носа у него пошла кровь.

Сразу следом за “криками” двигался демон. Он снова сменил лицо, однако, я без проблем опознал его по скрывающей все тело одежде и запаху. Сейчас он надел личину молодого и крайне смазливого юноши с соломенной шевелюрой и яркими, каких не бывают у людей, синими глазами. При нашей встрече он мне не показался позером, но эта парадно-выходная личина явно одета не спроста. Неужели Жеро — любитель мальчиков? С него станется, но убью я его, конечно же, не за это. Мне без разницы, кто как развлекается за закрытыми дверями.

Когда взгляд удивительно синих глаз скользнул по созданной Ико иллюзии, мне показалось, что он почувствовал обман, и я уже был готов ударить по полной, однако демон не меняя скорости побежал дальше. Пронесло. Не хотелось бы выдавать свое присутствие раньше времени, пока мои враги достаточно не обескровили друг друга.

Прошло где-то полминуты, прежде чем по туннелю разнеслись первые звуки боя, что начался в подвальном зале игорного дома. Боевые мутанты полностью оправдывали свое имя, вытягивая на одном дыхании жутковатое “а-а-а-а-а”, магнон, который быстро сообразил что к чему сражался молча. Из-за необходимости поддержания маскировки альбиносу пришлось свернуть тактическую карту, и поэтому лишь звон доспехов о стены зала и грохот тяжелых молотов поведали нам о том, что битва началась.

”Ико, карту”, - коротко скомандовал я альбиносу. Иллюзия тут же начала терять свою плотность, становясь лишь красивой картинкой.

Через три секунды в моей голове снова развернулась тактическая карта, ее радиус сократился вдвое, однако этого хватило, чтобы в общих чертах понимать что происходит. Пиктограмма Грома пылала зеленой аурой усиления, и магнон показал, почему имеет право на ношение серебряного амулета охотника. Одним рывком, как кегли, он раскидал ворвавшихся в зал “криков” и начал убивать. Каждый удар, закованных в синий металл кулаков, рвал сталь, будто бумагу, вминая куски доспеха глубоко в тела мутантов. Под его ударами кости ломались, как хворост, и каждый удар далеко откидывал обезображенный труп. “Криков”, даже оружием тяжело убить с одного удара, но руки гиганта работали с механической четкостью кузнечных молотов и обрывали одну жизнь за другой. Чертовски силен! Только за первые шесть секунд боя он положил почти половину отряда, и красные точки “криков” продолжали гаснуть одна за одной.

Однако, ситуация резко изменилась спустя всего секунду. Удары гиганта потеряли убийственную силу. Закованные в сталь кулаки по-прежнему гнули металл и опрокидывали закованных в стальные пластины тела “криков”, но теперь больше калечили, чем убивали. Получивший удар мутант, с трудом, но поднимался и снова шел в бой, а звуки ударов тяжелых молотов все чаще стали выбивать рваный ритм по синей броне магнона.

Стоило рисунку боя измениться, как этим воспользовался Жеро. По его приказу, четверка телохранителей вытолкала демона в зал и заняла оборону перед массивной дверью, что разделяла подвал игрового дома и канализационные туннели. Однако бывший хозяин цирка и контрабандист, а ныне беглый преступник в бой не рвался, предпочитая координировать действие своих цепных псов со стороны.

Двое малефикаров-телохранителей кривыми ножами распорола себе ладони. Капли крови закружились в вихре, чтобы спустя пару секунд запечатать тоннель, от стены до стены, красным “барьером”. В это время маг-классик и колдун-огневик принялись прицельно обстреливать магнона заклинаниями. Классик делал упор на слабенькие молнии второго круга, в то время как мой коллега сходу замахнулся на “огненное копье” третьего. Его плетение несколько отличалось от моего, но все равно было легко узнаваемо. Сам же Палач стоял позади своих людей, четыре артефактных кинжала плавно покачивались взад и вперед над его плечами. Черные, напитанные жертвенной кровью и тьмой, они с жадностью нацелились на спины телохранителей, и только воля шамана удерживала темные сущности, заточенные в них, от финального рывка. В руках Жеро держал еще два кинжала-заготовки, их клинки пока не заполнила тьма и они матово отливали металлом. Все, ловушка захлопнулась.

Несмотря на всю свою телесную мощь и удачно выпавший талант, у Грома был крайне малый набор приемов — его прочли, взвесили и вырыли могилу. Известный герой — мертвый герой. Дальше его просто измотают и добьют. Я не торопился вести свой отряд в бой. Не один Жеро такой умный и информированный.

За следующие сорок секунд кувалды “криков” и маги серьезно поработали над доспехом гиганта. Из-за разницы в росте противников больше всех досталось бронированным ногам магнона. Вмятины покрыли всю их поверхность, а рондель на левой коленке замяли, да так удачно, что она заклинила сустав, и гиганту пришлось ее оторвать. Полированный панцирь также покрылся вмятинами, и был прожжен метким броском “огненного копья”, удачно попавшим в место, где металл оказался ослаблен ударом. Рана не сквозная, но очень глубокая — минимум в локоть и серьезные повреждения внутренних органов, но магнон будто вовсе её не замечал и продолжал сражаться. Однако, в следующие мгновение картина боя снова резко изменилась. Время “отката” способности Грома подошло к концу и аура жизни вновь вспыхнула вокруг его фигуры.

”Вперед! Аист-Тамра — малефики, Верген — помогаешь мне”, - скомандовал я, распределяя цели. Теперь все решит только скорость.

Наконец сообразивший в какую западню угодил Гром перестал тратить драгоценные секунды на “криков”. Он мгновенно набрал огромную скорость и раскаленным ножом прошел через остатки мутантов буквально раскидывая их как куклы, и всей массой впечатался в “барьер”. Однако противник был готов к подобному. Загорелых лиц коренных уроженцев Заара резко побледнели и тонкие ручейки крови из рассеченных ладоней малефикаров превратились в полноценные потоки. Но даже так им еле-еле удавалось сдерживать таранный удар гиганта. Барьер сменил цвет с бордово-красного на бледно-алый и снова наполнился силой. Грома это не остановило, он обрушил на него свои кулаки. От каждого удара по барьеру шли бледно-алые пятна, но кровь малефикаров моментально восстанавливала целостность. А следом, в спину гиганта ударил демон. Окутывающее его плотное одеяние лопнуло под напором изнутри и разлетелась на куски, явив миру его истинный облик. Как я и предполагал, все его тело было покрыто серой костяной броней, отчего и слышался характерный цокающий звук, когда он двигался. Неожиданностью оказались две дополнительные конечности, заканчивающихся серповидными лезвиями, что росли у него там, где у людей обычно кончаются ребра. Именно их он и скрывал под плотных халатом. Видок был, скажем прямо, так себе, однако, в этом мире я видел и более мерзких созданий.

Серповидные лезвия ударили сзади и снизу, в колени, рассекли кольчугу, что прикрывала суставы, затем жилы и вошли сантиметров на сорок в плоть магнона. Однако “цвет жизни”, которым владел гигант, тут же залечил раны, соединив демона и гиганта в одно целое. Попал бы демон, как кур в ощип, но ему повезло, что Гром сосредоточил все силы на барьере. Ошибочка. Надо было бить сразу после окончания эффекта.

Обоих малефикаров уже шатало от кровопотери, но “барьер” еще держался. Понимая, что скоро проиграет, Симо резко сменил тактику и обрушил кулак на каменную кладку стены. Однако он не учел, что барьер перегораживает туннель от стены до стены, да и “сопромат” никто не отменял. Синий металл перчаток замялся гармошкой, прочные кости не выдержали такого издевательства и сломались, правда, регенерация тут же опять вернула их на место (даже не хочу представлять какие ощущения испытал магнон при этом), и плоть выгнуло металл обратно. Идея была неплоха и, возможно, привела бы к успеху, ведь, как известно, терпение, труд и мазохизм способны на многое, но время было упущено, и все, чего он смог добиться, это трещины на кладке и осыпавшаяся штукатурка. Время вышло, и зеленая аура жизни вокруг магнона погасла. И как только ее свечение исчезло, Жеро атаковал.

Медленно покачивающиеся над его плечами черные кинжалы выстрели вперед, прошли барьер и, будто бумагу, пронзили ослабленный ударами кувалд синий металл кирасы гиганта.

”Тамра щит!” — резко скомандовал я.

К этому времени магичка и имперец почти добрались до своих целей, но ситуация разворачивалась так удачно, что я не мог не воспользоваться моментом и пришлось изменять план прямо на ходу.

Мой коллега колдун-огневик собирался добавить свои пять копеек в общую победу и уже почти закончил плетение очередного “огненного копья”, но мы уже были рядом. Пятнадцать метров — серьезная дистанция для подобного фокуса, но огневик не ожидал подвоха и просто не успел среагировать, когда я потянул за управляющие нити его плетения. Радужная оболочка “огненного копья” заискрилась, и взрыв поглотил коридор. Тамра еле успела выставить щит, но детонацией его снесло, будто соломенный домик, зато и противник огреб по полной. Взрыв и взрыв в замкнутом пространстве — это две большие разницы и пусть защита Тамры продержалась не больше секунды, этого хватило с лихвой: обоих малефикаров приложило об стену так, что они потеряли сознание, огневеку оторвало обе руки по локти и сильно контузило. Уцелели только двое. Маг-классик оказался тем еще перестраховщиком и держал личный щит, что его и спасло, однако принявший на себя удар щит разрушился, и я тут же влепил ему пару “огненную стрелу” в череп. Минус еще один.

Ну, и конечно, Палач. Щита у него не было, так что мага знатно приложило об стену, переломало ребра, сломало левую руку и раскололо череп, однако четыре толстые нити оранжевого цвета, что тянулись от его источника к кинжалам, засевшим в теле магнона позволили ему пережить удар и зарастить повреждения. Когда пламя опало, а Аист и Тамра добрались до него, Палач уже встал на ноги, он уже оправился от повреждений. Лишь треснувшую лобную кость пересекал свежий рубец.

—Падла, — только и смог прорычать я на бегу, — Все люди, как люди, а эта тварь даже сдохнуть нормально не может.

К чести Палача, дураком он не был, и сразу оценил расклад сил. Аист попробовал сходу достать его мечом-навахой, но тот натолкнулся на состоящую из тьмы сферу. Та же участь постигла и “лазурный коготь” (заклинания аналог “алого цветок водяного бога”, разработанное Адептами Коура для пробития магических щитов). Следом ударил я. Не стал мудрить и применил уже доказавшие свои эфективность против магических барьеров “когти”. Восемь алых от огня и крови лезвий вспороли темную сферу. Последним к веселью присоединился Верген. Золотое лезвие рассекло воздух и оставило светящийся разрез на черной сфере.

Палач пытался огрызаться, но лишенный своего главного козыря — артефактных клинков, против четверых противников, он мог позволить себе лишь слабенькие заклинания первого круга, от которых мы или уворачивались или вовсе игнорировали. Постоянные атаки, вынудили мага полностью сконцентрироваться на защите и нам потребовались два “лазурных когтя”, четыре удара золотым клинком и пять взмахов “когтей”, чтобы вскрыть его защиту. Когда сфера тьмы разрушилась, перед нами предстал Палач с мокрыми штанами и перекошенным от ужаса лицом. Тот, кем матери Заара пугали непослушных детей, тот, на чей совести более двух сотен загубленных душ, на деле оказался еще тем трусом. Мгновение, и меч-наваха снес ему голову, золотой клинок вскрыл грудную клетку, “алый цветок” вспорол живот и выпустил кишки, а мои когти выжгли Источник.

Потенциально Палач был сильнее любого из нас, но слаженная команда — это огромная сила. Мы его просто запинали вчетвером, не оставив даже малейшего шанса на победу.

—Покойся с миром… Ублюдок! — зло выдохнул я язык пламени.

Однако, бой еще был не закончен. Наше неожиданное нападение развязало Грому руки и он успел расправиться с демоном. Для кого-нибудь другого облаченный в серую костяную броню житель нижних миров, возможно, и был сильным противником, но только не для Симо, по прозвищу Гром. Он вырвал серпы из ног и за них подтянул демона к себе, после чего просто и без затей оторвал тому голову.

Гигант стоял покачиваясь, так и не вытащив черные клинки из груди, из его ног ручьями текла алая кровь, так что вокруг уже собралась небольшая лужа, но взгляд зеленых глаз излучал уверенность.

—Я помню тебя, человечек, — пробасил гигант, выдергивая первый кинжал из груди.

—Я тебя тоже, — прошипел я. Между моими пальцами заиграли первые радужные всполохи “огненного копья”. Все таки трое мертвых врагов, лучше чем двое.

Глава 88

Хороший герой — мертвый герой

Кто обижается, тот в фигню перерождается.

Буддийская мудрость

—Спа…, - пробасил магнон, откидывая черный кинжал в сторону, но потом, заметив радужные искры зарождающегося “огненного копья” в моих руках и расходящихся полукругом бойцов моего отряда, осекся.

Конечно, магнон был ранен и вдобавок получил магическое истощение, но я все равно не хотел рисковать жизнями своих друзей, поэтому мы будем действовать наверняка. Затянутый в жидкий металл Верген с золотым клинком взял на себя фронт, Аист с Тамрой обходили противника по широкой дуге во фланги, я и альбинос под прикрытием Медведя, замерли в стороне. У Ико не осталось много сил, но их хватит на то, чтобы притормозить магнона, если он решится пойти напролом, а остальное сделает заряд картечи.

—Постой, человечек, — магнон выдрал еще один кинжал из раны и стянул шлем. Чуть вытянутый лысый череп делал его слегка похожим на кого-то пришельца, но при этом ничего отталкивающего в его внешности не было, скорее даже наоборот. Лицо с правильными чертами, высокий лоб и спокойный, уверенный взгляд не по-человечески ярких зеленых глаз. — Мы не враги.

Я даже не удостоил противника ответом, продолжая сжимать энергию в плетение “огненного копья”. Чем-то менее слабым Грома не пробить, даже несмотря на изрядно поврежденный доспех. Мой ныне покойный коллега, поджарил ему половину потрохов, но магнон продолжил бой, так что бить надо наверняка, и то, что противник снял шлем, мне только на руку.

—Я не думал, что ты выживешь, — выдергивая третий артефактный клинок из груди произнес магнон. Его попытки втянуть меня в диалог смотрелись комично, но на этот раз я все же решил податься, так как мне тоже требовалось время, чтобы подготовить заклинание. Да и от проклятых клинков он почти избавился.

—А я выжил! — зло прошипел я в ответ, впрочем ярость не мешала мне продолжать работу.

—Ты удивил меня, человечек, однако, я рад, что ты все-таки выжил. Мне не хотелось тебя убивать, но так было нужно, — с виноватой улыбкой пробасил гигант. Я старался найти в его словах фальшь, но не улавливал ее. Однако сделанного не воротишь.

—И для чего нужно? — все же спросил я. В целом, я догадывался о причинах, но хотелось бы узнать некоторые подробности.

—Это не мои секреты, — отрицательно качнул головой гигант, — но мы можем вместе пойти к Фредерику, возможно, он расскажет больше.

—И на хрен мне твой Фредерик уперся?! — удивился я. Неужели он думает, что я упущу шанс поквитаться?! Да не в жизнь! — Хотя со временем и до него дойдет очередь.

Плетение уже было почти закончено, когда меня нагло прервали. Неожиданными визитерами оказались бандиты Кинжалов. Создание иллюзорной стены дорого обошлось нашему магу разума, обессилев, Ико свернул тактическую карту, так что о приближении бандитов мне сообщили их крики в туннели.

—Герех, у нас гости, — с опозданием сообщил альбинос, не отрывая взгляда от магнона.

—Знаю, — бросил я в ответ. Я уже так привык контролировать ситуацию с помощью тактической карты, что лишившись такого полезного инструмента, даже психанул от досады.

Однако, кинжалы не изменяли ситуации. Конечно, рядовые бандиты, без серьезной магической поддержки, для нас не особо опасны, только отвлекать все же будут. По идее, Палач должен был предупредить своих подчиненных о намечающейся войнушке, но мог и забыть или намеренно устроить проверку готовности.

—Надо выбираться отсюда, — вмешался в наш короткий диалог Гром. — Выберемся, а потом решим наши разногласия.

От подобной наглости я чуть не подавился смехом. Он что в самом деле считает, что я выпущу его отсюда живым, когда все козыри на моей стороне? Нет, я буду убивать его здесь и сейчас. Стоит ему восстановиться и справиться мне с этой махиной станет значительно сложнее. Ускоренная регенерация магнона уже позволила ему унять кровотечение из распоротых демоном ног, а через час-другой он полностью восстановится и снова сможет прибегнуть к “Цвету Жизни”. Однако, в следующую секунду мне стало не до смеха, так уж все лихо завертелось.

В подвальном помещении игорного дома показался первый бандит — виденный мной ранее полуэльф. Он только-только начал вскидывать тяжелую аркебузу и тут же получил “стальную иглу” в шею от Вергена. Я бы и сам его угостил, но пока все еще был занят созданием “огненного копья”. Тут же из коридора открыли беспорядочную стрельбу. Точность стрелков хромала, но они вполне эффективно компенсировали качество количеством. Гром представлял из себя самую большую мишень, поэтому ему достались сразу четыре пули. Первые две безвредно скользнули по краю синей кирасы и бронированной ноге, а затем рикошетом ушли в стороны. Третья угодила во вмятину в нагруднике и таки пробила доспех, глубоко уйдя в тело, а четвертая и вовсе попала в лицо, вырвала кусок щеки и, по-моему, раскрошила пару зубов. Однако, магнон лишь скривился от попадания. Еще одна пуля угодила Вергену между лопаток. От попадания по серебристому доспеху прошла волна, напарника слегка качнуло вперед, но особого вреда ему это не причинило.

Магнон тут же воспользовался заминкой и одним отработанным движением надел шлем на голову. Верген попытался помешать, но злосчастная пуля сбила удар, и золотой клинок оставил лишь тонкую царапину на наплечнике, второй удар обратным лезвием уже попал по шлему в висок, а затем Мечнику пришлось разорвать дистанцию, чтобы не попасть под удар бронированного кулака.

Я зло и крайне нецензурно ругнулся.

Остальные находились вне досягаемости огня из коридора, но им вести бой с магноном в таких условиях было крайне неудобно. Аист не владел дальнобойными заклинаниями, у Тамры повреждена энергетика, так что дальнобойная магия для нее тоже временно недоступна. Вот только Грома требовалось кончать здесь и сейчас.

Аист попробовал достать его с левого фланга, а Тамра с правого. Доспех гиганта был серьезно потрепан в прошедшей битве, так что оба достигли своей цели: лезвие меча-навахи вошло в бок гиганта, а “алый цветок” задел бедро. В отличие от плоти обычного человека тело магнона было значительно прочнее, так что бритвенно-острые лепестки лишь вспороли кожу и повредили мышцы на сантиметр. А затем им обоим пришлось бежать, причем очень быстро. Огромная нога магнона буквально на какие-то десять сантиметров разминулась с Аистом. Тамру спас Верген. Мечник выдал целую серию ударов по увлекшемуся магнону и тоже пустил тому кровь, однако и ему пришлось отступить. Из коридора снова напомнили о себе бандиты, кто-то особо ловкий уже успел перезарядиться, и дважды грохнули выстрелы. Одно попадание в магнона, второе рядом с Аистом.

Гигант замер, не решаясь двинуться с места. Поврежденные ноги сильно ограничивали его подвижность, чем мы без стеснения и пользовались. Сейчас мы были подобны волчьей стае, что рвет раненого лося, заставляя его крутиться на месте. При этом мы не теряли бдительность, гигант был еще очень опасен и с каждой минутой восстанавливал полученные повреждения.

Тамра попробовала достать магнона с боку, но тот ударил навстречу, и магичке пришлось отступить, этим воспользовались Аист и Верген, они синхронно отработали по паре ударов, пустили кровь и отошли. Карусель закрутилась: атаки и отступления чередовались с сериями ударов. Алая кровь вновь полилась из множества мелких ран на теле гиганта, но тот даже не думал сдавать, огрызаясь короткими ударами, он тянул время.

Моя троица так увлеклась битвой, что чуть не пропустила новый залп из коридора. Затаившиеся там бандиты перезарядили свои аркебузы и снова окатили нас потоком свинца. Магнон молча принял свою порцию, Тамра каким-то чудом успела выставить “щит”, который остановил три предназначавшиеся ей пули, Верген снова словил в спину, и только Аист ушел из под обстрела. И этот момент я наконец-то закончил с созданием заклинания.

В моих руках, переливаясь радужными бликами, пылало “огненное копье” второго ранга. Не бог весть что по меркам матерых боевых магов, скорость плетения и вовсе отстойная, однако, это уже оружие для мага, а не новичка, способное прожигать стальные доспехи и плавить камень. Безусловно, синие латы магнона — не простая железка и их так просто не пробить, поэтому мне пришлось потратить еще пять лишних секунд на прицеливание.

Огненное копье с гулом сорвалось из моих рук и пламенным росчерком устремилось к гиганту. Я сознательно целил в шею и голову, но Симо Гром далеко не юноша, а опытный боевик, уж не знаю, как он вычислил куда я целюсь, но ценой пропущенного удара от Вергена он принял “огненное копье” на наруч. Металл с шипением потек, резко запахло паленой плотью — явно до кости достал, а тяжеловесу все было нипочем. Какой-то умник, что не успел отстреляться со всеми, набрался смелости, высунулся в зал и шмальнул в меня. Хорошо, Ико загодя предупредил меня о стрелке, поэтому сразу после броска я спрятался за “потоком огня” с левой руки и ударил по стрелку “воспламенением” с правой. Пламя моментально окутало фигуру, однако умер засранец все же не от моего заклинания — сдетонировали кристаллы “огнита” на поясе, которых, на вскидку, у него было не менее десятка. Тело буквально разорвало на две части.

С деньгами у Кинжалов особенно последнее время все хорошо, но это уже явный перебор. В Зааре даже стража не может себе позволить подобный боезапас, а у этого оборванца вместо нормальной одежды какие-то шитые-перешитые обноски. Это ж явно не спроста — скоро начнется серьезная заварушка.

Так как руки у меня освободились, я молниеносно выдал по гиганту залп из четырех “огненных стрел”. Два пламенных росчерка ударили в шлем гиганта, но синий металл доспеха не поддался, после чего сгустки огня растеклись жидким “пламенем Рокода”, однако и это не возымело должного эффекта. Доспех гиганта, несмотря на перенесенные испытания, до сих пор был на высоте, жидкое пламя безвредно стекло под ноги и, по-моему, даже изрядно потеряло в силе. Та же учесть постигла и вторую пару “огненных стрел”. Ожидаемо. Придется снова создавать “копье”, рано или поздно, но я его достану.

Своим обстрелом бандиты приносили некоторую пользу, но больше все-таки мешались. Я решил, что пора быстренько подсократить количество противников.

Благодаря воплощению, мне потребовалась всего секунда, чтобы преодолеть расстояние до коридора и оценить силы противника. Там находилось уже около десятка бандитов и сейчас они поспешно перезаряжали аркебузы. Понятное дело, опыт и навыки у всех разные, поэтому в основном выстрелы звучали в разнобой, однако кое-какую муштру они все же прошли, так что скоро снова ударит залп.

Я уже собирался накрыть всю честную компанию потоками огня, когда разом произошло три события. Во-первых, на моей шее резко нагрелись и завибрировали гильдейский амулет и жетон канцелярии. Судя по реакции Ико, Вергена, Аиста и Грома, то же самое произошло и с их амулетами. А в третьих, в дальнем конце коридора, на развилке, появилась новая группа бандитов под предводительством сильного малефика.

—Канцелярия и Искатели объявили сбор, — пробасил Симо Гром, не опуская рук. — Я все же предлагаю перенести наши разборки на другое время. Произошло что-то серьезное, мы нужны наверху.

Похоже, гигант вообще не интересуется политикой, наверное из всех присутствующих только мы с альбиносом более-менее понимаем, что сейчас происходит. Раньше я тоже не особо вникал в то что творится вокруг, просто старался выжить и стать сильнее. Однако, жизнь заставила вникать во все тонкости местной политики. Понять, что скоро начнется война было не сложно, я только не ожидал что так скоро.

Гильдейский сбор — дело серьезное. Решение мэтра Вереско говорит о том, что Заар действительно находится под ударом. Конечно, формально гильдия Охотников находится вне политики, но по факту, все сильно зависит от главы отделения. Примет к исполнению, на пример, контракт на отлов мародеров, и какая разница что те носят форменные мундиры соседнего государства? А ни какой. Это только в детских сказках все по правилам: злые драконы, прекрасные принцессы, жадные купцы и благородные рыцари, а в жизни обычно все поперепутано: жадные рыцари, прекрасные драконы, злые принцессы и благородные купцы. В общем, в гильдии идет нормальная цивилизованная жизнь — закон законом, но рука руку моет.

Еще раз внимательно окинув магнона взглядом, я невольно сжал зубы. Такими темпами нам еще минимум полчаса его растягивать. Похоже, действительно придется заняться разборками позже. И тому есть веская причина. Еще по возвращении из Империи, я поделился с Ависом своими мыслями о царящих там настроениях и о грядущей войне. Никакого конкретного плана мы тогда не разработали. В тот момент война казалась нам чем-то запредельно далеким… и вот она постучалась в двери моего дома. Если имперская армия в данный момент штурмует Заар, то мне необходимо вывести из Заара семью. Пока непонятно куда, но эту проблему буду решать позже, когда доберусь до своих.

Ворох мыслей в голове не мешал мне, обдумывая происходящее, я продолжал действовать на вбитых наставниками тайной канцелярии рефлексах. Два потока огня сложились в один, и синергия пламени дыханием дракона заревела в туннели. Всего через секунду к гулу огня добавились хлопки от взрывов кристаллов “огнита” и крики боли. В один миг двенадцать душ вернулись на круг перерождения.

Пока пламя не опало я взял малефика на прицел и быстро выпустил в него четыре “огненных стрелы”. Маг крови успел прикрыться “щитом”. Тонкая алая пленка хоть и прогибалась под ударами, но с честью выдержала попадания стрел. Атака не только не остановила мелефика, а даже наоборот, он резко ускорился, и в следующую секунду уже мне пришлось уклоняться от его ударов. В пылу боя я как-то подзабыл, что классическая магия крови, в отличие от той ее формы, что доступна мне, позволяет использовать заемную силу.

Двенадцать еще не остывших трупов стали для малефика отличными батарейками. Алые капли выступали на телах, сливались в ручейки и закручивались в спираль перед вытянутой рукой моего противника. Взмахами другой руки он прямо на ходу отправлял в меня напитанные силой “кровавые лезвия”. Несмотря на огромный резерв, принимать все это добро на собственный щит у меня не было никакого желания, поэтому я отступил от дверного проема.

Первое лезвие снова прилетело Вергену в спину и он так же, как я, отступил в сторону. Следующие четыре принял на себя Гром, они, в отличие от пуль, были не в силах повредить металл, лишь оставляли на многострадальном доспехе новые царапины.

—Ну, что ты там, еще готов договариваться? — нехотя обратился я к магнону, прижавшись спиной к стене около двери. Гигант по-прежнему стоял в центре зала готовый до последнего бороться за жизнь. Алые “лезвия” без остановки хлестали по нему, разлетаясь на капли, так что вся передняя часть доспеха промокла от крови. Однако отсутствие атак Вергена позволило гиганту расслабиться, и он прикрыл глазницы шлема раненой рукой.

—Я понимаю тебя, человечек, и если ты не передумаешь, позже я готов к поединку, хотя и не хочу его. Наш город в опасности и слабые человечишки нуждаются в нашей защите, — спокойно произнес гигант, а у меня снова свело зубы. Тоже мне рыцарь хренов! Когда голову мне сворачивал, тоже нес подобную ахинею. Если ты такой добренький, то зачем убил меня? Но в одном я с Громом был согласен, Заар со всеми его недостатками и грязью стал моим домом и я никому не позволю просто взять и разрушить его.

—Уходим, — коротко бросил я.

—Ты даешь слово, человечек? — спокойный взгляд не по-человечески ярких зеленых глаз впился мне в лицо. От его слов пламя внутри меня вновь взяло власть и его отражение заиграло в моих глазах, но я в который раз смог обуздать стихию.

—Даю слово, — пророкотал огонь моим голосом.

С каким бы удовольствием я бы ударил ему в спину, но в этом мире слово значит слишком многое. Пожалуй, Ико меня бы понял, Верген скорей всего станет на мою сторону, еще, возможно, Тамра, а с остальными напарниками точно придется попрощаться. Люди не пойдут за лидером, который не держит собственное слово, а я пока слишком слаб, чтобы идти вперед в одиночку. Я далеко не святой, и, возможно, когда-нибудь я выберу этот путь, но пока еще слишком рано.

В ответ на мою клятву магнон лишь кивнул и, прикрывшись обеими руками, сделал первый шаг навстречу малефику. Сразу за этим из коридора грохнуло три выстрела и три пули рикошетом ушли в сторону от массивной фигуры гиганта. Чертов танк. Какие бы чувства я не питал к гиганту, но вынужден признать, он действительно силен. Мне придется очень постараться, чтобы добраться до его уровня.

Прикрывая лицо руками гигант набрал скорость и устремился вперед. “Кровавые лезвия” хлестали по его доспехам, но не причиняя вреда разлетались алыми каплями во все стороны. Лишь в дверном проеме Гром немного притормозил, чтобы пригнуться и не зацепить косяк шлемом.

Маг крови, к сожалению, тоже не был дураком, не стал ждать пока магнон оторвет ему голову. Он вознамерился использовать всю собранную силу для одного удара. Вот только немного не рассчитал свое мастерство, удерживать “щит” и одновременно творить мощное атакующие заклинание — это уровень магистра, а не бандита самоучки. Хотя ему почти удалось, но “почти” не считается.

Стоило малефику чуть отвлечься, как я тут же отправил в него россыпь “блуждающих огней”. Сгустки пламени мгновенно облепили его “щит”, показывая мне слабые места плетения — четыре узла дрожали, а один вообще держался лишь чудом. Не мешкая я тут же ударил туда парой “огненных стрел”. Щит задрожал, его геометрия нарушилась и он взорвался, осыпая все вокруг осколками. Убойная сила была не велика, но ее вполне хватило, чтобы сбить концентрацию малефика, и пока он пытался восстановить контроль над собственной магией, до него добрался магнон. Удар латной рукавицей снизу-вверх сломал свод черепа, расплескал по стенам его содержимое, а отдельные осколки костей вбил до самый плеч. Минус один.

Как только малефик упал с раздробленным черепом, я тут же скользнул в коридор. Очередная пара “огненным стрел” сорвалась с моих рук, обрывая жизнь еще одного бандита.

—Идем! — глухо крикнул магном, нанося удар по судорожно перезаряжающему аркебузу бандиту. Удар отбросил его к стене, брызнула кровь, и орк сползл по стене тряпкой, оставляя влажный след на ее поверхности. Гиганту потребовался всего лишь шаг, чтобы догнать кинувшегося наутек второго бандита. Латная рукавица, как молот, ударила в спину и тот сломанной куклой полетел вперед, сбив бегущего впереди. Из пятерых сопровождающих малефика бандитов остался всего один, да и тот решив, что бой проигран, сейчас уже подбегал к развилке. Уйти ему не удалось — моя “огненная стрела” достала его в затылок у самого поворота.

—Гром, постой, — обратился я к ожидавшему нас гиганту.

—Надо уход… — начал было он, но я оборвал его жестом.

—Уйдем, но надо прибраться. Пара минут ничего не решат. — настоял я на своем. Затем повернулся к отряду и начал отдавать распоряжения. — Собираем деньги и артефакты, на остальное плевать. Криков не трогать, они пустые. Верген, на тебе ценности с магов, Медведь, подбери кинжалы, только голыми руками их не хватай, тряпкой какой-нибудь оберни! Аист, Тамра, вы поделитесь силой с Ико. Я в охранение.

—Я не нападу, — с легкой обидой в голосе произнес Гром, но я лишь хмыкнул в ответ.

Верген начал быстро потрошить карманы мертвых, а я занялся зачисткой тел, не забывая поглядывать одним глазом на Грома. Быть может сейчас это лишнее, не думаю, что в грядущих событиях у кого-нибудь найдется время разбираться в произошедшем — война сотрет все следы, однако лучше перестраховаться.

Зачистка заняла не более трех минут, я не стал трогать криков, эти безумцы и так мало что способны сообщить, зато хорошенько поработал над демоном, телохранителями Жеро и залетным малефиком, которого прибил Гром. Тамра тем временем оперативно собрала все ценное с их тел, а Медведь подобрал и замотал в тряпицу четыре артефактных кинжала.

—А вот теперь можем уходить, — довольно произнес я.

Война войной, а обед по расписанию! Бросать такие ценные трофеи было выше моих сил.

Глава 89

Война — такая война

Добрая сказка:

-И собрались все добрые и убили всех злых.

—Пепел и железо! Чертова канализация! Всех порешу! — смахивая кровь с клинка шепотом рычал стоящий в трех метрах от меня Верген.

—Ико, что по резерву и когда уже будет карта? Я без нее, как без рук!

—Девять процентов, думаю, минуты через две-три, — отсчитался наш белокожий маг разума.

Такой ответ меня не устроил, но другого у альбиноса не было. Бандиты будто с цепи сорвались, преследуя нас по пятам, и в итоге загнали в тупиковый тоннель. Первым делом я велел Аисту и Тамре перелить в альбиноса максимум силы, но его источник слишком мал, чтобы быстро переработать такой объем. Мог бы и сам, но во-первых, моя сила, как маяк в ночи, для тех кто умеет видеть, ну, а во-вторых, без ожогов точно не обойдется. Чем сильнее я становлюсь, как маг, тем более густой и насыщенной становится моя энергия. Увы и ах, но среди моих напарников нет мага-классика с нейтральным оттенком силы. Лучше всех в качестве батарейки для альбиноса подходит Медведь, но, к сожалению, он не умеет пользоваться своим даром. Короче, все, чего нам удалось добиться, так это пополнение резерва примерно на два процента за пять минут. И это при огромных потерях при передаче.

—Ладно, ждем, — кивнул я альбиносу. Выбора все равно нет. Не скажу, что сейчас мы попали в безвыходную ситуацию, но придется возвращаться и искать новую дорогу.

Рядовые бандиты, пусть и вооруженные огнестрелом, не особо страшны нашему сводному отряду, что называется, на один зуб, и мы уже прикончили их не менее трех дюжин, однако с ними почти всегда в придачу идут два-три малефика. Особыми умениями те похвастаться не могут, но их много и бьют они весьма больно. Идущий впереди Гром уже трижды поймал грудью хреново оформленное “кровавое копье”, устоять-то гигант устоял, но удары оторвали ремни крепления, пришлось заменить их обычной веревкой, а также полностью смяли ребра жесткости на панцире, оставив глубокие вмятины. Досталось один раз и Вергену. Хотя ртуть жидкий, но при этом очень тяжелый металл, Верген весил намного меньше Грома и его, как пушинку, откинуло в стену. Не смертельно, но настроение у Мечника испортилось основательно.

Из коридора на самой грани слышимости прозвучал одинокий выстрел, и буквально в паре сантиметров от моей головы просвистела тяжелая пуля.

—Пепел! — с матюком я отпрянул под прикрытие стены.

Туннель просматривался почти на сто метров. Я даже вспышку выстрела толком не разглядел, скорее почувствовал проявление родной стихии, так что выстрел был или очень удачным, либо стрелок обладал крайне высокой квалификацией. По меркам моего родного мира, местный огнестрел крайне примитивен, здесь даже речи не идет об угловых минутах и прочих тонкостях снайперской стрельбы. Произвести прицельный выстрел даже на шестьдесят-семьдесят метров большая удача, однако умельцы есть везде. Проверять же на своей шкуре какой из двух вариантов верен мне категорически не хотелось.

—Хороший стрелок, — пробасил магнон замерший у противоположной стены, — я тоже сначала подумал, что случайность, но когда он мне дважды в шлем попал, сразу понял.

В подтверждение Гром указал пальцем на две вмятины в металле — первая чуть ниже левой брови, вторая прямо посреди лба. Если бы не зачарованные латы, быть бы магнону покойником. Не думаю, что он способен выжить с простреленной головой.

—Как хоть гад выглядит? — спросил я.

—Похоже, полуэльф, вероятно, дроу, — вместо гиганта ответил альбинос. — Слишком далеко, точно сказать не могу. Да и силы жалко.

—Вероятно, это так, — в своей манере согласился гигант.

Я тоже кивнул в знак согласия. Все эльфы и их потомки отличаются прекрасным глазомером, а дроу так еще и отлично видят в темноте, без этих качеств произвести точный выстрел в подземелье, да еще и на такой дистанции почти нереально. Да и врожденные способности к магии тьмы позволяют дроу отлично прятаться. Этот полукровка очень осторожен, работает с большой дистанции и, судя по всему, преследует нас уже некоторое время, но близко не подходит. Еще одна проблема на мою рыжую… ну, точнее уже почти огненно-рыжую голову.

—Надо отсюда сваливать, — включилась в разговор молчавшая до этого Тамра, она не знала заарского, поэтому произнесла фразу на имперском.

—Надо возвращаться и искать другой путь, — согласился Гром, так же перейдя на имперский.

Все такие умные, блин, а то я без них не знаю что делать, но без тактической карты я отказываюсь бродить по этим чертовым тоннелям.

—Герех… — снова привлек мое внимание альбинос. Я и сам почувствовал неладное — магический фон в зале резко сгустился, появилось ощущение чужого присутствия.

—Все ко мне! — скомандовал я.

Несмотря на то, что часть бойцов лишь недавно в отряде, команда была выполнена почти мгновенно, разве что магнон и Медведь чуть задержались, но все же успели.

Не знаю точно, что меня сподвигло закрутить вокруг нас “огненный вихрь”, то ли мгновенный расчет возможных действий противника, то ли интуиция, но решение оказалось верным.

Мир замер, будто море перед штормом, ощущение чужого присутствия усилилось, а потом произошли сразу два события. Прямо посреди зала появился бледный призрак человека, и вслед за этим по мозгам, будто молотом, шарахнул удар ментальной магии. Сотни фиолетовых толщиной с волосок нитей ударили в мой пламенный вихрь, две трети сгорели сразу, но часть все же нашла лазейку и миновала преграду.

Медведь покачнулся и ткнулся лбом мне в плечо, магнона тоже повело. Вергену пришлось сильно напрячься, чтобы удержать свою бронированную тушу и не придавить всей массой магичку и альбиноса. Легче всех удар само собой пережил Ико, ментальная магия — его профиль, вот только с одной десятой резерва о каком-то серьезном сопротивлении с его стороны можно было и не мечтать.

Мир на секунду поплыл и перед моими глазами, жутко захотелось спать и меня как будто потянуло куда-то из собственного тела. Но я не собирался так запросто сдаваться. Сотни выигранных схваток приучили меня бороться до конца. Что такое давление ментала перед необузданной яростью пламени? Огненный ихор, что течет по моим жилам, резко ускорил свое течение, до предела накачивая тело энергией, и тут же выплеснулся в “огненный вихрь”. Тонкий слой воды с пола мгновенно превратился в пар, а пламя плотным коконом окружило мой отряд, отгородив от призрака с его фиолетовыми нитями. Я выиграл даже не вспотев.

—Нынче ночью, верь не верь, я стучусь в твою дверь, — ласковым голосом и нараспев произнес призрак первые строчки детской считалочки популярной в бедных районах Заара.

Черты лица призрака тонули в белом тумане, однако я и так знал кто передо мной. Второй человек в иерархии Кинжалов, стоящий сразу за основателем и идейным лидером, Тафо, по прозвищу Ночной кошмар — сноходец уровня магистра. Собственно, благодаря ему Кинжалы и обрели такую силу за последние пятнадцать лет. Любой немаг становился легкой добычей для этого специалиста, а вот с магами моего уровня ему уже не тягаться, особенно в открытой схватке. Безусловно, опасный противник, но далеко не ультимативный, навроде того же Грома. Беда только в том, что он прекрасно знает свои слабые места, поэтому его физическое тело сейчас спокойно лежит где-нибудь под охраной на мягкой кровати и хрен до него доберешься.

Ослабленный моей силой призрак картинно втянул воздух.

—Я чувствую тебя, огневик! — ласково, будто разговаривая с ребенком, произнес сноходец. Тоже мне Оле Лукойе нашелся. Мне вдруг захотелось захохотать в голос, но я сдержался и знаком подал команду отряду соблюдать тишину. Моя сила перекрыла ему большую часть восприятия, и сейчас он пытался угадать с кем же имеет дело. Зато теперь мне стало понятно благодаря кому бандиты постоянно выходили на наш след.

Не получив ответа Тафо — Ночной Кошмар решил вновь попробовать мою защиту на прочность и обрушил новый ментальный удар. Фиолетовые нити сплелись в подобие пары копий. Первое ударило в центр “огненного вихря”, а второе с секундной задержкой слева. Я предвидел куда придутся удары, потому подхватил пламя своей волей и ударил навстречу. Оба копья даже не достигли защиты, развалившись в метре от нее. Неудача не остановила сноходца, и удары посыпались один за другим. Маг на ходу менял тактику, пытаясь подобрать ключ к моей защите, он бил одним мощным или тремя копьями послабее, тогда я отвечал ему встречными ударами, когда же он пытался оплести мой “вихрь”, тогда я разгонял его сильнее и нити просто сгорали в его пламени.

Теоретически я мог держать подобную защиту не меньше двенадцати часов. Сноходец однозначно был опытней меня, но его атаки не отличались особым разнообразием и силой. Сам же “огненный вихрь”, который я сейчас использовал, чтобы прикрыть отряд, почти не отличался от постоянно практикуемой мной “циркуляции силы”, просто на этот раз я заставил пламя покинуть пределы тела. Однако мне не хотелось задерживаться в столь не гостеприимном месте. Как-то повредить противнику у меня особой возможности не было. И дело не только в том, что он отсутствовал здесь физически. Пару раз я метал в него “стрелы”, но он легко уклонялся от огненных росчерков, а “блуждающий огонь” отказывался наводиться на цель. Для победы над таким нестандартным противником требовался принципиально другой подход, но мне еле хватало контроля, чтобы вовремя отражать его атаки.

Силы сноходца оказались не бесконечны, и после двух десятков бесполезных попыток он остановился и снова втянул воздух:

—Огонь, Вода и Жизнь. Жизнь — это понятно. Симо, это твои новые друзья? Быть можешь ты нас представишь? — снова подражая доброму сказочнику пытался завести беседу сноходец. Ему однозначно было трудно нас идентифицировать, поэтому он попытался сыграть в “угадайку”…. и не угадал. Правильно бы звучало так “Огонь, Вода, Жизнь, Жизнь, Разум”. Грома он почувствовал только из-за его гигантского Источника, а еще потому, что он совсем не умеет прятаться, за “воду” скорее всего он принял висящий подземном зале пар, ну, а со мной и так все понятно.

Не получив ответа, он снова попытался прорваться через мою защиту, однако быстро прекратил бесплодные попытки.

—Нынче ночью, верь не верь, я стучусь в твою дверь, — задумчиво проговорил сноходец детскую считалочку и перешел наконец-то на нормальный голос. — Неужели ты думаешь, что можешь вечно от меня прятаться за этой преградой?

Надо было заканчивать этот цирк, вот только гениальная мысль не спешила посещать мою голову. Мое пламя было вполне способно навредить сноходцу, но он прекрасно контролировал ситуацию за пределами моего “огненного вихря”. Так что гонять его по залу можно было очень долго, но у нас хватало и других проблем, требовалось срочно прорваться на оперативный простор, иначе здесь нас просто зажмут.

Быстро прикинув варианты, я жестом показал магнону, чтобы он вступил в диалог с сноходцем, сам же сконцентрировался на “огненном вихре”. Мне предстояла весьма филигранная работа, ведь сноходец почувствует создание любого плетения, покинувшего безопасную зону, а значит, придется работать с тем что есть. Заклинание отличается от прямого контроля тем, что магическое действие будет выполнено согласно заданных параметров, однако при определенном умении всегда можно заменить первое на второе. Другими словами, сейчас я сознательно начал уничтожать структуру собственно “вихря”, стараясь при этом не схлопнуть его.

—И зачем ты пришел, Кошмар? — пробасил магнон.

—Ты все же здесь! — самодовольно сказал сноходец.

Как я и предполагал, его уверенность была не более, чем блефом. Конечно, он предполагал присутствие магнона в наших рядах, но утверждать этого наверняка не мог.

—Ага, где мне еще быть? — спросил гигант.

—Ну, например, в могиле, — снова вернувшись к образу ласкового дяденьки произнес Тафо, — Жеро так все замечательно придумал, но ты взял и убил нашего друга. Так некрасиво.

—Ваше предательство дорого обойдется, — резко возразил Гром.

В этот момент я разрушил первый узел заклинания, “огненный вихрь” замедлился, но я перехватил пламя своей волей и продолжил его раскручивать.

—Ой все! Завязывал бы ты с этим пафосом, Гром! — Призрак даже махнул рукой от раздражения и тут же вернулся к старому образу. — Я ведь знаю какие сны ты видишь ночами! Неужели тебе предложили мало? От вас требовалось всего-то свернуть пару голов, а взамен вы бы получили желаемое. Неужели твоего любимого Фредерика не тяготит положение младшего в династии или быть может тебе не хочется спокойной жизни? На полученное золото ты бы мог принять сан жреца и дальше возиться со своими людишками.

—Я не предаю друзей! — наклонив голову чуть вперед четко произнес гигант.

—Почему сразу предательство?! Мы всего лишь хотели предложить тебе встать на сторону сильных. Да и с каких пор у этого Шелудивого Пса Бертрана появились друзья? Ведь ты подобрался к нему так близко.

—Я-не-пре-да-те-ль, — по слогам произнес Гром и, по-моему, я даже услышал нотки гнева в его голосе.

—Демоны с тобой, Гром, — картино сплюнув на пол сказал сноходец, — прошедшего не воротишь. Быть можешь тогда познакомишь нас с твоими новыми друзьями?

Гром не ответил, а я в разрушил второй узел, “огненный вихрь” заколебался, теряя форму, но мне удалось стабилизировать ее.

—Ну что ж, не хочешь, тогда позвольте, я сам представлюсь, меня зовут Тафо, по прозвищу Ночной Кошмар, — с легким поклоном сказал сноходец. — Признаться, я думал, что знаю всех сильных магов этого города, однако вы меня удивили. Откуда вы? Охотники, канцелярия или наемники?

Конечно же мы не собирались отвечать на такие вопросы, но и сноходец не собирался умолкать.

—Вижу, ты не дурак и деловой человек. Что скажешь, если я предложу тебе обоюдно выгодное сотрудничество? К примеру, можем начать с сотни золотых за голову этого тугодума?

Предложение и впрямь было щедрое и я даже на секунду задумался, но я дал слово. А жаль, сотня золотых на дороге не валяется. Конечно, этот Тафо мог обмануть, но думаю, в данной ситуаци ему это не выгодно. Сейчас, когда началась война, никто не станет экономить презренное золото на оплату услуг сильного боевого мага, а вот после вполне могут устранить и забрать свое обратно.

—Мало? — с удивлением спросил призрак. — Жадность — это плохо, но пусть будет по-твоему. Полторы… хотя нет, пусть будет две сотни золотых монет.

От названной суммы я аж губу прикусил и невольно покосился на магнона. Кстати, так сделал не только я. Слово, конечно, очень важная вещь в этом мире, но почти мешок золота — это очень веская причина пересмотреть свои принципы…

—Конечно, давайте знакомиться, — прошипело пламя моим голосом. Последний узел плетения был разрушен и направляемый моей волей огромный вал пламени покатился вперед. К сожалению, я не владел магией воздуха, из-за этого удар сильно уступал по мощи “огненному ветру”, что мы создавали на пару с Темоком, однако и этого оказалось достаточно.

Призрак исчез чтобы возникнуть на тринадцать метров дальше и чуть правее, но через мгновение вал докатился до него, а затем, я, помогая себе руками, резко сжал пламя в шар на фигуре сноходца. Визг заживо сжигаемого мага прокатился по подземелью, однако он быстро взял себя в руки, и внутри двухметровой огненной сферы появилась вторая из фиолетовых нитей. Началось противостояние: сила против силы и мастерство против мастера.

Просачивающееся сквозь щит пламя обжигало ментальное тело сноходца, причиняя сильнейшую боль, но он сопротивлялся. У нас с ним существенная разница в рангах, а вот мощь магии примерно на одном уровне, так что все должно было решить искусство. Сноходец рвался изо всех сил, стараясь покинуть ловушку, но и я не отступал. Зря я не удосужился изучить заклинания “огненной темницы” и не мог сейчас усилить контроль скрепами. Однако, в моем арсенале есть аналог. Сжатый до состояния низкотемпературной плазмы огонь начал перерождаться в жидкое “пламя Рокода”, еще больше увеличивая плотность.

—Ико, страхуй! Вереген, руби! — проорал я. Пот градом катился по лицу.

Напарники, до этого молча наблюдавшие за битвой, наконец-то пришли в себя. От альбиноса потянулись серые нити ментальной магии, а Верген резко устремился вперед. Ико не стал рисковать и вмешиваться в наше противостояние, нарушая этим тонкий баланс сил, поэтому окутывал мою сферу своей магией. Если сноходцу удастся вырваться, то эта преграда даст мне лишнее мгновение, что перехватить его.

Огненная сфера начала медленно сжиматься, увеличивая давление и постепенно истощая защиту мага, да и Верген уже был недалеко, так что я уже почти начал праздновать победу, но все же моего контроля не хватило, чтобы справиться с полноценным магистром. Тафо понял, что попал и попал серьезно, поэтому пошел ва-банк, жертвуя здоровьем, он сознательно уменьшил плотность защиты, зато подготовил себе путь к отступлению. Мощный фиолетовый луч ударил изнутри, легко пробил дыру в огненной сфере и преграду альбиноса, и по нему, будто по дороге, заскользил призрачный силуэт сноходца. Мгновение, и Тафо скрылся в стене.

—Вот же падаль! — в который раз за день выругался я. Ведь почти добил гада, оставалось совсем чуть-чуть. Конечно, полученные ожоги тонкого тела еще долго будут напоминать магу о нашей встрече, но ведь выжил собака такая. Если бы я удосужился изучить “темницу”, хрен бы он ушел.

—Готово! — громко объявил альбинос и в моем сознании наконец-то развернулась тактическая карта.

Диспозиция выглядела не очень, но далеко не так хреново, как могло бы быть. За время нашего противостояния противник успел подтянуть к месту около тридцати стрелков и трех малефиков — большая сила, но кого-то действительно серьезного там не было. Из трех магов крови только один мог оперировать магией третьего круга.

—Гром, идешь первым, я прикрою, — скомандовал я гиганту и уже перейдя на мыслеречь сообщил порядок следования остальным. Тридцать стрелков — это не так уж и страшно, однако вероятность словить шальную пулю есть всегда.

Магнон пошел по середине туннеля и, вспомнив о засевшем снайпере, предусмотрительно прикрыл рукой смотровую щель шлема. Я двинулся следом за ним, прикрывая гиганта “огненным потоком” с обеих рук. От шальной пули этот маневр не защитит, но и прицельно вести огонь по нашему танку не позволит. Сразу за мной пошел Медведь, затем Верген, и уже за ним Тамра, Аист и Ико. Таким образом мы были защищены от прямого выстрела, а Мечник прикрывал своим бронированным телом магичку, имперца и альбиноса от кинжального огня, что мог обрушиться на отряд с доков тоннеля.

Нам дали пройти тридцати метров, после чего грохот выстрелов загулял по тоннелю. Пули свистели в каком-то метре от меня, стучали по металлу доспехов магнона и выбивали каменную крошку со стен. Два раза бухнуло, и мелкая картечь выбила рваный ритм. Мелкий осколок срикошетил от стены и полоснул меня по лицу — мелочь, но кровь пустил. В целом же, выбранная мной тактика оказалась верна и никто из отряда не пострадал. Ну, а то, что нагрудник магнона теперь больше напоминали дуршлаг, чем броню, меня особо не трогало, я и так из-за него поссорился с магистром и потерял две сотни золотых упущенной прибыли.

Следом последовал удар малефиков, однако заполнившее коридор пламя не позволило им точно навести удар. “Кровавое копье” и пара “стрел” прошли мимо.

—Вперед! — скомандовал я и первый устремился в атаку.

Сила ровным потоком потекла по телу, все увеличивая скорость и заполняя каждую клеточку, и в этот момент я обратился к воплощению. Кожа треснула и почернела, изо рта вырвалось пламя, тонкая пленка воды вскипела, обращаясь в пар. Сила пламени изливалась из меня мощным потоком, и через секунд мое тело вспыхнуло факелом. Пьянящее чувство силы начало поглощать сознание, но я уже привычно вернул себе контроль.

Восьмикратный чемпион мира — Усэйн Болт в свое время пробежал стометровку за 9,58 секунд, нас же с противником разделяло всего пятьдесят-шестьдесят метров и, по-моему, я был быстрее. Мне потребовалось всего три секунды, чтобы преодолеть дистанцию и обрушиться на врага. Однако не один я оказался такой резкий, один из малефиков оперативно сообразил, чем может закончиться встреча огневика с боезапасом огнита, что нес на себе каждый из стрелков, и успел воздвигнуть на моем пути плотный красный туман. “Потоки огня” проникли всего на полметра и завязли не в силах продвинуться дальше. Заклинание было слишком сложным, чтобы с ходу разобраться в его устройстве, поэтому я не стал умничать и призвал восемь кроваво-огненных когтей — три удара и дорога свободна.

Стрелки, перегородившие тоннель от стены до стены, перезаряжали оружие и даже не поняли, что произошло. “Огненное лезвие” вошло в глазницу первому противнику, второму я вспорол горло. Полуметровые клинки оказались слишком неудобны в толчее и я скинул их “стрела” — убил еще одного, а второму прожег бедро до кости, а затем перешел на технику “Огненного бога”. Легким, почти невесомым касанием пальцев я нанес “Яростный удар Огненного бога” в грудь ближайшего бандита. Под моими руками вспыхнула защитная полусфера, которая направила всю силу взрыва в тело противника. Толстая, дубленая кожа нагрудника буквально брызнула ошметками, и волна, ломая ребра, ушла в тело. Бандита согнуло пополам, следом короткий удар в его затылок. Снова вспыхнула защитная полусфера. Детонацией ему проломило затылочную кость, да так, что все содержимое черепной коробки выплеснуло из открытого в немом крике рта и глазниц. Ранее, я использовал технику “Огненного бога”, как молотобоец, сейчас же все сделал правильно. Спасибо Тамре, именно она показала и научила меня, как правильно сражаться в традиции Царств.

Теснота, позволила наносить короткие удары — пинки в ноги противников, дробя лучевые кости, а также наносить удары локтями и коленями. К тому моменту, когда рядом оказался шедший предпоследним Аист, я успел убить двоих и серьезно покалечить еще четверых противников. Разогнавшийся Имперец в своей привычной манере нанес сдвоенный удар копьем-навахой и баклером, отправив на тот свет еще парочку бандитов. Ну, а дальше подоспел Верген, Тамра и Гром… кровь полилась рекой.

Произошедшее далее мало напоминало битву, скорее бойню: вспышки магии от техник огненного и водного Богов, дополнились взмахами золотого и стального клинков, а следом на противников обрушились латные рукавицы из синего металла. Застигнутые врасплох бандиты падали один за другим, крики боли и ужаса на долгие десять секунд поглотили мир. Брызги крови и отсеченные конечности полетели в стороны…

Последнего бандита молниеносным росчерком золотого клинка добил Верген. Противники кончились.

—А ты полон сюрпризов, человечек. Это же техника “Огненного бога” из Царств? — заинтересованно спросил стоящий над телом поверженного малефика Гром.

—Да, — коротко и неохотно ответил я. Скрывать очевидное смысла не было, но и открывать все карты перед магноном мне не хотелось. Да и настроение было такое себе, пламя начало угасать, а картина произошедшего побоища не внушала радости. Это была работа, грязная, неприятная, но нужная работа.

—Ты опасный враг, Герех, — хмыкнул гигант, впервые назвав меня по имени.

—Я хороший друг, — стараясь держать себя в руках ответил я ему.

—Я тоже хороший друг, так почему бы нам не стать друзьями? — снова обратился ко мне Гром.

—Хорошие друзья не пытаются свернуть тебе шею! — я даже разозлился от такой неумелой лести,

—Да ну? — с хохотом спросил подошедший сзади Верген. — Че, серьезно?!

—Подколол, один ноль в твою пользу, — недовольно бросил я напарнику. Наше знакомство с Вергеном тоже сперва не заладилось, однако спустя время я уже не могу представить свою жизнь без этого наглого, острого на язык и порой крайне жестокого, но верного друга.

—О чем спорим, мальчики? — с игривой улыбкой подоспела магичка. Тамра, как истинная язва, не могла пропустить интересную дискуссию.

—Ни о чем. Зачищаем трупы, собираем все ценное и уходим, — обрывая разговор сказал я.

Ценного оказалось не много, конечно, если не считать огнестрельное оружие, но тащить его было слишком тяжело, да и время поджимало. Навскидку собрали около полкилограмма различных монет — потом посчитаем.

Дальнейшее бегство можно назвать скучным: две короткие схватки с малочисленным противником закончились кроваво и быстро, затем пятнадцать минут петляния по туннелям и мы наконец-то покинули территорию Кинжалов. Мы не стали подниматься прямо здесь, чтобы не нарваться на бандитов, поэтому пришлось побродить по канализации еще минут десять.

Единственное, чем мне запомнилось это блуждание, так это тем, что я впервые увидел, как живое существо исторгло из себя около килограмма различных металлов. Фигуру магнона вновь осветил “Цвет Жизни” и из него посыпались расплющенные пули, обломки клинков и прочая гадость. Тело гиганта восстанавливалось так стремительно, что даже частично выправило покореженный доспех. Его вообще можно убить?! Вот что значит удачное сочетание физических кондиций и природного таланта.

—Чисто, — доложил альбинос. И мы по очереди стали подниматься наверх.

Улицы Заара встретили нас проливным дождем и темнотой, однако город не спал. Кроме ярко освещенных магическими фонарями Портового и Серебряного тракта, по городу шло множество отрядов с факелами, и часто вспыхивали, приглушенные дождем, выстрелы. В городе шла война, и если бы не сезон дождей, Заар давно пылал.

Однако самое интересное творилось в порту. С нашей позиции было прекрасно видна подкова залива, пылающие башни “Морской стражи” и идущая в порту битва. Двенадцать фрегатов под флагами графов Унари пытались пробиться в порт, а в отдалении, в море, за стеной дождя покачивалась на волнах армада крутобоких десантных судов. Им противостояло всего шесть легких шхун Заара. Стационарные щиты ярко пылали под огнем корабельных орудий и магическими ударами капитанов. В это же время в небесах шла битва другого порядка. Ярко сияла центральная башня академии магии Заара и “круг магов” на флагмане неприятеля. Ураганные ветра закручивались в спирали, летели во все стороны молнии, фронт то прогибался в сторону города, то его относило прочь. Стихии разошлись не на шутку, явно сцепились маги уровнем не ниже магистра.

Вот наши уступили, и с небес обрушилась молния на один из кораблей Заара, по щиту побежали змеи разрядов, вода у борта закипела, а затем стационарный щит погас и корабль вспыхнул, будто спичка.

—Демоны, пепел и железо! — ругнулся Верген.

—Удар не менее старшего магистра, — авторитетно прокомментировала Тамра уничтожение судна.

—К демонам этих магистров, надо бить эту шваль! — прорычал Медведь.

Рядом тяжело вздохнул альбинос.

—Что дальше? — флегматично спросил Аист.

Все развивалось слишком быстро, я с затаенной надеждой всматривался вдаль, пытаясь понять что происходит дома, но ливень скрывал происходящее.

Глава 90

Чужое, халява — взять-взять!

-Моя проблема в том, что при долгосрочном планировании я слишком полагаюсь на апокалипсис.

—Мне пора, — пробасил магнон, отрываясь от зрелища морской битвы.

—Куда? — спросил Верген.

—Надо пробиваться к своим, — ответил магнон, не поясняя кто для него “свои”, а я не стал уточнять, и так понятно с кем повязан гигант.

Гром тяжело вздохнул, сделал шаг в сторону, но потом повернулся и спросил:

— А вы куда? Быть может пойдем вместе? — предложил магнон.

Передо мной встал совсем непростой выбор и я задумался. Нас определенно ждут в гильдии и канцелярии, однако сердце требовало со всех ног бежать домой спасать невесту и ее семью. Какой выбор будет правильным? С одной стороны, вражеский десант пока не высадился, а это значит, что семья в относительной безопасности. Мой зять — Авис, как почти все более-менее крупные мастеровые, состоит в ополчении, и не потому, что такой патриот, просто это членство дает серьезное послабление в налогах, а значит, вместе с помощниками и Птицей он будет вынужден встать на защиту города. При этом Авис точно не оставит женщин одних в доме. У ополчения есть штаб, и пусть бывшая купеческая усадьба не очень надежное укрытие, однако двухэтажный особняк, обнесенный высоким забором, хоть какая-то защита. Значит, они в относительной безопасности, по крайнее мере пока флот противника не прорвал оборону порта и не высадил десант. Правда, это может произойти в любой момент: пять кораблей Заара против двенадцати Унари — очень хреновый расклад. И ладно бы враги пригнали какие-нибудь лоханки, так нет, полноценные линейные суда под прикрытием стационарных щитов и опытных магов.

—Нам в другую сторону, — коротко ответил я, также не вдаваясь в детали.

—Надеюсь, мы еще встретимся с тобой, Герех, — магнон протянул свою огромную ладонь для рукопожатия, и если честно, мне потребовалось приложить над собой усилие, чтобы пожать ее.

—Скажи, зачем вы все это творили? — не удержался я от вопроса.

—Что творили? — переспросил магнон, окидывая меня взглядом.

—Ну, эти ваши дела с Кинжалами: убийства, ограбления караванов, — уточнил я тему разговора.

—То была контрабанда, — коротко ответил Гром, но видя мое непонимание пояснил. — В тех караванах везли наркотики и оружие.

От такого ответа я ж хмыкнул — все чудесатее и чудесатее. В это можно было поверить, но в чем тогда смысл всех убивать? Что-то магнон явно не договаривает, однако я решил не уличать его в сокрытии информации и задал следующий вопрос.

—А поиски артефактов? Вы вообще в курсе, что из-за похищения реликвии мурлоков чуть деревню Мирт не вырезали?

—Ты и об этом знаешь? — удивился Гром, и замолчал, собираясь с мыслями. Я уже ожидал какой-то интересной истории, но магнон меня разочаровал. — Про деревню я не знал, но извини, большего не скажу. Это не моя тайна.

На первый вопрос толком ничего не сказал, а на второй и вовсе отказался отвечать.

—Ладно, бывай, Гром, может еще свидимся, — попрощался я с магноном.

Слепая ненависть ушла, но на ее место не пришло прощение. Я примерно понимаю, какие мотивы двигали гигантом, даже, возможно, смогу понять чертового некроманта, который так осложнил мне жизнь, но понять и принять — это разные вещи. Я просто не смогу забыть и не умею прощать.

Магнон развернулся и громко лязгая покореженными латами побежал в сторону центра.

—Уходим, — жестом скомандовал я и повел отряд короткой дорогой к порту.

От выхода из канализации до береговой линии было не менее двух километров через жилые районы, а там уже и порт рядом. Нам лишь бы выскочить на пустую набережную, а там три локтя по карте на восток до базы ополчения квартала. Побегать придется, но никто и не обещал, что будет легко.

По ходу движения я запросил резерв группы и был несколько опечален: Ико — 10 % и поддержание карты полностью нивелировало его естественное восстановление, у меня — 76 %, Верген — чуть больше половины, Аист — примерно так же, а у Тамры и вовсе осталось треть. Пришлось на ходу перестраиваться, теперь впереди шли я и Аист, наш танк держал центр и прикрывал собой альбиноса спереди, а Медведь и Тамра держали тыл.

С одной стороны в канализации было проще, там не требовалось опасаться стрелка засевшего на крыше дома, а с другой, сейчас я мог использовать свою силу, не опасаясь привлечь лишнее внимание. Даже если кто-то специально нас ищет, то хрен ему на воротник! Магический шторм, который вызвало сражение магов создавал столько помех, что у меня аж в глазах зарябило, заложило уши и жутко засвербило в носу, когда я полностью переключился на магическое восприятие. Маги разошлись не на шутку, и теперь над флагманом флота противника медленно раскручивался смерч из некроэнергии.

—Шац-ту-Рад, — с придыханием прочитала на родном языке Тамра. Альбинос перевел это словосочетание, как “Познавший-Имя-Бога”, для себя же я определил этот термин, как “Архимаг”. Там, на палубе огромного трехмачтового фрегата, прямо на верхней орудийной палубе сейчас творил заклинание кто-то очень могущественный. Что ж, это логично, что у противников есть свой Архимаг.

В ответ на действия противника над магической академией, герцогским замком и еще четырьмя десятками дворянских усадеб и зданий по всему городу вспыхнули переливающиеся купала стационарных щитов. Наблюдая это зрелище я лишь хмыкнул. Академия и замок точно переживут прямой удар подобной силы, а вот торговые гильдии, банки и богатеи явно поторопились. Стандартный щит не выдержит удара, на их месте я бы сидел тихо и не отсвечивал от греха подальше. Уж если поднимать щит, то перед самым ударом, а пока сияющий купол над зданием прямо-таки кричал “вмажь по мне”.

Наш отряд миновал целый квартал не встретив сопротивления. Улицы были пусты и безлюдны, в окнах не горел свет, хотя я чувствовал опасливые взгляды горожан. За десять минут нам встретилось всего двое прохожих, да и те, завидев вооруженный отряд, быстро скрылись с глаз в ближайшем проулке. Большинство жителей заперлись по домам, желая просто сохранить жизнь и надеясь, что война их не тронет. Пустые мечты, как только десант Унари высадится в порту, здесь начнется ад. Хотя в первую очередь пострадают богатые и зажиточные кварталы — там есть что взять, трущобы станут шерстить в последнюю очередь.

Нас заметили, и с пятиэтажки ударили в разнобой три пули. Отряд сразу спрятался от обстрела у стены ближайшего здания, а я укрыл себя потоками пламени и двинулся маятником на сближение. Огонь танцевал под проливным дождем, вода шипела, превращаясь мгновенно в пар, но была не в силах сбить мое пламя. Грохнул новый выстрел, но пуля лишь бесполезно расплющилась о мокрую мостовую метрах в трех от меня.

Стрелки укрылись на чердаке пятиэтажки и вели обстрел через еле заметные глазу бойницы, однако я разглядел одну фигуру и тут же ударил. “Огненная стрела” — синий пламенный росчерк устремилась к цели, почти мгновенно прожгла толстую доску и ударила в цель. На месте не убило, но выплеснуло во внутренности противника “пламя Рокода”. Дикий крик сжигаемого изнутри бандита на короткое время перекрыл собой шум дождя и даже вой магической битвы в небесах. На чердаке замелькали силуэты и я на удачу бросил еще пару “стрел”. Не попал. Но больше стрелять в нас никто не осмелился и отряд продолжил движение.

Следующая стычка произошла только через пятнадцать минут, когда мы уже сильно углубились во второй квартал по дороге к порту. Парочка оборванцев сноровисто орудовала плотницкими топорами в попытках вскрыть обитую железом дверь мелкого торгаша, судя по вывеске. Трое их подельников развлекались с девочкой лет десяти. Грязная юбка была задрана на голову и безвольное тело уже не оказывало никакого сопротивления, а рядом прямо в луже лежал окровавленный труп женщины с перерезанным горлом и вспоротым животом — с ней они тоже успели позабавиться. Из магазина громко звали на помощь и угрожали стражей, но голодранцы лишь посмеивались и продолжали орудовать топорами.

Я не стал тратить драгоценное время на разговоры, насильники умерли от ударов “огненных стрел”. Льющиеся с небес потоки воды сильно снижали эффективность огненной магии, но бушующий в сердце гнев заставил пламя гореть как никогда ярко. Возможно, сегодня я превзошел сам себя, “стрелы” прожгли ублюдков насквозь. Оставшиеся двое кинулись наутек. Одного прикончил Аист ударом клинка-навахи, второму я разрубил спину крест на крест парой “огненных плетей”. Нарочно ударил вполсилы, не на смерть, но так, чтобы никогда больше не встал на ноги и остался калекой.

—Твари, — прошипело пламя из моего рта.

—Пошли, — непривычно холодно бросил Верген, — всем не поможешь.

Тихо, почти беззвучно всхлипывающему ребенку мы действительно больше ничем помочь не могли, среди нас нет целителя, а возиться с ней нет времени. Сколько таких историй сейчас происходит по всему Заару? Даже не хотелось думать. В этот момент я даже был готов стать на сторону уличных банд, они поддерживали хотя бы какой-то порядок в трущобах. Война еще даже не разгорелась, но уже изменила людей. Ведь эти пятеро не были бандитами, обычные маргиналы, которые в одночасье решили, что им все дозволено, мол, “война все спишет”. Спишет, но не всем и не всегда, а я приложу все силы, чтобы такие ублюдки не остались безнаказанными.

Следующая встреченная группа оказалась более подготовленной: бандиты с татуировками местной банды сводила какие-то свои счеты с владельцем игорного дома. Два звероподобных орка-охранника лежали у распахнутой настежь двери. Одному прострелили голову, второй получил ранения в живот и еще подавал признаки жизни. Через открытые двери было видно, как двое держат пожилого мужчину в слегка потрепанном, но дорогом костюме, а один бьет его прикладом в живот.

На пальцах сами собой заиграли искры плетения, но меня одернул Верген:

—Демоны с ним, Герех! Я знаю этого ублюдка, та еще падаль. Наркопритон держит.

Образ мыслей напарника и уроженца этого мира для меня был предельно ясен: для него на первое место выходило то, что хозяин заведения “человек-падаль”, и лишь на второе то, что он держит наркопритон. Я бы убил за второе, первое тоже плохо, однако этот мир полон контрастов и смерть от моей руки еще надо заслужить.

Я замер на секунду, обдумывая ситуацию, в один момент вспыхнуло горячее желание устроить всей честной компании очистительное аутодафе, но в здании могли быть и не причастные, да и время было дорого, поэтому я просто сплюнул сгусток огня на мостовую. Пусть сами разбираются.

По дороге пришлось еще трижды схлестнуться с бандитами, но ничего серьезного, так местная гопота. Зато когда нам оставалось миновать всего квартал до набережной, когда впереди мы услышали частые хлопки выстрелов.

—Ико, дай максимум, — с неохотой попросил я альбиноса. Его резерв совсем не резиновый, но вступать в драку без понимания ситуации мне совсем не улыбалось, а может вообще стоило обойти проблему по широкой дуге. Время жалко и жизни бойцов моего отряда важнее.

Радиус тактической карты резко расширился, подсвечивая обе стороны конфликта. В переулке столкнулись бандиты и стражники. Отряд Ночных в количестве шестнадцати голов засел в монументальном двухэтажном здании новой постройки и отстреливался из окон, а десяток человек стражи пытался взять это здание штурмом, уже потеряв двоих двухсотыми и одного трехсотым с наглухо раздробленным плечом. В дальней части здания также присутствовало пятеро гражданских.

—”Я знаю это место, тут небольшая община гномов артель держит, ну, и приторговывают потихоньку разной запрещенкой”, - пояснил Верген.

—”Откуда знаешь?” — с интересом спросил я напарника. В городе я прожил намного больше него, однако он уже не в первый раз поражает меня кругом своих знакомых и знанием различных мест.

—”Да так, пересекались пару раз”, - отмахнулся напарник, из чего я сделал вывод, что гномы либо устроили тут притон с блэк джеком и гулящими дамами, либо были его клиентами по опасному бизнесу. Он ненадолго задумался и добавил, — “Надо помочь”.

—”Точно надо?” — переспросил я, так как Верген никогда не был замечен в человеколюбии, скорее уж наоборот.

—”Да”, - твердо ответил напарник, — эти коротышки пару раз меня выручали, не люблю оставлять неоплаченные долги”.

—”Хорошо”, - легко согласился я. Нам все равно по пути, и пять-шесть лишних минут ничего не решат.

К зданию подходили осторожно, стараясь не привлечь внимание бандитов, за что чуть не словили пулю от условно своих. Из-за угла соседнего здания вынырнула рука и часть лица. Молодой стражник успел навести прицел на Аиста и даже нажать спуск, но я вовремя его заметил и потянулся контролем к кристаллу огнита. Никогда мне еще не приходилось делать подобный фокус, но наставник гильдии утверждал, что это будет не самая сложная задача. Курок ударил по кристаллу, но я сжал пламя своей волей, не давая ему распространиться и вспыхнуть, и одновременно с этим потряс свободной рукой заранее вывешенной на грудь связкой амулетов.

Не знаю, успел ли юный стрелок разглядеть, что я ему показывал, так как выстрел со второго этажа вынудил его вновь спрятаться за угол дома, но больше подстрелить нас он не пытался.

Проникновение в здание осложняла толстая решетка с квадратным орнаментом в гномьем стиле. Я управился с ней всего за одну минуту. Первым, как наиболее мобильный и скоростной боец, вошел Аист, за ним тяжелой кавалерией в здание ворвался Верген, следом я.

Комната на первом этаже оказалась пустующим в данный момент кабинетом, так что мы без проблем пробрались в коридор. Здание еще не успело подвергнуться разграблению. Шесть трупов и заляпанные кровью стены говорили о том, что коротышки не сдали свой дом без боя, но и сами умылись кровью.

—”Аист, второй этаж на тебе, а мы с этим раздолбаем зачистим первый”, - распределил я роли.

Имперец неоднократно показывал себя умелым бойцом, так что за него я не опасался. Справится. А вот мне с моей магией надо быть поаккуратней в жилых зданиях, конечно, если я не хочу их спалить к какой-нибудь матери.

Аист скользящей походкой сорвался с места, и его как ветром сдуло, а мы с Вергеном пошли зачищать помещения первого этажа. Шли вдвоем — Мечник брал на себя штурм, я лишь страховал. Мы старались особо не шуметь, но и не прятались.

Первые два кабинета были пусты, их миновали без проблем, в третьем оказались сразу двое бойцов, спрятавшиеся по сторонам от окна. Верген длинным выпадом сократил расстояние и нанес удар. Золотое лезвие рассекло воздух, и голова бандита слетела с плеч, второй успел только отбросить пистоль, который он судорожно перезаряжал перед этим, а затем упал на стол с пронзенным сердцем, смахивая распростертыми руками аккуратные стопки бумаг.

—”Чисто”, - отрапортовал Мечник.

—”Держу”, - подтвердил я, полностью переключая внимание на коридор. Никто не заметил короткую стычку, бандиты продолжали перестрелку со стражей.

Следующие два помещения зачистили по всем правилам и лишь на третьем вышла небольшая осечка. Предсмертный вскрик бандита привлек внимание его подельника и тот пошел проверить, что же такое случилось в их тылу. Ночной оказался тертым калачом и не полез сломя голову, аккуратно выглянул из двери и тут же скрылся. “Огненная стрела” синим росчерком ударила в дверной косяк.

—”Падла”, - матюгнулся я. Не сказать, что промах меня сильно огорчил, однако я крайне редко мажу, особенно на таком маленьком расстоянии. Вот теперь выковыривай его оттуда.

— ”Я возьму”, - сказал Верген, наращивая лобовую броню из жидкого металла. И пошел на штурм. Грохнул выстрел, по груди Мечника прошла волна, поглощая импульс, золотой клинок рассек воздух, и у нас стало на одного противника меньше.

Продолжая контролировать коридор я краем глаза глянул на карту. У Аиста все шло хорошо, он уже зачистил пятерых. Так на втором этаже осталось всего трое и один у нас. Нашего бандита мы удачно застали когда он прицеливался в кого-то на улице, так что я не мудрствуя лукаво всадил ему “огненную стрелу” в затылок. Минус один.

—”Первый этаж, чисто”, - коротко бросил Верген в эфир.

—Иди со своими друзьями договаривайся, — махнул я Вергену на дальнюю дверь, где забаррикадировались гномы, — я со стражей вопрос решу.

Его знакомые, ему с ними и говорить, да и не очень я гномов жалую. И вроде зла они мне не делали, но прижимостоть и гордыня подгорного народа доводят меня до белого каления. Может потому, что я сам привык считать копейки, а два одинаковых полюса отталкиваются. И пусть бедность уже не держит меня за глотку, но какое-то иррациональное неприятие гномов все же осталось. В общем, как в известном анекдоте:

“Есть 2 причины, почему я не даю деньги бездомным:

1. Им нужны деньги на алкоголь.

2. Мне нужны деньги на алкоголь…”

Пока я обдумывал эту мысль, пришло сообщение от Аиста, что он полностью зачистил второй этаж, так что я отвлекся от дурацких и неуместных размышлений и подошел к окну.

—Э-э-э служивые! Завязывай стрельбу, здесь уж нет никого! Мы зачистили здание!

Некоторое время с той стороны молчали, а потом кто-то спросил зычным голосом.

—Ты сам-то кто будешь?!

Вместо ответа я одной рукой стянул с шеи оба амулета и потряс их над окном, впрочем сам не высовывался, так сказать, во избежание эксцессов. Страже потребовалось некоторое время на обсуждение и я в очередной раз возблагодарил собственную предусмотрительность, что купил на всю группу кристаллы-варитта, для мыслеречи, как же они упростили нам жизнь! Можно было вести целые дискуссии, в то время как в реальном мире проходили какие-то жалкие секунды.

—Покажись, — наконец донеслось с улицы.

—Я-то покажусь, но если кто шмальнет, то пеняйте на себя! Бить буду больно и неаккуратно! — громко крикнул я.

Я с некоторой опаской сделал короткий шаг. Из-за угла дома на меня смотрел высокий мужчина, его голову прикрывал шлем, но седая борода-лопата выдавала пожилой возраст. Мне удалось разглядеть еще двух стражников, что поглядывали на меня из своих укрытий, оружие никто из них на меня не направлял, удерживая его стволами вверх — разумная предосторожность.

—Да! Это его я видел! — прокричал молодой стражник, выходя из-за угла здания, отчего лицо ветерана аж перекосило и он разразился бранью. Молодой тут же спрятался обратно, но смысла в этом уже не было, если бы я хотел его убить, с легкостью бы сделал это.

—Как тебя зовут?! — не высовываясь спросил седобородый десятник.

—Герех Буревестник! — крикнул я.

—Как зовут главу гильдии Охотников?! — донеслось из-за угла.

—Старшой, хватит уже! — Этот цирк начал меня напрягать, мало того, что мой отряд сделал за них всю грязную работу, так еще я должен доказывать, что не верблюд.

—Ладно-ладно, — примирительно проорал тот, покидая укрытие.

—Вот и договорились, — кивнул я, — сейчас открою.

Вернувшись в коридор я застал Вергена в компании пятерых бородачей. Гномы держались кучно, хмуро, но агрессии не проявляли. Доспехи, надетые прямо на гражданскую одежду, без поддоспешников, всклокоченные бороды, оружие в руках и окровавленные повязки.

— Это наш командир, Герех, по прозвищу Буревестник, — коротко представил меня Верген.

—Рад нашему знакомству, и спасибо за помощь. Меня зовут Броки сын Дворина, сын Таба сын Грота, я являюсь старшим нашей общины. Гномы помнят, что такое долго… — разошелся было широкоплечий бородач в бригантине, надетой прямо поверх расшитого серебряной нитью кафтана.

—Да-да, — прервал я распинания гнома. — Извините, мы спешим, давайте поговорим как-нибудь в другой раз.

В глазах подгорного воителя блеснуло раздражение и он уже снова открыл рот, чтобы что-то мне вещать, но я уже развернулся спиной и пошел к двери. Верген что-то сказал ему на прощание и догнал меня на выходе.

—Карт Щит, — Встретил меня на крыльце приветствием седобородый ветеран, который на поверку оказался десятником.

—Очень рад, — коротко бросил я на ходу.

—Хочу вас поблагодарить… — прозвучало мне в спину.

—Мы торопимся, — сдерживая раздражение сказал я. Если так хочется обменяться благодарностями, то пусть идет в здание, там его как раз ждет не дождется такой же общительный гном. Время — деньги.

Под осуждающие взгляды десятника и старого гнома мы скорым шагом поспешили прочь. Быстро миновали две улицы, проскочили под нависающим сверху мостом и наконец-то выбрались на пустую набережную. Ураганный ветер хлестал, выбивая стекла домов, подхватывал осколки и раскидывал их далеко во все стороны. В пятидесяти метрах под неутихающим ливнем тлели обломки здания, в которое попал залп корабельных пушек, небо над нашими головами искрилось от потоков сил.

Вблизи мне было прекрасно видно, как сплелись в битве магические конструкты. В ход пошли стихии и даже сырая сила. В воду били молнии и гуляли смерчи, в полукилометре разгулялся град, состоящий из острых ледяных игл, и, словно эхо этой битвы, огромные волны хлестали корабли, ударяя их о причал. И вишенкой на торте, прямо над флагманом вражеского флота продолжал набирать силу вихрь некроэнергии. Морское сражение, к моему огромному удивлению, тоже еще не закончилось. Нападающая сторона так и не сумела потопить пятерку вертких шхун, и они продолжали маневрировать под градом ядер и атакующих плетений.

—”Налево”, - скомандовал я и мы бегом устремились по пустой набережной. Риск попасть под раздачу был невелик, к тому же этот маршрут экономил нам минимум полтора часа — не придется петлять по улицам, влипая в неприятности на каждом шагу, именно поэтому я и повел сюда свой отряд.

—”Герех, что-то здесь нечисто”, - требовательно остановила меня Тамра.

Морской волк из меня, как из говна пуля, но я еще раз внимательно присмотрелся к морскому сражению. Вражеские корабли рьяно закидывали наши ядрами и магическими снарядами. И, на мой взгляд дилетанта, все было очевидно: наши корабли держались только потому, что стояли на причале, а значит их щиты заряжены под завязку, в отличие от совершивших марш-бросок через море неприятельских.

—”Подробнее”, - требовательно сказал я.

—”Я не уверена, но как-то слишком легко они держат щиты”, - с сомнением в голосе произнесла магичка, — “Присмотрись к щитам, видишь, они на два копья отходят от корпуса?! Зуб даю, на них стоят стационарники класса “Буря”, а должен быть “Ветер”! Да и все суда одного класса, как будто-то специально подобранные для маневрирования в гавани”.

Я еще раз присмотрелся к кораблям, но мне явно не хватало квалификации и знания морского дела, что бы уловить разницу. Однако, легкое подозрение все же появилось, кроме попавшей под удар молнии шхуны пять остальных были до сих пор на плаву, умело маневрируя под огнем неприятеля и даже огрызаясь на ходу.

—”Нет, конечно, сами эти факты ничего не говорят, но все вместе выглядит как-то странно”, - добавила магичка.

—”Кто что думает по этому поводу”? — обратился я к коллективу, так как сам пребывал в замешательстве.

—”Да, вроде все в порядке… — начал Медведь, но неожиданно осекся, — хотя… я стражников не вижу. По Уставу наши уже должны были формировать колонны на центральных улицах и выдвигаться в порт, чтобы сдерживать неприятеля до подхода основных войск. А ты посмотри на них, — он указал пальцем в конец Серебряного тракта, который упирался в восточные ворота города, — стоят, ждут чего-то, а должны вместе с ополчением баррикады возводить”.

—”Кроме того, — неожиданно дополнил альбиноса, — горят все пять башен “Морской Стражи”. Я понимаю, диверсия… но у них очень строгий контроль и независимое командование. Я сам недели три назад проводил проверку личного состава, поэтому знаю о чем говорю. Пусть одна башня, ну, ладно две, но не все же разом — это маловероятно”.

После слов альбиноса я по-новому присмотрелся к “Морским Стражам”, стараясь понять в чем неправильность. Эти тридцатиметровые башни были сложены из массивных блоков и не имели наземного входа, забраться на них можно было только по веревочной лестнице. Во времена работы в порту я лично и не единожды видел как меняется караул. Под толстой каменной крышей разместилось по четыре длинноствольных кулеврин, развернутых в сторону моря. Одна такая, по слухам, могла вести огонь на дистанцию до полутора километров. Калибр невелик, зато ядра, к врачу не ходи, “с начинкой”. А кроме того, каждая башня имела целый ряд защитных и атакующих артефактов. Таким образом, пять башен полностью перекрывали акваторию порта. В общем, очень серьезная и очень дорогая защита. Правда, выбивающийся изнутри огонь, сейчас сильно портил общее впечатление. Судя по цвету и силе пламени, внутри не должно остаться никого живого — уж в этом вопросе я отлично разбираюсь. Единственное, что меня смущает — это равномерность потока, при большом количестве артефактов и огнита в башне пламя должно колебаться и выдавать вспышки. Хотя, допустим, что боезапас находится в специально защищенных хранилищах, однако при разрушении артефактов и стационарных кристаллов-накопителей все равно выделяется предостаточно силы.

—”Мне вот тоже “Стражи” не нравятся, — с сомнением протянул я, — как-то они странно горят. Вроде все правильно, но там же кристаллы огромной емкости стоят”…

—”Хм…” — неожиданно протянул Верген. — “Все это очень похоже на какую-то хитрость”.

Признаться, я вновь чуть не заплакал от счастья. Пусть медленно, но Верген начинает использовать голову не только для того, чтобы в нее есть.

Если все действительно так, как предположил Верген, то картина менялась. Конечно, чтобы увидеть все эти нестыковки потребовалось взглянуть на происходящее упор, да не абы кому, а тем, кто непосредственно разбирается в теме. При этом железобетонной уверенности не было, сами по себе все разрозненные факты могут свидетельствовать о банальной некомпетентности управленцев, что при феодализме вообще встречается сплошь и рядом, но не могут же все поголовно оказаться идиотами… или могут?

Мой мозг заработал с удвоенной силой, прогоняя различные варианты развития событий и вроде мне удалось уловить закономерность по которой будет развиваться эта шахматная партия. Здесь явно попахивает западней, кто-то умный сделал все, чтобы войска вторжения клюнули на удочку и вошли в гавань. Все выглядит очень натурально, настолько, что ни один самостоятельный факт не наводит на подозрение, но вот если объединить их вместе, они складывались в крайне интересную картину.

—”Может порт заминирован?” — предположил Верген.

—”Навряд ли”, - ответил ему альбинос, я лишь кивнул в знак согласия. — “Обычно в сезон дождей порт забит кораблями до отказа, и их уничтожение — это сильнейший удар по экономике Заара, а для правящей династии так вообще равносильно добровольному оскоплению и герцог пойдет на такое только в самом крайнем случае, когда других вариантов просто не останется. Да и Унари не идиоты, наверняка перед нападением их маги изучили акваторию порта вдоль и поперек. Вот только я готов отдать голову на отсечение, что подвох определенно есть…” — многозначительно закончил альбинос и я вновь был с ним согласен. Не зря ему пророчат должность старшего следователя канцелярии — туда абы кого не берут.

—”Значит так герои Заара…” — начал я вдохновенную речь. но меня перебил Верген.

—”Что-то мне не нравится твоя улыбка!”

Остальные утвердительно кивнули.

—”Не перебивай, блин, — махнул я рукой и продолжил пафосную речь, — “Герои Заара, наша Родина в опасности! А значит мы, как истинные патриоты, должны встать на ее защиту…” — дальше мысль как-то не пошла и я сбавил обороты. — “… ну, и параллельно заработать много-много плюшек! Короче, вписываемся в любой блудняк, кроме откровенного суицида!”.

—”Как-зачем-почему?” — посыпались на меня вопросы, но я лишь загадочно улыбнулся.

—”Схема, очень простая, друзья мои. Уверен, у руководства определенно есть план грядущей войны, а это значит, что наверху сидят большие молодцы и стратеги. Одно дело ввязываться в хрен-пойми-что-и-сбоку-бантик и совсем другое участвовать в запланированном мероприятии. Война приносит не только горе и смерть, а еще чины и медали! Выкладываемся по полной и получаем максимум бонусов из этого мероприятия!”

Отряд умолк, обдумывая мои слова. На лицах Ико и Тамры читались задумчивость, Верген неопределенно крутил пальцами, Аист был привычно холоден и невозмутим и лишь только Медведь сразу кивнул, приняв сказанное за аксиому.

—Что-то есть в твоих словах, но я бы не была так уверена, — высказалась вслух магичка.

—Больше оптимизма, друзья мои! — уже вполне жизнерадостно высказался я, перекрикивая шум ветра.

Новые открытия резко добавили мне мотивации, и теперь, когда впереди маячила вкусная морковка, я был готов идти до конца. Риск? А что риск? Я боевой маг и моя жизнь состоит из него чуть больше, чем полностью.

—Поверьте у меня при-род-на-я чуй-ка!

—И талант влипать в неприятности! — с сарказмом добавил Верген.

—У меня вообще много талантов, — подытожил я, — а теперь вперед!

Глава 91

Сорок человек на сундук мертвеца…

-Теперь вы знаете, что если начнётся зомби-апокалипсис и вдруг откроют противоядие, мир ещё годик будет сомневаться, а стоит ли его колоть или лучше стать зомби.

—Верген! Сворачивай! — крикнул я в запале, пытаясь перекричать звуки небольшой стычки на перекрестке Серебряного тракта и Имперской улицы, потом чертыхнулся и продублировал приказ через мыслеречь.

Идущий впереди группы Верген тут же забрал влево под прикрытие здания. Выстроив наш маршрут движения через набережную я рассчитывал быстро добраться до восточного мастерового квартала на окраине города, но после множества странностей, что открылись нам по пути было принял решение активно участвовать в начавшейся войне. И теперь нам нужно добраться либо до здания гильдии, что расположено на центральной площади города, либо до штаба канцелярии у восточным ворот. Я слегка ошибся, в попытке сэкономить время и повел отряд по Серебряному тракту. Возле порта было относительно безопасно, конечно, если не заденет боком магическая битва или случайное ядро — нас сия участь миновала, но стоило отойти на полквартала, как мы увязли в стычках. Банды вылезли из своих крысиных нор и дружно кинулись грабить самую богатую центральную часть города.

Не думаю, что так планировалось изначально. Уверен, Унари не поскупились щедро раздавая деньги и обещания, требуя взамен лишь сдержать стражу пока их десант не высадится в порту Заара, но сборище бандитов — это не регулярные части и большинство головорезов просто не смогли устоять перед жаждой наживы. Стража всегда жестко контролировала центральную часть города, так что ранее они могли только облизываться на дома зажиточных горожан, но сейчас ситуация резко изменилась и началась кровавая вакханалия — все против всех: Кинжалы сцепились со Стервятниками, а тем в спину ударили Ночные, в это же время в соседнем проулке дрались Портовые и Бовы. И это только крупные банды, эмблемы которых знал весь Заар, а сколько здесь было различной мелкой швали, не сосчитать. Не было только стражи.

—”Демоны! Где стража?! Они же весь центр разграбят!” — прорычал Медведь.

Еще двадцать минут назад я бы тоже начал костерить герцога на все лады, однако сейчас углядел в этом бездействии городских властей расчетливый ход.

—”Успокойся. Не будет стражи”, - спокойно сказал я.

—”Как не будет?!” — возмутился бывший десятник, в котором несмотря на прошедшие после вынужденной отставки годы говорила профдеформация.

—”Если стража попытается вмешаться, то банды наверняка объединятся”, - вместо меня ответил альбинос. — “Им кинули кость и они вцепились в нее, как голодные псы.”

—”Но…”, - снова заворчал Медведь, но я оборвал его.

—”Да, подло, но в то же время очень мудро. Эта жертва расщепляет силы бандитов и дает время на переформирование основных сил. Да и кто здесь живет? В основном это чиновники и различные содержанки, а треть домов и вовсе пустует большую часть года — городские резиденции мелкого дворянства и купечества”.

—”Но не все же здесь мажоры! А как же люди?!” — не унимался Медведь.

Я состроил мерзкую усмешку.

—”Бабы новых нарожают”, - поставил я точку и махнул рукой в сторону проулка. — “Уходим, Верген, ты первый.”

Дважды повторять не пришлось. Напарник нырнул в проулок, а мы последовали за ним. Быстрая дорога закрыта и теперь придется выстраивать новый маршрут. Куда легче было бы добраться до Ависа и отсидеться на окраине города, такая тактика определенно позволит пережить войнушку в относительно комфортных условиях, однако это не принесет бонусов.

Миновав две улицы мы наткнулись на крупный отряд какой-то банды с окраин Заара. Вооруженные лишь холодным оружием без поддержки сильных магов они ничего не смогли нам противопоставить, так что бой в первые же секунды превратился в избиение. Кровь хлынула на мостовую и потоки воды с небес понесли ее к морю. Все как в поговорке “пошел стричь овец, а сам вернулся стриженным”. В общем, погорячились ребята, не мы бы их грохнули, так другие бы нашлись. Когда серьезные дяди и тети делят большие деньги, малыши должны сидеть по домам и не высовывать нос на улицу. Хотя я успел приметить в рядах отряда перспективного мага с ярко выраженным талантом к Светлой магии. Молодой парень лет семнадцати наверняка был самоучкой, и я даже удивился, как такой талант упустили жрецы светлых богов. Он успел активировать пару “мотыльков” — боевое плетение первого круга на основе магии Света, вот только Верген добрался до него быстрее, а из двух половинок одаренного, целого мага уже не склеить.

В целом, бой и вовсе мог пройти без сюрпризов, если бы мы не увлеклись кровавой вакханалией и не пропустили парочку бандитов к альбиносу. Хорошо, что его прикрывал Медведь, выстрел аркебузы и свист картечи быстро привел меня в чувство. Я мысленно обматерил себя и отступил назад. В первую очередь я командир и маг и только потом боец, пора бы мне уже это запомнить, но бушующая в моей крови сила постоянно заставляет лезть в самое пекло.

Верген и Аист быстро очистили оружие от крови и мы двинулись дальше, но не прошло и пары минут, как клинки снова оказалось в крови, только в этот раз напали уже на нас. Привлеченный шумом отряд Бовов вышел нам наперерез, не оставив нам выбора. Не бегать же нашему брату от шести человек, тем более что среди них нет магов выше подмастерья. Мы умножили их на ноль в мгновение. А вот со следующим противником пришлось пободаться уже почти на равных.

Враждебный отряд появился на карте секунд за тридцать до того, как мы столкнулись с ним лоб в лоб и, к сожалению, встречи избежать не получилось бы. Отряд бандитов, который вынырнул с боковой улицы, мы встретили слаженной атакой, разом сократив их численность на пять бойцов, но командовавший противником маг оказался опытным гадом. Утоптанная каменная мостовая брызнула острыми осколками, и “стена земли” перегородила проулок. И хрен бы с ней, трехметровый забор не самое сложное препятствие, но противник начал отводить отряд для перегруппировки, параллельно создавая стрелковые точки. Перемахнувший преграду Верген сходу поймал три пули в лицо и отлетел обратно. Ничего серьезного, так шкуру попортили, но этот инцидент еще раз показал мне, что не стоит зарываться. Минимум двое в нашем отряде не смогут пережить прямого попадания пули, а кроме этого, резерв у всех ушел за половину.

—Бегом-бегом! — скомандовал я, первым стараясь оторваться от нападавших.

Во-первых, мне очень не хотелось связываться с двумя десятками стрелков в узком проулке, так как мой щит не выдержит пулю, а во-вторых, ими руководит опытный маг-классик со склонностью к стихии земли, который уже показал чего стоит. Да и зачем? Даже если мы положим весь отряд, кто это увидит и выдаст нам “медаль за отвагу”? Всегда стараюсь поступать по-справедливости, по крайней мере так, как ее вижу, однако я всегда учитываю свои интересы и интересы своего отряда. Хорошо быть добрым, когда доставшийся от предков замок приносит тебе стабильный доход, а вот если его нет — сложно. Приходится активно шевелить мозгами.

На первом же перекрестке мы свернули, вышли из боевого контакта и, петляя, пробежали еще метров двести дворами. Поначалу нас пытались преследовать, но как-то без рвения, да и благодаря альбиносу шансов у них особых не было. Меткими бросками “стрел” я прикончил одного, ранил второго, и от нас отстали.

Две минуты отдыха, и мы снова в дороге. Сейчас мы уже продвигались без спешки, внимательно следя за округой. Пропустили еще один крупный отряд, затем походя уничтожили два мелких. И снова чуть не нарвались на проблемы — пара малефиков вела куда-то два с половиной десятка боевых мутантов. У нас был отличная возможность застать магов врасплох и выбить их в одну секунду, но, откровенно говоря, шкурка выделки не стоила. Облаченные в пластинчатую броню “крики” очень неудобные противники, да и не уверен я, что Верген сможет выдержать больше пяти-шести ударов. Его новая броня чертовски хороша и сохраняет подвижность, но высокая энергоемкость это серьезный минус. Так что я счел за лучшее пропустить их от греха подальше.

Спустя полчаса мы наконец-то добрались центра и теперь предстояло выбрать-таки куда двигаться дальше. Я обдумывал это с самого порта, но так и так и не смог принять окончательное решение. Все казалось слишком сложным и запутанным.

—”До здания гильдии ближе, чем до восточных ворот. Быстрее начнем, быстрее закончим”, - вполне логично высказался Верген, но повторюсь, здесь все было не очень просто.

Выбирать сторону придется при любом раскладе, ведь службу на тайную канцелярию никто не отменял, зато у нас был неплохой шанс банально затеряться в происходящем хаосе. С одной стороны, именно рост в рангах гильдии давал допуск к более высокоуровневой магии, да и работать с мэтром Вереско мне куда приятнее, чем с Пронырой и Бешеным. А с другой, надо понимать, что непосредственным заказчиком все же является герцог в лице тайной канцелярии и Академия магии подчиняется именно ему, лишь оказывая услуги Охотникам. Нет, я не думаю, что глава гильдии Курт Вереско скрысятничает и заберет себе больше положенной доли, но и премию не выдаст — контракт есть контракт. Выражаясь казенным языком, быть генеральным подрядчиком значительно выгоднее, чем субподрядчиком — если сможем показать себя молодцами, то есть шанс получить те же знания в обход всех проволочек. Да и что греха таить, чувствую я за собой вину, ведь это именно меня отправляли на континент, чтобы провести разведку. Уверен, я был такой не один и все же. Дилемма, блин. Эти мысли, ну, кроме душевных терзаний, я и озвучил напарникам. Ико задумался, а вот Верген заулыбался:

—”Так может тогда имеет смысл сразу идти к особняку Бертана? Там нас начальство точно заметит”, - нагло заявил Мечник.

—”Так бы мы и поступили, если бы решили вписаться в войну с самого начала и нападение на город оказалось действительно неожиданным”, - пояснил я. — “Готов поставить медный шлех против золотого орба, что Бешеный сейчас находится в замке и передает оттуда приказы по обороне города. А где еще быть сильнейшему магу разума?”

—”Предлагаешь топать сразу во дворец?!” — удивился напарник.

—”Ага, нахрен мы там кому нужны? Там и без нас хватает “старших помощников младшего носильщика ночного горшка его светлости”, - хмыкнул я.

Тут Вергену крыть было нечем и он согласно кивнул.

—”Так куда все же идем?” — не выдержала Тамра, которая плохо разбиралась в местных реалиях.

В итоге получалось, что отличиться на службе канцелярии мы можем только в двух случаях. Либо если нам дадут действительно важное задание и мы сумеем его выполнить на пять с плюсом, как тогда в Городе-Крепости. Но без серьезной поддержки это попахивает откровенным суицидом. Ну, либо нам посчастливится спасти кого-то очень важного для герцога, вот только девяносто девять и девять процентов, что все шишки сидят в замке, а значит это тоже маловероятно.

—”От барона можно ожидать бонусов, а с Пронырой нам хрен чё светит”, - посетовал альбинос и был совершенно прав. Старший следователь, он же заместитель Бешеного, невзлюбил альбиноса из-за его способностей и быстрого карьерного роста. Он всеми силами будет стараться приуменьшить труды своего мнимого конкурента, а следовательно и наши тоже. Проныра сам себе придумал это соперничество и теперь будет сворачивать нам кровь. Как бы ни был умен альбинос, какими бы магическими талантами ни обладал, он никогда не сможет заменить Тоцита Шуца на его месте. В нем говна и подлости маловато и, как следствие, он очень слабый управленец.

—”И не говори”, - неожиданно поддержал Верген альбиноса — “В лучшем случае отправят по всему городу за малефиками гоняться или поставят дверь сторожить, а то ведь могут и на штурм кинуть. И че тогда делать?”

А ведь Верген прав. Куда бы нас не кинули, это будет не наше решение, не мы будем выбирать поле битвы и взвешивать риски, а это означает лишний и необоснованный риск. Вместе мы весьма опасный и сбалансированный отряд, но наша сила во внезапности и напоре, мы не выдержим прямое столкновение с магом старше ранга магистра.

—За мной.

Все очевидно, выбор сделан — я повел отряд в сторону центральной площади. Отбрехаться от Проныры мы всегда успеем, а затыкать своей жопой амбразуру совсем не улыбается. Да, за это мое решение придется отдуваться другим бойцам канцелярии, но я ни секунду не пожалею о содеянном. Я не мать Тереза.

Дорога до центральной площади прошла без приключений, да и на месте оказалось удивительно пустынно, хотя в воздухе отчетливо чувствовалась тревога. Здесь было много богатых зданий, но пока никто из банд не рискнул их штурмовать. Дома знати и пара элитных гостиниц, без сомнения, были набиты добром под завязку, но в них и охрана имелась. Думаю, что если ничего кардинально не изменится, то и до них дойдет очередь. Сейчас бандиты возьмут что попроще лежит и потом сунутся сюда. В конце концов сколько там может быть той охраны? Десяток, ну, может полтора десятка бойцов, да столько же слуг. Взять можно, но придется постараться.

Но одно исключение все же было. Самым лакомым кусочком среди всей этих роскошных домов являлся банк Заара. Я и сам не удержался, бросил на двухэтажное здание хищный взгляд, но был вынужден заранее признать поражение. За полупрозрачной пленкой стационарного щита были отлично видны окованные позолоченным металлом двери, а в узких, подобно бойницах, оконных проемах, замерли вооруженные стрелки. Конечно же, у них и пара боевых магов найдётся. Против такой защиты надо идти с пушками и с полноценным старшим магистром в охапке.

Пока мы пересекали площадь, я чувствовал на себе множество внимательных взглядов, но никто не пытался нас остановить, либо как-то еще помешать. Так что вскоре я дернул за ручку двери. Створка, украшенная костями чудовищ, поддалась без малейшего сопротивления и мы всем отрядом ввалились в холл гильдии. Оказавшиеся здесь в первые Аист, Медведь и Тамра замерли при виде хищно оскалившегося скелета морского дракона. Верген тут же не преминул отпустить колкость в сторону магички, но был проигнорирован.

—Что даже охраны нет? — первой пришла в себя Тамра.

—А ты знаешь много умалишенных придурков, что рискнут штурмовать гильдию Охотников? — тут же снова попытался поддеть ее Верген.

—Кроме тебя? — улыбнулась магичка в ответ, потом сделала вид, что задумалась и с печальным вздохом продолжила, — боюсь, что двух таких идиотов земля не выдержит.

Верген сжал челюсть, и мне пришлось вмешаться, чтобы остановить перепалку. Я повел свою команду в зал, он же таверна, на первом этаже. В здании было непривычно шумно. Сквозь открытые створки был слышен гам, не менее трех сотен собравшихся здесь Искателей живо обсуждали происходящее, спорили, сквернословили и, конечно, выпивали, не без того. Сезон дождей вынудил многих отложить дела и пережидать ненастье под крышей.

Прямо на барной стойке около стены со скучающим видом стоял сам мэтр Вереско и с холодной улыбкой обозревал толпу. Сегодня я впервые видел главу гильдии не в повседневной одежде, а в боевом облачении: голову прикрывал вороненый шлем с широкой стрелкой, на груди анатомический панцирь из странного красноватого металла и такие же наручи и поножи, из оружия все та же сабля в золоченых ножнах, а сбоку, на поясе массивный щит-баклер с толщиной ребра около сантиметра. Наше появление в общем зале не осталось незамеченным, Вереско с высоты своего места кивнул, на что я ответил полагающимся поклоном. Сидячих мест в зале было немного, но Верген в своей привычной манере согнал со своих мест компашку юных Охотников, чем организовал нам свободный стол, который мы тут же и заняли.

Искатели вокруг нас громко обсуждали происходящее в городе и рвались в бой, периодически поглядывая на управляющего, однако мэтр Вереско будто не замечал эти взгляды. Первое время я прислушивался к разговорам, но быстро потерял к ним интерес, так как большинство сводилось к желанию побыстрее подраться, только редкие одиночки, да несколько отрядов наподобие нашего спокойно ждали развития событий. Драка ради драки нужна молодым и безбашенным, а серьезные бойцы будут проливать кровь только за звонкую монету.

—Герех! Привет! — звонким голоском поприветствовала меня неожиданно вынырнувшая из толпы знакомая девушка полурослик.

—Привет, — отозвался я, пытаясь вспомнить имя мелкой жрицы, — э-э-э… Мильва.

—Милька. Милька, по прозвищу Колокольчик, — поправила меня голубоглазая, гордо демонстрируя бронзовый амулет Искателя.

—Тебе идет, — честно сказал я в ответ. Мелкая голубоглазая жрица, которую мы как-то встретили с альбиносом в придорожном трактире, действительно обладала таким звонким голоском, что ее было слышно даже в царящем вокруг гаме. Удивительно живое и светлое создание. — А где твоя подруга, кажется, Осома?

На лицо девушки набежала тень и я понял, что зря спросил про орчанку.

—Она погибла. Два месяца назад… от когтей нежити… на кладбище вблизи Катифа — подтвердила мои подозрения Милька.

—Соболезную, — неловко сказал я.

Мы виделись с ними всего один раз, так что о какой-то дружбе и речи не шло, но тогда они предостерегли нас, что за голову альбиноса назначена награда, и я был весьма признателен им за это.

—Пусть дорога ее будет легка, — важно произнесла жрица, и осенила себя священным символом Ориста — очередной мелкий божок из светлого пантеона, который благоволил странникам, торговцам, дорогам и знаниям. Когда жрица начертала две пересекающиеся извилистые линии, те засветились воздухе, что свидетельствовало о расположении божества.

Я всегда скептически относился к жреческой магии из-за ее земной природы — каждый маг может стать жрецом, но не каждый жрец станет магом. Как по мне, расположение божеств слишком непостоянная и эфемерная вещь, чтобы всерьез рассчитывать на нее и связывать ними свою судьбу. Однако в этот раз я сдержал ухмылку.

—Так ты сейчас одна или с отрядом? — спросил я чисто из вежливости, но невольно попал в точку и жрица просияла.

—Я как раз одна и увидев тебя…. - стеснительно начала мелкая жрица.

— Захотела присоединиться, — закончил я за нее, и она активно закивала, подтверждая мои слова.

Н-да. В принципе, усилить отряд еще одним бойцом — идея неплоха. Но я окинул девушку взглядом скептически: миловидная, несмотря на маленький ростик, но силы в ней “кот наплакал”, даже в Медведе ее больше, хотя он слабейший из моего отряда, и потом, что-то я не припомню за жрицами Ориста особых боевых умений. Конечно, она знает множество интересных фокусов: предсказание погоды и вообще прорицание, разбирается как в магическом, так и в обычном лечении, да и жреческое образование чего-то да стоит, но… но это все хорошо для бронзового амулета, мы же воюем с противниками совсем другого порядка. Даже как батарейка, для альбиноса, она не подходит. Так что в бою она больше обуза, чем помощь, хотя я бы не отказался иметь подобного спутника в дальней дороге. После короткого совещания выяснилось, что примерно так же думали и остальные мои товарищи, все кроме Медведя. Он был кровь от крови своего народа и весьма благосклонно относился к любым жрецам, даже к служителям темного пантеона, так как считал их частью жизненного цикла.

—Прости, Колокольчик, но, боюсь, нам не попути, — честно сказал я, отчего на голубоглазую мордашку набежала тень. Милое создание, даже слишком, в нашей компании отморозков она явно лишняя.

—Но… но я многое умею, — жалостливо произнесла юная жрица, от чего у меня даже предательски кольнуло сердце, а сидящие за соседними столами охотники, невольно ставшие свидетелями моего отказа, начали кидать в мою сторону укоризненные взгляды. Слишком милая…

—Милька, — вмешался в разговор Верген, — мы на пороге серебряного ранга и проблемы у нас соответствующие.

Напарник слегка слукавил и преувеличив среднюю температуру по больнице, но по большому счету был прав, пройдет еще совсем немного времени, и трое из нас перейдут в этот ранг. Мне было неприятно отказывать голубоглазой жрице, но так будет лучше для всех.

Я молча полез в сумку и некоторое время там копался, пока не нашел один из недавних трофеев.

—Это подарок тебе и не держи обиды, но мой товарищ полностью прав, — с этими словами я вручил ей амулет-усилитель, не такой сильный как тот, что я получил в подарок от барона Бертрана, но для любого слабенького мага даже небольшая прибавка к “Мощи” будет существенным плюсом.

Мордашка жрицы просветлела, она приняла дар двумя руками и крепко прижала к груди. Затем сделала поклон, а когда снова подняла взгляд, в нем лучилось детское счастье. Вот же блин блинский, угораздило же ее выбрать в покровители Ориста и ступить на путь Охотника. Сидела бы в храмовой больнице и не лезла куда не надо.

—Спасибо, — звонко пискнула жрица и упорхнула куда-то в толпу.

—Может зря? — с укором спросил Медведь, но получил от нас с Вергеном такие взгляды, что мгновенно стушевался и потупился. Сам дурак с нами связался, еще и девчонку в пропасть тащит.

И тут Искателей как прорвало. К нашему столику потянулись одиночки. Обращались они основном к Вергену, так как я почти не общался с коллегами, то и в лицо меня мало кто знал, все больше по слухам. Цель у всех была одна и та же — попасть в отряд. Мне это весьма польстило, но не настолько, чтобы затмить разум, выбор я старался делать на основе фактов, а не ласковых речей. Сходу отсеял восемь новичков, которые не проходили по минимальному уровню силы и резерва, и только к девятому присмотрелся внимательней: тощая, как доска, девочка-подросток лет пятнадцати-шестнадцати. Возраст маловат, навыков хрен да маленько — всего пара боевых плетений первого круга, контроль чуть выше среднего, но злой, цепкий взгляд жителя трущоб, а также ярко выраженный талант воздушника вполне нивелировали эти недостатки. Лучше бы, конечно, подошел маг-классик, но эта сойдет, с ее помощью мне удастся расширить наш арсенал приемов, а если поднатаскать девицу, то со временем она станет самостоятельной единицей. Некоторое время я опрашивал потенциального кандидата и в целом меня все устраивало, кроме плохой физической формы.

—”Верген, Тамра, что скажите?” — мысленно обратился я к напарникам, надеясь на их тренерский опыт.

—”Работать можно”, - спокойно кивнул Верген, на что магичка аж фыркнула.

—”Набор костей по три шлеха”, - источая сарказм ответила Тамра. — “Полгода пройдет пока дотянем ее до среднего уровня, ну, или вкладывать деньги”.

Юная магичка сидела молча, опустив голову, поглядывая на нас через длинную челку, я легко считывал ее нерешительность и испуг. Денег мне вкладывать не хочется, но и терять потенциально полезного кандидата тоже. Мороки с ней будет — жуть, да и риск немалый потерять ее в будущей войне, тем не менее я внезапно принял решение: “брать”.

—Принята, — подытожил я. — Вергена ты знаешь, меня зовут Герех и я командир отряда, а вот этот дядьку Медведем кличут, держись пока возле него, а там видно будет. С остальными позже познакомлю.

Каиса — так звали девчонку, еле заметно кивнула.

Новички еще подходили, но никого более талантливее девчушки больше не было, разве что меня заинтересовал одиночка, он сидел от нас за три стола — сильный маг-классик со стальным амулетом, но поймав мой взгляд, он отрицательно мотнул головой. Понял — отстал.

Снова потянулись минуты ожидания, Тамра с Вергеном привычно затеяли перепалку, остальные молча слушали их и улыбались от особо удачных острот магички, однако напарник не сдавался, так что я даже начал подозревать его в мазохизме. Конечно, он упорный парень, но Тамра значительно сильнее в словесных играх.

За пятнадцать минут в зал вошли еще семь охотников, видимо, все, что смогли добраться до гильдии в это сложное время, и наконец-то зашевелился Вереско. Когда мэтр взял в руки золотой амулет и прикрыл глаза, по залу резко прошла волна взволнованных окриков и так же быстро затихла. Взгляды всех собравшихся скрестились на фигуре управляющего гильдией. Так продолжалось с полминуты, мэтр общался с кем-то (понятно с кем) по мыслеречи. Наконец он сделал первый шаг по барной стойке и звук отразился эхом от стен в повисшей тишине.

—Здраствуйте, господа Искатели, — обратился мэтр Вереско глубоким баритоном к собравшимся. — Извините за ожидание, но непростая ситуация требует непростых решений. Все вы вкурсе, что Заар подвергся неожиданному нападению арм… бандитов, — с ухмылкой поправился управляющий гильдией, — в связи с чем, город в лице герцога открывает контракт на головы каждого нарушившего закон “об оружии” и эдик Совета Магов “о магии”. Для тех кто не вкурсе, коротко поясню…

Вереско начал пересказывать суть названных законодательных актов.

—Хитро, — тихонько хмыкнул Верген и я был с ним полностью согласен.

Сословная структура общества запрещала большинству горожан носить военное оружие и артефакты, а также использовать боевую магию. Собственно под этот закон попадали все рядовые бандиты, а малефикары и прочие колдуны под эдикт Совета.

—Вот только как они учет будут вести и отличат трофеи от… скажем… несчастных случаев, — спросила Тамра. Меня этот вопрос тоже волновал, этак можно кучу народу покрошить, однако я не успел ответить, так как мэтр Вереско как раз подошел к этому месту.

—Что же касается доказательств, то здесь все просто. Нарушители и арми… приезжие бандиты носят на теле и одежде отличительные знаки, так что несем их, да побольше, господа, наниматель готов щедро платить. За головы глав банд и офицеров вражеской армии назначена отдельная цена. Я на вас рассчитываю.

Охотники разразились довольными криками, но управляющий поднял руку, останавливая гул.

—И вот еще что, за каждую единицу огнестрельного оружия и боевых артефактов будет выплачена компенсация. Цена, конечно, ниже рыночной, но в любом количестве и без всяких вопросов. Вы меня услышали? — вопросом закончил мэтр свое выступление, и получил новые одобрительные выкрики. Охотники уже подсчитывали какие барыши смогут состричь с банд Заара.

Народ потянулся на выход, но я дал своим знак сидеть и ждать. Кстати, не одни мы оказались такие умные, еще два отряда и четверо одиночек так же остались на своих местах. Я догадывался, что для групп найдётся что-то более стоящее, чем просто “вольная охота”.

—Господа, я вас больше не задерживаю, — строго, но с усмешкой в глазах сказал Вереско.

—Да, брось, мэтр, — хрипловатым голосом ответил ему маг-классик, с которым мы давеча обменялись взглядами, — нам еще не подали сладкое.

—Сейчас будет вам сладкое, — ухмыльнулся управляющий, доставая из-под барной стойки кожаный тубус. Затем он ловко вскрыл его и развернул на столе карту Заара, причем весьма подробную. — Значит так, — Вереско оглянулся в поисках чего-то что можно было бы использовать как маркер, на глаза ему попалась только глиняная рюмка, ее он и пустил в ход. — Тащите еще.

Ему тут же протянули первые попавшиеся предметы, и он начал расставлять их по карте. В общей сложности набралось чуть больше дюжины меток и, судя по их расположению, я догадывался, что они означают.

—Это вражеские склады?

—Ты прав, Буревестник, — одобрительно кивнул мэтр Вереско, — кстати, не ожидал тебя здесь увидеть. Как служба?

Ответить я не успел, так как в разговор вступил один из Искателей, темноволосый кряжистый мужик лет сорока со стальным амулетом на шее и старым то ли шрамом, то ли ожогом на лице. Бандиты зачастую метят свой офицерский состав специальными татуировками, которые просто так не сведешь — это что-то типа девиза “от нас уходят только вперед ногами”. По этой примете я и опознал Фарти по прозвищу Душитель, бывшего “ворона” (что-то наподобие “смотрящего”) из банды Портовых.

—Буревестник? Наслышан, — оценив меня любопытным взглядом карих глаз сказал бывший бандит. Взгляд у него был нехороший, без враждебности, но как-будто смотрит сквозь тебя, мысленно уже списав со счетов. Однако напугать меня не выйдет. Я сражался против людей и монстров, демонов, духов и мертвецов, а также множества других тварей, побывал в пяти мирах и встречал некро-шагота, что своей тушей заслонял пол небосвода, так что я видел отморозков и похуже.

—Не перебивай, — рыкнул на него Вереско и бандит молча переключил свое внимание на карту. — Это склады с оружием и боеприпасами. Ваша задача ликвидировать охрану и по возможности удерживать склады до прихода войск — сигнал подадите вот этими амулетами, если не получится удержать, взрывайте все к демонам. А кроме того, там где-то рядом будут находиться лидеры группировок. Притащите голову, приз ваш.

—Это правильно, незачем малым знать лишнего, еще нарвутся на неприятности, — снова вступил в диалог незнакомый мне маг-классик, и, к моему удивлению, остальные его поддержали кивками, даже бывший бандит. Все же Охотники — это больше братство, чем просто организация и если бы моя судьба сложилась по-другому, я мог бы найти здесь верных друзей и напарников, но получилось как получилось.

—А что крысы Бешеного совсем мышей не ловят? — вмешался Фарти, по прозвищу Душитель. Похоже, даже сменив форму, в глубине души он так и остался тем же “блатным”.

—Это то на что у них не хватило сил, — коротко пояснил управляющий.

Совещание продлилось еще около получаса. В основном шла дележка кто какие склады возьмет. Я сражался, как лев, и в тяжелом бою выбил для нас три маркера, удержать все навряд ли получится, какие-то придется уничтожить, но там видно будет. Три склада да плюс, при удаче, головы атаманов банд — это в любом случае лучше, чем то, что предложила бы канцелярия.

Охотники начали расходиться, однако я снова задержал отряд, рассчитывая остаться с управляющим наедине.

—Не ожидал вас здесь увидеть, — сказал мэтр Вереско, когда последний охотник покинул зал. — Как же служба, Герех?

—Я в отпуске, а они не смогли добраться до места службы, — с легкой улыбкой ответил я.

—Решил половить рыбу в мутной воде? — понимающе кивнул мэтр Вереско.

—Что-то в этом духе, — честно, пусть и слегка путанно ответил я. Да и не ему меня осуждать, вон как лучится довольством. Управляющий — правильный мужик, но, правду говорят люди, “кому война, а кому и мать красна”. Уж кому-кому, а ему с этой войны точно перепадет кусок пирога.

—Проблемы? — вполне искренне спросил управляющий, на что я замотал головой. Каким бы дураком я ни был, но в идиоты меня записывать рановато. Доводить дело до “проблем” с тайной канцелярией я точно не собирался.

—Скорее временные трудности. Мэтр, я очень рассчитываю на эту войну и вашу помощь, — зашел я издалека.

—Помощь? — удивленно приподнял брови управляющий.

Я прекрасно помню как Курт Вереско относится к “откатам”, но не мог не воспользоваться ситуацией, ведь это реальный шанс выиграть главный приз, еще не известно когда подобный шанс выпадет снова и выпадет ли вообще. Поэтому я вздохнул и, тщательно подбирая слова, продолжил.

—Да. Не прошу о многом, но если вы поможете с хорошими контрактами, — выделил я интонацией последние слова и продолжил под хмурым взглядом мэтра, — то я в долгу не останусь.

—Ты мои правила знаешь, — серьезно и со злым прищуром сказал Вереско, — мне чужого не надо.

В этот момент Верген резко наступил мне на ногу под столом, но я сдержался, не изменился в лице и продолжил как-будто ничего не случилось.

—Мэтр, вы меня неправильно поняли, — тут же примирительно поднял я руки. — Мне нужен всего лишь шанс, о большем я вас и не прошу.

—Шанс, говоришь? — расслабляясь хмыкнул Вереско. — Будет тебе шанс, но сначала давай уладим формальности.

—Формальности? — не понимая о чем говорит управляющий переспросил я.

—Формальности. Я смотрю, не все твои друзья состоят в гильдии, а мне, знаешь ли, тоже капает копеечка за каждого, — доверительной подмигнул управляющий гильдией. — Пошли.

Тамра и Аист с легкостью прошли проверку и получили свои медные амулеты. Я несколько опасался за Медведя, но амулет подтвердил и его право на титул Искателя. Конечно, потенциально из него мог бы получиться средненький маг жизни, но природная леность и, скажем так, склад характера, не позволят ему достигнуть пика своих способностей. Да и магия жизни — не самая простая наука, кроме магических способностей и умения манипулировать силой, она требует серьезного медицинского образования.

Покинули мы гильдию только минут через сорок, но мое лицо буквально светилось от радости.

—Ну, ты и жучара, Герех! — воскликнул Верген, хлопая меня по плечу, — не хуже, а то и лучше иного торговца серебряной гильдии! Я вот сразу знал, что не зря с тобой связался.

Я смерил напарника взглядом, подумывая пробить ему “яростный удар огненного бога” в грудь, ведь это он со всей силы врезал мне по ноге, пытаясь заткнуть. Убить не убью, но хорошая трепка ему не повредит. Однако хорошее настроение не покинуло меня, и я сдержался. Уже не раз замечаю, что местные с молоком матери впитывают сословную разницу, но я то родился в другом мире! Чинопочитатели, блин, но куда деваться — Средневековье.

Почему-то все устроено так, что за хорошим всегда следует плохое. Вихрь некроэнергии над вражеским флагманом наконец достиг своего пика, превратившись в полноценный смерч более трех километров в высоту и порядка полукилометра в диаметре. Щиты над дворцом и гильдией магов вспыхнули с новой силой, готовясь принять удар архимага. Черная ворона, пропитанная энергией смерти, перекрыла собой горизонт и разогнала тучи над морем. Даже с такого расстояния я смог разглядеть нечаянно попавших в этот круговорот души усопших, они таяли в этом смерче, как восковые свечи, покидая круг перерождения навсегда. Вражеский Архимаг собрал поистине чудовищное количество злой силы, вот только я по своей глупости не понимал зачем ему это нужно. Не верю, что ему удастся проломить щиты герцогского дворца или гильдии магов! Там барьеры профи делали и делали не один десяток, а то и сотен лет, постоянно дополняя и усиливая и без того надежную защиту. Ну, не проломить их грубой силой!

Загадка вскрылась всего через минуту…

* * *
Крат Костелицый — архимаг и глава академии графства Унари опустил трясущиеся руки. Даже ему архимагу-некроманту стоило огромных трудов собрать такое количество силы смерти и если бы не резня в городе, его “Черная заря Крата” никогда бы не взошла над Зааром. В этот момент одно из лучших его творений — огромным шар из уплотненной некроэнергии летел прямой наводкой в центральную башню академии, а ему навстречу отправился “Светоносный меч Армата” — луч слепящего света. Они встретились где-то над центром города. Чистый свет пронзил шар насквозь, последовал хлопок и сдавленный со всех сторон вихрь смерти взорвался призрачным ветром. Под его дуновением не колыхнулась ни одна занавеска, не шелохнулась ни одна оконная ставня, зато все живое, оказавшиеся в эпицентре бури, мгновенно высохло и осыпалось на землю прахом.

Редкие прохожие падали прямо на ходу, потоки воды тут же подхватывали прах и несли его в море. Сцепившиеся в смертельной схватке отец семейства и бандит из Бовов смешали свой прах на пороге дома. Стоящая позади них молодая мать с ребенком на руках теперь никогда не выпустит своего малыша. Прах к праху.

В один миг заклинание архимага накрыло треть квартала и убило четыре тысячи разумных, но не в этом была его сила. Если бы И не только потому, что ему противостоял Вард Колодец вместе со своей академией, Крат Костелицый мог бы уничтожить и весь город, но его расчет был другим. Сжатый внутри “Черной зари Крата” смерч взорвался ураганом и мгновенно накрыл весь город и ближайший пригород. Попавшие под прямое воздействие призрачного ветра смерти люди хватались за грудь и оседали на землю. Большинство из них через пару минут поднимались, и держась за неожиданно расшалившееся сердце, отправлялись дальше по своим делам. Но так происходило не всегда. Больные и слабые оставались лежать еще некоторое время, затем их тела сводило судорогой, глаза заволакивала мертвая пелена, и только тогда они поднимались на ноги и, пошатываясь, шли искать добычу. Были еще и третьи, те, кто даже не попал под прямой удар призрачного ветра, но болели “морским поветрием”, как прозвали его жители Заара, вот с ними дела обстояли совсем плохо. С виду обычная простуда, незначительно перестраивала энергетику таким образом, что та начинала поглощать некроэнергию, а “Черная заря Крата” еще больше усилила эти изменения в ослабленном организме и параллельно накачала несчастного силой смерти, запуская процесс гулификации носителя. Такой человек падал, его тело расслаблялось, а изо рта и носа обильно сочилась кровь, проходил час-другой, и наделенная зачатками разума, но еще не до конца прошедшая трансформацию нежить старалась спрятаться и затаиться. Они заползали на чердаки и в подвалы, прятались под кучами мусора и в других труднодоступных местах в ожидании своего часа.

В лабораторных условиях из десяти заболевших в нежить обращалось девять, однако на практике коэффициент оказался ниже — всего 0.6, скорей расхождения из-за высокого фона некроэнергии в лаборатории архимага. Но даже при таком раскладе Крат Костелицый очень гордился этой своей разработкой, в обычных условиях, чтобы из ста тридцати тысяч зараженных жителей Заара поднять семьдесят тысяч упырей, ему бы потребовалось длительная подготовка и гекатомбы жертв, здесь же хватило просто эманаций смерти. Архимаг даже не был уверен, что сможет контролировать такую армию. В годы, когда он еще только-только достиг своего высокого звания, ему доводилось водить армию из тринадцати тысяч мертвецов, с тех пор он стал значительно опытнее, однако такая цифра внушала опасения даже ему, ведь это не безмозглые ревенанты, а уже более-менее разумная хищная нежить, идеально приспособленная к войне в городских условиях.

—Партия продолжается, — произнес пожилой мужчина в парадном военном камзоле.

Тенью за ним следовал второй военный, камзол его был беднее, да и орденов меньше, однако нельзя было сказать, что Орф Мудрец, не был обласкан регалиями и славой. Ведь будучи сыном безземельного дворянина к своим тридцати девяти годам он удостоился не только красивого прозвища и высокого звания, но и чести управлять военной кампанией своего сюзерена, хотя формально главнокомандующим числился как раз маркиз Сорум де Унари — дядя правителя.

—Продолжается, — согласно кивнул Карт Костелицый.

—Что ж, господа, тогда давайте проясним нашу диспозицию, — произнес Сорум де Унари, задумчиво теребя рукой второй подбородок. Даже личный маг жизни с трудом справлялся с неумеренным аппетитом главнокомандующего.

—Первый ход сделал мы, — взял слово Орф, пересказывая своему “начальнику” ход событий. — Наши закладки сыграли просто отлично, в городе паника. Неожиданно перебросив войска через море мы застали противника врасплох, так что ответный ход герцога был очевиден — он сыграл от обороны и перегруппировал силы. Сейчас же мы создали западню, стоит армии войти в город, как наши мертвецы сотрут ее в порошок.

—А что потом делать с мертвецами? Не превратим ли мы процветающий Заар в новый Мертвый город?

—Об этом не стоит беспокоиться, — спокойно произнес Архимаг, — как только закончатся жители, они сами упокоятся через неделю-другую, а какая-то часть разбежится по окрестностям, но вас же беспокоит не это?

* * *
Его светлость Герцог Кирон Заар, по прозвищу Щедрый, окинул рассеянным взглядом свой ближний круг. Никто бы не узнал в этом чуть полноватом, улыбчивом мужчине средних лет, что вальяжно откинулся на троне, правителя целого государства, если бы не дорогой костюм в геральдических цветах и герцогская многозубая корона с рубином “Око Кираса”, висящая на спинке трона.

—Итак, господа, что мы имеем? — с задорной улыбкой произнес герцог.

—Что ж, — начал доклад барон Бертран, — Унари клюнули на дезинформацию о смерти Императора и, как мы и предполагали, сразу кинулись в бой. Их “диверсии”, мы успешно обернули себе на пользу, так что они в полной уверенности, что все идет по их плану.

—Всем так хорошо? — с нажимом спросил герцог, голос оставался все так же весел, но в глазах мелькнула сталь.

—Не стоит беспокоиться Ваша светлость, — чуть опустив голову, признавая ошибку ответил барон. — В целом, все в порядке, разве что в город просочилось чуть больше оружия, чем мы рассчитывали. Унари воспользовались доселе неизвестным металлургическим методом, в остальном действительно все хорошо. А эту проблему, мы уже решаем.

—Мэтр Теарис, а вы что скажете? — обратился герцог к мужчине лет пятидесяти в черном гильдейской мантии. Легкий налет благородной седины на черных, как смоль, волосах, уверенный взгляд темно-карих глаз и орлиный профиль подчеркивали его внутреннюю силу.

—У нас тоже все впорядке, — с резкой, но приятной хрипотцой ответил старший магистр. — “Морские стражи” усилены группами магов и готовы к бою. В каждом восьмом здании по периметру гавани расположены установки “Огней Шахата” и мы ждем, когда вражеский флот войдет в порт. Архимаг Вард успешно сдерживает атаки архимага Карта Костелицего, но согласно принятой доктрине избегает прямого противостояния.

—А что это был за обмен ударами?

—Не удавшаяся атака на академию, Ваша Светлость, — пояснил правителю старший магистр. — Потери незначительны, не больше трех-четырех тысяч гражданских от прямого попадания и около десяти тысяч по всему городу от рассеянной силы…

—Вот об этом и я говорил Ваше Сиятельство! — вмешался в разговор высокий старик в сине-зеленом камзоле. — Из-за этой войны мы теряем рабочие ресурсы!

—Не сгущайте краски, барон Шаваль, — с показательной небрежностью оппонировал ему маг, — концентрация некроэнергии на пике была не более 17 баллов по Секро и то в эпицентре! По городу прошла волна около 8–9, так что погибло в основном нетрудоспособное население — старики и больные. Возможно, поднятие нескольких тысяч ревенантов, но это мелочь. Зная, что против нас будет работать Карт Костелицый, мы приберегли несколько заготовок. Десять-двенадцать тысяч тупых ревенантов уж как-нибудь сдержим.

—Но позвольте?! А как же… — попробовал настоять на своем старик в сине-зеленом камзоле.

—Давайте потом, Шаваль, — отмахнулся от министра финансов правитель. — Генерал Ворин, а что вы скажете?

—Все идет по плану, Ваша Светлость. Ополчение растерянно и ведет хаотичную борьбу с бандами, создавая этим нужный антураж. Армия же в составе трех тысяч тяжелых всадников маркиза Оваса и шести подразделений господ Авета, Монори, Кабита, Горнавута, Шимани и Оэра общей численностью в тридцать четыре тысячи пехотинцев находится в получасе от столицы и ожидает приказа. Как только будут потоплены фрегаты противника, мы займем Заар и выжжем этот сброд каленым железом, после чего столица будет под нашим полным контролем.

—Адмирал Ферат?

—По приказу основной флот перебазирован в район Сахаба под предлогом ожидаемого набега северных варваров. Три новеньких клипера класса “Черная буря” ожидают команды в часе хода от столицы. Четыре переоборудованных шхуны ведут “неравное сражение” в гавани. Будут ли иные распоряжения, Ваша светлость? — вопросительно глянул на правителя адмирал Ферат, заканчивая отчет.

Его светлость Герцог Кирон Заар, по прозвищу Щедрый, прикрыл глаза, о чем-то размышляя.

—Ну, что ж, неплохое начало партии, господа. Кстати, а каково реальное состояние нашего милого дядюшки? — картино скривился герцог.

—Судя по нашим данным, Император снова при смерти, однако вы знаете эту их фамильную особенность… Да и верные люди из его окружения уверяют, что он скоро встанет на ноги.

—Это уже тринадцатый раз? — с ленивым любопытством задал вопрос правитель.

—Четырнадцатый, Ваша Светлость, — поправил венценосного мэтр Теарис.

—Демоново проклятие этого рода! Когда же он наконец сдохнет?! — не удержался герцог, сбрасывая маску просвещенного правителя и показывая волчий оскал.

Конец восьмой части, девятая на подходе! А пока скрестив пальцы жду ваших комментарии

Nota bene

Опубликовано Telegram-каналом «Цокольный этаж», на котором есть книги. Ищущий да обрящет!

Понравилась книга?

Не забудьте наградить автора донатом. Копейка рубль бережет:

https://author.today/work/129330


Оглавление

  • Глава 84
  • Глава 85
  • Глава 86
  • Глава 87
  • Глава 88
  • Глава 89
  • Глава 90
  • Глава 91
  • Nota bene



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке